Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Вудворт Франциска: " Замуж Второй Раз Или Еще Посмотрим Кто Из Нас Попал " - читать онлайн

Сохранить .
Замуж второй раз, или Еще посмотрим, кто из нас попал! Франциска Вудворт
        Лучше бы это был просто сон! Но реальность такова, что я в новом мире, новом теле и меня выдают замуж. Жених знатен и до неприличия богат. Казалось, живи и радуйся, но в моем мире у меня осталась дочь, и я горы готова свернуть, чтобы вернуться обратно.
        Оказалось, что для этого достаточно заняться перевоспитанием одного высокомерного мерзавца. И, кстати, муж у меня уже есть! Мне нетрудно поделиться опытом выживания в браке.
        Не желаете? Что ж, это ваши проблемы. Мечтали о тихой, неприметной жене? Сожалею, но вас ждет сюрприз. Хотя вру, мне ни капли не жаль!
        Франциска Вудворт
        Замуж второй раз, или Еще посмотрим, кто из нас попал!
        
* * *
        Глава 1
        Мм… Как же раскалывается голова. Неужели опять мигрень?
        Голова у меня болела редко, но метко. В такие дни было тяжело даже встать с постели, начинало мутить от боли. Только на таблетках и выживала. А сегодня в довершение все тело ломит. Неужели простыла? Только разболеться не хватает для полного счастья…
        Луч солнца пробился сквозь сомкнутые веки, и меня как кипятком ошпарило. Школа. Проспали! Неужели будильник не сработал?! Глаза распахнулись сами собой, и тут же резануло болью от яркого света.
        - Мм, - застонала я уже в голос, зажмурившись.
        - Пришли в себя? Слава Пресветлой! Выпейте, госпожа, - с сочувствием произнес женский голос.
        Меня приподняли, и в рот полился прохладный, чуть вяжущий настой из трав. Я жадно глотала пересохшим горлом и лишь глотке на пятом сообразила, что в моей спальне никаких заботливых женщин априори быть не может. Если только свекровь приехала, но это точно был не ее голос, и не в ее характере являться без предупреждения.
        Я подавилась, закашлявшись, и разлепила глаза, опасливо щурясь. Увидела перед собой приятное лицо пожилой женщины в белом чепчике. Одета в серое платье с белым накрахмаленным фартуком. Прислуга?..
        - Осторожнее. Легче?
        - Да, спасибо, - пискнула я не своим голосом.
        - Целитель оставил для вас восстанавливающее снадобье. Сказал напоить, как только очнетесь.
        - Целитель? - ничего не понимая, прошептала я.
        - Да, его вчера вызывали. Вы в себя не приходили, все так испугались. Как же вы так неудачно с лестницы упали?
        Служанка отстранилась, ставя полупустую склянку на прикроватный столик, и я получила возможность осмотреться. Кровать узкая, до моей двуспальной ей далеко. Комната небольшая и какая-то сумрачная, пусть и заливает ее солнечный свет. Стены обиты тканью в цветочек, но она потеряла свой внешний вид, давно выгорев на солнце. Из мебели - шкаф, комод, туалетный столик из темного дерева. Дорогие, но лак местами облупился и реставрация им бы не помешала.
        А почему я все так хорошо вижу? У меня еще в школе зрение упало, и я давно ношу контактные линзы, снимая их на ночь в ванной комнате.
        Я посмотрела на свое тело, укрытое синим стеганым одеялом, свои ладони, комкающие материю, и завизжала. Тонкие пальцы без единого кольца, ногти без маникюра. Это не мои руки!!!
        - Госпожа, что с вами?! - ахнула служанка, но я метнулась в сторону и скатилась с другой стороны кровати на пол, упав на четвереньки.
        - Да что с вами?! - всплеснула она руками, обходя кровать.
        Я стала отползать, путаясь в длинной рубашке. Никогда такие не носила. Кричать перестала, сама оглохнув от своего крика. Голове хоть и стало легче после странного напитка, но не настолько, чтобы выдерживать подобные перегрузки. В висках опять запульсировала боль.
        Я уперлась спиной в стену, и служанка меня настигла.
        - Давайте я вам помогу.
        - Мне надо зеркало! - Я не стала отбиваться, принимая помощь и поднимаясь с пола.
        - Не переживайте, у вас лицо целое. На теле только синяки, но переломов нет. Целитель сказал, вам очень повезло. К свадьбе успеете поправиться.
        - К-какой свадьбе? Я замужем, - пролепетала я, не в силах осознать происходящее. Что за бред! Я сплю? Но почему тогда так больно саднят колени, которыми ударилась…
        - Еще нет. Пока только готовитесь. Портнихи три дня назад приезжали. Их вам лорд Дарстен из самой столицы прислал. Вспоминайте, - ласково тараторила служанка, подталкивая меня к кровати, но я противилась.
        - Зеркало!
        Вздохнув, она повела меня к туалетному столику. Ноги были как деревянные, тело болело, и я едва доковыляла до него. Дойдя, уперлась в деревянную столешницу руками и посмотрела на себя. Захотелось опять завизжать. Это была не я. Или я? В возрасте шестнадцати-восемнадцати лет. Но только как будто сейчас осталась тень от меня прежней.
        У меня белая кожа, серо-голубые глаза, русые волосы с медовым отливом. Брови светлые и ресницы тоже. Если их не подкрашивать, лицо невыразительное. Я преображалась в красавицу, стоило умело накраситься, подчеркивая свои достоинства. В последние годы я вообще делала себе татуаж, чтобы экономить время на макияже.
        Лицо же девушки в зеркале как будто вообще не знало косметики. Кожа ровная, без изъянов, но бледная. Губы искусаны, взгляд перепуганный и немного безумный, волосы всклокочены после барахтанья и кульбитов с постели. Такую даже милой назовут с большой натяжкой. Кстати, волосы - я стала обладательницей роскошной гривы до талии. У меня и в реальности волосы густые, хорошие, но я никогда не отращивала такую длину. Максимум до лопаток, чтобы было удобно укладывать.
        Я рванула завязки рубашки на глухом вороте у горла. У меня чуть ниже ключицы слева тонкий шрам. С детства остался. Сейчас кожа на этом месте была гладкая и ровная. Да какие волосы, шрамы? Где я!!!
        Ущипнула себя за руку, но, кроме боли, ничего не почувствовала. Я не сплю - это точно! Шарахнулась к окну, отдергивая кружевную занавеску, и еще раз убедилась, что я точно не дома. За окном было лето, максимум начало осени, так как деревья еще зеленые, а у нас уже ноябрь, выпал первый снег.
        И тут меня обожгло - Машка! Доченька! Если я непонятно где, то кто дома с ней?
        - Где я! - закричала на служанку, которая испуганно дернулась. - Верните меня домой!
        - В-вы д-дома, - заикаясь ответила она, делая осторожный шаг назад.
        Во мне вскипела такая ненависть, что я готова была душу из нее вытрясти. Верните меня обратно! Шагнула к служанке, но наступила на подол и полетела на пол. Многострадальная голова взорвалась болью, и я потеряла сознание.
        В себя пришла от звука голосов, но продолжила лежать на постели, не открывая глаз, прислушиваясь. Говорили двое мужчин и женщина.
        - Мэтр Савье, как она?
        - Я же говорил, что вашей дочери очень повезло. Серьезных повреждений нет.
        - Как нет?! - возмутилась женщина. - Служанка говорила, что она кричала, как очнулась, и вела себя странно, точно сумасшедшая. На нее едва не набросилась!
        Что-то голос у нее молодой для моей «мамочки». Вот у мужчины, «отца», он степенный. Чувствуется, что уже в возрасте.
        - Ничего не могу сказать, пока не поговорю с пациенткой.
        - Нам только перешептываний слуг не хватало, что она повредилась головой. Если до лорда Дарстена дойдет или потом обнаружит, что ему подсунули невесту с изъяном, он нас в порошок сотрет, - не унималась женщина. - Может, сразу ее сдать в дом для слабоумных?
        - Ты что говоришь? Это моя дочь! - одернул ее «отец».
        Чувствовала я себя сносно, голова не болела. Наверное, второй дядечка еще в меня что-то влил, и теперь я, как губка, впитывала информацию и анализировала. Пришлось быстро соображать и делать выводы.
        «Моя дочь» - указывало на то, что я его дочь, а дамочка мне приходится мачехой или какой-то родственницей. Явно не любящей, если стремится избавиться при первой возможности. Мне только не хватало, чтобы сумасшедшей сочли и запихнули в тихое место, откуда не выбраться. Я или в средневековье, или в ином мире. Читала фэнтезийные романы про попаданок, но не думала, что со мной такое произойдет…
        Непонятно, каким образом понимаю язык. И прекрасно понимаю, а говорят точно не на русском. Но стоило начать вычленять слова, определяя разницу в языках, как виски пронзила боль, и я оставила это занятие. Понимаю - и ладненько. Хуже было бы, если б не знала, о чем лопочут, и сама изъясняться не могла.
        Да, все это казалось невероятным, но биться в истерике с криками: «Верните меня обратно!» - я больше не рискнула. Это был нервный срыв, который быстро прошел. Душа болела за дочь, но с ней муж, а мне нужно найти способ вернуться. Сама во всем разберусь. И первый вопрос: вдруг меня одержимой объявят и вообще убьют? Поэтому план дальнейшего поведения созрел быстро.
        - Мм… - застонала я, подавая признаки жизни, и открыла глаза.
        Голоса смолкли, а я получила возможность рассмотреть присутствующих.
        Ближе всех стоял целитель, я его сразу определила по более простой одежде. Щуплый немолодой мужчина с благородными чертами лица и небольшой остроконечной бородкой, одетый в темно-серый костюм старинного кроя. Строгий пиджак по виду напоминал сюртук, штаны зауженные.
        Второй мужчина выглядел более представительно. Одежда намного богаче и с искусной отделкой. По фасону напоминает ту, что носили вельможи. Да и сам высокий, полноватый, с выпирающим брюшком.
        Женщина была, наоборот, хрупкой и невысокой. Светлые волосы уложены в замысловатую прическу, со множеством мелко накрученных кудряшек. Желтое платье в пол с пышной юбкой. Черты лица мелкие, но смазливые. Смотрела она на меня настороженно.
        Боже, я попала в средневековье?! Мелькнула мысль про клопов, вшей и ночную вазу. Наверное, что-то отразилось на моем лице. Целитель отмер первым, направившись ко мне.
        - Как вы себя чувствуете, дитя?
        - Болела голова. А сейчас хорошо, - слабым голосом произнесла я.
        - Следите за моим пальцем. - Целитель поводил им вправо и влево. - Я просканировал ауру. Есть затемнения в области головы… Сколько пальцев я показываю?
        - Три… А теперь четыре… Два… - перечисляла я.
        - Очень хорошо. На что-то жалуетесь?
        - Да. Я ничего не помню.
        После моего заявления в комнате повисла напряженная тишина.
        - Хм… такое бывает при травмах головы, - медленно произнес целитель.
        - Вообще ничего не помнишь? - обеспокоенно шагнул к кровати отец.
        - Д-да, - решила признаться я, ведь все равно поймают на незнании элементарны мелочей. - Но знаю, что у меня скоро свадьба с лордом Дарстеном. Скажите, я успею поправиться?
        - Если это лишь повод отложить свадьбу… - грозно начал папаня, нахмурившись. Интересно, его состояние дочери совсем не тревожит? Только лишь бы не помешало свадьбе?
        - Нет-нет! Не надо ничего откладывать. Я все вспомню! Или заново научусь, - уже тише, но со всем рвением заявила я.
        Если рассуждать логически, то девица, в чьем теле я застряла, умирать не собиралась. Целитель же сказал, что она еще легко отделалась. Значит, вариант о том, что я умерла у себя дома, а она здесь и мою душу затянуло в ее тело, отпадает. Остается надежда, что все вернется на круги своя. То есть я проснусь у себя дома или хотя бы в своем мире. Тогда зачем ломать девушке жизнь и расстраивать брак, который, судя по беспокойству родителя, весьма выгодный.
        - Отдыхайте, дитя, - ласково произнес целитель.
        - Мэтр Савье, это надолго? - осведомился отец.
        - Давайте обсудим это не здесь. Не стоит волновать юную леди.
        - Да-да, конечно.
        Они вышли, а вот мачеха задержалась, подходя к кровати.
        - Где книга?
        - К-какая книга? - Что-то мне совсем не понравился ее злобный взгляд и перекошенное ненавистью лицо.
        - Будь благодарна, что я уничтожила все следы ритуала! Если не вернешь книгу, сильно пожалеешь, что не сдохла при падении, - прошипела она, но тут же расплылась в улыбке, потому что в комнату вошла служанка. - Выздоравливай!
        Она подоткнула мне одеяло и отошла.
        Опочки! Получается, какой-то ритуал все же был? А девочка не так проста оказалась. И если был ритуал, то выходит, в этом мире есть магия? Я ей обладаю?!
        От размышлений меня оторвало осторожное приближение знакомой служанки. Кажется, я все же ее порядком напугала. Требовалось срочно исправлять ситуацию. Она является хорошим источником информации, и следует ее разговорить.
        - Я вас напугала? - спросила я слабым голосом. Судя по тому, как служанка невольно дернулась, таки да. - Простите. Из-за падения я ничего не помню, даже своего имени. Представляете, прихожу в себя, все незнакомое. Так страшно стало…
        Мои слова и жалобный взгляд исправили ситуацию. В глазах служанки появилось сочувствие, и она уже без страха подошла ко мне.
        - Бедная девочка!
        - Расскажите, пожалуйста, обо мне. Кто я? Как жила? Может, это хоть как-то вернет воспоминания. Как вас зовут? Вы моя служанка?
        Женщина села на постель и взяла меня за руку.
        - Я Ирида. Была горничной еще вашей матери. Пресветлая забрала ее, когда вам было десять лет. Через год траура наш господин женился вновь - на леди Элизабет Форенгтон. Вы остро переживали этот брак, и вас отправили учиться в закрытый пансион для девочек в Контебле. Совсем недавно объявили о вашем браке с лордом Максимилианом Дарстеном, аррхом Коурстена, и вы вернулись домой, чтобы подготовиться к свадьбе.
        - Мы с ним давно знакомы?
        - Н-нет, - запнулась служанка, а потом призналась: - Вы мне жаловались, что видели его один лишь раз за обедом в городе. Он приезжал в Контебль вместе с вашим отцом. И сказал: «Подходит». Вы очень обижались на эту короткую фразу. Не знаю, стоило ли говорить об этом…
        - Стоило. Лучше знать правду и не придумывать себе лишнего, - спокойно произнесла я и сменила тему, решив обдумать информацию позже. - Получается, я тут долгое время не жила?
        Я обвела взглядом комнату. Теперь стала понятна ее потрепанность. Обстановку здесь с моего рождения не обновляли, наверное.
        - А как мое имя? - спохватилась я.
        - Анника. Анника Розердоф. Ваш отец - мейн Гортриджа, Винцент Розердоф.
        Внутренне удивилась, что наши имена созвучны. Меня звали Анной, но все знакомые называли просто Аней. Только когда работала - Анной Владимировной, но после рождения дочери я осела дома и отошла от дел фирмы, которую вместе с мужем поднимали.
        Я продолжила расспросы, на которые служанка охотно отвечала. Видела, что я воспринимаю информацию спокойно, и подробно рассказывала, попутно делясь и сплетнями. Оказалось, что у меня есть две младшие сводные сестры - Аделия и Сисиль. Одной семь лет, а второй три. Наследника у отца нет, и это его сильно тревожит. Аделия родилась через семь месяцев после свадьбы, о чем до сих пор судачат слуги. Поговаривают, что мачеха спит и видит, как избавиться от меня. Все же я старшая дочь и составляю конкуренцию в наследстве ее детям. Поэтому никто не удивился, когда к выпуску в пансионате, по достижении восемнадцати лет, объявили о моем браке. Меня даже в свет практически не вывозили. Представили этой зимой ко двору, и все.
        Королевство, в которое меня занесло, называется Форгасс, правит им король Эдвард, в народе его именуют Эдвардом Справедливым. Мой жених не мальчик, а уже состоявшийся мужчина тридцати восьми лет. Мне самой тридцать четыре, и его возраст я восприняла спокойно, но для девочки восемнадцати лет жених, наверное, виделся стариком, раз замуж она не хотела. Ирида призналась, что я умоляла ее помочь сбежать, но перед падением с лестницы успокоилась и как будто смирилась.
        Аррхи - высшая знать, их называют высшими лордами. Каждый управляет большой территорией, типа герцогства или губернии. Этот Дарстен - человек, приближенный к королю. Такой союз во всех смыслах очень выгодный и удачный, и Ирида не понимала, почему я противилась ему. Лорд проживает в столице, а мы сейчас находимся в провинции. Жених не хочет, чтобы я появилась там до свадьбы, и приказал подготовить мне должный гардероб. Наверное, не желает стыдиться невесты, одетой не по моде. Даже вот портних из столицы прислал сюда снять мерки. Свадьба меньше чем через месяц, пройдет здесь, а в столице позже будет устроен прием в честь этого события.
        В общем, голова у меня пухла от информации, и я сделала перерыв, попросив Ириду принести поесть. Когда она вышла, задумалась о том, что делать. Бежать, как хотела вначале Анника? Бред. Да и куда? Я подозревала, что попала все же в другую реальность. Мира я не знаю и достаточно здраво смотрю на вещи, чтобы понимать: побег - это прямой путь нажить на свою голову еще худшие неприятности. Ясно одно: девчонка провела какой-то ритуал, и из-за этого я появилась здесь. Мачеха требует с меня какую-то книгу, уничтожила следы ритуала. Значит, у самой рыльце в пушку, раз при всей нелюбви к падчерице скрыла улики. Остается непонятным вопрос, каким образом я упала с лестницы. Может, она и столкнула? Где гарантия, что не попробует сделать этого снова?
        Единственный выход - проявлять спокойствие и разумность, показывая всем окружающим, что я очень хочу замуж. Когда я стану супругой этого высокородного аррха, меня однозначно защитит его имя.
        Конечно, я надеялась, что вернусь в свой мир раньше, но если нет, предстоящая свадьба не пугала меня. Пусть еще попробуют чем-то удивить современную женщину после четырнадцати лет брака.
        - Ладно, могло быть и хуже, - сказала себе, чтобы подбодрить. Но действительно - ведь могла бы очутиться на улице в какой-нибудь подворотне, без денег и понимания, что происходит. Крыша над головой есть, голодать не буду, и в перспективе брак с местной крутой шишкой.
        Душу отравляли мысли о дочери. Машуня, как она там? Вдруг эта Анника очнулась в моем теле? Как себя поведет? Ей я не завидовала - очнуться постаревшей на шестнадцать лет, замужней и с дочерью, которой девять. И пусть фигуру я после родов практически сохранила и слежу за собой, но не восемнадцать лет, не восемнадцать. В ее возрасте увидеть себя повзрослевшей женщиной… Брр!
        Но тем лучше. Может, испугается и быстрее проведет обратный ритуал. А если нет, сама докопаюсь, как она это сделала, и вытурю поганку из своего тела. Идиотка малолетняя! Я даже в ее годы на такую авантюру никогда бы не пошла. Решала бы проблемы, а не сбегала от них.
        Подумать только, она из дома сбежать собиралась! И куда? Прямой путь оказаться изнасилованной, в борделе или прирезанной из-за денег.
        Очень страшно за дочку… Муж понятия не имеет, чем кормить, как делать с ней уроки, хорошо хоть у нас каникулы на носу. Отвезет на неделю к своей матери, ничего страшного, свекровь у меня мировая, а потом придумают, как быть. Машуня уже не грудное дитя, а в четвертом классе, десятый год идет. Надеюсь, этой Аннике хватит ума не испугать моего ребенка и не загреметь в психушку.
        От последних мыслей настроение совсем испортилось. Вот это я попала в передрягу!
        Но тут вернулась с подносом Ирида, и не осталось времени киснуть. Хоть аппетит и пропал, я принялась за еду. Нужны силы, чтобы выстоять против всего, что меня ждет.
        Глава 2
        Последующие дни показали, что дела обстоят скверно. Я могу читать, понимаю несколько языков, но когда начинаю писать - ступор. На русском - пожалуйста, а сознательно писать на форгасском не получается. Слова из книги переписать могу, понимаю их значение, а вот написать их самой и правильно составить предложение - нет.
        Я ничего не знаю об окружающем мире, профан в этикете, бессознательно наиграть на рояле что-то могу, но как только задумываюсь, как это делаю, - опять ступор. Танцевать местные танцы не умею.
        Винцент Розердоф мрачнел все сильнее, обнаруживая пробел за пробелом в воспитании благородной леди. Я серьезно опасалась за свое будущее. Лорд Дарстен ожидает, что получит образованную жену, а не бестолочь. Все же пансионат, где я воспитывалась, считается одним из лучших. Пусть меня и сослали из дома, но на образовании не экономили. А тут, получается, все зря.
        Мне приходилось извиваться ужом, напоминая отцу об выгодах предстоящего брака. Наверное, будь мои сводные сестры постарше, он бы меня без сожаления заменил. Но деваться ему, как и мне, было некуда - договор между семьями подписан. Если я замуж не выйду, родные Анники засунут меня в такую дыру, из которой я если и сбегу, то с большим трудом. Зато если свадьба свершится, обрету высокое положение в местном обществе. И оставалось надеяться, что у этого аррха дома хорошая библиотека. Может, удастся найти полезную информацию.
        Аделию и Сисиль обучали дома. С моей подачи отец Анники нанял дополнительных учителей, как бы для них, но приказал заниматься пока только старшей дочерью. Они сейчас впихивали в меня всевозможные знания, начиная от истории и географии и заканчивая уроками танцев и этикета.
        Я всеми силами демонстрировала энтузиазм и желание учиться. Благо хотя бы учителя меня хвалили и поражались количеству усваиваемой информации. Ха, после студенческих лет, когда в последнюю ночь готовишься к экзамену и зубришь весь пройденный материал за семестр, мозг уже заточен на усваивание больших пластов информации. А эти умники даже теорию подвели, что раз я потеряла память, то в голове освободилось много свободного места, поэтому и демонстрирую такие успехи.
        Предстояло еще обучиться верховой езде. Меня пока не допускали после травмы головы, но в планах и эти уроки стояли. Аристократкам положено. Например, сестры уже хорошо держались в седле, даже младшая ездила на пони. Но сблизиться с ними у меня не было времени, да я сильно и не стремилась, чтобы не травить душу воспоминаниями о собственном ребенке. К тому же ели они отдельно, в детской, а в остальное время я пропадала на занятиях, впитывая информацию о мире.
        Помимо этого я обыскала всю свою комнату, но никакой книги не нашла. Мачеха ко мне пока больше не лезла, но косилась подозрительно. Поверила в мою амнезию, видно, слишком разительно отличалось мое поведение от прежнего, но не отметала полностью сомнений. Было бы легче, имей я хоть какое-то представление, что ищу, а так тыкалась словно слепой котенок.
        Хорошей новостью стало то, что магия здесь действительно существует. К отцу Анники пришел управляющий имением, и я случайно услышала их разговор о том, что стоит пригласить из города стихийника, чтобы вызвал дождь, посевы сохнут. А на день моей свадьбы, наоборот, сделать заказ на хорошую погоду, ведь любые осадки могут испортить торжество.
        Учителя данной темы еще не касались, но я вцепилась в них клещом, выспрашивая подробности. Оказывается, магистр - это не ученая степень, как я думала раньше, а обращение к магу, закончившему школу магии. Существовали артефакты определения искры магии в человеке и ее предрасположенность. Любой желающий мог прийти в городскую администрацию и проверить себя на способности, обычно они проявлялись в момент полового созревания. И тогда счастливчика ждало обучение за счет государства и распределение на хорошо оплачиваемую работу после.
        Но вот засада, женщин магии не обучали, просто ставили на учет, отмечая предрасположенность дара. Знатного рода или нет, но у них появлялся прекрасный шанс улучшить свою судьбу посредством удачного замужества. Маги жен подбирали себе из одаренных девушек, и предпочтительно, чтобы направленность дара совпадала.
        Селекционеры, блин! Я даже не удивилась последующим словам о том, что в последний век рождение одаренных детей стремительно сокращается. Так и хотелось сказать о важности вливания свежей крови. Женились бы лучше по любви, и больше толку бы выходило.
        - Быть магом престижно и почетно, - вещал учитель, - но войны и низкая рождаемость существенно сократили количество магов в королевстве. Лет тридцать назад прежний король Филипп Завоеватель даже издал указ, что каждый маг до сорока лет обязан жениться и завести ребенка, иначе потеряет свою должность или пост. Ну, если не предоставит заключение от целителя о своей несостоятельности как мужчины.
        Мне подумалось, что с такой формулировкой желающих бежать к целителю за справкой находилось мало. И тут осенило! А ведь моему жениху уже тридцать восемь. Часики тикают? Может, он поэтому на мне и женится?
        Почувствовав охотничий азарт, я невинно поинтересовалась:
        - А у меня магия есть?
        - Это должно быть отображено в ваших документах, или знает ваш отец. Хотите, можем проверить.
        - У вас есть артефакт измерения?
        - У каждого учителя, работающего с детьми, он должен быть. Конечно, не такой точный, какие хранятся в городских управах, но существование и направленность дара определит.
        Учитель полез в свой портфель и бережно достал небольшую черную коробочку. Открыл ее, и я сунула нос поближе. Дно коробочки было выложено разноцветными кристаллами в форме ладони, а с внутренней стороны крышки крепился циферблат со стрелкой вроде часовой. Только вместо цифр он был разбит на сектора, окрашенные в цвета радуги.
        - Кладите руку.
        - А это не больно? - опасливо поинтересовалась я.
        - Совершенно безопасно, не бойтесь.
        Мне бы обратить внимание на его ответ, но я была заинтригована и совершенно без опасения положила руку на кристаллы.
        Некоторое время ничего не происходило, а потом я почувствовала, как камни стали стремительно теплеть, и что-то кольнуло меня в указательный палец.
        - Ой! - ахнула я, отдергивая руку.
        - Не бойтесь, нужна была капля вашей крови.
        «Интересно, а они слышали об одноразовых иголках?» - раздраженно подумала я, сунув палец в рот. Может, и по-детски, но одергивать меня учитель не стал, внимательно вглядываясь в циферблат.
        Стрелка пришла в движение, плавно идя по кругу. Дернулась на зеленом секторе и фиолетовом. Обошла три круга, каждый раз дергаясь на указанных секторах, но на фиолетовом более сильно, и замерла в исходном положении.
        - И что это значит? - не выдержала я.
        - Все говорит о том, что у вас предрасположенность к магии земли.
        Земли?! Мне стало неожиданно смешно. Вспомнила, что даже дома стоило мне сунуть хоть палку в землю, как она обязательно приживалась. А моим шикарным цветам все подруги завидовали, спрашивая, чем подкармливаю и как ухаживаю, хотя я их просто поливала, ничем больше не заморачиваясь.
        - И… - начал учитель.
        - И? - подтолкнула я.
        - Довольно сильно развитый дар открытия пути. Странно, на уровне третьего класса.
        - Что это значит?
        - Ничего, скорее всего погрешность, - отмахнулся он. - Этому нужно учиться в школе, а где бы вы занимались…
        У меня появились соображения на этот счет, но я их придержала при себе.
        - А дар открытия пути - это что?
        - Умение преломлять пространство. Перемещаться.
        «Ну, Анника, все с тобой ясно!» - мысленно хмыкнула я.
        - Скажите, а вы не знаете, у моего жениха, лорда Дарстена, какие способности?
        - О, это очень сильный высший маг. Весьма разносторонне одаренный, но самой сильной его способностью являются перемещения. Он может открыть путь не только себе, но и целой армии.
        - Ясно.
        Все действительно было предельно ясно. Меня выбрали в жены благодаря дару. Понятно, почему при знакомстве он сказал: «Подходит». Отобрали как породистого щенка нужного окраса, а не жену. Брр!
        - Скажите, а в каком классе одаренные открывать путь осваивают перемещения на дальние расстояния? С третьего? - как бы невзначай поинтересовалась я.
        Учитель не сдержался и от души рассмеялся.
        - Это не так просто, как вам кажется. Требуется несколько лет для развития дара, специальные методики, подготовка. Первые практические занятия начинаются с четвертого класса.
        - А сколько всего классов?
        - Семь.
        - Это же во сколько лет становятся магистрами?
        - В среднем в двадцать. Все зависит от того, когда проснулся дар и начали обучение.
        - Скажите, а почему не обучают девушек?
        - Все школы магии с военным направлением, а девушкам на войне делать нечего, - ответил учитель.
        Нет, ну он же не думал, что я удовлетворюсь этим ответом?! Путем наводящих вопросов, напоминаний, что я потеряла память, и нытья, что мне очень интересно, удалось составить какую-никакую картину.
        Оказывается, когда-то давно женщины-маги учились наравне с мужчинами. Но частые войны и снижение рождаемости привели к тому, что женщины с магической искрой стали слишком ценным ресурсом, чтобы позволять им гибнуть в сражениях. Женщин перестали принимать в магические школы, отведя им роль инкубаторов новых магов. Для того чтобы родить одаренного ребенка, важно, чтобы у женщины была эта самая искра, а не умение ей владеть.
        - Хорошо, я понимаю насчет войн и согласна, что женщинам там делать нечего. Но сейчас же мирное время. Почему нельзя разрешить женщинам учиться и развивать свой дар?
        - А зачем?! - искренне удивился учитель. Мужчина, что с него взять!.. - Удел женщины - быть хорошей женой и заботливой матерью.
        - Ну как же! - не сдавалась я. - Женщина же может развивать свой дар, работать и приносить пользу королевству.
        - Зачем ей работать?! Если женщина одарена, она всегда выйдет удачно замуж, и обо всем позаботится ее муж.
        Мне захотелось треснуть его. На него бы наших феминисток натравить и рассказать о равенстве полов! Да что он может знать о той ситуации, когда сидишь в декрете с ребенком, а муж тычет тебя носом, что он один обеспечивает семью. О полной финансовой зависимости от мужа, когда не можешь потратить лишнюю копейку на себя, иначе тебя тут же упрекнут, что ты транжирка. Когда он приходит с работы и желает, чтобы его вылизывали и чуть ли не с опахалом вокруг бегали в роли «принеси-подай». Его величество, видите ли, устали. А ты, мать твою, дома с ребенком грудным просто отдыхала! Когда каждый день похож на предыдущий и ты как белка в колесе…
        Я выдохнула сквозь зубы, усмиряя злость. Слишком много его слова подняли со дна души воспоминаний.
        Возможно, большинство местных женщин рады, что не надо работать и можно плыть по течению. И все равно я сомневалась, что все так радужно и всех потенциальных магинь это устраивает. Что хорошего в полной зависимости от мужчины? Не спорю, есть много хороших мужей, но есть и такие, которые видят, что женщина от них полностью зависит, и распоясываются. Да даже в нашем мире скольким бросали в лицо: «Кому ты нужна с ребенком?», «Да куда ты денешься!»…
        Но у нас есть возможность развестись, а здесь как в средние века: женщина - собственность мужа, и он может обращаться с ней как пожелает. Нет центров психологической помощи, возможности звонка в службу сто двенадцать…
        - Хорошо. - Я не стала спорить и что-то доказывать, но не сдавалась. - Но можно же быть хорошей женой и заниматься на дому, развивая свои способности. Они могут помочь в ведении хозяйства. Та же стихийница вызовет дождь, чтобы не сохли посевы, и сэкономит деньги супругу.
        - Что вы! Нужны годы правильного обучения, чтобы овладеть силой, и это делается под наблюдением опытных преподавателей. Осваивать силу самостоятельно опасно и для окружающих, и для носителя дара. Именно поэтому наложили запрет, и это карается, - добил он меня.
        Вот же гады! У меня слов не было. Получается, у одаренной женщины тут одна дорога - замуж и рожать.
        - Подождите, а как же целительницы? Их обучают?
        - Нет. Их искры дара достаточно, чтобы помогать супругу и без всякого обучения.
        - Супругу-целителю? - опустошенно поинтересовалась я. И совсем не удивилась ответу:
        - Конечно же, да!
        Все, меня можно было выносить. Оставалось радоваться, что я не из этого мира и мне знакома другая жизнь.
        Разговор оставил неприятный осадок и заставил задуматься. Возникло слишком много вопросов, на которых не было ответа. Как Аннике удалось развить свой дар самостоятельно? Насколько я поняла, там целые методики. Где она взяла нужную литературу? Где тренировалась? Но если откинуть все это и обратить внимание на известные факты, то имеем книгу, похищенную у мачехи, и проведенный ритуал.
        Книга! Все сходилось на ней. Откуда она у Элизабет, если обучение женщин под запретом? Но теперь мне понятно, почему мачеха скрыла все следы ритуала, хотя ненавидела падчерицу. Понимала, что это ударит и по ней.
        Я задумалась, могла ли она бессознательное тело скинуть с лестницы? И сама себе ответила, что да. Заметая следы преступления, люди и не на такое способны. А приди Анника в себя, могла выдать ее, сказав, у кого нашла книгу. Покои мои от лестницы недалеко, при всей внешней хрупкости мачехе бы вполне хватило сил.
        Ладно, с этим разобрались. Нужно больше узнать про Элизабет. И как бы невзначай я подступилась с вопросами к бывшей служанке матери, а теперь моей горничной.
        - Ирида, скажите, у меня с мачехой с самого начала были такие напряженные отношения? - начала я разговор перед сном, когда она мне расчесывала волосы.
        Дурацкое убеждение, что их нужно расчесывать не менее ста раз, чтобы были гладкими и блестящими. В нашем мире для этого достаточно обычного кондиционера и бальзама.
        - Зачем вспоминать о плохом? Вы скоро уедете, оставьте старые обиды в прошлом.
        - Значит, обиды все-таки были, - заключила я. - Ирида, мне лучше знать правду, чтобы понимать, как вести себя с родственниками после замужества. Рассказывайте!
        - Да что рассказывать, - вздохнула она. - Вы тяжело переживали смерть матери, а когда отец сразу после окончания траура привел в дом новую жену, вы от обиды наговорили много лишнего, вот вас из дома подальше и отправили.
        - Что я наговорила?
        Последовал еще один тяжелый вздох, и рука с расческой замерла, но служанка спохватилась и продолжила:
        - Начну издалека, чтобы вы поняли. Ваша матушка была единственным ребенком в семье. В таких случаях титул получает и женщина, но есть важное требование - иметь мужа. Если бы она вышла замуж за мужчину знатнее себя, то покинула бы отчий дом, а ее титул перешел бы ближайшим родственникам. Но она любила свой дом и земли, потому и выбрала вашего батюшку, по положению ниже себя, всего лишь биана.
        Я напрягла память и вспомнила, что это мелкий дворянский титул. О, так получалось, после брака отец взял фамилию матери и стал Розердофом!
        - Детей Пресветлая вашей матушке больше не дала, и титул принадлежит вам. Даже когда у вашего отца появились другие дети, наследницей остались вы. Титул перейдет к вам после совершеннолетия и бракосочетания. Когда господин Винцент привел в дом новую жену, вы были вне себя и кричали, что являетесь наследницей и как только получите титул, выкинете из дома и отца, и его жену, такое же ничтожество, как и он сам.
        Видя мой непонимающий взгляд, Ирида пояснила:
        - Мать Элизабет Форенгтон родилась в семье торговца. Имела слабую искру дара, но вышла удачно замуж за мелкого дворянина и получила титул. Элизабет злые языки попрекают родством с плебеями.
        У меня голова пошла кругом от всех этих хитросплетений с титулами. Постаралась разобраться:
        - Получается, если я выйду замуж после совершеннолетия за мужчину ниже меня по титулу, то стану хозяйкой этих земель и дома?
        - Да.
        - Но так как отец выдает меня замуж за аррха, я принимаю титул супруга и теряю свой?
        - Все верно. Владелицей Гортриджа вы стать не успели, и ваш отец сохраняет титул мейна, который передаст другим своим детям. Или старшей дочери, или сыну, если такой родится.
        - Совершеннолетней я стала зимой, меня представляли ко двору. Почему я не выбрала себе мужа сама? Сбежала бы и обвенчалась, а потом получила титул.
        - Потому что вы все годы провели в закрытом пансионе, славящемся своей строгостью. Где бы вы себе жениха нашли? У вас была единственная поездка ко двору за все время, и с вас глаз не спускали. Но…
        - Что? - тут же встрепенулась я.
        - Мне кажется, вам удалось найти там кого-то и сговориться о браке. Поэтому вы так рвались сбежать. Когда вы сюда вернулись готовиться к свадьбе, всей прислуге строго-настрого приказали следить за каждым вашим шагом. Вся почта просматривается, а если б кто-то осмелился передать вашу записку - господин угрожал, что в тюрьме сгноит.
        Вот, значит, какие страсти кипят под крышей этого дома! Отец переиграл Аннику, найдя ей более знатного мужа, и следил, чтобы не сбежала. Поэтому она рискнула и провела ритуал. Ох, знать бы какой! Но после услышанного я сомневалась, что она решила сбежать в другой мир. Не оставила бы она свои земли и дом. Может, хотела просто переместиться из особняка, но что-то пошло не так? Это больше походило на правду.
        Я поблагодарила Ириду. Все же повезло мне с ней, откуда бы я еще такие подробности узнала. Еще радовало, что никто меня в доме толком не знает и на изменения в характере и поведении внимания не обращают, все можно списать на потерю памяти.
        - Идите отдыхать, я уже ложусь, - отпустила я служанку.
        Она приглушила магические светильники - интересные светящиеся кристаллы, окруженные подвижным абажуром. Передвигая его, можно было или полностью погасить свет, или варьировать яркость.
        - Госпожа… - замялась Ирида. - А что вы собираетесь теперь делать?
        - Ничего особенного. Выйду замуж за аррха. Если и был на примете кто-то другой, я его не помню.
        Мне показалось, что она вздохнула с облегчением. Но я и не врала. Без разницы, какие там планы были у Анники. Во-первых, мне они неизвестны, а во?вторых, я не она. Имение и земли Гортриджа мне не дороги, и пускаться в авантюры ради их сохранения смысла не вижу. Из меня плохой борец за справедливость, тем более что у каждого в этой истории своя правда.
        Отец имел право приструнить дочь. Несмотря на отвратительный скандал в прошлом, долг свой он выполнил. Образование хорошее дал, ко двору представил, жениха нашел, да не абы какого - высшего лорда. Будущее Анники устроил, но и о себе позаботился. Неприязнь мачехи тоже понятна. У нее свои дети, и, конечно же, она думает об их благополучии в первую очередь.
        - Ирида, а вы бы хотели уехать вместе со мной? - спросила у служанки. Все же хорошо иметь рядом доверенного человека.
        Женщина растерялась и замялась.
        - Не торопитесь с ответом, время подумать есть. - Я зевнула и поняла, что пора все же спать. - Если решитесь, я попрошу отца отпустить вас со мной.
        Глава 3
        Телефон зазвонил, и я бросилась к нему в другую комнату, ругая себя, что забыла убрать звук.
        - Да, - ответила шепотом.
        - Спите? - спросил мой муж.
        - Только уложила.
        - Как мои девочки сегодня?
        - Хорошо. Ты помнишь, какая сегодня дата? - тихо спросила я. Заглянула в детскую, но все было тихо. Осторожно прикрыла дверь.
        - Какая?
        На заднем фоне слышался шелест бумаг. Явно одним глазом просматривает документы.
        - Машуне два месяца.
        - Уже?! Я бы дал целых три. Так оглянуться не успеешь, как станет невестой.
        - Ну, до этого еще далеко, - засмеялась я. - Приезжай пораньше. Отметим.
        - Постараюсь. Без тебя совсем зашиваюсь.
        - Глеб Сергеевич, к вам пришли, - послышался в трубке голос Марты Васильевны, секретарши нашей фирмы.
        - Целую! До вечера, - быстро попрощался Глеб.
        Некоторое время я сидела и улыбалась, а потом подошла к шкафу, разглядывая себя в зеркале. Дернула за пояс халата и приспустила его с плеч, осматривая тело придирчивым взглядом. Грудь увеличилась и призывно торчит. Талию я себе вернула почти прежнюю. На животе растяжек нет, не зря я всю беременность крем втирала, только сбоку на бедре две небольшие, но в глаза не бросаются. Волосы лучше сейчас помыть, пока Машуня спит, и накрутить на бигуди. Несколько часов хватит, чтобы уложить красивой волной. Под глазами от недосыпа синяки, но это замажу.
        Глеб еще не знает, какой сюрприз я ему приготовила, а в груди уже все сжалось от предвкушения. Наконец мы займемся полноценным сексом, и нам не будет мешать живот! После родов я не зря носила, не снимая, утягивающий пояс, и живот за два месяца втянулся, став даже более плоским, чем до родов. Сегодня первый день сняла и не нарадуюсь на фигуру. Наконец одежда сидит нормально, не выпирая валиками.
        Я прогнулась, покрутившись перед зеркалом, и осталась довольна собой.
        - Красотка, - сказала отражению. Но взглянула себе в глаза, под которыми залегли усталые тени, и честно добавила: - Буду вечером.
        Запахнув халат, я занялась насущными делами. Меню ужина давно продумала. Мясо уже замариновала, себе рыбку еще вчера купила, на салат все есть. Гарнир из риса сделаю. Глебу любимый виски, а мне сок. Устрою ужин при свечах.
        Новый комплект белья, чулки с поясом. Хотелось во всей красе отпраздновать возвращение к полноценной сексуальной жизни.
        До вечера я крутилась как белка в колесе, стараясь сделать все идеально. Первый Машин месяц мы отпраздновали с родителями Глеба и друзьями, а вот второй будет только наш, семейный.
        Не выдержав, позвонила задерживающемуся мужу. Он долго не брал трубку, и пришлось набирать два раза. Наконец, ответил. И мне сразу не понравилось, что на заднем фоне музыка и гомон голосов.
        - Глеб, ну ты где?
        - Котенок, извини. Миха как узнал, что нашей Машке сегодня два месяца, затащил пропустить по стаканчику, отметить.
        Миха может! Шутник и балагур, он был прочно женат на моей подруге Наташе. Мы практически одновременно стали встречаться, но поженились первыми из всей компании друзей. Зато после нас играли свадьбу за свадьбой. В течение двух лет все переженились. Теперь собираемся семьями - мы с Глебом, Миха с Наташей и Димон с Лесей. Остальные как-то отошли.
        Ну, Миха, все планы рушит!
        - Глеб, у меня ужин стынет!
        - Я понимаю, но не везти же Миху к нам. Тогда до ночи не разойдемся, ты его знаешь. Ладно, я пошел, постараюсь поскорее, - понизив голос, торопливо произнес муж и отключился.
        Я выругалась, походила раздраженно по комнате, а потом ехидно улыбнулась. Стащила с себя платье, подошла к зеркалу и сделала селфи в одном белье и чулках. Посмеиваясь, отправила Глебу фото. Может, это заставит его поторопиться?
        Время шло, но телефон молчал. Я уже раз двадцать проверила статус фотографии: не просмотрена. Явно квасят, и им не до жен. Ладно, пойдем другим путем! Буду звонить Наташке. Пусть вытаскивает своего охламона домой.
        - Наташа, привет! Ты как?
        - В мыле.
        - Что случилось?
        - Миша заболел. Спину потянул, лежит умирает.
        - Как заболел? - опешила я.
        - Да вот так! Еще недавно как назло хвастался: «Я не болею, я не болею», а теперь и спина, и из носа потекло. Я уже не знаю, чем его намазать и какую таблетку дать. Слышишь?
        Она отодвинула трубку, и я услышала мужской стон.
        - Умирает с утра. На работу не пошел, и мне остаться пришлось, не брошу же такого. Мне его и жалко, но уже и прибить хочется, чтобы не мучился, - шепотом сообщила она.
        - Я тебя понимаю, - помертвевшими губами прошептала я. В этот момент мне тоже хотелось прибить мужа. В голове засела Наташкина фраза: «На работу сегодня не пошел». Тогда с кем пьет Глеб?
        - А ты как?
        В шоке!
        - Нормально. Выздоравливайте!
        Свернув разговор, я покрутила в руках телефон и набрала Глеба. Приятный женский голос сообщил, что абонент вне зоны действия сети.
        Наверное, именно в этот момент мое представление о том, что у нас счастливая, крепкая семья, пошло трещинами и появились первые подозрения.
        Закричала Маша, а я не могла сдвинуться с места. Она кричала все громче и громче…
        - Машуня! - С именем дочери я вскочила на постели. В ушах до сих пор раздавался детский плач.
        Чужая комната, другой мир… а события многолетней давности до сих пор рвали душу. Я рухнула обратно, кутаясь в одеяло.
        «Мне уже не больно», - напомнила себе. Навеянные сном эмоции схлынули. Да и какой смысл копаться во всем этом, перетряхивая прошлое, и вспоминать, как укачивала дочь, которая не желала успокаиваться, как долго лежала потом без сна, дожидаясь Глеба. Как он пришел навеселе и рухнул в кровать.
        Я только делала вид, что сплю, а он заснул мгновенно. Кажется, я всю ночь так и не сомкнула глаз. Впервые мне хотелось ударить мужа за ложь, наорать, устроить скандал, но я боролась с собой, потому что в соседней комнате недавно уснула дочь, и начни мы ругаться - она проснется.
        Все разбирательства произошли утром. Он, глядя мне в глаза, просил прощения, что так поздно вернулся, но Миха разошелся, и ему пришлось пьяного друга доставлять домой. Когда я сорвалась и сказала, что Миша со вчерашнего дня болеет, он признался, что встречался с Виталиком. Еще один наш старый знакомый, которого я недолюбливала. Глеб говорил, что соврал, потому что знает, как я отношусь к Виталию, но давно не виделся с другом и не хотел того обижать невниманием.
        Он говорил, говорил, а я чувствовала, как разжимаются тиски, сдавившие грудь. Глеб предлагал мне позвонить Виталику и самой убедиться, что был с ним, но я не хотела никому звонить. Это унизительно и стыдно! Такие проверки достойны ревнивых, истеричных дур.
        Но осадок в душе остался.
        Потом Глеб включил телефон и получил мое фото. Восхищался, полез с поцелуями, но мне уже не хотелось ничего. Я была зла. Он же знал, что я жду его дома на ужин, а променял все это на встречу с другом. Не хотел обидеть его отказом, зато меня можно.
        И я не оценила предложение отметить второй месяц Маши сегодня вечером, ведь это будет уже не то. А он не понимал почему. Сказал, что точно придет пораньше.
        Не знаю, каким ему показался тот наш вечер, но для меня… Если мясо разогреть можно, то с эмоциями сложнее. Не было ни предвкушения, ни ожидания, лишь горечь.
        Она стала моей спутницей на долгое время. Горечь и разочарование, которые накапливались, накапливались, пока я не сказала себе: «Хватит!»
        - Не волнуйтесь, госпожа, она смирная, - подбодрил конюх. - Что у вас там для нее?
        - Сахар.
        Я с опаской взглянула на кобылу, которая косила на меня любопытным взглядом. Человек я городской и до этого лошадей видела лишь по телевизору или издали. Помня по фильмам и книгам, что с лошадью лучше познакомиться и наладить контакт, захватила для нее лакомство.
        - Протяните на раскрытой ладони. Не бойтесь.
        Легко ему говорить! Он ее зубы видел?
        От волнения я почувствовала, как увлажнилась ладонь с зажатым в ней сахаром. Приказала себе успокоиться. Вряд ли аррх Коурстена обрадуется, если его невесте перед свадьбой пальцы откусят. Но от присутствия целителя я бы не отказалась. А то осмотрел меня утром, дал разрешение на прогулки верхом и отбыл. Мне же отдувайся теперь тут! Отец Анники не стал тратить оставшееся до свадьбы время попусту и распорядился, не откладывая, заняться уроками верховой езды.
        Кто бы знал, чего мне стоило раскрыть ладонь и протянуть лакомство к губам лошади. Сердце сделало кульбит, когда ноздри ее затрепетали и она мягко ткнулась бархатистыми губами в мою ладонь, осторожно принимая подношение. Ощущения непередаваемые! Я была покорена ее деликатностью.
        - Моя ты хорошая! - Я погладила лошадь по носу и полезла в карман еще за сахаром.
        - Вот и хорошо! - похвалил конюх.
        - А как ее зовут?
        - Луна. Видите пятнышко круглое на лбу?
        - Луна, - повторила я, улыбаясь, и уже без опаски погладила кобылу.
        - Раз вы успокоились, давайте садиться на нее.
        Он взялся за повод и подвел кобылу к вспомогательной ступеньке.
        - Становитесь сюда. Ногу в стремя, и садитесь. Не бойтесь, я ее держу, да и Луна понимающая, не дернется.
        Я благодарно посмотрела на конюха. Он меня не торопил, отнесся с пониманием и объяснял терпеливо и доходчиво.
        - А я раньше верхом ездила?
        - Не скажу, я тогда здесь не работал. А в этот ваш приезд господин запретил вам подходить к конюшне. Да вы не беспокойтесь, я ваших сестер ездить учил! Поглядели бы вы, как они теперь скачут, - добавил он, видя, что я задумалась. Мне же пришло в голову, что мейн Гортриджа всерьез опасался моего побега.
        Действуя по указаниям конюха, я села в седло, и он, подтянув стремена, повел лошадь во двор. Мы сделали несколько кругов, во время которых я немного освоилась, слушала, как поворачивать, как останавливаться, как правильно держать поводья. Локти прижаты, спина прямая. Вроде ничего сложного. Но потом он взял Луну на длинный повод и пустил легкой рысью. Я себя мешком с картошкой почувствовала, который вот-вот завалится.
        Время пролетело незаметно. Хорошо, что сводные сестры вернулись с прогулки, когда самые позорные моменты были уже позади. И без того, увидев меня верхом на Луне, старшая из девочек презрительно сморщила носик.
        Мы остановились, пропуская их с двумя сопровождающими грумами в конюшню. Симпатичные девчонки. Младшая ехала на пони, в гриву которого были заплетены ленты.
        - Что, смешно, когда взрослые такие неумехи? - Воодушевленная уроком, я задорно подмигнула девочке, сильно похожей на мать. Младшая тоже была блондинкой, но чертами лица больше в отца. - Привет! Как прошла ваша прогулка?
        От моей доброжелательности девочки опешили.
        - Х-хорошо, - ответила старшая, немного напряженно глядя на меня. Кажется, Ирида говорила, что ее зовут Аделия, а младшую - Сисиль.
        - Я рада, - улыбнулась им. - Вот немного освоюсь, и будем вместе выезжать гулять.
        Сестры переглянулись, как будто не веря своим ушам.
        - Ты же нас ненавидишь, - простодушно произнесла Адель.
        - Кто вам это сказал? Я долго не была дома и вас почти не знаю, чтобы испытывать такие чувства. Зато теперь у нас есть время познакомиться.
        - Зачем? Ты скоро выйдешь замуж и навсегда уедешь.
        - Мы же сестры. Даже если я уеду, сестрами мы быть не перестанем.
        Девочки опять переглянулись, младшая ожидала решения старшей. Наверное, Анника их не жаловала, и сестры привыкли не попадаться ей на глаза. В доме, если мы случайно и сталкивались, они спешили убраться с моего пути. А мне, загруженной занятиями, было не до знакомства с ними.
        - Я стану наследницей Гортриджа! - задрав подбородок, с вызовом сообщила Адель.
        - А я женой аррха Коурстена. Я стану выше по положению и не против, что мой титул перейдет к тебе. Ты повзрослеешь, и если титул твоего жениха будет выше, тебе тоже придется передать Гортридж сестре. Ты же не будешь ее за это ненавидеть?
        Мои слова смутили Адель. Кажется, она только-только стала проникаться мыслью, что станет наследницей, и не готова расстаться с титулом.
        - Вы почему так рано? - спросил мой конюх грумов.
        - Видели чужаков неподалеку. Надо сказать, чтобы проверили, кто такие.
        Я навострила уши, но на этом разговор закончился. Девочки заехали в конюшню, а я продолжила урок.
        Мое общение с ними не осталось без внимания. Уже за ужином отец Анники поинтересовался, что мне надо от сестер. В желание познакомиться поближе Винцент не поверил.
        - Если ты им хоть чем-то навредишь… - с угрозой произнес он.
        - Я с детьми не воюю!
        - Раньше тебя это не останавливало.
        - Я причинила им какой-то вред? - напряглась я. Поверить не могла, что Анника в своей обиде зашла настолько далеко.
        - Нет, но весь дом слышал, как ты кричала, что их ненавидишь.
        - Я не помню, но… Может, во мне говорила обида, что они знали все эти годы отца, а я нет?
        Мачеха в разговор не вмешивалась, но после моих слов бросила на меня острый взгляд.
        - Ты сама виновата, - ответил Винцент. - Своим возмутительным поведением и скверным характером оттолкнула от себя.
        - Разве? Но сейчас я не помню о прошлых разногласиях, никого не оскорбляю, а вы даже не сделали попытки просто со мной поговорить, узнать меня. Вас интересуют лишь мои успехи в учебе.
        - Вижу, несмотря на потерю памяти, скверный характер остался при тебе. Как ты смеешь бросать упреки отцу?
        - Прошу меня простить, если своими словами создала неверное впечатление. Я просто хотела наладить наше общение. Что плохого в желании узнать лучше отца и сестер? Я ведь ваша дочь и член семьи.
        - Очень уж странное желание. Я-то тебя отлично знаю! - хмыкнул папаня. - Раньше ты ценила Гортридж сильнее семейных уз.
        - Не буду спорить. Но сейчас он для меня понятие абстрактное. Я не привязана памятью к груде камней. Не помню ничего, что было мне дорого. И просто хочу познакомиться ближе с родными по крови людьми. Я скоро выйду замуж и уеду. Вы хотите, чтобы на этом мы прервали наше общение? Чтобы при встрече в обществе вели себя как чужие люди?
        Мои слова заставили его задуматься. Кажется, отец Анники так далеко не заглядывал, мечтая как можно скорее избавиться от строптивой дочери. Но ведь я займу высокое положение в обществе, и такими связями не пренебрегают.
        - Так и будет, вы понимаете? - продолжала я. - Вы же не даете мне шанса лучше себя узнать и заново сблизиться. С потерей памяти во мне не осталось прошлых обид, но нет и привязанностей.
        На этом я решила остановиться и больше не давить. Отложив столовые приборы, произнесла:
        - Благодарю за ужин. Вы позволите мне удалиться к себе?
        Винцент кивнул, глядя на меня с удивлением. А на следующий день во время прогулки верхом вокруг дома меня уже сопровождали сестры.
        Забавные девочки. Вначале держались настороженно, но постепенно расслабились в моем обществе. Адель всеми силами изображала, что уже взрослая, и немного важничала. Сисиль же была еще сущим ребенком. Будь моя воля, ни за что бы не пустила малышку в таком возрасте на лошадь, но в седле своего пони она держалась лучше меня.
        Мы немного подружились, общаясь. Девочки тянулись к старшей сестре. Теперь уже они забегали за мной по утрам, и мы вместе шли в конюшню. Дальше мой день был расписан под завязку, и мы практически не виделись. Но при встречах в коридорах малышки перестали от меня шарахаться. Теперь мы чинно раскланивались и желали друг другу хорошего дня.
        Однажды утром во время верховой прогулки к нам присоединилась Элизабет, эффектно гарцуя на вороном жеребце. Девочки с восхищением смотрели на мать в красной амазонке. А та внезапно сделала мне комплимент:
        - А ты уже неплохо держишься в седле. Давай прогуляемся. Оставьте нас. Мы проедем немного вперед, - приказала она грумам.
        - Но господин приказал далеко не удаляться от дома, - заикнулся один из них.
        - Мы будем на виду. К тому же Аннике нужна практика.
        Мачеха пришпорила коня, и мне ничего не оставалось, как последовать за ней, пустив Луну галопом. Если бы не понимание того, что она хочет поговорить со мной наедине, я никогда бы не понеслась следом. Все же сидела я в седле еще неуверенно, и похвала Элизабет была большим преувеличением, призванным показать наши хорошие отношения. Окружающим. Насчет ее истинного ко мне отношения я не обольщалась.
        Никогда еще я не заезжала так далеко. Но крутить головой по сторонам не могла - тратила все силы на то, чтобы удержаться в седле. До Элизабет, скачущей легко, как будто сроднившись с конем, мне было еще далеко.
        Наконец она остановилась, разворачиваясь ко мне. На губах появилась презрительная улыбка от созерцания моих мучений. Мачеха подождала, пока я ее нагоню, удерживая коня, который нетерпеливо бил копытом, не понимая, чего хозяйка медлит.
        - Вижу, умение ездить верхом к тебе не вернулось. Но, может, ты и раньше была плохой наездницей.
        - Вы хотели поговорить об моем умении ездить верхом? - парировала я.
        - Нет. Что тебе надо от моих детей? Держись от них подальше! Если ты им навредишь…
        - Не нужно угроз! Я просто хочу познакомиться с сестрами и зла им не желаю.
        - Почему я должна тебе верить? Целитель сказал, что память может вернуться в любой момент. А может, она уже к тебе возвращается и ты всем дурачишь голову?
        - Я ничего не помню, но если хотела навредить девочкам, сделала бы это сразу. Ведь у меня была ваша книга, - забросила пробный шар, и он попал в цель.
        Мачеха изменилась в лице.
        - Что ты помнишь об этом?
        - Ничего. Но у меня появилось много вопросов.
        - С чего ты взяла, что я тебе отвечу?
        - Потому что книга ваша. Пусть я провела ритуал, но запретные знания хранились у вас.
        - Ты ничего не докажешь!
        - Я хочу лишь разобраться в том, что произошло. В наших общих интересах найти книгу до того, как ее обнаружит кто-то другой. Уж с этим-то вы согласны? Как она выглядела? Размер, цвет обложки, - требовательно произнесла я.
        - Темно-синяя с серебряным тиснением. Небольшая, как записная книжка. Можно спрятать в карман, - ответила мачеха и потрясенно посмотрела на меня. Кажется, сама не верила, что это сказала. - Безумие просто! Тебе нельзя верить! - Она тряхнула головой, как будто избавляясь от наваждения.
        - Ладно, с книгой разобрались. Мне нужна ваша помощь.
        - Ты с ума сошла? С чего мне тебе помогать?
        - Девочки вырастут, их нужно будет вывозить в свет. А я буду занимать высокое положение в обществе и смогу помочь найти им хорошие партии.
        - Это ты сейчас так говоришь, а стоит вернуться памяти, как забудешь о вашем родстве.
        - Я могу дать магическую клятву, что помогу им выйти в свет и не причиню никакого вреда. Даже если память вернется, я не переступлю через клятву. Как вам такой вариант?
        - Чего ты хочешь? - жестко спросила она. Теперь передо мной была не пустоголовая блондинка, а холодная и расчетливая женщина.
        - Во-первых, больше информации о женихе. Во-вторых, я не помню ничего и не хочу в свете прослыть простушкой с дурными манерами, допускающей ошибки в этикете. Теоретические знания хороши, но мне нужны наглядные тренировки. Пригласите подруг в дом, покажите ваше общение, поведение. Как ведет себя хозяйка дома на званом обеде, ужине. Как общается со слугами, планирует меню, ведет дом. Этого в книгах не написано, но должна знать любая воспитанная леди, впитавшая все с молоком матери. В наших общих интересах, чтобы я увлекла аррха Коурстена и заняла прочное положение рядом с ним и в свете. За вашу помощь я вытащу сестер, не позволю им прозябать в провинции, обещаю.
        - До их взросления еще далеко. Я хочу получать приглашения на все значимые приемы и праздники.
        - Идет, - не стала торговаться я.
        - Знаешь… - Она окинула меня изучающим взглядом. - Раньше бы я сказала, что у тебя нет единого шанса добиться задуманного, но теперь… Ты изменилась. Вместо ненависти, пустых амбиций и обид появился твердый характер.
        Ну, я бы поспорила. Судя по всему, у Анники он тоже был. Ведь она смогла тайком развить свой дар, продумала пути, как избежать свадьбы и сохранить наследство. Ей просто не повезло, да и не на том сосредоточила силы. Ненависть еще никогда не приводила ни к чему хорошему. Но со стороны всегда судить легче.
        Мой взгляд скользнул за спину мачехи, и я вдруг увидела троих людей, скачущих к нам со стороны леса.
        - Это кто? Вы их знаете? - подобралась я.
        Она оглянулась и явно испугалась, а значит, к приближающимся всадникам не имела никакого отношения. Я оглянулась тоже - на сестер, которые ехали в нашем направлении и заметно приблизились за время разговора.
        - Там же дети!
        - Это твои проделки?! - разъярилась Элизабет.
        - Мои?!! Да если бы не вы, мы бы катались возле дома! Бежим! - воскликнула я и первая пришпорила лошадь. Что-то сомневалась, что с нами просто поздороваться хотят.
        Конечно же, мачеха в два счета обогнала меня на своем скакуне, но я иного и не ожидала. Впереди были дети, и грумы уже разворачивали их к дому. Моя Луна была спокойной лошадью, но отнюдь не резвой.
        Элизабет догнала детей и пересадила Сисиль к себе. Адель осталась на лошади, и один грум поехал с ними, а два других кинулись ко мне.
        - Анника, стойте! - донеслось в спину. Может, незнакомцы меня и знали, а вот я их нет и останавливаться не собиралась. Но любопытство победило, и я повернулась, чтобы лучше рассмотреть преследователей.
        Это и стало моей ошибкой. Резкое движение заставило Луну сбиться с ритма, я потеряла равновесие и сама не поняла, как вылетела из седла.
        В глазах потемнело на миг, а потом я увидела, что надо мной склонился молодой человек.
        - Вы как? Живы? Почему убегали? - засыпал меня вопросами, одновременно ощупывая на предмет повреждений, молодой, симпатичный голубоглазый блондин. Двое других всадников промчались мимо нас навстречу грумам.
        - Вы кто?
        - Анника, сейчас не до игр! Вы же сами просили меня приехать. Я уже пять дней ищу способ с вами увидеться.
        - Зачем?
        - Чтобы спасти вас от брака, навязанного отцом.
        - Не надо меня спасать. Все в порядке.
        - Что?! А как же наша договоренность?! - воскликнул возмущенно незнакомец, отстраняясь, и я со стоном села. Вроде кости целы, но бедро и плечо сильно ушибла.
        - Я не знаю, о чем вы. Я упала с лестницы и потеряла память.
        - Поднимайтесь, нужно уходить!
        - Никуда я с вами не пойду!
        Молодой человек выругался сквозь зубы, подхватил меня на руки и перебросил через круп своего коня.
        - Не над-до! - Я клацнула зубами, едва не прикусив язык, но похититель вскочил в седло и пришпорил жеребца. Я еще успела увидеть, что грумы дерутся с его людьми, но потом моей заботой стало не упасть под копыта во время скачки.
        Мы остановились только в лесу. Незнакомец слез с коня, а я сползла и шлепнулась на землю. Кажется, он привез меня в свой временный лагерь - вокруг были сумки, остатки трапезы, костровище. И сейчас похититель спешно собирал вещи.
        - Вы можете мне объяснить, откуда мы знакомы и как вас зовут? - спросила я, едва сдерживая стоны. Болело все тело. - Я действительно ничего не помню!
        - Я Лукас. Вы учились с моей сестрой, и от нее я узнал о вашей проблеме. Вам нужен был супруг, чтобы получить Гортридж. А я третий сын, наследство мне не светит, так почему бы не улучшить свои дела посредством женитьбы. Познакомились мы зимой, когда вы приезжали в столицу, и пришли к соглашению. Но вступить в брак не успели, за вами хорошо следили. Сестра сообщила, когда вас забрали домой, и я поспешил сюда, надеясь на случай.
        - Лукас - и все?
        - Мое полное имя узнаете на свадьбе. Не хочу рисковать, - сказал он, подходя к лошади.
        - Я ничего этого не помню и не выйду за вас!
        - После того как мы проведем вместе ночь, куда ты денешься, - высокомерно усмехнулся он, глядя на меня сверху вниз. И с чего я решила, что он симпатичный?
        Валяться перед ним на земле было унизительно, и я стала с трудом подниматься, опираясь руками о землю. Взгляд упал на лежащую рядом толстую палку. Недолго думая, схватила ее и, распрямившись, огрела похитителя, крепившего сумки к седлу, по голове. Тот охнул, начал поворачиваться ко мне, за что получил еще. Наверное, от испуга второй удар вышел сильнее, и парень упал.
        Взгляд метнулся к жеребцу, но лезть на него я не рискнула. Это не спокойная Луна, свалюсь в два счета, да еще взобраться надо.
        - Пошел отсюда! Пошел! - Я стегнула коня палкой, и он ринулся прочь.
        Лукас застонал, а я со всей силы пнула его между ног и побежала в другую сторону. Пусть теперь думает, кого ловить! То есть когда подняться сможет.
        Неслась, не разбирая дороги. Когда боль в боку стала невыносимой, просто брела, а потом вышла наконец из леса, и меня заметили люди отца, уже прочесывающие местность.
        О сделанном выборе я не жалела. Мутный этот Лукас. Совсем не тянет на спасителя невинных дев. С таким надо подробно обговаривать условия совместного сосуществования и скреплять их договором. В сложившихся условиях он бы на это не пошел, чувствуя себя хозяином положения. Да и Аннику не любил, а видел в ней лишь средство получить титул. Жизнь с таким была бы не сахар.
        К тому же я уже настроилась выйти замуж за аррха, и возня вокруг Гортриджа меня не вдохновляла. Да и риск слишком велик. Поймай нас отец после того, как Лукас лишил бы меня невинности - вернее Аннику, свою-то я давно потеряла, - и это был бы крах всему. Пожениться нам бы не дали, аррх меня такую не возьмет, и остается только ссылка в какое-нибудь отдаленное, глухое местечко. Брр!
        Как я узнала позже, мачеха сумела быстро организовать погоню. В результате драки один грум оказался ранен, а нападавшие сбежали. Место их стоянки обнаружили, но ни вещей, ни каких-либо других следов не осталось. А мне, спешно доставленной домой, даже умыться не дали - пришлось срочно идти в кабинет отца.
        Глава 4
        - Змея! - были первые слова, которыми меня наградили.
        - Я тоже рада вас видеть, - проворчала я и без разрешения села в кресло.
        - Ты все время водила нас за нос! - распинался отец Анники, вышагивая по кабинету и потрясая кулаком.
        - Слушайте, перестаньте кричать, мне и так плохо. Если возьмете на себя труд подумать, то поймете, что никуда я не сбегала, а подверглась насилию. И ваши люди не снимали меня с лошади похитителя - я сама вышла из леса.
        - Кто это был?
        - Мой несостоявшийся жених и его помощники. Насколько я поняла, познакомилась с ним еще зимой, и он любезно согласился стать моим мужем.
        - И ты смеешь заявлять мне это в лицо?! - изумился Винцент. Нет, он что, считал, что я буду все отрицать?
        - Послушайте, я ничего об этом не помню, и предъявлять мне претензии бессмысленно. Я рассказала то, что мне удалось узнать за время краткого общения с похитителем. Я огрела его по голове и сбежала. К вам, прошу заметить.
        Папаша остановился и впился взглядом в мое лицо. А потом из него как будто весь воздух выпустили, и Винцент обмяк, рухнув в кресло напротив.
        - Ты меня с ума сведешь! - вырвалось у него, но я поняла, что буря прошла стороной.
        - Я упала с лошади, сбежала от похитителей, а вы даже не спросили, в порядке ли я, - произнесла с укором.
        - Вызвать целителя?
        - Не надо. Отделалась синяками. До свадьбы заживет. Наверное, - добавила я, вспомнив, что она уже не за горами.
        - Больше никаких прогулок верхом!
        - Да я и не стремлюсь, - проворчала я, со стоном меняя положение тела на более удобное. - Скажите, вы меня совсем не любите? Даже в детстве?
        Просто заметила в его глазах беспокойство, вот и спросила. А вообще было интересно, есть у Розердофа отцовские чувства или нет. Мой родной отец хоть и умер рано от рака, но любил меня безумно. У меня остались светлые воспоминания детства и юности. Тем страннее было оказаться участницей запутанных отношений чужой семьи.
        Я спросила без обвинения, больше с любопытством, и мои слова заставили Винцента задуматься и ответить неожиданно честно:
        - В детстве любил. Наверное. По-настоящему я понял, что значит быть отцом, лишь когда родилась Сисиль.
        О да! Я уже заметила, что младшая девочка любимица отца и ей прощаются любые шалости. Со старшей куда больше требуют.
        - После смерти матери ты сильно замкнулась в себе и отдалилась, а когда я женился, стала относиться ко мне как к врагу. Закатывала истерики, скандалила. Я не хотел воевать в собственном доме с дочерью и решил, что в закрытой школе тебе будет лучше.
        - А мою мать вы любили?
        - Да. Она была красавицей и при желании могла найти себе партию и получше. Но она любила лишь Гортридж. Для нее этот дом, земли были всем. Лишь встретив Элизабет, я почувствовал себя мужчиной, а не приложением к Гортриджу. Извини, если тебе это неприятно слышать.
        - Ничего.
        - Странно обсуждать такое со своей дочерью… - Он покачал головой, словно удивляясь происходящему. - Тебя не узнать после падения. Как будто другой человек.
        У меня мурашки побежали по коже. Я быстро опустила глаза и произнесла:
        - Странно ничего не помнить. Я стараюсь понять хоть что-то и по кусочкам собрать свою жизнь.
        - Целитель говорит, что память должна вернуться.
        - Тогда мы вряд ли поговорим спокойно, - усмехнулась я. Отец Анники ответил неуверенной улыбкой. Думаю, ему было непривычно разговаривать с дочерью вот так, на равных.
        - Не уверен, что хочу, чтобы она вернулась. После потери памяти ты стала на удивление благоразумной. Лучше избегай падений, - сделал он попытку пошутить.
        - Постараюсь… отец. Можно, я пойду к себе? Падение с лошади и забег по лесу не лучшим образом сказались на моем внешнем виде. Хочется принять ванну.
        - Я пришлю к тебе Ириду.
        Он встал и подал мне руку, помогая подняться.
        - Насчет Ириды, - вспомнила я. - Можно мне взять ее с собой после свадьбы?
        - Я не против.
        - Спасибо, - поблагодарила я и пошла на выход, чувствуя спиной его задумчивый взгляд.
        У себя сразу прошла в туалетную комнату и включила воду, чтобы набрать ванну. Благо мои первоначальные опасения насчет ночной вазы не оправдались, в этом мире уже изобрели водопровод. Плеснув для запаха из стеклянной баночки жидкого мыла с ароматом фиалки, я отошла к умывальнику помыть руки и умыться.
        Меня только сейчас начало отпускать нервное напряжение. Стало страшно от мысли, что сложись все иначе, я тряслась бы в этот момент кулем на лошади, а потом бы меня спешно насиловали в какой-то ночлежке, чтобы уже никуда не делась. Если вспомнить нравы средневековья, потеря невинности становилась крахом для девушки. Порченый товар был уже никому не нужен.
        Нет, лесом такого жениха! Я все сделала правильно. Если уж согласилась с тем, чтобы выйти за этого аррха, то следует придерживаться принятого решения. Правда, у меня и выбора нет - перспектива отправиться в дурку не в счет. К тому же и с мачехой удалось договориться. Понятно же, что знание правил этикета без практики ничего не стоит. Мне нужно учиться держать себя в обществе, если не хочу стать посмешищем. Высший лорд - лакомый кусочек для многих мамаш, мечтающих пристроить дочерей, а тут они оказались в пролете. Желающие позлословить о выборе Дарстена всегда найдутся, так зачем давать им лишний повод.
        - Госпожа, да что же вы все сами! - всплеснула руками вошедшая Ирида, отвлекая меня от грустных мыслей.
        Она метнулась к ванне - проверить температуру воды, а потом ко мне:
        - Давайте я вам помогу раздеться. Как вы? Я когда услышала, что произошло, думала, сердце остановится. У нас всегда было безопасно, а тут такое средь бела дня творится!
        - Со мной все хорошо.
        Я покорно повернулась к ней спиной, позволяя расшнуровать платье и помочь разобрать прическу. Потом разделась и забралась в ванну, вытягиваясь со стоном в горячей воде.
        - Иди, я сама искупаюсь, - сказала Ириде.
        - Я тогда платье в стирку отнесу. - Она стала собирать с пола вещи.
        - Ирида! - Я остановила служанку уже на выходе, озаботившись внезапно пришедшей мыслью. - Скажи, если моим супругом станет аррх, то как меня тогда называть будут?
        - Аррхиня Коурстена.
        Это настолько было созвучно с «шахиня», что я не выдержала и захохотала. Ирида смотрела на меня непонимающе, а я не могла остановиться.
        - Иди! - с трудом выдавила из себя и нырнула с головой под воду, чтобы прекратить приступ.
        Когда вынырнула, в ванной комнате уже никого не было. Смеяться не хотелось, а из глаз потекли слезы. После похищения я осознала, что если не вернется Анника, мне действительно придется выйти замуж. Мне! До этого я все воспринимала чисто гипотетически, а реальность - вот она.
        А где-то там моя дочь, мой дом, моя привычная жизнь. Обратно хочу. Как же я хочу обратно!!!
        Хорошо, что моей истерики никто не видел. К приходу Ириды я уже успокоилась. Это была минутная слабость после пережитого стресса. Какой смысл размазывать сопли и жалеть себя? От этого я домой не вернусь. Нужно искать пути возвращения. Больше узнать о своем даре, о муженьке будущем. Он ведь умеет открывать путь. То есть, нашими словами, портал. Может, тогда и в наш мир откроет? Только я не представляла, как можно вернуть меня в мое тело. Но ничего, отступать некуда, буду потихоньку выяснять и разбираться во всем.
        Важно найти книгу мачехи, это же с ее помощью Анника намудрила с переносом. В своей комнате я перерыла все, но ни книги, ни тайника не обнаружила. У Анники даже личного дневника не было.
        Для себя я определила приоритеты. Первое - найти книгу. Второе - разобраться со своей магией. У Анники, видимо, был опыт управления даром, я же его никак не чувствую. Ну найду я книгу, а дальше? Ритуал вряд ли провести смогу. Из чего выплывал третий пункт на будущее: найти сильного мага.
        Один уже есть - жених. Но он вряд ли проникнется моей историей, а узнав про запрещенный ритуал, проведенный невестой, скорее всего откажется жениться. Оно мне надо? Слишком большой риск. Вывод - брак, а там уже действую по обстоятельствам. Или постараюсь наладить с ним хорошие отношения, признаюсь и уговорю вернуть настоящую невесту, или присматриваюсь к его окружению и ищу подходящего для этих целей мага. Муж богат, найду средства, чем расплатиться за услугу.
        Пока же книга. Мне пришло в голову поискать на самом видном месте - в библиотеке. Но, придя туда, я ощутила разочарование. Стеллажи с книгами уходили вверх до самого потолка. Даже была предусмотрена специальная лесенка, чтобы доставать высоко расположенные экземпляры. Как в таком разнообразии что-то найти?! Я побродила мимо стеллажей, прислушиваясь к себе, но ни в какое определенное место меня не тянуло. Выбрала несколько научных изданий, книги по истории и классификации дара и ушла к себе.
        А у комнаты меня перехватили сестры.
        - Анника, ты как? Мы так испугались! Они тебе ничего не сделали? - наперебой затараторили они.
        - Все в порядке, - успокоила я, но обрадовалась их беспокойству.
        - Вы чего расшумелись?! - В коридоре появилась Элизабет. - Марш на уроки, занятий никто не отменял. Анника, к тебе тоже пришел учитель. Или мне отменить на сегодня занятия?
        - Не надо, я в порядке, - ответила я. Времени и так осталось не много, не стоит пренебрегать знаниями.
        Мачеха проследила, как скрылись за углом девочки, и произнесла, прежде чем уйти:
        - Сегодня ночью.
        Да! Мне все же удалось добиться своего.
        В приподнятом настроении отправилась на занятие. Именно этот учитель определял мой дар, и я попросила ответить его на накопившиеся вопросы.
        - Давайте поговорим про магию. Вот вы упоминали, что мой будущий супруг сильный маг. Но ведь не все обладают таким даром. Наверное, после того, как становятся магистрами, сильнейшие не останавливаются на этом и продолжают обучение в высших заведениях?
        - Вы совершенно правы! Меня радует разумность ваших выводов. Не всем дано постичь высшие знания и овладеть их мудростью. Лишь избранные присоединяются к Братству сильнейших магов, или, как еще говорят, Ордену, из-за их девиза, что расшифровывается как «Объединенные Редким Даром Едины Навек». Они гордость и оплот нашего государства.
        Бинго! Вот мне эти голубчики и нужны. Восхищенно хлопая ресницами, я спросила:
        - А как их распознать? Они носят мантии или другие знаки отличия?
        - Во время обучения и в зависимости от силы дара они проходят ступени познания. При посвящении маги получают знак, вот здесь, - он дотронулся до своей шеи с левой стороны. - Символичное изображение ступени. У вашего жениха их четыре.
        - А сколько всего?
        - Пять.
        - Значит, мой жених не один из самых сильных магов?
        - Пятую ступень получают высшие маги, входящие в круг управления Братством, - с неким укором произнес учитель. - Лорд Максимилиан Дарстен нужен королю при дворе, но уверен, со временем он займет свое место в Братстве, передавая опыт молодым.
        О, судя потому, с каким придыханием он говорил о моем женихе, у аррха Коурстена есть верный фанат. Но главное из разговора я вынесла - сильнейшие маги входят в Братство и определить их можно по татуировкам на шее. Хоть какая-то определенность.
        Нет, я не забыла, что ритуал, проведенный Анникой, из книги мачехи, а не официальных книг. У Элизабет я тоже собиралась выведать хоть крупицы информации об одаренных женщинах. Но нужно действовать во всех направлениях и иметь запасной план, если не найду книгу. Может, кто-нибудь из умников-магов разберется, что натворила эта девчонка.
        Ситуация осложнялась тем, что магия у женщин была под запретом и действовать нужно очень осторожно, чтобы не вызвать подозрений своими вопросами.
        До прихода Элизабет я полистала взятые из библиотеки книги. Почерпнула полезного мало, разве что узнала, что дар открывания пути считается редким. А еще замечено, что основному дару сопутствуют дополнительные - на шкале они, как правило, соседствуют с его цветом силы или находятся напротив. У меня это с одной стороны магия разума, а с другой - некромантия. А напротив как раз и находилась магия земли.
        Ладно, если с садоводством мне везло и в прежней жизни я это отмечала, то насчет общения с духами ничего сказать не могу, не говоря уже о перемещении порталами. Машины мне вполне хватало, чтобы добраться до нужного места и без всякой магии.
        Сделала себе пометку: насчет магии разума почитать подробнее. Мысли я читать не умею, но вот умением разбираться в людях обладаю. Если мне человек не нравился с первого взгляда, то каким бы он ни был приятным, со временем показывал свое гнилое нутро. Это чутье помогало, когда мы с Глебом создавали фирму. Сотрудники у нас почти все работают с момента основания, хорошая команда. Да и муж прислушивается к моему мнению. И подруг у меня немного, всего две, но зато такие, что ни разу за все годы дружбы не предали.
        Я подумала о домашних Анники и поймала себя на том, что ни к кому отторжения не чувствую. Даже к ее мачехе. Получается, не такие уж они и плохие люди? А что насчет несостоявшегося похитителя? Вначале показался симпатичным, но его дальнейшие поступки оттолкнули. Разобраться в своем отношении времени не было, если вспомнить наше стремительное с ним знакомство. Но я была уверена, что не заключи с ним Анника заранее брачный контракт, пожалела бы о поспешном замужестве.
        Ночью Элизабет проскользнула в мою комнату. В руках ее была шаль. Она уверенно прошла к столику и развернула ее, явив серебряный поднос, небольшую чашу из цельного камня, мел, черные свечи, кинжал. Все это напоминало набор наших гадалок. Только карт не хватало.
        - Не передумала? - спросила она.
        - Нет. Расскажете, что делаете?
        Уверенными движениями мачеха уже чертила на подносе мелом круг, вписывала в него звезду и знаки, напоминающие руны. Расставила свечи. В середину поставила чашу и налила в нее воды из моего графина. Лишь после этого посмотрела на меня.
        - Ты сейчас дашь клятву на крови, нарушить которую не сможешь.
        - А что это за символы? Руны?
        - Отвечу после клятвы. Готова?
        Я кивнула, и она зажгла свечи.
        - Повторяй за мной. Именем Пресветлой клянусь ни словом, ни делом не причинять вред моим сестрам, моему отцу и его жене.
        Я бросила взгляд на мачеху, о последнем мы не договаривались, но я повторила, добавив от себя:
        - Пока они ни словом, ни делом не причиняют вред мне.
        Мачеха полыхнула взглядом, но я ответила таким же. А что она хотела? Я не буду терпеть, если они первые начнут строить козни.
        - Обещаю помочь вывести в свет моих сестер и приложить все усилия, чтобы найти им хорошие партии. Обещаю не оставить их в беде… - Я запнулась. С первой частью я была согласна, а вот вторую поправила: - Обещаю не оставить их в беде, если это не ставит под угрозу мою собственную жизнь, жизнь моей семьи и детей и не идет вразрез с законом.
