Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Волкова Ольга: " Невеста Для Тёмного Лорда " - читать онлайн

Сохранить .
Невеста для Тёмного Лорда Ольга Волкова
        - - Тёмный Лорд, невесты ждут Вас, - оповестил мой слуга.
        - Готовьте бал, - отдал ему приказ, глядя в упор на него. Слуга замешкался, словно хотел еще что-то добавить к сказанному. - Говори!
        - Та девушка - странная такая, просит вас об аудиенции. Заявила, что не выйдет за вас замуж, - опасливо поглядел на меня, боясь гнева. - Говорит, в какой-то суд подаст.
        - Зови её сюда, я сам поговорю.
        ***
        Ох, уж эта чертовка… Зачем я вообще решил посетить мир, от которого вся моя семья шарахалась, как прокажённая. Но этот небесный взгляд, вздёрнутый кончик носика и взрывной темперамент красавицы - покорили мое сердце, заставили меня пойти на самый рискованный поступок - выкрасть девушку и привести в мой мир, чтобы сделать своей женой. Но я не учёл одного: красавица уже была чужой невестой...
        Невеста для Тёмного Лорда
        Ольга Волкова
        ПРОЛОГ
        Прогуливаясь по переулочкам, я наблюдал за людьми, которые даже не подозревали, что они совсем не одни в мире. Облачившись в их одёжку, в которой безумно было не удобно, я старался не привлекать к себе излишнего внимания. Но, как сказал мой дядька, к слову, который сам обожал периодически исчезать из родного дома и некоторое время проводить его в современном мире людей: у человечества - это двадцать первый век. Здесь нормально выглядеть именно так, а не как у нас. Искушенный его рассказами, я отправился лично на поиски прекрасного. Хотел развеяться от интриг, что стоили ежедневно мои слуги, придворные и элитная половина Царства Адова.
        Мои отец и мать давно ушли на покой, а их главной целью стало - скорее женить меня. И вот уже несколько столетий я сражался с ними, противясь каждой предложенной невестой. Всё не то, да и не было у меня желания обзаводиться семьёй. Зачем? Когда меня всё устраивало. Я свободный, что хотел, то и делал. А женившись, придется давать потомство, потому что опять-таки родители насядут. Поэтому я решил, что к женитьбе и выбору невест буду относиться, как к игре. Как к обычному мероприятию, где виновником торжества стал капризный ребенок.
        Дядька все-таки оказался прав - здесь интересно, да и забавные такие, эти люди. Мы похожи внешне, лишь одно отличие все же было: у них была душа, а у нас, жителей Царства Адова, - нет. Нам не ведомы страх, чувства и эмоции, которым подвластны людишки. Поэтому их это делает слабее, и жили они намного короче, чем мы.
        - Ну? Как тебе, Соломон? - заговорщицки подмигнул дядька, следуя рядом со мной.
        - Необычно, - коротко ответил, не желая признавать того факта, что мне здесь понравилось. Дядька знающе ухмыльнулся, толкнув локтем мне в бок. Я проигнорировал его жест, стараясь не поддаваться импульсивности. Мне не нужно было, чтобы элита моего мира знала о моем маленьком путешествии.
        - Говоришь, необычно, - дядька издевался надо мной, едва сдерживая нахальную ухмылку во всю пасть. - Вот как только наступит земная ночь, я тебя поведу в местный клуб. Авось и найдешь себе невесту по душе.
        - Ага, по душе, которой нет, - грубо оборвал его, а для дядьки это всегда было шуткой. Он пожал плечами, когда я окинул его прищуренным взглядом. - Я сюда не за невестой явился, если что. Уж больно много хорошего ты рассказывал о здешнем мире, вот я и решил проверить, сплетник ты, или все же правду твердил.
        Дядька насупился. Обиделся на меня. Ну а что, имел полное право ему не доверять. В нашем мире доверие - штука опасная, посмей отвернись, мигом шею свернули б.
        - Соломон, разве я тебя когда-то предавал? - не выдержал дядька.
        - Нет, - твердо сказал в ответ, - но всяко бывает. Может, мои предки решили с тобой заключить сделку, кто его знает. Я их уже на шаг просчитываю вперед. Хватило мне последнего раза с невестами. Подобрали со всего Царства, так я от них отбиться не мог потом почти два десятка лет. Нет уж, - замотал головой, вспоминая тихий ужас.
        Аж мурашки по всему телу пробежали и волосы дыбом встали. Пришлось звать на помощь колдунов, чтобы памяти обо мне лишить девушек. Вот тогда-то я вздохнул от облегчения, хотя периодически все равно вздрагивал, видя некоторых девиц в своем замке на различных церемониях.
        - А-ха-ха! - в голос рассмеялся дядька, теперь-то точно привлекая внимание местных жильцов.
        На нас смотрели так, будто наши лица были неестественными, или на головах рога повырастали. Парочка красивых девушек, проходящих мимо нас, залились румянцем, когда дядька подмигнул им. Он-то слыл сердцеедом, в переносном смысле слова. На его счету уже восемнадцатая невеста, которая сбегала из-под венца. Вся элита нарекла его несчастным холостым адовцем. Только вот дядька сам вполне прекрасно чувствовал себя. Наверное, меня тоже ждала подобная участь.
        - Земная Луна близится к кровавой, - заметил я, вспомнив о свитке и писании в нём. - Хранитель сказал, чтобы я искал знак. А какой, черт бы его побрал, умолчал.
        Увлеченные разговором, я не заметил, как случайно столкнулся с девушкой. Невысокой, русоволосой и голубоглазой красоткой. Что-то щелкнуло в моей груди, как будто электрический разряд, который вдруг запустил сердце. Но я не предавал этому значения.
        
        - Ой! - воскликнула она, выронив из рук кипу бумаг, и те разлетелись на ветру по всей улице. - Да что ж такое-то! - выругалась девушка и, мгновенно опустившись на пол, стала собирать оставшиеся листочки.
        - Прости, - тут же спохватился я и начал помогать ей. Присев на корточки, я ловил ее бумаги так быстро, что совершенно позабыл о своих возможностях быть гораздо быстрее землян. Дядька аккуратно толкнул меня коленкой, вдернув бровью, он с вопросительным взглядом уставился на меня. Казалось, даже я его прямо сейчас удивил. Чтобы я вдруг стал помогать кому-то?
        - Простила б, если это случилось раз, - разгневано протараторила голубоглазая девушка, а я нахмурился. Затем она взметнула голову вверх, и наши взгляды пересеклись, замирая на мгновение. Ни я, ни она не отводили глаз в сторону. Приковали друг друга, внимательно рассматривая черты лиц. Я улыбнулся, и она тоже. - Не бери в голову, - вуаль странного мгновения сошла на нет, девушка снова принялась собирать свои бумажки. - Пока донесу до офиса свой проект - от него уже ничего не останется, - зачем-то объяснила мне свое недовольство, а я, как ненормальный, поддерживал ее беседу.
        - Бывает. А что не вызвала слугу, - ляпнул я, но, казалось, она меня даже не расслышала. Дядька чуть было не в припадок не впал; хлопнул себе по лбу, услышав мой ответ.
        - Такси, - мысленно подсказал мне. - Соломон, не позорься. Черт побери, зачем я тебя только взял? - негодовал он. - Предложи ей поймать такси. Машина такая, вон, жёлтая, видишь? - дядька кивнул на автомобиль, которых тут было тысячи.
        Я снова перевел взгляд на девушку; ее русые волосы развивались на ветру, и до меня донёсся аромат ее шампуня и ее собственный: цветочный, смешанный с ванилью. Такого запаха я прежде не чувствовал ни от одной невесты в моем мире.
        - Как тебя зовут? - поинтересовался я, вставая вместе с ней. Дядька тактично отошел от нас двоих. Девушка замешкалась, с подозрительностью окинула прищуренным взглядом, а потом ухмыльнулась и пошла прочь мимо меня. - Постой! - ухватился за ее локоть, но она одернула свою руку.
        - Я не сказала тебе «спасибо»? Ну так - спасибо за помощь. И то, что не смотришь, куда идешь, - острый язычок и взрывной характер явно были вызваны плохим настроением. Я молчал. Щеки девушки налились румянцем, она почувствовала свою вину передо мной. - Извини, - устало улыбнулась мне, - просто плохой день.
        - Ничего страшного. Позволь мне проводить тебя, - предложил свою помощь, протянув руки, чтобы забрать кипу бумаг.
        Удерживая сумочку на плече, она сначала замотала головой, а потом сдалась, когда я широко улыбнулся и ступил к ней на шаг ближе. Снова аромат цветочной ванили ударил мне в нос, а вокруг стало еще ярче, чем было.
        - Анна, - робко сказала она, представляясь мне.
        - А я - Соломон, - подхватывая ее ритм настроения, сказал я. Анна удивленно вскинула брови вверх и улыбнулась.
        - Не часто встретишь такое имя. Я бы сказала: вообще. Ты прямо, как герой из фильма Соломон Кейн, - хихикнула она, пробегаясь по моей внешности внимательным взглядом, а я понятия не имел, о чем она говорила.
        Дядька же едва сдерживал свой хохот, вот кому байки сочинять не придется. Пока Анна обернулась на шум, я пристально посмотрел на дядьку и пригвоздил его своим злым взглядом. Все знали, что лучше не злить меня и тем более - смеяться, этого боялись больше всего - моего гнева. Я сам себя боялся, когда во мне вскипала ядовитая кровь, призывая принять себя настоящего.
        - Так, где ты живешь, Анна? - легонько прикасаясь к ее хрупкому плечику, обратил на себя внимание девушки.
        - Недалеко, - загадочно промолвила она. - Ладно, Соломон, мне пора. Спасибо, что не был равнодушным ко мне. В нашем мире этого мало, - выдохнула Анна, приблизилась ко мне, вновь отобрав у меня свои бумажки. - Мне, правда, пора. Удачи, тебе, - озаряя меня своей улыбкой, Анна робко приподнялась на носочки и поцеловала меня в щеку. Казалось, под моими ногами пошатнулась земля, и я замер, ощущая на своей коже тепло ее мягких губ. А потом засмущалась из-за своего порыва, опустив глаза в пол и развернувшись на пятках, она легкой походкой ушла прочь.
        Дядька хлопнул меня по плечу, вырывая из особенного транса. Я быстро смахнул вуаль явно колдовских чар, нагнанных меня очередным проказником.
        - Во дела, - протянул он, - и что это было сейчас? Соломон, у тебя проблемы, - констатировал родственник.
        - Я сам не знаю, что это было. Хватит мне двадцать первого века, верни меня домой.
        ГЛАВА 1. Спустя два земных месяца
        ГЛАВА 1. Спустя два земных месяца
        Пялясь в черный монитор своего ноутбука, я никак не могла отделаться от мыслей о том мужчине, с которым столкнулась несколько недель назад. Его взгляд, манеры поведения и даже сам голос - всё было другим. Практически каждую ночь я видела его в своих снах. Неважно, рядом он был, или далеко, но я ощущала его присутствие.
        - Аня! - издали послышался грубый, неотёсанный тон начальника. Не успела я прийти в себя, как Фёдор Николаевич стеной стоял у моего рабочего стола. Уперев в бока руки, он смотрел на меня, прищурив свои кроличьи глаза, - проект готов?
        - Конечно, готов! - вскочила со стула и принялась собирать папки, чтобы передать ему лично в руки. Он цыкнул на меня, как только получил желаемое. Проект важный, и я отчасти понимала начальство, от него зависела наша прибыль. Как только вышестоящее руководство одобрит новый дизайн сайта, мной разработанный не одну бессонную ночь и трудовой день, дело у нас будет в шоколаде. Тогда мы все выдохнем полной грудью от облегчения. А уж я-то… стоило подумать о себе, как мигом мои мысли перескочили в тот день, когда я столкнулась с незнакомцем - Соломоном, так он представился мне. Странный такой. Не как все. И имя у него слишком киношное, точно обманул.
        - То-то же, - Фёдор Николаевич окинул меня подозрительным взглядом. - Где ты витаешь, Аня? Уже два месяца сама не своя. Что случилось?
        - Ничего, - мигом ответила, натягивая улыбку во все тридцать два зуба. - Я могу пойти домой? - спросила разрешения, хотя на часах уже давно было не рабочее время. Начальник хмыкнул, но спокойно кивнул. В этом деле он не был цербером, как многие считали. Выполняй в срок и будешь мил - его любимая фраза, которую каждое утро любой из сотрудников слышал при встрече. Мы привыкли, правда.
        Фёдор Николаевич - добрый старик, но со стержнем; в общем, с ним не забалуешь.
        - Иди-иди, Аня, - поторапливал меня, провожая за двери из моего же кабинета. - Михаилу привет передавай, - ой, черт возьми, а вот его я меньше всего хотела видеть.
        - Обязательно, - так же наигранно ответила, скорее сматываясь восвояси.
        Михаил - мой молодой человек, ну, как сказать, мы вроде и встречаемся, а на деле - у нас отношения, как у хороших друзей. Без интима, без поцелуев. Миша меня замуж позвал и вот уже который месяц ждал ответа. Его предложение, сделанное мне на мой двадцать четвертый день рождения, лишь огорчило. Из-за того, что я промолчала, многие гости решили по-шустрому разойтись по домам, оставив нас наедине для выяснений отношений, а их и не было - Миша тоже ушел домой, оставив кольцо на моем кухонном столе в моей квартире.
        На улице давно смеркалось, солнце скрылось за горизонт бетонных гор - высотных зданий, даже прохладой повеяло. Я вздрогнула, в который раз отругав себя, что постоянно забывала плащ или теплый кардиган. Идя в шелковой блузке и легких брюках, продрогла до нитки. Обняв саму себя, я решила забежать в местную кафешку, что находилась неподалеку от моей работы. Мы часто туда бегали с девчонками на обед, но в последние несколько дней я выбилась из «стаи». Мысленно рассмеявшись над собой, я скорее прошмыгнула за дверь, которую открыл молодой человек, выходя из кафетерия. Тепло тут же приняло меня в свои уютные объятия.
        Людно - все, как я люблю. Шум голосов, смех и постоянная суета, а за окном город готовился ко сну, открывая для нас новое дыхание жизни. А потом я вдруг резко остановилась на знакомом мне профиле. Мужчина! Тот самый, черт возьми. Я мгновенно почувствовала волнение, которого прежде не испытывала ни к кому. Соломон сидел один за столиком на двоих - ждал кого-то, стало быть. И только поэтому я не решилась к нему подойти, а расположилась за два столика от него.
        - Вот меню, Аня, - знакомая официантка Ася не спускала глаз с Соломона. А я? Тут же одернула себя.
        - Спасибо. Мне, как обычно, дружок, - поблагодарила девушку, намереваясь скорее спровадить ее подальше от затеи разглядываний.
        - Красивый, - заметила она, переводя на меня свой зеленый взгляд, - но не из наших краев. Красавчик явно здесь ненадолго оказался. Может, по работе приехал откуда? - задумалась Ася, проигнорировав мой заказ.
        - Может и так, - оглушительный тон голоса Соломона испугал нас обеих.
        Я подпрыгнула на стуле, не ожидав такого поворота событий. Мы же далеко от мужчины, как он услышал нас?! Он же галантно поднялся и подошел к нам, приветствуя сначала Асю и доведя ее до румянца, а только после, обратился ко мне: - Я поужинаю с вами, Анна, - деловито, и, главное, безапелляционно.
        - Э?
        - Ася, - Соломон лукаво ухмыльнулся, пока Ася таяла под его гипнотическими чарами. - Наш заказ, пожалуйста.
        - Ах! - спохватилась она, - да-да, он уже почти готов.
        Соломон присел напротив меня, как ни в чем небывало, сложил ногу на ногу и скрестил руки на груди - аля сама деловитость, словно я попала на собеседование. От нахальства, я даже прыснула, повторив его действия и позу. Как два коршуна, не сводили друг с друга взгляда.
        - Как ваши дела? - он первый оборвал напряженную паузу. Рассматривая его лицо, я заметила, что мужчина был не просто красивым - он по-особенному был уникальным. Что-то в нем кричало об опасности и властности. Вздернутый подбородок, острые нос и скулы, глаза чернее угля, мощная шея…, а вот дальше я запретила себе смотреть. Уж больно сладок оказался запретный плод, итак, покоя не давал два месяца, истязая во снах.
        
        - Если скажу - все хорошо, вас устроит такой мой ответ? - ответила завуалировано.
        - Дядька предупреждал, что вы, народ, слегка со странностями, - заметил он, введя меня в ступор. Ой, ну точно не местный, как сказала Ася, а уж ей-то виднее, стольких ежедневно встречала в кафешке.
        - Что, прости? - заторопилась я, нахмурившись. Соломон замолчал, будто дал клятву монаха. Лицо окаменело, ни единой эмоции.
        - Ничего. Мысли в слух, извини, - будто ожил, вмиг переменившись. - Значит, всё у тебя прекрасно. Я рад, - покачал он головой. - Знаешь, я хотел пригласить тебя прогуляться. Составишь мне компанию? - вздернув правой бровью, он будто с вызовом задавал вопрос, проверяя меня на что-то.
        - Нет, Соломон. Я поем и домой.
        - Боишься? - мужчина придвинулся, опустив локти на край столика. Я затаила дыхание, вновь ощутив его аромат одеколона - цитрусовый, с примесью неизвестного мне запаха цветка, но не сандала точно.
        - Нет. Просто я вижу тебя во второй раз, - пожала плечами, высказывая очевидное.
        - А в кино? Если в кино приглашу - согласишься? - не сдавался он, и тут я рассмеялась, когда заметила на его губах коварную ухмылку.
        - В кино, может, и можно, но не сегодня, - засмущалась от его настойчивости.
        - Значит, это - да? - игриво пошевелив бровями, Соломон окончательно подорвал во мне стойкость сопротивления.
        - Возможно.
        Наш ужин принесли очень вовремя, потому что больше таких каверзных вопросом мужчина не задавал. Я заметила, что он скептически осмотрел свою тарелку, как будто ему туда насыпали не съестного. Отодвинув еду от себя, он достал телефон и напечатал сообщение, а потом вновь был весь внимание на меня.
        Промочив губы салфеткой, сытая, я была готова к новым свершениям. Ну, это мне так показалось. Все же рабочий день умотал и хотелось завалиться в теплую постельку.
        - Ладно, - я отложила от себя салфетку и засобиралась. - Спасибо, что составил компанию, хоть и странную, - понизив тон голоса до шепота на последнем слове, я заметила, как Соломон тоже засобирался. А это уже и вправду странно.
        - Я провожу. Честно. - Выставив перед собой руки, высокий мужчина оказался рядом со мной в считанное мгновение. - Готова? - заговорщицки произнес он, окинув меня с ног до головы любопытным взглядом.
        - К чему?
        И, вуаля, кафешка, полная народу, в миг испарилась. Господи! Что за чертовщина!?
        ГЛАВА 2. Соломон
        Анна потеряла сознание при перемещении в мой мир. Отрубилась у меня на руках; посмотрев на девушку, заметил, что ее грудная клетка едва трепыхалась, впуская в себя кислород. Держа ее в своих объятиях, я чувствовал, как по всему моему телу бегали мурашки, затрагивая каждый нервный участок и доведя до дрожи. Странно это всё, как и слова Хранителя, что якобы я прошляпил свой знак. Нахмурившись, я отбросил мысли в темный закоулок, решив вернуться к ним немного позже. А лучше, если самого Хранителя вызвать и потребовать ответов. Надоели мне их загадки!
        Проходя по темному коридору в своем замке, я бесшумно направлялся в гостевые покои, чтобы аккуратно уложить Анну в постель и дать ей немного времени прийти в себя. Дядька предупреждал меня, что для землян рискованно подобное путешествие, ведь обычно их души попадали к нам, перерождаясь в новых существ - членов Царства Адова. Здесь мы обретали бессмертие и вечность во времени, но, увы, лишались всего остального: настоящих чувств и эмоций. Я два лунных месяца наблюдал за девушкой; приходил в ее сны, наслаждаясь тем видением, которое она дарила мне - Анна думала обо мне, как и я о ней. Хотел бы я все забыть, вычеркнуть из памяти своей, но задача оказалась мне непосильной. Впервые, я сдался обстоятельствам и пошел на отчаянный шаг, и только сейчас до меня вдруг дошло, что Анна возненавидит меня еще больше, как только узнает, что произошло с ней.
        Слуги, семеня за мной следом, шептались за моей спиной, выстраивая интриги. Но оказалось достаточно одного моего взгляда, чтобы они замолчали и прекратили вообще что-либо говорить. Они боялись меня, моего могущества над ними и той кары, которой я жестоко наказывал провинившегося.
        Войдя в огромную комнату, я окинул помещение взглядом, замечая, что плотные шторы скрывали от глаз мой мир и алый закат красного раскаленного солнца. Какой же реакцией встретит мир Анна? Переведя взгляд на девушку, на ее тонкие, розовые губы, чуть приоткрытые и жаждущие поцелуев, я отметил для себя, какой красивой она была даже во сне. Ее сонная артерия спокойно трепыхалась; чуть склонившись, я прикоснулся своими губами к ее шее, ощущая цветочно-ванильным аромат духов. Глубоко втянул, наслаждаясь мгновением, а потом поцеловал, едва прикипая губами к бархатистой коже. Анна пошевелилась в моих объятиях, видимо, ей стало неудобно, или щекотно, и она нахмурила брови. Тихо опустив девушку на мягкую постель, я разул ее и убрал на стул сумочку. Анна потянулась, но так и не проснулась, чему я был безмерно рад. Удаляясь, я обернулся и еще раз одарил вниманием девушку, которая не давала мне покоя столько земных недель. Я хотел разгадать тайну, что хранилась за семью печатями, и почему именно она, а не тысячи других. Что в ней было особенного?
        В моем кабинете не было никого. Закрывшись в нем, я сел и задумчиво уставился в одну точку, проигрывая в голове весь эпизод нашей встречи. Навевая холодный ветерок, я специально спровоцировал нашу встречу именно в кафешке, в которой Анна периодически появлялась с коллегами по работе. Дядька отговаривал меня от авантюры, но я сумел усыпить его бдительность, и, воспользовавшись моментом, воплотил план в действие.
        Раздался глухой стук в дверь моего кабинета, не суливший мне ничего хорошего. Без моего разрешения, ворвался отец - разъяренный, с каплей неверия. Следом семенила мать, а за ней и дядька, виновато опустив черные глаза. Хотя его лукавая ухмылка о многом другом говорила, но никак не о сочувствии. Дядька явился насладиться руганью моих родителей.
        - Соломон, немедленно объяснись! - мама театрально закатила глаза, шлепнув себя ладонью по груди.
        - Не понимаю, о чем вы, - сказал, как отрезал, лишая их возможности взять меня с поличным. Я оставался на своем месте, надменно глядя на каждого присутствующего члена семьи.
        - Ты - чистокровный демон, рожденный здесь, а значит и невеста твоя должна быть такой. Это правило! - отец не спускал с меня прищуренного, встревоженного взгляда, вцепившись клешнями. Дядька мысленно перекрестился, и обе пары глаз, - отца и матери, тут же приковали его свирепым остием лезвия. - Это всё ты! - отец ткнул в него пальцем. - Из-за таких, как ты, наши дети потом совершают неведомые поступки. Неужели прошлый раз тебе не стал уроком, Авраам!? - взревел мой отец, а я нахмурился, не понимая, о чем шла речь.
        Мама тихонько накрыла ладонью плечо отца, успокаивая того. Отличительная способность женатых демонов - их мысли были недоступны окружающим, и поэтому, о чем обмолвились супруги - для нас осталось загадкой. Еще одной тайной, неспособной раскрыться во всех красках. Мамин теплый, но бездушный взгляд мгновенно охладил пыл отца, и тот, кивнув, отступил, отпуская дядьку.
        - Хорошо, - смирился демон, - но я требую объяснений: какого чёрта сюда попала землянка? - отец снова взялся за меня, - Соломон, верни её домой немедленно. Не гневи жителей Царства, это может кончиться плохо. Если о ней прознают до того, как кровавая Луна взойдет на небосводе, она может никогда больше не вернуться обратно. Застрянет между двумя мирами и будет мучительно страдать, - он закончил внушительный монолог, оглушая меня грядущими последствиями.
        - Сынок, отец прав, ей среди нас - не место, - мягко добавила мама, продолжая держать отца под локоть.
        - Бал состоится через несколько суток, - сухо напомнил я, - девушка останется до этих пор, - не успел я закончить фразу, как отец поддался вперед, желая возразить. Я поднялся со своего стула, потянув за собой тьму и грозную силу власти. - Я так решил.
        
        Родители больше не сказали ни слова, оба развернулись и вылетели пулей из моего кабинета. А вот дядька, довольный собой, подмигнул.
        - У меня к тебе разговор, Авраам, и ты не увильнешь от меня, - невидимой цепью сковал своего родственника, потому что в любой момент он мог испариться. Впрочем, дядька обожал сматываться таким образом. И этот раз не стал исключением: один миг, и после него осталась всего лишь разорванная темная ниточка в пространстве, свидетельствующая о перемещении в другое место.
        ГЛАВА 3. Анна.
        Господи, какой же кошмар приснился, что аж голова кругом пошла и я немного взмокла. Сквозь дремоту, я потянулась, отмечая, насколько мягче стала моя постель. Нахмурилась, ощутив ароматы - не такие, как в моей спальне. Резко распахнув глаза, я вскочила и стала осматриваться вокруг. Где я?
        - Соломон? - тихонько позвала своего похитителя. Тишина. - Ты здесь? - предприняла еще одну попытку, если вдруг он меня не расслышал с первого раза. Но тщетно.
        Накрытая теплым и тяжелым пледом, я пригрелась и, если честно, выспалась за столько времени, сколько длился проект моих бессонных ночей. Откинув в сторону плед, спустила ноги на пол - холодно, черт подери. Зашипела, скорее нащупывая свою обувку, а она оказалась у стульчика, что стоял недалеко от широкой кровати. На нем же лежала моя сумочка. Я мигом рванула к нему, желая воспользоваться мобильником и вызвать полицейских. Что за беспредел?! Моему возмущению не было конца и края. Порывшись в кармашках, я все-таки выудила свой мобильник, и наскоро набрала телефон горячей линии, но меня ожидало еще одно потрясение - сигнала не было. Бесполезная вещь ничем не могла мне помочь. Уперев руки в бока, я старалась сконцентрироваться и не паниковать. «Анна, дыши и обмозговывай варианты своего спасения», - мысленно повторяла самой себе, как мантру, зачитывая по десятому кругу.
        Я сунула телефон обратно в сумочку, обулась и присела, крепко вцепившись в свою вещь. Ожидание убивало, но что мне делать? Точно - окно! Словно спринтер, я рванула к нему и распахнула тяжелые, плотные шторы. Металлические кольца оглушили тишину, разрывая своим звучанием, а я… я замерла, увидев, что было за окном.
        - Это всё сон! - промолвила, мигом занавешивая окно обратно. - Сон, и я сейчас проснусь. Проснусь! - прокричала, ущипнув себя за руку. - Ай! - застонала от боли, которую сама себе причинила впопыхах, желая удостовериться в своей догадке. - Соломон, - прошептала имя мужчины, укравшего не только мое спокойствие, но и меня саму.
        Сквозь дремучую тишину, окутавшую комнату вновь, послышалось шуршание шагов. Я замешкалась, не ведая, как отреагировать на незнакомца. Но этот некто замер у массивных черных дверей, а в прощелине было заметно, как чья-то тень кружила у комнаты, но не решалась войти. Осмелев, я сама подошла к двери и прислонилась щекой, затем прислушалась, вдруг хоть словом обмолвится кто.
        - Эй! - не вытерпела я, - эй, я знаю, что ты там! А ну откройте! Выпустите меня отсюда! Кто вы такие, черт возьми!
        Снова шуршание, но только теперь шаги заметно потяжелели, а следом двери распахнулись, и я в буквальном смысле вывалилась, падая в крепкие, мужские руки, которые подхватили меня на лету. Стоило мне вздернуть голову вверх, как наши взгляды вновь встретились, прошибая меня до дрожи.
        - Буянишь, Анна?! - деловито приподняв правую бровь, Соломон прижал меня к своей груди, но я заметила, что не слышала его сердцебиения. Ведь практически прильнула к нему так близко. Мое же сердце зашлось ходуном, разливая огненную кровь по венам. В ушах зазвенело от частого пульса, а в висках вдруг потяжелело - такого со мной еще не было, чтобы я развалилась, как какая-то старушенция. Где же взять аппарат, чтобы давление измерить? Ох, Анна, не об этом ты сейчас думаешь… мой внутренний голос раздраженно констатировал очевидное. Соломон ухмыльнулся, нежно проведя по моей щеке и очерчивая скулу, следил за тем, как «рисовал» линии на лице, медленно касаясь нижней моей губы. Сам задышал учащённо, но быстро смахнул затяжную вуаль, и вновь посерьезнел. Я первой разорвала невидимую связь, отскочив от него. И неважно, что в его объятиях мне было комфортно чувствовать себя.
        - Еще как - буяню! Это мягко сказано, - прыснула я, еще на шаг отойдя от него. Получилось, что мы вошли в комнату, в которой я проснулась чудесным образом. - Ты чем-то опоил меня, да? - с подозрением накинулась на мужчину с вопросами. - Где я?
        Соломон молчал. Он скрестил руки на груди, наслаждаясь моей эмоциональной тирадой - да по его нахальным, прищуренным глазам это было видно! Я тоже решила сыграть по его правилам - замолчала и встала в позу. Соломон засмеялся, искоса посмотрев на окно, снова нахмурился. Смена его настроения с невероятной скоростью отражалась выражением на лице.
        - Понравилось то, что увидела? - властно задал вопрос, и в его тоне я ощутила бескомпромиссность. Я обязана была ответить, иначе, мужчина бы явно выпытал из меня не слово, так звук.
        - Нет, - вздёрнув подбородок, резко сказала я. - Что за чертовщина происходит? Какая это улица? Я не помню, чтобы вблизи города такое существовало. Это декорации? - в моих мыслях столько вариантов проскочило, а, учитывая, что я любила смотреть фантастические фильмы - воображение работало на ура, предлагая бесчисленное количество эпизодов.
        За окном простирался лес, но деревья все изувеченные и явно пылали и тлели от ветра, который тихонько выл порывами. Невероятных размеров луна - не наша земная, ярко освещала городок, а мы смотрели на него свысока, словно с птичьего полета. Я, конечно, мало представляла масштабы, но что-то все-же прорисовывалось. Соломон прошел мимо меня, и, как мне показалось, затаил дыхание, чтобы не дышать со мной одним воздухом. Высокий, статный и широкоплечий, мужчина был облачен в длинный темно серый плащ, хотя в помещении не было холодно. Остановившись у окна, он распахнул шторы и вновь обратил на меня свое внимание. А я замерла, предчувствуя, что он прямо сейчас чем-то огорошит меня.
        - Добро пожаловать в Царство Адово, Анна.
        - Куда, прости? - я округлила глаза, и даже икнула. - Это шутка, да? - во мне поднималась новая волна паники.
        - Нет, - сказал, как отрезал. И я поверила ему, потому что на его лице не пробежало ни тени усмешки надо мной. Меня лихорадочно затрясло, а мысли вдруг испарились. - Я похитил тебя. И теперь ты одна из претенденток в мои невесты, - еще одна новость, которой он окончательно добил меня, отправляя в очередной нокаут.
        Перед глазами поплыло изображение и мне стало нечем дышать. Соломон почувствовал мои смятения и резко ухудшившееся состояние, подскочил ко мне и обнял, снова прижимая к своей сильной груди. Нахмурив брови, он внимательно наблюдал за мной, а я разглядела в его взгляде то ли волнение за меня, то ли испуг…
        - Скажи, что ты шутишь, пожалуйста, - едва шевеля губами, промолвила.
        - Нет, не шутка, Аня, - мягко ответил он, но только его слова уже доносились до меня в виде отдаленного эха… потому что я вновь отправилась в бездну бессознательного состояния.
        Вот это я попала… единственное, о чем я смогла подумать, прежде чем отключиться.
        ГЛАВА 4. Соломон
        Вновь уложив Анну на постель, я присел на край кровати и долго смотрел на ее румяное личико. Длинные ресницы касались нососкуловой складки глаза, покрывая нежную кожу теплом. Девушка дышала ровно, погруженная в шоковое состояние. Как только она придет в себя, разговоров мне не избежать. Наклонившись, я буквально в пару сантиметрах навис над ее розовыми губами, слегка приоткрытых, искушенный поцелуем - настоящим, всепоглощающим, находился на грани безумия. Но я оборвал всякие мысли о нем, чтобы больше не испытывать судьбу на прочность. Едва касаясь тыльной стороной ладони скулы Анны, я провел по контуру, очерчивая ее овал лица; девушка не пошевельнулась. Я оставил ее, а сам направился к Хранителю.
        Мой замок был возведен на огромном утесе, вокруг которого пылала лава, словно мой личный щит. Мои прадеды намеренно вскрыли вены почве планеты, выпуская на волю кипящий огонь. Враги всегда находились: кому-то не нравилась правящая семья демонов - в основном чистокровным, другие(перерожденные) были подавлены и чаще всего таились в глубинах лесного массива. Озлобленные гоблины - не переродившиеся души, навеки застревали в пограничном состоянии. Вот как раз их я остерегался больше всего. Царство Адово претерпевало множество бунтов, но в последние пару веков шла относительная тишина, хотя я предчувствовал скорую бурю. Слухи. Всюду ненавистные мне интриги, которые строили слуги, элита и даже мои родители. Я до сих пор не мог связаться с Авраамом. Дядька залег на дно; очевидно его появление в нашем мире вновь - возбудило народ. Все помнили его провальные попытки связаться себя узами брака. А заодно примеряли его судьбу на мне, искоса посматривая каждый раз, когда проходил бал невест под земную кровавую Луну.
        - Мой Лорд, - слуга поклонился мне, перехватив на пути к Хранителю.
        - В чем дело?
        - Элита желает знать, как скоро их повелитель даст добро на проведение столь важного мероприятия, - ехидно проговорил он, глядя на меня исподлобья. Он заметил, что я вышел из гостевой спальни, где сейчас находилась Анна. Уже пошли разговоры о девушке, которую я якобы нашел в лесах. Им не нужно было знать, что она украдена, да еще не где-то там из наших краев, а совершенно в другом мире и даже измерении.
        - Пусть элита не беспокоится, - с многозначительной интонацией проговорил, - у них одно на уме - балы-маскарады, словно других развлечений больше нет. Ступай, - кивнул слуге, отпуская его, но он не спешил со мной расстаться.
        - Мой Лорд, еще элита беспокоится о вашем дяде. Они взволнованы, - сказал слуга. Ага, ух, какие переживательные, черт бы их побрал. Окинув взглядом седовласого мужчину с глазами цвета нефрита, я отметил для себя, что демоны очень медленно старели и этому древнему скорее всего как моему прапрадеду. Разодетый в идеально белые одежды, поверх которой был покрыт длинный синий плащ, слуга так же не сводил с меня своих глаз. Я чувствовал, что он меня не боялся, но уважал.
        - Я все сказал. Бал состоится, переносить смысла нет, - устав от беседы, я кивнул старику, а сам направился к намеченной цели.
        Хранители - это целый неизведанный, странный народ жителей среди основной массы. Они сохраняют в своих архивах записи о каждой душе, попавшей в наш мир. Знали судьбы пар, если те складывались в единое целое по пророчествам. А еще, будучи юнцом, мне нравилось слушать о возникновении веселённой и как наш мир стал третьей сотворенной планетой - сестра планеты Земля, вечна во тьме и всегда рядом тенью.
        - Соломон! - радостно поприветствовал Хранитель, увидев меня, когда я неслышно вошел в их огромные залы, уставленные высокими стеллажами с записями и шарами-судеб. - Рад тебя видеть, мой Лорд.
        - И я рад, Хранитель.
        - Что тебя тревожит? - высокий мужчина, облаченный в серые костюмы-платья, нахмурился, - неужели встревожен из-за слухов об Аврааме?
        - Не только. Я хотел бы знать, что скрывают от меня мои родители и при чем дядька, - честно признался в смятенных мыслях, не дававших мне покоя который полдень. Выражение лица Хранителя было непроницаемым, но я ощутил его настороженность в проявлении мной интереса о прошлом родителей и Авраама. Значит, есть вещи, о которых попросту умолчали, чтобы лишить меня настоящей правды о семье.
        - Мне было видение, Соломон, - Хранитель быстро перевел тему, зная прекрасно, как трепетно я относился к таким явлениям. Они были редки, но всегда четко обрисовывали грядущие изменения.
        - Я ждал, - ответил, пристально поглядев в прозрачные глаза Хранителя. Мужчина закатил глаза, взывая к высшим силам. Проговаривая особенные речи, Хранитель стал судорожно ощупывать стоящий рядом стеллаж. Я был спокоен, потому что это абсолютно нормальное явление для них. Любой другой, а особенно Анна, перепугались бы и дали деру. Но, думаю, девушка попыталась бы оказать первую помощь. Я тут же вспомнил земной момент, когда наблюдал за Аней и ее жаждой любви к животным. Кошки и собаки, да всякая другая живность. На удивление, эти существа обожали ее и чувствовали исходивший от нее добрый помысел.
        - Соломон, - широко распахнув глаза, Хранитель шокировано уставился на меня, а я напрягся. Черт возьми, мне не следовало прямо сейчас думать о земной девушке. - Твоя судьба по-прежнему в твоих руках, но видение размыто. Бал состоится, но, боюсь, результат будет таким же, как и прежние. Ты нарушил приказ своих отцов - нельзя ступать на землю, и уж тем более приносить из того мира его частичку. Последствия не обратимы, - его слова, как вердикт на камне, прозвучали эхом по всей зале. Хранитель держал в руках шар, внутри которого в красной мантии сиял синий проблеск искорок. Я присмотрелся в красоту, ведь прежде не видел такого. Обычно все шары имели однородную структуру серого и красного дыма, но никак не синего, да еще и искрящегося. - Видишь? - Хранитель протянул мне шар, вкладывая в мои ладони. - Это означает, что в наш мир попала живая душа.
        ГЛАВА 5. Анна
        Снова Соломон оставил меня с целой тонной вопросов. Никаких ответов, и его выражение «ты одна из невест» - повергло меня в шок. Как я могла стать ему невестой, если была практически помолвлена с другим? Да что вообще за чертовщина-то такая происходила?! Головная боль отдавалась в затылке, а перед глазами всё плыло, но я смогла найти в себе силы и подняться с мягкой постели, в которой чудесный образом чувствовала себя уютно. В моей маленькой квартирке, оставленной бабушкой по наследству, мебель была вся старой. И полудиван-полукровать служили мне постоянным спальным местом, но все равно то-то родное - своё, а не это, где прямо сейчас находилась я.
        Я предприняла еще одну попытку и подошла к окну, запаханного тяжелыми плотными шторами. На счет три - снова приоткрыла их и поглядела на то, куда меня занесло. Попала - мягко сказано, решила я. Глазам не верила в происходящее, но щипать себя еще раз не хотелось. Пока я размышляла, как мне отсюда сбежать, желудок предательски заурчал, напоминая мне, что с ужина прошло уже достаточно времени. Кушать и вправду хотелось, а в комнате не было ничего съестного. Только странная жидкость в чаше стояла на прикроватной замысловатой тумбе. Я все же подошла к ней и скептически осмотрела содержимое: жижа не прозрачная, а слегка розоватого оттенка. Взяв чашку в руку, я тихонько приблизила ее к носу и втянула запах, ощущая розовый, сладкий аромат. Удивилась. Потом поднесла чашку к губам и чуть-чуть отпила, чувствуя, как жидкость потекла по пищеводу, оставляя мягкое послевкусие. М-м-м, мне понравился этот необычный компот. И не думая, я отпила из чашки ровно половину, наслаждаясь вкусом жидкости. Довольная, я поставила обратно предмет, и, вытирая тыльной стороной ладони остатки с губ, направилась к массивным
дверям. Надо выбираться отсюда, пока меня силой не женили на ком-либо. Вот ещё!
        Как не странно, но двери были не заперты. Я всего лишь на ручку нажала, и та сама медленно открылась. Радостное волнение вмиг охватило меня, потому что уже я на чуточку была близка к свободе. Но как только я вышла из комнаты, тут же наткнулась на интересного персонажа, чем-то похожего на эльфа. Красивый и статный мужчина, высокий, но темноволосый, оглянул меня с ног до головы. Нахмурился, а потом заговорил:
        - Вы кто такая?
        Я разволновалась, не зная, что ответить ему.
        - Гость Соломона, - твердо заявила, вскинув подбородок вверх. Мужчина вмиг переменился в выражении лица и покланялся мне, чем только напугал. Он исподлобья посмотрел на меня, обдавая синевой своих глаз.
        - Простите, никак не ожидал встретить в замке Лорда девушку. Обычно он сторонился гостей в вашем исполнении, - его приторный тон насторожил меня, как и слова, которыми он описал мое присутствие тут. Складывалось впечатление, будто я попала в эпоху прошлого столетия, где были настоящие леди и вежливые джентльмены. Да что говорить, даже на этом недочеловеке странные одеяния. Мужчина заметил мои сомнения, ухмыльнулся и выпрямился, став выше меня, как минимум на три головы.
        - Как я могу выйти отсюда? - не теряя времени даром, я тут же задала вопрос ему. Мужчина насупился, а потом обернулся полубоком и указал на лестничный пролет.
        - Вам нужно спуститься на первый этаж, а дальше вас проводит слуга Лорда. Но, - он снова весь внимание уставился на меня, окинув прищуренным взглядом, - думаю, Тёмному Лорду не понравится, если его гостья покинет без его ведома замок.
        - Спасибо и всего вам доброго! - игнорируя его опасения, я поблагодарила мужчину, а потом рванула к тому самому лестничному пролету. Я не обращала внимания на его реплики, доносившиеся до меня, у меня была одна цель - как можно скорее покинуть это место.
        На первый этаж я попала спустя пятнадцать минут это точно. Казалось, комната, в которой я очнулась, была на самом последнем этаже. Заточили же на самую верхушку, чтобы не смела сбежать. Запыхавшись, я остановилась, чтобы немного перевести дух. Воздух тяжелый, слишком густой, но все-таки я могла им дышать, а значит, и на улице должно быть точно также. В огромном холле стояла мертвая тишина: ни голосов, ни посторонних звуков, кроме моего прерывистого дыхания. Я высунулась из-за угла, чтобы проверить обстановку, и с замиранием сердца заприметила входные двери. Я была близка! Совсем близка к тому, чтобы сбежать отсюда. Это явно чей-то розыгрыш, не иначе. А если Миша решил меня таким образом скорее уговорить принять предложение, то это не самое лучшее решение. Осталось только найти настоящий выход из этих декораций. Я была убеждена, что это они и есть.
        Только я собралась рвануть, как вдруг эхом раздался чей-то смех, да еще и женский.
        - Я слышала, что Лорд привел в свои покои девушку, - с язвинкой сказала одна дама, появившаяся из-за угла, следом за ней семенили еще несколько. Каждая из них прихорашивалась на ходу, явно ожидая столкновения с Соломоном.
        - Нет, Азада, - запротестовала другая, что шла по правую руку этой Азады, - не разноси сплетни. Слуга сказал, что Лорд ее в гостевую спальню отнес, - затем, понизив тон голоса, осторожно добавила: - на руках нес. Представляете?!
        Все хором ахнули, наигранно приложив свои ладошки к грудной клетке.
        - Не может быть! - Азада резко остановилась. - Ты врёшь, и слуга твой - обманщик! - не унималась девушка. Я совсем притихла, а потом прислонилась спиной к стене и закрыла глаза. Сердце так громко стучало о грудную клетку, что казалось, девчонки явно расслышали его удары, потому как резко всё стихло.
        
        - Может или нет, но я бы на вашем месте перестала сплетничать, - резко раздался тяжелый голос женщины, судя по всему, намного старше девичьих. - Зачем пришли в замок к Лорду? - грозно задала вопрос, ожидая от толпы ответа. Но девчонки, скорее всего замялись.
        - Хотели узнать, госпожа, - опять противный, скрипучий голосок Азады, - состоится ли бал? - трепет в ее голосе меня раздражал. Было ясно одно: Азада - претендентка в невесты Соломону, и явно ждала, что на ее стороне любая удача.
        - Состоится. Непременно. А теперь я попрошу вас покинуть замок, и впредь не заявляться без пригласительного оповещения. Если Соломон узнает о вас, боюсь, Азада, ваш рейтинг в кандидатки рухнет мгновенно, - многозначительно сказала женщина, устрашая девушку в провале. - Ступайте, - громоподобно заявила она, прямым текстом прогоняя девчонок, и те действительно, засуетившись, рванули к выходу.
        Снова повисла гнетущая пауза в тишине; странно, что не было ни эха шагов, ни шума. Я снова выглянула из-за угла, а там пусто. Удивившись, я еще раз окинула помещение пристальным взглядом, затем вышла из-за своего укрытия, и на цыпочках целенаправленно двинулась к огромным дверям.
        - Анна?! - раздался вопросительный тон голоса Соломона, стоило мне протянуть руку к двери. Он буквально вырос передо мной, и, опустив свои ладони мне на плечи, пристально приковал взглядом к месту. За его спиной витал темно-серый дым, сгущался тучей, а затем резко испарился, будто его не было вовсе. Вся эта чертовщина не выходила из моей головы, я не могла сложить пазл воедино и принять за реальность увиденное. Шумно сглотнув, я перевела глаза на Соломона.
        - Я хочу домой, хватит с меня этих, - я взмахнула руками, обозначая всякие «штучки-дрючки», которые происходили на моих глазах, - чудес, - закончила я, подобрав определение всем явлениям. Соломон сдержанно выслушал меня, но я видела, как в его взгляде плясали искорки веселья.
        - Не получится, - мужчина пожал плечами, а я шокировано уставилась на него, - красная Луна в фазе полнолуния.
        - И что это значит? - осторожно поинтересовалась я, подыгрывая Соломону, хотя волнение все же охватило меня с головой. Я не могла понять, играл ли Соломон со мной, или все происходило наяву. Если он окажется актером, то я лично вручу «Оскар» за правдоподобность.
        - Перемещение сквозь пространства, по-вашему - порталы, закрыты, - спокойно ответил он, как будто эта беседа была самой обычной и будничной. - Если предпримем попытку, то можем погибнуть, - тут же закончил он, как будто сумел прочитать мои мысли.
        - Я не просила тебя похищать меня, - разозлилась я, повышая на Соломона голос, - у меня недоработанный проект на носу, понимаешь? Я же работы лишусь, если не явлюсь на презентацию! Отпусти меня! - закричала во все горло, потому что приступ паники все-таки накатил с удвоенной силой. Я отказывалась верить в то, что говорил Соломон, ну не правда всё это - не правда! А Миша получит по полной программе за такой розыгрыш.
        - Аня! - Соломон резко оборвал мои всхлипы; тьма вокруг нас обоих мигом сгустилась, навевая не самые позитивные мысли. Я притихла, прикусив язык, потому что боялась этого мужчину. Испугалась взгляда, почерневшего за секунду во весь глаз, закрывая густотой белок. Начала пятиться назад, вот только спиной уперлась в стену. Ну всё, пропала… и бежать некуда.
        Соломон, как хищник, надвигался на меня, потянув за собой нити темного дыма. Его пристальное внимание было неизбежным, а потом, остановившись в метре от меня, мужчина вмиг обернулся в прежний облик.
        - Прости, - тут же бросил он, опустив глаза в пол и уперев руки в бока. Задышал учащенно, - не хотел пугать тебя. Совсем забылся, что ты не из наших краев, - виновато посмотрел на меня исподлобья, а я, как дурочка, согласно закивала. Внутри все стянуло в тугой узел, даже вымолвить ничего не могла, хотя хотелось высказаться в пару ласковых выражениях. Соломон осторожно протянул свою руку. - Идём со мной, Аня, поужинаем. Ты два земных дня провалялась в мертвом сне.
        - Как - два?! - ахнула я, окончательно сбиваясь с разумных мыслей.
        - Наш день равен вашим двум, - спокойствию Соломона можно было позавидовать.
        - Что же ты наделал! - воскликнула я, от безысходности, сползла по стене вниз на пол. Притянула ноги к груди, обняв саму себя, и заплакала. - Я же теперь точно осталась без работы. И Миша всех на уши поднимет, как только до него дойдет, что я пропала.
        Соломон заметно напрягся.
        - Кто такой «Миша»? - переспросил у меня, присев на корточки передо мной. Я подняла голову и смахнула со щек слезы. Наши взгляды пересеклись, пробивая нас обоих на искру невероятного притяжения и желания поцелуя. Но вопрос так и витал в воздухе, а Соломон ждал.
        - Жених мой, - не стала вдаваться в подробности, что к чему, но заметила, как мои слова отразились на лице Соломона сомнением и удивлением одновременно.
        ГЛАВА 6. Соломон
        - Соломон, верни меня домой, - вновь тонкий голосок девушки, возвративший меня к реальности. Ее испуганные глаза, скорее таили в себе интерес ко мне и то, как именно я отреагировал на ее ответ. «Жених» … из головы не выходило, но, как я мог проглядеть столь важный момент, ведь тогда Анне не удастся занять место среди претенденток в невесты для меня.
        - Нет, - резко буркнул, поднявшись и выпрямившись струной, девушка тоже потихоньку встала на ноги и стерла со щек влажные дорожки. Анна была в полном праве требовать возвращения - это я не хотел, ляпнув, будто перемещение между миров невозможно. Да всё было возможно, но я цеплялся за девушку, желая понять, почему тогда - при первой встрече, когда мы столкнулись, между нами пролетела искра. Что в ней было такого, чего не было в местных кандидатках? - Отправляйся в свои покои и переоденься. В моем мире опасно разгуливать в одежде земных людей.
        Анна скрестила руки на груди и прищурилась, вгоняя меня в неловкое положение.
        - Ни-за-что!!! - воскликнула, гордо вздернув подбородок и курносый кончик носа. - Ты знаешь, что на Земле делают с такими, как ты? - с вызовом сказала она, ткнув меня в грудь пальчиком. Я молчал, выдерживая паузу, которую Аня сама спровоцировала. Снова искра, проскочившая дрожью по нашим телам, и девушка мигом одернула руку, ахнув. - Тебе размагнититься надо, снова током ударил меня, - пожаловалась она, совершенно не понимая, что тут дело в другом.
        - Так, что делают с такими, как я, - напомнил нить разговора, потому что мне понравилось то, как Аня храбро сражалась со мной, выступая в словесной перепалке.
        - О-о-о, - хитро ухмыльнулась, - ну, для начала тебя бы посадили в следственный изолятор, потом пошло бы следствие, затем суд и решетка, - просто ответила она, перечисляя земную бюрократию, о которой мы сполна наслышаны от перерождённых. - Хищение людей - это преступление, Соломон.
        - А что, если оно сделано из благих побуждений, м? - перебил девушку, заставив ее на миг лишиться дара речи. Анна была обескуражена моим предположением. - Представь, что я спас тебя от ненужного замужества.
        - Как будто сейчас оно мне нужно, - фыркнула девушка, закатив глаза. - Миша хотя бы ухаживает за мной, и знаю я его не первый день. А ты? - она скептически оглядела меня, как будто пыталась просканировать сквозь одежду и проверить на наличие души. - Вот, стоишь и молчишь, - прыснула девушка, цыкая себе под нос.
        - Хочешь земных радостей в виде сердечек и цветочков? Романтические ужины и походы в кино? - я сделал шаг вперед, вновь припечатывая Аню к стенке, только теперь между нами действительно работала сила притяжения. Я практически навис над девушкой, оставаясь в пару сантиметрах от ее розовых, приоткрытых губ. Сам сражался с искушением поцеловать ее и забыться, но не смел позволить себе прикасаться к ней. Анна затаила дыхание и уставилась на меня, пристально глядя только в глаза и ожидая от меня метаморфоз, которыми я успел напугать девушку.
        - А можешь? Помнится, ты звал меня в кино, что изменилось с тех пор? - вздернув правую бровь, она спросила с вызовом.
        - Хорошо, - я принял ее правила игры, быстро соглашаясь и тем самым еще больше дезориентируя Аню. Она замешкалась, почувствовав подвох. - Для начала - мы поедим, а потом я покажу тебе местные окрестности, чтобы ты поняла, какого рода романтические встречи и ужины, а также кино, будут проходить у нас с тобой в моем мире.
        Я не пытался напугать Аню, но эффект получился обратным. Внезапно появившиеся слуги отвели девушку обратно в ее спальню, чтобы она приготовилась к ужину со мной в огромной зале. Хранитель долго сверлил меня прозрачным взглядом, когда мы вновь столкнулись в холле после того, как Аня скрылась из поля зрения. Хотя я слышал ее сердцебиение, словно крылья земной птицы, о которой постоянно твердил Авраам, трепет и волнение с лихвой захватили мысли девушки.
        - Это она? - Хранитель схватил меня под локоть, останавливая посередине широкого коридора. - Соломон, - укоризненно произнес мое имя, разрывая гневом пространство. - Верни ее обратно. Услышь же меня, Лорд.
        - Уже поздно. Я солгал девушке, что возвращение на Землю невозможно.
        Хранитель цыкнул и отпустил мой локоть, затем достал из-за серой одежды шар-предсказание - тот самый, указывающий на живую душу в нашем мире. Он стал еще ярче, а искры теперь походили на молнии, сгущаясь в центре синей мантии.
        - Это не к добру. Видишь? - он выше приподнял шар, намеренно взывая меня к голосу разума.
        - Всё будет так, как я задумал. Анна останется здесь, Хранитель.
        - Тогда не удивляйся, если не перерождённые души потянутся к ней, как к спасительному кругу, - остережение Хранителя навевало сомнения, и я решил пока что пропустить его мимо ушей, но чуть позже вернуться к разговору об этом.
        ГЛАВА 7. Анна
        Ну и что это за наряд такой? Я скептически уставилась на платье, которое походило скорее на бальное, чем обычное. Нет уж, такого я на себя надевать не стану - пусть хоть миллион предложат. Уперев руки в бока, я пристально сверлила одежку колким взглядом, как будто могла прожечь ее насквозь. Затем эхом раздались тяжелые шаги и в спальню вошла грузная женщина.
        - Тёмный Лорд не привык ждать, - судя по всему, эта женщина была послана за мной. Я скрестила руки на груди и упрямо вздернула носом. - Времени нет, дамочка. Наберут же претенденток, черт голову сломишь от ваших загибонов, - она пробурчала себе под нос недовольства.
        - Ну вы смеетесь надо мной что ли, - прыснула я, не выдержав женского бурчания, - сами посудите, ну как мне в этом ходить?! - обеими руками указала на лежащее платье поверх покрывала. Женщина с недоумением посмотрела на меня, очевидно, выставляя диагноз сумасшествие. А оно скоро явно будет!
