Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Синтез Кирилл Валерьевич Волков

        Если у тебя нет планов на жизнь, и ты выходишь из дома ближе к обеду с последней сигаретой в кармане, раздумывая о том, чем же будешь сегодня ужинать… Что ж, сам виноват.
        Вселенная не любит, когда ее части бесцельно болтаются на месте, и вовлекает их напряженную и безумную гонку на выживание.
        Вжух - и тебе на голову валится новая жизнь. Она почти как старая, только отлежаться в сторонке тут, увы, не получится. Бросай свою недокуренную сигарету и беги… Упс, не успел, бедняга. Сочувствуем.
        Что может помочь в этой ситуации? Определенно, темное прошлое. У всех есть темное прошлое.

        Синтез

        Глава 1

        Солнечные лучи, пробивающиеся сквозь неплотно задернутые шторы, освещали запущенную комнатушку со следами многочисленных попоек. Один из них, проникая все дальше синхронно с движением светила, как раз добрался до первоисточника всего окружающего бардака.
        Лежащее на кровати человеческое тело беспокойно дернулось, затем открыло глаза и неторопливо перекатилось в сидячее состояние. Человек с минуту посидел неподвижно, буравя взглядом валяющуюся около кровати банку из-под дешевого пива. Затем с усилием потер ладонями лицо, прогоняя остатки сонной одури, и встал на ноги. Его немного покачивало, не то со сна, не то в результате чрезмерного употребления алкоголя накануне, но на ногах тем не менее человек стоял весьма уверенно. Он направился в сторону ванной, лавируя между разбросанными по комнате предметами мебели и одежды. Около двери зацепил краем глаза висящий на стене потрепанный календарь. «14 июня» было многократно обведено жирным маркером. Привычно покатав в голове эту дату - как всегда безуспешно, никаких ассоциаций она по-прежнему не вызывала - человек пошел дальше, вяло размышляя о том, чтобы выкинуть наконец эту штуку. В конце концов, он начисто забыл, что собирался делать (или что должно произойти?) четырнадцатого числа, тем более, что сейчас уже восемнадцатое… или двадцатое? А, к черту, какая разница. Нужно поскорее добраться до кухни и
найти там что-нибудь попить, пока проклятая жажда его не доконала.
        Увы, на кухне не оказалось ничего, кроме безотказного крана. Отодвинув в сторону стопку немытых тарелок, он напился теплой водопроводной воды, привычно морщась от запаха хлорки. Что дальше? Дальше хорошо бы что-то съесть. Но для этого, к сожалению, придется выбраться в город за продуктами. Кажется, он оставлял небольшую заначку в книгах, пару дней назад. Шестой том какой-то энциклопедии, что ли. Остается надеяться, что память не подводит… и он не добрался до этих купюр раньше.
        Спустя полчаса мужчина топтался у входа в квартиру, втискивая ноги в растоптанные кроссовки, некогда черные, а теперь неопределенного бурого цвета. Поколебавшись секунду между тонкой штормовкой и джинсовой курткой, выбрал первую. В конце концов, именно в ее карманах, кажется, валялись початая пачка сигарет и зажигалка. Возиться с их поисками по карманам прямо сейчас было лень. Уже занеся ногу над порогом, он обернулся и взглянул направо. Там, в узком проеме между двух шкафчиков, висело зеркало.
        С той стороны стекла на него смотрел угрюмый мужчина лет сорока пяти, среднего роста, полноватый, слегка обрюзгший, с приличными залысинами и небритым осунувшимся лицом. Вдобавок, если судить по синякам под глазами, не спавший трое суток подряд. В глазах зазеркального близнеца читался едва заметный вопрос. Настолько слабо заметный, что нельзя было толком понять, «почему?» это, «и что дальше?» или «сколько еще?..»
        Чуть слышно вздохнув, человек отвернулся и вышел из квартиры. Зеркало привычно отразило вместо него выцветшие обои в мелкий цветочек.
        ***
        Пошатавшись по ближайшим к дому магазинчикам, мужчина в который раз проверил свой кошелек, на дне которого уныло перекатывались две двухрублевые монеты, и обругал себя за склонность к излишествам. На потраченную накануне заначку можно было купить еды на неделю, и не заморачиваться сейчас поиском подработки. Как на зло, он встал слишком поздно, и товар во всех привычных точках давно закончили разгружать. Оставалось лишь брести куда глаза глядят и надеяться на счастливый случай.
        Решив срезать путь, он свернул в узкий грязный проулок между двумя домами. Настроение окончательно испортилось, и мужчина вытащил из кармана пачку с последней сигаретой. В довершение всех бед зажигалка отказалась работать, лишь фонтанировала бесполезными искрами.
        Сосредоточившись на крошечном колесике, проворачивая его снова и снова - то резко, то плавно, он пропустил момент, когда мимо него кто-то стремительно пронесся. Лишь мелькнули рыжие волосы, и топот ног исчез за углом. А вот бежавших следом крепких ребят проигнорировать не получилось при всем желании. Бегущий первым ударил его плечом, отбрасывая к стене. Мужчина крепко приложился коленом об асфальт, выронил зажигалку и сломал последнюю сигарету пополам. Выругавшись, он дернулся было вслед обидчикам, но быстро передумал. Не хватало еще и по морде получить вдобавок ко всем сегодняшним бедам.
        Нашарил вывалянную в грязи зажигалку, обтер ее о полу куртки и плавно крутанул колесико. Крохотный огонек на пару секунд заплясал на ветру, успев поджечь тонкую бумагу. Человек с наслаждением затянулся укороченной сигаретой и оценивающе взглянул на лежащий на ладони зеленый пластиковый цилиндрик. Выбросить ее, что ли, наконец? А потом тратиться на новую…
        Сверху, над головой, что-то грохнуло. Мужчина не успел среагировать, как прямо перед ним на землю рухнуло человеческое тело. Упало оно с отчетливым хрустом, и брызги крови, разлетевшиеся в радиусе нескольких метров, тоже были не слишком-то хорошим признаком. На мгновение он замер, оторопело глядя на предполагаемый труп, затем поднял голову и посмотрел наверх. Там все было без изменений - две глухие стены соседних девятиэтажек, без единого окна. Выходит, прыгун сиганул с самого верху… ну да, вот и кусок антенны зажат в руке. Старички крайнего подъезда остались без любимых сериалов…
        Мужчина уже собрался было развернуться и незаметно покинуть неудачливый переулок, пока его никто не заметил, когда прыгун вдруг пошевелился и еле слышно застонал. Поколебавшись, он все-таки подошел к распластавшемуся на асфальте телу и присел, не очень представляя, чем он может помочь.
        Прыгун дернулся активнее, затем его голова, явственно сидевшая на теле под нездоровым углом, выкрутилась совсем уж страшно. Залитый кровью глаз уставился на незадачливого помощника с явственно читаемой злобой. Пару секунд прыгун изучал лицо склонившегося над собой человека, затем издал протяжное шипение и перевалился на бок. Его рука метнулась вперед и мертвой хваткой вцепилась в запястье мужчины. Тот дернулся от неожиданности и боли и попытался отобрать свою конечность - но как бы не так. Умирающий держался мертвой хваткой. Вдобавок он попытался что-то сказать, но из-за выбитых зубов было очень сложно разобрать смысл шипяще-свистящих фраз. Лишь наклонившись ближе, мужчина разобрал:
        - Помогхиии… Помогхии ей… Долшшен… Будешь долшшен… Тты…
        По лицу умирающего прошла волна спазмов, и он обмяк, отпустив чужую руку. Не ожидавший этого, мужчина не удержался на ногах и сел прямо в лужу, чтобы через мгновение с проклятьями взвиться вверх. Потирая ноющее запястье, он почувствовал под пальцами посторонний предмет. Взглянув на руку, мужчина с удивление обнаружил приклеенный к коже белый диск сантиметров пяти в диаметре. Попытавшись его отделить, он удивился еще больше. Проклятая штуковина решительно отказывалась отрываться, она как будто вросла в кожу запястья… да какая там кожа, диск даже не сдвигался с места, несмотря на все усилия мужчины. В довершение всего, диск, потревоженный прикосновениями пальцев, вдруг ожил. По его краю побежала тоненькая световая дорожка, рисуя сходящуюся к центру спираль. Оборот за оборотом, все быстрее и быстрее.
        Дорожка добралась до центра, диск едва заметно колыхнулся, и над ним возникла висящая в воздухе табличка с надписью, выполненной необычным шрифтом, стилизованным под что-то наподобие скандинавских рун.
        «Возрадуйся, смертный!»  - гласила надпись.  - «Ты обратил на себя внимание одной из высших сущностей, и тем самым обрел шанс придать своей никчемной жизни смысл. Оправдай возложенные на тебя ожидания - и тебе воздастся.»
        - Что за… чертовщина?  - растерянно пробормотал мужчина и еще раз попытался оторвать штуковину от руки. Снова безуспешно.  - Смертный… надо же. Напридумывают игрушек дурацких. Как ее хотя бы выключить…
        Никаких явных органов управления на диске не имелось, нажатия в разные точки поверхности он проигнорировал, табличка и вовсе болталась бесплотным фантомом, легко проходя сквозь материальные предметы. Может быть, мужчина и нашел бы способ коммуникации с новой «игрушкой», но его занятие грубо прервали. Мощный удар, нанесенный со спины, швырнул обмякшее тело прямо в останки незадачливого «прыгуна», попутно надежно выключив его сознание.
        Группа людей в черных комбинезонах, один из которых и нанес удар, выстроились полукругом, рассматривая получившийся в результате «натюрморт».
        - И кто это?  - раздраженно спросил один из них, по-видимому главарь, поправляя узкие щегольские очки.  - Вроде бы с ней был всего один пес, откуда взялся второй?
        - Завербовала новичка?  - предположил стоящий слева от него крепыш.  - Она прекрасно понимает, в каком положении оказалась. Могла ухватиться за соломинку.
        - Не неси бред,  - фыркнул мужчина в очках.  - Первый уровень? Да еще и такой… низкосортный материал? Мы подошли, почти не скрываясь, а он даже ухом не повел. Потраченный Зародыш жалко, он стоил сотни таких, как этот болван.
        - Добить?  - спокойно поинтересовался крепыш, поигрывая зажатой в руке металлической битой. На ее блестящем боку проступал свежий кровавый след.
        - А он что, еще жив?  - удивился главный.  - Добей… а, хотя постой.  - Он прижал к уху правую руку, прикрывая висящую там гарнитуру, и кивнул в ответ лишь ему одному слышимым словам.  - Ее догнали. Рядом, в соседнем кармане. Прихватите этого увальня, может пригодиться при, хм, переговорах.
        Мужчина усмехнулся и первым шагнул к входу из переулка, старательно перешагнув через изломанный труп «прыгуна», перекрывавший ему путь. За ним последовали остальные. Последняя пара аккуратно подхватила тело неудачливого «новобранца», который так и не успел узнать, кто и зачем записал его в свои ряды. Носки его ботинок вычерчивали на грязном асфальте причудливые красные линии.
        ***
        Очнувшись, он не сразу понял, что происходит. Перед лицом на фоне проплывающей мимо земли висело знакомое окно, окончательно дезориентируя и сбивая с толку. Пытаясь побыстрее прийти в себя, мужчина пробежал глазами по причудливым буковкам.
        Текст сообщал, что он, Игнатьев Артем, сорока шести лет отроду, является человеком, смертным, первого уровня. Информация была не то чтобы сильно свежая - большую часть прочитанного Артем и так знал о себе вот уже четыре с половиной десятка лет.
        Дальше было поинтересней. Небольшая табличка из трех строк поведала ему, что в наличии у него имеются
        Сила - 0,6
        Ловкость - 0,4
        Выносливость - 0,4
        Небольшая сноска снизу уточняла - «от общепринятого стандарта».
        На этом месте Артем явственно почувствовал, как начинает вскипать его мозг. Возможно, причиной этого была общая необычность обстановки, а может, «средняя травма головы», которая вместе с двумя «легкими травмами рук» завершала короткое описание.
        Артем с четвертой попытки смахнул из поля зрения упорное окно и поднял голову, преодолевая адскую боль в затылке. Разглядеть удалось немногое. Его быстро волокли куда-то, заломив руки за спину, причем утащить умудрились далеко - окрестности выглядели совершенно незнакомо. Узкая улица с грунтовым покрытием, ограниченная с двух сторон высокими глинобитными стенами. Ничего похожего в районе его проживания не было уже лет с полсотни.
        Слабые трепыхания пленника его конвоиры проигнорировали, продолжая шагать вслед за остальной частью отряда. Артем понадеялся, что они доберутся до места до того, как его конечности окончательно вырвут из плечевых суставов.
        Его мечта оперативно сбылась - пройдя еще полсотни метров, отряд свернул налево, оказавшись на небольшой круглой площадке, огороженной все теми же стенами. Никаких строений, деревьев и прочих объектов ландшафта на площадке не было, но посмотреть, тем не менее, было на что. К противоположной от входа стене прижалась невысокая рыжеволосая девушка с окровавленным лицом. В правой руке у нее был зажат внушительных размеров тесак, а левой девушка держала над головой небольшой круглый предмет. У ее ног валялся один из преследователей, не то мертвый, не то тяжело раненый. Еще один лежал ближе к центру площадки, но в его случае сомнений быть не могло - отсутствие половины черепа служило бесспорным свидетельством в пользу смерти.
        Глава преследователей машинальным жестом поправил очки и шагнул вперед, оставив, однако, между собой и девушкой цепочку своих бойцов.
        - Спокойно, давайте не будем делать резких движений,  - вкрадчивым голосом произнес он.  - Вам больше некуда бежать. Признайте это, проявите хоть каплю благоразумия.
        - Еще шаг, и я уничтожу груз!  - нервно крикнула девушка и тряхнула зажатым в кулаке предметом. Ее голова вертелась из стороны в сторону, отслеживая перемещения окружающих ее врагов.
        - Это должно звучать как угроза?  - хмыкнул главарь.  - Я вас разочарую, но нам заплатили за перехват, а не за доставку. Уничтожение груза нас также устроит.
        - Да ладно? Так чего же ты придержал своих псов?  - голос девушки звучал насмешливо, однако против ее желания в нем явственно прозвучала нотка неуверенности.
        - Я не знаю, что у тебя за груз, но, судя по суете вокруг него, он довольно дорого стоит,  - пожал плечами мужчина.  - Мы бы не отказались от бонуса, денег, в конце концов, много не бывает. А взамен… взамен мы можем не слишком усердствовать в преследовании. В конце концов, за твою голову обещают сущие копейки.
        Девушка, казалось, заколебалась. На ее лице сквозь маску показной невозмутимости проступила усталость и какая-то обреченность. Судя по всему, никаких путей для бегства она не видела, но на предложение о сдаче соглашаться тем не менее не спешила.
        - Ах да,  - вдруг всплеснул руками главарь.  - У меня есть еще кое-что. Возможно, вас заинтересует. Точнее… кое-кто.
        По его сигналу конвоиры выволокли Артема вперед. Главарь взял его за волосы и продемонстрировал девушке. Та пару секунд всматривалась в черты его лица, затем неуверенно спросила:
        - И что это должно значить? Кто он такой?
        - Вы так легко отказываетесь от вашего очередного, хм, друга?  - хохотнул главарь.  - Знаете, я был о вас лучшего мнения.
        - Я вижу его в первый раз в жизни,  - фыркнула девушка.  - Что за дешевый блеф…
        Главарь задумчиво взглянул в лицо пленника и равнодушно пожал плечами.
        - Ну что же, значит, я ошибся. Бывает. Уберите это.
        Стоящий за плечом главаря бритый крепыш шагнул вперед и потянулся к пленнику, которого по-прежнему удерживала пара конвоиров. Одновременно с этим, воспользовавшаяся удачным моментом девушка швырнула свой тесак в ближайшего врага и сунула руку за пазуху. Охрана главаря сгруппировалась, перекрывая Артему обзор. Там, где стояла девушка, что-то с грохотом взорвалось, густое облако дыма почти мгновенно распространилось по всей площадке, снижая видимость до нуля. Почти сразу раздалось еще несколько взрывов, в дыму с воплями заметались какие-то фигуры. Главарь, которого в суматохе сбили с ног, наконец сумел подняться и резко взмахнул руками. Неожиданно этот жест оказался более чем эффективен в пресечении творившегося бардака - невесть откуда взявшийся мощный порыв ветра рассеял дымное облако.
        Обстановка практически не изменилась - все та же площадка, те же настороженно осматривающиеся по сторонам люди в черных комбинезонах… Лишь вместо девушки - грубый пролом в стене.
        - Дьявол,  - на удивление спокойно подытожил главарь.  - Судя по всему, мы действительно ухватили пустышку. Ну, или этот груз для нее куда больше, чем обычный заказ. Что ж… надеюсь, вы догадались выслать в лабиринт заслон?
        - Конечно,  - отозвался один из стоявших в оцеплении.  - Далеко не уйдет, в любом случае.
        - Вперед,  - буркнул главарь, направляясь к пролому.  - Мы потратили на беготню уже слишком много времени…
        - А что делать с этим?  - окликнул его крепыш.
        - С кем?  - обернулся главарь. Его прищуренные глаза равнодушно взглянули на поникшую голову Артема сквозь стекла очков.  - Я же сказал, убейте его. Нам еще свидетелей не хватало. Да, вы, парочка неудачников. Приберитесь здесь. Потом догоните.
        Крепыш перехватил поудобнее голову пленника и плавным резким движением провернул ее на сто восемьдесят градусов. Тело Артема упало в грязь, и взгляд его застывших глаз равнодушно уперся в издевательскую надпись на очередной табличке:
        «Вы погибли. Поскольку ваш статус - „смертный“, воскрешение невозможно.
        Внимание! Вы можете пожертвовать свой шанс на перерождение и активировать протокол „Последний шанс“.
        Длительность действия протокола зависит от вашего статуса, уровня и количества накопленной энергии. Предложение действительно в течении 30… 29… 28… секунд.»
        ***
        Один за другим охотники скрылись в проломе. Двое «неудачников», бывшие конвоиры, переглянулись и тяжело вздохнули.
        - Да сколько уже можно-то нас гнобить,  - пробурчал один из них, направляясь к безголовому телу своего соратника.  - Это уже беспредел какой-то. Мало того, что выплаты на треть урезал, еще и гоняет по всему говну, какое только встречается.
        - Знаешь, могло быть и хуже,  - философски отозвался второй.  - В конце концов, он мог бы нас и шлепнуть тогда. Я как увидел его глаза - точно думал, шлепнет. Представляешь, у него белок весь красный был, даже светился чуть-чуть. Вот, думаю, сейчас каак шваркнет, и в клочья.
        - Все равно…  - мужчина замер, прервавшись на полуслове, затем резко обернулся, выхватывая клинок. Напарник моментально последовал его примеру. На их глазах мертвец со свернутой шеей неуклюже заворочался в грязи, пытаясь подняться на ноги.
        - Тьфу ты, черт. И этот туда же. Слушай, чем она их цепляет, слушай?  - наемник с интересом наблюдал за шевелящимся телом.  - Он же новичок, считай, только что завербован. Вряд ли она успела с ним переспать, например, а? Ради чего он тут корячится тогда?
        - Болван ты,  - буркнул второй.  - Он потому и согласился, что свежак. Не знает ни черта, последствий не осознает. Что ему то перерождение? А,  - он махнул рукой и вложил клинок обратно в ножны.  - Эй, куда, не лезь к нему! Еще цапнет. Ты его не остановишь своей зубочисткой.
        - И что его, так бросить?  - озадачился первый, задумчиво изучая тонкий клинок своей шпаги. Да, пожалуй, против нечувствительного к боли мертвеца лучше подошел бы топор…  - Нам же сказали прибраться.
        - Дебил, он первого уровня! Ты слушаешь вообще, что я тебе говорю? Ему жить пару минут… хех, ну как жить, существовать. Он встать не успеет. Помоги лучше обшмонать нашего безголового, во всех смыслах, «друга» Гастона. У него дочерта монеток приныкано должно быть.
        - Толку-то от тех монет, босс все равно отберет.  - в голосе наемника причудливо смешались жадность, лень и разочарование.
        - Отберет или не отберет, это еще вопрос,  - напарник лентяя шустро ощупывал швы плотного комбинезона.  - А вот если узнает, что мы забиваем на его поручения на штрафном сроке, вот тогда нам будет атата.
        Негромко переругиваясь, напарники закончили обшаривать одно тело и принялись за другое. Тем временем оживший мертвец поднялся-таки на ноги, решительно ухватил себя за голову и с хрустом провернул, возвращая ей привычное положение. Затем его внимание привлек мерцающий на запястье диск. Мертвец удивительно ловко ухватил его своими плохо гнущимися пальцами и резким движением вырвал буквально с мясом. Ленивый наемник, случайно поднявший голову как раз в этот момент, удивленно распахнул глаза.
        - Слушай,  - спросил он, видя, что мертвец все еще стоит на ногах,  - а как он это делает?
        - Что делает?  - раздраженно переспросил его напарник.
        - Ну, двигается без терминала.
        - Что?  - второй наемник тоже взглянул на мертвеца. Тот в этот момент стиснул вырванную из руки конструкцию и раздавил ее в кулаке. Взглянув на обломки, отшвырнул их в сторону и перевел взгляд на напарников.
        - Что за…
        - Какого…  - начали они одновременно, но договорить не успели. Мертвец с негромким хлопком моментально перенесся через разделяющие его и его цели полтора десятка метров, аккуратно обхватил руками головы наемников и совместил их в одной точке пространства. Хлопки лопнувших черепов были практически не слышны на фоне звука потревоженного телепортацией воздуха.
        Оглядев получившуюся картину, мертвец удовлетворенно кивнул и шагнул было в сторону выхода. Но затем, будто что-то вспомнив, оглянулся в сторону пролома, поколебался несколько секунд и решительно развернулся. Его неуклюжая фигура неожиданно резво преодолела расстояние до пролома и ловко проскользнула внутрь.
        Напоследок с громким шипением сработали закрепленные на телах наемников термитные шашки, дотла сжигая все следы. Все, что осталось - лишь пепел и оплавленные осколки кирпича.

        Глава 2

        Лидер наемного отряда «Алчных псов», Джин А. Фолл, чувствовал, как в его груди все сильнее разрастается огонь гнева и раздражения. Неделю назад, когда к нему обратился один из постоянных клиентов с предложением намного подзаработать, перехватив курьера с грузом, он легко согласился. Предложенная плата была очень хороша для такой не слишком сложной работёнки, да и груз им разрешили оставить себе… Единственное, что немного смущало - это личность предполагаемого курьера. К сожалению, Джин и его люди ранее не пересекались с этой широко известной в узких кругах личностью, и он посчитал ее славу чрезмерно раздутой.
        Увы, он ошибся. Девчонка уходила он них раз за разом, выкручиваясь из самых безнадежных ситуаций, убивая его людей одного за другим. «Призрачный курьер» на все сто процентов подтвердила свое самое известное прозвище… Впрочем, как и другое, известное не так широко. «Черная вдова» за неделю погони умудрилась сменить двух напарников, и их ликвидация стоила изрядных усилий.
        Выслеживая мечущуюся по всему Лучу цель, отряд потратил просто прорву денег и ценных ресурсов. Еще день-два, и работать им пришлось бы в убыток. К счастью, наконец-то удача Призраку изменила. Ее удалось зажать в одном из тупиков Лабиринта, и казалось, что жить ей остается считанные минуты…
        Да вот как бы не так!
        Истекал второй час беготни по темным кривым переходам, но закутанная в черный плащ юркая фигурка все ускользала и ускользала, уводя погоню к самой Границе. При этом она сохраняла присутствие духа и до последнего не теряла надежды на спасение, путала следы, устраивала ловушки, вывела преследователей на гнездо какой-то мерзкой твари, от которой едва удалось отвязаться. Дважды она пыталась проскользнуть сквозь кольцо преследователей, и второй раз остановили ее буквально чудом. Если бы Джин не пожертвовал одним из немногочисленных оставшихся у него кристаллов Зрения для внеочередного сканирования и успокоения собственных взвинченных нервов, чертовка ушла бы буквально по головам этих слепых идиотов!
        Но это все, это была ее лебединая песнь. Раненая в ногу, девчонка с трудом оторвалась и скрылась в «слепом пятне». Все выходы из него были перекрыты, кристалл все еще действовал, позволяя Джину с запасом видеть все окрестности. Это было долго, это было трудно и получилось не слишком выгодно, но… По крайней мере, теперь слава Курьера поработает на них. Они будут «те, кто наконец поймали», и этот негласный титул в коллекции обещает неплохую прибавку к будущим гонорарам.
        Джин зло ухмыльнулся и нырнул в темный зев узкого лаза. Темный камень, крысиные норы, в которых приходится передвигаться, согнувшись в три погибели, и темнота, которая презрительно игнорирует что обычные факелы, что дорогущие магические светильники. Невероятно «приятное» место, это «слепое пятно». И, как обычно, командир лезет в самое пекло. А почему? А потому что его подчиненные, олухи набитые, без него непременно пролюбят если не курьера, то груз уж точно, попутно половина из них переломает себе шеи и умудрится зарезаться о девчачий ножик Призрака. Безнадега…

***

        Когда спустя полтора часа Джин наконец выбрался из проклятой темной норы в мягкий сумрак лабиринта, его единственным желанием было рухнуть на землю и проспать сутки без перерыва. предварительно обмазавшись с ног до головы заживляющей мазью.
        Этот короткий отрезок жизни позволил ему осознать, насколько трудна жизнь охотничьих собак, и искренне им посочувствовать. Именно такой собакой, коротколапой полудохлой таксой он себя и ощущал. Нестись по узким туннелям в полной темноте, собирая головой все выступающие из стен камни, при том, что преследуемая жертва всеми силами пытается отправить тебя на тот свет… О, все это в прошлом. Все кончено. А если когда-нибудь он окажется в подобной ситуации, то за все деньги мира не полезет под землю сам. Он загонит туда всех своих балбесов, подопрет выход камнем покрупнее и оставит так на пару дней.
        Выбравшийся вслед за ним телохранитель швырнул на землю бесчувственное тело курьера, на всякий случай надежно, с хорошим запасом перемотанное веревками, и со стоном распрямился. Ну да, ему, дылде, пришлось куда хуже, с его почти что двумя метрами роста. Надо будет накинуть немного тем, кто ходил с ним вниз, заслужили, бедняги. За счет тех, кто бездельничал наверху…
        Джин раздраженно взглянул налево, туда, где в удобном кармашке из крупных валунов… должны были находиться…
        Его рука отработанным до автоматизма жестом выхватила из сумки кристалл, и невидимая волна силы прокатилась по окрестностям, формируя в сознании Джина шар с заключенным в ней причудливым созвездием. Созвездием из шести звезд - хотя тех должно было быть восемнадцать.
        - Дьявол!  - рявкнул Джин, отбрасывая бесполезный кристалл и хватая другой.  - К оружию! У нас проблемы!
        Кто бы ни расправился со всеми остававшимися на верху наемниками, он был достаточно хорош для того, чтобы избежать обнаружения стандартным сканирующим заклятьем. Оставалось надеяться, что враг все же недостаточно хорош для припасенного им козыря…
        Новый кристалл ритмично запульсировал, отслеживая в реальном времени и отображая все движущиеся предметы в радиусе пары десятков метров. Увы, снова неудача - в шаре лишь осторожные перемещения напряженных телохранителей, выбирающихся из норы у него за спиной. Либо враги умудрялись сохранять абсолютную неподвижность, либо держали дистанцию, либо…
        Джин отогнал мысль о приближающейся полной жопе как непродуктивную и внимательно осмотрел окрестности. Хм, никаких следов. Плохо. А еще плохо, что он поленился вскрывать отобранный у курьера груз на месте, малодушно отложив возню с многоуровневой защитой на потом, на более благоприятные время и место. Зная, что находится в свертке, можно было примерно прикинуть, кто мог бы за ним явиться. Ну, в самом деле, не курьера же спасать пришли? Могли еще, конечно, явиться за самими «псами», но они вроде бы старались не оставлять за собой недобитков…
        - Ты, проверь,  - ткнул Джин одного из своих людей, указывая на боковой проход. Выбрал он его наугад, но сейчас нужно было как можно быстрее уйти с просматриваемой площадки и затеряться в переходах.
        Боец настороженно направился в указанном направлении, нервно сжимая рукоять выставленного перед собой меча. Аккуратно шагнул вбок, заглядывая в коридор… Чья-то рука молниеносным движением ухватила бойца за воротник и мощным рывком затянула его за угол. Тот не успел даже дернуться - зато успел Джин. Толстая молния сорвалась с его левой руки и с грохотом пробила стену, поражая укрывшегося за ней нападавшего. Увы, тот предвидел такой поворот событий, и, прикрывшись телом многострадального бойца, атаковал прямо через образовавшийся пролом. Частично ослепленный собственным заклинанием, Джин в последний момент успел отбросить нападавшего неструктурированным силовым толчком. Враг швырнул обугленный труп в одного из его телохранителей и откатился вбок, пропуская мимо следующую молнию. Золотой браслет на руке Джина похолодел, сигнализируя о исчерпании емкости накопителя. Выругавшись, он отступил за спину Рондо, самого надежного из оставшихся в строю балбесов. Тот успел оценить скорость и увертливость их противника, и, отбросив клинок, тащил из-за пояса свои любимые монструозные револьверы. Джин, как маг,
крайне невысоко оценивал эффективность огнестрельного оружия вообще, но признавал, что в определенные моменты оно может быть незаменимым.
        С диким грохотом Рондо принялся выпускать пулю за пулей, смещая прицел вслед за мечущимся на ограниченном пространстве темным силуэтом. Нападающий вертелся юлой, успешно избегая попаданий, и Джин торопливо забормотал себе под нос, формируя управляющие команды для своих артефактов - не настолько удобных, как любимый браслет молний, но зато обладающих большей мощностью и площадью поражения. Еще пару секунд… Увы, враг тоже понимал, чем ему может грозить промедление в схватке с колдуном. Брошенный им нож сбил в сторону один из револьверов, и нападающий в длинном перекате влетел под ноги стрелку, нанося ему жестокий удар в самую уязвимую точку. Почувствовав угрозу, маг стиснул кулак, активируя одно из колец. Хлопок телепорта - и он вышел из зоны поражения. Развернуться и ударить сходу, пока он не успел… Успел. Плазменный шар, выпущенный Джином, встретился с телом Рондо на полдороге до цели и взорвался, опалив все в радиусе нескольких метров.
        Колдун мысленно выругался - он не мог позволить себе роскоши говорить вслух столь непродуктивные мысли - и принялся ставить щит. На то, что оставшаяся пара бойцов задержит нападающего, он уже не надеялся. Примерный уровень нападавшего он оценил, и эта оценка была не в их пользу. Что ж, стоило поблагодарить себя за решение специализироваться в магии, ведь маг всегда сильнее бойца… Равного уровня.
        Джин раскинул руки в стороны, и перед ним возник мутноватый хрустальный купол защитного поля. Успел… Спустя секунду о купол с внешней стороны ударилось тело одного из оставшихся… остававшихся в живых наемников. Джин вскинул глаза, ища нападающего, и вздрогнул. Тот стоял в пяти метрах перед ним, внимательно рассматривая мага сквозь щит.
        - Это… ты…  - пораженно выдохнул Джин, автоматически сплетая простое сканирующее заклинание. К его удивлению, уверенно опознававшее в стоящем снаружи мужчине первоуровневого новичка еще пару часов назад, сейчас оно выдало результатом бессмысленный набор символов. Маг на секунду пожалел, что так и не поставил себе терминал - его встроенная система распознавания, работавшая на неизвестном типе энергии, славилась как самая надежная и точная из известных.
        Ладно, это неважно. Нападавший - напарник курьера! По всей видимости, он один. И он не слишком уверен в своих силах, иначе не притворялся бы куском мяса при первой встрече. Ловкач-диверсант, заточенный на ближний бой. Ха, а как тебе тогда понравится это…
        Джин вскинул перед собой короткий жезл, извлеченный из закрепленной на поясе кожаной кобуры, поймал лицо врага в светящееся колечко на верхушке…
        Он успел лишь вздрогнуть, когда лицо в прицеле резко укрупнилось, перекрыв весь обзор. Нападавший не стал ломать купол - он прыгнул сквозь него.
        - Что… Через купол! Истинная телепортация!  - осознание произошедшего настолько парализовала Джина, что он не успел даже активировать уже наведенный жезл. Впрочем, его бы это не спасло - объемный взрыв в защитном куполе перемолол бы его в пыль вместе с целью, хотя… тогда отряд «псов» отделался хотя бы условной ничьей. Ладони нападавшего, продолжавшего двигаться со сверхчеловеческой скоростью, обхватили голову Джина и провернули до щелчка. Тело мага мягко осело на землю, жезл с мерцающим камнем в навершии откатился в сторону. Лишившийся подпитки защитный купол мигнул и погас.
        Человек, известный под именем Артема Игнатьева, настороженно оглядел поле боя. Из шести лежащих на земле тел подавало признаки жизни лишь одно - тело связанного курьера. Артем направился было в ее сторону, но замер, не доходя. Что-то в окружающей обстановке показалось ему подозрительным. Мужчина внимательно осмотрелся, вглядываясь в каждую более-менее глубокую тень, затем кивнул своим мыслям, подбросил ногой небольшой комочек спекшейся глины и швырнул ее в абсолютно ничем не примечательный участок стены.
        Комок до стены не долетел, разбившись о невидимое препятствие.
        Тот, кто скрывался под маскировкой, намек оценил. По воздуху прошла волна ряби, и из пустоты шагнула высокая темноволосая женщина. На ее лице играла ироничная улыбка. Одетая в богато украшенный облегченный полудоспех-полуплатье, она выглядела королевой, по случайности забредшей на задний двор.
        Женщина оглядела Артема с головы до ног, и ее улыбка стала еще шире.
        - Ну надо же,  - протянула она.  - И кого же я вижу? Прекрасно выглядишь! По крайней мере, куда лучше, чем во время своей казни.
        - Чего тебе нужно?  - произнес Артем, сохраняя невозмутимое выражение лица.
        Женщина рассмеялась.
        - Ух, все такой же бука. Не поделишься, как ты это провернул?
        - Провернул что?
        - Не строй из себя дурачка. На казни присутствовал легат Владыки. У тебя не хватило бы сил отвести ему глаза. Так что это был за фокус?  - женщина прищурилась, будто пытаясь прочитать ответ в глазах собеседника.
        - Ну, например, меня помиловали,  - предположил Артем.  - Неофициально. Или… ты меня с кем-то спутала?
        - Ты все перепутал, дурашка, с этой версии надо было начинать,  - фыркнула женщина.  - Ладно, пошутили и хватит. Ты мне должен.
        - Прости, что?  - в голосе Артема послышалось искреннее удивление.  - Должен?
        - За то, что я по доброте душевной не сообщу… кое-кому… о том, что он облажался… кое-с-чьей ликвидацией.  - женщина скрестила на груди руки и тряхнула шикарной шевелюрой.  - Тем более, что ты и так считай почти приступил к делу. Мне нужно, чтобы это девочка,  - женщина кивнула в сторону бесчувственного свертка,  - и ее груз добрались до места назначения. С этим, как ты понимаешь, есть проблемы.
        Артем зеркально скопировал ее позу, в свою очередь скрестив руки на груди.
        - И как ты себе это представляешь? Я должен ее сопровождать… каким образом? Скрытность не является моей сильной стороной.
        - А зачем тебе скрываться?  - удивилась женщина.  - Ты присоединишься к ней вполне официально, как нанятый ее бывшим напарником. Правда - лучшее решение.
        - Ты сейчас о том мертвеце, повесившем на меня… что это было, кстати?  - мужчина приподнял левую руку, демонстрируя наполовину затянувшуюся рану на запястье.
        - А, ты же не в курсе. Это… очередная новомодная выдумка наших низкорослых друзей. Эволюцио… как-то там. На этот раз, на удивление, им удалось создать довольно интересную штуку. С их помощью можно быстро набирать массовку из числа смертных, ограничиваясь кратким инструктажом, и при желании так же быстро доводить их до более-менее боеспособного состояния.
        - Очередной мусор. Впрочем, я не удивлен. «Смертный, первый уровень.»  - мужчина презрительно фыркнул.  - Да, я вижу у тебя такой же. У тебя проблемы?  - он насмешливо приподнял бровь.
        Женщина недовольно поморщилась.
        - Не спеши с выводами. Само собой, дешевая штамповка работает только с низшими, и тебя она опознать не смогла. Элементарный интерфейс, пара параметров… То что надо для их тупых мозгов. Они скорее нужны для управления и слежки, ну, и заодно как разъемы для закачки энергии при необходимости. А то, что у меня… Это уже другой уровень. Совмещает в себе удобный инструмент контроля, и позволяет поглощать энергию с меньшими потерями и большей эффективностью. В конце концов, у меня есть амбиции, в отличие от кое-кого. Я раздумываю о кресле Владычицы… в некоторой перспективе.
        - А что, старые способы… вышли из моды?  - насмешливо спросил мужчина.  - Без специальной наручной херни от карликов ранг не поднять?
        - Способы?.. А, как же, ты же у нас представитель старой школы!  - воскликнула женщина в притворном восхищении.  - Пожирание сердец драконов и демонов, посвящение в паладины на поле боя, прямо на куче свежих трупов, и все такое… Да, знаешь, вышли. Примерно тогда, когда…  - тут она осеклась, заметив набежавшую на лицо собеседника тень.  - Кхм. В общем, я дам тебе новый зародыш. Изобразишь новичка, пройдешь с ней до цели. Тут осталось-то… Очень надо, веришь? Не разорваться же мне. Окажешь дружескую услугу, по старой памяти?
        - Так и знал, что нужно было ограничиться той парочкой…  - пробурчал Артем себе под нос.  - Ну, поскольку выбора ты мне не оставляешь…
        - А вот и не угадал, я узнала тебя еще в том переулке, где ты обнимался с покойником,  - качнула головой женщина.  - И да, выбора у тебя нет. Кстати, если вдруг тебе в голову пришла глупая мысль - забудь, тебе со мной не справиться. Увы, ты уже не тот. И я не та. Держи.  - она вынула из кармана знакомый диск и бросила его в сторону Артема. Тот легко перехватил диск на лету и с сомнением взглянул на свое изувеченное запястье.
        - Прикладывай, не бойся. Эта штука довольно гибкая. Крепится даже на хитин и чешую. Так что твоя царапина ей тем более не помешает.
        - Вот это мне повезло,  - мрачно произнес Артем и пришлепнул диск поверх раны. Тот знакомо мигнул и поплыл, как пластилин, сливаясь с живыми тканями. Пара секунд - и его абсолютно не отличить от уничтоженного предшественника.
        - Смертный, первый уровень,  - с явным скепсисом в голосе процитировал Артем.  - Ты ничего не перепутала?
        - А что не так?  - удивилась женщина.  - Само собой, режим маскировки активен. Или ты решил вдруг наплевать на свое отшельничество и блеснуть на весь сектор?
        - А как я должен объяснить…  - мужчина развел руками, указывая на заваленный обожженными и частично расчлененными трупами двор.  - Перебор для смертного, нет?
        - А, придумай что-нибудь. Ты же умный,  - отмахнулась женщина, активируя маскировочную завесу. Ее силуэт поблек, расплылся - и вот уже ничего не напоминает о чужом присутствии.
        Оставшись в одиночестве, мужчина обреченно вздохнул и направился к отброшенному в сторону телу девушки-курьера. Что ж, раз отвертеться от поручения не удалось, надо выполнить его побыстрее. Что бы такого наплести девчонке… Вроде бы она выглядит не слишком сообразительной. Потеря памяти? Неведомый артефакт? Неизвестный союзник? Дьявол, в конце концов, он воин, а не сказочник. Интересно, если рассказать правду, черноволосая стерва сильно разозлится?..

        Глава 3

        Справиться с «упаковкой» курьера удалось далеко не сразу. Обозленные наемники перевели целую прорву веревок, пытаясь исключить даже гипотетическую возможность побега. Интересно, почему они не прикончили ее там, на месте поимки - слишком жадные для этого, или слишком мстительные? Хотя да, это же наемники - для их братии никакие «или» в данном случае неуместны.
        Допилив последний узел подобранным неподалеку ножом, Артем развернул свалившийся ему на голову подарочек и с сомнением уставился на содержимое. Непохоже было, чтобы это довольно субтильное и избитое с невероятной тщательностью тельце было способно не то что продолжать свою миссию по доставке так нужного всем свертка, но хотя бы дожить до вечера. Мужчина обреченно вздохнул и проделал несколько пассов над наиболее важными частями курьера. Края ран сомкнулись, опухоли рассосались, цвет кожи вернулся более-менее к нормальному - к сожалению, это было плохо заметно под слоем грязи и крови. После очередного пасса девушка резко открыла глаза и уставилась на нависшего над ней мужчину. Поняв по их выражению, что его сейчас будут бить, Артем резко отшатнулся и вскинул перед собой раскрытые ладони.
        - Стой, стой! Свои! Я от одного твоего… эмм… друга, наверное. Он повесил мне на руку эту штуку и очень настойчиво просил тебе помочь.
        - Друга?  - хрипло переспросила девушка, перетекая в сидячее положение и незаметно подхватывая забытый Артемом нож для вскрытия подарков.  - Какого друга?
        - Не знаю,  - честно признался Артем.  - Мы не успели особо разговориться. Он упал с крыши мне на голову и разбился практически всмятку. Успел сказать пару фраз и умер. Выглядело… довольно жутко.
        Девушка тем временем окончательно пришла в себя и с интересом осматривала следы, оставшиеся от недавнего побоища - разбросанные повсюду части тел, пятна копоти, оружие, проломы в стенах.
        - Что тут было? Где псы?  - судя по ее тону, ни капли доверия к своему собеседнику девушка по-прежнему не испытывала. Кажется, напроситься к ней в спутники будет чуточку сложнее, чем казалось изначально.
        - Не знаю,  - снова повторил Артем.  - Никаких псов я не видел, шел за этой бандой, следил издалека, боялся попасться им на глаза. Услышал грохот, взрывы, крики. Потом все затихло, я подобрался поближе и увидел это вот все. Из живых осталась только ты, я тебя развязал, и на этом пока все.  - он развел руками, демонстрируя свое недоумение происходящим и на всякий случай - отсутствие в этих самых руках оружия.
        Девушку эта прохладная история вовсе не обрадовала, а, скорее, напрягла еще больше. И в самом деле, если где-то рядом присутствует кто-то, способный порвать на лоскутки отряд опытных наемников, определенно хочется как-то это изменить. Желательно оказавшись от опасного места как можно дальше.
        Что-то решив для себя, девушка наконец внимательно осмотрела своего собеседника и сочла его условно безопасным - судя по чуть смягчившемуся голосу.
        - А ты смелый, мало кто ввязался в эту историю…  - в ее высказывании явно читался скрытый вопрос, который Артем предпочел ненавязчиво обойти.
        - Смелость - синоним глупости,  - криво усмехнулся он.  - На самом деле, я самое большее ожидал чего-то вроде кучки обкурившейся до потери адекватности шпаны. Ну, знаешь, покричать про милицию, отвлечь внимание, и все такое. А тут… кажется, я вляпался во что-то и вовсе ни в какие рамки не влезающее. Да и наверняка чертовски небезопасное.
        Его скрытый вопрос также оказался проигнорированным. Девушка пропустила вопрос уровня угрозы и вместо этого принялась аккуратно агитировать Артема отправиться с ней. Зашла она очень издалека, параллельно с этим быстро и с явно заметным опытом обшаривая тела наемников в поисках всего более-менее ценного. Начала она, естественно, с тела командира и спрятанного в его кармане свертка.
        - Как бы тебе покороче объяснить… Ваш мир… Ну, в смысле… Черт. Ты же знаешь, что миров очень много?
        - Миров - в смысле, планет?  - осторожно уточнил Артем. Начало рассказа его определенно интриговало.
        - На самом деле все сложнее, но в принципе сойдет - для простого смертного. Так вот - все миры связаны между собой такими энергетическими тоннелями, их еще называют лучами… пока неважно, в общем. Они ведут от центра, от самого Ядра, и до окраин, таких, как ваш мир. По ним можно перемещаться, если знать как. Пока все понятно?
        - Пока довольно обидно, как смертному из жопы мира.  - ехидно отозвался Артем.
        - Обидно? Но… это не оскорбление, это просто термин такой. Все так говорят.  - пожала плечами девушка.  - Он как бы… довольно точно описывает ситуацию.
        - Эмм… то есть, хочешь сказать, что есть смертные, а есть - бессмертные? И ты…
        - А, нет.  - девушка, кажется, немного смутилась.  - То есть да, конечно, миры, расположенные ближе к ядру, правда населены Старшими расами, и они бессмертны… некоторые даже не на одном уровне. Но я сама тоже родилась на окраине, и пока только начала расти. Кстати, ты теперь тоже так можешь.
        - Могу что?
        - Улучшать себя. становиться сильнее, быстрее, здоровее. Если хорошо постараться, со временем можно даже достичь биологического бессмертия. И стать настоящим магом.
        Артем подумал, что приоритеты расставлены как-то не по порядку - кажется, кое-кто в детстве перечитал книжек о волшебниках. Впрочем, какое его дело.
        - Вообще-то я и раньше так мог, знаешь. Это называется физкультура и здоровый образ жизни,  - скептически протянул он вслух. Этот экскурс в базовые истины начинал его утомлять, но нужно было держаться естественно.
        - Да, я вижу,  - буркнула себе под нос девушка, покосившись на его живот.  - Ты, кажется, совсем не понял, о чем я говорю. Я, конечно, тоже так себе рассказчик,  - самокритично признала она,  - но ты мог бы поменьше язвить и получше шевелить извилинами. Сейчас ты способен лишь кое-как поддерживать в жизнеспособном состоянии свое тело, которое постоянно стремится к разрушению и в конце концов таки развалится окончательно. А все потому, что ты существуешь исключительно в физическом плане, твое сознание опирается на электрическую сеть нейронов твоем мозгу. Эта же штука,  - девушка покрутила в воздухе собственным запястьем, украшенным белым диском,  - формирует внутри тебя энергетическую структуру, которая делает тебя буквально сверхчеловеком. Она будет поддерживать физическое тело, приводить его в идеальную форму, а со временем переведет на нематериальный носитель и твое сознание. Как тебе такое, а, спортсмен?
        - Впечатляет,  - признал Артем, с новым интересом изучая собственный диск.  - А… за счет чего он это делает? В смысле, что ты имела в ввиду под «хорошо постараться»? Много кушать и хорошо спать?
        - Не все так просто. Нужна энергия, много энергии.
        - Кушать и спать возле розетки?  - хмыкнул Артем.
        - Электричество не годится,  - мотнула головой девушка.  - Слишком низкий КПД. Я в этом не очень разбираюсь, там какие-то невероятные сложности с классификацией типов этой самой энергии… Насколько я поняла, электричество практически полностью основано на физическом же мире - его носителями являются вполне физические электроны, и в истинно энергетическом плане оно практически не существует.
        - И что тогда? Тепловая энергия по аналогии тоже не годится, да и ядерная… Что тогда?
        - Самые эффективные - магическая и жизненная. Есть еще божественная, конечно, но это уже не наш уровень.
        - О как.  - Артем нервно хохотнул.  - А можно как-то обойтись без человеческих жертвоприношений?
        - Само собой, более того - человеческие тебе совсем ничего не дадут. Нет энергетического тела, помнишь?
        - И кого тогда нужно… есть?..
        - О, нет,  - улыбнулась девушка.  - Таких жертв не требуется. При гибели существа с развитым энергетическим каркасом происходит мощный выброс энергии, которую впитывает твой терминал. А что насчет целей… К основным магистралям, связывающим миры, прилегают области типа той, где мы сейчас находимся. Их называют «лабиринтом», или проще - помойкой. Никакой особой ценности в них нет… нуу, для более развитых рас. Для нас же, тех, кто только начинает, обитающие здесь животные вполне годятся в качестве доноров. Ты как относишься к охоте?
        - Никак не отношусь. А ты, значит, охотник?
        - Нет, я курьер. Основные пути все под контролем, приходится выкручиваться и ходить в обход. Часто это не нравится местным обитателям. Так что… совмещаю полезное с полезным, так сказать.
        Попутно со своим рассказом девушка весьма сноровисто избавила тела наемников от большей части их вещей, которые рассортировала на множество кучек - не то по уровню ценности, не то по степени полезности. Артем потянулся было к лежащему недалеко от его ноги короткому мечу, на рукояти которого застыла намертво вцепившаяся в нее оторванная взрывом кисть руки, но его поползновения прервал небольшой камешек, очень больно щелкнувший по его собственной кисти.
        - Не лезь, если не хочешь закончить как его хозяин,  - пояснила девушка в ответ на возмущенное восклицание Артема.  - Мало ли, что могли повесить на вещь. Особенно - наемник, особенно - на оружие.
        - Да понял я, понял,  - Артем недовольно потряс рукой - камешек попал на удивление удачно, и по кисти пробегали болезненные волны.  - Ты, кстати, не боишься того, кто тут порезвился?
        - Если бы он хотел, то уже прикончил бы нас,  - пожала плечами девушка.  - Так что уровень риска не больше, чем обычно у меня бывает. А вещички у них очень приличные.
        - Ладно, тебе виднее. Слушай… ты же потом выведешь меня обратно? А то я не то чтобы хорошо запомнил дорогу… если это вообще возможно в этом муравейнике.
        - Мм… не думаю, что это хорошая идея. Видишь ли, эти парни наверняка оставили кого-то в твоем мире. При их возможностях тебя быстро отловят, и вряд ли тебе это понравится. Так что…
        - Так что - что?
        - Лучше бы тебе некоторое время переждать в другом месте. Я могу довести тебя до соседнего мира, и выделю часть трофеев на первое время. Все-таки ты меня прилично выручил. Что думаешь?
        Артем открыл было рот, чтобы нехотя согласиться с этим «чрезвычайно соблазнительным» предложением, но тут его внимание привлекло нечто едва различимое, витающее в воздухе около его головы. Мужчина плавным взмахом руки попытался отвести эту субстанцию в сторону, но реакция образования на его действия оказалась совсем не та, что ожидалась. Нахмурившись, Артем повторил жест - на это раз за его пальцами оставался едва заметный светящийся след, в воздухе разнесся отчетливый треск, как при электрическом разряде, и едва заметно запахло озоном.
        Девушка молниеносно среагировала на звук - стремительно обернулась, сдвигаясь в сторону и вскидывая руку с зажатым между пальцами метательным ножом причудливой формы. Артем, однако, успел опустить руки и вернуть на лицо безобидно-удивленное выражение.
        - Что это было?  - подозрительно поинтересовалась девушка.
        - Не знаю, что-то вон там,  - Артем кивком указал на тот самый меч с кистью руки.  - Это не я, если что.
        - Да понятно, что не ты.  - Девушка внимательно осмотрела подозрительный предмет, но, видимо, решила с ним не связываться. Она вернулась к складу трофеев и принялась быстро паковать их в два вместительных рюкзака, невесть откуда взявшихся - ни при ней, ни при наемниках не было никакого груза.
        Воспользовавшись тем, что внимание девушки сосредоточено на вещах, Артем продолжил изучать замеченное им нечто - на сей раз избегая активного воздействия, лишь легкими пасами не давая прикоснуться к себе. Наконец на его лице проступила удивленно-понимающая улыбка, и он прекратил свои манипуляции.
        - Любопытно,  - чуть слышно прошептал мужчина себе под нос.
        - Что?  - у девушки оказался на удивление чуткий слух. Впрочем, Артем не растерялся.
        - Говорю, ты удивительно сильная для твоего сложения,  - «повторил» он.  - Утащить два таких тюка… я, наверное, даже один не подниму.
        - Смешно,  - признала девушка.  - Если хочешь жить на подножном корму и спать под мостом - можешь не нести свой, я не настаиваю. На, держи, шутник.
        Подчернуто недовольно скривившись, Артем подхватил протянутый ему рюкзак. Девушка легко забросила за спину свой, ничуть не уступающий первому ни весом, ни размерами, и зашагала в сторону одного из множества проходов, выбранного ей по каким-то совсем неочевидным признакам - или наугад.
        - Да, кстати. Я Артем. Ну, так, на случай, если тебе интересно.
        - Эмм… Да, точно. Я вообще-то Ольга, но обычно все зовут меня Хель. Извини, я как-то упустила момент знакомства. Слишком все быстро завертелось.
        - Да нет, я понимаю. Трофеи - это святое.
        Вслед колоритной парочке с любопытством смотрела пара невидимых глаз, принадлежавших таинственной заступнице девушки-курьера. На лице женщины отражалась напряженная работа мысли - она пыталась просчитать возникновение нового фактора в существующей на настоящий момент картине мироздания. Постояв какое-то время неподвижно, женщина кивнула своим мыслям и исчезла с легким хлопком.
        На разгромленной площадке остались лишь мертвые тела неудачливых наемников. Выбора у них не было - лишь ожидать прибытия местных падальщиков. Те, впрочем, не заставили себя долго ждать.
        ***
        - И как долго нам добираться?
        - Что, уже выдохся?  - удивленно спросила девушка, оборачиваясь на своего спутника.
        - Как сказать. Мы тащимся уже с час, а вокруг все те же стены, облепленные разной гадостью. Это… начинает немного напрягать.
        - Начинай привыкать,  - фыркнула Хель.  - Пока не разбогатеешь и не раздобудешь парочку ездовых драконов, лучше бы тебе выбирать маршруты вроде этого. Намного полезнее для здоровья.
        - Тут и драконы есть?  - лениво переспросил Артем.
        - Чего тут только нет. Знаешь, когда я впервые… ну… узнала обо всем этом, я была в диком восторге. Такие возможности, безграничный мир, магия. Я даже не сомневалась ни секунды…
        Тут девушка внезапно оборвала фразу и немного помрачнела. Кажется, ее первое впечатление долго не продержалось, и сказочный новый мир оказался куда менее сказочным и куда более недружелюбным.
        - И что было потом? Ты изменила мнение?  - уточнил он, будучи почти уверен в ответе. Спутница, однако, его удивила.
        - Знаешь, нет. Все это тут есть, без обмана, и даже больше. Другое дело, что я сама изрядно напортачила, и в итоге все пошло не так, как… должно было. Но если подумать, то за эту возможность я бы отдала намного больше. Так что можешь начинать меня благодарить.
        - Тебя-то за что?  - справедливо заметил Артем.  - Тогда уж твоего… друга?
        - А. - девушка снова поникла.  - Мы не то чтобы были друзьями, скорее нам было по пути… Но он несколько раз довольно сильно меня выручил. Черт, как-то неловко, что я так быстро начала про него забывать…
        Девушка замолчала, погрузившись в свои мысли. Артем же покосился на что-то над ее головой, видимое ему одному, и чуть заметно скривил губы в понимающей усмешке. Впрочем, надолго затянуться паузе было не суждено. Мужчина склонил голову, к чему-то прислушиваясь, и спросил у своей спутницы:
        - А какой у нас план на случай встречи с кем-нибудь… из местных обитателей? Ну, тех, на которых ты мне предлагала поохотиться.
        - А?  - очнулась девушка.  - А, охота. Видишь ли, тут никто не водится… ну, почти. Я скажу, когда мы будем подходить к более-менее опасной области, где могут поохотиться на нас.
        - Ладно. Но, все-таки… Что делать-то, если случится «почти»?
        - Я гляжу, ты очень предусмотрительный,  - не нужно было быть слишком догадливым, чтобы прочитать слово, скрывающееся за «предусмотрительным». Впрочем, Артем благополучно проигнорировал все глубокие смыслы - сейчас ему было важнее все-таки добиться от спутницы внятного ответа… а еще лучше - готовности к отражению нападения.
        Под его настойчивым вопросительным взглядом девушка, драматично вздохнув, сдвинула в сторону полу своей короткой куртки и продемонстрировала сложную перевязь с десятком метательных ножей.
        - Вот этого с большим запасом хватит на любую стаю «дикарей». Так что хватит параноить и давай попытаемся все-таки дойти до нормального места для ночлега. В этих норах спать - приятного мало. Хоть - повторяю еще раз - тут и пусто, но менее холодно от этого не становится. И вонь эта тоже никуда не девается…
        Девушка недовольно принюхалась, скривилась и нырнула в очередное сужение хода. Перед тем, как последовать за ней, Артем внимательно посмотрел налево, в сторону глухой стены, и тяжело вздохнул. В список вещей, которые он терпеть не мог, определенно стоило добавить излишне самоуверенных людей.