        Нет, ну а что она хотела? Чтобы я бросилась в пропасть, если одной из сестер придет в голову прыгнуть туда на моих глазах? А если они нарушат закон? Мне тогда тоже становиться преступницей, спасая их? Жизнь долгая, и нужно быть осторожной с такими клятвами. Поэтому добавила:
        - Все свои обязательства снимаю с себя после того, как они выйдут замуж. Клянусь…
        Я с ожиданием посмотрела на мачеху. Что там дальше? Мы и так заключаем договор на долгое время. Не всю же жизнь Аннике нянчиться с сестрами. Как выйдут замуж, пусть всю заботу об их благополучии берут на себя мужья.
        Мачеха помолчала, прожигая меня взглядом, и продолжила суфлировать. Дальше шли слова о том, что иначе земля встанет против меня, и мы затушили свечу в чаше с водой. Что вода обратится против меня - и затушили вторую. Что воздух покинет меня, огонь испепелит - и две другие свечи тоже погасли в чаше. Потом Элизабет кольнула ножом мой палец и выдавила три капли крови в чашу, воду из которой следовало выпить.
        Так себе ритуал, если бы не мурашки по коже во время его проведения. Как ультразвук. Вроде не слышно, но давящее ощущение не проходит. Все закончилось, стоило мне выпить воду. Я почувствовала физическое облегчение, как если бы что-то невидимое давило, давило и резко прекратило воздействие.
        - Теперь расскажете о магии?
        - Да, это рунная магия, самая древняя. Женщинам запретили использовать свою силу, и руны как костыли для тех, у кого дар не развит. Это отличается от классической магии, но действенно.
        - Откуда вы это знаете?
        - От матери. Она уже умерла, и я могу в этом признаться.
        - А она откуда?
        - Путешествовала с отцом.
        - Скажите, можно найти женщин-магов? Научиться у них управлять своей силой?
        - Зачем тебе это?
        - А вам зачем? - вернула я вопрос и тут же об этом пожалела. Лицо Элизабет помрачнело, и она стала собирать вещи. Стерла узор с подноса, убрала свечи.
        - Постойте, вы же не используете магию на отце? - предположила я. - Элизабет! - Я схватила ее за руку, останавливая.
        - Конечно же, нет! - неубедительно воскликнула она.
        - Не врите! Я же вижу. Что вы делаете?
        - Ничего.
        - Элизабет! Если вы причиняете ему вред…
        - Нет! - тут же вскинулась она и призналась: - Один раз. После свадьбы. Я провела ритуал, чтобы приглушить его чувства к тебе. Но ты была невыносима! Всем стало только лучше, когда ты уехала.
        С этим можно было поспорить. Всем, кроме Анники.
        - А сейчас?
        - Я больше ничего не делала!
        - Ладно, я вам верю. Но что-то вы делаете. Что?
        Едва расслабившаяся мачеха вновь напряглась, но под моим взглядом нехотя сказала:
        - Ритуалы на сохранение привлекательности.
        - Хорошо. А в ту ночь какой ритуал я проводила? Вы его помните?
        - Нет. Я была в таком ужасе, что это кто-то увидит, что спешила убрать следы. И сейчас мне нужно идти. Винцент заметит мое долгое отсутствие.
        Она сгребла все в шаль и чуть ли не бегом метнулась из комнаты - подальше от неприятных вопросов. Дожимать ее не было смысла, больше ничего не скажет. И так отвечала на мои вопросы через силу. Но насчет женщин-магов она не ответила. Ничего, я теперь знаю, у кого спрашивать, если прижмет.
        Клятва стала переломным моментом. Со следующего дня Элизабет убедила мужа, что мне необходимо вспомнить, как вести себя в обществе, и к нам зачастили в гости соседи. Чаепития, обеды, званые ужины. Я вдоволь наслушалась разговоров о том, как сильно я выросла и как похожа на мать. В основном же все беседы крутились насчет моего замужества и предстоящей свадьбы. Время неумолимо приближалось.
        У меня появилась возможность следить, как готовятся к празднику. Уборка дома, закупка продуктов, все эти хозяйственные мелочи. Наблюдая за Элизабет, я впитывала в себя умение управлять слугами. Отмечала, кто за что отвечает в доме и кому что следует поручить.
        Незадолго до свадьбы приехали портнихи. Привезли на примерку свадебное платье и остальные наряды для окончательной подгонки. Когда я увидела, в чем мне предстоит выйти замуж, внутри все упало. Нет, совсем не от восхищения. Один цвет чего стоил - бежевый. Оттенок самый неудачный и невыигрышный в сочетании с моей светлой кожей и волосами. Я сольюсь! Вышивка, кружево бесподобны, но фасон оставляет желать лучшего. Померила, и все оказалось еще хуже. Я была упакована в платье как в скафандр, под горло, и цвет лица сразу стал болезненный.
        - Кто выбирал это платье? - сразу спросила я.
        - Вы, - удивилась портниха.
        - Наверное, хотела, чтобы, увидев меня, жених сбежал со свадьбы, - мрачно произнесла, глядя на себя в зеркало.
        - Что вы говорите! Вы же сами хотели скромный фасон. Смотрите, какое кружево. А вышивка! В нашем ателье лучшие мастерицы столицы.
        - В этом платье только привидение изображать. Элизабет! - позвала я заглянувшую к нам мачеху. - С этим можно что-то сделать?
        - Мы не успеем до свадьбы. К вам почти два дня пути, - тут же предупредила портниха.
        - Хорошо, покажите остальные, - обреченно произнесла я. Поразить жениха в день свадьбы уже вряд ли получится, так хоть потом буду выглядеть очаровательно.
        Два бальных платья, несколько на выход, несколько для дома - и ни одно не произвело на меня впечатления. Или перегружены отделкой, или фасон ужасный. Я критиковала все, портниха хваталась за сердце.
        - Я не понимаю, как вы могли предложить мне такое убожество! - вызверилась я.
        - Вы же сами настаивали…
        - А где были ваши глаза? Вы понимаете, что мой плохой внешний вид - это удар по вашей репутации? Будет сразу видно, где не стоит одеваться.
        Засучив рукава, мы с Элизабет принялись за переделку платьев. Это раньше ей было все равно, как я выгляжу, а теперь она была лично заинтересована, чтобы я закрепилась в высшем свете и имела успех. Поэтому мы вместе смотрели, где что убрать, где добавить, где вообще перекроить. Вкус у мачехи имелся.
        Я предлагала новые фасоны, идеи, а мачеха с портнихой корректировали мои порывы осчастливить этот мир современной модой другого. Я заказала несколько новых платьев, сексуальное и дорогое белье - выбранное до этого забраковала. Убили на наряды почти целый день. Портниха с помощницами от нас ушли точно похудевшими на несколько кило, столько потов с них сошло. Но я была не ограничена в средствах и экономить не собиралась, заботясь о том, чтобы выглядеть достойно.
        Правда, с их уходом весь мой энтузиазм сошел на нет. Вот и свадьба на носу. Время текло неумолимо. А как там мои дома? Думать об Аннике в моем теле сил не было. Я просто не представляла, как она будет адаптироваться, почему не проводит обратный ритуал? Вдруг в больницу как сумасшедшая попала? Мысли, мысли… я с ума сходила по дочери и от неопределенности, но вынуждена была неспешно, шаг за шагом идти к своей цели в поисках пути обратно.
        Глава 5
        Каролина проснулась первая и лежала не шевелясь, боясь разбудить своего любовника. Редкий случай, когда ей удавалось задержать его у себя на целую ночь, и она дорожила такими мгновениями. Взгляд ласкающе скользил по сильному, натренированному телу, едва прикрытому простыней. Как же он великолепен! Черные как смоль волосы, благородные черты лица. Красиво вылепленные губы сейчас расслаблены, но обычно на них блуждает слегка ироничная улыбка, которая многих сводит с ума. На квадратном подбородке пробивается легкая щетина, делая его лицо еще более мужественным.
        Взгляд опустился по мощной шее к широкой груди с литыми мускулами. Каролина не удержалась и очертила пальцами темные ореолы сосков. Обвела кубики пресса, спускаясь все ниже и ниже. В последний момент, когда до желанной цели оставалось немного, ее руку перехватили.
        - Ты разбудила меня.
        От одного звука мужского голоса с легкой хрипотцой после сна она начала таять. Подняв взгляд, утонула в двух синих омутах.
        - Не могу не прикасаться, когда ты рядом.
        Прильнув всем телом, она потянулась за поцелуем, наслаждаясь твердостью мужских губ, дарящих ласку.
        - Хочу пожелать тебе доброго утра, - произнесла игриво и слегка прикусила подбородок, зная, как его это заводит. Языком провела дорожку до впадинки на шее, глубоко вдыхая волнующий запах кожи. Власть над сильным телом будоражила. Как будто на ее постели притаился хищник, сейчас ленивый и сытый, но от этого не менее опасный.
        Единым движением Каролина оседлала любовника, кокетливо изгибаясь и демонстрируя пышную, налитую грудь. Свою гордость. На нее поймала бывшего супруга. На ней он и почил, испустив последний вздох во время исполнения супружеского долга. Что поделать, возраст.
        - Скажи, что слухи врут и ты не женишься, - попросила она и тут же пожалела, что не совладала с ревностью.
        - Каро, не начинай, - нахмурился любовник, а в голосе явно прозвучало предупреждение.
        - Мы же больше года вместе, и нам хорошо. Я не хочу тебя терять.
        - Ты меня не потеряешь.
        - Уже не будет по-прежнему. Я же с ума сойду, ревнуя тебя к маленькой ханже. Говорят, она только что из пансиона. Скажи, зачем тебе она?
        - Ты же знаешь, что я должен жениться, а она достаточно невзрачна, чтобы я не беспокоился о ее верности. Не хватало еще отгонять поклонников от собственной жены.
        - Я могу родить тебе ребенка, - вырвалось из глубины души. Тайные надежды и мечты, которые сразу жестоко развеяли.
        - Каро, ты же знаешь, что король не одобрит наш брак. Мой дар важен для короны, и его величество заботит, чтобы он передался моим детям. Иди ко мне. - Он потянул Каролину на себя, нежно целуя. - Не думай о ней. Она ничего не значит и не стоит твоего внимания.
        - Докажи, что ничего не значит! - Каролина уперлась в плечи любовника, немного отстраняясь. Мужской взгляд уперся в ложбинку между полных грудей.
        - Как доказать?
        - Сопровождай меня на прием во дворце послезавтра.
        - Послезавтра моя свадьба.
        - Я знаю. Но она же для тебя ничего не значит. Если все бумаги подписаны, то твое присутствие в храме не обязательно. Пошли кого-нибудь вместо себя.
        Каролина вскинула голову, выдерживая взгляд потемневших глаз. Ей необходимо было подтверждение, что между ними останется все по-прежнему. Ради него она отклонила несколько выгодных предложений о браке и хранит верность с первой их ночи.
        Мужские пальцы запутались в ее волосах и резко дернули, натягивая кожу. От этого между ног стало горячо, и она охнула. Всегда с ума сходила, когда в любовные игры добавлялась перчинка боли.
        - Я подумаю. Посмотрю, как будешь меня уговаривать. - Любовник надавил на затылок, недвусмысленно направляя вниз. Каролина послушно стала спускаться к его ногам, не забывая красиво изгибаться. Облизала губы, томно прикрывая глаза. При всем своем опыте дарить оральные ласки она не любила, но что поделать, мужчины их обожают. Можно потерпеть. Зато потом она покажет всем, что до сих пор крепко держит Максимилиана Дарстена в своих руках.
        - Как же вы похожи на матушку! - всхлипнула Ирида, прикладывая платочек к глазам. Она помогала мне влезть в свадебное платье и сейчас любовалась делом рук своих.
        Я тоже бросила взгляд в зеркало, довольная отражением. Пришлось потрясти Элизабет на предмет местной косметики. Ее отговорки, что юным девам краситься не принято, разбились о мои доводы, что вскоре я стану замужней дамой и уже будет можно, а кому как не ей учить меня всем ухищрениям.
        Нет, с клятвой я явно не прогадала. Мачеха помогала, и без нее я бы никогда не добилась таких результатов по улучшению доставшейся от бывшей владелицы внешности. Маникюр, удаление волос во всех стратегических местах, выщипывание бровей и придание им красивой формы… Туши здесь не было, но брови и ресницы я сделала темнее специальным настоем, нанося его в течение недели. Ресницы у Аннет, не знавшие краски, и так были густые, а после моих манипуляций стало заметно, что они еще и длинные. С помощью теней я сделала выразительнее глаза. Поэкспериментировала разными оттенками пудры. Немного румян - и лицо заиграло, даже несмотря на невыигрышный цвет платья.
        Фата здесь была не принята, а вот прическу под моим чутким руководством Ирида делала не один час. Тщательно завила локоны, украшая их срезанными из оранжереи цветами и заколками с драгоценными камнями. Они переливались в волосах как капельки росы на солнце. Из зеркала на меня смотрела юная, свежая и красивая девушка. Надеюсь, жених будет доволен.
        Я прижала Элизабет и узнала все последние сплетни об этом типе. Тот еще фрукт. Помимо того, что сильный маг, знатен и богат, еще и с королем дружен. К женитьбе его действительно вынудил возраст. Дар имеет редкий, и король заинтересован, чтобы он передал его детям. Было несколько подходящих невест, но в пансионе училась лишь я, это и решило мою участь.
        Женой Дарстен желал видеть неискушенную деву, хотя сам уже давно и прочно встречался с одной вдовушкой для утех. Об их романе давно судачили, но вот искры магии любовница не имеет. Пусть она и является одной из красивейших женщин при дворе, но такой брак король не одобрил бы ни при каком раскладе.
        Наличие любовницы меня лишь обрадовало. Если у них так серьезно, так может, он мне докучать не будет? С мужчиной, увлеченным другой женщиной, проще договориться.
        Элизабет попыталась поговорить со мной о супружеском долге, но, слушая ее сбивчивые пояснения, я сжалилась и сказала про вышедшую замуж подругу, которая поделилась со мной информацией про единение душ и тел в брачную ночь. Про себя же посмеялась. Уверена, в плане сексуальных утех я бы могла сама прочитать ей лекцию. Все же им далеко до просвещенности наших современных женщин.
        В данный же момент «просвещенная женщина» страшно нервничала. Вот и наступил день «Х». Вещи мои собраны и упакованы. Ирида согласилась переехать со мной и отправится вместе с багажом сразу после свадьбы. Меня же должен после свадебного банкета перенести к себе порталом жених. Я, кстати, собиралась с ним поговорить на предмет того, чтобы он и мой багаж захватил. Раз способен открывать порталы для армии, то что для него сундуки со служанкой. Правильно?
        - А вы к матушке своей зайдете попрощаться?
        Вопрос Ириды отвлек меня от насущных мыслей.
        - Что? Куда зайду?
        - В семейный склеп. Вы как приехали, каждый день туда молиться ходили.
        - Я забыла… Ты проводишь меня?
        - Конечно, - кивнула служанка.
        Как жаль, что я об этом так поздно узнала! Информация, что Анника бывала там каждый день, взволновала. Мне так и не удалось найти следов книги, а это был идеальный тайник. Кому еще придет в голову мысль посещать склеп? Элизабет точно не сунется, как и отец. Слугам там тоже делать нечего.
        Не лучшая идея идти туда в свадебном платье, но другого момента уже не будет. Свадебная церемония, банкет, гости. Будет странно, если меня потянет в склеп во время праздника, а вот отдать дань памяти матери перед важным шагом в жизни - вполне.
        - Анника, посмотри, какие у нас платья! - ко мне метеором ворвались сестры.
        - А прически какие! - похвалила я.
        Девочки были одеты в одинаковые розовые платья. Они понесут шлейф свадебного платья на ступенях храма и внутри. Сейчас он крепился у меня на руке, чтобы не мешал.
        Довольные комплиментом, малышки закружились, красуясь.
        - Анника, давай мы потренируемся! - попросили меня.
        - Хорошо. Идемте спускаться. Только смотрите под ноги на лестнице.
        - Да! - радостно захлопала в ладоши Сисиль.
        - Как жаль, что ты уезжаешь, - вздохнула Аделия.
        - Не грусти, Адель, вы сможете навещать меня, и мы еще посетим лучшие кондитерские столицы.
        - Обещаешь? - воскликнули они в унисон, и на меня уставились с надеждой две умильные мордашки.
        - Куда я денусь, - рассмеялась в ответ. Дети что в этом мире, что в моем - везде одинаковые.
        Мы вышли из комнаты, и я опустила шлейф. Девочки его расправили, и мы двинулись к лестнице, приноравливаясь. Я замерла на верхней ступени, заметив расхаживающего в нетерпении отца. Услышав шаги, он запрокинул голову и так замер.
        Двинулась вниз, спускаясь неспешно и наслаждаясь восхищением в глазах Винцента. Торжественность момента немного испортили девочки: Адель шикала на сестру, чтобы та не торопилась.
        - Ты такая красивая, - расчувствовался отец Анники. - И так похожа на мать…
        Глаза его подозрительно заблестели. Все же он любил первую жену.
        - Насчет нее… Можно мне сейчас сходить в склеп? Хочу помолиться перед церемонией.
        - С тобой сходить?
        - Нет, не надо. Дождитесь Элизабет.
        Он согласно кивнул, а я оглянулась на Ириду, которая спускалась за нами, промокая платочком глаза.
        - Девочки, спасибо! - поблагодарила сестер. - У вас все получилось отлично. Помогите со шлейфом, пожалуйста.
        Сисиль первая наклонилась, за ней Адель, они столкнулись и после небольшой заминки протянули мне нужный край.
        - Ирида проводит меня. Я не помню где, - пояснила я отцу присутствие служанки.
        - Нам скоро выезжать, - напомнил он.
        - Я быстро.
        Мы с Иридой вышли из дома, и по пути я принимала поздравления и восхищение встречных слуг. Сегодня было особенно оживленно, все сбились с ног, готовясь к приему, который будет после свадьбы.
        Ирида проводила меня до склепа из белого кирпича с колоннами на входе. Неудивительно, что я раньше его не видела. На прогулках верхом мы ездили в другую сторону, а сама я так далеко не забиралась от дома. Вниз вели ступени, и, показав каменный саркофаг матери, служанка с пониманием оставила меня одну.
        Свет падал из узких окон сверху, и внутри было светло. И сыро.
        Я осмотрелась. Где же искать? Если тут тайник, то я никогда не найду его в кирпичной кладке стен. Но оказалось, я сама все усложняла. Обойдя по кругу саркофаг, с обратной стороны от входа увидела внутри постамента нишу, где стояли свечи. Наклонившись и заглянув туда, обнаружила книгу.
        Рано радовалась. Обложка была далека от той, что описывала мачеха, и, судя по названию, это оказался какой-то роман. Я уже хотела сунуть книгу обратно, как задалась вопросом: зачем Аннике читать любовный роман у гроба матери? Атмосфера как-то не располагает к такому чтиву. Это заставило взглянуть на книгу внимательнее и раскрыть ее, полистать. Не зря. Почти в середине книги обнаружился аккуратно вырезанный в страницах прямоугольник, и в углублении лежала искомая книга с отвечающей описанию обложкой.
        Есть! Я захлопнула книгу и посмотрела на саркофаг.
        - Если вы меня слышите, помогите вернуть Аннику обратно, - попросила я. И перекрестилась. Никогда не была слишком набожной и здесь другие верования, но я готова молиться всем богам, лишь бы удалось задуманное.
        Вышла из склепа, чувствуя, как с души свалился тяжелый груз. Одной проблемой меньше, и я на шаг ближе к задуманному. Только что делать с книгой? На себе не спрячу. В комнату вернуться уже не успею. Оставалось одно.
        - Ирида, я, оказывается, забыла книгу в склепе. Наверное, не успела дочитать роман. Можешь упаковать ее с моими вещами?
        - Да, конечно. - Служанка взяла книгу, но я удержала, не в силах разжать пальцы. Слишком долго ее искала, чтобы вот так расстаться.
        - Только не забудь! Исполнишь?
        - Можете не беспокоиться.
        Я кивнула и отпустила. Мы пошли обратно. Сердце замерло, когда на полпути нам встретились Элизабет с Винцентом.
        - А мы за тобой. Нужно ехать, - произнесла мачеха, а ее взгляд так и прилип к книге в руках Ириды.
        - Я готова.
        Решила идти ва-банк. Забрала книгу у служанки и отдала мачехе:
        - Элизабет, можно, я возьму книгу с собой?
        Та открыла ее, пролистала без интереса несколько первых страниц.
        - Да пусть берет! Нам выезжать пора. Не стоит заставлять себя ждать, - воскликнул отец Анники.
        - Хорошо. К тому же я ее читала. - Мачеха вернула книгу, и я протянула ее Ириде.
        Надеюсь, мне удалось удержать лицо и не показать облегчения. Это был рискованный шаг, но иначе нельзя. Элизабет бы обязательно сунулась и проверила, что за книгу несла Ирида. А так, даже обнаружь мачеха тайник, ей пришлось бы выкручиваться перед мужем. Или я могла бы объявить отцу, что это личный дневник. Зато теперь любопытство мачехи удовлетворено, а у меня будет возможность спокойно изучить книгу. Анника же в ней как-то разобралась.
        Погода была хорошая, и мы поехали на церемонию в открытых экипажах. Отец с мачехой в одном, а я с сестрами в другом, украшенном гирляндами цветов. Дождя точно не будет, маг по погоде нашаманил.
        Насколько я поняла, жених перенесется порталом сразу в храм, а после церемонии мы вернемся уже со всеми гостями. Гости тоже собирались в городе у храма.
        Я была настолько взвинчена находкой, что о предстоящем шаге, столь важном в жизни каждой девушки, особо не волновалась. Все это настолько дико! Там, на порожках храма, меня дожидается незнакомый мужчина, который станет мужем. Варварство! То ли дело моя свадьба с Глебом. Мы встречались два года и поженились после того, как я закончила институт. На нашей свадьбе гуляло много молодежи. Веселье, смех, выкуп невесты, дурацкие конкурсы… Мы были такими счастливыми. И влюбленными.
        Когда все стало рассыпаться, я долгое время не могла смотреть на чужие свадьбы с радостными молодоженами без слез, понимая, что их счастье тоже может оказаться хрупким и недолговечным.
        Глава 6
        Город напоминал декорации к историческому фильму. Наверное, ощущение сложилось из-за того, что, несмотря на людей в средневековой одежде, сам город был по-европейски чистеньким, без нечистот и валяющегося мусора. Странно ведь, если вспомнить, что, кажется, во Франции широкополые шляпы в свое время вошли в моду из-за того, что горожане выплескивали ночные горшки прямо через окно на улицу, а надушенные платки носили с собой для того, чтобы перебивать запах нечистот. Да что говорить! Достаточно вспомнить Версаль, где не предусмотрели туалетов и дела делали в каждом углу или на лестнице. Но тут, видимо, с помощью магии, решили проблему канализации и о чистоте города пекутся. По крайней мере, на тех улицах, по которым мы ехали, было чисто, и в целом город производил приятное впечатление.
        Мы выехали на площадь, и я поняла, что прибыли. Скопление экипажей, толпа разряженных людей да и просто зевак. Увидела знакомые лица - соседей, которые были у нас в гостях. Сам храм из серого камня чем-то напоминал готические соборы Европы. Не такой высокий, но архитектура похожа. Вход в виде арки, по бокам застыли скульптуры гарпий, а в центральной части над деревянными дверями, обитыми железом, изображена женщина с ребенком. Пресветлая. Покровительница женщин и семьи.
        Мы подъехали почти к самым ступеням. Вначале остановился экипаж отца. Он вышел и помог спуститься мачехе, а потом мне и сестрам. На лестнице у входа в храм тоже толпились люди. При нашем появлении они расступились, являя фигуру мужчины, в которого я впилась взглядом.
        Вау! Просто слов нет! Красавчик с экзотической внешностью. Чего только стоят алые, с вишневым отливом волосы. Темно-бордовый камзол и кружево белоснежной рубашки под горлом и на манжетах создавали красивый контраст. Я только не поняла, почему нахмурился отец Анники при виде него.
        - Ждите здесь, - сказал он и сам стал подниматься по ступеням к жениху.
        - А в чем дело? - шепотом поинтересовалась я у мачехи, внаглую рассматривая жениха. Просто невозможно было не ответить на его улыбку и заинтересованный взгляд. Обаятельный, гад. И приятный. С таким можно найти общий язык.
        - Нет лорда Дарстена. Пока здесь только его друг, лорд Дениэль Берийский.
        Друг?! Я с сожалением посмотрела на не жениха. А потом улыбнулась. Если друзья такие, так, может, и жених ничего? А красавчик с огненными волосами что-то объяснял Винценту, но при этом следил за сменой эмоций на моем лице. Я тоже не сводила с него глаз, заново оценивая. Друг и мне не повредит.
        - А он тоже маг? - постаралась выяснить животрепещущий вопрос.
        - Высший. Некромант, - отрывисто бросила мачеха, напряженно следя за мужем. Он как раз развернулся и с непроницаемым лицом спускался к нам вместе с лордом Берийским.
        - Анника, позволь тебе представить лорда Дениэля Берийского, аррха Вьены, - произнес Винцент. - Моя дочь, Анника Розердоф. Моя супруга, Элизабет.
        - Рада знакомству. - Я протянула руку для поцелуя, не понимая, почему глаза отца так и мечут молнии и он едва сдерживается.
        - Я счастлив, что мне выпала такая честь, - произнес лорд, а я вопросительно посмотрела на него, ожидая пояснений. Что-то отсутствие жениха стало напрягать. Он отказался от брака? Но это же ему надо было, да и брачный договор подписан уже. И какая «честь» выпала этому Дениэлю? Сообщить неприятные новости? Ничего не понимаю…
        - Анника, - с трудом произнес отец, - лорд Дарстен не сможет присутствовать на свадьбе.
        - Что-то случилось?
        - Придворные обязанности задержали его в столице. Лорд Дарстен поручил мне заменить его в храме и на торжестве, - с любезной улыбкой ответил Берийский.
        - Как заменить?! - отказывалась понимать я. Не станет же этот красавчик моим мужем вместо Дарстена?!
        - Быть его представителем. Доверенность у меня есть.
        - Так можно? - спросила я у отца.
        - Формально - да, - сквозь зубы произнес он, с трудом удерживая невозмутимое выражение лица.
        Я поняла, что происходящее сейчас скандально и выходит за рамки. К нашему разговору с любопытством прислушивались зеваки, вытягивая шеи.
        - Тогда чего мы ждем? - спросила я и посмотрела на заместителя жениха. В его карих глазах мелькнуло удивление. А чего он ожидал? Возмущений? Нет уж, не люблю прилюдные скандалы на потеху публике. Все разборки дома.
        Мои слова послужили толчком к действию. Я сняла с руки шлейф. Девочки расправили его и стали сзади. Отец взял под руку жену, а я лорда, и мы двинулись. Очень хотелось знать, чем вызван такой финт ушами со стороны жениха, но как по мне, что один аррх, что другой… Какая разница, если видишь человека впервые и это договорной брак, где нет и речи о чувствах?
        Мы первыми вошли в храм, а за нами потянулись остальные гости. Внутри стояли лавки, но у стен, не как в костелах. Как только я переступила порог, раздалось песнопение. Подняв голову, увидела балкон, на котором пел хор в белых одеждах. Приятные голоса разносились эхом под куполом. Впереди стоял каменный алтарь. За ним нас дожидалась служительница в золотой свободной накидке в пол, из-под которой виднелось белое прямое платье. По бокам от нее в ряд стояли служительницы в голубых накидках. Лица женщин скрывались за глубоко надвинутыми капюшонами.
        Мне был интересен местный обряд. Единственное, надеялась, что кровопускания не будет.
        Как только мы подошли к алтарю, хор смолк, и заговорила жрица. Она поприветствовала пару, пришедшую соединиться в храм Пресветлой. Вначале предложила вознести молитву Пресветлой. Запел хор. Потом шла молитва за счастье молодых. Затем заговорила жрица, напоминая, что теперь в обязанности жениха входит забота о моем благополучии, а в мои послушание, верность и забота о супруге. Затем нас стали соединять водой, землей, воздухом и огнем. Все четыре стихии взяли нас в разноцветный кокон и опали, исчезая без следа. Зрелищно и говорит о том, что или главная жрица, или кто-то еще здесь хорошо владеет стихиями.
        - Максимилиан Дарстен… в лице своего представителя Дениэля Берийского… да соединишься ты навсегда с Анникой Розердоф узами священного брака! - торжественно произнесла жрица. Лицо у нее было еще довольно молодое.
        При этих словах подошла помощница и взяла с алтаря бархатную подушечку, на которой лежали два выпуклых золотых браслета.
        - Анника Розердоф. - Главная жрица, шагнув ко мне, взяла браслет и надела на мою левую руку. Он был широким, рука легко прошла. - Связываю тебя оковами брака.
        - Максимилиан Дарстен… связываю тебя оковами брака. - Она передала подушечку с браслетом Берийскому.
        Тут я не выдержала такой несправедливости. Меня, значит, сковали…
        - А почему вы не надели браслет ему? - осмелилась нарушить церемонию. Вроде и тихо спросила, но вопрос разнесся по всему храму.
        - Представитель лорда Дарстена передаст браслет ему, - ответила жрица, взглянув на меня. В глубине ее глаз я увидела, что ей не нравится сложившаяся ситуация.
        - Лорд Берийский сейчас представляет лорда Дарстена. Мне кажется, будет правильно надеть ему браслет. Потом он наденет его моему супругу, снимая с себя взятые обязательства.
        Со злорадством ощутила, как напрягся стоящий рядом со мной мужчина.
        - Не думаю, что…
        - Согласна, дитя. Так будет правильно, - произнесла жрица, перебивая лорда. Забрала у него подушечку, и браслет молниеносно оказался на правой руке Берийского.
        Скрежет зубов представителя жениха стал приятной музыкой. Жрица бросила на меня лукавый взгляд и наклонила голову.
        - Да свершится воля Пресветлой. Объявляю вас мужем и женой.
        «Жених может поцеловать невесту», - мысленно добавила я. Нервный взгляд на заменителя мужа известил, что в данный момент меня скорее придушат.
        Но Берийский оказался хорошо воспитан - или жизнь при дворе научила его скрывать свои эмоции. Уже через мгновение я увидела любезное выражение лица и чуть ироничный взгляд. Он взял меня за руку, переплетая наши пальцы, и повел на выход из храма. Браслеты на руках тихо звякали от соприкосновения. Только цепочки между ними не хватало для схожести с наручниками. На выходе нас осыпали лепестками роз, а под ноги бросали монеты.
        - А невеста не промах! - донеслось до меня.
        - Действительно, какая разница, один аррх или другой…
        - Молодец!
        Я напряглась.
        - Вы слышали? - тихо спросила у Берийского. - Я не понимаю. О чем они?
        Он посмотрел на меня с досадой:
        - Не понимаете? Сейчас я связан с вами узами брака перед ликом Пресветлой, пока не передам их тому, с кем заключен брачный контракт.
        - И чего вы беситесь? Разве не знали, на что шли? Сами ввязались.
        Глаза некроманта полыхнули огнем, но он проглотил рвущиеся с языка слова. Нас окружили, поздравляя, но я слышала перешептывания.
        - Даже подношение храму не оставил…
        - Зато видели, сколько отец отсыпал?
        Мне стало смешно. Кажется, я действительно женила на себе этого аррха. Бедненький, соглашаясь помочь другу, он на это точно не подписывался.
        К нам подошли отец с мачехой. Мейн Гордтриджа выглядел весьма довольным. Еще бы, дочь теперь точно замужем за аррхом. Пока не за тем, с которым сговаривались, но какая разница!
        - Приглашаю всех к нам! - объявил Винцент.
        Мы расселись по экипажам. Сестры на этот раз сели с родителями, и мы с… хм… мужем остались вдвоем. Пока ехали по городу, не разговаривали. Улыбались окружающим, я рукой махала, если кричали поздравления. Но стоило выехать из города, откинулась на сиденье и посмотрела на немного мрачного супруга.
        - Расслабьтесь и смотрите на вещи проще, - посоветовала ему. - У вас уникальная возможность почувствовать себя на короткое время женатым.
        Берийский бросил на меня изучающий взгляд. Кажется, мое поведение его озадачивало.
        - Это те ощущения, которые я бы желал испытать как можно позже.
        - Неужели все так ужасно? - улыбнулась я. Как же смешны мужчины в своем страхе перед браком. Мир другой, а мужчины везде одинаковы.
        Мой кратковременный супруг замер, как будто прислушиваясь к себе и стараясь что-то там найти.
        - На удивление, пока нет, - признался он.
        - Значит, мы успешно боремся с вашими страхами.
        - У меня нет страхов!
        - Неправда. Я видела, как вы побледнели, когда на вас надевали браслет, - поддела я.
        Берийский раскрыл рот для опровержения, но замер, сообразив, что я его просто дразню. К его чести, отреагировал нормально и рассмеялся.
        - Это даже забавно. Не ожидал.
        - Поговорим? - произнесла я уже серьезным тоном. Взгляд карих глаз стал пронзительным. Кажется, мне раз за разом удавалось его удивлять своим поведением.
        - Вы точно Анника Розердоф? Мой друг описывал вас совсем другой, а он редко ошибается в людях.
        - Я считаю, что в этом нужно было убеждаться до того, как идти в храм, - шутливо ответила я, но сердце екнуло.
        Лорд продолжал на меня внимательно и пристально смотреть, как будто заглядывая в душу. Сейчас в нем не осталось ничего от того обаятельного повесы, которого я увидела на ступенях храма. Значит, это была лишь маска. Взгляд непроизвольно опустился на его шею. Две линии татуировки. Есть ли еще, я не знала, остальное скрывало кружево рубашки.
        - Наверное, все дело в том, что я упала с лестницы и потеряла память. Пришлось заново знакомиться с родными и познавать мир.
        Сканирующее чувство пропало, даже дышать стало легче.
        - Как это произошло?
        - Случайность. Целитель может подтвердить, что сейчас мое здоровье в порядке, да я и получила всего лишь легкие ушибы. А воспоминания со временем вернутся, он так сказал.
        - Сожалею. Так о чем вы хотели поговорить?
        - О лорде Дарстене. Объясните, почему он не смог явиться на свадьбу и прислал вас.
        - Вы уже знаете причину.
        - Оставьте! Мы не в состоянии войны, и королю не требуются срочно его услуги. А понятие «придворные обязанности» весьма растяжимо. Я хочу услышать правду.
        - Думаю, вам стоит спросить об этом своего мужа.
        Моя улыбка и многозначительный взгляд были ему ответом.
        - Своего настоящего мужа, - уточнил Берийский.
        Моя улыбка стала еще и ехидной.
        Язва! Дениэль не удержался и рассмеялся, чувствуя небывалую легкость. Немыслимую для женатого человека! Он до сих пор поверить не мог, что повязан оковами брака!
        Взгляд упал на браслет, окольцевавший предплечье. Такой же сверкал на руке его жены. Нестерпимо захотелось переплести с ней пальцы, как в храме. Он был зол, но тепло маленькой ладони задело что-то в душе. Жена!!! Подумать только, девчонка, только что вышедшая из пансиона, женила его на себе. Пусть на время. Но сам факт!
        В храме хотелось ее придушить, но злость прошла, и Дениэль смирился с тем, что она нарушила все планы. Трудно было сопротивляться обаянию этой девушки, бьющему наповал. Еще только увидев ее возле храма, не мог оторвать глаз. Слишком сильно отличался образ, сложившийся со слов Максимилиана, от действительности.
        Дениэль воскресил в памяти встречу с другом.
        - Мне нужна твоя помощь! - были первые слова Дарстена.
        - Кого нужно воскресить?
        - Здесь другое. Я завтра женюсь. Заменишь меня на свадьбе.
        - Что?.. Ты с ума сошел?!
        С невозмутимым видом Максимилиан плеснул в два хрустальных бокала крога. Подхватив бокалы с янтарной жидкостью, протянул один Дениэлю. Сел в кресло, забросив ногу на ногу.
        - Так надо.
        - Зачем?! Сам где планируешь быть в это время?
        - На приеме во дворце. С Каролиной.
        Услышанное добило Дениэля. Теперь он не сомневался, что друг повредился в уме.
        - Ты собираешься появиться в свете с любовницей во время собственной свадьбы? Тебе не кажется, что это верх цинизма?
        - Не преувеличивай. Я появлюсь во дворце, а свадьба пройдет в провинции. И не нужно говорить о цинизме! Эдвард меня, как племенного жеребца, отправляет на случку, не желая отменять давно устаревший закон. Сам понимаешь, мне эта женитьба как кость в горле.
        - Но зачем оскорблять невесту таким пренебрежением? Она-то в чем виновата?
        - Ты бы видел эту девицу! Моль - и та краше. Одно достоинство, что имеет подходящий мне дар. Ей даже воспитание не смогли дать достойное. Смотрела на меня исподлобья при встрече, прямо прожигала, будто всю жизнь ненавидит. Объявила, что не выйдет за меня ни при каких обстоятельствах. Мечтает, видите ли, найти себе какое-нибудь ничтожество в мужья и отобрать у отца титул. Она наследует его от матери после совершеннолетия, сыновей в браке нет.
        - И как ты отреагировал?
        - Сказал, что это будет ее выбор. По брачному договору она станет моей женой, этого достаточно, чтобы признать моих наследников. А если не пройдет церемонию перед ликом Пресветлой, сама же и покроет себя позором. Король не передаст ей титул, вздумай она выйти замуж за другого.
        - Зачем тебе эти сложности?
        - Ты не понимаешь. Она идеальный вариант. Идею мне Каролина подкинула.
        - Какую идею?
        - Мне не нужен этот брак, так же, как и этой Розердоф. Я изучил прецеденты разводов. Есть лазейка при браке по доверенности. Если сковать узами брака только невесту, а жениху передать брачный браслет, то он считается не скованным перед ликом Пресветлой. И развод возможен по обоюдному согласию. Ну и на нужды храма нужно будет отчислить солидную сумму, но это мелочи. С Эдвардом я вопрос решу. Ему важен лишь мой наследник с даром, а не то, на ком я женат. Родив ребенка, жена даст мне развод, а в благодарность я помогу ей вернуть титул матери. И все счастливы.
        - Ты уверен, что все получится?
        - А что я теряю? - невесело усмехнулся Максимилиан и залпом допил крог. - Она согласится. Мы оба получим то, что хотим. Я - ребенка и свободу, а она - свой титул и земли.
        Звучало разумно. Сам закоренелый холостяк, Берийский прекрасно понимал друга. Максимилиан привык руководить людьми, сам управлять своей жизнью, и необходимость жениться, понятное дело, выводила его из себя. Дарстен не был бы тем, кто есть, если бы не перерыл кучу законов и не нашел лазейку. Но Дениэля терзали сомнения и нехорошие предчувствия. А интуиция его никогда не подводила.
        Он согласился участвовать в этой авантюре. Сразу предупредил, что друг будет обязан ему по гроб жизни. Готовился к возмущению родителя, сопротивлению невесты. Насчет отца Дарстен выразился жестко, что тот никуда не денется, стерпит. Выхода у него нет. А в случае бунта невесты Дениэль имел разрешение озвучить план Максимилиана. Но все пошло не по плану.
        Невеста оказалась совсем не такой, как он представлял себе, и спокойно, без скандала, пошла в храм. Да, все это объяснялось потерей памяти. Что весьма странно и произошло на удивление вовремя. Но вот ее финт с брачным браслетом… Никто этого не ожидал, а жрица не дала времени хоть как-то отреагировать.
        Максимилиан будет в бешенстве.
        Дениэля же выбранная другом невеста интриговала. Откуда в только что покинувшей пансион девчонке такое самообладание и уверенность в себе? Ему было с чем сравнивать. На брачном аукционе Берийский считался лакомой добычей. Ему то и дело подсовывали для знакомства невинных овечек, которые только и умели, что краснеть, бледнеть и заикаться. Сам же он предпочитал женщин постарше, уверенных в себе, с уже раскрытой сексуальностью и знающих, что нужно делать в постели.
        Анника Розердоф выбивалась из ряда всех знакомых пансионерок. Была непосредственна, не по годам уверена в себе, имела сильный характер. Смелая. Не побоялась же прервать брачный ритуал в самом разгаре и задать вопрос насчет брачного браслета, изменив церемонию. Прямолинейна, настойчива. Один учиненный допрос насчет Максимилиана чего стоит! Ее манера поведения импонировала, но была больше присуща опытной женщине, чем юной девице. Он ощущал явный диссонанс между внешней оболочкой и тем, что внутри. Проверил даже, нет ли на Аннике иллюзии или внушения, но ничего не нашел. Неужели дело в потери памяти?
        Дениэль долго не мог понять, что его так в ней цепляет. Она не флиртовала с ним, не старалась понравиться или произвести хорошее впечатление. Держалась дружелюбно и… на равных.
        «Точно! На равных», - нашел он верное определение. И к такому поведению со стороны женщины он не привык.
        Глава 7
        К сожалению, попытка разговорить некроманта оказалась безнадежной, но я не сильно расстроилась. Узнаю позже, какая, собственно, теперь разница, раз имеем, что имеем - целых двух мужей. С одним подписан брачный договор, а со вторым обвенчалась в местном храме. Может, дело в сдающих нервах, ведь все же волновалась перед встречей с женихом, но теперь меня пробивало на смех.
        «Пошла вразнос, - посмеивалась я над собой. - Был один муж, так чего мелочиться? Теперь еще два. Гулять - так гулять!»
        Дразнить же рыжего доставляло огромное удовольствие.
        - Хорошо, раз не хотите говорить о лорде Дарстене, давайте поговорим о вас.
        - Обо мне? - удивился некромант.
        - А что вас так удивляет? Сами утверждаете, что мы с вами формально женаты. Имею же я право знать больше о муже. Могу я называть вас Ден?
        - Я думаю, это излишне, - нервно отозвался он.
        - Почему? Вы бы могли называть меня Аней.
        - Вряд ли это понравится Дарстену.
        - Вы настолько зависимы от его мнения? - с сочувствием поинтересовалась я. Разговор все больше забавлял меня. Мужа нет, так хоть на его друге оторвусь. Сам виноват, что так подставился.
        - От него теперь зависите вы. Не стоит с самого начала семейной жизни вызывать неудовольствие мужа, - жестко парировал Берийский, напоминая, что передо мной далеко не мальчик и не новичок в словесных играх.
        Но и я не девочка! Поэтому не стала пристыженно молчать.
        - Начнем с того, что завишу я от вас, пока вы не передали ему брачный браслет. И лорда Дарстена не сильно озаботило, что свою семейную жизнь он начинает с пренебрежения супругой.
        - У него были на это веские причины, - тут же вступился за друга некромант.
        - Но вы мне их не озвучили, так что судить, насколько они были веские, не могу. Поэтому предлагаю оставить в покое лорда Дарстена и вести себя как молодожены. В конце концов, вы единственный супруг, которого я знаю и который рядом. Сегодня день моей свадьбы, не портите мне его нравоучениями.
        - Что вы подразумеваете под «вести себя как молодожены»? - настороженно поинтересовался Берийский.
        - Не переживайте, я уже поняла, что вы относитесь к тому типу людей, для которых так важны условности и мнение окружающих. Наверное, в силу своего возраста вы уже забыли, как получать удовольствие от жизни и веселиться…
        Да, не удержалась от шпильки. А вот нечего меня жизни учить! И пусть внешне некроманту с натяжкой можно было дать тридцать, но мне-то восемнадцать. Что называется, почувствуй себя стариком. Я заметила, что удар достиг цели, и ехидно продолжила:
        - Ничего неприличного требовать не собираюсь, но раз вы вызвались замещать друга, то будьте любезны! Ведите себя как счастливый муж, а не отбывающий повинность. Я ожидаю, что ваше внимание будет принадлежать лишь мне. Хочу танцевать и сполна насладиться праздником. Я могу на вас рассчитывать, Дениэль? Или к вам лучше обращаться лорд Берийский?
        - Кхм… - Лорд опешил от моего напора и отповеди. - Обращайтесь по имени. Думаю, это допустимо в сложившихся обстоятельствах.
        - Ваша щедрость не знает границ, - произнесла я с самым серьезным видом. - Но вы так и не ответили. Я могу на вас рассчитывать?
        - Да. Как вы правильно заметили, на данный момент я являюсь вашим мужем, и мы не нарушим правил приличий, - ответил Берийский. И взял меня за руку, отчего брачные браслеты звякнули, соприкоснувшись. Но я не могла не оставить за собой последнее слово, тем более что мы уже подъезжали к дому.
        - Рада, что мы пришли к взаимопониманию.
        Уместно или нет, а я не хотела выглядеть перед гостями невестой, которой пренебрегли, не явившись на свадьбу. Гордость, знаете ли. Сплетни расходятся быстро, не хочу, чтобы Аннику жалели. Так что пусть лучше от меня ни на шаг не отходит некромант, проявляя внимание, и все задаются вопросом, что это может значить. Связывающие нас брачные браслеты лишь добавляют пикантности ситуации.
        Все же не зря я дразнила и поддевала некроманта. После моих провокаций роль мужа он стал отрабатывать на отлично. Жаль, что не он в действительности мой супруг. В Берийском пропадал великий актер. Весь такой внимательный, заботливый, он стоял рядом со мной и сиял, как настоящий молодожен, принимая подарки и поздравления от гостей.
        Только один раз Дениэль позволил себе шпильку в мой адрес.
        Одна матрона с двумя дочерьми не удержала яда и при вручении подарка заметила:
        - Я удивлена, что вы осмелились вмешаться в брачную церемонию. Вы понимаете, что женили на себе самого аррха Вьены? Это так вызывающе. Как вы чувствуете себя после такого поступка?
        Ох, уж лучше бы завидовала молча! Наверное, испереживалась вся, что такой выгодный жених вынужден торчать со мной и ее девочки не имеют права флиртовать с ним. Ведь формально они будут строить глазки чужому мужу, что моветон. А когда еще теперь высшего лорда занесет в их края…
        - Я была в своем праве, даже жрица Пресветлой его не оспорила. Как видите, чувствую себя прекрасно. Как и любая женщина, став женой таких достойных мужчин. А как дела у ваших дочерей? Они обручены?
        - Еще нет. Мои девочки только начали выезжать.
        - Будьте осторожны в суждениях. Видя ваше вызывающее поведение, они не научатся правильно общаться с противоположным полом и отпугнут всех вероятных женихов. Прислушайтесь к моим словам, ведь мне удалось женить на себе двух аррхов, - шутливо заметила я. Окружающие рассмеялись, а вот матрона покраснела и поспешила отойти.
        - А мне вот интересно, откуда девушка, только вышедшая из пансиона, набралась опыта общения с противоположным полом? Ваше поведение заметно отличается от поведения юных дев, - наклонившись к моему уху, тихонько поинтересовался некромант.
        Я рассмеялась, как будто он сказал какую-то шутку, и так же тихо парировала:
        - Так вы общались с юными девами, которые изображали из себя образец скромности, чтобы вы пожелали жениться. А я уже ваша жена, и мне нет нужды скрывать свой характер.
        - А перед Максимилианом вы свой характер скрывали?
        - Нет. Его интересовал лишь мой дар.
        - Я думаю, его ждет сюрприз, - негромко и чуть задумчиво протянул Берийский, и мы обратили внимание на следующего гостя, спешащего вручить нам подарок.
        Свадьба удалась на славу. Элизабет расстаралась, и столы ломились от яств. Среди гостей сновали вышколенные слуги, разнося напитки. Были приглашены музыканты, которые услаждали слух гостей, и комедианты, развлекающие их магическими фокусами.
        Мой временный муж расслабился и вошел в роль, с удовольствием получая поздравления от окружающих. Хорошо, что здесь не принято кричать: «Горько!», иначе бы вышел конфуз, настолько все стали воспринимать его как моего законного супруга.
        Ничего удивительного, кстати. Дениэль не отходил от меня, уделяя все свое внимание, не смотрел по сторонам, не замечал других женщин. Весь такой заботливый, за ручку держит, брачные браслеты на руках опять же поблескивают. Один сосед раздухарился после хорошей порции горячительных напитков и даже заявил Берийскому, что мы замечательная пара и на его месте он не отдавал бы браслет лорду Дарстену.
        Некромант поблагодарил за ценный совет и пообещал передать его слова этому самому лорду. После чего я соседа больше на празднике не видела, что заставило задуматься о личности моего супруга. Настоящего. Которого я пока и в глаза не видела!
        А время между тем шло. Застолье, танцы, постепенно сгущались сумерки, а Дарстен не спешил появляться.
        Танцуя очередной танец с Дениэлем, я заявила:
        - Это последний на сегодня. Меня уже ноги не держат. - И в подтверждение с чистой совестью повисла на нем, заставляя удерживать меня практически на весу. Ничего, он сильный, а я не такая уж и тяжелая, пусть тренируется на будущее. - Еще немного, и я утащу вас на брачную ночь.
        От такого заявления лорд Берийский сбился с шага, а его руки на моей талии нервно вздрогнули.
        - Это не то, о чем вы подумали! - рассмеялась я над его реакцией. - У меня есть предложение поинтереснее. Будем распечатывать подарки и смотреть, что там внутри.
        К сожалению, деньги здесь дарить было не принято, а то бы я с чистой совестью присвоила себе все финансы.
        - Мне почему-то кажется, что даже это делать с вами будет интересно, - с неожиданной теплотой признался некромант.
        Я даже немного отстранилась и голову приподняла, чтобы убедиться, что мне это не показалось. Взгляд карих глаз был мягким и ласковым настолько, что смутил. И я тепло улыбнулась в ответ, чувствуя, что мне все же удалось расположить его к себе.
        Надрывно пискнувший музыкальный инструмент и наступившая тишина заставили нас остановиться и посмотреть по сторонам. Взгляд уперся в мужчину, стоящего посередине зала. Гаснущий за его спиной бело-голубой портал без всяких представлений дал понять, кто перед нами.
        Я окинула его жадным изучающим взглядом и содрогнулась. Не представляю, как с таким налаживать контакт. Мужчина в зрелом возрасте и, сразу видно, с непростым характером. Если бы не знала, то точно приняла бы за некроманта как раз его. Высокая мощная фигура, весь в черном, и даже серебряная отделка по камзолу не разгоняет мрачность образа. Блестящие волосы цвета воронова крыла стянуты в низкий хвост. Черты лица правильные, но отталкивает их суровость. Новоприбывший гость хмуро взирал на наши переплетенные руки, на которых блестели брачные браслеты.
        - И как это понимать? - были его первые слова.
        Я себя буквально героиней трагедии «Каменный гость» почувствовала, Лаурой с любовником, застигнутой каменным командором. Да и впечатление Дарстен на всех произвел соответствующее. Гости, кажется, даже дышать перестали, опасаясь привлечь его внимание.
        Первым пришел в себя Берийский. Выпустив меня из объятий, он шагнул к другу.
        - В храме надели браслет, - объяснил он, сразу поняв причину недовольства.
        - Почему? Обычно его передают супругу.
        - Жрица посчитала, что раз я представляю тебя, то должен быть связан оковами брака, - обтекаемо ответил Берийский, умолчав о моей роли в произошедшем.
        Но вот матрона, с которой мы схлестнулись при вручении подарков, молчать не стала.
        - Леди Анника вмешалась в ритуал и потребовала этого, - с мстительным удовольствием сообщила она в спину лорда Дарстена.
        Тот обернулся.
        - Ваше сиятельство, позвольте засвидетельствовать мое почтение, - присела она в низком реверансе.
        Но аррх уже потерял к ней интерес, повернувшись ко мне и пронзая разъяренным взглядом. Надо же, глаза вроде серые, а не покидает ощущение, что на меня смотрит тигр. Может, всему виной плавность движений, присущая хищникам, танцорам и хорошим воинам.
        Взгляд давил. Я вспомнила, что так и не поприветствовала супруга. По правилам этикета должна присесть в реверансе, но я уже не ниже его по положению, а ровня. Допускалось приветствие кивком, но в сложившейся ситуации это было бы вызовом. Типа да - это я. Поэтому осталась стоять без движения, но и глаза не опустила.
        Наши гляделки прервал Берийский, заслоняя меня собой.
        - Позволь передать тебе врученный мне на время символ брака, - произнес он, снимая с руки брачный браслет и протягивая Дарстену.
        - Вижу, ты неплохо вжился в роль мужа, - саркастически заметил лорд, беря браслет и небрежным жестом засовывая его в карман.
        - Почему же вжился? Фактически я и являлся мужем перед ликом Пресветлой до этого момента.
        - Дома поговорим, - многообещающе произнес Дарстен и перевел взгляд на меня. - Что-то моя жена не спешит приветствовать супруга. Так понравилась замена?
        - Так и вы не спешите приветствовать свою жену, - парировала я, понимая, что вот хрен теперь перед ним склонюсь. - А насчет моих предпочтений… Они вам были известны.
        Знал же, что не хочу за него замуж. Нечего теперь ожидать от меня вселенской радости от его явления. Меня наградили еще одним тяжелым взглядом, но ничего не сказали.
        Лорд Дарстен обвел взглядом гостей.
        - Благодарю всех, кто почтил своим присутствием праздник. Время позднее, нам с женой пора удалиться. - Он посмотрел на меня, так и не сделав попытки приблизиться. Холодно приказал: - Следуйте за мной.
        Вспыхнул портал, в который он шагнул первым. Дениэль замешкался, обернувшись на меня. Но вместо того чтобы как послушная собачонка бежать за мужем, я развернулась и зашагала в противоположную сторону. К отцу с мачехой, которые так и застыли изваяниями и за все время разговора не проронили и слова. Кстати, лорд Дарстен новых родственников тоже не поприветствовал. Хам!
        - Отец, благодарю за все! - Я обняла его.
        - Прости, - тихо сказал Винцент. Кажется, до него только сейчас дошло, что выдать меня замуж за этого высокомерного гада было не лучшим шагом.
        - Все будет хорошо, - ободряюще улыбнулась я и шагнула к мачехе. - Элизабет, благодарю за прекрасный праздник, который вы организовали в мою честь. Все было великолепно и выше всяких похвал.
        Обняла ее, шепнув:
        - Пишите. Девочек поблагодарите от меня.
        Проскользнула мысль об оставленной книге и Ириде, но в сложившейся ситуации было видно, что мой супруг не будет беспокоиться о моих вещах и служанке. Придется ждать их прибытия.
        Отойдя от родных Анники, я увидела, что Берийского уже нет, а возле портала стоит мой супруг. Вернулся, сволочь, проверить, почему не бегу за ним? Пошла к нему с высоко поднятой головой, но уже у входа в портал взгляд остановился на нахальной матроне. Смолчать не смогла:
        - Мне жаль ваших дочерей. Мало кто из мужчин захочет иметь такую родственницу за своей спиной.
        И я шагнула в портал, так и не посмотрев на мужа.
        Глава 8
        На другой стороне портала я сразу натолкнулась на обеспокоенный взгляд Берийского. Сердце кольнуло от сожаления, что не он мой муж. Мы бы поладили. Но что уж теперь…
        На моей руке сиротливо болтался брачный браслет. Интересно, когда будет позволено его снять? Или стоит наплевать на традиции и стащить с руки прямо сейчас? Что-то не слишком уважительно лорд Дарстен отнесся к этому символу брака. С другой стороны, ни отец Анники, ни ее мачеха такие браслеты не носили. Я видела фамильные перстни с гербом у них на пальцах, и все.
        Все же решила повременить и проявить благоразумие. Посмотрим, как будут развиваться события дальше. Пока же огляделась, отметив, что очутилась в просторном кабинете. И явно мужском, судя по массивной мебели и стеллажам с книгами.
        - Я хочу знать подробности того, что произошло в храме, - властно произнес мой так называемый супруг, сворачивая за собой портал и проходя к столу. - Какую игру вы затеяли, Анника?
        Игру? Я?! В непонимании уставилась на него, с удивлением отмечая, как меняет цвет радужка глаз, становясь из льдисто-серой - синей. Действие магии при открытии портала?
        - Леди Анника ничего не знала о плане, - подал голос Берийский.
        - Как не знала? Почему же ты не сказал?
        - Каком плане? - переспросила я, но они не обратили на меня внимания, скрестив взгляды.
        - Ты сказал сообщить ей, если она начнет сопротивляться замужеству, но она протестов не высказала.
        - Передумала? - скривил губы в презрительной ухмылке муженек.
        - Она потеряла память, ударившись головой, - ответил за меня некромант.
        - И ты ей веришь?
        - Не нужно говорить так, как будто меня здесь нет! - возмутилась я. - Мне кто-нибудь объяснит, какой у вас был план?
        - Какая теперь разница? Вы все испортили!
        - Дениэль? - Я повернулась к нему.
        Некромант бросил на Дарстена вопрошающий взгляд, и лорд махнул рукой, разрешая. Отвернувшись от нас, пошел к одному из шкафов, достал бутылку и бокалы.
        «Надеюсь, он не алкоголик», - мелькнула мысль, и я перевела взгляд на Берийского, который наконец заговорил.
        - Дело в том, что если супруг не находится в храме во время церемонии, а браслет ему передают, то теоретически он считается не связанным узами брака пред ликом Пресветлой. При определенных усилиях и обоюдном желании брак можно расторгнуть.
        - О как! - вырвалось у меня. - Но тогда зачем вам на мне было жениться, чтобы тут же просить развод?
        - Вы бы родили вначале. При разводе мне наследник, вам титул вашей матери с землями, которого вы так добивались, и все довольны, - отсалютовал мне бокалом муженек.
        - Постойте… - Я потерла лоб, пытаясь переварить задуманную им комбинацию. - А с чего вы взяли, что я бросила бы своего ребенка, променяв его на титул?
        Они уставились на меня, а я на них. В кабинете повисла гнетущая тишина.
        Нет, они и в самом деле думали, что мать бросит своего ребенка?! Судя по их взглядам - да. Вариант, что я могу отказаться, даже не приходил в их «умные» головы.
        - Господа сиятельные, а вы хоть представляете, как это - носить девять месяцев под сердцем ребенка? Чувствовать, как он шевелится, бьется ножками. Это же часть тебя… И бросить?! Вы в своем уме?!
        - Вот не надо пафоса! - поморщился Дарстен. - Можно подумать, вы уже рожали.
        Слова резанули не хуже ножа. Перед глазами встала доченька, и сердце сжалось от боли.
        - Я - женщина. Вам, видимо, этого не понять, - только и сказала высокомерному поганцу.
        Он ничего не ответил, взял со стола колокольчик и позвонил.
        - Теперь уже никакой разницы. Время позднее, идите в свои покои. Мой слуга вас проводит.
        Почти сразу после его слов открылась дверь, и появился пожилой мужчина в ливрее. Под дверью стоял, что ли?!
        - Проводите мою супругу в ее покои.
        Меня выпроваживали из кабинета, потеряв интерес.
        - Лорд Берийский, было приятно познакомиться, - попрощалась я.
        - И мне, - склонил голову он.
        Я вышла за слугой, но успела услышать слова Дениэля:
        - По крайней мере, она станет хорошей матерью.
        Что ответил ему Дарстен и ответил ли, осталось неизвестным. Плотно прикрыв тяжелую дверь, слуга повел по погруженному в сумрак особняку. Немногочисленные светильники лишь слегка разгоняли темноту. Новоиспеченную жену в доме аррха Коурстена не сильно ждали. Хоть покои приготовили, и на том спасибо. Но все это мелочи. Куда больше меня заботила предстоящая брачная ночь.
        Будет или не будет? Вот в чем вопрос. Судя по отношению Дарстена, жена ему даром не нужна, но женился он на мне ради ребенка. С него станется прийти его делать уже сегодня. Оставалось надеяться, что мне удастся отсрочить это знаменательное событие как можно дальше. Мне бы Ириду с книгой дождаться и выяснить про ритуал. Хватило же Аннике сил его провести, значит, теоретически и я способна. Только у меня нет знаний Анники в магии.
        «Ничего, прорвемся!» - сказала себе. У меня дочь дома осталась, и нельзя допустить, чтобы еще и здесь ребенок появился. Хотя это же тело Анники. Надеюсь, если я вернусь в свое тело, то и она в свое. Но не завидую я ей - очнуться замужем за Дарстеном или, что еще хуже, беременной от него. Последний вариант не стоит сбрасывать со счетов, неизвестно, как надолго я здесь задержусь. Лорд Дарстен не похож на чуткого и понимающего супруга и с наследниками затягивать точно не будет, раз ради этого только и женился.
        Правда, все познается в сравнении. Может, вернувшись в свое тело, Анника будет рада настолько, что и с таким положением смирится. Ладно, какой смысл сейчас думать об этом.
        - Прошу! - Слуга открыл передо мной позолоченную дверь, пропуская в покои. Прошел следом, включая магические светильники. - Я пришлю вам служанок.
        - Как вас зовут?
        - Робин, госпожа, - поклонился он.
        - Благодарю вас, Робин. Вы не знаете, мои вещи от портних уже доставили?
        - Да, госпожа. Они в гардеробной.
        - Спасибо. - Я кивнула, отпуская его, и слуга с поклоном удалился.
        Оглядела свое новое жилище. Роскошно! Высокие потолки, лепнина, позолота. На стенах картины. Комната обставлена как гостиная. Кушетка у окна, где можно полежать с книгой. Столик с двумя мягкими креслами, за которым приятно выпить утренний кофе, точнее, его местный аналог. Секретер у стены, если пожелаю написать письмо. Величавый камин, на котором стоят подсвечники, а над ним - большое зеркало в позолоченной раме.
        Толкнув следующую дверь, я зашла в просторную спальню. Кровать с балдахином, ширма для переодевания, туалетный столик с большим зеркалом и пуфом перед ним. И еще три двери. За одной оказалась большая гардеробная, где уже были развешены мои платья. Задерживаться там я не стала.
        Заглянув в другую дверь, обнаружила еще одну спальню, судя по всему, лорда Дарстена. Там уже хлопотал Робин, обернувшийся на мое появление. Я нервно ему улыбнулась и закрыла дверь. Значит, спальни у нас с мужем смежные. И на двери ни одной защелки! Спокойствия данный факт не добавлял.
        Зато третья дверь привела меня в шикарную ванную комнату. Банный комплекс, я бы даже сказала. Все в розовом мраморе, бассейн, на поверхности которого плавали лепестки роз, а на бортике стояло много разных склянок с разноцветной жидкостью. По-видимому, мыло, шампунь, ароматические масла. Была и привычная ванна, и даже массажный стол. За ширмой туалет. А за узкой дверкой - комната, отделанная мозаикой и мрамором, очень напоминающая турецкий хамам. Неплохо быть аррхиней. Чтоб все так жили!
        Оглянувшись на шум, я увидела трех девушек в одинаковых серых платьях с белыми передниками и в чепчиках. Наверное, обещанные горничные.
        - Госпожа, - они сделали книксен, - позвольте вам помочь подготовиться ко сну.
        Что ж, я не имела ничего против. Хорошо, когда есть слуги. Одна помогла снять свадебное платье и унесла его, вторая разбирала мне прическу и осторожно расчесывала волосы. Третья занялась водой в бассейне, предварительно поинтересовавшись, какой аромат я предпочитаю и какую температуру воды сделать.
        То ли дело моя брачная ночь! Муж не рассчитал свои силы во время застолья, и к тому моменту, когда мы добрались домой, сумел лишь свалиться в постель и захрапеть. Я же расставляла цветы, потом больше часа разбиралась с прической, пытаясь прочесать волосы от лака. Смыла макияж, вымыла голову, высушила волосы. Если лечь с мокрыми, наутро на голове будет такой шухер, что Медуза Горгона нервно курит в сторонке. Спать я легла очень поздно и долго не могла уснуть из-за храпа. Конечно, утром у нас все было, он себя реабилитировал, но утро - это не ночь. Платье свадебное с меня трепетно не снимали, да и белья кружевного, специально подобранного для первой брачной ночи, на мне не увидели - в стирке уже болталось.
        Я тогда все это восприняла со смехом. К моменту свадьбы мы жили уже около полугода вместе, и со штампом в паспорте ничего существенно не изменилось, лишь кольца на пальцах появились.
        Сейчас же на руке болтался местный символ брака - браслет. Перед тем как войти в воду, я его сняла, незаметно отслеживая реакцию служанок, но никого мой поступок не удивил. Искупалась я сама. Пусть горничные были вежливы и предупредительны, но это я привыкла делать без чужой помощи. А вот на предложение расслабляющего массажа с маслом, чуть поколебавшись, ответила согласием. Ноги после суматошного дня и танцев гудели. С удовлетворением отметила, как одна из девушек отставила баночку с зеленой пастой, увидев, что на моем теле нет волос. Да-да, мы не совсем провинциалки и подготовились с Элизабет, удалив все лишние волосы такой же пастой загодя.
        В спальню я вернулась как заново родившись. Из тела ушли усталость и напряжение, сменившись расслабленностью.
        Остановилась у кровати, покручивая на руке браслет. Когда выходила, одна из горничных напомнила о нем, и пришлось вновь надевать. Мягкая постель манила, но ложиться я точно не хотела. Мне нужно было подумать. Попросила принести чай и отпустила девушек.
        Перешла в гостиную, разместившись на кушетке. Вид разобранной кровати немного нервировал. И я взрослая женщина, а что должна чувствовать невинная девушка, оказавшись в чужом доме и во власти незнакомого мужчины?
        Меня, кстати, всегда удивлял этот момент. Аристократок воспитывали в строгости, ограничивая кучей правил и условностей. Никаких лишних прикосновений к девушке. Кавалер мог поцеловать кончики пальцев или пожать их, не задерживая в руке. При этом вовсю процветали договорные браки, и невинных во всех смыслах девушек заставляли отдаваться практически незнакомому мужчине. Вот как так? Право брачной ночи - звучит внушительно, а на деле нужно разрешить интимно к себе прикасаться чужому мужику. Брр!
        Неудивительно, что холодность и фригидность жен считались в порядке вещей и свои сексуальные порывы мужики реализовывали с продажными женщинами.
        - Ваш чай, госпожа! - Горничная принесла заварочный чайник и чашку, пиалы с медом и джемом.
        - Благодарю. Можешь быть свободна на сегодня.
        Подсев к столу, я сама налила себе чай и задумалась. Что мы имеем? В наличии муж, который получил неприятный сюрприз: понимание, что наш брак уже не разорвать. Я сняла раздражающий брачный браслет и положила на стол. Не знаю, что с ним дальше нужно делать, но, судя по тому, как обращался с ним супруг, в моем поступке нет ничего крамольного, а думать браслет мешал, отвлекая своим весом.
        Мы с Дарстеном женаты, и браслеты тут роли уже не играют. Брачный договор подписан, то есть оформлен юридически, церемония в храме состоялась, так что и со стороны религии теперь не подкопаешься. Мне нужно наладить отношения с мужем. И неважно, нравится он мне или нет. Если отбросить властное выражение лица, то супруг ничего так. Да, выглядит на все свои тридцать восемь лет, но мужественный, подтянутый.
        От мысли, что теперь с этим мужественным и подтянутым придется делить постель, стало плохо. Я отставила чашку и подошла к окну. Цепочка круглых фонарей подсвечивала дорожки парка, но все остальное тонуло во мраке ночи.
        «Ладно, Аня, ты давно не девочка», - сказала себе. Уже ведь знаю что, как и почем. Сама я невинность потеряла в восемнадцать - скорее из любопытства, чем по большой любви. Потом была череда романов, которые заканчивались еще до того, как дело доходило до постели. Еще один парень в институте, вот с ним у нас было все серьезно, но не сложилось. Я встретила Глеба и влюбилась, потеряв голову.
        Мысли о прошлом рассыпались, стоило услышать вопрос:
        - Почему вы здесь и не ложитесь?
        Резко обернувшись, я увидела своего супруга. В халате и домашних брюках. Успел переодеться. Пришел пожелать спокойной ночи или за долгом этим самым?
        - Ждала вас и хотела поговорить.
        - О чем?
        Вопрос прозвучал безразлично. Взгляд, которым Дарстен скользил по мне, был оценивающим, но равнодушным. Так можно кобылу оценивать, которую приобрел.
        Проходя мимо столика с чаем, он взял мой браслет, покрутил в руках и положил обратно, ничего не сказав.
        - Так о чем вы хотели поговорить? - спросил меня, встав рядом и тоже взглянув на тьму за окном.
        - Мы с вами женаты.
        - Хм… - глубокомысленно отозвался муж, не отводя взгляда от окна.
        - Мы теперь связаны с вами на всю жизнь. Я думала о том, что нам нужно узнать друг друга лучше. Выстроить отношения, общение… Максимилиан!
        Он дернулся и посмотрел на меня. Ого! Судя по всему, по имени его не часто называют, не привык.
        - Я теперь понимаю, что вы планировали со мной развестись и поэтому не стремились ближе знакомиться с невестой. Но обстоятельства изменились. Со своей стороны я хочу стать вам хорошей женой.
        Губы его чуть искривились.
        - Нужна я вам или нет, уже неважно. Сейчас я существую в вашей жизни и буду существовать впредь, не знаю, сколько там боги нам отмерили. Давайте знакомиться, узнавать друг друга.
        - У нас теперь на это вся жизнь, как вы верно заметили. Хотите стать хорошей женой? - чуть скептически поинтересовался он. - Проверим искренность ваших намерений. Вы должны знать, что брак мне необходим из-за наследника, и ваш долг, как хорошей жены, как можно скорее понести. Идите в постель, Анника.
        Кровь бросилась мне в лицо. Он опасный противник. Как легко перекрутил мои слова к своей выгоде.
        - Лорд Дарстен, дайте мне время ближе с вами познакомиться. Мы же видимся с вами второй раз в жизни! Я не отказываюсь от своих обязанностей жены, но войдите в мое положение. Мы практически не знакомы.
        - Обязанность хорошей жены - с первого раза слышать пожелания супруга и подчиняться им. Без споров, - холодно возразил этот сухарь, ничуть не проникнувшись моим лепетом. - Вы хотите ближе узнать меня? Разделим постель, и познаете, минуя череду пустых разговоров.
        - Лорд Дарстен!
        - Так чего стоят ваши слова о хорошей жене, Анника? - спросил он, склонив голову набок и испытующе глядя на меня. Подловил на мои же слова, сволочь. - Или вы задумали очередную уловку?
        - При чем здесь уловки? Вы не видите, я не могу так!
        - Не можете? Или боитесь? - Взгляд синих глаз стал хищным. - Может, в своем стремлении найти себе мужа втайне от отца вы зашли настолько далеко, что и невинность уже потеряли?
        - Что?! Да как вы смеете! - воскликнула я, но внутри дрогнуло. Черт его знает, насколько далеко на самом деле эта Анника зашла. Меня вроде и осматривал целитель дома, но проверял ли он меня на девственность? Тогда падение с лестницы было поводом его вызвать…
        - Я вызываю целителя!
        - Стойте! - воскликнула я, судорожно оценивая ситуацию.
        Если станет известно, что аррх Коурстена в брачную ночь вызвал целителя проверить жену на невинность, то я от этого никогда не отмоюсь. Даже подтверди он, что я невинна, осадочек останется. А превыше всего здесь ценят репутацию. Не хочу, чтобы окружающие посмеивались, обсуждая пикантные моменты нашего брака.
        Да и вездесущие слуги. Они меняют постель и все видят. После брачной ночи на простыне должна быть кровь, или хана репутации. На меня коситься собственные слуги начнут. Да твою ж мать!
        - Сами убедитесь, - мрачно произнесла я, дергая пояс пеньюара и направляясь в спальню. Будь оно все проклято!
        Коробило, что придется лечь в постель с незнакомым мужиком. Право мужа, а на деле жесть. Да, консуммация брака и в нашем мире была важна, видимо, в этом от нее тоже не отвертеться. Спорить с лордом бесполезно. Сейчас, поскольку он усомнился в невинности, есть два выхода: или целитель, или он. И не факт, что после целителя он отступится от своего желания закрепить брак. Так к чему дополнительные унижения? Того, что должно произойти, хватит с лихвой.
        Я бросила на пол пеньюар, переступила через него и, оставшись в тоненькой ночной рубашке, легла в постель. Если этого все равно не миновать, то какой смысл затягивать? Дарстен замер в дверях, наблюдая за мной.
        - Погасите светильники! - потребовала я. На мой приказной тон муж выгнул бровь, и я не сдержала язвительности: - Или я слишком многого прошу?
        - Мне не нравится ваш тон, но спишу это на волнение.
        «Благодетель!» - огрызнулась мысленно, но была благодарна, что он сдвинулся с места, гася везде свет. Последний светильник был у кровати. Комната погрузилась во тьму, а я услышала шелест одежды. Отодвинулась на середину, освобождая ему место. Повозилась, высвобождая из-под себя зажатые волосы. Служанки оставили их распущенными, и сейчас они мешали, никак не привыкну к такой длине.
        От волнения похолодели кончики пальцев. Да, я не девственница, и сексом меня не испугаешь. Но рядом пугающе властный, незнакомый мужчина. Я ему даже не нравлюсь, он не охвачен страстью, а собирается исполнить супружеский долг, чтобы получить наследника. Все это было настолько бездушно, что вызывало внутренний протест и отторжение. Как жаль, что здесь ничего не слышали об эмансипации и правах женщин!
        Постель прогнулась, и он лег ко мне под одеяло. Я непроизвольно сжалась, как настоящая девственница, ощутив его рядом.
        - Вам говорили о том, что должно произойти?
        «Ты не поверишь, но даже показывали! Не понаслышке знаю, как можно зажечь в постели», - огрызнулась я мысленно. Вслух же ответила кратко:
        - Да.
        - Тогда не будем затягивать.
        «Интересно, это он мне или себе установку дает?» - подумала я и едва не взвизгнула, почувствовав на колене мужскую руку, которая стала собирать ткань рубашки, задирая ее вверх. Горячая ладонь, нырнув под подол, стала поглаживать бедро, вызывая табун мурашек.
        - Вы действительно потеряли память?
        - Д-да, - с запинкой ответила я, чувствуя, как мужская ладонь стала продвигаться к внутренней стороне бедра и поднимается выше.
        - Тогда откуда вы знаете, что невинны?
        Его пальцы добрались до сокровенного, но пока только поглаживали. Нервы были натянуты как струны. Лишь бы не сорваться и не послать его ко всем чертям…
        - Я бы никогда не позволила покрыть позором свое имя! - воскликнула я. Возмущение зашкаливало - как в отношении подозрений, так и из-за его беспардонных действий. Да он просто мастер соблазнять девственниц!
        - Проверим, чего стоят ваши слова. - Он навалился на меня, раздвигая коленом ноги и устраиваясь между ними.
        - Лорд Дарстен!!!
        Испуганный возглас выскочил непроизвольно. Он же абсолютно голый! И уже возбужден. Твою дивизию! Уж лучше бы он был импотентом.
        - Тише. Расслабьтесь. Вам наверняка говорили, что нужно не сопротивляться мужу.
        Расслабиться?! Да он в своем уме? Любая девственница уже бы верещала и заливалась слезами.
        - Мне несколько иначе про брачную ночь рассказывали, - сдавленно сообщила я.
        - Наверняка какую-то чушь, - свысока отозвался он, но голос звучал глухо. - Надеюсь, вас предупредили, что в первый раз будет больно?
        - Д-да.
        - Х-хорошо…
        Ладони добрались до моей груди и стали ее мять.
        «Да что ж хорошего?!» - мысленно материлась я. Тут и не в первый раз было бы больно, так как у меня его действия никакого возбуждения не вызывали.
        Вес он частично удерживал на локтях, но я все равно была придавлена его телом, чувствуя себя пришпиленной бабочкой. В какой-то момент он особенно сильно сжал грудь и сделал резкий толчок бедрами.
        - А-а-а-а-а!!! - заорала я от пронзившей низ живота боли.
        - Девственница, - удовлетворенно сообщили мне.
        - Мне больно! - Я уперлась в его грудь, стараясь хоть немного отодвинуть.
        - Потерпи.
        Он перехватил мои руки, тисками сжимая запястья и заводя их за голову. И задвигался. Сволочь! Я застонала сквозь стиснутые зубы и отвернула лицо, чтобы не чувствовать его прерывистого дыхания. Счастье, что настоящая Анника этого не чувствует. После такого первого опыта можно навсегда получить отвращение к сексуальной жизни и стать фригидной.
        С высоты своих лет я все понимала. Он же не сделал ничего, чтобы расслабить жену! Ни поцелуев, ни нежных ласк, ни приятных слов. И сейчас меня не щадил, двигаясь глубоко. Низ живота горел огнем от боли. С силой сжав мне запястья, он глухо застонал, и все закончилось. Почти сразу скатился рывком, а я села и начала отползать от него.
        - Вы куда?
        - Смыть кровь.
        А еще все следы этого урода. Противозачаточных у меня нет, а в таком деле лучше как можно быстрее помыться. Иных вариантов пока нет, но я обязательно раздобуду нужное средство. Мозг работал четко, а вот тело потряхивало от пережитого шока.
        Кое-как скатившись с кровати, я похромала на подрагивающих ногах в ванную комнату. Служанки воду в бассейне заменили, но она была еще теплая. Сейчас меня не радовала окружающая роскошь. Никакой титул и богатства не стоят такого.
        Я вымылась как можно тщательнее. Внизу саднило. Почему кровь до сих пор течет? В мой первый раз такого не было. А если внутренние разрывы? Что-то нарушил внутри грубым поведением, и я заработаю воспаление?..
        Смертельно не хотелось выходить, но я замоталась в полотенце и вернулась в спальню.
        Горел ночник у кровати. Дарстен уже оделся и завязывал пояс халата. Глаза бы мои его не видели!
        - Мне нужен целитель. У меня все еще идет кровь, - сказала ему.
        - Это нормально. Ложитесь спать, - ответил он. И ушел к себе.
        Я некоторое время постояла, оглушенная. То, что он бездушная сволочь, уже понятно.
        Ночная рубашка со следами крови осталась в ванной комнате. Наклонившись, я подняла с пола пеньюар и закуталась в него. Легла в постель. Полотенце взяла с собой, положив его между ногами. Чувствовала я себя опустошенной.
        «Оказывается, если муж спит во время брачной ночи - это такое счастье», - подумала иронично. Чувство юмора не раз помогало в самые трудные моменты жизни. Я знала, что сегодняшняя ночь меня не сломит. Лорд Дарстен сегодня обрел не хорошую жену, а врага. И я найду способ отыграться.
        Глава 9
        - Госпожа, просыпайтесь!
        Утро началось с того, что меня разбудили служанки, начавшие тут же хозяйничать. Одна раздвинула шторы, пуская солнечный свет. Вторая прошла в ванную комнату, третья скрылась в гардеробной.
        - Господин просит вас спуститься к завтраку, - сообщила горничная, подходя к кровати. - Вы позволите помочь вам с прической?
        - Какое из платьев вы предпочитаете сегодня надеть? - появилась вторая служанка из гардеробной, держа два домашних платья - голубое и приятного мятного цвета.
        - Все готово для утреннего омовения, - сообщила третья, появляясь из ванной комнаты.
        Я села на постели, глядя на этих троих из ларца. Они меня так каждый день собираются будить? Да за такую побудку убивать надо!
        - Девушки, сбавьте напор, я только проснулась.
        - Господин ждет… - скромно напомнили мне.
        - Значит, подождет! - отрезала я, откидывая одеяло.
        Девушки резко опустили глаза, и я посмотрела на себя. Да уж, вид еще тот. Распахнутый пеньюар на голое тело, и я так и заснула с полотенцем между ног. Откинув его, встала, запахивая пеньюар и прислушиваясь к себе. Вроде бы получше. Неприятные ощущения внизу еще оставались, но хоть крови не было больше. А вот на запястьях налились чернотой синяки. Неудивительно, если вспомнить, с какой силой их вчера сжимали.
        - Господин не любит ждать, - сказала горничная, стоявшая у кровати. Та, что с платьями, скрылась в гардеробной. А девушка возле дверей в ванную комнату смотрела расширенными глазами на полотенце со следами крови.
        - Спасибо, что сообщили. А я не люблю резко просыпаться. Прошу запомнить на будущее и не врываться ко мне всем скопом. Скоро с вещами прибудет моя личная служанка, будете подчиняться ей, - сразу расставила приоритеты, чтобы не зазнавались.
        - Госпожа, как вам это? - Вернувшаяся из гардеробной служанка продемонстрировала желтое в цветочек платье. Оно имело длинные узкие рукава.
        Скроет синяки, вот чем обусловлен ее выбор. Я хотела согласно кивнуть, но вовремя себя остановила. Не хочу уподобляться тем женщинам, которые замазывают на теле синяки и скрывают одеждой следы, оставленные на теле их мужчинами. Какого черта я должна это прятать или стыдиться?! Пусть видят все, как он обращается с юной и невинной… ой, пардон, уже не невинной женой!