        - А что не так, милочка? - вновь тяжелые шаги служанки заполонили эхом помещение. Она аккуратно взяла пальчиками платье за плечики и продемонстрировала передо мной, будто от этого оно становилось еще более привлекательным. - Посмотри, Лорд сам сделал свой выбор, - воодушевленно промолвила она, а потом перевела на меня свой подозрительный мышиный взгляд, - Царство Адово перевернется к верху дном, раз сам Лорд проявил интерес к женской особе спустя столько времени, - пробурчала женщина, швырнув в меня платье, которое я тут же поймала на лету.
        - Я не стану его надевать, - наотрез отказалась переодеваться. Женщина устало пожала плечами, а потом безмолвно щелкнула пальцами. Одна только искра, и удивительный вихрь закружил меня в пространстве. Я засопротивлялась, пытаясь высвободиться из невидимых оков, захвативших меня в плен. Сердце так стучало, думала точно сердечный приступ схлопочу. - А! Помогите!
        - У нас не церемонятся с непослушанием, цыпочка, - довольно и ехидно сказала служанка, а потом снова повторила щелчок, успокаивая чудом возникший вихрь.
        И, что вы думаете, как по повиновению волшебной палочки, я оказалась разодета в это самое проклятое платье, а моя собственная одежка сама собой пошла в ванную комнату и сложилась в бельевую корзину. Я не то, чтобы в шоке была, я точно с ума сошла - вот это правильное определение моему бурному воображению. Что-то мне подсказывало, так слегка нашептывало, что вдруг я поскользнулась где на улице, и приложилась головой об асфальт, а уставший мозг скорее всего начал проецировать разного рода сцены, вперемешку с эпизодами из кино. В это гораздо легче поверить, чем в то, что я увидела воочию сейчас.
        - Вот, - служанка довольно похлопала в ладоши, возвращая меня с небес на землю. Я шумно сглотнула, перепугавшись ее. Ну а что, мало ли было на уме у этой женщины, так еще превратила б тыкву за непослушание. - А ты сопротивлялась. Смотри, как это платье украшает тебя, ты стала еще больше красивее, - слишком мягко произнесла она, словно по-матерински, так только мамы провожали своих дочек на бал. Я не стала смотреть на себя в зеркало, потому что мне было не интересно. Мало того, что меня похитили, так еще раздели и переодели в свои лохмотья доисторических времен. - Ну всё, делов-то, - служанка развернулась на пятках и направилась к выходу. - Идем за мной, душа ты наша, заблудшая.
        - Никакая я не заблудшая, - запротестовала я. - Что вы такое говорите?! Я домой хочу, а меня удерживают тут против воли. Понимаете? Соломон меня похитил, а вы ему потакаете, разве так поступают люди? - меня прорвало, хотя я-то понимала умом, что было бесполезно что-либо доказывать этой женщине. Она в любом случае была на стороне своего Лорда. Так оно и сталось, служанка отмахнулась от меня, как от назойливой мухи, не веря ни единому слову. Только чуточку удивилась, что я посмела их Лорда по имени назвать, как будто он мне был близким другом или родственником.
        Мы спустились практически на самый последний этаж, только теперь вошли с правой стороны через огромный холл в просторную залу, посреди которой стоял длинный стол, ломившийся от бесчисленного количества еды. И все ничего, только еда была совсем не такой, как наша - родная, земная. Хотя стоило отметить, что ароматы, витающие по зале, были очень аппетитными. Мой желудок тут же отреагировал урчанием, и я сцепила руки на животе, словно могла утихомирить свой организм. Пока я сражалась сама с собой, служанка тихонечко (что меня удивило) смылась, оставив тут одну наедине с самой собой. Так, где же Соломон, ведь именно он выступал инициатором ужина?
        Поправив подол длинного и пушистого платья, при этом ругнувшись под нос, я приподняла немного ткань и направилась к столу, чтобы посмотреть, чем питались «тутошние» жители.
        - Виноград? - вслух произнесла, приподнимая лозу с красными ягодами. Ну похож же ведь! Осмотрела фрукт и положила на широкую стальную чашу обратно. Оборвала одну ягодку и сразу в рот, прокусив нежную кожицу. Какого было мое удивление, когда вместо виноградного сока я ощутила во рту вкус малины, не раздумывая, отправила еще парочку ягод. С удовольствием уминала сладость, потому что с детства любила малину, а тут такая причудливая форма. Смакуя, я облизнула пальчики, ступив дальше на пару шагов вперед и неотрывно глядя на следующие блюда. Теперь фраза «голодная, как волк» для меня обрела буквальный смысл. Такой проголодавшейся я еще не была никогда.
        - Рад, что ты не побоялась начать ужин без меня, - громоподобно из ниоткуда раздался властный голос Соломона. Опять этот демон напугал меня до вздрагивания, и чашка с белой стружкой, напоминающей кокос, выпала из моих рук, ударяясь о пол с характерным дребезжанием. Я обернулась, сощурив свой взгляд, но тут же заметила, что вокруг него сгустились тени. Стало быть, снова перевоплощался.
        - Спасибо, - оскалилась, - необычайно вкусно. Удивил.
        - О, - Соломон лукаво подмигнул мне, - и не такое еще увидишь. А пока давай познакомимся ближе.
        - Вот еще! - замотала головой и хохотнула, отказываясь действовать по его плану. - Нам это ни к чему. Ты просто накормишь меня, а потом начнешь искать способ, как вернуть меня домой. Соломон, - мой голос предательски надломился, и мужчина насторожился, словно почувствовал мое тревожное ощущение и волнение. Я смахнула с лица выбившуюся прядь волос, заправляя локон за ухо. - Это уже не смешно, правда. Если я потеряю работу, мне нечем будет платить за квартиру. А в Москве не так-то просто содержать собственное жилье. Как ты этого не понимаешь? Будто сам не живешь в столице.
        - Аня, в том и дело, что не живу. Почему ты не веришь мне? Разве мало кругом доказательств того, что ты не на Земле? - нахмурился Соломон, выражая надменность. Я шумно вздохнула. Мужчина же двинулся ко мне, настигая практически вплотную. Его легкое касание ладони моей щеки вновь ощущалось покалыванием электризующего тока, как будто искорки от бенгальских огоньков, покусывали кожу. Я склонила на бок голову, и так получилось, словно прильнула к его руке, закрыв глаза. - Поверь мне, Аня, - почти что шепотом произнес Соломон.
        - Хорошо. Я попытаюсь.
        Наш ужин проходил в относительно тихой обстановке. Никто из нас не произнес ни слова, потому что были поглощены едой; ну как, точнее Соломон наблюдал за мной, пока я пробовала то, что слуги приносили на горячее.
        - Почему ты не живешь со своим женихом? - вопрос Соломона заставил меня замереть. Я отложила ложку в сторону и выпрямилась струной, намеренно растягивая время для своего ответа.
        - Это не запрещено, - непринужденно пожала плечом, будто тут не было никакого подвоха. - А почему ты все ещё не женат? - сразу же оборвала его, задав встречный вопрос.
        - Это не запрещено, - лукаво ухмыльнулся Соломон, пряча улыбку за бокалом вина. Отпил красной жидкости, смакуя терпкий вкус, затем вновь пристально посмотрел мне в глаза, завораживая своей чернотой. - Не видел смысла, - тихо добавил он, как будто прочел мои мысли, что я ждала более развернутого ответа. - Не так-то легко оказалось найти свою пару в моем мире, где у каждого демона не было души, - опустив глаза в пол и разрывая зрительную связь со мной, добавил Лорд.
        Я нахмурилась, уцепившись за слово «душа». Если они демоны, это еще не значило, что в нем - Соломоне, не было частички высшего.
        - Значит, этому есть другое объяснение, - предположила я, взяв в руку бокал вина и тоже прильнула губами к холодному стеклу, окропляя их жгучей сладостью.
        - Какое? - с интересом переспросил мужчина, облокотившись локтями о край стола. Его взгляд блуждал по моему лицу, словно мысленно вырисовывал черты лица, запоминая каждый изгиб и мимическую морщинку, а потом он на миг остановился на моих губах, затем, переборов самого себя, наши взгляды вновь пересеклись. Соломон был заинтригован моими рассуждениями.
        - Я плохо тебя знаю, а потому скорее жду от тебя занимательную историю, чем стану сама что-либо выдумывать, - выкрутилась, так выкрутилась. Казалось, Лорда устроило такое объяснение с моей стороны, и я заметно расслабилась.
        - Через пару дней состоится церемония, - снова обрушил на мою голову новость, от которой мурашки по коже гнались табуном. Я напряглась, совсем потеряв аппетит и интерес к еде. Соломон сделал вид, что ничего не заметил. - Я отдал приказ слугам проводить тебя к Хранителю. Нужно пройти обряд, который каждая претендентка выполняет перед брачной ночью.
        - Так! Стоп! - я соскочила со стула, и тот скрежеща отъехал от меня назад. - Это уже выше моего предела! Я ясно выразилась, Соломон, замуж не пойду! И точка.
        - Придется, - спокойный тон убивал меня, и я затопотала на месте, не в силах что-либо сделать еще. - Если хочешь вернуться домой, ты должна будешь помочь мне. Я предлагаю тебе сделку, - Соломон поднялся из-за стола, протянув чуть руку вперед, и тут же в его ладони появился свиток, вокруг которого витали серые ниточки дыма, словно бумага тлела. - Что скажешь, Аня? - как демон-искуситель, прошептал одними губами, гипнотизируя взглядом.
        - Я подумаю, - смахнув с себя наваждение, проморгалась и пристально взглянула на Соломона. - Раз сделка, то сначала ознакомлюсь с содержимым, а потом видно будет.
        Тёмный Лорд скрывал свой восторг, но очевидно одно - так просто мужчина меня не отпустит.
        ГЛАВА 8. Анна
        Наш ужин закончился полным фиаско. Конечно, я перешла на ругань и угрозы, которые, к слову, для Соломона не значили ничего. В итоге, я оказалась в своей спальне, причем запертая и с ненавистным свитком в руках. Он буквально прожигал мою кожу, взывая к прочтению содержимого. Недолго думая, я швырнула его подальше от себя, и металлический блеск рассек комнату, потому что на него попали красные лучи восходящей Луны на багрово-синем небе. Я ахнула, когда увидела красоту, которой прежде в жизни не встречала, и медленным шагом прошла к широкому окну, открывающему для меня столь прекрасный вид на вечернее небо Царства Адова.
        Это фантастика, не иначе.
        Впечатлившись увиденным, я попятилась назад и присела на край кровати. Меня такая грусть охватила с лихвой, что даже вздрогнула от уныния и несправедливости. Вот так взял и похитил средь бела дня у всех на виду! Ну, Соломон, так просто я не сдамся без боя!
        Подскочила на ноги и принялась снимать с себя чертово платье, только стесняющее мои движения. Как в таком можно передвигаться каждый день - я не понимала, а потому, как только я высвободилась из него, вздохнула с легкостью. Вот уже маленькая, но победа над этими ненормальными. У меня еще не было возможности оглядеть комнату целиком, тем более охваченная столькими эмоциями о пережитом, что даже не заметила здесь питомца - черный кот с зелеными глазами. Он лежал в своем домике, совсем не нервничал из-за моего присутствия, а уж я какой довольной оказалась - наверное, поэтому животное и почувствовало мои благие намерения.
        - Киса, я только поглажу тебя, - сказала я, встав перед домиком на четвереньки, затем села на пятки. Кот лежал смирно, но зеленых глаз не спускал с меня, бдел. Я тихонечко протянула свою руку и коснулась его лапки, кот мигом спрятал ее под себя и недовольно отвернул мордочку в сторону. Ой, ну и ладно, возмутилась сама про себя - и коты тут совсем не такие. Встала и направилась в ванную комнату, куда ранее сбежала вся моя одежда, вдруг ожившая и напугавшая меня до дрожи.
        Наполнив до верху ванну, я вылила столько жидкости для пены, что белые облака практически касались бортов. Обнажилась, поглядывая через плечо, на случай если сам Лорд посмеет без стука явиться ко мне. Но слава богу, мужчина на время оставил меня подумать над предложением. Странное такое, но главное, что, выполнив его, я могла вновь вернуться к своей прежней жизни. А больше всего меня пугало следующее: Соломон говорил про какой обряд у Хранителя; перед брачной ночью. Что за ерунда? Где о таком слыхано, чтобы невеста, а в моему случае - их несколько, что-то там доказывали. Вот еще! Фыркнула себе под нос, погружаясь в теплую, ароматную воду. М-м-м… протянула стон удовольствия, как только вода коснулась плоти. Откинув голову назад на бортик, я закрыла глаза, получая наслаждение и расслабление. Хоть какая-то приятность, и на этом спасибо.
        Мои мысли скакали, как ненормальные; из головы не выходил проект, который я накануне передала своему начальнику. Очень расстроилась, что не смогла до конца довести свое дело, а Соломону этого не понять, что не все могли позволить жить себе на широкую ногу. Зачем я только вообще столкнулась с ним? Как вот угораздило появиться именно в тот самый злосчастный момент, да еще совершенно ничего не подозревающей. Я ведь тогда, как глупая, улыбнулась ему, да еще засмущалась, мгновенно покрываясь румянцем от пристального внимания красивого мужчины. Но хуже всего, когда Соломон стал появляться в моих снах, по утрам сама не своя была от перенапряжения по всему телу. Взволновал он меня, а оно и понятно, ведь с Мишей ничего не складывалось, но Лорду об этом знать не следовало.
        Успокоившись, я с холодным рассудком подошла к рассмотрению договора, находившегося в свитке. Подняла холодную металлическую тубу и вынула бумагу, на которой красным по черному было написано соглашение между «Лордом и Невестой», а внизу прочерк для подписи, но нигде не видно ручки, или пера. Я начала читать условия, которые от меня требовались к выполнению, и приходила в ужас с каждой строчкой. А сколько во мне возмущения вскипело, уж кто бы мог знать!
        - Вот еще! Какие наследники! - прыснула я, желая порвать в клочья бумагу, но не стала, а продолжила изучать соглашение далее, зачитывая вслух некоторые строчки для более четкого восприятия информации: - Невеста обязуется пройти обряд, в котором будет подтверждена ее невинность. Первая брачная ночь между невестой и Лордом происходит исключительно между ними без свидетелей. - Еще свидетелей, ага, нам не хватало! Подумала я, усмехаясь про себя. - Невеста дает свое согласие Лорду, что как только обряд бракосочетания случится, пара будет слышать мысли друг друга и отныне и навеки, разделять все, что пронесется в умах. - Мне это очень не нравилось. - Соглашение вступает в силу, как только Невеста подпишет его кровью, окропив несколькими каплями бумагу.
        Нет-нет! Никакого подписания! Соломон ни за что не получит меня в качестве своей невесты. Бредовые условия, да кто на них согласится!? А что достанется мне при таком раскладе, ведь в соглашении ни слова не прописано об освобождении от брака и возвращении на Землю. Из-за бунтующих мыслей я совсем не заметила, что держалась за острый край металлической тубы, а тут, как назло, раздался стук в дверь, испугав меня.
        - Ай! - вскрикнула я, поранив палец об острие лезвия, и пару капелек, как в замедленной съемке, капнули на поверхность соглашения, расползаясь по поверхности паутиной. Лист бумаги мгновенно вспыхнул красным пламенем и испарился, оставляя после себя невидимую вуаль серого дыма. Я была в таком шоке, что этого не передать словами. А тут еще Соломон, вошедший без приглашения, с довольной и нахальной ухмылкой и хищнической походкой двинулся на меня.
          - Рад, что ты подписала договор, Анна, - он остановился в чуть меньше пару десятков сантиметров от меня, нарушая мое личное пространство и обдавая жаром дыхания. Я с ненавистью взглянула в его черные глаза, прекрасно понимая, что это была уловка Соломона.
        - Ты поступаешь со мной не честным образом, - сказала я; была бы моя воля, то превратила бы Соломона в грушу для битья и хорошенько прошлась бы по его симпатичной, надменной и чересчур загадочной моське.
        - В моем мире честность не является благородным поступком, Анна, - Соломон выдохнул, затем протянул ладонь к моему лицу и с нежностью провел по распаренной коже. Я же сейчас стояла перед ним совсем обнаженной, лишь прикрытой махровым халатом и с тюрбаном на голове.
        Глава 9. Анна
        ГЛАВА 9. Анна
        - Нет! Я не подписывала его! Соломон, послушай же меня, - закричала на мужчину, что было сил. Меня такая паника охватила, что из-за своей оплошности я ненароком подписала злосчастную волшебную бумажку. Тёмный Лорд глядел пристально на меня, наверняка думая о том, в каком виде я встретилась с ним прямо сейчас. Полотенце, которое я повязала на голову, как тюрбан, слетело на пол, а мне было все равно. Растрепанные влажные волосы лоснились каскадом по моей спине. Несколько прядей мешали моим глазам, и я старательно их смахивала - сдувала, пока сыпала на Соломона мысленные угрозы.
        - А я вижу обратное, смотри, - он легким касанием своей ладони взял мою руку в свою и приподнял на уровне наших глаз. - Видишь, кольцо вокруг твоего запястья - это означает, что ты в оковах договора, - его коварный черный взгляд буквально искрился от удовольствия, которое он получал от моей ненависти к нему. Я резко одернула руку, принявшись осматривать кисть: и правда, будто след от наручников, которые истерзали мою кожу. Красный ободок, походящий на браслет, теперь украшал мою правую руку, а когда я присмотрелась, то заметила странные символы. Попыталась их прочитать, но разве это было возможно.
        - Там сказано, что ты - невеста Тёмного Лорда, - Соломон обдал меня пламенным жаром дыхания, так близко он стоял ко мне и волновал. Умом я ненавидела мужчину, отнявшего у меня свободу, а вот душа… отчего-то она тянулась к нему. Как бы я не старалась запретить себе думать о нем в том смысле, но черный - потаенный ящик моих запретных желаний, будто намеренно вскрывал на поверхность желанное.
        Соломон нахмурился, и его тяжелые веки закрылись. Затем мужчина глубоко вдохнул, что даже свист его дыхания отразился звонким эхом по всей моей комнате, а потом он вновь посмотрел на меня, настигая…
        - Я не собираюсь за тебя замуж, - отчаянно замотала головой, отступая от хищнического взгляда мужчины. Соломон будто не слышал меня, оскалившись, только напугал до чертиков.
        - Я не могу не думать о тебе, Аня, - вдруг выпалил, срываясь в тоне голоса до хрипотцы. - Почему ты так волнуешь меня? - его вопросы сбивали меня с толку. Все потому, что я точно так же думала о нем. - Знаешь, как бы я не пытался о тебе забыть, меня все равно тянуло на Землю. Еще дядька со своими частыми визитами к вам в ваш мир. Теперь ты здесь, - Соломон практически припечатал меня к окну, к которому я пятилась задом. Крепко схватившись обеими руками за подоконник, ничего не отвечала ему, боясь сболтнуть лишнего и поделиться с ним своими снами, которые измучили меня. Тёмный Лорд провел по моей щеке тыльной стороной ладони, словно сражался сам с собой, чтобы не пересечь запретной черты. Мое сердце грохотало так сильно, разрывая грудную клетку от охватившего волнения и трепета.
        - Ты обманом меня завлек в свое Царство, - ядовито плюнула, разрывая невидимую, слишком притягательную, образовавшуюся связь между нами. Меня дико пугало то, как быстро развивались события. - И договор я подписала совершенно случайно. Практически по твоей вине, - в моем голосе была слышна обида. - И, во-вторых, там не было ни слова о возвращении домой, хотя ты, - я набралась смелости и ткнула указательным пальцем ему в грудь, ощущая твердость мышц Лорда, - обещал мне! - воскликнула, толкая Соломона подальше от себя.
        Мое сопротивление оказалось бесполезным, потому что мужчина в два счета скрутил меня в своих объятиях и захватил в плен губы, награждая - нет, завладевая ими и доводя меня до отчаянного желания продолжения. Как бы я не выбивалась, не сопротивлялась, а тело не слушалось разума, поддаваясь порочной слабости. Поцелуй стал глубоким, менее быстрым, скорее мы изучали друг друга и границы дозволенного. Соломон не распускал свои руки, как это делал Миша, напротив, мужчина прижимал меня к себе, словно я могла испариться в его тисках. Мне не хватало воздуха, но первой я все же не разрывала прекрасное мгновение. Словно необузданное помутнение, охватившее нас обоих и поместившее в только наш личный купол. Никаких звуков и шумов - всё это стало настолько не важным, что я полностью погрузилась в удовольствие обычного поцелуя.
        Соломон зарычал, когда остановился, по-прежнему нависая надо мной и держа в своих руках. Когда наши взгляды встретились, то в его я видела безудержное желание овладеть мной, а еще… что это? Неужели сражение с самим собой? Никак не могла распознать его задумчивость, когда Соломон нахмурился, опустив глаза на мои искусанные в сладком поцелуе губы.
        - Что ты делаешь со мной, - прошептал, постепенно ослабляя тиски. - Прости, забылся, - он сам отшатнулся от меня, будто от прокаженной, заставив тем самым почувствовав себя гаденько и дешево. Я запахнула полы халата, прячась за ними, будто Соломон мог увидеть то, чего еще не видел никогда. Но тут я сама над собой усмехнулась: конечно, не видел, Аня, - тебя, но никак не других девушек.
        - Больше ты ко мне не прикоснешься, - в горле вдруг пересохло, как в пустыне Сахара, и потому получилось сипло. Меня сковал страх и сомнение одновременно, ведь я совсем не знала мужского тела и того, что крылось за поцелуями. Нет, я вовсе не ханжа, но так сложилось, что в личной жизни был бесконечный провал. Никто мне не был симпатичным ни в школе, ни в университете. Несколько миловидных, брутальных и вполне состоятельных парней как-то пытались ухаживать за мной, доходило даже до совместных походов в кино и в кафешки, а потом интерес ко мне угасал, ведь дальше не было продолжения. Я до сих пор находилась в недоумении, почему Миша был рядом со мной и ждал, когда до меня вдруг дойдет, что пора бы осмелиться.
        
        Соломон кивнул, и на его скулах струной натянулись желваки.
        - Ты права, - бесстрастный тон хлестанул по стенам эхом, а я напряглась, ощущая по всему телу дрожь. Соломон вмиг переменился в выражении лица, приобретая озлобленные очертания, словно я чем-то ранила мужчину. - Я должен следовать договору, а значит, как только пройдет обряд, мы встретимся в полночь в моей спальне.
        - Соломон! Нет! - замотала головой, ощущая подступивший приступ паники, - никакой спальни не будет. Верни меня домой.
        - Хватит, Анна! - раскат ледяного грома, так виделся мне его гнев и зло. Черный дым сгустился над Соломоном, а глаза вновь наполнились чернотой. Я замерла, как вкопанная, потому что боялась такого Соломона - демон, не ведущий ни страха, ни сочувствия. - Ты подписала своей кровью договор. Отменить его нельзя.
        - Уходи из моей комнаты, - оборвала мужчину на полуслове, заставив его замолчать. Я не хотела видеть его, не то, чтобы слышать. Даже поцелуй и его сладость не спасли Соломона от моей растущей ненависти к нему, хотя все еще на губах чувствовала его вкус. Предательские слезы заполонили мои глаза, покрыли их пеленой, размывая изображение. - Даже если я и стану твоей женой, то житья тебе не будет! - в порыве гнева выпалила то, что пришло первым на ум.
        - Ложись спать, - отдал приказ, указывая кивком на тут же расправившуюся постель, - завтра Хранитель придет за тобой. Будь готова.
        - Иди к черту, - выругалась я, отворачиваясь к окну. Не знаю, как долго Соломон сверлил меня своим пристальным взглядом, но затылком чувствовала его дыхание, а значит, он стоял возле меня, но не рискнул прикоснуться. Наша борьба походила на сражение в огромном безлюдном поле. Вроде бы силы неравные, а вот что-то да перевешивало в нас двоих, и потому Соломон не мог победить меня, а я - его.
        Глава 10. Соломон
        ГЛАВА 10. Соломон
        Мои родители оставили Царство Адово, как только до них дошло, что Авраам пустился искать себе невесту. Они считали своей задачей остеречь юных девиц от безумца. Я смотрел на эту ситуацию сквозь призму смеха и иронии. С одной стороны, мама и отец хотели счастья для родственника, с другой же - боялись вновь сожженных сердец девиц. Удивительно, с какой молниеносной скоростью они проникались влюбленностью к дядьке, при том зная, почему он до сих пор ходил в холостяках. Еще было забавным узнать от Хранителя о странной предыстории, касающаяся нашей семьи. Нахмурившись, я глядел в даль на мир, в котором всегда владела тьма и красное солнце. Мир Анны - совершенно другой, я бы сказал, - противоположный, и такой далекий. И тем не менее мой дядька обожал его и потому частенько сматывался именно на Землю.
        Стоя у окна, я вцепился в подоконник крепкой хваткой и тяжело задышал. Я все еще чувствовал аромат единственной капельки крови Анны, которой она небрежно подписала договор. Как только бумага запылала, призывая свидетелей ее составителей, во мне вспыхнул пламенный жар и кровь забурлила по венам. Оказываясь в спальне девушки, никак не ожидал увидеть ее практически обнаженной, но чего мне стоило сдержать себя в руках… и поцелуй, лишивший меня спокойствия на долгое время...
        - О чем задумался? - неожиданно раздался за моей спиной голос Авраама. Дядька мастер появляться и исчезать внезапно.
        - Надо же - вернулся! - хохотнув, воскликнул я и обернулся к нему лицом. - Родители тебя ищут всюду, а ты тут. Что за кошки-мышки? - удивленно поглядывая на дядьку, я заметил в его руке красную коробочку. Совсем неприметная вещица тем не менее захватила мое любопытство. Авраам явно знал, что ему удастся меня завлечь чем-то, потому дядька, играя коробочкой в руках - крутил ее туда-сюда, вальяжно прошагал к широкому креслу и плюхнулся в него.
        - А, пускай ищут, найдут всего лишь мою копию. Я отправил ее бороздить миры! - воодушевленно и мечтательно сказал Авраам, запрокидывая голову на спинку кресла. - Ну и чего ты так уставился на меня? - с подозрительностью оглянул меня с ног до головы, нахмурив густые брови.
        - Ничего, - спокойно ответил, отойдя от окна и присев за свое рабочее место. На столе столько не подписанных протоколов по Царству, да еще проблема с не переродившимися душами. Взбунтовались-таки, как и предупреждал Хранитель. Черт возьми, они почувствовали, что ли, что Анна тут? Я на миг задумался, но тут же отклонил эту мысль. Здесь явно было что-то другое. - Что это у тебя? - я все-таки кивнул на коробочку, и дядька самодовольно ухмыльнулся, придвинувшись чуть вперед.
        - Смотри, - он раскрыл свой тайник, ослепляя ярким сиянием звезды. Пришлось сощурить свои глаза, иначе они не вынесли б такого свечения. - Это Лунная пыль, - со знанием дела сказал он и посмотрел на меня, тут же захлопывая коробочку. Я протер глаза, привыкая к привычной обстановке и полумраку.
        - И зачем она тебе? - насторожился я. Дядька не мог без приключений, а значит и Лунная пыль ему понадобилась не просто так.
        - Хочу обрести душу и навсегда остаться на Земле, - почти шепотом сказал, будто нас могли услышать. Я цыкнул. Говорил же - не к добру. Мы - демоны, и мы никогда не обретем душу, как бы того не хотели. Авраам это прекрасно знал, а потому выглядел в моих глаза авантюристом и безумцем.
        - Удачи, - я пожал плечами, так как другого не оставалось. - Где же ты ее добыл? - спохватился я. - Насколько мне известно, уже давно никто не промышлял ею. Разве она не под запретом у Хранителей?
        - Тёмный Лорд, - фамильярно прыснул Авраам, выражая свое пренебрежение к моей персоне. Хоть мы и были близки не просто по крови, а по духу, дядька все равно не воспринимал меня, как лорда Царствия. Безусловно, он боялся меня и моего могущества, но все равно смел переходить дозволенные границы. Да что лукавить, я сам ему это позволял, потому что только он понимал мою тягу к Земле. - Хранители могут знать всё, но они не могут запретить мне делать то, что хочу я. - Авраам поднялся с кресла и сунул в карман коробочку, подальше от любопытных глаз. - А так как я - свободный в своих мыслях, то скорее всего меня не воспринимают всерьез. - Его губ коснулась лукавая ухмылка и дядька подмигнул мне, наигранно поклонившись. - Не смею вас задерживать, мой Лорд. Ах, да, - спохватился он, приподняв указательный палец вверх. - Землянке - привет. Я слышал, она подписала договор?! Так просто?
        - Откуда ты узнал? - с подозрением посмотрел на дядьку, мигом поднявшись. Мне нисколько не понравилось, что уже об этом стало известно даже ему. Авраам широко улыбнулся, щелкнув языком. - Да чтоб тебя, - выругался я, поняв, что таким образом родственник подловил меня. - Не просто, - сухо добавил я, - пришлось повозиться. Ты мне лучше вот что скажи, - привлек внимание дядьки и тот переменился в лице - сама серьезность, чего в родственнике испокон веков не наблюдалось.
        - Что стряслось, Соломон? - даже обеспокоился. - Анна, конечно, по бунтует, но ты должен растопить ее сердце - она же землянка, - со слов Авраама это звучало настолько обыденно - до неприличия, черт возьми.
        - Ага, романтические ужины и букеты с конфетами, - пренебрежительно высказался в ответ.
        - Ну, иначе никак, Соломон. Это тебе не наши демоницы, готовые ради титула оказаться в твоей койке. Чего стоит та же Азада, - при упоминании этой неугомонной девушки, у меня по телу пробежались мурашки. - Вот, вижу, что тебя от нее воротит. Но, как сказал тот же Хранитель, - Авраам намеренно выделил наших страждущих священные тайны, прекрасно зная, что я прислушивался к их советам и мнению. Лишь одно было исключение - Анна. - Азада - твоя судьба по предназначению. Лишь она единственная была парой тебе здесь. А ты штормишься от нее который век. Может, - задумался дядька, подперев подбородок кулаком, - зря ты, и вправду бежишь от судьбы?
          - Нет никакой судьбы. Ты сам себя слышишь? - разозлившись, фыркнул я. - Сам тогда чего бежишь от своей «судьбы», а? - съязвил я, туша в себе нарастающий порыв гнева. Дядька правильно сделал, что промолчал - ну или не хотел поделиться со мной своими тайнами. - Поэтому не говори мне о предназначениях. Земная девушка здесь, вернуть ее теперь точно не удастся. Анна подписала договор.
        - Ага, с твоей подачи, - заметил Авраам, пряча улыбку.
        - Не передергивай, - я начал переобращаться, испуская клубы темного дыма. - Лучше выслушай, или проваливай, и больше не смей заявляться в моем доме.
        Авраам попятился назад, испугавшись меня. Он выставил перед собой обе руки повернув ладонями ко мне.
        - Успокойся, Соломон. Ты уже не контролируешь себя. Это из-за девушки, такое случается, сам проходил, - заторопился дядька, впритык встав к стене спиной. - Я весь внимание.
        Я немного остудил свой пыл, возвращаясь в привычный облик. Выдохнул, окончательно рассеяв туман в мыслях.
        - Ты знал, что Анна уже невеста? - мой тон голоса показался мне самому жалким и отчаявшимся. Авраам замер на месте, словно его самого шокировала эта новость.
        - Нет, мой Лорд, - твердо сказал он, и я не мог ему не поверить. Затем Авраам нахмурился и добавил: - Ты же сказал, что девушка подписала договор?
        - Ну, да.
        - Насколько я помню, этот договор невозможно подписать, если девушка уже связана с другим мужчиной, - нахмурился дядька, состыковывая пазлы в одно целое. - Соломон, у тебя будут проблемы, если Анна окажется не свободной.
        - И какие? - разозлился я, не понимая, что за чертовщина. - Бумага вспыхнула, и я ощутил ее призыв, Авраам. Ошибки быть не может, - сказал, как отрезал, уставившись на дядьку, словно он мог дать мне всему объяснение. Авраам же пожал плечами, озадаченный не менее, чем я сам, сложившейся обстановкой.
        ГЛАВА 11. Анна
        Когда Соломон оставил меня, испарившись вмиг перед взором, я обессиленно выдохнула, опустив глаза в пол. Я видела, как две капельки-росинки упали камнем на поверхность, а под лунным сиянием обрели блеск, словно так они ожили и показали всю мою горесть. Я не хотела становиться женой Соломона. Ведь так не бывает, чтобы брали против воли и заключали, буквально сковывали, в узы брака.
        Высушив свои волосы, я переоделась в приготовленную шелковую пижаму и легла, укутавшись до самого подбородка. Рядом с кроватью на тумбочке валялась моя сумочка, и, повернувшись к ней, я вынула из нее свой мобильник. Зарядка совсем на исходе и ни одного пропущенного звонка или сообщения. Тоска одолела неимоверная. Я снова активировала записную книжку с контактами и нажала на кнопку вызова, выбрав абонента Мишу. Механический тон женского голоса огласил, что я вне зоны доступа. Отключила телефон и убрала обратно в сумочку на случай, если однажды он мне пригодится. Что попросту тратить зарядку, все равно бесполезно было прямо сейчас чего-то пытаться добиться.
        Веки постепенно наливались тяжестью, а беспокойство незаметно ушло на второй план. Так я и заснула, ощущая умиротворение, словно на меня навели какое-то чудодейственное веяние. Нахмурившись от своей проскочившей мысли, я постаралась забыться и представить, что это всего лишь сон, а когда я проснусь утром, то все будет иначе - как прежде.
        Эх… если бы моим мыслям суждено было сбыться…
        Бах-бах, бах... Господи, что за чертовщина? Я едва сумела очнуться от глубокого сна. Присмотрелась - вот же гадство, и все-таки я не спала, Соломон и вправду меня похитил в свой мир. И вновь произошедшие события окунули меня во вчерашнее столкновение с мужчиной. Я приподняла свою руку, осматривая ранку, которую заполучила так небрежно. Небольшой порез на пальце, будто сдавала кровь на анализ; надавила другой подушечкой пальца - больно, и я зашипела.
        - О, проснулась! Ну, наконец-то, - пробурчала та самая служанка женщина, которая вчера за мной приходила перед ужином. Она спешно хлопотала по комнате, чересчур возбужденная и щеки румяные. - Тебе пора готовиться ко встрече с Хранителем, Анна. Это очень важное мероприятие. Девушки всего Царства Адова ждут этого события, а те, кто в нем участвует - так вовсе! Это честь! - воодушевленно воскликнула она, вгоняя меня окончательно в отчаяние, что мне не избежать желаний Соломона. А как же мои хотелки? А моя жизнь на Земле? Ведь для меня это значит большее, чем просто существование.
        Я села на кровати, подобрав вокруг себя теплое одеяло. Служанка остановилась напротив меня и уперла руки по бокам.
        - Нет. Для меня ваши традиции, или как там, - я помотала головой, - не имеют значения. Я не давала согласия Соломону на кражу себя.
        - Ах! Анна! - испуганно завизжала служанка, прикрыв руками пол лица. В ее глазах отчетливо прорисовались страх и испуг. Она своим поведение только больше смутила меня. - Ты не должна звать Лорда по имени до тех пор, пока он не женится на тебе. Если, конечно, Хранитель даст добро на союз. Это неуважение, разве тебе об этом неизвестно? Твои родители-демоны должны были научить манерам.
        - В том-то все дело, - начала я, но тут в комнату распахнулась дверь, обрывая меня на полуслове. В комнату вошла еще одна девица, неся в руках огромное платье - поистине красивое и белое, словно свадебное. Я шумно сглотнула, зарываясь в одеяло с головой. Нет-нет, я отказываюсь наряжаться в него, да являться перед всякими другими типами. Женщина смахнула с меня мое укрытие, враждебно настроенная на битву со мной.
        - Пора, Анна! Уже давно другие претендентки ждут своего часа. Одна ты все копошишься, - служанка ворчала себе под нос, сгоняя меня с кровати прямиком в ванную комнату, где уже была наполнена ванна с пушистой ароматной пеной.
        - Я сама могу справиться, - возмутилась, отмахиваясь от женщины. - Уж помыться-то дайте мне самой. И на едине, - резко оборвала её, игнорируя молодую девушку, шокировано уставившуюся на меня. Сражаться долго не пришлось с ними обеими - вышли, а я наскоро заперла двери за служанками. Сердце билось так, что казалось, прямо сейчас выскочит наружу. Прикоснувшись лбом к двери, я ощутила ее прохладу, и вроде бы самой стало чуть легче. Мне нужно думать, как высвободиться отсюда, иначе Соломон окончательно меня пленит в своем мире.
        - Поторапливайся! - до меня донесся гнусавый и ворчливый тон женщины, возвративший к реальности.
        - Оставьте меня в покое, хотя бы на десять минут! - закричала, срываясь на эмоции. - Пожалуйста, - взмолилась; затем отпрянув от двери прошагала к ванне и, сняв с себя шелковую пижаму, я погрузилась в теплую воду по самую шею. И тут мне в голову пришла идея, которая точно должна была сработать на ура при встрече с Хранителем. Что если никто не знал, что я не из мира сего - боже, как же это звучало унизительно, и тем не менее, должно же быть правило? Вдруг, оно есть, а Соломон им пренебрег.
        ***
        - Ах! - восторженно захлопала в ладоши женщина, сияя от радости, - какая ты красивая в этом платье! Словно дева из пророчества.
        - Да-да, - вторила другая молоденькая девушка, покрываясь румянцем на щечках. - Я несколько дней назад читала историю каждой судьбы наших демонов-властителей, и она, - блондинка посмотрела на меня, округлив черные глаза, добавила: - точь-в-точь, как на картинке.
        Я смотрела на себя в зеркало и не могла поверить своим глазам. Отражение явно не моё, ибо я никогда не была красавицей. Нет конечно, я не уродина, но я честна сама перед собой, так, как сейчас - это чудо. Белое платье сидело на мне как влитое, словно его специально подгоняли под меня, подчеркивая изгибы фигуры. Пышная юбка, ушитая мелкими камнями, лоснилась по самому полу, хватая лучи красного солнца. Искорки блеска от камушек сияли по всей комнате, будто зайчики, гонялись по стенам. Собранные в прическу волосы открывали шею, значительно увеличивая ее длину визуально. Мне даже стало не по себе, и потому я резко отвернулась от зеркала, повернувшись к нему спиной.
        
        - Идемте, госпожа Анна, - молоденькая девушка поклонилась передо мной, смущая пуще прежнего.
        - Куда? - распереживалась я, прекрасно понимая, что с этой секунды все пошло по плану Соломона.
        Служанки вывели меня из спальни и больше не заговаривали. В молчании мы прошли по длинному тёмному коридору, из окон которого виднелись просторы Царства. Хотела бы я остановиться, но как только замедляла шаг, обе женщины недовольно откашливались, привлекая к себе мое внимание. Спустившись по широкой лестнице, мы снова свернули в направлении дикого лабиринта. Или они мне голову морочили, желая запутать, либо здесь это норма - жить с такими ходами.
        Замок Соломона был очень огромным, мало того, что бесчисленное количество этажей, так и десяток бальных залов, открытых моему взору. В один из таких мы вошли прямо сейчас, и как только старик во фраке объявил о моем прибытии, за мной мигом запахнули с глухим стуком тяжелые, массивные двери. Несколько сотен пар глаз обернулись к нам входящим и замерли. На лицах кого-то было удивление, на других - непонимание, на третьих - безразличие. Вот только на гламурных моськах так называемых претенденток, а их я успела насчитать двенадцать, было скептическое недовольство, злость, перемешанная с гневом, и презрение Азады, уж ее-то я запомнила.
        - Позвольте представить жителям Царства Адова тринадцатую невесту Тёмного Лорда - Анна! - старик в серых балахонных одеяниях огласил так громко, что казалось в зале окна треснут на осколки. - Проходи сюда, - стало быть, тот самый Хранитель, и он позвал меня присоединиться к остальным девушкам, готовых меня в буквальном смысле растерзать.
        Оглушительная тишина в зале поразила меня, ведь столько народу в ней было, и чисто физически невозможно сохранить безмолвие. Проходя мимо элитных жителей, разодетых в нарядные одеяния, я старалась не обращать на них внимания. А хуже всего, когда мужчины с интересом провожали меня, пока дамы-спутницы с опаской разглядывали мою персону. Я затаила дыхание, присоединяясь к девушкам, встав в самый дальний край и выставляя себя на показ.
        - Ты кто такая? - исподтишка задала вопрос Азада, посмотрев на меня искоса. - Я не видела тебя прежде, - пренебрежительно фыркнула на меня, наигранно улыбаясь публике.
        - Не твое дело, - отчеканила, не собираясь вдаваться в подробности. Азада резко взметнула локонами, открывая свою алебастровую кожу шеи и правого плеча, покрытых синими венами. Вид устрашающий, а вот тату, которое опоясывало ободком ее шею, меня насторожило. Ведь точно такое было на моей кисти, которую я машинально терла, словно могла стереть его и прекратить действовать договор с Соломоном.
        - Итак! - Хранитель вновь оглушил зал громоподобным тоном. - Обряд начинается. Жители Царства Адова, сегодня вы станете свидетелями таинства посвящения невест Лорда. Лишь одной из них суждено стать суженой женой. Навеки, ибо так гласит закон...
        - Кх-м, - я откашлялась, обрывая речь Хранителя, и тот недоуменно обернулся ко мне, вздернув обе брови. Зал и претендентки, ахнувшие и обалдевшие, затихли, как и прекратилось эхо аплодисментов и болтовни.
        - Не вежливо обрывать мою речь, Анна, - грозно и сурово сказал старик, явно недовольный моим вмешательством.
        - У меня только один вопрос, - набравшись смелости, я вышла из линии, в которой стояли все девушки, - а если я не давала согласия. Как быть?
        Хранитель сцепил губы в тонкую полосу и перевел свой взгляд чуть в правую сторону от меня. Естественно, гадать не пришлось, я ощутила присутствие Соломона позади себя. И наверняка, мужчина готов был испепелить меня своим взглядом...
        ГЛАВА 12. Соломон
        Я, как обычно, стоял в стороне и наблюдал за церемонией - обрядом, который уже видел в энный раз за всю свою бездушную жизнь. Мне не удалось переговорить с глазу на глаз с Хранителем, он лишь отмахнулся от меня, объясняя важность судьбы и что зря я шел наперекор ей. Ведь Азада была прописана в нитях моей жизни, она подходила лучше остальных претенденток, вот только я сторонился её. Азада была красивой девушкой в Царствие, одна из лучших. Образованная, статная и привлекательная, но, увы, пустая внутри. Она жаждала получить титул королевы, а значит, фактически утереть нос каждой женской особи. О корыстных мыслях Азады знали все: ее демоны-родители, которые являлись одними из древнейших жителями нашего мира, Хранитель, у которых в руках сияла в данный момент шар-судьба девушки, и все остальные, но никто не смел переубеждать демоницу, прекратить борьбу. Я же всего лишь закрывал на многое глаза, и совершенно не обращал внимания на интриги в своем замке, которые порой бежали наперед передаваемого.
        - Почему шар-судьба Азады стал другим цветом? - я все же обратил на себя внимание Хранителя, и тот, нахмурившись, просто пожал плечами, озадаченный не меньше моего.
        - Не знаю, мой Лорд. Но скоро мы обо всем узнаем, - тихо добавил он, уходя в зал, где прямо сейчас собиралась толпа, чтобы стать очевидцами моего рокового решения.
        ***
        Прекрасная Анна дышала учащенно, когда Хранитель призвал ее занять место среди остальных претенденток. Я же наблюдал за обрядом со стороны, прячась подальше от любопытных глаз элиты Царства Адова. Я практически всегда так делал, не считая своих первых церемоний, когда все же надеялся найти ту самую. Анна сияла в буквальном смысле слова, когда лучи красного солнца касались ее белого платья. Она была похожа на девушку из пророчества, которое гласило о не самых приятных последствиях для нашего мира. Может, я угодил в сети судьбы, и она решила проучить меня? Я призадумался, но глаз с Анны не спускал. Я был поражен ею, словно она сумела затронуть каждую клеточку моего бездушного тела. Пронзила насквозь током и заставляла верить в то, что я действительно мог почувствовать это. Наш поцелуй, случившийся накануне, не давал мне покоя. Всю лунную ночь я не мог уснуть, и потому просто бродил по замку, пока ноги сами не привели меня к дверям спальни Анны. Я вошел. Без стука или предупреждения - буквально ворвался в ее личное пространство и замер на месте, увидев девушку, раскрытую и распластанную на кровати
звездочкой. Присев осторожно на край кровати, прикоснулся тыльной стороной ладони ее бархатистой кожи лица, затем провел рукой вниз, касаясь ее шеи, на которой учащенно бился пульс. Сонная артерия словно издавала мелодию, а душа Анны звала меня… я наклонился и легонько поцеловал девушку, а она заворочалась и вовсе отвернулась на бок. Накрыв её теплым пледом, в одно мгновение, и я испарился из ее спальни, чтобы больше не искушать себя.
        После резко оборванных аплодисментов, я мгновенно вернулся к сути происходящего. Анна выступила на шаг вперед и перебила Хранителя, тем самым навлекая на себя неприятности. Я не мог не явиться, иначе девушку бы разоблачили. Землянкам не место среди нашего мира, а я нарушил эту заповедь, потому что поддался тем чувствам, которые стали просыпаться во мне, пока Анна была рядом со мной.
        - Соломон, - девушка медленно обернулась ко мне полубоком, на ее лице отобразился страх, но она гордо вскинула голову, не сдавая позиций. Намеренная биться со мной до конца, Анна совсем забылась, что не на ее стороне преимущество. - Почему ты не скажешь им, что…
        - Ничего, Анна, - специально оборвал ее, подходя еще ближе. Претендентки занервничали, заметно подавая всяческие сигналы, лишь бы я обратил на них внимание. Между мной и Анной оставался всего один шаг, но я предусмотрительно остановился, сохраняя ее личное пространство. - Ты подписала договор. Ты стала моей невестой, - тихо сказал я, и Анна с каждым словом становилась всё бледнее. - Мы оба не можем разорвать наше соглашение. Пойми же, - я понизил тон голоса, чтобы только Анна услышала меня и рядом стоящий Хранитель. - Помни о нашей условности.
        - Да, которая никоем разом не прописана в соглашении, - разозлилась девушка и сама шагнула ко мне, встав вплотную. Зал ахнул. - Ты обещал вернуть меня на Землю, а вместо этого я узнаю, что вернуться нельзя. Почему? - она ткнула в меня пальцем, ненароком опустив свои голубые глаза на мои губы, запнулась, шумно сглотнула, но снова взяла себя в руки. Я ухмыльнулся, ощутив мелкую дрожь Ани. Я действовал на нее, а значит у меня были все шансы на то, чтобы сделать ее своей женой. Вот только как убедить девушку, что со мной ей будет лучше.
        - Потому что таков порядок в нашем мире, - встрял Хранитель, обрывая между нами с Аней неимоверную, ощутимую связь. Казалось, старик всё понял, из-за чего шар-судьба Азады стал другого цвета: появилась более подходящая партия и конкурентка. - Анна, вернись к девушкам и прими из рук другого Хранителя свой шар. А вы, Лорд, можете занять свое место, - Хранитель кивнул на трон, пустующий не первое столетие.
        - Ты еще попляшешь у меня, - до меня донесся шепот Анны, которая покорно ступила на свое место и взяла шар-судьбу. Единственная девушка, у которой было всё иначе.
        - Замечательно, - огласил Хранитель, и несколько раз взметнул руками, поднимая столп мерцающей пыли, следом за которым возвелась каменная Арка. - Девушки, вы должны вложить свой шар-судьбу на весы перед этой прекрасной Аркой, а затем пройти через неё. Как только вы сделаете это, судьба одарит вас благословением, либо окажется далеко суровой. Прошу.
        
        Первой пошла Азада, и по ее выражению лица я понял, насколько для нее это было развлекательным шоу. Зал зааплодировал, как только девушка прошла сквозь Арку и доказала свою преданность и невинность, вот только шар-судьба изменил свой цвет, став еще темнее. Сама Азада словно не замечала новоизменений. Следом за ней еще одна претендентка, но Арка не пропустила ее, засияв серебристым, практически ослепляющим светом - она была не невинна.
        - Уходи прочь, Гейза, - громоподобный голос Хранителя раздался оглушительной тирадой. Его гнев был подобен силе цунами и будущих ветров, сносивших все на своем пути. Гейза стыдливо опустила глаза в пол и покорно покинула зал. С позором. Хранитель выдохнул, затем пригласил следующую, и так дошла очередь до Анны.
        - Я не пойду туда, - она затрясла головой, отказываясь выполнять обряд. Неужели она не солгала мне и действительно уже была связана с мужчиной. Я заметно занервничал и встал со своего трона. - Вы не имеете права вот так просто заставлять меня делать то, что я не хочу! - вскрикнула Анна, пугаясь свирепого взгляда Хранителя.
        В руках старика вспыхнула красным пламенем бумага - соглашение, которое Анна подписала вчера ночью. Не спеша Хранитель выискал несколько пунктов, после чего зачитал их вслух:
        - Во-первых, за неповиновение, Анна, я могу изгнать тебя, как Гейзу. С позором, и неважно, если ты будешь чиста на самом деле. А, во-вторых, в вашем соглашении между тобой и Лордом не может быть отказа. Ты не только подписалась на роль невесты, но и дала согласие на вашу первую брачную ночь, если таковой суждено сбыться.
        - Что?! - Анна метнула в меня свой убийственный взгляд. - Этих пунктов не было! Это обман!
        - Прошу, не задерживай толпу. Ты только устраиваешь им шоу, а они очень любят смотреть на драму, - Хранитель знал, на что надавить у девушки, чтобы заставить ее подчиниться.
        Анна смотрела только на меня и бледнела с каждым шагом, когда приближалась к Арке. Вложив шар-судьбу, сияние голубого свечения озарило весь зал - вот она, моя судьба, потому что я почувствовал, как в моей груди пропустило удар сердце. Я даже прикоснулся к груди, растирая место, где ощутил стук. Затем девушка прошла сквозь Арку, и та огласила свой вердикт - невинна. Тогда почему Анна солгала мне, что на Земле у нее был жених?
        ГЛАВА 13. Соломон
        - Тёмный Лорд, невесты ждут Вас, - оповестил мой слуга. После проведения обряда все претендентки собирались по традиции в общей зале и проводили празднование. Их семьи и близкие родственники составляли им компанию. Я хотел было отказаться от празднования, но тогда элита наверняка пустила бы слух о моем резком исчезновении из зала, как только Анна доказала свою невинность.
        - Готовьте бал, - отдал ему приказ, глядя в упор на него. Слуга замешкался, словно хотел еще что-то добавить к сказанному. - Говори!
        - Та девушка - странная такая, просит вас об аудиенции. Заявила, что не выйдет за вас замуж, - опасливо поглядел на меня, боясь гнева. - Говорит, в какой-то суд подаст.
        - Зови её сюда, я сам поговорю.
        Ох, Анна… сколько было в ней сопротивления. Казалось, что судьба сама дала ей подсказку, но она, как и я, черт возьми, противились тому, что все равно случится. Слуга быстро ретировался, не горя желанием связываться со странной девицей, вызвавшей не только у него, но и у доброй части гостей недоумение.
        - Ну, Соломон, - за моей спиной вновь раздался веселый тон голоса Авраама. Дядька захлопал в ладоши и растянул губы в ехидную ухмылочку. - Представление было - на ура! Вот это голубое сияние! - восторженно воскликнул он, округлив глаза от увиденного ранее. - Я такое впервые видел. Что бы это могло значить? Ты уже спрашивал у Хранителя?
        - Вот какое тебе дело, Авраам, - оборвал дядьку, искоса поглядев на него через плечо. - Почему ты вообще все еще здесь? Ты ведь хотел смотаться за Землю, не для этого ли припрятал Лунную пыль?
        - Для этого, - закивал он, затем вальяжно прошагал ко мне и встал возле окна. - Хочу тебе сделку предложить, выслушаешь?
        Я скептически одарил его прищуренным взглядом, но промолчал.
        - Я могу отдать пыль тебе, но тогда твое место займу я, как тебе такое? - выжидающе спросил Авраам, с загоревшей искоркой в глазах.
        - Нет, - мой отказ не подлежал обсуждению, к тому же, слуга вошел, а следом за ним разъяренная Анна, успевшая переодеться в свою земную одежку. Я поморщился, потому что платья ей походили больше, чем эти джинсы. Хотя они, конечно, здорово подчеркивали изгибы ее фигуры, но я хотел бы, чтобы их видел только я.
        - Соломон! Я замуж за тебя не выйду! Даже не думай! - скрестив руки на груди, Анна для пущей уверенности замотала головой, рассыпая каскадом кудри по спине.
        - Оставьте нас, - мой приказ прозвучал властно. Авраам разулыбался, ослепляя своим коварством нахмуренную девушку.
        - Привет, я Авраам, дядька Соломона, - он еще посмел ей руку протянуть, и надо же, Аня ему ответила взаимностью. Крепкое рукопожатие, как будто они были знакомы давно.
        - Меня вы знаете, - заявила девушка. - Скажите, - она дерзко дернула на себя дядьку, и тот не ожидал такого резкого поворота событий, - я могу вернуться на Землю? - пристальный голубой взгляд Анны пронзил Авраама, и мой дядька заторопился в ответе. Но, как хорошо, что в таких моментах я мог действовать мысленно на некоторые поступки своих родственников.
        - Нет-да, да-нет, - затараторил Авраам и сам же нахмурился, наверняка не чувствуя свой онемевший язык. Он отвернулся от Ани и взволнованно уставился на меня, указывая на причину отсутствия у него связной речи.
        - Оставь нас, - кивнул на выход, и дядька отмахнулся от нас обоих, вмиг испаряясь в пространстве.
        Вот мы и остались наедине с Анной, которая была целенаправлена на возвращение домой. Но я не мог ее отпустить, потому что с этой минуты девушка станет моей женой, осталось как-то мягко сообщить ей об этом.
        ГЛАВА 14. Соломон
        - Ты мне ничего не хочешь сказать? - скрестив руки на груди, я задал вопрос Ане, сбивая ее с толку. Ее бурная реакция постепенно сходила на нет, и все равно я чувствовал, что девушка ощущала себя, как не в своей тарелке. Глянув на меня, Аня повторила за мной позу, и тоже сложила руки, переплетая их в крепкий замок и заметно приподнимая вздымающую грудную клетку. Вздернула подбородком, затем ответила:
        - А что именно ты бы хотел знать?
        - Например, кто такой Миша, - сказал так, будто мы обсуждали самое обычное природное явление. Вот только внутри меня все переворачивалось к верху дном, стоило представить, что некий Миша имел больше прав на Аню, чем я. Меня это злило и здорово задевало. Но ведь девушку тоже не проймешь, и, конечно, моя невеста догадалась о моих помыслах разузнать о ее земной жизни все до каждой крупинки.
        - Я тебе уже говорила - жених мой, - с вызовом, или даже с издевкой надо мной, заявила она. Ох, Анна… зря ты так со мной поступаешь…
        - Ну, допустим, - не подавая виду, я сделал шаг вперед, сокращая между мной и Аней расстояние. Девушка выпрямилась струной, опустив руки по швам. Словно к чему-то приготовилась, и ведь я тоже почувствовал эту неуловимую вибрацию притяжения, которое магнитом притягивало нас. Я ухмыльнулся, одаривая её своей напористостью и желанием знать о ней всё. - Допустим, он твой жених, но тогда я не понимаю, как земная девушка могла сохранить себя?
