Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Волков Алексей: " Сокровище Безумной Луны Похождения Капитана Гагарина " - читать онлайн

Сохранить .

        Сокровище Безумной луны. Похождения капитана Гагарина Игорь Валерьевич Минаков
        Алексей Алексеевич Волков

        Абсолютное оружие
        Русский космический капитан, князь Гагарин, намеревался соблазнить супругу британского лорда Рокстона. Вот только сам лорд оказался не в восторге от такой перспективы. Дело едва не кончилось дуэлью. К счастью, дочь профессора Зайчика, пропавшего в красных джунглях неизвестной планеты, вовремя попросила дуэлянтов о помощи. И вместо того, чтобы стреляться, князь Гагарин и лорд Рокстон отправляются в космическую экспедицию. От планеты к планете, от одного смертельно опасного приключения к другому, шаг за шагом приближаются они не только к тайне исчезновения профессора, но и к величайшему сокровищу в Солнечной системе…


        Игорь Минаков
        Сокровище Безумной луны. Похождения капитана Гагарина


          
        

        А не захватили ли вы какой-нибудь прекрасной белокурой профессорской дочки?
        Нет? Очень жаль. Мы могли бы продемонстрировать кое-какие любительские пытки на прекрасной блондинке…
    Эдмонд Гамильтон. Невероятный мир


        Пролог

        Взрыхленная почва была мягкой, как деревенское масло. Когда ее сжимали в горсти, она выдавливалась между пальцами черными жирными колбасками. Несъедобными…
        Церемонию сократили до предела. Капитан Сандерс двумя ударами заступа вогнал самодельный крест в изножье братской могилы. Профессор Зайчик и младший двигателист Ковальский обнажили головы. Сандерс поднял над головой револьвер и несколько раз сухо щелкнул курком. Патроны приходилось экономить.
        — Пора уходить,  — сказал капитан.  — В рубашке охлаждения трещина… Останемся…  — Сандерс хмыкнул,  — девушками интересоваться больше не сможем…
        Ковальский, которому исполнилось всего-то двадцать пять лет, с тоскою оглядел заросли, со всех сторон обступавшие жалкую кучку уцелевших — ему очень не хотелось перестать интересоваться девушками. Потом Ковальский посмотрел на водянистый волдырь гигантской планеты, нависший над уродливыми кронами. Помощь могла прийти только оттуда — из проклятого космоса. Младший двигателист видел, что радист Кренкель успел отправить последнюю радиограмму. Этот длинный, словно жердь, похожий на дятла немец перестал стучать ключом за минуту до того, как потерявший управление корабль врезался в вершину черной горы.
        Никому и в голову не приходило, что гора может подниматься за пределы атмосферы. К счастью для двух межпланетников и единственного пассажира, удар пришелся по касательной. Старший двигателист Грижас рванул рычаг управления циклотронами. Ядерное пламя в дюзах погасло. Серебристая сигара межпланетного корабля скользнула по обширной ледниковой морене и, кроша камни, скатилась к багряной стене джунглей у подножия горного пика. Подмяла под себя десяток деревьев и рухнула в глубокую долину, распугав местную живность. Корпус лопнул, внутренние переборки смяло гармошкой — пятеро из семи межпланетников погибли и теперь покоились в братской могиле, наспех вырытой уцелевшими счастливчиками.
        По знаку капитана профессор и двигателист подняли вещевые мешки. Набиты они были не слишком плотно. Хватали все, что попадалось под руку. Сандерс был прав — времени на копошение в руинах корабля не оставалось. Надо было изо всех сил делать ноги, чтобы за несколько часов оказаться как можно дальше от места крушения. В сплошной стене джунглей едва просматривалась узкая тропа. Кто ее проложил — звери или аборигены,  — выяснять было недосуг. Тропа куда-нибудь да приведет.
        Крохотный отряд вошел под развесистые древесные кроны, внимательно всматриваясь в багровый полумрак. Обитатели красных джунглей тоже вглядывались в пришельцев, пытаясь понять, стоит ли связываться с этими странными двуногими существами.

        Вызов на дуэль

        Мостовой кран аккуратно уложил китовую тушу корабля на транспортную платформу. Локомотив взревел сиреной, окутался паром, запыхтел, медленно и плавно сдвигая с места свой короткий состав. Вездесущие бродячие кошки порскнули в заросли бурьяна.
        Все было кончено. Капитан Гагарин проводил корабль задумчивым взглядом: тусклая обшивка, погнутые стабилизаторы, потемневшие от адского пламени дюзы. М-да, как ни крути, а жалко. Все-таки прослужил он на «Грезе пространства», почитай, десять годков… И вот теперь пришлось расстаться. «Прощай, любимая! Больше не встретимся…» Былую гордость Межпланетного агентства отправляли на слом.
        Старший инженер верфи, грек Ангелопулос, пыхтя сигарой, свернутой из листьев венерианского табака, прогудел:
        — Устарела посудина… Каждые полгода профилактика — это, братец, не дело. А вручную настраивать магнитные ловушки в полете — вообще самоубийство. Точность до трех микрон… Допуск полмикрона. Ошибется твой механик, и поминай как звали…
        — Умеешь ты утешить, Аристофан,  — хмыкнул Гагарин.
        Грек доставал ему едва ли до плеча, но и снизу вверх он умудрялся смотреть покровительственно.
        — Хочешь добрый совет, Георгий,  — проговорил он.  — Бери машину и поезжай в Ираклион. На площади Львов есть замечательное заведение папаши Зефироса. Вино, сочное мясо… А какие там бывают женщины! М-м-м…  — Ангелопулос вынул изо рта сигару, зажмурился и сладко причмокнул.
        Капитан засмеялся: немолодой грек знал его как облупленного.
        — Как скажешь, дорогой,  — улыбнулся Гагарин.  — Загляну только в кубрик, помоюсь и переоденусь. Изгваздался весь…
        Он пожал инженеру крепкую, темную от графитовой смазки руку и пошел к воротам дока.
        Вечер стремительно превращался в ночь.
        Крит не Северная Пальмира, где дневное светило уходит с небосклона не спеша и потом еще долго тянутся сумерки. Средиземное море, не хухры-мухры… Вроде малиновый диск только что парил над горизонтом и вдруг одним махом опустился в море. Почти как при облете Луны, когда Солнце ныряет за изъеденную кратерами кромку естественного спутника и корабль будто валенком накрывают…
        Вымытый до скрипа, в чистом костюме, Гагарин вышел из кубрика — жилого помещения, где коротали время между сменами инженеры и техники Ракетной верфи космопорта Акротири,  — и направился к воротам, где его ждала старенькая «Испано-сюиза». Хитрый грек Ангелопулос успел уже распорядиться. Капитан с удовольствием опустился на потертое кожаное сиденье, кивнул водителю-турку. Заклокотав движком, автомобиль выкатил за ворота на шоссе, почти точно повторяющее прихотливый изгиб береговой линии, и с маху вклинился в общий поток.
        Гагарин откинулся на спинку и попытался расслабиться, но мешали мысли о предстоящей возне с бумажками. Корабль не женщина, с ним так просто не разведешься. Пока циклотроны дезактивируют, пока движки разберут, пока навигационные приборы опечатают. Месяца четыре провозятся, не меньше. И на каждую бумажку потребуют от бывшего капитана поставить визу. Да еще придется недельку покорпеть над отчетом о последнем перелете на Ганимед. И все это время придется торчать здесь, на Крите. А так хотелось вырваться в Россию, покутить в столичных ресторанах, попить ледяной водочки под цыганский хор, закусывая, само собой, икорочкой. Эх… Ладно, пока посмотрим, что может предложить бравому межпланетнику заведение папаши Зефироса…
        Долго ждать встречи с сим заведением Гагарину не пришлось. Водителем турок оказался виртуозным. Он моментально перестраивался из правого ряда в левый, подъезжал к светофорам в то самое мгновение, когда желтый переключался на зеленый. Когда показались огни Ираклиона, водитель наддал. «Испано-сюиза» вырвалась из общего потока и свернула на маленькое шоссе, что петляло вдоль берега. Здесь движение было не столь интенсивным. Гагарин невольно залюбовался видом ночной бухты, над которой уже взошла луна. Темной скалой возвышались вдали бастионы древней крепости Кулес. На спокойной глади штилевого моря чуть покачивались мачты фелюг. Сверкающей гирляндой пылали в небе бортовые огни туристического дирижабля. Но очарование длилось недолго. Надвинулся большой город, вобрал в свои тлеющие, словно разноцветные угли, недра юркий автомобильчик.
        Турок притормозил у фонтана Морозини. Пассажир протянул ему новенькую купюру. Водитель с благодарностью принял чаевые, пожелал приятного вечера. Капитан вышел из пропахшего бензином салона, с наслаждением втягивая воздух ночного города, пахнущий морем, жареным мясом и — Гагарин даже зажмурился, как давеча инженер Ангелопулос,  — женскими духами. А открыв глаза — огляделся.
        Народа на площади Львов хватало. В том числе и дам. Только они прогуливались с другими кавалерами или в сопровождении компаньонок. Знакомиться в таких условиях — вещь утомительная, не гарантирующая успеха. Самый простой способ — подыскать себе подругу на вечер-другой — это сойтись с нею в пристойном злачном заведении. Обществом профессиональных жриц Афродиты капитан пренебрегал, но ведь в Ираклионе хватало и скучающих одиноких туристок.
        Что там почтенный Аристофан говорил о заведении папаши Зефироса?..
        Заведение обнаружилось неподалеку от собора Святого Марка. В зале было полутемно и довольно уютно. Капитан порадовался, что на нем обычный летний костюм. Все-таки форма диктует определенные правила поведения, а Гагарин сейчас хотел походить на обыкновенного прожигателя жизни, на скучающего в ожидании своего рейса пассажира, а не на себя самого.
        Капитан неторопливо осмотрел зал. Нельзя было утверждать, что ресторан переполнен. Занятыми оказались не более половины столов, да и за ними все больше сидели парочки. И лишь в дальнем уголке обнаружилась одинокая, с виду привлекательная и уж точно молодая женщина. Заинтригованный, Гагарин не заметил, что столик накрыт на двоих.
        — Простите,  — на пути вырос метрдотель, однако еле успел отскочить перед решительно шагающим межпланетником.
        — Извините, мадемуазель,  — обратился тот по-французски,  — вижу, вы скучаете в одиночестве…
        Вблизи женщина действительно производила впечатление. Ее внешность чуть портила нижняя губа, немного выдающаяся вперед, зато какие у незнакомки были глаза! Губа — мелочь, ерунда. А вот взгляд…
        — Мадам,  — тоже на французском машинально поправила женщина.
        — Тем лучше!  — невольно воскликнул пилот.  — Разрешите присесть?
        Впрочем, ожидать формального приглашения он не стал.
        — Честь имею представиться — Георгий Михайлович Гагарин. Служащий Межпланетного агентства… Признаться, давненько я не был на старушке Земле и, вижу, многое пропустил. Знал бы, что на этой планете живете вы — давно бы примчался сюда быстрее света. Один ваш томный взгляд для пылкого сердца дороже всех звезд Млечного Пути…
        Назвать взгляд незнакомки томным можно было лишь с серьезной натяжкой. В нем читалось больше возмущения, чем иных чувств. Однако в деле осады женских твердынь все равно, что говорить. Главное — много, красноречиво и без остановки. По немалому своему опыту капитан знал, что под напором мужских комплиментов женский гнев быстро сменяется на милость. Главное — вызвать первую, пусть и слабую, улыбку. И крепость можно считать павшей.
        Он вопросительно поиграл левой бровью, придавая лицу недоуменно-вопросительное выражение: мол, а вас как зовут, дорогая?
        Намек оказался непонятым, и пришлось Гагарину спросить вслух:
        — Простите, мадам. Я не расслышал вашего имени!
        — Я не представляюсь незнакомцам,  — холодно, но нелогично ответила молодая женщина.
        — Но ведь знакомым ваше имя известно и так,  — резонно заметил капитан.  — В отличие от соскучившегося по женскому вниманию межпланетника… Конечно, я мог бы обращаться к вам «прелестница», только ведь это прозвучит несколько фамильярно. Вы не находите?..
        Женщина не нашла что возразить. Ее карие глаза стали еще больше и теперь смотрели с невольной мольбой.
        — Предлагаю провести дальнейший вечер вместе,  — как нечто само собой разумеющееся произнес Гагарин.  — Такие женщины одинокими быть не должны.
        — У меня есть муж.
        — Ну и что?  — Левая бровь вновь поползла вверх.  — У меня дома есть прекрасное авто, однако это не означает, что я не могу прокатиться и на других.
        — Вы — хам!  — Леди залилась краской.
        — Отнюдь. Я лишь привык называть вещи своими именами. Как истинно благородный человек.
        — Что происходит, дорогая? Кто это?  — спросил кто-то по-английски.
        Гагарин не заметил, что рядом со столом появился рослый подтянутый мужчина в хорошо сшитом костюме. Новоприбывший леденил капитана взглядом, направленным сверху вниз.
        Взгляд этот Гагарину не понравился. Почему-то сразу зачесался указательный палец на правой руке.
        — Простите, а вы, собственно, кто?  — не менее холодно осведомился капитан.
        — Гарри, я, честное слово, не знаю!  — вдруг принялась оправдываться женщина.  — Он сам подсел ко мне!
        — Я не виню тебя, дорогая,  — великодушно отозвался англичанин, продолжая рассматривать Гагарина в упор.  — Я законный супруг этой леди. Лорд Рокстон, если вам будет угодно.
        — Как-то вы не вовремя,  — откровенно признался капитан.
        — Что?!  — Холодное лицо британца вмиг лишилось привычной надменности.
        Капитан поднялся и щелкнул каблуками. Он редко называл наследственный титул, однако надо же поставить на место аристократа из туманного Альбиона!
        — Впрочем, князь Гагарин к вашим услугам. Если вам будет угодно.
        — Мне — будет!  — Лорд уже овладел собой.
        — Отлично!  — Гагарин искренне обрадовался такому повороту. Дуэль могла оказаться неплохим развлечением в череде предстоящих «бумажных» дел.  — Надеюсь, ваши секунданты не заставят себя ждать?
        — Я не привык откладывать,  — оповестил Рокстон.  — Где вы остановились, князь?
        — Господа!  — жалобно выдохнула леди.  — Опомнитесь!
        Мужчины посмотрели на нее с явным недоумением, словно вообще видели впервые. Впрочем, в отношении Гагарина это было правдой.
        — Отель «Звездный скиталец». Пусть спросят меня, там каждый скажет. Своих секундантов я назову вашим при встрече.
        Выходя из заведения папаши Зефироса, капитан уже прикидывал, кто из закадычных приятелей коротает время на Крите, не будучи чересчур обременен делами в ближайшую пару дней. Пожалуй, механик Левшин Федор Степанович. А во вторые секунданты можно и старика Ангелопулоса зазвать.
        Впрочем, для такого случая можно отложить едва ли не все. Разве что кроме внеочередного полета.

        Гуляем!

        Как и многие большие и не очень человеческие поселения, Ираклион был городом контрастов.
        Космопорт, построенный по последнему слову техники ХХ века, соседствовал с седым от морской соли причалом, к которому швартовались еще античные галеры. Паутина антенн межпланетной связи раскинулась над кварталами ремесленников-кустарей, изготовляющих поддельные «микенские древности». Фешенебельные районы, освещенные электрическими огнями, праздничные и шумные, запросто соседствовали с кварталами бедноты, где в окнах, как и две тысячи лет назад, теплились масляные лампады. Крит относительно недавно воссоединился с материковой Грецией, которая сама еще только-только догоняла более развитые страны, и в ней тоже хватало всякого.
        Гагарин, медленно шагающий сквозь чересполосицу кричащего света и молчаливой тени, не думал о скорой дуэли. Одной больше, одной меньше, мало ли их было в его жизни? Зачем переживать раньше времени? И уж тем более нет никакого смысла переживать, так сказать, в процессе. Иные мысли занимали капитана. Вернее, он вернулся к прежней проблеме — как провести остаток вечера. Неудача не огорчила его. Ну не вышло, бывает. Неизбежные издержки поиска приключений. Неприятно быть отвергнутым, да, но всегда можно найти ту, кто утешит.
        Пока же захотелось покурить да окинуть оценивающим взглядом местную ночную жизнь. Гагарин недавно вернулся из рейса и пока еще мог наслаждаться маленькими земными радостями взамен удивительных и грандиозных, но, увы, равнодушных к человеку красот иных миров. На Земле даже воздух другой, насыщенный, вкусный, густой, а здесь, на Крите, еще и сдобренный ароматами моря. Такого воздуха нет нигде в Солнечной системе. На Марсе он сух и разрежен даже на берегу Большого Канала, не говоря уже о высокогорных пустынях. На Венере он насыщен болотными испарениями, несущими лихорадку. На Каллисто дыхание застывает от нестерпимого холода. На Меркурии не продохнуть от ядовитых вулканических газов. Нет, что ни говори — нигде так славно не дышится, как в тихом портовом городишке на родной планете.
        Капитан осознал, что уже несколько мгновений слышит неясный шум, неприятно диссонирующий с его лирическим настроением. Кажется, кто-то отчаянно матерился в полумраке боковой, отнюдь не фешенебельной улочки. Гагарин вгляделся в слабый, как звезды третьей величины, отблеск далеких фонарей. Похоже — драка. О, этим может похвастаться любое человеческое поселение, и не только — на матушке-Земле. Жизненный опыт капитана призывал не вмешиваться в чужие конфликты, если только… Сквозь мат слышалось чье-то шумное, сбивчивое дыхание и неуверенный квакающий голос… Если только кому-нибудь не потребуется по- мощь.
        Помощь действительно требовалась.
        Прижатый шестерыми оборванцами к глухому брандмауэру, в проулке покачивался на длинных и тонких цыплячьих ногах одинокий ухан. Так порою называли уроженцев Марса за большие слоновьи уши. Когда атмосфера разрежена, природе поневоле приходится увеличивать слуховые органы. Марсианин нервно подергивал телепатическими вибриссами, шмыгал носом-хоботком. Покрытая белой шерстью огромная грудная клетка шумно вздымалась. Узкие, с длинными густыми ресницами, привычные к частым пылевым бурям глаза уроженца Красной планеты недоуменно всматривались в лица окружавших его людей. Ростом ухан превосходил любого из этих молодчиков, но чересчур изобретательная природа не предназначила мышцы марсиан к преодолению земного тяготения. На Земле этот гигант был слабее ребенка.
        Широкоплечий мужчина в жилетке поверх голого торса, явный главарь разномастного сброда, не заметил приближения Гагарина.
        — Монету гони!  — требовал он от марсианина.  — Не понял, ушастый?
        — Какие-то проблемы, господа?  — с показной ленцой поинтересовался капитан.
        Верзила не спеша повернулся к нему.
        — А ты кто такой?  — осведомился он.  — Проходишь мимо, ну и проходи. Не видишь, ухана учим делиться!
        Остальные заржали, словно главарь поведал невесть что смешное.
        Загнанный в угол марсианин лишь чуть подрагивал ушами. На избавление он, похоже, уже не надеялся.
        Бровь капитана привычно поползла вверх.
        — Учителя, значит?  — проговорил он.  — И какое учебное заведение изволили кончить? Или вы так учите, без лицензии?
        — Вот она!  — Верзила не придумал ничего более умного, чем продемонстрировать Гагарину здоровенный волосатый кулак.
        Князь легко перехватил руку наглеца, крутанул, и верзила послушно полетел на камни мостовой. Постоянные перегрузки в рейсах сделали мышцы капитана стальными, а в бытность свою на Каллисто он несколько месяцев обучался у местного мудреца сложнейшей и опаснейшей борьбе — форсблейдеру.
        — Лицензия признана недействительной,  — спокойно оповестил Гагарин.
        В следующий момент на него набросилась вся оставшаяся на ногах компания. Вернее, попыталась наброситься. Князь изящно уклонялся от кулаков, сразу бил сам, сильно и безжалостно. Вся схватка заняла несколько секунд. Шесть изломанных тел валялось в самых разнообразных позах, кто-то постанывал, кто-то лишился остатков сознания.
        — Надеюсь, я не очень помешал вашим планам, уважаемый гурд,  — произнес Гагарин на верхнемарсианском. Он уже оценил богатую кожаную перевязь на незнакомце, по изысканному тиснению которой понял, что имеет дело с представителем клана Парча.
        — Благодарю!  — проквакал марсианин, уважительно распахивая уши во всю ширь.  — Если бы не ваша помощь…
        — Не стоит благодарности. Только мой вам совет: после захода солнца никогда не бродите по темным улочкам земных городов. К моему стыду, на Земле попадаются всякие люди, и далеко не все из них могут называться разумными.
        Ухан пытался сказать что-то еще, но Гагарину было неловко выслушивать признательные слова и всевозможные уверения. Он не считал, будто совершил нечто особенное. Разве не долг всякого уважающего себя человека оказать помощь попавшему в беду разумному существу, на какой бы планете оно ни родилось?
        Сразу позабылась мелкая неудача с супругой лорда, и настроение Гагарина вновь стало отличным. В конце концов, разве не мечтал он о нормальном отпуске, пока скитался по всей Солнечной системе?
        — Но вы ведь не откажете в нижайшей просьбе скромно посидеть и выпить со мною что-нибудь приличествующее случаю?  — с надеждой спросил марсианин.
        По законам кланов Красной планеты неблагодарность являлась самым тяжким грехом.
        Со стороны их изящная беседа выглядела как перепалка двух лягушек на болоте. К счастью, в темном проулке, кроме обездвиженных бандитов, не было свидетелей того, как элегантно одетый господин страшно выпучивает глаза и надувает щеки. Место для беседы и впрямь было не слишком подходящим, и капитан, напрягая связки, выдал самую сложную фразу, какую он мог сложить, используя свой небогатый словарный запас верхнемарсианского:
        — Почему бы благородным господам не посидеть где-нибудь в благопристойном местечке за не менее благородным напитком?
        Разве на одних женщинах свет клином сошелся и других развлечений не бывает?
        К папаше Зефиросу возвращаться не хотелось. После недолгого размышления Гагарин пришел к выводу, что лучшего места для попойки в компании ухана, чем забегаловка при местном космопорте, не придумаешь. Осталось только поймать такси. Поддерживая вновь обретенного приятеля под руку — марсианин и в трезвом виде еле шевелил конечностями,  — капитан вывел его из злополучного проулка. Такси нашлось сразу — не так уж и много было желающих воспользоваться наемным автомобильным транспортом ночью. Не прошло и часа, как человек и марсианин сидели за столиком в глубине большого, шумного, задымленного зала.
        Здесь никто не удивлялся такому соседству. Инопланетники мешались с землянами. Похожие на перекормленных пингвинов венериане без умолку щебетали, втолковывая что-то двум механикам, судя по многодневной щетине, только что вернувшимся из тяжелого дальнего перелета. Жители сумеречного Плутона черными кожистыми мешками свешивались из-под прокопченного потолка, чуть покачиваясь в струях нагнетаемого кондиционерами холодного воздуха. Время от времени плутонцы чуть разворачивали крылья, чтобы принять от официанта очередную порцию фруктового льда — лакомства, которое пьянило их сильнее спиртного. Перепончатоухие горбатые «демоны», обитающие в зоне терминатора на Меркурии, скалились алмазной твердости зубами из специальных термических ниш, откуда веяло адовым жаром.
        Зной и холод гуляли по залу, как будто он был рубкой межпланетного корабля, попеременно поворачивающегося к Солнцу то правым, то левым бортом. Гагарин сразу почувствовал себя здесь как дома. Весело здоровался со знакомыми пилотами. Подмигивал девчонкам из службы космодромного обеспечения. Взмыленному официанту, который прошмыгнул мимо, как шальной метеор, капитан успел крикнуть: «Вина мне и оксид-коктейль моему другу!»
        С эстрады грянула музыка. Из-за кулис вышла певица в длинном, черном, усыпанном блестками платье, призывно обтягивающем ее стройные бедра. На ее бледном лице выделялись только темные глаза и бордовая помада на губах. Капитан в предвкушении подался вперед, приготовился слушать.
        Певица запела, и Гагарин сразу забыл обо всем: о «Грезе пространства», отправленной на слом, о предстоящей дуэли, о марсианине, отбитом у ираклионского сброда. Певица пела, и ее хрустальный голос воспарил над пьяным гвалтом дешевого кабака, раздернул сизые занавеси табачного дыма, и чистое сияние космоса пролилось в забитый людьми и инопланетниками чадный зал.
        Пространство и время в который раз пришли на круги своя,
        И звездный свод горит серебром, горькое счастье тая.
        И, охраняя Большой Канал, в его воде дрожа,
        Тут Башни Истины стоят, ажурней миража.
        Давно истлели строители их, забыта мудрость богов,
        Чьи слезы поныне плещут в грань хрустальных берегов,
        И сердце Марса едва стучит под небом ледяным,
        И ветер беззвучно шепчет, что смерть придет за всем живым,
        А Башни — все те же, и гимн красоте звучит, как встарь звучал,
        Дано ей одной любоваться собой, глядясь в Большой Канал…[1 - Роберт Хайнлан «Башни Марса». Перевод Василия Бетаки.]

        Официант принес заказанное. Капитан отхлебнул вина и, расчувствовавшись, обнял подрагивающего ушами марсианина.
        — А ведь она о твоей родине поет, гурд,  — произнес капитан по-русски.  — Понимаешь, ушастый?..
        Марсианин неуверенно квакнул и ухватился за дьюар, из-под крышки которого сочился ледяной пар жидкого кислорода.
        — Не понимаешь! Ну и черт с тобой,  — заключил Гагарин.  — Прощаю, ухан… Сегодня гуляем!

        Просьба, перед которой трудно устоять

        — Гарри, может, не надо было так? Пусть он повел себя не как джентльмен, но у нас же медовый месяц!  — напомнила супругу леди Рокстон, когда они остались наедине.  — Нам пора в путешествие.
        Лорд Рокстон понял ее правильно. В Джейн он был уверен. Разумеется, молодая жена опасается исхода дуэли, которая может обернуться катастрофой для их двухнедельного брака.
        На бесстрастном лице Рокстона на мгновение мелькнула растерянность.
        — Насчет путешествия…  — проговорил он.  — Боюсь, его придется отложить на пару дней.  — И добавил:  — У Пита венерианская лихорадка. И, кажется, Джон тоже от него заразился.
        Леди Джейн поняла, что речь идет о капитане и механике «Феллигана»  — личной космической яхты лорда.
        — И что теперь?  — Джейн настроилась на свадебное путешествие среди звезд и не собиралась отказываться от этого развлечения.
        Лорд вновь был само спокойствие.
        — Я все устрою,  — сказал он.  — За пару дней найму команду. Нанял бы быстрее, но надо же посмотреть рекомендации, решить, кто лучше…
        …Швейцар, одетый на европейский манер в расшитую позолоченными галунами ливрею, отворил массивную остекленную дверь, при этом умудрился угодливо сдернуть с головы фуражку и склониться перед четой Рокстонов в раболепном поклоне. Навстречу молодоженам поспешил импозантный портье с известием:
        — Простите, милорд, но вас ждут!
        — Вот как?  — удивился лорд.  — Кто же?
        В дальнем полутемном углу гостиничного холла поднялась высокая стройная черноволосая девушка в светлом деловом костюме. Трудно сказать, насколько она была хороша. С одной стороны, большой нос с горбинкой и узкая нижняя челюсть могли отпугнуть какого-нибудь утонченного ценителя, с другой — карие глаза девушки словно обволакивали, приковывали взгляд, заставляли терять голову. Правда, только не лорда Рокстона. Тот был настолько увлечен собственной женой, что других женщин для него не существовало. Более того, в первый момент новобрачный невольно задался вопросом: не замешаны ли в этом его политические противники? Вдруг кто-то из них решил испортить медовый месяц, вызвав у Джейн сомнения в моральной чистоплотности супруга. О том, что существо противоположного пола может интересоваться его высокопоставленной особой с совершенно невинными намерениями, лорд как-то не подумал.
        — Простите, это вы лорд Гарри Рокстон?  — осведомилась девушка, блеснув улыбкой.
        Улыбку можно было бы назвать очаровательной, если бы в ней не чувствовалось некоторого напряжения.
        — Это я, мисс… Простите, с кем имею честь?
        — Даяна Зайчик, милорд. Вы наверняка слышали о моем несчастном отце. Хотя бы в связи с его исчезновением…
        — Профессор Марк Зайчик ваш отец?  — немедленно переспросил лорд, давая понять, что хотя бы заочно знает выдающегося минералога.
        В его осведомленности не было ничего удивительного. Лорд Рокстон искренне полагал, что каждый образованный человек должен не задумываясь в любой момент назвать имена всех крупных ученых современности. Тем более — имя, которое уже вторую неделю не сходит с первых полос крупнейших европейских газет. Буквально сегодня утром за завтраком Рокстон зачитывал супруге свежие версии о причинах загадочного исчезновения межпланетной экспедиции, которую возглавлял почетный член множества академий и научных обществ профессор Зайчик.
        — Да, милорд,  — вздохнула Даяна.
        — Поверьте, мы с супругой искренне обеспокоены судьбой близкого вам человека,  — мягко произнес Рокстон.  — Надеюсь, его корабль скоро объявится где-нибудь на задворках Солнечной системы и все прогрессивное человечество вздохнет с облегчением… Вы же знаете, какой ненадежной бывает связь в космосе. Сколько кораблей исчезает, а затем появляется вновь, иногда спустя месяцы…
        Надо же было как-то утешить девушку. Хотя наверняка она уже не раз слышала, что пропажа связи еще не означает гибели отважных космопроходцев.
        — Мне то же самое сказали в агентстве в ответ на мои просьбы об организации спасательной экспедиции,  — с отчаянием произнесла Даяна.  — Но ведь потом может быть поздно! Всегда легче искать по горячим следам. Да и запасы продуктов, воды и воздуха на борту корабля не безграничны…
        — «Преображение» вполне могло сесть на какую-нибудь планету, где не существует проблем с воздухом и прочим… А отсутствие связи может быть объяснено неисправностью радиоаппарата… Кстати, газеты упоминали о последней радиограмме. Вот только что-то не припомню ее содержания.
        — Газетчикам оно и неизвестно… Я не хотела, чтобы об этом писали в газетах… Они и без того распространяют по свету самые нелепые версии, которые лишь сбивают с толку… Вот что я получила незадолго до полного исчезновения связи с кораблем…
        Девушка покопалась в сумке и извлекла небольшой лист бумаги.
        — Я думаю, лучше пройти к нам в номер,  — вступила в разговор до сих пор молчавшая Джейн.  — Холл гостиницы не лучшее место для таких бесед.
        Они вошли в лифт, который одним движением услужливого лифтера был вознесен на третий этаж отеля.
        Разумеется, никакой, даже самый роскошный гостиничный номер не мог бы сравниться с самой скромной залой в родовом замке Рокстона. Однако и здесь было достаточно уютно и благопристойно, чтобы лорд без всякого смущения мог принять хоть саму королеву.
        Рокстон предложил дамам сесть и велел своему дворецкому принести прохладительные напитки.
        — Вот…  — вновь повторила Даяна, протягивая листок с текстом.
        Текста оказалось мало. Между словами были сплошные лакуны, видно, передача шла на грани слышимости и большую часть сообщения радист принять не сумел.
        «Преображение»… катастрофу… реактор… В районе… Черная гора… Плохо… Багряные джунгли…»
        На этих словах текст обрывался, и оставалось только гадать, где именно потерпел катастрофу межпланетный корабль?
        — М-да-а…  — промычал Рокстон, перечитав радиограмму несколько раз.  — Совершенно непонятно, где и когда произошла катастрофа? Неудивительно, что агентство отказало вам, мисс Зайчик. Космос слишком велик, и обшарить его, пользуясь столь приблизительными данными, совершенно нереально. Кстати, мисс Зайчик, а что вам известно о конечной цели экспедиции? Планета? Спутник? Астероид?
        Даяна вздохнула.
        — Почти ничего, милорд,  — сказала она.  — Отец — человек весьма скрытный и одержимый. Он сохранял место назначения экспедиции в глубочайшей тайне. Скрывал даже от меня! Кроме него, о подлинной цели перелета знал лишь капитан Сандерс…
        — Но в радиограмме указаны багряные джунгли… Может быть — Марс?  — предположила Джейн.
        Вопреки печальным обстоятельствам лорд невольно залюбовался супругой. От возбуждения и искреннего желания помочь бедной девушке леди Рокстон стала еще краше.
        — Марс довольно велик,  — задумчиво протянул лорд.  — И настолько обжит, что у потерпевших крушение есть все шансы выйти если не к людям, то к марсианам… Дышать на нем не труднее, чем на высокогорных курортах Швейцарии. Вода — тоже есть. Что касается съестных припасов — колонисты никогда не откажутся помочь соотечественникам. Да и многие аборигены…
        — Многие аборигены…  — подхватила дочь пропавшего ученого и не закончила фразы.
        Лорд Рокстон понял, о чем не осмелилась сказать девушка.
        Красная планета, названная в честь древнего бога войны, порою оправдывала свое имя. Считать ее обитателей мирными существами можно было лишь с некоторой натяжкой. Марсиане не различали состояние войны и мира. Между собой они еще как-то ладили, придумав за свою долгую историю сложную систему запретов и ограничений на насилие, что не мешало аборигенам, проживающим в некоторых отдаленных местностях, расправляться с чужаками, ничуть не обременяя себя соображениями морали и не терзаясь муками совести. И если в больших городах северных равнин сохранялось что-то от древней цивилизованности, то на гигантских просторах пустынных плато юга почти ничего не напоминало о временах былого расцвета утонченной марсианской культуры.
        Осознавая, что его слова прозвучат не слишком утешительно, лорд Рокстон все же сказал:
        — В любом случае профессор вряд ли отправился на Марс… Настоящие леса вымерли там тысячи лет назад… А ту жалкая поросль, что произрастает на берегах Большого Канала, мало кому покажется джунглями.
        Даяна Зайчик совсем поникла, но леди Рокстон не собиралась сдаваться.
        — Мы могли бы посоветоваться с учеными-планетографами, дорогой,  — заявила она.  — Не так уж и много в Солнечной системе планет, где растут багряные леса.
        Рокстон вновь молчаливо восхитился супругой — она была не только красива, но и умна. И тем не менее врожденный британский скепсис помешал ему поддержать жену.
        — Ты забываешь, дорогая, что даже колонизированные нами планеты исследованы далеко не полностью. Карты, составленные упомянутыми тобою планетографами, изобилуют не багряными, а белыми пятнами!
        — Что толку обсуждать все это, если у меня все равно нет корабля для поисков!  — с горечью произнесла Даяна.
        — Гарри, у нас же есть собственный корабль! И мы все равно собирались совершить свадебное путешествие,  — пылко проговорила Джейн, сама не подозревая, что высказала затаенную надежду мисс Зайчик.  — Нам ведь все равно, куда лететь. Почему мы не можем совместить путешествие с поисками? Помочь попавшему в беду великому ученому — прямой долг каждого порядочного чело- века.
        Лорд в который раз за сегодня посмотрел на супругу с любовью и обожанием. Красота и ум не исчерпывали всех достоинств леди Рокстон, у нее было еще и отзывчивое сердце. Поневоле захотелось соответствовать той, которую вот уже третью неделю он называл законной женой.
        — Мы так и сделаем, дорогая,  — сказал Рокстон.  — Но ты забыла, что в экипаже у нас не хватает первого пилота и механика. Разумеется, завтра же с утра я займусь поисками подходящей замены бедолагам Питу и Джону. Как только мы разрешим наше маленькое недоразумение с князем. А вас,  — Рокстон повернулся к Даяне,  — мы приглашаем присоединиться к поискам. Свободная каюта на корабле найдется.
        — Спасибо! Не знаю, как я вас смогу отблагодарить!  — с жаром произнесла профессорская дочь.  — У меня все вещи давно собраны, утром я буду на вашем корабле.
        — Не так скоро,  — вздохнул Гарри.  — Пока найдем пилота, пройдет не меньше двух дней…
        — А может…  — произнесла леди и испуганно смолкла.
        — Что, дорогая?
        — Я подумала — князь ведь тоже капитан. И насколько поняла, он сейчас в отпуске. Почему бы вместо дуэли не предложить ему отправиться с нами на поиски отца Даяны? При всей своей невоспитанности он производит впечатление человека благородного. Неужели он сможет отказаться от полета во имя спасения человека?
        Лорд Рокстон нахмурился.
        — Ты же не хочешь, чтобы у кого-то появился повод обвинить меня в трусости?  — высокомерно осведомился он.
        — Дуэль вы можете отложить до возвращения,  — решительно заявила леди Рокстон.  — Я не меньше тебя забочусь о фамильной чести, дорогой, но сейчас не время бряцать оружием — любое промедление может погубить отважного ученого. Мы же не знаем, каково ему сейчас? А с момента прекращения радиосвязи прошло не так уж и мало времени. Чем быстрее мы приступим к поискам, тем больше шансов найти пропавший корабль и тех, кто летел на нем. Хочешь, я сама поговорю с князем и объясню ситуацию?
        — Это лишнее!  — отрезал лорд.  — Хорошо, дорогая, я поступлю так, как ты желаешь. В конце концов, князь действительно человек благородного происхождения, несмотря на вызывающее поведение. Да и как о капитане я слышал о нем исключительно лестные отзывы. Если же у него на примете есть свободный механик… Я переговорю с ним немедля! Мисс Зайчик,  — обратился он к профессорской дочери,  — если у нас все получится, то уже завтра на закате мы стартуем с Земли. Мой дворецкий известит вас о точном времени отлета. Будьте готовы.
        Девушка вскочила, прижимая сжатые руки к груди.
        — Милорд… миледи… я…  — Она не находила слов.
        Рокстон жестом прервал ее.
        — О благодарности будем говорить не раньше чем вызволим вашего отца и его спутников!  — заявил он.  — Спокойной ночи, мисс Зайчик! Мой дворецкий проводит вас.

        Инкогнито из Венусбурга?

