Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Котовладелец Дмитрий Михайлович Володихин


        # Сборник, который вы держите в руках, - дань памяти замечательному американскому писателю и большому другу нашей страны Роберту Шекли (1928-2005). Его книги стали для отечественных фантастов настоящей литературной академией, в которой учат писательскому мастерству, тонкой иронии, безудержной фантазии и особому взгляду на мир.Фантастические рассказы, собранные в эту книгу, - не подражание произведениям мэтра. Это своеобразные дипломные работы, созданные писателями, окончившими
«академию Шекли».

        Дмитрий Володихин


        Котовладелец


        Гусеница
        Превращается в бабочку,
        Бабочка
        Умирает.
        Если б она
        Имела хоть шанс
        Превратиться
        В другое,
        Не знаю, во что,
        Но уж верно
        В доселе невиданное
        Создание,
        Или - как знать? -
        В существо,
        Таинственное и страшное,
        Согласилась бы она?
        Ведь тогда
        Бабочкой
        Ей уж не быть…

        Эрнст Эндрюс, год неизвестен


        Одиннадцатый рыцарь возвестил о себе звонком в дверь, когда вторая декада декабря стремилась к исходу и на улице мороз гремел кандалами. Наученный горьким опытом, я открыл дверь лишь настолько, насколько позволяла цепочка.
        - У вас в подъезде короткое замыкание. Причём везде. Свет в квартире горит?
        У него не было пистолета, автомата, автогена, гранаты не оттягивали его карманы. Замечательно! Шестой рыцарь прострелил мне плечо, а от Восьмого остался ожог тремя сантиметрами выше пулевого отверстия. Тем не менее Шестого я всё-таки использовал по назначению. Правда, Восьмого пришлось сдать милиции. До сих пор этот десятипудовый диабетик буйного нрава мается в сумасшедшем доме.
        - Горит, - отвечаю я.
        - Всё равно, - настаивает «электрик», - я обязан проверить досконально. Во избежание возгорания.
        - Что ж, извольте.
        Одиннадцатый вошёл как нормальный человек. Не попытался с ходу зарубить меня топором, как Третий, проткнуть самодельным копьём, как Девятый, или, подобно Десятому, нагнать порчу амулетом, сработанным какими-то вуду-имитаторами из обезьяньего уха, папоротника фигоптурис-дигоптурис и окаменевшего горошка от чёрного козла. Кстати, в конце концов Третий, Девятый и Десятый тоже оказались вполне пригодными для дела людьми, худого слова о них не скажу. Голубчик Одиннадцатый вёл себя просто как примерный мальчик. Единое на всех моих рыцарственных гостей безумие выдавал только лихорадочный блеск в его глазах. Не станешь приглядываться - не заметишь.
        Тут из спальни выплыл Великий Инка. Оценивающе посмотрел на гостя, сверкнул нефритовыми глазами и подошел потереться о выцветшие джинсы Одиннадцатого. А потом завалился на бок тут же, в прихожей, и принялся сосредоточенно вылизывать шаровары - словом, перестал обращать на пришельца внимание, пометив его как собственность.
        - Какой у вас… крупный… котик, - робко прокомментировал рыцарь. С драконом биться он был готов. Но с прочей устрашающей нечистью встретиться никак не ожидал. У него непременно припасён Большой Волшебный Шкворень, или Рессора от Трактора Галадриэль, или Меч-Кладенец с вертикальным взлётом на каббалистической тяге. Но вся боевая амуниция заготовлена против магического ящера, предположительно огнедышащего, по некоторым сведениям треххордового, с невыясненным количеством голов. Против ящера Шкворень действует безотказно. Верняк, знающие люди говорили. А Меч-Кладенец укладывает зверушку, почти не покидая ножен, им уже двадцать штук таких уложили, чудо, что сейчас не сезон и за аренду артефакта сроком на сутки пришлось заплатить всего лишь три тысячи евро. Вопрос жизни и смерти: подействует ли боевой комплект против кота двухпудового номинала?
        - Замечательный, замечательный котик! - восклицаю я.
        И не лгу ни капельки. Котик ростом чуть повыше среднерусской рыси, пониже пумы, с кисточками на ушах, чёрно-золотистый тэбби, полосатый, как дворовый мышелов, зато полосы идут у него по роскошному соломенному фону. А какие у кота лапы! А какой у кота хвост! А какие глаза у кота! Чудо, а не кот.
        - Нет ли у вас тапочек? - вежливо осведомился Одиннадцатый.
        Надо же, пришёл убить страшное чудовище, а заодно, если понадобится, и меня, но от правил хорошего тона отказаться не может - в крови-с!
        - Да, пожалуйста, вот вам тапочки. Не взыщите: их стоптал ещё мой дедушка.
        - М-м-м… ничего. Спасибо.
        Он повесил пальто в шкаф, огляделся и уставился на меня, видимо не зная, с какого бока подойти к делу. Я решил ему помочь. В конце концов, аедь котя уже согласился на него…
        - Где же ваш чемоданчик?
        - Какой ещё чемоданчик?
        - Обычно электрики ходят с чемоданчиком, куда складывают инструменты, э-э-э… всяческие колпачки, патроны…