        Глава 4
        - Накаркал, гад!
        - Серьезно?  - выдохнул чуть слышно мужчина, отшатываясь назад из-под взмаха мощной лапы. Когти вспороли рукав и оставили на предплечье довольно ощутимую рану - к сожалению, далеко не первую.  - Неблагодарная скотина…
        Если бы не его самоотверженный прыжок прямо под вырвавшийся из узкого бокового перехода поток стремительных черных тел, самоуверенная «охотница» не успела бы даже дотянуться до своей пижонской перевязи с ножами. Правда, стоит отдать ей должное - обращалась с клинками она очень впечатляюще. Семь критических попаданий из восьми, очень неплохо. К сожалению, нападавших было больше. И они, как уже было сказано, были чертовски быстрыми.
        Спустя пару минут беспорядочных метаний в этих салках на выживание девчонка все еще оставалась в игре, и даже почти не пострадала. Для этого Артему пришлось пожертвовать рюкзаком, рукавами, штанинами и парой десятков неприятных порезов. Благо, среди них не было опасных…
        Очередная тварь подпрыгнула, пробежала по стене, цепляясь когтями за малейшие неровности, и сиганула слева-сбоку, пытаясь дотянуться до горла более крупного и выносливого врага. Артем встретил ее рывок стремительным встречным ударом кулака - тварюшка сдавленно тявкнула, улетая назад и впечатываясь в стену. Предплечье резануло острой болью, изогнутые когти успели дотянуться и вцепиться в атакующую конечность за мгновение до удара. Артем чуть заметно шевельнул пальцами пострадавшей руки, не отрывая взгляда от остатков стаи, не теряющих надежды таки додавить неожиданно кусачих гуманоидов. Края порезов едва заметно засветились и стянулись, оставляя вместо глубоких обильно кровоточащих ран едва заметные царапины. Болели те, впрочем, почти по-прежнему, что никак не добавляло настроения.
        - Ты сделаешь наконец что-нибудь или нет?  - с ненавистью рявкнул Артем в полный голос.
        - Да! Сейчас!  - откликнулись из-за спины. Почти сразу сзади завизжала от боли очередная тварюшка, а затем девчонка буквально выкатилась вперед, чтобы дотянуться до застрявших в трупах ножей. За мгновение до рывка она отправила в полет последнюю остававшуюся у нее пару клинков, с помощью которой она кое-как отбивалась врукопашную. Попала только одним, и то не смертельно - оставшиеся в живых твари очень сильно зауважали ее талант метателя и уворачивались со всем старанием.
        Несмотря на свои размеры, атакующие оказались очень неглупыми и способными верно оценить свои шансы. Когда девушка закончила перекат и замерла с занесенным для броска окровавленным ножом, целей она не обнаружила. Оставшиеся в живых отступили еще стремительней, чем до того атаковали.
        С минуту Хель стояла в напряженной позе, пытаясь различить малейшее движение в темноте или шорох движения, затем выдохнула и расслабилась.
        - Вроде отбились… Ой. Ты как?..
        - Как видишь,  - ядовито отозвался Артем. Выглядел он и правда не очень, распущенная на ленточки и насквозь пропитанная кровью одежда, десятки порезов по всему телу, единственной относительно целой частью тела была голова. Кровь капала с кончиков его пальцев, начиная скапливаться на полу в небольшие лужицы.
        - Я сейчас.  - девушка метнулась к собственному рюкзаку, который успела сбросить до начала боя. Рюкзак Артема, на который он принял первый натиск, был равномерно разбросан по всей пещере, как и его содержимое.  - Присядь, присядь…
        Ее руки едва заметно дрожали - не то из-за напряжения только что закончившейся драки, не то из-за волнения за незадачливого спутника. Сама она отделалась парой параллельных царапин через правую щеку.
        Наложенные витки бинта сразу же покрывались ярко-алыми пятнами. Увидев это, Хель бросила перевязку и нырнула в рюкзак. Извлеченных из его недр небольшой пузырек с кислотно-зеленой жидкостью был вручен Артему с указанием выпить немедленно, после чего девушка вернулась к перевязке.
        - Пей, говорю, это остановит кровь. И не только.  - буркнула Хель, заметив скептический взгляд мужчины, которым тот наградил подозрительный пузырек. Артем хмыкнул и осушил емкость одним глотком. Вкус у нее был таким же, как и вид - кислотным до отвращения.
        - Нужно быстро перевязать тебя и быстро валить отсюда,  - размышляла вслух девушка, заканчивая с правой рукой и переходя на левую.  - Черт его знает, кого может принести на запах крови…
        - Мм… никого?  - насмешливо предположил Артем.  - Меня вот настойчиво уверяли, что здесь совершенно-абсолютно никто не водится…
        Резко затянутый бинт заставил его прерваться для того, чтобы пошипеть от боли и поругаться себе под нос. Девушка помолчала некоторое время, затем выдала сквозь зубы:
        - Сто раз тут была, и все прекрасно обходилось. Угораздило же связаться с клиническим неудачником! Еще и каркаешь не затыкаясь.
        Девушка зло сдула упавшую на глаза прядь и протерла лицо рукавом, оставляя на щеке кровавые полосы.
        Артем изумленно вскинул брови на это феерическое обвинение и хотел было высказать все, что думает об умственных способностях «опытных путешественников», но кое-что заставило его передумать. Движение руки было быстрым и выглядело совершенно естественным, но спрятать от него набухшие слезами глаза ей все-таки не удалось.
        «Ах, вот оно что. Кто-то просто не умеет извиняться… Что ж, у всех свои недостатки.» Мужчина хмыкнул и сказал совсем не то, что собирался:
        - Надеюсь, где-нибудь поблизости можно найти новые штаны?
        - А как же,  - вздохнула девушка, пытаясь растянуть остаток последнего бинта на как можно большую площадь. Получалось не очень.  - Прямо сейчас пойдем искать тебе штаны. В первую очередь. Я не хочу, чтобы мне всю жизнь снились кошмары.
        - Ха-ха.  - буркнул Артем.  - Вот доживешь до моих лет, посмотрю я на тебя, красотка. А, хотя постой, ты же не доживешь такими темпами!
        - Не дождешься. Лично я помирать не собираюсь, собственно, как и стареть.
        - Мечтать не вредно…
        - Мечтать? Ты меня вообще слушал, а? Вот эта штука, она вообще-то тут не для красоты.  - Хель демонстративно постучала по браслету, почти не видимому из-под бинта.  - Кстати говоря, третий уровень. Может…  - она прикусила губу, о чем-то размышляя, затем мотнула головой.  - Нет, рисковать не будем. Лишняя выносливость тебе бы сейчас не помешала, но черт его знает, как долго и как тяжело ты будешь переживать возвышение. Особенно с твоей великолепной формой.
        Девушка отшвырнула пустые упаковки из-под перевязочных пакетов, выдернула из своего бездонного рюкзака пару белоснежных щегольских рубашек, сплошь расшитых причудливыми рунными узорами, и принялась безжалостно распускать их на полоски.
        - На, держи. С ногами ты вполне справишься. Я попробую собрать хотя бы что-то из твоей доли, которую ты здесь разбросал. Думаю, тебе будет обидно остаться без гроша.
        Артем лишь закатил глаза в ответ на этот поток остроумия и принялся наспех заматывать несчастные конечности. Помогали эти импровизированные повязки весьма условно, и он рисковал истечь кровью до того, как подействует подозрительный зеленый эликсир.
        - Как хорошо, что у меня высокая свертываемость,  - с иронией протянул мужчина себе под нос, небрежно заканчивая перевязку и косясь в сторону девушки. Стоило убедиться, что слабое свечение, на мгновение проступившее из-под бинтов, осталось ей незамеченным.
        - Давай, поднимайся. Я бы тебе помогла, но уж больно ты… большой. И мне еще рюкзак тащить. Так что давай, ноги в руки и валим отсюда. Потерпи, скоро зелье подействует.
        - Угу, на зелье вся надежда,  - Артем с трудом поднялся на ноги, тяжело опираясь на стену, и оглядел себя с ног до головы. Мда, свежая мумия выглядит куда приличней.
        - Бегом, бегом, не стой!  - окликнула его девушка, успевшая скрыться в одном из переходов. Соседнем, кстати, с тем, в котором скрылись недобитые агрессоры.
        - Бегу, бегу. И волосы назад.  - мужчина, поморщившись, провел рукой по редкой шевелюре и сделал первый шаг. Ноги вроде держат, значит, вперед… на поиски штанов.
        ***
        Четыре с половиной часа петляния по однообразным темным коридорам наконец завершились. Очередная огромная пещера, попавшаяся им на пути, внезапно оказалась обитаемой. Большая ее часть была отгорожена сплошной каменной стеной, явно построенной руками человека. Прямо по центру стены была врезана узкая дверь, выглядевшая весьма внушительно - сплошь покрытая мощными стальными шипами и расписанная слабо светящимися рунными цепочками. Весьма не лишняя предосторожность, если судить по глубоким царапинам, сплошь покрывавшим как дверные шипы, так и саму стену в нескольких на первый взгляд непримечательных местах.
        При их приближении над одним из исцарапанных участков открылась небольшая бойница, сквозь которую на путников уставился наконечник арбалетного болта.
        - Стоять! Кто такие?  - хрипло прокричал из-за стены невидимый привратник.
        - Ослеп, что ли?  - отозвалась Хель, даже не подумав замедлять шага.  - Паленки напился или в глаза долбишься?
        - А, это опять ты.  - разочарованно отозвались из-за стены. Бойница захлопнулась, зато почти сразу приоткрылась шипастая дверца.
        Путники нырнули в проход - Артему пришлось скрючиться в три погибели, чтобы втиснутся в эту жертву фортификации - и оказались в тесном каменном мешке. Дверь за их спинами с лязгом захлопнулась, оставляя их в полной темноте.
        - Эмм…  - после минуты ожидания Артем хотел было поинтересоваться, в порядке ли вещей такой теплый прием, но Хель не выдержала первой.
        - Ну чего там у вас? Ужрались, что ли, все? Открывайте!
        - Погоди,  - отозвался откуда-то из темноты уже знакомый бас.  - Что-то наша машинка опять барахлит… тебя узнала, а вот на мужике какую-то дичь выдает. Ты, это… хорошо его знаешь?  - в голосе привратника появилась настороженность.
        - Вот ты хренов параноик!  - взорвалась девушка.  - Первоуровневый смертный, только что апнул два уровня через росток, тяжело ранен и под вашей дерьмовой микстурой. Сходится, нет?
        - Эээ…  - задумчиво протянул привратник.  - Да черт его знает. У нас же не фабричная машинка, а так… Ну, вроде не притворыш, по крайней мере, так что… заходьте.
        С громким скрежетом часть стены сдвинулась в сторону, открывая проход. Миновав его, путники оказались в очень необычном помещении. Пожалуй, это было что-то среднее между гаражом мастера-самоделкина, химической лабораторией и дешевым пивняком. Круглый зал с высокой куполообразной крышей был беспорядочно завален всевозможным железным барахлом, лишь в центре на кое-как расчищенном пятачке гордо возвышались несколько грязных столиков, заставленных пустыми пивными кружками. Хозяин всего этого великолепия вполне соответствовал своему обиталищу - низкорослый крепыш с квадратными плечами, шикарной рыжей бородой, заплетенной в толстые косы, и не менее шикарной лысиной, отражающей свет висящих под потолком немногочисленных светильников.
        Бородач задумчиво теребил себя за нос, разглядывая причудливую конструкцию, закрепленную на стене. Несколько крупных разноцветных булыжников, стянутых толстой проволокой и закрепленных на трех перекрещивающихся металлических обручах, видимо, и были той самой «не фабричной машинкой». Это, конечно, многое объясняло - удивительно, что с помощью этой шайтан-машины хозяин хоть что-то умудрялся определять. По мнению Артема, которое тот на всякий случай оставил при себе, обычный дверной глазок справился бы куда лучше.
        Наконец, рыжебородый крепыш оторвался от своей игрушки и повернулся к гостям. При виде Артема его маленькие глазки полезли на лоб, а из горла раздался какое-то скрипение, должествующее, видимо обозначать смех.
        - Ты… Это… это…  - он попытался что-то сказать, но сперва ему помешал смех, а затем ему пришлось шустро нырять вниз, уклоняясь от брошенного Хель гаечного ключа.
        - Охренеть как смешно,  - процедила девушка ледяным тоном.  - Слушай, избавь меня от своих шуточек. Последние сутки у меня пиздец как не задались, и я хочу убивать. Комната, надеюсь, свободна?
        Хозяин молча кивнул, его борода часто тряслась от сдерживаемого смеха. Девушка стремительно пересекла помещение, резко распахнула одну из дверей на противоположной стене и скрылась за ней, напоследок обернувшись и выдав указания напоследок:
        - А ему - что-нибудь целебное. И гребанные штаны.
        Дверь громко хряснула о косяк, лязгнул задвигаемый засов.
        Бородач стремительным колобком пронесся через зал и пнул лежащий на небольшом диванчике холм, накрытый грязноватым одеялом. Холм возмущенно хрюкнул и развернулся, демонстрируя второго низкорослого крепыша, похожего на рыжего весельчака как две капли воды. Отличались они лишь цветом бороды - у нового действующего лица она была черной, да мрачным выражением лица.
        - Ну?  - рыкнул чернобородый, угрожающе приподнимаясь со своего лежбища.
        - Ты глянь, с кем девчонка пришла на этот раз! Ну? А?
        Угрюмый крепыш проследил за его указующим перстом и уперся взглядом в Артема, наблюдавшего за происходящим с еще более мрачным выражением лица.
        - И?  - все так же лаконично спросил разбуженный, переводя взгляд обратно на своего… брата? Не дождавшись ответа, он невероятно стремительно для своего телосложения пнул рыжего в бок - видимо, восстанавливая справедливость - и невозмутимо завалился обратно, накрывшись одеялом с головой.
        Рыжий только поморщился, потирая пострадавшее место. Артему начал надоедать этот цирк одного актера, и он грузно опустился на еще один диванчик, стоявший рядом с ним, сметя предварительно на пол целую груду металлолома. Хотелось последовать хорошему примеру и тоже швырнуть что-нибудь из этой груды в раздражающего коротышку, но мужчина в очередной раз воздержался. В конце концов, это он тут в гостях.
        - Так что там насчет лечения?  - поинтересовался Артем, морщась от боли в потревоженных ранах. По-хорошему, стоило помыться и сменить повязки, но сил на это уже не оставалось. Ну да и ладно, кроме хорошей свертываемости бывает еще и отличный иммунитет… Правда же?
        Рыжебородый, все еще посмеиваясь и покачивая головой, прошел к небольшому шкафчику, висящему в углу, и бросил Артему извлеченную из него бутылочку. При ближайшем рассмотрении в посудине оказался все тот же мерзкий зеленый состав - разве что было его больше раза в три.
        - А нет чего-нибудь еще?  - поинтересовался Артем, скептически разглядывая зелье сквозь мутноватое стекло.
        - Да ты не криви рожу, не криви,  - усмехнулся рыжий.  - Отличная вещь. Она не то что твои царапинки, она ногу оторванную отрастить может. Ну, конечно, выпить придется побольше, это да.
        - И как быстро он все зарастит?  - уточнил Артем, не торопясь заливать в себя чудо-лекарство.
        - Да за час, самое большее - два. Не, вы посмотрите на эту морду недовольную! Ты ж его уже вроде пил, девка сказала? Не?
        - Ну пил, немного,  - уклончиво признал Артем.
        - Так и чего? Неужто не заметил эффекта-то?  - изумился бородач.
        - Да как сказать. Все как болело, так и болит.
        - Болит ему,  - фыркнул коротышка.  - Если б не зелье, ты б давно коньки отбросил, судя по твоим словам. А, ясно все с тобой. Новенькие все так, ходят, кривятся, все им не так. Привыкнешь скоро, если… кхм, привыкнешь, в общем.  - он внезапно прервал свой поток ворчания и отвернулся, переставляя звенящие склянки в шкафу места на место.
        Артем обреченно вздохнул и залпом влил себе в горло кислющую жидкость. Поискал, куда бы деть опустевший сосуд, хмыкнул и швырнул его в целую груду похожих, сваленных у стены. Лег, постарался найти наименее болезненную позу и с облегчением закрыл глаза. Да, денек выдался не из лучших. Пожалуй, войдет в топ-сто его черного списка. Стоит на всякий случай закончить его поскорее.
        Уплывающее в сон сознание Артема еще успело расслышать, как рыжий, кряхтя и посмеиваясь, прошелся туда-сюда по комнате, выдернул из кучи вещей еще одно одеяло, накрыл им гостя и удалился, бормоча себе под нос:
        - Штаны им подавай. Я вам что, портной?

        Глава 5

        Разбудил Артема разговор на повышенных тонах. Невидимые спорщики яростно отстаивали каждый свою точку зрения на одну из вечных тем - кто должен кому денег, и сколько именно. Само собой, наличие в одном с ними помещении спящего человека ни в малейшей степени их не смущало.
        - Нет, ты серьезно? Мы же с тобой договаривались совсем на другие цены, или у тебя с памятью проблемы? Что за конский прайс, борода?
        - Ишь, чего ты вспомнила. В те времена за тобой не гонялось пол-сектора, да и нам помогать ты обещала куда чаще, чем раз в год.  - в отличие от его собеседницы, которая, казалось, возмущалась совершенно искренне, хозяин межмировой забегаловки скорее изображал негодование.  - С кем ты связалась на этот раз, шальная? Даже до нас добралась в парочка каких-то диких парней, которые искали тебя, а это, согласись, о многом говорит. Кстати, мы тебя не выдали, цени!
        - Как бы вы это сделали, интересно?  - буркнула девушка.  - Я не знаю, с чего такой шум. Рядовой анонимный заказ, через посредников… Вроде бы ничего не предвещало. Ладно, черт с тобой, держи.
        - Это что?  - удивился бородач.  - Что за потасканный хлам?
        - Сам ты хлам, это, на секундочку, барахло самих «Жадных псин». Ребята не из топ-сто, конечно, но на вещах не экономят… Не экономили. И да, это стоит куда больше, чем ты хочешь с меня содрать. Так что готовь кошелек, роли меняются.
        - Интересное дело! А с чего ты вообще взяла, что мне нужна куча паленых магических шмоток? Да на них маячков больше, чем блох на собаке, да простят меня покойные «псы» за этот каламбур. Кстати, да, а как они дошли до подобного состояния, а? Насколько я помню, ребята крепкие были.
        - Им не повезло, в отличие, кстати, от тебя. Почистишь маячки и перепродашь все это втридорога. Да лаадно, хорош, некогда мне тут тебя уговаривать. За полцены возьми, ну? И даже вычти свою новую плату за постой, жадина.
        Что-то звякнуло, зашуршало, коротышка удивленно хмыкнул и продолжил менторским тоном:
        - Ты мне тут рожи недовольные не корчь, деньги не просто так выбрасываешь, а платишь за…
        - Вшивый клоповник на задворках мира!  - фыркнула Хель.
        - Какой клоповник!  - обиделся рыжебородый.  - Где ты тут видела хоть одного клопа? Не отель, конечно, но у нас как бы и условия особые. Кроме нас в этих местах негде остановиться, будучи уверенным, что наутро проснешься живым.
        - Это да, это веский довод,  - иронично протянула девушка.
        - А что, нет, что ли?
        Поняв, что эти двое вряд ли заткнуться в ближайшие несколько жизней, Артем открыл глаза и сел, осматривая окружающую обстановку. Как и следовало ожидать, за прошедшие несколько часов ничего к лучшему не изменилось. За дальним столиком, наспех расчищенным от хлама, сидели рыжебородый хозяин и Хель, потягивая что-то из здоровенных деревянных кружек. Сбоку за верстаком сидел чернобородый близнец, шаманя над какой-то футуристической железкой и недовольно морщась - споры над ухом явно не шли на пользу концентрации. Артем обменялся с ним понимающими взглядами и кашлянул, привлекая внимание увлекшейся парочки.
        - О, проснулся наконец!  - обернулась на звук девушка.  - Ты как, получше? Сможешь идти?
        Артем задумчиво пошевелил конечностями, вслушиваясь в свои ощущения.
        - Вроде бы получше,  - уклончиво ответил он в ответ на требовательный взгляд.  - Но…
        - Никаких но,  - решительно отмахнулась девушка.  - Нам нужно успеть проскочить до того, как все лазы перекроют намертво. Давай, переодевайся, вон шмотки на стуле, пожрем и вперед. А, черт, еще же уровни… Блин. Ну, оно того стоит, в любом случае, так что придется. Ну, чего сидишь?
        - Да вот думаю, не дешевле ли мне будет просто развернуться обратно,  - честно признался Артем. Идея с сопровождением девчонки, от которой он изначально был не в восторге, разонравилась ему окончательно. Хель осеклась, но быстро пришла в себя, убрав из голоса зарождающиеся командные нотки и добавив мягкой убедительности.
        - Слушай, я понимаю, что ты думаешь, но… Боюсь, не все так просто. Если даже ты каким-то чудом не заблудишься в переходах при возвращении, тебя почти наверняка перехватят те, кто идет за мной. И фиг ты им что докажешь. У нас обоих один выход - быстро добежать до места и избавиться от груза. Снимем со своих спин эту мишень и разбежимся со спокойной душой, хорошо?
        - Лучше некуда.  - обреченно вздохнул Артем.  - Ну допустим. А где тут можно…  - он задумчиво подергал грязную тряпку, изображавшую бинт, от вида которой любой врач упал бы в обморок от негодования.
        - Дверь с красным квадратом,  - откликнулся бородач, с увлечением роющийся в «трофейном» рюкзаке. Несмотря на старательно удерживаемое им на лице безразличное выражение, было видно, что все эти тряпки и бижутерия определенно его заинтересовали.
        Артем обреченно вздохнул и направился к указанной двери, прихватив со стула свою новую одежду. Одежда была весьма потасканной и даже на первый взгляд слишком большой, но у нее были свои достоинства - она была относительно целой и даже более-менее чистой. Что поделать, остается радоваться мелочам.
        ***
        Когда спустя час кое-как вернувший себе человеческий облик Артем выбрался из ванной, весьма, кстати, впечатляющей на фоне состояния всего остального жилища, его немедленно утащили в ту самую комнату, где провела ночь девушка. Проделано это было под предлогом немедленного улучшения его плачевной формы, а неуверенные попытки Артема вставить в график дел завтрак - решительно пресечены.
        - Потом поешь, пока будешь приходить в себя,  - отмахнулась Хель, задвигая засов на двери. Рыжебородый попытался было пошутить вслед над их «внезапным желанием побыть наедине», но получилось как-то без огонька - коротышка был слишком занят, обрабатывая свежеприобретенные трофеи на пару с братом, и его мозг, видимо, не мог выделить на юмор достаточно ресурсов.
        - Ну, что там у тебя?  - нетерпеливо спросила Хель, разворачиваясь, и раздраженно пояснила, наткнувшись на его недоумевающий взгляд: - Браслет свой включи, какие там у тебя характеристики?
        Неуверенно попадая пальцами по светящимся символам, Артем кое-как добился от строптивого приборчика требуемых показателей и прочел вслух скупое содержимое отображаемых у него перед глазами табличек. Содержавшиеся там цифры девушку явно не обрадовали - она скорчила недовольную гримаску и пробормотала под нос «а чего еще ожидать-то», окидывая неодобрительным взглядом крайне далекие от атлетических стандартов очертания тела мужчины.
        - Ладно,  - что-то прикинув на пальцах, девушка довольно быстро вернула утраченное было хорошее настроение.  - В принципе, все могло бы быть и получше, конечно, но что уж теперь. Будешь, конечно, отставать немного по уровням от идеального варианта, но, черт побери, существует ли он вообще в природе, идеальный старт?
        Взглянув на явно не понявшего ни слова Артема, Хель нарочито вздохнула и принялась раздавать инструкции. Под ее руководством мужчина распределил заработанные в драке с когтистыми тварями виртуальные «сферы силы», равномерно разделив их между всеми «характеристиками». Как признала сама девушка, «тактика весьма посредственная, но чтобы думать о чем-то получше, нужно сначала стать похожим на нормального человека».
        Далее Артему было приказано принять горизонтальное положение и переждать последствия скоростного улучшения. Мужчина пожал плечами и растянулся поперек шикарной двуспальной кровати, занимающей львиную долю комнаты. Кровать, кстати, очень выгодно отличалась в плане комфорта от того грязного продавленного диванчика, на котором пришлось ютиться ему. Артем устроился поудобнее, заложив руки за голову, и принялся вслушиваться в то, что сейчас творил с ним чудо-аппарат.
        - Удивляюсь я тебе,  - задумчиво протянула девушка через пару минут молчания.  - То ли ты до сих пор не понял, что происходит. То ли поверить никак не можешь. То ли настолько толстокожий… Ты вообще в детстве сказки читал? Смотрел фильмы про волшебников?
        - Смотрел. Читал. Чему удивляешься?  - на автомате ответил Артем в обратном порядке, беспокойно вслушиваясь в стремительно разливающееся по телу ощущение тепла. Процесс был совершенно непонятен и оттого довольно сильно напрягал.
        - Как это чему?  - возмущенно всплеснула руками Хель.  - Все хотят стать лучше, чем есть! Получить сверхспособности, магию, вечную жизнь, да хотя бы элементарно получить признание, власть, деньги, что угодно! До встречи с тобой я была уверена, что стремление к развитию - это то, что составляет основу личности любого человека. Теперь вот впервые усомнилась, знаешь.
        - Я смотрю, тебе очень везло на встречи,  - хмыкнул Артем.  - Алкоголь, наркотики, монотонный труд, серые будни, повторяющиеся день за днем, постепенное осознание своих пределов, того, что никакие сверхусилия не сделают тебя сверхчеловеком… все это постепенно превращает ребенка с богатой фантазией в потенциальный труп. Он как бы еще ходит и даже может копать, если нужно, но… больше не ждет письмо из Хогвартса.
        - Что еще за письмо? Что-то из ваших местных шуточек?  - недоуменно переспросила девушка.  - Брр… что за старперская магия, я аж прям прочувствовала всю эту жуть. Так тем более! Все это больше не про тебя. Ты свободен! Свободен, черт тебя дери! Больше не заперт в своем сером мирке, можешь пойти в любой из тысяч и тысяч. Стать бессмертным, научиться колдовать!
        - А ты прямо фанат волшебства, я смотрю,  - заметил Артем. Девушка внезапно осеклась и посмурнела - кажется, тема была куда глубже и неприятнее, чем казалось на первый взгляд.  - Да и насчет «куда хочешь» ты приврала.
        - Ну, знаешь,  - фыркнула Хель.  - В конце концов, все имеет цену. Да и что такого, прогуляться до соседнего мира, получив за это пару уровней и денег на первое время. Я бы вот была просто счастлива, если бы у меня вначале все так сложилось. Ты, конечно мне не веришь, судя по твоей кислой морде. Ну и черт с тобой. Как там дела с усилением?
        - Запястье печет. Сильно. Плечо и грудь тоже, но поменьше. Это как, нормально, или можно начинать ее отпиливать?
        - Норма. Где-то через полчаса можем трогаться. А пока давай расскажу тебе, что тут почем, что ли, а то… хм. С чего бы начать… а хотя бы вот с этой штуки, что у тебя на руке. Ее сделали гномы, одна из старших рас. И с ее помощью…  - Хель помолчала, нагнетая интригу, и выдала нарочито небрежным тоном: - Любой смертный может стать богом. Буквально.
        Артем настолько удивился, что даже поднял голову с невероятно-притягательно-мягкой подушки и внимательно рассмотрел лицо девушки, ища там хотя бы намек на улыбку. Искомого там не оказалось - кажется, она действительно была уверена в своих словах.
        - Имеется в виду, что эта штука помогает привести себя в форму, вроде как на скульптурах греческих богов? Типа тренажера?  - попытался парень привести услышанное хоть к какому-то здравому знаменателю. В конце концов, рекламой всевозможных «тренажеров для ленивых» какое-то время назад были переполнены все бесплатные газетенки.
        Девушка рассмеялась и отрицательно покачала головой:
        - Неа. Эта штука буквально делает из тебя бессмертное всемогущее существо. Ну ты должен понять, о чем речь, концепция бога плюс-минус одинаковая во всех мирах. Ой, вот только не надо опять корчить эту твою старперскую гримасу, ты и так-то не красавец, а с ней вообще туши свет.
        Так, похоже, я начала с чего-то не того. Попробую по-другому. Ты же уже в курсе, что твоя планетка - лишь один мир из бесчисленного множества. Так вот, все эти миры не просто беспорядочно лежат… Или висят? Неважно, не находятся, в общем, где попало. Они расположены вдоль «лучей» или «струн», исходящих из центра вселенной - Ядра. И вот тут-то и начинается самое интересное. Чем ближе мир расположен к центру, тем щедрее одарены его обитатели. Это, кстати, не я придумала, это цитата из какого-то религиозного трактата, общепринятая в «приличном обществе». Мы с тобой родились в периферийных мирах, и представляем из себя довольно примитивную форму жизни - куски мяса с коротким сроком жизни, чей разум базируется исключительно на физических носителях.
        Девушка демонстративно постучала себе кулачком по виску.
        - Носитель довольно убогий, как по надежности, так и по качеству… ну и по перспективам развития довольно ограниченный. Все, на что его хватает - кое-как передвигать остальные запчасти, которые к нему подключены. Другое дело - обитатели миров, которые находятся ближе к центру. У них с рождения кроме примитивного физического тела существует энергетическое, или астральное - тут техники и маги никак не сойдутся в понятиях. И чем ближе к Ядру расположен мир, тем больше у его обитателей развита нематериальная часть, и тем меньше они зависят от физического тела. Взять, например, этих коротышек.  - Хель кивнула в сторону двери.  - Они на самом деле недалеко от нас ушли. Все, что у них есть - это возможность слабого воздействия на материю, типа телекинеза или пирокинеза. Что-то вроде невидимой третьей руки… с зажигалкой. В остальном же они не так уж сильно от нас отличаются. А вот, например, если взять одну из рас Высших, тех же драконов - для них физическое тело служит чем-то вроде аватара. Они могут его изменять, как захотят, улучшать, восстановить, если вдруг умудрятся как-то угробить. И, само собой -
они бес-смерт-ны. Что, впечатляет?  - девушка торжествующе прищурилась.
        Артем поднес к глазам свое запястье и внимательно рассмотрел расположившуюся там штуковину. Нет, она по-прежнему не напоминала божественный артефакт - скорее безвкусную китайскую подделку под какой-нибудь скандинавский оберег, купленную на рынке за сотню рублей.
        - И что, эта штука способна… что?  - настороженно переспросил Артем. Пока что все им услышанное напоминало речь вербовщика перед неофитами… за час до того, как их отправят в безнадежную заварушку в качестве пушечного мяса. Много обещаний, прекрасные перспективы, и ни слова о шансах на их достижение.
        - Нет, ну я не конкретно об ЭТОЙ штуке,  - девушка заметно смутилась и подрастеряла свой «сказочный» тон.  - Тот, что у тебя - это самый дешевый вариант, для новичков. Он помогает в основном развить до максимума базовые физические параметры - силу там, скорость. Эй, нет, это совсем не то, о чем ты говорил! Тут главное - как он это делает. Он формирует внутри тебя зачатки энергетической оболочки - все по-взрослому, почти как у Старших! Те берут на себя некоторые функции управления телом, помогают его развить и держать в форме. Всегда держать. Никаких больше дурацких зарядок, постоянных тренировок, бега по утрам, растянутых мышц и вывихнутых суставов. Ой, ты бы знал, как я раньше ненавидела бегать! Хотя и сейчас не особо, да.
        Ну, а потом, когда освоишься и подкопишь деньжат, сможешь купить себе модель получше. Ту, которая способна сформировать полноценное астральное тело… постепенно, конечно. Не за год и даже не за десять. Ты, конечно, попал в сказку, но в реалистичную сказку, так сказать. Для детей от десяти и старше.
        - Хорошо, допустим, что ты меня убедила… почти.  - сказал Артем, продолжая скептически разглядывать собственное запястье.  - А что насчет тебя? Ты тут вроде уже давно, и как? Как продвигается эволюция в сверхчеловека?
        Девушка криво улыбнулась.
        - Подколол, типа? У меня немного другая ситуация. Да и не слишком-то мне везло последние пару лет. Но знаешь что? Я ни о чем не жалею. Ни о чем совершенно. И когда-нибудь я смогу… все, чего захочу.  - неуклюже оборвала она сама себя.  - Ладно, хватит валяться. Насколько я вижу, ты уже более-менее в норме. Пойдем поедим и попробуем отобрать у этих жаднющих морд хотя бы часть денег за наши законные трофеи.
        Хель вскочила, пронеслась по комнате и исчезла, хлопнув дверью. Артем неохотно поднялся и направился следом. На полпути он вдруг вздрогнул и остановился, встретившись взглядом с кем-то, в ком не сразу узнал себя. Зеркало отражало кого-то, в котором сложно было узнать того самого обрюзгшего человека средних лет. Оплывшее помятое лицо похудело, осунулось, и сквозь бесформеную опухшую маску алкоголика-маргинала проступили порядком позабытые уже черты…
        Мужчина зло оскалился и с силой провел по лицу обеими руками, сминая и комкая его, будто надеясь что-то этим изменить.
        На удивление, у него получилось. Теперь в зеркале отражался совсем другой человек. Пожалуй, при некоторой работе фантазии он мог бы сойти за двоюродного брата того, прошлого.
        - Надо было сразу слать ее ко всем чертям,  - пробурчал Артем себе под нос.  - Наверняка обошлось бы дешевле. Вот сколько, интересно, слоев в ее безобидной просьбе? «Проводи девочку», «интересует только груз». Ха.
        Мужчина рванул за ручку двери и шагнул в комнату, навстречу возмущенным голосам, продолжающим свой бесконечный спор о цене, ценности и относительности того и другого. Шагнул с твердым намерением прервать спорщиков и заставить их наконец-то выдать ему еды. В противном случае… он за себя не ручается.

        Глава 6
        - И что? Как долго мы еще собираемся здесь сидеть?
        - Тишше!  - зашипела Хель раненной змеей, ныряя за камень и пытаясь по пути пнуть своего спутника ногой.  - Чего орешь? Тебе что, жить надоело? Ну так иди и поздоровайся с теми ребятами! Они будут очень рады тебя видеть!
        - До них чуть ли не километр, и они сами галдят на всю округу,  - отозвался Артем, на всякий случай все-таки понижая голос.  - А с учетом того, что они пьют и курят какое-то дерьмо, мимо них можно слона незаметно провести.
        - Ты типа самый умный?  - фыркнула девушка.  - Само собой, эти недоумки там чисто для вида. А вот где-то дальше сидит парочка настоящих ловцов. И то, что я их не вижу, как раз и доказывает, что они свое дело знают. Черт, все-таки придется возвращаться и идти в обход…
        Мужчина лишь обреченно застонал, хватаясь за голову руками.
        Беспорядочные метания по бесчисленным ходам и отноркам продолжались уже вторые сутки кряду. Сразу после того, как путники покинули обиталище братьев-гномов, они обнаружили за собой слежку. Кто-то очень умелый и осторожный крался за ними ровно на такой дистанции, чтобы не терять свои цели и одновременно не быть ими уверенно обнаруженным и уж тем более пойманным. Бесчисленные замкнутые петли, накрученные ими по пути, в теории должны были с этим помочь… как и пара оставленных в удачных местах сюрпризов. К сожалению, проблем хватало и без этого.
        Ребята, ведущие на них охоту, прекрасно знали место, куда должна была быть доставлена посылка. Все проходы в искомый мир были перекрыты, не оставляя им ни шанса. Этот вход был последним, и теперь им нужно было решаться на что-то: либо идти на прорыв, наплевав на осторожность и надеясь, что сидящие в засаде охотники вовсе не так хороши, как о них думала Хель. Либо… да, что там по альтернативам?
        - У тебя нет… я не знаю, резервного адреса?  - спросил Артем, тяжело вздыхая. Нарастающее чувство тревоги буквально кричало у него в голове. Истекали последние минуты до их обнаружения, и нужно было немедленно прекращать пялиться из кустов на толпу малолетних наркоманов… и идти их убивать.
        - Что? Какой резервный адрес?  - недоуменно переспросила девушка.  - Ты о чем вообще?
        - Ну, что-нибудь на случай, если все пойдет наперекосяк. Прямо как сейчас. Например, тебе сказали в этом случае отнести груз в другое место, с кем-нибудь связаться и попросить помощи, залечь на дно на пару месяцев. Что-нибудь такое.
        - Нет вообще-то, хотя…  - Хель пару мгновений о чем-то напряженно размышляла, затем хмыкнула и подняла глаза, в которых надежда постепенно сменяла растерянность.  - Знаешь, может ты и прав. Идем. Нужно успеть выбраться отсюда до того, как они успеют замкнуть наружное кольцо.
        Артем тяжело вздохнул, поправил висящий за плечами рюкзак - гораздо более компактный и легкий, чем раньше - спасибо гномам - и нырнул в узкий тоннель вслед за девушкой, привычно подстраховывая многострадальный затылок выставленной ладонью.

***

        Привалившись плечом к стене, Артем старался плотнее перетянуть кровоточащую кисть с отчетливыми следами зубов, неприятно похожих на человеческие. Получалось не очень - свой единственный нормальный бинт он уже потратил пару часов назад, а обрывок рубашки был весьма посредственной заменой.
        - Я, конечно, впечатлена,  - просипела Хель, привалившаяся к стене напротив и старавшаяся привести в порядок сбитое дыхание.  - Но что это нахрен было? В первый раз вижу, чтобы кто-то дрался с зомби на кулаках. А уж тем более, чтобы этот кто-то победил… ну, более-менее.
        - Занимался боксом когда-то,  - пожал плечами мужчина, продолжая мучения с повязкой.  - Да и что мне, собственно, оставалось? У меня даже ножа нет, к твоему сведению.
        - Да, это мой косяк, извини. Была уверена, что мы успеем проскочить, и связываться ни с кем не придется. Так бы взяли тебе что-нибудь…
        - Долго еще?
        - Черт его знает. Я никогда здесь раньше не была, и дорогу мне объясняли на словах… в не очень подходящих условиях. Если мы не сильно отклонились в сторону, то должны вот-вот наткнуться на указатели. Там уже будет рукой подать. И относительно безопасно. Тебе помочь, может быть?
        - Да нет, вряд ли тут можно еще что-то сделать.  - хмыкнул Артем, скептически осматривая повязку. Пожалуй, какой-нибудь врач рисковал бы схватить сердечны приступ при виде такой «медицинской помощи».  - Идем. И давай постараемся не проходить больше через старые кладбища.
        - Вообще-то я старалась и до этого. Так что… посмотрим, насколько ты везучий.
        - Почему я?
        - Если ты не заметил, на мне нет ни одного отпечатка зубов, в отличие от некоторых.
        - То есть ты хочешь сказать, что все дело было в удаче?
        - А в чем же еще?
        - Ну, знаешь…
        ***
        - Безопасность, говоришь?
        - Безопасность от всякой монстрятины из коридоров. Ну и вряд ли кому-то из охотников придет в голову искать нас здесь. Насколько я знаю, тут все организовано более-менее прилично для чего-то подобного. Есть главный, который следит за порядком. И наших нанимателей тоже должны тут знать.
        - Постой, но ты же вроде сама не в курсе, на кого работаешь?
        - Само собой, я «не в курсе»,  - девушка старательно выделила голосом последние пару слов.  - Это вроде как профессиональная этика и немного здравого смысла. Если же и вправду наниматься вслепую, рискуешь в один прекрасный момент закончить на алтаре каких-нибудь чокнутых культистов. А если трепать языком про своих нанимателей, то не доживешь и до алтаря.
        - Извини, пропустил большую часть твоего спича, потому что вступил в какое-то дерьмо. Но я рад, что ты знаешь, что делаешь.
        - Фу, отойди от меня!
        - Ты серьезно? Как по мне, все это место - большой, сочный такой кусок…
        - Заткнись и смотри лучше под ноги!
        Место, в котором они оказались, было чем-то в роде межмирового притона. Его суть практически идеально отражала картинка-указатель, которой были испещрены стены коридоров на подходе к этому… миру? Осколку? Острову?
        Нож и бутылка на фоне стилизованной игральной карты. Алкоголь, оружие и азартные игры - именно то, что ассоциируется со словом «безопасность». Чтобы добиться полной гармонии, местным обитателям стоило добавить на свой герб кучу… того самого, и побольше, побольше. Судя по всему, местные не обременяли себя не то, что уборкой, но и необходимостью добираться до сортиров в случае необходимости. В довершении всего им по пути попалось несколько тел, в разной степени «уставших». Артему очень не хотелось к ним присоединяться.
        Ну, по крайней мере, им удалось вроде наконец оторваться от чересчур настойчивого преследователя, который клещом прицепился к ним и… мужчина вдруг вздрогнул и резко обернулся, к чему-то прислушиваясь. На его лице проступили мысленные колебания - он то ли не мог понять, что именно услышал, то ли сомневался, как ему с этим поступить…
        - Эй, ты чего там застрял?  - окликнула его спутница, успевшая отойти на добрые полсотни метров и остановившаяся у поворота.
        - Ничего… показалось,  - отрицательно качнул головой Артем и ускорил шаг, догоняя девушку. Свернув направо, он не успел затормозить и налетел на Хель, замершую прямо за углом и напряженно вглядывающуюся вперед. Там в смутном свете редких фонарей можно было рассмотреть три темных силуэта, движущихся в их сторону. Движущихся, пожалуй, слишком целенаправленно для честных алкоголиков-полуночников.
        - Думаешь, по нашу душу?  - пробормотал он, нащупывая заткнутую за ремень короткую дубинку, подобранную им пару кварталов назад.
        - Черт его знает. Надеюсь, что нет.  - отозвалась девушка, напряженно оглядываясь по сторонам. Осторожность определенно была не лишней - сзади тоже кто-то был, искусно скрываясь в тенях.
        Хель раздраженно цокнула и шагнула навстречу центровому идущей к ним тройки - лысому долговязому парню с несимметричным лицом. Половинки его лица создавали забавный контраст - одна чуть заметно улыбалась, другая плаксиво хмурилась.
        «Интересно, он специально корчит эту рожу, или просто что-то с лицевым нервом?»  - отстраненно подумал Артем, прислушиваясь к творящемуся за спиной. Четверо… или пятеро?
        - Ты главный?  - выпалила девушка, сбивая парням схему разговора. Впрочем, было не похоже, чтобы лысый особо растерялся. Он хмыкнул, посмотрел по сторонам и процедил сквозь зубы:
        - Ну, допустим, я. Что-то хотела, малышка?
        Вместо ответа девушка вскинула руку и продемонстрировала левое запястье с хорошо заметным кругляшом, «встроенным» в тело.
        - Знаешь, что это такое?
        Хмурая половина лица парня скривилась чуть сильнее.
        - Допустим,  - буркнул он.  - И что?
        - Мы не побухать сюда пришли, если что. Нам нужен Маркиз.
        - Я смотрю, вы серьезные ребята,  - кажется, лысый не слишком-то впечатлился доводами Хель. Впрочем, понять что-нибудь по его лицу было довольно затруднительно, а тупые физиономии его спутников, по-видимому, не способны были отражать больше одной эмоции - скуки.  - Но, сдается мне, что ты, девочка, привираешь малек. Маркиз мужик серьезный, даже я не то чтобы могу вот так запросто к нему завалиться. А уж какие-то залетные хмыри, пусть даже с модными цацками…
        Из-за спины послышались шаги - засадная группы аккуратно подтягивалась поближе.
        - Эй!  - рявкнула Хель, вскидывая руку с зажатым в ней метательным клинком.  - А ну-ка идите нахрен с вашими блатными подъебами! Вали с дороги я сказала! Или ты бессмертный?
        На несколько секунд все замерло причудливым стоп-кадром. Даже шаги за спиной затихли - лишь чуть слышно позвякивали друг о друга кончики остальных ножей, причудливым веером торчащих из левого кулака девушки.
        В наступившей тишине громкий щелчок из темноты прозвучал выстрелом стартового пистолета. Короткий арбалетный болт вошел в плечо Артема, успевшего в последний момент дернуться и прикрыть девушку собой от летевшего ей прямо в затылок снаряда. Второй болт, прилетевший с другой стороны, та ловко отбила лезвием ножа и следующим неуловимым движением отправила его в полет. Лысый главарь с удивительным проворством шарахнулся в сторону, прячась за одного из своих спутников. Старался зря - целью был не он. Второй его «телохранитель» оседал, булькая пробитым горлом, а сзади, вопя во все горло, уже приближался разбойничий засадный полк.
        Артем развернулся и встретил бегущего первым коротким ударом в печень. Грабитель хрюкнул и сложился вдвое, подставляя лоб под контрольный удар дубинкой. С громким хрустом кусок дерева и лобная кость коварно взаимоуничтожились, снова оставив мужчину безоружным перед лицом набегающих собратьев свежеубиенного. Вдобавок торчащий из плеча хвостовик болта не давал позабыть о скрывающихся где-то в темноте стрелках. Артем секунду поколебался и, подстегнутый очередным щелчком взведенной тетивы, отчаянно рванул вперед, навстречу оскаленным мордам и устрашающе грязным тесакам. Этих противников он по крайней мере отчетливо видел, так что выбор был очевиден.
        Следующие несколько минут слились в какой-то причудливый шаманский танец, слегка дополненный жертвоприношением. Артем и трое грабителей топтались по кругу в рваном причудливом ритме, стараясь достать друг друга и не подставиться слишком сильно. Одна сторона превосходила в опыте и везении, другая - в численности и вооружении. В итоге картина получалась плюс-минус равная. Если, конечно, не обращать внимание на то, насколько трудно убить человека голыми руками и насколько проще сделать то же самое полосой заточенной стали. Клинки то и дело цепляли незащищенную кожу, усеивая землю алыми брызгами.
        Вдобавок ко всем прочим трудностям, Артему приходилось все время прикрываться телами врагов от предполагаемого места нахождения стрелка. Хорошо еще, что только одного - второй безжизненной кучкой застыл в кустах, став жертвой одного из метательных клинков Хель. Кроме него, девушке удалось достать лишь второго подручного главаря и дорисовать ему самому две красных симметричных полоски на левой и правой щеке. Лысый забулдыга оказался неожиданно крепким орешком - ловко орудуя коротким клинком, похожим на обломанную шпагу, он легко отражал наскоки девушки, которая пыталась достать его последней парой ножей, зажатых обратным хватом. Их схватка тоже напоминала танец, только другой - что-то горячее, латинское.
        Артем буквально нутром чувствовал, как тают их шансы выбраться из заварушки без потерь - к врагу в любой момент могли подойти подкрепления, засадный стрелок мог наконец собрать яйца в кулак и выбраться наружу, чтобы сделать прицельный выстрел наверняка, да и продолжающийся обмен ударами шел явно не в их пользу. Мужчина зло зарычал и рванул напролом, отбив один из клинков боковым ударом кулака и ныряя под взмах вражеской дубинки. Хрустнули кости - предплечья, шеи, следом - колено и снова шея. Последний выживший, с невероятно выпученными от напряжения и страха глазами, яростно завертел свой меч, намертво перекрывая все подступы к себе и не оставляя никаких шансов на атаку - по крайней мере, невооруженному противнику. Выглядело очень неплохо - а для уличного грабителя и вовсе фантастически. Увы, иногда не везет настолько, что никакое мастерство не в состоянии это компенсировать. Артем снова шагнул вперед, хладнокровно подставляя предплечье под удар. Меч хищно чавкнул, впиваясь в беззащитную плоть, но, к удивлению своего хозяина, замер, едва прорубив кожу. Артем криво улыбнулся выпучившимся уж вовсе
до невероятного состояния глазам и ударил, оставляя без ответа горевший в этих глазах отчаянный вопрос «как?!».
        Резкий щелчок из темноты - и очередной болт чудом разминулся с глазом мужчины, оставив на память глубокую царапину на скуле. Артем не стал оставаться в долгу - он припал на колено, подхватил оброненный одним из мертвых бандитов тесак и швырнул его в темноту, ориентируясь не то на вектор прилета болта, не то на интуицию. Темнота влажно всхлипнула, принимая подарок, и замолчала. Артем поудобнее перехватил очередной тесак, занесенный было для повторного броска, и перевел взгляд в сторону оставшейся пары «танцоров».
        Опытный главарь, естественно, моментально заметил неблагоприятное для него развитие событий. Он отогнал свою противницу парой широких взмахов, швырнул ей в лицо невесть откуда взявшийся небольшой нож, заставив отшатнуться и сконцентрироваться на защите, и бросился бежать, искусно укрываясь на ходу среди разбросанных тут и там обломков ограды и прочего неопознаваемого мусора.
        Попытка была неплохой - но, к сожалению, не тогда, когда твой противник специализируется на метательном оружии и драках в сложных условиях при скверной видимости. Черная рыбка метательного ножа пронзила ногу беглеца, роняя его на грязную брусчатку и лишая всех оставшихся шансов и иллюзий. Лысый главарь, тем не менее, не растерялся и моментально откатился за полуразрушенный каменный столбик, укрываясь от возможного броска на добивания. Спешил он зря - его противники не торопились за его головой.
        - Жив?  - выдохнула Хель, краем глаза осмотрев окровавленную фигуру напарника. Девушка тяжело дышала, ее волосы растрепались, а лицо заливал пот с редкими красными вкраплениями. Кажется, «танец» тоже дался ей нелегко.
        - Не уверен,  - ответил Артем, скептически разглядывая торчащий из плеча хвостовик болта.  - Чего ждешь, добивай его. Нужно уходить.
        - Нет,  - секунду поколебавшись, девушка отрицательно качнула головой.  - Немного времени у нас есть, нужно узнать, кто его послал.
        Присев, Хель принялась сноровисто выдергивать из трупов свои ножи, не отводя при этом взгляда от убежища главаря.
        - Есть какая-то разница?  - скептически поинтересовался мужчина, трогая хвостовик пальцем и страдальчески морщась при этом.
        - Само собой. Меня все больше напрягает эта ситуация. Это должен был быть обычный, черт его дери, рядовой заказ. И заплатили мне совсем не за эту слоновью кучу проблем. Поэтому нужно хотя бы узнать, кому мы перешли дорогу. Эй, лысая башка!  - крикнула она бандиту, изо всех сил старавшемуся стать понезаметнее.  - Бросай клинок и вылезай, поговорим по-хорошему.
        - А может, разойдемся так?  - отозвался главарь обреченным тоном.  - Я вас не видел, вы меня?
        - Размечтался,  - фыркнула девушка.  - У тебя перед нами должок. Боольшой такой. Да, и еще ты спер мой нож.
        - Я его верну, не вопрос! Хоть это и подарок…
        - Хорош фиглярничать,  - голос Хель похолодел на несколько градусов.  - Вылезай, или получишь еще парочку.
        - Ладно, ладно.  - из тени вылетел странный меч-шпага главаря и покатился, звякая, по камням. За ним последовали еще несколько разномастных колюще-режущих предметов, последним из которых оказался нож Хель. Обреченно вздохнув, главарь поднялся на ноги и шагнул из укрытия, сильно припадая на одну ногу и держа раскрытые ладони перед грудью.  - Я был неправ, и очень сожалею. Можно меня как-нибудь не убивать?
        Улыбающаяся часть его лица скривилась в жалостливой гримасе, практически идеально совпав со второй.
        «Видимо, все-таки нерв»,  - решил Артем. Мысль была на редкость тупая - что ему за дело до проблем со здоровьем какого-то мелкого уголовника, но это был повод хоть на что-то отвлечься от неприятной пульсирующей боли в плече. Равнодушный взгляд мужчины опустился ниже и вдруг замер, вцепившись в небольшой предмет, висящий на шее главаря на дешевой стальной цепочке, покрытой пятнами ржавчины.
        - Интересно,  - прошептал Артем одними губами.  - Хотя, скорее иронично.