        Кабак шумел, но за толстыми дверями, которые вели в офис владельца заведения, царила тишина. Тишину эту нельзя было назвать безмятежной. Пожалуй, точнее всего к ней подходил эпитет «гробовая». Несмотря на старательное пощелкивание климатической установки, нагнетающей в офис прохладу, лица и шеи двух джентльменов, сидящих в глубоких покойных креслах, были багровы и блестели от пота.
        — Черт вас побери, Харрис!  — бурчал низенький толстый человечек в дорогом костюме из золотистого искусственного шелка, роющийся в кипе финансовых отчетов.  — Вы могли бы поаккуратнее заполнять накладные…
        Второй джентльмен, высокий и сухощавый, одетый в поношенную серую тройку, перегнал потухшую сигару из одного угла тонкогубого рта в другой.
        — Все делалось с вашего благословения, мистер Джонс,  — сказал он.  — Это была ваша идея — отвести тоненький ручеек от океана общей прибыли в бездонные резервуары вашей жадности.
        — Заткнитесь, Харрис!  — вскипел мистер Джонс.  — Резервуары ВАШЕЙ жадности, как вы изволили выразиться, не менее глубоки!
        Харрис взял с треугольного журнального столика зажигалку, выполненную в виде стартующей ракеты. Щелкнул крышкой. Прозрачный огонек атомного пламени подпалил кончик сигары, свернутой из листьев первосортного венерианского табака.
        — Не будем ссориться, мистер Джонс,  — выпустив струю ароматного дыма, произнес Харрис.  — Если слух о наших делишках достигнет ушей Старика, нам обоим не миновать выгребной ямы. Давайте лучше искать выход.
        — Какой тут может быть выход,  — проныл мистер Джонс.  — Не сегодня завтра Старик назначит ревизора, и тогда нам крышка! Вы что-нибудь слышали о Питере Грее?
        — Об этой фискальной крысе из Венусбурга?!  — откликнулся Харрис.  — Разумеется! Лично предан боссу и абсолютно неподкупен… Иначе он давно бы был у меня в кармане.
        — Вот видите… Стоит Старику натравить эту крысу на наши филиалы, и вся эта ваша липа…  — Мистер Джонс потряс пачкой накладных,  — сгодится лишь на разжигание камина в особняке босса. И кто знает, может быть, в это самое время Грей под личиной мелкого клерка роется в наших квартальных отчетах где-нибудь на Титании…
        Харрис едва не выронил сигару, чертыхнулся, стремительно обернувшись к управляющему.
        — Сплюньте, мистер Джонс!  — проговорил он.
        — Сплюну, если лучших идей у вас нет,  — пробурчал толстяк.  — Учтите, такие проверки проводятся исключительно инкогнито…
        — Значит, нужно как можно быстрее закрыть прорехи в нашем бюджете, мистер Джонс!  — сказал сухощавый.
        — Не спорю,  — буркнул управляющий,  — но каким образом?..
        — Нас спасет только гигрит!  — заявил Харрис.
        — Вы с ума сошли, Харрис,  — сказал мистер Джонс.  — Вы хотите не просто сунуть голову в петлю, но и собственными руками соорудить виселицу? Пожалуйста, но без меня…
        — Не спешите с выводами, мистер Джонс,  — перебил его сухощавый.  — У меня есть идея. Дело в том, что в Ираклионе появилась мисс Зайчик!
        — Хм…  — Мистер Джонс нацедил в стакан холод- ной шипучки и принялся пить мелкими глотками.  — Я рад за вас, но при чем здесь ваша подружка?!
        — Сразу видно, что вы не читаете газет, мистер Джонс… Мисс Зайчик дочь известного минералога профессора Марка Зайчика!
        — Ну и что?
        — А по некоторым данным, причем весьма достоверным, профессор открыл на одном из дальних планетоидов колоссальные залежи гигрита. В газетах появились сообщения об исчезновении экспедиции Зайчика. И его дочь, разумеется, озабочена судьбой своего папаши…
        — Ну-ка, ну-ка…  — подбодрил его мистер Джонс.
        И Харрис рассказал ему историю, которую этой же ночью мисс Зайчик поведала лорду Рокстону и его супруге.
        — Значит, вы утверждаете, что агентство отказало любящей дочери в посылке спасательной экспедиции?
        — Да, но, по моим сведениям, мисс Зайчик особа решительная и обязательно найдет того, кто ей поможет…
        — Так-так,  — пробормотал мистер Джонс, поигрывая зажигалкой.  — Самым лучшим выходом для нас была бы посылка этой самой спасательной экспедиции, но…
        — Она потребует колоссальных расходов,  — подхватил сухощавый,  — которых мы себе не можем позволить!
        — Вот именно! В чем же тогда заключается суть вашей идеи?
        — Наш человек должен оказаться на борту корабля, хозяин которого не устоит перед слезами несчастной девушки. Причем человек этот должен быть честен и максимально бескорыстен. Ни о чем не подозревая, он будет отправлять нам короткие радиограммы, содержание которых будет оговорено заранее, и…
        Толстяк замахал на него пухлыми руками: дескать, увольте от подробностей. Харрис послушно смолк, и тогда мистер Джонс проговорил:
        — Звучит разумно, только где вы найдете такого простака?
        — Да хоть вон там!  — Харрис ткнул пальцем в сторону двери.  — В вашем кабаке вечно толкутся десятки таких простаков, готовых ради пары фунтов на что угодно.
        Мистер Джонс отставил стакан, с трудом выкарабкался из кресла, подошел к двери и поднял заслонку, прикрывающую телескопический глазок, позволяющий владельцу видеть все, что творится в обеденном зале.
        На самых непрестижных местах сидели унылого вида мужчины — дешевые мятые костюмы, запыленные шляпы, нечищеные башмаки. Это были безработные, со всех сторон стекающиеся к космопорту Ираклиона в поисках заработка. Было видно, что полуденное солнце Крита нещадно жгло этих бедолаг, встречные грузовики обдавали их горячей пылью, а витрины туристического района слепили усталые глаза.
        — Ну и который из них?  — осведомился управляющий.
        — Да хотя бы вон тот высокий блондин,  — проговорил чиновник,  — что торчит у самой стойки и с видом восторженного идиота пялится на эстраду.
        Мистер Джонс всмотрелся. В стороне от толпы соискателей, покачиваясь на каблуках, стоял рослый молодой человек без шляпы, в измятой, серой от пыли одежде. У ног его лежал приплюснутый дорожный саквояж, содержимое которого составлял главным образом воздух. Рот молодого человека был приоткрыт, а глаза устремлены к эстраде, где как раз выступала певица в черном с блестками платье.
        — Какой-то бродяга…  — пробурчал владелец кабака.
        — Вот именно, мистер Джонс!  — воскликнул Харрис с воодушевлением.  — Деревенщина, который притащился сюда не столько в поисках работы, сколько ради того, чтобы поглазеть на межпланетные корабли. У него нет знакомых в городе. Он ни с кем не связан. И его ничего не стоит обвести вокруг пальца.
        Толстяк пожевал похожими на непропеченные оладьи губами.
        — М-м… пожалуй,  — промычал он.  — Попробуйте, Харрис… Только, ради бога, разговаривайте с ним сами.
        — Разумеется, мистер Джонс!  — откликнулся сухощавый.  — Я обтяпаю это дельце в лучшем виде, не беспокойтесь. Разумеется, потребуются некоторые расходы…
        Харрис пытливо взглянул на управляющего. Мистер Джонс нехотя вытащил из внутреннего кармана чековую книжку.
        — Тысячи вам хватит?
        — Хватит!  — быстро ответил сухощавый.  — Выписывайте!
        Толстяк заполнил листок, вырвал его и протянул своему подельнику:
        — Держите! И я очень рассчитываю, что на этот раз вы все сделаете как надо, Харрис.
        — Разумеется!  — в который раз за время разговора произнес сухощавый свое любимое словечко.  — Не извольте беспокоиться!
        Харрис сунул чек в карман, кивнул мистеру Джонсу и вышел из офиса. По пути к своему небольшому кабинету в подсобных помещениях он окликнул взмыленного официанта, показал ему на блондина и велел привести его.
        Харрис уселся на свое место в узком закутке, заваленном бумагами и образцами минералов, доставленных с далеких планет. Из небольшого бара, спрятанного под столом, он достал початую бутылку виски и отхлебнул прямо из горлышка. Длинные костистые пальцы сухощавого дрожали. Разговор с мистером Джонсом дался Харрису гораздо труднее, чем могло показаться на первый взгляд. Владелец припортового кабака по совместительству был одним из управляющих подпольной сети нелегальных рудников, разбросанных по всей Солнечной системе. Не поверь толстяк Джонс в его безумную затею, валялся бы сейчас Харрис с перерезанным горлом в выгребной яме.
        В дверь постучали. Харрис спрятал бутылку в бар и крикнул:
        — Войдите!
        В закуток втиснулся блондин. В не слишком просторном помещении стало совсем тесно. Харрис принялся с любопытством разглядывать вошедшего. Высокий, широкоплечий, светловолосый. Ярко-голубые наивные глаза. Застенчивая улыбка. Сразу видно — простак из простаков.
        — Как тебя зовут, парень?  — спросил сухо- щавый.
        — Моя фамилия Гант, сэр,  — отозвался блондин.  — Юджин Гант.
        Харрис поморщился. Голос у этого Ганта был под стать облику.
        — Откуда ты?
        — Из Теннесси, сэр.
        «Американец!»  — удивился сухощавый.
        — Как ты попал на Крит?
        — Нанялся в Нью-Йорке кочегаром на сухогруз… Захотелось мир повидать…
        — Ищешь работу?
        — Да, сэр!
        — Не так громко, сынок.
        — Простите, сэр,  — почти шепотом произнес Гант.
        — А что ты умеешь? Чем занимался там, у себя, в Теннесси?
        — Всем понемногу… Работал на ферме. Водил грузовик. Помогал учителю в школе…
        — Ты учился в школе?
        — Да, сэр. Я окончил школу в Нэшвилле. Хотел поступить в колледж, но для этого нужны деньги… Ведь я сирота, сэр. Отец погиб полгода назад, во время взрыва на заводе ракетного топлива. А мать умерла, когда мне не исполнилось и трех лет…
        — У тебя будут деньги,  — нетерпеливо сказал Харрис.  — Кроме того, я похлопочу, чтобы тебя приняли в колледж и назначили стипендию…
        — Спасибо, сэр, но я…
        — Не перебивай!  — окрысился Харрис.  — Я и не думаю заниматься благотворительностью. Я лишь плачу за указанные мне услуги.
        — Всегда рад помочь, сэр!  — гаркнул Гант.
        Сухощавый зажал уши, сверля громкоголосого верзилу злым взглядом. Вновь обретя слух, он процедил:
        — Если ты, парень, немедленно не заткнешь пасть, я велю вышвырнуть тебя вон. Желающих получить работу пруд пруди. Я могу нанять любого. Учти это.
        Гант раскрыл было рот, видимо, чтобы опять гаркнуть «Да, сэр!», но спохватился и только кивнул.
        — Вот и умница,  — продолжал Харрис.  — Поступай так и впредь… Работа тебе предстоит не пыльная, сынок. Все, что от тебя требуется, это отправлять мне регулярные послания. Умеешь обращаться с радиопередатчиком?  — Гант опять кивнул.  — Славно… Что именно должны содержать эти сообщения, вскоре узнаешь. По возвращении получишь изрядное вознаграждение и место в колледже. Устраивают такие условия?
        Гант оживленно затряс головой. Губы его беззвучно шевелились.
        — Говори,  — милостиво разрешил сухощавый.  — Только не гаркай…
        — Я… с-сэр… я не знаю… чем обязан, но… сделаю все…
        Харрис усмехнулся.
        — Сделаешь, сделаешь,  — проговорил он.  — Запомни еще одно, сынок, ни одна живая душа не должна узнать, чем ты занимаешься. Проболтаешься — душу выну!
        — Я понял, сэр!  — сдавленным голосом отозвался Гант.  — Разрешите один вопрос?
        — Давай.
        — Откуда я буду должен отправлять радиограммы?
        — Болван,  — проворчал сухощавый.  — Уж точно — не из ближайшего бара… Из дальнего космоса, сынок! С борта межпланетного корабля!
        Харрис пристально посмотрел в глаза американца и понял, что не ошибся в выборе. Выражение лица Юджина Ганта было неописуемым. Восторг мешался с недоверием. Он, американский провинциал, без денег и приличного образования, увидит другие миры! Болотистые джунгли Венеры, высохшие моря Марса, вулканические пустыни Меркурия и ледяные фиорды Каллисто… Да мог ли он мечтать о таком, сидя теплыми летними вечерами на изгороди коровьего выгона и глядя на такие прекрасные и такие недоступные звезды…
        Ну и так далее.
        — Когда я должен лететь, сэр?
        — Об этом ты вскоре узнаешь,  — сказал Харрис.  — Никуда не уходи, я велю Гаркеру, чтобы он тебе выделил какой-нибудь угол и накормил. По первому же зову изволь явиться ко мне.

        Следующий метеор

        Автомобиль ждал новобрачных у выхода из отеля без четверти семь.
        Утренний кофе выпит, прочие ритуалы завершены, а ехать до указанной русским князем гостиницы от силы восемь минут. Еще две — чтобы подняться в нужный номер и еще пять на случай непредвиденных задержек по дороге. Как истый британец, Рокстон не любил опаздывать.
        Лорду было немного не по себе оттого, что он намеревался предстать перед соперником ранее назначенного секундантами часа. Как бы князь не посчитал это признаком трусости! Но, с другой стороны, под влиянием вполне понятных чувств к супруге слово Рокстоном было дано, и теперь надо его сдержать вне зависимости от собственных, лорда, желаний. Да и как следует поступать настоящему джентльмену, если на кону чужие жизни? Только что скажет на это Гагарин? Он хоть и князь, но русский, а у них свои понятия о порядоч- ности.
        — Спасибо тебе, дорогой!  — Джейн, как всегда, хорошо поняла, какие чувства обуревают супруга, и на долю секунды прильнула к нему. Подобная нежность в присутствии водителя была несколько непристойной, но Рокстон был благодарен жене и за ее понимание, и за ее сме- лость.
        Короткая поездка, и вот уже автомобиль застыл у весьма скромной гостиницы со звучным названием «Звездный скиталец». Вышколенный шофер не спеша покинул свое место, обогнул длинный капот, открыл пассажирскую дверцу, выпуская лорда, а тот уже сам помог супруге сойти на тротуар.
        — У нас семь минут, дорогая.  — Лорд взглянул на часы и остался доволен тем, как точно он рассчитал время. Но одного взгляда на парадную лестницу гостиницы оказалось достаточно, чтобы хорошее настроение улетучилось.
        Легкомысленно постукивая каблучками, навстречу молодоженам шла не кто иная, как Даяна Зайчик, и на губах ее играла самодовольная улыбка.
        — Доброе утро, милорд! Рада вас видеть, миледи! По счастливому стечению обстоятельств мы с вашим знакомым пилотом живем в одной гостинице. И вот я подумала: почему бы нам не зайти к нему вместе?
        Рокстону с большим трудом удалось сохранить на лице бесстрастное выражение. Для этого ему пришлось на несколько мгновений отвести взгляд от дочери пропавшего профессора. Лорд сделал вид, что его заинтересовала физиономия рыжего мальчишки, показывающего британскому подданному язык с безопасного расстояния. Но не язык сорванца занимал сейчас Рокстона. Ему не хотелось беседовать с русским князем на деликатные темы в присутствии посторонних, но Даяна, кажется, не понимала этого. С непринужденностью эмансипированной женщины дочь профессора обняла леди, а потом — и лорда. К немалому смущению и возмущению последнего.
        Куда катится мир!
        — Идемте!  — поторопила новобрачных Даяна.
        Рокстон не выдержал.
        — Простите, может, вы подождете у себя?  — предложил он.
        — Почему?  — не поняла девушка.  — Поиск пропавшей экспедиции — наше общее дело, и давайте с самого начала действовать сообща. Я вам помогу уговорить капитана.
        Лорд мысленно укорил себя за недальновидность. Ну почему он не разглядел вчера в этом робком с виду создании черты весьма решительной особы, какой Даяна предстала сегодня? Похоже, она принадлежит к той породе людей, которым почему-то кажется, что без них никогда и ничего не решится. И нет им дела до того, что в некоторых ситуациях они могут оказаться совершенно лишними.
        Только, к сожалению, не очень культурно сообщать об этом даме. Даже если она считает, будто существует некое равенство, и старается вести себя как мужчина. Словно казаться и быть — абсолютно одинаковые вещи.
        И все же Рокстон попытался объяснить свою точку зрения:
        — Понимаете, в данном случае ваше появление не совсем уместно… Князь не подозревает даже о нашем с миссис Рокстон визите. А уж тем более невежливо являться к нему в обществе незнакомой ему особы.
        — Фи, милорд…  — Нахальная эмансипе наморщила носик.  — Не пора ли избавиться от пережитков патриархата? Мы же с вами современные люди! На Марс летаем, на Юпитер, а все еще держимся за предрассудки Викторианской эпохи. Времена меняются, и надо им соответствовать,  — протараторила Даяна.
        Возражать ей было уже некогда. Время неумолимо подходило к семи, а опаздывать в некоторых ситуациях элементарно неприлично.
        — Хорошо,  — холодно вымолвил лорд.  — Только давайте договоримся. Вы постараетесь молчать, пока я буду объясняться с князем.
        Это уже приходилось говорить на ходу. Просторный холл, лифт с подтянутым лифтером в линялой ливрее, короткая поездка на второй этаж, а дальше устланный вытертой ковровой дорожкой коридор и ряды кипарисовых дверей по обе стороны.
        В ответ на стук в дверь Гагарин открыл сам. В полете межпланетникам не положена прислуга, и не важно, есть у тебя титул или нет. Понятно, что проводивший большую часть времени в космосе князь отвык от лакеев. Даже в отпуске продолжал обходиться без них, словно и на Земле оставался на службе.
        — Прошу, ваша светлость…  — По лицу князя было видно, что он немного удивлен и ждал появления не противника, а его доверенных лиц. Когда же лорд вежливо приостановился и пропустил двух дам, левая бровь межпланетника невольно поползла вверх.
        Он предложил гостям присаживаться. Дамы, изящно приподняв кринолины, расположились на диване. Рокстон остался на ногах.
        — Прошу прощения, князь, за непрошеный визит,  — проговорил Рокстон,  — но, к сожалению, обстоятельства со времени нашей беседы несколько изменились.  — Легкое удивление на лице Гагарина сменилось откровенным разочарованием. Лорд торопливо продолжил:  — Поймите меня правильно, князь. Я не отказываюсь от вызова, но как благородный человек благородного человека прошу ненадолго отложить разрешение нашего спора.
        — Слушаю вас…  — Гагарин вздохнул с некоторым облегчением. Перенос и отказ — понятия разные. И первое ничуть не умаляет чести.
        — Для начала хочу представить вам — Даяна Зайчик. Дочь известного профессора, недавно пропавшего вместе с кораблем «Преображение». Даяна, это князь Георгий Михайлович Гагарин, один из лучших капитанов Межпланетного агентства.
        Один из лучших капитанов привычно щелкнул каблуками. Воспитанный в традициях русского дворянства, он ждал, что девушка протянет для поцелуя руку, однако мисс Зайчик явно не разделяла подобных предрассудков. Хорошо, что хоть обнимать незнакомого человека она, к некоторому облегчению британца, не стала.
        — Наслышан-с,  — заявил Гагарин.  — Не о вас, мисс, а о вашем отце. И о пропаже «Преображения»  — тоже. Да и с капитаном Сандерсом коротко знаком. Что-нибудь удалось выяснить о судьбе корабля? Признаться, к моему стыду, в последние дни я почти не следил за новостями… А почему мы с вами, милорд, все еще на ногах? Прошу вас, присаживайтесь. Кофе, чай, что-нибудь покрепче? Я распоряжусь.  — Гагарин снял с телефона трубку.
        — Вначале предлагаю поговорить о деле,  — переглянувшись со спутницами, сказал лорд.
        Он коротко сообщил о последней радиограмме профессора Зайчика, о собственном решении отправиться на поиски пропавшего ученого, затем со вздохом о болезни, поразившей членов экипажа личной, его светлости, яхты.
        Князь мгновенно понял, к чему клонит британец.
        — Вы предлагаете мне лететь с вами?
        — Если в данный момент вы свободны…  — подтвердил Рокстон и деловито добавил:  — К разрешению же нашего спора мы приступим после возвращения на Землю…
        — Ежели оно состоится,  — спокойно заметил Гагарин и извлек золотой портсигар с папиросами.  — Дамы не станут возражать, если я закурю?.. Угощайтесь, лорд!
        — Благодарю, я привык к сигарам.  — Рокстон вынул из глубокого кармана своего прекрасно сшитого пиджака курительные принадлежности.
        — Я слышал,  — продолжал капитан,  — что профессору удалось не то найти знаменитый гигрит, не то вычислить его месторождение… Никому до сих пор не приходилось отыскивать сколь-нибудь значительные залежи этого весьма ценного минерала,  — окутавшись клубами дыма, задумчиво вещал Гагарин, поглядывая при этом на драгоценное ожерелье на шее леди Рокстон.  — В прессе время от времени появляются сенсационные сообщения, но… Я это к тому говорю, что, ежели экспедиции профессора Зайчика повезло напасть на след гигрита, не одни мы бросимся на ее поиски.
        — По словам мисс Зайчик, агентство отказало ей в помощи,  — заметил лорд.
        — Я говорю не о Межпланетном агентстве, ваша светлость,  — сказал князь.  — К моему глубокому сожалению, в космосе хватает всевозможных авантюристов, а то и откровенных преступников, не брезгующих ничем ради обогащения. Допустим, неким, не слишком обремененным моралью личностям станет известна цель нашего полета, что помешает им проследить, куда именно мы направляемся, а при удаче — перехватить профессора раньше нас и вызнать у него, где находятся залежи? Или, в зависимости от того, как сложатся обстоятельства, захватить нас вместе с профессором?
        — Вы хотите сказать, что наша миссия может быть сопряжена с опасностью?  — уточнила Даяна, глаза которой пылали азартом.
        По молодости и простительной неопытности девушка искренне считала, что приключения — это нечто захватывающее и для участников они всегда заканчиваются хорошо.
        — Я хочу сказать, что в космосе бывает всякое,  — откликнулся Гагарин.  — И далеко не только хорошее. Поэтому мне хотелось бы, чтобы в нашей экспедиции принимали участие исключительно муж- чины.
        — Вот еще!  — возмутилась Даяна.  — Вы забываете, что речь идет о моем отце!
        Леди Рокстон повернулась к супругу.
        — Как бы там ни было, дорогой,  — заявила она,  — одного я тебя ни за что не отпущу… Надеюсь, ты не забыл, что обещал мне незабываемое свадебное путешествие?
        — Разумеется не забыл, дорогая!  — заверил ее Рокстон, хотя слова князя встревожили его.
        Привычка держать данное слово и благоразумие боролись в душе лорда. Расставаться с молодой супругой Рокстону не хотелось. Он попытался уверить себя, что рассуждения князя о возможных опасностях не более чем попытка отговорить его, истого британца, от выполнения благородной миссии. Да, в пространстве встречаются всякие люди, в том числе и негодяи.
        Однако космос слишком велик, поэтому вероятность такой встречи крайне низка. Возможность неприятностей вовсе не означает, что они обязательно воспоследуют. И если быть бдительными, ничего страшного не произойдет. Но что бы ни случилось, он, лорд Рокстон, будет рядом с возлюбленной женой!
        — Мы летим вместе с этими леди или не летим вовсе!  — заявил британец.
        Гагарин, которого нисколько не занимали душевные борения Рокстона, только кивнул. Он уже посматривал на профессорскую дочку, ибо супруга лорда его более не интересовала. Князь исповедовал простой принцип: если разминулся с метеором, не расслабляйся, вскоре твою траекторию неизбежно пересечет следующий.
        Британец кашлянул, чтобы напомнить русскому о своем существовании. Князь очнулся и попытался сосредоточиться на деле.
        — Какой у вас корабль?  — деловито поинтересовался он.
        — Яхта класса «А»,  — ответствовал Рокстон.  — Шестьсот тонн массы покоя, атомный двигатель, максимальная скорость с учетом последующего торможения — до десяти тысяч километров в секунду. Отличная маневренность и в пространстве, и в планетарной атмосфере, четыре противометеоритные пушки, автономность до месяца.
        — Знаю я эти яхты… Крепкие кораблики,  — пробормотал Гагарин.  — Но дальше орбиты Марса без остановки лететь не рекомендуется.
        — Собственно, на Марс мы и собирались…
        — Тем лучше. Вы говорили, что у вас недобор экипажа. Если надо, я могу взять своего механика-двигателиста. Отличный специалист, но, как гласит русская поговорка… Хотя это не переводится,  — оборвал себя капитан.
        — Мы вам будем очень признательны,  — искренне сказал лорд.  — Мои люди заболели несколько не вовремя…
        — Болезни всегда приходят не вовремя. Болезни сердца в том числе.  — Князь многозначительно посмотрел на Даяну, однако девушка не поняла на- мека.
        — Мы бы хотели отправиться как можно быстрее,  — сказала она.  — Еще до полудня.
        — Яхта уже полностью загружена припасами, заправлена и готова к вылету,  — сообщил Рокстон.  — В данный момент механики космопорта проводят последний осмотр. Мы все равно планировали путешествие, и поменялся разве что маршрут.
        Князь нахмурился.
        — До полудня — не знаю,  — проговорил он.  — Мне надо сдать все дела, оформить отпуск. Я постараюсь покончить с этим как можно скорее, но вы же знаете бюрократов, которые засели в управлениях. Вечно у них то одно, то другое. Впрочем, вряд ли вы с этим сталкивались, не поймете…
        — Я наслышан,  — заметил лорд.  — Но будем надеяться на лучшее. Яхта называется «Феллиган». Она пришвартована в третьем доке частного сектора порта. Мы явимся на борт сразу после завтрака. А вы подъезжайте, как только сможете. Спасибо за понимание, капитан.
        Мужчины обменялись крепким рукопожатием. Затем Гагарин приложился к руке леди и повернулся к профессорской дочери.
        — Безмерно рад знакомству, пусть даже вызванному столь прискорбными обстоятельствами,  — сказал он, щелкнув каблуками.
        Он снова ждал протянутой руки, однако вместо этого девушка вдруг порывисто обняла его, немедленно отстранилась и лишь потом ответила:
        — Я тоже рада. Уверена: все будет хорошо.

        Перед отлетом

        Под непереводимой поговоркой Гагарин подразумевал: «Пьян да умен — два угодья в нем». Имелась у механика-двигателиста такая слабость, впрочем совсем не мешавшая ему добросовестно исполнять служебные обязанности. Специалистом Левшин был превосходным, и немало капитанов пыталось переманить Федора Степановича в свои экипажи, однако никакие уговоры и посулы на двигателиста не действовали.
        Сейчас было утро, и Гагарин надеялся, что верный помощник от вчерашнего возлияния отойти успел, а нового еще не начинал. Трудно упрекнуть межпланетника в том, что на Земле он отдыхает так, как ему нравится.
        Левшин остановился все в том же «Звездном скитальце». Ведь проживание в этом не слишком престижном отеле агентство своим сотрудникам оплачивало. Гагарину нужно было лишь взобраться на два этажа выше да немного пройти по темному узкому коридору. Лифт на такую верхотуру не поднимался, и князю пришлось воспользоваться черной лестницей.
        Надежды оказались ложными. Дверь в номер была не заперта, и князь еще из коридора уловил запах перегара.
        Левшин спал на узкой койке, занимавшей почти весь номер. Раздеться он, видимо, не сумел. Хорошо, что хоть разулся и снял носки. Из-под покрывала торчали босые ноги и нижняя часть форменных галифе. Рядышком с койкой стояли две пустые бутылки из-под вина, и еще четыре — под подоконником. На небольшом столике, придвинутом к окну, сохли остатки закуски и тускло отблескивали в утреннем свете захватанные стаканы. Похоже, Левшин пил не в одиночестве. Между тарелками красовалась еще одна бутылка, но уже из-под русской водки. В общем, типичная картинка из серии «Хмурое утро».
        — Федор, вставай!  — потребовал капитан.
        Двигателист в ответ лишь перевернулся на другой бок и захрапел. Судя по его состоянию, гульба завершилась где-то под утро.
        — Метеорная атака!  — вдруг рявкнул князь.  — Пробоина в третьем отсеке!
        Левшин мгновенно вскочил с постели, лишь чуть запутавшись в покрывале, и рванулся к ближайшей стене. Однако шкафчика с аварийным скафандром там по понятным причинам не оказалось.
        — Фу ты! Шуточки у тебя, Георгий Михалыч!  — выдохнул двигателист, приходя в себя.  — А если бы я к окну бросился?
        — Тогда бы перехватил,  — спокойно заметил князь, усаживаясь в единственное в этом бедламе кресло. Извлек папиросы, прикурил и уже из-за дыма осведомился:  — По какому поводу сей знатный пир?
        — Ну уж и знатный…  — Левшин загремел бутылками, выискивая, чем бы опохмелиться.  — Скажешь тоже… Так, посидели малость с ребятами из наземной обслуги. Один из них ходил на «Ольге». А второй — местный, грек, кажется… Кстати, где они? Ах да, вроде ушли потом… Один другого поддерживая…
        В обнаруженной бутылке что-то еще плескалось, и Федор жадно осушил ее прямо из горлышка.
        — Уф! Легче стало.
        Гагарин только головой покачал. К подобному времяпровождению своего двигателиста он давно привык. Похмельными синдромами Федор почти не страдал, и оставалось надеяться, что и сейчас быстро придет в чувство.
        — Хороший ты человек… Жаль, меры не знаешь.
        — Знаю, но кто же столько выпьет?  — возразил Левшин.  — Ты чего в такую рань, Георгий Михалыч?
        — Какая рань? Уже время завтрака. Так что умывайся, приводи себя в порядок. Разговор имеется.
        — Что за разговор? Опять бумагами заниматься? Знаешь же, не люблю я писанину.
        — Ты профессора Зайчика помнишь? Который пропал недавно с кораблем.
        — Я его и не знал. Так, слышал кое-что… Вроде что-то он такое там нашел…
        — Нашел,  — проговорил князь.  — Теперь его искать надо.
        — Да! Давай выпьем за успех поисков! Вроде что-то у меня оставалось…
        Двигателист вновь занялся поисками.
        — Погоди пить. Есть разговор.
        Левшин покорно опустился на койку напротив капитана.
        — В общем, нам с тобой предложили участвовать в поисковой экспедиции. Некий лорд Рокстон предоставляет для сего благородного дела собственную яхту, а капитана и двигателиста у него на данный момент нет. Я дал согласие. Ты как, летишь?
        — Знамо дело,  — без колебаний ответил Федор.  — Как же не помочь человеку? Потом нам кто-нибудь поможет. Когда вылетаем?
        — Сегодня, как только бумаги сдадим. Или договоримся, чтобы за нас их сдали. У лорда яхта класса «А».
        — «А» так «А». Разберемся. Ничего сложного там нет. Знаю я эти яхты — их строят так, чтобы младенец справился и с двигателем, и с управлением. Мы-то не младенцы. Не первый год в космосе. Ты малость подожди. Я только умоюсь и переоденусь. Вещи-то собрать — дело плевое. Вот насчет бумаг лучше, конечно, договориться. Пообещать там чего…
        — Пообещаем. Это мы запросто,  — улыбнулся князь.
        Пока все складывалось хорошо. И Левшин бурчать не стал, согласился лететь, и дочка у профессора симпатичная. Ради такой не то что на Марс, в другую галактику полетишь. А уж с ней… Один взгляд чего стоит!
        Тем временем Даяна Зайчик уже заканчивала завтрак. За столиком они сидели втроем. Благо сборами лорда занималась прислуга, а времени до отлета оставалось еще порядочно.
        — Я думаю, из слуг мы возьмем с собой только Билла, дорогая,  — сказал лорд, положив нож с вилкой.  — Ну и одну служанку на твой выбор. Я не верю, что у нас возникнут какие-то проблемы с непорядочными людьми, тем не менее будет лучше, если женщин на борту окажется как можно меньше.
        Джейн согласно улыбнулась. Действительно, зачем больше одной служанки? Посещение балов и прочих светских мероприятий на других планетах не планируется. В таком случае одна служанка вполне управится со стиркой, глажкой и прочими нехитрыми делами. В крайнем случае во время стоянки можно нанять людей за почасовую плату…
        — А вы что скажете, Даяна?  — обратился Рокстон к профессорской дочери.  — С вами будет служанка?
        — Я прекрасно справляюсь сама!
        Даяна хоть и была дочерью известного человека, однако к числу аристократов не принадлежала и с легкостью обходилась без прислуги. Она вообще считала себя самостоятельной во всем.
        — Но все равно на яхте достаточно места, и если хотите… Кстати, нам не помешал бы кок. Причем желательно, чтобы он мог оказаться полезным и при вылазках на поверхность. Какой-нибудь крепкий простой парень. К сожалению, наш Джон болен, а он готовил прекрасно… Теперь же искать уже поздно. Вызывать человека из Англии — долго, время дорого. Может, у вас есть кто на примете, мисс Зайчик?
        Даяна сразу подумала о женихе. Джошуа сейчас здесь, на Крите… Он сильный, смелый, умелый, надежный… Только, к сожалению, очень занятой и вряд ли сумеет выкроить время для спасательной экспедиции. Если бы не его вечная занятость, лучшего спутника представить было бы невозможно. Ведь он так искренне переживал за отца и очень сожалел, что сам не сможет принять участие в поисках, но обещал помочь всем, чем только сможет…
        — Я не знаю, милорд,  — задумчиво проговорила Даяна,  — но спрошу у… знакомых…
        — Только учтите, что человек должен успеть на борт до полудня, даже до половины двенадцатого,  — предупредил Рокстон.  — И еще иметь рекомендации от людей, заслуживающих доверия.
        Лорд умолчал, что у него в Ираклионе есть знакомый полицейский комиссар, которому не составляло труда проверить, не значатся ли за нанимаемым какие-нибудь неблаговидные делишки. В космос порою стремились авантюристы и проходимцы всех мастей, и иметь подобного типа на борту…
        Мисс Зайчик решительно поднялась.
        — Тогда я вас ненадолго покину,  — сказала она.  — Мне нужно позвонить по телефону.
        Рокстон благосклонно кивнул:
        — Разумеется, мисс. Мы тоже пойдем. Пора готовиться к отлету. Я думаю, встретимся в порту, скажем, в четверть двенадцатого. Через пятьдесят одну минуту.
        Джошуа отозвался сразу, словно ждал звонка. Может, так оно и было. Он ведь внимательный, заботливый, понимающий с полуслова… Нужен надежный человек, который, помимо всего прочего, умеет стряпать? Такой человек будет. Да, дорогая, встретимся через четверть часа.
        И действительно, спустя четверть часа Джошуа подъехал к гостинице. С ним был молодой высокий блондин, явно не знающий, куда себя деть в присутствии уверенного в себе жениха.
        — Здравствуй, милая!  — Джошуа на мгновение обнял девушку, словно они были одни. Он всегда был противником пережитков Викторианской эпохи.  — Очень рад, что у тебя появилась надежда.
        — Спасибо, дорогой!  — Каждый слышит, что хочет слышать, и Даяне показалось, будто в тоне жениха прозвучала участливость.  — Представляешь, лорд Рокстон согласился помочь с поисками и даже сам примет в них участие!
        Они беседовали прямо у входа в гостиницу, и вокруг куда-то шли люди. Турки, греки, европейцы… Несколько раз мимо медленно прошел рыжий мальчишка. Но стоит ли обращать внимание на незнакомцев, когда стоишь рядом с суженым?
        — Лорд — благородный человек,  — согласился Джошуа Харрис.  — А куда именно вы направляетесь? Где твой несчастный отец?
        — Мы подумали, что, скорее всего, он на Марсе,  — откликнулась мисс Зайчик.  — Поэтому летим туда. Но в радиограмме столько неясного, что может статься, что мы ошиблись…
        — Ты обязательно сообщай мне о ходе поисков. Я же волнуюсь.
        Даяна вздохнула:
        — Обещать не могу. Лорд настаивает на секретности полета. Говорит, что любую радиограмму могут перехватить какие-нибудь мерзавцы…
        — Да-да,  — сокрушаясь, проговорил Джошуа.  — Столько негодяев развелось… Я очень хочу, чтобы ваш полет увенчался успехом. И как можно скорее. Очень. И буду переживать за вас.
        Глаза жениха смотрели холодно, но Даяна этого не замечала.
        — Спасибо, милый,  — пробормотала она.  — Ты такой заботливый…
        — А теперь позволь представить,  — Джошуа обернулся к молодому человеку.  — Это Юджин Гант. Американец. Человек простой, бедный, зато надежный, как ты и просила. Умеет стряпать. Согласен делать вообще все, лишь бы побывать в космосе… О жалованье ни ты, ни лорд Рокстон можете не беспокоиться. Беру это на себя. Пусть это станет моим скромным вкладом в вашу святую миссию.
        — Ой!  — восторженно воскликнула Даяна.
        Обычно Джошуа не слишком ее баловал. Да она и сама считала, что в отношении полов должно быть полное равноправие. Почему женщина обязана быть лишь тенью мужчины? Прежде всего мы люди, а уж потом все остальное.
        Юджин скромно стоял в сторонке. Ему, провинциальному парню, было в диковинку вот так, запросто, находиться рядом с такими людьми, да еще и быть им полезным.
        — Даяна.  — Мисс Зайчик демократично протянула американцу руку. Без всякого женского кокетства. Обычное пожатие. Как равная с равным.
        — Ээ… Юджин,  — смутился парень.
        — Вы стряпать умеете? А стрелять?
        — Разумеется, мисс!  — Лицо Ганта украсила открытая улыбка.
        Девушке понравился новый спутник. Красивый, обаятельный, скромный, знающий свое место. И на нее смотрит без присущего многим мужчинам цинизма. Почти такой же милый, как Джошуа.
        — А меня стрелять научите?  — продолжала она наседать на совсем смутившегося американца.  — Я просила жениха, однако он отказывается.
        — Научу, мисс, если будут время и возможность,  — отозвался Гант.  — В этом деле главное — тренировка. Доводилось мне знавать леди, стреляющих не хуже мужчин…
        Сам того не подозревая, этим заявлением он еще больше выиграл в глазах Даяны.
        — По-моему, вы вдаетесь в детали.  — Джошуа, как всегда, был собран и деловит.  — Когда вы отлетаете? Ты говорила, вроде бы в полдень…
        — Да. Вещи я уже все собрала. Ты же знаешь, я все делаю заранее…  — Вопреки обыкновению, мисс Зайчик кокетливо улыбнулась.
        — Жаль, проводить я тебя не смогу…  — со вздохом проговорил жених.  — Но Юджин поможет тебе донести вещи до такси. Своих у него немного. А теперь, извини, мне пора. Буду ждать тебя с триумфом… Эй, малый!  — Джошуа подозвал рыжего мальчишку, который все еще ошивался неподалеку.  — Поймай для леди такси до космопорта!  — И щедро одарил сорванца мелкой монетой.

        Кораблю — взлет!