        При слове «патроны» Одиннадцатый вздрогнул. Видимо, патроны у него были. Вот только речь заранее подготовить он не догадался. То ли дело умница Второй… да и Десятый тоже. Один стихи мне читал, другой грозил привести «кое-каких знакомых, способных, знаете ли, расчленить человека - только знак подай!». Десятый выкрикивал жуткие угрозы, лёжа на полу в коридоре и шмыгая разбитым носом. Я, знаете ли, полутяж, кандидат в мастера, и нахожусь к тому же в приличной форме. Когда какой-то наглец суёт тебе под нос вонючий амулет, поневоле вспылишь…
        - Извините, я зашёл совсем не за этим.
        - Да-а?
        Я испытал секундное сожаление: настоящий электрик был бы кстати - действительно проводка старая, розетки искрят… Впрочем, потом как-нибудь. Своими силами.
        - Не вы ли Собянин Василий… мнэ-э-э…
        - Полуэктович.
        - Полуэктович?
        - Какая, в сущности, разница. Хотя, казалось бы…
        - Значит, вы понимаете, зачем я, собственно, пришёл, - голос пришельца сделался торжественным и строгим. - Тогда признайтесь честно, не вы ли тот человек, которого зовут Котовладельцем?
        Истинная правда. Такова моя профессия. Но слишком просто сдаваться рыцарю нет резона. Ещё, пожалуй, разочаруешь человека отсутствием борьбы и препятствий.
        - Кто именует?
        - Книга Юнннного Полумесяца, - с лёгким подвыванием произнёс он.
        Стало быть, прошел маршрутом четвёртым, через букинистический магазин на Арбате.
        - Какая книга? Не понимаю вас…
        Жестом трагического актёра в спектакле, поставленном по Шекспиру, Одиннадцатый выхватил сверкающий кинжал и упер остриё мне в горло. Холодненькое остриё больно кольнуло.
        - Вы немедленно расскажете мне всё, или прощайтесь с жизнью! Я не шучу.
        - О горе! - воскликнул я.
        - Слышите, вы! Даже если мне придётся снять с вас кожу… эм-м-м, с живого… то я перед этим не остановлюсь! Вы откроете мне тайну Золотых врат!
        Ну, с этим проблем не предвидится. И тайна тебе будет, и Золотые ворота… А как вещает бедняга! Сколько пафоса! Истинно говорю вам, ещё немного - и научится дырки словами в стенах пробивать. Жаль, сам я не верю в силу слова.
        Котя ласково боднул рыцаря мордой. Мол, зачем балуешься? Не хочешь погладить? А разорванным быть не желаешь? Можно в комплекте.
        До чего быстро мой маленький монстрик встал с пола и подкрался к пришельцу! Сладкий кот!
        К несчастью, мой собеседник тоже не верил в силу слова. И маленький милый пистолетик, марки «Шпана энд Ко», у него всё-таки был. Как писали в старинных романах, «он вынул его из складок одежды». Звучит несколько необычно, да ведь иначе не скажешь: кармана в том месте точно не было, чем угодно готов поклясться!
        Дуло пистолета оказалось в десяти сантиметрах от котиных ушей. Между тем кинжал никуда не делся от моего кадыка. Забавно: я мог бы убить этого авантюриста одним ударом. Котя за пару минут зарастил бы отверстия в своём теле, проделанные пулями. Собственно, Шестой выпустил в него полрожка от «калашника», и соседи за этот шум жаловались на меня в милицию: дескать, нельзя ли вести себя потише и не мешать им сосредотачиваться на благочестивых помыслах? Ну а котя полежал-полежал минуту-другую, а потом поднялся, как ни в чем не бывало. Золото, а не кот. Нынешняя сцена ужасно забавляла и меня, и мою зверушку, насколько я мог понять зверушкино настроение. Стрелок наш, по всей видимости, воспитывался в приличной семье, пил кофе без молока и сахара, бросал палочку от съеденного эскимо в урну, а если урны не оказывалось поблизости, ждал, пока она появится. Он никогда не пил коричневое из горла, неизменно принося домой бутылку и выливая её содержимое в кружку. Или, ещё того правильнее, вообще не потреблял колу. Поэтому безоружного кота он пристрелить не мог. Органически. Вот если бы у кота в лапах оказалась
бейсбольная бита или хотя бы тяжёлый напильник, тогда, возможно, другое дело…
        - Если вы не откроете мне истину, я прикончу вашего кота!
        Как он сказал! Я должен был так сказать. Ну, если бы оказался на его месте.
        Что ж, время комедии ушло. На его место пришло время боевика.
        - Только не это! - всхлипнул я. - Он ни в чём не виноват! Несчастное животное…
        - Откройте мне всё! Здесь! Немедленно!
        - Всё? - машинально переспросил я. На миг у меня зародилось недоброе подозрение. Зачем он, собственно, на самом деле пришёл? Мало ли, какие маньяки становятся рыцарями… Впрочем, пустое. Женщин у меня тут давно не было, вот и лезут в голову глупости. Женщин котя не любит, он их дерёт. Когтями. Сначала предупредительным дёром, потом напоминательным, а что должно быть в третий раз, я не знаю, поскольку самые упрямые удалялись после второго. Правда, зверик их не ест, но это, знаете ли, непонятно как оценивать: благо или зло? Один раз, приняв лишку в баре, я случайно привёл домой «голубого». Ну, ошибся, с кем не бывает. После предупредительного дёра он от испуга возложил на пол в прихожей содержимое сумочки. Веером. А после напоминательного предъявил обвинение - мне, а не коте, хоть я и пальцем не прикасался к его злосчастным чулкам: «Почему вы нас гоните?! Всегда гоните так изощрённо!» Я не знал тогда, какими словами объяснить парню простую вещь: общий расклад таков, что за чулки обижаться как-то бессмысленно. Ведь не был он женщиной… Зато выражение мне понравилось. Я решил использовать его в