        Глава 7
        - Сколько вас было? Все здесь, или кто-то ушел? Отвечай быстро, и не вздумай мне врать. Ты и так уже живешь в долг, не усугубляй!  - Хель не стала затягивать и сходу принялась «раскручивать» сдавшегося беднягу на информацию. Причем, судя по ее уверенному тону и отсутствию пауз между вопросами, процедура допроса была ей привычна и неплохо отработана.
        «Кажется, я чего-то не знаю о работе курьера»,  - хмыкнул Артем про себя, отводя взгляд от бандитского медальона и всматриваясь в его глаза. Лысый неплохо держался - да, ему было больно, страшно и все такое, но он все еще неплохо владел собой и продолжал «играть». Весьма похвально, особенно если ставкой выступает твоя жизнь.
        - Восемь,  - ответил он, морщась и перенося вес тела на здоровую ногу.  - Все тут. И вряд ли уже куда-то пойдут.
        - Отлично,  - Хель ни на секунду не ослабляла внимания, и ее запястье раз за разом прокручивало нож, который в любой момент был готов отправиться в полет.  - На кого работаешь?
        Лысый замялся на секунду, но тут же заговорил, подстегнутый недовольной гримасой на лице девушки.
        - Да ни на кого, на самом деле. Я тут не слишком давно, еще не успел себя поставить. Собрал кучку сброда, из тех, кто особо никому не нужен был. Да вы и сами видели… Пощипали кое-кого, из гостей. Процент с добычи, как положено, отдали местному смотрящему, но это вроде как арендная плата, «за место», хех. Так что мы сами по себе… были.
        - Кто нас заказал?  - выпалила девушка, обрывая лысого на полуслове. Нож в ее руке завертелся с удвоенной скоростью.
        - Ччто?  - выдавил лысый, нервно дернувшись и едва удержавшись от падения из-за подкосившейся ноги.  - В смысле… конкретно вас? Никто. В смысле… на вас мы наткнулись случайно, мы каждый вечер шарились по этому району, искали кого… с кем… Ээ…
        - Что ты мне втираешь?  - зло процедила Хель, угрожающе шагнув вперед.  - Кучка дворовой шпаны нарвалась на людей с гномьими браслетами, чтобы насшибать на выпивку?
        Лысый тяжело вздохнул и страдальчески сморщился.
        - Ты думаешь, кто-то кроме меня понял, что это такое у тебя на руке? Подумали - какая-то пафосная цацка, вроде пропуска, может. Я вообще-то хотел съехать с темы… Серьезно, хотел. Что я, совсем отбитый, что ли? Думал, попиздим еще, и потихоньку разойдемся. Вроде как я не испугался, но, так и быть, из уважения пропустил. А этот мудак… Так и знал, что не надо было ему давать хренов арбалет. Непобедимым себя, сука, вообразил. Ну а потом уже… как вышло.
        Хель еще немного побуровила собеседника злым взглядом, затем хмыкнула и заметно расслабилась. Нож прекратил вращаться и вяло перекатывался по костяшкам пальцев.
        - Нда,  - процедила девушка.  - Огорчу тебя - ты все-таки совсем отбитый. Рисковать жизнью, чтобы не потерять лицо перед кучкой бесполезного мусора. Пиздец.
        Лысый в ответ лишь развел руками - осторожно, совсем чуть-чуть. Похвальная осторожность - жаль, что несколько запоздалая.
        - Ладно. Так все-таки - как нам найти Маркиза в этом свинарнике?
        - Да я, если честно…  - лысый снова замялся, подбирая слова.  - Я его сам не видел. Попробуйте спросить в «Пьяном рыцаре», пару кварталов в ту сторону. Скорее всего он там. Ну или там скажут, где.
        Поняв по затянувшейся паузе, что вопросы у парочки победителей в принципе закончились и вновь остро встал вопрос его выживания, пленник поспешил предложить:
        - Давайте, я провожу? Ну, чтобы быстрее дойти, и никуда не вляпаться? А?
        Хель пожала плечами и хотела что-то ответить, но ее опередил Артем.
        - Что у тебя за медальон на шее?  - спросил он подчеркнуто скучающим тоном.
        - Что? Какой… а, знак? Это… эмм…  - глаза лысого неожиданно забегали по сторонам в извечной наивной попытке застигнутых врасплох обнаружить ответ где-нибудь на стенах или потолке.  - Да я не помню, так, нашел где-то…
        - Чего-то ты напрягся, друг.  - девушка заинтересованно прищурилась.  - Даже в нашем предполагаемом убийстве ты легче сознался. Сдается мне, что не все так просто, а? Ну-ка давай поподробнее. И в глаза, в глаза мне смотри.
        Пленник вдруг как-то враз поник, погрустнел и заговорил совсем по-другому - усталым, обреченным голосом:
        - Это знак моего Владыки. Когда-то был. Ну, то есть… я когда-то был его воином. Давно. А потом случились разные дерьмовые вещи, и вот я докатился до того, чтобы грабить людей в засранных переулках. Медальон же… не знаю, на удачу, наверное, носил. Хоть он вроде и вне закона теперь. Но тут всем на все насрать, так что я и не особо рисковал, и вроде как, все еще… А,  - он обреченно махнул рукой - уже не так осторожно.  - Глупо это все. И бессмысленно.
        Лысый замолчал, уставившись в грязные камни мостовой. Кажется, невольно нахлынувшие воспоминания были не слишком-то приятными и перебили собой даже нынешнее весьма плачевное положение.
        Хель его состояние, однако, не тронуло ни в малейшей мере. Ее рука перехватила нож за рукоятку, плавно взмахнула, готовясь отправить его в полет… и замерла, перехваченная на полдороги.
        - Что?  - удивленно спросила девушка, оборачиваясь к своему спутнику.  - Хочешь еще что-то спросить? Или ты вдруг внезапно уверовал в его Владыку?
        - Не надо,  - отрицательно качнул головой Артем.  - Пусть идет.
        - Почему?  - недоуменно переспросила девушка.  - Он нас убить хотел, вообще-то. Напоминаю, если ты вдруг позабыл.
        - Да я помню.  - усмехнулся мужчина.  - Из меня тут стрела торчит, вообще-то. Бодрит и освежает память.
        - И? Что тогда?
        - Не знаю… Пусть будет нашим пожертвованием богине удачи. В конце концов, мы только благодаря ей сюда добрались. И в будущем она нам понадобится.
        - Знаешь, это звучит как какой-то бред. А если он кого-то на нас наведет?
        - Не успеет. Он еле ползает. Даже если ему есть куда идти - мы уже сто раз отсюда свалим.
        - Ну не знаю,  - Хель с подозрением заглянула в глаза спутника, пытаясь понять, не шутит ли он. Но нет - тот был совершенно серьезен.  - В принципе, черт бы с ним. Окей, как хочешь. Но если вдруг что - виноват будешь ты.
        - Договорились.  - без улыбки произнес Артем.
        Хель спрятала нож и направилась в указанном лысым направлении, не забыв по пути смести в канаву выброшенную им кучку колюще-режущего инвентаря. Артем направился следом, на ходу отрывая полосу от своей и так уже изодранной рубашки.
        Лысый разбойник неверящим взглядом смотрел вслед удаляющимся путникам. По его прикидкам, шанс остаться в живых был практически нулевым, при всех его стараниях. И то, что при всем при этом он таки осуществился - нельзя было назвать ничем иным, как самым настоящим чудом. Рука разбойника сама по себе, давным-давно доведенным до автоматизма жестом привычно сжала висящий на шее кусок металла, а губы беззвучно произнесли хвалу Владыке. Вряд ли, конечно, Великий был причастен к спасению жизни своего никчемного бывшего слуги, но…
        В этот момент пальцы уходящего мужчины на мгновение переплелись причудливым образом, образуя давным-давно позабытый знак. Разбойник судорожно сжал медальон, напрягая глаза и стараясь получше рассмотреть… но ночь уже скрыла парочку неизвестных, столь сильно изменивших его судьбу, оставляя гадать - показалось? Или на самом деле… был знак. Точно такой же, что был вырезан на белом металле и сейчас отпечатался на стиснутых до боли пальцах.
        ***
        До «Пьяного рыцаря» они добирались больше полутора часов. Возможно, для местного жителя это заведение и находилось рядом, но для кого-то постороннего было просто нереально найти дорогу хоть куда-нибудь за вменяемое количество времени. Вдобавок пришлось по пути задержаться, чтобы вынуть-таки из плеча Артема посторонний предмет, остановить хлынувшую из раскуроченной дыры кровь и замотать плечо рукавами рубашки, окончательно переквалифицировавшейся в жилетку. Удивительно, что на звуки рычания, воплей, шипения и громкой возни никто не пришел полюбопытствовать. Видимо, местный криминал строго следил за соблюдением границ охотничьих владений. Повезло… причем неизвестно, кому больше.
        Таверна… гостиница… или, возможно, ресторан? В любом случае, заведение впечатляло. Огромное трехэтажное здание занимало целый квартал - местный, конечно, совсем не титанических размеров, но все же, все же. Искусно нарисованная вывеска демонстрировала закованного в полный латный доспех крепкого молодца с обманчиво добродушным лицом, прикладывающегося к кружке с чем-то алым. Судя по качеству проработки лица, «рыцарь» рисовался с реального прототипа, страдавшего определенной степенью нарциссизма. Личность прототипа угадать было не сложно, особенно учитывая стилизованную корону, украшавшую небрежно сдвинутый на затылок рыцарский шлем.
        - Кажется, мы на месте,  - пробормотала Хель, разглядывая вывеску.  - Примерно так я это и представляла.
        На входе их ненадолго задержал молчаливый бугай с мордой типичного вышибалы. Выслушав причину их визита, бугай задумчиво окинул их взглядом, почесал в затылке и запросил помощи. Вывернувшийся из гомонящих недр заведения щуплый пронырливый молодчик выслушал повторенную Хель речь-пропуск со ссылками на каких-то знакомых и знакомых знакомых, которая вроде бы должна была заинтересовать местного хозяина.
        После недолгих внутренних консультаций визитеров провели внутрь через узкую боковую дверь. Такая же узкая винтовая лестница вела прямиком на третий этаж, практически к дверям кабинета, в котором и обитал местный «король», скромно довольствующийся прозвищем Маркиз.
        Какое-то время Артем и Хель просидели в небольшом предбаннике - местный начальник решал свои, несомненно очень важные, проблемы… или попросту набивал себе цену. Такая версия очень напрашивалась. Потому что когда их все-таки пропустили внутрь, кабинет и его обитатель просто взорвались в глаза визитерам сочетанием роскоши и безвкусицы. Много алого и золотого - «аристократические» цвета. Куча развешенных по стенам деталей доспехов и образчиков шикарно отделанного оружия. Монументальная резная мебель - наверняка из самых ценных пород дерева.
        Развалившийся в шикарном кресле хозяин кабинета был удивительно похож на изображенного на вывеске молодца. Удивительнее всего было то, что похоже было только лицо. В отличие от своей «выставочной» копии Маркиз был низкоросл, узкоплеч, сложением напоминал грушу и скорее напоминал зажиточного купца, чем аристократа. Впрочем, его, кажется, ничего из этого не смущало ни в малейшей степени.
        Маркиз развалился в кресле, глядя на посетителей взглядом высокомерным и презрительным. Зажатая в его руке сигара дополняла образ, будучи максимально длинной и толстой.
        Впечатление глава местной преступности производил весьма забавное - на человека, способного держать в кулаке несколько сотен головорезов, он был похож в последнюю очередь. Это наводило на определенные мысли… К счастью, никаких дел с Маркизом спутники иметь не собирались, и явились к нему по поручению других серьезных людей. Серьезным людям - серьезные проблемы.
        Судя по лицу Маркиза, он собирался выдать в качестве приветствия что-то в духе своего образа, но не успел. Хель молча вынула из сумки злосчастный груз и продемонстрировала изображенный на нем символ.
        С лицом главбандита произошли разительные перемены. Он стремительно побледнел, пафос и высокомерие стекли вниз, оставив смертельно серьезного головореза с холодными глазами. Он одним жестом выставил из кабинета всю свою охрану, подозвал девушку поближе и внимательно изучил сверток в ее руке.
        - Зачем ты принесла это сюда?  - хрипло проговорил он, поднимая глаза. Сломанная пополам сигара упала в пепельницу - массивную и отлитую из чистого золота, конечно же.
        - Мне сказали прийти сюда, если будут проблемы.
        - Кто?
        - Тот, кто передал мне груз.  - Хель поняла, что, кажется, все пошло не по плану, но отступать было уже некуда.
        Маркиз тяжело вздохнул и помассировал виски, размышляя. Затем решительно встал и направился к самому большому шкафу, пестревшему разномастными книжными корешками. Золотой завиток просел под его пальцами, и шкаф бесшумно отъехал в сторону, открывая еще одну винтовую лестницу. Жестом призвав их следовать за собой, Маркиз принялся спускаться.
        Эта лестница была куда шире и удобней, чем первая. По крайней мере, спускаясь по ней, можно было не опасаться удариться головой или собрать со стен пыль и побелку. Вела эта лестница, если верить ощущениям, куда-то на минус первый этаж. Миновав пару металлических дверей и короткий кривой коридорчик, Маркиз и его спутники оказались в просторном помещении, набитом людьми, дешевой поломанной мебелью и сигаретным дымом. Если можно было представить что-то абсолютно противоположное кабинету Маркиза, то это было оно. Вдобавок ко всему нескольких не слишком ярких ламп для освещения было явно недостаточно - в помещении царил без малого полумрак.
        В центре помещения стоял длинный овальный стол, сплошь изрезанный и заваленный остатками еды, набитыми пепельницами и бутылками с алкоголем. Сидевшие за столом люди синхронно обернулись на звук открывающейся двери, их руки столь же синхронно потянулись к оружию, которого тут тоже хватало.
        - Что стряслось, Маркиз? Опять соседи, что ли? Никак не уймутся?  - спросил сидящий во главе стола человек. Наброшенный на голову глубокий капюшон не давал разобрать его черты лица, только глаза сверкали из тени двумя голубыми звездами.
        - Нет,  - буркнул Маркиз, отходя в сторону и приглашая своих спутников войти.  - У нас тут ваш курьер. С грузом.
        - Какого…  - человек в капюшоне, не вовремя решивший отхлебнуть из кружки, аж захлебнулся от изумления и закашлялся, обдавая сидящих поблизости потоком брызг.  - Ты что ту делаешь, девчонка? Тебе куда сказали нести эту… штуку?
        - Меня… нас обложили. Пройти к Аргусу не получилось. Оставался только запасной адрес - этот.  - Хель окончательно поняла, что явиться сюда была не лучшая идея, но теперь уже было поздно - оставалось только оправдываться.
        - Откуда. У тебя. Этот. Хренов. Адрес. Вообще!  - рявкнул человек в капюшоне и шарахнул ладонью по столу, опрокидывая свою кружку и второй раз обдавая сидящих за столом. Те, впрочем, возмущаться не спешили.
        - Мне сказали прийти сюда, если будут…  - растерянно повторила Хель.
        - Блять!  - рявкнул человек в капюшоне и снова врезал по столу. Оставшиеся кружки подскочили и жалобно звякнули.  - Кто сказал? Кто отвечал за операцию? Этот рыжий недоумок? Блять! Был бы он жив, я бы его лично… Ну что за гребаный день!
        Он третий раз хряснул по столу - на этот раз ничего не пострадало, сидящие предусмотрительно разобрали свои посудины.
        - Так,  - пробормотал, судя по всему, настоящий местный главарь.  - Так. Отлично. Просто замечательно. Вы двое!
        Он ткнул сидящих рядом с ним личностей, чье криминальное прошлое и настоящее было буквально написано у них на лицах - синими чернилами татуировок.
        - Переносим производство отсюда нахрен. И быстро. Пару часов на всё вам.
        - Стоп, стоп, какие пару часов!  - возопил один из озадаченных, тот, чье лицо было сплошь покрыто узорами.  - Там только процессы останавливать пару часов, иначе все гавкнет нахрен! А потом разбирать еще полдня.
        - Нет у нас никаках полдня! За этими лохами вот-вот явится целое стадо шакалов!
        - Мы проверяли, за нами не было хвоста!  - вставила Хель неуверенным голосом, но ее закономерно все проигнорировали.
        - Тогда проще бросить все тут и просто людей увести!  - психанул разукрашенный, швыряя свою едва спасенную кружку на пол. Кружка жалобно звякнула и приказала долго жить.  - Ты как себе это представляешь, как мы потащим эту гору оборудования! Это караван на километр! За нами пройдут куда угодно, это ж не скроешь никак!
        - Блять,  - отозвался главарь, впадая в мрачные раздумья. Кажется, доводы разукрашенного его убедили. Радости это ему, естественно, совсем не добавило.
        - Ладно, черт с ним. Взрывай все к едрене фене, уводи людей,  - неохотно проговорил главарь полминуты спустя.  - Только быстро. Времени…
        Словно в насмешку, в этот самый момент левая стена комнаты беззвучно вспучилась и лопнула, обрушивая на всех в комнате плотный град осколков. Грохот взрыва накатил с заметным опозданием, отчего картина разрушений выглядела совершенно сюрреалистично.
        Сквозь пролом шагнула огромная закованная в сталь фигура - рост под три метра, соответствующие габариты, рогатый глухой шлем с узкой зрительной прорезью, в руках двойные топоры - лабрисы, выглядящие в руках этого гиганта вполне гармонично.
        - Мясо!  - гулко заорал великан из-под шлема и плашмя врезал топором по стальному нагруднику. Изображенный на нагруднике алый бык насмешливо взирал на происходящее, и в его глазах читалась абсолютно несвойственная травоядному жажда крови.

        Глава 8

        Несмотря на то, что Артема порядком оглушило взрывом, отбросило в угол и частично завалило обломками, он оставался в сознании и отчетливо видел происходящее - правда, одним глазом, потому что второй залила кровь из рассеченного каменной крошкой лба.
        И происходящее Артему совершенно не нравилось - за спиной вломившегося в комнату великана с топорами можно было рассмотреть еще одно помещение, гораздо большее по площади. Ранее, судя по всему, именно там располагалось таинственное «производство», чьим благополучием в первую очередь озаботились местные заправилы. Конечно, сквозь густые клубы пыли и черного дыма видно было так себе, но можно было с полным основанием предположить, что спасать больше нечего. Все, что там сейчас осталось - это обломки, трупы и товарищи кровожадного парня в рогатом шлеме, спешащие присоединиться к нему в увлекательном деле продолжения резни.
        Мысленно обрушивая все мыслимые и немыслимые проклятия на голову коварной женщины, втравившей его в это сомнительное предприятие, Артем рванулся, отбрасывая удерживающую его обломанную балку перекрытий и возвращая более-менее вертикальное положение. Одновременно с этим он смахнул с лица кровь и прижал ладонью рассеченный лоб - под пальцами коротко зашкворчало, и острая боль сменилась тупой и тянущей. А вот с планом дальнейших действий намечались проблемы - дверь, ведущая наружу, была перекошена и заблокирована все теми же обрушившимися балками, альтернативный же выход перегораживал агрессивный гуманоид, сходиться с которым на кулаках было делом заведомо гиблым.
        К счастью, он был не единственным пережившим эффектное появление гостя.
        Человек в капюшоне, до этого момента неподвижно сидевший за разбитым в щепки столом и пытавшийся осознать столь кардинальные перемены, издал яростный вопль и с места сиганул вперед, навстречу любителю рогатых шлемов. Тот хотел было встретить шуструю цель ударом крест-накрест, но… не успел. Он вообще больше ничего не успел. Короткая вспышка, лязг - и узкий прямой клинок вошел прямиком в смотровую щель, заставив великана пошатнуться и замереть в нелепой позе - в полуприсяде и с широко разведенными руками, будто бы в попытке изобразить карикатурный книксен. Топоры со звоном упали на пол, а следом с грохотом и лязгом обрушилась туша здоровяка. Ошарашенные столь эффектной и молниеносной расправой, на мгновение замерли все присутствующие, как с той, так и с этой стороны пролома.
        - Уходим!  - обернувшись, крикнул… крикнула… атаманша. В момент прыжка капюшон слетел с ее головы, открыв голову со светлыми, коротко обрезанными волосами. На ее лице застыла гримаса ярости, придавая в принципе довольно мягким и миловидным чертам лица устрашающее выражение.
        Несколько ошарашенный неожиданным превращением брутального главаря, Артем замешкался, споткнулся на ровном месте и больно ударился коленом. Впрочем, следить за ним было некому - все оставшиеся живыми и более-менее целыми бандиты обратились в бегство, даже не пытаясь прийти на помощь к своему лидеру. В углу комнаты с громким скрипом открылась нора, ведущая куда-то вниз под довольно крутым наклоном. В нее местные обитатели смело сигали рыбками, один за другим. Процесс для них явно был привычным и отработанным. Артем опомнился, когда мимо него бодрым колобком пронесся Маркиз, последовавший следом за своими подчиненными. Найдя взглядом свою спутницу, мужчина выругался и бросился к ней на помощь - Хель валялась в углу, безуспешно пытаясь освободить свою ногу, зажатую откатившимся камнем.
        Тем временем опомнившиеся от неласкового приема нападавшие рванулись на штурм. Против смертельно-опасно-быстрого противника они, вполне логично, выставили своих бойцов, делающих упор на скорость в ущерб силе и защите, которые только что показали себя феерически бесполезными. Парочка субъектов, похожих как братья-близнецы, а скорее всего, и бывшие ими, налетели на единственную защитницу пролома, пытаясь нанизать ее на лезвия шпаг. Увы им - атаманша без видимого напряжения отразила все их уколы, равно как и несколько прилетевших из глубины помещения стрел и болтов. Штурм на этом сразу же завяз, а эвакуация тем временем шла полным ходом.
        В этот момент кто-то из нападавших узнал противостоящую им воительницу, и совсем этому факту не обрадовался.
        - Тут паладинша!  - истошно завопили в дыму.  - Трупная невеста, чтоб ее черти жарили! Где маги? Где эти тряпичные задницы?
        Услышанное прозвище, кажется, разозлило женщину еще больше. Она зарычала и ускорилась еще сильнее, хотя казалось бы… Три клинка сплелись уж вовсе в невероятный калейдоскоп вспышек, и близнецы не устояли. Один из них получил серьезный удар в бок, и попятился, прикрываемый вторым ловкачом. Оставшись в одиночестве, второй брат мог лишь отступать, пропуская один удар за другим и лишь кое-как избегая серьезных ранений - несмотря на все усилия прикрывавших его стрелков. Непосредственно в поединок никто вмешиваться не спешил, хотя людей у нападавших хватало. Видимо, те не чувствовали в себе уверенности в том, что смогут именно помочь, а не помешать. Что ж, здравая оценка своих сил - тоже немаловажное качество, свойственное опытному солдату. И уж тем более без нее никак не обойтись любому уважающему себя наемнику.
        Близнецам тем временем было ничуть не легче от здравомыслия своих коллег - атаманша отбросила более легкий клинок шпаги боеспособного брата в сторону, в длинном выпаде пронзила насквозь открывшееся плечо, а затем легко крутанула запястьем, намереваясь ударить в горло. Увы для нее - и к счастью для близнецов - клинок меча бессильно увяз в полупрозрачном желтом пологе, который вспух мыльным пузырем, отсекая воительницу от ее жертв.
        Одновременно с этим вперед выдвинулась троица низкорослых крепышей с ростовыми щитами в руках. Выстроившись в ряд, они образовали эдакую передвижную мини-крепость, ощетинившись остриями коротких стальных пик. Коротышки были не слишком-то проворными, но в сочетании с «мыльным пузырем» образовали настоящий пресс, легко оттесняя назад еще минуту назад непобедимую атаманшу. Коротышки делали синхронный шаг, выбрасывали вперед пики, заставляя женщину отступать, а следом придвигался и пузырь силового поля, не оставляя ей пространства для маневра и не давая ни малейшей возможности для контратаки.
        Тем временем Артем, краем глаза наблюдавший за всей этой свистопляской, помог освободиться своей спутнице - слава всем богам, ее нога оказалась цела - более-менее. Но тут возникла еще одна проблема - пока они добирались к эвакуационной норе через всю комнату, разбойничья братия успешно смылась в полном составе, не забыв закрыть выход за собой. Причем ладно бы они бросили незнакомых курьеров - они своего командира даже не подумали дожидаться! Воительницу, впрочем, столь некрасивые действия подчиненных не слишком беспокоили. Обернувшись на секунду, убедившись, что комната пуста и черный ход перекрыт, она мощным пинком заставила попятиться центрального коротышку, сбивая темп их наступления, и указала левой рукой в направлении дальнего, самого разгромленного конца комнаты. Откуда-то из кучи мусора прямо ей в ладонь метнулся небольшой круглый предмет. Артем узнал в нем потерянный в неразберихе груз, послуживший первопричиной всего этого безобразия. Странно - он почти уверился, что эта штука была всего лишь приманкой…
        Щитоносцы выровняли линию, дождались, пока прикрывавший их маг стабилизирует заколыхавшуюся пленку силового поля, но продолжать наступление почему-то не спешили. Причина этого стала ясна довольно быстро - заполнявший помещения удушливый дым, вырывающийся из раскуроченных механизмов, раздался в стороны, повинуясь жесту благообразного джентльмена средних лет. Черный с серебром камзол, шляпа с пером, шпага на поясе - сразу видно, кто здесь босс. Кажется, «аристократический» стиль был не пунктиком Маркиза, а местной модой.
        Но и черт бы с этими эстетическими заскоками. Куда хуже было количество вооруженных людей, этого модника сопровождавших. Десяток одетых попроще парней с мечами - рядовое «пушечное мясо». Столько же - с луками и арбалетами. Четыре стальные башни, клоны покойного парня - стенолома. Троица уже знакомых коротышек в качестве авангарда. Тощий старик в сложносочиненном балахоне - именно он удерживал защитное поле, стоя в неестественной позе «зевса, метающего молнии». Вот только вместо молний с его обильно унизанных кольцами пальцев срывались потоки энергии, питающие щит. Еще два таких же колдуна стояли позади щеголя в черном, составляя его личную свиту вместе с близнецами-фехтовальщиками. Те уже успели как-то справиться со своими ранами и недобро поглядывали на свою обидчицу.
        Возможно, поодиночке все эти ребята и уступали своей противнице, показавшей просто нечеловеческие силу, скорость и мастерство владения оружием. Но… вряд ли они повторят ошибку своего слишком горячего и оттого сейчас постепенно остывающего подельника. Это была уже не шайка подзаборной шпаны, вся тактика которой заключалась в навале с двух сторон, подкрепленной бессмертной надежной на авось. Это были люди, чья работа заключалась в том, чтобы убивать других за деньги. Пожалуй, трудно найти более опасных врагов. Те, кто убивает во имя идеи, обычно слишком горячи и оттого уязвимы. Те, кто убивает защищаясь, слишком пассивны и слишком рано останавливаются. Деньги же… это универсальный и самый эффективный стимул.
        Порядок бьет класс - слегка затертая, но от этого не менее актуальная истина. Вот и эти ребята всего со второй попытки подобрали ключик к образовавшейся проблеме. Впрочем, риск все еще был довольно высок, и оттого понадобилось остановить схватку, потянуть время. Дождаться момента, когда сделать работу можно будет наверняка и без лишнего риска.
        Артем тряхнул головой, отгоняя слишком быстрые и сложные для безработного алкоголика мысли, и сконцентрировался на дружелюбной улыбке щеголя в черном. Тот приподнял шляпу небрежным жестом и кивнул атаманше в знак приветствия. Та явно не разделяла его настроя. Меч она опустить и не подумала и стояла в свободной стойке, годившейся и для защиты, и для атаки.
        - Леди,  - улыбка щеголя стала еще приторнее.  - Большая честь для меня познакомиться с вами лично. Я наслышан о ваших талантах… и вашей впечатляющей верности слову.
        - О,  - хрипло ответила женщина.  - Да неужели? А я вот про тебя вообще нихрена не слышала. И хорошо бы так было и дальше. Кто, кстати, из твоих шакалов вякнул что-то о трупах? Хочу с ним пообщаться на эту тему.
        - Давайте не будем горячиться. В конце концов, я ничего не имею лично против вас - я всего лишь выполняю свою работу. Кто-то же должен бороться со злом - убийства, грабежи, контрабанда, наркоторговля… Не слишком приятные вещи. И это далеко не полный список, вероятнее всего.
        - Подколол, типа?  - ухмыльнулась женщина.  - Видишь ли, зло, оно такое. Свое у каждого. Давай ближе к теме, словоблуд. А то вон твоим зеркальным псам уже не терпится.
        - Как скажете,  - пожал плечами главарь.  - К теме так к теме. Сдавайтесь. Давайте не будем доводить до крайности.
        - Ты серьезно? Думаешь, я не знаю, сколько стоит моя голова? И самое главное, кто объявил за нее награду?
        - Много.  - согласился ее собеседник серьезно.  - Но не так чтобы поразительно. За большинство заказов я получаю больше. Да и за «доставить живой» тоже предлагают вполне неплохие суммы.
        - И ты решишься связаться с теми, кто их предлагает?  - воительница вскинула брови в притворном изумлении.
        - Почему нет? Деньги у всех одинаковые. Да и необязательно всем вокруг знать об этой сделке. Так что? Какой будет ваш ответ?
        - Заманчиво, конечно. Но я все же откажусь.
        - Напрасно. Мы хорошо подготовились. Ваши люди уже схвачены, и даже вам не удастся сбежать на этот раз.
        - Серьезно?  - процедила женщина нехорошим тоном.  - Ты, сучонок. Ты часом не забыл, кто я такая?
        - Я помню… кем вы были.  - невозмутимо парировал главарь.  - Но это было давно. Сейчас же…
        Атаманша молча встряхнула зажатый в кулаке сверток, символ на печати полыхнул и рассыпался вместе с упаковкой, оставив в ее ладони небольшой перстень с тускло светящимся синим светом камнем. Увидев это немудреное украшение, мужчина вдруг осекся на полуслове и уронил с лица свою насмешливую улыбочку. Воительница поднесла кольцо к лицу и на мгновение коснулась камня губами. Камень мигнул и погас. Взамен чуть ярче засветились голубые глаза женщины, и на кончиках взъерошенных волос зажглись золотые искорки.
        - Я - паладин Владыки.  - отчетливо произнесла женщина. Ее голос, до этого низкий и хрипловатый, вдруг зазвенел хрустальными колокольчиками.  - Зря ты взялся за эту работу, предусмотрительный парень.
        - Это заказ церкви,  - выпалил главарь.  - Храмовники уже в пути, они скоро будут здесь!
        - Значит, не будем терять времени.  - хмыкнула женщина… и снова прыгнула вперед.
        Она и до этого была чертовски быстрой, сейчас же… меч, полыхнувший по грани лезвия синими пламенными лепестками, срезал верхний край щита и отсек голову крайнему коротышке, перечеркнул двух рядовых бойцов и с хрустом врубился в толстый хрустальный купол, накрывший главаря и его приближенных. Только после этого ошеломленные наемники принялись реагировать - все равно безнадежно опаздывая. Развернувшаяся односторонняя схватка больше напоминала бойню. Разлетались в стороны мечники и стрелки, обдавая стены алыми всплесками, не в состоянии даже увидеть приближение смерти. Маги бестолково суетились под куполом, швыряя во все стороны вееры ослепительно ярких молний. Мазали безбожно, успев поджарить нескольких своих. Главарь что-то бормотал, вцепившись в висевший у него на шее массивный косой крест, вокруг него разноцветные энергетические потоки сплетались в причудливую вязь. Глаза его метались в глазницах, едва успевая за перемещениями неистовой паладинши. Близнецы попытались было высунуться за пределы защитного купола, но быстро осознали образовавшийся разрыв в скорости и отступили, снова заживляя раны
перед следующим раундом.
        Контроль над «проветривающим» плетением главарь, конечно же, потерял, и сейчас вся эта панорама постепенно вновь затягивалась клубами дыма.
        Видимо, из-за этого едкого противного дыма из глаз Артема катились крупные слезы, которые он стирал свободной рукой. Мужчина не отрываясь следил за боем, совсем позабыв о поиске пути для побега. И о том, что он вообще-то не один в «зрительном зале».
        - Гребаные фанатики,  - прошептала цепляющаяся за его локоть Хель - поврежденная нога все-таки ее подводила.  - Вот больше ни во что я не могла вляпаться! Гребаные религиозные фанатики! Ненавижу!
        - Что?  - переспросил Артем, не отрывая глаз от происходящего в соседнем помещении. Там паладинша закончила с незащищенными наемниками и рубила хрустальный купол, уворачиваясь от молний. Купол пока держался, да и главарь пока в дело не вступал, продолжая свой речитатив. Один из близнецов швырнул один за другой несколько красных шаров, разбившихся о пол и стены и полыхнувших ярким сине-белым пламенем. Поджарить воительницу не удалось, но вертеться около купола с учетом обстрела ей стало гораздо тяжелее.
        - Она из «воскрешателей». Это безумные ребята, которые поклоняются одному мертвому богу, все надеются его оживить. На них все охотятся, и их осталось мало, но те, что остались… они совсем без башки. Если не ошибаюсь, то за сотрудничество с ними полагается казнь, без вариантов. Блядь, ну как так! Я же проверяла все по сто раз. Даже чуть-чуть сомнительные заказы не брала! Ну что за пиздец…
        - А почему ты шепчешь-то?  - автоматически спросил Артем. Сквозь грохот, хруст и треск разрядов было довольно трудно разбирать слова девушки, пусть она и говорила практически ему в ухо.
        - Да мало ли что ей в голову придет… видел, как она завелась из-за «невесты трупа»? Покажется ей что-нибудь оскорблением ее бога, и все. Она ненормальная же!
        Тем временем соседнюю комнату окончательно затянуло дымом, и разглядеть происходящее стало невозможно. Сквозь черные клубы пробивались лишь вспышки молний, сверкавшие все реже и реже. Артем хотел было подойти поближе, но решил, что его спутница явно это не оценит. Да и схватить шальной заряд не хотелось…
        Громкий хлопок возвестил о том, что прочность купола оказалась вовсе не бесконечной. Сквозь дым пробилась ярчайшая алая вспышка, сопровождающаяся жутким гулом и свистом. Сквозь фон пробивались металлический лязг, чьи-то отчаянные вопли, что-то завизжало на границе ультразвука, ввинчиваясь в голову стальными сверлами… а затем вся эта какофония разом оборвалась. Лишь лениво похрустывало пламя, доедая обломки бесценного оборудования.
        Какое-то время спустя к этим звукам добавился звук легких шагов, и из расступившейся дымной стены вышла поникшая валькирия. Женщина была изрядно помятой, опаленной и осунувшейся, но при этом ей удалось выйти из боя без заметных потерь. Глаза, правда, снова выцвели до бледно-голубого, и погасли искорки в волосах - заемная сила, превратившая ее на время в воплощение богини войны, закончилась, как и бывает обычно со всем хорошим в этой жизни.
        Внимательный взгляд воительницы лениво прошелся по растерянным курьерам, вцепившихся друг в друга.
        - А, это вы,  - равнодушно проговорила она.  - Идемте. Надо валить отсюда.
        Колокольчики из ее голоса тоже пропали, но он и не вернулся к своему изначальному состоянию, сохраняя мелодичность и тем самым довольно сильно дисгармонируя с обликом своей обладательницы.

        Глава 9

        Подойдя к стене, атаманша с хрустом провернула искусно замаскированный переключатель, открыв точную копию виденной ранее эвакуационной дыры. Эта, правда, выглядела похуже - чего стоила сплошная завеса из пыли и паутины, затягивающая весь проем подземного хода. Курьеры переглянулись и прочитали в глазах друг на друга категорическое нежелание нырять туда вслепую. Выбирать тем не менее было не из чего - пламя за спиной разгоралось все сильнее, презрительно игнорируя отсутствие в помещении больших запасов горючих веществ и кислорода. Примененные наемниками козырные карты оказались весьма забористыми. Вот только своим хозяевам они никак не помогли.
        - Ну, долго вы будете тупить?  - поторопила воительница, вкладывая меч в выуженные из-под обломков ножны.  - Вперед. Ногами вперед. Или хотите познакомиться с орденскими дознавателями?
        Хель зло выругалась - по-прежнему шепотом - и красноречиво подтолкнула Артема в спину. Тот обреченно вздохнул и шагнул к проходу, сметая паутину носком ботинка. За занавесью открылась каменная труба, плавно загибающаяся влево. Труба была достаточно широкая, но не сверх меры - кто-то вроде штурмовых рогачей туда бы не пролез.
        Мужчина присел, втиснул в нору ноги и решительно оттолкнулся, отгоняя мысли о собственной… недальновидности. Спустя минуту он приземлился внизу уже с новыми мыслями и впечатлениями. Труба была грязной и хреново отполированной, а местные пауки - безнадежными идиотами и оптимистами. На кой черт плести десятки сетей в практически герметично закрытой полости? Кого они там собирались ловить, восьмилапые недоумки? Было больно, было неприятно, было неудобно. Но, слава всем богам, хотя бы быстро.
        Артем наспех стряхнул с себя самые заметные образчики паучьего зодчества, поймал вылетающую из трубы Хель - тащить ее на себе совершенно не хотелось, поэтому лучше бы не давать ей возможности окончательно доломать свою ногу.
        Глаза постепенно привыкали к полумраку, и мужчина с опасением осмотрел обветшавшие каменные своды подземного коридора. Тот вел влево и вправо, разделяясь далее на несколько проходов поуже, ведущих в разных направлениях. Кое-где на стенах и потолке росли чахлые островки мха, от которых исходил слабый бледно-зеленый свет. С одной стороны, это было плюсом - по крайней мере, не придется двигаться на ощупь, рискуя провалиться куда-нибудь на следующий уровень или нащупать кого-нибудь ядовитого и не слишком настроенного на общение. С другой, царящая в подземелье сырость, позволявшая мху выживать, явно не шла на пользу каменным перекрытиям.
        Из норы донесся металлический лязг, а спустя несколько секунд в подземелье появилась замыкающая побег атаманша с обломком ржавого рычага в руках. Отшвырнув железку в сторону, женщина вынула из закрепленного на поясе подсумка несколько небольших металлических дисков, сноровисто закрепила их на выступающих из камня по периметру дыры металлических петлях, а затем скрепила диски крест-накрест тонкой проволокой, наглухо перекрыв выход.
        Закончив свои манипуляции, она развернулась направо и направилась к крайнему проходу, ведущему куда-то вниз. Курьеры, естественно, последовали за ней.
        - Итак,  - спустя пару минут спуска, неожиданно заговорила атаманша.  - Вы теперь с нами. Поздравляю.
        Не заметить сарказм в последней фразе было довольно сложно.
        - В каком смысле?  - немедленно ощетинилась Хель.  - Я… мы выполнили работу, груз доставлен. Да, не по основному адресу, но это опять же не наша вина! Мне нагло наврали при заключении договора, занизили ценность груза, и…
        - Да успокойся ты,  - устало вздохнула женщина - сейчас, когда она позволила себе немного расслабиться, стало окончательно понятно, что она полностью выжата и движется исключительно за счет силы воли.  - Никто тебя не обвиняет. И не ставит под сомнение твой профессионализм - ты же вроде обычно очень за него волнуешься? Просто… иногда случается некоторое дерьмо. Один идиот совершает глупость, из-за нее впутывается в опасную историю, все это накручивается одно на другое… Потом другие люди не просчитывают последствия. Ну и вот результат. Из-за пошедшей через жопу второстепенной отвлекающей операции просрана база, ресурсы и люди, которые стоят… много, в общем, стоят. Нет, вот ты скажи - почему этот недоумок вообще рассказал тебе об этом месте? Почему ему вообще это в голову пришло?!
        - Нне знаю… он довольно сильно нервничал, когда передавал мне заказ. Оглядывался постоянно.  - Хель говорила медленно, явно обдумывая каждую фразу и опасаясь ляпнуть что-нибудь не то.  - А под конец сказал что-то вроде… Если что-то случится, идти на этот осколок и сообщить. Не знаю, на самом деле, что он имел в виду, он тогда не договорил и махнул рукой, типа неважно, но нам деваться было некуда, и я решила…
        - Да не трясись ты. Понятно, что от вас тут ничего не зависело, и вам тоже в итоге досталось.  - Атаманша не секунду остановилась на очередном перекрестке, сориентировалась по одной ей ведомым признакам и решительно свернула налево.  - Рассказывай все подробно, с самого начала. Как на тебя вышли, что сказали… Любые подробности.
        Неизвестно, что наделась услышать воительница, и какие зацепки найти, но в итоге она, вероятно, оказалась разочарована. Клиент обратился к Хель через посредника, в одной из известных точек, где обычно тусовались курьеры, начинающие бойцы-одиночки и небольшие наемничьи команды. Передал пакет, назвал адрес. Заплатил довольно скромно, уверял, что никаких проблем не ожидается. По его словам, вещь была довольно специфической и ценной только для адресата. Что удивительно, даже не соврал. Проблема была в том, что нашлось удивительно много людей, которые изо всех сил старались сделать так, чтобы адресат свою вещь не получил ни в коем случае.
        Хель сели на хвост почти сразу, и спокойная миссия доставки превратилась в гонку на выживание. Девушка металась по междумирью, путая следы и периодически вступая в схватки с преследователями. В итоге она была загнана в угол и была вынуждена обратиться к одному… старому другу, с которым они периодически работали вместе. Тот вывел ее из окружения, помог оторваться от настойчивого отряда наемников и в итоге погиб, оставшись прикрывать ее бегство после неожиданной встречи с другим отрядом, коварно поджидавшим их в одном из «проходных» мест маршрута.
        То, что случилось дальше, Артем уже знал и слушал вполуха, параллельно раздумывая над тем, как бы понезаметнее отстать и скрыться в неизвестном направлении. Свою миссию он выполнил, и придраться было не к чему. А если и было, никакие возможные риски «раскрытия личности» не перекрывали возможного встревания в конфликт между религиозными группировками.
        Тем временем на моменте его собственного появления в этой веселой и динамичной истории возникла заминка. Само собой, скоропостижно скончавшийся от неизвестных причин отряд наемников усталого паладина напряг неимоверно. Воительница подобралась и принялась забрасывать вопросами их обоих. Хель, естественно, ничего прояснить не могла по причине того, что пребывала в тот момент на полпути в мир иной и дела мира этого ее совершенно не интересовали. Артем же делал то, что у него получалось лучше всего - косил под дурачка.
        Что вы хотите от обычного работяги, ушибленному на голову и едва не пущенному на удобрения? Потерял сознание, очнулся в какой-то пещере с больной головой, долго бродил в поисках выхода, в конце концов наткнулся на картину побоища с единственной выжившей. Развязал, разбудил… А как иначе?
        Увы, лайт-версия не прошла - действительно, зачем бы наемникам тащить с собой в такую даль заведомо бесполезное тело? И почему это таинственный убивец оставил его в живых? Что в нем, неопытном новичке из периферийного мира, такого особенного, а?
        Почувствовав нарастающее напряжение, Артем быстро пошевелил извилинами и выложил козырную карту - без зазрения совести слил паладинше черноволосую модницу-шантажистку. В конце концов, почему бы и нет. Почему не сказал сразу?
        «Видел в полубреду, плохо слышал, думал, что померещилось. Может и приснилось, после удара по голове-то».
        История была более чем прохладная, и доверия не вызывала абсолютно. Но тут был один нюанс. Воительница сходу узнала брюнетку по описанию и совершенно этому не обрадовалась, скорее наоборот. Вот только теперь вектор ее гнева обратился на «чертову ведьму» и ее «темные делишки». По крайней мере, что-то вроде этого выдала атаманша в промежутках между ругательствами. Артем из условного обвиняемого был условно переквалифицирован в свидетели, и от взгляда голубых глаз в его сторону перестали дыбом вставать волосы на загривке.
        Тут очень кстати рукотворный коридор сменился «природными» норами междумирья. Они совершенно не были предназначены для расслабленных прогулок и требовали к себе повышенного внимания… если, конечно, вы не хотите поминутно прикладываться головой о свисающие с потолка известняковые сосульки и спотыкаться на каждом шагу о коварно притаившиеся в тени камни.
        Кстати, никакого мха, ровно как и других видимых источников света, в коридорах междумирья не наблюдалось. Тем не менее, было довольно светло - по-разному в разных местах, от густого сумрака позднего вечера до слабого мерцания раннего утра, за секунду до восхода, но никакого дискомфорта от недостатка освещения не возникало. Магия, одним словом.
        Опытная паладинша, однако, быстро втянулась в изменившийся ритм движения и продолжила свой опрос-допрос. Когда и почему решили отправиться по резервному адресу? Почему решили, что на основной точке поджидает засада? Почему отпустили выжившего грабителя? Что-что висело у него на шее?
        На этом месте женщина аж остановилась и посмотрела назад. Казалось, она раздумывала о том, чтобы вернуться и лично пообщаться с лысым беднягой. И, пожалуй, если бы она на это решилась, поврежденной ногой тот бы не отделался. К счастью, здравый смысл одержал верх, и воительница продолжила путь.
        - Он… из ваших?  - робко предположила Хель.
        - Из кого это - из наших?  - рыкнула паладинша. Затем, поколебавшись, все-таки ответила: - Возможно, этот… дезертир… когда-то был одним из воинов Владыки. Ну, или он вам солгал и попросту спер медальон. В любом случае… надеюсь, он скоро сдохнет. И помучается перед смертью.
        - Понятно…  - тихо пробормотала девушка, уже жалея, что задела эту тему.  - Эмм… ну вот. Потом мы добрались до вашего заведения, я назвала пароль… и нас отвели к Маркизу. Дальше вы знаете.
        - Угу,  - процедила воительница.  - Знаю. К сожалению. К большому сожалению.
        - Но, вы сами сказали… ко мне… к нам претензий нет?  - Хель пыталась сказать это уверенно, но получилось так себе.
        - Ну да, сказала. Есть какие-то сомнения в моем слове?  - паладин обернулась и удивленно посмотрела на девушку.
        - Нет,  - смешалась та.  - Но… просто еще вы в начале сказали что-то вроде… ну… вроде как мы теперь что-то должны и будем отрабатывать… Ну, мне так показалось.
        Женщина какое-то время непонимающе смотрела на собеседницу, а потом вдруг звонко рассмеялась.
        - Так ты решила… что я заставляю вас присоединиться к своей организации?  - проговорила она, немного успокоившись.  - Боюсь тебя разочаровать, девочка, но тут все немного по-другому. Это нужно именно вам. А я, может быть, подумаю над вашей просьбой, все-таки отчасти ваши неприятности произошли по нашей вине.
        - О чем это вы?  - растерянно спросила Хель.
        - Ты что, не слышала того франта? Это операция храмовников. Они, конечно, не ожидали встретить здесь меня, и поэтому по своему обыкновению решили сэкономить и подрядили на это дельце каких-то второсортных наемников из числа своих должников или вроде того… Но чего у этих скотов не отнять, так это их скурпулезного подхода к каждой мелочи. Вас уже давным-давно срисовали, и ваши мордашки отныне лежат в их архиве с пометочкой «еретики, опасны, казнь после допроса». Как ты, считаешь себя в состоянии в одиночку потягаться с великим и ужасным Орденом, а?
        - Но… я же… я… я же не знала ничего! Это вы…  - девушка не могла подобрать слов, чтобы выразить рвущееся из нее негодование и при этом не ляпнуть что-нибудь слишком резкое в адрес собеседницы.
        - Ладно, ладно, не булькай. Я тебе сейчас тоже кое-что расскажу, может быть, это тебя утешит. Знаешь, почему мы наняли именно тебя для этого дельца?
        - Потому что у меня безупречная репутация!  - с вызовом выпалила Хель.
        - Увы, увы. Дело немного не в этом. Как думаешь, как много людей с окраины «поднимаются» с помощью этих вот штучек, одна из которых у тебя на руке? Я имею в виду, становятся чем-то большим, чем обычный смертный человечек?
        - Мало,  - нахмурилась девушка.  - Я знаю, что это не так-то просто. Но я готова к трудностям. Я уже много лет работаю над этим, и пока у меня все получалось… более-менее.  - «пока вы все не испортили» не прозвучало, но буквально повисло в воздухе.
        - Тут ключевое слово «пока». Видишь ли, если бы все было так просто… У каждого окраинного царька была бы армия сверхлюдей, вознесенных с помощью волшебных браслетиков. Уж чего-чего, а денег у них хватает. Но - вот что удивительно - этими штучками чаще всего снабжают только отряды одноразового пушечного мяса, от которых избавляются сразу же, как только пропадет нужда в их услугах. Я думаю, не сильно ошибусь, если предположу, что твой к тебе попал именно так.
        - И к чему вы клоните?  - настороженно спросила Хель.
        - Тебе, конечно, рассказали, что гномий браслет творит чудеса. Что ж, чудеса он конечно творит, но… Есть один нюанс. Та конструкция, которую он лепит вокруг твоего тела… ее можно назвать твоей весьма условно. Она совершенно не похожа на энергетическое тело высших рас. Закреплена кое-как, работает кое-как, обратная связь практически нулевая, как и адаптация. По факту это довольно неуклюжая хрень, чья устойчивость тем меньше, чем выше ее сложность. В итоге, в какой-то момент она идет в разнос с закономерным исходом для своего хозяина. Так вот, к чему я все это - тебе не так долго осталось. Месяц, два в том же темпе - и ты умрешь. Именно поэтому мы выбрали тебя - нас, конечно, многие считают злодеями, но обычно мы не подставляем не связанных с нами людей. Кроме, возможно, тех, кому и так нечего терять. Тем более, с учетом более чем оригинальной конструкции твоей… оболочки - удивительно, что ты продержалась так долго. Почему так, кстати?
        - Так получилось,  - буркнула девушка, глядя в пустоту остановившимся взглядом. Кажется, она сейчас лихорадочно искала в памяти хоть что-то, опровергающее мрачное предсказание женщины-паладина, и, к своему ужасу, не могла ничего найти.
        - Поэтому я и говорю, что присоединиться к нам - отличная возможность, куда более выгодная именно для тебя,  - невозмутимо продолжала воительница.  - Чудес я тебе не обещаю, но… Браслетик твой мы заблокируем, и печальный исход отодвинем. А если ты окажешься полезна для нашего дела, проявишь себя надежным товарищем и верным соратником - можно попробовать и довести эту грубую подделку под энергооболочку до ума. Это не так-то просто, но ничего невозможного нет. Что, я тебя убедила?
        Девушка неопределенно дернула плечом, хотела было что-то сказать, но передумала. Кажется, удар оказался для нее слишком силен. Неудивительно, если вспомнить тот энтузиазм, с которым она недавно рассказывала о своих планах и возможностях. И одновременно - удивительно иронично.
        - А что насчет меня?  - улучив момент, вставил Артем.  - Я, как бы, не претендую на всякие там высшие штуки. Меня вообще в это всё насильно втянули… Может, я пойду потихоньку домой, а? Кому я нафиг нужен, чтобы меня искать?
        - Не нужен, говоришь?  - женщина с непонятным выражением оглядела его, будто только что вспомнив о его существовании.  - Ты недооцениваешь хватку орденских псов… хотя да, откуда тебе о них знать. Тебя найдут в любой норе, куда ты забьешься, рано или поздно. И что ты им тогда скажешь, а?
        Артем неуверенно пожал плечами и потихоньку отстал на пару шагов, взяв время на раздумья. Что взгляд, что слова паладина ему не понравились. Из них прямо сквозило близкими неприятностями. Уж не собираются ли его пристроить куда-нибудь в качестве штуки пушечного мяса, раз уж все так удачно сложилось и даже браслетик у него свой?
        На этом разговор увял - каждому нашлось о чем подумать. Паладин скрипела зубами и периодически глухо ругалась себе под нос. Хель вяло тащилась следом, периодически оступаясь и задевая плечами стены. Артем замыкал шествие, шаря глазами по сторонам в поисках хоть какого-то выхода из сложившейся ситуации. Увы, стены были одинаково серы, ходы похожи друг на друга, а смерть от голода как результат бесконечных блужданий была исходом ничем не лучшим.
        Спустя час очередной поворот вывел их в уютную круглую пещеру, явно приспособленную кем-то в качестве места для привалов. Вырубленные в стенах ниши-лежаки, кострище, обложенное камнями, и даже небольшой источник воды, превращенный чьими-то умелыми руками в настоящее произведение искусства. Кто-то потратил немало сил на все это скромное великолепие.
        - Нужно отдохнуть… не знаю как вы, а я уже с ног валюсь.  - паладин устало присела на стоящий у кострища удобный камень.  - Ты в порядке, девочка?
        - А? Я… да.  - промямлила Хель. Однако ее искусанные губы, дрожащие пальцы и опухшие глаза явно говорили об обратном.
        Женщина вздохнула, встала и подошла к ней.
        - Тебе нужно поспать,  - мягко произнесла она, коснувшись лба девушки. Та качнулась и обмякла, едва не рухнув на землю. Паладин подхватила ее на руки и уложила в одну из ниш. Постояла, глядя на расслабившееся во сне лицо, которое тем не менее все ещё сохраняло немного обиженное выражение. Затем женщина развернулась и взглянула на Артема, успевшего присесть на один из камней-сидушек.
        - А теперь поговорим серьезно,  - сказала она, зло прищурившись.  - Кто ты такой? Тебя подослал Джек? Отвечай, не вздумай со мной шутить!
        Артем почувствовал, как его тело сжали со всех сторон невидимые тиски, не позволяя не только пошевелиться, но даже глубоко вздохнуть. Что ж, а вот и неприятности.