        Прощай, голубое небо!
        Капитан Гагарин выбросил окурок наружу и захлопнул люк. Вообще-то он не любил сорить на космодроме, считая, что на всех вверенных Межпланетному агентству территориях должен царить идеальный порядок, но такова традиция! «Вернуться, чтобы подобрать собственный окурок»  — так говорят межпланетники. А что не нами заведено, не нам и отменять.
        Перед тем как покинуть шлюз, князь окинул беглым взглядом приборы. Стрелка в датчике давления показывала, что герметичность крышки люка идеальна. По опыту зная, что такое бывает редко, Гагарин не мог не порадоваться за владельца корабля. Обычно люк открывали и закрывали по нескольку раз, прежде чем внутреннее и наружное давления выравнивались. А потом еще приходилось проверять, нет ли утечек, постепенно понижая давление в шлюзовой камере.
        Князь перешагнул через комингс и закрыл внутренний люк шлюза. Снова беглый взгляд на приборы — порядок! Следующей обязанностью капитана, обусловленной и традицией, и уставом, был обход пассажирских отсеков. Нужно проверить страховочную шнуровку противоперегрузочных кресел, иначе при смене полетного режима какого-нибудь ротозея приложит о переборку с усилием примерно в полтонны, и… поминай как звали.
        Первый после Господа капитан отвечал за все, что творилось на борту.
        На «Феллигане» пассажирские отсеки располагались между трюмом и кубриком экипажа. В условиях земного тяготения подниматься на такую верхотуру было занятием несколько утомительным, особенно после не слишком праведной ночи, но Гагарин чувствовал прилив сил. Что и говорить, при всех прелестях отдыха на Земле больше всего князю нравилась полная тревог и опасностей жизнь в пространстве. А отдохнуть можно и на маршевом режиме: когда корабль вышел на полетную траекторию, капитану все равно нечего делать.
        Гагарин взбежал по металлическим дырчатым ступеням, даже не прикоснувшись к поручням. Жаль, что в этот момент некому было оценить его бодрость и силу — пассажиры, а особливо — пассажирки прочно привязаны к креслам. Как гусеницы в коконе. Сравнение развеселило князя, и он, энергично насвистывая, вошел в апартаменты лорда Рокстона. Без стука! Сейчас капитан был полноправным хозяином яхты и мог позволить себе некоторую невежливость. Апартаменты полукольцом охватывали центральную ось корабля. Большую часть их занимала гостиная, ослепляющая своей роскошью, почти непозволительной в условиях межпланетного перелета. Здесь и находились домочадцы Рокстона, включая дворецкого Уильяма и темнокожую горничную Бетти.
        — Добрый день, господа! Как самочувствие?
        — Немного душно, капитан,  — пожаловалась леди.  — Нельзя ли проветрить каюты?
        — Увы, миледи,  — откликнулся Гагарин,  — корабль уже загерметизирован. Потерпите, скоро подам больше кислорода…
        Капитан методично проверил страховочную перевязь на каждом пассажире. С особенным удовольствием — на миссис Рокстон и ее полногрудой горничной. На леди шнуровку пришлось подтянуть, на служанке — ослабить. Косые взгляды лорда князь игнорировал. В личные спальни Рокстона и его супруги и примыкавшие к ним крохотные каюты для слуг князь заглядывать не стал. Ведь там никого не должно было быть. Все люди на борту наперечет.
        — Все в порядке, господа,  — возвестил капитан.  — Просьба не покидать кресел до особого распоряжения. Старт через пятнадцать минут. До встречи в космосе!
        Мисс Зайчик и невесть зачем нанятый британцем простофиля Гант находились в другом отсеке, который занимал противоположное полукольцо. Уюта и роскоши здесь было поменьше, чем в хозяйских каютах, но кожаная мебель, картины, утопленные в стены, обзорные иллюминаторы, изящные светильники, драпировки и прочие детали отделки говорили о безупречном вкусе лорда Рокстона.
        Гагарин подступил к Даяне с некоторой робостью. И удивился самому себе. Кто она, собственно, такая, чтобы заставить трепетать старого космического волка? Обыкновенная пигалица лет двадцати. Ну слегка заносчива и не в меру самоуверенна. Ну миловидна, но не красавица — это уж точно. И тем не менее… Князь осторожно прикоснулся к шнуровке, прилегающей к юному телу профессорской дочки. Привязана она была хорошо, можно сказать — профессионально. У Гагарина даже язык зачесался, так захотелось спросить: неужели мисс Зайчик сумела зашнуроваться без посторонней помощи?
        — К вы себя чувствуете, Даяна?  — участливо спросил он.
        — Мне не терпится отправиться в путь,  — быстро ответила она.
        — Немного терпения, мисс…  — пробормотал князь, оборачиваясь к Ганту.
        А вот блондин его не порадовал. Шнуры он перепутал, половину не затянул. Сидел, улыбался, как кретин, пока князь, мысленно чертыхаясь, его перешнуровывал. Сразу видно — деревенщина. Ему коров пасти у себя на Теннессищине, а не в космос летать с порядочными людьми. Управившись со шнуровкой горе-пассажира, Гагарин пообещал себе сразу после взлета услать этого молодчика на камбуз. Нечего ему отираться возле Даяны. Пусть готовит обед, а заодно — и ужин.
        Князь бросил беглый взгляд на часы.
        — Старт через десять минут. Прошу оставаться на местах, покуда не будет иного распоряжения.
        Улыбнувшись девушке и сурово поглядев на блондина, Гагарин покинул пассажирские отсеки. Для порядка заглянул в кубрик. Оба «палубных матроса», как именовал эту категорию межпланетников балагур Левшин, младший двигателист Крэпс и каргомастер Болдуин, были упакованы по всем правилам, что изобличало их немалый опыт полетов. Князь ограничился лишь тем, что приветливо кивнул им. Пора было подняться в рубку и приступить к одной из двух основных обязанностей капитана — лично управлять кораблем на старте.
        Второй основной капитанской обязанностью была посадка, но до нее еще надо было дожить.
        На последних ступеньках Гагарин ухватился за поручни и почти запрыгнул в овальное отверстие люка, ведущего в рубку.
        — Приветствую в рубке, шкип!  — церемонно произнес механик-двигателист.
        Он уже был туго зашнурован в своем кресле у наклонного щита контроля циклотронов.
        Капитан бегло осмотрел ходовую рубку.
        Здесь тоже все было в порядке. В широкие обзорные иллюминаторы заглядывало южное солнце. В его лучах огоньки на приборных панелях выглядели тускло-зелеными, что не могло не ласкать капитанский глаз. Если все индикаторы пульта мерцают, будто крохотные изумруды, значит, корабельные механизмы работают, как швейцарские часы.
        — Как самочувствие, Федор Степанович?  — по- интересовался князь, усаживаясь на свое место. Добавил многозначительно:  — После вчерашнего…
        — У меня перед полетом всегда норма, Георгий Михалыч,  — отозвался Левшин.
        — Тогда — поехали!
        Гагарин засвистел шнурами, с ловкостью привязывая себя к командирскому креслу. Скомандовал:
        — Пускай, Степаныч!
        Левшин плавно отжал пусковой рычаг ходовых циклотронов.
        Дрожь пронзила корпус. «Феллиган», словно застоявшийся в стойле жеребец, рвался на волю. Бьющаяся в циклотронах плазма искала выхода. По кораблю прокатился скрип и скрежет. Сами циклотроны работали бесшумно, но фюзеляж и оснастка отозвались на нарастание мощи внутри их тороидальных оболочек.
        — Холодная тяга!  — перекрывая грохот, сообщил механик.
        Это означало, что пока Рубикон не перейден и старт можно отменить.
        Гагарин взялся за рычаги управления, выкрикнул:
        — Давай полную!
        Грохот и дрожь слились в ровный гул.
        До ушей капитана донеслось:
        — Полная тяга на оси!
        — Взлетаю!  — отозвался князь.
        Он потянул рычаги на себя, высвобождая исполинскую силу циклотронов. Кресло Гагарина просело под нарастающей тяжестью тела. Капитан взглянул на шкалу. Усмехнулся в усы: всего полторы единицы. Пустяки. Барские нежности. «Греза пространства» и в лучшие годы с Земли поднималась при четырех. Только очень мощный корабль способен развить полную тягу при столь низких значениях перегрузки. А мощный корабль — это большой запас хода и большая свобода маневра.
        Свобода в самом высоком смысле этого слова.
        Медленно поворачиваясь вокруг оси, «Феллиган» стремительно поднимался в полуденное небо Крита. Исчезли, залитые зноем, улочки Ираклиона. Пропала крепость Кулес. Превратился в чернильное пятнышко залив с приветственно покачивающимися мачтами фелюг. Средиземное море распахнулось от Гибралтара до Малой Азии, от Европы до Северной Африки, уже больше похожее на изображение на школьной географической карте, чем на беспокойный соленый простор. Сама Земля съежилась до размеров глобуса, испятнанного ватой облаков.
        Грохот и тряска прекратились. Яхта лорда Рокстона покинула атмосферу, всем корпусом от носового обтекателя до килевых дюз слилась с клокочущей в ней энергией. Синевато-белый блеск Солнца, изморозь Млечного Пути, чеканный профиль Луны, а где-то за ней красноватая искорка Марса. От этого зрелища, которое никогда не станет для настоящего межпланетника привычным, сладко защемило в сердце. Капитан, сам того не замечая, улыбался до ушей, будто зеленый кадет, впервые попавший в открытый космос.
        Трезвый до отвращения голос старшего двигателиста вернул его к действительности:
        — Шкип, недобор тяги тридцать восемь килограммов.
        — Ну компенсируй,  — буркнул князь.
        — Уже,  — в тон ему откликнулся Левшин,  — но надо будет разобраться, кто протащил на борт лишний чемодан…
        — Выйдем на маршевый, разберемся…
        Ему не хотелось говорить сейчас о делах. Каждый выход в пространство был для Гагарина как первое свидание. Ему всегда чудилось, что еще мгновение — и отдернется бархатный занавес, расшитый брильянтами, и навстречу выйдет женщина ослепительной красоты, ради которой он, князь Гагарин, с радостью забудет обо всех прочих представительницах прекрасного пола. Но время шло, корабль выходил на траекторию межпланетного перелета. Слаженно, не сбиваясь с такта, пели циклотроны, а никакой занавес не распахивался, и чуда не происходило. И вместо прекрасной женщины в рубке торчал скучный по трезвому делу Левшин, которому дался этот лишний чемодан. Будь его воля, капитан сию минуту услал бы Степаныча его искать, но инструкция требовала, чтобы механик-двигателист находился на своем посту до выхода судна на маршевый режим.
        — Хороший кораблик, шкип,  — заметил Федор Степаныч.  — Даже для класса «А» хороший. Сразу видно, англичане делали… Вестингауз небось…
        — Наши не хуже умеют,  — парировал Гагарин.
        — Кто спорит…
        Князь и не собирался спорить, ему хотелось петь. Вместе с циклотронами.

        Тайна лишнего чемодана

        Гагарин сориентировался по звездам, еще со времен древних мореплавателей именуемым навигационными, уточнил курс и легкими касаниями к штурвалу подправил направление полета. Затем поставил таймер на сорок часов. Именно по прошествии этого времени придет пора разворачивать корабль, начиная торможение. Нормальное ускорение — десять метров в секунду, самый комфортабельный вариант для пассажиров, которым не слишком нравится испытывать перегрузки или невесомость. Гагарину и Левшину в срочных рейсах доводилось идти с полуторной, а несколько раз даже с двойной силой тяжести, но ведь «Греза пространства» была грузовиком, на борту которой пассажиров отродясь не водилось. Скорость же космической яхты на пике должна достичь почти полутора тысяч в секунду, но и то потребуется больше трех суток, чтобы выйти на околомарсианскую орбиту. Расстояния в космосе громадны. А Марс еще не самая далекая пла- нета.
        — Внимание пассажирам!  — объявил князь по громкой связи.  — Корабль вышел на основную траекторию. Можно покинуть противоперегрузочные кресла.
        Делать в рубке было больше нечего. Корабль сам, постепенно разгоняясь, приблизится к точке поворота, за которой начнется торможение. Экипажу оставалось присматривать за приборами, изредка сверяя положение яхты в пространстве. Да и к этому необременительному занятию можно было приступить спустя пару часов. Локатор не фиксировал метеоров на тысячи кубических миль окрест, а если в ближайшее время и обнаружит, загодя оповестит сиреной.
        — Пошли, Федя,  — сказал Гагарин,  — отдохнем перед сменой режима…
        — Мне еще лишний вес надо найти,  — покачал головой двигателист.  — Откуда он на корабле взялся?
        — Я же говорил — кто-то прихватил пару лишних чемоданов с тряпьем,  — отмахнулся князь.  — Это ведь частная яхта, а не пассажирский корабль… Забудь, много топлива все равно не сожрет.
        Требования к весу багажа на пассажирских кораблях, где от массы груза зависит расход топлива, а от расхода топлива — стоимость перелета, всегда были предельно строгими. Дозволь пассажирам брать неограниченное количество вещей, и те наберут столько, что проданные билеты не окупят рейса. Потому чем меньше был вес пассажира, тем больше он мог взять с собой багажа, и наоборот. За каждый лишний грамм требовалось вносить дополнительную плату. Иное дело — частная яхта. За собственные деньги владелец мог позволить себе и своим гостям любой каприз. Например, возить с планеты на планету ручного индийского слона.
        Левшин все еще колебался, и Гагарин добавил:
        — Прежде, чем искать лишние килограммы, надо каргомастера спросить. Он же грузы принимал, вдруг забыл что учесть в спешке? Всякое бывает. Заодно список посмотрим. А то ведь так торопились, что и не знаем, что на борту есть, а чего нет. Да и матросиков немного поэкзаменуем. По виду народ опытный, но все-таки лучше знать, с кем имеем дело.
        Против этих аргументов возразить Левшину было нечего. Если не хочешь делать все и всегда сам, убедись в квалификации помощника. Можно ему доверить хотя бы простейшие операции или только закручивание и откручивание гаек?
        Они вызвали «матросиков» в рубку.
        — Не может быть никакого перегруза,  — заявил Болдуин, покуда его товарищ держал экзамен перед Левшиным.  — Вот список с указанием веса принятого груза, а также веса всех пассажиров.
        Гагарин взглянул на небольшую стопку листков. Выглядело солидно. Он бегло полистал список, не удержался и между делом отметил вес дам, словно цифры могли что-то добавить к зрительным впечатлениям.
        — Давайте пересчитаем,  — вздохнул князь.
        Заниматься арифметическими действиями не очень хотелось, однако в космосе не бывает мелочей. По словам каргомастера, все «чемоданы» учтены, но приборы, в отличие от человека, врать не могут. И если не верить приборам, лучше вообще не покидать Землю.
        — Та-ак…  — протянул по завершении дела Гагарин.
        Ошибка в расчетах действительно была. Вот только в другую сторону: принятый вес получался еще меньше заявленного.
        — Не понимаю, как это вышло,  — обескураженно произнес Болдуин.  — Два раза пересчитывал… Не понимаю…
        — Тридцать восемь килограммчиков! Это даже не чемодан — чемоданище… Не пропустил ли ты, часом, братец, какой-нибудь ящик?
        — Не понимаю…  — снова повторил англичанин, совсем по-русски почесывая в затылке.  — Может, в мое отсутствие что-нибудь принесли? Ну или что-то на корпус налипло? Метеорит железный притянуло… намагниченный…
        — Магнитный метеорит, говоришь?  — хохотнул Гагарин.
        Ему стало весело. Ну народ! Прошляпит, а потом городит невесть что.
        Князь еще раз скользнул взглядом по списку. Продовольствие, запас кислорода и воды, оружие… В общем-то недурно. Ладно, найдутся лишние килограммы. Не исключено, что лорд тайком погрузил подарок для молодой супруги, не поставив в известность даже экипаж.
        В гостиной капитана уже ждали лорд с женой, дочка профессора и белобрысый балбес Гант. Не хватало лишь слуг, но они в данный момент наверняка распаковывали пресловутые чемоданы или же наводили порядок в других апартаментах Рокстона. Покуда Гагарин беседовал с экипажем, женщины успели переодеться. Но если мисс Зайчик была в бриджах и блузке, то леди Джейн обрядилась в свободное легкое платье чуть ниже колен. Князь не отказал себе в удовольствии посмотреть на стройные ножки, затем оценил привлекательную фигурку Даяны. Его нескромные взгляды были замечены лордом, но он не решился высказывать претензии тому, кто командует кораблем!
        — Та-ак… А вы, молодой человек, что здесь делаете?  — Гагарин шагнул к торчащему в уголке Ганту.
        — Гант, сэр. Юджин Гант,  — зачем-то представился тот, хотя церемония знакомства давно состоялась.
        — Меня интересует не ваше имя, а те навыки, которыми вы владеете,  — терпеливо пояснил князь.
        — Стрелять умею, сэр,  — несколько смущенно поведал американец, очевидно вспомнив просьбу мисс Зайчик.
        — Мы же не на охоте… И вообще, надеюсь, это не понадобится. Чем вы еще занимались?
        — Я это… Кочегаром на пароходе был.
        — Роскошно!  — вырвалось у капитана, и даже лорд скупо улыбнулся.  — К сожалению, космический корабль топится не дровами и углем, а атомы в циклотроны не подбрасываются лопатой.
        — Понимаю, сэр!  — В глазах Юджина мелькнула тревога, словно его могли высадить прямо среди открытого космоса.  — Но я способный, я всему научусь. Только скажите, что делать. Я и стряпать умею…
        — Вот к этому я и клоню. Вам пора бы заняться своим непосредственным делом.  — Гагарин с некоторой укоризной посмотрел на Рокстона. Все-таки парня нанял владелец яхты.
        Лорду осталось только пожать плечами. Мол, меня попросили, и я, как благородный человек…
        — Я приступлю немедленно, сэр… Ой!  — вскрикнул парень и резко присел.
        Действие имело обратный эффект. Юджин не припал к палубе, а, наоборот, взмыл к подволоку, ударился о него и полетел вниз… Если теперь была разница между верхом и низом.
        Матерый космический волк Гагарин сразу осознал случившееся. Двигатели почему-то вырубились, и на корабле воцарилась невесомость. Ощущения она вызывала такие же, какие возникают при свободном падении. Князь машинально сгруппировался, мягко оттолкнулся от палубы, кувыркнулся и повис почти неподвижно — если бы речь шла о привычной системе координат — вверх ногами.
        Опору потеряли уже все. Завис над креслом сохраняющий невозмутимость Рокстон, и его руки пытались дотянуться до подлокотников. Мисс Зайчик унесло в дальний угол, откуда она испуганно взирала на происходящее. Мимо капитана проплыла леди Джейн, подол ее платья задрался вверх, открывая нескромному взору то, что демонстрировать не полагается. Лишнее подтверждение старой истины, которая гласит, что самый красивый наряд далеко не самый практичный.
        К сожалению, долго любоваться прелестями мисс Рокстон времени не было. Авария в космосе в любое мгновение может перерасти в катастрофу. Гагарин ловко оттолкнулся и рыбкой поплыл к дверям. Коснулся проема, изменил направление и стал подниматься все выше к ходовой рубке.
        Из кубрика вынырнул Левшин, за ним — Крэпс, они устремились следом за капитаном. Любой межпланетник чувствует себя в невесомости как рыба в воде. Это только в первом полете не знаешь, куда тебя занесет. После даже не приходится задумываться, от чего оттолкнуться, поднять или опустить руки, как извернуть потерявшее вес, но обладающее инерцией тело.
        Межпланетники оказались в рубке меньше чем через минуту и сразу обнаружили причину случившегося. Причина медленно дрейфовала в полуметре от полукруглого потолка, ослепляя огненно-рыжей шевелюрой.
        Гагарин скользнул к пульту. Опытный взгляд сразу заметил замершую стрелку остановленного таймера, четко выделяющуюся на фоне тревожно перемигивающегося лампочками пульта.
        — Держите зайца!  — скомандовал капитан.  — Федор, за циклотроны! Следи за реакцией!
        Надо отдать Крэпсу должное. Он быстро рассудил, что если Левшину приказано заняться циклотронами, то ловить зайца придется ему, младшему двигателисту. Благо поймать беспомощного в невесомости мальчугана опытному звездоплавателю труда не составляет. Главное, потом не выпустить его из рук и успеть закрепиться в третьем, запасном кресле, чтобы не мешать капитану и старшему двигателисту.
        Пальцы Гагарина стремительно запорхали по пульту, приводя в порядок вышедшие из-под контроля системы. Тем временем Левшин на своем месте манипулировал с аппаратурой тяги.
        — Циклотроны в норме,  — объявил он.  — Холодная тяга…
        — Секунду.  — Гагарин повернул большую кремальеру, перещелкнул парой тумблеров, и все индикаторы на пульте наконец-то засияли спокойным зеленым светом.
        — Внимание всем!  — Капитан склонился над микрофоном громкой связи.  — Даем минимальную тягу! Соблюдать осторожность. Как только появится вес и вы окажетесь на палубе, занять стартовые кресла… Федя, чуть горячей. Не больше сотой.
        — Есть чуть горячей!
        Гагарин выдерживал такую тягу долгих пять минут. На грузовике, где вся команда немедля занимает места по аварийному расписанию, можно сразу давать маршевую, на яхте же оказавшиеся в воздухе пассажиры рискуют переломать себе кости. И хотя по логике вещей пяти минут им должно было хватить, капитан решил перестрахо- ваться.
        — Болдуин,  — обратился он по громкой связи к каргомастеру,  — проверьте, чтобы все пассажиры были в креслах. Через три минуты доложить.
        И когда Болдуин доложил об исполнении, князь скомандовал:
        — Четверть стандартной!
        — Есть четверть!  — откликнулся механик-двигателист.
        Тело уже ощущало свою весомость, но все еще казалось поразительно легким.
        — Половинную! Стандарт!
        Теперь Гагарину пришлось вновь определять положение «Феллигана» в пространстве и прокладывать новый курс. Впрочем, управился он быстро и затем повернулся к Крэпсу, который надежно удерживал извивающегося мальчишку.
        — Ну-с, молодой человек, как я понимаю, вы тайком проникли в корабль, где-то прятались, а после решили заглянуть в рубку и случайно выключили таймер. Ну и потом с наступлением невесомости стали хвататься за что ни попадя. Так?!
        Мальчишка в ответ лишь сопел.
        — Значит, так,  — подвел итог капитан. В его голосе звучала лишь ирония, без малейшего намека на злость.
        — Я случайно зацепил,  — угрюмо буркнул мальчишка.
        — Понимаю, что не преднамеренно. Но позвольте полюбопытствовать, что вас привело на корабль?
        — Я отца хочу спасти.  — Мальчишка впервые посмотрел Гагарину в глаза твердым взглядом.  — Я слышал, вы летите на его поиски.
        — Так вы, уважаемый заяц, Зайчик? Были, оказывается, у отца двое детей, дочь и сын. Дочка красивая, а сын, как водится…
        — Я не Зайчик.  — Мальчишка, видимо, хорошо понял, о чем идет речь.  — Я Сандерс.
        — Сын капитана Сандерса?  — уже без всякой иронии уточнил Гагарин.
        — Да. Меня зовут Майклом.
        — Мишка, значит,  — откликнулся капитан.  — Приятно познакомиться… Сколько же тебе лет, Майкл Сандерс?
        — Скоро тринадцать будет.
        — И весу в тебе тридцать восемь килограммов,  — утвердительно сказал князь.  — Вот вам и несколько лишних чемоданов… Что с тобой прикажешь делать, Мишка?..
        — Делайте что хотите…  — нахохлился Сандерс-младший.
        — Придется оставить тебя на борту,  — со вздохом произнес капитан и добавил строго:  — Если еще раз сунешься в рубку, выброшу в космос! Без скафандра. Ты меня понял, сын капитана Сандерса?
        Мальчуган вдруг ловко вывернулся из рук Крэпса, соскочил на пол и встал перед Гагариным навытяжку.
        — Так точно, сэр!  — выпалил юный Сандерс.
        — Вольно,  — скомандовал князь.  — Учти, нянек на борту «Феллигана» не предусмотрено. Да и детских — тоже. Будешь жить в кубрике и столоваться наравне с командой.
        — С удовольствием, сэр!
        Синие глаза рыжего мальчугана пылали неутолимой жаждой приключений.

        Inter mundos[Между мирами (лат.).]

        Маршевый режим — скука смертная. Особенно на вторые-третьи сутки полета. Яркие впечатления, вызванные новизной открытого космоса, быстро тускнеют. Планеты из гигантских разноцветных шаров превращаются в звездочки, лишь чуть более крупные, чем настоящие светила. И пассажиры, наохавшись и наахавшись, начинают искать, чем бы себя занять.
        На «Феллигане» каждый убивал скуку как умел.
        Дамы сосредоточились на обихаживании «бедного Майкла». Ребенка заласкали до такой степени, что Гагарин начал опасаться за его характер. Ведь капитан намеревался сделать из сына Сандерса настоящего космического юнгу. Правда, Мишка и сам одурел от женского внимания, обрушившегося на него с трех сторон, и старался больше времени проводить с механиком и «матросами», которые от скуки делились с мальчуганом жизненным и профессиональным опытом.
        Юджин оказался вполне сносной стряпухой. Во всяком случае — на вкус команды. Ведь в обычных рейсах экипажи межпланетных кораблей питаются консервами. Рокстон, судя по постной мине, не разделял мнения межпланетников и, надо полагать, подумывал, не подыскать ли самозваному коку замену на Марсе. Что до его супруги, то миссис Рокстон на правах новобрачной, как истинная леди, была вынуждена каждую ночь думать об Англии. Должны же думать о ней хотя бы женщины! И нельзя сказать, что мыслить об этой могучей стране Джейн было так уж неприятно.
        Маршрут Земля — Марс считался среди межпланетников относительно легким. Он был одним из первых, освоенных вышедшим в космос человечеством. Разумеется, неприятные сюрпризы могли подкараулить и здесь. Ведь и самый исхоженный район Мирового океана не гарантирует абсолютной безопасности мореплавания. Но все-таки в сравнении с поясом астероидов или, скажем, с чехардой многочисленных спутников Юпитера, всякая пакость попадалась на этом маршруте нечасто. На сей раз — к некоторому огорчению Гагарина. Две хорошенькие женщины на борту поневоле заставляли расправить плечи, побуждали совершить нечто героическое. А много ли зримой героики в простейшем перелете?
        Ну разве это жизнь, когда малолетний юнга пользуется большим вниманием прекрасного пола, чем опытный межпланетный капитан? Зачем мальчишке женское внимание? Рановато-с. Да-с… Хотя есть способ… Надо только перенастроить локаторы поиска, а там…
        Под предлогом проверки курса Гагарин на полчаса удалился в ходовую рубку, покуда пассажиры непринужденно беседовали в гостиной в ожидании ужина. За большими иллюминаторами постепенно рос оранжевый диск Марса. Зеленовато-черная сеть каналов и дорог оплетала его пустыни. Взрослым быстро прискучил причудливый облик Красной планеты. От иллюминаторов не отлипал лишь отпрыск капитана Сандерса. Когда дворецкий и горничная внесли в гостиную первую перемену блюд, вернулся князь. Его сопровождал гладко выбритый, благоухающий тройным одеколоном механик-двигате- лист.
        — Все это прекрасно, дамы и господа,  — произнес Гагарин, когда принесли десерт.  — Меня лишь смущает один вопрос: где и как мы будем искать экспедицию профессора Зайчика? Марс велик, и никаких сил и времени не хватит, чтобы обшарить его весь.
        Надо признаться, вопрос сей прозвучал несколько запоздало. Такие вещи нужно обсуждать еще до взлета. Однако вся экспедиция была организована настолько скоропостижно, что главное было упущено из виду. Всем почему-то казалось главным стартовать и добраться до Красной планеты, словно, оказавшись на ее орбите, можно будет легко будет разглядеть профессора и его товарищей прямо из космоса.
        — Да, это проблема…  — согласился лорд.  — Насколько я понимаю, места более-менее цивилизованные отпадают сразу. Любые человеческие поселения, например. Окажись профессор и его люди в любом из них, об этом давно бы уже стало известно. Искать следует в отдаленных краях…
        — Угу…  — промычал князь.
        Отдаленных краев на Красной планете было в избытке. Пустыни, полярные шапки, оазисы в тех местах, где имелась вода… По логике корабль профессора должен был упасть очень далеко от «цивилизованных мест». Иначе падение бы обязательно заметили. Да и времени прошло столько, что при нужде пару сотен километров уже можно было прошагать обычным шагом.
        — Нужна хоть малейшая зацепка. Допустим, профессор попал в плен к какому-нибудь клану. Но вопрос — к какому? Не заглядывать же под каждую марсианскую…  — Князь едва не брякнул «юбку», однако вовремя прикусил язык.
        — Вы желаете сказать, капитан, что необходима методика поисков?  — проницательно уточнил лорд.
        — Именно!
        — Но в радиограмме конкретно упоминается место — Черная гора. И находящиеся рядом с нею джунгли,  — напомнила мисс Зайчик, переводя взгляд с одного мужчины на другого.
        — Рядом с тем, что мы называем Черной горой, расположен Хазардвилль — поселок рудокопов,  — продолжил рассуждать князь.  — Кстати, именно они и дали горе такое название — в шахтах всегда черно. Но там несколько сотен человек трудятся, жилые бараки, здание управления компании и так далее. Что-что, а уж падение межпланетного корабля обязательно бы заметили.  — Гагарин со вкусом затянулся ароматной папиросой.  — Правда, есть еще Исклянудыфукабль,  — слово капитан произнес без малейшей запинки,  — это Черная гора на верхнемарсианском, там обычно кочуют несколько племен клана Кулима, однако вокруг лежит пустыня и никаких джунглей не имеется. Не считать же таковыми чахлые деревца у канала!
        Он говорил со знанием дела, как человек бывалый, поэтому присутствующие слушали его с почтительным вниманием.
        — Ах да, есть еще Грыздлюминихюнь, тоже Черная гора, но уже на юго-западном диалекте. Бывший вулкан, лет восемьсот назад уничтоживший несколько поселений в окрестностях. С тех пор давно потухший, однако оставивший по себе недобрую память у аборигенов. Вот где полное захолустье. Насколько я знаю, в те края вообще никто не заглядывает. Но опять-таки никаких джунглей. Там на много сотен километров ничего не растет, ближайший действующий канал слишком далеко. Даже археологи никак не соберутся поискать там следы прошлого.
        — А еще что-нибудь?  — жадно спросила мисс Зайчик, которая смотрела на капитана восторженно. Князь купался в ее лучистом взгляде.
        — Еще… Конечно, можно было бы предположить, что во время аварии экипажу было не до планетографической привязки к месту падения, и черной ближайшую гору назвали за ее цвет как своеобразный ориентир. Только в действительности все марсианские горы имеют различные оттенки красного цвета, а черного, увы, нет…
        Рассуждения Гагарина были прерваны тихим, но непрерывным звонком.
        — Что?..  — Пассажиры невольно встрепенулись.
        — Ерунда,  — небрежно ответил князь, притушивая папиросу.  — Покурить не дают… Шальной метеорит. Ничего страшного. Судя по звуку — еще далеко. Минут пять в запасе точно есть. Прелестная Даяна, не жалеете ли поучаствовать в расстреле космического скитальца?
        — А мне можно?  — вскинулся Сандерс-младший.  — Я ничего трогать не буду, клянусь! Только посмотрю…
        — Идем,  — милостиво разрешил капитан. Раз уж он решил сделать из мальчишки настоящего космического волка, то пусть сорванец привыкает к рубке.  — Кстати, и вы, милорд, можете к нам присоединиться. Конечно, удобств для пассажиров в ходовой рубке никаких, но посмотреть будет на что…
        Гагарин с удовольствием ограничился бы приглашением лишь леди Рокстон, но элементарные приличия вынуждали обратиться к ее мужу.
        Рокстон вопросительно посмотрел на супругу. Глазки у Джейн светились предвкушением. Видимо, сражение с залетным куском космического булыжника казалось ей восхитительно романтичным.
        — Хорошо, мы принимаем ваше предложение,  — произнес лорд.
        По неписаным правилам вход в рубку был закрыт даже для владельца корабля, и оказаться там можно было лишь по приглашению капитана.
        Места в рубке действительно было маловато. Четверо приглашенных, а помимо них Гагарин и Левшин на правах главных действующих лиц. Разумеется, они и заняли свои законные кресла, а прочим пришлось тесниться за их спинами. Правда, сорванец Майкл занял все же запасное место.
        Сирена оповещения все еще звенела, постепенно усиливая звук, однако отключать ее капитан не стал. С бесшабашной улыбкой смотрел он на серый блин экрана локатора, легкими прикосновениями поворачивая верньеры наводки противометеоритной пушки. Надобности в этом не было никакой. Как только локатор обнаружил цель, грозное орудие автоматически выдвинулось из корпуса яхты и послушно развернулось в направлении цели. Капитану достаточно было лишь контролировать процесс уничтожения препятствия, но зрители должны быть полностью уверены, что отважный межпланетник лично поразил цель. Нажатие кнопки, и над пультом выдвинулся прицел-телескоп. Яхта находилась в режиме торможения и потому шла кормой вперед, сам же метеорит двигался по правому борту.
        — Пересекающимся курсом идет,  — пояснил капитан, тыча пальцем в засветку на экране локатора.  — Вот он, гаденыш! Сейчас мы его… Всю резервную мощность на третье орудие!
        — Есть всю резервную мощность!  — эхом откликнулся Левшин.
        Двигателист скосил взгляд на приборы, и на доли секунды в его глазах промелькнуло удивление.
        Гагарин элегантно совместил космический булыжник с перекрестием прицела и оповестил:
        — Ого… Не менее ста кило потянет… Врежется такой на скорости, и кораблю крышка… Хуже попадания фугасного снаряда. Разлетимся на атомы, из коих и состоим… Да простят мне дамы столь пикантную подробность…
        Сердца дам невольно дрогнули. Разлетаться на атомы им не хотелось.
        — А теперь — финита.  — Гагарин с удовольствием утопил красную кнопку. Метеорит беззвучно полыхнул и исчез. И одновременно стих тревожный перезвон.
        — И часто попадаются такие?  — дрожащим голоском спросила Джейн.
        — Всякое бывает…  — Девушки смотрели на капитана с обожанием, и он торжествующе приподнял левую бровь.  — Самое опасное, когда они идут потоком. Тогда только поворачивайся да успевай уклоняться от недострелянных. Но нам уже вряд ли это грозит. До посадки на Марс осталось тринадцать часов. Только успеете выспаться и привести себя в порядок, как мы уже начнем предпосадочный маневр.
        — В самом деле,  — пробормотал лорд, которому вдруг отчаянно захотелось в постель,  — перед посадкой не мешало бы выспаться.
        — Но мы так и не решили, где будем искать моего отца!  — напомнила мисс Зайчик.
        — Полагаю, что для начала нам следует высадиться в Кахоре. Вдруг там удастся что-нибудь разузнать? Хотя бы намек, малейшую зацепку… Правда, интуиция мне подсказывает, что профессора на Марсе нет. Боюсь, что-то в радиограмме нами понято не так, но разберемся…
        Пассажиры потянулись к выходу. Лишь Майкл попытался задержаться, но под ледяным взором капитана был вынужден последовать примеру остальных.
        — Давай, Степаныч, за работу.  — Гагарин убрал прицел-телескоп, перевел пушку в походное положение и на всякий случай уточнил траекторию корабля в пространстве.
        — Само собой,  — отозвался Левшин. И вдруг с хитрецой заметил:  — Ловок ты, Михалыч…
        — А что такое?
        — Думаешь, я слепой, не вижу, что метеорит просто мимо пролетал и с нами никак не пересекался… Видать, на этой хваленой яхте все локаторы разрегулированы, коли камушек неопасный засекли. А еще — Вестингауз…
        — Ты яхту не тронь,  — вступился князь за «Феллиган».  — Яхта отличная. А это… это был лишь небольшой эксперимент по воздействию на женскую психику.
        — Я и говорю — ловок!
        — Да я-то здесь при чем? Это все лорд! Его идея. Неделю, если не больше, женат, а все воображение супруги тщится поразить…
        — И что странно — образом бравого космического капитана,  — поддержал его тон двигателист.
        Они подмигнули друг другу. Когда долго летаешь на одном корабле, многое понимаешь с полуслова.