переговорах с трудными людьми/Почему! Почему вы нас гоните?! А? Ну почему? Однажды я задал его прямому непосредственному начальнику. Он ответил, не задумываясь: «Забавно же вас, задохликов, гонять». Забавно - да! Тогда я ещё не ушёл с кафедры, и это был её заведующий; кроме того, весу в его тщедушном теле не набиралось и на полменя…
        - …Всё, - подтвердил установку Одиннадцатый.
        - Л-ладно. Опустите пистолет и не царапайте меня ножиком. Котя вас не тронет. Спокойно, котя! Хорооший, хоро-оший, замеча-ательный…
        Протяжные гласные успокоили скорее рыцаря, чем Великого Инку. Гость послушно опустил оружие. Котейко ничуть не беспокоился с самого начала. Из-за чего ему беспокоиться?
        - А теперь пойдёмте. Мы можем приступить к ритуалу.
        Одиннадцатый голосом маньяка-скоросшивателя напомнил:
        - Только рыпаться не стоит. Целее будете. Несомненно! Тут он прав. Ничего лишнего.
        Ещё до рыцарей я привел сюда трёх коллег - одного за другим. Первый перекрыл мне восемнадцать лет назад загранкомандировки, причём надолго. Второй зарубил докторскую. А третьим как раз и был заведующий с его «задохликами». Нудный человек, деспотичный характер… Ещё сюда приходил мой бывший тренер, когда-то доставивший вакантное место в молодёжной сборной РСФСР другому парню. И я имел глупость говорить им какие-то слова, пытался приобщить к неформальному пониманию справедливости. Зря рыпался! Совершенно напрасно. Тренер успел дать мне в ухо. А завкафедрой быстрее необходимого оценил ситуацию и попытался выйти из моего окна на третьем этаже, не открывая его. Выйти он не успел, но мне пришлось стеклить окно заново. К тому же одно время вокруг моей скромной персоны суетился следователь: какая-то шантрапа, видите ли, заметила какую-то вспышку… Урок на будущее: действительно, ничего лишнего. Целей буду.
        - Прошу за стол.
        Он огляделся, не подавая виду. Но, как настоящий ковбой, постарался залезть взглядом под диван, под шкаф и во все тёмные утлы. Эх, молодость, молодость! Бедняге невдомёк: фальшивая это спальня. Всё из нержавейки, жести или термостойкой керамики. Всё - обманка, фуфло. Терракотовый пол только выкрашен под паркет. Из горючего материала здесь шторы, обои, клеёнка на столе, покрывало на жестяном муляже дивана и наволочки на жестяных муляжах подушек. После того как я впустил сюда первого никарагуанца, пришлось делать ремонт. А сразу после… инцидента… купил пластиковые мешки, да и полдня выносил остатки мебели на помойку…
        - А почему у вас такие тяжёлые стулья? Боитесь, украдут?
        Ещё чего! Вору я был бы рад…
        - Да нет. Просто такой дизайн.
        Знал бы ты, из чего сделан кактус на подоконнике! Мы сели.
        - Приступим же! - скомандовал рыцарь.
        - Да-да, несомненно, приступим… Чего вы хотите от Золотых врат? С какой целью вам необходимо совершить экспедицию за пределы нашего мира? - задал я дежурный вопрос. Собственно, коте надо дать побольше времени на подготовку. Зверик приводит себя в должное состояние минут пять, не меньше.
        Мой гость замялся:
        - Вы всего лишь страж или, быть может, проводник. Так зачем вам знать мои истинные цели?
        - Часть ритуала.
        - Так мы что, уже начали?
        - Полминуты назад…
        Мне кажется, парень растерялся. Наверное, интеллигентный человек. Почти все мои рыцари света - из интеллигентов. Только Первый был откровенным уголовником, а Восьмой откровенным психом.
        - Что ж… На мой взгляд, путешествие в пространство духовного огня и тонких сущностей должно считаться самоценным.
        - О! Да вы подготовленный человек. Поверьте, не каждому дано пройти по мосту призрачных энергий. Некоторые соблазняются видениями, возникающими ниоткуда.
        Точно! Шёл четвертым маршрутом. По моей просьбе один вечный аспирант под большим секретом сообщал: дескать, он знает двух людей, прошедших через Золотые врата в Индию духа. Один вернулся, а второй передал оттуда привет через астральное тело. Или через астральное окно? Уж и не помню… И ещё там последняя «подсказка» - кретинская «Книга юного полумесяца», импортированная бодхисаттвой Рерихом прямо из Шамбалы. На изготовление пришлось истратить семьдесят долларов.
        - Если я не пройду, куда мне надо, я тебя, гада, и твою тварь пропущу через тёрку с мелкими дырочками.
        Угу. Интеллигент.
        Почему-то все они в душе уверены: убить «стража», покопаться в его барахлишке, и обязательно сыщется карта с маршрутом к Золотым вратам мимо огнедышащего дракона. Обязательно. Не мог же я, склеротик в третьем поколении, не сделать такой карты! Флинт сделал, почему бы мне её не сделать! Логично?
        - Вам приличествует гармоничное состояние духа. Можете привести себя в состояние самадхи? Знаете ли вы соответствующие дыхательные упражнения? - выворачиваюсь я из скользкой ситуации с большим, думается, достоинством.
        - Самадхи… самадхи… самадхи… Зачем? - Видимо, он не знал значения слова «самадхи». - Что, столкновение случится прямо тут? Или мы всё-таки едем куда-то?
        - Насчёт дракона… Эта услуга оказывается нашим клиентам прямо в офисе…
        - А? О…