        Боевое крещение я прошла и долг каждой аристократки - принести невинность мужу - выполнила. Теперь я замужняя, уважаемая женщина и собираюсь дать бой некоторым зажравшимся в своем высокомерии грубым хамам.
        - Верни голубое! - приказала я. В нем узкие до локтя рукава, а дальше широкие воланы с кружевом, как раз открывающие запястья.
        - Госпожа, я бы не советовала…
        - Если мне будет интересно твое мнение, я тебе скажу.
        Высокомерия в голосе мне было не занимать, и спорить дальше служанка не решилась.
        Что ж, мыться так мыться. Девушка уже нагрела воду в бассейне и налила туда ароматические масла. Я немного понежилась, давая расслабиться телу, а потом попросила для полоскания прохладной воды. Бодрит и для кожи полезно. Не контрастный душ, конечно, но что есть.
        Дальше приступила к туалету. Жаль, что косметика вся осталась у Ириды, но брови и ресницы все еще темные и делают выразительнее черты лица, а благодаря юному возрасту вид у меня цветущий, несмотря на пережитое. Волосы я приказала оставить распущенными. Делать дневную прическу было еще рано, тем более что на завтрак допускалось выйти с заколотыми гребнями или лентой волосами. В зеркале я оценила свой вид в голубом платье, с удовлетворением отметив, что на белоснежном фоне кружева синяки сильно бросаются в глаза. Мне предлагали их и припудрить, и мазь принести заживляющую, но я отказалась. Господин же ждет. Не будем заставлять его томиться в ожидании дольше необходимого.
        - Проводите меня, - приказала горничной.
        В глазах девушек я видела сомнения относительно моей внешности. Все же с полностью распущенными волосами появляться не принято, но воспользоваться чужими лентами я отказалась, а мои гребни для волос остались дома. Плюс синяки. Но спорить со мной все же не решились, и я отправилась завтракать в нужном виде.
        Днем особняк производил совсем другое впечатление. Роскошь царила не только в моих комнатах, но и везде, как будто я во дворце оказалась. Слуги, попадавшиеся на пути, останавливались и кланялись. Кстати, еще одно упущение! Лорд был обязан собрать всех слуг и представить мне их, а им свою жену и хозяйку, но вчера этого не сделал. Будем надеяться, что из-за позднего времени. Иначе это открытое пренебрежение. Мне должна ключница передать ключи от всех комнат и показать, где и что хранится.
        - Малая столовая, - сообщила горничная и сделала книксен.
        Лакей, стоящий у дверей, распахнул передо мной дверь. Я почувствовала себя входящей в логово льва, но отступать было некуда. Потому расправила плечи и с гордым видом вплыла в эту самую столовую.
        Лорд уже изволил завтракать. Позади него застыл лакей, у стеночки дежурили служанки, ожидая малейших пожеланий хозяина. При виде него, даже не глядя в зеркало, я почувствовала, как заледенело мое лицо.
        - Почему вы в таком виде? - спросил муж, как только поднял взгляд.
        - Каком?
        - Ваши волосы…
        - Вчера вы не озаботились доставкой моих вещей, и у меня нет элементарных женских мелочей для прически, - уколола я.
        - Попросили бы слуг. Я думаю, в доме можно было бы что-то найти.
        - Считаю использование чужих вещей негигиеничным. На днях приедет моя служанка с вещами, а до этого приобрету все необходимое в городе, - проговорила я ровно и холодно.
        Прошла к другому концу стола, тоже сервированному. Стол был персон на десять, и я порадовалась, что между нами приличное расстояние. Еще один лакей шагнул ко мне и предупредительно отодвинул стул, чтобы я села.
        - Служанка? - нахмурился лорд, откинувшись на спинку стула и разглядывая меня. - В доме достаточно слуг. Я считаю содержание еще одной нецелесообразным.
        - Как скажете, - холодно отозвалась, не став спорить.
        Нет, я не собиралась отказываться от Ириды. Просто буду сама ее содержать. Так даже лучше, ее никто не уволит, кроме меня. Вопрос, откуда взять деньги, решила не откладывать в долгий ящик.
        - Можно вопрос? - осведомилась я и, не дожидаясь разрешения, спросила: - Брачный браслет принадлежит мне или его нужно вернуть на хранение?
        - Он ваш. - Мой вопрос явно вызвал удивление. - Можете положить его в свою шкатулку с драгоценностями или передать мне, я положу в сейф.
        - Ясно, - кивнула я и посмотрела, чем нас кормят.
        Лорд ел яичницу с беконом и салат. Служанка, отлипнув от стены, шагнула к столу и подняла крышку у одного блюда, демонстрируя мне кашу с фруктами.
        - Да, спасибо, - кивнула я и расстелила на коленях салфетку. Потянулась к столовым приборам, и тут лорд увидел синяки. Ага, и служанка тоже, от удивления она едва не промазала кашей мимо тарелки. Ведь как раз накладывала мне.
        - Что с вашими руками?
        - А что с ними? - Я сделала непонимающее лицо.
        - Почему вы не позвали целителя?
        - Вы вчера отказались вызвать целителя, когда у меня не прекратила идти кровь. Я подумала, что следы на руках, оставленные вами, гораздо менее значительный повод для его вызова, - ответила я ровно.
        О да, это был мой звездный час. Аррха Коурстена перекосило, а все слуги, находящиеся в комнате, навострили уши.
        - Не делайте из меня монстра! Немного крови теряет каждая девушка… Мм… при таких обстоятельствах.
        - Немного? - Я полоснула его взглядом. - Кровь не останавливалась до утра. Мне было страшно. Я думала, что умру, - голос дрогнул.
        Не показывая этого внешне, я получала удовольствие от того, как неуютно чувствует себя этот козел при обсуждении столь интимной темы за завтраком. А что он ожидал - что я погоду с ним обсуждать буду?
        - Нужно было прийти ко мне и сообщить об этом, - раздраженно ответил супруг.
        - У меня создалось впечатление, что вы получаете удовольствие, причиняя боль, и помощи от вас я больше не ждала.
        - Не говорите глупостей!
        - Лорд Дарстен… - Я немного склонила голову набок, изучающе глядя на него. - Я же вчера не сопротивлялась, не плакала, не требовала оставить меня в покое, прекрасно осознавая долг супруги. Я просто сказала вам, что мне больно, а вы оставили эти следы, едва не сломав мне запястья.
        Я подняла руки, демонстрируя синяки. На них тут же скрестили взгляды все, присутствующие в столовой.
        - А после всего вы оставили меня одну, без помощи, хотя я о ней просила. Какие еще выводы мне делать?
        - Приношу свои извинения, если не рассчитал силу и причинил боль.
        И как только не подавился этими словами!
        - «Если»?
        - За то, что вы испытали боль, - поправился аррх Коурстена, явно ломая себя. Не привык признавать своих ошибок товарищ.
        Я некоторое время смотрела на него, а потом сказала:
        - Нет, не прощаю.
        И приступила к завтраку.
        Конечно, правильнее было бы сказать: «Не принимаю», но я намеренно ответила так, чтобы еще сильнее его уязвить. Он же не просил у меня прощения, а извинился, но указать мне на это в данной ситуации не мог.
        - Леди Анника, потрудитесь объяснить свои слова, - отчеканил лорд.
        Подняв глаза, я натолкнулась на абсолютно взбешенный взгляд супруга.
        - Я думаю, здесь и так все ясно. Вы признали, что были грубы и причинили мне боль, но ни слова не сказали о том, что такого больше не повторится. Я отказываюсь безропотно терпеть и принимать подобное обращение с собой, ведь ничем подобного не заслужила. Я не навязывалась вам, вы сами приняли решение взять меня в жены, так за что наказываете?
        - Ваше желание затеять скандал не вяжется с вашими вчерашними словами о том, что вы собираетесь быть мне хорошей женой.
        Ох, зря ты это, мужик! Нужно было ловить момент, пока я была добрая.
        - Я не скандалю. Я даже голос не повысила, а вот вы рычите. Всего лишь поставила в известность о своей позиции. Каждый человек имеет право на чувство самосохранения и на спасение собственной жизни при угрозе здоровью. Вчера вы грубо и жестоко поглумились над моим желанием быть вам хорошей женой. Поэтому предупреждаю заранее - я больше не буду покорна и собираюсь отстаивать свою жизнь крича, сопротивляясь и зовя на помощь. Я понимаю, что помощи от окружающих вряд ли дождусь, но пусть люди понимают, что происходит. Может, тогда хоть кто-то сжалится и вызовет мне целителя, когда я в этом нуждаюсь.
        Накось, выкуси! Безропотное исполнение супружеского долга было единственной акцией с моей стороны.
        - Слишком быстро вы забыли о долге каждой жены, - побелев, укорил лорд.
        - А вы о брачных клятвах. Если бы потрудились присутствовать в храме, то знали бы, что супруг обязан заботиться о жене и ее нуждах. Вашу так называемую «заботу» мы уже обсудили, а что касается нужд, то вы даже об элементарных вещах для меня не позаботились, забрав вчера из дома. И предлагаете побираться у слуг. От кого мне ожидать исполнения брачных клятв? От лорда Берийского?
        - Довольно! - хлопнул по столу аррх Коурстена, вскакивая с места и испепеляя меня взглядом. Я же ответила ледяным, не сдвинувшись с места и приподняв подбородок. После брачной ночи меня уже сложно было чем-то испугать.
        С трудом взяв себя в руки, он произнес:
        - Сегодня вечером прием в честь нашего бракосочетания. Можете съездить в город и купить для себя все необходимое. Заканчивайте завтрак и собирайтесь.
        - Когда вы представите мне слуг?
        - Позже.
        Сообщив об этом, лорд направился к двери, разгневанно печатая шаг.
        - Ничего, я не гордая. И сама способна познакомиться с людьми, которые прекрасно заботятся о доме, - бросила ему в спину.
        Плечи окаменели, но он не остановился, предпочтя не услышать. Я заметила, что не слышать других у него вообще прекрасно получается.
        В коридоре что-то с грохотом разбилось. Спускать пар изволит? Везет, я себе такого позволить не могла, осталась заканчивать завтрак. Силы для дальнейшего противостояния мне были необходимы.
        Глава 10
        Не гордая?! Да в этой фурии гордости и самолюбия больше, чем во всех женщинах, которых он знал! Внутри расплавленной лавой клокотал гнев. Один взгляд на служанку, протирающую вазу, - и та, выскользнув из ее ослабевших рук, разбилась. В другой бы ситуации он уволил эту криворукую, но ваза ему никогда не нравилась, а служанка, получив расчет, тут же разнесет горячие сплетни по всему городу. Поэтому Максимилиан прошел мимо побелевшей женщины, не сказав ни слова.
        Но какая разница? Теперь по всему дому разнесутся сплетни, и собственные слуги станут на него смотреть как на чудовище. Порицая за жестокое обращение с молодой женой. Приглашая ее сегодня утром на завтрак, Максимилиан собирался сообщить о приеме и поддержать после брачной ночи, чтобы не пряталась в комнате. Но особа, спустившаяся утром к завтраку, прятаться и молчать не собиралась. Можно было ожидать, что она будет смущена, раздавлена, но не открытых боевых действий. Подумать только, ему объявили войну в собственном доме!
        Он видит собственную жену третий раз в жизни, и каждый раз она предстает в новом свете. В первую встречу это была блеклая, испуганная девчонка, прячущая свой страх за вызывающим поведением. Слова о том, что она никогда не выйдет за него замуж, только насмешили. Ей нечего было противопоставить аррху Коурстена.
        Второй раз Максимилиан увидел свою жену в объятиях лучшего друга. В свадебном платье она выглядела довольно привлекательно. В тот момент язык не повернулся бы назвать Аннику блеклой или бесцветной молью. Покоробило, что они с Дениэлем находились в такой близости и ворковали. Браслеты же на их руках вызвали недоумение, и он потребовал объяснений.
        Раздосадованный тем, что все надежды по разводу сорвались и они теперь повязаны навек, Максимилиан поспешил покинуть праздник, который стал для него похоронами всех тщательно продуманных планов. Даже родителей ее поприветствовать не подошел, давая им понять, что не одобряет поведения их дочери. Ей было совсем не обязательно танцевать и улыбаться Дениэлю, нарушая все правила приличия. Почему они допустили это?
        И все же во вторую встречу Анника произвела на него впечатление благоразумной особы. Норова и юношеской глупости поубавилось. Она всем своим поведением показывала, что принимает их брак. Просьбу дать ей время привыкнуть лорд Дарстен пропустил мимо ушей, не собираясь ухаживать и прыгать вокруг новобрачной. Она ему нужна лишь для наследника, пусть сразу осознает этот факт и не предъявляет претензий. Не составило труда обернуть слова жены против нее самой и без споров отправить в супружескую постель.
        Сегодня же он увидел перед собой оскорбленную женщину, которая без истерик, подробно расписала, как он был не прав, и прямым текстом поставила в известность, что мириться с таким отношением к себе не намерена. Такое самообладание и смелость у взрослой женщины не часто встретишь, а тут вчерашняя пансионерка прилюдно стала обсуждать их интимные отношения. И осуждать. Каждое ее слово разило кинжалом точно в цель.
        - Робин, вызови Ферона, - приказал Максимилиан личному слуге.
        - Что-то случилось? - позволил себе удивиться тот. Ферон был сильным целителем и не раз латал лорда после серьезных ранений.
        - Пусть осмотрит мою супругу перед поездкой в город.
        Следовало как можно скорее убрать синяки с ее рук и проверить, насколько сильно она в действительности пострадала. Но пояснять это слуге Дарстен не стал, скрывшись от удивленного взгляда за тяжелыми дверями своего кабинета. Скоро тот сам узнает, зачем и почему.
        Подойдя к шкафу, Максимилиан достал бутылку и плеснул себе крепкого напитка, желая смыть горечь утреннего разговора.
        Вид синяков на руках жены стал для него немым укором. Поверить не мог, что сам оставил их. Неужели и правда был с ней настолько груб? Самое паршивое, что он не помнил. Брачная ночь стала тем еще испытанием. Он был во власти собственного раздражения. Еще этот разговор с женой… Сомнения в ее невинности потребовали как можно скорее убедиться, что она чиста, а не порченый товар. С этим хотелось покончить как можно скорее, не затягивая.
        Анника действительно не сопротивлялась. Ему не пришлось преодолевать слезы и страхи, слушать истерику невинной девицы. Лишь раз пожаловалась, что ей больно, но ведь в первый раз всем больно и все новобрачные проливают кровь на супружеские простыни.
        Она сразу сбежала мыться, и это покоробило. Максимилиан собирался на будущее сказать, что после этого лучше полежать, но остановили ее слова о кровотечении. Несмотря на разрядку, его грызли неудовлетворение и внутренний протест: ведь придется соединяться с Анникой до тех пор, пока она не забеременеет. Уходя из спальни, Максимилиан и представить не мог, что нанес жене сильные повреждения, а просьбу позвать целителя принял за блажь испуганной первым разом девицы.
        «Я же вчера не сопротивлялась, не плакала, не требовала оставить меня в покое, прекрасно осознавая долг супруги… за что наказываете?» - жалили ее слова. И ведь не собирался быть с ней намеренно жестоким! Но темно-синие следы собственных пальцев на тонких запястьях красноречиво говорили о том, что вчера он переступил черту.
        Аррх Коурстена выругался вслух и уселся в кресло, прикрыв на мгновение глаза. Опустевший бокал вертел в ладони, размышляя и морщась от неприятных мыслей. Хлесткие слова молодой жены не выходили из головы. Его отчитала восемнадцатилетняя девчонка! А он не нашел слов ни оправдаться, ни обвинить ее во лжи или преувеличении.
        «Не прощаю!» - холодно брошенные слова показывали позицию новоприобретенной второй половины. Куда только подевалась немного наивная девушка, еще вчера настроенная стать ему хорошей женой.
        «Вы грубо и жестоко поглумились над моим желанием стать вам хорошей женой». Как сказала! И ведь лучше бы закатила скандал со слезами и истерикой, чем так холодно и жестко бросать упреки в лицо.
        Нужно собраться. Как же он так просчитался с оценкой собственной жены? Эта Анника раз за разом преподносила сюрпризы. Но он не собирался воевать с супругой и устраивать словесные баталии. Как успокоить разозленную женщину? Любой женатый мужчина ответит, что нужно дать ей пройтись по магазинам, подарить драгоценности, уделить внимание. Последнее лучше оставить на вечер, к приему, чтобы она уже успокоилась. Стоит сделать несколько комплиментов, женщины это любят.
        Найдя решение, Максимилиан открыл глаза. Взгляд опустился на бокал, зажатый в руке. Пить с утра - дурной тон. Насколько же его вывел из себя разговор с женой! Он поднялся и прямо из кабинета переместился на территорию крепости Братства в столице. Там хорошие тренировочные площадки, а все, что ему сейчас требуется, - немного спустить пар в схватке.
        Оказавшись во дворе крепости, Дарстен с удивлением увидел знакомую фигуру в мантии и пошел поздороваться.
        - Наставник, - склонил он голову перед человеком, которого всем сердцем уважал.
        Сион, его наставник в Братстве магов, стоял, прислонившись к ограждению, и наблюдал за схваткой на мечах. Ярко-алая грива одного из сражающихся была до боли знакома. Кажется, не ему одному сегодня захотелось размяться.
        - Максимилиан! - обрадовался наставник, и они обнялись. - Слышал, тебя можно поздравить со свадьбой?
        - Да. Не знал, что вы в городе. Буду рад видеть вас сегодня у себя на приеме в честь этого события.
        - Извини, не могу. Уезжаю по заданию его величества.
        - Далеко?
        - На границе неспокойно, участились мелкие стычки. У нас с Иорхом вроде мир, а на деле в их портах увеличилось число боевых кораблей. Его величество поручил провести инспекцию готовности крепостей. - Вокруг голубых глаз Сиона залегли глубокие морщины, выдавая озабоченность.
        - Может, вас перенести?
        - Не стоит. Лучше понаблюдаю в дороге, послушаю, какие слухи бродят.
        - Ну, смотрите.
        Подошедший слуга Сиона сообщил, что лошадей запрягли и карета подана. Они попрощались. Максимилиан жалел, что даже толком поговорить не успели.
        - Куда ушел старик? Только не говори, что он настолько меня недолюбливает, что удалился, чтобы не здороваться. - Дениэль перемахнул через ограждение и вонзил в песок меч.
        - Скорее ужаснулся твоей технике и тому, какой ты стал неповоротливый.
        - А если серьезно? Я глазам не поверил, увидев его здесь. Думал, успею поговорить. Он сегодня у тебя будет?
        - Нет. Его вызвали по делам.
        - А ты сам что здесь забыл?
        - Захотел размяться.
        - И бросил молодую жену?
        - Анника готовится к приему, - ответил сухо.
        - Знаешь, хочу сказать, что ты сделал хороший выбор. Анника очень необычна, интересная, обаятельная. Живая, задорная, - мечтательно улыбнулся Дениэль, глядя в небо. - Вчера я готовился к нудному и неприятному дню, думая, что умру от скуки, а оказалось, что давно так не смеялся.
        Максимилиан непроизвольно сжал кулаки, желая стереть эту улыбку с губ друга. Он хоть осознает, что говорит о его жене? Странно было слышать такие слова от Дениэля, который о женщинах отзывался весьма иронично.
        - Так женись, будет тебе веселье!
        Слова прозвучали немного грубовато, но Максимилиан не справился с голосом, и вспыхнувшее раздражение прорвалось. Давненько у него не было такого «веселого» утра, как в первый день после свадьбы.
        Ожидал, что некромант, как всегда, отшутится, что семейное ярмо не для него, но, к удивлению, тот перевел на него задумчивый взгляд и произнес:
        - Я убедился, что на самом деле в браке нет ничего страшного. Твоя жена благополучно избавила меня от страха перед этим шагом. Может быть, и женюсь, если встречу такую же интересную девушку. В отличие от других женщин с ней занятно разговаривать. Ее поведение и реакции непредсказуемы, и не знаешь, чего ожидать в следующий момент.
        - Ты не устал петь дифирамбы моей жене? - скучающим голосом поинтересовался Максимилиан, с трудом скрывая усилившееся раздражение.
        - Не обижай ее. Она хорошая девушка.
        - Сам разберусь со своей женой. Нечего из меня монстра делать!
        «Хватит уже того, что получил от нее выволочку», - добавил про себя.
        - Как насчет поединка? - спросил Дениэль, переводя тему.
        Дарстен выдернул меч и отсалютовал ему:
        - Идем, паяц. Погоняю тебя.
        - Это кто кого еще погоняет! - возмутился некромант. - Это я из тебя лишний песок выбью.
        - Ну-ну, - хмыкнул Максимилиан.
        Они перемахнули через ограждение и зашагали на тренировочную арену.
        Домой аррх Коурстена вернулся в гораздо лучшем расположении духа, чем когда уходил. Сегодня они с Дениэлем хорошо измотали друг друга, потом переместились поплавать в одной уединенной морской бухте, смыли соль с тела в горном озере и вернулись в столицу. Он закинул некроманта домой и с еще влажными волосами вышел из портала в своей спальне, чтобы сменить одежду.
        Дернул за колокольчик, вызывая слугу. Робин появился, когда лорд уже переоделся и застегивал манжеты рубашки.
        - Господин, вас дожидается целитель.
        - Он уже осматривал мою супругу?
        - Да, и хочет поговорить с вами.
        - Хорошо, проводи его в мой кабинет. Я сейчас подойду.
        Робин ушел, а Максимилиан не спеша надел жилет и собрал волосы в низкий хвост. Поймав себя на том, что медлит, решительно вышел из покоев.
        - Здравствуй, Максимилиан. - Ферон поднялся при его появлении. Старый целитель знал лорда еще юнцом, и они давно перешли в общении наедине на «ты».
        Дарстен поприветствовал старого знакомого и сел в кресло напротив, у низкого столика, где стояли фигуры их незаконченной игры в шитон.
        - Продумываешь стратегию?
        - Ты меня разгромишь через четыре хода, - вздохнул целитель.
        - Три, - усмехнулся Дарстен.
        - Вот скажи, как ты, будучи гениальным стратегом, умудрился испортить отношения с женой с первого дня?
        - Что с Анникой?
        - Не знаю, что между вами произошло и почему ты был настолько несдержан, но синяки я убрал, ускорил заживление внутренних повреждений.
        - Они есть?
        - Не сильные, но без меня ее ждали неприятные ощущения и могло развиться воспаление. Ты был неаккуратен. Я бы рекомендовал тебе дней пять-десять не беспокоить жену. Отвлечь. Ее эмоциональное состояние меня беспокоит.
        - Она плакала?
        - Нет. Наоборот, слишком рассудительна и сдержанна для пережитого. Ненормальная реакция для юной девушки. Думаю, она абстрагируется от пережитого, что чревато нервным срывом в дальнейшем. Поэтому рекомендую только приятные эмоции, не дави на нее.
        - Я не давил! Скорее меня тоже ввела в заблуждение ее сдержанность. Если бы она плакала или была испугана, я бы был мягче… наверное, - ради справедливости уточнил он.
        Какой смысл теперь рассуждать, когда сложилось все так, как сложилось. Вот только по его личным наблюдениям Анника уж никак не абстрагировалась от пережитого. Скорее проанализировала его и вынесла вердикт.
        - С самого начала можно же было помнить, что имеешь дело с девственницей, - в голосе Ферона прозвучал мягкий укор. - Ты же не сторонник лишней жестокости.
        - Можно подумать, я юных аристократок ежедневно невинности лишаю! - беззлобно огрызнулся Максимилиан.
        По юности было несколько пастушек, но расплатился золотом и забыл. В любовницах он ценил опыт, а не наивность.
        - Задержишься на обед?
        - У тебя сегодня прием. Не хочу отвлекать.
        - У меня вышколенные слуги, знают, что нужно делать. Оставайся.
        Отпускать Ферона не хотелось, как и обедать одному. Но если жена еще не уехала в город, нужно кое-что сделать.
        - Подожди меня здесь. Отдам несколько распоряжений.
        Уточнив у слуг, что Анника еще у себя, Максимилиан переместился в сокровищницу, где хранил самое ценное. Дверей в помещении не было, как и окон. Свет обеспечивали магические светильники. Подойдя к одной из шкатулок, он достал маленькую коробочку, где хранился перстень матери, с гербом аррхов Коурстена. Теперь это кольцо по праву принадлежит его жене.
        Сунув коробочку в карман, лорд выбрал украшения к сегодняшнему приему. Ради интереса расспросил горничных о доставленном вчера гардеробе жены и знал, что платье для приема подготовлено льдисто-голубого цвета. К нему идеально подойдет парюра с крупными топазами и бриллиантами - роскошные фамильные украшения рода Коурстенов. На одном из портретов его мать запечатлена в них. Они идеально украсят незамысловатый фасон выбранного Анникой платья.
        Можно было преподнести украшения и перед самым приемом, но он собирался последовать мудрому совету Ферона и начать радовать супругу как можно раньше, не откладывая в долгий ящик.
        Надо бы подарить ей ларец с магической защитой, настраиваемой на хозяев, где бы она могла хранить украшения. Он как-то до этого не задумывался, что все личные вещи Анники остались дома. Пока она не ткнула его носом в этот факт.
        Не желая портить себе настроение воспоминаниями об утреннем разговоре, Максимилиан погасил светильники, оставив лишь один, и переместился в покои жены.
        Вовремя. Судя по всему, Анника была уже готова к выходу и надевала перчатки. Он с удовлетворением отметил, что синяки исчезли без следа. Не мог спокойно смотреть на них, чувствуя свою вину.
        Пользуясь мгновениями, пока его присутствие не обнаружили, лорд Дарстен окинул супругу оценивающим взглядом.
        А она изменилась с их первой встречи. И с чего он тогда решил, что она невзрачная? Вроде незаметные глазу штрихи, а совсем иное впечатление. Анника как будто расцвела. Черты лица стали выразительнее. Исчезли угловатость и порывистость. Сейчас все движения были грациозные, плавные, и держалась она с царственной уверенностью женщины, осознающей свою привлекательность.
        Все признанные светом прелестницы имеют некий флер, особую ауру знающих себе цену женщин. Анника не была красавицей в общепринятом смысле, но держалась с той же уверенностью в себе. Что весьма удивительно для восемнадцатилетней девушки.
        И насчет ауры… Взглянув на жену в магическом свете, Максимилиан с удовлетворением заметил отпечаток брачной метки. Такой же появился и у него, он почувствовал изменения в себе, когда был при дворе. Метка же с ауры Дениэля сошла, как только тот передал ему брачный браслет.
        Любой маг способен увидеть метку, а для обычных людей достаточно фамильного кольца. По правилам следовало еще утром, после брачной ночи надеть его жене, подтверждая ее невинность и право носить кольцо Коурстенов. Странно, что Анника, помимо всех остальных укоров, забыла упомянуть и об этом просчете.
        Горничные, заметив его, присели в книксене. А вот плечи жены при виде Дарстена буквально окаменели. Анника медленно повернулась к нему, взгляд на глазах заледенел. Он хотел отослать служанок, не желая вести семейный разговор при посторонних, утром хватило, но сдержался. Все же при них ей будет спокойнее.
        - Вы готовы, - заметил с удовлетворением, намеренно окинув ее одобрительным взглядом с головы до ног. - Пришел сообщить, что не хочу, чтобы вы чувствовали себя стесненной в средствах. В городе во всех лучших магазинах на мое имя открыт кредит. Скажите, что вам нужно, и вас отвезут туда, где вы сможете это купить. Счета мне доставят. Можете ни в чем себе не отказывать.
        Вопреки щедрому предложению льда во взгляде стало лишь больше.
        - Предлагаете мне отовариваться там же, где и ваши содержанки?
        Лишь усилием воли Максимилиан сдержал гнев, но на лице заиграли желваки.
        - В обществе не принято обсуждать данную тему. Можете совершать покупки в любых магазинах. Мое имя достаточно известно, чтобы вам открыли кредит. Возьмите кольцо аррхини Коурстена. Иного подтверждения вашей личности не требуется.
        Анника чуть помедлила, но подошла и взяла обитую бархатом коробочку. Раскрыв ее, достала фамильное кольцо. Бросив на его руки быстрый взгляд, надела кольцо тоже на правую. Вначале почему-то примерила на безымянный палец, но из-за большого размера переместила на указательный.
        Пустую коробочку протянула служанке.
        - Я могу теперь идти? - холодно поинтересовалась жена. Вот же гордячка!
        - Задержитесь еще ненадолго. Хотел преподнести вам драгоценности, которые наденете вечером.
        Она приняла шкатулку и открыла. Лорд следил за ее лицом, но ни один мускул не дернулся при взгляде на роскошные сережки, диадему, колье и брошь. Чистейшие камни, один к одному - и не вызвали никаких эмоций.
        - Хорошо. Я их надену, - прозвучало с полнейшим безразличием. Как будто одолжение сделала.
        - И это все, что вы можете сказать? - язвительно спросил Максимилиан, уязвленный таким пренебрежением.
        - Фамильные, насколько я понимаю. Они подойдут к платью.
        Анника отошла и положила шкатулку на туалетный столик. Как булавки, мать твою!!!
        - Что-то не так? - Она поймала его взбешенный взгляд. - Я не знаю, где их хранить.
        Ее спокойное признание снизило немного градус внутреннего негодования.
        - В этом доме нет воров, но для удобства я пришлю вам ларец для драгоценностей.
        - Теперь я могу идти?
        И тон такой, как будто отпрашивается у родителя. Раздражение ворочалось в груди и не желало утихать.
        - Идите.
        Она прошла мимо него, обдав легким запахом духов. Не поблагодарила за украшения, не пожелала хорошего дня, не подумала даже, что он может сопроводить ее к выходу!
        Смущенные служанки жались по углам, отводя глаза. Выругавшись про себя, Максимилиан переместился порталом обратно в свой кабинет. Вспомнив, что так и не отдал распоряжения насчет обеда, вызвал звонком лакея.
        - Еще одну минуту, - сказал Ферону и подошел к окну.
        У дома дожидался экипаж, запряженный парой гнедых рысаков. Лорд порадовался, что заранее приказал лакеям сопровождать в городе жену. По своей неопытности Анника не взяла с собой ни одной служанки.
        Открылась дверь в кабинет.
        - Накрывайте через час обед, - отдал он распоряжение лакею, не поворачивая головы. Взгляд был прикован к женской фигурке, что вышла из дома. Отметил, как почтительны с ней слуги.
        Аррхиня Коурстена, его жена. Максимилиан до сих пор поверить не мог! Она первые сутки в его доме, а уже перевернула все с ног на голову. Хотелось бы знать, много ли новобрачных закатывают семейные скандалы на первый день после свадьбы? И все же не стоит забывать, что Анника всего лишь восемнадцатилетняя девчонка, хотя при общении с ней и забываешь порой о юном возрасте.
        Девушка улыбкой поблагодарила лакея и села, расправив платье. А Дарстен поймал себя на мысли, что ему жена еще ни разу не улыбнулась. Даже при встрече на празднике в честь свадьбы. Или дело в том, что после потери памяти не помнила его?
        Проводив взглядом экипаж, он повернулся к Ферону:
        - Что насчет ее потери памяти? Она говорила что-то об этом?
        - Да. Никаких повреждений я не обнаружил, она сообщила, что с ней уже работал целитель, но наблюдается усиленная активность мозга. Хотя это объяснимо тем, что ей пришлось усваивать большой пласт информации заново. Из странного я заметил перестройку энергетических каналов. Такое наблюдается в академиях на старших курсах, когда адепты раскачивают резерв. Ну, ты понимаешь, о чем я. Когда выкладываешься до донышка, на пределе сил.
        - Она практикуется?
        - Нет, не сказал бы. На несколько наводящих вопросов и поднятых тем ответила полным непониманием. И не лгала, я это видел.
        - Ладно, разберемся, - вздохнул Максимилиан. - Выпьешь чего-нибудь перед обедом?
        - Не откажусь.
        Подойдя к шкафу, лорд достал любимую настойку Ферона.
        Они доиграли партию, пообедали, ведя беседу на отвлеченные темы. Но краем сознания Максимилиан отслеживал время, сколько отсутствовала Анника. Лакей сообщил о ее возвращении, когда они опять переместились в кабинет и раскурили по сигаре. Ферон хоть и порицал эту дурную привычку, утверждая о вреде для организма, но отказаться от нее не мог.
        Вскоре их отвлек стук в дверь, и на пороге появился Робин со странным выражением лица.
        - Простите, что отвлекаю, но у меня сообщение, не терпящее отлагательств.
        С прямой, как палка, спиной слуга прошел к нему и протянул записку. Неровный почерк Робина Максимилиан узнал сразу. Прочитав написанное, не поверил своим глазам.
        - Что она сделала?!
        Взгляд на лакея подтвердил, что ошибки нет.
        - Не уходи, я сейчас ее убью! - вне себя бросил он Ферону и вылетел из кабинета, забыв даже о том, что можно переместиться порталом.
        Глава 11
        Выехав в город, я ощутила себя птицей, выпущенной из клетки. Чувство свободы пьянило. На мгновение захотелось вообще сбежать! Забыть о браке, придурке муже. Вот оно мне надо это все?! Мне бы домой попасть как-нибудь, и буду вспоминать здешнюю жизнь как страшный сон.
        Порыв был недолгим. Куда мне идти в этом мире? В большинстве романов про попаданок, которые я читала, предприимчивые девушки шли прямой наводкой в академии, где развивали свой магический дар, мимоходом покоряли принцев, ректоров, демонов или драконов, а заодно героически спасали если не весь мир, то отдельно взятое королевство точно.
        Но вот у меня вышла засада. Дар магический хоть и есть, но как развивать его - пока непонятно. В академию путь женщинам закрыт, переодеваться в мальчика фигура не позволяет. Замуж выскочила, но и тут засада. Лорд хоть и отвечает всем критериям главного героя: сильный маг, мрачен и красив, но сволочь еще та и даром мне не нужен. Да и я его интересую лишь с целью получения наследника.
        Бежать? Денег нет. Что в родительском доме Анники я была без копейки, что в доме богатого мужа денег мне никто не дает. Пока, по крайней мере. Заложить фамильные драгоценности Коурстенов и засверкать пятками? Теоретически возможно, но вот практически… Во-первых, куда сверкать и как это приблизит меня к дому? А во?вторых, что-то мне подсказывало, что с возможностями аррха Коурстена меня быстро поймают, и тогда точно несдобровать. В-третьих…
        А что в?третьих? Я далеко не супергерой и сомневаюсь, что смогу прожить самостоятельно в этом мире. Что я умею? Да ничего! Интернета здесь нет. Могу, конечно, организовать транспортную компанию по перевозкам, опыт имеется. Но без знания местных тонкостей и нюансов дело обречено на провал даже с хорошим основным капиталом. К тому же где его взять и как правильно вложить? Да и мне надо найти способ вернуться, а не разбогатеть.
        Вот и получалось, что все упиралось в магов, а самые сильные крутятся в высшем обществе, куда я уже попала. Оставалось наблюдать и изучать книгу мачехи Анники и библиотеку супруга, а также знакомиться и налаживать контакт с друзьями мужа.
        Благодаря целителю несколько спокойных ночей я себе точно выбила. Испытала легкое разочарование, когда он меня избавил от синяков и неприятных последствий первого раза. Пришлось пуститься в рассуждения, что гнетущие воспоминания и психические травмы так быстро не уходят. Меня поняли с полуслова и пообещали поговорить с мужем.
        Ох, вот о новообретенном муже я меньше всего хотела думать! Не нужно портить сладкие мгновения свободы мыслями о нем. Но слова Дарстена о том, что в доме нет воров, запали в душу. Зато мы имеем кучу слуг, сующих везде нос. У меня не покои, а проходной двор. И насколько любопытны горничные, я собиралась проверить, появилась одна задумка. Ведь нужно мне знать, действительно ли они слушаются моих приказов. Где прятать книгу и как ее изучать, если они везде роются?
        Первыми моими покупками были заколки для волос - официальная причина поездки в город. В магазине я убедилась, что кольцо аррхини Коурстена действует. Или его функции выполняют два лакея в ливреях дома, которые следовали за мной по пятам. Неприятный привет от мужа. Он дал распоряжение сопровождать меня, и отделаться от них я не могла. Я-то надеялась найти лавку аптекаря или травницы, чтобы купить настойку против зачатия, должны же они быть в этом мире, но, видимо, не сегодня.
        Разделавшись с заколками, поехала дальше по своим делам. Вначале купила недорогую шкатулку из тех, где хранят милые сердцу записки и письма, а потом приобрела ярко-синий стойкий краситель для ткани, который меньше всего вонял. Торговец, желая угодить, при мне продемонстрировал весь процесс, окрасив кусочек бархатной ткани в синий цвет. Действовал со всей осторожностью, держа ткань деревянными щипцами. Я попросила его ткань сложить и поместить в шкатулку. Он выполнил немного странную просьбу посетительницы, а я с улыбкой ему посоветовала утроить счет аррху Коурстену, в благодарность за наглядную демонстрацию. Мне не жалко. И муж не обеднеет, и человеку приятно.
        Затем направилась в модный ювелирный магазин. Намеренно попросила отвезти меня туда, где у супруга открыт счет. Там я придирчиво выбрала себе гребни для волос. Обслуживал знатную посетительницу сам владелец, импозантный мужчина в летах. Определившись с покупкой, попросила его о частном разговоре. Мы удалились в отдельную комнату. Лакеи одну меня не оставили и замерли у дверей. Что ж, лишь бы не мешали.
        - У меня есть к вам личное дело. Мне нужно продать одну вещь. Думаю, с вашими обширными клиентами это не составит труда.
        - Могу я узнать, о чем идет речь? - осторожно поинтересовался ювелир.
        - Вот об этом.
        Я достала из матерчатой сумочки, что болталась на руке, брачный браслет и положила на стол.
        Владелец магазина был в шоке. Переводил взгляд с браслета на меня и опять на браслет.
        - Хм… такие вещи продаются в паре, - только и сказал он.
        - Сколько он будет стоить, если продать его просто по весу?
        - Вы уверены, что хотите его продать?
        Прозвучало как: «Вы уверены, что не сошли с ума?»
        Я ответила холодной высокомерной улыбкой, отбивающей все лишние вопросы.
        - Не уверен, что смогу помочь вам в этом. - Ювелир вытер платком испарину на лбу.
        - А я уверена, что мой супруг закроет счет в вашем магазине, и я больше не буду делать здесь покупки, - ласково сообщила я, и он побледнел, оценив угрозу.
        Ха, видимо, Дарстен считается весьма крупным клиентом.
        - Оцените его по весу, - потребовала я.
        Под давлением моего взгляда он взял браслет с таким видом, как будто это была ядовитая змея, но провел нужные манипуляции. Озвученная сумма оказалась несколько ниже, чем ожидалось, ведь браслет был тяжелый, но я не унывала.
        На моих губах расцвела улыбка, от которой хозяин магазина поежился.
        - А теперь поговорим об истинной стоимости этой вещи, - тоном заправского торговца произнесла я.
        - Я же говорил, что такие вещи продаются в паре, - занервничал ювелир. Судя по виду, он проклинал себя за то, что открыл сегодня магазин и вообще встал с постели.
        - В ваших руках редкая, эксклюзивная вещь. Я думаю, что многие дамы и клиентки вашего магазина мечтали бы ощутить на своем запястье вес этого браслета. В ваших силах осуществить их мечту. Женщины готовы на многие безумства, если чего-то хотят, - едва ли не мурлыкала я, понизив голос и оплетая несчастного ювелира словами.
        Про себя же подумала, что я вот тоже очень хочу получить наличные деньги и готова на любые безумства.
        - Они не постоят за ценой, заплатив в десять раз больше. Я же хочу лишь сущую безделицу - сумму в три раза больше.
        Моргавший до этого завороженными глазами ювелир как будто проснулся и воскликнул:
        - Но позвольте!
        Я сменила тон на жесткий, не желая попусту тратить время:
        - Давайте говорить прямо - это сущая безделица. Не хотите ссориться с моим супругом? Не надо. Уже до вечера он может пожелать выкупить его у вас за сумму в пять раз больше. Небольшая компенсация за то, что вы придержали браслет и упустили выгоду. Если же до вечера от него не будет вестей, то пошлите весточку своим клиенткам об эксклюзивной вещи, что наверняка их заинтересует. Я уверена, вы уже сейчас можете назвать пять возможных клиенток. А хотите - устройте закрытый аукцион, и тогда ваша прибыль взлетит до небес. Не мне вас учить!
        Кажется, у кого-то случился культурный шок.
        - Решайте быстрее! - поторопила я, вставая. - Вы оказываете услугу аррху Коурстена или зарабатываете большие деньги через аукцион. Или я забираю браслет и делаю свое предложение в другом месте. При этом забывая о вашем магазине навсегда. Мой супруг вряд ли будет доволен, что вы упустили столь ценную вещь. Не могу обещать, что он о вас забудет. Я слышала, он весьма нетерпим к тем, кто вызвал его неудовольствие.
        Смесь обещаний и угроз возымела действие, и уже через пять минут я уходила из магазина с сумочкой, полной золота, вес которого приятно оттягивал руку. Правда, не уверена, что меня здесь будут рады видеть еще раз.
        Чистый триумф! Я как будто вернулась на много лет назад и чувствовала себя как после удачно подписанного контракта. Могу ведь, если захочу. Мастерство не пропьешь!
        При этом я не собиралась почивать на лаврах, а думала, куда пристроить мою прелесть. Нет, ехать с деньгами домой глупо и недальновидно. Конечно же, я отправилась в банк.
        Что хорошо, имя аррха Коурстена открывало все двери. Недолгое ожидание, и вот со мной беседует сам управляющий. Я не собиралась совершать такую глупость, как оставлять золото на личном счете. Что-то мне подсказывало, что при желании супруг сможет его заблокировать или перевести на себя. А вот при открытии ячейки доступ к ней имела только я. Меня заверили, что по правилам их вскрывают или после смерти владельца по запросу наследников, или по требованию властей, но и в первом и во втором случаях требуется куча бумаг.
        Счет же я все же открыла, но на имя Ириды и положила туда ее двойной оклад. Мало ли, вдруг, посмотрев на то, что творится между мной и супругом, она сбежит или решит вернуться обратно. Будет тогда компенсация.
        С чувством выполненного долга я пообедала в городе и вернулась домой. Не то чтобы у аррха Коурстена плохо кормили, я сегодня познакомилась с теми, кто работает на кухне, и поблагодарила за вкусный завтрак. Меня компания за столом не устраивала.
        Настроение было прекрасное. После ужасной брачной ночи наконец наступила и белая полоса в жизни. Хвала целителю, физически я чувствовала себя отлично, а за надругательство над собой ответила. Ничто так не улучшает настроение, как свершившаяся месть!
        В особняке царила суета, слуги сновали как муравьи, деловито натирая все поверхности в доме. Как хорошо, что от меня никто не ждал ценных указаний в подготовке к приему. Видно, что все проходит не в первый раз и каждый знает, что ему делать. Совать нос в их работу и тыкать в огрехи не было никакого желания.
        Я поднялась к себе и приказала собрать всех моих горничных. Следовавший за мной лакей занес покупки и откланялся. Я же достала купленную шкатулку и поставила на туалетный столик.
        - Госпожа, вызывали? - В гостиной стали собираться девушки, приседая на входе в книксене.
        - Это все?
        - Ниры еще нет!
        - Вы позволите? - появилась последняя горничная.
        Надо же, меня обслуживает целых пять человек!
        - Девушки, хотела предупредить, что вам запрещено открывать эту шкатулку, трогать ее и даже смахивать пыль, - указала я на предмет разговора.
        На меня уставились с недоумением, а на шкатулку с интересом и даже некой опаской, но иной реакции я и не ждала.
        - Если кто-то ослушается - пожалеет. Трогать ее и переставлять имею право только я. Все ясно?
        Нестройный хор голосов подтвердил это.
        - Хорошо, можете возвращаться к своим обязанностям.
        Подхватив остальные покупки, я пошла в спальню. Шкатулку специально оставила в гостиной на видном месте, чтобы мозолила глаза.
        Но разобрать пакеты я не успела - буквально через пять минут с шумом распахнулась входная дверь в гостиной.
        - Где она?! - прорычал муженек. Быстро же ему доложили!
        Встречать его в спальне не хотелось, поэтому поспешила навстречу.
        - Оставьте нас! - рявкнул лорд слугам.
        Предусмотрительный, от свидетелей избавляется. Я не сомневалась, что меня хотят придушить, но страха не было, скорее, странное спокойствие. У кого правда - тот и сильней! А вины я за собой не чувствовала.
        Несколько мгновений он сдерживался, пока съежившиеся горничные покидали арену семейных разборок. Но если бы взглядом можно было убивать, то я бы уже превратилась в кучку пепла.
        - Как ты посмела!!!
        - Что именно? Продать браслет? - не стала я играть в непонимание.
        - То есть тебе даже не стыдно? - изумился лорд, еще больше заводясь. - Ты позоришь меня!
        - Я?! Позор вам, что, будучи замужем за одним из самых богатых мужчин королевства, я не имею даже самой мелкой монеты наличных денег.
        - Разве я тебе хоть в чем-то отказал?! - ошалел он, не ожидая нападок. Ну да, прилетел весь так в ореоле праведного гнева, а ему еще претензии выставляют.
        - Унизительно просить деньги на те же шпильки. Унизительно не иметь возможности дать чаевые официанту в ресторане. Кстати, я приказала включить их в счет. В двойном размере. Меня обслуживал милый мальчик, такой предупредительный…
        - Какой мальчик?! - уже ничего не понимал лорд. - Вы где обедали?
        - У «Кортье». Где у вас открыт счет.
        - Там нет мальчиков!
        Упс. Ну да, парню было лет двадцать, но судила я о нем с высоты своего реального возраста.
        - По сравнению с вами он мальчик, - пожала плечами.
        У мужа из ушей едва пар не повалил.
        - Вас не устраивает мой возраст? - переходя в стадию холодного бешенства, поинтересовался он.
        Ответила не менее холодно:
        - Меня много что не устраивает, и ваш возраст - это сущая мелочь по сравнению со всем остальным. Лорд Дарстен, я не понимаю причин вашего гнева. Замужество лишило меня наследства, на которое я имела полное право по рождению, а взамен вы не дали мне ничего, кроме брачного браслета. У меня же ничего нет, я завишу от вашей милости. Вы сами сказали, что браслет теперь принадлежит мне, и я распорядилась им по своему усмотрению.
        - Не дал ничего?! Я оплатил ваш новый гардероб! Отдал фамильные украшения!
        - Это дань вашему самолюбию, чтобы супруга выглядела достойно и не была предметом насмешек в обществе. Фамильные украшения - достояние семьи, а не моя собственность. И мне по статусу положено их носить.
        - Зачем вам деньги? - резко спросил лорд.
        - Хотя бы для того, чтобы платить жалованье своей служанке, раз вы отказались ее содержать.
        - Вы продали брачный браслет из-за служанки?!
        Кажется, этот факт уязвил его больше, чем все вышесказанное до этого.
        - Моей служанки. Которая знает меня с детства и служила еще моей матери.
        Но он, как будто не слыша, в шоке повторил:
        - Из-за служанки?.. Символ брака, который другие женщины бережно хранят!..
        - Ну, вы к этому символу тоже отнеслись с полным пренебрежением, засунув его в карман, - уколола я. - И что именно мне следовало бережно хранить? Единственные приятные воспоминания, связанные с этим браслетом, у меня о лорде Берийском. Не вижу смысла хранить память о другом мужчине.
        Выражение лица моего супруга стало непередаваемым. Такую смесь противоречивых эмоций я давно не видела. Да и сама поразилась, как получилось так вывернуть: и уколола, и лицо сохранила. Браслет вроде бы и продала, но предлог более чем благовидный.
        «Не подкопаешься!» - подумала ехидно. Судя по лицу мужа, аргументы у него иссякли, и это ему крайне не понравилось.
        - И за сколько вы продали свои «приятные воспоминания»? - издевательски поинтересовался он.
        От названной суммы его брови взлетели вверх. Да-да, что поделать, воспоминания нынче дороги. А попробует перекупить, так еще дороже.
        - Не боитесь, что я обналичу ваш счет? - поинтересовался лорд, но уже без прежнего гнева.
        - Деньги на счету у моей служанки, - немного покривила против истины. Прости, Ирида, но наличные и самой нужны, чтобы ими разбрасываться. - Вы же не ограбите бедную женщину?
        - Что вы! Но судя по всему, она уже далеко не бедная. Что ж, раз вопрос решен…
        Это мне так сказали, что раз решила платить сама - то и хорошо?!
        - Лорд Дарстен, - окликнула я супруга, собирающегося свалить. - Мне нужны наличные деньги. Когда они мне в следующий раз понадобятся, я что-нибудь придумаю. И если мой способ вам не понравится - а он наверняка не понравится, уж я об этом позабочусь! - вините только себя.
        Его лицо заледенело.
        - Вариант сказать мне об этом вы не рассматриваете?
        - Унизительно клянчить деньги. Я не буду просить.
        Вот если бы ты мог отправить меня домой, я бы у тебя в ногах валялась, а ради денег унижаться не буду ни за какие коврижки.
        Мне подарили долгий взгляд.
        - Я вас услышал.
        Отделавшись этой загадочной фразой, лорд Дарстен покинул мои покои. Чтобы тут же столкнуться с целителем.
        - Простите, но не мог оставаться на месте, - развел тот руками, вытягивая шею и заглядывая в комнату. - Могу я поинтересоваться, нужны ли мои услуги?
        - Да! - рыкнул мой супруг. - Успокоительного.
        - Да-да, сейчас, - тут же засуетился тот. - У леди Анники нет аллергии на…
        - Мне! - оборвал лорд, с хлопком закрывая за собой дверь.
        Я постояла. Прислушалась. Забеспокоившись о целителе - все же приятный старичок, - подошла и открыла дверь, но коридор был пуст. Явно порталом уволок. Бегать по дому и искать их я посчитала излишним. Все же он целитель и, если что, способен о себе позаботиться. Наверное.
        Вне себя от вспыхнувшего вновь бешенства Максимилиан схватил Ферона и переместился с ним в кабинет.
        - Эм-м… - ничего не понял тот.
        Свернув портал, лорд подошел к столу и, достав чистый лист бумаги с гербовым тиснением, стал быстро писать.
        - Что ты пишешь? - осторожно поинтересовался целитель, не часто видевший аррха Коурстена в таком состоянии.
        Так и хотелось сказать: «Завещание!» С таким началом супружеской жизни она его быстро доведет до могилы.
        - Письмо директрисе пансиона в Контебле.
        - Зачем?!
        - Хочу узнать, как жила моя супруга там. С кем общалась, какие предметы изучала, что за книги читала. Чем дышала. Все!!! - буквально зарычал он, ломая перо. - Я на них такие проверки натравлю, что они у меня попляшут! Безупречная репутация заведения! Идеально воспитанные жены! И в итоге я получаю это!!!
        Целитель подошел к шкафу и достал бутылку янтарного крога. Щедро плеснув в бокал, поставил перед лордом.
        - Успокоительное. Как целитель тебе рекомендую.
        Приняв бокал, Максимилиан сделал глоток, на мгновение прикрыв глаза, когда обожгло нёбо. Понимание, что даже советник Тилонский, славящийся мерзким характером и острым языком, так не доставал его ядовитыми замечаниями в словесных баталиях, выводило из себя.
        - Понимаешь, она же жила с десяти лет в закрытом пансионе. Там строжайшая дисциплина. А эта ее дерзость… Я не понимаю, откуда она такого набралась?! Я не встречал более самоуверенной особы! Нужно потребовать исключить из дисциплин обучения риторику! - невпопад заключил он и, схватив второе перо, принялся быстро писать.
        Ферон покосился на него как на умалишенного. Дарстен же не обратил на это внимания, думая о том, что неплохо бы и учителя этикета уволить. И вообще сменить весь преподавательский состав пансиона, в чьих стенах выросла эта роза, колющая теперь его острыми шипами.
        Выбрал тихую и неприметную жену, называется! Она напоминала ему змейку кайори, что водилась в горах. Маленькая, невзрачная, идеально сливается с ландшафтом. Можно не заметить и наступить. Первая она на людей не нападает, но если тронешь сам, то пожалеешь. Укус этой гадины смертелен. Даже не всякий целитель способен спасти от ее яда. В любом случае мучиться будешь долго, умирая или выздоравливая. Тут уж как повезет.
        После брачной ночи новобрачная как с цепи сорвалась. Где-то в глубине души Максимилиан сожалел, что не прислушался сразу к ее словам и не дал ей время. Сейчас на себе прочувствовал, как опасно пропускать мимо ушей то, что она говорит. Отмахнулся от ее служанки, не понимая, зачем еще одна, когда дом полон слуг, и вот тебе - уже пожинает плоды.
        Он не мог разгадать свою жену! Ее поведение и поступки отличались от обычного женского поведения. Анника не стала настаивать на том, что служанка ей дорога, ни о чем не попросила, не надула губки, не пустила слезу, как любят делать женщины. Молча приняла его ответ и продала брачный браслет, чтобы самой выплачивать ей жалованье.
        Это не укладывалось в голове! Откуда в молоденькой девушке такая… Дарстен задумался, подбирая слово, и его озарило - самостоятельность! В мире, где к женщинам относятся как к нежным цветам, учат покорности и воспитывают так, что с любой проблемой они должны идти к мужчине - неважно, отцу, мужу, любовнику, - Анника была на удивление самостоятельной.
        Где она могла этому научиться, если учесть, что еще ребенком ее отправили в пансион? Правильно, именно там сформировался ее характер! Поэтому и вспыхнувший гнев лорда был направлен на это заведение. Его власти хватит доставить им неприятности и перетрясти программу обучения!
        Взгляд скользнул по скомканной записке, которую передал ему Робин. Помнится, он в гневе отшвырнул ее от себя, а сейчас она на столе. Максимилиан посмотрел на целителя.
        - Прости за любопытство. Заглянул, - покаянно произнес тот. - И решил, что ты ее действительно убьешь за это. Рад, что ты сдержался, но, признаться, удивлен.
        - Она разумно обосновала свой поступок.
        Брови целителя поползли вверх от удивления, но объяснять Дарстен не намеревался. Не хотелось даже себе признаваться, что уже второй раз девчонка, у которой молоко на губах не обсохло, ставит его на место.
        Кстати, об этом! Лорд поднялся из-за стола. Письмо можно закончить и позже, есть более насущные дела.
        - Прости, мне нужно ненадолго отлучиться.
        - И мне пора домой.
        - Тебя перенести?
        - Нет, я лучше прогуляюсь, - ответил целитель. - Глядя на тебя, понимаю, что был прав, решив после смерти Кетти остаться холостяком.
        - У тебя хоть Кетрин была. - Судя по воспоминаниям Ферона, обладательница всех женских достоинств в одном лице. - Как ты ее выбрал?
        Дарстена неожиданно заинтересовало это. Может, существуют какие-то признаки, позволяющие понять, что девушка станет хорошей женой, о которых он не знает?
        - Я ее полюбил, - отозвался целитель, улыбнувшись с оттенком грусти, и ушел.
        - Любовь, - скривился аррх Коурстена. Ненужное чувство, делающее глупцами даже самых умных мужчин и толкающее женщин на безумства. Ему это и даром не надо!
        Глава 12
        - Приветствуем! Рады видеть вас! - раз за разом повторяли мы, приветствуя гостей.
        Я проявляла живейший интерес к новоприбывшим, а особенно к мужчинам. Обаятельно улыбаясь, время от времени смущенно отводила взгляд при комплиментах, а на самом деле скользила взглядом по шее гостя, определяя, маг это или не маг. Нужно же знать, с кем налаживать контакты. Никогда не думала, что возненавижу высокие мужские воротнички, мешающие разглядеть количество ступеней татуировки.
        Гостей было много, казалось, что весь высший свет решил почтить своим вниманием чету аррхов Коурстена. Супружеские пары, их отпрыски и просто дамы в сопровождении кавалеров. Я выглядывала алую гриву некроманта, но лорд Берийский не спешил в гости. Вот уж кого я действительно была бы рада видеть…
        За все время, как лорд Дарстен зашел за мной, я не сказала ему ни одной гадости. А он мне ни одного комплимента. Я-то понятно почему - решила не демонстрировать семейные неурядицы окружающим, а из каких соображений лорд так себя повел, не знаю. Просто осмотрел с ног до головы, поджал губы и предложил руку, чтобы сопроводить вниз.
        Мне это настроения не испортило. Зато от гостей наслушалась, какая я очаровательная, изумительная и прекрасная. Они мне не льстили - я видела себя в зеркале и осталась довольна внешним видом.
        В платье вроде ничего особенного, чистые простые линии, оголены лишь плечи. Ни тебе глубокого декольте, ни пены кружев и рюш, избытком которых грешили многие местные туалеты. Сверху оно облегало меня как перчатка, а книзу расходилось колоколом. Льдистый блеск ткани подчеркивал белизну кожи. Без всякого корсета моя фигура напоминала изящную статуэтку. От этой детали туалета я отказалась сразу. Обязателен он лишь на приемах при дворе, так ради чего мучиться?
        К платью я надела длинные перчатки, а поверх них фамильное кольцо на палец. Про украшения тоже не забыла. Колье обвивало шею, в ушах сережки, в высокой прическе диадема, на груди блестела брошь. Сочетание простого платья и шикарных украшений было сногсшибательно. Местные дамы жадно поедали глазами меня и каждую деталь моего туалета. Вот даже не сомневалась, что введу новую моду!
        Ожидали увидеть юную провинциальную пастушку? Выкусите! Я выглядела немного старше, строго и элегантно, под стать супругу. Правда, его взгляд мрачнел все сильнее с каждым комплиментом в мой адрес.
        Любовницу аррха я вычислила сразу. Она плыла как королева. Роскошная женщина, на вид лет двадцати семи. Жгучая брюнетка с высокой, пышной грудью. Декольте такое низкое, что я задалась вопросом, как она умудряется не светить сосками. В ложбинке между шикарных грудей, как в пучине, тонули взгляды всех окружающих мужчин. Красотка пришла со спутником, юным кавалером, младше ее лет на семь точно, если не больше.
        Интересно, это в пику Дарстену она с собой мальчика прихватила? Типа, у тебя юная жена, а у меня юный кавалер. Ревности к ней не было и грамма, лишь холодный интерес. На лорда я не претендую, пусть забирает со всеми потрохами. Но вот на встречу этих двоих посмотреть хотела.
        Вначале ее взгляд прикипел ко мне, и улыбка уверенной в себе женщины на мгновение поблекла. Наверное, муженек меня описывал как страшилу с лошадиными зубами и обещал любить только ее, а тут у человека шок случился. Но лишь на миг она позволила себе слабость и тут же натянула на лицо прежнюю маску.
        Я оценивала ее отстраненно. Действительно красивая, броской, яркой красотой, на которую наверняка слетаются как мотыльки мужчины. И платье выбрала соответствующее, с изобилием отделанное кружевами и вышивкой, скандально красного цвета, которое хорошо сочеталось с ее черными волосами и кожей оттенка топленого молока.
        Подумав о том, что мы сегодня с ней как лед и пламя, я усмехнулась. Ага, просто классика - ледышка жена и страстная любовница. Моя улыбка этой дамочке ой как не понравилась, и глаза ее опасно засверкали.
        А вот аррху Коурстена блеск глаз любовницы пришелся не по нраву, и он обдал ее холодным предупреждающим взглядом. С одной стороны, мужика понять можно: я ему сегодня целый день мозг выносила на законных основаниях, и терпеть недовольство еще и от любовницы он был не намерен. Но она-то об этом не знала, и чисто по-женски я увидела, как глубоко ее это задело.
        Любовница Дарстена вцепилась сильнее в локоть своего спутника. Тот повернул к ней голову и бросил восхищенный взгляд, выражающий поддержку. Даже пальчики ее покровительственно накрыл второй рукой. Ее отпустило.
        Да-да, вот такие мы женщины, сразу чувствуем себя лучше, ловя восхищение в мужских глазах. Мой же муженек, оценив кавалера любовницы и его возраст, еще больше помрачнел и заледенел.
        «Что, дорогой, вспомнил о своем возрасте?» - ехидно подумала я, получая от всего происходящего огромное удовольствие. Честное слово, как будто «Санта-Барбару» смотрела!
        Судя по тому, с каким интересом окружающие косились на нашу эпическую встречу, телевидения местному населению точно недостает. Зато у меня, можно сказать, билеты на первый ряд. Попкорна только не хватает.
        И вот они подходят к нам. Знойная красавица, как водится, грудь вперед, подбородок повыше, мальчишку ухватила покрепче. Мне это встречу двух каравелл в море напомнило - вот одна идет на абордаж, оружия расчехлили, пиратский флаг повесили…
        Мой супруг тоже подобрался, приосанился.
        - Дорогая, позволь тебе представить наследника аррха Ирнеса, Никоеля Тилонского…
        Ирнес… Ирнес… Точно! Земли на юго-востоке, плодородный край. И о Тилонском Элизабет рассказывала. Дед в Совете, титул у сына, а это, судя по возрасту, видимо, внук. Что ж, по носу Дарстена щелкнули, да только не по зубам дамочке мальчик. Такого за вдову не отдадут. Если еще не обручен, то точно обручат во избежание проблем, услышав сплетни о возможном романе.
        - …со спутницей, - продолжал между тем супруг, - тиррой Весса, Каролиной Шуильской.
        А «тирры» у нас идут после «аррхов», если по старшинству титулов. У дамочки высокое положение в обществе. Удачно вышла замуж, а как овдовела - и любовника еще круче нашла.
        Я себя во всей этой композиции айсбергом почувствовала, который возник между теми каравеллами. Надеюсь, они меня цеплять не будут, а не то известно, чем фильм «Титаник» закончился.
        Обращение «дорогая» покоробило. До этого момента Дарстен меня так не называл. Мне, конечно, любопытно за ними наблюдать, но не настолько, чтобы подыгрывать благоверному. Поэтому на мужа взглянула холодно, а гостю прохладно улыбнулась. Все же именно он на праздник эту каравеллу на буксире притащил. Хотя кто кого буксовал - еще вопрос.
        - Приятно познакомиться. - Я протянула руку, к которой наследник Ирнеса тут же приложился, поцеловав воздух над ней. Фамильное кольцо на моей руке заметно резануло эту Шуильскую. Может, в мечтах сама его примеряла?
        - Я не могла не прийти. - С обольстительной улыбкой дамочка протянула руку Дарстену для поцелуя. - Поздравляю!
        Мой супруг склонился над ее ладонью, и тут глаза Каролины блеснули. Я поняла, что сейчас она выдаст, и не ошиблась.
        - Все как ты говорил: юная, тихая и… незаметная.
        Лорд Дарстен разогнулся и предупреждающе сжал пальцы любовницы, но зря она меня тронула. Молчать я не стала.
        - О, приношу свои соболезнования! Такая красивая, и такое несчастье!..
        На меня в непонимании уставилось три пары глаз.
        - Я не понимаю… - напряглась Шуильская.
        - Назвать неприметным блеск фамильных бриллиантов могла лишь полностью слепая особа, - со всем сочувствием произнесла я и перевела сострадательный взгляд на супруга. - Максик, нужно обязательно познакомить леди с хорошим целителем. У тебя же есть надежный человек, который все исправит без лишнего шума и конфиденциально.
        Перекосило знатно обоих. Да-да, мое «Максик» звучало убийственно!
        А Тилонский точно был еще юн, наверное, мой ровесник. Он обеспокоенно посмотрел на свою спутницу:
        - У вас проблемы со зрением?!
        Я даже умилилась. Заботливый мальчик!
        - Нет! - рыкнула Шуильская, вырывая свои пальцы из хватки… хм… Максика.
        Сзади подходили другие гости, и эта парочка была вынуждена отойти.
        - Чтобы я от тебя этого больше не слышал! - побелевшими от ярости губами тихо произнес лорд.
        - Не предлагать обратиться к Ферону? Приношу свои извинения. Не знала, что конфиденциальные услуги он оказывает лишь нашей семье.
        Ноздри супруга затрепетали от гнева, и он буквально выплюнул с отвращением:
        - Максик! Что за вульгарщина?!
        - Странно слышать такие упреки от того, кто отдает предпочтение вульгарности, - холодно парировала я, давая понять, что имею представление о том, кем Каролина ему приходится. - Но как вам будет угодно, лорд Дарстен.
        И улыбнулась следующим гостям. Тем более что эту женщину я узнала и без всякого представления. Откровенно некрасивая, с большими глазами и тонкими дугами бровей, она поразительно напоминала сову. Первая сплетница королевства леди Аделаида Розенбах собственной персоной, с супругом. Элизабет ее весьма точно и красочно описала. Очень активная дамочка, глава благотворительного общества.
        - Счастлива познакомиться с вами! Даже до наших мест докатились слухи о том, как много делаете вы на ниве благотворительности. Вы стали кумиром для многих и служите примером! - с восхищением произнесла я.
        На меня взглянули весьма благосклонно, а супруг даже удивленно покосился от такого горячего приема. Но что поделать, я действительно восхищалась этой женщиной.
        С мужем их помолвили еще в детстве, там шло объединение соседних земель и бизнеса. Внешне он тоже из себя мало что представлял. Щупленький, плюгавенький, ниже жены на ладонь, но зато, по слухам, содержит семь любовниц и посещает их по дням недели. Аделаида же не унывает и ведет активную общественную жизнь. Все силы бросила на благотворительное общество, которое бессменно возглавляет, и пользуется большим авторитетом в свете.
        - Приятно слышать, что даже юное поколение осознает всю важность благотворительной деятельности, - ответила она. - Я пришлю вам приглашение на чаепитие в нашем обществе.
        - Буду рада его посетить, - ответила я с улыбкой. Как говорила Элизабет, на этих чаепитиях можно узнать все и обо всех, не говоря уж о последних сплетнях. Легче выяснить, кто у нас сильнейшие маги и чем они живут. А как бонус - легче освоюсь в аристократической тусовке.
        Постепенно поток гостей иссяк. Я и подумать не могла, что это настолько утомительная обязанность. Но спина от долгого стояния уже ломила, а мышцы лица от постоянной улыбки болели. Ведь не улыбнись человеку - и он решит, что его не рады видеть, или сочтет хмурым и невоспитанным созданием.
        Моего супруга мнение окружающих, видимо, не заботило, многих гостей он встречал прохладно, наверное, все еще переваривая встречу со своей пассией. Я же улыбалась за двоих. Это у него положение в обществе есть, мне же надо в светском кругу закрепиться. Какое впечатление произведу, так относиться и будут. Я видела, что меня рассматривают с особым, пристальным вниманием, и приходилось показывать себя идеальной.
        Мы присоединились к собравшимся в бальном зале. Лакеи разносили напитки, на возвышении играли приглашенные музыканты. Гости прогуливались, общались. В следующем зале были накрыты столы с угощениями, для мужчин подготовлены курительные комнаты. Танцы пока не начинались, мы должны были открыть вечер, но ждали задержавшихся, обходя зал под руку.
        Общий вздох заставил нас остановиться. На середине зала открылся портал, и из него вышел мужчина, которого я сразу узнала. Портрет короля Эдварда Справедливого видела не раз. Его величество явился в сопровождении троих придворных и почти сразу нашел взглядом нас.
        Приседая в глубоком реверансе, как и все присутствующие дамы, я отметила, что Дарстен является не единственным магом, умеющим открывать путь. А еще что бальный зал мог бы быть и поменьше. Застыв в неудобной позе, я считала каждый пройденный монархом метр.
        - Я не мог не поздравить тебя!
        По первым благодушным словам короля стало ясно, что их с моим мужем связывают дружеские отношения.
        - Познакомь меня с этим прелестным созданием.
        Мне позволили подняться, и супруг произнес:
        - Ваше величество, позвольте представить мою супругу, Аннику Дарстен, аррхиню Коурстена.
        - Прекрасный выбор! Я помню вас во время представления ко двору зимой. Летом вы расцвели как роза.
        Я осмелилась взглянуть ему в лицо. Вблизи король производил сногсшибательное впечатление. От него исходил такой магнетизм, что противиться было невозможно. Мужчина в самом расцвете, на вид не старше тридцати лет. Этакого скандинавского типа. Располагающее, открытое лицо. Лучащиеся, светло-голубые глаза. Почти незаметные морщинки в уголках глаз говорили, что этот человек часто улыбается. Золотистые волосы едва доставали до плеч и немного вились, локон длинной челки живописно упал на лицо. Легкая небритость придавала ему убийственную сексуальность.
        «Не молчи, дура! Тебе сделали комплимент», - одернула я себя, заставляя собрать мозги в кучу и перестать пялиться на этого красавца. Король все-таки.
        - Я восхищена… - Чем?!! По сути, его внешним видом, но не говорить же об этом при муже! - Вашей прекрасной памятью!
        Он улыбнулся, обнажая идеально ровные зубы. Боги, кажется, в нем все идеально! Твою мать, я все же расплылась в ответной улыбке, смотря на короля как влюбленная школьница на своего кумира. Представление пришедших с ним придворных прошло лишь фоном.
        - А почему еще никто не танцует? - бросил взгляд по сторонам король, и меня немного отпустило. Как будто из глубины вынырнула. Может, магия какая-то?! Никогда еще я не реагировала так ни на одного мужчину. Это как удар под дых, мгновенное притяжение. Судя по тому, что его взгляд все время возвращался ко мне, это было взаимно.
        - Я-то думал, что поздравлю, украду один танец с твоей женой и вернусь к скучным делам.
        - Вы, главное, жену не украдите, - хмуро произнес Дарстен, давая понять, что все видит и это ему крайне не нравится.
        - Можно подумать, вы будете скучать, - ехидно заметила я, не отрывая взгляда от короля. Клянусь, само с языка слетело!
        «Интересно, а он женат?» - лезли в голову совсем бредовые мысли. Портретов королевы я нигде не видела, и это почему-то радовало.
        Брови короля удивленно приподнялись, и он бросил веселый взгляд на меня, а потом на Дарстена.
        - Не смею задерживать ваше величество. Музыку! - приказал супруг, явно желая побыстрее выпроводить венценосного гостя. Хотели один танец? Извольте.
        - Вы окажете мне честь? - улыбнулся мне король.
        - С удовольствием! - Я присела в реверансе. И сильно пожалела, что у платья нет декольте.
        Я приняла его протянутую руку, и мы пошли. И в тот же момент стало ясно, что у меня совсем мозги набекрень. От волнения, от близости короля я уже мало что понимала и помнила… А если точнее, что за музыка играет - помнила, а какому танцу она соответствует - нет.
        Меня захлестнула паника и бросило в жар, от которого весь окутавший меня дурман рассеялся. Я же сейчас опозорюсь перед полным залом гостей и перед королем предстану дурочкой, даже не умеющей танцевать. Что делать?!
        «Аня, думай!» - Жар сменился холодным потом. Логика подсказала, что лучше выглядеть дурочкой перед одним королем, чем перед всем залом. Правда, самолюбие кричало об обратном. Именно перед этим мужчиной хотелось быть на высоте, но вариантов, к несчастью, не было.
        - Ваше величество! - отчаянно зашептала я. Эдвард повернул ко мне голову. Блин, у него даже имя прекрасно! - Ваше величество! Я не помню этот танец. От волнения все в голове смешалось, - как на духу призналась я.
        - А что помните? - тоже шепотом спросил король, улыбаясь. Он все-таки классный!
        - Вейрр, - с надеждой сказала я. Танец, напоминающий наш вальс. Такты похожи. Вальс я еще в школе танцевала, и движения вбиты намертво, поэтому легче всего освоила его местный аналог. И в этом танце не предполагалась смена партнера.
        А-а-а!!! Может, память специально забастовку устроила, чтобы не делить ни с кем этого мужчину?
        - Его обычно танцуют только с мужем, - все еще шепотом сообщил король.
        - Первый танец, - напомнила я. - Думаю, мой супруг уступит своему сюзерену.
        Эдвард улыбнулся. Мне кажется, от этой улыбки растаяли бы даже снега в Антарктиде!
        - Вейрр! - объявил король. Вроде и негромко, но все услышали. Музыка резко смолкла. Секундная задержка, и заиграла нужная мелодия.
        Некоторые приготовившиеся танцевать пары распались, некоторые спешно образовывались, но нам было не до них, мы закружились в танце. В глазах короля мелькнуло удивление, когда он обнял меня и осознал, что на мне нет корсета. Сама же я не знала, проклинать этот факт или нет. Прикосновение его пальцев, тепло его ладоней я чувствовала очень остро как через ткань платья, так и через ткань перчаток.
        Сумасшествие! Форменное сумасшествие. У меня голова шла кругом. Мы не отрываясь смотрели друг другу глаза в глаза, и мне было глубоко плевать, что это нарушает правила хорошего тона. Король вел уверенно, но я следовала за ним без всякого напряжения. Мы кружились как будто два перышка, подхваченных ветром. Легко, изящно. Чистый восторг!
        Даже Дарстен, танцующий со своей кикиморой, не испортил настроения. Решил, что раз я танцую с королем, то и ему можно попирать приличия? Краем глаза заметила, что дамочка ему что-то выговаривает, сохраняя при этом улыбку на лице. Приятно, что ему и без меня кто-то мозг выносит. Но я мгновенно о них забыла.
        Лишь пальцы короля на талии, сжимающие сильнее, чем необходимо, иногда едва уловимо поглаживающие, возвращали на бренную землю. Отвлекали, не давая полностью раствориться в танце. Это был самый лучший танец в моей жизни! Я даже в юности во время свадьбы с мужем так не порхала. А еще это был самый короткий танец в моей жизни. Пролетел незаметно и закончился неожиданно. Почему все хорошее в этом мире быстро заканчивается?
        Я почувствовала едва уловимое промедление мужчины, не желающего выпускать меня из объятий. Сама желала продлить мгновение! Но танец закончился, и меня вернули мужу. Свою партнершу по танцу он уже где-то потерял. Каролина даже поблизости не околачивалась, что удивительно!
        - Благодарю за доставленное удовольствие. - Король поцеловал мне руку.
        Эх, это еще кто кому доставил, нужно посмотреть. У меня голова шла кругом, колени дрожали, а на талии до сих пор ощущалось тепло его ладоней.
        - Буду рад видеть вас завтра во дворце на балу.
        - Завтра бал?! - удивился мой супруг.
        - Завтра бал, - повторил король, не сводя с меня глаз и улыбаясь сокрушающей улыбкой. Такой только города брать! Будь женщины на стенах, побежали бы, толкаясь локтями, распахивать ворота и ключи от города выносить.
        Только не говорите, что он это вот сейчас решил! Я улыбалась в ответ, чувствуя себя как после бутылки шампанского натощак. Это когда голова кругом, игристые пузырьки в крови и любишь весь мир.
        - Вы говорили, вас ждут дела… - произнес Дарстен с намеком. - Жаль, что не можете задержаться, - прозвучало фальшиво даже для моего слуха.
        - К сожалению, мне пора, - подтвердил скандинавский бог.
        Я видела, что он действительно сожалеет. А уж я как!
        - Счастливы, что вы посетили нас! - Я присела в реверансе. Мысленно же радовалась, что в бальном платье, пошитом для появления при дворе, декольте как раз есть.
        Но король и без него смотрел не отрываясь. А когда отвел глаза, меня как будто солнце перестало согревать.
        Король дал знак своему человеку, и вспыхнул портал. Я провожала его влюбленным взглядом.
        - Он уже ушел, перестаньте пялиться в одну точку! - ядовито зашипели над ухом.
        - Завидуйте молча! - бросила в ответ, не задумываясь.
        Скрежет зубов привел меня в чувство. Сообразив, кому и что сказала, я повернула голову и увидела разъяренное лицо мужа.
        А что я? Я ничего. Захлопала ресницами.
        - Я вас покину ненадолго, у меня появились кое-какие дела, - холодно сообщил супруг и, резко развернувшись, растворился в толпе.
        Судя по тому, что красное платье нигде в зоне видимости не мелькало, я догадывалась, что это за дела. Да начхать! Лучше бы понять, что это со мной такое было…
        - Приношу извинения за опоздание. - Рядом со мной возник лорд Берийский. - А куда Максимилиан пропал?
        - Дениэль! - Я обрадовалась ему как родному, протягивая две руки. Мне галантно поцеловали обе.
        - Я что-то пропустил? Почему вокруг только и разговоров, что о короле?
        - Он уже ушел. И я с ним танцевала.
        Стукните меня кто-нибудь! Почему последнее предложение прозвучало так мечтательно? Даже рыжик взглянул на меня удивленно. Не-е-ет, нужно срочно приходить в себя и поговорить с кем-нибудь адекватным.
        - Дениэль, срочно пригласите меня на танец. Нам нужно поговорить, - решительно произнесла я.
        - Эм… с удовольствием! - Воспитание взяло верх, и он предложил мне руку. - И все же, где Дарстен?
        - Кажется, побежал отношения выяснять со своей пассией, - отмахнулась я.
        - Она здесь?! - удивился Берийский и тут же спохватился, сделав удивленное лицо: - А это вы о ком?
        Ну-ну, конспираторы!
        - Да неважно, - отмахнулась я. - Дениэль, быстро признавайтесь, что за магия у короля?
        - Почему вы спрашиваете?
        Мне все же раз за разом удавалось шокировать некроманта.
        - У меня от него мозги всмятку, как будто я влюбленный подросток и впервые увидела своего кумира. При взгляде на него я от восхищения слюнями весь пол закапала, а такое поведение для меня нехарактерно. До сих пор потряхивает, и голова кружится, как будто я выпила лишнего. Меня как будто пыльным мешком из-за угла стукнули, в себя до сих пор не приду.
        - Я понял, - отрывисто произнес Берийский, прерывая мои откровения и становясь серьезным.
        - Рада за вас. А вот я ничего не понимаю! - зашипела я, одновременно злясь на себя за неадекватность. После встречи с королем меня ощутимо потряхивало. Голова в прямом смысле шла кругом.
        - Мне очень интересно, откуда девушка, только недавно вышедшая из пансиона, знает, как чувствуют себя, выпив лишнего? - подловил меня некромант.
        - Вы чай почаще с соседями пейте. Дома одна почтенная леди очень полюбила подливать в чай ликер, который мачеха из столицы привезла. После чего начинала хихикать как ребенок, заливалась румянцем и строила глазки моему отцу. А у нее внуки уже! - выкрутилась я, удачно вспомнив реально существующую леди.
        - Хм…
        - Дениэль, не уходите от ответа! - потребовала я.
        И как назло нас развело фигурами в танце. Р-р-р! Терпение мое было на исходе. Впору хватать некроманта и пытать в укромном уголке. Нет, ну если мой супруг уединяется непонятно с кем, то и мне можно! Тем более это фактически мой первый муж.
        - Дениэль, - напомнила я, как только мы снова сошлись.
        - Что?
        - Вот не надо делать такое лицо! Какая магия у короля?
        - Этого никто точно не знает. Способности монарха не афишируются в целях безопасности. А слухи ходят разные и противоречивые. Многие распускает он сам.
        Ответ меня разочаровал, и я подозрительно уставилась на некроманта, ища подвох.
        - Что? Это правда! Недаром все послы других государств увешиваются различными артефактами. Нашему королю не раз удавалось заключить договоры, весьма удачные для нас и невыгодные для соседей. Они потом диву даются, как могли согласиться. И мир последние годы обеспечен по большему счету его мудрым правлением.
        - Магия разума? - заинтересовалась я.
        - У вас она есть? - задал он встречный вопрос.
        - Да. Учитель проверял. Как и дар открытия пути. Дениэль, я же по глазам вижу, что у вас есть предположение. Ну? Не молчите!
        - Похоже, что ваша магия подобна магии короля, и они невольно перекликаются между собой, как два созвучных инструмента. Среди магов разума такое редко, но бывает. Это объясняет все симптомы, которые вы так красочно описали. Только есть одна странность…
        И нас опять развело. Пришлось скрывать свою озабоченность и улыбаться партнеру по танцу. Для себя я свела все объяснения Дениэля к одному термину, знакомому со школьной физики: резонанс. Мы с королем созвучны, и при общении между нами происходит резонанс, вот откуда волнение и полная каша в голове. Он-то тренированный наверняка, а я без всякого опыта и не знаю, как с этим бороться.
        - Что вам кажется странным? - спросила сразу, стоило нам вновь сойтись.
        - Мне кажется или на вас и впрямь нет корсета? - нахмурился некромант, в танце приподняв меня за талию.
        - Дениэль, не хмурьтесь, или все решат, что вы уже и девушку поднять не можете. Не уходите от ответа!
        - Точно нет! - осуждающе посмотрел на меня лорд.
        - Вы ответите? - зашипела я на низких частотах.
        - Дар разума, если его правильно не развивать, начинает ощутимо проявлять себя сам в среднем ближе к двадцати годам. У вас были слабые зачатки, иначе бы доложили королю. Зимой вас представляли ко двору, и, насколько я понимаю, такого эффекта не было. Но сейчас ваша магия созвучна с магией его величества, которому двадцать семь лет. Как так?
        - Потеря памяти, - сказали мы в унисон.
        - Кто знает. Это могло спровоцировать, - задумчиво кивнул он.