        Глава 10
        - О чем ты говоришь?  - он должен был хотя бы попытаться… хотя уже знал, что это бесполезно.
        - Издеваешься?  - невидимые тиски сжались сильнее.  - Я поняла, что с тобой что-то не так, сразу, как увидела. Конечно, прикрыться этой глупой поделкой… умно. И сработало бы, может быть. Но не против меня, и не тогда, когда ты находишься так долго прямо у меня под носом. Или ты тоже успел позабыть, кто такие паладины? Я чувствую каждую крупицу силы в твоем никчемном теле. И вкус этой силы я ни с чем не перепутаю! Так кто ты такой?!
        Паладин покраснела от ярости, ее волосы приподнялись, будто взъерошенные невидимым порывом ветра. Пожалуй, ей не понадобится никакой меч, чтобы разорвать его на куски прямо сейчас…
        - Постой,  - поспешно выпалил Артем.  - Ты торопишься с выводами. Да, я не совсем тот, за кого себя выдавал. Но я и не подсыл, правда! Обычный неудачник, случайно ввязавшийся в историю. Да я даже не знал, кому мы несем этот груз… и что там внутри! Клянусь!
        Кажется, ему не верили. Совсем. Ни капли. По крайней мере, жажда убийства в голубых глазах читалась все так же отчетливо.
        - Давай попробуем еще раз, а? Большая часть моих слов - правда. Да в принципе все они правда! Ты же должна чувствовать ложь, верно?
        - Допустим. Но если ты думаешь, что это говорит в твою пользу, то это не так. Хорошо продуманная гладкая история, в которой не за что зацепиться - и ты хочешь сказать, что сочинил ее на ходу, и не готовился заранее?
        - А что в этом такого? Я, в конце концов, не полный же кретин! Стой, давай успокоимся. Я, конечно, всякого повидал за свою жизнь, но сдохнуть из-за дурацкого совпадения - это совсем уж край. Дай мне объяснить!
        Паладин некоторое время сверлила его напряженным взглядом, будто пытаясь напрямую рассмотреть, что творится в его голове. Наконец она что-то решила, кивнула своим мыслям и присела напротив, не спеша, тем не менее, освобождать своего пленника.
        - Хорошо. Я дам тебе шанс. В конце концов, если уж я имею дела со всевозможным человеческим мусором, как я могу отказать тому, кто когда-то стоял со мной в одном строю. Итак, начнем сначала. Кто ты такой?
        - Кто я сейчас или кем я был когда-то?  - грустно улыбнулся Артем.  - Сейчас я практически простой смертный… да ты и сама уже видишь. А раньше… когда-то я служил в штурмовом корпусе Первой армии Владыки. После Падения остался на стороне лоялистов. И не надо смотреть на меня с таким недоверием, я вовсе не пытаюсь показать себя с лучшей стороны. Когда все случилось, какое-то время мы метались на подступах к столице, пытались что-то придумать, как-то скоординироваться с другими частями. Да что я, ты, наверное, побольше моего знаешь об этом. В общем, закончилось все Чистыми полями. Мы проиграли, все разбежались кто куда. Я был тяжело ранен, ну и…
        - Дезертировал.  - безжалостно припечатала воительница.
        - Ха, дезертировал. А вот нет, тут я не соглашусь. Это вам хорошо - командирам, офицерам, вы хотя бы знали, что происходит. Паладины так вообще с Владыкой одной силой дышали, вы наверное даже не знаете, что такое - сомневаться. А мы - простые солдаты. Что мы могли думать? Повсюду неразбериха, все мечутся с выпученными глазами, никто ничего не знает. Мы присягали выполнять волю Владыки, которая будет доходить до нас через команды наши непосредственных командиров. И знаешь, что я услышал последним, перед тем, как офицеру оторвало голову? «Это конец», он сказал. К тому времени бежали все вокруг, а я к тому же был тяжело ранен и еле стоял на ногах. Конечно, умереть прямо там, не сходя с места, было бы куда почетней. Ты бы, наверное, отнеслась ко мне лучше, если бы я так поступил? Хотя постой, ты же тогда даже не узнала бы о моем существовании!
        - Ха, все-таки тебя куда сильнее волнует этот вопрос, чем ты пытаешься показать,  - протянула паладин, глядя на разбушевавшегося мужчину с каким-то исследовательским интересом.  - Знаешь, а может быть, ты и прав. По крайней мере, ты еще не самый худший вариант, по сравнению с ублюдками из Ордена.
        - Само собой, меня волнует этот вопрос. Я чуть не сдох, потерял все, что у меня было, и много лет скрывался в какой-то окраинной помойке, не зная, что же мне теперь делать. Было бы странно не размышлять на тему того, мог ли я что-то изменить, и вообще… Да, и что еще за Орден ты все время упоминаешь?
        - О, Орден… Орден это нечто. Это просто квинтэссенция подлости и глупости еретиков. После того, как эти мрази расправились с верными Владыке частями, они вдруг обнаружили существование множества врагов, от которых их раньше защищала Его солдаты. Само собой, справиться сами они не смогли, и в панике сформировали Армию внешнего контура, из перебежчиков, пленных и всех, кого только смогли перетянуть на свою сторону, чтобы по привычке укрыться за их спинами. Со временем, когда они немного пообвыкли и осмелели, эта «армия», разбавленная новобранцами-фанатиками, превратилась в Орден. Одна из его функций - охота за нами, теми, кого они до сих пор боятся больше всего.
        - Боятся?  - скептически переспросил Артем.  - Ты уверена? Сколько вас осталось-то за столько лет, тех, кто продолжает на что-то надеяться?
        - Представь себе,  - недобро прищурилась женщина.  - А ты, значит, себя к нам не причисляешь?
        - Знаешь, наверное, нет. Если уж ничего не получилось тогда, у целой армии… Чего могут добиться разрозненные одиночки? И чего вообще сейчас можно добиваться-то, а?
        - Да знаешь, много чего. Даже может быть чересчур. Несмотря на то, что нас действительно не так много, мы умудряемся делиться на три группы… верящие в разные цели и враждующие друг с другом. Например, есть Джек, который пошел по самому легкому пути. Он пытается вырастить Наследника.
        - Что, прости?
        - Ага, именно. Вырастить с нуля своего нового, ручного Владыку. Конечно, он заслонил эту идею красивыми декорациями, много болтает о том, что Наследник будет достоин предка, что он будет близок к нему по духу, мысли и силе, но это настолько убогое объяснение - мне ли не знать. Я с самого начала считала, что у этого мясника не все дома, но это… Причем знаешь, он чертовски убедителен, и перетянул на свою сторону кучу людей, которых я числила вполне разумными. Значит, что-то у него есть кроме слов. И это еще хуже.
        Ну да к дьяволу старого вивисектора. Есть еще группа ребят, которые… просто ждут. Они, видишь ли, считают, что все, что случилось - это план Владыки. Дескать, он заставил всех поверить в свою смерть, а на самом деле… над чем-то работает, скрываясь среди людей, над чем-то очень важным, что стоило всех этих жертв. И достаточно дождаться, когда он вернется, броситься перед ним на колени и получить заслуженные награды за верность.
        - Что за чушь?
        - Ну, люди всегда с большим энтузиазмом любят оправдывать свое бездействие. Ждать, пока тебе на голову свалиться счастье, гораздо легче, чем строить его самому.
        - Да, так и есть. А… Во что веришь ты?
        - Что за тупой вопрос? Конечно же, я хочу вернуть Владыке жизнь, что же еще.
        - Но…  - мужчина ошарашенно уставился в невозмутимое лицо собеседницы. Кажется, она не шутила.  - Но это же невозможно?
        - С чего ты взял? Давно ты у нас специалист по возможностям высших сущностей?
        - Я - нет, конечно… но… Предатель? Думаешь, он не постарался сделать все, чтобы предотвратить… Даже если - если!  - это было бы возможно.
        - Я не уверена… пока не уверена. Но вот что я тебе скажу - Чертог до сих пор намертво запечатан силой Предателя, и охраняется лучше, чем его собственный дворец. Как думаешь, что они там прячут?
        - Ээ… не знаю. Это, конечно, звучит интересно и многообещающе… Но даже если там что-то есть, все равно остается один небольшой вопрос - как ты собираешься до этого чего-то добраться? Так, стоп. А почему ты со мной откровенничаешь? Ты же вроде пару минут назад считала меня шпионом?
        - Так ничего секретного я тебе не рассказала. Все давно обо всем знают, я знаю, что они знают… и так далее. Мы играем с открытыми картами, так сказать. Собственно, это не дает никому никаких преимуществ и ничего не меняет. А что по поводу «как добраться»… Если бы я знала, уж поверь, последнее, что я делала бы - сидела в подвале дешевого притона и обсуждала поставки наркотиков.
        - Понятно. Мм… так все-таки, если уж мы со всем разобрались, может быть, ты меня отпустишь? А то нос чешется неимоверно…
        - Посиди еще, посиди. Поговорим еще. Уж больно ты, парень, мутный. А с носом я тебе помогу. Нос - это святое.
        По лицу Артема с силой прошлись невидимые грабли, едва не стесав все выступающие части и выбив из глаз слезы боли. Пытаться шутить сразу перехотелось.
        - Полегчало, болезный? Вот и хорошо. Ты мне вот что скажи - зачем ты сюда приплел эту хитрожопую ведьму? Ничего умнее придумать не мог? Так красиво увиливал, и вдруг такая грубая ложь. Уж валил бы тогда на стресс и внезапно открывшиеся сверхспособности, и то было бы убедительнее. Скрытые силы организма, и прочая чушь. Слабосилки вечно с ней носятся.
        - Да тут такое дело. Она как бы и правда там была.
        - Чегоо?  - у женщины от удивления округлились глаза.  - И какого хрена она там делала?
        Забавно было то, что она второй раз за пару часов удивлялась одному и тому же - но на этот раз по-настоящему.
        - Заставляла меня проводить курьера до места,  - абсолютно честно признался Артем, с долей удовлетворения глядя на ошарашенную собеседницу.  - Я не хотел соглашаться, но она пообещала в противном случае рассказать кому надо о моем темном прошлом. Пришлось идти.
        - Так.  - паладин задумчиво побарабанила пальцами по камню.  - А вот это уже интересно. Откуда она узнала и главное - зачем ей это?
        - Без понятия.
        - Да понятно, что без понятия,  - отмахнулась женщина.  - Я не с тобой, дебилом, разговариваю. Я советуюсь с единственным умным человеком из присутствующих - с собой. Черт, что-то мне эта история окончательно разонравилась. Пожалуй, дальше вы пойдете одни, а мне нужно срочно кое-что проверить.
        - «Мы» пойдем? То есть…
        - Да, да. Слишком дурацкая история для шпиона, поэтому ты оправдан. Условно. Считай себя на испытательном сроке.
        - Испытательный срок? Типа, я теперь с вами? И ты принимаешь меня, даже с учетом того, что я… ну… не разделяю твой оптимизм, скажем так?
        - Ты типа пошутил? Даже в твоем жалком состоянии ты лучший вариант, чем девяносто процентов болванов моей организации. Мы тут как бы вне закона, и довольно сложно вербовать людей в таких условиях. Обычно соглашаются только те, кому уже нечего терять.
        - А… тебя не смущает, что тебе приходится заниматься всем этим. Ты же все-таки паладин…
        - Ахаха, кажется, ты мало знаешь о паладинах,  - грустно рассмеялась женщина.  - Мне насрать, с кем мне приходится работать и что мне приходится делать, если это приближает меня к моей цели.
        - Цель оправдывает средства?
        - Именно.  - невидимые тиски, удерживавшие Артема, неожиданно разжались, и он едва не полетел кубарем, удержавшись в последний момент.
        - Фух. Извини, глупый вопрос.
        - Кстати о глупостях. Что там насчет лысого парня с медальоном? Зачем ты его отпустил?
        - А почему нет?  - удивился Артем.
        - Ну, может быть потому, что он превратился в аморального ублюдка, грабит и убивает людей по подоротням? Да ему стоило бы оторвать голову хотя бы за то, что ему хватает наглости все еще таскать на шее знак Владыки!
        Мужчина пожал плечами.
        - Не знаю. Я подумал - а кто я такой, чтобы его судить? На самом деле не то чтобы я сильно от него отличался. Сложись обстоятельства немного по-другому, и мы с ним вполне могли бы поменяться местами. Да, собственно, и твои люди не святые, ты же сама сказала.
        - Э, нет. Я делаю то, что делаю, потому что у меня есть цель. А ради чего убивает этот слизняк? Ради того, чтобы протянуть еще день, и потом повторить это снова и снова? Это не жизнь, это существование.
        - Я понял твою точку зрения. Но все же я наверное поступил бы так же и сейчас.  - сказал Артем, спокойно глядя в сузившиеся от гнева голубые глаза.  - Да, а что по поводу девочки? С ней и правда все так серьезно?
        - Нуу, как тебе сказать, почти. Эти хреновины и правда то еще дерьмо, и лучше бы их не использовать.
        - Так… а как ее снять?  - мужчина задумчиво поскреб ногтями выступающий из запястья диск.
        - А вот с твоим случаем я бы спешить не стала. Тебе вот как раз она может оказаться полезной,  - задумчиво проговорила женщина, всматриваясь куда-то в район солнечного сплетения.  - Ты, пожалуй, сможешь ее адаптировать, эту странную конструкцию. Получится что-то вроде пересадки… забавный эффект. Вряд ли коротышки предусматривали такой вариант применения.
        - Сказал бы, что мне полегчало. Вот только не полегчало совсем. Интересно, почему?
        - Может быть, потому что ты по жизни мрачный тип?  - предположила женщина и зевнула.  - Слушай, а ведь где-то я видела твою морду. Мы раньше не встречались?
        Артем пожал плечами.
        - Пересекались несколько раз. Но вряд ли вы обращали внимание на каждого рядового.
        - О, чего это ты перешел на «вы»? Детские травмы? Завязывай давай, не такая уж у нас разница… что по возрасту, что по положению. Оба мы сейчас солдаты разбитой армии.
        - Как скажете, леди Селена. Как скажете.
        ***
        Грязная мостовая, усыпанная осколками стекла, хлопьями жирного пепла и белым порошком, грустно хрустела под ногами. Рядом курились дымком руины еще недавно роскошного здания. Оторванная голова пафосного рыцаря опасливо выглядывала из-под обломков. Человек в глухом сером балахоне недовольно поморщился, глядя на эту разруху, и недовольным жестом отогнал бросившихся было к нему болванов, стоявших в оцеплении. Ну конечно, теперь, когда все цели разбежались и поправить ничего нельзя, нужно согнать сюда все возможные силы из десятка ближайших миров, оголяя важные участки и заставляя солдат бестолково толкаться на этом пятачке, как сельдей в бочке. Отвратительная реакция, как, впрочем, и бывает в большинстве случаев.
        Мужчина вынул из кармана серебряный портсигар, раскрыл его и задумчиво изучил содержимое. Что ж, на этот раз ему понадобится что-то покрепче, если он не хочет еще больше испортить свою репутацию, избив очередного бездарного зазнайку. Вот эта подойдет…
        Подхватив кончиками пальцев толстую папиросу в черной обертке, он не глядя подпалил ее кончик щелчком пальцев и сунул портсигар обратно в карман.
        Навстречу ему сквозь пролом в стене шагнул взъерошенный мрачный парень, поправляющий надорванный рукав плаща. Цвет и покрой плаща недвусмысленно намекали на попытку быть максимально похожим на старшего товарища и одновременно не быть замеченным за этим стремлением. Ах, эта незамутненность молодости…
        - Ну что?  - спросил мужчина, перекидывая папиросу в угол рта и глубоко затягиваясь.
        - Все сгорело к чертям,  - недовольно буркнул парень, смиряясь с невозможностью вернуть плащ в первоначальное состояние.  - Вдобавок там все провоняло какими-то едкими химикатами, так что вряд ли удастся найти хоть какой-то внятный след.
        - Это-то понятно. Что скажешь по главной цели? Ты почувствовал?
        - Дда,  - неуверенно кивнул парень.  - Это… так странно. Так похоже…
        - Невероятно похоже и при этом неуловимо отличается,  - согласно кивнул старший.  - Это еретики. Это сила их мертвого бога. Думаю, можно даже сказать точнее - это определенно была Невеста. Никто кроме этой чокнутой суки не стал бы с такой яростью крушить все вокруг и убивать всех наемников до последнего в ситуации, где можно было просто отступить. Что ж, это само по себе след. Попробуем зацепиться и наконец-то покончить с этой многолетней проблемой.
        - Учитель…
        - Да?
        - Невеста… она ведь паладин.
        - Верно. К чему ты клонишь?
        - Почему она на первом месте в списке еретиков? Разве сила паладина не заемная? Паладин - карающая рука бога… Но ее бог мертв!
        - Хм. Не все так просто.  - мужчина недовольно поморщился - кажется, этот вопрос был для него не слишком приятным.  - Во-первых, она сама по себе сильный и умелый воин. А во-вторых… ее бог мертв, но его сила все еще не до конца исчезла из мира. Созданные им артефакты, накопители, возвышенные им люди… Да и сам паладин со временем настолько пропитывается этой силой, что… начинает быть в некоторой степени…  - он неопределенно повертел рукой.  - А ее опыт, опыт десятилетий бескомпромиссной войны против всех, позволяет даже с помощью этих крох быть смертельно опасной. А если учесть ее веру, которая ни капли не пошатнулась за столько лет… Понимаешь, почему ее нужно остановить как можно быстрее?
        - Да. Я понял.  - преувеличенно серьезно кивнул парень.  - Что мы будем делать? Попробуем пойти за ними? Из подвала ведут несколько ходов, возможно, удастся понять, по какому именно…
        - Нет,  - мужчина решительно отшвырнул окурок, с удивительной меткостью впечатавшийся в нарисованный рыцарский глаз, и поглубже натянул капюшон.  - Вниз мы не полезем. Оставим это почетное право нашим боевым товарищам.
        - Думаете, они ничего не найдут?  - с интересом уточнил парень.
        - Я кое-что слышал об этом месте и его катакомбах. Им повезет, если они хотя бы выберутся назад. При всем своем безумии, эта женщина талантлива не только в искусстве лобового сражения, но и в расстановке ловушек. Так что вместо блуждания в подземных коридорах мы, пожалуй, навестим парочку старых друзей.
        В этот момент их разговор неожиданно прервали.
        - Кого я вижу,  - воскликнул высокий светловолосый мужчина, подошедший к собеседникам в сопровождении четверки крепких ребят в вычурных доспехах.  - Пресветлый Марий и его юный ученик! Что привело вас в это мрачное место?
        - Не строй из себя шута, Антарес. Гораздо удивительнее тут как раз твое появление. Что, спешишь выслужиться в глазах Владыки, после того, как обжегся на своих хитроумных схемах?
        Улыбка на лице блондина моментально сменилась гримасой ярости, однако он все еще пытался выдержать первоначальный вежливо-издевательский тон.
        - Что же делать, если охотники не в состоянии справиться со своими обязанностями, за дело приходится браться гвардии. На кого еще надеяться Владыке?
        - Действительно,  - хмыкнул Марий и повернулся к собеседнику спиной.  - Идем, Ланс. Оставим подвиг на долю этих отважных парней и поищем себе что-то попроще.

        Глава 11
        - Здесь я вас, пожалуй, и оставлю,  - Селена остановилась и с легким сомнением взглянула на своих спутников. Те вовсе не выглядели счастливыми от внезапных крутых перемен в своей судьбе. Хель, несмотря на недавний сон, выглядела вялой и вымотанной, вокруг ее глаз пролегли глубокие темные круги. Артем выглядел получше. После своей деанонизации он как-то неуловимо переменился: перестал сутулиться, расправил плечи, и в глубине его глаз зажегся отчетливый темный огонек. Пока что, правда, это по большей части было пламя негодования и раздражения, а вовсе не энтузиазма, ну да лиха беда начало.  - Дойдете до места сами, тут совсем немного осталось. Найдете моего человека и будете ему помогать. Повторила на всякий случай - вдруг у вас неожиданные провалы в памяти на фоне стресса и недосыпа? Да, про то, что ваши тушки в розыске, тоже не забывайте. Это сбережет вас от глупых мыслей. Удачи, новобранцы!
        - Эй, а как мы найдем-то?..  - крикнула Хель вслед стремительно удаляющейся женщине, внезапно очнувшись от своих невесёлых мыслей.
        - Твой друг в курсе!  - ответила та и нырнула в боковой проход, скрывшись из глаз.
        - Что это ты, вдруг передумала и таки решила поработать на религиозных фанатиков?  - «удивленно» спросил Артем, округлив глаза.
        В ответ его наградили испепеляющим взглядом.
        - Вы с ней переспали, что ли?  - подозрительно спросила Хель.  - Что-то ты какой-то нездорово бодрый. И еще более ебанутый, чем обычно.
        - Все-то тебе расскажи.  - усмехнулся Артем.  - Ты-то чего такая мрачная? Все ведь как по заказу - приключения, новые возможности, безграничное развитие! Разве работать на бога - это не круто? Уж он-то точно может исполнить все твои мечты.
        - Ага, все так и есть. Вот только ты упустил одну мелочь - этот бог сдох прорву лет назад! А то, что осталось от его слуг, превратилось в кучку безумных фанатиков-террористов, которые всё продолжают давно проигранную войну. А теперь еще и мы оказались замешаны в это дерьмо! Нет, серьезно, хрен ли ты лыбишься? Вы чего, и правда с ней?..
        - Тебе завидно, что ли?  - фыркнул мужчина.  - Что за внезапный интерес к моей личной жизни? На самом деле все куда проще. Очень забавно смотреть на то, как тебя макнули твоими же собственными словами. «Тебе все равно деваться некуда», «без меня тебя поймают и изнасилуют перед смертью», «поработаешь на меня и будет тебе счастье». Где я все это слышал совсем недавно, а? Я просто успел немного адаптироваться к тому, что все катится куда-то вглубь, а для тебя это все в новинку. Не бойся, через пару дней полегчает.
        - Пиздец. За что мне это?  - девушка закатила в отчаянии - кажется, вполне искреннем.
        - Карма, девочка, карма. И да - ты зря меня подозреваешь меня во всяком нехорошем. На твоем месте я бы за себя побеспокоился. Видела бы ты, с каким заботливым выражением лица наша железная леди вчера укладывала тебя спатеньки, умм…
        - Что? Ты это… ты прикалываешься, да? Эй!
        Артем лишь расхохотался, уворачиваясь от оплеухи и ныряя в другой переход, тот, что предположительно должен был привести их к месту. Уже много лет он не путешествовал по этим обманчивым извилистым кишкам, созданным причудливым сплавом хаоса и реальности. Но это как с велосипедом - если когда-то ты это умел, разучиться невозможно.
        ***
        - Лавка изящного платья? Ты точно ничего не перепутал?
        - У меня практически абсолютная память, к твоему сведению. А что тебя смущает? Ожидала очередной разбойничий вертеп? Это называется «стереотипное мышление», и оно не то чтобы хорошая вещь.
        - Да что с тобой, а? Нет, ну правда! Раньше ты был… адекватней.
        - Раньше я был вроде как твоим подчиненным, а теперь мы равноправные партнеры. Ну, то есть коллеги. Ты и так уже поняла, о чем я. Поэтому вполне логично, что я меньше слушаю и больше говорю. Идем, а то на нас уже начинают косится. Слишком уж мы потрепанные для этого района.
        Изящная застекленная дверца мелодично звякнула, пропуская посетителей в небольшой уютный магазинчик, наполненный легким запахом духов, звуками птичьего пения и яркими красками дорогих тканей и кружев. Спутники будто оказались внутри огромного кремового пирожного, испеченного, однако, с большим искусством и вниманием к деталям.
        - Что вам угодно, господа?  - подавшийся навстречу вошедшим высокий и худой субъект с зализанными светлыми волосами розового оттенка идеально вписывался в окружение. Его лицо изображало незамутненное счастье от знакомства с посетителями и готовность услужить. И только при большом старании в глубине его глаз можно было увидеть чувства настоящие - легкое раздражение и желание побыстрее отделаться от парочки бродяг, по ошибке забредших в его заведение.
        - Нам бы повидать господина Ли,  - отозвался Артем, привычно сплетая пальцы условным образом. Продавец враз посерьезнел и спросил уже совсем другим голосом, в глубине которого чуть слышно позвякивала сталь:
        - Действительно? И какое же у вас дело к господину?
        - У нас письмо… от госпожи Селены.
        - В самом деле?  - голос продавца вроде бы смягчился, однако глаза смотрели все так напряженно, а левая рука плавно опустилась в карман богато расшитого золотой нитью фрака.  - Я могу на него взглянуть?
        - Безусловно.  - хмыкнул Артем и медленно извлек из своего кармана… нечто странное. Это был свиток из грубой упаковочной бумаги, с неровно оборванными краями и подозрительного вида пятнами. В довершении всего свиток оплетал красивый бархатный шнурок, синий с серебром, увенчанный крупной печатью синего сургуча. На печати слабо светился прорисованный тонкими изящными линиями лаконичный герб, изображавший меч с двумя парами крыльев. Выглядела вся эта конструкция в целом на редкость нелепо, однако продавец на удивление лишь понимающе хмыкнул и вынул руку из кармана.
        - Я рад, что с госпожой все в порядке.  - произнес продавец, отступая в заднюю часть магазина и взглядом приглашая посетителей следовать за собой.  - До нас дошли слухи о неприятностях, что застигли ее недавно.
        - Госпожа наверняка и не из таких переделок выбиралась,  - ответил Артем, маневрирую между стойками с готовым платьем и стараясь не насажать на невесомые кремовые кружева грязных пятен.
        - Так и есть.  - продавец сдвинул в сторону целую кипу плечиков с платьями и распахнул скрытую за ними дверцу.  - Проходите, господин Ли ждет вас.
        ***
        Господин Ли вовсе не выглядел ни воином, ни тайным фанатиком-террористом. Его круглое добродушное лицо с глазами-щелочками не способно было вызвать ни капли подозрений. Видимо, в этом и была вся соль.
        Ли принял протянутый ему свиток, приветливо улыбаясь, повертел его в руках и аккуратно отсоединил печать. Свиток был не слишком большим, но Ли читал его довольно долго, морща лоб и то и дело возвращаясь назад по тексту.
        - Итак,  - наконец сказал он, сминая бумагу в комок - из-под пальцев посыпалась невесомая серая пыль, развеивающаяся в воздухе.  - Госпожа сообщает, что вы… в некотором роде выказали желание поработать вместе с нами.
        - Вроде того,  - пожал плечами Артем.
        - Желание? Скорее, нам не оставили другого выхода,  - буркнула себе под нос Хель, однако хозяин кабинета прекрасно ее расслышал. Однако он не выказал ни малейшей доли недовольства, напротив, спросил с явным участием:
        - Вы чем-то недовольны? Госпожа пишет, что предложила вам довольно выгодные условия сотрудничества.
        - Кому как,  - криво усмехнулась Хель.  - Умирающего с голоду вон можно заставить работать за кусок хлеба, но разве можно это назвать «выгодными условиями»?
        - Если так рассматривать ситуацию, то вы, возможно, и правы. Однако…  - Ли наклонил голову на бок и развел руки, изображая недоумение.  - Разве вина в этом на человеке, дающем хлеб?
        - К чему этот бессмысленный разговор? Мы уже здесь.
        - У него есть смысл. Должен же я с вами познакомиться… и понять, насколько смогу вам доверять.
        - И что, вы поверите нам на слово?
        - Конечно нет.  - на невозмутимом лице Ли хитро поблескивали довольно прищуренные глазки.  - Но это хоть что-то для начала. А в нашем деле не бывает мелочей. Ладно… я сейчас немного занят, поэтому, пожалуй, закончим пока на этом. Займите комнаты в конце коридора, отдохните пока. Я сообщу, когда понадобится ваша помощь.
        ***
        Артем задумчиво гипнотизировал пыльную фигурку крылатой девушки, тянувшейся куда-то вверх с искаженным не то от боли, не то от экстаза лицом. Статуэтка была красивая. Жаль только, что она была единственной красивой вещью в комнате. В ней вообще мало что было - низкий квадратный столик, вокруг которого, видимо, предполагалось сидеть на полу. Кровать с несвежим матрасом - слишком короткая, чтобы на ней можно было вытянуться во весь рост. И… всё. Был еще конечно изрядный запас надоедливой пыли, покрывавшей все вокруг серым саваном, но придумать ей применение он затруднялся. Если эта комната предназначалась для гостей, то местные хозяева были на редкость негостеприимными.
        Неуверенный стук в дверь отвлек Артема от его невеселых мыслей. За дверью оказалась Хель - с двумя здоровенными бутылями вина в руках.
        - Привет,  - неуверенно улыбнулась она.  - Ты как насчет выпить? А то одной как-то не то.
        - Проходи,  - Артем посторонился, пропуская гостью.  - Борешься с хандрой всеми силами, я смотрю? Где ты, кстати, достала такое богатство?
        - Тут на удивление неплохая кухня… и винный погребок. Надеюсь, этот толстяк не помнит наизусть всю свою коллекцию.
        - Ты про Ли? Не сказал бы, что он похож на любителя выпить.
        - Пфф, он же азиат! По ним никогда ничего не понять. Одна и та же бесящая вежливая улыбочка на лице, хочет он тебя убить или поцеловать. У тебя что, нет стаканов?
        - Да тут как бы вообще ничего нет. Если ты, конечно, сама не заметила.
        - А, к черту.  - девушка поставила одну из бутылок на столик, решительно свернула сургучную печать с горлышка второй и щедро приложилась к ней.  - Фух, слушай, а классная штука! Попробуй!
        Мужчина пожал плечами и взял вторую бутылку, разделавшись с пробкой не менее решительно. Вино и правда было хорошим. Пожалуй, входило в его личные топ-десять. Звучит впечатляюще, если не знать, что находится там на других позициях, хах.
        - Не понимаю, чем ты все-таки так расстроена,  - Артем присел на пол рядом с Хель, опершись спиной о кровать.  - По большому счету, тебе повезло. Да, вся эта ситуация внезапно обрушилась тебе на голову, ломая привычную жизнь… Но - в отличие от меня, кстати - большая часть проблем и так у тебя была, просто ты о них не знала.
        - Знаешь, я и сама так могу. Бла-бла-бла, ты сама виновата, и вообще не ценишь. Вот только это ни разу не успокаивает. Просто… пока ты о чем-то не знаешь, его как будто и нет. Черт… а я у было начала надеяться, что у меня наконец что-то получается, но как же! Это же я, чертова неудачница! О, хочешь расскажу, как я отпраздновала свое тринадцатилетие? Моя мать попыталась сжечь меня в камине. Вот просто схватила и попыталась засунуть мою голову прямо в огонь, потому что так ей сказали голоса в ее голове, пропитанной насквозь дешевым бухлом.
        Я до сих пор больше всего боюсь, что когда-нибудь тоже их услышу. Если это случится, я прямо не сходя с места засуну вот этот нож прямо себе в глаз. Потому что это не так страшно, как превратиться в это… это…  - девушка вновь приложилась к горлышку бутылки, гулко глотая алую жидкость. Тонкая струйка потекла из уголка ее губ, но она этого, кажется, не заметила.
        - До того дня тоже не все шло гладко,  - отдышавшись, продолжила Хель, глядя куда-то в стену.  - Но у меня хотя бы был дом, куда я могла прийти на ночь… меня, конечно, никто там не ждал, но я могла хотя бы так думать. Думать же мне никто не может запретить, хех. А после того случая мать сказала мне убираться, валить к «проклятой ведьме», у которой такому отродью как я самое место. Так она называла свою мать, мою бабушку. Я до того видела ее всего пару раз. Она была странная, конечно, но если сравнивать с матерью… Пожалуй, я тогда ушла едва ли не с облегчением. Я подумала - эй! а может быть, это и к лучшему? Может быть моя жизнь наладится, станет хоть чуть-чуть нормальной? Ха, но это же я! Конечно же, когда я нашла ту развалюху, где жила старуха, она умирала. Просто умирала от старости, представляешь? Все, на что ее хватило, это погладить меня по голове трясущейся рукой и благословить! В гробу я видела это благословение, лучше бы она мне пожрать оставила! Благословение, ха. Глупая, бесполезная старуха. А я так на нее надеялась тогда…
        Артем криво ухмыльнулся уголком рта. Его глаза покрылись чуть заметной серой пленкой, и за спиной девушки проявилась причудливая конструкция, похожая одновременно на хищное тропическое растение и здоровенного черного паука, недружелюбно изучающего мужчину множеством маленьких черных глазок. Несколько длинных сегментных щупалец с устрашающими кривыми когтями на концах бессильно скребли по невидимой преграде в нескольких сантиметрах от тела Артема.
        - По крайней мере, ты была ей небезразлична,  - сказал Артем, рассеивая пленку с глаз. Одновременно с ней растворился и недовольный черный паук.  - Это уже хоть что-то.
        - Ага, конечно.  - фыркнула девушка и снова приложилась к бутылке.  - Конечно, так все и было.
        После того, как… это случилось, я три дня шаталась по той дыре, без еды и без хоть каких-то планов на будущее. К счастью, наткнулась на прикольных ребят, и они посоветовали мне один способ. Способ выбраться из той дыры и способ стать лучше, самому решать, чего я хочу. Ради этого придется рискнуть - ну так а что бывает бесплатным-то, а? Я завербовалась в очередной набор «пушечного мяса», там у нас, в нашем мире, оказывается, уже кучу лет работают вербовщики. В самом деле, где ж еще - из той помойки хотят выбраться просто все, но не у все хватает храбрости. У меня хватило!  - с гордостью заявила девушка и скептически осмотрела зажатую в кулаке бутылку - там оставалось меньше трети.  - Это было так… круто! Когда мне выдали этот браслет, и я впервые почувствовала, как по мне течет эта энергия, я… наверное, это был самый счастливый момент в моей жизни. Где-то сутки я была невероятно, космически счастлива. Я буквально чувствовала, как взлетаю на каждом шагу!  - голос Хель зазвенел от напряжения, из глаз катились крупные слезы.
        - А потом я как обычно все испортила.  - мрачно подытожила девушка.  - Я распределила выделенную нам на развитие энергию не так, как нам сказали - тупо на усиление физики, а как сама решила. Я с детства мечтала быть волшебницей. Когда-то давно, когда мать еще… она читала мне сказку про маленькую девочку, которая нашла в лесу чудесный цветок и научилась колдовать. Вот только чтобы стать магом, нужно родиться Высшим, ну или иметь целую прорву энергии. А я лишь бестолку растратила те крохи, что нам выдали, оставшись дохлой слабачкой с бесполезными энергоузлами, которые мне нечем напитать. Почти сразу после этого нас направили в бой, и там я сотню раз едва не сдохла. Спаслась только благодаря другим ребятам, они меня прикрыли и вытащили… всю эту сотню раз. Они хорошие… были. Потом контракт закончился, я устроилась на эту работу. Она так себе, конечно, но я надеялась со временем накопить денег, и, может быть… А, к черту. Ничему-то я не учусь. Зачем-то все строю и строю дурацкие планы. Опять все рухнуло. Даже с друзьями не попрощалась, они тоже неплохие ребята… Хоть и подстебывают меня постоянно,
дураки…
        Пустая бутылка откатилась в угол, речь девушки становилась все более неразборчивой. На её лице блуждала грустная улыбка, из глаз все катились слезы, впитываясь в воротник грязной черной водолазки.
        - Почему-то прозвали меня какой-то «вдовой», что к чему… ржали все время и не хотели толком объяснять… так тупо. Я же даже не…
        Хель неожиданно развернулась, пару секунд вглядываясь в глаза Артема, а затем впилась ему в губы неловким поцелуем. Он оцепенел на несколько секунд, пытаясь понять, что же ему делать в этой жутко неловкой ситуации… а потом все решилось само собой. Девушка обмякла и сползла ему на грудь. Кажется, бутылка вина, выпитая на голодный желудок, оказалась слишком серьезным испытанием для некрупной девушки.
        Мужчина вздохнул, подхватил тихо сопящее тельце на руки и направился к двери. Кажется, ему в комнату напротив.
        Комната Хель была практически полной копией его собственной, вот только из нее волшебным образом исчезла большая часть пыли. Размышляя, каким таким чудесным образом девушка провернула это меньше чем за час и без каких-либо подручных средств, Артем уложил Хель на кровать и направился к выходу, подмигнув напоследок возмущенно шуршащему «пауку».
        Аккуратно, без щелчка, провернув ручку замка, мужчина шагнул в сторону открытой двери в свою келью. Остро вспыхнуло чувство опасности, поднимая дыбом волосы на затылке. Он дернулся, пытаясь развернуться, но не успел. Удар по голове отшвырнул его прямо по коридору, на мгновение отключив сознание. Впрочем, он сразу же очнулся и попытался вскочить на ноги. Метнувшаяся навстречу гибкая стремительная тень не позволила, обрушив на него беспощадный град ударов. Кулак и короткое лезвие ножа мелькали в полумраке, раз за разом доставая до тела сквозь неуверенные блоки и силовое поле. В голове шумело, собраться и придумать что-нибудь кроме пассивной защиты и отступления никак не получалось. Артем терял темп, все больше и больше отставая от нападавшего. Еще десяток секунд, и его достанут…
        Будто откликаясь на сжимающую горло бессильную ярость, в центре его груди вспыхнуло маленькое злое солнце. Артем сжал зубы и потянул испускаемую им энергию, складывая в угловатую конструкцию силового тарана. Он успеет - до того, как нож вскроет ему горло, нападающий умрет, развеянный в пыль вместе с большей частью коридора. Надо только постараться не зацепить…
        Солнце в груди неуверенно мигнуло, будто удивляясь само себе, и погасло. Волна искажений от распадающегося плетения прошлась по всему телу, бросая Артема на пол и заставляя скорчиться от ослепительной боли. Удара, окончательно погасившего его сознание, он уже не почувствовал.

        Глава 12
        - Эй! Эй, слышишь меня? Давай, просыпайся!  - чей-то глухой, будто сквозь слой ваты, голос упорно пытался добиться от него ответа. К сожалению, частые и весьма увесистые хлопки по щекам, вызывавшие целые фейерверки боли в ушибленной голове, мешали сконцентрироваться на смысле слов и понять, чего же добивается невидимый мучитель.
        - Йа… уже…  - собравшись с силами, прохрипел Артем, одновременно с этим уводя голову из зоны поражения.
        - Отлично!  - обрадовался неизвестный.  - А я уж было немного напрягся. Вроде бил вполсилы, а оно видишь как получилось. Что ты сделать-то пытался? Явно не щит, а? Совсем забыл, смотрю, чему учили на курсе молодого бойца. Видать, ваш инструктор не таким зверем был, как наш.
        - Угх… угу…  - горло, сведенное спазмом, решительно отказывалось выдавать хоть что-нибудь вразумительное. В самом центре груди, казалось, поселился бешеный еж, раздирающий все вокруг облаком встопорщенных игл. Артем кое-как сконцентрировался и волевым усилием скомкал бунтующий источник в более-менее компактное и безопасное состояние. Сразу стало легче, и кровавая пелена перед глазами рассеялась, открывая обеспокоенное лицо Ли, протягивающего ему руку. Артем ухватился за нее и рывком поднялся на ноги.
        - Ты это… правда, извини. Я не думал, что у тебя все настолько плохо. Да ты и сам толком ничего не сказал, вот я и… того.  - Ли с виноватым выражением на лице хлопнул Артема по плечу.  - Пойдем, что ли, перейдем сразу к второй части знакомства, раз драка не удалась. У меня там завалялись несколько бутылок сносного коньяка.
        Сносным коньяк был более чем - жаль только, что он сам был посредственным ценителем крепкого алкоголя и вряд ли мог по достоинству оценить этот «божественный» напиток. Артем задумчиво повертел пробку неправильной формы, выточенную, кажется, из настоящего золотого самородка, и отбросил ее в сторону. Кажется, подпольщики-террористы жили куда лучше, чем могло показаться на первый взгляд.
        - Рассказывай!  - Ли наконец оторвался от своего стакана, над которым до того медитировал с выражением абсолютного счастья на лице, и перевел взгляд на своего собеседника.
        - Рассказывать что?  - осторожно уточнил Артем.
        - Все, конечно же!  - всплеснул руками мужчина, едва не расплескав коньяк.  - Госпожа, как обычно, в письме пропустила все самое интересное. Вы бегали по сектору с целой кучей наемников на хвосте, обороняли нашу базу от этих выскочек, да и до того, наверное, было много чего интересного. Я жажду подробностей!
        - Какие, к чертям, подробности?  - недоуменно переспросил Артем. Попутно с разговором ему приходилось бороться с тошнотой и головокружением, и соображалось довольно туго.  - Девчонка втянула меня в неприятную историю, и я никак не могу из этой истории выбраться. Будь моя воля, меня бы тут и близко не было. Каких тебе еще подробностей?
        Улыбка на смуглом лице азиата увяла. Он одним глотком осушил стакан и с отчетливым стуком опустил его на столик.
        - Погоди, кажется, я что-то не так понял. В письме госпожа сообщила, что ты один из наших, да я и сам вижу в твоей ауре отчетливый след силы Владыки. Почему тогда…
        - О, нет, только не снова. Буквально вчера у меня выдался тяжелый разговор с валькирией, который чудом не перешел в мордобой. Давай не будем повторять, ладно? Скажем так, у меня были причины залечь на дно и избегать проблем. А что насчет Владыки… ему я и так отдал все, что у меня было. В том числе и жизнь… почти. Что касается вашей организации… Я уважаю вашу решимость, но, увы, не могу разделить вашей веры. Морально я в любом случае на вашей стороне - но активно действую лишь волей случая, а не осознанным выбором. Если что, вся эта лирика - ответ на твой спич о доверии. Думаю, мы поняли друг друга?
        Договорив, Артем отставил в сторону стакан, к которому даже не прикоснулся за это время, и собрался было встать, но Ли остановил его резким взмахом руки.
        - Постой. Я понял твою позицию, и ни в чем тебя не обвиняю. В конце концов, ты честный человек, и не трус. В последнее время я редко встречаю кого-то из наших бывших соратников, кто хотя бы отчасти отвечал этим критериям. Нас вообще не так много осталось…
        Ли плеснул себе из бутылки еще немного искрящейся янтарной жидкости, покачал бокалом из стороны в сторону, глядя на причудливые переливы света на хрустальных гранях.
        - Ладно, не будем о прошлом, раз этот вопрос тебе неприятен. Тем более, накануне тебе и так пришлось нелегко. Госпожа замечательный воин и сильный лидер, но ни тактичность, ни сострадание не относятся к числу ее хороших качеств.  - Ли едва заметно улыбнулся каким-то своим воспоминаниям.  - Давай поговорим о будущем. Добровольно ли, или в силу обстоятельств, но на какое-то время ты один из нас. Ты же уже в курсе, чего мы добиваемся?
        - Ага, конечно.  - раздраженно буркнул Артем.  - Вы пытаетесь умереть самым экзотическим и при том верным способом из возможных.
        - Да, не все согласны с текущим планом действий,  - дипломатично согласился Ли.  - Тем не менее, пока это лучшее из всех вариантов. Тем более, что мы не торопимся и пока что копим силы и ресурсы, которые в любом случае не будут лишними.
        - Зарабатываете на торговле наркотиками?
        - И не только,  - не смутился Ли.  - Увы, но криминальные способы заработка с большим отрывом лидируют в плане доходности. Что же касается риска… мы в любом случае существуем в подпольном режиме, и за нашими головами идет постоянная охота. Рискованней уже некуда.
        - А что бы, интересно, сказал Владыка по поводу такой моральной гибкости?  - издевательски уточнил Артем.
        Ли воспринял вопрос неожиданно серьезно - кажется, он и сам частенько задавал его сам себе.
        - Лично я приму любую его волю, любое наказание. И знаешь что? Я буду невероятно счастлив в тот момент, потому что это будет значить, что у нас получилось. И все это было не зря.
        Некоторое время мужчины молчали, думая каждый о своем. Первым тишину нарушил Артем.
        - Так что ты поручишь нам?
        - Первое время будете помогать мне. Есть несколько мест на примете, куда было бы довольно опрометчиво соваться в одиночку. С вами же вместе мы должны справиться.
        - Ты часом не переоцениваешь нас?  - осторожно уточнил Артем.  - Я все-таки далеко не в лучшей форме, а девочка так-то курьер, а не боевик.
        - Да дело вовсе не в боевых качествах. Миссии будут скорее разведывательные, и я очень надеюсь, что удастся обойтись вовсе без конфликтов. Нужно проверить несколько мест предположительного обитания наших бывших сторонников, и предложить им то же, что и тебе.
        - Выбор между отрыванием головы и работой на организацию?
        - Что, все было ТАК плохо?  - удивился Ли.  - Госпожа, видимо, очень расстроилась из-за потери базы… Хотя больше, конечно, из-за предательства того слизняка. Она считала его надежным человеком… Видишь, какие у нас проблемы с кадрами? Именно поэтому эти задания так важны. Пожалуй, отправимся уже завтра, что откладывать. По дороге попробуем как-нибудь подлатать твои оболочки.
        - Сомневаюсь, что получится что-то внятное. Я убил на попытки восстановления много лет, и сам видишь, что в итоге получилось…
        - Вижу. Ты все еще жив. А как говорил Владыка - пока ты жив, возможно все.
        - Потенциально.  - уточнил с кривой улыбкой Артем.
        - Ну да, потенциально. А ты как хотел? Все остальное зависит от приложенных лично тобой усилий.
        - Хорошо, хорошо. Я понял.  - Артем вскинул ладони в защитном жесте, шутливо защищаясь от брызжущего энтузиазмом азиата.  - Если уж нам завтра отправляться, пойду-ка я попытаюсь все-таки немного поспать.
        Мужчина поставил на столик стакан с так и не тронутым содержимым и направился к выходу. У двери он ненадолго остановился и обернулся к собеседнику.
        - Ты… А, ладно, неважно.  - Артем решительно крутанул резную ручку и распахнул дверь. Ему на самом деле был необходим сон - иначе головная боль будет терзать его до бесконечности.
        ***
        Утро выдалось невеселым. Помятые и несчастные новобранцы выглядели довольно жалко. Хель мучилась от последствий неумеренных вечерних возлияний, Артем - от последствий магического всплеска и недостатка сна. Симптомы страдальцев, впрочем, почти не отличались.
        На их фоне выгодно выделялся Ли. Он был в прекрасном настроении, бодр, весел и плевать хотел на чужие проблемы.
        После короткого завтрака, где новички налегали в основном на воду, а хозяин с аппетитом сметелил целую гору блинчиков с мясом, настал черед снаряжения. Тщательно замаскированная узкая дверца привела их в настоящий арсенал, набитый множеством видов и единиц самого разнообразного оружия и доспехов.
        - Интересная тут у вас мода,  - буркнул Артем, осматриваясь по сторонам.  - А где же дамский отдел?
        - Что?  - Ли на мгновение оторвался от кучи сваленных в углу ящиков, где он что-то искал с энтузиазмом охотничьего пса.  - А, шутишь. Хорошо, значит, чувствуешь себя лучше, чем выглядишь. А я уж начал было беспокоиться. На, примерь.
        Хель с трудом перехватила брошенную ей вещь, оказавшуюся неплохо сделанной легкой кольчугой мелкого плетения.
        - На твой размер не так много вещей, уж извини.
        - А можно мне как-то без этого,  - Хель скептически разглядывала перетекающие с легким звоном черные металлические звенья. Несмотря на скромный размер, кольчуга была довольно увесистой.  - Я раньше обходилась без доспеха…
        - Раньше было раньше,  - отмахнулся Ли.  - Раньше ты была курьер, а теперь ты солдат. Раньше ты в случае чего убегала, и это было сутью и смыслом твоей работы. А при твоем нынешнем занятии убегать нельзя, это называется нехорошим словом «дезертирство». Для того же, чтобы оставаться в живых, и более-менее целой, тебе и пригодится эта штука.
        - Что, уже жалеешь, что согласилась?  - поинтересовался Артем, скрывая улыбку. Взъерошенная девушка, со смесью недоумения и возмущения взирающая на несчастный кольчужный комок в своих руках, выглядела крайне забавно.
        - Можно подумать, у меня был выбор. И прекрати уже свои «тонкие» намеки, это вовсе не то же самое, что у тебя!  - девушка направилась было к выходу, но на полпути была перехвачена Ли, который вручил ей целую кучу какого-то барахла, состоящего в основном из кожаных вещей, ремней и шнурков.
        Артем получил похожий комплект, правда, заметно отличавшийся в лучшую сторону в плане защиты. Конечно, этого удалось добиться за счет увеличения веса - многочисленные стальные пластины, встроенные во все уязвимые места экипировки, весили как неплохой такой полноценный доспех, да по сути им и являлись. В то же время, облачение доспехом не выглядело, позволяя своему хозяину не бросаться в глаза и не выглядеть отъявленным террористом с объявленной ценой на голову. Типичный небогатый горожанин в потертой кожаной куртки, имя им легион…
        - А что насчет огнестрела?  - поинтересовался Артем, подгоняя многочисленные ремешки, нашитые везде где только можно и нельзя.  - У вас под него отдельный склад?
        - Какой еще «огнестрел»?  - Ли оторвался от стойки с разнообразным колюще-режущим, которую внимательно разглядывал, и удивленно обернулся к собеседнику.  - А, ты про эти хлопушки из техномиров? Да ну, ерунда это все. Что против пограничных тварей, что против высших эти штуки почти бесполезны. Слишком малый урон, цель без особых проблем выдерживает два-три десятка попаданий. Мы пробовали как-то массово применять особо мощные образцы, надеялись сыграть на эффекте неожиданности. Кучу ресурсов на это угробили. В итоге основной эффект - орденцы теперь в обязательном порядке носят специальный амулетик с узкоспециализированным щитом, от легких высокоскоростных снарядов. Помогает от легких стрел, духовых трубок и этого самого огнестрела. А тварям как было на него насрать, так и сейчас ничего не изменилось. Так что бери-ка вот.
        Артем поймал брошенный ему меч и внимательно осмотрел. Легкий узкий клинок в потертых ножнах, с простенькой рукоятью, обмотанной полоской кожи. Простое и непримечательное оружие, выбор небогатого дворянина, торговца, наемника.
        - Не забыл еще в своем техномире, за какой конец держать?  - насмешливо уточнил Ли, цепляя на пояс брата-близнеца предложенного меча.
        - Нет,  - спокойно отозвался Артем, всматриваясь в отражение своих глаз на синеватой стали клинка. Сталь была хорошая, сильно контрастируя с оправой.  - Помню еще.
        - Молодец.  - за мечом последовали кинжал и тяжелое копье с окованным сталью древком и мощной поперечной перекладиной. Последний предмет заставил Артема озадаченно поднять брови - он довольно сильно выпадал из образа неприметных лазутчиков. Такая оглобля больше подошла стоящему в плотном строю ополченцу, отправленному на убой в безнадежной попытке остановить прорыв латной конницы.
        - А это…  - начал было он, и Ли, ожидавший подобной реакции, довольно рассмеялся.
        - Да не бойся, ее прятать не придется. Эта рогатинка нам пригодится по пути. Заскочим кое-куда поохотиться. Тебя нужно как можно скорее ставить на ноги, да и девчонку немного подтянуть. Тут в плане цена-качество-скорость лучше хаотического зверья сложно что-то придумать.
        - Так-то оно так, но, видишь ли… Я не особо-то в состоянии поглощать энергию. Неужели, ты думаешь, я бы иначе не сделал хоть что-нибудь за столько лет?
        - Да с тобой-то все ясно. Но ты кое-что упускаешь из виду. Круглую такую модную штучку, что висит у тебя на руке.
        - Чего?  - Артем скептически оглядел украшавшую его запястье безделушку, про которую уже и думать забыл.  - Ты издеваешься, что ли? Это же хлам!
        - А вот и нет, не торопись с выводами. Твоя проблема в том, что твоя порванная на лоскуты аурная оболочка почти не поддается воздействию, и приходится ждать, пока она сама затянет повреждения. В теории, конечно, это должно в конце концов сработать, а по факту, я смотрю, не очень-то дело продвигается, а?
        - Ну, допустим. И это чудо устройство должно помочь тем, что?..
        - Дыры в оболочке нельзя просто затянуть за счет внешнего воздействия - слишком она хрупкая, это ты знаешь на горьком опыте. Но их можно закрыть сверху чем-то наподобие заплатки, приблизительно, грубо восстановить общую форму, а дальше дело пойдет куда веселее. И вот в качестве этой «заплатки» вполне сгодится та псевдооболочка, которую формирует гномий инструмент. Способ, кстати, верный, проверенный на добровольцах. Случай у тебя, правда, гораздо запущенней, но в любом случае какая-то польза от этого будет.
        - Это же пересадка ауры…  - задумчиво пробормотал Артем.  - Насколько я помню, эту идею давным-давно забраковали? Толку немного, а смертность в процессе как от чумы.
        - Что-то вроде.  - кивнул Ли.  - Чужой силы конечно не даст, как надеялись те экспериментаторы, но свою вернуть поможет. Донорская часть сформирована на основе твоей энергетики, совместимость идеальная, добиться такого иным способом невозможно. Самое смешное, что как раз для смертных, кому браслеты продаются, они опасны и польза от них довольно сомнительна. А вот в качестве инструмента для реабилитации раненых высших, чья аура способна самостоятельно справиться со всеми возможными побочками… Коротышки все-таки гениальны, как ни крути. В целом туповаты, но вот в мелочах как выдадут чего-нибудь эдакое! И в довершении всего сами до конца не поймут, что же такого сделали.
        - Что ж,  - Артем задумчиво прокрутил вокруг себя тяжелое древко и со стуком опустил его на пол.  - Почему бы и нет? Можно попробовать, в любом случае вряд ли будет хуже.
        - Выше нос,  - усмехнулся Ли.  - Моргнуть не успеешь, как мы тебя починим. Перестанешь терять на ходу куски, и настроение сразу наладится. Ты, кстати, как относишься ко всяким стреляющим штукам?
        В его руках хищно блеснул компактный арбалет. Судя по жалам четырех болтов, выступающих в передней части, штучка была непростая и недешевая.
        - Нет, уволь, стрелок из меня довольно посредственный. А вот девочке досыпь хороших метательных ножей, у нее с ними хорошо получается.
        Ли задумчиво повертел арбалет в руках и с разочарованным вздохом отложил его в сторону. Подхватив вместо него несколько перевязей с ножами откуда-то с нижней полки, он напоследок еще раз оглядел оружейные стойки.
        - Тогда с подарками все. Пойдем, время начинать их отрабатывать.
        - Отрабатывать подарки?  - усмехнулся Артем.  - Это что-то новенькое. Ты уверен, что не ошибся словом?
        - Неа,  - беззаботно отмахнулся Ли.  - Я никогда не ошибаюсь. По крайней мере, пока я тут главный.
        - Ладно, босс,  - преувеличенно серьезно согласился Артем.  - Как скажешь. Показывай, кого тут надо тыкать копьем.
        - Это не копье, это рогатина! Я же уже говорил! Эх, с кем только приходится работать…