«Дракон» - лёгок на помине - нарисовался в дверях. Котя изменился почти неузнаваемо. Как гусеница, превратившаяся в бабочку. Во-первых, он очень подрос. Во-вторых, у него удлинилась морда, выпала шерсть, глаза обрели монголоидный разрез, на лапах выросли когти, запросто вспахивающие паркет и линолеум, уши… ушей я не мог разглядеть, хотя всякий раз искал эту подробность на голове метаморфировавшего зверика. Только длинный пушистый хвост выдавал в нём кошачье происхождение. Но главное - два псевдокрыла, распростертые в неуклюжем «взмахе» над милым несуразным созданием. Если не знать, что это кожные выросты, наполняющиеся газом при переходе кота к стадии котодракона, можно и впрямь подумать: сейчас полетит. Вот-вот. .
        Этого рыцарь никак не ожидал. Всем им, я полагаю, в качестве места для поединка мерещатся леса, поляны, пустыри… но никак не трёхкомнатная квартира в спальном районе Москвы. Секунду или две он сидел и таращился на зверика, не мигая. Потом сунул руку под свитер, очевидно вспомнив о Большом Волшебном Шкворне.
        Я кинулся к стене, стараясь не перекрывать зверику директрису. Когда двое шаманов - или как ещё называть этих безобразных увакеков? - совершили над нами с котей обряд, кстати, против воли обоих, мой полосатый воспылал ко мне, своему господину, чистой бескорыстной любовью. Он лишён способности сознательно причинять мне вред. Однако, если не убережёшься, случайно может и пришкварить… Никто из их щуплого лесного народца не желал моей доли, а котя и дальше готов был бегать по чащобам безо всякого хозяина. Но так он бы свёл под корень всё племя. Поэтому заблудившийся советский консультант по общим вопросам пришёлся очень Кстати. Когда ему, после всех необходимых обрядов, приставили к горлу прозаический штык-нож от
«АК-74», мог ли он отказаться от вежливого предложения аборигенов - приказать зверюшке не есть больше жителей этой деревни, да и вообще всех деревень… Заметьте, презренные горожане под запрет не попали: индейцы всё-таки поимели к зверику снисхождение - не голодать же скотине бессловесной. Изменить своё решение я не имел ни малейшей возможности, хотя иногда такие мысли приходили мне в голову. Хитрые увакеки наложили мне на уста печать, не позволявшую пакостить их возлюбленной деревне посредством коти.