        Вечер на Марсе

        На Марсе был вечер…
        Так обычно пишут в романах, упуская из виду, что на целой планете не может быть единого времени суток. В одном месте вечер, в другом уже ночь, в третьем — занимается рассвет, но здесь, на космодроме Большого Сырта, маленькое, слабо греющее марсианское солнце клонилось к закату. Длинные тени гигантских межпланетных кораблей пролегли через просторное бетонное поле, с севера ограниченное километровым обрывом, а на юге примыкающее к развалинам древнего города Кахор. Хотя до современного поселения с тем же названием оставалось не менее двух часов пути, если ехать на обычном автомобиле, и целая ночь, если передвигаться верхом на верблюдоподобных животных, как это делали одичавшие марсиане.
        Сухой холодный ветер коснулся лица Гагарина, едва тот показался на верхних ступеньках трапа. Ветер нес запахи пряностей и увядших цветов, но им нельзя было напиться, как целительным отваром,  — слишком низкое содержание кислорода. Капитан оглядел окрестности. Красноватые скалы, окаймляющие плато, словно застывшие языки пламени, поднимались на фоне темно-синего неба — марсианские закаты, в отличие от земных, не баловали теплыми красками. На юге пламенели в последних лучах солнца ажурные, почти нереальные в своей хрупкости Башни Истины. С космодрома можно было разглядеть лишь шпили этих диковинных сооружений, бросающих вызов планетарному тяготению. Там, у подножия Башен, струились воды Большого Канала — еще более удивительного творения древних марсиан.
        Капитан вдохнул воздух, которым нельзя было надышаться, и посмотрел вниз. У трапа стояли пассажиры и команда, одетые в утепленные комбинезоны. Дамы красовались в изящных кислородных масках. Пассажиры-мужчины крепились, а межпланетникам было не привыкать. Сын капитана Сандерса еще в шлюзе воспротивился было надеванию этого, как он выразился, «намордника», но отступил перед угрозой оказаться запертым в кубрике. Гагарин закрыл за собой люк и замкнул магнитным ключом. Теперь никто не откроет корабль, кроме капитана. Прогремев каблуками по ступенькам, князь присоединился к остальным. И пассажиры, и команда посмотрели на него с ожиданием.
        — Какие будут распоряжения, капитан?  — на правах старшего офицера осведомился Левшин.
        — Для начала следует прибыть в город, переночевать, а утром представиться колониальным властям,  — ответил Гагарин.
        Даяна не удержалась, фыркнула в маску. Мужественный голос русского аристократа в разреженном воздухе звучал пискляво.
        — Нам хотелось бы попасть в гостиницу,  — тоже пропищал лорд Рокстон.  — Женщины устали…
        — Я ничуть не устала,  — немедленно возразила мисс Зайчик.  — Мы немедленно займемся поисками. Не так ли, капитан?
        — Не так,  — отрезал тот.  — Ночью в Кахоре вы найдете разве что неприятности. Да и днем поиски придется начать с взяток местным колониальным чиновникам…
        — Рокстоны никогда еще не давали взяток!  — вспылил британец.
        — Придется привыкать, ваша светлость,  — парировал князь.  — В противном случае вы не сможете получить на Марсе элементарной справки. Учтите, милорд, здесь не действуют законы вашей империи… Да и нашей — тоже.
        — Не будем спорить,  — вмешалась леди Рокстон.  — Я хотела бы как можно скорее оказаться в гостинице. Мне холодно.
        — Транспорт сейчас будет, дорогая,  — отозвался супруг.  — Мы послали радиограмму еще на подлете.
        — Уже едет,  — буркнул Левшин, которому нетерпелось ввалиться в кабак.
        И в самом деле, со стороны пакгаузов, поднимая пыль, мчалась машина, похожая на ракету без стабилизаторов и дюз.
        — Боже, что это?!  — ахнула леди Рокстон.
        — Знаменитое марсианское магнито-такси к вашим услугам, миледи!  — Князь дурашливо поклонился.  — Выглядит непривычно, зато прекрасно приспособлено к здешним дорогам… А главное — загерметизировано… Уверяю вас, миссис Рокстон, эта прелестная масочка вам быстро надоест.
        В иных обстоятельствах лорд счел бы тон князя издевательским, но на другой планете он чувствовал себя не настолько уверенным, чтобы затевать новую дуэль.
        Подкатило магнито-такси. Хотя слово «подкатило» оказалось неприменимо к этому виду транспорта. Сигарообразный корпус парил над узкой черной лентой, пересекающей взлетно-посадочное поле, не соприкасаясь с ее стеклянистой поверхностью.
        — Вот чудеса!  — восторженно выдохнул рыжий искатель приключений, присаживаясь на корточки и заглядывая под днище.  — Оно без колес… Парит, как дирижабль!
        — Все верно, Миша,  — отозвался Левшин.  — Чудеса марсианской техники. Черная полоса проводник, она создает электромагнитное поле, наподобие обмотки в электродвигателе, а корпус такси служит ротором.
        — Да, но как ротор удерживается над проводником?
        — В этом и заключается элемент чуда,  — вместо механика ответил капитан.  — Ну, пора ехать.
        Водитель отворил боковую дверцу, круглую, как корабельный люк, и откинул короткий трап. Мужчины помогли дамам подняться по его ступенькам и только потом вскарабкались сами. Внутри оказались сиденья, как в лондонском омнибусе, впрочем, гораздо более удобные. Такси тронулось в путь, плавно кренясь на поворотах. В салоне зажглись лампы, и за окнами стало темно. Капитан, воспользовавшись своими привилегиями, уселся рядом с водителем. Он предпочитал видеть дорогу, лежащую впе- реди.
        «Феллиган» прибыл вне расписания. Кроме него, на космодроме не оказалось кораблей, совершивших недавнюю посадку. Оттого и поле выглядело пустынным. Солнце скрылось за кромкой Большого Сырта — тени слились в единое полотно сумерек. Водитель включил фары. Промчался через ворота, откуда начиналась дорога в Кахор. Вернее, к той жалкой кучке строений на берегу Большого Канала, что осталась от древней столицы Марса — города, занимавшего когда-то тысячи квадратных километров. Дорога лежала среди полузасыпанных песками развалин, да и сама она была свидетельством великого прошлого Красной планеты.
        Древние марсиане не любили камень. И редко использовали его в качестве строительного материала. Они предпочитали стекло, которое научились делать гибче стали и прочнее гранита. Неумолимое время сокрушает любые крепости, но стеклянные стены, хрустальные башни, обсидиановые арки Кахора простояли бы многие тысячелетия, если бы не деградация потомков гениальных строителей. Воинственные кланы современного Марса избегали руин, считая их прибежищем злых духов, но эти суеверия и подвигали марсиан на варварское разрушение наследия собственных предков.
        Лишь дороги, похожие на застывшие реки из черного стекла, дикари не трогали. Только благодаря им они могли быстро пересекать бесконечные пустыни планеты, торговать и устраивать порой ритуальные войны. Правда, передвигались марсиане не на магнито-такси, а пешком или верхом.
        Земным колонистам, полвека назад хлынувшим на просторы Марса, от электромагнитных дорог тоже была сплошная польза. Стеклянные плоскости, заключающие в себе неиссякаемый источник энергии, опутывали блестящей сетью багряный шар планеты, выгибались громадными мостами над горными ущельями и каналами и даже выстилали их ложе, подогревая столь драгоценную на этой сухой холодной планете воду. Хитроумные земные инженеры быстро приспособили их к нуждам колонии, и теперь во многие страны Марса можно было добраться сравнительно быстро. Знать бы только — куда добираться.
        Вот и сейчас магнито-такси скользило над одной из этих дорог — небольшому ответвлению широкой магистрали, пересекающей Марс с запада на восток. Лучи электрических фар отражались в стеклянном полотне мерцающими туманностями, так живо напомнившими Гагарину кометные хвосты, рассеянные в миллионах кубических километров простран- ства.
        Голубой марсианский закат потускнел. Над близким горизонтом взошел Фобос, или, как его называли марсиане,  — Улла. Ее серебряный свет оживил руины великого города, возродил из стеклянного крошева обрушенные стены, завершил силуэты башен, соединил арки, половинки которых уже многие века тщетно тянутся друг к другу. Водитель погасил в салоне освещение, чтобы пассажиры могли полюбоваться феерией лунного света. Восхищенные возгласы раздались почти тотчас же. Мертвый стеклянный город поднимался из небытия, словно затонувший корабль, извлеченный со дна моря,  — вьюга серебристого планктона овева- ла его.
        — Как прелестно, дорогой, что мы прилетели сюда!  — воскликнула леди Рокстон.  — Незабываемое зрелище!
        — М-да, пожалуй, это впечатляет сильнее Парфенона,  — согласился лорд.
        — Я уверена, что отец непременно найдется,  — гнула свою линию Даяна.  — На такой красивой планете не может произойти ничего плохого.
        Федор Степаныч, заслышав это, только крякнул. Капитан лишь молча улыбнулся в усы. «Палубные матросы» коротко хохотнули.
        — Если краснокожие нападут на моего папу, он их одной левой!  — безапелляционно заявил Сандерс-младший.
        — Марсиане вовсе не краснокожие, молодой человек,  — назидательно произнес Рокстон.
        — Все равно — он их одной левой…
        — А ты сам-то сумеешь?  — вдруг спросил Юджин.
        — Я не какой-то там слабак,  — проговорил рыжий сорванец.
        По мгновенно покрасневшим ушам стало ясно — не сумеет.
        — Ладно, я тебя научу,  — великодушно пообещал блондин.
        Сорванец подскочил на месте.
        — Правда?..
        — И я тебя кое-чему научу, Миша,  — отозвался со своего места князь.  — Покажу пару приемов из форсблейдера…
        — Ух ты!  — восхитился Сандерс-младший.  — А вы каким стилем владеете, сэр?
        — Меня обучал форс-мастер Рю из Ущелья Холодных Снов,  — веско произнес Гагарин, всей спиной ощущая восторженные взгляды пасса- жирок.
        — Ой… Научите меня, обязательно!
        — Научу, если будешь хорошо себя вести.
        Сорванец сердито засопел. Он терпеть не мог нравоучений.
        Улла скатилась к горизонту, и феерия закончилась. Руины лишь смутно озарял свет первых звезд. Магнито-такси двигалось удивительно плавно, без толчков. Поневоле приходилось признать, что ничего подобного земная цивилизация создать не удосужилась. Оставалось лишь сожалеть, что чудо-дороги — это то малое, что уцелело от грандиозной марсианской культуры. Столь многому могло бы научиться беспокойное племя людей у своих старших братьев, сохрани они хотя бы толику знаний своих предшественников.
        Впереди забрезжили два зарева. Одно оставалось неподвижным, а другое быстро поднималось. Вторая луна Марса, Лихта, восходила над гласситовым куполом современного Кахора. Купол воздвигли тридцать лет назад, чтобы укрыть человеческое поселение от частых пылевых бурь. Иначе они давно бы погребли его под многометровым слоем песка, как это случилось с древними городами марсиан. Лихта будто исподтишка поглядывала на этот купол, как на чужеродную, лоснящуюся опухоль, возникшую вдруг на пыльных холмах. Так не слишком чистоплотный человек снисходительно взирает на вскочивший прыщ, который авось пройдет сам собой.
        Маленькая Лихта все быстрее карабкалась на небосвод. Марсианский вечер уступал место ночи.

        Принцесса Марса

        — До завтрашнего вечера команда свободна,  — распорядился Гагарин, когда магнито-такси остановилось у входа в гостиницу с непривычным для человеческого слуха названием «Шанга».  — Сбор завтра в шесть, по времени Кахора, у кабака старого Вилема.
        — Слушаюсь, сэр!  — в унисон ответили «палубные матросы», первыми выскочившие из салона. Глаза их возбужденно блестели, губы непроизвольно причмокивали в предвкушении кутежа. К ним не без удовольствия присоединился и Левшин, взглядом испросив у капитана разрешения. Князь лишь коротко кивнул, с тоской глядя на неоновые буквы, что извивались над карнизами, рекламируя мыло, напитки и развлечения.
        — Мы в гостиницу,  — сказал лорд, когда и остальные ступили на мостовую Кахора.  — Женщинам и детям следует отдохнуть.
        Некоторые из женщин и детей запротестовали было, но лорд нетерпеливым жестом пресек бунт.
        — Отдыхайте, милорд,  — проговорил капитан.  — Увидимся утром.
        — А вы, капитан?  — осведомилась Даяна.
        Гагарин окинул ее взором, размышляя, не пригласить ли профессорскую дочку на ужин? Идея была соблазнительной, но, пожалуй, недозрелой. После космического перелета непринужденная болтовня с милой барышней в кафе не самый подходящий способ подлечить взвинченные нервы. Кахор предлагал способы и позанятнее.
        — Я, пожалуй, пройдусь,  — ответил он.
        Мисс Зайчик надула губки и отвернулась. Князь не стал сокрушаться по поводу того, что разочаровал симпатичную девушку, он лишь откозырял пассажирам и двинулся прочь, в один миг затерявшись в праздной толпе — в основном состоящей из туристов. Над толпою то здесь, то там возвышались аборигены, похожие на муравьев-солдат. Они словно охраняли тропы, по которым рабочие особи тащили добычу, взятую в сверкающих закромах магазинов. Но это была лишь иллюзия. Особи могли оказаться кем угодно, только не рабочими.
        Гагарин недолюбливал города-муравейники, а Кахор, пожалуй, даже презирал. Он привык к простой честности космоса — здесь же все казалось искусственным, ненастоящим, фальшивым… Кахор на Марсе, Сент-Сан в Сумеречном поясе Меркурия, Венусбург на Венере, Нью-Йорк на Земле, гласситовые убежища Внешних миров — все они были одинаковы, словно слеплены из общего теста. Каждый был маленьким раем для тех, кто жаждал легкой наживы, где с легким сердцем выигрывались, проигрывались, прожигались миллионные состояния, где мужчины и женщины со всех уголков Солнечной системы могли тратить деньги и лихорадочную энергию впустую, ничего по-настоящему не желая и ни о чем не заботясь.
        Нет, потомственный русский князь ни за что бы не стал останавливаться в Кахоре, ограничившись маленькой гостиницей и баром при космодроме, но теперь он не принадлежал самому себе. В первый раз с той памятной ночи в Ираклионе, когда затеялась эта дурацкая дуэль с напыщенным британским аристократом, Гагарин пожалел, что принял предложение участвовать в поисковой экспедиции. Нет, его вовсе не пугали возможные опасности, стычки с бандитами и кровожадными дикарями; как ни странно — отважного капитана пугала встреча с самим Кахором — с городом, которого он избегал на протяжении последних пятнадцати лет.
        Капитан быстро одолел два квартала, полных кипучей ночной жизни, и вышел на берег Большого Канала. Гласситовый купол не достигал набережной — здесь вновь вступали в свои права призраки великого прошлого Марса. Мелкие волны плескали о потускневший от времени хрусталь облицовки, толстые обсидиановые плиты глушили шаги. Визгливые звуки человеческой музыки, которые лились из многочисленных баров и дансингов, вязли в задумчивой тишине марсианской ночи. Величественные в своей хрупкости Башни Истины отражались в воде, будто пара лунных дорожек. Не напрасно аборигены ту башню, что повыше, называют — Уллой, а ту, что пониже,  — Лихтой.
        Гагарин понимал, что пришел сюда не ради сентиментальной тяги к реликтам далекой эпохи. Вернее, сентиментальность его к реликтам никакого отношения не имела…
        Как давно это было! В пору, когда капитан еще не был капитаном и лишь начинал карьеру межпланетника обычным вахтенным пилотом на знаменитом крейсере «Джигит». Но стоит ли отдаваться во власть воспоминаний? С одной стороны, было блаженство, с другой — хорошо, что никто не узнал о некоторых делишках, в которые поневоле влип молодой, совсем зеленый искатель амурных приключений.
        Но тянет в прошлое, еще как тянет. Пусть он давал себе зарок и сделал все, чтобы не появляться больше в Кахоре. Как чувствовал, что едва попадет под купол, в душе всколыхнется былое и ничего нельзя будет поделать с собой. Ноги словно обрели самостоятельность и упорно влекли Гагарина в старый город.
        Все изменилось, хотя во многом осталось прежним. Этакий парадокс. Но ведь какие были славные времена! Схватки с пиратами, поиски их тайной базы… База оказалась едва не под самым носом — на Амальтее, ближайшем к Юпитеру спутнике. В бою «Джигит» получил повреждения двигателей и стал неотвратимо падать на поверхность гигантской планеты. Им повезло — Быков был одним из опытнейших капитанов, и ему удалось притормозить падение. «Джигит» не превратился в огненный метеор, а завис в плотной атмосфере гиганта. Спустя сутки в условиях страшной перегрузки команде удалось отремонтировать двигатели. Межпланетные разбойники, угнездившиеся на маленькой каменистой Амальтее, могли ожидать чего угодно, но только не того, что случилось. Прямо из клубящейся атмосферы Юпитера вдруг вынырнул казавшийся безвозвратно исчезнувшим крейсер и с ходу устремился в атаку…
        После этой славной победы, когда «Джигит» оказался в ремонтном доке на Марсе, Гагарин и оказался впервые в Кахоре.
        Эх, Леонора!.. Норочка, как называл ее князь. В кого превратила ты юного пилота! Вспомнишь — и до сих пор стыдно. До чего может довести сумасшедшая любовь! Повезло, что ограничилось мелочами — еще немного, и ради Норочки потомственный князь Гагарин натворил бы такое, отчего на древний его род лег бы несмываемый позор. Выручила судьба в лице начальства. Родной крейсер, где князь уже стал старшим помощником, отправился в первую экспедицию к далекому Плутону. Полтора года в пространстве, опасности и лишения, заставили будущего капитана задуматься, во что его ввергла любовь…
        Пятнадцать лет прошло. Говорят, время лечит, только почему так тянет отыскать былую возлюбленную?
        В разреженной атмосфере Марса звезды выглядели более яркими, но и ночь казалась намного темнее — свет далеких миров почти не рассеивался. Глаз едва угадывал хаотично разбросанные бараки, приспособленные под жилье отсеки списанных кораблей, развалины, помнившие величие местной цивилизации… Заблудиться в здешних трущобах было легче, чем плюнуть. А вот плюнуть как раз трудно. Воздух сухой, значит, и во рту сухо…
        Любителей ночной поживы, коих в таких районах всегда множество, князь не боялся. На самый крайний случай во внутреннем кармане куртки лежал револьвер Маузера. Но если и попадались среди прохожих разбойники, то явно чувствовали исходящую от капитана силу и предпочитали искать добычу полегче.
        Где же все это было?.. Гагарин понимал, что поиски наверняка окажутся напрасными. Пятнадцать лет не шутка. Многих уже нет, другие перебрались в иные места. Мало ли что с кем могло случиться? И все-таки князь впервые за долгие годы ничего не мог поделать с собой.
        Здесь?.. Нет, вроде и похоже, но вот того длинного забора точно не было… Ага! Небольшой спуск с грудой развалин по левую руку, а в конце его — тусклый ионознак заведения с нелепым названием «Подзорная труба». Не сохранилось даже легенды, кто и когда назвал кабак именно таким образом. Не иначе в числе поселенцев оказался какой-нибудь старый моряк. Хотя какая разница? Про первого владельца никто не вспоминал, зато название прижилось, да и само заведение пользовалось славой в определенных, далеко не высших, кругах.
        Неподалеку от входа ошивалось четверо парней, к которым очень подходило словечко «громила». В темноте можно было разглядеть лишь их широкие плечи, крепкие руки, а как выглядело прочее — князю нисколько не было интересно.
        Самый нетерпеливый попытался заступить дорогу.
        — Куды прешь?  — прорычал он.
        Гагарин коротко махнул рукой, и громила послушно улетел во тьму. Такая же судьба через мгновение ожидала его товарищей. В некоторых случаях пытаться остановить человека попросту глупо.
        В «Подзорной трубе» было накурено, и дым висел слоями, не позволяя рассмотреть, что творилось по углам.
        — Двойной марсианский.  — Князь небрежно бросил бармену монету и уселся на высокий табурет у стойки.
        Бармен был новый, раньше Гагарин здесь его не видел. Мужчина средних лет, крепкий, с шевелюрой непокорных волос. Он лишь мельком взглянул на посетителя и немедленно поставил высокий стакан с заказанным напитком.
        — У меня просьба, любезный.  — Князь деловито извлек из кармана ассигнацию.  — Я хотел бы видеть Леонору.
        Бармен сделал вид, что не хочет подзаработать, пробормотал, ненатурально округлив глаза:
        — Какую еще Леонору?
        — Бывала здесь такая лет пятнадцать назад,  — ответствовал Гагарин.  — Стройная блондинка с голубыми глазами.
        Князь, конечно, сознавал, что былой стройности, скорее всего, давно нет, красота увяла, да и волосы могли быть уже сто раз перекрашены, но Нору он представлял именно такой.
        — Кто тут спрашивает Леонору?..  — пробурчали сзади, и на плечо капитана легла тяжелая рука.
        Гагарин медленно обернулся.
        Перед ним был натуральный бугай. Нос свернут набок, на левой щеке ветвистый шрам. На плечи можно было усадить по человеку, причем — в скафандрах. Каждая рука толще ноги нормального человека. Капитан понял, что перед ним бывший старатель с Урана. Высокая гравитация этой жаркой планеты делает с мускулами чудеса почище стартовых перегрузок.
        — Прежде на вопросы ответишь ты,  — заявил бугай.  — Мы не любим здесь легавых…
        В следующее мгновение он отлетел на ближайший столик, смяв его, как папиросную коробку. Да так и остался лежать без движения. Все-таки школа старика Рю из Ущелья Холодных Снов, что на экваторе Каллисто, значила больше грубой физической силы.
        Многие в зале повскакали с мест. Гагарин мельком отметил, что здесь хватает разного сброда, в том числе и уханов, которые покинули свои родовые кланы и превратились в отверженных. У некоторых в руках тускло блеснули клинки.
        — Всем стоять!  — раздался мелодичный женский голос.
        Казалось, он сошел с небес, а на самом деле — лишь с лестницы, ведущей на второй этаж, но заставил разношерстный сброд замереть.
        Потянувшийся было к верному «маузеру» князь тоже замер. Сердце ударило набатом, а в ушах зашумело, будто в барокамере.
        — Норочка!..
        — Простите, принцесса,  — начал было бугай,  — но он…  — И осекся под ледяным, как дальние луны Сатурна, взором прекрасных глаз Леоноры.
        Принцесса… Так называли ночных владычиц здешних трущоб. Если правил мужчина, его, разумеется, именовали принцем. В далекие годы юности Леонора была лишь фрейлиной одного из них…
        Все эти мысли промелькнули метеором и сгорели. Гагарин застыл, невольно вглядываясь в столь любимые глаза. Странно, но Леонора ничуть не изменилась, словно над ней было не властно само время. Она по-прежнему способна свести с ума…
        — Боги Марса!  — наигранно воскликнула Леонора, словно только что заметила нарушителя спокойствия.  — Неужто это вы, ваша светлость!..
        Гагарин прошел сквозь толпу, даже не замечая, что от него шарахаются, как от чумного, медленно поднялся на несколько ступеней.
        — Норочка…  — пробормотал он,  — ты нисколько не изменилась… Ты не принцесса, ты королева Марса!
        — А ты по-прежнему галантен,  — произнесла принцесса и сверкнула безупречными зубами.  — Какими судьбами, князь? Впрочем, прошу ко мне…
        Тихо шуршала климатическая установка, вздувая легкую занавеску. В спальню заглядывали любопытные звезды. Наверное, им было холодно в морозной марсианской ночи и они не прочь были бы забраться в теплую комнату, наполненную дыханием спящих. Правда, звездам было неведомо, что обитатели комнаты вовсе не спят, а тихо шеп- чутся.
        — Какой ты стал…  — льстиво заметила принцесса,  — железный совсем…
        — Это после полета к Плутону…  — небрежно отвечал капитан.  — Мы все время шли при двух единицах…
        — Я слышала о таком…
        — От кого?  — В голосе Гагарина скользнула ревность.
        — От Оливера,  — небрежно ответила Леонора.  — Он хозяин «Подзорной трубы». Бывалый межпланетник.
        — Хозяин?  — удивился князь.  — А я думал, здесь хозяйка ты…
        — Я скорее приживалка,  — грустно произнесла она.  — Украшение таверны, привлекающее клиентов.
        — А как же титул принцессы?
        — Фикция… Оливер человек чрезвычайно хитрый. Он избегает титула, предпочитая быть просто добрым хозяином старого притона, известного во многих мирах. Но здешние обычаи непреклонны: если нет принца, то должна быть принцесса.
        — Теперь понимаю…
        — А ты как здесь оказался, Георг?
        — Я командую частным судном.
        — Яхтой лорда Рокстона?
        — От кого такие сведения?  — насторожился капитан.
        — Я же принцесса,  — уклончиво ответила Леонора.  — Пусть и номинальная…
        — Да, «Феллиганом»,  — подтвердил Гагарин.  — Обычная увеселительная прогулка.
        — Странно,  — пробормотала принцесса.  — Раньше ты был военным пилотом…
        — Потом водил грузовой корабль,  — подхватил князь.  — А теперь вот удостоился чести управлять личной его светлости яхтой…
        — Жаль… А я думала, что ты уже адмирал…
        — Ну не всем же расти по службе…
        — Кто бы говорил, князь…
        Леонора ткнула острым кулачком в твердую, как титановая плита, грудь капитана. Он перехватил ее запястье, и они шумно завозились под широким шелковым одеялом. Звезды стыдливо спрятались за занавеской. Через полчаса разгоряченные любовники отстранились друг от друга. Отдышались. Гагарина потянуло в сон, но Норочке еще хотелось поговорить, и она принялась тормошить его, спрашивать о чем-то, он отвечал сквозь сон. А когда капитан уснул, Леонора стремительно и бесшумно соскочила с кровати, накинула пеньюар и бросилась прочь из комнаты. Если бы князь узнал, зачем посреди ночи покинула постель его возлюбленная, он бы сильно удивился.

        Новая надежда

        Не успел лорд Рокстон докурить утреннюю сигару, как дворецкий положил перед ним клочок бумаги. Подал его Билл, как положено, на крохотной серебряной тарелочке, но от этого сей загадочный документ не стал выглядеть более опрятным. Это был обрывок старой газеты, на котором было нацарапано что-то на неграмотном английском.
        Лорд брезгливо приподнял его двумя пальцами и прочел:
        «Есле хатити уснать о прохвесоре прехотите по атресу Бальшой Канал претон старага Оливера».
        Рокстон поднял взгляд на своего вышколенного слугу, застывшего в почтительном полупоклоне.
        — Кто это принес, Билл?
        — Ухан, с вашего позволения, сэр!
        — Кто-кто?
        — Простите, милорд, марсианин.
        — Он не объяснил, от кого эта записка?
        — Нет, сэр! Вернее, он что-то проквакал, но я толком не разобрал. Он плохо владеет английским.
        — Где же он?
        — У входа в гостиницу. Видимо, ждет вашего решения, сэр.
        — Понятно…  — пробормотал лорд.  — Вот что Билл, пригласите леди, мисс Зайчик и молодого джентльмена, сына капитана Сандерса. И распорядитесь насчет кофе…
        — Будет исполнено, сэр.
        Рокстон еще раз перечел каракули, нацарапанные поверх объявления о продаже марсианского антиквариата, и задумчиво посмотрел в окно. Туристический квартал в Кахоре мало отличался от своего «собрата» в Ираклионе или, скажем, в Маниле. Те же стандартные гостиницы в колониальном стиле, пабы, жалкие подобия французских кафе с полосатыми тентами над вынесенными на мостовую столиками, пыльные узкие улочки и сувенирные лавки. Кахор отличался лишь тем, что небом ему служил гласситовый купол, потускневший от соприкосновения с мириадами песчинок, проносившихся над ним во время пылевых бурь. Из-за чего дневной свет почти не проникал под купол, наполняя улицы желтоватыми сумерками.
        Лорд вдруг остро почувствовал, что не подвернись случай принять участие в благородной спасательной миссии, свадебное путешествие могло оказаться чрезвычайно скучным. Что обычно видят туристы во время вояжей? Развалины, музеи, такие вот кварталы, похожие друг на друга, как близнецы, бесконечные пабы, кафе, рестораны, гостиницы, ну еще и кусочки местной природы, тщательно прилизанной, оборудованной лонгшезами, кабинками для переодевания и зонтиками от солнца. При этом вокруг путешественников, слегка ошеломленных сменой часовых поясов, климата, силы тяжести и атмосферного давления, вьются косноязычные гиды, жадные до чаевых официанты, жуликоватые коридорные и развязные таксисты.
        Ну уж нет. В роду Рокстонов были рыцари, охотники, азартные игроки и авантюристы, но не было слоняющихся бездельников, чей кругозор ограничивался лишь возможностями бумажника. Пусть этот грязный клочок, исписанный рукой, мало привычной к перу, послужит пропуском в мир захватывающих приключений. Лорд ощутил прилив сил, с нетерпением ожидая появления спутников. Жаль только, что князь задерживается, его неплохо было бы известить о записке, которая может оказаться важным звеном в цепочке следов, которая когда-нибудь приведет к пропавшей экспедиции.
        — Ты звал нас, дорогой?
        Рокстон машинально поднялся, как поступал всегда, когда в комнату входили дамы.
        Джейн и Даяна, благоухающие, как майские розы, и конопатый Майкл в мятой матроске уже занимали полукресла вокруг столика. Следом вошел Билл с подносом, нагруженным кофейными принадлежностями.
        — Джейн, Даяна и вы, Майкл, хочу сообщить, что сегодня я получил чрезвычайно любопытное письмо.  — Лорд потряс клочком газеты.  — Неизвестный извещает меня, что имеет сведения относительно судьбы профессора Зайчика!
        — Ах!  — Леди Рокстон всплеснула руками.
        — Немедленно покажите мне!  — потребовала мисс Зайчик, вскочив и едва не опрокинув кофейник на колени юного Сандерса.
        — Мнэ-э…  — промычал британец.  — Это довольно грязный обрывок газеты, и текст на нем…
        Договорить он не успел. Стремительный, как рыжая молния, сорванец вырвал у него из пальцев записку и передал ее Даяне. Девушка, морща чистый лобик, прочла написанное и обвела присутствующих круглыми, как у ионийского паракота, глазами.
        — Я должна немедленно отправиться к этому человеку!
        Рокстон поморщился. Он никак не мог привыкнуть к тому, что юные барышни суются в дела мужчин.
        — Прошу меня простить, мисс Зайчик,  — проговорил лорд сквозь зубы,  — но посещение трущоб может оказаться делом весьма опасным.
        — Тогда я возьму с собой Юджина,  — заявила Даяна.  — Он умеет стрелять.
        — Касательно мистера Ганта — идея мне нравится,  — сказал Рокстон.  — Мы возьмем с собой пару револьверов Маузера.
        — И меня!  — тоном, не терпящим возражений, произнесла мисс Зайчик.
        — И меня!  — эхом повторил Майкл.
        Лорд ответил не сразу, пребывая в замешательстве. Нахального мальчишку он еще мог поставить на место, но совершенно не представлял, как следует командовать юными эмансипированными особами. Стопроцентный британец прежде не сталкивался с такими.
        — Хорошо,  — наконец проговорил Рокстон.  — Вы, мисс Зайчик, пойдете с нами. Только прошу вас одеться как можно проще.
        — А я?!
        — А вас, юный джентльмен, я попрошу сопроводить леди в здешний археологический музей. В путеводителе сказано, что там можно увидеть знаменитые боевые жезлы. А кроме того, на улицах Кахора может быть опасно и кто-то должен будет защитить мою Джейн.
        Что и говорить — в психологии сорванцов лорд разбирался неплохо. Глаза Сандерса-младшего озарил блеск отваги, и он немедленно поклялся защищать жизнь и честь леди Рокстон до последнего вздоха. В маленьком кругу домочадцев лорда воцарилось согласие. Кофе было допито без происшествий.
        Спустя полчаса лорд Рокстон, сопровождаемый экипированными для рискованных вылазок Даяной и Юджином, показался на парадном крыльце гостиницы. От стеклянной колоны, которая поддерживала портик, отделилась долговязая фигура ухана. Судя по отсутствию на перевязи с мечами узорчатого тиснения, марсианин не принадлежал ни к одному из кланов. Это был презираемый соплеменниками бродяга, не знающий обычаев, а следовательно — чести.
        — Вождь есть. Тут?  — осведомился ухан на ломаном английском.
        — Я лорд Рокстон,  — отозвался британец с присущим ему достоинством.
        — Ждет Оли. Вер. Ты.
        — Мы готовы.
        — Идите. Мной.
        Брякнув ножнами, которыми он был обвешен, как рождественская елка игрушками, марсианин двинулся вдоль улицы. Плоские блюдцеобразные ступни его оставляли круглые следы в вездесущей красной пыли. Большие уши подрагивали, улавливая звуки города, пробуждающегося после ночного кутежа. Под купол Кахора искусственно нагнетался воздух, чтобы повысить атмосферное давление, и марсианину должно было казаться здесь слишком шумно. Впрочем, он и его спутники быстро покинули пределы туристического квартала.
        Потянулись жалкие лачуги из хромосплава, воздвигнутые еще первыми поселенцами. Сюда воздух не нагнетали, и обитатели лачуг, высыпавшие навстречу путешественникам, ошеломляли своей бледностью и истощенностью. Вопиющая нищета бросалась в глаза. Когда началась колонизация Красной планеты, легенды о ее сказочных сокровищах облетели земной шар. Люди продавали последнее, что имели, и покупали билеты на корабли, уходящие к Марсу. Отправлялись целыми семьями, чтобы, проболтавшись месяц в космосе — а старые ракеты на химическом топливе не могли преодолеть сто миллионов миль быстрее,  — найти в бесплодных марсианских пустынях лишь разочарование. На Марсе не обнаружилось ни золота, ни платины, ни алмазов. Все его сокровища заключались в наследии древней цивилизации, которое интересовало только археологов. Денег на обратные билеты у неудачливых старателей не осталось, и они осели среди руин в ожидании случайного заработка и богатых туристов с Земли.
        Нищие обступили людей в добротных утепленных костюмах и кислородных масках. Рокстон швырнул им горсть мелочи. Времени на индивидуальную раздачу пенсов и шиллингов у него не было. За пределами купола ухан-воин ускорил шаги. Двигался он, как на ходулях, и за ним не так-то просто было поспевать людям, едва приноровившихся к меньшей силе тяжести.
        Мисс Зайчик едва не падала, но Юджин галантно поддерживал ее под локоть. Трущобы постепенно переходили в развалины, которые при свете солнца выглядели не столь романтично. Слабые, почти не греющие лучи дневного светила играли на запыленных изломах стеклянных плит. Хрустальное крошево хрустело под толстыми подошвами утяжеленных свинцом башмаков. Башни Истины отбрасывали короткие полуденные тени. Иней блестел на затененных участках.
        Через полчаса быстрой ходьбы лорд и его спутники вышли на берег Большого Канала. Он поражал своей ширью и глубиной даже видавших виды межпланетников, не то что туристов. Тысячи лет назад гениальные марсианские ученые возвели на полюсах планеты энергетические станции, которые превращали полярные ледники в воду. Она наполняла русла незамерзающих каналов. Земные инженеры восхищались остроумием своих давно умерших коллег. Ведь и вода, и энергия имели на Марсе общий источник.
        Даяна не устояла перед искушением, опустилась на колени, сняла перчатку и коснулась ладонью воды.
        — Холодная,  — пожаловалась девушка.
        — А я бы искупался,  — сказал Юджин.  — Дома я всегда купался в ручьях. А там вода такая, что зубы ломит…
        — Пляжный сезон отменяется, молодой человек,  — проворчал лорд Рокстон.  — Кажется, мы пришли.
        Ухан остановился у приземистого здания на самой кромке берега. Бледный в солнечных лучах ионознак «Подзорная труба» отражался в красноватой воде.
        — Надо полагать, это и есть притон старого Оливера,  — предположил британец.
        — Оли. Вер. Тут,  — подтвердил марсианин.
        — Идемте, друзья!  — Лорд решительно шагнул к двустворчатой двери.
        Марсианин беспрепятственно пропустил его, но перегородил путь спутникам.
        — В чем дело?!  — сжимая немалые кулаки, рванулся к нему блондин.
        — Один. Оли. Вер. Он,  — невозмутимо произнес ухан, шмыгнув хоботком.  — Два. Три. Тут.
        — По-видимому, этот Оливер желает беседовать наедине,  — сказал лорд из-за спины марсианина.  — Подождите меня на улице. Надеюсь на ваше благоразумие.
        — Все будет отлично, сэр!  — заверил его Юджин.
        — Ну уж нет!  — возмутилась Даяна.  — Речь идет о моем отце, а я должна торчать у входа, как уличная девчонка!
        От этих слов блондин покраснел до ушей, а Рокстон обомлел. Чтобы юная леди из хорошей семьи так выражалась!.. Но «юная леди» не собиралась ограничиваться лишь словами. Она выхватила из кобуры револьвер Маузера и направила его на ухана. Тот отреагировал на угрозу мгновенно. Лязгнули клинки, выхваченные из ножен. Дело принимало скверный оборот. К счастью, британец не растерялся. Миг, и ствол револьвера упирается в узкую костистую спину марсианина, чуть ниже меховой опушки.
        — Клинки в ножны, инопланетник!  — рявкнул лорд Рокстон.
        — Тихо-тихо, голуби мои,  — проворковал кто-то за его спиной.
        Лорд невольно обернулся. В полумраке, который царил в заведении, он разглядел широкое лицо нестарого еще мужчины, который опирался на костыль, хотя обе ноги у него выглядели целыми. На плече у мужчины сидел паракот — животное с «безумной» юпитерианской луны Ио, известное своей способностью, как попугай, повторять услышанное.
        — Милорд, простите моего глупого слугу,  — мягко проговорил мужчина.  — Марсианин. Дикарь. Что с него взять. Поднимайтесь на борт старой «Подзорной трубы». Вы и ваши уважаемые спутники…  — И он что-то проквакал на верхнемарсианском.
        Ухан убрал клинки в ножны и посторонился.
        — Марсианин. Дикарь,  — возвестил паракот, ухватив хозяина за просмоленную косичку, в которую были заплетены темные с проседью волосы, цепкой трехпалой лапкой.

