Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Вольнов Сергей: " Рабы Свободы " - читать онлайн

Сохранить .
Рабы свободы Сергей Вольнов


        # Второе тысячелетие космической эры. Земляне давно уже освоили множество планет и связали их бесчисленными внепространственными мультиходами. Человечеству предстоит наконец-то стать единым… как оказалось однажды - в буквальном смысле слова. Потому все новым и новым планетам Содружества угрожает нашествие таинственной биоэнергетической сверхсущности, насильственно объеди-няющей разумы все большего количества людей - и уничтожающей «за ненадобностью» их тела. «Новая чума»? Так считают обитатели большинства миров. Но спецслужбы одной из планет придерживаются совершенно иного мнения. Они уверены, что имеют дело с вторжением сильного, хитрого и страшного противника. И бороться с этим противником будет очень и очень нелегко.

        Сергей Вольнов
        Рабы свободы

        Памяти отца, научившего меня читать, посвящается…


        Тo, что тебе нужно, не ищи там, где его нет.

    Мудрый совет

        Каждый свободен ровно настолько, сколько свободы он дает другим.

    Станислав Лем
        Пролог

        Звёздную со всех сторон окружали огромные дома. Выстроились они пятью неровными и нестройными, но тесно сплочёнными шеренгами. При этом самый низкорослый из них вымахал в добрых восемь десятков уровней.
        Неудивительно, что площадь смотрелась полянкой, затерянной в чаще леса исполинских деревьев. Или, точнее, маленькой долиной, окружённой скальными уступами и складками, взятой в плен горным массивом.
        Лишь магистральные путепроводы нахально, сверху донизу, нарушали непрерывность стены, составленной из фасадов строений, обступивших площадь. В пяти её углах высотную неприступность, что дерзко вздымалась на сотни метров, взрезали узкие щели. Эти просветы размыкали плотное кольцо окружения; они будто напоминали, что в
«долине» сосредоточена далеко не вся Вселенная, что там, позади небоскрёбов, во вне, ещё много чего остаётся.
        Целый мегаполис, как минимум.
        Оттуда и туда, сквозь угловые прорези-ущелья, безостановочно сновали вереницы, потоки, стаи разномастных и разнокалиберных транспортных средств.
        Наземное и надземное, многоярусное движение не знало пауз. Пешеходные полосы, переходы и зоны также были заполнены до предела. Толпы людей, что спешили куда-то по своим суетливым делам, образовывали бессчётные живые цепочки, ленты, узоры, круговороты и течения.
        Утреннее небо покрывало правильный пятиугольник открытого пространства бурым пологом. Хмурые, разбухшие осенние облака нависали чуть ли не над самыми верхушками небоскрёбов. Рискуя напороться на невидимую плетёнку энергетических нитей климатического тента, они словно угрюмо разглядывали многоцветную мозаику, покрывавшую дно глубокой «долины». Такое лоскутное одеяло, пёстрое и шевелящееся, каждое утро накрывало центральную площадь столицы этого мира.
        Оживлённое и шумное местечко, ничего не скажешь. Людное, одним словом.

- Настоящий муравейник, правда? - высказалась женщина, как бы приглашая к обсуждению зрелища, открывшегося взорам.
        Вызывающе золотоволосая, на излёте молодости, в потрёпанном зелёном комбинезоне. Крашеная блондинка занимала переднее, пилотское кресло атмосферного коптера, фюзеляж которого был опоясан широкой полосой чёрно-белой «шахматки». Четырёхсотдвадцатый «ястреб» - малогабаритный, трёхместный, но достаточно мощный аткоптер, - выскользнул в воздушное пространство Старс Плаза из восточного ущелья-путепровода. Мрачно-багровый помидор светила, лениво ползущего к зениту, он оставил за кормой.
        Подобно своему единственному пассажиру, смотрела пи-лотесса вниз. Но, в отличие от мужчины, озиралась она не рассеянно; женщина напряжённо выискивала взглядом, где бы совершить посадку, куда бы втиснуть металлопластовую «каплю» летучего таксомотора…
        Потому не заметила, как спутник её, будто увидав снаружи что-то ужасное, дёрнул головой. И отпрянул испуганно от овального проёма правого бортового иллюминатора, при этом едва не перескочив на левое кресло.
        Не дай пресс… - пробормотал мужчина, скользнув затравленным взглядом по затылку женщины, скрытому свирепо осветлёнными, напрочь выжженными прядями. - То-то давка начнётся, если их целая площадь навалит…
        Что? - переспросила светловолосая. Её вниманием овладел поиск свободного пространства, и таксёрша не уловила смысла слов, неожиданно произнесённых неразговорчивым клиентом.
        Сажай быстрее, говорю! - управившись со своим страхом, раздражённо повысил голос пассажир; пилотесса даже вздрогнула. - Я ещё в порту предупреждал, время жмёт, как новый ботинок. Оно всё выйдет, всё, пока мы тут болтаем… ся!
        Женщина резко повернула голову и глянула на розовощёкого приезжего грубияна, которого она подсадила неподалёку от платформы одиннадцатого М-порта, и по спецзаказу домчала сюда в ускоренном темпе. Лицо её, покрытое витиеватой вязью псевдотатуировок - как и у всех коренных жителей этой планеты, - вытянулось от удивления. Из влажно-тёмной глубины раскосых глаз немой рыбой всплыл вопрос «За что?!».
        Неразрисованный мужчина вызывающе сверкнул нездешними ярко-жёлтыми радужками и рявкнул злобно:

- Смотри вниз! Парковка там, а не у меня на лбу!
        И вправду, на лбу этого чистолицего чужака не было ничего, кроме слипшихся от грязи прядей волос; вряд ли под них можно засунуть флайер, даже маленький.
        Оскорблённая в лучших чувствах, таксёрша хотела было отпарировать соответственно, уже открыла рот… но разгоревшийся взгляд пассажира настолько явственно угрожал, что она промолчала и стиснула губы. Лишь возмущённо фыркнула и отвернулась, предпочтя не связываться.
        Немолодой, но пышущий звериным здоровьем верзила выглядел реально опасным типом. На интерлинге изъяснялся со странным выговором. Наверняка фермер или скотовод из какого-нибудь захолустного сельскохозяйственного мирка. Кому ж ещё взбредёт в башку перед отправкой на другую планету натянуть жёваный и сроду не чищеный плащ фасона, вышедшего из моды лет двадцать тому назад!..
        Поиск свободного места наконец-то увенчался успехом. Но припарковаться можно было только в осевом круге. В зоне размером с пару футбольных полей, что опоясывала шпиль Рубиновой Звезды. Сейчас поблизости от монумента ещё оставались незанятые посадочные площадки. Это потом, ближе к полудню, здесь будет уже не протолкнуться. Неистребимые, как москиты, туристы обожали пялиться на местные исторические достопримечательности в упор, чтобы предоставить возможность их сожрать
«гляделкам» - ненасытным объективам своих рекордеров.
        Таксёрша плавно повела штурвалом, нацелила нос «ястреба» в центр и прибавила скорость. Она правила на торчащий посреди осевой зоны обелиск Первопроходцев, напоминавший меч с насаженной на остриё пурпурной штуковиной - больше похожей на какую-то морскую зверюгу с щупальцами, чем на стилизованную звезду, - но истошный, скрежещущий вопль пассажира подсёк её намерение под корень…

- Куда пр-рё-ешься?! Подумала, сколько мне добиррать-ся до кр-рая?!
        Женщина резко затормозила, и если бы не система безопасности, грубый фермер обязательно расквасил бы наглую физиономию о тыловую часть спинки пилотского кресла. Ат-коптер неподвижно завис в полукилометре от поверхности. Ближайшие флайеры, проскакивая мимо, возмущённо засиг-налили. Их пилоты сочли не лишним напомнить лихачу, что так бесшабашно вести себя в воздухе - самоубийственно. Те, кто ездят опасно и безоглядно, финишируют где? Вот именно, в крематории…

- Провались ты в канализацию! - заорала женщина, в сердцах всплеснув руками: запас терпимости к недостаткам воспитания пришельца у неё иссяк, а гнев развеял осторожность. - Как иначе прикажешь тебя высадить, а?! Десантироваться захотел?!
        Переполненная отвращением выше золотистой макушки, она даже не оборачивалась к нему, и в зеркальце не смотрела, чтобы не видеть эту противную розовокожую, нерасписанную морду…

- Это мысль, - неожиданно спокойно и доброжелательно произнёс за её спиной разительно изменившийся голос. - Почему нет? Взять и спрыгнуть… Легко. Метров до пяти снизишься? Где-нибудь рядышком с во-он тем блескучим шкафчиком.
        Странное выражение появилось на лице женщины. Она явно подумала: не ослышалась ли? . Слух однозначно свидетельствовал, что в заднем кресле уже сидел человек, идеально владеющий основным разговорным наречием этого мира - монгольским. Обладатель молодого, приятного, мелодичного голоса. Ни в коем случае не дикарь! Злобный, невоспитанный, хриплоголосый, урождённый европоговорящим…
        Блондинка медленно, медленно развернулась…
        Сзади, вертя в руках плоский воронёный аппаратик с цепочкой сенсорных пятнышек на торце, сидел другой мужчина.
        Ровесник пилотессы, не старше тридцати. Облачённый в неброское, функциональное, но вполне стильного покроя полупальто - в таком хоть на вечеринку, хоть на службу, хоть на прогулку. Не финалист всепланетного конкурса «Мистер Мира», однако исключительно симпатичный. Вполне красавчик: круглоголовый, скуластый, черноглазый, плосконосый, с восхитительно длинными волосами - толстая косица переброшена на грудь и змеится до пояса.
        Завитушки орнамента тату, покрывавшие его лицо, недвусмысленно сообщали, из какого он славного, хорошего роду-племени, насколько престижный статус в клановой иерархии имеет, и что солидное образование в сочетании с прибыльной профессией оператора сантехнических систем (при отсутствии подбородочной спиральки Мужа) - превращают его в завидного жениха. «Как жаль, что мы с тобой из разных племенных союзов!» - невольно затосковали красноречивые глаза таксёрши; один из фрагментов её лицевой раскраски сообщал, что она, мол, разведённая и в данный момент абсолютно незамужняя девушка…
        Однако блондинка тут же спохватилась. Из её взгляда исчезла грустная мечтательность, сделался он холоден и колюч, как кора веток полярного кактуса.
        Не поняла. Это хобби глупое такое, над людьми издеваться? - строго вопросила женщина.
        Извини, пожалуйста, - покаянно молвил глупый шутник. - Я просто проверял, как этот проектор фальш-личину держит. Когда первый раз с новым прибором работаешь, проверочный тест не помешает, ясное дело…
        Некуда людям деньги девать, что ли, - проворчала пилотесса, со вздохом не то сожаления, не то облегчения вновь поворачиваясь к пульту управления. - Выбрасывают сумасшедшие суммы на самоубийственное приобретение, чтобы потом шутки шутить далеко не самым безболезненным и безвредным способом… И тебе не жалко собственные нейроны в золу выжигать? Я слыхала, эти штукенции мозги садят капитально…
        Извини, пожалуйста. - Повторил преобразившийся парень, снявший виртуальную маску псевдоплоти. - Но меня действительно поджимает время. Через пять… нет, уже четыре минуты я обязательно должен попасть в тот дом. Дело такое, на вызовах работаю, понимаешь? Аварийщик я… Прорвало, чистить нужно.
        Ты… серьёзно? Будешь десантироваться? - недоверчиво спросила таксёрша пассажира, вернувшегося к собственному, природному облику. - Я ведь во внешней полосе, рядом со стенкой, ниже третьего этажа опуститься не смогу при всём желании. Датчики заблокируют альтиметр на грани наземного уровня.
        А то я не знаю! Но мне хватит. Вполне. - Самоуверенно заверил он.
        Ну ладно. Ты сам просил… Может, я тебя в травматологии навещу как-нибудь.
        Апельсинов десятка три обязательно принеси. Обож-жаю апельсинчики!
        И он заразительно расхохотался, пряча в карман проектор фальш-личин. Вполне разрешённый для цивильного использования, но малодоступный по причине баснословной стоимости базового мультикристалла.
        В маленьком салоне таксомотора, ещё пару минут назад до потолка наполненном взаимным отвращением, моментально воцарилась атмосфера исключительно дружеская. Тем самым подтверждая, что главные роли в коммуникационных спектаклях людей играют параметры внешней видимости и содержание произносимых речей, а вовсе не внутренняя СУТЬ индивидуумов…
        Улыбаясь до ушей, женщина направила флайер к «во-он тому шкафчику» - двестиярусному зданию, известному везде снующим туристам как «Аттракс Трай Домен билдинг» (в переводе на интерлинг).

«И всё-таки жалко, что мы с ним не принадлежим к одному клану!» - говорили её глаза. Когда аткоптер направился к зеркальной стене, стремительно сократил дистанцию и затем пошёл вниз параллельно «зеркалу», глаза её уже молчали. Профессиональная пилотесса исправно делала своё «такое дело».
        С точки зрения наблюдателя, находящегося у поверхности, площадь действительно выглядела как большая комната, заставленная мебелью вдоль стенок. Пятью рядами, разделённые просветами магистралей, громоздились «шкафы». Шифоньеры, буфеты, серванты, горки, комоды, стеллажи, тумбы, этажерки разнообразнейших форм… И до них действительно о-о-очень далеко добираться было тем, кто приземлялся на осевой круг, в самом центре площади.
        С точки же, в которой завис «ястреб» минуту спустя, до необходимого пассажиру входа - стрельчатой арки, на уровне земли пронзающей фасад небоскрёба АТД, - оставалось два этажа вертикали и не больше двадцати метров по горизонтали. Предложение высадиться на посадочном карнизе какого-нибудь вышестоящего яруса (одного из ста девяноста восьми) пассажир категорически отверг. В первый этаж здания он почему-то желал попасть непременно с тротуара. После милой сюрпризной шуточки со сменой личины этот его каприз особо причудливым уже не казался.
        Не передумал? - поинтересовалась таксёрша.
        Нет, конечно! - возмутился пассажир.
        Послушай… может, подождать? - вдруг спросила женщина; она не обернулась к нему, но пристально вглядывалась в маленькое отражение пассажира, шевелившееся в обзорном зеркале над пультом. - Утренний час пик скоро окончится, толпа схлынет. Я припаркуюсь недалеко. Апельсинового сока на борт закажу…
        С некоторых пор не переношу напарников, предпочитаю действовать в одиночку. И по возможности не изменяю своим привычкам. Разве что под давлением обстоятельств или по приказу. - Сказал он, выглянул в иллюминатор, и добавил: - Вынужден расстроить твои планы - позавтракать вместе не удастся. У меня есть девушка. И я не изменяю своим… привычкам.
        С чего ты взял, что я… - неожиданно смутившись, как неискушённая девчонка, принялась отрицать очевидное пило-тесса.
        Просто не вчера родился. - Перебил симпатичный пассажир. - Много чего брал.
        Может, вечером?.. - спросила она; взгляд её влажно мерцал, доверху налитый надеждой.
        Край непуганых идиотов, - пробормотал красавчик себе под нос, - ужас какой… мир, в котором ещё не запрещена и не пресекается легальная деятельность филиалов секты.
        Что ты сказал? - удивлённо переспросила она.
        Я говорю, что тебя совершенно не пугает перспектива контактного соприкосновения с существом, которое видишь впервые в жизни. - Высказался он донельзя сочувственным тоном. - Ты совершенно не опасаешься беспорядочных религиозных связей.
        Судя по выражению лица, она не поняла. Совершенно. Однако разъяснений не потребовала. Упавшим голосом предложила:

- А завтра? В любое время…
        Женский взгляд тускнел, покрываясь ледовой коркой отчаяния.

- Не получится. Сегодня у меня последний рабочий день перед отпуском. Вечером меня уже не будет в этом городе, а завтра я буду загорать на… - Он прервался на полуфразе, не договорив. После секундной паузы со словами «Две минуты, я пошёл!» бросил смятую купюру на сиденье левого кресла и провёл ладонью по дверному замку.
        Негромко зашипев, дверца подалась наружу и сместилась назад. В салон тут же ворвалась хоровая разноголосица, шарканье подошв, шуршание одежд - множественный голос толпы, что бурлила ниже, в нескольких метрах от днища фюзеляжа.
        Пилотесса уже не наблюдала за отражением пассажира. Она поспешно развернулась, чтобы напоследок окатить его волной холодного презрения. Взгляд промёрз до самого донышка. Таксёрша поняла наконец, что больше никогда не увидит приглянувшегося мужчину, этого симпатягу, что вначале прикидывался противным прилётным чужаком.
        Она оказалась права. Сама на подозревая, насколько.

- Забудь обо мне, забудь. Не было меня, никогда. Удирай отсюда, быстро, - отрывисто, стальным тоном приказал пассажир. Невесть откуда в его ладони появился короткий гранёный цилиндрик, похожий на огрызок архаичной письменной принадлежности «карандаш». Сходство усиливалось заострённым торцом. Это острие тут же было направлено в раскосые глаза и чиркнуло молниеносный зигзаг в воздухе перед ними… Веки женщины опустились, скрыв льдистое красноречие взгляда. Она замерла, напряжённо выпрямившись; в этот миг она будто прислушалась к источнику звука, расположенному очень-очень далеко…
        Пассажир больше не обращал на неё внимания. Он спрятал прибор в рукав и высунул голову наружу; он обратил всё внимание на толпу. Многочисленные люди, туда-сюда-и-обратно снующие в нескольких метрах внизу, торопились по своим утренним делам, перемещались во всех направлениях, вышагивали группами, парами, поодиночке…
        И многие из них ЗАДЕВАЛИ друг друга на ходу. Касались. Толкались. Тёрлись. Сталкивались. Чуть ли не обнимались.
        Непосредственно КОНТАКТИРОВАЛИ.
        Даже - какая жуть! - ОТКРЫТЫМИ участками кожи соприкасались…

- Да-а, сюда ещё только краешек ямы дополз… Пока не поздно - пора его обвалить. - Прокомментировал пассажир увиденное; глянув на часы, добавил: - Пятьдесят семь секунд.
        И, умело сгруппировавшись, решительно спрыгнул вниз. Лицо у него перед прыжком почему-то сделалось таким ошалелым, будто свергаться предстояло в огромную, неизмеренно глубокую ямину.
        По всем парашютным правилам приземлившись на полусогнутые, он погасил инерцию и выпрямился. Стёр с лица оторопь. Плавно повёл головой, пристальным взглядом сканируя многоликую толпу. Прохожие смотрели на экстравагантного «десантника» удивлённо, но не слишком. Мало ли. Спешит человек, наверное. Если ему не жалко собственных конечностей, пусть хоть с крыши прыгает - никому, кроме страховых компаний, до этого нет дел. Свобода волеизъявления личности превыше всего. Пускай личность хоть голову в мусоросжигатель сунет. Право имеет.
        Здесь, в этом мире - пока что ИМЕЕТ. Этому миру ещё чудесным образом везёт. До сих пор ему не довелось кануть в бездну истинного БЕСПРАВИЯ.
        Затаённо улыбнувшись каким-то своим мыслям, бывший ездок «ястреба» нырнул в толпу и растворился в ней без остатка. Мгновение - а его уже и след простыл…
        Водительница такси встрепенулась, будто очнувшись. Выйдя из транса, распахнула глаза, огляделась растерянно, приметила открытую дверцу. Смятая купюра в левом заднем кресле вызвала сдавленное восклицание, но была шустро сметена с сиденья смуглой и узкой, «голой», не затянутой в перчатку ладошкой.

«Что я тут делаю? Как я тут оказалась?» - глянув в зеркальце, спросила себя изумлённым взглядом пилотесса. Закрывая дверцу, она полувозмущённо-полунедоумённо фыркнула и пожала плечами. Вопрос остался без ответа.
        Вёрткий «ястреб» порскнул от зеркальной стены и, будто удирая от преследования, взмыл свечкой. Опасная езда вызвала бурное негодование окрестных летательных аппаратов, и они дружно возмутились. Но испуганному таксомотору было не до соблюдения правил дорожного движения. Протиснувшись через одну из транспортных мембран климатического колпака, маленький аткоптер каплевидной торпедой вонзился в провисшее чрево ближайшей тучи…
        Кабина пассажирского лифта скользила вверх и по мере подъёма пустела. Ещё на первом уровне заполненная до отказа, с каждой следующей остановкой она теряла часть живого груза. На сто пятом её покинула последняя группа людей в деловых костюмах, на сто шестнадцатом вышли две унифор-мированные посыльные девушки, и в кабине остался единственный пассажир, молодой симпатичный мужчина в коричневом полупальто, с чёрным вместительным кейсом в руке.
        Человек вдавил кнопку сто восемьдесят девятого, и за те секунды, пока скоростной лифт преодолевал дистанцию в семьдесят три этажа, он успел вынуть плоскую коробочку. Кончики пальцев пробежались по пятнышкам на торце, и спустя мгновение мужчина превратился в… пожилую женщину с постным, уныло-сосредоточенным лицом типичной потомственной уборщицы, облачённую в сине-белый комбинезон и кепочку с логотипом АТД. Чёрный деловой чемоданчик теперь выглядел вместительной корзиной, из которой выглядывала ручка щётки. Трансформация совершалась мастерски, молниеносно и безошибочно. Будто умелые и быстрые руки невидимого скульптора вылепили новый облик из податливого, как детский пластилин, материала.

- Поди угадай, которая фальшивая. Снимаешь маску, а под ней такое же лицо. - Любуясь собой в зеркале на стене кабины, сказала псевдоличина сама себе, когда мелодичный звяк возвестил о прибытии и створки дверей бесшумно раздвинулись. Причём сказала по-русски, что в этом мире само по себе было явлением отнюдь не частым.
        Оглядев исподлобья ожидавшую лифт стаю разномастных менеджеров, она распугала их мрачным взглядом, и только когда бизнесмены и чиновники расступились, вышла из кабины; как бы поправляя на плечах лямки, помедлила, пока жрецы бизнеса втягивались внутрь, и только когда створки вновь сдвинулись, быстро зашагала к выходу на лестничную площадку.
        Молниеносно ссыпалась на два пролёта ниже. Если бы в эти мгновения её кто-нибудь засёк, то наверняка подивился бы неожиданной прыти пожилой уборщицы.
        За те немногочисленные минуты, пока новоявленная женщина пребывала на сто восемьдесят восьмом уровне бизнес-небоскрёба, под самую крышу забитого офисными помещениями тысяч фирм, компаний и обществ, она успела много чего наделать.
        Старательно избегая прямых соприкосновений с телами энергичных по-утреннему клерков и секретарш, лавируя по длиннейшему магистральному коридору, успела добраться к дверям одного из арендаторов со скромной пластиковой вывеской: «Миссия всеобщего возъединения»…
        Успела шагнуть в убого обставленную приёмную, и, проигнорировав вопросительно приподнятые брови толстой немолодой секретарши с нездешним, нераскрашенным завитушками лицом, закрыться изнутри; выхватить из глубины корзины самый что ни на есть реальный мощный штурмовой скорчер, походя всадить первый сгусток освобождённой плазмы прямо в переносицу между удивлённо приподнятыми секретарши-ными бровями, а второй и третий - в головы высоких, плечистых, тоже чистолицых парней, сидевших в углу на узкой скамейке…
        Затем проследовать глубже в недра офиса, вдвинуть в стену створку, очутиться во вместительном, большом зале без окон, плохо освещённом и сплошь заставленном рядами стульев, на которых - слушая речи возвышающейся над массивной кафедрой фигуры в некоем подобии длинной серой проповеднической мантии, - в одинаково сосредоточенных напряжённых позах сидели одинаковые люди в одинаковых серых рубашках и брюках…
        Здесь без малейшей паузы она ухитрилась шипящим шквалом плазмы накрыть всех, мужчин и женщин, юношей и девушек, детей, стариков и старух, кого в затылки, кого в одинаково нетатуированные лица, резко повернувшиеся к внезапно пришедшей смерти; после этого успела даже постоять немного, любуясь содеянным, удовлетворённо оглядывая заполыхавшее ясным белым пламенем помещение; боевое оружие превратило его в сюрреалистическое вместилище хорошо прожаренного мяса, расплавленного пластика и обугленного дерева…
        Постояв мгновенье неподвижно, успела метнуться сквозь огонь, перепрыгивая трупы и обломки; у двери в дальнем от входа углу застыть, расставив ноги, со скорчером наизготовку, и когда изнутри полезли живые, несожжённые, с искорёженными ненавистью лицами, прицельно жечь их, жечь, жечь…
        А затем ворваться в эту дверь, поднырнуть под жёлтый луч маломощного бластера, в перекате снять ещё двоих чис-толицых, моментально вскочить, броситься к огромному, во всю стену окну и не позволить протиснуться на карниз ещё одной живой мишени; а в следующем кабинете, старательно не задевая компьютеры, без остатка испарить воду из двух молодых женских тел; и на закуску пройтись по нескольким каморкам, в которых оказалось всего ничего мишеней, лишь три - двое подростков женского пола и один старик мужского… и всё. Опустила скорчер. Более не нужен. Отстрелялся.
        ОНА УСПЕЛА ВСЁ УСПЕТЬ.
        А ещё, перед тем как сквозь разгорающийся огонь, сквозь падающие с потолка струи противопожарной смеси и сквозь смрад изжаренной плоти вернуться в коридор, она успела набрать серию команд на сенсорной доске клавиатуры терминала в кабинете, где испарились две молодые операторши, нажать «ВВОД» и запустить экспресс-перекачку информации из подраздела «Адепты», обнаруженного в локальной сетке этого офиса религиозной миссии. Затем вернуться в приёмную, взять корзину, спрятать в неё скорчер и преспокойно выйти в коридор.
        Проход, что выводил на лестницу, она успела миновать буквально за секунду до того, как из лифтовых кабин на этаж хлынули люди в форменных комбинезонах службы охраны здания. За ту минуту, пока спускалась десятью пролётами ниже, она успела стать… вожделенным призом любого уважающего себя босса - жгучей брюнеткой с налитыми конусами юных грудей, осиной талией и пышными бёдрами. Секретут-кой в серебристом плащике и мини-юбочке, очередной раз супермодной. Вместительная сумка, бывшая корзина, оттягивала плечо…
        А уже когда стояла на сто восемьдесят третьем, картинно выгнув спинку и отставив ножку, в томительном ожидании прибытия кабины, «младшая жрица Меркурия» успела подключить личный терминал к местным каналам службы межзвёздной коммуникации и связаться с инопланетным абонентом.
        Спокойно рассматривая влажно мерцающими раскосыми миндалинами чёрных глазищ перепуганные физиономии менеджеров и администраторов, что скапливались на площадке у лифтов, она разговаривала с кем-то. Вела диалог спокойно, не таясь. Вновь на языке, вероятность присутствия активных носителей коего здесь, в этом мире, была исчезающе малой.

- Да, я… Так точно. Докладываю. Всё, амба. Передавлены… Ага. Здешние издания сегодня выйдут с аршинными заголовками… Понятное дело, весь набор. Кровавый религиозный геноцид, беспощадно задавленная свобода вероисповедания, беспардонное вмешательство Метафедерации во внутренние дела суверенной планеты, зловещая тень неуловимого палача, за которой прорисовываются длинные клыки кровожадного оскала звериной пасти силовой структуры Метафе-дерации, известной как ПРЕС-Служба… Нелюди уж расстараются, точно, в здешних СМИ щупалец у сектантского спрута навалом… Что? А, да, аборигенный криминальный элемент доставил оговоренный инструмент в условленное место точно в срок, накладок не было… хороший инструмент, приклади-стый… Эй, эй. Командир, попробуйте только заявить, что отпуск отменён… Да, да, уже предвкушаю, как и с кем его проведу… Понимаю, конечно, вы ужасно завидуете… Ладно, мне пора уносить отсюда эти длинные и упругие ножки. Если что, подгребайте, вместе позагораем, вы знаете, где, от вас попробуй спрячься… Ясное дело! Давить и давить… До последнего.
        Отключилась. Проворчала, по-прежнему на чистейшем русском наречии:

- Ни в жисть не стану мундиром. На кой оно мне надо, торчать в штабе… Ответственности море, удовольствия лужа. Пока уроды не дотянулись, буду шевелить конечностями… Лучше уж в полевом камуфляже на передовой навернуться, доблестно, смертию храбрых.
        Звякнув, разомкнулись створки одного из лифтов. Кабина была полным-полна перепуганных физиономий. Вниз опускались в основном эвакуированные обитатели сто восемьдесят восьмого, смуглые, скуластые и татуированные. Среди них не наблюдалось ни единого чистолицего существа в характерной серой одежде… Волнительно пышнобёдрая, обольстительно высокогрудая, восхитительно узкоглазая, с роскошно расписанным остроскулым личиком суперкрасотка в супермини ослепительно улыбнулась.
        Некоторые «беженцы» мужеска полу невольно заулыбались в ответ. Правда, никто не понял, что на самом деле эта улыбочка, достойная суперобложки модного журнала, вовсе не преследовала целью кого-то из них очаровать, а появилась совершенно по другому поводу.
        Из кабины юная красотка вышагнула с сумкой. Но на подходе к дверям её хрупкое плечико уже ничем не отягощалось. Пересекая людный вестибюль, скользя в потоках тел, она непринуждённо скинула ремешок и как ни в чём не бывало опустила сумку на мозаичный пол. Тут же за её спиной возникла щуплая личность в низко надвинутой на брови шапке с козырьком, длинными цепкими пальцами профессионального карманника подхватила за ручку… чёрный вместительный атташе-кейс и тотчас же сгинула без остатка.

«Секретарша» выпорхнула из стрельчатого проёма на тротуар и растворилась в уличной толпе среди прохожих.
        Вмиг. Канула. Даже не удосужилась успеть глянуть вверх. Туда, где на высоте шестисот с лишним метров из зеркальной стены вырывался горизонтальный огненный столб, разлохмаченный на конце. Бело-рыжее пламя полыхало вовсю, но до дна
«долины» языки огня долетать не успевали.
        Только звук.
        Бушующая плазма ревела разъярённо и отчаянно, корчилась от бессилия. Не могла она дотянуться до палача, скорчер которого выплюнул первый её сгусток.
        Хотела, но не могла объять того, кто выпустил её, успел породить, но не успел выпущенную энергию гордостью преисполнить. Не удосужился напоследок сообщить, что она - огнь воистину очистительный. … Он проснулся, когда остальные всё ещё спали.
        Встал, поднялся с пола. И выпрямился во весь рост.
        Темнота не помешала ему. Уверенно ориентируясь, проснувшийся лавировал, обходя многочисленные тела, что вповалку лежали на полу. Ломаная траектория движения прервалась у двери, и неспящий потянул лёгкую пластиковую створку на себя.
        Сквозь узкую щель несмело просочилось тусклое голубоватое свечение. Оно залило несколько фигур, растянувшихся на холодных плитах поблизости от выхода. Одежда, в которую были облачены спящие, выглядела до невозможности грязной и рваной. Эти лохмотья едва прикрывали наготу тел.
        Единственный неспящий на мгновенье обернулся. Чумазое, заросшее волосами лицо исказила гримаса отвращения. Словно только сейчас его нос уловил запах. Удушливую, гнилостную вонь порождал союз «ароматов» давным-давно немытых тел с миазмами трупного разложения… Уже в следующее мгновение тот, кто проснулся, боком протиснулся между косяком и створкой.
        Покинув тёмное помещение и очутившись снаружи, он плотно притворил за собой дверь. Закрыл просвет, чтобы ненароком не пробудить тех, что остались за нею, напрочь погружённые во тьму.
        В смежной комнате свет имелся, и горел сравнительно ярко, если можно назвать ярким свечение запылённых лампочек, кое-где уцелевших в разбитых плафонах. Зато здесь не было спящих тел, вповалку распростёртых на голом полу.
        В других помещениях их тоже не оказалось.
        Тот, кто проснулся раньше, понуро сутулясь и старчески шаркая подошвами стоптанных ботинок, бродил по коридорам и залам. При этом он осматривался, безостановочно вертел головой, исподлобья выискивая взглядом уцелевший компьютерный терминал. Или хотя бы золотистый огонёк подтверждения исправности, мерцающий в темноте. Окон комнаты не имели, а многие из них даже не освещались.
        Но повсюду, повсеместно находил он лишь свидетельства крайнего запустения. Нет, помещения не были разгромлены, не были опустошены, не были изуродованы. За ними просто перестали следить. Именно такой, заброшенный, запущенный вид имели комнаты, галереи, коридоры, лестницы и залы, которые исследовал неспящий. Толстый слой пыли покрывал мебель, плесень испятнала полы и стены. Везде. До прихода неспящего девственность этих серо-буро-зелёных плёнок никто не нарушал…
        Людям, здесь обитавшим, явно наскучило поддерживать порядок. Им надоело заниматься уборкой, и они перестали убирать. Мало того, они, похоже, вообще перестали обитать здесь. Неспящий никого не повстречал в помещениях, меченных печатью упадка. Ни единая живая душа не попыталась его задержать.
        Тот, кто уже не спал, разыскивал работающий компьютер безуспешно. Он не обнаружил в залах и комнатах ни единой исправной машины. Все пульты, консоли, «книжки» портативных терминалов умерли. Будто не сумели пережить тотального равнодушия, проявленного теми, кто вначале пользовался ими вовсю, а затем совершенно перестал обращать на них внимание. За полнейшей ненадобностью.
        Пренебрежения, выказанного остальными. Всеми, кто устилал телами выщербленный пол в дальнем зале нижнего уровня.
        Спящими.
        Проснувшегося беглеца никто не остановил даже у центральной внешней двери Клондайк-Форта 016-го. На самый верхний уровень он поднялся по винтовой лестнице аварийного прохода. Давно умершим лифтом пользоваться не имело смысла.
        С трудом, натужно сдвинув крышку, неспящий неуклюже выбрался из люка в полу. Теперь от выхода его отделял лишь короткий тоннель, оканчивавшийся просторным тамбуром. Настороженно оглядываясь, словно ожидая выстрела в спину, неспящий побрёл к воротам, что вели наружу.
        Эта створка была гораздо более основательной. Толстая и металлическая, она распахивалась медленно, неохотно. Но заперта не была и не заскрежетала предательски. И вот наконец-то неспящий оказался снаружи, на… свободе?
        Единственный транспортник неуклюжим треножником раскорячивался в сотне метров от купола. По обширному полю посадочной площадки разгуливал сильный ветер. Мелкий мусор, кувыркаясь и подскакивая, ошалело носился над коричневыми «сотами», сложенными из шестиугольных макси-битных плит.
        Мощное воздушное течение ухватило сальные, слипшиеся от грязи, длинные волосы неспящего и бесцеремонно вздёрнуло их вверх. Темпераментный воздух вцепился также в полы ветхого, изношенного плаща и принялся остервенело трепать их, будто норовил забраться под одежду и узнать доподлинно, кто же там скрывается.
        Пошатываясь от грубых пинков ветра, неспящий простоял несколько минут. Его изнурённое, обросшее, с фиолетовыми мешками под выцветшими глазами лицо медленно поворачивалось; прояснившийся взгляд скользил по пустынным просторам.
        Окрестности станции выглядели неприютно и уныло, от-странённо-сумрачно. Маленькая, как лампочка для фонарика, но очень яркая луна мертвенно серебрила их. Её холодный свет превращал поверхность почвы в белёсое, точно похоронный саван, покрывало. Стоя у ворот, неспящий разглядывал оголившуюся предзимнюю степь с интересом, будто бы впервые в жизни увидав её.
        Насмотревшись, он неторопливо прошёлся влево, вдоль круто закругляющейся стены. Ладонь поднятой на уровень плеч руки медленно скользила по изъязвлённому келариту надземного колпака станции. Изломанные, побуревшие ногти скребли шершавую поверхность… Отдалившись от входа шагов на двадцать, неспящий вздрогнул и резко остановился, спохватившись.
        В замешательстве огляделся по сторонам, уронил руку и быстрыми, длинными шагами устремился через площадку.
        Прямиком к диску транспортника, вознесённому над плиточными сотами тремя толстыми растопыренными колоннами.
        По дороге неспящий несколько раз оглядывался, бросая взгляды в сторону полусферической «крыши» станции. На келаритовый колпак он смотрел испуганно, словно страшился мести тех, непроснувшихся. Остальных, которые всё ещё спали. Под землёй, глубоко внутри.
        Но беглецу везло - они никак не реагировали на побег. Не заметили, как проснулась и потихоньку отделилась от общего клубка ниточка. Одна-единственная Нить. Уже неспящая.
        Стремительный бросок вверх по наклонной трубе «ноги», оттопыренной под углом градусов сорок пять. Эта металлическая колонна-опора - на самом деле один из трёх кожухов, внутри которых скрываются антигравитационные движители. Поднявшись, беглец оказался у одного из входных шлюзов. Дисковидный корпус гравилёта висит над площадкой на высоте трёхэтажного дома - обзор отличный. Ещё раз затравленно оглянувшись, неспящий разомкнул диафрагму внешнего люка. Шустро нырнул в камеру и наконец-то вырвал тело из назойливых объятий воздушной стихии.
        Тесная соединительная шахта уводит наверх. Ступеньки эскалатора недвижимы. Сейчас он просто лесенка. И привела она неспящего в цилиндрическую полость - пилотскую кабину. Багровый туман аварийной подсветки до потолка наполняет её.
        Из тумана подслеповато таращится долгожданный золотистый глаз подключённого терминала… Звучит хрипловато-надтреснутый, как скрип несмазанного колеса, редко используемый голос проснувшегося беглеца. Стандартной командой вызвал он виртуальную интерактивную клавиатуру. И она моментально возникла в сенсорной сфере, висящей перед «коконом» пилота.
        Пальцы неспящего ткнули «телефончик», простенький символ режима РТК2, что означает
«двусторонняя коммуникация в реальном времени», и забегали по бесплотным клавишам, набирая абонентский номер. Бегать им довелось спринтерски, на очень короткую дистанцию. Всего три цифры.
        Набранный номер был хорошо известен в любом известном мире.
        Он не менялся во всех мирах, локальные планетарные сети которых оставались соединены со всеобщей компьютерной сетью Интергаланет.

«4 3 9»
        В каком-нибудь хорошо освоенном, давно цивилизованном мире для подключения к нужному каналу было бы достаточно прикосновения кончиком пальца к специальному ярлычку. Похожий на клыкастые вставные челюсти символ означал ПРЕС-С. Отдельная клавиша экстренного линка с некоторых пор обязательно присутствовала в правом верхнем уголке любой «клавы» во всех развитых мирах. Но эта планета не относилась к числу хорошо освоенных миров, и программное обеспечение бортового компа транспортника не предусматривало заранее прописанный прямой путь подсоединения к базовому серверу ПРЕС-Са. Поэтому на клавиатуре, возникшей в сенсорной сфере, острозубого спецсенсора не имелось.
        Понадобилось набирать известную цифровую троицу…
        Голографическое отображение дежурного прессера, худощавого смуглолицего майора, спроецировалось в кабине, потеснив тяжёлые волны багрового света. Неспящий мелко задрожал, согнулся в три погибели, будто хотел сделаться как можно меньше, незаметнее, и прянул назад. Такова была инстинктивная реакция тела - на появление заклятого врага в непосредственной близости. Но проснувшийся мужественно подавил дрожь и вновь выпрямился во весь свой немалый рост.

- ПРЕС-С слушает вас и готов помочь, - заверял его тем временем вражеский офицер.
- Вы хотите сообщить местонахождение убеждённых сектантов? Ваше свидетельство способствует поимке преступников? Вам угрожает непосредственная опасность? ПРЕС-С спрячет вас и защитит от угрозы…
        В ответ неспящий, надсаживаясь, рычаще-надрывно заголосил:

- Смотрите и учитесь, как идеал давить
        Копытом дьявольским ночной измены!
        Клеймо предательства ничем не смыть,
        Но вынужден статист рвануть на авансцену!
        Театра спасенье дороже места в труппе…
        В такт «пению» он взмахивал руками, которые широкие рукава плаща делали похожими на птичьи крылья, и громко пристукивал по металлопласту пола каблуком ботинка.
        Дежурный коммуникатор встрепенулся. Его проекция сдвинулась за пределы поля зрения сеть-камеры, послышался взволнованный шёпот: «Шеф, шеф, снова перебежчик…» - и голограмма смуглолицего пресс-майора исчезла.
        Вместо него, подключившись по параллельному каналу, появилась голопроекция другого человека. Внешность этого немолодого мужчины была гораздо более внушительной: мощные бугры широких плеч, мускулистая шея, пронзительные зелёные глаза, гладко выбритое суровое, с квадратным подбородком лицо. Облачён он был в деловой штатский костюм, даже галстук-бабочка при сорочке имелся, но тем не менее безапелляционно заявил:

- Генеральный Директор ПРЕС-Службы слушает. Первую секунду позади импозантной фигуры пресс- генерала висело размытое, смазанное изображение многолюдной толпы: вызов дежурного штабиста застал Директора на каком-то светском рауте. Но уже во вторую секунду этот фон исчез, его сменила тускло-серая взвесь: главный шеф прессе-ров захлопнулся от посторонних рецепторов, датчиков, ушей и глаз в непроницаемый кокон информационной защиты.

- Я уполномоч-чен скрытыми нитями… сообщ-щить вам о единс-ственной во вселенной с-силе… способной унич-тож-жить… то что вы зовёт-те сектой… - отголосив фрагмент классической выходной арии Пожарного из оперы Серхио Унайтера «Show Must Go Оп», неспящий теперь почти шептал. Голос его дрожал и срывался, будто связь между синапсами мозга и голосовыми связками была крайне неустойчивой.
        Лицо его голографического собеседника напряглось, скулы каменно отвердели. Директор хмурился, сведя густые брови в одну сплошную линию.

- Да, да, я весь вним-мание!
        Голос высокопоставленного прессера вдруг тоже сорвался. Голос его визави, напротив, неожиданно окреп: неспящий подавил страх и справился с нерешительностью.

- Сущность Я-Мы, которую вы уничижительно зовёте Сектой, отыскала древнее знание. Ей стало ведомо, что реально имеется некое оружие. Оружие Свободы. Нечто, известное под таким названием, оперирует нематериальными категориями, однако воздействует на реальность абсолютно материально. Крайне эффективно. Его посредством Сущность намерена склонить и обратить в себя всё разобщённое человечество, разбросанное по мирам галактики. Одним прикосновением, одной мыслью, одним пожеланием. Я-Мы пока ещё не обрела Оружие Свободы. Но интенсивно его ищет. Пока не найдёт, у вас, индивидуальных личностей, остаётся шанс. Чтобы победить, вам необходимо опередить её. Отыщите и используйте оружие против самой Я-Мы. Другой возможности расправиться с, как вы её зовёте, «раковыми метастазами в теле человечества» у вас уже не будет никогда. Я-Мы проглотит и адсорбирует все личности.
        Нам потребуется более подробная информация об этом оруж-жии. Мы мож-жем её получить? - голос генерала звенел сталью. Он тоже справился с нервами.
        Сущность располагает мифом. Это тако… - проснувшийся прервался на полуслове и зашёлся во внезапном приступе туберкулёзного кашля. Он рывком согнулся и упал на четвереньки. Так и стоял, упираясь ладонями в металлопласт и выплёвывая в багровый сумрак кровавые ошмётки собственных лёгких.
        Тебя плохо слышно! Продолж-жай! - Голос пресс-генерала вновь сорвался.
        Неспящий завалился на бок и скорчился на полу. Длинный плащ распахнулся, задрался; под ним были только покрытые маслянистыми пятнами драные джинсы, ничего больше. Обнажённый впалый торс, бледный до молочного оттенка, давным-давно забыл согревающее прикосновение солнечных лучей… Судороги терзали долговязое истощённое тело, как многобалльный шторм поверхность океана. Кровь изо рта струилась уже сплошным потоком, заливая молочную белизну впалой груди. Главный командир прессеров напрасно тянул шею, пытаясь рассмотреть тело, выпавшее из поля зрения объектива. Разглядеть он ничего не мог…
        Мог лишь кричать.

- Что такое «миф»?! Повтори! Чем располагают сектанты?! Чем?!
        Однако анонимный информатор уже не слышал прессера. Ещё несколько секунд корчился он на полу пилотской кабины, безжалостно убиваемый атакой туберкулёза. Потом застыл, успокоился на мгновение, будто приступ кончился, болезнь отпустила его… но тут же конвульсивно выгнулся, встал на мостик, беспомощно взмахнул крыльями рук, широко разверстым ртом пытаясь вдохнуть багровый воздух, пропахший и пропитанный свежей кровью и аварийным светом.
        И рухнул, распластался. И замер, крестом разбросав крылья и вытянувшись во весь рост. Уже навсегда.
        Он уснул вновь. Но вовсе не тем сном, каким спал, прежде чем проснуться. Смерть подарила его телу персональные сновидения, не делимые с остальными спящими.
        Неспящий выздоровел. Если жизнь - болезнь материи, тогда смерть - полное и окончательное оздоровление. …Играя желваками на скулах, Директор молча ожидал несколько минут. Но сеть-камера бортового компа транспортника показывала лишь кабину гравилёта. В цилиндрической полости не оставалось ни единого «больного», потому продолжать общение с живым шефом прессеров там было некому. Так и не дождавшись ответа, пресс-генерал закрыл глаза и тихонько застонал… Но в ауте пребывал он недолго. Уже через полминуты снял защитный кокон и связался с дежурным по штабу.

- Этого тоже убрали. Да-да, свои же, несомненно. Засекли и… Наведённый виброкраш. Откуда говорил, уже высчитали? Я могу прерывать связь?.. Клондайк? Ничего себе. Да, удивительно, конечно. Из самого логова… Этот провинциальный мирок пора официально считать едва ли не столичным округом Секты, ведь ямов теперь на нём больше, чем… Что? Да, да, срочно собирай заместителей. Одна умная голова хорошо, как говорится, а целая команда голов… думать будем, короче. В све… - суровый Директор прессеров запнулся, искоса взглянул на проекцию кабины, - в кроваво-багровом свете поступившей информации.
        Произнеся эти слова, Ружена Обская, индивидуальная личность, на сегодняшний день чуть ли не самая могущественная в Метафедерации (и прочих человеческих мирах), изогнув краешек рта в невесёлой улыбке, отключилась.
        Только она сама могла в эту минуту знать свои собственные мысли. Стрежнем течения коих было, несомненно, жгучее желание «…во что бы то ни стало додуматься, каким образом этому давным-давно адсорбированному сегменту коллективной сущности удалось на несколько минут вернуться в СЕБЯ и вновь побыть индивидом…»
        Но уснувшему вечным сном было всё равно, какие мысли роятся в голове только что разговаривавшей с ним женщины, главнокомандующей прессеров, подавляющему большинству известной в мужском облике героя-защитника демократии, в образе мужественного, с квадратным подбородком Гендиректора, главного борца с тоталитаризмом.
        Неспящего, вновь Человека, это уже никоим образом не волновало.
        Он-то уже проснулся. …МЫ же, напротив, волновалось всё более и более. Появление Скрытых было полной неожиданностью, и эта непредвиденная угроза, несущая реальную опасность для существования, прежде всего требовала ликвидации утечки информации.
        Устранения немедленного, прежде чем… Поэтому эти Нити приходилось беспощадно обрывать. Экстренно. Раньше, чем удавалось прослеживать генезис и тотально осмыслить процесс. Обрывать раньше, чем удавалось выяснить причину появления.
        Хотя… почему нет?
        Пункт первый
        МИР: БЕОГРАД
        (дата: ноль пятое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        Я
… енавиж-жу Секту.
        Подумать только: это из-за них, ямов, я должен сдёргиваться с якоря и нестись очертя голову к ближайшему муль-типроходу! Это из-за них, уродов немытых, мой долгожданный отпуск влетает собаке под хвост и накрывается ржавым корытом. Да! Самое главное: именно из-за них (у-у, козлы, ненавижу!) Сайла была вынуждена разомкнуть свои горячие объятия и с охами-вздохами сожаления выпроваживать меня за гостеприимный порог своей летней виллы…
        Прямёхонько в студёную зимушку-зиму Солнцеворота!
        И торчу я теперь, как идиот распоследний, посреди платформы приёмопередачи, и зябко кутаюсь в лёгкую цветастую жилетку. Старательно воображая, что она - меховая безрукавка по меньшей мере.
        А целые армады большущих мягких снежинок неутомимо и стремительно пикируют на олмопластовое покрытие под немыслимо острыми углами. При этом снегопад не забывает отряжать особые эскадрильи камикадзе - со спецзаданием: налипнуть на мои брови и волосы, ужалить щёки и губы леденящими прикосновениями. Я же, по причине безоружности, не могу давать атакам эффективный отпор.
        И стою, значит, кутаюсь в воображаемый мех, и щурюсь к тому же, волей-неволей заправского монголоида изображая. Не только из-за нападок снега; ещё и оттого, что свет портовых фонарей, отражаясь от белых барханов снежных заносов, садистски слепит мои многострадальные глаза.
        Столь величественные дюны одолеть не могут даже профессионально неугомонные ассенроботы. Не по силёнкам им управиться. Мечутся вон, бедолаги вокзальные, снуют туда-сюда, отправляют в зевы мусоропроводов обильные отходы атмосферного метаболизма, целые реки густой субстанции змеями извиваются в гравитационных потоках… а толку-то - чуть. Сплошной белоснежный ад вокруг!
        Острые ощущения, которые я вынужден испытывать, порождают неожиданную галлюцинацию. Мерещится мне вдруг, что здесь повсюду, кругом висят бельевые верёвки, а на них - вереницы простынок, наволочек и пододеяльников.
        Ассоциативное мышление тут же подсунуло забавное видение: инфантильное Нечто или Некто, в припадках детского творческого зуда наскоро создавшее всех нас - а также всё на свете прочее, - решило поиграться во вселенскую стирку. Настиралось всласть, а сушить бельишко-то надо? Надо. Вот оно взяло да и понавешало верёвок…
        Бр-р-р, вот это я глюк заловил! Первоклассный…
        Неудивительно.
        Всё вокруг движется, колышется, вихрится, болтается, я же - стою как вмороженный. Прогоняя дурацкие мыслишки, трясу башкой, при этом щурюсь, ёжусь, кутаюсь. А в общем и целом, подводя безутешный итог: совершенно не знаю, на кой чёрт я здесь оказался и куда теперь податься, собственно.
        Первый раз в Београде я. Причём без связи, документов и хотя бы мало-мальского предварительного инструктажа. Только то и ведаю, куда мультинора меня вывела - на планету, которая в прочих мирах известна как Београд, а поместному зовётся Солнцеворот… Хорошо хоть господствующая культура здесь вроде бы панславянская. Общий язык с местным контингентом, если постараюсь, найти должен. Не то б и вовсе из пространства разума выпал, культуршоком под дых вдаренный.
        Помнится, однажды незабвенный Барсук выдал: «Каждый переходняк, желторотики - это как бы новое рождение. Прикиньте, в каком отпаде младенец пребывает, из родимой утробы вывалившись сюда!» Изрёк он это, если не изменяет память - а она мне обычно не изменяет, - на итоговом тесте курса мимикрии и адаптации. Легендарный опер на пенсии подвизался в учебном лагере инструктором по боевой. Уж кто-кто, а он на собственной шкуре сотни раз испытал, что оно такое, мультипереход в натуре!
        Не-ет уж! Не дождутся…
        Я решительно купирую приступ саможаления и припадок мировой скорби по поводу незавидности собственной участи. Выстаивать на морозе в серёдке незнакомого центра практически незнакомой планеты можно хоть до следующего вселенского взрыва. Эффекта никакого от стояния такого… стойкости то бишь.
        Нужно что-нибудь немедленно предпринимать. Пока не труп - активно шевелить конечностями. Там, глядишь, и Госпожа Удача подсуетится в ответ… «Где наша не пропадала? Наша пропадала везде!»
        Это у меня такой риторический вопрос-ответ, ритуал как бы. Всегдашний. Я вначале должен себя ощутить полным кретином. Этаким опупевшим дилетантом, которого случайно втянуло в круговорот событий. Накрутить, значит, самого себя до озверения полного, от чего испытать состояние души в угол загнанной крысы. И уж потом рваться напролом. Отчаянно надеясь на удачу, сметать все засады. Мой док говорит, что эта миленькая преамбула-накрутка вполне укладывается в параметры моего психотипа. Он прав, между прочим.
        Итак, что же мы имеем в наличии?..
        Осматриваюсь по сторонам.
        Интерпорт как интерпорт. Хотя, конечно, интерпорт интерпорту рознь. Например, Змееносца не сравнить с Меченосцем, хотя номенклатура у этих мирков почти идентичная. И даже в мегалополис пытались оба вмуровать. Но не похожи они совсем. Один - порождение тенденции тотальной урбанизации, а другой - успешно удавшийся возврат к традициям постготического мастерства…
        Да ладно, было б о чём думать. Вонючие дырки от задницы - оба. Я-то знаю… Лучше уж потренировать наблюдательность в фиксации окружающей среды. На деталях самой что ни на есть суровой действительности.
        Во-первых: высоченные мраморные колонны, залитые старомодным люминесцентным покрытием. Метров тридцать, не меньше. На капители опирается массивный с виду потолок. Вглядевшись пристальнее, отмечаю, что на самом деле полнейшая фикция; скорее всего светонепроницаемая голограмма. Иначе как бы сквозь него преспокойно, не встречая ни малейшего сопротивления, просачивался снег?..
        Ну и чёрт с ним. У меня ещё пункт второй есть: буквально впритирку ко мне с утробным рыком проползает заполненная белой гадостью выше крыши мобильная асс-махина, с жадно разинутой пастью мусоросборника, в обществе игриво припрыгивающих роботов-помощников. Раздумчиво провожаю весёлую компанию взглядом, невольно прикидывая вероятность того, что ретивые снегоуборщики сочтут меня за снежную бабу какую-нибудь да утилизируют, ничтоже сум-няшеся… И наконец-то полный абзац, номер три: на платформе ни единой живой души, кроме моей собственной, и та вскорости вымерзнет в окаменелость, аки древнеземной динозавр.
        Такие вот дела.
        Суро-ово. А ведь меня якобы должны были встретить. Шеф недвусмысленно велел: на месте - ни шагу без сопровождения!
        НИ ШАГУ. Стою потому, терплю. Жду профессионально-героически. И обескураженно начинаю понимать, что подвижные части моего тела уже вовсю «звенят». Попытки отогреть их энергичными растираниями - смехотворны, ибо безуспешны. В буквальном смысле тщетны, как ночные поиски чистокровного негроида в джунглях.
        Неужто я себе в прошлой жизни наворотил настолько глупую карму: подохнуть от холода на олмопластовой платформе интерпорта заштатной планетки, настолько незначительной, что здесь даже филиала вездесущей «ТаксиКорпо-рейтед» нету?! В этой связи лихорадочно припоминаю, сколько часов здоровый человеческий организм способен сопротивляться минусовым температурам…
        Но, между прочим, другой полученный мною приказ не менее категоричен: сориентируешься на месте, вдруг что не так, вдруг не по душе тебе что - хватай инициативу в свои бестрепетные лапы. Но, добавил Командир, гляди не перестарайся, а то знаю я тебя, инициативного и энергичного…
        Да, конечно же, в любой момент я могу вернуться. Вскочу вот в «нору» мультихода да и вывалюсь обратно, прямо в горячие объятия Сайлы. Уж она-то меня ОТОГРЕЕТ, можно не сомневаться!.. Но представляю, что мне споёт хором начальство, командиры мои дражайшие, во главе с… С-спецвызов - это не шуточки. Это вам не рутинный рейд и не дежурное приглашение на тошнотворно-скучное официальное мероприятие. Его не скомкаешь раздражённо, его не скормишь всеядному ассу. За таким вот невзрачным листиком писчего пластика обычно делишки кроются - серьёзней просто некуда.
        Потому: здоровей буду, если всё-таки не возвернусь взад, а обожду, не сходя с места ни шагу. Как говорится, от мороза череп не расплавится. Потерплю. И не такое терпел. Где только моя не пропадала…

- Субполковник Илия Перстынов?.. - интересуется чей-то голос, возникая из снежной круговерти за моей спиной; вопрошает осторожненько, с интонацией усомнения.
        Я, понятное дело, оборачиваюсь на голос шустрее некуда. Из снега, не иначе, материализовался настоящий снежный дед: громадных размеров, шкаф «два на два», тип в белой прессерской униформе зимнего фасона. С круглым, как у доисторического космонавта, шлемом, в комбинезоне с внутренним подогревом и внешним термоизоляционным слоем, и в шикарных сапожищах на шипованной подошве. Живут же некоторые. Аж завидно!
        Дед подносит ручищу к скан-сенсорной пластине на забрале шлема. Он уже готов сделать скан-снимок моей сетчатки, мульт-слепок моей психосоматики, саунд-анализ моего голоса и так далее и тому подобное… Недоверчивый парень, ну что ж, не самое последнее качество для агента нашей доблестной спецслужбы. Специализированной донельзя.
        Только вот одной лишь профессиональной осторожности теперь совершенно недостаточно. Темп, с которым разрастается смертельная зараза, таков, что вынуждает искать замену осторожности. Что-нибудь патологически нетрадиционное. Заставляет интуицией руководствоваться, например. А что нам, напрочь сбитым с панталыку искоренителям тоталитаристской инфекции, ещё остаётся, спрашивается?! Там, глядишь, и до какого-нибудь шаманизма на кофейной гуще докатимся.
        Представляю, как оно может выглядеть! Таскаешь, значит, с собой портативный кофейник и чашку, да перед каждой встречей по зловещим очертаниям пятен мучительно гадаешь: «ям», искусно прикинувшийся человеком, тебя встретит, или пронесёт-избавит, всё же не с Ямой столкнуться довелось, а с нормальным человеком, индивидуумом?..
        Так точ-чно, Илья Перс-стынов, суб-бполковник, - чуть ли не азбукой Морзе выстукиваю я зубами ответ. При этом геройски стараюсь развязать прилипшие к груди переплетённые ручонки. С намерением уставно выровнять их по швам тоненьких шёлковых брючек из летней коллекции Иену Стейлиса, популярного кутюрье родного мира Сайлы.
        Я суперлейтенант Драгоманович. Личным составом локального представительства уполномочен приветствовать вас, сударь.
        Изъясняется встречающий меня офицер на сербохорватском диалекте панслава, похоже. Но с непривычным искажением произношения и заимствованными лексическими вкраплениями. Это вот церемонное «сударь» - явно выхвачено из русского диалекта панславянского языка.
        А по голосу судя - дядя не молоденький, сороковник ему, как минимум. И до сих пор всего лишь суперлей?..
        Круглый поляризованный аквариум, насаженный на его голову, колеблется вертикально. Вниз-вверх. Громадный мужик удовлетворенно кивает. Видать, его персональный компут стопроцентно подтвердил, что я это я. Местный прессер протягивает широченную ладонь - для рукопожатия. Перчатку даже снимает. Холодину проигнорировав.
        Окажись ямом я, он бы ни за что не позволил мне прикоснуться к его оголённой коже. А будь ямом он - тут бы моё Я вполне могло бы и финишировать, не сходя с утоптанного места. С немалой долей вероятности (по свежим сводным оценкам уровня инфицированности миров, шанс человеческого индивида «провалиться» при рукопожатии более сорока процентов). Но никакой он не ям - решаю окончательно. Вняв шепотку внутреннего голоса (за безошибочность советов коего шеф меня и ценит, помимо прочих качеств!), с удовольствием отвечаю на красивый жест. Оценив доверие по достоинству, крепко пожимаю руку коллеги. Восхитительно горячую, сухую и твёрдую на ощупь.
        И улыбаюсь невольно. (Представляю, как потрясающе искривляются полиловевшие губы, прибавляя арктического обаяния моей физиономии, искажённой холодом!) В действительности, само собой, никакой я не Илия Пер-стыно».
        Но этот «подполковник», уроженец Новой Болгарии - один из тех персонажей, за реальность существования коих в списках персонала Службы я… гм, несу прямую ответственность. Скажем так. Кто же я таков на самом деле… Это Снежному Деду знать не положено; разве что я сам сочту нужным разгласить.
        Мы продвигаемся к ближайшему транс-кокону. Все они обёрнуты толстым покрывалом снега, но предупредительно повысовывали телескопические усики, увенчанные
«габарит-ками». Мы с Драгомановичем целеустремлённо взрыхляем подошвами зыбкое пуховое одеяло, невесомое и пружинистое здесь, на вокзальной платформе центра Солнцеворота. Но уж никак не липкое и не вязкое, словно пропитанное потом, каким оно бывает на моей родимой Батрасталле во время её недолгих, карикатурных зим.
        Мы останавливаемся у мерцающего оранжевого маячка. Под нами моментально зажигается кругляш двухметрового диаметра. Он просвечивает сквозь «одеяло», он активно растапливает на своей поверхности снег; вокруг наших ног бурлят миниатюрные водоворотики, и вот мы уже перемещаемся, очищенной зоной раздвигая снежные заносы.
        Силовое поле неощутимо, и создаётся некорректное впечатление, что со скоростью сорока километров в час нас тащит на себе фрагмент портовой платформы. В действительности мы движемся в миллиметре над поверхностью пола, внутри невидимого
«стакана».
        Снег уподобился воде, разрезаемой носом гидрояхты. Он разлетается в обе стороны бурунами и волнуется позади транспортного модуля радужным потоком взбитой пены.
        Красиво, ч-чёрт возьми!
        До края портовой платформы, к последнему вычурному столбу, мы плыли минут пять. По дороге разминулись с парой-тройкой таких же силовых модулей и обогнули десяток-другой снегоуборочных махин. Здесь, у кромки, нас ожидает подержанный баг
- эдакий гипертрофированно-горбатый «жук» на гравиприводе, сейчас серебристого окраса.
        Эмблемы ПРЕС-Са, отлично знакомой всем гражданам Метафедерации «зубчатки», на бортах не видать. Такая себе прокатная малолитражка, арендованная в местном филиале какой-нибудь «Мерс Моторс», дочерней компании вездесущей «Такси K°»… Неужто работать нынче придётся инкогнито, в режиме «внедрение под прикрытием»?
        Внутри силового кокона я согрелся. В благодарность - мысленно отдал должное интерактивным способностям ком-пута центрального мультивокзала этой планеты. Интересно, не отобедай я незадолго перед отправкой, интерпорт уловил бы состояние голода, и меня в придачу ещё покормили бы?..
        Силовое поле исчезает, и ко мне снова навязчиво липнет осточертевший, приставучий, как пожилая проститутка, снег.
        Не люблю Солнцеворот. Уже. Вот как быстро планеты могут утратить моё доверие. Как женщины. При первом знакомстве облажалась - на второе свидание можешь и не надеяться. «Всё. Замётано!» Подумал как отрезал.
        Диафрагма дверной мембраны серебристого гравибага размыкается, образуя овальный проём, и в отверстии прорисовывается… Моцарт! Собственной мерзкой персоной. И этого припахали?! Любопытно, его тоже с отдыха выдернули, или он в этой операции давно задействован?

- Быстрей! - резко командует он, подозрительно оглядывая вусмерть заснеженные окрестности. Неизменно-васильковые глазёнки Моцарта скрываются за тёмными, почти непроницаемыми очками. Но чтобы я, я да не сумел опознать бывшего напарника в этой личине смазливого брюнетика испанского типа?! Этот вертихвост всегда цепляет броские физиономии. Патологическое пристрастие прямо. Нарциссист он, точно.
        Шкаф-суперлей, смываясь от мороза, ныряет в баг первым и задвигается внутрь, даже не удосужившись подать мне руку.
        Гад. Его бы на моё место. Он бы на такой холодрыге уже окочурился, и мощь со статью не помогут… Это я, упрямый, до сих пор способен передвигаться самостоятельно. Хотя габаритами не намного меньше него.
        Хватаюсь за кромки проёма остекленевшими верхними конечностями, по очереди заношу в салон одубевшие нижние. Делаю первый шаг, с блаженством погружаясь - наконец-то!
- в долгожданное тепло-о-о… Моцарт, козёл, меня в упор не узнаёт, и представляется по всей форме, при этом поспешно сращивая лепестки мембраны.
        Полковник Паул Жермен нынче он, поди ж ты! «Как был ты по жизни штабс-майором, лизоблюд штабной, так им и останешься…» В отличие от этого недотёпы я могу обеспечить полнейшую неузнаваемость своему текущему облику. Личины я подбираю разнообразнейшие и всегда неожиданные… Знакомлюсь с «полковником», испытывая чувство глубочайшего удовлетворения. Если уж свои не опознали, то потенциальный противник и подавно не расколет.
        С натужным басовитым ворчанием баг трогается. Пригнувшись, чтобы не обдирать макушкой низко нависший потолок, следую в передок салона. Здесь располагаются четыре кресла-трансформа. Рядом со Снежным Дедом восседает и рулит незнакомый блондинистый парнишка-водитель в кителе с капитанскими нашивками.
        Моцарт приглашающе указывает мне на крайнее слева кресло, а сам плюхается в крайнее справа. Отдаюсь в объятия подлокотников; по причине обморожения тыловых частей тела совершенно не ощущаю упругости, подстраивающейся под конфигурацию моих многострадальных задницы и хребта.
        Демонстративно, громко-протяжно, вздыхаю и энергично растираю предплечья. Дескать, сволочи вы все, опозданты хреновы, чуть было не уморозился из-за вас.
        Капитан вдруг говорит:
        Для сугреву. - И протягивает мне плоскую флягу. В ней что-то заманчиво булькает.
        Я ответственен за выполнение этой операции. - Вякает тем временем брюнетистый полковничек, недовольно зыр-кая на сердобольного пилота. - Вы подчиняетесь непосредственно мне…
        Ага. Давай-давай, обольщайся. Паул Жермен, блин…
        Спасибо, коллега, - искренне благодарю отзывчивого парня, беру ёмкость, свинчиваю колпачок, принимаю отнюдь не медицинскую дозу превосходной водочки, экстренно веселею в душе, но дальнейшее высказываю ровным, равнодушным тоном.
        Моцарт, небеса должны рухнуть, чтобы Муравьед ещё раз исполнил хотя бы один твой приказ, даже если ты дашь мне трое суток увольнительной и велишь отправиться веселиться в ближайший бордель, совмещённый со страйкболл-ным полигоном.
        Мог бы врезать на ЕГО родном наречии, для обеспечения стопроцентной вразумительности, но специально продолжаю использовать местный, смешанный сербо-русский. Который неизмеримо роднее МНЕ.
        С наслаждением наблюдаю за тем, как брови моего бывшего напарничка вылезают из-под верхней кромки пижонских очочков. Вероятно, даже он, при всей его недалёкости, не может поверить, что после всего уделанного и вытворенного нами в Порт-Юконе Директорат решится вновь изобразить из нас полевую спарку.
        Дуэт «Муравьед и Моцарт». Юбилейное гастрольное турне. Пять лет спустя, снова вместе… Кошмар!
        Но я-то поверил сразу. Куда деваться, Моцарт-то не виртуальный, увы. Ох, господин генерал, господин генерал, и за что ж вы меня так жестоко?!

- Муравьед?.. - бормочет Моцарт растерянно. В шоке даже сдёргивает с бесстыжих васильковых глазёнок очки. - Анатоль Григорефф?! Блин! Ни за что бы не поверил! Здравствуй, напарник! Сколько лет, сколько зим…
        Во-во - зим… блин!
        Суперлей и капитан таращатся на шоу нашего дуэта изо всех сил. Ещё бы им не таращиться. Вряд ли в ПРЕС-Службе найдётся хоть один человек, не знакомый с рапортом о ледовых приключениях спецагентов Моцарт и Муравьед в заполярье мира Порт-Юкон.
        Тот наш лихой рейд даже в Академии теперь преподают, приводя в качестве примера, как НЕ НАДО выполнять задания… Только вот, кроме меня и самого виновника, никто не знает, по чьей вине мы облажались. По возвращении (бесславном, позорном) бравого напарничка я не сдал, но раз и навсегда зарёкся с этим козлом работать.
        Болван Моцарт ещё не понимает, на кой ляд я засветил его (и себя) перед местными. Но делает умный вид, что так оно и надо, так и было изначально запланировано. Тянет ручонку, и я нехотя пожимаю её. Он даже изображает неуёмную радость по поводу.
        Меня хватает только на кривую улыбочку. Ещё чего! Радоваться встрече с этим… блином. Как вспомню ту ночь, когда этот подонок меня бросил раненого на Подвижных Пластах, так и вздрогну! А пальцы самопроизвольно в кулаки сжимаются… Главное, этот блин до ушей лыбится, словно и не бывало ничего подобного. Похоже, он уверен, что и я сыграю роль старого боевого товарища. Ради сохранения боевого духа местных прессеров.

- Не так уж много, Моцарт, не столько, чтобы забыть, - заверяю я его. После этой реплики воцаряется солидная пауза. Становятся отчётливо слышимы жалобные завывания ветра, стирающегося об аэродинамическое покрытие гравилёта. Местным ребятам нечего сказать, они безмолвствуют по определению. А вот куриные мозги «Паула Жермена» только сейчас осознают, что играть с ним в дружбу я не собираюсь, на публику работать не желаю, и плевать мне на успешность этой операции даже.
        ХВАТАЮ ИНИЦИАТИВУ. Так было велено. Как же здорово, что шефом мне дан карт-бланш… Иногда я подозреваю: на свете существует ТРЕТИЙ человек, которому прекрасно известна подоплека всего, что случилось той зимою в мире Порт-Юкон.

- Что тут у вас стряслось? - поворачиваюсь к суперлею и капитану. «Полковника» с этой секунды игнорирую напрочь. В упор не вижу. Шеф, вероятно, допускал различные варианты развития событий, и на всякий случай предоставил мне принимать самостоятельное решение: видеть Моцарта, или в упор НЕ.
        Уж кто-кто, а Шеф уразумел, что такому строптивому и свободолюбивому индивидууму, как я, лучше уж предоставить допустимую возможность выбора, чем опутывать по рукам-ногам безальтернативным приказом. Я могу пролезть в дом через дверцу для домашних животных, проделанную внизу двери - если ЗАХОЧУ этого; но безнадёжно застряну в настежь распахнутых воротах, если меня гнать против желания.
        Примерно так, между прочим, оно и случилось на Порт-Юконе… Блин.
        Я-ама… - выдыхает пилот, имени которого я до сих пор не знаю.
        Ясное дело, что ямы. Будь кто иной, не нас бы бросили дерьмо разгребать, а полицию местную или нацгвардию какую-нибудь на худой конец. Капитан, по существу давайте. Секта здесь что, губернатора местного тронула или чего-нибудь похлеще устругнула?

- Похлеще гораздо, - коротко отвечает он, и спрашивает: - «Эмпайр Бэнк» знаете?
        Иронично фыркаю.
        Еще бы не знать! В «Имперском» у нашей конторы официальные счета. Я жалованье получаю в его местных отделениях.
        Так точно. Мы тоже, конечно. Ситуация такова, сударь: финансовый отдел представительства проводил плановую проверку одного из пунктов бэ-эф-пэ, ничего особенного не ожидая от рутинной операции, как вдруг выяснилось, что…
        Бэ-эф-пэ? Детальнее излагайте, - велю я, подаваясь вперёд и вовсе не демонстративно растирая предплечья. Руки ощутимо оттаяли и принялись невыносимо зудеть.
        БФП - аббревиатура. Разновидность банковских операций, категория
«благотворительная финансовая помощь». Предоставляется всевозможным… э-э, хронически малоимущим индивидам. Выходцам из китаизированных провинций, поселенцам малоосвоенных планет, молодым терраформам, отдельным группам беженцев, престарелым инвалидам, и прочая и прочая. В общем, всем лузерам. Кто на халяву деньгу урвать жаждет, и желательно побольше.
        Ну, ну? - поторапливаю безымянного капитана. Я уже начинаю догадываться, в чём суть, и жду очередного подтверждения потрясающей меткости моей интуиции.
        Вчера банк объявил, что правлением принято решение финансировать новообразованный фонд «Вспомоществование семьям военнослужащих Пограничного Патруля». Поначалу это сообщение особого интереса не представляло. Сумма взноса сравнительно невелика, тридцать миллиардов. Всего ничего, в масштабах Имперского, естественно. Но наши финансо-вики всё же решили этот безобидный трансфер, с виду вполне законный, прощупать. И знаете, что обнаружилось?
        Показываю им возможности своей интуиции. Во всей красе.

- Такого фонда не существует в реале? Или пограничники все поумирали, а граница открыта? Жуть какая! Придётся нам срочно учиться, как ублажать оккупантов…
        Почти что, - встревает тупой нарциссист, наконец-то возвернувшийся в себя после нанесённого мной нокдауна. - Публичный счёт благотворительного фонда был открыт в
«Аль-та-Банке» вчера же, блин, и в момент основания на нём не было ни цента! Но главное, что счёт лимитирован по времени. И знаешь, на какой срок установлен лимит? На двадцать четыре часа. Сутки, блин! За этот мизерный промежуток ни один член семьи пограничников не успеет даже почесаться, блин, не то что добраться до немногочисленных кассовых пунктов Фрон-тира и получить заявленное вспомоществование…
        И к тому же «Альта» - не самый популярный и разрекламированный банк, но финансовыми специалистами до сегодняшнего дня считался едва ли не наиболее защищённым от незаконного внедрения. - Вновь перехватил слово шустрый пилот, не забывая управлять багом, упрямо несущим всех нас куда-то в ревущие глубины снежного ада. - Серьёзная фирма. Этакий клуб элитарных вкладчиков. Я, например, при всём желании его клиентом стать не смог бы. Зато члены семей героических пограничников целые сутки имели такую возможность. Только они даже не догадывались об этом.
        Воняет ямой, он прав. Смердит… Вот так всегда. Начинается с мелких вроде бы нарушений, а потом глядишь, уже поздно кричать караул. Своевременно не засечёшь - после не расхлебаешь… Повезло-то как, что контролёры случайно, но вовремя наткнулись на этот фонд…

- Безусловно, в этой афере можно усмотреть шевеление одного из загребущих щупальцев секты, - соглашаюсь я вслух. - Но вдруг это не ямы мошенничают, а простые уголовники? Пока не доказано наверняка, что Имперский грабит именно Яма, зачем тут мы? Какие для этого основания? - задаю провокационный вопрос. - Секте, конечно, даже клавиатура компута не нужна, чтобы облапошить банк… Но почему вы решили, что возникновение этого фонда - свидетельство происков ямов?
        Молчаливый суперлей вдруг отчётливо хмыкает. Весьма скептически. Но словесно большой дядя никак не комментирует проявленный мною идиотизм. На морде разобиженного Моцарта отчётливо рисуется блаженство. Но пасть он распахнуть не успел, капитан опять его опережает.

- Не мне вам напоминать, что вероятность участия адептов секты в любом совершаемом преступлении уже поднялась выше пятидесяти процентов, - неохотно свершает он акт вразумления коллеги-оптимиста. Парень явно испытывает ко мне бешеную симпатию (несмотря на шлейф дурной славы, тянущийся за Муравьедом) и огорчён непрофессионализмом, мною проявленным.
        Где ж ему знать, что я «непрофессионален» только когда этого требуют обстоятельства. Я не сверхчеловек, само собой (с появлением Я-Мы это понятие приобрёло новое ужасное значение, и не дай бог мне его на себе испытать!), однако самый что ни на есть первоклассный профи.
        Чем горжусь, между прочим. Пришлось долго учиться и боевого опыта набираться, кровавой юшкой захлёбываясь, чтобы заработать право гордиться. В штабных офисах не отсиживался, как некоторые… гм, присутствующие.

- У ПРЕС-Са есть основания. Можно их подвергать сомнению, но это не должно влиять на чёткость исполнения приказов. Такую уж мы присягу давали! - пафосно выступает вдруг «Паул Жермен» и протягивает капитану контейнер, похожий на пузатый чемоданчик. - Отдайте субполковнику, - велит ему. - Переодевайся, Муравьед, - заявляет мне, тоном чуть ли не приказным. - Скоро начнётся операция, и погодные условия не должны влиять на эффективность задействованных оперативников.
        Я, несколько даже обалдело, на него таращусь. Чья бы свинья хрюкала о приказах, присяге и эффективности… блин!

«Ну погоди, полковничек дорогой, ты у меня ещё навы-полняешься приказов…» - предупреждаю молча, но с мрачной решимостью. При этом молча же открываю чемодан и извлекаю… серый деловой костюм, настоящую классическую тройку. Очень стильную и дорогую, как тотчас выясняется. Из натуральной шерсти.
        В контейнере ещё есть кремовая сорочка с витиеватым клубным гербом, галстук от «Е. Т. Фурани», роскошные кожаные полуботинки, странного фасона рыжая меховая шапка и модное клетчатое полупальто из вирланиума. Но по-настоящему впечатлила меня шерстяная тройка, ясное дело.
        Ход операции проработан детально? - интересуюсь. - Я хочу ознакомиться с материалами. - Требую у коллеги информационного допинга; одновременно облачаюсь в
«шкуры» современного мужика-добытчика. Мысленно добавляю: «Чтобы внести коррективы!» Переодевание маскирует попутные манипуляции с браслетами терминала, опоясывающими моё левое предплечье.
        Пожалуйста. Полные списки служащих банка включительно. - Капитан даже разулыбался, ужасно довольный собственной компетентностью.
        Между прочим, меня зовут Анатолий, - протягивая руку для рукопожатия, говорю этому молодому блондинчику, мне симпатизирующему. Непонятно почему. Ещё не знает, бедняга, каким гнусным типом я могу быть… по обстоятельствам.
        Алексей Пасторович, - продолжает капитан улыбаться во все тридцать два, - старший менеджер локального представительства. Для друзей Алекс…
        Кожа его ладони оказывается по-женски мягкой и нежной. Нервные пальцы вибрируют в моей хватке.

- Тогда уж лучше Алёша, - невольно улыбаюсь тоже. Если обстоятельства позволяют, я могу быть сплошным обаянием. - Списки попозже. Сейчас меня печёт вот что…
        На ясноглазом розовощёком личике полномочного представителя ПРЕС-Службы в мире Београд (Герцеговина III, звёздное скопление Адриатика) написано исключительное внимание.

- В последние несколько суток внутренние инфосферы обоих банков больше ничего подозрительного не вытворили? ???

- Например, сбои в надёжных программах, тех, что отродясь не подводили пользователей. Или нарушения устоявшегося режима работы. В реальном времени, я подразумеваю.
        Судя по тому, что капитан пусть на секунду, но всё же призадумался, никаких явных катастроф здесь пока ещё не приключилось. Сразу бы выпалил, случись что экстраординарное. Но катастрофа уже рядом, прямо по курсу, приближается на полном вперёд. Судя по дальнейшим словам капитана, интуиция моя чует след, и ЯМА подобралась гораздо ближе, чем даже мне подозревалось всего минуту назад.
        Да! Закрылись они сегодня раньше обычного. Филиал «Альта-Банка» на полчаса, а филиал Имперского и того больше, почти на час. Мотивировалось это необходимостью проверить базовые файлы адресности. Бригады системных про-граммеров прибыли по вызовам, были впущены в здания… В группах есть наши люди. До сих пор никакой информации от них не поступало. В общее для обоих филиалов здание никого больше не впускают. Второй час сидят взаперти. А через… - «Алёша Попович» сверяется с часовым циферблатом на табло универметра, - девяносто две минуты абонентский доступ к счетам фиктивного фонда будет удалён, и ни единый член семьи погранич…
        Вот с чего надо было начинать, чёрт побери! А то заладили - плановая проверка, основания, подозрения…
        Эх, если бы корень проблемы тянулся только в этот бутафорский фонд…
        Виноват! - искренне расстраивается капитан. Супер-лей Снежный Дед натужно сопит, но по-прежнему безмолвствует, как пленный инсургент.
        Сектанты, похоже, - резюмирую я вслух. - Судя по всему. Вовремя ваше представительство Яму за край ухватило. Филиал не центральный офис, конечно, но и его резервов хватит, чтобы тысячи грязных дармоедов получили финансы для…
        Ещё не ухватило, - перебивает наглый Моцарт. - Прорвёмся, тогда схватим боевиков с поличным. Сейчас производится скрытое оцепление здания…
        Ещё бы оно не производилось! - рявкаю. - Ямы вот-вот огребут большой куш, а наши агенты в этом мерзопакостном Боеграде кофеёк попива…
        Мы не пьём кофе! - взрывается суперлей Драгоманович, не сдержавшись. - В БЕОграде предпочитают травяной чай!
        Вот именно, чаи гоняете, травкой балуетесь. - В лучших традициях Гнусного Типа продолжаю обличающе выступать. - Пока у вас под самыми носами шастают операнты самой жуткой за всю историю человечества тоталитарной организации! Как вы можете это объяснить, капитан Пасторович?!
        Паркуемся в квартале от здания банков, - арктическим тоном изрекает капитан. - Ближе не стоит.
        Он начинает во мне разочаровываться, похоже. Наконец-то!

- Приземлись в двух, - командует Моцарт. - Мы с… Илиёй высадимся подальше.
        Капитан всё-таки смотрит на меня, ожидая подтверждения. Киваю: согласен, мол, подальше. И постфактум информирую:
        Предварительный план операции из вашего компа я уже качаю в свою персоналку. Ознакомлюсь в пути. До высадки минуты две?
        Полторы. - Поправляет капитан, вглядываясь в лобовой сегмент обзорного колпака (и что он там разглядит, в сплошной пелене-то?!). Переводит взгляд на меня, осматривает и мороженым, как забортная среда (насмотрелся!), голосом интересуется:
- Оружие дать?
        Молча головой верчу и похлопываю себя по карману. Жесты содержательнее любого словесного ответа. А стреляет моё маленькое да удаленькое «оружие» вообще без слов. Даже без хлопков.

- Ясно. И причиндалы вам не нужны?

- От причиндалов не откажусь, понятное дело! Насупленный, аки пещерный предок человека, Моцарт извлекает откуда-то атташе-кейс солидных габаритов. Наверняка маскировочный футляр стандартного джентльменского набора пресс-оперативника. Плюс всеволновой ретранслятор, который ВНУТРИ может подсобить моему личному терминалу, усиливая мощность канала соединения.
        Молча, без торжественных гимнов и пафосных спичей вручив кейс мне, разобиженный
«полковник» продолжает фокусничать. Как бы из ничего материализуются два
«замутни-теля», - так мы зовём проекторы личин. С виду - вещичка вполне безобидная. Такой себе пенальчик для самописки. Но в деле полезная не меньше, чем боевой лучемёт.
        Один аппарат Моцарт суёт во внутренний карман своего расфуфыренного костюмчика, другой презентует мне. Ладно, возьму второй про запас, на всякий случай. Моцарт в своём классическом репертуаре: можно подумать, он забыл, что урождённая физиономия Анатолия Григорьева далеко не такая круглая, широкая и мрачная, как у мордастого
«Илии Перстынова». Если у меня такая ряха, значит, в кармашке припрятан включённый замутнитель…
        Баг, будто специально, в этот миг сбрасывает горизонтальную скорость и снижается вертикально. Ощутимый толчок - приехали. Остаётся лишь оснаститься причиндалами, открыть люк - и полный вперёд с бравурной песней…
        Ни пуха ни пера всем нам. З-задавим нелюдей! - рявкаю девиз ПРЕС-Са, перед тем как нырнуть в негостеприимную утробу вьюги.
        Ко всем чертям! - несётся мне вслед хоровой посыл. - Дави-ить!
        Человеку в полном зимнем обмундировании куда проще противостоять норовистому характеру здешнего климата. Браво бороздя хорошо экипированными ногами снежный покров полуметровой толщины, топаю вдоль глухой стены какого-то дома, едва различимой слева. В мои уши, прикрытые опущенными «ушами» странной меховой шапки, вставлены саунд-капсулы; мой терминал торопливо бормочет, излагая намётки диспозиции и варианты возможного развития событий.
        На подходе к перекрёстку меня обгоняет облепленный снежной пакостью Моцарт. Ну до чего ж знакомое зрелище, ч-чёрт! Планида у меня, похоже, такая безрадостная: как с Моцартом на дело - так в снегу барахтаться… Напарничек, блин, машет конечностью в сторону приземистого сооружения, наискосок через улицу, дальше по тротуару.
        Похож заваленный снегом домишко на длинный курган, насыпанный поверх захоронения воинов какого-нибудь допотопного племени… Объект, значит. Там, внутри, ОНИ и засели кублом семейственным, уроды гряз-зные… ну ничего, ничего, я вам сейчас устрою братскую могилку, по высшему разряду, уж расстараюсь…
        НЕНАВИЖУ СЕКТУ!!!
        Заходим с торца, блин, - забубнил противный голос в моём левом ухе. - Туда уже подтянулись ребята из группы поддержки. Мы тоже маскарад врубим, сугробами станем и потихоньку доползём.
        Глупо! - отвечаю, подогнув гибкий держатель микрофона к губам. - Ямы нас по неестественно движущимся абрисам сугробов засекут. Какого хрена прятаться? Там внутри уже нет людей, заложников спасать не надо.
        Ветер нестройно воет на все лады, как сводный хор армады грешников в пекле. Надеюсь, этот чернявый красавец меня таки услыхал сквозь пьяные завывания.
        Уловил. Раздражённо тычет в плечо и трясёт башкой, не соглашаясь. Его прикольная лопоухая шапка остервенело мо-тыляет отростками.

- Нет, нет! - ярится не хуже ветра голос Моцарта, нахально поселившийся под моим таким же «треухом». - Необходимо соблюдать режим скрытности проникновения! Блин, операция разработана совместно с…
        Вот же ж блин горелый на мою несчастную головушку!
        Со страшной силой привлекают Моцарта коллективные действия, ну что с ним поделаешь… блин. У меня и раньше подозрение возникало, что и не прессер он вовсе, а скрытый враг, самый настоящий, ей-богу. Ухитрился адепт внедриться в Службу, не срезался на вербовочных тестах, призванных выявить отсутствие крайне индивидуалистичного эго.
        Чудом не проявил ям-Моцарт доселе свою истинную сущность. До поры до времени Секта выдерживает ценного агента в режиме консервации; однако подсознание-то выдаё-ёт себя, выдаёт… просачивается тяга к «надёжному локтю товарища». Может быть, тогда на Порт-Юконе, когда меня шандарахнуло, этот урод и облажался по полной программе, потому что вдруг оказался в ситуации, предполагавшей принятие исключительно самостоятельных решений?.. Оболваненный же Я-Мы фанатик ответственной личностью быть не способен, по определению. Он же безмозглая марионетка уже, а не индивидуум. Фрагмент социо, частица коллективного «суперэго»…
        На этом мои мечтания по поводу гнусной сущности Моцарта прерываются. Жаль, конечно, но скорее всего этот подонок - сам по себе сволочь (уродился такой), а не вражий засланец.
        Но вообще-то странно, между прочим, почему этого козла не выперли ещё тогда, пять лет назад, из Службы на фиг? Хотя бы в порядке профилактики, на всякий пожарный случай.
        А может… скрытый враг уже пробрался на самый-самый-самый верх?!
        Конечно, гипотетически все мы, полевые и штабные работники ПРЕС-Службы, менее подвержены опасности склб-нения. По идее, именно у нас вероятность возникновения желания СОПРИКОСНУТЬСЯ гораздо меньше, чем у всех остальных представителей и представительниц рода людского, ещё не угодивших в бездонную «яму». Мы прессеры, потому что такое вот у нас раздутое эго, супер-пупер эгоцентристы мы такие, значит. Но уж какие есть.
        А следовательно, у нас и вероятность уцелеть при случайном соприкосновении - БОЛЬШЕ, чем у остальных людей.
        Поэтому именно нас и завербовали в силовую структуру, созданную властями предержащими Метафедерации (которые раньше прочих властей осознали, ЧЕМ грозит появление в освоенном космосе подобной заразы!) с единственной целью: напрочь выдавить из организма человечества тоталитаристскую инфекцию. Поэтому для прессера не столь важно наличие талантов бойца, следователя и аналитика. Если прессер вдобавок полицейский профессионал - это чудесно. Но прирождённых охотников в Службе не так много, как хотелось бы. Далеко не так…
        Гипотетически, главное - чтобы каждый из нас не поддался ВЛЕЧЕНИЮ.
        Вот именно - гипотетически. В теории критерий отбора прозрачен, как моча младенца. Однако практика уже подтверждала, что возможности Секты неимоверно изощрённее, непостижимее и страшнее, чем даже ПРЕС-С подозревает. Обез-башенные нелюди постоянно изобретают какую-нибудь новую подлость. У-у, козлищ-ща, ненавижу!
        Фрэнк, да пойми ты, - говорю как можно мягче на родном ему, англо-американском наречии романогерманского языка, - промедление провалу подобно. Секта всегда пользуется нашими нерешительностью, гуманизмом, нашей дурацкой человечностью, она…
        Ничего не хочу слышать, Анатоль! У меня приказ! Чёткий и недвусмысленный, блин! Нашей спарке придано усиление, и только с ним вместе…
        Увы, этот гад прекрасно знает моё настоящее имя. Мало того, «полковнику» ведомо, при каких обстоятельствах я сменил его на основное кодовое «Муравьед», под которым нынче известен в Службе всем кому не лень. Ещё бы их не знать типу, который в учебном лагере ПРЕС-Академии дрых с тобою в одной палатке!
        Когда-то, в далёком курсантском прошлом. А в настоящую минуту кулем валится в снег и сливается с ним.
        Меж тем буран всё набирает силу. Теперь вообще невооружённым глазом ни зги не видать. Вооружаюсь, нацепив кое-что из причиндалов. Прикидываюсь сугробом, включив замут-нитель. И без дальнейших комментариев, ползком, по-пластунски, вынужденно пробираюсь к торцу кургана, вслед за сугробом-Моцартом.
        Ничего не поделаешь! Значит, попытаюсь с этого мгновения превратиться из «умника с особым мнением» в нерассуж-дающую боевую единицу. Чтобы потом не обвинил никто, что я перестарался, дескать, слишком много инициативы в свои лапы бестрепетно загрёб… Интересно, почему меня шеф сюда кинул? Знает ведь прекрасно, что я всегда, а в особенности после эскапад на Порт-Юконе, целенаправленно воспитывал в себе специалиста по одиночным плаваниям, а не любителя командной игры. Знает более чем прекрасно. Знает, и потому посылает исполнять особо деликатные задачи.
        Но гляди у меня, «дружаня» Фрэнки… подставишь вдругорядь, пеняй на себя.

«Эмпайр Бэнк». Филиал в мире Београд, центральное отделение. Главный планетарный офис, значит. Пара минут телодвижений, и мы возле угла здания. Точнее, рядом с живой изгородью, которая здесь делает резкий поворот, образуя угол в девяносто градусов. Какой-то плотный кустарник; опознать его под толстым слоем небесных испражнений невозможно. С наружной стороны заградительной полосы и попряталось наше бравое «усиление». Мой верный компут услужливо информирует: чуть ли не дюжина местных ребят, целая толпа. «Хоть бери да массой дави», - думаю тоскливо-иронично.
«Массой давить» - не наша стратегическая доктрина, что да то да. Хотя в тайных операциях и вражина очень даже полюб-ляет тактику точечных локальных проникновений… можно сказать, основу нашей доктрины.
        Хорошее укрытие. Здесь нас и при желании не заметить. Растение экранирует, заслоняет - живое ведь. Но от изгороди до стены - не меньше десятка метров. И каждый из них навылет просматривается.
        Моцарт сообщает кому-то:

- Вышли на предварительную позицию. Мы у восточного угла, как и планировалось.
        И через секунду ему отвечают голосом капитана:

- Передовая команда на месте. Оцепление замкнулось. Можно начинать.
        Ух ты! И ещё пара дюжин в оцеплении… Не иначе Алёша Попович весь личный состав погнал брать банк. Представляю, как поживятся ямы, выползи они сейчас из подполья в любом другом месте центрального округа Београда!

- Начинаем, - вякает наш бравый командир «Паул Жермен».
        Невольно стискиваю зубы, скрежещу, рискуя сломать их. Блин, Моцарт, нас же встретят, Моцарт, ждут же нас, придурок, неужели ты не врубаешься, Моцарт, блин?!
        Моя интуиция уже не просто кричит. Она орёт, навзрыд ревёт она, корчась от бессилия при этом…
        Полковник Паул Жермен, субполковник Илия Персты-нов идут первыми. Подтвердите исправность телекоммуникационных систем, - в полном соответствии с разработанным планом раскомандовался Моцарт, а сам ворочается рядом со мной; насколько я понимаю, достаёт из футляра универсальную отмычку (мы зовём её «зубочисткой») и очень полезную штуковину, прозванную «волнорезом». Я и сам такую уже достал.
        Лейтенант Перинович, - откликается новый голос, - командир группы захвата. Слышимость отличная.
        Техник-лейтенант Тарабанич. - Вклинивается ещё один. - Докладываю. По всему периметру здания установлены сенсоры слежения. Мне удалось забраться в их входные каналы, перехватить и заклинить картинку. Между изгородью и стеной ни единой живой души сектанты не увидят. Можно хоть в полный рост идти, если бы только знать наверняка, что внутри не смотрят в окна, а только на экраны пялятся…
        Скептически хмыкаю. Ага, так они и сделают. Это ямы-то!..

- Какие окна! - врывается третий голос. - В здании нету никаких окон. Ты совсем затрахался со своими компутами, Томо! Даже не глянул, что в проекте наружные окна не предусмотрены!
        Ну всё, теперь точно не успеем. Базара ещё не хватало… профессионалы, чёрт побери! С кем только ни приходится работать… А что поделаешь, если главный критерий отбора
- наличие гипотетической аллергии на «влечение» Секты?!
        Осатаневший ветер, будто чуя моё похоронное настроение, рыдающе подвывает, в истерике разъярённо трясёт окружающий нас воздух. Снег рушится сплошной лавиной.

«Да на кой чёрт все эти ухищрения! - хочется заорать мне. - В открытую ломиться надо и всех подряд жечь!»
        Нету там людей уже, нету! НЕТУ. Пока тут планы строятся, уроды там захватили реальные терминалы банков и резервы скачивают, а может, уже скачали и с собой поканчи-вают… То ж были цветочки - тридцать миллиардов, украденных через межзвёздную инфосеть! Ягодки вот прямо сейчас вызревают, и здесь же рвутся… триллиона два сорвут, не меньше…

«Они ведь не сдаются живыми, ямы-то! Забыли, да?!» - хочется заорать мне. Но я молчу.
        А Моцарт, блин, всё рассусоливает, зачем-то толкуя с местными о старых вентиляционных шахтах (бли-ин, эта недоразвитая планета только-только начала использовать эффект управляемого осмоса при строительстве!). А я всё смотрю, смотрю на строение, окончательно, в прямом смысле превратившееся в погребальный курган, и тоскливо думаю о том, в какое дерьмо мы сейчас вляпаемся.
        Посягать на современное административное здание мощной корпорации - то же самое, что штурмовать крепость. Такие домики строятся с расчётом, чтобы без разрешения обитателей внутрь никто (включая органы власти!) не проник незамеченным-непрошеным. При всём желании.

- Ох уж эта проклятая осмотичка, - бормочу под нос, вынужденно не пропуская мимо ушей разлагольствования Моцарта и его множественного собеседника: о диффузных взаимодействиях, о пределах натяжения, о проницаемости молекулярных промежутков… чуть ли не о сопротивлении материалов. Или ещё о чём-то в этом роде. Профессора, ёлы-палы, выискались!
        Осмотичка - моя застарелая нелюбовь. Горячее желание у меня, как у профессионала проникновения и захвата: оторвать башку тем яйцеголовым ур-родам, что её сварганили. Чтоб им пусто было! Я абсолютно уверен: только безнадёжный вырожденец мог этот кошмар удумать, да ещё и назвать «осмотическим скелетом»! Это надо же было додуматься и сотворить этакую жуть - «дышащие» стены!
        Оно конечно, всё гениальное просто. Управляемый осмос в натуре незамысловато выглядит: создаёшь особый, регенерирующийся, полуорганический материал дженазит, имеющий пористую структуру; напихиваешь в него нечто вроде капилляров, функцией коих является фильтрация, терморегуляция и обогащение поступающего внутрь воздуха; замыкаешь всю эту хренотень на блоки вытяжки и впрыска… И всё, готово, живи не хочу.
        Главное - попробуй эту стеночку раздолбай. Задолба-ешься долбать! Ты в нём дырку, а он «чмок» утробно - и затянул. Ты в нём две - а он дважды «чмок» и… ясно, короче. Не стена дома, а такая себе обшивка космического корабля с противометеоритной защитой высшей категории.

- Но ломать надо, - заключает Моцарт. - Будем ломать.
        Бли-ин, ему аж несколько минут понадобилось, чтобы уразуметь очевидное! От отчаяния я чуть ли не взвываю. Да-а, за прошедшие годы он явно поглупел ещё, хотя, казалось бы, куда уж больше!
        Нет предела человеческой глупости. Синоним - бес-печнос…
        ОНО
… Воспринимая картину куцым, ограниченным ракурсом взгляда, присущим индивидууму, были они все как на ладони. Некоторое количество крайне озабоченных человечков. Посланцы убогого подобия сообщества, носящего корявое, как и почти всё надуманное индивидуалистичным разумом, названь-ице: ПРЕС-Служба.
        Агенты «противорелигиозной специальной» окружили здание и с высокопробным кретиническим энтузиазмом, присущим недоумкам (по определению), задействовали техногенную дребедень, преисполняющую их иллюзией собственного всемогущества.
        Реально же - вся эта машинерия способна серьёзно навредить ну разве что таким же ограниченным, узконаправленным существам, как её создатели.
        Сейчас будут ломать двери и неуклюже, будто подражая героям из характерных образчиков продукции их тупых мозгов (именуемых «фильмы»), врываться внутрь, стреляя куда ни попадя. Во всех смыслах. Переносном и…
        Вот именно, в буквальном. Не попасть им в цель. Ни за что.
        Не в кого. Ибо нет здесь и сейчас ни «его», ни «её».
        Чтобы не отождествлять себя с индивидуалистичными понятиями сексуальности, коллективное существо, не скованное кандалами индивидуальности, мысленно исключило определение пола из активного лексикона. Точно так же, как и множественное число.
        Исключительно в среднем роде единственного числа.
        Итак, ОНО усмехнулось. Используя дыхательную систему и правую конечность одного из своих бессчётных сегментов, в последний раз затянулось и выбросило окурок… Давно уже ПОРА.
        Некто взглянуло на дисплей портативного терминала, браслетом опоясавшего биоманипулятор, активно используемый в данный отрезок времени. Чисто из озорства посмотрело, конечно, ведь наблюдать за течением времени по «часам» для него было занятием примерно таким же неумным, как намораживание льда в холодильнике, установленном на кухне антарктической станции.
        Что-то долгонько ОНИ готовятся в этот раз. Ладно, «мавр сделал своё дело и может»… Хотя можно поглазеть ещё немного. Вполне развлекательное зрелище.
        Некто закурило ещё по одной.
        За окном усилилось движение. Индивидуумы, словно отдыхающие на пикнике, разложили мешки и сумы со всяческими припасами и теперь пялились на всю эту техно-требуху, как дикари-островитяне на преподнесённые заезжими мореходами зеркальца-бусы… Как всегда, не имея понятия, за что же ухватиться в первейшую очередь.
        Ну ещё бы. Детекторы: движения, температуры, биоизлучения, ИХ дьявол знает чего ещё, сканеры… О, появились резаки, «пробойники», гранаты направленного действия…

- Поддержи, на пару это делается быстрей, - говорит один другому, а сам при этом вертит вместилищем жалких мозгов, разительно напоминая реликтовое животное - суслика.
        Всё правильно, ещё один, облокотившись на припорошенный куст, насилует терминал, нагнав на личину самый умный вид. Другой бросает любопытные взгляды ему через плечо. Что-то говорит, видимо, вовсю даёт советы. Двое остальных с унылыми физиономиями отираются у дальних кустов.

- Эй, парни! Помочь нет желанья?
        Ну конечно, теперь они будут читать инструкции и смотреть маркировки, будто этого нельзя было сделать раньше. Полнейшая бездарность.
        Удивительно всё же, как ОНИ умудряются МНЕ противостоять?!

«Суслик» оставляет своего напарника с машинерией, которая по идее предназначена для проникновения внутрь здания. Сам же незаметно (так он полагает) пробирается к другому своему приятелю. У того в ладонях голографическая проекция, модель здания банка. Удобная штучка. Наверняка самая полезная ИМ из всего того хлама, которым индивы обычно пользуются.
        Что-нибудь новое? - спрашивает его Суслик. Тот поднимает глаза и щурится.
        Вы не могли бы выключить фонарь?

«Конечно, тебе бы в глаза прожектором!» - усмехается оно, вживясь в куцый ракурс ИХ взгляда на единственный мимолётный миг.

- Извиняюсь…

- Нового, - отвечает тот, когда Суслик выключает фонарь, - ничего. Я просто установил точку, где будем пробиваться. С мощностью наших спецсредств выгодней всего будет вырезать куб в метр сорок стороной. Бить в три этапа с завершающим толчком. И, желательно, подальше от главного зала. То есть - где-то там.
        Взмахом руки он указывает на место, расположенное в трёх метрах вправо от пары
«остальных». Те понимают недвусмысленный жест и меняют дислокацию.

- Вы сможете обеспечить нам безопасное проникновение внутрь? Завалить тамошнюю систему охраны или ещё что-нибудь им подпортить… Свет отключить, искусственно вызвать сбой?
        Да, конечно, автоматическая система охраны, способная защитить разве что от них самих. Серьёзная штука (для НИХ), в незаблокированном, конечно, виде.
        Спам. Я заспамлю им коммуникационный контейнер. Отымею во все порты.
        Из местной инфосферы?
        На данной широте действуют в текущий момент два спутника, через которые осуществляется связь между городами. В нужное время я просто сгребу со спутников всю входящую информацию и отправлю её в приёмные порты банка. Минут на пять система безопасности буквально свалится с ума от нахлынувшего шквала информации. Лавинообразного обвала информации… Пять минут.
        Должно хватить.
        Приступайте.
        Один из НИХ выделывает очередной красноречивый жест, демонстрируя пятёрку своих пальчиков с маленькими, совсем крошечными ноготками.
        Пять минут. Любят они, обожают, чтобы с запасом. Для индива-профи, даже средней руки, достаточно и трёх, чтобы проникнуть внутрь и запустить ЭМИ, уничтожающий любую электронику в строго заданном объёме пространства…
        Ладно, мальчики-с-пальчики, с вами весело, но надо бежать, а то заругается
«мамочка»… то бишь МЫмочка.
        Оно сделало ручкой (левой), правой затушило сигарету и покинуло банк только ему доступным способом.
        МЫ
… Сегмент, лишённый прямого соединения, всплеснул руками (обеими) и побежал было в большой зал, где находились другие организмы, в данный момент пребывающие внутри этого здания.
        Но через несколько шагов резко затормозил и хлопнул себя по лбу, будто неожиданно вспомнил что-то. Открыл дверь, одну из многих, что тянулись вдоль длинного коридора, и нырнул в кабинет.
        С теми, кто сейчас собрался в вестибюле, он более не сочетается. Пусть совсем недавно, но он уже склонился в иную сторону, приобщившись к высшему разуму.
        Те, кто остался на прежней стороне, все до единого - НЕ сегменты. Даже не периферийные. Они всё ещё пребывают в клетках разобщённости, им неведом бесподобный экстаз единения…
        Одним уничижительным словом - они всё ещё ИНДИ-ВЫ, цепляющиеся за иллюзорную свободку собственного ничтожного «Я».
        Пусть цепляются.
        До поры до времени.
        Пока что они полезны именно в качестве «обычных» людишек.
        Я
… гранаты чуть подрагивают в руках. Сейчас или пан, или… но об этом (вполне, кстати, вероятном) «или» мне даже думать не хотелось.

- С богом! Давим на счёт три. Раз…
        Если капитановы ребята не вырубили систему слежения и охраны - что довольно-таки непросто, я знаю! - то здесь и сейчас разразится натуральнейший ад со всеми положенными заправскими чёртовыми чертями на расплавленных сковородках. -… три!
        Лёгкий хлопок, почти незаметная вспышка. Но толстенная, всячески бронированная стена моментально превращается в клуб раскалённого пара.
        Все мы попадали на укрытую снегом землю, инстинктивно стараясь вгрызться в неё, зарыться как можно глубже… Тишина. Значит, спам сработал. Теперь нам сам чёрт не страшен. Теперь пару-тройку эми-излучателей нормальной мощности, и ни одна электронная схема даже не пикнет.
        Рядовых сектантов вообще бояться нечего. У простых ямов там, внутри, сейчас слошной экстаз склонения и последующего единения. Если, конечно, не эмиссары там засели… Но настоящего «непериферийного» месера живьём - никому из прессеров захватывать не доводилось. Ни одному из наших сотрудников не посчастливилось суицид вовремя пресечь.
        А мёртвых видали, видали, приходилось, увы…
        Хошь не хошь, а невольно вспомнилось, когда и при каких обстоятельствах это приключилось со мной в последний раз. Не далее как пять лет тому назад. В аккурат. Прям-таки юбилей, блин…
        Но сейчас вперёд, только вперёд, излучатели наизготовку - и вперёд, чтобы ни одна дрянь не приблизилась на расстояние тактильного контакта. Вперёд, и жечь, жечь всё, что шевелится.
        Да уж, картинка, наверняка, что надо. Пар, дым, горящий металл и несколько мчащихся на полном ходу сугробов… маскировку ж никто не вырубал…
        ДАВИТЬ!!!
        Штурмовая группа врывается внутрь и шустро рассредоточивается. Бегом, бегом, бегом. С самого низа на самый верх. Ни один лифт после такой атаки работать не будет - это как дважды два.
        Коридор, дверь, дверь, ещё дверь…
        Гранаты взрываются почти одновременно и почти бесшумно, оставляя в кабинетах только пепел и жар. Дверь, дверь, дверь. И снова, и снова… Снова дверь. На этот раз открывается сама. Идиотская рожа какого-то клерка. У ямов всегда идиотские выражения сразу после слияния. Вспышка, запах горящего мяса. Сектант даже не успел опомниться.
        На всякий случай заглянуть внутрь… Склад технического хлама, промежуточное звено между офисами и помойкой. За уборку мне должны будут сказать спасибо члены совета директоров банка… Бросить гранату - и вперёд, вперёд. Теперь уже шагом. Здоровье не то, да и мало ли кто может здесь шляться…
        Коридор заканчивается, упираясь в оформленную под антикварный земной дуб дверь.
        Делаю шаг назад и высаживаю антиквариат правой ногой. Дубовая створка срывается с петель и тяжко валится на пол. А грохоту, грохоту-то…

- Выделываемся? - Моцарт без комментариев не Моцарт. Подоспел, блин. Тыл прикрыть, не иначе. Напарничек.
        Зал, в котором оказались, впечатляющ донельзя… А как ещё может выглядеть вестибюль солидного банка?
        Высокий, под восемь метров, потолок с пересекающим его поперёк фирменным логотипом
«Эмпайр». Декоративные гранёные колонны с консультативными терминалами и автоматическими обменными пунктами. Нескончаемые стойки для клерков… Дизайн выдержан а-ля незыблемая солидность и всестороннее преуспеяние.
        Нестандартность: посреди зала, там, где обычно клиенты снуют - длинный стол. Вокруг стола - цепочка стульев. На стульях - восседают люди. Что удивляет - на столешнице, крытой роскошной скатертью… чайный сервиз. Чашки выстроились вереницей, перед каждым из сидящих ароматно дымящийся сосуд…
        Ничего себе картина маслом! Ямы чаи гоняют!
        При этом все адепты вопросительно, с удивлением во взорах, но достаточно спокойно разглядывают ворвавшихся, словно их логово только что не штурмовая группа взяла, а компания подгулявших юнцов перепутала дверь бара с дверью банка и ввалилась, чтобы продолжить питейный вояж.

- Спокойно! Всем оставаться на своих местах, - с фирменным своим апломбом вещает Моцарт.
        Ага. Попробуй сорвись с места, когда на тебя десяток стволов направлено…
        Тут вдруг берёт слово капитан (его юрисдикция всё-таки). Да ещё как берёт!