…Вынуть Шкворень Одиннадцатый не успел. Вообще, котя, существо то ли благородное, то ли, быть может, не вполне совершенное в смысле фокусировки взгляда и прицеливания, даёт рыцарям две-три секунды форы. Так бывало всегда. Кое-кто успевал среагировать, попытаться спасти свою шкуру, но живым не ушёл ни один. Правда, с Седьмым возникли проблемы. Он окатил монстрика святой водой из пятилитровой канистры. Зверь мой, вместо того чтобы превратиться в биотерминатора, жалобно взмяукнул и забился под диван. Газовые камеры его стравили содержимое со страшно неприличным звуком, да и запах, признаться, вызывал желание просочиться на свежий воздух по микротрещинам в паркете… Жаль, с паркетом я расстался раньше, при никарагуанцах. Собственно, парень с ведром был единственным настоящим рыцарем. Он пришёл не за принцессой… то есть, конечно, не за вратами. Он пришёл, чтобы убить дракона. И Седьмой как минимум ушёл бы живым, если бы не два прескверных обстоятельства. Во-первых, рыцарь всерьёз вознамерился прихлопнуть котю. Возможно, он располагал соответствующими технологиями. Но подобные действия расцениваются мною как
недопустимое нарушение правил игры. Во-вторых, огонёк Великого Инки дублируется острым шилом, - его я всякий раз готовлю на случай подобных неожиданностей.
        Одиннадцатый неожиданностью не стал. Огненная струя, вырвавшаяся из пасти Великого Инки, превратила его в пылающий факел, и какая бы дрянь ни хранилась у рыцаря под свитером, сработать она не успела. Чудом гость смог подняться на ноги и сделать шаг в сторону окна. Котя не прекращал его поджаривать, а горелка у зверика будь здоров, не костерок и не конфорка, - даже на мне, скорчившемся на полу, одежда начала тлеть… Пришелец сначала умер, а потом рухнул между столом и диваном.
«Огнемёт» сейчас же выключился, но на рыцаре продолжала гореть одежда. Лицо Одиннадцатого представляло собой большую черносливину, от правой руки до локтя осталась закопчённая кость.
        Не выношу запах палёной человечины!
        Котя, скребя когтистыми лапами по полу, медленно двинулся к еде. А я опрометью кинулся к ванной. Встал под душ в рубашке и брюках. Хор-рошо-о…