        - Остаться девственницей, хочешь сказать? - щеки Ани налились краской, когда она выпалила свой вопрос, вдруг спохватившись, что он мог быть не уместным. Но я со всей серьезностью кивнул, глядя в ее голубые, как океан, глаза. Красные лучи солнца касались ее кожи, и будто целовали те места, которые были для них в свободном доступе. Я им завидовал. - Извини, - она опустила голову, скрывая от меня свой взгляд и румянец. Недолго думая, я пересек пространство, вмиг оказываясь перед девушкой и вновь ее пугая. Темные тени сгустились вокруг нас, завладевая своим манящим пледом. Аня резко вскинула голову вверх, и, когда я коснулся ее подбородка, ничто не могло меня остановить от поцелуя; розовые губы девушки приоткрылись, заманивая и приглашая. Я слышал ее учащенное дыхание, я чувствовал ее дрожь, а потом… Аня накрыла ладонями мой пояс и впилась пальцами в кожу, хотя на мне была рубашка, но я все равно ощутил ее.
        - Да. Именно это я и имел в виду, - ответил, опаляя дыханием ее губы. - Как? Как ты смогла себя сберечь, ведь ваша земная жизнь полна столькими соблазнами? - я не мог представить, чтобы такая девушка не хотела чего-то большего. Чего лукавить, если наши демоницы в Царствие порой не дожидались своей судьбы и вкушали запретный плод роковых утех. Конечно, потом у них не было ни жизни, ни семьи - ведь это позор, если демоница не берегла себя для единственного.
        - Если я скажу, что ждала «того самого», то, Соломон, это явно не про тебя, - вырвавшись из моей легкой хватки, Аня разорвала между нами необузданную, осязаемую связь, скованную отчаянным желанием. Было бы глупо отрицать, что в наших мыслях мы не думали о большем. - И вообще, - прыснула она, разумно отходя от меня подальше. На безопасное для нас обоих расстояние. - Какого чёрта в соглашении столько новых изменений? Что за пункты такие? - девушка нахмурилась и выжидательно уставилась на меня.
        - Они и были там, - пожав плечами, я вернулся на свое рабочее место и сел в кресло, сцепив обе ладони в пиковом положении. Мой ответ Ане не понравился, на что она фыркнула, как будто я только что вымолвил ерунду. - Просто нужно было внимательно изучить договор.
        - Что?! - вскрикнула Анна, пересекая комнату и практически нависнув над моим столом, она едва сдерживала себя. Такой я видел ее уже не в первый раз. Воспоминание мигом напомнило мне об одном земном дне, когда я так же издали наблюдал за девушкой - прямо сейчас был пик ее терпению. Тогда же она едва не сорвалась в ярости, ведь ее босс огорошил нововведениями в проекте и велел переделать в считанные дни. Наблюдая за ней инкогнито, у меня было огромное желание заявиться в тот день в ее кабинете и уже тогда забрать девушку подальше от всего нехорошего, что только портило ей настроение. - Слушай, вот вернусь обратно домой, учти, я подам в суд! Выкручиваться будешь очень долго!
        - Да-да, дядька рассказывал про вашу бюрократическую систему, - подлил масла в огонь.
        - Да ты только посмотри на него! - разбушевалась Анна. - Украл меня, заставил пройти через унижение у всех на виду, и теперь смеешь мне говорить, что я на дурочку похожа?!
        - Я этого не говорил, - сказал, как отрезал. Ненадолго воцарилось нервное молчание.
        - Да. Не говорил. Но очень образно и доходчиво показал своими действиями и поведением, - обиженно заявила она, отворачиваясь от меня. Аня обняла саму себя, затем начала растирать ладонями плечи, словно ей стало холодно в моем кабинете… холодно рядом со мной… - Я думала, что ты не такой, - совсем тихо прошептала Аня, и я насторожился, внимательно впитывая каждое ее слово, каким она видела меня. - Помнишь нашу первую встречу? Мы столкнулись. Я же в этот день не могла думать ни о чем, кроме твоих бездонных, черных глаз. Как наваждение… куда бы я не посмотрела - везде облик твоего образа. Разве такое возможно? Я ведь совсем тебя не знаю, - Аня обернулась ко мне, словно стала побежденной мной.
        - Я не скрываюсь от тебя, Аня, - ответил ей, затем поднялся и подошел к ней, обнимая. Аня не сопротивлялась, напротив, прильнула к моей груди и уткнулась носом, шмыгая им. - Дай мне шанс.
        - Шанс на что? - прохрипела девушку, не поднимая своей головы.
        - Полюбить меня.
        Анна замерла в моих объятиях, вновь закрываясь в эмоциональном плане.
        - Зачем, если я все равно хочу вернуться домой? - отпрянув от меня, моя невеста приуныла. - Или ты уже решил всё иначе? - с подозрением спросила у меня, одаривая настороженным взглядом.
        - Не передумал, - твердо заявил, - но должен сказать тебе, что, начиная с сегодняшнего дня, ты - моя жена.
        ГЛАВА 15. Анна
        Соломон перешел ну все дозволенные границы. Усмехнувшись, ни как иначе я отреагировать на его слова не могла. Да меня просто на истерический хохот пробило, а сам Тёмный Лорд стоял молча и ждал, когда, наконец, я выплесну свою энергию через сокрушительный смех, хотя во мне столько эмоций переплелись в опасный клубок, что лучше б он бежал от меня подальше.
        - А-ха-ха, это же шутка, Соломон, - схватившись за живот, я чуть согнулась пополам, потому что живот ломило от смеха. Но мужчина стоял и не двигался. Я выпрямилась, игнорируя покалывание в правом боку, как бывает, когда набегаешься с непривычки. Сама тоже нахмурилась, ведь Соломон казался таким серьезным. - Скажи, что ты просто разыгрываешь меня, - повторила вновь, словно просила о просьбе, практически дрожащим голосом взмолилась о неизбежном. Он же просто помотал головой, сцепив в жёсткую линию свои губы, которые недавно касались моих. Я все еще чувствовала их настойчивость и сладость, которой Лорд наградил меня так внезапно.
        - Нет, я серьезен, как никогда, Анна. Ты теперь моя жена, - оглушил одной фразой. Я пошатнулась на твердых ногах, рукой ища обо что бы опереться. Мне стало дико нечем дышать, словно глотку перетянули невидимой нитью. Еще раз взглянув на Лорда, во мне пропали всякие сомнения, что шуткой тут далеко и не пахло.
        - Как? Я…, - мой голос надломился, и, врезавшись спиной в запертую дверь, я судорожно нащупывала ладонью ручку, чтобы скорее убраться подальше от мужчины, сделавшего меня пленницей.
        - Аня, - Соломон смягчился, как и его взгляд черных глаз, он сделал шаг вперед, но я замотала головой, не желая его прикосновений. - Послушай меня, пожалуйста. Я все тебе объясню.
        - Да что ты можешь мне объяснить! - воскликнула, наконец, обретя силу голоса. Мужчина напрягся, но замолчал и сложил руки у себя за спиной. Вот, правильно, именно там им и место. А-то повадился своими прикосновениями меня разума лишать. Я даже с облегчением выдохнула, а когда еще и нашла в слепую ручку двери, так вообще воодушевилась. Я была настроена сбежать из замка Лорда. И было совсем наплевать, каким чудом я вернусь домой - на Землю. И все-таки, в глубине души, продолжала надеяться, что это дебильный розыгрыш Мишки. Желваки Соломона заходили ходуном. Я видела, что мужчина сражался с самим собой, а еще, скорее всего, обдумывал, как сообщить некоторые пикантные подробности, о которых я ни сном, ни духом. Обманул так обманул. Импровизатор, чертов. - Вот что ты сейчас молчишь, а? - не выдержав долгой паузы, я сорвалась и первой заговорила, обрушив на Соломона вопрос.
        - Аня, ты должна знать, что моей женой - официально, станешь тогда, когда мы проведем нашу первую брачную ночь, - осторожно начал Тёмный Лорд, подбирая каждое слово так, чтобы я не смогла к чему-либо прикопаться. Мужчина опустил свой взгляд в пол, как будто мой образ успел ему наскучить, а я так крепко в это время схватилась за ручку, и металлический край с болью вонзился в мою ладонь. Я ойкнула, но тут же прикусила щеку изнутри, чтобы Соломон не заподозрил о моих намерениях.
        - То есть, фактически, сейчас мы не женаты? - переспросила я, и Лорд кивнул. Мои плечи опустились после долгого положения напряжения. - Значит, я по-прежнему свободна от тебя?
        - Нет, - резко вскинув голову вверх и впившись пристальным взглядом в меня, Соломон - сама серьезность и ужас в одном флаконе, уставился на меня, приковав к стене. Я затаила дыхание, ведь таким мужчину я боялась видеть больше всего. Вокруг него снова заклубили темные облака дыма, они сгустились так, что я уже не видела тела Соломона, только его лицо и черные глаза. Он медленным, плавным шагом приблизился ко мне, и облако темного дыма коснулось моего подбородка приподнимая лицо. Глаза в глаза, и снова необъятная сила притяжения, лишавшая меня здравомыслия. - Нет, Аня, - чуть мягче сказал Соломон, опустив взгляд на мои губы. Клубы дыма развеялись в пространстве, словно их не было никогда. - Ты теперь - моя. И по праву, и по закончу Царства Адова. Неважно, как долго мы будем избегать сближения, но это не значит, что ты свободна от меня.
        Во мне вскипела такая буря гнева, что я забылась и замахнулась на Соломона, залепив ему смачную пощечину, эхо которой разнеслось по стенам в кабинете мужчины. В комнате наступила тяжелая и напряженная тишина. Моя ладошка саднила от удара по каменной скуле мужчины, а сам Соломон, как стоял не двинувшись, так и остался смотреть на меня пристальным, убийственным взглядом. Набравшись смелости, я вздернула подбородок, тем самым дав понять Лорду, что я намерена сражаться с ним до последнего.
        - А как же наше соглашение, Соломон? Какой ты повелитель своего Царствия, если не держишь элементарного слова? - с вызовом бросалась вопросами, параллельно растирая ушибленную ладошку и игнорируя тянущую боль в кисти. - Ты сказал, что я вернусь, а теперь… нет?
        - Если я дал слово - значит оно будет выполнено, но не так скоро, как ты этого ждешь, - Соломон ухмыльнулся и лукаво одарил своим коварным, сузившимся взглядом. - О сроках мы с тобой, Аня, не условились.
        Черт бы подрал, этого Лорда!!! Он ведь был прав, о сроках не было и речи, но… разве стал бы такой галантный мужчина так нахально обманывать девушку, да еще и забирать в свой мир… Сказать, что мой шок никак не отразился на лице - это, если только Соломон ослеп мгновенно, да и я тоже. Мне было так обидно за себя и за свою доверчивость, которой нахально воспользовался Лорд. А еще о любви тут верещит… о шансе. Ага, аж десять раз я дам ему такую возможность. Пусть земля под ногами задрожит и расколется, или мы останемся одни во всей вселенной, но ни о какой любви даже речи не пойдет, и уж тем более о брачной ночи с ним.
          - Идем, наскоро переоденешься и мы вдвоем спустимся к гостям. Невежливо оставлять их в одиночестве, хотя… - Соломон задумался. - Нет, к черту их, - выругался, затем резко обхватил рукой меня за талию и прижал к своей твердой груди, что я даже отреагировать испугом не успела. Секунда, и мы вновь испарились в пространстве. Куда, черт возьми, на этот раз Соломон решил меня закинуть?
        ГЛАВА 16. Анна
        Душный воздух слегка душил меня. Зажмурившись, я так крепко прижалась к Соломону, а точнее к его крепкой груди, что когда он ослабил свою хватку, то я не сразу отпрянула от него. Господи, мне так стыдно еще не было никогда. Со стороны бы подумали, будто мы настоящая влюбленная пара.
        - Аня, - с нежностью в тоне голоса окликнул меня Соломон. Только тогда я, наконец, пришла в себя и буквально отпрыгнула на целый метр от мужчины. Он прятал свою улыбку - приподнятые уголки притягивали к себе мой взгляд, но у него это плохо получалось, потому что его глаза выдавали обратное. Тёмный Лорд забавлялся происходящим, либо я настолько казалась иной в его мире, что скрыть при всем желании ну никак не получилось бы. - Осторожней, пожалуйста, - вдруг посерьезнел вмиг, хватая меня за кисть.
        В это мгновение мои ноги оказались словно ватными, и, пошатнувшись, я оглянулась назад.
        - О, господи! - воскликнула, скорее цепляясь за Соломона, как за спасительную ветку. - Ты куда меня приволок?! - опешила я, и начала засыпать вопросами мужчину.
        Стоя на краю обрыва, мы оба посмотрели в пропасть, а потом в даль - она была бесконечной… Просторы перерастали в скалистые холмы и из жерла каждого валили клубы серого дыма. А у основания протекала красная река; она растекалась так, что казалось брала в кольцо каждый действующий вулкан в мире Соломона. Но самое удивительное, что меня поразило - это бледноватая зелень, и вроде бы лес был зеленым, и в то же время трудно с точностью указать на цвет. Я чуть склонила голову и повернулась к мужчине, приподнимая свое лицо, чтобы встретиться взглядом с ним. Сам Лорд крепко держал меня за талию и не выпускал. Я ощутила сквозь свою тонкую блузку его тепло ладоней и толпы мурашек по коже, которые образовались из-за электрических импульсов от его прикосновений ко мне. Шумно сглотнув, я собралась с мыслями, ведь не просто так Соломон переместил нас сюда. Когда мужчина наклонился и встретился со мной взглядом, между нами вновь возникла необъятная сила притяжения. Игнорируя новые ощущения, я сражалась из последних сил, чтобы не поддаться слабости и желанию снова поцеловать Соломона.
        - Что мы тут делаем? - тихо спросила, наблюдая за каменным выражением лица Лорда. Только глаза все равно выдавали его истинные эмоции - интерес, как я восприняла то, каким являлся мир Соломона. Тяжеловатый воздух чуть отличался от того, что был в замке, но тем не менее я справлялась и этого было достаточно.
        - Мой мир совсем не похож на твой, Аня, - он начал, нахмурив свои густые черные брови. Чернота в глазах приобретала синеватый оттенок, словно на самом деле у Соломона они были скрыты под вуалью той дымки, которой он периодически обращался вмиг.
        - Это я заметила, - хохотнув, пробурчала себе под нос и снова повернулась к тому, что было перед моим взором. Будь бы мы на Земле, я бы сказала, что здесь вымирает природа. Она сражалась с вулканическим пеплом и потому солнце, как и луна, имели кровавый цвет. Обеим светилам попросту трудно пробиться сквозь занавесь густого дыма.
        - Но тут я был рожден, как и многие демоны, - задумчиво продолжил Лорд, притягивая меня к себе в объятия. - Смотри, - склонившись к моему лицу, я почувствовала на шее дыхание Соломона. Он щекотал им мою чувствительную кожу, но я не отстранялась от него. Мужчина указал пальцем в густой темный лес, и я заметила несколько мерцающих огоньков, похожих на огонь. - Это гоблины. Не перерожденные души с Земли.
        - Что ты имеешь в виду? - меня охватило волнение. - Хочешь сказать, что, умирая на Земле, мы попадаем сюда?
        - Да, Аня. Так и есть. Но, к сожалению, не всем суждено обрести оболочку и бессмертие, - с печалью произнес Соломон. Мы с минуту стояли в обнимку молча. Я не могла никак сопоставить все сказанные слова Лордом. Выходит, рай и ад существовали? И никакие это не выдумки землян? Словно весь мир в моих руках перевернулся к верху дном, а то, что мне казалось, будто я знала - на самом деле было ложью.
        - И что теперь гоблинам делать, чтобы обрести желаемое? - я не могла не задать этот вопрос, ведь эти существа когда-то были людьми, а значит, разве заслужили оставаться в пограничном состоянии. Я почувствовала спиной, как мужчина пожал плечами.
        Холодный ветер пронзал мое тело насквозь и, продрогнув, Лорд будто очнулся от своих раздумий, стоило мне подать сигнал, что уже далеко не комфортно в его объятиях.
        - Я сам ищу ответ на этот вопрос, но время быстротечное. Многие смирились со своим существованием.
        - А те, кто все-таки прошел этот этап. Прости, я даже не знаю, как обозвать этот процесс, - меня охватил интерес, вдруг я могла бы увидеть иначе проблему - как сторонний наблюдатель, который дал бы верную оценку происходящему.
        - Перерожденные, - улыбнувшись, ответил Соломон, затем выпустил меня из своих объятий лишь на пару секунд. Быстро снял с себя длинный плащ и покрыл им мои плечи. Вещь была безумно теплой, а еще пахла духами Лорда. Закутавшись в его одежку, я с благодарностью кивнула, мигом покрываясь румянцем. Такой жест с его стороны оказался для меня неожиданным. Хоть я и злилась на Соломона, но все равно прямо сейчас видела его другим - обеспокоенный взгляд, то и дело посматривающий в темный лес, наливался тяжестью и неизбежностью. Наверное, Лорд не первый день задумывался о судьбах многих гоблинов. - Они не опасны для демонов. Грубо говоря, есть чистокровные жители Царствия - это я и мне подобные, а есть полудемоны, у которых когда-то была душа, - Соломон объяснил мне различия между жителями, вот только как распознать, кто есть кто.
          - Ясно, - закивала я. - А почему гоблины живут так далеко от твоего замка? Разве им запрещено обитать там, где угодно? Попахивает на ущемление прав свободы и воли, - не удержавшись, я все-таки чуть съязвила. Конечно, могла бы и придержать язык за зубами, но даже в Царстве Адовом и то было черте что.
        - Да никто их не ущемляет, Аня, - прыснул Соломон, подойдя к самому краю обрыва. Сунув руки в карманы своих брюк, мужчина снова задумчиво стал всматриваться вдаль. - Я их звал. Просил принять себя такими, ведь судьба так распорядилась - не я. Но гоблины решили, раз жизни их стали бессмысленными, то и делать им нечего среди тех, кто обрел плоть. Вот только они ничерта не понимают, чувства и эмоции-то у них остались, а у нас - нет. И перерожденные лишаются таких привилегий.
        Встав вровень с Соломоном, я так же вглядывалась в бескрайний лес, в попытке увидеть этих самых гоблинов, но кроме движущихся огоньков не было абсолютно ничего.
        - Значит, и ты ничего не чувствуешь? - спустя несколько минут нашего молчания, я первой нарушила гнетущую тишину. Повернувшись полубоком к Соломону, смотрела на профиль его лица: высокий лоб, острый нос и волевой подбородок - настоящий аристократ своего мира. Лорд не отвечал на мой вопрос, а я не стала настаивать. Прогремел раскат грома и следом вспыхнула красная молния, испугав меня до вздрагивания. Я не ожидала, что за короткий промежуток времени погодные явления мгновенно обретут силу и мощь урагана. Но мы стояли у обрыва и провожали тускнеющие огоньки в глубине темного леса.
        - Нет, Анна…, - Соломон повернулся ко мне и положил обе руки на мои плечи. Слегка сжал и пристально впился взглядом. Я замерла, будто вросла стопами в камни и даже задрожала. - Но очень этого хочу, - признание Лорда пронзило насквозь мою душу, и я буквально ощутила странное волнообразное тепло по всему телу. Нахмурившись, Соломон первым отпрянул от меня и взглянул на свои ладони. - Что происходит? - взволнованно спросил, как будто я знала ответ. Замотав головой, я попыталась рассмотреть, что не так с его руками, но ничего не видела. Вскинув обеспокоенный взгляд на Соломона, я убедилась, что с мужчиной было все нормально.
        - Я хочу обратно в замок, - осторожно произнесла, вырывая мужчину из задумчивости. - И… наш разговор про возвращение на Землю еще не закончен. Соломон, я все прекрасно понимаю, что у тебя свои цели, но, пожалуйста, верни меня домой. Здесь я не буду счастлива и уж тем более не в качестве твоей жены. Я не готова брать на себя такую ответственность.
        Соломон молча кивнул, но напряженные плечи выдавали его с лихвой. Стиснув зубы, желваки на скулах заходили ходуном, но взгляд так и оставался холодным, потому что вновь их заволокла пелена черной дымки.
        - Я переговорю с Хранителем. Наверное, я совершил самую глупую ошибку, - вздохнул Лорд и подошел ко мне вплотную. Коснувшись легонько моего подбородка, он приподнял лицо и склонился, оставаясь навису в считанных сантиметрах от моих губ. Я чувствовала тепло его дыхания, его напряжение и желание, но также и борьбу с самим собой. Для нас двоих это оказалось искушением, вот только ни к чему хорошему оно явно не приведет. - Но я не могу так просто отпустить тебя - мы подписали договор, и ты прошла через Арку. Судьба связала тебя со мной. И, даже если я попытаюсь отдалиться от тебя, то и я, и ты - все равно станем тянуться друг к другу. Это неизбежная бесконечность…
        - Давай все-таки рискнем, - снисходительно улыбнувшись, я настаивала на своем.
        ГЛАВА 17. Соломон
        Как же оказалось тяжело убедить Анну остаться со мной в моем мире. И пусть теперь Авраам сколько угодно смеётся надо мной, но против воли девушки я не мог насильно заставить стать моей. Вернувшись в замок, я проводил ее в спальню. Она больше не разговаривала со мной и даже не посмотрела в глаза, когда с характерным хлопком заперла дверь перед моим носом на замок. Но я чувствовал, как Анна дрожала всем телом, ее волнение частично передавалось и мне тоже. Игнорируя вспыхнувшее странное ощущение в груди, я машинально потер кулаком грудную клетку. Словно сотни иголок пронзили тело насквозь, хотя прежде такого я никогда не испытывал.
        Только собрался отойти от двери и вернуться к себе в покои, как вдруг Анна окликнула меня, выглядывая из комнаты, приоткрыв несильно створку.
        - Соломон, постой, - ее мягкий голос коснулся моих ушей и разлился сладким мёдом. Я хотел слышать из ее уст свое имя на постоянной основе, но, увы, она не разделяла со мной моего мнения и желания. Аня сражалась сама с собой, как когда я.
        - Да, - обернувшись к ней лицом, я сунул руки в карманы и взглянул на ее уставшее выражение лица. Девушка улыбнулась, но улыбка едва коснулась ее губ.
        - Извини, что так всё вышло, но, уверена, Азада - та девушка, которая участвовала сегодня в мероприятии, отлично тебе подходит в роли жены. Тем более она сама этого хочет, - в тоне голоса Ани слышны нотки нерешительности в ее же собственных словах, а то, как дернулся предательски подбородок, окончательно уверовал меня в моих догадках. Сейчас девушка будет говорить всё, что угодно, лишь бы себе самой внушить, как мой мир и я не подходили ей. Таким образом она хотела разозлить меня, но я предугадал ее шаг, и потому спокойно отреагировал, когда девушка заговорила об одной из проходивших обряд невест.
        - Отдыхай, - коротко ответил я, не желая развивать тему об Азаде. - Мне нужно проводить гостей.
        Анна кивнула, опустив глаза в пол, ее губы чуть приоткрылись, словно приглашали для поцелуя. И я хотел… просто хотел бросить всё и убедить девушку, что мы созданы друг для друга и несмотря на то, что наши миры совершенно не пересекаются, но наши судьбы есть одно единое. Иначе зачем Арке так жестоко ошибаться на счет девушки?
        - Когда я вернусь домой, сколько пройдет дней? - тихий вопрос моей почти жены вырвал меня из раздумий. Снова тяжесть реальности обрушилась обухом по голове. Я сделал пару шагов вперед, пересекая расстояние между нами, меня словно тянуло магнитом к ней и это притяжение безумно сводило с ума. Встав практически вплотную к дверям в комнату Ани, я пристально взглянул в ее голубые глаза, в которых купался и утопал одновременно.
        - Почему ты сторонишься меня? - нахмурившись, я задал ей встречный вопрос, и девушка удивленно протянула выдох.
        - Что значит «сторонюсь»? Соломон, мы с тобой едва знакомы, но ты уже успел сделать меня своей невестой, да объявил чуть раньше, что я вовсе твоя жена. Как думаешь, при таком раскладе, что я должна чувствовать к мужчине, который насильно удерживает меня непонятно где? - возмутилась она, затем отошла от дверей внутрь комнаты. Скрестив руки на груди, Аня кивнула, чтобы я вошел. Когда всплеснула одной кистью и принялась рассуждать мои мотивы, мне стало любопытно абсолютно всё: чем она занималась всю свою жизнь, что ей нравилось и кем она хотела стать на самом деле. Но также я помнил то, как она скрупулёзно выполняла свою работу, потому что любила ее и держалась за нее, как за спасительный плот.
        - Дай мне шанс, - выпалил я, останавливаясь возле нее. Аня вздрогнула от того, как быстро я оказался возле нее и уже держал за оба предплечья. Подняв на меня свои потемневшие синие глаза, девушка облизнула нижнюю губу, намеренно прикусывая ту и выпуская на волю. Побледневшая полоска мигом окрасилась в красный цвет, наполняясь кровью, и я возжелал с невероятной силой прикоснуться к ее губам и ощутить их вкус. - Не лги самой себе, что ты не чувствуешь ко мне ничего… признайся, что это не так… Пожалуйста.
        - Ты заставляешь меня, Соломон, - со вздохом сказала Анна, сделав еще один краткий шаг навстречу ко мне. Между нами оставались считанные сантиметры, а, когда грудь девушки легонько коснулась моей, снова пробежала тень вожделения.
        - Не заставляю, но и не отпускаю, - признание далось не легко, но стоило его произнести, купол, охватившись нас под свое крыло, стал искриться. Я захватил затылок Ани в крепкую хватку, врываясь пятерней в ее густые волосы, струящиеся каскадом за спиной. Затем склонил голову, ловя ее вырвавшийся стон отчаяния и борьбы с самой собой. Наши губы практически соприкоснулись. Оставаясь навису пару секунд, я ждал от девушки разрешения или сигнала, что она была не против продолжить, хотя прежде нас двоих ничто не останавливало. Анна положила обе свои ладони на мои плечи и плавно провела по ним, поднимаясь к шее и скулам. Как только она достигла своей цели, вцепившись в мой затылок и с силой потянув за волосы, я зарычал. Не от того, что мне было больно, ведь я не чувствовал ее, а потому, что я мог попросту не совладать с собой рядом с ней. Ее дыхание щекотало мои губы, терзало меня и подталкивало первым сделать шаг вперед.
        - Аня…, - выдохнул я, и, как только сорвалось ее имя, она сама впилась поцелуем, ничуть не уступая моему порыву. Обняв ее крепко, я приподнял девушку и прижал к себе. Аня обвила вокруг моей шеи свои руки, словно лозы, и, удерживаясь в таком положении, дарила всю себя мне. Мы изучали друг друга, смаковали вкусом, который опьянял наши разумы. И нам было мало. Прикосновения становились жаркими и настойчивыми, а когда моя Анна потянула мои волосы на затылке, мне пришлось прорычать прямо в ее сладкие губы. - Что же ты делаешь со мной?
          - А ты? - игриво сказала она, всматриваясь в мои глаза и, наверняка, видя в них желание обладать ею.
        - Останови меня сейчас, или потом будет слишком поздно, - прохрипел я, напоминая ей, что не стал бы против ее воли вкушать запретный плод. Она нахмурилась, вдруг вернувшись к тому, отчего несколько минут назад бежала.
        - Ты прав, прости…, - повернув голову чуть в бок, она снова закусила губу, но потом вернула взгляд мне, прикасаясь ладонью моей щеки. - Хорошо, Соломон, - серьезно сказала она, и я не сразу понял, что она имела в виду. Когда девушка провела между моими бровями по переносице, то мы оба рассмеялись. Опустив Аню на ноги, она все равно крепко прижималась ко мне и не спешила выпускать из объятий. И я не хотел, чтобы наша идиллия прерывалась чем-то постороннем и неприятным. Немного отпрянув от меня, она одарила загадочным взглядом, который я еще не научился распознавать. - Я дам тебе шанс, но только потому, что сама этого хочу, - шумно сглотнув, девушка добавила: - я хочу понять, из-за чего мы так тянемся друг к другу и есть ли способ изменить пути в наших судьбах.
        Ее слова хлестали мне по щекам, отрезвляя от временного опьянения. Я не знал, как отреагировать на ею сказанное, ведь понятия не имел, каким чудом мы вообще столкнулись и было ли это подстроено все судьбой.
        - Пообещай мне, Соломон, - голос Ани дрогнул, но она не сводила с меня, - молчаливого, взгляд. - Скажи мне, что ты отпустишь меня, если всё станет слишком…
        - Слишком «что»? - намеренно переспросил, чтобы знать ее мысли, если Аня ими поделится. Но девушка молчала, хотя тысячи мыслей витали в ее голове. Я буквально чувствовал, как она желала подобрать нужное слово, но все мимо.
        - Ты говорил о какой-то романтической встрече, - прервав бурю своих лихорадочных мыслей, Аня мигом сменила тему разговора. - Давай начнем с этого, а дальше будет видно.
        Широко улыбнувшись, я одарил свою невесту благодарной ухмылкой. Этого мне было достаточно для первого шага. Нам действительно следовало лучше узнать друг друга, и возможно тогда сердце девушки смогло бы впустить меня. Никогда прежде я не желал такой зависимости от кого-то. Старался постоянно избегать невест, желающих занять место моей жены. А тут всё по-другому, теперь я сражался за то, чтобы девушка ответила мне взаимностью и приняла все то, что я намеревался ей дать. Уважение, почитание и приятное времяпрепровождение. Так было у всех демонов в моем мире, и в другом попросту не было необходимости. Но… глядя в глаза Анны, я видел в них не только уязвимость, но и… девушка хотела почувствовать настоящую силу любви, о которой я ни капли не знал и понятия не имел, с чем мне придется столкнуться.
        - Я согласен, - сказал, как отрезал. Затем оставил краткий поцелуй на ее сладких, искусанных мной, губах и отстранился. Анна захныкала, не желая выпускать меня из крепких объятий. - Дай мне немного времени прийти в себя, - прохрипел, сглаживая слова улыбкой. Девушка закивала, уперев руки в бока; ее щеки налились румянцем, а глаза наполнились искрящимся блеском. Поправив свою рубашку, я не спускал взгляда с Ани. - Завтра я отведу тебя позавтракать в одно место - мое любимое, я часто там бываю наедине с собой. Утром бывает прохладно. Надень что-нибудь теплое.
        - Договорились, Соломон, - кивнув, ответила Анна и проводила меня за дверь из своей комнаты. Я не хотел уходить, но тогда я бы пошатнул наше хрупкое перемирие и согласие попробовать узнать друг друга. - Спокойной ночи, - мягкий тон голоса девушки проникал мне под кожу и заставлял кровь греть тело. Я снова почувствовал глухой удар в сердце, как будто стук, но по-прежнему никакого ритмичного эха. Ничего не сказав Ане, я дымкой испарился, перемещаясь прямо в гостиный зал, где вовсю развлекался народ.
        ГЛАВА 18. Соломон
        Азада в своем репертуаре; демоница любительница красивых уходов и скандалов. И я понять не мог, почему судьба предначертала мне мой путь с ней. В чем подвох? Все в зале видели истинное сияние Арки, и никто не осмелился сказать, что Анна использовала магию, чтобы опередить свою конкурентку. А значит, древнейшие демоны что-то скрывали от меня, как и мои родители. Кстати, о них самых: они вернулись, и теперь, завидев меня, направлялись навстречу.
        - Соломон, - отец первым поприветствовал меня, и я кивнул. Оба нахмурились и стали искать в толпе мою невесту. Не найдя ее, мама с удивлением пристально взглянула на меня, но снова продолжил бывший демон-правитель: - А где Анна? Так ведь звать твою суженную? Хранитель сказал, Арка пронзила зал благородным сиянием судьбы.
        - Она устала, - коротко ответил я, чтобы не вдаваться в подробности происходящего. Я обратил внимание на то, что Азада ошивалась возле меня и моих родителей. Ее трудно не заметить, и потому мама, протянув руку, ухватилась за локоть девушки. Та разыграла целый спектакль, как она не ожидала чуждого прикосновения, как ахнула и вроде даже покрылась румянцем - все это веяло фальшью, как и глаза демоницы - насквозь пропитанные игрой и злым умыслом.
        - Ох, моя королева, - мелодично затрепетала Азада, поклонившись перед моими родителями. Отец был польщен, конечно. Несмотря на то, что он давно сдал свои позиции и трон своему единственную сыну, все равно обожал, когда его воспринимали, будто он все еще действующий. Демон… что с не него еще взять. - Вы выглядите прекрасно, - стрельнув своими черными глазами, Азада украдкой кинула в мою сторону свой презренный взгляд. Казалось, демоница всё-таки затаила обиду. И теперь искала любой повод, лишь бы оставаться в центре внимания Царствия.
        - Что ты, Азада, дорогая, - проворковала мама, похлопав ладошку девушки. - Сегодня ты просто удивительная. Впрочем, как и всегда. Да, Соломон? - мама намеренно сделала акцент на мне, чтобы я выдал комплимент демонице. Их сводничество начинало подбешивать.
        - Да, - ответил резко, и так свысока оценивающе прошелся по виду Азады, - насколько помню, вы были в этом платье на приеме у Хранителя несколько недель назад, - это был удар пощечины для девушки.
        Побагровев от злости, она закусила нижнюю губу, избавляя меня от своих лестных эпитетов. Я же просто ухмыльнулся, довольным тем, что на некоторое время Азада исчезнет из виду. Мама и отец промолчали, ведь спорить и одергивать меня было бессмысленно. Между нами всеми воцарилось молчание, пропитанное не только напряжением, но и некоторым недоумением. Азада поняла, что оказалась лишней в нашем семейном кругу, но девушка так легко не сдалась, и внесла свои пять копеек.
        - Мой Господин, - щелкнув языком, демоница слишком откровенно выставила грудь вперед и шагнула ко мне, оставаясь в считанных сантиметрах от меня. Самое удивительное, что я не чувствовал ее духов, как раньше, когда сталкивался и потому нахмурился, ошеломившись ново изменениям после обряда. Ненароком коснувшись моей рубашки, Азада привстала на цыпочки и шепотом произнесла так, чтобы ее фраза принадлежала только мне: - Я не сдамся вот так просто. Та странная девчонка для меня ничто, Соломон. Слышишь? - черные глаза Азады вспыхнули желтым блеском, отразившим ее состояние внутренней борьбы с самой собой.
        - Задумаешь причинить вред моей избранной королеве, - твердым голосом оглушил демоницу, и та, сузив свой чарующий взгляд, вся внимание уставилась на меня. Я склонил голову чуть вперед, практически касаясь губами ее щеки, произнес: - Узнаешь, каков я на самом деле. Боюсь, мой облик настоящего демона тебе не понравится, Азада.
        Резко отпрянув от меня, Азада замешкалась, выискивая в моих словах подвох.
        - Я пожалуюсь Хранителю, чтобы ту девчонку перепроверили на предмет магии, - не унималась она, одарив дурным взглядом моих родных, словно она обращалась не ко мне, а к ним и уже выставила в свете дураками. - Я - истинная пара Соломону. И я не отступлюсь от своего места быть рядом с Тёмным Лордом.
        Зло посмотрев на меня, Азада поклонилась и, развернувшись на пятках, дала деру через весь зал, полного гостями, на выход. У самых дверей девушка столкнулась с Авраамом, что-то фыркнула ему в лицо и спешно покинула залу. Ее родители осуждающе покачали головами, а затем продолжили вести светскую беседу со своими давними друзьями. Мои же родственники хохотнули, оставляя меня со своими проблемами наедине. Но стоило им увидеть на другом конце залы Авраама, ох… нужно видеть было воочию их недоуменные взгляды, брошенные на дядьку.
        - Как? - ахнула мама, и тут же смелым и стойким шагом рванула к Аврааму. Тому явно не ретироваться, теперь уж точно попал в цепкие руки моей матери.
        Я рассмеялся, но дал знать дядьке, что хочу видеть его в своем кабинете. Мне необходимо больше узнать о земных девушках. Я обещал Анне сразить ужином, да романтическим вечером, но вопрос только в том, как все это провести в моем мире, где подобное считалось нечто неестественным.
        Вечер прошел тихо и без драм. Невесты, выбранные когда-то шарами-судьбами, покорно поклонились мне и пожелали счастливого брака с новоиспеченной королевой. На лицах каждой было смирение и принятие этой роли, чему я был безоговорочно рад. Меня больше беспокоила Азада, ведь она славилась своим дурным злодеянием и всех неугодных списывала в два счета. Но, учитывая, что теперь договоры с каждой девушкой-претенденткой аннулированы, я свободен от них, как и они от меня. Теперь я связан только с одной… с землянкой, укравшей мое спокойствие несколько месяцев назад. Всего лишь одно нечаянное столкновение и единственное прикосновение послужили кардинальными переменами в моей долгой, бесцветной жизни, если так можно назвать существование в бесконечном течении. Думая об Анне, я ощущал тепло, разливающееся по всей грудной клетке - и я уже начал привыкать к нему. Вновь непроизвольно прикоснувшись к груди, где никогда не стучало сердце, я потер это место, и как нарочно моя мама засекла этот момент. Оставив отца, она увела меня в сторонку.
        С волнением осмотрела всего, хотя любопытство все же перевешивало.
        - Соломон, сынок, в чем дело?
        - Все в порядке, - твердо ответил, опустив взгляд на мать. - А что?
        - Ты весь вечер сам не свой, - она покачала головой, нахмурив брови, - это из-за землянки? - прошептала мама, едва шевеля губами, чтобы нас не смогли подслушать. Я промолчал. - Если Азада решит исполнить право обращения к Хранителю, не боишься, что тогда все обнаружится? - с выраженным волнением мама пристально приковала меня своим взглядом.
        - Анна - моя судьба, - сказал, как отрезал, - мама, рядом с ней я чувствую, будто оживаю, понимаешь?
        Мама побледнела, затем выпустив мою руку из крепкой хватки отошла к отцу.
        - Дорогой, - она взяла под локоть отца, и, наверняка, обменялась мыслями на мой счет. Когда бывший король резко бросил ошеломленный взгляд на меня, было ясно: отец первым выступит против брака с Анной.
        - Соломон, дело плохо, - моя дядька нарисовался вовремя, и, толкнув меня в бок, ухмыльнулся. Я его игнорировал. - Знаешь, в чем преимущество жизни на Земле? - и, не дожидаясь от меня ответа, продолжил, забавляясь ситуацией: - там ты свободный от всего, Соломон. Поэтому я и хочу удрать из Царства.
        - Лунная пыль тебе не поможет, - сухо ответил я. - Если ты не получишь добро от Хранителя, то это так и останется пустой тратой времени.
        - Ой, - Авраам отмахнулся от меня и оскалился, - уж времени у нас с тобой, хоть раздавай бесплатно, - хохотнул дядька, хотя смешного на самом деле было мало. - Тебе, мой друг, лучше прислушаться ко мне, понимаешь, о чем я? - выжидающе взглянув на меня, черные глаза демона-искусителя наполнились коварством. - Я знаю, что ты почувствовал, когда Анна стала твоей женой, - его слова были пропитаны загадочностью. Тайна, окутывающая дядьку, снедала меня изнутри, и как бы я не пытался узнать о ней, ниточка, за которую я цеплялся, ускользала.
        - О чем ты? - бесстрастно спросил я, но дядька покачал головой, ухитряясь вновь оставить меня ни с чем. Покрывшись темной дымкой, Авраам закрыл глаза и вмиг испарился в пространстве - эффектное исчезновение, чтобы вся элита Адова трезвонила о нем после его ухода.
        ***
        Я отвык спать, но впервые за долгое время, прилег на свою кровать, подперев руками голову. Сияние красной луны окутало лучами мои покои, окрашивая стены и пол в изумительный рубиновый цвет. Скоро луна моего мира примет привычный безликий, белый цвет. И вновь Царство Адово погрязнет в сумрак серых дней и ночей. Если до конца срока Анна и я не закрепим союз брачной ночью, то… договор разорвется и каковы последствия обрушатся на наши головы - не знал никто. Я мысленно вернулся в комнату девушки, представляя ее спящей… и совершенно не подозревающей о моих тёмных желаниях. О чем или о ком Анна думала, когда ложилась спать? Дав мне шанс, не пожалела ли она о своих словах? Но больше всего меня злила и не давала покоя мысль о возможном земном женихе, ведь так Аня о нем мне ничего не рассказала… А пойти к Хранителю - равносильно потерять их доверие. Что ж… выход только один - смотаться обратно на Землю и вытрясти из этого Миши все до каждого слова. Эта идея с каждой секундой мне нравилась всё больше и больше. Осталось только занять Аню на несколько дней, пока я буду отсутствовать, или же отправить своих
ищеек. Но сначала романтическая встреча, которую я пообещал устроить девушке.
        ГЛАВА 19. Анна
        Ранние лучи солнца щекоткой пробудили меня, журясь от яркого света, я повернулась на другой бок.
        - А! - закричала, испугавшись в очередной раз. Моя одежда витала в воздухе, ожидая моего пробуждения. - Господи, что за чертовщина! - сердце зашлось ходуном.
        Трудно привыкнуть к тому, чего в настоящем мире отродясь не было. Я даже представила летающий плащ доктора Стрэнджа из комиксов, вот и сейчас моя одежда точь-в-точь повторяла колышущиеся движения. Проведя теплой ладошкой по лицу, на меня вдруг обрушился весь вчерашний день. Полный переживания и волнения, а также того, что я практически стала женой Лорду - без стопки тут не разобраться, так бы сказала моя бабушка, будь бы старушка рядом со мной. Опасливо поглядывая на витающую одежку, я все же предусмотрительно спустилась с высокой кровати с другой стороны и направилась в ванную. Как хорошо, что тут обошлось без приключений. Если честно, я ждала, что сейчас вода, мыло да мочалка оживут своей жизнью и начнут намывать меня.
        Вот и славно, что минутка тишины меня взбодрила, как и контрастный душ, пробуждающий каждую клеточку моего тела. На мгновение я представила, что находилась дома, а несколько дней, проведенных в Царстве Адовом, были лишь страшным сном. Но как бы не так. Раздался оглушительный стук в деревянные двери, а затем зазвонил колокольчик.
        - Одну минуту, пожалуйста! - выкрикнула я, второпях надевая на себя махровый халат.
        Когда я вышла из ванной комнаты меня встретила молоденькая служанка. У нее в руках небольшой серебристый поднос с завтраком, но не плотным, и я прекрасно помнила вечерний разговор с Соломоном, что Лорд пригласил на романтический завтрак куда-то в особенное место. Согласившись с ним на временное перемирие, я невольно улыбнулась, ощущая нарастающее тепло в груди, а потом щеки предательски вспыхнули пламенем, разогревая кожу до красных оттенков.
        - Госпожа, - нежный голосок девушки вырвал меня из мыслей, привлекая к себе внимание. - Лорд вас ожидает в своем кабинете. Как только вы будете готовы, дайте мне знать, а пока я оставлю вас наедине, - служанка поставила на прикроватную тумбочку поднос и, поклонившись, заторопилась выйти. Мне было не по себе, когда она отвесила мне поклон, словно я была каким-то вельможей. Брр-р, тряхнула головой и мои локоны рассыпались каскадом за спиной, а частично прикрыли лицо, словно вуалью.
        Неожиданно для себя сегодня я чувствовала, что полна чуть больше сил, чем вчера. Как будто в меня вдохнули жизнь, и стало намного легче вдыхать слегка затхлый, серный воздух из-за постоянно действующего вулкана. Наскоро переодевшись в теплые вещи, как того просил Соломон, я перекусила тем, что мне принесла девушка. Полная энергией и предвкушения, я вышла из своей спальни и целенаправленно двинулась к кабинету Тёмного Лорда. Я прекрасно запомнила дорогу, потому что вчера между нами случился тет-а-тет здесь.
        - Госпожа, вам нужно надеть тиару, вы забыли? - взволнованно нагнала меня девушка и протянула серебренную корону, сверкающую разными камнями, но в центре был единственный камень, напоминающий наш рубин. Недоуменно уставившись на нее, я замотала головой и даже нервно хохотнула.
        - Нет, - отчаянно покачала головой, отказываясь надевать эту вещицу. - Мне Соломон о таких подарках словом не обмолвился. Так что - нет, - я была тверда в своей фразе.
        Вот еще! Соломон такими темпами точно пленит меня в своем мире и вместо того, чтобы стать ближе друг к другу, да помочь, мы отдалимся, и тогда я больше никогда не вернусь домой. Молодая девушка, явно полукровка, о которых мне рассказывал Лорд, замешкалась. И мне ее стало жаль, ведь ее вины в моих капризах нет, но, если бы она только знала, что меня практически принуждали к браку.
        - Но, - она побледнела, завидев кого-то позади меня и тут же опустила глаза в пол. - Хранитель, - пробормотала служанка, кланяясь перед стариком в серых одеяниях. Обернувшись к нему полубоком, я стояла и не двигалась.
        - Анна, - Хранитель не улыбнулся, но его лицо выразило интерес к моей персоне. - Вы бодры по утру - это прекрасно. Вижу, Лорд сделал вам первый подарок, как своей жене. Королева обязана носить тиару. Так полагается, - я слышала в его тоне голоса намек на давление. Он в буквальном смысле настаивал на том, чтобы я покорилась их правилам.
        Улыбнувшись так, что моих глаз эмоция не коснулась, я ответила:
        - Как-нибудь в другой раз.
        Хранитель прищурился, наверняка уже успел в своей голове в два счета сложить, что мы с Соломоном пока не исполнили клятву и не скрепили союз нашей первой брачной ночью. К таким поворотам событий я была уж точно не готова.
        - Лорд оскорбится, - старик предпринял еще одну попытку, ступив на шаг ближе ко мне. Он словно пытался заглянуть мне в душу; его бесцветный взгляд пугал и настораживал. - Анна, если вы хотите, чтобы к вам не было чрезмерного внимания, ведите себя, как подобает королеве.
        - Я обязательно прислушаюсь к вашему пожеланию, - наигранно вежливо ответила Хранителю, лишь бы тот отстал от меня со своими намеками. Взяв из рук девушки эту треклятую тиару, я удовлетворила желание старика, но так и не надела ее на голову.
        - Знаете, многие претендентки отдали бы все, чтобы оказаться на вашем месте. Судьба выбрала вас в жены Лорду. Ваши пути связаны в единую ниточку, и пока вы сопротивляетесь - Лорд слабеет на глазах его народа. Ведь, посудите сами, Анна, - Хранитель выдержал драматическую паузу, нагнетая обстановку и взывая во мне хотя бы чуточку сопереживания. Да и я рада бы оказать помощь Соломону, если она ему требовалась, но не таким же способом, черт возьми! Выкрасть средь бела дня, а теперь держать в качестве своей жены! А дальше что? Наследник?! Мне подурнело мгновенно… - Госпожа, вы должны принять свою участь. Не сражайтесь с тем, что выпало на вашу долю. И чем быстрее вы смиритесь с ролью, тем скорее найдете общий баланс с нашим миром, - Хранитель на последнем слове осекся, и я ухватилась за этот плот, будто он был спасительным. Старик знал! Он знал, что я не полукровка и вовсе не демоница, не говоря уже о не перерожденных душах - я живая! Живая и с душой!
        
        - Вы ведь знаете, да? - шепотом спросила, но старик сделал вид, будто меня не слышит.
        - Идите, Анна. Соломон вас заждался уже. Демоны не спят, это вам так на заметку, - издевательски кинул Хранитель и вмиг исчез, оставляя после себя серую ниточку дыма.
        ***
        - Куда мы? - спросила я. Встретившись в кабинете, мужчина держался стоически и даже с неким ожиданием и волнением, как пройдет наше первое свидание. Он тихо подошел ко мне и, вытянув ладошку чуть вперед, показал кружевную, но плотную повязку для глаз. Она предназначалась для меня.
        - Разрешишь? - хрипло проговорил Лорд, весь внимание, какой будет моя реакция, если временно перестану видеть мир своими глазами.
        Волнение меня саму охватило, а предательские бабочки внизу живота затрепыхали крылышками. Я кивнула и тут же повернулась спиной к своему пока еще неофициальному мужу. Соломон видел, что я держала в руке тиару, и легонько коснувшись моего предплечья, а потом кисти, забрал ее, награждая потерю поцелуем в плечо. Я напряглась, подумав, будто он против моей воли все-таки наденет ее на мою голову. Но… я выдохнула со спокойной душой… нет. Соломон положил сияющую от солнечных бликов тиару на свой стол, и вновь вернулся ко мне, встав вплотную. Я ощущала вибрацию его тела, чувствовала затылком дыхание мужчины и то, как он сражался с самим собой.
        - Ты сегодня прекрасна, Анна, - прошептал Соломон, касаясь губами мочки моего уха. Я закрыла глаза, заставляя себя не поддаваться на соблазнительные провокации Лорда. Трепет во мне рос с удвоенной силой, воспламеняя кровь и разгоняя ее по венам с бешеной скоростью. - Я сделаю тебе сюрприз, дорогая. Готова? - ну зачем ему спрашивать, если он действовал на меня, словно умелый кукловод, вовремя дернувший за нужную ниточку. Я снова кивнула, будто лишилась дара речи. И тогда Соломон наградил меня еще одним сладким и манящим поцелуем, жаль только, что в шею - прямо в сонную артерию, наверняка, ощущая губами мой учащенный пульс. Покрыв плотной повязкой мои глаза, Соломон обнял меня, прижимая к своей груди, а затем мы явно переместились в пространстве.
        Легкий бризовый ветерок ударил мне по щекам, и я не на шутку удивилась, подумав, будто мы были на берегу моря. Лорд одной рукой обвил меня за талию, затем повел за собой. Я была вся в предвкушении, ведь прежде подобных свиданий у меня никогда не было. Миша, конечно, устраивал мне пикники, но они скорее были дружескими, чем обещающие чего-то большего. С Соломоном же я испытывала странные чувства и на меня накатывали различные эмоции, которые я никак не могла проанализировать для себя самой. С одной стороны, мужчина привлекал меня собой, а с другой - я его безумно боялась. Вдруг настоящий он, действительно, сущий демон, и держался в человеческом обличии лишь ради меня и моего спокойствия.
        - Расслабься, Аня, - шутливо заметил Соломон, - я же теперь чувствую все твои переживания.
        Ой! А вот об этом я совсем забыла!!! Что там в договоре было прописано, что как только Арка выберет невесту Лорду, а потом жену - они будут слышать мысли друг друга?! Нет-нет! Я не согласна на такую интимность, это же даже больше, чем близость…
        - Прости, - процедила сквозь зубы, собираясь с духом противостоять чарам Лорда.
        - Я сейчас сниму повязку, ты готова? - Соломон сам волновался, и я, на удивление, тоже ощущала все, что с ним творилось в данный момент. Может просто потому, что мы стояли совсем близко друг к другу и в этом весь секрет?
        - Да, готова, - с придыханием ответила, хватаясь за его талию обеими руками. Я так крепко сжала ткань плаща Лорда в своих руках, словно переживала, вдруг он исчезнет вмиг и оставит меня посреди пустыни.
        Яркое свечение ударило мне в глаза и, конечно, это причиняло мне некоторый дискомфорт. Но, привыкнув к свету, я обалдела от красоты, простирающейся на огромные километры вдаль. Словно оазис посреди мертвого мира с идеально, - нет же! - кристально голубой водой. Блики солнечных лучей играли на поверхности этого волшебного места, а отражение усиливало эффект ясного дня. Вокруг цвела и пахла зелень! Настоящие земные деревья и трава! Я даже подумала, что Соломон вернул меня домой, но… нет… стоило мне обернуться, как за нашими спинами я увидела все тот же мир Царства Адова. Красный столп пыли и темная туча пепла, нависающая над замком моего Лорда.
        - Тебе нравится? - Соломон проник словами в мои мысли, разрушая момент очарования.
        - Да. Очень, - я говорила чистую правду, потому что от такой красоты можно было умереть. - Как такое возможно? - я повернулась лицом к Лорду и встретилась с его взглядом. Черный, пронизывающий и жгучий одновременно… боже, я бы не уставала в них глядеть и зачаровываться, даже вечности было бы мало… Ветерок развивал наши волосы, словно ласкал и в то же время остужал наш пыл.
        - Это место моего дяди. Он любитель земных красот и потихоньку сумел за многие века воссоздать одно уютное место. Здесь дядька отдыхает, - пожав непринужденно плечом, Лорд задумался.
        - А почему твой дядя так тянется к Земле? - меня заинтересовал этот момент.
        - Я не знаю, - тихо выдохнул Соломон, и я верила ему. Мужчина сам был озадачен и явно желал понять, отчего его родственник тосковал по месту, которое сам же и воссоздал в этом мире, где не было ни единой души. Кроме моей…
        Глава 20. Соломон
        Хороший вопрос Анна задала мне на счет Авраама. Хотел бы и я сам знать, почему дядька безумно любил земную жизнь, когда как здесь он жил вечно. Прижавшись ко мне, Аня продрогла, хотя на ней был надет теплый свитер. Я приобнял ее крепче, ощущая волнение девушки, растущее с каждой секундой.
        - Расскажи мне о себе, - прошептал я у ее ушка.
        Локоны Анны ласкали ее личико, и, убрав один такой завиток ей на другую сторону плеча, я приник губами к шее, целуя и лаская ее кожу мягким поцелуем. Мне нравилось прикасаться к ней, и с каждым днем это наваждение притяжения усиливалось по нарастающей. Аня не сопротивлялась, напротив, даже чуть склонила голову в бок, открывая для меня больше доступа к ее шее.
        - Что бы ты хотел знать? - тихо спросила она, млея от моих ласк.
        Я ухмыльнулся, и, наверняка, она почувствовала мою реакцию на ее вопрос. Отпрянув, я повернул девушку к себе лицом и взял за обе руки, переплетая пальцы в крепкий замок. Словно Анна могла исчезнуть, а таким образом я держал девушку возле себя. Глядя друг другу в глаза, мы оба понимали, насколько этот момент казался интимным и личным.
        - Дай подумать, - нахмурился я, совсем не приготовленный к расспросам. Аня улыбнулась, а на щеках проступил румянец.
        - Я люблю животных, - она первой заговорила о себе, видя мое замешательство. - У меня в комнате есть черный кот, - сузив свой взгляд, Аня лукаво уставилась на меня, словно в чет-то заподозрила: - Соломон, скажи мне правду, ты следил за мной дома? То есть, - заторопилась она, - на Земле. Пока я была там.
        В ее словах была боль, потому что Анна скучала по земной жизни, и, с одной стороны, я ее прекрасно понимал, но… она мне нужна - без нее я теперь задыхаюсь, хотя смерть для меня ничего не значила и жил я вечно. Снова почувствовал в груди глухой удар, когда Аня, разорвав нашу крепкую хватку, приложила ладонь ко мне прямо напротив мертвого сердца. Она растерялась, заметив мое смятение и ощутив напряжение, которое вдруг возникло из ниоткуда. Резко убрав ладонь, девушка сделала шаг назад, отдаляясь от меня. Я хотел было сказать - нет, не уходи, но отчего-то смолчал, наблюдая за ее потемневшими голубыми глазами, полных непонимания.