        Я же подумала, что у меня ум тридцатичетырехлетней женщины. И если магия разума развивается с годами, то неудивительно, почему произошел такой скачок в раскрытии дара. А еще меня зацепила одна фраза Дениэля.
        - Вы сказали, что о сильном даре докладывают королю. Я правильно понимаю, что он ищет себе невесту с этим даром магии?
        - Это сильно не афишируется, но да. Многие аристократы, у кого есть дочери с хотя бы слабыми зачатками, стараются втихаря развить его и не выдавать раньше двадцати замуж.
        - Получается, что я могла бы…
        Берийский бросил на меня быстрый взгляд, и лицо его замкнулось, как будто он понял, что сболтнул лишнее.
        Танец закончился, а я пребывала в шоке, идя за ним как сомнамбула. Если бы я до свадьбы встретилась с королем, то имела все шансы заинтересовать его своим даром. Этот красавец мог быть моим, и никакого Дарстена в моей жизни! А там бы влюбила в себя короля, нас и так ведет друг от друга, рассказала бы ему правду о себе, и уж он-то нашел бы способ перенести мою дочь в этот мир…
        - Анника, вы в порядке? - забеспокоился некромант.
        - Нет, - совершенно искренне ответила я.
        - Я принесу вам воды.
        Он усадил меня на софу у стены, но это прошло мимо моего сознания.
        Вот так и рушатся мечты. Чужое имя быстро привело меня в чувство. Анника! Ведь существует настоящая хозяйка этого тела, которой в моем мире точно делать нечего. А моей дочери нечего делать здесь! Остается узнать, как защититься от резонанса. Мне что-то не хочется еще раз выпрыгивать из платья и капать слюной на короля. Я не девственница и ему уже не подхожу, а быть любовницей… Оно мне надо? Мне бы домой к ребенку вернуться, а не играть в придворные игры.
        Огляделась в поисках алой шевелюры, но некроманта и след простыл. Зато ко мне подсела леди Аделаида Розенбах.
        - Дорогая, по вашему лицу вижу, что вы все узнали.
        - Что узнала? - переспросила я, стараясь взять себя в руки и собраться.
        - Кого сопровождал вчера на приеме при дворе ваш супруг.
        - Кого?
        - Я думала, вы знаете… - Она вгляделась внимательно в мое лицо. - Он с ней танцевал сегодня первый танец. Хочу сказать, что всей душой возмущена! Но вам нельзя показывать, что вас это задевает.
        Теперь уже я внимательно посмотрела на нее, но в глазах увидела лишь материнское сочувствие и мудрость. Да, знать о семи любовницах мужа нелегко, но леди Розенбах держала себя в свете с королевским достоинством. И злословили о нем, а вот о ней не смели и дурного слова сказать!
        Повинуясь импульсу, я взяла ее за руку и улыбнулась.
        - Какая разница, с кем танцевал мой муж? Главное, я танцевала с королем!
        Мы обменялись понимающими взглядами, и в ее глазах я увидела одобрение.
        - А не выпить ли нам пунша, леди Розенбах?
        - Зовите меня Аделаида.
        - А вы меня Анника.
        Глава 13
        Леди Розенбах была не первой, кто пытался раскрыть мне глаза на Каролину Шуильскую, но единственной, кто проявил сочувствие. В той или иной форме я услышала от многих, что вчера, вместо присутствия на свадьбе, мой супруг сопровождал данную леди во дворце, не отходя от нее ни на шаг. Уколоть хотели или просто с жадным любопытством понаблюдать за моей реакцией. Намеки, многозначительные паузы - до чего же это раздражало! Как хорошо, что к своему мужу я ничего не испытываю, но факт запомнила. Сволочь! Я-то предполагала, что вчера он дома отсиживался, а не светился в обществе любовницы.
        Приходилось держать лицо. Отвечать, что у мужа имелись на это причины и что лорд Берийский, замещая друга, был на высоте. Я не в обиде.
        - То-то свой второй танец вы подарили аррху Вьены, - бросила одна из сплетниц.
        Пришлось проказливо улыбнуться:
        - Скажу по секрету, я ему и первый подарила. На свадьбе.
        - А почему на сегодняшнем приеме нет ваших родных? - укололи меня еще одним фактом.
        «Потому что мой муж - сволочь!» - мысленно ответила я. Почему я вообще должна оправдывать его косяки?!
        Вслух ответила:
        - Вчера был очень суматошный день, много волнений, а отец не так силен здоровьем, как всем нам хотелось бы.
        О да! После эффектного появления на празднике муженька многих гостей едва удар не хватил. Но это не отменяет того факта, что Дарстен - сволочь!!!
        При желании ему ничего не стоило открыть портал и перенести родных Анники на прием. Но ему это не надо было, и теперь я вынуждена отвечать на неудобные вопросы. Хорошо, что супруг все же изволил явиться, и сплетницы отстали.
        - Не скучали? - задал он мимоходом вопрос, передавая мне бокал, взятый с подноса лакея.
        - Ничуть. Мы тут говорили о том, что свой второй танец я танцевала с лордом Берийским. У него прекрасно получается вас замещать. Я рада, что у нас есть такой прекрасный друг семьи.
        - Что вы имеете в виду? - Затронутая тема явно не понравилась Дарстену. Ха, мне тоже не нравится, что он где-то шляется, когда в доме полно гостей. Обязанностей хозяев никто не отменял. Не все же мне одной отдуваться.
        - Всего лишь то, что на него можно положиться всегда и в любом вопросе.
        - Надеюсь, больше вы своих танцев не дарили?
        Я не успела ответить, как к нему подошел наш знакомый.
        - Лорд Дарстен, вы позволите потанцевать с вашей прекрасной женой? - спросил у него Никоель Тилонский. Наверное, Шуильская покинула его, и тот решил приударить за мной в пику супругу.
        - Нет. Я еще и сам не имел удовольствия танцевать с ней, - отказал муженек и потянул меня к танцующим парам, крепко стиснув руку. Я только и успела поставить бокал.
        - Ничего, я тоже с вами не имела никакого удовольствия, - процедила в ответ. Повернув голову, с многообещающей улыбкой бросила парню: - Следующий танец ваш!
        - Мой! - рыкнул супруг. - На правах мужа.
        - Вы о тех правах, которые с легкостью передаете другим? Странно, что здесь вы столь категоричны.
        - А вы бездумно раздаете обещания.
        Кто-то вообще себя бездумно ведет, но я же не тыкаю пальцем. Решила быть умнее и промолчать.
        Танцевать с Дарстеном мне не понравилось. Холодные, отточенные движения, без души. В его руках я не испытывала никакого волнения, а также не имела проблем с памятью, выполняя заученные па и безразлично смотря в сторону.
        - Анника, посмотрите на меня! - потребовал супруг, недовольный таким игнорированием своей персоны. Перевела на него холодный взгляд. - Обращаю ваше внимание на то, что за весь вечер вы ни разу мне не улыбнулись. Не стоит порождать сплетни в свете.
        - Считаете, что вы, сопровождая вчера небезызвестную вам даму, их не породили? Меня сегодня человек десять ознакомили с этим фактом, интересуясь, как я к нему отношусь.
        - Надеюсь, вы не позволили себе высказываний в вашей обычной манере?
        - Не переживайте, я дала понять, что эти разговоры мне так же безразличны, как и вы.
        Дарстен заскрежетал зубами. Такими темпами ему скоро услуги дантиста понадобятся.
        - Я настаиваю, чтобы вы мне улыбались, - решил он вернуться к прежней теме.
        Пользуясь возможностью в танце, со всей силы припечатала его ногу каблуком.
        - А вам хочется мне улыбаться?
        - Вы отвратительно танцуете! - сдавленно процедил супруг.
        - Вы тоже много что делаете отвратительно, но я же не жалуюсь.
        Я сделала еще одну попытку припечатать его ногу, но теперь он увернулся. Это добавило нашему танцу не только живости, но и несколько новых танцевальных элементов. Чтобы не попасться под мою атакующую ножку, лорду пришлось проявить изрядную ловкость.
        - Хватит! - попытался он остановить меня, когда все же удалось его подловить.
        - Больно? - с исследовательским интересом спросила я и тут же безжалостно закончила: - Ничего. Потерпите. Разве не вы считаете, что в браке нужно терпеть? Вы же мне ночью этот урок наглядно продемонстрировали.
        Конечно, после моих усилий ни о каком втором танце речи уже не шло. С неестественно прямой спиной муж покидал танцующих, уводя меня за собой. А я хоть немного душу отвела, расплатившись за пережитые по его вине унижения.
        А каким горящим взглядом Дарстен смотрел на меня! Надеюсь, местные кумушки будут довольны, обсуждая тот факт, что аррх Коурстена не разрешил жене танцевать ни с кем другим, больше ни на шаг не отходя от нее.
        Последний факт вывел из себя Шуильскую. Дефилируя среди гостей, она как бы случайно столкнулась с нами и посчитала необходимым сказать несколько слов.
        - Вы довольны приемом? - спросила она у меня. - Я взяла на себя смелость помочь с организацией и дать несколько ценных рекомендаций слугам.
        Вот так мне утерли нос, показав, кто здесь хозяйка.
        - Я уже поняла, что вы весьма смелая женщина, но немного удивлена. Дворецкий упоминал, что у нас вышколенные и опытные слуги, которые сведущи в организации приемов. Не знала, что он говорил о вас.
        Стало приятно, что вспыхнувшие два алых пятна на щеках по цвету не отличались от платья.
        - Вы тоже весьма смелы. Или попросту забыли надеть под платье корсет?
        - Почему забыла? Некоторым он не нужен, чтобы казаться стройнее, чем есть. Могу заверить, что его величество, танцуя сегодня со мной, благосклонно отнесся к этому факту.
        - Значит, завтра, на королевском балу, вы тоже проигнорируете эту деталь туалета?
        Ага, разбежалась! Пытается развести меня на нарушение этикета?
        - Я подумаю, но вряд ли. Не стоит приучать мужчин к вольностям, иначе чувство новизны проходит, и они теряют интерес. Не мне же вам объяснять, как это происходит и что бывает, когда приелось.
        - Не понимаю, о чем вы.
        - Ну как же, со временем каждый мужчина остепеняется, устав вкушать доступные радости жизни, и… женится.
        Мы обе перевели взгляд на аррха Коурстена, а тот настороженно посмотрел на нас. Его в этот момент отвлекал разговором господин, подошедший с Шуильской. Мой взгляд, полный ехидства, супругу не понравился, как и взгляд разъяренной любовницы. А еще в глубине его глаз, когда он смотрел на свою пассию, я увидела досаду. Конечно, у нас и так отношения обострены, и вмешательство его дамочки лишь все усугубляет.
        - Вы же недавно из пансиона. Откуда такие глубокие познания о мужчинах? Я чего-то не знаю о нынешнем воспитании пансионерок?
        «Да ты вообще о воспитании ничего не знаешь!» - огрызнулась я мысленно.
        - Не нужно совать руку в огонь, чтобы убедиться, что горячо. Некоторым везет с рождения понимать прописные истины.
        - Вижу, везение закончилось на понимании моды, - уколола она. - Ваше платье настолько простое, что напоминает рубище. Могу посоветовать свою портниху.
        - Не стоит. Судя по вашему наряду, такое понятие, как «сдержанная элегантность», ей незнакомо.
        - Могу я узнать, что вы так горячо обсуждаете? - посчитал нужным вмешаться в разговор мой супруг.
        - Моду. Рассудите нас, чье платье лучше? - потребовала Шуильская.
        - О, не советую! Никогда не беритесь оценивать моду, иначе обретете врагов в лице женщин, - рассмеялся седовласый собеседник Дарстена, имя которого я, хоть убейте, не помнила.
        Кажется, и сам аррх Коурстена понимал, что судить не стоит. Но у Шуильской было такое выражение лица, что не поддержи он ее - врага точно обретет. Мне даже стало интересно, как лорд выкрутится из щекотливой ситуации.
        - Ваши платья прекрасны, каждое по-своему подчеркивает достоинства владелицы, - тщательно подбирая слова, ответил Дарстен.
        - Но если на платье нет никакой отделки, как у вашей супруги? Если оно скромное? Следовательно, у владелицы и достоинств никаких нет? - тут же переиначила его пассия, с довольным видом беря под руку моего благоверного и с улыбкой заглядывая в глаза.
        Можно было бы подождать, что он ответит, но зачем? Хватит! Я тоже умею играть грязно.
        - У вас все же плохое зрение, - заключила я, окинув ее сочувствующим взглядом. И пояснила, без капли ревности, лишь с информативным посылом: - Вы сейчас не на своем спутнике висите, а к чужому мужу прижимаетесь.
        Она наконец вспомнила о приличиях и отпрянула, а я продолжила:
        - Что же до вашего вопроса, отвечу я, раз сама фасон платья разрабатывала. Оно подчеркивает мою юность и природную миловидность, которые в дополнительных ухищрениях не нуждаются. А вам бы я посоветовала сменить портниху. В наших краях подобный фасон называют «последним шансом». К нему прибегают стареющие дамы в попытке удержать уходящую молодость и внимание мужчин, выставляя все прелести наружу и не оставляя простора воображению.
        И тишина. По крайней мере, вокруг нас разговоры стихли еще в начале спора, а сейчас окружающие просто затаили дыхание.
        - По какому поводу идет дискуссия? - Берийский появился как черт из табакерки. Не будь Дарстен рядом, я бы точно решила, что он некроманта порталом перенес себе на выручку, настолько неожиданно тот возник.
        - О том, какое платье лучше, - просветил его седовласый джентльмен.
        С веселым изумлением Берийский посмотрел на меня, потом на Шуильскую и выдал вердикт:
        - Так не о чем спорить. Как мужчина, я предпочту платье леди Каролины: оно услада для глаз и позволяет любоваться ее несомненными достоинствами. Но свою супругу я предпочел бы видеть в платье леди Анники. Оно подчеркивает достоинства, но любование ими доступно лишь ее мужу.
        Вот же Соломон! Своим ответом он разрушил напряжение и погасил зарождающийся конфликт.
        - Вы позволите пригласить вас на танец? - обратился он к Шуильской, наверняка с тайным намерением увести ее от нас, но та лишь задрала нос.
        - Прошу извинить, но я его уже обещала аррху Ирнеса, - произнесла она и величаво удалилась, сохраняя лицо.
        - Что?! - воскликнул Дениэль, когда мы припечатали его тяжелыми взглядами. Я-то понятно почему, а супруг гневается, что его любовницу ангажировать пытались?
        - Вас только за смертью посылать! - укорила я аррха Вьены. И только потом поняла, что сказала это некроманту. Забавно прозвучало. - В последний раз, когда мы виделись, вы ушли за водой для меня.
        «Чтоб ему так дети стакан воды на старости лет подавали!» - выругалась про себя.
        - Прошу простить, но меня отвлекли. - Он бросил быстрый взгляд на Дарстена. - А потом я увидел вас с леди Розенбах у стола с напитками и понял, что в моих услугах вы больше не нуждаетесь.
        Ладно, проехали. Тем более этот прохвост начал рассказывать забавную историю и своими байками немного скрасил мне вечер. Но ненадолго. Муженьку не понравилось, что я слишком часто улыбаюсь Дениэлю, и он поспешил меня увести под предлогом того, что нужно уделить внимание и другим гостям. Деспот!
        - Как же я устала! - вырвалось из глубины души, и я рухнула на кровать прямо в платье в позе морской звезды. Время было далеко за полночь, и ноги уже не держали. Когда по телевизору в фильмах показывают балы и танцующих аристократов, все так красиво. А на деле принимать такую прорву гостей ужасно утомительно.
        Это вам не на юбилей в ресторане с друзьями и родственниками собраться. Там хоть их знаешь и есть о чем поговорить. А тут куча незнакомых людей, и со всеми ты должна быть мила и любезна. Светская жизнь на деле оказалась тоскливым болотом. Только и разговоров, что о нарядах и сплетнях. Кто за кем приударил, у кого новая любовница или любовник… Матроны отслеживают, кто кому улыбнулся, кто с кем танцевал и сколько раз. Замужние дамы напропалую флиртуют, незамужние девушки строят глазки и присматривают женихов. Тоска! Уверена, будь у них телевизоры, половина бы сидела дома. А так скачут с приема на прием, чтобы узнавать последние новости и держать руку на пульсе этой самой светской жизни.
        - Госпожа, ванна готова, - сообщила горничная.
        - Давайте помогу вам с платьем, - предложила вторая. Пришлось соскребать себя с кровати и плестись переодеваться.
        - Я разберу постель! - это третья.
        Наверное, должно быть приятно, когда вокруг тебя так хлопочут, но для меня непривычно. Слишком много чужих людей в моем личном пространстве. В доме родителей Анники одной Ириды мне вполне хватало, и она умела быть ненавязчивой. Здесь же толпа народу, и это бесит.
        Но что-то менять в данный момент не было сил, поэтому, давя раздражение, я просто подчинилась заботе служанок.
        Первым делом с меня сняли украшения, и я небрежно бросила их на туалетный столик. Пусть простят мне предки аррхов Коурстена, но бриллиантам ничего не будет, а я устала, чтобы бережно раскладывать все по коробочкам.
        Служанка помогла избавиться от платья и передала меня в руки банщицы. Там я быстро ополоснулась, желая поскорее забраться в постель и выставить всех вон. Но перед расслабляющим массажем не устояла. Вот о личном массажисте, наверное, каждая женщина мечтает. Правда, служанка использовала ароматические масла, что напомнило о неприятной брачной ночи. Хорошо хоть целитель обещал мне передышку от поползновений супруга.
        Переодевшись в ночную рубашку и пеньюар, я сунула ноги в домашние матерчатые туфельки и отдалась в руки горничной, которая занялась моими волосами. К этому моменту я уже спала одним глазом. Но сон быстро слетел, стоило увидеть в зеркале мужскую фигуру.
        Внутри все похолодело при взгляде на супруга. Вот этого явления я ожидала меньше всего. Он застал меня врасплох, и под ложечкой засосало от страха. Наверное, дерни он в этот момент за пояс своего халата и скажи: «Бу-у!», я бы сорвалась с места как перепуганный заяц. Правда, нервы сдали. Слишком трудным и морально выматывающим оказался день. Я, наверное, за год столько не скандалила, как за эти сутки.
        - Оставьте нас, - приказал Дарстен служанкам.
        Горничная, которая расчесывала мне волосы, едва уловимо помедлила, бросив на меня быстрый взгляд, но отложила расческу и, сделав книксен, удалилась. Остальные тоже покинули покои. А я напряженно следила за мужем через зеркало.
        Он подошел и остановился за спиной, рассматривая мое отражение. Потом заметил украшения на туалетном столике и поддел колье пальцем.
        - Это бесценные украшения, а валяются как дешевая бижутерия. У вас никакого уважения, Анника?
        - Вы требуете у меня уважения к колье?
        - Не переиначивайте мои слова.
        - Вы ищете повод, к чему бы придраться?
        - Считаете, что после сегодняшнего приема и вашего поведения на нем мне нужно его искать? - спросил лорд, отпуская колье, и оно тихо звякнуло об столик.
        - Пришли отыграться?
        - Пришел предупредить, что не намерен терпеть ваше своеволие и дурное воспитание.
        - Вы их только у тирры Весса терпите?
        - Вам не стоит говорить о ней.
        - Почему? Вы же с ней меня обсуждали.
        - Что и с кем я делаю, вас не касается.
        Промолчала. А смысл спорить, если согласна? Меня и правда не касается, что он с ней делает. Пока они ко мне не лезут.
        Удовлетворенный моим молчанием, Дарстен продолжил, решив подсластить пилюлю:
        - В банке я открыл на ваше имя счет. Можете использовать эти деньги на благотворительность или на свои мелкие нужды. Ежегодно он будет пополняться, но если вам понадобятся более крупные траты, обсудим. Надеюсь на ваше благоразумие.
        Он помолчал, наверное, в ожидании бурной радости и благодарности, но я просто смотрела на него. Нужно для начала в банк съездить и проверить размер щедрости, уточнять у мужа сумму сейчас как-то не хотелось.
        - В ответ настоятельно требую пересмотреть свое поведение. Я готов простить вам ваши сегодняшние выходки, но больше их не потерплю.
        Подумать только, он готов меня простить!!!
        - Ваша щедрость не знает границ.
        - Мое терпение не безгранично, Анника, - в голосе прозвучало предостережение.
        - А мое вообще закончилось прошлой ночью.
        - Довольно! - Шагнув ближе, он сжал мои плечи.
        И я пронзительно завизжала во все горло. Нет, ну обещала же. Руки тут же убрали, и я замолчала.
        - Что случилось?! - через смежную дверь спальни вбежал Робин.
        - Мышь, - пронзив меня разъяренным взглядом, сообщил ему лорд.
        - Скорее крыса. Мерзкая, - поправила я.
        - Ну как же… Откуда?! В доме нет… - растерялся старый слуга.
        - Все в порядке. Можете быть свободны, - отпустил его Дарстен.
        На лице Робина отразилось понимание, и он тут же закрыл за собой дверь, оставив нас наедине. А я поймала в зеркале взгляд супруга, и он мне крайне не понравился.
        - Анни-и-ка-а, - многообещающе так протянул лорд.
        Я вскочила с пуфа, чувствуя острую необходимость оказаться с ним наравне. Две вещи случились одновременно: нас накрыло прозрачной сферой, а муж надавил мне на плечи, заставив сесть обратно.
        - Что же вы не кричите?
        Действительно. Но я впервые увидела такое проявление магии и потрясенно молчала. Мы как будто оказались в мыльном пузыре.
        - А впрочем, вас больше никто не услышит, - сообщил он, подтверждая мои подозрения насчет звукоизоляции. - Хочу напомнить, что я ваш супруг и имею право прикасаться к вам в любое время, когда захочу.
        Рывок, и пеньюар сдернут с моих плеч до локтей. Еще один рывок за ворот рубашки, и тонкая ткань разошлась двумя половинками, обнажая меня до пупа. На голые плечи тяжело легли мужские ладони и сжали.
        - Предупреждаю последний раз, не испытывайте мое терпение, - жестко и с угрозой сказал Дарстен.
        На меня нахлынули давно забытые чувства беззащитности и безысходности. Мне ясно дали понять, кто в доме хозяин и на чьей стороне сила.
        Вдоволь насладившись своим превосходством и видом обнаженной груди, он убрал руки.
        - Будьте благоразумны, Анника, - сказал на прощание. Окружающая нас сфера исчезла, и лорд пошел к себе.
        Наверное, девочка восемнадцатилетняя после такого прессинга судорожно бы куталась в обрывки одежды, давясь от слез после пережитого унижения.
        Но я не девочка.
        - Лорд Дарстен!
        Он обернулся. Я развернулась на пуфе к нему лицом, отчего еще больше обнажилась, но не сделала даже попытки прикрыться. Какая разница, раз он и так все прекрасно рассмотрел в зеркале. - После брачной ночи вы мне стали омерзительны. А после сегодняшнего вечера - я вас презираю.
        - Какое мне дело до ваших чувств? Мне от вас нужен лишь ребенок, - холодно бросил он и скрылся за дверью.
        Козел! Но откровенный и не скрывающий свою сволочную натуру. Сразу сказал, что от меня нужны лишь дети, и в первый же день семейной жизни познакомил с любовницей, чтобы не было никаких иллюзий и недопонимания.
        Встав с пуфа, я развязала пояс на пеньюаре и, сняв его, избавилась от остатков сорочки. Идти искать новую рубашку не было ни сил, ни желания. Натянула снова пеньюар, погасила везде свет и легла в постель.
        Странно, но даже злости на муженька не было. Попытался приструнить жену как умеет. Да, животное парнокопытное, может быть, опасное, но с ним хоть все ясно. А вот с Глебом я долго мучилась сомнениями и подозрениями. И неуверенность усугублялась тем, что в декрете я оказалась полностью зависящей от него.
        Каждая женщина, у которой есть ребенок, меня поймет. А кто воспитывал его без бабушек и дедушек - особенно. Вся жизнь становится подчинена ребенку и зависит от его распорядка дня. Во время прогулок я ходила за покупками, пока дочь спала - готовила, убирала. Бессонные ночи накладывали отпечаток, и у меня появилась хроническая усталость. Смотришь на себя в зеркало и видишь осунувшееся лицо с усталыми глазами и синими тенями под ними. Первый год у меня прошел под мантру «Надо потерпеть».
        Глеб помогал, но избирательно. Лекарства, если ребенок болеет, он привезет. И продукты, если надо. Но ночью к дочери вставала лишь я, потому что он же работает. По дому делала тоже все я. За время нашей супружеской жизни могу по пальцам пересчитать, сколько раз он держал в руках пылесос. Или гулял по улице со мной и ребенком. Я с завистью смотрела на парочки с коляской - в моей семье такого не было. У Глеба на первом месте стояли дела, которым он посвящал семь дней в неделю. Вечно возникали какие-то проблемы, и он срывался из дома даже в выходные. На все мои недовольные замечания отвечал, что он же старается ради нас, жилы рвет на работе.
        У меня же крепли подозрения, что не только на работе. Каждая женщина чувствует это на интуитивном уровне, а также замечает по мелким признакам. Звонки по телефону, когда он уходит в другую комнату и лишь там отвечает. Когда воркует с кем-то, но стоит войти, как прекращает разговор или сам уходит. Долгое сидение в туалете или в ванной, с теми же тихими разговорами по телефону.
        Меня это бесило, выводило из себя. Я устраивала скандалы, требуя сказать, есть ли у него кто-то. Опустилась до того, что проверяла телефон, но Глеб был осторожен, и, кроме ничего не значащих сообщений, я ничего не находила. А потом он вообще запаролил телефон и носил его постоянно с собой.
        Это ужасно - вариться в нехороших подозрениях. Я слышала его разговоры с другими женщинами, но за руку с другой так ни разу и не поймала. Глеб всегда твердил, что это или клиентка, или еще кто, давал разумные объяснения. Иногда не давал, а просто срывался, крича, как устал от моей ревности. А я кричала, что мне в браке важна верность, и я ему верна, даже не смотрю на других мужчин. Однажды, в пылу ссоры в нетрезвом состоянии, он ответил мне, что ему плевать.
        Я эти слова запомнила.
        Кто бы знал, как я тоже от всего устала! Клянусь, признайся муж, что у него другая, я бы вздохнула с облегчением. Но нет же, он постоянно уверял, что любит только меня и дочь. На вранье я его подлавливала неоднократно. Бесилась, выставляла из дома, но он всегда с упорством мула твердил, что никуда не уйдет. Мы его семья.
        В какой-то момент я поняла, что так больше продолжаться не может. Я или сойду с ума, или точно стану истеричкой. Проблема была в том, что я любила Глеба всей душой. Другие мужчины меня не интересовали. И я просто не понимала, почему при всех своих словах о любви муж так себя ведет и мало уделяет нам времени. Я пыталась с ним спокойно обсудить наши отношения, спрашивала, почему так. Однажды, тоже в нетрезвом виде, он признался, что, наверное, просто не способен на такие сильные чувства, как я.
        Эти слова я тоже запомнила.
        И стала целенаправленно давить свои чувства. Разговаривает с кем-то по телефону? Не прислушиваюсь и ухожу. Задерживается на работе? Я наступала себе на горло и не перезванивала. В магазине зашла в мужской отдел и присматриваю ему обувь или одежду? Заставляла себя положить вещи на место и пойти посмотреть что-то себе. Переключала внимание на заботу о себе родимой и ребенке, училась жить по-новому, любить себя, а не его. Выбиралась из эмоциональной ямы, куда сама себя загнала.
        И после всего, что я пережила с Глебом, попытки лорда Дарстена меня запугать и поставить на место были обречены на провал. Вот зря он со мной так!
        Глава 14
        На этот раз меня будила лишь одна служанка. Сначала постучалась и вошла, потом с моего позволения раздернула шторы и скромно сообщила, что супруг ждет меня к завтраку. Соблаговолю ли я подняться? Вставать не хотелось, но мысль о том, что этот тип решит, что морально меня сломил и я его теперь боюсь, заставила пошевелиться.
        Умывание холодной водой помогло окончательно проснуться. Когда вернулась, разорванная сорочка уже исчезла с пола, постель была заправлена, а на ней лежало желтое в цветочек платье. Ага, то самое, с длинными рукавами.
        Усмехнувшись, не стала спорить и надела его. Буду сегодня солнечной, нести свет в массы и просвещать, что не стоит со мной использовать тактику запугивания. Нет, ну правда, чем он хотел меня напугать? Что имеет право рвать одежду? Да пожалуйста! На его деньги куплено. Что имеет право смотреть на меня голую? Так муж как-никак. Что изнасилует при желании? Можно подумать, он в брачную ночь был нежен и ласков.
        И вообще, если хочет здоровое потомство, то не стоит заставлять меня нервничать. Это плохо способствует зачатию и сказывается на беременности, на развитии плода. А вот насчет нервов отца нигде ничего не сказано. Разве что пьянство влияет, как на потенцию и скорость головастиков, так и на здоровье малыша.
        А желтый цвет платья мне шел. Даже настроение поднялось, и я была на удивление покладистая. Позволила служанке волосы мне уложить и заколоть купленными гребнями. Бросив на себя взгляд в зеркало, осталась довольна внешним видом и вышла в гостиную.
        На консоли у стены лежали на серебряном подносе приглашения. Я перебрала их, увидела знакомое имя леди Розенбах. Та приглашала меня посетить завтра их благотворительное общество. Остальных я не помнила, но меня приглашали на чай, звали почтить своим присутствием музыкальный вечер, посетить выставку художника. Неплохо. И это с утра! То ли еще будет. Приятно, что моего внимания стали искать.
        А еще доставили два букета цветов. Даже мысли не возникло, что от мужа, и я оказалась права. Первый букет был от того седовласого джентльмена, при котором мы спорили о платьях. Он выражал мне свое почтение. А второй - от аррха Ирнеса, этот выражал мне свое восхищение. Видимо Шуильская не приласкала, раз он с утра обо мне вспомнил.
        Я уже хотела выйти, когда случайно заметила, что шкатулка на столе немного сдвинута, стоит не так, как я вчера ее поставила.
        - Соберите всех девушек, кто прислуживает мне, - приказала горничной.
        - Но вас ждет господин, - заикнулась та.
        - Значит, поспешите выполнить мое распоряжение, чтобы не заставлять его ждать еще дольше, - парировала я. Сделав книксен, девица исчезла из комнаты.
        - Вызывали? - в комнату вошла та служанка, что делала мне массаж. - Извините, не думала, что сегодня понадоблюсь. Помогала с уборкой…
        - Покажите руки, - попросила ее. Та без задней мысли протянула мне ладони. Коротко подстриженные ногти, чистая гладкая кожа. - Переверните.
        - Извините, я вас поцарапала вчера? Обычно я слежу за этим…
        Внешняя и внутренняя стороны ладоней были чистые, без следа краски.
        - Все хорошо, можете быть свободны и возвращаться к своим делам, - кивнула я.
        - А массаж?
        - Вечером.
        Немного удивленная служанка ушла, столкнувшись на пороге с еще двумя девушками.
        - Покажите руки, - попросила я.
        Одна сразу протянула ладони, а вторая нервно комкала передник, но под моим взглядом нехотя тоже показала мне руки, демонстрируя синие пятна на кончиках пальцев. Это она мне вчера платья подавала, а сегодня не показалась на глаза, оставила мне наряд и ушла.
        - Зачем вы открывали шкатулку?
        - Простите. Я случайно, - не стала отпираться она.
        - Вы уволены.
        - Простите, я больше так не буду! - Из глаз горничной брызнули слезы.
        - Мне не нужны в доме служанки, не выполняющие моих приказов. Я вас предупреждала.
        Дверь открылась снова - вошли банщица и та горничная, что укладывала мне сегодня волосы.
        - Покажите руки, - сказала я.
        У банщицы оказались красные пальцы и слабые следы краски на них. Наверное, пыталась оттереть, но полностью не удалось. У второй девушки руки были чисты.
        - Зачем вы открывали шкатулку? - повторила я вопрос.
        - Я не открывала! - ушла в отказ банщица.
        - А пятна на ваших руках говорят об обратном. Вы уволены.
        - Это ты виновата! - Она развернулась к своей товарке. - Давай посмотрим, давай посмотрим! Сама-то не трогала!
        - Не понимаю, о чем ты. - Вторая горничная стояла как ни в чем не бывало, делая невинное лицо.
        - В ваших услугах я тоже больше не нуждаюсь. Вы уволены.
        - Но за что?! Я не трогала!
        Хитрая тварь. И ведь она не хотела звать служанок, ссылаясь на ожидающего меня мужа. Думала время выиграть и свести следы с рук товарки.
        - За подстрекательство уйдете без рекомендаций, - сообщила я и перевела взгляд на ту, чьи руки были чисты. Она смотрела на все происходящее круглыми глазами. - Как ваше имя?
        - Н-нира, - дрогнул ее голос.
        - Нира, вы остаетесь моей личной горничной. Подготовьте мне платье для поездки в город.
        Сделав книксен, она скрылась за дверями спальни.
        - А вы все можете собирать вещи, - сказала я оставшимся и пошла завтракать.
        Круто день начался. Но лучше так, чем терпеть излишне любопытных слуг. Нет никакой гарантии, что кто-нибудь из них не доносит Шуильской. Если та не дура, то обязательно держит соглядатаев в доме любовника. Где гарантия, что завтра они яду не накапают в мой графин? Поэтому я распрямила плечи и пошла в столовую. С одной проблемой разобралась, пора браться за вторую.
        Лакеи распахнули двери, невольно косясь на мои запястья, сегодня скрытые платьем. Интересно, а мой вчерашний визг много людей слышало?
        Супруг восседал во главе стола и при моем появлении отложил газету.
        - Ужасного вам дня! - пожелала ему.
        Дарстен, уже встающий со стула меня поприветствовать, сел обратно и пронзил предупреждающим взглядом.
        - Я надеялся, что вы меня вчера поняли.
        - Лорд Дарстен, из-за вас меня уже вторую ночь мучают кошмары. Я всего лишь пожелала вам того же, - скромно ответила я, садясь на свое место.
        - Жаль, что вы не вняли предупреждению. Отправляйтесь к себе и подумайте над своим поведением.
        Ага, разбежалась! Я взяла тост и придвинула к себе масло.
        - Лорд Дарстен, вам знакомо такое понятие, как логика? - поинтересовалась у него, намазывая хлеб. - Вы мне ясно дали понять, что вам от меня нужен лишь ребенок. И, как понимаю, время вас поджимает.
        Над нами вспыхнул прозрачный купол, и он отослал движением руки служанку, идущую к столу.
        - К чему вы ведете?
        - Прошло еще мало времени, чтобы судить, но я могу быть уже беременна.
        Боже упаси, конечно!
        - В любом случае мне, как матери ваших детей, необходимо хорошо питаться, много гулять на свежем воздухе и поменьше нервничать. Поэтому свое поведение в первую очередь следует пересмотреть вам.
        - Даже так? - с веселым изумлением переспросил лорд, откидываясь на спинку стула. Кажется, ему редко возражают, и он этот факт нашел забавным.
        - Именно! Поэтому оставьте попытки морить меня голодом, это плохо сказывается на здоровье. И не советую испытывать на прочность мои нервы.
        - Ваши нервы тоже имеют отношение к ребенку? - насмешливо спросил он. В ответ я посмотрела на него как на идиота.
        - Самое прямое. Излишне нервное и напряженное состояние женщины не способствует зачатию, а в иных случаях способно спровоцировать потерю ребенка. Оно вам надо?
        - Вы мне угрожаете? - тут же напрягся Дарстен.
        - Я?! Угрожать - это ваши методы. Поговорите с целителем. Он подтвердит вам эти общеизвестные факты.
        Посчитав разговор исчерпывающим, я уделила все свое внимание завтраку, выбрав себе творожную запеканку и яйцо.
        - Какие у вас планы на сегодня?
        - Мне прислали несколько приглашений, - отозвалась я. - Съезжу в город на прогулку.
        - Если ваша беременность подтвердится, я отправлю вас в загородное имение, где много свежего воздуха и никто не будет портить вам нервы.
        Да кто бы сомневался, что от меня тут же избавятся!
        Подняв глаза, я увидела, что муж изучает мою реакцию. Если сошлют с глаз долой, это плохо, с одной стороны. Но кто знает, может, вдали от супруга я быстрее разберусь с книгой мачехи. Буду сама себе хозяйка, не надо ни перед кем отчитываться. Просто отлично, если бы не одно «но» - для этого нужно забеременеть, а беременность в мои планы не входит.
        - Звучит интересно. - Я не стала перечить, но чисто из вредности добавила: - Только оно должно располагаться недалеко от города, чтобы я имела доступ к банку и магазинам, и там должен быть хороший целитель, к которому можно будет обратиться в случае проблем.
        - Еще пожелания будут? - насмешливо поинтересовался лорд.
        - Вам сейчас огласить весь список?
        - Вам стоит о нем подумать, если вы уже беременны.
        Гадство! Ему удалось испортить мне настроение и вывести из равновесия. Слова о беременности я использовала как повод его подколоть, а в итоге уели меня.
        - О чем задумались, Анника? Расстроены, что ваша светская жизнь закончится, так и не начавшись?
        - Думаю, что раз у меня в распоряжении, возможно, мало времени, буду наслаждаться ею сполна. И во всем можно найти плюсы.
        - Да? И какие же?
        - Буду избавлена от вашего внимания.
        Ого! А его это задело.
        - Я бы на такой плюс не надеялся. Как моя супруга, вы теперь всегда будете в зоне моего внимания. - Он поднялся из-за стола. - Заканчивайте завтрак, и жду вас у себя в кабинете.
        Убрав ограждающий купол, лорд Дарстен покинул столовую.
        У меня аппетит пропал напрочь, но я продолжила есть. Нужно было обдумать безрадостные перспективы. А все действительно паршиво. Или я беременею от этого гада и меня ссылают в провинцию, или он каждую ночь будет пыхтеть на мне, делая ребенка. А этот бесчувственный чурбан будет, ему наследник кровь из носу нужен, и плевать он хотел на мои чувства.
        Допустим, сейчас я вряд ли залетела, но как только истечет отсрочка, рекомендованная целителем, мой супруг примется за дело со всем пылом.
        А-а-а!!! Что же делать? Когда же Ирида с вещами приедет? Мне срочно нужно изучить книгу. Ведь если я здесь надолго, ситуация патовая. Ни спать с ним, ни рожать от него я не хочу. Ну почему все так сложилось?! Будь на его месте король или хотя бы Берийский, все было бы намного проще.
        Король! Мысли вернулись к лучезарному Эдварду, от которого плавилось все внутри. Что-то на фоне супруга перспектива стать его фавориткой выглядела все привлекательнее. И кому мне верность хранить? Дарстену, который познакомил меня со своей любовницей в первый же день? Смешно. Мне бы еще доступ в королевскую библиотеку каким-нибудь образом получить, и будет совсем рай.
        Так, похоже, нужно сегодня на балу не лужицей перед его величеством растекаться, а начать соблазнять. Попробовать хоть на поцелуй раскрутить, а там уже будет видно, захочется чего-то большего с ним или нет. Ведь внешне и Дарстен красивый мужчина, а в постели полный ноль. Пока я, правда, вообще не представляла, как и где смогу добиться от короля поцелуя, но одни мысли об этом будоражили.
        - Чаю?
        Вопрос служанки отвлек от неожиданно приятных мыслей о будущей неверности.
        - Да, спасибо, - кивнула я.
        - Десерт?
        - А давайте, - улыбнулась я.
        После принятого решения будущее уже не казалось таким мрачным. И кто сказал, что у меня только два выхода: рожать или не рожать? Если хорошо подумать, я еще несколько вариантов найду. Ограничения только в нашей голове, мы сами порой слепы и попросту не видим других решений.
        Моральные терзания насчет задуманного я безжалостно отбросила. Какое мне дело, как потом настоящая Анника будет выбираться из ситуации и разбираться с супругом? Не я ее в это втянула, так что пусть извиняет. Моя задача - найти способ вернуться обратно, к дочери, и ради этого я пойду на все.
        Закончив завтрак, не стала откладывать в долгий ящик разговор с супругом. Постучав, толкнула тяжелую дверь и вошла.
        Лорд обнаружился у окна, стоящий вполоборота с бокалом в руках. Как раз хотел отпить, но мое появление прервало это увлекательное занятие. На мои поджатые губы и немного презрительный взгляд на бокал отреагировал тем, что отставил его на столик.
        - Вы хотели поговорить? - нейтральным тоном поинтересовалась я.
        - Проходите, Анника. Садитесь.
        - Я лучше постою.
        Хватит, вчера уже перед ним насиделась. Как оказалось, в таком положении очень удобно одежду рвать. Что-то больше не хочется.
        - Как вам будет угодно.
        - Что вы хотели обсудить? - попыталась я выяснить цель приглашения.
        Дарстен присел на край стола, скрестив руки на груди, и оглядел меня с ног до головы.
        - Скажите, как вы представляете нашу дальнейшую жизнь? - огорошил меня вопросом.
        - Нашу?! Никак, - честно ответила я. А вот по отдельности очень даже хорошо представляла. - Дама сердца у вас уже есть, и вмешиваться в эту сторону отношений я не собираюсь. Ваш интерес ко мне исчерпывается лишь ребенком, далее было бы неплохо как можно реже мозолить друг другу глаза.
        - У вас странные представления о семейной жизни.
        - Говорит мужчина, представивший жене любовницу в первый же день этой семейной жизни, - парировала я.
        - Анника, я не собираюсь обсуждать с вами свою личную жизнь, - одернули меня.
        - Понимаю. Мне с вами своей тоже не очень хотелось бы делиться.
        - Хотите сказать, что она у вас есть? - усмехнулся лорд.
        - Какие мои годы! - Я вернула ему усмешку, что очень не пришлось по душе благоверному.
        - На что вы намекаете? Что не будете мне верны? - изменился в лице Дарстен.
        Ага, я такая дурочка, что прямо сейчас тебе во всем призналась! Нет, ситуация становилась презабавной. Он мне в лицо любовницу тычет, но при этом полон праведного негодования при одной только мысли, что и у него рога вырасти могут.
        - О какой неверности речь? - изогнула я бровь и напомнила: - Вы же сделали все, чтобы эта сторона жизни стала мне отвратительна.
        Мои слова настроения ему не добавили и вызвали желание себя обелить.
        - Первый опыт весьма болезненный для всех девушек. Кто-то находит со временем в этом удовольствие, а некоторые женщины от природы своей холодны.
        Сказано это было так, чтобы до меня дошло: уж я-то как раз ко второй категории отношусь. Сволочь! Любая невинная девочка после таких слов тут же обросла бы кучей комплексов. Нет, каков! Это не я плохой любовник, это ты слишком холодна.
        Лорд же продолжил меня просвещать:
        - Долг жены - удовлетворять потребности супруга.
        Ага, сейчас! Прямо бегу и спотыкаюсь.
        - Лорд Дарстен, я не хотела за вас замуж, но выполнила долг дочери и подчинилась воле родителя. Не опозорила честь семьи, доказав в первую ночь, что была невинна. Вам я ничего не должна и никаких долгов на себя не принимаю, особенно если для меня они связаны с риском для жизни.
        - Не преувеличивайте. Я вам уже говорил про болезненный первый опыт.
        Да-да, как все легко списать на боль при потере невинности. Только я не собиралась давать ему эту лазейку.
        - Вы спрашивали меня, говорили ли мне о том, что меня ждет в брачную ночь? Да. Только не мачеха, а подруга, которая недавно вышла замуж. Свой первый раз она охарактеризовала как соединение души и тела. Посоветовала доверять супругу и ничего не бояться. Я доверилась, не боялась, а в итоге едва не истекла кровью. Знаете, возникает мысль, что дело не во мне, а в вас. Это вы были не на высоте и не так хороши, как вам утверждают продажные женщины.
        Получи, фашист, гранату! Лицо лорда после моих слов обрело непередаваемое выражение. Я попой почувствовала, что пора делать ноги, но меня понесло.
        - И да, как для мужчины, желающего завести здоровых наследников, вы слишком часто прикладываетесь к крепким напиткам. Пьянство влияет на здоровье детей и на мужскую состоятельность. А впрочем, пейте!
        Припечатав, ринулась к двери.
        - А ну стой! - зарычали за спиной.
        Да-да, так я и послушалась! Выскочила за дверь, подхватила юбки и опрометью бросилась бежать. В дверь кабинета что-то ударилось и разбилось. Похоже, злополучный бокал. Бегать за супругой лорд Дарстен посчитал ниже своего достоинства.
        Глава 15
        «А впрочем, пейте!»
        Вот так, единым махом, его назвали пьяницей и обвинили в мужской несостоятельности. Его личная змейка кайори продолжала ядовито жалить. И ведь сам ее выбрал. Где глаза, спрашивается, были?! Видел юность, неопытность, считал, что без труда добьется покорности. А в итоге у нее что ни слово - то удар по самолюбию.
        Взгляд Максимилиана упал на бокал, к которому он так и не притронулся. В сердцах запустил его в дверь.
        Наладил отношения с женой, называется.
        Слова Анники о том, что она уже может носить его дитя, задели что-то в душе. Раньше ребенок был эфемерным понятием, но тут совершенно неожиданно стал обретать реальность. Слова этой колючки заставили посмотреть на нее по-другому. А фамильное кольцо на женской руке помогло до конца осознать, что вот с этой девочкой у него будут дети, ей рожать наследников аррхов Коурстена. И если она еще не понесла - с ней продолжать работать над этим.
        Потому следовало тактично ей объяснить, что первый раз неприятен для любой девушки. Все же, как бы ни угрожал ей, не насиловать же, в самом деле. Надеялся разумными доводами напомнить о долге каждой супруги.
        Напомнил на свою голову. В результате молодая жена заявила, что он был не на высоте, и усомнилась в его мужских способностях. Бред какой-то! Девчонка его поучает!
        - Нет, уж дорогая, - сообщил Максимилиан закрытой двери, - от меня не убежишь. Придется ответить за свои слова.
        Он открыл портал и переместился, ориентируясь на фамильное кольцо. Анника еще не знала, что парные кольца связаны и муж способен найти ее в любой точке королевства, а не то что собственного дома. Не спрячется.
        Беглянка налетела на него, врезавшись в грудь. Едва успел подхватить, чтобы не сбила с ног, и насладиться круглыми испуганными глазами, как тут же почти оглох от пронзительного визга. Казалось, содрогнулись стены дома, а не только его барабанные перепонки.
        Анника извернулась, отталкивая, но он прижал ее к себе и закрыл рот рукой. Нужно было полог ставить! В ладонь впились зубами, кажется, прокусив до крови.
        - Ох! - в шоке застыл спешащий по коридору Робин. - К в?в-ам гости.
        - Что случилось? - По лестнице взбежал Дениэль и тоже потрясенно застыл.
        Максимилиан почувствовал себя преступником, пойманным с жертвой. И чего они на него так смотрят? Это его жена! Он отпустил вырывающуюся Аннику, которая тут же отпрыгнула на несколько шагов.
        - Сегодня бал во дворце! Вы хотите, чтобы я появилась на нем с синяками?! Или опять целителя вызовете? - яростно выпалила жена.
        Захотелось закрыть глаза и побиться головой о стену. Лучший друг со старым слугой, знавшим его с детства, смотрели так, будто у него выросли рога.
        - Целитель требуется пока только мне. - Максимилиан стряхнул с руки капли крови и достал платок.
        - Скажите еще, что кровью истекаете, - буркнула супруга и скрылась за дверями своих покоев, громко хлопнув дверью. И чего сразу туда не переместился? Не пришлось бы собирать свидетелей нелепой сцены.
        - Все в порядке, - сообщил он невольным зрителям. - Робин, уберите осколки в кабинете.
        Слуга поспешил исчезнуть, а вот Дениэль остался стоять, и выражение лица друга было нехорошим.
        - Вы только второй день женаты, и ты уже вызывал ей целителя?!
        Еще только второй день, а такое чувство, что второй год идет!
        - Не лезь в наши отношения. Все не так, как кажется. Ее вообще следовало бы выпороть за то, как она себя ведет.
        - Ты ее бьешь?!!
        - Дениэль, не начинай! Я ее пальцем не… - Максимилиан хотел сказать «не тронул», но память услужливо воскресила отпечатки синяков вокруг тонких женских запястий. И Ферон ее все же лечил. - Я ее не бил.
        - Но услуги целителя ей понадобились.
        - Давай выйдем на воздух, - предложил Дарстен, открывая портал.
        Свежий ветерок в парке, разбитом вокруг дома, остудил эмоции. Геометрически четкие линии дорожек, ровные подстриженные кусты радовали глаз и позволяли и в мыслях навести порядок.
        - С ней что-то не так, - сказал он вслух то, что интуитивно чувствовал.
        - Это с тобой что-то не так, - возразил Берийский. - Она еще совсем девочка, аристократка, а ты ведешь себя с ней как…
        - Девочки не ведут себя так! Я встречался с ней раньше, и это был совсем другой человек. Юная, испуганная, шипела как котенок, а теперь это хищница, за несколько месяцев отрастившая себе клыки и когти. Та девушка была понятна, а с этой невозможно сладить!
        - И ты ее ломаешь грубой силой. Я знаю, что ты не хотел жениться, но ее в чем вина? Она такая же заложница обстоятельств, как и ты. Так нельзя!
        - Нельзя вести себя так, как она! Объявила мне войну и ведет ее, не зная пощады.
        - Действительно, с чего бы это? Тебе любой мужчина скажет, что не самый умный поступок сталкивать любовницу и жену.
        - Можно подумать, я вчера приглашал Каролину.
        - Ты ее не первый день знаешь и должен был понимать, что она придет. Анника вчера держалась достойно. Или ты хотел, чтобы она молча сносила все нападки твоей пассии?
        - Вот именно! Каролину поставила на место восемнадцатилетняя девчонка. Тебе не кажется это странным?
        - Мне кажется странным, что ты сам не осадил тирру Весса. Она пришла показать свое превосходство перед твоей женой и неожиданно нарвалась на отпор. Между прочим, слова твоей жены уже цитируют, а дамы с утра штурмуют портних. Никому не хочется появляться на балу в наряде, похожем на «Последний шанс».
        - Не напоминай! - Максимилиан поморщился, как от зубной боли. Мало того, что выдержал истерику любовницы по поводу того, что супруга оказалась уж никак не тихой мышкой, так Каролина еще и после этой их стычки прибежала к нему в кабинет. Он почувствовал нарушение защитного контура охранки, но не пришел к ней, считая, что сама нарвалась.
        - А насчет странностей - не забывай, что она потеряла память из-за падения с лестницы. Можно лишь восхититься силой ее духа и характером.
        - Мне эта потеря кажется странной. Посети ее родных, узнай подробнее об этом.
        - О нет! Я тебе здесь не помощник и к ним не сунусь. Нужно было пригласить ее родных на прием, и узнал бы сам из первых рук. В обществе уже шепчутся, почему их не было и правдивы ли слова Анники о том, что у отца слабое здоровье или здесь в другом дело.
        Да, с этим Дарстен погорячился, но не хотел видеть никого из ее родных, подсунувших ему такой подарочек.
        - Хорошо. Тогда помоги мне в другом деле.
        - Каком?
        - Приударь за моей женой.
        - Ты в своем уме?! - шокированно воскликнул Дениэль. - Знаешь, тебе самому целитель необходим. То ты просишь держаться от нее подальше, чтобы не напоминать лишний раз о том, что именно я заменял тебя в храме, и не порождать этим лишние сплетни, а то теперь я должен за ней ухаживать!
        - Послушай, ей уже с утра букеты доставляют от поклонников. Я хочу знать, насколько далеко она готова зайти, чтобы мне досадить. Ты видел, как она себя с Эдвардом вела?
        - Нет, но я понял, что там больше их дар перекликался. Явление довольно редкое. Что ты хочешь от необученной девочки, она не подготовлена и не умеет с этим справляться.
        - Но он-то подготовлен! А она согласна была за ним следом идти, еще огрызаясь на мои замечания.
        Ну, с этим Дениэль бы поспорил. Анника догадалась, что с ней что-то не так, и была совсем не довольна своей реакцией на короля.
        - Чего ты от меня хочешь?
        - У вас же хорошие отношения. Прощупай, насколько строго ее воспитывали и как далеко она может зайти. Я тебе доверяю.
        - Это низко.
        - Да брось! - скривил губы Максимилиан. - Я не хочу, чтобы моя жена из-за нашего недопонимания упала как перезрелый фрукт в руки какого-то сластолюбца или недозрелого щенка, поющего ей сладкие речи. А потом начнут полоскать мое имя из-за ее неосторожного поведения. Отвлеки ее внимание на себя и проверь.
        - Сразу говорю - мне это не нравится.
        - Я могу доверять только тебе.
        - Хорошо, - нехотя кивнул Дениэль. - Только ты не дави на нее хотя бы. Я не хочу, чтобы в моем обществе она от отчаяния искала утешение.
        - Не делай из меня чудовище!
        - Знаешь, я на это соглашаюсь лишь затем, чтобы присмотреть за ней! И мне совсем не нравится, как ты себя с ней ведешь. Она милая, доброжелательная девушка, и я ума не приложу, как можно было умудриться так испортить с ней отношения. Потому что Анника, с которой я познакомился на свадьбе, сильно отличается от той, какой я увидел ее сейчас.
        Слова неприятно кольнули, но Максимилиан с безразличным видом бросил:
        - Да? И что же изменилось?
        - Та девушка полностью принимала свое положение и была готова к диалогу. Сейчас же она тебя боится, оскорблена и вынуждена защищаться.
        Дарстену было неприятно признавать правоту друга. В брачную ночь Анника действительно пыталась договориться. Но не сейчас.
        От необходимости отвечать Максимилиана избавил спешащий к нему лакей.
        - Написано - доставить срочно.
        Взяв с подноса письмо, Дарстен узнал почерк Каролины.
        Ты обещал, что между нами ничего не изменится. Докажи, что твое сердце до сих пор принадлежит мне! Будь моим спутником сегодня на балу. Не вынуждай искать замену. Пока еще твоя, Каролина.
        - Она сошла с ума!
        - Дай догадаюсь: некая дама спрашивает, сопроводишь ли ты ее во дворец? - иронично спросил Дениэль.
        Максимилиан бросил на него предупреждающий взгляд. Мало ему проблем с женой, так еще и любовница в своих требованиях переходит грани разумного. Как она себе это представляет?
        - Можем приехать вчетвером, - предложил Дениэль.
        - Чтобы одна демонстрировала свою любовь, а вторая обливала презрением? Я думаю, если они окажутся в одной карете, мы даже до дворца не доберемся.
        - Если что, ставлю на Аннику, - хохотнул приятель, игнорируя злой взгляд. - А вообще, умаслить одновременно двух разгневанных фурий затруднительно. Я надеюсь, ты сделаешь правильный выбор.
        - Какой выбор? Он здесь очевиден! - огрызнулся Дарстен, который удачно вспомнил про одну подвеску с бриллиантом в форме сердца. Придется раскошелиться и прислать Каро с запиской, что его сердце с ней.
        На самом деле претензии любовницы стали вызывать раздражение. Каролина как будто специально задалась целью усложнить ему жизнь. По-хорошему следовало ее сегодня навестить и по возможности успокоить, но очень уж не хотелось. Хватило выяснений отношений с женой, и терпеть истерики еще и любовницы не было никакого желания.
        Не зря он тянул с женитьбой. Жизнь женатого человека полна проблем и ограничений.
        Выпроводив Дениэля, который не преминул еще раз проехаться насчет его личной жизни, аррх Коурстена поднялся к себе и переоделся для поездки в город. Перед этим предпринял еще одну попытку поговорить с Анникой, но в комнате ее не застал, а слуги сообщили, что она уехала в город.
        Известие неприятно царапнуло. Могла бы и ему сообщить о своем отъезде. И куда конкретно она поехала? Зачем? Ведь можно же было отправиться в город вдвоем, съездить в парк на прогулку и нормально поговорить…
        На мгновение Максимилиан задумался над тем, чтобы открыть портал к жене, но отказался от этой идеи. Если она едет, он переместится в ближайшую точку к кольцу и не факт, что в экипаж. Не бежать же за ним. К тому же в городе опасно перемещаться, не заметишь, как собьют или наедут. Поэтому он велел запрягать карету и отправился к ювелиру.
        Ничто так не улучшает настроения, как хорошая сумма на счету или пачка денег в руках. Я стала обладательницей сначала первого, а потом второго. Муженек расщедрился и выделил приличную сумму, которую я благополучно обналичила. Всю! Мало ли, когда его перемкнет, и он решит урезать мой бюджет. Большую часть я положила в сберегательную ячейку, а остальное взяла с собой.
        После этого день засиял яркими красками, и я позволила себе прогуляться немного по магазинам. Меня окликнула леди Амелия, которая вчера была у нас на приеме. Оказывается, это она прислала мне приглашение на музыкальный вечер. Хорошо, что я имя на карточке вспомнила и не случилось конфуза, она-то мое знала.
        Леди Амелия оказалась довольно приятной женщиной. Мы даже вместе попили чай с пирожными в кондитерской. Она не донимала меня вопросами о муже, больше рассказывая о музыканте, нынешнем открытии сезона. Молодой талантливый скрипач, сам пишущий музыку. Она его протежировала, и я обещала подумать о том, чтобы устроить и у нас дома музыкальный вечер со звездой. Если мне понравится, конечно.
        Не знаю, правда, как к этому отнесется мой муженек. А то придушит по тихой грусти за самоуправство. Зато помирать буду под музыку. Впрочем, я ничего конкретного леди Амелии не обещала, лишь посетить ее и послушать музыканта.
        Расстались мы довольные друг другом. Осадок после стычки с Дарстеном прошел, но домой ехать не хотелось. Я еще покаталась по городу, хотела заглянуть в модный салон, но побоялась снова встретить знакомых со вчерашнего приема. Сомневалась, что все они такие же приятные, как леди Амелия, поэтому все же приказала возвращаться.
        К счастью, супруга дома не было. Проштрафившихся служанок уже рассчитали, я специально у дворецкого уточнила. Оставалось дождаться Ириду с вещами. Что-то долго они едут.
        К подготовке к балу я решила подойти обстоятельно. Сделала набег на библиотеку супруга. Книг оказалось в десятки раз больше, чем у родителей Анники, но здесь мне повезло, и я нашла несколько фолиантов насчет магии разума. Уселась в кресло, поджав ноги, и приступила к изучению.
        Сам по себе дар оказался довольно редкий, как и открывание пути, с которым он граничит. Ну, у нас тоже реально ясновидящих немного, больше шарлатанов развелось. Куда ни плюнь, то потомственный маг, то ведьма, знающие твое прошлое и будущее.
        В книге речь шла о провидцах, получающих информацию из видений, снов или прикосновений. Если с первыми более-менее понятно, то третьи считывали информацию с человека и на основании ее делали прогнозы о его будущем.
        Я призадумалась. Вряд ли мой дар относится к этому типу. Будь у меня хоть какие-то способности, давно бы вывела на чистую воду Глеба и не мучилась подозрениями. Не поймай я его на вранье, так бы и жила еще долгое время в счастливом неведении, веря, что я единственная и любимая.
        Дальше речь шла о телепатах, читающих чужие мысли. Таких было еще меньше, чем ясновидцев, и их обязывали носить сдерживающие дар артефакты. Все телепаты находились на государственной службе и дар применяли лишь по приказу.
        Дар телекинеза я пропустила - точно не про меня. Мельком упоминались интуиты, как не развитые провидцы, и те, кто обладает даром влияния. О последних вообще было сказано мало, но именно они заставили меня задуматься.
        Мне везло на переговорах, по большому счету я всегда могла найти подход к людям. Да и интуиция у меня развита. Часто, когда чувствовала, что не надо соглашаться на что-либо, в итоге оказывалась права.
        «Что же мой дар на Глеба не сработал?» - спросила у самой себя.
        Но ведь любили друг друга безумно. И пожениться он мне сам предложил, неожиданно, насильно я его не тащила. Конечно, как и любая девушка, хотела предложения руки и сердца, но для меня это не было самоцелью. Мы стали жить вместе. Забавно, предложение я получила тогда, когда в душе махнула рукой на официальный штамп в паспорте.
        Я отложила книгу, вспоминая прошлое. У нас было много хороших моментов. Бывали и бурные ссоры со страстными примирениями. Главное, я чувствовала, что любима и дорога ему. Жаль, все это стало сходить на нет в браке. Просто не заметила, когда мои чувства и заботу стали воспринимать как должное.
        Зато у нас прекрасная дочь. Я забываю все обиды на Глеба, стоит только подумать о ней. Мое солнце, моя радость… Что бы ни было, я никогда не буду считать свой брак неудачным - уже потому, что у нас появилась она. Как там моя девочка теперь…
        Сама не заметила, как умудрилась заснуть. Проснулась резко, рывком, от ощущения чужого взгляда. Я вздрогнула, и книга соскользнула с колен на пол. Дарстен наклонился поднять ее и посмотрел на обложку.
        - Магия разума? - Он бросил на меня острый взгляд.
        - Хотела хоть что-то узнать об этом. Перед балом, - уточнила я с намеком и добавила, чтобы не осталось сомнений: - Правда, не нашла упоминаний насчет взаимодействия магии.
        Я опустила ноги на пол, принимая более приличную позу. Супруг выглядел спокойным, но кто этого психа знает. Лучше раньше времени не расслабляться.
        - Здесь нет такой информации.
        - Да? А где есть? - оживилась я.
        - Без подготовки вы в этом мало что поймете, - ответил он, унося книгу на место.
        «Конечно, куда мне да с куриными мозгами в науку. Романчики, девочка, читай», - огрызнулась про себя, втискивая ноги в домашние туфли, пока он отвернулся. Нет - так нет. Сама позже поищу.
        Я встала с кресла, разглаживая примявшееся платье, и покрутила шеей, которая немного затекла от неудобного положения.
        - Могу дать совет, как противостоять влиянию, - произнес Дарстен, возвращаясь. - Тебя же это интересует?
        Переход на «ты» меня насторожил. Библиотека, мы одни…
        - Давайте ваш совет, - щедро разрешила я, незаметно прикидывая расстояние до двери. Знал бы он, что меня на самом деле интересует, прибил бы. Но сложно кого-то соблазнять, когда у самой мозги плавятся. Поэтому послушаем, что скажет.
        - Помогает концентрация на посторонних мыслях. Думай о чем-то скучном или неприятном.
        О нем, что ли? Или о брачной ночи вспоминать? Так меня же кривить начнет. Представляю выражение лица короля, если меня перекосит от отвращения во время разговора с ним. Кстати, а почему я так уверена, что он уделит мне внимание?
        - Составишь мне компанию за столом?
        - Что? - Я настолько задумалась, что пропустила вопрос. Он повторил. - Нет, воздержусь от еды. Мне сегодня корсет надевать.
        - А вчера почему проигнорировала эту деталь туалета?
        - В нем неудобно, и он мне ни к чему. Я пойду? - поспешила закончить этот немного странный разговор. Лорд хоть и пытался вести себя так, будто и не было ссоры с утра, но я ему не верила. - Собираться, наверное, уже пора.
        - Задержись. У меня для тебя кое-что есть.
        Он достал бархатный мешочек, дернул за шнурок и извлек жемчужные бусы. О нет, между ними переливался крупный бриллиант в форме сердца. Правда, что-то очень крупный для бриллианта. Но вряд ли бы муж преподнес обычное стекло.
        - Это мне? - спросила с сомнением, но приняла. Бриллиант лег в ладонь, а крупные, идеально ровные жемчужины заскользили между пальцами.
        Я с недоумением посмотрела на подарок, а потом на лорда.
        - Это намек на то, что раз ваше сердце мне не принадлежит, вы дарите взамен бриллиантовое?
        Настала очередь супруга нахмуриться. Наверное, не такой реакции ожидал. Но я и правда не знала, как реагировать. Форма сердца ведь такая говорящая. Был бы в виде капли, вопросов бы не было!
        - Анника, это просто подарок! - немного раздраженно ответил Дарстен.
        - Оно теперь принадлежит мне? - уточнила я. - В смысле не ваше сердце, а украшение.
        - Да. Только не надо его продавать. Если тебе будут нужны деньги, обращайся ко мне.
        Ого, он и иронизировать умеет!
        - Хорошо. Я пойду?
        - Иди, - прозвучало с рычащими нотками.
        Поспешила убраться, проскользнув мимо него.
        - Стой!
        Я замерла, не поворачиваясь к нему лицом, но напряженная до предела.
        - Тебе доставили ларец. Можешь положить украшения туда.
        - Хорошо, - отозвалась я и поторопилась скрыться, пока меня опять не задержали.
        «Ваша супруга особенная. Весьма неординарная личность. Такой женщиной нужно дорожить и осыпать ее драгоценностями», - припомнились одобрительные слова ювелира, упаковывающего подарок.
        Именно они заставили Максимилиана изменить первоначальное решение и преподнести украшение жене. Почему он вообще должен что-то дарить Каро, которая мало того, что пришла на прием с молокососом, так еще и пыталась унизить его жену. Попытки любовницы осложнить ему жизнь и нелепые требования вызывали лишь раздражение.
        Поэтому Шуильской отправились лишь холодные строки:
        Если вы того желаете, я не вправе вам мешать искать нового покровителя. Уже не ваш, Максимилиан Дарстен.
        Он знал, что слова о покровителе ее уязвят. А подписью напомнил, что женат и идти на поводу у ее капризов не собирается. В конце концов, ради наследника ему пришлось жениться, и осложнять отношения с женой из-за ревности любовницы Дарстен не собирался.
        С Каролиной они были вместе давно. С такой эффектной женщиной лестно появиться в обществе, а их ночи были наполнены страстью. Приятная во всех отношениях, она его полностью устраивала. Не будь дело в даре, и женился бы на ней. Раньше. Открывающиеся неприглядные черты характера, капризные требования разочаровывали. Аррхиня Коурстена должна обладать большей выдержкой и хладнокровием.
        Стоило признать, что именно у Анники этих качеств оказалось в избытке. Совсем юная, она не закатывала истерик и лучше владела собой, чем более опытная и искушенная женщина. Ювелир и не представлял, насколько его супруга неординарна на самом деле.
        Да и сам Максимилиан впервые встречался с таким неприкрытым прагматизмом у женщины. Интересно, она в курсе, что в ответ на подарки стоит говорить как минимум спасибо? А Аннику интересует лишь, принадлежит ли ей теперь эта вещь. Ювелира точно хватил бы удар, принеси она и ее на продажу.
        Странно все это. Разве жене не хватает денег? Может, отец настолько ограничивал в средствах, что теперь она испытывает потребность иметь свои? Но зачем? Разве мало Дарстен положил на ее счет? Беспокоило, что он совсем ничего о ней не знает, и интуиция подсказывала, что она еще не раз удивит. Новоприобретенная супруга оказалась шкатулкой с сюрпризами.
        Поражала и самостоятельность Анники. Пошла в библиотеку и стала искать информацию о даре, судя по подборке книг на столике. Нет бы спросить напрямую о том, что непонятно. Разглядывая мирно дремлющую в кресле супругу, Максимилиан задавался вопросом, как эта девушка за два неполных дня умудрилась полностью перевернуть его спокойную жизнь? Загадка…
        Еще одной загадкой было внутреннее убеждение, что он сделал правильный выбор. Из нее выйдет прекрасная аррхиня Коурстена. Умение подать себя, самообладание, характер. Осталось проверить моральные принципы.
        Если не разочарует, нет никакого резона отсылать жену в провинцию. Анника права, они связаны теперь до самой смерти, и от них зависит, какой будет эта совместная жизнь.
        Глава 16
        Дворец поражал воображение своей роскошью. Конечно, и я не простушка из деревни, да и интернет с кино дают представление о жизни знати. Но видеть с экрана и принимать участие - большая разница. Я бы даже сказала - огромная!
        Дворец сиял, был наполнен богато разодетыми гостями, снующими лакеями. Роскошь переплеталась с магией. Цветы, растущие прямо на каменных стенах. Фонтаны, нарушающие все законы притяжения, бьющие прямо с потолка и уходящие в потолок. Под яркими светильниками, парящими прямо в воздухе, капли воды переливались как тысячи драгоценных камней. Все это создавало ощущение некой сказки, нереальности.
        Как и мужчина, за чью руку я держалась. Аррх Коурстена выглядел очень даже впечатляюще в парадном камзоле со всеми регалиями. Аристократ до мозга костей, на окружающие чудеса он взирал скучающе.
        Конечно, ему-то местное великолепие приелось, а я, признаться, сначала оробела. Но отвечая на приветствия знакомых, взаимно расшаркиваясь, быстро пришла в себя. Это всего лишь люди, многие из которых были у нас вчера на приеме. Все то же самое, только масштаб другой. Правда, я едва не дрожала от восторга, осознавая, что явилась на королевский бал. Невозможно было не проникнуться ощущением праздника и торжественности.
        А еще в глубине души я страшно нервничала. Одно дело - принять решение обратить внимание короля на себя, а совсем другое - привести его в действие. Особенно при живом муже, который в кои-то веки вел себя не как высокомерная задница, а довольно любезно. Не обращая внимания на мои довольно сухие ответные реплики, он что-то рассказывал, поневоле заставляя к себе прислушиваться. Такие метаморфозы совсем не радовали, а скорее настораживали.
        С замиранием сердца я ждала короля, и его появление было таким же торжественным как появление бога, спустившегося с небес. Причем в буквальном смысле: он спустился со своей свитой под фанфары откуда-то сверху, прямо по воздуху, как по ступеням. Разговоры стихли, дамы присели в реверансах, и я в том числе.
        При одном только взгляде на его сияющий образ в белом с золотым между нами как будто натянулась невидимая нить. Внутри все задрожало, но… король спустился далеко от нас и бал открыл с другой дамой. Вот так и рушатся тщеславные планы. Я себе напридумывала непонятно чего, а на деле плевать ему на всплеск магии между нами. Меня одну накрывало.
        Первый танец я протанцевала с супругом и, каюсь, глазами постоянно искала короля, но тот ни разу на меня не посмотрел. Ослепительно красивый, притягательный настолько, что впору томно вздыхать и закатывать глаза от обожания, но не мой. Пришлось призывать на помощь все свое благоразумие.
        «Очнись, тряпка! - мысленно пинала себя. - Ты ему и даром не нужна, у него этих готовых на все красавиц полный дворец. Да, план был хорош, но ты переоценила свою привлекательность».
        У меня нет столько наглости и нахальства, чтобы самой штурмовать эту вершину. Ответить на флирт могу и готова вести игру, когда мужчина заинтересован, но расталкивать соперниц локтями и переть на амбразуру - не по мне. Никогда, даже в юности, я не страдала по кумирам и не увешивала стены постерами с красавцами. Неужели после тридцати с ума сходить начну?
        - Анника, вспомни, что я тебе говорил сегодня в библиотеке, - негромкие слова супруга вернули меня в реальность.
        - Я в порядке.
        С трудом оторвала взгляд от короля, посмотрела на Дарстена - и стало легче, а когда вспомнила о нашей брачной ночи и его отжиманиях на мне, так вообще весь романтический бред выветрился из головы.
        - У тебя странный взгляд, - заметил лорд.
        - Отпустило, - выдохнула я. Дышать полной грудью из-за корсета было затруднительно, но я себя и правда лучше чувствовала. Супруг посмотрел на мое декольте. Странно, у меня нет выдающихся достоинств Шуильской, но взгляд его там почему-то задержался. Может, подарком своим любуется? Я все же надела подвеску. С бальным платьем она лучше смотрелась, чем очередной фамильный гарнитур. Достаточно диадемы в волосах и сережек из него.
        Дарстен наконец удосужился взглянуть мне в лицо, и его глаза выражали сомнение. Не верит?
        - Стоило вспомнить нашу брачную ночь, и романтический флер выветрился, - сообщила я.
        - Анника…
        - Давайте не будем об этом… - бросила холодно, убеждая себя, что сожаление в его голосе - лишь хорошая игра.
        Я вообще запретила себе расстраиваться. Не сложилось, и ладно. В конце концов, я на балу! Самом настоящем. Я молодая, красивая, знатная и на этом празднике жизни занимаю не самое последнее место. Так почему бы не наслаждаться, раз я сюда попала?
        Подобные мысли быстро вернули хорошее настроение, а также добавили немного легкомыслия. Я стала улыбаться знакомым и теперь уже искренне шутить, немного флиртовать, отвечая на комплименты мужчин. Очень скоро меня пригласили на танец, и, что удивительно, Дарстен меня отпустил.
        «Да ладно?!» - сказала себе и ухватилась за возможность сбежать от него. Вот тут я в полной мере почувствовала себя восемнадцатилетней девчонкой, купающейся в восхищенных взглядах и комплиментах кавалеров.
        Я больше не искала взглядом короля, а если замечала его краем глаза, старательно смотрела в противоположную сторону. Неважно, где он и с кем, этот мужчина не мой.
        Но по иронии судьбы в тот момент, когда я полностью о нем забыла и после танца вернулась с кавалером к мужу, с удивлением обнаружила рядом с ним короля. Удивление было искренним, так как в сторону супруга я тоже старалась не смотреть.
        Странно, но они оба на моего партнера смотрели с неудовольствием. Как будто он им денег должен. Под таким прессингом тот поспешил откланяться и затеряться в толпе.
        - Ваше величество! - Я присела в реверансе. Под взглядом короля кожа плавилась.
        - Леди Дарстен. Вы прекрасно танцуете.
        И почему в его голосе слышится обвинение?
        - Эм-м… это комплимент или укор?
        - Комплимент вам и укор мне, что не заметил ваших талантов раньше. - Прозвучало несколько двусмысленно. Это он мой дар имеет в виду? - Вы подарите мне танец?
        - Почту за честь, - вновь присела я в реверансе.
        «Катись к черту!» - послала про себя. Меня опять вело от него, и это уже злило.
        - На случай, если вас вновь подведет память, я распорядился насчет вейрра.
        Он заранее отдал распоряжение, планируя пригласить меня! Так это не спонтанное решение?
        «Да чтоб тебя!» - мысленно материлась я, тая от прикосновения королевской руки. Бросила быстрый взгляд на Дарстена, но тот застыл с бесстрастным лицом. Кажется, мысленно короля и он костерил. А нет, все же не стал молчать:
        - Ваше величество, я со своей женой еще ни одного вейрра не танцевал, а вы уже собираетесь вести ее на второй.
        - Вам ли жаловаться, Максимилиан, ведь вы опередили меня в самом главном, - парировал король. Я отметила, что во дворце их общение стало более официальным.
        На этот раз я не смотрела на короля, стараясь внутренне абстрагироваться от него. Ведь танцевала с другими, и ничего. Почему же на его близость так остро реагирую? От понимания, что это всего лишь магия, не сильно-то и легче. Какая разница, если все внутри поет и дрожит мелкой дрожью?
        А еще вейрр, будь он проклят, когда всем телом чувствуешь партнера, подчиняешься каждому его движению.
        «Думай о брачной ночи, Аня! О брачной ночи, а не о жарком, страстном сексе, когда два разгоряченных обнаженных тела двигаются в одном ритме», - рычала на себя.
        - Как вам бал? - Королю надоело молчание.
        - Великолепен, как и сам дворец, ваше величество.
        - Леди Анника, посмотрите на меня, а то я заподозрю, что проигрываю в сравнении с окружающим великолепием.
        Проклиная все на свете, я посмотрела в глаза королю и пропала.
        - Вы сегодня еще более ослепительны, чем вчера, - сделал он комплимент.
        - Вы мои мысли читаете? - вырвалось у меня. - Я сейчас об этом только подумала!
        Глаза его величества странно блеснули, а рука на моей талии чуть сжалась.
        - Я заметил одну странность. Вы с Максимилианом молодожены, но вместе протанцевали всего один танец.
        Боже, он что, следил за мной?!
        - Наш брак основан на договоре, а не на чувствах. У лорда Дарстена уже есть сердечная привязанность, наверное, он предпочитает танцевать с этой дамой, - ответила я, отводя глаза. Только сейчас поймала себя на мысли, что леди Шуильскую сегодня не видела, что весьма странно. Такие дамочки за свое сражаются до последнего. Но все пояснили слова короля:
        - Я позаботился о том, чтобы этой дамы сегодня не было. До меня дошли слухи, что ее поведение на вчерашнем приеме было недопустимым.
        Я удивленно вскинула взгляд на короля. Это он ради меня сделал?!
        - Мне хотелось, чтобы сегодня ничто не портило вам впечатление от бала, - немного проказливо улыбнулся его величество.
        Боги, дайте сил, чтобы не пялиться на него восхищенным взглядом!
        - Благодарю. Но данной даме при всем желании не удалось бы сделать этого.
        - Неужели вашему супругу не удалось тронуть ваше сердце? - задали мне провокационный вопрос.
        - В брачную ночь трогают другие части тела, - вырвалось у меня.
        Глаза короля наполнились смехом. Он фыркнул, пытаясь его сдержать, но не сумел и расхохотался.
        Если до этого момента я еще владела собой, то смеющийся вид этого мужчины стал контрольным выстрелом для моей психики.
        - Анника, вы прелестны! Я могу вас так называть?
        - Не думаю, что это будет уместно, - ответила я лишь потому, что чужое имя резануло слух.
        «Аня! Назови меня Аней!» - кричала душа. А здравая часть рассудка, которая еще оставалась, порадовалась тому, как изумленно расширились глаза короля от моего отказа. Взгляд стал более цепким, сканирующим.
        - Я не могу понять, почему вы так холодны с супругом? За весь вечер ни одного теплого взгляда, ни разу не улыбнулись ему. Он вас обидел?
        Захотелось тут же пожаловаться на все, рассказать обо всех обидах. Но это вообще не в моем характере!!! Я даже подругам не плакалась, когда ссорилась с Глебом. Не люблю выносить сор из избы, а тут буквально боролась с собой.
        - Лорд Дарстен настолько привык брать крепости штурмом, что штурмует их даже тогда, когда ворота открыты, - обтекаемо ответила на вопрос, тщательно подбирая слова. Но и этого хватило, чтобы его величество на некоторое время завис, переваривая мою фразу.
        Танец закончился, мы остановились, но король не отпускал, продолжая пытливо смотреть в глаза.
        - Я считаю, нам нужно продолжить этот разговор, - произнес он.
        - Ваше величество…
        - К вам подойдет лакей от меня, - властно произнес он, пресекая возражения на корню, и отступил. Руку не отпустил, сопровождая к мужу. Поблагодарил за танец и удалился.
        - Анника, вы играете с огнем, - с неудовольствием заметил супруг.
        - Я?! - После общения с королем меня потряхивало. - Да я от него вообще весь вечер подальше держалась!
        - Анника, откройте секрет, что такого вы сказали королю, что его так насмешило? - рядом с нами возник Берийский. - Об этом все только и гадают.
        Надо же, и он здесь, а ко мне так ни разу и не подошел. Я его даже не видела. Дениэль шутливо улыбался, но в глубине его глаз я увидела беспокойство.
        - Максимилиан, ты позволишь пригласить твою жену на танец? Хочу первым услышать ответ на этот вопрос, а то сюда уже спешат любопытные.
        И правда, несколько джентльменов целенаправленно двигались в нашем направлении.
        - Не позволю. Следующий танец мой, - отрезал Дарстен.
        Я все еще была под впечатлением от общения с королем и последовала за ним безропотно. Недовольство супруга пропустила мимо ушей, механически танцуя. На вопросы тоже отвечала рассеянно, думая о другом. О чем разговаривали? Его величество просто интересовался, нравится ли мне бал. Почему изволил смеяться? Так бес его знает, просто пошутила.
        Между тем в голове билась мысль, что король сам назначил мне встречу. Казалось, я добилась именно того, чего хотела, почему же на душе тревожно? Как поступить? Придерживаться намеченного плана? Или тут уж лишь бы пережить предстоящий разговор без потерь? Я же дурею от этого мужчины, как подросток с играющими гормонами.
        «А в чем интерес короля?» - нашептывал здравый смысл. Он так дотошно личной жизнью всех своих придворных интересуется?
        В полном раздрае чувств я не могла выбрать линию поведения. Мне бы подумать в спокойной обстановке, проанализировать, но как это сделать танцуя и в толпе любопытных людей, которые даже во время фигур танца готовы накинуться с вопросами, чем я так рассмешила короля.
        Поэтому я попросила мужа проводить меня к дамской комнате. Одна идти не решилась, иначе, учитывая количество желающих пообщаться со мной, не скоро туда бы еще дошла.
        - Лорд Дарстен, вы-то мне и нужны! Как хорошо, что я вас встретил! - перехватил нас седовласый мужчина, когда мы покинули бальный зал. - Мое почтение, - поклонился он мне.
        - Лорд Роискан, - кивнул супруг.
        - Я к вам вот по какому вопросу. Вы же знаете Миссоунские земли. Крепость Га-Энга…
        - Минутку, - прервал его Дарстен и обратился ко мне: - Дорогая, ты не против, если я подожду тебя здесь?
        - Хорошо.
        Муж остановил проходящего мимо лакея и попросил его проводить меня, куда требуется.