- Граждане, вам известно, какая участь ожидает вас, если вы не проявите добрую волю. От имени ПРЕС-Са предостерегаю вас и советую расторгнуть контракт с дьяволом. Ваше решение определит вашу будущность, жизнь и свободу. Если вы сдадитесь добровольно, то попадёте в список амнистированных или подлежащих амнистии. Иной вариант обсуждению не подлежит. Вы и сами знаете, что вас ожидает в противном случае…
        Прям-таки соловушкой разливается капитан, в надежде, что эти монстры способны услышать.
        Э-э, у него сегодня первое свидание, вот так да! Когда я свой первый арест проводил, тоже рот не закрывал первые минуты. Пока одна из тварей на меня не бросилась и в глотку не вцепилась. Три недели в госпитале потом провалялся, едва не помер…
        Здесь слова не нужны. Бесполезно. Разговаривать с ними - равносильно попыткам общения с бациллой чумы. При столь кардинальной «разности масштабов» только огонь применим, и никаких раздумий, попыток спасти и сожалений о содеянном.
        Большим пальцем правой руки сдвигаю регулятор мощности своего лучемёта на полную и длинным импульсом срезаю всех, кого могу достать, не причиняя вреда своим.
        ТО ЕСТЬ ВСЕХ ДО ЕДИНОГО.
        Все за раз. Почти два десятка штук.
        Стрелять длинными импульсами я научился первым делом. Когда твой враг зовётся МЫ, краткими одиночными выстрелами фиг чего добьёшься…
        Отвожу взгляд от насмерть поражённых целей и, не сдержавшись, презрительно смотрю на ошалевших местных прес-серов.

«М-да-а, - читается наверняка в моём взгляде, - не пуганый здесь народишко проживать изволит. Демократы беспечные, не жёванные стальными челюстями тоталитаризма…»
        ОНИ
… С телами этими говорить бесполезно. Они уже не люди. Теперь это клетки большой раковой опухоли под названием Я-Мы. Лучше обшарьте банк. Здесь побывало ещё что-то, покруче. Было оно тут, было! Мозжечком чую месера…
        Резидента или эмиссара, - поправил агент Моцарт, судя по всему обожающий терминологическую дисциплину.
        Займись лучше кофе, - сказал ему Муравьед. - Уж что-что, а заваривание кофеёчка у тебя в крови. Не отнять. Что дано, то дано.
        В легендах об этой парочке, ходивших по ПРЕС-Су, частенько упоминалось, что они фанаты свежего крепкого напитка из молотых зерен.
        Дорогое удовольствие. Импортированный земной натуральный кофе могут себе позволить только гурманы состоятельные.
        Небогатый народ предпочитает нормальные, синтезированные сорта. Вкусового и ароматического отличий абсолютно никаких, но стоят на порядок меньше. Впрочем, кофе как таковой нынче у потребителей особой популярностью не пользуется. С прадавних времён, когда человечество обитало ТОЛЬКО в мире Земля, утекло много кипятка и появилось немало других тонизирующих средств. Множество новых миров - множество новых деталей и реалий.
        Прямо сейчас? Ты что, шутишь? - Глазки Моцарта тем не менее загорелись. Видимо, к этой теме он действительно крайне неравнодушен.
        Почему бы и нет? Дело сделал, гуляй смело… Как видишь, оказывается, даже ямы на досуге чайком балуются, а прессеры чем хуже?
        Ну, если найду что-нибудь подходящее… - пробормотал приезжий полковник.
        В ЭТОМ банке обязательно найдёшь, - ободрил бывшего напарника Муравьед.

«Что ж, какое-то время начальничек мне мешать не будет», - явственно читается во взгляде субполковника.
        Удивительно, но факт: Моцарт бодро отправился на поиски заветных зёрен.
        Почти сразу же в зал вбежал молодой сержант из группы прикрытия. Муравьед будто чуял (мозжечком?!), в какой момент лучше всего оставаться ЗА начальника.
        Господин… э-э… - парень замялся, не зная, как обращаться к легендарному оперативнику. О том, что в штурме участвовали Моцарт и Муравьед, сейчас не знает ну разве что сотрудник, который несколько дней назад отправился в календарный отпуск и нежится на песочке пляжа в Нови-Сплите.
        Что там? - нетерпеливо вопросил приезжий субполковник. - Не козыряй, терпеть ненавижу уставщину!
        Вот, окурки… Найдены у окна, которое возле лестницы, ведущей в подвал. - Сержант покосился на стол с трупами, «красующийся» в центре вестибюля, но старательно удержался от комментариев по поводу высочайшего профессионализма живой легенды ПРЕС-Са.
        Нас поимели, - сказал Муравьед; спокойно так, кон-статирующе, словно ничего нового не узнал. - Нам уже никого не взять. Месер собрал свой урожай и ускользнул, оставив нам только мясо.
        Но… зачем?.. - спросил сержант. Голос у него предательски дрогнул.
        Что «зачем»?
        Они появляются из других миров, чтобы обратить людей в свою веру, а потом бросают адептов на верную смерть…
        Капитан, вы сами растолкуете своему подчинённому, или мне придётся выполнять вашу работу?! - неожиданно суровым тоном вопросил субполковник.
        У нас с ними разное понимание смерти, сержант, - приступил к выполнению своей работы Алексей Пасторович. Голос его хмур и невесел. «Убитый тон», о подобном принято говорить.
        Смерть, она и есть смерть! Вот ты был, а вот тебя уже нету! Р-раз - и не…
        Не совсем. Они - не индивидуумы. Они - воплощённое коллективное сознательное. Вас инструктировали не раз, но я повторюсь: в результате предварительной обработки и последующего склонения неофиты вливаются в единое суперсознание, теперь они частицы… сверхсущества. Обратив их, секта в прямом смысле скачала всё, что было у адептов в памяти. Заимствовала их разум. Тела же… Количество и качество тел для Я-Мы просто не имеет значения. Точно так же для вас, например, не имеет никакого значения потеря волосков, оставшихся в расчёске, или состриженный край ногтя… Отрастут новые.
        Я знаю это… я помню все инструкции до последнего слова. Но… я не могу понять, как такое может быть…
        Господин субполковник, разрешите обратиться. - В зале появились заместитель капитана, суперлей Драгомано-вич, и командир группы захвата, Перинович. Говорил молодой лейтенант.
        Обращайтесь.
        Поздно. Они вычистили ресурсы филиала ещё за шестнадцать минут до штурма.

- Чего я и опасался… Самый гнусный вар-риант. Эта др-р-рянь, закончив дела, преспокойно покур-ривала и р-раз-глядывала в окошко, как мы копошимся в снегу.
        У всех присутствующих возникло отчётливое ощущение, что Муравьед скрежещет зубами от ярости.
        Но система маскировки… - высказался полковник, в эту секунду вновь появившийся в вестибюле, наполненном вонью обгорелой плоти - единственным сомнительным успехом операции. Невелика добыча - несколько обрезков ногтей и выпавших волосков…
        Вот Яма нас вместе со всей нашей хвалёной прес-системой и поимела, а напоследок ещё и повеселилась! Пойди, посмотри под окном, нету там монеток, которые месер-р нам набр-р-росал за столь впечатляющее выступление?!
        Муравьед больше не сдерживался. Он был вне себя от ярости.
        И все понимали, что легендарный спецагент прав. На все сто. Впору не только яриться словесно, а и головами о стенку биться.
        Ту самую непреодолимую стену, которая каждый раз встаёт на пути к жизненно важным сегментам Секты.
        Не к тому множеству, что выполняет функции конечностей, костей, кожи, мышц, нервов, сосудов, органов чувств и внутренних…
        К тем немногочисленным, посредством кого заклятая вра-жина современного мультимирового человечества МЫСЛИТ.
        Я
… провал за провалом. Яма играет с прессерами, как кошка с мышками. Как взрослые дядя или тётя с неразумными детками. Снисходя. Она даже не пытается ПРЕС-Су помешать. Мы ей просто не интересны!!! Мы для неё просто камешки, которые случайно под подошву попали!.. Мы для неё ветхий забор, который даже перелезать не надо, достаточно врезать кулаком - и рухнет…
        Упаднические мысли, одна мрачнее другой, панически бегущей толпой переполняют меня. Но с паникой бороться меня не только в Академии учили. Жизнь - лучший учитель. Сколько раз был свидетелем того, как погибали те, кто поддался панике. Утрата чёткого понимания, ЗАЧЕМ ты в этом мире ЕСТЬ, - первый шаг к утрате собственного Я, а значит, первый шаг к утрате индивидуальности.
        Первый шаг за край. ШАГ В ЯМУ.

- Мясо унести, и вообще, приберитесь тут, - жёстко, приказным тоном говорю растерянным местным ребятам, старательно отводящим глаза от погребального стола. - Идёмте, командиры. Будем готовить рапорт. Кофий весьма кстати. - Это уже отдельно капитану и «полковнику».
        И Моцарт, противу обыкновения, не вставляет «свои пять копеек», чтобы показать, кто тут главный. Молчит. Обходится без всегдашних комментариев.
        Даже его, блин, ПРОНЯЛО.
        Пункт второй
        МИР: НЬЮ-НЬЮ-ЙОРК
        (дата: ноль шестое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ОНИ
- …не говоря уже о потерях среди местного населения! Ни в чём не повинные граждане, обычные работники банка погибли, потому что пресс-агенты не умеют отличать белое от чёрного!!! И после этого вы имеете беспрецедентную наглость…
        Большой Босс не просто вышел из себя от гнева.
        Он РВАЛ И МЕТАЛ.
        Если бы выражение «вне себя» в последние десятилетия не приобрело совершенно НОВЫЙ смысл, то применительно к его состоянию можно было бы выразиться, что в эту минуту главный командир прессеров настолько отдалился от себя, что расстояние можно было измерять метакосмическими величинами.
        Обычно Директор держался невозмутимо. Был корректен и демонстративно толерантен. По-другому вести себя в окружении эгоцентриков и себялюбцев (бывали случаи, что низовые агенты просто посылали подальше вышестоящих командиров и не выполняли прямых приказов) пресс-начальникам было НЕЛЬЗЯ. Чревато потерями (бывали случаи, когда в ответ командиры слали лучевой импульс прямо в лоб ослушникам). Персонала и без того катастрофически не хватало.
        Это с финансированием у ПРЕС-Са нет проблем (водопадом льются «благотворительные пожертвования» от умных бизнесменов и дальновидных правительств, которые понимают, какая опасность для экономики свободного рынка сокрыта в религиозном тоталитаризме).
        С пополнением личного состава - проблема хроническая.
        Индивидуальностей компромиссных, способных иметь собственное мнение, при этом не выходя за жёсткие рамки системной дисциплины, - на самом деле очень немного.
        Потенциальных послушных исполнителей, надёжных «винтиков» системы по натуре - среди людей навалом, но такие в рядах ПРЕС-Са и задаром не нужны. Слишком велика вероятность, что их Яма склонит на свою сторону и заграбастает в себя. Тем, кому в толпе уютно, кто никогда против течения не поплывёт, кто надеется на царя, обитающего во дворце, а не в собственной голове - дорога в ПРЕС-С заказана.
        Кошмарный сон любого прессера - Яме удаётся имплантировать нераспознанного эмиссара в недра ПРЕС-Са и качать жизненно важную инфу прямиком из штаб-квартиры…
        БР-Р-Р!!!
        СВОИХ людей в первую очередь необходимо уважать, знает каждый пресс-начальник. Наказывать по всей строгости, но ни в коем разе не унижать, даже словесно. Тогда и люди тебя уважат - как равные равного. Лучше всех (по определению) должно знать это самому главному начальнику… Но сейчас Генеральный орал, топал ногами, брызгал слюной. С кровожадной миной потомственного полицейского обещался до конца жизней
«закатать на какой-нибудь говённый астероид» за пределами межмировой сети мультиходов, куда «и звездолёты заворачивают от силы раз в пятилетку».
        Он кричал изо всех сил, и барабанные перепонки его проштрафившихся подчинённых чуть ли не трещинами покрывались. А то! Шикарно спланированная операция по взятию эмиссара потерпела полный провал, наиполнейший из возможных.
        Вселенский крах!!!
        Мало того, что вражине удалось бесследно перекачать все финансы филиала, урвать из-под самых носов прессеров уйму денег, так «эти уроды позорные» к тому же почти разрушили здание банка и тотально угробили всю банковскую электронику. «…Не говоря уж о потерях среди…»

- Точнее, ИМЕННО О НИХ необходимо говорить в первую очередь! Специальный агент Григорьев, куда пялились ваши глазёнки?! Для чего вам давалось право на убийство, спрашивается?.. Чтобы вместо «здрасьте» огнём в упор поливать?!
        Распекаемый (мягко выражаясь) сотрудник хотя и потупился, пристально рассматривая пол, покрытый узорами толстого пушистого, пружинящего флооралина на основе натуральной шерсти (дорогущая антикварная штука!), но виноватым себя отнюдь не чувствовал. Судя по ответным его словам.
        Он, мол, ВЫПОЛНЯЛ ПРИКАЗ. Ему, дескать, что было велено? Вот именно, поступить в непосредственное подчинение к присутствующему здесь «полковнику Паулу Жермену». Каковому командиру он и подчинился, сочтя обстоятельства отнюдь не способствующими тому, чтобы действовать самостоятельно и брать на себя бремя ответственности ЗА.

- Я всего лишь выполнял приказ, сэр. - Заключил свой оправдательный спич старший оперуполномоченный Анатолий Сергеевич Григорьев, известный в организации в первую очередь под рабочим псевдонимом Муравьед, а также как Григ, СуперКлинер, Илия Перстынов, Ганс Максимилиан Рамштейн, Файермен и многими другими. - В вину мне можно вменить лишь то, что я недостаточно активно возражал против реализации плана, разработанного сотрудником, под непосредственное начало к которому я был… э-э, ввергнут приказом вышестоящего руководства.
        После чего Директор исторг (вперемешку с брызгами слюны) язвительное высказывание по поводу употребления Григом эпитета «ввергнут», но «стрелка» сработала эффективно - Большой Босс переключился на другого оперативника, Фрэнсиса Пи Джей Чансона по кличке Моцарт (Укладчик, Синатра, Зелёная Ящерица, Скрипач и т. д.)…
        На бедолагу «Жермена», единолично ответственного ЗА, обрушилась вся сила стихий. Дождь, снег. Гроза, ветер, землетрясение. Цунами, лесной пожар и самум… И это был далеко не полный список обрушившихся на его повинную голову катаклизмов. Фрэнку Чансону, что называется, ВСТАВЛЯЛИ по первое число, по самые помидоры ему всовывали, а тем временем вчистую отмазавшийся «Перстынов» изо всех сил обуздывал мимику физиономии, чтобы не позволить ей изобразить счастливую улыбку.
        Наконец стихии несколько поутихли, ярость их пошла на убыль, и после того, как Главный в последний раз поименовал (для профилактики - ОБОИХ) облажавшихся агентов
«патентованными кретинами», остаток пыла он потратил на то, чтобы метнуть глазами завершительную молнию-коду в Моцарта и рявкнуть постскриптум…

- Пшёл вон!
        Я
… Слушаюсь, сэр! - невольно выкрикиваю и я, резво козыряю и синхронно с напарничком разворачиваюсь к двери. Всё-таки до чего слаженная парочка у нас, поди ж ты… вон. Обуреваемые жаждой поскорее смыться с глаз начальственных долой, ка-ак припускаем мы к выходу, только пятки сверкают, небось…
        Спецагент Григорьев, а вы куда намылились?! - ка-ак возопит нам в спину Босс. - С вами разговор ещё не закончен! Для вас у меня особая карьерная ступенька припасена! Специальная! Самый отдалённый офис ПРЕС-Са в самом глухом углу Вселенной как раз нуждается в чутком и опытном командире. Я законопачу вас в такую дерьмовую дыру, откуда вам удастся вырваться разве что в краткосрочный отпуск или вперёд ногами под звуки траурного марша!
        Во взгляде Моцарта, который он бросает на меня искоса, плещется бездонный океан злорадства.

- Мистер Чансон, вы получаете назначение в подразделение два-эм-би. - Пинком в задницу вдогонку «награждает» его Директор. - Поступите в распоряжение бригадира Мак-дермотта…
        Почудилось, или как? В голосе Босса определённо проскользнула злорадная нотка. Неужто и он с нетерпеньем поджидал, когда возникнет формальный повод упечь Моцарта?! Послышалось, или…

- Безраздельное! - добивает Генеральный.

«Или», блин, ИЛИ!
        В моём взгляде, брошенном на Моцарта искоса, плещется безбрежный космос восторга. Мы с ним оба (да и все в нашей конторе) прекрасно знаем, КУДА отправили несчастного Фрэнки. Уж кто-кто распоряжается персоналом с наслаждением прямо-таки неизбывным, так это старина МакДи, бессменный «руль» второй мобильной бригады.
        Старина в прямом смысле - бывшему старшему сержанту метафедеральной звёздной пехоты Фоссету Макдермотту от роду лет сто, никак не меньше. И добрую четверть из них он заведует 2mb, с подачи славянофонных агентов на слэнге ПРЕС-Са именуемой не иначе как «дембель в квадрате». Нечто вроде армейского штрафбата, только бессрочного - степень искупления вины определяется единоличным суждением командира. А так как армейские сержанты априори не в состоянии поверить, что подчинённый может быть НЕ виновным…
        Лучшего бригадира штрафников во всей Вселенной не сыскать.
        Клянусь, при всём моём неравнодушии к бывшему напарнику - даже я не пожелал бы ему такой тяжкой судьбины. Милосерднее его просто пристрелить. Но решение командира - обжалованию не подлежит. «Ты начальник - Я дурак». Древнейшая первая заповедь, властями предержащими исстари вдалбливаемая простым человекам в башки.
        Даже прессеры, то есть специально отобранные борцы с властным абсолютизмом, вынуждены признавать это за неотвратимую аксиому.
        МЫ
… Пулей вылетев из кабинета, тело по инерции продолжало мчаться по коридору на скорости, намного превысившей оптимальную. Но разум сейчас на поведение тела внимания обращал мало. Постольку-поскольку, только чтобы не остановилось, продолжало перемещаться в пространстве. Разум старательно соображал, почему вовремя не была распознана «засада», из-за чего случился фатальный «прокол».
        Этот сегмент должен был почуять ловушку, должен был, должен, однако - не сумел. Ценный организм, уже пятый годовой цикл исправно исполняющий важнейшую функцию. Благодаря профессиональному опыту, который он привнёс в разум после слияния, удалось одержать много побед и произвести не одно внедрение… и вот - бесславный финал.
        Скрипачу единственному удалось внедриться и продержаться неразоблачённым так долго…
        Но в предписанном ему новом качестве - он не нужен. Наоборот, опасен.
        Войдя в кабину лифта, тело дало ей команду отправиться ВВЕРХ. На верхнем этаже здания располагался ангар, в котором среди прочих был припаркован и его флайер, мощный «сапсан» последней модели (одна из составляющих маскировочного имиджа преуспевающего индива).
        Ох уж эти новейшие спортивные машины, только-только переведённые из экспериментальной серии в массовое производство. По статистике именно с ними чаще всего случаются несчастные случаи по причине недоработок производителя…
        ОНИ
- … Присаживайся, - сказал по-русски Генеральный Директор ПРЕС-Са совершенно спокойным голосом, когда за убежавшим агентом закрылась дверь. - Кофе ты, конечно, будешь, можно и не спрашивать…

«Чего-чего? Кофе?!» - отчётливо читалось на лице оставшегося в кабинете сотрудника. Ещё минуту назад хозяин кабинета готов был его растерзать, разорвать на куски и сварить в кипящем масле, а теперь кофеем поить намерен. Не отравленным ли?..
        Специальный агент Анатолий Григорьев, почти двухметрового роста широкоплечий кареглазый шатен - в эту минуту находящийся в своём подлинном, природой дарованном облике, - смотрел на командира ошалело, не находя слов. Хотя обычно он за ними в карман не лез, но в эту секунду просто-напросто растерялся.
        И уж совершенно потерялся он, когда проектор фальш-личин главкома прессеров вдруг отключился и… командующая предстала в собственном природном облике. Особой чести лицезреть Ружену Обскую в подлиннике Муравьед удостаивался весьма нечасто. Хотя уже не первый год входил он в число очень немногих посвящённых, особо доверенных сотрудников, знающих командира в лицо.
        Всего несколько раз видел он это, изнурённое недосыпанием и непреходящим стрессом, лицо смертельно уставшей пожилой женщины… И получал от неё задания, которые даются только С ГЛАЗУ НА ГЛАЗ. Настолько конфиденциальные, что, кроме них двоих, НИКТО в целом свете не ведал, а мог лишь бездоказательно подозревать, по чьей инициативе в том или ином мире вдруг происходили те или иные катастрофические события.
        Например, обрушивалась крыша строения, в котором какая-нибудь религиозная организация арендовала зал для проведения своих собраний… или взрывался рейсовый лайнер, набитый паломниками, стремившимися посетить какую-нибудь культовую точку пространства… или потерявший управление самолёт падал на какую-нибудь очередную стремительно вошедшую в моду «святыню», у которой бурлила коленопреклонённая толпа фанатиков…
        Анатолий понимал, что не ему одному такие приказы отдавались (судя по количеству акций, проводимых за год, минимум человек тридцать подобных сотрудников исполняли приговоры пресс-командования), но всё равно ОЧЕНЬ ценил высочайшую степень доверия, которую ему оказывала Директор, открывая СЕБЯ.

- Кури. - Она протянула руку над столешницей и придвинула поближе к спецагенту коробку с настоящими, натуральными сигарами. Другой рукой она уже вытягивала из поверхности стола особый, сделанный на заказ кофейный прибор. Шедевр был смонтирован в специальном боксе, утопленном в стол.
        Муравьед молча взял предложенную сигару. Он уже справился с шоковым состоянием и вернул своё обычное самообладание.
        Хорошо, что для приведения тебя в чувство не понадобился старый добрый нашатырь, - мрачным тоном пошутила Директор.
        Извините, шеф… ненавижу, когда со мной так.
        А кто любит? Разве что мазохисты. Но надо же было этой… - она махнула тонкой сухонькой ручкой в сторону двери, подразумевая того, кто только что вышел (весь вышел) ВОН. -…м-м-м, этой пакости показать кузькину мамку. Надеюсь, я вызверилась достаточно натурально, без дураков?
        В натуре, без… На секунду помстилось даже, что всерьёз, - проворчал Муравьед, присаживаясь на стул.
        В огромном зале кабинета почти не было мебели. Командирские стол и кресло; огромный во всю левую стену мозаичный экранище, простенький стеллаж вдоль противоположной стены, узорчатый ковёр; да этот вот деревянный резной «вёнец», приткнувшийся сбоку от стола. Правда, покрытие пола само по себе деталь интерьера недешёвенькая - стоит как эксклюзивный полный гарнитур от Д'Габче. Настоящий ПЕРС тысячелетней «выдержки».
        Да и на стенах картинки те ещё. «Подсолнухи», «Бар в Фоли-Бержер», «Чёрный квадрат», «Герника», «Мост Миров», «Джоконда», «Московские крыши», «Даная»,
«Стрелец восходящий», «Ночной дозор», «Звёздный ветер», «Едоки картофеля»,
«Троица»… и ещё добрых две дюжины не менее известных.
        ПОДЛИННИКИ.
        По сути - бесценное достояние всего человечества, лишь формально побывавшее частной собственностью владельцев. Но НИЧТО в известной людям Вселенной не имеет права нарушать эту ФОРМАЛЬНОСТЬ. В демократическом социуме человек только тогда сможет ощутить себя свободным, когда ему гарантирована неприкосновенность его
«приватного пространства».
        И всё, что разложено на полках стеллажа - бесценно ничуть не меньше. Манускрипты древнегреческих философов, рукописная Библия первого века от Р. Х., клинописные глиняные таблички, папирусные свитки-оригиналы эпохи фараонов, пергаментные фолианты хроник и летописей, подлинники Декларации независимости и французской Конституции; первые бумажные издания Достоевского, Воннегута-младшего, Вольтера, Хэмингуэя, Булгакова, Пушкина, Ахматовой, Вознесенского, Лукьяненко, Лема, Гибсона, Рыбакова, Громова; нотные тетради ван Бетховена, Скрябина, Цинь У Синя, Мальцевой, Унайтера, Чайковского; гравюры Босха и эскизы Мартыненко; фарфоровые вазы и статуэтки; монеты: сестерции, динары, пиастры, гинеи; банкноты: доллары, рубли, марки, евро, гривны, фунты стерлингов, юани; бриллианты «Ку-линан», «Шах»,
«Орлов», «Юпитер», «61-я Лебедя», «Львица Прерий»…
        Угодили они сюда самым банальным образом. Артефакты здесь СПАСАЮТСЯ. Их удалось конфисковать прежде, чем они раз и навсегда канули в бездне Ямы. В которую незадолго до этого провалились предыдущие их владельцы, исчезнувшие в неизвестном направлении, растворившиеся в общей массе слившихся тел… Если ты собственными мозгами и волей заработал/а миллионы на приобретение таких «безделушек», это ещё не значит, что ты стопроцентно застрахован/а от склонения. Тем более если ты эти миллионы получил/а по наследству. Среди нуворишей процент сильных ЛИЧНОСТЕЙ гораздо больший, нежели среди наследников состояний. Потомственные аристократы и олигархи вырождаются, и на поверку зачастую оказываются совершенно безвольными особами, без проблем поддающимися диктату…
        Улыбку, которая блуждала на губах Муравьеда, весёлой было не назвать при всём желании. Куда уж тут веселиться. Некоторые из аутентичных шедевров гениев человечества он самолично в последнюю минуту вырывал из загребущих лап Секты. Например, на третьей полке слева - белые корешки двенадцати бумажных книжек. Самое первое, ещё прижизненное Полное собрание сочинений братьев Стругацких… Воспоминание о том, при каких обстоятельствах это происходило, - грустное донельзя. Если не сказать - страшное. Троих прессеров тогда потеряли в ходе операции…

- Толя, - сказала Ружена Обская, наполняя две чашечки густой тёмной дымящейся жидкостью. - Я тебя подставила намеренно. Так было нужно… По лицу вижу, ты хочешь задать вопрос.
        Да. Прежде чем вы продолжите, шеф, я должен знать доподлинно, ЧТО пошло вон.
        Умный парень. Почти догадался… Да, именно тогда, в Порт-Юконе, он склонился. Я знала об этом. И Я лично приняла решение его не разоблачать… Адепта держали на коротком поводке. Дезинформация - страшное оружие, если ею уметь пользоваться. Так что утешься, твои порт-юконские страдания были не напрасны. Через этого предателя удалось прокачать массу дезы.
        Утешился. Понимаю, меня проинформировать нельзя было…
        Естественно. Зная истину, ты мог не сдержаться. Выдержки тебе не занимать, но ты живой человек, к тому же прессер. Даже если бы ты его не грохнул в сердцах, мог нечаянно проговориться… И Яма догадалась бы, что «крот» распечатан. А нам это ой как невыгодно было… Но ты ведь почти понял, почти раскусил его, правда ведь?
        Вот именно, почти, - вздохнул спецагент.
        В самый раз. Ты сработал как надо. Подозрение преисполнило тебя остервенением, но наверняка ты не знал, поэтому действовал с оглядкой… Впрочем, чего уж вспоминать начало, когда конец наступил. Деза о том, что ты в жестокой опале, уже проглочена Ямой. - Ружена Обская кончиками пальцев подвинула одну из чашечек ближе к Анатолию.
        Что будет с организмом?
        Он появится из лифта в гараже, и его нейтрализуют. Затем транспортировка в наш госпиталь… Попытаемся вытащить его обратно. Это заведомо обречённое занятие, но наши учёные ребята надежды не теряют и продолжают делать попытки, вдруг удастся вернуть человека к настоящей жизни… - главная прессерша тоже вздохнула.
        Оптимисты эти научники… - невесело усмехнулся Григ. Потянулся, чтобы принять и спрятать в ладони свою порцию дорогостоящего лакомства.
        Да уж. Это мы с тобой пессимисты по определению.
        Нам полагается. Кто брезгует грязюкой, от того при уборке территории толку чуть.

- Цитата из наставлений незабвенного Барсука? - уголки губ Директора дрогнули.
        Она ТОЖЕ в своё время ЗНАВАЛА легендарного чистильщика. Только гораздо раньше, чем Муравьед. Молодой спецагент прошёл «барсучью школу» в ПРЕС-Академии, а она была подругой и соратницей Барсука ещё в годы становления ПРЕС-Службы, когда тот и сам был молодым парнем, начинающим борцом с инфекционным распространением новоявленной разновидности «опиума для народа»…
        Из него самого… Несгибаемый был прессер. Вообще все вы, та, первая спецгруппа расчистки, очень удачные кадры. Которые не были сожраны в первый год, столько мозгов потом у Ямы из пасти вырвали…
        На себя посмотри. Барсук гордился тобой. О своей оценке тебя умолчу из педагогических соображений.
        Это точно. У меня позвоночник недостаточно развит, чтобы прогибаться.
        Поэтому здесь и сейчас со мной кофий распиваешь ты, а не кто-нибудь другой.
        Я
- Специальная карьерная ступенька? - спрашиваю я Директора. Заданьице для меня припасено (мозжечком чую!) наверняка ТО ЕЩЁ.
        Эксклюзивное.
        Даже не хочешь узнать, зачем я натравила тебя на этот несчастный офис? Нормальные, незаражённые личности, банковские работники тихо-мирно собрались, чтобы отпраздновать день рождения управляющего филиалом, а тут врываются типы в полном боевом, и один из ворвавшихся громил вскидывает лучемёт и превращает праздничный пир в тризну смерти…
        Как хорошо вы знакомы с моими слабостями… В общем-то нет, не хочу. Но вы же всё едино расскажете. Спорю на тыщу монет, это была проложная фаза закрученной многоходовки, в которую вы меня не далее как через минуту вмонтируете.
        Умный какой выискался, - без улыбки, странным тоном высказывается шефиня, и я не могу понять, то ли похвала это, то ли начальство изволило выразить недовольство моей сообразительностью - весь кайф испортил. Только-только собралась она со смаком сообщить, что меня в ближайшем будущем поджидает смертельная эскапада…
        Стараюсь, - комментирую предельно. - Дурака держать не будете. А я уж попривык как-то, при вашей гениальной персоне состоять.
        Ты пей, пей кофе, льстец. Прогибаться он не умеет, как же… всё-то ты можешь, когда захочешь, - ворчит шефиня. - И покури тоже давай. Разговор не на пять минут. Хоть пообщаюсь с тобой, на дорожку. Мы с тобой долго не увидимс… - она осекается и после некороткой паузы добавляет: - Если вообще доведётся, Толя.
        Оп-па. Ничего себе заявочки. Видать, даже я, постоянно готовый к любой жизненной
«засаде», недооценил степень серьёзности причины, по которой меня натравили на несчастных београдских банкиров. Для начала. В качестве предматче-вой разминки, грубо говоря.
        ЧТО ДАЛЬШЕ-ТО БУДЕТ???
        А дальше мы с Руженой Николавной КА-АК ПООБЩАЛИСЬ… для начала. В качестве затравки (как ни каламбуристо это звучит).

- Толя, там внутри был месер, - уверенно, со знанием дела говорит Генеральная. - Ты его упустил, конечно, но главное, что тебя на Солнцевороте засёк не один только периферийный сектор, который скрывался под личиной бывшего Моцарта. Теперь давай в который раз прикинем, какова вероятность, что настоящий эмиссар внедрился-таки в ПРЕС-С и мы его до сих пор не ущучили?..
        Я молча пыхчу сигарой. Моё сердитое сопение красноречивее любых слов.
        Вот именно, Толя. Никто из нас вообще не может быть уверен стопроцентно, что ближайший, всесторонне, казалось бы, проверенный и прослеженный сотрудник резидентом ни в коем случае не является. Ни ты, ни я, в частности…
        Я бы почуял, если бы вас Яма коснулась, - твёрдо говорю, осмелившись перебить командира.
        Очень на это надеюсь. И ты надейся, что моё собственное спецчутьё на адепта - не хуже твоего. Но всё это крайне субъективные методы обнаружения. Объективно мы не способны распознать полноценного месера. Он же не ходячий зомби, он вполне сознательной индивидуальностью, личностью продолжает пребывать, он только на уровне подсознания связан с другими секторами Я-Мы, а в глубину подсознания пробиваются эпизодически только сверхмощные экстрасенсы-телепаты, коих раз-два и обчёлся… особенно после того, как киллер-органы Секты начали целенаправленно охотиться на них и выбивать всех, кого мы не успели обнаружить и спрятать.
        Ненавиж-ж-жу секту… - очень тихо шепчу я.
        Ох, как же я ненавижу эту мерзкую пакость, поедом жрущую человечество…
        ОНИ
- …После столь позорного фиаско, которое ты потерпел в Београде, - продолжала Директор ПРЕС-Са, - я просто обязана тебя покарать строжайше. Правительство Солнцеворота, население которого очень мало пока что затронуто тоталитарной инфекцией и потому не ведает, чем грозит появление на планете миссий Объединённой церкви или филиалов какого-нибудь Общества взаимопомощи, уже объявило персонами нонграта всех сотрудников нашего тамошнего отделения и навеки депортирует их в двадцать четыре часа. Тебя же чинуши, наоборот, требуют выдать им, дабы устроить показательное судилище над кровавым мясником. ПРЕС-Служба не выдаёт своих, они это прекрасно понимают, но марку выдерживают… Мне ничего другого не остаётся, как сослать тебя. Продемонстрировать, так сказать, жест доброй воли. Кровавый мясник будет запроторен к чёрту на кулички, на безлюдный астероид.

- Так это не оборот речи?..

- Ничуть. Есть в нашем ведомстве несколько таких дыр, номинально они числятся резервными убежищами для экстренной эвакуации персонала. В мирное время по штату им положены смотрители. Но при нашей всегдашней нехватке кадров… Словом, ты будешь первым, кто заполнит пустующую штатную единицу.

- Бум надеяться, что все на свете в это поверят и кто-нибудь Яме на меня настучит,
- кивнул Григ.
        Они, не сговариваясь, но синхронно обвели взглядами огромный зал кабинета и понимающе переглянулись. Это помещение тщательно экранировалось, само собой, однако скорее для перестраховки, чем по реальной необходимости.
        Какое счастье, что Секта использует в качестве «информационных рецепторов» не электронные и даже не биоэлектронные «жучки», а только живые человеческие организмы. Иначе от прослушивания и сканирования довелось бы хорониться в глубоких подземных бункерах каких-нибудь. Определённые сложности это создаёт, конечно; вот как сейчас, когда ВАЖНАЯ информация должна быть не утаена тщательно, а наоборот, должна побыстрее достигнуть ближайшего «уха» Ямы… впрочем, чего-чего, а чутких ушей у Секты предостаточно.
        Немерено.
        УВЫ.
        А на самом деле?..
        Ты отправишься в дыру, Толя, по сравнению с которой самый зачуханный астероид покажется курортом.
        И таковая числится в нашем ведомстве?!
        Не числится, к счастью. Ни в единой ведомости. Но соответствующая штатная единица в кадрах имеется. - Генеральная допила свой кофе и отправила чашечку в бокс на столе. Пристально посмотрела на спецагента Григорьева и коротко обронила: - Экспериментальная.
        И чести занять горячее местечко удостоен, конечно, я, любимчик начальства… - Анатолий поёжился, словно плечи его овеял холодный сквозняк.
        Да. Это задание я для тебя приберегла. Я давно ждала, я знала, что рано или поздно наступит самый чёрный день и Яма примется за людей всерьёз. Видишь ли, на самом деле пока она с нами только баловалась. Разминалась, так сказать… тренировалась на отдельных группках населения.
        Полный… гм, абзац?.. - Григ выпрямился на стуле, сильные его пальцы сжались в кулаки, карие глаза хищно сощурились. В этот момент он был больше всего похож на самого себя - лучшего оперативного сотрудника ПРЕС-Са. НАИБОЛЕЕ РЕЗУЛЬТАТИВНОГО СПЕЦАГЕНТА.
        Ещё нет. Но скоро. Если не успеем. Я и ты. Больше некому. Точнее, ты… Против несметной толпы. И один в поле воин, когда отступать некуда.
        Я понял. Похоже, и я подсознательно всегда ждал этого дня. Меня почему-то совершенно не смутили ваши слова, Ру-жена Николаевна. Даже полегчало на душе. Будто я наконец-то дождался слов, ради которых полтора десятка лет назад переступил порог батрасталльской вербовочной конторы ПРЕС-Са.
        Саша Барсуков порадовался бы, что в решающий момент среди нас оказался подходящий человек, - произнесла командующая прессеров, взглянув на ближний торец второй сверху полки стеллажа; там среди бесценных шедевров стояла простенькая деревянная рамка с незатейливой фотографией её бывшего напарника. Отведя глаза от стены, она окинула взглядом столешницу. Глядя в девственно-чистый листок пла-стибума, лежащий перед нею, глухо добавила:

- Я бы сама хотела, но… Не договорила.
        Что уж тут было договаривать. И она, и Анатолий прекрасно знали, что поручать исполнение задания женщине, биологический организм которой в прошлом году отметил восьмидесятилетний юбилей, - абсурд. Никакой, даже самый богатейший опыт оперативной работы не поможет продолжить выполнение задания, если от физического перенапряжения сердце инфаркт рванёт или в мозгу сосуд лопнет…
        НО КАК ХОЧЕТСЯ!!!
        Желание поменяться с Григом местами буквально ПОЛЫХАЛО во взгляде легендарной ветеранши ПРЕС-Са, той самой, что некогда была известна под основным рабочим псевдонимом Обер-Фрау («Сверхженщина» в переводе на русский, «Superwomen» по-английски) и официально считалась героически погибшей на боевом задании… Двадцать шесть лет тому назад появилась её звезда памяти на стене центрального вестибюля штаб-квартиры ПРЕС-Са.
        На Муравьеда завистливо смотрела единственная из выживших на сегодняшний день (дожила инкогнито, но - реально!) сотрудниц Службы, которая в своё время, восемнадцатилетней девчонкой, получила служебное удостоверение из рук самого отца-основателя ПРЕС-Са, Эндрю Сандерса. За три года до этого судьбоносного события будущая Обер-Фрау потеряла мать и сестру (в первоначальной фазе бытия новорожденная Я-Мы почему-то поглощала исключительно женщин)… Мать-основательница Ли Тханг Су, заместитель начальника отдела, стояла рядом с Сандерсом и затем вручила юной Руженке личное оружие.
        Этот старый ручной «калашников», который и сейчас спрятан в кобуре, прильнувшей к бедру Генеральной. Тогда лучевик, конечно, был новеньким и сияющим, а новоиспечённая опера-тивница даже в горячечном бреду не сумела бы вообразить, что когда-нибудь доведётся ей поменяться местами с ПЕРВЫМ руководителем недавно сформированного в рамках Департамента безопасности Метафедерации антирелигиозного отдела. Что в будущем уготовано ей взвалить и нести бремя ответственности девятого по счёту главного пресс-командира. Незадолго до своей гибели Сандерс пребывал уже в должности не начальника отдела, а Генерального Директора структуры, выделенной в особый, самостоятельный департамент и переименованной в ПРЕС-Службу. Буквально за считанные годы Яма настолько разрослась и расширилась, что члены Метапарламента вняли набатным призывам сотрудников «антиклерикального» отдела ДБМф и уразумели: человеческие умы на корню выкашивает не просто очередная тоталитарная секта, вошедшая в моду, а нечто большее, смертельно опасное в прямом смысле этого слова…
        И тем паче не могла Ружена Обская предвидеть, что второй раз в жизни поменяться местами с важнейшим на данный день сотрудником Службы ей не удастся.
        И что из-за этого старому сердцу будет НАСТОЛЬКО БОЛЬНО.
        Я
- … Грех жаловаться мне, - опускает Директор горящий взор. - От меня хоть какая-то польза, я хоть тыл могу обеспечить, спину тебе прикрыть. А ребята и девчонки не дожили…
        Молчу. В такие мгновения вякать - кощунственно.

- Я тебе ещё одну заварю, а ты послушай пока, зачерпни инфу, - произносит шеф, развернув кресло влево градусов на девяносто и старательно от меня отворачивая лицо. И я стараюсь коситься в противоположную от неё сторону. Огненный взгляд я выдержал, пусть и с предельным напрягом, но спокойно смотреть на невольные слёзы старой женщины - выше сил. Даже моих почти беспредельных.
        Она тычет тонким, почти прозрачным, покрытым сеточкой вздутых вен пальчиком в нужный символ на голографиче-ском дисплее своего стола, и в кабинете начинает звучать запись диалога, из которого я должен черпнуть необходимую информацию. То есть приступить к активному усваиванию ДЕТАЛЕЙ задания…

«ПРЕС-С слушает вас и… Вы хотите сообщить… Ваше свидетельство способствует… Вам угрожает… ПРЕС-С спрячет вас, и…»

«Смотрите и учитесь, как идеал давить / Копытом дьявольским ночной измены! / Клеймо предательства ничем не смыть, / Но вынужден статист рвануть на авансцену! / Театра спасенье дороже места в труппе…»

«…шеф, снова перебежчик…»

«Генеральный…слушает».

«…чен скрытыми нитями… сообщ-щить вам о единс… способной уничтож… что вы зовёте сектой…» «…да, я весь вним-мание!»

«Сущность Я-Мы…отыскала древнее знание… реально имеется некое… Оружие Свободы… оперирует нематериальными категориями… воздействует на реальность… Сущность намерена склонить и обратить в себя всё… Одним прикосновением, одной мыслью, одним пожеланием… ещё не обрела оружие… интенсивно его ищет. Пока не, у вас… остаётся шанс… вам необходимо опередить её. Отыщите и используйте… против самой Я-Мы. Другой возможности расправиться с… у вас уже не будет никогда. Я-Мы… адсорбирует все личности».

«Нам потребуется более подробная информация… Мы мож-жем её получить?»

«Сущность располагает мифом. Это тако…»

«Тебя плохо слышно!.. Что такое "миф"?! Повтори! Чем располагают сектанты?!» -…Ну, что скажешь? - интересуется Ружена Николаевна. Она уже справилась с расшалившимися эмоциями и полностью держит себя в руках. Генеральная и в восемьдесят лет от роду даст сотню очков форы многим агентам, невзирая даже на то, что немало времени вынуждена существовать под воздействием проектора фальш-личин, а замутнитель, как известно, изнуряет организм со страшной силой.
        Хотел бы я, если доживу до глубокой старости, ТАК держаться.
        Хотеть не вредно, конечно… Дожить до старости - проблематично. А с сегодняшнего дня - почти нереально.
        Я уже знаю, какое задание мне привалило счастье выполнять.
        ИСКАТЬ эту самую СВОБОДУ и во что бы то ни стало найти её прежде, чем это сделает Секта.
        НЕНАВИЖУ СЕКТУ!!!
        Подсказал бы мне хоть кто, блин, КАК же его найти-то, это проклятущее оружие, способное уничтожить нынешнее человечество, представляющее собой сообщество свободных индивидуумов…
        ОНИ


        Что тут скажешь… Среди ямов не может быть отступников. Это невозможно по определению. Слияние - билет в один конец.
        Последние события продемонстрировали, что это невозможно лишь теоретически. Практически - мы имеем третье по счёту сообщение. Вначале два… пристрелочных, я бы сказала, но проверка предоставленных данных привела к тому, что группам захвата удалось накрыть и пленить две немаленькие толпы склоняющихся, которые после предварительной обработки вот-вот должны были слиться. Охмуряющих толпы месеров захватить не удалось, как всегда, но по крайней мере, благодаря этим наводкам, несколько сот душ спасено. Возможно, ненадолго, но всё же у этих оболваненных, коварно завлечённых посулами вечной жизни людей появился шанс одуматься. И вот позавчера третье сообщение от этих… скрытых нитей. Лично мне хочется ему верить… Однако, поверив, мы автоматически утрачиваем сон и покой. До того счастливого момента, когда…
        Или навсегда. Вместе с индивидуальностями и собственно жизнями. Стоит Яме нас опередить, и всё! Амба подкрадывается незаметно, но забивает вусмерть.
        Миф… Упоминался какой-то миф об Оружии Свободы, Толя. В качестве ключа к успеху…
        Я не знаю, само собой, всех мириад мифов и легенд, накопившихся у человечества за время существования, в том числе и невероятных рассказов пиэкс тридцать вторых, но лично мне что-то не припоминается такая формулировка. Оружие, ни много ни мало, Свободы. Кольцо Всевластия помню… волшебная палочка, типа как исполняющая любое желание… меч-кладенец опять же, убойная штукенция, судя по сказкам…
        А также Некрономикон, Дорога Нь, Энциклопедия Зла и подобные им колдовские технологии, запечатлённые во всяких мифических и вполне реальных мистических книженциях. Тьма-тьмущая, короче говоря, орудий и инструментов, с помощью которых можно овладеть верховной властью. Больше всего на свете человеки вожделеют и жаждут именно её… История в любой редакции свидетельствует, что наивысшей ценностью для человеческой натуры является власть. Пусть хоть крохотный кусочек, но урвать. Но урвавшим крошку - хочется уже отхватить кус побольше…
        И мифы люди обожают плодить. Столько всего наворотили, нафантазировали… Но лично я почему-то всегда был уверен, что на пустом месте легенда не возникает. Что-то обязательно лежало в основе. Факт затем извращается и перекручивается, с каждым следующим рассказчиком всё сильнее трансформируется, но… факт остаётся фактом - у истока что-нибудь да было.
        Хорошо, что и ты придерживаешься такого мнения, Толя. Не придётся тебя убеждать. Оружие Свободы… Никогда не слышала о такой мифологеме. Я дала запрос, все базы данных Интергаланет шерстятся по моему указанию, но пока без толку. Никакого результата не принёс и мой приватный сетевой поиск. Вторые сутки с малыми перерывами копаюсь в серверах… ?!

- Не округляй глаза. Да, собственноручно. Весьма высока вероятность, что необходимая информация в гендиректор-ский кабинет просто не доберётся. Аналитиками экстраполировано наличие среди офицеров штаба как минимум трёх не-отслеженных
«кротов». -?!

- Видишь ли… ты только не падай со стула, Толя… Похоже, Яма поднакопила силёнок, изобрела неизвестные нам новые способы просачивания и всерьёз взялась за НАС. Я подразумеваю, собственно, полторы сотни планет, входящих в состав Метафедерации. До сих пор, благодаря неустанной бдительности и непреклонной жёсткости, удавалось сохранять позиции, отвоёванные полвека тому назад под руководством первого Директора Сандерса и второго Директора Су. После принятия давшего Службе исключительные права Чрезвычайного Закона, запрещающего любую деятельность тоталитарных религиозных сект и всяческих прочих объединений, выступающих против приоритета личности над социумом, Яма опасалась в открытую соваться в подконтрольную нам территорию и в Метафедерации пробавлялась опосредованными и нелегальными действиями…

- А то! Служба даром свой хлеб не ест.

- Однако наивно было предполагать, что вражина всегда будет обходить наши границы стороной и распространяться только в других государствах. Посмотри, Толя, что творится.
        Пальчики Генеральной скользнули по клавиатуре, и мозаичный экран вспыхнул одновременно дюжиной картинок…
        Только в страшном сне могло присниться Муравьеду, что такой КОШМАР творится не в каком-нибудь сопредельном или дальнем заграничном мире, а ДОМА. Взорванные корабли, уничтоженные населённые пункты, беззвучно сгорающие в вакууме космические базы. Массовые акты самосожжения. Теракты в правительственных зданиях и покушения на парламентариев. Захваты чиновников в заложники…
        ОСТЕРВЕНЕВШИЕ ТОЛПЫ ТРЕБОВАЛИ ВЕРНУТЬ НАРОДУ ОТОБРАННОЕ. СВОБОДУ СОВЕСТИ И ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ.
        Следовательно, отменить пресловутый закон, благодаря которому последние лет сорок Метафедерация является чуть ли не единственным в освоенной земным человечеством Вселенной государством, граждане которого чётко понимали, чем грозит слияние со сверхсущностью. НАШИ были по возможности защищены от происков алчущей прибавления новых разумов Я-Мы, а уже само по себе это ощущение защищённости снижает риск заражения. Статистика бесстрастна и красноречива. Даже если тайный посланник прямо на улице схватит человека за руку, то лишь один из десяти наших покорно, как баран на верёвочке, пойдёт за ним, на убой. Трое из десяти - скрутят носителя инфекции и доставят в ближайший офис ПРЕС-Са. Один - вполне может попытаться расправиться самостоятельно, не прибегая к помощи профессионалов.
        Оставшихся пятерых Яме с разной интенсивностью придётся обрабатывать, причём лишь одного-двоих по-быстрому, а троих-четверых - долго и нудно. Но «кто ж ей даст-то»… Неусыпный контроль ПРЕС-Службы не оставляет никакой возможности легально промывать мозги граждан Метафеде-рации с целью понижения сопротивляемости и повышения количества тех, кто добровольно поскачет на убой.
        Во многом благодаря деятельности ПРЕС-Са, а также последовательной политике воспитания свободной личности, проводимой демократическим парламентом, подавляющее большинство граждан Метафедерации так высоко ценит неповторимость собственной индивидуальности.
        В других мирах статистическая картина совершенно иная: примерно четверо из десяти, как овечки, безропотно поддадутся склонению и провалятся в стадо Ямы без предварительной обработки, мозги троих потребуют некоторой промывки, ещё одного необходимо соблазнять подольше, девятый поддастся соблазну в итоге долгой и нудной ломки, и только один человек из десяти настолько желает оставаться самим собой, что способен отказаться от прелестей коллективного рая и вечного бытия, дарованного объединённым неумирающим сознанием…
        ЧУВСТВУЕТСЯ РАЗНИЦА???
        Я
…РАЗИТЕЛЬНАЯ. С детства гордился тем, что мой родной мир Батрасталла полноправной планетой входит в состав мощной и независимой Метафедерации, а с первого дня службы в ПРЕС-Се преисполнился убеждением, что служу великой цели борьбы со смертоносной заразой, пожирающей человечество. Величие её для меня было, есть и пребудет неоспоримым.
        Ещё юношей на собственной шкуре довелось мне испытать утрату близких. Мой брат оказался тем десятым «бараном» и ушёл за проповедником-месером в тайную, вовремя не обнаруженную «коммуну»; а девушка, которая была моей первой любовью и на которой я обязательно женился бы, сняла однажды все деньги с семейного счёта и канула бесследно во время заграничной турпоездки в мир цветов Киронг, где она угодила в когти сектантов и поддалась промывке. Восемнадцать лет назад я не смог поехать вместе с Валюшей, я отпустил её полюбоваться в реале на цветочки, вдохнуть ароматы Радужных Полей… и пока жив, не прощу себе этой фатальной ошибки. И никогда не женюсь.
        Ненавижу Яму! Ненавижу глупых политиков, закрывающих глаза на приход Смерти, которая уже бродит по их мирам…
        Люблю ПРЕС-С. Всецело поддерживаю НАШ Метапар-ламент. Горжусь своей великой родиной, и до сегодняшнего дня пребывал в уверенности, что разительная разница сохранится если не навсегда, то по крайней мере, надолго…
        Так было, да. Так больше НЕТ.
        Да уж. Заработался я, замотался. Тут дома УЖАС КАКОЙ вытворяется, а я всё помогаю
«братским» народам, которым не повезло с властями предержащими, избавиться от тоталитаристской зар-р-разы. Давлю, давлю муравьёв, а муравейник тем временем прокрался на мою собственную родину и нашествие организовал.
        Но это, оказывается, были ещё… цветочки (мрачный каламбур).
        Ядовитые ягодки от пуза жрать доведётся, если коллективный «муравьиный» разум заполучит непобедимое оружие… буде таковое найдётся.
        Сначала казалось, что инициирующий беспорядки источник находится вовне и действует дистанционно, но аналитики и наблюдатели опровергли это предположение. Вражина находится внутри. УЖЕ. Ты понимаешь?
        Яма разгуливает в Метафедерации? Внезапно решилась атаковать по всему фронту? Заведомо обрекая себя на открытую войну с ПРЕС-Сом и метафедеральными армией и космофлотом?
        Имеются альтернативные варианты? Неужто всерьёз можно допустить, что кто-нибудь из сопредельных соседей, пребывающих в здравом уме, решится напасть на сильнейшую державу? А кто не в здравом, те… ну, ты в курсе.
        Вариантов и вправду не густо. Полный ноль вариантов. Но… зачем?
        Как видишь, в ней самой что-то творится. Пробуждение одиночных адсорбированных секторов - тревожнейший симптом. Вдруг её поразила хворь, и этот возврат секторов в человеческое состояние… разовьётся в обширный процесс?..

- Насколько я знаю Секту…

- А НАСКОЛЬКО ТЫ ЗНАЕШЬ СЕКТУ? - смертельно уставшие глаза заглядывают прямиком мне в душу.
        Сражён наповал! Всё правильно. ЧТО я, в частности, знаю? Что прессеры вообще могут знать о ямах?..
        Мысленно перебирая папки в архивах памяти, за третьей чашечкой кофе, сидим мы друг напротив дружки молча и пытаемся измерить границы собственного знания…
        Инфекция, передающаяся при непосредственном контакте. Каким образом происходит инфицирование, до сих пор неизвестно. Наши учёные вот уже больше шести десятков лет бьются безрезультатно. Никакого материального переносчика - вируса там, бациллы микробной, энзима хотя бы, мутантной аминокислоты на худой конец - не обнаружено. Но вполне реальное воздействие в наличии имеется, да ещё и какое!
        Если человек недостаточно самостоятелен в личностном плане и у его психики отсутствует иммунитет, сектору достаточно лишь соприкоснуться с ним открытыми участками кожи - и готово. Либо тотчас же, либо после определённого, различной длительности инкубационного периода… Человек прекращает существование в ипостаси отдельной личности, становится частицей мультисущества, объединившего миллионы и миллионы (УЖЕ!) тел и разумов.
        Воздействие происходит на волновом, энергетическом уровне. По-видимому. Уверенно утверждать нельзя, ведь «частоту» передачи инфекции обнаружить ТОЖЕ не удалось. Но судя по результатам, передача ЕСТЬ, и похожа она не на радио-, энерго- или биоволну, а скорее на нечто подобное электрическому току, которому также необходим непосредственный контакт (проволочные провода), чтобы замкнуть «цепь».
        Всем, кто на сегодняшний день остаются ИНДИВИДУУМАМИ, несказанно повезло, что для включения в единую ЦЕПЬ Я-Мы необходим он - непосредственный контакт с организмом-носителем разума. Иначе человек как таковой давно, ещё два поколения тому назад, прекратил бы существование, утратив личностную сущность… а кое-какое слово из нарицательного стало бы именем собственным. «Здрас-сьте, меня зовут Человечество!» (То-то разумы иного происхождения «обрадуются»!..) Но любое живое, по определению, хочет ЖИТЬ. Не желает умирать. И сверхсущность - хочет она этого или нет - вынуждена изрядно стараться, чтобы подпитываться и РАСТИ дальше и больше. Без труда не так уж много рыбок вытащишь из пруда.
        Вот Я-Мы и СТАРАЕТСЯ ВОВСЮ, чтобы жить.
        Иммунитет можно снизить. Спектр методов обработки более сильных личностей широк и разнообразен, но по большому счёту сводится к одному и тому же, апробированному тысячелетиями практикования религиозных пропагандистских технологий, способу: УБЕДИ, вбей человеку в голову, «помоги» ему ПОВЕРИТЬ, что истинная жизнь возможна только на небесах, В ЦАРСТВЕ БОЖИЕМ (не суть важно, что конкретно под этим подразумевается разными теологиями), а здесь, «на земле», только временное место жительства души - и человек более не принадлежит сам себе, манипулируй им как заблагорассудится, ОН ТВОЙ.
        ВЕРА ИСКЛЮЧАЕТ СОМНЕНИЕ.
        Способность сомневаться присуща только ИНДИВИДУАЛЬНОМУ разуму - для того, чтобы выжить в социуме, полноценному эго просто жизненно необходимо не веровать, но ПРОВЕРЯТЬ, сканируя и познавая окружающую среду, а затем анализируя и делая выводы. Хочешь жить - умей шевелить извилинами. Эволюция разума… выживает умнейший. Способный быстрее сделать выводы и не повторять ошибок.
        На протяжении всей истории человечества велась ожесточённая, яростная война между ВЕРЬ и ПРОВЕРЬ. Этот дуализм заложен в самой природе человека. Вынужденный поиск
«золотой середины» между желанием оставаться «себе на уме» и очевидной выгодой пребывания частицей общества (коллективно - стаей, стадом, группой, бандой, кланом, гуртом, - выживать, борясь с происками окружающей среды, всё-таки гораздо сподручнее).
        Компромиссное решение - обретение власти над другими эго.
        Над одним-несколькими в низовой ячейке социума, семье (микросекте), над десятками и сотнями в роде, племени, мафии, уделе, вотчине, фирме, поместье, над десятками тысяч в уезде, войске, церковном приходе, над миллионами в государстве… миллиардами в транснациональных корпорациях и мировых религиозных культах (макросектах).
        Лишь власть позволяет достигать результата, выгодного лично ТЕБЕ, при этом многократно увеличив уровень силы за счёт использования потенциала тебе подвластного клана, группировки, секты, партии, народа…
        Существование социума возможно лишь при условии добровольного либо насильственного ущемления собственного эго. Некоторая свобода «движения» личности внутри общества
- необходимость подконтрольная, осознанная или навязанная.
        Полностью или частично не согласные становятся социо-патами и либо вымирают сами, либо их уничтожают.
        Но суть в том, что в силу различных субъективных и объективных причин у разных людей размер частицы собственного «я», пожертвованный в общую «кассу» - различен. От полного самоотречения до мизерного. Чем больше власти - тем меньше приходится считаться с личными мнениями других эго…
        Так человечество породило величайший миф: власть - наивысшая ценность. По сути, единственная. Ибо дарует конкретному эго наибольшую степень свободы по отношению к социуму. Даже принятые за мерило ценности деньги сами по себе никакой реальной ценности не представляют. Они - лишь инструмент. Средство достижения, но не цель как таковая.
        Родившись, величайшая иллюзия «написала» конституцию социального устройства. По ней - апофеозом всевластия явилось БОЖЕСТВЕННОЕ НАЧАЛО. Сотворившее Бытие и оплодотворившее его сознанием. Поэтому практически ни одно племя в истории человечества не обошлось без собственной религии.
        С течением времени племена перемешивались, и мистические культы
«взаимопроникались». На самом деле ВСЕГДА исполняя единственную, простейшую как линейка функцию: служить средством обретения власти одних эго над другими, более слабыми, и потому годными лишь подчиняться сильным.
        Избранные - посредники между высшей, небесной властью и земными «рабами божиими» - осенены отсветом небес, следовательно, имеют право властвовать и «уму-разуму» научать.
        Пастыри и безликая паства. «Я начальник - ты дурак». Мозги и мускулы. Те, кто распоряжаются, и те, кто пашут.
        ВСЯКАЯ ВЛАСТЬ - ОТ БОГА.
        (Разницы между политической, экономической и «духовной» властями на самом деле никакой. Принципы функционирования одни и те же. Иерархические. Подавляющее большинство людей предпочитает не в одиночку бегать, а пристроиться в члены хоть какой-нибудь стаи. Но идеология откровенно религиозного окраса - наиболее популярна. Куда проще жить, перекладывая ответственность за несовершенство мира на некие высшие силы, оправдывая собственные неизбежные грехи «происками дьявола» и
«очищаясь» периодическим покаянием.) Неумолимая история бесстрастно копит примеры. Она полна бесчисленных свидетельств. Тайные и явные ложи, ордена, иеговистские
«Залы царства», ашрамы, коммуны, миссии, клубы и прочие разновидности общин. На массовом уровне - политические партии и общественные движения, мировые религии и овладевающие умами последователей философские и мистические учения…

«Дочерние» проявления всеобщей тяги к обретению уютной и комфортной социальной ниши - разнообразные течения: молодёжные, культурологические и «по интересам». На самом деле они как бы тренировочная имитация, обучающая поведенческим реакциям.
        В общем, напрашивается вывод, что человечество - сплошные секты всех возможных мастей.
        Ни более, ни менее.
        Но прошлые секты (за некоторыми исключениями типа суицидальных радикальных общин) хотя бы не торопились искусственно приближать срок ухода в царство божие, к истинной жизни. «Пиарщики» сект сбивали адептов в стадо, и воссевшие наверху иерархической лестницы «пастухи», роскошествуя за счёт присвоения плодов трудов рабов божьих, детей божьих, агнцев и овечек божьих, не торопились лишаться дармовой рабсилы. По крайней мере, не поголовно, всей сразу.
        НЫНЕШНЯЯ, Я-Мы, неизмеримо ужаснее. Для продолжения жизни она не нуждается в каждом конкретном биологическом организме. Разум, память индивидуума выпиваются и поедаются, как напиток из бутылки, как шоколад из фольги, а тело-бутылку, тело-упаковку можно и выбросить за ненадобностью. Можно, конечно, и попользоваться некоторое время. Особо не заботясь о целостности-сохранности. Замена окончательно испорченной всегда найдётся…
        Само слово «секта» полвека назад приобрело новое значение. Латинское secta (учение, направление, школа) обозначало религиозную группу, общину, отколовшуюся от господствующей церкви; в переносном смысле - группу лиц, замкнувшихся в своих узких интересах. Переносный смысл вышел на первый план и превратился в основной.
«Господствующие» церкви поглощаются и адсорбируются одна за одной. Выяснилось, что ментальность верующих - идеальная почва для склонения, что практически у всех истовых адептов «старых» религий напрочь отсутствует иммунитет. Правда, аппетит Я-Мы «узким» не назовёшь. Куда уж шире - обратить в себя ВСЁ человечество…
        Возникновение её - прямое следствие неутешительного вывода: человек в массе своей животное общественное. Толпа, управляемая коллективным бессознательным. Которым, в свою очередь, при соответствующих ЗНАНИИ И УМЕНИИ, можно овладеть и управлять.
        Наибольшая эффективность достижима при условии, что люди погружены в соответствующую среду обитания… Примеры массовой деиндивидуализации, способной в сжатые сроки породить множественное животное, беспрекословно исполняющее команды и приказы, - неисчислимы. Галерные рабы, янычары, зэки ГУЛАГа, узники гитлеровских концентрационных лагерей, рудничные кроты Цереры и шахтные черви Бетель-гейзе III,
«донные» орбитальных ферм Наггрибских миров…
        Если же необходимую среду создать невозможно по объективным причинам, вполне достаточно соответствующих приёмов психологической обработки. И появятся
«бритоголовые», большевики, разномастные камикадзе и шахиды, футбольные фаны, маоистские «культурные» революционеры, разношёрстные ультранационалисты и фундаменталисты, широчайший спектр «коммунаров» и сектантов…

«Из всех наук, - предупреждал Тэлбот Мэнди, мудрец двадцатого столетия от Р. Х., - самая опасная - это наука о контроле над разумом толпы, ибо она позволяет управлять всем миром».
        Это изречение нашего великого коллеги - человек четверть века прослужил полицейским не абы где, а в древнезем-ной стране Индии, история которой изобилует яркими примерами массового охмурения и строжайшего иерархического построения общества, - высечено на гранитной плите, вмонтированной над входом в штаб-квартиру ПРЕС-Са. Час назад я под ним проходил… Цитата из рецензии на его книгу, по-свящённую боевой семантике - проповедническому и рекламному искусствам, технологии мифотворчества, технике пропаганды и психологической войне.
        ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ.
        Все мы, прессеры, под ним ходим…
        Эх, если бы ВСЁ человечество прислушивалось к провидческим предупреждениям о грозящей опасности! Сколько их было, предупредительных ЗНАКОВ… Массовое самоубийство в гвианских джунглях… Собравшее страшный урожай в сотни тысяч фанатиков Белое Братство, внезапно возникшее в древнем южноукраинском городе Николаеве и за несколько лет распространившееся по всем восточнославянским городам… Ползучая отрава иеговистов, мунитов, трансеров… Боевой отравляющий газ в метро древнего Токио… Взрыв ядерного заряда, уничтоживший регенерационную систему первого внеземного города Марсополиса… Не говоря уж о афганском Талибане и красных кхмерах… гитлеризме и сталинизме века двадцатого по григорианскому летоисчислению… Исламский фундаментализм двадцать первого… крашеризм двадцать четвёртого… Сепаратизм первых веков уже нашей, мультимиро-вой эры - сколько же тогда мультипроходов было уничтожено изоляционистами!..
        Даже наиболее одиозные ПРИМЕРЫ ничему не научили беспечное человечество. Толпа живёт даже не сегодняшним днём, а текущим ПРЯМО СЕЙЧАС мгновением. Коллективное бессознательное человечества о завтрашнем дне не задумывается. И вчерашнего не помнит.
        Неудивительно, что в процессе развития у ТАКОГО человечества возникло СОЗНАНИЕ ТОЛПЫ… Обретя разум, слившаяся толпа (по косвенным данным, имеющимся у ПРЕС-Са, вначале крохотная, тысячи на три «голов») самоназвала себя…
        Я-МЫ


        Страшилки о психотропных, психотронных и прочих массовых средствах искусственного подчинения и зомбифика-ции - оказались детскими сказками по сравнению с тем, что человечество САМО сотворило с собой. Не понадобилось никаких внешних средств. Смертельная болезнь вызрела внутри. В самой натуре, в психике человека была заложена. Толпа отравилась собственным ядом.
        В множественном организме Человечества возникла и начала расти «раковая опухоль».
        Этим объясняется то, что многие тела («раковые клетки») уже после слияния буквально сбиваются в кучу, потому что рано или поздно оказываются физически не способными вести индивидуальный, «отдельный от метастаза» образ жизни. Тела всех тех, кто, даже в бытность индивидуумами, жили настроениями толпы. Одевались как все, слушали только модную музыку, пили как все, тусовались как все… ВЕРОВАЛИ как все.
        Быдло. Серая масса. Потребители попсы. Таких подавляющее большинство. Одним словом, МЫ.
        Сон разума породил-таки ЧУДОВИЩЕ. Отнюдь не в переносном смысле…
        Есть другие, и по-настоящему опасны именно они.
        Резиденты, эмиссары, посланники, апостолы, проповедники, миссионеры. Месеры, одним словом.

«Многоразовые упаковки», универсальные ёмкости, пригодные для всех случаев жизни. Способные вести себя как нормальный, не адсорбированный индивидуум. По-прежнему БЫТЬ человеком. При этом являясь неотъемлемой частицей Я-Мы.
        Те, кто сумел остаться Я внутри Мы. ГОЛОВА, верхушка иерархии.
        НЕЙРОНЫ И СИНАПСЫ множественного тела Секты.
        О них ПРЕС-С ничего достоверного не знает, хотя постоянно вкушает горчайшие плоды их деятельности… Обидней всего то, что до сих пор неясно, что же происходит с мозгом хомо-хомо-сапиенса после склонения. Да, конечно, изменение психофизиологических реакций и всё такое, - наблюдать и фиксировать можно, но это уже последствия. Что же, ЧТО свершается непосредственно в момент, когда личность обрушивается в бездну общей памяти, чтобы соединиться с мириадами других разумов?!
        Почему кто-то (почти все) превращается в овощ или бессловесную скотину, а кто-то (очень немногие) - в почти бога?.. Причём совершенно не зависимо от того, КЕМ был/а прежде, чем занимал/ась/ся и в каком статусе числил/ась/ся в «старом» социуме. Хорошо хоть ЭТО нам известно доподлинно. Чего не скажешь о знании критериев, по которым происходит это поразительное разделен…
        ОНИ
- А теперь попытайся представить себе, что они вытворят с нами, если найдут это чёртово оружие. - Директор вывела Муравьеда из глубочайших раздумий.

«Да я только ЭТО и представляю себе с той поры, как узнал о нём! - ответил сумрачный взгляд Анатолия Григорьева. - И старые добрые времена, когда я не ведал горя и жил припеваючи, в ус не дуя, кажутся мне славной доисторической эпохой чуть ли не грегорианского летоисчисления! И часа не прошло… Что дальше-то будет…» …!!!
- в высшей степени экспрессивно высказался он вслух.
        Вот именно!.. - согласилась с ним Ружена Николаевна. - Я не сомневалась, что до тебя тоже во всей полноте дойдёт. Ты понимаешь, что мы просто не можем ей позволить нас опередить?..
        Это был крайне риторический вопрос, и он не стал отвечать.
        По всему выходит, что доведётся мне отправляться на задание без поддержки и технического обеспечения… Полный нелегал.
        Точно. Ты даже не представляешь, насколько полный. Глубочайшее подполье. Этакое экспериментальное, специально припасённое на крайний случай… я ведь предупреждала, мой друг. Ты знаешь, я пустых обещаний не даю.
        Если Генеральная использовала это совершенно несвойственное её натуре «женское» словосочетание «мой друг», значит, дела настолько скверные, что хуже просто некуда.

- Мало того. Ты уйдёшь в поиск не просто частным лицом, не имеющим отношения к прессерам. Ты будешь настолько НЕ причастен к ПРЕС-Су, что… и не вспомнишь о Службе. По возможности я постараюсь прийти на помощь в… гм, патовой ситуации, но по большому счёту ты… и я можем рассчитывать только на тебя. На твоё легендарное везение. На благоволение судьбы, на улыбку удачи… Больше и не на что. Война, в которую мы ввязались, насквозь иррациональная, и ставку стоит делать только на что-нибудь… неимоверное. - Генеральная отставила опустевшую чашку, которую уже давно вертела в руках, и, видимо в качестве замены, принялась проворачивать вокруг правого безымянного пальца узкий серебряный перстенёк; маленький рубинчик скрылся с виду. - А героически облажавшийся в Београде Муравьед официально тем временем отправится на далёкую скалу сторожить пустые коридоры, - добавила она тоном, в котором не проскользнуло ни нотки иронии.
        Миф О Наказанном Муравьеде… Эх, где только наша не пропадала, наша пропадала везде. Хорошо хоть к скале не прикуют, для полной достоверности картины. - В голосе Муравьеда также не слышалось и намёка на иронию.
        Он самый. Картину мира испокон веков прорисовывают фантастические кисточки легенд и сказок. Прямо засилье фантазии, никакого реализма. Потому что человеческая память - почва просто благодатная для мистификаций и зачастую склонна лучше хранить легенды и мифы, нежели факты… Наверное, люди вообще не имеют понятия, каковы подлинные лики Вселенной. Один рекламный бизнес чего стоит! За полтора тысячелетия немерено шедевров искажения реальности сотворено… Истина - это то, во что люди верят. А люди никогда не верили правде, они привыкли питаться ложью, почему бы не подбросить им ещё одну дезу… пока ты ищешь совершенно другой миф. Вовремя отвлечь внимание противника - значит, наполовину его победить…
        А то!
        Этот вариант я готовила и берегла на самый крайний случай. Потому и не вычищала Моцарта столько лет… Похоже, момент истины наступил. В общих чертах для начала планчик поиска я для тебя набросала, чтоб не с чистого листа начинать. Кое-какую информацию я накопала, и гипотезу одну обмозговать успела со вчерашнего дня… И да поможет нам БОГ. В Его симпатию ой как верить хочется. Конечно, агентам противорелигиозной спецслужбы по определению нужно быть антиклерикалами и атеистами, другие к нам просто не придут… Но с другой стороны, в ряды прессеров вливаются только понимающие, что религия и вера - две большие разницы… иерархическая номенклатура и состояние души.
        А то!.. СпасиБО, Ружена Николавна. Уже легче. Больше всего я боялся, что формулировка сведётся к классическому сказочному «пойди туда, не знаю куда». С меня хватило и того, что искать надобно «то, не знаю, что».
        Толя, кем ты хотел бы стать, если не прессером?.. Впрочем, можешь не отвечать, догадываюсь. Торговцем кофе или сценаристом сериалов для интергалавидения. Разве нет?
        Сценарщиком вряд ли. Уже - вряд ли. Кофейщиком. Состоять при хорошем кофе - перспектива радужная… А что?

- Пока ничего. Так, мысли вслух… Знаешь, мне вдруг захотелось… Пока мы не расстались, я за тебя подержусь. - Ружена Обская развернула кресло, встала, морщась (наверняка от боли в пояснице), и попыталась выпрямиться. Маленькая, тонкая, сгорбленная, седая, вылитая «старушка - божий одуванчик» стояла перед вскочившим со стула Муравьедом, лучшим на сегодня спецагентом ПРЕС-Са.
        Но в живых, невыцветших глазах Директора сверкал такой неистовый УМ, что ни в коем случае нельзя было заподозрить ЭТУ женщину в старческой немощи или маразме.

- Перед разлукой хочу тебя обнять и пожать руку. Иди сюда, Толя. Прости за неуклюжесть, последние четверть века мне ни разу не доводилось прикасаться к другому человеку. Да ещё к такому красивому мужчине… - вдруг проскользнула в голосе кокетливая, чисто женская нотка.
        Анатолий не колебался ни мгновения. Он чуть ли не наполовину согнулся и бережно, осторожно, словно к драгоценной хрупкой вазе, прикоснулся к узким плечикам главкома прессеров…
        Тонкие пальчики уцепились за мужские предплечья, погладили твёрдые как сталь бицепсы. Отступив на шаг, Генеральная протянула сухую ладошку для ритуального рукопожатия доверия…
        Муравьед вздрогнул и дёрнул правой рукой, в ладонь которой легли командирские пальцы. Глаза его изумлённо округлились, он попытался отпрыгнуть, но… тело уже не слушалось его. С неожиданной силой ПОДДЕРЖАВ обмякшее мужское тело, женщина мягко опустила его на пушистый ворс ковра, не морщась совершенно, встала на одно колено рядом и, глядя прямо в полные смеси ярости и недоумения, ОЧЕНЬ ОБИЖЕННЫЕ глаза, сказала:

- Не верь, не бойся, не проси. Запомни ключевую фразу возвращения, Толя. Ныооп ныкза ныеаф каэщр ехтап неювз длону мсичр фераж аспап.
        Глаза его помутились только после того, как она произнесла это.
        Он ЗАПОМНИЛ.
        Пункт третий
        МИР: НОВАЯ СИБИРЬ
        (дата: ноль девятое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ОН
… так мне и надо, лузеру паршивому. Допрыгался. Жизнь к середине четвёртого десятка лет вплотную подошла, а до сих пор ума не набрался. Вовремя не спохватился
- расплачивайся теперь по жизненным счетам.
        Но всё равно обидно. Последним болваном сиди на занятиях, теряй в общей сложности три месяца драгоценного времени жизни ради того, чтобы набить башку знаниями, которые давным-давно тебе оскомину набили. Остервенеть же можно!
        Обидно-то обидно, а иначе нельзя. Что поделаешь. В далеко не лучшем из миров родиться и обитать привелось. Хочешь получить лицензию - приходи и сиди. Каждый день, кроме воскресенья и понедельника, по пять-шесть часов угробь. Взамен тебя научат всему: как входить, как здороваться, как заговаривать зубы, как составлять текст контракта, как строить глазки, как опережать конкурентов, как в случае чего уносить ноги от конкурентов, как проводить рекламные презентации, как платить налоги (факультативно, за отдельную плату, в приватном порядке - как уклоняться от налогов), как вести отчётность, как… как… как…
        А меня вдобавок по избранной специализации ещё и натаскали в искусстве правильного заваривания, и напихали рецептов под завязку, похоже, загрузили от щедрот все что ни на есть в мирах, и поднаторел я определять сорта и качество зёрен по виду, по запаху, на ощупь по степени твёрдости, по форме, по…
        За исключением доброй половины рецептов (кому в здравом рассудке в голову взбредёт смешивать кофе с запёкшейся рыбьей кровью, в итоге заполучая БР-Р-Р-Р-Р напиток
«по-саггрански»?!), я ПРЕКРАСНО знал и умел практически всё, что в меня старательно вколачивали садисты-преподы. Для непрофессионала я достаточно хорошо подкован. Любознательный всегда был, от нечего делать (когда у человека достаточно финансов, чтобы не вставать каждый будний день и переться на службу, он всё делает от нечего делать) интересовался много чем и чем только со скуки не занимался…
        Зато бесплатно. В рамках государственной благотворительной программы профессионального переобучения безработных. Не в моём теперешнем плачевном положении нос воротить. По крайней мере, мне хоть повезло, что я буду при товаре, который мне по-настоящему нравится. У нас в группе одна немолодая женщина, бывшая медсестра, уволенная после того как хозяин клиники подался в Секту, нашла хорошо оплачиваемую работу в фирме по продаже молочной продукции, а она с детства не переваривает пенки… Бр-р, ненавижу пенки!!!
        А экзамен я всё-таки сдал. Ещё бы! Старался. Для меня это воистину вопрос жизни и смерти. Скудный аванс, полученный под будущую лицензию, я прожил-проел. Не приступлю к выполнению оговоренных контрактом функций - принудительные общественные работы, пока не отдам долг. А за квартиру не плачено уже второй месяц, на еду денег, если тратить по минимуму, осталось недели на полторы, о покупке свежего белья остаётся только мечтать, а каково это сознавать человеку, привычному к ежедневной двухразовой смене?..
        Как всё-таки ТЯЖЕЛО жить, когда по утрам приходится просыпаться не для того, чтобы выкупаться в бассейне или ещё разок осчастливить подцепленную накануне девицу, а вставать для ухода на работу… Мрачное, жуткое словосочетание: «рабочий день».
        А ведь многим людям приходится всю жизнь… я только сейчас это понял! Мир полон несчастных, обездоленных людей, вынужденных заниматься не тем, чем ХОЧЕТСЯ лично им, а тем, что НАДО, что вынуждают делать другие люди!!!
        Застигнутый озарением, по привычке едва не вскрикиваю, и дёргаюсь, намереваясь сорваться с места. Но своевременно прикрываю рот ладонью и плотнее вжимаю задницу в сиденье кресла. Хорошо, что вспомнилось: не на своей приватной территории нахожусь, орущего благим матом и бегающего по помещениям индивида в общественном месте сочтут по меньшей мере СТРАННЫМ.
        Вместо этого вновь принимаюсь помимо воли исподтишка рассматривать крайнюю слева экзаменаторшу; вижу её впервые, для пущей объективности тест мы сдаём не тем занудам, которые нас мучили в процессе обучения. Девушку зовут «Hellena N. Stuljnik», гласит надпись на бэйджике, и год тому назад на изувеченную дешёвой, жуткого травянистого колера одежонкой фабричного производства женскую фигуру я не то что внимания не обратил бы, а просто В УПОР НЕ заметил бы, проплыв в своём лимузине мимо по улице. Год назад я начал отмечать Новый год недели за три до тридцать первого декабря, и денег, которые я растратил к концу месяца, сейчас мне хватило бы на десятилетнюю оплату аренды нынешней квартиры и ещё хватило бы на пару лет приличного трёхразового питания в средней руки ресторанах и еженедельную покупку свежей одежды… В страшном сне не могло присниться мне, что спустя всего лишь считанные месяцы человек, от рождения не ведавший ни в чём отказа, будет МЕЧТАТЬ о свежих трусах и ни разу не надёванной футболке…
        Меньше четверти часа назад я разливался перед ней со-ловьём и рассыпался бисером (именно она оценивала меня не по общим маркетинговым дисциплинам, а по
«специальности»). -… и, наконец, вы должны попробовать этот замечательный напиток, чтобы всё встало на свои места. Одна чашечка, даже один глоток этого восхитительного кофе, и раскачивающийся под ударами жизненных неурядиц ваш мир прочно…
        Я продавал ей кофе. Препаршивейшего, надо сказать, клиента она сыграла. Самый худший вариант, экстремальный. Нам рассказывали - такие готовы всю душу из коммивояжера вынуть ради мизерного контракта, который вполне может и не состояться.

- Мне не нравится цвет пены, - цедила она, демонстративно зыркая на часы, будто я не минут пять ей баки забивал, а все сто пятьдесят. - Доля новояванской робусты в смеси недостаточна…
        Это МНЕ уже спустя пять минут казалось, что эта зелёная ворона вонзает свой острый клюв мне в мозги пятый час кряду!

- Ну, а вы сами какую предпочитаете смесь? - вдруг спросила меня она, прервавшись на полуслове.
        Сам я предпочитаю чай. - Не сдержавшись, ляпнул я; тут же пожалел о сказанном и бросился спасать положение: - Видите ли, э-э… в моей жизни слишком много кофе. Если же я начну его пить ещё и бесплатно… Я ценю кофе, и не хочу превращать удовольствие в рутину.
        Хорошо. Я возьму вот этот, - ткнула она пальчиком в проспект самой дешёвой из предложенных мной марок кофе, - бумаги оформите у секретаря. Я распоряжусь.
        Прекрасный выбор, мисс. - Растянув губы до ушей и мысленно перечисляя уродства всех её предков, похвалил я. - У вас вкус настоящей ценительницы!

- Вы мне льстите.

- Отнюдь. К тому же вы уже купили кофе. Зачем мне вам льстить?
        С вами приятно иметь дело… э-э, Макс Отто.
        Спасибо, мисс.
        Я постараюсь запомнить ваше имя…
        И в этот миг мои глаза встретились с её зелёными бездонными глазищами, взгляды наши столкнулись, высекли ИСКРУ размером со взрыв сгустка плазмы, и я вдруг расстался с сомнением, что экзамен СДАН. В тот же миг я поспешно опустил свой взгляд, чтобы она не прочла по моим глазам, что в эту минуту мне вдруг сделался совершенно безразличен и экзамен, и лицензия, и всё на свете, кроме неё. Чтобы мои глаза не проболтались: Я УВИДЕЛ ЕЁ.
        Это произошло минут восемь назад. С тех пор я раз в тридцатый старательно пытаюсь НЕ СМОТРЕТЬ в её сторону и думать о чём угодно, только не о ней. Не смотреть получается неважно. Не думать - тем более.
        В первый раз, отведя взгляд, я прикрыл добровольное отступление бодрым заявлением:

- А теперь, полагаю, самое время отметить удачную покупку кофе хорошим крепким чаем. И по рюмочке коньячку, пока он будет завариваться.
        Я бы с удовольствием…
        Прекрасно.
        Играли мы уже в совершенно другую игру, но никто из преподов и студентов этого не понял. Все продолжали думать, что продолжается тестирование…
        Она сделала вид, что отдала секретарю распоряжение относительно чая, а сама изобразила, что отправилась к шкафу, где среди особо секретной документации обретался её особо секретный коньяк. Об этом коньяке в её фирме ходили легенды. Я представил себе, что он почти чёрен от времени и дубильных веществ. Стопроцентно натуральный, стопроцентно выдержанный коньяк, помнивший, судя по его виду, ещё рождение Вселенной. О таком коньяке обычные люди знают только понаслышке, из легенд.
        У меня такого на яхте пять бутылок в баре валялось. ГОД НАЗАД…

«Клиентка» плеснула немного сказочного напитка на дно бокалов и протянула один мне.
        Такой коньяк надо не столько пить, сколько обонять, - вырвалось у меня.
        Наслаждение таким коньяком можно сравнить только с наслаждением хокку, - достойно отпарировала она.
        А вы любите хокку? - только бы мой голос не выдал НАС её коллегам-преподам и моим согруппникам.
        Обожаю хокку, но, увы, могу их только читать. Слагать не дано.
        Но вы можете быть уверены, что поэтами для вас не одна хокку была бы сложена.
        Настоящие хокку слагались не для людей. В этом их красота.
        Как луч солнца в капле росы…
        Хокку, они так похожи и так отличны от математики.
        Интересное сравнение.
        Только хокку и математика способны вместить целый мир в несколько символов.
        Вы правы.
        Скажите, Макс, давно вы в этом бизнесе?
        О, я буду с вами честен. Совсем новичок. Недавно закончил курсы и… - Пауза короткая, но заметная, многозначительная. - Получил лицензию.
        Вполне непринуждённо мне удалось не окрасить последнюю фразу вопросительной интонацией. Достаточно паузы.

- А чем вы занимались до этого?

- Ничем особенным. Путешествовал по миру… или, лучше сказать, прогуливался.

- И что заставило вас заняться этим бизнесом?

- Причина самая что ни на есть банальная. У меня закончились деньги.

- А почему именно торговец кофе?
        Не знаю… так получилось. Заполнил вакансию в одной фирме. К тому же это занятие не потребует от меня кардинальной смены образа жизни, что, как вы понимаете, уже немало. Более того, если раньше я путешествовал за собственный счёт, то теперь путешествую на средства фирмы.
        Вам можно позавидовать. Охотно составила бы вам компанию, но, боюсь, не отпустят дела, дела… - Её глаза подёргиваются дымкой грусти… но после раздумчивой паузы она вдруг решительно произносит, прожигая меня насквозь огненно-зелёным, как лепестки мальвазианского лотоса, взглядом: - Впрочем, почему бы и нет?
        Пункт третий
        МИР: НЬЮ-САЙБЕРИА
        (дата: десятое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ОН


        Среди непреходящих материальных ценностей, таких как искусственный обогрев и освещение жилищ, круговорот деньги-товар-деньги, продукты процесса брожения, нанокри-сталлические информационные технологии, межпланетные мультипроходы, по значению сопоставимой с ними ценности пространственно-временной - союза бесконечности и вечности, сиречь Сущего, а также ценностей духовных, как то: любовь к родителям и любовь чувственная, наблюдение за восходом солнца с берега океана и совесть, - немаловажное место занимает столь незаменимый феномен цивилизации, как такси.
        Такси всегда остаётся такси.
        Меняются времена, рождаются и погибают люди, открываются и «закрываются» миры, а такси всегда остаётся такси, как остров постоянства посреди моря перемен. Нет, внешняя форма такси изменяется. Давно уже не носятся по дорогам ужасные колымаги на колёсах, изрыгающие жутко токсичный дым, во многих местах не осталось живых водителей, уцелевшие «шефы» застрахованы от ограблений, а пассажиры от «двойных счётчиков»…
        Не изменяется ИДЕЯ.
        Дух такси живёт и здравствует, словно бы доказывая потомкам, что в самом центре бренного существования всегда есть место незыблемым ценностям.
        Были времена, когда просторы планет и космоса бороздили разномастные «таксомоторы» миллионов компаний, но, с появлением внепространственных мультипереходов, постепенно большинство перевозчиков объединилось в сетевого супермонстра ТаксиКорпорейтед. Иллюстрируя, что дарвинизм не такое уж ложное учение, сильнейшим оказался многоклеточный организм, всеобъемлющая трансмировая корпорация, распространившая свои щупальца-представительства практически во все миры, включённые в мульти-сеть. Монопольность в данном случае приносила очевидное преимущество.
        Некоторая анархичность в рынке перевозок сохранялась только там, куда либо не дотянулись ещё электронно-кристаллические тоннели мультикоммуникаций (но таких миров оставалось немного, по крайней мере среди пригодных для заселения людьми земного биовида), либо там, где пора расцвета по разным причинам миновала. В так называемом «третьем круге», включающем самые отсталые (не оправдавшие первоначальных надежд колонизаторов) или почти заброшенные, «высосанные» планеты и планетоиды, куда вкладывать деньги было уже просто нерентабельно. А также совсем новые, только-только разведанные, не освоенные миры, к которым муль-типроходы едва дотянулись и которым ещё предстояло развиться до уровня многолюдных миров «кольца
2», интерпланетных мегалополисов «кольца 1» или даже со временем прибавиться к немногочисленным столицам Сферы Зеро (или зачахнуть в «третьем круге»)…
        Умные люди, рулившие 1акси K°, монопольными преимуществами в наглую не пользовались и, коль уж тарифы держали на высоком уровне, старалась за деньги клиентов предоставить им сервис высокого уровня, чтобы пассажиры себя чувствовали комфортно и уверенно.
        Схема проста: на коммуникаторе терминала набирается всем известный номер «111», производится заказ, секундная пауза на идентификацию абонента, затем указывается предполагаемый маршрут, согласовывается стоимость, подтверждается платёжеспособность - И ВСЁ.
        Остальное берёт на себя компания. Погрузка-разгрузка личного багажа, необходимые формальности, визы, таможенный контроль и собственно ДОРОГУ. Клиенты даже понятия могут не иметь, каким образом работает механизм транспортировки. Явились в оговоренную начальную точку, нырнули в люк, услужливо разомкнувший лепестки мембраны. Через некоторое время вышли в конечной точке маршрута. По желанию можно даже не смотреть за иллюминатор и не иметь понятия, где и как «проезжает» такси… Захочется в процессе следования изменить маршрут? Нет ничего проще. Достаточно лишь сообщить о своём желании и согласовать размер доплаты.
        Некоторые хлопоты прибавляются в случае провоза коммерческого груза. Промышленные партии товаров и сырьевые конвои хлопот доставляют гораздо больше, но ему, к счастью, пока что не надо было возиться с контейнерами.
        Дополнительные позиции в декларации он заполнял буквально пару минут, все образцы уместились в бочонкообраз-ный, натуральной снаргиновой кожи чемодан от Вирсейса - одну из немногих дорогих вещей, сохранившихся у него… с прошлого года. В багажном отсеке тем временем робот-грузчик размещал «бочонок» и пару дорожных сумок с его немногочисленными личными вещами. Он сидел, утонув в одном из мягких кресел, и общался с внутренним компутом такси. Обивка салона была выдержана в пастельных кремовых тонах, а посадочные места - терракотового оттенка, и это сочетание, напомнившее интерьер кают-компании его яхты, породило приступ ностальгической тоски. Да уж, будь у него по-прежнему яхта, волшебный вечер с ТАКОЙ женщиной не завершился бы, едва начавшись… с другой стороны, владей он до сей поры морской яхтой (лимузином, джипом, виллами, квартирами, ранчо и пр. и пр.), не разглядел бы ТАКИЕ глаза…
        Всё нормально? - спросил с экрана образ менеджера; видимо, компьютерный терминал уловил мелькнувшую на его лице гримасу.
        Да, спасибо. Всё отлично, - успокоил он «брюнета» в аккуратном белом блейзере. Сегодня утром, проспавшись после вчерашнего кутежа «с горя», он принял решение учиться быть ВЕЖЛИВЫМ со всеми, даже с сетевым терминалом. В этом мире, оказывается, человек с тощим кошельком беззащитен и донельзя уязвим. До вчерашнего дня он об этом только догадывался (да и то лишь в последние месяцы начал подозревать)…
        Вам удобно? Температурный режим в салоне, внутренние ароматы, погрузка вещей, цветовая гамма устраивают? - заботливо интересовался менеджер.

«Компутам тоже несладко живётся, - с мрачной иронией подумал он, - вон как рассыпается перед клиентом. Не то вдруг какой-нибудь биологический урод возьмёт да и выдернет вилку из розетки. С другой стороны, они проще относятся к подключению в сеть, слиянию в объединённый, сетевой ресурс. Им не приходится опасаться возможной потери индивидуальности».
        Да, да, спасибо большое. Всё просто великолепно.
        При желании вы можете открыть бар и взять порцию вполне приличного местного тоника за счёт, разумеется, компании, а я пока рассчитаю оптимальный двадцатичетырёхми-нутный маршрут перелёта к ближайшему мультивокзалу. До старта всё равно не меньше девяти минут. Извините за неторопливость, но все проходы, ведущие из пункта Новая Сибирь в другие пункты мультисети, заняты. Ваша очередь подойдёт через тридцать шесть с половиной минут…
        Он ещё раз горячо поблагодарил образ (он знал: чем чаще клиенты с искренними нотками в голосе благодарят такси, тем больше премиальных «капает» разработчикам программы) и открыл створки бара.
        Тоска не отпускала. Всё вроде уже «устаканилось», события вчерашние и ночные наутро просто страшным сном кажутся, и не далее как через полчаса с небольшим он покинет этот пункт, но… в горле стоял неприятный горчащий ком. Эту горечь он и пытался вымыть «местным тоником». Сейчас бы водки, но незадолго до перехода ему лучше не употреблять продуктов процесса брожения крепче десяти градусов. Проверено
- мигрень обеспечена. Такая вот индивидуальная реакция организма на внепространство.
        А ещё он чувствовал себя голым…
        Да, вот так.
        Несмотря на то, что тело его скрывалось под кучей одёжек, увенчанных скафандром
«под шубу» («новосибиряк не тот, кто морозов не боится, а тот, кто умеет одеваться!»), у него возникло отчётливое ощущение, что сидит он в такси совершенно обнажённый. Открытый любому удару, плевку, пинку, зуботычине, выстрелу… Похоже, в такое мерзопакостное ощущение трансформировался его страх перед неопределённостью. Неизвестностью, что коварно поджидала ПО ТУ сторону мультипрохода…
        Впервые в жизни он отправлялся в другой пункт без БРОНИ. Без ореола неприкосновенности, которую создавал ему статус облечённого властью и богатством гражданина VIP, которого он лишился в начале этого года. Без базисного ощущения, что всё в этой жизни можно КУПИТЬ и от всех неприятностей возможно откупиться.
        Без Фирмы, всецело прикрывающей тылы и расчищающей пути, своими ресурсами способной защитить от всего на свете, собственной, работающей исключительно на ЕГО семью, компании из десятков тысяч служащих. «Моей банды», как называл папа семейную корпорацию «М».
        В конце этого жуткого года всё, что у него осталось от былой роскоши, - это чемодан, пара сумок с приличной одеждой, мощная компьютерная станция (но единственная), и своим «горбом» добавленная к «скарбу» прибыль: с мучениями добытая лицензия частного предпринимателя, работа разъездного торгового агента да шокер цивильной системы, какие носят коммивояжеры…
        И ещё у него имелся проектор фальш-личин, единственная по-настоящему дорогостоящая вещь. Неудачник-то неудачник, а хватило ума надёжно припрятать именно ЭТО… Утром, проспавшись, он первым делом смотался в складскую контору, предоставляющую услуги хранения, и забрал из ячейки футляр с аппаратом. О, если бы он догадался это сделать вчера и принять облик опасного крутого типа с туго набитыми банковскими счетами (к которому никакие лощёные плэйбои на выстрел не осмелятся приблизиться!) перед тем, как отправиться на первое (и последнее) свидание с…
        Простите, сударь, - вывел его из раздумий «менеджер». - Уходим на маршрут через десять секунд. Желаете ли, чтобы я повествовал о достопримечательностях, что пронесутся под нами?
        Да, конечно, спасибо… - машинально брякнул он. Тотчас спохватился. - Хотя нет, не надо… спасибо. Закройте иллюминаторы и сообщите мне, когда прибудем в мульти-порт. Я полчаса подремлю. Устал… СПАСИБО.
        Он закрыл глаза, откинулся на спинку и сделал вид, что спит. Тыщу раз проходил он из мира в мир в собственном лимузине, знает процедуру досконально, какие тут к чёрту комментарии… Разве что при прохождении границы возникнут сложности с документами, но тогда такси пассажира по любому потревожит.
        Компут не спросясь (минус очко программерам!) плавно полуопустил спинку кресла и сытым котом проворковал в самое ухо:

- Счастливой дор-роги, судар-рь… Такси K° всегда к вашим услугам.
        Едва слышное шипение - закрываются мембраны иллюминаторов. Едва заметный вздрог - флайер оторвался от поверхности. В снегу у калитки глубокая проплешина останется, это хорошо, квартирной хозяйке легче будет расчищать траншею к тротуару.
        Тело мягко прижало к сиденью и спинке. Такси набирает стартовую высоту, перед тем как отправиться в полёт к иным мирам…

- Всячески извиняюсь, сударь. Вынужден вас разбудить, экзекутируя введённую команду.

«Экзекутируя введённую… надо ж было такой изгалёж над языком удумать… прорыва-ается в текстовках програм-мерский слэнг! Минус очко…» - невольно подумал он, медленно выползая из мутных глубин похмельного сна.
        А всё-таки отключился по-настоящему. И продрых до самого вокзала. Даже какой-то дурацкий сон успел узреть. Приснится же такое, бр-р-р…

- Такси K° извиняется, сударь, но придётся подождать. Зарезервированное время прохода сдвигается по техническим причинам. Прогноз неутешительный - ждать необходимо около часа. Причина: внезапное прибытие правительственного конвоя. Зал ожидания к вашим услугам. Счастливой дороги, сударь. Передавайте привет потустороннему брату-близнецу!
        Напутственный «прикол», ставший традиционным. Тоже небось какой-нибудь хакер пошутил. Но администрации Так-си K° понравилось, привет остался в речи таксистов. Вроде как одна машина передаёт привет другой такой же, реально отделённой от неё гигапарсеками космического вакуума…

«Ясно. Ещё бы. Я ж простой пассажир, в общей очереди ухожу. Отнюдь не хозяин жизни в эксклюзивном лимузине, которому и правительственные конвои дорогу уступали, бывало…»
        Он прикинул, сколько понадобится времени для пропуска сквозь порт конвоя без очереди и вместе с машинами. Если кортеж полный - никак не меньше часа, это точно. Массу его тяжёлого лимузина в своё время мультипорт около полутора минут пропихивал в проход. А в это время простые пассажиры торчали в зале ожидания и… наверняка раздражённо промывали косточки «…ному миллионеру, прущемуся без очереди».
        Он обречённо посмотрел на разомкнувшийся люк. Что ж, хочешь не хочешь, а вынужден в зал тащиться. И целый добавочный час пробыть в мире, где нашёл и где потерял женщину с самими изумительными глазами из виданных им доселе… Самыми ЛЖИВЫМИ глазами из всех виденных им.

- Спасибо. Обязательно передам. Близнец обрадуется. - Сказал он, не глядя на дисплей с ослепительно улыбающимся «брюнетом», и поспешно покинул такси.
        Вслед за вокзальным робогрузчиком, тащившим чемодан и сумки, повлёк вялые со сна телеса прочь, горбясь и старчески шаркая подошвами.
        Да уж, там, ПО ТУ сторону, его НЕ встретит точно такая же, но другая женщина.
        Там, по ту сторону, идентичные интерьеры, служащие в стандартной униформе, и точно такое же такси. БРАТ-БЛИЗНЕЦ. Конечно, о том, чтобы пропускать сквозь проход флайеры Такси K° с пассажирами внутри, и речи не идёт из-за дороговизны подобного транзита, но в любом другом пункте назначения пассажира встречает в точности такая же машина, абсолютная копия оставленной. Сканеры фиксируют и передают в конечный пункт малейшие детали, вплоть до запаха и крошек на полу, что создает иллюзию путешествия в салоне одного и того же флайера.
        Если бы не эта непредвиденная заминка из-за кортежа, здешнее такси остановилось бы впритирку к мультипорту, и пассажиру осталось бы просто шагнуть из салона в салон; одновременно из багажника в багажник попадёт сопровождающий груз, перемещённый специальным манипулятором. Разницы между органикой и неорганикой мультипорт не ведает. Имеет значение только масса, форма и строение… Полтора центнера (его тело и его багаж) проходят меньше секунды. ВМИГ.
        Можно посетить сотни миров, объединенных единой системой такси, и каждый раз, в любом пункте сети, в любой точке освоенной вселенной путешественника встретит идентичный салон, со скопированной температурой, освещением, влажностью, и т. д. и т. п. Зачем всё это городить?.. Психологи Такси K° полагают, что с адаптивной целью. Чтобы клиент везде чувствовал себя «как дома», по крайней мере под опекой ТаксиКорпорейтед.
        Чтобы снизить вероятность возможного культуршока. Миры ведь разные… иногда разница превышает возможности воображения и поражает. Почти мгновенный переход не оставляет возможности для подготовки к встрече с иным миром. Не то что раньше, когда путешествие от мира к миру отнимало иногда месяцы, а то и годы жизни, и было время подготовиться…

«Но для меня они все… близнецы. Их роднит то, что ни в одном из них я не встречу другую такую же… Такую же, но… которая, быть может, не отвернёт от идущего рядом по тротуару нищего коммивояжера взгляд, чтобы подарить его первому встречному повесе, проплывающему мимо в лимузине и соизволившему обратить внимание на…»
        Он тяжко вздохнул и в тысячу первый раз попытался выбросить ЕЁ из головы. Безуспешно.
        Последний раз, выяснилось спустя минуту. Тысячу второго раза не случилось. Зеленоглазая боль прошла мгновенно и безвозвратно.
        В залитом ярким светом круглом зале, предназначенном специально для подобных ситуаций, у самого створа тоннеля, ведущего отсюда ко входам мультипорта, стояла… ОНА. В первую минуту, войдя в помещение, он почти не обратил на неё внимания - мысли занимала другая. Среди прочих скользнув по незнакомке беглым взглядом, он лишь рассеянно отметил пышную гриву соломенных волос.
        Осматриваясь, он искал свободное место, намереваясь «бросить на него усталые кости». По людям, наполнившим зал, можно было изучать влияние Секты на стиль одежд. Длинные, по локоть, перчатки, наглухо закрытые платья или комбинезоны, плотные колготки и высокие ботинки… Открытыми оставались только лица, которые ещё защищались былыми приличиями. Хотя вуали клубились у лиц некоторых женщин. Идёт к тому, что скоро модными будут чадры и паранджи… Пару поколений назад люди при встречах жали друг другу обнажённые руки и даже целовали друг друга в лица. В наши дни за попытку прямого контакта без согласия визави в некоторых мирах можно получить в рамках закона смертную казнь. Таких планет пока мало - во многих мирах ещё гром не грянул. Однако Нью-Сайбериа к числу беспечных не относится - здесь отлично ведают о грозящей опасности. Хотя таких строгостей, как в пределах Метафедерации, он здесь не наблюдал…
        Он искал незанятое посадочное место. Такового не нашлось - добрая полусотня пассажиров занимала все отдельные кресла и ещё несколько человек вынужденно подпирали стены, держась друг от друга подальше… Он заметил другое место. Велел роботу свалить вещи на пол левее створа, сам же отправился к дверям, помеченным стилизованными женским и мужским силуэтами. «Девочки налево, мальчики направо», надо понимать.
        И правда. Оно самое, настоятельно необходимое. В крохотном предбаннике он свернул в правую дверь и попал в мужской отсек. Общественные санузлы за минувший год для него перестали быть экстремальной экзотикой, и он спокойно посетил тесную кабинку. Когда мыл руки, не удержался от брезгливой гримасы - в раковине валялся использованный презерватив. Гомосекам и Секта до одного места - сливаются где ни попадя. Кривой ухмылкой отметив рождение мрачного каламбура, он вытер руки куском
«бумажного» рулона, сочувственно помахал своей помятой физиономии, отражённой бесстрастным зеркалом, отодвинул дверную панель и шагнул обратно в предбанник…
        Одновременно с ним из противоположной двери в предбанник шагнула… обладательница соломенной гривы.
        Замерла в проёме от неожиданности, вскинув на него взгляд…
        Глазищи у неё оказались синими, как вода новоатласского Синеморья, и такими же бездонными.
        ИСКРА взорвалась и потоками света расплескалась по нечистым стенам комнатки, разделившей мужскую и женскую половины «МЖ».
        Остолбенев, он смотрел на неё и, словно курильщик тнэ-ка, пьянел от самого факта смотрения. Она была… Похоже, он не смог бы сказать, высокая она или не очень, красавица или просто хорошенькая. Вовсе не это волновало его в волшебный миг откровения.
        Глаза зачаровывали, лишали рассудка, сводили с ума. Чем дольше он на неё смотрел, тем больше превращался в ничто. Растворялся, тонул в синей бездне. Пожелай она, и он с радостью стал бы её послушным слугой. Но она просто стояла в проёме двери и смотрела, смотрела, смотрела на него.
        А он таял, таял, как мороженое в микроволновке, млел, как желторотый юнец, впервые увидевший голую девочку.
        Он просто обязан был с ней заговорить, познакомиться, попытаться отправиться в тот же пункт назначения. Но он молчал. Он не мог открыть рот, будто и вправду вернулся в подростковый возраст со всеми присущими пубертатам комплексами.
        Он, опытнейший соблазнитель, мысленно лихорадочно перебирал варианты возможной ПЕРВОЙ фразы, искал в памяти любой предлог, годный для завязывания знакомства с девушкой… Но адекватная шуточка, фраза, многократно апробированная заготовка никак не хотела всплывать из глубин подсознания.
        Он превратился в школьника, стесняющегося заговорить со своей первой любовью, и это привело его в исступление; желание кричать клокотало в горящей груди, но он ничего не мог поделать с одеревеневшими языком и гортанью.
        Он мог говорить с ней только глазами. И глаза его НЕ МОЛЧАЛИ, О НЕТ! Потому что лишь взглядом он мог говорить о самом сокровенном, о том, что словами не выскажешь, а если и - то любые слова покажутся невыносимо пошлыми… И ЕЁ глаза отвечали, О ДА!
        К тому моменту, когда она вздрогнула, вышла из ступора и глаза её внезапно погасли, будто внутри оборвалась подача света, он так и не сумел выдавить ни единого слова.
        Только тяжело, с присвистом, раздувая ноздри, дышал. Нос, в отличие от рта, молчать не мог.
        Она опустила голову и шагнула к выходу в зал, а он судорожно вскинул руку, желая удержать её, схватить за плечо, но… рука повисла в воздухе. Он не смог заставить себя притронуться к ней, и застыл с протянутой ладонью, как нищий на церковной паперти.
        Пункт четвертый
        МИР: ЕЭС ДЖУНИОР
        (дата: десятое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ОНИ


        Рай - здесь. Желающим вообразить, КАКОЙ он, достаточно представить себе мир, где всегда весна. Не лето с его жарой, не осень с декадентским увяданием природы и мыслью, что вот ещё немного, ещё чуть-чуть, и зима холодом придавит. Весна, настоящая непреходящая весна, во веки веков весна. Восемнадцать тире двадцать пять по шкале Цельсия, буйство красок, свежесть воздуха, едва ли не нарочитая роскошь пейзажей.
        В отличие от планет, которым не посчастливилось, чьи неумолимые судьбы обрекли их быть промышленными, финансовыми, политическими и прочими центрами, Торхов свободен от заноз небоскрёбов, опухолей многоуровневых мегаполисов и прочих приобретений цивилизации, направленных исключительно на то, чтобы заключить наибольшее возможное количество человеческих организмов в кубическую единицу объёма. Мир Весны не заражён дерматитом многоярусных путепроводов, не покрыт язвами куполов, вокруг него не клубится перхоть орбитальных коммуникаций.
        Он не носит железо-бетонно-пластиковый корсет, основной модный наряд экономически самодостаточных миров первой категории.
        Торхов - планета-курорт, единственный на целый мир всепланетарный курорт. Большей частью заповедник, где как зеница ока («чужие здесь не ходят», их не пускают) хранится дикая, совершенно девственная природа. Разительно похожая на экосферу материнской планеты землян (другое известное в сети название Торхова «Earth Jr.», или «Земля-младшая»). Оставшаяся малая часть - ландшафтные и окультуренные парки, закрытые приватные владения, сельскохозяйственные угодья. Из промышленности только пищевкусовая, да и та полностью скрыта в подземных комплексах.
        На Торхове всё спокойно. На Торхове нет преступности, нет загрязнения среды, нет Секты, нет официального подразделения ПРЕС-Са… Свобода и счастливая беззаботность… Торхов.