        - Да, следил, - возвращаясь к ее вопросу, я прочистил горло и ответил, как есть и было на самом деле. Аня опешила и хотела резко высказаться, но потом что-то ее остановило, и, пожав плечами, она отвернулась от меня. Накрыв ее хрупкие подрагивающие предплечья, я уткнулся носом в ее затылок, глубоко вдыхая приятный, цветочный аромат шампуня с ее волос. - Я хотел остановиться, правда. Но… в тот день, когда мы с тобой столкнулись на улице, я потом долго не мог забыть о тебе, Аня. Не знаю, какие злые силы мной руководили, но я выследил тебя и стал твоим преследователем.
        - Почему ты скрывался от меня? - Аня обернулась и вопросительно уставилась на меня, мысленно требуя ответы на все ее волнующие вопросы. - Соломон, объясни мне, почему? Мы бы тогда по-другому… не знаю даже как это сказать, начали свои отношения? - предположила она. - Чего ты боялся?
        - Мне нужно было знать, что ты свободная девушка, - твердо заявил, оглушая ее очередной правдой. - Хранитель не позволил бы мне привести невесту, если та уже занята другим мужчиной. Даже несмотря на то, что между нами пробежала искра притяжения, будь бы ты занята - я бы отступил.
        - Но ведь я тебе сказала, что у меня есть жених - Миша, - вздернув упрямый подбородок, Аня сощурила подозрительный взгляд, - и тебя это не остановило, Соломон.
        - Нет. Потому что ты нужна мне. Рядом с тобой я чувствую себя по-другому. Прости, что так откровенно говорю об этом прямо сейчас, - я опустил взгляд в пол, а потом ощутил на своей щеке теплую ладошку Ани. Она приподняла мое лицо, побуждая перевести внимание на нее.
        - Если ты хочешь заполучить мое расположение, тебе придется быть со мной откровенным, Соломон, - спокойно сказала девушка, на мгновение прикоснувшись взглядом моих губ. Она замялась, краснея. - Знаешь, в тот день я не могла никак собраться с мыслями на работе, так и ушла домой вся в думках о тебе и нашем столкновении. А потом, - она запнулась, растянув губы в смущенной ухмылке. - Мне стыдно признаться, но я видела тебя в своих снах. Боже, прости…
        Анна вновь отвернулась, скрывая от меня свои настоящие эмоции, которых мне так давно не хватало в бессмертной жизни. Я обнял девушку и снова повернул к себе лицом, захватывая в особенный плен страсти. Искра, пробежавшая между нами, с силой пробила током каждый нерв. Я склонился и, захватив ладонью затылок Ани, врылся пятерней в ее шелковистые локоны, притягивая к себе ее еще ближе. Когда наши губы сплелись в поцелуе, разразился гром и молнии сверкали вокруг нас, создавая купол, сквозь который никто не посмел бы проникнуть и причинить нам зла. Аня обняла меня, взаимно отдаваясь чувствам и ощущениям.
        Я не мог оторваться от Ани, так же, как и она от меня, но нас ждал романический завтрак, который я все-таки пообещал девушке. Наши дыхания сбились, и, разрывая единение, я провел по ее нижней, припухшей губке, большим пальцем. Завороженный ее потемневшим, отчаянным взглядом, я бы отдал все, чтобы погрязнуть в глубине ее синевы. Даже отдал бы душу, будь бы она у меня в теле… но, я демон, и Ане придется с этим смириться, иначе…
        - Мне мало поцелуев, моя королева, - обескуражил словами свою жену, и девушка замешкалась.
        - Не называй меня так, пожалуйста, - покачав головой, Аня уставилась на меня, - ты сказал, что договор не в силе, раз не было брачной ночи. И… Соломон, я не уверена, что за такой короткий промежуток времени у нас выйдет стать ближе друг к другу. - Я принимал сомнения Ани, но также не мог отпустить ее.
        - Хранитель потребует от меня доказательств, если мы не исполним условия.
        - У тебя цель затащить меня в постель? - ахнула Аня, отталкивая меня. - Скажи уже прямо, Соломон.
        - Нет, - сказал, как отрезал. - Я не стану этого делать. Я - демон, и мог был загипнотизировать тебя как мне угодно, но я этого не делаю, Аня. Мне нужна - ты, а не подобие тебя.
        - Я все равно не понимаю тебя, - взмахнув руками, Аня стала ходить туда-сюда, уже не обращая никакого внимания на красоту дядиного места. Она резко затормозила и, наставив на меня указательный палец, спросила: - Почему я? Почему ни одна из тех претенденток, которые очарованы тобой? Та же Азада, прости господи. Соломон, зачем ты так все усложняешь, если в твоем мире мне все равно не будет места?
        - Я хочу научиться любить, - оглушил Аню, заставив ее на время потерять дар речи. Подойдя к ней, я мысленно попросил у нее разрешения, вновь прикоснуться к девушке. Аня не сопротивлялась; глядя мне в глаза, она пыталась понять меня… хотел бы я и сам себя понять, что вело мной в те мгновения, когда я встретил девушку так нелепо случайно. - Демоны не могут любить, - яростно проговорил, ощущая привкус горечи во рту, словно во мне закипала лава. - Только взаимная симпатия и договор с судьбой.
        - Как я могу научить тебя любви, если сама ее никогда не испытывала? - не сдавалась Аня, не спуская с меня упрямых глаз. - Я солгала тебе насчет Миши. Он мне не жених, - снова смутившись, Аня фыркнула. - Ну как сказать - не жених. Миша сделал мне предложение, но я его до сих пор не приняла. Не смогла. Что-то все время останавливало от судьбоносного решения.
        - Вот теперь представь, почему я не принимал ни одну из претенденток - меня так же что-то останавливало, - мягко поддев ее подбородок, я завладел ее вниманием. - Мы предначертаны друг другу, Аня. Судьба так решила, наплевав на законы вашей физики и нашего магического мира.
        - Тогда эта судьба поступила с нами не очень красиво, - хохотнула Анна, а я нахмурился.
        - Почему ты так считаешь? - поинтересовался я.
        - Потому что у каждого из нас есть личная жизнь. Вот, например моя осталась там, а тут - в твоем мире я - никто. Все смотрели на меня так, будто у меня на голове рожки выросли. Я не хочу быть, как не в своей тарелке, Соломон. Ты должен меня понять, потому что ты родился здесь и тебя знают, а я…
        - Аня, дорогая, посмотри на меня, - оборвал ее мысли, которые неслись галопом по скоростной трассе тяжелых думок. - Я все тебе отдам, если это сделает тебя счастливой рядом со мной. И даже больше, только дай мне шанс научиться любить… любить только тебя и принадлежать только тебе, - я задыхался, когда произносил эти слова, словно они были пропитаны проклятьем, снедающим меня изнутри.
        Выдохнув, я не дал что-либо сказать девушке в ответ, потому что боялся, что она отступит и потребует вернуть ее домой. Бороться с Аней оказалось не так-то легко, и ее настойчивое желание обрести свободу от меня, постепенно внушало мне, что я поступил неправильно, выкрав ее и приведя в свой дом. Краем глаза я заметил, что над моим замком красная туча сгущалась с каждой секундой все больше, отражая мои внутренние смятения и борьбу с проснувшимися древними ощущениями жизни.
        - Соломон, - мягкий тон голоса Ани проник в мои мысли, побуждая перевести внимание на нее. Я улыбнулся, хотя вряд ли улыбка коснулась моих глаз. - Я боюсь, если открою тебе свое сердце и впущу в свой мир, ты не сможешь принять этого. И еще боюсь того, что останусь тут навсегда. Это не моя жизнь, - Аня обвела рукой то, что было как на ладони. - Здесь все другие. Как я смогу ужиться рядом с демонами и пограничными душами? А если они узнают, что я - живая. Что будет тогда? Я не хочу, чтобы ты пострадал из-за меня, - отчаянно замотав головой, девушка прижалась ко мне, крепко обнимая.
        - Никто не посмеет причинить тебе вреда, - сказал я, - ты - моя королева, и… я буду ждать столько, сколько потребуется времени. Но ты не должна жертвовать собой ради меня.
        Обняв Аню, я закрыл глаза. Передо мной стоял серьезный выбор: или отпустить девушку, или продолжать сражаться с чувствами к ней. Один против всего своего мира. Но стоила ли моя затея такой жертвы, если Аня бы все равно не была счастлива здесь? Идея с романтическими ухаживаниями была идиотской, я это понял. И даже сейчас, когда мы ощущали связь, все равно сопротивлялись ей сколько было сил. Я буду эгоистом, если продолжу истязать нас двоих. Зачем я вообще послушал Авраама и пошел за ним… Злость и гнев накатывали с лихвой, но я старался их игнорировать, чтобы не напугать Аню.
        - Господин, - позади нас раздался голос слуги. - Мой Лорд, вам нужно срочно вернуться в замок. Гоблины восстали и требуют ответов, как… - запинаясь, слуга нечаянно бросил взгляд на Анну, пугаясь ее и тут же проявляя интерес. - Как вашей королеве удалось сохранить душу? Они не унимаются, Лорд. Вы сами знаете, что многие жаждут заполучить благословения судьбы и обрести покой.
        Черт бы побрал этих не перерождённых. Сколько проблем из-за их пограничного состояния, а теперь кто-то распустил слухи об Анне, и этот кто-то явно среди моего окружения; ведь знали о происхождении девушки слишком малое количество демонов. В поле моего подозрения попали мои родители, Авраам и Хранитель. Завтрак пришлось отложить…
        ГЛАВА 21. Анна
        Я почувствовала, как Соломон напрягся, и вместо того, чтобы провести со мной романтический завтрак, мы были обязаны вернуться в замок Лорда. Так нужно… он ведь нес ответственность за каждого, кто был в его мире.
        - Анна, - Тёмный Лорд сцепил губы в тонкую линию, недовольный тем, что все пошло не по плану. Но тьма сгущалась над замком, а значит - дела были крайне плохи. Я взяла Соломона за руку, накрыв его ладонь своею, и замотала головой.
        - Всё нормально. Соломон, не переживай, - мой голос чуточку надломился, потому что я начала ощущать подступающее волнение. Вкупе с паникой, охватившей меня после слов слуги, мне было боязно находиться вдали от мужчины. Только рядом с ним я могла чувствовать себя в безопасности.
        - Мне жаль, Аня, - Соломон встал ко мне чуть ближе и накрыл ладонью мою щеку, ласково поглаживая ее и даря мне ощущение тепла и его привязанности ко мне. Если судьба действительно свела нас двоих на один путь, то мы были обязаны понять ее замысел и найти решение, как избежать неприятностей. - Но перерождённые часто устраивают бунт, я привык, как и каждый житель Царства Адова.
        - Но в этот раз бунт не из-за прошлых требований, - подняв на Лорда тяжелый и опасливый взгляд, я схлестнулась с его почерневшими и наполненными сомнениями глазами. - Кто-то рассказал им обо мне. Что теперь ждет нас по возвращении? - запаниковала я, оглядываясь на слугу, который тактично отошел от нас поодаль.
        Лорд притянул меня к себе в крепкие объятия и прильнул губами к виску, опаляя мою кожу огнем и сладостью. Как бы мне хотелось позабыть обо всем - о всех угрозах, которые могли причинить вред не только мне, но и Соломону. Я чувствовала тяжелое дыхание мужчины, и то, как он сдерживал себя, чтобы не обратиться передо мной в демона. Этого мне бы хотелось меньше всего. Такого Соломона я боялась. Но черная дымка вновь окутала нас куполом, скрывая ото всего.
        - Анна… моя королева, - позвав меня, Лорд коснулся моего подбородка и приподнял лицо, побудив меня взглянуть в его бездну. - Что бы не случилось - я всегда буду рядом.
        Эти слова, словно стали выгравированы на моем сердце. Идеальным шрифтом, заставившим пропустить мощный удар по грудной клетке. Адреналин хлынул в крови, и я сама потянулась к губам Соломона, обхватывая его шею одной рукой, другой - ладонью, я прикоснулась вплотную к его груди, где не было ни единого стука сердца. Когда наши губы сплелись в поцелуе, я почувствовала горечь, словно Лорд прощался со мной, приняв для себя важное решение. Лаская мою спину и прижимая к себе, Соломон отдавался мне всем телом… и всей душой, которой, как он сказал, у него не было. Поцелуй оборвался тогда, когда мы посчитали достаточным. Наслаждение перерождалось в крепкую связь, из-за которой мы оба начинали сходить с ума.
        - Если бы я только могла помочь…, - прошептала у его губ, чуть отстраняясь и заглядывая в пелену страстного вожделения ко мне.
        - Ты уже это делаешь, Анна, - Соломон говорил тихо, но емко. Усомниться в его словах, означало бы не доверять самой себе. Я нахмурилась, почувствовав его внезапную холодность ко мне.
        - Почему ты отдаляешься от меня? - обрушила на него волнующий вопрос, не желая скрывать от мужчины своей причины беспокойства.
        - Это не так, моя королева, - Тёмный Лорд лукавил, оберегал меня от реальности, которая прямо сейчас должна была обрушиться мне на голову. - Давай вернемся в замок и после у нас с тобой будет еще время переговорить. Романтический завтрак переносится, но…, - резко замолчал Лорд, вмиг вбирая в себя клубы темной дымки. Теперь снова все стало обычным - тот же кусочек прекрасного в исполнении дяди Соломона, и та же тьма, свисающая над куполом замка. Воздух стал затхлым и ощущение пепла возрастало до критической отметки.
        - Хорошо, - не дождавшись его пояснений, я ответила.
        И, вновь обняв Соломона, я прильнула к его груди щекой. Мужчина ответил взаимностью. Я сильно зажмурила глаза, а когда открыла, то была поражена, что мы уже оказались в огромной зале замка. Всего лишь одно мгновение, и словно не было никакого романтического завтрака. На душе стало тяжело от мысли, что Соломон из-за нападок гоблинов Царства отдалится от меня. Но разве не этого ли я хотела? Вот только проблема в том, что мужчина стал мне дорог. Пусть мое желание показалось сумбурным, но, представив лишь на секунду, что я вернулась домой… без Соломона, словно отрывала от себя часть своей души… «Это плохо… Очень плохо, Аня» - пробубнило мое подсознание и, как никогда прежде, я была с ним согласна.
        ***
        - Что значит вы не собираетесь объяснять нам, как ваша королева обрела душу?! - несколько странных по облику дымок стали бросаться в Соломона волнующими вопросами.
        Удивительно, но я не видела самих не перерожденных, только яркий свет, витающий свободно по пространству. Завороженная, я уставилась на Лорда, желая услышать объяснений, но понимала, что сейчас не самое подходящее время. Держась рука об руку с ним, меня всю трясло, и волнение, конечно, передавалось Соломону. Ужасная на самом деле штука, прописанная в договоре, который я ненароком окропила своей каплей крови - чувствовать и ощущать всё, что происходит с твоей второй половинкой.
        Соломон сцепил нашу крепкую хватку в замок, переплетая пальцы между собой, и поцеловал при гоблинах тыльную сторону моей ладони, доведя меня до краски. Я не знала, как не перерожденные отреагировали на столь откровенный выпад Лорда, но, очевидно, никто не воспротивился, раз в зале стояла гробовая тишина и мелькающие огоньки находились в плавном витании.
        - Лорд, почему Хранители отказываются с нами говорить? - снова вопрос, оглушивший басом залу. Витражные окна задребезжали сию секунду, а, когда Соломон сделал шаг вперед, закрывая меня собой - защищая, я краем глаза заметила, как один из гоблинов проявился, обличаясь перед нами. Вполне обычный человек, вот только отчего-то он походил на призрака. Седовласый мужчина смотрел только мне в глаза, и, затаив свое дыхание, я ступила вперед, прекращая прятаться за своим мужчиной. Соломон зарычал, останавливая меня.
        - Аня, что ты творишь? - его хмурое и сердитое выражение лица для меня показалось забавным. Впервые я увидела Лорда растерявшимся и не готовым так легко выпускать меня из видимости и своей защиты.
        - Все нормально, Соломон. Я же их королева, - слова дались тяжело, но, раз гоблины требовали объяснений, хотя бы получат их частично. Встав перед Соломоном, я склонила голову перед седовласым мужчиной, хотя сама тряслась, как собака, поджавшая от страху хвост. Для меня выступать перед огромными залом было не впервой, но только я привыкла, что оппонентами выступали люди, а не призраки. - Что вы желаете услышать от Лорда или Хранителей? - стойко задала вопрос и даже голос не дрогнул.
        - Как… как вам удалось сохранить вашу душу? - не унимался гоблин, сделав еще пару шагов вперед. Между нами оставались считанные метры, но я неподвижно стояла на месте и гордо восприняла интерес гоблина к моей персоне. - Мы видим вас, а вы нас, Анна! - воскликнул он.
        - Что значит «видите»? - с недоумением переспросила я, покосившись на Соломона и требуя от него безмолвного ответа. - Простите, но меня видят все, и вас я тоже вижу сейчас, - я нервно хохотнула, на мгновение растерявшись, - это ведь ни для кого не секрет.
        - Нет, моя королева, - еще один гоблин в женском теле выступил вперед, вставая рядом со седовласым мужчиной. - Перерождение полукровки нас не видят. Кроме Лорда и Хранителей - никто… а теперь - вы, Анна. Пророчество… ох, - спохватилась женщина и начала теребить рукав рядом стоящего мужчины. - Это она та самая, которая освободит нас, - воодушевленно запричитала она.
        - Нет! - громоподобный оклик и твердый тон Соломона, прозвучавший на всю залу, заставил всех замолчать, а потом в одно мгновение перед нами возникли Хранители, выстроившись перед нами с Соломоном в линию.
        Главный, который проводил обряд с Аркой, окинул меня презрительным взглядом, выражая недовольство. Да что я такого-то сделала? Хотела бы высказаться, да ситуация не позволяла. Лорд снова закрыл меня собой, ограждая от возможной опасности. И я чувствовала напряжение, витающее в воздухе замка. Все кричало о том, что гоблины так просто не отступят, пока не получат ответы.
        - Всем - молчать! - заревел Хранитель, призывая не перерожденных к тишине и вниманию. - Королева - не бессмертна! - заявил он на весь зал и вновь начались охи и ахи. Я стушевалась, будто меня только что наголо раздели и заставили продефилировать перед тысячью пар глаз. - Но! - тут же оборвал Хранитель, - Анна - суженая Тёмному Лорду. Судьба избрала ее, а значит, вы должны принять вашу королеву так же, как приняли своего Лорда. По праву и по крови.
        Я замялась, почувствовав ледяной ветерок, дующий мне в затылок, ведь брачной ночи у нас не состоялось, а фактически, договор не пришел в действие - и я не была женой Лорду. Но, казалось, Хранители были пока не в курсе, и как долго Соломон собирался держать это в тайне, оставалось не ясным. Сама я, если и дала Лорду шанс узнать друг друга лучше, то очень переживала, как бы потом мое сердце не разлетелось в пух и прах.
        - Но девушка из пророчества и есть наше спасение! - женщина выступила вперед, пререкаясь с Хранителем. - Ее душа - спасение наших. Разве одна потеря стоила огромной трагедии и вечных мук тысячи?! Мы не живые и не мертвые - мы никто и скитаемся по Царству в поисках покоя… Как нам быть? - отчаянный возглас ранил мое сердце, и хотела бы я помочь им, но и умирать… сглотнув вязкую слюну, я зажмурила глаза и уткнулась лбом в плечо Соломону. Мне становилось плохо с каждой секундой… дыхание сперло… а чьи-то невидимые щупальца обхватили мое горло и начали душить.
        - Соломон? - испуганно позвала мужчину, почувствовав, как связки сдавливало еще сильнее. - Помоги мне, - отпрянув от него, я пошатнулась на ногах и, цепляясь за заднюю часть подола платья, рухнула на попу.
        Мой Тёмный Лорд мигом рванул мне на помощь, вот только ужас в его глазах не оставлял меня до самого последнего вдоха… бездна, поглотившая меня, забирала к себе и не давала возможности остаться с Соломоном. Как бы я отчаянно не хваталась за реальный мир - Царство Адово были им, я признавала это, но все равно меня похищали из моего собственного тела.
        - Анна! - громко окликнул меня Соломон, но я уже не понимала, где был он, а где была я… сумрак ослепил меня, награждая тихим и безликим спокойствием. Я попала в собственный ад, с подачи чьего-то нежелания…
        Глава 22. Соломон
        Она таяла в моих руках… Анна… Ее бездонный взгляд угасал, и я сделать ничего не мог. Как предотвратить то, на что не имел способностей? Темная магия овладела моей королевой, и теперь в ее жилах текла черная кровь, покрытая дымкой и отравой.
        - Что делать? - не своим голосом заревел я, подняв взгляд на Хранителей. Гоблины мигом ретировались, испугавшись расправы над ними. И правильно сделали, потому что прямо сейчас я находился в пограничном состоянии, когда не отдавал отчета своим действиям. Хранители встали вокруг меня, держащего в руках Анну, захватили словно в кольцо и начали гудеть особенную песнь. Монотонная речь гипнотизировала слух и зрение, но на мою королеву их заклинания не действовали.
        - Соломон перемести ее астральный дух к нам сюда, - скомандовал Хранитель, разорвав цепь со своими собратьями и сев возле нас. Он прикоснулся к ледяной щеке Анны и цыкнул. Его обеспокоенный взгляд заметал молнии. - Это не просто магия, мой Лорд. Кто-то наложил на девушку проклятье. Смотри, Соломон, - старик указал на побледневшую ладошку девушки.
        - Что? - недоумевал я, не понимая, в чем подвох.
        - Кто-то заключил сделку в обмен на душу Анны, - яростно сказал Хранитель. Я не верил своим ушам, что такое вообще было возможно в моем мире - в Царстве Адовом, ведь я самолично издал приказ-проклятье, кто посмеет его нарушить, навсегда навлечет на себя гнев демонов.
        - Скажи, что ты ошибаешься, - взмолился я, поднимая Анну на своих руках. Она совсем обмякла, но ее сонная артерия продолжала пульсировать, значит, ее душа все еще боролась с темным проклятьем. - Скажи, прошу тебя! - воскликнул я, затем прикипел губами ко лбу Анны, целуя ее и накладывая свое особенное заклинание защиты. Хотя бы так я смогу ей помочь, и не позволить врагу отнять ее у меня.
        - Унеси ее в спальню и прикажи слугам никого не впускать. Пусть следят в оба. Этот некто мог использовать оборотное проклятье, чтобы казаться тем, кого бы мы хотели видеть больше всего, - предупреждение Хранителя меня насторожило. Дело слишком серьезное, чтобы просто так оставить Анну со слугой.
        Я обратился в демона, покрываясь темной дымкой и уволакивая вслед за собой красные искры. Мне не хватало воздуха, а сердце стало разрываться на части. Я крепко держал Анну в своих руках, ведь только она заставляла во мне трепетать мертвой душе. Наконец, оказавшись в моей спальне, я уложил ее на кровать и накрыл толстым пледом. Кот, который все время был с Аней, появился из-за темного угла - такова его способность, тенью ходить по всем спальням. Но выбрал черт только Анну, словно чувствовал, как она обращалась с лаской и любовью к земным тварям. Зеленый колдовской взгляд сверкнул, и кот вскочил на мою постель, оглядывая свою хозяйку. Жалобно замурчал и прилег рядом с моей королевой.
        - Знаю, - вслух произнес, привлекая внимание ушастого демона; кот приподнял морду и уставился на меня подозрительным взглядом пронзительных глаз, - ты побудь рядом с ней. Мне надо найти виновного, кто наложил на нее проклятье. Обещаю, я спасу ее.
        - Мрряу, - мурлыканьем ответил кот, словно понимал каждое мое слово. Затем зарылся мордочкой в свои пушистые лапки и завибрировал телом, издавая монотонное мурчащее звучание. Я видел, как вокруг Анны образовывался защитный купол, которым кот покрывал их обоих, пряча от глаз остальных. Моя Анна… она исчезала из виду вместе со своим защитником, который стал преданным только ей.
        Я наклонился к девушке, вглядываясь в ее, будто спящее лицо, ни единого намека на то, что она спала или притворялась. Побледневшие щеки, которым так шел румянец, пугали меня, и я желал скорее вернуть ту естественность, которой Анна - любовь моя, обладала. Я прильнул к ее губам, все еще ощущая их вкус и сладость, но этого мне оказалось мало. Поцелуй слишком вымученный, и я не желал расставаться с ней. Но пора навести серьезный рейд по Царству и найти виновного. А лучше всего созвать своих родных и поставить перед фактом.
        ***
        Вся семья в сборе и все недоумевали от моего приказа сиюминутно собраться в главной зале. Отец и мать сидели во главе стола, так полагалось испокон веков, а дальше уже восседали по степени родства. Авраам как обычно заявился позже всех и вальяжно уселся в дальний угол, ибо никогда не принимал все семейство. Как он любил говорить: не переносил их на дух.
        - И что за срочность, Соломон? - хмыкнул он, разглядывая свои черные ногти, словно они были куда интереснее, чем произошедшее в моем замке. Я стоял, потому что просто сидеть не хватало терпения. Во мне неумолимо бурлила ярость, которую выместить было нельзя, так как виновный все еще не обнаружился. Зашли последними служители Царства. Поклонившись моим родителям, они встали рядом со мной. Авраам засмеялся, на что получил в ответ от меня гневный взгляд и мысленное предупреждение.
        - Семья, - начал я, принимая на себя взгляды демонов, - Анна - моя жена и ваша королева сегодня пала под проклятье, - как только я произнес эти слова, меня одолел холод. Каждый присутствующий оставался непроницаемым, только Авраам нахмурился и привстал.
        - Что значит «пала от проклятья»? - заволновался дядька. - В каком смысле, Соломон? Она же теперь твоя жена, кто осмелился так открыто проявлять неповиновение?! - гневно прорычал он.
        - Гоблины устроили бунт. Мы вернулись в замок, кх-м, - я не хотел вдаваться в подробности, где мы были ранее. Не думаю, что Аврааму понравится, что я показал своей королеве его личное пристанище. - Кто-то пустил слух, что я выбрал в жены девушку с душой, и теперь не перерожденные требовали исполнения пророчества.
        - Это бред - пророчества не существует, - фыркнул мой отец, всплеснув рукой и твердо ударив кулаком по столу. Раздался оглушительный звук, и теперь все внимание было на моем отце. - Я не устану повторять: пророчество всего лишь выдумка, чтобы облегчить страдания гоблинам. Их пограничное состояние не зависит от земной, да какой угодно, души. А тот, кто пускает слухи по Царству, вскоре навлечет на себя гнев демонов. Никто не станет терпеть подобные вероломства, Соломон. Пора уже разобраться с гоблинами и поставить им ультиматум - либо они живут среди нас, либо пусть исчезнут навсегда.
        - Отец, - оборвал тираду родителя, и мама меня поддержала, накрыв ладонью кисть отца, тем самым успокаивая его пылкий темперамент. - Гоблины не могут жить среди демонов, ты ведь сам знаешь об этом. Никто не ставил запретов, но они мучаются от пограничного состояния и готовы пойти на все. Но я уверен, что дело не в них, - фыркнул я, начав расхаживать туда-сюда и задумываясь, стал сопоставлять факты. - Нас с Анной выманили, и предлогом стал бунт. Кому-то на руку подобное происшествие.
        - А своих невест ты не подозреваешь? - ехидно заметил Авраам, зыркнув на меня. Я застопорился. - Что? Неужели думаешь, что демоницы так просто оставят сам факт, что какая-то неместная мадам очаровала твое бездушное сердце? - недоумевал дядька.
        - Не надо так называть Аню, - рявкнул на мужчину, осаждая его гнусный язык. - Девушка не заслуживает такой расправы.
        - Это ты так считаешь, но не демоницы. А особенно, я бы обратил внимание на Азаду, - кивнул дядька, будто сам у себя поставил галку напротив имени претендентки.
        - Зачем ей это? - сцепив руки на груди, я ждал объяснений.
        - Нет, Авраам, - встряла мама, как только дядька открыл было рот, чтобы выдать очередной монолог. - Замолчи и не смей, - ее приказ прозвучал настырно.
        Я удивился такой реакции матери, явно скрывающей от меня что-то важное. Вся семья притихла и даже Хранители.
        - Я хочу знать, что происходит, - сказал, как отрезал, покосившись сначала на мать, затем отца и уже в последнюю очередь на Авраама. - Если вы что-то скрываете от меня, и это касается освобождения моей Анны от проклятья, учтите, что мой гнев куда страшнее, чем ваши вместе взятые, - моя фраза хлестала каждого, а темная дымка, исходившая от меня, постепенно заполонила весь зал. Родные напряглись и стали переглядываться.
        - Успокойся, Соломон, - Хранитель подошел ко мне, и, положив руку мне на плечо, продолжил: - мой Лорд, проклятье, наложенное на Анну, исходит от не перерожденных. Вы заблуждаетесь, если считаете их непричастными.
        - Нет. Я отказываюсь в это верить. Я сам лично… своими глазами видел свиток в ваших хранилищах. Пророчество есть и хватит уверять меня, будто это очередная уловка держать все под контролем, - я сорвался. Вся моя выдержка канула в лету. Грудь сдавило, и хотел бы я прямо сейчас видеть Анну, чтобы успокоиться. Я сделал вдох и выдох, чтобы усмирить пыл. Мать и отец сидели с каменными выражениями лиц, чтобы я не смог прочесть их. - Вы все свободны. Если в семье не принято говорить обо всем важном, тогда прямо сейчас я разрываю с вами любые связи, - мое заявление оказалось встреченным бурно. Отец вскочил и наставил указательный трясущийся палец.
        - Как ты смеешь отрекаться от родных, Соломон?! - взревел он.
        - Или правда, или - это конец, - я настаивал на своем, не давая слабину. Отец оставался при своем и замолчал. - Тогда уходите. И, я надеюсь, никто из вас не прикладывал к проклятью руки, иначе…, - дальше не было смысла продолжать фразу, каждый понял мой посыл.
        Семья постепенно рассосалась в огромном зале, испаряясь в пространстве и оставляя лишь следы серой нити. Остались Авраам и старший Хранитель, которому я доверял с самого своего рождения. Старик был мной недоволен, я чувствовал это за тысячу верст, но мне было все равно. Сейчас главное - моя девушка, ведь по моей вине Анна сейчас подверглась нападению.
        - Авраам, уходи, - тихо промолвил я, грузно рухнув на стул и зарывшись в свои ладони. Я стал тянуть волосы назад, причиняя боль. Я просто хотел чувствовать, хотя бы немного, но без моей королевы я снова становился тем демоном, которым я был до встречи с ней.
        - Соломон, посмотри на себя, - запричитал дядька, - ты стал слабым. Потому нам запрещено любить земных девушек. Мы оживаем рядом с ними, - он ошеломил меня, и я тут же посмотрел на Авраама, подозрительно сощурив глаза. - Не надо сейчас сканировать меня, будто я превратился в чудище. Увы, такой способности у меня нет, в отличие от тебя, мой друг, - засмеялся он.
        - Я не верю ни единому твоему слову, - прыснул я.
        - А зря, - игриво и лукаво ответил дядька. Хранитель фыркнул, обратив на себя внимание нас обоих.
        - Хватит уже юлить вокруг да около. Скажи ему, Авраам, - настаивал старик, который тоже присел рядом со мной. Я ощутил волнение, которое покрыло меня с головой. Что такого скрывала вся моя семья, раз даже я - их Тёмный Лорд, не был удостоен знать правду.
        - Пророчество уже давно исполнилось, - уныло бросил Авраам, опустив глаза в пол. - Моя жена - землянка, ради которой я отказался от жизни демонов тут в царстве. И я теперь вынужден держать удар на себе, чтобы спасти её душу. Гоблины не желают сами становиться одними из нас - это их выбор, а до тех пор, пока они сопротивляются, моя Лола страдает в мире, который не подвластен никому. Вдали от меня… Соломон. Поэтому мне нужна была Лунная пыль, либо твои способности.
        Сказать, что я был шокирован правдой - это, как если бы мне сказали, что я вовсе не демон во плоти.
        Глава 23. Анна. Земное время
        Ох… моя голова…
        Я проснулась от резкой боли в затылке, словно меня огрели обухом по голове, и я провалялась без сознания несколько часов или суток. В горле пересохло и мне дико хотелось пить. Аккуратно поднявшись, я села и попыталась сориентироваться, что вообще произошло за последние сутки. Я не помнила, как оказалась дома, но что-то подсказывало мне, что я была не одна. Шуршание на кухне и тихая мелодия, доносившаяся до меня в мою спальню. Откинув теплый плед, я спустила ноги на пол, но не сразу рискнула встать, а дала себе привыкнуть к яркому солнечному свету.
        Зашел Миша и заулыбался во весь рот.
        - Привет, Аня, - ласково пробормотал он, облокотившись о дверной косяк и скрестив руки на груди. Я закивала, покрываясь румянцем. - Как ты себя чувствуешь?
        - Не очень, - честно призналась, искоса поглядев на своего «недожениха». - Какое-то странное чувство, будто дух из тела вышибли, - я сразу машинально прижала ладонь к груди и потерла болезненную точку по центру. Яркая вспышка воспоминания озарила мои глаза, и я увидела облик красивого мужчины, склонившегося надо мной. Он был взволнован и одновременно смотрел на меня так, будто был влюблен. Черные, заволоченные дымкой глаза, которые неоднократно преследовали меня во снах. Я застонала, тряхнув головой, чтобы скорее избавиться от наваждения.
        - Давай я помогу тебе подняться, - заторопился Миша, увидев, как меня пошатнуло на месте.
        - Нет-нет, - выставив перед собой ладонь, я замотала головой. - Просто, видимо, долго спала, - затем я нахмурилась, совершенно позабыв, какой сегодня день недели и число. Будто я выпала из реальности, - Миш, а что со мной случилось? Я совсем ничего не помню. Только…, - голос предательски дрогнул и вновь яркая вспышка в памяти, как тот самый мужчина встретился со мной в кафешке, где я хотела пообедать, а потом… Господи, вот бред так бред, я же дома. Оглянулась, и правда - я дома, а мое исчезновение вместе с Соломоном лишь мои вымыслы! Да! Я вспомнила его имя.
        Миша все-таки подошел ко мне и нежно прикоснулся к локтю. Я поморщилась, потому что его касания для меня оказались крайне болезненными. Все тело горело огнем, будто у меня температура.
        - Ань, ну ты совсем что ли? Вчера мы с тобой ходили в кино на премьеру фэнтези, - засмеялся Миша, провожая меня на кухню. - Потом мы сходили поужинали, и ты рассказала мне о проекте, которые передала боссу на неделе. А вчера он тебя огорошил прекрасной новостью, что твою работу утвердили и ты получишь двойной гонорар! Мы выпили шампанского, но, судя по всему, тебе его пить нельзя. Тебя всю ночь рвало от него.
        - Ох, прости, - пролепетала я, совсем не помня ничего, даже намека никакого. - Что, правда, проект утвердили? - присев на стул, Миша подал мне яичницу и кофе.
        - Да, моя дорогая! - воскликнул он. - Ну позвони боссу, да уточни, а-ха-ха, - засмеялся мужчина, и притянул к своим губам наполненную кружку с дымящейся жидкостью. Я лишь на секунду отвела свой взгляд, как глаза Миши по странному сверкнули, и вновь обратив на него внимание, он вопросительно уставился на меня. - Сегодня выходной, если ты пытаешься припомнить который день, - сухо добавил он. - Может, прогуляемся в центральном парке. Как тебе идея?
        - Не знаю, - разволновалась я, ощущая вибрацию в груди, словно мурчащие волны кошки, - я неважно себя чувствую. Наверное, отосплюсь, а потом… Давай я тебе позвоню, Миш? - с нескрываемой надеждой я посмотрела в его глаза и улыбнулась.
        - Ну смотри. Как скажешь, - с обидой произнес он, отставив от себя полупустую кружку. - Мне уже пора. Я, итак, у тебя оставался на ночь, - фыркнул Миша, - пора заняться рабочими делами. Если что, я на связи.
        Развернувшись на пятках, мой недожених направился на выход, но в дверях остановился и обернулся.
        - Видел, что мое кольцо все еще так и лежит у тебя на тумбочке. Ты не приняла моего предложения? - Огорошил, как говорится, с порога.
        - Я все еще думаю… Ты ведь сам сказал, что у меня есть такая возможность, - замялась я, чувствуя, как щеки покрылись румянцем от стыда.
        - Время идет, я ведь тоже ждать вечность не могу, - прохрипел Миша, чуть повысив тон голоса. Я напряглась, впервые замечая, как сильно ранила своей неопределенностью мужчину.
        - Миш, я не могу пока что дать тебе согласие. Мы вроде как пара, но я…, - сама себя оборвала на полуслове, не зная, как лучше преподнести колкую правду. Я Мишу не любила, и вряд ли мое сердце когда-либо откроется для него. Он хороший и верный друг, с ним легко в этом отношении, но, чтобы быть более ближе… трудно.
        - Не говори ничего, - Миша занервничал, словно прочитал мои мысли. - Увидимся позже. Если захочешь прогуляться в парке, я на связи.
        - Хорошо, - прошептала в пустоту, потому что мужчина ушел из моей квартиры, захлопнув за собой двери.
        Я долго ковырялась в тарелке с завтраком, гоняя яичницу по бортам. Кофе давно остыл и покрылся тонкой пленочкой из-за того, что Миша налил воды из-под крана, а не из бутылки с бутилированной водой. Наверное, забылся. Пришлось все-таки отложить еду в сторону, затем я встала и подошла к окну. Город давно не спал, а люди носились по своим делам. Я призадумалась, ведь меня так и не покинуло ощущение, будто я спала слишком долго, а не всего лишь сутки, как сказал Миша. Учитывая, в каком я была, по его словам, состоянии, должна была ощущать боль в горле, но и тут нет никаких признаков, указывающих на ночной конфуз.
        Я отпрянула от подоконника и прошла снова в спальню, решив найти свой мобильный телефон, но ни сумочки, ни плаща и ни самого телефона нигде не обнаружила. Но ладно… куда-нибудь задевала его. И вновь вспышка перед глазами, заставившая меня пошатнуться на месте, как хорошо, что я успела ухватиться за комод и переждать проклятое наваждение. Соломон… этот мужчина не оставлял меня в покое, а потом я ощутила на своих губах его легкое прикосновение губ, как будто он дарил мне самый сладкий поцелуй, который когда-либо случался со мной. Я застонала, накрыв ладонью свой рот. Зажмурилась, сотрясаясь всем телом, и вроде вновь все утихомирилось. Выпрямившись, я дотелепала до ванной комнаты. Включила прохладную воду в раковине и наклонилась, чтобы смыть с себя вчерашний (вроде бы реальный) день. Я никогда не делилась радостью с кем-то, даже с Мишей, но раз был повод, то… Резко выпрямилась, обращая внимание на себя в отражении зеркала - оно было мутным, будто запотевшим. Притронулась ладонью, желая скорее стереть пелену и взглянуть на себя, но как бы я не старалась убрать преграду, она все равно оставалась. Я
нахмурилась и тут же схватила полотенце, висевшее рядом на крючке. Им прошлась, но эффект все тот же.
        - Боже мой, что за чертовщина такая?! - не своим голосом пропищала, испугавшись до дрожи. Мои руки задрожали, и я тут же стала ощупывать свое лицо - все без изменений вроде бы.
        Выбежала из ванной прямиком к стационарному телефону, чтобы вызвать скорую. Как-то лихо мне было, и сердце зашлось ходуном, грозясь вырваться из грудной клетки. Я задыхалась в буквальном смысле, и только добежала до кухни, как тут же грохнулась на пол, мгновенно потеряв все свои силы.
        - Помогите, - застонала, постепенно теряя сознание. Сквозь пелену своих навернувшихся слез, я продолжала тянуться к телефону, который, к слову, сумела смахнуть с тумбочки. Дрожащей рукой потыкала по клавишам и мне чудом удалось набрать горячую линию скорой помощи. Послышался короткий гудок, а затем механический голос, который вещал, что мне нужно подождать пять минут, потому что все операторы заняты. - А-а-а! - закричала я, и что было сил, швырнула телефон куда-то подальше от себя, слыша лишь его стук о кухонную плитку.
        Перевернулась на спину и долго смотрела в потолок, тем временем чувствуя вибрацию на груди. Когда я была подростком, то частенько спасала маленьких котят и клала их себе на грудь, отогревая собой. Ведь тепло, исходившее от сердца, всегда действовало успокаивающе и моментально даровало маленьким существам желание жить. Вскоре эти прекрасные создания отправлялись в добрые руки, которые я для них искала с особенной тщательностью. Ну вот был у меня маниакальный такой подход - а что, кошки и собаки тоже имеют душу, а мы - люди, в ответе за каждую из них. Так бабуля моя любила говорить: «мы в ответе за тех, кого приручили». И эта фраза так сильно залегла мне под корку, что я буквально чувствовала ответственность за каждое животное, которое попадалось на моем скромном пути.
        Сколько я так пролежала, одному черту известно, но, когда я пробудилась ото сна, я снова оказалась в своей постели. И вновь эти странные звуки, доносившиеся из кухни, а потом довольный Миша, вошедший в мою спальню. Он в точности до каждой секунды повторил свои движения: облокотился о косяк, скрестив руки, ухмыльнулся. Я запаниковала, ощущая подступивший ком к горлу.
        - Что за фигня?! - закричала я, пугая своего недожениха и тот попятился назад, выставляя перед собой руки, жестом говоря, что он не понимает, о чем я.
        - Аня, успокойся, ты вчера шампанского перепила, забыла что ли? - виновато засмеялся он, - твой босс огорошил тебя, что ты получишь двойной гонорар за проект и ты на радостях позвонила мне, - тут же объяснился Миша, но мне было наплевать на его слова. Я никак не могла сопоставить, почему все вновь повторялось со мной, будто наваждение. Как день сурка, вот именно потому я не любила тот фильм. Таких оборотов в жизни я бы точно не вынесла, чтобы проживать один и тот же день бесчисленное количество времени.
        - Миша, какой сегодня день? - оборвала его вопросом, соскочив с кровати. Я мигом рванула в ванную и уставилась в отражение зеркала - оно было покрыто пеленой дымки. - Ты видишь это? - закричала я, указывая на зеркало. Миша нахмурился, но кивнул.
        - Да, мы с тобой, а что?
        - Ты что, издеваешься надо мной? Тут нет ни меня, ни тебя! - воскликнула я, начав безумно стирать запотевшее зеркало полотенцем.
        - Аня! Господи, что с тобой, детка? - взволнованно спросил Миша, пытаясь обнять меня.
        - Не трогай меня! Не прикасайся! Только Соломон может. Только он! - я кричала во все горло, огорошивая Мишу именем мужчины, которого он знать не знал. А потом снова туман перед глазами, и я медленно скатывалась в его темную бездну...
        Глава 24. Соломон
        - Соломон! - Авраам окликнул меня, когда я пулей вылетел из огромной залы и направился к Анне. - Ну, постой же, дай мне объясниться с тобой! - дядька настаивал, а я даже слышать его не желал. Поэтому обратившись в дым, я пересек пространство, оказываясь в миг в своей спальне, где оставил под присмотром ее хранителя - черный кот, возлежал на ее груди и издавал мурчащие звуки, которые вибрацией сохраняли тепло тела моей королевы.
        Приблизившись, я разорвал невидимый купол, который скрывал Анну от врагов. Недовольный кот зафырчал, но все-таки спрыгнул с груди Анны, уступая мне.
        - Спасибо, Людовик, - поблагодарил кота-демона; в прошлой жизни животное было человеком - преданным охранником королевской крови. Переродиться в человеческое обличие ему не удалось, но, казалось, в шкуре кота он тоже чувствовал себя комфортно. Сверкнув зелеными глазами, кот мягко приземлился на лапы и вальяжно направился к стене, в углу которой была тень.
        Анна лежала практически бездыханно, хотя начал проступать на щеках румянец, а значит, заклинание постепенно слабело. Я был несказанно рад, что проклятье, наложенное на девушку, не имело силы, такой, которая могла навсегда лишить меня моей любимой. Сев на край кровати, я взял кисть Ани в свою и переплел наши пальцы в крепкий замок - никакой реакции, и это жутко удручало мое состояние. Я уже скучал по ней, по нашим неловким и спонтанным объятиям, по нашим поцелуям, которые сводили обоих с ума.
        - Анна, любимая, - я провел по ее правой скуле ладонью, отмечая бархатистость ее кожи. Затем немного склонился и посмотрел на нее, будто девушка спала и никак не реагировала на мои отклики ее имени. - Если ты слышишь меня, тянись к моему голосу, любимая. Я рядом… я найду того, кто осмелился наложить на тебя проклятье забвения. Аня, тянись ко мне, без тебя я погибну, - прошептал у ее ушка, чтобы только она слышала эти слова.
        Я прекрасно понимал, что отчасти забвение могло продлиться и бесконечность, и это меня пугало до чертиков. Когда ее веки дрогнули, я сначала подумал, что мне почудилось, но - нет, она ответила на мои слова своей реакцией, потому что боролась за себя. Легонько накрыв ее прохладные розовые губы своими, я оставил поцелуй - поцелуй надежды и желания. Чувствуя на своих губах сладость Анны, я зажмурил глаза и переборол в себе гнев и ярость, которые вот-вот чуть было не накрыли меня с головой. Было трудно оставлять девушку вновь одну здесь, но я должен был разобраться, кто в моем замке вел интриги.
        Раздался тяжелый стук в дверь, отвлекая меня от моей любимой. Я почувствовал присутствие своей мамы рядом.
        - Войдите, - сказал я, приглашая демоницу.
        Мама осторожно ступила через порог и покосилась на мою королеву. В ее глазах я прочел пренебрежение и некоторую ревность, когда ее взгляд пал на наш крепкий замок сцепленных рук.
        - Сынок, я хотела с тобой поговорить, - полушепотом сказал она, остановившись в нескольких метрах от кровати. - Знаю, ты сильно переживаешь за землянку, но, Соломон, - она осеклась, увидев мое выражение лица, сулившее ничего хорошего. Если мама пришла промывать мне мозги - то я боюсь ее огорчить, ведь у нее ничего не выйдет. Я давно принял решение, что Анна моя судьба, и я намерен бороться за нее до самого конца.
        - Мама, я не хочу, чтобы ты ненавидела Анну. Она не виновата, что я притащил ее в свой мир и желаю сделать девушку счастливой рядом с собой. Я чувствую, что ее душа постепенно раскрывается и она влюбляется в меня. Рядом с ней я становлюсь более свободным и мне легче дышать… и, - остановившись от восторженной тирады, которую я обрушил на мать, я запнулся, - рядом с Аней я чувствую себя пробудившемся от самого глубоко сна.
        - Соломон, - отчаянно выдохнула мама, хватаясь за грудь. Она драматично ахнула, зажмурив глаза на секунду, словно собиралась с мыслями, затем сделала шаг вперед и сказала: - Нельзя так привязываться. Именно поэтому в нашем Царстве запрещено чувство любви - оно делает демонов слабыми и нелогичными в своих поступках. Смотри, как уже реагирует большая часть элиты. Соломон, прислушайся ко мне, к своей матери, ведь я желаю для тебя только самого лучшего.
        Импульсивность мамы меня раздражала. Взмахнув рукой, я безмолвно попросил ее замолчать.
        - Мама, прошу, не заставляй меня исключать тебя из круга своего общения. Я не вынесу такой утраты, - прозвучало грубо, но порой только так можно было поставить на место своего родителя.
        Она пошатнулась, словно получила от меня пощечину.
        - Отец будет недоволен тобой, - зло кинула она, но потом по-матерински смягчила свой тон голоса, - Соломон, сынок, разве Азада не была предначертана тебе судьбой? Скажи мне, пожалуйста.
        - Хранитель сказал, что судьбе свойственно менять решение, а еще, - я резко замолчал, потому что почувствовал, как Анна крепко сжала мою руку и испустила тяжелый выдох. Я не на шутку перепугался и переключил свое внимание на девушку. Мама подошла ближе, заинтересовавшись происходящим.
        - Заклятие забвения тем и плохо, Соломон, что твоя Анна борется за себя в параллельном мире. Бесконечный порочный круг, проходя который, она теряет свои силы все больше и больше, - осторожно промолвила мама, положив свою ладонь мне на плечо. - Поговори с невестами, - посоветовала демоница. - Уверена, кто-нибудь из них сознается в содеянном.
        - Думаешь, претендентки так могли поступить? - я все еще сомневался, но искоса посмотрел на мать, и она кивнула.
        - Я говорю тебе это не как твоя мать, Соломон, а женщина, из-под носа которой увели желаемый приз. Ты не просто Лорд своего Царства, ты прежде всего мужчина в расцвете своих сил. Сам посуди, все столетия, что прошли мимолетными днями, претендентки грезили о своем законном месте подле тебя, и тут вдруг ты приводишь в свой замок незнакомку - землянку, но благо они об этом не знают. По крайней мере, я надеюсь на это, - понизив голос, мама помотала головой. - А если и узнали, то теперь не жди спокойной жизни. Правильно сказал отец, нужно придерживаться строгих правил.
        - А жену Авраама вы тоже выпроводили из Царства? - я решил не юлить и задал вопрос прямо в лоб матери. Демоница замешкалась, обалдев от резкой смены темы разговора, сначала она не нашлась в ответе, но потом робко кивнула. Если бы она знала, как во мне все перевернулось к верху дном. Мало мне, что мою Анну околдовали, так еще и родные, самые близкие мне демоны, лгали в глаза, уверяя в честности.
        - Соломон, - голос мамы надломился, но я замотал головой, не желая слышать оправданий. Каким бы оно не было, они не имела права лишать Авраама его предначертанного существования. Если судьбой писано, что ты связан с другой половинкой с другого мира, а не с местной демоницей, значит так тому и должно было быть. Судьба не терпела вмешательств, ведь потом она обрекала на страдания.
        - Не надо, мама. Уходи, - я опустил глаза на Анну. Через несколько секунд моя мать оставила меня наедине с любимой.
        Разговор оказался крайне тяжелым, хотя, по сути, ничего нового я для себя не открыл. В Царстве Адовом любили галдеть о чувствах, и о том, как они причиняли боль, и тем не менее - запретный плод был сладок и не многие сдерживали себя от искушения познать сие чувство. Быть зависимым от другого демона ровнялось смертным приговором. Но я не боялся любви, напротив, я желал почувствовать весь ее спектр вкуса.
        ***
        Оставив Анну, я отдал приказ своим слугам никого не впускать и предупредил, что по замку бродил оборотень. Хранитель не зря упомянул такое существо, которое принимало обличие любого, кто мог оказать ему службу. Кот Людовик тоже вернулся, но мне показалось, что он никуда и не уходил, а лишь на время скрылся с моих глаз, но бдел обстановку и защищал свою выбранную хозяйку... мою любимую. Запрыгнув на грудь девушке, животное вновь замурчало, и Аня заметно поуспокоилась. Было тяжело расставаться с ней, но я не мог сидеть сложа руки, пока моя королева в одиночку сражалась с забвением.
        Ворвавшись в залу к Хранителям, я бесцеремонно вошел в их главную кабину, куда вход даже для меня был ограничен.
        - Соломон, как ты смеешь? - зарычал Хранитель и пересек пространство ежесекундно, представ передо мной практически вплотную. Его серый взгляд пробил насквозь мое тело, и я ощутил тысячу невидимых иголок, пронзивших внутренности.
        - Я должен узнать прошлое, - едва прохрипел, витая в воздухе под могущественными чарами Хранителя. - Мне нужно… Хранитель, прошу… а-а-а, - завопил я, от боли скорчив гримасу.
        Наконец, старик ослабил чары, а затем отпустил меня, приковывая ледяным взглядом к стене.
        - Слишком многого ты хочешь, Темный Лорд, - гневно рявкнул он.
        - Анна под заклинанием забвения, мать говорит, что следовало бы проверить претенденток, - откашлявшись, я выпрямился, но грудь все еще спирало от боли. Никогда не думал, что стану таким слабым, может просто потому, что я переступил черту запретного…
        - Твоя мать, отчасти, права, Соломон, - отвернувшись от меня, старик прошел к самой высокой полке, на которой лежали древние писания. Отыскав нужную, он аккуратно взмахнул рукой и магией притянул к себе книгу, открывая ее на нужной странице. Я видел зеленое сияние бликов, но, когда я подался вперед, заинтересовавшись внутренним содержимым, Хранитель вновь приковал меня к стене и отрицательно поводил указательным пальцем. Нахмурившись, старик начал зачитывать несколько строк вслух, а затем остановился. - Повторяй за мной, Лорд.
        Я вместе с ним зачитывал монотонную строку до тех пор, пока не погряз в особенный транс, словно так Хранитель загипнотизировал меня. Я ощущал странные изменения в своем теле, будто то, что я мог бы назвать душой, покинуло тело, и, где-то вдали от Царства Адова, витало в забытье. В мире, которое было даже демонам не подвластным. А потом, когда слова Хранителя перестали быть различимы мной, я увидел себя и Авраама в тот самый день, когда я столкнулся с Анной на улице.
        Хранитель выполнил мою просьбу и отправил в прошлое, чтобы я нашел того, кто наложил проклятие на мою любимую...
        ГЛАВА 25. Соломон. Начало
        Авраам разгуливал свободной, даже вальяжной походкой по земным улочкам. Его плащ развивался легким ветром, а дядька, разулыбавшись, подмигнул мне.
        - Ну как тебе, Соломон? - загадочно поинтересовался он, я же скептически одарил его и нахмурился.
        - Очень необычный мир, - тихо ответил, искоса поглядывая на девушек, разодетых в мужские одежды, но на высоченных каблуках и в элегантных кардиганах. Они прошли мимо нас с Авраамом, и так легонько задев меня, одна из них кокетливо подмигнула мне, послав воздушный поцелуй. Я проигнорировал заигрывания девицы, в глазах которой мерцал странный желтоватый блеск. Она снова натянула на переносицу свои черные очки и, хмыкнув, заторопилась дальше по своим делам.
        - Ой, Соломон, я больше тебя с собой брать не стану, - капризно пробурчал дядька, насупившись, словно маленькое дитя.
        - Будь бы мы дома, ни одна из них так себя не повела с Тёмным Лордом, - гневно рявкнул, следуя за Авраамом, а тот знающе воскликнул:
        - Именно! Мы - не дома, а на Земле! Я тебе такой аттракцион сегодня устрою, поверь, сам потом захочешь вернуться! - дядька не унимался, воодушевленный просветить меня в том, каким бывает забавным покуролесить вне стен Царства Адова.