        Глава 13

        Тяжелая туша вжимала его в землю, не давая даже сделать нормальный вдох. Жесткая шкура, покрытая чем-то средним между чешуей и каменными наростами, легко находила бреши в защите и при малейшем движении больно царапала кожу. Вдобавок ко всему туша мерзко воняла и мерзотно булькала внутренностями - зверь не разменивался на мелочи и вел атаку на все органы чувств своей жертвы. С большим успехом, надо сказать - если бы жертва могла пошевелить хотя бы одной рукой, то кто знает, до чего могло довести отчаяние… то есть отвращение. Страшно представить, что еще мог бы придумать этот злобный зверь, если бы не был безнадежно мертв.
        - Вы долго там будете телиться?  - раздраженно пробурчал Артем, стараясь хотя бы не нахлебаться звериной крови, которая и так покрывала его практически с ног до головы.  - Может быть, кто-то наконец поможет мне вылезти отсюда?
        - О, так вот ты где!  - преувеличенно радостно отозвался Ли откуда-то снаружи.  - А мы тебя уже потеряли. Куда, думаем, пропал наш брат?
        Туша зашевелилась и отвалилась в сторону, возвращая Артему доступ кислорода и в целом желание жить.
        - К твоему сведению, этот песик чуть мне лицо не обглодал,  - сообщил мужчина, недобро косясь на веселящегося азиата. Тот, казалось, только что вышел из дома и вовсе не участвовал в десятках стычек с опасной агрессивной живностью. Одежда чистая, рожа довольная, даже волосы не растрепались.
        - Не преувеличивай, нормально ты с ним разобрался.
        - Разобрался бы, если бы твоя «рогатинка» не сломалась к чертям собачьим! А так получился не бой, а какой-то дурацкий цирковой аттракцион.
        - Ну ты бы еще слона ей остановить попробовал. У всего есть свой предел прочности, чего ж ты хотел. Лучше глянь на результат!
        Артем с неохотой перевел взгляд на запястье. Волшебный приборчик тоже чувствовал себя неважно, как и его хозяин - светящиеся руны мерцали в рваном ритме, таблички с данными плавали из стороны в сторону и поминутно меняли показатели.
        - Тридцать… второй вроде. А чего его так колбасит? Это не… хм, несовместимость какая-нибудь?
        - Какая еще несовместимость, не выдумывай. Аппарат прост и надежен как молоток. И, к сожалению, с таким же КПД. Захлебывается машинка, слишком много энергии. Перерабатывать не успевает. Скоро, надеюсь, его отпустит. Ты кстати тоже сядь, отдышись. На сегодня, пожалуй, хватит приключений. Что-то и правда в этот раз жестковато получилось…
        Артем огляделся и за неимением лучшего присел на все ту же до боли знакомую тушу. После того, что между ними было, их наверное можно считать кровными братьями… посмертно.
        - Что тут и куда распределять, кстати?
        - Ставь все поровну. Заплатка должна быть максимально равномерной, без всяких… выкрутасов.  - Ли покосился в сторону Хель, выковыривающей один из своих ножей из глазницы очередного поверженного зверя.
        - Иронизируешь? А у человека мечта всей жизни, между прочим, чуть не сбылась. И не ее вина, что обстоятельства так сложились. Ты бы вот рискнул ради мечты?
        - А чем я тут, по-твоему, занят?  - грустно хмыкнул Ли.  - Рискую ради мечты без обеда и выходных. Но думать-то головой все равно надо, это как бы разные вещи.
        - Что случилось?  - спросила подошедшая Хель, поняв, что задумчивые взгляды спутников скрестились на ней.
        - Да вот хвастаемся успехами. Что у тебя по уровням?
        - Девяносто восьмой!  - гордо заявила девушка.  - Совсем чуть-чуть до первого барьера!
        - Какого еще барьера?  - удивился Ли.
        - Не, ну это так, неофициально…  - смутилась Хель.  - Мы, ну, кто из наемников хотел подняться до высшего побыстрее, мы называли сотые уровни барьерами к возвышению. Вроде как преодолеваешь их и постепенно становишься больше чем просто человеком…
        - Ох уж эта привычка смертных додумывать все, чего они не знают, в максимально художественной и пафосной форме.  - покачал головой азиат.  - Хочешь, значит, побыстрее отринуть бренную плоть и воспарить к небесам?
        - Хочу,  - воинственно насупилась девушка, почувствовав скрытую издевку.
        - Давай расскажу тебе один… курьезец, раз уж у нас все равно отдых. Всем известно, что главное отличие истинного высшего от обычного смертного - это форма существования. Биологический организм против энергетической формы. В этом различии есть много тонких моментов, которые зачастую опускают, особенно при пересказе неофитам. Различия не только в бессмертии и отсутствии необходимость есть и посещать туалет. Это все мелочи. В первую очередь изменяется способ мышления. На мысли смертного, как и любого другого животного, огромное влияние оказывают непроизвольно вырабатываемые его организмом биологически активные вещества. Десятки, сотни разнообразных гормонов, которые туманят разум и заставляют его принимать порой довольно глупые, абсурдные решения, с какой стороны не посмотри. Большинство смертных, вставших на «путь возвышения» и дошедшие по нему до определенного этапа, любят использовать так называемый «чистый разум». Существует довольно много разновидностей этого плетения, но все работают более-менее одинаково - отсекают влияние плоти на мысль, делая пользователя еще на шаг ближе к его цели. Я не
ошибусь, если предположу, что, будь у тебя такая возможность, ты тоже не отказалась бы от него?
        - Да, вероятно,  - осторожно ответила Хель, пытаясь понять, в чем же подвох - уж больно хитрое выражение было на довольно прищуренном лице Ли.
        - Воот. А теперь к сути курьеза. Среди истинно возвысившихся смертных также довольно распространены некие плетения, связанные с особенностями мышления. Разновидностей столько, что черт ногу сломит - возможностей-то побольше, и чаще всего каждый хоть сколько-нибудь одаренный магически индивид старается изготовить свой собственный, уникальный экземпляр, максимально подходящий именно ему. И у этих плетений тоже есть неофициальное название, объединяющее их все. Их называют плетениями «истинного разума», не больше и не меньше. Предположишь, что они делают?
        - Вы хотите сказать, что они… возвращают… нет, создают искусственные гормоны?!
        - Ну не буквально, конечно, но эффект похож. Плетения в разной степени достоверности воссоздают воздействие биологического тела на мышление разумного.
        - Но… зачем?  - потрясенно распахнутые глаза свидетельствовали о том, что «курьезец» действительно зацепил юную поклонницу идеи возвышения.
        - О, все просто. Даже сверхчеловек - все еще человек, вне зависимости от того, из чего сделаны нейроны его мозга. Отсутствие же гормональной регуляции делает его похожим на скверно поднятого живого мертвеца. Отсутствие эмоций, замедленная и неестественная реакция на раздражители, в перспективе - отсутствие какой-бы то ни было мотивации для развития и даже просто действий. Любых действий. Я слышал о парочке случаев, когда возвысившиеся почти сразу впадали в некий транс, и их разум довольно быстро угасал. Довольно нелепый финал долгой жизни, наполненной десятками лет напряженной борьбы ради мечты о вечности.
        - Ээто… я никогда не думала… так, постойте, а что насчет истинных высших? Тех, кто такими родился? Неужели они тоже…
        - А вот тут уже надо спрашивать у тех, кто способен прожить без содержимого своей черепной коробки,  - рассмеялся Ли.  - Я, к сожалению, не отношусь к их числу. И из тех, к кому я теоретически могу обратиться с этим вопросом, я знаю только госпожу Селену. Правда, боюсь, она его не одобрит, а уж тем более не снизойдет до ответа. Госпожа не любит праздного любопытства. Да оно и правильно - вряд ли человек способен понять, как мыслит бог.
        - Бог? Вы серьезно? Нет, я знаю, что истинных высших иногда так называют, но сейчас это прозвучало так, как будто… Ну…
        - А что тебя, собственно, удивляет? Вроде бы описания этих сущностей довольно широко распространены: среди религиозных общин, в исторических хрониках, в мифах и легендах, на худой конец. Бессмертные, непредставимо сильные, направляют людей согласно своей воле, если, конечно, заинтересованы в этом и не заняты своими божественными делами. Вроде бы все сходится, скажешь, нет?
        - А кто тогда обычные высшие?  - уточнила Хель, пытаясь, кажется, понять, насколько Ли серьезен. Увы, затея была провальная. Уж что-что, а шутить с серьезным лицом азиат умел действительно «божественно»  - в переносном, конечно, смысле.
        - Дети богов, герои.  - Ли наконец-то позволил себе улыбнуться.  - Да ладно, не воспринимай это как откровение. Само собой, все не так просто и шаблонно. Любая история в чем-то правдива, а в чем-то врет. Возьмем например эту твою, про барьер на сотом уровне. В принципе, на самом деле что-то в этом есть. На этом этапе выстраиваемая браслетом псевдоаура становится слишком тяжелой и плотной, чтобы поддерживаться самостоятельно, и без посторонней помощи начнет постепенно деградировать, поглощая при этом ресурсы тела для замедления этого процесса. Необходимо вмешательство знающего специалиста, чтобы стабилизировать, доработать и укрепить всю эту порнографию. В итоге по большому счету все сводится к известному с незапамятных времен ритуалу возвышения, знаешь, как в мифах - «боги дали силу», «боги подняли на небеса» и все такое. Сильные маги давным-давно создают себе слуг и солдат из смертных, но этот процесс весьма сложен и дорог, да в добавок еще и уникален для каждого разумного. Гномий артефакт, естественно, не настолько хорош и способен лишь до некоторой степени имитировать начальные ступени этого
процесса. Есть, правда, и плюсы - за счет сформированной им заготовки получится довольно сильно сэкономить на ресурсах. Так что все твои старания в любом случае были не зря, не расстраивайся.
        - Подождите,  - девушка возмущенно взмахнула рукой.  - Если все так, тогда почему об этом никому не рассказывают? Когда выдают эти дурацкие браслеты, или хотя бы когда заканчивается контракт? Да вообще…
        - Это же простой вопрос, ты сама на него практически ответила. Тем, кто представляет собой что-то большее, чем нанятое на разовую акцию пушечное мясо, естественно, обо всем известно. Это одна из вещей, обеспечивающая верность полезных слуг. Бесполезные же предоставляются своей судьбе. Некоторым из них со временем удается доказать свою ценность, заинтересовать кого-нибудь из высших и получить еще один шанс. Что касается остальных - они никому уже не нужны и даже в некоторой степени мешают. Поэтому их скоропостижная кончина при попытке стать чем-то большим, чем рядовой наемник, решает проблему их существования и всех устраивает.
        Кажется, последнее откровение оказалось чересчур… откровенным. Девушка лишь ошеломленно открывала рот, не в силах вымолвить ни слова. Из ее глаз полились слезы, но она их не замечала, на автомате раз за разом смахивая рукавом.
        - И что,  - Хель наконец справилась с вцепившимся в горло спазмом.  - Меня… меня списали в мусор из-за нескольких вшивых очков силы? Но она мне даже не нужна, я и без того хорошо сражалась, я…
        - Конечно не из-за характеристик. Ты нарушила прямой приказ, распорядилась выданным усилением по собственному усмотрению. Мало кому нужны самостоятельно думающие солдаты.
        - А. Ясно.  - девушка несколько раз кивнула и растянула губы в пугающе-неестественной улыбке.  - Я поняла. Спасибо.
        Она развернулась и направилась куда-то в сторону противоположной стены разоренного логова, периодически спотыкаясь о разбросанные тут и там камни и части тел.
        - Не перебор?  - Артем задумчиво смотрел вслед поникшей фигурке.
        - О чем ты? Я вроде бы не сказал ни слова неправды.
        - То-то и оно,  - вздохнул Артем.  - То-то и оно.
        ***
        - Итак, раз уж мы наконец на месте, слушайте боевую задачу.
        - Можно подумать, это из-за нас мы добирались полгода,  - пробурчала себе под нос мрачная Хель. После того разговора она так до конца и не успокоилась, всю дорогу молчала и лишь огрызалась на все попытки с ней заговорить. Ли проигнорировал реплику из зала и продолжил инструктаж:
        - Тут расположен довольно крупный осколок… довольно крупный и довольно бесполезный. Он лежит в неудобном месте, на нем нет никаких полезных ресурсов, все, что тут есть - небольшое поселение каких-то бродяг, осевших тут несколько лет назад. До нас дошли слухи, что среди них видели человека с характерными… хм, признаками. Возможно, он один из бывших солдат Владыки. Наша задача - найти его и попытаться завербовать. На вас первая часть, на мне вторая. Ничего сложного, верно?
        Ли улыбнулся и шагнул в пролом, ведущий непосредственно на территорию осколка. Перед последовавшими за ним спутниками открылась довольно безрадостная картина. Осколок представлял собой по большому счету все туже каверну в плотной породе, только невероятно огромных размеров. Противоположные стены не был видны, то ли из-за размера осколка, то ли из-за густого тумана, заполнявшей все видимое пространство. Прямая видимость ограничивалась двумя десятками шагов. При этом в осколке не было темно - так, легкий сумрак, хотя определить источник освещения из-за той же дымки было нереально.
        - И как тут прикажете кого-то искать?  - поинтересовалась Хель, ежась от прохладных прикосновений влажного воздуха.
        - Ну, местные должны где-то жить. Думаю, стоит начать с поиска их поселения,  - невозмутимо сообщил Ли и направился вперед, прямо в гущу тумана, сминая ногами чахлые кустики местной травы.
        План выглядел довольно прямолинейным, тем удивительнее было то, что он очень быстро доказал свою эффективность - они вышли к возделанным полям. Заросли вялых сорняков с полупрозрачными серо-голубыми листьями неожиданно сменились плантациями удивительно крупных - по колено - грибов, высаженных ровными рядами, будто по линейке.
        - Грибы? Серьезно?  - Артем присел на корточки и с интересом оглядел здоровенный зонтик неизвестной породы. Если честно, гриб не очень был похож на съедобный… поэтому в назначении посадок возникали вполне обоснованные подозрения.
        - А что еще, по-твоему, можно вырастить в таких условиях?  - спросил Ли, проверяя прочность соседнего гриба пинком ноги. Гриб проявил поразительную стойкость и волю к жизни, выдержав удар судьбы и сохранив вертикальное положение. От продолжения экзекуции подопытного спасли подозрительные звуки, донесшиеся из тумана. Туман довольно сильно глушил и искажал звук, поэтому сложно было понять, были ли это шаги человека или что-то другое… Ясно одно - там определенно кто-то был.
        Путники взялись за оружие и выстроились треугольником, напряженно всматриваясь в клубящуюся белую стену. Увы, зрение в данных условиях помочь не могло, да и от слуха было немного толку.
        - Эй, вы меня слышите?  - крикнул Ли, обращаясь к таящимся в тумане.  - Мы пришли с миром. Мы хотим поговорить с одним человеком, который возможно живет здесь. Просто разговор - и мы уйдем. Эй, вы слышите?
        - Не задалось,  - ехидно прокомментировала Хель.  - Хорошо, что мы со своей частью работы уже закончили.
        - Ага, сейчас, выполнили они,  - отмахнулся Ли,  - Мы тут не за грибами, если кто-то подзабыл. Эй, хватит прятаться, выходите! Мы все равно не уйдем, пока не найдем того, кого ищем.
        - Там вообще есть кто-нибудь?
        - Да кто-то определенно есть,  - поморщился азиат, вертя головой из стороны в сторону в попытке локализовать источник шума.  - Вопрос в том, понимает ли он слова.
        Неожиданно Ли выбросил вперед руку с клинком. Ударивший вперед с лезвия меча мощный порыв ветра пробил в стене тумана узкий коридор в несколько десятков метров длиной. Посреди коридора замер ошеломленный неожиданным изменением обстановки зверь, напоминающий крупного волка со светлой дымчатой шерстью. Осознав, что каким-то образом оказался без прикрытия, зверь зло оскалился, продемонстрировав внушительные клыки, и мощным прыжком разорвал дистанцию, вновь исчезнув из вида.
        - Тьфу, шавка тупая,  - Ли разочарованно сплюнул и вернул клинок в ножны. Кажется, волка он за опасность не посчитал - ну, или недостаточно подробно рассмотрел его «улыбку».  - Идемте. Селение должно быть где-то рядом.
        Увы, но у снующих в тумане животных было свое мнение на этот счет. Стоило людям попытаться сдвинуться с места, как снующие в тумане тени придвинулись ближе, раз за разом имитируя атаки. Поджарые силуэты, плохо различимые из-за своей расцветки, проносились на самой грани видимости, демонстрируя немалый опыт схваток в местных непростых условиях. Игнорировать их был не вариант - прыжок на спину такой «собачки» вряд ли обрадовал кого-нибудь из незадачливых переговорщиков. Поэтому идти дальше пришлось, удерживая все то же построение и внимательно наблюдая за флангами и тылом. Само собой, от этого сильно пострадала как скорость, так и удобство передвижения. Тем не менее, недовольно сопящий треугольник, ощетинившийся жиденьким частоколом из клинков, умудрился пройти так несколько сотен метров. До того, как в метре от сапога идущего первым Ли в землю вонзилась стрела. Знак был довольно очевидный. Если же учесть точность невидимого стрелка и нехороший вид самого метательного снаряда - тот был сплошь покрыт слабо светящимися рунами, дымился и издавал отчетливое шипение - желание продвигаться дальше у всех
присутствующих пропало моментально.
        - Мы пришли с миром!  - вновь закричал Ли, в очередной раз пытаясь наладить хоть какой-то диалог.  - Нам нужно только поговорить с одним человеком…
        Вторая стрела ударила в землю, на этот раз в полуметре от цели.
        - Кажется, они не настроены на разговор,  - напряженно сказал Артем, рассматривая стрелу краем глаза.
        - Да я уже понял. Эти ребята предельно доходчивы…

        Глава 14
        - Отходим?  - уточнил Артем, сдвигаясь так, чтобы не терять из виду сектор со стрелком.
        - Еще чего,  - процедил сквозь зубы Ли.  - От вшивых грибоедов мы еще не бегали. За мной!
        Невидимый стрелок отреагировал на его рывок моментально - третья стрела звякнула о лезвие меча, которое азиат успел подставить в последний момент. Тут лучник просчитался, этот выстрел не напугал, а только еще больше разозлил и так находящегося не в самом благодушном настроении Ли. Он уверенно шел вперед, встречая резкими взмахами клинка вторую, а за ней и третью стрелу. Метнувшиеся из тумана поджарые тени с визгом покатились по земле, перехваченные стальными рыбками метательных ножей - Хель тоже не дремала. Подлетевшего прямо ему под ноги раненого волка Артем приколол к земле, остальные вновь скрылись, продемонстрировав удивительный для зверей интеллект и самообладание.
        - Быстрее!  - рявкнул Ли, ускоряя шаг. Стрелок, кажется, понял, что только выдает свое расположение, и прекратил бесполезный перевод боеприпасов. Увы, слишком поздно - он подпустил врагов слишком быстро, и топот его шагов служил отчетливым ориентиром для преследователей.
        Туманные волки раз за разом бросались на них с разных сторон, пытаясь остановить, отвлечь, но встречали лишь сталь. Кажется, зверей было слишком мало, чтобы надеяться победить, пойдя ва-банк и навалившись разом со все сторон. Ну, или они опять-таки были слишком умны для такого риска. Незванные гости показали себя достаточно опасными, чтобы заставить принимать себя всерьез.
        Погоня дружно мчалась поперек грибных посадок, сшибая разноцветные шляпки и пятная их кровью. Из-за тумана и бесконечного одинакового поля казалось, что все бегут на одном месте, не в силах вырваться из причудливой колдовской ловушки. Оставалось лишь бежать и ждать, что кончится первым - запас ножей, заставлявших волков осторожничать и держаться на расстоянии, запас сил у бегунов или сам осколок? Не мог же он в самом деле быть бесконечным…
        Слабым звеном оказался лучник. Бегал он заметно хуже, чем стрелял, и расстояние между ним и преследователями медленно, но уверенно сокращалось. Ли уже смутно видел мелькавшую впереди сутулую спину с выступающими лопатками. Поняв, что его вот-вот настигнут, беглец развернулся и почти в упор выпустил сразу две стрелы. Ли удалось отбить лишь одну, вторая прочертила глубокую обожженую борозду на его щеке и разорвала ухо пополам. В отместку азиат от души влепил обидчику в лоб рукоятью меча, отправляя в нокаут. Жалобно хрустнул причудливо изогнутый короткий лук, выпавший из ослабевшей руки и попавшийся под вражеский сапог.
        Троица вновь выстроилась спина к спине над телом пленника, готовясь отражать штурм звериной стаи. Но, на удивление, те вовсе не бросились отбивать своего хозяина, а, напротив, отошли, растворившись в тумане.
        - И что это должно значить?  - пробормотал Артем, пытаясь отдышаться.
        - То, что волки умнее людей и знают, когда нужно отступить?  - предположил Ли.
        - Вообще-то этот парень тоже пытался, нет? Просто кое-кто не оставил ему и шанса.
        - В отличие от волков этот парень умеет разговаривать… ну, я надеюсь. И для него же лучше, если он в настроении поболтать. Давай-ка его разбудим.
        Увы, сказать было легче, чем сделать. Ушибленный лучник решительно отказывался покидать мир грез, в который его отправил удар круглого стального навершия. В какой-то момент Ли даже засомневался, ремонтопригоден ли пленник в принципе. Однако после вдумчивого ощупывания черепа пострадавшего в районе глубокой ссадины на лбу признал пациента условно годным и продолжил процедуру приведения в чувство. Артем, глядя на это безобразие, сочувственно морщился, вспоминая свой вчерашний печальный опыт.
        В конце концов пленник, видимо, осознал, что рискует быть переправленным на тот свет не приходя в сознание и со стоном открыл глаза.
        - Что… чего вам нужно? Вы кто?  - прохрипел парень, пытаясь отползти в сторону.
        - У тебя, я смотрю, проблемы со слухом? Или с памятью? Ты какого хрена в нас стрелял, а?  - для пущей убедительности Ли сунул парню под нос сломанный лук. Тот с трудом сконцентрировал мутный взгляд на предмете, затем растерянно оглядел обступившие его фигуры.
        - Я… я не…
        - Что «ты не»?  - раздраженно перебил его Ли.  - Ты не стрелял? Ты не помнишь?
        - Я вам ничего не расскажу,  - набычившись, выдал парень.
        - Отлично. Уже хоть что-то. А почему, скажи пожалуйста? Мы пришли сюда просто поговорить, понимаешь? Я вроде бы достаточно громко и разборчиво об этом сказал. Нам собщили, что тут, возможно, живет один наш друг. Мы пришли узнать, так ли это на самом деле. Нам нахрен ни нужны ни ваши грибы, ни ваш поселок, ни вы сами. Нам нужны ответы на пару вопросов - и на этом все. Что, ради этого стоило устраивать весь этот балаган?
        Пленник молчал, лишь сердито сопел да глядел исподлобья. Кажется, словам незнакомцев он не верил от слова совсем.
        - И что с ним делать? Пытать будем?  - спросила Хель, то ли в шутку, то ли всерьез.
        - Обязательно,  - отмахнулся Ли.  - Ты вот и займешься, если этот не очень умный мальчик не поймет, что ему говорят. Еще раз повторяю - нам не нужна твоя деревня. Нам нужен чужак, который тут появился некоторое время назад. Вы же не любите чужаков, разве нет? Зачем тебе его защищать?
        Его красноречие пропало втуне - пленник, кажется, настроился умереть под пытками, не сказав не слова. На людей в таком состоянии плохо влияют какие бы то ни было логические доводы.
        - Вот болван.  - буркнул Ли.  - Чего ты добиваешься? Ты думаешь, мы не найдем твою деревню в случае необходимости? Мы прочешем эту пещерку вдоль и поперек, если понадобится. Сомневаюсь, что вы настолько хорошо спрятались. Или, думаешь, ваши дрессированные псы смогут что-то нам сделать? Или вы ополчение поднимете, сколько там у вас, целый десяток таких же дерьмовых стрелков? Парень, не зли меня. Когда я злой, меня так и тянет делать гадости людям.
        - Эм, Ли… Ты бы сделал что-то с этой своей раной, а?  - перебил Артем «монолог злодея», с тревогой глядя на только что замеченные им странности, творящиеся со следом от стрелы, отпечатавшимся на лице азиата. Кожа вокруг раны сильно покраснела и покрылась черно-зелеными прожилками, а из самой раны обильно выступила подозрительная зеленая пена.
        Ли, обернувшийся на голос, с непонимающим выражением ощупал левую половину головы и растерянно взглянул на покрывающую пальцы слизь.
        - Что за дрянь?  - пробормотал он, брезгливо встряхивая рукой.  - Где его стрелы?
        Подхватив с земли отлетевший в сторону колчан, Ли выдернул одну из стрел и повертел в пальцах, внимательно всматриваясь в цепочки рун. Затем кивнул своим мыслям, достал из висевшей на боку сумки небольшой флакон из темного стекла и щедро полил из него рану ядовито-зеленой жидкостью, мало напоминающей целебное зелье. Жидкость зашипела и почти моментально свернулась, стянув левую половину лица мужчины уродливым рубцом. С другой стороны, пропало покраснение и подозрительные прожилки, так что нельзя сказать, что в результате получилось хуже чем было.
        Тщательно заткнув флакон с остатками зелья, Ли подошел к пленнику, присел и внимательно посмотрел ему в глаза. Парень заерзал и неосознанно попытался отползти подальше, но у него не вышло - ворот его рубашки оказался зажат в кулаке азиата. Во второй руке у него была по-прежнему зажата стрела, которую он поднес к лицу парня.
        - Откуда ты это взял?  - голос Ли кардинально изменился, в нем появились стальные нотки и исчез даже намек на дружелюбие. Пожалуй, теперь происходящее действительно можно было назвать «допросом».  - Где ты взял эту штуку, парень? Я очень хорошо знаю, что это такое. И теперь-то уж точно не уйду, пока не получу ответ - откуда оно у вас, никчемных грибников, взялось? Кто тебе их дал, отвечай!
        Кулак Ли сжался, сминая воротник и перекрывая пленнику воздух. Тот захрапел и засучил ногами, пытаясь вырваться, но все так же молчал и смотрел на мучителя со злой решимостью.
        Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы на сцене не появилось новое действующее лицо. Туман расступился, пропуская высокого худого старика, одетого в такую же мешковатую серую одежду, что и пойманный стрелок. Старик выглядел бы вполне безобидным, особенно если принять во внимание отсутствие у него одной руки и тощую, скошенную на бок фигуру, но… Были несколько моментов, не позволявшие так ошибиться.
        Бесшумный шаг, плавные, хищные движения. Лежащая на плече дубина причудливой формы, сплошь покрытая уже знакомыми цепочками рун. И полтора десятка туманных волков, полукругом выстроившихся за спиной старика. Шкура многих из них была покрыта темными пятнами, некоторые прихрамывали, но все как один смотрели на вторженцев очень недружелюбно.
        - Отпусти его,  - проговорил старик неожиданно звонким, молодым голосом.  - Тебе же нужен чужак, разве не так? Из тех, кто тут живет, так назвать можно, пожалуй что, только меня.
        - Ага,  - Ли выпустил пленника и поднялся на ноги, внимательно рассматривая нового собеседника.  - Все-таки информация была точной. Приветствую, брат. Как мне тебя называть?
        - Последнее время все зовут меня Алан… Старик Алан.  - пожилой мужчина чуть заметно улыбнулся, демонстрируя свое отношение к этому именованию.  - Что вы хотите от скромного старого крестьянина, воины?
        - Мое имя - Ли, мои спутники - Артем и Хель. И наш интерес направлен к тому времени, когда уважаемый Алан еще не был крестьянином.
        - О, вот оно что.  - задумчиво протянул старик, хмуря брови.  - Мне очень жаль, но я вряд ли смогу вам чем-то помочь. В последнее время память меня подводит, и столь далекие события почти совсем стерлись…
        - Ой, ладно, хватит ломать комедию,  - Ли вдруг прервал витиеватые объяснения старика, недовольно поморщившись.  - Придумал бы что-нибудь получше, «крестьянин». Хотя бы не такое банальное.
        - Узнаю линейную пехоту,  - усмехнулся Алан.  - Решительны, отважны и хамоваты. Чего хотел-то, солдат? Давненько я не видел никого из наших, думал, что уж и вовсе не сподоблюсь.
        - Ну куда уж нам, лапотным, до корпуса алхимиков,  - в тон собеседнику ответил Ли.  - На самом деле наших все еще много. Много живых, много на свободе. Много тех, кто еще не отчаялся и не прекратил бороться.
        - Ага, я вижу. Настолько много, что приходится ставить в строй смертных девочек?  - язвительно уточнил Старик, глядя на Хель. Та дернулась было, но промолчала.
        - Ну-ну. Подловил, подловил. Ты не язви, ты прекрасно меня понял. Что скажешь по сути?
        Старик тяжело вздохнул и осунулся еще сильнее. Почувствовавшие его настроение волки, до того неподвижно стоявшие позади, придвинулись ближе, один из них вовсе подошел и потерся о ногу старика. Тот, казалось, этого даже не заметил.
        - По сути… Да нечего мне сказать по сути, солдат. Я бы, может, и задумался над твоим предложением, но… отвоевался я уже.  - старик снял с плеча свою дубинку, поочередно постучал ей по ногам - раздался отчетливый стук дерева по дереву - и тяжело оперся на палку как на посох.  - Недолго мне уже осталось, и свое я, пожалуй, уже отбегал. Даже эти игрушки вон тяжело мне даются. Стараюсь кое-как, чтоб уж вовсе нахлебником не быть. Местные-то уж больно беспомощные балбесы, без меня их любой прохожий ограбит. Так, может, хоть от кого-то поможет. А вам, уж прости, от меня больше мороки, чем пользы, будет.
        Ли помолчал, глядя старику в глаза. Недовольно потер ладонью перекошенную сторону лица и спросил, не разрывая зрительного контакта:
        - А все-таки… если бы ты мог… что бы ты ответил?
        Старик молчал, то ли не желая отвечать, то ли колеблясь… Но Ли уже увидел в его глазах все, что хотел. Он понимающе кивнул и повернулся в сторону выхода - туда вела ясно видимая тропа, усыпанная сбитыми грибными шляпками. Напоследок обернулся к стрелку, сверлящему его спину злым взглядом, и сказал:
        - Ты это… извини за лук. Случайно получилось.
        ***
        - Нееет! Не надо, я уже рассказал все, что знаю! Не… Аааааа!  - резкий хруст костей оборвал отчаянный вопль. Жалкая окровавленная фигурка, хрипя, свернулась в комок, пытаясь уберечь свои конечности от жестоких палачей и хрипя сорванным от криков горлом. Наивная и бессмысленная попытка. И порядком запоздалая - спасать уже было особо нечего.
        Стоящий у входа в комнату мужчина невозмутимо курил, стряхивая пепел в крохотную пепельницу, прикрепленую к запястью левой руки. Вопли жертвы не вызывали на его лице никаких эмоций, а вот хрип заставил недовольно поморщиться.
        - Осторожней,  - буркнул он, обращаясь к своему спутнику, задумчиво вертевшему в руках окровавленный железный прут.  - Мы рискуем лишиться его общества, а он все еще не рассказал нам самого интересного.
        - Учитель, а вы уверены, что этот отброс действительно что-то знает?  - осторожно переспросил истязатель.  - Он совсем не похож на героя, способного отдать жизнь ради чего-то большего, чем собственная задница.
        - Все еще делаешь выводы на основе внешнего вида?  - мужчина удивленно поднял брови.  - Ланс, я в тебе разочарован. Мне казалось, что я показал тебе достаточно примеров, чтобы смотреть глубже, чем грязное тряпье и гримасы.
        - Я не сомневаюсь в ваших словах,  - уклончиво ответил ученик, осторожно подбирая слова.  - Но насколько достоверна информация, полученная от вашего источника?
        - О, максимально достоверна, не сомневайся. Он бы не посмел предоставить мне то, в чем не был бы уверен на все сто процентов. То, за что не поручился бы головой.  - мужчина задумчиво оглядел дрожащее тело на полу и тяжело вздохнул.  - Ладно, у нас больше нет на это времени.
        Подойдя к жертве, он толкнул его носком сапога и негромко заговорил, не сомневаясь, что каждое его слово будет услышано:
        - Послушай меня. Мое имя Марий. Я уверен, что ты слышал обо мне, и знаешь, что я не бросаю слов на ветер. Ты в любом случае расскажешь мне то, что я хочу узнать, так не усложняй же себе последние мгновения жизни. Твои попытки правдоподобно солгать выглядят жалко. Ты вор и мошенник, ты не принадлежишь к числу еретиков - это правда. Но вот то, что ты на них не работал… увы, для казни по такому серьезному обвинению достаточно и подозрения, а оно у нас есть. Итак, ответь же: что за информация была в том письме, которое ты передал по просьбе людей, личности которых ты якобы не знал?
        Избитый бродяга в ужасе смотрел на возвышающуюся над ним мрачную фигуру. Из-под глубокого капюшона виднелись лишь поджатые в вечной брезгливой гримасе тонкие губы и тяжелый квадратный подбородок, но даже таких незначительных примет в сочетании с услышанным именем хватило несчастному, чтобы окончательно потерять остатки духа. Разбитые в кровь губы беззвучно зашевелились, складываясь в слова.
        - Отлично.  - спокойно сказал Марий, направляясь к выходу и ставя точку в допросе и жизни подозреваемого. За его спиной раздался звук глухого удара, и Ланс догнал учителя, старательно счищая грязь с недостаточно закатанного рукава.
        - Что он сказал?  - с интересом спросил ученик, косясь в сторону невозмутимой фигуры, шагающей рядом.
        - Название одного из неприметных миров на окраине.
        - И что там?
        - А вот это нам и предстоит выяснить.
        ***
        Крохотный костерок разбрасывал по стенам пещеры беспорядочно пляшущие тени. Казалось, будто по каменному потолку мечутся огромные уродливые пауки. Но сидевшая перед костром женщина не смотрела наверх. Ее взгляд был прикован к танцующим над металлическим диском языкам пламени, а челюсти равнодушно и неутомимо перемалывали брикет пищевого пайка.
        Если бы кто-нибудь из ее знакомых узнал, насколько дороги для неудержимой бесстрашной воительницы эти короткие минуты привалов на ее бесконечном пути вперед, он бы сильно удивился. Но именно тут, на этих маленьких остановках Селена позволяла себе ненадолго расслабиться, перестать обдумывать способы решения бесчисленных проблем и погрузиться в воспоминания. В ее воображении здесь, у этого костра она была не одна. Рядом с ней сидели ее друзья и соратники. На самом деле большей части из них уже не было в живых, остальные сейчас крались окольными тропами, так же, как и она, понемногу приближая момент, ради которого они жили. Она мысленно пробегала взглядом по лицам сидящих, приветствуя каждого. Некоторые лица расплывались, от некоторых и вовсе остался в памяти лишь смутный силуэт. Увы, время безжалостно, и даже почти абсолютная память сдавалась под его напором.
        Единственное исключение из правил находилось напротив, по ту сторону костра. Она знала, что он там, но не решилась посмотреть ему в глаза. Никогда не решалась - даже находясь внутри своей собственной фантазии.
        Ритуал был привычен и знаком до мелочей, но в этот раз что-то было не так. Вместо решимости и боевой ярости лица погибших соратников вызывали грусть и сомнения. Возможно, причиной тому была очередная неудача, предательство проверенного и надежного человека, которого она считала почти другом. Возможно, ночной разговор с бывшим солдатом, искалеченным и лишившимся остатков веры. А возможно… возможно, это был вкус Его силы, почти позабытый… но навсегда отпечатанный в ее сердце и душе.
        Селена взглянула на опустевший перстень и вдруг поняла, что изображение плывет и размывается уже в реальности, а вовсе не в ее воображении. Яростно проведя по лицу рукавом, она отшвырнула в сторону остатки пищевой плитки и вскочила на ноги. Пожалуй, хватит с нее отдыха на сегодня. Если поторопится, она доберется до цели за пару часов, и, возможно, наконец встанет на след. Да, это верно, это правильно. А что касается воспоминаний… если вместо помощи они будут ей мешать, что ж, тем хуже для них.

        Глава 15

        Обратный путь по дороге из потоптанных грибов прошел в мрачном молчании. Кажется, итоговый результат серьезно расстроил предводителя похода - Ли мрачно хмурился и поминутно яростно чесал свой рубец. В конце концов он довольно быстро разодрал его ногтями и выглядел как недавно пообедавший людоед со своей окровавленной физиономией. Погрузившийся в свои мысли азиат ничего не замечал, а его спутники по разным причинам не спешили ничего ему говорить.
        Наконец, выбравшись с территории осколка, Ли заметил свою окровавленную руку, устало выругался и принялся латать свою щеку с помощью все того же флакончика с зеленой жидкостью - только на этот раз капал ее экономно, по чуть-чуть.
        Спутники с интересом наблюдали за происходящим. Первой затянувшегося молчания не выдержала Хель и поинтересовалась:
        - И что, мы просто вот так уйдем? Даже не попытаемся его уговорить? Он же вроде как вам нужен, не зря же мы за ним перлись в такую даль?
        - Нужен даже больше чем ты думаешь,  - мрачно ответил Ли.  - Эх, узнать бы о нем хоть немного пораньше… Сейчас его уже бесполезно уговаривать - он может умереть раньше, чем мы его убедим пойти с нами. От его энергетического тела остались одни ошметки. Алхимик-артефактор, кто бы мог подумать… Мы были уверены, что их всех ликвидировали давным-давно, даже не искали. Черт…
        Опустевший флакон, с яростью отброшенный в сторону, возмущенно звякнул о выступ стены и укатился в тень, даже не подумав разбиваться.
        - Ладно, что ж теперь-то. На этот раз нам не повезло, идем дальше.
        - Куда на сей раз? К очередному военному пенсионеру?
        - О, ты даже не представляешь!  - Ли неожиданно развеселился.  - К такому пенсионеру… У тебя фантазии не хватит, чтобы вообразить. И я очень надеюсь, что в этот раз нам повезет, хотя бы немного. Сначала, правда, нам нужно закончить эпопею с завершением твоей первой оболочки - по пути нам встретится мир, где живет один способный нам помочь… высший. До того, как мы окажемся там, тебе нужно добрать еще два уровня.
        Хель резко расхотелось шутить. Она беспомощно обернулась в сторону Артема, будто пытаясь найти у него защиту, но тот думал о чем-то своем, даже не вслушиваясь в их диалог.
        - Нно… это же опасно, ты сам говорил… Оболочка начинает распадаться, и все такое?
        - Во-первых, распадается она не так быстро, как ты себе вообразила. В самом худшем случае пройдет несколько недель, прежде чем отрицательные последствия станут хоть как-то заметны. Во-вторых, у нас в любом случае не хватит денег компенсировать эти два уровня другим способом, так что прекращай дрейфить. В конце концов, это вроде как была твоя мечта, или нет?
        - Ну да,  - уныло согласилась Хель, рефлекторными движениями перекладывая ножи из одних кармашков в другие по какой-то непонятной схеме.
        Оставив девушку предаваться невеселым раздумьям, Ли подошел к мрачному Артему и ткнул его в плечо.
        - Эй, ты-то чего? Расстроился из-за старика? Представляешь поди себя на его месте? Ну он-то совсем плох, у тебя ситуация куда лучше, да и мы уже работаем над решением этой проблемы. Все будет хорошо.
        - Ага,  - отрешенно согласился Артем. Затем сконцентрировал взгляд на лице собеседника и переспросил: - Что? А, ну да. Хорошо.
        Ли понимающе похлопал его по плечу и кивнул в сторону одного из коридоров местного лабиринта:
        - Идем. Путь неблизкий, по дороге додумаешь. Оба додумаете.
        ***
        Охотничьих рогатин у них больше не было, поэтому от крупной дичи пришлось отказаться в пользу многочисленной мелочи. Та была не так опасна, но обладала рядом своих недостатков - в большинстве своем была очень быстрой и изворотливой, а также не горела желанием становиться ступенькой к чьему-то возвышению.
        Больше всего сменой объектов охоты была недовольна Хель - теперь основная нагрузка приходилась именно на нее, как самую скоростную и обладавшую наиболее подходящим оружием из них троих. В итоге девушка набегалась, нападалась, накидалась ножей и наполучала царапин от острых когтей на полжизни вперед. Под конец Артем даже ее пожалел, хотя в начале и тихо злорадствовал, вспоминая свой бенефис в качестве бойца первой линии с паршивым тканевым рюкзаком в качестве щита.
        В ответ на вполне справедливые возмущения Хель получила весьма подробную и обстоятельную лекцию от невозмутимого Ли, на тему энергообмена вообще и с использованием гномьих артефактов-браслетов в частности. Та и так знала большую часть, но отдельные моменты и общая структурированность не давала отмахнуться от самозванного просветителя.
        - Большая часть энергии выделяется в момент гибели и в течении нескольких мгновений после нее.  - вещал азиат, наблюдая, как девушка пытается достать забившуюся в щель под потолком мелкую тварь, напоминающую обезьяну. Тварь ловко пряталась за выступами камня, избегая попаданий, более того - перехватывала некоторые ножи и прятала где-то в глубине трещины.  - Соответственно, основную ее часть получает находящийся ближе всего, то есть почти всегда это тот, кто и убил цель. Браслет же всего-навсего дает возможность сбора и перенаправления энергии для тех, кто не может делать это самостоятельно, ну или делает это недостаточно эффективно. Никаких других преимуществ от классического способа у него нет. Ты там долго еще? Мы тут уже полчаса торчим.
        - Сам попробуй,  - огрызнулась девушка, только что едва избежавшая попадания весьма увесистого булыжника прямо в глаз. В щели демонически захохотала обезьяна - та, кажется, была в восторге от происходящего.  - Она сперла уже шесть ножей! Может, поможешь уже?
        Ли усмехнулся, подошел поближе и осторожно заглянул в злополучную трещину. Вид был так себе - темно, пыльно, откуда-то из глубины доносятся издевательские вопли. Азиат достал меч, примерился и выдал в направлении трещины знакомый удар, которым накануне разгонял туман на грибной плантации. Навстречу ему из дыры ударила туча пыли. Не ожидавший такой подлости мужчина вдохнул ее и закашлялся, из-за этого едва не пропустив контратаки возмущенно орущей обезьяны. Брошенный ей булыжник Ли рассек напополам, но один из отлетевших осколков обидно щелкнул его по лбу.
        С этого момента сражение перешло на новый уровень эскалации. Пара разумных и вроде бы адекватных людей плясали внизу, уворачиваясь от сыпавшихся им на головы камней - тех, судя по всему, было запасена как раз на такой случай целая прорва - и никак не могли принять своего поражения от лап мелкой безмозглой зверюшки. Хель лишилась еще трех ножей, Ли провел для обезьяны генеральную уборку, тщательно выметя из ее убежища всю пыль. На этом их успехи, к сожалению, заканчивались. Оба борца с инфернальными приматами вывозились в грязи, взмокли и запыхались, но боевой дух все так же светился в их глазах.
        Артем, стоявший в стороне и периодически взывавший к разуму своих спутников, наконец осознал свое бессилие. Тяжело вздохнув, он присел у груды сваленных у стены каменных обломков - возможно, собранных про запас предусмотрительной хозяйкой пещеры. Выбрав один из них, он обстучал его о каменный пол, отбив острые края и придав более-менее обтекаемую форму. Обойдя «битву» по кругу, мужчина нашел подходящее место, тщательно прицелился и швырнул свой снаряд.
        Камень со звонким щелчком отрикошетил от края трещины и скрылся в глубине. Восторженные обезьяньи вопли резко оборвались, а через пару мгновений из трещины свесилась бессильно обвисшая обезьянья лапа, одна из имевшегося у нее десятка.
        - Все, вы довольны победой? Может, пойдем уже отсюда?  - язвительно поинтересовался Артем у обернувшихся к нему горе-вояк.  - И да, для протокола - вас двоих уделала маленькая обезьянка.
        Крутанувшись на каблуке, он направился к выходу. За его спиной Ли и Хель, тяжело дыша, посмотрели друг на друга изумленными глазами.
        - Как он…  - пробормотал Ли.  - Эй! Как ты это сделал?
        - Камнем. Вы, кажется, на собственном печальном опыте только что доказали, что это лучшее, что тут можно найти.
        - Ха-ха, очень смешно. Я вообще-то мечник, а не стрелок! Чем я по-твоему должен был ее достать? А ты вообще мне наврал, я же спрашивал, умеешь ли ты стрелять!
        - Стрелять из камня? Это что-то новенькое. Я использовал лишь глазомер и немного мозгов. Вы идете наконец, или что? Чего вы там замерли?
        - Мои ножи!  - возмущенно пискнула Хель, глядя на потолок.
        - И как же ты собираешься их доставать?  - вздохнул Артем, раскачиваясь с пятки на носок. От долгого стояния на месте у него болели ноги и портилось настроение. Присесть же в пещере было особо негде - она повсеместно была покрыта продуктами жизнедеятельности покойной обезьянки и ее друзей.  - Ты при всем желании не пролезешь в эту дырку, даже если как-то дотянешься до потолка. А до него метров пять, не меньше.
        - А что же делать?  - растерялась девушка.  - Там целая куча ножей…
        - То есть ты хочешь сказать, что даже дохлая обезьяна тебя уделала? Какой позор… Никому не рассказывай.
        ***
        - Уф, наконец-то!  - довольная Хель разглядывала висящую над запястьем табличку с заветным числом «сто». В последнее время с добычей им не везло - в окрестностях полноценных миров, особенно магических, дикая фауна особо не заживается. А именно в таком густонаселенном мире и жил маг, готовый оказать услугу объявленным вне закона террористам-еретикам. Ли уже почти решил сделать приличный крюк через менее посещаемые места для гарантии, но им повезло.
        - Не чувствую никакой разницы,  - девушка распределила заработанные очки характеристик и теперь напряженно прислушивалась к своим ощущениям.  - Только легкое покалывание, как и всегда…
        - Ты и не должна ничего чувствовать,  - усмехнулся Ли.  - Этому браслету что первый уровень, что сотый - все одно. У него есть один режим работы, и этого ему достаточно.
        - Один режим?  - переспросила Хель.  - Что за режим?
        - Тот браслет, что у тебя - самая дешевая модель. По сути, одноразовая штамповка. Простейший накопитель, энерговоды, и одно плетение с жесткой схемой, формирующей первый, простейший аурный слой. Актуально в аккурат до сотого, в дальнейшем скорее вредит, чем помогает, только ускоряя деградацию перетяжеленной оболочки. В идеале хорошо бы его сейчас отключить, на всякий случай, но даже этой функции там нет. Более дорогие модели способны на большее, а если верить рекламе - их возможности и вовсе почти безграничны, по факту же… Я уже рассказывал, чем это обычно кончается.
        - Угу, я помню. Гроб-гроб-кладбище. Далеко еще до вашего доктора?
        - Нет, мы почти на месте. Моргнуть не успеешь.
        ***
        Переход из зоны пограничья на территорию мира Эрд, одного из опорных, родины истинной высшей расы и прочее, прочее, произошел совершенно незаметно. Вот они идут по уже порядком намозолившей глаза природной пещере, части бесконечного лабиринта серой зоны, а вот их окружают маленькие грязные домики с крохотными слепыми окошками. Последнее, на что они были похожи, так это на жилища высших, сверхрасы, прирожденных суперлюдей, героев легенд и мифов смертных.
        - Мы точно миром не ошиблись?  - поинтересовалась Хель, скептически осматриваясь по сторонам.  - Выглядит точь-в-точь как та дыра, где мы недавно чуть не попали под раздачу.
        - Можно подумать, ты видела что-то кроме дыр,  - отмахнулся Ли.  - Чего ты хочешь от черного хода? Нет, мы, конечно, могли бы зайти через парадный, тот, что ведет напрямую в кварталы знати. Там светло, чистенько и все в золоте сверху до низу. Вот только вряд ли там были бы рады нас видеть. Тут же у нас живут простые, нелюбопытные простолюдины. Они слишком заняты своей каждодневной работой по обслуживанию местной высокомерной элиты и им нет дела до шастающих здесь незваных гостей.
        - Судя по твоей внезапной словоохотливости, что-то не так?  - неожиданно спросил Артем. Ли сбился с шага, но больше ничем не выдал своего волнения.
        - Нет, что ты. Все в норме. Просто… Не очень люблю встречаться с местными обитателями. Уж больно все они…  - он пощелкал пальцами, подбирая нужное слово, и наконец нашел максимально подходящее.  - Уж больно они эльфы.
        Город, на окраине которого располагался использованный ими «черный ход», имел строгую кольцевую планировку. По мере продвижения к центру путники миновали несколько окружных районов, неуловимо похожих друг на друга и так же неуловимо отличавшихся. Строгих границ между районами не наблюдалось - никаких стен, рвов и тому подобной банальщины. Нет, весь этот мусор удел низших рас. Местным обитателям было достаточно Статуса - именно так, с большой буквы «С». Этот самый статус четко считывался по выражениям лиц обитателей районов - от усталости и безнадежности обитателей окраин к высокомерному презрению к окружающим жителей центра. Пожалуй, это было бы невероятно забавно - выстроить обитателей районов в цепочку и получить живую шкалу «эльфийскости».
        Артем и Хель забеспокоились было о том, насколько безопасно им с их круглыми ушами (весьма явно выделявших их на фоне остроухих местных обитателей), в грязной одежде и вооруженным до зубов, шествовать без малейших опасений прямо по улицам среди бела дня. Ли их, впрочем, успокоил.
        - Им плевать,  - буркнул он недовольно.  - Я сам сперва удивлялся, но это так. Мы слишком незначительны, чтобы вызвать хоть какую-то реакцию. Если мы не доставляем неприятностей местным жителям, то до нас нет никому дела.
        - И что, они позволяют всем подряд свободно шариться по своему миру?  - изумилась Хель.
        - Ну, для начала нужно знать, откуда заходить. Большая часть дверей, само собой, находится под жестким контролем. А немногочисленные исключения… Скажем так, проникновение через них бродяг-одиночек окупается возможностью получать неофициальные поставки некоторых вещей и материалов. У сильных мира сего разные интересы, и не обо всех они хотели бы извещать даже своих родственников и друзей. Так, погодите-ка… кажется, мы на месте.
        Они остановились у трехметровой живой изгороди, сплетенной из жестких колючих стеблей неведомого растения. Стена была настолько плотной и объемной, что по прочности вполне могла бы, пожалуй, посоревноваться со своим кирпичным аналогом. Из переплетения ветвей выступала аккуратная металлическая калитка, закрепленная между двумя каменными столбами. Ли протянул руку и подергал за одну из ветвей, на его счастье, лишенную шипов. Ветка неплохо скрывалась среди своих агрессивных собратьев справа от двери - судя по всему, она тоже была только «для своих». Безрезультатно подождав несколько минут, Ли подергал снова, затем еще и еще. В последний раз он рвал изо всех сил, казалось, пытаясь просто-напросто выдрать из стены проклятый стебель, но тот оказался куда крепче, чем выглядел.
        На этот раз они дождались хоть какой-то реакции. Безжизненно-вежливый голос, прозвучавший откуда-то сверху, невозмутимо поинтересовался:
        - Что вам угодно?
        - Мне нужно увидеть господина Энеля,  - ответил Ли.  - Наши общие друзья просили передать, что заказанный им груз красной древесины может быть доставлен в течении двух месяцев, при выполнении нескольких несложных условий.
        - Я передам господину.  - отозвался голос и замолчал.
        Замолчал он надолго. Прошло несколько часов напряженного ожидания, которые спутники проторчали под дверью, чувствуя себя на редкость неуютно. Под конец уставший Артем, несколько раз порывавшийся самостоятельно подергать за сигнальную ветвь и поинтересоваться сроками ожидания, присел под стену, игнорируя колючки, и попытался задремать.
        Именно в этот момент калитка неожиданно распахнулась. В дверном проеме стоял высокий худой эльф с каменным выражением лица. Поочередно осмотрев всех троих спутников, он посторонился, приглашая тех входить.
        - Господин примет вас,  - сказал эльф все тем же безжизненным голосом.  - В настоящий момент он занят, так что вам придется немного подождать.
        - А чем мы, интересно, занимались до этого?  - желчно пробормотал Артем, поднимаясь с земли и стряхивая приставшие к одежде травинки. Эльф оставил его реплику без внимания - не то не расслышал, не то счел землянина попросту недостойным ответа. Спутники поочередно миновали проход, так же бесшумно закрывшийся за их спинами, и потрясенно замерли, пораженные открывшимся им зрелищем. По ту сторону стены простирался рай.