        Новые обстоятельства

        — Меня зовут Оливер Голд, сэр,  — представился мужчина, когда вся компания оказалась в какой-то каморке, не то игравшей роль отдельного кабинета, не то служившей владельцу для деловых встреч.
        — Голд!  — громко повторил паракот и погладил хозяина по макушке.
        — Видите, это милое существо всегда готово представить меня, даже когда у него не спрашивают,  — произнес Оливер с добродушной улыбкой.  — С тех давних пор, как мы подружились, оно повсюду следует за мной.
        — Какой хорошенький!  — умилилась мисс Зайчик, а затем не удержалась и погладила паракоту густую шерсть на макушке.
        Животное с удовольствием приняло ласку, а затем резко извернулось и ухватило девушку клювом за палец.
        — Ой!  — невольно вскрикнула Даяна.
        — Это он так шалит,  — проворковал Оливер.
        Хозяин таверны с первого взгляда производил впечатление добряка, но в то же время чувствовалась в нем внутренняя сила.
        — Не бойтесь, мисс,  — продолжал он.  — Клювик, конечно, у этой твари крепкий, но и соображения хватает…
        — Давайте к делу,  — вступил в разговор лорд и выложил на стол записку.  — Вы писали?
        — Один из помощников,  — отозвался Оливер, мельком взглянув на текст.  — Сам-то я грамотный, столько лет прослужил каргомастером. Был и на внутренних планетах, и в поясе, и на лунах гигантов. Это потом попал в аварию и потерял ногу. Списали, словно она так уж нужна на корабле! Хотя протез у меня отличный. Вот и пришлось осесть здесь… Хорошо, кое-какие денежки скопились и удалось прикупить это заведение. Так, концы с концами свожу, и ладно…
        — Хорошо!  — подтвердил паракот с хозяйского плеча.
        — Тебе все хорошо,  — проворчал Оливер.  — Что на родной луне, что в пространстве, что здесь…
        — У вас есть сведения о пропавшем профессоре?  — остановил его словоизлияния Рокстон.  — Откуда вы вообще знаете о цели нашей экспедиции?
        — Слухи надежнее радиограмм, сэр. Кто-то что-то услыхал в порту или из вас кто невзначай проговорился при посторонних, и пошло гулять по всему Марсу. А там и до моей таверны докатилось. Место бойкое, не для избранной публики, так ведь сколько иного народа сюда захаживает… Ну и услышал кое-что краем уха. Когда столько лет проведено в корабельных отсеках, поневоле воспринимаешь любую трагедию в космосе как личную, сэр. Каждый из нас мог бы оказаться на месте профессора и его команды…
        — Вам известно что-то определенное?
        — Могу лишь предполагать, сэр. На Марс никакой корабль в последнее время не падал. У нас довольно обжитой мир. Есть тут и пустыни, и полярные шапки, и много иных безлюдных мест, однако даже чих на нашем маленьком шарике не проходит совсем уж бесследно. Заметили бы. Как падение большого болида в прошлом году… Пыльных бурь в последние недели не было, небо ясное. А аборигены довольно любопытны. Они мигом отправились бы посмотреть, нельзя ли чем поживиться… Раз не было никаких разговоров, значит, не было ни катастрофы, ни вынужденной. В прошлом году в Сидонии упал «Альбатрос», так только об этом и судачили. Нет, искать надо не на Марсе…
        Оливер извлек из кармана короткую трубку и принялся деловито набивать ее табаком.
        — А где же тогда?  — выдохнула мисс Зайчик.
        Похоже, она основательно вбила себе в голову, что отец находится на Красной планете и скоро будет найден, и теперь упорно не желала расставаться с этим заблуждением.
        — Космос велик,  — философски заметил Оливер.
        — Велик!  — подтвердил паракот, немало поскитавшийся с хозяином по свету.
        — Слышал я буквально пару дней назад обрывок разговора двух межпланетников, забежавших пропустить по рюмочке, пока в порту заправляли их корабль. Будто бы они видели на радаре какое-то судно, что падало на Ио. Эти парни и сами не были уверены, не померещилось ли им. Засветка была короткой и больше не повторялась… Сожалею, что не поинтересовался, с какого они корабля. Хотя, если учесть, что в порту в тот день стоял «Просперити», который курсирует между Луной и Каллисто, парни были именно с него… Мощная скорлупка этот «Просперити», я вам доложу, если на одной заправке добрался до Марса… Юпитер-то сейчас по другую сторону от Солнца…
        — Значит, вы считаете, что вероятное место крушения — Ио?  — перебил его Рокстон.
        — Так точно, сэр!
        Лорд задумался. Будучи человеком исключительно земным, в вопросах космических он предпочитал прислушиваться к профессионалам. Хорошо бы поинтересоваться мнением князя, только где его сейчас найти? Знал бы Рокстон, что бравый космический капитан находится совсем рядом, на втором этаже заведения…
        — Так что же мы сидим!  — Мисс Зайчик порывисто вскочила.  — Надо возвращаться на корабль! Срочно взлетать!
        — Что же мы сидим!  — радостно поддержал ее паракот, смешно выпучивая глаза.
        — Подождите, Даяна, не так быстро,  — произнес Рокстон, стараясь оставаться невозмутимым.  — Экипаж в увольнении до шести вечера. Да и сам капитан…
        В общем зале поднялся непонятный шум. Драка, наверное, или скандал — обычное дело в таких заведениях.
        — Я извиняюсь, милорд. Выгляну посмотреть…
        Оливер тяжело поднялся и, работая костылем, проворно устремился к двери. Вернулся он почти сразу же.
        — Там вас спрашивают, лорд.
        — Кто?
        — Откуда мне знать?  — резонно заметил Голд, и почти сразу в кабинет ввалился Левшин.
        Вид у двигателиста был растерянным, но пьяным он не выглядел. Помятым — да. Одежда в беспорядке, взгляд блуждающий.
        — Уф!  — выдохнул он.  — Хорошо, хоть вас нашел… Беда, ваша светлость! Болдуина порезали!
        — Как — порезали?  — удивился лорд.  — Когда? Кто?
        — Ночью…  — Левшин рухнул в продавленное кресло, вынутое, видимо, из корабельной рубки, схватил со стола бутылку, понюхал горлышко и опрокинул над запекшимся ртом.  — Уф… В кабаке мы обосновались… Как и было приказано — у старого Вилема… чтобы к месту сбора не опоздать… Сидели, никого не трогали. Я как раз вздремнул маленько, очнулся от шума, а там… В общем, подрались наши с местными, Болдуина и пырнули под шумок. Говорят, жить будет, только в больницу его пришлось положить.
        — Из-за чего случился конфликт?  — осведомился лорд, мысленно он костерил каргомастера, который уронил честь британской нации, позволив ранить себя какому-то отребью.
        — Вестимо из-за чего — из-за баб… Ой, простите, мисс!  — спохватился Левшин, однако паракот уже радостно подхватил:
        — Из-за баб! Вестимо!  — И даже сделал вывод:  — От них все зло!
        — Так,  — процедил Рокстон.  — Сильно ранен?
        — Сильно. Пару недель наверняка проваляется.
        — Так,  — повторил лорд.
        Сквозь щель незакрытой Левшином двери он заметил знакомый силуэт. Поднялся и шагнул в зал.
        — Мир тесен!  — донесся знакомый голос.
        По лестнице под руку с очаровательной женщиной спускался Гагарин. Вид у князя был немного уставшим, однако на губах играла счастливая улыбка.
        — Как вы здесь оказались, князь?  — неприязненно спросил Рокстон.
        — Заглянул вот к… знакомой,  — отозвался капитан.
        — Про Болдуина уже знаете?
        — Смотря что.  — Гагарин пожал плечами.
        — Он ранен.
        Пришлось в нескольких словах повторить рассказ механика-двигателиста о ночной драке.
        — Печально,  — констатировал князь.  — Но в поисках на Марсе каргомастер нам вроде ни к чему…
        — Есть мнение, что на Марсе профессора может и не оказаться,  — сообщил британец.
        Бровь капитана полезла вверх.
        — И где же он?
        — Есть предположение, что на Ио.
        — На Безумной луне, значит… Очень может быть… От кого такие сведения?
        — От меня, сэр!  — сказал Оливер, появляясь в зале.  — Прошу в кабинет, господа… Леонора, крошка, распорядись, чтобы подали лучшего эля. За счет заведения.
        Принцесса покорно кивнула, отпустила руку капитана и убежала за стойку.
        Господа прошли в закуток хозяина таверны.
        — Там есть возвышенности, которые можно было бы назвать Черной горой?  — спросил лорд.
        — Там есть горы, чей цвет можно считать черным или очень темным,  — после краткого раздумья сообщил капитан.
        — А красные джунгли?  — пискнула Даяна, которая смотрела на него каким-то новым взглядом.
        — В экваториальной зоне встречаются.
        — Отлично!  — воскликнула девушка.  — Нужно немедленно отправляться на Ио!
        Скрипнула дверь, и в «кабинет» вошла Леонора с подносом, нагруженным кружками. Она мгновенно приковала взгляды присутствующих мужчин. Оливер по-отечески улыбался. Гагарин смотрел горделиво: дескать, видите, какая она у меня! И без того все время молчавший Юджин теперь и вовсе язык проглотил. Левшин неслышно поцокал языком. Даже счастливый молодожен Рокстон не мог не залюбоваться ловкими и плавными движениями принцессы, а главное — излишне открытым декольте, в котором было на что посмотреть.
        Даяна Зайчик тоже оценила прелести вошедшей, но по-своему. От профессорской дочки не ускользнул мгновенный обмен взглядами между незнакомой блондинкой и капитаном.
        — Если мы летим на Ио, наше положение меняется,  — заметил Гагарин.  — Без каргомастера нам не обойтись… Я не отправлюсь в перелет, не имея на борту специалиста по распределению груза… Вот же, угораздило его… Ты-то куда смотрел, Степаныч!
        — Виноват, шкип…
        — Да не в том дело, кто виноват, а в том — где нам найти толкового каргомастера, да еще срочно?
        Ночная принцесса многозначительно посмотрела на владельца таверны, и Оливер с показной нерешительностью произнес:
        — Тут такое дело, ваши светлости… Я бы мог занять место раненого. Если вы, разумеется, не против старого калеки. Межпланетники должны выручать друг дружку…
        — Золотые слова, мистер Голд!  — воскликнул лорд.  — Вы благородный человек… Только как же ваша нога?..
        — Вы имеете в виду мой протез?!  — Оливер резво вскочил и отшвырнул костыль в сторону, закатал штанину, демонстрируя присутствующим сложный механизм, блестящий от смазки.  — Лучше живой ноги!
        — Ну что ж…  — промычал Рокстон.  — В таком случае…
        — А за «Подзорной трубой» могу присмотреть я,  — сказала вдруг Леонора.
        — Спасибо, милая,  — отозвался Оливер.
        — Лучше живой ноги,  — заявил паракот.
        — Вас это не очень затруднит?  — вежливо поинтересовался Рокстон у ночной принцессы.
        — Пустяки,  — проговорила она.  — Если уж Оливер готов помочь вам в поисках пропавшей экспедиции, то чем я хуже? К тому же присматривать за таверной, может, и утомительно, но отнюдь не опасно. А вот вам предстоит…
        Произнося это, Леонора не отводила влюбленного взора от князя.
        Какая награда сравнится с таким взглядом!
        Гагарин вскочил и галантно поцеловал ручку своей старой возлюбленной. От Даяны не укрылось истинное значение этой сцены. Она мгновенно надула губки и стала усиленно думать о Джошуа, о котором, признаться, подзабыла под грузом свежих впечатлений.
        — Когда вы сможете прибыть на борт?  — уточнил Рокстон у Оливера.
        — Да хоть сейчас, сэр… Покидаю в сундучок кое-какие вещички, и в путь. Надеюсь, скафандр на меня найдется?
        — Найдется,  — отозвался капитан.  — К шести вечера извольте прибыть к старому Вилему. Спасибо за готовность помочь, мистер Голд!
        — Это вам спасибо, капитан, что даете списанному на берег межпланетнику вновь понюхать, как воняет газообменник в скафе… Ох, простите, мисс!
        Новоназначенный каргомастер шаркнул протезом.
        — Спасибо за готовность помочь, мистер Голд!  — завопил паракот и вздыбил роскошную шерсть на загривке.
        Может, ему тоже нетерпелось понюхать газообменник? Кто их, животных, разберет…

        Пауки зашевелились

        — Мистер Джонс, мы напали на след!  — В глазах Харриса светилось торжество.
        — Какой след?  — Толстяк был занят — сводил дебет с кредитом — и не сразу понял, о чем идет речь.
        — Профессора! Только что получена радиограмма от моего человека. Как я и предполагал, Марс оказался пустышкой. Никого там нет. Зато по сведениям бывалых людей, некий корабль примерно в то же время упал на Ио. Так что самозваные спасатели летят туда.
        — На Ио…  — в задумчивости повторил Джонс.  — И долго им лететь?
        Мистер Джонс плохо разбирался в небесной механике и межпланетной навигации.
        — Долго.  — В отличие от шефа, Харрис уже навел справки.  — Юпитер и Марс сейчас в наибольшем удалении друг от друга… И если учитывать, что на борту «Феллигана» слабые женщины, капитан наверняка поведет его при минимальном ускорении…
        — А вы уверены, что профессор именно на Ио?
        Сухощавый пожал плечами:
        — Так говорится в радиограмме… В ней же сказано, что лорд Рокстон и капитан Гагарин приняли решение лететь в систему Юпитера.
        Мистер Джонс ненадолго задумался, чиркая самопишущим пером по листку бумаги.
        — Тогда какой смысл ждать результата их поисков?  — тихим голосом спросил он и пристально посмотрел на помощника.
        — Простите?..
        — Это элементарно, Харрис… Зачем нам ждать, пока лорд и его люди найдут профессора? Если нам уже известно, где он… Не проще ли перехватить его до встречи с любимой дочерью? Вытрясти из вашего будущего тестя все о гигрите и без всякого шума сделать вашу невесту сиротой… Или вам нужны лишние родственники?
        — Мне они вообще не нужны,  — признался Харрис.  — Если же вся информация о гигрите будет в наших руках, то и невеста не нужна тоже. С таким богатством я с легкостью подцеплю любую смазливую дурочку. Женщины все одинаковы…
        — Тогда почему вы еще здесь?  — спросил мистер Джонс и, видя некоторое недоумение на лице своего помощника, уточнил:  — «Бродяга» простаивает в Лунопорте, команда наверняка пьянствует от безделья… Возьмите самых надежных из ваших людей — и вперед. В конце концов, вы единственный из нас, кто знает профессора лично, его привычки и слабости. Вам и карты в руки. К тому же как жених его единственной дочери вы наверняка будете удостоены доверия…
        — Хм, что-то сомневаюсь…
        — Это ваши проблемы!  — отрезал мистер Джонс.  — Найдите профессора и вытрясите из него нужную нам информацию, а там хоть заключайте его в объятия, хоть топите в болоте.
        — Идея блестящая, мистер Джонс,  — смиренно отозвался Харрис,  — но вы же сами согласились, что мы не можем позволить себе такие расходы…
        — Притворяетесь нищим, Харрис?  — ласково осведомился владелец кабака.  — Меня не проведешь… Денег у вас достаточно. К тому же половину расходов я беру на себя.
        Сухощавому очень не понравилось, что придется тратить собственные, хотя и немалые, сбережения, но еще меньше его прельщала перспектива лететь на Безумную луну собственной персоной. Он пустил в дело последний аргумент:
        — Если я лично возглавлю экспедицию, кто же будет принимать радиограммы моего человечка?
        Мистер Джонс презрительно фыркнул.
        — Не держите меня за идиота, Харрис,  — проговорил он.  — Я позабочусь, чтобы радиограммы пересылали на борт «Бродяги»… И хватит тратить время на пустые препирательства. В конце концов, скорейшее овладение тайной гигрита отвечает вашим же интересам.
        Когда мистер Джонс говорил таким тоном, любые возражения были неуместны. Харрис знал это лучше многих, ведь ему нередко приходилось «разбираться» с особо непонятливыми людьми. Да и прав был шеф: гигрит действительно нужен позарез.
        Харрис вернулся в свой закуток, отхлебнул из заветной бутылки и несколько минут собирался с мыслями.
        Этой жирной туше, Джонсу, хорошо командовать, не вылезая из своего кабака. Ему ведь не придется трясись в старой калоше, предназначенной для контрабанды незаконно добытой руды, но мало пригодной для приятных путешествий. Харрис ненавидел космос. Перегрузки вызывали боли в позвоночнике, невесомость — тошноту, а чужие миры — ужас. Он мечтал заработать очень много денег, чтобы получить право никогда не покидать Земли. Теперь такой шанс выпал, а значит, придется потерпеть. Сцепив зубы, все перенести, разыскать старого чудака и вытряхнуть из него душу вместе с координатами месторождения.
        Харрис встал из-за стола, открыл дверь, рявкнул: «Гаркер!»  — и вернулся на свое место. Минуты через две в тесный кабинет помощника заглянул громила, лишь немного уступающий габаритами тому, кто так неудачно подвернулся под руку капитану Гагарину в «Подзорной трубе».
        — Вызывали, босс?
        — Да… Бери Теннинга, Келлса и Дарма, и дуйте в космопорт.
        — Груз, что ли, прибыл?
        — Нет… Возьмите четыре билета на вечерний рейс до Лунополиса.
        — А кто четвертый?
        — Я…
        — Вы же не любите это дело, босс…
        — Это тебя не касается,  — проворчал Харрис.  — Далее… Сидите в порту тише воды ниже травы. Когда объявят посадку, я буду у стойки регистрации.
        — Понятно… Что брать с собой?
        — Только свои подштанники. Экипируемся в Буррисвиле.
        — Для чего экипируемся, босс?
        — Узнаешь на месте. Все, иди!
        За пять минут до начала регистрации Харрис вошел в маленькое здание ираклионского космопорта. Публика в тесном зале ожидания не отличалась изысканностью. Скучные клерки Колониального управления в Лунополисе, шахтеры, нанятые мелкими посредниками на рудники Сумеречного пояса Меркурия, миссионеры, отправляющиеся проповедовать Слово Божье аборигенам Внешних миров, несколько инопланетников разных рас.
        Харрис прошел через толпу к своим людям, которые торчали вовсе не у стойки регистрации. Они облюбовали барные табуреты, тянули через соломинку тоник и любезничали с барменшей, которой было далеко за тридцать. Жестяное жерло репродуктора объявило начало регистрации. Пассажиры выстроились в нестройную очередь. Харрис мигнул своим ребятам, те сорвались с табуретов, растолкали жилистых рудокопов и тощих миссионеров, пропустили босса вперед.
        Офицер Миграционной службы проверил документы и билеты у Харриса и его подручных. Просветил лучами Рентгена не вызывающий подозрения багаж, взял под козырек.
        — Добро пожаловать в пространство, господа!
        Громилы обступили Харриса с трех сторон, словно ему могла грозить какая-то опасность, и они вышли на взлетное поле. Лунная ракета лежала на наклонном стартовом стапеле. Огромные дюзы смотрели как пушечные жерла. Харрису от одного их вида стало тошно. Громилы помогли ему подняться по неудобному трапу, помогли зашнуроваться. Потребовали снотворное у стюарда, который пробегал мимо. Харрис предпочитал подниматься к небесам спящим. Ему и впрямь удалось заснуть, когда пассажирский салон ракеты заполнился и короткий вопль сирены известил о начале стартовой подготовки. Перегрузки не вывели Харриса из состояния сонного оцепенения, и даже невесомость не вернула его к действительности. Он пробудился на завершающей стадии перелета, когда ракета повернулась дюзами к выбеленной, словно кость, поверхности естественного спутника Земли.
        В Лунопорте началась неизбежная суета. По приказу Харриса Гаркер заперся в кабинке телефона местной линии и принялся обзванивать «ребят». И вскоре чертова дюжина человек присоединилась к Харрису на борту небольшого рейсового каботажника «Лунопорт — Буррисвиль», который перебрасывал пассажиров на обратную сторону Луны. Народ собрался тертый жизнью, привыкший срываться с места и нестись, куда прикажут боссы подпольной рудной империи. Несмотря на спешку, каждый успел прихватить с собой пару бутылок крепкого — в буфете каботажника цены были на порядок выше, чем в порту,  — и часть пути провели весьма приятственно. Пока оприходовали запасы, суденышко уже зашло на посадку.
        Харрису было рано переводить дух. Ведь оба пережитых перелета были лишь началом пути. По прибытию в Буррисвиль, где швартовался «Бродяга», он засел в офисе в местном филиале и вызвал к себе капитана Сайруса Крейна. Когда бравый межпланетник, цокая магнитными подковками, появился перед ним, Харрис вынужден был признать, что мистер Джонс оказался прав: команда «Бродяги», включая капитана, действительно проводила свободное время в кутежах.
        — Черт бы вас побрал, Крейн!  — заорал Харрис.  — Как вы смеете являться ко мне пьяным?!
        — Никак нет, мистер Харрис,  — ответствовал капитан.  — Я лишь слегка промочил горло…
        — А вот мы посмотрим, чем вы тут занимались…  — пообещал сухощавый.  — Руководство поручает вам, капитан Крейн, в кратчайшие сроки подготовить корабль к полету.
        Крейн икнул.
        — Так лохань готова,  — нехотя сообщил он, но, заметив, как сжались кулаки босса, поспешил добавить:  — Корабль в рабочем состоянии. Реактор на холостом ходу. Топливо и припасы загружены полностью.
        По проектной документации «Бродяга» значился грузопассажирским судном дальнего радиуса действия. Со стапелей он сошел под именем «Хризолид», но потерпел аварию при первом же перелете и был продан с аукциона. Новые хозяева в несколько приемов переделали его в скоростной межпланетный крейсер. Немного усилили вооружение, до разрешенного для невоенных кораблей предела, уснастили более мощными двигателями, добавили брони, однако оставили в неприкосновенности трюмы, устроили пару небольших потайных для особо деликатного груза на случай слишком придирчивого таможенного контроля. Места для пассажиров тоже хватало. Путешествовать на перестроенном судне можно было теперь без особого комфорта, так ведь и предназначался он не для богатых бездельников.
        — Проверю…  — проговорил Харрис.
        — Могу я узнать место назначения, сэр?
        — Мы идем на Ио.
        — Груз?
        — Только мои люди и обычная экипировка.
        Крейн понимающе кивнул. Он хорошо понимал босса.
        «Люди и обычная экипировка»  — означало, что «Бродяга» повезет не контрабандную руду, а так называемую «изыскательскую партию», задача которой отнюдь не разведка инопланетных недр.
        Но капитан Крейн так же хорошо понимал, что перелет с Луны в систему Юпитера без промежуточных посадок дело не быстрое. Тем более когда на борту полтора десятка головорезов, которые не станут терпеть двойное ускорение. Лежать все время в противоперегрузочных гамаках, есть только жидкую кашицу и ни грамма спиртного — дураков нет. А при ускорении наполовину меньшем «изыскатели» станут скучать. Не звездами же им за бортом любоваться! Единственное, чем их можно хоть как-то занять,  — это азартные игры и дешевый лунный самогон, который гонят из хлореллы.
        Так что, как ни ярись мистер Харрис, с пьянством на борту ему придется смириться.

        Неспокойное Солнце

        Путешествовать по Земле гораздо проще, чем в космосе. Разумеется, и на старушке имеются естественные препятствия, всякие горы, пустыни, водные просторы, однако города и острова находятся на постоянных и давно известных местах. Остается выбрать вид транспорта да наиболее удобный путь, а остальное в руце Божьей.
        Иное дело — пространство. Здесь нет ничего постоянного. Каждое, даже самое незначительное небесное тело движется по собственной орбите и с собственной скоростью. Это вечное кружение больших и малых миров напоминает бал — танцующие то сближаются, то разлетаются в стремительном вращении по разным углам зала. С углами в космосе обстоит плохо, а в остальном аналогия полная. Расстояние между планетами меняется от максимального до минимального, но космические танцоры никогда не расстаются навечно. И недостаточно просто преодолеть миллионы миль пустоты, чтобы добраться от орбиты Марса до орбиты Юпитера, нужно еще, чтобы планета назначения оказалась в точке рандеву. Поэтому опытные межпланетники стараются не догонять улетающие в туре беззвучного вальса миры, а, наоборот, встречать. Тем более что планеты, хоть и женского рода, никогда не опаздывают на свидания.
        Когда «Феллиган» стартовал из кахорского космопорта, полосато-оранжевый гигант, который носил громкое имя царя богов, находился на максимальном удалении от мира, названного в честь бога войны. От Земли лететь было ближе, но теперь и сама родная планета находилась далеко. И капитан Гагарин решил пойти на компромисс. Он предварительно осведомился в диспетчерской касательно прогноза солнечной активности и выяснил, что если пройти впритирку, в каком-то десятке миллионов километров от Меркурия, дважды пересечь орбиты внутренних планет, то можно проскочить мимо Солнца и не опалить крылышек. Близко от светила не сумел бы пролететь ни один корабль.
        Конечно, все это займет долгие недели, которые придется провести в ограниченном корабельном пространстве. Но ведь и уходя в море, люди надолго отрываются от земли. Правда, при этом они все же остаются на Земле…
        — Звездный капитан отвечает за все, значит, и обязан уметь все,  — наставлял юного Сандерса Оливер Голд, взбивая тесто для пирога.  — Обед приготовить — тоже… Это если капитан настоящий.
        — И циклотроны починить?  — уточнил Майкл, который предпочел пропустить упоминание об обеде мимо ушей. Неинтересно возиться со стряпней, когда вокруг столько поводов для подвига.
        — И циклотроны тоже,  — согласился Оливер, а паракот немедленно и с восторгом закричал:
        — Циклотроны! Дюзы! Форсаж!
        Рыжий сорванец радостно закивал. Красивые звучные слова будоражили душу и заставляли сильнее биться сердце! Это тебе не омлет, бифштекс или овсянка, способные возбудить разве что желудок. Это слова, достойные настоящих мужчин!
        Новый каргомастер помимо прямых должностных обязанностей взял на себя приготовление обедов. Когда являешься владельцем таверны, то поневоле осваиваешь поварское искусство. Бездельничать же Оливер не привык. Сын капитана Сандерса сразу прилип к нему. Механический протез, который жужжал и даже искрил при ходьбе, а пуще всего инопланетное животное, не расстававшееся со своим хозяином ни на минуту, восхищали мальчишку. Он искренне недоумевал, почему капитаном «Феллигана» по-прежнему остается этот хлыщ, русский князь, а не великолепный мистер Голд, за плечами которого триллионы миль межпланетного пространства. Каргомастер тоже привязался к сорванцу, ненавязчиво поучая и развлекая многочисленными историями из своего космического прошлого. И хотя с мальчишкой на борту возилась вся команда и большая часть пассажиров, никто не уделял ему столько времени, сколько хозяин «Подзорной трубы».
        — Только двигателист с циклотронами справится лучше,  — продолжал Оливер, сноровисто отбивая куски говядины.  — Понимаешь, сынок, навигация и механика — весьма разные науки. Правда, если не имеешь должного понятия о циклотронах, на мостике делать нечего. Но вот что я скажу тебе — еще ни один из межпланетников не обходился без еды. Хотя бы без обычных консервов…
        — Банки-то я открывать умею,  — пробурчал Майкл.  — Вы лучше расскажите, чем все закончилось тогда, в поясе астероидов? Ну, после нападения пиратов?
        — Пираты!  — немедленно закричал паракот.
        Что с него возьмешь. Вдруг и он что-то помнит?
        Тем временем на две палубы выше камбуза Даяна хотела научиться совсем иному делу.
        — Ты обещал, что я буду хорошо стрелять,  — напомнила она Юджину, когда тот зачем-то заглянул в гостиную.
        Американец кивнул, но без энтузиазма, словно уже жалел об опрометчиво данном слове. Большую часть времени он проводил или на камбузе, помогая новому коку, или в кубрике, или в циклотронной, старательно усваивая тонкости профессии двигателиста, а вот мисс Зайчик почему-то избегал.
        — Да, обещал,  — проговорил Юджин.  — Я могу показать вам, как держать револьвер, как целиться из него, но по-настоящему научиться можно только стреляя, а стрелять на яхте нельзя.
        — Кто здесь говорит о стрельбе?  — осведомился Гагарин, входя в гостиную. Вид у него был бодрый, привык капитан к долгим перелетам и никакой скуки не испытывал.  — О, вы, как всегда, несравненны, мисс!  — добавил каплю лести.
        Профессорская дочка демонстративно отвернулась. Выглядела она в самом деле неплохо, только почему каждый раз надо подчеркивать ее женскую сущность? Тому же Юджину Гагарин ни разу не сделал замечания о его внешности. Вечная дискриминация! Джошуа единственный, кто ценит ее за ум. А этот князь — откровенный бабник. Лишь одно на уме. Сам же, как выяснилось, имеет давнюю возлюбленную. Только оформить отношения до сих пор не решился. Или у него, как у межпланетника, в каждом порту по женщине, а то и не по одной? А еще это отвратительное приставание к Джейн — мисс Зайчик уже давно стало известно, что послужило причиной пока не состоявшейся дуэли.
        Вот ведь тип!
        Юджин постарался стать незаметным, а затем и вообще ретировался.
        — Если желаете, я сам позанимаюсь с вами стрельбой, как только мы обретем твердую почву под ногами,  — предложил Гагарин.
        — Благодарю. У меня уже есть учитель,  — холодно ответила девушка.  — Можете поучить Леонору.
        — Она умеет, и весьма неплохо,  — сказал князь.  — Да и вообще, она — это она, а вы — это вы. Две несовместимые вселенные.
        — Тогда зачем вы все-таки пытаетесь их совместить?
        — Сэр!  — Младший двигателист застыл в дверях навытяжку.  — Только что получена радиограмма. Общее предупреждение. В течение восьми часов ожидается вспышка на Солнце! По классу «А».
        С лица капитана мгновенно сошла обходительная улыбка.
        — Что?  — переспросил он.  — Вот черт… Дуй в циклотронную, готовься к форсированному ре- жиму!
        — Есть, сэр!  — Крэпс исчез из виду.
        Лучше самый плотный метеорный поток, чем выброс протуберанца, тем более — когда находишься в сравнительной близости к Солнцу. В богатом межпланетном фольклоре хватало историй о сгоревших кораблях, о кораблях с виду целых, но внутри оплавленных от сильного жара, наконец, о «летучих голландцах», которые устояли перед температурой, но экипажи их погибли от радиации. И если бы только фольклор! Гагарину в его долгих космических скитаниях не раз доводилось натыкаться на жертв взъярившегося светила. Разделять их судьбу князь не желал, но выход был только один — драпать на десятикратной в надежде, что повезет и основной выброс пройдет стороной. Но кто же выдержит десятикратную перегрузку на протяжении восьми часов? На борту женщины, ребенок… Хотя один шанс все-таки есть.
        Додумывал эту мысль Гагарин уже в рубке, включая тумблер громкой связи:
        — Общая тревога! Экипаж по аварийному расписанию. Пассажиров на шнуровку. Мистер Голд, каждого проверить лично. Левшину срочно в рубку! Время на исполнение — десять минут.
        Столько ему требовалось, чтобы в быстром темпе рассчитать новый маневр.
        Левшин ввалился на исходе четвертой. Пользуясь бездной свободного времени, Федор предавался любимому занятию — посиделкам наедине с бутылкой, однако особого рвения в том не проявлял и сейчас трезвел на глазах. Отчитывать помощника у капитана времени не осталось — каждая секунда могла оказаться решающей.
        — Вспышка, Степаныч,  — только и сказал он.  — Постараемся уйти на Меркурий. Крэпс готовит циклотроны. Твоя задача — ручная настройка. Знаешь ведь, как ловушки сбоят при вспышках…
        Поневоле вспомнились слова старика Ангелопулоса об опасности ручной настройки магнитных ловушек, но Гагарин выбросил эти мысли из головы. На Левшина можно было положиться, у него руки не дрожат даже с похмелья. Князь сосредоточился на своих обязанностях. Прежде всего — нужно было определиться с новой траекторией. Каменный шар Меркурия, заскорузлый от нестерпимого жара на дневной стороне и лютого холода — на ночной, плыл в окулярах навигационного телескопа. Еще хорошо, что планета оказалась сравнительно неподалеку. Только идти к ней надо быстро, не заботясь о комфорте пассажиров. Ничего, жизнь гораздо дороже любых удобств.
        Закончив расчеты, капитан облегченно выдохнул. Оказалось, все не так уж и страшно. Никаких десятикратных перегрузок. Достаточно будет разгоняться при трех единицах в течение часа, остальное время можно будет идти всего лишь при двукратной перегрузке. Конечно, четыреста восемьдесят минут двойной тяжести с непривычки перенести будет нелегко. Пассажирам все это время придется провести лежа в противоперегрузочных креслах, но ничего, уж восемь часов как-нибудь потерпят. Заодно будет уроком любителям космических прогулок и медовых месяцев в пространстве. Романтика — это когда наблюдаешь звезды с Земли, а если уж оказался между ними, будь готов ко всему.
        Экипажу восьмичасового ничегонеделания капитан позволить не мог. Его людям придется работать, на то они и межпланетники. Сам Гагарин перегрузок, разумеется, не боялся. При тройных вполне мог ходить. Да и не только. Капитан легендарного «Джигита» Алексей Быков во время долгого рейса к Плутону заставлял экипаж делать полную гимнастику. Словно мышцы могли атрофироваться в таких условиях.
        — Внимание! Через минуту даю ускорение!  — объявил князь и добавил, обращаясь только к механику-двигателисту:  — Федор, двойную мощность на циклотроны!
        — Есть двойную!
        — Ну, выручай, родимый!
        Крепко прижало к креслам, но Гагарин с Левшиным этого словно и не заметили. Они работали.
        — Системы в норме,  — отрапортовал Левшин.  — Все-таки надежный кораблик…
        Мускулы лица налились свинцом, но капитан заставил их сложиться в улыбку.
        — Это тебе не наша старушка «Греза»,  — сказал он.  — Тройная степень надежности… Лорды, они такие… Любят надежное. И комфортабельное любят. Что ж, во время медового месяца сам бог велел…

        Прибытие на Меркурий

        Когда «Феллиган» вышел на орбиту Меркурия, капитан решил не торопиться с посадкой. Пусть пассажиры насладятся блаженной невесомостью после почти полусуточных перегрузок. Женщины охали, ахали, но уже не от восхищения красивыми видами, а от многочисленных синяков, которые покрывали их изнеженные тела. Капитан искренне им сочувствовал и был не прочь лично поставить примочки, но вот как этот милосердный порыв объяснить Рокстону?
        Впрочем, на втором витке дамы и другие пассажиры заинтересовались и видами.
        Громадный, изрытый кратерами и ощетинившийся горными пиками планетарный шар поневоле притягивал взоры. «Феллиган» двигался вдоль экватора. Из полудня — в сумерки, из сумерек — в ночь. Неохватный взглядом даже отсюда, кольцевой горный массив огибал плоскую равнину Жары. Подсвеченные заходящим Солнцем горные пики парили над ней, будто багровые острова. Над кратером Себек сумерки сменились вечной ночью, и внизу сразу засверкала огнями сеть меркурианских рудников. Сугробы замерзшего воздуха отражали лучи прожекторов, вызывая красивый эффект звездного света, отраженного от поверхности планеты. Пассажиры, парящие над иллюминаторами в гостиной, взволнованно загомонили.
        — Светляки на гнилушке,  — поделился метафорой, возникшей в его рыжей голове, Сандерс-младший.
        — Скорее — свечи на юбилейном торте,  — высказалась обычно молчаливая Бетти, служанка госпожи Рокстон.
        — Похоже на огни земных городов, когда смотришь на них с дирижабля!  — прощебетала сама леди.  — Не правда ли, милый?
        — Согласен, дорогая,  — ответствовал супруг, который затруднялся подобрать собственное сравнение.
        — Осмелюсь заметить, ваша светлость,  — встрял в разговор дворецкий, в прошлом военный летчик,  — мне это напоминает ночную бомбардировку Дели в семьдесят пятом…
        Капитан склонен был согласиться с Биллом. Меркурий и впрямь напоминал разбомбленную вражескую территорию. Суровый мир населяли главным образом старатели, шахтеры и горные инженеры. Хотя в Сент-Сане — столице колонии — порядком хватало и бездельников, разжиревших на торговле рудой. Им не было дела до тысяч рудокопов, которые там, внизу, обжигаемые ледяным ветром Ночной стороны, с риском для жизни добывают эту руду.
        Земля остро нуждалась в минеральном сырье, большую часть которого привозили с Меркурия. Платина, золото, алмазы, иридий, осмий, молибден, селен — список сокровищ первой планеты в семье Солнца был огромен. Старатели покидали гостеприимную Землю, чтобы с риском для жизни и здоровья добывать их. Меркурий не жаловал смельчаков, посягнувших на его богатства. Самой простой смертью в этом ледяном аду, который, как ни парадоксально, царил на самой близкой к центральному светилу планете, была гибель от обморожения.
        Следом по количеству жертв шла лучевая болезнь. Кора у Меркурия тонкая, и радиоактивные недра дышат своим смертоносным жаром в лица шахтеров уже на незначительной глубине. Да и других, уже типично меркурианских, заболеваний хватало. Одни названия этих болезней чего стоили! Каменный паралич, необратимая мумификация мягких тканей, синдром Сета, солярная слепота.
        Врачи не успевали их толком изучить, не говоря уже о том, чтобы разработать лекарства. Правда, время от времени возникали слухи о везунчиках, которые на Меркурии, наоборот, обретали здоровье и едва ли не бессмертие. Эти счастливцы якобы готовы были на все, лишь бы не доживать свой век под гнетом земного тяготения, но, насколько было известно Гагарину, никто здесь в глаза не видел ни одного бессмертного. Мертвых — сколько угодно.
        Впрочем, при всех своих недостатках Меркурий был и самой промышленно развитой земной колонией. А его столица, Сент-Сан, роскошью могла поспорить с Санкт-Петербургом и Парижем. Построили ее в Сумеречном поясе — самой комфортабельной в смысле климатических условий зоне Меркурия. Воздух здесь не превращался в сугробы, как на Ночной стороне, но и не испарялся, как на Дневной. Прогретый до вполне приемлемой температуры, он теплым, почти субтропическим ветерком овевал гласситовый купол Сент-Сана.
        «Феллиган» мчался уже над самыми дальними территориями Ночной стороны. В ее ледяных равнинах не отражалось больше ничего, разве что смутно отблескивали бортовые огни самой яхты.
        Капитан взглянул на ручной хронометр и обратился к пассажирам:
        — Дамы и господа, через полчаса мы начинаем посадку,  — и, игнорируя невольный стон, вырвавшийся по преимуществу из дамских уст, продолжал:  — Потерпите. Перегрузки на этот раз будут незначительными. А в гостеприимной меркурианской столице вы сможете отдохнуть и развеяться. Сент-Сан предоставляет для этого больше возможностей, чем провинциальный Кахор.
        — В музей я больше не пойду,  — угрюмо предупредил Сандерс-младший.
        — Ну и напрасно,  — заметил Рокстон.  — В Сент-Сане самый большой в системе музей минералов.
        — Вот еще!  — фыркнул сорванец.  — Пусть Юджин теперь защищает вашу Джейн, милорд.
        Женщины рассмеялись. Лорд сокрушенно покачал головой. А князю захотелось что-нибудь подарить рыжему разбойнику — ведь не каждому удается посадить чванливого британца в лужу,  — но забота о воспитании подрастающего поколения вынуждала капитана произнести что-нибудь поучительное, и он, не придумав ничего лучшего, брякнул:
        — Аборигены Меркурия могут оказаться опасными существами, а честь и отвага велят нам защищать слабых…
        По глазам Майкла было заметно, что он пропустил мимо ушей вторую часть этой, несколько напыщенной, фразы, но зато хорошо запомнил первую.
        Упокоившись в посадочном стапеле, «Феллиган» был немедленно подвергнут антирадиационной обработке. Пассажиры, которым не терпелось «ступить на твердую землю», с недоумением взирали на стекающие по иллюминаторам пенную жидкость, которую закованные в серебристые доспехи сотрудники космопорта нагнетали из толстых шлангов.
        — Чистят наш кораблик,  — пояснил Оливер, который при полном параде появился в гостиной с неизменным своим спутником-паракотом на плече.  — Хватанули мы лишнего от солнышка…
        — Хватанули лишнего,  — немедленно подтвердил паракот и сдержанно замурлыкал, когда Даяна почесала ему горлышко.
        — А это надолго, мистер Голд?  — спросил рыжий сорванец, которому до смерти надоело торчать в железной коробке корабля.
        — Не беспокойся, сынок,  — отозвался каргомастер,  — сейчас подадут чистую воду, и можно будет выходить.
        Майкл перевел дух и с радостным облегчением показал паракоту язык. Животное немедленно ответило тем же. Язык у паракота оказался длинным и раздвоенным, как у змеи. Сандерс-младший с испугом отпрянул — чего-чего, а змей он побаивался.
        В это время иллюминаторы окатили чистой водой, как будто на «Феллиган» пролился дождь. Пора было выходить. Левшин пригласил пассажиров и команду в шлюзовой отсек. Здесь он выдал каждому по респиратору и тщательно подогнал ремешки. Кислорода в атмосфере Меркурия хватало, но, к сожалению, хватало и других не слишком полезных газов. Поэтому прогулка под открытым небом могла стоить жизни. Крохотный респиратор достался даже паракоту. Животное отнеслось к «наморднику» на редкость безразлично. Сразу видно — опытный межпланетник.
        Нацепив респиратор на себя, механик отворил внешний люк. Капитан, как и полагается, покинул корабль последним. На Меркурии он бывал нечасто, поэтому, оказавшись на взлетно-посадочном поле, озирался с не меньшим любопытством, чем пассажиры. Меркурий — маленькая планета. Даже Титан превосходит ее по размерам, а ведь он всего лишь одна из лун Сатурна. Неудивительно, что космопорт Сент-Сана занимал все видимое пространство. Решетчатые вертикали взлетно-посадочных стапелей выглядывали из-за горизонта по всей его окружности. Некоторые стапели были пусты и напоминали моллюсков, расправивших щупальца в ожидании добычи.
        Как опытный межпланетник, Гагарин вполне представлял механику посадки. Корабль зависает на газовой струе, стапель раскрывает «щупальца», обхватывает ими корпус, двигателист которого немедленно гасит реактивный выхлоп. После чего «щупальца» поворачиваются, как стрела крана, и медленно опускают корабль на транспортную платформу, которая оттаскивает его в сторонку. Нельзя было не оценить находчивости меркурианцев. Никакой тебе толкотни, как в других портах, охрипших диспетчеров, требующих очистить поле от ржавого хлама, ни малейшего риска сесть на голову только что приземлившегося корабля. Принял, подержал, опустил, оттащил в сторону, принимаешь следующий. Изящно и остроумно.
        Благодаря этой методичности, космопорт Сент-Сана работал как часы, ежеминутно принимая и отправляя корабли. Свист дюз и грохот рассекаемого воздуха заглушали голоса многочисленной толпы только что прибывших или уже отбывающих. И тем удивительнее оказалось расслышать негромкий голос, произнесший:
        — Добро пожаловать на Меркурий, леди и джентльмены!
        Сквозь толпу протиснулся низкорослый румяный толстяк с белозубой улыбкой до ушей, в сером, наглухо застегнутом мундире с алой розеткой в левой петлице.
        — Будем знакомы, друзья, младший инспектор Миграционной службы планеты Меркурий Илия Барнс,  — сказал толстяк.  — Ваш сопровождающий, если позволите.
        — Позволим,  — ответил лорд Рокстон за всех.  — Мы в полном вашем распоряжении, мистер Барнс. Какие будут приказания?
        — Ну что вы, милорд!  — смутился Барнс.  — Мы не в армии… Впрочем, приказания будут такие. Для начала определим вас на постой. Осмотритесь, подумайте, что бы вам хотелось посмотреть на Меркурии, каким образом развлечься. У нас масса возможностей для туристов и…
        — И никаких ограничений?  — уточнил на всякий случай механик-двигателист, который всегда беспокоился не ввели ли в его отсутствие на какой-нибудь планете сухой закон. Бывали такие случаи.
        — Вы неправильно понимаете задачи Миграционной службы, мистер…
        — Левшин,  — подсказал выпивоха.
        Мы призваны не ограничивать наших гостей, мистер Левшин, а помогать им адаптироваться к условиям нашей планеты!
        — Понятно,  — кивнул механик.  — Ну, тогда ведите!
        — Прошу!
        Барнс почему-то взял Левшина за локоть и повлек туда, куда устремилось большинство встречающих и прилетевших,  — в широкий проем в бетонном поле, ведущий куда-то вниз. Остальным, прибывшим на «Феллигане», оставалось только поспешить следом. Подойдя к проему, они ступили на металлическую ленту эскалатора, который быстро повлек их в подземные уровни космопорта.
        Если инженерное чутье еще не отказало Гагарину, он мог бы с уверенностью сказать, что космопорт Сент-Сана представляет собой цилиндрическое сооружение примерно полукилометровой высоты, на «крыше» которого расположено взлетно-посадочное поле, а во внутренних помещениях — пассажирский и грузовой терминалы и все остальное прочее. Разглядывая интерьеры уплывающих вверх этажей, капитан отметил про себя их эстетический аскетизм. Ничего яркого, кричащего. Приятные для глаз тона, приглушенное освещение, рациональная планировка.
        — Как там сказано у Инстера,  — вещал Барнс, словно прочитав мысли князя,  — «истинная красота не чрезмерна — вот главный творческий принцип, которым руководствуются истинные художники». Наши инженеры руководствуются именно этим принципом.
        Эскалатор плавно перетек в длинный тоннель, где в несколько рядов стояли вагоны монорельса — главной транспортной системы Меркурия. Барнс уверенно направился к одному из вагонов, помеченному желтой горизонтальной полосой.
        — Желтая обозначает юго-восточное направление,  — пояснил инспектор.  — По ней мы с вами направимся в нашу столицу, которая недаром именуется городом Святого Солнца.