        Мы шли неспеша, и я с любопытством рассматривал, как устроен этот удивительный - параллельный мир, о существовании которого знал лишь из уст родных. И то, те категорически против были настроены, ведь нам - демонам ни в коем случае нельзя выдавать себя. Отвлекшись своими мыслями, я вдруг на кого-то напоролся - девушка, спешащая по своим делам. Она держала в руках папку с бумагами, и та благополучно вылетела из ее крепкой хватки. Впопыхах я мгновенно собрал все листки, ведь на кой черт мне способность скорого передвижения. Глубина синевы глаз девушки засасывала меня, уволакивая в самые потаенные, безграничные пространства. Она ахнула, а Авраам драматично хлопнул себе по лбу.
        - Соломон, мы же не дома, - застонал он. Игнорируя его, я подошел к шокированной девушке, и протянул стопку собранных листков. Правда они помялись, но лучше так, чем если бы они разлетелись по разные стороны.
        - Вот твои бумаги. - Наши взгляды пересеклись и в этот момент произошло необычное: кругом завертело вихрем ветра, занося нас двоих в особенный круговорот. Длинные локоны девушки закрывали ей лицо, и пока она с ними сражалась, я вдруг почувствовал чьи-то руки на своих плечах, словно те пытались вызволить меня из воздушной клетки. - Анна! - вдруг вспомнил имя девушки, сердце которой было полно любви ко мне. Я будто очнулся от наложенных чар, вспомнив, с какой целью Хранитель отправил меня в прошлое.
        Как только ее имя разлетелось в пространстве, вмиг испарился вихрь и вместе с ним исчезла моя Анна.
        - Авраам?! - оглянувшись кругом, я искал дядьку, но все что было - это пустые улочки земли. Я вернулся туда, откуда началась наша история с Аней.
        Закрыв глаза, я старался воспроизвести все до мельчайших подробностей, что было потом. Я ведь следил за ней в тот день и знал, где она работала. Быстрым шагом рванул через два квартала, не в силах обернуться в серую дымку, чтобы намного быстрее перемещаться во времени. Значит, все мои способности прямо сейчас не действовали в этом параллельном мире, наверняка в котором застряла моя любимая.
        Пустое серое здание напоминало склеп. Блики солнечных лучей отражались от стекол, создавая купол, словно занавес. Я остановился и протянув руку к этой преграде, ощутил легкое покалывание на пальцах, а затем посмотрел, что стало с ними - исчезали. Стало быть, если рискну пройти сквозь дымку, то испарюсь, или превращусь в призрака. Присмотревшись, я заметил, что там за стеной кипела жизнь. Люди торопились вовремя успеть явиться на рабочие места, и вот она Анна… я ощутил глухой удар в грудной клетке, рванув вперед, но вовремя остановил себя. Я не должен порываться своим эмоциям, здесь ведь я не за этим, а прямо сейчас моя Анна пребывала в заклятии забвения. Эта же Анна, внезапно остановившаяся и посмотревшая в мою сторону, словно почувствовала, что я следил за ней, нахмурилась и тряхнула головой. Ее румянец все так же привлекал меня, и я чувствовал, как по моим венам разливалось тепло.
        Когда Аня скрылась в здании, все обернулось снова вспять, и я оказался на том же месте, где столкнулся с ней. Словно бесконечное перемещение к нулевой точке, откуда все началось. Хранитель просил быть внимательным, но тут я не видел ничего, кроме себя и пустых домов. Сосредоточившись, я медленным шагом направился к дому Ани. Тогда я не рискнул подойти ближе, но сейчас ноги сами собой волокли меня в то направление.
        - Соломон, - чей-то тонкий голос, заставивший меня обернуться на зов. Пустота. - Соломон, я здесь…, - нашептывал он, словно ласкал мои уши. Потом резко передо мной оказалась Азада. Обнаженная по пояс, с желтым блеском в глазах, она обвила меня, касаясь своими губами моих. Я обалдел, не сразу поняв, что происходило, затем оттолкнул от себя демоницу, ухмыляющуюся ядовито-красными губами. - Тебе не скрыться от меня, Соломон, - она продолжала шептать, поманив меня пальцем. - Смотри же - это твое, - Азада очертила ладонями свои обнаженные груди, и протянула стон удовольствия, который сама себе и доставила. - Зачем же тебе землянка, Соломон? Она не даст тебе того, что я могла бы, мой Тёмный Лорд.
        - Что ты несешь, Азада? - зло спросил, нахмурившись. Глаза демоницы сияли озорством и коварством. Она затанцевала вокруг, размахивая руками, будто пыталась создать волны из потока воздуха. - Азада, я приказываю тебе остановиться! - рявкнул, устав от ее игрищ. Но демоница меня не слышала и продолжала зазывать к себе и своему телу.
        - Соломон, я сделаю тебя счастливым, ведь ты этого ждешь от Анны? - презренно взглянув на меня, Азада издевательски выпятила свою грудь вперед, прогнувшись, словно змея, затем хитро подмигнула.
        Я яростно шагнул вперед, желая схватить Азаду за шею, но только я протянул руку, как ее фантом мигом рассеялся, превратившись в серую дымку. Черт возьми, неужели я попал в собственное чистилище?
        - Анна! - закричал во все горло, призывая все возможные силы, чтобы донесли до нее мой крик.
        - Соломон! - наконец я услышал тонкий, практически безликий голос моей королевы. - Помоги мне, пожалуйста… - ее тон становился все тише и тише, словно увядал. Терял свои жизненные силы. Рванув через улицу, я выбил железную дверь в подъезде дома Ани, и, минуя несколько лестничных пролетов, которые, как назло, превращались в бесконечные ступеньки, я схватился за ручку двери квартиры моей любимой. Время мигом остановилось, и каждая пылинка, отражавшаяся от солнечных бликов, замерла в воздухе, мерцая разноцветными искорками.
        Одно мое движение, и дверь поддалась, и вновь все вернулось на свои круги, но уже иначе. Ворвавшись в квартиру, я искал Аню, но никак не находил.
        - Аня, любимая, где ты? Скажи хоть что-нибудь?
        - Помоги мне, Соломон, я здесь, на кухне, - тихо простонала она, и только тогда я заметил ее, практически полупрозрачный силуэт моей королевы. - Я исчезаю, Соломон, - испуганно промолвила она, а по щекам катились слезы, словно алмазы. Немного протянув руку вперед, Аня покрутила ею перед собой, ловя лучи солнца, которые проходили сквозь нее. Я осторожно приблизился к ней и присел рядом.
        - Аня, я здесь. Я пришел за тобой, любимая, - успокаивающе проговорил, обращая ее внимание на себя. - Посмотри на меня, пожалуйста. - Как бы я хотел коснуться ее щеки, но боялся, вдруг она так же исчезнет, как Азада.
        - Почему я дома? И в таком виде? - недоумевала девушка, хмуря брови.
        - Я полагаю, что Азада на тебя нагнала заклятие забвения и ты попала в параллельный мир. Здесь твоя душа, - я протянул руку, желая ощутить тепло Ани, но на полпути остановился; моя кисть зависла в нескольких сантиметрах от лица любимой.
        - Я исчезну? - разволновалась она, замотав головой. - Соломон, я не хочу, господи, - испуганно заторопилась Аня, и начала подниматься. Когда она встала на ноги, то пошатнулась и сама прильнула ко мне. Я замер, перестав дышать. Впервые перепугался до чертиков и сам же обнял девушку, не желая выпускать из своих объятий. Аня не исчезла, а напротив, ее душа постепенно обретала твердую оболочку.
        - Нет. Я никому не позволю, - сказал, как отрезал, затем склонил голову и накрыл губы Ани своими. Наш поцелуй взорвал бесконечные мириады вокруг, а искра, соединившая нас обоих, вмиг засияла огненной цепью, сковывая нас обоих крепкими узами. Поток магического воздуха поднял нас обоих вверх и закружил, исцеляя Аню и высвобождая ее из оков заклятия.
        Отпрянув от меня, она взглянула своими живыми, поистине, прекрасными голубыми глазами, навек околдовав мою темную сторону демонической сущности.
        - Соломон, я люблю тебя, - пряча стеснительную улыбку, она произнесла эти заветные слова, и заклятие забвения окончательно разрушилось, треснув осколками и разлетевшись в разные стороны...
        ГЛАВА 26. Анна
        Пробуждение казалось слишком тяжелым, но, когда я увидела перед собой Соломона, все вдруг обрело смысл. Глядя в его черные глаза, мое сердце глухо ударилось о грудную клетку, словно вновь запустилось и начало гонять горячую кровь по остылым венам. Голова нещадно трещала, как будто меня поместили в центрифугу и крутили в ней битый час. Я ничего не помнила, но отчего-то на душе появились странные ощущения.
        - Анна, - прошептал мое имя Соломон и приблизился еще ближе. Наши головы касались лбами. Я хотела было оттолкнуть от себя Лорда, но… боже мой, что со мной, мое тело меня не слушалось, а напротив, руки сами собой обвили шею демона и притянули. - Я боялся, что больше никогда не увижу тебя, любимая…
        Сердце ухнуло в пятки, когда Соломон назвал меня своей любимой.
        - Я… я совсем ничего не помню, что со мной случилось, - призналась, прошептав у его губ, которые он ненароком облизнул, заставив меня возжелать страстные поцелуи. Зажмурив глаза на пару секунд, я попыталась взять себя в руки, но как? Если рядом со мной мой Лорд.
        - Это побочное явление после заклятия, Аня. Не волнуйся, немного позже ты обо всем вспомнишь, - спокойно уверил меня Соломон и сцепил губы в тонкую полосу, замолчав. Наши взгляды пересеклись, как будто он чего-то ждал от меня, а я все молчала.
        - Я…, - через силу заставив себя отпрянуть от мужчины, сцепила перед собой руки в замок. Засмущалась, поняв, что находилась не в своей спальне, а в его. Щеки вспыхнули пламенем, а низ живота предательски заныл. Я опустила глаза в пол. - Соломон, что между нами было?
        Мой Лорд подошел ко мне и поддел указательным пальцем мой подбородок, побуждая посмотреть ему в глаза. Какой же он красивый… я не могла насмотреться на его лицо… его глаза и полные губы. Точеные скулы, покрытые парудневной щетиной манили меня прикоснуться к Соломону и провести по ним в самом интимной смысле, как это делают пары, вступая в сокрушительную связь.
        - Что больше всего тебя беспокоит: то, что ты ничего не помнишь, или же связь со мной? - вздёрнув свою густую чернявую бровь, Соломон ухмыльнулся. Я ахнула, сообразив, что мужчина выводил меня намеренно из зоны комфорта.
        - Так нечестно, - возмутилась я, надув губы.
        Соломон мгновенно склонил голову и завладел моими губами, накрыв их своими. Я сначала обалдела, но сама не устояла и отдалась мгновению, в котором витала, словно в воздухе, окрыленная прекрасным. Тепло разливалось по всему телу, и, обвив мощную шею демона, подобно лозе, я почувствовала, как Соломон обнял меня и притянул к себе, слегка приподнимая. Наши дыхания начали сбиваться, но мы не торопились разрывать наш танец, в котором оба чувствовали необходимость.
        - Аня, я рад, что ты все-таки вернулась ко мне, - с хрипотцой промолвил Лорд, когда мы все-таки оторвались друг от друга. Своей правой рукой я зарылась в затылок Соломона и легонько тянула за волосы, а мой демон урчал от удовольствия, растянув губы в лукавую ухмылку. Глаза сияли огненным блеском, и тут меня словно током пробило, когда в голове мысли собирались в единую цепочку, выстраивая последовательность событий. - В чем дело? - разволновался Соломон, почувствовав мое напряжение.
        - Как странно, - взволнованно ответила я, вырвавшись из объятий Соломона. Я отошла от мужчины на пару шагов, прижимая руки к груди и растирая точку прямо напротив сердца, грохочущего, будто в меня вкололи лошадиную дозу адреналина. - Соломон, со мной что-то происходит, я никак не пойму, - повысив голос, я испуганно уставилась на Лорда, явно дезориентированного моим состоянием.
        - Аня? - он сделал шаг вперед, но моя боль еще сильнее пронзила тело.
        - Стой! - выкрикнула, согнувшись пополам и закричав. Соломон попытался сделать еще шаг, но это причиняло мне невыносимую боль. - Ох… стой там, прошу, - прохрипела, зашипев в очередной раз.
        - Аня, скажи, что не так? - Лорд недоумевал, но больше не предпринимал попыток приблизиться ко мне.
        Я кое-как выпрямилась, потому что дыхание сперло.
        - Соломон, не подходи ближе, пожалуйста, - попросила его, - мне больно. Я не знаю почему, но ты делаешь шаг - меня пронзает насквозь невыносимый ад.
        Тёмный Лорд был сбит с толку так же, как и я сама. Между нами повисла пауза, и только внешний шум привлекал наше внимание. Когда Соломон направился к окну, я заметила, что при его отдалении от меня, мне становилось легче дышать. Но говорить об этом я не стала демону, потому что тогда я могла здорово ранить его пробуждающиеся чувства ко мне.
        - Что там? - не выдержала тишины, я первой ее нарушила своим вопросом. Соломон чуть подался вперед и взглянул вниз, затем искоса посмотрел на меня.
        - Элита, - его гневное и яростное выражение лица не оставляли мне других мыслей, кроме как того, что он недоволен очередным бунтом. - Я вижу родителей Азады, но… ее нет, а это не совсем хорошо.
        - Почему?
        - Потому что это она наложила проклятье на тебя, Аня, - сказал, как отрезал. Но у меня появилось странное предчувствие, что претендентка тут совершенно не при чем.
        - Соломон, мне кажется, есть что-то совсем другое, - замявшись, я вдруг остановилась. Это точно бредовое состояние, из которого я еще не отошла. Лорд отпрянул от подоконника и заинтересовано посмотрел на меня, но не пересекал черту, которую мне пришлось установить между нами.
        - Аня, ты что-то не договариваешь, - с подозрением сказал он. - Поделись со мной, любимая, - мягкий тон подкупал своим успокаивающим звучанием. Я улыбнулась, и так наверное каждый раз, когда он называл меня своей любимой. Я действительно чувствовала себя таковой, но… могла ли я дать Соломону точно такое же ощущение? Это мой страх. Моя слабость, потому что сердце уже занято им, и мысли мои тоже.
        - Частично я вспомнила о своем пребывании дома, - осторожно начала я, подбирая слова так, чтобы лучше передать свою картину мыслей. - Я видела Мишу, который по бесконечному кругу являлся ко мне и все начиналось сначала, пока, - голос мой надломился, и мне пришлось остановиться, чтобы собраться с духом и продолжить пересказывать видения, измучившие меня до измождения, - пока я не стала походить на призрака. Мое тело начало исчезать, Соломон. Мне было очень страшно в этот момент. Я не хотела так бесследно исчезать из своего мира… и из твоего тоже. А потом я услышала твой голос. Сначала подумала, что стала бредить, но ты позвал меня…
        - Аня, - Соломон не выдержал и сделал шаг вперед, и меня тут же пронзила острая боль в груди. Я задыхалась и молила, чтобы это прекратилось. - Черт! - зарычал Лорд, отступая. - Надо скорее спуститься к Хранителям и заставить их найти средство, как помочь тебе, любимая.
        - Да, - закивала, заведомо соглашаясь на все, лишь бы избавиться от иголок, которые чудом оказались во мне. - Только, пожалуйста, не забывайся, - смягчая болезненной улыбкой свою просьбу, я взглянула на Соломона. Его выражение лица оказалось нечитаемым, но я чувствовала, как сильно он переживал за меня и то, что прямо сейчас мой Лорд был бессилен помочь мне и уж тем более прикоснуться.
        ***
        Когда мы спустились в главную залу, нас уже ждали элита, среди которых были родители Азады. Разгневанный отец и встревоженная мать, искоса посматривающая на меня, находящуюся чуть поодаль от Соломона.
        - Сегодня не тот день, чтобы вновь грузить меня своей дочерью, - зло оборвал Соломон, не ответив приветствием.
        - Дело неотложной важности! - воскликнула мать Азады, испугав своим криком демоницы каждого присутствующего, но только не Соломона.
        Тёмный Лорд зло взглянул на женщину, дочь которой в точности была копией своей матери. Может, Хранители правда напутали с шарами-судьбами, и мой вовсе не гласил, что я была предначертана Соломону, а сама Азада, ведь демоница продолжала бороться за моего любимого. Ох… зачем только я так сильно привязалась к Соломону, а теперь сердце разрывалось на части от того, что прошлое невозможно вернуть назад и сказать Лорду твердое нет.
        - Ваша дочь пренебрегла законами Царства.
        Лорд был неподражаем, таким серьезным и волевым я его еще не видела. Совершенно другой мужчина, управляющий своим миром, а рядом со мной, он становился … живым. Как только я сделала для себя такой вывод, тут же испугалась. Неужели я делала его уязвимым? Может быть, об этом говорила та девушка с желтым блеском в глазах, встретившая в моих видениях? Перед тем, как Соломон вызволил меня из цепких оков бесконечности, ко мне приходила незнакомая девушка. Золотые волосы лоснились по плечам, но она выглядела живой и во плоти. Я удивилась, что она меня видела, когда как Миша перестал и ушел, оставив меня одну, взывающую о помощи.
        - Это неправда! - не унималась мать Азады, вырвав своим криком меня из воспоминаний. - Из-за нее! - женщина указала на меня, и я передернулась. - Азады больше нет, Лорд! Нет нашей дочери!
        - В каком смысле? - нахмурился Соломон, встав передо мной, защищая, даже на расстоянии, собой.
        - Ее убили, - прибитый тон голоса отца Азады меня встревожил. Выглянув из-за спины Соломона, я видела, как родители девушки горевали о потере, но держали свои эмоции и чувства. - Нам доставили записку и доказательства, - демон протянул в руке кольцо, покрытое рубинами. - Это фамильная вещь. Только когда демон покидает мир Царства, ценность остается в качестве доказательства его ухода...
        ГЛАВА 27. Анна
        Мой Лорд молча выпроводил всех слуг и придворных, чтобы с глазу на глаз переговорить с родителями Азады. Демоница продолжала скептически оглядывать всю меня с ног до головы, словно выискивала что-то, за что можно было бы ухватиться, как за спасительный плот и потом использовать его же против меня. Когда Соломон принял свой настоящий облик демона, пылая огненной искрой и развивая пепел кругом, я напряглась. Таким я его видела лишь раз, в самом начале нашего знакомства после моего похищения. Сердце загрохотало, но мои ноги сами собой повели меня к нему, и я совсем не чувствовала никакой боли. Родители Азады ахнули, увидев меня, закрывающую собой их, спасая жителей Царства от гнева Соломона.
        - Мой Лорд, - окликнула я Соломона, привлекая его огненный взгляд к себе. Мой любимый не понимал, что происходило, но одно мое прикосновение к его темной дымке… к груди, где не было стуков сердца, как вдруг Соломон начал обращаться вновь в привычный облик моего мужчины. - Соломон, они ведь не виноваты, что Азада не смогла смириться с твоим выбором.
        - Анна…, - выдохнул он, накрыв своей рукой мою, тем самым прижимая ее к своей мощной, каменной груди. Закрыв глаза, Соломон выдохнул, но потом я снова почувствовала пронзающую боль и потому резко отступила от него. Мой любимый поник, вновь теряя меня, как и я его.
        Родители Азады молча наблюдали за нами, не смея перебивать.
        - Вы можете отдать мне ваше фамильное кольцо? - громоподобный вопрос Соломона заставил каждого из нас вздрогнуть. Отец претендентки нехотя кивнул и сделал шаг вперед, протянув в ладони серебряный ободок с красивыми, ограненными камнями рубинами. - С вашего позволения, я отдам их Хранителям, и сделаю объявление во всем Царстве, что виновный понесет ответственность за содеянное. Кто бы то ни был, мы обязаны найти его и придать суду.
        Мужчина-демон кивнул, доверяя своему Лорду, но вот на счет матери Азады, я бы поспорила. То, как она посмотрела на Соломона, от одного ее взгляда можно было бы сконфузиться в дикой боли, пронзающей каждый участок тела. Я слышала, как мужчина шептал своей жене, чтобы она прекратила активно выражать свою враждебность, ведь я их королева и они обязаны смириться с выбором их Лорда. С Аркой-судьбой не спорят в Царстве.
        Когда демоны оставили залу, мы с Соломоном остались наедине. Тишина окружила нас двоих, а гнетущее молчание вовсе лишало баланса и контроля над сложившейся ситуацией. Я не могла приближаться к моему любимому, и он больше не предпринимал попыток. Воздух в зале пропитался пеплом из-за того, что в гневе Лорд преобратился и мог причинить неоправданную боль родителям его несостоявшейся претендентки. Он крутил в руке фамильное кольцо семьи Азады, и, казалось, его терзали сомнения, что было правдой, а что ложью.
        - Соломон, - тихо позвала его, и он посмотрел мне в глаза. Я видела его терзания, как сильно он желал меня, но не мог ничего поделать, потому что не был уверен, хотела ли я этого. Но как сказать, что я не готова прожить в его Царстве, когда моя жизнь сосредоточена на Земле. И здесь я всегда буду в опасности, которые случаются уже сейчас. - Ты хотел переговорить с Хранителем. Нам необходимо выяснить, что вообще здесь происходит? Кто посмел причинить боль Азаде?
        - Аня, это фальшивка, - мой Лорд поднял кольцо и в один миг его сдавил, превращая в пыль пепла. Желтые искорки разлетелись в воздухе, напоминая мне мультяшный звездопад. Я ахнула, потому что все это казалось нереальным. Соломон рухнул на пол, опустив голову на сложенные на коленках руки.
        - Мой Лорд…, - обреченно прошептала его имя, - я… как я могу помочь тебе, Соломон? От меня толку, как… я даже не знаю, с чем сравнить себя.
        Глубоко вдохнув, я осмелилась и сделал шаг вперед, желая обнять мужчину, который глубоко засел в моем сердце. Стиснув от боли зубы, я все равно шла, а потом рухнула на пол и притянула Соломона к себе, обнимая его и целуя в плечо.
        - Аня, зачем ты мучаешь себя? - испуганно спросил Лорд, поднимая нас обоих на ноги. - Зачем? - глаза в глаза, и весь мир остался на втором плане. Я неотрывно глядела на Соломона, потому что в отражении его черных глаз я видела себя, искаженную от боли, но с огромной силой духа.
        - Я не мучаю себя, нет, - так сильно замотала головой, закрыв глаза и испытывая терзания, посланные кем-то мне за то, что я заняла место подле Лорда. Но мы предначертаны друг другу, как же нам пойти против судьбоносных решений? - Соломон, я не знаю, что будет дальше и как мы сможем разгрести все, что свалилось на нас, но…, - я запнулась, а потом крепко впилась руками в плечи мужчины. Мой Лорд забеспокоился, и… ох, я слышала его мысли…
        «Анна, моя любимая… я ведь так сильно полюбил тебя, что смотреть на твои мучения еще больнее, чем видеть, как ты счастлива вдали от меня…»
        - Нет! - яростно воскликнула, раскрыв глаза. - Не смей даже думать, что оставишь меня!
        - Что? - опешил Соломон, хмуря свои густые брови. - Как… как ты догадалась…
        - Не знаю, что происходит, но я слышу твои мысли, - протараторила, словно выговорила скороговорку.
        - Идем, - Соломон потянул меня на выход, но я засопротивлялась, и, переплетая наши руки в единый замок, сказала: - я хочу принять условия твоего договора со мной. Соломон, если мне осталось всего-ничего, и я однажды исчезну, - сглотнув ком, я пристально уставилась в глаза моего Тёмного Лорда, который напрягся, поняв к чему я вела свой монолог, - я хочу знать, что во всех мирах я была тобой любима…
        - Аня…
        - Нет, я сейчас серьезна как никогда, Соломон. Это страх - да, и я признаю его. Но больше всего я боюсь потерять то чувство, которое ты обрел, стоило мне появиться в твоей жизни, - моя боль отошла на второй план, и становилось гораздо легче дышать. С каждым словом моего признания Соломону, мое сердце глухо билось о грудную клетку и замедляло ритм, словно сливалось с миром Царства.
        Легонько проведя по моей скуле, Соломон наклонился и накрыл своими губами мои, награждая поцелуем, сводивший меня с ума. Это упомрачительное ощущение любви, отзывающееся мурашками по коже. Волнение, словно цунами, накрывало с головой, воспламеняя во мне самые непредсказуемые желания… близости, о которой я не думала прежде, пока в моей жизни не появился Соломон.
        - Я обязан понять, как могу помочь тебе, но без Хранителя не смогу. Аня, идем со мной, - разорвав сладкий поцелуй, Соломон продолжал шептать у моих губ просьбу. Зарывшись обеими руками в мои волосы, он захватил мою голову в крепкий капкан, и, глядя в упор мне в глаза, словно заглядывал в душу. А все что он мог видеть там, это то, как я влюбилась по уши в демона, укравшего меня из моего мира. - Позволь мне сделать все так, как подобает. Я не хочу, чтобы ты спешила и в порыве страха делала то, что не хотела прежде.
        - Хорошо, - промолвила я, соглашаясь с ним.
        - Аня, - когда я опустила глаза, наполнившиеся слезами, Соломон вновь окликнул меня, - это не отказ тебе, любимая. Ты не представляешь, как я хочу тебя. Каждый сантиметр твоего тела. Ласкать… любить… желать… дарить наслаждение. Но, видеть, как тебе больно - это даже мне не под силу. - Соломон притянул меня к своей груди и поцеловал в макушку. - Я влюбился в тебя. Как я тебе говорил ранее, демоны не способны на чувства, но рядом с тобой они просыпаются и мне нравится ощущать волнение, которое они создают в моем теле.
        - Ты не боишься, что станешь уязвимым из-за меня? - осторожно задала волнующий меня вопрос.
        - Боюсь…, - признался он, и мне стало грустно, что я стала причиной его решений, - но больше всего я боюсь потерять тебя, - Соломон снова посмотрел мне в глаза, немного отпрянув от меня. - Сколько бы времени не прошло - мне всегда будет мало, Аня. Если нам суждено судьбой столько, значит мы не имеем с тобой права так напрасно им разбрасываться.
        - Согласна, - улыбаясь, ответила я.
        - Идем к Хранителям. Сегодня они не отвертятся от моих вопросов, - властно заявил Соломон, намереваясь приструнить своих подданных...
        Глава 28. Соломон
        Я не стал говорить Ане, что действительно не чувствовал среди Царства Азаду, меньше всего я бы хотел, чтобы она расстраивалась из-за этого. Если же демоница причастна к тому, что сейчас происходило с моей королевой, то в любом случае, она бы поплатилась и получила самое суровое наказание в виде изгнания. Кольцо, отданное родителями, Азады - подставное, но тот, кто притрагивался к нему, был очень близок к претендентке. И этот кто-то - Авраам. Дядька, черт бы его побрал… Единственный, кому я доверял и считал, что мы были на одной волне. Но он должен понести наказание за козни, устроенные в моем Царстве, иначе гоблины и перерожденные души поднимут бунт.
        Мы с Анной шли на расстоянии, но я не сводил с нее глаз, потому что очень переживал из-за непонятной боли, пронзающей ее, стоило б мне к ней приблизиться. Я чувствовал всё, что происходило с Анной. Агония, которая разрывала ее душу на части так же отдавалась странной пустотой в моем теле, будто что-то его заполняло и распирало изнутри. Я боялся потерять девушку, ради которой пренебрег всем чем только можно, но и не сожалел, потому что она была моей целью. Моей мишенью, и я готов пойти на край света и, даже если придется отдать себя за нее, я сделаю это.
        - Думаешь, они нам расскажут в чем дело? - волнительно задала вопрос Анна, когда мы поворачивали по коридору направо к огромным не-то воротам, не-то двустворчатым дверям.
        - Им придется, любимая, - ласково ответил я, хотя сам не был уверен, как Хранители отреагируют на наш визит. Было позволено только мне входить в их залу, но никак не постороннему, и уж тем более - земному человеку. Аня кивнула, явно прочитав по моему выражению лица сомнение, но она не сказала ничего, что могло ранить нас обоих. - Аня, наш мир суров, но и на Земле не меньше проблем. Изо дня в день, проживая мгновения, мы теряем лучшее, что с нами случается. Погрязнув в своей работе, ты совершенно перестала жить, - начал я, сделав короткий шаг вперед, но девушка выставила руку, помотав головой и безмолвно прося не приближаться. Нет ничего хуже, когда твоя любимая перед тобой, но она, словно стекло - хрупкое и недоступное, потому что страх потерять превышает любые другие желания.
        - Соломон, Земля не так плоха, и - да, есть свои плюсы и минусы, но справлюсь ли я здесь? - сомнение в голосе Ани меня остановило. Я задумался, пытаясь заглянуть в будущее, которое не подвластно никому, кроме Хранителей.
        - Давай спросим у служителей моему Царству. Уверен, есть у них ответы, но насколько мы готовы их принять - вот в чем кроется суть, - смягчая полуулыбкой свой ответ, я не хотел, чтобы Аня подумала о худшем, что могло нас поджидать.
        Авраам. Дядька, добывший Лунную пыль и доказывающий, что намерен обрести душу, чтобы вернуться к любимой. Я верил ему, черт возьми, но оказалось, напрасно.
        Постучав в дверь несколько раз, мы с Аней стояли и ждали, когда они отворятся, а это означало бы, что нас впустили. Врываться вновь я не рискнул, но будь бы я тут один - конечно, не раздумывая, вломился бы. Мы оба ощущали, как волновались из-за предстоящей встречи.
        - Всё будет хорошо, Аня, - заверил девушку, и она мне улыбнулась, полностью доверяя моему слову.
        - Знаю, - тихо ответила моя королева. - Я очень хочу, чтобы все это закончилось, Соломон. Мне невыносимо чувствовать себя прикованной к самой себе, - призналась она.
        Зарумянившиеся щеки моей землянки притягивали мой взгляд. Я любил застенчивость и смущение Ани, мне нравилось, как кровь в ее жилах согревала ее тело, и как бы я хотел чувствовать в своих объятиях ее - нежную, мягкую и страстно любящую меня. От одной только мысли я терялся во времени, забывая, что отовсюду нам угрожала опасность. И пока она была, я не мог позволить ослабить свою бдительность.
        - А мне невыносимо знать, что я пока что бесполезен для тебя, Анна. Что, имея столько возможностей, сделать для тебя я ничего не могу. И это меня еще больше убивает.
        - Но ты не виноват, Соломон, - встревожилась девушка. Тоже ступив шаг ко мне навстречу, Аня замерла, сцепив губы в одну полоску, и та отразилась бледностью по контуру. - Не вини себя, - сказала она, мотнув головой, - иначе так мне еще хуже. Я столько проблем принесла в твоем мире, и уже не уверена, что вообще здесь приживусь.
        - Давай мы не будем об этом думать. Я люблю тебя, Аня, на остальное мне - все равно.
        Моя королева сначала оторопела, отрицая мною сказанное. Она напрочь отказывалась верить в то, что я только что сказал, но это голая и истинная правда, и лукавить мне незачем.
        Дверь со скрипом отворилась, оставляя наш разговор по-прежнему незавершенным. Да, увы… нам есть о чем поговорить с Аней, и окончательно прийти к решению, от которого будет зависеть наша общая нить судьбы. Но и настаивать я более не смел, хотя отпустить девушку станет для меня слишком катастрофичным… ведь я все равно буду ее искать повсюду.
        Молча мы оба вошли, замечая, что кругом по огромной зале шла работа Хранителей. Несколько стариков сновали по высоким стеллажам, витая в воздухе. Аня с открытым ртом уставилась на магию, существование которой было скрыто от людских глаз. Ее открытое любопытство нервировало Хранителей, и, когда самый старший - тот, кто практически воспитывал меня и взращивал во мне истинного Лорда Царства, щелкнул пальцами, отдавая приказ своим собратьям, чтобы те покинули залу. Поклонившись нам, все двенадцать Хранителей вышли из главной залы - библиотеки, полной шаров-судеб, уготованных для каждого жителя Царства Адова.
        - Приветствую, мой Лорд, - спокойно и монотонно сказал старик, глядя на Ану, но здороваясь со мной. - Моя королева, вам идет румянец на щеках, - совсем засмущал девушку, и Аня опустила глаза в пол. Оглянув ее с ног до головы, старик хмыкнул, а потом перевел пристальный, пронзающий безликий серый взгляд на меня. - Зачем пожаловал, Соломон?
        - Хранитель, ты без меня знаешь ответ на этот вопрос, - ответил я, не прерывая зрительного контакта со стариком. Лишь только я мог вынести его пронзительный, пристальный и пронзающий насквозь взгляд. Поэтому Хранитель не запрещал мне находиться в их библиотеке. В их священном хранилище, потому что жаждал познать мои секреты и почему я был ему практически неведом.
        - Да, Соломон, ты прав, - виртуозно обойдя нас с Аней, Хранитель застыл практически возле нее. - Посмотри мне в глаза, землянка, - его приказ прозвучал грубо, но таков был старик. - Не нужно бояться меня, Анна, - чуть мягче заметил Хранитель, прикасаясь к лицу моей любимой, и тут я дернулся, будто меня самого только что током пробило насквозь. Ощетинившись, я все же оставался на месте. Когда Аня гордо вскинула подбородок и пристально уставилась на старика, мне казалось их сражение взглядом искрилось бурей и вихрем мыслей, пронесшихся по хранилищу. - Скажи, что ты видела, когда пребывала в забвении.
        - Что? - нахмурилась девушка, - я много чего видела, - опешила она.
        - Нет, сосредоточья и подумай хорошенького. Кого ты видела. Анна, не нужно лукавить передо мной, я вижу, что в твоих мыслях витает облик, о котором ты продолжаешь молчать, - Хранитель давил на Аню, а я будто язык проглотил, не в силах что-либо ответить за любимую. Черт… это же заклятие тишины, старик-таки посмел его применить на мне. Ведь знал черт, что я не смогу просто так смотреть, как он ее терзает.
        - Если вы такой всевидящий старец, то зачем спрашиваете? - с вызовом ответила Аня, и я на секунду испугался гнева старика. С Хранителями опасно пререкаться, и добром это никогда не заканчивалось.
        - Хорошо, ты сама напросилась, девочка. Но сначала я должен предупредить тебя о последствиях, - Хранитель выпустил из своих цепких лап мою любимую, и, цыкнув, покачал указательным пальцем перед ней, словно имитировал тиканье часов. - Я знаю, что вы оба не исполнили условия договора, желая обмануть судьбу.
        - Хранитель, - наконец, я смог промолвить слово, но старик шикнул, и его колкий взгляд пригвоздил меня на месте. - Не смейте угрожать мне, - зарычал я, покрываясь темной дымкой. Во мне росла ярость, ведь старик намеренно желал запугать нас с Анной. - Мы пришли не за выяснением отношений и тем более слушать ваши поучения. Договор есть и луна все еще в фазе. Мы не нарушаем условий и традиций, но вопрос совершенно в другом: я не могу прикоснуться к Анне. Заклятие забвения повлекло последствия, о которых мне неведомо.
        Хранитель задумался, но немного спустил свой пыл, вновь становясь тем, кто все время был рядом со мной, и служил опорой.
        - Извини, Соломон, - замешкался он, хмурясь, словно туча нависла над ним и грозой нагнетала смятение. - В хранилище черт ногу сломишь. Вчера было проникновение, и я должен был убедиться, что передо мной - ты. Твой своенравный характер и вспыльчивость в этот раз здорово помогли мне понять, как был я слеп вчера и доверился оборотню.
        - Погоди, - заторопился я, - что значит «доверился»?
        - Шар-судьба Анны похищен «тобой». Твой облик был использован в корыстных целях, и я не смог отличить того, кто оболгал тебя. Лорд, я не предвидел этого шага, - сокрушенно объявил Хранитель, рухнув на ступеньку. Старик поник и его плечи осунулись. Моя Анна скептически одарила его взглядом, не доверяя тому, но… если он говорил правду, то ситуация еще хлеще, чем я предполагал.
        - Этот шар как-то мог мне навредить? - осторожно спросила Аня, обращаясь к Хранителю, тот коротко кивнул. - Поэтому я ощущаю боль, когда Соломон касается меня?
        - Твоя душа сопротивляется. Ее жаждут похитить, заменить пустотой, моя королева. И если вы шли услышать правду, то я готов сказать вам, но немногое. - Хранитель вздохнул, но снова поднялся, затем подошел к своему рабочему столу и раскрыл толстую книгу. Листая страницы, одну за одной, по хранилищу эхом раздавался вой вихря, словно вот-вот взревет смерч или торнадо, и напрочь снесет кругом все, что так дорого нам.
        - Не обращайте внимание, книга сопротивляется, потому что здесь земная душа, - старик многозначительно поглядел на Анну, а моя любимая - любопытное создание, сама заглянула на страницы всезнающей книги, а потом насупилась и потупила взгляд.
        - Здесь ничего не написано, - хохотнула она. - Это тоже магия? - скептически уставившись на Хранителя, Аня посерьезнела.
        - Это не так, - строго отрапортовал тот, и их перепалка показалась мне настолько обыденной, потому что точно так же реагировал я, когда шел наперекор Хранителю и по мере взросления, надоедал старику своим любопытством и неверием, что магия есть кругом. Она нами управляла, если мы поддавались ей. - И да - это магия, Анна. Земным не понять, - значимо подменил Хранитель.
        - Хм, я думаю, у землян тоже достаточно преимуществ и достоинств. Например…
        - Чувства, да, - оборвал Хранитель, и тут же замолчал. Проведя пальцем по листу, он заметно напрягся. - Здесь сказано, что забвение способно вызвать изменения в душе человека. Например, просыпаются видения, к которым стоит прислушаться. Аня, вспомни, что ты видела, пребывая в заклятии. Или кого? Это важно.
        - Любимая, прошу, - я сделал шаг, и на удивление, Аня сама навстречу прошла ко мне. - Почему не всегда срабатывает заклятие, которое наложили на нее? - я поинтересовался у Хранителя, притягивая в крепкие объятия любимую. Хранитель делал вид, что не наблюдал за нами, и нашими теплыми отношениями, которые вспыхнули в одночасье.
        - В хранилище любое заклятие, кроме моих и братьев, работает слабо, либо исчезает. Но эффект временный, так что обнимайтесь, пока возможно. А еще... любовь. Это чувство взаимное и между вами крепче сплетается нить, - фыркнул он, и я спрятал свою ухмылку, целуя в макушку Анну. Ее тепло меня согревало, а цветочный аромат ее духов наполнял мои легкие, создавая особенную легкость. - Ну? - поторапливал старик.
        - Помимо Миши со странным взглядом, я видела еще девушку, - Анна зажмурила глаза, стараясь вспомнить каждую деталь, постепенно ускользающую. Ведь скоро она позабудет о забвении, и оно превратится в сон. Словно ничего не происходило.
        - Почему ты решила, что его глаза странные? А у той девушки? - наседал Хранитель, задавая вопросы один за другим. Аня замотала головой, будто некто запрещал выдавать ей личность того, кто стоял за всеми мучениями. Я еще крепче обнял ее, побуждая довериться нам, ведь только так мы оба смогли бы победить недруга.
        - Они были желтыми, и блеск… Но лишь раз, потом, как день сурка, все повторялось и повторялось, а Миша… господи, - Аня вздрогнула, - я пыталась ему объяснить, но он как программа, повторял одно и то же. И как только я пыталась ему что-то доказать, нас вновь перебрасывало в начало. Я помню зеркало. Да! И в нем не было моего отражения, а Миша же утверждал, что есть!
        Мы с Хранителем переглянулись, и впервые я ощутил, как по моей коже пробежались мурашки. С содроганием я оглянул Анну, желая убедиться, что она все еще во плоти и рядом со мной.
        - Хорошо, - осторожно сказал Хранитель. - А что с девушкой?
        - У нее тоже были странные глаза, но она как будто проявлялась, даже не знаю, как это описать, а я исчезала там. Мне было страшно, и я звала на помощь, пока не услышала голос Соломона.
        - Эта девушка что-то тебе говорила?
        - Говорила, но…, - моя любимая покачала головой, - я уже не помню, о чем у нас шла беседа.
        - Она касалась тебя? - спросил я, чуть отпрянув от Ани.
        - Вроде бы нет, но не знаю.
        - А тебя, Соломон? - раздался громоподобный тон Хранителя. - Я отправлял тебя туда, но ты так и не поделился своими видениями. Что было с тобой, мой Лорд?
        Я замешкался, но одну девушку я все же вспомнил. В самом начале, когда мы были с Авраамом и будто прошлое вновь стало проигрывать уже произошедшее. Тогда одна особа прошла мимо меня и задела плечом. Моя грудь тут же вспыхнула огнем, и я взревел, отшатнувшись от испуганной Анны. Потерев ужаленное место, я оторопел.
        - Я думал, что имеет место обиды претендентки, - опустошенно заметил Хранитель, вздыхая. - Но, я ошибся, Соломон. По замку бродит оборотень, и он - прислуживает тому, кто желает вновь обрести плоть.
        - Надо найти Авраама. Я с него спесь собью за козни, - зло прорычал я. - Он желал вернуться к любимой, а значит, есть все основания подозревать его.
        - В книге ничего не сказано о предательстве близких.
        - Значит в этот раз ваша книга серьезно ошибается, - сказала Аня, подытожив наш разговор. Хранитель никак не прокомментировал предположение моей королевы, стало быть, старик сам засомневался.
        ***
        Хранитель дал нам обоим амулеты, под защитой которых, мы с Аней могли спокойно соприкасаться друг друга. Я хотел бы забыть этот гребанный день, но из головы не выходили проблемы, кучей навалившейся одним махом. Моя любимая заметно устала, но от ужина не отказалась. Аня была молчалива, и я чувствовал, как она металась в сомнениях, постепенно забывая о забвении. Словно девушка старалась ухватиться за нить воспоминаний и крепко-накрепко запечатать их в памяти.
        - Расскажи мне о себе, Аня, - тихо сказал я, разрывая тишину в комнате, где был накрыт стол для нас двоих.
        - Оу, - оторопела она, - да ты, итак, обо мне многое что знаешь.
        - Нет, не все.
        - Мне нравится мелодия, - заметила любимая, впервые за весь вечер улыбнувшись. - Это арфа? - синева глаз девушки сражала наповал. Я утопал в их бездне. - Почему ты молчишь, Соломон? - Аня запереживала, а я тут же пришел в себя, извиняясь.
        - Да, арфа. Эта мелодия вечера, который постепенно накрывал Царство своей тьмой. Она звучит всегда, но не каждый мог ее услышать. Ты различила ее, потому что погрязла в думки, - объяснив Ане, почему она услышала мелодию, девушка удивленно вскинула правую бровь и устремила взгляд куда-то вдаль, облокотившись о край стола локтем, она оперлась о свою ладонь подбородком.
        - Я думаю о том, что сейчас происходит на Земле. Ищут ли меня? Но больше всего переживаю, как мои родные отреагируют на исчезновение.
        - Многое исчезает бесследно, Аня.
        - Да, но не так, чтобы средь бела дня, Соломон. Все-таки, - Аня замолчала, тут же смахнув слезинку с левого глаза, она расслаблено рухнула на спинку стула и скрестила руки на груди. - Я скучаю по дому. Мне трудно осознавать, что моя любовь тут, а моя жизнь - там. Соломон, я разрываюсь на части. Я хочу получить и то, и другое. Ведь… ведь я тоже тебя полюбила, но… исчезать не хочу. Если тот оборотень задался целью, он ее исполнит, и даже твои Хранители не помогут. Сегодня ты сам в этом убедился, раз твой старик не разобрал кто перед ним: ты или твоя тень.
        Анна была права. Жестокая правда, которой рассекали воздух.
        - Если ты намерена оставить меня, то…
        - Нет! - воскликнула Анна, вскочив со стула. - Хватит выпроваживать меня, Соломон. Поздно. Да и к тому же, ты мой муж, - тихонько промолвила она, словно напоминала о статусе, как о каком-то ругательстве. - Кстати, наш брак будет действителен на Земле? - задумалась девушка, переменившись за доли секунд. Я засмеялся, но сразу сделал серьезное лицо, потому что Аня пригвоздила меня своими голубыми глазами, цвета взволнованного моря.
        - Будет. - Этого оказалось для нее достаточно.
        Глава 29. Анна
        Пригласив меня на танец, мой любимый вел медленно и плавно, покачиваясь, словно мы находились в лодке в море.
        - Я не хочу терять тебя, Соломон, - сказала я, обнимая моего Лорда. Прислонившись щекой к его груди, я зажмурила глаза, превозмогая тупую боль, которую даже амулеты Хранителей не могли предостеречь и предупредить. Соломон, немедля, обнял меня, притягивая к себе насколько это вообще было возможно.
        - Не потеряешь, Аня, - с хрипотцой ответил он. Затем я сама приподняла голову, слегка запрокинув ее, чтобы видеть глаза Соломона. Время, словно остановилось, но рядом с любимым оно казалось совершенно неосязаемым.
        - Поцелуй меня, - прошептала, притягивая Лорда. Когда мой демон склонил голову и накрыл губами мои - сердце пропустило удар, а потом… Соломон застонал, будто его пронзило током. Наш поцелуй так и не состоялся.
        - А…
        - В чем дело? - встревожено спросила я, недоумевая из-за чего Соломон согнулся пополам и схватился за свою грудь. Он зажмурил глаза и ничего не отвечал. - Соломон, - дрожащими губами произнесла его имя, легонько и осторожно касаясь его плеча, чтобы привлечь к себе внимание. Мужчина замотал головой и на выдохе простонал:
        - Аня, прошу тебя, отойди на безопасное расстояние. - Лицо Соломона исказилось от боли, а вены на шеи взбухли, как и на лбу от перенапряжения. Я не шевелилась, как вкопанная оставалась на месте. - Аня! - раздался его гортанный рык, испускающий мое имя.
        Отступая от Соломона, я глазам своим не верила, как он вновь преобращался в демона, коим был по праву рождения. И так же я видела, что Соломон боролся со своей сущностью, но помочь ему я не могла ничем.
        - А! - прорычал сквозь крик Лорд, выгибаясь и покрываясь темной пеленой, скрывающей от моих глаз его тело. Только глаза, налитые чернотой и бездной, уволакивающие меня, стоило бы мне взглянуть в них. Когда Соломон пришел в себя, он оскалился, ослепляя меня белоснежной улыбкой. - Ну что, Анна - любовь моя, - ехидно проговорил Тёмный Лорд, сбивая меня с толку.
        Нахмурившись и забеспокоившись, я сделала еще пару шагов, замечая краем глаза моего кота, который появился из ниоткуда. Поглощённый тенью, животное вальяжно, но с опаской смотрело сияющими зелеными глазами на моего Соломона, который вовсе не казался таковым.
        - Ты боишься меня? - играючи пропел Лорд, неотрывно следя за моими передвижениями.
        - Таким - да, - честно ответила я, потому что Соломон знал об этом, я уже ему говорила несколькими днями ранее. Демон качался из стороны в сторону, создавая вибрацию волн своей тени. - Любимый…, - мой голос надломился, когда Лорд исказил гримасу, будто это слово причиняло ему боль.
        - Не надо так называть меня, - зло отчеканил он, в упор посмотрев мне в глаза. - Ты делаешь меня слабым. Я - демон, а не человек. Ты превращаешь меня в слабака, Анна.
        - Что?! - возмутилась я, хотя по телу бежали мурашки от страха. Мой кот крутился у моих ног, и я заметила, как он наблюдал за Лордом, готовый в любую минуту защитить меня. - Как ты смеешь?! - негодующе воскликнула, смахивая предательскую слезинку с щеки. - Затащил меня в свой Ад! Сделал своей женой, и теперь высказываешь мне претензии? - закричала я, хватая кота на руки. Лорд зарычал, сделав шаг вперед и пугая меня до чертиков. - Не подходи, - рявкнула на него, но потом, приглядевшись, вдруг меня озарило, что Соломон никогда бы не стал идти на меня напором. Что-то тут не так.
        Кот зафырчал, вырываясь из моих рук. По тельцу бежала дрожь, и я знала, что животное испытывало страх не меньше моего.
        - Соломон, если слышишь меня, - я решила предпринять попытку и попробовать вывести того, кто стоял передо мной, на чистую воду. - Как ты похитил меня? Расскажи всё детально. - Смело вскинув подбородок, я неотрывно следила за демоном, замешкавшимся после моего вопроса.
        - Ты делаешь Лорда слабым, - зациклившись, будто пленка на повторе, демон продолжал тараторить одно и то же предложение. Но не подходил ко мне, иногда косясь на кота. На кисти руки Соломона по странному засиял амулет, выпуская красноватый свет, который развивался в воздухе, сливаясь с темной дымкой. Кровь… догадалась я, почувствовав, как душа ухнула в пятки.
        Затем в залу ворвались придворные, Хранитель и родители Соломона. Ужас в их глазах навсегда запечатлелся в моих собственных. Старик в серых одеяниях крайне осторожно двигался в сторону Соломона, выставив перед собой руку, ладонью вперед.
        - Мой Лорд, позволь помочь тебе…
        - Нет! - завопил демон, и снова уставился на меня. - Аня, любимая, - теперь прорвался голос моего Соломона, и я с надрывом выдохнула, ослабив руки и роняя кота на пол. В этот момент всё произошло исключительно молниеносно: преобращенный Соломон захватил меня в крепкие объятия и впился губами в мои, но я почувствовала, словно из меня начали вытягивать душу. Я слабела в его объятиях, теряя нить своей жизни.
        - Лорд! - издали раздался мужской крик, и я узнала Авраама - дядьку моего мужа. Каким-то чудом он сумел выхватить меня из цепких лап демона и защитить собой. - Сними амулет, лорд, - твердо отдал приказ Авраам, кивая на кисть демона. - Сними, Соломон! Сейчас же! Ну! Услышь меня, иначе ты потеряешь её, - мужчина давил на Тёмного Лорда, призывая его к разуму.
        Соломон замешкался, хватаясь за голову. Вновь борьба с самим собой, а я стояла за спиной Авраама и сделать ничего не могла. Я терялась в догадках, в каких муках прямо сейчас пребывал мой любимый, но один его взгляд, брошенный на меня, означал многое - Соломон сожалел, что поддался своему существу, вырвавшемуся наружу.
        - Помогите ему, - взмолилась я, поворачиваясь к Хранителю лицом. - Это из-за вас! Амулет сияет! Смотрите сами - это кровь Соломона!
        Родители Лорда, сам Авраам с ужасом уставились на меня, и тогда я опустила взгляд туда, на что они уставились. Чуть ниже моей груди расплылось огромное красное пятно. Притронувшись, я пошатнулась на ногах, леденея. Я умираю? Первая мысль, которая посетила голову. Но при нажатии, я не чувствовала, чтобы что-то болело или причиняло дискомфорт. Тогда я перевела взгляд на Соломона, который теперь вновь принял облик человека. На его белоснежной рубашке так же светилось пятно, точь-в-точь как у меня, тем самым подтверждая мои слова. Едва шевеля рукой, он стянул с левой кисти амулет и отбросил поодаль от себя, затем испустил гортанный стон облегчения.
        - О, Анна, - сокрушённо промолвил Лорд, сделав шаг навстречу ко мне, но Авраам встал на его пути, вновь защищая меня собой.
        - Соломон, дело очень плохо, - спокойно сказал его дядька, искоса поглядывая на родителей лорда. - Ты становишься человеком во всех смыслах, - осторожно договорил Авраам, обескураживая всех нас. Я ахнула, не веря ушам.
        - Как? Это невозможно! - мать Соломона зло окинула меня презрительным взглядом, и даже не реагировала на то, как ее муж - отец моего любимого, схватил за руку демоницу и просил остановиться.
        - Любовь…, - сказал Хранитель, и все мы уставились на него, испытывая различные эмоции. - Настоящая и искренняя. Потому амулет начал свое противодействие. Соломон - демон. Истинный и по рождению, потому его натуральная сущность сражалась с тем, кем теперь он становится, потому что ты - Анна, призналась в своих чувствах к Лорду. Разве я не прав? - старик улыбнулся по-доброму.
        - Так, - тихо ответила я, посмотрев на Соломона, полностью ставшего привычным для меня мужчиной. - Я его люблю. Полюбила всем сердцем, что в этом плохого? - разозлилась я.
        - А в том, дорогуша, - встряла мать Лорда, игнорируя предупредительные взгляды мужчин, - ты убиваешь моего сына. Будь проклята! - воскликнула она, будто хлестанула меня по щеке. - Сначала Людовик, потом Авраам… теперь Соломон…, - обреченно завопила демоница.
        - При чем тут кот, мама? - Тёмный Лорд практически пришел в свое нормальное состояние, и, пристально поглядев на свою мать, ждал пояснений. Мне тоже стало интересно, почему внимание акцентировалось на животном.
        - Прекрати, Геральда, - отрезал отец Соломона, предупреждая о последствиях. - Не надо, - замотал головой, пристально глядя ей в глаза, которые были налиты яростью и гневом.
        - Людовик - твой брат, - отчаянно выпалила она, добавив, - был когда-то им, сын. - Переняв внимание на Авраама, Геральда снисходительно улыбнулась, - и тебя, братец мой, ждет подобная участь, если продолжишь искать свою любимую землянку.
        - Я уже нашел ее, сестра, - Авраам был тверд в своем тоне. - Осталось высвободить и начать сначала.
        - Это невозможно, - Геральда оборвала мысль Авраама, покачав головой. - Она сама отдала свою душу, чтобы навсегда сберечь твою. Анна, - мать Соломона резко обратилась ко мне, испугав до дрожи. Демоница выглядела так, будто все жизненные силы были из нее выкачены, - откажись от своих слов, прошу тебя. Сохрани Соломона.
        - Вот что крылось за вашими недомолвками? - яростно задал вопрос Лорд. - Поэтому кот бродил по замку так, как ему вдумается? Был человеком - я знал это, но то, что он мой брат…
        - Был, мой лорд, - поправил Авраам, хмыкнув. - Он никогда не вернется в прежнее состояние. Увы…, - дядька пожал плечами. - Но, кажется, кот все понимает, и потому выбрал Анну в качестве своей хозяйки. Чувствует человеческую душу и кровь, вот и пытается ее защитить от Царства Адова.
        - Мама, - Соломон продолжал держаться стоически, - когда это было? Что произошло на самом деле? Хватит скрывать, никому от этого лучше не станет.
        - Геральда, - отец лорда обратился к демонице, - пришло время.
        - Незадолго до твоего рождения, Соломон. Людовик влюбился в землянку - это злой рок, направленный во испытание судьбой, - яростно и в то же время с надрывом промолвила демоница, покосившись на меня. - Милана призналась в любви спустя полгода их брака, затем сообщила о беременности. Элите такой расклад не понравился, и демоны Царства пошли против Людовика. Когда он обратился в последний раз, принимая свой настоящий облик, кто-то из толпы кинул копьё и пронзил ему грудь. Задыхаясь, Людовик давился кровью, и…, - Геральде было тяжело вспоминать прошлые события, но демоница не останавливалась: - Так мы навсегда потеряли сына. А спустя несколько дней он пришел в наш мир, только теперь в качестве кота. Соломон, ты же знаешь, что это заключительная трансформация душ демонов.
        - У нас нет души, - сказал, как отрезал Соломон, хватаясь за голову обеими руками. Он зажмурил глаза, переваривая услышанные новости.