        Глава 16

        Вместо ожидаемого вычурного особняка, окруженного в лучшем случае аккуратным городским парком, внутри живой изгороди царил волшебный тропический лес. Все вокруг было покрыто непролазными зарослями всевозможных экзотических растений. Густые кроны переплетались над головой, образуя сплошную крышу, сквозь которую не было видно ни клочка неба. С ветвей свисали толстые лианы, усеянные огромными цветами всевозможных цветов и форм. С цветка на цветок порхали не менее огромные бабочки со сложными светящимися узорами на крыльях. Свет излучали не только они - между корней деревьев таились грибы, мерцавшие бледно-голубым, на ветвях сияли удивительно яркие звездочки светлячков, мягко светились некоторые соцветия, могущие похвастаться самыми необычными оттенками красок. В довершении картины в воздухе висел едва заметный туманный искрящийся флёр, следка смягчавший и преломлявший свет и добавляющий ту самую нотку «волшебности». Этот сад был настолько прекрасен, экзотичен и впечатляющ, что мог бы, пожалуй, восхитить самого непробиваемого сторонника каменной эстетики городов.
        Высокомерный эльф-привратник даже не подумал выделить гостям время на то, чтобы осмотреться и повосхищаться здешними чудесами. Он зашагал вглубь сада по неприметной тропке, заставляя визитеров торопливо следовать за собой. Самостоятельно они вряд ли смогли найти дорогу в здешнем буйстве природы - даже каменные плиты, из которых была выложена дорожка, скрывались среди высокой травы и были практически не видны.
        - Вот это да,  - прошептала Хель, изумленно оглядываясь по сторонам.  - Это и есть тот самый эльфийский лес, да?
        - О нет,  - хмыкнул Ли, на которого увиденное произвело куда меньшее впечатление - судя по всему, он уже бывал здесь.  - В настоящее время среди эльфов превалирует идея урбанистической эстетики. В лесах эльфы жили давным-давно, и сейчас вспоминать об этом считается в некотором роде даже неприличным. Здешний же хозяин слывет среди сородичей большим оригиналом и весьма эксцентричной личностью.
        - Красиво…  - отозвалась девушка, кажется, благополучно пропустившая мимо ушей все пояснения.
        Недолгое путешествие сквозь сказочный лес завершился у изящной каменной беседки, искусно спрятанной среди деревьев. Плотно оплетавшие строение снаружи вьющиеся растения не проникали внутрь, широкие проемы затягивала невидимая силовая пленка, не способная задержать человека, но вполне справлявшаяся с тем, чтобы не доводить до абсурда погружение в дикую природу.
        Внутри беседка делилась на две части небольшим каменным столом, по одну сторону от которого возвышалось вычурное кресло с высокой спинкой, по другую - куда более скромная каменная лавка.
        - Господин скоро освободится, подождите его здесь,  - привратник, выдав это сообщение, развернулся и почти моментально растворился среди зарослей.
        Рассевшись на весьма жесткой и неудобной лавочке - на кресло, само собой, никто благоразумно претендовать не стал - посетители наконец смогли вдоволь налюбоваться творящимся вокруг многоцветным безумием. Дополняя картину последним штрихом, где-то в зарослях мелодично запела какая-то птица, вдохновенно выводя звонкие трели. Фоном для пернатого солиста выступал весь лес - он журчал, шелестел, чирикал, пищал и журчал на сотню голосов, создавая непередаваемую атмосферу погружения.
        - А тут есть… эльфийское главное дерево, как его там… меллорн?  - спросила Хель, наблюдая, как недоумевающая ярко-алая с золотом бабочка раз за разом пытается преодолеть магическую преграду, и раз за разом терпит неудачу.
        - Очень сомневаюсь, что в истории о меллорнах есть хоть кроха правды,  - Ли вертел в руках сорванную на автомате травинку.  - Слишком эльфы эгоистичны и горды, чтобы ставить интересы даже трижды магического дерева выше своих, а уж тем более выполнять его указания. Если же воспринимать меллорн исключительно как источник энергии - что ж, может быть, но опять же - маловероятно, что растение будет способно вырабатывать энергии больше, чем более высокоорганизованный организм.
        - Она тебя не слушает,  - хмыкнул Артем, глядя на завороженную зрелищем девушку.  - Можешь не стараться.
        - Ты слушаешь,  - пожал плечами Ли.
        - Да мне в общем-то плевать. Никогда не был особенным фанатом изучения истории других рас.
        - Я тоже,  - вздохнул азиат.  - Но вот жизнь заставила, пришлось и не таким заниматься.
        - Что я слышу, маленький стойкий солдат на что-то жалуется?  - донеслось от входа в беседку. В беседку порывистым энергичным шагом влетел пестро одетый молодой эльф. В отличие от привратника, он не заботился о сохранении нейтрального выражения. Его узкое скуластое лицо выражало целую гамму эмоций, среди которых преобладали скука, недовольство и презрение. Судя по всему, неожиданный визит вовсе не обрадовал здешнего хозяина.
        - Господин Энель!  - Ли вскочил и уважительно склонил голову, приветствуя вошедшего.
        - Да, это я,  - с сарказмом заявил эльф, присаживаясь на пустовавшее кресло и складывая руки домиком.  - Итак, чем обязан визиту, чего от меня в очередной раз хочет леди Селена?
        Кажется, разговор пошел не совсем так, как ожидал Ли, по крайней мере, он выглядел довольно растерянным. Впрочем, быстро взял себя в руки и заговорил, осторожно подбирая слова:
        - Мы хотели бы просить вас об услуге. Само собой, в счет поставленных нами ранее… материалов.
        - Это и так понятно,  - недовольно прищурился эльф.  - Что конкретно вам от меня нужно?
        - Провести малый ритуал возвышения… то есть, скорее, завершить его, используя уже имеющуюся основу.
        Эльф поочередно оглядел с ног до головы всех троих сидящих напротив людей, а затем вопросительно приподнял брови. Ли поспешил ответить на этот немой вопрос.
        - Девушка… Нужно стабилизировать и укрепить оболочку, созданную гномьим артефактом.
        - Ее?  - переспросил эльф, для пуще точности весьма невежливо тыкая пальцем в Хель.  - Ты это серьезно?
        - Да. А в чем, собственно…
        - Ну, знаешь,  - эльф эмоционально всплеснул руками,  - Это уже перебор. Это наверное можно назвать унизительным, только вот не знаю, для кого из нас. То ли меня считают настолько жалкой фигурой, с которой и попросить-то в качестве услуги нечего, то ли ваша организация в настолько печальной ситуации, что не в состоянии реализовать эту услугу как-то получше. Нет, это просто феноменально - возвышение смертной на первую ступень! Если кто-нибудь узнает, меня на смех поднимут. Подожди, у вас что, серьезно дела настолько плохи? Нет, не может быть. Пока Селена жива, у вас в любом случае остаются варианты, а о ее смерти я бы узнал. Тот что-то другое…
        Эльф прищурился, вглядываясь в лицо Ли, но тот в ответ лишь непонимающе хлопал глазами, не то изображая недоумение, не то действительно не понимая, в чем дело.
        - Ах вот оно что,  - протянул эльф, наконец придя к какому-то выводу.  - Вы таки решились на что-то… или нет, ожидаете в ближайшем времени какого-то события, впрочем, не важно. В любом случае, вы готовитесь к чему-то, и пытаетесь мобилизовать все силы, даже сбрасывая ценные активы с большим дисконтом. Интереесно, очень интересно.
        Пальцы эльфа возбужденно барабанили по крышке стола, выбивая какую-то причудливую мелодию. Забавно, что она идеально сплеталась с птичьими трелями, которые продолжал издавать сидящий где-то в ветвях беззаботный пернатый певец.
        Ли, ошеломленный реакцией собеседника на безобидную, казалось бы, просьбу, некоторое время молчал, собираясь с мыслями, затем попробовал уточнить:
        - Господин Энель, я не обладаю достаточным уровнем, чтобы…
        - Да это понятно,  - отмахнулся от него эльф, даже не дослушав.  - Кто бы тебе что сообщил-то. Хм. Значит, просьба, говоришь? Даже и не знаю, возможно, я и смогу вам помочь, но… от вас потребуется ответная любезность.
        - Нно… господин… насколько мне известно, отношения… гм, взаимный интерес, который…  - Ли старался изо всех сил избежать упоминания о некоем долге эльфа к его организации, но при этом прозрачно намекнуть на его наличие. Получалось так себе, дипломатом азиат был еще худшим, нежели стрелком.
        - Вот и я о том же,  - хищно улыбнулся Этель.  - Взаимный интерес. Вы - мне, я - вам.
        Взглянув на страдальческое выражение лица Ли, эльф обидно рассмеялся и снизошел до пояснений.
        - Маленький стойкий солдат, ты, кажется, не понимаешь, как это все работает. Давай я тебе объясню. Для начала - оказанная услуга ничего не стоит. Да, ранее ваша организация помогала мне кое с чем, а я в ответ помогал вам. Это был взаимовыгодный обмен, но в этом обмене была одна тонкость. Изрядную часть цены каждой услуги составляло желание дальнейшего сотрудничества, понимаешь? И вы, и я хотели продолжать этот обмен, понимаешь? Сейчас же… сейчас у меня появились большие сомнения в наличие будущего у наших отношений. Я реально оцениваю ваши силы и возможности, да и ваше желание усилиться даже такими крохами, как эта смертная девочка, говорит само за себя. К чему бы вы там не готовились, вероятность вашего успеха весьма призрачна. Я, в память о прошлом и в знак уважения к госпоже Селене, готов вам помочь и сейчас, но, в силу обстоятельств, прошу вас добавить в качестве оплаты кое-какую мелочь. Если вы не согласны - что ж, тогда я не смею вас удерживать. Каким же будет ваше решение?
        Выслушав этот спич, Ли с трудом сдержал вспышку ярости и спросил, тщательно выговаривая слова и сдерживая рвущееся из горла непроизвольное рычание:
        - И что же вы хотите за вашу помощь?
        - О, сущий пустяк. Через три часа через тот же вход, которым недавно воспользовались вы сами, проследует небольшой караван. Я уверен, что таким опытным воинам, как вы, не составит труда изъять пару вещиц из перевозимого этим караваном груза, а именно - три черных резных шкатулки, примерно вот такого размера.  - длинные пальцы эльфа нарисовали в воздухе небольшой параллелепипед.  - Сами видите, что моя просьба довольно скромна и необременительна, ведь правда? Тем более, что вы в любой момент можете отказаться, благо выход из мира как раз кстати будет совсем рядом. Пожалуй, на этом мы и закончим наш разговор - вам ведь еще необходимо добраться до места и приготовиться… если, конечно, вы примете мое предложение. Если же нет, то в продолжении разговора тем более нет никакого смысла.  - эльф небрежным жестом указал на выход, где уже возвышался давешний привратник.
        Короткий путь сквозь заросли, и вот за спинами путников бесшумно закрывается калитка, оставляя их в том же положении, что и часом ранее.
        - И что это было?  - недовольно спросил Артем, поворачиваясь к Ли.  - Ты же вроде говорил, что все под контролем?
        Азиат всплеснул руками и выдал пару непечатных выражений, не сразу найдя цензурные слова для описания ситуации. Наконец, одно все-таки нашлось.
        - Эльфы,  - буркнул Ли.  - Это эльфы.
        ***
        Удар в скулу выбил из глаз целую тучу искр и отправил его в короткий полет, закончившийся в куче мусора, сваленной у стены. Троица хулиганов радостно заулюлюкала, глядя, как он беспомощно возится среди яблочных огрызков и картофельной шелухи, пытаясь не то что встать, а хотя бы понять для начала, где верх, а где низ.
        - Что, паршивый торгаш, ты понял, где твое место?  - насмешливо крикнул самый рослый из них, рыжий Дерек.  - А то глядите на него, ходит весь такой важный, нос дерет. Можно подумать, ты кому-то нужен, бесполезный кусок мусора! Эй, ты слышишь меня вообще?
        Сильный тычок носком грязного ботинка в плечо заставил его вновь опрокинуться на спину, заставляя барахтаться на земле подобно опрокинутому жуку. Было больно и обидно. Утешала лишь мысль, что этого по крайней мере никто не видит - в этом узком грязном переулке появлялись только мусорщики, да вот еще хулиганы порой затаскивают своих жертв. Тех, кто не в состоянии дать им отпора и раздражает их самим своим существованием.
        Интересно, как скоро им надоест это развлечение? Хорошо бы побыстрее, а то он не успеет как следует отчистить одежду, и учитель будет недоволен…
        - А что вы тут делаете?  - с трудом оторвав голову от земли, он увидел за спинами троицы невысокого хрупкого паренька, с любопытством разглядывавшего их широко распахнутыми голубыми глазами.  - О, вы наверное играете? А можно мне с вами?
        Паренек наклонил голову на бок, ожидая ответа, и приветливо улыбнулся.
        Хулиганы в замешательстве переглянулись, пытаясь понять, что же им делать в этой довольно неловкой ситуации. Наконец Дерек, решившись, шагнул вперед, угрожающе наклонив голову.
        - Слышь, а ну-ка вали отсюда, если не хочешь тоже получить. Это наша территория, и всяким хлюпикам тут не место, понял?
        - Здорово!  - еще шире улыбнулся странный паренек и наклонил голову в другую сторону.  - Мне нравится эта игра! Я, правда, не уверен, что у меня получится… но я постараюсь! Вот!
        Резко шагнув вперед, паренек ударил Дерека зажатым в кулаке обломком кирпича. Тот рухнул, обливаясь кровью из рассеченного лба. Его приятели застыли на месте, раскрыв рты от изумления.
        - Ну что же вы?  - с обидой спросил паренек, глядя на них.  - Что же вы не играете?
        Полчаса спустя, когда им удалось наконец оторваться и спрятаться под аркой небольшого мостика через канал, паренек улыбался все так же легко и беззаботно. Он, казалось, не замечал ни стесанных коленок, ни разбитого носа, из которого до сих пор капала кровь.
        - Почему ты улыбаешься?  - спросил он, глядя в чистый голубой глаз. Второй совсем заплыл шикарным фингалом и не открывался, что его хозяина тоже не в малейшей мере не беспокоило.  - Разве тебе не больно?
        - Конечно, больно,  - удивился паренек, наклоняя голову набок привычным жестом.  - Но это ерунда. А улыбаюсь… я всегда улыбаюсь. Это потому, что я…
        Огонь. Повсюду огонь. Висящие на стене гобелены с гербами обуглены по краям, но тяжелая ткань яростно сопротивлялась, сберегая вышитый на ней символ. Ткань справлялась со своей миссией куда лучше, чем люди. Они лежали повсюду - на лестнице, в коридорах, у дверей. Безнадежно провалившие свою миссию, безнадежно мертвые. Торопливый топот за спиной - такой знакомый. Еще до того, как он обернулся, он знал, что там…
        - Марий! Что тут случилось?  - хрупкая фигурка, взъерошенные волосы, широко распахнутые голубые глаза. Прошло столько лет, а он почти не изменился. Сейчас его волосы и одежда в пыли, в глазах тревога и страх, но улыбка все еще прячется в уголках губ. Она с ним всегда…
        - Марий! Почему ты молчишь? Кто на нас напал? Что с Владыкой? Да отвечай же ты, увалень!
        - Уже все,  - шепчет он в ответ непослушными губами.  - Все уже кончилось. Теперь все будет по-другому…
        Его глаза, растерянно метавшиеся по сторонам, цепляются за яркое пятно в конце коридора. Рыжие волосы мертвого стражника рассыпались по полу, выбившись из расколотого шлема. Дерек не отступил, даже осознав, что их дело проиграно. Слишком тупой, агрессивный и простой, как рукоять его любимого топора.
        - Что ты несешь?! Что кончилось? Где Владыка?  - лохматый ураган даже не думает утихать, налетая снова и снова. Вопросы, вопросы. Он уже знает ответы на них, но никак не может поверить собственным глазам. Надеется услышать что-то, что все объяснит, все отменит. Такой наивный… такой…
        - Владыка мертв,  - чуть слышно шепчет он, отводя глаза. Он не хочет видеть того, что сейчас появляется в глубине тех глаз. Пожалуй, это одна из тех вещей, из-за который он колебался. Но, в любом случае, все уже произошло, и изменить ничего нельзя. Остается принять это и жить дальше. В конце концов…
        Удар в скулу выбил из глаз целую тучу искр и отправил его в короткий полет. Приземлившись с грохотом сминаемых доспехов, он сразу же попытался подняться, но окровавленный пол был невероятно скользким, а противный звон в голове сбивал с толку, делая все его движения недостаточно четкими. К тому времени, когда он кое-как приподнялся и прогнал из глаз разноцветные пятна, стремительная фигурка миновала почти весь отрезок коридора и замерла у огромных двустворчатых дверей, сквозь которые уже пробивались отдельные языки безжалостного черного пламени.
        - Постой,  - крикнул он в испуге.  - Ты уже ничего не изменишь! Он мертв! Зачем?
        Стоящий у дверей услышал его даже сквозь рев пламени. Уже взявшись за ручку, обернулся, наклонил голову на бок и едва заметно пожал плечами.
        - Что за глупый вопрос,  - услышал он у себя в голове знакомы слова, сказанные со знакомым же выражением.  - Это потому, что я…
        Черное пламя вырвалось из открытых дверей, сжирая все на своем пути, и покатилось по коридору стремительным неостановимым валом. Он инстинктивно прикрылся руками, уже понимая, что это бесполезно, и сейчас…
        Марий распахнул глаза, отчаянным усилием воли сдерживая рвущийся из горла крик. В последнее время проклятый сон приходил все реже и реже, но наработанный за многолетние тренировки навык все так же его не подводил.
        - Шут,  - зло прошептал мужчина, справившись наконец с дыханием.  - Глупый, бесполезный шут. И что ты этим доказал, а?
        - Учитель?  - встрепенулся сидящий у противоположной стены Ланс.  - Вы что-то сказали?
        - Нет, ничего. Ничего важного…

        Глава 17
        - И что, насколько этот эльф был прав?  - поинтересовался Артем, глядя на то, как Ли медленно остывает после своей вспышки негодования, едва ли не буквально исходя паром.
        - Ты про его полет фантазии, которым он безуспешно пытался прикрыть свою мудацкую натуру?  - уточнил азиат.  - На самом деле все просто и бесхитростно - этот длинноухий козел узнал о грузе, хотел бы его перехватить, но сам светиться не желает. И тут так удобно подвернулись мы - с одной стороны, у нас выбор не богат, состояние Хель желательно все-таки стабилизировать поскорее. С другой, в ближайшее время поставок с нашей стороны он не ожидает, а значит, надавить нам на него особо нечем. Остается вопрос его совести, которая у него напрочь отсутствует. Вот так это выглядит на самом деле, если соскоблить полтонны водянистой каши псевдодетективных умозаключений, которыми он пытался все это дело прикрыть.
        - И что мы будем делать?
        - Что делать… засаду делать пойдем. Посмотрим на этот караван, прикинем шансы… Вот тут, как ни неприятно это признавать, он был полностью прав. Либо мы берем груз, либо пропускаем и валим через ту же дыру наружу, искать альтернативный вариант.
        - А что насчет… ну… что глупо тратить на меня его силы?  - пробормотала вдруг молчавшая до этого девушка. Кажется, эти слова эльфа ее прилично зацепили.
        - Да не обращай внимания, это он цену себе набивает. «Я такое могу, такое, а вы тут с мелочевкой, фу-фу». Лицемерный ублюдок… Нет, может-то он и правда многое, но для нас никогда не согласится сделать что-то выше определенного уровня, не рискнет подставиться под удар Ордена в случае раскрытия наших связей. И знаешь, насколько это максимальный уровень отличается от твоего возвышения? Да уж не настолько, насколько подразумевал его трагический монолог. А, ну и еще тут, возможно, замешаны его расистские заскоки, все эти высшие/низшие, достойные/недостойные… За Этелем я, правда, такого раньше не замечал, но он все же эльф, а это их общее… увлечение.
        Вернувшись в район, прилегающий к месту перехода, троица внимательно изучила окрестности - ну, насколько это было возможно сделать за неполный час, стараясь при этом особо не привлекать к себе внимания. В этом плане им повезло - район был почти полностью необитаем, а отдельные немногочисленные жители отличались совершенным отсутствием любопытства. Наверное, полезное качество, для тех, кто живет рядом с путем провоза контрабанды.
        В итоге в качестве места засады был выбран большой ветхий дом, удачно расположенный неподалеку от прохода. С его второго этажа удачно выступала широкая терраса, слегка нависая над улицей и обеспечивая как отличную дозорную позицию, так и удачную позицию для возможной атаки. При этом при взгляде снизу казалось, что площадка просматривается насквозь и укрыться там особо негде.
        - А это не может быть банальной подставой?  - неуверенно уточнил Артем, пытаясь поудобнее устроиться и не уронить попутно вниз часть ветхого ограждения.  - Как-то вся эта история прохладно выглядит, если честно… Не мог он решить просто зачистить хвосты таким способом? Кто знает, что там за охрана у этого каравана, может быть, мы ей на один зуб?
        - Сомневаюсь. Этот эльф мерзавец, конечно, но далеко не дурак. Он не стал бы посылать нас сюда, если бы у нас не было шансов. Мы могли бы попасть в плен, и полученная от нас информация принесла бы ему кучу головной боли. А что касается охраны… Сильному конвою проще заплатить и воспользоваться официальным входом - сумма взятки будет не такой уж и большой, раз уж тебе по карману разориться на найм целой армии. Контрабандисты, которые тут шастают, в основном надеются на скрытность и неписанные местные правила, запрещающие гадить на своей территории. Против нас, само собой, ни то ни другое не сработает. В этом, собственно, и расчет.
        - Ну что ж, тогда ждем.  - тяжело вздохнул Артем. Вся эта ситуация ему все также не нравилась, но ничего поделать с этим он не мог.
        ***
        Конвой появился, когда все уже окончательно изнервничались от ожидания и всерьез подумывали перейти к плану «Б», плюнув на господина Этеля и его дурацкое поручение.
        Правда, «конвоем» назвать десяток мрачных оборванцев с увесистыми рюкзаками можно было с большой натяжкой, но дело ведь не в названии, верно?
        Ли жестами распределил цели, и троица подобралась к самому краю, дожидаясь, пока жертвы дойдут до роковой черты.
        Оборванцы, однако, оказались не так просты, и идеальной засады не получилось. Идущий первым контрабандист что-то почувствовал и вскинул кулак, останавливая отряд. Бойцы напряглись, схватились за оружие и завертели головами, выискивая возможную опасность. Ничего увидеть у них не получилось, и они начали не совсем цензурно интересоваться, какого черта собственно происходит и что там померещилось идущему впереди.
        - Заткнитесь!  - рявкнул предводитель, все более нервно крутя головой из стороны в сторону. Он сам не понимал, что же заставило его остановиться, но все отчетливее чувствовал приближение опасности. Наконец, он решился и таки принял самое разумное решение в этой ситуации.
        - Назад! Смотрим по сторонам!  - главарь не успел договорить, как ему на голову рухнули два темных силуэта. Только чудом он успел избежать обезглавливания, пожертвовав парой пальцев и схлопотав неприятный порез на боку. Отскочив назад, главарь споткнулся о тело одного из своих бойцов. Тот хрипел и катался по земле, держась за пробитую метательным ножом шею.
        Не давая ошеломленным контрабандистам прийти в себя, Артем и Ли плечом к плечу атаковали, демонстрируя неплохие навыки боя в строю. Противники такими навыками не обладали, и смешались в кучу, пятясь под напором слаженно напирающих мечников и сыплющихся сверху метательных ножей. Главарь, оказавшийся неплохим фехтовальщиком, пытался отбиваться, но один против двоих не тянул, а остальные больше мешали, чем помогали, вклиниваясь под руку в тесном пространстве узкой улицы.
        Потеряв еще двоих, обороняющиеся отступили на пару десятков метров назад. Тут улица немного расширялась, позволяя участвовать в бою троим одновременно. Плюс к этому сражающиеся покинули радиус убойного поражения метателя на крыше. Хель уже спускалась, чтобы прийти на помощь своим, но даже когда она сможет наконец снова вступить в бой, позиция у нее будет уже совсем не так хороша.
        Казалось, что ситуацию контрабандистам удалось более-менее стабилизировать - опираясь на прикрывающих его с боков соратников, главарь уверенно держался против дуэта нападавших. Имея же подавляющее численное превосходство, они могли надеяться со временем переломить ситуацию в свою пользу, хотя бы даже просто измотав вражеских бойцов. Вдобавок, стоящие в тылу не собирались просто ждать своей очереди и взялись за арбалеты, которых оказалось целых три.
        Прочувствовав этот момент неустойчивого равновесия, Ли пустил в ход свой козырь. Отшагнув на метр назад, он вскинул клинок на уровень глаз и зарядил свой коронный воздушный удар прямо в лицо предводителю конвоя. Тот успел увернуться в последний момент, нечеловечески изогнувшись и пропустив удар в уже изготовившихся к стрельбе бойцов второго ряда.
        Одновременно с эти Артем, ошеломив стоящего напротив бойца метким броском камня, попытался достать застывшего в полумостике главаря. Дальше гнуться тому было просто некуда, и главарь неуклюжим лягушачьим прыжком отскочил назад, сбивая копошащихся оглушенных стрелков, отделавшись лишь глубоким порезом на ноге.
        Артем зарычал и рванулся было вперед, чтобы все-таки достать самого опасного врага, пока тот не успел подняться на ноги и прийти в себя, но тут вылетевший откуда-то снизу маленький черный шарик взорвался с легким хлопком прямо у него перед лицом.
        Волна черной пыли ударила в глаза, отключая зрение и выбивая целые фонтаны слез. Горло свело спазмом, перекрывая дыхание и вызывая жестокий приступ кашля. Все звуки доносились будто сквозь толстый слой воды - приглушенные и искаженные. Удар бы настолько неожиданным и точным, что мужчина на мгновение оцепенел, пораженный столь стремительным переломом боя. По сути, он сейчас абсолютно беспомощен и находится прямо посреди вражеского строя. Жить ему осталось пару мгновений… Ну, или так думают враги.
        Зло оскалившись, Артем напрягся, задержал дыхание, блокируя кашель, и взмахнул мечом, раскручивая перед собой стальную мельницу защиты. Отходя назад, он все быстрее вращал запястьем, намертво перекрывая все зоны не давая и шанса дотянуться до себя. Тело будто само собой выполняло давным-давно заученный комплекс, сохраняя жизнь своему хозяину. И судя по тому, что он все еще стоял на ногах, у него пока получалось.
        В этот момент почти что триумфа слух Артема внезапно восстановился, и он услышал самое страшное из того, что только мог услышать в этот момент - удаляющийся топот нескольких пар ног. Контрабандисты вполне резонно решили, что продолжение боя с неизвестным результатом в перспективе не несет для них никаких особых выгод, и предпочли ретироваться с большей частью груза. Осознание этого факта расслабило волевые тиски, и мужчина рухнул на землю, задыхаясь и пытаясь втянуть хоть немного воздуха в сотрясаемую жестоким кашлем грудь. К тому моменту, когда Артем наконец откашлялся, отплевался и кое-как протер слезящиеся глаза, беглецов уже и след простыл.
        Ли, не попавший под удар коварной бомбочки, сидел неподалеку от него в расслабленной позе и совсем не торопился за кем-то гнаться. Артем жестами и мимикой выразил свое недоумение этому факту - голос ему до сих пор не подчинялся. Азиат в ответ молча продемонстрировал кончик арбалетного болта, торчащий из его ноги рядом с коленом.
        - Ты, кстати, мощно выступил,  - процедил Ли сквозь зубы - ранение было весьма болезненным.  - Прямо показал класс. Защитился по высшему разряду.
        - Да пошел ты,  - прохрипел Артем, сплевывая горькую слюну.  - Я думал, мне вот-вот меч в брюхо воткнут, а ты тут отдохнуть прилег. Итого, мы облажались.
        - Ну, шанс чуть меньше тридцати процентов…  - задумчиво протянул азиат, глядя на три безжизненных тела, распростертых на брусчатке. Точнее, на так и оставшиеся у них за плечами увесистые рюкзаки.  - Кто у нас тут самый везучий?
        Ли и Артем посмотрели друг на друга, затем, не сговариваясь, развернулись к стоящей позади Хель и синхронно взмахнули руками, приглашая ее пройти вперед.
        - Я? Почему я?  - удивилась девушка.
        - Странный вопрос,  - Ли достал из своей сумки какие-то кривые щипцы и примерялся к хвостовику болта, заранее морщась.  - Посмотри на нас, на себя и снова на нас. Кто, по-твоему, больше похож на везунчика?
        Хель пожала плечами и подошла к ближайшему валяющемуся телу. Перекатив его в положение «рюкзаком кверху», она решительно взялась за завязки, мысленно скрещивая пальцы. В какой-то степени от ее мнимой везучести сейчас зависела ее дальнейшая судьба…
        ***
        В уже знакомой беседке стояла мертвая тишина. Уставшие и израненные гости и все такой же свеженький и энергичный хозяин с крайне задумчивыми лицами изучали то, что лежало на расположенном между ними каменном столике.
        - Четыре,  - наконец хмуро констатировал эльф.  - Какого черта их четыре?
        - Ты у нас спрашиваешь?  - демонстративно изумился Ли.  - Если ты позабыл, заказаны были три штуки. Если четвертая лишняя, можешь ее выбросить.
        Эльф лишь поморщился, продолжая таращиться на резные коробочки, расставленные в ряд.
        - Бред какой-то,  - снова не выдержал он.  - Четыре! Они точно были все вместе?
        - Абсолютно,  - уверенным голосом соврал Ли. Слишком углубляться в обсуждение подробностей переноски шкатулок ему не хотелось - в процессе мог всплыть тот факт, что, возможно, неизвестное количество таких же коробочек благополучно разбежались в неизвестном направлении. Господину Этелю этот факт явно не доставил бы радости.  - Может быть, перейдем уже к нашей просьбе? После инцидента с караваном нам хотелось бы побыстрее оказаться подальше отсюда.
        - Да, сейчас,  - рассеянно кивнул эльф, нервно ероша волосы.  - Четыре! Что за бред!
        Резко вскочив, Этель подошел вплотную к сидящей с краю девушке и протянул было руку к ее голове, но в последний момент отдернул ее и брезгливо скривился.
        - Что за черт,  - пробормотал он себе под нос, затем, секунду поколебавшись, осторожно положил руку Хель на плечо, прикоснувшись сбоку к шее двумя пальцами.
        Эти метания несколько озадачили всех присутствующих, но ничего спросить они не успели. Хель откинула голову назад, ее тело напряглось, а из глаз хлынули потоки света. От места касания эльфа по коже девушки побежали светящиеся янтарным светом линии, сплетаясь в сложнейшую паутину, зависшую в паре миллиметров от ее тела. Спустя несколько минут светящаяся паутина покрыла Хель полностью, сделав похожей скорее на какого-то причудливого светового элементаля, чем на человека. Тремя яркими пятнами на лице выделялись глаза и распахнутый в безмолвном крике рот.
        Сейчас, когда паутина «прорисовалась» полностью, стало заметно, что она далеко не везде одинаково сложна и однородна. Кое-где в светящемся полотнище виднелись прорехи и разрывы, местами линии спутывались в безобразные узлы, некоторые участки светились не так ярко, на фоне ярких соседей выглядя настоящими пятнами тьмы.
        Эльф едва заметно шевельнул кистью, и по телу девушки сверху вниз прошла мягкая волна света, выделяющаяся на фоне янтаря мягким солнечно-желтым. За первой волной прошла следующая, за ней - еще и еще. Проходя по световой паутине, волны постепенно исправляли и дополняли ее, приводя к гармоничному, совершенному состоянию. Выправляющиеся линии издавали едва заметный звон, постепенно нарастающий с каждой волной. Казалось, что звуки, издаваемые отдельными участками паутины, вот-вот сложатся в какую-то мелодию, но тут эльф убрал руку, и все оборвалось.
        Светящаяся паутина постепенно тускнела, сначала превращаясь из висящей в воздухе световой конструкции в нарисованный золотом узор на коже, а потом и вовсе исчезая. Последними перестали светиться глаза, проявляя распахнутые во всю ширину радужки зрачки. Хель глубоко и судорожно вдохнула, закашлялась и принялась с ошеломленным видом ощупывать сама себя, словно пытаясь убедиться, что у нее не появилось новых частей, а все старые по-прежнему на месте.
        - Постойте,  - окликнул Ли собравшегося было уходить эльфа.  - Раз уж мы несколько перевыполнили ваше задание, может быть, вы тоже поможете нам еще кое-с-чем? Я имею в виду браслет, он…
        Эльф остановился и два раза резко взмахнул кистью. Гномий браслет с неприятным чавканьем слетел с запястья девушки в облаке мельчайших кровавых капель, смялся в плотный комок и рассыпался в пыль. Рана на руке стремительно затянулась, и через пару секунд о ней не осталось даже воспоминаний. Еще не отошедшая от предыдущих манипуляций девушка не успела даже испугаться.
        - Это все, или вам угодно еще что-нибудь?  - ядовито уточнил эльф.
        - С вами приятно иметь дело, господин Этель,  - невозмутимо заявил Ли, с видимым трудом поднимаясь на ноги.  - Я обязательно сообщу госпоже Селене о вашей бесценной помощи.
        - О, я не сомневаюсь,  - эльф махнул рукой в сторону выхода, где уже маячил выросший будто из-под земли привратник. Сам он поспешил вернуться к своему креслу, перед которым по-прежнему стояли выстроившиеся в ряд таинственные черные коробочки.
        - Четыре,  - шептал эльф,  - Четыре… Почему именно четыре, черт возьми?!
        На этот раз дверь за их спинами захлопнулась с явственным лязгом - кажется, привратник намекал, что не одобряет подобный тон и отсутствие почтительности в общении с его господином.
        - Я надеюсь, ты знаешь, как незаметно отсюда выбраться?  - поинтересовался Артем, косясь на Хель, внимательно разглядывающую собственные руки. Улыбка на ее лице становилась все шире и шире, и скоро рисковала не поместиться в пределах лица.  - Не хотелось бы снова повстречать наших новых знакомых.
        - Не беспокойся,  - хмыкнул Ли,  - Покинуть этот мир куда проще, чем в него попасть. И ты скоро сам сможешь в этом убедиться.

        Глава 18

        Вечер в ресторане «Южный бриз» набирал обороты. В этот день в качестве приглашенной звезды должна была выступать сама Альма Рикотти, и к завсегдатаям, которые был в восторге от местной кухни, присоединилось немалое число поклонников юной певицы. Были заняты все посадочные места, и основные, и резервные, а взмыленные администраторы едва отбивались от огромной толпы тех, кто опоздал к началу и теперь всеми возможными способами пытался проникнуть внутрь - предлагали деньги, ссылались на знакомства с высокопоставленными людьми, льстили, угрожали, даже пробовали прорваться силой. Увы, ничего из этого не могло им помочь - хозяин ресторана слишком уважал своих гостей, чтобы жертвовать их комфортом ради разового, пусть даже и значительного увеличения прибыли. Согласитесь, невозможно с комфортом отдыхать, слушая пение «юного ангела»  - так прозвали Альму поклонники - если чуть ли не у тебя на голове сидит десяток соседей. Да и кухня не рассчитана на такое количество заказов - повара «Южного бриза» брали качеством, а не количеством.
        Хозяин ресторана, почтенный господин Альдини, с широкой улыбкой обходил зал, здороваясь с гостями и интересуясь, всем ли они довольны. Это было самое важное - чтобы гости были довольны. Он всегда тщательно следил за этим, а особенно сегодня, когда в зале присутствовали практически все представители городской верхушки, во главе с самим мэром - высоким грузным мужчиной в вычурном красном костюме. Он явился на вечер в сопровождении жгучей брюнетки, которая совершенно не напоминала его супругу, но, в конце концов, кто мы такие, чтобы осуждать слабости такого человека?
        Альдини раскланялся с начальником городского департамента здравоохранения - никогда не знаешь, что понадобится тебе завтра, и лучше заранее выстраивать хорошие отношения со всеми представителями власти. Пройдя далее, он оказался у следующего вип-столика, за которым сидел рыжеволосый молодой человек в сопровождении своих спутниц, сестер-близняшек, одетых в оригинальном образе «зеркальных отражений» друг друга. Молодые люди были поглощены своим обществом, и не обратили внимания на приветственный кивок хозяина ресторана. Тот, впрочем, не расстроился - молодого человека он сегодня видел впервые, и тот не произвел на него особого впечатления - очередной представитель «золотой молодежи», пустившийся во все тяжкие на деньги обеспеченных родителей. Этот молодой человек может начать представлять что-то из себя лет через двадцать, если останется к тому времени в живых и сможет взять себя в руки.
        Самого молодого человека ни в малейшей степени не волновало мнение невысокого толстого дядьки со смешными вислыми усами. Он заметил его кивок краем глаза, но никак не отреагировал - все внимание парня было приковано к его прелестным спутницам. Девушки были просто восторг - вдобавок к внешним данным, которые были выше всех похвал, они были веселыми, в меру разговорчивыми, внимательно его слушали и не лезли со своим мнением. Ну и в конце концов, они были близняшками! Чего еще можно требовать от жизни?
        - Никогда не подумала бы, что смогу попасть сюда сегодня,  - с придыханием сказала левая сестричка, прижимаясь к его плечу.  - Я слышала, на этот вечер приглашены только самые-самые…
        Парень довольно улыбнулся. Да, все так. После стольких лет риска, нервного напряжения и борьбы на самой грани выживания он добился успеха. Теперь у него есть все, что только можно пожелать - куча денег, титул, новое имя, и самое главное - над его головой больше не висит угроза казни. Вот он здесь, среди высшего общества, равный среди равных. Это, конечно, не столичный мир, но, в конце концов, он и не хотел бы погружаться в то крысиное кубло. Близость к центру повышает престиж, но, увы, сильно уменьшает уровень безопасности и комфорта. В этом плане уютная провинция может дать столице сто очков вперед. Когда делаешь выбор, необходимо тщательно все взвешивать и принимать во внимание все факторы, без исключений. Он всегда хорошо умел считать. Это выгодно отличало его от окружающих.
        В голове совсем некстати всплыло одно не очень приятное воспоминание, заставившего парня едва заметно поморщиться. Воспоминание было об одном глупом человеке, отчего-то считавшего себя его другом. Вот уж кто очень плохо умел делать выбор - променять спокойную счастливую жизнь на мучительную смерть в пыточном подвале, ну что за идиот… Впрочем, наверное, это просто не всем дано. Это как с пригласительными на вечер - они достаются только самым-самым, как верно приметили его спутница. Именно поэтому он здесь, а остальные где-то там, снаружи. Такова жизнь.
        Он покрепче обнял пискнувших сестричек, прогоняя дурацкие мысли. Нет, этот вечер он себе испортить не позволит, даже собственным мыслям. Нужно отвлечься на что-то приятное.
        Взгляд парня пробежался по толпе, с удовольствием останавливаясь на самых интересных представительницах прекрасной половины человечества. Жалко, что нельзя забрать себе всех… Ну, или хотя бы некоторых. Вот эту миленькую брюнеточку в красном, вон ту высокую блондинку, а еще…
        Тут он встретился взглядом с той самой блондинкой, и с ужасом почувствовал, как все волосы на его теле встали дыбом.
        Он знал эту женщину. И она был последним человеком в этом мире, кого он хотел бы тут увидеть. И, что еще хуже, эта женщина тоже заметила его. Заметила и узнала. Ее голубые глаза стремительно потемнели от гнева, становясь цвета штормового неба, а на лице проступил хищный оскал.
        Непроизвольно сжавшиеся руки парня больно вцепились в мягкие бока сестренок, отчего те синхронно вскрикнули. Будто очнувшись от этого звука, парень одним текучим движением перекатился через спинку дивана, выбравшись из-за стола, и бросился бежать со всех ног в сторону выхода, не оборачиваясь назад.
        Возможно, зря - если бы он видел, что там происходит, то постарался бы бежать еще быстрее.
        Селена - а это именно она была той самой привлекшей внимание парня женщиной - сбросила с ног туфли с высокими каблуками, резким рывком увеличила вырез на платье с уровня колена до уровня бедра и легко вскочила на соседний столик, опрокидывая на благообразного седого джентльмена ведро со льдом, в котором охлаждалась бутылка с шампанским. Возмущенный вопль джентльмена еще не успел отзвучать, как его столик опустел. Валькирия стремительно сближалась с убегающим парнем, прыгая с одного столика на другой прямо через головы сидящих и стоящих в проходах людей. Часть столиков за ее спиной летела на пол, часть отделывалась лишь сметенной посудой, но хаос тем не менее стремительно нарастал, грозя превратить рушащийся вечер в совершенное безумие. Даже Альма, которой со сцены прекрасно был виден этот сумасшедший спринт, подавилась воздухом и закашлялась, оборвав песню на самом трогательном моменте. Впрочем, всем гостям было сейчас не до нее - Селена надежно приковала к себе все внимание, сделавшись настоящей королевой вечера. Схватившийся за сердце господин Альдини бешено махал рукой, подавая знак охране, но
те были слишком далеко и вряд ли смогли бы перехватить в густой толпе столь быструю цель.
        Двухметровые крепыши в черных костюмах пересеклись с гибкой фигуркой в бирюзовом платье на краю зала, там, где располагались вип-ложи. Увы, результат встречи их не обрадовал - бежавший первым рухнул как подкошенный на пол со сломанной челюстью, второй, отброшенный пинком в грудь, проломил тонкую перегородку своим телом и надежно застрял в ней. Третий охранник проявил редкостное благоразумие и прыгать на опасную девушку не стал, напротив, ушел с ее пути неуклюжим прыжком. От последующего увольнения это его не уберегло, но, по крайней мере, здоровье он сохранил.
        Распахнув двери, за которыми скрылся беглец, Селена обнаружила за ними кухню. Кухня впечатляла, как и ожидалось от лучшего ресторана на несколько миров окрест. Огромное, просто титанических размеров помещение, наполненное мириадами всевозможных металлическо-эмалевых конструкций, служащих для любых воздействий на абсолютно любые продукты - ограничением тут могла послужить только фантазия повара. Десятки людей в белых халатах и колпаках сновали туда-сюда, совершая загадочные действия, напоминавшие магический ритуал. Все вместе это напоминало некий высокотехнологичный пчелиный улей.
        Так вот сейчас в этот улей плеснули кипятка - и в прямом, и в переносном смысле. Убегающий рыжий парень опрокинул за собой несколько крупных емкостей с разнообразным содержимым, и сейчас большую часть кухни затянуло густым паром. В белых клубах с криками и руганью суетились повара, пытаясь как можно быстрее привести все в порядок и не допустить срыва вечера. Тот, впрочем, уже был сорван с большим запасом, но они этого пока не знали.
        Селена рванула в ближайший проход, перескакивая через валяющиеся на полу здоровенные кастрюли и морщась от касаний разлитого по полу кипятка. Рыжий ублюдок быстро бегал и неплохо соображал в сложных ситуациях - но сейчас это не могло ему помочь. Потому что его преследовательница могла делать то же самое еще лучше.
        Рывок через кухню стоил валькирии парочки ушибов, заработанных при столкновении с поварами, беспорядочно мечущимися из стороны в сторону, как куры с отрубленными головами. С ними Селена старалась быть помягче - в отличие от охранников, это были мирные люди, которые честно делали свою работу. И неплохо делали, надо заметить! Правда, благодушное настроение с нее несколько схлынуло после того, как какой-то бешеный толстяк в запачканном чем-то красным фартуке едва не нанизал ее на приличных размеров тесак, которым он размахивал как ветряная мельница. Чудо, что в такой неразберихе лезвие тесака все еще не добралось до кого-нибудь из его менее удачливых коллег.
        Толстяк прилег отдохнуть, словив аккуратный, но сильный удар по голове, а Селена наконец-то добралась к двери заднего выхода. Та была закрыта и вдобавок подперта снаружи парой металлических стоек, но разъяренная паладин разметала всю эту конструкцию по частям менее чем за минуту.
        Покойная дверь вела в небольшой задний двор с двумя выходами. К одному из них вели отчетливые отпечатки вымазанных в каком-то многоцветном соусе ботинок. Понимающе хмыкнув, Селена направилась к другому.
        Да, она была порывистой, порой несдержанной, часто делала упор на силовое решение конфликтов, не любила слишком сложных и запутанных путей к цели. Но! Это не означает, что ее можно пытаться обмануть детской уловкой! Бесит!!
        Из внутреннего дворика Селена попала на узкую улицу, плавно изгибающуюся вправо и ведущую вниз, в сторону порта. Ресторан располагался в весьма своеобразном месте - довольно далеко от центра, рядом с парком и районом усадеб, большинство из который тоже могли похвастаться шикарными садами. Квартал был тихий, уютный, с удобными подъездными дорогами - то что нужно для отличного отдыха. Как следствие - поблизости было не так много мест, где можно было бы скрыться от преследования. Особенно если преследователь столь опытен, настойчив и замотивирован. Пожалуй, порт был единственным небезнадежным вариантом при таких раскладах.
        Валькирия бежала все быстрее, ориентируясь на едва слышный топот, доносящийся откуда-то спереди-справа. Беглец был не местным и плохо ориентировался, полагаясь в основном на инстинкты. Те вели его в наиболее темное и плотно застроенное место. Если смотреть абстрактно, то он был прав. Но!
        В отличие от него, Селена неоднократно здесь бывала, и сейчас ее злая улыбка становилась все более издевательской. Район старых складов, подготовленный к предстоящему сносу в ближайшее время, был худшим выбором из всех. Пустынная безлюдная местность, отсутствие выходов - район обнесли высокой крепкой стеной, оберегая живущих поблизости от неудобств будущей стройки. Сама судьба привела предателя сюда - для того, чтобы она могла показать ему, насколько он был не прав.
        - Эй! Чего затих, красавчик?  - крикнула валькирия, поняв, что больше не слышит панического топота ног.  - Решил передохнуть? Не слышал, что перед смертью не надышишься, а?
        В своем вечернем платье женщина смотрелась среди огромных ветхих амбаров и складов совершенно неуместно и даже жутковато. Обстановка способствовала - ветер выл в прорехах крыш, глубокие тени, казалось, таили в своей глубине орды монстров. Но Селена не боялась - очень вряд ли, что здесь может найтись монстр страшнее, чем она сама.
        - Раз-два-три-четыре-пять, я иду искать,  - напевала она неестественно-жизнерадостным голосом, продвигаясь вглубь района. Беглец затаился в каком-то углу и надеется отсидеться, но сегодня не его день. Район совсем небольшой, и его можно пересечь из конца в конец за пару минут. Оказавшись же в пределах сотни метров от цели, она почувствует его - и тогда уже ничто ему не поможет. Да, сегодня, наконец, удача на ее стороне. Наконец-то кончилась эта проклятая черная полоса…
        Ощущение присутствия - слабое, на самой грани, если бы она не прислушивалась изо всех сил, то могла бы его и пропустить.
        - Я тебя чую,  - прошептала Селена, поворачивая налево. Там был узкий проход, зажатый между складом и новой, только что законченной внешней оградой. Он плавно изгибался вдоль стены, и его конца видно не было. Однако же она не ошиблась - с каждым шагом «запах» цели чувствовался все отчетливее, и вот после очередного шага она видит впереди поникшую фигуру стоящего на коленях человека. Тот тянул к небу руки и что-то бормотал хнычущим голосом.
        - К кому это ты взываешь, мразь?  - прошипела валькирия сквозь стиснутые зубы.  - К кому ты смеешь взывать своим грязным ртом?!
        Стоящий на коленях парень не замечал ничего, он будто торопился что-то рассказать, захлебываясь словами. Он не замечал Селены, стоявшей в десятке метров за его спиной, зато как будто бы видел что-то впереди, в пустом трехметровом отрезке тупика.
        - Я все сделал, как мне и сказали, я ни на сантиметр не отошел в сторону от инструкций, неужели я прошу слишком много…  - рыжий вдруг прервал свой речитатив на полуслове и захрипел, вытягиваясь в струну и хватаясь за горло.
        - Какого…  - ошеломленно выдохнула валькирия и шагнула было вперед, но было уже поздно. Шея парня отчетливо хрустнула, и обмякшее тело сползло на землю. Выпученные глаза с немым укором смотрели в небо, но небу было плевать. Ему всегда на всех плевать.
        - Это, конечно, прекрасно. Но я сама хотела его убить,  - медленно произнесла Селена, глядя в мертвые глаза предателя.  - А еще мне жутко любопытно, к кому же прибежал плакаться этот ублюдок. Покажись, солнышко, не прячься. Ну же, покажись!
        Последнюю фразу она крикнула во весь голос, и вложенная в крик толика энергия придала ему объем и силу. Крик ясно видимой волной прошелся по переулку, снеся купол невидимости и повредив уже почти законченный портальный круг. Стоящая перед ним черноволосая женщина досадливо цокнула и рассеяла его небрежным жестом - внесенные в плетение искажения были слишком непредсказуемы, чтобы рисковать его использованием.
        - Ты!  - с ненавистью выдохнула Селена, глядя на женщину.  - Все-таки это твоих рук дело! А я еще ему не поверила, дура… Ну конечно же, предатели всегда найдут общий язык, как же я сразу не догадалась!
        - Я тоже рада тебя видеть, малышка,  - невозмутимо заявила неизвестная, поправляя манжету бархатного охотничьего костюма и взирая на взъерошенную паладина сверху вниз, как родители смотрят на проказящих детей.  - Жалко, что обстановка неподходящая - так бы могли посидеть, поболтать о новостях. Ты еще не нашла себе нового парня?
        Селена сорвалась с места с утробным рычанием и попыталась сходу вогнать собеседнице в глаза хищно изогнутые пальцы. Брюнетка отклонила голову назад и легко толкнула паладина ладонью в грудь. Та от этого толчка отлетела назад на два десятка метров и с трудом устояла на ногах. Глаза валькирии почернели от ярости, и она схватилась за рукоятку пристегнутого к бедру узкого изящного кинжала. Этот жест отчего-то заметно обеспокоил черноволосую, несмотря на кажущуюся «игрушечность» оружия. Она швырнула под ноги Селены несколько светящихся шариков, сковавших ту на несколько секунд невидимыми цепями, открыла новый портал и шагнула в него, скрываясь с поля боя.
        Видя, что враг вот-вот сбежит, валькирия рванулась изо всех сил и покатилась по земле, когда сдерживающие ее путы внезапно исчезли. Бирюзовое платье окончательно превратилось в грязную тряпку, Селена стесала до крови колени и локти, но, казалось, не заметила этого. Несколько минут она сидела на месте, глядя на то место, где только что сиял портал, и что-то беззвучно шептала. Произошедшее только что мало походило на завершение черной полосы, оно скорее смахивало на самый ее центр.
        Наконец, немного придя в себя, Селена поднялась и, пошатываясь, направилась к выходу.
        Далеко уйти не удалось - из-за поворота навстречу ей шагнул мужчина. Рассмотреть его лицо в темноте было невозможно, однако паладин узнала его сразу. Узнала и вновь потянулась за заветным кинжалом.
        - Так, я, кажется, не вовремя?  - растерянно произнес мужчина, глядя в черные глаза собеседницы.  - На всякий случай - я понятия не имею, что тут происходит, и никак к этому не причастен. Я просто искал тебя, чтобы поговорить, и мне только что сообщили, что видели тебя в этом районе. Не надо меня убивать, пожалуйста.