        Редкая драгоценность

        Над озером пронзительно и противно кричала чайка.
        Если, как говаривали в старые времена, чайки — это души погибших моряков, то каковы же эти моряки были при жизни? Да и откуда моряки на Меркурии? Если только в переносном смысле — так иногда называют межпланетников.
        — Это единственный открытый водоем на всей планете,  — с гордостью произнес Барнс.  — Озеро тянется почти до противоположного края купола.
        В самом деле, откуда взяться озерам и рекам на меркурианских просторах, если на Дневной стороне испаряется даже воздух, а на Ночной, наоборот,  — замерзает? Озеро выкопали люди, исключительно для собственного комфорта. Старатели, прибывая в город после долгих месяцев в ледяных шахтах, мечтали отдохнуть на всю катушку, хоть ненадолго забыть о свирепом нраве планеты. И администрация с готовностью шла им навстречу. Развлечения на любой вкус, хотя и довольно дорогостоящие, какая-никакая личная безопасность и вот такие попытки сделать городские пейзажи хоть в чем-то земными…
        Совсем недалеко от станции подземки находился пляж, золотистый песок, пальмы, солярии для туристов — старателям хватало естественного загара — и несколько злачных заведений под полотняными тентами, дабы отдыхающие могли не только искупаться, но и промочить горло после водных процедур. Или перед ними.
        — Ух ты!  — выдохнул Юджин.  — Я бы искупался… Раз уж в Большом Канале не вышло…
        — Я бы — тоже,  — сказала Даяна,  — но только после ванны.
        Что ни говори, а пассажиры «Феллигана» оставались сугубо земными людьми, покинувшими родной мир всего-то неделю назад и еще не успевшими избавиться от земных привычек.
        — Принять ванну?  — немедленно подхватил младший инспектор Миграционной службы.  — Нет ничего проще! Предлагаю остановиться в «Ницце»! Весьма приличная гостиница. Да что я вам рассказываю, убедитесь сами. Вот она!  — Он указал на высокое здание на берегу озера.
        Путешественники послушно взглянули в указанном направлении. Здание «Ниццы» не слишком-то впечатляло — длинный параллелепипед, отражающий огромными окнами рассеянный зодиакальный свет, проникающий сквозь купол. Вдоль побережья громоздились и другие гостиницы, более примечательной архитектуры, но Гагарин понимал пыл Илии Барнса. Хозяин «Ниццы» наверняка приплачивал младшему инспектору за каждого завлеченного в ее стеклянные стены туриста. Лично капитану было все равно, где остановиться. Он не собирался задерживаться на Меркурии более чем на сутки. Главное, чтобы пассажиры хоть немного отдохнули от перегрузок и перевели дух перед броском в систему Юпи- тера.
        — Что скажешь, дорогая?  — осведомился Рокстон у супруги.
        — Я согласна с Даяной,  — отозвалась леди.  — Лишь бы поскорее принять нормальную ванну!
        — Ведите нас, мистер Барнс!  — велел лорд.
        Слуги подхватили поклажу господ, Юджин — свой потертый саквояж и несессер мисс Зайчик. Остальные шагали налегке. У входа в «Ниццу» их встретили гостиничные лакеи, и вскоре вся компания была размещена по номерам.
        — Как тебе планетка?  — поинтересовался Оливер у мальчугана, когда вся команда «Феллигана», кроме капитана, расположилась в общем номере.
        — Ничего особенного,  — с показной скукой изрек Майкл.  — Купол как купол. Озеро как озеро. Город как город… Скучная планета.
        — Я согласна с Даяной,  — несколько запоздало промурлыкал паракот.
        Мистер Голд снял его с плеча и принялся поглаживать по пушистой спинке.
        — Не скажи, Майкл,  — произнес он.  — Скорее — страшная. Только в Сумеречном поясе и можно кое-как жить. За его пределами люди не вылезают из скафандров. Никому еще не удавалось пересечь Дневную сторону. Сколько смельчаков пытались, и ни один не вернулся. Малейшая поломка вездехода — и… смерть. Лишь самые отчаянные из вольных старателей кое-что добывают на Присолнечной стороне,  — просветил мальчишку старый межпланетный волк, а паракот немедленно с чувством подтвердил:
        — Жарко! Огонь!
        Ох, зря каргомастер принялся рассказывать сорванцу о трудностях и опасностях Меркурия. Ох, зря. Словно сам никогда не был мальчишкой! Видимо, многие вещи с возрастом забываются.
        Из ванной вышел Юджин Гант в купальном костюме и полотенцем на мускулистых загорелых плечах.
        — Майкл, ты с нами?  — поинтересовался он.
        — На пляж, что ли?..  — отозвался Сандерс-младший.  — Не хочется что-то…
        — Тогда, может быть, с нами?  — спросил младший двигателист.
        Для Крэпса этот рейс был далеко не первым, и главное правило межпланетников он давно усвоил: оказался в относительно цивилизованных местах — первым делом иди в бар. Кто знает, когда еще появится такая возможность? Пусть его светлость с супругой принимают ванны и осматривают местные достопримечательности. У лордов свои причуды. Они, если что, могут и на борту выпить…
        — В самом деле,  — произнес Оливер.  — Пройдемся до ближайшего бара, сынок. Закажем тебе шипучки.
        — Нет, я лучше на город погляжу,  — уклончиво отозвался мальчишка, почему-то стараясь не смотреть мистеру Голду в глаза.  — Вдруг отыщу что интересное?
        — Ну и ладненько…  — пробормотал тот.  — Ты только нигде не задерживайся. Вечером чтобы был на месте. Мало ли…
        Голд и Крэпс переглянулись. По правде говоря, ребенок в баре был бы изрядной обузой, и межпланетники были только рады от него изба- виться.
        Откуда им было знать, что Майкл вовсе не собирался гулять по городу? Вольно или невольно, но Оливер объяснил, что на Меркурии имеются места гораздо более привлекательные, нежели бары и пляжи. Следовало немедленно предпринять вылазку в сторону местного каботажного ракетодрома. А там будет видно. Конечно, в идеале было бы неплохо самостоятельно преодолеть Дневную сторону, прославившись этим на века. Однако сделать это без специального оборудования, да еще пешком, весьма затруднительно. Майкл Сандерс был не настолько глуп, чтобы не понимать этого.
        Увы, этот подвиг придется отложить до лучших времен, но не болтаться же без дела под куполом с его искусственным озером и чахлыми пальмами. Нужно хотя бы краем глаза взглянуть на Присолнечную сторону, а после, пересказывая свои приключения друзьям-приятелям, приврать что-нибудь для интересу.
        Опыт проникновения на охраняемые территории у Сандерса-младшего уже был. Где спрятаться на ракете, чтобы не размазало при старте по палубе, он знал. Остальное — дело техники. Пусть взрослые купаются, разглядывают скучные строения, бродят из бара в бар, он, сын капитана Сандерса, займется делами, достойными настоящего исследователя враждебных миров. Что там говорил русский князь про аборигенов? Что они могут оказаться опасны? Ну что ж, они еще узнают, насколько тяжела рука Свирепого Майкла!
        У капитана Гагарина были свои проблемы. Только в отличие от Майкла его не волновали опасности Присолнечной стороны. Впрочем, и сокровища — тоже. Князь искал в Сент-Сане то, что в космосе дороже любых минералов и встречается реже, чем легендарный гигрит. По иронии судьбы, на Земле эта редкость росла в буквальном смысле под ногами. Ведь цветы на планете людей произрастают на лугах и полях, на клумбах и в оранжереях. Тогда как на других планетах природа до цветов не додумалась, а колонисты их не выращивают, потому что туристов земная растительность не интересует, им экзотику подавай.
        Итак, Гагарин должен был отыскать на Меркурии обыкновенные цветы. Подобно большинству своих коллег, он лично не страдал от их отсутствия на борту. В пространстве куда как важнее хлорелла, дающая кислород, или овощи. Однако вид мисс Зайчик, измученной перегрузками, грустной, словно потерянной, пробудил в не склонном к сантиментам межпланетном капитане искреннее сочувствие. Во всяком случае, князь уверял себя, что это только сочувствие. Он рассуждал так: девушка ни разу не сталкивалась с настоящими трудностями, даже поиски отца в ее представлении были лишь романтической прогулкой. И вот теперь не может прийти в себя после встречи с суровой действительностью космоса. Следовательно, нужно как-то утешить ее, порадовать. А что может быть лучше хорошего букета?
        Разумеется, леди Рокстон тоже выглядела несколько бледновато, но Джейн во всем поддерживает муж, а вот рядом с Даяной никого. Не считать же серьезной поддержкой полотенце, которое эта деревенщина Юджин подает ей сейчас. Гагарин из окна своего номера хорошо видел эту парочку на пляже. На расстоянии мисс Зайчик выглядела оживленной, но князь был уверен, что она просто не хочет обнаружить перед американцем свою слабость. Девушки могут сколько угодно рассуждать о равенстве с мужчинами, тогда как на самом деле… Ничего не поделаешь, так устроено природой.
        Капитан достал визитку, которую на прощание дал ему младший инспектор Миграционной службы. Набрал указанный в ней номер.
        — Господин Барнс?.. У меня к вам небольшая просьба…
        Достать цветы на Меркурии сродни подвигу Геракла. Однако Илия Барнс, очевидно, был его дальним родственником. Не прошло и полчаса, как в номер Гагарина позвонил посыльный и передал князю огромный букет красных роз и бумажку с указанием цены. Капитан глянул на цифры и крякнул. Сумма оказалась астрономической. И не удивительно, ведь все, что творится в космосе, так или иначе имеет отношение к астрономии. Князь вынул из кармана кителя портмоне и отсчитал требуемое количество купюр. Опять выглянул в окно. Юные купальщики возвращались.
        Гагарин встретил их у лифта.
        — Прелестнейшей из девушек мой скромный дар,  — объявил, вручая букет.
        Щеки Даяны стали не менее пунцовыми.
        — А как же ваша марсианка?  — с чисто женской последовательностью осведомилась она.  — Леонора менее прекрасна?
        — Несомненно, Леонора достойна самых изысканных комплиментов,  — нашелся князь,  — но… не на этой планете.
        — Не удивлюсь, если и на Меркурии у вас найдется подружка…
        Капитан пал духом. Он рассчитывал совсем на другую реакцию.
        — Все в прошлом,  — сказал Гагарин, не кривя душой.  — Отныне для меня существуете только вы!
        — Будет лучше, если вы умерите ваши восторги, капитан,  — отозвалась мисс Зайчик, возвращая цветы.  — У меня уже есть жених.
        Князь свирепо посмотрел на долговязого американца, который столбом торчал неподалеку. От Даяны не укрылось направление его взгляда, поэтому она сочла нужным добавить:
        — Джошуа остался на Земле. Он весьма занятой человек.
        — Хорош жених,  — с горечью произнес капитан, не удержавшись.  — Он обязан был последовать за вами.
        — Не вам судить!
        Даяна резко отвернулась от неудачливого ухажера и зашагала к своему номеру. Юджин смерил Гагарина взглядом и тоже направился к себе.
        Князь почувствовал себя идиотом, торчащим посреди гостиничного коридора с букетом в руках. Ну уж нет, он не позволит помыкать собой какой-то девчонке. Даром что она профессорская дочка.
        Капитан умел принимать правильные решения мгновенно. В городе Святого Солнца множество других девчонок, способных одарить благодарным взглядом импозантного межпланетника с букетом роз.
        В гостиницу князь вернулся под вечер. Под куполом Сент-Сана даже время суток было искусственным. Гасли огромные лампы, имитирующие солнечный свет. В окнах зажигались огни. Фонари набережной отражались в озерной глади. Настроение Гагарина заметно улучшилось. Он уже подумывал: не пренебречь ли правилами и не закатиться куда-нибудь на всю ночь. Из ярко освещенного зева подземки выбрались, поддерживая друг дружку, каргомастер и младший двигателист. Умаявшийся паракот спал, свернувшись калачиком на плече мистера Голда.
        — Хороши,  — констатировал капитан.  — А где механик? Все еще на приколе у барной стойки…
        — Я здесь, Георгий Михайлович!  — сказал Левшин, сбегая с гостиничного крыльца.
        — Ба, да ты как стеклышко, Степаныч!
        — Станешь тут…  — буркнул механик-двигателист.  — Скверная история, капитан. Мальчишка пропал.

        Змеи в Заливе Изнеможения

        Они полукольцом окружили его. Приземистые, в потемневших от времени и Солнца комбинезонах. Лиц за плотно прилегающими масками разглядеть было невозможно, но Гагарин хорошо представлял меркурианских старателей — загорелые до черноты, плохо выбритые, пристально ощупывающие чужака щелочками глаз.
        — Это ты тот самый парень, с которым мы должны прогуляться до Залива?  — раздался хриплый голос.
        Кто именно это сказал, понять было невозможно. Ни один из старателей не выдал себя жестом.
        — Да, я тот самый парень!  — отозвался капитан.  — Меня зовут Георг. С кем имею честь?
        Меркурианец, что стоял крайним справа, поднял руку.
        — Меня зовут Хобб,  — сказал он.  — Я здесь старший. Будешь делать все, что я велю. Велю прыгнуть в самый ад — прыгнешь без звука. Понял?
        — Понял тебя, Хобб,  — отозвался князь.  — Я готов!
        — Один вопрос, Георг!  — вмешался другой голос, моложе первого.  — Ты случайно не на Старика работаешь?
        — Я не отвечаю тем, кто не назвался,  — процедил Гагарин.
        — Все ясно!  — обрадовался «молодой».  — Это шпион Старика, парни…
        — Заткнись, Глен!  — велел Хобб.  — За Георга попросил уважаемый человек… И я его просьбу выполню, будь этот щеголь,  — он ткнул рукой в сторону капитана, облаченного в облегающий комбинезон, поблескивающий множеством застежек-молний и напичканный различными полезными устройствами,  — посланником самого Сатаны.
        — Да я что, я разве против,  — пробурчал Глен.
        — Все, прения закончены,  — подытожил Хобб.  — Выдвигаемся обычным порядком. Новичок идет в центре группы. Приглядывай за ним, Глен!
        — Уж я пригляжу,  — пообещал тот.
        Хобб махнул рукой и первым зашагал в сторону глубокой расщелины, разрубающей зубчатую стену кратера. Остальные, включая и Гагарина, цепочкой потянулись за ним. Нормальной дороги к Заливу Изнеможения не было. Официально в Заливе не существовало никаких рукотворных объектов. А не официально — там вели нелегальные разработки вольные старатели.
        Здесь был меркурианский фронтир, добывались небольшие партии самых редких металлов и продавались посредникам. Неудивительно, что старатели встретили чужака с недоверием. Хорошо, что Илия Барнс, тот самый «уважаемый человек», пользовался среди них авторитетом. Кто бы мог подумать, что столь доброжелательный сотрудник Миграционной службы занимается незаконным сбытом сырья? Но князя не интересовали чужие делишки, ему бы со своими разобраться. Главное, что благодаря Барнсу вольные старатели вызвались провести его, капитана Гагарина, в Залив Изнеможения — тайной тропой, известной только им.
        Тень от горной гряды закрывала тропу от безжалостного солнечного огня, отсветы которого играли на самых высоких скалистых пиках. Конечно, по сравнению с пеклом, которое царило на открытых пространствах, в тени было сравнительно прохладно. Не более сорока градусов Цельсия. Так что изжариться князь не боялся. На этой самой близкой к Солнцу планете существовало и множество других опасностей, но стоило положиться на опыт проводников.
        Поглядывая на спину идущего впереди меркурианца, Гагарин старался ступать за ним след в след. Сделать это было нетрудно, тропа оказалась хорошо утоптанной. Огибая валуны, то прижимаясь к подножию гряды, то петляя между обширными проплешинами красного селена, она уводила небольшой отряд все дальше от Уэйнбаум-сити — шахтерского городка, где швартовались ракеты каботажного сообщения. Вскоре городок и ракетодром пропали за близким горизонтом. Через несколько часов размеренного хода старатели вместе с капитаном вышли на берег Залива Изнеможения.
        Князь прекрасно знал, что название обманчиво, что в Заливе нет ни капли влаги, и все-таки почувствовал разочарование, когда увидел всю ту же бесплодную пустыню, растрескавшиеся от чудовищного перепада температур скалы и оранжево-алого спрута, ощупывающего фиолетовую глубину неба горячими щупальцами. Даже странно, что этот монстр всего лишь Солнце. В Заливе Изнеможения было самое богатое на Меркурии месторождение красного селена. Вся равнина оказалась покрыта пурпурным налетом, и там, где солнечные лучи-щупальца касались ее, поднималась розоватая дымка испарений.
        — Внимание!  — раздался голос Хобба.  — Приготовить дьюары… Здесь могут водиться змеи.
        — Какие еще змеи?  — удивился Гагарин.
        — Увидишь,  — пробурчал Глен за его спиной.
        Она выскочила из-под самых ног — огненный хвостатый клубок, размером и цветом напоминающий апельсин. Капитан отшатнулся. Глен схватил его за плечи и рванул назад. И вовремя! Над тропой уже плясали десятки огненных змей. Словно индийские кобры, раскачивались они над трещинами — голубые, оранжевые, иссиня-белые, алые. Одна «кобра» задела старателя, который шел впереди князя. Над равнодушными камнями разнесся полный отчаяния и боли крик. Парень ничком повалился в пыль. Двое других подхватили его и оттащили в сторону.
        — Дьюары!  — прорычал Хобб.
        Глен и еще трое старателей выскочили вперед и метнули покрытые изморозью цилиндры. При ударе о камни цилиндры лопались, заливая окрестности блестящими лужицами жидкого гелия. На огненных змей быстро испаряющийся гелий действовал удивительным образом. Они втягивались в него, будто кто-то дергал их снизу за хвосты, и исчезали. Вскоре над тропой не осталось ни одной «кобры».
        — Пошевеливайтесь!  — приказал Хобб.  — Пока они снова не выпрыгнули…
        Двое старателей подхватили пострадавшего товарища, и весь отряд двинулся в путь.
        Уже на ходу Гагарин сообразил, что «змеи»  — это разряды плазмы наподобие шаровых молний. Вероятно, местные горные породы накапливают электрический заряд, будто гигантские конденсаторы. Малейшее сотрясение грунта высвобождает его. Так появляются «кобры». И единственный способ борьбы с ними — это жидкий гелий. Старатели разбивают о камни сосуды Дьюара с гелием, и меркурианские камни превращаются в сверхпроводник, пуская наэлектризованную плазму в другом направлении.
        Но порадоваться собственной сообразительности капитану не дали. После встречи с огненными змеями старатели ускорили шаги. Малое притяжение Меркурия не слишком нагружало мышцы, но с каждым часом становилось все жарче. Тень от скалистой стены сужалась. Приходилось прижиматься к стремительно нагревающемуся базальту. Князь обливался потом, но до теплового удара дело пока не дошло. Он шел в ногу со всеми остальными и настолько увлекся ходьбой, что не заметил, как его проводники остановились.
        Гагарин наткнулся на старателя, который шел впереди, замер и удивленно заозирался.
        Розоватая пустыня впереди уже не была дикой и неосвоенной. Руки человека преобразили ее. Через напластования красного селена пролегли грунтовые дороги, по которым сновали туда-сюда легковые и грузовые вездеходы. К недалекому горизонту убегала блестящая нитка монорельса, вдоль которой скользили вагонетки с селеновой рудой. Между дорогами простирались поля термоэлементов, превращающие солнечный жар в электричество. А у стены полузатопленного древней лавой кратера поблескивали хромосплавовые бараки, где жили старатели.
        Хобб подошел к капитану и положил тяжелую руку ему на плечо.
        — Все, парень, здесь наши дороги расходятся,  — сказал он.  — Иди вдоль тропы, и попадешь к Ледовому гроту, там и отыщешь аборигенов. И если тебе удастся с ними договориться, они помогут тебе отыскать твоего сына.
        Гагарин хотел было сказать, что рыжий шалопай вовсе не его сын, но вместо этого он спросил:
        — А вы куда?
        — В рудник, куда же еще,  — отозвался Глен, хотя никто его не спрашивал.  — Мы вольные старатели, Георг, и предпочитаем не гнуть спину на папашу Генри, в отличие от некоторых…
        — Сколько можно говорить,  — устало проговорил князь,  — что я не работаю на вашего Старика?!
        — Не кипятись, парень,  — проворчал Хобб.  — Глен молод, вот и молотит всякую чепуху… Ты извини нас, что не провожаем дальше. Наши семьи там, на Земле, живут впроголодь, и нам приходится гнуть спину на этой проклятой планете, чтобы они не перемерли с голоду… На обратном пути вас заберет смена, которая пойдет в Уэйнбаум-сити на отдых. Они будут ждать с половины пятого до шести по среднемеркурианскому времени. Счастливого поиска, Георг!
        С этим словами Хобб свернул с тропы и двинулся к темному проему в скалистой стене, остальные старатели потянулись за ним. Князь и глазом не успел моргнуть, как остался совершенно один в пустыне, по сравнению с которой Сахара покажется оазисом прохлады.
        Капитан двинулся дальше по тропе. Она петляла теперь между громадными обломками базальта, выброшенных на поверхность Залива Изнеможения каким-то древним катаклизмом. Проложившие тропу — неважно, были они людьми или перепончатоухими «демонами»,  — по-видимому, очень старались, чтобы как можно дальше держаться от края Сумеречного пояса. Но дикое нагромождение естественных препятствий, на которые оказался столь щедр Меркурий, порой делали эту задачу трудноисполнимой.
        Обливаясь потом и все чаще прикладываясь к большому термосу с водой, который висел у него за плечами, Гагарин с неприязнью поглядывал на оранжевого солнечного спрута, то выглядывающего из-за горизонта, то скрывающегося за ним. Хорошо, что к респиратору прилагались очки — темные, как окошечко в маске сварщика, иначе князь давно бы ослеп. Чтобы не впасть в забытье, вызванное зноем и монотонной ходьбой, капитан начал придумывать для Майкла Сандерса самые изощренные способы наказания.
        Правда, сам того не замечая, капитан все время сбивался на мысли о Даяне. Он тешил себя надеждой, что мисс Зайчик не полезет в грузопассажирский каботажник, идущий на окраину Сумеречного пояса, как проделал этот несносный мальчишка. Хотя от нее всего можно ожидать. Движимая любопытством и присущей ей самоуверенностью, мисс Зайчик вполне могла пуститься на поиски сорванца самостоятельно или в компании этой орясины американца. Впрочем, кажется, этому Ганту свойственно некоторое благоразумие. Да и лорд после исчезновения Сандерса-младшего будет теперь начеку.
        Уняв тревогу за судьбу Даяны, Гагарин принялся размышлять о странностях их отношений: почему они в присутствии друг друга начинают говорить колкости и совершать самые нелепые поступки? Правда, ни к какому определенному выводу прийти не успел. Как это часто случается с одинокими путниками в диких местах, над ухом у него свистнула стрела, выкованная из чистого иридия, и раздробила наплыв лавы, похожий на каменную сосульку, что свисал с базальтового козырька над входом в обширный грот, которого князь вполне мог и не заметить.
        Капитан машинально отступил назад, выдернул из кобуры револьвер Маузера, но тут же вложил его обратно. Перед ним, растопырив суставчатые конечности, словно громадный паук, скалил алмазные зубы меркурианский «демон»  — коренной обитатель Присолнечной стороны.

        Схватка во мгле

        Жизнь на Меркурии зародилась в те далекие времена, когда он был еще спутником Венеры. Красивое, наверное, было зрелище — исполинская луна, отражающаяся в зеркале древнего венерианского океана. Меркурий и Венера словно соперничали друг с другом, кто первым обзаведется крохотными организмами в прогретых солнечными лучами лагунах. Чьи растения, а затем и животные раньше выберутся на сушу. Кто из наземных обитателей прежде других обретет крылья. Но в соперничество миров вмешалось Солнце, навсегда разлучив их.
        Правда, произошло это не сразу. Миллионы лет Меркурий уходил по раскручивающейся спирали от своей подруги, все теснее сближаясь с Солнцем. Испарялись океаны, недра сотрясали землетрясения, вулканы изливали лаву на цветущие равнины. Жизнь на Меркурии постепенно приспосабливалась к неблагоприятным изменениям, наращивая несокрушимые панцири там, где раньше была нежнейшая кожа, заменяя углерод кремнием, металлизируя скелеты, превращая кровяную плазму в насыщенную актиноидами тяжелую воду.
        К моменту высадки на Меркурий людей на его поверхности уже не осталось жизни, она ушла в подземные пустоты — обширные полости, образованные древними извержениями. В вечной пещерной тьме, озаряемой лишь естественной люминесценцией организмов, борьба за существование привела на вершину пищевой пирамиды паукообразных «демонов», научившихся обрабатывать руды, изготовляя орудия из чистейшего металла, и общающихся между собой при помощи ультразвука.
        Несмотря на грозный облик, «демоны» были существами дружелюбными. Суровый образ жизни вынуждал их не воевать друг с другом, а, наоборот, сотрудничать. Даже землян с их кораблями, вездеходами, проходческим оборудованием и оружием меркурианцы воспринимали скорее как некогда потерянных и вновь обретенных братьев. Неудивительно — ведь и люди искусно обрабатывали металлы, добывали руду и сражались с негостеприимной природой Меркурия.
        Все это капитан Гагарин учитывал, когда следовал за своим провожатым по лабиринтам Ледового грота. Еще в Сент-Сане он обзавелся миниатюрным аппаратом, который переводил человеческую речь в череду ультразвуковых сигналов и наоборот — позволял понимать незамысловатую речь «демонов», или, как они сами себя называли, народа пещер, в отличие от людей, которых коренные обитатели первой планеты именовали народом простора.
        В языке разумных обитателей первой планеты было множество сложнейших смысловых оттенков, обозначающих минералы, металлы и их производные, но количество слов в обиходной лексике не превышало словарный запас дикаря из племени мумба-юмба: пища, питье, жизнь, смерть, утрата, поиск, защита, нападение, самец, самка, детеныш и так далее — набор коротких и длинных свистков, однозначно дешифрующихся «слуховым аппаратом» конструкции Попова.
        Капитан в первую же очередь попытался выяснить, известно ли что меркурианцу о судьбе Майкла Сандерса. Вопрос его прозвучал примерно так: «Детеныш народа простора утрачен без пищи питья смерть есть известие о нем у народа пещер». В ответ князь услышал ободряющее: «Народ пещер приютил детеныша народа простора он шел долину огня глуп должен наказан быть». Гагарин с удовольствием заверил своего провожатого, что наказание воспоследует неминуемо, нечего совать свой веснушчатый нос на Присолнечную сторону.
        Достигнув таким образом полного взаимопонимания, человек и «демон» продолжили путь. Капитан быстро оценил преимущества паукообразного способа передвижения перед прямохождением. Меркурианцу было решительно все равно, двигаться по стене или своду пещеры. Он с легкостью перебирался через завалы. Если проход становился слишком узким, перепончатоухий поджимал свои суставчатые лапы и протискивался. Человеку же пришлось туго. Человек быстро вспотел, несмотря на то что в гроте было значительно прохладнее, чем на Присолнечной стороне.
        Заставляли Гагарина понервничать и подземные толчки, время от времени сотрясающие меркурианские недра. Межпланетники вообще-то люди стойкие, но вот к тому, что камни сыплются с потолка, несколько непривычные. В космосе камней хватает, но они, хоть и мчатся со скоростью пули, все же ведут себя более предсказуемо, нежели здесь, под мрачными сводами подземелий.
        Когда стены Ледового грота впервые заходили ходуном и с низкого свода посыпались увесистые булыжники, князь рванул вперед так, что едва не сшиб своего провожатого. «Демон» просвистел нечто, что дешифратор Попова не сумел распознать. Однако сам капитан и без перевода догадался, что о нем думает провожатый. Еще пара толчков, и Гагарин научился, как себя вести. Нужно было просто прижаться к покатой стене, тогда урон от камнепада будет минимальным. К счастью, из-за малой силы тяжести даже серьезного вида каменюки не могли причинить существенного вреда. Вскоре князь уже не обращал на недротрясения внимания. Его больше беспокоил обратный путь: как он будет пробираться здесь с «глупым детенышем» под мышкой?
        Встроенный в комбинезон курсограф отмечал местоположение капитана в системе естественных тоннелей. Умная машинка запоминала дорогу, так что заблудиться при возвращении Гагарин не опасался. Его больше занимали окружающие красоты. Примерно, через километр стали попадаться залежи ископаемого льда, замурованные в толще коренных пород. Князь даже зажег фонарь, чтобы полюбоваться отражением электрического света в сине-зеленых кристаллах, хотя батарею следовало поберечь для обратного пути.
        Иногда капитану казалось, что во льду замурованы какие-то животные. А в одном из подземных залов Гагарин отчетливо видел под ледяной коркой загадочные символы, выбитые на монолитной стене древнего базальта. Недаром среди колонистов ходили упорные слухи о следах древней меркурианской цивилизации, погибшей задолго до появления на Земле человека. Но официальная наука отрицала ее существование, слишком уж примитивными казались кабинетным ученым перепончатоухие обитатели суровой планеты.
        Увлеченный размышлениями о неисповедимости путей познания, Гагарин не сразу понял, что кроме эха собственных шагов и скрежета паучьих конечностей сопровождающего слышит еще какие-то звуки. Атмосфера в тоннеле была гораздо гуще, чем снаружи, о чем свидетельствовал датчик давления, вшитый в правый рукав комбинезона. Да и содержание кислорода в гроте было повышенным. Разумеется, человек не смог бы им дышать из-за всепроникающих вулканических газов, но какие-то местные существа наверняка могли. Вот только, по данным планетографии, кроме «демонов», на Меркурии давно не осталось организмов крупнее бактерии.
        И все же князь насторожился. Вытащил револьвер. Принялся оглядываться. Странные шорохи стихли. Стараясь ступать бесшумно, капитан двинулся дальше. Шорохи возобновились. Когда Гагарин замер на полушаге, они затихли не сразу. Ошибки быть не могло. Это не эхо — за ними с меркурианцем кто-то крался. Пока князь прислушивался, «демон» ускакал далеко вперед. Капитан бросился за ним. Теперь он отчетливо слышал звуки погони. Гагарин хотел еще прибавить шагу, как путь ему преградило странное существо.
        Тварь была размером с собаку. Пожалуй, это и была собака, только необыкновенно изуродованная. Больше всего бросалась в глаза огромная бочкообразная грудь, длинные искривленные лапы, большие чуткие уши и узкая длинная морда. Гагарин вспомнил, что среди межпланетников, частенько посещающих Меркурий, ходили странные слухи. Поговаривали, что вольные старатели, ведущие изыскания в подземных пустотах, нередко пропадали без вести. Некоторые уверяли, что лично слышали леденящие душу звуки, раздающиеся в ледяных пустошах Ночной стороны. Скептики посмеивались над этими суевериями. Похоже, что напрасно. Самое странное, что существо было именно собакой, которая вела свое происхождение от земных сородичей, завезенных на Меркурий первыми колонистами. Солнечная радиация сделала свое черное дело — обыкновенные кабыздохи превратились в свирепых мутантов.
        Капитан перехватил рукоять револьвера поудобнее и шагнул навстречу меркурианскому псу. Тварь качнулась на кривых лапах, пригнула морду к полу тоннеля и зашипела. При этом грудь ее стала еще шире.
        «Она набирает побольше воздуху!  — догадался Гагарин.  — Надо бы пугнуть…»
        Он тоже набрал побольше воздуха и гаркнул:
        — А ну пшла!
        Собака вздрогнула и отскочила назад. Князь приободрился — вряд ли эта пугливая тварь решится напасть!
        Позади него тоже раздалось шипение. Капитан стремительно обернулся. Луч фонаря выхватили силуэты не менее десятка других псов. По всему видно, мутанты не собирались упускать добычи. Решение было принято мгновенно. Гагарин подобрал обломок грязного льда и со всей силы метнул в ту собаку, что преграждала ему путь. Бросок оказался на редкость удачным. Ледяной булыжник попал твари в бок. Что-то хрустнуло, мутант рухнул, беспомощно суча лапами, издавая звуки, похожие на шипение проколотой шины. И тут же десятки зубастых пастей впились в ткань комбинезона. Стая бросилась на человека разом.
        Весили мутанты немного, да и тела их были слишком хрупкими для массивных кулаков землянина. Князь сорвал с себя трех собак и растоптал их. Острые, словно иглы, зубы царапнули по пластику респиратора. Капитан схватил собаку за задние лапы и размозжил ее голову о наплыв льда. В плечи вцепилось еще с десяток тварей. Гагарин уже пожалел, что не расстрелял тварей из револьвера сразу же, как только обнаружил. Теперь стрелять было поздно. Собаки подобрались слишком близко. Да и рикошет мог оказаться опаснее зубов и когтей. Изо всех сил работая кулаками, князь молил бога, чтобы мутанты не сорвали дыхательную маску. Дышать ядовитыми испарениями означало обречь себя на мучительную смерть. Впрочем, у межпланетника не часто бывает выбор между двумя мучительными смертями.
        Респиратор пока оставался на месте, но Гагарин быстро сбил дыхание. Даже приемы форсблейдера, против которых не мог устоять ни один гуманоид, в противостоянии с оголодавшими киноидами оказались неэффективны. Словно медведь, окруженный сворой охотничьих псов, ворочался он среди стаи мутантов. В пылу сражения он даже не заметил, как на помощь ему пришел меркурианец. Иридиевые стрелы, выпущенные из причудливой конструкции — смеси арбалета и духового ружья,  — разили мутантов наповал. Меркурианские собаки несли серьезные потери, но отступать и не думали. Они схватили «демона» зубами за жесткие конечности и пытались разорвать его на части.
        Они так увлеклись новой добычей, что забыли про человека. Разумеется, капитан Гагарин не мог бросить в беде своего неземного товарища. Тем более что руки у него теперь были свободны. Князь быстро приставил револьвер к голове ближайшего мутанта и нажал на спусковой крючок. Курок сухо щелкнул, но выстрела не последовало. Капитан нажал на спуск еще раз — с тем же успехом. Осечка следовала за осечкой, и псы не преминули этим воспользоваться. Они бросили изрядно потрепанного меркурианца и вновь кинулись на чело- века.
        Теперь псы метили в княжеское горло. Но битва еще не кончилась. Гибкая фигурка выскользнула из темноты тоннеля. Яркая вспышка озарила тьму. Пуля пронзила сразу нескольких меркурианских собак. Шипящими клубками покатились они по грязному от крови своих сородичей полу пещеры. На уцелевших немедленно бросился «демон», видимо, быстро пришедший в себя. Похоже, меркурианец был в ярости.
        Человек, который стрелял в мутантов, метнулся к Гагарину, и под ледяными сводами раздался задорный, чуть приглушенный маской мальчишеский голос:
        — Межпланетник Сандерс-младший ждет ваших приказаний, сэр!