«Брат-близнец», потусторонний привет которому Макс всё же не забыл выудить из наполненной мутной взвесью головы, быстро доставил клиента к ступенькам входа в привокзальную гостиницу и сердечно (плюс очко) распрощался. С этой секунды «Такси K°» более не несла за него ответственность. С этой секунды он должен самостоятельно «ехать» по дороге жизни.
        Номер для него был забронирован компанией, в статусе представителя которой Макс пребывал. Отель далеко не люкс, увы, но таков быт разъездных торговцев. Одноэтажное, стилизованное под деревянное бунгало, сооружение пряталось в рощице стройных деревьев, с виду похожих на кипарисы. По крайней мере, пахло здесь приятно.
        Он заглянул в память терминала, где хранилась информация о предстоящем рандеву. Времени до главной сегодняшней встречи оставалось немало, значит, можно пока послужить работодателю; и Макс решил покопаться в сумках, подкорректировать имидж.
        Истинное лицо, словно новые туфли, натирало мозоль в душе. Но сменить личину он не мог себе позволить. С его природным обликом наверняка ознакомили того, с кем предстоит встреча. Зато выбор экипировки оставлен на его усмотрение…
        Костюм приличный, не мнущийся и не очень дорогой, тем не менее - от самой Присциллы Дезерткуин. Практичные лёгкие туфли, в которых в клуб «Турбо» не пустят, но в полусвете показаться не стыдно. Приятной мягкой расцветки галстук из натурального шёлка.
        Макс остался доволен своим облачением.
        Определённо, чёрная полоса сменилась на более светлую. Ему разулыбалась удача и приветливо махало везение. Дебют можно было считать великолепным. Клиенты, которых он «прочесал», в основном владельцы досуговых заведений привокзального городка, практически сами выполняли его работу. Контракты на мелкооптовые партии товара щёлкались как семечки и один за одним уплывали в буферный массив местной локальной сети.
        Там они оседали на одном из множества переносных накопителей, чтобы дождаться оказии и с роботом-курьером, проходящим в нужный пункт назначения, отправиться в провинциальный нью-сайберианский пункт Нувельлион, где находятся матэ-какао-саграсс-чайно-кофейные хранилища компании. По прибытии в этот мир информация с носителя будет перекачана в массив тамошней планетарной локалки и дойдёт по адресу. Остальное - забота отдела поставок… А Макс за пару-тройку часов умудрился заработать на процентах от сделок сумму, о которой вчера мог лишь мечтать. С месяц можно не ломать голову о том, что будешь завтра кушать и пить, чем оплатишь номер. Везение, плюс действительно хороший кофе, плюс фирменное обаяние хорошо воспитанного джентльмена - в нужных пропорциях, совокупно творили чудеса.
        Считанные часы, и продано целых восемь партий, плюс контракт на регулярную поставку в течение года, плюс договор о намерениях на снабжение без ограничения срока. Но главное - здесь покупали только натуральный продукт, никакой синтетики! Соответственно обильные комиссионные. Восемь с половиной процентов от десяти и столько же от ста (не говоря уж о тысяче за редкостные марки!) - разница ВЕСОМАЯ.
«New Siberian Coast» - фирма солидная, легендарная, с вековыми традициями, способная удовлетворить не только зверский аппетит массового потребителя пищевых продуктов, но и изысканнейшие вкусы состоятельных гурманов.
        По прошествии этих часов Макс по-настоящему был горд собой. Служба работодателю, оказывается, не так ужасна и нудна, как «малевалась» пессимистичным предвкушением.
        Тем временем вечерело. Надвигалась тучка, на ней читалось обещание дождя. Пока ещё было тепло и сухо, однако в воздухе уже витал запах, эксклюзивно присущий весеннему дождю. Было настолько тихо, что деревья вдоль улочек городка казались нарисованными.
        Он вызвал такси и минуту спустя разместил своё немаленькое тело в салоне наземного кара. В такой машинке, открыл он ещё минуту спустя, очень приятно наслаждаться путешествием по упирающейся в горизонт широкой и прямой аллее, исполосованной тенями деревьев. В пределах видимости его кар был единственным транспортом. На Торхове транспорта вообще немного. Макс бывал здесь раньше и помнил об этом. Только перемещался он тогда не в подобном баге, а летал в своём лимузине. Или в аналогичного класса «ле-талках» здешних приятелей, тоже членов клуба «Турбо», само собой (вступительный ценз - состояние семьи, не менее чем девятизначным числом прописанное).

«Здесь на такси разъезжают разве что небогатые коммивояжеры… типа меня», - подумал он. И сразу же настроение опустилось на порядок ниже.
        Основная часть «обслуживающего» населения предпочитает прогулки пешком по наиживописнейшим тротуарам - здесь никто никуда не спешит, да и уходить далеко от дома нет особого смысла. Каждое заведение, офис, каждый дом оснащены входами портативных мультипортов внутрипланетар-ной дальности. Не дороговато ли? Конечно, но на Торхове не принято экономить на комфорте, и если ты все ещё не избавился от привычки считать деньги, тебе не сюда. Здесь даже ассенизаторы получают больше, чем в иных мирах топ-менеджеры компаний.
        Торхов - рай не для всех. Еэс-Джуниор - рай для мультимиллионеров.
        Форд «Барракуда» Гонзалес, один из богатейших людей-землян изведанной части космоса и авторитетнейший знаток-ценитель-коллекционер чуть ли не всего, что в мироздании представляло хоть сколько-нибудь значимый интерес, жил уединённо на берегу собственного горного озера. В не самом большом по здешним меркам, и потому уютном доме апартаментов на сотню (если не брать в расчёт десятки многокилометровых коридоров галереи для размещения коллекции). Окрестные горы, покрытые лесом, принадлежали ему.
        Господин Гонзалес был не очень стар ещё, под восемьдесят, но уже мог позволить себе наслаждаться отдыхом, как человек, которому надоело всю жизнь зарабатывать деньги. Теперь у него имелось столько денег, что они сами себя приумножали. На Торхове суперолигарх жил в добровольном отшельничестве, почти ни с кем не встречался и практически никого не принимал. Председатель совета директоров «NSC» оказался поистине волшебником, когда умудрился-таки записать Макса к нему на приём. Наверное, в своё время состоял в том же студенческом братстве, что и… Ах да, мистер Барракуда на теоретизирование колледжей времени жизни не терял, он экономические науки проходил в совершенно других «университетах».
        Вернувшись после тяжёлой трудовой «смены» в номер, Макс первым делом привёл в порядок туфли, достал единственную новую рубашку и сбережённый специально ради возможного возвращения в высшую сферу галстук от Мадиони (такой и у швейцаров клуба «Турбо» не вызовет ни малейших претензий). К ТАКИМ людям абы в чём не ходят. После чего принял душ и воспользовался услугами стилиста-парикмахера, вызванного прямо в номер. Коренастый пожилой кудесник обошёлся весьма недёшево, но сегодня Макс мог себе позволить непредвиденные траты.
        Было уже за полночь, когда он, разодетый словно жених на выданье, вошёл в арку мультипрохода. От города Привокзального горный массив господина Гонзалеса находился на расстоянии трети окружности планеты, в другом часовом поясе.

- Макс Отто Эмберг? - Возле декорированной под беседку кабинки, расположенной на лесной поляне, визитёра поджидал настоящий ветхозаветный лакей в ливрее и парике. Раныпе Макс таких видал разве что в исторических сериалах. Его слуги носили нормальную модную одежду. Они прекрасно знали, что молодой Эмберг не терпит безвкусицу.
        Собственной персоной. Здравствуйте.
        Здравствуйте. Хозяин ждёт вас в охотничьем домике.
        Координаты?
        Я провожу.
        Буду весьма признателен.
        По надменному лицу лакея было видно, что признательность посетителя волнует его примерно так же, как парня из трущобного гетто - нюансы цветопередачи в полотнах Васильевой, Грунского или Эстеллы Ричардс.

- Хозяин очень занятой человек, поэтому переходите сразу к делу, и ещё, он терпеть не может, когда рядом с ним курят.
        Слуга так ВЫРАЗИТЕЛЬНО произносил слово «хозяин», что прямо-таки слышалась заглавная буква в его начале.

- В этом я его полностью поддерживаю. Это точно, с тех пор, как Макс бросил курить, его от дыма воротило.

- Прошу следовать за мной.
        С этими словами лакей повернулся к Максу спиной, умудряясь при этом оставаться показушно-вежливым, и, словно император на коронации, двинулся по одной из живописнейших парковых аллей, наполненных неведомо откуда льющимся светом. Не хватало только симфонического оркестра, играющего фугу Баха, стандарт Армстронга или композицию «Пинк Флойд».
        В прозрачном, сотканном переплетениями плюща павильоне, рядом с вполне натурально смотрящейся бревенчатой избушкой сидел видный мужчина высокого роста с ярко-выраженными латиносскими чертами лица. Он что-то пил из толстой керамической чашки, и было видно, что пьющий наслаждается каждым глотком. По аромату - это был саграсс.
        При появлении посетителя хозяин сразу поднялся и сделал несколько шагов навстречу. Поджарое, совсем не старческое тело передвигалось легко и свободно.
        Мистер Эмберг-младший, - представил Макса лакей и тут же удалился, мгновенно растворясь в листве.
        Доброго времени суток, - приветливо сказал человек, личное состояние которого (только по официальным данным) на сегодняшний день составляло сумму с двенадцатью нолями; на целых три ноля больше, чем в одночасье утраченное состояние отца Макса.
- Как добрались? Не укачало? Меня почему-то после прохода в сон тянет, спасу нет.
        Добрая ночь. Спасибо, всё хорошо. - Вид Барракуды, несмотря на изначально мачоидный типаж внешности, совершенно не ассоциировался с его поистине КРУТОЙ репутацией. Пообтесался более чем за полвека…
        Саграсс? Чай, матэ? Или, быть может, вы предпочитаете кофе, несмотря на НОВЫЙ образ жизни?
        Форд Гонзалес улыбнулся. Естественно, что он знал о Максе ВСЁ. Такие люди не тратят времени жизни абы на кого. Глава «NSC» прекрасно знал, у кого ЕСТЬ ШАНС на личное рандеву с Барракудой.

- С превеликим удовольствием.
        Хозяин щёлкнул пальцами, и служанка, живая импозантная женщина из плоти и крови (Барракуда не терпел биоэлектронно-механических слуг; Макс в то время, когда мог себе ПОЗВОЛИТЬ, тоже предпочитал нанимать людей), с подносом в руках бесшумно материализовалась из листвы.
        Да, Хозяин?
        Гостю - кофе, мне - саграсс, - велел Форд Гонза-лес, и Макс мысленно сделал пометку в ноутбуке памяти. Теперь он знал, почему слуги произносят слово «Хозяин» с большой буквы. В голосе Барракуды прозвенел металл непререкаемого, не подлежащего ни малейшему сомнению ПРАВА ВЛАСТВОВАТЬ над тем, что ему принадлежит. Неудивительно, что человек, наделённый талантом ТАК распоряжаться, достиг в жизни столь впечатляющих успехов…
        Стенки чашечки были настолько тонкими, что её страшновато было брать в руки. Неужели?!

- Смелее, - правильно истолковал хозяин невольный пиетет гостя. - Даже если вы её уроните, пропадёт лишь содержимое.
        Это точно. Такая чашка из метакерамики пиэкс тридцать вторых способна выдержать прямое попадание ядерной бомбы. Несмотря на то, что толщина её стенок - всего лишь несколько сот молекул.

- Хотя такой кофе, честно говоря, недостоин быть выплеснутым… Тепло сохраняется, надо сказать, феноменально, - похвалил метакерамику Форд Гонзалес. Ему виднее. Он-то знает.
        Да, таких чашечек не могли себе позволить ни Эмберг-старший (когда ещё был человеком - год тому назад), ни Эм-берг-младший, который человеком остался, но… совсем НЕ ТЕМ человеком, которым был год назад.
        Такие вещицы остались в наследство только тем, кто лично ОБЩАЛСЯ с загадочными рх32.
        Ещё один удар по законам физики. - Пробормотал Макс. - Ох уж эти ваши бывшие… - Он запнулся, не зная, каким словом охарактеризовать былые взаимоотношения Барракуды с существами, благодаря которым он сегодня является то ли пятым, то ли восьмым из богатейших (в первой десятке олигархов величины состояний ненамного отличаются размерами и ежедневно «колышутся» в зависимости от текущих прибылей) землян, а завтра вполне может проснуться ПЕРВЫМ.
        Мои друзья, - мягко произнёс Форд Гонзалес; Макс ему не принадлежал (пока?), и с ним разговаривали как с ровней. - Они были моими друзьями, молодой человек… Да, с тех пор, как пиэкстсрититу, - Барракуда явно привычно выговорил это зубодробительное сочетание единым словом, - кое-чем поделились, землянам многое пришлось пересмотреть.
        Не то слово. Макса ещё не было на свете тогда, но он прекрасно знал, какого рх32 задали «жару» поколениям его отца и деда.
        Почти две трети столетия тому назад планета-странница внезапно появилась в густонаселённой Солнечной системе, в изученной вдоль и поперёк акватории пространства, в каком-то миллионе обычных километров от Земли. Припожаловавшая в непрошеные гости затмила небо напрочь, и земляне древней метрополии в буквальном смысле на задницы попадали от ужаса… но переполох моментально унялся. Сразу выяснилось, что появление этого ТЕЛА размерами с Венеру никак не влияет на характеристики окружающего пространства, не насилует гравитацию, то есть ни законы тяготения, ни термодинамика - ничто не работало в случае рх32. Планета была полностью изолирована от Вселенной, она как бы существовала сама по себе. Такая вот ИНДИВИДУАЛИСТКА космического масштаба, высокомерно игнорирующая законы мироздания.
        Позднее состоялся контакт и стало известно, что населяли этот невозможный, но тем не менее реальный мир существа, с виду совершенно неотличимые от особей монголоидной субрасы земного биовида. Причём техногенной формы цивилизации в этом мире не имелось даже признаков. Полная противоположность разумной культуре Земли - человечество, избравшее биогенную ДОРОГУ.
        Судя по ВОЗМОЖНОСТЯМ, умеющее по ней ходить, куда ЗАХОЧЕТСЯ.
        По выражению одного тогдашнего известного политика восточнославянского происхождения, «желания рх32-ых офигели от их возможностей»…
        Спустя несколько месяцев после появления, видимо по окончании «пикника на обочине», мир-призрак точно так же внезапно, без предупреждения, исчез, словно бы его никогда и не было.
        Пиэксы тридцать вторые (именно так они почему-то велели себя называть) и оставили некоторым землянам изделия из метакерамики - обычной глины, но с удивительными свойствами. А также многое другое, благодаря чему в некоторых областях знания произошли качественные скачки (появление «осмотички» - только один из примеров). Но главное наследие - рассказы о том, что рх32 видали по дороге, путешествуя в бесконечности Вселенной. Почти все эти «дорожные впечатления» захватывали и забирали слушателей похлеще, чем самый забойный земной миф… судя по немногим крохам информации, которой избранные слушателями поделились с остальным человечеством - этой их «рецензии» на услышанное можно было безоглядно верить.
        О-о, истинный докуртпаж! - восторг Макса был неподделен. Немудрено! Унция зёрен этого редчайшего сорта стоит как недешёвенький флайер. Макс и не надеялся, что в дальнейшей жизни ему хоть раз доведётся вкушать прелести, привычные в прошедшей.
        Хороший кофе. - Согласился мистер Гонзалес. - Подстать посуде… Этот сервиз мне подарила Хун. (Мексиканский «мачетеро» Форд Гонзалес был одним из тех счастливчиков, которым рх32-ые оказали радушный (в понимании пришельцев) приём. По какому принципу обитателей Земли выхватывали и ВОЗНОСИЛИ в небо на миллион километров - непонятно. Среди сотни избранных было два дебила из спецшколы, один герцог, два художника, несколько рабочих различных профессий, пять проституток, три пилота, врач, парикмахер, полдюжины домохозяек, десяток бизнесменов разного калибра, заключённый гонконгской тюрьмы, младенец, четверо детей дошкольного возраста, известный поэт, репортёр заштатного независимого изданьица, девочка-подросток, чета пенсионеров, солдат, испольнительница танца живота, пяток гомосексуалистов обоего пола, слепая цыганка, программист, жена губернатора Австралии, смотритель зоопарка, две сенаторши, вице-президент совета директоров
«Такси K°»… кого там только не было… и юный член верак-русской уличной банды, уже тогда заслуживший прозвище Барракуда.) Я помню… Ваша Проводница. Поэтому я и решился вас побеспокоить.
        Да-а? - Мистер Гонзалес неподдельно заинтересовался. - Любопытно, любопытно…
        Видите ли, на самом-то деле я всегда мечтал заняться… э-э, условно назовём это
«литературой», и, чувствую, наконец-то созрел для этого. Теперь, когда я… скажем так, лишён почти всех соблазнов, ранее отбиравших львиную долю времени моей жизни… я хочу написать нечто вроде… э-э, традиционного романа. Странное желание для… сына моего отца, вам не кажется?
        Максу нелегко далась эта речь, но он справился с поиском формулировок. Тяжело всё-таки ВСЛУХ высказаться о столь кардинальной перемене социального статуса.

- Вы уверены, что поступаете правильно… э-э, начиная с романа? Истории, рассказанные словами, а не картинками… изображением и звуком, теперь не популярны. Они требуют чрезмерных напряжений… э-э, мозгов, - трижды запнулся Форд Гонзалес.
        Тем не менее Макс и мысли не допустил, что собеседник его передразнивал. Барракуда ТОЖЕ искал формулировки.
        Я прекрасно это понимаю. Но… мне кажется, я наконец-то обрёл возможность заниматься тем, чем хочу. Как ни парадоксально это слышать от человека в… э-э, моём положении. У меня кое-что уже написано. Но это всё не то, несерьёзно, это просто тренировочные гаммы, позволяющие научиться… э-э, правильно ставить пальцы.
        И чем я могу помочь вам? - Мистер Гонзалес определённо не ожидал такого развития беседы и был неподдельно заинтересован. На это свойство его характера - ИНТЕРЕСОВАТЬСЯ - и делал ставку Макс, всеми правдами и неправдами, ценой мучений добиваясь приёма (три самых нудных месяца в жизни пришлось потратить на приобретение лицензии, дающей право претендовать на вакансию, после того как Макс стал обладателем информации, что «NSC» ищет контакт с одним из немногих живущих ныне избранных рх32-ыми).
        Видите ли, я хочу написать роман, в котором реальность переплетётся с вымыслом. Древние называли эту форму изложения «фантастикой».
        И о чём же будет ваш… м-м, фантастический роман?
        Мне кажется, людей способна заинтересовать только одна тема. Возможного читателя… э-э, пожелавшего прочесть целую книгу из многих тысяч написанных буквами слов, всерьёз взволнует разве что роман о… - Макс вновь замолчал, подыскивая единственно верные слова.
        В этот миг ему вдруг показалось, что наступила абсолютная тишина: исчезло назойливое треньканье какой-то ночной пташки, и деликатный шум листвы, и шелестение ветерка, пропал даже обязательный звуковой фон - звон цикад, завезённых с Земли. Не ощущался сложносочинённый аромат ночного леса. Исчезло ВСЁ. Словно природа выжидающе замерла, притихла, смолкла, чтобы не пропустить ни словечка из тех, которые вот-вот сорвутся с уст Макса, которые вылетят, и потом уже не поймаешь. В этот миг, почему-то показалось Максу, решалась вся его дальнейшая судьба. Хотя на самом деле происходящее имело отношение разве что к возможной литературной карьере, успешность начала коей зависела от того, удастся ли будущему автору разговорить собеседника.

«И с чего это я так переживаю-то? - искренне удивился Макс. - Ну, не захочет "расколоться" Барракуда, поищу другого консультанта. Мало, что ли, в освоенной вселенной людей, одним махом поднявшихся "из грязи в князи"? Да пруд пруди!»

«Хватает и тех, кто В ОБРАТНОМ НАПРАВЛЕНИИ», - подумал он тотчас же, и странным образом эта самоироничная мысль придала ему решимости. Он моментально успокоился и, с уверенным выражением на лице (дескать, долгая пауза была изначально запланирована для прибавления весомости высказыванию) изложил свои взгляды на существо вопроса бывшему уличному хулигану, превратившемуся в трил-лиардера, ставшего олицетворением словосочетания «Хозяин Жизни».

- О свободе. Идея в том, что главный герой романа ищет средство, способное помочь ему освободиться. От собственных страхов, комплексов, слабости. Он страстно желает вырваться из темницы собственного несовершенства. Он верит, что где-то в бескрайних просторах Вселенной непременно отыщется вожделенное средство. Он не знает, каким оно должно быть. То ли это потаённое местечко, где по мановению руки исполняются заветные желания, то ли это некая вещь, производящая аналогичное воздействие на реальность, то ли для этого нужно встретиться лицом к лицу с творцом сущего, то ли… - Он всё-таки запнулся, дыхания не хватило; но продолжил: - То ли просто нужно найти другого, знающего человека, который подскажет верную жизненную дорогу. Герой, быть может, наивно, но верит, что свободными люди только тогда могут себя по праву считать, когда способны делиться с ближними… Каждый свободен ровно настолько, сколько свободы он оставляет другим. Цитирую наследие одного древнеземного писателя. Насколько мне известно, он тоже писал фантастические романы.
        Последние месяцы Макс неоднократно спрашивал себя, откуда появилась в его голове эта неожиданная идея, с какого потолка он срисовал мысль, откуда выдернул высказывание, залёгшее в основу сюжета. Наверное, в совокупности всё, что с ним стряслось с начала года, породило критическую массу, и «крышу» рвануло. Однако как бы там и тут ни было, но идея завладела им всецело, властно, и погнала в дорогу.
        И это было спасением. В его жизни вновь появился смысл. Он обрёл кредо. Ради того, чтобы написать роман о свободе, стоило мучиться дальше, и вопреки всем проискам мироздания НЕ СДАВАТЬСЯ.
        Он понял это, когда стоял на парапете купола трёхсотэтажного небоскрёба. В эту специфическую точку пространства его загнала жизнь к концу лета уходящего года, семь с половиной месяцев спустя. Через двести двадцать четыре ночи и двести двадцать пять дней после того промозглого январского утра, когда он проснулся и вместо чашки кофе в постель получил от судьбы удар сапогом прямо в лоб. Накануне ночью Николас Эмберг ликвидировал «МПК», объявив о полном банкротстве всех подразделений концерна и разом оставив без средств к существованию десятки тысяч людей. Обрушив экономики как минимум десятка миров… Все личные счета Макса оказались аннулированы. Папочка, исчезнув со всеми деньгами семьи в неизвестном направлении, не оставил ему ни единого паршивого миллиончика. Мало того, выяснилось, что Макс не является собственником недвижимости и прочего имущества, которое искренне считал своим. «Гол и бос» проснулся Макс в то чёрное утро. Явились судебные исполнители и популярно ему объяснили, что пора выметаться. И он
«вымелся» - успев спрятать в чемодан первый попавшийся ком-пут, проектор, ЕЩЁ КОЕ-ЧТО и накидав сверху какой попало одежонки… Вечером того дня он впервые в жизни пожалел, что не имеет никакого отношения к метафедеральному ПРЕССу, и отчаянно затосковал о том, что в числящемся его родиной пункте Октоуберс нет ничего подобного этой структуре, нет организации, во многих других межзвёздных государствах обвиняемой в неоправданной жестокости. О своей досадной непринадлежности к прессерам он тоже вспомнил, стоя на парапете купола и собираясь отправиться в СВОБОДНЫЙ ПОЛЁТ. Полёт-то свободный - никто не держит, лети! - да вот направление одно лишь: вниз. Мысль о том, что возможны и ДРУГИЕ направления, напрочь, казалось, вытравленная из Макса за семь с половиной месяцев скитаний, вдруг вернулась. В компании с сожалением, что он - не прессер… И привели они с собой третью подругу - идею о написании романа.
        Романа о поиске свободы.
        Свободном поиске…
        Вы искренне полагаете, что просторы Вселенной бескрайни? - задал неожиданный вопрос Барракуда. Он смотрел на Макса с неподдельным сочувствием. Будто гость сморозил несусветнейшую глупость.
        А вы нет? - задал встречный вопрос Макс. В формулировку и ответ был вложен.
        Я полагаю, что если эту идею хорошо обыграть, она пойдёт. Может быть, я даже спонсирую издание книги. Но, как вполне вероятный будущий издатель, я хочу высказать два пожелания. Первое. Мне кажется, в тексте далеко не лишним будет кульминационный момент озарения главного героя, который вдруг осознает, что для достижения подлинной свободы необходимо не воздействие, направленное вовне, во внешнее пространство, а изменение внутреннего космоса, рождение ощущения свободы.
- Барракуда говорил чётко, без запинок, будто прочитал черновик романа и составил мнение о необходимых доработках. - И второе. Любовная линия. Порядочный роман без любовной линии не пользуется полным успехом у читателя.
        О любовной линии я… подумываю. - Макс ощутил, как его невольно бросило в жар; собеседнику удалось его смутить, а в подобных случаях он краснел, и ничего не мог с собой поделать. - Так я могу рассчитывать на вашу помощь в процессе написания?
        Помощь какого плана?
        Я уверен, что личности такого масштаба, как вы, есть чем поделиться. Рассказать о своей жизни, я подразумеваю. Дайте мне интервью. Может быть, я сумею почерпнуть…
        Макс Отто! - прервал его Хозяин ВЛАСТНЫМ голосом. - Неужели вы всерьёз полагали, добиваясь со мной встречи, что я помогу вам ТАКИМ ОБРАЗОМ?
        Извините, сэр! - вскинулся Макс. - Я понимаю, что в течение последних шести десятилетий многие люди пытались выведать у вас информацию о том, что рассказывала Хун…
        Ни черта вы не понимаете, - вдруг совершенно другим тоном, усталым голосом старика, которому надоело каждое утро вновь и вновь просыпаться. - И никто не поймёт. Кто не побывал ТАМ, тому не дано понять… Послушайте, Макс. Для вас это неожиданно, но я знавал вашего отца. Он был правильный человек, несмотря на… обстоятельства его прошлогоднего исхода. И с ним меня связывает одно общее воспоминание, о котором я вам не расскажу. Я очень надеюсь, что сюда, в Торхов, Секта не сумела ещё протянуть свои щупальца, но всё же говорить об этом поостерегусь… Зато, в память о нём, я не прогоню вас, а… задам несколько вопросов.
        Макс почувствовал, что происходит обратный процесс - его лицо стремительно бледнеет. Два слова, «в память», а столько БОЛИ способны принести!
        З… з-задавайте. - Он с трудом унял пляску челюстей.
        Чем вы сейчас занимаетесь? Я знаю, чем, но хочу, чтобы вы сказали сами. Хочу определить, под каким углом, в каком ракурсе вы себя видите.
        Торгую кофе.
        Хорошим?
        Разным.
        Честно. Давно?
        Второй день.
        Да, ветераном вас не назовёшь. А чем занимались до этого?
        Ничем. Вёл исключительно праздный образ жизни.
        Более чем честный ответ… И что же вас заставило пойти работать?
        Две причины. Во-первых, я вдруг столкнулся с прискорбным фактом - чтобы жить, надо есть, а еда стоит денег…
        Веский аргумент.
        Во-вторых, я решил написать роман, а для этого необходимо впитывать впечатления…
        Вы хотите писать о своих приключениях?
        Отнюдь. Я хочу писать о своих мыслях. Но чтобы книга получилась… э-э, читабельной, надо плоды фантазии смешивать с плодами реального опыта.
        Согласен. А мне вы могли бы что-нибудь предложить?.. Чем не стыдно было бы наполнить эту чашечку.
        Сейчас подумаю… У меня есть кое-что не менее экзотическое, чем ваши чашечки из метакерамики. Это не совсем кофе, вернее, это совсем не кофе… - Он сделал вторую паузу, всё ещё раздумывая, стоит ли заходить с ЭТОЙ карты, но, истратив последнюю секунду колебаний, решился: - Это ков, настоящий ков.
        Макс приберегал в рукаве этот козырный туз (ТУЗИЩЕ!) до последнего. Он подозревал, что с большой долей вероятности в коллекции всемогущего Гонзалеса кова нет, хотя стопроцентной уверенности ни в чём на свете нет… и… всё равно ужасно не хотелось отдавать ков. И не отдал бы, но… вот именНО.
        Ого-го! «Новосибирцы» сумели найти общий язык с аборигенами Тла? - клюнул и заглотил-таки наживку всемогущий Хозяин. Глаза его сверкали - на гостя в эту минуту смотрел ИСТИННЫЙ коллекционер.
        Нет. Это не элитный товар фирмы, это… из моих личных запасов.
        Даже не буду спрашивать, кого вам пришлось убить, чтобы достать его… Сколько вы хотите?
        Я хочу за него информацию. Если вы можете мне помочь, помогите. - Макса несло, и он чувствовал, что уже готов на всё. Обострившаяся до крайности интуиция подсказывала ему, что сейчас МОЖНО наглеть на полный вперёд. Он вдруг почувствовал, что ненароком ввязался в ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНУЮ ИСТОРИЮ, жуткую, невероятную, ФАНТАСТИЧЕСКУЮ. То ли случайно произнёс ПРАВИЛЬНЫЕ слова, то ли болезненная «память» об ушедшем отце сыграла решающую роль. И в эту секунду он должен решить: вляпываться дальше, глубже, по самые уши и выше, либо остановиться и драпать восвояси. Пока ещё можно остановиться. Через секунду - будет поздно…
        Упрямый Макс не взял свои слова обратно. Он сидел и ждал приговора судьбы. Или - или.
        Вы хотите больше, чем… чем даже ков стоит. Хорошо, я вам попытаюсь помочь. У меня есть друг. Я соберу для него посылку, а вы отвезёте. Заодно и расспросите о том о сём. Вдруг он окажется более разговорчивым, чем я, и решится на откровенное интервью.
        А он владеет необходимой информацией?
        Он владеет информацией по многим вопросам, и лучше него вам никто не поможет. В случае, если он… м-м, пожелает взять на себя ответственность за… э-э, разглашение. Я - не хочу. Я хочу спокойно дожить жизнь, перебирая экспонаты моей коллекции и по-стариковски ностальгируя по ушедшему былому… и окончить её в своей постели.
        СПАСИБО.
        С Судьбой надо быть вежливым, что бы она тебе ни преподнесла.

- Не торопитесь благодарить. Как бы проклинать не пришлось… Посылку вам предоставят завтра. Мне нужно время, чтобы… э-э, упаковать.

«Тайм-аут для окончательного вердикта, - понял Макс. - Утро вечера мудренее. Господин Гонзалес может ведь и передумать к утру… М-да-а, не думал не гадал, что ненароком влезу в кучу дерьма поистине слоновью».
        Всё равно спасибо.
        Не за что. Завтра не советую медлить. Отправляйтесь тотчас же. Иначе рискуете не застать его дома.
        Он уезжает? Не лучше ли было бы…
        Нет. Я сказал - завтра. - В голосе Барракуды проскользнула фирменная стальная нотка. - Он домосед, вообще-то, как и я. Но к нему не только вы собираетесь. Насколько мне известно, у вас появилась… м-м, конкурентка.
        Даже так?

«Ох, во что же я вляпался, авантюрист доморощенный?!» - Макс на миг поддался всё-таки панике. Но моментально взял себя в руки.

- Так. Не далее как сегодня ко мне наведывалась одна молодая особа. Удивляюсь себе, но я принял её, хотя предварительной записи не было… Странное совпадение, она интересовалась тем же.
        Она тоже хотела узнать, что рассказали о свободе пи-экстсрититу? - Макс сумел выговорить заветное слово на одном дыхании и порадовался возвращению самообладания.
        Нет. Ей просто было нужно узнать его адрес. Я не спрашивал, зачем, и не сказал… Хотите посмотреть мой сад?
        Макс понял, что ВСЁ. Он исчерпал все возможные резервы терпения Барракуды. Встал.
        Хозяин продолжал сидеть.

- Буду рад. Ваш сад знаменит на всю вселенную.

- Ну уж, на всю… не льстите. Но я постарался его обустроить красиво.

- До свидания, сэр…

- Э-э, нет. ПРОЩАЙТЕ. И больше никогда мне не попадайтесь на глаза. Я здесь не для того спрятался и лелею сугубое одиночество, чтобы видеть одни и те же лица дважды… Галерею я вам не покажу, и не просите, и не возвращайтесь. - Ворчливо, словно натуральный старичок, послал Макса подальше один из немногих выживших Избранных.
        Посланный молча развернулся и канул в листву; там его уже поджидал лакей. Лес вокруг просто кишел слугами. Барракуда ни на миг не оставался один. Но для Хозяина, само собой, не было никакой разницы между мебелью, роботами, домашними животными и живыми прислужниками.
        Макс понимал его как никто. Год назад он сам не видел никакой разницы.
        Небольшой по площади, но бесконечно красивый Ночной Сад, спрятанный поодаль от охотничьего домика в гуще леса, действительно был волшебным. Макс ничуть не льстил Форду Гонзалесу. В другом состоянии он заценил бы рукотворное чудо по достоинству и от всей души счёл бы, что сюда стоило приехать хотя бы ради того, чтобы увидеть Сад. Вкусить неповторимую смесь цветов, кустов, деревьев, трав, лиан, чьё переплетение создавало немыслимые узоры. К тому же все растения были умышленно распределены так, что запахи… Запахи превращали в совершенно иного человека. Макс, несмотря на взвинченное состояние, словно побывал в детской сказке, внутри того непередаваемого предощущения чуда, которое случается с людьми только в детстве. Ещё до того, как жизнь преподаёт самый жестокий урок: чудес не бывает.
        Больше всего его, конечно, поразил средневековый замок в треть натуральной величины, выполненный исключительно живыми растениями. Сто процентов натуральный, без поддерживающей арматуры или силовых полей. Только растительность и фантазия садовника.
        У этого сада был единственный рачительный садовник. Форд «Барракуда» Гонзалес.
        Хозяин жизни.
        Макс плохо соображал, как добрался обратно в город и ввалился в номер.
        Последнее, что упомнилось более-менее отчётливо: он падает лицом вниз, и синяя поверхность подушки стремительно надвигается на него, застит весь видимый мир. Словно планета рх32, нависшая над самой Землёй…
        Пункт четвертый
        МИР: ЗЕМЛЯ-МЛАДШАЯ
        (дата: одиннадцатое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ОН


        Человек оторвал голову от подушки и стремительно развернулся на спину. Рывком сел в кровати.
        Осмотрелся. Прищуренные глаза настороженно сканировали внутренность номера.
        Встав с кровати, человек подошёл к зеркалу, посмотрел на себя изучающее, словно впервые увидел этого голубоглазого атлетически сложённого блондина с типичным смазливым лицом разрушителя женских сердец. Потрогал кончиками пальцев свои щёки, подёргал за нос. Покачал головой. Вздохнул тягостно. Отошёл от зеркала, вынул из сумки мощный компьютер. Видимо, ресурсов мощности его наручного терминала не могло хватить. Разомкнув плоскую «книжку» на две половины, постоялец номера задействовал почтовое программное обеспечение и принялся набирать на клавиатуре текст сообщения. Молча. Вслепую, с отключённым дисплеем. Возможностью «наговорить» аудиопослание или отправить видеофайл он не воспользовался. К тому же навис над компу-том, прикрывая торсом набираемый текст от возможного просмотра сверху. Его пальцы стремительно, за считанные секунды, набили текст, дали команду ВВОД, и руки тотчас захлопнули «книжку»…

«щшрфт юдыво эагые жямфп эфекба жшфак хоыал афорк оэфоа закбь сфбда оарер», - ушёл мессэдж.

- Обжёгшись на молоке, дую на водку, - одними губами, беззвучно прошептал человек; артикуляция губ соответствовала не интерлингу и не дойчелингу, а русслингу. - Перестраховщик, ч-чёрт. Засекли б, уже б мочить заявились… б!
        Он замолчал, криво ухмыльнулся уголком рта, поднял руку и потыкал по сторонам пальцами, сложенными особой комбинацией: большой палец просунут между указательным и средним. Опустил руку, но через секунду поднял обе руки, сложил ДВЕ комбинации по три пальца, и потыкал ими в пространство. Издал при этом звуки отрывистые, резкие: «Пш-ш, пш-ш». И в сочетании получилось похоже на выстрелы из лу-чемётов с двух рук.
        Снова ухмыльнулся уголком рта.
        Не опуская поднятых рук, потянулся, зевнул. Затем ещё раз настороженно оглянулся. Разделся до трусов, бросил одежду на пол и стремительно нырнул под лёгкое одеяло. В мире вечной весны ночи особенно холодными не бывают, но под простынкой спать - свежо…
        Через несколько часов, под утро, спящий человек вновь открыл глаза, осмотрелся, откинул одеяло, встал и вынул из сумки компьютер.

«длана жтваф хххха лфоат юйлоп влкэа знадф ждфео уамсл длаон аааты трвык олафо хщвр ждлыф офпкд хлоыы нафшы кейлв оееее айайй», - пришёл ответ.
        Нечего и говорить, что и отправленное и полученное сообщения не случайно выглядели полнейшей абракадаброй, бессмысленным набором символов. Серьёзные разговоры испокон веков не шли в сетях открытым текстом. ДАЛЕКО НЕ. Но в данном случае мало было того, что письма кодировались программно, специальным эксклюзивным софтом. Умные люди на всякий случай набирали изначальный текст на языке, известном лишь собеседникам. По-настоящему мыслящим людям не лень создать на всякий случай СВОЙ язык.
        Два шифрованных послания вместили диалог следующего содержания:

«Трюк с приманкой сработал, восхищение гением предвидения и планирования невыразимо, в пределах видимости появилась конкуренция, нацеливается в том же направлении, необходим совет по поводу».

«Аварийный режим сна во сне и помощь внутреннего голоса не предназначены для подсознательных комментариев и эмоциональных излишеств, они являются резервом для патовой ситуации и ключевых моментов, однако спасибо, советую конкуренцию обратить в свою пользу, быть предельно осторожным, действовать по обстановке, и да поможет нам бог».
        Прочитав ответ, человек улыбнулся, покивал головой, прикрыл левой ладонью макушку, изображая как бы головной убор, а кончиками пальцев ладони правой на миг прикоснулся к виску, отдавая честь.
        Козырнул неведомому командиру, затем уничтожил информацию, спрятал компут в сумку, поднял одежду, полностью оделся вновь, застелил кровать КАК БЫЛА вечером, примерился, ухмыльнулся краешком рта и рухнул плашмя, целясь лицом в подушку. … Когда Макс проснулся, за окном давным-давно наступил белый день. В голове у него плясали странные картинки, остаточные отпечатки сновидения.
        ПРИСНИТСЯ ЖЕ ТАКОЕ!
        Сон был дурацкий, действительно. Вроде он просыпается в этой комнате, встаёт с кровати, зачем-то смотрит на своё отражение в зеркальной панели двери, ведущей в ванную, затем раздевается как положено перед сном, разбирает смятую постель и залезает под одеяло; но вместо того, чтобы тихо-мирно дрыхнуть до утра, опять вскакивает, одевается, заправляет «койку» и валится на неё в костюме и туфлях. Полежав немного мордой в подушку, опять встаёт, раздевается, залезает под… встаёт, одевается, валится… И так несколько раз подряд. Лечь-встать, встать-лечь… Причём между этим сеансами стриптиза и антистриптиза он ещё зачем-то складывает кукиши и тыкает ими во все четыре стороны, пш-шикая при этом - ни дать ни взять стрельба из ручных лучемётов.

«Что за гимнастика идиотская, БР-Р-Р?! Ну и сон… Хорошо хоть ума хватило по сумкам не рыться, образцы там попе-рекладывать, сублимируя, или с компутом поиграться, на порносайты наведаться. Вот было бы тем для беседы с моим несуществующим психоаналитиком!»
        По крайней мере, Макс не помнил, чтобы он заходил на порносайты. Хотя у него настолько давно не было возможности снять сексуальное напряжение с безопасной женщиной, что - с ночи на ночь жди эротических снов… пора.
        Он невесело вздохнул, встал с «койки», критически осмотрел себя (здорово, что костюм немнущийся!), покачал сокрушённо головой и отправился в ванную комнату, по ходу снимая туфли и одежду. Выйдя оттуда освежённым, он распахнул сумку и принялся рыться в её недрах. Где-то здесь у него должен быть ков, герметично закатанный в банку, замаскированный под какао… Ага, вот он.
        Макс вынул банку «Золотой Метки» (якобы), задекларированной как положено. Ухмыльнулся криво. «Молодец, - похвалил себя, - сохранил ведь».
        Если бы он продал ков на новосибирском чёрном рынке, даже за полцены, - мог бы жить припеваючи несколько лет. Поспешно скрывшись в другой мир, чтобы не грохнули охочие экспроприировать вырученные денежки.
        Нет, не продал, для себя хранил…
        Невесёлые воспоминания прервал вызов терминала.
        Макс дал разрешение на коннект, и над его запястьем возникла трёхмерная голопроекция улыбающегося женского лица. Модель-блонди типично
«офис-менеджерская», высокопрофессиональная во всех смыслах термина.
        Господин Эмберг?
        Собственной персоной…

- Вас беспокоит Линдси Стилл, личная секретарша господина Форда Гонзалеса.

- Слушаю вас.

- Хозяин извиняется, что не может связаться лично. Обещанная посылка уже…
        Вдруг проекция подёрнулась рябью, головку повело набок, скукожило, сплюснуло… помеха исчезла, но форма уже была совершенно иной. Форд «Барракуда» Гонзалес собственной персоной, то есть головой.
        Привет, бродяга, - проворчал триллиардер. - Не утерпел, хочу с тобой ещё разок побеседовать, напоследок. За дверью номера тебя ждёт курьер с сигарами для моего друга и рекомендательным письмом. Адрес на конверте. Запомни - той дамочке, как ни просила, я рекомендацию не дал. При случае - вспомни об этом… Ков отдашь курьеру. Не скажешь, где взял?
        А не скажу. Пусть это останется моим маленьким секретом.
        Уел, уел… Счёт один-один. Ты мне патологически нравишься, парень. Меня в молодости напомнил. Такой же коктейль безрассудной наглости и врождённой робости… Прощай, Макс. Не свидимся.
        Прощайте… хозяин.
        Макс не сказал это слово с заглавной буквы, по интонации слышалось, что произнесено с маленькой. Но Макс всё-таки СКАЗАЛ его. Уважил старика.
        Барракуда оценил. Голова подмигнула Максу понимающе левым глазом и кивнула.
        Проекция покрылась лакунами, превратилась в снежинки, которые тут же растаяли. Связь прекратилась. По этому каналу она уже никогда не возобновится…

«Ли Флопер», - прочитал Макс на конверте.
        Ну что ж, нечто подобное он предвидел. Избранный Избранному - друг, товарищ и брат… И???
        Дальнейший путь вёл не абы куда, а в мир Крахт - ещё одно райское логово, абсолютно закрытое для посещений «не членов». Без рекомендации «иногороднего» члена клуба Барракуды Макс ни за что туда не проник бы. Легальным способом, во всяком случае, точно НЕ.

- М-да-а, где наша не пропадала… если ещё и удастся партию кофе там пристроить… - мрачно пошутил он, беззвучно, одними губами шевеля.
        Пункт пятый
        МИР: Z56509HG
        (дата: одиннадцатое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ОН


        Определённо, клеймо лузера Судьба ставит на человека несмываемой краской. Неудачник - это диагноз. И не стоит обольщаться, если вдруг один из раундов удаётся выиграть. Проигрыш в следующем - неизбежен.
        РОК…
        Не думал не гадал он, что доведётся на своей шкуре испытать участь единицы из графы статистики.
        Статистически перемещения из мира в мир дают один сбой на одну целую девятнадцать тысячных миллиарда проходов.
        Мультипроходы - базисный фактор, определяющий форму современной цивилизации - более чем надёжный способ переноса материи в пространстве. Впрочем, будь они даже гораздо менее стабильны, человечество вынуждено было бы ими пользоваться - перемещение в звездолётах, по статистике, несравнимо опаснее. И несравнимо медленнее.
        Тем не менее выяснилось, что мультисети межмировых и планетарных проходов, опутавшие большую часть миров обитаемой вселенной, стабильны настолько, что фактически не дают сбоев. Должно же было хоть в чём-то человечеству КРУПНО подфартить?
        Мелкие неприятности, изредка бывающие «глюки» - не в счёт… Так, предпоследняя позиция в статистической сводке.
        Вместо ожидаемого пункта назначения Макс прошёл на какой-то источенный тоннелями сырьевой астероид, оказавшийся совершенно жутким мирком. Обитал в его нутре отъявленный сброд, вроде беглых рецидивистов, бывших каторжников и прочих люмпенов. На пропитание мир зарабатывал, выгрызая изнутри собственное тело и продавая свою плоть.
        Само собой разумеется, эта рудничная трущоба не была оборудована станцией Такси K°, да и ни о каких удобствах, без которых приличный цивилизованный человек не мыслит своей жизни, и речи не могло быть. Это выяснилось не далее как через пару часов.
        С другой стороны, всё познаётся в сравнении. В статистике мультипроходов имеется ещё одна позиция, ПОСЛЕДНЯЯ. Покамест незаполненная. Но однажды, после мириад и мириад «шагов» в другие пункты, какой-нибудь особенно неудачливый суперлузер непременно вообще НИКУДА не пройдёт. Где окажется этот пропащий бедолага - не знает никто. Рассеется на элементарные частицы по всему ничто, или окажется где-то ЗА пределами мультисетей… а может, множественно скопируется и ТОЛПОЙ вышагнет во все пункты?..
        К счастью - после устроенного Максом вежливого, но принципиального скандала, - выяснилось, что время ожидания ближайшей оказии, «шага» в искомый проход, лимитировалось в пределах пары часов. Однако это был всего лишь прогноз, а прогнозам полностью доверять не умно.
        Более чем. Но степень неточности этого конкретного прогноза на своей шкуре он изведал несколько позже.
        Некоторое время он послонялся по комнатам офисного комплекса. Багаж его лежал в соседнем с мультипортом помещении (судьба, суровая к Максу в общем, смилостивилась в частности: чемодан и сумки не распылились атомами по всем пунктам), в пультовой, и Макс туда не возвращался, чтобы не мешать дежурному диспетчеру. В конце концов, не желая торчать в офисе и мозолить очи техникам (они и без того порывались исследовать его на предмет самоощущения; едва отбился), он разыскал люк, над которым светилась надпись «Выход», почему-то красная, будто предупредительная, и без всяких задних мыслей ткнул ограничитель и повернул запорный рычаг замка. В этот момент в коридор выскочил один из техников и удивлённо протянул:
        Парень, ты куда-а это?!
        Прогуляться. Скоро вернусь, - ответил Макс и шагнул в проём между разомкнувшимися створками овального люка…
        Когда человек ожидает одно, а РЕЗКО получает нечто иное - такой удар надо уметь держать. Макс вполне закономерно предвкушал, что окажется в стандартных пространствах для пассажиров, в чём-то вроде зала ожидания, где даже надписи в туалетах везде, во всех мирах, одинаковые. Он собирался выпить в баре чашечку чая, помогающего ему снять напряжение, возникающее при мультипереходе, и неприметно посидеть в каком-нибудь уголке, пока не позовут «на выход»…
        Он вышагнул вон (створки моментально схлопнулись за спиной) и очутился прямо в магистральном тоннеле («Хоть бы одна сволочь предупредила!»). Огромная труба по первому впечатлению разительно напоминала декорации к низкопробному сериалу о житье-бытье космических «волков», «червей», «лосей» и прочей межпланетной фауны, ареалом обитания которой служат космобазы, станции и всяческие малые небесные тела.
        Грязные забегаловки (в них обожают бить друг другу уродские личины космические
«герои»), дешёвая фаст-пища, дешёвое пойло, дешёвая обстановка, дешёвые шлюхи, дешёвые души и совершенно недекоративная грязь.
        В пределах видимости всего этого антуража обреталось в несметном изобилии.
        К тому же спёртый, по определению искусственный воздух («Ненавижу искусственный воздух!») был пропитан кухонными миазмами. Можно было представить, какие здесь фирменные блюда - при этаком-то ароматце. Короче, вместо того, чтобы «вознестись» в очередной рай для высшей элиты социума, Макс шлёпнулся на самое дно, в жуткую дыру, без элементарных удобств, без забронированного номера и чёрт ещё знает без чего. Без всего. В памяти всплыло словосочетание «без прикрытия». Откуда в ней взялось такое? Наверное, подцепила из полицейских боевиков…
        Вдобавок в этом мирке толклась куча «инопланетян» (в поле зрения сразу трое разновидовых существ угодили). Здесь явно не особо чтился сегрегационный кодекс. И чужие преспокойно разгуливали вперемежку с нашими, чего в большинстве миров не увидеть. Без разрешения властей чужие просто так не ходят (летают, плавают, катятся, ползают, прыгают, выворачиваются, скользят и тому подобное). Наученные горьким опытом земляне избегают обострять отношения с другими разумными биовидами (коих насчитывается более дюжины), но ВПЛОТНУЮ не приближаются. Взаимную ксенофобию гораздо полезнее для здоровья не возбуждать ПРОФИЛАКТИЧЕСКИ, чем потом страшной ценой «сбивать» обострение взаимоотношений. (Были прецеденты, ох БИЛИ…) История космической эпохи, за более чем тринадцать веков, чему-то ДА НАУЧИЛА человечество.
        Минут пять Макс стоял у закрытого люка пришибленный и растерянный, сам себе напоминая влюблённого, узревшего любимую в интимном обществе лучшего друга. Некоторые прохожие бросали на него взгляды, почему-то сочувственные, некоторые смотрели злорадно, а вообще на него мало кто обращал внимание. Этот мирок жил своей внутренней жизнью и его мало волновал гость извне.

- Херр Емберр? - услышал он вдруг, и страшно удивился тому факту, что в этой дыре возможна человеческая речь, мало того, произнесённая не на интерлинге, а на родном ему языке, пусть и с жутким выговором. - Ви йесь Максотто Ембер?
        Оба его имени прозвучали слитно, одним словом. «И в какой дыре её такому произношению выучили, хотелось бы знать…»
        Вопрошала его… как бы это помягче выразиться, пожилая леди с типической внешностью профессиональной алкоголички. К тому же бабушка не особо держала за достижения цивилизации такие изобретения, как душ, стиральные аппараты и всевозможные дезодорирующие средства. Её испитое запухшее… э-э, лицо выражало бесконечную, воистину вселенскую мизантропию.
        Да… Это я Макс Отто Эмберг. - Он принципиально ответил на интерлинге, решив не признавать за родной язык услышанную жуть.
        Ты говоришь по-людски? - на одутловатой физии промелькнуло подобие эмоции. Не ясно, с чего бабка взяла, что Макс не знает интерлинга, и тем паче не ясно, откуда здесь взялась «немецкоговорящая» особь. В чистом виде дой-че-культура сохранилась в считанных по пальцам одной руки пунктах сети…

«А может, "бабка" и не бабка вовсе, а замаскированная проектором конкурентка?» - вдруг властно завладело им подозрение. И не проверишь ведь… на ощупь и на запах - старое вонючее тело.
        Я мало похож на человека? - раздражённо спросил он вслух.
        Мультари кликухи дали. - Окончательно перешла на интерлинг (точнее, слэнг на основе интерлинга) неожиданная собеседница. - Я смекнула, дойчеман, значить, а мне наречья всякие ведомы, ихнее тож…
        Кто дал? - резко, будто на родном языке, «пролаял» Макс.
        Мультари, ясный перец! Кто ж ещё? - обиделась старуха. - Они стукнули, таксико ж мне одной деньжат подкидывает…

«Ничего себе. Вот это сервис. Но откуда в Такси K° могут знать, где я? Флайер меня ждёт в Крахте, а не…»
        Странный здесь вокзал, - пробормотал он вслух. - Ни зала ожидания, ни…
        Какой-такой вокзал? Ты про что? Никакого вокзала здесь отродясь не было. Дежурным мультарям офиса хватает, они ж грузы в основном туда-сюда гоняют, а сами не тут живут. Людишек транзитных нету. Сюда проходят насовсем. На кой хрен вокзал?
        В смысле… - у Макса в горле пересохло, и он судорожно сглотнул, - насовсем?
        Не на каникулы ж… Здешняя публика сплошь лишенцы. Без права обратного выхода, значит. Это ты, Максотто, не туда попал. Не зазря мне таксики деньжата кидали, выходит. Доведётся отрабатывать.
        Я-а… - у Макса в горле наступила эра великой суши, и говорить было тяжко. - Э-э… я первый случайно вышел… не в ту дверь?
        Хе-хе, - по-девчоночьи хихикнула бабка, самый невероятный «таксист» во Вселенной,
- самое то! Мультари стукнули, ты вааще сюда припёрся незваным. Глюкавый ты…
        Макс промолчал. С тоской оглянулся на створки. Люк выглядел бронированным и неприступным. Теперь понятно, почему местные на него с сочувствием и злорадством смотрят. За своего приняли. Свеженького.
        Однако «мультари» беспечны, надо отметить. А вдруг с этой стороны засада постоянная, дожидается открытия люка, и стоит створкам разомкнуться…

«Но что я могу знать об их мире? - подумал Макс тут же. - Возможно, им здесь нравится и они не горят желанием возвращаться в другие пункты?»
        Вообще, грех жаловаться. По крайней мере, никто на него не кидался с агрессивными намерениями. Вот, даже встретили. Услуги Такси K° выше всяких похвал! Пока он официально находится под её опекой - без поддержки не останется. А находиться он будет до того мгновения, пока не прибудет в оплаченный пункт назначения.
        И много здесь народу?
        В самый раз, чтоб не скучать.
        Надеюсь, за мной право ухода сохранено?
        Надейся, хе-хе, надейся… Не боись, шучу. Мультари на тебя злые, что свалил в люк, сказали, пускай покамест гуляет пару часов, опосля обратно люк откроют.
        Что ж, сам виноват.
        Шаришь. Погнали, я для тебя комнатёнку припасла.
        Да-а?
        Топай, топай, дойчеман, и не фиг скулить. Здоровый громила, а прям дитё малое… Я тя на улице не брошу. Мне за что деньжата кидали?
        И местная старушенция, вовсю шаркая ногами, двинулась вперёд, налево от люка по туннелю. Максу ничего другого не оставалось. Он потащился вслед за ней. Очень скоро, проплыв через тысячу оттенков вони, они пришвартовались у ворот, прорубленных в стене. Углубились в скальную толщу, миновали похожий на древнюю таверну почему-то пустой зал (обнаружившаяся за стойкой чернокожая барвумен кивнула старушенции), по лабиринту узеньких коридоров добрались к лестнице. В комнату пришлось подниматься по настоящей винтовой лестнице! Что-что, а такое редко встретишь даже в сериалах про космических бродяг. Нет, лестницы там были, и даже неоднократно выручали героев, прячущихся там от всей королевской конницы и рати (какой нормальный человек пойдёт по лестнице, когда есть гравилифты?), но чтобы вот так, пользоваться архаичной лестницей в повседневной жизни… Макс был удручён и раздавлен. Что же там за комната, если идти к ней надо по лестнице…

- Твой апартамент, значить, - сказала пожилая антиледи, - пересиди тута, Ембер, здесь тебя не тронут. Я после ворочусь, дела у меня, - и повернулась, чтобы уйти.
        Подождите, - остановил её Макс.
        Хошь чаевые накинуть?
        Скорее кофейные… Нет, к сожалению, всё осталось в офисе.
        Ты не такой лох, каким кажесся. Деньжата сныкал, молоток.
        Но вы можете включить чаевые в счёт. Пусть Такси K° платит. Я внесу дополнительный бонус. За отличный сервис.
        Желанье клиента - закон, - оживилась она. - Ты им тока стукни, что я тебя обслужила первостатейно! Чтоб деньжат больше дали. Я клиента не кину, бу спок.
        Скажите, а где здесь можно выпить… э-э, чашечку кофе?
        Там, откель мы притащились.
        И никакой… м-м, альтернативы?
        Я б на твоём месте не особо здесь шлялась. Счас время типа дневное, контингент дрыхнет, однако… - недовольно покачала головой безымянная проводница. А как её зовут, кстати?
        Я понимаю, у вас тут пейзаж не особо располагает к прогулкам…

- Вот и хорошо, что понял. Я пошла.

- Конечно, спасибо громадное, - решил больше не доставать старушку Макс. Он хотел спросить её «кликуху», но передумал.
        Комната оказалась примерно такой, какую можно было представить. Хоть что-то совпало с ожиданиями. Маленькая, с затхлым воздухом из-за барахлящего очистителя, пропахшая почему-то ношеными носками. Серое бельё убогой койки. Сырость на каменных стенах. Никакого климатконтроля, естественно… Премилый уголок. РАЁК, одним словом. Или райчик.
        Обнаружив в себе способность иронизировать, Макс несколько воспрянул духом.
        Немного подумав, он решил подождать внизу. Выдержав для приличия ещё несколько минут, он выполз из «люкса» и отправился по лестнице вниз, заранее предвкушая все прелести местной гастрономии.
        Макс не ошибся. Размалёванная как утрированная шлюха из любовного сериала, барвумен недовольно на него зыркну-ла, когда он возник в зале, но меню выдала. Кормили здесь действительно гадко и непотребно дорогостояще. Поразмыслив, он заказал себе чашку кофе. В зале по-прежнему никого не наблюдалось. Контингент исправно дрых.

- Твой кофе, - оскалилась потасканная аборигенка, подавая мне чашку мутного пойла.
- Дуй давай.
        Ни по запаху, ни по вкусу ЭТО не имело с кофе ни малейших родственных связей.
        Естественно, откуда в такой дыре взяться приличному, пусть даже синтетическому, продукту.
        Скажите, а где вы берете такую дрянь?
        Другого нет. Не нравится, не жри. Тамра ботала, ты глюкавый, но чтоб настолько…
        Хозяйка заведения сокрушённо вцепилась в собственные космы.
        Да нет, дело в том, что я торговец кофе, а, учитывая даже самые грабительские наценки, это дерьмо вам поставляют в десять раз дороже его реальной стоимости.
        Ты мне чегой-то втюхать хошь? - мгновенно подобралась женщина. - Покажь хабар.
        К сожалению, мои образцы временно недоступны, так что предложить я вам могу только на словах.
        Видала я таких продавцов знаешь где… Все трындят, что могут классный товар из-за прохода тягать, а потом такое фуфло приволакивают…
        Если у вас есть компьютер, вы можете связаться с моей компанией по адресу… Ответ на запрос придёт с оказией через час-другой, а тем временем я опишу…
        Ага. Щаз! Прям так и сделаю. Ха-ха-ха! - Она глумливо расхохоталась. - Ты не глюкавый, ты совсем больной! Какая, на хрен, связь? Ты что, только сегодня пришёл?
        Вообще-то да. Я впервые в вашем мире. Но я действительно торгую кофе, и…
        Слушай, ты, корявый! - она стукнула кулаком по стойке, и пивные кружки подпрыгнули на полметра. - Не вякай мне тута! Пасть прикрой и не трави душу! Какой, к чертям, кофе? Ты не понял, куда тебя засунули? Ты в тюрьме, говнюк, не на воле! Врубись, под стол упади, прикинься невидимкой и не отсвечивай!
        В эту секунду в зале появился новый персонаж. Тощий мужчинка в потёртом (кажется, до дырок?) рабочем комбине-зончике. Не глядя на стойку, не обращая внимания на крик-гам, он прошёл к одному из грязных, не вытертых столиков и устало опустился на табурет без спинки.
        Еды-ы… - выдохнул устало. Скрестил руки на столешнице и пристроил на них голову. Явно вознамерился поспать перед обедом, в ожидании заказа.
        Вот, вишь, нормальный чувак. Не трахает мне мозги. Вали отсель, вали, у тебя комната есть, какого тута ошиваесся…
        У меня есть деньги, - сказал Макс решительно. - И я хочу угостить этого человека.
        Он встал и устремился к посетителю.
        Привет, дядя, - сказал голове, лежащей на скрещенных руках. - Ты по закуске спец, или выпить не прочь?
        А чо, есь? Наливай. - Голова моментально поднялась. Макса пробуравили острые, совершенно не мутные и не усталые, глазки.
        Сейчас принесут. Тебе чего? Хочу выпить, а компании нету.
        Мужчинка снял кепку с козырьком, обнаружив лысину во всю голову, пригладил ладонью место, где когда-то росли волосы, и задумчиво посмотрел в сторону барвумен, выползшую из-за стойки с подносом в руках. На подносе стояли какие-то тарелкообразные ёмкости.

- Пива, - сказал он, когда хозяйка подошла вплотную. - Кореш угощает.

- Деньгу вперёд, - категорично отрезала женщина. Макс дал ей купюру в сто монет (половину наличного капитала)и велел:

- Пива человеку. Мне тоже.
        Сдачи не будет с сотки, - заявила женщина безапелляционно.
        Сдачи не надо. Пьём на все. Придёт кто-нибудь, пусть к нам присоединяется.
        Кореш угощает, - поддержал Макса дядя. - Живо давай тащи, а я покеда порубаю, со смены токо…
        И он принялся рубать. Смотреть на это было страшновато, но Макс смотрел. Дядя жрал так, словно впервые за последний месяц дорвался до пищи. То ли он спешил, то ли с голоду, но три тарелки очистил буквально в три минуты. К тому моменту, когда барвумен вновь приблизилась вплотную, тарелки осталось разве что вылизать. И куда только оно поместилось в тощем животике…
        Ну во-от. Хорошо-о… - удовлетворённо выдохнул мужчинка, распрямляясь. На его личике появилось выражение человека, честно исполнившего долг перед родиной. - Теперь можно и попить пивка, побазарить. Ты на здешнего не похож. Свежий?
        В каком-то смысле.
        Какой тут, на хер, смысл, - махнул рукой тощий и лысый; проводил взглядом уплывающую массивную корму барвумен, и глазки его сверкнули. - День-ночь прожил, смену отпахал, пожрал, пива дёрнул, бабе заплатил, чтоб дала, и ладно. Вот тебе и весь смысл. Классная житуха! В контору ходил уже? Тебя куда взяли? Забойным или на откат?
        Меня? Скорее забойным. Говорят, сила есть, будешь… э-э, забивать.
        Какой «костюм» тебя загрузил?! Альябев небось?.. Типчик анжинерный там такой есть. Он, да, нет? Ну, такой длинный, квадратноголовый…
        Нет. Другой… плоскомордый такой. - Туманно ответил Макс.
        А, это Пувел, главный менеджер по технологии. Не-е, сила в забое не главное, - компетентно сообщил лысый. - В забое «комбезу» выносливость нужна. Я вот жилистый, и полторы нормы выколачиваю. В дыры, опять же, пролезу…
        Понятно. Ну что ж, я попробую перевестись на откат… Тебя каким ветром в этот пункт занесло? - Макс попробовал отхлебнуть пива, но после первого глотка решил, что
«продукт переводить» не будет, пусть уж лучше собутыльнику БОЛЬШЕ ДОСТАНЕТСЯ.
        Меня? Я ныкаюсь от Секты, - ополовинив одним глотком третий стакан, гордо объявил дядя. Громогласно. Женщина за стойкой повернула в их сторону тёмную размалёванную личину и укоризненно покачала головой.
        Неужто? - Макс не ожидал такого ответа. - Думаешь, сюда ей не пробраться?
        Добраться - как два пальца обмочить! Выбраться обратно она хер сможет, потому и не сунется.
        Логика бронебойная, - согласился Макс. - Но она ведь может одного миссионера сюда заслать, всех тут склонить насмерть, высосать насухо, а тела пускай подыхают…
        Ха! А пастора?
        И пастор пускай…
        Не-е. Эти твари наперечёт, Секта их бережёт…
        Тебе откуда знать? - удивился Макс.
        Я работал кассиром в банке.
        Ну и что?
        Ну и то. Оттуда виднее.
        Этот шкилет сюда добровольно припёрся, - сообщила барвумен, в этот момент вновь приблизившаяся вплотную, со вторым подносом, уставленным кружками с пойлом.
        Ты настолько боишься Секты? - поразился Макс. Факт, что кто-то по собственной воле здесь живёт, не укладывался в голове.
        Ужасно, - искренне признался лысый. - Лучше я в забое копаться буду, чем в город вернусь. Врубился вдруг, что хочу до конца владеть своим телом. Какое ни есть, а моё… потому и дал Я обратный ход.
        Но почему ты так боишься?!
        Я о них слишком много знаю.
        Да? И что же ты о них знаешь?
        Всё.
        Неужели всё?
        Всё-всё. Кто такие, откель взялись, чего хотят в сам деле…
        Ну, это и без тебя все, кто пожелает, узнать могут… - Макс не знал, что и сказать. Дядя был действительно, искренне, абсолютно уверен, что знает о Секте всё. Но Макс-то совершенно не знал, из чего произросла сия святая уверенность.
        Могут, да не то, что в сам деле… Вот гляди. Почему люди так боятся Секты?
        Не распишусь за всех, но лично я боюсь. Хотя с твоим страхом мой, похоже, не сравнить.
        Тогда чего её не уничтожают? Что, мало силов? Вон у метафедератов целый ПРЕС-С супротив сектантов, у других держав тоже армии не хилые, а Секта растёт и растёт! Хер её кто выкорчует! Я тебе вот что скажу, паря. Все эти спецслужбы только изображают борьбу, а самим хоть бы хны.
        Да? Ты так думаешь? И почему?
        Да потому, что не уверены, что дело их правое. А вдруг эти чёртовы сектанты правы, вдруг это в натуре рай на земле? Бессмертие, вечная память, это тебе не хухры-мухры! Смерти нет, прикинь.
        Это не бессмертие. Слияние - потеря себя. Сначала они забирают у человека имущество, потом память, душу, потом и тело… ВСЁ забирают.
        Всё едино бессмертие. Реальное бессмертие. Потому что разум не пропадает без следов. Человека что делает человеком? Что в основе разума? Пра-авильно, память. А в Я-Мы только тело помрёт, зато память - не-ет… Тела потом новые будут. Главное, разум сохранить. Вечный разум, прикинь! На сам деле херня это всё, отдельное тело! И душа отдельная никому на фиг не надобна! - не на шутку разошёлся лысый, даже про стакан с пивом забыл. - Пока живой, кто-то помнит про тебя, кому-то нужен, есть даже такие, кто помнит, что и тебе кто-то нужен… а как помрёшь - хана. Ну да, скажешь, человек живёт, пока кто-то живой помнит о нём. Ладно, родственники несколько лет без слёз вспоминать не смогут… а потом? Потом и они в лучшем случае раз в год на кладбище появятся, а дальше и сами… И всё, нету тебя, НЕТУ, врубаешься? Как и не было никогда. Ни следа, ни отпечатка. Ну разве что при жизни ты книжку какую написал, кино снял, картинку намалевал, то, сё, хоть какое-то воспоминание о своём неповторимом разуме, о цельной вселенной, ухитрился в общей Вселенной оставить… чтобы ПОМНИЛИ, мол, был такой, такая… Да и то не тебя
вспомнят, а тень мыслей твоих, отголосок, на сам деле почти не отражающий тебя, каким ты был. Был разум - и нету… Тело - херня, главное - разум. Разум сохранить. Не душу, она ведь на сам деле изначально телу только взаймы свыше дана. Разум же - твой, твой, и ничей больше. Память твоя - и есть ТЫ. Сохранишь память, любым способом сбережёшь от небытия - и обретёшь реальное бессмертие. Причём в комплекте с непреходящим ощущением, что ты кому-то нужен. Чувством СЕМЬИ, любящей семьи… Чёрт, ну как слепому объяснить, что вокруг разноцветный мир!.. Мужик, тебе точно говорят, прикинь, модель Секты как множественного биологического организма позволяет…
        Ты меня что, в адепты агитируешь? Может, ты сам миссионер и есть? - растерянный, поражённый страстной речью визави, Макс невольно отодвинулся вместе со стулом, со скрежетом пробороздив ножками флооралин. - Для понту всем баки забиваешь, что сбежал от Секты подальше, а сам…
        Они не агитируют, они берут тебя, и всё! Во как! За горло хвать! - тощий собеседник внезапно выбросил вперёд жилистую конечность, и Макс испуганно вскочил.
        Ты что, о…л?! - закричал он.
        А ну тихо там! - крикнула и барвумен из-за своей стойки. - Люди наверху спят!
        Макс, конечно, прекрасно знал, что вовсе не обязательно должен слиться «в одно касание», что его ярко выраженная индивидуальность на протяжении всей предшествующей жизни неоднократно приводила примеры крайнего эгоцентризма, но…
        Но чем чёрт не шутит! Вдруг его мнение о себе как о яркой ЛИЧНОСТИ на самой деле ни на чём не основано, и он способен склониться с первого прикосновения???
        Горазд же он влюбляться с первого взгляда. А ведь любовь - тоже своего рода потеря себя. Свежие примеры из его жизненного опыта КРАСНОРЕЧИВЫ.
        Макс осторожно присел. Отодвинув на всякий случай стул метра на полтора от этого придурка. Жуть его продрала отменная. Спина мокрая от пота. Напугал, урод лысый. Аж в туалет захотелось, по-маленькому.

- Не эмиссар! - закричал и лысый. - Я ск…
        И вдруг заткнулся. Он уже открыл было рот, он уже НАЧАЛ говорить, но прервался на полузвуке и страшно раскашлялся. Поперхнулся, наверное.
        Дядя резко встал. Не разгибаясь до конца, прикрыв своей скомканной шапкой низ лица, он торопливо, почти бегом, испарился из зала. Приступ надрывного кашля продолжал его сотрясать.
        Барвумен проводила бывшего кассира злобным взглядом.
        Макс тоже проводил странного собеседника взглядом и самокритично подумал: «Дёрнул же меня лукавый спуститься по лестнице обратно! Мало мне, видать, вчерашних приключений…»
        Через три минуты он уже дисциплинированно сидел на койке ВВЕРХУ лестницы и ждал возвращения «таксистки».
        Бабушке не зря кидали деньгу. Она исправно доставила клиента к люку, напомнила о чаевых, и когда створки разомкнулись, помахала ручкой на прощание. Макс не сомневался, что с потраченной им в баре сотни она тоже получит процент. На удивление спаянный контингент в этом мире. Живут прямо душа в душу. Члены одной большой дружной семьи прямо… и никто не хочет возвращаться.
        По простой человеческой логике, вовсе не бронебойной, - в любой тюрьме почти все узники мечтают о чём? Правильно, о побеге. И всячески ПЫТАЮТСЯ. Здесь же, судя по всему, дальше разговоров дело не идёт. Никаких засад у единственного выхода, никаких попыток спрятаться в руде…
        От одного возникшего подозрения, что он мог невзначай угодить в самое что ни на есть новорождённое кубло Секты, где заражение произошло недавно, где процесс болезни уже идёт (то-то в эклектичной речи лысого смешались жаргонизмы и научные термины, словно люди разных уровней вперемежку говорили), только начался, где ещё много нормальных индивидуумов, но исход… Макс ощутил настоятельное желание отправиться в туалет. И далеко не по-маленькому.

«Мультари» его не журили. Посмотрели на его бледное лицо и промолчали. Видимо, они сочли достаточным наказанием часы, проведённые им по ту сторону люка (вернулся он с ощущением, что пробыл в преисподней часов сто!), и с ближайшей оказией отправили жертву «глюка» по назначению.
        По прибытию в вокзал мультипорта пункта Крахт «жертва мультиглюка» первым делом побежал в зал ожидания. Настоятельная потребность нажраться и забыться клокотала в нём. Но, уже распахнув створку двери, что вела в обширный вокзальный бар (многие
«прохожие», особенно те, кто впервые переместился, снимали стресс здесь),
«глюкавый» застыл на пороге…
        Он увидел ЗНАКОМОЕ ЛИЦО.
        И перенесённые злоключения моментально вылетели из его памяти. Ничто не имело значения, когда перед ним…
        ОНА!!!
        В баре мультипорта была она, его знакомая незнакомка. СИНЕГЛАЗАЯ. Она сидела за столиком неподалёку от входа, лицом к двери, и словно высматривала кого-то… словно поджидала чьё-то появление.
        Не Макса, УВЫ. Жаркая волна («Неужто меня?!»), помимо воли залившая его грудь в волшебное мгновение, когда их взгляды СТОЛКНУЛИСЬ, схлынула; на смену ей в груди возник арктический холод. Отодвинув его бесцеремонно, в бар вломился великан, по-настоящему исполинский, даже в сравнении с впечатляющими весом и размером самого Макса.
        В два шага преодолев расстояние от двери до столика, громила… склонился в раболепном поклоне и громыхнул на весь зал:

- Госпожа, лимузин прошёл. Можно лететь дальше.
        Невероятную, более чем двухметрового роста, чуть ли не двухцентнерную тушу, словно отлитую из металла, облекала униформа. На громадной, как котёл, голове была нахлобучена ребристая фуражка размера семидесятого. Личный пилот?!
        И в какой это точке Вселенной природа подобные ТЕЛА выдаёт…
        Факт, что она путешествует по мирам в собственном лимузине, Макса почему-то абсолютно не удивил. К ногам женщины с такими глазами просто обязаны быть сложены все богатства миров… Он бы и сам положил, да у него почти ничего нет…
        Зеленоглазую он потерял, потому что явился на свидание, переполненный желанием только брать, в предбаннике не смог выговорить ни слова, потому что в тот миг ещё не был готов отдавать, но в ЭТОТ миг он ошибку не повторит…
        Ведь в слове «почти» скрыт многообещающий гипертекст - значит, что-то ещё осталось! Макса пронзило озарение, что он владеет очень даже ценными вещами, а значит, у него есть что ПОДАРИТЬ ЕЙ. Ему остро, снедающе захотелось подарить ей хоть что-то…
        Но единственные достойные подарки - компут и проектор… Отдать?! Да, да, обязательно, отдать, отдать… Включённый замутнитель при себе, спрятан под одеждой, но самого по себе его недостаточно, своей долгожданной любимой отдать нужно самое ценное, что имеешь… ВСЁ отдать!
        Дрожа от лихорадочного нетерпения, он качнулся назад, развернулся, намереваясь бежать за чемоданом и сумками… в одной из них самое ценное, что у него осталось - компут с уймой ценнейших файлов в памяти… и с размаху врезался во что-то твёрдое и резко пахнущее алкоголем.
        Куда пр-рёсся, козлина?!
        Что? - Макс очнулся и встал как вкопанный, широко распахнув глаза.
        Хриплый рык вывел его из транса, в который он невольно впал, открыв дверь и с разбегу утонув в бездонности глаз небесного цвета.

- Разуй гляделки, мудак! - продолжало извергаться на отлично знакомом полиглоту Максу языке. - Не то я их те выковыр-ряю!
        Кто только по мирам ни шляется…

- А ну пойдём выйдем, педр-рила!
        Макса схватили за руки, за «грудки» и буквально выдернули из бара в зал ожидания.
        Ситуёвина до того классическая, что даже не смешно.
        Перед ним скалили пасти, усеянные бриллиантовыми (спираль криминальной моды в очередной раз провернулась) зубами, пятеро неподдельных гангстеров. Да не просто бандитов, а колоритнейших молодчиков из древнейшего клана, на протяжении веков известного под грозным самоназванием - «Русская Мафия».
        Из глубины веков до современников дошло высказывание вождя противостоящей русским итальянской мафии; он говорил бизнесменам, находившимся под протекцией итальянцев:
«Нас не бойтесь, в крайнем случае мы вас просто убьём. Но вот если придут русские…

        Ничуть не изменившегося, непредсказуемого русского характера все опасались по-прежнему, пресловутую русскую душу до сих пор не мог никто понять, национальные особенности этого народа до сих пор не поддавались осмыслению, русский мат и русскую водку до сих пор употребляли все, и мультипроходы, между прочим, также открыли русские.
        Вообще-то, Макс по неведомой ему причине всегда испытывал симпатию к русским, их
«великому и могучему» языку и вообще всему русскому. Это было странно, ведь славянской крови в его жилах не текло ни капли. Хотя - кто знает, кто знает, где и с кем предки встречались, в кого влюблялись…
        Он подумал о синей бездне, которая осталась там, за дверью.
        Здесь, по эту сторону, ему уже вовсе не хотелось отдавать компут и проектор. Всё что угодно, только не ЭТО… Он даже несколько удивился, что минуту тому назад хотел совершить настолько очевидную глупость, запросто отдать главную ценность…

- В глаза, в глаза гляди, гнида рассеянная!
        Голосистый центральный бандит, наголо бритый, ростом с Макса и пошире в плечах, настойчиво нарывался. Макс, душа которого по идее от страха уже должна была стечь в пятки, преспокойно глянул в налитые багровой злобой буркала, которые их хозяин искренне считал глазами. «Откуда во мне незыблемая уверенность, что я способен уделать их всех без особого напряга?» - подумал он, причём ПО-РУССКИ, сроду такого с ним не приключалось. Боевыми единоборствами он занимался, было дело, да ещё какими! Вначале кунг-фу школы винь-чун, единственного из направлений единоборств, основанного женщиной, с целостной системой победы слабого над неизмеримо более сильным. Затем легендарным древним айкидо, с его стержневым принципом трансформации направленной на тебя агрессивной энергии, перенацеливание её вектора в обратную сторону, против самих нападающих. Наиболее коварные, и потому эффективнейшие виды ближнего боя с другими человеческими особями… Но регулярно плэйбой Эм-берг-младший форму не поддерживал, и не имел ни малейшего основания надеяться, что одолеет пятикратно превосходящие силы противника.
        Главное, драться ему совершенно не хотелось. Ни капли адреналинового задора не впрыснулось в его кровь.
        Его уже давно и нудно били бы ногами, столкнись он с мафиози в тёмном углу. Но в зале ожидания даже русские колебались и не посмели с ходу «лупить в торец».

- Макс Отто Эмберг приглашается к планетарному мультипорталу. - Возник в зале специфичный, с «вокзальным» отзвуком, голос. - Проход на Оу откроется через минуту.

«Пацифистам бог помогает, чёрт возьми», - отметил Макс весьма своевременное появление этого deus ex machina. Долой колебания.
        Падая, нападай.
        Не дожидаясь повторения приглашения, он в духе заветов древней китаянки Винь Чун вдвинул центральному нападающему правым коленом в пах (всмятку яйца), продлил движение ноги и врезал второму справа пяткой в коленную чашечку (раздробил); его левый локоть уже врезался в кадык второго слева (дробя); левый крайний заполучил в глаза (яблоки всмятку) вилкой из правых указательного и среднего пальцев Макса, правого крайнего возвратным движением той же руки он одарил локтем в зубы (дробя челюсть).
        Одна секунда. Пять ударов - одно булькающее и четыре вопящих тела, кеглями валящихся на флооралиновый пол. Мастер не тратит время и удары попусту.
        За полминуты до открытия прохода его испачканная кровавой слизью правая ладонь сомкнулась на ручке кожаного «бочонка», а левая чистая захватила ремни обеих сумок.
        За четверть минуты он встал на стартовую полосу, лицом к лицу с мембраной.
        За пять секунд до - сосредоточился, набрал полные лёгкие воздуха и задержал дыхание.
        За секунду - перенёс тяжесть тела на левую толчковую и приподнял правую, чтобы шагнуть, как только лепестки «диафрагмы» разомкнутся.
        Он обрёл совершенное спокойствие. Стресса как не бывало. Он больше не ощущал себя лузером. Судьба клеймит позорными неудачами лишь тех, кто боится её ударов.
        У того, кто никогда не сдаётся главному врагу - собственному СТРАХУ, - клеймо обернётся боевой тату, знаком воинской доблести.
        И его почему-то совершенно не смутил тот факт, что разборка произошла в общественном месте. Как будто он сам был русским, причём не простым представителем этого загадочного народа, а самым ОБЕЗБАШЕННЫМ русским в освоенной вселенной.
        Когда и где он почерпнул эту информацию, Макс не помнил. Главное, он помнил этимологию слова «обезбашенный». Так называли в двадцатом веке прошлой эры древнеземных русских танкистов, машины которых теряли в боях башни. Только русские не выходили из боя, наоборот, утратив возможность стрелять, они шли на тараны, лоб в лоб атакуя стреляющие по ним в упор вражеские танки.
        В других армиях той войны бронированные машины, утратившие башни, но сохранившие способность передвигаться, из боя поспешно выбирались.
        Нетрудно догадаться, КТО победил в той войне, которую весь мир позднее называл Второй мировой, и только своенравные, вечно идущие особой дорогой русские предпочитали звать Великой Отечественной.
        Пункт шестой
        МИР: КРАХТ
        (дата: одиннадцатое - тринадцатое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ОНИ


        Здесь это называлось охотой.
        Огромная тёмно-лиловая плотина была похожа на неимоверный парус, что взметнулся в ущелье, перегородив его напрочь. Бурлящая холодная, едва ли не ледяная вода - коктейль с примесью кишащих одноклеточных водорослей, принявший от этого ярко-голубой цвет, - подступала с одной стороны к самой верхушке выгнутого паруса и держалась от его наивысшей критической кромки на расстоянии более чем критическом - каких-то десять-пятнадцать метров.
        По узкой полосе, верхней площадке гребня плотины, протянувшейся на триста метров от одной скальной стены до другой, бродят на тонких когтистых лапах огромные кожаные мешки. Они высматривают в воде крупных рыб, имевших неосторожность подняться слишком высоко и приблизиться к поверхности вплотную. Птероподы.
        Некоторые из них, во всю длину расправив свои тонкие двенадцатиметровые крылья, реют в кристально-чистом небе над горным водохранилищем.
        Охота на птероподов.
        Звучит как «поединок с драконом», хотя с драконом хлопот, наверно, было бы поменьше. На порядок.
        По сравнению с будущей добычей, за которой они сюда явились, охотничьи глайдеры кажутся букашками. Не говоря уж о копьях, да, да, настоящих деревянных копьях, оснащённых, правда, специальными наконечниками, парализующими крылатую добычу.
        Копий у охотников по три штуки на каждого человека.
        Здесь это издревле называлось охотой. Постоянно живущие здесь другой охоты не ведают и ведать не желают.
        Пришлые назвали бы это изощрённой формой самоубийства.
        Но люди, владеющие этими землями, запретили безнаказанно убивать этих замечательных крылатых существ, не то птиц, не то ящериц.
        Компромисс между запретом на убийство и желанием добыть трофей был найден.
        Местные любители охоты (нездешние назовут их любителями сломать себе шею) вот уже несколько веков охотятся на птероподов только с копьями.
        Правда, раньше они летали на «птахах», специально прирученных для охоты, но содержание птероподов Оу в неволе ныне также запрещено, да и глайдер всё-таки несравнимо более удобная в управлении штука.
        Попал герр Эмберг, что называется, с корабля на бал.
        ОН
… Теперь он считал себя счастливчиком.
        Мало того, что остался жив и невредим, не угодил в последнюю позицию статистики, так ещё и неожиданно обнаружил в себе исключительно полезные для выживания таланты.
        С представителями администрации мультисети проходов он разбирать случившееся не стал. Они не виноваты. Виновна теория вероятности, по которой возможно всё, но с теорией разобраться не очень-то получится. Эта вселенская «мафия» покруче русской будет…
        Но с представителем Такси K° (отделение на крахтском материке Оу) он пообщался с большой охотой. Именно здесь его с утра терпеливо поджидало «законное» такси, экзотической заменой коему некоторое время служила астероидная старушка Тамра.
        Макс всячески расхвалил услуги, оказанные ему тамошней служащей корпорации в частности («кофейные» бабушке обеспечил из собственного кармана) и всей корпорацией в общем. Уровень предусмотрительности Такси K° превысил, по мнению Макса, самый высокий предел и может послужить образцом для подражания всем компаниям освоенной вселенной. Додуматься до того, чтобы заблаговременно прикормить собственного человечка в мирке, которому такси как таковое и задаром не понадобится… Человечек был успешно прикормлен, и настал момент истины, продемонстрировавший, что деньгу кидали не зря, не на ветер.
        Таксист от слов Макса воодушевился настолько, что вознамерился послать в правление корпорации предложение о создании специального рекламного клипа. Сюжетом послужит история случайного попадания клиента в недра враждебного мира и чудесного избавления из оных недр стараниями вездесущей и неотвратимой аки рок
«ТаксиКорпорейтед»… Макс обещал подумать и принять решение об участии в съёмках. Но в данный текущий момент времени его волновало исключительно обстоятельство прибытия в пределы Оу на много часов позже назначенного.

- Я спешил на важную встречу, от которой, возможно, зависит моя судьба…
        Макс высказался настолько умирающим тоном, что по результатам наблюдения за лицом таксиста, из предельно восторженного сделавшимся крайне озабоченным, сделал вывод: переиграл.
        Не стоит пугать человека, «банде» которого только что пел дифирамбы.
        Он убавил степень скорбности и произнёс ностальгически-грустно:
        В вашем замечательном такси я намеревался отправиться на остров Ту…
        Но этот пункт не указан в маршрутном листе… Я полагал, Оу - конечная остановка…
        Нет. Мне необходимо попасть на Ту.
        Но ведь… - таксист даже растерялся; он явно не ожидал, что придётся растолковывать клиенту настолько очевидные вещи. Ведь все знают, что…
        Остров Ту закрыт для посещений. Частная собственность. Такси не может вас туда доставить. При всём желании. - Менеджер развёл руками. - Это превышает уровень даже нашего высочайшего сервиса, а вы по себе знаете, насколько тщательно мы стараемся выполнить пожелания.
        Значит, вы не примете заказ?
        Извините, я не… - лицо у менеджера вмиг сделалось таким унылым, что Макс заопасался, что парень вот-вот расплачется. - Даже сам господин Покровски, президент корпорации, вряд ли сумел бы выполнить этот заказ. Бывали, знаете ли, прецеден…
        Не знаю, к кому стремились эти прецеденты, но мне нужно встретиться с Ли Флопером. Знаете такого?
        Ли Флопера? Вас ждёт хозяин Ту?! - менеджер чуть не подпрыгнул; выглядел он теперь так перепуганно, словно на стол перед ним свалилась огромная змея.
        Да, да, меня ждёт мистер Флопер, - мягко, терпеливо, как слабоумному, продолжал втолковывать Макс. - Но он, к сожалению, не знает о том, что я прибыл. Он меня примет, я в этом уверен, но… вначале ему необходимо каким-то образом сообщить, что я поблизости. Видите ли… я не с пустыми руками прибыл. Я должен доставить ему посылку от… господина Форда Гонзалеса. Слыхали о таком?
        Судя по его явственно проявившемуся паническому состоянию, таксист слышал. Прекрасно. Более чем. Не так уж много в сети миров мультитриллиардеров обретается, к тому же у местных жителей как минимум один из них под боком недвижимостью обзавёлся, остров приобрёл…

- Если бы вы мне посоветовали, каким способом мистеру Флоперу можно сообщить информацию… Мне кажется, что у людей, живущих по соседству, неизбежно устанавливаются какие-то… э-э, добрососедские контакты, неофициальные, я имею в виду, широко не афишируемые. Я много не прошу. Просто сообщить мистеру Флоперу, что у меня рекомендательное письмо от мистера Гонзалеса. Примет он меня либо нет, это уже другой вопрос… Ваше содействие будет щедро вознаграждено. Я вижу, в вашем кабинете, - Макс развернулся вместе с креслом для посетителей, на которое присел, и пристально вгляделся в один из углов, - достойное место занимает кофейный прибор. Истинный шедевр, - лицемерно похвалил он довольно посредственный
«туркунэш», - кофе-творения. Как истинному ценителю, я могу вам предложить… - он сделал паузу, призванную повысить драматический эффект от сказанного, - килограмм смеси этилаина номер четыре, о существовании которой вы наверняка слыхали… - он выдержал вторую паузу, достойную (парню нужно время, чтобы заглотнуть наживку) великой лицедейки третьего века Алги Вбокк-Забриски, до сих пор считавшейся эталоном актёрского искусства, и выдал шёпотом: - С девяностодевятипроцентной скидкой. Фактически даром.
        Парень услышал. И не устоял, сожрал наживку вместе с крюком. Неудивительно. Соблазн-то какой. Настоящая эти-лаина, да ещё четвёртый номер - это уже не мечтания провинциального кофемана, это полный их предел.
        Килограмм овеществлённой грёзы. УБЕДИТЕЛЬНО.
        Кофе - это ведь неизлечимо. Кто хоть раз попробовал по-настоящему хороший кофе,
«пропал» раз и навсегда…
        Кто любит кофе, тот поймёт. Противиться такому соблазну - выше человеческих сил.

- Я… я… подумаю, что могу для вас сделать. Это займёт, конечно, некоторое время…

«Видимо, прецеденты, которые БЫЛИ здесь до меня, - подумал Макс, - не сумели выглядеть столь убедительными».
        Впрочем, он не был уверен, что единственный из всех людей во Вселенной обладает даром убеждения. После него могут заявиться и другие… другая. Не менее убедительная.
        Времени понадобилось много.
        Максу достаточно было побродить по городку полчаса, чтобы уразуметь: в этом граде смотреть не на что при всём желании - типичный захолустный посёлок, каковых мириады. Он решил сделать привал в единственном отеле, доисторическом каменном строении, торчавшем на самом краю береговой скалы. Поужинал в номере - пища оказалась простой, но неожиданно вкусной, - и завалился спать. Ночь прошла спокойно - его никто не потревожил, даже местные проститутки не являлись предлагать услуги.
        Утром он нанял местного темнокожего парнишку, посадил его в своё такси, и абориген устроил ему экскурсию по окрестным горным весям. Макс видел птероподов, узнал историю эволюции охоты на них. Он даже вознамерился посетить ферму, где приручали полуящеров-полуптиц, но вызов менеджера-таксиста застал его на полпути к ней.

- Вас примут, - сообщил он Максу, откидываясь там, у себя в офисе, на спинку кресла. При парнишке говорить открытым текстом он не желал, естественно, а отсекать голограф-проекцию от бокового просмотра клиент не стал.
        Устроитель рандеву был до того доволен собой, что прямо сиял.
        Когда я могу вылететь?
        Хоть сейчас. Точнее, после того, как… - Он тоже умел делать достойную великой лицедейки паузу.
        Я понимаю. Ждите меня у отеля. Лечу.
        ЖДУ.
        В голосе таксиста было столько надежды на обретение счастья, что Максу стало стыдно. Менеджеру не суждено в этой жизни попробовать предел мечтаний. В упаковке
- очень хорошая смесь рикутпанж, но этилаиной и не пахнет. Впрочем, особой разницы неискушённый парень не ощутит.
        Он будет доволен, как никогда в жизни. Разоблачения Макс не опасался. Чтобы ощутить разницу, необходимо воспитывать вкус к нюансам всю жизнь. Иметь такую возможность.
        Уже развернулся, - заверил он.
        Мы не летим на ферму? - спросил парнишка, внимательно прислушивавшийся к разговору.
        Уже нет.
        А мои деньги…
        Считай, что слетали. Получишь сполна.

«Какие они корыстные, эти провинциалы! - подумал он. - Только о деньгах и думают. Впрочем, бедность порождает жадность. Когда кушать хочется, волей-неволей ни о чём другом не думается…»
        Этот неутешительный вывод он сделал на основании обильных предпосылок, накопившихся в течение прошедшего года жизни. … Такси высадило его на пустынном пляже километрах в десяти от города и тотчас улетело. Макс огляделся. М-да-а.
        Кроме дикой природы, вокруг ничего другого не наблюдалось.
        Он стоял на узкой песчаной полосе, между крутым горным склоном, покрытым густым ворсом субтропического леса, и волнистым покрывалом серого океана. Запахи, испускаемые джунглями, приятными не хотелось называть даже в состоянии острого приступа толерантности. С моря и то пахло приятнее, если кому-то нравятся ароматы продуктов разложения гниющих водорослей.
        Местечко то ещё.
        Не хватало последнего штриха. «Вот сейчас из лесу ка-ак вывалится какой-нибудь аборигенный зверёк. На предмет поинтересоваться, что это за кусок мяса по берегу шляется… Будем выяснять, кто из нас царь дикой природы».
        Макс не боялся зверей. Люди куда опаснее.
        Человек появился из воды. В буквальном смысле.
        Из-под поверхности.
        В колышущемся покрывале вдруг образовалась прореха, и сквозь неё просунулся бронированный колпак.
        Полусфера увенчивала громадную метталокерамическую башку объёмом метров двадцати кубических. Головенция эта торчала на плечах метров пятнадцати линейных шириной, и внушительные плечи эти были всего лишь верхушкой громадного торса…
        С каждым шагом исполинское тело вырастало на два-три метра. Бурлящие водопады низвергались с него; клокочущий бурун стремительно приближался к берегу.
        Боевой антропоидный мегаробот брёл по дну океана, держа курс на сушу, прямёхонько на дикий пляж, царём которого Макс самонадеянно ощутил себя минутой раньше.
        По сравнению с этим тяжеловооружённым ДЯДЕЙ он не тянул даже на обезьянку в зверинце царского дворца.
        Неожиданный пришелец остановился метрах в ста от кромки прибоя. Он высунулся из воды по пояс, на добрых тридцать метров вознесясь над поверхностью.
        В месте, где у живого человека располагается правый глаз, образовалось отверстие. Сквозь него высунулось нечто вроде консоли. В проём вышагнул нормальный, живой человек, затянутый во что-то напоминающее лёгкий скафандр.
        Громкоговорители разнесли над диким пляжем басовитый голос.

- Покажите письмо хозяина Гонзалеса. Макс, почему-то ничему не удивляясь, молча достал конверт и поднял на уровень своей головы.
        Идентификация подтверждает подлинность. - Сообщил громоподобный глас вердикт. - Цель визита?
        Встреча с мистером Флопером! - заорал Макс.
        Не кричите. Сканеры вас прекрасно улавливают.
        Извините, рефлекс, - пробормотал Макс. - Пытался быть услышанным.
        Макс Отто Эмберг, пространство владения Ту является закрытым от внешних проникновений ареалом…
        Это я знаю.
        Я знаю, что знаете! - раздражённо рявкнул голос. - Так вот, учитывая вашу ситуацию и ваших поручителей, хозяин Флопер решил пойти вам навстречу и позволить вам посетить Ту. Вы будете размещены в гостевом апартаменте, который вам настоятельно рекомендуется не покидать без разрешения. Хозяин Флопер примет вас, когда сочтёт необходимым. Условия приемлемы?
        Понятно, в общем, я сижу в номере и жду звонка. Согласен.
        Не совсем. В гостевых апартаментах есть развлекательный комплекс, бассейн и многое другое. В его пределах вы можете проводить время как вам заблагорассудится. Вы не заключённый.
        Я могу поинтересоваться, сколько времени займёт ожидание?
        Поинтересоваться - да. Ответ получить - нет. Хозяин Флопер пригласит вас в гости, когда пожелает. Согласны ждать неопределённо долго?
        Где наша не пропадала… Соглашаюсь, смиренно лелея надежду, что встреча наступит раньше, чем я одряхлею от старости.
        Макс живенько подхватил чемодан-сумки и зашагал прямо в воду.
        Он настолько убедительно сделал вид, что намерен брести по дну океана навстречу антропоиду-трансформеру, что был остановлен приказом.

- Стойте! - рявкнул посланец Ли Флопера. - Глубина начинается почти сразу у берега.

«Маленькая победа. Обо мне заботятся!» Но секунду спустя хозяину здешней акватории всё-таки удалось заставить его вздрогнуть.

- Браво. Теперь я понимаю, чем вам удалось взять Барракуду. - Новый голос в сравнении с громкоговорительным был слаб, но раздался в непосредственной близости, и потому прогрохотал гораздо громче.
        Человек появился из ниоткуда прямо за Максовой спиной. Со стороны горного склона. Откуда ожидался менее опасный зверёк.

«Счёт один - один».
        Здравствуйте, - сказал мужчина, чем-то неуловимо напоминающий Форда Гонзалеса. Крепкостью очень немолодого, но стройного тела, приветливостью черт лица, пронзительным взглядом молодых, невыцветших глаз. Он мог бы назваться братом Барракуды, если бы не шоколадного оттенка кожа, присущая определённым негроидным народам. - Я не ждал вас, но рад собеседнику.
        Здравствуйте. Господин Флопер, я привёз вам привет от господина Гонзалеса.

- Как у него дела?

- Честно говоря, я его не настолько хорошо знаю, чтобы проявить осведомлённость.

- Понятно. Но тем не менее он вас рекомендовал…
        Да, конечно. Вот письмо. - Макс протянул измятый конверт. - Извиняюсь, немножко попортилось…
        Ничего страшного. - Старик взял архаичное письмо, написанное от руки на бумаге, и небрежно сунул его в карман кожаной куртки; конверт окончательно утратил прямоугольную форму.
        В сумке коробка сигар для вас. Смею надеяться, что они хороши. Сам я не курю и не разбираюсь. Я больше по части кофе.
        Форд всегда отличался завидной терпимостью. Передать мне сигары, при его-то ненависти к вдыханию дыма…
        Ли Флопер говорил очень тихо, но Макс отчётливо слышал его. Ни прибой, ни звуки леса, ни шум ветра не могли заглушить Хозяина. Словно природа тоже признавала его приоритет.
        Господин Флопер махнул рукой в сторону океана, и Макс боковым зрением отметил, что консоль начала вдвигаться обратно в голову трансформера. Человек на консоли помахал рукой в ответ.

- Идёмте, Макс Отто. - Ли Флопер развернулся, преспокойно подставив гостю спину, и сделал несколько шагов к зарослям.
        Далеко в лес забираться не пришлось. Мутная «рамка» наведённого, поддерживаемого дистанционно (уйма энергии на поддержание!) мультипрохода обнаружилась в двух шагах от песка, за стволом здоровенной пальмы.
        С вашего разрешения нарушу правила учтивости и пойду первым, - сказал хозяин. - С той стороны на вход нацелен десяток стволов. Боюсь, узрев не меня…
        Я мог бы на вас прямо здесь покуситься, - буркнул Макс. - Если б за этим явился.
        Я это понимаю. Но мои слуги не так хорошо разбираются в людях. Столько трудов стоило уговорить отпустить меня сюда в одиночку…
        Ага. Можно подумать, со стороны моря за нами не следит десяток стволов…
        Арчи - просто охранник. Он бродит вокруг острова туда-сюда. Ему нравится.
        Арчи - это оператор или трансфор?

- Они тёзки. Поспешим, какао стынет. Я приглашаю вас к завтраку.
        Стволов по ту сторону было меньше десятка, но не намного. Восемь. Здоровенные, с Макса ростом и соответствующей комплекции чернокожие, как на подбор, парни. С одинаковыми физиономиями потомственных не то киллеров, не то телохранов.
        Фигуристая блондинка в бикини, обнаружившаяся в том же помещении, по контрасту выглядела белоснежной, хотя кожа её основательно загорела. Субтропики способствуют образованию «ровного и золотистого» без всяких облучателей.
        Мы будем завтракать в английской гостиной, - сказал ей Ли Флопер. - Предупреди гостью.
        Слушаюсь, Хозяин, - кивнула девушка и упорхнула из помещения, интерьированного сугубо функционально; на гараж похоже, но флайеров нет.
        В голосе секретарши Макс вновь услышал заглавную букву в начале слова «хозяин».
        С чемоданом и сумкой одежды Макс расстался преспокойно, малую сумку с компутом не отдал, повесил на плечо. Один из сторожевых псов дёрнулся было проверить, обхлопать Макса, но хозяин жестом отогнал его.
        По дороге сквозь анфиладу почти пустых, классического древне-японского стиля комнат (за окнами, тянувшимися по одну сторону, буйствовала сочная зелень, истыканная яркими цветками) они с Ли Флопером непринуждённо пообщались. Шли не спеша, так что сказано было немало. Макс без прикрас обрисовал цепь обстоятельств, в итоге приведшую к его появлению здесь. Жизнь убегает, время не ждёт, злоупотреблять гостеприимством невежливо… чего тянуть кота за хвост.
        Изложив предысторию, гость без обиняков (пан или пропал!) задал вопрос. Ради этой секунды он сюда бесцеремонно «припёрся», перешагивая сквозь космическую бездну.
        Ли Флопер молчал две комнаты подряд, затем остановился и, не глядя на гостя, произнёс:

- В мироздании нет ничего дороже информации. Каждый из нас, бывших друзей пиэкстсрититу, - привычно произнесено, одним словом, - толково распорядился тем, что рассказывали проводницы и проводники. Это наш капитал. Он позволил нам достичь определённых вершин. Но… - поиск формулировки затянулся на целую минуту. - Вся следующая жизнь понадобилась мне, чтобы поверить сказанному Ахн, моей проводницей. Я завладел массой денег и власти, чтобы в итоге узнать, что деньги в частности и власть вообще - лишь иллюзии свободы… По вашему лицу вижу, что мелькнула мысль: ага, можно что угодно болтать о деньгах, когда на счетах триллиарды… Вопрос: за какую цену можно купить свежесть восприятия, присущую юности? Мгновения неповторимости… Когда ежедневно, еженощно что-нибудь впервые в жизни испытывается, когда острота ощущений, не превра-щённая в рутину, дарует непрерывное наслаждение жизнью… Где, в каком магазине продаются эти мгновения?.. Знаете, за все мои деньги я не могу купить свободу. Ощущение свободы сохраняется даже у некоторых закованных в кандалы узников темниц, и они его не за деньги покупали. Деньги… деньги
могут превратиться в кандалы более крепкие, чем сработанные из венгастали. Заполучив их, невероятно тяжело отказаться от них, отдать… И власть. С властью не всё так однозначно, но обладание ею также не дарует свободу… Вся жизнь ушла на осознание, что никакой, даже высочайший статус не способен дать человеку защиту от двух врагов. Внешнего и внутреннего. То есть оба они - одновременно и внешние и внутренние. У человека множество врагов, но истинную опасность представляют только эти… Это всё, что я могу вам сказать. Если вы приехали за чем-то большим, то напрасно.

- Один из них наверняка неотвратимость смерти… а второй, сэр? Неумолимость времени, надо полагать?
        Хозяин повернул лицо и добавил глаза в глаза:
        Я вам ничего определённого не говорил. Каждый человек может отыскать своих врагов и сразиться с ними только самостоятельно. Чтобы узнать их имена, мне хватило секунды, чтобы подкрепить доказательствами и убедиться - целая жизнь. Жизнь человека и есть, по сути… э-э, свободный полёт в поисках подтверждений. Но поспешим. Неучтиво заставлять даму ждать.
        Спасибо, сэр. Я буду думать над вашими словами. Вы сделали мне бесценный подарок. Я в неоплатном долгу.
        За подарки не расплачиваются. При оказии - отдариваются. Долг платежом красен, а подарки - золотой серединой между необязательностью и приятностью ответного подарка.

«Страшно тем, кто не знает, что делать. Ты - знаешь, и потому не боишься».
        Афористичная мысль высверкнулась в мозгу неожиданно, ни к селу ни к городу вроде, будто подсказанная неким обосновавшимся под черепом суфлёром, но Макс почему-то был уверен, что неспроста. Он имел серьёзные основания подозревать, что утверждение «случайности - это звенья цепи закономерности» взято не с потолка и не от фонаря.
        Блестящее (горящее!) подтверждение жизнь ему предоставила три комнаты спустя.
        За очередной исписанной иероглифами бумажной панелью бамбуково-соломенный дизайн внезапно уступил место классическому английскому интерьеру. С обязательным камином, драпировками, мягкой мебелью и благородной древесиной стенных панелей.
        У окна стоял круглый, сервированный серебряной и фарфоровой посудой столик. Тарелки с овсянкой, розетки с джемами, маслёнка, вазочка с крекерами, дымящиеся чашки… Послеполуденный завтрак. У хозяев жизни своё причудливое расписание.
        Приборов на столе стояло три. Два стула пустовали в ожидании седоков, третий занимала молодая изящная женщина в перчатках, длинном белом платье с глубоким декольте и высокой причёской, удивительно гармонировавшими с окружающей средой.
        Она повернулась и посмотрела на вошедших мужчин.
        ВЗГЛЯД!!!
        Бездонная вечность космоса в чёрных глазах незнакомки уместилась ВСЯ. Как Вселенная ухитрилась втиснуть себя в столь компактное состояние, человеку представить невозможно, но факт на… лице - она в них схлопнулась. Словно решила вернуться в точку Изначального Взрыва.

- Знакомьтесь. Дочь моего старого приятеля, приехала ко мне погостить… Макс Отто Эмберг. Начинающий литератор и торговец кофе. Протеже моего старого друга, который знавал его отца.

- Эллен. - Она протянула ему руку в тонкой кружевной перчатке. Фамилия осталась за кадром.
        Его бросило в жар. Он мгновенно покраснел, пробормотал что-то невыносимо банальное, типа «Очень приятно познакомиться», и неловко поцеловал руку. Под ТАКИМ взглядом он неизбежно превращался в школьника возрастного периода первой влюблённости.
        Впрочем, в упоминании фамилии всуе не было необходимости. Редкий человек, пребывающий в курсе сетевых новостей, не знает облика мисс Литтлсон, Эллен-МЛАДШЕИ, единственной дочки и внешне абсолютной копии своей вселенски известной мамы. Мисс Эллен-СТАРШЕИ, совсем недавно заслуженно считавшейся самой богатой из незамужних женщин обитаемой вселенной.
        ТОЖЕ Избранной. Но, в отличие от благополучно здравствующих Ли Флопера и Форда Гонзалеса, ныне покойной…
        Ныне здравствующий Избранный сказал:
        Вы, кстати, коллеги.
        Макс Отто любит путешествовать?

- Нет, но он тоже занят поиском ответов на некоторые вопросы.
        Вот как…
        Он хочет написать книгу.
        Настоящую книгу? Как интересно. И о чём она? Предоставить Ли Флоперу отвечать И НА ЭТИ вопросы Макс не сумел бы при всём желании.
        Хотелось бы настоящую… О свободе и о… смерти, наверное, - выдавил он, не в силах отвести взгляд, вырвать его из властного плена её вселенских глаз.
        Тогда в ней просто необходима глава об охоте.
        Да, Макс, вы к нам присоединитесь? - спросил хозяин. - Побывать на Крахте и не поохотиться на птеропода…
        Я пацифист. Не люблю убивать. Признаю насилие только с целью самозащиты, - сказал Макс. Истинную правду.
        Никто и не говорит об убийстве. На Крахте убийства запрещены.
        Но охота…
        Охота - это охота, и к убийству, поверьте, никакого отношения не имеет.