        - Есть, - тихо сказал Авраам, и тогда Соломон окончательно сдался, сев на стул.
        Я не стала дожидаться разрешения дядьки, чтобы выйти из-за укрытия, а рванула к любимому. Тёмный Лорд подскочил и заключил меня в свои крепкие объятия, в которых я чувствовала себя любимой им.
        - Анна! - закричал Авраам, но не успел схватить меня за руку, потому что мой муж успел переместить нас в пространстве подальше от своих родных. На Землю, в то самое кафе, где мы впервые встретились и где началась наша сложная история любви...
        ГЛАВА 30. Анна
        - Ты же сказал, что это невозможно, - тихо прошептала я, отходя от Соломона.
        Мы смотрели друг другу в глаза, не замечая кругом обстановки, в которой по-прежнему кипела жизнь. Та же официантка, разносившая заказанные блюда, те же люди, и даже несколько моих коллег, восседающих в дальнем углу в укромном местечке.
        - Соломон, ты обманул меня, да…, - мой голос надломился, потому как подступил ком к горлу.
        Сейчас мой Лорд принял человеческое обличие, и выглядел крайне усталым от перенапряжения. Удивительным было и то, что я не чувствовала никакой боли, которая прежде разрывала мое сердце на части. Соломон нахмурился, опустив глаза в пол, виновато кивнул, сжав в тонкую полоску побледневшие губы.
        - Прости меня, - так же тихо ответил он, взглянув лишь раз. - Я боялся, что ты никогда не согласишься полюбить меня. Хотя бы попытаться полюбить меня. Это было единственное, что тогда казалось верным в решении солгать тебе. Перемещение возможно в любое время, вопрос только в другом, как сильно оно могло влиять на нас обоих. Эти люди пока нас не замечают, Аня, - Соломон обвел рукой небольшую комнатушку, обращая мое внимание на обедающих людей. - Только скажи, и я сделаю так, как того хочешь ты, - голос мужчины надломился, и он виновато улыбнулся, смягчая свою правду.
        - Я даже не знаю, что ответить на это, - он действительно меня дезориентировал. Я замешкалась, обняв саму себя. Почувствовала себя не просто обманутой, а скорее преданной, ведь я действительно думала, что обратной дороги домой нет. Смирилась ли я? Да! Отчаялась? Нет! Но я полюбила Соломона всем сердцем, и забыть его, станет еще больнее и невыносимее. Я все равно буду ощущать его присутствие, ведь и сам Тёмный Лорд испытывал ко мне чувства. Глубоко выдохнув, я приняла для себя решение: - Ты - мой муж. Сам сказал, что даже здесь на Земле договор о браке будет действительным. Так ведь?
        - Так, Аня, - мягко ответил Лорд. - Но у нас не было брачной ночи, а по законам Царства, если у нас не было ночи любви, то и брак аннулируется ровно тогда, когда красная луна обретет свое нынешнее состояние.
        - И сколько у нас времени? - осторожно задала ему вопрос, ощущая вибрации внизу живота, словно трепыхающиеся крылышки бабочек. Вопрос интимной части меня безумно волновал, для меня этот опыт будет впервые. Соломон по-дьявольски взглянул на меня, одаривая прищуренным взглядом черных глаз.
        - Неделя. Земная неделя, моя королева, - Лорд был спокоен, но я знала, что он так же, как и я переживал.
        - Значит, время еще есть.
        - Для чего? - нахмурился он, недоумевая от моих коварных замыслов.
        - Позже узнаешь, - подмигнула я. - Итак, каков сейчас план?
        Соломон переминулся с ноги на ногу, заставив меня занервничать. Что-то подсказывало мне, рано я сделала поспешные выводы, будто Лорд будет только моим. Под ложечкой засосало, когда Соломон сделал шаг ко мне и прикоснулся ладонью к моей щеке, одаривая теплом, лаской и безграничной любовью. Я опешила, раскрыв рот, чтобы оборвать его мысли, о которых догадывалась, но…
        - Я не смогу здесь задержаться, Аня…, - Лорд был сдержан и не многословен.
        - Ты обещал…, - засопротивлялась я, чувствуя себя реально убитой. Словно прямо сейчас меня лишили души, которая сражалась за нас двоих. - Соломон, ты же сказал… Господи, скажи, что ты не собираешься меня просто так взять и бросить?! - практически воскликнув вопросом свое переживание и страх, я впилась взглядом в лицо мужчины. Его щеки, покрытые парудневной щетиной, напряглись, но Лорд молчал. Он не лукавил и не лгал мне, что не просто так вернул обратно на землю.
        - Тут ты в безопасности, Анна. Я совершил ошибку, когда привел в свой мир. Азада все еще жива, и поверь, она найдет способ продолжить мстить за то, что я выбрал тебя.
        - Ты выбрал меня, потому что полюбил и наши судьбы связаны! Разве не так, Соломон? - отчаянно закричала я, ощущая, как сердце обливалось кровью от предстоящей потери любимого… навсегда. - Да бог с ней - с Азадой, да со всеми врагами, кто нам посмеет помешать. Я ведь люблю тебя, Соломон. Неужели этого мало?! - схватившись за его рубашку, я скомкала ткань в обеих руках, не желая отпускать мужчину. Глядя на него, чуть задрав голову, я надеялась услышать все, что угодно, но только не абсолютное молчание. - Не поступай со мной так, пожалуйста… Соломон, черт возьми! Не молчи!
        - Опасность есть, Аня. Я не смогу простить себя, если с тобой что-нибудь случится. Гоблины уже прознали о тебе, но сюда - на землю, им дороги нет. Они мертвы и переродиться уже не смогут никогда. Демоны не захотят устраивать бунт, потому что, нарушив границу, они навсегда потеряют защиту от Хранителей. Здесь, дома, ты в безопасности. Любимая…, - с хрипотцой Соломон приобнял меня, притянув к себе в крепкие объятия. Такие родные и такие чужие… - Это лучше, чем навсегда потерять тебя. Другого выхода нет.
        - Выход всегда есть, но ты не предлагаешь другого выбора мне, - сокрушенно ответила я, словно смирилась с его практически прозвучавшей просьбой. Замотав головой, я закрыла глаза и лбом уперлась в стальную грудь Соломона: - я ведь не смогу забыть тебя. И не смогу начать жизнь сначала, зная, что мое сердце раз и навсегда осталось там, где будешь ты. В другом мире, измерении… не знаю, какое лучше слово подобрать. Но сам факт, я буду на земле несчастной, а ты в Царстве своем. Тебя заставят жениться на другой демонице, ведь…
        - Не надо продолжать, Аня, - коснувшись моего подбородка, Соломон побудил меня поднять взгляд на него. Я постараюсь запомнить каждую его частичку и морщинку на лице, особенно - глаза, в которых бездна полна любви ко мне. И та боль, что мучала его при выборе из наилучшего варианта событий для нас двоих, теперь навсегда запечатлеется в моих собственных. В моей памяти. - Никто не заставит меня жениться на другой. Таков мой выбор.
        Соломон поцеловал меня в лоб, и я поняла, что так он прощался со мной. Зажмурив глаза, я не ослабляла хватку, и отчаянно замотала головой, не готовая отпускать мужчину.
        - Нет. Нет! Нет, Соломон! - голос охрип от моего всхлипа. - Так нечестно! Мы оба должны решать, не только ты! Ох…, - это окончательно подорвало во мне веру в лучшее. Снова вдохнув полной грудью, я прошептала: - Если ты собрался бросить меня, то у меня только одно условие, - Соломон вздернул бровью, а потом торопливо закивал.
        - Если хочешь удалить меня из памяти, - предположил он.
        - Не смей со мной этого делать, - мгновенно пригрозила ему, и Соломон замолчал.
        - Я хочу, чтобы эту ночь мы провели вместе. Только ты и я.
        - Тогда договор состоится, Аня, и ты навеки станешь моей женой, - осторожно напомнил мне об условиях.
        - Мне все равно, но лучше навсегда стать чей-то, чем остаться с разбитым сердцем и краденой душой. Большего я не прошу, лишь ночь…
        - Анна…, - Соломон прошептал мое имя, затем обвил своей ладонью мой затылок и сам склонился, захватывая в плен мои губы.
        Наш поцелуй стал горьковато-сладким, пропитанный ядом расставания и безысходности. По мере усиления нашей страсти, нашего взаимного вожделения, я понимала, что совершала ошибку - мне будет мало лишь одного мгновения, и позже я захлебнусь в слезах и более к себе не допущу никого. Как больно полюбить того, кто не может принадлежать тебе. Любовь слишком сильное чувство. Оно способно не только окрылять и вести на безумно-отважные поступки, но любовь способна уничтожить все, и веру, и надежду, и само чувство. Теперь я поняла, почему в мире Соломона демоны отказались от любви - именно она убивает и заставляет на глазах слабеть. Но… разве без этого чувства можно прожить весь остаток своей жизни, ведь все самое прекрасное рождается только благодаря ей.
        - Анна, - разорвав на мгновение наше единение, Соломон пристально посмотрел мне в глаза, - ты, правда, этого хочешь?
        - Да, - выдохнула я, и Лорд меня обнял, вновь перемещая в пространстве.
        Мы оказались в моей квартире, но тут же застыли на месте, потому что оказались тут не одни. Округлившиеся глаза Миши от испуга, смотрели на нас двоих. Мой недожених застыл на месте. Кажется, он собирался уже выйти из моего дома. Но… что он тут забыл? В руке Миша держал коробочку, ту самую, с помолвочным кольцом, которую оставил на комоде у моей кровати.
        - Аня? - он недоумевал, затем оценивающе прошелся взглядом по всему Соломону, нахмурился. - Э… что происходит?
        - Откуда у тебя мои ключи, Миш? - не отвечая на его вопрос, меня больше волновало каким образом Миша проник ко мне домой.
        Почесав свой затылок, молодой человек замешкался.
        - Э… так я у соседки твоей попросил. Ты всегда у нее хранишь запасной. Я пришел, а тебя не оказалось, а мне, - он виновато пожал плечом, показывая коробочку, - мне очень нужно было забрать это. Ань, ты ведь все равно мне никогда не ответишь взаимностью, - жалостливо пробурчал Миша, но зло, практически яростно окинул взглядом Соломона.
        - Прости, - все, что смогла сказать в ответ на красноречивый монолог Миши. - Ты найдешь свое счастье.
        - Да, кончено, - заторопился Миша. - Э… только вот вопрос, а как это вы так бесшумно вошли, я же закрыл дверь изнутри, - насупился молодой человек, и странный желтоватый блеск в его взгляде меня немного насторожил, но я не придала значения. Скорее всего луч садившегося солнца попал на лицо Миши.
        - Если у тебя все, то можешь идти, - громоподобный тон Соломона разразился на весь коридор. Оба мужчины напряглись, будто приготовились схватиться в драке.
        - Да-да, конечно, - выставив руки перед собой, Миша прошмыгнул мимо нас двоих.
        - И ключи оставь, - добавил мой Лорд, пуще пугая бедолагу Мишку. Молодой человек кивнул, кинув на комод связку звенящих ключей, затем еще раз окинул нас подозрительным взглядом и вышел, оставив нас, наконец, наедине...
        ГЛАВА 31. Анна
        Словно никаких несколько недель моего отсутствия не было, все находилось на своих местах, кроме подаренной коробочки Мишей. Мужчина ушел, чему я была откровенно рада. Да, когда-то я считала, что моя жизнь со временем станет связана с его нитью судьбы, но теперь уверена, как никогда - он не был бы мне мил до конца жизни. А чем мы оба заслужили подобные мучения - безответная любовь всегда имела последствия.
        Робко переминувшись с ноги на ногу, я прошла в гостиную, следом за мной засеменил Соломон. Мы стали слишком тихими, будто друг друга едва знали. И - да, отчасти, мы мало проводили времени наедине, и то, что доставалось нам для единения, всегда обрывалось проблемами. Проведя столько времени в Царстве Адовом, познакомившись с несколькими приятными жителями, я поняла, что везде есть плюсы и минусы. В обоих мирах мы стараемся заработать себе на жизнь. Если же низменные проблемы так минимальны по масштабам, то и в Царстве они для нас - землян, казались бы малозначительными.
        - Располагайся, Соломон, и чувствуй себя, как…
        - …дома, - улыбнувшись, закончил он фразу за меня. Я кивнула. - Дом… Анна, сколько же значения в этом слове? Я только сейчас вдруг осознал, что дом там, где есть мы.
        Я подошла к мужчине и взглянула в черные глаза, пристально смотрящие на меня.
        - Именно, мой Лорд. Дом там, где есть мы. Тогда зачем же ты отказываешься от него? - вопрошая, я снова ощутила горечь утраты, будто моего Соломона отнимали у меня. Лорд печально опустил глаза в пол, но легонько накрыл обеими ладонями мои плечи.
        - Дом там, где ты будешь в безопасности… не со мной, любимая, - прошептал мужчина, лаская кожу моих плеч сквозь ткань. - Я не могу здесь остаться рядом с тобой лишь по одной причине: я долго останусь в таком виде. Демоны не стареют, и про душу мои родные наверняка солгали, чтобы я перестал свои поиски. У нас ее нет, иначе…
        - Иначе ты бы принял другое решение? - подсказала я, надеясь на это.
        - Да, я бы отрекся от своих привилегий, от своего титула и остался бы жить на земле… с тобой. Это очень заманчивая перспектива, Анна. Но, увы, лишь грёзы, о которых мы все мечтаем, если находим любовь. Людовик не отказался от любви с земной девушкой, и не сберег ни ее, ни себя… Мне еще многое предстоит выяснить у родителей, почему те скрыли от меня существование брата. Еще я бы хотел наладить связь с гоблинами. Мой мир должен обрести покой, Аня.
        - Словно об этом покое ты просишь для себя, Соломон, - тихо сказала я, сделав свои выводы, - но, ведь мы уже не будем прежними.
        - Не будем, - подтвердил он, убирая выбившуюся прядь моих волос мне за ухо. - Но, зная, через что нам довелось пройти, мы оба будем сильными. Моя любовь… мои чувства, что пробудились, когда ты рядом со мной - теперь не уснут никогда.
        - Ох, Соломон…, - не выдержала я, и обняла Лорда, зарываясь носом ему в грудь. Я чувствовала его аромат одеколона, смешанного с пеплом из-за того, что он переобращался в свой истинный вид, и его собственный запах - запах мужчины: сильного, смелого и отчаянного, храброго и мужественного.
        - Аня… любимая моя, - прошептал Лорд, вновь захватывая меня в свой плен объятий и ласк. - Я был здесь и наблюдал за тобой несколько недель. Знал каждый твой шаг, слышал твой вдох, выдох… я словно был рядом с тобой, но не смел позволить себе показаться. Каждую ночь я наблюдал, как ты спала и видела сны… Как звала меня, чёрт, я все-таки сказал об этом вслух, - голос Соломона сорвался на хрип, но наверняка мой лорд почувствовал, как я напряглась в его руках. Ведь всё, о чем он говорил - я ощущала и чувствовала. Знала, что не бредила, и догадывалась, что он был тут, а не только в моих снах.
        Наши губы сплелись в танце, как и языки, ласкающие друг друга. Обхватив Соломона за шею одной своей рукой, другой я зарылась в его волосы на затылке и начала притягивать к себе мужчину, на сколько это было возможно. Наш поцелуй воспламенял нас обоих, как бы после от жара не получить ожоги, но это меньшее, о чем я буду сожалеть потом. Пусть всё, что способно оставить после себя воспоминания о любимом, запечатлевается на моем теле. Это мое решение - стать женой Соломона раз и навсегда, хотя мы уже никогда не будем вместе.
        Я начала стягивать с моего любимого его рубашку, постепенно расстёгивая пуговицы, одну за другой своими трясущимися пальцами. Нервы на пределе, но я не отступала. Соломон не торопил меня, давая время передумать или окончательно смириться со случившимся. Касаясь ладонью его обнаженной груди, я закрыла глаза - тишина, ни единого стука сердца. А потом… крохотный звук удара, и я ахнула, скорее приблизившись к Лорду ближе и прислонившись ухом к его груди.
        - Соломон, твое сердце…, оно только что сделало удар! - воскликнула я.
        - Тебе показалось, моя королева, - спокойно ответил Соломон, нежно отодвинув меня от свой груди, затем посмотрел в глаза. - На тебе до сих пор платье, Аня, - подмигнул он.
        Я раскраснелась, ощущая волнение.
        - Мне нужно в душ, - робко сказала я, пряча со стыда глаза.
        - Разреши мне пойти с тобой, - Соломон ласково приподнял мое лицо за подбородок, очерчивая большим пальцем мою нижнюю губу, оттягивая ту и соблазняя меня эротичностью действа.
        - Хорошо…, - единственное, что я могла прошептать в ответ.
        Войдя в ванную комнату, разительно отличавшуюся от шикарной ванной в мире Соломона, я сначала застеснялась, но потом отбросила путанные мысли подальше в дальний угол. Мужчина стоял позади меня и потому он первым начал стягивать с меня платье, развязав завязки на спине и спустив его до пояса. Выше я осталась обнаженной, ведь в его мире демоницы не носили бюстгалтеров, а от корсета я отказалась категорически. Казалось, все мое тело горело огнем, а кровь разгонялась по венам со скоростью света. Чуть склонив голову в бок, я искоса наблюдала за моим личным демоном в отражении зеркала: Соломон заметно сдерживал себя, не желая причинить мне боли. Его ласка успокаивала меня, особенно, когда он начал ладонями растирать мои предплечья. Я застонала от удовольствия, пошатнувшись на ногах, приникла к нему своей оголенной спиной, частично ощущая его тело и… возбуждение.
        - Я хочу, чтобы ты разделась до конца, но трусики оставь, - лукаво прошептал мне на ухо и поцеловал в плечо, опаляя каждый мой нерв в том месте, где сладко прикипел губами.
        Соломон отошел от меня на шаг, освободив из своих оков. Я не оборачивалась к нему и неспешно уронила платье на пол, которое растеклось у моих ног лужицей. Переступив груду ткани, я обняла саму себя, продолжая стесняться пристального мужского взгляда. Однажды я практически предстала перед Соломоном обнаженной, покрытой в полотенце после принятия ванны, но тогда… первый наш поцелуй, обескураживающий обоих - дико напугал, ведь уже тогда нас тянуло друг к другу на интуитивном уровне.
        Вновь бросив взгляд на отражение в зеркале, я нахмурилась, вдруг вспомнив свое затмение, когда пребывала в пограничном состоянии. Я искала себя в нем и не видела. А теперь - вот я, обнаженная перед мужем, и стану его навеки. Соломон не спускал с меня своих голодных глаз, жаждущих вкусить запретный плод и скрепить союз нашим слиянием тел.
        - Ты прекрасна, Анна, - сказал Соломон, вновь оказавшись рядом со мной. Его искушенный тон меня гипнотизировал, и, когда он коснулся моей талии, я вздрогнула. - Моя… Моя Анна…
        - Соломон, люби меня, пожалуйста, - на выдохе вымолвила, словно умоляла о самом сокровенном.
        - Я уже люблю тебя и полюбил в нашу самую первую встречу. Это оказалось неизбежным, моя королева, - я снова почувствовала губы мужчины на своем плече, которые соблазняли меня, и, чуть наклонив голову, я позволила Соломону оставить дорожку по шее. Не прерывая своих ласк, мой Лорд обхватил мою талию и вжался пальцами, наверняка оставляя следы от них. И я хотела, чтобы они надолго там остались, чтобы смотреть каждое утро после душа и знать, что я принадлежу лишь одному мужчине. Затем бесстыдная рука Соломона накрыла мой низ живота и начала опускаться ниже, шаловливо проникая под резинку трусиков. Я встрепыхнулась, потому что новая волна жара обдала с такой силой, словно тысячи вольт прошли через все тело.
        - Ах…, - застонала я, закрыв глаза и отринув голову на плечо Соломона.
        - Любимая…
        Резко оборвав наслаждение на самом пике, я жалобно простонала, недовольная таким финалом, но Соломон повернул меня к себе лицом и лукаво одарил улыбкой.
        - Идем, - он подхватил меня на руки, словно я была пушинкой. Но… да… что я весила, когда была в руках самого демона. Любимого демона, собирающегося стать моим мужем по договору навсегда.
        Уложив меня на кровать поверх покрывала, Соломон не сводил с меня пристального взгляда, но параллельно снимал с себя рубашку и брюки. Я так же наблюдала за ним, за той игрой, которую мы вели безмолвно. Я извивалась, ощущая новую волну вожделения. Когда Соломон обнажился полностью, я раскраснелась, ведь прежде не видела мужского возбуждения. Но мой Лорд, будто хищник, настигал меня, накрывая собой и придавливая своим весом.
        - Не бойся меня, Аня, - тихо прошептал он, целуя, нет… скорее воруя поцелуй с моих дрожащих губ. Затем Соломон сел в моих ногах и провел по бедрам ладонями, цепляясь пальцами за резинку моих трусиков, он потянул их на себя, медленно стягивая и освобождая для себя...
        - Я стараюсь, но… ты ведь уже догадался, что у меня все впервые, - почему-то я говорила шепотом, будто боялась, что нас могли услышать.
        - Знаю, - также шепотом ответил он, глядя в упор мне в глаза. - Я буду очень нежен с тобой, любимая. Только позволь мне любить тебя… до конца и без остатка.
        - Хорошо.
        Как только я произнесла свое согласие, Соломон развел мои бедра и медленно опустился в колыбель моих ног. Одно движение, в объятиях которого я навсегда стала принадлежать лишь одному мужчине, возвысило меня на новый уровень ощущений. Не было никакой боли, хотя от своих переживаний я могла ее проигнорировать. Под весом и плавными движениями моего Соломона, я таяла и постепенно расслаблялась. Полностью отдавалась нашей любви, способной уничтожить обоих. Где-то на задворках своего разума я понимала, что, проснувшись утром, я больше никогда не увижу моего Тёмного Лорда… и вдруг все это станет сном. Этого я боялась больше всего…
        Глава 32. Соломон
        Анна спала в моих объятиях. Она утомилась, испробовав самое сладкое искушение. Как и я… Любовь… Это чувство растапливало в моем сердце удары, и теперь они принадлежали только моей королеве. Аня зашевелилась и нахмурилась, чуть опустившись вниз головой мне на грудь, на ее губах растянулась улыбка. Наши обнаженные тела согревали друг друга, и, казалось, жар продолжал пылать, ведь наше занятие любовью было словно вечностью в бездне. Зевнув, Аня отвернулась от меня и зарылась лицом в подушку. Я накрыл ее одеялом, а сам расслабленно лег и продолжал пялиться в потолок, потому что я никогда не спал. Демоны не спят, Соломон. И не смотря на этот факт, отчего-то мои веки начали постепенно закрываться под тяжестью ночи. Лунный свет ласкал кожу Ани, частично попадая на меня.
        - Я не могу поступить иначе…, - тихо прошептал в пустоту тени. - Не могу…
        Аня снова зашевелилась, укутываясь в одеяло крепче. Повернувшись на бок к ней, я притянул девушку к своей груди спиной и поцеловал в оголившееся плечико. Мне пора уходить, но я сам не желал оставлять Аню… но так будет лучше. Я смогу уберечь ее от гоблинов и демонов в моем мире. А моя любовь всегда будет жить, и сердце, стуки которого прямо сейчас отчетливо отдавались шумом в ушах, навсегда останутся только для моей королевы.
        Хранитель предупредил меня, чтобы я ушел с первыми лучами солнца. Перед тем как переместиться с Аней обратно на землю, в мои мысли проник Хранитель. Он уже догадался о моих планах и с тоской, несвойственной старику, предупредил меня об этом. Иначе будут последствия, о которых мне лучше не знать.
        В моих мыслях витало столько всего, но задавался я всего одним вопросом: что будет чувствовать Аня по утру, когда не найдет меня рядом с собой? А что буду чувствовать я? Если наша связь настолько крепка, неужели мы ощутим боль утраты и больше никогда моя королева не сможет обрести своего земного счастья. Медленное дыхание Ани отчасти успокаивало меня, и я надеялся, что она примет такой исход наших необычных отношений. Это было жестокой ошибкой, привести ее в мой мир. Следовало восхищаться ею на расстоянии и не гадать, что будет потом. Но что сделано, то сделано.
        Первые лучи солнца проникли сквозь задернутые шторы, но пока что не касались кровати. Всю ночь мы предавались любви, с перерывом на сон Ани. Это самая лучшая ночь, которая была в моей долгой жизни. Как только луч солнца добрался до края кровати, я рассмотрел пылинки, словно блестки, витающие в воздухе, и улыбнулся. Хранитель дал мне возможность попрощаться с моей любимой, но она не вспомнит своего пробуждения.
        - Аня…, - тихонько позвал ее, накрывая румяную щечку ладонью. Она зашевелилась и нахмурилась, но стоило раскрыть веки и увидеть меня - Аня улыбнулась той самой влюбленной улыбкой. Моя королева светилась от счастья.
        - Соломон, - получилось хрипловато, но сон самое полезное лекарство ото всего, - почему ты не спишь? Еще рано…
        Блеск в голубых глазах манил вновь окунуться в страсть, поглощающую нас двоих до беспамятства. Искусанные губы девушки от моих поцелуев слегка распухли, но Аня даже не замечала этого. Пока что…
        - Да, рано, любимая, - согласился я, наблюдая за ореолом, созданный тенью прекрасного тела моей любимой. - Я люблю тебя, и всегда буду любить, даже если вечность навсегда разлучит нас.
        - Соломон, что ты такое говоришь? - встревожилась она. - Ты все-таки уходишь? - надломившимся голосом спросила она. - Неужели нет никакого способа…
        - Аня, - на полуслове оборвал ее монолог, который слишком пропитался отчаянием. Девушка зажмурила глаза, словно старалась забыть обо всем, что с нами случилось за последнее время. - Любимая, не прячь своих глаз от меня, прошу…
        - Я не смогу вот так взять и отпустить тебя, Соломон, - всхлипнув, Аня посмотрела в упор на меня. - Да, я сказала, что лишь одна ночь, а после мы расстанемся, но я солгала, Соломон. Как мне заставить себя забыть тебя, если ты будешь в моей голове постоянно?!
        - Это пройдет. Со временем, - уныло ответил, присев на постели. Я повернулся к девушке полубоком и смотрел на нее, лежащую на боку, с раскрасневшимся лицом и с блеском в глазах от подступающих слез. - Но так будет лучше для тебя, Аня. Я не хочу, чтобы мой мир мог причинить тебе боль. Или вовсе отнять тебя у меня.
        - Он уже это сделал! - воскликнула Аня, подрываясь с кровати. Обнаженная, она бросилась в ванную комнату, и тут же вышла в халате, завязывая на себе пояс в тугой узел. - Соломон, ты поддаешься на провокации своему миру, разве ты не догадался? Это все сделано для того, чтобы держать какой-то контроль над нами. Твои родители могли бы тебе рассказать о Людовике, но предпочли солгать и покрыть тайной его исчезновение. Твой дядька…, да я уверена на все сто процентов, что он также расстался со своей любовью, как ты сейчас хочешь поступить с нами. Но прошу, не делай этого, Соломон. Давай вместе бороться друг за друга, - Аня подошла ко мне и села на край кровати. Затем обеими ладонями накрыла мои небритые щеки и улыбнулась, заглядывая пристально в мои глаза. - Давай попробуем вместе пройти через все испытания, что выпадут на нашу долю…
        Хотел бы я сказать, да, давай, но… Аня не должна испытывать на себе ярость моего народа, способного на всякое жестокое наказание, по их мнению, которое могла заслуживать моя королева.
        - Демоны могут убить тебя, или меня, если мы не покоримся судьбе, - сухо сказал я, но правду, чтобы отрезвить пылкий разум Ани. Девушка замерла на секунду, но потом смиренно кивнула головой, опустив глаза на свои дрожащие руки.
        - Хорошо, Соломон. Тогда пусть будет так, как ты сказал.
        - Аня, - ласково позвал ее, касаясь подбородка и побуждая взглянуть на меня. - Это не конец, родная. Я всегда буду рядом. Ты будешь ощущать это, как и мою любовь, как и стуки сердца, которые только благодаря тебе начали гонять кровь в моих жилах. - Взяв ее правую руку в свою, я притянул ее к своей груди и накрыл ладонью. - Что ты чувствуешь?
        Глаза Ани широко распахнулись, и она побледнела.
        - Значит, это правда?! Правда, что у демонов тоже есть душа? - с ужасом спросила она, а я лишь пожал плечами.
        - Не знаю, любимая. Но что бы это ни было, я счастлив, что рядом с тобой смог прочувствовать всю гамму чувств и ощущений. - Я легонько накрыл кистью хрупкое плечо Ани и сам склонился к ней, захватывая в плен поцелуя губы моей жены. Теперь мы навеки супруги, но, увы, разлучены только потому, что я не могу защитить ее в полной мере. Наш поцелуй углубился, и, когда Аня обняла меня, она взобралась мне на колени и села, обхватывая в крепкие объятия шею и зарываясь рукой в волосы на затылке.
        - Я люблю тебя, - прошептала она, разрывая поцелуй и хватая ртом воздух. - Соломон, сколько бы времени не прошло, я буду ждать. Буду и точка. - Сказала, как отрезала. Мне понравилось, что Аня не сдавалась, что не сказать обо мне.
        - Хорошо, - вырвалось из моих уст. Затем я уложил Аню обратно в постель и накрыл одеялом. - Засыпай, моя королева, - шепотом промолвил, едва ощутимо касаясь губами ее щеки. Веки Ани налились тяжестью, и как бы она не сопротивлялась, сон все-таки победил, уволакивая ее в мир снов и грёз.
        Она забудет этот разговор. И станет легче перенести наш разрыв, который оказался неизбежным для двоих.
        ***
        В замке глухо и тихо. Вновь сумрак и едкий аромат духов Азады. Знал, что это подстава с чьей-то подачи. Но, как только я вошел в главную залу, оборачиваясь в человеческое обличие, на меня накинулась мать, обнимая и радуясь моему возвращению.
        - Сынок, дорогой…, - отпрянув от меня, Геральда игнорировала в моем взгляде боль. Я оставил Аню. Исчез из ее жизни, словно меня никогда не было. С моей стороны покажется грубым, но то, что я сделал, было самым лучшим. Я попросил Хранителя стереть из памяти моей королевы промежуток времени, который она провела со мной. А также все, что было связано с нашей первой встречей. Она заслуживала счастья, а его я дать ей не мог.
        - Что, мама? - сухо спросил, обратив внимание на нее и круживших около нас восторженных демонов.
        - Азада… демоница нашлась. Гоблины вернули ее, представляешь?! - воскликнула она. - Как только Анна покинула наш мир, все встало на свои места, сынок, - не унималась мать. - Теперь всё будет иначе, ведь так, дорогой? - моя мама походила на шута, у которого стояла задача меня взбесить как можно быстрее. Затем сама Азада появилась перед нами, с поникшими глазами и убитым видом, будто ее истязали. Но на самом деле, походка выдала демоницу с головой. Разве она не знала, что я мог вычислить ее?
        - Мой король, - с придыханием выпалила Азада, остановившись в метре от меня и моей матери, наигранно поклонилась, а сама не разрывала нашего зрительного контакта. Я видел в них искру лжи и ликования, с какой жаждой она наслаждалась своей победой. - Я смогла сбежать, но гоблины снова меня поймали, а потом… потом вдруг внезапно отпустили… Я сразу бежала сюда… в замок, ведь только ты…
        - Рад, что с тобой все в порядке, - без особого интереса сказал я, обрывая Азаду, и демоница, скрывая ярость под маской улыбки, кивнула. - Сегодня не будет никакого бала, - оглушил элиту своим тоном, обращая внимание каждого демона на себя. Моя мать ахнула, хватаясь за грудь и с ужасом во взгляде посмотрела на меня.
        - Соломон, так нельзя…, - промолвила она, поглядывая виноватым взглядом на Азаду. - Сынок.
        - Я ваш Лорд, а значит в праве делать то, что считаю для всех вас лучшим. Раз Азада вырвалась из плена только сегодня, было бы глупо проводить бал сейчас. Демонице следовало бы пройти к Хранителям и пройти несколько тестов. Ведь твоя честь, Азада, была не тронута, ведь так? Или же нам стоит объявить охоту на совратителя?
        - Я…я… нет, мой Лорд. Вы абсолютно правы, - заторопилась демоница и поспешно оставила нас с матерью наедине.
        - Какой ты жестокий, Соломон, - прыснула мать. - Разве можно было так относиться к Азаде? Она единственная, кто тянется к тебе здесь. С твоим-то противным характером, - Геральда вся излилась гневом на меня.
        Мать отмахнулась от меня и поспешила утешить родителей демоницы, которые отчего-то вели себя крайне спокойно и… подозрительно тихо. Я лишь на мгновение прочел в их взглядах ужас, но не стал обращать внимания, сославшись на шок от внезапного появления их дочери из ниоткуда. Постепенно элита рассосалась, мои родители ушли в свои покои, оставив меня совсем одного в огромной пустой зале. Даже Хранители, и те ушли к себе в библиотеку судеб. Но на выходе главный Хранитель все же остановился и обернулся ко мне.
        - Ты поступил очень смело. Поверь, Аня на земле в безопасности, - сказал он.
        - Не знаю, - скептически бросил я. - Меня не покидает ощущение, что все вокруг лгут и ищут собственную выгоду. Где сейчас Авраам? Где Людовик? Почему мой брат выбрал Анну в качестве своей хозяйки, а не меня? Уж тогда бы я понял, по крайней мере почувствовал бы родную - братскую связь, - я злился.
        - Не почувствовал, Соломон, - так же спокойно сказал Хранитель. Я уставился на него, безмолвно спрашивая почему. - Потому что ты тогда не был способен чувствовать, а сейчас…
        - Чёрт! Об этом я не подумал! - воскликнул я, мгновенно преобращаясь в демона и оставляя залу абсолютно пустой. Людовик появлялся только в комнате Анны, в которой девушка пребывала все время, как я похитил ее. Если Хранитель прав, то брат объявится и возможно, мы бы могли с ним переговорить.
        Что, если я мог бы вернуть его в свой мир? Душа за душу? Мне срочно нужен Авраам и его Лунная пыль.
        Глава 33. Анна. Земное время
        Какой странный сон? Подумала я, проснувшись ранним утром. Будто я переместилась в другой мир, и смогла прочувствовать всё, что со мной там происходило. Но… жаль… это всего лишь сон, а трудовые будни впереди. Соскочив с постели, я наскоро приняла ванну, затем выпила свою привычную чашку кофе без молока. И… странно всё, но из головы не выходил образ мужчины, с которым я не так давно столкнулась на улице. Его глаза - черные, бездонные, до сих пор преследовали меня в моих снах. И казалось, словно я его знала.
        Зазвонил мой мобильный, вырывая из трансового состояния. Я взглянула на свои часы и, сверившись с датой, ответила на вызов.
        - Алло.
        Тишина.
        - Алло, Миш, это ты? - я еще раз взглянула на экран телефона, который показался мне незнакомым. У меня был другой… Я тряхнула головой на всякий случай, ощущая жуткое наваждение.
        Тишина, а потом резко оборвалась связь. Я вздохнула, заблокировала мобильник и сунула его в кармашек своей сумочке. Чёрт! Я опаздывала на работу. Босс точно три шкуры сдерет с меня. На выходе из квартиры опять раздался звонок. И, вместо того чтобы закрыть дверь, я сунулась в сумочку, доставая в этой бездонной шарашки свой мобильник.
        Миша.
        - Миш, привет! Ну может хватит уже издеваться надо мной? - зло пробормотала я, отвлекаясь тем, что начала запирать на ключ дверь. - Миш, ну не смешно, правда.
        Усмешка и фырканье, это то, что я получила в ответ.
        - И мне не смешно, Анна, - скрипучий голос заполнил динамик моего мобильника. Я отшатнулась, не сразу сообразив, что происходит. - Думала, что я отстану от тебя? Или, что мое предложение руки и сердца ничего не значат?
        - Что ты такое говоришь, боже, - вырвалось у меня. - Я не отказывала тебе, но и…
        - И не соглашалась. Мне и без объяснений все ясно, - Миша замолчал. Тяжело дыша, молодой человек зарычал, как раненый зверь, которого подбили в лесу охотники. - Почему он, Анна?! Что в нем особенного?!
        - В ком? - взволнованно переспросила, осторожно спускаясь по лестнице на выход из дома.
        Отворив тяжелую металлическую дверь, меня тут же окутал прохладный, свежий, утренний воздух. Правда уже пропитанный городскими запахами: рядом с нашим домом была пекарня, неподалеку ателье, а чуть поодаль по правую руку от меня несколько парфюмерных магазинчиков. Из-за обилия духов, там все запахи смешались между собой, и вместо одного особенного - оттуда разило смесью всего. Я всегда старалась выделить ваниль или розы, и каким-то чудом у меня получалось игнорировать остальные ароматы. А сейчас отчего-то я ощутила пряный сандал, нет-нет, это мускус - настоящий мужской аромат, смешанный с запахом мужского тела. Во сне… я ощущала этот аромат в своем сне, и рядом с ним - с мужчиной, чувствовала себя в безопасности, а еще любимой и нужной ему. Ой, Анна, ну и размечталась… пробурчала себе под нос, припоминая, что разговор вела с Мишей. Пора признаться парню, что нам надо разорвать нездоровые отношения, которые он сам выдумал для своего спокойствия. Я его не смогу полюбить, так зачем нам обоим мучиться?
        - Ты сама знаешь, - яростно бросил он, но Миша контролировал себя. Даже находясь далеко от него, я чувствовала, что мужчина старался не перегнуть палку. Я нахмурилась, начав перебирать в голове, о чем мог говорить мой недожених.
        - Извини, но я не понимаю, что ты пытаешься из меня вытянуть, - хохотнула я, стараясь свести все к шутке. - Мне уже пора, я на работу опаздываю. Давай встретимся и пообедаем, что скажешь?
        - Нет, - раздался отчетливый голос Миши, и, стоило мне обернуться лицом на звук, как я угодила в чьи-то объятия. - Мы не будем говорить здесь, - сказал, как отрезал.
        Я оторопела, пытаясь вырваться из крепких рук Миши. Своему собственному удивлению не было предела, я не знала, что молодой человек настолько силен. Никогда бы не подумала, что Миша занимался тяжелым видом спорта, но он настолько крепок и слажен, хотя с виду не подумаешь.
        - Ты чего? - возмутилась я, сопротивляясь ему. - Миш, отпусти. Ты делаешь мне больно, - практически закричала на него, ударив по стальной груди ладошкой. Только отбила себе руку, чем причинила ему боль. - Ай! Пусти же!
        Я оглянулась вокруг, в поисках того, кто бы мог мне помочь. Как нарочно никого на улице, лишь мы вдвоем наедине и… черный, как смоль, кот, появившись из тени, падающей от дерева напротив нас. Я ахнула от увиденного. Миша мигом отпустил меня, практически оттолкнув от себя.
        - Что с тобой? - зло спросила его, растирая локоть, потому что кожа горела огнем.
        Я пристально смотрела на Мишу, а он на кота. В другой ситуации я бы посмеялась, но только не в этой, потому что пушистый зверь как-то странно замяукал, словно человеческими словами старался что-то сказать. Округлив глаза скорее от шока, я начала отступать от Миши и от кота, увеличивающегося в размерах. Это точно сон, и я еще не проснулась до конца.
        Бежать… надо давать деру отсюда, пока мое воображение вовсе не вышло за пределы понимания реальности.
        - Останься, - вдруг произнесло животное, посмотрев на меня зеленющими глазами, сверкая ими, будто двумя изумрудами.
        - Этого не может быть, - зарычал Миша, приняв оборонительную позу.
        - Господи! Кто-нибудь помогите мне! - закричала во все горло, призывая хотя бы кого угодно, чтобы в этом бреду была не только я одна.
        - Анна… Соломону нужна твоя помощь. Ты до сих пор в забвении. Чары действуют на вас двоих, - теперь вместо кота, со мной разговаривал высокий молодой человек, с такими же черными глазами. Взгляд пронзал насквозь, и мое сердце на миг пробило грудную клетку глухим ударом. Картинки заполонили мой мозг воспоминаниями, как будто в меня снова закачивали информацию, стертую по ошибке с главного сервера. Я видела Соломона. Я чувствовала его. Наше занятие любовью… разве этого не случилось?!
        - Кто ты? - практически шепотом спросила я, хотя отчасти начала догадываться. - Людовик… ты же его брат, да? - сделав шаг навстречу к нему, это стало моей ошибкой. Миша опять схватил меня под локоть и скрутил обе руки за спиной. Людовик стоял абсолютно спокойно, даже глазом не моргнул.
        - Анна, послушай меня, - снова заговорил брат Соломона, не обращая внимания на моего недожениха, который вел себя ужасно по отношению ко мне. - То, что случилось между вами - это было. Ваша любовь крепкое оружие против демонов Царствия. Демоны моего мира боятся этого чувства, потому что станут уязвимыми. У них появится душа, уснувшая многие тысячи лет назад. В каждом из них она есть, но только настоящая любовь способна пробудить ее, как то, что ты слышала этим утром - сердцебиение, - Людовик улыбнулся, смягчая монолог ухмылкой, ну точь-в-точь схожей с его младшим братом.
        - Но чары же развеялись?! - недоумевала я, вырываясь. - Как? Миша, отпусти же меня!!!
        - Я не Миша, - зарычал молодой человек, переобращаясь в демона с горящими глазами, будто в обеих глазницах огненная лава. Я помнила этот блеск, который сначала приняла за игру своего воображения. - Я тот, кто намерен восстановить баланс между мирами. Ничто не может повторятся вновь! - взревел он, а потом обернулся к Людовику: - Даже ты не способен меня остановить… отец.
        - Кай…, - Людовик протянул руку, словно хотел прикоснуться к нам двоим, но вместо этого, мужчина оказался лишь призраком. Душой, заточенной в тело животного. - Твоя мать не этого желала… и я, отдавая свою жизнь, не хотел такой жизни для тебя.
        - Поздно. Я все решил. Сделка состоялась, отец, - «Миша» говорил серьезно, слишком умиротворённо, словно для него уже давно все предрешилось. - Жена Авраама никогда не вернется, он только зря теряет время. Души демонов навечно заточены в забвение. И Анна, - стеклянный взгляд демона был обращен на меня, и я замерла в его крепкой хватке, ужасаясь того, кто был передо мной. - Моя Анна… я заключил сделку с Хранителем, дорогая. Соломон должен жениться на Азаде. Смирись, - ядовито ухмыльнувшись, демон обвил нас обоих своими широченными крыльями, развевая вокруг нас пепел. - Он забудет тебя. И ты его…
        - Нет! Пусти меня!!! Я не собираюсь его забывать, потому что люблю! Люблю по-настоящему! - кричала я. - Соломон!!! - я начала звать на помощь своего любимого, надеясь на то, что даже сквозь пространство наших миров он услышит мой зов.
        Людовик приблизился к нам, и его намерения не были дружелюбными.
        - Кай, отпусти девушку, - подозрительно спокойным тоном сказал он, скорее отдавал приказ. - Хранители не ведали, что творили, играя с нашим миром. Никто из них не понимал, что чувства не возможно уничтожить, даже если люди умирали и попадали в наш мир. Я влюбился в твою маму, и мое решение пошатнуло Царство Адово. - Людовик казался убедительным, но Кай-Миша не отпускал меня, опаляя хваткой мои руки. Я терпела только ради того, чтобы выиграть время для Людовика и его монолога.
        - Мне все равно, - взревел демон. - Много лет мама страдала и ждала тебя! Ты обещал вернуться, ведь так?! Отвечай!!!
        - Я не мог вернуться, - сказал Людовик. - Посмотри на меня, Кай. Я - лишь преобратившаяся душа демона. Теперь я спутник Анны. Так распорядилась судьба. Жизнь очень несправедливая, поверь мне на слово. Моя любовь к твоей маме никогда не умрет. Пока есть ты - это единственное доказательство того, что она существовала всегда. Хранители используют тебя, как орудие. Развей чары забвения, и ты увидишь, что все было напрасно, судьба не просто так свела Соломона и Анну - она будет делать это до тех пор, пока не исполнится пророчество.
        - Ты лжешь! - демон взбесился, отдаляясь вместе со мной.
        - Миша, пожалуйста, - заплакала я, по-прежнему обращаясь к демону, как к человеку. Как к молодому человеку, которому доверяла очень давно. Он скорее был мне хорошим другом, верной опорой и жилеткой - братом, чем женихом. Как только демон посмотрел мне в глаза, на миг они изменились - стали привычного для меня цвета, все-таки внутри Кай боролся с тьмой, и потому становился человеком. - Мы же давно дружим, разве этого мало? - промолвила я.
        - Даже если я отпущу тебя, они не дадут вам быть вместе, - прохрипел демон.
        Тем временем Людовик приблизился к нам практически вплотную. Накрыв ладонью плечо своего сына, он сжал его. Вблизи брат Соломона был еще больше красив, но жаль, что мой кот - с душой демона в далеком прошлом.
        - Развей чары, Кай. Дай ребятам пройти судьбу так, как она была уготована для меня и твоей мамы, - настаивал Людовик. - Я использовал свой последний шанс, чтобы обратиться и показаться тебе. Я ждал этого момента, - голос мужчины дрогнул, а скатившаяся слезинка по щеке окончательно разбила во мне сердце. Так неужели в Кае ничего не дрогнуло? Ни одно чувство не пробудилось?
        - Они все равно найдут ее, - неуверенно простонал демон, возвращаясь в облик Миши. Затем молодой человек отступил от меня, отпустив. Я с облегчение выдохнула, мысленно поблагодарив Людовика за внезапное появление. - Забвение меньшее, что могло удерживать их обоих в иллюзиях. Есть Авраам, у которого тоже свои цели.
        - Он ищет спасение для своей Лолы, да, я знаю, - кивнув, сказал Людовик. - Он найдет его, но не в этой жизни, - снисходительно добавил мужчина, смягчив предсказание будущего для их с Соломоном дядьки. - Кай, развей забвение и стань опорой для Анны. Приведи ее в наш мир, чтобы не позволить Азаде затмить разум моему брату, - просьба Людовика походила практически на призыв к здравомыслию.
        Да, именно его мне сейчас совсем не хватало, потому что перемешались всё: реальность, сны, какие-то чары, миры и все остальное. Я не могла ухватиться за главное - Соломона, ведь он так легко ускользал от меня, только потому что кто-то решил все за нас.
        - Аня, сними браслет, - сказал Миша, указывая на мое запястье, на котором до сих пор болталась красная кожаная ниточка, которую мне дал Хранитель, чтобы я не чувствовала боли при приближении Соломона. Я замешкалась, не сразу подчиняясь демону, дурачившего мне голову столько времени. Значит, столько лет вокруг меня ошивались чудища, о которых я даже не догадывалась. Схватилась за свое запястье, сделав шаг назад подальше от Миши и Людовика, а потом замотала головой, отказываясь.
        - Нет, вы чего! Тогда я снова не смогу приблизиться к Лорду, а он ко мне. Я не хочу вновь чувствовать боль…, - всхлипнула я.
        Людовик покачал головой.
        - Ее и не было, Анна, - улыбнулся он, и не верить ему я не могла никак. - Хранители хотят разлучить вас. Вот чего они добиваются. Им нужен полный контроль не только Царства Адова, но и земли. Людские жизни так же пристально под их вниманием. Кай, - Людовик обратился к сыну. - Сделай это, развей забвение и пусть Анна увидит все, как было на самом деле. Соломон почувствует ее, поверь мне, сынок.
        Деном засомневался, но все-таки кивнул, а затем щелкнул пальцами, прошептав какие-то слова, будто латынь, но нет… это не она. Как вдруг вокруг мой мир исчез, а под моими ногами вновь оказался пепел, и вот она я - в комнате, в которую меня когда-то поселил Соломон. Все произошедшее с нами пронеслось за секунду перед глазами, и я вновь вернулась к тому, что прямо сейчас глядела в зеленые глаза коту, когда тот фырчал на меня. Миша сорвал с моей кисти браслет, выбросив его куда подальше.
        - Прости, что все вышло так, - извиняющимся тоном сказал он. - Я просто хотел, чтобы ты влюбилась в меня, как я полюбил тебя. И кольцо, - Миша вынул из кармана коробочку, показывая мне ее. - Если бы ты надела его, то стала бы моей невестой, - ухмыльнулся он. - Я наложил на него заклятие, - на мою хмурость, он поспешил разъяснить мне свои замыслы.
        - Спасибо, что вернул меня сюда.
        - Береги кота, а мне пора, пока Хранители не заподозрили моего присутствия.
        - Миш, - окликнула молодого человека, удаляющегося от меня. - Почему все так?
        - А почему не иначе, Ань? - подмигнул мне он. - Ты подарила мне шанс встретиться с отцом, это все, о чем я мечтал. Мне пора.
        - Где сейчас Соломон? - поспешила спросить я, пока Миша не испарился. Молодой человек закрыл глаза, а, раскрыв их, коварно ухмыльнулся.
        - Посчитай до трех, - бросил он, а потом исчез. В смятении, я повиновалась Мише и посчитала мысленно на счет трех, как вдруг в моей спальне все пространство заполнилось дымкой, той самой, которую я боялась раньше, но не сейчас…
        Это Соломон…
        Как только мой Лорд обратился в человека, я кинулась к нему в объятиях, дезориентируя внезапностью своего появления.
        - Анна!
        - Да, это я, Соломон!
        ГЛАВА 34. Соломон
        За долю секунды все изменилось, словно ничего не было, и между нами с Аней тоже, но я чувствовал, что нет. Мы не изменились, а помнили каждое мгновение, которое провели друг с другом. Та любовь, что связала нас крепкими оковами не спешила покидать сердца. Анна… моя королева… моя любовь… Она смотрела мне в глаза и не боялась меня - демона по рождению и крови.
        - Почему ты здесь? - с недоумением я пристально впился взглядом в алые губы девушки, а затем посмотрел в глаза. Океаны, наполненные слезами. - Как…
        Я обнимал Анну, лаская ее нежную кожу щеки своей тыльной стороной ладони. Не верил своим глазам, что она была здесь, и это вовсе не игры моего разума. Ее тепло я ощущал, оно дарило мне уют, комфорт и жажду жизни.
        - Это всё твой брат, - девушка мотнула головой в сторону темного угла, там сидел ее кот Людовик. Вальяжно и нахально шевеля хвостом; мне казалось, этот перерожденный демон насмехался надо мной. По крайней мере, зеленый блеск в глазах намекал на это. Я нахмурился. - Соломон, Людовик использовал свой единственный шанс, и тем самым спас меня от Миши…, - ее голос надломился, и я снова был весь внимание. Я не мог оторвать своих глаз от Ани. Девушка, сумевшая полюбить меня таким, была рядом со мной и проходила все испытания, уготованные нам двоим коварной судьбой.
        - Но он ведь человек, причем тут твой бывший жених, - я не мог сложить пазл в одну целую картинку. Анна выдохнула, затем прикоснулась ладонью к моей груди, где сейчас лихорадочно стучало сердце. - Миша - это Кай, сын твоего брата. Его любимая была спасена им. Он отправил ее на землю и там она родила ребенка.
        - Тогда мои родители должны были знать об этом, - во мне вскипала ярость от того, как пришлось бедному парню жить среди чужих. Как бы то ни было, но кровь в жилах Миши - кровь моего брата, а значит он чувствовал, что был не совсем человеком. Он должен был это чувствовать с самого осознанного возраста. - Надо найти их и заставить рассказать нам обо всем, - я был нацелен на выяснение правды, но Аня покачала головой, останавливая меня.
        С одной стороны, я был рад, что в гневе не ринулся в поисках родных, чтобы расставить все по полочкам. Что еще они могли скрывать, кроме этой новости. Я уже не знал, кому мог доверять… среди моего мира оказались демоны, способные смотреть в глаза своему сородичу и нагло лгать, якобы скрывая горькую правду от остальных. С другой же, я не терпел не справедливости, и об этом знал каждый в Царстве Адовом. Даже Хранители… Воспитывая меня в строгости и по законам нашего мира, никто из них не ожидал, что я родился с повышенным чувством ответственности. Мне не наплевать на других демонов, и мне не все равно, что творится с гоблинами. Не перерождённые души не должны страдать, потому что для каждого есть место в моем мире.
        - Людовик и Кай просили передать, что Хранители замешаны во всем, что с нами происходит, - сказала Анна, окончательно раскалывая твердую опору под моими ногами. Все, во что я верил - рушилось на моих глазах, как карточный домик.
        - Почему Кай, или Миша, я не знаю кем был этот демон, - опешил я, хмурясь и злясь, - почему он хотел жениться на тебе?
        - По пути сюда, Миша признался, что наложил проклятье на помолвочное кольцо. Если бы я приняла его предложение, то сейчас мы бы не стояли тут и даже не знали, что могли бы полюбить друг друга, - тихо промолвила моя любимая, опустив свой взгляд мне на грудь. Она загрустила, и я ощутил ее эмоции, словно сам сейчас пребывал в негодовании. Поддев указательным пальцем ее лицо за подбородок, я побудил девушку взглянуть мне в глаза. Я не хотел терять с ней зрительной связи, ведь так наши узы скреплялись прочнее.
        - Аня, что такое, - тихо сказал, улавливая ее настроение. Ее щечки зарумянились.
        - Он сказал, что по-настоящему влюбился в меня, но также знал, что мы никогда не будем вместе. Соломон, Миша все знал о нас тобой, - шумно сглотнув, она помотала головой, - думаю, нам надо закрыть эту тему, потому что Миша был мне больше, чем друг. Там… на земле, он был единственной моей опорой очень долгое время. И потеряв его сейчас, мне сложно представить, что я была несправедлива по отношению к нему. Я просто не понимала всей сути.
        - Анна, дорогая, - я обнял ее, прижимая к себе и убаюкивая.
        - Я виновата перед ним, - всхлипнула девушка.
        - Нет, это не так, любимая. Никто из нас не виноват, - я отпрянул чуть от Ани и взглянул в ее синие, сапфировые глаза, сияющие от блеска непролитых слез. - Он поступил правильно, что привел тебя сюда. Я почувствовал освобождение от забвения. Это очень сильная магия, даже для простого демона.
        Затем в комнате Ани раздались гром и молния, а в куче дымки, кружащей в одном средоточии, вдруг появился Авраам - мой дядька. Он был очень взволнован и, увидев нас двоих, с облегчением выдохнул.
        - Черт, как я рад, что вы оба здесь, - Авраам шагнул вперед, и дымка мигом рассеялась. - Дела очень плохи, Соломон. Все вышло из-под контроля, мой друг, - пожав плечами, мужчина перевел взгляд на мою любимую и, ухмыльнувшись, добавил: - Моя королева… вам идет этот румянец на щеках. Значит, - теперь Авраам смотрел на меня, - договор полностью вступил в силу.