        Глава 19
        - Даже и не знаю,  - задумчиво сказала Селена, демонстративно разминая кулаки.  - Очень уж вовремя ты тут нарисовался, как ни посмотри. Уж не затянула ли наша скользкая Ведьмочка и тебя в свои сети, а? В последнее время столько всякой херни произошло, что я уже ни в чем не уверена…
        Мужчина изумленно распахнул глаза:
        - Постой, ты сейчас имеешь в виду… Ту самую Ведьму? Бродячую? Шалунью?
        - Ты все ее дурацкие титулы собрался перечислять? Смотри-ка, Шалунью вспомнил, да у тебя точно рыльце в пушку! Да, я про эту скользкую тварь, которая все время вертелась вокруг нашего Владыки, корча из себя невесть кого, а затем просто смылась в день покушения, да еще и неизвестно, не приложила ли она к этому руку! Что, теперь достаточно определенно, или ты до сих пор не можешь понять, о ком я?
        - Да понял я, понял, не заводись. Только к чему ты о ней заговорила? Она что, появилась тут? Ее же черт знает сколько времени не было видно…
        - Да, давненько не появлялась. А сейчас вернулась и знаешь что? Ничуть не изменилась, тварь, все так же суетится в тени, прокручивает свои мутные делишки, переманивает чужих людей, а потом избавляется от них, когда они перестают быть ей нужны.
        - Ты ее лично видела? Может быть…
        - Лично!  - зло выпалила Селена, перебивая собеседника.  - Я лично пыталась выдрать ей глаза не далее чем пять минут назад. Чуть-чуть не дотянулась, к сожалению. А потом эта крыса просто сбежала своим любимым порталом, как впрочем и всегда, когда запахнет жареным. Так что там насчет непричастности, а? Ты точно в себе уверен, дружище Сэм?
        - Самуэль,  - обреченно вздохнул мужчина.  - Впрочем, как знаешь. Да, я совершенно не причастен к этой истории. Я был тут недалеко, по делам, совершенно с тобой не связанным. И уж тем более с пропавшей уйму лет назад Бродячей Ведьмой. Я искал тебя, чтобы поговорить. Ты меня выслушаешь?
        Селена помолчала, затем глубоко вздохнула и с силой потерла лицо ладонями, размазывая капли грязи по щекам.
        - Извини, Сэмми, нервишки шалят что-то в последнее время. Что ты хотел? Надеюсь, это не очередное тупое предложение от твоего босса? Знаешь, последнее было совсем ни в какие ворота, так что…
        - У меня больше нет босса,  - с видом фокусника, достающего кролика из шляпы, выдал мужчина и развел руки в картинном жесте.
        - Это как?  - заинтересовалась Селена.  - Старик Джекки наконец откинул копыта? Или ты внезапно прозрел и послал его подальше, вместе с его дурацкими планами? В любом случае, я рада это слышать, дружище!
        - Нуу…  - Самуэль заметно смутился.  - Не настолько все кардинально… Просто у нас произошли небольшие перестановки. С недавних пор я главный в нашей организации. А Джек в роли моего типа зама, хотя скорее консультанта по вопросам…
        - Я поняла,  - отмахнулась валькирия, улыбка, появившаяся было у нее на лице, вновь исчезла.  - Можешь не углубляться в ваши внутренние схемы, мне они не интересны. И что теперь? Ты же не хочешь сказать, что будешь продолжать нести все ту же чушь, что и раньше, но теперь в добавок ко всему будешь делать это на серьезных щах? Что, так и есть? Ну, тогда разговор окончен. Кажется, я уже отвечала на эту хрень раз двадцать, с меня хватит!
        Она попыталась было обойти собеседника, но тот заступил ей путь, примирительно вскидывая ладони.
        - Постой, постой. На этот раз никакой агитации, никакого бреда, обещаю. Просто дружеский разговор, окей? Мы последний раз нормально разговаривали сто лет назад, может, посвятишь наконец хоть полчасика старому товарищу?  - мужчина попытался состроить жалобное выражение лица, но с его устрашающей квадратной челюстью и сломанным в нескольких местах носом это был дохлый номер. Впрочем, отчасти сработало - при взгляде на него Селена не смогла сдержать смех.
        - Хорошо, красноречивый ты наш, убедил. Полчаса я, так и быть, выделю в своем плотном графике. Вещай!
        - Отлично! А…  - тут мужчина взглянул на то, во что превратилось платье Селены в процессе долгой погони, и нерешительно спросил: - Ты не хочешь сначала… Ну, переодеться там?
        - Да нет, я прекрасно себя чувствую,  - пожала плечами женщина, невозмутимо поправляя полуоторванный рукав.  - А что, что-то не так?
        - Ну, как знаешь.  - мимолетно улыбнулся Самуэль и сразу посерьезнел, возвращаясь к основной теме.  - Итак, о чем я хотел поговорить. Ты и сама в курсе, что в последнее время наши дела идут далеко не блестяще. Если говорить прямо, мы проигрываем. Постой, дай мне сказать! Ты же знаешь, я далеко не мастер длинных речей, и эту составлял несколько дней специально для тебя. Можно? Ну, так вот. Мы проигрываем. Наши враги, во всяком случае, уже давно не считают нас угрозой. Тридцать лет назад, после разгрома нашей базы в Аль-Ахабе, Предатель снял последние регулярные части, которые с нами боролись, и перевел их на другие направления. С тех пор нам противостоят исключительно наемники, позарившиеся на награды за наши головы. Награды, к слову, такие себе, как и те наемники. И при всем при том мы едва удерживаемся на плаву. Мы постоянно теряем людей, базы, источники ресурсов… И восстанавливать потерянное получается все хуже. По моим подсчетам, лет через двадцать, если все будет идти в том же направлении, у нас не останется ничего, остатки организации просто разбегутся кто куда.
        - Это ты типа мне глаза открыл?  - хмыкнула Селена.  - Я тебе давным давно это говорила, разве нет?
        Самуэль, однако, не позволил сбить себя с мысли. Упрямо набычившись, он продолжил:
        - Если нам распад еще предстоит, то у вас он практически закончился. Насколько я знаю, у тебя остался в лучшем случае десяток надежных людей, ну и с полсотни дешевого мяса.
        - Ага, я поняла, к чему ты клонишь. Раз уж мы, такие неудачники, все просрали, у нас остался один путь - помочь вам избежать этой печальной судьбы?
        - Что касается нейтралов,  - невозмутимо продолжил мужчина, проигнорировав предыдущую реплику,  - То им уже пришел конец. Братья - жрецы мертвы, попались какому-то из наемных сквадов. Часть их людей разбежались, часть погибли, часть прибились к нам. Это была предыстория. Теперь перехожу непосредственно к сути.
        - Ничего себе!  - притворно восхитилась Селена.  - Теперь я верю, что ты месяц писал эту речь.
        - Три дня. Я рад, что тебе нравится… Но я все-таки продолжу, если ты не против. Все это не может так продолжаться. Именно поэтому я сместил Джека - он же в принципе неплохой человек, хоть и чересчур увлеченный своими… эмм… научными изысканиями в ущерб всему остальному. Я принял во внимание все причины, по которым большинство наших братьев не соглашалось к нам присоединиться. В результате по моему настоянию Джек снял все сомнительные «улучшения», которые он привнес в ауру и тело Наследника в процессе его роста. Теперь нет даже малейшей причины обвинять нас в том, что мы пытаемся взять власть руками марионетки…
        - Стоп, стоп. Ты это сейчас серьезно? Ты провел какое-то, прости господи, «исследование» и все починил? Теперь из задницы вашей марионетки не торчит рука Джека в физическом смысле, и это, по-твоему, заставит нас всех расплакаться от умиления и броситься водить с вами хороводы вокруг вашего… объекта страсти? Я молчу по поводу ментальных и психологических ниточек, на которых ваш «наследник» продолжает болтаться, это само собой разумеется. Я еще раз, четко и ясно, на пальцах объясню тебя один простой факт: вы выращиваете себе нового Владыку, чтобы ему присягнуть. Скажи мне, малыш Сэмми, чем это в принципе отличается от решения наших бывших братьев, пошедших на службу к другим правителям, да и, по большому счету, от тех, кто присягнул Предателю?
        Ноздри Самуэля затрепетали от сдерживаемого гнева, однако он продолжал держать себя в руках и даже голос его почти не изменился, хотя было видно, что слова собеседницы его сильно обидели.
        - Все сказала? А давай теперь я расскажу тебе, чем все это время занимаетесь вы. Вы десятки лет роетесь в мусоре, пытаясь найти способ сделать все «как раньше». При этом раз за разом вам говорят, что это невозможно, что прошлое давно прошло и его не изменить. Вам говорят, что нет никакого чудодейственного способа, мертвые мертвы, и с этим ничего нельзя поделать. Но вы, как маленькие дети, заткнули себе уши, закрыли глаза, забились под стол и бормочете себе под нос: «Нет! Нет! Не слышу, не вижу ничего, я в домике!» Скажи мне, за все это время нашли вы хоть что-нибудь, я не говорю о готовом рецепте, но хотя бы зацепку, хотя бы намек на нее? Можешь не отвечать, я и сам знаю. У вас нет ни-че-го. Абсолютно ничего, кроме пары старинных детских сказок. С тем же успехом вы можете искать лампу с джинном, или там синюю птицу ловить. Почему нет, достоверность источников примерно такая же?
        - У нас есть зацепки,  - глухо отозвалась Селена, упрямо набычившись.  - И это не только сказки…
        - Дай угадаю - ты все еще мучаешь старика-жреца, надеешься, что он что-то скрывает? Сколько раз ты с ним разговаривала, до того, как он начал от тебя бегать? Если уж тебе не удалось расколоть этот орешек, то вряд ли с этим что-то смогут поделать твои люди… те, что остались. Пойми, людям нужно что-то кроме голой надежды, что-то, способное эту надежду подкреплять. Они должны видеть цель, иначе со временем даже самый упорный и волевой человек опустит руки и смирится с поражением. Нужно знамя, чтобы вести за собой! И у нас оно есть.
        - У вас есть дурацкий тупой клон, выращенный из мусора!  - зло рявкнула Валькирия.  - Слабый, беспомощный пацан с головой, набитой всякой шелухой про величие, достоинство и прочий высокопарный бред. Он ничем не лучше обычного смертного, начитавшегося религиозных книг и вообразившего себя пророком. По крайней мере шансы стать кем-то большим у них примерно равны!
        - Если ты забыла, Владыка тоже был смертным в начале своего пути, и он смог…
        - Да! Он смог! Он поднялся с самого низа до самого верха, сам, своими силами, ему никто не помогал, не тащил за руку и не манипулировал им в своих интересах. Именно этот путь сделал Владыку тем, кем он был. И вы, кучка никчемных болванов, считаете, что сможете повторить это все? Честно, мне вас жаль. Быть настолько слепыми и даже не догадываться об этом!
        - Там, где смог один, сможет и другой.  - в глазах Самуэля светилась непоколебимая уверенность.  - Ты не видела Наследника, не говорила с ним. А я видел, говорил, и знаешь что? Он меня поражает. Ему всего пятнадцать - биологически - но уже сейчас он настолько зрел, настолько…  - мужчина сбился, не в силах подобрать нужных слов, и лишь развел руками в воздухе, силясь обрисовать что-то огромное.  - Это надо видеть самому. Он достоин, вот что я тебе скажу. Он истинный Наследник!
        Селена криво улыбнулась, глядя на эту вспышку верноподданического восторга, и парировала ее одним вопросом:
        - Если он и правда настолько хорош, достоин, похож и все такое… почему же не он вас возглавляет? Почему не он ваш вождь? Почему не он сместил Джека, а ты? И почему в итоге ты во главе организации?
        Мужчина осекся и замолчал, осознав, что угодил в ловушку.
        - Нну, дело в том, что…  - он попытался-таки как то смягчить этот провал, но увы, ему это не удалось. Его собеседница не собиралась его щадить и бросилась в бой с торжествующей улыбкой, нанося удар за ударом.
        - Владыка возглавил банду карманников в десять лет. Маленький мальчик держал под контролем несколько десятков безбашенных подростков-беспризорников, и делал это совсем не за счет силы - тогда у него еще не было силы. В тринадцать он стал одним из столпов криминального мира города, потеснив взрослых криминальных авторитетов с их впечатляющим опытом и накопленными за уйму лет ресурсами. Напомнить, кем он стал к пятнадцати?
        Мужчина тяжело вздохнул, его плечи поникли.
        - Да, он не Владыка,  - неохотно признал Самуэль.  - Он… другой, да. Не настолько властный, не настолько бескомпромиссно уверенный в себе. Он не может задавить собеседника силой своей харизмы, заставив врага перейти на свою сторону прямо на поле боя. Это все - нет, не про него. Но он все-таки сильный, он волевой, с четким чувством справедливости, он умеет ставить цели и добиваться их, умеет завоевывать уважение людей, вести их за собой. А знаешь, что он умеет еще? Он умеет слушать и слышать других, он умеет видеть не только свое мнение, но и чужие. Он умеет прощать и умеет проявлять сострадание. Он привязывается к людям и не любит посылать их на смерть, какой бы важной не была цель. Он… умеет любить.
        - Да поняла я, поняла. Владыка версии два точка ноль - улучшенная и дополненная. «Мы отрезали все, что нам не нравилось в старом, пришили парочку удобных ручек для переноски, научили его ходить в лоток и подавать лапу». Ты меня совсем не слушал, выходит. Ты повторил все, что я тебе говорила раньше, почти теми же словами, и отчего-то ожидаешь, что меня это впечатлит. А теперь соберись на минуточку, и услышь хотя бы это: мне и моим людям не нужен удобный болванчик, который будет изображать для нас то, что мы хотим. Наша цель - вернуть своего Владыку, того, кто когда-то призвал нас и сделал теми, кто мы есть. Мы хотим сделать это потому, что по-прежнему ему верны. И мы это сделаем… или отдадим жизни за это - как когда-то и обещали. Прощай, малыш Сэмми. И больше не попадайся мне на пути. В следующий раз я не буду с тобой разговаривать.
        Селена вновь попыталась обойти собеседника, но он вновь загородил ей дорогу. На этот раз Самуэль не улыбался, а был смертельно серьезен.
        - Подожди, я еще не закончил. И обещанные полчаса еще не прошли.
        - Хорошо,  - равнодушно пожала плечами валькирия.  - Пара минут у тебя еще есть. Но не надо продолжать эту прохладную пропаганду, пожалуйста. Очень прошу.
        - Не буду, я понял тебя. Теперь - точно понял. Но, при всех наших разногласиях, мы все еще на одной стороне… я надеюсь, по крайней мере. И поэтому я предлагаю тебе и твоим людям присоединиться к нам в нашей следующей акции.
        - И что же вы хотите совершить? Неужели поведете вашего воспитанника на прогулку в парк?
        - Иронизируешь? Ну, ты почти угадала. Мы хотим проникнуть в Чертог.
        Валькирия резко посерьезнела, уставившись на собеседника потемневшими глазами.
        - Чертог? Ты это серьезно? И за каким, прости, хреном вы туда собираетесь?
        - У нас есть некоторая информация… в общем, есть высокие шансы, что в Чертоге все еще находится что-то, что поможет Наследнику в развитии. Слепок личности Владыки, фрагменты памяти… очень мало достоверных свидетельств о гибели столь сильных сущностей, но они все сходятся в одном - Владыка не мог исчезнуть бесследно. Да и нынешняя охрана Чертога косвенно подтверждает наши предположения. Собственно, ты наверняка и сама все это знаешь.
        - Допууустим…  - задумчиво протянула Селена.  - А в чем же наш интерес? Зачем нам вам помогать?
        - Ну, во-первых, вы и сами собирались туда попасть, рано или поздно. Шаг довольно очевидный. Но самим вам не хватит сил, чтобы прорваться, особенно когда охрану усилят после нашего визита. А так… вы получите возможность что-то выяснить. Единственное условие - вы не будете мешать нам. Я знаю, что кое-кто из твоих людей настроен к Наследнику крайне враждебно, и не хотелось бы устроить драку среди своих. Особенно в тылу врага, в процессе такой важной миссии. Итак, каков будет твой ответ? Вы присоединитесь?
        - Да,  - немного помолчав, ответила Селена.  - Мы идем с вами.

        Глава 20
        - На этот раз никаких неожиданностей быть не должно… Ну, по крайней мере я на это надеюсь. Мирок заштатный, ничего интереснее вот этого рынка тут и нет. На всякий случай не забредайте на окраины, там временами встречаются довольно… странные личности, торгующие странными вещами. Нам этого не надо, мы со своими странностями все никак не разгребемся. Всем все понятно? Покупаем продукты и мелочевку, возвращаемся на точку и ждем меня. Я, надеюсь, тоже не сильно задержусь. Вопросы?  - Ли нетерпеливо переминался с ноги на ногу, готовый в любой момент сорваться с места.
        - Да все понятно, папочка,  - фыркнула Хель.  - Ты уже заколебал со своими инструкциями. Можно подумать, мы без тебя никогда нигде не были. Что за обострение синдрома наседки, в самом деле?
        - Да нервничаю я,  - неожиданно признался азиат, смущенно улыбнувшись.  - Наша следующая цель… большой человек. Как-то мне прямо не по себе, сам от себя не ожидал. Ладно, побегу, мне еще искать связного в этой неразберихе… А, стоп, опять чуть не забыл. Артем, а что у тебя за компас? У Хель видел, а ты свой вроде как даже ни разу и не доставал?
        - Компас? Эмм…  - Артем замялся, зачем-то похлопал себя по карманам, затем неохотно признался: - Да я вроде как потерял его… в одной из последних заварушек.
        - Чего? Потерял? Ты вообще нормальный?!  - Ли аж захлебнулся от возмущения.  - Вот уж от кого-кого, а от тебя не ожидал! Что за невероятный пофигизм на грани адекватности? А если бы нам пришлось разделиться, что бы ты делал? Брел по туннелям наугад, навстречу Границе? Ну в самом деле, что за детский сад! Вот ты, Хель, смеешься, а я оказывается еще и недостаточно вас контролирую, раз вы отчебучиваете такую дичь!
        - Ой, только не надо обобщать! Мой-то компас на месте.  - девушка потянула за висящую на шее цепочку и продемонстрировала висящий на ней округлый предмет, похожий на старинные карманные часы с крышкой.  - И еще запасной есть, попроще. Только он уже на меня настроен, так что…
        - Вот, сразу видно взрослого, опытного человека! А вам, сударь, стыдно должно быть. Хель, сходи за провиантом сама, этому раздолбаю нужно в артефакторную лавку. Видишь узкую башенку вон там? Ну вот, тебе туда. Все, расходимся, пока не всплыла еще какая-нибудь дичь. Эх, все как всегда…
        ***
        Артем медленно брел в сторону возвышавшейся вдалеке башенки и размышлял. О разном - например, не пора ли плюнуть на все и снова залечь на дно в какой-нибудь дыре на окраине? Мысль была чрезвычайно заманчивой - эпопея с доставкой груза и погоней завершилась и забыта, заказ снят, и он как свидетель больше не представляет ни для кого интереса. Доводы Селены, которая изо всех сил пыталась его убедить в обратном, после тщательного анализа были признаны им несостоятельными. Да, когда-то давно, возможно, все и было настолько серьезно, сейчас же… Разыскиваемые по всему сектору преступники практически в открытую шарятся по ключевым мирам сектора, посещают связных, закупаются едой в местных магазинчиках. Напоминает скорее детскую игру «в шпионов», чем деятельность тайной террористической организации. Никакой маскировки, отсутствие элементарных мер конспирации - если бы их на самом деле хотели найти, их бы давно нашли.
        Что еще удерживало Артема в рядах этого мини-сопротивления? Желания воскрешать давным-давно почившего Владыку он не испытывал. Возможно, когда-то давно… но больше нет. Мир продолжает существовать, он меняется, кто-то рождается, кто-то умирает… такова жизнь. А можно ли назвать жизнью существование горстки разумных, мертвой хваткой вцепившихся в прошлое и пытающихся любой ценой вытащить оттуда уже порядком поблекшую, позабытую и побитую молью фигуру бывшего правителя? Даже если каким-то чудом у них получится - принесет ли это кому-нибудь радость? Кому-то кроме горстки фанатиков? А им самим?
        Задумавшись, он едва не пропустил момента, когда чьи-то ловкие пальцы скользнули в его карман с немногочисленной наличностью, выделенной ему Ли на покупку злосчастного компаса. К счастью, воришка оказался недостаточно быстр, и через секунду уже сложился в три погибели, спасая от перелома завернутую за спину руку.
        - Ай-ай, полегче, полегче, здоровяк!  - смутно знакомый голос, а также куда более явно знакомая лысина, маячащая перед глазами, заставили Артема ослабить захват. Воришка выпрямился, потирая пострадавшую конечность со страдальческим выражением на лице. Если до этого еще сохранялись какие-то сомнения, то теперь Артем окончательно уверился - перед ним был тот самый главарь шайки уличных грабителей, пощаженный ими после попытки грабежа. Эту физиономию, будто составленную из двух разных половинок, трудно было не узнать.
        - Ты не с той ноги сегодня встал?  - поинтересовался лысый разбойник недовольно.  - Чего руки-то сразу ломать…
        - Если вдруг ты пропустил, то ты только что пытался меня обокрасть. Это была твоя благодарность за сохраненную жизнь?
        - Если бы я хотел тебя обокрасть, ты бы этого не заметил, я тебя уверяю,  - ухмыльнулся лысый.  - Это я так, поприветствовал тебя шутя… уж больно у тебя лицо отрешенное было. Шел весь такой в себе, по сторонам не смотрел. Тут так нельзя, а то живо карманы очистят.
        - Ладно, сделаем вид, что я тебе поверил. Бывай, страдалец. Рад был бы тебя не встречать.
        - Уже уходишь? А поговорить?  - усмехнулся воришка «веселой» половиной лица.  - И где ты потерял свою боевую девочку?
        - Ага. Обойдешься. А это не твое дело.  - Артем равнодушно отмахнулся от лысого надоеды и направился было дальше, но лысый все никак не унимался.
        - Почему ты меня отпустил? Из-за жетона, да?  - спросил он, пристраиваясь сбоку и заглядывая Артему в лицо.  - Ты из наших, верно? Я, конечно, был не в лучшем состоянии, но знак рассмотрел хорошо. Его вообще трудно с чем-то спутать.
        Артем поморщился, жалея о своем тогдашнем порыве - что за детский сад, зачем он тогда засветился перед посторонним? Заразился от девчонки атмосферой игры в тайное общество? Хотя тогда это скорее были еще безобидные догонялки.
        - Нет, серьезно?  - не унимался разбойник.  - Я же тогда все рассказал о себе, так что мне можно доверять! Я же свой!
        - Звучит не разу не убедительно, знаешь.
        - О, значит ты точно из этих, я так и знал!  - лысый довольно оскалился половиной рта, отчего вторая половина его лица сложилась уж вовсе в похоронную гримасу.
        - Из кого это «из этих»?  - подозрительно уточнил Артем.
        - Из непримиримых! Тех ребят, которые до сих пор сражаются. Я был уверен, что вас уже лет тридцать как не осталось, ошибся, выходит. А я ведь вас искал, веришь? Услышал как-то, еще давно, и бросился на поиски. Бегал, всех спрашивал, как дурак, в итоге мне на хвост сели какие-то паршивые охотники за головами, я от них еле ноги унес. А потом вроде прошел слух, что вас накрыли в каком-то тайном храме и всех перебили, вот я и… Слушай, а можно к вам? От меня, конечно, не так уж много пользы, я простой солдат, даже обучение до конца не прошел… Но присягу-то я принимал, от чистого сердца. И я ее не нарушал… ну, разве что совсем по мелочам. И даже жетон таскаю, вот!  - он потянулся было за висящим к шее медальоном, но доставать все-таки не стал - и этим уберег себя от оплеухи порядком раздраженного Артема. Того все больше напрягал этот внезапно привязавшийся к нему незванный попутчик, болтливый не к месту и вдобавок говорящий вслух в общественном месте то, что говорить было крайне небезопасно.
        - Пойдем-ка,  - буркнул Артем, схватил лысого трепача за шкирку и свернул вместе с ним в глухой безлюдный тупичок, под углом отходящий от основной улицы. В тупичке не было никого, и даже окна соседних зданий туда не выходили - идеальное место для конфиденциального разговора… а также для ограбления и убийства. Судя по подозрительным пятнам на земле, подобное тут совершалось с завидной частотой.
        - Чего тебе надо, альтернативно шерстяной?  - зло прошипел Артем, прижав воришку к стене.  - Отпустили тебя, голову отрывать не стали - чего тебе еще? Собирай себе новую шайку, шарь по карманам, ни в чем себе не отказывай! Что ж тебе неймется-то? Не попал в свое время в мясорубку, что ли, и теперь тебе вся эта «борьба» представляется каким-то героическим движем как в сказках, да? Вот только это ни хрена не сказка!
        Лысый, сперва оробевший от неожиданности, вдруг оскалился и зашипел в ответ не менее яростно:
        - Ты меня ни с кем не спутал, а? Знаешь, откуда у меня это личико? Мне бошку сожгли еще в самом начале всей это херни, прямо до черепа. Отряд ублюдочных инквизиторов напал на нашу учебную базу, мы даже опомниться толком не успели. Я лет десять прожил без глаз, без носа, без ушей, отсиживался под каким-то мостом с вшивыми бродягами, которые меня по чуть-чуть подкармливали из жалости. И все эти десять лет я думал - а кто меня вытащил-то оттуда, из той мешанины горящих коробок, и за каким хреном он это сделал? Я его даже ненавидел, этого мудака, сам небось сдох себе спокойно, а я должен тут сидеть и мучаться. Но я сидел, жрал помои и ждал. Ждал, когда смогу лично надрать задницы всем этим тварям. А когда я наконец отрастил себе новые глаза и вылез из-под моста, оказалось, что все уже кончилось и я опоздал. Наши проиграли и разбежались кто куда. Залегли по щелям и прячутся, не могут собрать свои яйца в кулак и сделать хоть что-то! И теперь ты мне что-то предъявляешь, краду я, видишь ли! Ты-то сам что делал все это время?
        - Грузчиком работал,  - буркнул Артем, отпуская собеседника и виновато отводя глаза.  - Дворником. Охранником. Больше меня ни на что не хватало. Ты это… извини. Мне самому нелегко пришлось, вот я и… Извини.
        - Проехали,  - лысый демонстративно поправил воротник.  - Так что там с моим вопросом? Возьмете, нет? Времени прошло уже много, но я все еще надеюсь когда-нибудь оторвать голову тому хреновому огнеметчику. Я его харю на всю жизнь запомнил…
        - Не знаю. Я сам-то тут не так давно, пересекся с Селеной как раз в том месте, где мы и с тобой встретились, вот и завертелось. Помнишь знаменитую Валькирию?
        - Кто ж ее не помнит,  - слабо улыбнулся лысый.  - Значит, ты теперь на нее работаешь?
        - Скажем так, мне не предоставили особого выбора. Ну и… в общем, я не в восторге от того, что они делают. Как по мне, они и сами не особо понимают. Пытаются вербовать людей, суетятся по мелочам, наркотой торгуют…
        - Ну а чего ты хотел?  - пожал плечами разбойник.  - Тут выбор не богат, нужно крутиться как-то. По крайней мере, даже если мне придется заниматься той же херней, что и раньше… Меня будет хоть немного утешать мысль, что я помогаю делать большое дело. Пусть даже у нас не получится - это всяко лучше, чем закончить жизнь в подворотне из-за разборок мелких банд, не поделивших «рынок сбыта»  - полсотни нищих наркоманов.
        - Ты думаешь, что оживление Владыки - большое дело? В самом деле?
        - Ну, большое-то оно очевидно, возвращение Владыки перевернет весь сектор.  - задумчиво выдал лысый.  - Но ты, видимо, не о том. Ты, наверное, имел в виду, «хорошее ли это дело». Тут такой вопрос, знаешь, неоднозначный. У каждого свое понимание «хорошести». Для меня это будет хорошо - достаточно посмотреть, кем я был и мог стать тогда, и что я есть сейчас. Неужели для тебя не так?
        - Да ты, брат, философ,  - усмехнулся Артем, проигнорировав заданный вопрос.  - Что ж, если ты так решил, пойдем со мной. Представлю тебя своему непосредственному начальнику. Его задачей вроде как раз и является поиск новых соратников… Если я конечно правильно понял те странные действия, которые мы совершаем в последнее время. Но сначала нам нужно добраться до той башенки и кое-что там купить.
        - Магазин артефактов? А что нужно, может, я посоветую место получше? Я знаю тут парочку неплохих мастеров…
        - Компас. Мне нужен обычный компас.
        - А что случилось со старым? Они же неубиваемые…
        - Я его потерял.
        - Эмм… Серьезно? Я был уверен, что это невозможно. Нет, правда…
        - Просто у тебя очень ограниченный кругозор, вот и все.
        - Ой, да пошел ты…
        ***
        Проблема пропитания во время многодневных путешествий между мирами складывалась из нескольких компонентов. Еда должна быть питательной, чтобы давать силы изо дня в день передвигать ноги, двигаясь к цели. Еда должна быть вкусной, чтобы ее можно было засовывать внутрь себя по три раза в день по крайней мере без того, чтобы вызывать приступы тошноты. Еда должна быть легкой, чтобы путешественники не превратились во вьючных животных, изнемогающих под грузом собственного пропитания. И если каким - то чудом вам удалось найти нужное - что само по себе чудо, ведь вкусный питательный и легкий сухой паек - штука, которую найти сложнее. чем сказочного единорога, вступает в игру вопрос цены, до того коварно таившийся где-то позади, в сумерках. Он врывается на поле боя и одним своим появлением разносит в пыль ваш бюджет, оставляя вас с мешочком потрепанных мышами сухарей.
        Питаться сухарями Хель решительно отказывалась, и поэтому неутомимо сновала между продуктовыми точками в поисках чего-то получше, ругая про себя скуповатого начальника, выделившего ей буквально копейки, и бестолкового напарника, отъевшего часть и без того скудного бюджета на покупку потерянного компаса.
        - Лучше бы голову потерял,  - ворчала девушка, покидая очередную лавку. На этот раз продавец - забавный дядечка с пшеничными вислыми усами - по крайней мере отнесся к ней с пониманием и посоветовал обратиться в соседний бар, чей владелец приторговывал конфискатом из-под полы.
        Бар оказался той еще грязной дырой, но есть там она в любом случае не собиралась, а дешевые пайки на дороге не валяются. После короткого и яростного торга довольная Хель запихивала добытую провизию в рюкзак, мурлыча себе под нос, когда ее настроение вновь стремительно рухнуло, сбитое на взлете произнесенными за ее спиной словами.
        - Посмотрите, кто тут у нас!  - пьяно проорал женский голос из дальнего угла. Там за плотно забитым пустыми бутылками столом сидели три женщины, похожие друг на друга как сестры - рослые, широкоплечие, с короткими стрижками. Кожаные одеяния с металлическими вставками и лежащий на лавках разнообразный колюще-режущий инвентарь выдавал в них наемниц - типичных завсегдатаев подобных заведений.
        - Это же наша девочка-волшебница!  - не унималась крикунья, вдобавок вскочившая из-за стола и направляющаяся в сторону Хель.  - А где же твоя волшебная палочка, волшебница? Да и очередной собачки я что-то не вижу. Теряешь хватку, сучечка?
        Ее собутыльницы откликнулись из своего угла пьяным хохотом и бессвязными одобрительными воплями.
        - Что молчишь, не хочешь знаться со своими подругами, а? Или ты нас за ровню не считаешь? Ну да, куда таким простым женщинам, как мы, до вашего магического высочества! Что это ты там прячешь?  - женщина грубо схватила Хель за руку, выкрутила, заставляя показать зажатый в кулаке паек.
        - О, покушать себе купила? А знаешь что, пожалуй, хорошая еда - это перебор для такой шлюхи. Пожалуй, это я возьму себе, а ты иди ищи себе очередного пса, он тебя накормит.
        Из угла донеслось восторженное улюлюканье - наемницы, кажется, были в восторге от происходящего представления.
        Женщина схватила одну из лямок рюкзака и с силой рванула, но Хель, вцепившаяся в другую лямку мертвой хваткой, удержала его.
        - Пусти, сучка,  - ласково протянула наемница.  - Что-то ты стала какая-то дерзкая. Может быть, пора напомнить тебе твое место?
        Ладонь женщины со звонким щелчком хлестнула Хель по щеке, отчего ее голова мотнулась из стороны сторону. Щека девушки стремительно налилась красным, а глаза на мгновение помутились - удар оказался куда существенней, чем могло показаться на первый взгляд.
        Свидетели происходящего разразились было одобрительными криками, но тут Хель неожиданно оскалилась и рванулась вперед, мощным ударом в челюсть отбросив противницу назад, под ноги ее подругам. Радостные вопли разом оборвались, и в баре повисла недобрая тишина.
        Подруги наемницы принялись было с угрожающим видом выбираться из-за стола, но не успели даже встать, как упавшая женщина взвилась с пола одним прыжком.
        - Смотрите-ка, сучечка осмелела!  - прорычала наемница, аккуратно щупая челюсть.  - Что, хочешь по-взрослому? Ну, давай! Лови, мразь!
        Хель попыталась блокировать удар, но ее противница двигалась слишком быстро. Даже не заметив неуклюжих взмахов девушки, наемница ударила ее в грудь, заставив сложиться пополам, а затем в свою очередь опрокинула на пол ударом в челюсть.
        Под восторженные крики женщина победно вскинула кулаки вверх и прошлась из стороны в сторону, выкрикивая оскорбления в адрес противницы.
        Хель было не до ее криков - она почти ничего не слышала, безуспешно пытаясь подняться на ноги и раз за разом опрокидываясь. Рюкзак, по-прежнему зажатый в руке, мешался ей, но она этого не замечала.
        Сидящий за стойкой официант, выполняющий по совместительству функции вышибалы, вначале лишь насмешливо улыбался, глядя на копошащуюся у него под ногами фигурку. Но затем его улыбка вдруг перекривилась, в глазах промелькнула какая-то тень, и мужчина решительно спрыгнул с высокого табурета, заступая путь наемнице, решившей было продолжить избиение.
        - Эй, не лезь не в свое дело, мужик! Ты сам видел - эта тварь сама нарвалась!  - возмутилась наемница, попытавшись обойти неожиданное препятствие. Ей на помощь уже двигались ее подруги, наконец-то выбравшиеся из-за стола. Изрядно выпившие женщины покачивались из стороны в сторону, но их руки крепко сжимали короткие мечи.
        Вышибала сместился в сторону, перекрывая им путь, и глухо крикнул, на секунду повернув голову назад:
        - Беги, дура! Выход слева за стойкой!
        Хель, наконец поднявшаяся на ноги, поколебалась было, но затем развернулась и кинулась к выходу, бросив напоследок своему неожиданному защитнику:
        - Спасибо!
        - Не за что,  - буркнул себе под нос вышибала, принимая на предплечье стремительный выпад первой наемницы.  - Не за что, дочка.

        Глава 21

        Ли нервно мерил шагами маленькую площадь с декоративным фонтанчиком в виде ставшего на дыбы дракончика, больше похожего на тощую ящерицу с крыльями. Именно на этой площади он должен был встретиться со своими безалаберными подчиненными еще час назад. Проблема была в том, что он все еще находился тут в гордом одиночестве, и это несмотря на то, что сам порядком припоздал, бегая за неуловимым связным, вздумавшим не вовремя поиграть в прятки. В итоге связного Ли отыскал, послание с бодрящими выражениями лично от госпожи Селены получил, и теперь рвался как можно быстрее отправиться в путь. В письме кроме требований поторопиться содержались неясные намеки на предстоящее вскоре дело, обещавшее быть очень, очень важным. Эти намеки настораживали - до этого Ли был уверен, что очень-очень важным делом он занят сейчас, что же могло быть еще более значимым? Несколько предположений, пришедших ему в голову, заставили опытного бойца, прошедшего сотни всевозможных заварушек, покрыться нервной испариной. И вот в такой ответственный момент эти два балбеса где-то застряли, не в состоянии хлеба себе купить без
приключений! Ли скрипнул зубами, чувствуя, как истощаются последние крупицы его терпения. И вот тут, когда он уже почти решился лично рвануть на поиски потеряшек или вообще отправиться дальше в одиночку, оставив балбесов выпутываться самих, его уши различили торопливые шаги двух пар ног за поворотом одной из ведущих к площади улочек.
        - Да неужели!  - воскликнул Ли, оборачиваясь.  - И где вас носило, господа… Эмм… Артем, а кто твой неожиданный сопровождающий?
        - Это Алкегон.  - неохотно буркнул Артем, косясь на своего спутника.  - Он тоже из наших. Мы же ищем людей, правильно? К тому же он доброволец, и все такое.
        - Зздравствуйте,  - лысый явно нервничал, не зная, как себя вести с незнакомым адептом Владыки, к тому же явно находящимся не в духе. На всякий случай он даже отвесил нечто похожее на неуклюжий поклон.  - Я… это… хочу присоединиться, да.
        - Ниже, ниже кланяйся,  - недовольно проворчал Ли.  - Артем, что за цирк? Что еще за дурацкие поклоны? Это ты его подговорил?
        - Вообще не представляю, что у него там в голове,  - открестился мужчина, отходя в сторону и присаживаясь на бортик фонтана.  - Он из учебки, может, у них там было так принято.
        - Нет, это я так… просто…  - вконец смутился Алкегон, нервно стискивая ладони.  - Ну…
        - Да ладно, хорош, Ал,  - сжалился Артем, которому начала надоедать эта внезапно ставшая какой-то странной ситуация.  - Этот парень не из высшей лиги, он почти как мы, только его назначили главным, понимаешь? Кланяться будешь перед госпожой Селеной, если, конечно, доживешь до встречи с ней. А мы ребята простые, нам все эти заморочки…  - он неопределенно покрутил кистью.  - В общем, будь проще.
        - Это все конечно здорово,  - настроение Ли окончательно испортилось - он подозревал, что все происходящее содержит скрытый подтекст, но не мог его разглядеть. Да и вообще все это было крайне не вовремя - новый непроверенный человек был им крайне не к месту именно сейчас, хотя в другое время он был бы ему рад.  - Но, может быть, ты наконец скажешь что-то более внятное? Кто он, откуда ты его знаешь? И главное - откуда он здесь взялся?
        - Старый знакомый, случайно пересеклись на улице. Он вроде неплохой парень… Пытался нас прирезать при первой встрече, но кто ж без греха, правильно? Ладно, ладно, не пыхти так страшно, мне не по себе становится. Пусть он сам рассказывает, я-то почему за него должен отдуваться?
        Ли перевел недобрый взгляд на лысого Ала, но тот не успел даже открыть рта, как на площадь вывалилась задыхающаяся Хель, прижимающаяя к груди туго набитый рюкзак.
        - Ты тоже встретила старого знакомого?  - с сарказмом поинтересовался Ли, глядя на уже прилично опухшее лицо девушки и полузакрытый глаз, начавший наливаться фиолетовым.
        - Что? Откуда вы… О, а ты здесь как оказался?!
        - Так,  - Ли решительно прервал расспросы, поняв, что это рискует затянуться надолго.  - Ты, по крайней мере, не привела своего «знакомого» с собой, так что молодец, объявляю тебе условную благодарность. Все остальное выясним по дороге - нам нужно очень сильно спешить. Если раньше время у нас было время отвлекаться на странные вещи, то теперь его у нас практически нет. Бегом, бегом! И ты тоже, подозрительный знакомый. Ты теперь в любом случае от нас просто так не отделаешься…
        ***
        - Ну, скажем так, у большей части наших биография еще похлеще, так что сойдет,  - тяжело вздохнув, признал Ли, выслушав новенького. Ал старался изо всех сил, сглаживая острые углы в своем рассказе, но, кажется, мог бы и не напрягаться - организация «непримиримых воскрешателей» была совсем не в том состоянии, чтобы перебирать и тем более отбраковывать желающих вступить в ряды. А если вспомнить бандитские рожи, сидевшие на разгромленной базе под рестораном, то Алкегон шел еще и по высшему разряду.
        - Есть, конечно, темные моменты, но пока замнем для ясности. Ты идешь с нами, внимательно слушаешь и делаешь, то тебе говорят. А чего не говорят, не делаешь. Пока все ясно?
        - Так точно!  - лысый шутливо приложил два пальца к воображаемому козырьку.
        - Ладно, с одним кое-как разобрались. Теперь перейдем к нашей леди. Итак, я слушаю, как вы, юное создание, умудрились отхватить в продуктовом? С какими такими старыми знакомыми вы пайки не поделили?
        - Это были очень старые знакомые,  - неохотно буркнула Хель. Воспоминания явно не доставляли ей удовольствия, равно как и последствия, бывшие буквально «налицо».  - Они из моего набора… ну, из числа тех наемников, которых вербовали из моего мира. В отличие от меня, они сразу были здоровыми кобылами, вдобавок вливали все в силу и выносливость. Само собой, таких красавиц взяли на нормальный контракт почти сразу. Они вообразили себя самыми крутыми и пытались нагибать всех вокруг. Тем, кто отказывался лизать им задницы, крепко доставалось. Не знаю, как их сюда занесло сейчас, но они заметили меня в баре, привязались, слово за слово… Они мне в морду, я - им… Вот и… Как-то так.
        - Нда. Начнем с того, что условную благодарность я у тебя условно забираю.  - вздохнул Ли, выслушав этот сбивчивый рассказ.
        - Почему?  - внезапно почти всерьез обиделась Хель за потерю условного пустого места.
        - Почему… Ну, смотри. Даже не спрашивая, что ты забыла в баре… зачем ты влезла в драку с людьми, которые заведомо сильнее, да вдобавок в одиночку против толпы?
        - А что мне было делать? Все им отдать, получить в морду и сбежать? Нет уж, это в прошлом! Не для того я столько надрывалась, чтобы все было как раньше!
        - Тише, тише, что ты вскипаешь-то сразу, даже не дослушав. Проблема не в том, что ты дала отпор, проблема в том, что ты полезла в рукопашную. Сама говоришь - здоровые кони, упор в силу и выносливость. А ты? Если вдруг ты позабыла, то твои сильные стороны - скорость, ловкость и дистанционное оружие. И где в эту схему вписывается примитивный деревенский мордобой? Отчасти я тебя понимаю, после возвышения всегда эдакое чувство всесилия, на контрасте можешь переоценить свои силы. Но бить лица в баре, елки-палки! Что за берсерк-мод?
        - Да выбесили они меня,  - неохотно признала Хель.  - Вспомнила все их прошлые заскоки, и не удержалась. И вообще, чем бы мне помогла эта скорость в помещении, набитом мебелью? Там особо не побегаешь.
        - О, вот тут ты очень сильно ошибаешься! Знавал я одного парня, типичного ловкача, и знаешь что? Он был просто непобедим в комнате с мебелью. Дрался как дьявол - столами, стульями, да хоть кухонной посудой, и против него не помогал никакой доспех и никакое оружие. Так что зря ты недооцениваешь свои сильные стороны, очень зря. Найти бы тебе хорошего тренера…
        «Вот только не успеть уже»,  - продолжил он про себя. Объявленный госпожой Селеной общий сбор мог означать только одно - выжившие слуги Владыки собирались для того, чтобы дать последний бой. Когда и где конкретно он состоится Ли конечно же не знал, но научиться чему-нибудь никто из новичков уже не успеет. Придется полагаться на то, что есть, и надеяться, что этого окажется достаточно.
        ***
        На этот раз хаотичный лабиринт межмировых переходов оказался к ним добр - пожалуй, даже слишком. Несмотря на то, что они ломились напролом не выбирая дороги, им не встретился никто опаснее безобидных крылатых тварюшек, испуганно метавшихся под потолком. Эта чрезмерная удача заставляла насторожиться - по закону подлости все должно было закончиться грандиозными неприятностями.
        И первой ласточкой этих неприятностей стал неопрятный бородатый субъект классических квадратных гномьих пропорций, заступивший им дорогу в одной из пещер на подходе к нужному миру. Субъект был не один, у него за спиной высовывались из-за камней с десяток его приятелей, все больше из людей и гномов.
        - Кто такие?  - пробасил бородач, корча важную рожу.  - Что вам тут надо?
        - А ты сам-то кто такой?  - отозвался Ли, быстро пересчитывая снующие впереди силуэты. Потрепанные личности явно считали себя выше того, чтобы караулить лежа на холодных камнях, и сейчас торопливо расползались по местам, занимая позиции за грудой камней, кое-как превращенных в подобие баррикады с единственным узким проходом.
        - Таможня тут,  - ляпнул гном, даже не пытаясь быть убедительным.  - Не бойся, налогов не берем, так, чуть-чуть разве что. Мы тут поставлены, чтоб всякую нечисть не пропускать. Бандитов, разбойников. Нечего им на Святой земле делать, правильно?
        Из-за камней донеслось несколько смешков - кажется, юморные потуги бородача не слишком котировались даже среди его соратников.
        - Серьезно, от бандитов? Ты себя-то в зеркале видел, мил человек?  - за камнями дружно заржали, бородач недовольно сморщился и собрался было еще что-то сказать, но Ли заткнул его решительным взмахом руки.  - Ладно, пошутили и хватит. Уйди с дороги, «таможенник», и ребят своих забери.
        - А то что?  - оскалился гном.  - Ты, узкоглазый, что-то больно наглый. Вот явно бандит, душегубец. Святая земля не про тебя!
        - Ты бы хоть узнал сперва, почему она Святая, клоун,  - пробормотал себе под нос Ли и тяжело вздохнул. Лезть на засевших в каких-никаких, но укреплениях фальшивых таможенников, среди которых наверняка были стрелки, не хотелось совершенно. С другой стороны, обход займет уйму времени, да и что-то подсказывало, что у другого входа их будут ожидать аналогичные проблемы. Если уж кто-то озаботился тем, чтобы изолировать этот мир, он наверняка сделал это качественно.
        - Вперед,  - тихо сказал Ли, решившись, и легким взмахом кисти швырнул вперед дымчатый стеклянный шарик, незаметно извлеченный из сумки. Шарик ударился о землю у ног гнома и взорвался облаками густого черного дыма, моментально снизившего видимость едва ли не до отрицательных величин.
        В дыму нестройно заорали на разные голоса что-то яростно-возмущенное, но Ли уже бежал вперед, занося меч для удара и слыша за спиной топот следующих за ним соратников.
        Увы, все сразу же пошло не по плану - уже приготовившись рубануть гнома, который по задумке должен был растеряться на пару секунд и подпустить к себе вплотную, Ли обнаружил вместо него целую стаю мелких огненных шаров размером с желудь, со злым фырчанием летевших ему прямо в лицо. Ли бросился на землю плашмя, пропуская фаерболы над головой - сзади кто-то зло выругался, явно недовольный сюрпризом. Криков заживо сгорающих, однако, слышно не было, и Ли облегченно выдохнул, вскакивая на ноги и бросаясь вперед в надежде сократить дистанцию до того, как засадники достанут еще какой-нибудь козырь из рукава.
        Узкая щель между двумя массивными сталагмитами оказалась перекрыта здоровенным металлическим щитом. Торчащие над верхней кромкой неряшливые рыжие лохмы выдавали засевшего за щитом гнома с головой… А также его опасное пренебрежение средствами защиты. Ли ударил впритирку с кромкой, немного наклонив лезвие меча от себя. Щит булькнул и принялся оседать назад, открывая проход за баррикаду, которым Ли поспешил воспользоваться.
        Засевшие за баррикадой люди и не совсем люди не ожидали такой быстрой расправы над «стражем врат», и появление в их рядах злого парня с мечом ввергло их в легкую панику. На сцену вновь вышли огненные шары, метаемые некоторыми тамаженниками с помощью устройств, напоминающих старинные дуэльные пистолеты. Применять это оружие в тесноте и неразберихе рукопашной свалки оказалось не лучшей идеей - маленькие фаерболы оказались весьма своевольными и летели в сторону цели лишь приблизительно, от души цепляя по пути нерасторопных союзников. Вопли совершенно неожиданно для них поджаренных сзади людей окончательно разрушили моральный дух обороняющихся и их попытки действовать единым строем, и в дальнейшем Ли и сунувшийся за ним на эту сторону Артем скорее добивали раненных и дезориентированных бандитов, чем сражались с ними, позволяя таможенникам благополучно истреблять самих себя. Апофеозом стала граната, выкатившаяся откуда-то из задних рядов и испепелившая трех мечников, выстроивших кривоватую стенку в последней отчаянной попытке удержать атакующих на расстоянии. Воспользовавшись этим, через пролом
проникли Ал и Хель, и спустя пару минут последний из «засадного полка» сполз по стене пещеры с ножом в глазнице.
        - И что это было?  - спросил Артем, брезгливо отбрасывая в сторону ногой то, что осталось от попавшего под гранату мечника.  - Что за разномастный сброд?
        - Так выглядит излишняя экономия, она же жадность,  - мрачно отозвался Ли, пиная самое целое с виду тело и, к своему разочарованию, убеждаясь, что пленных взять таки не получилось.  - Кто-то пытается отследить достаточно крупные и сильные отряды, проникающих на Святую землю. Можно поставить барьерный артефакт, можно отправить подготовленных разведчиков. А можно нанять за копейки дешевого мяса, выдать им списанные столетние безделушки и расставить живым щитом.
        - И что нам теперь делать?
        - То же, что и раньше. Только намного, намного быстрее.
        ***
        Неизвестно, чем руководствовались когда-то жители мира, давая ему название - может быть, когда-то раньше он выглядел по-другому… Сейчас же это название выглядело форменным издевательством. Мир был… мрачным. Пожалуй, лучше и нельзя описать то ощущение, охватившее путников после того, как они миновали переход.
        Тут не было черных туч, тумана, ничего такого, что явно отражало бы ту ауру затхлости и подавленности, витавшую в воздухе. Однако же эта аура явственно ощущалась, пудовым грузом давя на плечи. Местные жители, всю жизнь проведшие в этом недружелюбном месте, полностью ему соответствовали - сутулые фигуры, серая кожа, застывшие на лицах скорбные маски. Они недружелюбно косились на чужаков, но ничего не говорили и старались побыстрее пройти мимо.
        - Итак, мы на месте. Судя по вашим кислым минам, никто из вас раньше здесь не был, и ничего про это место не слышал. Что ж, как вы уже знаете, этот мир носит название Святая земля. Мир не очень приветливый, сами видите и чувствуете, но у него есть одно весомое достоинство, которое в некоторой степени компенсирует его недостатки. Этот мир закрыт для проникновения извне сущностей выше определенной границы силы, а также для внешнего сканирования любого рода. Кроме того, все чужаки под воздействием мира заметно проседают в своих возможностях. Местные верят, что эти особенности мира - защита, дарованная им их богом. Забытым богом. Да, Забытый - это такое имя.
        - А на самом деле?  - уточнил Артем, глядя на огромный крючковатый нос одной из аборигенок, делавший ее похожей на сказочную ведьму. Та яростно мешала какое-то варево в закопченном котле, не обращая никакого внимания на окружающих.
        - Сложно сказать. Все местные храмы давно заброшены, жрецов у местных тоже нет давным-давно. В связи с этим установить связь с этим загадочным божеством не представляется возможным, равно как и доказать его существование в принципе. Но то, что с этим миром что-то не так - это реальность, и с ней приходится мириться.
        - Ты к главному переходи - что нам тут нужно-то? Хочется уже побыстрее отсюда свалить, хоть мы и только пришли,  - Хель зябко поежилась - несмотря на вполне комфортную температуру, по телу то и дело пробегали волны мурашек.
        - Да я уже говорил - нам нужно найти одного человека и задать ему пару вопросов.
        - И как именно мы будет это делать?
        - Спросим у местных, как же еще.
        - У местных?  - задумчиво протянул Ал, проследивший за взглядом Артема и тоже зависший на выдающемся шнобеле «ведьмы».  - Может, сразу перейдем к плану «б»? У нас же есть план «б», правда же?