        - Следуйте за мной, - с поклоном произнес тот и пошел впереди.
        Мы прошли несколько залов, спустились по лестнице, почти миновали длинную галерею с колоннами, высоким сводчатым потолком и большими окнами в пол. Вначале я просто смотрела по сторонам, а потом заподозрила неладное. Сомневаюсь, что дамские комнаты расположены так далеко от бального зала. Тут бы толпа народу прогуливалась туда и обратно, а мы никого не встретили.
        - Простите, а куда мы идем?
        - Туда, куда меня попросили вас сопроводить, - ответил с каменным лицом лакей.
        Мы поднялись по ступенькам в конце галереи и повернули налево, в просторный коридор, заканчивающийся широкими стеклянными дверями.
        - Попросил сопроводить супруг? - начало доходить до меня.
        - Нет. Тот, чьего приказа вы не можете ослушаться, - подтвердил мои подозрения лакей.
        А-а-а!!! Да ну их в баню! Если бы действительно в туалет хотела, то уже бы штаны обмочила от страха, настолько зловеще это прозвучало.
        Больше вопросов я не задавала, судорожно думая, как быть. А потом психанула на себя. Да какого черта я дергаюсь? Сама же хотела добиться встречи наедине с королем, а теперь испугалась, потому что все сложилось удачно без всяких усилий с моей стороны? Что я теряю, в конце-то концов? Прочь опасения, и действую по задуманному плану!
        - Прошу вас.
        Вовремя пришла к такому решению, так как лакей распахнул стеклянные двери, пропуская меня, но сам остался за ними.
        Я оказалась в круглой оранжерее с высокими стеклянными стенами и без потолка. Ничто не мешало любоваться яркими звездами. Наверное, была задействована магия - я не ощутила ни ветерка, ни вечерней прохлады. Все вокруг утопало в зелени. В центре круглый фонтан со статуей обнаженной по пояс девушки. Матовые шарообразные светильники подсвечивали только дорожки, везде царил полумрак.
        - Проходите, леди Дарстен, - раздался впереди голос короля.
        Я несмело двинулась вперед, спустилась на несколько ступенек, огибая фонтан, и в нише увитой зелени увидела низкий диванчик с подлокотниками в виде валиков, на котором сидел король. Вытянув ноги и откинув голову на спинку, он смотрел на звездное небо.
        - Здесь был любимый уголок моей матери. Говорят, отец своими руками создал ее скульптуру, потому это место закрыто для посторонних.
        Я бросила взгляд на фонтан. Каменная девушка стояла ко мне спиной, но вполоборота, демонстрируя точеный профиль лица.
        - Наверное, любимое место отдыха вашего отца было расположено напротив, - произнесла я.
        Нет, ну а как иначе? С той стороны обнаженная грудь. Любому мужчине будет приятно любоваться красивыми формами, релаксируя. Король же - сын, пялиться на обнаженную мать не будет, поэтому и выбрал место, где она со спины.
        Легкий смешок, и меня пригласили на диванчик:
        - Присаживайтесь, леди Дарстен.
        Король опустил голову и взглянул на меня. Как хищник, притаившийся в засаде, пока еще с интересом изучающий добычу. Так как сесть здесь было больше негде, пришлось умоститься рядом с ним на краешке дивана.
        Сумрак оранжереи, тихое журчание воды, звезды… Романтическая обстановка, этот шикарный мужчина и я. Взрывоопасное сочетание. И как ушат холодной воды вопрос:
        - Как вам супружеская жизнь?
        - Прошло еще мало времени, чтобы можно было выносить какие-то определенные суждения.
        - Я заметил, вы спокойно относитесь к тому, что у вашего супруга есть уже дама сердца.
        - В нашем браке изначально не было романтической составляющей. Лорда Дарстена выбрал мне в мужья отец, и я подчинилась его воле. Супруг же избрал меня, так как ему подошли параметры моего дара. Стандартный брак, принятый в высшем обществе. Лорд Дарстен намного старше меня, и было бы странно, не будь у него сердечных привязанностей. Я не вправе предъявлять ему подобные претензии. Могу лишь требовать к себе уважительного отношения, на которое имею право как его жена.
        - Довольно здравые суждения для юной леди. Неужели вы не мечтали о любви?
        - О любви мечтает каждая женщина. Нам позволено надеяться, но также учат не забывать о благоразумии, хранить честь и осознавать долг перед своей семьей, - вспомнила я, что знала о воспитании благородных девиц.
        - Я слышал, вы хотели сохранить за собой право наследования титула матери.
        - Да, это так, но обстоятельства сложились иначе.
        - А что бы вы сказали о возможности передать титул матери, например, своей дочери?
        «Что бесплатный сыр бывает только в мышеловках!» - мелькнула первая мысль, но озвучивать ее я не стала. Что же ему надо?
        - У меня пока нет детей, - ушла от ответа. Разговор требовал от меня полной сосредоточенности, и я едва не взмокла, осторожно отвечая на вопросы.
        - Но вас бы это порадовало?
        - А такое возможно?
        - Возможно все, - улыбнулся король, но не спешил раскрывать карты и говорить о цене предложенного. - Мы вернемся еще к этой теме. Лучше скажите, вы довольны выбором отца? - Он подался ко мне, пытливо вглядываясь в глаза.
        Меня раздирали противоречивые желания: податься к нему и отшатнуться подальше. С трудом сохранила неподвижность. А вот вопрос был очень провокационным!
        - Ваше величество, мой брак законный?
        - Да. Почему вы спрашиваете? У вас есть сомнения?
        - Нет, сомнений нет. Брак подтвержден, и, насколько я знаю, разорвать его узы может лишь наша смерть. В такой ситуации обсуждать выбор моего отца или выказывать недовольство супругом безрассудно. Я, может, и юна, но неужели произвожу впечатление глупой особы?
        - Нет, вы производите впечатление… яркой, неординарной личности.
        Да ладно! Это на него мои шуточки такое впечатление произвели? Или забывчивость во время танцев?
        Так, Аня, вот теперь твой выход! Признаться, я была морально готова перевести тему в другую область. Тем более что после его слов это был идеальный момент.
        - А вот мой супруг мной не совсем доволен. Считает меня излишне холодной, - печально произнесла я, а потом вскинула взгляд на короля, как будто идея только сейчас пришла мне в голову. - Ваше величество, можно обратиться к вам с деликатной просьбой?
        - Слушаю вас, - заинтригованно подался он ко мне.
        - Такая оценка мужа меня смутила. Не могли бы вы разрешить мои сомнения? С одной стороны, у меня нет основания не доверять его опыту, а с другой… он может быть пристрастен.
        - Чего же вы хотите… Анника? - Он придвинулся еще ближе.
        Я смущенно отстранилась, нервно комкая ткань платья, но не стала его одергивать за столь вольное обращение. Нервничала я, кстати, не притворно.
        - Понимаете, я не могу никого иного попросить об этом, - быстро произнесла я, отводя глаза. - Да, думаю, кто-нибудь из числа осыпающих меня комплиментами кавалеров мог бы помочь, но это бы бросило тень как на мое имя, так и на моего супруга. Не могу позволить, чтобы кто-то из тех, кто ниже его по положению, взирал на него свысока лишь потому, что я позволила вольность…
        - О какой вольности речь? - пророкотал король так, что я буквально подпрыгнула на месте и потрясенно уставилась на него. Захотелось сжаться, ведь он буквально навис надо мной. Как Дамоклов меч, который жахнет по лбу так, что мало не покажется.
        - О поцелуе.
        Шикарный образец мужественности моргнул и немного отстранился, давая мне вдохнуть и почувствовать себя чуть свободнее. Давящее чувство, сжавшее как в тиски и вырвавшее ответ, исчезло.
        - Поцелуи вашего супруга не вызывают у вас никакого отклика? - с исследовательским видом поинтересовался король.
        - Не могу судить. Я не была ими удостоена.
        Ого, мне удалось не на шутку сразить его своим ответом.
        - Как? Вообще?!
        - Ни одного.
        - Но во время брачной ночи…
        - Поцелуев не было.
        Да-а-а, шок - это по-нашему. Мужчина рядом со мной не находил слов.
        - Эм-м… А до свадьбы вас целовали? Вы же были зимой при дворе. Неужели не нашлось ни одного кавалера…
        - Не знаю. Дома случилась неприятность, и я упала с лестницы. Со мной все в порядке, но из-за удара головой воспоминания о прошлом стерлись. А после я готовилась к свадьбе, и такие вольности для невесты недопустимы.
        - Меня настораживает произошедшее с вами. Падение, потеря памяти… все так удачно сложилось для вашего отца. Вы ведь протестовали против брака, но после падения приняли безропотно свою участь.
        - Ваше величество знает все о моей жизни, - только и заметила я, отметив, что кто-то собрал полную информацию обо мне.
        - Хотите, вас обследуют мои маги на предмет магического воздействия на вас? Попробуют вернуть память…
        Что?! Только этого не хватало! Или найдут следы ритуала и мне не поздоровится, или будут пытаться вернуть то, чего нет.
        - Нет! - категорически отказалась я.
        - Почему? - Его величество склонил голову к плечу, изучая меня.
        - Я склонна верить тому, что это был несчастный случай. Ни лекарь, осматривавший меня, ни лорд Берийский, которого заинтересовало произошедшее, не нашли ничего подозрительного. Я наладила отношения с родными и не хочу вспоминать свои прошлые устремления. Это сделает меня несчастной, а сейчас я в мире сама с собой. Простите за дерзость и забудьте о моей просьбе. Это было безрассудно с моей стороны.
        Я сделала попытку встать, но была властно остановлена:
        - Сядьте!
        Вернулась на место и замерла, сложив руки на коленях, как пай-девочка. И взгляд потупила. Некоторое время царила тишина, но я физически чувствовала, как взгляд короля скользит по мне. Вначале по щеке, как будто кто-то кисточкой невесомо провел, потом по шее… Спустился к ключицам и обласкал полушария груди, аппетитно приподнятой корсетом. Заскользил в обратном направлении…
        Я не знала, чего ожидать. Пульс ускорился, то ли от страха, то ли от предвкушения. Обострились все чувства, волнуя до предела. Его близость, дыхание, полумрак, наше уединение… Гремучий коктейль.
        - Значит, вас еще ни разу не целовали…
        Вибрация мужского голоса отозвалась у меня внутри жаркой волной. Король мурлыкал как довольный кот над крынкой со сливками.
        - Не могу этого точно утверждать, - избегая на него смотреть, возразила я.
        - Анни-и-ка… я все же возьму на себя дерзость так вас называть.
        - Хотела бы я посмотреть на того, кто посмел бы вам что-то запретить, - мрачно произнесла я. Чувство, что на тебя открыли охоту, довольно тревожащее. Хотя я сама дернула за усы этого тигра.
        - Даже для королей существуют ограничения, - с сожалением произнес его величество.
        - Все ограничения лишь в нашей голове, а останавливают законы или моральные принципы, - возразила я, испытывая странное желание с ним спорить.
        Вздрогнула, когда он взял в плен мой подбородок и, преодолевая легкое сопротивление, повернул к себе, заставляя посмотреть в глаза.
        - Вы все же очень необычная девушка. Сожалею, что не рассмотрел вас раньше, и ценю, что со своей просьбой вы обратились именно ко мне. - Король медленно наклонялся и последние слова произнес практически в губы. - Буду рад разрешить ваши сомнения.
        Первое прикосновение губ, и меня как током прошило. Мой прерывистый вздох он поймал, запечатывая рот. Взрыв сверхновой перед глазами! Не знаю, можно ли получить оргазм от одного поцелуя, но у меня он только что был.
        Я обмякла в его руках, отвечая на поцелуй, который с первых же мгновений стал далеким от целомудренного. Нас бросило друг к другу как два магнита, когда притяжение, притяжение… и раз - уже не отлепить друг от друга. Ощущение слияния и непреодолимое желание стать еще ближе.
        В себя пришла, лишь когда он отстранился. Затуманенным взором увидела его лицо в обрамлении звездного неба и осознала, что полулежу, головой на диванном валике, а король на мне. Зацелованные губы горят. Ощущения как после крышесносного секса. Быстрый взгляд на себя помог определить, что я в платье и даже лиф в полном порядке. В жизни не было, чтобы так уносило от одних поцелуев…
        - Это магия? - хрипло спросила я, выставив перед собой руку в защитном жесте и упираясь в грудь короля, когда он опять качнулся ко мне.
        - Это малая часть того, что могло бы быть между нами.
        Его голос тоже был далек от спокойного, но король не стал напирать, полностью отодвинувшись и помогая мне сесть. Не знаю, как он, но у меня голова кружилась, как будто я только что прокатилась на американских горках.
        Твою мать, ничего себе поцелуй! Да на короля табличку вешать надо, как на подстанции с высоким напряжением: «Не влезай. Убьет». Магия это или его личные способности, но меня шандарахнуло так, что в себя прийти не могла и соображала с трудом.
        - Благодарю, что подарили мне свой первый поцелуй. Думаю, теперь все ваши сомнения отпали. Могу я что-нибудь преподнести вам в ответный дар? - как сквозь вату доходили его слова.
        «Ночь любви!» - требовало разбуженное либидо, которое так резко обломали.
        «Да ну на фиг!» - вопил проснувшийся здравый смысл вместе с чувством самосохранения.
        - Да, можете, - ответила я. - Я хочу… вашу библиотеку. Иметь беспрепятственный доступ к ней.
        Пусть и поправила себя, но подбор слов «иметь» и «хочу» явно по Фрейду. Глаза короля полыхнули, оценив сексуальный посыл, но слово «библиотека» остудило государственный ум. Налицо был когнитивный диссонанс.
        - Зачем? - жесткий вопрос.
        И опять давящее чувство, заставляющее ответить правдиво:
        - Хочу больше узнать о своей магии и понять про свой дар. Это несправедливо, что женщинам запрещено учиться! Если что-то дано, это нужно развивать и учиться владеть. Тогда бы я не чувствовала себя слепым котенком, не понимающим, что происходит.
        - Я понял, Анника. - Давление исчезло, и король смягчился. - Будет тебе доступ.
        Я смотрела на него расширенными глазами, понимая, что сейчас он на меня явно как-то воздействовал. Не прерви он меня, я бы еще многое сказала.
        - Тебе пора.
        - Да. - Я встала. Не присев в реверансе, все еще под впечатлением от едва не произошедшей катастрофы и не веря, что мне все удалось, пошла как сомнамбула на выход.
        Его величество нагнал меня, обнял сзади за плечи.
        - Не бойся. В тяге к знаниям нет ничего предосудительного. Завтра же ты получишь разрешение и пропуск во дворец. Покажешь любому стражнику, тебя проводят.
        - Спасибо, - не оборачиваясь, поблагодарила я. Вырвалась и продолжила свой путь.
        Лакея у дверей уже не было. Не знаю, как бы я сама искала дорогу обратно, но уже в галерее открылся портал, из которого вышел лорд Дарстен.
        - Анника, ты что здесь делаешь?
        - Извините, я заблудилась.
        - Как ты вообще очутилась в этой части дворца? Я не мог тебя найти.
        - Разболелась голова, захотелось побыть в тиши.
        - На тебе и правда лица нет, - обеспокоенно заметил лорд, но тут его взгляд задержался на моих пылающих губах. Он бросил быстрый взгляд по сторонам, но мы были одни.
        - Давайте выйдем на воздух, - попросила я, ускоряя шаг.
        - Как скажешь. - Он предложил руку, уводя меня от оранжереи.
        Глава 17
        Не знаю, как я пережила этот бал. Улыбалась, что-то отвечала подходящим к нам знакомым, а в глубине души поселился страх. Сила короля пугала, как и моя реакция на него. Не знаю, каким чудом мне удалось добыть доступ в королевскую библиотеку, но еще так рисковать и встречаться с королем меня не заставишь ни за какие коврижки.
        Его величество явно задумал какую-то игру, раз махал перед моим носом, как морковкой, титулом матери. Но что ему может быть нужно?! Даже предположений не было. Но на всякий случай остаток вечера я держалась поближе к супругу, который с мрачным видом отгонял от меня всех кавалеров. Берийского, подкатившего с вопросами, почему мы не в настроении, и я, и Дарстен наградили такими тяжелыми взглядами, что он предпочел сбежать. А нечего умничать и шутить, что, глядя на нас, все решат, что семейная жизнь молодоженов непосильно тяжка.
        После бала сил хватило лишь на то, чтобы переодеться и рухнуть спать. Не знаю, заглядывал ли ко мне муженек, но я настолько устала, что даже бодаться с ним сил не было. А вот утро тоже выдалось не лучше. Ночью снилась какая-то муть. Король, желающий исполнить супружеский долг вместо Дарстена, но муж не спешил уступать свои права, лез ко мне, и проснулась я в холодном поту, крича: «Нет!»
        После такого сна оставаться в постели не хотелось, и я встала раньше, чем пришла будить служанка. К завтраку спустилась без настроения. Стоило увидеть мужа, как с губ само собой слетело:
        - Кошмарного вам дня!
        - Анника, одного показательного выступления было достаточно, - спокойно произнес супруг, откладывая газету.
        - Достаточно будет, когда перестанут сниться кошмары, - холодно, но без вызова ответила я, садясь на свое место. Обидно, что он собран и бодр, когда я себя выжатой как лимон ощущаю.
        - Ты неважно выглядишь.
        - Вы мастер делать комплименты.
        - Тебе не хватает комплиментов? Вчера ты купалась в них.
        - Купаться лучше в море, - произнесла я, понимая, что есть совсем не хочу. Чаю, что ли, выпить…
        - Хочешь к морю? Мы можем переместиться туда.
        Подняла взгляд, осознавая, с кем на самом деле разговариваю. Одно его желание, и я окажусь в тот же миг на море, в провинции или у черта на куличках. Но это «мы» совсем не вдохновляло. Мне бы от него, и подальше.
        Пока подбирала ответ, открылась дверь, и лакей сообщил:
        - Прошу прощения, но прибыли вещи леди Дарстен.
        - Ирида! - радостно воскликнула я, вскакивая и выбегая из столовой.
        - Анника, ты же не собираешься встречать служанку?! - воскликнул в спину супруг. Но я как раз собиралась и проигнорировала его мнение на этот счет.
        - Ирида! Что случилось? Почему так долго?
        Я почему-то представляла, что она прибудет в карете, но такая честь не для служанки, отец вещи отправил на телеге. Судя по их количеству, там не только мои платья, он еще и приданое мне выделил.
        - Госпожа! - Она сделала книксен, но я, наплевав на все, радостно бросилась к ней и обняла.
        За эти несколько дней столько всего пережила, как будто годы прошли, и Ирида была как родной человек из прошлого. Мне было очень важно иметь верного человека рядом, которому можно доверять и которому я не безразлична.
        - Что вы, госпожа… - смутилась она.
        - Ты нормально добралась?
        - Да. Я бы еще вчера приехала, но в колесе ось сломалась, пришлось на постоялом дворе ночевать.
        - С вещами все в порядке? Ты ничего не забыла?
        - Как можно! Все взяла.
        «А книгу, книгу взяла?» - так и хотелось воскликнуть мне, но понимала, что это будет очень подозрительно.
        - Разгружайте вещи! - приказала я лакею, а Ириду пригласила в дом.
        В холле нас ждал лорд Дарстен.
        - Это и есть та самая служанка, которая еще у вашей матери была?
        - Ваше сиятельство, - сделала книксен Ирида, оробев.
        Я же внутренне напряглась. Пусть я и наняла ее, но он мог полезть в бутылку и запретить Ириде жить в доме. Удивительно, но супруг был настроен благодушно.
        - С прибытием. Вам покажут вашу комнату. Если голодны, зайдите на кухню. Анника, пока твоя служанка устраивается, я бы хотел поговорить с тобой.
        Я бросила тоскливый взгляд на Ириду, но протестовать не решилась. В холл начали вносить сундуки.
        - Простите, можно, я прослежу за разгрузкой вещей? Если что-то повредят, мейн Гортриджа мне этого не простит, - подала голос Ирида, следя обеспокоенным взглядом за вещами.
        - Конечно. Анника… - Лорд перевел взгляд на меня, и я пошла за ним. Обратно в столовую.
        - Ты так и не поела, - пояснил он, заметив мое удивление.
        Я села на свое место и настороженно посмотрела на супруга. Его человеческое отношение напрягало. Решил сменить стиль общения? Я не дура и не обольщалась. Он совсем не душка, а продуманный тип, и за хорошее отношение мне придется расплачиваться в постели.
        Под взглядом Дарстена я была вынуждена наполнить тарелку.
        - Нужно было сразу сказать, насколько для тебя дорога эта служанка. У нас в доме тоже служат люди, которые знали меня еще с детства. Я ценю преданность. И верность.
        Угу, можно подумать, тогда ему было до этого дело! А последнее уточнение к чему? Сразу вспомнился поцелуй с королем. Но он же не может об этом знать! И забавно, ценит верность, но сам ее в семейной жизни соблюдать не собирается. Ужасно хотелось проехаться на эту тему, но я благоразумно хранила молчание.
        Не услышав от меня в ответ ни звука, лорд продолжил:
        - Она может остаться в доме.
        Облагодетельствовал то есть. Одновременно показав, что в этом вопросе последнее слово за ним.
        - Я рада, - ответила я, но вопреки словам ледяным тоном.
        Лорд, видимо, привык уже, что благодарности от меня не дождешься, поэтому решил сменить тему:
        - Анника, я могу понять, что после закрытого пансиона ты наслаждаешься обретенной свободой, но впредь хочу знать твои планы на день. Если собираешься куда-то выезжать, будь добра предупреждать - куда и как надолго.
        - Хорошо. - Я не увидела в этом ничего крамольного.
        - Ты говорила про море. Если хочешь, мы можем прогуляться туда.
        Хочу, но не с ним. И с чего такое внимание? Пусть лучше Шуильскую свою выгуливает!
        - У меня сегодня чаепитие в благотворительном обществе. Я обещала быть. Не знаю, какие еще приглашения есть, почту не смотрела.
        - Мы молодожены, тебе не обязательно везде бывать. К этому отнесутся с пониманием.
        - Но я хочу! Вы же сами сказали, что у меня мало времени, чтобы насладиться светской жизнью. - Я была согласна на что угодно, лишь бы не в его обществе и не наедине.
        - Времени у тебя может быть сколько угодно, пока твое поведение будет оставаться благоразумным.
        Да ладно! Он намекает, что я могу остаться в столице?
        - Боюсь, у нас с вами разное понятие о благоразумии, - заметила я. - Поэтому не хотелось бы чего-то упустить.
        - Тебе не кажется, что ты не на том сосредотачиваешь свое внимание? Еще недавно ты сама настаивала на необходимости лучше узнать друг друга.
        - И помню, что вы ответили, - намекнула я на то, как он отправил меня в постель для близкого знакомства. - Сейчас я понимаю, что это лишено смысла. Из-за потери памяти мне нечего вам рассказать о себе, а вы отбили всякое желание узнавать вас лучше. Мне достаточно того, что я уже знаю.
        - Ты действительно считаешь, что поступаешь правильно? Как ты верно ранее заметила, мы связаны теперь на всю жизнь, и какой она будет, зависит только от нас. Я умею признавать свои ошибки. А ты?
        Как ловко он манипулирует словами. Настоящий придворный! Ужасы брачной ночи, моральное давление тактично назвал ошибками. И мастерски меня подначил. Будь я моложе, повелась бы. И ведь все верно говорит, но вот только я надеялась любыми способами вернуться в свой мир.
        Я подалась к мужу и, пользуясь тем, что еще в начале разговора он накрыл нас куполом, спросила:
        - Лорд Дарстен, к чему все это? Вы были отвратительны в своем высокомерии и пренебрежении, откровенно говоря о моей ничтожной роли в вашей жизни лишь как породистой самки, которая должна принести нужного вам щенка. Но я оценила честность и приняла это. Требовала лишь уважительного к себе отношения и того, на что имею право как ваша жена. Статус жены вы мне сами навязали, заметьте. Так зачем эти заигрывания с совместными прогулками? Голову я от вас не потеряю, а чувства, что вы вызвали к себе, не изменить фальшивыми комплиментами и романтическими прогулками. Я думаю, вы найдете, как с большей пользой провести свое свободное время. А меня холодный нейтралитет в отношениях более чем устроит.
        Аррх Коурстена закрылся, натянув на лицо ничего не выражающую маску, и прохладным тоном поинтересовался:
        - Уважение… нейтралитет… Как все это сочетается с открытым вызовом, что ты мне бросаешь каждое утро?
        Я даже не поняла сразу, о чем он, а потом дошло - о пожелании кошмарного дня.
        - Честностью. Пожелать вам хорошего у меня язык не поворачивается, ведь это будет откровенной фальшью. Давайте лучше обходиться без нее в нашей вынужденной семье.
        - Честность? Тогда, может, объясните, почему вчера у вас были припухшие губы, когда я нашел вас гуляющей в уединенной части дворца? - От ярости Дарстен даже на «вы» перешел.
        Оп-па! Заметил все-таки. Я понимала, что хожу по лезвию, но не смогла удержаться:
        - Совсем недавно вы мне сказали замечательную фразу: «Моя личная жизнь вас не касается». Позвольте ее вам вернуть.
        Даже его хваленое самообладание дало сбой после такого, и мне пришлось наблюдать смену довольно интересных эмоций на его лице. Так и слышалось: «Молилась ли ты на ночь, Дездемона?»
        - Хочешь сказать, что эта личная жизнь у тебя есть? - проскрежетал муж.
        - Могла бы сказать, что просто сама кусала губы, но не буду врать. Как и подставлять плохо владеющего собой придворного, перепутавшего меня со своей дамой сердца.
        Нехило я так короля обозвала… Но он же точно плохо собой владел, раз нас так накрыло.
        - Что до остального, неужели вы думаете, я не понимаю, что вы сделаете со мной, если уличите в измене или даже заподозрите? Глупо так рисковать, и ради чего? Того яркого спектра ощущений, который вы заставили меня испытать в брачную ночь? Даже не смешно. Ради мести? Глупо. Я не влюблена в вас, чтобы мстить таким образом за присутствие других женщин в вашей жизни.
        - Значит, поцелуй был, и ты даже не отрицаешь… Каратос де анн зи! Не советую сейчас мне лгать. Кто он? Как его имя?
        Резкие, отрывистые вопросы. Но и только. Не почувствовала никакого давления, как тогда с королем.
        - Он не представился, - совершенно честно ответила я, ни словом не соврав. Король мне свое имя не называл, это мы к нему с поклонами: «Ваше величество!»
        Пронизывающий взгляд супруга выдержала спокойно, но он сверлил взглядом, как будто желал вскрыть черепную коробку.
        - Слушайте, мне сейчас совсем не до измен!
        - Сейчас? - зацепился за слово лорд.
        - На данном этапе жизни. Что-то обещать на долгие годы вперед глупо и недальновидно.
        - Ты сейчас вот так в открытую признаешь, что будешь мне неверна? - буквально осатанел он. Кажется, у него на этом какой-то пунктик. Странно для человека, так откровенно демонстрирующего свою любовницу.
        - Я не могу полностью отрицать возможное наличие других мужчин в моей жизни, - и, пока он не вскипел, осадила: - Слушайте, учитывая нашу разницу в возрасте, вы этот бренный мир можете покинуть гораздо раньше меня. И хранить верность вашей памяти я точно не собираюсь!
        - Спасибо, что просветила! - обозленно воскликнул лорд.
        - Не за что. Обращайтесь.
        - Хочу предупредить, Анника. Если ты позволишь себе лишнее, пока я жив, ты очень сильно пожалеешь об этом. И будешь горько жалеть каждую минуту жизни, которая будет проходить не в столь комфортабельных условиях.
        Он убрал купол и встал из-за стола, пожелав приятного аппетита. Урод! Можно подумать, после столь неприкрытой угрозы мне кусок в горло полезет.
        Муж ушел, а я сидела и думала. Правильно ли я поступила, не пожелав с ним мира? Мне кажется - да. Ну, начал бы он за мной ухаживать, приглашая на прогулки и устраивая романтические вечера. А что в итоге? Постель и интенсивный труд по зачатию наследника. Не то развитие событий, что мне надо.
        Так что все правильно, Аня. И если мне понадобится помощь Дарстена для возвращения в собственный мир, он охотнее пойдет на сотрудничество, желая избавиться от такой жены. Все же разводов тут нет, а девочку приструнить и прогнуть под себя гораздо проще.
        Я все-таки заставила себя позавтракать - чисто из принципа, доказывая самой себе, что супругу не удалось испортить мне настроение. И пошла в свои комнаты. Не терпелось проверить, привезла ли Ирида книгу.
        Там стояли сундуки, шляпные коробки. Самой Ириды видно не было, а вот в гардеробной Нира освобождала место для привезенных нарядов.
        - Нира, расскажешь моей служанке, что и как в доме заведено. Поможешь освоиться, - сказала ей.
        - Слушаюсь, госпожа, - сделала книксен девушка.
        - А где она сама?
        Та не успела ответить, как я услышала знакомый голос из гостиной.
        - Заносите. А оставшееся на телеге - на кухню, - уверенно командовала Ирида. - Я сейчас спущусь, и разберем с кухаркой.
        - Ирида! - Я вышла в гостиную и посторонилась, давая пройти в спальню лакеям.
        - Да госпожа. Извините за бардак, нам пару часов надо, чтобы все разобрать. Я прослежу, чтобы после полы протерли.
        - Нира тебе поможет. Распоряжайся, что ей нужно делать. Она теперь твоя помощница.
        Женщина приосанилась и благодарно улыбнулась. Я шагнула к ней и сказала, понизив голос:
        - Ирида, я, наверное, побуду в библиотеке, пока вы все разбираете. Скажи, ты привезла тот роман, что я тебя просила взять?
        Боже, надеюсь, мой вопрос прозвучал достаточно непринужденно!
        - Конечно! Я книгу как раз положила в этот сундук, что принесли. Он на замке. Сейчас открою. Там вам из дома еще письма передали.
        - Отлично. Давай, как раз почитаю. Как там отец?
        - Идите! Чего застыли, как будто работы нет? Я сейчас спущусь! - выпроводила она лакеев. Бросив взгляд в сторону гардеробной, тихо сказала: - Переживает за вас. Как вы?
        - Нормально все. Как девочки?
        - Скучают без вас. Даже плакали.
        - Я им напишу. И игрушки сегодня в городе куплю и вышлю, - решила я. Жаль, что в этой кутерьме не подумала сестрах раньше.
        Ирида присела и, сняв с шеи ключ, открыла замок.
        - Я упаковала переписку вашей матушки, некоторые ее личные вещи, украшения. Миниатюру. Господин разрешил все это забрать.
        - Спасибо! Я после просмотрю, - произнесла я, а взгляд так и прилип к знакомой обложке книги.
        - Вот. - Ирида протянула мне ее и несколько писем в конверте. - Вам все написали.
        Я искренне надеялась, что когда брала свое богатство, руки не дрожали. Прижала к груди и, сдерживая нервную дрожь в голосе, сказала:
        - Побежала читать. А ты не спеши. Поесть не забудь. И проследи, чтобы возницу твоего накормили и устроили. Я через него подарки девочкам передам, пусть пока не уезжает, - говорила я, а мыслями уже была вся в книге.
        - Да куда он уедет. В телеге второе колесо скрипит, того и гляди рассыплется. Поправить надо перед обратной дорогой.
        - Скажешь потом, я денег на ремонт дам, - кивнула я.
        - Госпожа, к Тому надо. Он на конюшне за экипажами следит, руки золотые. Все бесплатно сделает, - вмешалась в наш разговор Нира.
        - Хорошо, попросите его заняться телегой, - согласилась я и наконец ушла. Каждая минута промедления была пыткой. Книга буквально жгла руки.
        Быстрым шагом я добралась до библиотеки и скрылась за ее дверями. Если меня потревожат, укушу любого!
        Убедившись, что я одна, на ходу открыла книгу посередине и увидела, что тайник нетронут. Это позволило выдохнуть. До последнего боялась, что мачеха найдет.
        Я забралась в массивное кресло с ногами, подтянув колени и расправив юбку, чтобы скрыть ступни. Хорошо, что корсета в домашнем платье нет, иначе так бы не села. Распечатала одно из писем для конспирации и положила на титульный лист. Если кто-то зайдет, захлопну книгу - типа читала письмо, которое не хочу светить. А уж на какой странице книга была открыта, в данном ракурсе не рассмотреть.
        Приняв все предосторожности, я с замиранием сердца открыла книгу мачехи.
        Текст написан от руки, но каллиграфическим почерком. Чернила такие яркие, как будто писали вчера, а вот края страниц потрепанные. Может, магия?.. Так, язык знаю. Больше всего боялась, что не смогу прочитать.
        Вначале шло содержание с перечислением методик развития дара, потом информация по стихийной магии и обрядами по каждому виду, затем уже магия разума и магия открытия пути. Открыла на последней, которая интересовала меня больше всего.
        Изображены связки рун, какие-то схемы с ними. Некоторые рисунки как соты на вид, треугольники, пентаграммы. Пролистала, но ни одна из схем не была особо отмечена. Просмотрела стыки между страницами, но следов вырванной не обнаружила. Ладно, я и не думала, что все будет легко. Вздохнув, открыла в начале раздела и стала читать.
        Сразу споткнулась на неком кайо, которое нужно правильно направлять, последовательно наполнять знаки силой. Пришла к выводу, что разбираться в этом - как читать учебник математики с конца, когда видишь простынь из непонятных формул. Пока оставила. Пробежав глазами дальше, поняла, что наполненные силой руны, выложенные по кругу, могут открыть пространство для передачи нематериальных предметов, в виде треугольников - небольших живых объектов, а вот пентаграммы вскрывают пространство, как нож консервную банку, и переносят человека. Пентаграмма с рунами помогает замкнуть контур кайо и совершить перенос. Важна концентрация на месте назначения, необходимо перебрасывать свое кайо туда плавно, как вода перетекает из одного сосуда в другой. Сильный обученный маг способен вскрыть пространство своим кайо без всяких рисунков и рун.
        «Что же это за кайо такое? Энергия дара?» - задумалась я. Но по крайней мере, теперь ясно, что Анника точно пентаграмму рисовала. Дальше шли схемы расчета соотношения расстояния и комбинации используемых рун. Потом расчеты для переноса, когда место назначения не определено, а нужно перенестись в заданном направлении, как по лучу. И такое, оказывается, возможно. Все зависит от количества и силы кайо. Мозг вскипел от непонятных расчетов, знаков, коэффициентов. Нет, с наскока не разберешься.
        Но вот интуиция подсказывала, что Анника скорее всего выбрала именно этот вид перемещения. Я пришла к такому выводу не только потому, что внутри екнуло, но и следуя логике. Упражняться в переносе на конкретное место у нее не было ни времени, ни возможности. Слуги всегда вокруг, никогда не знаешь, кто тебя увидит и донесет. А вот перенос по одному направлению, насколько хватит сил, в ее духе. Аннике ведь было важно оказаться как можно дальше от дома. Может, она на город ориентировалась? Продала бы украшения и купила билеты в дилижанс, ну или просто перенеслась далеко от Гортриджа.
        Ладно, с этим разберусь позже. Пока же открыла начало книги. Пролистав несколько страниц, нашла упоминание и о кайо. Это действительно энергия, которая пронизывает все на свете. Она дает силу земле, позволяет растениям расти, а огню пылать, она циркулирует в воздухе, находится в воде. Способность человека улавливать и накапливать в себе кайо и называется даром. Воздушные маги предрасположены улавливать его из воздуха, водные из воды и так далее. Мыслительные процессы тоже несут в себе энергию, которую улавливают маги разума.
        Что-то мне все это напомнило. Точно! Энергия Ци у нас на Земле. Тоже пронизывает все и позволяет почувствовать течение космических и внутренних потоков. Читала я когда-то об этом. И методики похожи. У нас тоже упоминалось правильное дыхание, медитация, упражнения для рук, прочищение энергетических каналов. Практики, направленные на умение управлять этой энергией.
        Я готова была взвыть! Мальчишки в здешних школах учатся такому не один год. Я не могу столько ждать, мне домой надо!!! Не хочу, чтобы моя девочка без меня взрослела. И если Анника в моем теле, то таких дел там наворотит, что мало не покажется. Как-то не хочется в психушке очнуться.
        В голове замелькали плюсы и минусы.
        Из хорошего - каналы в этом теле точно прочищены и энергия кайо циркулирует как надо, ведь Анника же умудрилась замкнуть контур. Из плохого - у меня только тело с его рефлексами, но нет ее опыта. Из хорошего - практики и хоть какие-то знания у меня теперь есть. Из плохого - я окружена людьми и попробуй еще выкрои время для тренировок. Из хорошего - к моим услугам целая королевская библиотека…
        Звук открываемой двери заставил меня вздрогнуть и быстро закрыть книгу. Опустила ноги на пол. Испугалась, что муж, и выдохнула, увидев Ниру.
        - Простите, что отвлекаю. Вы планировали поехать сегодня на собрание в благотворительное общество. Пора собираться.
        - Да, сейчас приду.
        Горничная ушла, а я еще раз взглянула на книгу. Изучать и изучать. Еще нужно выяснить, как не просто телом переместиться, а еще и души поменять. Мне бы с Берийским нужно при случае насчет души пообщаться, он же некромант.
        Похоже, не получится вернуться так быстро, как хотелось, понадобится время. Но направление движения есть, а стимул мощнейший. Правда, какую-никакую светскую жизнь вести придется, обрастая полезными знакомствами. В пределах разумного, конечно. Мне не до порхания по всем приемам и балам. Хорошо, что медовый месяц пока может служить причиной отказа.
        Я вскрыла и пробежала взглядом письма. Отца волновало, как мои дела, переживает все-таки. Мачеха надеялась, что у меня все хорошо, сообщила несколько местных сплетен и уведомила, что в конце месяца они собираются приехать в столицу. Напомнила насчет приглашений. Девочки были более просты в выражении эмоций и писали, что очень скучают. Надо ответить всем и передать почту с возницей.
        Я подхватила письма и книгу и пошла к себе - не то чтобы разочарованной, скорее озадаченной. Нужно продумать расписание занятий по овладению кайо. Сумела Анника в пансионе, смогу и я!
        Глава 18
        Я заглянула на кухню, чтобы проверить, все ли они успевают, но повариха культурно выставила меня, заверив, что все будет хорошо, им не привыкать. Проверила музыкальную комнату и расстановку стульев, чтобы всем гостям хватило мест, но и там меня перехватил дворецкий, убедив, что мест в избытке, еще и диванчики вдоль стен расставили. Поняв, что только мешаюсь, я поднялась к себе.
        Да, я немного нервничала, впервые принимая в особняке гостей. Это, конечно, не прошлый прием, а всего лишь музыкальный вечер, но все же. Просто музыка нового дарования впечатлила меня, и я согласилась, чтобы он выступил в моем доме.
        Супруг к моему своеволию отнесся безразлично. Я поставила его в известность о вечере, но не спросила, будет ли он присутствовать, а он даже не поинтересовался, во сколько придут гости. Такое положение дел меня более чем устраивало, но хотелось бы знать, с чего такие перемены в поведении благоверного. Он самоустранился, дав мне полную свободу и не навязывая свое общество!
        Выезжала я эти дни без него, ставила в известность о своем маршруте, и все. Дарстен больше не делал попыток совместить наш досуг, вечерами в спальню не ломился. Если мы сталкивались во время приема пищи, то обменивались лишь фразами по необходимости. Признаюсь, я немного хулиганила и по утрам все так же желала ему ужасного дня, но муж даже бровью не вел.
        Где он пропадал и чем занимался - без понятия. В свете его без меня не видели, иначе доброжелатели уже давно бы доложили. Может, страстно мирился со своей Шуильской, мне было плевать. В обществе уже привыкли, что я появляюсь везде одна. Отговорка была привычная - у мужа много важных дел, он занят. И если в прошлой семейной жизни меня этот факт долго задевал и обижал, то с этим супругом только радовал.
        Умом я понимала, что все очень странно и долго так продолжаться не будет, но наслаждалась внезапным глотком свободы. Дневное время посвящала светской жизни, чтобы меня не считали затворницей. Вечерами же и до поздней ночи отрабатывала упражнения для развития кайо. И даже были сдвиги! Я чувствовала эту энергию с каждым днем все лучше и лучше. Удивительное ощущение и ошеломительное! Наверное, дело в том, что каналы в теле разработаны, оставалось только набраться опыта и умения.
        Король выполнил свое обещание и прислал мне допуск в библиотеку дворца вместе с букетом цветов. Но воспользоваться я им пока не решилась. Только вынужденная мера заставит меня сунуться туда, где его величество может оказаться поблизости.
        Сейчас, когда забрезжил свет в конце тоннеля и я знаю хотя бы, в каком направлении дальше двигаться, все дальнейшие заигрывания с королем крайне опасны. Лучше не связываться, пока непонятно, чего ему от меня надо. И еще лучше как можно дольше этого не знать. Я подозревала, что король не из тех, кому можно безнаказанно отказать, а мне только новых проблем не хватало.
        План мой был прост. Развить силу и провести ритуал, который удался Аннике. Самое страшное - меня просто перенесет куда-нибудь в этом мире. Нужно подготовиться: дорожная одежда, деньги, запасы еды, оружие хоть какое-то. Вдруг в лесу окажусь. Я даже оправдание придумала. Целой книгой жертвовать я не собиралась. Скажу, что в книжном магазине купила женский роман, внутри нашла листок с таинственным ритуалом и решила из любопытства провести эксперимент.
        Для легенды действительно купила такую же книгу, как привезенная из дома, и еще несколько романов в разных магазинах. Ирида, если что, будет молчать, откуда на самом деле взялся данный экземпляр.
        Но я все же надеялась, что мне удастся, и собиралась во время ритуала держать в голове картинку меня настоящей, чтобы перенестись к своему телу. А вот дальше я в своем планировании буксовала - не знала, как поменяться душами. К сожалению, с Берийским на эту тему поговорить пока так и не удалось. Мы хоть и постоянно сталкивались, куда бы я ни поехала, но остаться наедине для такого разговора не получалось.
        Пока же я заучивала ритуал, тренировала память на связки рун и схемы с ними. Старалась больше узнать про иные миры, пропадая в домашней библиотеке. Каждый день узнавала что-то новое. Магов, чтобы открыть туда дорогу, рождались единицы. Все упоминания об этих событиях были связаны с войнами. Чаще говорилось, что из иных миров выдергивали полуразумных чудовищ и создавали подконтрольную армию для переворота или захвата власти.
        Упоминались существа в виде драконов, демонов, оборотней, фениксов. Драконов и сейчас можно встретить в горах на севере континента, в другом королевстве. Они научились сосуществовать с людьми, но были именно драконами, без человеческой формы. Некоторых смогли приручить, и на них летают. Они живут долго и плохо размножаются, популяция небольшая.
        Демонов уничтожили, слишком злобные твари. Оборотни существуют, но не у нас, въезд для них в наше королевство закрыт, как и для всех таких потомков пришельцев. Считается, на чьей территории появились - тому государству с пришельцами и разбираться.
        А про фениксов нашла интересную информацию. Они те же оборотни, умеющие оборачиваться птицей и обладающие огненной магией. При жизни в образе птицы фениксы откладывают яйца в укромных местах. Во время смерти сгорают, превращаясь в пепел, и возрождаются в одном из яиц, с прежней памятью. Растут в образе птицы и лишь через три года способны принять человеческую форму. Многие люди принимали к себе в семью таких найденышей.
        Магов, открывших порталы в иные миры, убивали. Последствия их деятельности долго ликвидировали, и теперь все такие эксперименты признаны запрещенными. Так что если у самой не получится открыть путь, к мужу с таким не сунешься, придется искать того, кому будут нужны деньги и кто решится рискнуть нарушить запрет.
        Все это наводило на мысли, что порталы на Землю открывались в прошлом, иначе откуда в нашей мифологии демоны, драконы, эльфы, оборотни, вампиры, гномы, дриады, наги? В эпосах каждого народа есть необычные существа. Кто скажет теперь, вымершие это расы или жители других миров?
        Но главным для меня было, что открыть портал на Землю реально, а все остальное несущественно. Даже если я останусь в теле Анники, найду способ доказать, что я - это я, и быть со своей дочерью рядом.
        Легкий стук в дверь оторвал от невеселых мыслей.
        - Скажи госпоже, что прибыли музыканты, - доложил лакей Нире.
        - Госпожа… - Она появилась на пороге спальни. Ирида как раз заканчивала прическу, и я не могла встать, глядя на служанку в зеркало.
        - Я слышала. Проводите в музыкальную комнату. Пусть готовятся. Я сейчас спущусь.
        - Последний штрих! - Ирида красиво завернула прядь, закрепив ее бриллиантовой заколкой, и отступила, любуясь. А вот я обратила внимание на ее пальцы.
        - Ирида, что с твоими руками?
        - Да в шкатулку заглянула, испачкалась о ткань, - простодушно ответила она. - Там же больше ничего нет. Зачем она вам?
        - А зачем ты туда заглядывала?
        - Горничная пыль протирала, попросила подержать, чтобы убрать под ней. Сказала, что вы им прикасаться к шкатулке запретили.
        Краем глаза я заметила в зеркале, как Нира застыла в гостиной, затаив дыхание. Кажется, это небольшой заговор против Ириды. Наверное, местным служанкам завидно, что чужачка заняла столь высокое место.
        - Да, все верно. Я уволила нескольких слуг, которые ослушались и нарушили запрет.
        - Я тоже нарушила? - испугалась Ирида.
        - Нет, я же тебе ничего не запрещала. Да и ты не страдаешь лишним любопытством и выполняешь без вопросов то, что я тебе говорю, - произнесла я не без задней мысли.
        За эти дни мне так и не удалось выбраться в городе к травнице и найти противозачаточное средство. Везде сопровождали лакеи, не оставляя меня одну. Я дала Ириде несколько дней обвыкнуться и теперь планировала столь щекотливое задание поручить ей. Вряд ли за моей служанкой будут следить. А средство такое мне кровь из носу нужно, лучше быть готовой к любым неожиданностям.
        Удивительно, но первым из гостей явился лорд Берийский. Почему удивительно? Ну, я конкретно его не приглашала. Меня и так рядом с ним видели чаще, чем с собственным мужем, да и вряд ли ему сильно интересно такое времяпровождение.
        - Дениэль! Добрый вечер.
        - Леди Анника, вы сегодня восхитительны! Куда-то уезжаете?
        - Нет, наоборот, жду гостей. Пригласила нескольких знакомых дам послушать музыку.
        - Кто у вас сегодня играет?
        Я перечислила имена, а он со знанием дела кивнул.
        - Пожалуй, если вы не против, я тоже присоединюсь к вашей компании. Где Максимилиан? Поздороваюсь с ним.
        - Конечно, присоединяйтесь! Дарстена дома нет, у него дела, но могу предложить вам прохладительные напитки. Пойдемте.
        - О, не удивлен, что он сбежал. После войны Максимилиан больше всего ценит тишину, хотя театр любит. Вы еще не были с ним на премьере «Кассеи»?
        Я что-то слышала краем уха об этом спектакле. Там речь о принцессе, которая вышла замуж за завоевателя ради заключения мира между королевствами, но после того, как мирные договоры были подписаны, выпила яд, погрузивший ее в глубокий сон, замедливший все процессы в организме, так как любила другого и собиралась к нему сбежать. Возлюбленный убил себя возле ее гробницы, а она, когда очнулась, вонзила себе в сердце кинжал, вынутый из его груди. Те еще Ромео и Джульетта.
        - Нет, не люблю театр.
        Ага, мне его и в жизни хватает!
        - А как некроманты относятся к музыке?
        - Мне больше по душе зажигательные народные мелодии, - признался Дениэль. - А как музицируют некоторые дамы… Иногда хочется оглохнуть.
        - Сегодня будут играть профессионалы, но ради успокоения ваших нервов могу предложить более крепкие напитки.
        - Я знаю, где у Максимилиана припрятаны запасы крога, но не будем грабить хозяина дома в его отсутствие. Достаточно бокала вина.
        Я распорядилась принести, а сама взглянула на некроманта хищным взглядом. Ситуация очень удачная, мы одни, и пока нет гостей, почему бы его не расспросить.
        - Дениэль, все хотела у вас спросить. Вот вы некромант. Это так интригующе! Как проявляется ваш дар? Вы чувствуете души? Можете управлять ими?
        - С чего вдруг такой интерес? - удивленно изогнул бровь Берийский.
        К нам подошел лакей с вином, и я подождала, пока Дениэль возьмет бокал и слуга уйдет. Лишь после этого заговорила:
        - Буду откровенна. Не могу сказать, как было раньше, но после потери памяти я никак не ощущала свой дар. До встречи с королем. Это заставило меня искать информацию о своих возможностях. У Дарстена обширная библиотека, и я смогла получить хотя бы общие представления о магии. Если с остальными одаренными все понятно, то о магии разума и некромантии говорится не так уж и много. Простите за излишнее любопытство, но как вы ощущаете души?
        - Вы читали о том, что все сущее пронизывает кайо?
        - Да.
        - Маги могут почувствовать эту энергию, накапливать ее, взаимодействовать. Но и все обычные люди рождаются с искрой кайо. За годы, живя и развиваясь, накапливают внутри себя эту энергию, которая носит отпечаток их мыслей, поступков. Памяти. Когда телесная оболочка разрушается или погибает, кайо человека сохраняется. Оно остается неизменным в течение девяти дней, но на сороковой рассеивается в окружающем пространстве.
        Надо же, а ведь мы в христианской религии поминаем усопших на девятый и сороковой дни!
        - Я умею чувствовать ту энергию, которую мы называем душой, и управлять ею. Удержать кайо раненого рядом с телом до прихода целителя. Найти кайо убитого или умершего и поместить в тело на время, заставить говорить. Иногда кайо умерших до конца не растворяется в пространстве, и тогда при усилии можно уловить эти тени и прощупать, узнавая, кем они были. Все зависит от силы и мастерства некроманта.
        - А почему нельзя полностью оживить мертвого, если вы можете вернуть его душу в тело? - с интересом спросила его.
        - У живых людей связь тела и души сильна. Если человек умер от старости, то в его теле не осталось энергии, чтобы удержать кайо. Я могу на время своей силой вернуть душу, но не могу заставить тело вырабатывать достаточное количество энергии, чтобы ее удержать.
        - А если целитель будет вливать свою силу?
        - Сил целителя хватает на короткое вмешательство, ускорить заживление, например, в местах ранения. Вливая же свою энергию непрерывно, он сам растратит свои жизненные силы и умрет.
        - Хорошо, а что насчет убитых? Ведь вы можете удержать душу, а целитель в это время залечит рану. И человек оживет?
        - Если это случилось только-только, то шанс есть. Но если прошло время, душа покидает тело, и кайо в тканях не остается, сделать уже ничего нельзя. Начинаются процессы распада.
        «А Иисус воскресил Лазаря. Исходя из этого, он был настолько сильным целителем, что смог наполнить его тело энергией, обращая процессы распада вспять, и вернуть душу», - подумала я.
        - Впервые я с дамой обсуждаю такие вопросы. И самое удивительное, ей это интересно! - усмехнулся Дениэль.
        - Скажите, а вы можете вырвать душу у живого человека? - задала я главный вопрос, и усмешка сбежала с губ некроманта.
        - Это называется убийство, леди Анника. - Взгляд его стал холодным и пронзительным.
        - Ах, оставьте! Мы обсуждаем чисто теоретически возможности взаимодействия с душой, а не замышляем чье-то убийство, - как можно непринужденнее рассмеялась я. - Так есть возможность отделить душу от тела, а потом ее вернуть?
        - А вы точно уверены, что желаете ее вернуть в теоретический объект эксперимента? - серьезно спросил некромант.
        - Абсолютно! Взятые души надо возвращать на место, - не менее серьезно ответила я, растеряв напускную веселость, и для меня эти слова имели особый смысл.
        - Теоретически это возможно, а вот практически сделать сложно. Связь души и здорового тела очень сильна. С раненым можно, или когда человек смертельно болен, испытывает нечеловеческие мучения, а целителя нет и ты ничем не можешь помочь.
        За этими словами я почувствовала боль и была уверена, что говорит он о личном опыте.
        - Это называется облегчить страдания умирающему. Не всякий способен такое сделать, но наблюдать за мучениями близких людей очень тяжело. Как и потом нести эту ношу в себе.
        Мне не хотелось обсуждать правомерность таких действий. У нас и то до сих пор спорят насчет эвтаназии.
        - Значит, все-таки возможно… - произнесла я.
        И опять удостоилась очень внимательного взгляда. Который раз замечала, что когда с Берийского слетает маска повесы, под ней оказывается незнакомый, серьезный мужчина. Но эту свою сторону он не любит демонстрировать окружающим. Так и сейчас - на его губах заиграла игривая улыбка, и Дениэль продолжил легким тоном:
        - А иногда душа может во время сна удаляться от тела, витая, и попасть в руки нехорошего некроманта.
        - Почему же некромант нехороший? - поддержала я его тон.
        - Не отпустит, пока не узнает все ее секреты.
        Это угроза?!
        - Не советую ловить женские души. В них столько намешано, что мужскому уму не объять. Некромант может и разум свой потерять.
        Хорошо, что лакей объявил о приходе новых гостей, и мы прекратили ставший опасным разговор. Но, принимая гостей, общаясь с ними, слушая музыку, я не могла отделаться от мысли, что спала, когда Анника проводила ритуал. Меня занесло в этот мир и в это тело во время сна. Спрашивать об обмене душами у Берийского не стала, момент упущен, но в этом следовало разобраться. Если связь души и тела сильна, то при каких обстоятельствах возможен такой обмен?
        Кажется, мне все же придется посетить королевскую библиотеку. В нашей я по некромантии мало что нашла, а там наверняка есть ученые труды и исследования. Мне бы еще какого-нибудь сведущего мага найти и порасспрашивать. Один разговор с Берийским заменил часы, если не дни поисков в библиотеке. А время для меня имело первостепенное значение.
        Неожиданно все тягостные мысли были сметены звуками скрипки. Музыкант, из-за которого в основном я и затеяла свой вечер, действительно был очень талантлив. Его музыка пробирала до глубины души. Такие эмоции у меня будил разве что Вивальди с его «Временами года».
        Это была магия искусства в чистом виде. Скрипач виртуозно владел инструментом, приковав к себе внимание аудитории. Молодой парень, немного нескладный, робеющий при общении, когда дело доходило до музыки, менялся на глазах, обретая уверенность.
        Правду говорят, что скрипка играет на струнах души. Ее звуки будоражили, окрыляли, воодушевляли. Будили воображение, рождая яркие картины, которые он рисовал своим смычком. Буйство волн сменялось весенней капелью и ручьями, яростный бой - победой, первая влюбленность, пробуждение чувств - страстью и предательством.
        Я была покорена и восхищена его музыкой! Любовалась одухотворенным лицом музыканта. Заканчивая композицию, он открыл глаза, взглянул на меня. Вид у него был как у человека, который вернулся из заоблачных далей, где путешествовала его душа.
        Музыкант перевел рассеянный взгляд в сторону и переменился в лице. Его рука дрогнула, и скрипка издала пронзительный звук, замолчав. Я посмотрела туда же и в дверях музыкального зала увидела хмурого лорда Дарстена, переводящего тяжелый взгляд с музыканта на меня. Принесла же его нелегкая!
        В зале царила тишина. Я встала и захлопала в ладоши. Через несколько мгновений ко мне присоединились остальные гости. Не обращая внимания на явившегося супруга, направилась к музыканту.
        - Это было потрясающе! Вы талант! Настоящий виртуоз! Ваша музыка прославится на века! Финальная точка была гениальным решением.
        - У меня дрогнула рука, - расстроенно признался музыкант.
        - Вышло гениально! - горячо заверила я. - Именно этого не хватало для финального аккорда! Ваша музыка совершенна, и пронзительный звук в конце - как крик души о несовершенстве мира. Так необходимый контраст. Это станет вашей визитной карточкой! Личной подписью.
        Лицо музыканта приняло задумчивое выражение. К нам подходили остальные гости выразить свое восхищение, и я, как хозяйка, отошла, чтобы отдать распоряжение о закусках.
        Рядом с мужем увидела Берийского. Отдавая дань уважения таланту музыканта, остальные гости еще не заметили хозяина дома. Мне показалось, что Дарстен что-то выговаривает некроманту, потом они оба посмотрели на меня.
        - Слушайте, если не любите музыку, то хоть другим настроение не портьте своим недовольным видом! - не выдержав, выговорила я Дарстену, подходя к ним. Хорошо, что на этом выступления приглашенных музыкантов закончены, а то он бы все сорвал. Творческие люди остро реагируют на негатив.
        - А вас только музыка увлекла? - ядовито поинтересовался в ответ муженек.
        - Это вы сейчас о чем? - не поняла я.
        - Максимилиан, - в голосе некроманта прозвучало предупреждение.
        - О, и лорд Ренгстон здесь с супругой! - глядя поверх моей головы, произнес Дарстен. - Пойду поприветствую.
        Ничего не объясняя, он прошел мимо меня.
        - Что это с ним? - спросила у Берийского, но тот сделал непонимающее лицо. - Слушайте, говоря о его нелюбви к музыке, вы бы хоть предупредили еще о том, что он и музыкантов терпеть не может! - прошипела я и пошла уточнять, все ли готово.
        К счастью, в остальном вечер прошел без эксцессов. Из странностей я отметила разве только, что со мной рядом постоянно находились или супруг, или Берийский, не оставляя ни с кем из гостей наедине. Это как оказаться между льдом и пламенем. Я себя клинком почувствовала, который закаливают: то жар, то холод. Только это некромант сыпал комплиментами, а супруг изображал из себя арктическую глыбу.
        Одно могу сказать: первый вечер, организованный мной, я выдержала достойно. Можно поздравить себя с боевым крещением.
        И разговор с Иридой откладывать в долгий ящик не стала. Этим же вечером попросила ее завтра же выбраться в город и купить мне противозачаточное. Свою странную просьбу объяснила тем, что хочу наладить отношения с мужем, увлечь его. Если быстро понесу, он меня отправит в деревню, а сам продолжит миловаться с любовницей. Повезло, что с Иридой местные слуги сплетен не обсуждали, считая чужачкой, и о наших эпических выяснениях отношений с Дарстеном она пока ничего не знала.
        Неприятно обманывать, но узнай она мои истинные мотивы, никогда бы не согласилась помочь. А так мои доводы ее убедили. К счастью! Ведь время шло, и срок на восстановление, отведенный мне целителем, катастрофически быстро истекал.
        Глава 19
        На следующий день я дождалась, пока Дарстен покинет дом, и лишь потом отправилась в библиотеку. В оставленной для него записке это место я указала третьим из пяти пунктов моих передвижений, и там ни слова не было сказано о том, что она королевская.
        В город меня сопровождала Ирида с лакеями, последние всегда следовали за мной неотступно. Посетив для вида один магазин, мы разыграли сцену для слуг. Ирида восхитилась столичным разнообразием товаров, а я отпустила ее на полдня посмотреть город, снабдив деньгами.
        Она ушла, и я могла быть уверена, что за ней нет слежки. Мы с лакеями поехали дальше. Сразу во дворец, не хотелось рисковать и терять зря время. Неизвестно, когда Дарстен меня хватится. Там я предъявила свой пропуск стражнику. Меня провели к капитану, а тот выделил провожатого.
        Лакеев не пустили, но я заверила их, что ухожу ненадолго. Еще не хватало, чтобы они домой бросились за указаниями, как действовать во внештатной ситуации.
        Я почему-то представляла, что буду одиноко блуждать по темным лабиринтам стеллажей библиотеки. Но из ожиданий оправдалось лишь то, что она была огромна. Стеллажи с книгами, высотой до потолка, располагались ярусами вдоль стен и ровными рядами в центре. Но кроме меня там были посетители, которые сидели за тут и там расставленными столиками и работали с книгами. Благодаря магическим светильникам было светло, как днем, хотя ни одного окна в помещении я не увидела.
        Библиотекарь попросил меня показать пропуск и, считав его специальным браслетом, на котором зажглись несколько разноцветных камней, не смог удержать мелькнувшего на лице удивления.
        - Какой сектор вас интересует? - вежливо спросил он.
        - Магия… - Я едва не сказала, что некромантия. Слишком подозрительно, если кто-то захочет проверить, чем я тут занималась. - Магия разума, открытия пути и некромантия, - перечислила я.
        - Вам в красный сектор. Третий ярус. Доступ у вас есть, - подтвердил он, еще раз просканировав мой пропуск, как будто не веря в его подлинность.
        - Это где?
        - Давайте я вас провожу, - любезно предложил библиотекарь.
        Он показал, где можно подняться, и предложил обращаться к нему при затруднениях.
        Я обратила внимание, что пол на этом ярусе выстлан красной ковровой дорожкой. Разделение по цветам? Ворс гасил звук шагов. Стеллажи размещались в два ряда, а за ними, ближе к стене, стояли столики. Но уже не такие, как внизу. Явно дороже, с удобными мягкими креслами.
        Людей я не увидела и, почувствовав себя свободнее, принялась изучать корешки книг. Меня интересовала некромантия. Глаза разбегались от количества книг на эту тему, начиная от методов развития дара и заканчивая исследованиями. Выбрала один талмуд по взаимодействию некромантии с другими видами магии и села в кресло.
        Большая часть книги была посвящена работе некромантов в паре с целителями. Но это и так понятно. Один удерживает душу, второй лечит. Оказывается, до окоченения тела пациента еще можно воскресить.
        Заинтересовал раздел работы некромантов с магами разума. Выяснилось, что при допросах телепат может с помощью некроманта проникать в глубинные слои памяти, выуживая нужную информацию. Во многих терминах я плавала, но общий смысл уловила. К сожалению, ничего о перемещении душ в этой книге так и не нашла.
        Встала поискать что-то еще и едва не столкнулась с мужчиной, идущим между стеллажами.
        - Ой! - Я отпрыгнула, уронив книгу. Шагов не слышала, и его появление стало для меня полнейшей неожиданностью.
        - Простите, если напугал, - извинился незнакомец, подняв мою книгу. Брови удивленно поползли вверх при виде названия.
        - Это вы меня извините, не знала, что здесь еще кто-то есть.
        Мужчина был старше Дарстена, лет пятидесяти. Худощавый, волевое лицо, волосы до плеч, благородная седина.
        - Ох, где мои манеры, - спохватился он и представился: - Велириан Фирокл. Простите, увлекся подбором материала для занятий. Не ожидал увидеть в этом секторе прекрасную леди…
        - Анника Дарстен, - назвалась я, гадая, с кем столкнулась. Учитель?
        - Признаться, поражен вашим выбором литературы.
        - О, вы знаете, недавно читала роман. Хотела посмотреть, возможны ли описываемые события.
        - Вы меня заинтриговали. Я подобную литературу не читаю. Даже интересно, о чем сейчас пишут?
        - История любви, - развела руками я, лихорадочно продумывая, что дальше сказать. - Рассказывается о двух друзьях. Один некромант, из благородного обедневшего рода, второй богатый наследник аррха, маг разума. И героиня - юная девушка, с даром открывания пути и магией разума. Родители обручили ее с магом разума, но она отдала свое сердце некроманту. Влюбленные не знали, как им быть. Она не могла ослушаться воли родителей и сбежать с любимым, опозорив свою семью, а день свадьбы был все ближе. И тогда некромант придумал выход. Он нашел бедную девушку, очень похожую на любимую, и поменял их души. В итоге влюбленные поженились и жили счастливо.
        - Оу… - Мужчина смотрел на меня округлившимися глазами, а потом откровенно рассмеялся. - Простите, - вытирая выступившие слезы, произнес он. - Могу вас уверить, что это художественный вымысел.
        - Почему? Разве обмен душами невозможен?
        - Никогда не слышал большей чуши!
        - Ну знаете, если вы чего-то не слышали, это еще не значит, что этого не существует! - разозлилась я. Знал бы он, что перед ним стоит живой пример случайного эксперимента.
        - Приношу извинения, если обидел, - уже серьезно взглянул на меня этот Велириан. - Проводились исследования о связи между близнецами, которые способны чувствовать друг друга на расстоянии, но о переселении душ даже между ними речи не шло.
        - Почему?
        - Слишком сильна связь между душой и телом.
        - Связь может и ослабнуть по разным причинам: сон, сильное ранение… Что на самом деле не так с этим переселением?
        - Ответ прост - душа может существовать лишь в своем теле, которое ее взрастило. Дело в тонких материях. Не хочу нагружать вас неизвестными терминами, но уверяю, даже у близнецов эти материи разные. Схожесть заставляет их в определенных ситуациях действовать и говорить похоже. Чувствовать даже на расстоянии то, что происходит с близнецом, во сне получать информацию о нем. Их души тянутся друг к другу, но все это благодаря связи, возникшей при зачатии и рождении.
        - А как же фениксы? Они умирают и возрождаются в своих яйцах.
        - Фениксы не люди, и после возрождения их внешность не меняется. В яйцах они хранят часть себя, но в паре рождаются новые фениксы.
        - Хорошо. Предположим, что есть два тела, с одинаковыми тонкими материями, терминов которых я не знаю…
        Велириан хотел возразить, но я остановила его движением руки.
        - Я сказала, что предположим! Теоретически обмен возможен?
        - Такого просто не может быть, - покачал головой мой собеседник.
        - Знаете что, на свете происходит много невероятных вещей. Возможно все! При определенном стечении обстоятельств. Уж вы-то с высоты своего опыта должны это знать. И своим отрицанием или неверием вы никак на это не влияете. Благодарю за познавательную беседу! Спасибо за книгу! - Я отобрала свой талмуд, который он так и держал в руках, и пошла возвращать на место.
        Итак, что мы имеем? Тела у нас с Анникой разные по возрасту, а вот тонкие материи идентичны. Возможно, в каждом параллельном мире вселенная повторяет определенный набор генов - например, Анника и я. И когда эта малолетняя идиотка провела ритуал, ее перенесло не телом, а душой. Она заняла мое место, а меня притянуло в ее, потому что вибрации наших тел одинаковые.
        Во всем этом меня волновал один момент - я старше Анники. Не значит ли это, что время между нашими мирами бежит с разной скоростью? Вот чего я боялась больше всего!
        С сожалением поняла, что больше в библиотеке мне делать нечего. Лишь время потрачу. Мне придется искать свой собственный путь, чтобы вернуться. Как там говорил этот учитель про близнецов? В похожих ситуациях близнецы ведут себя одинаково. Одна надежда, что это сработает и с ритуалом.
        - Анника?! Ты что здесь делаешь?
        Я едва не подпрыгнула от требовательного вопроса. А подняв глаза, чуть не застонала в голос. Твою мать, супруг меня и тут нашел! Лорд Дарстен собственной персоной быстро приближался ко мне со стороны лестницы.
        - Как ты сюда попала?
        «Не поверите - ножками», - так и хотелось съязвить в ответ, но сдержалась. Бросила быстрый взгляд в сторону моего случайного собеседника, которого пока мужу было не видно за стеллажом, с сожалением понимая, что сейчас дядечка еще станет и случайным свидетелем наших семейных разборок.
        - С кем ты здесь? - едва не зарычал муженек, уловив мой взгляд, и рванул за стеллаж.
        Я искренне понадеялась, что бить никого не будут. Ревнивые замашки Дарстена меня тревожили. Но судя по всему, они были знакомы.
        - Ректор Фирокл?!
        Интересно, кого он там увидеть ожидал? Короля? Стоп, как он его назвал?!
        - Вы ректор?! - не менее потрясенно повторила я, выглядывая из-за спины мужа. Я по простоте душевной считала, что беседую с каким-то обычным учителем, ограниченность и некомпетентность которого раздражала. А как еще реагировать, когда он МНЕ доказывает, что переселение душ невозможно?
        - Ты не знала? Ректор столичной академии, - повернул ко мне голову супруг.
        - Боюсь, это моя вина, - указал Велириан. - В нашей короткой беседе я не сообщил, какую должность занимаю, привыкнув, что мое имя известно.
        Дарстен услышал, но взгляда не отвел.
        - Как ты сюда попала? - повторил вопрос.
        - На балу, в беседе с его величеством, я выразила свое негодование тем, что образование доступно лишь мужчинам. Глупо иметь дар и не развивать свои способности. Его величество был столь любезен, что позволил мне посетить библиотеку и после бала прислал пропуск, - отчиталась я. - А что не так? Я сообщила, куда еду.
        - Удивился, увидев нашу карету возле дворца.
        «Значит, просто не повезло», - сделала вывод я.
        - Что ты здесь хотела найти?
        - Узнать больше о своем даре.
        - Поехали домой. Я дам тебе нужные книги и объясню, если что-то будет непонятно.
        - Как вам будет угодно, - безразлично ответила я. Упрямиться не имело смысла. Подумала было, что стоит поискать еще что-то про перемещения, но ведь эти двое мне покоя не дадут.
        - Ректор Фирокл, извините, если не проявила должного уважения к вашим суждениям. Я просто придерживаюсь мнения, что закостенелость во взглядах еще никогда не способствовала развитию науки.
        - Анника! - попытался одернуть меня супруг.
        - Что? Не знаю, какая у магов принята система образования, но при воспитании молодых умов не стоит загонять их в рамки и учить мыслить шаблонно. Хотя бы потому, что нестандартно действующего мага сложнее просчитать. Нельзя говорить «это невозможно», нужно говорить «найдите способ, а лучше два». Это способствует творческому подходу. А если еще награду отличившемуся объявить, вам столько открытий сделают… - произнесла я без вызова, даже доброжелательно, но лицо моего супруга нужно было видеть, поэтому поспешила попрощаться: - Благодарю, что уделили мне время.
        Эх, знали бы они, на что молодежь способна! У нас креативные школьники такое изобретают, что умудренные сединами ученые только лысины чешут от удивления. Да и Анника вот тоже…
        - Простите за излишнюю горячность моей супруги.
        Это он преувеличил, конечно, я с пеной у рта свою правоту не доказывала, и горячей меня назвать можно было лишь с очень большой натяжкой. Я вообще рядом с Дарстеном глыбой себя ледяной ощущала по эмоциям.
        - Ничего, это я благодарен за познавательную беседу. Приятно, что нынешние молодые леди имеют столь прогрессивные взгляды и тягу к наукам.
        «Жаль, что эту тягу реализовывать негде! Учиться же запрещено», - хотелось добавить, но муж меня быстро увел.
        - Тебе известно, что лорд Фирокл маг разума? - спросил Дарстен, когда мы покинули дворец.
        - Нет. Это имеет значение?
        - Хотел бы я знать…
        - Мы случайно столкнулись.
        Дарстен задумчиво посмотрел на меня, но ничего не сказал. Отправил карету пустой, а нас перенес домой.
        - Ваше величество, вы позволите?
        - Да, проходите… Что скажете?
        - Весьма неординарная юная леди. Даже интересно, где воспитывают таких.
        - Пансион в Контебле.
        - Странно, там довольно строгое воспитание и вольнодумство не приветствуется.
        - Судя по присланной характеристике, характер у нее сложный, неуживчивый. Постоянно получала наказания. Если сравнивать с тем, что видим сейчас: открытую, обаятельную, умную девушку, у меня не вяжутся картинки в голове. - Король побарабанил пальцами по бумагам на столе и отрывисто спросил: - Что с даром?
        - Сильный. Можно сказать, редкий, неграненый алмаз, который при должной обработке поразит своей силой. Она уже сейчас сияет и располагает к себе. Даже я не заметил, как заговорил с ней об экспериментах с близнецами. Прочтению не поддается, природный блок. К влиянию устойчива, вмешательство вызывает у нее неосознанное раздражение и желание уйти. Эмоции раскачать не удалось. С супругом подчеркнуто холодна, но внутренне он вызывает отторжение. Мне удалось немного надавить, но в ответ получил упрек в закостенелости взглядов и советы по воспитанию молодых магов.
        Брови его величества удивленно приподнялись.
        - О чем вы с ней говорили?
        - О переселении душ.
        В кабинете на миг повисла тишина.
        - Судя по тому, что у Дарстена лучший друг некромант, девочка ищет пути избавиться от неугодного брака.
        Упоминание о Берийском вызвало у короля раздражение. По донесениям, слишком часто он крутится рядом с ней. Мысль о том, что и с ним она может пожелать продолжить свои эксперименты, породило неконтролируемую волну ревности. Можно подумать, мало того, что она чужая жена!
        - Как могли ее пропустить?! - гневно спросил король, но лорда Фирокла этим было не испугать. Он, как и прежде, сохранял вокруг себя успокаивающий фон, и голос звучал тихо, гася эмоции и заставляя к себе прислушиваться.
        - Судя по тем документам проверок, что я видел, дар был слабый, в зачаточном состоянии. Возможно, несчастный случай и удар головой спровоцировали такое резкое раннее развитие. Мы можем провести эксперименты в этой области.
        - Если пойдут слухи, аристократы сами начнут одаренных дочерей по голове бить и с лестницы сбрасывать, а многие предлагаемые мне девицы и так умом не блещут.
        - Все будет строго секретно, - пообещал ректор. - Организуем несколько несчастных случаев и понаблюдаем. Как сказала мне сегодня юная леди: «Возможно все. При определенных условиях». Вот мы и попробуем их отыскать. Кстати, я готов пересмотреть свои взгляды насчет обучения в академиях женщин. Если в стране есть еще такие самородки, то имеет смысл их дар развивать.
        - Хорошо, обсудим. Пока же я прикажу главе тайной службы передать вам списки одаренных, выберите кандидаток и обсудите детали. В любом случае всегда остается второй выход.
        Велириан Фирокл вопросительно взглянул на его величество, но тот больше ничего не добавил.
        Настаивать ректор не стал. Но впервые видел монарха настолько заинтересованным в женщине и сделал выводы. Жаль, действительно жаль, что на нее пал выбор аррха Коурстена. Из девочки бы вышла хорошая королева. Десять минут беседы с ней - и он уже готов пересмотреть свои взгляды на образование женщин!
        А какие дети могли бы у них быть… Велириан Фирокл бросил взгляд на задумавшегося короля и силой своего дара уловил эхо мыслей о ней. Даже сквозь щиты слышно. Но и без незаметного ментального касания ректор мог сказать, что от данной девушки его величество так просто не отступится.
        Глава 20
        Начали сгущаться сумерки, и я отложила в сторону книгу. Все равно полностью сосредоточиться на тексте не получалось. К вечеру подул прохладный ветер, и я плотнее закуталась в плед, скользя взглядом по рукотворному озеру, вокруг которого вилась дорожка. В беседке хорошо, но лучше все же вернуться в дом.
        Это я сюда после возвращения из города сбежала. Вопреки ожиданиям меня отчитывать за посещение библиотеки не стали. У меня вообще создалось впечатление, что Дарстен чем-то озабочен. Книгу он мне для начального ознакомления с магией выдал, и я поспешила сбежать от него в сад, примостившись в увитой зеленью беседке, подальше от дома. За несколько часов меня только служанка побеспокоила, которая принесла плед, а потом и чай с печеньем.
        Из головы не выходил разговор с новым знакомым. Маг разума! Помимо нашего познавательного разговора меня беспокоила странная моя говорливость. Просто не в моих привычках незнакомых людей жизни учить, а тут я ему и про закостенелость взглядов выдала, и про обучение… Чего, спрашивается, понесло? Вот и думай, от нервов это или его влияние. А если его, то с чьей подачи? Стало интересно, что делает женщина в библиотеке, и он по собственной инициативе старался меня разговорить, или его величество так меня проверяет?
        Или тестирует? Ведь я так и не знаю, что королю от меня нужно, раз он для чего-то про титул матери напомнил. В общем, голова пухла.
        Звук шагов заставил меня повернуть голову. Думала, что служанка опять пришла, но у входа появилась мужская фигура. Свет падал на меня, и лица я не увидела, но алые волосы не перепутаешь.
        - Дениэль! - искренне улыбнулась я гостю и опустила ноги с кушетки, торопливо надевая туфельки.
        - Сидите-сидите! - остановил он меня, подходя ближе. - Что читаете? - И сам взял мою книгу, посмотрел название.
        - Просвещаюсь.
        - Это правда, что Эдуард дал вам доступ в королевскую библиотеку? - спросил некромант, присаживаясь рядом со мной.
        - Уже доложили?
        - Удивительно, как вам это удалось?
        - Ничего удивительного, просто попросила. А где Дарстен?
        - Ему нужно было отлучиться ненадолго. Попросил меня подождать. Вы не против моей компании?
        - Я вам всегда рада, - искренне призналась я.
        - Правда? - задумчиво спросил Дениэль. Сегодня он был какой-то странный, и это вызвало непонятную тревогу. А может, его близость взволновала. Все же он красивый мужчина, и это отчетливо видно, когда лицо рядом. Сразу подумалось, что мы здесь наедине, в уединенном месте, и он сел почти вплотную ко мне, а ведь после нашей свадьбы всегда держал расстояние…
        - У вас все в порядке?
        - А у вас? - вернул он вопрос.
        - Дениэль, вы в своем репертуаре! Как всегда, не отвечаете.
        - А вы разве нет? Вот скажите, вы счастливы в браке?
        - Интересуетесь на правах первого мужа? - язвительно поинтересовалась я.
        - А если и так? - с вызовом спросил Берийский, а потом неожиданно поймал мою ладонь и сжал двумя руками. - Анника, вы удивительная!
        Признаться, я растерялась.
        - Дениэль…
        - Я это сразу увидел. Жаль, что поздно осознал - такую девушку можно встретить лишь раз. Я буду вашим самым преданным другом. Можно, только попрошу об одном? Поцелуй. Один раз позвольте испить сладость ваших губ…
        Последние слова он прошептал мне в лицо, живо напомнив ситуацию с королем. По телу прошлась теплая волна. Напряженный взгляд карих глаз был без следа привычной смешливости. Он не переступал черты, ожидая разрешения, но на дне его глаз я видела тоску.
        Мне нравился Дениэль. С ним легко. Один поцелуй. Что здесь плохого? Просто сожаление о том, что не он мой муж, и намек на то, что могло бы между нами быть. Я погладила его по щеке свободной рукой и сама потянулась к губам, сокращая расстояние.
        Мягкий шелк губ и теплое дыхание коснулись моего лица. Никакой магии, как с королем, но и хорошо. Настоящие ощущения, без дурмана.
        - Анника… - выдохнул Дениэль. Осторожное касание языка, и я разомкнула губы, впуская его.
        Чувственные, нежные движения… Я расслабилась в мужских руках, отвечая на поцелуй. Черт, как жалко, что не он мой муж! Ведь все могло сложиться по-иному. Такому, как он, можно было бы довериться и все рассказать. Я уверена, что Дениэль бы мне помог.
        И он был мастер поцелуев! Знал, как вскружить голову, увлечь. Один поцелуй затянулся, перерос в десятки, и мы целовались как подростки, впервые дорвавшиеся друг до друга. С Глебом у меня давно уже ничего нет, сексуальные желания выгорели под гнетом обид и разочарований, с Дарстеном и вспоминать нечего, а с королем чистая магия. Сейчас же была настоящая я, как феникс, возрождавшаяся из пепла. Это были мои желания, мои эмоции. Живые, настоящие. И их реальность отрезвила.
        - Дениэль… - Я попыталась отстраниться.
        - Ден. Назови меня Ден! - требовательно попросил он.
        - Ден… - мягко повторила я, но больше ничего сказать не успела. Горячий поцелуй запечатал мне губы. Как будто пламя лизнуло. Такое чувство, что он себя все это время немного сдерживал, а сейчас дал свободу, дорвался. Все же у рыжих особый темперамент, и мне это дали прочувствовать.
        На некоторое время все мои благие намерения были забыты, и я поддалась страсти, наплевав на все. Но тревожный звоночек сработал, когда ощутила руку на своем бедре и тяжесть навалившегося мужского тела.
        - Ден… - Я попыталась остановить его. Здравый смысл возобладал. Что я творю?! Это только все усложнит! Я замужем за его другом. Нельзя!
        Увернулась от поцелуя, упираясь в грудь, но он стал осыпать поцелуями шею, ключицы, а рука под платьем добралась до внутренней части бедра.
        - Дениэль, нет! - Я стала всерьез вырываться, пытаясь ускользнуть или скинуть его с себя. Но он оказался очень сильным. - Дениэль!!!
        Поймала его взгляд и испугалась. Несмотря на тяжелое дыхание, в глазах холод и решительность. Он не собирался останавливаться! Мне стало страшно, и я пронзительно закричала, забившись под ним в попытке избавиться от прикосновений.
        - Я думаю, достаточно, - раздался холодный голос, и я получила свободу. Путаясь в юбках, вскочила с кушетки, переводя взгляд с супруга на Дениэля. Последний с невозмутимым видом поправлял манжеты, уделив им пристальное внимание.
        Судя потому, что Дарстен не набрасывался на друга в праведном гневе, все это была подстава.
        - Что вы хотели проверить? - потребовала ответа у муд… козла, являющегося моим мужем.
        - Убедился, что тебе хватает здравомыслия, чтобы вести себя как подобает замужней женщине. Сейчас это был Дениэль. Когда в следующий раз тебя попытаются поцеловать, это может оказаться еще одна моя проверка. В твоих интересах меня не разочаровать, иначе пожалеешь.