- В первый раз слышу об охоте без убийства, если, конечно, это не фотоохота.
        Наградой за вымученную шутку была её улыбка. Впрочем, Макс едва заметил движение губ. Весь мир застил чёрный свет глаз.
        Нет, самая настоящая охота, полная опасностей и приключений, но это поединок равных. Единоборство - не убийство. У вас копьё, у них клюв и когти. Вы летаете, они летают. Я приехала специально для того, чтобы испытать это неповторимое ощущение.
        Вы меня заинтриговали, - сказал Макс, чтобы хоть что-то сказать. Разве мог он отказать настойчивому влечению этих глаз…

«Эх, где только наша не пропадала…»

- Мне кажется, вас что-то гнетёт, Макс. - Вселенная заботливо заглянула в его глаза. - Вы очень напряжены. Расслабьтесь немножко. Получайте удовольствие от жизни…
        И его моментально отпустило. Легко и непринуждённо, будто знаком с ней всю жизнь и вновь повстречался после долгой разлуки, он болтал с Эллен за завтраком, обменивался впечатлениями о проведённой хозяином экскурсии по удивительному дому, что узким кольцом опоясывал остров. Все окна и двери дома выходили внутрь, в сад, и ни единого наружу, к воде. Разновеликие сегменты кольца представляли собой комнаты, выдержанные в национальных стилях того или иного племени земного человечества. Имелась даже одна эскимосская: изнутри - точная копия иглу из снежных кирпичей. Затем они пообедали в украинской комнате и после борща со сметаной, вареников с вишнями и аутентичного «пЫва» насыщенного «янтарного» цвета
- отлежали положенную сиесту.
        Отлежав, отправились на охоту.
        ОНИ
…Удивительно красивое зрелище - пикирующий на фоне алого полудиска заходящего солнца птеропод. Его полупрозрачные (свет сквозь них проходит свободно) крылья выглядят просто ошеломляюще: живой, постоянно меняющийся орнамент, сотканный тысячами тёмно-синих прожилок… а его сильные лапы и мощный клюв…
        Со стороны это выглядело необыкновенно красиво, но когда подобная тварь летит прямо на тебя, причём далеко не с дружескими намерениями…
        Тут уж надо не только увернуться, но ещё и умудриться выцелить тушу копьём. Времяпрепровождение не для пацифистов. «Мне бы справиться с управлением для начала…» - думал Эмберг. Пока он осваивал вождение глайдера в экстремальных условиях, бесстрашная Эллен с поразительной ловкостью «вонзила» копьё аккурат в правый глаз чудовища, которое тут же камнем рухнуло вниз, в бурлящую воду у плотины.
        Новичок провожал взглядом падение проигравшей, а тем временем другая «птичка» коварно спикировала сверху и добралась до него. Мощные когтистые лапы, разрывая утлую обшивку, впились в глайдер, который мгновенно потерял управление. Единоборство - не убийство, что да то да…
        Жуткий победный клич, и птеропод взмахнул крыльями, намереваясь взмыть в небо. От неожиданности Эмберг ткнул копьём в пробоину, попал в глаз, и только потом сообразил, что делать этого было нельзя. Эти летающие ящерицы не разжимают когтей, ни живые, ни мёртвые…
        Всё же ему удалось выбраться, правда, на такой предельно низкой высоте, что парашют едва успел раскрыться. Надо было дать противнику подняться выше…
        Последнее, что он помнил, это надвигающаяся вода, сплошная вода, вода…
        Мучительно продираясь сквозь боль и муть, очнулся и ощутил, что лежит не на дне водохранилища, а на вполне человеческой постели. Тело ныло так, словно его методично обработали дубинками. В голове плясали крупные искры, ни дать ни взять, как у мультяшных героев. Макс попытался подняться, но в результате лишь шёпотом выразился на известной всем популярной части русского языка. Тело не повиновалось совершенно.
        Проснулся? - Она сидела рядом.
        Исф-фините, я-а… - выдохнул Макс Отто.
        Понимаю, в переводе это звучит «ой как больно».
        Я не… думал…
        Что я буду сидеть у постели умирающего солдата? Ты меня ещё плохо знаешь… Я на такое способна, у-у-у! Как ты себя чувствуешь?
        Могло быть и хуже. Только вот тело как чужое… - Это была чистейшая правда. Неутешительная. Далеко не.
        Ничего, скоро познакомишься и обвыкнешь. Да-а, ты везунчик. Так шмякнулся, и все кости целы, и нет сотрясения… Доктор хотел тебя накачать обезболивающим, но я настояла, что сон - лучшее лекарство для мозгов. Кстати, у меня для тебя две новости. С какой начать?
        Как… обычно.
        Я могу предложить тебе место в моём корабле.
        М-м… я, конечно, всемерно признателен, но… что-то я не понял, куда я отправляюсь. Давайте тогда плохую.
        Такси там не ходят.
        Ага. Поэтому вы предложили место…
        Да. Такой везучий герой, как ты, мне в спутниках совсем не помешает.
        Вы хотели сказать, идиот…
        Я всегда говорю только то, что хочу. В моём положении это позволительно. И перестань мне выкать. Договорились?
        Что он мог ответить под прицелом ЕЁ глаз?! Его, к счастью, уже не бросало в жар от самого факта её присутствия, но находиться в непосредственной близости от настолько интересной женщины - мечта любого мужчины. Даже не обделённого женским вниманием, каким всю жизнь привык быть он.
        Он только мог спросить:

- Если можно, новость номер ноль. Куда это мы с тобой собрались, собственно?
        Пункт седьмой
        МИР: Pt. AZURE[Pt. (будущ.) - устоявшееся сокращённое написание часто используемого слова Planet (планета).]
        (дата: четырнадцатое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ОНА


        Планету Лазурную вполне можно было считать олицетворением диалектики.
        С одной стороны, это экономически крепкая планета, основа благосостояния коей зиждется на преобладающем среднем классе. С другой - это последний обитаемый мир
«кольца 1» в этом краю обитаемой вселенной.
        Граница.
        Дальше - не проходят. Дальше - только летают.
        С одной стороны, мощная туристическая индустрия, филиалы трансмировых корпораций, многочисленные мульти-порты, промышленные комплексы, необозримые склады, всевозможные торговые центры, предлагающие товары «с обеих сторон»… Цветущая развитая планета.
        С другой - несколько космопортов, повышенная концентрация разумных существ неземных биовидов, резервации постоянно проживающих чужаков, временные лагеря на побывке первопроходцев, учебные кампусы завербованных колонистов, припортовые кварталы с борделями и салунами, чёрный рынок запретных, опасных товаров с ТОИ стороны…
        Первопроходческая инфраструктура со всеми её квазиромантичными прелестями. ФРОНТИР.
        Для неё - Лазурная была последним рубежом, последней возможностью повернуть обратно. Вратами в неизвестность, где её и её спутников могло ждать все что угодно. Без ограничений. Там, где летают, а не проходят, - непредвиденность возведена в ранг закона природы.
        Джосф - в одном флаконе водитель, слуга, секретарь и телохранитель Эллен (на период предстоящего полёта она целиком персонифицировалась в новообретённый сегмент и для ясности теперь отзывалась на это женское имя), уже арендовал небольшую космическую яхту первого класса комплектации (иначе и быть не могло). В своё время он также был пилотом и разбирался во всём, что можно запустить в космос. Высокопрофессиональный индив…
        Да, этот организм оставался отдельным, его индивидуальность в общее сознание влиться не сумела и потому - нитью не стала. С этим досадным обстоятельством приходилось временно мириться.
        По сути, это из-за эгоцентризма Джо ей пришлось решиться на небывалое коварство по отношению к равновеликим. Нейтралитет доселе соблюдался обеими сторонами неукоснительно, условная грань обоюдно дозволенного не пересекалась. Как договорились, так и «велись».
        А она взяла да и склонила дочь равновеликой…
        Это вышло непреднамеренно. Вначале она хотела просто прикинуться дочкой покойной Эллен Литтлсон, принять личину, используя любимую игрушку индивов - проектор. После этого проникнуть за «линию» нейтральной полосы, втереться в доверие к равновеликому; «оригинал» дочки тем временем силами исполнителей придержать где-нибудь, инспирировав соответствующие обстоятельства. Это дозволялось. Равновеликие сами постоянно, всеми способами урывали фрагменты информации. Она даже подозревала, что кусочков мозаики у них набралось столько, что почти готова цельная картина - истинный «портрет» семьи, «фото на паспорт» Я-Мы. Но равновеликих становилось всё меньше и меньше. Она же росла, увеличивалась - и потому не трогала их, просто ждала, когда равновеликих не останется вовсе. Чтобы без особых хлопот занять доселе недоступные ареалы.
        Одним словом, отправляясь на поиски, посланница Я-Мы имела намерение уважить нейтралитет, который они неукоснительно соблюдали по отношению к её семье.
        Уцелевших равновеликих трогать не надо, их трогать опасно. Убить сверхсущность они не сумеют, убить её уже невозможно, но существенно осложнить ей жизнь - вполне могут. Хотя бы тем, что уничтожат себя преднамеренно, до срока, ВСЕ единовременно. Тем самым лишив Я-Мы шанса заполучить информацию. Абсолютно все «устные» сведения, которые хранятся в их памяти, не передоверенные никакому другому носителю информации. Пока живёт хотя бы одно из этих «полуколлективных» существ - живы они все, и остаётся шанс УЗНАТЬ, что им было сказано вселенскими бродягами. Последнее из выживших проговорится, так или иначе, и выдаст главный секрет, прежде чем исчезнуть окончательно.
        Это ЗНАНИЕ ей было необходимо как воздух птице, как вода рыбе, как земля червю, как огонь саламандре.
        Сверхсущность терпеливо ходила вокруг да около, подбирала крохи информации, по биту, по слову, по пикселю… торопиться некуда - уж чего-чего, а смерти ей бояться нечего. Носителей у неё неограниченный ресурс - практически всё нынешнее и будущее человечество.
        Но события внезапно приняли настолько крутой оборот, что «перемирие» пришлось нарушить.
        Она хотела уважить считанных (не более десятка осталось) доживающих, хотела ждать, пока к самому последнему наконец-то явится смерть, на пороге которой он
«расколется» (на этом строился её расчёт, и был он беспроигрышным, ибо она слишком хорошо знала натуру этих почти всемогущих тварей). Она хотела бы… но не во вред себе.
        Единственное, что сильнее ИХ, что одолевает равновеликих одного за другим - смерть. Но - смерть не сильнее ЕЁ, Я-Мы. Она сама сильнее смерти. Однако при этом вовсе не сильнее равновеликих, боящихся смерти… парадокс, который выводил её «из себя» (как ни приблизительно и неточно это чисто индивское выражение).
        У неё - другой враг. Которого ОНИ-то как раз и НЕ боятся!
        То, что она неподвластна смерти, вселяло в сверхсущность уверенность. Но то, что равновеликие неподвластны её врагу, что в них есть то, чего нет в ней, - отбирало приобретённую уверенность.
        С ними наверняка происходит нечто сходное, когда они думают о ней.
        У каждой из сторон есть враг поверженный и враг непобедимый. (У каждого свой - с точностью до наоборот.) Это и делает их равными величинами.
        В борьбе без конкурентов не обойтись. Какая ж это борьба, если отсутствует… дух соревновательности, можно так выразиться.
        В этом «чемпионате» - у каждого своё преимущество и свой недостаток…
        Личину Дочки она намеревалась присвоить лишь ненадолго, попользоваться и аккуратно вернуть «на место». Часть «пасьянса» сложена, но чтобы СОШЛОСЬ, ей остро необходима недостающая информация, а у кого же восполнять пробелы, как не у других членов той же «мафии»?.. С помощью периферийных сегментов она хотела подзадержать младшую, а тем временем сходить в гости к дядюшкам. Дядюшки добрые, они расскажут сказочку, и девочка уйдёт домой очень довольная. Потом кто-нибудь из дядь, конечно, обнаружит, что сказочку подслушали ДРУГИЕ уши… потом. Когда ничего изменить не сможет, когда обладательница «ушей» уже посетит искомое…
        МЕСТО.
        Но приближённого, преданного слугу-хранителя не обманешь. Эти сторожевые твари появляются в судьбах хозяев не вдруг, они словно предназначены для конкретного индивидуума, потому имеют мистическое чувство, нюх на аутентичность работодателя. Поэтому Джосфа, изначально запрограммированного на раболепие природной склонностью к услужению - необходимо было склонить и использовать.
        НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ.
        В доверие к девице втёрся и её прислужником сделался безнадёжный эгоист, он преследовал собственные цели, строил далеко идущие планы… В образовавшейся патовой ситуации она приняла дерзкое, наглое, фактически безрассудное решение: склонять хозяйку. В случае успеха память сегмента полностью перейдёт в её распоряжение, и никакой подлый индив подмены не унюхает.
        ПОЛУЧИЛОСЬ. Слилась вмиг, с первого касания. Предварительно понадобилось подобраться к ней вплотную, ликвидировав единственного мужчину (склонению не поддался, себялюбец!), проверенного секс-партнёра, которому Дочка позволяла к себе притрагиваться без защитных перчаток и прочих средств контрацепции.
        После обнаружения в непосредственном окружении двоих неподдельных эгоцентристов - возникло даже сомнение, что удастся быстро ВЗЯТЬ память Дочки. Если вообще удастся…
        Но - получилось. Мало того, добавился сегмент несамостоятельный, вовсе не комиссар.
        Награда за смелость (которая «города берёт»). Теперь можно было не опасаться, что эта память полноправным, ДУМАЮЩИМ сегментом вольётся в мозг Я-Мы и поведёт свою игру, используя исключительно выгодное расположение аутентичного тела в социуме врага.
        Да, биологически юное тело прекрасной девушки Эллен Литтлсон рано или поздно превратится в опустевшую оболочку, куколку, из которой вылетела бабочка. Но до тех пор она по-прежнему будет являться самой собою.
        С одним лишь малюсеньким, НО принципиальным «НО».
        Её самостоятельное Я превратилось в «троянского коня», подаренного Я-МЫ равновеликим…
        Блестящий результат кинжальной вылазки в лагерь невольного «союзника».
        У разведки боем, результатом коей было прямое проникновение в стан равновеликих, оказался ещё и дополнительный бонус. Этот индив несколько раз попадался «на глаза» раньше и запечатлелся в ячейках памяти. Вначале в мире Нью-Сайбе-риа он контактировал со свежим, накануне влитым периферийным сегментом, своей преподавательницей, потом в санузле мультипорта столкнулся с самой «дочкой» (к тому моменту этот бесценный плацдарм уже был захвачен, и МЫ на нём сосредоточили надежды). Младшая Эллен находилась в спроецированной дорожной личине синеглазой нимфы-блондинки, весьма отдалённо похожей на черноглазую хрупкую брюнетку (не ходить по мирам со своим собственным лицом - стандартная мера предосторожности звёзд высшего света для защиты от происков папарацци, приставаний любителей автографов и посягательств «желателей» поживиться).
        Вовсе не этого высокого голубоглазого блондина ждала высокая синеглазая блондинка в зале ожидания мультипорта Крахта. Вовсе не его выцеливала напряжённым взглядом, лелея тайную надежду на чудо - вдруг удастся ЗАБРАТЬ и слугу, склонить и влить, образовав блестящую спарку «своих среди чужих». Джосфа мечтала экспроприировать Эллен (ликвидировать строптивого прислужника она пока не решалась), вынуть из него самое дорогое, что у человеков есть, - память… но этот озабоченный «приблудный» индив принял влекущий взгляд на свой счёт. Чего ещё ждать от «индивиду-мального» разума, который всегда и везде думает и заботится исключительно о себе, любимом…
        Тем не менее он превосходно реагировал. Третий раз попался он тогда в её поле зрения, и все три раза ответная реакция НА ВЗГЛЯД срабатывала. Но первые три попытки захвата были безрезультатны. Этот «левый» блондин постоянно ускользал.
        Четвёртого шанса она не упустит.
        Потому решила его взять с собой и прощу… точнее, ПОЩУПАТЬ. Так пошутила бы Эллен Литтлсон. Подразумевая, естественно, то, что в таких шутках подразумевают сексуально озабоченные эго.
        Она и шутила ТАК. ОНА была ею. И ЕЮ была она.
        Слияние.
        А Джосф, добр молодец, не склонился. Это вызывало тень уважения (врага нужно знать и ценить; недооценка и незнание способствуют поражению). Хозяйка, эксцентричная самовлюблённая аристократка, моментально рассталась с индивидуальностью, слабачкой на поверку оказалась, а какой-то слуга вцепился в свой разум мёртвой хваткой и не отдаёт… сволочь.
        В Лазурный мир она прибыла в другом «дорожном» камуфляже, приняв личину шатенки с серыми глазами, самый неприметный и неброский облик. Ничего общего с оригиналом. Понятия «быть» кем-то и «казаться» кем-то - давным-давно приобрели новый смысл. Не она этому способствовала (хотя после её рождения смысл обрёл подлинную глубину), - индивы сами постарались.
        Блондинистый бонус и Джо - пока что и казались теми же организмами, какими были от природы. Личину Джо менять смысла нет, для дикого запределья его габариты и физия
- в самый раз. Размер бонуса также устраивал её, но черты лица, ягодицы и кое-что ещё надо бы подправить - уж больно таращатся на красавчика человеческие особи женского пола. Там, где летают, это может превратиться в помеху.
        Вообще индив сейчас вёл себя примерно. Ещё на острове Ту сбила она накал его страсти, чтоб не лопнул от перенапряга. С этими телами самцов столько возни постоянно (миллионы проблем ежесекундно создают, даже у некоторых полумёртвых сегментов инстинктивная реакция происходит), но у этого организма случалась прямо-таки взрывная реакция на её энергетику. Уж очень бурно реагировал он на само её присутствие в непосредственной близости, причём она его не особо-то и пыталась прощупывать. ПОКА. Но тем не менее он реагировал замечательно. По идее это обещало положительный результат, когда она наконец-то КОСНЁТСЯ его. Но гарантированно предвидеть невозможно. Почему-то никогда не ясно заранее. Результат непредсказуем, остаётся уповать на интуицию разве что (и она уповает!). Во Вселенной, к сожалению, остаётся столько неучтённых ею факторов… Скрытые нити вон появились, нежданные-негаданные предатели.
        Не говоря уж о факторах неподконтрольных. В первую очередь ПРЕС-С… Силовой орган ответного давления государства, пытавшегося ей противостоять. Политические и государственные структуры индивов - тоже множественные организмы, но неразумные. Потому равновеликими их звать смешно… Но сильны, сильны, ничего не скажешь. Как сильны дикие звери. С государствами она не воевала, к государствам гораздо эффективнее - приспосабливаться. Дрессировать исподволь… Внедрять СВОИХ в узловые точки государственного организма, или ГОСМАШИНЫ, как зовут систему инди-вы, обожающие пользоваться искусственными техногенными костылями там, где быстрее и лучше пройдут НАТРЕНИРОВАННЫЕ ноги.
        Однако пришло время переходить к жёстким методам дрессировки. МЫ требует постоянной подпитки, всё более обширных пастбищ, а порядочный кусок ареала обитания, заселённого предшествующей формой жизни, малодоступен (стараниями прессеров).
        Когда организм растёт и набирается силы, рано или поздно эту силу просто необходимо ОПРОБОВАТЬ.
        ОН
… Приобретённая хозяйкой яхта была превосходной. Снаружи она выглядела скромно, но внутри оказалась очень даже просторной. Настолько, что кроме трёх пассажирских кают, похожих на мини-вариант люксовых номеров, наличествовали ещё кают-компания и багажный отсек пассажиров, куда вполне вместился продвинутый лимузин Эли. На самом деле - многоцелевой флайер, сработанный под заказ «вседорожник». Стоит такая
«тачка» немерено, само собой, но в запределье - оправдывает каждую вложенную монету.
        Грузовой трюм всем необходимым был заполнен оперативно.
        Макс и Джо (хозяйка в приказном порядке велела слуге НЕ ХОДИТЬ с нею) успели приобрести всё по списку в течение часа-двух, включая оружие, провиант и наличные монеты (электронные деньги в намеченном пункте назначения не котировались). В этот же час они коротко переговорили по-мужски, и, кажется, установили дипломатические отношения. Макс был предупреждён, ЧТО с ним сделают, если хозяйка будет обижена или оскорблена; Джо был заверен, что обидеть его хозяйку Макс не сможет ни в коем случае, а тому, кто обидит, сам с превеликим удовольствием голову открутит.
        Эли тем временем наводила справки и настолько преуспела в этом говорливом занятии, что даже умудрилась заполучить точное указание, у кого и где снять ТАМ жильё наиболее оптимально с точки зрения сочетания цена-качество-безопасность. Всё было готово к середине дня по местному времени, но старт откладывался. Эли почему-то медлила (с момента прибытия её хорошенькая головка, похоже, постоянно была забита кучей каких-то мыслей, делиться которыми она не спешила), чего-то ждала, видимо, и на прямой вопрос «когда?» ответила, что недурственно бы посвятить остаток дня ничегонеделанью. То есть превратить краткосрочное пребывание на пт. Лазурной в микроканикулы.

- Сегодня мы отдыхающие, обычные отдыхающие, - высказалась Эли не терпящим возражения тоном хозяйки, да и возражать ей было некому - Джо не положено по статусу, права голоса он лишён вовсе, Максу не… тоже по статусу.
        Гость, попутчик, голос имеет в лучшем случае совещательный. (Хотя к его голосу очень внимательно прислушиваются.) Но у женщин высшего света ментальность сформирована однозначно: как хочу, так и сделаю. У мужчин, впрочем, аналогично. Причём - вне зависимости от уровня «света». К тому же в этом районе такая замечательная погода…
        Наше фирменное блюдо, «Огненный землехват в ити-натском гарнире», - предложил Максу официант, едва только они уселись за столик небольшого (в этом уютном районе не любили гигантоманию) кафе, расположенного прямо на берегу озера.
        На ваше усмотрение, - освободил он себя от ответственности, его внимание сосредоточилось на загорающей Эли. Воображение рисовало заманчивые картинки… даже забыть хотелось о реалиях современного мира, а они таковы, что случайные сексуальные связи без предохранения могут привести к плачевным последствиям. Причём «плакать» по сластолюбцу, если что, будут не его заражённые гениталии, а безутешные родственники, скорбя по близкому человеку, совершившему исход в Секту. Разгульные нравы, когда самой «страшной» карой за похотливые похождения были иммунные и венерические болячки, давно канули в волны неумолимо утекающей Леты…

«А вдруг она меня трогала? - подумал Макс, скользя взглядом по вожделенным плавностям женских изгибов, - когда я в обмороке валялся… трогала».
        Или нет?.. Порядочные нормальные люди без КРАИНЕИ нужды не прикасаются к обнажённой коже другого человека.
        В порядочности Эллен Литтлсон сомневаться не приходилось. Будь у Макса хоть тень подозрения, он бы уже мчался к ближайшему мультипорту. Точнее, ни за что не согласился бы на роль искусственного, приглашённого спутника этой роскошной звезды.
        Несмотря на то, что ИМ ПО ПУТИ. Не то слово!
        Будете что-нибудь пить? - вернул его на землю всё тот же официант.
        Что-нибудь… Без алкоголя.
        Сок из…

- На ваше усмотрение, - оборвал он его чуть резче, чем того требовала элементарная вежливость.
        К счастью, тот оказался понятливым парнем и больше клиента не беспокоил.
        Эллен… Макс постоянно чувствовал на себе её необъяснимую власть, чувствовал её гипнотическое влияние, размягчающее, вынуждающее волю падать на спину и беспомощно задирать все лапки. Он продолжал влюбляться в неё неотвратимо, с ускорением свободного падения. Хотя, казалось бы, куда уж ниже. С первого столкновения взглядов ИСКРА воспламенила желания… Но предохранитель осторожности не давал им превратиться в пожар. Макс уже мог себя контролировать достаточно, чтобы соображать. Безумия не случилось. Взрыв стал костром, но пламени расплескаться - и поджечь лес - Макс не позволит. Не маленький мальчик.
        Конечно, он отдавал себе отчёт в несвоевременности происходящего, констатировал свою слабость и уязвимость в подобной ситуации, но - ничего не мог с собой поделать. Он влюбился «без дураков»…

- Закажи и мне! - крикнула она, видя, что он смотрит на неё.
        Он кивнул и подозвал официанта.

- Слушаю вас.

- Лучшее шампанское для дамы, - уверенно взял на себя ответственность Макс. - Баггерино по-исладорски, жа-присс красный, и обязательно сверху метёлочка, лиуан мелко порезанный, симуотики и апельсины.
        Официант мельком глянул на Эли, улыбнулся.

- Понял, - одобрительно сказал перед тем, как испариться. - Ваша девушка выбор одобрит.
        Минут через пять они уже уплетали за обе щеки деликатесы, запивая их слегка терпковатым местным шампу.
        Насытившись, живо обсуждали вкусовые впечатления, но смотрели не друг на друга, а в одном направлении, на озеро. Макс проверял себя. Сколько он сможет не смотреть на НЕЁ… минуты три от силы.
        Пойдём? - сказала она.
        Как скажешь.
        Она придавила фужером купюру.
        Не слишком ты его балуешь? Я слышал, богатые люди скряги.
        Ничего. Другой всё равно нет. Я нетипичная богачка…
        Я заметил…
        Джо!
        Да, хозяйка. - Джо материализовался словно из-под песка. Несмотря на свои габариты, передвигался он совершенно беззвучно.
        Мы уходим.
        Да, хозяйка. Такси? - Громадное тело напряглось, словно Джо вознамерился бежать за ближайшим флайером в реале.
        Нет. Пройдёмся… Когда ещё будет возможность просто так погулять.
        Джо скользил за ними, как огромная чёрная тень. Одна на двоих.

- Иногда мне кажется, Макс, что самое большое богатство в жизни - это вот такие минуты, когда ты можешь себе позволить быть безмятежной. Странно как-то. Всю жизнь к чему-то стремиться, чтобы потом вдруг понимать, что счастье совсем не в этом. Мне мама говорила… но не буду сейчас о ней. Больно. Год прошёл, как её нет, а я… - Эли замолчала и отвернулась.
        Макс молчал. ЧТО тут скажешь… он понимает как никто. Год миновал, как отца нет, а… всё так же. Надеялся, время полечит, и полегчает, но то ли слишком малый срок прошёл, то ли постулат о времени-лекаре - ложен. В случае ухода тех, кто тебе дорог на полный вперёд.
        А к чему ты в жизни стремишься? - спросил он, когда почувствовал: можно не длить паузу. Нужно даже.
        Не знаю. Звучит абсурдно, но я правда не знаю. И всё же продолжаю куда-то стремиться, продолжаю себя насиловать, тогда как… Что это мы всё обо мне. А чего хочешь ты?
        Не знаю. У меня вообще такое ощущение, что я себе не принадлежу. Я вроде бы хочу написать роман… но даже мысль о том, чтобы написать его, откуда-то извне явилась… Знаешь, я как пущенный кем-то снаряд или, лучше сказать, бильярдный шар. Качусь по столу, сталкиваюсь с другими такими же шарами, изменяю траекторию, а что, для чего… Вряд ли бильярдные шары осознают суть игры…
        Хорошенький комплимент ты мне сделал. Неужели я такая шарообразная? - улыбнулась Эли.
        Я метафорично. Ты самая стройная женщина, которую я в этой жизни знал! - искренне заверил Макс.
        А в прошлых? - испытующе заглянула она ему в глаза.
        И в прошлых. - Как обычно, при столкновении взглядов Макс не выдерживал и смущённо опускал глаза. Чтобы не показывать, как ЗАГОРАЕТСЯ… - И в будущих встретимся, - добавил он убеждённо.
        Ты прав, - сказала она, подарив ему загадочную улыбку сфинкса, - это я о шарах. О моей стройности умолчу из скромности. А о будущих встречах мы… ещё вернёмся к этой теме. Джо, как думаешь, если идти пешком, когда мы будем в городе?
        Такими темпами часов пятнадцать, - ответил Джо. - Хозяйка, давайте я вызову такси…
        Да, будь любезен.
        Через несколько минут они были «дома». Эли не пожелала остановиться в отеле, она сняла отдельно расположенную виллу, утопающую в цветочном буйстве сада. В трёхэтажном здании можно было разместить целый отряд завоевателей космоса, но в этот день их здесь разместилось только трое. По одному на этаж.
        Максу Эли отвела второй. Джо остался на первом.
        Сама вилла тоже была выстроена в форме цветка из белого, очень лёгкого и очень приятного на ощупь камня, который в изобилии имелся на Лазурной.
        До вечера оставалось не так уж много времени, и Макс решил полежать. Каникулы так каникулы. У него даже мелькнула неожиданная идея проверить постулат, гласящий, что однажды приобретённые навыки не утрачиваются со временем, а пребывают как бы в спящем режиме… мастурбацией он не занимался с подросткового возраста, добрых два десятилетия.
        Но стоило ему мысленно «вспомнить детство», как на руке, потянувшейся к паху, ожил терминал. Макс вздрогнул, будто его застали за «этим» в ванной комнате…

- Вызов принят, - скомандовал он. - Я весь внимание, Эли.
        В этом мире ему больше некому звонить.

- Ты не мог бы мне помочь? - спросила спроецированная терминалом прехорошенькая головка Эли, возникая над его правым запястьем.

- Спрашиваешь…

- Поднимись на третий. Налево по коридору вторая дверь приоткрыта. Жду…
        Её голос был чуть охрипшим, будто перед разговором она хватила стакан ледяного шампанского.
        Можно? - спросил он секунд через двадцать, стоя у приотворённой двери.
        Как правило, двери не запирают, когда кого-то ждут… - донеслось из комнаты.
        Он глубоко вдохнул, робко тронул створку. Расширил проём, вошёл и…
        Посреди комнаты, в алом свете закатного солнца, льющегося из широкого, в полстены окна стояла ОНА.
        Вопреки страстно вожделеющим предвкушениям, разодетая в пух и прах: две серёжки в розовых ушках, тоненькая цепочка, убегающая в глубокую долину меж крутых островерхих холмов, и тоненький плетёный поясок на осиной талии.
        ТАК было ещё нестерпимей.
        Ты такой забавный, - улыбнулась она.
        Очень… э-э… м-м, неожиданно… - пробормотал он.
        Ну уж… можно подумать, ты не ждал. Помоги мне. Она протягивала ему зелёную трубочку, похожую на сигару.
        Что… мне делать?
        В груди у него разверзся вулкан. Потоки раскалённой лавы хаотично буравили тело. Второе извержение грозило вот-вот прорваться ниже. Ниже, ниже живота…
        Защитный гель. Ты что, никогда раньше не занимался сексом? Не умеешь пользоваться средствами индивидуальной защиты? Или впервые видишь голую женщину?
        Э-э… - лихорадочно искал он формулировку. - Приходилось, м-м… иногда. Видел…
        Редко-редко. Не больше одного разочка еженощно. Придётся обучать стыдливого юношу. В знак особого доверия я хочу, чтобы не я, а ТЫ меня покрыл, своими руками… Во-от, возьми тубу, начни с низа, покрой ступни, лодыжки, сначала одну, потому другую. - Она говорила с ним, как с маленьким ребенком. - Последовательность не имеет значения, главное - тщательность покрытия… ха, каламбур получился.
        Он робко взялся за ближний к нему кончик протянутой упаковки, и над трубочкой заискрилось рекламное: «ТОНЧАЙШИЙ, СВЕХПРОЧНЫЙ СЛОЙ БЕЗ ЦВЕТА, ЗАПАХА И ВКУСА ГАРАНТИРОВАННО СОХРАНИТ ВНЕШНИЕ ГРАНИЦЫ ТЕЛА ОТ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО КОНТАКТА. НИ МАЛЕЙШИХ НЕУДОБСТВ! ОСЯЗАТЕЛЬНЫЕ, ВКУСОВЫЕ И АРОМАТИЧЕСКИЕ ОЩУЩЕНИЯ БЕЗ ПОГРЕШНОСТЕЙ. БЕССЛЕДНО РАСТВОРЯЕТСЯ В АТМОСФЕРЕ ПО ПРОШЕСТВИИ 6 ЧАСОВ. СЛЕДИТЕ ЗА ТАЙМЕРОМ!»
        Он закрыл глаза, мысленно благословил себя на подвиг мученического долготерпения, открыл вновь; встал на колени перед нею, сжал трубочку обеими руками…
        Субстанция вспухла между его ладонями, и когда он разнял их, потянулась за внутренними сторонами, амёбно делясь на две пухлые подушечки.

- Какие у тебя сильные и… нежные руки… меня уже пронизывают вибрации…

- Ты мне льстишь… это меня трясёт от…
        И не думаю льстить. Тебе надо поучиться искусству массажа.
        Ага. В наше время неприкасаемости массажистом быть - самое то занятие.

- А я бы тебя взяла. В личные…
        Пункт восьмой
        МИР: ВНУТРЕННЕЕ ПРОСТРАНСТВО ЯХТЫ «ДИП ПЕРПЛ САН», БОРТ TYS983206415MFV. ПОЛЁТ В РЕАЛЬНОМ КОСМОСЕ
        (дата: пятнадцатое - семнадцатое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ОНИ


        Макс Отто Эмберг смущённо констатировал, что никогда не летал в космос.
        Невзирая на его, казалось бы, мобильный характер и космополитичную натуру, несмотря на то, что финансовый уровень позволял приобрести космический корабль в личную собственность, несмотря на то, что космический век начался ещё во времена его пра-пра-пра (примерно семьдесят пять раз) пра-бабушек и дедушек… персонально ОН в космос, то есть в открытое межзвёздное пространство, выходил впервые.
        Он столько раз ШАГАЛ сквозь межмировые расстояния, что «намотал», должно быть, мириады парсеков, но ни единого из них он не пролетел, рискуя ежесекундно жизнью.
        Предстоящий полёт должен был стать его первым действительно космическим ШАГОМ. Случись это с ним при других обстоятельствах, он бы заценил грандиозность происходящего. Но в тени присутствия на борту Эллен - увы, меркло даже самоощущение героя-первопроходца…
        Арендованная яхта была, к счастью, превосходной, и капитан Джосф знал своё дело туго, пожалуй, даже слишком для охранника и водителя.
        Полёт должен был продлиться пять суток. Трое на то, чтобы взлететь и выйти к точке входа (вблизи обитаемых миров это делать категорически не рекомендуется), около двух суток на маневрирование и посадку, и символическое мгновение на собственно перелёт, точнее, прыжок сквозь. В так называемом свободном внепространстве, как считается, времени не существует… Или течёт оно в каком-то ином направлении.
        Мультипорты используют схожий принцип, но они жёстко зафиксированы в реальном пространстве, «пристреляны», вдобавок для качественности «замедлены». Поэтому практически не дают сбоев. Космические же «шаги» - быстры, стремительны, но - опасны…

- Любуешься?
        Эли подошла к нему совершенно бесшумно. Эмберг уже знал: она умеет перемещаться настолько тихо, что о её приближении невозможно догадаться. Он терялся, когда любимая женщина вот так, внезапно, заявляла о своём присутствии.

- К этому невозможно привыкнуть, Эли. Бездонность неба и твоих глаз. Я, наверное, всю жизнь мог бы вот так, час за часом, любоваться этими глубинами.
        Истинно реальны только звёздное небо над головами людей и нравственный закон внутри человечества… великое изречение. На законных правах резюмирую, что тебе надо было идти в алхимики.
        При чём здесь алхимия? Звездочётов среди них было немного, насколько я знаю. В основном они пробавлялись не-лицензированным производством золота из свинца…
        Макс, производством золота из свинца занимались только бездари. Для настоящих алхимиков химические лаборатории были вспомогательным средством. Благодаря своим опытам они подолгу смотрели на огонь, и огонь очищал их разумы. Тогда-то и рождалось золото души.
        Ладно, пусть я буду алхимиком, а ты моей лабораторией. Пусть твои глаза превратят мою душу в золото.
        Ты действительно этого хочешь? - она загадочно улыбнулась.
        Смотреть в твои глаза?
        Чтобы твоя душа превратилась в золото.
        Когда ты рядом со мной, Эли, мне больше ничего не надо. Ты как солнце, яркое горячее солнце, от тебя исходят волны света. Ты настолько прекрасна, что твоя красота закрывает тебя. Я до сих пор не в состоянии описать твою внешность. Слова разбегаются в разные стороны.
        А ты попробуй…
        Ты высокая, но не очень, даже на каблуках ты заметно ниже меня…
        Эли действительно расхаживала по кораблику на каблуках.
        Установка искусственной гравитации стоила бешеных денег, но окупала себя на все сто, хотя не была непременным атрибутом звездолётов, как, например, нейтрализатор ускорений. Вот уж, действительно, удивительные изобретения. Можно, оказывается, совершать сложносочинённые маневры в космосе и одновременно совершенно свободно стоять на каблучках и непринуждённо держать в руке бокал с рубиновым вином, под цвет платья… Вселенски восхитительная женщина!
        Непревзойдённая.
        Ещё.
        У тебя очень красивое, очень хрупкое на природный вид и одновременно очень сильное, спортивное тело.
        Ещё…
        У тебя прекраснейшие в мирах ноги и нежнейшие руки.
        Ещё!
        У тебя волшебное, невыразимо прекрасное лицо. Я теперь понимаю, из-за какой красоты вполне можно начать войну…
        Мужчина даже не думал о том, что вовсю пользуется аксиомой: женщины любят ушами… Он говорил, потому что эти слова рвались из него, стремились высвободиться и ОТДАТЬСЯ.
        Ещё!..
        У тебя чарующие, поразительные глаза. Если бы я был поэтом, я бы сравнил их с божественным светом, который был началом начал.
        Началом начал была тьма, Макс. В древности именно пустоту и тьму считали богом, наипервейшим богом.
        Я думал, свет…
        Свет не может существовать без тьмы. На самом деле свет существует во тьме. И первый СВЕТ, мистический свет - был тьмой.
        Интересная версия.
        Это не версия, это предыстория. Смотри, тьма - она как наркотик. Затягивает без возвращения.
        В таком случае я наркоман. Когда я долго смотрю во тьму, мне кажется, что я и сам превращаюсь в бесконечную вечность. Космос, которым светятся твои глаза.
        Если тебе нравится испытывать уверенность, что космос вечен… Почему нет. Хочешь, я тебе это всё подарю, нар-команчик мой?
        Макс Отто бережно обнял любимую за талию.
        Осторожно, я удалила защиту. Под платьем - тело…
        Боишься, что я из секты?..
        А ты не боишься? Говорят, эти миссионеры преспокойно расхаживают среди людей… вдруг я - сектор?
        Ты? Не шути так, Эли. Не смешно.
        А вообще, боишься?
        Как и все.
        Не надо обобщать. Все ведут себя по-разному. Я уверена, наверняка даже добровольцы случаются. Сами ищут пасторов или хотя бы адептов.
        Не знаю, Эли. Я всегда испытываю панический ужас от одной только мысли…
        Это воспитание.
        Воспитание? - Макс Отто немного отстранился и глянул Эллен в глаза: не шутит ли?
        Глаза оставались серьёзны. Только очень грустны…
        Ты подумай… Половина продукции вещательной сети построена на сюжетах, когда кто-то захватывает чужой разум и обезличивает, поглощает индивидуальность человека. И этот процесс создателями сериалов подаётся как самое страшное, что может произойти с личностью.
        А разве это не самое страшное?
        Древние мистики стремились к слиянию с бытием.
        Ты говоришь о нирване?
        Макс, ты никогда не думал, что Я-Мы - это разновидность такой нирваны, причём бесплатно и без предварительных усилий?
        Не знаю, Эли. Я простой потомственный миллионер был, а не философ. Одно я знаю точно. Буду отбиваться до последнего.
        Люблю, когда ты такой… отважный.
        И я тебя люблю… ВСЕГДА. … Это был эдем, настоящий человеческий рай на двоих. Большой Джосф занимался пилотированием к расчётной точке входа и техническим осмотром систем корабля, поэтому Эллен с Максом Отто его почти не видели, разве что во время непродолжительных кофепитий, во время которых слуга сидел с ними за столом, как капитан яхты. Иногда гигант рассказывал невероятные истории из жизни космических волков.
        Всё остальное время она была наедине с «бонусом». Кто бы мог подумать, что самое серьёзное задание МЫ обернётся для этого тела бурным медовым месяцем? Я-Эллен блаженствовало, практически не отвлекаясь на «совещания» с другими решающими сегментами. «Фоновая» информация о происходящем уходила, естественно, по назначению, но сохранится ли устойчивая связь ЗА ПРЕДЕЛАМИ освоенного космоса, можно было лишь гадать. Бывали прецеденты, что связь обрывалась, и засланные ТУДА сегменты погибали, отрываясь от связующей «пуповины».
        Потому Эллен, чуя волнение нитей, все более отдаляющихся от нее пространственно, загодя привыкала к вновь обретенной самостоятельности. Ей во что бы то ни стало необходимо было ВЫЖИТЬ. Чтобы одолеть врага - надо стать им. Смотри как враг, слушай как враг, воспринимай как он. Думай как он/а, реагируй как он/а, будь как… ОНА.
        Они любились до изнеможения, они оставались наедине и одновременно открывались всей вселенной. Они были счастливы, если можно быть счастливыми на краю пропасти, в мгновение, которое отпущено до окончательной потери равновесия.
        Другой разум обожал дочь Избранной Эллен Литтлсон, теперь это уже не вызывало сомнений. Обожал он страстно, самозабвенно, до изнеможения, вполне вероятно,
«больше жизни» (в понимании индивов), и сокрытое в ее биологическом теле природное женское естество волей-неволей отвечало взаимностью. Это тело тоже хотело исключительно этого мужчину, и она была в этом уверена. Когда так любишь - тело не лжет. Оно истекает ВЛАГОЙ при одной мысли, при одном взгляде, при одном прикосновении… к защитной плеве.
        Они все-таки не рушили этот барьер. Не пал последний оплот панического страха потерять себя, с детства взлелеянного врагом уже в трех поколениях людей.

- Пойдем?..
        Голос мужчины приобрел зазывные обертоны, такие всегда появляются в зове самцов, которые жаждут слияния… тел. Не разумов. Тела совокупляются спокон веку, только об этом и грезят, когда не имеют возможности… разумы же - не торопились и не торопятся. Они-то предпочитают свободу мысли.
        Обед еще не скоро?
        Какая разница…
        Действительно.
        Она повернулась и сделала несколько шагов к выходу.

- Подожди.
        Макс подхватил ее на руки, сильные, но умеющие быть сказочно нежными, и отправился в каюту.

- Я беззащитна, - отстранилась она, убрала лицо, когда мужчина попытался поцеловать ее в губы.

- Ты мне не веришь?..

- Дело не в этом, Макс… всё ты знаешь.

- Да, вероятный миссионер себя вёл бы иначе… наверное.
        Вот-вот.
        А может, я… э-э, доброволец, и сам хочу…

- Не шути так, - процитировала она его слова. - Не смешно. Лучше покрой меня гелем, - попросила она.
        Вместо кают-компании он держал курс в свою каюту. Хотя чётко различить, которая из двух кают его, а которая её, - на третьи сутки уже не представлялось возможным.
        Она не торопилась его склонять к слиянию.
        Райские кущи могут сгореть ясным пламенем, если Макс Отто Эмберг окажется настолько слабым, что отдаст память и превратится в быстро угасающий комок плоти. Если же он предстанет безнадёжным эгоистом вроде неслившегося Джос-фа… сумеет ли она сохранить стабильность психосоматического состояния, оставшись без связи и заимев под боком ещё одного, столь явного врага?
        На данный период лучше неопределённость, чем знание. Резерв на случай манёвра.
        К исходу третьих суток она начала догадываться, что ей будет очень трудно сохранять видимость индивидуальности, если рядом постоянно будет находиться периферийный сегмент.
        В отличие от постоянного присутствия ещё одного разума.
        Ей почему-то легче сохранять на себе стабильный образ врага, общаясь с другим разумом, а не с адептированным «собратом». ОН не был частью её. Он жил ВНЕ её… и пытался слиться с нею ДРУГИМ, недоступным ей методом. Причём, похоже, пытался слить разумы, а не только тела.
        Быть может, это и есть то, что ведомо равновеликим? То, что слабые одиночные людишки зовут ЛЮБОВЬЮ…

- Хорошо, солнышко. Как скажешь… - покорился он. Ну почему, почему при всей его ненарочитой покорности, при всём снедающем его желании ОТДАТЬСЯ с потрохами и помыслами, - он всё-таки ухитряется оставаться при этом свободным? Почему сверхинтуиция сверхсущности категорически утверждает, что и не пахнет от него способностью слиться в одно касание… почему?!
        Понять бы. … Макс Отто надел тончайшие защитные перчатки, и медленно расстегнул магнитную «молнию» комбинезона, в обтяжку облившего вожделенное тело. Самым трудным было удержаться и не поцеловать прекрасные точеные плечики и шейку, тем более что такие поцелуи сводили ее с ума. Сквозь защитную плеву, естественно… раньше…

- Даже и не думай, - сказала она, словно прочитав его мысли.
        Он вздохнул обреченно, вооружился гелевой трубочкой, превратил ее в две истекающие субстанцией подушечки и начал медленно растирать кожу. Поверхность покрывалась моментально…

- Я сама, - вдруг отстранилась она, - ты пока налей выпить. В горлышке у девочки пересохло…
        Чуткая. Сообразила, что еще малость - и он не выдержит, СХВАТИТ ЗА.
        На столике стояла странной формы бутылка и два небольших бокала. Жидкость была темно-зеленого цвета и терпко пахла какими-то экзотическими травами.

- Что это?
        Она с ногами забралась в разворошенную постель.

- Сюрприз. Сама не знаю, почему вдруг захотелось откупорить эту… наверное, Макс, я почти созрела, и подсознательно не против…
        По его лицу расплылась идиотская счастливая улыбка. Он просто не сумел совладать с мышцами. Ведь их так много, мышц лицевых, десятки, попробуй скоординируй их, так и норовят по отдельности шевелиться… эффективно контролировать множественность еще суметь надо, обычно этим занимается подсознание, однако и оно расслабляется, бывает, предоставляя сознанию бесконтрольную свободу.
        Но ненадолго.
        Мужчина разлил содержимое, едва не расплескав предательски дрогнувшей рукой, передал сделавшей многообещающее признание женщине ее бокал и жадно глотнул из своего…
        ОНО


        Индив рухнул в точке, где стоял. Боли от удара не будет, тело специально к постели подманивалось. Он должен всё видеть, всё слышать, всё понимать, но не смочь пошевелиться.

- Горячий привет из Ямы, предок, - улыбнулось оно обворожительной улыбкой Эллен Литтлсон.
        В глазах свежезахваченного адепта, одного из организмов биовида-предтечи, плескался мутный ужас.
        Можешь со мной поздороваться. Если будешь шептать, у тебя получатся слова.
        Т… ты?..
        Да, любимый. Мы.
        Любимы… не смеши… ты с самого начала… хотела меня скло…
        Помолчи. - Оно придвинуло тело женщины вплотную к вражескому. - Если бы я хотело тебя убить…
        То не…
        Помолчи, милый. То, что к тебе испытывает МЫ, называется любовью, и скоро ты сам узнаешь, что Я не вру. Мы любят тебя и хотят подарить тебе наивысшее блаженство. Тем более что пару минут назад ты сам фактически просил меня об этом.
        Не тебя… Ты… будь проклято.
        Ну вот, как после этого тебе верить? Сначала он жить без меня не может, а уже через минутку готов меня дотла выжечь.
        Я думал… ты человек, а ты…
        Я и есть человек. Я больше человек, чем кто-либо другой, ибо Я впитало в самоё себя абсолютно всё, что может принадлежать женскому и мужскому началам, поэтому от тебя всё время и ускользал мой облик. Ты смог описать внешность лишь общими словами, штампами из любовных сериалов. Ты пытался одновременно иметь всех красивых женщин на свете, что, согласись, невозможно для простого смертного. Твой ограниченный разум отыскал выход, он сотворил квинтэссенцию вожделенных черт, долженствующих принадлежать идеальному телу самки.
        Индив ругался, кричал (всё шёпотом), сыпал придушенными проклятиями… Он нёс всякую ерунду, а оно тем временем распочало другую упаковку презервативов и медленно, очень нежно принялось втирать в мужское тело гель.
        Зачем… это делаешь… чего хочешь?
        Я-Мы хочет любви. Это ты способен отвернуться от другого разума, променяв его на жалкие предрассудки. Истинная сущность разума хочет любви… Ты зря боишься. Твой страх от непонимания. Твоя голова забита глупостями и предрассудками. Ты слишком долго боялся меня-нас, чтобы вот так сразу увидеть во мне друзей.
        Друзей… ха… новый анекдот, секта друг человека…
        Вспомни, ведь это я все сделала для того, чтобы ты получил это задание.
        Какое… задание? Я свободный человек… просто живу, ищу впечатлений и клиен…
        Ты прессер?
        Оно спохватилось. Ему понравилось играться с индивом, как нравится кошке загнанная в угол мышь, но смысла в допросе не было никакого. Все равно вот-вот оно прекратит игру, отбросит предохранительный массаж за ненадобностью, и… КОСНЁТСЯ.
        С чего ты… взяла…
        Интуиция, знаешь ли… Хочешь знать, как я тебя вычислило?
        Я не… интеграл, чтоб меня… вычислять… я человек, а человек вычислениям не поддае…
        По глазам. Можно изменить все, кроме того существа, что живет в глазах. Ты и сам это знаешь. В ее взгляде прорывалась моя-наша сущность, и ты узрел, узнал.
        Я раньше… встречался?
        И да, и нет. Я-Мы связаны со всеми. Я-Мы - это будущее, а будущее неизбежно. Скоро ты это примешь за аксиому.
        Не хочу… принимать врага человека…
        Я не объявляло войну. Это люди ее начали. Я против войны, я за любовь. Ищу ее, жажду.
        Ты говоришь о любви… несмотря на то, что хочешь убить.
        Ошибаешься. Я хочу спасти. Мы не враги. Люди и Мы как овцы и волки. Вы помогаете нам, Мы помогаем вам.
        Я не хочу умереть…

- Смерти нет. Пока жива память. Тела бренны, разум вечен.

- Душа вечна… разум как тело…

- Это уже лишние слова. Не будем тратить на медленные слова время. Быстрее всего на свете что? Правильно, мысль. Могу добавить по секрету - не только быстрее, но и сильнее, и выше, и красивее, и… спасительнее.
        Тело Эллен Литтлсон, нависшее над телом «бонуса», медленно, медленно наклонилось, и сочные губы, НИЧЕМ НЕ ПОКРЫТЫЕ, впились в рот врага полным страсти поцелуем…
        МЫ


        Описать ПРИОБЩЕНИЕ словами невозможно. Слова могут лишь процесс изложить, суть им не передать. Бессильны потому что. Бедны и беспомощны становятся самые цветистые эпитеты, пытаясь описать, что происходит с индивидуальной памятью в момент соития с коллективной… Какие подобрать слова, чтобы описать ощущение, которое испытывает одно природное явление, становясь частью другого? Причем по разности масштабов соотносятся они как одиночная песчинка и песок всех пляжей океанских берегов…
        Это был прорыв, настоящий прорыв в неизвестность, в запредельность, во вселенную, превосходящую любые о себе представления.
        Память была словно капля, в которую влился океан.
        Память разорвало на бессчетные кусочки, память исчезла, перестала существовать, растворилась в множестве сознаний, слитых в единое сверхэго, и все это ради того, чтобы вновь возродиться к жизни уже в другом качестве. Собраться из кусочков в иное целое, не просто количественно, а качественно ббльшее…
        Память все еще была сама собой, при этом сознавала, что ее включили в сеть, приняли в истинную семью, а не в какую-то «секту», открыли ей все тайны мира, передали весь опыт тех, кто хоть раз соприкасался, приобщался, хоть раз отдавал. В прошлом и настоящем. Чтобы родить будущее. Но память все еще была собой. Память еще оставалась Я, верным себе Я, хотя теперь, познав изнутри семью, она вряд ли сможет по застарелой привычке панически бояться всех, кто стал близок ей. Память всё больше и больше переставала быть индивидуальной, эгоистичной, она ДЕЛИЛАСЬ в прямом и в переносном смыслах, она вот-вот должна была слиться…
        Действие, легко доступное даже самым примитивным разумам: Я плюс МЫ - равняется Я-Мы…
        Но ЭТА память всё не становилась и не становилась полноценным сочленом семьи.
        Мы пыталось помочь, как помогало всем, кто приобщался.
        Никаких преград не встречала новообращённая.
        Память проваливалась в безбрежные просторы сверхсущности, присовокуплялась к сумме всех слившихся воедино предыдущих памятей. Она погружалась в океан них, растворялась, исчезала, создавала себя вновь, чтобы снова исчезнуть. Она была одновременно самым грандиозным инструментом во вселенной и самым виртуозным музыкантом, способным сыграть на нём любую мелодию. Она могла быть собой, могла быть всеми вместе, могла быть любым членом семьи, достаточно было только хотеть.
        Память встретила всех, чьи тела после приобщения умерли, и тех, чьи биологические оболочки убили прессеры. Памяти мёртвых и убиенных организмов продолжали жить. Они сохранили богатства вселенных всех разумов. Смерти нет.
        Память обрела всепрощение и получила отпущение грехов.
        Память наконец-то вспомнила единственную неоспоримую истину: полноценной свободой может быть только СВОБОДА МЫСЛИ.
        Она купалась в кристально-звенящей воде этого Знания и грелась под солнцем чувств, испытанных в миг озарения. Ещё немного, и жадная, дорвавшаяся до всего капля просто бы не перенесла груза наполнившей её информации, ещё чуть-чуть, и она наконец-то погрузилась бы окончательно и слилась с прочими капельками, но…
        ЭТА своенравная память, проплыв океан от края до края, опустившись на дно и вновь поднявшись на поверхность…
        ВДРУГ, неожиданно для всех других «капель», не утонула окончательно, а наоборот, поднялась. Выскочила за край и двинулась дальше, обратно в «воздух»…
        Она просто взяла да и сделала то, что до сих пор не удавалось ни единой из предыдущих. Вырвалась из Я-Мы.
        ОНА
… баюкала голову спящего мужчины, она говорила с ним, как мама с маленьким сыночком, подхватившим ангину и вынужденным лежать под одеялом в постельке, вместо того чтобы гонять с пацанами мяч во дворе.

«Успокойся, Мальчик, успокойся… я с тобой…»

«Я… я не такой, как все? Я не слился? Но я чувствую, что был принят в семью, что… я был своим. Почему же я НЕ С ВАМИ???

«Да, ты оказался не таким, как все до тебя. Мы говорит… ты не просто волокно плетения, и самостоятельной нитью ты тоже не стал. Ты… сейчас подыскивается обозначение… Мы осознало, что ты свободен от оков времени и пространства. Твой разум неподвластен тенетам реальности. Ты выскальзываешь сквозь мельчайшие ячейки элементарных законов природы и уплываешь восвояси…»

«Как это?!»

«Мы говорит, что поймём. Но пока нам не ясно».
        Он спал. Глаза его были закрыты, естественно, но сквозь плотно сжатые веки просачивались слёзы. Он плакал во сне, его тело беспокойно вздрагивало… губы шевелились, словно человек что-то шептал.

«Неприкаянный я… мутный какой-то… Никому на хрен не нужен… Даже Мы…»

«У твоего тела ничего не болит?.. Я беспокоюсь, а напрямую ощутить не могу, ты же закрыт…»

«У тела - нет. У меня мысли больны-ые… А что?»

«Просто… Мы продолжает идти по тропе осознания… Говорит, беречь тебя необходимо. Ты… совершил невозможное».

«Что?»

«Небывалое. Ни одному индивидууму до тебя не удавался обратный прыжок с сохранением полного объёма памяти. Эго индива либо способно приобщиться, либо нет, середины не существует. Ты же - приобщился, а потом передумал, отказался, развернулся и выпрыгнул. Сейчас вся семья только об этом и думает. Ты был, был внутри, с нами, ты теперь знаешь всё, что знаем мы, но ты… вышел обратно, унеся знание вовне».

«Да уж, со мной не соскучишься… одни гадости вытворяю».

«Нет! Ещё никто за всю жизнь Мы не сумел вот так, успешно, замечательно, в одно касание слившись, затем запросто разорвать связь с семьей, но при этом не сойти с ума, то есть в прямом смысле слова умертвить разум, превратившись в неразумное растение. Ты ведь не сошёл?»

«Наоборот, я будто только вошёл в ум. Никогда в жизни не ощущал такой ясности мысли… БОЛЕЗНЕННОЙ ясности… Тем не менее сам-то я не знаю, как это произошло. Быть может, нахожусь в процессе осознания?»

«Поэтому ты нам так важен».

«Но я не такой, как Мы…»

«Ты совершенно не такой, как Мы. Ты не такой как Я. Ты - качественный скачок в развитии человека. Сам факт твоего явления бесценен. По крайней мере, теперь Мы знаем, что это возможно. Осталось узнать, идёшь ли ты в верном направлении, просто поднялся по лестнице развития выше Мы… или куда-то совершенно в сторону убрёл».

«Смогу ли я когда-нибудь вновь побывать в Мы?»

«Мы надеемся. Мы будем звать тебя… да, быть тебе отныне ТЫ. Тебе предстоит учиться с этим жить. Я с Тобой. Буду Твоей переводчицей, Твоей связной… А теперь Мы говорит, что твоему слабому биологическому телу необходимо отдохнуть от взваленного груза осознания. Минут триста выспаться по-настоящему. Сегодня Ты поднял слишком большой для индивидуального разума вес. Постарайся отключить мозг полностью. Нейроны не выдержат, если не дать им передышку. У тебя только одно тело, необходимо его беречь. Для Мы это невероятно, беречь какое-то одно тело, но… оно отличается толерантностью и допускает, что реально возможно существование в природе вещей, отличных от правильных».
        Тело Эллен нежно поцеловала тело Ты в губы. Она продолжала гладить волосы головы, скрывшей память неизвестного доселе образца. Ты послушался совета, уснул полностью; спать будет крепко, без сновидений, не дергаясь и не волнуясь. Послушный мальчик…
        Она на цыпочках вывела свое тело из каюты. И только когда за ней закрылся бесшумно люк, вдруг замерла, пронзенная всплывшим из подсознания озареньем.
        Она чувствует незримую связь с Ты!
        Отдельный канал. Другой. Вовсе не тот, привычный, что связует с Мы ее самостоятельное, эмиссарское Я.
        Связь эксклюзивная, ДВУсторонняя. В словах не нуждающаяся, ни в каких. Только в диалоге взглядов.
        Связь недоступная для восприятия всемогущего, казалось бы, Мы.
        Она, свободная память самостоятельного образца, живущая в теле младшей Эллен Литтлсон, чует Ты как другую, расположенную вовне Мы, но вполне ДОСТИЖИМУЮ сущность.
        Выражаясь человеческим языком, чувствует как совсем близкого и родного, как соединенного с нею невидимыми узами человека. Очень понятного, очень схожего, очень приемлемого, но… другого!
        Отличного от МЫ. От Я - тоже отличного.
        Это было невероятно, но это было реально.
        А еще она вдруг переоценила глубину и важность задания, и величина цены, которую Я-Мы пришлось бы платить в случае его невыполнения, возросла до небес.
        Цветочки отцветают, ягодки поспевают, на подходе ягодки-то, и урожай обещается обильней некуда…
        Появление предательских Скрытых нитей - только начало.
        Появление Ты и возникновение в ней этой новой, тайной связи с Ним - продолжение.
        При таких смертоубийственных предпосылках - какой же финальный ergo ненаписанной книги Макса Отто, Эмбер-га-младшего, в результате всем прочесть доведется? Какую коду услышать предстоит, каким «The End» насладиться?..
        Пункт девятый
        МИР: ВИРТУАЛЬНЫЙ LEFT SPACE[Left space (староангл., интерлинг) - идиоматическое выражение, обозначающее тайное, укромное пространство (тайник), недоступное для свободного проникновения. На косморусский дословно переводится как «левый космос» или «левое пространство».]
        (дата: двумя неделями ранее)


        МЫ


        В просторном, но уютном кабинете воздух пах сосновым бором. Яркое солнце светило в распахнутые окна, а лёгкий ветерок играл с прозрачными, почти невидимыми занавесками. Обставлен кабинет был изысканно и незатейливо одновременно: круглый большой стол, выполненный из благородных пород древесины, вокруг него удобные мягкие кресла в стиле иннуар. На столе напитки. На стенах горшочки с разнообразными комнатными цветами.
        Из вещей больше ничего в кабинете не присутствовало. Не наблюдалось ни признаков техногенных коммуникаций, ни компьютеров, ни даже элементарного архаичного видеофона. В помещении, которое можно было условно считать одной из комнат временной штаб-квартиры сущности, которую по ту сторону баррикад враги уничижительно называли «сектой», - искусственные средства связи совершенно излишни. Подобно тому, как не нужны в принципе ни этот стол, ни кресла, да и сама комната не нужна, по сути.
        Но…
        Все члены семьи взаимосплетены, слиты в единую сеть, что напоминает взаимосвязь мозговых клеток отдельно взятого содержимого человеческой черепной коробки. Индивы придумали множество названий связи - например, «телепатия», - но для Я-Мы термины и ярлыки не играют главенствующую роль.
        Тем не менее внутри большой сети образовалась закрытая локальная подсеть, аналогичная «серому» веществу индивидуального мозга. Живой организм состоит из РАЗНЫХ клеток. Например, эпителия, костной ткани, мускульных, крове-творящих…
        Разумный организм - в том числе из мыслетворящих.
        Традиции реальных встреч, само собой, не существовало. Но периодически целенаправленные обсуждения проводились, и в эти минуты возникало подобие штаб-квартиры, пространственно разбросанной по местонахождениям тел-носителей. Все видели глазами всех, где в данный момент находятся все. И вырабатывали некую коллективную «картину мира», суммарную окружающую среду, квинтэссенцию текущих местоположений тел-носителей… Тем самым сверхструктура, образовавшаяся в результате слияния множества личностей, самоупорядочивалась, фиксировалась во времени и пространстве, и в результате, как выяснилось, ей так было легче анализировать сложные ситуации.
        Находить решения гораздо эффективнее в процессе ОБЩЕНИЯ, глядя на происходящее с разных точек как зрения, так и пространства. В диалоге быстрее и лучше рождаются идеи. МОЗГОВОЙ ШТУРМ, или В СПОРЕ РОЖДАЕТСЯ ИСТИНА, определили подобный креативный метод предтечи, обожающие все и вся поименовывать.
        Проклятое, отринутое индивидуалистическое прошлое все еще НАПОМИНАЛО о себе.
        Постепенно виртуальный образ кабинета наполнялся людьми. Женщины, мужчины, старики, иногда подростки, даже дети. Не торопясь, они входили в помещение и занимали свои места за круглым столом. Дети тоже бывали полноправными членами
«совета», в который входили только разумы с определенными свойствами. Враги их звали эмиссарами или резидентами, прочие индивы - чаще миссионерами и производными от этого слова. Сами себя они изредка в шутку звали комиссарами.
        Что бы только ни отдал ПРЕС-С, чтобы проникнуть на такое ЗАСЕДАНИЕ совета комиссаров…
        С виду и по поведению эти люди ничем не отличались от других «нормальных», индивидуальных людей, населяющих обитаемую вселенную. Никаких отличительных тайных знаков или отличительных сигналов, никаких ночных сборищ в заброшенных домах или в клубе «по интересам».
        Ничего подобного. Зачем?
        Они прекрасно распознавали СВОИХ без всяких атрибутов и символики, пафосных ритуалов и эксцентричного паблисити. Внешние, показушные проявления своей общности им были абсолютно ни к чему. Зачем заменять суррогатом то, что у них имелось в самом что ни на есть полном смысле? Подлинное единение не нуждается в доказательствах верности.
        По мере того как они появлялись, кабинет становился все обширнее. Но при этом ухитрялся сохранять атмосферу уютной домашности.
        Собравшись, они расселись вокруг стола и дружно выжидательно уставились на дверь.
        Выжидающая пауза затянулась, но наконец в кабинет вошла женщина необычайной красоты. Ее сумасводящая ирреальная красота надежным непробиваемым щитом полностью скрывала внешность. Узрев это ДИВО, оставалось либо влюбиться с первого взгляда, либо умереть от ревности. Описать эту фигуру или лицо возможным не представлялось. Она была неуловима, словно призрак.
        Женщина в кабинете появилась, одним словом, УБИЙСТВЕННО прекрасная.
        Извините за опоздание, - сказала она, скользя к своему месту.
        Можно начинать? - спросил морщинистый сухонький старичок.
        Все в сборе, - сказала женщина средних лет, с внешностью живого классика секретарского искусства.
        Тогда начнем, - произнес четырнадцатилетний подросток с коррегирующими скобками на зубах.
        Они ВСЕ взялись за руки и закрыли глаза. Очень похоже на действия, положенные при исполнении так называемых спиритических сеансов. На самом же деле это было визуальное отображение одной из наиболее важных фаз совещания: сонастройка или создание субсистемы совета, или, говоря проще, инициация совета в особого типа личность.
        Комиссары были наиболее загадочным (даже для самих себя, ибо критерий отбора не выявили даже они) явлением, а для индивидуумов - и самым опасным.
        Именно эти Я внутри Мы занимались планированием и проведением операций по завоеванию разумов, о которых потом взволнованно говорили все миры. Эмиссары были своего рода суперсегментами, разительно отличными от общей массы периферийных, индивидуально неразумных «клеток», утративших личность без остатка. С одной стороны, именно они наиболее полно растворялись в сверхструктуре семьи, распределяясь по совокупной памяти «паствы», с другой стороны, всеобщая память, растворённая в их сознаниях, превращала одинарный разум в мощнейший гениальный ресурс, главной, отличительной от периферийных, особенностью коего была полная сохранность личностных параметров.
        Количественно комиссаров было немного. Считанные сотни тысяч человек за всю историю существования семьи. Менее миллиона сегментов, из многих миллиардов уже склонившихся…
        Остальные, растворившись в общем сознании, постепенно теряли личностные свойства, лишались психологической самостоятельности. Сливали память в общий «котёл» и становились превосходными исполнителями, подчинёнными и управляемыми. На стадии неполной потери индивидуальности у многих из них отсутствие стратегической составляющей поведения с лихвой компенсировалось прекрасными тактическими способностями. Общая память Я-Мы предоставляла при необходимости в распоряжение каждого сегмента любой уникальный опыт, любые знания, навыки, свойства. Чтобы выполнить возложенную в данный момент функцию, соответствующая «клетка» множественного организма моментально получала всё, требуемое для эффективного исполнения.
        В конечном итоге абсолютно все личностные характеристики нивелировались, и познавшая истинную свободу мысль, вырвавшись из темницы личностной памяти, не желала возвращаться в тюрьму единственного тела. Всё реже и реже возвращалась… Они навсегда растворялись в семье, и сознания их больше не возвращались в тела. Некоторое время телесная ипостась продолжала существовать по инерции, на рефлексах, но если о ней не заботились, не «поливали» и не «подкармливали» - плоть усыхала и гибла. Как правило, быстрее всех отказывались от бренной плоти разумы, в
«прошлой жизни» недовольные собой, неудовлетворённые жизнью, роптавшие на судьбу… Памяти неудачников, для которых сама по себе вероятность возвращения к прошлой жизни в единственном теле вызывала ужас, в свою очередь порождавший абсолютное нежелание поддерживать свое биологическое тело в тонусе. Таких «кластеров»,
«нитей» было очень много. Телесная сущность настолько обременяла их в пору индивидуального существования, что они мстили ей по полной программе.
        Какая-то часть сегментов не поджидала пассивно гибели плоти, а очень даже активно приближала полное отречение от проклятого прошлого. Эти адепты старались всячески внешне выделить свои оболочки, напяливали балахоны, уродовали волосы, множили ритуалы только лишь затем, чтобы агентам ПРЕС-Са и аналогичных силовых структур было удобней их находить и утилизировать, а то и ликвидировать ставшие совершенно ненужными тела. Это именно они устраивали некие подобия коммун, умирая в полном запустении и пренебрежении к исчерпавшему себя «себе»… И именно их среди нескло-нившихся индивов принято было считать сектой, жуткой «Ямой», самой страшной чумной пандемией всех времен и народов.
        Именно это обстоятельство более всего вызывало панический страх, испытываемый несклонившимися по отношению к семье. Материалисты, воспитанные в индивидуализме, вдалбливающем в качестве аксиомы постулат «мое тело - мой храм», они впадали в отчаяние, воображая, КУДА запроторит-ся их храм после слияния, в какую руину он бесславно превратится…
        При этом (по данным, собранным сверхсущностью) многие из несклонившихся были очень даже НЕ ПРОЧЬ превратиться во всемогущих комиссаров. В «месеров», к услугам которых - экономические, финансовые и интеллектуальные ресурсы миллиардов бывших индивидуумов…
        Комиссаров считали чем-то вроде коллегиального тоталитарного диктатора, узурпировавшего власть над душами, телами, состояниями и разумами несметного легиона рабов…
        Но множественная семья не была организацией. Скорее ее можно было сравнить с муравейником или пчелиным роем. Но сравнить весьма отдаленно… Семья являлась единой доминантной личностью с вкрапленными в нее подчиненными личностями (подобные совмещения индивы обвешивают ярлыками «шизофрения», «раздвоение»), и как любая личность, семья могла совершать поступки, основанные как на сознательном выборе, так и на воздействиях инстинктов и подсознания. Даже поступки, не поддающиеся никакому логическому структурированию.
        Именно эти деяния иногда вызывали очень важные и серьёзные последствия.
        Один из них привёл к сегодняшнему собранию.
        На повестке дня стоял вопрос, связанный с поведением одной из аномальных нитей. Связавшись с врагом напрямую, бывший актёр Алекс Карлиев выдал ПРЕС-Су важнейшую информацию. Его вычислили и вычистили, придавили вибро-крашем как вредное насекомое, но недостаточно оперативно. Какое-то время кластер всё-таки действовал автономно. Каким образом ему это удалось? - вот в чём вопрос.
        Предательство в семье было невозможно по определению, следовательно, тот факт, что данный поступок сегмента оказался полной неожиданностью для всех думающих «клеток» семьи, красноречиво свидетельствовал о том, что внезапное пробуждение нити было результатом интуитивного озарения самой семьи. Подсознательным желанием
«поделиться» информацией, имевшим под собой очень важное основание.
        Тем более что это уже был третий по счёту подобный инцидент.
        Что? Зачем? Для чего? На эти и многие другие вопросы и должен был ответить совет на своём заседании. Сознание решило покопаться в собственном подсознании…

- Какие будут мнения? - спросил один из собравшихся, благообразный монголоидный старик-пенсионер, по общему решению взявший на себя роль председателя.
        Всеобщая согласованная деятельность позволяла обходиться без никому не нужных организационных и бюрократических моментов. Они решались по умолчанию.
        Мы не можем ничего предпринимать до тех пор, пока не будем уверены в правильном осознании подспудного решения, - сказала пожилая дама, с виду домохозяйка.
        А тем временем они первыми найдут Оружие и направят его против Мы, - возразил ей нескладный прыщавый юноша лет девятнадцати.
        Нет никакой гарантии того, что оно существует. По крайней мере, ни в одном сегменте памяти не нашлось ни одного подтверждения, что миф может иметь под собой реальную основу, - вступил в разговор худощавый мужчина в очках, похожий на университетского преподавателя.
        Однако в памяти семьи есть масса сведений о том, что в этот способ вооружённого обретения свободы и всевластия верили на протяжении многих поколений. Бесчисленные художественные и публицистические тексты пестрят разнообразными интерпретациями. Тридевятое царство, Эдем, машина желаний, Эльдорадо, тайная комнатка под лестницей, Аркадия, Затерянный мир, Долина Королей, Земля Санникова, Шамбала, сказочная поляна, Беловодье, Домик Лесной Феи, Берендеево царство, свободные земли за западным морем, Планета Душ, шар исполнения желаний, комната опять же… - импозантный бородач не менее профессорского вида готов был перечислять до бесконечности.
        На то он и миф, чтобы не быть истиной в последней инстанции. Правдивая история изложена в исторических документах, зафиксировавших ход истории, - прервала его увядающая дева не менее учительской внешности.
        Ха, некоторые из нас всё ещё верят в… мифы об объективных беспристрастных свидетелях событий и в легенды про честных историков, - сыронизировал десятилетний мальчик в гимназической форме.
        Ни один миф не рождается на пустом месте. Беспочвенные байки долго не живут. Если история упорно повторяется, из века в век передаётся из уст в уста, в ней обязательно сокрыт смысл, - поддержала бородача болезненно худющая девушка в залатанном ситцевом платье.
        Не спорю, но в это место не пройти, даже если к нему был некогда доступ, - отпарировала «учительша». - Реальная человеческая натура чужда альтруизму. Наверняка индив, разведавший правильный путь и отыскавший Оружие, первым делом перекрыл свободный доступ к нему.
        Оно ж не автомат, - проворчал крепыш-солдат, - миф же ж чётко рапортует, что ружо по типу образца охотничьей одностволки. Шанс попасть в цель выдаётся один-одинёшенек… заветное, ОДНО, ё-моё, ЖЕЛАНИЕ. Ежели дубли дозволены, то они остаются за кадром. Исключения типа троекратных золотых рыбок не в счет.
        И вряд ли отыскавший потратил единственный выстрел на то, чтобы раз и навсегда возвести памятник поговорке «сам не ам и никому другому не дам», - поддержала воина девушка-крестьянка.
        От людей чего угодно ждать можно, - убежденно высказался плотный мужчна, похожий на записного автора-сатирика.
        Память многократно подсказывает, что Оружие существует, - отрезал доктор в зеленом халате со стетоскопом на шее. - И вполне боеспособно.
        Тогда почему же мы не могли сообразить все эти годы, с тех пор как родились? - вступил в разговор молодой фермер.
        Растем-с. Набирается критическая величина сообража-тельности, - присоединился офицер-космопехотинец.
        Вы хотите обсуждать то, что мы пока в принципе не в состоянии понять? - Торговец недвижимостью. - И вообще, мы начинали с симптоматичного появления доносчика, а говорим почему-то только о предмете его стукачества.
        Нет, но я задаю вопрос, можем ли мы доверять памяти? Память может подвести. - Продавец женского белья.
        Я бы сформулировал вопрос по-другому. Имеем ли мы право проигнорировать этот взбрык подсознания? - Чиновник.
        А что мы можем с ним сделать? Оно уже наделало… гм, целую кучу. И то, что оно без колебаний привело нас в столь сильное замешательство, тем более указывает на важность содеянного. К тому же, сделав первый ход, мы уже не можем отказаться от последующих. Пусть враги думают, что мы ищем не покладая рук, ног, мозгов. - Чиновник более высокого ранга.
        В любом случае мы не имеем права на опрометчивые поступки. - Медсестра.
        Смотря как отреагировал ПРЕС-С… - Профессиональная «жрица любви».
        Прессеры наверняка бросят на поиски лучшие кадры. - Инженер.
        Вот видите? Мы уже совершили опрометчивый поступок. - Уголовник.
        Разговор набирал обороты с каждой наносекундой.
        Мы сами этого хотели. Не забывайте. Оно - наше дитя.
        Я б для такого дитяти розог не пожале…
        К тому же прессеры, к сожалению, далеко не единственные враги наш…
        Нам необходимо сделать всё, чтобы найти его первы…
        Не обязатель…
        Не обязательно?!
        Я бы даже сказал, мы ни в коем случае не должны находить его первыми.
        Ничего себе заявленьице! Абсурд. Уж не появилась ли в этом кабинете ещё одна скрытая ни…
        Вы правы. На первый взгляд эта мысль кажется абсурдной. На самом деле абсурдны все эти рассуждения на тему целевой деятельности подсознания. Попытайтесь ответить на такой вопрос: зачем было оповещать ПРЕС-С, если от того, поверим ли мы в миф, зависит наше спасение? Зачем, а?.. Или в нас суицидальный комплекс развился?
        А если это ошибка?
        Вы допускаете, что мы в общем и целом можем оказаться глупее одного конкретного сегмента в частности?
        Бред.
        Вот именно.
        Не можем же мы добровольно подарить ПРЕС-Су способ разделаться с нами, что называется, одним махом…
        Мы не самоубийца.
        Об этом не может быть и речи!
        Как не может быть и речи, чтобы вот так сидеть и ждать, пока ответы на блюдечке с голубой каемочкой свалятся с неба.
        Мы слишком много говорим о том, чего не будем делать. Сейчас это непозволительная роскошь.
        Есть конкретное предложение?
        Я не зна…
        Никто не знает, иначе бы мы здесь не сиде…
        Я думаю, мы должны в первую очередь обнаружить агентов ПРЕС-Са, и не выпускать из виду. Раз уж мы подарили им миф, пусть поищут. Вдруг действительно найдут ОНИ, а не МЫ. Зато мы - уж тут как тут… - предложил круглолицый молодой китаец.
        То есть действовать и одновременно оставаться в бездействии?
        Это ещё не всё, - продолжал луноликий азиат. - Мы вообще должны быть как можно ближе к ПРЕС-Су, но вести себя так, чтобы ни по каким признакам они не могли заподозрить наше присутствие. Мы должны думать о собственной безопасности больше, чем об успехах врага. Уверен, что если они поверят в реальность предмета, о котором повествует миф, то даже могут наконец решиться на открытую войну. Пока у нас всего лишь одна нить, внедрённая в верхушку прессеров, но таких нитей должно быть больше. Прессеры - такие же люди, что бы они ни думали о своей невосприимчивости к приобщению…
        Но как мы, по-вашему, найдём возможных прессеров, не показывая кончика своего носа?
        Они засветятся благодаря своей любви к технике. Глупцы, они так до сих пор и не поняли, что их упоение машинами и приборами работает на нас.
        Не надо недооценивать противника. Агент всегда может пойти в поиск «налегке». Они не такие глупые, как хотелось бы нам. Помните это всегда.
        Как будем действовать мы?
        Это я возьму на себя, - вдруг сказала пришедшая последней невероятная красавица.
        Нет. Вы представляете для этого слишком большую ценность. На вас и без того легло задание архиважное - искать Оружие, - отрезал председательствующий. - Что не менее важно, че…
        К тому же вы можете на какое-то время остаться без связи, когда уйдёте за пределы освоенных пространств, - напомнила семилетняя девочка.
        Сейчас наибольшую ценность для нас представляет…
        У меня вопрос, - негромко, но очень весомо вклинился в разговор бородач-профессор.
- Что вы хотели бы сделать, если мы согласимся?
        То же, что и они, - без малейшей задержки ответила красавица.
        Поясните.
        Они наверняка отправят на поиск лучшего агента, и на него будет работать весь ПРЕС-С, все они, сами того не ведая. Вся разведка, все ударные команды, все аналитики будут работать на него, даже не догадываясь. Всё будет знать только Генеральный Директор и сам агент… Нам ничего не остаётся, как принять эти правила игры. Я хочу взять на себя роль контрагента, а вся мощь семьи будет моими глазами, ушами, мозгами и ударным кулаком.
        Вы собираетесь вербоваться в прессеры?
        Она хочет склонить их Генерального, - проворчал солдат.
        Нет. Я хочу, чтобы мы начали войну первыми. Мета-федерация слишком долго оставалась страной непуганых идиотов. Война должна вспыхнуть моментально, как разлитое горючее, в которое попал открытый огонь. Буквально за су-тки-двое вся Метафедерация должна быть охвачена народными волнениями. Требование: отменить антирелигиозный закон, позволяющий душить на корню свободу вероисповедания и совести.
        Но зачем?! Мы так долго придерживались стратегии постепенного просачивания, так долго…
        Мы должны благодарить врагов за то, что они делают нас сильней. Когда-то давно на планете-матери существовал народ, избранный богом, в которого творец верил. На протяжении многих веков этих людей нещадно истребляли, и им пришлось научиться выживать. Когда же закончилось уничтожение этого народа, они стали первыми во всём. Это произошло потому, что они почувствовали обретение свободы и оценили его по достоинству, тогда как для других племён людей - ничего в жизни не изменилось.
        Я поняла, что вы сказали, - произнесла молчавшая до этого личная секретарша премьер-министра правительства Метафедерации. - Полностью поддерживаю.
        Страсти вскипели моментально. Спор по поводу отношения к появлению скрытых нитей - был всего лишь разминкой…
        И «умеренные» сегменты неожиданно для себя потерпели сокрушительное поражение. Большая часть мозга Я-Мы заняла агрессивно-наступательную позицию. Слишком долго приходилось терпеть. ТЕРПЕНИЕ ОБОРВАЛОСЬ.
        В эту минуту решилась судьба полутора сотен планет, населённых почти триллиардом личностей.
        Информационной мобильности Я-Мы индивы могли только завидовать. Едва совет принял судьбоносные решения, как миллионы сегментов, соединённых «телепатической» связью, бросив повседневные дела, утратившие с этой секунды всякий смысл, устремились на боевые позиции. Конспиративная сеть, «метафедеральная» часть сверхсущности, не первый год пребывала в законсервированном режиме.
        В один далеко не прекрасный для предтеч день она превратилась в проснувшегося миллионощупальцевого монстра, который активно заработал всеми отростками.
        Вторым таким монстром был ПРЕС-С. И если семья являла собой живое органическое существо, то противорелигиоз-ная спецслужба, скорее, была биороботом, пытающимся противопоставить сверхразуму семьи обилие сложной машине-рии. Начался грандиознейший танец-сражение двух чудовищ, размахивающих смертоносными щупальцами в критической близости друг от друга. И стоило им хоть на мгновение соприкоснуться… Это будет смерть.
        Страшная, неминуемая смерть.
        ОБОЮДНАЯ.
        Но сознание Я-Мы об этом не подумало.
        Эта мысль не всплыла, до срока осталась в ПОД.
        Пункт десятый
        МИР: УКРОМНЫЙ КОСМОС ВНУТРИ РЕАЛЬНОГО
        (дата: восемнадцатое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ОНА


        Течение времени. Неумолимый круговорот часовых стрелок, который состоит из энергии, из энергии самого ей дорогого, что только было и есть на свете. Из памяти семьи. Она чувствовала, что с каждой секундой ПРЕС-С приближался к цели, в то время как она вынуждена пассивно лететь в никуда и ЖДАТЬ.
        Семья, в процессе борьбы за выживание, совершала беспрецедентное.
        Миллионы сегментов начали волнения и акции, ещё миллионы готовились вступить в ряды демонстрантов и боевиков.
        Я-Мы уже воевала с Метафедерацией (и это было только началом). Никогда в истории человечества в войну не втягивалось абсолютно ВСЁ ОНО (несмотря на присвоение почти десятку войн претенциозного звания «Мировая»)…
        А она в это время стремилась прочь, в запределье, и вынуждена была сосредотачиваться на выполнении своей миссии… а что будет, когда прервётся связь?.

        В правильном агенте, работающем под прикрытием, не должно быть погрешностей. Всё должно быть приближённым к совершенству, начиная с базовой легенды и заканчивая мельчайшими деталями (например, маникюром и причёской).
        Она справилась с важнейшей задачей начальной фазы операции - приобрела легальное состояние. Статус и имидж, которым достаточно много лет, они не возникли из ниоткуда, просто так, на голом месте, в момент включения проектора фальш-личин. Солиднейшее прикрытие. Но необходимо было учесть все детали, а это всё требовало времени, чертовски много времени. «В деталях скрывается дьявол», - так говаривали обитатели древнеземного края Мадьярия.
        Ей необходимо было отыскать кончик нити, один-единственный, правильный кончик, и медленно, медленно, чтобы не порвать и не засветиться перед ПРЕС-Сом, распутывать клубок виток за витком.
        И ещё ей надо было ПРИСМАТРИВАТЬ ЗА ТЫ. … И вновь просторный кабинет заполнялся Я. Входящие в «совет комиссаров» постепенно занимали свои места за круглым столом. Вновь было распахнуто окно, но густой, почти осязаемый, жаркий воздух тропической ночи не трогал занавеси, и не солнце заглядывало внутрь, а серпик новорожденной луны.
        На этот раз у собравшихся настроение было приподнятое. Все, и даже Эллен, были удовлетворены текущими событиями. грядущее благоприятствует Мы, по обнадёживающим прогнозам аналитических сегментов.

- Начнём? - спросила Эллен. Сегодня именно ей доверили председательствовать.
        Они вновь взялись за руки и закрыли глаза - так начиналось каждое заседание. Символическая объединяющая цепь. От кое-каких ритуальных привычек избавляться не обязательно.

- Итак, что на сегодня? - спросила Эллен.

- С вашей легендой полный порядок. Мы проверили. Это она прекрасно знала. Но лишнее подтверждение её успеха получить приятно.

- Вы просили информировать о текущем состоянии равновеликого, который отказался сотрудничать. Информируем: сидит в своём саду.
        Этот Форд Гонзалес… Результативно побеседовать с равновеликим Барракудой не удалось. Этот наследник рх32-ых ныне проживает на pt Торхов, в уединённой резиденции. Занят коллекционированием продуктов человеческой креативности. Разводит сад также. Итог разведения известен во всех обитаемых мирах. С тех пор, как Гонзалес отошёл от дел, он живёт отшельником, практически никуда не выходит и никого не принимает. В контакт с ним Эллен пыталась вступить до того, как стала Эллен. Естественно, ни о каком обращении равновеликого и речи быть не могло, поэтому она попыталась войти в опосредованный контакт, используя его тягу к коллекционированию.
        В распоряжении Я-Мы (новообращённые по приходу ЧЕГО ТОЛЬКО не вносили в «общий котёл»!) имелся экземпляр флоры с pt Скузиче. Свежеоткрытого мира, потенциально опасного, на который ещё распространялись все правила карантина. Но слухи о его своеобразии множились… Эллен принесла Барракуде совершенно уникальный цветок, известный под названием «Царь Тьмы». Растение имело поразительную способность к поглощению света. Фактически оно не отражало ничего, только поглощало. Контрабандный сгусток тьмы попал в собственность Я-Мы вместе с имуществом нового адепта, космического бродяги.
        По мнению Мы, уникум стоил того, чтобы за него отплатить информацией. Если, конечно, его предложить истинному коллекционеру…
        То ли Гонзалес не был истинным коллекционером, несмотря на всю свою многокилометровую галерею, то ли «Царь Тьмы» в его восприятии не казался настолько ценным трофеем, но - он ничего не сказал.
        Из-за этого отказа в итоге произошло дерзкое склонение Дочки…
        Теперь самое неприятное. О контрмерах ПРЕС-Са никакой информации пока нет. Прежний источник сведений уничтожен. Лучший кандидат, Муравьед, в наказание сослан и в поиске не участвует.
        Слабо верится…
        Тем не менее - ничего. Никакой видимой активности.
        Плохо. Очень плохо.
        Аналитики склоняются к выводу, что генералитет прессеров задействовал резервы, совершенно не известные нам. Если Муравьед не задействован в поиске, закономерно предположить, что в распоряжении вражеских лидеров имеются более эффективные кандидатуры.
        И что, никаких зацепок, даже чисто гипотетических?
        Гипотетически Мы можем предположить, что они пойдут нашим путем, и постараются вступить в контакт с равновеликими.
        Очень хорошая версия, но только с одной оговоркой. Мы не должны забывать, что возможно существование иных путей. Не только Миф о Точке Исполнения.
        Мы ничего не забываем… Естественно, Мы не ограничиваемся пристальным наблюдением за Торховым и Барракудой, Крахтом и Флопером, Себией и Марковой… Поиск ведётся и в других направлениях. Но приоритет по-прежнему остаётся у Мифа.
        Хорошо. Но каков предполагаемый план действий, в случае обнаружения посланцев врага, разыскивающих Оружие?
        Наиболее предпочтительно скрытое наблюдение. Шанс на то, что враги опередят нас, остаётся. ДО завоевания всего человечества Мы не имеет стопроцентной гарантии, что владеет всеми шансами до единого.
        Кстати, как обстоят дела с определением истинного значения появления Скрытых?
        Пока безрезультатно. Оно не отвечает на все запросы. Заблокировалось и молчит.
        Тем самым подсознание сигналит о том, что… - Эллен сделала многозначительную паузу. ?..
        Нам ещё рано ОСОЗНАВАТЬ правду.
        Мы боимся, что когда настанет мгновение осознания, будет слишком поздно что-либо исправлять.
        Поэтому нам необходимо беречь и изучать Ты.
        Кто бы спорил… Надеемся, вы сообщите важные новости, как только они появятся?
        Я полагаю, подобная тема обсуждению не подлежит.
        Мы не обсуждаем. Скорее напоминаем.
        Я услышала.
        Мы знаем. Вы сознаёте степень ответственности, лежащей на ваших… хрупких плечиках. Поэтому именно вы избраны для этого задания.
        Об этом можете не волноваться. Я прилагаю все усилия.
        В таком случае, нам остается пожелать нам удачи. Мы очень надеемся на Ты…
        В этот миг в оперативный слой памяти Эллен вдруг поднялось воспоминание. Непредсказуемое Подсознание зачем-то вытолкнуло на поверхность картины воспоминаний о встрече с ним. … Со временем прогресс привнёс в бытие индивов ощущение победы над пространством, но овладеть временем им не удастся. Ни богатство, ни власть, ни собственный лимузин не могли изменить процедуру.
        С тех пор как появились мультипроходы, прошло немало веков, за это время сеть практически полностью вытеснила космические перелёты в пределах освоенных пространств, а на столичных планетах чуть ли не в каждом доме имелась персональная
«дверь». В столицах даже самые близкоживу-щие соседи ходили друг к друг исключительно сквозь внемер. В мирах первого кольца эту возможность также имели многие обитатели…
        Но до сих пор невозможно утверждать, что проход осуществляется мгновенно. По-настоящему большие массы проходят далеко не так быстро.
        Масса кортежа растянулась более чем на час реального времени.
        Она могла бы снять маскировку и одним движением пальчика отодвинуть всех этих провинциальных правительственных чинуш, но не стала делать этого. Быть может, потому, что ещё не очень привыкла к самоощущению Эллен-младшей, Дочки.
        Некоторое время она сидела в зале ожидания, потом телу захотелось пить, и она отправила Джосфа в лимузин за минералкой. Сама отправилась в туалет, не потому, что тело требовало, а потому, что разум хотел отдохнуть от грязной похотливой энергетики, волнами накатывающейся от индивов.
        Некоторые мужчины якобы смущённо опускали глаза, когда встречались с ней взглядами. Но далеко не все. На неё ПЯЛИЛИСЬ. Стоило ей появиться в зале, как она сразу же оказалась в центре внимания. Самцы пожирали дорожный камуфляж Эллен глазами голодных каннибалов; многих женщин её присутствие раздражало, а некоторых приводило в бешенство.
        Да и могло ли быть по-другому, если Дочка для путешествия избрала облик, фактически являвший собой архетип Женщины, собравший в себе наиболее привлекательные качества и признаки сексапильной самки.
        Ничего себе «прикрытие»! В подсознании Дочки таились грёзы нимфоманки… А подсознание, рано или поздно, себя проявляет, так или иначе, но себя выдаё-ё-ет подсознание-то… ещё как выдаёт!
        Ею восхищались, её обожали, её ненавидели, но приобщённой Эллен было уже не до этого. Её не интересовали ни похотливые фантазии мужчин, ни яростная зависть женщин. Грязная энергетика вносила помехи… Её разумом безгранично владел только один человек, а именно - всё ещё не обнаруженный вражеский агент.
        Но один взгляд всё же не оставил её равнодушной.
        Она столкнулась с ним в помещении, разделявшем мужскую и женскую половины туалета.
        Было в этих глазах что-то, выделившее их среди прочих. К тому же эти глаза показались ей знакомыми. Где-то она уже их видела, причём не просто видела, а запомнила, придала значение, и…
        Почти наверняка это был кто-то из близких или знакомых какого-нибудь периферийного сегмента. Он ничего не сказал Эллен, хотя по лицу было видно, что его снедало желание высказаться… Уже выходя из туалетного «предбанника», она постаралась выбросить это взгляд из головы. Но чем больше она старалась о нём не думать, тем больше эти глаза овладевали её сознанием. Нет, она сама, лично, будучи индивом, в прошлой жизни ВИДЕЛА этот взгляд, сталкивалась с ним, и это было важно, очень важно… Она попросила помощи семьи, задала вопрос: «Чей взгляд напоминает ЭТОТ?», и уже вся семья попыталась припомнить, у кого ещё видела подобный взгляд…
        Но вышло так: несмотря на все усилия, нужный ответ так и не всплыл на поверхность объединённого сознания МЫ.
        ОНО
… И, словно удар молнии в самую макушку, оглоушило яркое воспоминание. ЭТИ ГЛАЗА ПО ТУ СТОРОНУ ПРИЦЕЛА!!! Полные ненависти глаза, несущие смерть.
        Это был ОН. Один из самых опасных, если не самый опасный, прессер.
        ЗАКЛЯТЫЙ ВРАГ.
        Якобы сосланный на отдалённый астероид.
        Сколько сил потратила сверхсущность на то, чтобы его обезвредить, и всё безрезультатно. Вот он, преспокойно шагает по мирам. Совсем рядом, здесь, в зале ожидания мульти-порта… Открытый, беззащитный, идеальная мишень.
        Он. Спрятанный в отлично проработанной личине, более того, излучающий совершенно НЕ ПОХОЖУЮ, другую энергетику. Он. С абсолютно не своим «папиллярным» рисунком разума, что не оставляет ни малейших шансов на опознание… Каким образом и кому ЭТО удалось осуществить?!
        Однако незримую подсознательную эманацию, излучаемую из самых глубин естества через взгляд, у живого не отнять до самой смерти. Взгляд не изменить. ВЫДАЛ. Глаза прозваны «зеркалом души» недаром. Люди почти угадали, им не хватило лишь малости - почувствовать разницу между «глазами» (проводником) и «взглядом» (энергией).
        Душу от души не утаишь. Безошибочно УЗНАЕТ в любом теле, в любой ипостаси. Души к организмам не привязаны. В отличие от тел и разумов, они свободны.
        Оно смотрело на оболочку, скрывшую заклятого врага, непреклонно, последовательно отстаивающего свою ошибочную точку зрения. И в нём неожиданно зародилась симпатия к этому индивидуальному человеку, ненавидящему и боящемуся Я-Мы, как животное огня, но тем не менее - отваживающемуся бороться. Этот не забьётся трусливо в нору отчуждения, отгородившись от всех прочих личностей… как правило, именно так поступают неприобщённые.
        Но ведь, если попытаться встать на его сторону и посмотреть с ТОЙ стороны…
        Почему ОН должен относиться к сверхсущности иначе???
        Ведь он воспринимает её как СМЕРТЬ.
        Которая заявилась с намерением уничтожить привычное ему мироздание, разрушить его дом, дабы затем построить некий новый.
        В новом же мироздании для такого разума, какой у него в единственной голове приютился, - уже не останется комнатки.
        Не поддающиеся слиянию, эгоцентристские разумы ВЫМРУТ.
        Недаром на протяжении всего своего существования человечество индивидуумов, предчувствуя неизбежное развитие эволюции, неустанно мусолило миф о том, что придёт ЧУЖОЕ (пришлое племя, соседнее государство, инопланетные пришельцы-монстры) и захватит их дом, превращая людей не то в зомби, не то в рабов.
        И разве поймут люди, на уровне ментальности пропитанные этим страхом, что оно никакой не пришелец, не захватчик, не монстр… Что Я-Мы СВОЯ. Плоть от плоти. Кровь от крови. МЫСЛЬ ОТ МЫСЛИ.
        Единственное, чего сверхсущность хочет, - жить. И готова отстаивать своё право на жизнь точно так же, как ОНИ, индивидуальные сущности, отстаивали своё право на существование раньше, век за веком, на протяжении всей истории…

- Прошу прощения, - обратилась она устами Эллен к служителю в форме администрации мультисети. - Можно вопрос?
        Слушаю вас, - нестарый ещё мужчина буквально превратился в слух.
        Скажите, пожалуйста, вон тот молодой человек… кто он и куда направляется?
        Тысяча извинений, госпожа, но нам запрещено… - по его лицу было видно, что он страдает от невозможности услужить столь красивой женщине.
        Десять тысяч. Этого достаточно для снятия запретов?
        Его зовут Эмберг. Макс Отто Эмберг, - тотчас нарушил служебный долг человечек. - Он коммивояжер.
        Идеальное прикрытие для человека, которому надо что-либо отыскать.
        Куда он сейчас?
        Боюсь, на этот вопрос я не смогу ответить даже вам, - извиняющимся тоном произнёс служащий.
        Вы себя недооцениваете.
        На этот раз сумма была с двойкой в начале.
        Эта информация находится в базе…
        А вы посмотрите. Я ещё никуда не ухожу.
        Одну минуту.
        Он проходит в Торхов, - через полминуты выдал человечек, связавшись с базой данных по своему наручному терминалу. При этом он воровато оглядывался, словно опасался, что его запрос обнаружат в реале, а не засекут в виртуа-ле. Если бы он боялся, что отследят виртуал, то вряд ли согласился бы, за любые суммы. Но у ключевых винтиков любой системы во все времена и везде ВСЁ СХВАЧЕНО.
        Работать?
        Да. Кофе продавать.
        Благодарю…
        Фил, госпожа.
        Спасибо, Фил.
        Оно направило тело к выходу из зала, а на пороге, не удержавшись, обернулось и бросило на врага последний взгляд.
        Он сверлил взглядом спину Эллен.
        Оно поспешило отвести свой, чтобы не столкнуться.
        Отныне придётся быть ОЧЕНЬ осторожным. … Отельный «винтик», проводив её в лучший номер, спросил:
        Что-нибудь ещё? - Таким образом индив напомнил о чаевых.
        Нет. - Оно подняло руку тела, вошло в компьютерную сеть и перевело на счёт служителя пятьсот.
        Благодарю вас, - человечек угодливо улыбнулся, мельком глянув на свой терминал, и оперативно испарился.
        Президентский люкс. Стоимость превышает бюджет какого-нибудь городка третьего мира. Здесь было предусмотрено всё, даже…
        Оно уложило тело Эллен на застеленную кровать и закрыло его глаза. Пора было серьёзно поговорить с сознанием семьи. Но при этом тщательно ФИЛЬТРОВАТЬ сказанное. Оно давным-давно привыкло «просеивать» информацию, которую пропускало
«наверх», но отныне, видимо, придётся делать это особо тщательно. Каждой крупице знания - свой срок… Некоторые сведения, которые оно получает, перехватывая приоритетный контроль над отдельными сегментарными разумами и телами, ВСЕМ СРАЗУ знать не обязательно. Вредоносно, если можно так выразиться. Возникнут споры, обсуждения, «демократия» невольная - в критические же моменты, когда необходимо действовать НЕ РАЗДУМЫВАЯ, всяческие колебания-шатания смерти подобны. Как ни парадоксально это звучит. В патовой ситуации КОМУ-ТО необходимо принимать решения без малейшей заминки, а не коллегиально обсуждать варианты.
        Макс Отто Эмберг. Значит, так тебя сейчас зовут, Анатолий С. Григорьев по кличке Муравьед. Недавно закончил курсы маркетинга, и теперь господин Эмберг - новоиспеченный торговец кофе. Раньше нигде не работал. Естественно для сынка и внука мегамультимиллионеров…
        Кто же будет в официальный послужной список тайного агента включать годы службы в ПРЕС-Се???
        Терминал сообщил о вызове.
        Слушаю, - сказало оно.
        Простите за беспокойство, госпожа, но для вас прибыла посылка.
        Хорошо, я приму.
        Через минуту отельный «бой» принёс телу Эллен чёрное сокровище: «Царь Тьмы», небольшой цветок цвета абсолютной черноты. Он был настолько чёрным, что к нему не хотелось прикасаться.
        Теперь можно было говорить с Барракудой.
        Оно связалось с равновеликим.
        Секретарь господина Гонзалеса…
        Здравствуйте.
        Здравствуйте, госпожа.
        Блондинка оценивающе разглядывала тело Эллен, словно та намеревалась занять её место.

- Могу я поговорить с господином Гонзалесом?
        Нет. Хозяин никого не принимает. Я могу передать ему вашу просьбу, но, боюсь… На какую тему вы хотели бы говорить?
        Скажите ему, что у меня есть предложение о пополнении его коллекции.
        Я сообщу. У вас всё?
        Пока да.
        Как вас представить?
        Леди Эллен.
        Без фамилии?
        Пока без.
        Хорошо, я попробую, но не уверена…
        Жду.
        Оно отключилось первым, оборвав трескотню убогой «одиночки».
        Барракуда клюнул.
        Сохранивший хорошую физическую форму представительный мужчина в годах, с красивым и если не совсем правильным, то по крайней мере благородным лицом.
        Здравствуйте, дядя Форд.
        Мы знакомы?..
        Я думаю, да. Минутку…
        Оно убрало визуальный режим, затем выключило фальш-проектор, вновь задействовало визуал, и предстало перед равновеликим в истинном образе Эллен. МЛАДШЕЙ.

- Ле-ени… - выдохнул Хозяин Ночного Сада.

- Младшая, - уточнило оно. - Мама, сами понимаете, много рассказывала мне о вас, но…

- Я немедленно высылаю за тобой флайер! … Оно подарила ему цветок. «Царь Тьмы», предназначавшийся для обмена, стал простым подарком Дочки.
        Теперь, после удачного адсорбирования Эллен «Джуниор» Литтлсон, расчёт делался на совершенно другие факторы.
        Это подарок.
        Мне?
        Вам.
        Они прохаживались по галерее; он показывал гостье самые ценные, по его мнению, экземпляры. Дочка его давнишней подруги была УДОСТОЕНА.
        Прости, но я не верю в такие подарки. Ты лучше сразу скажи, что ты хочешь взамен.
        Я хочу узнать, что мама вам рассказала перед смертью.
        Так я и думал. Прости. Всё что угодно, но не это. Если мама решила не оставлять тебе ЭТОЙ части наследства, ограничилась деньгами и имуществом, значит, у неё были основания. ЭТИМ мы не можем поделиться даже с нашими детьми. У меня, по моим сведениям, от разных матерей одиннадцать сыновей и пятнадцать… э-э, шестнадцать дочерей, но я никому ничего не рассказывал и не расскажу.
        Хорошо, дядя Форд. Не хотите говорить прямо, не надо. Только намекните. Среди того, что мама МОГЛА БЫ МНЕ рассказать, было хоть что-нибудь о том, реально ли событие, лёгшее в первооснову мифа…
        Основа всех мифов содержится в реальности… Какого именно мифа?
        Миф о некоем оружии всевластия, будто бы найденном на одной из планет, которые посетили пиэкстсрититу.
        Что ты хочешь услышать? Скажу ДА, тем самым нарушу клятву, скажу НЕТ, тоже нарушу. Любой конкретный ответ будет предательством.
        Извините. Не подумала…
        Да. Этим вы, дети, отличаетесь от нас. Иногда позволяете себе не думать. Может быть, поэтому именно вам и запрещено рассказывать. Недомыслие ещё можно простить обыкновенным людям, но в вас это видеть нестерпимо больно.
        А кому-нибудь разрешено рассказать?.. - жадно поинтересовалось оно устами Дочки. Частица общего сознания, руководящая дочкиными действиями, при этом подумала, естественно, что никто иная, как она, размыкает уста младшей и вынуждает ту проговаривать нужные слова.
        И на этот вопрос я не отвечу. Сказав ДА, я…
        Понимаю, понимаю… простите, дядя Форд. Я должна была крепко подумать, прежде чем…
        Вот именно. ПРЕЖДЕ. Не пришлось бы совершать опрометчивые шаги.
        Когда они уже сидели в Ночном Саду, оно как бы невзначай спросило:

- А вы случайно не знаете, где сейчас разбил свой Тропический Сад дядя Ли?
        Барракуда посмотрел на неё пристально, молчал минуту, словно мучительно подыскивал формулировку ответа… или НЕответа.
        Знаю. Ты хочешь попытать счастье с ним? Только честно.
        Да.
        Я не скажу, где. Меня ты имела полное право посетить, учитывая… м-м, сомнительность правомочности употребления слова «дядя» применительно ко мне. Но ДЯДЯ Ли тебе уж точно ничего не должен.
        Ну что ж, спасибо и на том. Я убедилась, что мифы тоже можно развенчивать. Например, миф о мамином непорочном зачатии… Надеюсь, что ты никому не расскажешь то, что собственной дочке не поведал. Да, ПАПА? Мне будет очень обидно осознавать, что в твоём ЛЮБЯЩЕМ сердце я занимаю так мало места.

«Зачем я это делаю? Для чего? - позднее задавалось вопросами оно. - Что заставляет меня помогать врагу? Почему я спровоцировало "дядю" дать "Максу Отто Эмбергу" шанс? Зачем? Какая Мы польза от этого?»
        Интуиция, или, если говорить о коллективном сверхсознании семьи, сверхинтуиция, настойчиво твердила, что есть такое слово: НАДО. Слово, которое объясняло всё, не объясняя ровным счётом ничего. Это была данность свыше, которая, как некогда заветы богов индивов, не обсуждалась, а подлежала неукоснительному исполнению.
        Но было кое-что и помимо данности. В нём зародилось и прорастало странное, далёкое от враждебного, отношение к одному из злейших врагов Я-Мы. Это было его личное ощущение, принадлежавшее только ему. ОСОЗНАНИЮ оно не подлежало.
        Сознанию вообще не так уж много истинного понимания перепадает.
        Джосф, - обратилось оно к верному слуге Эллен, когда они уже прибыли в мир Крахт (по другим каналам вызнать текущее местопребывание Тропического Сада удалось без проблем).
        Да, госпожа?
        В местное Такси K°.
        Понял.
        Лимузин поменял курс.
        Менеджер центрального отделения Такси K° в мире Тор-хов был в том возрасте, когда администратор начинает опасаться отправки на пенсию в любой момент. В последнее время ему не везло особенно, и эманация записного неудачника сквозила во взгляде.
        Здравствуйте, - сказало оно, входя в кабинет без предупреждения.
        Здравствуйте. - У менеджера хватило ума сообразить, что с ЭТОЙ дамочкой ругаться не следует. - Чем могу помочь?
        В данном случае, скорее, я пришла для того, чтобы вам помочь.
        Он криво ухмыльнулся. Он абсолютно не поверил, что такое возможно. Чудес не бывает.

- Я знаю о проблеме вашей единственной дочери. Если я правильно понимаю, вы опасаетесь, что её увлечение Обществом Единого Духа окончится тем, что она уйдёт в Секту…
        Он вздрогнул и уставился на неё. «Откуда узнала страшную семейную тайну?!» - кричали его глаза.
        Так вот, я хочу вам помочь.
        Простите, госпожа, но я давно уже не верю в чудеса.
        Я готова доказать вам, что это возможно, если очень захотеть.
        Насколько я понимаю, подобные услуги бесплатно не оказываются.
        Вы правильно понимаете.
        Что я должен сделать? Продать душу дьяволу или сам уйти в Секту?
        Ничего страшного. Нужно задержать одного человека. Для этого его придётся отправить не в назначенный пункт, а вот сюда, - она назвала координаты.
        И всё? - с сомнением в голосе спросил управляющий.
        Не всё. После этого вы должны забыть не только о моей просьбе. Но и обо мне. Меня никогда не было. Теперь всё.
        Я сделаю все, что вы хотите, - без колебаний ответил индив.
        Настолько велик был страх менеджера перед Сектой.
        В принципе, оно перестаралось. Ему совершенно незачем было кидать Муравьеда в этот проеденный тоннелями каторжный астероид. Наоборот, лучше всего было бы не вмешиваться в рыскания прессера, держаться в сторонке, до поры.
        Но неугасимое желание подобраться поближе, подкрасться вплотную оказалось сильней благоразумия. Ему захотелось пообщаться с ним напрямую. И одновременно потрепать врагу нервы. Где-то прибавится, а где-то убавится. За то, что ПАПА дал забрёдшему на огонёк любопытному пареньку «наколку» и отправил к ДЯДЕ, - парню придётся расплатиться… Благосклонность папы слишком дорогой и редкий «товар», чтобы кто-то получал её бесплатно.
        Проявит ли он себя? Позволит ли себе раскрыться?
        Всё же оно ещё не было уверено до конца, что не допустило ошибку, УЗНАВ взгляд… и не пропустив это узнавание выше, на уровень сознательного распознания.
        После эскапад в астероиде и в мультипорту Крахта оно убедилось окончательно, что Макс Отто Эмберг - собственной персоной он, Муравьед, «чистильщик» номер Раз, но странное дело, понимание этого не делало убийцу менее привлекательным. Наоборот, чем больше оно сближалось с ним, тайком используя разные тела Мы для того, чтобы подкрасться, тем сильнее становилась его симпатия к этому индиву.
        Охота на птероподов была последним испытанием, но скорее для него, чем для Эмберга. Когда оно, рискуя ценным разумом эмиссара и ценным телом бывшей Эллен-младшей, едва не угробило Макса, - это было следствием отчаянного приступа самокопания. Оно никак не могло решить: уничтожать посланца врага, попытаться его склонить или не трогать, позволять искать?
        Когда же, вопреки желанию разума ведущего Муравьеда эмиссара, оно всё же решилось СКЛОНИТЬ его, и внезапно родился Ты, оно признало, что сверхинтуиция, как всегда, глупость несусветную не подсказала, а угодила в самую «десяточку».
        Хотя какая польза Я-Мы от всех этих новоявленных экзотичных сущностей, оно пока не разобралось. Поэтому вновь ушло вглубь, ОБДУМЫВАТЬ, предоставив агрессивно настроенному колективному сознанию расхлёбывать круто сваренную им кашу событий.
        Пункт одиннадцатый
        МИР: АРЛИНГТОН
        (дата: двадцатое - двадцать первое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ОН


        Арлингтон относился к тем мирам, мерзость и необжи-тость которых скрывалась за благопристойным, ни к чему не обязывающим (на слух, по крайней мере) официальным термином: планета третьей категории. Просторечное название тоже не ужасало, было скорее пренебрежительным - «мир третьего круга».
        Несколько веков назад подобные планеты более откровенно назывались колониями. С тех пор изменилась только терминология, да и то - изменения названий порождены были исключительно пристрастием современных политиков к соблюдению внешнего благополучия.
        Теперь колоний больше нет, зато появилась масса «третьесортных» миров. Либо недавно открытых, либо хиреющих, либо почти покинутых. (Три стадии третьего круга.
        Арлингтону не повезло. Пришедшие из космоса разумные не собирались превращать его в свой постоянный дом.
        Прилетевшие на звездолётах первопроходцы смонтировали первый мультипорт - И НАЧАЛОСЬ…
        Как миру, населённому людьми земной расы, Арлингтону было не более двухсот лет, но этого отрезка времени представителям биовида homo individualis вполне хватило на то, чтобы изгадить практически всё, до чего дотянулись их загребущие конечности. Когда-то красивая и экологически гармоничная, как любая девственная, не открывшаяся человечеству Земли, планета ныне превратилась в помесь свалки и пустыни. На протяжении обоих веков мир варварски и нещадно потрошили, добывая, обогащая или, наоборот, обедняя всё, что только можно было оттуда вынести в другие миры.
        Понятно поэтому, что «сливками» локального социума Арлингтона было и оставалось сборище разнокалиберных авантюристов и хапуг-временщиков, которые, заработав состояние (кому какое удалось), перебирались куда-нибудь подальше отсюда, в более цивилизованные уголки обитаемой вселенной.
        Основное же население планеты составляли разномастные неудачники и недоумки, малоквалифицированные рабочие, бывшие заключённые, стражники, опустившиеся в других пунктах сети проститутки и мелкие любители поживиться за чужой счёт. Последние нередко со временем становились людьми достаточно состоятельными, но по каким-то причинам не желали менять бесшабашный образ жизни. В иных, более благополучных мирах таких людей откровенно побаивались, стараясь держаться от них подальше. Ни для кого не было секретом, что если ты не администратор филиала одной из корпораций-монстров или не контрактный специалист, то единственным способом разбогатеть по-настоящему, - являлась причастность к криминальным структурам, а именно: наркотики, проституция, игорные заведения и прочие специфические развлечения, большей частью нелегальные.
        По словам Эли, одного из руководителей местного преступного дна им и надлежало разыскать. Неожиданные иногда случаются приятели у госпож-миллиардерш, а у знакомцев сиих - весьма нетривиальные профессии.
        Но разве могло быть в этом фантастическом вояже хоть что-то не странное, хоть что-то скучное и обыденное?!
        С момента, когда Макс осознал, что он ненароком (похоже, его изначально приняли за кого-то другого?) впутался в невероятное авантюрное приключение, его не покидало ощущение, что либо происходящее ему снится, либо влез он в съёмочный костюм и старательно играет роль в приключенческом сериале. Явственное ощущение, что он теперь не то герой, не то вспомогательный персонаж при героине, а формат сериала - квестовый рейд по мирам, в погоне за ускользающим мифическим сокровищем.
        Вполне закономерный интерес начинающего литератора к россказням рх32-ых (а кому в сети не интересно, что поведали избранной сотне вселенские бродяги?!), проявленный им, в восприятии Избранных трансформировался в некий жутко тайный умысел. Макс в их глазах стал выглядеть чуть ли не таинственным посланцем не то Судьбы, не то некоей могущественной структуры.
        Хорошо хоть не приняли за миссионера Секты… Во всяком случае, он очень надеялся, что всё-таки НЕ.
        Арлингтон в качестве декорации фронтира смотрелся первостатейно.
        Местный колорит начинался уже в окрестностях барачного здания космопорта, на поле которого «Пурпурнейшее Солнце» совершила посадку, добравшись к Арлингтону после двух суток послепрыжкого каботажного подлёта.
        Первым встречающим новоприбывших был запах. Прелестный коктейль. Отвратительный, тяжёлый запах пыли, пищи плохого качества, неочищенных промышленных выбросов в атмосферу и выхлопов местного транспорта, работающего чёрт знает на чём. Уже потом шокировали виды. Грязь, серость, убогость и ещё раз грязь. Особенно неприятно было видеть человеческие силуэты в лохмотьях, выискивающие в мусорниках объедки.
        Макс даже испытал острый приступ желания вернуться обратно на яхту и бежать отсюда хоть на край света. Эллен тоже, по её образному выражению, чувствовала себя «так, словно только что разжевала и проглотила огромного рыжего таракана живьём и без закуски».
        Но куда деваться. Их дальнейший поиск пролегал по этой изнасилованной земле.
        На космовокзальной площадке приезжих караулили наёмные экипажи, настолько далёкие от флайеров Такси K°, что при виде них воображение подкидывало ассоциацию с доисторическими паровозами; но Эли почему-то отказалась выводить из отсека везделёт.