        Глава 22
        - Да ладно вам, что за скепсис? Нужно верить в своего лидера!  - усмехнулся Ли, глядя на кислые лица компаньонов.
        - Ну, вперед тогда, лидер, покажи свою харизму!  - скептически проворчала Хель.
        Ли в ответ лишь пожал плечами и направился на встречу одному из редких прохожих, появившемуся в конце улицы. Тот ожидаемо не обрадовался странному чужаку и попытался было уклониться от встречи, но не успел. Азиат окликнул его заранее и принялся что-то объяснять, активно жестикулируя. Абориген слушал с непроницаемым выражением лица, казалось, что он просто не воспринимает слов собеседника и лишь ждет, когда ему позволят продолжить путь. Но впечатление было обманчиво - серокожий дослушал, что-то спросил и, услышав ответ, повернулся и молча зашагал в другую сторону. Обернувшись, Ли помахал своим спутникам и бросился догонять их проводника… если тот, конечно, действительно показывал дорогу, а не пытался попросту отделаться от приставучих иноземцев.
        - И что он ему пообещал за помощь?  - поинтересовалась Хель, когда они бросились догонять стремительно удаляющуюся куда-то вдаль парочку.  - Надеюсь, нас в жертву не принесут?
        - Вряд ли,  - серьезно ответил ей Ал.  - Если жертва не добровольная, то с нее получается выжать просто мизер. Ради трех человек никто не будет напрягаться. Если начинать, то минимум с трехсот тысяч.
        - Отлично! Мне стало гораздо легче от этой информации!
        - Рад помочь,  - ухмыльнулся Ал, ловко уворачиваясь от девушки, пытавшейся незаметно наступить на его ногу.
        Следуя за молчаливым проводником, путники двигались куда-то к центру города. Улицы становились шире, дома вокруг - выше, но общее ощущение общего запустения ничуть не менялось. Город не то чтобы выглядел заброшенным, нет, повсюду бродили целые толпы местных, из окон свисали неуклюжие конструкции для сушки белья, увешанные тряпками всех оттенков серого и коричневого. То там, то тут взгляд натыкался на вывески, которым пытались придать более-менее презентабельный вид. Надписи, сделанные причудливыми паукообразными буквами, естественно, прочитать не получалось, но дополнявшие их иллюстрации говорили сами за себя. Серокожие гуманоиды на вывесках ели, пили, красовались в новой одежде, демонстрировали разнообразные предметы быта, оружие, жонглировали огненными шарами и фиолетовой взвесью, которая непонятно что должна была изображать. Лица изображенных на вывесках аборигенов в точности повторяли их живые прототипы, вплоть до мрачно-кислых выражений.
        - Интересно, они принципиально не улыбаются?  - шепнула Хель, разглядывая очередной деревянный щит с намалеванным на нем серолицым, мрачно жующим огромный окорок.
        - У них отсутствуют мимические мышцы,  - ответил Ли, не беспокоясь, что их может услышать идущий в двух шагах впереди проводник.  - И наш язык они тоже не понимают, так что можете не стесняться.
        - Они не понимают Общего?  - изумилась девушка.  - Я думала, его знают все…
        - Общий - это не то чтобы язык как таковой. Это особый энергоузел в голове, формирующийся у побывавшего в межмировом пространстве разумного, позволяющий ему общаться с обладателями таких же узлов на любом языке и быть понятым ими. Местные не покидают своего мира, они не способны на это в принципе. Поэтому их язык приходится изучать по-старинке, и это чертовски непросто, скажу я вам. Там такая куча всевозможных шипящих, что горло сорвать можно.
        - Эмм…  - Хель озадаченно посмотрела на Ли, пытаясь уловить на его лице признаки улыбки, но не обнаружила его.  - Ты серьезно? Мы что, на самом деле говорим на разных языках, и даже не замечаем этого?
        - Совершенно точно.
        - Да как это работает вообще?
        - Не имею ни малейшего понятия. Да и не интересовался никогда, честно говоря. Почему тебя удивил именно язык? Что насчет состава атмосферы в разных мирах, силы притяжения, биологической совместимости разных рас?
        - Они что, тоже?..  - глаза девушки изумленно округлились.  - А почему я раньше ни о чем подобном не слышала?
        - Потому что всем на это плевать, по большому счету, работает - и ладно. Знаешь ты об этом, не знаешь - разницы никакой. Возможно, кто-то из самых сильных магов изучал этот вопрос, все-таки эта система «доработки» разумных должна быть чертовски мощной и сложной, а значит, и интересной… Сомневаюсь, правда, что у кого-то получилось что-то путное. О, кажется, мы на месте?
        Тем временем бредущий впереди серокожий свернул налево и остановился перед огромными кованными воротами, врезанными в монументальную каменную стену из диких камней. Стена была добрых пятнадцати метров в высоту, и ворота были соответствующими - потребовалось бы человек десять, чтобы стронуть их с места. Если же учесть толстенный стальной брус толщиной с бедро взрослого человека, служивший засовом и ясно видимый сквозь многочисленные отверстия в стальном кружеве…
        - И как мы должны туда попасть?  - Алкегон с сомнением разглядывал ворота - составлявшие их стальные стебли топорщились ржавыми, но до сих пор острыми жалами, служащими надежной преградой для слишком ловких нарушителей.
        Ли проскрипел что-то неразборчивое, обращаясь к проводнику. Тот молча дернул за ничем не примечательный прут в узоре ворот, и часть решетчатой конструкции хитро сместилась, открывая узкий лаз. Оставалось порадоваться, что никто из их четверки не мог похвастаться двухметровым ростом и богатырскими пропорциями… Путники один за другим перебрались на ту сторону и замерли, пораженно глядя на титаническое строение посреди площади, запертой в коробке стен.
        Это несомненно был храм. Только в эти памятники архитектуры разумные вкладывают столько физических и умственных усилий, выжимая себя полностью во славу своих богов. Серые каменные шпили рвались к небу, венчая зубчатой короной ступенчатое пирамидообразное здание, щедро украшенное барельефами, статуями, резьбой по камню и инкрустациями из металла, искусно сплетенными в единый образ. Храм поражал, подавлял, пугал и воодушевлял, причем делал все и сразу с одинаковой интенсивностью. Кроме того, прояснился еще один момент - именно храм являлся источником того самого «эффекта незримого присутствия», ощущения, что тебе в спину упирается тяжелый недружелюбный взгляд, своим давлением пригибая к земле.
        Проводник остался снаружи - закрыв лаз за их спинами, он благополучно отправился по своим делам. Тем не менее, долго стоять с открытыми ртами пришельцам не позволили - из одной из бесчисленных дверей на первом ярусе храма показался еще один абориген, одетый в длинную черную тунику, с резной деревянной маской на лице. Маска с абсолютной точностью воспроизводила черты лица типичного местного обитателя - вплоть до морщинок в углах глаз и сложенных в недружелюбной гримасе губ. Служитель храма взмахнул рукой, призывая их следовать за собой, и скрылся.
        За неприметной дверью оказался узкий коридор, прямой как стрела и ведущий прямо в сердце гигантского здания. Стены коридора были сплошь покрыты сложным резным орнаментом, местами прерываемым барельефами, изображающими некие сцены не то из истории, не то из мифологии серокожих. Сказать точнее было нельзя из-за довольно своеобразной манеры изображения, характерной не то для внутрихрамового убранства, не то для всей живописи времен построения храма в целом. На этих барельефах бесчисленные орды медноголовых коротышек совершали что-то несомненно исторически важное, кружась в сложных построениях вокруг исполинской на их фоне фигуры без лица, замершей в центре каждого барельефа. Тела коротышек были намечены весьма схематически, в отличие от их лиц - каждое из них было тщательно, вплоть до каждой черточки вычеканено на кусочке меди, искусно врощенном в камень.
        Осмотреть барельефы как следует также не удалось - служитель успел убежать далеко вперед, и им приходилось почти бежать, чтобы не потерять его спину в местном сумраке, рассеиваемом лишь светом редких факелов на стенах.
        По пути им навстречу попалось еще несколько служителей - в точно таких же туниках и масках. Они прижимались к стене, молча пропуская чужаков, и не проявляли к ним никакого интереса. При них не было никакого оружия, и никакой агрессии они тоже не проявляли, но… рядом с ними ощущалось вполне определенное напряжение - напряжение готового к атаке воина. Кажется, слуги безымянного бога были куда опаснее, чем старались показать.
        Коридор все тянулся и тянулся вперед - они шли уже уйму времени и по ощущениям должны были пройти храм насквозь, но, кажется, с пространством внутри него что-то было определенно не так.
        Проводник неожиданно остановился посреди коридора, дождался приближения путников и кивнул на боковой проход, который совершенно терялся в тенях. Не зная о его существовании, можно было совершенно спокойно пройти мимо.
        Проход вел в небольшую квадратную комнату, в которой не было ничего кроме каменного выступа на высоте метра по периметру всего помещения. Он, судя по всему, должен был служить заменой всей мебели и являл собой истинное воплощение идей аскетизма и минимализма.
        - Кажется, они не слишком-то нам рады,  - сообщил Ал, с сомнением трогая холодное каменное сиденье.
        - Ты думаешь, что сами они живут в лучших условиях?  - Ли спокойно уселся и сложил руки на груди, приготовившись ждать сколько потребуется.  - Эти ребята, по-твоему, похожи на любителей пуховых перин и позолоченных кресел?
        - Эти ребята похожи на полных психов,  - Алкегон подтянул под себя ноги и сложил их крест-накрест, пытаясь усесться поудобнее.
        - Они служители бога,  - пожал плечами Ли.  - А те редко сохраняют разум в норме достаточно долго… В том понимании нормы, которое распространено среди смертных. Сила бога очень быстро изменяет их под себя, превращая в свои послушные инструменты. Это примерно как ты остругал бы занозистую рукоятку молотка.
        - Ты вроде говорил, что у них нет жрецов?  - спросил Артем, подозрительно оглядывая коморку. Его смущало отсутствие швов - создавалось ощущение, что ее вырезали целиком из одного цельного куска камня. Сложно представить себе количество времени и усилий ушедших на это. Результат явно этим усилиям не соответствовал - судя по слою пыли, каморку не так часто использовали.
        - Я же говорю - они служители, а не жрецы.
        - И в чем разница?
        - Жрецы - это те, кто общаются с высшей сущностью, получают от нее силу и выполняют ее волю. Эти же ребята просто из года в год выполняют доставшиеся им по наследству ритуалы, не получая в ответ абсолютно ничего.
        - И зачем же они это делают?
        - Сложно сказать. Их предки так делали, их самих с младенчества готовили к такой жизни. Вероятно, для них самих во всем этом и есть какой-то смысл. Может быть, сохранилась какая-то информация, позволяющая им надеяться со временем восстановить контакт с божеством. А может, все это бессмысленно и они впустую тратят свои жизни - кто знает?
        - Я же говорю - полные психи. Я бы ни за что не согласился просидеть всю жизнь в такой коробке, особенно если это все на самом деле никому не нужно.  - Алкегон откинулся на стену и прикрыл глаза, демонстрируя отсутствие интереса к местным делам.
        - О, мне показалось, или я услышал голос разума?  - негромкий мужской голос прозвучал, казалось, из пустоты, заставив подскочить всех четверых.  - Прошу простить, я не хотел вас напугать. Это все здешние полы - всех новоприбывших смущает отсутствие шума шагов.
        Стоящий у входа пожилой мужчина вежливо улыбнулся, пряча руки в широкие рукава. Его внешность была весьма необычной - по ней было практически невозможно определить возраст. Черные с проседью волосы, чистая кожа с неглубокими морщинами в углах глаз и рта, чуть оплывшие скулы и подбородок… Ему можно было дать как тридцать, так и шестьдесят - особенно при местном освещении, которое скорее скрывала игрой теней, нежели позволяло что-то ясно рассмотреть. Одет незнакомец был в длинный черный балахон, похожий на одеяния местных служителей и одновременно чем-то неуловимо отличающийся от них.
        - Мне сообщили, что вы ищете встречи со мной.  - задумчиво продолжил мужчина, внимательно вглядываясь в лица собеседников.  - Я вижу среди вас знакомое лицо, и, кажется, догадываюсь, о чем вы хотите поговорить. Уважаемый Ли, мне кажется, в нашу прошлую встречу я предельно ясно выразил свою точку зрения. Если вы снова хотите поднять ту же тему, то, увы, я вынужден просить вас удалиться. У меня не так много осталось времени, чтобы тратить его впустую.
        Уходить незнакомец, впрочем, не спешил, ожидая ответа. Ли напряженно помолчал, обдумывая свои слова и возможную реакцию на них. Наконец, он решился и произнес, тщательно выговаривая каждое слово:
        - В самое ближайшее время все оставшиеся верными Владыке совершат нападение на Чертоги. Главная цель этого - возвышение разумного, которого некоторые из нас называют Наследником. Моя госпожа просила передать вам это и узнать, что вы думаете по этому поводу.
        Слова оказались верными. Мужчина в черном тяжело вздохнул, прошел вперед и присел напротив четверки путников.
        - Я думаю, что это глупость и самоубийство. Но твоя госпожа и сама это прекрасно понимает. Что же заставляет ее принимать участие в этом сомнительном предприятии?
        - А какой у нас выбор?  - коварно ответил вопросом на вопрос Ли.  - За столько лет нам не удалось найти ни одной стоящей зацепки… кроме Чертога, само собой. Мы не знаем, что там скрывается, но это лучше, чем вслепую бегать в поисках неизвестно чего, и уж тем более ожидать, пока все само собой изменится к лучшему.
        - Отчего же вы тогда не присоединились к последователям Наследника?  - уточнил мужчина, устало потирая глаза.
        - Вы сами знаете ответ,  - пренебрежительно отмахнулся Ли.  - Ровно потому же, почему мы отклонили все те бесчисленные предложения о поступлении на службу, полученные нами за эти годы. Ровно потому, почему мы не осели в каким-нибудь из богатых окраинных миров, захватив в нем власть и отрекшись публично от своей присяги. Мне продолжать?
        - Нет, этого более чем достаточно. Более чем.  - посидев немного с закрытыми глазами, мужчина вновь их открыл и поочередно заглянул в глаза всем четверым. И вот тут-то им стало не по себе. Внешность загадочного визитера была обманчивой, но его глаза - глаза его принадлежали очень, очень древнему существу. Сотни прожитых лет, все пережитая им боль и усталость глядела на них из глубины этих глаз.
        - Насколько я вижу, никто из твоих спутников не обладает твоей уверенностью в выборе пути,  - голос мужчины тоже изменился - стал ниже, глубже, в нем проступили старческие треснувшие обертона. Стало окончательно понятно - перед ними сидит глубокий старик, уставший от жизни и своих поражений, которому требуется прилагать немалые усилия, чтобы скрывать свое действительное состояние от окружающих.
        - Тем не менее, они здесь,  - пожал плечами Ли.  - Да, все они тут по разным причинам, но они все еще следуют к нашей цели вместе со всеми.
        - Звучит, конечно, убедительно. И ты даже веришь в это… заставляешь себя верить. Хотя нет, тут я неправ… уточню - ты не позволяешь себе сомневаться. Неплохое качество… для рядового солдата.
        - А я и есть рядовой. Я всего лишь честно выполняю приказы, занимаю свое место в строю и не отступаю. Это - мой долг, это - мое место, и я буду занимать его до конца.
        - Что ж, с этим мне все ясно. Ваша решимость крепка как никогда, и вы намерены решительно убить себя в самое ближайшее время в доказательство этого. Остается один вопрос - чего вы хотите от меня?
        - Того же, что и раньше.  - Ли старался говорить спокойно, как и его собеседник, но было заметно, что он начинает постепенно выходить из себя.  - Ответа на вопросы, которые мы задавали сотни раз.
        - И все эти сотни раз вы получали ответ. Тот единственный ответ, что я могу вам дать. Я не могу ничем вам помочь - это и есть мой ответ. Ладно, раз уж это, вероятно, последняя наша встреча… я повторю для вас то, то сказал маленькой упрямице Селене, когда она пришла ко мне в первый раз. Это было давным-давно, тогда еще не было разделения на какие-то течения, и все последователи выступали единым фронтом, во главе с самим Гармом - командующим гвардией покойного Владыки, его правой рукой. Селена пришла ко мне перед роковым сражением на Чистых полях. Гарм бы не пришел - он признавал только один путь к победе, путь силы, и был готов следовать по нему до конца, сокрушая всех на своем пути силой оружия - истинный слуга своего господина. Он верил в себя, свою силу и своих гвардейцев - и все это ему не помогло и было уничтожено в том бою без остатка, да… Что же до Селены… о, она умная девочка, она никогда не пропускала ни одной возможности. Как же она могла не посоветоваться с единственным оставшимся в живых жрецом высшего посвящения, даже если это никчемный выживший из ума старик…  - глаза мужчины
расфокусировались, он ушел в себя, заново переживая миновавшие давным-давно события. Манера речи снова изменилась, став похожей на неторопливый гипнотический речитатив.  - Она пришла и спросила меня, можно ли вернуть нашего Владыку к жизни. И я ответил ей - нет, нельзя. Чудес не бывает. Да, Высшие гораздо сильнее обычных людей, их возможности велики, а живучесть поражает воображение. Те же высшие, которых мы называем истинными Владыками - о, даже мне сложно представить все их величие и безграничную мощь. Но смерть… Смерть для всех одна. Когда Владыка умер, это уже не изменить. Да, возможно, он исчез не до конца, возможно, в Чертоге по-прежнему находится его тело с остатками его энергии и даже отдельными фрагментами личности, но это не то, совсем не то, чего вы хотите. Даже если удастся как-то использовать эти останки - вживив ли тому несчастному мальчику, или иным способом, это будет всего лишь мертвое тело, которое привязали на ниточки, как марионетку, и заставляют плясать привычный танец для удовлетворения толпы. То, что у вас могло бы получиться - это хуже, чем просто смерть. Я ответил так - и
Селена ушла. Тогда она не стала мне возражать, тогда она надеялась, что уже к следующему утру их войска возьмут город, захватят Чертог, библиотеку и архив Владыки, и тогда, возможно, ей удастся отыскать там ответы, которые устроят ее. Но те мечты рассыпались прахом, и все, что осталось упрямой девчонке - это доставать несчастного старика, который просто хочет спокойно дожить немногие оставшиеся ему годы. Ну что, я достаточно подробно ответил на твой вопрос, стойкий солдат? Повторю еще раз - нельзя оживить то, что мертво, будь то Владыка, Высший или простой смертный. Особенно, если он сам не делает ничего для этого со своей стороны. Ты согласен со мной?  - глаза старика внезапно сфокусировались на Артеме, и тот оцепенел, уставившись в эти бездонные провалы, смотрящие прямо ему в душу.

        Глава 23
        - Ччто?  - с трудом справившись с волнением, выдавил наконец Артем.
        Но старик к тому времени уже перевел взгляд на недовольного Ли и продолжил разговор, как ни в чем ни бывало:
        - Я вижу, что мне так и не удалось вас ни в чем не убедить. Что ж, в принципе, я изначально в этом не слишком сомневался. Увы, к сожалению, это все, что я могу вам предложить.
        - Но как же…  - вскинулся Ли, явно настроенный любой ценой дожать собеседника.
        - Это все,  - жестко повторил жрец, и азиат осекся, не решаясь продолжать. В голосе старика на мгновение проявилось что-то очень большое и недоброе, и желание спорить с ним моментально пропало.  - Вас проводят к выходу и укажут безопасный маршрут. Постарайтесь не задерживаться, иначе возможны некоторые… проблемы.
        - Нас попытаются перехватить? Кто?
        - Я не знаю точно, но появление нескольких крупных групп хорошо вооруженных людей подряд… вряд ли это может быть совпадением.
        - А что насчет вас? Быть может… вы отправитесь с нами?
        - О, не беспокойтесь насчет меня. Меня не тронули даже тогда, в тот черный день… Видимо, сочли, что я не представляю угрозы, и, к сожалению, были правы. Возраст… Что уж говорить о нынешнем времени. Идите.
        Подгоняемые словами старика и взмахом его ладони, путники покинули комнату и направились вслед за стоявшим в коридоре служителем. Был ли это тот же самый, или другой - понять было невозможно. Все серокожие и так-то были на одно лицо, а уж если это лицо вырезано на маске…
        - И что?  - осторожно спросила Хель у недовольного Ли, явно проклинающего про себя на все лады упертого жреца.  - На этом наша миссия закончена?
        - Еще нет,  - буркнул тот.  - Осталась самая сложная часть - выбраться отсюда живыми.
        ***
        Оставшись в одиночестве, старик закрыл глаза и позволил себе расслабить ненадолго спину. В последнее время удерживать ее идеально прямой все время становилось невероятно мучительно, но вбитые когда-то в молодого послушника принципы не позволяли проявлять слабость при посторонних. Конечно же, если ты не хочешь специально показаться более жалким, чем есть на самом деле…
        Шаги в коридоре он слышал прекрасно. Старик заслуженно гордился чуткостью своего слуха и зрения, а многолетнее проживание в храме позволило приспособится к некоторым… особенностям его внутреннего строения. И сейчас он совершенно не напрягаясь отслеживал перемещения гостей - как уходящих, успевших удалиться на несколько сотен метров, так и входящих в боковой коридорчик по указанию очередного безликого проводника.
        Пара визитеров молча прошла к противоположной стене и присела на каменный уступ, терпеливо ожидая, пока он обратит на них внимание. Подождав пару минут, старый жрец решил, что этой форы вполне достаточно, и негромко произнес:
        - Приветствую, уважаемый Марий. К сожалению, я не знаю имени сопровождающего вас молодого человека…
        - Это Ланс, мой ученик,  - отозвался старший из гостей.
        - О, ему повезло с учителем… Что же привело вас ко мне, Марий? Я думал, что все вопросы между нами решены давным-давно?
        - Это действительно так, и я ни в коем случае не стал бы беспокоить вас, но… К нам попала информация о желании «непримиримых» нанести вам визит в самое ближайшее время. А, как вы понимаете, мы никак не можем проигнорировать этот сигнал, каким бы ненадежным он ни был.
        - Мне казалось, ваша война с непримиримыми закончилась?  - удивился старик.
        - К сожалению, не со всеми. Некоторые из них не прислушались к голосу разума и продолжают причинять… неудобства. Мой господин недоволен, и требует в самые кратчайшие сроки решить этот вопрос.
        - Жаль, очень жаль… но, опять же, я не вижу, чем я могу помочь вам в этой ситуации? Сам я к непримиримым не отношусь - вам прекрасно известна моя позиция. Надеюсь, вы не хотите предложить мне участвовать в захвате моих бывших братьев и сестер?
        - О, нет, что вы. Мы никоим образом не желаем нарушать условия нашего договора и уважаем ваш нейтралитет. Мы явились к вам лишь для того, чтобы предупредить об этой неприятной ситуации. Вмешивать вас мы не собираемся, но прореагировать на поступивший сигнал будем обязаны.
        - Приятно слышать, что кто-то еще помнит о старых договорах, приятно слышать. Могу я попросить вас об одолжении? Не могли бы вы проводить меня до ближайшего выхода на террасу? В последнее время мне довольно сложно совершать такие длительные прогулки, и все реже получается взглянуть на закат… Он здесь сказочно прекрасен, знаете ли. Одна из немногих действительно красивых вещей в этом мире.
        - Конечно,  - Марий и несколько замешкавшийся Ланс шагнули навстречу старику и подхватили его под локти с двух сторон, помогая встать. Придерживаемый с боков, жрец довольно быстро шагал по коридорам, то и дело сворачивая в боковые проходы и поднимаясь по коротким лестницам. Его спутники моментально запутались в этом лабиринте и при всем желании не смогли бы быстро найти обратный путь.
        - Меня редко навещают,  - неторопливо говорил старик на ходу.  - И совсем редко приходят с приятными новостями. Вот и вы явились лишь для того, чтобы нести смерть и продолжать давным-давно выигранную войну.
        - Почему же вы вините нас? Обратите ваши слова к проигравшим, что не желают признавать очевидного!  - горячо проговорил Ланс, не выдержав.  - Наш господин простит их за участие в неправом деле, он милостив и милосерден!
        - В неправом деле? То есть, вы считаете, что ваш господин был прав в той войне?
        - Конечно же! А как же иначе? Достаточно изучить историю, и никаких сомнений не останется!
        - Вы серьезно, молодой человек? Вы предлагаете это мне, непосредственному свидетелю тех событий?  - старик с интересом взглянул на юношу. Тот смутился и не нашелся с ответом, в свою очередь уставившись на своего учителя с немой просьбой о помощи. Но Марий, казалось, вовсе ничего не слышал, глядя вперед с мрачным выражением на лице.
        - Ваш господин победил - это так,  - не унимался тем временем старик.  - Но был ли он прав, развязывая войну? О, нет. Другое дело, что само это обсуждение бессмысленно само по себе, ведь победитель по умолчанию становится правым в момент окончания конфликта. Историю пишут победители, что мы и можем видеть на вашем примере.
        - А что же террористы-непримиримые?
        - То несчастные люди, что никак не могут принять для себя изменившуюся реальность. Сражаться нужно только тогда, когда есть то, ради чего это стоит делать… О, вот мы наконец и на месте.
        Пройдя через узкую дверь - втроем они в дверной проем не пролезали, и старику пришлось идти самостоятельно - троица оказалась на небольшом участке одной из верхних ярусов пирамиды храма. Участок был огорожен с двух сторон и обустроен в качестве места отдыха - тут стоял стол, уставленный чашами со всевозможными фруктами, удобная лежанка, большой восьмиугольный зонт, способный защитить как от солнца, так и от дождя. Место было выбрано не случайно - именно отсюда сквозь расступившийся строй домов открывался отличный вид на огромное багровое солнце, клонящееся к закату.
        - Закат обещает быть незабываемым,  - с внезапной досадой проговорил старик.  - Жаль только, что это дурацкое вторжение не позволит им насладиться.
        - Что? Какое вторжение?  - Марий недоуменно оглянулся в сторону жреца. Тот в ответ лишь указал вниз, в сторону окружающей храм площади. Присмотревшись, Марий разглядел многочисленные фигурки в золотистых доспехах, замершие по периметру плотными рядами. Два десятка фигур в сером, в которых он узнал собственную свиту, жалась к дверям храма беспорядочной толпой.
        - Дьявол! Этот недоумок… Что он творит? Как он вообще узнал?!
        - На вашем месте я бы больше беспокоился о будущем, нежели о прошлом,  - в словах жреца явственно прозвучала издевка.  - Как я вижу, старые договора все-таки никому не интересны.
        - Я не знал обо всем этом безумстве, все это дело рук этого напыщенного индюка Антареса. И он наверняка действует сам по себе, без приказа свыше. Так что договор…  - обернувшись, Марий обнаружил, что говорит с пустотой - старик воспользовался моментом, когда они отвлеклись на разглядывание гвардейских шеренг и благополучно скрылся. Ланс бросился было за ним, но Марий перехватил ученика.
        - Не нужно. Старик нам не нужен. Да он и не будет делать глупости, это не в его характере. А вот кое-кто другой только этим и занимается… Нам нужно вниз, как можно быстрее.
        - Эмм… Но я не запомнил всех тех коридоров, что мы…
        - Я тоже, да это бы нам и не помогло - проходы внутри постоянно меняются. Так что придется идти другим путем. За мной!  - Марий подошел к краю террасы и попросту спрыгнул вниз, на следующий ярус. Ланс хлопнул себя по лбу и последовал за ним, сокрушаясь своей удивительной способности постоянно упускать из виду очевидные вещи.
        После двух десятков головокружительных прыжков они наконец-то добрались до пыльных камней площади. Мявшаяся неподалеку свита радостно бросилась к ним, заключая в кольцо. Старший попытался было что-то доложить, но Марий лишь раздраженно отмахнулся - ситуация была более чем очевидна. Ему сейчас был нужен разговор только с одним человеком, и он знал, где его искать. Конечно же в месте наибольшего скопления знамен, плюмажей и прочей торжественной мишуры.
        С трудом пробравшись сквозь несколько рядов оцепления - преодолеть упорное сопротивление гвардейцев удалось лишь с помощью служебного жетона с хорошо узнаваемым символом Карающей Длани - Марий предстал перед лицом организатора и вдохновителя всего происходящего. Всех сопровождающих пришлось оставить снаружи - ничто не заставило бы Антареса подвергнуть свою драгоценную особу такому риску. Кто такие люди Мария и на что они способны, один из командиров гвардии Владыки знал прекрасно. Оставаться с ними наедине даже в окружении сотен своих гвардейцев было бы весьма небезопасно.
        - Что здесь происходит?  - с ходу спросил Марий, кипя от бешенства и с трудом удерживаясь от того, чтобы врезать по этой напыщенной самодовольной роже.  - По какому праву вы ввели войска в нейтральный мир? Вы… Вы вообще понимаете…
        - Мне кажется, это ВЫ не понимаете,  - холодно прервал его Антарес.  - Весь этот бред про мирные договоры, нейтральные миры, миролюбивых террористов и раскаявшихся преступников… Именно он привел вас к тому, чем вы являетесь сейчас. Вы не смогли решить проблему непримиримых, при всех силах и ресурсах, которые были у вас в руках раньше. Сейчас же вы не в состоянии обнаружить целое войско, идущее у вас по пятам, о чем тогда вообще можно говорить. Уйдите, Марий, и я постараюсь сделать вид, что не слышал ваших слов. Сегодня этот мир перестанет быть черной дырой сектора, а последние террористы будут пойманы и предстанут перед Владыкой для суда. Тогда-то господин поймет, кто на самом деле является его преданным слугой, а кто… играет на две стороны. И это в лучшем случае.
        - Да как ты смеешь!  - прошипел побледневший Марий, из последних сил пытаясь удержаться от прямых оскорблений.  - Моя верность… никто не смеет в ней сомневаться! А вот последствия твоих действий… ты не представляешь, чем это может закончиться!
        - О, я все прекрасно представляю. И знаете что… у меня создается ощущение, что вы попросту тянете время, давая своим друзьям возможность сбежать. Не выйдет! Ни у них, ни у вас. Уберите его!
        Повинуясь командиру, пара дюжих гвардейцев подхватила Мария и буквально вышвырнула его за линию оцепления - ему с трудом удалось устоять на ногах. Бросившуюся к нему на помощь собственную свиту он остановил - стычка с гвардейцами уже ничем не могла помочь, лишь только усугубив положение. Увы, но в настоящий момент Марий был бессилен на что-нибудь повлиять, и все, что ему оставалось - наблюдать за ситуацией и надеяться. Надеяться, что вторжение в Святую землю пойдет не по самому худшему варианту, который он в свое время так и не включил в окончательных доклад - быть может, напрасно.
        Тем временем Антарес, весьма довольный произошедшей стычкой и особенно ее окончанием, развернулся к храму, намереваясь отдать распоряжение о высылке парламентера. В глубине души он был почти уверен, что на этом операция в общих чертах завершиться - ну не полезут же местные безлицые немощи на лучших солдат сектора? Да даже если бы и полезли - это не слишком сильно затянуло бы дело. Позволить себе надолго отлучаться из столицы Антарес не мог - его недоброжелатели вполне могли воспользоваться этой возможностью, чтобы еще немного подвинуть и без того впавшего в немилость гвардейца. Поэтому на решение вопроса «на месте» было отведено от трех до шести часов - в основном это время должно было уйти на блуждание по извилистым улицам этого негостеприимного города, чьим названием Антарес даже не подумал поинтересоваться.
        Неприятным открытием был густой строй одетых в дурацкие хламиды служителей, обступивших храм со все сторон. Когда они успели составить строй и откуда повылезали в таких количествах, командир вторжения не имел ни малейшего понятия, да и ему было все равно. Служители стояли плечом к плечу на верхних ступенях лестницы, ведущей к дверям храма, и сжимали в руках дурацкие обсидиановые дубинки с навершием в виде когтистой лапы, сжимавшей каменный шар. Впечатление эти нелепые фигуры вызывали скорее комичное, нежели устрашающее - разве что их количество могло вызвать некоторое беспокойство… Поколебавшись, Антарес все-таки отправил парламентера. Отказываться от оптимистического сценария не хотелось, да и почему бы ему не сработать?
        Молодой гвардеец, невероятно гордый доверенной ему миссией, пересек площадь, остановился, не доходя двух десятков метров до строя служителей, развернул свиток с позолоченными навершиями и громко зачитал текст ультиматума. По нему «аборигенным жителям мира» предписывалось немедленно выдать «врагов Владыки», без учета персоналий, естественно, в руки правосудия, а самим «ожидать указаний для дальнейших действий». Аборигенные жители совершенно проигнорировали красноречие парламентера, отчего тот возвращался к товарищам покрасневшим от негодования и решительно настроенный показать этим дикарям, насколько неправильно они себя повели.
        Антарес пожал плечами и взмахнул рукой, пуская в дело второй и последний вариант действий. Заранее выстроившиеся напротив входов в атакующие колонны гвардейцы бросились вперед, намереваясь сходу прорваться внутрь и прочесать здание в поисках чужаков, местных шишек и ценных вещей.
        На зачарованную броню из сложного полиметаллического коктейля, облегающую могучие тела гвардейцев, обрушились удары жалких орудий аборигенов… и на ступени храма хлынула кровь - красная вперемежку с голубой. Каменные шары в оголовьях дубинок с легкостью сминали артефактную броню, будто та была сделана из картона. Защищаемую броней плоть этих странных орудий и вовсе не замечали, буквально разваливая на чисти атакующих гвардейцев.
        К сожалению обороняющихся, их тряпочные балахоны, в отличие от оружия, оказались именно тем, чем выглядели, и задержать удары клинков нападавших были не способны. Вдобавок те орудовали своими мечами куда быстрее защитников храма - все-таки с увесистой каменной дубинкой в руках сложно проявить чудеса скорости. Стремительно растущие с обеих сторон потери раскладывались в пропорции один к пяти - и если отношение к таким числам оборонявшихся было неизвестно, то выпученные глаза командующего гвардией прекрасно характеризовали его шок. Это безумие совершенно не вписывалось ни в какие расчеты. Оставалось надеяться, что взбешенные гвардейцы быстро перебьют всех служителей в этом безумном открытом бою, где у обеих сторон не было по сути никакой защиты и все решала лишь скорость и точность наносимых ударов.
        Повинуясь торопливым командам не менее ошарашенных офицеров, на помощь передовым колоннам бросились резервные части. Гвардейцы надавили, пытаясь побыстрее ворваться внутрь… и попятились, оттесненные плотным потоком новых фигур в деревянных масках, хлынувшим из десятков замаскированных выходов. Казалось, что храм был битком забит служителями, стоящими друг у друга на головах и сейчас с огромным напором выливающихся наружу.
        По ступеням храма лились уже настоящие кровавые реки. Голубая и красная жидкости не смешивались между собой, окрашивая ступени невероятно сложным и ужасающе-красивым орнаментом.
        Вдобавок к уже творящемуся безумию внешнее кольцо оцепления внезапно без всякого предупреждения атаковали обычные горожане, с самого начала стягивающиеся к храмовой площади и до того безучастно взиравшие на происходящее. У горожан не оказалось чудесных дубинок, лишь обычный домашний инвентарь - ножи, серпы, топоры. Но зато атакующих было очень, очень много. Они практически сразу смяли тонкую внешнюю цепь, валя гвардейцев на землю и разбирая их на куски - медленно, но неуклонно. Пробить броню их оружие не могло, но неспособные подняться под весом навалившихся на них тел гвардейцы с ужасом ощущали раз за разом вонзающиеся в малейшую нащупанную щель неумолимые стальные острия.
        Взбешенный Антарес хотел было скомандовать общую атаку, броситься в бой лично и попросту выжечь все на несколько кварталов вокруг, но тут стоящие неподалеку от него маги, неотрывно манипулирующие десятками висящих в воздухе разноцветных кристаллов, закричали на несколько голосов:
        - Они уходят на северо-запад, направление на один из скрытых проходов! Двигаются очень быстро!
        - Дьявол!  - проревел командир гвардии, оглядывая творящийся вокруг хаос и понимая, что даже просто быстро выйти из боя у него уже не выйдет. Кровавая мясорубка раскрутилась на полную мощь, и теперь можно было лишь вращать свое лезвие и надеяться, что вражеское мясо окончится быстрее. Если же попытаться остановиться - безжалостные ножи перемелют тебя самого.
        Растерянно оглядев сомкнувшиеся вокруг него ряды личной охраны, Антарес наконец решился и ударил по плечу стоявшего рядом офицера.
        - Остаешься за старшего! Подавить сопротивление, взять под контроль храм! Резервный отряд - за мной! Пробиваемся на северо-запад!

        Глава 24

        Молчаливый проводник довел их до скрытого в стене выхода - узкий тоннель пронзал каменный массив под острым углом, оба конца этой каменной кишки были прикрыты мощными дверьми, тщательно замаскированными в тон окружающего камня.
        Выбравшись наружу, они едва не нарвались на отряд закованных в золоченые доспехи здоровых обалдуев, легкой рысцой двигавшихся вдоль стены.
        - Гвардейцы!  - зло прошипел Ли, глядя вслед отряду из колючих кустов, куда они успели нырнуть в последний момент.  - Что они здесь делают? Гвардия не покидала столичный мир уже чертову уйму лет!
        - А вот теперь решили прогуляться,  - буркнул Ал, аккуратно вынимая вонзившийся ему в скулу шип.  - Может быть, мы уже пойдем? А то место для пряток не самое подходящее. Как они нас только не заметили…
        - Потому что они тупые дуболомы, не видящие дальше собственного носа. Но выбираться надо, тут ты прав, и как можно быстрее. Тот, кто пригнал сюда гвардию, явно не будет экономить и перекроет все входы и выходы. Надеюсь, они не знают хотя бы о части из них, все-таки этот мир не то чтобы пользовался популярностью. Идемте…
        Пробираясь дворами, они то и дело натыкались на стоящие на перекрестках патрули гвардейцев и вынуждены были закладывать дикие петли, обходя их по широкой дуге. Таким образом, несмотря на то, что они неслись со всех ног, продвижение к цели все еще было достаточно скромным. Впрочем, все изменилось со следующим перекрестком. Там тоже был патруль… еще недавно. Сейчас тут была лишь груда трупов - три в золотой броне и целая куча в серых балахонах горожан, а также еще живой гвардеец, с трудом удерживающийся на ногах. Дела его были плохи - он шатался, как пьяный, по металлу доспехов весело сбегали частые алые струйки.
        Ли атаковал, не колеблясь ни секунды. Гвардеец попытался было защититься, но его нынешняя скорость могла вызвать лишь жалость. Уже третий выпад узкого клинка вошел ему точно в глаз сквозь узкую щель забрала. Гвардеец рухнул на груду трупов, смягчивших его падение и не позволивших дикому грохоту металла по камням выдать их расположение всем в округе.
        - Отлично,  - выдохнул Ли, оглядывая картину побоища.  - Кажется, наши шансы резко подросли.
        - Зачем они на них напали?  - недоуменно спросила Хель, всматриваясь в бесстрастные лица мертвых горожан.  - Разве им не плевать на чужаков?
        - Так-то да,  - ухмыльнулся азиат.  - Если те не раздражают их бога. У них трепетное отношение к нему, вы же помните?
        - Но он же вроде как с ними не общается, разве нет?
        - Никто и не говорил о божественном откровении. Важно то, что горожанам так показалось, понимаешь разницу?
        - Вроде бы. И какие у них шансы?
        - Никаких. Но они по крайней мере смогут задержать вторжение и дать нам время на отход. Бежим, чего замерли? Первый раз трупы увидели?
        Миновав еще несколько улиц, они едва не влипли в самый центр сражения между двумя десятками гвардейцев и несколькими сотнями горожан. Те бросались на столпившихся в центре улицы золотые фигуры, совершенно не заботясь о собственном выживании. На их глазах молодой серокожий забрался на крышу, хорошенько разбежался и рухнул в самый центр строя гвардейцев, сбивая с ног нескольких и позволяя своим союзникам ворваться в образовавшуюся брешь. Гвардейцы попытались восстановить строй, яростно орудуя клинками. Кровь и отрубленные части тел разлетались во все стороны, но это ни в малейшей степени не пугало горожан. Они в полном молчании бросались под сверкающие лезвия один за другим, до последнего пытаясь дотянуться до врагов своими смешными кухонными ножами.
        Соваться в эту свалку беглецы не стали, свернув на соседнюю улицу. Здесь тоже совсем недавно кипела яростная схватка - стены были забрызганы ало-голубыми разводами до уровня второго этажа. Ноги скользили на мокрых камнях, и быстро бежать не получалось.
        - Почему они… зачем? Они что, с ума посходили?  - выдохнула Хель на бегу.
        - Видимо, они не очень ценят свое существование,  - хмыкнул Ал, перепрыгивая через кучу трупов, из-под которой торчала еще шевелящаяся рука в золотой перчатке.  - Если бы я тут прожил всю жизнь, тоже бы, не думая прыгнул под топор.
        - Тихо!  - рявкнул Ли, вертя головой.  - Я пытаюсь сориентироваться, а ваша болтовня сбивает. Кажется, вон там более-менее тихо…
        Миновав еще несколько кварталов, они оказались на центральной улице. Она имела довольно ощутимый наклон, и в верхнем конце прекрасно просматривался краешек стены храма… и направляющаяся в его сторону толпа серокожих. Даже на первый взгляд их количество весьма впечатляло - на разборки к центру направлялось не меньше полутысячи аборигенов.
        - Отлично, нам направо,  - выдохнул Ли, сворачивая в противоположную от храма сторону. Но не успели они пройти и пары сотен шагов, как возглас Хель заставил их остановиться. Девушка указывала назад - а там действительно было, на что посмотреть. Крупный отряд в золотом, движущийся от храма, врезался в толпу горожан, стремительно пробивая себе дорогу. Серокожие очень старались, но не могли даже замедлить этот прорыв, не говоря уже о том, чтобы его остановить.
        - Это часом не за нами?  - напряженно уточнил Ал.
        - Очень может быть. Сюда, быстрее!
        Свернув в боковой переулок, они понеслись изо все сил, петляя из стороны в сторону и пытаясь максимально запутать возможную погоню. За спиной плавно нарастал приближающийся грохот сотен бегущих ног. Увиденный ранее отряд определенно шел за ними, как бы странно это ни звучало.
        - Что за херня?  - прокричала Хель, постепенно впадая в панику.  - Они вообще в курсе, сколько нас? Их же целая армия! Это какой-то бред!
        - Кажется, они принимают нас за куда более важных персон,  - Ли, припав на колено, пытался немного отдышаться.  - Когда догонят, расстроятся. Но нам от этого не легче. Сюда!
        Они свернули на узкую улицу, плавно уходящую вниз и влево, в сторону окраины города. Улица была зажата между двумя глухими стенами без дверей и окон, и не имела видимых перекрестков. Поэтому появившаяся, казалось, прямо из стены черная рука с хищно загнутыми пальцами застала их врасплох. Рука схватила за голову бегущего первым Ли и затянула его в узкий боковой проход, прикрытый плетями вьющихся растений. Тот не успел даже вскрикнуть.
        Оставшаяся троица рванулась следом, готовая драться с кем угодно - висящий на хвосте и неумолимо приближающийся отряд довел их до крайней степени бессильной ярости. Но драться, на удивление, не пришлось - в крохотном внутреннем дворике их встречали целый и невредимый Ли и стоящий напротив него высокий старик, в котором они с изумлением узнали их недавнего собеседника из храма. За то недолгое время, что прошло с момента их встречи, с внешностью того произошли разительные изменения. Он окончательно поседел, осунулся, его кожа покрылась многочисленными пятнами и морщинами. Единственное, что осталось прежним - это глаза, все так же взирающие на происходящее двумя черными безднами.
        - Быстрее,  - буркнул старик, указывая рукой куда-то в угол дворика.  - Полезайте вниз. Вас проводят к выходу. Ну же! Они почти здесь!
        Благодарно кивнув - на более внятное выражение благодарности действительно не оставалось времени, Ли бросился к откинутому люку, за которым находился ведущий вниз темный лаз с ржавой лестницей, кое-как закрепленной на стене. Беглецы один за другим скатились вниз, и люк со скрипом захлопнулся за ними, оставив в полной темноте. Воздух в подземелье был на удивление теплый и сухой, без малейших следов затхлости или неприятных запахов.
        - И что дальше?  - спросил Ал, пытаясь увидеть хоть что-нибудь.  - У кого-нибудь есть с собой огонь?
        Словно отвечая на его вопрос, в нескольких шагах от них возник неяркий светящийся шар. В его свете беглецы разглядели, что шар держит знакомая фигура в деревянной маске. Единственное, чем она отличалась от их проводника по храму - это ростом. Серокожий был совсем мал, едва достигая полутора метров роста.
        - Ребенок?  - удивленно спросила Хель, всматриваясь в очертания щуплой фигурки.
        - А ты думала, они делением размножаются?  - усмехнулся Алкегон.
        Тем временем безликий проводник молча обернулся и отправился куда-то в темноту. Переглянувшись, квартет последовал вслед за ним. В конце концов, у них самих давно закончились идеи, как можно выпутаться из нынешней ситуации. Оставалось надеяться, что таинственный старик знал, что делал.
        ***
        Погоня по узким кривым улочкам заставила отряд растянуться длинной извилистой змеей. Воспользовавшись своим преимуществом в скорости по сравнению с закованными в латы гвардейцами, Марий и его отряд пробрались поближе к голове колонны. Именно там находился сам Антарес, а также невесть где найденные им редчайшие маги-сенсоры. «Чувствовать» чужую силу мог любой высший, однако обычно эта способность ограничивалась в лучшем случае парой десятков метров. Проделывать то же самое на расстоянии в несколько километров, а вдобавок отличать энергию конкретного человека - о, такой талант встречался в лучшем случае у одного одаренного из миллиона и ценился буквально на вес золота. Место этим двоим было в худшем случае среди свиты Владыки, но никак не на побегушках у одного из командиров гвардии. Марий намеревался тщательно выяснить все загадки, связанные с происходящим безумием, и любой ценой сообщить об этом лично Владыке. В конце концов, это был его долг.
        Их отряд стремительно мчался к окраине, легко прорывая редкие заслоны из плохо вооруженных горожан. Если в атаке при подавляющем численном превосходстве у серокожих еще был какой-то шанс, то в обороне те выстоять не могли никак. А в последнее время, отдалившись от центра, к которому стягивались отряды городского «ополчения», отряд и вовсе перестал встречать какое-либо сопротивление.
        В связи с этим одинокая фигура в черном балахоне, заступившая путь колонне, не вызвала ни малейшего беспокойства. Бегущий первым гвардеец взмахнул клинком, намереваясь снести безумцу голову и отбросить тело в сторону толчком щита, чтобы о него не споткнулись бегущие следом.
        Однако все пошло не по его плану. Неизвестный перехватил его руку за предплечье, а затем попросту выдернул ее из плечевого сустава мощным рывком. Однорукое тело гвардейца, моментально скончавшегося от болевого шока, безвольно покатилось вниз по улице. Нападавший отшвырнул в сторону оторванную конечность и встретил следующую пару бойцов парой размашистых ударов, попросту снесших головы с из плеч.
        Гвардейцы неслись вниз по наклонной улице с приличной скоростью, и поэтому сразу остановиться не могли. Ряд за рядом оказывался рядом с безжалостным палачом, и тот продолжал бить, проламывая доспехи голыми руками. Когда этот чудовищный конвеер удалось остановить, вся улица за спиной одиночки оказалась покрыта телами мертвых гвардейцев и их частями. Один из ударов, нанесенных очередным бойцом перед смертью, смахнул с плеч атакующего капюшон, и теперь все присутствующие могли увидеть его седые волосы и морщинистое лицо.
        Старый жрец встряхнул руками, стряхивая густо покрывающую их кровь, и взглянул в лица застывших перед ним бойцов. Те с трудом удержались от того, чтобы попятиться назад. Расправа над их менее удачливыми сослуживцами была весьма впечатляюща.
        На мгновение все застыло в шаткой тишине, а затем очнулся Антарес, злым криком погнавший бойцов вперед. И конвеер смерти заработал вновь. На этот раз он двигался помедленнее - гвардейцы осторожничали, старались воспользоваться преимуществом в расстоянии, даваемым им их оружием. К их искреннему сожалению, страшный старик плевать хотел на их оружие. Он голыми руками хватал лезвия мечей и выдергивал на себя их хозяев. А затем все шло по отработанной схеме - удар, хруст и очередное тело катится вниз, пятная брусчатку. На шестнадцатой смерти гвардейцы сломались - и Антаресу пришлось лично протискиваться вперед в окружении четверки личных телохранителей, ибо никакие крики и угрозы не могли пересилить картину заваленной телами улицы.
        С отвращением отпихнув в стороны оцепеневших солдат первого ряда, командир гвардейцев шагнул вперед, вытягивая из ножен свой меч.
        - Я смотрю, еще не все ублюдки-еретики отправились вслед за своим господином. Что ж, время это исправить!
        Жрец промолчал. На его лице застыло умиротворенное выражение - казалось, он попросту не обращал внимания на все происходящее вокруг, занятый своими мыслями. Это пренебрежение явно не понравилось самолюбивому Антаресу, и он яростно бросился вперед, пытаясь нанизать врага на вспыхнувший ядовитым зеленым светом клинок.
        Этот меч старик не рискнул хватать руками - он уклонился, и попытался было привычно дотянуться до руки противника. Не удалось - командир оказался куда лучшим фехтовальщиком, нежели рядовые бойцы. А через секунду на старика насели с боков телохранители Антареса, привыкшие прикрывать его в бою и действующие, как единое целое. За пару ударов сердца жрец обзавелся десятком неглубоких ранений и был вынужден отступить на несколько шагов назад. Воодушевленные тем, что непобедимый враг наконец отходит, гвардейцы бросились вперед, обходя сражающихся с боков и пытаясь достать старика в спину. Самого наглого он перехватил в глубоком выпаде и свернул его руку винтом, однако пыл остальных это не остудило. Свита Мария рванула было следом - все-таки хаотичный бой в стесненных обстоятельствах был их специализацией, но Марий их остановил. Ланса для этого пришлось ухватить за воротник. Юноша непонимающе оглянулся:
        - Учитель? Мы не поможем им?
        - Им не нужна наша помощь. Никому из них. А нам лучше бы держаться подальше… на всякий случай.
        Тем временем бой подходил к закономерному завершению - старика оттеснили на полсотни метров вниз по улице, и он из последних сил отбивал удары, направленные в корпус и голову, жертвуя конечностями. Весь израненный, в превращенном в лохмотья балахоне, он напоминал старого волка, загрызаемого стаей псов. Еще немного, и все будет кончено.
        В этот момент старик неожиданно шагнул вперед, принимая в себя удары трех мечей телохранителей и отводя в сторону артефактный клинок Антареса. Его правая рука вцепилась в предплечье командира гвардейцев мертвой хваткой оставшихся трех пальцев. Антарес вскинул голову и увидел на дне глаз врага стремительно разгорающееся пламя. Он рванулся, пытаясь убежать, раскрыл рот для крика… но не успел. Ничего не успел.
        Марий, увидев самоубийственный поступок жреца, понял все еще раньше.
        - Назад!  - заорал он, бросаясь вверх по улице и с досадой отмечая, что почти никто не последовал его примеру, в том числе застывшие столбиками маги-сенсоры и часть его собственной свиты.
        За спиной взвился нарастающий рев, свист, гул, а затем Марий понял, что стремительно летит вперед, прямо в каменную стену.
        ***
        Марий с трудом оторвал голову от пыльной мостовой и попытался осознать, в каком состоянии находится его тело. На удивление, отделался он легко - сломанной левой рукой. Про контузию и вовсе можно было не заикаться - такие мелочи давно его не волновали. С трудом поднявшись на ноги, Марий обернулся и замер - в двух метрах от него начиналась огромная воронка идеальной полукруглой формы с черными, оплавленными краями. Диаметр этой громадины составлял не менее сотни метров. Где-то там, на ее дне, осталась приличная часть их отряда во главе с командиром, а также устроивший все это старый жрец. Что ж, остается признать - иногда доказательство твоей правоты стоит столько, что лучше бы ты ошибся…
        Куча мусора под стеной зашевелилась, и оттуда, судорожно кашляя, выполз ошарашенный Ланс. Увидев воронку, он замер, а затем протер глаза, пытаясь убедить себя в реальности происходящего.
        - Уучитель,  - дрожащим голосом произнес он.  - Ккто… кто это был?
        - Последний жрец мертвого бога,  - ответил Марий, вправляя сломанную кость и кривясь от боли.
        - Жрец? Но…  - парень никак не мог отвести взгляда от воронки.  - Такая мощь… Он одолел столько гвардейцев… Как? Почему?
        - А что ты хотел,  - боль в сломанной конечности весьма раздражала Мария и заставляла высказываться довольно резко, не выбирая выражения.  - Куда гвардейцам бога торговли до жреца бога войны… пусть он и мертв.

***

        Молчаливый проводник провел их по бесконечным подземным галереям почти к нужному им месту. По крайней мере, выбравшийся первым Ли быстро сориентировался и довольно кивнул, сообщив, что один из переходов находится совсем неподалеку.
        В этот момент откуда-то издалека, со стороны города до них дошла ударная волна, заставившая их пошатнуться. Хель и Алкегон недоуменно оглядывались по сторонам, не понимая, что происходит, а остальные же… Ли досадливо поморщился, окончательно признавая провал своей миссии. Артем же криво усмехнулся, глядя вдаль, туда, где тихо потрескивая остывала оплавленная черная воронка:
        - Не за что жертвовать жизнью, да? Старый негодяй…
        - Что?  - переспросил Ал, стоявший к нему ближе всех. Артем лишь досадливо отмахнулся, показывая, что не говорил ничего важного.
        - Что ж,  - подытожил Ли,  - нам, по крайней мере, удалось выбраться. Я, если честно, не ожидал, но мы дошли,  - он улыбнулся, поднял руку, намереваясь на что-то показать, и отлетел назад, словив грудью яркий огненный шар.
        Следующие несколько минут прошли в полном хаосе и неразберихе. Засевшие в очень удобном месте стрелки прижали их градом всевозможных магических зарядов, не давая поднять головы. В воздух взвилась сигнальная ракета, призывая помощь, и к месту боя наверняка уже спешили все оказавшиеся поблизости отряды. Требовалось срочно что-то предпринять, но идти на прорыв было некому. Артем, утаскивая в укрытие раненого Ли, словил в бедро зазубренный ледяной осколок и теперь сомневался в своей способности пробежать хотя бы десяток метров. Ал и Хель залегли неподалеку, и судя по тому, что лысого разбойника девушка практически тащила на себе, вряд ли их дела обстояли лучше.
        Все было хуже некуда, да еще и Ли не желал спокойно лежать, хрипел, кашлял и порывался вскочить, мешая Артему спокойно порыться в своей сумке в поисках чего-нибудь подходящего… Чего-нибудь, что способно затянуть прожженную практически насквозь грудную клетку, зарастить дырявые легкие и сердце. Предательскую мысль об отсутствии столь мощного средства в аптечке рядового солдата он старался отгонять, но получалось все хуже.
        - Уходите,  - прохрипел Ли, скашивая глаза на Артема. Поднять голову он уже не мог.  - Я - все… уходите! Времени мало, они все закххх… роют скоро! Уходи! Раскххх… кажи все Селене, вот, тут отмечено место встречи…
        С трудом дотянувшись до бокового кармана, он достал оттуда знакомую коробочку компаса и толкнул ее в сторону Артема. На большее его сил не хватило - он закатил глаза и захрипел совсем уж страшно, сожженные легкие больше не в силах были обеспечивать потребности гибнущего тела.
        Артем зло оскалился, глядя на окровавленную цепочку компаса.
        - Что, опять «помоги ей», да? Да вы издеваетесь что ли? А если я не хочу больше никому помогать? Чччерт!
        Зарычав, мужчина схватил компас и упал на колени рядом с телом затихшего Ли. Пару секунд вглядывался в его посеревшее лицо, затем шепнул «прощай, дружище» и вонзил согнутые пальцы прямо в раскрытую грудную клетку. Тело Ли дернулось и принялось стремительно усыхать, дергаясь, как под ударами электрического тока. Гномий браслет на левом запястье Артема вдруг выдал целый фонтан искр, почернел и обуглился, но тот не обратил на игрушку никакого внимания. Не прошло и пары минут, как тело азиата с легким шелестом развеялось пеплом. Артем задумчиво посмотрел на свою почерневшую кисть, на которой серебристыми полосками проступали полоски вен, и медленно поднялся во весь рост, протягивая руку в сторону позиции стрелков. С его ладони сорвалась стремительная серебристо-черная молния. Ударив в лоб одному из наемников, молния разделилась на три и поразила его товарищей, скрывавшихся в глубине наскоро выкопанного окопа.
        - Что это было?  - крикнула Хель, высовываясь из неглубокой расщелины по соседству.  - Где Ли?
        - Он мертв,  - буркнул Артем, внимательно осматривая окрестности.  - Вылезайте, нужно уходить.

***
        - Ну что, учитель? Они прошли тут?
        - Да, они определенно прошли тут,  - пробормотал Марий, вглядываясь в искаженные ужасом черты лица мертвого наемника, состоявшего в одном из отрядов, прикрывавших выходы из рокового мира Святая земля.  - Одно входное и три выходных,  - прошептал он.  - Скверно.
        - Нужно идти за ними, они не могли уйти далеко! Тем более, они ранены!  - горячился Ланс, мечась вокруг своего наставника и не понимая, отчего тот столько возится с трупом этого слабака.
        - Нет,  - решительно произнес Марий, поднимаясь на ноги.  - Мы не будем ни за кем гоняться. У нас есть куда более важная задача. Передай по цепочке - всем отрядам отходить к точке сбора, в бой не вступать. Мы и так уже наворотили делов, нужно заканчивать это безобразие как можно скорее.
        Дождавшись, пока недоумевающий ученик умчится в сторону толпящейся в стороне свиты вперемежку с выжившими гвардейцами, Марий негромко пробормотал себе под нос:
        - Жрец в обмен на гвардейца? Ты решил, что это хороший обмен, старик? Или я что-то упускаю… Да, определенно должно быть что-то еще… Но что?

        ОТ АВТОРА:
        На этом первая часть заканчивается, спасибо всем, кто прочел и высказал свое мнение о прочитанном лайком либо комментарием. Продолжение обязательно будет, но когда конкретно - пока сказать не могу.
        С уважением, автор.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к