        - Вы превзошли себя! По морде бы дать, но даже руки марать не хочется, - выплюнула я, борясь с подступающими слезами. Меня трясло от пережитого испуга и унижения.
        - Иди в свою комнату, Анника, - несколько устало произнес Дарстен. Не знаю, что он там для себя выяснил, но счастливым от этого не выглядел.
        Я развернулась и молча ушла. На предателя Берийского даже не посмотрела.
        Как дошла до дома, не помню, осознала себя лишь на втором этаже, на пути в свои покои, и остановилась.
        Иди в свою комнату, иди в свою комнату… Да не пошел бы он! Резко развернулась и направилась в кабинет Дарстена. Помнится, у него там запасы спиртного были. Мне сейчас что-то крепкое не повредит, надо заглушить стресс.
        Ворвалась в кабинет, хлопнув дверью. Напольная ваза покачнулась, и я пнула ее от злости. Черепки разлетелись по всему полу. Пошла по ним, и они с хрустом лопались под ногами. Я помнила, откуда в прошлый раз муженек доставал себе пойло, и направилась к нужному шкафу. Графин с янтарной жидкостью нашла сразу и выпила прямо из него, чувствуя, как обожгло горло.
        Хорошо-о-о! После лживых поцелуев хоть рот продезинфицирую. Я взяла стакан и уселась на пол, прижимая к себе графин. Ублюдки! Все мужчины - лживые ублюдки. По щекам потекли слезы. Плеснула в стакан из графина и отставила его, так как было неудобно держать. Не успела сделать еще глоток, как распахнулась дверь, являя мужа. Я отсалютовала ему бокалом.
        - Анника?! - шокированно произнес он. - Ты что делаешь?
        - Пью! - В груди запекло. Выпитая жидкость прокатилась лавой по горлу и дошла до пищевода. - У меня стресс. Ненавижу вас! Под кого еще меня подложите в своих проверках?
        - Ты что несешь? - Он широкими шагами сократил между нами расстояние и вздернул меня за плечи на ноги. Стакан я не удержала, и он выпал из ослабевших пальцев, покатившись по ковру. Жаль, а так бы плеснула ему в лицо.
        - Я испугалась! Он не останавливался! - давясь от слез, закричала я. - Не трога…
        Закашлялась, хватаясь за шею. Спазмом сжало горло.
        - Не… могу… дышать…
        - Анника!!!
        - А-а-а… - Я протяжно застонала, оседая. Все тело прострелило от боли, меня выгнуло, и я забилась в судорогах.
        Дарстен выругался, положил меня на пол и куда-то метнулся. Потом склонился надо мной, что-то вливая в рот. Меня скрючивало от боли, внутри все горело. Я давилась, часть жидкости вылилась.
        - Что случилось? - услышала голос Дениэля.
        - Яд. Держи ее, я за Фероном.
        - Анника!
        Картинка сменилась перед глазами, и я увидела перепуганного некроманта. Накрыл очередной приступ, и я забилась на полу, удерживаемая лишь его руками, беспомощно царапая ворс ковра.
        С этого начались мои личные круги ада. Целитель определил яд змеи кайори. Противоядие мне дали, но все равно выгибало от боли, сознание мутилось. Я то проваливалась куда-то, то вновь приходила в себя. Судороги сменялись жаром и бредом. Я звала дочь, но мелькали лица Ферона, Дарстена, Дениэля. Последний твердил, что не отпустит меня, не даст уйти. Даже когда я проваливалась во тьму, чувствовала его присутствие рядом, слышала его голос.
        Запомнилась режущая боль внизу живота и как с меня что-то потекло. Мысль, что обмочилась. Стыд еще остался - и я сбросила одеяло, попыталась встать, трогая себя внизу, и увидела на руках кровь. Пронзительно закричала. И опять целитель, Дарстен, Дениэль рядом…
        Ферон сокрушался о потере ребенка, говорил, что ему жаль. Я кричала, что моя дочь жива, и опять проваливалась во тьму. Блуждала в бредовых видениях, возвращалась в сознание от жуткой боли, ломающей тело.
        И опять по кругу: жар, бред, боль…
        Я пришла в себя и некоторое время просто наслаждалась тем, что ничего не болит. Пошевелила рукой и тут же услышала:
        - Слава Пресветлой! Вы очнулись.
        Разлепив глаза, увидела сидящую рядом с кроватью Ириду.
        - Пить… - В горле саднило.
        - Да-да, сейчас. Целитель оставил восстанавливающий отвар, - засуетилась Ирида.
        Губы скривились в улыбке. Ну просто дежавю, как мой первый день в этом мире, только комната другая. Я жадно выпила протянутый настой и спросила:
        - Долго я болела?
        - Три дня. Вчера вечером был переломный момент, и потом вы просто уснули. Его светлость с некромантом и целителем от вас не отходили. Только глубокой ночью ушли, убедившись, что вы в порядке. Как вы себя чувствуете?
        - Нормально, - с удивлением признала я. Беспокоила только слабость. Я пошевелила конечностями, но кроме странной легкости ничего не почувствовала. Во время приступов мне казалось, что все кости переломаны, а по факту тело цело. Да еще накатил волчий голод.
        - Есть хочу.
        - Сейчас бульон принесу. На кухне специально сварили, и овощи перетертые есть, - спохватилась Ирида и заспешила из комнаты.
        Я подтянулась и села, облокотившись на подушки. Провела по голове рукой, обнаружив, что волосы собраны лентой в хвост. Отдернув край одеяла, посмотрела на себя. Белая ночная рубашка. А перед глазами в воспоминаниях были пятна крови. И руки в крови. Бред? А еще помнила слова про яд кайори. Это получается, что Дарстена отравить хотели?
        Нет, я знала, что пьянство вредно, но чтобы смертельно… Не реши я напиться, то имела бы все шансы стать вдовой?
        Шаги со стороны смежной комнаты заставили быстро натянуть на себя одеяло.
        - Анника! Пришла в себя, - с облегчением произнес Дарстен. Супруг был в одной рубашке и брюках. Волосы еще влажные.
        - Это вас хотели отравить? - с места в карьер спросила я. - Я приняла удар на себя?
        - Да. Вряд ли кто-то предполагал, что моя жена потянется к моим запасам.
        Вот за что мне это?! Мало я из-за него вытерпела? В чем я нагрешила так в прошлой жизни, что все на меня?
        - И кто это?
        - Я выясню.
        - Что, даже предположений никаких? У вас не кабинет, а проходной двор?
        Дарстен молчал. А меня несло:
        - Слушайте, а чего-то менее мучительного они подсыпать не могли? Чтобы раз - и не мучиться. Кто-то вас сильно ненавидит. Это больше на женскую месть похоже, мужчинам важнее результат.
        Лицо Дарстена неуловимо изменилось.
        - Да ладно?! Уж не ваша ли Шуильская?
        - Она не моя.
        - Как, уже не ваша? - съехидничала я.
        - Вижу, нет смысла спрашивать, как ты себя чувствуешь, если есть силы язвить.
        Как будто его это сильно заботит! Но мысль о здоровье вернула к другому вопросу.
        - Ответьте, я была беременна? Выкидыш был не бредом?
        Вот теперь в глазах Дарстена я увидела боль. Моя рука непроизвольно легла на живот.
        - Можете не отвечать, - прошептала едва слышно, справляясь с эмоциями.
        Пусть это был нежеланный ребенок, но он был. И он не выжил.
        - Это ваша вина! - хлестнула мужа словами. - Если бы не ваша проверка, я бы не сорвалась и не побежала к вам в кабинет. Счастливы?!
        - Набирайся сил, - только и сказал он, заледенев лицом.
        - Дарстен! - остановила я лорда, собирающегося покинуть едва не почившую вечным сном супругу. - По факту я спасла вам жизнь. За вами долг жизни.
        «И вы вернете мне мою жизнь», - добавила уже про себя. Он замер, не сводя с меня пронзительного взгляда. Не соглашаясь, но и не отрицая. Ничего, когда придет время, я с него выгрызу при надобности этот долг.
        Звук распахнувшейся двери прервал наши гляделки. Я думала - Ирида, но оказалось, некромант ворвался в спальню без стука. Увидев Дарстена, он притормозил.
        - Как она?
        - Вообще-то я здесь и сама могу ответить.
        При виде Дениэля я испытала смешанные чувства. С одной стороны его голос, присутствие рядом не давали потеряться во тьме, когда мне было плохо, но горечь от предательства никуда не делась.
        - Как видишь, - произнес супруг.
        - Позвольте выразить свое почтение…
        - Врете. Нет у вас и капли ко мне почтения, - прервала я.
        - Я не врал, когда говорил, что буду вам верным другом.
        - И опять ложь. Вы друг Дарстена, а не мой. Его интересы в приоритете, иначе не согласились бы на подлость. Дениэль…
        Я выдохнула, собираясь с силами. Все же было невыносимо тяжело. Он же вроде ничего не должен мне, а все равно больно. Я ему верила.
        - Вы мастер прятаться за кружевом слов, а я устала от игр. Я жива, и мы с вами в расчете. Но жизнь потерянного ребенка тоже на вашей совести. Этот долг на вас, и я его потребую.
        При упоминании о ребенке он изменился в лице. Да, я была намеренно жестока. Но у меня есть еще один ребенок, к которому мне нужно вернуться.
        - А теперь можно, я отдохну? Видеть никого из вас не могу! - Я устало откинулась на подушки.
        Они ушли, а я обхватила руками живот, не в силах ничего поделать с чувством потери. Ребенок… Как можно было забеременеть с первого раза?! Нет, как - понятно. Но у меня даже мысли не было, что я могу залететь! Ведь не чувствовала ничего, не мутило…
        Будь у меня хоть малейшее подозрение, я бы никогда в рот спиртного не взяла! И не пошла бы в этот проклятый кабинет. В его гибели есть и моя вина. Уже ничего не исправить. Для Дарстена это необходимая галочка для продолжения карьеры, а для меня потеря частички себя. Я помню кровь на рубашке и свои руки в крови.
        Свернувшись в позе эмбриона, я разрыдалась, оплакивая этого ребенка. Как жаль, что занятая свалившимися проблемами, я не заметила в себе никаких изменений.
        - Госпожа, ну что вы! Не надо так убиваться. Вы живы, и это главное! - принялась утешать меня вернувшаяся Ирида. - Вы бы видели, как хозяин переживал. Ни на шаг не отходил, ночами в этой комнате дежурили втроем. Слава Пресветлой, вытащили вас.
        Наверное, нужно было быть благодарной им, но я ничего не чувствовала. Постепенно успокоилась, немного поела и провалилась в сон.
        Глава 21
        - Доброе утро, - поздоровалась я, утром спустившись в столовую. Все мои прежние бодания с Дарстеном показались такими мелочными и пустыми, что потеряли смысл.
        От удивления лорд даже газету отложил и встал, приветствуя меня.
        - Ты бледная. Может, не надо было еще вставать?
        - Не могу больше лежать.
        Я села на стул, заботливо отодвинутый лакеем. Спуск с лестницы оказался тем еще испытанием, и сейчас я справлялась с учащенным сердцебиением, ощущая на лбу испарину.
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Лучше.
        Сегодня на завтрак мне подали легкое куриное суфле, и я с удовольствием принялась за еду, бульон и овощи за вчера надоели. Несколько раз лорд Дарстен порывался начать разговор, но так ничего и не сказал, наблюдая за тем, как я ем. Чувствовала на себе его взгляд, но все внимание уделяла еде.
        - Как ты смотришь на небольшую прогулку после завтрака? - спросил лорд, когда я уже пила чай.
        - Боюсь, у меня пока мало сил.
        - У меня в Лироне есть вилла на берегу моря. Хочешь отдохнуть на террасе с видом на лагуну с бирюзовой водой?
        Я подняла взгляд на супруга. Он предлагает переместиться?!
        Нестерпимо захотелось к морю. Этим летом у меня так и не получилось из-за работы выехать на отдых. Дочка ездила в Сочи с родителями мужа, и мне присылала красочные фотографии. Я успокаивала себя тем, что можно съездить потом в отпуск, но вот как получилось…
        - Хочу, - неожиданно для себя согласилась я. Не стоит откладывать маленькие радости жизни. А то так выпьешь непонятно что и помрешь во цвете лет со всеми своими планами.
        - Хорошо. Тогда допивай чай и идем.
        - Сейчас?
        - У тебя есть другие планы?
        О да, доплестись до комнаты и рухнуть в кровать. Кстати, я была не совсем уверена, что осилю подъем по лестнице.
        - Нет, - вынуждена была признать я.
        Он подождал, пока я выпью чай, и встал из-за стола, подходя ко мне и помогая подняться. Предложил мне свой локоть, на который я оперлась. Выходя из столовой, поймала себя на мысли, что это первый раз, когда мы покидаем ее вместе. Не зря говорят, что близость смерти меняет людей!
        В холле он открыл портал, в который мы шагнули. Я сразу же покачнулась от головокружения и стала оседать. Резкая смена окружающей действительности и климата подействовали оглушающим образом.
        Дарстен подхватил меня на руки и в несколько шагов оказался перед оттоманкой с мягкими подушками. Он опустился на нее прямо со мной.
        - Ты как? - в голосе слышалось искреннее беспокойство.
        - В порядке. Голова закружилась, - ответила я, осматриваясь.
        А посмотреть было на что. Белый песок, бирюзовая вода в лагуне, искрящаяся на солнце, вокруг все утопает в зелени. Терраса находилась на возвышении, и вниз, к пляжу, по бокам вели две лестницы. На самой террасе были расставлены в больших горшках фикусы. Стояла еще одна оттоманка, а между ними круглый стол. Мы находились в тени, которая падала от балкона над нами. По стенам вилась зелень.
        - Здесь красиво!
        А еще жарко. Но я с наслаждением вдыхала морской воздух.
        - Может, зайдем в дом? Хочешь воды?
        - Нет, давайте здесь посидим.
        Пока осматривалась, упустила тот факт, что полулежу на коленях лорда в кольце его рук, но трепыхаться не стала. В моем состоянии приставать он точно не будет. Поэтому просто откинулась на мужскую грудь, расслабившись.
        - Что это был за яд, вы выяснили?
        - Кайори.
        Значит, услышанное было не бредом и незнакомое слово я запомнила точно.
        - Редкий яд змеи. Из хороших новостей - после него ты получила иммунитет к большинству ядов.
        - А из плохих? Я полностью поправлюсь или ждут неприятные сюрпризы?
        - Самое сложное пережить первые три дня. После укушенный поправляется полностью. Было отмечено, что счастливчики обладают отменным здоровьем.
        - Счастливчики? - ухватилась я за слово.
        - Важно оказать вовремя помощь, - скупо ответил супруг, но объятия стали чуть крепче.
        Я благоразумно не стала дальше развивать эту тему, да и Дарстен решил ее сменить.
        - У меня есть яхта. Если хочешь, можем устроить морскую прогулку.
        Кажется, пользуясь случаем, меня решили выгулять по полной.
        - Не в этот раз. Я пока по земле неуверенно хожу, а что будет, если выйдем в море?
        - Ты уже плавала на корабле?
        От вопроса я замерла и ответила с осторожностью:
        - Не могу сказать из-за потери памяти, но о качке и морской болезни читала.
        - Воспоминания не возвращаются?
        - Пока нет.
        - Если хочешь, Ферон может…
        - Не хочу, - оборвала я еще одного желающего вернуть мне память. Мы помолчали некоторое время. На жаре меня немного разморило после еды и стало клонить в сон. - Вам не тяжело?
        - Нет.
        Ладно, мне и самой шевелиться не хотелось.
        - Тогда можно, я немного полежу?
        - Мы для этого сюда и пришли. Отдыхай.
        Что ж, раз у него нет более важных дел… Я с чистой совестью склонила голову и закрыла глаза.
        Слабая, непривычно притихшая. Такая Анника будила в груди волну нежности и желание защитить. После всех скандалов, громких обвинений сейчас она доверчиво спала в его руках, и это казалось чудом. Кто бы ему сказал, что однажды он пошевелиться бояться будет, чтобы не потревожить сон женщины, не поверил бы.
        Единственная женщина, чьи поступки Максимилиан не мог просчитать. Казалось, теперь она еще больше должна его возненавидеть. Увидев ее утром в столовой, ожидал очередного скандала, но неожиданно жена сложила оружие. Он не был уверен, что это надолго, но обрадовался затишью.
        Дни, пока она металась в бреду, стали для него одними из самых страшных. Хуже нет, чем ощущать свою беспомощность и разъедающее чувство вины. Потеря ребенка на его совести, и с этим уже ничего не поделать.
        Обратиться к Дениэлю было глупой идеей. Но видеть каждый раз, как жена улыбается лучшему другу и леденеет при взгляде на него самого, оказалось выше его сил. Поэтому и постарался разрушить их отношения. Знал, что Анника не простит такой проверки.
        Но увидеть ее плачущей в своем кабинете стало для Дарстена потрясением. Уже тогда понял, что перегнул. А когда она в его руках стала задыхаться…
        Аррх Коурстена запрокинул голову, подавив судорожный вздох. Повезло, что уже видел действие этого яда. Хотелось взреветь: «Кто посмел?» Но следовало действовать быстро. Самое ужасное, что даже при своевременной помощи нужно пережить три мучительных дня. Закаленные воины не выдерживали, что говорить о слабой женщине.
        Трое изматывающих суток они не отходили от Анники. Было мукой видеть, как ее выгибает от боли, как она горит от жара и бредит. Мукой вдвойне - понимать, что она случайная жертва.
        Максимилиан голову сломал, размышляя, когда могли подсыпать яд. На кабинете защита, о любом проникновении становится сразу известно. Чужих не было, защита не взломана. В итоге - следует рассмотреть тех, кто был. Последний раз он пил крог перед приемом, и все было нормально. Потом Анника высказалась насчет пьянства и мужского бессилия, и он не притрагивался к спиртному.
        Кабинет посещали Анника, Дениэль, Ферон и слуга Робин. А еще Каролина во время бала - и все подозрения падали на нее. А на кого еще? Дениэль, Ферон и Робин были вне подозрений, им Максимилиан верил как себе. Анника не стала бы пить отравленное. Оставалась любовница.
        Могла ли разгневанная невниманием женщина пойти на такой шаг? Темперамент у леди Шуильской взрывной, она способна на импульсивные поступки. Но тогда получается, яд должен был быть у нее с собой. А зачем уважаемой вдове носить с собой яд кайори?
        Вот тут возникали вопросы. Еще Каролина, не получив приглашения на королевский бал, предпочла покинуть столицу и уехать. Всем сказала, что в Роулин, где у нее было загородное имение, но там не появлялась. И ее до сих пор не могут найти.
        Но Анника права, она пострадала вместо него и из-за него. Они потеряли ребенка, и Дарстен готов был своими руками растерзать виновных. Если это Шуильская - она поплатится.
        Обнимая мирно спящую жену, лорд вдруг осознал, что она перестала быть для него просто телом для рождения наследника. Она превратилась в женщину. Его женщину. Которую он едва не потерял.
        - Ох, простите! - Спешащий куда-то слуга, присматривающий за домом, едва не подпрыгнул от неожиданности, завидев хозяина, да еще не одного.
        К сожалению, он разбудил Аннику, и Максимилиан отослал его принести чего-нибудь прохладительного для жены.
        - Я долго спала? - Она завозилась, приподнимаясь.
        - Нет. Полежи еще.
        - Мне уже лучше. Мы можем спуститься к морю?
        - Там песок. Тебе будет неудобно в туфлях.
        - Я разуюсь, - с готовностью предложила жена. Пришлось нехотя ее отпустить, позволяя встать.
        Анника избавилась от туфель и поставила ножку на оттоманку, подняв подол платья и снимая чулки. Она даже не представляла, насколько эротично выглядит в этот момент. Его спас слуга, появившийся с подносом. Максимилиан встал, закрывая собой жену, но тот и так отвел глаза в сторону.
        - Не хочешь попить?
        Сам бы он чего-нибудь выпил, так как в горле резко пересохло. Интересно, это нормально - так реагировать на еще не оправившуюся после пережитого жену? Но с другой стороны, у него не было женщины с тех пор, как женился.
        Анника резко разогнулась и пошатнулась. Или Дарстену так показалось, но он с готовностью поддержал ее, притянув к себе.
        - Познакомься, это Ленар, он следит за домом. - Он развернул жену лицом к слуге. - В доме еще повариха и несколько слуг, я тебе позже их представлю, как и моего управляющего землями. Его дом ближе к виноградникам.
        - Оу, добрый день.
        - Рад знакомству. Вы задержитесь? - спросил Ленар, ставя поднос на столик.
        - Сегодня нет, но подготовьте комнаты. Тебе здесь нравится? Хочешь посмотреть дом? - спросил Максимилиан у жены.
        - Позже. Хочу к морю.
        На лице Анники было написано нетерпение. Но он все же налил ей охлажденного морса с фруктами. Пока она пила, тоже снял обувь и закатал штаны, а потом подхватил жену на руки.
        - Не пойдешь же ты босиком, - пояснил на ее удивленный взгляд. Ему нравилось держать ее на руках, а также искать невинный повод прикоснуться.
        Она не нашлась с ответом, и Дарстен зашагал к лестнице, ведущей к пляжу. Вот теперь больше похоже, что у них медовый месяц. Надо было сразу после свадьбы переместиться сюда. Но тогда он еще не знал, что эта девушка прочно войдет в его жизнь, поглотив все внимание и мысли. Теперь он не собирался совершать прошлых ошибок и спешить, а начнет с того, что приучит к своему присутствию и прикосновениям.
        - А здесь купаться можно? - спросила Анника.
        Ей надоело резвиться в теплой воде, подняв юбки выше колен. Интересно, она понимает, что позволяет ему любоваться стройными ножками с узкими щиколотками? Выглядела Анника так, как будто мечтала нырнуть в прозрачную воду прямо в одежде. Но ценнее всего было выражение абсолютного счастья на ее лице. Такой он ее еще ни разу не видел.
        - Ты умеешь плавать?
        - А вот и узнаем, - загадочно улыбнулась она. - Воды я не боюсь.
        - Я думаю, тебе еще рано.
        - Главное, чтобы не было поздно. - Улыбка сбежала с ее лица, и Анника помрачнела. - Что плохого, если хотя бы просто полежать в воде на мели?
        Максимилиан не видел в этом ничего плохого. Сам зачастую заходил поплавать отсюда. Но представить здесь Аннику в одной полупрозрачной рубашке было выше его сил. Он же с ума сойдет, если ее кто-то увидит из дома! Любоваться видом обнаженной жены он собирался лишь сам.
        - Я знаю одно уединенное место, мы обязательно устроим пикник, и ты искупаешься. Хочешь посмотреть на берег вон с того утеса? - указал он, стараясь ее отвлечь.
        Анника кивнула. Он подождал, пока жена подойдет к нему, и подхватил на руки.
        - Не хочу, чтобы ты наколола ноги, - объяснил свой поступок и открыл портал, выходя уже на утесе, откуда открывался весьма живописный вид. Там поставил на ноги, но тут же притянул спиной к своей груди, обнимая за талию. Конечно же, лишь для того, чтобы ее не унесло порывом ветра.
        Анника спросила о лошадях, и Максимилиан предложил прогуляться верхом вдоль берега. Долгой прогулки не получилось, жена быстро устала, и он пересадил ее к себе в седло.
        - Лорд Дарстен, можно вас попросить? - неожиданно обратилась к нему Анника.
        - Что ты хочешь?
        - Можно, я поговорю с Дениэлем?
        Внутри как будто кипятком обожгло оттого, что к нему она до сих пор обращалась официально и на «вы», а вот Берийского легко называла по имени.
        - О чем?
        - Я много ему всего наговорила…
        - Он все понимает. Я передам ему от тебя извинения.
        - Не надо! - тут же взвилась Анника, отстраняясь, но взяла себя в руки и уже тише добавила: - Я хочу поговорить. Мне надо.
        Максимилиану это однозначно не нравилось. Зачем ей разговор с Дениэлем?
        Но отказать не мог. Не сейчас. И один раз уже отмахнулся от ее просьбы. Последствия тоже не понравились.
        - Пожалуйста. Сегодня можно?
        Вот «пожалуйста» его и сломило.
        - Конечно. Я передам ему, - ответил легко, как будто согласие не стало костью в горле. - Но с одним условием.
        - Каким?
        - Ты обращаешься ко мне на «ты» и по имени, когда мы наедине.
        Анника молчала.
        - Хорошо. Максимилиан, - прозвучало ровно и безучастно. При этом она села ровнее, отстраняясь от него. Момент недавней доверительной близости исчез без следа. От жены ощутимо повеяло холодом.
        Аррх Коурстена выругался про себя, понимая, что поспешил и допустил ошибку. Обнял ее за талию, привлекая обратно, но жена была вся как деревянная, настолько напряжена. Да что не так?! Неужели он так много просит?
        - Я снимаю свое условие. На твое усмотрение, когда будешь готова, - сдался он. Анника ничего не ответила, но постепенно расслабилась в его руках. И не отстранилась.
        Глава 22
        Дай палец - руку по локоть откусит. Данное утверждение лучше всего характеризовало аррха Коурстена. Стоило ненадолго проявить слабость, как он меня всю облапал, прикрываясь тем, что носит на руках. Глеб за всю нашу совместную жизнь столько на руках не носил, как Дарстен за один только день. Можно подумать, я без него и шага ступить не смогла бы!
        Я ненадолго забылась, наслаждаясь такими простыми радостями, как солнце, море, красивая природа вокруг, неспешная верховая прогулка. Да и заботливое отношение супруга все же было приятно, хоть и вызывало удивление. Может, это следствие чувства вины, но я устала разбираться в мотивах его поступков и просто не думала о причинах.
        Во время верховой прогулки мне пришло в голову, что пока я слаба после пережитого, может, связь души и тела ослабла? Не является ли это лучшим временем для переноса? Мне нужен Дениэль, но он и близко ко мне теперь не подойдет после случившегося. Поэтому и обратилась к Дарстену с просьбой о встрече с некромантом.
        Муж оказался в своем репертуаре и тут же начал торговаться, выдвигая свои условия. Называть его Максимилианом и на «ты»? Да без проблем! Но стало неприятно оттого, что он пользуется малейшей возможностью меня прогнуть. Если это сделка, тем лучше, мне не сложно выполнить его условие. Больше удивило, когда он снял свое требование.
        Мы вернулись домой порталом. Удивительная способность! Даже не верится, что и во мне такой дар есть. Это же такая свобода! Вот бы на Земле так: завтракать в Париже, обедать в Греции, ужинать в Италии. И никаких виз и денег за авиабилеты.
        Я сразу отправилась к себе переодеваться. Плескание в море и прогулка на лошади моему платью на пользу не пошли. Только успела сменить наряд и привести себя в порядок, как лакей сообщил, что лорд Берийский ждет меня внизу. Надо же, Дарстен не стал затягивать с исполнением моей просьбы.
        Выпила отвар целителя, протянутый Иридой, и отправилась вниз. Супруг тоже успел переодеться и сейчас общался с некромантом. При моем появлении на лестнице они замолчали. Дарстен вообще переместился, оказавшись рядом, и предложил свой локоть, чтобы спуститься. Если учесть, что он просто мог переместить нас вниз, это было показательным жестом, демонстрирующим, что мы пара и вместе.
        - Добрый день. Рад, что вам лучше, - поприветствовал меня Дениэль с непроницаемым лицом. - Максимилиан сказал, что вы хотели меня видеть.
        - Да, - подтвердила я, отпуская Дарстена. - Мы можем поговорить в саду? Вы не против?
        Я посмотрела на супруга, давая понять, что его присутствие не требуется. Происходящее ему не нравилось, но он нас отпустил.
        - Не переутомляйся только, - напутствовал он.
        Мы вышли на улицу. Разговаривать с некромантом в доме я не решилась, боясь, что нас подслушают.
        - О чем вы хотели поговорить? - не выдержал Дениэль, когда мы в молчании углубились в парк.
        Я остановилась и развернулась к нему. Глядя прямо в глаза, произнесла:
        - Я хочу потребовать с вас долг жизни.
        Не ожидал. Лицо заледенело, и спросил отрывисто:
        - Чего вы хотите?
        - Для начала клятвы, что все сказанное сейчас останется между нами.
        - Клянусь.
        Решиться на разговор было в разы легче, чем начать его. Я нервничала, и клятва Берийского, данная так легко, не успокаивала.
        - Один раз вы уже предали мое доверие. Если это повторится, клянусь, я найду способ отомстить. Но с другой стороны, вы сделали все, чтобы Дарстен не разочаровался в своей проверке, и его удовлетворило увиденное. Не знаю, сделали вы это из-за хорошего отношения к другу или симпатии ко мне, но вынуждена довериться вам. В любом случае то, о чем я вас попрошу, в интересах лорда Дарстена.
        Своими словами мне удалось пробить невозмутимость Дениэля. Но у меня было время подумать о случившемся и взглянуть на все под другим углом. Мужчина, знающий, что все это проверка, не будет грубо домогаться, пугая. Ограничился бы одними поцелуями, когда таяла в его руках, и показал бы Дарстену, какая я легкодоступная.
        - Чего вы хотите? - повторил он свой вопрос. Мне удалось полностью завладеть его вниманием.
        - Из-за всех этих проверок я лишилась ребенка. Не в ваших силах его вернуть, но вы можете вернуть меня к другому ребенку.
        - Не понимаю…
        Я выдохнула, как перед прыжком в воду, и призналась:
        - Я не Анника Розердоф, и я не теряла память. - Глядя в округлившиеся глаза Берийского, быстро заговорила: - Анника настолько не хотела замуж, что провела ритуал переноса, чтобы сбежать из дома родителей. Но что-то не так сделала, и меня перенесло в ее тело из моего мира. Надеюсь, она в моем, и я очень хочу домой. У меня там дочь.
        - Какой ритуал?! Как бы она смогла? - ошарашенно произнес некромант.
        - Ритуал я нашла, он рассчитан на перенос в заданном направлении, насколько хватит сил. А вот как… Не знаю. Есть подозрение, что Анника развивала свои способности, пока была в пансионе. Мой мир вообще не магический. Наверное, поэтому она не смогла вернуться обратно. Вы должны поменять наши души обратно.
        - Но как?! Все, что вы говорите… Это невозможно!
        - Значит, найдите способ сделать возможным, - жестко ответила я. - Я разговаривала с ректором Фироклом о переносе душ. Он тоже считает это невозможным, говорил о тонких материях. Но они у нас с Анникой, получается, одинаковые, хотя биологический возраст разный. В моем мире мне уже тридцать четыре. Мы с ней похожи. В ее годы я выглядела так же.
        - Хорошо, если все так, почему вы сразу не сказали о том, что не Анника, когда очнулись здесь?
        - Кому? Ее отцу? Настаивай я на этом и откажись выходить замуж, он бы меня быстро объявил умалишенной и недееспособной и где-нибудь бы запер. И как бы я тогда вернулась домой? Мне показалось разумным выйти замуж и, уже обретя независимость от отца, искать путь обратно.
        - А мнение мужа на этот счет вас не интересует? Почему вы Максимилиану ничего не рассказали, не попросили помощи?
        - У него? Ему от меня нужен лишь ребенок, и ему все равно - Анника его жена или Аня. Наоборот, после рождения ребенка прекрасный способ избавиться от неугодной жены, потребовав развод. Ведь я, получается, выходила замуж от имени Анники, как и вы от лорда Дарстена. Если узнает, он вцепится в этот факт, и ему нет резона мне помогать.
        Некромант провел рукой по волосом, находясь в шоке от всего услышанного.
        - Дениэль, вы мне верите?
        - Как ни странно, да. Когда я держал вашу душу, она рвалась уйти. И это не смерть, ее тянуло куда-то.
        Услышанное окрылило и подарило надежду.
        - А если мне умереть, я вернусь домой?
        - Умрет Анника. Обмен не состоится. И вы готовы ее убить? - Он бросил на меня острый взгляд.
        - Нет, но я должна найти выход. Для этого вы мне и нужны. И не я все это начала! Но готова на многое, чтобы вернуться к своему ребенку. До этого думала, что у меня только один выход - овладевать магией, раз Анника ею владела, и пытаться повторить ее ритуал, а там уж куда занесет.
        - У вас ребенок… Вы замужем?
        - Да.
        - Вы понимаете, что у настоящей Анники могут быть интимные отношения с вашим мужем?
        - Не могут, - мрачно произнесла я. У меня их с Глебом уже год как не было. - Мы давно охладели друг к другу. Подмену он точно обнаружит. У нас развиты технологии, и Аннике придется очень сложно. Я надеюсь, что ей хватит ума разыграть потерю памяти. Не хочется очнуться в сумасшедшем доме.
        - У вас есть разводы?
        - Есть. Но нас связывает ребенок и общие интересы. Домогаться Глеб ее не будет, но адаптироваться поможет. Дениэль, - решила я сменить тему, - для переноса связь души и тела должна быть ослаблена?
        - Мне нужно подумать… Чтобы вернуть настоящую Аннику, вам лучше восстановиться. Тело должно иметь сильную энергетику для установления крепкой связи с душой при обмене. Чем вы были заняты, когда вас перенесло?
        - Ничем. Спать легла. Проснулась уже в этом мире.
        Дениэль кивнул, как будто это отвечало его мыслям.
        - Нужно еще понять, как найти ваш мир. Открытие таких порталов запрещено.
        - А если мне попробовать повторить ритуал, проведенный Анникой?
        - Где гарантия, что вас не забросит в другой мир с таким же телом, раз похожее есть в одном? - парировал он. - Нет, здесь нужно действовать по-другому - идти по следу души. Нужен Максимилиан, чтобы открыть портал. Он один из немногих, чьих сил на это хватит и кто сможет действовать в связке. Но согласится ли он?
        - На нем долг жизни, но и без того он мне сильно задолжал.
        Ага, одна брачная ночь чего стоит!
        - Пусть получает настоящую Аннику и договаривается с ней об условиях совместного проживания.
        - Обсудим позже, - напряженным тоном произнес Берийский, глядя куда-то поверх моей головы.
        - О нет! - выдохнула я, оглянувшись. Захотелось спрятаться за спину Дениэля.
        Но пришлось натягивать на лицо вежливую улыбку и поворачиваться лицом к королю, шагающему к нам вместе с Дарстеном. Небольшая свита из пяти человек держалась позади.
        Как же меня это бесит!
        Ой, судя по тому, как дернулся Дениэль, я пробормотала это вслух. Но мне до скрежета в зубах не хотелось опять превращаться в не управляющего своими гормонами подростка. Беспомощность перед королем и его обаянием безумно злила. И принесло же его именно сейчас! Мы еще с Берийским до конца не договорили, а с визитом короля уже и вряд ли договорим. Как же все это не вовремя…
        - Ваше величество, - присела я в реверансе. И с ужасом поняла, что равновесие дало сбой, а ноги не выдерживают такой нагрузки. Меня повело в сторону, и я бы упала, если бы не заваливалась на Берийского. Тот быстро среагировал и подхватил меня за талию, помогая подняться.
        - Простите, я переоценила свои силы, - с извиняющей улыбкой сказала королю и тут же пошутила: - Но вам не привыкать к виду женщин, падающих к вашим ногам.
        - Я предпочитаю, чтобы это было в переносном, а не прямом смысле, - отозвался самый красивый мужчина, которого я видела в жизни, и протянул мне руку.
        Чего он хочет? Чтобы я ее поцеловала?! Но вроде ладонью вверх… И я неуверенно вложила в нее свои пальчики. Король Эдвард добился того, что я шагнула к нему, покидая надежные объятия лорда Берийского. А потом положил мою руку на сгиб своего локтя:
        - Обопритесь. Как ваше здоровье? Мне только недавно сообщили о случившемся.
        Здоровье? До его появления было намного лучше. И в жар не бросало. Король решил продолжить прогулку, заставляя идти за ним. А это нормально, что Берийского он проигнорировал? И мы идем впереди вдвоем, а Дарстен с некромантом пристроились сзади. Я понимаю, что дорожки не рассчитаны на четверых, но все равно некомфортно от этого факта. И в то же время от близости короля трясутся поджилки.
        - Все хорошо. Осталась легкая слабость.
        А с вами она лишь усиливается! Но этого благоразумно не озвучила. Вот как так можно? Я таяла от его близости и в то же время бесилась от реакции своего организма.
        - Вам стоит больше заботиться о здоровье и еще рано уделять внимание гостям, - укорили меня.
        - Слушаюсь, ваше величество. Вы позволите мне вернуться в дом?
        Ой! Судя по всему, под гостями король имел в виду Берийского, а не себя. Но после таких слов он уже не мог продолжать прогулку.
        - Я провожу вас.
        - Вы очень добры.
        Мы развернулись, и взгляд короля остановился на некроманте.
        - Лорд Берийский, помнится, вы просили разрешения отпустить вас провести исследования в Шириянских болотах.
        - Это было два года назад, - тактично заметил Дениэль.
        - Вы можете сейчас осуществить ваше желание, - не пожелал услышать намек монарх.
        - Благодарю. Надеюсь, мне будет позволено завершить дела и отдать распоряжения на время моего отсутствия? - с улыбкой спросил некромант, натянув на лицо беспечную маску. А вот мое сердце ухнуло вниз.
        - Конечно, - сдержанно ответил король и пошел дальше. Я только и успела бросить полуобморочный взгляд на Дениэля, но тот неожиданно мне подмигнул. Немного отпустило, но я находилась в полном смятении. Куда его отправляют?! Это надолго? А как же я?
        - Вы чем-то расстроены? - заметил мое состояние король.
        - Скорее, я в смятении. Лорд Берийский боролся за мою жизнь, а вы отправляете его на болота. Это так похоже на ссылку, - совершенно искренне ответила я, проклиная про себя давление короля, заставляющее отвечать правдиво.
        - Он сам хотел туда поехать, но мы нуждались в его талантах и не могли отпустить. Это награда.
        - Вы очень добры, - кротко ответила я, повторяясь, но король уловил иронию.
        - Леди Анника, я чувствую, что вы недовольны моим решением. Куда же мне его отправить?
        «А его обязательно надо куда-то отправлять?» - едва не слетело с языка, но я вовремя успела его прикусить. Судя по всему, от Берийского решили избавиться под благовидным предлогом, и не так важно, куда его сослать.
        - Ну, раз он сам туда хотел… - пролепетала я в полной растерянности. Злило, что с ним я превращаюсь в какую-то дурочку, неспособную связно мыслить. Я не знала, просить за Дениэля или этим лишь усугублю ситуацию. Он мне подмигнул, значит, все в порядке?
        - Вы бледны. Мне кажется, вам лучше покинуть на некоторое время столицу.
        - Меня тоже на болота? - мрачно спросила я.
        Король искренне рассмеялся.
        - Что вы, леди Анника, я всего лишь имел в виду, что загородный воздух пойдет вам на пользу.
        Понятно, меня отсылают, чтобы до отъезда Берийского исключить наши встречи. Но почему? Он что-то слышал из нашего разговора? Но разве не в его интересах вернуть настоящую Аннику, свою подданную? Нет, бред! Узнай он о подмене, и со мной был бы уже совсем другой разговор. Тогда почему?!
        - У вас же медовый месяц. Обычно это время молодожены предпочитают проводить наедине, без лишнего внимания гостей.
        Я не поняла, он меня к мужу подталкивает или хочет оградить от внимания?!
        - Почему вы молчите? Что-то не так?
        - Не понимаю… Спасибо, что заботитесь о моем здоровье и личной жизни, - спохватилась и исправилась я, но благодарность даже для моего слуха прозвучала фальшиво. - Ваша доброта не знает границ.
        - Анника, я хочу оградить вас от опасности, пока не разобрались с покушением и не нашли виновных, - негромко произнес король, накрыв мои пальцы на своем локте ладонью и чуть сжав.
        - Спасибо за заботу, - только и ответила я.
        Меня сопроводили до лестницы и поцеловали руку, задержав ее чуть дольше необходимого. Глядя в лучистые глаза короля, я задавалась вопросом, что со мной не так? Он потрясающий, отнесся ко мне по-доброму, даже к книгам по магии допуск дал, меня к нему тянет с невообразимой силой, но все, чего хочется, - бежать от него как можно дальше. Даже когда я рядом с ним и притяжение между нами действует на полную.
        Не знаю, как я поднялась по лестнице на ватных ногах. Ничего не соображая, ввалилась в первую попавшуюся комнату, оказавшуюся гостевой спальней. До своей комнаты сил дойти уже не было, так бы и сползла по стеночке в коридоре.
        Прислонилась к двери, переводя дух. Я точно поседею во цвете лет с такими волнениями! Признание Дениэлю, явление короля, отсылка некроманта, на помощь которого я так надеялась… Одни потрясения на мои потрепанные нервы.
        Заметив, что слуги открыли для проветривания балконную дверь, я вышла на кованый балкончик. По бокам от него по фасаду дома шли колонны, по которым вилась зелень. А в моих покоях такого не было. В целях безопасности, чтобы поклонники серенады не пели и в гости не шастали?
        Эта сторона выходила на парковую зону, но там уже было пусто, лишь вдалеке возле куста роз возился садовник. Свиты короля тоже не видно. Интересно, он отбыл или остался на разговор с мужем?
        Ответ на этот вопрос я получила неожиданным образом.
        - Эдвард, какова причина столь пристального внимания к моей жене? - услышала я голос мужа. Судя по неофициальному обращению, они наедине. Осторожно выглянув, заметила этажом ниже распахнутые окна в гостиной и два силуэта у окна.
        Отлично. Я прижалась к стене дома, спрятавшись за колонной, и навострила уши.
        - Ты считаешь, что покушение - не веский повод? - ушел от ответа король. - Хочу еще раз спросить, ты уверен, что покушались на тебя?
        - Абсолютно! Я налил себе и не успел выпить. Вышел из кабинета, а Анника из любопытства пригубила.
        Так вот как он объяснил мое отравление! Конечно, признаваться в том, что довел жену и она полезла к его стратегическим запасам лечить нервы, не с руки.
        - Хорошо. Дело под моим личным контролем.
        - И все же я бы хотел получить ответ. Я вижу, что к ней особое отношение. Допуск в библиотеку, якобы случайная встреча с ректором. На предмет чего вы ее изучали?
        - А разве мало причин? Зимой я не обратил на нее никакого внимания - пустышка, одна из многих, а уже летом от нашей совместимости магия сходит с ума. Ее дар раскрылся слишком рано, и сила такая, что даже Фирокл отказывается делать какие либо прогнозы. Считаешь, этот факт недостоин пристального изучения?
        Дарстен молчал, а король продолжил уже более сдержанно:
        - Лишь твое положение ограждает ее от более пристального внимания тех, кто сейчас занимается изучением причин раннего раскрытия дара. Нужно найти взаимосвязь. Надеюсь, ты осознаешь, насколько это важно?
        Ответ супруга я не услышала, если он был. А вот следующие слова короля донеслись четко:
        - На данный момент твоя жена - наиболее совместимая со мной одаренная женщина во всем королевстве.
        - Не совсем понимаю. Она моя жена и на роль королевы уже не подходит.
        - Ты хоть представляешь, какие дети у нас могли бы быть? Я не могу об этом не думать.
        - И насколько сильно вы об этом думаете? - в голосе Дарстена явственно слышалось напряжение.
        - Настолько, что если не будет каких-либо ощутимых результатов от исследований…
        - Договаривайте.
        - Ты и сам все понимаешь. Я устал ждать и надеяться… но я подожду, пока у тебя родится первенец.
        Что?! От услышанного я едва не грохнулась в обморок. Он охренел? Вот так прямо заявляет, что сделает своей любовницей? Мое мнение или согласие, судя по всему, никого не интересует. А Дарстен, если и против, затягивать с ребенком не может, у него время поджимает. Два года на все про все.
        - Не смотри на меня так, - сказал король. - Думаешь, я не знаю, что ты планировал с ней развестись? Если претит и не захочешь признавать ребенка - для всех отошлешь ее на это время в путешествие, а я поселю ее в уединенном месте, об этом никто не узнает. Воспитанием ребенка я займусь сам.
        - Анника знает об этих планах? - прозвучал отрывистый вопрос.
        - Когда придет время, я найду аргументы, чтобы ее убедить. В любом случае она обязана подчиниться воле своего сюзерена.
        - Как и я, насколько понимаю.
        - Это крайний вариант. Но я хотел бы, чтобы ты был готов к такому развитию событий.
        Звук открываемой двери заставил меня вздрогнуть и выйти из ступора. Я метнулась в комнату и закрыла за собой балконную дверь, привалившись к ней.
        - Анника?! - удивленно произнес Берийский. - Все в порядке? На вас лица нет.
        - Голова закружилась после подъема на лестнице, завернула воздухом подышать. А вы что здесь делаете?
        - Это моя комната.
        Эм-м… с каких пор у него здесь своя комната?
        - Я останавливаюсь здесь, когда остаюсь ночевать. Зашел забрать кое-какие свои вещи.
        Отлепившись от балконной двери, я шагнула к нему.
        - Дениэль, вы мне поможете?
        - Анника, ваше нахождение в моей спальне может бросить тень на вашу репутацию.
        - Мое нахождение в чужом теле перевернуло всю мою жизнь. Думаешь, мне есть дело до ее репутации? Ты… мне… поможешь? - чеканя слова, произнесла я, наступая на него, и замерла напротив, впившись требовательным взглядом в лицо. Специально перешла на «ты», показывая, что мне плевать на весь их этикет. - Без уверток. Прямо и ясно. Ответь!
        - Да.
        Меня немного отпустило, иначе я готова была разъяренной тигрицей накинуться на него. После всего услышанного я была близка к истерике.
        - Как, если тебя отсылают?
        - Это не проблема со способностями Максимилиана. Он меня как перенесет, так и вернет, когда придет время. Вы сейчас и сами уедете в загородное поместье. Набирайтесь пока сил.
        Его слова меня успокоили, и паника схлынула. Он прав, вначале нужно восстановить здоровье.
        - Аня, вы можете показать мне ритуал, который провела Анника Розердоф?
        - Да. - Мои губы дрогнули в улыбке. Стало невероятно приятно, что он назвал меня настоящим именем. Просто непередаваемое чувство! - Я могу нарисовать. Есть бумага?
        Страницу с ритуалом я заставила себя выучить до последней закорючки, чтобы не зависеть от книги.
        Дениэль прошел к секретеру из красного дерева на гнутых ножках и достал писчие принадлежности. Я последовала за ним и села, рисуя по памяти.
        - Аня, а как ваше полное имя? - заглядывая через плечо, поинтересовался некромант.
        - Давыдова Анна Владимировна. С Анникой у нас даже имена похожи. Но в моей стране давно уже титулов нет. Люди равны в своих правах и разделяются только по материальному достатку.
        - А деньги у вас какие? Золото?
        - Нет, деньги печатают на бумаге, рассчитываемся ими или специальными пластиковыми карточками, на которых отображается состояние нашего счета. Драгоценные металлы - золото, платина, серебро - ценятся, как и украшения из них. Ну и бриллианты, изумруды, сапфиры и прочие благородные камни тоже в цене.
        Я усмехнулась, вспомнив известную фразу.
        - Что? - заинтересовался Берийский.
        - У нас еще шутят, что лучшие друзья женщин - это бриллианты.
        - Это говорит о том, что не так уж наши миры и отличаются. Наши женщины тоже отдают предпочтение бриллиантам, - усмехнулся некромант.
        Было безумно приятно хоть с кем-то поговорить о Земле. Я даже не представляла, насколько мне тяжело притворяться другим человеком, чтобы никто ничего не заподозрил. Мне еще очень повезло, что Анника все годы провела в пансионе и родные ее близко не знали. Все изменения в характере и поведении можно было списать на потерю памяти.
        - Готово! - Я протянула листок с рисунком Дениэлю. Тот посерьезнел и внимательно стал изучать символы.
        - Откуда это у нее?
        - Не знаю. Нашла в вещах Анники, - не стала я выдавать мачеху.
        - Кажется, я догадываюсь, что могло пойти не так, - через некоторое время произнес некромант.
        Глава 23
        - Почувствуй энергию, как она движется по нашим телам, между нами… - завораживал мужской голос.
        Мы не касались друг друга, но между нашими телами как будто уплотнился воздух, соединяя нас в единое целое. Аура мужа словно обволакивала меня, создавая чувство близости, единения.
        Я не сталкивалась с этим в прежней жизни. Всякую эзотерику считала дурью и блажью людей, которым нечем заняться. Ну в самом деле, не будешь ты соединяться с космосом, когда у тебя дома не убрано, ребенок маленький плачет, а в планах на день стирка, глажка и готовка. Вечером растянешься на кровати в тишине - и уже в нирване.
        А тут мне пришлось учиться чувствовать энергию кайо и ею управлять.
        - Собирай в ладонях, своди, - направлял Дарстен.
        Мягкое давление воздуха между нашими руками, и я свела ладони, представляя, что между ними светящийся шар.
        - Открывай глаза.
        Подчинилась, увидев лесное озеро, берег на той стороне и лес вокруг.
        - Концентрируйся. Давай со мной.
        Представила, что шар энергии пробивает пространство, разматываясь сквозь него, как клубок. Один конец у меня, второй на том берегу. Я и сама становлюсь энергией и подчиняюсь движению…
        Миг - и мы на том берегу. На моей талии сжались руки, обнимая и гася излишек энергии, образовавшийся при перемещении.
        - Молодец!
        Мягкий поцелуй в висок. Я даже не дернулась, не впервые, охваченная ликующим чувством. У меня получилось!!!
        - Еще раз? - оглянулась на супруга.
        - Отдохни. Давай перекусим.
        Он уже сам открыл портал, перенося нас обратно. Оставалось только завидовать его мастерству. Это мне приходилось долго медитировать, концентрироваться, собирая энергию, а Дарстен делал это легко и изящно. И я только прыжки на близкие расстояния осваиваю, до видимой цели, а он способен переноситься по памяти, держа картинку перед мысленным взором. Я уже молчу о том, что он может портал для целой армии открыть.
        Мне в мужья достался действительно очень сильный, крутой маг. Я только недавно начала это осознавать в полной мере. Как только он стал заниматься со мной. Доступные объяснения Дарстена заменяли груды книг. Наш дар был схож, и он учил меня им пользоваться на практике, минуя все лишнее.
        Все началось после подслушанного разговора. Я все же не выдержала, когда его увидела, и призналась, что все слышала, потребовав от мужа сказать, как он собирается поступить.
        - Роль фаворитки тебе не льстит?
        - Это мерзко! Вы магов разводите, как породистых собак. Признавайтесь, меня, как сучку, отдадите на случку, как только получите себе приплод?
        - Анника… - шокированно поморщился от моих грубых слов лорд.
        - А разве есть отличие от животных? Ни мое согласие, ни брачные узы короля не волнуют. А вас? Вы дадите пользоваться своей женой? Отвечайте!
        - А ты? Уже согласна быть моей женой? Ведь до этого всячески демонстрировала, что внимание короля тебе предпочтительнее. Так что изменилось? - сам наступил на меня Дарстен, и мы застыли как два дуэлянта, пронзая друг друга взглядами.
        - Думаете, мне он нравится? Я понимаю, что все это действие магии, не больше! Но по сути, между вами и королем нет никакой разницы - вам обоим нужен от меня ребенок, и вы оба собираетесь от меня его получить, не заботясь согласием. Один - прикрываясь интересами страны, второй - требованием супружеского долга. Но вы, лорд Дарстен, вступили в брак, взяв на себя обязательства защищать и оберегать. Так насколько распространяется ваша защита?
        Мои слова его проняли.
        - Настолько, насколько вам она будет требоваться, - ответил он. А на следующий день сам взялся учить меня владеть даром.
        С одной стороны, если подумать, зачем мне это? Дениэль взялся помочь вернуть меня обратно, и притязаний короля не стоит бояться, он же пообещал, что вначале родится ребенок Дарстена. Помощи в открытии портала я и так могу потребовать за долг жизни, когда придет время. Но это был хороший способ наладить отношения с мужем, сблизиться. Когда вернется Анника, ей будет легче с ним.
        Повинуясь приказу короля, мы уехали в загородное поместье, но с даром Дарстена не были привязаны к одному месту. Могли медитировать на берегу моря или вершине горы. Неожиданно обучение увлекло меня. Было сродни чуду ощущать энергию, учиться направлять ее. По словам Дарстена, повезло, что мои энергетические каналы были разработаны, иначе таких быстрых результатов не получилось бы. Как я умудрилась их разработать в пансионе, он не спрашивал, понимал, что из-за потери памяти ответов не получит.
        Ирония судьбы: получается, Анника действительно могла переместиться, но из-за глупой ошибки в ритуале все ее планы провалились. Как указал мне Дениэль, дело в начертании составляющей руны. М - влияние на тело, а W - на душу. Могла ли Анника перевернуть руну при начертании? От волнения вполне.
        Начертание кровью закольцовывает энергию и усиливает, создавая выброс, как вспышку. По неопытности она пробила слои пространства и вылетела в другой мир. Во сне иногда наши души могут удаляться от тела, соединенные энергетическими нитями, видно, такое случилось и со мной. Энергией переноса их порвало, и по стечению обстоятельств Анника влетела в мое тело, а моя душа по остаточному следу портала перенеслась в ее. Других версий у Дениэля не было. Ну еще, что из-за нашей похожести нас притянуло друг к другу. Вот на этом он и собирался сыграть, возвращая меня обратно.
        Обговорить тонкости мы тогда не успели - служанка не обнаружила меня в моих покоях и начала искать, так что разговор пришлось свернуть. Больше мы с некромантом пока не виделись. Дарстен перенес его на болота, но я знала, что они общаются. Мне остается только ждать.
        И сопротивляться натиску Дарстена, вознамерившемуся меня очаровать.
        - Вина? Отметим твой успех! - Супруг протянул мне бокал. Пока я витала в облаках, он разобрал корзину для пикника и накрыл стол.
        - Можно. А я смогу после него сконцентрироваться и повторить?
        - Видела бы ты, в каких условиях мне приходилось открывать порталы во время учебы, - улыбнулся Максимилиан.
        - О, я должна услышать об этом поподробнее! - воскликнула я, присаживаясь на плед.
        Дарстен открыл вино и наполнил мой бокал. Сам присел рядом, расслабленно улыбаясь. Взгляд поневоле задержался на нем. Мы много времени теперь проводили вместе. Его забота, как бы случайные прикосновения - я не маленькая, прекрасно понимала его стратегию. Наверное, не будь между нами брачной ночи, я бы дрогнула, а так приходилось сохранять холодную голову, напоминая себе, что с этим мужчиной жить Аннике. Но стоило признать, что при желании он мог быть обаятельным.
        - У меня только-только получилось открыть портал для перехода нескольких человек, - начал рассказывать муж. - Вечером друзья насели на меня, что такое событие требуется отметить. До выходного было еще несколько дней, но нас это не остановило. Мы сбежали в город и кутили почти до утра. Во время возвращения я так переживал, чтобы нас не вызвали на ковер к ректору, что случайно перенес всю ораву к нему в кабинет.
        - И что было?
        - Двоих от страха стошнило. Хорошо, мы успели найти уборщицу и заплатить ей, чтобы она убрала все следы. Ректор целый день жаловался, что в его кабинете воняет так, как будто кого-то вывернуло. Оказалось, что следы с пола она убрала, но не заметила, что напольной вазой воспользовались не по назначению. Это ректор обнаружил. Скандал был жуткий, но на нас не вышли.
        - Речь о ректоре Фирокле?
        - Он самый.
        - Судя по вашей встрече, вы не самый любимый его ученик.
        - О да, день, когда я покинул стены академии, стал одним из счастливейших в его жизни, - усмехнулся Дарстен.
        - Отчего же? Разве вы не стали его гордостью?
        - Он говорил, что стены школы давно не видели одаренного такой силы. С одной стороны - это хорошо, но с другой - контролировать меня было сложно, а я наслаждался своим даром, исследуя границы возможностей. О некоторых своих проделках сейчас даже вспоминать стыдно.
        - А вы не боитесь, что я теперь начну экспериментировать со своим даром? - с улыбкой поддела его.
        - Анника, любые эксперименты лишь под моим присмотром! Это во?первых. - Дарстен тут же стал серьезным. - А во?вторых, никто не должен знать о твоих возможностях. Не забывай, что обучение женщин под запретом.
        Я сникла, так как под эйфорией первого настоящего успеха этот прискорбный факт забылся.
        - А у меня сильный дар?
        - Смотри сама. Большинство одаренных даром открывания пути годны лишь на то, чтобы перемещать на расстояние нематериальные предметы: письма, мелкие вещи. Малая часть после обучения способны перемещаться сами, и только единицы могут открывать порталы для других.
        - И лишь вы один способны удерживать портал для целой армии?
        - На данный момент это так, но речь не обо мне. Ты уже сейчас смогла переместиться, без всякого обучения в академии. Да, видно, что ты долго тренировалась сама, но можно уверенно сказать - у тебя большой потенциал. За тебя!
        Мы чокнулись бокалами, и я пригубила вино. Приятное, чуть терпкое, с фруктовым вкусом и легкой сладостью. Отметила это все чуть отстраненно, мысли бежали совсем в другом направлении.
        - Не могу понять… Ваш дар является частью военной мощи страны. Зачем его величеству предъявлять столь возмутительные поползновения к вашей жене, испытывая верность и дружбу на прочность?
        Супруг молчал, крутя в руке бокал. Мой вопрос разрушил легкую атмосферу, напомнив о неприятном.
        - Лорд Дарстен, меня это в первую очередь касается, и хотелось бы понять причины. Его планы в отношении меня чудовищны и поражают своим цинизмом.
        - Король уже не первый год задумывается о наследнике, но с его даром девушка ему нужна особенная.
        - С магией разума?
        - И не только. Ты единственная, на кого так ярко среагировала его собственная магия. В своем желании иметь наследников он потерял терпение. Я его не оправдываю. И понять могу… Но сделаю все, чтобы образумить и отстоять честь своей семьи. Нашей семьи, - поправился он.
        - Так он это еще тогда решил… - вдруг осенило меня. Я-то мысленно винила себя за тот поцелуй, считая, что частично спровоцировала короля своим поведением, но он удочку насчет титула закинул еще до него. Вот же сволочь!
        - Ты о чем?
        - Во время бала король завел со мной разговор о титуле матери, намекнув, что готов передать его моей дочери или второму ребенку. Но на определенных условиях, которые озвучит после. Почву прощупывал, мерзавец!
        Дарстена явно удивило такое пренебрежение и низкая оценка монарха. Я же лихорадочно соображала.
        - А ведь ему меня больше и зацепить нечем. Угрожать карами отцу? Да пожалуйста! Всем известно о наших разногласиях и что он меня с глаз долой сплавил в пансион. Угрожать опалой вам? Вы ему нужны, вас он не тронет. Ребенок!
        - Ты о чем?
        - О щедром жесте подождать, пока у вас не появится наследник. Как еще склонить родителей к покорности, как не шантажом жизнью ребенка?
        Дарстен изменился в лице и вскочил на ноги.
        - Анника, ты несешь чушь! Это за гранью.
        - Да? - Я скривила губы в циничной усмешке. - А не за гранью сообщать о планах сделать ребенка чужой жене? Преступивший грань в одном, легко преступит ее и в другом.
        Было видно, что Дарстен отказывается верить.
        - И не нужно говорить о теряющем терпение короле, действующем на эмоциях. Лично я вижу, что его величество хладнокровно все распланировал. Судите сами. Я виделась с королем мимолетно три раза, но он недолго морально терзался в сомнениях. Уже на вторую нашу встречу он поманил меня титулом матери, а на третью сообщил вам о своих планах, чтобы у вас было время смириться.
        На аррха Коурстена было больно смотреть. Мне даже стало на мгновение его жаль.
        - Максимилиан, кто из нас придворный? Не мне вам объяснять, сколько неблаговидных поступков совершается под девизом интересов страны. Нужно быть готовым к любому развитию событий. Если король не найдет себе подходящую одаренную, вам придется выбирать: защита семьи и чести или преданность королю. Ему вас даже торопить с ребенком не надо, у вас и так на кону положение в обществе и должность при дворе.
        Дарстен ничего не сказал, отойдя к озеру и повернувшись ко мне спиной. Мне и самой было о чем подумать. Подтянув к себе колени, обняла их одной рукой, потягивая вино и смотря вдаль. Неприятная, даже тупиковая ситуация. Король обладает абсолютной властью. Неподчинение приказу короля - измена. Захочет заделать ребенка Аннике, и никто ему не указ. Почему медлит? Сейчас нас с Максимилианом нечем прижать. В опалу аррха Коурстена отправлять невыгодно, он свободен в своих перемещениях, и его примут в любой стране с распростертыми руками. Нет, гораздо выгоднее держать его и меня на крючке, когда у нас появится ребенок.
        Конечно, все это проблемы Анники. Лично я надеюсь сбежать из этого дурдома. Но у них одна надежда, что внезапно проснувшийся сильный дар магии разума, настолько привлекательный для короля, исчезнет с возвращением настоящей Анники.
        Аррху Коурстена не позавидуешь. Если не отдаст жену на пользование королю - потеряет все. И, кажется, у меня появился еще один рычаг давления на супруга, чтобы он захотел помочь мне вернуться.
        Понимание этого рассеяло гнетущее настроение. Какого черта я должна думать о проблемах, связанных с гипотетическим ребенком, когда дома меня дожидается родная кровиночка? Моя задача - вернуться к ней. Хватит того, что я предупредила Дарстена. Пусть теперь сам решает, как выкрутиться!
        А еще он теперь точно не будет рьяно спешить делать наследника, что тоже хорошо.
        Я залпом допила вино и поймала на себе взгляд супруга, стоящего ко мне вполоборота.
        - Лорд Дарстен, идите к столу. Что толку сейчас переживать? Время еще есть.
        - Мне было приятно, когда ты назвала меня по имени.
        Ладно, мне несложно. Тем более мы типа как одна команда.
        - Максимилиан, уверена, вы найдете выход.
        Супруг подошел и присел рядом, но к еде приступать не спешил, рассматривая меня.
        - Мне интересно, откуда в тебе столько подозрительности и недоверия? Разве не удел юности предаваться радужным мечтам и не думать о плохом?
        - Предательство и разочарования не способствуют витанию в облаках, - парировала я.
        О да, мне пришлось больно упасть на землю, поняв, что фирма, которую мы вместе с мужем создавали и ради которой я продала дом бабушки, вкладывая деньги, юридически мне не принадлежит. И квартира, купленная в браке, куда пошли деньги с продажи квартиры моих родителей, оформлена на супруга, весь дележ имущества через суд. Понимание, что если тебе перекроют карточки, то с ребенком будет банально не на что жить, отрезвляет.
        Я бы могла многое сказать Дарстену, но хватило и того, что я узнала о жизни Анники. Вот о ней ему можно рассказать.
        - Когда рушится привычная жизнь, поневоле приходится быстро взрослеть. Я рано потеряла мать, отцу стала мешать, и меня сослали в пансион, из которого достали лишь затем, чтобы представить ко двору и устроить брак. Тут не до радужных мечтаний, и приходит понимание, что предать и использовать может каждый, даже собственный отец.
        К счастью, мне повезло больше Анники, родители у меня были замечательные!
        - И тогда появляется огромное желание самой управлять своей жизнью. Я развивала свой дар, а зимой, во время представления ко двору, нашла жениха - человека ниже себя титулом, который был согласен стать моим мужем. Продумала побег и тайную женитьбу, чтобы унаследовать титул матери, но все перечеркнула случайность. Падение с лестницы, потеря памяти и поиски информации о себе. Когда пытаешься что-то выяснить, не веришь слепо тому, что говорят. Вот вам и истоки подозрительности.
        - Нашла жениха? И кто он? - заледенел голос аррха Коурстена.
        - Не знаю. Он не представился, когда похищал меня, - ответила я, на корню пресекая ревнивые мысли. Мне удалось удивить Дарстена.
        - Похищал?!
        - Да, перед самой свадьбой. Во время моей прогулки верхом с сестрами. Его не смутило, что я его не помню, перебросил через седло и увез в лес. Он собирался придерживаться наших прежних договоренностей и меня заставить. Судя по всему, после свадьбы надеялся прибрать все к рукам.
        - И что ты?
        - Была недовольна подобным обращением. Огрела его поленом и сбежала.
        Супруг заулыбался. «О да, ты можешь!» - говорил его одобрительный взгляд с долей гордости и восхищения.
        Хм… даже приятно, когда на тебя так смотрят.
        Мы занялись едой, больше не поднимая серьезных тем, а потом продолжили тренировки.
        Глава 24
        - Переместись ко мне, - приказал Дарстен.
        Я застыла на берегу, с раздражением прожигая его взглядом. Когда мне предложили устроить пикник и поплавать в море, я себе это как-то по-иному представляла. Нет, небольшая уединенная бухта с белым песком и высоким берегом, ограждающим от лишних взглядов, прекрасно подходила для этих целей. Я даже с удовольствием помедитировала, погрузив босые ступни в нагретый песок, пропуская через себя энергию, пронизывающую это место.
        Но все обретенное спокойствие и умиротворение рассыпались в прах, стоило мне увидеть, как Дарстен стал снимать с себя одежду.
        - Эм-м… - Я подавилась воздухом, пялясь на мужа. Тот с невозмутимым видом вытащил рубашку из брюк и уже расстегнул ее до середины, оголяя грудь.
        - О, прости, - спохватился он. Но напрасно я думала, что он решил пожалеть мою стыдливость. - Давай помогу с платьем.
        Меня развернули как куклу и принялись за шнуровку на спине. Я же себя в этот момент спрашивала, каким местом думала, соглашаясь на купание? Ведь ежу понятно, что не в одежде купаться будем. У меня под платьем нижняя рубашка до колен и панталоны. Боюсь, если я залезу в них в воду, ткань приобретет печальную прозрачность. Знал ли об этом мужчина рядом со мной? Судя по тому, как он старательно демонстрировал невозмутимость, - определенно знал.
        - Подними руки.
        Я послушалась. Глупо теперь давать задний ход. Да и чем он собирается меня удивить? Что я, мужчин в плавках не видела? Тут главное - сохранить серьезный вид, когда увижу его в кальсонах.
        Дарстен сложил мое платье и отошел, чтобы не смущать. Стоя ко мне спиной он избавился от рубашки, демонстрируя широкие плечи и мускулы спины, а потом и от брюк. К своему стыду, я глаз не могла отвести от импровизированного стриптиза.
        Все же стать у него загляденье. Высокий, подтянутый, в прекрасной физической форме. Мужские кальсоны - из более плотной ткани, чем мое нижнее белье, - не выглядели на нем смешно. Крепкие ягодицы, как выяснилось, нельзя было испортить даже труселями такого древнего фасона. Но я бы совсем не отказалась увидеть его в современных боксерах.
        Дарстен подошел к линии прибоя и замер, давая себя рассмотреть во всей красе, а потом сделал несколько шагов в воду и нырнул.
        - Позер! - фыркнула я, когда увидела его голову уже вдалеке от берега.
        Сама подошла к воде, пробуя воду. Теплая. Набегающие волны охватывали меня по щиколотку и отступали. Приложив руку козырьком к глазам, защищаясь от слепящего солнца, посмотрела, как возвращается обратно Дарстен, рассекая воду сильными широкими гребками.
        Пока я раздумывала, залезать в воду до его приближения или нет, он успел подплыть и встать на ноги.
        - Переместись ко мне, - вывела из ступора его фраза.
        С раздражением поймала себя на том, что уже давно пялюсь на него. Лорд остановился в воде, когда она стала ему по пояс, красуясь голым торсом. И тоже рассматривал меня, тем более что ветер, бьющий мне в лицо, заставил нижнюю рубашку облепить тело, не оставляя места фантазии. Я прожгла супруга взглядом и иронично спросила:
        - В воду?
        - Да, ты должна научиться перемещаться в другую среду. Не бойся, я подстрахую.
        - Я не боюсь.
        А вот вид обнаженного мужского тела отвлекает.
        - Отойдите подальше.
        - Так? - Он сделал пару шагов назад, и теперь вода покрывала его по грудь. Как раз по линии темных сосков.
        - Еще дальше, - мрачно произнесла я.
        Аррх Коурстена довольно улыбнулся, как будто догадываясь о моих затруднениях, но отступил без комментариев, скрываясь по шею в воде.
        Я прикрыла глаза и развела руки, делая круговые движения. Собрала окружающую энергию, формируя из нее шар, и толкнула его к супругу, как будто разматывая клубок с зажатой в моей руке нитью. С каждым разом делать это было все легче и легче. По этой нити привычно переместилась к нему.
        Бульк… Ушла под воду, поплатившись за излишнюю самоуверенность. Из-за разницы в росте мне здесь было с головой, и я наглоталась воды, хотя почти сразу меня подхватили сильные руки. Я оплела мужское тело, как обезьянка любимое дерево, откашливаясь и фыркая.
        Едва открыла глаза, уставилась злым взглядом на супруга.
        - Что? - смеясь, произнес он. - Ты же сама попросила меня так далеко зайти.
        Дарстен веселился, с удовольствием прижимая меня к себе. Никогда еще не видела его таким расслабленным. Но вдруг он прекратил смеяться, и взгляд синих глаз стал темнеть. Я как-то сразу осознала всю пикантность ситуации. Скажи мне еще кто недавно, что я сама буду полуголая обнимать его, покрутила бы у виска. Но вот на тебе!
        - Ты умница, Анника. - Взгляд переместился на мои губы. - А в награду…
        - Вы награждать собрались себя или меня? - успела я спросить, прежде чем он меня поцеловал.
        Дарстен замер, подхватил меня под ягодицы, приподнимая и заставляя взглянуть на него сверху вниз.
        - Сама решай.
        Ладонь легла мне на затылок, не давая ускользнуть, и меня поцеловали.
        «С ума сойти! Меня лишили невинности, заделали ребенка и лишь через два месяца сподобились поцеловать. И я хороша. Успела поцеловаться с королем, некромантом и только потом с собственным мужем. Друг друга стоим». - Ироничными мыслями я всеми силами старалась сохранить здравомыслие.
        Дарстен удивил, не став пользоваться ситуацией на все сто. Несколько настойчивых, горячих поцелуев, и он позволил мне отстраниться. Интересно, это солнце меня припекает или щеки так пылают?
        - А теперь давай, попробуй переместиться обратно. - Отцепив от себя и держа на весу, он повернул меня лицом к берегу. - Открывай переход.
        Сейчас?! Вопреки своим словам он крепко прижимал меня и дышал в районе виска.
        - Вы не даете сосредоточиться.
        - В жизни всегда что-то мешает. Привыкай действовать в нестандартных ситуациях.
        - Лорд Дарстен! - возмущенно воскликнула я, когда его ладонь как будто случайно легла мне под грудь.
        - Что? - Меня развернули опять, состроив невинное и непонимающее выражение лица. Кажется, кое-кто буквально наслаждался сложившейся ситуацией.
        - Сами бы попробовали в таких условиях, - в сердцах воскликнула я, и меня тут же поймали на слове:
        - Хорошо, давай! Отвлекай меня.
        Я понимала, что он провоцирует, но эмоции переполняли. Он играл со мной, как кот с мышью, полностью владея ситуацией. Да и чем бы могла отвлечь его неопытная Анника?
        - Я открываю портал, - предупредил лорд, и над водой заискрился воздух, формируя переход.
        Решилась. Мои ноги обвили его торс, и я позволила себе намеренно прильнуть к мужу. Улыбка сбежала с его лица. Кажется, мне удалось удивить своей смелостью. Дотронулась до щеки, погладив, потерлась всем телом, как кошечка. Но чтобы лишить его самообладания, этого было мало. Сама приблизила свое лицо к нему, облизав и закусив нижнюю губу как будто в раздумьях.
        Мужское дыхание сбилось, а взгляд потемнел. Не став затягивать, зарылась рукой в его волосы и впилась в губы отнюдь не невинным поцелуем.
        Несколько долгих мгновений наслаждалась его изумлением, а потом он буквально впечатал меня в свое твердое тело и ответил. Я смело вступила в схватку, встречая его язык и сама идя в наступление.
        Не знаю, сколько длилось наше противоборство, когда я вспомнила о причинах этого безумства.
        - А что с порталом? - спросила я, глядя в затуманенные страстью глаза, и опять его поцеловала.
        Он зарычал мне в рот, от чего вибрация прошла по всему телу. Несколько его шагов - и мы рухнули на кровать, перенеся с собой изрядное количество воды и заливая все вокруг.
        - Макс! - взвизгнула я, отталкивая его и откашливаясь. Через нос вода попала в горло.
        Как назло в спальне мы оказались не одни. С круглыми испуганными глазами горничная вжалась в стену, а еще одну сбило с ног потоком хлынувшей воды.
        - Приберите здесь все! - приказал Дарстен, поднимаясь с постели, и перенес нас обратно на пляж.
        - Ты бы еще сказал рыбу зажарить! - Я согнулась в его руках от смеха вперемежку с кашлем.
        - Какую рыбу?
        - Которую ты с водой перенес. Полы помыл, заодно и об обеде позаботился. Настоящий хозяин!
        Я разогнулась. Фух-х, вроде бы отдышалась. Вот это экстрим!
        - У тебя небезопасно работать. И часто ты так шокируешь слуг?
        Стоило вспомнить ошарашенные лица служанок, и я опять зашлась в смехе. Интересно, он нас в спальню перенес, потому что о ней в тот момент думал?
        Я откинула влажные пряди с лица. Из-за бултыхания в воде растеряла половину шпилек, прическа практически распалась, и я вытащила остальные, распуская волосы. Натолкнулась на странный взгляд Максимилиана, наблюдающего за мной.
        - Что?
        - Никогда не видел, чтобы ты смеялась.
        - Поводов веселиться как-то не было, - пожала я плечами, отходя в сторону наших вещей. Отвлеклись, и хватит.
        Напряженное молчание позади заставило обернуться. Дарстен так и стоял, провожая меня глазами.
        - Я постараюсь это исправить, - отмер он, приближаясь.
        - Не имею ничего против. Но мне кажется, ты и сам последний раз по-настоящему веселился лишь во времена учебы в академии.
        Судя по его задумчивому лицу, я попала в точку. Наверное, в Братстве, куда он попал после академии, из него быстро выбили дурь, напомнили об ответственности и приучили к дисциплине.
        - Можно мне полотенце? - Я скрестила руки на груди под заинтересованным мужским взглядом. Мокрая одежда прилипла к телу, демонстрируя все прелести.
        - Сейчас.
        Лорд исчез в открывшемся портале. Я же попыталась вспомнить, чью спальню мы замочили. К счастью, вроде не мою. Надеюсь, слуги успеют заменить постель и все высушить, делить свою комнату с супругом я была пока не готова. Вернее, вообще не готова. А то, что он потащил меня сразу в постель, было тревожным знаком.
        Я поежилась, несмотря на жаркий день. Недавний поцелуй все неуловимо изменил. Я незаметно после него перешла на «ты», а сейчас испытывала из-за этого внутренний дискомфорт. Сама виновата, что подпустила его близко к себе, а теперь не знала, что с этим делать.
        Дарстен готов изменить свое отношение к жене, обещал защищать даже от короля. Самое время, чтобы строить семейные отношения, но я не могла делать это вместо Анники. Ей с ним жить, а не мне.
        Едва не подпрыгнула, ощутив на плечах чужие руки. Меня укутали в мягкую ткань.
        - Испугал?
        - Задумалась просто.
        - О чем?
        - О нас.
        Укрыв меня, он так и не убрал руки с плеч, и сейчас пальцы сжались.
        - Об отношениях внутри семьи, и будет ли эта самая семья.
        - Мы уже семья.
        Я повернула голову и взглянула на него снизу вверх:
        - Нет, сейчас мы два человека, живущие вместе и связанные обстоятельствами. От обоих зависит, станут ли они большим друг для друга. Семья - это когда соединен не только долгом и церемонией в храме. Ненавижу долги, да и мало кто любит обязательства, - не удержалась я от маленького отступления. - Настоящая семья - это когда дорожишь отношениями, желаешь радовать свою вторую половину. Когда вот такая человеческая забота дороже самых дорогих подарков.
        Я отвернулась, но спиной прильнула к мужской груди, а его руки спустились мне на талию, обнимая и укрывая от ветра. Такое положение воскресило забытое ощущение близости, единения с мужчиной.
        Подумала о том, что Анника рано потеряла мать и ее семья распалась, Дарстен тоже не производит впечатления человека, знающего, что такое счастливая семейная жизнь. Вдвоем они могли бы отогреть друг друга в эмоциональном плане.
        - Максимилиан, дай мне почувствовать себя рядом с тобой в безопасности, защищенной. Испытать те чувства и уверенность в будущем, которые мужчина дает своей женщине… - Я с трудом подбирала слова, чтобы выразить пожелания насчет дальнейшего развития отношений с учетом личности Анники. - Дай мне время научиться доверять тебе, узнать, какой ты… Возможность самой прийти к тебе - не по долгу, а по желанию.
        Он молчал. Я запрокинула голову, чтобы взглянуть в его лицо.
        - Я слишком многого прошу при наших непростых отношениях?
        - Думаю, я задолжал тебе ухаживания.
        От его ответа у меня расцвела улыбка на лице. От Дарстена всего можно было ожидать, мог ведь и в позу встать, заявив, что я и так его жена. А вот согласие говорило о многом. Ему не наплевать на мои желания и просьбы, он услышал меня и готов идти навстречу.
        - Но сделаем поправку на то, что ты моя жена. - В его глазах появился хитрый блеск.
        - Что это значит?
        - Это значит, что мне не надо добиваться согласия, чтобы ты стала моей женой, ты и так моя. - Кажется, аррх Коурстена не был бы собой, если бы не напомнил об этом. - И я могу перейти сразу к самой приятной части ухаживаний.
        - Это какой?
        Поймав меня за подбородок, он наклонился и произнес в самые губы:
        - К соблазнению.
        Поцелуй был невинный, в противовес взгляду синих глаз, в которых плескались отнюдь не невинные желания. И от этого порочного, откровенного мужского взгляда плавилось все внутри.
        - Ответь только на один вопрос. - После короткого поцелуя муж так и не выпустил мой подбородок и не отстранился.
        - Какой? - прошептала я, чувствуя себя странно беспомощной, захваченной его сильной мужской аурой как бабочка паутиной. Вроде еще трепыхаюсь, но уже попалась.
        - Кто научил тебя целоваться?
        Мои глаза округлились. А потом смех стал рваться изнутри: кто о чем, а этот собственник себе не изменяет.
        - Могу поклясться, что к моему «опыту» ни один мужчина этого мира не причастен. - Я вырвалась из его рук и развернулась. - Предлагаю пойти купаться. И давай пока оставим тренировки. Они пагубно сказываются на интерьере в доме. У кое-кого чувство направления при перемещениях сбоит, - добавила, предусмотрительно отступая от него.
        - Что у меня сбоит? - шагнул ко мне Максимилиан. Резкий бросок, но я увернулась, оставив в его руках полотенце, и с визгом понеслась к морю.
        Конечно, ни о каком бесцельном плескании в воде и речи не шло. Убедившись, что я вполне себе хорошо держусь на плаву и даже ныряю, Дарстен затеял игру в пятнашки. Мне нужно было переноситься, а он должен был догонять меня или убегать вплавь.
        Тренировка получилась изматывающей, но очень веселой. Сосредоточиться и собрать энергию для большого прыжка не получалось, вот и приходилось хаотично метаться вблизи берега. Просто держаться на плаву и при этом перемещаться было затруднительно. Когда я ловила Дарстена на глубине, он давал мне фору удалиться от него и лишь потом догонял. Когда же он ловил меня, то в качестве награды срывал поцелуй. В итоге губы у меня горели.
        - Не могу больше, устала, - призналась я, повиснув на нем после очередного перемещения.
        - Давай на берег, - не стал настаивать он и понес меня. Если учесть, что с его способностями мы могли оказаться там сразу, это был повод подержать жену в своих руках. Но я не возражала. Давно так не веселилась и не дурачилась, тело налилось приятной усталостью. И очень здорово, когда тебя носят на руках. Ощущаешь себя слабой женщиной в руках сильного мужчины. А зная, что за всеми этими нежностями продолжения не будет, расслабляешься и просто получаешь удовольствие.
        Вот я и обняла мужа за шею, прислонив к нему голову, и даже не думала возражать. С его волос стекала вода, и перед моим носом побежал тонкий ручеек. Непроизвольно лизнула кожу. Лишь когда с мужских губ сорвался прерывистый вздох и дернулся на шее кадык, до меня дошло, что безопасность безопасностью, но не стоит дразнить взрослого мужчину. Особенно когда находишься полуголой в его руках.
        Меня все же донесли до пледа.
        - Я еще поплаваю, - севшим голосом сообщил Дарстен, ставя меня на ноги, и ринулся к морю.
        Маленькой я не была, и чисто по-женски льстило, что так на него воздействую. А еще было приятно, что он собирается придерживаться обещаний. Ведь не набросился, а побежал остужаться в воду.