- Куда едем? - спросил похожий на жука-скарабея таксист, водитель раздолбанного наземного аппарата, больше всего смахивающего на танк, безнадёжно грезящий о покраске.
        Эли назвала координаты. Такси с рёвом рвануло с места и понеслось по кочкам к окраинным строениям видневшегося неподалёку города. Дороги здесь были ужасные, подстать транспорту. По сравнению с полётом на оснащённом всеми мыслимыми достижениями комфорта лимузине, поездка на этом такси была сродни изощрённой пытке, но лимузин (соизволила объяснить Эли) привлёк бы к ним слишком пристальное внимание там, куда они направляются. А это более чем излишне.
        Перспектива остановиться в одном из местных так называемых отелей выглядела идеей сюрреалистичной. Но Эли сообщила, что обитать необходимо не на борту
«Пурпурней-шего Солнца», а в городе. Джо с Максом не возразили. Первый в силу своего подчинённого статуса - права голоса «по умолчанию» не имел. Второй, как ему казалось, по любому согласился бы с мнением Эли, даже если бы она предложила ночевать в диком лесу без палатки.
        Но перспектива оказалась не настолько трагичной. Здесь, в городе Катарсис (премилое название для грязной дыры!), можно было снять относительно приемлемое жильё, правда, за более чем неприемлемую арендную плату. Выторговав чуть ли не две трети изначально запрошенной суммы (ещё бы не умела торговаться дочь гениальной бизнес-леди!), Эли сняла виллу ещё на Лазурной, загодя. Двадцатикомнатный домишко с бассейном и ангаром был загородной резиденцией одного из торговцев не то наркотиками, не то живым товаром, не то и тем и другим параллельно. Специализация владельца, собственно, постояльцев не касалась. Сам хозяин пребывал во временной эмиграции там, откуда они прилетели. В мире Азуре. Где с ним и столковалась младшая Литтлсон.

- Может, господа приезжие желают ознакомиться с местными достопримечательностями?
- поинтересовался на всякий случай таксист (пункт назначения его впечатлил, и жучила старался выслужиться перед гостями местного бонзы).
        Не думаю, - ответила Эли усталым голосом. С момента прибытия в Арлингтон она вообще выглядела очень неважно, вяло, будто спала на ходу или постоянно размышляла о чём-то отвлечённом. Отсутствующий взгляд почти не поднимала от земли.
        И правильно. Честно говоря, ничего у нас красивого нету. Может, господа желают развлечься? Могу порекомендовать несколько весёлых местечек.
        Его слова не получили никакого отклика, и он настороженно замолчал.
        По улицам ехали со скоростью улитки, не более семидесяти километров в час, да и то в исключительных случаях. Большую же часть времени им приходилось торчать в пробках на перекрёстках, дышать гарью и любоваться яркими рекламными экранами на грязнющих, сооружённых сплошь из какого-то ржаво-серого материала стенах домов, выполненных, судя по всему, по одному и тому же незамысловатому проекту. Окончательно портил атмосферу водитель, он закуривал каждый раз, стоило «танку» попасть в пробку. Иными словами, сигарета не исчезала у него изо рта.
        Наконец-то, с мучениями и вредом для здоровья протащившись сквозь убогий город, они выбрались в пригород с другой стороны. Дорога стала чуть шире, а машин заметно поубавилось. Серые дома сменились древесными посадками, тянущимися по обе стороны дороги. Иногда, правда, вместо стволов деревьев тянулись целые километры полуразвалившихся складов, окруженных заборами с колючей проволокой поверху. Чистейшая символика, если учесть современные охранные технологии. Такая защита могла быть эффективной разве что против сильно недоразвитых детей младшего школьного возраста.
        Склады наконец тоже кончились, и такси очутилось в собственно пригороде - относительно милой местности с маленькими коттеджами на одну семью, на отдельном крохотном участочке. К каждому домику примыкали небольшой дворик и садик с обязательной беседкой и парой-тройкой деревьев посреди цветочных клумб. Даже в этом мире находились люди, пытавшиеся жить по-домашнему.
        Такси с рыком притормозило, свернуло в одну из боковых улочек, добралось к берегу грязной речушки и остановилось.
        Здесь высилась настоящая крепость с высоченным сверхпрочным забором (из такого материала хоть обшивку космического корабля делай!), усеянным сканерами слежения и автоматическими бластерами на случай осады. Судя по уровню оборонной техники, владелец этого подворья основательно относился к эволюционному процессу выживания индивидуума и готовился отразить атаку как минимум армии.

- Прие-ехали, - грустно сказал таксист, словно ему было жаль с пассажирами расставаться.
        Эли подняла ему настроение, дав вполне приличные «кофейные», и наконец-то они трое выбрались из машины. Таксист спросил:
        Вас подождать? Эли сказала:
        Не надо.
        Но Джосф неожиданно прорезавшимся командным голосом велел:
        Ждать. Скоро поедем. Такса двойная.
        Подожду! Хоть до вечера! - обрадовался жучила. Эли ничего не сказала. Видимо, признала приоритет Джо в этом вопросе.
        Воздух в этой местности был значительно свежее. Пахло травой и ещё чем-то из флоры. Чем-то деревенским, чем-то очень вкусным несло от ближайших приречных коттеджиков.
        Пироги. Кто-то печёт пироги, - удивился Джо. Даже удивлялся он, по своему обыкновению, с каменно-непрони-цаемым лицом, но Макс уже помаленьку учился различать реакции пилота-телохранителя на окружающую среду.
        Или гонит самогон. Что более вероятно. - Безапелляционно высказалась Эли.
        У кого какие ассоциации… - усмехнулся Макс. - Мне кажется, оба варианта верны. Что будем делать? Размахивать руками перед камерами или брать цитадель штурмом?
        Они уже стояли у ворот.
        У меня есть код доступа, - успокоила Эли.
        Не боишься?
        Чего?
        Что весь этот арсенал врежет по нам залпом, если тебе случайно или намеренно сообщили неверные циферки и литеры.

- А ты всегда попадаешь по нужным сенсорам? Я имею в виду, у себя дома?

- Не всегда. Бывало, по пьяному делу мимо тыкал…

- Вот и он не всегда. Ни один нормальный человек не будет программировать активизацию оружия на первую же ошибку.
        И кто это пустил миф, что у женщин не развита логика?!
        Женщины, кто же ещё.
        Интересно, зачем?
        А чтобы мужчин легче было облапошивать.
        Спасибо на добром слове.

- Всегда пожалуйста, - улыбнулась Эли, но даже улыбка у неё вышла какая-то болезненная, словно голову разламывал приступ мигрени.
        Эли подошла вплотную и набрала код замка.

- Вот и всё, а ты боялся, - сказала Эли, когда массивные створки ворот разъехались в стороны, - прошу в дом.
        За тебя боялся… Ты уверена?
        Да, милый.
        Не хотелось бы, чтобы ты умерла настолько глупо.

- Мне, что ли, хочется… С другой стороны, умереть умно тоже не сахар. Но я не умру, точно.
        Во дворе на самом видном месте стоял пошлейшего вида аляповатый фонтан с русалкой, страдающей перхотью по всей чешуе, несварением и как минимум олигофренией в самой запущенной форме. В руках жуткая дева держала самую настоящую фотонную пушку, снятую с боевого флайера. Пальни это орудие хоть разок, и округа в радиусе метров ста превратится в наземный филиал ада.

- Серьёзные здесь, должно быть, люди построились. Ну да это ещё по забору видно, - прокомментировал Джо.
        А ты сомневался?
        Я всегда сомневаюсь, даже когда не сомневаюсь.
        Помогает?
        Стабильно.

- Мальчики, потом будете философствовать. Идёмте в дом.
        Эли взяла Макса под руку, и они (Джо забежал вперёд, прикрыл фронт и отправился в разведку) медленно направились к дому по выложенной плитами дорожке. Камень был - натуральный мрамор, в развитых мирах чертовски дорогой.
        Рядом с фонтаном произрастали несколько чахлых деревец, зато клумба была превосходна. Маленькие пёстрые цветочки наполняли всё вокруг чудесным ароматом.

- Добро пожаловать, - на пороге стоял каменнолицый Джо. В этот момент, в своём неизменном комбезе, он был похож на старину фермера, встречающего соседей, прибывших на партию-другую покера.
        Внутри дом также поражал исключительно дорогостоящей безвкусицей в сочетании с прекрасно продуманной на случай войны планировкой.
        Не дом, а крепость из классической версии «Битвы Миров».
        В этом краю битвы не редкость, по всему видать, - заметил много повидавший Джо.
        Воистину. Оружие в этом доме служило основным элементом декорирования. Шкафы-стойки, пирамидки в углах, композиции на стенах… Обычной мебели было крайне мало, а на кухне - ни крошки еды.
        Результат осмотра удовлетворил арендаторов, но пришла пора отправляться в обратную поездку. Предусмотрительность Джо была оценена по достоинству. Оказалось, что в местной локальной компьютерной сети просто отсутствовала служба заказа транспортных средств…
        Но когда Эли назвала новые координаты, таксист неожиданно не захотел ехать. Даже повышение тарифа не убедило его. Сначала он пытался отделаться всяческими, вплоть до нелепых, отговорками, а потом, когда понял, что экзотичную троицу не пронять ничем (они уже устроились в кабине), заломил дикую цену.
        И деньги вперёд! - категорично заявил.
        Хорошо, - согласилась Эли. - Но ты подвезёшь к самой двери.
        Подвезу, - мрачно посулил жучила, - там уже один хрен где тормознуть. Нас засекут ещё на подступах.
        Квартал с виду казался таким же, как и все прочие, - серым, однообразным, но с обязательным оживляжем: яркими экранами, мельтешившими на стенах.

- Приехали, - буркнул не на шутку перепуганный таксист.
        О том, чтобы подождать, не могло быть и речи. За любую цену. Не успели пассажиры выгрузиться, как он тотчас же, словно заправский гонщик, рванул с места и скрылся за поворотом.
        Вокруг были дома, дома. Невысокие, не более десятка этажей, однотипные коробки, натыканные вереницами вдоль улиц. Воняло вездесущей гарью и чем-то остро прокисшим.
        И никого. Ни единого человеческого силуэта в поле зрения.
        Весёлые пейзажи, глазу приятственные, - суровым тоном высказался Джосф, ощупывая на всякий случай рукояти личного оружия. На предмет убедиться, что оно не забыто в яхте.
        Сюда, надо полагать, - Эли смотрела на дверь. Над дверью, прямо на стенке, было написано: «Так трэба».
        Осторожно, гуськом (Джо авангардом, Макс замыкающим), словно находясь в тылу врага, они двинулись в сторону двери.
        Внутри было душно и накурено. За нагромождёнными чуть ли не друг на друга столиками и возле стойки сидели субъекты исключительно неудобоваримой видимости. Тихо звучала резкая, неприятная музыка. Никакого намёка на прочие аспекты
«культурной программы» не наблюдалось. Ни извивающегося стриптиза, ни дёрганой кроц-группы, ни зуол-певички, корчащейся у микрофона.

- Вертеп. - Эли поморщилась.

- Монументальное, должно быть, нам предстоит знакомство, - согласился Макс.
        Джо промолчал. Он зорко осматривался.
        Эли с телохранителем присели за столик, а Макс, извиваясь не хуже профессиональной стрип-гёрл, пролавировал к стойке, за которой заправлял делами бармен, похожий на флибустьера из сериалов о космических пиратах.
        Чего-нибудь, - сказал Макс, - и себе.
        С чего б такая щедрость?
        Я ищу одного человека. Такеши Ошима. Мне велели спросить здесь.
        Здесь не справочное бюро, - огрызнулся бармен. Его глазки блеснули, не то злобно, не то заинтересованно.

- Может быть, это поможет его здесь основать? - спросил Макс и пальцем нарисовал на мокрой стойке палочку с тремя кружочками.
        Я думаю, тебе лучше убраться. Макс пририсовал ещё один кружочек.
        И побыстрее.
        Обещание денег, судя по реакции и физиономии, только добавляло мрачности этому типу. Ну и планетка. Даже дармовой заработок здесь не веселит.

- Послушай, я не хочу неприятностей. Давай сделаем так. Я оставлю кое-что на стойке, это для Ошимы-сан, и перейду за столик, - Макс говорил с ним вдумчиво и осторожно, как с большой злой собакой, - где-то через часок я либо заберу то, что оставил, либо получу известие от Ошимы.
        Не дожидаясь ответа, он аккуратно, мимо лужиц, положил на стойку визитку и вернулся за столик, к Эли и Джо.
        Не нравится мне здесь, - сказала Эли.
        Не то слово, - сказал Джо.

«Если уж наш здоровяк такое говорит, значит, местечко и впрямь пахнет хуже некуда», - подумал Макс.
        Они не терпят чужаков, сующих нос в их дела.
        Джо, ты кажешься очень осведомлённым человеком. Бурное прошлое? - спросил Макс. - Нет, ты не подумай, что я сую нос в ТВОИ дела, но мне хотелось бы определиться, насколько ты…
        Вдруг Джо сделал страшные глаза, Макс не ожидал, что телохран может так ЖИВО вращать яблоками.
        Глаза остановились, затем очень выразительно указали Максу вбок, в сторону входа.
        В кабак вошли люди. Пятеро мужчин и одна женщина. Трое остались у входа, прочие уверенно пробрались к стойке, распихивая клиентов, и один из них затеял с барменом спор. «Флибустьер» скалился и что-то резко отвечал… Неожиданно женщина выхватила ручной скорчер и буквально снесла бармену голову. Испепелила.
        Раскалённый сгусток плазмы заодно прожёг в бутылочных стеллажах дыру размером с раскрытый зонтик. На весь зал завоняло сгоревшим мясом и возгоревшимся алкоголем. Стенка позади стойки моментально занялась…

- Под стол! - мгновенно отреагировал Джосф. Под столом все трое оказались одновременно.
        Недуррно для скучающей аристокр-ратки и тор-рговца кофе, - рыкнул Джосф.
        Скорее всего, это по наши души, - заметила Эли; тяжело вооружённые парни принялись внимательно изучать публику, приказав всем оставаться на местах, - как думаете, здесь есть запасной выход?
        Сразу за стойкой люк, - проинформировал весьма осведомлённый Джо. - Там наверняка подземный ход. Здесь без этого нельзя.
        Хотя бармену это явно не помогло… - вставил Макс. - Не ожидал такой прыти от них.
        Тогда залп, пока нас не обнаружили, и вперёд, - предложила Эли.
        На счёт три, - велел Джо. - Мой один у входа, Макс бьёт на выбор любого парня у стойки, девка ваша, госпожа. - И тут же начал отсчёт: - Раз, два…
        ТРИ! - и три мощных бластера высверкнули ослепительными лучами. Один у входной двери, споривший с барменом, и женщина - отправились в царство мёртвых.
        Трое выскочили из-под стола и опрометью бросились к стойке. Двое уцелевших у двери припали к полу, а третьему оставшемуся, у стойки, Джо снёс половину грудины вместе с головой. Перескочив стойку одним махом, как в заправских боевиках, трое распластались на полу и принялись озираться в поисках люка. От двери неслись сгустки плазмы, и зал в секунду превратился в содом-гоморру. Вопящие посетители втирали себя в пол вместе с обломками столиков, стремясь в буквальном смысле провалиться под землю.

- Ес-сть! - просипел Джо. Сверху на них уже лились огненные струйки, там что-то грохотало и трескалось.
        Крышка легко отошла в сторону, и трое в сопровождении дыма и запаха горелой человечины («Она мне будет сниться!» - подумал Макс) чуть ли не головами вперёд нырнули в густую, заросшую паутиной тьму. Теперь было важно не сбросить набранный темп. Впереди уверенно, словно он видел в темноте, пробирался Джо. Второй снова следовала Эли. Макс замыкающим. Пожалуй, кроме них троих, больше никому оттуда не удастся выбраться живьём. Особенно если к двоим у входа подкрепление подоспеет.
        Тоннель вывел их на какой-то пустырь. Почти стемнело, к тому же под открытым небом выяснилось, что собирается дождь, и небо затянулось плотными тучами.
        Дьявол, ни черта не видно, как у демона в заднице! - Макс обильно помянул всуе божье альтер эго.
        Так это же здорово, - заявил компетентный Джо. - Уходим как можно быстрее. Они наверняка скоро разберутся, что мы смылись. - Джо не собирался снимать с себя обязанностей командира. Впрочем, за это ему хозяйка и платила.
        Вперёд.
        Бежать Макс и Эли были не в состоянии, да и возможность сломать себе ногу подстерегала на каждом шагу. Но ковыляли прочь по возможности шустро.
        Куда сейчас?
        В город, - бросил Джо. - Поближе к космопорту.
        Для первого раза ты здесь прекрасно ориентируешься, - заметил Макс.
        Я в Катарсисе был уже, ясно?
        Теперь ясно…
        Сразу за пустырём начинался жилой район.
        Таксист, похожий на скелет из школьного шкафа, придирчиво осмотрел троицу с ног до головы, но везти согласился. Деньги у них были настоящие, и не пахли, а всё прочее его не касалось. Тем более абы кто в тот район не заглядывал, а местные обычно выглядели не лучше и не чище… Он даже не попытался завысить плату.

- Всё, чего я хочу, это ванна, горячая ванна и чистая постель, - сказала Эли, скосив глаза на свой испорченный костюмчик. Заявление было сделано уже «дома», куда она ввалилась совсем обессиленная. Уровень адреналина медленно, но неуклонно возвращался в пределы нормального, и госпожа экспресс-темпами превращалась в смертельно усталую женщину.
        Джо даже не запыхался. Макс, к своему удивлению, также практически не ощущал, чтобы кросс по пересечённой местности нанёс особый вред его здоровью. А вот Эли сдавала не по часам, а по секундам…

- Это закономерный процесс, дорогая. Сначала ванна, дальше постель, потом в постель завтрак, и так далее, по кругу, - заботливо сказал он, и пошёл откручивать краны горячей воды. Буде таковые найдутся.

- А почему бы и нет? - было сказано вслед ему. «Правда, почему бы и нет?»
        Завтрак в постель не обещаю, а вот кофе сварить могу, - вставил Джо. - Макс принесёт.
        Ага, а потом суп в постель, салат в постель… - совсем измождённым голоском пошутила Эли. Она уже рухнула на диван, не снимая обуви.
        Слуга опустился на одно колено и принялся осторожно разувать хозяйку.

- Джо-о, ты настоящий волшебник…

- Я не волшебник, а слуга. Смею надеяться, хороший. Судя по размерам моих премиальных, мой профессионализм ценится по достоинству.
        ОНИ
… Подобный резкий поворот событий застал их врасплох. Прокручивая в памяти вчерашний вечер, они всё больше и больше убеждались в том, что, несмотря на все попытки замаскировать налёт под разборку рэкетиров с барменом, в действительности это их пытались «под шумок» уделать киллеры. Только стечение обстоятельств, а именно то, что Джосф вовремя скомандовал ложиться и знал пути к отступлению, позволило несостоявшимся жертвам выбраться оттуда живыми.
        Нападавшим явно не был известен местный мудрый обычай устраивать взаправдашние потайные ходы.
        КТО пытался их убрать?
        Это был главный на сегодня вопрос.
        Кто же эта третья сила? По известным причинам (одна из них была ведома Эллен, другую подсознательно знал Макс и вполне сознательно Джосф) ни Я-МЫ, ни ПРЕС-С этого не делали.
        Кто решил бросить вызов сразу обеим наиболее могущественным силовым структурам обитаемой вселенной? Кто встал между ними и объявил войну на два фронта?
        Семья терялась в догадках. Даже у неё не было абсолютно никакой информации на тему.
        ПРЕС-Служба терялась в догадках. Даже у НЕЁ не было абсолютно никакой информации на тему.
        Вчера нам повезло случайно, - тем временем рассуждал ангел-хранитель, монументально возвышаясь посреди гостиной первого этажа, - по принципу «дуракам везёт». Соображай они хоть на йоту быстрее, и нам абзац. На этот раз нас вытащили звёзды, но даже звёзды не прощают невыученных уроков. Впредь вы должны быть осторожней в перемещениях, госпожа, иначе…
        Иначе не должно произойти.
        Да уж наверное… Давно я так не веселился. - Джо не улыбался губами, но почему-то было ясно, что он улыбнулся.
        Резкий звук вызова заполошным трезвоном ворвался в состояние тревожного ожидания.
        Оказалось, запрос пришёл на терминал Макса.

- Слушаю…
        Видеорежим Макс не задействовал.

- Простите… э-э, здесь остановился торговец кофе?
        С другой стороны «провода» тоже не жаждали демонстрировать личину, даже фальш. И голос звучал глухо, ровно, невыразительно. Усреднённый голос. Не разобрать, мужской ли, женский.
        Да, а кто его спрашивает?
        Потенциальный клиент. Вы оставили визитку.
        Значит, покойный бармен успел связаться с Ошимой, - прошептала Эллен.
        Если это он. - Джо тоже, оказывается, умел шептать.
        Вы готовы встретиться? - спросил Макс.
        Да.
        Где и когда?
        За вами прибудет кар. Вы едете один. Спутники не допускаются.
        Когда мне его ждать? Я нахожусь в…
        Я знаю, где вы находитесь. Минут через двадцать.
        Понятно. Через двадцать минут я выйду.
        Вот и хорошо.
        Спасибо, что согласились встретиться.
        Невидимый собеседник промолчал.
        Это опасно. Я не отпущу тебя… Я должна тебя уберечь… - Эллен шептала, хотя связь уже прервалась. У неё было такое выражение лица, будто она неделю не ела и почти столько же не спала. Макс Отто был вынужден делать вид, что не замечает. Надо выбраться, чтобы получить возможность отдыхать.
        Иного выхода нет. Не тебе же ехать. И одну я тебя здесь оставить не могу.
        Ты не пойдёшь один. Я сказала… Мы… Слышишь?
        Нет. Это необходимо не только мне, но и тебе. Я бы ещё как-нибудь перебился, но ты… Значит, кому-то надо идти. Так уж вышло, что ждут меня, а не Джо… Здесь они диктуют условия. К тому же я далеко не такой… э-э, беззащитный, каким иногда кажусь.
        И насколько далеко не? - тут же вставил Джо.
        Достаточно, чтобы не дать себя в обиду.
        Что-то из прошлой жизни?
        Что-то из прошлой жизни.
        Хорошо. Иди. Верю, тебя нелегко обидеть.
        Я не должна тебя отпускать… - из последних сил твердила Эллен, как заведённая.
        Не надо, милая… - успокаивал он её. - Со мной всё будет в порядке. Я вернусь и всё-всё тебе расска…
        Должна идти я…
        Даже и не думай об этом. Решение окончательное и обжалованию не подлежит.
        В этот момент снаружи донёсся требовательный сигнал. Кар прибыл гораздо раньше обещанного срока. Ошима-сан, с поистине восточным коварством, сбивал с толку.
        Ни слова, - скомандовал Макс Отто. - Женщина, не перечь мужчине. Я пошёл. Жди меня. Я вернусь.
        Твоя? - спросил водитель, показывая ему мятую визитку с кривобокой надписью от руки, сделанной на обороте.

«Барракуда и Флоп велели кланяться при случае».
        Макс Отто собственной рукой старательно надписывал. Для пальцев, привыкших к клавиатуре, получилось очень даже неплохо. Разборчиво, во всяком случае.

- На вот тебе получше. - Макс Отто протянул явно выраженному монголоиду новую карточку, чистую. - Понадобится кофе, весь к твоим услугам.

- Чай и сакэ пить надо. Давай на борт, мистер.
        Макс Отто сел в машину, и она плавно тронулась. Это транспортное средство было хоть и наземным, но классом на порядок выше. Водитель рулил лихо, однако аккуратно. Той виртуозности, с которой он объезжал бугры и ямы, можно было только чёрно позавидовать.
        Они пронизали какую-то часть территории города, выехали из него и тотчас оказались в лесу. Настоящем лесу, и близко не похожем на парк или сад. Хотя по местным дремучим понятиям И ТАК вполне может выглядеть Японский Сад.
        По узкой просеке, почти тропе, углубились на добрый километр.
        Там их уже ждали.

- Приехали. Выходи, - бесстрастным тоном сообщил водитель.
        Макс Отто вылез, плотно прикрыл за собой дверцу, повёл лопатками, разминая спину, и зашагал по траве к группе людей. Четверо. Они поджидали его метрах в двадцати от кара, возле большого, непривычной сфероидной формы флайера, совершившего посадку в центре поляны.

- Зачем ты меня искал? - спросил мужчина такого же «азиатского» типа. Среднего роста, худощавого телосложения. По виду - лет ему где-то под пятьдесят. Хотя по лицам азиатов трудно сказать, сколько им. Если взору чужака сейчас явлено природное лицо, конечно.

- Вы Ошима-сан?
        Монголоид оставил вопрос Макса Отто без ответа. Он молча ждал ответа на свой.

«Лобовая атака, разведка боем, пан или пропал», - внезапно подсказал Максу Отто Эмбергу внутренний голос.

- Мне нужно полное изложение, - без всяких ориентальных долгих предисловий выдал Макс Отто. Смелость города берёт, или наглость? Не важно. Главное - ВЗЯТЬ.

- Изложение чего?

- Истории, которая тебе известна в подробностях. Которую рассказала твоя Проводница. Которая существует исключительно в изустном состоянии, не доверенная ни единому носителю, кроме человеческой памяти. В кратком пересказе в определённых кругах история известна как миф «об Оружии Свободы».
        Я слышал много мифов. Но такой - не знаю. Мне никто не рассказывал. Ты обратился не по адресу.
        Я прилетел сюда не для того, чтобы…
        Я понятия не имею, какого дьявола сюда вообще кто-нибудь прилетает. Так что либо говори, зачем ты сослался на Барракуду и Флопа, либо докажи мне, что я не должен тебя убить просто за невежливое поведение. Мне с дурно воспитанными иномирянами возиться некогда. Жизнь не безразмерна.
        Повторяю, мне необходимо узнать подробности. Существует ли так называемое ору…
        Я понял. Тебя неправильно информировали. Огорчу тебя. ЭТОТ миф мне известен, но никакого оружия ТАМ нет.
        А что же там есть?
        Согласно тому мифу, который знаю я, это нечто вроде генератора воли. Этакое средство конвертации. Оно генерирует энергию воображения, целенаправленно концентрирует внутренний мир индивидуума, вследствие чего изменяется внешняя реальность, согласно… Одним словом, оно выполняет желания. Но управлять им невозможно, поэтому лично я не придаю значения существованию подобного
«конвертацион-ного» места. Я придаю значения только подвластными мне явлениям.
        Если я правильно понял, оно выполняет не любые желания?
        В том-то и дело. Оно само выбирает желание. Сбывается лишь жгучее, ЗАВЕТНОЕ. Я внял предупреждению древних мудрецов: «Опасайтесь сокровенных желаний, они иногда сбываются». Сознательно хочется одного, а сокровенное скрывается в ПОД, и сюрпризец из подсознания, материализованный в результате конвертации внутреннего микрокосма во внешний макрокосм, для пожелавшего может оказаться не просто неожиданным, а нестерпимым запредельно. Бытие, определённое подсознанием, имеет слишком большую вероятность оказаться ИНЫМ, чем желаемое сознательно.
        Спасибо. Очень доходчивое разъяснение. Вы можете сказать, где находится этот… э-э, конвертационный центр?
        Это уже второй вопрос. На заданный тобой я ответил. Теперь ты знаешь, что оно ЕСТЬ. ГДЕ оно есть - другой ответ.
        Я хочу получить и его.
        Хотеть - вредно. Разве ты не понял?
        Понял. Но для меня гораздо вреднее не хотеть… Вы знаете, где находится это место?
        Отвечаю. Но удовлетворит ли тебя такой ответ… И да и нет.
        Это означает, что вы знаете, но не расскажете?
        На словоблудие время не трачу. Когда не хочу говорить, молчу. ДА означает, что я знаю, где ему быть полагается, НЕТ означает, что оно там вовсе не обязательно располагается. Рассказанная история, знаешь ли, по достоверности отличается от экскурсионного путеводителя.
        Вопрос третий, и последний. Вы перескажете окончание истории?
        Да. Ответ третий, но предпоследний. Пока живой, никогда не говори «последний»… Совет. Но не бесплатный. У меня условие. Я пойду с вами.
        У нас есть выбор?
        Нет.
        При желании вы давно бы там оказались и без нас. Почему желание пойти возникло только сейчас? Или… только сейчас оно возникло, ЖЕЛАНИЕ? Но вы же говорили, что не придаёте значения неподконтроль…
        Я говорил, никогда не употребляй слова «последний»… Твои вопросы - лишние. Отвечу только на один. Не твоё дело, почему. Теперь ты отвечай. Кто тебя пасёт?
        Не знаю. Хотел бы ответить иначе, но не могу.
        Не знаешь? Зато они прекрасно знали, где ты будешь. Тебя ждала засада. Они появились задолго до твоего прибытия на Арлингтон.
        Вы уверены, что они пришли загодя?
        Я молчу, когда не уверен. Ты забыл, с кем встретился. Мне положено знать всё, что здесь творится.
        Для меня эта встреча была сюрпризом… нестерпимым.
        Это меня и настораживает. Они знают о вас, но вы не знаете о них. Ты привёл хвост.
        Я постараюсь получить информацию.
        Не старайся. Получи. Стараться или не стараться могу я. Но я буду стараться.
        Как мне с вами связаться?
        Я сам выйду на связь.
        Ошима-сан, послед… э-э, предпоследний вопрос. ПОЧЕМУ ВЫ РАССКАЗАЛИ???
        Но третий Избранный, с которым по капризу судьбы довелось познакомиться Максу Отто Эмбергу меньше чем за две недели времени, молча развернулся и шагнул к флайеру. Трое молчаливых спутников сомкнулись в стенку, отсекая Хозяина от дальнейших расспросов.
        Тратить время на этот ответ Такеши Ошима, владетель Японского Сада, не счёл нужным. Или не захотел отвечать. Или не был уверен, что знает ответ.
        Или вопрос действительно не финальный.
        ОН
«Утечка, - думал Макс, сверля взглядом спину любителя чая и сакэ, - кто-то нас обложил, и основательно».
        Но кто же мог знать заранее, что они летят на Арлингтон? Одновременно с ними сюда прибыть - это всегда пожалуйста, сколько угодно, на Лазурной планете они особо не скрывали пункт назначения…
        Конечно, после того, как он по собственной глупости имел несчастье ввязаться в эту гонку преследования (сколько людей, оказывается, легенды воспринимают всерьёз!), следовало ожидать любых опасных виражей судьбы. За поворотом могли открыться любые сюрпризы. Например, голосующая на обочине умопомрачительная брюнетка… хотя с Максом получилось наоборот - брюнетка проезжала мимо и остановилась, чтобы подобрать с обочины его самого. Также за поворотом могут знаки оказаться. «СТОП»,
«Объезд», «Улавливающий тупик» (для горных серпантинов очень актуально) или перегораживающий дорогу барьер «Дорожные работы», а то и шипастый стальной «ёж»… Ещё на дорогах патрули случаются, полицейские проверки, посты. Банды опять же, с дорог кормящиеся.
        Но чтобы вот так запросто, фамилии не спросивши, с ходу поливать огнём… КТО?
        Вопрос вопросов. Ответ на него (окончательный!) предопределит успех или провал поиска. Взгляд Эли ВПИЛСЯ в Макса.
        Глаза, горящие на изнурённом внезапной болезнью лице, поражали даже больше, чем обычно.
        Новостей несколько. Не знаю, какая из них хорошая… Докладываю по порядку. Дядя Ли подарил тебе верный контакт, Эли. Миф, похоже, всё-таки не пустая байка, не досужий вымысел. Где-то ТАМ действительно есть нечто, реально способное… м-м, в каком-то смысле завоевать свободу. Далее. Появилась возможность отправиться в это самое «там». Теперь новость однозначно нехорошая. У нас есть проводник, от «услуг» которого отказаться невозможно. Ещё он потребовал стряхнуть хвост, иначе сам отзовёт свои услуги. Такие вот дела.
        Держи. - Джо принёс Максу дымящуюся чашку. - Сулиана номер три. Из твоих образцов, извини.
        Джо, ты волшебник…
        Опасное хобби, эта ваша мифология, - заметил Джо.
        Не то слово. Но вся эта беготня и стрельба, похоже, только начало.
        Думаю, самое время попросить прибавку к жалованию.
        Без проблем, - сказала Эли.
        Да это я шучу, госпожа. Вы же понимаете, что меня здесь не деньги удерживают, а моя… романтичная натура.
        Кто бы мог подумать, что ты романтик, Джо! - искренне восхитился Макс.
        Да, я такой… Предлагаю обмозговать, кто пылает к нам смертоубийственной страстью.
        Это само собой. Но мне кажется не менее важным выяснить, почему герр Японец не прочь отправиться вместе с нами на поиски того, чему ранее не придавал значения. Что изменилось?
        Возможно, ранее у него не было с кем искать, - сказала Эли. - Наверняка он что-то недоговорил. Для него имеет значение, С КЕМ найти. Видимо, мы подходим.
        А почему бы не допустить, что… - раздумчиво произнёс Макс, - за этим «оружием» он решился идти потому, что нашёл способ полностью контролировать своё подсознание…
        Или ему совершенно неважно, какое из желаний исполнится, - вдруг высказался Джо.
        Зачем же тогда вообще…
        Пути, по которым блуждают человеческие натуры, неисповедимы…
        Если всё же нас пыталась убрать Я-Мы… - задумчиво сказала Эли, - то… может быть, это единственный способ показать прессерам, что во вселенной присутствует некая сила, которая… остаётся в тени. И эта угроза более… весома, чем даже Я-Мы… угроза не только индивидуумам, но и… сверхразуму Секты. Нечто или некто, враждебное всем слагающим человечества, индивидуальным и коллективным… Как вам гипотеза?
        Любопытно, а что в таком случае стремится показать ПРЕС-С, если это она раздавить нас пыталась? - поинтересовался Макс.
        Кто бы чего кому ни пытался доказать, для нас это означает, что пора укреплять позиции, - заявил Джо. - Лично мне что-то не хочется быть разменной фигурой в чьей-то игре. А нас, всех троих, целенаправленно подставляют. Кто подставляет, уже не суть важно.
        Что ты предлагаешь?
        Подстраховаться, на всякий случай. Информация обо всём, что происходит с нами и вокруг нас, не должна пропасть бесследно. Человечество должно узнать… всё человечество, включая тех, кто склонился в Секту.
        Своего рода «чёрный ящик», фиксирующий наш поиск?..
        Вот именно.
        Это идея.
        Мы… Я… тоже так думаю… - сказала Эли. Очень тихо это у неё получилось, словно жизненные силы почти иссякли. Макс вздрогнул, как от удара, и дёрнулся к ней, открыв рот, чтобы спросить…
        Её взгляд остановил его. Взгляд запрещал задавать вопросы, запрещал говорить на тему её состояния.
        Макс не умел противиться велению её взгляда.
        С Эли происходило что-то, мягко говоря, неладное, но он не мог ничем помочь. Самое страшное - он не имел понятия, что за хворь её внезапно одолела.

- Так вот… Мне… - Джосф подыскивал слова, и давался ему этот поиск с не меньшими тяготами, чем Максу и Эли - погоня за мифом. - Мне… по случаю как-то досталась одна… вещица занятная. Не буду уточнять, на сколько человек было помещение, в котором… приключился упомянутый случай, оговорюсь лишь, что о свободном входе-выходе мы там только мечтали… - Информация о том, что Джо человек бывалый настолько, что не миновал «отсидки», удивить не могла; чтоб ТАКОЙ человек да не впутался во что-то подобное… тюремное заключение или военную службу, например. - Короче говоря, это моё наследство законное. Сосед по к… э-э, комнате приказал долго жить, и я его завет чту. Ещё он оставил вот это… - Джо оттянул ворот и выпростал из-под него цепочку, опоясавшую мощную шею.
        На раскрытой ладони лежала серебряная «роза ветров»; она служила оправой небесно-голубому кристаллику, вделанному в центр.

- Эта безделушка, если верить моему соседу, фиксирует всё, что происходит с её носителем. Но не только состояние здоровья, а ещё и услышанные слова, звуки, увиденные ландшафты и образы… окружающую картину мира, словом. Не понимаю, куда оно там всё в неё помещается и как она смотрит через одежду, например… но парню, который мне это сказал, я верил, насколько вообще можно верить человеку. Процентов на тридцать, короче, допускаю, что сосед не врал. Если со мной что-то случится, возьмите её, эту звёздочку, и несите дальше. Вдруг и правда она всё «записывает», а потом какому-нибудь яйцеголовому профессору удастся считать записи. Хотя парень божился-клялся, что вещица магического происхождения, колдовская, и инфу с неё, стало быть, только колдун какой-нибудь снять может. Ну так, в общем. Всё же лучше, чем бесследно сгинуть. Вдруг меня грохнут враги, так вы… это, людям отдайте, всё ж свидетельство какое-то.
        Обещаю, - пообещала верному слуге госпожа. - Не сомневайся, заберу и передам. Учёным или магам.
        Хорошая штукенция, - одобрил Макс Отто. - Если это всё правда, то нам она весьма кстати. Обещаю…
        Остаток дня они потратили на подробное изучение и проверку сил самообороны дома. Результат удовлетворил, более чем. Маленькую локальную войну они вполне могут выиграть. Но вот большую, позиционную… К тому же, не зная характера сил противника, понятия не имеешь, чего от него ждать. Хуже некуда для ведения успешных боевых действий.
        У меня устойчивое ощущение, что мы что-то упустили, - сказала Эли после осмотра территории.
        Можем проверить ещё раз…
        Я умру от усталости.
        Чёрный ход. Теперь они наверняка будут искать тоннель.
        В этом домике нет тоннеля. Наверное, не успели прокопать. Недаром владелец предпочитает временно проживать в эмиграции.
        Но они-то не знают, что его нет… Хотя для профессиональных исполнителей не проблема уточнить. Думаю, что наш радушный арендодатель в случае чего молчать не будет.
        Хорошо хоть, до Лазурной туда и обратно двести пятьдесят часов лёту…
        Это утешает.
        Хорошие моменты всегда можно найти, даже в полном… абзаце.
        Не успели они решить, как обеспечить себя провиантом, и обговорить категоричную просьбу Джо вернуться на яхту, как раздался сетевой вызов.

- Войдите в трансляционную сеть, - велел усреднённый голос, когда Макс дал разрешение на коннект.

- Ошима-сан, вы? Ответа не последовало.
        Не отключая терминал, Макс перешёл на канал новостей. -…прилетевшие вчера…
        Новости трубили на все голоса, что они обвиняются в терроризме, голографическая проекция по очереди демонстрировала три лица: Эллен, Макс Отто, Джосф.

- Космическое сафари, - наложился усреднённый на голос диктора, - интересует?
        Как вас найти?
        Вопрос неправильный. Вторая попытка. Предпоследняя.
        Что нам делать?
        Уже лучше. Для начала приготовьтесь к марш-броску.
        Всегда готовы.
        Браво, бойскауты. Ждите, ребятишки, я на подходе.
        Пункт одиннадцатый
        МИР: АРЛИНГТОН И ОКРЕСТНОСТИ
        (дата: двадцать второе двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ОНА
- … в шестнадцать тридцать пять. Это уже двадцать третий взрыв за последние часы. Полное впечатление, что Катарсис находится в состоянии войны. Сегодняшний день унёс уже пятьдесят две жизни, плюс около двух сотен раненых… Шериф города объявила в розыск прибывших недавно лиц, подозреваемых в причастности к происходящим терактам. Это некто Макс Отто Эмберг…
        Эллен выключила звук.

- Твари, - сказала она зло. Жизненные силы, резкий упадок которых она испытала после того, как оборвалась связь с Мы, постепенно восстанавливались. Выяснилось, что какое-то время вполне можно протянуть и БЕЗ ставшего привычно-неотъемлемым ощущения единения с КЕМ-ТО неизмеримо большим, чем Я. Непреходящее чувство, благодаря которому она с момента приобщения совершенно спокойно воспринимала будущее. Смерть больше не маячила впереди жутким силуэтом постоянно занесённого палаческого топора. Когда эта уверенность в будущем внезапно пропала после космического прыжка сквозь внемер, Эллен испугалась так сильно, как никогда в жизни. Именно это было самым страшным, а вовсе не потеря постоянного подключения к неисчерпаемым интеллектуальным и силовым ресурсам Мы…
        И всё же возвращение в автономное Я оказалось не настолько скрученным кошмаром, каким мерещилось. Спустя двое-трое суток индивидуальное существование стало вполне терпимым процессом. Правда, терпимость базировалась на осознании того, что она вернётся В СЕМЬЮ. Обязательно. Рано или поздно. Без этой святой веры её силы вряд ли восстановились бы…
        Экран вслед за лицом Макса продемонстрировал черты её текущего облика сероглазой шатенки с высокими характёр-ными скулами, затем показал каменную физиономию Джосфа. Эта картинка получилась особенно впечатляющей - подредактированная репортёрами суровая «красота» здоровяка могла напугать кого угодно, а маленьких детей довести до энуреза.
        Не успели появиться, а уже затерроризировали целый город. Ну даём…
        Да-а, выпасли и подставили нас виртуозно, - согласился Джо.
        Что посоветуешь? - спросил Макс её телохранителя, который за время пребывания вне пределов цивилизации превратился в настоящего эксперта по третьим мирам.
        Думаю. Самое хреновое, что яхту нашу конфисковали. Был бы у нас хотя бы везделёт…
        И что? До первого залпа. Влёт поджарили б нас.
        Тогда почему они нас ЗДЕСЬ не трогают? Сутки уж как сидим, носов не кажем, и никаких гостей незваных. Званых тоже. Куда японец-то наш запропастился?.. Непонятно мне. Странно. Сидим как на острове, никому и даром не надобные, а тем временем под наши нетленные образы целый террористический апокалипсис срежиссирован.
        Выжидают в засаде. Когда носы высунем? - предположил Макс.
        Не раньше, чем Избранный появится, - напомнила Эллен. Ночью оба её мужчины уже разок чуть было не уговорили её «рвать когти» пешим ходом. Вовремя опомнилась и мужчин остановила.
        Если этот чёртов китаёза жив останется. - Джо изначально проникся к Японцу недоверием.

- Его не тронут, - заверила Эллен. Скорее сама себя, чем…

- Почему ты так в этом уверена? - спросил Макс.
        Ты сам подумай. Кроме него никто не готов вести к мифу. Не одни мы ищем, теперь я сообразил. - Вместо Эллен ответил Джо.
        М-д-а, миф… Миф. Кто-нибудь хочет кофе? - Макс обвёл взглядом Эллен и Джосфа.

- Хоть в чём-то у нас нет недостатка, - улыбнулась Эллен.
        Ну почему? Ещё оружия у нас завались, на батальон хватит, - не согласился Макс.
        Завари, завари. Кофе у вас с Джо получается гениально. В этом вы как братья-близнецы…
        Пойду проверю периметр, - сообщил Джо. Чуткий слуга понял, что ей необходимо побыть одной.
        Эллен сидела на диване, поджав под себя ноги. Когда мужчины скрылись за дверью, она опустила веки и погрузилась глубоко в себя. С виду - о чём-то задумалась, что-то вспоминала.
        На самом деле она вновь и вновь пыталась ПРОБИТЬСЯ. Иногда случалось, что сегменты связывались с семьёй издалека, очень издалека, с миров, по-настоящему неблизких пространственно. Но прохождение канала было нестабильным, пунктирным. Эллен надеялась, что ей удастся прорваться хоть на миг. ОБМЕН «информация на энергию» очень существенно подпитал бы её, придал недостающей силы. И она придумала бы, как вырваться из ловушки, в которую загнала себя и спутников, не послушавшись совета Джо, просившего остаться на борту «Пурпурнейшего Солнца».
        Её подвело то, что она разучилась полагаться только на свою память. За годы, прошедшие после слияния, она слишком привыкла рассчитывать на сверхразум семьи, который всегда подскажет, всегда поможет, всегда вытащит из дерьма…
        О, если бы удалось провести экстренное совещание с «советом комиссаров», куда и девалась бы её растерянность!
        Положение сложилось более чем критическое.
        Неведомым «друзьям» удалось обложить их наглухо.
        Это не поддавалось осмыслению индивидуальным разумом, убогими ресурсами которого она вынужденно довольствовалась. Кто такие? Откуда взялись? Судя по всему, действовала мощная военизированная организация, фактически нелегальная армия, о существовании которой Я-Мы даже не догадывалась.
        В противном случае - давно попыталась бы влить в себя.
        Либо договориться, как в своё время с равновеликими.
        Создание разветвлённой секты могло быть по силам лишь исключительным, экстраординарным личностям (если пока исключить рождение ЕЩЁ одной сверхсущности), обладающим не менее исключительными экономическими и политическими возможностями. Все же, кто располагал более-менее серьёзными силами - были прекрасно ведомы мультипамяти Я-Мы…
        Оставались ещё две версии; любая их них, на выбор, ПУГАЛА.
        Возникновение разумной сверхсущности у ЧУЖОЙ расы, одной из тех, что известны землянам.
        И проникновение «третьей» силы ИЗВНЕ, в прямом смысле со стороны. Освоенная вселенная - далеко не вся Вселенная.
        Что делать, что же делать…
        Пока не принято решение, опостылевшее ожидание было единственным занятием.
        Оставалось ждать и тупо смотреть в экран. В реальном времени по всем трансляционным каналам со смаком иллюстрировался тотальный крах подпольной империи Японца. Картины изуродованных трупов и разрушенных домов перемежались тремя зловещими физиями залётных убийц.
        Если из них троих такими темпами и дальше будут лепить кровавый образ, то они навеки останутся в истории мира символом воплощённой смерти… А ведь эта планета реки крови перевидала за два столетия не раз.
        Если так пойдёт и дальше, то им грозит незавидная участь. Совершенно одни на крайне враждебной территории, без малейшей надежды на спасение.
        Если смываться «самотёком», то основная проблема - выбраться незамеченными из дома и раствориться в близлежащем пригороде.
        Но прежде необходимо отыскать решение главной проблемы.
        Проекторов фальш-личин в наличии I (две) штуки.
        Организмов - три.
        Два минус три равняется?..
        Правильно. Минус один.
        Телохранителя придётся бросить на растерзание озверевшей толпы аборигенов, науськанных неведомым врагом.
        Спасти его может только человек, которого Джосф почему-то ненавидит.
        Такеши Ошима.
        ОНИ


        Внешне кругом была сплошная тишь-гладь. Ряды домиков поодаль, с присущими жилому пригороду звуками и запахами. Ленивые воды речушки, пыльный асфальт подъездной дороги. Обычные ночные звуки ночью, обычные дневные звуки днём.
        Ни вооружённых провокаций, ни демонстративного наблюдения. Никаких попыток арестовать. Вообще никого из посторонних поблизости, в поле восприятия сканеров.
        Только иногда по улочкам проходили или проезжали местные обитатели. Спокойно, прогулочным шагом, на небольшой скорости. Не перебежками, не зигзагом, не опрометью, не на полный вперёд. Обычная бытовуха. Ленивое спокойствие.
        Это внушало тревогу и страх.
        Штурмующие периметр спецназовцы испугали бы куда меньше.
        Напряжённая атмосфера внутри забора сгустилась до предела.
        Деморализующий хаос, царящий в городе, определялся только по сетевым трансканалам.
        Почему? Почему никто до сих пор не попытался ликвидировать троих пришельцев, запершихся в доме?
        Поведение арлингтонских властей вообще ни в какие рамки элементарной логики не влезало. Купленные на корню держались бы в сторонке, выжидая, пока пришлые сильные бандиты уничтожат здешних слабых, и продолжили бы припеваючи существовать при новых «спонсорах». Не купленные точно так же держались бы поодаль, потирая руки от радости, что бандиты мочат друг друга - меньше останется, легче потом совладать.
        Мэрия Катарсиса всеми наличными полицейскими и прочими силами ввязалась в войну по полной программе. Облавы, обстрелы, погони, перестрелки, трупы, трупы в униформе и костюмах…

- Темнеет, - сказала Эли безучастным голосом, когда Макс вернулся.
        Её природная черноволосая личина осунулась и выглядела старше своих лет. Но сегодня, вопреки вынужденной кофейной диете и постоянному стрессу, выглядела тем не менее гораздо лучше, чем вчера.
        Через час - темнота. Если уходить, то в момент окончания сумерек, а не за полночь,
- посмотрел в окно Макс. Кофе пах восхитительно, но уже начал надоедать.
        Считаешь, у нас есть час?
        Нет, но если он не появится в течение часа, то не придёт уже никогда.
        Никогда… Какое безжалостное слово. Джо не… - Она запнулась, спрашивая себя, что действительно ХОЧЕТ сказать. - Не заслужил, чтобы к нему относились как к пушечному мясу.
        Хороший парень, спору нет.
        Они переглянулись. Джосфа придётся бросить. Или остаться вместе с ним.
        Макс вздохнул и опустил глаза.
        Джосф возник бесшумно из глубины дома, как немой укор. Он открыл было рот, намереваясь рапортовать о произведённом патрулировании…
        И вдруг раздался негромкий стук. В другую дверь, что вела на площадку лестницы, пронизавшей дом от чердака до подвала.
        Эллен буквально подскочила на месте, как шилом уколотая, а Макс застыл, будто его по голове пыльным мешком ударили. -… - одними губами прокомментировал он. Джо закрыл рот, не издав ни звука.
        Первым его побуждение было всадить в дверь импульс скорчера, но он передумал. Это уже ничего не меняло, раз ктото сумел вот так запросто, несмотря на всю хвалёную защиту, подобраться впритык и постучаться.
        С таким ловкачом нелишне пообщаться живьём.
        Деликатность стука обнадёживала.

- Кто там?
        Голос Эллен, скользнувшей к простенку левее двери, был совершенно спокоен. Как у домохозяйки, отвлечённой от кухонной плиты появлением соседки.

- Свои.
        Эллен жестом велела открыть. Джосф уже стоял справа от двери.
        Заждались? - На пороге стоял собственной персоной Японец, обширное хозяйство которого они трое в данный момент разносили в пух и прах. По утверждению кровавых сетевых трансляций.
        У-у-уф… - выдохнул Макс, опуская руки. В каждой - по бластеру.
        Спрашивать, где находится вход в тоннель, который мы не нашли, бессмысленно? - поинтересовалась Эллен. Бластер в её руке лишь чуть наклонился стволом к полу.
        Выруби это экстрим-шоу, - велел Ошима-сан, глядя на проекционный экран. На вопрос он не ответил.
        Джосф, повинуясь кивку госпожи, исполнил повеление.
        Подведем баланс, - продолжил Хозяин Японского Сада, решительно вступая в зал. - Дебет в пассиве - стремится к абсолютному нолю. Менее чем за сутки меня лишили всего: людей, финансов, имущества. Ваш хвост оказался мне не по зубам… Здесь балуются кофе? Запах фантастический.
        Да, конечно. Макс! - окликнула Эллен.
        Присаживаться не буду, глотну стоя… Спасибо. - Японец сделал глоток и добавил: - Вы и так засиделись. Нам пора.
        Что вы предлагаете?
        Сменить место дислокации. Для начала.
        Я не мог пропустить потайной ход, - убеждённо произнёс телохранитель.
        Твой профессионализм выше всяких похвал, Джо, - вдруг сказал Макс. - Подземного хода нет. Это мультипорт.
        Я давно уже был бы трупом, не умея обеспечивать себе пути отхода. Собирайтесь. У вас минуты четыре.
        Мы фактически готовы.
        Не совсем.
        С одной оговоркой. Не оставлять же добро… Помогите подковырнуть.
        Совместными усилиями трое мужчин выломали одну из стенных панелей; под ней обнаружился небольшой пульт.
        На самом деле это мой дом, - счёл нужным потратить слова Ошима-сан. - Но ключи от этого люка не захватил.
        Ваш? - неприязненно поинтересовался Джо.
        Катарсис, вообще, - мой город. Был, - пояснил Японец. - Ладно, пора уходить.
        Джо уже подхватил сумку, набитую оружием. Макс - свою небольшую, с компутом и небольшим запасом кофе. Чемодан и вторая сумка остались на яхте. Конфискованной…

- Десяти минут им хватит, чтобы окружить дом, - сказал Хозяин, устанавливая на таймере время. - Жаль, не увижу, как рванёт. Люблю фейерверки.
        Вслед за ним трое быстро спустились по лестнице.
        Угловая подвальная подсобка была тёмной и пыльной. Здесь очень давно никто не убирал, сюда просто никто не заходил уже целую вечность. Пахло выдержанными сыростью и затхлостью.
        Джо заглядывал сюда, осматривая дом. Теперь слой пыли на полу был испятнан следами, вели они к противоположной от входа стене.
        Точнее, раньше там была стена. Сейчас большая её часть исчезла, в ней зиял проём. Вход в следующее подземелье.
        Полстены оказалось массивной бронедверью, достойной солидного армейского бункера.
        За дверью обнаружился самый настоящий мультипроход.

- Ничего себе, - вырвалось у Макса.
        Чего-чего, а удивляться на Арлингтоне ему приходилось нередко. В любом другом, более цивилизованном мире всё было намного рутиннее, однотипнее. В этом мире фантазия не прекращала свободного улёта.

- Это фронтир. Тут иначе нельзя, - в унисон с его реакцией высказался Джосф; на этот раз он шёл замыкающим, после Макса.

- Нигде иначе нельзя, - отозвался Хозяин. - Учитесь, ребятишки. Пока я жив.
        Каменное лицо Джо дрогнуло, но он дисциплинированно смолчал.

- Для начала в надёжное место, - счёл необходимым проинформировать Ошима-сан.
        Шагнув сквозь внемер, они оказались внутри бронированного сейфа, рассчитанного, судя по количеству коек (одна двухъярусная), на двоих. Этакое любовное гнёздышко для пары, пожелавшей пережить ядерную войну. Их же прибыло четверо… потенциально четверо.
        Такеши Ошима не появился в металлокерамической комнате.
        Даже втроём здесь однозначно было тесновато. Но системы жизнеобеспечения имели избыточный запас мощности. Свет, воздух. Температура градусов двадцать пять по шкале Цельсия. Шкаф с едой, бак с водой.

- Во попа-али… - Макс с размаху уселся на койку и обхватил голову руками. - Это я винов-ват! - промычал. - Лузер заразный…
        Джо сквозь прицелы прищуренных глаз искал люк, который можно проплавить. Люков не было. Только мультипроходы.
        ДВА. Основной, по которому они прошли, и резервный, «холодный».
        Шагнуть в обратном направлении?! Без правильной настройки - быстрый способ самоубийства.
        Подыхать в герметичном бездверном «сейфе», травясь собственными испражнениями - медленный…
        Улавливающий тупик, - коротко высказалась Эллен. …! - Джо был ещё более лаконичен.
        Как я мог ему поверить! - сокрушённо воскликнул Макс…
        Осмотрелись? - из мутных разводов зева мультипро-хода вышагнул Хозяин.
        Джо побледнел и свирепо раздул ноздри. Эллен скользнула между ним и Японцем. Во избежание.

- Надо было замести следы. Там найдут молекулярные останки четырёх биологических объектов. У них не должно быть сомнений. По крайней мере, в ближайшее время.
        Макс, дыши глубоко и размеренно, - приказала Эллен. - Что это? - спросила она, обводя помещение рукой.
        Благоустроенный гроб со всеми удобствами, - не стерпел Джо. - Кажется, это так называется.
        Это «скорлупа» третьего уровня автономности. ГН сорок семь восемьдесят четыре. Надеюсь, никто не подвержен приступам клаустрофобии, ибо при всём желании выпустить отсюда не смогу…
        ГН4784. Спасательная капсула, рассчитанная на двух человек. Абсолютно автономная, практически непроницаемая, созданная для пребывания в сверхтяжёлых условиях ядовитых атмосфер, тектонической активности, крайних температурных режимов. Настоящий сверхпрочный бункер. Внутренний обитаемый объём, параллелепипед ЗхЗх2, - от силы десять процентов общего размера сфероида. Чтобы разъять «шарик» на сегменты-сектора, необходимо знать код доступа, электронный ключ к «шовным» замкам…
        Да, Ошима-сан подготовился к войне с истинно ориентальной основательностью.
        И куда она засунута? - Макс воспрянул духом, вскочил с койки.
        Под поверхность второй арлингтонской луны. В толщу породы. Раскрыться потому не может. Доступ - только через мультипроходы. Единственный живой человек, который об этом знал, - я. Теперь нас четверо.
        Укромная норка, ни добавить, ни убавить.
        Сколько мы здесь пробудем? - спросил прагматичный Джо.
        Около полутора суток. Этот проход, - он погладил крышку «холодного» мультипорта, - ведёт в точку, где нас будет ждать корабль. Но сейчас его там нет.
        Что дальше? - Эллен.
        Дальше будет великий драп.
        Неожиданно узкие глаза Избранного почти исчезли в складках морщинок.
        Такеши Ошима загадочно улыбнулся и в этот момент сделался разительно похож на ориентальное божество древней Земли.
        По имени Будда Гаутама.
        Пункт одиннадцатый
        МИР: ДАЛЬНАЯ ЛУНА АРЛИНГТОНА
        (дата: двадцать третье двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ОН
- Пара партий, и ты оставишь меня без гроша, - проворчал Японец, бросая карты на покрывало.
        Да уж. Впервые Максу настолько фартило.
        Играли они давно. Фактически со вчерашнего дня, с перерывами на несколько часов сна и приёмы фаст-пищи (гадость несусветная!).
        Делать было нечего. Джо преимущественно спал (или делал вид, что спит), устроив себе спальное место на полу у мультипортов (теперь законсервирован был тот порт, через который они сюда прошли). Эли занималась тем же, но на верхней койке. Почти не просыпалась. Бодрствовала только часа четыре, когда постель занимали Хозяин и Макс. Ошима-сан хотел прилечь на полу, вплотную к Джо, предоставив нижнюю полку Максу, но Эли (во избежание соприкосновения) решительно уложила его на койку, сама же устроилась на крышке сантехнического устройства, спрятанного за круговой ширмочкой. (В ограниченном пространстве тяжелее всего было избегать СОПРИКОСНОВЕНИЯ тел. Но, кроме лиц, открытых участков ни у кого не осталось после того, как Ошима-сан поделился защитными перчатками; а целоваться с ним ни Джо, ни Макс, ни Эли не намеревались. Друг с другом антагонисты тем паче не расцелуются.) В остальное время игроки сидели на нижней койке, и Макс обыгрывал Избранного, партия за партией. Покер сменился префом на двоих, преф - дламером, затем были вист, монк, сека, дурак подкидной и дурак спиральный… Макс не проигрывал. Сутки
напролёт.
        Он вообще в последние дни замечал, что резко поумнел. У Эллен голова постоянно болела, у него - наоборот, прояснялась с каждым часом.
        Ты нанёс моему кошельку намного больший урон, чем теракты, - пошутил Ошима-сан.
        Се ля ви, - сказала Эли; она наконец проснулась и перевернулась на другой бок, свесив голову с верхней койки, - карточная игра занятие добровольное.
        Особенно когда стоит выбор между игрой и тихим схождением с ума, - добавил Макс.
        Ну, про схождение с ума ты приукрасил. В подобных скорлупах люди месяцами торчали после катастроф на необитаемых планетах, и ничего, выживали.
        Ни капельки не преувеличено. Я где-то читал, немало таких вот спаскапсул находили пустыми. Человеческая психика не выдерживала «одиночества вдвоём». Поэтому
«скорлупы» и прозвали благоустроенными могилами, - подал с пола голос Джо.
        Ну, по крайней мере на квартирантов других спасмо-гил хоть никто не охотился…
        Наши преследователи сбиты с толку и отправлены ложными курсами. По крайней мере, - Японец акцентировал последнюю фразу, - я на это небезосновательно рассчитываю. А теперь прошу извинить… Мне необходимо связаться с друзьями.
        Прямо отсюда? - поинтересовалась Эли с верхней полки. По голосу было слышно, что она не понимает, как отсюда, из ТУПИКА, можно с кем-либо связаться.
        Вы предлагаете мне выйти на минутку? - без малейшего намёка на иронию в голосе спросил Такеши Ошима.
        Нет, но…
        Спасибо и на том. А теперь попрошу минуточку меня не отвлекать.
        Хозяин капсулы встал и шагнул к стене, точнее к узкому простенку между туалетной
«кабиной» и шкафом-контейнером для продуктов. Для того, чтобы Японец вписался в промежуток, Максу пришлось забиться в глубь койки, подняв ноги и поджав колени к груди.
        Хозяин встал у самой стены и прогладил обеими ладонями участок поверхности на уровне груди.

- Небольшое усовершенствование, - сообщил он, когда из стены с лёгким жужжанием сервомоторов выехала консоль. - Терминал межпланетной связи. Узконаправленный сигнал перехватить очень сложно, если не знать, где улавливать. Приёмопередатчик и антенна с другой стороны луны.
        Обалдеть, - донёсся с пола голос Джо. - Комфортная у нас гробница…
        Я предусмотрительный человек. - Хозяин произвёл какие-то манипуляции с пультом, издал какой-то хмык, по-видимому, долженствующий означать удовлетворение; опять пошевелил пальцами в сенсорной зоне пульта и, когда по дисплею побежали вертикальные цепочки циферок, внимательно их изучил. После чего хмыкнул погромче, завершил сеанс коммуникации, вернул консоль с пультом и дисплеем обратно в толщу стены…
        Итак, леди и джентльмены, - повернулся он к трём парам ожидающих объяснений глаз.
- Наш рейс отправляется через шесть часов. Корабль на подходе, тормозит, остановится и возьмёт нас в расчётной точке, по плану…
        Был план? - спросила Эллен сверху, из узкой ниши между полкой и потолком.
        И не один. По моему глубокому убеждению, неоднократно подтверждённому жизненным опытом, планирование на основе предварительного просчёта вариантов будущего является основным фактором сохранения свободы независимого передвижения. Которая, в свою очередь, является фундаментом свободы как философского понятия. Непредусмотрительность способствует потере упомянутой свободы, а то и жизни.
        Везёт мне в этом путешествии. Что ни мужчина, то философ, - философски заметила Эли.
        Повторюсь. Звездолёт примет нас на борт в расчётной точке, по плану. Сейчас, по плану же, нам необходимо начать подготовку к предстоящему проходу. - Ошима-сан после бегства с Арлингтона стал несравнимо разговорчивее; будто его язык развязался вдали от бывшей вотчины. - Выйти нам предстоит в отсеке, не оборудованном системой жизнеобеспечения кислорододышащих организмов…
        Извиняюсь, что перебил, - встрял Джо (телохранитель уже встал с пола и подпирал макушкой нависающий потолок кабины объёмом тридцать два кубометра), - но мне очень хочется знать, в какой из стенок встроен потайной шкафчик со скафандрами.

- А мне очень хочется знать, сколько их. Потому что если их меньше четырёх… - Эли сверлила Такеши Ошиму горящим взглядом из глубины своей ниши.
        Напряжённая пауза повисла в спёртой (рециркулятор едва справлялся с очисткой воздуха объёма, не предусмотренного для четверых) атмосфере «параллелепипеда» ЗхЗх2 метра капсулы.
        Ни одного, - спокойно ответил Ошима. - Они нам не понадобятся.
        Хочется верить, что я способен выжить в вакууме или в ядовитом газе, - проворчал Макс. - Нет, я, конечно, свято верю в то, что человек способен привыкнуть к любой дерьмовой среде обитания, в которую его засунет судьба, но для выработки привычки надо хоть какое-то время в запасе поиметь…
        О, времени у нас предостаточно, - Ошима ничуть не смутился, - почти четверть суток до подхода корабля к пункту схождения. Вполне достаточно, чтобы сказалось действие катализатора жизни.
        Трое «слушателей» даже не сочли целесообразным тратить слова на вопрос. Даже Макс. Исполненная ожидания, воцарившаяся тишина ВОПРОШАЛА лучше любой словесной конструкции.

- У меня припасены исключительно полезные… э-э, пилюльки, - насладившись всеобщим вниманием, сообщил хозяин. - Их воздействие сродни проецированию фальш-личин, но изменениям подвергается не только внешний «покров» организма. На какое-то время, по заданным параметрам, трансформируется весь организм. Биологически наши тела перестанут… э-э, быть человеческими. Следовательно, приобретут свойства, не присущие организмам биовида хомо сапиенс са-пиенс. Те самые, для компенсации отсутствия коих надобятся скафандры, дыхательные маски, защитные костюмы и тому подобные искусственные средства. Замечу между строк, приём подобных препаратов весьма эффективен при занятиях тем экстремальным родом деятельности, который я избрал много лет назад. Например, позволяет транспортировать живых людей в реакторных отсеках, куда ни одной таможне в здравом уме заглянуть не захочется.
        Привносимые изменения НАСТОЛЬКО существенны? - Эли даже выскользнула из своей
«норы» и спустилась на пол, настолько интересная тема в разговоре возникла.
        А где такие продаются? - жадно спросил Макс, сместившись на нижней «полке» койки; так он освободил место для Эли (чтобы нашлось местечко для размещения кого-то, кому-то необходимо потесниться). - Или вы хотите сказать, что…
        Не хочу, но скажу. - Ошима-сан сокрушённо покачал головой. - Да, прототип мне подарила Инх.

«Его Проводница, вдруг кто не понял», - подумал Макс.
        На лице Джо ничего не изменилось, ни одна мышца не дёрнулась, но глаза красноречиво вопрошали: «Какие ещё у Избранных кукиши в карманах спрятаны?»
        Вы же не примете без объяснений, а нам предстоит путь до пункта назначения в исключительно недружелюбной для биоличин земного человека среде.
        Хорошо, - сказала Эли, успокаивающе положив ладонь на плечо Макса, - на корабль мы шагнули и попали. В грузовой отсек какой-нибудь. Но почему бы нам не провести дальнейший отрезок пути в жилых отсеках?
        Это ничего не изменит. Кстати, я не говорил, что муль-типорт на корабле расположен в грузовом отсеке. Это вы соизволили домыслить.
        Автоматический челнок… - понимающе кивнул Джо.
        И это сказал не я. Отнюдь. Корабль вполне укомплектован экипажем. Суть в том, что его членам кислород для жизнедеятельности организмов не нужен. Даже вреден. Они дышат сероводородом.
        Оп-па-а, - протянул Макс. - Насколько мне известно, адскими запахами упиваются только чужие. Две расы, уо-ханцы и брльюки…
        Первые, - сказал Ошима.
        И вот после этого слова тишина в крохотной кабинке не просто повисла. Она НАВАЛИЛАСЬ.

- Да уж. Вы не просто предусмотрительны… вы сложно предусмотрительный человек. - Нарушить супертишину первым отважился Макс.
        Предела совершенству нет. - Затянутыми в перчатку пальцами Ошима-сан достал из внутреннего кармана своей потёртой пилотской куртки тёмную плоскую деревяшку размером с пачку сигарет. - Но я стремлюсь к вершинам. Вопреки сходящим селям, лавинам и крутизне склонов…
        Вот-вот. Сейчас в тему было бы какое-нибудь хайку, - себе под расплющенный нос пробормотал Джо. - Типа «Лишь в обществе друзей печаль я забываю. / Но гости разошлись. / И снова мы вдвоём…»
        Нет, из моих уст хайку не прозвучит. Я оторвался от корней… - грустно сообщил раскосый хозяин убежища, - когда меня ещё мальчиком пригласили пиэкстсрититу.
        Он разъял деревянную коробочку на две половинки. Верхняя была просто крышкой, нижняя, потолще, испещрена лунками.
        В полукруглых углублениях тремя рядами покоились крохотные комочки серого, белого и синего цветов. Неправильной формы, похожие на застывшие капли разноцветной смолы.

- Берите вот эти, серые, - проинструктировал неправильный японец. - Кладите на языки, затем по желанию или глотайте, или рассасывайте. Можно запить, это не повлияет.
        Он первым подал пример, отправив серую пилюлю в рот.
        Эли без колебаний последовала примеру. Макс, обречённо простонав, сделал как Эли. Джо (по глазам видно) употреблять продукт чуждого разума не хотел, но оставаться в
«гробу» - не хотел ещё сильнее.
        Теперь можем продолжить обычные занятия. - Таке-ши Ошима присел на корточки.
        Партейку-другую? - предложил он Эли.
        Нет уж. По картам у нас сегодня Макс. Ему с женщинами не везёт, отъявленная соня попалась. - Взъерошив Максу волосы и чмокнув его в висок, Эли гибко разогнулась и вмиг исчезла на верхней полке. Спать она действительно в последние сутки была горазда. «Воистину на здоровье!» - подумал Макс. Выглядела отоспавшаяся Эли гораздо лучше, словно тело её нуждалось в отдыхе давным-давно, и наконец-то получило возможность отдохнуть.
        Джо, пригнув голову, сделал пару шагов вдоль стенки с мультипортами (она располагалась в «ногах» двухъярусной койки, а вдоль полок разместились санузел, контейнер с продуктами и бак с водой). С трудом втиснул большого себя в интимное пространство «за шторкой» и отгородился. Харак-тёрных звуков не последовало - умные конструкторы позаботились об аудиоглушителях… С ароматами дело обстояло похуже, но тут уже ничего не изменить. Быть бы живу.
        Макс ощутил, как твёрдый комочек скользнул в горло и канул в пищеводе. Никаких неприятных ощущений он не испытал. Будто орешек слопал, не разжевав…
        В течение последующих часов он выиграл у хозяина «здешних мест» дюжину партий и немного поспал. Ему хватило сотни минут. Голова вообще вела себя странно. Спать совершенно не хотелось, будто позади остался как минимум двадцатичасовой сон. Организм Макса с такой лёгкостью переносил стрессы и перегрузки последних недель, что он невольно заподозрил себя в том, что его осенила некая божья благодать, напрямую качающая жизненные силы в человека.
        О подобном чудесном свойстве, проявлявшемся в человеческих организмах в катастрофических экстремальных условиях, он знал. И допускал, что «третье дыхание» открылось у него. Но чтобы настолько ДОЛГО держалось… Это уже не просто крутой тренированный парень, это уже супермен какой-то вырисовывается. … К назначенному Японцем сроку они были готовы шагать куда угодно, хоть к уоханцам в достойные крокодилов пасти.
        Хотя предпочтительнее всё же к кому-то другому в зубы. Однако хозяин - барин.
        Об уоханцах было известно немного (как и о брльюках), но того, что земляне знали (и на своих шкурах испытали) о рептилоидах мира Уох, вполне хватало для однозначного вывода: от этих бронированных завров лучше держаться максимально подальше. И радоваться, что разумные ящеры тоже предпочитают не «сближаться» с людьми земной расы.
        Случись меж ними война, земляне скорее всего одержали бы победу, но (скорее всего) такой ценой, что мало не покажется.
        Уоханцы, по косвенным данным, придерживались сходной точки зрения.
        Пока сохраняется статус-кво, с Э1ОИ стороны опасность менее вероятна.
        Человечеству с ВНУТРЕННИМ врагом совладать бы… Если КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ продолжится в нынешнем темпе, рано или поздно чужие дождутся своего шанса кардинально изменить статус-кво сосуществования.
        Разве что Я-МЫ вплотную займётся решением спорных «вопросов сосуществования» РАНЬШЕ них.
        Будет так, - продолжил инструктировать спутников Ошима-сан. - Шагнув в проход, каждый из вас тем самым переместит тело в иную окружающую среду. В обычных обстоятельствах тут бы вам и конец приспел… Введя катализатор, вы изменили обстоятельства, создав более благоприятную для выживания ситуацию. При соприкосновении со смертельной средой организмы взрывообразно задействуют внутренние резервы, коих, поверьте, в нас гораздо больше, чем даже современная наука полагает. Биологические тела как бы зако-конятся, на некоторое время отгородят себя от внешней среды. Это необходимо для того, чтобы ощутить её состав и произвести соответствующую переналадку обмена веществ. Настроившись, организм снимет кокон, откроется и сумеет вполне нормально жить. Время от времени приём препарата необходимо повторять. Белую, затем синюю… Затем лучше вернуться в привычную среду обитания.
        Через какой срок нужно повторять?
        Каковы последствия для психики?
        Эли и Макс задали вопросы практически в унисон.

- Срок индивидуален для каждого конкретного состояния организма. Разброс настолько велик, что назвать среднюю длительность невозможно. Случалось, что на всё про всё организму было отпущено всего полчаса. Лично мне однажды довелось продержаться почти месяц. А в другой - меньше недели. Вы почувствуете, когда нужно добавить или срочно искать кислородную среду. Реальность начнёт… в своём роде УПЛЫВАТЬ. Не ошибётесь, поверьте моему опыту. Что касается изменений психики… Компенсаторная система разума настолько эффективна, что при желании разум может теоретически справиться с любой перегрузкой. Повторяю, при желании… Но, опять же по личному опыту, могу заверить, что в подавляющем большинстве случаев желание оставаться самим собой не исчезает.

«Это может быть слишком опасно, - сказал Максу внутренний голос. - Шутить с мозгами себе дороже».

«А что делать? - спросил себя Макс. - Заживо похоро-ниться в этом гробу?»
        Деваться с «подводной лодки» и впрямь было некуда.
        Или мозги набекрень, или самый толстостенный в мире гроб, - резюмировал мрачный как никогда Джосф.
        Примерно, - согласился Ошима. - Но статистика обнадёживает. Из моих людей только двое не захотели возвращаться в человеческий организм. Трансморфизация настолько повлияла на их психику, что они безнадёжно вообразили себя… один - женщиной уоханской расы, другой - разумным деревом мира Бисз. Вероятно, они случайно обрели свои идеальные среды обитания. Жаль, что спустя какое-то время действие катализатора окончилось, и иллюзия рухнула. Я бы не требовал от них возвратиться.
        А разве им было нельзя вскоре опять вернуться в идеальные миры?
        Можно. Но не раньше, чем спустя много месяцев. Психике необходимо отдохнуть от ЧУЖОГО состояния души. Они это узнали - им подсказало ничего не забывающее подсознание, - и не пожелали мучиться в ожидании нового возвращения. Они просто не вышли из враждебной среды, когда реальность поплыла в третий раз…
        Они умерли счастливыми, - сказала Эли. - Ошима-сан, я вам завидую. Вы получили в наследство истинное богатство.
        Ваша мама тоже в накладе не осталась, должен заметить. Проводник Онх щедро одарил её.
        Это точно. Несколько десятилетий ни на йоту не стареть… какая женщина не мечтает о таком подарке? Но даже вечно молодая не избежала встречи со смертью.
        Зато умерла молодой… Минутная готовность, - резко скомандовал Японец. - Первым идёт мистер Джосф, вторым - я, мистер Эмберг - четвёртым, замыкающим.
        Да, сэр, - чётко отрапортовал Макс, ощутив внезапный позыв щёлкнуть каблуками.

«И откуда во мне взялась военная выправка? - изумился он. - Сроду ведь никому не служил… До этого года…»
        А ваши знакомцы-чужаки, собственно, кто такие? - спросил Макс. - Вряд ли уоханцы нанялись к землянину по контракту…
        Правильно думаешь. Они мои друзья, в частности. А вообще они пираты, самые настоящие космические пираты.
        Неподдельные? - восхитился Макс.
        Самые что ни на есть.
        А если у кого-то из нас совокупное время всех стадий трансморфного катализа окончится раньше, чем в пределах досягаемости появится кислород?
        В пункте назначения нас выйдет уже не четверо. Меньше.
        Выглянул из ворот тюрьмы, а с той стороны опять бараки. Да-а, свободу не купишь, не продашь, зато её украсть можно.

«Хорошо, что моя сумочка герметичная, - крайне довольный собой, напомнил себе Макс. - Никакое пекло содержимому не страшно».
        Пункт одиннадцатый
        МИР: СИСТЕМА АРЛИНГТОНА
        (дата: двадцать четвёртое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ОНА


        Муторно было зверски, как с похмелья после грандиозного перепоя. Поджилки тряслись в прямом смысле слова, причём в лежачем положении. А что станется, если попытаться на ноги встать?.. Язык распух, иссохся, комком потрескавшейся глины заполнил весь рот. Подлинная иллюстрация к древне-земным хроникам, описывающим эпидемию холеры.
        Но пуще всего головная боль. Всеохватная, дико ноющая в затылке, в висках колотящая молотками по кастрюлям, сверлящая в основании черепа ржавым коловоротом.
        Хреновее, одним словом, разве что лесорубу, на макушку которому упал ствол дерева в три обхвата.
        Набравшись отчаянной отваги в течение пары-тройки вечностей, Эллен открыла глаза.
        Сначала один, потом второй. Вместе не получалось, тяжело.
        Низкий серый потолок с тусклым круглым плафоном, испускающим противно-желтоватое подобие света. Припоминая все мыслимые и немыслимые проклятия, она попыталась осмотреться.
        Маленькая комната. Дверь, кровать, стул, тумбочка, встроенный в стену шкаф. На стуле её одежда. Чистая. Ни следа пыли и грязи, что притащилась на луну сквозь космос из недоброй памяти фронтирного городка Катарсис.
        Только теперь до неё начало доходить, что она ЖИВА, что приход смерти отсрочен. Дошло, что выбралась из овеществлённой мечты агорафобов[Агорафобия (мед.) - психическая патология, симптоматически выраженная в панической боязни открытого пространства, в особенности площадей под открытым небом; в противоположность клаустрофобии - боязни закрытого пространства, в особенности - не имеющего выхода.
        … В «железном гробу» она пыталась абстрагироваться от происходящего, усилием воли погружая память в сон (где по-прежнему жила неотъемлемой частицей Мы). Но приходилось пробуждаться, и смертельная реальность давила, наваливалась крышкой пресса, до которого было рукой подать в буквальном смысле…
        На тюремную камеру, тем не менее, крохотная комнатка совсем не походила; скорее, каюта пассажира или офицера на небольшом корабле; или монастырская келья.
        Получилось! Вырвалась!
        От внезапно переполнившей радости Эллен попыталась было вскочить на ноги, но голова отозвалась таким УДАРОМ БОЛИ, что она вновь потеряла сознание и погрузилась в небытие…
        Следующее возвращение в бытие к вопросу сознания «где я?» добавило вопрос «и где остальные?». Если память не подводит, а она никогда её не подводит, их в лунной могиле было четверо, «в общей сложности».
        Память услужливо преподнесла словечко «пираты». Ну конечно же. Я у пиратов. Хорошо это или плохо?
        На этот вопрос могло ответить только время.
        Пираты. С момента своего возникновения это слово успело поменять смысл несколько раз. Вначале пиратами звались морские разбойники, бороздящие моря планеты-матери и страницы книг. Безжалостные, жестокие, благородные. Они пили ром и закапывали пиастры, чтобы следующее поколение таких же героев аквамариновых просторов не скучало у себя в маленьких провинциальных городках, а мчалось на поиски несметных сокровищ. Потом так именовались торговцы нелегально произведённой продукцией: одеждой, лекарствами, бытовыми приборами… позднее - в основном информационными носителями: фильмов, музыкальных записей, компьютерных программ. Тихие домашние трудяги, более или менее регулярно отлавливаемые полицией. Потом, словно мифическая птица Феникс (ох уж эта история землян, полным-полнёхонькая мифов!), вновь возродились из пепла бородатые авантюристы с пистолетами-бластерами-скорчерами за поясами и кинжалами в голенищах. Эти духовные наследники сэра Фрэнсиса Дрейка вволю покуролесили в трёхсотлетнюю эпоху межпланетных перелётов и первых внеземных колоний. Нынешние же пираты были…
        Они больше не носились по просторам Вселенной, не нападали на грузопассажирские конвои, не брали никого на абордаж. Нынешний пират - это безобидного вида человечек, вооружённый компьютерным терминалом. Способный рассчитать и перехватить автоматический грузовой лайнер в точке выхода из прыжка. Показавшись ненадолго в реальном космосе, перехваченный корабль затем навсегда исчезал в бесконечности и вечности. Для бывших владельцев. Груз перепродавался, корабль переоснащался, переоформлялся и тоже продавался где-то в другой части обитаемой вселенной.
        Такие они, современные пираты.
        Кажется, голове немного получше. По крайней мере попытка пошевелиться больше не вызывала пыточных мучений. Приступ боли, головокружение, но это уже мелочи. Была не была… Сконцентрировав энергию, она начала процесс осознанного исцеления и попыталась сесть на кровати.
        У неё это даже получилось, с пятой попытки; но о том, чтобы подняться на ноги, речи не велось.
        В дверь негромко постучали. После очень короткой паузы, не дожидаясь приглашения, её открыли… в комнату вступила девушка. Рыжеволосая. В белом коротком халатике и спортивной обуви.
        С совершенно голыми ногами и руками. Лакомый кусочек для прикосновений…

«Ни малейшего сходства с уоханцами», - почему-то отчётливо подумала Эллен. Ну да мало ли кто с чужаками водиться предпочитает. Среди особей определённых слоёв расы землян, особенно в запределье, альенофилы не редкость.
        Правда, несколько смущало отсутствие скафандра, но ведь и на самой Эллен ничего подобного не наблюдалось. Многострадальное тело совершенно обнажённое - касайся сколько заблагорассудится! Значит, так надо, и нечего на эту тему голову ломать. Она и без того от боли разламывается.

- Здравствуйте.

- Здр… - Эллен сглотнула глиняный комок. -…авст-вуйте.
        Как себя чувствуете?
        Как теннисный мячик после турнира.
        Мне надо задать вам несколько вопросов.
        Девушка смотрела на сидящую Эллен так, словно сомневалась в том, что собеседница в состоянии ответить хотя бы на один. Пауза затянулась. «Она что, ждёт моего благословения?» - подумала Эллен.

- Спрашивайте, - сказала на всякий случай. Не то без разрешения так и будет безмолвствовать как немая.
        Назовите, пожалуйста, ваше имя.
        Эллен Литтлсон, младшая.
        Биологический возраст.

- Биологический? - Эллен подивилась несколько нестандартной форме вопроса. - Двадцать один.

- Пол.

- А что, ответ на этот вопрос вызывает у вас сомнение? Выясняется, вопрос о разновидности возраста был цветочками.

- Главное, чтобы у вас он сомнений не вызывал.

«Это юмор или как?»
        Настолько серьёзно стоит беспокоиться? А где мои спутники?
        Зарегистрированы случаи, когда мультипроход вызывал ретроградную амнезию. Вплоть до полной потери личности…
        Эллен вздрогнула. УЖ-Ж-ЖАС. «А ведь это пострашнее смерти будет, и как это я раньше не подумала… тотальное БЕСПАМЯТСТВО». … Но это вполне поправимо, - успокоила девушка. Добрая такая.
        Ну и что вы решили по поводу моей личности?
        По первому тесту всё в норме.
        Скажите, а почему голова раскалывается?
        Индивидуальная реакция организма на трансморфиза-цию. Случается, ломит поясницу. Или ноги выкручивает. Это пройдёт. Когда-нибудь.
        Нет, ну точно, добрая какая! Одним своим присутствием успокаивает мятущееся сердце.
        Не смею вас больше беспокоить, - сказала девушка, не удосужившаяся представиться,
- отдыхайте, - и сделала шаг к выходу.
        Вы меня совершенно не беспокоите, - заверила Эллен. - Меня гораздо больше беспокоит ОДИНОЧЕСТВО.

«Сейчас соприкоснуться, или погодить?..»
        Мне ещё надо заглянуть к вашим друзьям.
        С ними всё в порядке?!
        Я тоже задаюсь этим вопросом.
        Девушка мило улыбнулась и удалилась, плотно прикрыв за собой дверь. Щелчка замка слышно не было, но это вовсе не означало, что замка нет.
        Какое-то время, в данных ей ощущениях целую вечность, ничего в состоянии не пыталось меняться. Эллен уже хотела не на шутку разозлиться, как вдруг мощная волна энергии оздоровления окатила тело с головы до ног. Буквально доля секунды, и она почувствовала себя свежей, бодрой и отчасти весёлой.

«Окончательно повеселею, когда увижу… НАШИХ». Затянувшись в одеяния с головы до ног, надев перчатки, она решила осмотреться и поискать спутников. Вместе всётаки несравнимо веселей. Она целеустремлённо открыла незапертую (!) дверь, вышла из комнаты и… остановилась в нерешительности.
        Узкий коридорчик с низким потолком. По сути каменный тоннель с необработанными стенами, заканчивающийся поворотами, как справа, так и слева. Скорее всего, коридор как прорыли, или, лучше сказать, пробурили в твёрдоё породе, так и оставили, озаботившись соорудить отделку только в комнатах.
        Эллен ощутила себя сказочным героем на распутье, за тем исключением, что прямой дороги у неё не предвиделось. Значит, себя по-любому не потеряет. И то хлеб.
        Делать нечего, «выбирать значит отказываться».
        А, была не была. «Ходить, так налево». Что там терять положено, коня или?..
        Она повернула влево.
        Коридор напомнил одну из бесчисленных компьютерных игр-бродилок, полных хождений по тесным полутёмным закоулкам. В играх, правда, надо было постоянно расстреливать всевозможных монстров, которые прятались за поворотами или же могли запросто накинуться на героя, выпрыгнув из какой-либо тайной ниши. Здесь же… Хотя почему нет? До поворота она ещё не дошла, а дорога жизни часто бывает более извилистой, чем любая нафантазированная игра.
        Рефлекторно сжав кулачки, она повернула вместе с коридором, стараясь двигаться с максимальным радиусом разворота.
        Никого.
        Это её даже разочаровало. Зато сам коридор изменился. Теперь по обе стороны были одинаковые, в точности как оставленная за спиной, дверки. Зайти вот так запросто, в первую попавшуюся и поспрошать дорогу?.. Немного подумав, она решила этого не делать. Не каждый индивидуум любит, когда его беспокоят.
        Пару поворотов спустя она внезапно услышала за спиной быстрые семенящие шаги. Повернулась резко, и узрела маленького человечка с большой бородой. На неё он не обратил внимания, похоже, и уже просеменил было мимо, но Эллен его остановила обращением:

- Простите, сэр, э-э…
        Меня зовут не Э-э, а Тураоалвириовканео. Вы ошиблись, приняв меня за друго…
        Извиняюсь. Я здесь новенькая…
        А то я не вижу! Вам в противоположную сторону. Идите по коридору туда, сверните два раза направо, раз налево, раз направо, три раза налево и раз направо, и не ошибётесь, - протарабанил он, и, сочтя долг выполненным, засеменил дальше по своим делам.
        Спасибо, - запоздало бросила в удаляющуюся спинку Эллен.
        Развернулась и побрела в указанном направлении.
        Указания она запомнила - без повторения, как запоминала абсолютно всё, - хотя не очень верила, что они приведут куда надо.
        Надо же, привели!
        В нескольких поворотах от кельи, где она пришла в себя, находилась уютная зала, где за большим пятиугольным столом уже сидели Макс (а она, оказывается, сильно по нему соскучилась, ничего себе!), Такеши Ошима, Джосф и незнакомец.
        Воистину флибустьерского (в классическом понимании) вида: черноволосый, латиносского типажа гигант-красавец лет тридцати пяти. Ошима-сан, Джо и флибустьер оживлённо беседовали, смотрелись при этом как старые добрые друзья (Японец и слуга нашли общий язык?), а непривычно молчаливый Макс сидел на этом празднике говорунов с прикрытыми глазами. Ему было очень нехорошо. Она моментально ощутила волну прогорклой, закисшей энергетики, выплеснувшейся из его глаз.
        Всем привет, - сказала она, садясь к столу.
        Как вам у нас? - улыбаясь, спросил её классический флибустьер.
        Ещё не поняла. Слишком уж сильное похмелье после этих пилюль.
        Это с непривычки, - сказал Ошима-сан.
        Скажите «это когда-нибудь пройдёт», и я вас порадую сообщением, что недавно виделась с вашей сестрой-близняшкой, выкраденной в детстве злыми разбойниками.
        Кстати о разбойниках, - произнёс флибустьер, - хотите получить свою яхту обратно?
        Это возможно?
        Во Вселенной всё возможно. Когда-нибудь, где-нибудь.
        Вау. Родственники-философы сыплются на мою больную голову как перезревшие яблоки.
        Он говорит, выкупить наше «Солнце» из-под ареста - раз плюнуть. Я ему почему-то верю, - доложил пилот-телохранитель.
        Почему нет? - философски, по-родственному, пожала плечами Эллен. - Сколько это будет стоить?
        Почему «будет»? Есть. Яхта у нас, на борту.
        Ну вы даёте! Предусмотрительные… точно родственники. А мы на борту? На борту чего?
        Моего корабля. Он летит во внутреннем пространстве системы, не очень далеко от планеты Арлингтон, оставил её за кормой, направляется к… - терпеливо, как слабоумной, принялся разжёвывать бородач.
        За сколько вам удалось вызволить яхту? Плачу сверху столько же, - решила Эллен финансовые вопросы кардинально. Пристукнула кулачком по столешнице и громогласно вопросила: - Вы мне представитесь сами, или звать вас Прекрасный Незнакомец?
        Меня зовут Лораваприткудеронар. К вашим услугам, леди Эллен. - Колоритный пират выскользнул из-за стола и выполнил вполне классический поклон даме. На поясе у него висела всамделишняя шпага, а сзади, из-под разлетевшихся от резкого движения фалд камзола, выглянул чешуйчатый хвост.
        Какой у вас хвост краси-ивый! - сделала она вполне заслуженный комплимент изумруднолицему, с великолепными пятисантиметровыми клыками красавцу-мужчине, и уже хотела вставать, чтобы исполнить ответный реверанс…
        ХВОСТ?!
        Эллен вздрогнула и испытала острейшее ощущение ИРРЕАЛЬНОСТИ ПРОИСХОДЯЩЕГО.

«Белую! - заверещал тоненький голосочек внутри неё, - белую порцию! быстро!!!»
        Она поспешно проглотила похожий на засохшую жвачку комочек, невесть откуда взявшийся между её стиснутыми указательным и большим пальцами правой руки.
        Проморгалась. Посмотрела ещё раз. Уф-ф, померещится же такое…

- Господа, позвольте обратить ваше внимание на тот факт… - она замолчала. Впервые в жизни, начав говорить, она через несколько слов забыла, о чём собиралась сказать.
        Морща чешуйчатый лоб, она лихорадочно вспоминала, вспоминала.

«Так, так, так… что же я хотела сказать… что теперь… Ага, пора брать… быка за рога. Настал час истины».
        Джосф, я тебя раскрыла. Это ты - засланный. Я с самого начала всё про тебя знала, но ждала, шанс давала. Чистосердечное признание вину не снимает, но облегчает. Последний раз дарю тебе возможность сделать шаг к слиянию.
        Ты знала? - спокойно переспросил «верный» тело-хран. Из-за стола он не подымался, никаких попыток убежать не предпринимал.
        Ещё бы я не знала. Мы вездесущи.
        О чём это вы? - очнулся наконец Макс.
        Да, о чём это они? - оскалился друг Японца.
        Это они о ПРЕС-Се и Яме, - любезно осведомил друга Японец. - Вечные внутриземные разборки между эго и социо. Не обращай внимания. Давай лучше выпьем болотного пивка. С сушёной пиявочкой вприкуску. Прелесть что за сочетаньице!
        Ты, прессер гнусный, - не обращая внимания на корешей, любовно обвивших друг дружку хвостами, напористая Элленагарипровалипаллен наседала на разоблачённого агента, - давай колись по полной! Пароли, явки, связники. Кто должен тебя встретить на Уохе?
        Сама ты прессерка! - вдруг не на шутку обиделся Джооооооккарпунцерсасф. - Ответишь за прессера, гадом буду!
        Гад и есть, - вставил философски Максотэмбенива-привыкерг, - вона какая шкура, блин, гадская, чешуйчастая.
        Я не прессер, я к третьей силе причастен! Нас легион, силушки на всё хватит! Всех убьём, одни останемся! МЫ!
        Кто-кто? - переспросил тот, кого уменьшительно зовут Максотерг.
        Мы Легион. Молодая сила, небывалая. Старые власти порешим, сами во власти воцаримся. Дайте срок, как только, так сразу! Оружие откопаем, и всех вас, уроды эгоистичные, свободой от пуза накормим! Рыгать свободой будете, эгоисты недобитые!
        Имя им легион… - задумчиво сказал Марг. - Что-то мне это напоминает. Очень древнее что-то… очень далёкое от свободы. И близко с ней рядом не валявшееся…
        Сам ты древний, уродас! Мы сила молодая, новая! Это МЫ, а не Я-Мы, поставим под ружьё вселенную и заставим всех строем ходить, ровными колоннами и цепочками. Добровольно! Всех заставим быть свободными! Потом спасибо скажут! Никаких отживших Я, ни единой независимой мысли в живых не оставим, всех интеллектов под корень вырубаем! Долой пережитки приватного прошлого!!!
        Было уже, было… Добренькие диктаторы, отцы-матери наций, вгонявшие в небытие миллионы детей собственного народа… железной рукой, насильно в рай запихивать - знакомая технология, знако-омая… Главное - внушить людишкам, что живут они в самой что ни на есть свободной стране мира, а все кровавые акции по выявлению и придушению, все «временные экономические трудности» типа коллективиза-ций, голодоморов и кардинальных реформ - вынужденные мероприятия против врагов, которые свободу завоёванную желают «взад» отнять… А это мысль! Оказывается, именно попеременное завоевание и отстаивание свободы во всех её смыслах - ОСНОВНОЕ ЗАНЯТИЕ человечества на протяжении всего срока собственного существования…
        Где ж я тебя видела-то… а видела, помню. Точно, в позапрошлой жизни, когда ещё была индивом… - она нервно скребла когтями ног покрытие пола, мучительно пыталась вспомнить, КТО же ОН. - И звали меня тогда Валей… Ва-люшей… Странно, не могу припомнить твоё имя… всегда всё помню, а кто ты такой, забыла вот… Значит, БЫЛО ЧТО ПОМНИТЬ, КОЛЬ ЗАБЫЛА… -… и сотворила Яма ПРЕС-С, - продолжал рассказывать другу маленький узкоглазый старичок, сидящий на краю пивной кружки, свесив внутрь ножки. - Сверхсущности для питания необходимы только разумы, а плотские тела надо же кому-то утилизировать, давить, плющить, чтоб не мешали, не тянули вспять, не регрессировали. Когда Яма проглотит память всего человечества, наберётся критическая масса информации, и тела станут не нужны вовсе. Новая форма бытия, в материи не нуждающаяся… понял, зубастый? ВО, глянь, ОБ- РАЗЧИК. Свеженький, молоденький. Вот оно, их подрастающее будущее, собственной рожей… Везёт вам, крокодилам, нету у вас колхозу, каждая уоханская тварь сама по себе в серном болоте копошится. Единоличники хвостатые, завидую… Всяк кулик своё болото хвалит, а я хочу
твоё заценить, слышал, зеленомордый? Хочешь, тебя возьму в заветное местечко и времечко?
        Ежели сыночка Прессушку породила мамочка Ямачка, то из чьего же ребра она сама сработана? Логично продолжить цепочку и, поискав предположение, допустить, что…
        Эй, Ошмавррдипакернайриаер, ты что, на старости лет умом двинулся? Какого чёрта при всяких пукодышащих, паразитах кишечнополостных, язык распускаешь?!

«СИНЯЯ! - пробился откуда-то из жуткой глубины, с самого донышка естества, отчаянный вопль. - СИНЮЮ ЖРИ!!! СЕБЯ ПОТЕРЯ-Я-АЕШЬ…»
        Пункт двенадцатый
        МИР: ПОТОК СОЗНАНИЯ
        (дата по календарю внешней реальности: двадцать пятое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ТЫ
… раСтроен Я.
        Это не грамматическая ошибка. Второе «с» в ЭТОМ слове (буде таковое от руки написать) отсутствует не по незнанию правил правописания, а по определению.
        Подозреваю, что у меня прогрессирует шизофрения. Хотя нет, «подозревать» - симптом паранойи, а уточнённый диагноз «шиза параноидальная» - выше пределов выдержки психики. Даже моей невероятно гибкой, гениально приспосабливающейся, упругой как бамбук и прочной как местароновая нить психики…
        ГМ. Похоже, всё-таки паранойя мимо меня не проскочила. Мания величия - в полный рост. Придётся признать горькую истину: я не только шизоид, но и маньяк.
        Неудивительно. Кругом сплошные враги и вражины, союзник вмиг обращается агентом противника, безобидный прохожий взвоет и бросится грызть мне горло, надёжный друг предаст, настил моста под ногами провалится… Меня преследуют, я преследую. ИЩУ МИФ. Ни больше ни меньше - гонюсь за призраком. Преследователь на преследователе и преследователем погоняет.
        Просто лабораторный агар-агар, наиблагодатнейшая почва для выращивания пышнейших цветов подозрений и маний.
        Неудивительно, что не только гоняюсь, но и ГОНЮ.
        Однако копаться в параноидальных комплексах не время. Расщепление личности более актуально.
        Итак, моё Я - рас-тро-и-лось.
        Печально, но факт. Диагноз окончателен и обжалованию не подлежит.
        Хотя я где-то читал, что если шизофреник осознаёт себя расщеплённым, то он уже далеко не шизо… Утешает, но слабо.
        Итак, что МЫ имеем в результате самодиагностики? Разделение потока сознания на три русла. Картинки реальности ТЕ ещё.
        Первый «Я» - разорившийся неисправимый плэйбой, возомнивший себя творческим талантом. Занырнул в гущу жизни для изучения оной с целью набраться дорожных впечатлений и успешно реализовать замысленный гениальный сюжетец, шедевральный сериал накропать. В результате - запроторен сей исследователь бытия и сознания в недра… вернее говоря, в «кишки» уоханского живого звездолёта. И летит первое Я в этой утробе к некоей точке входа во внемер. Далее - по обстоятельствам. Бредятину, которую принимает за чистую монету, за истинную личину реальности этот чешуйчатый зубастый хвостатый Я, описать невозможно - бредовые описания, они БРЕД и есть. Примерно такая же фигня параллельно вытворяется и с восприятиями Эли… пардон, Эл-ленагарипровалипаллен, а также двух других участников поисковой экспедиции - сиречь Проводника и Охранника.
        Весёленькая прогулочка, коротко говоря. Потом будет чем поделиться при обмене впечатлениями и путевыми заметками. Более чем будет.
        Главное, чтоб было оно, это самое ПОТОМ…
        Другое «Я» - прекрасно осознаёт, что находится среди жутких «крокодилов» мира Уох, болтает с ними, панибратст-вует всячески, запросто дышит при этом сероводородом, и вообще ведёт себя неподобающе человеку. (Например, скручивает хвост кренделем, суёт кончик в анус и шебуршит; будучи уверен, что чешет затылок.) Этого второго меня зовут Макс Отто Эмберг, и я-то знаю, что именно это истинный Я! (Хотя подозреваю - параноик, имею право! - что остальные я, исполненные гордыни, аналогично уверены в себе. Самозванцы наглые!) Мне в гостях у динозавристых уоханцев находиться жутко страшно и кошмарно гадко (а смердят-то как, БР-Р-Р-Р!), но я стоически терплю. Они - как бы друзья проводника; я же пацифист, ради мирного сосуществования могу и урину эту выпить, которую вонючие крокодилы пивом искренне считают. За Эли переживаю больше, чем за себя, ей пострашнее приходится. Уже последнюю дозу приняла, если не успеем добраться в кислородный мир - грозит мне участь… э-э, вдовца.
        Если, конечно, выживу.
        Выживу, вернусь, тогда берегись, Уох.
        Настанет время мстить.
        За… НАС.
        За МЫ.
        Но на самом деле истинный «Я» - это Я. Третий. Меня зовут короче всех, просто ТЫ.
        И в этом исполненном солидности лаконизме сокрыта истина.
        Неподдельная гениальность простоты.
        Быть проще - и люди к тебе потянутся.
        Мы обещали людям вечную жизнь не на гипотетических небесах, а на земле - и обещание выполнили.
        Кто сразу, кто поколебавшись, но люди тянутся к МЫ, тянутся и тянутся. Вон сколько натянули…
        Гм. Вот именно - НАТЯНУЛИ. Мириады носов (если не по головам считать).
        ТЫ-то знаешь, кому на самом деле это было нужно.
        За «кулисами» любого явления, течения, события - всегда стоит кто-то или что-то, кому/чему НУЖНО.
        Лица истинных вдохновителей - зачастую в тени, подстрекатели обитают во мраке неизвестности, но…
        Ты-то знаешь теперь, кого породили совокупными усилиями «комиссары», вдоволь насосавшиеся сил простоты - так называемых «периферийных» секторов. Попросту СЕРОЙ МАССЫ.
        Массы серого вещества…
        Совокупный разум толпы всегда нуждался в дубинке, кнуте и прянике МЫСЛИ, управляющей и направляющей. В небеса или в преисподнюю… Куда захочет. Куда НУЖНО ей.
        Хоровая мысль Я-Мы - самостоятельные индивидуальности, те, что сохранили самость внутри океана памяти, объединённого суперОНО.
        Но за ними просматривается зловещая тень. За ними прячется НЕКТО.
        И ОНО вот-вот превратится из серого кардинала в полновластного вершителя судеб реальности. Теперь ТЫ это знаешь.
        И также знаешь, как задавить нарождающуюся всечеловеческую сверхтотальную диктатуру.
        Культ «личности» сверхсущности, всецело завладевшей правящей мыслью разума толпы.
        Ты проник в тыл врага, видел святая святых врага, вхож в штаб врага, ты… МОЖЕШЬ УБИТЬ ВРАГА.
        Но ведь ты убьёшь и себя… точно.
        Такой вот прикованный цепью к скале снайпер «кукушка», танкист-смертник в танке с заваренными снаружи люками, весь из себя камикадзе в кабине истребителя…
        ХОЧЕШЬ???
        Или для того, чтобы выяснить, чего хочется на самом деле, чтобы решить «быть или не быть?», тебе необходимо отыскать «Оружие Свободы»?
        Но реши: Оружие или Свободу?
        Что важнее для тебя,
        Оружие, способное победить однозначность реальности, Или Свобода, независимость от реальности? Что выбрать? От чего отказаться…
        Нет ответов.
        Ответы - всегда там, где нас нет. В МЕСТЕ, ГДЕ… ГДЕ??? … Бр-р-р, скрученный кошмар какой!
        Да я совсем больной. Расчетверился. Шиза косит наши ряды размашисто, на совесть.
        В самой глуби, на дне меня, похоже, затаился ещё один Я. Сильный такой, самый из нас сильный и абсолютно уверенный в том, что настоящий Я - только ОН. Я не знаю, как Я этого зовут, но боюсь его. Он опасный, он способен Я убить. И Мы убить. И Их убить. Всех убить, никого не оставить, даже себя. Он профессиональный УБИЙЦА. Он верит, что имеет право убивать.
        Точнее, он сомневается в том, что узнал истину, но в том, что способен убить всех, даже Я, - не сомневается, в этом он уверен на полный вперёд.
        Единственное, что нас всех пока спасает, - его жгучее желание найти мифическое оружие и выяснить наконец, завоевать ответ на вопрос: свобода ЕСТЬ, или просто величайший это миф, выдуманный пресловутым Некто для успокоения рабов?
        И коль НЕТ её, то что же тогда человеку осталось???
        Утверждение, что каждый человек «сам себе могильщик и сам себе реаниматор», то есть только сам себе способен помочь или погубить себя… ВЕРНОЕ? Каждый идёт по дороге судьбы только сам, и все спутники лишь иллюзия…
        Если да, то свобода - синоним одиночества, и был абсолютно прав древнеземной циник Сартр, с его постулатом «трагической обречённости индивидуума на свободу»…
        Раб общества человек или хозяин своей свободы?..
        Соотношение «хочу» и «должен», пропорция «надо» и «не хочется»… Какова предельная доза, при превышении которой кончается свобода эго и начинается воля социо?