        - Да. Теперь мы с Анной законные муж и жена, - ответил я, скрывая любимую от глаз Авраама. Дядька хмыкнул, но никакой враждебности он не проявлял. Напротив, был обрадован, что события набирали такой оборот. - Но этот факт не отменяет того, что над нами кто-то решил провести ритуал. Как выяснилось, Кай - сын моего брата, все-таки родился на земле.
        Авраам насторожился.
        - Нет. Этого не может быть, - нахмурился мужчина, и теперь пришла очередь нам с Анной хмуриться от недоумения. - Это было очень давно, Соломон. Если мальчишка полудемон, он все равно не смог бы так долго прожить на земле. Вы оба уверены, что именно его и видели?
        - Да, - встряла Аня, повернувшись полубоком к Аврааму, частично разрывая наши объятия. - Все очень сложно, - сказала она, указав на своего кота, который теперь был ее спутником в моем мире. - Это Людовик, вы ведь знаете, и он использовал свой последний шанс. Он признал своего сына.
        - Да…, - протянул Авраам, затем в его глазах загорелись искры какой-то утраченной надежды. - Значит, все-таки твои дружки Хранители жестко нам лгали и внушали демонам, что нет в наших телах души. Сердце бьется не потому, что его питает кровь и заставляет работать, а потому что мы, как и люди, способны чувствовать любовь. Это оружие, Соломон. Вот же! Вот же я слепец! - негодовал Авраам, зачесывая свои белые длинные волосы назад. - Они водили всех нас за нос, и я повелся…, - с усмешкой выпалил он.
        - Нет, они бы так не поступили с нами, - я старался все-таки не впадать в отчаяние. Анна замешкалась в моих объятиях, и я полностью высвободил ее из своих рук.
        - Поступили, - тихо промолвила она. - Это их цель, не позволить найти настоящую любовь. Мы бы никогда не обрели счастья, живя по разные миры.
        Авраам подошел к нам двоим, и, положив руку мне на плечо, крепко сжал его, привлекая мое внимание на себя.
        - Нам пора сматываться отсюда. Скоро Хранители поймут, что забвение на вас не действует, и чары рассеялись. Если Кай и Людовик на нашей стороне, значит в их интересах было нам помочь. Я уверен, моя любимая все еще жива, а если нет, то ее душа по-прежнему в нашем мире, - мой дядька был безутешен, но он приготовился ко всему, что выпало бы на нашем пути.
        - Я хочу найти своих родителей, - сказал я. - Анна… любимая моя…, - я крепко обнял девушку, целуя ее в макушку. - Позволь мне уговорить тебя спрятаться от гнева и ярости Хранителей. Они будут беспощадны в своем решении.
        - Нет, Соломон, - твердо заявила Анна, - если я их королева, то они не посмеют причинить мне вреда. Разве этого они добиваются?
        Я засомневался. Чего добивались древние существа - не ясно. Но разлад между моим миром и миром мертвых есть, от него никуда не деться. Я ставил первостепенной целью защитить каждого жителя Царства, а значит и должен придерживаться своей идеи.
        ***
        Библиотека судеб пустовала. Все Хранители чудесным способом испарились и даже не осталось ни следа от их пребывания здесь. Авраам прошелся вдоль высоченных полок, и, найдя, что искал, загляну в шар-судьбу его Лолы. Мы с Анной стояли чуть поодаль от него и молчали.
        - Она была самой красивой на том балу, - с сожалением проговорил дядька. - Увидев ее, я влюбился и почувствовал первый удар стука своего сердца. Тогда я так испугался этого ощущения, что не сразу сообразил в чем дело. Я безумно любил путешествовать, был не только на Земле, но и в других мирах, о которых не всякому ведомо. Повидал многое, но Лолу я забыть не смог. Каждый раз, когда я думал о ней, то чувствовал жжение в грудной клетке.
        Авраам крутил шар-судьбу в своей руке и смотрел только на него. В отражении была заметна тоненькая, едва уловимая ниточка. Это означало, что душа Лолы очень истощена неопределенностью и вскоре могла исчезнуть навсегда, если так и не найдет своего предназначения.
        - Но… как так случилось, что вас разлучили? - Анна полна любопытства, и взглянув на то, что было в руках моего дядьки, она замерла.
        - Когда вы впервые встретились взглядами, - Авраам посмотрел на меня через плечо, - что ты почувствовал, Соломон? Анна, а вы?
        - Непреодолимое желание, - мгновенное ответил я. - Я потянулся к Анне, и желал ее.
        - Я почувствовала, словно меня пронзило током. Искра, от которой я долго не могла отойти, - призналась девушка. - И потом… Соломон мне снился во снах, словно был рядом со мной очень долгое время.
        - Вот, - подметил Авраам, улыбаясь, - именно это случилось и с нами. Только Лола избегала чувств. Она долго не признавала их, но потом… Я признался девушке, кем был и пообещал показать остальные миры. Будучи увлеченная знаниями, Лола пошла за мной. Мы много путешествовали, и она не верила своим глазам. Когда все стало заходить слишком далеко, мы оба признались, что друг без друга уже не сможем. Она открыла свое сердце и впустила меня. Это я привел ее в наш мир, познакомил с родными, затем ждал одобрения Хранителей. Но…, - Авраам с хрипотцой закончил последнюю фразу.
        Взглянув на нас двоих, ему было очень трудно произносить очевидное: Лоле не позволили остаться здесь. И вместо того, чтобы вернуть ее на Землю, девушка пожертвовала собой ради чего-то большего, чем просто любовь.
        - Я отчаянно продолжаю искать ее, Соломон. Уверен, ты бы поступил точно так же, - закончил Авраам, посмотрев на Анну. Я согласно кивнул, безмолвно подтверждая его слова.
        - Если их здесь нет, то мы должны предупредить остальных, - прочистив горло, я перешел к другой теме вопроса.
        Затем нас оборвал тихий стон, привлекая внимание троих. Мы замерли на месте, приготовившись к обличению. Анна встала позади меня, вцепившись ручками за лацканы моего пиджака.
        - Соломон…, - Хранитель простонал мое имя, зазывая. Мы с дядькой переглянулись, удостоверяясь в том, что оба расслышали чей-то голос. - Соломон, иди скорее сюда, кхе-кхе, - старик закашлялся, и я узнал его. Главный Хранитель.
        Рванув к его столу на втором ярусе, я остановился, как вкопанный на последней ступеньке лестницы, ведущей вверх. Раздался глухой шум удара, а потом обессиленная рука пала, обнаруживая своего хозяина.
        - Хранитель! - рыкнул я, скорее переоблачаясь в свое прежнее состояние и ринулся к нему на помощь. Старик был весь вымазан в крови - золотой крови, которая испачкала все его серое одеяние. Глаза Хранителя едва хватались за свет в нашем мире. - В чем дело? Что произошло? - подняв его на руки, я всматривался в угасающую жизнь.
        - Все события - иллюзия, мой Лорд, - простонал он, задыхаясь.
        - Что?
        - Оборотень в замке… он здесь…, - Хранитель посмотрел в никуда, дезориентируя меня и путая еще больше. - Соломон, я так ошибался…
        - Кто оборотень?! - взревел я, желая узнать правду. - Кто, скажи же?! - настаивал я.
        - Он здесь… он… здесь…
        И тело Хранителя на последнем вздохе превратилось в золотую пыль, взволнованную в воздухе облаком. Он испарился на моих руках, а на них по-прежнему была его кровь.
        - Анна, - промолвил я. - Анна! - уже закричал, но стоило посмотреть вниз с верхнего яруса, ни моей любимой, ни дядьки уже не оказалось в библиотеке судеб. Я убью его… Убью! Авраам предал меня. В очередной раз, он предал меня, внушая прекрасную историю о своей Лоле...
        ГЛАВА 35. Соломон
        - Я накажу каждого, кто причастен к похищению моей жены! - взревел я, созвав всех демонов Царства Адова.
        Мои родители стояли в стороне, боясь гнева сына. Мама несколько раз пыталась вызваться на разговор, но я не желал сейчас слушать кого-либо. Моя Анна… моя королева была похищена прямо из-под носа, пока я пытался помочь Хранителю. Теперь же, оставшись без старейшины, никто из его последователей не шел на прямой контакт. Библиотека судеб закрылась от наших глаз, и больше для демонов не было доступа к их судьбам. Это очень ударило по доверию ко мне со стороны элиты. Но разве я виноват, что все пошло наперекосяк? Я полюбил девушку с Земли, привел в свой дом, возжелав построить настоящую семью - ведь имел право на счастье, как и каждый, кто прямо сейчас смотрел на меня, облаченного в настоящую ипостась - демонскую сущность.
        - Соломон, - из толпы выкрикнул темноволосый демон, обнимая свою взволнованную беременную демоницу, - что ты намерен делать? Хранитель мертв, оборотень бродит в нашем мире. Это не есть хорошо, ты ведь сам знаешь!
        - Знаю, Трой, - согласно кивнул ему, затем глубоко вдохнул и выдохнул, примая человеческое обличие. - Тот, кто использовал заклинание переобращения в запретное тело, не имеет больше права быть среди нас. Я сделаю все, чтобы этого демона наказали по всей строгости наших законов. - Сделав шаг вперед, я повысил голос и добавил: - мне нужна помощь.
        - Какая? - встрял мой отец, и я обернулся к нему.
        - Хранитель сказал, что все события иллюзия, - осторожно начал я, заприметив, как изменилось выражение лица моей матери. Женщина опустила глаза в пол, и я почувствовал резкую смену ее настроения. Моя мать волновалась. Впервые, женщина которой не ведан страх - испугалась. Мой отец нахмурился, явно уловив перемену, витающую в воздухе; он искоса бросил взгляд на жену, затем остолбенел. Отец слышал мысли матери, но только не я… Чтобы не привлекать излишнего внимания остальных демонов, я продолжил, только более скептически, чем прежде: - я намерен выяснить, о чем говорил старик, оставляя мне подобное заявление. Но я предупреждаю вас, жители Царства Адова: любой, кто имел отношение к похищению моей Анны, будет наказан лично мной, - последняя фраза прозвучала очень грубо и жестоко, но она возымела эффект, которого я добивался. Внушая толпе о своем могуществе, ведь таким был я - справедливым и не принимающим вранья.
        Каждый присутствующий затаил свое дыхание, ощутив мой гнев… мою ярость, готовую в любую секунду обрушиться на Царство.
        Демоны разошлись по своим домам, покинув двор моего замка. Мама и отец оставались со мной. Я всматривался вдаль, желая увидеть силуэт Анны, вдруг бы заметил ее русые волосы среди тьмы, окутавший мой мир. Иллюзия… я безумно боялся этого явления, ведь какая точка в истории стала отправной, чтобы свершилось заклятие, я не знал. Но ведь сердце бьется не переставая, а значит чувство истинной любви я познал, и Анна существовала, а не была плодом моего воображения. Я попытался сконцентрировать свои внутренние ощущения, быть может, так мог понять, где моя Анна, и что с ней происходило в данный момент. Но больше всего я злился, что Авраам - дядька, которому я доверял каждое слово, сумел предать меня.
        - Сын, - отец одернул меня, тем самым я мигом переключился к тому, что происходило в данный момент. Он подошел ко мне и похлопал по плечу, сопереживая. - Я очень расстроен событиями.
        - Это мягко сказано, - буркнул я, по-прежнему смотря только вдаль, где красовался темный лес, а в нем, будто светлячки - гоблины. Они передвигались изо дня в день, накручивая круги. Безмятежность их действия длилась вечность, и прямо сейчас я вдруг осознал, что подобной участи не пожелал бы никому. - Надо проверить лес, - сказал я.
        - Думаешь, Анна там? - голос отца дрогнул, и я перевел взгляд на него, недоумевая сменой настроения.
        - В чем дело? - осторожно задал вопрос, боясь переступить границу личного. - Что тебя беспокоит, отец?
        - Меня беспокоит только одно, сын мой: ты безумно влюблен. Я вижу то, что было когда-то с Людовиком. И не хочу потерять еще одного сына. Не переживу, - тихо промолвил он, обратив внимание на маму. - Геральда, иди сюда к нам. Прошу, - отец настаивал.
        Моя мать вздернула высокомерно свой подбородок, но потом все-таки не могла ослушаться отца и подошла к нам двоим.
        - Ты должна рассказать Соломону…, - тон отца был непреклонен, не терпящий отказа. Мама замялась, заупрямившись.
        - Мам… если ты что-то знаешь о местонахождении Анны и Авраама, где он удерживает ее…, - мой голос надломился, - прошу, не скрывай от меня. Я люблю Аню. Всем своим сердцем, которое теперь бьется только потому, что она сумела полюбить меня таким, каков я есть. Разве ты не хотела счастья для своих детей? Для Людовика? Ты хоть знаешь, что кот, бродящий по замку, стал спутником Ани?
        Мама с удивлением посмотрела на меня, вскинув обе идеальных брови. Нет. Она не знала этого.
        - Да, и только благодаря ему, моя королева оказалась здесь. Точнее, благодаря Каю. О нем вы оба хоть что-то знали?
        Бывший король-демон и его супруга ошарашено уставились на меня, хватая ртом пропитанный пеплом воздух.
        - Что? О ком ты? - поспешно выпалила мама, разоблачая себя.
        Я предполагал, что их внезапные путешествия были вовсе не из-за поисков ее нерадивого братца-неудачника, а потому что оба, и мать, и отец, посещали Землю, чтобы видеть, как жил Кай среди людей. Подойдя к женщине, я взял ее за обе руки и крепко сжал, но не причинял боли.
        - Почему вы оба молчали столько лет, - тихо сказал я, глядя пристально ей в глаза. - Зачем утаили от меня?
        - Сынок, - отец приобнял мать, защищая ее от моего карательного взгляда и обвинения. - Кай - полудемон. Он родился на Земле, не в нашем мире, и потому мы не могли его забрать. Жена Людовика погибла при родах, а мальчика отдали в другую семью. Но он всегда был под контролем, - бывший король поспешил оправдаться, что не бросали своего внука. Я был зол. Отпустив мать, я отошел от них обоих на приличное расстояние. Меня изрядно разрывало на части от того, как они обвели практически каждого вокруг пальцев.
        - Соломон, - всхлипнула мать, протянув свою руку, а другую прижав к груди. Ее фальшивые слезы меня больше не трогали. - Как бы мы привели мальчика в наш мир? Там он обрел семью, любящую и заботливую. Мы не имели права отнимать у тех несчастных людей надежду. Кусочек счастья... потому что те не могли иметь своих детей. Нам с Самуилом пришлось нелегко, ты не смеешь осуждать наши действия! - да-да, мама решила использовать именитое нападение, когда чувствовала, что была виновата.
        - Вы бросили его, - зло рявкнул я, останавливая ее всхлипы и бурчания под нос. - Кай должен был расти среди своего мира. Среди демонов. А теперь он морочит головы земным девушкам, в том числе под чары его заклинаний чуть не попала Анна. Кто станет нести ответственность за его действия? Людовик? Кот, которые более никогда не обратится в демона. Стоила ли его любовь такого наказания, мама?
        Геральда замолчала, но гордо принимала каждое мое слово. Мои нападки были несправедливы лишь потому, что я не имел права осуждать их решение. Но какое теперь мне дело, когда на кону жизнь моей любимой.
        - Не стоила, - сухо сказала она, - но никто не предполагал такой исход событий. Я не знаю, кто причастен к похищению твоей жены, - мама запнулась, осознав, что приняла мою Анну в качестве своей королевы, и я был этому рад. - Но, Соломон, я прошу тебя об единственном: не надо приплетать Кая к трагедии. Он не виноват, сынок. Мальчик, итак, потерян для нас. Он граничит между двумя мирами, и, поверь, ему очень тяжело быть среди людей, и в то же время знать, что родные тут в Царстве Адовом, а там у него нет совершенно никого. Его приемные родные все давно умерли, Кай один сам по себе.
        - Значит, он уже бывал тут ранее?
        - Нет, - мама отчаянно замотала головой, и тогда я перевел взгляд на отца, который никогда мне прежде не лгал.
        - Нет, Соломон. Мы не приводили его сюда, - тон отца был совсем поникшим.
        - И все-таки Анну он смог переместить через портал, - бросил я, удивляя обоих демонов. Геральда и Самуил опешили, переглянувшись друг с другом, а потом выжидающе перевили взгляд снова на меня. - Я попросил Хранителя помочь мне. Из-за угрозы мне пришлось расстаться с Аней, но так бы думала только она… не я. И все же чары быстро развеялись, когда Кай напал на девушку, тогда-то Людовик пришел ей на помощь и уговорил своего сына принять другое решение.
        - Ох! - воскликнула Геральда. Моя мать не верила мне на слово. - Соломон, этого не может быть! Людовик не способен переоблачаться. Он погиб…
        - Но использовал единственный раз, который сумел сохранить для чего-то большего, - закончил отец, сложив ситуацию в полноценную картину. Я подтвердил лишь кивком, потому что подходящего слова у меня не нашлось.
        - Мы проиграли очередное сражение, Самуил, - жалобно простонала мать, утыкаясь носом в грудь отца.
        Она горевала по сыну, которого оба не сумели спасти, переживали за внука, ведь он никогда не узнает, кто его родственники и чьему роду он принадлежал. И теперь они теряли меня, потому что я намерен биться до последнего вдоха, потому что полюбил девушку, ради которой готов на всё.
        - Я должен созвать армию, - спустя минуту сказал я, разрывая момент, который слишком давил на всех нас. Мать и отец напряглись, выражаясь волнение на своих лицах. - Демоны должны быть готовы. Мы пойдем в леса… я должен убедиться, что не перерожденные души не имели никакого отношения к похищению Ани.
        Краем глаза я заметил чью-то тень, словно некто не желал своего обнаружения. Я замолчал резко, и потому оба моих родителя обернулись на мой пристальный взгляд, так же приготовившись к нежелательной встрече с гостьей. Отчего-то я знал, кто прятался и нагло подслушивал.
        - Азада! - властный тон моего голоса прозвучал эхом по всему двору замка. - Выходи, я видел твой силуэт.
        - Ты уверен, что это она? - нахмурился отец, повернувшись ко мне лицом. Я ничего не ответил, не желая выпускать из виду демоницу, отчаянно желавшую стать моей женой. Она была в поле моего подозрения первой, и потому наглое подслушивание лишь не прибавляло ей шансов остаться невиновной. - Соломон, ты бредишь. Азада никак не могла быть здесь. Ее родители намерены реабилитировать дочь в глазах элиты. Ты ведь сам послал ее к Хранителям, чтобы она прошла обряд на подтверждение своей невинности.
        - Да, сынок, - встряла мама, так же с непониманием посмотрев на меня.
        Я же застыл на месте, сложив все как дважды два. Затем мгновенно переоблачившись, я тьмой рванул к Азаде, укрывающейся от моих глаз. Демоница заторопилась, почувствовав угрозу, затем сама приняла свою ипостась… только вот совсем не демоницы, а… оборотня, черт возьми!!!
        Оборотень - Азада! Как я вообще мог не заметить ее истинной сущности, и кто посмел помочь демонице применить карающее заклятие. О чем Азада только думала, ведь отныне и навеки она останется изгоем в моем мире.
        - Азада! - рыком взревел я, нагоняя её. Тьма все мощнее сгущалась вокруг меня, и по мере приближения к демонице, меня все сильнее подпитывала ярость мщения. - Азада!!! - второй раз окликнул ее, но она совершенно не реагировала на мой громоподобный крик. Ее имя звенело в ушах, а в глазах горело огнем, подобно лаве. Безумие погони охватило меня с головой, и я продолжал преследовать демоницу, пока та не скрылась за высокой стеной, граничащей с началом лесного массива. Я резко замер на месте, но продолжал выслеживать Азаду.
        Демоница-оборотень остановилась, почувствовав, что угроза миновала. Призрачная надежда в ее глазах вдруг вспыхнула ярким блеском, и я заметил ее нравный кивок, словно она таким образом обыгрывала свое сражение со мной.
        - Тебе не скрыться от меня, - сказал я, развивая тьму от себя.
        - Я и не скрываюсь, Соломон, - ответила Азада, вновь переоблачаясь в привычное тело демоницы. - Я ведь люблю тебя, мой Лорд, и никогда не смогу разлюбить. Ты моя судьба, и я обязана бороться за тебя, - выкрикнула она, срываясь на гнев. Нотки ревности витали вокруг нас, разделенных стеной и приличным расстоянием.
        - Ты должна отпустить Анну, если желаешь доказать свои чувства ко мне, - я принял правила игры, используя ее слабость. Азада ухмыльнулась, покачав головой. Ее длинные волосы каскадом накрыли лицо, а взгляд ее ярко желтых глаз меня озадачили. Разве у оборотней такой он? Испепеляющий. Надменный и гордый. Азада не любила меня, это все иллюзия. Это чувство ей внушили.
        - Там, куда я их отправила, им будет хорошо обоим! - закричала демоница. - Авраам солгал мне! Солгал всем, что я останусь такой, какой была! Я не стала прежней, мой Лорд! - она от отчаяния начала суетиться и бродить туда-сюда, запрокинув за голову руки. - Соломон, я никогда не стану прежней…, - захныкала она.
        - Что с тобой произошло? - я предпринял другую попытку разговорить Азаду, и внести ясность в наш напряженный диалог. - Почему ты думаешь, что никогда не станешь прежней?
        - Потому что я умерла, мой Лорд, - хныкнув, промолвила она. Остановившись, как вкопанная, Азада уставилась на меня, а по ее щекам потекли желтые слезы. Как кровь у Хранителя, когда он умирал на моих руках. Что за чертовщина, черт побери!? - Не иди за мной, Соломон. Ты все равно проиграешь. Я предупреждаю тебя лишь раз, иначе твоя Анна больше никогда не найдет дорогу в мир Царства.
        - Что ты сделала с ней?! - я сделал шаг, на что Азада оскалилась и вновь приняла облик оборотня.
        - Подумай, Лорд, - она насмехалась надо мной, - прежде чем свершишь роковую ошибку. Анна всегда рядом с тобой, Соломон, и также далеко, словно её никогда не существовало...
        Азада умчалась в темень леса, скрываясь из виду. Не перерожденные души кинулись в рассыпную, но я заметил, как несколько отделились от общей толпы и направились к замку...
        ГЛАВА 36. Анна
        Я касалась невидимой стены, ощущая присутствие Соломона рядом. Моя ладонь замерла в пустоте, но холод, которым опалило руку, словно жалил кожу, и мне пришлось одёрнуть кисть. Я прищурилась, желая разглядеть в странном помутнении ясный облик своего мужа… своего любимого мужчину, ради которого была готова на всё.
        - Анна! - закричал он, выглянув из-за перил в библиотеке судеб.
        - Я здесь, Соломон! - отозвалась я, помахав рукой, но мой Лорд меня не видел. Затем чьи-то руки обхватили меня за талию и поволокли против силы на выход из огромного помещения. - Авраам! - я начала отбиваться, думая, что именно он стал тем, от которого мы скрывались. Оборотень.
        Оглянувшись кое-как, я уловила силуэт теней, но никак не оборотня. В своем воображении я рисовала волка, ведь на Земле мы привыкли считать, что это они - те оборотни, о которых слагают книжки фэнтези. Но нет… ох, как мы ошибались. Это демоны, только вот обличие их безумно безобразное. Изуродованное. Ядовитый оскал пасти привел меня в такой ужас, что я не сдержала своего крика.
        - А! Помогите мне! Отпусти меня! - вновь предприняла попытку выбиться из цепких лап; когти изуродованного демона впились мне в кожу, причиняя дикую боль. Я опустила взгляд туда, куда вонзались иглы, и заметила, что сквозь белую рубашку пропиталась моя кровь. - Остановись же! - воскликнула я, вцепившись в кисти демона.
        Затем тьма резко развеялась и перед моим взором вдруг оказалась Азада. Она отшвырнула меня от себя. Я так сильно ударилась попой о землю, словно дух вышибло из груди, и я закашлялась. Ухмыльнувшись, Азада приподняла свою руку, на пальцах которой все еще была моя кровь. Переоблачившаяся демоница закатила глаза и облизнула пару пальцев, пробуя ее на вкус. Как кошка замурлыкала и даже впала в некий экстаз. Я еще больше перепугалась, тяжело дыша и поднимаясь с земли. Где же Авраам?
        Пристально глядя мне в глаза, она начала ходить вальяжной походкой туда-сюда. Я еще раз оглянулась кругом, не понимая, где находилась и почему Соломон не услышал моего зова. Азада рассмеялась, закатив глаза, будто вся ситуация забавляла ее с лихвой.
        - Что ты сделала с Авраамом? - осторожно задала ей вопрос.
        Обхватив саму себя, будто могла таким образом защитить себя от ее яростного взгляда и мыслей, которыми она явно могла устроить козни. Азада резко выпрямилась и смеха будто вовсе не было. Эхо мгновенно испарилось в пространстве, которое напоминало мне то самое место, куда меня приводил Соломон на наше первое свидание. Этот уголок был личным храмом Авраама, ведь его любимая тоже была с Земли.
        - Ничего, Анна, - зашипела она неестественным голосом. - Просто-напросто на некоторое время отправила его в спячку. Он вон там, - она указала своим наманикюренным моей кровью когтем чуть поодаль от нас.
        И я действительно разглядела силуэт мужчины, витающего в воздухе. Это был Авраам, погруженный в сон. Дядька Соломона так же подвергся нападению со стороны Азады, чьи помысли все еще оставались для меня тайной. Я очень удивилась и ужаснулась одновременно, что именно она была оборотнем, снующей по замку в то время, пока со мной и Соломоном происходили невероятные события.
        - Ох, чёрт…, - выругалась я, сделав шаг вперед, будто тело само уже рвануло наперед, вызволять мужчину из оков заклятия, наложенного Азадой. Но демоница меня опередила, преградив путь собой. Покачивая пальцем туда-сюда, она играючи мне дала понять, что тут хозяйка положения только она. - Отпусти его, Азада, - без капли обвинения промолвила я. Главное, выйти на разговор с демоницей и понять, почему Соломон меня не увидел в библиотеке у Хранителей.
        - Еще чего, - фыркнула она, - пусть пока поспит. Ему полезно. Он ведь мечтал стать простолюдином, обрести душу. Почему все демоны-мужчины желают обрести душу, Анна? - теперь Азада уставилась на меня. Судя по всему, молчать мне нельзя, иначе она могла бы и на мне отыграться, а так помощи от меня Соломону - никакой.
        - Может, потому что чувства гораздо дороже, чем никчемное существование столько лет? - осторожно предположила я, но в ответ получила истерический хохот демоницы.
        - Нет! Ты! - Азада наставила на меня указательный палец, а я сделала пару шагов назад, опасаясь ее гнева. - Анна… моя дорогая Анна… - демоница вновь заходила походкой кошки, поглядывая на меня задумчивым и в то же время провоцирующим взглядом. - Соломон был предначертан мне судьбой, но ты же… Зачем ты появилась на его пути, а? Ведь тогда бы все жили долго и счастливо. Скажи, Анна, сейчас ты счастлива?
        - Да, - сказала, как отрезала. Не раздумывая ни секунды. Азада не ожидала моего скорого вердикта, и потому, чуть притормозив, она задумалась, подперев рукой свой подбородок.
        - Интересно, - выдала, наконец, - но шар-судьба был пропитан твоей слабостью. Я держала его в руках, и знаешь что, - намеренно сделав паузу, Азада по-хищнически ухмыльнулась. - Ты смертна. И никогда не станешь одной из нас.
        - А я и не желаю становиться демоницей. С чего мне лишаться души, если вы - демоны так за нее сражаетесь? - я гордо вскинула подбородок, и поняла по выражению лица Азады, что ее моя фраза очень больно задела. Я видела, как промелькнула зависть во взгляде демоницы от того, что она никогда не познает полноты своей души в теле.
        - Тогда отпусти Соломона! - взревела Азада, оглушая меня своим криком. Я схватилась за голову, защищая от острой боли свои уши. Опустилась на землю и пригнулась, спасаясь от ярости демоницы. - Он - мой! Мой Лорд всегда будет моим!!! Ты проиграла, Анна!
        - Это не так! - замотав головой, я не отступала от своего мнения. - Он - мой муж не только по договору, а потому что я выбрала его. Я люблю его, а ты никогда не познаешь любви и не сможешь подарить ему самое ценное - свое сердце. Бьющееся сердце, которое наполняет чувством тебя саму!
        Азада так внезапно оказалась рядом со мной, что я аж вскрикнула. Демоница схватила меня за горло и приподняла с земли. Я для нее не весила ничего. Как же обидно, что я не обладала никакими силами в Царстве своего мужа. Абсолютно беззащитна, и потому не способна уберечь даже себя саму, не говоря о нем.
        - Тогда я вырву твое сердце, Анна, - зло бросила Азада, касаясь ладонью моей блузки. Я замешкалась, но тут же ухватилась за ее правую руку и стала от себя практически отдирать. Демоница вонзила свои когти мне в кожу, впиваясь ими и царапая.
        - Ах…, - вырвалось у меня, но, сожмурив глаза, я продолжала бороться за себя.
        - Зачем ты сопротивляешься? Разве не проще себе облегчить страдания, Анна? - тьма вновь окутала нас обеих, а лицо Азады теперь превратилось в искаженное, ужасное зрелище.
        - Ты видела себя в зеркало?! - хрипло простонала я, задыхаясь в ее крепкой хватке. Азада засомневалась. - Как тебя такую возможно полюбить, если ты не только внутри ужасна, но и снаружи?
        Азада зарычала и вновь отбросила меня от себя подальше. Я едва отдышалась, но была благодарна судьбе, что смогла избежать расправы над собой. На блузке остались пять окровавленных точек, подобно кисти демоницы, возжелавшей вырвать мое сердце. Тем временем сама Азада начала исследовать свое лицо, ощупывая его очень медленно и осторожно. Это казалось безумием, но она заплакала. Ее слезы были не прозрачными, а цвета расплавленного золота - они даже сияли. Когда я все-таки встала на ноги, то тихонько медленными шагами добралась до Авраама. Дернув мужчину за ногу, думала могла бы его так разбудить, но нет.
        - Ты правда считаешь меня ужасной? - Азада отыскала меня взглядом, и посмотрела так, словно она вновь стала той самой демоницей, которой когда-то была.
        Я замерла, как вкопанная. Но, казалось, демоницу уже не заботило то, что я намеревалась сделать. Сейчас у нее на уме только ее внутреннее состояние, я бы сказала, что Азада искала себе оправдания.
        - Ты - оборотень, Азада, и причиняешь боль не только мне, но и Соломону, - тихо произнесла я, и демоница вновь разревелась, опустившись лицом в свои ладошки.
        - Я не хотела, - она проревела нечеловеческим стоном, - но я люблю его, Анна. Давно люблю.
        - Если любишь по-настоящему, то должна уважать его выбор, - сказала я.
        - НЕТ!!! - вновь вернулась та демоница, от которой по всему телу шли мурашки, потому что я боялась ее. - Выбор - это судьба, и она уже давно предрешена, Анна.
        Демоница облачилась вновь в свою нынешнюю ипостась и испарилась в пространстве, оставив нас с Авраамом черте где.
        ***
        Я бродила по местности, думая и гадая, что происходило в данный момент с моим Лордом. Ощущения стали походить на вечность, в которую я угодила на долгий срок. Даже заклинание забвения не были для меня столь мучительными, как то, где я оказалась по прихоти Азады. Кто бы только подумал, что ревность поглотит демоницу, и теперь она завладеет всем, что так дорого мне. Царство Адово не станет моим домом, но мой дом там, где сам Соломон. Разве не в этом познается любовь? Ведь только истинные чувства приводят к балансу каждого, кто хотя бы раз сталкивался с подобными испытаниями. Любовь, и вправду, сильное испытание для пары.
        Бесконечная дорога в тайнике Авраама напоминала мне карусель… я шла… шла… шла… и все равно возвращалась к нему, висевшему в воздухе. Несколько раз пыталась одернуть мужчину вниз и хорошенько встряхнуть его, чтобы привести в чувства, но тщетно. Азада не просто так околдовала Авраама, значит только он способен был найти выход из бесконечного лабиринта.
        Сев рядом, я уставилась в одну точку, но отчего-то все же чувствовала присутствие Соломона. Его аромат духов преследовал меня, и каждый раз, когда я протягивала руку вперед, будто намеревалась ухватиться за эту ниточку, она все равно ускользала, а потом появлялась вновь.
        - И что же мне теперь делать? - я высказалась вслух, утопая лицом в ладошки.
        - Ничего, Анна, - женский тонкий голосок ошарашил меня, и я, встрепенувшись, мигом вскочила на ноги.
        - Кто здесь?! - сердце зашлось ходуном от резкого скачка адреналина, и сколько бы я не вертелась кругом, я никого не видела возле себя. - Кто?! Отзовитесь же, пожалуйста, - меня дико нервировало ощущение, будто я начала бредить. Ведь время наверняка для меня остановилось, или напротив стало быстротечным. Сколько Соломон отдаст своих сил, чтобы отыскать нас с Авраамом неведанно где?
        - Я здесь, Анна, - вновь этот голос, но только уже гораздо ближе, чем прозвучал впервые.
        - Я не вижу вас, - рвано ответила я, начиная паниковать. Прижавшись ближе к Аврааму, я насторожилась.
        - Не нужно меня бояться, моя королева, - нежно прозвучало и вовсе не с насмешкой, а даже с уважением. - Я - Лола…
        - Ох… Лола? Та самая Лола?! - я воскликнула от неожиданности. И тут как по повиновению волшебства передо мной предстала совсем юная девушка. Жена Авраама - Лола. С кудряшками и румянцем на щеках. Она ласково улыбалась мне, а ее карие, цвета янтаря, глаза искрились счастьем. Лола закивала мне в ответ, и мы обе кинулись в объятия. Она не иллюзия и не вымысел моего разума. - Боже мой! Это невероятно, Лола! Авраам так счастлив будет, когда узнает, что… - но Лола уже смотрела на своего возлюбленного. С ее милого личика сошла улыбка, а на глазах навернулись слезы.
        ГЛАВА 37. Анна
        - Азада намеренно его отправила в забытие, - поникшим голосом произнесла Лола, неотрывно глядя на своего любимого мужчину. Она близко подошла к витающему Аврааму в воздухе, легонько коснулась его ноги, и, закрыв глаза, прошептала: - я здесь, Авраам. Так близко и так далеко, любимый.
        Комок в моем горле образовался мгновенно, оттого что я так же была далека от Соломона. Где он сейчас?
        - Неужели нам нельзя его вывести из этого состояния? - спросила я, надежда во мне не угасала. Я верила, что любое заклятие можно развеять, только знать бы как. Но Лола опередила меня и покачала головой, смягчая доброй улыбкой правду.
        - Нет, Анна. К сожалению, в зазеркалье никакие способы не действенны, - промолвила она, а я ухватилась за слово «зазеркалье». Это еще что такое, черт побери? Нахмурившись, я осторожно полюбопытствовала, что это значило, и Лола ответила: - это мир, в котором время никогда не имело значения. Условно говоря, тут все бесконечно. Мы, как потерянные души, пребываем в пограничном состоянии, моя королева.
        - То есть, мы умерли?! - испуганно воскликнула я, не веря ушам. К этому я точно не была готова, так скоро оставить своего Соломона из-за проходимки Азады.
        - Нет-нет! - поспешила меня успокоить Лола. - Только я, - осторожно добавила она, окончательно путая мои мысли.
        - Лола, мне так жаль…, - протянула я, искоса поглядывая на Авраама. Как ему будет сложно об этом узнать. Быть тут… рядом с любимой, и не иметь возможности еще раз свидеться с ней. Но Авраам же рассказывал, что не просто так раздобыл Лунную пыль, вдруг она и вправду поможет вернуть Лолу?
        - Что ты, Анна, я уже смирилась со своей участью. По крайней мере я знаю, что те души, которые теперь наполняют Царство Адово - могут считать себя полноправными жителями. Им тоже нелегко, поверь на слово, - хохотнула Лола, и тем она мне еще больше импонировала.
        Не каждый способен принять волю судьбы. Но расстраивать девушку мне не хотелось от слова совсем, ведь гоблины жили в лесу, превращенные в заблудшие души, не имеющие своего угла среди демонов Царства. Казалось, Лола заподозрила что-то неладное, и, внимательно одарив меня своими янтарными глазами, ¬ - всё поняла без слов. Я лишь кивнула, потому что было очень трудно произносить вслух ужасные вести.
        Лола вновь испарилась в пространстве, и я не на шутку перепугалась, оставшись тут снова одна. Было одиноко и холодно. Как бы я сама себя не обнимала, теплом это было назвать лишь с натяжкой. Ох, Соломон… я надеюсь, что ты слышишь мои мысли и уже знаешь, где я. Бродя по кругу рядом с Авраамом (от него не отходила только потому, что переживала - вдруг так же испарится как новоявленная Лола), я испытала гамму разнообразных ощущений, начиная от печали и заканчивая тоской, злость и раздражение за свое бездействие. И потом, оказавшись в зазеркалье мира, неужели отсюда не было выхода совсем? Ведь Азада каким-то образом избежала участи остаться тут навечно, как я например. Если моя душа все еще принадлежала мне, и я вовсе не умерла, то выход однозначно был, оставалось просто внимательнее рассмотреть то, где я находилась.
        « - Анна…,» - кто-то издали произнес мое имя, зазывая. Я закрыла глаза и прислушалась к голосу, доносившегося эхом в воздухе. - Любимая…
        Ох… это же Соломон! Но почему его тон такой едва уловимый? Опешив от счастья, что любимый Лорд меня услышал, я рванула, куда глядели глаза, но дорога никак не заканчивалась, и я продолжала бегать по кругу. Запыхавшись, я остановилась рядом с Авраамом и расплакалась. Это пытка. Вот точно изверги так испытывали своих пленников, заставляя их верить в чудо, которого никогда не случилось, даже если была призрачная надежда. Но ей свойственно лишь лихорадить разум человека, а не помогать справляться с проблемами.
        - Я здесь, - прошептала я, - здесь, Соломон. В зазеркалье. Если ты все-таки слышишь меня, или можешь прочесть мысли - я жива, любимый.
        Сев на землю, я свернулась калачиком и сцепив руки на коленках, уткнулась лицом в них и просто попыталась абстрагироваться. Даже Лола не выдержала пытки; девушка оставила нас с Авраамом здесь. Но я не винила ее ни в коем случае - она не заслужила моих обвинений за слабость, потому что это совершенно не так. Отдав свою душу взамен для свободы других - это подвиг. Аврааму повезло полюбить такую сильную духом девушку. На то мы и земные! Эта мысль меня приятно порадовала.
        - Анна, - мягкий голос Лолы убаюкивал. Коснувшись легонько моих плеч, девушка облокотилась о него. Я прильнула к ней, безмолвно благодаря за то, что она нашла в себе силы и вновь вернулась ко мне. - Я помогу тебе выбраться, слышишь?
        - Как? Ты ведь сказала, что нет отсюда выхода, - устало прошептала я. Затем мы понимающе обменялись взглядами. Улыбка Лолы была светлым лучиком среди этого непонятного зазеркалья. - Хочу домой, Лола.
        - Понимаю, - промолвила она.
        - Нет, не в Царство. А на Землю. Хочу, чтобы снова все стало на свои места. Но… Соломон… знаешь, я его полюбила. Сопротивлялась из последних сил, и все-таки полюбила демона. Что делать и как бороться с чувствами? - я выдохнула, смотря прямо перед собой.
        - Зачем бороться с любовью, моя королева? Это ведь самое прекрасное чувство, которым нас наделила природа, - Лола не казалась обозленной за свою судьбу, и она сияла, даже зная о том, что навсегда потеряла нить с нами. - Просто знай, Анна, демоны Царства не все познали любви, и потому они боятся ее, как огня. Это чувство самое сильное и с ним трудно бороться. Понимаешь теперь, о чем я говорю. Ни Авраам, ни Соломон и даже Людовик… никто из них не устоял перед ощущениями, которые испытали, увидев свои сужденные половинки. А те, кто продолжал бороться - просто переставали быть настоящими.
        - Тогда почему они боятся любви? - не унималась я.
        - Потому что тогда становились слабыми, Анна. Вот почему. Душа… дело в ней, а демоны не хотят быть уязвимыми. Послушай свое сердце, дорогая. Что оно шепчет тебе?
        - До последнего не сдаваться и защищать любимого, - сразу нашлась в ответе, словно я знала, что мне будет задан подобный вопрос. Кем угодно, но честь предстала Лоле. - А что с Авраамом? Я не могу оставить его тут, Лола.
        Теперь настала очередь Лолы смотреть в никуда. Столько эмоций пронеслось на ее лице, распознать которые оказалось слишком трудно. Казалось, девушка боролась теперь сама с собой. Задумавшись, я представила себя на ее месте, и тут же отмела эту мысль, потому что подобного никому бы не пожелал, даже своему врагу.
        - Я присмотрю за ним, - после пару минутного молчания, произнесла она.
        - Может, дождемся Азады? Неужели она не вернется? - засомневалась я. Отчего-то я распереживалась за дядьку Соломона, в таком состоянии и с призраком своей любимой как долго они оба пробудут здесь.
        - Азада - оборотень, и с каждым своим переобращением она все дальше отдаляется от сущности демона, - объяснила Лола. Но я все равно не понимала, почему Азада не могла оставаться самой собой. - Мы с тобой привыкли думать, что оборотни отродясь волки, - усмехнулась Лола, подловив меня на мысли, с которой я долго не могла расстаться. - Но тут не так. Азаду убили в Царстве, но потом кто-то помог ей вновь ожить с помощью заклинания. И если честно, она не справилась с последствиями своего переобращения. Ничто не должно нарушать баланс между миром живых и миром мертвых. И этот закон поддерживается даже здесь, - закончила Лола, расставив все по местам.
        - Значит этот некто использовал магию? Так выходит?
        - Именно. Со временем ты разберешься с понятиями, - лукаво подмигнула Лола.
        - Скажешь еще, - отшутилась я, но Лола вмиг посерьезнела. - Что такое?
        - Вы ведь скрепили свой брак первой любовной ночью? - она не постеснялась задать мне слишком личный вопрос, от которого я раскраснелась, как помидор.
        - Да, - со смущением промолвила, разрывая зрительный контакт с Лолой. - Эта ночь была самой прекрасной в моей жизни, - созналась я. - И хоть Соломон пытался меня от себя отдалить…
        - Но у него ничего не вышло, - закончила жена Авраама, знающе кивнув раз. Я подтвердила ее догадку. - Это потому, что вам по праву суждено быть вместе и какие бы преграды и испытания не выпадали на вашу долю - вы все равно будете вместе.
        - Тогда этому нет логики, Лола, - нахмурившись, сказала я. Лола удивилась. - Да, смотри, ты говоришь о судьбе, но ваша вас с Авраамом так жестоко развела по разные стороны. Ты - призрак, а он, - я осеклась, посмотрев на Авраама. Я была слишком жестока с девушкой, ох… - прости…
        - Нет-нет, все нормально, - заверила она, - продолжай.
        - Просто я хотела сказать, что судьба слишком несправедливая и коварная дама. Кого-то не щадит и разводит, - я махнула на нее и Авраама рукой, безмолвно указывая на них обоих и их ситуацию. - А нас с Соломоном продолжает испытывать и сводить.
        - Ох, Анна… все в жизни имеет свою цель, - сказала Лола. Затем девушка поднялась на ноги и протянула мне свою руку. - Идем, я выведу тебя из этого бермудского треугольника, - пошутила она.
        Когда я вложила свою руку в ее, то почувствовала небольшое покалывание на ладошке. Вдруг все кругом заискрило и нас занесло в водоворот, лучи которого переливались радужными бликами. Витая в неопределенном пространстве, я так крепко вцепилась в обе кисти Лолы, что побоялась оставить отметины на ее облике, но девушка сама не отпускала меня. Как только туман рассеялся и мои ноги коснулись мягкой зеленой травы, Лола на прощанье послала мне улыбку и испарилась в воздухе. Яркое солнце ослепило вмиг, а когда я привыкла к лучам, то безмерно обрадовалась своей удаче оказаться на лужайке, куда меня приводил Соломон на наше первое свидание. Я рванула к озеру, чистому, как сама слеза или утренняя роса. Высокая трава щекотала мои босые ноги, и оказавшись у самого края обрыва, я тихонько спустилась к берегу.
        Вода тихая… ни волн, ни ветра. Присев на корточки, провела ладонью по воде и коснулась своего отражения; вместо моего лица появился облик Лолы.
        - Спасибо, - прошептала я, прослезившись. Капелька пала на поверхность воды, создавая причудливую вибрацию и искажая изображение лица Лолы. Ее улыбка навсегда останется в моих мыслях. А еще я вдруг осознала, что тут Авраам искал утешение. Не зря же он выстроил этот уголок своего личного рая, чтобы всегда быть мысленно рядом с Лолой. Вот она - настоящая, сильная любовь.
        Теперь мне пора возвращаться в замок моего Лорда, и, наконец, расставить все по своим местам. Кому бы не нравилось мое нахождение тут, мне все равно. Соломону нужна я, а он - мне.
        ГЛАВА 38. Соломон
        Азада не оставила мне выбора. Ее родители отказались от дочери ровно в тот момент, когда она самолично появилась на площади перед моим замком. Облик оборотня перепугал ее мать, и она попросила своего мужа-демона покинуть мой дом. Сам отец Азады не переставал сверлить непонимающим взглядом свою «дочь». Он не верил в происходящее, и то, что теперь уважаемая семья потеряла единственное дитя.
        - Дочка, - вымолвил он, и дрожащей рукой потянулся к Азаде. - Кто сделал это с тобой?
        Азада, витая в воздухе в своей собственной тени, оскалилась, показывая острые клыки, с которых стекала кровь. Я ощутил, как в груди сердце пропустило тяжелый, глухой удар - если с Анной что-либо случилось, никогда не прощу себе. Негодуя и переживая за любимую, я все равно нутром ощущал, что она все еще жива. Наши мысли были оборваны заклинанием, либо оборотень навсегда скрыл мою жену из мира Царства. Испустив тяжелый выдох, Азада завыла неестественным, гортанным рыком, но потом приняла свой привычный облик. Судя по всему, заклятие работало против нее и каждое ее переобращение только вредило демонице. Глаза, налитые кровью, сверкали желтыми искрами, а ее некогда безупречная белоснежная кожа покрылась мелкой черной сеткой, повторяя рисунок капилляров. Отец демоницы сделал шаг вперед, бросая жену.
        - Азада… кто это сделал с тобой? Скажи, дочка, - взмолился он, продолжая сокращать дистанцию между ними. Это плохая идея, черт возьми, но и встрять куда опаснее для каждого из нас. Какой силой обладала Азада - мы не знали, как и то, на что она была способна помимо переоблачения.
        Азада внимательно следила за отцовскими движениями, словно не узнавала в нем свою родную кровь. Свою принадлежность нашему миру. Она оступилась, шагнув назад, и тогда демон остановился, как вкопанный и начал трястись.
        - Азада! - закричала ее мать, ринувшись на защиту своего мужа. - Это же твой отец! Что ты творишь?! - продолжала вопить демоница, встав между мужем и дочерью. Постепенно чары слабели, и тогда Азада прекратила истязать отца, опустив глаза в пол.
        Спустившись со ступеней, я осторожно обошел двор и остановился со стороны Азады, находясь в опасной близости с демоницей. Но, казалось, она меня игнорировала, либо попросту не замечала. Я старался двигаться медленно, не спешить с действиями, которые желал обрушить на демоницу. Теперь телом Азады управляло заклинание, насланное на нее кем-то, кто владел сильной «запрещенной» магией. Даже в Царстве Адовом было под запретом воскрешать демонов, будь они убитыми, или по собственной воле отказавшиеся от бессмертия. Да, это возможно - стать смертным, но затея крайне опасная в плане того, чем обернется этот отказ от вечного существования. На моей памяти был только один случай: демон влюбился в перерожденную душу - гоблина, но та не вынесла долгой трансформации и навсегда исчезла из Царства. Тогда отчаявшийся демон отказался от вечной жизни, произнеся заклятие на самого себя. Не прошло даже дня - его сердце остановилось.
        - Соломон, - склонив голову набок, демоница обратила на меня свой потухший взгляд и коварно оскалилась, - ты… мой Лорд. Мы созданы друг для друга - так сказала Судьба… так сказали Хранители. Ты ведь это знаешь! - последняя фраза сорвалась с ее языка практически криком. Я пристально следил за демоницей, потому что не боялся ее, но на мне лежал груз ответственности за остальных жителей Царства.
        - Арка Судьбы считала иначе. Ты проходила через нее. Азада, Арку невозможно обмануть, - деловито и отделяя каждое слово, я сказал, глядя только в глаза демонице. Она откинула голову назад, и ее длинные локоны, каскадом пали за спину, оголяя шею, на которой я обнаружил нечто похожее на красную полосу. Почувствовав неладное, я искоса бросил взгляд на ее родителей и мысленно попросил отойти на безопасное расстояние. Оборотень навсегда вселился в тело демоницы, и то красное кольцо - тому подтверждение. Азаду не спасти… это невозможно.
        - Мне плевать! - снова заревела демоница, пуская серые тени вокруг себя. Вздымая обе руки, она постепенно поднималась ввысь. Горящие глаза сверлили мои, и неотрывное сражение продолжалось безмолвной битвой. - Ты никогда не найдешь свою Анну! Я отвела ее туда, куда твои родители когда-то заточили Лолу!!!
        - Не говори ерунды, - пришла моя очередь высказываться яростно. Лола отдала свою жизнь, спасая гоблинов, чтобы те могли перерождаться, но ее смерть оказалась напрасной - они не воспользовались таким подарком.
        Азада окончательно переоблачилась в оборотня, и рванула на меня. Внезапная атака пришлась слишком тяжелой, потому что демоница сумела повалить меня на землю. Схватив ее за горло, я что есть силы воспользовался своей энергией, дарованной кровью правящего первородства, переоблачаясь в свою истинную ипостась. Теперь наши тени сплелись, и разобрать кто есть кто - попросту нереально. Окровавленная челюсть Азады впилась в мою шею, и я зарычал от боли, которую прежде никогда не чувствовал. Обратив внимание на следы укуса, я отчетливо разглядел капли крови, то ли моя собственная кровь, то ли это от самих зубов Азады. Момент выпал удачным, и, ударив ладонью по груди ей, я лишил оборотня духа. Теперь вновь передо мной переоблаченная Азада. Демоница испуганно вытаращила глаза, на мгновение проявилась ее ясность сознания. Ужас от происходящего жалил ее, как и вина, которую она ощутила, когда, переведя взгляд, обнаружила шокированных родителей. Оба демона стояли в обнимку ближе к широким дверям в замок; мать Азады ревела и уткнулась в грудь своему мужу, а сам глава семьи, словно окаменел и наблюдал за нами.
        - Мама… папа…, - заплакала демоница, и ее чистые слезы скатились по щекам. Она сожалела и… прощалась с ними. Затем, переведя взгляд на меня, улыбнулась: - Соломон, - Азада протянула мое имя и ласково коснулась моей щеки, - я лишь хотела быть преданной тебе. Любить тебя.
        - Я знаю, - коротко сказал в ответ, но из рук не выпускал демоницу.
        Витая над двором, я окутал нас обоих густой тенью, чтобы Азада больше не причиняла вреда остальным. За время нашего сражения сбежались все демоны, в том числе мои родители. Они утешали горе-родителей, и я слышал мысли всех - это невыносимо причиняло боль мне. Я не хотел, чтобы мой народ в моем мире страдал. Кто стоял за всем этим - еще предстояло разобраться, но больше всего меня волновало местонахождение моей любимой Анны. Каким-то образом я должен ее отыскать и вернуть домой. Больше отпускать и отказываться от нее я не намерен. Это было глупостью, подвергать ее опасностям, но Анна показала себя смелой, справедливой и любящей меня. Как она смогла меня полюбить… Я бы все отдал, чтобы прямо сейчас найти мою королеву.
        - Тогда почему ты не выбрал меня? - всхлипнула демоница, неотрывно смотря только мне в глаза. - Столько веков, Соломон… Арка Судьбы ведь предрекала наш союз, - негодуя, Азада вцепилась в мои плечи.
        - Если бы мы заключили брачный договор, то никогда бы не нашли своего истинного счастья, - твердо сказал я. Таков ответ не устроил Азаду, и она замотала головой, отказываясь слышать правду. - Ты должна принять свою судьбу, - настаивал я, легонько встряхнув ее. - Посмотри на меня, Азада. - Она не повиновалась. - Я приказываю!
        - Теперь твои приказы не действуют на меня, - ухмыляясь, заявила она. Синюшный рисунок вновь начал проступать на белоснежной коже демоницы. Получив немного времени и лишив действия оборотного заклятия, теперь оно вновь возвращалось. Мне нельзя было упускать шанса добиться правды от Азады и выяснить, где она спрятала Анну.
        - Куда ты спрятала Анну? - громоподобный тон оглушил демоницу, уже превращающуюся в оборотня прямо в моих руках. Темные, густые тени снова слились с моими, обретая причудливую форму крыльев. Демоница в последний раз посмотрела мне в глаза, пребывая в самой себе. Ее взгляд постепенно затухал.
        - Зазеркалье, Соломон. Она там навсегда, - вымолвила напоследок Азада, окончательно подрывая во мне надежду на спасение любимой.
        Зазеркалье - опасное состояние бесконечности. Бренность бытия, в которой время не имело никакого значение. Существование там обрекалось на долгие муки. Потому что живой становился мертвым, а мертвый вовсе превращался в облик духа, вечно скитающегося в краях бесконечности. В моих руках оборотень попытался вырваться, но я устал давать шанс Азаде, и потому, крепко ухватившись за оба плеча демоницы, пока та еще не приняла полностью свою форму, я вцепился своими клыками в ее шею. Пронзая тонкую грань между жизнью и смертью некогда моей претендентки, я испытал невероятную потерю самого себя. Отнимая впервые жизнь, пусть у оборотня, я чувствовал себя лишенным жизненной силы. Это очень сложно, но другого выхода у меня не нашлось.
        Развеяв тени вокруг себя и приняв привычный облик, я спустился вниз, держа в руках бездыханное тело Азады. Теперь она навсегда обрела покой. Родители демоницы ахнули, пораженные увиденной карой над единственной дочерью. Я нес демоницу на руках к ступеням, а ее роскошные, черные, словно вороново крыло, волосы струились по земле.
        - Соломон, - первой кинулась мне навстречу моя мать Геральда. Она не смотрела на мертвую демоницу, что стало для меня последней каплей противостояния силе поражения. Я пал вместе с Азадой на ступени. - Сынок, это было неизбежно, - успокаивала меня мать, поглаживая по плечу. А я смотрел на ничего не выражающее лицо бледной демоницы, ее раскрытые потухшие глаза, глядели в никуда.
        - Кто-то наложил на нее заклятие оборотня, - прошипел я, бросив обозленный взгляд на мать. - Этот кто-то спокойно разгуливает в моем Царстве! Я ничего не мог сделать, кроме как убить ее - снова, - ярость во мне нарастала с каждой секундой. Я превращался в истинного демона, которого до ужаса боялась моя Анна. Если бы только она знала, на что я был способен, когда принимал свою истинную сущность… Любимая… мысленно произнес я, как вдруг откуда-то издали, совсем глухо и едва уловимо прозвучал ее тонкий голос: «я здесь… здесь, Соломон». Резко вскинув голову, я стал отчаянно искать, откуда доносилось эхо, но тщетно, только перепугал остальных, безумно разглядывая в каждом хоть намек на издевку надо мной.