        Галактический гость

        Тревожный звонок оторвал Гагарина от чтения. Судя по тональности и громкости сигнала, дело было отнюдь не в одиночном метеорите, если только он не размером с астероид. В принципе до пояса по космическим меркам было рукой подать, однако князь лично проверил орбиты всех известных тел, и ни одно из них не должно было пересекать траекторию яхты. Даже метеорных потоков в окрестностях не имелось. Впрочем, ручаться за те, что движутся с окраины системы, капитан бы не стал.
        После взлета с Меркурия полет проходил подозрительно спокойно. Венеру прошли далеко стороной. Наблюдая вторую планету в навигационный телескоп, Гагарин привычно подумал: с какой стати эту скрытную красотку назвали в честь богини любви? Князь бывал на поверхности Венеры нередко, и всегда ближайшая соседка Земли воспринималась им как обширные охотничьи угодья. Там, под покрывалом сплошных облаков, в душных джунглях водились гигантские ящеры, а в хмурых ветреных небесах летали натуральные драконы, словно явившиеся из сказок.
        Никто из старожилов без крупнокалиберного ружья за пределы Венусбурга не выходит. Потому как на Венере не жизнь, а сплошная охота, причем никогда не знаешь, в каком качестве ты в ней участвуешь — добытчика или добычи. Роли могут поменяться в любое мгновение, зато при удаче трофеи искупают любой риск. В имении Гагарина хранилось несколько весьма достойных экземпляров венерианской фауны, и он искренне пожалел, что на сей раз его путь пролегал мимо. Но, увы, не до беготни с ружьем по джунглям, и без того времени уже потеряно столько, что любая задержка могла оказаться для пропавшего профессора роковой.
        Орбиту Земли, а затем и Марса также пересекли без приключений. Оставалось преодолеть пояс астероидов и выйти на финишную кривую — раз прямых путей в Солнечной системе не бывает. И вот звонок. Новый роман Андрея Ерпылева, популярного ныне писателя, полетел в сторону. В пространстве не мешкают. Опоздал на полсекунды, и можешь никуда не спешить. Зачем спешка покойнику?
        Гагарин влетел в рубку и сразу же бросил взгляд на выпуклый блин локаторного экрана. Левая бровь привычно поползла вверх, а затем вернулась в исходное положение. Тут уж было не до картинного удивления. Все пространство спереди по курсу было заполнено метеорами, судя по засветкам — небольшими, но с учетом сложения скоростей каждый из них был многократно опаснее тяжелого снаряда. Разумеется, эти мелкие камушки, скорее — песчинки, мчались не сплошной стеной, и расстояние между ними исчислялось километрами, но локатор отмечал их десятками, а то и сотнями тысяч, и проскользнуть между ними было чем-то из области фантастики.
        Даже без предварительных расчетов, лишь на глаз, князь определил, что уклониться не удастся. При скорости, что успел набрать «Феллиган», ни один корабль не сумеет изменить траекторию без риска саморазрушения, а при плавном повороте облака не миновать.
        В голове капитан все еще прокручивал варианты, а пальцы его уже сами торопливо нажимали на кнопки, щелкали тумблерами, приводя в готовность противометеоритные орудия. Попутно он отключил нервирующий звонок, а вместо него врубил общекорабельную связь.
        — Метеоритная тревога! Высшая степень! Всем немедленно надеть скафандры и пристегнуться! Срок — четыре минуты. Ответственный — каргомастер. Время пошло.
        На любом космическом корабле во всех отсеках имеются легкие скафандры, как раз на случай аварийной разгерметизации. И любым пассажирам вне зависимости от их социального положения объясняется, как ими пользоваться. Влезть в скафандр опытный человек может минуты за полторы, неопытный, понятно, возится дольше. Остается лишь пристегнуться к ближайшей койке или креслу — в зависимости от того, где застала тревога.
        Открывать огонь по камешкам было еще рано, и Гагарин торопливо выполнил собственный приказ. На облачение у него ушло секунд сорок пять. Спасибо капитану Быкову, который требовал от своих подчиненных успевать упаковываться, пока горит спичка. Благо аварийный скафандр был мягким, главное — проскользнуть внутрь, а затем привинтить к герметизирующему воротнику шлем.
        Забрало капитан опускать не стал. Может, все еще обойдется, так зачем переходить на аварийный запас кислорода прежде времени? Тем более что баллончиков, при экономном расходовании, хватало на час. А уж какое там экономное расходование при аварийном расписании.
        Левшин ввалился в рубку на исходе второй минуты.
        — Второй раз уже не смешно…  — начал было Федор, но взглянул на экран и бросился надевать свой скафандр.
        — Всю свободную мощность на орудия!  — приказал Гагарин, пальцы которого и в перчатках не утратили ловкости.
        — Есть!  — доложил Левшин, который ходил в космосе достаточно долго, чтобы привыкнуть к любым поворотам судьбы. Секунду назад — покой, сейчас — тревога… Так ведь не впервой…
        Капитан уже взял в прицел метеорит, показавшийся ему наиболее опасным.
        Беззвучный выстрел, вспышка, следом — еще одна, на месте соседа первого камушка. Рой был настолько густым, что Гагарин едва успевал поворачиваться. Он палил из всех стволов то по очереди, то одновременно, а мозг спокойно анализировал обстановку. Судя по вектору движения и скорости, метеорный поток к Солнечной системе не принадлежал, а явился из галактической бездны.
        Незваный гость хуже татарина… Да и чем плох татарин, полноправный гражданин Российской империи, на Земле или, скажем, в космосе? А вот такие залетные гости…
        Яхта чуть вздрогнула. На пульте двигателиста вспыхнула лампочка, однако сразу погасла.
        — Пробоина в восьмом… Затянулась,  — нараспев сообщил Левшин.
        Внутренний слой корпуса на кораблях делался из аурентия — специального материала, способного почти мгновенно заращивать небольшие дыры. Жаль, против крупных пробоин никакой аурентий не помогал.
        — Удвоить мощность!
        Метеоритов было так много, что Гагарин перешел на непрерывную стрельбу. Невидимые в вакууме лучи описывали сложные параболы, но даже это не спасло корабль от следующих попаданий.
        — Реактор на пределе,  — предупредил Левшин.
        — К черту! Еще мощность!
        Лампочки вспыхивали, извещая о пробоинах, гасли, когда те затягивались, а среди них была парочка и таких, которые продолжали сиять.
        Капитану не хотелось думать о том, что происходит сейчас на палубах корабля. Внутренняя связь вырубилась начисто, и это было даже неплохо. Все равно все внимание экипажа в рубке было поглощено непосредственной работой.
        На палубах на самом деле не происходило ничего. Тревога застала людей в самых разных местах. И когда стали автоматически закрываться люки в переборках, двое пассажиров оказались отрезанными от остальных: Юджин, чересчур долго искавший скафандр, да мисс Зайчик. Даяна в скафандр влезла быстрее многих пассажиров, ей, в отличие от леди Рокстон, даже не понадобилась помощь горничной. Задержало девушку другое: захотелось посмотреть, хорошо ли она выглядит в столь необычном одеянии и не помялась ли прическа. Красота, как известно, требует жертв, и мисс Зайчик рванулась в ванную комнату, где висело большое зеркало.
        Потом даже женщинам стало не до красоты. Корабль вздрагивал, в стенах порою что-то булькало, свистел воздух, а затем начал мигать свет. Наверное, шальной метеорит повредил проводку, и теперь где-то коротило. Ситуация для пассажира, лишенного возможности действия, хуже не придумаешь. Лежи себе, пристегнутый, и жди, когда разлетишься на атомы. Или не разлетишься…
        Деятельная натура Юджина лежать и ждать не позволяла. Он расстегнул ремни, поднялся из противоперегрузочного гамака и шагнул к радиопередатчику. Основной находился в ходовой рубке, а в кубрике имелся запасной. Американец решил, что неплохо бы отправить мистеру Харрису предупредительную радиограмму, мало ли что.
        Тем временем в рубке нарастало напряжение.
        — Реактор может пойти вразнос!  — проорал Левшин.  — Надо снизить мощность!
        — Отключай циклотроны!  — приказал Гагарин.
        Уменьшить мощность орудий он не мог. Пусть стволы накалены докрасна, но кончится же этот поток когда-нибудь! Судя по засветкам на локаторе, плотность его снижается. Осталось продержаться какую-нибудь минуту!
        Невесомость наступила резко, так что непристегнутый Юджин всплыл под потолок. И буквально в следующий миг корабль вздрогнул, а в стене каюты образовалась большая дыра. Затянуть такую аурентий не мог. Воздух потоком устремился наружу, подхватил американца и с силой припечатал его к пробоине.
        — Черт!  — выругался в рубке Гагарин.
        Впрочем, по другому поводу. Экран локатора погас, а пульт известил, что ствол одной из пушек не выдержал нагрузки и расплавился. Свет в отсеках вдруг полыхнул особенно ярко, после чего погас, погрузив корабль во тьму. Хорошо хоть, управление питалось от другой сети и приборы продолжали работать.
        А потом космос прямо по курсу внезапно очистился. Яхта оставила галактического гостя далеко позади, и капитан отдал необходимый в таких условиях приказ:
        — Доложить о повреждениях!
        — Замыкание в осветительной сети,  — первым делом сообщил Левшин, словно князь сам этого не заметил.  — Разгерметизация в главном отсеке, в подсобке на третьей палубе, малом трюме и что-то не очень понятное происходит в кубрике, где должен был находиться только Гант. Ну и по мелочам кое-что. Кажется, сбиты антенны, пара локаторов не работает. Еще внутренней связи нет. Пока вроде всё.
        — Хорошо, что «всё»,  — отозвался Гагарин, посмотрев на чернильные пятна на потолке. Так выглядели затянувшиеся небольшие пробоины. Но раз затянулись, значит, не смертельно.  — Печально, что «пока»… Ладно, ты первым делом освещение наладь, а я сплаваю, посмотрю, как там пассажиры… Заодно с Крэпсом пробоины заделаем, если они заделке подлежат…
        — Если бы не подлежали, нас бы уже не было,  — философски заметил двигателист.
        Как всегда после перенесенной опасности, ему больше всего хотелось выпить.
        И как всегда, выпить было нечего. Держать спиртное в рубке Гагарин категорически запрещал, а взять с собой Левшин не догадался. Он-то думал, что капитан вновь решил произвести впечатление на дам. Кто же знал, что тревога окажется настоящей?
        — Ладно, чини.  — Гагарин извлек из шкафчика пару фонарей, один передал Федору, а со вторым поплыл на выход.
        Невесомость в аварийных условиях плохой помощник, но включать двигатели даже на самую малую тягу князь опасался. Внутренняя связь не действует, предупредить пассажиров до осмотра отсеков не удастся. Вдруг кто-то из них сейчас плавает под потолком? И хорошо, если не в виде бездыханного тела…

        Метеоры на встречных траекториях

        В тесноте ванной комнаты, в невесомости и сплошном мраке было страшновато. Мисс Зайчик не слыла трусихой, но, когда перед глазами непроглядная темень, а сама ты плаваешь над ванной среди громадных пузырей воды, в голову поневоле лезут жуткие мысли, что корабль разбит, все попутчики погибли, помощи ждать неоткуда и неизвестно, надолго ли хватит кислорода.
        И кажется, что уже трудно дышать…
        Где-то наверняка должны быть запасные баллоны, но как их найти?
        Прошла вечность, прежде чем мисс Зайчик сумела взять себя в руки, выбралась из ванной и принялась шарить по каюте, пытаясь нащупать баллоны или хотя бы люк, ведущий из отсека.
        Люк Даяна нашла скоро, а вот открыть его не сумела. Девушке было невдомек, что по ту сторону царил вакуум. Метеорит пробил внешний корпус как раз напротив каюты мисс Зайчик, проделав такую дыру, что аурентий затянуть ее не смог. Правда, на девушке был скафандр, только запасы воздуха в нем конечны. А вот в каюту кислород подавался исправно. Хотя мисс Зайчик и не подозревала об этом…
        Тем временем Гагарин уже добрался до гостиной и теперь при помощи фонарика осматривал ее, пытаясь понять, все ли пассажиры на месте.
        Лорд, леди, слуги… Не хватало сорванца и профессорской дочки. Значит — остались в других отсеках. Он активировал внешний динамик.
        — Как вы тут?
        — Что случилось, капитан?  — отозвался Рокстон.  — Меня не оставляет впечатление, что с кораблем какие-то проблемы.
        — Вы проницательны, милорд…  — чуть помедлив, ответил князь.  — Несколько пробоин мы получили, но ничего серьезного. Космические корабли не тонут… Думаю, в течение часа команда устранит основные повреждения. Приношу извинения за причиненные неудобства.
        — Ничего, мы потерпим. Вам помощь нужна?
        От помощи капитан вежливо отказался. Но поинтересовался, где могут находиться остальные пассажиры.
        — К сожалению, мы никого не видели, кроме Оливера, который заглядывал сюда в самом начале…
        — Хорошо. Если вам не трудно, оставайтесь пока здесь. Я осмотрю корабль и вернусь. Свет будет в ближайшее время.
        Левшину Гагарин доверял полностью. Если Федор взялся за ремонт, значит, сделает все как надо.
        За ближайшим изгибом главного тоннеля оказалось неожиданно людно. Двое в скафандрах тащили за собой третьего, в раздутом, как аэростат, скафандре. В неверном свете ручного фонаря капитан не мог понять, с кем стряслась такая беда.
        — Какие будут распоряжения, капитан?  — головным в троице оказался Оливер. На его плече сидел паракот — тоже в специально изготовленном для него скафандре. Рядом с ним плыл Крэпс. А вот кто был третьим…
        — Крэпс, двигай на помощь Левшину. Он в рубке. Кто еще с вами?
        — Майкл,  — отозвался каргомастер.  — Время поджимало, вот и пришлось запихнуть мальчишку в первый попавшийся скаф, а тот ему явно великоват…
        — Вас бы так,  — сипло прохныкал мальчишка, без разрешения откинув забрало шлема.  — Болтаешься, как воздушный шарик, ни рукой, ни ногой не шевельнуть…
        — Имеешь скафандр, будь готов путешествовать,  — пробормотал паракот. Правда, никто его, кроме хозяина, не услышал.
        — Главное — безопасность!  — назидательно произнес Гагарин. Он был рад, что поневоле лишенный способности самостоятельно двигаться маленький пострел не мог причинить кораблю дополнительного вреда.
        — Но атака ведь уже прекратилась,  — продолжал Майкл, которому нельзя было отказать в сообразительности.  — Значит, можно снять скафандр!
        — Нет!  — отрезал капитан.  — Корабль поврежден. Некоторые отсеки утратили герметичность. Потому все остаются в защитной одежде. И кстати, немедленно захлопни забрало!
        Сандерс-младший опалил князя взглядом, но ослушаться не осмелился.
        — Оливер, помоги Мишке добраться до гостиной,  — продолжал Гагарин.  — Закрепи его там понадежней. И сразу возвращайся ко мне.
        — Есть, сэр!  — Мистер Голд лихо откозырял капитану и поволок сорванца в указанном направлении.
        Капитан остался один. Крэпс давно уплыл в рубку. В главный тоннель выходили люки складских отсеков. Не мешало бы проверить, как там припасы, но их состояние сейчас волновало Гагарина меньше всего. Другое дело — пассажиры. Юджин Гант в кубрике, где произошло что-то непонятное, а мисс Зайчик — в своей каюте. Капитан попытался думать по порядку. Если тревога застала Даяну в каюте и выбраться девушка не успела, то сейчас она отрезана от остальных отсеков разгерметизированным малым переходником. Судя по показаниям датчиков, каюта мисс Зайчик сохранила герметичность, но… В темноте, в невесомости, в одиночестве и в полной неизвестности… Даяне сейчас, должно быть, очень страшно. Небось лезут в светлокудрую головку всякие дурные мысли: все погибли, она осталась одна, без помощи и защиты…
        Картинка получилась столь душераздирающей, что у князя не осталось сомнений, кого спасать в первую очередь. Юджин хотя бы мужчина. Обязан потерпеть.
        Проникнуть в разгерметизированный коридор было нелегко. Придется устанавливать специальный надувной шлюз. В противном случае без воздуха останутся и другие отсеки.
        — Я здесь, сэр!  — доложил Оливер, появляясь перед капитаном.
        — В малом переходнике вакуум, мистер Голд.
        — Понимаю… Устанавливаем камеру?
        — Верно…
        Вдвоем с Оливером они управились довольно быстро. Князь не мог не порадоваться несчастному случаю, произошедшему с прежними каргомастером Болдуином. Этот рохля даже распределение массы толком подсчитать не умеет. Страшно представить, как бы он повел себя в аварийной ситуации. Другое дело — мистер Голд! Ему не мешает даже протез. Сразу видно, у этого человека громадный опыт межпланетных перелетов.
        Как бы ни хотелось князю побыстрее освободить отрезанную от остальных отсеков Даяну, гораздо важнее было заделать пробоину. Гагарин лишь убедился по датчику давления, что воздух в каюте мисс Зайчик имеется, и сразу принялся осматривать пробоину. Дыра оказалась небольшой, едва пролезет кулак, и межпланетники споро заделали ее заранее подготовленной заплатой.
        — Одна готова.  — Гагарин включил подачу воздуха и, не дожидаясь, пока давление станет нормальным, подплыл к двери в заветную каюту.
        Едва он прикоснулся к кнопке разблокировки, как включилось освещение. Но что для князя не стало неожиданностью, для мисс Зайчик оказалось сродни чуду. Лампы вдруг вспыхнули, одновременно резко открылся люк, и разницей давления девушку вынесло в коридор. Прямо в руки находившегося там бравого капитана.
        К сожалению, объятия в скафандрах могут доставить удовольствие чисто платоническое. Но Гагарин не рассчитывал и на это. После всего пережитого Даяна прижалась к нему с такой силой, что в иных обстоятельствах князь невольно подумал бы, что в ее сердце зародилось любовь. Хотя на самом деле ею двигала лишь благодарность к своему вызволителю. А жаль! Почему-то никак не складываются у них отношения, что ни встреча — столкновение. Словно они два метеора на пересекающихся траекториях, влекомые силами взаимного притяжения и не умеющие вовремя остановиться.
        — Все хорошо,  — бормотал князь, оглаживая плечо, которое под жесткой тканью скафандра язык не поворачивался назвать хрупким.  — Мы прорвались.
        — Я думала, все уже погибли,  — тихо призналась девушка.  — Темнота, а вокруг никого. И невесомость…
        — Ну уж нет! Если погибать, то лишь в ваших объятиях!  — возразил капитан.
        Мисс Зайчик мгновенно выскользнула из его рук.
        — А вы хам, сударь!  — заявила она, но тут же снизила тон:  — Конечно, спасибо за помощь, только…
        — Сейчас мы доставим вас к остальным пассажирам.  — В голосе Гагарина прорезался космический холод.  — Леди даст вам нюхательной соли…
        — Я помогу мисс,  — вмешался Оливер.
        — Да, мистер Голд, будьте любезны…
        Даяна одарила капитана взглядом, в котором можно было прочесть что угодно, кроме любви, и последовала за каргомастером, который взял ее на буксир.
        Князь выдохнул, попытался собраться с мыслями. Теперь ему предстояло заняться кубриком, где оставался запертым американец. Судя по приборам, воздух у него имелся. Но почему тогда Левшин говорил, будто с кубриком не все в порядке?
        Гагарин разблокировал люк. Изнутри вырвались отнюдь не испуганные девушки. Князь невольно отшатнулся — мимо проплыли чьи-то полосатые носки, смятые бумажки, в которых легко угадывались британские фунты, и зубная щетка. Капитан заглянул в кубрик. М-да, межпланетным порядком здесь и не пахло. А чем именно пахло, слава богу, не позволял обонять закрытый шлем. Среди невесомого хаоса незакрепленных предметов лишь один оставался на удивление неподвижным. Хотя страховочная шнуровка здесь была ни при чем. Полупассажир — получлен экипажа Юджин Гант словно прилип пониже спины к корабельному борту и лишь слабо поводил руками.
        — Любопытно,  — проговорил князь.  — Как это вы проделываете?.. Не проще ли было оставаться в гамаке?
        — Я бы с превеликим удовольствием, сэр,  — признался парень.  — Но не могу оторваться, словно что-то держит,  — и совсем тихо добавил:  — И задница болит… Извините, сэр.
        — Хм…
        Вслед за капитаном в кубрик протиснулся каргомастер. Они обменялись быстрыми взглядами.
        — Вот, помню, был у нас случай…  — начал было Оливер.
        — Потом расскажете, мистер Голд,  — перебил его Гагарин.  — А пока загерметизируйте дверь, а я воздух стравлю. А ты, Юджин, как только давление упадет, ручками и ножками пошевели. Попробуй оторваться…
        Не дожидаясь падения давления, Юджин замельтешил конечностями, но определенная часть его большого тела словно приклеилась к борту.
        — Ну, операция начинается,  — провозгласил Гагарин.  — Заплатка готова?
        — Так точно, сэр!  — браво отозвался Оливер.
        Давление воздуха стало стремительно падать. Купюра с выцветшим лицом королевы стремительно рванулась к решетке воздушной системы, но была ловко перехвачена капитаном. И вдруг Юджин освободился, и межпланетники сразу заметили сквозную дыру, темнеющую в светло-серой переборке.
        — Мистер Голд!
        Одноногий межпланетник, ловко оттолкнувшись протезом, подлетел к пробоине и прилепил аурентиевую заплату.
        — Ну вот, теперь порядок,  — спустя десяток минут сказал Гагарин.
        В каюте снова был воздух, и можно было поднять забрала гермошлемов.
        — Да, парень, ты прям в скафандре родился,  — добродушно сказал Оливер.  — Теперь можешь всем рассказывать, как спас корабль, закрыв пробоину своей… гм… своим телом. Конечно, синяк там ты заработал будь здоров. Сидеть будет трудновато, но это уже пустяки. До свадьбы заживет.
        — До свадьбы доживет!  — радостно подхватил паракот, которого тоже освободили из скафандра.  — Это уже пустяки!  — И вдруг осведомился сострадательно:  — Не беспокоит?
        Юджин только застонал.
        Если бы не беспокоило!

        Под сиятельным Юпитером

        — Их сиятельство Юпитер!  — торжественно объявил Сайрус Крейн.
        Капитан был трезв как стеклышко, а потому склонен к пафосным речам. Весь его торжественный вид как бы говорил: с этим гигантом не шутят. Сколько кораблей благодаря ошибкам экипажей и неточности расчетов не смогло вырваться из объятий Юпитера и навеки сгинуло в его бурной атмосфере! И лишь единственному из межпланетных капитанов удалось вернуться практически с того света. С тех пор имя Быкова стало в один ряд с такими легендами пространства, как Джонсон, Венци, Кэрью.
        Крейн не спешил становиться легендой. Он здраво оценивал свои шансы. Если речь не идет о спасении шкуры, капитан «Бродяги» ни за что не станет рисковать собой, экипажем и кораблем. Пусть молодые дураки жгут циклотроны, крушат кости перегрузками ради сомнительной благосклонности девки по имени Слава. Настоящему межпланетнику, поседевшему в перелетах, нужны не фанфары, а деньги. Фанфарами горла не промочить…
        Вот уже несколько суток, как Юпитер занимал иллюминаторы по правому борту. Даже на большом расстоянии чувствовалось, насколько велика планета, названная в честь бога-громовержца. Гигант стремительно вращался. Оранжево-коричневые полосы пересекали его диск. Величаво проворачивалось знаменитое Красное Пятно — самый большой ураган в Солнечной системе. При виде его даже в самой зачерствелой душе поневоле рождалось по- чтение.
        Как и положено божеству, гигант был окружен целой свитой спутников. Этакая Солнечная система в миниатюре. Четыре больших и несколько десятков мелких. Однако мелочь Харриса не интересовала, да и из четверки интерес представлял лишь тот, что был наиболее близок к Юпитеру. Так вышло, что Харрис никогда прежде не бывал дальше Марса. Всю дорогу от Земли помощник мистера Джонса не покидал своих апартаментов, изводя прислуживающего ему Келлса капризами. Иллюминаторы в каюте Харриса были всегда плотно зашторены, но и он не удержался, чтобы не взглянуть на величественного красавца. Впрочем, ничего, кроме приступа раздражения, это зрелище в Харрисе не вызвало.
        — И где эта Ио?  — осведомился он у капитана, когда тот прибыл к нему в каюту с докладом.
        — Вон там,  — Крейн указал на одну из звездочек,  — буквально через пару дней мы выйдем на ее орбиту.
        — Долго…  — каждая минута в пространстве казалась Харрису вечностью.
        — Ничего не поделаешь. В системе Юпитера надо быть предельно осторожными,  — ответил капитан.
        «Бродяга» шел на малой тяге, постепенно выходя на орбиту спутника Юпитера. В теле Харриса царила легкость, однако даже она не радовала его. Не любил человек пространство, и ничего с этим не поделаешь. Если и вынужден был порою покидать родную планету, то лишь из-за очередной финансовой махинации, и каждый раз мечтал как можно скорее вернуться. И все-таки даже вечность когда-нибудь проходит. С юпитерианской орбиты корабль перешел на орбиту Ио. Теперь с одного борта возвышалась исполинская стена самого царя богов, а с другого — полумесяц его вечного спутника. Точнее — спутницы.
        По поводу прибытия было назначено совещание. Принимали участие капитан Сайрус Крейн, помощник мистера Джонса, Джошуа Харрис, и помощник самого Харриса, Стив Гаркер. Они сгрудились над пультом управления, до рези в глазах всматриваясь в иллюминатор, где проплывали вулканические пики и туманные пропасти Безумной луны.
        — И куда мы сядем?  — желчно осведомился Харрис.
        Вопрос был резонным. По размерам Ио чуть крупнее Луны, а следовательно — площадь поиска огромна. Да и не только в размерах дело. В отличие от мертвой соседки Земли Ио вечно бурлит. Соседство с гигантом вызывает в ее ядре приливные силы такой мощи, что едва ли не вся поверхность спутника покрыта вулканами, как лицо подростка прыщами. Помимо извержений на Безумной луне регулярно случаются землетрясения. Точнее — иотрясения. С ревом разверзаются недра, и ненасытная пасть проглатывает гектары красных джунглей и обрушивает склоны черных гор.
        Неудивительно, что в отличие от Ганимеда, Каллисто и Европы, Ио почти не населена. Непригодная для дыхания, перенасыщенная серными парами атмосфера, колеблющаяся почва, извержения магмы, своеобразная жизнь, порой губительная для неосторожных. Лишь отдельные партии вольных старателей добывают в этом аду наиболее ценные минералы, но сколько этих отчаянных парней гибнет каждый год!
        Черные горы внизу то и дело расцвечивались красным. Лава стекала по склонам, выброшенные вверх струи вещества порой прорывались сквозь атмосферу, и на одном из витков «Бродяга» даже прошел через рассеянное облако серы.
        — Ну так услышу я сегодня ответ на свой вопрос?  — Харрис в который раз уже пожалел, что вынужден влезть в эту авантюру. Гораздо спокойнее было отдать приказ, и пусть Гаркер думает над его выполнением.
        — Садиться наугад бессмысленно,  — отозвался капитан.  — На Ио не так уж и много надежных площадок… Нужно отыскать хоть какие-то следы, пока мы на орбите. Хотя бы разбитый корабль. Хотя на Безумной луне следы исчезают быстро…
        — Все это чушь!  — перебил его Гаркер.  — Много мы отсюда углядим… Будет лучше, пока крутимся, на всех радиодиапазонах давать в эфир: «Мистер Зайчик, отзовитесь! Мы прилетели вас спасти…»  — и все такое…
        — Если у них сохранилась рация,  — пробурчал Крейн.
        Ему не очень хотелось садиться на Безумной луне, где все как в русской сказке: направо пойдешь — корабль потеряешь, налево — голову сложишь…
        — Валяйте, радируйте,  — подытожил Харрис, которого уже тошнило от черно-рыжей карусели за иллюминаторами. Он бы с радостью вернулся в каюту, потребовал у Келлса виски и задернул бы шторы на иллюминаторе так, чтобы ни щелочки не осталось.
        На шестом витке радист уловил слабый сигнал. Передатчик был маломощным, сильно мешали помехи, да и передача почему-то шла морзянкой, однако удалось разобрать классические три точки, три тире, три точки и, помимо них, слова «Зайчик» и «ждем».
        — Где он?  — спросил Харрис, впервые за весь рейс вздохнувший с облегчением. Неужели скоро все закончится и можно будет отправиться домой с чистой совестью и грузом гигрита?
        Профессор при любом повороте событий в число полезного груза не входил. Да и бесполезного тоже. При желании Даяна может искать своего папашу сколько угодно. Магма скроет все следы.
        — Согласно пеленгатору где-то на равнине Колхиды,  — отозвался капитан.  — Подождите, им, кажется, удалось поставить маячок. Точно. Здесь.  — Он ткнул в экран локатора, луч которого скользил по обширной межгорной котловине.
        — Но там же нет никаких гор,  — пробурчал Харрис.  — А в радиограмме значилась Черная гора.
        — Значит, сумели уйти. Здесь что ни гора, то вулкан. Оставаться на месте — самоубийство. На равнине намного безопаснее. Если не случится иотрясение или не пробудится новый вулкан…
        — Что вы заладили, Крейн,  — вулкан, вулкан…  — процедил сквозь зубы Харрис.  — Заходите на посадку. Всем приготовиться к выходу. И вначале попробуем вести себя дружелюбно…
        — Занять места по стартовому расписанию!  — проорал Крейн.
        Посадка прошла не слишком гладко. Корабль изрядно потрепало в атмосфере, некоторые пассажиры даже стали прощаться с жизнью. Им просто не доводилось опускаться на Венеру, где буйство воздушной стихии сравнимо разве что с юпитерианской. Экипаж особенных опасений не испытывал. Подумаешь, турбулентность. Если хватает умения и сопутствует удача, сесть можно где угодно.
        Умения и удачи хватило. «Бродяга» обрел относительный покой, и в динамиках внутренней связи раздался голос капитана:
        — На грунте. Перемещения разрешены.
        Значит, можно расшнуроваться, подняться и идти куда глаза глядят.
        Лишь сейчас Харрис перевел дух. На планетах он чувствовал себя гораздо лучше и не было особой разницы, какой именно мир простирается за бортом. Пока корабль швыряло и крутило, Харрис лежал пластом, мечтая только о том, чтобы все это поскорее кончилось, но после приземления его обуяла жажда деятельности. Харрис едва ли не раньше всех напялил легкий скафандр, пристегнул портупею с револьвером Маузера и битые полчаса топтался у шлюза, поджидая остальных. Наконец появился капитан Крейн, которому тоже не терпелось ступить на твердую почву, и принялся пропускать через шлюз команду Харриса.
        «Бродяга» опустился посреди лавового поля, которое с трех сторон тянулось до близкого горизонта, а с четвертой упиралось в стену джунглей. Деревья на Ио не росли. В этом изменчивом мире они не успели бы достичь зрелости. Ионийские джунгли сплошь состояли из травянистых растений, похожих на одуванчики, только необычайно высоких, увенчанных оранжевыми шарами почти созревших спор.
        Малейшее дуновение, легкое сотрясение почвы, и горячий ветер понесет над плоскогорьями и ущельями Безумной луны парашютики с спорами, пока те не зацепятся за что-нибудь. Оранжевым одуванчикам в принципе безразлично, будет ли это обильно удобренный вулканическим пеплом участок поверхности или шкура неосторожного животного, а с наступлением эпохи межпланетных полетов — и человеческая кожа. Достаточно малейшего соприкосновения, и хищное семя мгновенно проколет незащищенную плоть, впрыснет размягчающий сок, и новый цветок вырастет прямо на трупе. Поэтому ни один человек не выходил на Ио наружу, не позаботившись о защите.
        — И где мы будем искать профессора?  — спросил Харрис, с ненавистью озирая оранжевые заросли и желто-коричневую полусферу Юпитера, занимающую почти все небо на севере.
        — Маячок подавал сигнал отсюда,  — отозвался капитан.  — Правда, он автоматический и постоянного надзора не требует. Но если люди профессора все же решили остаться при нем, то искать их следует в джунглях. На поле мы бы их уже заметили. А они нас — тем более.
        — Тогда какого черта они не встречают нас? Ждут особого приглашения!
        — Откуда мне знать, сэр,  — пожал плечами Крейн.
        — Ладно. Мы не гордые,  — процедил Харрис и проорал:  — Гаркер!  — Когда тот подбежал, он негромко приказал:  — Бери Дарма и Теннинга, и ступайте в заросли. Профессор наверняка там. Ищите какое-нибудь жилище. В скафандрах они бы столько не протянули… Изыскательский купол, надувное иглу из аварийного комплекта, нору, все, что угодно… Где-то они отсиживались все это время. Только смотрите, повежливее. Вы — спасатели, специально прилетевшие за известным профессором. Ваша задача — привести его сюда…
        Про себя он добавил: «А уж тут я мигом раскручу старого дуралея на откровенность».
        — Ну вы голова, босс!  — протянул Гаркер с восторгом.
        — На то и босс, чтобы думать,  — пробурчал Харрис.  — Выполняйте!

        Спасти и обезвредить

        Трое мужчин в скафандрах, прыгая по камням, которыми щедро было усеяно лавовое поле, направились к стене одуванчиков. Наготове разведчики держали мачете, полагая, что в столь густой поросли придется прорубать просеку. Но оранжевые джунгли оказались вполне проходимы. Расстояние между стволами только издали казалось малым. Гаркер убрал мачете в ножны и оглянулся на «Бродягу». У серебристой сигары корабля бродили межпланетники, осматривающие дюзы. Остальные, от нечего делать, пинали куски пемзы, заброшенные сюда давним извержением.
        Гаркер повернулся к джунглям. Прислушался. Все тихо. Если не считать шелеста пушистых крон и повизгивания диких паракотов, скачущих через поваленные стволы. Над вулканическим плато поднимался горячий воздух, но от зарослей веяло влажной прохладой. Сквозь плотные споровые шары едва пробивался свет Юпитера, и у подножия одуванчиков царил красноватый сумрак. Горячий ветер то и дело срывал с верхушек пучки парашютиков, и тогда сумрак рассеивался, но не надолго. С треском раскрывалась новая завязь, и следующий одуванчик обзаводился роскошной прической, заполняя брешь. Этот треск заставлял людей Харриса нервничать, и они то и дело хватались за оружие.
        Первым тропу заметил Дарм. Неважно, кто ее проложил, коренные ли обитатели Ио или пришельцы. Тропы существуют для того, чтобы приводить к тем, кто их прокладывает. Гаркер, Дарм и Теннинг заметно воодушевились. Нет ничего проще, чем проследовать до конца этой протоптанной среди стволов дорожки, а там наверняка уже ждет своих благородных спасителей профессор-неудачник, который зачем-то понадобился боссу. Так понадобился, что обычно скаредный Харрис пообещал неплохую премию. Всего-то и дел — доставить старика на борт, и можно считать, что премия уже в кар- мане.
        Идти пришлось недолго, минут двадцать. Разведчики даже вспотеть не успели, когда среди зарослей вдруг обнаружилась небольшая полянка, а посреди нее тускло поблескивал люк корабельного шлюза, уже прихваченный ржавчиной. Кто-то зарыл его под углом в почву, так что получилась симпатичная герметизированная нора, наверняка выкопанная одной из изыскательских партий. Похоже, профессор был не таким уж и неудачником, если ему повезло наткнуться на это убежище. Сколько бы он продержался под открытым небом, без запаса кислорода, наедине с враждебной природой Безумной луны?
        Гаркер знаком велел своим людям осмотреть поляну, а сам подошел к люку, подергал запирающее колесо. Если не приржавело, значит, заперто. Если заперто, значит, внутри есть воздух, пригодный для дыхания. Если есть воздух, значит, внутри могут оказаться люди. Понятно, почему никто из них не встречал корабль. Сидят, как крысы, под землей, прислушиваются с испугом к малейшим колебаниям почвы. Где им разобрать, от чего ее тряхнуло в очередной раз? От дежурного иотрясения или — от приземлившегося межпланетного судна?
        — Все чисто, Стив!  — доложил Теннинг.
        Гаркер указал на колесо.
        — Давай, Дарм!
        Здоровяк Дарм навалился. Колесо скрипнуло, но поддалось.
        Корабельные шлюзы обычно без всяких проблем открывались снаружи. При условии, что их не блокировали изнутри. Обитатели убежища этого делать не стали, но Гаркера такая гостеприимность не насторожила. Разумеется, профессор Зайчик и его люди ждут не дождутся своих спасителей. Правую руку босса смущало лишь отсутствие инструкций касательно судьбы спутников профессора. Неужто и с ними нужно быть вежливыми?
        Дарм отворил внешний люк, и вся троица втиснулась в узкий закуток шлюза, который, видимо, был снят с малотоннажного корабля. Пришлось потолкаться минут пять, пока насосы откачивали наружный воздух и заменяли его внутренним. Внутренний люк открылся автоматически. Вспыхнули лампы, высветившие уходящую вниз лестницу.
        — А неплохо они тут устроились,  — хмыкнул Теннинг. Он первым успел снять шлем и теперь с интересом озирался.
        — Спускаемся!  — скомандовал Гаркер.
        Лестница кончилась быстро, упираясь в темноту. Трое мужчин невольно застыли на границе светового пятна, давая глазам привыкнуть к темноте.
        — Профессор, ау!  — гнусаво выкрикнул Гаркер.
        И тут же что-то ударило его точно между глаз. Он уснул мгновенно, не успев сообразить, что произошло, а следом почти в тот же миг уснули его подельники.
        — Готово,  — объявил в темноте спокойный голос.  — А я думал, они только на лунарей действуют…
        — Ты всегда неплохо стрелял, Хью,  — проскрипел другой.  — Три патрона, три трупа… Пардон, три дрыхнущих борова… Чистая работа. Так, ребятки, быстренько разоблачили покойничков… Тьфу ты, спящих… Им все это пока ни к чему. Действуем по плану. Помните: Оливер ждет нас на борту. Шевелитесь, дармоеды!
        Вспыхнул свет, озарив большое помещение, заставленное ящиками с маркировкой ганимедской фирмы «Бергер и Ко», занимающейся производством мясных консервов из хлореллы. Среди ящиков сновали три десятка давненько не бритых мужчин, одетых пестро и разнообразно. Они были похожи на потерпевших крушение, но — разных кораблей. Гаркер, Дарм и Теннинг были ими бесцеремонно раздеты и уложены между ящиками. В освободившиеся скафандры облачились трое захватчиков.
        Народ в убежище явно подобрался тертый, видавший всякие виды. Космос не то место, где всегда можно действовать силой. Гораздо чаще вперед пропускается хитрость, уловка, и лишь затем наносится внезапный удар. Это в прежние времена в земных морях джентльмены удачи шли на абордаж. Космический корабль, в отличие от старых парусников, обладает высокопрочным корпусом, и пробить его — задача не из легких. Да и проку от поврежденного корабля?
        — Идемте, джентльмены,  — проскрипел старый Джонсон, бывший здесь за старшего.  — Все помнят роли? Никому не высовываться, пока наши не проникнут в корабль.
        Джентльмены защелкали затворами пистолетов и карабинов. Кое-кто проверил, легко ли выходят из ножен кортики. Стрелять внутри корабля не рекомендовалось. Случайная пуля может натворить таких дел, что лучше уж сразу пустить ее себе в лоб. Ходила легенда об одном пирате, который при захвате добычи пробил из карабина пульт управления двигателем, реактор пошел вразнос, и ни пирата, ни корабля, лишь тающее радиоактивное облако.
        Ближе к опушке большинство джентльменов рассредоточились. На лавовое поле вышли лишь трое ряженых, да столько же — изображающих профессора и остатки его команды. Благо лиц под гермошлемами было не видно. В гермошлеме отца родного не узнаешь. Для вящего правдоподобия одного из мнимых спутников профессора несли на носилках.
        Харрис тем временем загнал почти всех своих молодчиков внутрь корабля. Ни к чему демонстрировать «спасенным» истинное количество «спасителей». Сам профессор всегда казался Харрису человеком не от мира сего, вечно погруженным в свои расчеты и теории и потому почти не обращавшим внимание на окружающее, но бывшие с ним межпланетники люди иного склада. Рассеянным в пространстве не место. Вдруг кто-то из них заподозрит ловушку раньше времени? На общую судьбу «спасенных» это не повлияет, деваться им все равно некуда, но к чему лишние осложнения? Да и старый хрыч пусть до поры до времени верит, что за ним прилетел будущий зять, почти родной человек.
        Снаружи оставалось лишь двое из людей Харриса. Остальные сидели в засаде по разным отсекам, ждали приказа. Вдруг что-то пойдет не так, и придется действовать жестко.
        — Возвращаются, сэр!  — сказал капитан Крейн, который наблюдал за лавовым полем из рубки.  — Смотрите, кажется, они нашли вашего профессора! Только кто из них?..
        Харрис, сидящий в кресле механика-двигателиста и жующий погашенную сигару, нехотя поднялся и выглянул в иллюминатор.
        — Разберемся!  — пробурчал помощник мистера Джонса.  — Надеюсь, тот, который на носилках…
        Настроение мистера Харриса стремительно улучшалось. Через несколько минут безумный старик окажется на борту, а остальное — дело техники. Чудака профессора можно даже накормить, дабы задобрить. Да и подробности о залежах гигрита за столом узнать будет легче. Так, завести разговор между делом…
        Снаружи все шло в соответствии с планом. Правда, непонятно с чьим. Встречающие шагнули навстречу «потерпевшим кораблекрушение», подхватили носилки и потащили их к люку. Дальнейшее в иллюминаторы было не разглядеть.
        — Пойду, встречу будущего родственника,  — сказал Харрис, аккуратно пряча сигару в карман.  — Пусть старик порадуется… напоследок.
        Он не знал, что уже наступило время последней радости сразу для двух его людей. Обезвредить человека в скафандре так, чтобы он при этом остался в живых, затруднительно. Ни оглушить, ни пробить снотворными ампулами плотную ткань. На свою беду, один из встречающих что-то заподозрил, схватился за оружие и немедленно получил пулю в живот. Второй разделил его судьбу спустя мгновение. Револьверная пуля вошла ему в сердце, а внешний люк шлюза уже открывался, впуская группу захвата в корабль.
        Но револьвер не стреляет бесшумно. Грохот услышали люди Харриса, на всякий случай притаившиеся за внутренним люком. Условный рефлекс заставил их привычно выхватить оружие. Перестрелка была короткой. Хью, из числа ряженых, и в самом деле стрелял неплохо. Правда, не он один. Лжепрофессор, сунувшийся вперед, тоже схлопотал порцию свинца.
        Харрис услышал выстрелы с соседней палубы и с неожиданной прытью рванулся в ближайший кубрик, где маялись в полной готовности трое молодчиков из лунного Буррисвиля. Парни выскочили ему навстречу с револьверами в руках. Харрис только и успел крикнуть вдогонку:
        — Валите всех!
        Впрочем, как тут отличить своих от чужих? Равно как и выяснять причины, вынудившие спутников профессора напасть на своих спасителей. Еще вопрос — профессора ли? Вдруг мистер Зайчик оказался в плену каких-нибудь местных бродяг, из тех, кто не прочь захватить опрометчиво приземлившийся корабль?
        Теперь роли поменялись. Нападавшие не ожидали сопротивления. По их сведениям, в экспедиции участвовали восемь мужчин, один из которых был своим. Семеро уже нейтрализованы, значит, некому на корабле было стрелять, и вдруг такой плотный огонь у шлюза. Умение хорошо стрелять не спасло Хью. Он даже не успел вскинуть револьвер, как свалился мертвым, и лишь в глазах навеки застыло изумление человека, не понимающего, за что его нашпиговали свинцом.
        — Вперед!  — проскрипел в зарослях старый Джонсон, и два с лишним десятка джентльменов удачи, уже не скрываясь, рванулись к «Бродяге».
        Сайрус Крейн нередко конфликтовал с законом и побывал в разных переделках. Капитаном он был хорошим, плохой не мог бы совершать тайные рейды с контрабандой, и потому при внешней расслабленности всегда был готов к действию. Особенно если считать действием обыкновенное бегство.
        Выстрелы внутри шлюзовой камеры встревожили Крейна не на шутку, а тут еще из зарослей выскочила толпа вооруженных неизвестных. Кто они, капитану было до лампады. Главное, что ждать от них хорошего не приходилось. Крейн не стал медлить. Врубил предупреждающую сирену, ударил кулаком по кнопке блокировки внешнего люка. Реактор при посадке не заглушили, и теперь даже прогревать циклотроны не понадобилось. Дожидаться, когда в рубку примчится двигателист, капитан не стал. Рухнул в капитанское кресло и дал тягу. В прямом и в переносном смысле.
        Взлет получился жестким, сразу с тройной перегрузкой. Людей расшвыряло, как кегли. Кто-то загремел с лестницы, едва не сломав себе шею. Кому-то повезло, как Харрису. Заслышав сирену, он завалился в матросский гамак. И куда больше повезло джентльменам удачи. Прояви Крейн чуть больше хладнокровия, нападающие попали бы под рвущееся из дюз атомное пламя. А так их только обдало раскаленной пылью. Отчаянно ругаясь, пираты могли лишь наблюдать, как из-под самого носа взмывает межпланетный корабль и, прочертив огненный след в темнеющих небесах, исчезает в дали.
        Попробуй, догони теперь!