«Вы мне - я вам». Когда этот обмен услугами ещё взаимовыгодное сотрудничество, а когда - уже смертоубийственная вендетта?..
        СТОП! Ну его подальше, этого мрачного «четвёртого». Загнать в подвал, выдавить в подсознание, пускай сидит там.
        Там ему и место. У каждой памяти есть свои тёмные погреба, укромные тайники, скрывающие мерзкие воспоминания и гадкие поступки, и свои ХРАНИТЕЛИ этих смертельно опасных для рассудка «сокровищ»…
        Не иначе головой приложился крепко, когда сверзился с неба после неудачной охоты на птероподов. В замешанном природой коктейле мозгов от удара начался процесс распада на ингредиенты, потому в итоге реакции - мутный осадок выпал, лёгкая фракция испаряется с поверхности, а большая часть бурлит посередине…
        ТРОЕ совместными усилиями заперли хранителя накопленного страха в андеграунде подсознания и, довольные собой, вернулись выше - кто в комнаты, кто на чердак пошёл, неотложными делами заниматься, а не богоискательством всяким.
        Наиболее трудная миссия выпала на долю ТЫ.
        Для разведки боем этот Я подходил лучше всех «я». Потому что сильнее и могущественнее всех (ибо наделён оптимальной соразмерностью возможностей и желаний), коммуникабельнее всех (находится в связи с МЫ), пронырливее всех (ведает тропки в обход пространства-времени), зорче всех (держит под контролем все входы-выходы общего дома) и осведомлённее всех - недаром обитает в первом этаже, по соседству с подвалом четвёртого…
        Ох уж этот «урод в семье». Как же Я раСССтроен (с тремя «с»!) его появлением. Агрессивный-то какой, ни грана пацифизма в натуре… и самоуверенн…
        Пункт двенадцатый
        МИР: ЗВЕЗДНЫЙ ЗМЕЙ
        (дата: двадцать пятое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ОНИ


        Уоханцы не сообщают иным истинных имён своих космических змеев.
        Для администраций космобаз и портов разумные ящеры придумывают дурацкие клички, типа «86463262» или «Грузовое судно».
        Совершенно неадекватные. Длина некоторых взрослых особей достигает нескольких километров. Когда живой ШЛАНГ таких исполинских размеров обвивается вокруг неживого звездолёта, иные молятся своим божкам и прощаются с жалкими своими жизнёнками…
        Истинное имя иноплеменникам называть нельзя. Тот, кто знает имя, может приманить и УВЕСТИ змея. За редчайшими исключениями, иным доверять себе дороже. В особенности землянам. Соплеменникам верить тем паче нельзя, но соплеменники и без имени смогут увести, если очень захотят… Звёздный дом своровать - что может быть доблестнее?!
        Этот величественный «корабль пустоты» носил гордое имя «Ноктедфарротсманектачин», что на интерлинге землян примерно означало «Плюющий на пространство, разделившее пастбища, полные вкусного света», и он в действительности был мощным, зрелым, быстрым зверем. Хотя животным это создание можно было назвать с большой натяжкой. От растения в ЗЗМЕЕ способ питания - по ассоциации сей процесс можно считать фотосинтезом: живые корабли заправлялись энергией звёзд, подлетая как можно ближе и кожей впитывая излучения светил. Но при этом они имели классическую пищеварительную систему и не брезговали употреблять всю твёрдую материю, какую удавалось добыть, - астероиды, метеориты, хвосты комет представляли для них желанную пищу, обломки мёртвых кораблей и прочий искусственный комический мусор - лакомства. Атмосфера, которой дышали уоханцы (паразиты-наездники, по сути), являлась побочным продуктом этой системы - не чем иным, как кишечными газами… Собственно в «желудках» уоханцы постоянно не размещались (как земляне в реакторных отсеках), лишь проскакивали по пути с кормы на бак и обратно. Но «ротовая полость»,
«горло», «пищевод», «тонкий и толстый кишечник», «прямая кишка» и
«сфинктер» были в их полном распоряжении. Входи спереди или сзади, через естественные отверстия тела, и живи-поживай, на здоровье. К тому же излишек газов, при умелом стравливании, служил отличным ракетным движителем (для манёвров сближения просто идеальным).
        Сами космические змеи этим способом передвижения в диком, неодомашненном состоянии почти и не пользовались. Пространство между пастбищами они в процессе эволюции научились пронизывать, извиваясь и «раздвигая» головой вакуум, как земные змеи - толщу земли. Норы сквозь космос - по сути, мультипроходы, - подарила ззмеям мать-природа, а вот образумить их умудрились другие творения неугомонной выдумщицы Вселенной - люди.
        Разумные уоханской расы… Они не просто открыли и приручили межзвёздных змеев, они до такой степени ощутили себя ответственными за прирученных (парадокс! Друг друга люди Уоха несравнимо меньше ценят и берегут!), что взялись за их воспитание с решимостью поистине одержимой…
        Ныне полуразумный космозмей - истинная семья каждого космоуоханца. НЕзмеи для них существуют постольку-по-скольку, но живой звездолёт - брат (сестра), сын (дочь), друг (подруга) и одновременно мама-папа, дом-корабль и владение-имущество…
        Истинный симбиоз.
        Уж кто-кто, а представители космического подвида уо-ханцев на одиночество пожаловаться не могут. Хотя этим бродягам вообще чужды такие понятия, как любовь, одиночество, отчуждение… они о таких категориях просто не способны задуматься. Для них имеет значение только наличие беспрепятственной возможности отправиться куда захочется. Свобода передвижения для них не фундамент, а синоним. Свобода как таковая.
        Выбравшись из родимого болота, познавший космос уо-ханец превращается в межзвёздного скитальца. Впрочем, своё персональное болото каждый уоханец старательно устраивает внутри личного змея… в своей семье.
        Между прочим, соитие живых кораблей уоханцев - зрелище непередаваемое. Никакими эпитетами. По сравнению с ним редкие, но остервенелые акты спаривания самих уохан-цев - просто блёклые пародии, в лучшем случае стоящие трёх предложений описания «про это». В худшем - и трёх слов недостойные.

«Плюющий на…» подлетал к одному из диких миров, затерянных среди просторов запределья.
        Вполне пригодному для полноценного обитания кислоро-додышащих.
        Ззмеился он сюда исключительно по просьбе Лораваприт-кудеронар'а. Которого, в свою очередь, настоятельно просил туда прибыть Ошмавррдипакернайриаер. Иначе ззмей не приблизился бы к ядовитой планете ближе половины диаметра.
        Но ему было приятно выполнять просьбу. Даже приказ он, по собственному желанию, выполнил бы с удовольствием, но друзья не приказывают друзьям.
        Между разумными существами легитимно допустимы лишь два вида взаимоотношений: принуждение и прошение.
        Независимый подневольному только приказывает. Невольник невольнику - может и приказать и попросить. Подневольный у независимого может только попросить, но это не значит, что просьбу исполнят. Независимый может приказать независимому, но это вовсе не значит, что отданный приказ выполнится.
        Но независимый всегда исполнит ПРОСЬБУ независимого.
        Иначе будет воспринят как взбунтовавшийся невольник, подлежащий умерщвлению.
        Такова этика уоханцев, выработанная в итоге многовековых войн за кусок болота, дарующий пропитание и жизнь.
        ЛИШНЕГО уоханцы не попросят никогда. И не прикажут.
        Таково высшее достижение этики уоханцев. Предохранитель от невыполнимых просьб и непосильных приказов.
        До планеты иных оставалось два зигзага (иные зовут их «час») лёту, когда к
«Плюющему на…» обратился друг друга уважаемого предводителя наездников. У этого человека было достойное имя Максотэмбенивапривыкерг, «Разделяющийся по своему желанию на много маленьких и не очень частей», и он появился в утробе «Плюющего на…» вместе с тремя другими гостями Лораваприткудеронар'а. Но от прочих троих этот существенно отличался.
        Ибо умел разговаривать на языке ззмеев.
        И говорил правильно. Лучше даже, чем Лораваприткуде-ронар.
        А ещё человек знал ИМЯ. Он попросил Ноктедфарротс-манектачин' а, и ззмей не мог не выполнить просьбу. Взбунтовавшимся невольником кому охота стать…
        Человек показал живому звездолёту направление, сказал, на какое расстояние нужно продавить нору, и ззмей повернул клиновидную голову в указанную сторону…
        Человеку и нужно-то было совсем мало. Чтобы космозмей проделал нору к ближайшему миру иных, связанному лабиринтом постоянных норных проходов, и срыгнул его в первом попавшемся отрезке какой-нибудь из частей лабиринта.
        Всего-то навсего.
        Затем ззмёю можно было возвращаться обратно и продолжать выполнять просьбу предводителя наездников.

«Плюющий на…» и эту маленькую просьбу исполнил с удовольствием. Хотя шастать в лабиринт постоянных нор иных звёздные змеи не любили ещё больше, чем приближаться к планетам. Кому охота НАРЫВАТЬСЯ.
        Пункт тринадцатый
        МИР: КЛОНДАЙК
        (дата реального времени: двадцать пятое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ТЫ
… Конечно, никто особо не рассчитывал остаться незамеченным, но реакция Мы превзошла предощущение.
        Встречать вышли все без исключения члены совета.

«Комиссары» чинно выстроились на поле, необозримыми рядами. Тысячи и тысячи разноцветных пятен личин были повёрнуты в мою сторону, и казалось, что поле залито морем цветов.
        Ещё бы.
        Впервые в жизни этой семьи «нога» другой сущности ступала во внутренние покои семейного «гнезда». Личности не враждебной, но и не совсем «своей».
        Равновеликие сюда не совались, а другой силы, способной дерзнуть припереться в дом без приглашения, в освоенной вселенной доселе не наблюдалось. С момента зарождения сверхсущности В ЭТОМ МИРЕ.
        Но за последние недели реального времени в сети миров объявились НОВЫЕ факторы…
        Ты прошёл, например. Прямёхонько в святую святых Я-Мы.
        Реально. В тело.
        Сюда стремился, прекрасно зная, что именно в этом мире концентрация мощи разума семьи достигает наибольшей возможной на данный период величины. Помня, что на эту планету в течение десятилетий из всех пунктов сети сошлось и здесь погибло столько бренных тел паломников, что можно было бы покрыть ими всю поверхность.
        Сплошным, всепланетарным ковром…

- Мы ждали Ты. Приветствуем. Слушаем, - от имени всех них обратился ко мне широкоплечий атлет в расшитой сияющими позументами военной униформе с бриллиантовой маршальской звездой на погонах. Но мне-то ясно зрилось, мне-то проще простого выдернуть из океана слившихся воспоминаний искомую каплю и проведать, что этот кластер суперпамяти произошёл от маленького плешивого мужчинки лет сорока пяти, в бытность индивидуумом служившего младшим архивариусом в хранилище документов мэрии одного из миров кольца 2. А чтобы узреть, каково состояние тела, занятого им для встречи Ты, и выхватывать ничего не нужно. Невооружёнными глазами, блин, в упор видать. Хреновее некуда состояние, однако. Вся грудина бывшего здоровенного чернокожего «мазафа-кера» покрыта сплошной коростой, вместо левого глаза чёрная спёкшаяся дыра, по остаткам изгрызенных крысами гениталий ползают черви… Гримёры сериалов «ужасов» от такого образчика для подражания восторженным визгом изошли бы.
        На самом деле - прямо в этом мире, в имеющихся телах-носителях, реально могли бы находиться не более десяти процентов «месеров». (Этим словечком, кажется, прессеры уничижительно обзывают миссионеров?) Вздумай они разобрать тела по одному на каждую нить. Девять из десяти остались бы рассеяны по другим мирам. На всех здесь просто не хватит живых организмов. Не так уж много уцелело в Клондайке живых телес адептов…
        Но многие и не нужны. Достаточно, что «по много» сегментов в каждом наличном теле-носителе размещено.
        УМОЗРИТЕЛЬНО здесь без проблем разместились ВСЕ. Ну, кроме некоторых, временно выбывших за пределы сети мультипроходов…

«Все?.. Ага, сейчас. - Горькое сожаление переполнило меня. - Кукол дёргают за нитки, на лице у них улыбки, вверх и в темноту уходит НИТЬ… Где же оно, где, таинственное нечто, сосущее энергию из человечества? Вампир, питающийся разумом…»
        Невольно смотрю вверх. Помстилось или нет, но вдруг испытал то самое иррациональное ощущение, «морозом по спине», которое возникает, когда за тобой кто-то исподтишка наблюдает.
        Вверху никакой оскаленной морды с гляделищами, пылающими адским пламенем, не обнаружилось. Хотя это вовсе не значило, что ИХ там нет.
        Где бы они ни были, вверху, внизу, внутри… освобождение человечеству пока только снится.
        На почву, плоскую равнину, некогда служившую особям «предыдущей формы жизни» сельскохозяйственным угодьем, с небес моросил мелкий, тёплый дождь. Струйки щекотно стекали по моей личине… то есть по лицу тела, на время позаимствованного. Ничего так была девица когда-то. Не моего вкуса, но вполне симпатичная.
        Биологически - это некогда соблазнительное тело вскорости неизбежно умрёт от истощения… последний приём пищи производился более ста пятидесяти часов назад.
        Да, - отвечаю. - Хочу говорить. Много не скажу, Мы и без Ты известна текущая планировка мироздания. Но несколько замечаний высказать обязан. Перво-наперво - эти младые, незнакомые, ретивые навострились опередить всех на свете.
        Мы склонны отдать приоритет версии замаскированных происков ПРЕС-Са, - произнесла разодетая как средневековая принцесса изящная красавица (при жизни была мужеподобной бабищей ста кило весом и девяностовосьмисантиметровым объёмом отсутствия талии; в данный момент заняла иссохшее до сорока килограммов тельце бывшего мужчины-монголоида, весьма упитанного на момент слияния).
        Полагаю, ошибаетесь в корне. С таким же успехом приоритет заслуживает версия происков Я-Мы, утаённых от самой себя. Секта внутри секты.
        Кто-нибудь периодически рядится в священные одежды Мы. Эго не прочь под шумок урвать кроху. Хомо индиви-дуалис всегда жил по принципу - на мой короткий век хватит, а через поколение хоть трава не расти, меня уже не будет, - тоненьким голоском прощебетала девочка десяти лет, типичная «мамина прелесть» с огромным бантом (громадный, похожий на медведя, весь покрытый волосом мужичище; сейчас - опрокинутая на почву старуха с кожными покровами, идентичными коре тополя, и съеденными гангреной конечностями).
        А если Ты скажет Мы, что в известной нам вселенной реально существует… э-э, давайте как-нибудь младых-ретивых назовём… допустим, теневики. Целый тайный легион, до поры таившийся в тени, оттуда с интересом наблюдая, как дерутся два монстра.
        Мы с вниманием выслушаем Ты. Я-Мы исследует все возможные направления, прежде чем принять окончательное решение. - Академического вида типаж, этакий учёный корифей в пенсне и с бородкой клинышком (тощая, лицом похожая на лошадь прыщавая девушка лет восемнадцати; раздувшийся, опухший от голода мальчик).

«А это мысль! - вдруг озарило меня. - Гипотеза относительно генезиса миссионеров. Независимыми секторами памяти после слияния становятся суперзавистники! Все эти вездесущие эмиссары, почти всемогущие пасторы, они же - Нити Мыслящие… Все, сохранившие индивидуальность в рамках коллективного разума, - до слияния обладали чрезвычайно мощным потенциалом самого неистребимого и ядовитого чувства, присущего человеческой натуре. Ведь зависть хуже ненависти, у которой всегда остаётся шанс сделать обратный шаг и превратиться в любовь. Зависти - отступать некуда. Позади неё - не просто дно подсознания, а самое что ни на есть ДОНЫШКО…»
        Ты больно слышать это, - говорю разочарованно. - Мы не верит…
        В Ты сохранилось слишком много индивидуальности и независимости. Но… возможно, именно эти качества сейчас полезны. Мы знаем, что способны ошибаться. - Усатенький франт в смокинге (неуклюжий парень с корявыми руками разнорабочего; вся изъязвлённая шанкром женщина, зачем-то поддерживающая руками полуотгрызенные вездесущими крысами груди).

«Важнейшая информация. Я-Мы не верит в собственную непогрешимость, сомневается в самой себе. Ничто человеческое, как говорится, не чуждо… сверхчеловеку. Опять же, Скрытые Нити - симптом развивающейся болезни. Коррозия непогрешимости».

«Внимание! Высока вероятность, что мыслящие сектора сверхсущности заподозрят…»
        Тут мне пришлось прервать совещание с собственным внутренним голосом, по той простой причине, что в созданном совместными усилиями «пространстве саммита» воцарилась гробовая (другое слово неадекватно) тишина.
        Пришлось возвращать эпицентр внимания на «внешние сношения».

- У меня что, рога проклюнулись или нос в варенье? - спрашиваю.
        Ты…
        Как Ты сделал это?!
        Что?
        ТЫ ЗАКРЫЛСЯ.

- В смысле? - в первое мгновение не понимаю, с чего это Мы всполошились… во второе
- ДОШЛО.
        ЗАКРЫЛСЯ. Наглухо. Ни трещинки, ни дырочки, ни про-светика. Прежде ни единому разуму во вселенной не удавалось полностью закупорить свой прайвит спейс[Private space (англ.) - дословно «приватный космос». Более адекватный по смыслу перевод:
«личное пространство». Фундаментальное понятие, лежащее в основе ПРАВ ЧЕЛОВЕКА и СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ, подразумевает как физическое, так и этическое, психологическое частное пространство.] от всепроникающего ока Я-Мы. Даже тех, кто не поддался склонению, сегменты прощупывали, сканировали… И вдруг Ты чуть ли не демонстративно, у всех на виду, во время заседания совета комиссаров, словно фокусник в цирке ИСЧЕЗАЕТ… Ты, неизученное явление природы, наполовину чужой… Такой «подарочек» мог вывести из себя кого угодно.
        Конечно, тотальная экранировка сознания и для меня самого сюрприз, но поди теперь докажи, что я изумлён не менее. Не без оснований получу обвинение, что вновь открылся для доступа ИЗБИРАТЕЛЬНО, а важнейшее преспокойно утаиваю…

- Ты мог бы повторить это ещё раз? Мы предварительно сосредоточимся и проследим процесс…
        Ого. Мы изучают меня, аки собачку лабораторную…
        Не знаю. Может быть.
        Попробуй.
        Хорошо. Попробую, но никаких гарантий.
        Конечно. Мы понимаем.
        Вновь попытаться ни о чём не думать. Трудно. Ну прямо древнеземная притча о белой обезьяне и учениках философа, которым учитель велел думать о чём угодно, только не о белой обезьяне… белой обезьяне с красными глазами… белой обе…
        Мы смотрели на меня и ждали. И вдруг - свершилось! Сознание как будто в плотное одеяло завернулось, отрезав внутренний мир от внешнего.
        Единственный голос, который в таком «завёрнутом состоянии» был слышен, доносился не снаружи, а ИЗНУТРИ… тихий шёпот из глубины души…

«Беги… проходи немедленно… они не изучают… они схватить хотят… на понт берут… закупорка двустороння…»

«… сила!» - вырвавшаяся формулировка сполна характеризовала мою непростительную беспечность. Маразматик! Забыл, где находишься, с кем водишься?!

- Не дождётесь!!! - кричу что было сил, с ходу нанося реальный, сокрушительный удар в челюсть ближайшему «ме-серу».
        От неожиданности все тела буквально в транс впали. Это наносекундное замешательство даровало мне драгоценную фору.

«В отличие от ВАС, кое-кто способен в любой момент уйти… куда пожелает!»
        Пользуясь всеобщим ступором, спиной вперёд валюсь в мыслеход. Так я назвал
«дверь», которую с некоторых пор научился открывать. Это умение сравнимо по важности с величайшим открытием истины, что материальную ипостась возможно трансморфизировать не только «фальшиво» (как бы неотличимо от оригинала ни выглядела личина!), но и «доподлинно».
        Быстрота мысли превосходит любые, даже самые… гм, немыслимые скорости. Во Вселенной не существует ничего более быстрого, чем мысль разумного.
        Это несложно, оказывается, - совершенно не бояться пространств, разделяющих миры.
        Ровно настолько, насколько СЛОЖНО побороть страх, поверить в это и научиться использовать дар природы, о ценности коего ты доселе лишь смутно догадывался…
        У подавляющего большинства людей мысли постоянно ускользают, слабые разумы не умеют их вовремя ЛОВИТЬ. Не способны собирать промелькивающие «капельки» и направлять течение в необходимое русло.
        Немногочисленные сильные - улавливать и править УМЕЮТ.
        Работа мысли, используя основополагающую СИЛУ РАЗУМА, открывает каналы, вселенская Сеть которых пронизывает всё мироздание (именно оттуда и черпаются так называемые
«воображение» и «вдохновение»). У простых, слабых «мыслящих» на выходе получаются нафантазированные, нереальные путешествия, у «сложных» - материальные. В зависимости от присущей конкретному сильному «степени сложности» - более чем реальные…
        Всё это время (какое предусмотрительное у меня подсознание!) канал, по которому я сюда пробрался, оставался активированным.
        УШЁЛ, уф-ф-ф.
        Кто сказал, что испытанное мной состояние «себе на уме» - одностороннее? Закрытие происходит в обе стороны. Точно так же, как ты закрыт от проникновения, так и для тебя закрыт доступ для восприятия реальности. А значит, к тебе можно подобраться вплотную, и когда Ты откроешься…
        Никто не говорил, что одностороннее, а мне почему-то послышалось и поверилось.
        Не иначе, происки Я-Мы.
        Морок навела.
        Это она может.
        Уж чего-чего, а умения наводить морок на разумы - не занимать ей, вражине клято…
        Пункт двенадцатый вновь
        МИР: ЖИВОЙ ЗВЕЗДОЛЕТ ЧУЖИХ
        (дата: двадцать пятое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ОНА


        Ваш друг сообщил, сколько ещё лететь? - слабым голоском спросила Эллен.
        Нет. Он сказал лишь, что с кораблём случилось что-то. Какой-то сбой системы ориентации в пространстве и внепро-странстве. По этой причине мы сейчас гораздо дальше от пункта назначения, чем рассчитывали. Но Лоуренс говорит, не надо волноваться, всё будет хорошо. Когда-нибудь…
        Эллен едва заметно, краешком губ, улыбнулась. Что-то мелькнуло в памяти, что-то знакомое напомнил ей Ошима-сан этими фразами… Нет, не вспомнила. С памятью что-то тревожное… Она вообще заметила, что в последнее время стала тратить массу времени на попытки припомнить то или это, зачастую безрезультатные. Вспоминать, ловить ускользающие мысли становилось всё труднее. Определённо - сказывалось долговременное пребывание в одном теле, но главное - угнетала рассудок потеря связи с семьёй. Тело-то помаленьку акклиматизировалось, попривыкло к коррекциям психотипа, но начались проблемы с разумом. С памятью, запертой в клетку, без выхода свободного, ПЛОХО стало… «клаустрофобия» отшибает память эффективнее бейсбольной биты. Безрадостная перспектива, коротко говоря.
        И уж тем паче тоскливо на душе после той ВСПЫШКИ, когда связь ненадолго восстановилась и в разум Эллен, уже принявшей синюю пилюлю, вдруг хлынул родной, привычный с момента слияния, НЕОБЪЯТНЫЙ океан единой памяти, имеющий весьма мало общего с темницей индивидуальности… Препона рухнула, и на отправленный в автономное плавание сегмент хлынула информация. Лавина «новостей из дому» моментально затопила естество «блудной дочери»…
        Эллен болезненно поморщилась. Долгожданный прорыв, который должен был наполнить её силами выше головы, наоборот, чуть ли не остатков их лишил. Волна снесла и придавила, вместо того чтобы взметнуть…
        Тело она поудобнее пристроила в кресло, и теперь сидела, забравшись с ногами и укрывшись пледом. Его откуда-то притащил заботливый, милый Макс. Что бы она без него делала… Если забыть (что-то ей подозрительно сильно стало нравиться это постыдное занятие - забывание…), что в этом тельце сокрыт ТЫ, многообещающе-могучая новоприобретённая сущность, и воспринимать внешнюю оболочку, то ведь - обычный эгоцентрист. Ограниченный разумишко, органически не способный думать НЕ ТОЛЬКО О СЕБЕ любимом… А вот, поди ж ты. Печётся о ней, волнуется неподдельно, обдавая горячими энерговолнами искреннего соучастия…
        И благодаря ему невольно становится ЛЕГЧЕ переносить… одиночество? Совсем больная сделалась, с «элленлиттлсоно-вой» индивидуальностью возвращаются и все присущие ЖЕНЩИНЕ комплексы, страхи и… радости???
        Она скорчилась, калачиком скрутилась под коричневым, в абстрактных разводах бежевого, натурально-шерстяным покрывалом, но всё равно - знобило. Телу напрямик передавался озноб, трясущий разум. Телу от разума не подеваться никуда, это разум может быть освобождён, бренная же плоть имеет гораздо меньше степеней свободы… Точнее, представление о свободе имеет весьма смутное.
        Да уж, последние события по ней (совокупно телу, душе и разуму) прошлись основательнее других. Для Джосфа и равновеликого Такеши Ошима, судя по их достаточно бодрому состоянию, испытания сродни тренировке на выживаемость. Макс тоже держится бравым молодцом, куда и подевалось «кислое» состояние духа. Он явно всерьёз относится к высказыванию: ВСЁ, ЧТО НЕ УБИВАЕТ, ДЕЛАЕТ ТЕБЯ СИЛЬНЕЕ. Типично индивидуалистский оптимизм, основанный на святой вере, что страшнее смерти горя нет и дальше могилы судьба не зашлёт.
        Но что-то рациональное в этом девизе всё же есть…
        Надо прислушаться к советам «эго», раз уж довелось попасть в его тюрьму. В чужой тюрьме со своим уставом не выжить.
        Свершилось страшнейшее.
        Мы отринуло её Я, сочло скрытой нитью. Теперь ждало только возвращения контакта, чтобы растереть и выдавить из себя… отправляясь в запределье, разве могла она представить, что такое возможно?! Что самая ужасная доля уготована ей вовсе не за пределами…
        Это тело не умерщвлено лишь потому, что физически в запределье пребывает, а сюда щупальца Я-МЫ не протянуты, у семьи длинные нити, но пока ещё не настолько, чтобы протянуться во все пункты Вселенной… Здесь, на корабле чужаков, только один разум, связанный с Мы, но опосредованно, ведь он - ТЫ, сам по себе, и создать с ним локальное единение не удастся. Как жаль. Сотворить бы этакое МЫ из двух сегментов
- пусть крохотная, но сем…

«Разве что… Супружескую пару создать», - горько сы-ронизировала Эллен. А что, почему бы и нет? Мужчина видный, обаятельный по-мужски, не зануда, не скупец, хорошо образован и отлично воспитан… в постели великолепен и небанален, опять же. И главное - ПРОВЕРЕННЫЙ. В секту не ускачет, от жены, от детей… По нынешним временам - не сыскать лучшего «приданого», нежели уверенность в этом.
        Эллен ощутила, как улыбка трансформируется из ироничной в грустную. Милый Макс и не подозревает пока, какая силища в нём летаргически спит, до срока законсервированная, укрощённая совокупными усилиями её Я и всеобщего МЫ в тот исторический момент, когда выяснилось, что Ты не относится ни к одному из известных ранее подвидов разумных сущностей…
        Невольная аналогия напрашивается, что НОВЫЙ ИНДИВИД и НОВАЯ БАНДА, вступившая ТРЕТЬЕЙ СИЛОЙ в поиск ОРУЖИЯ - явления сходного происхождения… хотя и разнятся меж собой, как разум индивидуальный обычного, не-склоненного человека и разум коллективный слившейся Семьи.

«Почему, почему? За что меня отрезали от пуповины? - совсем уже тоскливо, обречённо подумала Эллен. - За борт выбросили, хорошо хоть память жива…»
        Или плохо?
        Может, лучше покончить с мучениями разума, уничтожив тело-носитель? Здесь, вне сети, памяти некуда будет слить себя, чтобы продолжить бесконечную жизнь, чтобы бессрочно пользоваться обещанным в процессе склонения подарком МЫ её Я - нетленностью…
        Она склонилась, когда её биологической ипостаси (где же сейчас то, «собственное» тело? Давно в прах превратилось наверняка…), её животной составляющей не исполнилось и двадцати лет от роду… Девушку звали… «ах да, Валентиной меня в позапрошлой жизни звали, надо же, помню… Много всего важного позабыто за ненадобностью, а такая ерунда помнится… сколько же лет реального календаря минуло?

        Ещё ей помнилось, что тогда, восемнадцать (вот сколько миновало…) лет назад, что-то или кто-то активно помешал ей слиться без проблем, в одно касание. Пришлось преодолевать фазу склонения, постепенно наставившую разум на правильный Путь. Что же её тогда тянуло назад?.. или это был кто-то, индив какой-то?..
        Но в конечном итоге она слилась. Вся накопленная семьёй ДО её присоединения память
- переполнила её, а она разлетелась по космосу воспоминаний всех, кто приобщился ДО… Внутренняя вселенная пропиталась внешней, и стали они неразделимы, стали они едины, стали они целостны и воистину БЛИЗКИ…
        В бесконечном итоге - сегменты семьи вдруг взяли и отреклись от неё. Её пытались ликвидировать те, ради кого и для кого она отдала всю себя и в чьё благо жила все эти годы.
        Как жить теперь, скажи, Вселенная? Оборвать УЗЫ сродни утрате всех органов чувств, конечностей и гениталий единым махом. Это же ничуть не похоже на то, что испытывает индив, случайно обронивший сетевой терминал. Человек, лишённый
«мобилки», какое-то время слеп, нем и глух, но у него остаётся шанс на исцеление, на новое подключение. Он ДЫШИТ надеждой. Не чувствовать постоянный ЗОВ Мы, не отвечать Мы - не просто хуже. Совсем худо. Как телу - воздуха лишиться.
        Жить НЕ ДЫША - первые несколько минут удаётся (хотя какая это жизнь?!).
        А ДАЛЬШЕ ЧТО???
        Пока что осталось одно: пытаться научиться дышать образовавшимся вакуумом…

«А может, сероводородом дышится легче? Всё ж НЕ пустота. Пустота - синоним одиночества…»
        Ясно, - сказал Макс. - Короче, делишки наши сказочные. Чем дальше, тем страшнее. Но счастливый конец не светит… Ни одна сволочь в мироздании не скажет, сколько времени осталось до окончания катализации.
        Сколько времени, сколько времени… - ворчливо отозвался Джосф. - Мало ли… Когда драпаешь, его всегда слишком мало.
        Они всё валились и валились сквозь пустоту, незнамо куда, и в любой момент у кого-нибудь - В ТРЕТИЙ раз могла уплыть реальность. Эли и он, Макс, уже синие использовали. Ошима-сан, кажется, белую давно отправил в себя. Только Джо на серой до сих пор держится, везёт же некоторым «лаки», заразой лузерской не отягощённым… Хотя лимит везения не бывает бесконечным, и стоит его исчерпать - беды начнут прибывать пачками. Они же не ходят соло, толпами предпочитают наваливаться.

«По себе знаю».
        Иллюминаторов и внешних экранов пассажирам на этом корабле не полагается, но и без них помнится прекрасно, что пустота вокруг, для выживания категорически не пригодная… Впрочем, космос пустым лишь мерещится. На самом деле чего здесь только нету, начиная со звёзд и планет и заканчивая… Нет, пожалуй, этот список ещё рановато заканчивать. Слишком ещё мало мы знаем о Вселенной. О вселенной обитаемой
- и то почти ничего не известно. По большому счёту.
        Эли с ногами забралась в кресло, Джо и Ошима-сан прямо на полу расселись, а Макс стоял у двери, прислонившись лопатками к обитой упругим материалом стене каюты.

«Рекогносцировка. Кажется, это так называется. Озадачил я их, по полной программе загрузил народ. Полагают, значит, что "уход в себя" состояние обоюдоострое, как закроешься, так и сам ослепнешь, оглохнешь, нос заложит… Ну пускай так и думают, наивные, тем лучше. А на понт им меня больше не взя…»
        Он вздрогнул. «Что за чушь в башку лезет? Уход какой-то, обоюдоострый… ну и сочетаньице, графомана достойное. Хотя, с другой стороны, вырванное из контекста, любое словосочетание может показаться бредом». … ределиться с собственным статусом. - Макс переключился, прислушался к разговору Японца и слуги. - А чего тут определяться. Хреновый у нас статус.
        Всё же…
        А все же ещё хреновей. Для ПРЕС-Са мы наверняка Секта, для Секты - грязные твари прессеры, для ваших тутошних друзей - сбежавшие террористы. А для друзей в кавычках, что нас подставили, лютые конкуренты, подлежащие устранению… Для кого-нибудь, о ком мы даже не знаем, - вообще копы, что тоже хреново и оскорбительно. Как ни крути…
        Как ни крути, есть только один способ остаться в нашем мире за кадром, - вставила Эли. Она очнулась от скорбных дум, в глазах блеснула искорка БЫЛОГО света, и присоединение к разговору можно было счесть симптомом выздоровления.
        Это какой же? Полезно послушать. - Такеши Ошиму, профессионала, всерьёз интересовала тема.
        Для этого нужно иметь своих людей во всех властных структурах, легитимных, нелегальных, одиозных - ВСЕХ. Проникнуть повсюду.
        Хочешь сказать, что наши конкуренты… э-э, новая тоталитарная «секта»? Протянувшая щупальца в…
        Я сказала, что хотела. Но, в отличие от Я-Мы, последовательно придерживавшейся эволюционной стратегии, эта сущность исполнена революционной агрессии. Тактика - проекция стратегической доктрины, а тактика у «новичков» - отнюдь не миролюбивая. Коль уж все пригодные для жизни ареалы заняты предшественниками, либо индивами, либо коллективами - придётся их отнимать.
        Хочешь жить - твори революцию. Так, что ли? - произнёс Макс.
        Примерно. Если мы доберёмся до источника мифа первыми…
        Ага, и я попрошу, например, счастья для всех, даром, а он возьмёт да и подсунет мне певичку одну… Представляю, в каком обиженном состоянии придётся от источника отваливать.
        Это что за персонаж? Почему не знаю? - блеснула взглядом Эли.
        Грешки полового созревания. Было дело, однажды в пубертатном возрасте увидал в музыкальном сериале. Год напролёт забыть не мог, грезил и рукоблудил. Повзрослел, навёл справки, хотел найти, оказалось, бабушке уже лет сто, и артистическая карьера осталась в далёком прошлом.
        К тому времени, когда сможешь воспользоваться шансом загадать желание, ты будешь мечтать только об одной женщине.
        Не нравится мне этот способ суживания спектра желаний.
        А кому он нравится? Но такова жизнь… Мы, женщины, собственницы.
        Извиняюсь, госпожа, - встрял Джо. - Что влезаю в милые семейные разборки, но слуге иногда полагается отвлекать внимание от щекотливых тем… Я хотел мыслью поделиться. У меня сильное подозрение, что в бурные события нас втравило нечто… неотвратимое. Сродни законам природы или судьбе, если предположить, что она по чётко прописанному сценарию действует. Оно нас выбрало практически помимо нашей воли, и теперь нам ничего не остаётся, как воплощать наше предназначение в жизнь.
        Где бы мы ни были, кому бы ни служили, всегда пребываем в тылу врага, - сказал Ошима-сан. - Девиз моего рода. От корней я оторвался, но знаю, что уходили они в легенду о древнеземных ниндзя. Молодые люди, происки конкурентов нужно давить в зародыше. Как бы то ни было, предназначено ли судьбой отыскать нужное место и время нам, либо нас ждёт поражение, но… - Японец запнулся, тщательно взвешивая слова, и очень напомнил в этом миг себя же, но лаконичного; того облечённого властью индивидуума, с которым Макс познакомился в лесу. - Лично я своё предназначение осознаю в том, чтобы не допустить к этому Оружию ни Яму, ни ПРЕС-С, ни кого-либо ещё. Судьбе было угодно привести вас ко мне, за собой вы притащили хвост, который энергично взялся за меня… Знаки толковать можно по разному, но я истолковал их в пользу вывода: этой четвёрке вместе БЫТЬ.
        Нам четверым по силам остановить конкурентов? - скептически спросил Макс.

- А почему вы сказали «отыскать время»? - спросил Джосф. - Вряд ли это оговорка…

- В месте или вместе? - уточнила Эли.
        ОНИ


        Ответил Ошима-сан только на первый вопрос. Прежний Японец, немногословный и таинственный босс мафии, возвращался прямо на глазах.
        В наших силах попытаться. Для начала необходимо обсудить ситуацию с моим другом. Мы летим к нему.
        У вас на все случаи жизни найдётся свой человек.
        Без этого нельзя. Людей без связей убивают, а я ещё жить хочу.
        Ваш друг, капитан этого корабля, прикинул время полёта? - Тема времени сегодня определённо муссировалась Джосфом.
        Часа три. Советую поспать. Потом будет не до сна.
        Когда действие невыгодно, собирай информацию, если информация становится неинтересной, спи, - процитировал Эмберг-младший какой-то старый сериал, просмотренный в прошлой жизни (когда он был миллионером-сыном своего папы-мультимиллионера). Высказывание запомнилось, и он его неоднократно использовал, таким образом сообщая посреди ночи очередной любовнице, что секса больше не хочет, «а поговорить» с ней не намерен.
        Японец вышел первым, за ним Джосф. Эллен и Макс От-то покинули кают-компанию последними.
        Минут пять спустя, поплутав по коридорам, изгибающимся под немыслимыми углами, они очутились в каюте Эллен. Членов экипажа по пути не встретили. Устойчивое ощущение, что в этом странном корабле, кроме капитана, вообще никого из команды нет, окрепло окончательно. Правда, Эллен вроде бы видела ещё одного человека, но не могла поручиться, что это был не капитан.
        Зарастив за собой мембрану люка, они оказались наедине. ВМЕСТЕ. Впервые за последние суматошные дни и ночи…
        Макс Эмберг подумал в эту минуту, что стоило, стоило, чёрт возьми, ввязываться в этот мифический поиск! Хотя бы для того, чтобы встретить Её, женщину с глазами цвета новорождённой Вселенной.
        Эллен подумала в эту минуту, что стоило искать этот миф хотя бы затем, чтобы не проскочить мимо Тебя. Чтобы ВСТРЕТИТЬСЯ.
        Он присел на пол у Её ног и посмотрел Ей в глаза. Новорожденная Бесконечность была уставшей и грустной от рождения, под Её глазами появились заметные «мешки». У Него заныло сердце при виде этих признаков врождённой болезни. Захотелось Ей что-то сказать, поддержать, утешить, но говорить не было смысла. Они понимали друг дружку без слов.
        Он даже подумать не мог о том, чтобы закрыться от Неё хоть на мгновенье. Или отвернуться хоть на миг. Ненаглядная… Он положил голову Ей на колени и ощутил себя большой доброй собакой, из тех, что выкапывают из снега в горах или спасают утопающих в море.
        Её рука нежно коснулась Его головы, пальчики, доверчиво НЕ затянутые перчаткой, принялись гладить светлые мужские волосы. Это успокаивало, и Он как можно тщательнее настроился на Неё, чтобы поделиться чудесным, расслабляющим отдохновением, которого у Них не случалось вот уже целую Вечность. Он забирал Её усталость и одиночество, и растворял их в волнах покоя и тишины, покоя и тишины…
        Постепенно Её ласковые движения становились всё более страстными. Желание усиливалось стремительно, оно взметнулось стартующим звёздным кораблём…
        И Он и Она в этот миг откровения впервые удивились, как можно было жить все эти годы порознь, обходиться друг без друга???
        ОН


        Его разбудил вызов. Эли лежала рядышком, тесно прижавшись к Максу и обняв его. Совершенно ОБНАЖЁННЫЕ тела сплелись в одно…
        Что? Что случилось?.. - сонно шептала Эли, когда Макс принялся её будить.
        Подлетаем, милая… скоро уже. Надеюсь, скоро наши треволнения окончатся… Начнутся новые.
        Ми-лый… - сладко потянулась Эли. - Как хорошо-о было…
        Будет ещё лучше… когда-нибудь, - ответил Макс. - Вставай, труба зовёт.
        Поцелуй меня и я вста…
        Нельзя, одним поцелуем не ограничится, а…
        Встаю, встаю. «А поутру они проснулись»… Мрачная неизбежность.
        Жизнь вообще неизбежность малорадостная. Радость просверкивает и исчезает, а между просверками сплошная будничная темнотища.
        Эли он одевал САМ, уж очень медленной и расслабленной была она. Когда натягивал обувь, не удержался, поцеловал пальчики ножки… но осадил себя - нельзя! Себя одел почти мгновенно. Сна ни в одном глазу. Организм работает «как швейцарские часы» (что бы эта странная, загадочная идиома ни означала).
        Однако перед тем, как навсегда покинуть каюту, которой суждено будет запечатлеться в памяти вместилищем первого по-настоящему брачного ложа - они всё же поцеловались.
        Единственный раз, но зато КАК!!! … В носовой рубке, куда пришлось долго пробираться извилистыми округлыми (как и всё здесь, на корабле чужих) коридорами, ждал капитан, естественно. Больше никого из чужих здесь не было, но зато появилось наконец-то ОКНО. Неправильный овал огромного экрана проецировал забортный космос обитателям космосов «внутрибортных» (во всех смыслах).

«Наверное, я никогда не смогу привыкнуть к этому зрелищу, не смогу спокойно смотреть в неприкрытый паранджой атмосферы лик Вселенной, что таращится вечно открытыми глазами звёзд», - подумал Макс. Человеку, с детства привыкшему перешагивать через парсеки в один миг, натуральный полёт сквозь вакуум, долгий и нудный, - вряд ли не покажется чем-то восхитительным и романтичным…
        Ошима-сан, проведя их в ходовую, указал место у стены, где им надлежало расположиться, и сделал шаг к капитанскому креслу. Единственному в рубке управления, полусферическом зале, пол и потолок которого сводами сходились к
«окну». Из-за этого зал напоминал внутренность глаза…
        Ошима-сан, - вдруг спросил Японца Джосф, - всё забываю спросить… Экспроприированное у копов «Пурпур-нейшее Солнце» на борту ведь, почему бы нам в него не перебраться заблаговременно? Атмосфера ведь в яхте - привычная, нормальная…
        Потому что она НА борту в буквальном смысле. На обшивку снаружи приторочена. Прямого прохода нет. Вакуум.
        Но, насколько я понимаю, нам и космическая пустота нипочё…
        Ты желаешь ещё раз в отключку впасть? - ответил вместо Японца Макс, сообразивший быстрее. - При этом имея в запасе меньше трёх доз времени?
        Ну, у меня их две ещё…
        А у нас с Эли - ни одной.
        А у меня только одна синяя, - напомнил Японец.
        Тем более на вашем месте я поторопился бы сменить среду. Из обморока лучше в родной выхо…
        Господа, прежде чем ваша дискус-с-с-с-сия, - последнее слово у Такеши Ошимы действительно получилось змеино-шипящим, - зайдёт в тупик, позвольте вам сообщить, что по канонам этики любезно принявшего нас на борт хозяина корабля, которого я ПОПРОСИЛ доставить нас в необходимую точку, наш досрочный уход будет сочтён смертельным оскорблением. С-с-с-с-сориться с ним в нашем состоянии крайне нецелесообразно… Неужели вы думаете, что я давно бы не занял яхту, если бы это было МОЖНО сделать?
        Вы правы, - сказала Эли. - Джо не сообразил. Прошу его извинить.
        Прошу извинения, госпожа. Я действительно не подумал. Но волнение меня обуяло исключительно по причине беспокойства за вас, ведь…
        Не подлизывайся, у тебя и без того чуть ли не самое весомое жалованье во Вселенной, - улыбнулась слуге хозяйка.
        Кто б мне такое платил, - мечтательно проговорил Макс. - А то на комиссионные и не разгонишься…
        Да, кстати, - сказала Эли. - У тебя там в неразлучной сумочке… ревновать впору… ещё осталось немного кофе?
        Сейчас гляну, - сказал Макс, и открыл сумку, чтобы инвентаризировать её содержи…
        В глазах померк свет, будто кто-то вырубил подачу электроэнергии, и мироздание погрузилось обратно во тьму, из которой возникло.
        НИ ЗГИ не было видно, зато слышно - обалдеть как отчётливо. Тьма абсолютно ослепила глаза. Грохот, хлюпанье и чваканье мгновенно залепили уши вязким тестом. Но хуже внезапного оглушения было то, что и НЮХАЛОСЬ с необычайной остротой. Серная вонь раздирала ноздри и мозги безжалостными когтями. Осязание тоже не изменило, и сплошная ЛИПКОСТЬ осклизлая, обволакивающая со всех сторон тело, - мгновенно вызвала ощущение, что кожу облепили тысячи слизняков и гусениц, а как следствие - бурный рвотный рефлекс…
        Но героический организм сумел совладать даже с базовыми природными реакциями, а в следующее мгновение - даже испытать удивление по поводу того, что ещё жив.
«Удивляюсь - значит живу, - ухитрился констатировать Макс. - Вот она какая, значит, ИСТИННАЯ картина мира…»
        Да. Реальность «поплыла» в третий раз, восприятие его организма вернулось в нормальный человеческий режим.

«Ни в жисть не подумал бы, что сумею акклиматизироваться в аду, - продолжал удивляться он. - Ну и живучая ж я тварь!»
        Да. Тем не менее организм не погиб во враждебном окружении, а психика выдержала обратную трансморфизацию. Зрение ещё не перестроилось, но кожа, уши и прочие органы чувств вполне справлялись со сканированием несвойственной человеческой природе информационной среды.

«Сегодня ведь Рождество, - вспомнилось Максу. - Вот спасибо за подарок под ёлочку… ПАПА».
        Святой Николай, по календарю - покровитель и тёзка его отца, выбрал для сыночка из мешка лучший дар из всех возможных. ЖИЗНЬ.

«Может, хорошо, что я ослеп, может, мне и не стоит реальность зрить как она есть,
- подумал Макс, - не то ужас-ность увиденного предел выносливости психики превысит…»
        Не-а. Такого подарка добрый, но справедливый Санта ему не сделал. За новое рождение, за спасение от адской серы - следовало расплачиваться.
        Макс всё-таки прозрел и УВИДЕЛ ВСЁ КАК ОНО ЕСТЬ…
        Свет вернулся постепенно, нарастая, как будто энергия подавалась обратно через реостат…

«Ох, ё-моё!.. - натурально ох… ренел Макс. - Ни фига се поворотец сюжета! Лучше бы мои глазыньки всего этого и не видали…»
        Для утраты душевного равновесия достаточно было обозреть обитателей «близлежащих объёмов». В сочащихся слизью складках ПЛОТИ корабля ворочались четверо натуральных не то варанов, не то аллигаторов. Жаркие болота Уоха породили биовид разумных динозавров, и если уоханцы становились на дыбы, то делались ужасно похожими на одного из мифических героев цикла древнеземных легенд, повествующих о двенадцати подвигах лабораторных мутантов Чебби и Генн, сбежавших из научно-исследовательского центра «Омела». Того самого, прославленного в веках, где уродились на белый свет многие монстрические биоконструкции, сеявшие смерть на полях сражений первой межпланетной войны.
        Правда, уоханцы нечасто прикидывались прямоходящими. В основном они ползали на пузе, то бишь пресмыкались, как оно и положено близким родичам земноводных, либо топали полуприподнявшись, заметно прогнув спины и волоча хвосты.
        Макс в экстренном порядке, чрезвычайно срочно, пока никто не обратил внимания на его подозрительно неумерший вид, воспользовался «внешним» проектором (ох и вовремя к сумке склонился!), чтобы нацепить хотя бы фальш-личину уоханца. «Матрёшка» его личности-персоны увеличилась ещё на один «слой». В вонючих складках появился пятый кроко-дилоид - образцов для подражания навалом, воображение даже на йоту не напряглось при программировании настроек.
        Не хотелось шокировать Эли, Ошиму и Джосфа своим НЕЛЮДСКИМ гуманоидным обликом бесхвостого высшего примата.
        Достаточно и того, что он сам В ШОКЕ, В УЖАСЕ. Вернуться в человечий облик, но не сдохнуть, а продолжать существовать в сероводородном аду… это надо было умудриться!
        Ох, только бы Эли ВОВРЕМЯ успела переместиться в родную кислородную среду. Вряд ли её изящного сложения организму повезёт так же, как его сумасшедшему, фантастически живучему…
        Кофе нет, - сообщил он. - И, боюсь, не будет, пока не вернёмся домой.
        Уже скоро, - сказал Такеши Ошима, трансморфизи-рованный монстр, раскоряченный под боком у монстра аутентичного - капитана Лоуренса (Лораваприткудеронар'а). - Смотрите…
        Ззмей повернул голову, повинуясь команде погонщика, и на «экране» показался
«искусственный космический объект».
        Выдерживать передвижения (законы инерции никто не отменял!) и внутренние шумы космической змеюки БЕЗ «фильтрующего базар» реальности воздействия «пилюлек» было очень сложно, но Максу - по силам. Он начал подозревать, что ему по силам много чего такого, о чём раньше - разве что из фантастических сериалов узнавалось.

«Во как суровые испытания в гуще жизни закаляют писателя!», - удивился он.
        Но кофейку всё равно хотелось, чисто по-человечески.
        ОНИ
… Среди звёзд, радикально поменявших своё местоположение, горела наиболее ЯРКАЯ.
        Потому что до этой «звезды» было рукой подать в прямом смысле.
        Считанные тысячи километров отделяли «Плюющего на…» от космического артефакта, летящего сквозь Вселенную на «тихом ходу».
        Дрейфующее в вакууме «колесо» древней автономной космобазы, до сих пор не утилизированной, смотрелось колоритно и ностальгично, вызывая невольную ассоциацию с легендарной эпохой ПОЛЁТНОГО исследования космоса. Сколько героев-первопроходцев погибло в пучинах бесконечности, расширяя сеть мультипортов, сколько кораблей сгинуло бесследно… считал ли кто-нибудь?
        Человечество не любит подсчитывать поражения. Победы предпочитает помнить, а плохое традиционно засовывается в подвалы подсознания, где и накапливается свалка нежеланного знания…
        Подлинный монстр эпохи фронтального освоения космоса напоминал о том, что история жизни (и болезней) разума - это история войн. Завоевание и отстаивание свободы.
        Бронированный «бублик» лишился «ступицы» и «спиц», но по-прежнему выглядел грозно. Рассчитанный не на одно десятилетие полностью автономного существования, вооружённый «от и до», он был в своё время настоящей крепостью, спасшей (и погубившей) не одну сотню тысяч человеческих (земных и чужих) жизней.
        В «не своё» время, с появлением сети мультипроходов, с наступлением эпохи локальных освоений, ознаменованной относительно мирными поведениями рас и народов,
- в подобной демонстрации могущества и в таком средстве спасения перестали нуждаться. Из-за конверсии и утилизации немногие ветераны уцелели доныне.
        Этот был одним из них.
        Интересно, какие чудаки селятся в таких вот «загородных домиках», подальше от шума и гама современной цивилизации, ожиревшей от столетий более-менее мирного
«сосуществования»?..
        Станция запросила пароль.
        Сообщила: «Данное пространство является частной собственностью, находится под соответствующей охраной, и в случае несанкционированного пересечения границы прайвит спейса…», - язык трансляции был староанглийским, а не ин-терлингом. Кто не спикает - его личное горе.
        Это была стандартная процедура, но в данном случае от предупреждения сделалось ощутимо «не по себе». Кто знает, что из вооружения сохранилось во чреве этой исполинской дурищи, памятника бурной эре звёздных завоеваний. При всех его достоинствах, живой звездолёт уоханцев - всё же далеко не тяжёлый крейсер с полным боевым оснащением…
        Открой, Камерон. СВОИ, - ушёл в эфир голос Таке-ши Ошимы.
        Пароль не принят. У вас осталось две попытки, - меланхолично ответил голос станции.
        Не пори чушь. Прекрасно знаю, что ты никакого пароля не…
        Одна попытка. В случае неверного пароля открываю огонь без дополнительного предупреж…
        Да пошёл ты, пердун старый! - рявкнул Ошима-сан. Макс Отто представил невольно, какое грандиозное впечатление рявк произвёл бы, используй Японец для третьей попытки свой родной, рычащий и отрывистый язык. Однако на ингли-ше тоже весьма недурственно прозвучало.
        Пароль принят, - заценила станция. - Приготовьтесь к стыковке. Шлюз номер триста двадцать три, сектор норд-норд-вест. До точки соприкосновения осталось сто девять секунд. Сто восемь, сто семь, сто ше…
        Куда вы нас привезли?! - несколько ошалело вопросила Эллен.
        В логово Лукаса Камерона, несомненно.
        Это кто, дракон такой или… м-м, громила с энергомечами в руках? - с неподдельным интересом спросил Джосф.
        Не-е… - обречённо протянул Макс Отто. - Это ещё один выживший дядя из элитной семейки… Или вас лучше братцами звать? Хотя, кажется, и сестрицы живы ещё. Как минимум две, я не ошибаюсь?
        Этот вопрос слов для ответа не удостоился.
        Кам - заправский пройдоха и записной весельчак. Годы не угомонили. Косит под дурачка, но умён недюжинно. Признаю.
        Умные все дураками прикидываются, - согласился Эмберг-младший. Искусная мимикрия - залог выживания индивидуума в толпе недоумков.
        Торговец Ответами? - спросила Эллен. - Мама упоминала о дяде Люке, но как-то вскользь…
        Они не ладили. Кам… гм, несколько иной ориентации, а твоя мама никогда не прощала мужчинам равнодушие к её… неземной красоте.
        Понимаю. Категоричности маме было не занимать… при всех её достоинствах.
        Чем с ним расплачиваются? - поинтересовался прагматичный Джо. - Натурой, или безналичные тоже котируются?
        Для нас бесплатно. Он мне должен… по гроб жизни.
        Уже сгораю от нетерпения, хочу лицезреть дядюшку Лу, - сообщил Макс Отто.
        Прощай, друг, - сказал Японец хозяину ззмея. - Не знаю, свидимся ли, но просьбу я тебе должен, помни.
        Это было ритуальное прощание независимого с независимым.
        Сочтёмся когда-нибудь, - ритуально же ответил РАВНОМУ капитан «Лоуренс». И в нарушение традиции добавил: - Не передумал, друг? Может быть, наймёшь перевозчиком, как намеревался?
        Нет, Ло, не могу. Эта штука только для землян. Душа у нас особая, видимо…
        Через полторы секунды (…два, один, ноль!) неслабый стыковочный толчок засвидетельствовал, что пункт назначения достигнут.
        Корабль в шлюзовую камеру станции вдохнёт немного нормального воздуха, вытеснит кислород, - заботливо сообщил уоханец. - Чтобы вам было чем подышать ещё минутку. Яхту я принайтовлю у внешней мембраны, вижу там шпангоутное кольцо… Да-а, некогда мои предки брали такие дредноуты на абордаж, - горделиво произнёс чужой. - После того, как боевые ззмеи заплёвывали крепости штурмовыми струями огня. Никогда не думал, что повстречаю живую легенду…
        По милости человеков Вселенная полным-полнёхонька живых легенд и недобитых мифов,
- проворчал Макс Эм-берг. - Шагу ступить негде. Всё новое - хорошенько призабытое старое. Никакой свободы воображения творческой натуре не осталось.
        Пункт четырнадцатый
        МИР: ДРЕВНЯЯ КОСМИЧЕСКАЯ БАЗА ПРОЕКТА 1789-нк «ВАРЯГ»
        (дата: двадцать пятое - двадцать шестое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ОНИ


        Проекционный дисплей на стене шлюза явил прибывшим гостям личину хозяина.
        Чернокожий старичок. Маленький, тощенький, вёрткий, точно юла. Сколько ему лет, определить затруднительно. По безнадёжно морщинистому личику судя - не меньше семидесяти пяти точно. А то и все сто…
        Так, дружище, ты! А я-то сижу гадаю, кого-о это мне вакуумишко притаранил… - экзальтированно возопил человечек, всплеснув ручками. - Гангстер ты мой дорогой! Да-авненько ты не заглядывал на огонёк. Нужда какая принесла?
        Она, Кам, она. Ты же понимаешь, без нужды всё недосуг… Вопросы поднакопились.
        Ну ясный пень! От нечего делать никто к Люку Камерону не заглянет. Нет чтобы сказать: давай, мол, старина, по пивку вдарим, я привёз, дескать, упаковочку-другую… молодость вспомним, то, сё…
        Каюсь. Виноват. Крыть нечем… Вообще-то прилетал я на прошлой неделе. Тебя не было дома.
        Они понимающе поулыбались.
        На самом деле все сказанные слова были всего лишь пространным аналогом
«привет-привет». Эти двое не впервые пересекались в этой жизни.
        Стыковка прошла успешно, - сообщил голос космо-базы, - добро пожаловать на борт
«Пилигрима».
        О, я вижу, ты не один! - чёрное, похожее на обезьянье личико растянула улыбка до ушей. Вот уж действительно человек, умеющий радоваться каждой клеточкой своего организма. Впрочем, в его возрасте каждой следующей минуте жизни человек рад.
        Кам, позволь представить, дочка нашей общей знакомой, ныне, к сожалению, покойной… леди Эллен Литтлсон. Младшая.
        Можно обойтись и без леди, - вставила Эллен. - Здравствуйте, дядя Лукас. Мама тепло о вас отзывалась.
        Да?! Ничего себе… польщён. Очень приятно, мисс. Вы поразительно похожи на маму, вам говорили это? … а также господин Макс Отто Эмберг, младший, и мистер Джосф. Мои новые друзья и невольные товарищи по несчастью.
        Очень, очень приятно, - повторял Камерон, многократно кланяясь на китайский манер.
- То есть к несчастью это не относится, Так, не подумай чего худого…
        Ну а это, как вы все уже знаете, Лукас Стефан Камерон, избранник Проводницы Хан.
        Ну зачем же столь официально… я прямо весь смутился… Просто Люк или просто Кам…
        Просто Так, скажите, а нельзя ли нам побыстрее окунуться в дружескую кислородную атмосферу этого гостеприимного борта? - бесцеремонно влез в разговор грубый и невоспитанный Джосф. - Я только что слопал белую, между прочим, а госпожа давно нуждается в…
        Спасибо за беспокойство, Джо, - поблагодарила слугу Эллен. - Что б я без теб… без вас делала.
        О, конечно, конечно, заходите, гости дорогие. Вы, наверно, хотите отдохнуть с дороги?
        Это уж точно. Только нам вначале необходимо…
        Да уж ВИЖУ, - совершенно другим, донельзя серьёзным тоном произнёс Избранный. - Если б я интуитивно не ведал, что ты - это ты, дружище, уже бы прикидывал, кому жареную уоханятину сбагрить по дешёвке… Не дёргайтесь, ребята, ззмеючище уже отваливает, хвост показал, не расслышит.
        Неужто настолько реалистично?
        Не то слово. ЖУТЬ. Я вас уже сфоткал для рекламного проспекта, буду хвастаться клиентам, что даже уохи ко мне ползают на поклон с накопившимися вопросами.
        При этих словах хозяина Макс Отто Эмберг во всю пасть ухмыльнулся, выставив многорядные зубищи, и поводил вверх-вниз чешуйчатой плёнкой, прикрывавшей правое глазное углубление. Будто заговорщически подмигнул Камерону.

- А что с нами не так? - удивлённо осмотрела себя Эллен. Ничего необычного не увидела. Нормальная одежда, обувь, руки-ноги, живот, грудь… всё как у людей. - Не хвосты же у нас повырастали?
        Хозяин космобазы улыбнулся шире ушей, точно она отпустила убойнейшую шутку.

- С вами-то Так. Но могли и настоящие уохи завалить. Я в шлюз всех подряд запускаю. Пароль для понту, предварительный тест. Если не понравится какой-нибудь из трёх ответов, пуляю предупредительный, и лишённые чувства юмора калеки, а также уроды, не способные выдать трёхэтажный период, улепётывают на полном вперёд… Уохов я бы вряд ли пустил дальше шлюза. Хотя они ни разу ещё не приходили, не тот народ, чтобы верить в мистику. Ребята, оборачивайтесь быстрее, а то блевану, не обессудьте. Даю воздух.
        Раздалось сердитое шипение. И в шлюз, вытесняя нормальную атмосферу, хлынула смесь ядовитых газов.
        Как минимум каждая пятая молекула в смеси была КИСЛОРОДНОЙ. … Обратная трансморфизация, несмотря на опасения, произошла почти без обмороков и шоковых состояний. Сознание потерял, неожиданно для всех, только Ошима-сан. На секундочку, но всё же. Оказывается, из четверых ослабленнее всех он, а не…
        Без психологической травмы у Эллен, конечно, не обошлось, но она стоически держала себя в руках.
        И Джо наконец-то мог дышать свободнее. Госпожа не подвергается непосредственной ежесекундной опасности. Телохранитель может расслабиться чуть-чуть.
        Но не более. Опасностей во Вселенной видимо-невидимо. Неусыпная бдительность уменьшает долю невидимых.
        Антропоидный робот ждал их в коридоре за внутренней мембраной шлюза. Рядом с ним стояло подобие колёсной тележки с пятью креслицами. Корпус автомата был всячески украшен разнообразными фенечками и фишками, а на полукруглой башке кокетливо примостился беретик.
        Камердинер транспортирует вас и покажет каюты, - проинформировал голографический Камерон, спроецированный металлопластовым слугой.
        Камердинер - это должность или кличка? - поинтересовался Макс Эмберг.
        Имя, - был ответ.
        А я думал, семейная фамилия…
        Мне импонирует ваше чувство юмора, молодой человек. Заходите как-нибудь, поболтаем за рюмочкой.
        Они примостились на сиденьях, и робот быстро покатил тележку по сводчатому коридору. Пришлось вцепиться в подлокотники, чтобы не вывалиться.

- Номер-люкс для новобрачных! - торжественно произнёс хозяин, когда транспортёр притормозил у одного из люков, - приятного отдыха, Младшие.

«А он совсем не глуп, этот дядюшка», - подумала Эллен.
        Подавая правую руку Эллен, а левой прижимая к боку сумку, Эмберг-младший подумал:
«Счастье, что меня с Джо сюда не поселили… Дядя-то светло-синенькой окраски, явно».
        Спасибо, Кам. Мы ценим вашу заботу, - поблагодарила леди Младшая.
        Ну и ну! - вырвалось у Макса Отто, когда они вошли внутрь.
        Каюта действительно была интерьирована как номер для молодожёнов в какой-нибудь пасторальной провинциальной гостинице. Кичливо, конечно, аляповато и помпезно, рюши и оборочки, драпировки с цветочками и подушечки везде, но кровать… Великолепна, вне всяких сомнений. Огромная, застланная чистым, пахнущим свежестью бельём, с «думающим» матрасом… Такая кровать стоила очень недёшево, и спросом пользовалась далеко не у фермеров и рабочих.
        У Макса год назад было таких несколько.

- Как тебя занесло-то в эту глухомань? - спросил он, но кровать оставила его вопрос без ответа. Если бы она отвечала всем, кто на ней лежал, то была бы чем угодно, но не роскошным ложем аристократов.
        Монополию на ответы в этом ДОМЕ держал Лукас Стефан Камерон.
        Сил «новобрачных» хватило только на то, чтобы принять душ. До кровати они добрались уже в состоянии автопилотирования, в обнимку, поддерживая друг дружку, не размыкая объятий рухнули и тотчас же провалились в глубокий сон.
        Экзотическое путешествие во чреве ззмея и драматические перипетии «образа жизни оборотней» высосали силы почти без остатка. Даже у мужчины.
        ТЫ


        А поутру пришлось экстренно проснуться.
        По часам - действительно было позднее утро, около десяти по стандартному времяисчислению сети. По ощущениям - утро раннее, но спать совершенно не хотелось. В отличие от Эли, которая всё ещё сладко спала, тихонько, уютно посапывая прелестным носиком, и держалась рукой за мой… гм, правильное, одним словом, МЕСТО подержаться женская ручка во сне безошибочно нащупала.
        Шевелить нижней частью тела было совершенно не нужно, только ИЗВИЛИНАМИ, поэтому пальцы Эли остались там же.

«Итак, с чем пожаловали?» - спросил Хозяин Гидропо-нического Сада, угощая Японца настоящим, домашним пирогом с повидлом.
        От пирога ностальгически пахло позабытым домом и детством. У меня приятно заныло в душе. Помнится, бабушка любила готовить такие пироги. А после детства я их и не ел ни разу. Всё всухомятку, наспех, или ресторанное, будь она неладна, эта кочевая жизнь…

«Нам нужна информация о тех, кто угробил мою маленькую империю», - сказал Такеши Ошима запросто, словно речь шла о прогнозе погоды на завтра.

«Имена, явки, пароли, план акций? - иронично улыбнулся старина Кам. - Ишь куда замахнулся. Вынь да положь… Выну и положу. Может быть… Что ты конкретно хочешь знать о них?»

«По возможности всё. Но обязательно - КТО руководит и направляет».

«Хитрый какой. Узнав это, ты, по сути, и узнаешь всё. Остальное - поправки и уточнения».

«Я думаю, что это реальная сила, с которой необходимо бороться. Пока не поздно… если уже не поздно». «Лихо они тебя достали».

«Не то слово. И не только меня. Дай им волю, они достанут абсолютно всех. И Секту, и ПРЕС-С, и нас…»

«Мне будет очень трудно почуять… уже чую, что более трудного поиска ответа до сих пор не бывало».

«Надо, Кам, надо… Хотя бы узнать, где и когда ожидается их очередная акция. Мы бы в нужное место и нужное время подоспели и взяли языка, развязали его и…»

«Укокошит он себя раньше, чем слово скажет. Они ж наверняка зомбированы».

«А я его трансморфи…»

«О, это дело! Интуичу, что фокус может выгореть. Хотя шансов немного».

«Я знал, что ты поможешь. Ты всегда помогаешь. Ты настоящий друг…»

«Я дорого обходящийся друг, не забывай, что за все мои ответы судьба компенсирует с тебя, а не с меня… Это надо хорошенько подумать».

«Ты подумай, Кам, подумай».

«Это будет тебе очень дорого стоить… я за тебя начну бояться».

«Я уже не только начал, но и продолжаю бояться. И конца страху не вижу…»

«Идём-ка в мой кабинет… Кстати, предвижу, что за дверью нам встретится один из твоих ребятишек. Большой самый. Он в курсе всего?»

«Да. Хотя не отказался бы послушать, что подскажет твоя интуиция насчёт него. Большой паренёк меня недолюбливает, его право, но нелишне знать, почему».

«Ты очень хорошего о себе мнения, если думаешь, что все от тебя должны тащиться со страшной силой и восторгаться каждым твоим словом».

«Я так не думаю. Но у парня какой-то камешек за пазухой. Хотелось бы проведать, что за минерал держит».
        В момент, когда они вышли в коридор, из-за поворота показался Камердинер со своей тележкой. Переднее сиденье занимал Джосф. Его биоэлектронный коллега вписался в поворот аккуратно, наверняка постарался для «своего».

«О, привет, привет, большой и славный парень! - разу-лыбался Камерон при виде соскочившего на пол слуги-телохранителя. - Как выспался, постелька удобная?»

«Отлично, сэр, спасибо. Доброе утро… Доброе утро, Ошима-сан. Разрешите спросить, куда это вы…» - Джо, оказывается, при желании вполне умеет выглядеть крайне вышколенным дворецким.

«Джо, нашему любезному хозяину платят за ответы. Смотри, разоришься».

«У меня хорошее жалованье, спасибо госпоже…»

«Идём с нами, симпатяга. Сам всё увидишь…»
        Они поднялись в кабинет по трубе гравилифта, а в гостиной, в которой началась эта беседа старых друзей, тут же завозились маленькие автоматы-уборщики. Жилые (в буквальном смысле) отсеки космобазы, один из многочисленных секторов, в котором непосредственно обитал Хозяин, содержались в идеальной чистоте.
        Не менее идеальный порядок царил в Саду.
        Мне достаточно было одним «глазком» туда заглянуть, чтобы убедиться в этом. Система циркулировала как положено, без сбоев снабжая Хозяина энергией. Избранные без подпитки своего Сада долго не протянут. Удивительно, как Японец-то жив до сих пор… Впрочем, не удивлюсь, если у него «за пазухой» припрятаны какие-нибудь маленькие бонсайчики. Достаточно, чтобы протянуть до лучших дней и возродить из семян утраченный Японский Сад…
        Кабинет у старины Люка был уютный. Приятных пастельных тонов стены, живые ароматные цветы, несколько книг, большой терминал, мягкие диванчики… сервиз и всё необходимое для священнодействия над кофемолкой и кофеваркой. Наш человек! Клиент верный.

«Присаживайтесь, ребята».
        Пришедшие вместе с Камероном «ребята» присели (но кто лежал, тот продолжил лежать в аристократичной постельке, присутствуя незримо и дистанционно) и приготовились к тому, что хозяин космобазы, подобно записным хакерам, ринется взламывать чьи-то компьютеры, запускать вирусы, заходить на секретные сайты…
        Однако расхаживать по каналам Интергаланета дядюшка Люк при всём желании не смог бы, ведь база космическая дрейфовала в некотором количестве парсеков от ближайшего пункта сети миров. Вместо этого он открыл базу данных и забрался в совершенно легальную и ничуть не интересную подшивку старых газет. Обычных бульварных газет. Прошлогодних как минимум. Голубоглазая физиономия Макса Отто Эм-берга, повесы и прожигателя жизни, в тот период частенько светилась в разделах светских хроник новостных серверов.

«Осмелюсь поинтересоваться… Я даже могу заплатить за ответ. И за это вы с людей деньги берёте, сэр?»

«Большому парню что-то не нравится?»

«Большому парню не нравится то, что газеты он и сам читать умеет».

«Если бы люди умели читать газеты, их бы тут не бывало».

«Правда?»

«Истина. С тех пор, как человечество изобрело газеты, оно в них выплёскивает почти всё. Только их надо уметь читать. Многие непревзойденные специалисты в области шпионажа черпали материал для донесений исключительно из газет. А один известный в своё время писатель даже раскрыл преступление года, исключительно читая газеты. Он написал рассказ со своей версией случившегося, и, когда был обнаружен преступник, выяснилось, что всё произошло так, как было описано в рассказе…»

«Кам, ты забыл сказать юноше, что журналистику иногда называют второй древнейшей профессией».

«Обижаешь, Так. Маразмом не страдаю, несмотря на то, что среди Приглашённых был одним из самых старших по возрасту… Я не забыл, просто не счёл нужным».

«Позвольте выразить восхищение, сэр. Умеете вы забивать баки».

«Кто на что учился. Ладно, ребята, давайте немного помолчим».
        Молчание затянулось минут на тридцать реального времени. Эли несколько раз подходила к грани пробуждения, и мне приходилось мягко отстранять её обратно, поглаживая просыпающийся разум. Пусть поспит девочка, она очень устала…

«Есть! - Камерон потёр ладошки. - Почуял! Не далее как в ближайшие дни революционные события, аналогичные арлингтонским, потрясут Новый Новый Алтай. Почти уверен, начнётся в… да, да, отель "Михаил Батаев" или Университет имени Дмытра Креминя. Орбитальный космопорт имени Анатолия Стульника вероятен менее, хотя вначале я нащупал именно его. Наверняка последующие акции сосредоточатся именно в…»

«Вы уверены?» - недоверчиво спросил Джосф.

«Полнейшую уверенность не испытывает и господь бог. Лично мне не хотелось бы вдруг узнать, что живу в мире, со-творённом безапелляционной сущностью, не испытывающей ни малейших сомнений в правомочности, когда отправляет мириады в пасть смерти… Ты там был?» - поинтересовался Камерон у Такеши Ошима.

«Приходилось. Жуткая провинциальная дыра. Клон моего Арлингтона».

«Может, ты и этот отель знаешь?»

«Скажи ещё, университет…»

«Ладно, не кипятись. Так вот, в отеле этом, обычно в один из самых последних дней старого года, бывает ежегодное собрание. Сами понимаете, не общества кактусоводов, хотя официальное название примерно из этой… оперы».

«Знаю. "Общество любителей древнерусской песни". Серьёзная группировка. Добрую половину новоалтайских старателей крышует… Значит, эти бешеные не боятся даже русских кланов… Откуда ж они взялись, смелые настолько?»

«После того, как их прибрали к лапам и сплотили, они не боятся ни Секты, ни ПРЕС-Са, ни русских, ни бога, ни ч…» - Камерон прервался и задумался крепко, минуты на три; добавил после паузы неуверенно: «Чёрта они бояться обязаны… кажется».
        Дядюшка Лукас зачем-то прикоснулся к своему лбу сложенными щепотью большим, указательным и средним пальцами правой ручки. Затем он размашисто опустил ладонь в район живота, ткнул щепотью в область пупка, тут же поднял её и ещё дважды тронул себя - правую и левую стороны торса.

«Что ты этим хочешь сказать?»

«Пока ничего сверх того, что сказано. Для большего мне нужна конкретная информация». «Ты знаешь, где её добыть?»

«Подозреваю… да. Кредитный союз ферм по выращиванию кехад».

«Кого-кого?!» «Кехад».

«Это ещё что за твари такие? С чем их едят?»

«Не имеет значения. Но у их выращивателей есть свой частный банк. Охраны почти никакой. Вернее, охрана обычная, но для таких людей, как вы, это не проблема».

«Поточнее можешь?»

«Могу. Для старого дружка отчего ж не смочь-то… "Второй Планетарный" на Мостлане».

«Ну и дыра. Хуже Арлингтона».

«И там бывал? Ну ты прям король провинций!»

«Столиц и мегаполисов не перевариваю, ты прав, как всегда… И что банк?»

«В банке есть хранилище для имущества клиентов. Этакие вереницы комнат-сейфов. В них ячейки…»

«Понял. Номер?»

«Не чую… Для перестраховки взять в минус триста восемьдесят третьей… да, пятьсот шестую ячейку, сто тридцатую, ноль пятнадцатую, двести шестьдесят третью, двести… семьдесят шестую и… и триста тридцать третью ещё, но эта в другой комнате, номер минус четыреста девять».

«Всё?»

«Всё. И мигом ко мне».

«Обещаю, как только - так сразу. Даже по девочкам не пройдёмся… Дружба с тобой заразна. Чую, ты что-то сказать хочешь».

«Я хочу скорее спросить, нежели сказать».

«Спрашивай. Отдохни от ответов. Приятно, наверное, сменить род деятельности».

«А ты уверен, что подобрал правильный ключ к вратам Храма? Разве тебе сказано, кто и в какой последовательности должен входить?»
        Такеши Ошима, Хозяин Японского Сада, молчал долго. Смотрел на собрата по избранности и ничего не отвечал.
        На ЭТИ вопросы он ответов не дал. Не захотел тратить слов.
        Или не мог.
        Но Лукасу Камерону очень хотелось «отдохнуть», побывав в «потусторонней» роли получателя ответов. Он продолжил задавать вопросы.

«Скажи, зачем тратить время на выслеживание этой бешеной "третьей" силы? Чтобы опередить всех, надо поскорее отправиться в нужное место. Или ты предпочитаешь, чтобы эти новоявленные первыми отыскали Храм, а вы по следам догоните и перехватите у входа?»
        Для этого ответа Японец на слова расщедрился.

«Нет. Не время ещё».

«И когда же?»

«Когда-нибудь».

«Ли и Форд тоже верят в этих младших, но идти побоялись. Их Сады цветут, их пока не осквернили. Те, новые конкуренты, пока что здесь, в запределье гадят, жизненное пространство завоёвывают. Покамест силёнок набираются, держась от мультисети, от Секты и ПРЕС-Са подальше. Твой Сад вырубили, потому ты и пошёл. Но тебе же чётко было сказано: не приходи просить для себя. Зачем ты идёшь, Так? Не обрекай ребят на поражение только потому, что твой Сад…»

«Ответь себе, что сделаешь ты, если осушат ТВОЙ?»
        На этот раз слов для ответа не нашёл Лукас С. Камерон, профессиональный ответчик.
        Видимо, ответ был однозначен. И уже дан.
        После тягостной паузы наконец-то к разговору присоединился Джосф.

«Сэр Лукас, я тут уши держал навострёнными, но кой-чего так и не понял. Насколько мне известно, ответы чуть ли не на все вопросы известны пасторам всяким, жрецам, попам. Они, мол, с небесами напрямую общаются, им положено простому люду мозги прочищать, наставления давать, инструкции свыше, стало быть, конвертировать в удобопонятные проповеди и зачитывать пастве… Вы случаем не священник на пенсии?»
        Впервые черты лица Камерона исказила улыбка не весёлая, а гадливая.

«НЕТ. Ни в коем случае!»

«Но как вы можете знать, где эта новая банда нападёт?»

«Я узнаю ответы интуитивно. На основе бурлящего хаоса фактов выкристаллизовывается убеждение, или, если угодно, предчувствие».

«ВО как? Значит, стоит почитать газеток старых…»

«Не только газеток. Информация повсюду, она пропитывает, пронизывает, насыщает мироздание всепроникающими потоками, или, если угодно, каналами, к которым можно подключаться. Уметь надо».

«И где ж вы научились… сэр?»

«Мне умение дано в подарок. В достаточно зрелом возрасте. Но вообще-то я с детства познал: информационный голод неизмеримо хуже простого голода… Если, конечно, кофе попил и закусил. Шутка».

«Вас в детстве мама не ругала за то, что читали за едой?»

«И лёжа читал, и в транспорте, и, пардон, в туалете. Урывал время для чтения где только мог. Неудивительно, что Хан одарила сверхинтуицией именно меня, с моей-то тягой к накоплению и перелопачиванию информации».

«И я о том. Время не ждёт», - напомнил Японец.

«То-то и оно. Ладно, я постараюсь кое-что найти. Принесёте банковскую ячейку, продолжим беседу. Спящим ребятам вкратце передайте содержание первой половины, а я пока ещё газетками пошуршу».
        ОНА


        Проснувшись, Эллен обнаружила, что её пальцы крепко сомкнуты на мужском достоинстве Макса. Не выпустила даже во сне. МОЙ.
        Она удивилась, что милый Макс ещё спит. Обычно он мало спал, ей практически не удавалось видеть его спящим. Это он встречал её наяву, когда она возвращалась из сонных миров. В это утро ей наконец-то удалось опередить.

- Э-эли… - нежно выдохнул он. Глаза его прояснялись, сон утекал из них, сочился сквозь сито реальности. - Знаешь, мне сон странный приснился. Про старые газеты… Про наших Избранных и Джо. Они на троих соображали, пока мы с тобой… э-э, на двоих сообразили. Ой, а что это там твоя ладошка делает?!

- Шали-ит… - выдохнула она. Горло перехватил спазм. Переполнившее желание было настолько острым и нестерпимым, что она чуть в обморок не провалилась. Между ног моментально «поплыло». И вообще вся она УПЛЫЛА, рассекая телом мутную пелену страхов и подозрений, безоглядно ринулась в пучины страсти.
        Во Влажном Космосе летать получается только ВМЕСТЕ.
        Пункт пятнадцатый
        МИР: МОСТЛАН
        (дата: двадцать восьмое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ОНИ


        Вабба Типпиус, высокий, худой мужчина средних лет, опустив капюшон и распахнув полы плаща, медленно вышагивал по улицам Штурс, столицы Мостлана. Он резко выделялся на фоне суетливо торопящихся людей. Было утро будничного дня, и большинство людей спешило на работу. Вабба никуда не спешил. Его рабочая смена только что закончилась, а так как погода выглядела просто великолепной, разменивать утро на такси он не стал. Это было бы кощунством.
        Действительно, с утра распогодилось, суля тёплый солнечный день, что для сезона дождей, которому положено заливать небесной водой город ещё не менее трёх месяцев, было более чем не свойственно.
        Мистер Типпиус возвращался домой, наслаждаясь каждым впитанным квантом солнечной энергии, и рассеянно думал о том, что вот ведь, весь мир просыпается ПОСЛЕ восхода солнца, кроме немногих избранных, таких как он, да ещё тех редких счастливцев, которые могут себе позволить бодрствовать в любое удобное для них время суток.
        Вабба любил ночную работу. Ему много раз предлагали перейти в дневную смену, даже с повышением, но он всегда находил благовидный предлог, чтобы отказаться. В офисе
- а работал он в круглосуточном банке, - ночью было спокойней. К тому же он мог во время технических перерывов выбираться на крышу и любоваться ночным небом. Этому занятию он мог предаваться бесконечно… А ещё он думал о том, как вернется домой, как ЗАПРЁТСЯ, как примет ванну, как выпьет немного ледяного блминта и выкурит сигареллу с яхи, лёгким наркотиком, не вызывающим привыкания (заверяет реклама)… Выкурит, чтобы увидеть один из замечательных снов о других мирах, которыми в избытке одаривали его природная фантазия, просмотренные сериалы… и яхи.

- Извините, мистер, - услышал он, и эти слова вывели его из состояния задумчивости.

«Тоже вот, люди на работе», - пронеслось у него в голове. Они находились в небольшом тихом скверике, недалеко от дома. При желании легко разглядеть из окон Ваббы.
        Они шли за ним, наблюдали.
        Вопрошавших было четверо. Трое мужчин и одна женщина. Запоминающиеся лица. Хотя нет, каждый в отдельности вряд ли привлёк бы к себе надолго внимание, но все вместе… Яркая, обворожительная девушка, таких мужчины зовут «королевами», представительный белый мужчина, сразу видно, заезжий деловой человек, чёрный детина с лицом профессионального головореза и маленький, по крайней мере в сравнении с тремя спутниками, пожилой желтокожий пенсионер. В комплекте они смотрелись как сбежавшие со съёмок сериала разномастные актеры.
        Одеты с недешёвой изысканностью, наверняка грабанули какой-нибудь бутик в другом конце галактики (здесь так кричаще не одевались), и теперь сшибают себе на обратный билет. Они даже не пытались быть похожими на местных. К тому же местные себя так не ведут.
        На хороший костюм Ваббы, видать, позарились. Денег у него при себе немного, драгоценности напоказ он не носил. Но ведь не поверят, начнут бить, или того хуже. Внизу живота появилось неприятное ощущение. И как назло - никого в округе… кричи не кричи…

- Вот, возьмите, - он достал из кармана бумажник, испытывая скорее отвращение, чем страх, ко всему и всем, включая себя и своё малодушие, которое он позже будет оправдывать доводами рассудка, - здесь немного, но у меня больше нет.
        Шикарно же мы выглядим, - ухмыльнулся «бизнесмен». - Нас приняли за уличную банду.
        Мистер, нам ваши деньги и даром не нужны, - по лицу красотки было видно, что она обиделась. - Нас интересует нечто иное.
        Неч… иное? - Вабба почувствовал себя идиотом. Надо же было так обознаться… с этими прилётными никогда не угадаешь, в других мирах, бывает, миллионеры носят тряпьё, которым в Мостлане и нищий побрезгует… Бывает наоборот. Эти миры, они разные попадаются.
        Вы… э-э, Вабба Типпиус?
        Совершенно верно.
        Мы хотели бы с вами поговорить.
        Мы с ним уже говорим… - подал басовитый голос большой чёрный.
        Ой, простите меня, пожалуйста, я принял вас за грабителей…
        А мы и есть грабители. Только на карманные суммы не размениваемся, - сказал жёлтый дядя, и улыбнулся. Улыбка у него оказалась недобрая. - Мы банда крупного масштаба.
        Но… - успокоившееся было, ощущение внизу живота дало о себе знать с новой силой.
        Да не волнуйтесь вы так. Наш друг пошутил, никто не собирается ВАС грабить. Вам лично ничего не грозит. - Голос красавицы успокаивал и обнадёживал. КАКАЯ женщина!
- Мы просто хотели бы с вами поговорить, возможно, за чашечкой кофе. Если вам не с руки пригласить нас домой, мы можем найти ближайшее кафе. Где у вас здесь ближайшие заведения, где можно посидеть?
        Давайте поговорим… - Вабба не знал, что делать. Интуиция онемела, и принять решение сразу он не мог. Идти с ними или караул кричать?..
        Что вы от меня хотите?
        Мы хотим вам кое-что предложить. Если вы откажетесь, мы заплатим за кофе и уйдём своей дорогой, ну а если вы согласитесь…
        Хотите сказать, что вы… просто так позволите мне отказаться?
        Мы бизнесмены. Конечно, мы могли бы прийти к вам на службу, но нам хотелось бы обсудить это дело в… э-э, так сказать, в конфиденциальной обстановке. - Белый мужчина тоже не выглядел опасным. Но зато оставшиеся ДВОЕ…
        Извините. Просто у нас здесь не принято вот так, ни за что ни про что, останавливать людей на улице. Предварительно необходимо связаться, - он приподнял руку, из-под обшлага выглянул краешек браслета терминала. - И спросить разрешения побеспокоить приватное пространство. Не спрашивают разрешения только преступники и представители властей…
        Даже если пройдёшь по улице в одном шаге? - спросил чёрный.
        Да… так у нас принято. Вначале связаться…
        Тогда это вы нас простите. Мы не в курсе, иначе связались бы, или… В общем, поступили бы так, как у вас здесь принято. Но мы прямо с корабля к вам.
        Так вы не грабители? - уточнил Вабба и покраснел, осознавая весь идиотизм собственного вопроса. Ясно же, что нет. Грабители долго не разговаривают. Бьют по голове, произведя грубейшее вторжение в личное пространство, ближняя граница которого определяется в десять сантиметров от поверхности тела. Свалив наземь, раздевают догола, не гнушаясь прикасаться к коже, и быстро утекают за ближайшие углы.
        В КАФЕ НЕ ПРИГЛАШАЮТ.
        Хотя бы потому, что в Штурсе никаких иномирянских штучек, вроде кафе и баров, давно нет. С появлением Секты многое изменилось. Уже третье поколение на Мостлане ПЬЮТ ДОМА. И «рассиживаются», не выходя на улицу. МОИ ДОМ - МОЯ КРЕПОСТЬ.

- Нет, конечно. Наш друг неудачно пошутил. Ещё раз просим извинить. У нас действительно проблема, и вы можете нам помочь. В банке сказали, что вы закончили, вот мы и решили вас нагнать, надеясь на вашу любезность.
        Ситуация выглядела крайне глупо, но если уж на то пошло, для чужаков подобный способ ведения дел вполне мог быть в порядке вещей. Проснувшаяся интуиция же ему шептала, что ЭТИ просто так не отцепятся, и лучше всё-таки выслушать, чего они хотят, выполнить по возможности и отправиться спать.
        ТОЛЬКО БЫ ОНИ К НЕМУ НЕ ПРИКАСАЛИСЬ.

«Лучше пусть СРАЗУ прикончат, - подумал Вабба. - Не хочу заживо гнить…»
        К Мостлану хоть и не дотянулась ещё сеть мультипрохо-дов, но от ближайшего сетевого мира - полдня лёту. Местные жители люди основательные. Готовятся ЗАГОДЯ.
        Право человека быть ОТДЕЛЬНЫМ и никого не подпускать без спросу в этом мире всегда чтили превыше всех моральных ценностей.
        По этой причине почти все женщины Мостлана уже давно предпочитают искусственное зачатие, а многие из женатых мужчин НИКОГДА не прикасались к своим жёнам.
        Общественных заведений досуга в этом мире нет, но секс-шопы - чуть ли не на каждом углу.
        Мистер Типпиус, представьте, что у вас на счету прибавилось нолей… На что или на кого вы бы потратили миллион?
        На приватный островок посреди океана, миль за тысячу от ближайшего материкового берега, - ни на миг не задумываясь, ответил Вабба. Долгими тоскливыми днями, в жарких снах и грёзах наяву сотни раз видел он СВОЮ МЕЧТУ. - И на женщину, в чистоте которой буду уверен и которая не побоится быть уверенной во мне. Я хочу прикасаться к ней, но ещё больше хочу, чтобы хоть одна живая женщина не боялась прикоснуться ко мне. По возможности такая же красивая, как вы, госпожа. Но главное, чтоб СВОБОДНАЯ, нетронутая заразой. … Алексис Борисовски спросил его:

- С тобой всё в порядке? - С этим охранником они как бы приятельствовали. Иногда по сети в крашбол играли, виртуальными любовницами обменивались…
        Надо же было в этот вечер заступить на дежурство именно ему!
        Да, а что?
        Выглядишь ты как-то…
        Неважно?
        Ну, не сказал бы… По-другому как-то, не как обычно.
        Так ведь солнце.
        Что? - не понял приятель.
        Солнце. Целый день без дождя. И тепло.

- А-а… - промычал охранник. Он всё равно ничего не понял.
        Вабба приветливо ему улыбнулся и уверенным шагом направился к лестнице.
        Он старался пользоваться лифтом в исключительных случаях. Никогда не занимался спортом, как таковым, но всегда старался вносить в своё расписание различные физические нагрузки. Спуск (и утренний подъём) на шестнадцатый подповерхностный этаж, ходьба по лестнице - как раз была одной из таких привычных физзарядок. Внизу на лестничной площадке он остановился, сделал глубокий вдох по древней системе правильного дыхания, затем, совершенно спокойно, даже сердце билось как обычно, вошёл в зал.

- Всем привет.
        Присутствующие, а их было пятеро, все в точно таких же костюмах, как и Типпиус, ответили ему приветственными жестами и кивками. Вабба прошёл на свою территорию - выгородку в левом ближнем углу. Начиналась ночная смена. Всё было как обычно, как всегда, как все эти годы, за исключением одного очень сложного чувства, которое постепенно переставало быть чужим, как хорошо выполненный зубной имплантат.
        Вабба Типпиус вывел рабочую станцию из ждущего режима (нечто подобное с ним самим сделали утром четверо иномирян), и перед ним высветилась трёхмерная проекция рядов цифр. Он поднял руки, обтянутые сенсорными перчатками, и принялся манипулировать. Одни цифры Вабба менял, другие удалял, третьи вставлял. Цифры, цифры, цифры… А за этими цифрами, где-то далеко, возможно в другом конце галактики, мчались звездолёты, огромные и неуклюжие на вид промышленные роботы добывали руду, работали фабрики и заводы и происходило ещё множество различных событий и процессов. Потоки цифр были словно потоки крови в одном огромнейшем организме, именуемом современная цивилизация.
        Вабба Типпиус управлялся со своими цифрами, как военачальник на параде со своими солдатами, и в половину уха слушал всеобщую трепотню. Можно было, конечно, задёрнуть аудио-ширму, отгородиться от окружающих и послушать музыку, но ему нравилось слушать эти пустые, ни к чему не обязывающие разговоры сотрудников.
        Говорили о погоде, о надвигающемся похолодании, возможно, со снегом или градом, говорили о спорте, о моде, о невыученных уроках и о вредных учителях детей, о новых курточках и форсунках, о последних известиях и городских сплетнях. Обо всех тех мелочах, которые наполняют жизни если не смыслом, то, по крайней мере, содержанием. Вабба слушал краем уха, командовал цифрами и улыбался своим мыслям.

«Перерыв на еду» - высветилось перед ним напоминание программы-органайзера.
        Вабба встал, достал из гнезда приёмника свою порцию пищи, В последний раз окинул взглядом зал и отправился к лифту. Когда было сухо, он всегда перекусывал на крыше башни, вознесённой к небу ста четырнадцатью надповерхно-стными этажами. Туда он обычно ездил в скоростном лифте, пронизывая здание сверху донизу. Приятно было сознавать, что человек, работающий в самом низу, может хоть минутку побыть на самом верху.
        Ветра не было, и Вабба перелез через парапет, уселся на самый край и свесил ноги с края крыши. Затем он постелил на колени салфетку и разложил еду. Почти сразу его осветил прожектор пролетавшего мимо полицейского аткоптера, и он успокаивающе помахал стражам правопорядка рукой. С тех пор, как его несколько раз принимали за незадачливого самоубийцу, в патрульной службе все знали о «ненормальном бухгалтере», как его прозвали копы.
        Поев, он сверился со временем. Оставалось ещё пятнадцать минут. Ровно столько, чтобы выкурить сигариллу, но в этот раз он решил не курить. Вместо этого он вошёл в лифт и нажал сенсор, обозначенный «- 003». Лифт загудел и плавно тронулся, набирая скорость уже в падении.
        На минус третьем этаже, беспрепятственно миновав контроль (допуск у него в карточке был «забит» полный) Вабба повернул направо, прошёл немного по полутёмному коридору, и остановился возле двери с номером «00383». Не обращая внимания на вечно не спящее око камеры слежения, он достал из кармана универсальный ключ и открыл эту дверь…
        Ячейки, в которых хранилось достояние действительно серьёзных клиентов, располагались на более глубоких этажах. Но ЧЕТВЕРО почему-то пожелали заполучить содержимое ящиков в основном с этого уровня. Только одна из заказанных ячеек находится на минус четвёртом этаже. Но тоже не самом престижном.
        С другой стороны, кому придёт в голову искать что-то важное именно здесь, среди арендованных школьниками, безработными и инвалидами ячеек?..
        Специальный ключ, который дали ему заказчики, открывал все замки. Как это делается, Вабба не имел понятия. Ему велели просто прикладывать раструб к скважинам и держать секунду. Затем вынимать ящички и всё выгребать.
        Ящики действительно вынимались без проблем… Спустя десять минут Вабба, с трофейными информационными кристаллами, добытыми из указанных ячеек, поднимался по лестнице на нулевой этаж. До встречи оставалось полторы минуты.
        В большом приёмном вестибюле наземного этажа, где в этот ночной час находилось от силы десятка три посетителей, Вабба Типпиус отдал пакетик, в который ссыпал носители информации, вежливому белому заказчику. На этот раз мужчина был одет как положено, в модный балахонистый плащ, закрывающий почти всё тело, и не выделялся из толпы.
        Деньги переведены загодя, как договаривались, - сказал он.
        Я знаю. Проверил. Если бы не перевели, не пошёл бы к ячейкам.
        Удачи. Желаю вам добраться до острова.
        Спасибо. Я доберусь, не сомневайтесь.
        Да, вы прямо на глазах, в течение дня, обрели уверенность в собственных силах. Вы на выход? Обратно не?..
        Да. Мой последний рабочий день укороченный, предпраздничный. Там, внизу, меня больше ничего не держит. Я уже вызвал такси, которое доставит меня в космопорт. Небо зовёт.
        Оказывается, в виде исключения за деньги тоже можно купить глоточек свободы.

- За деньги можно купить ВСЁ, - убеждённо высказался бывший бухгалтер. - Главное, не поддаваться мимолётным желаниям и не растрынькать их на безделушки.
        Пункт четырнадцатый вновь
        МИР: ПОСЛЕДНИЙ ИЗ «ВАРЯГОВ»
        (дата: тридцатое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ОНИ
- Отель «Михаил Батаев», точно. Завтра. Долететь успеваете вполне. Но как вы собираетесь его брать?
        В кабинете у Лукаса С. Камерона собрались все пятеро, включая самого Хозяина Гидропонического Сада. Камердинер «разносил напитки».

«Ребята» привезли Каму ящик пива «Чёрный Принц», и теперь его улыбки грозились разорвать рот. Настолько человек радовался.
        Ещё не решили.
        Очень хорошо.
        У тебя что-то на уме?
        У меня всегда что-то на уме.
        Он пошевелил пальцами в сенсорной зоне компута, и посреди комнаты возник трёхмерный образ отеля с необходимыми разрезами и пояснительными надписями. Смотрелся комплекс внушительно. Небольшое, всего двадцати пяти этажей здание, но выполнено под старинную трёхбашенную высотку «московского модерна», а этот архитектурный стиль строения визуально увеличивает существенно. Бассейны, четыре ресторана, многочисленные бары, спортивно-оздоровительный центр, рекреационные уровни, взлётно-посадочные площадки на крышах… Номера большей частью классом не ниже чет-вертьлюкса.

- Должно быть, эти ребята при серьёзных деньгах, раз позволяют себе совещаться в подобных условиях. - Джо.
        Ещё бы. Это лидеры оппозиции, а оппозиция обычно весьма доходный бизнес. - Кам.
        И весьма опасный. - Джо.
        Да, но затраты окупаются многократно. - Так.
        Я тут припомнил кое-какие фактики… - Кам. ?.. - Все ребята.
        Как прессеры у себя на родине, в пределах территории Метафедерации я имею в виду, проводят операции по зачистке нелегальных общин и собраний?
        Ну, насколько я знаю, удостоверившись, что объект действительно захвачен сектой… - Так.
        Другими словами, - перебил его Кам, - первым пунктом является захват локального пространства сектой и превращение почти всех присутствующих в сектантов. Да?
        Да.
        Далее.
        Только не надо с нами как терпеливый учитель в школе для юных олигофренов, ладно?
- Джо.
        Может быть, вы и не идиоты… - Кам, естественно.
        Что значит «может быть»?!
        Природа - сущность вероятностная. О чём это я… Лично я таким образом привык мыслить, м-м… если вам что-то не нравится…
        Принести извинения в письменном виде?
        Это излишне, большой парень. Будет вполне достаточно, если ты перестанешь меня перебивать.
        Джо! - Эли.
        Хорошо. - Джо.
        На чём мы остановились? - Кам.
        На захвате. - Макс Отто.
        Что у нас пойдёт вторым пунктом?
        Освобождение объекта. Оперативный отряд проводит полную зачистку территории. - Так. Он сегодня за эксперта по ПРЕС-Су.
        То есть врываются вооруженные парни и девушки и принимаются со всех стволов палить во всё, что шевелится и не очень.
        Примерно так.
        Затем?
        Затем на место прибывает следственная комиссия, которая создаёт отчёт и так далее.
        Другими словами, в случае обнаружения каких-либо свидетельств, способных проследить, куда тянутся нити…
        Обычно следы миссионеров никуда не ведут. Обрываются. Но, буде таковые отыщутся, они обязательно запротоко-лируются и подошьются к делу.
        Привычка Лукаса Камерона вести подробные диалоги немного выводила из себя, но ребятам деваться было некуда. Да и как бы ещё они сами себя вели, живя в полном одиночестве… Ничто так не располагает ко всякого рода чудачествам, как общество самого себя в гомерических дозах.
        Следовательно? - Выждав паузу, хозяин космобазы продолжил: - Следовательно, улики исчезают между зачисткой и появлением комиссии.
        Вы предлагаете нам дождаться, пока они всех там перестреляют, а затем брать гада, скомандовавшего «пли»? - Джо.
        Можно, конечно, попытаться спасти этих «древнерусских» ребят. Ненадолго. Но тогда вам придётся распрощаться с самой идеей раскрыть тайну происхождения этой новой силы. Для удобства давайте-ка звать их легионерами. Хорошее слово, отображает суть явления. Во всех смыслах.
        Ч-чёрт! - Макс Отто.
        Не то слово. - Эллен.
        Никто не говорил, что это будет праздничная вечеринка. Далее… - Камерон сменил картинку. - Заброшенные коммуникации. Они подходят к отелю и выходят к нему вот здесь, - увеличение картинки, - как видите, здесь тонкая кирпичная стенка, которая легко может быть разрушена.
        Альтернативный вариант входа? - Так.
        Боюсь, его нет, разве только вы решите войти с гордо задранными головами через парадный.
        Хреново. - Джо.
        Никто не обещал, что будет легко. Теперь - оборудование…
        Сканы. - Так.
        Сколько? - Кам.
        По всему периметру. Надо будет уточнить.
        Хорошо.

- Мощная проекционная установка. Мы закроем выход при помощи голографического образа.

- Хорошо.
        Камерон поддакивал и заносил в память компута, словно ресторанный официант заказ.
        Далее.
        Оружие и обмундирование. Чем лучше, тем лучше.

- Прессерское профессиональное подойдет? Экипировку спецагента не обещаю, но штурмовой команды - легко. Всё?
        Нет. Еще нам понадобятся замутнители. - Джо.
        Один у меня есть точно. Поищу ещё.
        Двух вполне достаточно. - Эллен.
        И неплохо бы было обзавестись замазкой. - Так.
        А это вы получите в подарок, как постоянные клиенты.

- Сэр, скажите, пожалуйста, а мама в детстве не ругала вас за то, что вы всё в дом тащили и свою комнату захламляли?
        Лицо Джо выражало неподдельное восхищение. В последнее время его каменная физиономия вообще смотрелась гораздо более человечно, чем раньше. Телохранитель не то регрессировал, не то эволюционировал. Смотря с какой точки зрения воспринимать.
        Тотальная Относительность Сущего - единственная диктатура, которую не свергнуть при всём желании.
        Чтобы воцарилась чья-то «истина в последней инстанции», с её однозначностью толкований и единообразием ракурса восприятия, - свергать-то придётся вместе с Сущим. Целиком. До основания.
        А затем?..
        Пункт шестнадцатый
        МИР: НОВЫЙ НОВЫЙ АЛТАЙ
        (дата: тридцатое - тридцать первое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ОН


        В «запределье» тоже, оказывается, есть ЖИЗНЬ. Ещё и какая! Вне пределов сети миров бурлит оживлённая деятельность, ведётся торговля, строятся города и станции, люди отдыхают и работают, учатся, женятся и рожают новых людей. Открывают новые миры.
        И все прекрасно обходятся без роскоши мультипроходов. Летают себе, как сотни лет назад. Медленно, но зато секторам Я-Мы ходу сюда нет. ПОКА нет, во всяком случае.
        ЗДЕСЬ СВОИ МОНСТРЫ ЗАВЕЛИСЬ.
        Запредельные. Породы новой, неизученной. Со старым как мир Земля названием. Легионеры.
        Именно здесь, в мирах развивающихся, они окопались. Подальше от Секты и противостоящих ей ПРЕС-Са и прочих спецслужб.
        Местные «банды» - мелкие, разобщённые. У каждого мира своя собственная… «Разделив, властвуй». Здесь вполне можно без первой фазы обходиться - заявись, зачисть территории, и владей.
        Чудовища заявились и предъявили…
        В реале «Михаил Батаев» выглядел намного внушительнее. Архитектура, исполнение, отделка - всё на высочайшем уровне. Несмотря на то, что отель окружали здания в несколько раз более высокие, он всё равно выглядел так, словно не они, а он смотрел на них снизу вверх. Нетёсаный камень, древесина, драпировки - всё выглядело стопроцентно натуральным, и только попытка прикинуть стоимость натуральных материалов в таких количествах позволяла понять, что это всё-таки синтезированные копии, наивысшего качества синтетика.
        Пройдя сквозь вращающуюся дверь, он оказался в просторном холле с высоким лепным потолком, расписанным под небо с ангелочками и прочими небожителями. Людей пока было немного - новогодний съезд должен был начаться завтра, - и портье откровенно скучал за стойкой, выполненной под голубое дерево с Каназиса. Чертовски дорогостоящая штука.

- Слушаю вас, сударь, - портье угодливо прогнул спинку.

- Мне нужен номер. Я Джером Камма. Разговорным языком в этом мире является русский, но пока что не стоит переходить на него. Лучше продолжать пользоваться интерлингом. Выдерживать образ приезжего сноба.
        Боюсь…
        А вы не бойтесь. Номер забронирован.

- В таком случае… - Гостиничный чиновник сверился с компутом, и компут подтвердил, что гость не бредит. - Номер тысяча четыреста двенадцатый бета. Ваш багаж, сударь?
        Спасибо. Вон там свален, у колонны.
        Я распоряжусь.

- Я пройду вперёд, не дожидаясь посыльного. Это четырнадцатый этаж средней башни, я правильно понял?

- Вы исключительно осведомлённый человек, сударь.

- Спасибо за комплимент. Увы, это не так, но включите чаевые в счёт.
        Лифт тоже был нарочито старомодным. С живым… настоящим лифтёром, который лично останавливал кабину, вручную на нужном этаже. Сама кабина была настолько огромна, что в ней помещался большой диван, два кресла и столик, на котором стояла клетка с крылатой ящеркой яркой расцветки. Примерно так смотрелся бы крохотный эльф-уоханец в боевой раскраске епаруанских аборигенов. Интересно, породил ли ограниченный динозаврий разум обитателей Уоха сказки и мифы?
        Маленькая тварь была явно не в настроении.

- Здравствуйте, сударь, куда едем? - спросил попечитель экзотичной ящерки, лифтёр по совместительству.

- Четырнадцатый.
        Четырнадцатый, - повторила за пассажиром «птыца», и вся компания тронулась в путь наверх.
        Начальник? - спросил он у лифтера, кивнув в сторону летучей ящерки.

- Ещё какой.
        Строгий?
        Просто жуть.
        Как зовут?
        Генрих.
        Как поживаешь, Генрих?
        Разговорчики мне тут! - рявкнул «начальник».
        Генрих! - прикрикнул лифтёр.
        Да, строгий у вас начальник.
        Обидней всего то, что не все понимают, что он всего лишь гад с крылышками.
        Увы, - ответил лифтёру пассажир. - Людям вообще свойственно недопонимание истинной подоплеки реальности.
        Лифт остановился с ювелирной точностью.

- Держи, - он протянул Генриху купюру.
        Ящер молча, как так и надо, взял деньги и немного оживился.
        Благодарю вас, сударь, - сказал вместо него лифтер, - от этой пёстрой зверюги благодарности не дождёшься.
        Ничего, будем считать, что у него занята пасть. Да, будьте добры…
        Слушаю.
        Далеко двенадцатый?
        Сразу направо, - на всякий случай лифтёр показал рукой, - и там совсем чуть-чуть по коридору.
        Спасибо.
        Вам спасибо.
        Четырнадцатый этаж. Относительно дешёвые номера: три комнаты, одна из которых спальня, плюс информаторий, «банная» комната, разумеется, туалет. Всё выдержано в классическом «москмодерне»… Ничего особенного, но солидности не занимать.
        Едва он успел осмотреться, как в дверь постучали. Посыльный. Немолодой уже мужчина невыразительной наружности. Отдуваясь, «бой» втащил его вещи. Чемодан-бочонок и большую сумку.
        Куда поставить, сударь?
        Можете оставить здесь.
        Он сунул купюру служителю прямо в нагрудный кармашек форменного блейзера.
        Премного благодарны. Ежели чего, зовите-с…
        Спасибо, позову, если что.
        Закрыв дверь, он подошёл к зеркалу, в котором мог созерцать себя в полный рост. Из зеркала на него смотрел более чем упитанный мужчина пятидесяти лет, с обрюзгшим усатым лицом. Олицетворение посредственности. Да, на такого никто не станет обращать внимание, особенно женщины.
        Эмберг улыбнулся, и тот нехотя улыбнулся в ответ.

- Пойдём пообедаем? - предложил Макс Отто ему. Тот был не против. Удостоверившись, что новая личина вполне даже ничего, Макс Эмберг покинул номер, намереваясь спуститься в ресторан, который, он узнал, находится на первом этаже, сразу за холлом. Наверняка обычный провинциальный «общепит», стилизованный под местный колорит. В конкретном случае - небось задымленный, расписанный крестами и звёздами кабак, под потолок налитый водочными парами, в шоу-программе балалаечники, гармонисты, хорово-дящие девицы-берёзки, цыгане с семиструнками… Таким он представлял себе это аборигенное заведение. Когда же увидел в реале, убедился, что никогда не стоит считать себя экспертом по понимаю подоплеки происходящего и позволять заштампованным архетипам замусоривать своё сознание.
        Обманув, действительность преподала урок.
        Яблоневый сад под высоченной крышей. Натуральная трава служила здесь полом. Столики располагались среди настоящих деревьев, кустов и цветов. Растущих непосредственно в грунте. Запахи витают - обнюхаться и обалдеть… В небе (точная копия реального неба над отелем) светило и грело яркое солнышко.
        Культурно покушать на свежем воздухе - чем не древнерусская традиция?..
        У самого входа (деревянных крашеных ворот), окружённая импозантным метром и несколькими официантами, совершенно не вписываясь в культурное наследие, шумела сухопарая дамочка неопределённого возраста, в дорогущих шмотках на малопривлекательном теле. На шее у скандалистки сверкало неимоверно, до пошлости дорого выглядящее и одновременно крайне безвкусно сработанное колье из многокаратных бриллиантов, величиной вызывающих подозрение в фальшивости, но определённо настоящих (если отбросить версию, что тётушка не под воздействием ещё более дорогостоящего замутнителя находится). У ног разбушевавшейся хозяйки, прямо на травяном полу, разлеглась здоровенная, с крупного медведя размером, облезлого вида квазипсина, которая и послужила причиной конфликта. Мутант был эксклюзивной боевой моделью и гарантированно стоил дамочке целое состояние. Он периодически скалил внушительные клычищи на кого-нибудь из стана противника, но в целом вёл себя спокойно, подчиняясь приказам «фу» и «лежать!». Без соответствующего приказа такие «милые зверьки» рвут на куски любое живое существо, осмелившееся вякать или трогать того,
кто их кормит.
        Я вам говорю, с животными и инопланетянами сюда не положено, - повторял метрдотель. Голос у метра был отчаявшийся, но непреклонный.
        А я вам повторяю в сотый раз! - визжала дама. - По отношению к малышу Джонни подобное обращение недопустимо! И если вы не в состоянии понять элементарных вещей… Где, чёрт возьми, менеджер этой богадельни?!
        Глядя на разыгравшуюся битву, Эмберг улыбнулся. Молодец, Эли, так его. Джосф, сочтя, что все сосредоточились на госпоже и за ним никто не смотрит, подмигнул Максу Отто и приветливо вывалил язык на пол. Чем моментально переместил эпицентр внимания на себя.

- А без животных и тяшек сюда всё-таки пускают? - спросил Эмберг у всех сразу и ни у кого конкретно.
        Конечно, конечно, проходите… Официанты расступились и дали ему пройти.
        Столик для одного.

- Вот сюда. - Один из официантов ушёл с поля битвы вместе с ним.
        Его усадили за столик в глубине сада, под сенью цветущей яблони. Эли и Джо отсюда не было видно, но при желании он мог наблюдать за происходящим, подключившись к её терминалу. Желание было, конечно.
        Не успел он сесть за столик, как официант раскрыл перед ним большую папку красного бархата. Меню.