…На советском научно-исследовательском судне «Адмирал Трибуц», совершавшем рейс из Карибского моря в Севастополь, бедный зверик очень волновался. А я не знал, как добыть ему пищи: ведь мой котя - существо сверхъестественное и отказывается от любой еды, кроме мужчин, никогда не страдавших от ветрянки, желтухи или диабета. В конце концов он съел старпома, но так мило и незаметно, что никто нас тогда не заподозрил.
        В Москве котя чах и слабел. Куда его тут выпустишь погулять? Кругом дворы, дворы… Ни пустырька, ни рощицы. Сердце разрывалось от жалости: ведь умрёт же бедный мой зверик!
        Потом меня отыскали два увакека, прежде совершивших мерзостное действо надо мной и монстриком. Оказывается, оба плыли в трюме того же «Трибуца», но потом потеряли нас из виду, поскольку лишь один из двоих владел испанским на твердые три балла советской средней школы, а внешний вид и деньги никарагуанцев совсем не подходили к нашей действительности. Шаманам потребовалось вся их ловкость и удача, чтобы выжить, не попасть в милицию и отыскать меня. Они смогли. Они даже кое-что мне объяснили: ты Котовладелец, ты обречён кормить зверика, пока один из вас на сдохнет. Я им: дорогие колдуны, у нас не те условия. Надо создать целую систему кормления кота, а это, знаете ли, небыстрый процесс, или вы можете произвести четвёрочку-пятёрочку никарагуанско-московских големов, способных регулярно и без шума таскать людишек коте в миску? Нет, почтенные увакеки про големов не знают, но они предвидели некоторые сложности, поэтому предлагают в пищу самих себя; они дают мне, таким образом, достаточно времени, чтобы я мог устроить дела наилучшим образом. Почтенные увакеки немножечко проштрафились перед чем-то сильным и
высоким, не сумев справиться с котей без посторонней помощи. Теперь лучше им быть съеденными, чем… чем… я так и не понял, какая именно кара грозит им от сильного и высокого, но, кажется, опять-таки должна пострадать вся деревня.