        Пока он уплывал, я сняла и выжала влажное белье, лишь потом обмотавшись полотенцем. Расчет был прост - вряд ли бы муженек стал оглядываться и бросать томные взгляды, слишком решительно сбежал. Так что когда, как не сейчас. Ветер такой, что быстро высохнет, а сидеть в мокром неприятно.
        У воды вечно хочется есть, да и после наших игрищ проснулся голод. Одной обедать как-то неудобно, поэтому я порылась в корзине, соорудила себе бутерброд с мясом и листьями салата и стала жевать, глядя на море. Супруг основательно куда-то заплыл, пропав из вида, но я за него не беспокоилась. С его способностями не утонет.
        Красота! Солнце, море, пустынный пляж. Что еще надо для счастья? Сюда бы еще мою дочь, и оно бы было полным. Точно выберусь с ней на отдых, как только вернусь. В последние годы с ней вдвоем только и ездили. Или с подругой и детьми.
        У Глеба вечные дела, а в качестве отдыха он предпочитает рыбалку, но мне без его общества только лучше. В обычной жизни он не злоупотребляет, но стоит выбраться куда-то - и набирается под завязку. И так квасит несколько дней, насколько здоровья хватит, не вылезая из бара отеля. Моря ему и на фиг не надо. Мне же тошно наблюдать за всем этим безобразием. То ли дело сесть вечером с подругой и выпить по бокалу вина или коктейля. Для удовольствия, а не чтобы напиться.
        Душа болела за дочь. Как они там? Прошло столько времени… Глеб ведь ее даже в школу не отвозил, я обычно провожала и встречала. И уроки с ней ни разу не делал. Я уже не говорю о том, чтобы есть готовил. Уборка, готовка всегда были на мне. С моей работой на дому успевала все.
        Блин, работа! Вот о ней я меньше всего думала, а теперь накатило. Обещала взяться за проект, хорошо хоть аванс не успела взять. От нашего семейного бизнеса я отошла, найдя себя в создании сайтов. Все началось с того, что сделала бесплатно сайт подруге для ее салона, она знала, что я когда-то для нашей фирмы сама делала. Лена рассказала обо мне своим знакомым, те своим, так я и обросла клиентами и обрела независимость. Для меня это отдушина, творческое, любимое дело, и в то же время я могу быть с ребенком.
        Глеб думает, что получаю с этого копейки, и я его не разубеждаю. Раньше - может быть, но со временем мой профессиональный уровень вырос, как и число клиентов. Там копейка, там копейка, вот и набегает. На своем отдельном счете, о котором он ничего не знает, мне удалось скопить приличную сумму. Я тоже стала предусмотрительнее.
        Отряхнув с рук крошки, я оглядела пустынное море и решила одеться. Мало ли, когда Дарстен решит вернуться. Не стоит встречать его в одном полотенце. Натянув чуть влажное белье, оттащила плед в тень от высокого берега и растянулась на нем. Если что, думаю, разбудит.
        Разомлев от жары, я все же успела задремать.
        - Пф-ф-ф! - попыталась отогнать назойливую муху. Повернулась на другой бок, но она продолжала лезть. - Ш-ш-ш!
        Хотела произнести «кыш», но спросонья вырвалось только шипение. Зато приглушенный мужской смешок все же заставил открыть глаза.
        Первое, что увидела, - босые мужские ноги, а потом только розу. Нежно-розовые лепестки касались моей щеки, щекоча.
        - Что ты делаешь? - Я подняла взгляд на Дарстена. Судя по тому, что он был уже в брюках, закатав их до колен, будить меня сразу не стал.
        - Подбираю цвет розы под цвет твоего румянца.
        Скосила еще раз взгляд на розу и резко села, прикасаясь к своим щекам. Я сгорела?!
        Максимилиан улыбнулся, вручил мне розу и встал, протягивая руку:
        - Приглашаю к столу.
        Какому еще столу?! Я огляделась и в тени увидела сервированный круглый стол, накрытый белоснежной скатертью, трепещущей на ветру. Судя по количеству блюд на нем, супруг успел ограбить кухню и нашу гостиную. Стол и стулья оттуда.
        - Ты настоящий волшебник!
        Я приняла его ладонь, поднимаясь.
        - Все для тебя.
        Приятно, черт побери! Конечно, с его возможностями мы могли и дома пообедать. Думаю, он просто хотел покрасоваться обнаженным торсом. Садясь к столу, Максимилиан накинул на себя рубашку, но не стал застегивать. Но мне ли жаловаться, когда я сама в нижней рубашке и панталонах. Наверное, это был первый раз, когда мы совместно принимали пищу в столь скудно одетом виде.
        Разговор за столом тоже вышел неформальным. Меня развлекали байками и интересными случаями из жизни, при этом не забывая учтиво ухаживать.
        «Ведь может быть человеком! Если захочет», - думала я, глядя на мужа.
        Когда мы вернулись домой, я сунула розу не в вазу, а в цветочный горшок. Хотелось сохранить память об этом дне, и для меня его символом стал нежно-розовый цветок, который захотелось сберечь. Маг я земли или как!
        Глава 25
        Избушка выглядела так, будто в ней уже лет десять никто не жил. Небольшой огород у дома давно зарос, и только цепочка ограждающих камней напоминала о его местоположении. Поднявшись на крыльцо, Максимилиан переступил через прогнившую доску и толкнул незапертую дверь.
        Внутри, как и прежде, пахло травами, но теперь еще добавился запах сырости. Нехитрая обстановка осталась прежней, только пыль притаилась по углам, лишь стол и лавка были чистые да в ведрах плескалась свежая вода. Связка дров лежала у печи, и было видно, что ее не так давно топили. На топчане стоял дорожный саквояж, своей дорогой кожей резко контрастируя со всеми остальными вещами.
        Оглядевшись вокруг еще раз, Максимилиан вышел на крыльцо вдохнуть свежего воздуха. В памяти избушка осталась наполненной запахом трав, потрескиванием дров в печи и бормотанием старой травницы, которая его лечила.
        - Тебя где носит? - крикнул, заметив движение между деревьями.
        - Так и знал, что ты не можешь без меня и дня прожить! - ухмыльнулся Дениэль, шагавший к нему, размахивая сумкой.
        - Не пойму до сих пор, что ты задумал. Всерьез планируешь сидеть в этой дыре?
        - А что тебя удивляет? Тишина, свежий воздух. Кстати, ты сам где успел загореть? Отдых в загородном поместье идет тебе на пользу.
        - У моря. Аннике нравится там. Ума не приложу, где она научилась так хорошо плавать и даже нырять.
        Максимилиан уловил, как при упоминании его жены тень проскользнула по лицу некроманта, а улыбка стала чуть напряженной.
        - Как ее здоровье?
        - Все уже хорошо.
        - А ваши отношения?
        - Еще лучше.
        - Наслаждаешься прелестями семейной жизни?
        - Скажем, начинаю их постигать. Но оставим в покое мою личную жизнь. Скажи, чем тебя так притягивают те камни? Ты же на развалинах был?
        - Они до сих пор полны силы.
        - Еще бы, если вспомнить, сколько в древние времена там было жертвоприношений. Дениэль, не совался бы ты туда. Не зря эти гиблые места обходят стороной. Вон даже знахарка ушла.
        - Она умерла. Несколько лет назад. Я похоронил тело.
        - Тем более! Ты же не собираешься здесь жить?
        - Нет, конечно! Расслабься, - хлопнул друга по плечу некромант и зашел в дом. Достав с полки две деревянные кружки, ополоснул их водой, поставил на стол. Из саквояжа достал бутылку вина и откупорил.
        - Давай помянем старуху. Она знала, что мы вернемся.
        Максимилиан ожидал продолжения, но друг больше ничего не сказал. Разлив вино, протянул кружку, и они молча выпили.
        - Есть новости насчет покушения? - спросил Дениэль.
        - Нет. Пока больше вопросов. Но я много нового узнал о Каролине.
        - Например?
        - В захолустном городке, откуда, по ее словам, она приехала, о ней никто не слышал. Подняли архивы и нашли, что Каролина Вейгер, дочь мейна Роуда, утонула во время кораблекрушения вместе с отцом. А потом возникла из ниоткуда и вышла замуж за Шуильского, тирра Вессы. Его наследник достиг совершеннолетия и вступает в права наследования титулом. Обнаружилось, что она здорово подчистила счета перед исчезновением.
        - Не удивлюсь, если это она подлила яд, - хмыкнул некромант. - Сам говорил, что возможность у нее была.
        - Это глупо. Она не дура и не стала бы рисковать своим положением в обществе.
        - Вот именно, что не дура. О том, что Шуильская была в кабинете, знал только ты. Все подозрения пали бы на твою жену. Напряженные отношения между вами только слепой бы не заметил. И о каком положении ты говоришь? Шуильский не успел оставить распоряжений, и она до поры до времени распоряжалась всем. Вдовья доля дает неплохое содержание, но Каролина привыкла к роскоши. Она рассчитывала на тебя, но после женитьбы ты изменил к ней отношение.
        - Мне было как-то не до нее, и ты сам видел, она как с цепи сорвалась, ставя меня в неловкое положение.
        - Злиться у нее были причины. А с учетом ее неясного происхождения…
        - Что ты имеешь в виду?
        - Все ее прежние многочисленные поклонники военные. Лишь попав в твою постель, она перестала расточать благосклонность, успокоившись на некоторое время. Кстати, обрати внимание, что мальчишка Тилонский - сын главнокомандующего флотом. Неизвестно, сколько информации она успела у него вытянуть. Наставника Сиона не зря отправили на границу с Иорхом. С учетом сгущающегося напряжения между странами они вполне могли рискнуть и попытаться убрать тебя.
        - Ты сгущаешь краски.
        - Возможно, - не стал настаивать Дениэль, пожав плечами и беспечно ухмыльнувшись в своей манере. - Может, проголодался, и все видится в мрачном свете. Пригласи на обед.
        - Так и скажи, что соскучился по столичной еде.
        - О нет, для всех я уехал, и там мне светиться не стоит. Лучше оценю усилия твоего домашнего повара.
        Предложение не вызвало у Максимилиана восторга. Не хотелось в их с женой уединенный мирок пускать постороннего человека, особенно сейчас, когда отношения стали налаживаться. Но отказать другу он не смог.
        - Идем.
        Переместившись в поместье, Дарстен отдал распоряжение, чтобы накрывали на стол, и повел гостя в кабинет, захватив из холла почту и свежую газету. Ее тут же забрал Берийский, читая заголовки на ходу. А как только они зашли в кабинет, развалился в кресле, скрывшись за газетой с головой.
        - Надо же!
        - Что там? - оторвался некромант от чтения.
        - Сион пишет.
        Максимилиан вскрыл письмо и быстро пробежал глазами послание.
        - Сука! - вырвалось у него со злостью. Поймав изумленный взгляд Дениэля, пояснил: - Похоже, ты был прав. Сион пишет, что видел тирру Вессы, но там она под другим именем. Хочет уточнить, где сейчас Каролина и не обознался ли он.
        - Точно! Он же сейчас инспектирует пограничные крепости. Как бы не улетела птичка…
        Лорды обменялись понимающими взглядами.
        Неожиданно дверь с хлопком распахнулась, и в кабинет стремительно ворвалась радостная Анника, держа в руках цветочный горшок.
        - Максимилиан, смотри! Роза! Она принялась!!!
        Роза. Какая роза?! Все мысли Дарстена были заняты бывшей любовницей, которая держала его за дурака. Но тут жена заметила некроманта, и на ее лице промелькнуло странное выражение, как будто ее застали врасплох. Замешательство. Словно она устыдилась проявления своих чувств.
        Но Берийского увидеть была явно рада.
        - Дениэль! - прозвучало неожиданно тепло, будто этих двоих что-то связывало.
        - Анника, тебя стучать не учили? У нас важный разговор.
        Взгляд жены стал напряженным и заметался между ним и Берийским.
        - Анника, ты мешаешь, - бросил Максимилиан сухо. - На обед не жди. У нас есть кое-какие дела.
        - Какие? - растерялась она.
        - Леди Дарстен, вспомните о своих манерах. Я не обязан отчитываться. - Даже для собственных ушей прозвучало излишне сварливо и холодно, но ревность змеей зашевелилась в сердце.
        Цветочный горшок выпал из рук Анники и разбился на черепки, засыпав паркет землей. Она отступила на шаг.
        - Прошу прощения, если помешала. Я не знала, что у нас гости. Лорд Берийский, когда закончите дела с лордом Дарстеном, прошу уделить мне время. Я жду. - Она перевела взгляд на супруга и холодно, с достоинством произнесла: - Еще раз извините. Я пришлю служанку, чтобы убрала.
        Анника покинула их так же стремительно, как и появилась. Дарстену оставалось лишь стиснуть зубы, понимая, что незаслуженно обидел ее.
        - Зачем ты так с ней?
        - Что за дела у тебя с моей женой? - одновременно спросил Максимилиан.
        - Потом все объясню, - отмахнулся некромант, отбрасывая газету и вставая. - Так где Сион видел Каролину?
        - В Лисоне.
        - И чего мы ждем?
        Максимилиан взглядом дал понять, что они вернутся еще к разговору, но и сам понимал, что нужно спешить. Посылая проклятия на голову бывшей любовницы, которая даже на расстоянии умудрилась испортить ему жизнь, он открыл портал в Лисон.
        - Дура! - обозвала я сама себя, пулей вылетев из кабинета.
        На глаза попалась служанка, что заставило взять себя в руки и идти более степенно. Приказала ей захватить совок с веником и убраться в кабинете, а сама пошла на улицу, проветрить голову.
        Предыдущие дни, наполненные ухаживаниями и мужским вниманием, видимо, мне совсем мозги размягчили. Какого черта я побежала показывать супругу принявшуюся розу? Как же глупо все получилось! Да, для меня это было сродни чуду, а для него заурядное событие. Я чувствовала себя невоспитанным ребенком, который помешал взрослым и которого родитель ткнул носом в отсутствие манер.
        И все это на глазах у Дениэля! Как же унизительно… А еще горько, что в первый момент, когда я увидела некроманта, мелькнула мысль: «Что, уже?»
        Дура! У них свои дела, как оказалось, а тут я словно идиотка со своим цветком врываюсь.
        «Я не обязан перед тобой отчитываться». Слова из прежней жизни, которые плетью хлестнули. Руки ослабели, и дурацкий горшок выпал, разбиваясь. Как и мое сердце, которое против воли стало отогреваться и чувствовать. Мы же в последние дни с Максимилианом много разговаривали, шутили, смеялись… Я расслабилась в его обществе. Идиотка!
        Глупостью было поддаваться его обаянию. Прежняя жизнь ничему не научила? У нас ведь и с Глебом все хорошо начиналось, он проявлял заботу, внимание. А потом разладилось. Ему стало не до моих бытовых просьб, если просила помочь в чем-то, тут же все воспринимал в штыки, злился, раздражался. Но я ведь не игрушка, захотел - поиграл, а надоела - убрал на полку.
        На вопрос, чем он занят, я получала коронную фразу: «Я не обязан перед тобой отчитываться, не надо меня контролировать», и это бесило и ранило одновременно. Со временем я научилась справляться со всем сама, не искала его общества и занималась своими делами. Я как клинок закалялась, чтобы стать самостоятельной, независимой личностью, ни в ком не нуждающейся и в сердце оставившей место лишь для дочери.
        Каждая женщина со временем понимает простую истину: мужчины приходят и уходят, а любовь к детям незыблема и постоянна. Они - единственная настоящая ценность, то, ради чего стоит жить. Есть ты и ребенок - вы уже семья, самая крепкая на свете.
        Максимилиану было достаточно один раз перевести наши отношения из холода в жар и обратно в холод - и я сразу отрезвела. Хватит, проходили. Я не девочка, чтобы меня так осаживать, и не потерплю такого с собой обращения. Хватит здесь сидеть, пора домой! Здоровье поправила, пусть теперь Дениэль выполняет свое обещание. Хочу к Машуне, обнять свою малышку и послать всех мужчин к черту.
        Хотя… Было приятно вновь ощутить, каково это, когда за тобой ухаживают. Ну так дома никто не мешает начать смотреть по сторонам. Я с Глебом не потому, что люблю его. Чувства ушли, но осталась привычка, привязанность. На других мужчин я не обращала внимания, сердце как будто заморозилось. Но если сейчас оказалась готова к флирту, то кто знает?.. В любом случае наш мир мне нравится гораздо больше, чем этот. Магия магией, но та свобода, которой обладают наши современные женщины, здешним даже не снилась.
        Когда я остыла и вернулась в дом, Дениэля с Дарстеном уже не было. До вечера я занималась тем, что подбивала дела и писала письма. Аннике. Делилась с ней своими впечатлениями об ее отце, мачехе, сестрах. Рассказала о похищении, сделала выводы насчет несостоявшегося жениха. Сообщила о деньгах в ячейке банка.
        А вот книгу оставить ей не решилась. Отнесла в библиотеку поместья и спрятала на стеллаже с философскими трудами. Их вряд ли будет перечитывать Дарстен, и туда не полезет Анника. Извини, девочка, но оставлять тебе книгу с ритуалами - это как доверить обезьяне гранату.
        В этот день я не только обедала, но и ужинала в одиночестве - хозяин вместе с гостем покинули особняк. Уже поздним вечером Ирида сообщила, что лорд вернулся и приказал принести перекусить в кабинет на двоих. Я уже собиралась идти купаться, но, понятное дело, теперь о сне не было и речи.
        Нестись сразу в кабинет не стала. Глупо начинать серьезный разговор с уставшим, голодным мужчиной. Но я была уверена, что Максимилиан пожелает сегодня же выяснить, о чем я хочу поговорить с его другом, и осталась ждать в своей комнате, готовясь к серьезному разговору.
        Внутреннее чувство не подвело, и вскоре пришел лакей с сообщением, что супруг желает меня видеть. Выдохнув, как перед казнью, пошла к нему. Хоть я готовилась к этому разговору, но нервы были натянуты до предела.
        В кабинет я больше не врывалась, а чинно постучала, уведомляя о своем прибытии, и только после этого вошла. Увидела Дениэля, и немного отлегло от сердца. Некромант встал, приветствуя меня. А вот Максимилиан выглядел мрачным и недовольным. Сидел за столом, как судья, собирающийся вынести приговор. Интересно, плохое настроение мужа связано с его делами или с неразговорчивостью рыжего? Чутье подсказывало, что право рассказать о себе Дениэль оставит мне.
        Супруг окинул меня долгим взглядом и неторопливо поднялся.
        - Проходи, Анника.
        Начинать разговор я не торопилась, как и садиться. Зато его продолжил Максимилиан, и совсем не о том, о чем я думала.
        - Ты сегодня разбила горшок с цветком, который тебе был дорог. Я приказал все исправить. Как видишь, не случилось ничего непоправимого, - произнес он, делая несколько шагов в сторону и доставая откуда-то снизу цветочный горшок с розой. Поставил его на стол.
        В словах мужа мне послышался подтекст: мол, что бы ни случилось, нет ничего непоправимого и лучше обо всем рассказать.
        Я подошла ближе посмотреть на цветок. Он был похож, но не тот. Слишком долго я сидела над розой, желая сохранить неувядающей ее красоту, и изучила каждый лепесток и оттенок. Наверное, ту выбросили вместе с мусором, а когда получили приказ от хозяина, сорвали похожую, и садовник прорастил ее в горшке. Подделка.
        - Это не моя роза. - Я с грустью погладила лепесток.
        Максимилиан посмотрел на меня. На цветок…
        - Я могу уточнить. Но какая разница? Это тот же сорт.
        - И правда, какая разница, - медленно повторила за ним. Как символично!
        Прямо взглянула на мужа и улыбнулась.
        - Думаю, ты хочешь узнать, что за дела у меня с Дениэлем?
        Моя фамильярность по отношению к Берийскому пришлась Дарстену не по душе, и он весь подобрался.
        - Считаю, что имею на это право.
        - Ничего предосудительного, Максимилиан. Потребовала с него долг жизни, чтобы он вернул тебе настоящую Аннику, - произнесла я.
        Хотела бы сказать, что мое заявление произвело эффект разорвавшейся бомбы, но нет. Аррх Коурстена отреагировал весьма сдержанно, лишь приподнял бровь и вопросительно посмотрел на меня, а потом на некроманта.
        - И как это понимать?
        Дениэль сел в кресло, закинул ногу на ногу, скрестив руки на груди, и всем видом дал понять, что объясняться с мужем я должна сама.
        - Анника настолько не хотела замуж, что провела один ритуал, призванный перенести ее как можно дальше от дома. Но вместо того чтобы самой переместиться, перенеслась ее душа. В мой мир. Я же легла спать в своем, а очнулась в ее теле. И очень хочу вернуться обратно. Я нашла ритуал и показала Дениэлю, а он указал возможную причину, почему что-то пошло не так.
        Дарстен смотрел на меня с таким видом, как будто в любой момент ждал, что я рассмеюсь и скажу, что это шутка.
        - И ты этому поверил?! - изумленно спросил он у некроманта.
        - Аня, нарисуйте ему схему.
        - Как ты ее назвал? - вскинулся Максимилиан.
        - Мое настоящее имя Анна, можно Аня, если сокращенно. У нас с Анникой даже имена похожи. И в восемнадцать лет я выглядела как она. Сейчас мне тридцать четыре. В нашем мире нет магии, развитие получили технологии.
        - Вы меня разыгрываете?
        У Дарстена был такой скептический вид, что мои нервы не выдержали, и я взорвалась:
        - Мне делать больше нечего, как разыгрывать спектакль! Наверное, я бы что-то весомее придумала, чем участие в розыгрыше, требуя долг жизни. Дайте мне чистый лист, я нарисую эту чертову схему! - потребовала у мужа.
        Как ни странно, но именно мой срыв заставил Максимилиана по-иному взглянуть на ситуацию. Он достал листок бумаги и писчие принадлежности.
        Рисовала я нервно и не очень ровно, а вот символы и руны передала точно. Не знаю, что не так с этими скопированными записями, но, увидев их, муж на меня посмотрел изучающим взглядом военного. Цепким, оценивающим. Как просканировал, а потом повернул голову к некроманту.
        - Да-да, весьма интересное смешение классической и запретной магии, - отозвался Дениэль.
        - Где ты это взяла? - требовательно и резко спросил Дарстен.
        - Нашла в вещах Анники. Откуда? Спрашивайте уже у нее.
        - Значит, ты очнулась внутри этой пентаграммы? - потряс он листком.
        Черт, а это ведь слабое место моего рассказа. Не хотелось бы подставлять мачеху и вредить хоть кому-то, пусть разбираются уже без меня. Но и сказать о том, что сама уничтожила все следы, глупо. С какой стати мне бы это делать?
        - Нет, очнулась я уже в постели. Наверное, тот, кто меня нашел, испугался и уничтожил все следы. Мне сообщили о падении с лестницы. О потери памяти я уже придумала сама, чтобы хоть как-то объяснить, что я ничего не понимаю и не знаю. К счастью, хоть язык я понимала. Даже читать смогла, а вот с письменностью оказалось сложнее…
        - Тогда откуда ты узнала об этом? - Он ткнул пальцем в схему.
        - Стала выяснять, что да как, и узнала, что дело совсем не в падении с лестницы.
        - От кого узнала? - настойчиво допытывался лорд. Форменный допрос!
        - Не скажу! - прямо заявила я. - Не хочу подставлять тех, кто оказался лоялен к Аннике и скрыл следы произошедшего.
        - Это была твоя служанка?
        - Нет. Это основное, что тебя волнует во всем сказанном? - пошла я в наступление.
        - А почему я должен тебе верить? Вдруг ты лазутчица из другого мира и сама провела этот ритуал, выбив из тела настоящую владелицу?
        Зашибись, еще и доказывать, что я не я и лошадь не моя!
        - В нашем мире изобрели детектор лжи - механизм, подтверждающий, говорит ли человек правду. Еще есть сыворотка правды, - медленно произнесла я, подбирая слова. - Если у вас тоже есть нечто подобное, я готова подтвердить свои слова, что к перемещению сюда не имею никакого отношения, не желаю никому зла и просто хочу вернуться обратно.
        Кажется, мои слова его успокоили, но проблему не решили.
        - Ладно. Допустим, все сказанное - правда. Почему ты не призналась и не попросила помощи?
        - У кого? У отца, который спешил выдать Аннику замуж, беспокоясь о потере титула?
        - Но в день свадьбы прощалась ты с ним тепло.
        - За время, проведенное дома, у нас было время поговорить. У меня сложилось впечатление, что он все же любит дочь, но прежние обиды и долгая разлука мешали проявлению чувств. А просить помощи у тебя было опасно. Тебе был нужен лишь ребенок, и мои утверждения, что я не Анника, ты воспринял бы как предлог избежать супружества. Еще бы сумасшедшей меня объявил! Ведь даже ректор Фирокл утверждает, что переселение душ невозможно.
        - А что мне мешает сделать это сейчас?
        - Долг жизни. И надеюсь, за время нашего общения ты убедился, что я в здравом рассудке.
        - Так ты все спланировала… - Максимилиан сузил глаза.
        - Что спланировала? Намеренно выпила яд и едва не умерла? Специально погубила ребенка? - зло спросила я, обиженная подозрениями. Понимала, что он еще имеет в виду и наше сближение после отравления, но пусть думает что хочет. Мне это было не надо, я помощи могла у него попросить и упирая на то, что он мне должен. - Не я затеяла игры и идиотские проверки. Знай, что беременна, никогда бы не потянулась к спиртному! Мне есть ради чего жить и к чему стремиться. Дениэль держал мою душу и знает, что я рвусь обратно. Это дало мне возможность обратиться к нему за помощью.
        - Это так? - спросил Дарстен у некроманта.
        - Да. Но я ответил, что нужно вначале восстановить здоровье, чтобы сильная аура тела притянула к себе настоящую душу, когда будем возвращать Аню домой.
        - Ты сможешь это сделать?
        - С твоей помощью - да.
        - Дениэль, оставь нас. Я хочу поговорить с женой наедине, - после недолгого молчания произнес Максимилиан.
        - Выпью чего-нибудь в гостиной, - сообщил некромант, нехотя поднимаясь.
        Он ушел, а между нами повисла тишина.
        - Ты поможешь мне? - первой не выдержала я.
        - Зачем мне возвращать вздорную девчонку, от которой неизвестно чего ожидать?
        - Эм-м… - Я даже растерялась в первое мгновение. - Затем, что она настоящая Анника Розердоф и здесь ее место.
        - Хм, а может, это рука судьбы? И высшие силы решили вас поменять…
        - Я сомневаюсь, что высшие силы решили разлучить меня с дочерью.
        - У тебя есть дочь?
        - Да. Ей девять лет. И муж. Максимилиан, мне тридцать четыре года, и я хочу вернуть свою жизнь обратно.
        - У него есть титул? Вы богаты?
        - У нас вообще нет титулов. У него свое дело, у меня тоже. Там другой уровень жизни. Но дело даже не в этом.
        - Любишь мужа? - криво усмехнулся он.
        - Люблю дочь.
        - Ее можно попробовать перенести сюда.
        - К кому? К девочке восемнадцати лет, и убеждать, что она ее мама? Лишить ее привычной жизни, образования, папы, бабушки и дедушки? И кем она здесь будет, когда вырастет? Собственностью мужа, который будет указывать, как ей жить? У нас все не так. Мужчины и женщины равны в правах, равноправные партнеры.
        - Я рад, что ты понимаешь, что твоей дочери будет лучше в твоем мире.
        - Что ты этим хочешь сказать? - тут же насторожилась я.
        - Что у тебя еще будут другие дети. У нас будут дети.
        - Ты сошел с ума?! - воскликнула я. Как-то себе иначе представляла наш разговор…
        - Почему же? - В отличие от взволнованной меня Максимилиан был совершенно спокоен. - Уверен, что мы можем быть счастливы вместе.
        Усилием воли я взяла себя в руки, понимая, что даже если закачу истерику, это не поможет. Слишком многое решалось сейчас.
        - За тобой долг жизни. Я спасла твою, верни мне мою! - потребовала у него.
        - Я возвращаю долг тем, что не сообщу никому о тебе. Анника Дарстен может рассчитывать на мою защиту, но если будешь упорствовать, что ты Аня, тебя заберут на дознания и исследования. Переселение души!.. Да это сенсация!
        - И как в будущую счастливую супружескую жизнь вписывается король? - язвительно поинтересовалась у него. - Ему все равно, Анника я или Аня, лишь бы ребенка одаренного родила. А у настоящей Анники не было с ним совместимости. Теперь ты знаешь, что причина активации способностей - вовсе не в падении с лестницы и потери памяти, а в том, что у меня душа старше. Я иная, возможно, именно иномирность играет свою роль.
        - Я это решу, - скрипнул зубами Дарстен.
        - Как? Приказам короля нужно подчиняться, иначе ты станешь изменником. Смотри на вещи трезво. Мое обучение перемещениям - это детский лепет против такого противника. Никуда не скрыться от короля в его стране. Аррх Коурстена занимает слишком высокое положение, чтобы подаваться в бега. Я уже не говорю о чести рода! И думаю, присяга для тебя что-то да значит, ты не сменишь страну, предавая все, что дорого. Так как собираешься действовать, Максимилиан?
        Он молчал.
        - Не стоит надеяться на то, что ты сильнейший и незаменимый маг и король не захочет портить с тобой отношения. Он уже это сделал, поставив личные желания и интересы выше семейного счастья своего верноподданного, - не жалея, добивала я. - И не сбрасывай со счетов мое желание вернуться домой. Не поможешь ты - найду иной способ, но вернусь. Я мать, тебе этого не понять.
        - Нет никаких гарантий, что после ее возвращения дар уснет.
        - Это моя душа его пробудила. Максимилиан, - я шагнула к нему и взяла за руку, - это единственный способ избавиться от внимания короля. При потере памяти бывает, что если воспоминания возвращаются, все, что происходило в этом промежутке времени, теряется. Так что никого не удивит, если Анника не будет помнить то время, что я здесь была, да и исчезновение дара будет объяснимо. Игры разума. Зато у тебя есть шанс начать с ней отношения с чистого листа. Вы ведь даже не дали себе шанса узнать друг друга! Можно начать строить отношения совсем по-другому, а не так, как начали мы. Мне же не кажется, я тебе нравлюсь.
        - Ты не думала о том, что мне нравишься именно ты? - Он накрыл мою ладонь своей.
        - Если мы поменялись с ней, значит, похожи. Но она не обременена прошлым, ее не ждет ребенок дома. Анника юная девушка, но одинокая, и в твоих силах подарить ей семью. Она воспитана в традициях этого мира, что тебе ближе. А я… Макс, я давно самостоятельный и независимый человек, привыкла жить без оглядки на одобрение супруга.
        - Ты его любишь?
        - Нет. Любовь прошла. Нас связывает лишь дочь, но мы привыкли друг к другу и нас все устраивает.
        Я не врала: за последние годы не припомню ни одного скандала, в отношениях все тихо и ровно. Глеба я не проверяю, не ревную. И не люблю.
        - Максимилиан, я хочу домой. К дочери. Верни меня, пожалуйста, обратно, - проникновенно попросила его, умоляюще заглядывая в глаза.
        - Мне нужно подумать. И поговорить с Дениэлем, как он себе это представляет.
        - Хорошо, - отступила я, понимая, что больше не стоит давить. Если обдумает мои слова, сам поймет, что иного выхода у него нет.
        Глава 26
        Я вернулась к себе, но была не в том состоянии, чтобы ложиться спать. Переоделась ко сну, но попросила Ириду принести мне вино с фруктами. Устроилась в своей гостиной на диванчике возле окна, поджав ноги, и отсалютовала сама себе, празднуя прощание с этим миром.
        Вот и настал день, к которому я так долго шла. Карты открыты, тайн больше нет. Как-то странно, что испытываю не облегчение, а тревогу. Получится или нет - еще вопрос. Дениэль такого не делал раньше, а рассчитывать я могу только на него. Повторение ритуала Анники я бы оставила на крайний случай. Неизвестно, куда меня занесет, ведь нет никакой гарантии, что именно в мой мир. Лучше все же довериться тем, кто понимает в этом лучше.
        Еще немного, и окружающая действительность останется лишь воспоминанием. Пришла пора уйти, но бурной радости по этому поводу я не испытывала, как и чувства победы, что удалось склонить обстоятельства в свою пользу. На душе было пусто и кошки скребли. Если бы не скорая встреча с моей малышкой, я бы даже сожалела, что сказка скоро кончится. Вернусь в нашу обыденную жизнь, где нет магии, а одна лишь техника и загазованный воздух…
        - Не спишь? - Открылась дверь, и из моей спальни вышел Максимилиан. Он еще не переодевался и выглядел усталым.
        Подумалось, что это даже символично. В первую брачную ночь он так же ко мне пришел, и начали мы нашу супружескую жизнь с разговора в гостиной. Так и заканчиваем, ставя точку.
        - Хочешь вина? - предложила я. Тем более что предусмотрительная Ирида принесла два бокала.
        - А кто-то мне читал нотации насчет пьянства, - произнес он, подходя к диванчику.
        - Я придиралась.
        Максимилиан усмехнулся.
        - Садись. - Я убрала ноги с дивана, освобождая ему место. Лорд сел, а я развернулась к нему, положив локоть на спинку и подперев рукой голову. - Ты выглядишь усталым. Где вы сегодня пропадали?
        - На границе. Задержали тирру Весса. Она пыталась выехать из страны под другим именем.
        - Шуильская, что ли?! - переспросила я после паузы. В первый момент даже не поняла, о ком речь. - А зачем ей это надо было?
        - Ее подозревают в шпионаже и покушении на меня. Не хочу об этом. - Он поморщился и, наклонившись к столику, налил себе вина.
        - Мне жаль.
        Дарстен бросил на меня скептический и немного удивленный взгляд.
        - Правда, - кивнула я. - Больно, когда предают близкие люди. После этого уже остальным веришь с трудом.
        - А кто предал тебя? Муж?
        - Я перестала верить его словам. А с доверием ушла и любовь.
        - Почему остаешься с ним? У вас же есть разводы. Или это позорно?
        - Нет, никакого позора. Многие женятся, разводятся не по одному разу. У нас все испортилось после рождения дочери. До того мы были постоянно вместе, занимались общим бизнесом, а после родов я села с ребенком дома, и получилось, что наши жизни разошлись. Он продолжал заниматься делами, а мои дела свелись к ребенку и домашним обязанностям.
        - У вас нет слуг?
        - Можно нанять, но у нас не такой большой дом, как твой, и поддерживать его в порядке в принципе несложно, много бытовой техники, облегчающей жизнь. А няню ребенку брать я сама не хотела, не желая доверять чужим людям.
        - А как же кормилица?
        - Я кормила сама, у нас так принято. Если у женщины нет молока, существуют специальные детские смеси.
        - Что же было не так? Он был разочарован, что родилась дочь?
        - Нет, - усмехнулась я, - дочери он обрадовался, хотя и не особо ей занимался. А вот мы отдалились друг от друга. Со временем я начала ловить его на лжи, перестала доверять, ревновала. Хотела развестись, но он не дал уйти. Убеждал в своей любви, говорил, что не позволит мне разрушить семью из-за глупой ревности. В общем, я перебесилась, осталась, но чувства ушли, - закончила я и сделала основательный глоток из бокала, запивая горечь воспоминаний.
        - Ты не думала о том, что судьба тебе дала второй шанс начать все заново?
        - Максимилиан, к чему этот вопрос, если ты дал согласие на ритуал?
        - Откуда ты знаешь?
        Он буквально пронзил меня взглядом. Я отвернулась и, потянувшись за виноградом, отщипнула ягоду.
        - Потому что иного выхода нет. И ты это понимаешь.
        - Ты не выглядишь счастливой. И вино пьешь не от радости, что возвращаешься домой, - заметил он, не опровергая мои слова.
        - Мне страшно, - призналась я. - Неизвестно, как пройдет ритуал. Что с моим телом? Как Анника там жила? Как восприняла ее дочь? Считаешь, у меня мало поводов для беспокойства? - Я искоса взглянула на него.
        - А я тешил себя надеждой, что тебе хоть немного жаль расставаться со мной, - иронично произнес Максимилиан.
        Но, как говорится, в каждой шутке…
        - Немного жаль, - призналась я, прислонившись головой к его плечу, - но я всегда помнила, что уйду, поэтому после нашего разговора в брачную ночь оставила попытки наладить отношения.
        - Ты обещала постараться стать мне хорошей женой.
        В его голосе я уловила нотки ностальгии и завуалированный укор.
        - На самом деле в первую очередь я надеялась потянуть время и найти путь обратно.
        - Коварная.
        - Кто бы говорил. До сих пор не пойму, как ты развел меня на брачную ночь.
        - Все было на самом деле настолько ужасно? - скрывая напряжение, спросил он.
        - Еще хуже, - не стала я щадить мужское самолюбие.
        И почувствовала, как его тело окаменело. Подняла голову. На меня смотрели уязвленно, с примесью обиды. Нет, а он чего ждал? Что я на волне прощания скажу, что все в порядке, ничего страшного? В таких вещах лучше не лгать.
        - Нет, теперь я просто не могу тебя отпустить с такими воспоминаниями! - заявил Дарстен, затягивая меня к себе на колени. Его ладонь властно легла мне на затылок, не давая уклониться, и он накрыл мои губы.
        Вопреки решительным действиям поцелуй не был грубым или неприятным. Но мужские губы оказались очень настойчивы, и я обняла супруга за шею. За все дни его ухаживаний если он и целовал меня, то мимолетно, вскользь, не желая напугать. Больше дразня. Сейчас же Дарстен не сдерживал своих желаний, это был определенно взрослый поцелуй. Опытный. И я ответила, перехватывая инициативу.
        Почувствовав отклик, он застонал, с каким-то отчаянием сжимая меня в объятиях.
        Я позволила себе немного безумия, но первая отстранилась, тяжело дыша. Повернув голову, прижалась к немного колючей щеке, выравнивая дыхание.
        Взяв себя в руки, посмотрела на Максимилиана.
        - Вынуждена признать, аррх Коурстена, что у вас весьма убедительные аргументы, - немного шутливо произнесла я, стараясь поддержать легкий тон, как будто и не колотилось до сих пор бешено сердце в груди.
        - Ну что вы, леди Дарстен, вы еще не со всеми аргументами ознакомились, - немного сбивчиво ответил он.
        Я усмехнулась, потерлась щекой о его щеку и заглянула в глаза. Я видела в них немой вопрос, и было искушение ответить согласием. В конце концов, мне тоже хотелось оставить приятные воспоминания и узнать, как бы могло быть между нами. Но это неправильно.
        С сожалением покачала головой, с нежностью погладив его по щеке.
        - Не хочу, чтобы ты нас сравнивал. Начни все с чистого листа.
        - Уже не получится. - Его взгляд опустился на мои губы.
        - Не забывай, что она - это я. Мы похожи, иначе бы не поменялись.
        - Хочешь сказать, что тебе бы хватило глупости проводить запрещенный ритуал без должных знаний и подготовки?
        - Знаешь, - медленно произнесла я, - скажи мне предполагаемый жених свысока: «Подходишь», относясь как к вещи, я бы тоже пошла на любой отчаянный шаг, чтобы сбежать от него или всячески осложнить ему жизнь.
        Мне все же удалось его немного смутить. А то все такие правильные.
        - Максимилиан, - я взяла его лицо в ладони, - ты же старше, мудрее, опытнее. Не обижай ее. Какой смысл обмениваться упреками? Я же знаю, каким ты можешь быть без маски безразличного ко всему аристократа. Позволь ей себя увидеть, не закрывайся.
        - Ты бы осталась, если б не дочь?
        «Опять двадцать пять! Нет, его понять можно, какой мужчина откажется от умной, мудрой, сексуальной женщины с телом восемнадцатилетней», - мысленно хмыкнула я, польстив себе любимой.
        А если серьезно, нежелание Максимилиана что-то менять объяснимо. У нас только-только налаживаться стало, скандалы и претензии закончились, а тут начинай по-новому приручать строптивую девчонку, которая тебя ненавидит.
        - А короля мы куда денем?
        - Забудь о нем.
        О да, можно подумать, это так просто сделать! Уверена, что еще долго ежиться буду при одном только воспоминании о его величестве.
        Но я понимала, что именно хочет услышать Дарстен, и ответила почти честно:
        - Если бы не дочь - я бы рискнула и осталась. Если бы ты согласился иметь женой иномирянку.
        - Я бы согласился.
        Я спрятала свое лицо на его плече, вроде бы в благодарность, а на самом деле чтобы он не заметил мой скептицизм. К сожалению, цинизм, приобретенный за годы супружеской жизни, сделал меня крайне недоверчивой к мужским словам. Откройся я ему раньше и при других обстоятельствах, и факт обмена душами мог стать хорошим рычагом давления на меня, принуждая быть покорной.
        - Когда вы решили провести ритуал? - спросила о насущном, меняя тему.
        - Завтра, - нехотя ответил Дарстен.
        - Дениэль здесь?
        - Ты и с ним желаешь попрощаться? - тут же напрягся Максимилиан, а я с удивлением уловила ревнивые нотки.
        - Просто хотела узнать, как и когда это будет происходить.
        - Утром. Тебе лучше ничего не есть и не пить перед этим.
        - Хорошо, - кивнула я, немного сбитая с толку. Насмотревшись фэнтезийных фильмов, я почему-то представляла, что все будет происходить ночью при свете костров. Ну, типа я на алтаре и некромант в хламиде надо мной, выкрикивающий заклинания. А тут утро, начало дня… Так прозаично. Я тряхнула головой, прогоняя дурацкие мысли.
        - Дениэль попросил переместить его на болота, хочет подготовить все.
        - На болота?!
        - Да. Довольно удаленное, гиблое место. Уединенное. Там существуют искажения магического фона, они скроют открытие портала. Он нашел развалины храма. Уверен, что сохранившаяся там энергия поможет ему.
        - Это опасно?
        - И запрещено. Но ведь это тебя не остановит, - даже не спрашивал, а констатировал Дарстен.
        Конечно же, нет! И в своем эгоизме я не хотела думать, как они рискуют. Отвела глаза.
        - Спасибо, что согласился помочь. Наверное, пора спать. Завтра у всех сложный день. - Я отстранилась, вставая, и он меня отпустил.
        - Для всех мы отправимся на верховую прогулку. Лошадей оставим в лесу. Если все получится, скажу, что лошадь понесла и ты упала.
        - Хорошо.
        Я чуть помялась, не зная, что еще сказать, и пожелала:
        - Доброй ночи.
        Максимилиан просто стоял и смотрел на меня. Не ждет же он, что я приглашу его к себе?!
        - Доброй, - проговорил он наконец. - Ложись. Я еще загляну в кабинет, есть кое-какие дела.
        Я кивнула и, испытывая облегчение, скрылась за дверью спальни. Прощаться с ним в непосредственной близости от разобранной для сна кровати было бы слишком неловко.
        У себя юркнула в постель и на удивление быстро заснула. Возможно, сказался напряженный день или выпитый на ночь бокал вина.
        - Аня, просыпайся! - разбудил меня Дарстен.
        Родное имя вырвало из сна, и я резко села, сощурив глаза от яркого света, что заливал спальню. Максимилиан стоял возле кровати, уже полностью одетый.
        - Пора? - Откинув одеяло, я, как солдат, резво соскочила с кровати.
        - Одевайся. Позавтракаем после прогулки. Жду тебя на конюшне, - коротко произнес он и вышел через мою гостиную.
        Почти сразу после него в спальню зашла сияющая Ирида.
        - Я так за вас рада!
        - О чем ты?
        - Хорошо, что вы нашли общий язык с супругом. Простите, я рано утром зашла тихонько убраться, а вы спите как два голубка. Ушла, чтобы не мешать.
        Чего?! Посмотрев на постель, заметила примятый след на второй подушке. Дарстен ночью ко мне приходил?! Хорошо, что ушел до того, как я проснулась. То, что не стал меня будить, говорило о том, что он смирился с моим уходом.
        - Да, между нами все хорошо, - не стала я разубеждать Ириду. - Я умываться, а ты подготовь одежду для верховой прогулки.
        И скрылась в ванной комнате. Быстро освежившись, вернулась одеваться. На душе было радостно, и я подгоняла Ириду, сгорая от нетерпения. Перед тем как уйти, порывисто обняла ее и убежала.
        С собой ничего не брала. Да и зачем? Перемещать же будут душу, и мне чужого ничего не надо. Тело мое только верните!
        На конюшне Дарстен подсадил меня на лошадь, и мы поскакали в сторону леса. Как-то так получилось, что добрались до него в молчании. Супруг был сдержан и начинать разговор не спешил, а я была мыслями уже дома и не донимала его вопросами.
        Углубившись в лес, мы съехали с тропы. Немного попетляли между деревьями и остановились. Дарстен помог мне спуститься, привязал лошадей. Вспыхнул портал.
        Мы оказались опять в лесу, перед какой-то старой избушкой.
        - Дениэль!
        - Иду! Как, даже чаю попить не зайдете? - в своей насмешливой манере спросил Берийский, появившийся в проеме покосившейся двери. Одет он был во все черное, как и подобает мрачным некромантам. Узкие брюки заправлены в сапоги, легкая куртка застегнута под самое горло.
        - Саквояж тебе зачем? - спросил Дарстен, и только тогда я заметила у него в руке кожаную дорожную сумку.
        - Необходимые вещи, - сообщил тот и хлопнул дверью, сбегая по ступенькам крыльца. Улыбнулся мне: - Доброе утро, Аня! Ну как, готовы попрощаться с этим миром?
        - Да.
        - Тогда прошу за мной.
        Вопреки моим ожиданиям шли мы долго. Участок суши закончился, и земля под ногами стала более влажной. Местность была болотистая, но Берийский ловко лавировал, находя сухие участки, хотя никакой тропы я не заметила. Шел он уверенно и целенаправленно.
        При всей своей отстраненности Дарстен шел совсем рядом и поддерживал меня за локоть при надобности.
        - Почему нельзя было переместиться сразу к храму? - решилась я спросить. - Чтобы не отследили?
        - И это тоже. Но в основном потому, что любые перемещения на болотах дают искажения. Неизвестно, куда выбросит в итоге.
        - А не опасно в таком месте ритуал проводить?
        - Данная аномалия сыграет только на руку. Храм является местом силы, и искажения поля лишь помогут.
        Впереди появился просвет, и я замолчала, увидев серые камни, вросшие в землю. Может, это был когда-то храм, но сейчас от него остались лишь обломки стен. Внутри камней было меньше. Такое чувство, что кладка обвалилась не от старости, а как будто храм взорвали изнутри.
        Что поражало, так это гладкий прямоугольный камень в середине, высотой мне по пояс. Белый, с закругленными краями, он лежал на ровной площадке, состоящей из черных плит. Плиты были подогнаны настолько хорошо, что между ними не проросло ни травинки. Удивительное мастерство в сравнении с грубой отделкой стен.
        Подойдя поближе, я увидела, что поверхность плит испещрена символами. От плит отходили желобки, создавая причудливый узор. Воображению представилась кровь, заливающая белый камень и ручьями стекающая в них по плитам. Брр! Хотелось надеяться, что это была кровь животных.
        - Аня, проходите, но следите, чтобы не наступить на символы, - произнес Дениэль, остановившись перед белым камнем.
        - Мне куда проходить? - спросила я, и голос немного дрогнул. Вроде день, и пока мы шли, было тепло, но в этом месте дрожь шла по телу.
        - Вам нужно лечь на камень.
        - Так надо, - подтвердил Дарстен, когда я посмотрела на него.
        - Прямо сейчас?
        - А чего ждать? Или вы хотите осмотреть окрестности? - с насмешкой поддел меня Берийский.
        - Дениэль! - одернул его Максимилиан. Но от ехидного тона некроманта мне стало легче, и я осторожно подошла к камню, смотря под ноги.
        - Аня, ложись, - мягко произнес Дарстен, когда я все еще мялась, не находя в себе сил прикоснуться к белому алтарю. Точно! Это алтарь.
        Пересилив себя, села на него, а потом легла, вытянувшись. Хорошо, что не было ни кандалов, ни еще каких креплений для конечностей, а то я бы себя точно жертвой почувствовала.
        - Сделай глоток, - протянул мне флягу Дениэль.
        Я села и взяла флягу. Пахло травами. Решительно сделала глоток. Что-то на спирту, при этом вяжущее рот. По горлу прокатилась огненная лава, и в желудке стало тепло.
        Дарстен подошел к некроманту, и я ахнула, увидев в его руках нож.
        - А это зачем?!
        - Это для нас, - обернулся ко мне Максимилиан. - Нужно создать связь. Аня, огромная просьба, лежи не шевелясь и молчи, что бы ни происходило. Так надо.
        Подчинившись его взгляду, я вновь легла, вытянув руки по швам. От выпитого тело расслаблялось, волнение уходило. В молчании наблюдала за мужчинами.
        Не было долгих прелюдий, медитаций, подготовки. Дениэль и Максимилиан действовали слаженно, без лишних слов. Надрезали ладони и начали в унисон говорить заклинания на незнакомом языке, соединив руки и смешивая кровь.
        «Выглядит как у нас братание», - отстраненно отметила про себя. Настойка странно подействовала на меня. Тело наливалось тяжестью, глаза закрывались.
        Мужчины замолчали, и я, с трудом открыв глаза, увидела их сосредоточенные лица. Не было долгих ритуалов, пассов руками, но я кожей чувствовала, как напряжение разливается в воздухе. Слышалось едва уловимое гудение, как рядом с будкой высокого напряжения.
        - Замыкай круг, - произнес Дениэль, делая шаг к моему изголовью. Дарстен так же шагнул, только к моим ногам.
        Я смотрела на Максимилиана и не заметила руку, которая легла мне на нос и рот, перекрывая доступ кислорода. Я дернулась, но тела уже не чувствовала. Недолгая агония, и я провалилась во тьму.
        «Кажется, я ошиблась и жертва все-таки сегодня будет», - мелькнула последняя мысль.
        Глава 27
        Недолгие ощущения, как будто я проваливаюсь куда-то, рывок… Темнота рассеялась, и я увидела собственное безвольное тело на алтаре. Поняла, что наблюдаю с высоты. Лица мужчин были сосредоточенны. Символы на полу горели синим огнем, пространство вокруг алтаря очерчивал сияющий круг, и воздух по его контуру вибрировал.
        Гул, что я слышала до этого, не пропал и сейчас, наоборот - усилился, сливаясь в одну пронзительную ноту.
        - Давай, девочка! Веди нас, - произнес Берийский. И я почувствовала, что сила, удерживающая меня рядом с ним, ослабевает. Но не пропадает полностью. Сравнимо с тем, как если бы я была собакой, рвущейся вперед и натягивающей поводок, который держит хозяин.
        Пространство смещалось, и мы как по тоннелю устремились вниз. Ощущения - как в трубе аквапарка при спуске. Падение на скорости, и наконец - незнакомая комната. Палата на одного. Мы в больнице! У меня случился шок, когда я увидела свое тело, подключенное к медицинским аппаратам.
        Дениэль негромко выругался, подходя к больничной койке.
        - Это ты? - спросил меня.
        - Да, - ответила я, не слыша собственного голоса. Неудивительно, что он переспросил. Узнать в бледном исхудавшем теле себя прежнюю было сложно даже мне самой.
        Берийский подошел к кровати и положил руку на солнечное сплетение.
        - Иди ко мне! - властно произнес он.
        Мое тело дернулось, выгибаясь и опадая. Оставляя в ладони некроманта сгусток света в виде шара. Тревожно запищала аппаратура.
        - Готовь браслеты, - бросил он Дарстену.
        Я посмотрела на мужа, а тот застыл, глядя на бесчувственную женщину перед ним.
        - Максимилиан! - рыкнул Берийский. И лишь тогда тот отмер, доставая из кармана наши брачные браслеты. Один надел себе на руку.
        - Иди! - сказал некромант. Какая-то сила толкнула меня в тело, и все померкло.
        В себя пришла от писка аппаратуры. С трудом разлепила глаза. Я в своем теле! И в больничной палате. Пошевелилась и стала сдирать с себя трубки. Почти сразу хлопнула дверь, и в палату вбежала молоденькая медсестра.
        - Вы очнулись! Ничего не трогайте, я позову доктора.
        Она ушла, а стена палаты передо мной пошла рябью, и из нее шагнули Дарстен с Берийским.
        - Видишь, все с ней в порядке. Брачной метки на ауре нет, а у Анники закрепилась, - произнес некромант.
        Звук шагов в коридоре заставил обоих магов повернуть голову к двери.
        - Сворачивай портал. Я здесь задержусь.
        - Что? Ты заранее это задумал? - напрягся Дарстен.
        - Не отметал такой возможности. Должен же кто-то убедиться, что с ней все в порядке. Разбирайся с женой.
        Максимилиан выругался, но шаги были уже близко. Он подарил мне долгий взгляд и скрылся в портале, свернув его за собой. Круглыми глазами я наблюдала за тем, как с независимым видом Берийский встал в углу палаты, прислонившись к стене.
        В комнату ввалились немолодой врач в белом халате и та же медсестра.
        - Спящая красавица проснулась, - удовлетворенно заметил врач, склоняясь и светя мне в глаза.
        - Где я? - Во рту было сухо, как в Сахаре, и горло саднило.
        - Имя свое помните?
        - Давыдова Анна Владимировна, - прохрипела я. - Что со мной?
        - Вы были в коме.
        - Долго?
        - Больше полугода. Мы сообщим вашему мужу, что вы пришли в себя.
        - Воды…
        Врач кивнул медсестре, и та скрылась за дверью.
        - Почему… кома? - с трудом выговаривая слова, произнесла я.
        - У вас был нервный срыв. Не волнуйтесь, посмотрим анализы, и после реабилитации будете как новенькая.
        - Я и сейчас не старенькая, - огрызнулась в ответ. Полгода! Как все это время жила без меня моя семья?!
        - О, характер есть! - одобрительно усмехнулся доктор.
        Вернувшаяся медсестра помогла мне напиться, и врач стал ей диктовать назначения.
        Лишь когда они вышли, я вспомнила о Берийском, удивленная тем, что его никто не заметил. Некромант все это время стоял на прежнем месте и смотрел на меня.
        - Как себя чувствуете, Аня? - мягко спросил он, подходя ближе.
        - Паршиво. Слабость, - не стала юлить я. - Не понимаю, как она могла мое тело до такого состояния довести.
        - У Анники случилась истерика, когда она поняла, что попала в другой мир и в тело намного старше ее. Поняв, что нужны годы на то, чтобы развить энергетические каналы, от отчаяния она впала в кому. Провести ритуал и вернуться обратно не могла, посчитала, что все потеряла, и не хотела жить.
        - Откуда вы знаете?
        - Считал поверхностные воспоминания, когда держал ее душу.
        - Почему вас не видят?
        - Отвожу глаза. Кстати, сюда опять идут, - произнес он и отошел к стене.
        Вошла медсестра. Пришлось вытерпеть уколы, испытывая чувство стыда перед некромантом за голую задницу. Ничего не могла поделать со смущением. Любой женщине неприятно валяться перед привлекательным мужчиной в таком неприглядном виде. Первое впечатление, как-никак…
        Но это не самая важная проблема.
        - У меня платная палата? - спросила я медсестру.
        - Да.
        - Ко мне часто приходили?
        - Я не знаю, - замялась медсестра. - Я же не каждый день дежурю.
        Да ладно! А то они не обсуждают пациентов. Ее реакция меня напрягла.
        - Хорошо, в вашу смену как давно кто-то был?
        - Пару месяцев назад приходили пожилая женщина и девочка.
        Т-а-а-к, над моей постелью точно не дежурили, проливая слезы. Но хоть лежу не в общей палате, Глеб расщедрился.
        - Простите, вы можете дать мне телефон позвонить?
        - Вам нельзя волноваться. Набирайтесь сил.
        - Пожалуйста! - Я схватила ее за руку. - Очень хочется голос дочери услышать.
        Под моим умоляющим взглядом девушка дрогнула и полезла в карман.
        - Ладно, только недолго.
        Я чуть поколебалась, какой номер набрать. Стоит ли сразу говорить с Машей? Ведь это будет шок… Решила позвонить на домашний стационарный.
        Сердце зашлось от волнения, пока слушала гудки.
        - Да? - ответил молодой женский голос.
        Я чуть замешкалась, решив, что не туда попала.
        - А Машу можно?
        - Она у бабушки.
        - А Глеба Сергеевича? - на всякий случай официально произнесла я, чтобы не вызывать подозрения у этой курицы.
        - Глеб, тебя! Наверное, из школы…
        И я услышала голос мужа:
        - Алло?
        - Глеб, привет, - севшим голосом произнесла я, осознавая, что в нашей квартире какая-то баба, а ребенок у бабушки.
        - Аня?!
        - Где Маша?
        - У мамы. Она с ней живет. Мы перевели ее в новую школу, - слегка виновато произнес он.
        «А с кем живешь ты?» - едва не сорвалось с языка, но я сдержалась.
        - Принеси мне вещи, контактные линзы, косметику и телефон. Я хочу поговорить с дочерью, - сказала ему и нажала на отбой. Сил разговаривать не было. - Спасибо вам, - натянуто улыбнулась медсестре, хотя на душе кошки скребли.
        Недолгий разговор отобрал последние силы. Просить разрешения сделать еще один звонок я не стала. Номер свекрови помнила, но не могла пока говорить с ней, в горле стоял ком. Мне нужно было осмыслить перемены.
        То, что муж сплавил ребенка свекрови, не сильно удивило. Если все годы ребенком не занимался, то вряд ли сейчас нашел бы на нее время. Но мог же нанять няню, которая бы решала бытовые вопросы! Маша ведь не маленькая уже. А он ее матери отдал, зато для себя бабу нашел, которая хозяйничает в нашей квартире. Эта мымра не просто чай попить зашла. Гости телефонные трубки не берут.
        Свекровь жила в коттеджном поселке рядом с городом. В какую школу перевели Машу? В сельскую? Прибью Глеба, если так!
        - Отдыхайте! - кивнула мне медсестра и направилась к двери.
        - Постойте! Скажите, какое сегодня число?
        - Двадцать восьмое мая.
        Жуть! А я исчезла осенью. Сволочь Глеб! Даже после смерти порядочные мужья траур выдерживают и в дом новых баб не приводят. А тут при живой жене… Бедненький, уюта домашнего захотелось, чистых рубашек и борщей.
        Медсестра ретировалась, а я перевела взгляд на некроманта:
        - Вы здесь надолго?
        - Неужели я успел вам надоесть? - изогнул он бровь.
        - Нет, конечно. Хочу понять ваши планы.
        - Думаю осмотреться в этом мире.
        - Помогите сесть, - протянула ему руку.
        Он помог приподняться, подложил подушку под спину и сел на стул у кровати.
        - Дениэль, с этим не так все просто. В здании системы слежения, которые записывают все передвижения. Вам нужны деньги, документы, иначе загремите на разбирательство к представителям власти.
        - Я чувствую кайо, которое оплетает комнату, и в этом железе тоже, - ошарашил меня некромант, кивнув на приборы возле кровати. - Но оно немного другого вида.
        - Вы чувствуете электричество?!
        Под его взглядом включилась и выключилась аппаратура, а потом мигнул и погас свет.
        - Дениэль, стойте! - испугалась я, хватая его за руку. - Это больница. В здании много аппаратуры, которая работает на этой энергии, и жизнь больных зависит от нее.
        Если для него электричество - это кайо, которым он может управлять, то боже, кого я привела в наш мир!
        Берийский накрыл мою ладонь своей.
        - Не бойтесь, я буду осторожен, Аня.
        - А откуда вы знаете наш язык? - спохватилась я, осознав, что говорим мы на русском.
        - Считал информацию с души, когда соприкасался. Для некромантов языковая разница не проблема. Лучше скажите, что вас так расстроило? Где ваша дочь, что вы не смогли с ней поговорить?
        - Она живет с матерью мужа, а к нам домой он привел другую женщину. Мне предстоит развод, - не стала скрывать я. Какой смысл врать человеку, который в прямом смысле держал в своих руках твою душу.
        - Сожалею. У вас в порядке вещей менять одну женщину на другую?
        У меня вырвался нервный смешок.
        - Да, если чувства уходят. Сердце он мне не разбил, но неприятно.
        - Видно, что такой поворот не стал для вас ударом.
        - Нужно было давно развестись, но меня удерживала дочь.
        А вот для Глеба это препятствием не стало. Сплавил ее к матери и стал личную жизнь устраивать. Хотя у него она уже давно могла быть устроена, недаром наши отношения в последние два года сильно охладели…
        - Тогда все к лучшему. Скажите, а что это за устройство для связи, по которому вы говорили?
        - Телефон. Если знаешь номер человека, можешь связаться с ним хоть на другом конце Земли. У нас много технических устройств. Для передвижения машины, а не лошади. Можно не только по земле ездить, но и в небе летать.
        - Вы не против, если я осмотрюсь?
        - Дениэль, город большой, вы можете потеряться. Я даже не знаю адреса, где сама сейчас нахожусь, - заволновалась я, еще крепче вцепляясь в него.
        - Не беспокойтесь, Аня. Вы позволите взять немного вашей крови?
        - Зачем?
        - Сделаю вас якорем.
        - Х-хорошо.
        Он достал кинжал и уколол мне ладонь. Потом свою, и соединил их, произнося заклинание.
        - Дениэль, пожалуйста! Я вам сама все покажу, только дайте прийти в себя, - не могла успокоиться я. Ну куда он собрался? Под машину попасть или в полицию загреметь без документов?
        - Не волнуйтесь, Аня. Со мной все будет хорошо.
        - Не уходите! А если я умру тут без вас? - Я судорожно искала хоть какой-то аргумент, чтобы его задержать.
        Меня окинули сканирующим взглядом.
        - У вас сильная аура. В ближайшее время вам это точно не грозит. Или у вас есть враги, которые могут напасть?
        Так и хотелось сказать, что да, да, есть! Но откровенно врать, глядя в его глаза, я не смогла.
        - Не бойтесь за меня, - мягко произнес Дениэль и выскользнул из палаты.
        А-а-а! Эти мужчины меня с ума сведут!
        Может, это и странно, но переживания за одного излишне самоуверенного типа отодвинули на второй план даже мои собственные проблемы. Некромант не явился ни вечером, ни к ночи, ни утром. Как и где его искать, я понятия не имела.
        У меня за это время взяли все возможные анализы и провели кучу осмотров. Самочувствие было удовлетворительное, а вот на мое худющее тело без слез сейчас не взглянешь. Ладно, мясо нарастет, но в спортзал после выписки пойти жизненно необходимо. Мышцам нужно возвращать тонус.
        Думала, Глеб с утра приедет и мы поговорим, но он выбрал другой вариант. Уже после обеда открылась дверь палаты, и первой вбежала Маша, а за ней вошли свекровь с Глебом. Увидев, как выросла за полгода дочь, я не сдержала слез.
        - Машунь! - протянула руки, и моя зайка упала в объятия.
        - Анечка, как ты? - спросила свекровь.
        - Все хорошо. Теперь все хорошо.
        И это было так. Прижимая к себе дочь, я понимала, что она - самое главное в моей жизни, а неверный супруг, мнущийся с цветами за спиной матери, - уже чужой мне человек.
        - Анечка, что говорят? Когда тебя выпишут?
        - Не знаю. Посмотрят результаты анализов и скажут.
        - Давай к нам после выписки. Маша у нас живет. Пришлось перевести в другую школу. Глеб не успевал за ней следить.
        - Хорошо. Тогда нужно вещи мои привезти. - Я не стала спорить. Ехать домой и выдворять соперницу не хотелось. Противно. Дом, который я любила и создала, осквернили. Приду в себя и подам на развод и размен квартиры. Это общее, нажитое в браке имущество, и мы с дочерью там прописаны.
        - А папа давно уже твою одежду перевез, - простодушно произнесла дочь.
        Давно, значит! Я бросила мрачный взгляд на мужа, и он отвел глаза.
        - Маша сменила школу, и мы считали, что ты все равно решишь быть рядом с ней, пока она учится, - поспешила обелить сына свекровь.
        - Мама, у меня только три четверки!
        - Молодец! - похвалила я. Будь хоть двойки, не ругала бы.
        - Мама, а ты с нами на море поедешь?
        Я бросила взгляд на свекровь, и та развела руками:
        - У нас путевки на следующей неделе. Мы с дедом летим и Маша. Давно уже взяли. Маша так по тебе скучала, что я не знала, как ее развеселить. Пообещала ей после завершения учебы отвезти на море, если закончит год без троек. - Она обернулась к сыну: - Глеб, если Анечку выпишут, можно ей с нами? Море пойдет на пользу здоровью.
        - Я позвоню туроператору, - кивнул тот.
        - Не надо. Не хочу менять климат. Лучше мы пока здесь все вопросы, связанные с моим долгим отсутствием, урегулируем, - произнесла я, бросив на супруга красноречивый взгляд. Наверное, и правда будет лучше, если дочь с бабушкой и дедушкой отдохнет, пока мы отношения выяснять будем.
        Свекровь, посмотрев на нас, решила сменить тему и развила бурную деятельность, показывая, что из еды мне принесла. Все диетическое, протертое, с учетом моего состояния. Болтала без умолку, рассказывая об успехах Маши и доставая из пакетов необходимые в больнице мелочи. Обрадовали контактные линзы, телефон и мой ноутбук.
        Маша как обезьянка висела на мне, но я отправила ее с отцом купить минералку, а сама попросила свекровь помочь мне помыться. Не знаю, когда это делали в последний раз, и до зуда в коже хотелось вымыть голову и освежиться.
        У меня со свекровью всегда были хорошие отношения, а после смерти матери она мне еще ближе стала. Золотая женщина, как бы странно это ни звучало. Никогда не лезла в нашу жизнь, но всегда горой стояла, чтобы мы с Глебом были вместе. Оставшись со мной наедине, она занялась организацией купания и попутно не стала ходить вокруг да около.
        - Анечка, я вижу, что ты все уже знаешь. Не пори горячку. Приди в себя, наберись сил. Мужики - они же дурачье. А у вас ребенок, и вы столько лет уже вместе…
        - Мама, а что бы вы сказали, если бы это я другого мужика в дом привела, пока Глеб лежал в больнице?
        - Так это же мы! Нашла с кем сравнивать. Мы же женщины, хранительницы семейного очага. В семье все от женщины зависит.
        - Мам, а он к вам с ней приезжал?
        - Нет, конечно! Еще чего. У меня есть одна невестка, и другой мне не надо. Не хватало ребенку еще новых стрессов. Она ведь не маленькая уже.
        - А если любовница уже беременна?
        - Насколько знаю - нет. Главное, что ты в себя пришла. Уверена, что теперь все наладится.
        - Мама, ее беременность - это же вопрос времени.
        Свекровь поджала губы, скривившись.
        - Значит, будет помогать, если головой думать не может. Но это не дело - бросать одного ребенка ради другого.
        - Да, и будем мы жить одной большой шведской семьей. И внуков к вам по расписанию возить - в одни выходные он со мной, а в следующие с ней.
        - Аня, он такой дурак, что все рушит! Такой, как ты, он больше не найдет.
        - Уже нашел и благополучно заменил. Мам, я не буду устраивать скандалов. Если ему хорошо с ней, то насильно мил не будешь. Мне бы сейчас в себя прийти. Вы не знаете, почему я в кому впала?
        - Глеб рассказывал, что ты перестала их узнавать, устроила истерику, всех напугала. Вызвали «Скорую», но до ее приезда ты потеряла сознание. Думали, что тромб или кровоизлияние повлияли на память, но томография ничего не показала. В больнице ты еще раз приходила в себя, но потом впала в кому. Врачи не понимали, в чем дело. Мы с Машей каждые выходные к тебе приезжали сначала, но она так рыдала после этого, что у меня сердце разрывалось. Извини, но я забрала ее к себе, решив сменить обстановку. Глеб не справлялся. В третьей четверти она нахватала двоек, но в четвертой мы все исправили и годовые нормальные.
        - Спасибо вам, что присмотрели.
        - Да разве она чужая! Но сейчас главное - твое здоровье. Поправляйся и не думай о плохом. А я с Глебом поговорю.
        - Не надо! Чтобы он потом обвинял, что вы разрушили любовь всей его жизни? Кого ни попадя он бы в дом не притащил. Значит, все серьезно.
        - Еще чего! Вы семья! А это все от одиночества и дури. Будь умнее и наберись терпения.
        Я не стала спорить. Не потому, что ее слова меня убедили, а просто не видела смысла. Они уезжают на отдых, а мы в это время подадим на развод и решим, как делить имущество. В одном она права - мне нужно как можно быстрее становиться на ноги.
        Глава 28
        Искупавшись и переодевшись, я вновь почувствовала себя человеком, а когда сделала легкий макияж, еще и женщиной. Свекровь одобрительно кивала, считая, что я ради Глеба стараюсь, но я делала это для себя и дочери, не желая пугать ее своим бледным видом. Пусть видит, что с мамой теперь все хорошо.
        Они просидели у меня несколько часов. Глебу я написала список необходимых мелочей, и он воспользовался предлогом, умотал за покупками. А я отводила душу, общаясь с дочерью и слушая ее рассказы о том, как она жила. Со свекровью больше ни о чем важном не говорили. Но когда вернулся Глеб с покупками, она красноречиво скосила на него глаза, мол, смотри, какой заботливый. Но как по мне, такая услужливость - это просто от чувства вины.
        Время посещения заканчивалось, и они ушли, а я устало откинулась на подушку. Что бы там ни думала себе свекровь, но между нами с мужем точно все закончено. У меня к нему вообще никаких чувств не осталось, даже праведной злости. За это время я столько всего пережила, что предстоящий развод казался мелочью жизни, а не проблемой. Было бы из-за чего переживать.
        Я включила телефон, первым делом зашла в интернет, проверить почту. Куча писем по работе, но связываться с клиентами и хоть как-то заявлять о себе пока не стала. Как и звонить друзьям. Потом, все потом. Вот наберусь сил, приду в себя…
        Усмехнулась от того, как двояко это прозвучало. Если подумать, я уже вернулась в себя. Интересно, как там Анника? Истерит, обнаружив себя замужней, или радуется, что получила назад свое тело? Как бы там ни было, но Дарстен изменился и уже не тот надменный, самоуверенный аристократ, для которого жена пустое место. Если не дура, оценит и попробует наладить с ним жизнь. Все равно деваться ей некуда.
        «А Дарстен брачный браслет все же выкупил», - улыбнулась про себя.
        Немного защемило сердце при воспоминаниях о наших баталиях. Сейчас, оценивая события уже отстраненно, можно признаться, что в том мире чувствовала себя как никогда живой и сильной. Мне нужно было бороться, отстаивать себя, и я доказала, что могу выстоять, способна на это. Жизнь с Глебом была похожа на трясину, которая затягивала, а теперь я всей душой хотела перемен.
        Открылась дверь палаты, и появилась целая корзина цветов. Первой мыслью было, что это Глеб вернулся. Такие шикарные жесты были в его стиле. Но, увидев вошедшего, потрясенно округлила глаза.
        - Я вас убью! - воскликнула я, желая огреть этой же корзиной некроманта. Нет, жалко. Лучше отхлестать букетом Глеба, вот тех цветов не жалко. От искренности чувств дарителя все равно до завтра завянут.
        Берийский выглядел как киноактер, заглянувший с благотворительным визитом в больницу. Приоделся в современную одежду. Выглядел стильно и безумно сексуально. По белой рубашке рассыпались алые блестящие волосы, которые он обрезал по лопатки. Сочетание красного и белого было сногсшибательным.
        Дениэль тоже потрясенно уставился на меня, изучая. Конечно, сегодня я уже ожила и не валялась бледной немощью на постели.
        - Вы где шлялись? - вызверилась на него похлеще любой ревнивой жены. - Вам не приходило в голову, что я с ума схожу от беспокойства? Вы где ночевали? Откуда у вас деньги?
        - Аня, со мной все хорошо, - отмер он, закрывая за собой дверь.
        - Это ненадолго! - кровожадно пообещала я. - Вы чем думали, когда на столько времени исчезли?
        - О, я счастлив! Когда о тебе думает красивая женщина…
        - Дениэль, не заговаривайте мне зубы! Радуйтесь, что я не некромант, а то бы я вас сейчас прибила, потом подняла и опять прибила, а потом прикопала бы в тихом месте, водрузив на могилу клумбу, что вы с собой притащили. Вы откуда такой красивый? Банк ограбили?
        Берийский стоял и счастливо улыбался, еще больше выводя из себя.
        - Нет, удачно пристроил пару камушков, что с собой захватил. Вы же говорили, что они здесь в цене.
        - Куда вы их могли сдать? Без документов? Вы понимаете, что вас могли убить, ограбить!
        - Аня, все в порядке. У вас прекрасный мир.
        - И вы пустились во все тяжкие? - сузила я глаза, сканируя его взглядом.
        Цветущий вид некроманта невероятно бесил. Он выглядел довольным, как повеса, вернувшийся после кутежа с красотками. На такого у нас будут пачками вешаться. И где он провел ночь? Или лучше спросить - с кем?
        - Дениэль, вы же взрослый мальчик. Вернее, далеко не мальчик. Надеюсь, мне не надо вам рассказывать о безопасном сексе? Вы хоть знаете, сколько у нас болезней, передающихся половым путем? Да самая невинная на вид девушка может иметь такой букет, что вам ни один целитель не поможет!
        Предупреждению не вняли, лишь еще шире заулыбались, не впечатлившись. Вот только не хватало, чтобы он с Земли подцепил что-то. Прекрасный подарочек будет.
        - Не переживайте, у меня есть специальный артефакт на этот случай.
        Р-р-р!!! Интересно, он меня специально дразнит? Или серьезно?
        - А вы уверены, что он в нашем мире работает? - вышла я из себя.
        - Хорошо, я понял. Никаких отношений с другими женщинами.
        Что-то мне в этом не понравилось, но разобраться не успела.
        - Что за крики у вас здесь? Время посещения закончено, - в палату вошла медсестра, недовольно хмурясь.
        - Оу, это моя вина. Простите за опоздание, я на минутку. Такая красавица не должна хмуриться, это разбивает сердце, - заворковал Берийский. Метнулся к тумбочке, выхватил букет Глеба и всучил медсестре, целуя ручку. Как почувствовал, шельмец, что я этот веник уже к его наглому лицу примеряла.
        - Только недолго, - смягчилась девушка и, улыбаясь, вышла.
        - И куда вы опять собрались? - поинтересовалась я. Известие, что он заскочил только отметиться, мне не понравилось. Ведь как пить дать вляпается в неприятности.
        - Аня, у нас мало времени, скоро появится Максимилиан. А вы в таком виде, - сказал он уже с озабоченным лицом.
        - Откуда вы знаете? И что не так с моим видом? - оскорбилась я.
        - Последствия ритуала, я это чувствую. А с вами все в порядке, и даже слишком. Вы же не хотите мешать воссоединению молодой семьи? Не нужно давать поводов для сожаления и пустых надежд. Поэтому пообещайте, что как только откроется портал, вы изобразите спящую и дадите мне вести разговор.
        Я только рот открыла, не находя слов.
        - Ведь так хорошо вчера лежали, - расстроенно вздохнул некромант.
        - Ну, знаете! И вы зачем мой букет отдали? Вдруг его мне подарила дочь, не думали?
        - Безвкусный набор, который продают в ваших цветочных лавках? Девочка для мамы подарила бы что-то с душой. Не жадничайте. Посмотрите, какое разнообразие, - указал он на свою корзину. - Я не знал ваших предпочтений и собрал на свой вкус, чтобы порадовать.
        - Я из-за вас столько нервов потеряла, что одним букетом не отделаетесь!
        - Хорошо. Все, что захотите. А сейчас глаза закройте! - приказал он напряженно.
        Воздух задрожал, идя рябью… И я закрыла глаза, непонятно почему подчиняясь.
        - Как она? - услышала я обеспокоенный голос Дарстена и с трудом сохранила неподвижность.
        - Еще слаба. Устала. Сегодня родные приходили - дочка с мужем, - сообщил некромант, как будто сам присутствовал при нашей встрече. - Как Анника?
        - Истерику закатила, узнав, что уже замужем. Грозилась рассказать о портале в иной мир. Пришлось напомнить, что пострадает сама в первую очередь, покрыв позором имя матери. От кого еще она могла тайных знаний набраться? Обвиняет во всем мачеху, но врет, похоже. С чего бы той с ней делиться, ведь сам знаешь, что передают самым близким и доверенным, а всем известно, что они ненавидели друг друга.
        - Если она сболтнет…
        - Нет, я за этим прослежу. Память матери для нее святое.
        - Ты куда? - забеспокоился некромант, когда шаги приблизились к моей кровати.
        - Это принадлежит Ане. - Дарстен что-то положил на тумбочку.
        - Не стоит. Вряд ли это понравится ее мужу.
        - Это подарено ей, - с нажимом повторил Максимилиан. - Пусть сама решает, что с этим делать.
        - Она оскорбится! - зашипел Дениэль, когда раздался приглушенный звон монет.
        - Не хочу, чтобы она хоть в чем-то нуждалась. А золото ценится во всех мирах.
        Ого! Судя по всему, меня одарили дорогими подарками. И чего Дениэль дергается, как будто платят из его кармана?
        - Максимилиан, это уже точно лишнее! - Голос некроманта задрожал от напряжения, когда постель прогнулась.
        Мою ладонь сжали, и я боролась с искушением открыть глаза и взглянуть на Дарстена. Но что я ему скажу? Будь счастлив? Прости, ты мне успел понравиться, но, видимо, не судьба?
        Дениэль прав, не надо давать надежд и поводов сожалеть. Его жена - Анника, их брак подтвержден печатями на ауре. Пусть будут счастливы. Надеюсь, не поубивают друг друга. Хотя после моих военных действий скандалы с Анникой его только позабавят.
        Меня погладили по щеке.
        - Прощай, Аня, - с нежностью произнес лорд, недолго бывший моим мужем.
        «Прощай!» - мысленно ответила я.
        - Возвращаемся, - встав с постели, решительно сказал он некроманту.
        - Пожалуй, я тут задержусь.
        - Ты шутишь?
        - А почему нет? Это интереснее, чем изучать болота. О распоряжении короля известно, искать меня не будут, - произнес Дениэль. Вот же плут! Интересно, что он изучать собрался? Глубину декольте и длину юбок наших женщин?
        - Думаешь, мне заняться нечем, кроме как проверять, когда ты нагуляешься, и неоправданно рисковать, нарушая закон?
        - Сделаем якорь. Я хочу осмотреться, поживу здесь. К тому же присмотрю за Аней. Вдруг ей понадобится помощь, а местные врачи будут бессильны, - надавил он на больное. Так и захотелось его стукнуть! Ради собственных интересов такими темпами меня и в умирающие запишет.
        - Вы еще тут? А вы откуда здесь? - раздался удивленный голос медсестры, обнаружившей, что гости моей палаты множатся.
        - Красавица, покажите нам выход, - заворковал Берийский. И уже совсем другим тоном сказал Дарстену: - Идем. Я знаю одно местечко, где нам не помешают.
        Стук двери, удаляющиеся шаги, и в палате повисла тишина. Приоткрыв глаза, осмотрелась. Пусто. На тумбочке возле кровати лежали бусы с подвеской-сердцем, подаренные мне Дарстеном. Взяла тяжелое украшение в руку. Жемчуг холодил кожу, а бриллиант бросил россыпь радужных бликов на постель. Жутко подумать, сколько это стоит. Тут же миллионы долларов!
        Еще на тумбочке появился увесистый такой мешочек из замши. Потянула его на себя и поняла, что одной рукой не подниму, тяжелый. Даже заглядывать не стала, догадываясь, что там золото. Щедрость Дарстена растрогала до слез. Родной муж из дома поспешил выбросить, а я с ним сколько лет прожила. Максимилиан же после нескольких месяцев нашего брака одарил по-царски.
        Берийский вернулся, когда уже стемнело. Появился в лучших традициях фильмов ужасов. Погас свет, в коридоре обеспокоенно заговорили медсестры, скрип открываемой двери - и темная фигура просочилась в мою палату. Не закричала я лишь потому, что в этот момент переписывалась с дочерью и свет от экрана давал возможность хоть что-то видеть.
        - Не прошло и года, - мрачно прокомментировала я явление некроманта.
        - Скучали? - улыбнулся тот, возвращая освещение.
        - И надолго вас оставили здесь?
        - Пока не надоем.
        «Как, вы даже чаю не попьете?» - едва не вырвалось у меня. Но положа руку на сердце была рада его присутствию. Он и подарки от Дарстена были вещественным подтверждением того, что мне ничего не приснилось и я была в другом мире. Да и беспокойство за этого несносного типа не давало погрузиться в переживания о маячившем разводе. Вот что бы я делала, если бы не он? Злилась бы на то, что пока я валяюсь в больнице, какая-то баба ходит по моему дому, спит в моей постели, пьет из моей чашки…
        Так, стоп! Первым же делом, как выпишусь, поеду заберу свои вещи. А в данный момент вернемся к насущной проблеме. И я окинула некроманта ироничным взглядом.
        - Или пока не вляпаетесь в неприятности? Дениэль, будьте осторожны.