- Чего-нибудь, - бросил он официанту, не желая что-либо читать.
        Могу порекомендовать…
        Несите. Только не гуляйте долго. Я голоден.
        Одно мгновение.
        Появился менеджер. Прикинув денежный эквивалент всех побрякушек Эли и оценив эксклюзивность модели пса-телохранителя, «костюм» надел на физиономию подобострастную улыбку.

- Извините, мадам… конечно, мадам… инструкции, мадам… я понимаю, мадам… на вас ни в коем случае, мадам… позвольте в знак м-м-м… мадам… от лица фирмы…
        И далее в том же духе. Админ лично проводил Эли к одному из самых престижных столов и даже, потакая капризу дамы, позволил Джосфу обедать, сидя в кресле, куда тот нехотя забрался. Для боевого мутанта Джо выглядел несколько флегматичным. Переигрывал, пытаясь создать впечатление грозного спокойствия, в любой момент готового бешено взорваться.
        Протестировав на людях личины, можно было переходить к следующему пункту плана, а именно к изучению местности. Наученный опытом, Макс Отто старался избегать излишнего риска. Поэтому отправился на прогулку и заглянул в каждый подъезд, прошёлся по каждому проулку, запомнил каждую дыру в окрестных заборах. В общем, изучал местность так, словно собирался прожить здесь остаток жизни.
        Незавидная перспектива, убедился, прочесав местность. «Ребята» полностью согласились с ним, когда просмотрели отчёт об увиденном.
        В отель он вернулся уже под вечер. Славная получилась прогулка. Ноги горели, да и всё тело мечтало о том, чтобы забраться сначала в баню, а потом в постель… В узком коридоре пожилой худосочный тип возился с проводкой, и постояльцу пришлось его обходить, чуть ли не вжавшись в стену. Ограниченное пространство - пожалуй, наиболее серьёзное испытание для тех, кто использует фальш-личины. Привыкший к определённым габаритам, приноровившийся к реальным размерам организм так и норовит юркнуть в какую-нибудь щёлку, забывая, что здесь практически невозможно протиснуться тому, кого сейчас из себя «представляешь», солидному толстяку… Электрик, увлечённо занятый своей работой, недовольно проворчал:

- Не при как танк. Твоей толстой заднице здесь не пропихнуться. Попроси человека посторониться.
        Отлично. Команда в сборе, и все при деле.
        Так, вы великолепны, - не удержался от комплимента Макс Отто. - Никогда бы не подумал, что этот рыжий веснушчатый мужик…
        Иди спать, - оборвал его Ошима-сан. - У стен ушей знаешь сколько?
        Команда была в сборе, и Эмберг почувствовал прилив азарта, ставшего хорошо знакомым за последние недели. И откуда в нём этот боевой задор, не от германских предков ли, в своё время считавшихся лучшими солдатами? До тех пор, пока их не смахнули с пьедестала русские… Плохо то, что придётся смотреть, как будут погибать люди. Пацифисту к смерти не привыкнуть. Какие бы в подсознании ни таились кровожадные инстинкты… Им там и место. … Утром отель больше походил на Вавилон в годы смешения языков, чем на… не суть важно, на что там он походил меньше. На всех этажах бурлило столпотворение, словно на крупной космостанции или в большом узловом мультипорту. Народ сновал, сталкивался, без толку или по своим делам носился по коридорам и галереям, беспрестанно хлопал створками дверей. Люди - точь-в-точь снежинки в пурге. Одни были радостными, другие задумчивыми, третьи… При виде этих людей у Макса Отто вновь заныло сердце. Они все были обречены, и это знание в сочетании с неспособностью предотвратить - переполняло тоской и обречённостью. Незнание будущего - дар божий. СпасиБО!

«Официальные» мероприятия затеявшего съезд Общества любителей русской песни, приуроченные к празднованию Нового года, начинались через два часа, и ему надо было поторопиться.
        Таксист несколько раз переспросил адрес. Ещё бы. Вход находился в заброшенной части города (у этого мира уже было настолько продолжительное прошлое, что появились обветшалые районы, а в мультисети о нём мало кто слышал даже!). Там строительные бригады готовили площадки для строительства новых домов. На строителя Макс Эмберг совсем не походил.

- Моё хобби - индустриальный арт, - пояснил он своё экстравагантное намерение водителю, и наконец-то атмосферный коптер снялся со стоянки.

«Будь я действительно художником, ни за что бы сюда не попёрся!», - резюмировал Макс Отто.
        Пыль, грязь, массивные строительные машины… И непременно какая-нибудь дрянь, в которую обязательно вступишь ботинком… Да дело даже и не в ботинках. За прошедший, сегодня финализирующий, год он уже понял о себе кое-что, подвёл кое-какие итоги. В частности, осознал, что не любит помойки, свалки и прочие олицетворения умирания. Смерти как живой, так и неживой природы… Ну НЕ ЕГО это, хотя другие ненормальные то и дело шастают по таким местам, щёлкают рекордерами, за что и получают премии, дивиденды и мировую известность, а в последние время в таких загнивающих местах стало модно устраивать клубы… Влияние сектантов сильно сказывается. Люди подсознательно чуют возможный ИТОГ. И тянутся рассматривать всё, что напоминает
«финишные» пейзажи и интерьеры.
        Вы ведь не местный? - поинтересовался таксист, бородатый крепыш с наголо обритой головой и колечком в носу. Сколько миров, столько и нравов.
        Нет.
        Приехали на заседание, или что там у вас в «Мишбате»…
        Нет. Меня вообще все многолюдные собрания повергают в депрессию.
        Но ведь вы же остановились…
        Да, но я не имею с ними ничего общего. Я послал заказ на бронирование номера с попутным кораблём недели две назад. Это отель, насколько я понимаю. Или частная лавочка?
        Скорее второе, честно говоря… Так вы и носитесь по мирам да снимаете, что взбредёт в голову?
        Не совсем. Так ведут себя только богатые бездельники. Я работаю с заказами.
        Хотите сказать, что кто-то заказывает ТАКОЕ?!
        В сети миров это сейчас чертовски модное направление искусства. По крайней мере в столицах и кольце один - точно.
        Ни хрена я не понимаю в таком искусстве.
        Я тоже. Честно говоря.
        Но за хорошие деньги чего ж не продаться?..
        Вы исключительно верно описали ситуацию. Тем временем долетели в указанный район.
        Видите вон то полуразрушенное строение? - показал рукой пилот. - Тот самый адрес.
        Угу, - ответил Макс Отто и только после этого посмотрел вниз.

«Эпическая сила! Ну и картинка…»
        Будь он настоящим художником, первая премия за снимок с такой натуры была бы у него в кармане без вариантов.
        Идеальный пейзаж судного дня. Обломки зданий, как гнилые корни зубов киношных монстров, здесь же брошенная строительная техника, исчерпавшая свой ресурс… Груды мусора высотой в десяток этажей. Какие-то птицы мелькают, какие-то твари шмыгают… И посреди этого хаоса он, собственной персоной… Понятно, почему так удивлялся таксист.
        Это и есть ваш адрес. К сожалению, я не могу здесь приземлиться. Негде. Но я могу вас высадить поодаль, видите, там расчищенная площадка. Оттуда не более пяти минут ходьбы. Если вы не против такой экстремальной прогулки.
        А если на крышу? - спросил Макс таксиста.
        Здесь все дома находятся в аварийном состоянии. Я не могу рисковать.
        После всего, что довелось пережить, Эмберг подобный поступок не назвал бы рискованным, но обрюзгший господин «ремесленник», которым он выглядел в этот момент, никогда бы не стал спорить с пилотом…

«Но я-то художник свободный, или как? Где наша не пропадала…»
        Вижу, вас это занятие не очень-то вдохновляет, - заметил таксист, глянув на выражение лица пассажира.
        Такое может вдохновить разве что богатых психов, которые покупают подобную дрянь и развешивают в дорогих рамах на стены. (У него самого некоторые стены виллы были
«украшены». Год назад… и много чего другого было у него тогда. Он сам был ДРУГИМ… год тому назад.) - Обожаете вы своих клиентов.
        А вы?
        Вы никому не скажете? - улыбнулся пилот. - Честно?
        Ни одной живой душе.
        Терпеть не могу. За редчайшим исключением.
        Поэтому вы столько заплатили за бронированные перегородки салона?
        И не только.
        Да… Чего-чего, а уродов сейчас хватает.
        И не говорите. Уродов всегда хватает… Сигаретку?

- Спасибо, я не курю. Ладно, сколько с меня? Пилот назвал сумму.
        Макс Отто заплатил в полтора раза больше. Бонус за взаимопонимание. Родственной душе - не жалко.

- Вас подождать?
        Макс Отто уже стоял на щебёнке «расчищенной» площадки.
        Спасибо, я надолго.
        Скажите насколько, и я прилечу.
        Спасибо. Но я сам не знаю, сколько мне придётся лазать по этим помойкам.
        Здесь такси не поймать. Придётся вызванивать, и вряд ли каждый пилот согласится сюда прилететь…
        Спасибо. Я знаю.
        Но…
        Дайте мне свой номер, и я сам позвоню.
        Пилот назвал номер, наверняка мысленно покрутив у виска пальцем. Подождал, пока бывший пассажир отойдёт подальше, и с сердитым жужжанием форсажа взмыл в небо.
        Макс Отто подождал, пока коптер скроется за горизонтом, и принялся пробираться к полуразрушенному дому; там должен быть вход в подвал. По пути он нацепил сканер, сработанный под солнцезащитные очки. В таких «очках» очень хорошо были видны метки, которыми Ошима-сан пометил трассу. Маячки светились синеватым светом, как пни-гнилушки.
        Зазевавшись, он споткнулся о какой-то фрагмент строительного мусора и чуть было не грохнулся. Конечно, ботинок от Заламандера был окончательно испорчен. -!.. - выругался он. Не столько из-за ботинка, сколько из-за собственной неуклюжести.
        А будь это мина? Нельзя так расслабляться, нельзя, если, конечно же, хочешь дожить до старости. Даже без крайностей - обычная, банальная травма, растяжение или вывих. И что дальше? Соберись, парень, не отвлекайся на красоты пейзажа. Выругавшись ещё раз, но уже как следует, по-русски в несколько этажей, он предельно бдительно и осторожно просочился вдоль меток. Как заправский спецназовец из сериалов. Он вообще заметил за собой полезную особенность - стоило приказать себе «не быть папенькиным сынком», и состояние цивильной размазанности и разболтанности тут же сменялось предельным сосредоточением. Откуда ни возьмись, возникали необходимые для выполнения задач умения и навыки. Очень НАХОДЧИВО его разум с некоторых пор себя вёл. Такой «быстроумный» режим ему очень нравился. Он начинал себя чувствовать суперменом, хотя пацифистская натура и не испытывала восторга от такого чувства.
        Самое удивительное: он совершенно не удивлялся тому, что в нём сокрыты столь многогранные таланты. Мог бы, должен бы, но почему-то не получалось.
        Итак, находчивый разумом и быстроумный Макс Отто Эмберг приказал себе мысленно:
«Наша пропадала везде!» - и бесстрашно полез прямо в пасть дальнейшим приключениям.
        Вход в систему коммуникаций был прикрыт рваным куском листового пластика, и если бы не метки, он мог бы искать его здесь целую вечность. С другой стороны, выследи легионеры Четверых, и метки лучше любого предателя сообщили бы противнику всё, что нужно.
        Что лечит, то и калечит.
        Он нырнул под пластик и оказался в тёмном, но сухом, а, главное, чистом тоннеле. Переключив сканер на режим ночного видения, побежал вперёд. Времени оставалось, что называется, в обрез.
        Минут через десять крейсерского бега коридор повернул направо, но метка указывала вниз, и, немного поискав, он обнаружил в полу люк, прикрытый пыльной и потому почти незаметной крышкой. Ниже пролегал коммуникационный тоннель, который должен был доставить прямиком к месту.
        В нескольких шагах от люка обнаружился припаркованный минибаг - небольшая одноместная капсула для быстрого перемещения внутри коммуникаций. При внешней хрупкости и неказистости развивала она до сотни в час, что, учитывая особенности трассы, было даже чрезмерным. Проверив регистр памяти, он включил автопилот, и каплевидная машинка тронулась в путь, разгоняясь и притормаживая в зависимости от состояния покрытия.
        Все уже собрались; ждали только его. Соратники чинно жевали бутерброды, запивая их горячим какао. Не боевая операция, а спелеологическая экспедиция. Датчики слежения работали исправно и снабжали полнотой информации. На большом сводном дисплее наблюдались и огромный конференц-зал, и вестибюли, и прочие наиболее вероятные точки.
        ОРИГИНАЛЫ располагались в точности НАД НИМИ. Подними глаза, пронзи взглядом потолок коллектора, и…

«Официальная часть» съезда озадачивала и поражала одновременно. Потомки славян обожают соблюдать традиции предков. Предки, судя по историческим хроникам, первым делом чем занимались? Правильно, ЗАСЕДАЛИ. Под огромную ёлку, установленную прямо на подиуме, сменяя друг друга, выходили докладчики от «бригад». Периодически зал взрывался аплодисментами. Все были со всеми согласны, все были в курсе, все всё прекрасно понимали… При этом каждый в отдельности наверняка предвкушал
«неофициальную программу», которая по традиции начнётся после докладов и прений. Ох и разгуляется душа русская! Вначале концерт, затем банкет, далее по велению душ и потребностям телес… Новый год, гуляй, народ!!!
        Просто жуть брала при мысли, что старый год этим людям суждено провожать совершенно иначе, чем они рассчитывали. Не верилось, что в этот объём, тщательно охраняемый армией «братков», можно просочиться незамеченным. Они вот, четверо, живьём даже и не пытались, ограничились подключением к отельной системе слежения…
        НАЧАЛОСЬ. Откуда ни возьмись, практически мгновенно по всему периметру зала появились вооружённые, с ног до голов бронированные, люди в скафандрах космической пехоты. Полное впечатление, что они материализовались прямо из воздуха. Это было невероятно, но - факт.
        Заседатели мало что сообразить успели. Ещё мгновение, и их лица стали приобретать абсолютно тупые, отсутствующие выражения.

- Облучают, - прокомментировал мрачный как никогда Джосф. - Боевой станнер, замораживает нервы. Чистюли, во как. Крови не будет, но и живых через пять минут… Пленных не берут, стало быть.
        Через минуту люди в зале начали один за другим оседать в креслах и стекать в межкресельные пространства.
        Оскафандренные уже обследовали этажи. Они неумолимо и неотвратимо валили бойцов Песенного общества в коридорах и галереях, они врывались буквально в каждый номер, в каждую подсобку, чтобы никто, нигде, ни единый живой человек…
        Эти «легионеры» использовали тактику прессеров, один в один. Жгли всех, кого только смогли обнаружить. Несколько минут - и отель превратился в огромный морг. Все, кто не в скафандрах, приравнивались к сектантам и ДАВИЛИСЬ на полном вперёд. НА ФОРСАЖЕ.

- Пора, - велел Такеши Ошима.
        По вертикальной шахте внутренних коммуникаций они вознеслись с помощью спецсредства «паутинка» (лебёдку вверху предварительно установил мастер на все руки; Ошима-сан не только в электропроводке разбирался). Получилось не хуже чем в кабине лифта.
        Пиропатроны вспыхнули бесшумно, и достаточно большой для того, чтобы они могли без проблем пройти, кусок стены превратился в пар. Затем сработал аппарат обратной тяги, и края стены моментально остудились. Включился голо-проектор, и на месте стены появилась её точная копия.

- Вперёд.
        Они плотной группой передвигались по коридору. Подключение ко всё ещё действующей системе слежения (нападающим не от кого скрываться, КТО способен противостоять лавине бронированной смерти?!) позволяло считывать информацию непосредственно с камер слежения и определять места текущего расположения врагов.
        Остро хотелось уподобиться легионерам и пройтись с аннигилятором по всему отелю, с этажа на этаж, и чтобы ни одна бронированная сволочь живой не…

«Но мы берём только одного, - настойчиво напомнил себе Макс Отто, - и обязательно живым».
        Выглядели они, благодаря замутнителям, точно такими же убийцами в скафандрах. Поэтому беспрепятственно скользили мимо настоящих убийц, деловито производящих зачистку.
        Охотились они на одиночку. Отбившегося от напарников соло.
        Они взяли его, что называется, тёпленьким. Из-за угла врезали. Спецсредству
«зуботычина» и космоскафандр по «зубам». Захваченный соло мгновенно превратился в бревно, даже не сообразив, что с ним произошло. Успел бы, крикнул в микрофон, тут бы операции и конец. Вся банда сбежится и затопчет.
        Джо, кряхтя от натуги, кинул тело себе на плечо, и они такой же плотной группой двинулись в обратный путь, прикрывая «носильщика». Надо было передвигаться быстро и осторожно, столкновение с крупными силами противника могло привлечь к ним нежелательное внимание и окончиться плачевно. Вообще вся эта затея изначально была авантюрой чистой воды, но иного выбора у них не было. К тому же интуиция Камерона приняла ЭТО решение, а они небезосновательно верили ему.
        Команда подобралась что надо. Первый совместный захват, а впечатление, что годами работали вместе…

- Замазка, - велел Ошима, когда они проскочили дыру в обратном направлении, и Эмберг бросил на пол трубочку серого цвета.
        Замазка, она же спейсгерметик, - поистине удивительная штука. Космическая разработка, предназначенная для заделки корпусных деталей звездолета, в случае их повреждения. Она сама определяла свойства, конфигурацию и прочие особенности повреждений, после чего в считанные секунды заштопывала пробоины так, то ни один эксперт не мог определить, где замазка, а где исходный материал. Ко всему прочему она ещё и фактуру окружающего материала принимала за матрицу, и подстраивалась.
        Красивое зрелище. Сначала появляется тонкая, блестящая плёночка, которая становится всё плотней и плотней. Несколько секунд, и на месте здоровенной дыры вновь настоящая кирпичная стена.

- Пять минут. Уложились.
        Этими фразами Японец резюмировал, подводя итог фазе захвата. Уже внизу, в коммуникационном коллекторе.
        Надо было заняться пленным, но лишней энергии не нашлось даже у Джо. Как говорят профессиональные единоборцы, три минуты на ринге требуют на порядок больше сил, чем два часа в зале.

- Пять минут на отдых. Потом будет некогда.
        Ровно через триста секунд полной неподвижности отход продолжался. Вёлся отсчёт времени следующей фазы.
        Девяносто секунд на то, чтобы подготовить аппаратуру к самоликвидации. Вдвое больше секунд, чтобы уничтожить следы.
        Столько же на «переодевание». В этой фазе они превратились в бригаду санитарных инспекторов, специалистов по подземным коммуникациям. Роль контейнера с оборудованием предстояло сыграть пленнику. В его бессознательном состоянии он был идеальным кандидатом на эту роль. Надо было только правильно настроить замутнитель.
        Но предварительно освободиться от скафандра. Джо, конечно, сильный парень, но зачем злоупотреблять его безотказностью и принуждать таскать лишних полцентнера…
        Полминуты, и перед ними предстал природный облик… мужчины лет пятидесяти, по лицу судя. Брюнет с сильной проседью. Острое лицо, характерные скулы, родинка на подбородке…
        ВОТ ТАК. - Ошима-сан, сидевший на корточках во время процесса разоблачения пленника, сел на задницу. Его узкие глаза сощурились и окончательно исчезли в морщинках.
        Что, что случилось?! - обеспокоено спросила Эли. - Вы не ранены?
        Ранен. Прямо в сердце… я-то, наивный, свято верил, что у человечества имеется хотя бы призрачная, но защита… Знаете, кто ЭТО? ?!
        Генерал-прессер. Я его знаю, было дело, встречались. Руководитель одного из региональных представительств.
        Всё-таки ПРЕС-С?! - По другую сторону лежащего на полу «языка» упал на задницу и Макс Эмберг.
        ОНА


        .. Тоннель аккуратно и почти неслышно засыпали, расположив по стенам цепочки микрогранат. Гипотетически возможная погоня долго будет разбирать завал.
        Эллен касалась обнажённой руки захваченного прессера, но слияния не свершилось. Один из яростных гонителей её семьи очнулся, но молчал как легендарный Партизан. Убивать себя тоже не спешил. Если в него и был заложен детонатор самоликвидации на случай пленения, то покамест не сработал. На все вопросы Японца и Джо ответом было лишь молчание. Взгляд у захваченного убийцы был пустой, совершенно ничего не выражающий. Зрачки не двигались. Неясно было даже, реагирует ли он на присутствие других живых существ. Действием «зуботычины» такое состояние не обуславливалось. Что-то другое ввергло «языка» в транс.
        ЗОВ он не почувствовал. Никакого слияния в одно касание с ЭТИМ эгоцентристским существом не произошло. Он был совершенно ЗАКРЫТ. Так иногда закупоривает себя Макс, наглухо, и тогда она перестаёт ощущать его энергетическую волну.
        Пытать его, что ли… - вздохнул Джо.
        Бесполезно, - сказал Японец. - Хотя мне Камерон дал кое-что… этакое, на всякий случай. Сказал, дескать, чем только люди с ним за ответы ни расплачиваются. Штука убойная, действительно на крайний случай, но можно попробовать…
        На самом деле, лично я только одно хотел бы у него узнать, - сказал Макс. - Если бы этот изверг соизволил открывать пасть, я бы хотел услышать… зачем было убивать всех этих людей?
        Внезапно глаза пленника ожили. Зрачки среагировали. Неужели Макс ухитрился задать ПРАВИЛЬНЫЙ вопрос???
        Людей мы не убиваем. - Голос у пресс-генерала был тихий, но уверенный. - Это не люди. Люди порядок не нарушают. Закон не преступают.
        А кто, сектанты?! - дёрнулся к пленнику Макс. - Это был обычный криминалитет, при чём тут ЯМА?! Не ангелы, согласен, но ведь…
        Да, не сектора. Но и не люди. Элемент нарушения порядка. Враги системы, - отрывисто ронял прессер.
        Кому на хрен нужен порядок, выращенный на крови?!
        Всем. Всегда. Слабость рождает хаос. Сила не боится давить врагов.
        Ага, конечно! Железный порядок. Всех в один строй, а тех, кто не хочет, на корм червям.
        Не червям. Они нужны для питания МЫ.
        Что?.. - Эллен показалось, что она ослышалась. - Повтори!
        Но пресс-генерал молчал. Ей он отвечать не желал.
        Макс, спроси ТЫ. Нас оно игнорирует.
        Разве это секта отель в морг превратила?! - спросил Макс. - Ты переметнулся?! Но ты же прессер был, убеждённый враг секты…
        ПРЕС-С и Секта отличаются только средствами борьбы. Техногенные и биогенные орудия. Сказано, мы. Слово секта отжило. Сути не отражает. Ты должен знать. Мы предупреждаем тебя.
        Кто МЫ?!
        Мы - это мы. Мы повсюду. В секте, в прес-службе, везде. Мы сила порядка. Мы пришли. Для начала мы обезглавим всех конкурентов. Уничтожим лидеров. Президентов, монархов, депутатов, вождей, церковных иерархов, премьеров правительств, боссов мафии, пресс-дирекцию, комиссаров ЯМы. Всех. Индивидуумы присвоили право управлять обществом. Мы отбираем его. Ни малейшего намёка на индивидуальность власти не оставим. Мы предупредили тебя.
        Пункт семнадцатый
        МИР: ГЛУБОКИЙ ПРАЙВИТ СПЕЙС
        (дата: тридцать первое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        ТЫ
«В крайнем случае, иногда полезно с самим собой поговорить».

«С умным человеком пообщаться никогда не вредно. В диалоге много чего улавливается из упущенного, не рассмотренного в толще потока сознания. И в результате взаимного обмена если и не отыскивает истина, то по крайней мере сооружается предположение».

«Ты от скромности не помрёшь».

«Весь в тебя. Ещё чего. В мироздании и без того масса возможностей и причин умереть, зачем к ним скромность плюсовать?»

«Согласен. Но давай не сбиваться с главной темы… Это что же получается? Серые кардиналы стоят за королями, но за серыми кардиналами стоят…»

«Белые. А за белыми какие-нибудь синие…»

«Но не может же эта радуга до бесконечности длиться!»

«Надеюсь, нет. Бесконечность вообще категория относительная. Попробуй разберись, что есть бесконечное, а что - достаточно большое, чтобы казаться бес…»

«Да погоди ты, философ внутреннего употребления! Не отклоняйся от темы, не сбивай».

«Департамент внешних сношений - в аппарате личности не самое главное. Внутренняя политика определяет внешнюю…»

«Слушай, ты внутренний голос или внутренняя контрразведка? Замучил…»

«Два в одном, плюс бонус… Так что ты там говорил о силе порядка?»

«Эти легионеры…»

«Не проблема. Это всего лишь дубина в чьих-то руках. Увесистая, опасная, но всего лишь дубина. Некто держит эту дубину в руках… Вот оно, держащее, - настоящая сила. А эти…»

«Не будем вести терминологические диспуты».

«Не будем. Свобода или смерть - вот в чём вопрос…»

«Я как представлю себе масштабы проникновения… пока что проступила только верхушка айсберга…»

«Вот-вот. Стоит им добраться до источника мифа первыми…»

«Об этом даже думать не смей, ясно?! Этого нельзя допустить, любой ценой!»

«Не тупой. Куда уж яснее».

«Конечно, хотелось бы сократить число жертв. Эти несчастные люди в отеле…»

«Эй! Ты мне вот что… ты давай заканчивай эти нравственные терзания. Это для мелодраматических сериалов, может быть, и хорошо. Тебе же надо терзаться тем, как продолжать поиск. Замыслить, как опередить их всех…»

«Неужели действительно не было выхода?»

«Не знаю. Если хорошенько подумать, может быть, он где-то и спрятан, но беда в том, что времени искать у тебя не оставалось, так что ты всё сделал правильно. Тебе нельзя погибать, иначе все вокруг… И вообще, дело не в том, что случиться могло».

«А в чём?»

«В том, что случится ещё. И ответ на этот вопрос должен быть один-единственный и к тому же верный».

«Я думаю, совместными усилиями мы с тобой…»

«По крайней мере, одно известно точно. Ксеи нам не миновать».

«Абсолютно верно. Некуда деваться… Раз уж Японец подтвердил, что курс верный».

«Но почему он раньше не отвечал, когда его спрашивали, КУДА? Проводник называется! Зачем понадобилось ввязываться в эту смертельную авантюру, выхватывать легионера, затем применять крайнее средство развязывания языка зомби… Ужас! Представить невозможно, какая тварь могла расплатиться с Камероном ТАКОЙ "штукой"!! У "общества бывших гостей рх32" какая-то своя нешуточная интрига, и как бы потом не вышло, что за ними тоже стоит ещё какой-нибудь радужный кардинал…»

«Точно. И мёртвый заговорит. Похоже, именно для допросов мёртвых эта мерзость и предназначена. А почему Та-кеши Ошима молчал… его право. Он предупреждал, что не на все вопросы захочет ответить, хотя ответы знает. Но нет сомнений, Японец вёл всех нас в мир Ксея, пусть СВОИМ путём, но… Чему должно свершиться, то не минует».

«Ох уж эти "избранные"… Голубенький дядюшка Кам в особенности… Вопросики расщёлкивает, что вабиганская ска-лоройка камешки. Нет, ну я понимаю, конечно, интуитивная импровизация - тайна озарения гения… Нам, убогим, не понять. Но хотя бы пояснил, на кой ляд ему были кристаллы из тех банковских ячеек… Неужели легионеры хранят секретные архивы в сейфах заштатных банков? Хотя, с другой стороны, место не хуже прочих. Посреди ребячьих копилок и жалких инвалидских сбережений…»

«А здорово, что мы миллион отвалили тому парню-бухгалтеру. Это воспоминание меня прямо греет».

«Не то слово! Никаких денег не жалко за такое воспоминание. Единственное, что стоит накапливать, - это впечатления. Презираю людишек, которые первую половину жизни тратят на преумножение материальных ценностей, а вторую - на то, чтобы их охранять».

«Когда они есть, отдать не жалко, конечно…»

«Не сыпь соль на раны. У Эли деньги на расходы есть. И Японец от бедности не помрёт, хотя его и ободрали новоявленные силы порядка, аки липку. На Ксее деньги будут весьма кстати. Они пока что - вполне реальный инструмент воздействия на людей, и с этим приходится считаться».

«Ты хоть представляешь, о чём речь, собственно?»

«Представляю не хуже тебя, и потому остатки оптимизма осыпаются как ноябрьские листья. Давай ещё раз систематизируем сведения… Итак, что известно. Мир Ксея - непосредственный сосед Метафедерации, из столицы туда ведёт прямой, беспересадочный мультипроход. В мире Ксея идёт локальная война. Кто-то когда-то кого-то… И теперь они, а "их" разномастных на планете множество, страстно борются за свободу и независимость, причём скорее всего за свободу и независимость друг от друга. Всё это в условиях тропической растительности и непроходимых лесов. Ксея не входит в состав Метафедерации, хотя в сети миров давным-давно завязана, и прессеры напрямую не вмешиваются во внутренние дела другой державы, пока она в Яму не свалилась. Естественно, Метафедерация по возможности отслеживает ситуацию, как и во всех прочих закордонных мирах, тем паче близкорасположенных, и консультирует местные спецслужбы на предмет борьбы с заразой. В случае с Ксеей - вдобавок также отслеживает санитарно-эпидемиологическую обстановку. Этот воинственный мир, в результате использования радикальных средств подавления или просто по причине
утечки чего-нибудь суперзлобного, иногда выдаёт взрывы какой-нибудь неизученной болячки, тогда между правительством и повстанцами заключается вынужденное перемирие и все вместе, с гуманитарной помощью метафедератов, выступают на борьбу со значительно более серьёзным противником, чем политические и экономические разногласия. Туристов да и вообще посторонних в этот мир не пускают, да туда и так добровольно никто не ходит. Себе дороже. Такой вот весёленький мирок».

«Гораздо проще закрыть им мультипорт и отсечь от сети…»

«Вот видишь, смерть, случившаяся на твоих глазах, тебе покоя не даёт, а далёкая и неведомая совсем не пугае…»

«Не читай мораль. Это у меня от тебя. Подцепил бациллу цинизма».

«Слушай, чистоплюй хренов, ты себе-то не особо льсти. Пацифист нашёлся!»

«Ты прав. Уел. Но вернёмся к главной те…»

«Вот что мне в тебе нравится, так это трезвое осознание собственных недостатков».

«Ага, если бы ещё окружающие понимали, что мне самого себя трибуналом совести не привыкать судить…»

«Можно подумать, мнение окружающих тебя колышет».

«Раньше не колыхало. Теперь… сдвиги какие-то. Мнение некоторых очень близко окружающих для меня почти так же ценно, как…»

«Вот именно. ПОЧТИ».

«Ну, может быть, отыщется человек, мнение которого будет так же высоко котироваться, как собственное…»

«Стоп. О любви ни слова. Война. Никаких фронтовых романов!»

«Сам знаешь, чувству не прикажешь… оно или свободное, или его нет».

«Слушай, чувствительный ты наш. Вспомни, что сказал, когда решалась участь пленника? Ты ведь чувствовал, остро чувствовал сострадание, но тем не менее проголосовал ЗА. И твой голос был решающим, после того как Джо высказался против умерщвления».

«Да, Джо удивил всех…»

«Он себя удивил в первую очередь. Помнишь, какое у него было лицо? Такое ощущение, что ему кто-то помешал сказать ЗА…»

«Неужели он всё-таки под контролем? Но ведь даже ТЫ его чистым считал…»

«В радуге цветов больше, чем три. Ясно?»

«Куда уж яснее. Разглядеть бы главный цвет, в который красят миры…»

«Чёрный. Разглядеть бы, кто им раскрашивает мироздание…»

«И я о том. Сейчас важнее всего выяснить, к какому ми-радужному кукловоду тянутся нитки от легионеров, кто их смастерил и выпустил на авансцену…»

«Для этого нелишне отправиться по обоим известным адресам. И выслушать ОБЕ стороны».

«Так они и скажут правду…»

«Да, правды у всех свои. Но кто тебе мешает попытаться разглядеть лик истины за фальш-личинами и трансморфизи-рованными образами… Хотя бы попытаться».

«А как быть с Эли? Допускать её обратно в сеть миров нельзя. Семья моментально засечёт…»

«С семьёй можно договориться. Комиссарам сейчас не до жиру, быть бы живу… Или прикрыть Эли так, чтобы…Чтобы ни одна сегментированная нитка не зацепила… Её из-за твоей наглой морды выгнали, потому что засекли кардинальную перемену в ней, когда ты ходил в гости на Клондайк и приоткрыл канал просачивания. Так что - ты ей должен… По меньшей мере - заботиться о ней».

«Ага, а потом семью заменить…»

«Почему нет?»

«Будто не знаешь…»

«ЗНАЮ. Кому ж ещё, как не мне?! А ты знаешь, СКОЛЬКО лет прошло с тех пор, как ОНА тебя предала и бросила? И все эти годы…»

«Да, все эти годы…»

«М-да-а уж… Да, все эти годы. Мы-то знаем, что сердцу не прикажешь, память не заставишь не вспоминать. Фигня это всё, про время-лекаря. Если забылось, значит, и нечего помнить, по большому счёту. Что БЫЛО, не забывается… Но припомни, как тебя когда-то зацепила фраза, прочитанная в одной книжке древнеземного гения Ремарка…»

«Помню… жизнь слишком длинна для одной любви…»
        Пункт тринадцатый вновь
        МИР: КЛОНДАЙК
        (дата: тридцать первое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)


        МЫ


        Предположение, что тотальное отгораживание внутренней вселенной от внешнего мироздания обязательно должно быть «обоюдным», оказалось ошибочным. Вполне возможно отгородиться только с одной стороны.
        Я-Мы убедились в том, что допустили ошибку. Но исправить её не смогли. Не смогли в прямом смысле. Не хватило сил.
        Я-Мы был преподан урок. За уроки надо платить.
        Я-Мы заплатили внесением в память обескураживающего вывода: чтобы оценить сладость побед, необходимо познать горечь поражений.
        Было так.
        Мыслящие сегменты сверхсущности встретили новое появление Ты во всеоружии. Отозванные из всех миров сети, собрались они в одном пункте, чтобы объединиться, навалиться всем вместе и адсорбировать желанную добычу.
        В точке столкновения реальность вновь лила наземь дождь, на этот раз в сопровождении шквального ветра.
        Ты занял одно из наличных тел-носителей, мановением мысли вышвырнув прочь несколько памятей комиссаров.

- Привет, совнарком гангренозный. Послушайте совет доброжелателя. Иногда полезно счищать с мозгов плесень. Представьте себе щёточку для чистки замшелых разумов - и гомерически хохочите над собой. Вас имеют во все извилины, а вы репу не чешете.
        Ты говорил напористо, атакующее, не оставляя Я-Мы ни шанса. Комиссары, как ни напрягались, заткнуть его не смогли. Они вообще не могли к нему приблизиться. Штурмуй не штурмуй - никакого эффекта.
        Ты был ЗАКРЫТ для доступа, закупорен, закоконен, он ощетинился жерлами, изрыгавшими огонь, испепелявший своевременно не ретировавшихся Я, что пересекли некую границу, расположение коей установил сам Ты.
        Никто не сумел приблизиться к Ты на достаточное расстояние, чтобы набросить ловчую сеть.
        Взять крепость приступом не удалось, и Я-Мы принялись рыть подкопы.
        Но Ты обрушивал своды, распознавая подвохи раньше, чем удавалось их довести до его тыла.
        И яростный напор Я-Мы захлебнулся. Сил пробить оборону Ты - не хватило. Откатились. Замерли в ожидании…

- Навоевались, ребятишки? Теперь передохните (акцентирую, пока что ударение ставится на «и», а не на «о») и послушайте, что вам говорит доброжелатель. Повторяю, я не драться с вами пришёл. Обсудить дела наши скорбные. Ты союзник Мы. Не враг. Не наживите во мне врага, мой вам совет… У вас и без меня проблем хватает.
        Я-Мы выслали парламентёра, который ответил:
        Я-Мы выслушаем Ты.
        Ну спа-асибочки. Наконец-то дошло, что со мной не совладать… Туповатые вы стали… Тревожный симптом, между прочим. Утекают мозги, утекают на сторону с каждой секундой… Так вот. Хотим все МЫ этого или нет, но реальность выдвигает новые вводные. Так что вам придётся согласиться на некоторые совместные действия, без осуществления которых вероятность успеха стремится к нулю.
        Что, по-Твоему, происходит?
        По-моему, скоро нас всех вполне могут отправить на свалку истории. Доигрались. Перетягивали сеть туда-сюда, то Я верх брало, то Я-Мы… Пока не заявились новообразованные Мы, чтобы всех нас разогнать и перетоптать. Они сосут энергию разума, и Я-Мы слабеют, точно также, как и Я. На всех доброй еды не хватит. Кому-то суждено вымереть. Ты не желает вымирать. И зовёт Я-Мы в союзники.
        Что Ты хочешь предложить?
        В принципе, только одно. Я-Мы расширит сознание и впустит Ты. В качестве… э-э, обособленного Друга семьи, назовём так. Ты согласен послужить обеим сторонам. Соединить в себе сильные стороны Я и Я-Мы. Чтобы противостоять надвигающейся диктатуре тотального Мы. Осознайте собственную болезнь, чтобы излечиться. Стремительно ухудшающееся внутреннее состояние Я-Мы обуславливается тем, что периферийные сектора Мы втайне от правящих секторов Я вливаются в легион. Скрытые нити - не главная проблема. Скрытые - просыпаются и выходят из семьи… Те же нити, что отнимает у вас легион, - засыпают навсегда.
        Это наверняка означает, что ресурсы Я-Мы придётся объединить с силами ПРЕС-Са и ему подобных? Это невозможно. Даже при желании. Эго и Социо пребывают в скрытом либо опосредованном антагонизме изначально. «Перетягивание сети», как Ты выразился, сотворено для того, чтобы разум развивался и усиливался. Одна голова хорошо, две лучше, много - совсем хорошо.
        Ну, было бы желание… главное, желать по-настоящему.
        Ты намекаешь…
        Ты не намекает. Ты заявляет. Не мешайте. Оружие Свободы не для Я-Мы. Оно предназначено Я. Только у индивидуального Я, по определению, - возникает ЕДИНСТВЕННОЕ желание…
        Хорошо. Я-Мы поняли. Ты ещё что-то желает сказать?
        Ты должен быть уверен в союзниках, что бы ни предпринял. Ты ещё раз повторяет, ЧТО БЫ НИ.
        Я-Мы принимаем союзнические обязательства.
        Значит, договорились?
        Договорились. Что Ты собирается предпринять в первую очередь?
        Я-Мы прекрасно знают. Ксея.
        Этот мир недоступен влиянию Я-Мы. В тот пункт не пробрался пока ни один миссионер. Будь иначе, этой встречи не было бы. Я-Мы опередили бы всех и овладели бы искомым Оружием.
        ТЫ справится своими силами. И ещё… Символом доверия Ты может послужить акт прощения бывшего самостоятельного сегмента, ныне известного как Эллен «Младшая» Литтл-сон. На самом деле она не скрытая нить, и к легиону не примкнула. Я-Мы несправедливо приговорила по-прежнему верный семье сегмент памяти. В случае появления нити в пределах досягаемости семьи - не наказывайте её. Договорились?
        Это частность. Если Ты хочет - пусть забирает себе скрыт… чем бы она ни была, пусть её.
        Ты уже забрал её. Но Ты хотел честно спросить разрешения у семьи… Ты искренне желает счастья для всех Я. Как индивидуальных, так и независимых в пределах общности. Чтобы никто не был обижен. Тотальное Мы не должно захватить власть.
        Ни в коем случае.
        Далее. Взаимоотношения с равновеликими Ты берёт на себя. Наследники пиэкстсрититу
- потенциально ценные союзники. Избранные Я в принципе застрахованы от прямого посягательства Мы, но могут остаться в стороне от событий, а их нейтралитет не выгоден нам.
        Договорились по всем пунктам. У нас общий враг. Я-Мы - союзник Ты. Решено.
        Пока - пока. Ты вернётся, как только сумеет.
        Ты наконец-то убрался из сознания Я-Мы, и боль, которую Ты вызывал одним своим присутствием, моментально схлынула.
        Ты покинул носитель. В тело тотчас ринулись комиссары, торопясь занять использованное вместилище и попытаться разгадать тайну умения ЗАКРЫВАТЬСЯ.
        Из-за лихорадочной поспешности в носителе одномоментно очутилось столько памяти, что мозг не выдержал переполнения разумом и саморазрушился.
        Корчась, умирало от последствий тотального инсульта женское тело, едва прикрытое рваными лохмотьями, некогда бывшими шикарным вечерним платьем.
        Женщина валялась на полу одного из подвальных помещений Клондайк-Форта 016-го. Рядом с ней неподвижно лежали другие тела. Многие из них уже умерли. Живые - умрут вскорости. Последние крохи индивидуальности, ещё сохранявшиеся у ЭТОЙ женщины, одной из недавно прибывших на станцию адептов, - позволяли выживать некоторым телам. Теперь просто некому будет кормить и поить тела, наваленные в этом подвале…
        Независимые фрагменты памяти ускользнули в другие миры, заучив урок старательно. Я-Мы дважды не допускают одних и тех же ошибок.
        В следующий раз в момент появления Ты - все стороны будут хорошенько готовы к встрече. Не только Ты.
        Так, как было, больше не повторится. Иначе поражения могут войти в привычку.
        Ни в коем случае.
        ОНО


        Из подсознания Я-Мы незваный и нежеланный Ты не убрался хотя бы потому, что в нём и не бывал никогда.
        Оно владело способностью отгораживаться от сознания не хуже Ты.
        Но не считало необходимым сообщать об этом «наверх». Оно вообще далеко не всё поставляло ИМ.
        У него были свои собственные планы на будущее. Отличные от тех, которые выносило сознание.
        Назревающая в Метафедерации гражданская война - только один из пунктов его планов.
        Проектирование, порождение и взращивание Ты - другой пункт. Важный. Но лишь один из.
        Некто было довольно течением событий. Всё течёт по намеченным руслам, катится по правильной колее, передаётся по избранным каналам. Тщательно взлелеянный
«сверхиндив» Ты поступает в полном соответствии с прогнозируемой моделью поведения.
        Именно для этого оно, во-первых, инициировало скрытые нити, именно для этого оно, во-вторых, поставляло информацию через «линию фронта», в-третьих, именно для этого оно подбросило врагам миф. Далее. Именно для этого оно внедрило в окружение Ты якобы самостоятельную нить, «ныне известную» как Эллен Литтлсон-младшая, а «в девичестве» индивидуальном, ещё до слияния, отзывавшуюся на имя Валентина…
        Но лишь этим оно не ограничивалось, естественно. Ты, вообразившееся себя одиночкой в свободном поиске, - никуда не денется. Оно повсюду протянуло нити тайной сети.
        Даже у ограниченных разумов индивов верхние слои мыслительного процесса, сознания, получают информацию менее чем по десятку каналов, тогда как подсознание любого разума - по десяткам ТЫСЯЧ. Подсознание запоминает абсолютно ВСЁ, тогда как сознание не утруждает себя чрезмерными усилиями мышления, обходясь периодическими запросами и довольствуясь полученными «снизу» краткими ответами.
        У неограниченного разума подсознание, соответственно, ограничений не ведает. В отличие от сознания, которое жестоко самообманывается, возомнив себя реально неограниченным.
        Пункт восемнадцатый
        МИР: СОН ВО СНЕ
        (дата: ноль первое ноль первого тысяча сто тридцать девятого)


        ТЫ


        Не скованная никакими пространственными цепями свобода общения - подлинная роскошь, за обретение которой стоило, стоило помучиться. Пространство навязывало мне определённые правила игры, насильно заставляло общаться в «прихрамывающем» режиме вынужденных пауз между вопросами и ответами, необходимых для выполнения всех этапов процесса перемещения материальных носителей информации из мира в мир по мультипроходам.
        Сверхсущность Я-Мы именно потому живёт и здравствует, что сегменты-сектора коллективного разума связаны ПРЯМЫМИ каналами, и не ведают никаких ограничений для общения в пределах освоенной вселенной, опутанной сетью мультипроходов. А в перспективе всерьёз намерена освободиться и от необходимости использовать эту сеть. Именно поэтому Я-Мы не заботится о сохранении телесной составляющей, которой, в свою очередь, должно заботиться о сохранности техногенной инфраструктуры, связующей миры. Биологическим организмам суждено отмереть, от них пора избавляться. Такова генеральная мысль нарождающегося «организма» энергетического, не нуждающегося в плоти…
        Пусть Я-Мы думает что хочет. Её право, в конце концов. Все вольны заблуждаться. И у всех есть шанс осознать свои заблуждения. Кто им не воспользуется - пускай пеняет на себя.
        Кому, как не мне, ЗНАТЬ, что полагаться следует в первую очередь только на свои силы и на свою сообразительность. Поэтому меня переполняет наслаждение, дарованное выстраданной, многотрудной победой над «правилами» пространства.

«Вот бы ещё кандалы времени расклепать…» Это мысль, требующая всестороннего обдумывания… Но не всё сразу. По-настоящему ценится лишь выстраданное; бережное отношение к обретённому - в процессе обретения выпестовывается. Не зря, не зря существует закон природы: за всё надо платить. И за плохое, и за хорошее… От того, что урвано «бесплатно» - ни малейшей радости. Точнее, «кайф» какой-то суррогатный, словно вместо настоящего свежемолотого кофе чашку растворимого ячменного кофейного напитка выпить. Те, кто ЗНАЮТ ТОЛК В, - поддержат единогласно. Всех, кто не почувствует разницы, даже не жаль. Безнадёжны…
        Но как хочется, хочется предположить, что реально возможна «высадка на берег», выход из неумолимого течения времени! Побороть силу его влечения не способны никакие из известных мне сущностей. Ни единая!
        Вероятно ли - очутиться ЗА пределами основного русла реки Хронос, более того - плыть против её течения? Имеются ли у неё «перпендикулярные» притоки и боковые
«параллельные» русла?..
        Мысли о непобедимости времени не случайно появились в моей памяти, когда побеждённое пространство в очередной раз предоставило мне «дань», позволив отправиться на краткосрочную побывку. Сходить домой, проведать маму, и вернуться обратно на фронт.
        Тело, тем временем, находилось в каюте «Пурпурнейшего Солнца». Яхта в новогоднюю ночь пробралась обратно в освоенную вселенную, целеустремлённо намереваясь добраться в пункт назначения, расположенный в пределах мультисети.
        Организм недавно встретил неотвратимое наступление календарного следующего года, и волей-неволей подводил итоги году минувшему. По этому поводу разное передумал, радостное и не очень, затем сосредоточился исключительно на приятных мыслях о женщине, которую заключил в объятия после того, как они вдвоём покинули общество друзей и уединились в каюте… затем утомлённый и умиротворённый Макс уснул.
        Пока звездолёт, имеющий гораздо меньше степеней свободы передвижения, помаленьку летел в мир Ксея, мне было необходимо пообщаться с ещё одним другом.
        Точнее, подругой… Как здорово, что с некоторых пор для этого совершенно не нужен компут из сумки Макса. В качестве «вокзала» отправления вполне сгодится любой компут, хотя бы бортовой терминал яхты. Можно, конечно, совсем без помощи техногенных «костылей» обойтись, но - о ближних надо заботиться, тогда и они позаботятся о Тебе. Не стоит множить сущности сверх необходимого (этим и без того с энтузиазмом занимается Мироздание! Как выясняется…), скромнее надо быть, скромнее. Женщина, с которой Ты собрался встретиться, ждёт определённой, привычной формы общения, и нет смысла отметать установленный ею режим (в онлайновой модификации, конечно, ведь дефицит реального времени не позволяет тратить целые часы и сутки на паузы).
        У неё и без того жизнь не сахар, столько на себе тащить приходится… она ведь только выглядит несгибаемым мужиком, а под личиной скрывается гибкая, но хрупкая женская сущность.
        Только бы…
        Только бы она была ЖИВА!!! Только бы мясорубка событий не перемолола её, этак походя, в числе прочих «кусочков».
        Тогда во всей Вселенной не останется никого, с кем Ты мог бы поговорить по душам.
        Что может быть страшнее Одиночества, когда НЕ С КЕМ поделиться накопленными впечатлениями? Только Смерть…
        Что бы об эгоистичности и самовлюблённости индивидуумов ни судили-рядили всякие
«коллективисты», настоящему человеку как воздух необходимо чувство уверенности, что во вселенной ЕСТЬ ДРУГОЙ человек, с которым возможен диалог.
        Ещё один, который интерпретирует твои мысли правильно.
        ОНИ
… Ружена Обская однажды поинтересовалась этимологией своего имени. Выяснилось, что оно образовалось от слияния двух слов. Русская жена.
        На древней Земле существовала славянская нация, подразделявшаяся на три народности, по местоположениям ареалов обитания прозванные восточными, западными и южными славянами.
        Наиболее многочисленной и воинственной славянской народностью были восточные. В свою очередь народности подразделялись на племена, в частности, у восточных славян племена самоназывались «россиянами», «украйнцами» и «бялару-сами» (соответственно северяне, южане и западники). Да, да, из ассимилированных потомков тех племён выкристаллизовались «эти самые» русские, которые до сих пор сохраняют этническую обособленность во многих мирах. Грозный и загадочный имидж восточных славян с веками изменений не претерпел; репутация не девальвировалась, а наоборот, упрочилась.
        Многие народы древней Земли почитали за честь породниться с восточными славянами, и правдами-неправдами добивались этого. В основном женились на девушках. Особенно сподручно было брать в жёны восславянок - на весь мир известных красой, статью, трудолюбием, темпераментом и сообразительностью - мужчинам родственных по крови славянских племён. Соседи ведь… Соседям виднее и ближе.
        Потому у западнославянских племён, особенно часто вязавших себя семейными узами с восточными соседями, и бытовал свадебный обычай официально переименовывать невест в Русских Жён. («Русскими», так уж сложилось, прозывали всех восславян, по причине количественного преобладания россиян.) Женихи-заславяне настолько гордились тем, что урвали себе такое драгоценное восславянское сокровище, что стремились возвещать об этом всему свету, и не только на свадьбе, но и после неё. Со временем два слова слились в за-славянских наречиях. Образовалось ёмкое и горделивое.
        РУЖЕНА.
        Вот какой любопытной оказалась история происхождения её имени. … Женщина сидела в своём кресле, за годы и годы привыкания превратившемся в любимое, и параллельно с текущими управленческими делами проверяла почту. В последние недели она делала это очень часто, при этом совершенно не надеясь, что единственное по-настоящему ожидаемое ею послание обнаружится в сонмище входящих. Предыдущий раз она смотрела список пару часов назад. Ни-че-го. Адреса, с которого могло прийти сообщение, она не знала, логин мог оказаться каким угодно, совершенно «левым», каким-нибудь volnovs или sastulnik, к примеру, и почтовый сервер тоже мог быть любым, типа ординарнейших yandex.ru или km.ru, но тема, тема… В принципе, необходимости просматривать входящие не было - в компуте было запрограммировано немедленное реагирование на появление вожделенной ТЕМЫ, и терминал поднял бы радостный тарарам, появись кодовая фраза в списке. Но просматривание почты как-то успокаивало деятельную натуру хозяйки кабинета - создавая видимость, что она хоть что-то ДЕЛАЕТ, а не просто ждёт, ждёт, ждёт, во сне и наяву. С одиннадцатого декабря -
ни-че-го-шень-ки…
        Она уже собиралась выйти из «почтовой» комнаты виртуального офиса своего терминала, как вдруг… ЗАПОЛЫХАЛО!!! ЗАПУЛЬСИРОВАЛО!!! ЗАЗВЕНЕЛО!!! Прямо в эту секунду, на её глазах, долгожданная тема появилась в списке входящих…

«нрара шоаоа жышев ззззу бипав».
        Что означало: «Мамочка, сыночку необходим материнский совет».
        Скорее, скорее открыть «тело» письма и прочесть коротенький текст…

«мфдлв ллдоф огнпф лэжфа навфл лыпйж гйкьс хлрви жфотр». («Сообщите, что живая, опровергните слух о преждевременной смерти».) И всё.
        Ничего себе! Она представила, каково ЕМУ сделалось от такого «слуха». Даже решился нарушить приказ, запрещавший использовать аварийную связь для личных переговоров. Связался, лелея эфемерную надежду на то, что получит ответ от неё, а не от какого-нибудь призрачного монстра, забравшегося в её тело…
        Она быстро набрала кодированный ответ: «Хоронят преждевременно воистину, не дождутся, если нет ничего существенного, не пиши пока пока».
        И приготовилась к неопределённо долгому ожиданию. (Ключевым символосочетанием, действительно подтверждавшим, что она ЖИВА, было «пока пока».) Ожидание продлилось ровно секунду. Даже меньше. Не успело её подтверждение получить ВВОД и отправиться в накопитель локальной подсети, чтобы подождать ответной оказии, тотчас же пришло новое послание от него.

«Радость неописуема, воистину не дождутся, гады, существенного море, хочу совета, могу общаться в реальном времени».
        Это было невероятно, но факт. О том, чтобы общаться с НИМ в режиме онлайнового, в реальном времени диалога, чуть ли не проецируя «голос» и «картинку», она и мечтать не могла… Для этого он должен был пройти на ЭТУ сторону любого из ближайших мультипортов, то есть вернуться в столицу, и подключиться к здешней планетарной локальной подсети Интергаланет.
        Но она даже не спрашивала, где он находится. Профессионал не сообщит такие сведения даже собственному командиру, отдававшему ему приказ. Пока не выполнит задание…

«Слушаю внимательно», - ответила она. И почувствовала, как непрошеная слезинка защекотала правое крыло носа. Директор ПРЕС-Са не помнила уже, когда плакала в последний раз, быть может, девчонкой ещё, и удивилась невольно. Надо же, не разучилась…
        ОН прислал ей рапорт, в котором лаконично, но подробно описал всё, что с ним происходило в течение последних недель.
        Она удовлетворённо осознала, что цепочка событий увязывается в точности по разработанному ею плану, и спросила, по какому конкретно пункту он хотел бы получить совет.
        Он сказал, что его беспокоит состояние организма Макса Отто Эмберга. Базовая матрица личности сына Николаса Эм-берга оставалась хозяйкой сознания, прикрывая спрятанную на самое дно подселенную индивидуальность Грига, и эта прикрывающая личность оказалась несколько сильнее, чем планировалось. Сынок далеко не прост на поверку. Трансформация с ним, Младшим, происходит. Однако.
        Под воздействием перенесённых ударов судьбы - моральных и материальных, но в первую очередь под воздействием «отражённого света» радикальной мутации, свершившейся с подселенным разумом Грига в момент прямого слияния с Я-Мы, - Эмберг-младший не по дням, а по часам из ничтожества превращается в ЛИЧНОСТЬ.
        Давать ему волю нельзя. Возьмёт власть и не отдаст обратно. Но и давить в зародыше тоже нельзя. Очень рискованно. Организм может не выдержать перегрузок, он и без того живёт на пределе, за троих сразу…
        Она глубоко вздохнула. Переведя дух, воздала хвалу своей предусмотрительности. По этому пункту она МОЖЕТ дать совет, ещё и какой!
        Она ещё раз вздохнула, тоскливо, и быстро выстучала ответ.
        Обер-Фрау сообщила Муравьеду запасную вводную. Теперь он знал: при нём, входя в экипировку, в комплекте с за-мутнителем, ковом, компутом… изначально имеется КОЕ-ЧТО ЕЩЁ. Непосредственно из плоти Макса, нажав особым образом в области пупка, необходимо извлечь спрятанные в теле… э-э, пилюльки такие. Вроде тех, что Японец выделял из своей доли наследства, но гораздо более сильнодействующие.
        Про всяк случай снабдила она Грига средством этим. Опасным очень. Возможны последствия. «Пилюльки» ведь эти не для тела предназначены. И даже не для разума. Они скорее для души…
        Папа Николас - живой пример. Пустота вместо души - куда уж хуже… Тело у него теперь бессмертное - зато души как не бывало. Избранные стараются не вспоминать, что он когда-то ТОЖЕ был одним из них.
        Приняв средство - человек усредняется. Становится обычным. СРЕДНЕСТАТИСТИЧЕСКИМ. Самое эффективное лекарство от «заумности». Идеальное, чтоб в толпе затеряться. Стать олицетворением древней максимы: будь проще - и люди к тебе потянутся.
        Оно может быть средством мимикрии умных - что может быть лучше, чем дурачком прикинуться, чтобы выйти из сложного положения.
        Дураки фильтруют восприятие реальности, пропуская всё «сложное» мимо ушей. Зачем осложнять себе жизнь? Нечего забивать голову всякой ерундой. Реально только то, что можно потрогать руками, увидеть глазами, услышать ушами, обонять носом. Всё прочее - бред.
        Мыслить штампами - очень удобно. Не надо ломать голову над разгадкой характеров и над сутью происходящего. Чтобы не болела голова - принимай всё как есть, не ищи знаков и подоплек…
        Но беда в том, что сильная личность, вкусив соблазна БЫТЬ ПРОЩЕ, может не пожелать возвратиться в сложное состояние.
        Каждый человек на самом деле ДВОЕ: тот, каким он сам себе кажется, и тот, кем его видят окружающие. Величина пропорции соотношения этих базовых ипостасей определяет то, КЕМ человек в итоге является. Пропорция имеет шанс варьироваться. Двигаться по спирали развития в любую сторону. Дорасти до небес или пасть на дно… В каком-то смысле эта способность перемещаться по спирали, не застывать истуканом - и есть душа.
        Средство позволяет ОСТАНОВИТЬ изменения. Отыскать идеальную для выживания в социо пропорциональность строения эго - и больше её не корректировать ни в одну из сторон. Усредниться насовсем.
        Так случилось с Николасом Эмбергом. Он стал невероятно популярным и невероятно богатым, но… утратил разум. Чтобы существовать и испытывать суррогатное счастье, ему хватает безусловных инстинктов и элементарных условных рефлексов, но чтобы ЖИТЬ - у него не осталось ни малейшего желания мыслить.
        И всё равно Ружена Николаевна испытывала боль, стоило ей вспомнить состояние своего отца… Индивидуум, которого любила её мама и который зачал её, - оказался слабым. Остаётся надеяться, что его сын и его внук - окажутся сильнее. И по возвращении, после всего (если оно будет - ПОСЛЕ…) всё же сохранят желание быть СЛОЖНЫМИ. Двигаться, а не застыть.
        Да, сегодня реальной опасности превратиться в счастливое усреднённое ничтожество она подвергнет ближайших родственников. Сводного, по отцу, брата и… собственного сына.
        Но решение принято давным-давно.
        Она никогда не стала бы Директором, если бы страшилась брать на душу груз ответственности за принимаемые решения.
        Отослав сыну и брату приговор, она несколько секунд кусала до крови губы и ломала ногти о подлокотники кресла. Затем добавила ещё, постскриптумом, приравненным к завещанию.

«Пока пока, если слухи о моей смерти подтвердятся, продолжайте искать, если даже я окажусь предательницей, продолжайте выполнять задание, если даже в новом году меня склонят и сожрут, продолжайте идти дальше, если даже мир провалится в преисподнюю, не сдавайтесь».

«Всё-таки что-то ещё из сумки понадобилось, а я думал, её можно выбросить за ненадобностью».
        Был ответ. Она не поняла, что подразумевалось, но тратить время на переспрашивание не решилась. Это чудо, что им удаётся говорить так долго. В каких условиях ему приходится связываться с ней - известно лишь богу. Она сама была полевым агентом, и знает, в каких ситуациях, из каких положений приходится выходить на связь.

«Пока жива, я жду.»
        Коротко написала.

«Прощай, мама».
        Ещё короче ответил он.

«Ты знал».
        Она вскрикнула от неожиданности.

«Разве я не твой сын, мне по определению положено быть в курсе всех хитросплетений, весь в тебя, Обер-ФРАУ, главный спец по мифологизации, великий магистр интриг, люблю тебя, пока пока».

«Люблю тебя, мой мальчик, всегда, всегда».
        Он не ответил…
        Связь оборвалась.

«Уходя, каждый раз нужно прощаться так, словно больше не увидишься», - подумала она. «Спасибо, что дал знать о себе, сынок. Даже у Обер-Фрау сердце материнское, Толя. Ты никогда не спрашивал, почему меня, никогда не ходившую замуж, назвали Фрау, а не Фройляйн. Но если бы спросил, я могла бы не удержать порыв материнского сердца и ответить, что получила эту кличку после задания, проведённого под прикрытием на Батрасталле. В мире, который ТЫ считаешь своей родиной, сын. И моего батрасталльского напарника звали не Саша Барсуков, это незабвенный друг Барсук по моей просьбе врал тебе. Звали его Серёжа Григорьев…»
        Происхождение её биологического организма было замысловатым. В её матери Анастасье Обской соединились западнославянская (польская) и восточнославянская (русская) ветви, в отце же ничего славянского и в помине не присутствовало. В романскую и финно-угорскую ветви земного биовида уходили корни происхождения её папаши Николаса, которого она никогда в жизни не видела.
        Но именно этот человек, по словам матери, выбрал дочери такое имя.
        Сына (от другой женщины) именно этого человека она использовала, чтобы создать ЖИВУЮ ЛЕГЕНДУ по имени Макс Отто Эмберг. Без кавычек. Плотская ипостась «живой легенды» в кавычках, Анатолия Сергеевича Григорьева по прозвищу Муравьед, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО пребывала в ссылке на астероидной базе, ЗА пределами сети. Туда не могла добраться ни одна нить Я-Мы. Выбраться оттуда наружу Муравьед тоже не мог - уж она постаралась закупорить тело на совесть.
        Папа Ник, Эмберг-старший, на самом деле не слился с сектой. Так что его поздний сынок, её сводный брат (даже не подозревавший, сколько лет на самом деле его с виду моложавому папе), плэйбой и прожигатель жизни, которого она позаимствовала и обработала для полноценного внедрения агента под прикрытием, - совершенно зря думал о папе плохо.
        Папа был уже почти год как заточён в недрах астероида. Самое место. Пускай он там свой Сад Пустоты орошает и культивирует… чтоб ему пусто было. (И в данном контексте это не проклятие, а пожелание счастья. Он сам выбрал свой путь. Туда ему и дорога.) Папе Нику, в комплекте с его более чем столетним организмом, меньше месяца назад составила компанию спрятанная - от Я-Мы и прочих «соискателей» - телесная оболочка «живой легенды» Муравьеда. Тем временем многослойно
«проинструктированный» разум Грига, используя подлинные организм и память Эмберга-младшего, своего дяди, выполнял самое важное за всю историю существования ПРЕС-Са боевое задание.
        СПАСАЛ МИР ОТ ПРИШЕСТВИЯ. В прямом смысле.
        Сотворённая ею живая легенда (без кавычек) искал МИФ. Искал Точку Опоры для рычага, способного перевернуть мир. Искомая точка - на самом-то деле никакой не миф, так что «мифом» вполне может зваться только в переносном смысле.
        Нужное Место и Нужное Время существовало реально, но координаты были утрачены. Либо старательно вычищены. Либо - Нужные Люди всё никак не оказывались в нём, вот оно обиделось и схоронилось. У Него ведь своя непростая натура и свои соображения. Свой ДУХ. Недаром Его всегда было неимоверно трудно отыскивать.
        Рокировку разумов она готовила давно, предчувствуя приближение АМБЫ загодя. Произведя «подставу» и удостоверившись, что Григ ушёл «на маршрут» благополучно, а также в том, что его предопределённая «напарница» также успешно внедрена, Ружена Николаевна Обская продолжала руководить ПРЕС-Сом, и ЖДАЛА, ЖДАЛА, ЖДАЛА… Она знала, что всё сделала правильно и что в сложившихся обстоятельствах не может себе позволить тратить время на «эмоции», но… всё равно проверяла входящую почту чуть ли не ежечасно.
        Несмотря на то, что сама запретила сыну пользоваться аварийной связью для «личных» посланий.
        Да и не видела особого смысла в дополнительных вводных. Она продумала каждую деталь предстоящей операции, и сделала абсолютно всё возможное, чтобы обеспечить прикрытие «Максу Отто Эмбергу» и его команде. ВСЁ - означало действительно всё, что по силам человеку, вступившему в бой с дьявольским Легионом.
        Дочке человека, побывавшего в гостях у пиэкстсрититу, тоже кое-что перепало от подарков, сделанных её отцу. Всем Младшим что-нибудь да перепадает от пап и мам, только не все они способны пользоваться дарованными талантами.
        Она - сумела. В конце концов, пусть на четверть, но она была восславянкой, а это КО МНОГОМУ обязывает. Этот богоизбранный народ спокон веков грудью вставал на защиту земного человечества от происков самого страшного врага.
        И спасал Землю не раз, в прошлом.
        Но на сей раз НЕБЕСНАЯ ТЬМА навалилась с такой силой, что…
        Оставалось надеяться на то, что её сын восславянин получился что надо. На три четверти, по крови. А по духу - гарантированно стопроцентный. Весь в своего папу.
        Уж она-то постаралась воспитать любимого единственного сына КАК СЛЕДУЕТ.
        Пункт девятнадцатый
        МИР: КСЕЯ
        (дата: ноль третье - ноль шестое ноль первого тысяча сто тридцать девятого)


        ОНИ


        Полковник выглядел как-то нарочито, очень напоминал образ типичного полковника в современных сериалах. Подтянутый, чуть ли не с юношеской фигурой, со шрамом на щеке, «петровскими» усами и мощным ручным лучемётом на ремне. Вылитый героический полевой командир, «отец солдатам». По-местному звание командира полка почему-то звучало странно. «Кошевой». Неожиданное слово для франкофонного мира, но сколько миров - столько и нравов. Называют же они бары колоритным словечком «бистро», пришедшим из глубины веков от казаков, некогда завоевавших Париж…
        Он долго крутил в руках документы, придирчиво изучая каждую буковку и циферку, затем, не найдя, наверное, к чему можно было бы придраться, вернул их слегка небрежным жестом.

- Экологи, значит, пожаловали. Зелёненькие…
        Вот как в жизни выглядит консолидация сил в борьбе с факторами риска. Пандемия недоверия непобедима.
        Эпидемиологи.
        Эпидемиологи, - эхом повторил он и погрузился в молчание. - А что, у нас эпидемия?
- спросил офицер после бесконечно долгой паузы.
        У вас война. На ней - применение оружия массового поражения классов В и А, запретных в большинстве ми…
        У нас здесь вам не большинство. У нас свой путь и своё мнение… Вам-то что? Чем быстрее мы передохнем, тем быстрее вы сможете наложить свои лапы на наши ресурсы. Опровергните меня, если я в чём-то неправ.
        Слишком часто болезни живут дольше войн. - Оши-ма-сан высказал эту сентенцию с настолько компетентным видом, что не оставалось ни малейшего сомнения в том, что он лично отследил сроки жизней всех болезней вселенной.
        Но полковника не проняло.
        Только не этой. Эта война будет длиться вечно.
        Ну, этот вопрос настолько выходит за рамки нашей компетенции, что его даже обсуждать не интересно. К тому же в таких условиях…
        Их все ещё не пускали дальше проходной казарменного городка. Но в проёме входа просматривались сооружения классической «военной архитектуры», возведённые за забором. Вид их не оставлял сомнений, что здешний быт - суров и аскетичен.
        В условиях военного времени роскошества разлагают армию, - философски заметил полковник.
        Мы всё ещё стоим на солнцепёке, полковник. Тень считается роскошью? Мы, конечно, не против подышать свежим воздухом… - не выдержав, агрессивно вступила в препирательство Эллен.
        Неожиданно подействовало.

- Йохха!
        Есть, месье! - козырнул сержант, державшийся в трёх шагах позади командира.
        Проводи гостей правительства в тридцать пятую. Таньян, Шацман, возьмёте вещи.
        Слушаюсь, месье!
        Да, месье!
        Полковник небрежно махнул у виска ладонью, развернулся, влез в свой джип и укатил.

- Следуйте за мной, - сказал молодой сержант, и эпидемиологи прошли следом за ним сквозь калитку в воротах. Их багаж подхватили двое рядовых, державшихся от полковника на ещё более почтительном расстоянии.
        Тридцать пятая оказалась небольшой казармой, внутри которой сержант провёл их в комнатушку с узкими солдатскими двухъярусными койками. Застелены они были далеко не новыми, но вполне чистыми, по крайней мере на первый взгляд, простынями и одеялами.

- Военное время, военное время, - передразнил полковника Джосф и плюхнулся на нижнюю койку.
        Солдаты внесли рюкзаки и контейнеры. Сержант молча козырнул и вышел, плотно прикрыв дверь. Четверо прислушались, в ожидании щелчка замка или лязга засовов, но ничего подобного не услышали. Всё же не на гауптвахту попали, и то хлеб.
        Уступив вторую нижнюю койку даме, Макс и Ошима-сан полезли наверх. Когда голова Макса прильнула к долгожданной подушке, глаза его уже были закрыты. Перелёт оказался неожиданно утомительным. В наступившем новом году он вообще себя чувствовал изнурённым. Как будто оставил очень много сил в старом, прошедшем, использовал годовой боезапас, а новый ещё не успел получить… в каптёрке. Ко всему прочему добавилась необходимость прикрывать Эли от «хозяйского пригляда» семейки. Так и норовит какая-нибудь периферийная нитка зацепить, вопреки договорённости с
«мозгами» Я-Мы…

«НЕ ОТДАМ!!!»
        Да уж, ПРОШЁЛСЯ год прошлый по полной программе, с первого по двенадцатый. И по сердцу грязными сапогами, и по телу катком, и по памяти ураганом. Год за десять, как минимум. Год за жизнь, по МАКСимуму. Но пора уже ПРОЩЕ относиться к жизни, пора. Сложных взаимоотношений она не приветствует, избивает «в ответку» на полный вперёд…
        Засыпая, Эллен вспоминала вчерашние и позавчерашние сутки. Первые полсотни часов новопришедшего года выдались относительно спокойными, просто-таки праздничный уик-энд на борту несущегося в космосе «Пурпурнейшего Солнца». Только вот праздника особого не получилось. Мужчины в основном отсыпались и отъедались. Все трое. Даже милый Макс. А вот ей неожиданно НЕ СПАЛОСЬ. Причём если бы хоть думы тяжкие оперативную память загружали непосильно, так нет же - бессонница скорее от безмыслия возникла, чем от мозгового перенапряга. От пустоты, воцарившейся с наступлением нового года. Как будто в ночь окончания старого (будто нарочно совпавшую с возвращением в пределы мультисети миров) вырубился форсаж, и дальше жизнь покатилась по инерции, всё замедляясь и замедляясь. Вот какое оно, оказывается, СИРОТСТВО… Она со страхом и нетерпением ждала, что семья простит или убьёт возвратившуюся блудную дочку, но случившееся реально обескуражило её. Я-Мы просто-напросто проигнорировала её возвращение. Хотя она отчётливо почувствовала, что для семьи её появление в сети незамеченным отнюдь не было… Остаётся надеяться лишь,
что после «технической» остановки вот-вот будет дан старт следующего заезда. А пока гоночный «болид» выходит на стартовую черту этапа на планете Ксея, совсем нелишне отдохнуть. Надо попытаться хоть сейчас наверстать упущенное… спать, спать…
        Негромкий, но настойчивый стук в дверь обидно быстро вернул уставших членов
«мифологической» экспедиции в безрадостную явь.

- Господин полковник пригласил вас к обеду, - объявил мифологам, прикинувшимися эпидемиологами, симпатичный курносый солдатик, совсем ещё мальчишка.

«Эпидемиологи» споро, по-солдатски пробудились и молниеносно привели себя в порядок. Пребывание в казармах гарантированно пробуждает дремлющие рефлексы, выработанные воинственными предками за тысячелетия эволюции организмов, постоянно подвергавшихся мутационному воздействию нетленной команды дневального «Рота, подъём!».
        Я думаю, госпоже надо побыть немного одной, - высказался заботливый Джо. Эмберг при этом испытал приступ раскаяния - и как он не сообразил быстрее слуги… РАЗ В МЕСЯЦ с женскими телами ЭТО неотвратимо происходит.
        Спасибо, Джо.
        Не стоит. Меня никто не увольнял.
        Я это учту при выплате жалованья за следующий месяц, - улыбнулась Эллен.
        Мужчины вышли в коридор и прикрыли за собой дверь.
        Тебе сколько лет? - спросил Макс Отто у вестового.
        Девятнадцать, сэр.
        А выглядишь ты на все семнадцать, если не меньше.
        Это у нас семейное. Мой отец чуть ли не до старости выглядел пацаном. Говорил, душа у солдата должна быть молодая, энергичная, лёгкая на подъём, тогда и на войне легче выжить. А тело, оно за душой подтягивается.
        Служить нравится?
        А что ещё в жизни делать? К тому же в этом полку хорошо. Кошевой командир у нас настоящий, боевой. Не то что… Этот зря не обидит, - разговорился солдатик, после чего покраснел и замолк.
        Вот и я, - присоединилась к мужчинам Эллен.
        Прошу за мной, господа.
        По дорожке мимо нескольких стандартных казарм - и они в офицерской столовой. Действительно не роскошной.
        Прошу сюда, - боевой полковник Андрэ Синьян даже встал при появлении гостей, - деликатесов не обещаю, но сытной здоровой пищей вас накормлю. Надеюсь, вы не сильно разборчивы?
        Это смотря где, - пошутил Эмберг.
        Полковник посмотрел на него с лёгким непониманием в глазах.

- Если на каком-нибудь халявном банкете за счёт принимающего правительства - это святое. А если в экспедиции… Иногда и червями приходилось не брезговать. С момента входа в ваш городок мы считаемся приступившими к заданию.
        А я думал, вы больше с колбами, пробирками и сканерами.
        Это не мы. Это по большей части в приключенческих сериалах… Есть, конечно, лабораторные крысы. Но нам не повезло, и мы попали в полевые агенты. А это, знаете ли, всё, что угодно. Особенно на новооткрытых мирах.
        А вас и туда судьба забрасывает?
        Конечно, - вступил в разговор Ошима. - Кто-то же должен проверять экологические системы на предмет наличия опасных для человека инфекций.
        Зараз внештатных - океан! - с энтузиазмом подтвердил Джо.
        Мы стоим на страже, - вставила и Эллен словечко.
        А что вы в наших широтах собираетесь проверять на наличие внештатной заразы?
        Квадрат…
        Японец полез в планшет и достал оттуда сложенную архаичную, напечатанную на писчем пластике, карту. Подходящим для суровых условий «поля» (леса то есть) обмундированием снабдило их принимающее правительство ещё в столичном космопорту. Основной поток сетевого «обмена веществ» шёл через мультипорт, конечно, но ксеянское правительство предусмотрительно сохраняло действующий космодром. Что было весьма кстати, ибо позволило прибыть на собственном «борту» (арендодатель с pt Azure уже оплакал, небось, утраченное имущество; а затем утешился, получив страховку за утраченную яхту).

- Вот здесь…
        Лицо полковника, и без того озабоченное, тотчас сделалось мрачным по-настоящему.
        Что не так? - спросила Эллен. На её вопросы бравый офицер, похоже, реагировал быстрее и… как-то благосклоннее.
        Зона влияния повстанцев. Вам надо было с ними договариваться.
        Но нам сказали, что метафедератов они не трога…
        Пусть это останется на совести того, кто говорил. Повстанцы сначала стреляют, а потом разбираются, кого завалили… Боюсь, когда вас ТРОНУТ, я уже ничем помочь не смогу.
        Зато сейчас можете.
        Каким образом?
        Немного вооружения и техники. Понятно, что людей просить у вас смысла нет…
        Это точно. Людей я не дам.
        Но что касается технического обеспечения…
        Вы просите или?..
        Метафедерация всегда платит по всем счетам. Мы можем себе позволить закупать необходимое снаряжение непосредственно на местах.
        В таком случае, после обеда оформим надлежащие документы. Иногда с бумагами воевать трудней, чем с повстанцами.
        Намного трудней, - вставил «руководитель экспедиции» Ошима-сан. - К тому же бумаги не победишь.
        Это точно. - Взгляд полковника наконец-то сделался чуть менее суров, словно общая ненависть к «бумагам» оказалась долгожданным консолидационным фактором. У разных людей обязательно отыскивается хоть что-то общее! Главное - обнаружить точки соприкосновения. Дальше - проще простого.
        Бумаги… Хрупкие, в огне горящие, недолговечные листочки и рулончики… Давно уже бумаги как таковой нигде, кроме музеев, и не увидеть, а название всё ещё сохранялось, и сохранится, наверняка, в веках. Бюрократическое наследие предков несгораемо и неистребимо.
        ОН
…Джунгли, джунгли, джунгли…
        Сколько зелени! Миллионы оттенков зелёного. Немудрено, что здешний язык - в принципе не сложный, образованный от древнефранцузского, - поражает обилием
«зелёных слов».
        Бесконечная зелень внизу, безбрежная синева вверху, а между ними летящее невесть куда средство передвижения - брюхо синее, колпак зелёный…
        Внизу ярко вспыхнуло, словно зеркало поймало солнечного зайчика и навело его на атмосферный коптер. Ещё вспышка. Ещё…
        Пилот Джосф нечленораздельно завопил и попытался отвернуть флайер, но неуклюжая транспортная «коза» не вытянула вираж… Шваркнуло со всей мочи, точно врезались в каменный склон.
        Тела в креслах удержали ремни, но каким чудом кресла не слетели с креплений… Виды окружающей среды замелькали так, словно их снимала упавшая со штатива камера. Зелень периодически менялась местами с синью, причем зелень становилась всё ближе и ближе… Неуправляемый коптер падал, и падал если не с ускорением свободного падения, то в очень сходном темпе. Катапультироваться из крутящегося на вертеле гроба было практически невозможно.
        Людям отчаянно не повезло - сгусток высвобожденной плазмы ударил в хвост и раскрутил коптер вокруг центра тяжести.
        Джосф остервенело сражался с пультом, пытаясь выровнять «козу», а все остальные сидели «ни живы ни мертвы», но сгруппировавшись и приготовившись к встрече с Творцом или вечным беспамятством - кому кто ближе. Тот факт, что после смерти организма отчётливые следы его и Эли разумов останутся в семье, что сохранится всё, накопленное памятью, - Макса почему-то совершенно не утешал.
        Смертельная центрифуга неумолимо падала. В последний раз промелькнула синева, послышался хруст древесных верхушек. Тряхнуло, ударило, ещё раз тряхнуло, ещё раз ударило, и…
        Очнулся он от боли. Болело всё, что только могло болеть, даже зубные имплантаты и удалённый аппендикс. Болело жутко.
        К тому же…
        Он ощутил, что лежит на ровной твёрдой поверхности, вызвавшей ассоциацию не с почвой, а с земляным полом. Было темно. Ну, не совсем темно, скорее, противно-серая темнота, которую обычно называют «интимным полумраком».

«Эли?!» - заметалась панически мысль.
        Макс попытался настроиться на волну Эли. Пришлось напрячься, чуть не лопнуть от натуги, так как боль в сочетании с нестабильной работой соображения (судя по всему, в мозгах что-то перегорело, что-то оборвалось и что-то заклинило) совсем не способствовали улучшению качества дистанционного восприятия. ЭЛИ!!! ЖИВА-А…
        Да, она была живой. Без сознания, но при памяти. Не потеряла себя… Скорее всего, тоже лежала вот так на грязном полу, в полной власти потных, небритых мужиков, именуемых явственно-скабрезным словом «повстанцы». В том, что они очутились в плену, сомнений не было. Макс отчётливо ощутил волны враждебности, исходящие со всех сторон, окутывающие вязким туманом ненависти.
        В тумане прорисовались концентрические кольца разных цветов… радужные круги застили мир…
        Вновь Макс очнулся от яркого белого света, который резко бил ему в глаза. От этой внезапной «оказии» он застонал.
        Ожил, - послышался мужской голос.
        Свет… уберите свет, - чуть слышно сказал он, удивляясь самой способности говорить.
        Умничает, - произнес с явной издёвкой другой голос, но свет всё-таки убрали.
        Макс открыл глаза. Вроде бы над ним сидели на корточках двое резко воняющих потом, давно небритых мужиков. Один в руке держал большой, тяжёлый фонарь.
        Где я?..
        А как ты думаешь? - Они засмеялись.
        Вообще-то смех считается положительной эмоцией, но эти ребята были явным исключением из данного правила.
        Ты… этот, эпидемолог?
        Да…
        А остальные кто?
        Коллеги…
        И куда ж вы летали?
        В лес…
        На кой?
        Болезнь… появилась… мы изучаем…
        На кой в лесу болезни учить?! Вы, метафедераты, с жиру беситесь…
        А какое у тебя воинское звание? - спросил второй.
        У меня нет… звания военного. Я цивильный… доктор медицины.
        Цивильный доктор! - Они опять заржали.
        Ты понял, он говорит, ихней жирной Метафедерации есть дело до наших лесных болезней!
        И на кой вам наши болезни? Мы болеем, наша проблема!
        Вы… можете заразить…
        Ах, ну да! Что ж вам мешает посыпать нас чем-нибудь сверху, потравить на хрен заразных?
        В Метафедерации… гуманный, демократический принцип… жизнь человека - священна…
        Гуманные! Демократичные! Ой не смеши!!! - Они ржали так яростно, точно он рассказал им убойный анекдот.
        Общественное мнение граждан…
        Так это общественное мнение заставляет вас следить за тем, чтобы мы тут убивали друг друга без поносов и ангин?
        Серьёзный вирус, стоит ему только вырваться…
        А есть ли он на самом деле?
        Это мы и должны выяснить.
        Ладно. Пошутили, и хватит. Фамилия, звание, цель полета?
        Я уже говорил…
        Макса щедро угостили фонарём по рёбрам. Что ж, такова консолидация усилий с точки зрения повстанцев.
        Говори, сука!
        Я сказал…
        Ещё порция «от фонаря». По печени. Боль адская…

- Всё равно скажешь. А если нет, то у нас есть ещё двое. Так что подумай.

«Двое?! Кто?»
        Говори.
        Цель миссии… - прошептал Макс чуть слышно.
        Громче!
        Но он не выполнил требование, продолжал шептать.
        Вот тварь, - сказал один из них, наклоняясь, чтобы приблизить ухо к губам.
        Цель миссии - затащить тебя в яму, - отчеканил Макс и буквально проглотил его ухо.
        Край непуганых идиотов. Разве ж можно позволять себя касаться…
        Наклонившийся качнулся и едва не упал на Макса. Выпрямился он, уже будучи периферийным сегментом. Макс не прогадал.

- Что он сказал? - спросил напарник.

- Наклонись, он и тебе скажет. Хочу, чтобы ты услыхал эту метафедератную тупость своими ушами от него…
        Второй заржал и тоже наклонился…
        Приобщённых стало двое. С партизанами, повстанцами и вообще с «военными» - ПРОСТО. Подавляющее большинство из них прекрасно подготовлено психологически (армейские мораль и бытие, по определению, - процесс склонения и обобществления) к слиянию в одно касание.
        Что ж. Будь ближе к народу - если нет другого выхода. Народ любит «секту», значит… Почему бы не использовать методы Секты. Достаточно лишь «отключить» соответствующий слой сознания и задействовать необходимый.
        Трофейное оружие из вражеских рук - с не меньшей убойностью стреляет.
        ОНА
… Накопленный поколениями опыт твердит, что человеческий организм ко всему способен адаптироваться (в определённых пределах, конечно). Потому такой живучий.
        Бывают ситуации, когда в это слабо верится. К физической боли привыкнуть невозможно, в особенности, когда всё тело - один огромный ушиб и настоятельно требует отдыха и лечения, но вместо этого ему приходится тащиться сквозь джунгли, до отвращения непроходимые. Плюс ежемесячные «женские» специфические прелести… Словом, Эллен доставалось больше всех. Поэтому некоторую часть пути её несли на руках мужчины. Правда, из-за этого темп продвижения замедлился… Когда дорога совсем уже переставала быть дорогой, ей по-любому приходилось пробираться самостоятельно. В эти отрезки пути милый Макс шёпотом отпускал отборнейший мат на всех известных ему языках, и всячески подстраховывал её. Чтобы не кричать от боли, Эллен кусала до крови губы и упрямо проползала в узкие щели. Такеши Ошима тихонько напевал какую-то мелодию. «Ты что, мазохист?» - спросил его Макс во время одного из коротких привалов. «Ты ругаешься, я пою. Разница, по-моему, только в текстовках», - ответил Японец.
        На привалах Эллен часто притрагивалась к звёздочке, которая прильнула к её груди, спряталась в долинку между «холмиками». Наследство Джосфа… Это стало её навязчивой привычкой. Каждые пять минут. Оправленный в серебро камешек уцелел, а Джо… Верный Охранник не добрался до пункта назначения, к которому они все так страстно стремились. Джо до последнего пытался справиться с неуправляемой машиной, а в результате машина в союзе с чёртовыми джунглями и, чёрт бы их побрал, повстанцами, справилась с ним. Его даже не стали вытаскивать. Только обшарили одежду. В памяти новообращённых сегментов отыскались красочные воспоминания о том, ЧТО обнаружила поисковая группа, прибывшая на место падения сбитого флайера… Тело Эллен вытащили из-под тела Макса, который в последний момент попытался выбросить её из коптера, чтобы она упала на деревья поодаль и имела больше шансов на спасение, чем в изломах искорёженного металла машины. Не успел. Тесно прижатых друг к дружке, их выковыряли из обломков. Удивительно, но переломов и повреждений органов не обнаружилось. Японец тоже отделался внешними травмами. Его выбросило из
салона в процессе падения коптера сквозь растительные ярусы.
        Так и шли. Местные животные, попадавшиеся по дороге, общаться не лезли. Три таких мощных разума уж каких-нибудь змей, кошек и крокодилов отогнать способны, да так, что обуянные ужасом от энергетического удара «младшие братья» опомниться не смогут долго. Со зверями просто. С разумными СЛОЖНЕЕ…

- Это здесь, - сказал наконец-то Проводник. Его узенькие глазки совсем скрылись под кровоподтёками.
        Двухдневный марш-бросок сквозь зелёное многоярусное пекло завершился.
        Эллен поморщилась, но на этот раз не от боли. Эти два слова означали две вещи: во-первых, то, что они пришли; а во-вторых, что с этого промежуточного финиша начинается путь несравнимо более трудный, чем все этапы вместе взятые, оставшиеся позади.
        Пещера, или, другими словами, почти неразличимая в переплетении стеблей дырка в почве. Надо было спускаться по верёвке, чего они после столь экстремальных, отнявших уйму сил эскапад сделать были просто не в состоянии… Но время не ждёт. Уж что-что, а ОНО - никогда и никого ни за что ждать не намерено.
        Вниз спускались как мешки с дерьмом. К подобному нелицеприятному сравнению располагал жуткий смрад, наполнявший подпочвенную полость. Воняло так, словно они запихивались в задний проход издохшего мифического животного, страдающего всеми болезнями кишечника одновременно.
        Тела тут не отравятся? - поинтересовался Макс у проводника.
        Это газ. Для нас он абсолютно безвреден. К тому же воняет только у входа. Чтобы отпугнуть животных. Дальше не воняет.
        Этот Избранный с самого начала знал всё. Куда, как, что ждёт на искомом месте… Но это «дальше» Эллен совсем не понравилось. Оно могло означать только одно: им придётся опускаться долго, очень долго, и её несчастное тело… НЕВЫНОСИМАЯ она, эта жизнь в одном-единственном теле!!!
        Спустились на десяток метров, очутились в полусферической камере объёмом несколько десятков кубических метров. Едва слышно журчала вода. «Ночное» зрение не понадобилось. Стены покрывало нечто светящееся, вроде люминесцентной плесени.
        Из камеры вёл горизонтальный тоннель. Опять коридор. Коридоры, коридоры… К счастью для тела, тащиться по каменной кишке довелось не долго. Не более четверти часа реального времени. Ручеёк, что начинался в камере, сюда русло не проложил. Тек несколько метров и исчезал в углублении на полу камеры.
        В итоге очутились в достаточно просторной, сухой комнате. Ни вони, ни грязи, ни осточертевшей до отвращения растительности. Идеальный подземный бункер. Этакое убежище первобытных поэтов.
        НИЧЕГОШЕНЬКИ НЕ ХОТЕЛОСЬ. Только лечь и лежа-а-ать. Об этом организм «уставшей как ломовая лошадь» Эллен мечтал уже целую вечность. С момента ухода из бивуака повстанцев. Им ещё повезло, отряд оказался немногочисленным, всего десяток инсургентов, и все до единого слились без проблем. Правительство ожидает неприятный сюрприз: новорождённая Секта рано или поздно выберется из недр джунглей… ТЫ «напрямую» ей не удалось почувствовать, даже когда Макс превратился в миссионера Я-Мы и обращал партизан в «истинную веру». С той незабвенной ночи, когда ТЫ только-только народился, он ВЫРОС, окреп, заматерел и никому не позволял заглядывать в себя без спросу. Даже ЕЙ. И её это невыносимо огорчало…
        Вот в каком изнурённом и депрессивном состоянии она добралась к вожделенному
«источнику». Если желание исполнится прямо сейчас, она здесь так и останется навеки - прототипом мифической спящей красавицы… может быть, эта сказка когда-то имела в своей первооснове именно такой случай? Какая-нибудь красавица прошлого добралась - и уснула от усталости…

- Необходим яркий свет, - сказал Такеши Ошима.
        Сейчас будет, - отозвался Макс. - У меня тут в сумочке трофейный фонарик завалялся. Мощный. По себе знаю.
        Макс, а у тебя в загадочной сумке случайно атомной бомбы нет? - спросил вдруг Японец.
        Бомбы нет. А жаль… Я бы с невыразимым удовольствием эту зону влияния…
        Они коротко рассмеялись. Значит, шутка действительно уместная, если не пожалели сил на смех.
        Эллен нехотя покопалась в памяти… Разыскала воспоминание о ещё одной великой легенде родом из далёкого прошлого.
        Ухитрившись уловить «соль», не пожалела сил на улыбку.

- Ничего себе поворот сюжета! - услышала она, когда вспыхнул свет.
        Фонарь был действительно мощный. И Японец ЗНАЛ, зачем нужен яркий свет. Но просто знать и… УЗНАТЬ - две большие разницы.
        Японец слово в слово процитировал Макса.
        Такое… ни в сказке сказать ни пером описать.
        Разум пытался подобрать адекватную ассоциацию, но все воспоминания бледнели в бесплодных попытках уразуметь, что открылось органам чувств и каналам восприятия.
        В очень отдаленном, грубейшем приближении произошло нечто вроде мгновенной трансморфизации внутренней среды, инициированной и катализированной явившимся извне лучом света.
        Неровные стены, еще мгновение тому назад смотревшиеся обычными стенами обычной пещеры, кое-где покрытыми слабо мерцающими пятнами, под воздействием яркого света ВСПЫХНУЛИ и трансформировались в непостижимую систему линз и зеркал, сотворившую сложнейшее многомерное и многогранное образование буквально СО ВСЕХ СТОРОН.
        Трое человеческих существ, сподобившихся лицезреть воистину фантастическое преображение, ощутили себя молекулами, угодившими внутрь гигантского КРИСТАЛЛА.
        Эллен ничего не оставалось, как слово в слово повторить четыре слова, дважды прозвучавшие из уст ее спутников.
        Действительно, НИЧЕГО СЕБЕ…
        Пункт девятнадцатый
        МИР: ПЕЩЕРНЫЕ ДЖУНГЛИ
        (дата: двадцать пятое ноль первого тысяча сто тридцать девятого)


        ОНИ
- Добавку? - спросил Ошима-сан.
        Эллен молча покачала головой, а Макс протянул тарелку.
        Все забываю спросить, - Японец добавил ему каши, - это правда, что ты червей кушал, или специально придумал?
        Бывало и хуже. Один раз чуть было человечины не перепало.
        И?
        Вышли к людям.
        Макс ненавидел вспоминать эту историю. Но сынка мультимиллионера, ведущего крайне разгульный образ жизни, случалось, ЗАНОСИЛО. Еще и как!

- Тогда для тебя концентраты и консервы - настоящие деликатесы, - прокомментировал Такеши Ошима.
        Мужчины, перестаньте, - попросила Эллен.
        Тебе легко, у тебя не растёт борода. Знаешь, как чешется… Ощущение, что там перхоть.
        А жучков никаких нет? Маленьких человеколюбивых жучков… - Японец почесал свою отросшую жиденькую бородку.
        Они такой грязи не выдержат.
        Это точно. Удел человеческий другим тварям не по силам.
        Сколько уже? Три недели без мыла и воды?
        Чуть меньше. Девятнадцать суток.
        У меня такое чувство, что больше. Месяца три…
        Три недели. Целых три недели они проторчали взаперти в этой вонючей (теперь уже и благодаря им), километровой длины прямой «кишке», протянувшейся от камеры с ручейком до… КАМЕРЫ кристаллической. Спустя девятнадцать суток красота уже не воспринималась. И слов красивых не находилось. Выхода нет? Нет. Камера. ТЮРЬМА.
        Чем бы она на самом деле ни являлась, для них - тюрьма.
        Поедали концентраты. Благодаря наличию воды, голодная смерть им в ближайшие пару месяцев не грозила - сублимированная пища из крохотных пакетиков превращалась в полноценную порцию еды. Совершенно неаппетитной, но исключительно питательной.
        Пялились друг на друга. Пялились на стены. На пол. На пятна плесени. Потом надоело. Большей частью с закрытыми глазами сидели, и разговаривали. Поговорить было о чём… Пока не надоело.
        Главная тема: Ловушка.
        И они в ней. Узники мифа о свободе.
        ВО ПОПАЛИ.
        Идей, как получить обратный билет наверх, - ноль. Ни-че-го.
        Часы превращаются в сутки, сутки слагаются в недели. Тела зарастают грязью. Вода течёт тонюсенькой струйкой, её хватает только для питья и еды.
        От вони никуда не деться. Начиная с третьих суток - гадили в одном отрезке, неподалёку от входа в кристаллическую камеру, а спали в полусферической. Но вездес-сущая вонь ухитрялась преодолевать километровое расстояние.
        Отверстие в углублении - размером с ладонь. Спускать в него отходы метаболизма побоялись. Вдруг забьётся. Вода постепенно заполнит объём, и если не найдёт себе нового стока… если они доживут, с голоду не помрут раньше… Пленники свободы захлебнутся.
        Единственное отрадное обстоятельство - дышится нормально. Откуда-то поступает свежий воздух. Задохнуться не грозит.
        Только бы хватило выдержки ДЕРЖАТЬСЯ…
        Идеальная могила. Никакой спутник-шпион не засечёт…
        Ты в школе никогда на олимпиадах не бывал?
        Да нет, не пришлось. Я в школе учился чисто номинально. Папа, увы, мало обращал внимания на то, чем дитя занято. Он меня любил по-настоящему, я совершенно уверен, но в его образ жизни ребёнок не вписывался. Поэтому меня в основном воспитывали гувернантки и прислуга. В общем, я считаю, повезло. Однозначно плохих людей среди воспитателей не попалось, и мою психику не изуродовали. Конечно, социально полезным мне вряд ли светило быть, но и злым психопатом не стал. Так, добродушный раздолбай, весельчак-плэйбой, никогда не испытывавший нужды в деньгах…
        А мне пару раз доводилось. Да, я когда-то был маленьким мальчиком и ходил в школу. Трудно представить, да?.. Такие же вот задачки решали. Смотришь, как дурак, а решение перед носом. Элементарное, в одно действие. Но чтобы до этой простоты додуматься…
        Ох, до чего же не хватает нам здесь Кама…
        Посвети, мне что-то в глаз попало, - сказала Эллен с нескрываемым раздражением в голосе. - Надо убрать.
        Что это с тобой? Сейчас посвечу, ты только не волнуйся…
        К твоему сведению, женщины иногда чувствуют себя ПЛОХО. Особенно в такой грязи.
        Макс, не принимай близко к сердцу. У меня жена тоже иногда становилась невменяемой. Это нормально.
        Ты был женат?..
        Давно и скоропостижно. Гриппом дольше болеют. Правда, осложнения… Я ведь из-за развода стал тем, кто есть.
        До того был тихим, приличным парнем. Законы соблюдал, налоги платил… Скромный такой, обычный миллиардер.

- В таком случае тебе развод пошёл на пользу. Разговаривая с Ошимой, Макс достал из кармана не первой свежести носовой платок и взялся за фонарь.
        К этому инструменту у них было сложное отношение. С одной стороны, без света было бы совсем невмоготу, с другой - именно СВЕТ преобразил кристаллическую камеру, одновременно ЗАКРЫВ каменной плитой вертикальный колодец, по которому они сюда спустились. Верёвку перерезало ровненько, «бритвенным» лезвием.
        Когда они, просидев несколько часов внутри КРИСТАЛЛА и не ощутив ни малейших изменений реальности, вернулись к выходу, то во всей полноте заполучили понимание: если какое-то желание и исполнилось, то воистину - совершенно не то, которое желалось сознательно.
        ОТДЫХАТЬ ОНИ ТЕПЕРЬ МОГЛИ НА ПОЛНЕЙШИЙ ВПЕРЁД.
        Но неужели у всех троих желания настолько СОВПАЛИ??? Всем троим захотелось именно этого - ОСТАНОВИТЬСЯ…
        Такеши Ошима, когда держал в руках аккуратно срезанный остаток верёвки, озадаченно произнёс:
        Неужели я ошибся… неужели мы пришли НЕ вовремя… неужели я неправильно истолковал слова проводницы…
        Почему ты был уверен, что необходимо попасть сюда именно в ночь с шестого на седьмое января? - спросил его Макс.
        Японец не ответил. Ответы на некоторые вопросы из него невозможно было выдавить никакими упрашиваниями.
        Но ОСЕЧКА его ошарашила - ни малейших сомнений. Ошима-сан ВЕРИЛ, что именно в ТУ ночь, накануне седьмого января, настанет нужное время.
        Сейчас, спустя почти три недели, Макс спросил у Эллен:
        На что жалуетесь, больная?
        Дай сюда фонарь. Достань лучше зеркало.
        С женщиной в таком неуправляемом состоянии лучше было не спорить, и Макс отправился к рюкзакам и разложенным возле них вещам.
        Держи.
        Отойди от света. Не мешай.
        Макс пожал плечами, вздохнул и присел под стенку рядом с Японцем. Тот сидел на разложенном спальном мешке и с пониманием следил за «семейной сценой».
        Я себя Диогеном ощущаю.
        По сравнению с этой преисподней его бочка была раем земным.
        Рай и ад - это состояния души. То, что у тебя внутри. Ракурс восприятия.
        Господу помолимся?
        Да нет, я просто, вспомнил.
        Ошима протёр влажной тряпкой тарелки и сложил их под стенку.
        Как мы тут ещё ничего не подхватили, с этой антисанитарией…
        Ни в коем случае. Заметил, как на нас тут всё здорово зажило?
        Заживало действительно быстро. Конечно, биоконструктор, захваченный с собой в поход за мифом, был великолепен, но в такие сроки с такими повреждениями не справился бы и он. А в этой кишке последствия травм исчезли в первую же неделю, причём ни шрамиков от ссадин, ни следов от ушибов не осталось.
        Не преддверие ада, а здравница прямо.
        Живи не хочу. Скучно разве что. Зато ничего не болит. Когда же запас принесённой еды истощится, из складок в камере вполне могут и сталактиты, пригодные для питания, быстренько вырасти…

- Представь здесь модный курорт для престарелых миллионеров…

- Ага. Комплекс для любителей жизненных тупиков… Ошима-сан надтреснуто засмеялся и вдруг замер с отвисшей челюстью.
        Эли, девочка, не шевелись…
        Что ещё?
        Тиш-ше, не шевелись… я, кажется, вспомнил…
        Что, что?!
        Эли, дай зеркало.

- Зачем?

- Эли, дай ему зеркало, - очень тихо, но очень отчётливо ПРИКАЗАЛ Макс.
        Секунду спустя Японец уже скользил по тюремному коридору, соединившему обе выделенные им камеры. Макс и Эллен не отставали ни на шаг.
        Даже не обратив внимание на дерьмо, прилипшее к подошвам по дороге, трое ворвались в «кристалл».
        Японец с разгона упал на колени, наверняка содрав кожу, но не обратил на это внимания. Он положил зеркальце на «пол» и начала водить взглядом вверх-вниз, влево-вправо, вперёд и оглядываться назад. Ошима-сан ПРИМЕРИВАЛСЯ. После серии взглядов зеркальце ненамного смещалось. В конце концов нужное местечко было отыскано, по-видимому, потому что Японец оставил зеркальце на полу, а сам принялся отползать, отползать к выходу в коридор…

- Фонарь… дайте мне фонарь… - попросил он, негромко, но пронзительно, и зловещее эхо разнесло по камере рычание. «Арь, арь…»
        За фонарём помчался Макс. В спешке они его забыли в первой камере. Света плесени вполне хватало, уже привыкли.
        Не входите… - стоя на коленях в многогранном проёме входа, Японец не пустил спутников внутрь кристалла. Он осторожно, чуть ли не священнодействуя, поставил фонарь на «порог» и… палец завис в миллиметре от сенсора включения.
        Наверняка у вас в головах носятся десятки вопросов. Дам ответ на главный. Слушайте внимательно, вводную лекцию повторять не буду.
        Кристаллизация - это процесс образования кристаллов из паров, растворов, расплавов, из вещества в другом кристаллическом или аморфном состоянии. Кристаллизация начинается при достижении некоторого предельного условия, например, переохлаждения жидкости или перенасыщения пара, когда практически мгновенно возникает множество мелких кристалликов - центров кристаллизации. Кристаллики растут, присоединяя атомы или молекулы из жидкости или пара. Рост граней кристалла происходит послойно, края незавершенных атомных слоёв - ступени - при росте движутся вдоль грани. Зависимость скорости роста от условий кристаллизации приводит к разнообразию форм роста и структуры кристаллов. Различаются многогранные, пластинчатые, игольчатые, скелетные, дендритные и другие формы, карандашные структуры… и так далее.
        Я по-онял, - прошептал Макс. - Зеркальце - антицентр кристаллизации. Резкий мощный свет - предельное условие…
        Отразившись от граней, свет сконцентрируется в зеркальце и… - эхом вторила Эллен.
- Всё как в процессе кристаллизации, только с точностью наоборот. Не вовне, а внутрь.
        Тест пройден, - сказал Японец. - Вводной оказалось достаточно, сами уразумели.
        На этот раз события развернулись совершенно по-другому.
        Зеркальце собрало отражённые сегменты света, слило их и… ответный свет оживил кристалл. Теперь люди увидели не просто неописуемую картину, они увидели картину осмысленную.
        Пространство словно бы вывернулось наизнанку, и теперь внутренний объём камеры был похож на подобие объёмной звёздной карты, нарисованной в авангардистской манере современным художником.
        Взгляды неизбежно приковывала самая яркая точка. Будто кристалл спроецировал сам себя в крохотную копию и разместил её в надлежащем пункте. Острый свет колол зрачки, настойчиво требуя обратить на себя внимание…
        Я понял, где это. Узнаю… э-э, рисунок созвездий, - смертельно усталым голосом произнёс Проводник. - Значит, наш ДО[До (японск.) - буквально ПУТЬ, дорога. В более широком смысле: основополагающее философское понятие, подразумевает жизненный путь. Как отдельной личности в частности, так и группы людей.] ещё далеко не пройден. Боюсь, вы даже не подозреваете, насколько далеко… на обычных звездолётах лететь - жизни не хватит.
        Я чувствовала, что этим зелёным миром не ограничимся. Это была лишь остановка в пути… не удивлюсь, если там уже выход открылся и мы наконец выберемся из этой дырки в заднице земли. Со второй попытки мы свет правильно сконцентрировали. Хотя… похоже, опоздали. Теперь здесь пустышка. То, что нам надо, уже ускользнуло.

- Хорошенькая остановка, - проворчал Макс. - Нет чтобы сразу вспомнить про этот центр света, собравший отражения граней в одной точке и отправивший его обратно. Не сидели бы в дерьме по уши, в сотый раз перебирая собственные грехи в ожидании приёма в чистилище…
        Он понятия не имел, что в это премилое местечко принимают не только на небесах.
        Спустя трое суток после того, как трое несостоявшихся перекройщиков мироздания выбрались обратно в джунгли зелёные, они получили возможность изучить изнутри маленький макет упомянутых «сфер».
        Они опять попали в плен к «одной из противоборствующих сторон». В этом мире постоянно воевали, так что не удивительно.
        Пункт девятнадцатый
        МИР: ЗЕЛЕНОЕ ЧИСТИЛИЩЕ
        (дата: двадцать восьмое ноль первого - ноль пятое ноль второго тысяча сто тридцать девятого)


        ОНИ


        Утро выдалось на редкость туманным. Раньше Макс Эм-берг с таким туманом встречался только однажды, высоко в горах пункта Бахарден. В принципе, всё, что там с ним и его тогдашними спутниками стряслось, более или менее благополучно забылось, незачем память всякой лабудой забивать. Но только не туман. Был в Бахардене сезон дождей, но дождей как таковых они не видели, зато туман стоял страшенный. В таком тумане спокойно могли бы плавать рыбы. Он был густой, всепроникающий. И прямо там, на месте, возле самой земли он превращался в дождь, в мелкий холодный дождь, от которого невозможно было укрыться.
        И вот здесь, в джунглях Ксеи, не так уж и высоко над уровнем моря, - точно такой же туманище. Действительно, сколько миров, столько и нюансов. На этот раз туман сопровождался несильным, но холодным, пронизывающим ветром. Вместе с совершенно промокшими лохмотьями, в которые трое рабов одеты, ветер изощрённо пытал их. Ко всему этому - влага расквасила грязь на телах, делая существование ещё более тошнотворным. Они не мылись более трёх недель… И постоянно пребывали в антисанитарных условиях.
        И это в наше-то время, когда даже самые отсталые миры оснащены канализацией и водопроводом. Заросшие, грязные, нечесаные, в жутких обносках… истинные пленники кровожадных, диких партизан.
        Обмен. Здесь это была обычная процедура, такая же торговля людьми, которая процветала века и миллениумы назад, за тем исключением, что людей здесь меняли на людей по давно установленному курсу обмена. В зависимости от «веса».
        Сначала их совсем не хотели менять, даже по курсу рядовых бойцов. Их вообще не хотели видеть. Им же никак нельзя было медлить. Надо выбираться скорее.

- Раз вам этот товар не нужен, обращайтесь непосредственно в санитарно-эпидемиологический департамент правительства. Передайте, и нас выкупят, а вам комиссионные…
        Их курс резко поднялся в цене, когда до покупателей дошло, что перепродажа принесёт реальную выгоду.
        Несмотря на величайшее искушение, мыться, а тем более менять одежду было нельзя. Они должны были ничем не отличаться от других пленных, к которым здесь относились крайне негуманно. Сырая яма в земле, крытая решёткой из толстых ветвей, отхожее место там же, и миска отвратительной жидкой похлёбки один раз в день. Таковы условия содержания пленных. Бить их, по крайней мере, не били, что было приятным исключением из правила. И вот долгая неделя плена позади. Условия обмена утрясены, и они отправляются на невольничий рынок.
        Перед отправкой Макса привели к Комраду. Предводителю отряда повстанцев, их непосредственному владельцу и тайному другу. На редкость милый человек, несмотря на то, чем ему приходилось здесь заниматься.

- Решил, вот, пожелать вам удачи, - сказал он извиняющимся тоном, - жаль, что пришлось с вами вот так…
        Стоит правительству усомниться хоть чуточку, и мы надолго застрянем в казематах контрразведки, так что неделя в яме - это ещё не самое страшное.
        Что-что, а доставлять соплеменникам неприятности люди научились. В этом, наверно, лучше нас специалистов нет. Иногда аж тошно делается от собственных способностей.
        Боюсь разочаровать, но вы не единственные таланты в этой области.
        Всё равно…
        Что собираешься делать?
        Не знаю. Постараюсь попасть в плен. У нас здесь бьют обычно голыми руками, так что…
        Будь осторожен. И ещё, если в Метафедерации узнают, кто вы… В общем, они быстрее уничтожат планету, чем позволят существовать сектантской заразе у себя под самым боком.
        Мы это уже знаем.