…Выхожу из-под душа. Обтираюсь полотенцем. Надеваю сухую рубашку и сухие джинсы. Прислушиваюсь.
        Чавканья уже не слышно. До моих ушей долетают странные звуки: словно обрываются гитарные струны, одновременно сумасшедший дятел долбит дерево со скоростью, раза в три превышающей естественный дятловский норматив, да ещё шорох, постоянный шорох - некто сыплет сахарный песок в бездонный бумажный пакет…
        Не надо мне туда соваться. Один раз сунулся и больше не желаю. Всё-таки котя очень красив, и я его люблю. Даже когда он одраконивается. Понимаете, дракон - вполне приемлемое существо, человеческое разумение воспринимает его как нечто возможное, хотя и необычное. А вот вторая стадия метаморфозы… она… она… принадлежит миру, где людям нет места.
        Это самые неприятные минуты в моей жизни. Слишком чётко осознаёшь, откуда что берётся…
        Ну а пока я, пожалуй, уберу веничком на совочек шерсть, опавшую со зверика в коридоре, когда он превращался в дракошу. Не торопясь. Не надо мне торопиться. Веничком. На совочек. Ох! Как же громко и неблагозвучно тенькают проклятые струны. Веничком, ве^ ничком. Аккуратненько. Не торопясь.

…Никарагуанцы, а потом и подходящие коллеги бы1стро израсходовались. Но систему из пяти маршрутов, приводящих ко мне в квартиру, я устроить сумел, и нынче есть основания гордиться ею. Работает безотказно!
        Знаете, как я до этого додумался? Прочитал старинную сказку о рыцаре, пришедшем к дракону сразиться за похищенную принцессу. В честном мужском выяснении отношений между рыцарем и драконом принцесса показалась мне совершенно лишней. В самом деле, зачем дракону принцесса? Есть он её не ест. Использование иного рода несколько затруднено принадлежностью к разным видам, - чего бы ни напридумывала по этому поводу сама принцесса. Вероятно, на перемещение у драконов уходило слишком много энергии, вот они и нашли способ экономить её: украсть одну принцессу в расчёте на явку множества разного рода карательных отрядов, рыцарей, спасателей и т.п. Ну а когда пища сама себя доставляет, остаётся термически её обработать… И мне оставалось лишь поучиться у природы, мудро подсказавшей драконам видеть в рыцарях съестные припасы.
        Вот только за принцессу в наши дни мало кто поставит на кон свою жизнь. Пришлось заменить её Золотыми воротами. Эзотерики всех сортов повалили ко мне, прельщаясь таинственными намёками, слухами, артефактами, книжицами…
        Рыцари.
        Еда.

…Неприятные звуки прекратились. Теперь можно зайти и полюбоваться. Жутковато, но очень красиво.
        Захожу. От бедного рыцаря даже следов не осталось. Котя знает, как я люблю чистоту, и старается вылизывать всё до полной стерильности. От второй его метаморфозы на стенах остались комки слизи. Лучше мне их не замечать. Спустя четверть часа они сами собой пропадут безо всякого следа.
        Окно исчезло. На его месте - арка в человеческий рост из сверкающего золота. Чудовищных размеров самородки выглядят точь-в-точь как валуны, и раствор, скрепляющий варварски небрежную кладку, отливает перламутром. Иногда арка появляется в стене, иногда - в воздухе, посреди комнаты. Но так, как она материализовалась сегодня, пожалуй, необычнее всего. За аркой видно тёмный свод, лёгкую зеленоватую дымку и ступени, уходящие вниз, невообразимо далеко. Тоннель пронизывает пространство, где в нашей, человеческой, реальности располагался пустынный двор, гаражи, детская площадка… В самом конце спуска жарко пылает подземная звезда.
        Я могу уйти туда. И я уйду туда после смерти, такова суть ритуала. Но не сегодня, не завтра и не через год.
        Спустя сутки Золотые врата начнут таять и потекут чистой кровью, а из алой лужицы вновь появится мой милый котя, единственный и прекрасный. Увакеки сказали мне: «Ты единственный, кому позволено убить его. Тогда врата в потаённую страну для тебя закроются, и ты сможешь избрать другой путь».
        Но как же я расстанусь со звериком, таким славным? В сущности, он единственное, что я приобрёл в этой жизни. Не вышло из меня ни знаменитого учёного, ни великого спортсмена, да и в спецслужбах как-то не задалась карьера. Но ведь должен я хоть чем-то отличаться от обыкновенного человека? Ясное дело.
        Иначе - какой смысл жить?
        This file was created

        with BookDesigner program

        [email protected]


17.11.2008


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к