        - Что такое, сынок? - мать обеспокоенно перехватила мои ошалевшие глаза.
        - Я слышу ее, - бросил коротко, не отвлекаясь от поисков.
        - Кого? - с недоумением переспросил мой отец.
        - Анну, - рявкнул, мысленно прося прощения за свой тон перед старшим по праву демоном. - Я слышал ее голос, совсем тонкий, как нить… как эхо, - не унимался я. Все еще держа в руках Азаду, я поднялся и подошел к ее родителям, убитым горем навсегда. - Пожалуйста, не вените себя… Она вас любила и будет любить всегда. Я…, - осекшись, передал тело ее отцу, и демон осторожно взял дочь на руки. - Мне очень жаль, что я не смог защитить её.
        - Соломон, если Азада была оборотнем, значит, наша девочка была мертва давно? - надорванный от слез голос матери Азады был полон боли. Я молча кивнул, подтверждая ее догадки. - Кому под силу заклятие воскрешения? - настырно поинтересовалась она, осматривая добрую половину, которая толпилась во дворе.
        - Госпожа, - я твердо обратился к матери мертвой демоницы, и та замолчала, сцепив губы в тонкую полоску. Я предугадал ее намерения, и потому был обязан их предотвратить. - Не нужно этого делать, - кивнул и перевел взгляд на демона, тот согласился со мной. Семья Азады покинула двор, испаряясь в пространстве.
        Закрыв глаза, я тщательно обдумал свою речь, потому что она прежде всего была обращена гоблинам и перерожденным душам и только потом демонам моего мира. Собравшись с мыслями, обернулся к толпе и громко оповестил о намерениях:
        - Я хочу обратиться к каждому. Мне прежде не доводилось сообщать об ужасах, которые порой творились в моем доме. Но хочу напомнить всем вам - наши души только в нас самих, - я хлопнул по груди, прямо напротив лихорадочно стучащего сердца. - И пока мы сопротивляемся своей судьбе - познать любовь, в нашем мире не будет покоя. Я не хочу, чтобы души с Земли оставались неопределенными. Не хочу, чтобы отданная жизнь Лолы, была потрачена впустую. А еще… еще я не хочу потерять свою любимую жену. Мы скрепили союз, и отныне она - ваша истинная королева.
        - Соломон, но, где же Анна? - кто-то выкрикнул из толпы, и все закивали, заинтересованные вопросом.
        - Азада уволокла ее в мир Зазеркалья.
        Каждый ахнул, прекрасно понимая, чем все могло закончиться.
        - Поэтому, я очень прошу, чтобы каждый из вас задумался и, наконец, принял факт того, что в нашем мире не только демоны, но и перерожденные души - полноправные жители Царства. Хватит уже сражаться за превосходство. Перед смертью мы все равны, и подтверждение тому - Азада.
        Толпа закивала и каждый посмотрел друг на друга, а затем начали расходиться, оставляя меня в подвешенном состоянии. Тонкий голос Анны до сих пор эхом звучал в моей голове, и я звал ее, призывая дать мне подсказку, где она сейчас, и все ли с ней в порядке. Было глупо обвинять Авраама в предательстве, но я точно не знал, ошибался или же нет.
        ГЛАВА 39. Анна
        Замок моего Лорда виднелся издалека, над ним витала темная туча, а сквозь нее проскакивали раскаты грома и яркие лучи молний. Грохот сотрясал землю, и даже уголок Авраама, выстроенный так далеко по расположению от центра Царства Адова, и тот ухватывал мгновения вибрации. Я ощущала нутром, что там происходило что-то ужасное. Сердце щемило от того, что я не могла помочь Соломону. Он в одиночку пытался меня искать среди своего мира, но знал ли он куда Азада умудрилась меня заточить, и, если бы не Лола… боюсь представить, что было бы на самом деле. Хотя меня ничуть не успокаивало, что Авраам по-прежнему завис в Зазеркалье. Он ведь живой демон, а там постепенно растеряет свою силу и превратится в призрака. Конечно, для Лолы такой исход не самый приятный, но они, наконец, встретились спустя столько лет. Я мысленно посылала девушке искреннее спасибо за помощь, и потому я была обязана помочь им обоим. Вдруг мне удастся найти уникальное средство, чтобы вернуть Лолу к жизни.
        Пробираясь сквозь высокую траву, я медленно приближалась к краю обрыва, откуда начиналась дорога, вся покрытая пеплом давно уснувшего вулкана. Но реки лавы, разделяющие замок моего Лорда от леса с не перерожденными душами, продолжали свою буйную жизнь. От них исходил безумный жар. Случайно оступившись, небольшой камешек скатился с обрыва и упал прямо в густую, ярко желтую жижу и тут же зашипел, расплавляясь прямо на моих глазах. Боже… как я испугалась, но успела ухватиться за высокий стебель растения.
        Ух… выдохнула я, плюхнувшись прямо на землю. И что же мне делать? Как пересечь границу - эту раскаленную реку, ведь иными дарами, как мой Соломон, я не наделена. Подул прохладный ветерок, и мои волосы стали прилипать к влажному лбу. Нахождение у бурливой реки сказывалось на мне - я безумно захотела пить. Но идти обратно к источнику уже не было времени, да и сил. Я должна добраться до замка Лорда и объявить, что жива… что люблю его… что готова на все ради него, только лишь бы раз увидеть бездонные темные глаза Соломона и почувствовать его живительные объятия. Стук его сердца…
        - Замечталась, Анна, - вдруг раздался со спины знакомый хрипловатый тон голоса. Я так резко обернулась, напугавшись внезапного появления Хранителя. Черт! Как?! Я буквально разинула рот, увидев старика в серых одеяниях и со стеклянными глазами, только сейчас они горели огнем, излучая тепло и приветливость.
        - Но…, - нахмурившись, запнулась я, а потом поднялась на ноги и взметнула правой рукой, обозначая появление Хранителя, которого, я полагала, убил оборотень. - Как такое возможно, Хранитель? - словно дар речи во мне проснулся с новой силой, и я, наконец, смогла произнести свой вопрос. Ветерок продолжал хлестать мне по щекам, остужая разгоряченную кожу. Я вдруг осознала, что с ним и пришел Хранитель.
        - Анна, - старик с нежностью произнес мое имя, хотя прежде такого внимания с его стороны не наблюдалось. - Кругом иллюзия, - он непринужденно обвел рукой вокруг, будто открывал для меня новые горизонты Царства Адова. - Я говорил Соломону перед тем, как навсегда покинуть его мир.
        - Значит сейчас ваш дух со мной общается? - вопрос был глупым, согласна, но улыбка старика меня слегка воодушевила. Даже я, и та, едва прятала ответную улыбку.
        - Так и есть. Я пришел сюда, потому что ты звала меня, - тихо сказал он, когда я вытаращила свои удивленные глаза. - Это так, Анна. Ты нуждаешься в помощи, жаждешь помочь любимому. Ведь это твое заветное желание, не так ли?
        - Да, Хранитель. Проблема в том, что замок Лорда окружен лавой, а мне не под силу преодолеть такое расстояние, ведь я всего лишь простая смертная, - уныло закончила я, понимая свою истинную сущность в мире моего мужа. Если я о себе так думаю, то что скажут жители? Демоны, гоблины, да сами не перерожденные: у них ведь у каждого есть право пребывания в этом мире, а я сюда попала, потому что Соломон так захотел - влюбился и сумел завоевать в моем сердце место для себя.
        - Вижу, - кивнул Хранитель и, сцепив руки на груди в замок, одной подпер подбородок кулаком. - Ответь мне, Анна: что ты чувствовала, когда проходила сквозь Арку Судьбы?
        Я опешила, потому что сейчас не время воспоминаний, пока Соломон меня искал и задавался вопросом: жива ли я. Но время прямо сейчас было настроено против меня и нашего воссоединения с Лордом. Значит мы прошли недостаточно испытаний, раз судьба подкидывала вновь новые каверзы.
        - Волнение. В тот момент это было единственное ощущение, - нашлась я.
        - Разве? - подозрительно стрельнув в меня мрачным взглядом, правая седая бровь старика изогнулась в домик. Я закивала, а сама ощутила, как начала под его пристальным внимание краснеть.
        - Хорошо-хорошо, - отмахнулась я, отворачиваясь от проницательных глаз духа Хранителя. - Смущение и негодование, словно меня выставляли на какой-то земной аукцион. Я не привыкла, чтобы со мной обращались подобным образом. Разве это правильно? Разве не должны чувства двух любящих сердец найти друг друга каким-то иным путем? Что за проверка такая?
        - А вот теперь я очень доволен твоим ответом, - заметил Хранитель, поравнявшись со мной у самого края обрыва.
        Я искоса бросила свой взволнованный взгляд на силуэт старика, а сквозь него я видела ту сторону берега. Он был призраком, и потому его бестелесное существование теперь навсегда для меня останется загадкой. Как долго Хранитель захочет пребывать тут - в мире Соломона.
        - Вы сказали, что все «иллюзия», тогда кто ее создал и почему? Зачем столько сложностей? - мои вопросы не казались Хранителю странными, напротив, он даже кивнул. Я приготовилась выслушать его ответы, но, как всегда, обманулась наперед. Старик молчал и смотрел вдаль, наблюдая за той самой грозной тучей, свисающей над замком моего мужа. - А Лола? Что будет с ней и Авраамом? Вы же Хранитель - должны знать всё и обо всем! - напряженная ситуация лишь усугубляла мое настроение.
        - Знать обо всем, Анна, невозможно, - так просто Хранитель оборвал мою тираду негодования, грозящегося перелиться в отчаяние и покориться обстоятельствам, которые так легко продолжают давить со всех сторон.
        - Но вы ведь знали, что итог будет таковым, - не унималась я, раскусив старика. Лукавая ухмылка Хранителя выдала его с головой, а может быть, я так хотела понимать его реакцию на мою фразу.
        - Что я знал тогда - уже не имеет значения. Анна, каждый ошибается, как например Авраам, за которого ты сейчас переживаешь больше, чем за саму себя. Поверь, этот демон-ловелас познал много любви в свое время, но истинные чувства накрыли тогда, когда изменить было ничего нельзя. Любовь в мире Соломона - иллюзия. Здесь демоны не способны на взаимность, но стоит познать ее на Земле - только там их сердца начинают биться. Понимаешь, о чем я, Анна?
        Хранитель снова перевел свой серый взгляд вдаль, и, задумчиво уставившись в одну точку в пространстве, замолчал. Я была озадачена его монологом.
        - Но Авраам продолжал искать способ помочь Лоле вернуться, разве это всё еще иллюзия? Вы явно не понимаете, что такое любовь, - фыркнула я. - Как вам вообще понимать, если вы не способны на чувства!? При всем уважении, Хранитель, - я прочистила горло и смахнула со лба прилипший локон. Так сказать - взбудоражилась и приготовилась к атаке. - Я уверена, как только мы с Соломоном найдем способ вернуть его дядьку сюда, то и узнаем, как можем помочь Лоле. Я не могу так просто оставить ее там - в Зазеркалье. Страдать за то, чтобы другим было хорошо. Это несправедливо!
        - Лола отдала свою душу добровольно, Анна, - строго одернул Хранитель, сверкнув глазами.
        - Может и так, - настаивала я. - Но ее жертва была напрасной, а значит, я хочу, чтобы здесь в мире демонов решение пересмотрели.
        Хранитель едва сдержал насмешку, но я все равно не сдавалась.
        - Тогда тебе придется сразиться с Геральдой, - предупредил старик.
        И прежде, чем я успела задать ему вопрос, почему должна идти против матери Соломона, Хранитель произнес странные слова, и меня мгновенно засосало в вихрь, точно такой же, когда я перемещалась в пространстве со своим котом Людовиком. Это портал!
        ***
        Для меня все эти перемещения сказывались тяжело. Голова шла кругом, но я, ступая прямо, упрямо шла к своей цели. Широкий мост и длинный путь - стали моим очередным испытанием. Я чувствовала, что была близка к любимому. С каждым шагом ощущения теплоты развивались во мне по нарастающей, и даже прибавлялось больше сил. Если Азада все еще там, то я смогла бы предупредить, что из-за нее столько проблем, а главное, она должна была вернуть Авраама.
        - Анна… - эхо моего имени звенело отовсюду, словно кто-то зазывал.
        Когда ветер стих, я прислушалась и только тогда поняла, что со стороны леса, где желтые огоньки - души, скопились у линии границы. Я резко затормозила, и начала прислушиваться к тому, что они пытались мне сказать.
        - Не бойтесь! - выкрикнула я. - Не надо прятаться! Если вы хотите мне помочь, пожалуйста, - от выкрика мой голос чуть осип, и, когда я закашлялась, передо мной возникли три не перерожденные души, мгновенно преодолевая такое расстояние.
        - Наша королева, - поприветствовал меня один из них, облачаясь в призрачный силуэт старика с длинной бородой, затем за ним его примеру последовали еще двое: молодая девушка и парень.
        - Давайте опустим формальности, - махнув рукой, я снова раскраснелась. Мне никак не привыкнуть к такому титулу, а вот просто женой Лорда я готова быть всегда. - Что произошло, пока меня не было? Где Соломон?
        Старик-бородач нахмурился, поглядывая поверх моей головы на грозовую тучу, до сих пор свисающую над замком. В глазах каждой не перерожденной души поселился страх.
        - Анна, - ко мне обратилась молодая девушка, призрак которой почему-то стал более прозрачнее, чем тех двоих. - Мы исчезаем. Навсегда…
        Я оцепенела. Замотав отрицательно головой, искала в каждом слова подтверждения, и они оставались неподвижными, как и я. Это правда. Особенно, когда паренек приподнял руку, которая на моих глазах испарялась, превращаясь в пепел.
        - Но… Лола… Она ведь ради вас отдала свою жизнь. Почему вы не воспользовались шансом? - недоумевала я, поняв, что заклятие не имело силы, а не перерожденные души начали исчезать от слова совсем. Три пары глаз переглянулись, словно до меня никак не доходил смысл сказанных моих же слов.
        - Это право у нас отобрали, Анна, - наконец, вымолвил старик-бородач.
        - Кем же?
        Но три души переоблачились в огоньки, один из которых стал тускнеть пуще прежнего, и их вой слов до меня уже долетал так, будто эхо звенело в ушах.
        «Та, которая была против нас… любви и мира…»
        Эта фраза гналась за мной, будто стрела, стремящаяся угодить прямо в сердце. Я бежала из последних сил к воротам замка, чтобы оказаться в любимых объятиях. Дыхание сбилось, но я не сдавалась. Огромные ворота распахнулись перед моим носом, будто демоны-воины узнали во мне свою королеву. Ой, черт, ну что я несу! Конечно, узнали! Влетев в широкий двор, я как раз столкнулась с родителями Азады, на руках отца-демона была сама демоница. Ее бездыханное тело, с израненной шеей и мертвыми глазами. Увидев меня, они поклонились и тут же испарились, оставляя за собой след густого смога. Сам Тёмный Лорд как раз заканчивал монолог, обращенный к толпе демонов и гоблинов. Казалось, никто из них не заметил моего внезапного появления, и это было плюсом для меня. Как только толпа исчезла из виду, я ступила из-за угла, обнаруживая себя.
        - Соломон! - позвала я, окликая мужа. Мой Лорд замер, как вкопанный, а обернувшись ко мне с подозрением во взгляде, всматривался, я ли это перед ним, или мираж.
        - Анна? - голос Соломона надломился.
        - Это я! Я, Соломон! - ступая шаг за шагом, я шла навстречу к своему мужу. Слезы жгли глаза, но я видела лицо Лорда - его глаза. Это не сон! И, как только он понял, что я не привидение перед ним, Соломон подбежал ко мне и обнял так, будто желал навсегда припечатать меня к себе.
        - Анна… любимая…, - целуя меня, Соломон не мог наглядеться на меня. - Я так боялся… прости меня. Прости, что втянул во все это, - сокрушался Лорд.
        - Главное, что мы вместе, Соломон, - тихо прошептала я, оставляя сладкий поцелуй на его губах. Глядя в глаза любимому, я вдруг осознала, что он - всё для меня. И даже больше. - Я люблю тебя, Соломон, - твердо сказала я, захватив в чашу своих ладошек его нахмуренное и обеспокоенное лицо. - Просто знай это, хорошо?
        - Хорошо, Анна, - ответил Соломон, и снова принялся целовать меня. Мы оба были одни во дворе, а что до остальных - те мгновенно рассеялись в пространстве, потому что это мгновение принадлежало только нам двоим.
        ГЛАВА 40. Анна
        Королева вернулась! В замке Лорда воцарилось спокойствие, а главное, что теперь никто не смел мешать нам обоим. Наслаждаясь друг другом, мы утопали в мире нирваны. На задний план отошли все проблемы, которые до сих пор витали над нашими головами. Я не забыла тот пустой взгляд Соломона, когда он посмотрел на меня, не веря, я ли перед ним, или обман.
        Библиотека судеб по-прежнему закрыта от наших глаз. Хранители не желали вести диалог с Соломоном, даже отец моего мужа не сумел пробиться сквозь завесу скорби этих странных существ. Несколько дней и ночей я была в каком-то отчаянном ожидании чего-то. Кошки скребли на душе, оставляя кровоточащие раны. Геральда - мать Соломона, отказалась со мной разговаривать. Как сказал мой муж на земном сленге: словила бзик. Я хихикнула, когда мой Лорд вдруг ласково подмигнул мне и не прятал от меня своей коварной ухмылки, обещающей шаловливость его губ и рук.
        - Нам нужно как-то Авраама вытащить из-за Зазеркалья, - потянувшись, я повернулась на бок лицом к лицу к мужу. Соломон нахмурился, но я чувствовала, что он сам был не свой и наверняка уже со своими демонами-воинами строил планы, как безболезненно для всех, вернуть дядьку обратно в Царство Адово.
        - Анна…, - протянул Соломон, прикасаясь к моей щеке легким касанием. Совсем безмятежным и едва уловимым, а затем он указательным пальцем провел по нижней губе, напоминая, какими вкусными и страстными были наши поцелуи несколько минут назад. Я очень устала и хотела спать. В последние несколько дней мне не здоровилось, но я не показывала своей усталости Лорду. Хотя навряд ли от Тёмного Лорда можно было что-то скрыть. Кажется, он заметил, как я снова погрузилась в свои мысли, и, взглянув на меня своими черными, бездонными глазами, сказал: - ты стала немного рассеянной, любимая. В чем дело?
        Я приподнялась на локте и одарила улыбкой Лорда, а потом поцеловала. Хотела продолжить начатое, но - нет. Не в этот раз. Соломон повалил меня на спину и вновь оказался в колыбели моих ног, сцепленных вокруг его талии. Снова наше зрительное сражение вечности.
        - Решила сменить тему? - игриво спросил муж, чуть поддавшись вперед. Я коварно поиграла бровями, словно заманивала в свои сети. Но Лорд решил, что теперь мои правила менее действенны, как и чары. Он так быстро переместился обратно на свою половину нашей постели, что я даже ахнуть не успела, а потом Соломон вовсе поднялся.
        - Куда ты? - с недоумением спросила, сев и прикрыв обнаженное тело простыней. Мои длинные волосы сослужили вуалью, покрывая плечи и спину. Соломон надевал штаны, но не отрывал своего пристального взгляда от меня. Я сначала было замешкалась, но потом сама снова легла и утопла головой в мягкую подушку. Накрылась простыней до самого подбородка и сделала вид, будто меня не заботит его молчание. Я тоже умею играть в молчанку! Мысленно заявила сама себе.
        - Об Аврааме переживают все, дорогая, - начал Соломон, и я вновь была вся внимание. Тем временем Лорд присел на край кровати. - Попасть в Зазеркалье не каждому под силу. Нужна особенная магия, как и то, чтобы выбраться из этого забытья. Я до сих пор не представляю, как тебе удалось выжить, ведь перемещения здорово сказываются и на демонах в том числе.
        - Но со мной всё в порядке, ты же видишь, - взволнованно ответила я, прервав монолог моего любимого мужа. Соломон сцепил свои губы в тонкую полосу, и, опустив взгляд на мою руку, он взял ее и крепко сжал в своей, а затем переплел наши пальцы в крепкий замок. - Ты слабеешь, Аня… Я не могу притворяться, что не вижу этого, и уж тем более не чувствую. Наши мысли… Черт возьми, я перестал слышать твои, - подняв взгляд, Соломон был крайне обеспокоен таким явлением.
        - Когда ты заметил это? - едва дыша, спросила я, уже снова сев.
        - Еще в библиотеке, - признался он. - Стоило мне оставить тебя внизу с Авраамом, всё… будто пошла цепная реакция, и я утратил наш дар - быть мысленно во всех смыслах.
        - Но мы не нарушали договор, Соломон, - я вскочила и обняла мужа, повиснув у него на шее. Мой Лорд обнял меня и притянул к себе. Наши обнаженные тела по пояс соприкоснулись, согревая друг друга особенным теплом - любовью. Сердце Соломона билось с лихвой и таранило грудную клетку. Все три ночи я наслаждалась этим прекрасным барабанным стуком, отмечая, как сердце издавало различные мелодии в ритм.
        - Нет. Не нарушили, любимая. Мы крепко связаны клятвой - этого никто не посмеет у нас отнять, - сказал, как отрезал, немного успокоив меня. - И всё-таки я волнуюсь за твое состояние, Аня. Поделись со мной, пожалуйста, - смягчив тон громоподобного голоса, Соломон немного отпрянул от меня, но не разрывал нашу тактильную связь на совсем.
        - Когда я попала в Зазеркалье, Лола сказала, что она пожертвовала своей душой ради не перерожденных душ, так почему теперь они до сих пор мучаются? Разве жертва Лолы оказалась напрасной? Кто стоит за всеми кознями и почему? - я импульсивно высказывала свое недоумение и непонимание. В голове сумбур от каши и неразберихи, но больше всего я жутко волновалась признаться Соломону в том, что каким-то образом его мать Геральда замешана в многовековом конфликте между демонами и гоблинами.
        - Что ты, Лола поступила отважно, - нахмурился Соломон уже в который раз.
        Раздраженная и игнорируя мужа, я соскочила с постели и мгновенно скрылась в ванной комнате, где сыскала себе халат и тапочки. Быстро взглянув на себя в зеркало, я поймала себя на мысли, что в отражении вовсе не я, а Лола. Отскочила от раковины, напуганная этими думками. Сердце ухнуло в пятки, но я сумела себя взять в руки. Отдышавшись, я вернулась в комнату, застав Соломона у огромного окна, из которого был виден весь его мир до самых последних линий сплошного темного леса. Подойдя к нему, я обняла мужа со спины и уткнулась лбом в мощную спину.
        - Уже прошло столько дней, а мы не предпринимаем ничего, - удрученно прошептала я, зная, что Соломон меня услышал.
        - Если бы я только знал, как помочь, родная, поверь мне, я бы не сидел сложа руки, - безэмоционально ответил Соломон, накрыв мои сцепленные вокруг его талии руки. - Поверь, я не меньше твоего волнуюсь за них двоих. И я благодарен Лоле, что она вернула тебя сюда ко мне. Это чудо, Анна, что ты осталась невредимой и живой. - Голос Соломона дрогнул, а скованные в напряжении мышцы спины, выдали его, что он был награни нервного срыва. Интересно, а демоны способны на такое? Или только человеческая сущность могла познать куда больше эмоций и чувств, чем демоническая?
        - Соломон, - спустя пару минут молчания, которое воцарилось в нашей спальне, я окликнула мужа.
        - Да? - он будто почувствовал во мне перемену, и, заинтересовавшись, обернулся прямо в моих объятиях. - Скажи мне, любимая, - подгонял Лорд, окончательно убедившись, что меня беспокоило кое-что еще.
        - Не перерожденные души исчезают, - шумно сглотнув, я едва сдерживала слезы. - Душа Лолы навсегда утеряна, но она не стала жертвой для какой-то условности в Царстве. Мы должны остановить это.
        Я окончательно разрыдалась, утопая в объятиях любимого. Соломон утешал меня, и пусть этого было достаточно, но я не могла остановиться. Перед глазами до сих пор тускнеющий огонек той девушки. Совсем молоденькая, младше меня, но так мало повидавшая жизни на земле и тут ей не рады. Конечно, она переродится в другую ипостась, возможно, станет кошкой или красивой синичкой, но она никогда не познает любви. Мир, в котором все иначе, тоже был жестоким и несправедливым.
        - Нет никаких условностей, Аня, - поспешил успокоить Лорд, взяв мое лицо в свои ладони. Глаза в глаза, и вроде стало легче дышать.
        - Но они сказали мне, что есть тот, кто против них, любви и мира. Царство Адово не для нас, - не унималась я, пересказывая то, что услышала из уст гоблинов и той же Лолы.
        - Это сказки, Аня, - устав от мнимых обвинений, Соломон отпустил меня и принялся надевать рубашку, да застегивать на ней жемчужные пуговицы. - Тебе надо отдохнуть, - сказал слишком резко, а я молча обняла саму себя. - Я пришлю к тебе лекаря. Демон осмотрит тебя.
        - Зачем?
        - Затем, что я переживаю за тебя. Мне не нравится, что ты отказываешься от еды и питья. И которую ночь мучаешься бессонницей. - Соломон был полон решимости запереть меня в комнате до полного выздоровления. А такая перспектива меня не устраивала. - Думаешь, я не видел, как ты посреди ночи вставала и бродила по замку? Даже если я перестал слышать твои мысли, это не значит, что я не ощущаю твоего волнения и смятения. Аня, любимая моя королева, - Тёмный Лорд пересек небольшое расстояние между нами и снова окутал собой, покрывая темной дымкой, словно шалью. - Ты не хочешь в чем-то сознаваться, но я уверен, проблему мы можем решить с тобой вдвоем.
        - Не надо мне никаких лекарей, - опустив глаза, я выдохнула. - Просто я измотана такими бурными событиями и только. Нет никаких секретов. Соломон, не надо нагнетать, пожалуйста, - я обняла мужа, прильнув к его груди. В ответ Лорд поцеловал меня в висок, а затем добавил:
        - Мне нужно выполнить долг перед народом. Отдохни. Я скоро вернусь, - тихо отрапортовал он, напоминая мне, что Соломон не просто мой муж, но и правитель Царства. - И еще, поешь, пожалуйста, - а вот это был приказ, который я не смела ослушаться.
        - Хорошо, - согласно кивнула. Затем Лорд испарился в воздухе, оставляя меня наедине с самой собой.
        И что же мне делать? Я подошла к окну и так же, как Соломон смотрела вдаль, пытаясь увидеть знакомые силуэты. Отчего-то я представила, как Лола и Авраам возвращаются домой в полном здравии и полны любви. Почему с некоторыми судьба так несправедлива? Слишком жестока к двум любящим сердцам, когда как не каждому дано познать это чувство. Мой кот Людовик возник из-за темного угла, и, мурлыча себе под нос, он вальяжно и крайне грациозно прошагал ко мне. Затем потерся мордочкой о ногу и так взглянул на меня своими колдовскими зелеными глазами, что на миг показалось, будто я попала вовсе не домой, а Зазеркалье играло моим сознанием. Желаемое, выданное за действительность, ведь такое бывает и на земле, только там это называют шизой. Усмехнувшись над собой, я наклонилась и подобрала кота на руки. Довольный, он разлегся на моих руках, словно в колыбельке и начал мурлыкать еще интенсивнее. Его коварный план успокоить меня сработал, и мне вправду стало чуть лучше.
        - Спасибо, - вслух произнесла, а затем перевела взгляд в окошко. Если Соломон не знает с чего начать поиски своего дядьки, тогда я обязана помочь своему мужу, даже если он будет против.
        - А что, если знать ему об этом не стоит? - Людовик перепугал меня, заговорив.
        - Черт! - воскликнула я, и кот спрыгнул из моих рук. Приземлился и так недовольно посмотрел, будто я виновата в том, что побеспокоила его величество «когда хочу, тогда и являюсь». - Ты же использовал свой шанс? - с недоумением уставилась на него, разозлившись за внезапное вторжение в мои мысли. Мордочка Людовика явно изобразила ухмылку и лукавый взгляд.
        - Если я использовал свой шанс, это не значит, что я не могу разговаривать, - съязвил он, махнув хвостом.
        - Погоди, я совсем сейчас запуталась, - встрепенулась я, - объяснись же.
        - Ну просто так получилось, Анна, - кот лизнул свою лапку, - разве это плохо? Да и не обязательно все время разговаривать. Будучи еще демоном, я уставал от болтовни ни о чем, а тут такая возможность. Но пусть это останется нашим секретом. Иначе не будет мне житья.
        - Хорошо, - быстро согласилась я, отчасти довольная тем, что смогу в любое время переговорить с Людовиком, например, как сейчас. Ступив от окна, я присела на кровать и похлопала поверху, позвав кота ближе. Мурлыкая, лоснистый черный кошмарик уселся рядом со мной, запрыгнув с такой легкостью, что любая балерина бы позавидовала его грации. - Скажи мне, - начала я, - тогда, когда с тобой случилась вся эта неприятная ситуация, почему ты все равно захотел остаться в Царстве. Разве тебе не был дан шанс никогда тут не оказываться?
        - Был, - кивнул он, - но я предпочел остаться тут, потому что… наверное, потому что я все еще надеялся увидеть, как Царство Адово изменится к лучшему. Демоны совсем очерствели, а их души стали больше похожими на призрачное нечто. Но стоит кому-то из демонов почувствовать свою истинную любовь… половинку, так все идет тартарары. Не знаю, Анна, но за столько лет существования, я отчаялся на счастливый исход. Судьба посылает испытания, но взамен не дает ничего. Только печаль и отчаяние, а за ними смирение со своей участью.
        - Значит нужно не подчиняться судьбе, а строить ее так, как того хотел бы ты, - задумчиво произнесла я, и Людовик задумался.
        - Возможно, мрряу…, - сказал он и замолчал.
        Спустя пару часов моего отдыха, если можно было таковым назвать, я надела свои земные вещи, которые каким-то чудом оказались в шкафу в комнате Соломона. Эм… теперь в нашей общей спальне. Спортивный костюм, под него футболку, кроссовки - ну всё, пошла шокировать демонов, разнаряженных в платья да костюмы. Хихикнув, я вышла из спальни и сразу направилась к огромному широкому холлу, откуда благополучно могла добраться до кабинета Лорда.
        Геральда объявила мне бойкот, и сколько бы я не пыталась ее выловить, она ускользала. А вот отец Соломона оказался очень добрым демоном, даже сострадательным. Он очень переживает за единственного сына, а потому ему совершенно все равно кого он полюбил, главное, чтобы мы были счастливы (это его слова, представляете).
        Я практически миновала широкий холл, оставалось просто отпереть двери и войти в кабинет к Соломону, но что-то меня остановило. Будто удар под дых, особенно когда я услышала знакомый женский голос. Тихонько, едва ступая с шага на шаг, подошла к краю угла, из-за которого выглянула. Нервная Геральда и некто в тени, скрывающийся в тени от любопытных глаз. Я затаила дыхание, чтобы не выдать себя. Знаю-знаю, подслушивать очень плохо, но сейчас не та ситуация, чтобы меня ругать за подобное поведение, неподобающее для каждого члена семьи.
        - Ты не справился со своей задачей! - возмущалась демоница.
        - Осторожней с фразами, Геральда, - зловеще прозвучало предупреждение. В нотах тона мне почудилось, будто я уже слышала этот голос раньше. - Я, итак, пошел против всех, чтобы угодить тебе. Душа Лолы все еще у меня, - и этот некто протянул трухлявыми и трясущимися руками стеклянный шар-судьбу. Точно такую, как у меня с ярким сиянием посерединке. Необычайная красота! Боже мой! До меня, наконец, дошло, что в таких шарах хранятся наши души. А значит, это был тот старик - Хранитель. Но как?! Какая-то чертовщина тут происходила однозначно. Как бы я не была шокирована, я все равно продолжала внимать каждое слово, сказанное им и Геральдой.
        - Ты не справился с задачей, - настаивала она, - я просила избавиться от Анны. Я не хочу потерять своего единственного сына. Не вынуждай меня переоблачаться, - угроза возымела эффект, и старик замолчал. Показавшись из-за тени, я не ошиблась, это был Хранитель во всей красе. Живой и здоровый, правда, странно, что теперь его одеяние было черным, как смоль, а глаза… они - изумрудные и будто горят огнем одновременно.
        - Геральда, - зло плюнул старик, - ты - оборотень, и этой участью тебя наградили за непослушание. Хочешь, чтобы я снял свое заклинание, и ты вновь начала чудить? Неужели тебе претит перспектива Азады? - наступал Хранитель. Меня крайне шокировала новость о том, что мама Соломона была оборотнем, но, тогда как ей удалось скрыть такое.
        - Не претит, - фыркнула она. - Азада сама согласилась на переобращение. Ее никто не тянул за язык. Хотела быть сильнее землянки, а напоролась на лесное чудище и тот лишил ее жизни. Я была рядом, воспользовалась магией и Лунной пылью.
        - Ты нарушила столько законов, вот потому твои сыновья один за другим погибают.
        - Замолчи. Да что ты знаешь о любви, Хранитель?! - разозлилась Геральда. - Ничего! А я любила. Любила!!! Вы установили глупые правила в моем мире, где превратили нас - демонов, в подопытных кроликов. А люди…, - с ненавистью произнесла демоница, будто само существование человека ее бесило, - людям вы отдали всё: чувства, эмоции. Самое дорогое.
        - Вы - бессмертны, Геральда. Такова цена, - оборвал старик, останавливая тираду негодования.
        - Лучше бы я тогда умерла, чем согласилась на подобное, - вспыльчиво ответила мать Соломона. Переведя дыхание, она мысленно одернула саму себя, будто вернулась на первоначальный этап их встречи. - Отдай мне душу Лолы. В этом мире ей не место.
        - Это не тебе решать.
        - С чего вдруг?! - возмущению не было предела. - Ты обещал, Хранитель. Это твоя плата за мои страдания.
        - Нет. Я передумал, - когда Хранитель попятился назад, Геральда взмахнула рукой и тут же огромная лапа с острыми когтями вцепилась в старика, ухватив за шиворот. - Отпусти!
        - Ты не оставляешь мне выбора, - хмыкнула Геральда, а я ужаснулась силе, которой была наделена мать Соломона. Неужели мой муж даже не подозревает, кто она есть на самом деле. - Не перерожденные души никогда не станут частью нашей жизни! Никогда! Жертва Лолы напрасна, как и тайна, которую она унесла вслед за собой в Зазеркалье. Пусть радуется, что я вообще не избавилась от нее.
        - Геральда, а как же твой родной брат?
        - Авраам заслужил, - коротко ответила она. - Азада все сделала правильно, как я ей приказывала. Моя цель - Анна. Нечего ей делать тут и путаться под ногами Соломона. Его судьба не она. Хватит навязывать глупые байки. Россказни Авраама о земной жизни достали меня. Он загубил свою жизнь, отнял у меня моего старшего сына, а теперь еще и Соломона?! Нет! Не позволю! Пусть эту кару несет кто-то другой, а не моя семья. Достаточно того, что я расплатилась своей жизнью ради них. - Геральда приблизилась к старику, и, глядя в глаза ему, она протянула свою другую руку: - Отдай мне шар-судьбу Лолы. Немедленно.
        - Нет, демоница, - не соглашался Хранитель. Я смиренно стояла в тени, уже задыхаясь от нехватки кислорода. Голова шла кругом, но я наблюдала, что творилось у меня на глазах. Но меньше всего я ожидала того, что произошло потом:
        - Мама, - позади меня раздался спокойный, равномерный тон Соломона. Он положил обе руки мне на плечи, чтобы я не упала в обморок от его внезапного появления.
        Геральда замешкалась, тут же отпустив Хранителя, ее шокированные глаза метались от меня к Соломону, и так несколько раз.
        - Что всё это значит?
        - Соломон…, - демоница шагнула к нам навстречу, но через секунду замерла как вкопанная, и только потом я сообразила, в чем дело: собрались все демоны, представляющие интересы Царства. Даже отец моего мужа, и тот выглядел крайне удрученно. Он никак не ожидал подобной участи своей жены.
        - Геральда… когда? - только и смог он промолвить, запнувшись.
        - Самуил… любимый, - не выдержав своего обнаружения, Геральда заплакала. - Это все ради вас. Только ради вас, Самуил.
        - Столько лет… Почему ты не сказала?
        - Потому что боялась, что ты откажешься от меня. Это моя плата за жизнь рядом с тобой. Я давно мертва, любимый…, - Геральда перевела взгляд на Соломона, по-матерински улыбнулась ему, - любовь делает нас слабыми, сынок. Я не хотела, чтобы вы все страдали, но, увы… судьбу не обмануть. Не перерожденные души приносят с собой воспоминания своей земной жизни, делятся историями, рассказывают о красивых, незабываемых ощущениях блаженства и таинства. Демоны хотят того же. Это соблазн. А равновесие должно быть между мирами. Я хотела только самое лучшее для всех нас.
        - Геральда, ты стала убийцей, - сказал Самуил, и тогда демоница окаменела, будто получила жестокую пощечину от самого дорогого ей демона-мужа.
        - Соблазн убил меня, Самуил, когда я полюбила не тебя, а гоблина. Неужели ты хочешь, чтобы я всем демонам рассказала, как я стала твоей женой? - Геральда уже не контролировала себя.
        Соломон в это время спрятал меня к себе за спину, почувствовав, как я задрожала всем телом от страха, накатившего на меня с лихвой.
        - Это было очень давно, Геральда. Сейчас важны наши дети, твой брат.
        - Да плевать мне на Авраама!!! Пусть дальше пребывает в забвении рядом с Лолой. Это ему наказание за то, что отнял у меня наших сыновей, Самуил. Пусть познает, что такое быть рядом с теми, кого любишь, но не имеешь возможности об этом сказать.
        - Пользоваться магией воскрешения из мертвых запрещено, - кто-то выкрикнул из толпы, собравшейся в холле за нами. - Как такое вообще допустили?
        Геральда лишь фыркнула, не ответив на вопрос.
        - Отдайте мне шар-судьбу, чтобы я закончила то, что давно пора было сделать, - зло бросила демоница. - Соломон, верни Анну домой, если хочешь сохранить ей жизнь, - с предупреждением сказала она сыну, а я в это время выглянула из-за него и тут же схлестнулась взглядом с Геральдой. - Анна, оставь моего сына в покое. Ты здесь - чужая! Не мучай его, черт возьми! Он же становится живым! Живым!!!
        - Мама, прекрати! - сказал, как отрезал Соломон, и все вокруг затаили дыхания.
        - Соломон…, - отчаяние Геральды было ощутимо за версту.
        - Ты ошиблась однажды, но на твоем пути появился отец. Разве это не есть любовь?! Нас с Людовиком бы не было, если бы ты не любила отца. Арка выбрала тебя для него - ты это знаешь.
        Геральда вновь заплакала, признавая очевидную правду.
        - Я не хочу, чтобы Царство Адово страдало из-за любви, - захныкала она.
        - Тогда, может, хватит сопротивляться ей? - осторожно сказала я, встав на ровне с Соломоном, но держась за его руку. Геральда иначе посмотрела на меня, будто проблеск осознания вдруг пронесся в ее взгляде, но она тут же отвела глаза в сторону.
        - Нет! Никаких гоблинов в моем мире! Никаких не перерожденных! Я против!!! Против!!! - как только Геральда выкрикнула своего обозленное заявление, она тут же выхватила из ослабевших рук Хранителя шар-судьбу Лолы и попыталась разбить его о пол. Не знаю, как так вышло, но я изо всех сил рванула вперед, желая сберечь хрупкую душу моей спасительницы. Той, которая пожертвовала собой и помогла мне выбраться из Зазеркалья.
        Соломон, его отец и демоны - всё, как в замедленной съемке немого кино. А моя жизнь вдруг начала проноситься перед глазами, начиная с первых моих осознанных шагов, улыбки моей мамы, игривого папы, изображающего коняшку. Меня лихо закрутило в радужном водовороте, в котором я видела себя со стороны. Первый класс, первый мальчик, поцеловавший меня украдкой, а я засмущалась и пожалилась маме, как только прибежала домой. Потом резкий скачек во времени, и я уже выпускница, спешащая влиться во взрослость.
        А следующий кадр… Соломон…
        Первая встреча, такое легкое столкновение на улице, изменившее всю мою земную жизнь. Его гипнотические глаза, полные губы, коварная наискось ухмылка. Взлохмаченные волосы, исключительно уложенные челкой на правый бок, волевой подбородок, который я безумно обожаю покусывать. Легкая небритость… Боже, разве можно было устоять перед ним? Да нет конечно! Разве стоит отвергать любовь, когда вот так - сама тебя находит, даже если ты совершенно в другом мире! Это глупо! Глупо отказываться от столь сильного чувства, как любовь. Поэтому я просто обязана донести до каждого демона в Царстве Адовом, что они упускают очень много времени впустую. Быть живым - значит чувствовать и ощущать.
        Шар-судьба с душой Лолы все-таки разбился, и тонкая ниточка, едва видимая для моих глаз, начала исчезать. Осколок стекла вонзился мне в ладошку, тем самым поранив руку до крови. Я рухнула на коленки, игнорируя истерический смех Геральды. Неужели ей удалось сделать так, чтобы теперь все не перерожденные души исчезли? Закрыв глаза, я глубоко вдохнула.
        - Анна…, - я издали слышала встревоженный голос Соломона, но он был так далеко от меня. - Анна, не делай этого!!! - вдруг заорал не своим голосом мой любимый муж. Раскрыв глаза, я поняла, что давно приняла решение и теперь на бессознательном уровне его воплощала. - Анна!!! Нет!!!
        Я уже протянула окровавленную руку, и ослабленная душа Лолы потянулась ко мне. Как только свершилось соединение, Геральда завыла и ринулась на меня, переоблачаясь на лету в оборотня. Страшнее демона нет на свете. Темная вуаль дымки окутала все вокруг, будто самая опасная грозовая туча нависла над городом и теперь намеревалась смыть с лица земли все постройки.
        - Я предупреждала тебя! - завопила рыком переоблачившаяся Геральда, нависая надо мной. На удивление я не боялась ее, а потому поднялась с пола и была готова ко всему, что бы не приготовила обезумевшая демоница.
        - Геральда, вы должны принять неизбежное! Это замкнутый круг, как вы не можете понять! Если сопротивляться, то бесконечность будет отбирать у вас самое родное для вас - ваших сыновей, мужа. Вы отдали свою душу за любовь, но с вами все сложилось иначе. Увы, так бывает. И на Земле такое тоже есть. Наказывать за это не перерожденные души - жестоко. У каждого своя история, поймите же. Любить - это прекрасно! Любить - значит жить, Геральда. Дайте шанс всем нам. Дайте шанс себе, и тогда вы увидите, что все было напрасно: разлучить нас с Соломоном не удастся, если только вы не хотите, чтобы он повторил судьбу вашего брата или Людовика.
        Демоница зависла в воздухе, но по-прежнему не давала возможности Соломону и остальным пробраться вовнутрь и высвободить меня.
        - Ты думаешь, что всё было напрасно? - шокировано переспросила она.
        - Вы спасали своих сыновей, но отчасти лишь от своих собственных ошибок. Поэтому страх двигал вами, - кивнув, я пояснила свои мысли.
        - Неужели ты полюбила Соломона, Анна?
        - Всем сердцем. Вы только послушайте, как оно бьется, когда я слышу только его имя, - улыбнулась я, понемногу пробивая очерствевшую броню матери своего мужа. - А душа… я счастлива рядом с ним.
        Дезориентированная Геральда замешкалась, а потому Соломону все-таки удалось проникнуть сквозь облако тьмы его матери. Защищая меня собой, он намеревался обрушить весь свой гнев на оборотня, но я крепко ухватилась за его руку, тем самым препятствуя Соломону обратиться в свою истинную сущность. Когда мой любимый с недоумением посмотрел на меня, я покачала головой, безмолвно говоря, что все в порядке - нужно больше времени. И я оказалась права - мать Соломона видела, как я смотрела на ее сына, а потом она увидела Самуила и совсем вернулась в прежнее состояние. Отец Соломона мгновенно оказался рядом с женой и обнял ее, целуя и успокаивая. Геральда расплакалась, раскаиваясь в содеянном.
        Соломон притянул меня к себе, прошептав на ухо:
        - Будет очень долгий разговор, Анна, - прозвучало с угрозой.
        - Знаю, - согласилась я, прекрасно понимая, что рисковала собой не на шутку, но оно того стоило. Теперь душа Лолы в полной безопасности - во мне.
        К нам подошел Хранитель, снимая с головы капюшон. От него веяло прохладой. Мне стало не по себе от того, что теперь старик выглядел иначе.
        - А что ты хотела, дорогуша, - буркнул он, - нам, Хранителям, не позволено выбирать себе новый облик.
        - Могли бы оставаться просто духом, как там на краю реки с лавой, - подмигнула я, и Хранитель хохотнул. - Что мне теперь делать с этим? - все еще обнимая Соломона, я протянула окровавленную, зажатую ладошку.
        - Надо найти новый стеклянный шар, - сказал Соломон, переглядываясь с Хранителем.
        - А может… может все-таки дадим шанс Лоле? - осторожно спросила я, но нас услышала Геральда. Шмыгнув носом, мать моего мужа подошла к нам, и я до неприличного напряглась, готовая к новой порции откровений, чтобы переубедить демоницу.
        - Я согласна, - заявила она.
        - Но тогда ты навсегда прекратишь свое существование, - одернул Хранитель. Мы все переглянулись, не понимая, о чем эти оба.
        - Я пожертвую собой. Отдам последнюю магию, которая поддерживает меня столько лет, - объяснилась Геральда, и Самуил тут же замотал отрицательно головой, не согласный с решением жены.
        - Нет! Опять жертвы. Опять терять любимого… нет, Геральда.
        - Ты правильно сказал, что я убийца. Поэтому дай мне возможность искупить вину за содеянное, - взмолилась Геральда. Самуил уже впал в отчаяние и искал поддержки со стороны сына, демонов и даже Хранителя. Демоница обняла своего мужа и что-то прошептала, сподвигнув его на кивок, а затем Геральда начала произносить странные фразы, отходя от всех нас назад. На наших глазах она начала исчезать…
        - Геральда! - Самуил взревел, упав на колени.
        - Мама…, - Соломон был на грани, но я крепко держала его, безмолвно поддерживая мужа.
        Все молча разбрелись, как только Геральда навсегда исчезла из мира Царства. Хранитель буркнул, что у нее не будет шанса вернуться, потому что ее поддерживала опасная магия. Демоница устроила переполох в Царстве, и как только стало известно, что не перерожденные души начали переоблачаться и находить свою сущность тут, мы все осознали, ради чего Геральда отдала свою жизнь. Я была безумно благодарна ей за возможность вернуть Лолу и вдохнуть в нее жизнь. Главное теперь все провернуть, но чуть позже.
        - Ты как? - спросила я у Соломона, когда вошла в его кабинет спустя пару дней после случившегося. Он задумчиво смотрел в одну точку.
        - Ты должна отдыхать, Анна, - безэмоционально сказал он. Я обошла стол и встала возле мужа.
        - Нам надо поговорить, Лорд, - намеренно назвала его так, чтобы обратить на себя внимание. Соломону не нравилось, когда я официально обращалась к нему, вынуждая посмотреть в глаза. Я улыбнулась. - Со мной все хорошо, любимый. Правда. Твой персональный лекарь осмотрел меня всю, и заявил, чтобы по пустякам не вызывали, - я хихикнула, но Соломон оставался неподвижным в выражении лица. Тогда я приняла другую тактику: села ему на колени и обняла за шею. Соломон сдался, утыкаясь носом мне в плечо. Со свистом вдохнул и принялся целовать мне шею. - Ну, наконец-то, - промолвила я, - Соломон, я скучаю по тебе. Возвращайся ко мне, пожалуйста.
        - Я всегда рядом, Аня. Всегда, - прошептал мой любимый лорд. - Я боялся, что вновь тебя потеряю, потому что однажды тебя уже украли у меня из-под носа.
        - Ты мне лучше расскажи, как ты оказался в холле, где я подслушивала? - отпрянув от мужа, я нахмурилась и пристально изучала его лицо, глаза, мимику.
        - Услышал мысли, - коротко бросил он, но тут же добавил: - я немного слукавил тогда в спальне. Хотел, чтобы ты открылась мне.
        - Ах ты! - я хлопнула ему ладошкой по груди и рассмеялась. - Буду знать теперь!
        - Нет! - требовательно заявил Соломон. - Никаких секретов, Аня.
        - Прям совсем-совсем никаких? - игриво надула губы и начала обрушивать поцелуи на сладкие губы Соломона.
        - Никаких, - твердо ответил он. - Ну что? Когда будем объявлять Царству, что скоро на свет появится наследник?
        А вот тут поправочка… какие еще наследники? Я наскоро слезла с колен Соломона и торопливо зашагала на выход. Но мой любимый демон меня опередил, вновь воспользовавшись своими силами переобращения. Преградил собой дверь кабинета и, накрыв мой плоский животик, Соломон коварно ухмыльнулся.
        - Это случилось, любимая.
        Я обалдела от того, что Соломон все-таки узнал о беременности, хотя старалась вообще не думать об этом, и сказать ему немного позже, а не настолько раннем сроке. Вот вам и первая ночь любви.
        - И теперь я просто обязан носить тебя на руках, а еще запереть на самой верхней башне, - пошутил Соломон, обнимая меня и целуя в губы. Я растаяла… почувствовав себя по-настоящему самой счастливой, любимой и нужной.
        Пророчество о том, что мой приход все изменит, частично, конечно воплотилось. А я считаю, мы сами создаем свою судьбу. Ведь не полюби я Соломона с самой первой встречи тогда на улице у себя дома, ни о какой любви потом не было бы и речи.
        - Ты же знаешь, что я люблю тебя всем своим сердцем, - прерывая сладость поцелуя, прошептала я. Соломон посмотрел мне в глаза, вновь опаивая гипнотической смесью необычайного желания обладать им прямо сейчас.
        - Знаю. Потому что я безумно люблю тебя, моя королева.
        ЭПИЛОГ
        В Царстве Адовом, наконец, наступил мир и порядок. Не перерожденные души обрели покой, проходя все стадии. Каждая душа нашла утешение и приняла новую роль. Некоторое время демоны противились нововведениям и изменениям в Царстве, но очень скоро все встало на свои места. Я видела, как гоблины радостно делились своими воспоминания из прошлой жизни на Земле, а демоны заслушивались и начинали мечтать.
        - Лола! - Аня окликнула меня, взмахнув рукой.
        Да-да! Это я - Лола. Живая, полная сил и самая счастливая жена своего демона. Авраам где-то с Соломоном снова пропадали на Земле. Мой муж-путешественник решил сдержать свое обещание и намеревался сводить Тёмного Лорда в земной бар, чтобы тот попробовал напитки, от которых, как он выражался, балдели люди. Ну-ну, удачи, Авраам. Я мысленно посмеялась над проделками мужа, потому что моя чудесная подруга, практически сестричка - Анна, уже проинструктировала Соломона, чем по утру могут отразиться их посиделки.
        - Я тут! - откликнулась я, поднимаясь на ноги.
        Густая трава скрывала меня ото всех - этот кусочек рая Авраам сделал для нас двоих, когда мы пребывали в долгой разлуке. Даже не верится до сих пор, что я вновь дышу и ощущаю, как кислород ласкает мои легкие. А сердце… я тут же приложила руку к груди, в очередной раз убеждаясь, что это не сон - это живой стук. Выдохнула с облегчением, и двинулась по направлению к беременной на пятом месяце Ане.
        - Они вернулись! - запыхавшись, объявила она. Улыбаясь широко, Аня едва сдерживалась от смеха.
        - Ну! Не томи, что они натворили, и почему ты не дождалась меня?
        - Да как тут смолчать-то! - отмахнулась она, взяв меня под локоть. - Как я и сказала, у Авраама ничего не вышло. Соломон не поддался соблазну, а потому бросил его там, а сам вернулся наперед. Теперь дядька метает молнии по всему замку и заявляет, что тот предатель.
        Мы обе рассмеялись.
        Когда я помогла Ане выбраться из-за Зазеркалья, я даже не представляла, что она вернется за нами с Авраамом. Я потерялась во времени, и уж тем более не знала, что моя душа была сохранена у Хранителей, ведь именно ею я пожертвовала ради других душ. Тогда я думала, что Авраам никогда не простит мне моего решения, но, когда Соломону удалось уговорить старика-ворчуна (так пересказывала Анна), они нашли Лунную пыль в закромах у моего любимого и использовали магию. Ане чудом удалось сохранить в себе мою частичку души, и потому заклинание сработало в правильном русле - я не стала оборотнем, а вновь вернулась живой из мира забытья. Оставалось вызволить Авраама, но тут нам на помощь уже пришли гоблины. Оказалось, пограничное состояние между переобращениями очень тонкое, а потому легко найти вход, как это делала Азада, или та же Геральда. Соломон и его отец Самуил отыскали такой вход, и, наконец, мы с Авраамом воссоединились.
        Вернувшись в замок, Анна ушла к мужу, а я ринулась на поиски разъяренного Авраама.
        - Где ты, Авраам? - я заглянула в главную залу, готовящуюся к празднованию новой Красной Луны.
        - Я здесь, любовь моя, - пропел мой муж, чем только напугал. Я подпрыгнула на месте.
        - Ну что за привычка? - возмутилась я, а Авраам уже закрутил меня в танце, уволакивая прямо к центру. - Я уже в курсе твоей трагедии, - засмеявшись, я постаралась сильно не посмеиваться над мужем.
        - Да ну его, моя Лола… Главное, что теперь ты рядом со мной, любовь моя.
        - Столько лет, я уже отчаялась и смирилась, - призналась в своем страхе. Авраам остановил наш танец и обнял меня так сильно, что я уже не могла даже вдохнуть. Похлопав ему по лопаткам, я мысленно дала знать, что обратно возвращаться желания нет от слова совсем.
        - Я скучал по тебе, родная, - а это страх Авраама, - боялся, что уже никогда не сумею вернуть тебя и любить так, как только я мог.
        - Мне всегда будет мало, особенно, после стольких упущенных секунд, - промолвив, я обвила шею мужа и притянула ближе к лицу.
        - Тогда нам не стоит тут задерживаться, - лукавая ухмылка мужа уже обещала нечто особенное. Один миг, и мы испарились из огромной залы, оказываясь в своей спальне.
        Что бы с нами не происходило, нужно верить - это не навсегда. Открываться настоящим чувствам и не бояться, что любовь может оказаться жестокой для нас. Это шанс, который выпадает лишь раз. Не воспользоваться им, значит не узнать, какое прекрасное и волшебное ощущение дарит любимая половинка.
        - Я люблю тебя, Лола…
        - И я тебя, Авраам.
        КОНЕЦ.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к