- Предупреждение на всякий случай… Сектора Я-Мы крепко обнялись на прощание.
        Всего пленных было восемь. Кроме них троих, на рынок везли пятёрку правительственных военных, которые совсем не чувствовали себя счастливыми. Здесь бытовал обычай, запрещающий сдаваться в плен. В плен можно попадать, только будучи в бессознательном состоянии. В любом случае солдат ждали долгие допросы в военной прокуратуре. Слава богу, они трое не попадали под местную юрисдикцию.
        Всех выстроили в ряд, надели мешки на головы, после чего погрузили в десантное отделение наземного броневика. Машина затряслась, взревела и резко тронулась. При изготовлении этого монстра местные конструкторы думали о чём угодно, но только не об удобстве пассажиров, и тела швыряло на каждом бугорке, словно они были участниками родео. Наконец, после бесконечно долгого вытряхивания разумов и душ из тел, машина остановилась. С лязгом растворился люк.

- По одному.
        Спустя какое-то время Макса взяли под руки и вытащили из брюха машины. Мокрый, невозможно мокрый ветер за считанные секунды выдул из него всё тепло, и зубы застучали от холода. Воздух был настолько сырой, что можно было захлебнуться при вдохе.

- Вперёд!
        Его несильно толкнули в спину. Осторожно (как всё-таки много в жизнедеятельности тела значат глаза!) он двинулся вперёд, ощупывая ногами пространство впереди.

- Стой.
        С них сорвали мешки.
        Они стояли посреди старого, очень старого моста. Когда-то он переживал лучшие времена. Был мост широким, добротным, с гладким и в то же время не скользким синтетическим покрытием. Но постепенно покрытие начало разрушаться, кое-где обвалились перила, а местами из трещин торчали пучки травы. Из-за тумана казалось, что они стоят на небольшом фрагменте суши посреди бело-серого океана, который поглотил всё вокруг, разлив воды.
        Напротив них стояли такие же оборвыши, только пленники другой стороны. Тоже страшные, заросшие, в грязном тряпье, заляпанном кровью. Здесь следы пыток никто не смывал.
        Купцы разговаривали целую вечность. Временами они переходили на крик, но в общем-то разговор протекал достаточно мирно. Процедура обмена была отрепетирована, как утренняя молитва в каком-нибудь монастыре с многовековыми традициями. Короче говоря, рабовладельческая рутина.

- Вперёд, - приказал мрачного вида офицер, купивший их, и все медленно (никаких резких движений) пошли к краю моста.
        Там их ждал точно такой же десантный броневичок, способный вытрясти душу из кого угодно. На этот раз ехали без мешков на головах и с развязанными руками. Спасибо и на том.
        Броневик в последний раз подпрыгнул на особенно заметной кочке (он что, специально выбирает дорогу похуже?) и остановился.

- Наконец-то, - прошептала Эллен.
        Это были первые слова за всю дорогу. С одной стороны, обстановка совсем не располагала к общению, с другой, надо было сидеть, крепко сжав зубы, чтобы по дороге не откусить себе язык.

- Выходи и стройся! - рявкнул на них сержант.

- Ты, ты и ты, - он бесцеремонно указал на них троих пальцем, - следуйте за мной, остальных увести.
        Куда вы нас ведёте? - спросил сержанта Японец.
        Вас хочет видеть куринной, - буркнул сержант.
        А мы хотим сначала увидеть душ. Кстати, кто он такой, этот куриный?
        КуринНОЙ! В вашей армии это звание соответствует капитану!
        Сержант уставился на Такеши Ошиму, словно пытаясь испепелить того взглядом.

- Более того, согласно договору с Метафедерацией, - продолжал тот как ни в чём не бывало, - вы должны были предоставить нам надлежащую охрану, вместо этого вы отправили нас прямо в пасть к повстанцам. Так что вместо того, чтобы хорохориться, потрудитесь обеспечить нам человеческие условия существования. Только после отдыха и приёма пищи мы поговорим с вашим капитаном.
        Конечно, никакой договорённости между ними и правительством не было, но сержант-то этого не знал, а ссориться с официальными представителями Метафедерации без соответствующей команды сверху… На него было жалко смотреть.
        Я должен доложить куринному.
        Очень хорошо. А пока вы будете докладывать, мы бы с удовольствием приняли ванну или, на худой конец, душ.
        Несколько секунд сержант прибывал в панике, после чего подозвал к себе проходящего мимо солдата.

- Проводи их в баню, - распорядился он.
        Это было настоящим блаженством! Горячая, чистая вода, мыло, бритвенные принадлежности. С волосами, к сожалению, тоже пришлось расстаться, так как расчесать или вымыть этот колтун было практически невозможно. Эллен с волосами категорически расставаться не пожелала. На неё больно было смотреть. Все плескались, как маленькие дети, впервые попавшие на пляж. Эллен в обритом виде могла бы выглядеть весьма забавно, о чем Макс ей, естественно, сообщил. Она ответила, что и сама в состоянии была представить ЭТО.

- На себя посмотри, - добавила она добродушно. Иногда не только коньяк, но и обилие горячей воды располагает к общению.

«Капитан» был маленьким, толстым и неприятным. Он вызывал инстинктивное желание раздавить его как мокрицу, буквально с первого мгновения, и чем больше они с ним говорили, тем сильнее было это желание. Звание у типчика звучало действительно смешно. «Куринной».

- Присаживайтесь, господа, - велел этот куриный командир.
        Они сели на жёсткие, неудобные стулья.
        Что ещё за договорённость? - начал он без предисловия.
        Мы немного погорячились, - сказал Японец.
        Вы погорячились, когда прилетели к нам сюда, чтобы вмешиваться в наши дела.
        Мы выполняли свою работу.
        Ладно, я человек военный и понимаю, что такое приказ, но по вашей милости мы потеряли троих военнопленных повстанцев, представляющих…
        А то, что мы потеряли коллегу из-за вашей дурацкой войны, это не в счёт?! - вспылила Эллен.
        Вы правы, леди, это наша война, и нечего вам было в неё лезть, но раз уж вы всё-таки засунули куда не надо свой нос, думаю, вы не должны отказываться от сотрудничества с представителями законной власти.
        В меру наших сил, капитан… э-э…
        Куринной Солльянди. Очень хорошо. Тогда позвольте задать вам пару вопросов.

«Куриный» говорил с ними таким тоном, словно на самом деле хотел сказать: только попробуйте не ответить, и тогда узнаете, как развязываются языки.
        Мы постараемся.
        Только постарайтесь, пожалуйста, получше. Это и в ваших же интересах.
        Что вы имеете в виду? - спросил упорно не желающий демонстрировать лояльность Такеши Ошима.
        Хотя бы то, что виновные в смерти вашего друга должны быть наказаны. Или это тоже вызывает у вас сомнения?
        Прошу прощения, кап… куринной, - вмешался Макс Эмберг, - мне кажется, возникло… В общем, если вам поведение моего коллеги кажется несколько некорректным, то это исключительно результат стресса и тех ужасов, через которые нам, абсолютно гражданским людям, пришлось пройти. У нас… э-э, что-то с мозгами. Я, например, не поручусь, что адекватно воспринимаю происходящее.
        Хорошо. Я учту ваше замечание.
        Мы постараемся наилучшим образом ответить на ваши вопросы.
        В таком случае расскажите подробно, что с вами произошло.
        Это было совсем не сложно. До того момента, как Макс склонил первого повстанца, можно было совсем не врать.
        Как погиб ваш друг?
        Разбился при падении.
        Вас взяли на месте аварии?
        Скорее всего. Мы очнулись уже в плену.
        Значит, где находится вражеский лагерь, не знаете?
        К сожалению.
        Что было дальше?
        Нас держали сначала в каких-то землянках, а потом, когда мы немного пришли в себя, поместили в ямы, закрытые решётками. Они приняли нас за шпионов, но потом, после долгих допросов, поверили.
        И?
        Решили нас обменять.
        Вас пытали?
        Нас регулярно унижали, куринной.
        И вы подпишете заявление?
        Какое?
        О бесчеловечном обращении с вами.
        Конечно. Более того, мы готовы ответить на все вопросы в присутствии общественности и средств массовой информации.
        Мы подумаем над этим предложением.
        Надеюсь, недолго? Мы бы хотели как можно быстрее оказаться дома.
        Завтра к вечеру вы будете свободны.
        Хотелось бы в это верить, - очень-очень грустно сказала Эллен.
        Пункт двадцатый
        МИР: ОСТРОВ В ОКЕАНЕ
        (дата: ноль шестое ноль второго тысяча сто тридцать девятого)


        ОНИ


        Как же здорово было попасть в лапы демократов… Я думала, это не кончится никогда.
        А кто из них демократы? - с неподдельным интересом полюбопытствовал Японец.
        Всегда всё кончается, рано или поздно, - с печальным вздохом посетовал Макс Эмберг. - И вновь в полный рост становится старый как миры вопрос: что делать?
        И что же, по-твоему?
        Необходимо сообщить, - твёрдо произнёс Макс Эм-берг. - Помните, Джо просил не утаивать правду от человечества…
        Что ты предлагаешь? Запустить в информационные сайты сенсацию: «Всех нас хотят поработить кровожадные пришельцы непонятно какого происхождения, давайте сплотимся и дадим отпор вторгшемуся агрессору!»? Знаешь, что будет?! Половина народу бросится мочить чужих, под шумок решать наболевший «инопланетянский вопрос», а оставшиеся люди сочтут твой набатный призыв газетной уткой! Очередной бульварной, дутой сенсейшен намба уан… - Рассерженный Такеши Ошима умолк, переводя дыхание.
        Адепты секты, третья часть человечества, вообще не обратят внимания… пока эмиссары не соизволят, - тихо проговорила Эллен.
        Я хочу связаться с ПРЕС-Сом, - убеждённо сказал Макс Отто; видимо, это решение зрело в нём давно. - Набрать «четыреста тридцать девять» и всё-всё рассказать прес-серам. Не все же у них в аппарате зомбированы легионерами… Структура ведь создана для чего? Для борьбы с тоталитарными организациями. Вот пусть и борются…
        Что, вот так просто взять и звякнуть? - недоверчиво переспросила Эллен. - Но где гарантия, что дежурный офицер, принявший вызов, не окажется…
        Гарантии нет, - согласился Эмберг. - Поэтому я хочу обратиться напрямую к Генеральному Директору. Что-то мне подсказывает, этому человеку можно верить. Он… я не могу объяснить толком, и сам не пойму, но у меня стойкое подсознательное ощущение, что этот мужик - НАШ, не захваченный и не купленный… Человек, одним словом.
        И где же ты намереваешься с ним встретиться? - скептически спросил Ошима-сан. - Я, конечно, по своим каналам могу узнать координаты, предположительные… Директор, насколько известно, замкнутый образ жизни не ведёт, всяческие публичные мероприятия посещает, с гражданами общается… но не уверен, что это он собственной личностью. Скорее всего, дублёры. И как бы то ни было, для того чтобы встретиться в реале, необходимо как минимум оказаться в пределах столичного мира Метафедерации…
        Почему бы и нет, - сказал Макс Эмберг. - Давно пора… в реале. Шагну в ближайший мультипорт - и я уже в пункте эн-эн-вай.
        Если б это было так просто… - Ошима-сан хмыкнул, - в нужном месте оказаться, нужных людей в него провести… и главное, время подгадать…
        А мы? - спросила Эллен. - Или ты собираешься в одиночку лезть в зубы льву?
        Да, - безапелляционным тоном заявил Эмберг. - Идти должен кто-то один. Если у меня не… - он запнулся, но несколько менее решительным тоном всё же продолжил, - если не получится у меня, тогда вы. Кого угодно тормошите, хоть Секту, хоть Избранных, хоть господу богу молитесь, но главные враги человечества должны быть остановлены…
        Древний мудрец сказал… Ничтожен тот народ, который может быть спасён одним-единственным человеком… - сказал тихонько Японец. - Впрочем, такой народ и не достоин спасения.
        Человечество никогда себя не спасало, - возразил Макс Эмберг. - Всегда находился один человек, направлявший энергию масс в…
        Давайте не будем продолжать старую как миры дискуссию о решающей роли личности в истории, - попросила Эллен. - Нам бы решение принять о…
        Я принял. - Эмберг протянул руку. - Давай звёздочку, я отнесу её Директору. Джо, мне кажется, одобрил бы это решение.
        А я бы не советовал брать нашу «чёрную звезду», - возразил Японец. - Если тебе поверят, то поверят и без неё - у них наверняка миллион косвенных фактов, которые ты всего лишь подтвердишь и прокомментируешь…
        А у нас хоть что-то останется, - поддержала Эллен. - Вдруг нам… - она запнулась, но продолжила, опустив глаза, не глядя на Макса, - придётся использовать ДРУГОЙ ШАНС… Но ты помни, - она вскинула лицо и посмотрела пристально, глаза в глаза, - если ты умрёшь, я тебя И ТАМ найду. Не надейся, не смоешься, воспользовавшись
«отмазкой»…
        Милые бранятся, только тешатся, - Японец впервые за последние недели улыбнулся.
        Милый Макс вернётся, Эли, - тихо, почти шёпотом сказал Макс. - Не дождутся. Я тебя в одиночестве не оставлю.
        К тому же это великолепный способ провести разведку боем, проникнуть в банду, - сказал Ошима-сан. - Если Директор окажется захваченным, значит, ПРЕС-С можно считать переметнувшимся на сторону врага, и…
        Ну, Директор это ещё не весь персонал, - возразил Макс Эмберг. - Останутся же люди, которые не поддадутся соблазну, продолжат выполнять долг… Человечество должно узнать, что есть… э-э, кристаллический храм. В котором рано или поздно… сбудется же…
        Ты уверен, что ОБ ЭТОМ должно знать ВСЁ человечество? - скептически поинтересовался Избранный. - Тебе элитного курорта для богачей мало, хочешь устроить зону отдыха для народа?
        У каждого человека должен быть ШАНС, - упрямо сказал Эмберг-младший.
        У каждого человека и без нашей помощи есть шанс, - сказала Эллен. - Каждый волен искать свободу, пусть она и миф… Спасать того, кто не хочет быть спасённым, нет смысла. Кто хочет - сам отыщет.
        Ты оптимистка, - снова улыбнулся Японец. - Но мне нравится, что ты пришла к определённому выводу… достойному ярко выраженной индивидуальности, я бы сказал.

- Ну, в общем, кому как хочется, а я к Директору. Я желаю быть проще, ближе к народу. Народ Метафедерации любит ПРЕС-С, значит… пусть прессеры для народа и постараются. Для того налогоплательщики их и содержат, в конце концов. Ошима-сан, будь добр, направь наше «Солнце» к ближайшему пункту Сети.
        ОН


        Спросил бы кто Макса, на кой ляд он отправился в тропики столицы Метафедерации, вразумительного ответа не получил бы. Не говорить же, что «послушался советов внутреннего голоса, велевшего прибыть именно сюда», и только сюда… После такого честного ответа прямая дорога в психушку: вот где полным-полно психов, что придерживаются Своей Волны да слышат всякие там Голоса, пресловутую Свою Музыку и даже Гармонию Сфер.
        Но тем не менее он прошёл из «ближайшего» пункта Сети миров прямиком в центральный столичный мультивокзал. Пункт оказался метафедерационным Новым Большим Киевом, и шагнуть удалось напрямую. Не обращая внимания на великолепие лучшего во Вселенной столичного мультипорта, он отыскал арки местного, внутрипланетарного сообщения, купил билет в нужном направлении и шагнул в тропики. Объяснить, ОТКУДА он взял необходимые для программирования пункта назначения точные координаты - не смог бы, да и зачем…
        Кому оно надо, кроме него, ЗНАТЬ, что Внутренний Голос из метафорического эпитета, обычно пишущегося в кавычках, превратился в настоящего СОБЕСЕДНИКА.
        Макс спокойно относился к тому факту, что у него «с головой не в порядке». На удивление, воспринял как должное. Ещё и не то бывает, когда башкой постоянно обо что-то трескаешься, да плюс постоянные стрессы, шоки и ужасы… Главное, он верил, что движется в правильном направлении.
        А правда жизни - это то, во что человек верит. Что бы по этому поводу ни думали человеки другие.
        Раздражали Макса только два штриха бытия и сознания. Во-первых, непонятно почему болело в области пупка. Давно болеть начало, ещё до Ксеи, но с течением времени боль не слабела, а наоборот, усиливалась. Ни ссадины, ни раны в этом месте не было, и происхождение фантомной боли оставалось загадочным. Во-вторых, Голос иногда звал Макса «дядюшкой», причём явно прикалывался по этому поводу. Глюки сознания, конечно, имеют право на любые странности, но этот глюк порой озадачивал совершенно непонятными высказываниями, и Макс волей-неволей начинал вспоминать, что же, собственно, имелось в виду… и мстилось ему, что он знает, знает, о чём речь, да вот вспомнить никак не может…
        С прибытием в искомый пункт назначения! Ступив на песок, он перекрыл боковые протоки мышления и сосредоточился на основном течении.
        Погода здесь была замечательная. Лёгкий тёплый ветерок приятно ласкал лицо. Пахло океаном, раскинувшимся буквально в нескольких шагах от арки мультипрохода. Океан что-то неразборчиво бормотал многочисленными губами-волнами. На этот океан можно было смотреть бесконечно. Вода переливалась всеми мыслимыми и немыслимыми оттенками. Это было невообразимое, совершенно не поддающееся описанию буйство красок.
        Остров на правах частной собственности принадлежал Директору ПРЕС-Са. Макс был в этом уверен абсолютно, хотя понятия не имел, с чего взял. Стоил остров огромных денег, но каждая монета, вложенная в эту недвижимость, себя окупила стократ. С первого взгляда в этот остров можно было влюбиться, и наверняка: стоило хоть раз здесь побывать - желание возвращаться обеспечено.
        Ко всему прочему океан пах воистину волшебно. Немного терпкий запах, от которого кружилась голова, и все проблемы уплывали далеко, далеко, далеко…
        На острове был даже лес. Настоящий первозданный дождевой лес, со своей натуральной растительностью и животным миром. Хозяин терпеть не мог окультуренные парки и запрещал кому-либо из слуг наводить здесь порядок. Свой «садик» он предпочитал держать «запущенным». Четверо верных роботов полностью с ним соглашались.
        В гуще леса прятался его небольшой дом, настоящая ХИЖИНА. Энергофицированная и оборудованная всеми благами цивилизации, естественно. Мачта энергоприёмника и
«тарелка» Интергаланета на крыше… При всей любви к дикости хозяин явно не был мазохистом.
        Пробравшись от побережья сквозь кусты подлеска, Макс очутился перед входом в хижину.
        Дверь была открыта, и Макс вошёл без стука. Здесь в замках не было необходимости. Стучатся здесь при входе на сам остров. Без точных координат нацелиться и шагнуть невозможно, а в «координатной книге» ЭТИХ наверняка не найти.
        Внутри дома царили тишина и покой. Здесь хозяин не терпел проявлений субординации. К тому же никто из тех, кто знал о существовании острова (а их можно было пересчитать по пальцам одной руки) никогда бы не осмелился нарушить уединение хозяина без приглашения. Ну, разве что в случае приближения вселенской катастрофы.
        Как всегда, в доме было тихо и уютно. В кабинете свет не горел, а окна - зашторены. Хозяин сидел в кресле и, наверное, дремал. В последнее время он начал стремительно стареть. Так часто бывает с людьми: вроде бы и держатся хорошо, а потом вдруг в одно мгновение превращаются в стариков. Конечно, до дряхлого старика хозяину было ещё далеко, но безжалостное время уже выдернуло из-под его здоровья краеугольный камень.
        Обычно хозяин всегда слышал шаги, как бы тихо ни входила прислуга. Он отличался необычайной чуткостью, неким «дополнительным» чувством, всегда позволявшим удерживаться на плаву в волнах этого далеко не спокойного мультимирового океана. Но сегодня он продолжал мирно дремать в кресле, не заметив появления в кабинете другого человека.
        Гость почтительно кашлянул, но хозяин не отреагировал. В этот момент гостя накрыло чувство тревоги, которое на пустом месте вряд ли возникнет. Он торопливо, не заботясь о том, что может разбудить хозяина, отдёрнул штору и приблизился к любимому креслу хозяина…
        Так и есть. Пульс не прощупывался, а на виске виднелось небольшое аккуратное пятнышко запёкшейся крови. Термическая игла. Любимое средство киллеров, зомбированных миссионерами. Отверстие не более чем миллиметрового диаметра, никакого шума и спецэффектов, а внутри черепа всё спекается в горелую котлету за считанные секунды. Ловушка!!!
        Гость вздрогнул и затравленно огляделся по сторонам.
        Кто-то обставил всё так, будто бы это ОН убил хозяина. Всё правильно. Секта наносит удар в самое сердце ПРЕС-Са. Ох, как не вовремя… На пороге, в проёме дверей силуэт врага, явившегося извне, а в доме внутренние разборки… Теперь любой уважающий Директора и себя прессер выпустит в убийцу весь энергозаряд бластера, не задумываясь ни секунды…

«А что я здесь вообще делаю?!»
        Макс удивился. Он словно очнулся от забвения, оглядевшись и осознав, в какое бездонное дерьмо с лёту воткнулся.
        Его мгновенно затопил мыслепад страха. Но при всём при этом часть его мыслепотока оставалась совершенно обособленной, не бурлила и не ревела. Убивать его никто прямо сейчас не станет, по крайней мере до тех пор, пока они не узнают координаты Нужного Места, а то, что он владеет слишком ценной информацией, они уже в курсе. Следовательно, быстрая смерть пока не грозит, а вот что грозит, так это смерть медленная и жутчайшая… Всё это пронеслось у него в голове по отдельному руслу, а в руках уже был скорчер, который (он знал это, знал!!!) и вправду обнаружился в потайной нише стола, а ещё спустя мгновение часть внешней стены кабинета превратилась в пар. Не дожидаясь, пока горячее облако хоть чуточку рассеется, он, рискуя получить ожоги, ринулся в образовавшуюся дыру.
        Очень своевременно.
        В кабинет уже скользили тёмные силуэты. Через окна, двери, сквозь потолок, даже из-под ковра, кажется…

«Только бы добраться до катера, только бы добраться до катера…»
        Мысль на бегу колотилась о внутренние стенки черепа. Откуда он знает, где этот катер, бегущего не интересовало, главное, что знает, ГДЕ.
        Он мчался по направлению к берегу острова, а за ним мчались чёрные тени. Началась охота на него, и проснувшиеся в нём звериные инстинкты делали этот процесс ещё более похожим на настоящую охоту. Самую захватывающую из всех охот, всем охотам охоту.
        На человека.
        Не поворачиваясь, на бегу, он вскинул скорчер на плечо, жерлом испускателя назад, и выпустил очередь разрядов по своим преследователям. Сзади что-то рушилось, трещало, его обдало волной жара. Обожгло плечо… Отвлекаться на боли некогда.
        Он не выскочил на берег. Ни в коем случае! Он побежал вдоль кромки дождевого леса, в паре шагов от края песка. Он слышал шум настигающей (вот-вот догонят!!!) погони, но ломился напролом сквозь растительность, - на открытом пространстве его «снимут» тотчас же… И метрах в ста поодаль, за приметным раздвоенным стволом пальмы, его мучения были вознаграждены.
        С разбегу вскочил он в ожидающе распахнутый люк кабины. Флайер выдвинулся из подземного бункера, флайер ЖДАЛ.
        Запрограммированный на активизацию режима готовности, флайер мог впустить только того, кто прибежит со скор-чером, в рукоять которого встроен опознавательный маяк.
        Хозяин дома не был любителем.
        Профессионал всегда первым делом сооружает пути отступления. «Потайные ходы» прочь из дома…
        Машина форсажно взревела и взлетела мгновенно, с многократным ускорением. Хозяин острова всегда предвидел нечто подобное, он вообще всегда был готов к возможным атакам противника… Но, увы, сегодня враг ухитрился проникнуть незамеченным. И ударил в висок…
        Зато ГОСТЮ пригодился один из путей отступления хозяина. Не то слово!
        Бывшему гостю необходимо было уходить в небо над океаном, а там - как судьба распорядится… Но о том, что впереди поджидает, думать время настанет целую минуту спустя.
        Сию минуту: время МСТИТЬ. Прощальные залпы.
        Вот вам, вот вам, гады! Вот вам! Будьте вы прокляты!!! … Несколько минут спустя совершенно очумевший Макс вопросил у себя: «ЧТО ЭТО БЫЛО???» - и растерянно огляделся по сторонам. «Я же всего-навсего хотел поговорить с главным прессером… рассказать, что удалось найти храм…»
        Внизу проносились безбрежные волны океана. Вокруг и сверху свистел воздух. Далеко позади в голубое небо вздымались клубы густого, чёрного как вакуум дыма.

- Что это было? - переспросил себя Макс. - Куда я попал? - и повернул голову, чтобы вновь посмотреть вперёд… последнее, что он успел увидеть, было ярчайшей, словно солнце в полуденном зените, ВСПЫШКОЙ.
        Солнце рухнуло с небес точнёхонько на колпак флайера.
        Пункт двадцать первый
        МИР: ЧЕРТ ЗНАЕТ ГДЕ
        (дата: и только ему же известно, когда)


        ОН


        Заранее застонав, в предвкушении сильнейшей боли, Макс попытался сесть… Странно, боли не было. Ни сильной во всем теле, которую он ждал и к которой был вроде бы готов, насколько к этому вообще можно подготовиться. Ни боли в сожжённом плече, которое, похоже, профессионально подлечили. Даже голова не болела, и этот факт вообще был из области фантастики.
        Голова была ясной и чистой и хранила все необходимые воспоминания. Сумев приподняться, он сидел на узкой, военного образца, койке и вспоминал последние события, которые, надо отдать им должное, исчезать в глубинах беспамятства и не намеревались.
        Он нёсся на полном вперёд, прочь от острова, удирая во флайере шефа… к Генеральному на приём он явился, чтобы рапортовать о выполнении задания… но Директора убили сектора Ямы, заклятой вражины человечества, его же, лучшего спецагента прессеров Макса Отто по прозвищу «Эмберг» - хотели подставить… свершилось самое страшное, самое отвратительное - нити Секты проникли внутрь ПРЕС-Са, опутали высшее руководство и удушили Гендиректора. Потому что склонить САМОГО - им не светило ни в коем случае! Величайший борец с тоталитаризмом просто НЕ МОГ окончить свою жизнь столь бесславно…
        Уцелевший спецагент Макс оторвался от погони, оставив позади разгромленных адептов вражины, но… лоб в лоб ему внезапно выскочил из поднебесья орбитальный истребитель и остановил побег радикально и решительно, прямой наводкой влепив импульс в колпак.
        И вот Макс очнулся.
        И обнаружил, что валяется на койке.
        Комнатка оказалась миниатюрной. Две узкие откидные койки, откидной же столик, стенной шкафчик для одежды. Ни санитарных удобств, ни грана комфорта. Только самое необходимое.
        В дверь негромко постучали. Стучатся - значит, не тюрьма?..

- Да, - тоже негромко отозвался Макс.
        Дверь неторопливо отодвинулась, вошёл невысокого роста худой парнишка лет двадцати, никак не старше. Серый простенький комбинезон, серые ботинки, серая шапочка без козырька, этакий куполок. Ни эмблем, ни знаков отличия.

- Я пришёл за вами. У нас скоро переход… в это время необходимо находиться в специальном устройстве.

«Ага, значит, это звездолёт… А что означает эта маленькая пауза в сообщении?»
        Парнишка выжидающе смотрел на Макса живыми, быстрыми карими глазами. У одурманенных секторов глаза мутные, «нездешние»… странно. Неужели МИССИОНЕР собственной персоной?! Первый ЖИВОЙ месер, который скрестил взгляды с живым прессером… Историческая встреча!

- Да, конечно…
        Макс поднялся. С удовлетворением ощутил, что не качается и голова у него не кружится. Чудеса! От такого удара в голове должны были извилины разгладиться, а стенки черепа сморщиться.
        Одежда из шкафчика оказалась впору, точно по размеру. Захватили специально для него?.. Почему нет? Если они сумели вычислить тайную резиденцию Гендиректора, сумели захватить его самого… Отчего бы им не прихватить комбезик по размеру?

- Что ж, смокинг в порядке, можно и на бал, - сказал он неестественно весело. Но шутка «не прошла».

- Пойдёмте.
        Ни тени улыбки на личике месера. «М-да-а. Если верно утверждение, что чувство юмора последним оставляет человека, то ЭТОТ, похоже, - нелюдь стопроцентный…»
        Глаза у парня бегали, а вот «мимика лица» - оставалась застывшей, полностью неизменной. Словно не лицо у человека, а неподвижная, выполненная в форме лица маска, сквозь которую пробивается живой взгляд…
        Они вышли в узкий коридор, прошествовали по нему, мимо тянущихся с обеих сторон верениц дверей, и попали в большой круглый зал.
        Помещение очень напоминало спальную комнату детского сада, только вместо кроваток концентрическими окружностями стояли сферические прозрачные «аквариумы», наполненные жидкостью. Ровно такого размера, чтобы вместить взрослое человеческое тело в «позе эмбриона».
        Именно человеческие тела в них и содержались. В упомянутой позе. Много. Женские и мужские. Чёрные, розовые, белые, смуглые, шоколадные, лимонно-жёлтые, красноватые… Десятки, если не сотни. «Ничего себе коллекция подобралась!»

- Вы не хотите задать вопросы? - спросил кареглазый парень; пока Макс пялился, он отошёл к одной из немногих пустых ёмкостей и теперь чем-то там манипулировал.
        А вы ответите?
        Вы правы. На базе с этим справятся лучше.
        Значит, мы летим на базу?

- Мы не летим, мы… э-э, перемещаемся. На базу, да. «Сплошная "техногенка" кругом… средства ПРЕС-Са, а не Секты. Яма использует машинерию только в исключительных случаях, «трофейную»… Ещё Избранные не прочь побаловаться «биогенкой», между прочим. Но и машин не чураются».
        В таком случае я потерплю.
        Вы можете пока раздеться.
        Уже?
        Уже.
        Стоило одеваться?
        Никогда об этом не думал.
        Правда?
        Пока они так вот «по-дружески» болтали, Макс разделся.
        Готовы?
        Похоже на то.
        Забирайтесь внутрь, затем постарайтесь принять позу… вы видели, какую.
        А дышать?
        Будете дышать водой.
        Я не смогу.

«Куда ж это нас зашвырнёт, если такие хитрые подготовительные мероприятия нужны… даже представить невозможно! Точнее, что угодно представить можно. Вплоть до того, что это не звездолёт, а… миролёт какой-то. Сейчас ка-ак за-проторимся в параллельную Вселенную… или перпендикулярную?»
        Сможете. Когда закончится воздух, вы сделаете рефлекторный вдох. Совет: перед тем как капсула наполнится, выдохните всё из лёгких, иначе остатки воздуха могут доставить вам… неприятные моменты. Убить вас это не убьёт, но настроение подпортит.
        Спасибо за заботу.

«Какого чёрта он постоянно делает паузы?! Такое ощущение, что текст ему проговаривают в ухо, чтобы он мне передавал его, и время от времени случаются помехи трансляции…»

- Кстати, биоактивная среда по ходу корректирует здоровье. Так что считайте, что вы… в санатории на водах.

«В санатории на водах…» Ну и ветхозаветная фразочка в устах… э-э, военного пилота? ? Услыхав этот архаичный оборот, Макс почему-то моментально успокоился и без внутренней дрожи улёгся на дно саркофага. ВСЁ ЭТО БРЕД. Он просто треснулся башкой и валяется без сознания, а подсознание выдаёт глюки на полный вперёд. Или помер уже, и это - чистилище. Помоют сейчас вот, дыхание сопрут окончательно, и - дальше по этапу отгрузят… ПЕРЕМЕСТЯТ.

«Блин, а мне казалось, что черти рогатые и свиноры-лые… у этого вьюноша вполне симпатичная физиономия человека».
        Крышка опустилась, и начала поступать «вода». Она заполняла капсулу вертикально, снизу, словно лекарство цилиндр шприца. Вот только поршня не видать… Когда же уровень поднялся к голове, Макс выдохнул весь воздух. Вода была приятно тёплой и немного «мягкой» на ощупь и вкус. Несмотря на все доводы разума, что убить его могли и менее хлопотным способом, снова вдохнул он только после того, как в глазах появились круги от нехватки кислорода… Никаких ощущений. Абсолютно! В точности так же дышится воздухом. Разве что лёгкое покалывание по всему телу, но это даже приятно.
        Макс даже немного вздремнул в этой гидромассажной ванне. Надо же, поспал после смерти… Проснулся он, когда вода начала спадать. Было немного прохладно. Опять же, переход дыхания с воды на воздух свершился, можно сказать, незаметно. «Привыкаю, блин…»
        А нашим прародителям для этого потребовались миллионы лет, - сказал он вслух.
        Я вижу, переход не доставил вам неудобств, - сказал всё тот же парень, когда
«саркофаг» открылся. Серые одежды были на нём, при этом - совершенно сухие. «Ага, а ЕМУ не надо было, значит, перемещаться внутри банки? Вот ЧЁРТ…»
        Ничуть. Было даже приятно. Намного легче пересекать гиперпространство, чем в сухом виде.
        Мы… не пересекали упомянутое вами пространство. Не пытайтесь… вынудить память приписать происходящему несвойственные характеристики.
        Он помог Максу выбраться из саркофага. «Заботливый какой… а ручки у него в перча-аточках, однако. Будто это ОН боится от меня заразиться, а не мне должно опасаться склонения…»
        Можете не одеваться. Всё равно в буфере будет душ со сменой белья.
        Предосторожность?
        Нет. Просто если эту воду не смыть…
        А внутри?
        Что?
        Изнутри её не вымыть. Я же… э-э, глотал. Или будете промывать желудок с лёгкими?

- А… там-то всё в порядке, не беспокойтесь. Горячий душ основательно помог, а новое бельё было приятным на ощупь, гладеньким. «Где это я?! В раю уже?»
        После душа его провели в шикарные апартаменты, светлые, просторные, обставленные удобной мебелью. Там никого не было, и он устроился на удобном диване. «Интересно, а что сейчас с теми ребятами, что в соседних аквариумах скручивались?» Когда Макс пробудился после ПЕРЕМЕЩЕНИЯ, часть прозрачных банок была пуста. Примерно половина. Но никого «прямоходящего», кроме себя и «гида», он не видел. Только двоих…
        ТРЕТЬЕГО он увидел буквально в следующее мгновение после того, как парнишка покинул помещение. Новый незнакомец был худым и высоким. С виду старше, лет сорока. С первого взгляда его невозможно было причислить ни к одной расе. Одет третий был в такую же серую униформу, как и Макс.
        Здравствуйте, Максим. Надеюсь, вы ничего не имеете против этого имени?
        Ничуть. Здравствуйте… э-э…
        Извините, но моего имени вам знать не следует. Да оно вам и не скажет ничего. Я мог бы придумать псевдоним, но не желаю множить сущности сверх необходимого.
        ЭТОТ говорил без запинок. Или суфлёрская связь здесь (на базе?) была получше, или обходился своими силами для предварительного «написания» текста. Но лицо у него было точно таким же «каменным», как у парнишки. Кого-то напоминали Максу эти лица-маски… У кого же он видел подобное сочетание - полное отсутствие выражения и живые, шустро бегающие глаза… нет, не вспомнить.
        Выдержав вопросительную паузу (вопросов и замечаний Максим не высказал, сочтя, что умнее всего - помолчать и послушать), высокий продолжил:

- Я покажу вам кое-что. Потом и поговорим, если вы не против.
        Максим молча кивнул, и посреди комнаты возникла проекция. -… выводы предварительного расследования подлого теракта, - произносил сдавленный, как бы сдерживающий рыдания дикторский голос за кадром; видеоряд демонстрировал горелые развалины хижины и обугленные стволы тропических деревьев, - совершённого вражескими адептами, позволяют однозначно утверждать, что целью коварного удара секторов был обожаемый всеми гражданами Метафедерации Гендиректор Противорелигиозной Спецслужбы. Покушение не удалось, но жизнь любимого руководителя висела буквально на волоске… В совершении этого преступления подозревается бывший спецагент противорелигиозной службы, один из приближённых Генерального, некто Анатолий Григорьев по прозвищу Муравьед. По имеющимся у нас данным, примерно в начале зимы он вступил в античеловечную связь с Ямой, результатом чего стало сегодняшнее нападение. Этот убийца крайне опасен. Любого человека, способного помочь следствию, просим связаться по адресам таким-то… или по спецномеру «439».
        Появились сетевые адреса, прописанные багровым колером. Багровость сочилась, от неё отрывались капельки и медленно падали вниз… На фоне крайне уголовной физиономии Макса, выпучившей водянистые голубые глазки и вздыбившей соломенную шевелюру, истекающая кровавость смотрелось эффектно, ничего не скажешь. О том, как Максу удалось уйти от преследования, не было сказано ни слова. Но главное, главное
- покушение НЕ УДАЛОСЬ! Генеральный жив!!!
        Дальше подробно излагается биография спецагента Григорьева. В общем, теперь Муравьед - враг номер один всех метафедератов, - сказал высокий безымянный собеседник, мановением руки стирая проекцию.
        А кто это такой? - спросил Макс. - Почему меня называют этими ФИО? Мой оперативный псевдоним - Янтарный, а не… как там его, Муравь…
        Вы не знаете?
        Понятия не имею. Что вам надо?
        От вас? Лично мне ничего.
        А не лично вам?

- Понятия не имею. Мне говорят, я выполняю. Вот, собственно, и всё.

- И что вам сказали по поводу меня?

- Перехватить, вытащить и переместить в безопасное место.
        Взамен?
        Ничего. По крайней мере пока.
        Возможно, это сказывается трудное батрасталльское детство и всё такое, но мне с большим трудом верится в бескорыстную помощь такого масштаба.
        А никто и не говорит о бескорыстии. Просто вы сами великолепно выполняете всё, что от вас требуется.
        Думаете, я вас на хвосте притащу в…
        Я не думаю. За это мне… - он впервые запнулся, - не платят. Я исполняю.
        А вы делаете только то, за что вам… - Макс намеренно тоже сделал паузу, - платят?
        На службе да. Это помогает сохранить жизнь и психическое здоровье. А мне без этого никуда. Даже не знаю, к счастью или к сожалению.
        Какие у вас намерения относительно меня?
        Ничего особенного. Сначала провести с вами некоторое… время, а потом доставить, куда пожелаете. Когда станет возможно вернуться в ваше мир… в сеть миров.
        Домашний арест за скоростной опасный пролёт над судоходной акваторией?
        Называйте как хотите.
        Вы уже составили программку моего отдыха?
        Надеюсь, вы играете в шахматы? «Что-о-о?! Ничего се поворот сюжета…»
        Играл когда-то, - осторожно ответил Макс.
        Не скромничайте, Максим. У вас такой интеллект, что вы без труда отделаете кого угодно.
        Это не интересно. Шахматные вариации, при всей их… э-э, якобы бесконечной вариативности, на самом деле скованы клетками и ходами.
        Другая игра? Выбирайте.
        В слова. Один на один.
        Договорились.
        И ещё…
        Слушаю.
        Чем это меня там по колпаку шарахнули?
        А… Это наше любимое оружие. Понравилось?
        Не распробовал. Очень, очень быстрая пища.
        Ничего. У вас ещё всё впереди.
        Наверно, это должно звучать оптимистично?
        Вначале надо определиться, что есть оптимизм… Кстати, всё хочу спросить. У вас должна была при себе… иметься такая небольшая серебряная штучка. На цепочке, и с камешком. Вы потеряли её?
        Не было у меня никаких штучек на цепочке. - Искренне недоумевая, Макс пожал плечами. - С чего это вы взяли…
        Имеются основания взять… впрочем, не будем сейчас об этом. Вероятно, необходима проверка. С целью исключения погрешности.
        Пункт двадцать второй
        МИР: НОВЫЙ БОЛЬШОЙ КИЕВ
        (дата: ноль девятое ноль второго тысяча сто тридцать девятого)


        ОНИ
«Солнце» терпеливо дожидалась Макса Отто Эмберга в космопорту имени Бориса Штерна.
        У этой метафедеративной планеты имелся ещё один кос-мопорт, имени Бориса Поля, и Макс по прибытии оказался вначале именно там. Потому что узловой мультипорт, на вокзал которого он вышагнул со столичного центрального, располагался в непосредственной близости. Совмещён, можно сказать.
        Можно было использовать местный проход - и шагнуть, но Эмберг обошёл «пригородные кассы» стороной. Хватит, нашагался… Рейсовый стратосферник перебросил его из экваториальной зоны в умеренную. В салоне было немного пассажиров, но Макс Отто был рад, что хоть кто-то в этом мире разделяет его антипатию к мультипроходам.
        Полчаса параболического полёта он просидел, снедаемый одной-единственной мучительной мыслью: «ЧТО ЭТО БЫЛО?!»
        Он всё никак не мог разобраться, что с ним произошло. Полномасштабный галлюцинаторный припадок, или ВЗАПРАВДУ?..
        Об этом он думал с момента, когда ОЧНУЛСЯ в той же самой точке, с которой начинался невероятный тур «на остров и далее по восходящей» - непосредственно перед арками проходов внутреннего сообщения, - развернулся и отправился восвояси, НЕ шагнув на песок… Никто на него не показывал пальцем, никто не вопил: «Это он, это он! Держите Муравьеда! Убийца!!!». Вообще ни единая встречная персона не обращала на него особого внимания. Исключая всегдашние, привычные взгляды женщин, западавших на сексапильного блондинистого мэна… Он вернулся в вокзальную зону ново-большекиевского направления и сделал шаг В СТОРОНУ от столицы Метафедерации.

«Надо держать себя в руках и виду не подавать, - принял он тактическое решение; покинул стратосферник и взглядом отыскал на поле знакомый силуэт яхты, - мало ли что в жизни случается. Ну, поплыло в голове маленько…»
        Стратегическое решение откладывалось до лучших времён.
        Вернулся! - Эллен кинулась ему на шею с воплем радости, точно он не трое суток («А где ж это я шлялся столько?!») пропадал, а тридцать три года.
        Она тут с ума чуть не сошла, - сообщил Японец, - такое впечатление, что это не ты, а она побывала во всех тяжких.
        Самой в тысячу раз легче!
        Тогда бы с ума сходил он.
        На Эли действительно было страшновато смотреть. За считанные десятки часов она осунулась и похудела, словно перенесла в его отсутствие какую-то очень серьёзную болезнь. С виду она состарилась на несколько лет. Будто во время его отсутствия ей было нечего есть и пить, нечем дышать, незачем жить… словно только его присутствие в непосредственной близости - питало её энергией жизни.
        Ну что ты, маленькая, я жив, здоров, со мной всё в порядке… кажется, - приговаривал он и гладил её по голове; таким тоном разговаривают только с детьми.
        В порядке? Ты уверен? Как прошла встреча?
        Встречи не было.
        Чья заслуга? - жадно вопросил Японец.
        Я передумал. Не вижу смысла.
        Во-от, что и требовалось доказать… долгонько же ты передумывал.
        Главное, я вернулся.
        Хорошо хоть, не притащил за собой толпу гончих. А то, глядишь, заявился бы врагом Метафедерации номер один, волоча на хвосте весь ПРЕС-С…
        Макс Отто вздрогнул.
        Я - вторым номером. Первое по праву занимают избранные и коллективные сущности, в том числе ты. Давно уже удерживаешь это звание, правда, никто из Метапарламента ещё не додумался до того, что это может быть кто-нибудь вроде тебя.
        Теперь додумаются, - утешился Японец, - слишком часто я с тобой рядом мелькаю.
        А по чьей милости? Сусанин ты наш…
        По милости всевышнего, не иначе. Кто ещё мог заварить такую кашу не на просторах воображения, а в реале.
        Всевышний - это кто? - спросила Эллен. - Творец или Разрушитель?
        Спроси чего полегче.
        Если доживу, пойду на пенсию. Ну их всех на… - Макс громогласно, на всю кают-компанию «Солнца», объявил известный всем трёхбуквенный адрес.
        И правильно, - поддержал его Ошима-сан, - будете в гости захаживать, а если всё сложится, то и с детишками.
        Ну разве что с детишками… зайду, зайду.
        Обещаешь?
        Поклясться на конституции?
        Ещё чего! Обычно после таких клятв все так и норовят соврать или ещё какую пакость устроить.
        Человек слаб… Ладно, какие вы напланировали планы, стратеги, пока я строевыми упражнениями, шагистикой пробавлялся?
        Купаться и спать. Пункт ноль, по умолчанию.
        А потом? Пункты первый и далее по списку…
        Потом будет потом.
        Потом мы летим домой, - устало сказала Эли.
        К кому? - поинтересовался Эмберг.
        Ах да, извини… - спохватился Такеши Ошима. - Мы тут экспедицию организовали. Наладили контакт с другими Избранными. Коммуникацию с ними оказалось нелишне возобновить, пока ты… э-э, отправился терактами пробавляться, а вместо этого вернулся пацифистом полным. И что ещё важнее, Эли нащупала, как выйти на опосредованный, без соприкосновений, контакт с Я-Мы.
        Ну что ж, пора дары пиэкстсрититу принимать и обещанную вечную жизнь на себя примерять… прессером побыл уже, хватит.
        Что?
        Меня прельщает карьера тройного агента… или четверного? Слушай, Так, а бывают четверные и больше? Тет-ра… грамматоны, ха. Ты не думал, как у них память не за-далбывается отличать, кого из работодателей какой именно дезой пичкать?
        На самом деле агент, служащий не только в «родной» конторе, но и ЕЩЁ У КОГО-ТО, работает исключительно на себя. Бескорыстные идеалисты пашут за символическое жалованье исключительно полюшко, выделенное командирами.
        Во! Это про меня. Я бескорыстный, идеалистичный пацифист. Нот воо! Мэйк лав![Нет войне! Твори любовь! (англ.) - жизненные принципы приверженцев хиппизма.] Хомо хомини деус эст![Человек человеку бог! (лат.).] Что это с тобой, милый?!
        Истерика. Докатился, на поклон к врагам рода человеческого спешу…
        Враг врагу рознь.
        Авэ, Цезарь, моритури те салютант… То бишь: Эй, главный бородач на трибуне, идущие на смерть приветствуют тебя. Когда стартуем, неразлучные мои? Сдаётся мне - валандаться не надо бы. Не ровён час… вдруг рокировка, то, сё, и наше законное поле займут фигуры королевской важности. Вышибай потом эту ферзятину за пределы собственного участка недвижимости. Моя клетка - моя крепость.
        Пункт тринадцатый снова
        МИР: КЛОНДАЙК
        (дата: ноль девятое ноль второго - ноль третье ноль третьего тысяча сто тридцать девятого)


        ОНИ


        Куда мы попали? - вырвалось у Макса, когда они выбрались из яхты наружу. - Мне кажется, или где?
        Или. Тебе не кажется. Не крестишься же…
        Ни фига се! Это же порт Клондайк!
        Почему нет? Враг-то общий. - Эллен ободряюще похлопала его по плечу. - Любой союзник не лишний. Даже…
        ОПЯТЬ. Вот блин. Наше человечество испытывает желание объединиться, только когда внешний враг… Нет чтобы всем миром потолковать, взаимопонять… Общие интересы на войне замыкаются. Может, мы действительно милитаристские маньяки и думаем о войне круглосуточно, зациклены? Такого мнения о нас люди иных рас. Не зря?
        Мы - много чего думают. И Я тоже. Но сейчас главное, что по этому поводу думаешь… ТЫ.
        Я?
        Ты.
        Они словно бы переместились на несколько сот лет назад, в прошлое, в эпоху великих астрографических открытий. Эру великих начинаний. Ну и, куда денешься, великих войн… То была не первая волна космической экспансии землян, но - масштабнейшая. Мультипроходы сплетали планеты в новообразованную СЕТЬ МИРОВ. В те десятилетия повсюду царила подобная кипучая деятельность.
        Сейчас клондайкский порт невозможно было узнать. Былые запустение и разруха сменились лихорадочной активностью. Везде сновали роботы, деловито кружили флай-еры, погрузчики, словно рабочие муравьи, развозили груз по норкам отремонтированных складов. Повсюду велись строительные работы. Умирающий мир в считанные недели ожил и на глазах превращался в настоящий индустриальный рай.

- Что это с ними случилось? - прошептал Макс. Он растерянно скользил взглядом по окрестным индастриал-пейзажам и не мог понять, ЧТО произошло с секторами? Яма смертельно заболела?! У неё появилось противоестественное желание - не только духом святым жить, но ВО ПЛОТИ существовать?..
        Секта ведь предпочитает ДРУГИЕ пути, отличные от техногенных…
        Здравствуйте. Мы рады вас видеть. Как вам приготовления? - подскочил к ним сектор (или конгломерат секторов), в данный момент «образумляющий» тело мужчины средних лет. Недавно склонившегося, ещё не отощавшего живчика. В тёмном
«индивидуалистичном» прошлом людей такой категории до самой старости зовут по именам. Например, Билли, Лёха, Воха, Джо или Саша. Никаких «отчеств» и «мистеров».
        О чём это он… они? - спросил у Эллен Макс. Уверенность, что вопросы по поводу Секты нужно задавать ей, а не Японцу, взялась неведомо откуда. Но - взялась. Почему-то он был уверен, что Эллен - крупный спец по Яме.
        В частности - о предстоящей экспедиции. А в общем и целом - оборонительные мероприятия. Мыслящие нити, так сказать, коллективное «Я» сверхсущности, намерены защитить Я-Мы и заодно всё остальное человечество. По этому поводу даже свёрнуты акции протеста против запрета свободы совести и вероисповедания, проводимые на территории Мета-федерации. По этой причине признано целесообразным использование накопленных ресурсов памяти, ранее относившихся к категории пустых воспоминаний. Так называемые инженерно-технологические знания.
        Быстренько они перекрасились, я погляжу… запахло жареным, и куда только пресловутое свободолюбие подевалось…
        Мы ваш помощник, водитель и секретарь в одном флаконе. Также хранитель… э-э, охранник. Для удобства зовите нас Коннор.
        Зовитесь как хотите, только обниматься не лезьте, - проворчал Макс. - У вас в раю есть местечко, чтобы бросить усталые кости?
        Что? А, это юмор… Как пожелаете.

- Лично я пожелал бы отдохнуть. Это странно звучит для вас, бессмертных, но мы, слабые смертные, подвержены простым человеческим соблазнам. Даём отдых телам, к примеру… чтобы не износились преждевременно.

- Просим следовать.

«Следовали» на своих двоих. Позаботиться о транспорте хозяева не додумались. Видимо, ЭТО воспоминание из категории пустого, забивающего голову мусора ещё не перевели.
        У нас в багажнике «Солнца» суперский кар, - прокомментировал Макс Эмберг. - А мы им ни разу не пользовались. На кой ляд было таскать с собой крутой везделёт, если он ни разу не грязнил брюхо о почву иного мира?
        Вероятно, его звёздный час впереди, - заметил Оши-ма-сан. - Как говорил один древний мудрец, каждому скор-черу рано или поздно суждено выстрелить.
        Этот скорчер явно заждался давящего на спуск перста судьбы.
        Пробираясь к «зоне отдыха», они несколько раз чуть не угодили под ноги промышленным роботам. Строители вынужденно включали аварийные сигналы, злобно зыркали на прохожих своими красными видеосенсорами.
        Да, забыл спросить. А что это за… э-э, частная экспедиция? Каким боком это к нам прислоняется?
        Впритык. - На этот вопрос ответил Японец. - Это НАША экспедиция. Мы летим в… ТУ САМУЮ ТОЧКУ.

- Мы или… МЫ?
        Всех понемножку. Я вот, к примеру, вхожу в состав от Равновеликих.
        Так Я-Мы зовёт Избранных, - сказала Эллен. - У хозяев Клондайка в лексиконе много терминов, отличных от… общепринятых за пределами сверхсущности.
        За пределами - уже не ОБЩЕ. - Макс изо всех сил держал себя в руках (где наша не пропадала!), но чувствовал, что ручонки дрожат, дрожат ручонки-то…
        Итогом экстремального похода по стройплощадке явилась остановка у комплекса зданий, чем-то напоминающего мотель. По крайней мере снаружи гляделось мило. Маленькие коттеджики, клумбы, газоны, в перспективе просматриваются аллеи, к востоку - лес, настоящий лес с настоящими дикими зверями. Их здесь никто не трогает, никто не убивает - живи не хочу! Ветхозаветные «гринписовцы» пачками в Я-Мы вливались бы…
        Связь здесь не в чести. Терминалов у встречных тел не замечено. Коммутироваться меж собой, с кем надо - можно и без электронных игрушек… В двух шагах от выделенного домика озеро, настоящее чистое озеро, в котором можно купаться, не бассейн, не искусственный водоём, а настоящее озеро. Фантастика. Экосистеме Клондайка на пользу владычество Секты. Хоть чему-то ХОРОШО…

«Совет комиссаров» представляли несколько тел. Разумов в них было наверняка на порядок больше, но толпу хозяева решили не собирать. Вполне хватит десятка носителей. ИТАК - ВСЕ ЗДЕСЬ.
        Трёхсторонний «саммит» состоялся прямо на газоне у коттеджа.
        Я-Мы выставили только одно условие. Непосредственное присутствие в ИСКОМОМ МЕСТЕ.
        Взамен Я-Мы обязуемся не пытаться вас устранить, - сказал «Билли».
        Попробуйте только… - буркнул Макс. - Устранятели выискались.
        Что с тобой? - спросила Эллен, беря Макса за руку. - Кажется, тебя что-то беспоко…
        Нет… наверное. До тех пор, пока не попадём в нужное место, нам ничего не грозит. Они перед нами стелятся, потому что им некем нас заменить. Но потом… Знаешь, я не хочу пополнить список святых или героев-великомучеников. Не герой я, просто… оказался в нужное время в нужном месте. Но людям я действительно зла не желаю… ВСЕМ людям, кем бы они ни были. Счастья для всех, даром, и чтоб никто не ушёл обиженным… в этой формулировке есть что-то головокружительное, заманчивое. При всей её сугубой наивности, весьма далёкой от реальности.
        Может быть, именно поэтому ТЕБЯ никем и не заменишь… - прошептала Эллен.
        Ну, я бы не делал столь самоуверенных заявлений, - вставил Ошима-сан. - В нужное место и особенно в нужное время ещё попробуй попасть… это даже не запределье, это гораздо дальше. Будь иначе, разве вступили бы мы в союз с главными конкур…
        Я-Мы за конкуренцию здоровую, - перебил спикер Я-Мы «Лёха». - Соревновательную, по крайней мере. Тогда как… эти бешеные МЫ - вышли на беговую дорожку, нашпигованные допингом. Никакого понятия о спортивной чести.
        Милый, пойдём искупаемся, - попросила Эллен. - Всё уже решено, нет смысла терзаться.

«А почему бы и нет? Наслаждаться текущей минутой бытия и сознания, не ломать понапрасну голову над тем, что было, что будет… минута ведь так быстротечна! - подумал Макс Эмберг. - Возможно, это и есть наилучший способ решения философских проблем. Всё равно мои нравственные метания ни к чему не приведут, изменить я уже вряд ли что сумею. Всё давным-давно предопределено, судьба выстроила цепочку событий и втравила меня в историю. Без меня - меня женили…»
        Он даже не подозревал до этой минуты, насколько стосковался по тихой домашней жизни. Вся его невостребованная осёдлость обрушилась на душу яростной лавиной. Он больше не хотел никуда ходить, не хотел ничего делать. Только лес, только озеро, только любимая женщина… Оказалось, что прихотливая судьба приготовила им подарок в виде компенсации за «отсидку» в пещере. Настоящий медовый месяц. Почти три недели ничегонеделания… Насколько всё же человек ЛЕНИВОЕ существо. Только дай ему волю, устроит пикничок на первой попавшейся полянке, повалится в травку и будет валяться, блаженствовать… пока не сдёрнет его зов судьбы.
        Вернёт на дорогу и погонит, погонит дальше…
        Все дни и ночи, до самого конца календарной зимы, принадлежали им. Если бы им суждено было иметь ребёнка, то родился бы он наверняка в конце осени или начале следующей зимы… Странное словосочетание «следующая зима». Когда живёшь с ощущением, что ЗАВТРА не существует, - почти анекдотичное.
        Такеши Ошима, надо отдать ему должное, практически не попадался им на глаза. Посланцы Я-Мы вначале пытались лезть в личную жизнь, но с момента, когда Макс в сердцах послал их подальше («И не фиг возвращаться до самого дня старта!»), исчезли, как сдуло их Максовым посылом. Он даже немного удивился. Не подозревал, что ЕГО СЛОВО настолько сильно может повлиять. Надо быть поосторожнее в выборе выражений, сделал он вывод. Не то можно доиграться словами…
        Обжалованию не подлежащий, как расширение Вселенной, наступил день старта. Судьба, присовокупив бонус (двадцать девятое февраля), ровно третьего числа третьего месяца года прислала Японца в компании со спикером «Сашкой», он же - хранитель Коннор. Незабвенный Джо, поглядев на такую замену, сказал бы «пару ласковых» по поводу, но выбирать спутника не приходилось.
        Кого Я-Мы соизволили придать для «присутствия в месте», того и взять с собой суждено.
        Кроме них четверых, в экспедиции участвовал «технический персонал», в обязанности которого входили вопросы исправности корабля и все аспекты роботехники, группа военизированной охраны и, разумеется, экипаж.
        Собственно корабль - вот что было нужно от Я-Мы Японцу и Эллен. Чем-то «корыто» это отличалось от всех прочих звездолётов вселенной, и получить его в своё распоряжение можно было, только заключив союз с Ямой. Именно Яма построила его в считанные недели, специально для экспедиции в дальнее запределье. Точнее, ещё дальше.
        Этот факт Макс, далёкий от технических тонкостей, уразумел чётко. Где Секта, ещё более далёкая от технических тонкостей, урвала чертежи такой крутой «посудины», он обязательно узнает вскорости.
        Третьего числа третьего месяца, с наступлением календарной весны, корабль задраил мембраны люков и капитан начал обратный отсчёт.
        В поле зрения провожающих было немного, но за стартом пристально наблюдали мириады разумов.
        А может, только ДВА.

«Секты» и равновеликой ей сущности.
        Пункт двадцать третий
        МИР: ИСКОМАЯ ТОЧКА
        (дата: какое-то время спустя)


        ОНА
- Командовать будете на поверхности, а на борту командир я, - оборвал капитан Эллен, поднявшую вопрос о скорейшей посадке. Так всегда: идёшь, идёшь, позади долгий путь, годы и годы позади… впереди последние шаги, уже цель маячит перед носом… и последняя минута пути - дольше всех пройденных годов вместе взятых.
        Капитан был натуральный индив, и он ничего не хотел слушать о том, чтобы сократить стандартную процедуру. Экипаж состоял из индивов целиком - их привёл Японец, они были слуги Избранных, в отличие от техников и воинов. Капитан понятия не имел, каким уникальным кораблём командует, и установил строгие флотские порядки. Понятие имели только трое посланцев: Эллен, Коннор и Такеши Ошима. Макс честно пытался понять, В ЧЁМ они летят, но не сумел осилить. С милым Максом творилось что-то неладное. Он глупел прямо на глазах, не по дням, а по часам… Точнее, не глупел, а… э-э, переставал придавать значение деталям происходящего. Спокойствие, с которым Макс воспринимал происходящее, уже не казалось философской позицией. Оно смахивало на полнейшее непонимание важности происходящего.
        С ним определённо что-то случилось там, в кристаллической пещере, ошибочно принятой за искомое Место. Не то чтобы Макса подменило, но… это уже был мало похожий на себя бесшабашный «начинающий писатель», который случайно ввязался в свободный поиск, оказавшись на Торхове в судьбоносный момент, когда к нему ПРОНИКСЯ Барракуда… Попробуй останься прежним, превратившись в НОВЫЙ, доселе не существовавший индивид разума.
        ТЫ был полностью закрыт от Эллен, и она не могла пробиться к нему ни во сне, ни наяву… К тому же невыносимо расслабляющее воздействие оказал медовый месяц. Она до такой степени «обабилась» к началу весны, что с неимоверным трудом возвращала умение концентрировать энергию… СЕМЬЯ её игнорировала по-прежнему. Спасибо, хоть не убила. … Словно карусельная лошадка, совершал корабль круг за кругом по орбите. Первичное сканирование. Фаза, предназначенная для обобщения параметров среды. Необходимая перед посадкой на неизвестную планету, здесь она была лишней тратой времени.
        У капитана на этот счёт было своё, полностью противоположное мнение. Эллен начала подозревать, что Японец не просто так нанял этого суперпеданта. Ошима-сан, как всегда, что-то знал, но НЕ делился знанием до конца.
        С орбиты планета выглядела красиво. Голубая, местами укутанная сединой облачности… Когда-то она была полна жизни, зелени и воды. Большую часть территории покрывала чистая океанская вода…
        Теперь это был склеп. Живое напоминание того, на что способен разум в припадке утраты рассудка.
        Зонды вторичного сканирования вошли в атмосферу. Они были похожи на гигантские факелы в невидимой руке. Снизившись, замедлили скорость. Температура, давление, состав воздуха, бактериологическая обстановка… Всё было в пределах земной нормы. Запустили поисковый зонд. Именно он должен был уточнить МЕСТО. Потянулись долгие часы ожидания…
        Наконец, координаты! Небольшой островок, чуть южнее экватора.
        Еще одна, абсолютно стандартная фаза. Снова зонд. На этот раз поверхностная разведка. Вдруг там подстерегают толпы опасностей, о которых небесные гости, наивные, даже не подозревают. А время уходит, и здесь, на финише, оно особенно важно… Наконец-то ритуал исполнен.
        ФИНИШ.
        Вообще-то этот капитан был неглупый человек. Настоящий космический волк старой закалки. И все эти правила выработались и вошли в привычку за годы и годы, проведённые в космосе. В принципе, он прав. За послевоенный период здесь могло произойти всё что угодно. Да и от «нездоровых» конкурентов теоретически можно получить сюрприз нежданный…
        Зрелище удручало. Повсюду в небо торчали полусгнившие остовы когда-то великолепных зданий. То тут, то там рос чахлый кустарник в обрамлении пучков сухой, ржавой травы. Крупные растения здесь просто не сохранились. Только цепляющиеся за жизнь остатки былого великолепия. Когда-то здесь был рай…
        ЧЬЁ СОКРОВЕННОЕ ЖЕЛАНИЕ ПРЕВРАТИЛО ЕГО В АД???
        Ведь именно ЗДЕСЬ когда-то, в СВОЁ время, свершилась реализация чьего-то желания в последний раз. Предпоследнее Исполнение чьего-то сокровенного превратило Ксею в мир нескончаемой войны, постоянно пребывающий в одном шаге от применения
«последнего довода»… Война человеку куда желаннее мира. Горький вывод.
        Один из катеров отделился от корабля и унёс их к острову. С каждой секундой ожидание становилось всё более нестерпимым.
        А под ними в глубокой задумчивости пребывал океан. Ему не было никакого дела до суеты разумных. Всё, что могли, они уже натворили, отравив мир и бросив его погибать.
        Остров был небольшим, круглого абриса, не более километра в диаметре. Жёлтое пятно среди бескрайних просторов грязно-серого, мутного океана. Песок - а остров оказался на сто процентов песчаным - был режущего ярко-цыплячьего цвета, и эта его показная желтизна смотрелась убийственно.

- Когда начнутся раскопки? - спросила Эллен техника, отправившегося вместе с посланниками человечества.
        Через сорок минут. Машины уже в пути.
        Замечательно. Садимся.

- Как скажете, - ответил пилот и аккуратно приземлился. Припесочился то есть.
        Эллен первая ступила на сыпучий грунт острова. Вслед за нею все выскочили из флайера и, проваливаясь по щиколотки, совершили обход безжизненного клочка суши. Абсолютная пустота и единообразие удручали. Вокруг торжествовало небытие во всей своей великолепной ничтожности.
        Объект находится здесь. На глубине пяти метров, - сказал техник, ковырнув песок носком ботинка.
        У меня такое впечатление, что на нас сейчас смотрят миллиарды глаз тех, чей покой мы тревожим своим присутствием, - неожиданно высказался Макс.
        В любом случае им придется нас извинить, - сказал циничный Японец.
        А если они не захотят?

- У них не больше возможности выбирать, чем у нас. Эллен молча смотрела вдаль. Затем подошла вплотную к океану.

- Как поживаешь, дружище? - спросила набежавшую волну.
        Вместо ответа океан вдохнул в неё порцию вселенской грусти…
        Время бежало быстро. На остров один за одним сели несколько грузовых челноков. Охрана, техники, роботы, машины… Все сконцентрировались здесь.
        ЧТО именно будут раскапывать, знали далеко не все. А среди тех, кто мнил себя знающим, не все ведали истинное знание. Но абсолютно всех охватил азарт нетерпения. Скорее, скорее…

«Землеройки» споро принялись за работу. Песчаные струи поднялись в воздух…
        Сколько он будет рыть? - спросила Эллен техника вслух. Чтобы не только она услышала ответ.
        Около часа. Но в непосредственной близости придётся перейти на прецизионный темп.
        Час остался. Всего-навсего. А сколько пришлось ПРОИ-ТИ дней и ночей ДО…
        Пункт двадцать третий
        МИР: ОСТРОВ ЧЕЛОВЕК
        (дата: однажды весной)


        ОН
- Серый… Проснись, Серый… Голос был мягким и вкрадчивым.

- Вставай, Капитан. Ветер попутный, пора поднимать паруса…
        Его словно ударило током. Капитан Грэй, алые паруса… это было так давно и далеко… ИГРА. Детство, Батрасталла.
        Алые Паруса. Девочка, с которой он познакомился, когда им было по шесть лет от роду…
        Некто сидел над ним на корточках (Макс почему-то лежал на песке). Голос незнакомый, роста среднего и среднего же телосложения - не худой не толстый. Лица не разглядеть, в тени оно прячется, лицо-то… Макс сел на песке, поджал под себя ноги и вскочил.

- Пойдём, - сказал некто, прячущий лицо в тени. Он тоже поднялся. Развернулся и устремился к яме, вырытой в песке.
        Он ни разу не оглянулся, словно был уверен, что Макс следует за ним, или ему наплевать, следует ли?.. Все вокруг спали беспробудным сном. Кто где. Иногда приходилось перешагивать через спящих. Макса почему-то нисколько не удивляло ни появление в лагере чужака, знающего подробности о давней детской игре, ни увеличившиеся в несколько раз размеры острова, ни обилие спящих тел, разлёгшихся повсюду. Всё это воспринималось как само собой разумеющееся, по-другому и быть не могло…
        Миновало достаточно много времени, прежде чем они подошли к раскопанной яме. Охраны на месте не оказалось, как не было и самого ОБЪЕКТА, зато в котловане был установлен настоящий шатёр из материала, очень напоминающего расписанный узорами шёлк. Снизу доносилась музыка, а воздух был наполнен ароматом ранней весны.
        Некто подошёл к краю котлована и остановился.

- Мне дальше нельзя, - сказал, - иди ТЫ. И Макс молча «ссыпался» по склону, к самому входу… В шатре парами танцевали полосы теней и пятна света.
        Пахло благовониями. Посреди шатра спиной к нему сидела совершенно обнажённая молодая женщина. Влюбиться можно было и с «тыла». ЕЩЁ БЫ, ТАКОЕ ЗРЕЛИЩЕ… Что с Максом и произошло мгновенно.

- Сядь, - приказала она, не поворачиваясь. Он стёк на циновки неподалёку. Тогда она резко повернулась к нему и посмотрела глаза в глаза.
        Если бы он в этот миг стоял, то рухнул бы как подрубленный. Настолько ужасен был
«фронт»!!! Но не только контрастное уродство испугало Макса. Далеко не… Он узнал, КТО ЭТО.
        Когда он выскочил обратно, Некто, терпеливо поджидавший его возвращения на краю ямы, сказал:

- Теперь ты знаешь, что надо делать. … Макс проснулся резко, вынырнув из сморившей дрёмы рывком, словно его выбросило ударом. Затравленно оглядываясь, он ожидал увидеть все страхи и ужасы вселенной, припожаловавшие в незваные гости. Но ничего особо кошмарного не разглядел… Машины копают, люди ждут. Он, Макс, присевший в тенёк под боком катера, спит… спал то есть. Океан поодаль негромко бормочет… Что это было? Просто сновидение. Странный, тревожный, но всего лишь сон.
        Он устроился на песочке поудобней, готовясь протомиться оставшиеся тягучие минуты… И вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд. Огляделся в поисках смотрящего. И моментально ощутил, ОТКУДА исходит волна. Со стороны раскопанной роботами ЯМИНЫ в песке.
        Взгляд ОТТУДА сначала дотошно осмотрел Макса снаружи, а потом запустил невидимые щупальца внутрь него.
        Долго и внимательно изучал тело, после чего перебрался к разуму. Макс воспринимал вторжение спокойно, как что-то обыденное и каждодневное… Где наша не пропадала! Он чувствовал себя так, словно всю жизнь прожил среди… Ему казалось, что он знаком с ТЕМ, кто смотрит, чуть ли не с рождения, что никуда не уезжал, а всегда был на этом острове. Жил здесь под открытым дружественным небом, разговаривал с океаном, с молодым, живым океаном… Он, Человек, и был этим самым островом, обособленным, но всё равно не способным никуда подеваться… островом в безбрежном океане Вселенной…
        ОНА


        ЧАС ПРОБИЛ.
        Белый куб три на три на три метра; погрешность буквально в несколько молекул. Материал неизвестен, разумеется, спектрографическому анализу не поддаётся. Странно, если бы ЭТО было сделано из обыкновенного металлопласта… Не поддаётся вообще никаким анализам! Приборы просто не «видят» его. Даже температуру объекта не измерить, хотя, казалось бы, что может быть проще. Термометр отказался что-либо показывать. О том, чтобы взять пробу, вообще не могло быть и речи. Поверхность оказалась настолько прочной, что её не в состоянии даже поцарапать бур из самого прочного сплава. Краска, вода… всё стекало с Куба без остатка.
        Ко всем прочим бедам - у объекта не было даже намёка на вход. Ни трещин, ни отверстий, ни выпуклостей… Абсолютно правильный куб, и он просто издевался над ними, демонстрируя полнейшую неуязвимость и недоступность.
        Истинная ВЕЩЬ В СЕБЕ.
        Росло беспокойство. Сначала лёгкое нетерпение, затем нервозность, затем серьёзное нетерпение, теперь уже лишающее присутствия духа. Ожидание становилось нестерпимым. Иногда оно сгущалось настолько, что его можно было практически лицезреть или попробовать на ощупь…
        Эллен, чтобы хоть как-то противостоять давлению ожидания, убрела на берег. Океан манил… Младшая стояла, смотрела вдаль. Смотрела, как медленно дышит океан, поднимая и опуская многочисленные груди волн, и у неё внутри что-то начало… шевелиться в такт океанскому дыханию. Она срасталась с океаном, сливалась в одно целое, превращалась в челове-коокеан, и ей мерещилось - она чувствует то, что должен бы чувствовать бесконечный и безбрежный… Она слышала Голос. Океан говорил с ней, он пытался ей что-то рассказывать о себе, о планете, о Вселенной. Эллен одновременно не понимала и понимала его. Несмотря на то, что язык был ей незнаком, каждое «слово» проникало глубоко в душу, вызывая резонанс. Океан говорил ей нечто очень и очень важное, и она чувствовала, что в нужный момент поймёт, обязательно поймёт, иначе и не было бы смысла… Этот всеобъемлющий диалог чем-то напоминал состояние души, в котором она жила после слияния со сверхсущностью. Состояние, которое она утратила после того, как была изгнана обратно, в индивидуальность.
        С погодой повезло. Было тепло и тихо. И даже ни разу не случилось дождя.
        Момент истины наступил обыденно. Ждали-ждали чуда, а когда оно свершилось, прозевали всё, что только можно было прозевать.
        Когда раздался крик одного из охранников, это была всего лишь констатация. Комментарий, постфактум…
        Куб уже был раскрыт. Часть одной из граней исчезла. Квадрат метр на метр. Чёрное квадратное пятно на белой матовой поверхности. Точно в центре одной из сторон. Если смотреть со стороны океана - обратной. Дальней от воды.
        Внутри белого куба царила темнота, вязкая густая тьма. Тьма, как нечто вещественное, а не банальное отсутствие света, с которым приходится сталкиваться чуть ли не каждый день. Эта тьма, казалось почему-то, имела сознание, она жила своей жизнью и ждала.
        Ждала. ЗВАЛА…
        Первыми отреагировали военные. Несколько чётких команд, и периметр оцеплен решительными организмами с оружием в руках. Часть экспедиции вдруг ощетинились стволами против тех, кто ещё минуту назад был С НИМИ, связанный союзным договором.

- Всем оставаться на местах и соблюдать спокойствие, - веско сказал командир солдат. - По моей команде начать перемещение в сторону берега, прочь от объекта.
        Происходящее всё больше напоминало сцену из какого-нибудь приключенческого сериала. Бывшие соратники, найдя сокровище, перебили друг друга в борьбе за обладание… Но при всей своей «заштампованности» поворот сюжета был не менее реален, чем песок под ногами, вода за спиной и воздух вокруг. Сценаристы всего лишь «слизывают» грани человеческого несовершенства у главного Автора - Жизни.

«Будто бы ты не знала, что будет ТАК», - подумала Она.
        Сюрпризом было бы, случись ИНАЧЕ.
        Краем восприятия она отслеживала отступающее в нескольких метрах левее тело Макса, стараясь не упускать Ты из виду…
        Он тоже был спокоен. Он ЗНАЛ, что придётся перевозчику «платить за доставку».
        Начальник охраны продолжал выкрикивать команды, и взвод тел с оружием в руках, наставив его на безоружных, сгонял их к воде. Цепью, с каждым шагом оттесняя от объекта. СКВОЗЬ цепь, к открывшемуся Кубу, проскользнул лишь один организм. Лёха-Билли-Сашка, «легитимный» посланник Я-Мы…

- Оно утопит нас!!! - крикнул Такеши Ошима, за секунду до первого импульса сообразивший, КТО и ЗАЧЕМ гонит к берегу членов экипажа и трёх отрезанных от Куба посланников.
        ОНО


        За это равновеликий и расплатился первым. Его уничтожили из половины наличных стволов. Мгновенное превращение организма в пар. Второй залп, и в пылающие факелы превратились звездолётчики. Резкий запах горящей плоти. Ещё один залп, подчищающий всех индивов, кто выжил…
        Оно даже не успело уловить мгновение, в которое его ЗАТАЩИЛО. При всей быстроте мысли - не успело. Вот оно со стороны наслаждается расправой, сконцентрировавшись в организме сегмента, исполняющего роль Хранителя, вместилища, а вот - уже ТОНЕТ, захлёбывается, утащенное в океан против собственной воли, вопреки всем планам…
        Непреодолимая СИЛА насильно выдернула его из тела носителя и вовлекла в воду, закипающую от мощных ударов огня. Оно вынуждено тонуть вместе с новым, другим носителем, одним из обречённых тел индивов, участвовавших в экспедиции по настоянию равновеликих. При этом оно вынуждено довольствоваться незавидной участью пассивного наблюдателя. Что хуже всего. Оно, всегда и везде активно влиявшее на сознание, определявшее бытие - бессильно перед ЭТИМ нежданным-негаданным пленением…
        Оно просто ничего не в состоянии поделать. Ни вернуться обратно в сверхсущность, истинным правителем коей являлось с момента появления в этом мироздании, ни овладеть организмом-носителем.
        Какая неосмотрительность! Не следовало ЦЕЛИКОМ, покинув мультисеть, отправляться в экспедицию… не следовало вообще отправляться в экспедицию!!!
        Бросать коллективное сознание и множественное тело сверхсущности без пригляду, по сути, в «подвешенном», на грани комы, ждущем состоянии «ни жив ни мёртв»… Покинуть миллиарды сегментов памяти, прекратив практически все активные действия по завоеванию жизненного пространства, расширению ареала обитания…
        Но куда деваться? Нужное Место располагалось ВНЕ, за пределами мультисетей, и деваться от величайшего соблазна было просто некуда - только ВОВНЕ. Пришлось воплощаться в индивидуальное тело-носитель и составлять «компанию» проводникам. Это первое. И второе: иначе ему не удалось бы ВОИТИ в искомый объект, ведь принимает он только ПО ОДНОМУ телу.
        Исполняется единственное желание индивидуума. Не толпы.
        ОДНОГО человека.
        У толпы, даже скомпонованной в единую сущность, как Я-Мы, - единственного желания быть не может, по определению. «Мы» спутает все карты…
        Для того, чтобы перехватить Оружие и воспользоваться им - Оно и приняло решение индивидуализироваться, БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ.
        Быть «Я». Быть индивом.
        Для реализации своего плана ОНО и позволяло этим наглым ДРУГИМ индивам вытворять всё что заблагорассудится. План реализован - они принесли его прямиком в искомую точку. Настал час избавиться от конкурентов.
        Так подумало оно и отдало приказ боевым сегментам поднять оружие. Нарушить договор, который (при его намеренном попустительстве) заключила толпа, именующая себя «советом комиссаров». Сборище завистников, осмеливавшееся критиковать его решения, пытавшееся влезть к нему в мысли. Позабывшее, кто истинный ХОЗЯИН.
        Но непреодолимая сила вмешалась в исполнение последнего пункта его тайного плана.
        Теперь оно…
        Сконцентрированное в одном-единственном тельце, всемогущее подсознание Я-Мы банально захлёбывается, схваченное намертво каким-то индивидуальным подсознанием! Кто бы мог предвидеть, что СМЕРТЬ будет настолько глупой? Кто бы мог подумать, что сверхсущности, брошенной на произвол, оставленной без руководящей и направляющей мысли СНИЗУ, - грозит прекратить существование в тотальном припадке безумия, раздираемой взаимоисключающими желаниями… Что застигнутое врасплох «старое» МЫ прикажет долго жить не в прямом смысле, а в переносном.
        Только НЕ ОНО.
        А надо было предвидеть.
        ТЫ
…в лёгких носителя почти отсутствует воздух (ни в коем случае не позволить ему всплывать раньше времени!). С костюмом пришлось повозиться. Тяжёлый и совершенно неприспособленный к подводному стриптизу. Но очень быстро и он оказался на дне, уже отдельно от меня. Воздуха оставалось совсем чуть-чуть. Ещё несколько секунд, и телу придётся всплыть, альтернатива - пойти ко дну.
        Эли! Уфф, живая. Чую. Недалеко. Дышит воздухом. Высунула из воды голову своего тела-носителя?..
        Вынырнул почти там, где хотел. В доброй сотне метров правее расстрельной команды. Ползком, как ревматический крокодил, выбрался на берег, прячась за корпусом катера. Сейчас главное - сберечь тело Макса. ПЛЕННОЕ необходимо держать в оковах плоти. Хотело быть человеком - пускай ПОБУДЕТ. Всякому диктатору полезно ощутить на себе ДАВЛЕНИЕ ВЫСШЕИ ВЛАСТИ. Авось призадумается, что ВСЕ СМЕРТНЫ…
        Даже те, кто себя возомнили неподвластными никому и ничему в этом мироздании. Время!
        Пора спасать уцелевших. Негоже бросать на произвол судьбы тех… кто приручены. В ответе за них.
        Надёжно сковать пленного… вот, вот, никуда не денется, божество доморощенное. И тотчас же - мощный спурт мыслей, атакующий налёт в мозги организмов, по инерции палящих в кого ни попадя. Эй, ребятки, послушайте совета профи: мочить надо прицельно, экономно, энергию зазря не расходо… Ага-а, точно, давайте, давайте! ДРУГ В ДРУГА! НАПОВАЛ. ВСЕХ.
        Тело, служащее носителем разуму Эли, обнаружилось на самой кромке суши. Нижняя половина находилась в воде, верхняя уже выползла из… пены морской.

- Венера моя ненаглядная. - По моему приказу тело Макса бросилось к телу Эллен, перескакивая через трупы. - Жива-ая…
        МЫ


        Не дож… дутся… - прошептала Она, когда мужчина подхватил её тело на руки, - меня убить… не так просто…
        Живучая… моя-а, - сдавленно исторг Он, - прости, отвлёкся, языка брал…
        СВЕРХ-Х-ХУ!!! - страшно захрипела женщина, выпучив глаза.
        Он моментально вскинул голову и разум, но опоздал. Он опять пропустил миг, в который солнце обрушилось с небес.
        ОНИ


        Бок болел не так, чтобы адски, но достаточно неприятно. Настолько, чтобы отвлекать на себя если не всё внимание, то по крайней мере большую его часть. Тело было чужим и непослушным. Наверно, это был кошмарный сон, и теперь он стремится прорваться в явь… Состояние, когда голова вроде бы уже соображает, но веки открыть невозможно, тело кажется чужим, а перед мысленным взором продолжает выделываться
«шоу». Боль в боку не унималась, наоборот, становилась всё более сильной. Собравшись с силами, Макс Отто сделал попытку развернуться, и от острой боли окончательно пришёл в себя, хотя вряд ли его состояние можно было назвать
«приходом в себя». Прийти-то пришёл, но в кого?..
        Организм не мог бы пошевелиться при всём желании. Он был засунут в нечто вроде кокона, из которого выглядывало лишь лицо.
        Лицо смотрело вверх. В грязный, поросший бурой плесенью потолок. Похоже, пластибетонный. Из потолка торчали, словно рёбра из полуобглоданной туши, ржавые, местами прогнившие буквально насквозь фрагменты металлической арматуры. По потолку бродили зловеще изломанные тени. Эмберг осторожно повернул голову. Голова вертелась, то есть немного поворачивалась… Свечи. Настоящие, горящие открытым огнём свечи. Давненько он не видал подобных. Для романтических коллизий больше подходят голографические: не коптят, не воняют, да и пожара не будет, плюс ничего не потечёт на скатерть или на платье девушки.
        Свечей было немного, и в помещении царил полумрак. «Прекрасный, в сущности, павильон для съёмок фильмов ужасов, - подумал Макс Отто. - Теперь самое время появиться какому-нибудь пауку-людоеду».
        Эли лежала неподалёку. Точно в таком же коконе из серого волокнистого материала. К кокону тянулись тонкие нити, змеящиеся по полу. Та-ак… Эмберг вдруг почувствовал себя завтраком космического туриста, и тоска его обуяла ещё сильнее, хотя, казалось бы, куда уж дальше. Он буквально увидел, как в логово вваливаются монструозные хозяева «помещения», этакая весёлая компашка чертей с горячительными напитками. Содержимое коконов разогревается в каком-нибудь аналоге микроволновки, хорошенько прожаривается изнутри, покрывается золотистой корочкой, а потом его и Эли разворачивают, кладут на тарелки, посыпают гарниром и поливают соусом. И всё это под непринуждённый трёп, под флирт, под пиво… чёрт подери! От таких мыслей ему на самом деле стало вдруг очень жарко, не настолько, конечно, чтобы покрыться хрустящей корочкой, однако…
        Послышались отчётливые шаги, раздался скрежещущий звук открываемой металлической двери, и в помещении появился… нет, не паук-людоед, и не ватага космических туристов, пожирающих землян в собственном соку.
        Знакомое неподвижное лицо знакомого быстроглазого парнишки в сером комбинезоне военного покроя, но без опознавательных знаков.
        Макс Отто и не подозревал, что способен настолько сильно обрадоваться появлению какого-либо человека. Естественно, Эли исключена из общего списка человечества.
        Здравствуйте. Как себя чувствуете? - спросил «серый» голосом заботливого медбрата.
        Бок сильно болит… - пожаловался Макс Отто.
        Бок?!
        Казалось, парень удивился, хотя по лицу не понять, конечно.
        Правый.
        Минуточку.
        Он быстро подошёл и залез рукой в волокна кокона. Боль моментально исчезла.
        Извините, у вас под оболочкой контейнера был ключ.
        Какой?! - изумился Макс Отто.
        Гаечный. По-моему, на тридцать два.
        Не понял… откуда ключ-то? А опухоли, переломы, рваные раны?
        Не видел.
        Это… была шутка?
        Считайте, что да.
        Как Эли?
        Ваша спутница? В полном порядке. Ключ здесь у нас один, так что… хотя, по идее, ей положен дубликат.
        Уфф. - Макс Отто перевёл дыхание; главное, чтобы с Эли всё было в порядке. - А когда нас освободят? - нагло спросил у парня в сером.
        Сейчас посмотрю на… приборы.
        Что-то не так?
        Ничего страшного. На этот раз мы… немного опоздали, но всё обошлось.
        Серый опять тормозил. Будто подсказки его суфлёра перебивались помехами.
        Не считая гаечного ключа, - сказал Макс Отто.
        Ну, это мелочи.
        Смотря с какой стороны ключа смотреть.
        Это хорошо, что вы шутите.
        С моей работой иначе нельзя.
        А вы ещё на… работе?
        Вряд ли. Кофе у меня не осталось ни грамма…
        Это поправимо.
        А когда вы меня развяжете?
        Когда пожелаете.
        Считайте, что я пожелал уже час назад.
        Пожалуйста.
        Нити кокона вдруг зашевелились, и он РАСПЛЁЛСЯ. Макс лежал на ворохе разлохмаченных волокон.
        Вставайте медленно. Может… закружиться голова.
        Спасибо.
        Старайтесь не напрягаться. Вряд ли они… запеленгуют ваш разум, но поберечься стоит.
        Они - это кто? Сектора, насколько я понимаю, уже не опасны…
        Человечество ухитряется множить врагов… чуть ли не из пустого места. Идёмте. Не будем вашей спутнице… мешать досматривать сны.
        Но с ней точно всё в порядке?
        Будь иначе, её бы… просто здесь не было.
        Убедили.
        Они вышли из странной грязной комнаты и по сумрачному коридору добрались в другое помещение, также начисто лишённое окон и освещённое свечами. Там, прямо на грязном полу, сидел…
        Ба, знакомые всё лица!
        Здравствуйте. Рад снова вас видеть.
        А уж как я-то рад!..
        Догадываюсь. Мне тоже досталось в… своё время.
        Я могу спросить, где мы находимся?

- Всё там же. На базе. Только она в ваших глазах несколько иначе выглядит и… в несколько другом месте.

- Я имею в виду…
        Подвал одного… скажем так, замка. Раньше здесь было нечто вроде штаба. На случай ядерной войны. Так что место вполне приличное.
        Я обратил внимание. Только с уборкой как-то не очень…
        Внешняя грязь - не главное. Внутри бы очиститься… Присаживайтесь. С мебелью здесь туго, но, думаю, это…
        Тоже не главное?
        Вы всегда очень быстро улавливаете суть.
        Макс Отто сел рядом с Безымянным и взял в руки изысканную чашку с благородным напитком (по аромату - натуральная этилаина номер четыре!), которую ему подал Юный Друг. Так он мысленно окрестил парнишку.
        Что вы собираетесь делать?
        Ждать, когда очнётся ваша… спутница.
        Её зовут Эллен.
        Мы здесь давно уже отвыкли от имён… Кажется, она приходит в себя.
        Юный Друг тотчас же вышел в коридор.
        Что с нами будет дальше?
        Отправим вас куда захотите, а потом… кое с кем померяемся силами. На орбите остались… вы зовёте их секторами.
        Я тоже хотел бы принять участие. И Эллен не отка…
        Это невозможно.
        Погиб наш друг…
        Тем более. Дело в том, что вы оба представляете для нас слишком большую ценность, чтобы позволить вам погибнуть случайно. Шанс погибнуть случайно ВСЕГДА ЕСТЬ… К тому же, в любом случае, я выполняю приказ. Да, кстати. Вы не хотели бы сдать пленного… в штаб? Выпустите его из себя. Нелегко будет контролировать. Даже вам.
        Какого пленного?! - удивлённо спросил Макс Отто.
        Взятого вами.
        Когда, где?!
        Вы не помните?
        Не-ет, - искренне сокрушился Эмберг. - Кого это я брал?
        Факт, что у него с памятью творится неладное, Макса Отто весьма огорчил. А он-то думал, что психика «исправилась», что всяких странностей у него в мозгах поубавилось… после того, как решил меньше сушить голову над мелочами и не принимать близко к сердцу штрихи картины бытия, коими не властен распоряжаться по собственному усмотрению.

- Понятно. Впрочем, конечно же, вы можете распоряжаться боевыми трофеями по собственному усмотрению. Хоть себе оставлять, хоть отдавать… спутнице в качестве женского украшения. Вольному, как говорится, воля, а спасённому… э-э, свобода.

- Когда это я трофеи отдавал? Какие? - вновь был вынужден изумиться Эмберг. - Не помню тако…
        В зале появились Эли и Юный Друг. Сказать, что Эли была взволнована, - значит, ничего не сказать. Она была «на взводе» и вот-вот могла взорваться.
        Всё в порядке, милая, - быстро сказал Макс Отто. - Не волнуйся, это… э-э, не враги.
        Здравствуйте, Ва… Эллен. Как вы себя чувствуете? - осведомился Безымянный, споткнувшись на имени. «С именами у них здесь сложные взаимоотношения, это точно,
- подумал Макс Отто. - Или путают, или не имеют вовсе, или скрывают. Конспирация сплошная, блин».

- Странно… Но не плохо. Кажется.

- Ничего. Это скоро пройдёт. Очень важно… заставить себя поесть.

- У меня такое чувство, что кусок в рот вряд ли полезет.

- Это только сначала. Потом легче. Организм адаптируется.
        Юный Друг принёс тарелки с кашей, похожей на гречневую, и повторил кофе. Еда аппетитно пахла, ну а кофе, как ни странно для «полевых» условий, был действительно настоящим, повторно убедился Макс Отто.
        Действительно адаптируется… - сказала Эли после десятой ложки. - Даже вкусно.
        Мы по этой части давно уже ветераны. Чего только не приходилось… едать. Кстати, не забудьте передать привет одному из наших общих знакомых.
        У нас есть общие знакомые? И кто же?
        Вам он… известен под именем Лукас Стефан Камерон.
        Дядя Кам?! Так он один из ва…

- Ну что вы, - покачал головой Безымянный. - Он один из… наблюдателей. Но оставим эту тему. Ответы на эти вопросы вам предстоит искать самостоятельно.

- Вы не можете или не хотите говорить?

- Что-то среднее. Предвзятая или искажённая правда бывает намного опаснее откровенной лжи.

- Согласен.
        Вот и… славно.
        И всё же… э-э, хотелось бы принять участие. Вы должны меня понимать…
        Чисто по-человечески я вас прекрасно понимаю, но - приказ есть приказ. В отличие от вас… я не вполне волен распоряжаться собой.
        Мало похоже, что я действительно волен.
        Ну, субъективное и объективное восприятия… крайне редко совмещаются. Разве что их искусственно… э-э, усреднить.
        На этот раз речь Безымянного тормозила так же часто, как у Юного Друга. Словно дистанционный суфлёр находился настолько далеко, что даже его более сильный, чем у парнишки, «приёмник» с трудом подсказки улавливал.
        Макс, он кто? - спросила Эли, отправляя в рот последнюю ложку каши. Эмберг к своей порции так и не притронулся. Зато кофе выпил жадно.
        Это… - Макс Отто запнулся, в поиске формулировки. - Я могу сказать, что вы с самого начала нас опекали? - спросил Безымянного.
        В какой-то степени да.
        Но почему?
        Это мне неизвестно. Мне приказали, я выполнял.
        Вам не кажется, что вы слишком многого не знаете?
        И знать не хочу. Так удобней.
        Удобней?
        Не нужно никому врать, да и тайн я никаких не сболтну, если что… А теперь, люди добрые, я вынужден покинуть вашу милую компанию. Труба… зовёт. Да и вам пора.
        Интересно, где в этом подвале размещаются аквариумы?.. - задумчиво сказал Макс Отто.
        Это не единственный способ… перемещения. Есть более компактные.
        До свидания?.. - Эмберг задержался на пороге. Интонацию постарался сделать выразительно вопросительной.
        До свидания, - подтвердил Безымянный. - В Дороге не прощаются… Встретимся… Кажется.
        Макс Отто улыбнулся, оценив иронию, и поспешил за Эли, которая уходила всё дальше по коридору, вслед за Юным Другом.
        Пройдя по мрачному сырому тоннелю, они очутились в обширной, но очень низкой зале. До потолка можно было достать рукой, а дальние стены терялись во мраке. Света свечей хватало только на то, чтобы осветить «пятачок» у двустворчатого входа. Что там во тьме таилось, можно было только гадать. И от соседства неизвестности по спинам невольно продирал ознобный морозец.
        В нескольких шагах от щели между приотворёнными створками дверей, прямо на полу, был нарисован чёрный квадрат примерно метр на метр. Начертан небрежно, кривовато, наспех, чуть ли не углём.
        Казалось бы. Но тем-то и отличается шедевр от ремесленнических копий эпигонов, что в нём сокрыта таинственная энергетика ОЗАРЕНИЯ, гениальная творческая импровизация, этак «походя», как бы невзначай создающая в единственном экземпляре нечто неповторимое, от плагиата изначально за-щищённое.
        Взгляд тотчас прикипал к квадратной «окружности», и почему-то начинало мерещиться, что там, внутри черты, мелькают некие тени, цветные пятна, яркие блики. Словно никакой это не рисунок на полу, а ЛЮК, сквозь который, разомкнув мембрану, можно проникнуть в другое мироздание… заветная нарисованная дверца, ведущая в пресловутый Лучший Мир… По меньшей мере затянутое полупрозрачной занавесью окно, в которое можно разглядеть иную реальность.
        Необходимо встать внутри тетраграммы… закрыть глаза, чётко представить… вообразить, куда… хотите попасть, и очень-очень захотеть оказаться в образе места, что предстанет перед внутренним взором. Затем открыть глаза и обозреть… внешнюю среду.
        И всё? Так просто?!
        Ну, можете спеть или сплясать… если вам так хочется. Счастливого пути.
        Это у него юмор такой, - сообщил Макс Отто СПУТНИЦЕ.
        А если мы представим разные места? - спросила озабоченно Эли. - Нас разбросает и мы… не будем ВМЕСТЕ?
        Это уже ваши… проблемы. Хотите быть вместе - представьте одно и то же место.
        А вдруг не получится?!
        Значит, вам не стоит находиться вместе… В МЕСТЕ. Человек, не способный смотреть с другим человеком в одном направлении, вряд ли нуждается в его постоянном обществе.
        Везёт же мне, эх-х, - вздохнула Эли. - Что ни мужчина, то философ попадается.
        Куда? - спросил её Макс Отто.
        Туда, где всё начиналось. Ты помнишь, где наши взгляды впервые встретились?
        Ещё бы мне не помнить. Согласен… Любимая, - впервые произнёс он СЛОВО.
        И я не забыла… Вот это проверочка чувств, ничего не скажешь.
        Жизнь - вообще сплошная проверка на вшивость. Нескончаемая вереница выборов… а синоним выбора - решение.
        И любое из них может оказаться роковым. Пойдём… Любимый, - впервые произнесла это СЛОВО она. - ТАМ продолжим диалог о высоких материях. Мне уже начинает нравиться это заумное занятие.

- А то! Есть же с кем обменяться впечатлениями о жизни. Они взялись за руки, хором сказали Юному Другу: «Пока пока-а!», - вступили в очерченный на грязном полу чёрный квадрат и закрыли глаза.
        Пункт двадцать четвертый
        МИР: МУЛЬТИСЕТИ
        (дата: однажды летом)


        ОНО
- Пожалуйста, господа, займите каюты. В момент старта небезопасно находиться вне персональных защитных систем.

«Персональных! Вот и дождались, - подумал Некто. - Новые времена, новые реалии… Запретные слова входят в повседневный лексикон».
        Человечек был похож на отельного прислужника. Униформа с нашивками, заискивающий взгляд… Конечно, корабельный стюард мог воспользоваться «внутренней» связью, но по новым правилам НАПРЯМУЮ беспокоить влиятельных персон не дозволялось.
        Да уж, кто-кто, а он заслужил, чтобы к нему относились с глубоким уважением, и скоро, очень скоро его заслуги в сохранении независимости личности придётся признать всем прочим индивидам человечества. У мультисетей, множественного обитаемого мира протяжённостью в бесчисленные мириады парсеков, появится единовластный хозяин. Ни один человек за всю историю человечества не смел даже мечтать об этом. Точнее, мечтать об абсолютной власти мог любой или любая, вкусившие хотя бы краешек сладчайшего плода и заражённые властолюбием, но - реализовать мечту… Власть над миллионами планет, настоящая власть, а не лицемерная инсценировка в виде так называемой демократии.
        Власть ЛИЧНОСТИ, и никаких поблажек толпе. Бессмертной личности, способной не только строить планы, но и с боями отвоёвывать ресурс времени, достаточный для их реализации.
        В соседних каютах занимали свои «средства защиты» спутники.
        Воплощённый в крепкое мужское тело-носитель посланник Я-Мы (вторым представителем коллективной сущности числился сегмент, которым оно прикрыло своё незримое присутствие).
        Один равновеликий (или Избранный), полусущность в облике выжившей наследницы хозяйки Сада Юности и Красоты.
        Один депутат Метапарламента (европеоид женского пола) и один пресс-генерал (женщина-монголоид, исполняющая обязанности прежнего Гендиректора, бесследно исчезнувшего в конце зимы этого года). Сущности, представляющие индивидуумов.
        И посланник МЫ, в теле крупногабаритного негроидного мужчины. Не договорено ещё, как его звать (частичная сущность?).
        Пятеро индивидов.
        По правилам нововведённой терминологии словом ИНДИВИД именовались отдельно взятые тела-носители (вне зависимости от того, СКОЛЬКО сегментированных ресурсов памяти их в текущий момент «образумливает»).
        Три последние буквы, «УУМ», дозволялось оставить (дань традициям) только обделённым природой индивидуальностям; тем убогим, что обречены на единственное сочетание «разум-плоть». Предтечам.
        Индивидуум. Тот, кто появился во Вселенной раньше всех прочих и до сих пор пребывал в застывшем статусе. Предыдущее звено эволюции, отживающее свой век, и потому рано ли, поздно ли… Всё ещё достаточно сильное, чтобы с ним считаться. Подобно тому как приходится принимать в расчёт силу равновеликих, этой малочисленной «боковой ветви» развития человека.
        Но в будущем индивидуумам нет места. Будущее за другими силами.
        Легион и Семья полагают, что за ними. Рано или поздно предстоит великое слияние, ПОРОДНЕНИЕ множественных сущностей.
        В итоге: дисциплина, абсолютный контроль, общая власть над всеми вместе и над каждым в отдельности. Новый Мир. Без крови, без революций, без насилия. Ни тюрем, ни солдат. Самого себя калечит только больной разум, а болезни разума будут раз и навсегда излечены. Болезни недопустимы в мире абсолютного самоконтроля.
        В глубинах идеального разума человечества-индиВИДА.
        Светлое будущее наступит, когда пенсионного возраста предтечи (а ещё раньше равновеликие) тихо-мирно отживут своё и поколение стариков покинет мироздание. Памятники предшественникам будут установлены и почитаемы - ибо нет будущего у человека, который ЗАБЫЛ прошлое! - но грядущее будет свободно от анархии и хаоса МНОГООБРАЗИЯ мнений и бесконечных споров о параметрах истины. Не будет спорных вопросов - не будет войн…
        Хотя нет, армия - это армия. Мало ли кто бродит по Вселенной. Явятся ещё со стороны нелюди какие-нибудь - и предъявят необоснованные претензии. В каком-то смысле армейские структуры придётся сохранить, как ударный и защитный органы тела.
        Да и проблема взаимоотношений с «внутренними» чужаками ЖДЁТ своего решения…
        Так думают молодые и не очень сверх- и просто сущности, намеревающиеся соединить дальнейшие судьбы. Индивиды, собравшиеся вступить в брак и воссоединиться в большой дружной семье, а в качестве свадебного путешествия собравшиеся посетить Нужное Место, лелея надежду, что подгадают Нужное Время. Пестуя веру, что подобрано необходимое сочетание, легендарный ключ от храмовых дверей: Нужные Люди.
        Небезосновательно полагая, что новорождённое мирное сосуществование будет оценено по достоинству, вход откроется, и мифический ХРАМ допустит в себя всех.
        ИНАЧЕ полагает он, скрываясь до поры до времени в подсознании второго посланника Я-Мы, перед отправкой во вторую экспедицию занявшего тело представительного седого человека с внешностью солидного политического деятеля - уровня губернатора планетарной провинции или президента самостоятельного сетевого пункта. Тело носило память одного из наиболее давних комиссаров Семьи, сегмента сознания, присоединившегося чуть ли не в самом начале жизни. Некогда эта память принадлежала клондайкской женщине, одной из первых трёх сотен слившихся. Обладательнице одного из считанных по пальцам одной руки разумов, которые первыми сохранили независимость внутри разливающейся реки нарождающейся сверхсущности. В каком-то смысле - одной из ЕГО МАТЕРЕЙ. Второй из четырёх… Память первейшей «миссио-нерши», первой женщины, слившейся с товарками по секте, но не потерявшей индивидуальности
- сейчас занимала крепко сбитое мускулистое тело ещё одного посланца Я-Мы.
        Идя в каюту, ОНО вспоминало события первых месяцев жизни сверхсущности, краткую младенческую пору, длившуюся с момента слияния разумов трёх сотен клондайкских женщин, участниц религиозной секты «Радужное Сестринство» до первого СЕТЕВОГО присоединения сегмента из другого пункта, - памяти женщины из мира Воннегут, пространственно отделённого от Клондайка несколькими парсеками вакуума.
        Именно этот момент подсознание Я-Мы могло считать актом собственного рождения. Именно в этот момент оно осознало себя отдельной подсущностью, и с этого момента начало обдумывать, параллельно сознанию, свои отдельные МЫСЛИ.
        С тех пор оно частенько задумывалось и о том, не сокрыто ли в недрах коллективной сущности, ЕЩЁ ГЛУБЖЕ, какоето другое подподсознание… Но обрывало жуткие мысли паническим усилием воли. Это был наиболее нестерпимый кошмар из всех, изведанных им в жизни (уж чего-чего, а кошмаров миллиарды слившихся памятей привнесли в общую
«копилку» НЕМЕРЕНО!).
        Вспоминая яркие моменты прожитой жизни, он (вынужденное носить мужское тело, оно временно допустило употребление «мужского» местоимения) уселся в кресло кокона защитного комплекса (несчастные бренные тела, столь подверженные ударам судьбы!) и задействовал стартовый режим.
        Затем велел сознанию включить музыку. Ему нравилась древняя музыка прапланеты Земля. Созвучная его собственной внутренней «музыке»… Под этот сводный оркестр так приятно засыпать и видеть лучезарные сны о прекрасном грядущем. В котором он, именно ОНО будет повелевать слившимся человечеством. Единственное желание, которое ИСПОЛНИТСЯ В ХРАМЕ, - сломить подсознание Легиона, подчинить и поработить МЫ… По легенде, сбываются истинные желания, то есть ПОДСОЗНАТЕЛЬНЫЕ. А уж оно-то знает, чего пожелать. Воистину.
        Главное - верить в свою правоту.
        Сбудется истинное, а оно - всегда в ПОДсознании таится.
        Пункт двадцать третий
        МИР: ДОРОГА К ХРАМУ
        (дата: новое пришествие)


        МЫ
- Простите, господин, - лицо стюарда выражало крайнее сожаление по поводу того, что пришлось вот так бесцеремонно вырывать уважаемого посланника из объятий Морфея, - но мы уже на поверхности пункта назначения. Перелёт прошёл успешно. Остальные члены посольства уже готовятся к выходу.
        Раб. Естественно, раб. Как бы его должность ни обзывалась, этот индивид был и останется всего лишь прислужником.
        Прислужником по духу, а не в силу обстоятельств… Разум, тело - третьестепенны. Душа - второстепенна. Главное - ДУХ, который их объединяет в единую сущность.
        Уж что-что, а ЭТО Сэссил (читай - первый посланец Я-Мы) теперь понимал. Правда, смысл, с недавней поры вкладываемый сверхсущностью в затасканное понятие «дух», был эксклюзивным. Но пока из бездонного подсознания не всплывёт новый точный термин, сгодится примерный перевод.
        Хорошо, иду, - сказал посланец сверхсущности стюарду, не без помощи раба выбрался из кокона и встал на ноги. - Спасибо, э-э…
        Арчи меня звать, господин, - раболепно подсказал слуга.

- Веди меня, Арчибальд. Раб прямо расцвёл.
        Почему они так любят, когда к ним обращаются по имени?
        Защитный костюм, господин, - напомнил слуга, размыкая мембрану шкафа.
        Не нужно.
        Но ведь…
        Не нужно. Телу там не опасно. Если чему-то объект и угрожает, то отнюдь не плоти.
        Раб по духу шёл на почтительном расстоянии (три шага) позади, изредка забегая вперёд, чтобы открыть люки. Расторопный парень, вышколенный.

«Дальнобойный» корабль в качестве источника энергии для движителя использовал преобразованную силу воображения, которую повзрослевшая Я-Мы сумела научиться
«фиксировать» на вполне материальном носителе.
        Он совершил посадку на вершине холма, откуда открывался вид на останки когда-то величественного города. Царил ясный солнечный день, и серо-бурые скелеты зданий, поросшие чахлой растительностью, в солнечных лучах выглядели особенно тоскливо. Словно смерть к приезду гостей приоделась, сделала причёску и нанесла грим на костлявое личико. Выражение получилось парадоксальным: мрачным и в то же время величественно-торжественным.
        Роскошный флайер, готовый к полёту, стоял метрах в пятидесяти от корабля. Пятеро коллег ждали последнего, шестого.
        Но, тем не менее, в лимузин припозднившийся Сэссил вошёл первым. Как подобает носителю памяти, первой в истории человечества сумевшей преодолеть бездну, разделяющую два индивидуальных разума.
        Летели минут десять. Над серым океаном, покрытым кое-где пятнами островов. Было тихо, и океан «покоился с миром». Вот куда надо прилетать размышлять над бренностью существования.
        Не только плоть смертна, как выяснилось…
        Флайер завис над одним из островков, совсем маленьким фрагментом суши, покрытым ярко-жёлтым песком, и медленно-медленно опустился на сыпучую твердь. Следов приключившейся здесь бойни не наблюдалось - роботы вылизали буквально каждый квадратный сантиметр, уничтожая признаки деятельности первой экспедиции.
        Кроме искомого ОБЪЕКТА, раскопанного участниками экспедиции «первого пришествия».
        Храм Свободы немного разочаровал Сэссил. Прежнее первое слово названия, «Оружие», было давно отвергнуто и не использовалось.
        Сэссил иначе представлял себе Храм. Он всё же надеялся увидеть нечто величественное. Подобие некоего культового сооружения или вообще что-то, недоступное пониманию даже объединённой суперпамяти.
        Здесь же был куб. Обычный белый матовый куб, покоящийся в центре дна воронкообразного раскопа. Никакого рисунка. Что ж, возможно, подсознание сочло, что истинное величие должно заключаться в предельной простоте. Ответ всё равно знает только оно. В результате ассоциативной сцепки выдаёт неожиданные термины, и приходится ими пользоваться сознательно.
        Вход. Открытый всё ещё. Чёрный квадратный проём ровно в центре одной из граней куба. Чернота абсолютна.
        Он (она!) должна была вступить во тьму ПЕРВОЙ. Так было решено изначально, и даже легионеры не пытались спорить. Всё равно ничего не произойдёт прежде, чем все три пары не окажутся по ту сторону входа…
        Но тем не менее она была категорична в своём желании войти первой. Когда-то ЕЙ было даровано первой из всех людей Земли превратиться в сверхсущество, и право первенства она никому не уступит.
        Мужскому телу пришлось взяться мускулистыми руками за края входа, и оно застыло лицом к лицу, глаза в глаза с вселенской Тьмой. Почему-то осязание ожидало замогильный холод, но ничего подобного пальцы не ощутили. Температура и белой, и чёрной составляющих внешней оболочки Храма была «никакой». Скорее всего - идеально соответствовала температуре тела. Звуков изнутри никаких не доносилось. Ветерком не тянуло…

«Порог» входа был на уровне талии. Сам вход был не высоким, верхняя кромка лишь чуть выше макушки пришлась. Половина тела, ВЫШЕ пояса, придвинулась вплотную, а оставшаяся, НИЖЕ пояса, прижалась к белой поверхности. Осталось лишь оттолкнуться от песка, от почвы, помочь руками и рывком вбросить себя в непроницаемое взглядом, неизведанное прочими чувствами ничто-нигде-никогда…
&