        - Аня, мне приятно ваше беспокойство обо мне, но я боевой маг. Верьте в меня хоть немного, - рассмеялся он. - Я в таких переделках бывал…
        - Отлично, расскажете как-нибудь за бокалом вина о ваших героических похождениях. А сейчас я чувствую ответственность за вас, и не надо пропадать, испытывая мои нервы на прочность. Вам нужно телефон купить, чтобы мы были на связи! - осенило меня.
        - Обижаете. Уже! - Он достал из кармана айфон. Вот же ушлый тип! Когда успел только? - Диктуйте номер.
        - Как вам симку продали без документов?
        - Попросил милую девушку оформить на себя.
        Я лишь закатила глаза и назвала свой номер. Его скорости адаптации можно было лишь позавидовать. Некромант позвонил мне, и я добавила его в контакты. После этого стало немного спокойнее, хоть какая-то связь.
        - Вы видели? - Он приподнял полотенце, которым я укрыла деньги и украшение.
        - Да. Максимилиан очень щедр.
        Вот умеют некоторые мужчины оставить о себе хорошее впечатление, как бы ни косячили в прошлом. Я ему даже брачную ночь простила.
        - Давайте я это заберу, пока вас не отпустят. Хранить здесь негде, а у ваших родных могут возникнуть вопросы. Решите потом, как этим распорядиться.
        Если золота было не жалко, то вот к бриллиантовому сердцу рука сама потянулась и сжала. Не то чтобы я не доверяла Дениэлю, но расстаться с подарком не могла. Не из-за его стоимости, а из-за воспоминаний, связанных с ним.
        Под укоризненным взглядом надела бусы на шею. И спрятала под одеждой.
        - Аня, и как это понимать? Вы не доверяете мне? - изумился он.
        - Не говорите ерунды! Глупо не доверять тому, кто держал в руках твою душу. Просто пусть будет у меня.
        - Теперь я вижу, что вы настоящая женщина, раба украшений. Не в силах и на миг расстаться с побрякушкой, - поддел некромант.
        - Дениэль, идите лесом! - огрызнулась в ответ, но Берийский лишь рассмеялся.
        - Ладно, нужно будет вам что-нибудь поинтереснее подарить, чтобы не цеплялись за эту безделицу.
        Швырнула в него подушкой, которую он, посмеиваясь, поймал.
        Глава 29
        Из больницы меня забирал Глеб. С Машей приехал, трус. За все время, что я лежала в больнице, мы так наедине и не остались, а выяснять отношения по телефону не хотелось. Если и перебрасывались с ним репликами, то о мелочах, старательно обходя тему нашего будущего.
        Это дочка прыгала от радости, что меня выписали. Муж явно испытывал противоположные эмоции, но был сдержан. Машуня же и тему скользкую подняла, спросив с детской непосредственностью, когда мы сели в машину:
        - Папа, а мы теперь когда домой поедем?
        Муж бросил на меня быстрый взгляд через зеркало. Что? Решил, я ее надоумила, что ли?!
        - Медвежонок, зачем же сейчас переезжать? Ты послезавтра улетаешь. Да и маме будет лучше на природе.
        - Тогда мы после возвращения переедем? - продолжала настаивать она.
        - Тебе что, не нравится у бабушки?
        - Нравится, - вздохнула она. - Но я хочу вернуться в свою школу.
        - Сейчас же лето, вы не учитесь, - натянуто усмехнулся Глеб.
        - Папа, но мои друзья все в городе!
        - Глупости. Ты же не оставишь маму. А ей важен свежий воздух.
        - Мы можем в парке каждый день гулять. Там озеро.
        - Посмотрим.
        Я молчать в тряпочку тоже не собиралась.
        - Глеб, а где моя машина?
        На рождение дочери он подарил мне «Сузуки Лиана», и пусть прошло уже девять лет, моя старушка резво бегала, причем без единой серьезной поломки за все время, исправно проходя ТО.
        - Я ее продал.
        - Продал? - опешила я. - Как ты это сделал? Она же оформлена на меня.
        - Думаешь, мне легко было оплачивать твое пребывание в отдельной палате и уход? - со злостью набросился он на меня. - Ты бы видела счета!
        Машуня притихла, не привыкла к скандалам между нами, а я переваривала новость, стиснув зубы.
        - Я чего-то не знаю? Дела на фирме не очень и ты разорен?
        - Давай не сейчас.
        - А когда, Глеб? Я имею право знать. Мы вместе ее создавали, и деньги я свои вкладывала.
        - Когда это было, - сквозь зубы процедил он.
        Ах так…
        - Завтра я хочу заехать на квартиру, забрать некоторые мелочи.
        - Я занят.
        - А я нет. Значит, возьму такси. А если ключи не подойдут, то вызову слесаря и снесу дверь. Я там прописана, и мы женаты. Имею право. А если бегают неучтенные тараканы, то выселю с полицией. Так ты позаботься, чтобы не было ненужных встреч.
        - Не начинай при ребенке! - побелел муженек, сжимая руль.
        - Как скажешь. - Я и сама еле сдерживалась. И то ради Маши. Пусть узнает о разводе после возвращения. Не хотела портить ей отдых. Но каких усилий мне это стоило! - Так завтра?
        - Завтра, - процедил он, награждая убийственным взглядом. Но после аррха Коурстена… Нет, не впечатлил.
        Некоторое время мы ехали в молчании, но первой не выдержала дочка:
        - Мама, у нас дома что, тараканы?
        - Да. Представляешь, стоило мне попасть в больницу, как квартира сразу запаршивела. Лезет всякая гадость из щелей. Не переживай, выведу.
        - Фу! Тогда я не поеду завтра с тобой. А так домой хотелось…
        - Да, Машунь, лучше в другой раз.
        Глеб лишь скрежетал зубами, но мне было плевать.
        Он уехал сразу, как отвез нас к свекрови, не заходя в дом. Сослался на дела. Маша даже не расстроилась, привыкла, что отец постоянно занят. Наверное, и хорошо, что она у бабушки с дедушкой жила. Единственная внучка, те с нее пылинки сдувают. И привыкла уже, что папа не живет рядом, легче будет адаптироваться после развода.
        Зато мы провели потрясающий день с Машей и родителями мужа. С ними у меня с первого дня установились хорошие отношения. Они хоть и пенсионеры уже, но свое дело имеют - сеть аптек в городе. Главное, организовали, когда свекровь на пенсию вышла. Начинала с аптечного киоска, но дело пошло и разрослось. Они квартиру сменили на загородный дом в коттеджном поселке, два года назад окончили ремонт и переехали. Глеб был далек от родительского бизнеса, но деньгами в первое время на его организацию помог.
        И вот парадокс, бабушка с дедушкой тоже заняты делами, но время на воспитание Маши нашли, а отцу его катастрофически не хватает. Конечно, любовница важнее!
        Вечером позвонил Дениэль. Мы с ним каждый день созванивались, и не по одному разу. Расспросив, как я, поинтересовался планами на следующий день.
        - С какой целью интересуетесь?
        - Мне нужна ваша помощь.
        - Что случилось? - тут же насторожилась я.
        - Вернее, ваши документы.
        - Вы там, случайно, не кредит собрались на мое имя оформлять? - пошутила я.
        - Не совсем. Присмотрел себе апартаменты и хочу снять на год. Давайте оформим договор на ваше имя?
        - Хорошо. Без проблем, - выдохнула я.
        - Куда мне за вами заехать?
        - Встретимся в городе. Около трех вас устроит?
        - Да, вполне.
        - Тогда до завтра, я позвоню, и уточним место, - свернула я разговор, так как дочь заинтересованно прислушивалась.
        Звонок некроманта выбил из колеи. Похоже, Дениэль собирался здесь основательно обосноваться. На год. Приличный срок. Его дома не потеряют? Хотя время здесь бежит быстрее.
        «Интересно, что он себе выбрал?» - гадала я, засыпая.
        Утром следующего дня позвонил Глеб.
        - Сегодня с двенадцати до четырех квартира свободна. Ты когда подъедешь? - без лишних предисловий начал он.
        Вот не будь у меня встречи с Дениэлем, обязательно бы встала в позу и сказала, что приеду в пять. А так прикинула время на дорогу и холодно ответила, что буду в час. Скинула вызов, не прощаясь.
        Свекровь одобрительно смотрела, как тщательно я собираюсь на встречу. Боже, дай мне сил! Хорошо, что всего один день остался до их отъезда. Не хотелось портить им отпуск известием о разводе. Пусть отдохнут нормально, с хорошим настроением. Оставив их собирать чемоданы, вызвала такси.
        Приехав к дому, увидела машину Глеба. Ждет, красавец. А ведь разгар рабочего дня. По его утверждению, у него и минуты лишней нет. А тут какая честь, выкроил. Или боится, что я квартиру разнесу? Зря. У меня другие планы.
        Подъезд открыла своим ключом, а вот дверь Глеб. Уже ждал, когда выйду из лифта. Наверное, услышал писк домофона.
        - И к чему все это? - спросил он, когда я вошла в квартиру.
        Не отвечая, прошла в комнату. Не разуваясь.
        Осмотрелась. Первое, что бросилось в глаза, - исчезли наши совместные фотографии. Даже Маши нет. Прошла к шкафу в гостиной и открыла дверцу. Смешно, на полочке лежали спешно сложенные фотографии в рамочках, на которых Глеб с брюнеткой. Молоденькая, не больше двадцати пяти на вид. Но я знала, что ей двадцать два. Марта Васильевна - прежняя секретарша - уволилась три года назад, и у Глеба стали меняться девочки в приемной, с каждым разом становясь все моложе и моложе.
        Вот эта Катенька, новая секретарша мужа, любезно предлагала мне кофе, когда я заезжала в офис. Одевалась скромно, очки на носу. А тут яркий макияж, облегающие платья. Мне стоило сделать пару звонков старожилам на фирму, чтобы узнать, что после того, как я загремела в больницу, они перестали скрываться. А уже через два месяца Катенька переехала к нему.
        Надо же, они уже и на отдых слетать успели. На одном из фото позировали на фоне моря и пальм.
        Я увидела свою шкатулку с драгоценностями и открыла. В глаза бросился золотой браслет с сапфирами. Не мой. Сережки с изумрудами. Что взбесило - все это лежало вперемешку с моими украшениями.
        - Денег нет? - Резко развернувшись, я швырнула в Глеба браслет. - Да? - В него полетели сережки.
        - Не начинай!
        Узнала свою цепочку, но на ней висел не мой кулон. Расстегнула и брезгливо бросила его на пол.
        - Хорошо, не буду.
        Глеб проследил, как кулон покатился по полу, но не сделал попытки поднять.
        - Давай поговорим. Не устраивай цирк.
        Просмотрев украшения в шкатулке, я сунула ее себе в сумку. На эмоциях сложно сказать, все ли на месте, но если чего моего нет, потом верну.
        - Давай поговорим, - повторила я, проходя и садясь в кресло. - Начинай. Твои предложения.
        Глеб прошел по комнате и встал напротив меня.
        - Мы разводимся.
        - Согласна.
        - Если разменивать квартиру, сможем получить лишь две однушки. Иначе нужна доплата.
        - И?
        - Я готов взять кредит и купить тебе однокомнатную квартиру в хорошем районе.
        - А эта остается тебе?
        - Да.
        - Маша растет. Ты не думал о том, что нам там будет тесно?
        - Вот об этом я и хотел с тобой поговорить, - оживился Глеб. - Маше будет лучше остаться у родителей. К школе она уже привыкла. Не надо ничего менять. Ты можешь видеть ее каждые выходные. И устраивать личную жизнь. Тебе я буду помогать деньгами, пока ты не устроишься на работу. А Маше на восемнадцать лет подарю квартиру.
        О как! Гениально!
        - Вижу, ты все продумал.
        - Это оптимальный вариант.
        - Ты хочешь опеку над Машей?
        - Да. Суд в любом случае тебе ее не доверит. Ты не работаешь, была в коме, и вся забота о ребенке легла на меня и родителей.
        - Я поспорю насчет этого. И у меня есть лучший вариант. Завтра мы провожаем наших в отпуск и подаем заявление на развод. Это хорошо, что ты готов взять кредит и купить однушку. Покупай. Себе! Эту квартиру оформляешь дарственной на Машу. На фирму и твои деньги я не претендую. Алименты на ребенка платишь, будут падать на ее счет. Опека Маши за мной. И это не обсуждается! Иначе, - я холодно улыбнулась ему, - я сотру тебя в порошок. Не забывай, сколько лет мы вместе и что я стояла у истоков фирмы. Да и до последнего ты все мне рассказывал. Я знаю все о твоих темных делишках и об уходе от налогов. Аудиторская проверка, да с моими знаниями где искать, от фирмы рожек и ножек не оставит. А потом я солью информацию твоим партнерам, где, кого и на сколько ты нагрел. В довершение тебя будет ждать долгий, изматывающий развод.
        Я встала, разгладив несуществующие складки на юбке, и взглянула на Глеба.
        - Время подумать - до завтра. Иначе начинаю опись имущества и буду доказывать права на фирму. Да, понимаю, что прошло много лет и деньги я тебе без юридического оформления дала, но я приведу трех свидетелей, которые подтвердят передачу денег. Я добьюсь того, что на время тяжбы счета фирмы арестуют, а с учетом затяжного развода… Думай, Глеб, думай. Это я еще заявление в полицию о мошенничестве и подделке подписи на тебя не написала. Не надо было продавать мою машину и Катеньке «Мазду» покупать.
        - Какая же ты тварь! - побелел от ярости муженек. - Я же тебя урою!
        - Давай, - холодно усмехнулась я. - Это же я при живом муже привела любовника в дом, дочь сбросила на родителей, а машину и цацки отдала тому, кто хорошо сосет. Ой, пардон! Трахается.
        Слов Глеб не нашел, а я оглядела его с ног до головы. Стильная стрижка, благородная седина в висках, холеный вид. Под сорок, подтянутый, но брюшко уже выделяется. Интересно, как долго Катенька будет смотреть на него с восхищением?
        - Глеб, я предлагаю разойтись тихо лишь ради дочери. Иначе бы начала мстить долго, со вкусом и наслаждением. Будь мужиком - оставь квартиру дочери и уходи. От фирмы мне нужны алименты, которые будут идти на Машин счет, откладываясь на будущее. Сама решит потом, что с ними делать. Думаю, на этом все. Надеюсь, ты примешь правильное решение, поэтому оставшиеся вещи забирать не буду.
        Цокая каблуками, я пошла на выход. А муж так и остался стоять, прожигая меня взглядом.
        Что, удивлен? Домашняя кошечка отрастила коготки и зубки. Нет, он и правда думал, что я позволю вышвырнуть себя из дома и отобрать ребенка? Идиот!
        Не стоило ему недооценивать меня или себе отводить слишком значимую роль в моей жизни. Думал, что если я столько лет дома с ребенком, то без него не проживу? Надеялся, что я осознаю свое ничтожество и тихо уползу зализывать раны в купленную мне конуру?
        Да даже не будь денег Дарстена, я бы все равно уверенно смотрела в будущее! Запас на личном счету у меня есть, при любом раскладе хватило бы на первое время, по работе клиентов можно вернуть или обзавестись новыми. А квартиру, в которую вложила столько сил, никогда бы не позволила отобрать у моего ребенка!
        Выйдя из подъезда, я вдохнула полной грудью, чувствуя себя так, будто избавилась от давящего груза. Надоело все эти дни сдерживаться и притворяться, что все нормально. Да и Глеб разыгрывал из себя заботливого супруга, а на деле уже распланировал всего лишить.
        А вот с этим он просчитался! Привык за последние годы, что я не устраиваю скандалов, и рассчитывал, что и сейчас уйду тихо. Обломись, милый!
        Недалеко от нас находилось уютное кафе, и я пошла туда перевести дух за чашечкой латте. Встреча отобрала изрядно сил, и хотелось присесть. Несмотря на всю мою уверенность, после разговора коленки подрагивали.
        Сделав заказ, набрала Берийского.
        - Дениэль, я в городе.
        - Говорите адрес, я приеду, - тут же отозвался он.
        Я продиктовала, и некромант отключился. С недоумением посмотрела на телефон. Что значит «приеду»?! Он на машине? Надеюсь, не за рулем. Я не камикадзе - ехать с человеком без опыта вождения и не знающего правил движения.
        От нечего делать я наблюдала через окно за прохожими. Кофе давно выпито, мороженое съедено. Сделала на автомате заказ. Обычно кофе мне, а сладкое Маше, но исправлять не стала.
        Вскоре мое внимание привлек припарковавшийся черный «Хаммер». Не машина, а танк на колесах. У меня глаза округлились, когда из него вышел Берийский. Слава богу, со стороны пассажира. И то некроманта я узнала по яркой шевелюре. Светло-голубые джинсы, белая футболка, стильные очки кардинально изменили его образ. Он напоминал рок-музыканта или киноактера. Не хватало только цветных татуировок на руках.
        Пружинистой походкой Дениэль направился в сторону кафе, а я зависла, изучая его гибкое, спортивное тело с рельефными мускулами, которые только подчеркивала облегающая футболка. И загореть успел где-то так, как будто вернулся с юга.
        Махнула официантке, прося счет. Та кивнула, но тоже зависла, увидев входящего Берийского. К моему столику они подошли одновременно. Причем девушка шла, не сводя глаз с иномирного красавца. Как не споткнулась, бедная…
        - Чего-нибудь желаете?
        - Аня, надеюсь, я не заставил вас долго ждать? - произнесли они одновременно.
        Официантка бросила на меня быстрый оценивающий взгляд и, не посчитав серьезной соперницей, лучезарно улыбнулась:
        - У нас сегодня акция. Берете один кофе, второй в подарок.
        - Аня? - вопросительно посмотрел на меня Дениэль, сняв очки.
        - Нет, я уже все. - Я протянула ему руку, и он галантно помог подняться. Но ладонь не отпустил, поцеловав пальцы. - Если только ты хочешь кофе?
        - Не в такую жару. Поехали?
        - Минутку.
        Высвободив руку, я достала из сумочки деньги и положила на стол.
        - Подождите, мне нужно выбить чек, - расстроенно произнесла девушка.
        - Не надо.
        - И проверить счет, - уже настойчиво произнесла она. - Минутку.
        Так и хотелось закатить глаза. Посетителей немного, трудно забыть, что я заказывала, а оставленной суммы хватало с лихвой. Но, схватив деньги, официантка метнулась к стойке, а я перевела взгляд на Дениэля, который не сводил с меня улыбающихся глаз.
        - Вы сегодня прекрасно выглядите, - сделал он комплимент.
        - Это если сравнивать с нашей первой встречей в больнице? - весело поддела я.
        Вот же льстец! Глядя на себя в зеркало, я прекрасно видела излишнюю худобу и бледность, которые совсем не красили. От меня прежней только глаза остались, которые сияли на осунувшемся лице. Нужно время, чтобы прийти в форму.
        - Не напоминайте об этом! Я эту Аннику придушил бы за то, что она с вами сделала, - неожиданно в голосе некроманта прорезалась злость. - Вы с ее телом были осторожнее.
        - Как посмотреть. Пусть лучше больница, чем если бы она пустилась во все тяжкие и я бы, очнувшись, обнаружила себя замужем за незнакомцем.
        Дениэль хотел что-то сказать, но ему не дали.
        - Ваш счет! - материализовалась рядом с нами официантка. Только протягивала чек-бук почему-то не мне, а Берийскому.
        Тот нехотя взял настойчиво предлагаемую кожаную папочку и открыл. Скосив глаза, я увидела сдачу и номер телефона на счете. Захлопнув чек-бук, он передал его мне.
        Я положила папку на стол, сдачу оставила на чай и развернулась уходить.
        - Чек возьмите, - пискнула девушка нам в спину.
        - Вы предлагаете взять его мне? - обернулась я. Официантке хватило совести покраснеть.
        Взяв Дениэля под руку, я пошла на выход. Вот не понимаю такой настойчивости. Если бы он хотел, то забрал бы номер телефона. А так откровенно навязываться - только унижаться.
        - Не хочу, чтобы вы сравнивали себя с ней, - произнес Берийский, когда вышли на улицу.
        - С кем?! - не поняла я, так как в этот момент думала об официантке.
        - С Анникой. Вы всего лишь выполнили волю ее отца, а она едва не лишила вас жизни.
        - Оставим Аннику. Лучше скажите, откуда у вас этот монстр, - кивнула я на «Хаммер».
        - Не нравится? - нахмурился Дениэль.
        - Не в этом смысле. Он впечатляет. Кто за рулем?
        - Водитель. Я не понимаю, как вы ездите в этих металлических коробках без защитных заклинаний. Это же опасно! Данная модель по своим показателям показалась мне надежнее остальных.
        Кто бы спорил!
        Он открыл передо мной заднюю дверцу и помог сесть. Да уж, как в карету.
        - Добрый день! - поздоровалась я с коротко стриженным мужчиной за рулем, по внешнему виду больше напоминающим телохранителя. Мне молчаливо кивнули в ответ, просканировав взглядом.
        Дениэль обошел машину и сел ко мне. Распоряжений никаких не давал, мы сразу тронулись. Видимо, маршрут был утвержден заранее.
        - Мы в офис риэлтора? - спросила я.
        - Нет. Хочу, чтобы вы посмотрели вначале.
        - Хорошо.
        Стало приятно, что ему интересно мое мнение. Вообще, некромант прекрасно вписался в современную жизнь. А манеры аристократа лишь придавали ему изысканности.
        - Как вам здесь? - невольно вырвался вопрос.
        - Интересно, - плутовато улыбнулся он.
        Ну да! Кто бы сомневался. Хотелось еще о многом спросить, но не при чужом человеке. Пришлось набраться терпения. Но было жутко интересно, как он устроился и чем занимается.
        Мы припарковались у современной высотки. Выяснив предпочтения Дениэля в транспорте, я уже сомневалась, что он выберет себе скромную квартиру.
        Берийский вышел и обошел машину, чтобы открыть мне дверцу, но наперехват ему выпорхнула из красной машины блондинка. Он остановился, улыбаясь ей, а я приникла к окну, рассматривая девушку. На высоченных каблуках, фигура как у манекенщицы, белокурые волосы до пояса. Но одета в офисную одежду - белую блузку и юбку-карандаш до колен. На лице дорогие очки в тонкой оправе, придающие ей интеллигентный вид.
        Холеная красотка вовсю флиртовала с Берийским, и было видно, что они хорошо знакомы. Его пассия? Тогда зачем он моим мнением насчет жилья интересуется? Мне уже надоело сидеть и любоваться на них. Хотела сама выйти, но тут о моем существовании вспомнили: Дениэль шагнул к машине, открывая мне дверцу и помогая выйти.
        Улыбка красотки в первый момент несколько увяла. Она впилась в меня взглядом, но вскоре вновь засияла безмятежным оскалом уверенной в себе хищницы. Мне же оставалось стиснуть зубы от непреодолимого желания тут же посетить косметолога, парикмахера, визажиста и пройти спа-процедуры. Резко ощутила, что мне давно не восемнадцать. Унизительно, что уже второй раз за день представительница молодого поколения оценила меня столь низко. Умеем мы, женщины, одним пренебрежительным взглядом размазать.
        Красотка продолжала щебетать:
        - Район хороший, тихий. Парки, пруды. При этом до центра близко. И до метро недалеко, - добавила девушка лично для меня и опять перевела взгляд на Берийского. - В подземном паркинге у вас место на три машины.
        «Риэлтор», - дошло до меня. И, судя по внешнему виду, работающая с вип-клиентами.
        У меня немного затекли ноги, и я пошатнулась на каблуках. Дениэль поддержал и тут же предложил мне локоть. Чтобы немного позлить фифу, взяла его под руку.
        Мы пошли внутрь здания. Уже по одному мраморному холлу можно было догадаться, что нас ожидает элитное жилье, но к такому я готова не была. Да даже сними он шикарный особняк в викторианском стиле, я бы не удивилась. А тут полностью современный стиль. Семиметровые потолки, три уровня. Поразило наличие бассейна, сауны, спортивного зала, лаунж-зоны. Панорамные виды из окон, наличие трех террас. Кинотеатр, кальянная, настоящий камин, а не имитация. В количестве санузлов запуталась. Три спальни, одна из которых явно девчачья, для подростка. Гардеробных штук пять, современная кухня с полным фаршем техники, хозяйственная комната со стиральной машинкой, сушкой для белья, гладильной и инвентарем для уборки.
        Мне подумать было страшно, сколько может стоить это гнездышко миллионера, но сомневаться в платежеспособности некроманта не приходилось. Оглядывая все это великолепие, я порядком устала. На лбу выступили капельки пота, и, заметив это, Дениэль усадил меня в кресло.
        - Как вам здесь?
        - Впечатляет.
        - Оформляем?
        - Я бы хотела посмотреть документы.
        Дьявол, лучше бы я этого не делала! Увидев сумму в контракте, я вначале удивилась, что аренда на год стоит удивительно дешево для всего этого великолепия, но потом перечитала еще раз, поняла, что это сумма за месяц, и тогда у меня едва сердечный приступ не случился.
        Второй я чуть не схлопотала тут же, прочитав, что все повреждения клиент устраняет за свой счет, кроме форс-мажора не по его вине вроде потопа, пожара и стихийных бедствий. Тут я зацепилась по полной. Что, если трубы прорвет? Или, позвольте, если холодильник сгорит, нам новый покупать? Обычно если сдают с техникой, то ремонт техники за счет арендодателя, если поломка не по вине съемщика. А если царапину на мебели обнаружат, реставратора вызывать? А как доказать, что она была уже на момент сдачи жилья? Нет уж, будьте добры приложить список всей мебели с оценкой ее изношенности и повреждений от независимой компании. Как не вы? Милочка, с вашими комиссионными это не наша головная боль! Вы же будете требовать деньги за повреждения, так почему мы должны за других платить?
        В общем, к концу нашего общения фифа краснела, бледнела, вспотела и яростно меня ненавидела. Извините, в договоре будет мое имя. Мне потом в бега подаваться, если что? Некромант за всем этим цирком наблюдал с легкой улыбкой. Риэлторша пыталась бросать на него жалобные взгляды, но Дениэль дал понять, что решаю здесь я и он полностью меня поддерживает во всех претензиях.
        Когда мы покидали сии апартаменты, девица выглядела уже не так блистательно, как в начале нашего знакомства, и от обольстительной улыбки остался кислый оскал. Она пообещала все пункты обсудить с руководством, но я не удержалась и заметила, что подобных вариантов масса и пусть не затягивают, иначе мы и поинтереснее предложения найдем, и с лучшим отношением к клиентам. Где не пытаются дополнительно развести на деньги.
        Глава 30
        Отъезд вышел суматошный. Приехал Глеб, и мужчины грузили вещи, а свекровь напоследок повторяла, как часто и сколько нужно поливать ее любимые цветы. Их в доме было много, и над каждым растением она тряслась. Дочь носилась по дому, радостная, что едет к морю. Видя ее ничем не замутненное счастье, я ни капли не жалела, что молчала о разводе.
        Удивительно, но Глеб при встрече вел себя нормально, как будто и не было между нами неприятного разговора. Свекровь тихонечко вздыхала, с затаенной надеждой глядя на нас. Спрашивала, как прошла встреча, и я ответила, что хорошо. Видимо, она напридумывала себе, надеясь на наше примирение. Даже то, что домой я вернулась одна, ее не смутило. Дениэль подвез меня до шлагбаума коттеджного поселка, а дальше я сказала, что прогуляюсь пешком, не желая светить его машину. Погорячилась, однако. Еле дошла до дома, периодически отдыхая на скамеечках. Хорошо еще, что их в достаточном количестве на территории.
        По дороге в аэропорт я села назад с дочкой, обнимаясь с ней, и по пути ловила частые взгляды Глеба на нас. Зная своего мужа, не сомневалась - он что-то задумал. И не удивилась, когда он предложил заехать пообедать, после того как наши улетели.
        - Что ты решил? - Я посчитала нужным сразу прояснить ситуацию, как только мы сделали заказ.
        - Анют…
        Я внутренне скривилась от такого обращения. Разве не лицемерие так нежничать?
        - Давай не будем все рушить.
        Хм, можно подумать, это я все разрушила!
        - Ты как себе это представляешь? - поинтересовалась у него.
        - Мы сколько лет вместе. У нас дочь. Ты представляешь, какой удар это будет для Маши!
        Ну с этим бы я поспорила. Удар для нее был, когда она была вынуждена переехать к бабушке, сменить школу в середине учебного года и навещать бесчувственную мать.
        - И что ты предлагаешь? - Мне стало даже интересно.
        - Давай оставим все как есть.
        - Это как?
        - Вы вернетесь домой, и будем жить как прежде.
        Я откинулась на спинку дивана и во все глаза уставилась на Глеба. Самое интересное, он предлагал это на полном серьезе! И смотрел так проникновенно, как будто не расчленял только вчера взглядом.
        - Хм, то есть мы живем дальше, как будто ничего не случилось?
        - Да, - кивнул с облегчением Глеб. - Так будет лучше для всех.
        - Мы продолжаем играть в идеальную семью…
        - Ну почему сразу «играть»? - вскинулся он.
        - Ты продолжаешь потрахивать Катеньку уже не в нашей квартире, но приходить ночевать к нам. Спим мы и дальше в одной постели друг к другу попами, или раз в год ты будешь и меня трахать по праздникам от доброты душевной?
        Муженек скривился от моей грубости, но мне было все равно.
        - А мне на радостях от такого счастья и дальше наглаживать тебе рубашки, варить борщи и таскать в зубах тапочки?
        - Зачем ты так? И в моей холодности ты сама виновата. От тебя никакой инициативы, а я на работе пашу как вол.
        Хотела я сказать, что вспахивает он Катенькины поля, оттого и устает, но не стала. Какой смысл что-то доказывать и обвинять, если решила расстаться.
        - Глеб, хочешь искать виноватых? Пусть буду я. Ведь и правда больше тебя не хочу, все перегорело. Давай прекращать этот балаган. Пообедаем и поехали в загс, подадим заявление. Ты квартиру на Машу перепишешь?
        - Тебя только это интересует? - зло прищурился он.
        - Да, - не стала отрицать я. - Это наследство нашей дочери, купленное частично и за мои деньги и нажитое за годы нашего брака. Я не хочу, чтобы на нее претендовала твоя следующая жена.
        - Ты не думаешь, каким ударом станет для Маши наш развод?
        - Не большим, чем если бы она приехала домой и увидела в нашей квартире хозяйничающую чужую тетку, - парировала я. - И о каком ударе речь? Она уже привыкла видеть тебя лишь по выходным. Так хоть куда-то гулять ходить вместе будете.
        У него не нашлось аргументов мне возразить. Я ведь расспросила дочь, как они проводили время, когда он приезжал. Никак. Лежал на диване с телефоном. Максимум мог в магазин за продуктами с ней съездить. Все!
        - Глеб, давай не будем затягивать. К тому же я нас уже и к нотариусу записала, недалеко от загса.
        - Так была уверена в моем согласии? А я сегодня не могу. Занят! - Он вальяжно откинулся на спинку дивана.
        - Зато я свободна. И время написать в налоговую письмо у меня есть. А заявление о разводе я и без тебя подам. Так по-хорошему будем расставаться или по-плохому, Глеб? - прищурилась я.
        Супруг вымотал мне все нервы. И пусть я вынудила его поступить так, как хочу, за это услышала много чего нового о себе. Основным было то, что я еще к нему приползу за помощью, неспособная сама себя обеспечить. И хорошо, что алименты будут поступать на счет Маши и я ими не смогу воспользоваться, как и разменять квартиру на меньшую при надобности. Он еще посмотрит, как я покручусь с ребенком. Сама буду просить, чтобы забрал Машу.
        Никогда не думала, что в нем столько яда и злости. Когда закончили с бумажными делами, он дал по газам, умчавшись в закат. А у меня как будто разом закончились все силы. Присела на металлическую ограду заборчика, думая, что делать дальше. Возвращаться в пустой загородный дом родителей Глеба не хотелось.
        Достав из сумки телефон, набрала Машку, лучшую подругу со времен студенческой жизни. Я и дочь в честь нее назвала, а она свою Аней. Но жизнь развела нас. Дружить семьями не получилось, и встречались только на дни рождения да созванивались от случая к случаю - узнать, как дела.
        У супруга ее была пекарня, и они все силы отдавали семейному бизнесу, заодно воспитывая троих детей. У них была дружная семья, они с мужем все делали вместе. Наверное, я и отдалилась от Машки, чтобы не видеть контраста с собственной семьей и не нагружать ее своими проблемами. Да и работа в последние годы заняла все мое свободное время.
        - Анька! - радостно закричала подруга в трубку. - Ты пришла в себя?!
        - Уже.
        Стало стыдно, что за все время даже не подумала позвонить ей, занятая своими проблемами.
        - Лечу к тебе в больницу!
        - Не надо. Меня уже выписали. Давай встретимся.
        - Ты дома?
        - Нет. С Глебом сегодня заявление о разводе подали.
        - Так, я еду к тебе! Ты где сейчас?
        Я назвала адрес и попрощалась. Закинула голову, рассматривая голубое небо без единого облачка. На душе была такая пустота, что хоть волком вой.
        Наобнимавшись, как будто вечность не виделись, завалились с подругой в ближайшую кафешку. Маша тарахтела без умолку. Ругала, что я ей сразу не позвонила, и тут же спрашивала, почему решила порвать с Глебом. Рассказывала, как приезжала ко мне в больницу много раз, что оплачивала массаж и занятия по разработке моторных функций. Именно благодаря этому мои мышцы не в таком плачевном состоянии, как могли бы быть. Глеб не мог не знать, но ни слова не сказал!
        Маша была сгустком чистой кипучей энергии, и рядом с подругой я отогревалась. Повинуясь импульсу, рассказала ей правду. Мы слишком давно знакомы и много чего пережили вместе, чтобы она побежала звонить в психушку, а мне нужно было выговориться. И я говорила об Аннике, перемещении в другой мир, Дарстене, моем коротком замужестве и возвращении…
        - Я бы тяпнула чего покрепче от таких новостей, но тебе нельзя, а я за рулем, - потрясенно выдохнула она.
        Звонок моего телефона раздался внезапно.
        - Некромант, - пояснила я Машке и ответила.
        - Аня, вы не заняты? - спросил он.
        - Относительно. С подругой встречаюсь. Сегодня я свободна - как от родных, отправила их в отпуск, так и от супруга.
        - Вас развели?
        - Еще нет, пока только заявление подали.
        - Вы можете съездить со мной, подписать документы насчет аренды? Они учли все ваши замечания.
        - Без проблем.
        - Куда за вами заехать?
        Назвала адрес и отключилась.
        - Некромант? Живой, настоящий? - сделала круглые глаза подруга.
        - Сейчас сама увидишь. Ничего, что я уеду? Он без документов, нужно ему жилье оформить.
        - И оплатить? - тут же насторожилась она.
        - Нет. Платит он за все сам. Не переживай, - рассмеялась я. - Что он, что Дарстен - высокородные аристократы.
        Пока ждали Дениэля, рассказала о нем подробнее, упомянула, что он друг Дарстена и мой как бы муж был. Один день.
        - О my God! - воскликнула подруга, когда я указала ей на подъехавшего некроманта. Сегодня он был во всем черном, отвечая имиджу, только волосы полыхали на солнце. - Знаешь, я бы тоже на твоем месте Глеба бросила, если бы рядом со мной такой красавец крутился.
        - Мы только друзья.
        - Ты дура? - возмутилась она.
        - Маш! - зашипела я, так как Берийский приближался. - Я развожусь. Мне вообще не до этого.
        - Не рычи. Как раз повод пуститься во все тяжкие, отыгрываясь за бездарно прошедшие годы.
        - Леди. - Некромант остановился возле нашего столика и поклонился.
        - Маша, знакомься. Это Дениэль, мой друг. Дениэль, это моя лучшая подруга, Мария.
        - Рад знакомству!
        Он склонился поцеловать ей руку, а Маша одними губами произнесла: «Надо брать!»
        Я закатила глаза от ее желания меня сосватать, но мгновенно вспомнила наше студенческое прошлое. Тогда она так же указывала мне на интересных кавалеров. Жаль, но я, кроме своего Глеба, никого не видела в то время…
        Дениэль пристально рассматривал мою подругу, заставив ее даже немного порозоветь от смущения, что дорогого стоило. Машу в этом мире мало что может смутить, она у нас бойкая. Я испытала на какой-то момент неприятный укол от такого откровенного внимания к подруге. Так и хотелось сказать, что у нее любимый муж и трое детей, тут без вариантов. И сразу же устыдилась своего собственнического порыва.
        - Вы позволите мне похитить вашу подругу? - галантно спросил некромант.
        - Порядочные похитители женятся, иначе нечего без толку похищать.
        - Маша! - ахнула я, смутившись от ее ворчливого замечания.
        А вот Берийского этим не проймешь. Он расплылся в улыбке, напоминая блудливого кошака, и проворковал:
        - Я учту. Вас подвезти?
        - Спасибо, но я на машине, - отказалась она.
        Мы расплатились и пошли на выход. Машка проследила с задумчивым видом, как он усаживает меня в машину, и помахала рукой.
        - У вас интересная подруга, - заметил Дениэль, когда мы отъехали.
        - Да?
        - Светлая. Не думал, что встречу такую здесь.
        - Что вы имеете в виду? - переспросила я, так как у него это прозвучало по-особому.
        - Есть такие люди, которые способны аккумулировать кайо внутри себя и щедро делиться им с окружающими. У них много друзей, их обходят несчастья, близкие не болеют. Таких женщин еще с детства забирают в храм Пресветлой и делают жрицами. Они несут добро и утешение людям. Часто обладают ясновидением.
        - Машка? Да ладно! - недоверчиво воскликнула я, но потом задумалась.
        Насколько знала, ни она, ни дети с мужем ничем серьезнее насморка не болели. Компании у них дома всегда шумные собирались. В их магазинчике при пекарне Маша за стойкой часто стоит, и тогда от покупателей не протолкнуться. И Глеба моего она недолюбливала всю жизнь. А вот после общения с ней получаешь такой заряд позитива, что жить хочется!
        - Если она захочет, то у нас ей создадут все условия для комфортного проживания.
        - Сомневаюсь, что Машу этим прельстишь. У нее здесь свое дело, семья, дети и проживание более чем комфортное. Ради чего срываться? Деньги? Им хватает. Титул с землями? Смешно.
        - Считаете, что это ничего не стоит?
        - Много ли стоит титул, когда любого аристократа король может нагнуть и поиметь в той позе, какой пожелает? Извините за грубость.
        - Не понимаю.
        - Вам Максимилиан не говорил, почему согласился на обмен?
        - Ну как же, Анника…
        - Нет, дело не в ней. Эдвард сделал ему такое предложение, от которого отказаться невозможно, а согласиться немыслимо.
        По лицу некроманта я поняла, что он ни сном ни духом. Но, бросив взгляд на затылок водителя, который не мог не греть уши, произнесла:
        - Напомните рассказать, когда будем одни.
        Дальше мы просто молчали. Не знаю, как Берийский, а я переваривала новость насчет подруги. Забавно, у меня дар разума и перемещения плюс дар земли, Маша вообще светлая. Не много ли одаренных на квадратный метр? Так оглянись по знакомым, может, еще с даром кто-нибудь нарисуется. Ха-ха!
        В агентстве мы подписали все бумаги и стали обладателями жилья на год. Дениэль зазвал меня в гости под предлогом того, чтобы я посмотрела женским взглядом и составила список, что нужно купить. Не сильно-то я и сопротивлялась, времени свободного все равно вагон.
        Потом съездили в ближайший гипермаркет, где купили вещи первой необходимости. Ведь мебели куча, а постельного белья, подушек, одеял, полотенец, мыльных принадлежностей нет, как и столовых приборов с посудой. Может, у хозяев она серебряная или золотая, раз все выгребли. Шкафы кухонные пустые, только техника бытовая осталась.
        По возвращении я с ног валилась. Дениэль заказал ужин из ресторана, и мы устроились отмечать новоселье у разожженного камина. Он заказал бутылку дорогого вина, и мы дегустировали его из новых бокалов. Я почти сразу поплыла, чувствуя, что уже никуда не поеду.
        - Дениэль, выделите мне сегодня спальню? - спросила ради приличия.
        - Почему только сегодня? Формально это ваш дом. Оставайтесь.
        - Как это? - У меня даже глаза открылись, и накатывающая сонливость сбежала от удивления.
        - Аня, во?первых, здесь есть бассейн, а плаванье вам сейчас будет полезно. Как и тренажерный зал. Ваше физическое состояние оставляет желать лучшего.
        - Я планировала записаться на тренировки, - оправдалась я, немного задетая критикой.
        - Не надо никуда записываться, здесь все под рукой. Я лично буду следить за вашими занятиями и контролировать нагрузки.
        - Эм-м… - У меня даже слов не было.
        - Аня, есть целая система восстановления после ранений и долгой неподвижности. Я вам помогу прийти в форму. А вы поможете мне обжиться здесь, наполнить дом необходимыми вещами.
        - Дениэль, мне не хотелось бы вас стеснять. К тому же я обещала поливать цветы в доме свекрови, пока они на отдыхе.
        - Здесь полно места, о каком стеснении речь? А цветы польете, съездим, как раз и вещи возьмете. И не спорьте! Отказ не принимаю. Лучше скажите, что там такого король Эдвард Максимилиану предложил? Признаться, вы меня заинтриговали.
        - Ах, это! - Я уже и забыла за суматохой. - Я случайно подслушала их разговор. Как раз в тот день, когда вас наградили поездкой на болота. Эдвард поставил его перед фактом, что как только я рожу Дарстену первенца, второй ребенок будет от него. Король хочет одаренных детей, а у нас совпадение по магии.
        Некромант изменился в лице, не поверив.
        - Этого не может быть! Вы что-то не так поняли.
        - Поверьте, там все звучало предельно ясно, - невесело усмехнулась я. - Максимилиану посоветовали быть благодарным, что король подождет. К тому же там опыты над одаренными решили организовать, раз на развитие моих способностей так повлияла травма головы и потеря памяти. Даже думать не хочу, что ждет бедных девушек! Король ясно дал понять, что если не будет результатов, он придет за мной. Для всех Максимилиан отошлет меня в провинцию, а на самом деле король упрячет в укромном месте и будет навещать, пока я не понесу. Ребенка заберет себе и сам займется воспитанием. Моего согласия, как и Дарстена, спрашивать никто не собирался. Как он сказал, будем обязаны подчиниться. Так что у вас не Эдвард Справедливый, а Урод Монарший. Вспоминать противно.
        Я глотнула вина, запивая горечь воспоминаний, и закончила:
        - Словом, основную роль в согласии Максимилиана вернуть Аннику было то, что при встрече с его величеством ее магия никак не взаимодействовала с королевской. Защитить жену от поползновений короля Дарстен никак не мог, а давать пользоваться не хотелось, пусть даже и королю. А теперь он скажет, что память к Аннике вернулась и удивительный всплеск способностей исчез. По крайней мере, мы на это с ним надеялись. Я хоть и зла на Аннику, но такого бы не пожелала.
        Может, Эдварду и удалось бы соблазнить ее возвратом родового имения, но думать об этом не хотелось. Мерзко.
        Возможно, и эксперименты над девушками прекратят, когда поймут, что всплеск способностей если и был, то кратковременный. Время покажет.
        Мой рассказ испортил непринужденную атмосферу вечера. Не сговариваясь, мы убрали за собой, загрузив все в посудомойку, и пошли стелить постели. Делали все вместе, распаковывая купленные вещи. Вначале застелили мою постель, а потом я отложила себе пару полотенец для душа, захватила комплект постельного белья, всучив некроманту подушки и одеяло, и пошла в его спальню, которая находилась рядом с моей. Возражений, что он справится сам, не слушала. Уже видела, как несколько минут наволочку крутил, не в силах найти потайную молнию.
        Затем возились, разбирая мелочи для ванной комнаты. У Дениэля была своя отдельная в спальне, и я сгрузила в ней все мужское, а себе заняла в конце коридора, утащив туда цветочные ароматы и унисекс. Если бы знала, что ночевать останусь, то купила бы женский банный халат и ночнушку. Вообще, вопрос, в чем спать, стал ребром. В одном белье неудобно, вообще без белья провокационно. Закончилось все тем, что пошла на поклон к некроманту.
        - Дениэль, можно мне футболку? - Я заглянула к нему, предварительно уведомив о своем появлении стуком, и чуть не застонала в голос, проглотив слова: «Хоть какую-нибудь».
        Мужчина раздевался и только что стянул с себя черную футболку, радуя взгляд обнаженным торсом. Пояс был расстегнут, как и верхняя пуговица джинсов.
        - Эту? - удивился он.
        - А еще есть? Или рубашка. Мне спать не в чем, - держа лицо и стараясь сильно не поедать его взглядом, произнесла я.
        - Сейчас посмотрим, - улыбнулся Дениэль.
        Пройдя по комнате, подошел к кожаному саквояжу на стуле и вытащил белую рубашку. Из вещей своего мира.
        - Эта подойдет?
        - Более чем! - Лучше не придумаешь. Длинная, шелковая, свободная. - Если не жалко.
        - Для вас Аня, ничего не жалко, - чувственно произнес он, подходя ко мне.
        Скомканно поблагодарив, я взяла рубашку и сбежала, неожиданно смутившись. А вот нечего на меня голым торсом напирать, играя мускулами!
        Уже лежа в постели, думала о том, а где некромант раньше ночевал? Где был все эти дни? Как получил наши деньги и в таком количестве? Он молчал, а я понимала, что спросить сама об этом не смогу. Некультурно, да и он отчитываться не обязан.
        Но ведь предложил мне пожить у него, значит, водить женщин и закатывать вечеринки не собирается. Эта мысль успокоила, и я заснула.
        Ведь если будет иначе, я точно сбегу.
        Глава 31
        Я так и осталась жить у Дениэля. Рядом с ним было на удивление комфортно, хоть он и оказался очень требовательным тренером. Ежедневно гонял меня в тренажерном зале, плавание, массаж, который тоже делал мне сам. Просто после рук массажистки, найденной в интернете с массой положительных отзывов, я кряхтела от боли во всем теле на следующий день.
        Допуск к моему телу Берийский аргументировал так: «Я некромант и знаю строение человека лучше, чем любой целитель». Я хоть и шутила, что он просто ищет повод меня полапать, но руки у него были волшебные. После его массажа чувствовала себя как заново рожденной.
        Днем мы ездили по магазинам, покупая разные вещи для дома. Постоянно всплывало, что чего-то не хватает. В общении как-то незаметно перешли на «ты». Много гуляли в парке, благо в нашем районе их было несколько. Дениэль знакомился с нашей культурой, историей. Вечерами ходили в кино, посещали музеи, картинные галереи, церкви. Христианство его очень заинтересовало.
        Мы вообще не расставались, если только для сна. Впервые я с мужчиной проводила столько времени вместе, и он меня не раздражал, я от него не уставала, не хотелось побыть одной. С ним я как будто заново открывала современную жизнь, наслаждаясь благами цивилизации.
        Но и другой мир не отпускал полностью. Дениэль настаивал на медитациях и работе с энергией кайо. Но то, что у меня получалось в теле Анники, в моем буксовало. Причиной были пресловутые энергетические каналы, которые нужно разрабатывать! Некромант настаивал, чтобы я занималась, и мы тратили по несколько часов в день. Он считывал мою ауру, чистил чакры, направляя свою энергию. Странные ощущения: вроде и не дотрагивается, но идет тепло и покалывание легкое. Но сама я управлять энергией не могла, хотя и знала уже, как это делается, благодаря тренировкам с Дарстеном.
        - Ден, я безнадежна! - застонала во время очередной тренировки, сидя в позе лотоса. - Зачем мне вообще это надо?
        - Во-первых, разработка каналов - залог твоего крепкого здоровья, а во?вторых, со временем ты сумеешь строить порталы даже здесь. Я потом достану для тебя нужную литературу. И не ворчи, никогда не знаешь, что пригодится в жизни.
        Сегодня он расположился позади, давая тихие указания и руководя упражнениями, а заодно что-то там отслеживая.
        - Меня Максимилиан учил строить порталы. На малые расстояния у меня уже хорошо получалось.
        Недолгое молчание, но я почувствовала напряженные флюиды.
        - Даже так… Тогда чего ты молчишь, что опыт есть!
        - Я не чувствую энергию.
        И вообще, почему я должна оправдываться, как будто в чем-то виновата? Впервые он говорил со мной в таком тоне. Но возмутиться мне не дали.
        - Руки на колени ладонями вверх, - прозвучало властно, а сам некромант пересел, крепко зажав мои бедра своими и прижавшись к спине.
        За время нашего общения я привыкла доверять ему и выполнять все, что говорит, поэтому сначала сделала, а потом только удивилась столь тесному контакту.
        - Аня, сосредоточься!
        Его ладони зависли над моими, и я совершенно неожиданно оказалась в его объятиях. Воздух между нашими ладонями стал нагреваться, а потом как будто обрел плотность. Он накрыл мои руки, и я ощутила, как что-то осязаемое проникает сквозь кожу вместе с прикосновением. И движение энергии внутри, которая распространяется по моему телу.
        - Я чувствую! - потрясенно воскликнула, запрокидывая голову. Во мне бурлили радость, неверие. Ведь считается, что на это нужны годы. Но сейчас получилось!
        Как? Почему? У меня было столько вопросов, но все исчезло, когда губы обжег голодный поцелуй.
        Не буду врать, что я об этом не думала. Невозможно проводить столько времени с привлекательным мужчиной, чтобы ни разу не проскользнули фривольные мысли. Но я гнала их от себя. Да и после поцелуев в беседке по заказу Дарстена не хотела в очередной раз чувствовать себя доверчивой дурой.
        Лучше просто дружба, нечего все усложнять. Но мою попытку отстраниться пресекли, зафиксировав голову рукой и не давая уклониться. Если в прошлый раз он меня соблазнял, ожидая отклика, то сейчас действовал как захватчик. Даже не так - как берущий свое по праву.
        - Какого черта? - Я с трудом разорвала поцелуй, ощутив, как вторая его рука накрыла низ живота. - Ты что делаешь?
        - А непонятно?
        - Нет. В прошлый раз ты целовал по просьбе друга ради проверки на верность. А сейчас что проверяешь?
        - У тебя застой сексуальной энергии.
        Мужские пальцы поглаживали живот, вызывая непроизвольные сокращения мышц внутри. Пресловутые бабочки? К демонам! Уж лучше глисты.
        - Да что ты говоришь? Хорошо, я займусь этим вопросом, - пообещала язвительно, уклоняясь от его губ.
        - Мы сейчас им и займемся.
        - Спасибо, но я найду, с кем его решить, - отказалась я, продолжая бороться и тяжело дыша.
        - Хватит! Доигралась! - Дениэль завалился со мной на пол, придавив своим телом. - Зачем же искать, когда все нужное рядом?
        - Надолго ли? - спросила я со скепсисом, не прекращая сопротивляться, в то время как он коленом развел мне ноги, втискиваясь между ними. - Предпочитаю продолжительные отношения.
        - Договорились.
        - Что?! - От удивления я даже сопротивляться перестала.
        Некромант тут же воспользовался ситуацией, устраиваясь поудобнее и давая почувствовать свои, хм… твердые намерения. И надавливал в самом чувствительном месте, только одежда разделяла нас.
        - Дениэль!
        - Аня, расслабься. Дай насладиться моментом, когда мои фантазии сбываются.
        - Фантазии?!
        - Ты, я… мы наедине, и ты в полной моей власти.
        Он фантазировал насчет меня?! Сегодня действительно день потрясений!
        - Уверена, что в твоих фантазиях была Анника, а не я.
        - Анника всего лишь молоденькая дурочка. Ты делала ее особенной, твой характер заставлял считаться с ней, не сводить с нее глаз. Твой острый язычок так не вязался с юной внешностью, она как плохо сшитый костюм портила все, вызывая недоумение. А вот сейчас ты настоящая, без ноток фальши. И моя.
        Ну, с последним утверждением я бы поспорила, если бы не находилась в полнейшем шоке от происходящего.
        - И что ты собираешься делать?
        - Я думал, мои намерения более чем очевидны - обладать тобой. - Дениэль качнул бедрами. - Планировал дождаться твоего развода, но сама виновата. Не собираюсь ждать, пока на тебя еще кто-нибудь претендовать начнет.
        Он «планировал»?!
        Да не может быть! Бред.
        - Ты же скоро вернешься обратно. Давай обойдемся без интрижек, - стараясь сохранять здравомыслие, привела я аргумент.
        Но некромант лишь усмехнулся:
        - Меня радует твой серьезный настрой. Хорошо, я остаюсь.
        - Дениэль, ты бредишь? У тебя титул, земли…
        - Которые я получил после войны. Я не отпрыск древней династии и не должен продолжать род. Тебя это смущает?
        - Меня?! Нет. - В данный момент меня смущали совсем другие вещи, такие, как наш неожиданно слишком тесный контакт, который обещал стать еще теснее.
        - Вот и хорошо.
        - А… - только и успела сказать я, как меня опять поцеловали, недвусмысленно давая понять, что время разговоров прошло.
        Его руки столько раз скользили по моему телу во время массажа, но я реагировала спокойно, как на приеме у врача. Сейчас же все изменилось. Мужские ладони забрались мне под футболку, и прикосновения высекали искры. Его напор, уверенность воспламенили меня почти мгновенно.
        Разум еще пытался проанализировать и разложить по полочкам столь стремительно меняющийся формат наших отношений, а тело предало практически сразу, сдаваясь на милость захватчика. И я послала здравый смысл куда подальше. Кому мне хранить верность? Глебу? Смешно. Не предаем ли мы Дарстена? Так я ему больше не жена, у него есть Анника, а у меня даже с ауры печать ушла. Разве не сожалела я, что не Дениэль мой муж? Сейчас у меня была возможность проверить, каково это - быть с ним. И мне все нравилось!
        В поведении Дениэля исчезли легкость и насмешливость. Всегда чувствовала, что его мягкость обманчива, внутри этот мужчина по твердости характера поспорит с металлом. Он требовал подчинения, сам вел в чувственном танце, но за мою покорность дарил яркое наслаждение, как никто чувствуя меня, реагируя на малейший отклик моего тела.
        С ним слово «отдаться» обретало новый смысл. Он владел мной безоговорочно, но за мое полное доверие страсть переплеталась с нежностью, и я испытывала трепет, как будто он не тело, а душу держал в своих руках.
        Коврик для йоги - не самое удобное место для занятия сексом, но все случилось настолько стремительно, что нам было не до комфорта. Уже потом он перенес меня к себе в спальню, избавляя от остатков одежды и раздеваясь сам.
        Навис надо мной на вытянутых руках, охватывая всю взглядом. Карие глаза заискрились, и тут у него вырвался смешок вместе с приглушенным ругательством.
        - И что это значит? - поинтересовалась я.
        - Радуюсь подарку Пресветлой.
        - Подарок - это я?
        - Тому, что ты моя, - перефразировал он.
        - Уверен? - немного поддразнила его.
        - Более чем, но если у тебя остались сомнения… - проурчал он, как большой кот. И мы пошли на второй раунд.
        Когда мы проголодались и сделали набег на кухню, я решила прояснить некоторые моменты, пока разогревался ужин. Дениэль как раз открывал вино, а я достала бокалы.
        - Ден, ты серьезно хочешь остаться в нашем мире?
        - Разве ты не здесь хочешь жить?
        Я даже зависла от такой постановки вопроса. Как это связано?!
        - Но я здесь родилась. В вашем мире мне было тяжело привыкнуть к бесправному положению женщин и необходимости преклоняться перед тем же королем. Сам видишь, у нас здесь все по-другому. Но ты там рожден, неужели все бросишь?
        - Ты хочешь, чтобы я ушел? - Он искоса взглянул на меня. С обнаженным торсом и распущенными пламенными волосами Дениэль был похож на падшего ангела. Нереально красивый и при этом греховно-искушающий.
        - Нет!
        Я еще не сошла с ума - отказываться от такого мужчины.
        - Значит, я остаюсь, - произнес он и с хлопком вытащил штопором пробку, как будто ставя точку.
        - Вот так просто?! Тебя отпустят? Тот же Дарстен, ваш Орден великих магов? - Татушка на шее некроманта с их знаками отличия напомнила мне об этой организации. Может, у них как в мафии - пожизненное членство, а выход только через смерть.
        - Путь в этот мир знает лишь Максимилиан, а не в его интересах распространяться об этом. Думаю, меня хватятся не раньше, чем через год. Но на болотах легко затеряться и сгинуть.
        - Ты уверен?
        - А ты? - Он взял у меня из руки бокал и наполнил.
        Мне захотелось его стукнуть. Излюбленная манера Берийского отвечать вопросом на вопрос, при этом уходя от ответа, временами бесила.
        - В чем, Дениэль? - Я теряла терпение.
        Он молча забрал у меня второй пустой бокал, наполнил и поставил на барную стойку. Развернулся ко мне.
        - То, что мы дальше идем по жизни вместе, даже не обсуждается. Решай, в каком из миров мы будем жить. Но исходя из того, что уже твоя магия может среагировать на короля, я бы не рисковал.
        - Ты мне предложение делаешь?! - ошалела я.
        - Нет.
        - Нет?! - Я уже возмутилась тем, что он мне голову морочит, но Дениэль улыбнулся.
        - Предложение делают, надеясь на согласие, а ты уже моя, и тут без вариантов.
        - Что-о-о?
        - Аня, я бы на твоем месте не возмущался, сама меня в храме окольцевала, - уже в открытую засмеялся некромант.
        - Лорд Берийский, а вы не охамели?
        - Что вы, леди Берийская, я бы заметил. Но раз вы настаиваете, мы, пожалуй, повременим с ужином! - Схватив в охапку, некромант потащил меня из кухни.
        Польстило, что он причислил меня к своей фамилии, но то, что не желает говорить серьезно, вызывало протест.
        - Ден!
        - Да, согласен. До спальни далеко! - Дениэль свернул к дивану в гостиной и уронил меня на него.
        Он невозможен! Но злиться всерьез не получалось, сама с трудом сдерживала смех. Но ответ на один вопрос я собиралась получить.
        - Ты уверен, что хочешь быть со мной? - Я уперлась ладонями ему в грудь, не давая поцеловать и запудрить мозги.
        Находясь лицом к лицу, я видела, как он в первый момент хотел отшутиться, но под моим взглядом стал серьезным.
        - С того момента, как защелкнулся на моей руке брачный браслет.
        Прозвучало искренне и до безумия приятно. Но постойте!
        - Да ладно? - Я скептически изогнула бровь. - Помнится, ты был готов тогда меня придушить.
        - Будем считать, что я оценил твою ловкость.
        - Ловкость?!
        - Ты же поймала завидного жениха.
        - Ну, знаешь… - Я уже всерьез стала отпихивать его от себя.
        Но некромант навалился сверху, перехватывая руки и заводя их вверх.
        - Но чем больше я с тобой общался, тем меньше мне хотелось избавиться от этих уз. Я завидовал другу и решил держаться от тебя подальше, - нашептывал он, усмиряя мою обиду.
        - Я бы не сказала, что это тебе удалось.
        - Вот видишь! - обвиняюще воскликнул Дениэль. - Уже тогда я не мог без тебя. Будь добра, неси ответственность за свои поступки!
        Прозвучало требовательно и настолько комично, что я прыснула. Вот почему мне рядом с ним одновременно хочется смеяться и в то же время придушить нахала?!
        - Аня… моя Аня, - перемешивая с поцелуями, шептал он. И спорить с этим больше не хотелось.
        Эпилог
        Дни до возвращения дочери пронеслись как один миг. Они прилетали вечером, и мне едва удалось уговорить Дениэля отпустить меня к свекрови домой, поговорить и сообщить новость о разводе. Он хотел, чтобы мы вместе приехали их встречать в аэропорт, а уже оттуда с дочерью вернулись к нам домой.
        Ага, вот уж будет шок! Как по мне, мой вариант, где я дожидаюсь всех за городом, готовлю ужин и потом мы с Глебом сообщаем новость о нашем расставании, намного лучше. С трудом, но мне удалось убедить в этом некроманта. И договориться, что он заберет нас утром с вещами. Просто я представляла, какая буча поднимется.
        Собственно, так и произошло. Глеб встретил родных в аэропорту и привез домой. Судя по радостным и оживленным лицам, он им ничего не сказал. Я к их приезду накрыла на стол. А после застолья объявила, что у нас важные новости.
        - Не хотели говорить до вашего отъезда, чтобы не портить отпуск, но мы с Глебом решили развестись, - ошарашила всех.
        - Вы с ума сошли?! - схватилась за сердце свекровь.
        Но меня больше заботила реакция дочери. Маша застыла, широко раскрыв испуганные глаза.
        - Почему? Любовь ушла. Глеб давно живет с другой женщиной. Мы решили разойтись тихо и без скандала.
        - Откуда ты знаешь, что давно? - вскинулся мой уже бывший муж.
        - Достаточно того, что ты жил с ней в нашей квартире, - осадила его.
        - Значит, это я виноват? Ты сама подала на развод!
        - Да. А какой смысл держаться друг за друга, если у тебя другая?
        - У вас дочь! - воскликнула свекровь. Тесть хранил пока молчание, но он и по натуре сдержанный человек.
        - Вот как раз для Маши ничего не изменится. Будет, как и прежде, приезжать к вам два раза в месяц на выходные. Глебу тоже видеться с дочерью никто не запрещает. Мы же с ней завтра возвращаемся в город.
        - Как завтра? - напрягся супруг.
        Он что, еще не переехал? Так и хотелось закатить глаза.
        - Завтра, - с нажимом повторила я. Говорить о том, что не в нашу трешку, не стала. Пусть понервничает.
        - Давайте не будем горячиться… - завела свою песню свекровь.
        - А никто не горячится. Мы уже все решили, заявление о разводе подано, и скоро суд. Финансовые вопросы мы между собой урегулировали. Квартира оформлена дарственной на Машу, на фирму и денежные счета я не претендую. Алименты на Машу будут идти на ее счет. Окончит школу, и будут средства на образование. В остальном надеюсь, что разведемся тихо и быстро.
        Немая сцена.
        - Какие деньги, счета… У вас семья рушится! - отмерла свекровь.
        - Будем честны - семьи больше нет. Зато у Маши есть папа, мама, бабушка и дедушка. Вы же никуда не деваетесь? - Я обвела их взглядом. - Маша, посмотри, что из вещей ты возьмешь с собой, а что оставишь. Собери чемодан, - решила устранить дочь от дальнейших прений.
        И они последовали. Мне больше часа выносили мозг по поводу семейных ценностей, пока я не взбеленилась и не посоветовала читать нотации Катеньке, чтобы новая невестка прониклась. Ушла в комнату дочери. Сердце пронзила ее поза - Маша сидела на кровати с опущенными плечами, свесив голову.
        - Машунь, давай поговорим. - Я подсела к ней, обняла. - Мы с тобой будем вместе, как и раньше. Бабушка и дедушка остаются, папа будет приезжать лично к тебе, станете больше общаться. Если хочешь, вернешься в старую школу.
        До нее, правда, теперь минут сорок езды, но если она согласна раньше вставать, то пусть.
        - Извини, но жить с папой после того, как он привел в наш дом другую женщину, я не могу. И жить там тоже больше не могу.
        А вот эти слова привлекли ее внимание, и она подняла голову.
        - Значит, мы завтра не уезжаем?
        - Не хотела пока говорить при бабушке, с них и так новостей хватает. Уезжаем. Только не в нашу квартиру, а другую. И я тебя кое с кем познакомлю.
        - С кем? - Плечи под моей рукой напряглись.
        - С Дениэлем. Я познакомилась с ним в больнице. Он поддерживал меня, и мы стали встречаться.
        - Мам, может, мне лучше у бабушки остаться?
        - Нет! Даже не думай! Я из комы вышла лишь потому, что меня здесь ждала ты. Если ты и отвыкла от меня за это время, то я без тебя не могу, Машунь! - Я крепко прижала ее к себе.
        - Мам, задушишь! - тут же начала барахтаться она, но было заметно, что немного повеселела.
        - Покажи фото с моря, - попросила я, меняя тему.
        Мы листали фотографии, когда к нам заглянул Глеб.
        - Тебя можно на минуту?
        - Да? - вышла я в коридор.
        - Вам завтра обязательно уезжать?
        - А чего тянуть?
        - Дай мне несколько дней. Думаешь, так просто найти квартиру?
        - У тебя было полно времени.
        - Тебе обязательно быть такой стервой? - прошипел он. - До решения суда по опеке над Машей я имею полное право там проживать.
        - Ты - имеешь. Как и я - подать заявление о подделке документов на машину. Если твоя Катя не может никак покинуть квартиру нашей дочери, то это не мои проблемы! Чтобы завтра духу ее там не было! Или с вами двумя будет разбираться полиция.
        - Истеричка! - выплюнул он, сбегая от меня как от чумной. Вскоре у дома раздался визг покрышек, Глебушка помчался в город.
        Я не понимаю, на что он надеялся?! Что мать меня переубедит и мы заберем заявление? И при этом продолжал жить с любовницей в нашем доме, не желая ничего менять. Р-р-р!
        Утром свекровь попыталась со мной серьезно поговорить. Уговаривала оставить Машу, аргументируя тем, что она привыкла у них и не надо ничего менять. Я понимала, что это они к ней привыкли, и старалась быть мягче. Поблагодарила за то, что заботились о дочке, пока я болела, но пора и честь знать. Но когда свекровь заикнулась о том, что они могут настаивать в суде на проживании Маши с Глебом, так как он более обеспечен, а я безработная, пришлось сменить тон.
        Официально работа у меня есть. Я не надеялась на авось и подстраховалась. Маша устроила меня к себе в пекарню и провела по бухгалтерии хорошую зарплату. Буду числиться у них, платя все отчисления. Так что с бумажным подтверждением платежеспособности у меня все в порядке, о чем и сказала. Задерживаться у них дальше не хотелось, и я пошла за вещами.
        Случился тихий шок, когда за нами приехал Дениэль. Родители мужа были под впечатлением как от машины, так и от самого некроманта в строгом костюме. И он еще вел себя как истинный аристократ: «Леди, рад знакомству». Я пояснила, что он долгое время жил за границей и не так давно вернулся.
        - Так вот почему ты разводишься! - понимающе выдала свекровь.
        - Дениэля я увидела впервые в больнице, когда пришла в себя после комы, если вы об этом. Он меня очень поддержал.
        И ведь не соврала ни словом! Впервые увидела в своем мире.
        - Настолько, что решилась на развод? Какой пример ты подаешь дочери?
        - Вам напомнить, с кем Глеб живет в городе? - парировала я, и свекровь поджала губы.
        - Не беспокойтесь, я позабочусь о них, - заверил некромант, усаживая нас в машину.
        Лица родителей мужа надо было видеть.
        - Давай за нас! - подняла Маша бокал с коктейлем, и мы задорно стукнулись, отвлекшись от нарезания овощей. Я уже все приготовила, остались мелочи. Да еще гусь доходил в духовке.
        - Спасибо, что выбрались к нам!
        - Я только рада! Надоело, что каждый год у нас гости, хочется самим выбраться куда-то. Из-за работы на Новый год никуда не поедешь. Сама знаешь, что пекарня открыта до последнего. А тут нырну в бассейн, выпью коктейль и буду представлять, что в отеле, - мечтательно протянула моя подруга.
        Детский визг, топот ног, и потом - хрясь!!!
        «Елку завалили», - догадалась я по звону бьющихся игрушек.
        - Данька! - Отставив бокал, подруга выбежала из кухни, а я за ней.
        - А что сразу я? Это мне Ванька подножку сделал.
        - Сам споткнулся! - огрызнулся близнец.
        На шум сверху выглянули наши дочери. Девчонки у Маши в комнате сидели, секретничали, а мальчишки в кинозале мультики смотрели, но, видно, заскучали и стали в догонялки играть. Места полно, есть где разогнаться. С террасы вернулись Илья с Дениэлем, оценивая масштаб разрушений.
        - Не страшно. Мужчины, елку поднимайте, реанимировать будем, - распорядилась я.
        - Даня, за совком! Ваня, веник!
        Подруга управляла своими разбойниками как генерал.
        - Девчонки, спускайтесь помогать! - вставила свои пять копеек я.
        Парни без споров помчались выполнять, радостные, что их не ругают. Мужчины вернули дерево в вертикальное положение. Вокруг него россыпью остались лежать разбитые елочные игрушки. Ничего, на счастье! Наш первый совместный Новый год обещал стать веселым.
        Ладно, можно считать, что падением елки поставлена жирная точка в приключениях уходящего года. Мое попадание в другой мир, восстановление после комы, развод, притирание Маши и Дениэля… Тьфу-тьфу, но сейчас все устаканилось. Не считая, правда, нервотрепки от родителей бывшего мужа. Они мне до сих пор не простили, что я так быстро нашла замену их любимому сыну, и обвиняют во всех смертных грехах. Смешно, как свекор ходил перед внучкой в одних труселях, так это нормально, а как Дениэля свекровь увидела в спортивных брюках и с обнаженным торсом, так это развращение ребенка. Выспрашивали у дочери подробности нашей жизни и потом мне нотации читали.
        Маша после возвращения от них становилась замкнутая, а теперь сама не сильно хочет ездить, находя тридцать три причины. Но, надеюсь, перерастет, да и они должны со временем успокоиться. Все же бабушка с дедушкой, родные люди.
        Удивительно, но Дениэль с Ильей, мужем Маши, сдружились. Вначале она нас к себе в гости зазывала, желая познакомиться поближе с живым некромантом, а потом мы стали частенько выбираться вместе на выходных. На пикники, на роликах покататься, зимой на лыжах и тюбингах с детьми. Моя Машка оттаяла, она ведь до этого привыкла только со мной гулять, а тут все вместе. Как и должно быть в нормальной семье.
        Дениэль увлекся разработкой охранных систем. Друг Ильи этим занимается, и они спелись. Дениэль с его помощью интегрирует плетение охранных заклинаний в нашу современность. Илья говорит, что они изобретают новый принцип действия, и это будет бомба. Но при всей увлеченности новым делом у моего лорда всегда есть время на нас.
        Вообще некромант удивительно легко влился в современную жизнь. Даже с документами как-то решил сам. Через знакомства, что успел завязать, вышел на нужных людей, и за круглую сумму ему все сделали. На права пошел учиться. От водителя с машиной мы отказались, купили джип, и сейчас я его вожу.
        - Мам, верхушка разбилась! - радостно сообщила дочь. Еще бы, она звезду хотела, а я настояла на обычной вытянутой.
        - Значит, купим звезду, - сдалась я.
        - Идем, сами разберутся тут, - потянула на кухню подруга.
        Только она взяла бокал с коктейлем, как из гостиной раздался вопль близнецов:
        - Вау!!! Дед Мороз!
        - Мы же не заказывали, - переглянулась я с Машей, и мы ринулись обратно.
        От взгляда на гостя тревожно екнуло все внутри. Старый год под конец принес еще один сюрприз.
        В темно-синем плаще, отороченном мехом, аррх Коурстена в первый момент вызывал ассоциацию именно с Дедом Морозом.
        - Нет, не похож, - покачал головой Иван.
        - Да он из камина появился! - настаивал Данька.
        Максимилиан же растерялся от такого количества людей и детей.
        - Простите, если помешал… - Тут его взгляд зацепился за Дениэля, и он изумленно воскликнул: - Ты женился?!
        - Что?! - не сдержала возгласа я.
        Дарстен оглянулся на меня и изменился в лице:
        - Аня?!
        И столько обиды в его голосе прозвучало, как будто я его предала, что невольно оправдалась:
        - Мы еще не женаты.
        - У вас печати Пресветлой на ауре!
        - Откуда? - Теперь уже я требовательно посмотрела на Дениэля.
        - Давайте пройдем в кабинет, - быстро сориентировался некромант, поняв, что пахнет жареным.
        Это было хорошей идеей - перенести выяснение отношений в другое место. Близнецы уже подкрадывались к гостю, сужая круги, а Данька тыкал пальцем брату в следы от обуви, которые шли от камина.
        - Мам, а это кто?
        - Наш друг, Машунь, - ответила дочери и поспешила за… оказывается, мужем. И за бывшим мужем. Черт, столько мужей развелось, что хоть отстреливай! Например, одному рыжему тихушнику я бы точно шкуру продырявила.
        Дарстен оглянулся и уже более внимательно присмотрелся к моей дочери. Посмотрел на меня и быстро отвел глаза. Кто бы мне сказал, почему я почувствовала себя так, будто он меня на измене поймал?
        - Мы женаты, а ты молчал? - зашипела на Дениэля, как только за нами закрылась дверь кабинета.
        - Аня, не мог же я тебе это сказать, когда ты еще с бывшим не развелась.
        - И за все время не нашлось подходящего момента?!
        - Ты имеешь что-то против? - ответил он в своей излюбленной манере - вопросом.
        - Я тебя прибью! - взбесилась я, швыряя в него первую подвернувшуюся книгу с полки. - Сволочь!
        Я тут мучаюсь вопросом, собирается ли он законно оформлять наши отношения, а мы, оказывается, давно женаты!
        От книги он увернулся, но я схватила другую…
        - Аня, мы поговорим позже об этом, наедине, - с нажимом произнес Дениэль, и я волшебным образом остыла. Этим он как бы обособил нас от гостя, ненавязчиво напоминая, что мы не одни. И спросил у него: - Что-то случилось? Я так рано тебя не ждал.
        Но Дарстен не пожелал менять тему.
        - Как могли появиться печати? Здесь есть храмы Пресветлой? - Но тут он понял, что я бы знала тогда о браке, и сделал единственно возможный вывод: - Ты замещал меня в храме, браслеты… Вы подтвердили брак!
        Рывок настолько быстрый, что движения смазанные. Следующее, что зафиксировал глаз, - Дарстен возле Дениэля, но тот перехватил его руку, не дав себя ударить. Напряжение между ними зашкаливало. Макс мощнее мужа, но тот уверенно удерживал взбесившегося друга, отказываясь чувствовать себя виноватым. Даже гордость за него взяла. А внутри сладко ныло - мой муж!
        - Она была свободна, как и я!
        - Так вот из-за чего ты остался? С самого начала задумал это?! - взревел Максимилиан.
        - Я не скрывал, что она мне нравится! С первого взгляда. Но я не лез в вашу жизнь, пока она была твоей женой.
        - А тут решил подсуетиться, - ядовито произнес Дарстен, но перестал напирать.
        - Для начала просто позаботиться о женщине, которая мне нравится, - спокойно ответил Дениэль.
        И в этом весь он! Я чувствовала его заботу и поддержку всегда. И даже в мой мир он перешел за этим, окружив своим вниманием и теплом, в котором я отогрелась. И не только я, даже Машуня приняла его присутствие в нашей жизни, оценив отношение к матери и к себе.
        - Максимилиан, хватит разыгрывать сцены ревности, на которые у тебя нет права, - вмешалась я, возвращая на место книгу. - Скажи, почему ты здесь? Что-то с Анникой? - напомнила ему о жене.
        От моего вопроса он помрачнел, как и оттого, что я подошла и стала рядом с Дениэлем. У рта залегла горькая складка.
        - Да. Скажи, ты давала магическую клятву?
        - Я же просила ее родных не трогать! - Мне стало все ясно. Видно, мои слова в письме Анника проигнорировала. - От ее имени я пообещала ни словом, ни делом не вредить отцу с мачехой и сестрам, пока они поступают так же. Обещала заботиться о сестрах и помогать, пока они не выйдут замуж. Да, еще обещала мачехе приглашения на все интересные приемы, - улыбнулась я. По прошествии времени та жизнь казалась далекой и нереальной.
        - Зачем ты это сделала? Ведь знала, как она относится к своей семье.
        - Они не вредят мне, я - им. На мой взгляд, все справедливо. И сестры у нее замечательные. Я надеялась, что она найдет с ними общий язык. Все же родные люди.
        Ничего крамольного я не сделала и виноватой себя не чувствовала.
        - Как ваши дела? Как ее магия реагирует на короля? Вы сказали, что к ней вернулась память? - в свою очередь, забросала его вопросами.
        - Да. По официальной версии, все, что было с момента падения с лестницы, она не помнит. Ты оказалась права. Дар Анники с магией Эдварда не взаимодействует.
        - А вы нашли общий язык? - переспросила я, не дождавшись от него ответа.
        - Да. Анника в положении.
        - Оу! Мы поздравляем вас, - ошарашенно произнесла я. Все же мужчин никогда не пойму. У него жена беременна, а он тут Отелло разыгрывает.
        Что-то я никак в себя от этой новости прийти не могла. Быстро же они! В нашем мире время бежит быстрее почти в два раза. У них там не больше трех месяцев прошло. Быстро же он ее к супружескому долгу склонил!
        Ладно, не стоило недооценивать Дарстена. Меня он в первую ночь к нему склонил, хотя изначально никаких долгов я отдавать не планировала.
        - Останешься на праздник? - спросил Дениэль, обнимая меня. Максимилиану этот собственнический жест пришелся не по нутру, по лицу видела.
        - Нет. Вы когда возвращаетесь? - избегая смотреть на меня, поинтересовался у друга. Хотя что-то я сомневалась, что мы сможем дружить семьями. По крайней мере, в ближайшее время.
        - Мы не вернемся, - твердо ответил Дениэль.
        - Ты сошел с ума?!
        - Не хочу рисковать и представлять свою жену ко двору. Я своим не делюсь, даже с королем и на благо отчизны. Думаю, ты должен меня понять.
        Дарстен уловил прозрачный намек. Его взгляд на миг метнулся ко мне, а потом опять вернулся к Дениэлю.
        - Я сгинул на болотах. Так будет лучше для всех.
        - Уверен?
        - Более чем.
        - Что ж… Прощайте.
        Долгий взгляд на меня, и он ушел, исчезнув в портале.
        - Не пожалеешь? - Я пытливо посмотрела на мужа. Он так решительно все обрубил. Сомневаюсь, что Максимилиан к нам сунется теперь, а это была единственная ниточка моего некроманта с домом.
        Вместо ответа Дениэль полез в карман и достал бархатную коробочку.
        - Хотел отдать тебе сегодня в полночь, когда наступает Новый год и исполняются желания.
        Я чуть помедлила, так как все внутри сделало кульбит. Медленно взяла и открыла. На бархате лежало кольцо с квадратным сапфиром в окружении бриллиантов.
        - Это кольцо моей матери. Хочу, чтобы оно было у тебя. Тебе нравится?
        Стоп! Так это не предложение?!
        - Оно прекрасно! Спасибо. - Я приняла подарок, не зная толком, как реагировать.
        - Аня, посмотри на меня, - попросил Дениэль, и я подняла глаза.
        - Ты моя жена перед ликом Пресветлой. Согласна ли ты стать моей женой по вашим законам? Обещаю любить и оберегать вас с дочерью, пока смерть не разлучит нас. Но я некромант, мы с ней договоримся, - пошутил он даже в такой волнительный момент.
        - Ну, если так… - Я не удержалась и фыркнула со смешком, не выдержав нервного напряжения.
        - Это «да»?
        - А у меня есть варианты ответа?
        - Аня! Будем считать, что ты мне отомстила сполна, - мрачно произнес Дениэль.
        Хорошо, что не только у меня здесь мандраж. Понимание этого развеселило. Да-да, теперь на себе прочувствовал, каково это, когда отвечают вопросом на вопрос.
        - Что ты, любимый, у меня для этого теперь вся жизнь, - обнимая его за шею, проворковала я.
        К друзьям мы вернулись взъерошенные, раскрасневшиеся и до безумия счастливые.
        - А где ваш гость? - окинула нас удивленным взглядом подруга.
        Ее недоумение понятно, так как выход только на этом этаже и мимо незаметно гость пройти не мог. Я окинула всех взглядом, а потом продемонстрировала руку с поблескивающим на пальце кольцом.
        - Ура-а-а! - первая сообразила Маша, а за ней подхватили и дети. - Илья, шампанское! Это надо отметить.
        Пока нас не было, она уже накрыла на стол, и мы собрались вокруг него, поднимая бокалы.
        - Я же говорил, что это был Дед Мороз! - толкнул в бок локтем брата Данька.
        - А где тогда остальные подарки? У него же ничего нет, - громким шепотом возразил Ванька. Оба окинули придирчивым взглядом моего спутника.
        - Иногда «да» от любимой женщины - самый лучший подарок, - улыбнулся им Дениэль, обнимая меня.
        Мальчишки переглянулись, выражая всем своим видом скепсис.
        - Ничего, подрастут - поймут, - усмехнулся Илья и прижал к себе Машу так, что та ойкнула. Мы рассмеялись, понимающе переглядываясь. Я остановила взгляд на дочери, но она улыбалась, и у меня отлегло от сердца.
        В памяти почему-то всплыл момент нашей свадьбы в храме. Интересно, жрица Пресветлой знала, что действительно соединяет нас? Слишком лукавым был у нее взгляд, когда она объявляла нас мужем и женой.
        Да свершится воля Пресветлой!
        Сейчас эти слова жрицы обретали совсем иной смысл.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к