        Настигая Ганимед

        По случаю прибытия в систему Юпитера, лорд Рокстон устроил званый обед. Приглашены были все без исключения, включая слуг и команду. Правда, слуги не оставили своих обязанностей и поминутно вскакивали из-за стола, чтобы подать очередную перемену блюд. На десерт каргомастер Оливер Голд приготовил праздничный пирог: на бисквитных орбитах подрагивали разноцветные луны из фруктового желе, а в центре красовался громадный шарик мороженого, искусно разукрашенный шоколадом и сливочным кремом. Впрочем, традиционные британские бисквиты тоже не были забыты. И кофе. А потом, как и положено, должны были быть поданы сигары и шерри.
        Сигары курить капитан не разрешил — нужно было экономить кислород. Метеоритная атака не прошла даром для «Феллигана». Потеряли многовато воздуха. Да и корпус следовало подлатать. Гагарин принял важное решение и собирался его обнародовать как раз между десертом и шерри. Момент был подходящий. Команда и пассажиры пребывали в благодушном настроении. За иллюминаторами плыл Юпитер в окружении больших и малых спутников, тогда как сладкая его копия уже потеряла значительную часть своей массы.
        — Должен вас известить, леди и джентльмены, что прямо на Ио мы не пойдем,  — разглядывая незажженную сигару, объявил князь.
        — Как вы смеете!  — возмутилась Даяна.  — Там же мой отец!
        — Объяснитесь, капитан,  — потребовал лорд.
        — Все просто, ваша светлость,  — сказал Гагарин.  — Яхта требует ремонта. Ресурсы наши на исходе. Единственное место в системе Юпитера, где мы сможем получить все необходимое, это Порт-Анубис на Ганимеде.
        — Вы управляете кораблем, вам решать,  — отозвался Рокстон.
        — Вы намеренно затягиваете поиски, князь,  — гнула свое мисс Зайчик.  — Сначала эта ненужная посадка на Меркурии. Теперь вот Ганимед. Признайтесь, что вам просто не хватает решимости!
        — Даяна, милая, вы это уж слишком…  — подала голос Джейн.
        — Вам легко рассуждать!  — вспылила девушка.  — Для вас этот полет лишь увеселительная про- гулка!
        — Ай-ай-ай, барышня,  — вмешался в разговор Левшин, уже изрядно отхлебнувший из своего бокала.  — Стыдитесь! Миссис Рокстон делит с нами все лишения и не ропщет… А что касается решения Георгия Михайловича идти в Порт-Анубис, то оно совершенно верное. Безумная луна — это не то место, куда следует садиться с дырявой обшивкой…
        — Меня никто не хочет понять,  — рыдающим голосом произнесла Даяна и выскочила из гос- тиной.
        Джейн вышла за ней следом — отправилась утешать.
        За праздничным столом воцарилось тягостное молчание. Дворецкий Билл и горничная Бетти, которые и без того чувствовали себя не в своей тарелке, вскочили и принялись убирать грязную посуду. Майкл, которому были неинтересны взрослые разговоры, прилип к иллюминатору и стал выпытывать у Оливера подробности космической навигации в системе Юпитера. Паракот, пробормотав: «Меня никто не хочет понять», устроился дремать на хозяйском плече. Левшин и Крэпс под шумок подливали себе шерри.
        — Надолго мы задержимся на Ганимеде, князь?  — вполголоса осведомился лорд.
        — Верфи в Порт-Анубисе отменные, ваша светлость,  — в тон ему отвечал Гагарин.  — За двое суток управятся. Заодно и вы с супругой отдохнете. И мисс Зайчик тоже, несмотря на ее нервическое возбуждение.
        — Мисс Зайчик можно понять,  — отозвался Рокстон.  — Она беспокоится о судьбе отца.
        — И я беспокоюсь, милорд. И вы. И не только — о нем одном,  — сухо произнес капитан, который уже тяготился этим разговором.  — Не забывайте, что на борту «Преображения» было восемь душ!
        — Да-да, вы правы,  — соглашался британец.  — Меня лишь тяготит, что от нас вам мало проку. Праздные пассажиры, то и дело попадающие в передряги.
        — Ценю вашу скромность, сэр,  — сказал Гагарин.  — Но пока мы в пространстве, мне ваша помощь не нужна. На цивилизованных планетах — тем более. А вот когда мы высадимся на Безумной… простите, на Ио, пара крепких рук с «маузером» очень может пригодиться.
        — Можете на меня рассчитывать, капитан,  — заверил его лорд.  — И на моего дворецкого — тоже. Он бывший военный летчик. Человек надежный.
        — Великолепно!  — Князь взглянул на часы и поднялся.  — Прошу меня извинить, ваша светлость, пора в рубку.
        — Да-да, конечно… Не смею задерживать.
        Капитан окинул многозначительным взглядом своих починенных. Крэпс и Левшин враз поскучнели, отодвинули бокалы и поднялись следом. Мистер Голд, утомленный общением с пытливым отроком, последовал их примеру, хотя заранее проверил распределение массы корабельного груза, как это полагалось делать перед посадочным маневром, и в общем-то был свободен.
        Хуже нет женских истерик и пустых разговоров мужчин.
        Гагарин едва ли не бегом ворвался в рубку. Уселся в свое кресло и только тогда перевел дух. Окинул взглядом приборы. Индикаторы радовали успокоительной зеленью. Все механизмы яхты работали штатно. Курс на Ганимед был рассчитан идеально. «Феллиган» шел по догоняющей траектории, используя для торможения поле тяготения Юпитера. Задолго до того, как крупнейший спутник пятой планеты оказался в зоне прямой видимости, ожил радиоэфир.
        Порт-Анубис служил крупнейшим перевалочным пунктом между Внутренними и Внешними мирами. Здесь пережидали ремонт, пополняли припасы и отдыхали экипажи кораблей, совершающих броски к Сатурну, Урану, Нептуну и Плутону. Миры эти были столь далеки друг от друга, что перелеты между ними давались с огромным трудом даже самым опытным межпланетникам.
        Неудивительно, что кабаки и разного рода увеселительные заведения в Порт-Анубисе не жаловались на недостаток клиентов, лихо просаживающих заработанные денежки, которые искренне хотели довезти до Земли. Может быть, поэтому город на Ганимеде был самым процветающим из человеческих поселений по эту сторону пояса астероидов.
        Гагарин принялся вращать кремальеры радиоприемника, прислушиваясь к голосам, которые галдели на всех языках. Капитаны кораблей, коммерческие представители на торговых судах, диспетчеры космопорта обменивались данными, торговались, координировали движение кораблей в относительно тесном околоюпитерианском пространстве. Сквозь галдеж межпланетники в рубке «Феллигана» услышали и такое сообщение:
        «Внимание! Говорит диспетчерская Башня Порт-Анубиса. Судно, идущее со стороны Внутренних миров, прошу выйти на связь…»
        — Похоже, нас обнаружили, шкип,  — прокомментировал Левшин.
        — Ну и замечательно,  — пробормотал капитан и включил микрофон:  — Внимание, Башня!  — произнес князь.  — Говорит капитан малотоннажного частного судна «Феллиган» Георгий Гагарин. Получил повреждения от нерегулярного метеоритного потока. Нуждаюсь в ремонте. Прошу принять.
        В динамиках, как обычно некстати, заулюлюкал Юпитер — крупнейший источник радиопомех в этой части космоса — и поэтому ответ диспетчерской прозвучал не полностью:
        «…ветствуем… ан… Га… …рин… Гот… ходите на северный …адочный …апель…»
        — Все ясно,  — пробурчал механик-двигателист.  — Они нас на северный стапель хотят загнать. Это же у черта на куличках!
        — Переживаешь, что до кабака придется долго добираться?  — проницательно заметил князь.
        — Я за дело болею,  — откликнулся обиженно Левшин.
        — Тогда и переживать нечего,  — сказал Гагарин.  — Лично проследишь, чтобы портовые клепальщики нам лишних заклепок не насажали.
        Федор Степаныч пытался что-то возразить, но капитан жестом велел ему заткнуться и наклонился к микрофону.
        — Вас понял, Башня!  — проговорил князь.  — Иду на северный посадочный стапель!
        Завершающий этап полета Гагарин любил больше всего. В космосе нелегко чувствовать себя пилотом. В вакууме корабль летит, как стрела, выпущенная сильной и опытной рукой, мало что может помешать ему попасть в цель. И только вблизи планеты, а тем более вблизи планеты-гиганта с ее множеством лун, межпланетным кораблем нужно управлять. Здесь мало точности расчета, здесь нужно держать штурвал в надежных руках. Ведь никакой математический гений не способен учесть влияние тяготения множества стремительно вращающихся небесных тел на одно крохотное суденышко.
        Князь, конечно, слышал о том, что русские и американские ученые работают над созданием навигационной вычислительной машины, которая якобы будет способна рассчитать движение корабля от взлета и до посадки, но не верил, что ее скоро построят. Не в ученых не верил, а в то, что благодаря их изобретению капитаны будущего превратятся в этаких «белых воротничков», в клерков, которые скармливают никелированной пасти навигационного вычислителя бумажную перфоленту и больше ни о чем не заботятся. Вычислитель сам отмеряет двигателям необходимую порцию топлива, регулирует силу тяги, меняет ее вектор и даже выпекает булочки в духовке.
        Что и говорить, ни один здравомыслящий межпланетник не откажется от такой чудо-машины. Вот только человека она не заменит. Корабль нужно чувствовать спинным мозгом, каждой клеточкой тела ощущать растущее напряжение в шпангоутах, внимать содроганию циклотронов, выходящих на полную тягу. Датчики корабля должны стать твоими глазами и ушами, а отклонение от вертикали во время посадки ты обязан воспринимать как личное оскорбление. Только тогда ты сможешь провести его через пространство от точки отправления до точки прибытия, не потеряв груза и не погубив пассажиров. А ведь это не каждому дано. Недаром же говорят, что межпланетным капитаном стать нельзя, им можно только родиться.
        Солнце скрылось за исполинским диском Юпитера, когда локаторы «Феллигана» нащупали невидимый в ночной тьме Ганимед. Впрочем, невидимым он был недолго. Вспыхнули и расползлись паутинным многогранником огни Порт-Анубиса. А совсем рядом с ним перемигивались красно-зеленые маяки космодрома. Капитан Гагарин подмигнул ему, как старому другу. Привет, приятель! Не ожидал, что встретимся так скоро? Вот и я не ожидал… Ты, наверное, не успел еще остыть после горячей старушки «Грезы пространства»… А ее, знаешь ли, на пенсию отправили. Курочат сейчас, бедняжку, на судоремонтной верфи в Акротири.
        Снова ожил радиоприемник:
        — Капитан Гагарин, говорит Башня Порт-Анубиса. Включаем радиомаяк наведения.
        — Вас понял, Башня!  — отозвался князь.  — До скорой встречи!
        — Счастливой посадки!  — пожелала Башня.
        — К черту!  — буркнул капитан, отключив микрофон.
        Развернувшись дюзами вперед, «Феллиган» принялся гасить набранную скорость. Прозрачное атомное пламя не могло озарить глобальной ночи, царившей по эту сторону планеты-гиганта, но огни человеческих поселений служили межпланетникам верным ориентиром.
        Князь объявил по громкой связи предпосадочную готовность, вновь обязав мистера Голда проверить страховочную шнуровку пассажиров. Получив сообщение о том, что все люди на борту яхты надежно закреплены, Гагарин пристегнулся сам, поплотнее уселся в кресле и положил руки на рычаги управления рулевыми дюзами.
        По странным законам небесной механики «Феллиган», гася скорость, тем не менее настигал Ганимед.

        Порт-Анубис

        Представьте себе полнолуние в канун осеннего равноденствия. Луна плывет над землей, ослепительно-яркая, словно начищенный серебряный рубль. Таким казался и Юпитер с поверхности Ганимеда, только был он раз в пятнадцать-шестнадцать шире. Гигант висел над куполами и башнями Порт-Анубиса неподвижно, менялись лишь его фазы. Команда и пассажиры «Феллигана» застали самую красивую из них. Солнце зашло за юпитерианский диск, и густая атмосфера царя богов вспыхнула алой каймой. Зрелище исполинского огненного кольца в небе захватило дух даже у Гагарина, хотя он не раз наблюдал все метаморфозы главного ганимедского светила. Что уж говорить о тех, кто попал в Порт-Анубис впервые?
        Впрочем, невзирая на восхищение зрелищем, капитан привычно отметил про себя, что «Феллиган» прибыл на третью луну Юпитера во вторник. Дело в том, что неделя на Ганимеде состояла из трех с половиной суток дневного времени, и столько же составляло время ночное. Колонисты давно привыкли к этому и жили в обычном двадцатичетырехчасовом режиме. Глядя на восхищенные лица своих пассажирок, князь невольно пожалел, что им не доведется лицезреть всю смену небесных красок, так как он не собирался оставаться на Ганимеде целую неделю. Впрочем, уже сегодня, ближе к вечеру, пассажиры яхты застанут рассвет, а значит, увидят эту бледно-голубую бездну ганимедского неба, которое простирается над холмами цвета морской волны и затененными кубовыми равнинами.
        Все люди на борту яхты собрались в гостиной и любовались алым кольцом в иллюминаторы. Разрешение на выход еще не было получено из диспетчерской. Внизу у корабля суетились портовые служащие — обычная процедура дезактивации. Пассажиры обратили внимание, что, когда она была закончена, служащие без всякого опасения сняли шлемы и задымили сигаретами как ни в чем не бывало.
        — Странно, неужели здесь можно свободно дышать?  — спросила леди Рокстон, обращаясь к капитану.
        — Совершенно свободно,  — подтвердил тот.  — Правда, первому поколению колонистов еще приходилось пользоваться дыхательными приборами, но после того, как атомные станции растопили полярные ледники, в ганимедской атмосфере появилось достаточное количество кислорода, а в экваториальных впадинах — воды. Дальше запустился механизм саморазогрева планетки.
        — Парниковый эффект,  — продемонстрировала свою образованность мисс Зайчик, которая наконец перестала дуться.
        — Вы правы, Даяна!  — Гагарин галантно поклонился.  — То, что когда-нибудь превратит Венеру в финскую сауну, сделало Ганимед самым привлекательным миром Солнечной системы, не считая Земли…
        — Мне не терпится выйти наружу!  — заявила Джейн.
        — Мистер Крэпс,  — обратился капитан к младшему двигателисту,  — не в службу, а в дружбу, сбегайте в кубрик, свяжитесь по запасному радиоаппарату с Башней, запросите разрешение на выход.
        — Есть, сэр!
        — Парниковый эффект!  — многозначительно сообщил паракот.
        Все присутствующие расхохотались. Даяна погладила животное по загривку и заметила:
        — А ты милая киска…
        В эту минуту вернулся Крэпс: по лицу его было видно, что Башня дает добро. Дамы немедленно бросились в свои каюты — ведь впервые с момента старта с Земли им выпала возможность подобрать наряды по своему вкусу, не уродуя себя меховыми комбинезонами, кислородными масками и прочими респираторами.
        — Джентльмены,  — произнес Рокстон,  — пока леди собираются, предлагаю первыми ступить на эту дивную луну и выкурить по сигаре.
        Предложение лорда было встречено одобрительным ропотом.
        Мрачный Левшин, которому предстояло остаться на космодроме и следить за ходом ремонтных работ, разблокировал шлюз. Джентльмены, включая Сандерса-младшего, сначала перешли на лифтовую площадку посадочного стапеля, а затем опустились в скрипящей, забранной металлической сеткой кабине на твердую почву. Едва взрослые затянулись, к ним подошел высокий подтянутый мужчина в форме инженерной службы Межпланетного агентства.
        — Могу я видеть капитана Гагарина?  — осведомился он.
        — С кем имею честь?  — откликнулся князь.
        — Сваровски, старший инженер верфи Порт-Анубиса!
        — Гагарин,  — представился капитан.
        Они обменялись рукопожатиями.
        — Что случилось с вашим кораблем?  — спросил инженер.
        — Несколько метеоритных пробоин,  — ответил Гагарин.  — Впрочем, если вас не затруднит, поднимитесь к шлюзу. Там вас встретит механик-двигателист Левшин, он вам все объяснит и покажет.
        Сваровски уточнил:
        — Неужто сам Федор Степанович?
        — А вы с ним знакомы?
        — Как же, как же, вместе заканчивали инженерный факультет в киевском университете…  — произнес старший инженер и добавил мечтательно:  — Ах, молодость… Крещатик, каштаны, задорные ведьмочки с Подола…
        — Вот и замечательно!  — не слишком вежливо перебил его князь.  — Вижу, вы найдете общий язык.
        Сваровски приложил два пальца к козырьку форменной фуражки и забрался в лифт.
        — Ах, молодость…  — спопугайничал паракот и присовокупил:  — А ты милая киска…
        Джентльмены едва не поперхнулись дымом.
        С небес спустились дамы, сами похожие на небесных созданий. Гагарин на правах старожила повел пассажиров и тех членов команды, кому повезло, к ближайшему таможенному терминалу. Увы, на Ганимеде Миграционная служба не была столь гостеприимна, как на Меркурии, и не отправила навстречу прибывшим своего представителя. Впрочем, вряд ли кто мог заменить пройдоху Илию Барнса.
        Когда все формальности были улажены, князь неожиданно сказал:
        — Дамы и господа, какой смысл тратить драгоценное время на гостиницы и бары, если на Ганимеде можно провести время гораздо увлекательнее.
        У Оливера и Крэпса в глазах явно читалось: «Что может быть увлекательнее посещения бара?»  — но остальные были заинтригованы.
        — Что вы можете предложить взамен?  — спросил за всех Рокстон.
        — Поездку на берег Галилейского моря!
        Оливер повеселел и ткнул локтем в бок младшего двигателиста.
        — Насколько я знаю,  — проговорил лорд,  — Галилейское море мы оставили в миллионах миль позади.
        Капитан покачал головой.
        — Речь идет не о том озере, что в Израиле,  — сказал он,  — а об экваториальном океане Ганимеда. Его назвали так в честь великого астронома Галилео Галилея. Именно этому старому итальянцу принадлежит открытие первых четырех спутников Юпитера, которые так и называют — галилеевыми.
        — Теперь понимаю,  — ответствовал Рокстон.  — Было бы любопытно, но сейчас же ночь…
        — По здешнему времени сейчас примерно полночь вторника. Именно в это время желающие полюбоваться морским рассветом выезжают из города. За воротами космодрома наверняка томятся в ожидании пассажиров десятки таксистов.
        — Тогда чего же мы ждем!
        Гагарин оказался прав. Едва они вышли за ворота, к ним немедленно бросились разноязыкие таксисты всех цветов кожи и рас. В том числе — и инопланетных. Оказалось, что марсиане, каллистяне и местные лунари прекрасно справляются с автомобилями. Князь остановил выбор на старой знакомой «Испано-сюизе», только здесь ей управлял не турок, а лунарь. Строго говоря, земляне именовали лунарями всех коренных обитателей спутников. Наименование это употреблялось исключительно неофициально, так как было производным от слова «дикарь». В машину лунаря поместилось четверо седоков. Остальные влезли в «Паккард», которым управлял пожилой землянин. Клаксоны распугали лезущую под колеса мелкую живность — нечто среднее между крысами и гномами,  — автомобили взревели движками, и маленькая процессия тронулась вдоль улицы, ведущей от космодрома в город.
        Порт-Анубис на первый взгляд не представлял собой ничего примечательного. Довольно хаотичное скопление гласситовых куполов, хромосплавовых бараков, хижин, собранных из корпусов списанных ракет. Изредка встречалось здание, построенное основательно. Чаще всего это были гостиницы, административные здания и дома местных богачей. Ночь еще не оставила проюпитерианское полушарие Ганимеда, и все эти строения сверкали огнями, но вот дорога вырвалась за пределы городских кварталов, и как по заказу на востоке появилась светлая полоска. Начинался стремительный ганимедский рассвет.
        Автомобили катили к югу, и Солнце всходило им наперерез. Гагарин намеренно сел в «Испано-сюизу» вместе с Даяной и супругами Рокстон. Когда небо налилось голубизной, князь стал посматривать на своих пассажиров, ему была интересна их реакция. Водителем лунарь оказался отменным. Может быть, потому, что верхних конечностей у него несколько больше, чем у человека, а вместо нижних — пучок неимоверно гибких щупалец. Как бы там ни было, но к морю они выехали в самый подходящий момент.
        Солнце выскочило из-за гряды невысоких холмов, и туманное утро мгновенно превратилось в день, словно включили громадную люстру в пустой зале. Дамы не смогли удержаться от восхищенных вздохов. «Испано-сюиза» затормозила у самой кромки пляжа, и Галилейское море распахнулось перед путешественниками во всю ширь. Зеленоватые волны накатывались на плоский галечный берег, крохотный диск далекого Солнца дробился на стеклянистых гребешках алмазными бликами. Грузным полушарием нависал над горизонтом полосатый Джуп, жаль лишь — что со стороны берега, было бы здорово посмотреть на его отражение.
        Водитель-лунарь, улыбаясь во всю ширь плоского, округлого, как блин, лица, выкатился из салона и предупредительно открыл пассажирские дверцы. Князь невежливо оттер его в сторонку и помог выйти дамам.
        — Боже, как здесь прекрасно!  — выдохнула Джейн.  — Я хочу остаться здесь до самого отлета!
        — Что скажете на это, капитан?  — спросил Рокстон. Он с истинно британским скепсисом щурился на здешнее солнце, неторопливо набивая трубку.
        — До отлета — вряд ли,  — отозвался Гагарин.  — Да и день нынче продлится недолго. Впрочем, ночь над Галилеевым морем тоже великолепное зрелище. Так что, если мы пошлем одну из машин в город за всем необходимым для пикника, думаю — жалеть о проведенном здесь времени нам не придется.
        — Решено!  — сказал лорд.  — Пусть едет ганимедец. Он более расторопен.  — Британец указал острым подбородком на только-только подъезжающий «Паккард».  — Недаром я всегда был противником теории превосходства человеческой расы…
        Ведомая человеком машина остановилась, и из нее стали выбираться остальные участники будущего морского пикника. Слуги четы Рокстонов, каргомастер и младший двигателист, блондин Юджин и отчаянный отпрыск капитана Сандерса. Побережье огласилось женским смехом, басовитым говорком мужчин и резким дискантом мальчишки, который тут принялся «печь блинчики», выбирая самые плоские камушки, которые так прытко отскакивали от морской глади, что сосчитать было мудрено — сколько раз.

        Пикник и подозрения

        Пикник удался на славу.
        Рокстон оказался прав, лунарь-ганимедец был весьма расторопным малым. Он в считаные полчаса смотался в Порт-Анубис и обратно и привез все, что требовалось для пикника. Потом они, вместе с водителем «Паккарда», установили полосатый тент, расставили стол и плетеные кресла. Вскоре уже дымилось барбекю. Дамы азартно готовили салат и сандвичи, а джентльмены выясняли у водителей, как здесь насчет рыбной ловли. Лунарь, хоть и владел с грехом пополам английским, не смог сказать ничего внятного. Он, похоже, вообще не очень-то понимал, о чем речь.
        До появления людей на третьей луне Юпитера не было открытых водоемов, поэтому привязанность пришельцев к этим обширным влажным просторам была непостижима для аборигенов. Водитель «Паккарда», разумеется, сразу смекнул, чем интересуются господа, и тут же предложил в аренду пару складных удочек. Джентльмены не отказались, не подозревая, что ловить в Галилейском море пока нечего. Ганимедская живность умела разве что тонуть, а рыбу с Земли еще не завезли. Водителя «Паккарда» не смущало, что господа туристы испытают неизбежное разочарование. Он понимал, что для страстного рыболова сама по себе возможность посидеть на бережку с удочкой — уже наслаждение.
        Пока шли приготовления, Солнце стало клониться к западу. Людям, которые большую часть своей жизни провели на Земле, странной казалась эта стремительная смена дня и ночи. Межпланетникам же было не привыкать. Они давно жили по собственному расписанию, мало соотносимому с закатами и восходами. Ведь в открытом пространстве Солнце светит круглыми сутками. Наступило время сна — плотно зашторивай иллюминаторы. Проснулся — шторки долой. Здравствуй, солнышко! Но пассажирам «Феллигана» вся эта чехарда светил была пока в диковинку.
        Дамы забыли о салате и сандвичах, как завороженные взирали на огненную горошину Солнца, скатывающуюся с тускнеющих небес в воды Галилейского моря. Юпитер, который при дневном свете казался громадным призрачным пузырем, налился светом. И чем слабее становилось сияние Солнца, тем решительнее приковывал взоры гигант. Пока взрослые любовались небесной феерией, Майкл и Юджин, которого тоже можно было считать ребенком, возились на пляже. Блондин вспомнил о своем обещании научить сорванца азам бокса. Заметив это, капитан тоже решил не оставаться в стороне. Что такое британский бокс по сравнению с каллистянским форсблейдером? Детская забава!
        Вскоре дамы были оставлены. Форсблейдер, который с удовольствием демонстрировал Гагарин, интересовал мужчин больше, чем красоты природы. Впрочем, дамы тоже не остались равнодушны, к громадному удовольствию русского князя. Он вызывал добровольцев из числа мужчин, которые все как на подбор были не робкого десятка и не жаловались на недостаток физической силы. Против капитана устоять не смог никто. Гагарин словно проскальзывал между мгновениями, его движения для противника были непредсказуемы, а сам он — неуловим. Награжденный аплодисментами и криками «Браво!», князь почувствовал себя героем дня.
        Правда, дня уже и не осталось. Солнце скрылось за морским окоемом. Небо покрылось звездной изморозью. Слуги позвали господ к столу. Отсалютовали пробки бутылок с шампанским. Зазвенели бокалы. Застучали о фарфор ножи и вилки. Галька отдавала накопленное за короткий день тепло, с моря веяло прохладой. Участники пикника весело переговаривались, вспоминая приключения, пережитые сообща. Расспрашивали Майкла о том, как он попал в пещеры Присолнечной стороны Меркурия.
        Польщенный вниманием взрослых, сорванец охотно делился своими секретами:
        — Делов-то… Спустился в подземку. А там — схема движения поездов. На ней станция указана — «Ракетодром». Доехал, поднялся наверх. А там забор. Высокий такой. Но в любом заборе есть дырка… Я ее нашел, пролез на поле. Спрятался за газгольдером. Смотрю, идут двое. Глянул, они в пилотских комбезах, кожаные шлемы с наушниками на проводе болтаются, по ногам хлопают… Ну я же знаю, что так только каботажники одеваются… Слышу, один говорит другому: «Смотаюсь сегодня в Уэйнбаум и сразу назад… Заброшу старателям партию антитермиков…» Я, крадучись, за ним. Ну который в Уэйнбаум-сити летит. Остальное — дело техники! На каботажных ракетах всегда найдется свободный гамак и комбез с респиратором… Ну залез, зашнуровался. Ракета стартовала. Через полчаса села в Уэйнбаум-сити… Я вылез, когда грузовой люк открыли, и смылся…
        — А до Присолнечной как добрался? Там же электрические змеи!  — спросил князь, подмигнув мальчишке.
        Сандерс-младший подмигнул в ответ. Он давно уже все рассказал капитану Гагарину, но не прочь был повторить свою историю на публике.
        — О, это было клево… Я быстро нашел тропинку… Старатели ее протоптали, чтобы по дороге в обход не ходить. Ну и пошел по ней… А они как давай выскакивать, змеи эти, прямо как мячики, только хвостатые… Я дал деру… Понял, что змеи ложбинки не любят, а бугры — наоборот. Вот я и по ложбинкам, по ложбинкам… Удрал. Смотрю — пещера, думаю, надо там спрятаться… А там — проход. Интересно стало. Фонарик у меня был… Ну и пошел по проходу. И наткнулся на «демонов». Я знаю, что они мирные, и не испугался нисколько… Ну там интересно так, пещера, минералы разные… Мне их вождь рубин подарил с кулак величиной… А потом скучно стало… Да и леди Джейн будет беспокоиться. Вот я потихонечку и двинул обратно… А там слышу шум, кто-то дерется… Я туда… Смотрю, капитан от псов страхолюдных отбивается… Я и давай по ним палить!
        — Мой спаситель!  — проговорил Гагарин, ласково потрепав Майкла по рыжим вихрам.
        Рассказ Сандерса-младшего имел не меньший успех, чем демонстрация каллистянского боевого искусства. Дамы осыпали Майкла поцелуями. Мужчины жали руку. Сорванец залился краской до самых корней огненных волос, но в ночи, освещенной громадным фонарем Юпитера, этого никто не заметил. Мясо и сандвичи были съедены, от салата осталось всего ничего. Публика разбрелась по берегу с шампанским в руках. Гагарин как-то незаметно оказался рядом с Даяной. Обстановка более чем располагала. Тень Ганимеда «подъела» полушарие гиганта снизу. И теперь он выглядел как громадная золотистая арка, повисшая в пустоте. Вдруг справа от основания арки вспыхнула яркая звезда, словно кто-то бросил на край блюда большой брил- лиант.
        — Что это?  — ахнула мисс Зайчик.  — Метеор?
        — Нет, это Европа, второй естественный спутник Юпитера,  — пояснил князь.  — Смотрите, что будет дальше…
        Он осторожно прикоснулся к плечу девушки. Она не пошевелилась, чтобы стряхнуть его руку. Наверное, увлеклась зрелищем и не обратила внимания на столь вопиющее нарушение приличий. Европу тоже настигла тень Ганимеда. Вторая луна поблекла, превратилась в крохотный серпик, который все уменьшался, покуда не погас совсем, будто нить накаливания в перегоревшей лампочке. Но небо под аркой отца богов не осталось пустынным. Наперерез темноте помчалась красноватая ис- корка.
        — А это что?  — немедленно спросила Даяна.
        — А это…  — нехотя откликнулся Гагарин.  — Это она, Безумная луна… или, говоря языком науки — Ио.
        Мисс Зайчик резко повернулась к нему, стряхнув его, совсем было утвердившуюся, руку, и почти прокричала:
        — Тогда почему, капитан, мы все еще здесь! Ведь это совсем рядом! Мы тут прохлаждаемся, а там, может, в эту самую минуту погибает мой отец!
        Князь отступил на шаг. Одернул китель. Поправил узел галстука. Проверил, насколько строга вертикаль, что соединяет переносицу и кокарду Межпланетного агентства на фуражке.
        — Вы правы, мисс!  — сказал он официальным тоном.  — Нам пора отправляться на космодром.
        Ропотом протеста встретили команда и пассажиры «Феллигана» сообщение об окончании столь романтичного пикника, но капитан был неумолим. Возвращение в Порт-Анубис не оставило впечатлений. Темная дорога в пробитом светом фар тоннеле. Кричащие огни городских реклам. За воротами космодрома Гагарин сообщил, что должен зайти в офис агентства, чтобы утрясти кое-какие формальности. И попросил мистера Голда и младшего двигателиста Крэпса сопроводить пассажиров на борт яхты.
        Не было нужды утрясать какие-либо формальности в Межпланетном агентстве. Лорд Рокстон путешествовал на собственной яхте частным порядком и был волен лететь куда ему вздумается, но капитан хотел потолкаться среди межпланетного люда и нелюда, поговорить с коллегами. Вдруг кто-нибудь что-то слышал об экспедиции профессора Зайчика, если тот и впрямь выбрал своей целью первую луну Юпитера?
        В офисе, как обычно, было шумно и накурено. Стрекотали факсимильные аппараты, секретарши барабанили по клавишам пишущих машинок, кто-то орал, надсаживаясь, в микрофон: «Орландо, Орландо, отвечай сукин сын! У тебя недобор веса по документам, а по телеметрии — ты будто слона в твиндек посадил…» Гагарин усмехнулся, вспомнив лишний чемодан. А у этого неведомого ему Орландо целый лишний слон. По коридору навстречу князю неслись два лунаря, нагруженные картонными скоросшивателями. Капитан «Феллигана» едва успел увернуться. Толкнул дверь с черной табличкой, на которой осыпавшимся золотом было выведено: «Управление перевозками».
        Здесь, как обычно, царил бедлам. Взмыленные сотрудники штурмовали Монбланы отчетов, описей, предписаний и циркуляров. Цифровые колеса арифмометров вязли в числах со многими нулями при попытке разделить расход топлива на пройденное расстояние и умножить все это на тонны перевезенного груза или — наоборот. Телефоны тряслись от непрерывных звонков, как припадочные. За стеклянной перегородкой блестела от пота лысина Гамадрилишвили — начальника управления перевозок в Порт-Анубисе. Князь, не церемонясь, ввалился в кабинет.
        — Здорово, Вахтанг!
        — А-а, это ти!.. Захади, дарагой!  — Гамадрилишвили поманил Гагарина волосатой лапой.  — Какымы судьбамы, а? Мнэ сказалы, ти «Грезу» на лом сдал и в родовом ымэнии водка пьешь…
        — Нанялся к одному лорду на яхту,  — отозвался князь.
        — А-а, так это тваю скарлупку Сваровски вылизываэт! Вай, вай… Любая жэнщина пазавидует!
        — Ладно тебе, старый греховодник,  — отмахнулся Гагарин.  — Ты мне лучше вот что скажи, Вахтанг… Не швартовалось ли здесь у вас «Преображение» под командованием капитана Сандерса? Около месяца назад.
        Гамадрилишвили собрал кожу на лбу в толстые складки.
        — Не било такого, дарагой,  — проговорил он.  — Эсли хочэшь, распраси у рэбят, но я давно нэ слыхал о Сандэрсе. Ти жэ знаэшь, ни адын карабль бэз маэго вэдома здэс не сядэт.
        — Понятно… Спасибо, Вахтанг!  — сказал Гагарин.  — Прикажу тебе бутылочку мозельского принести. Из запасов моего лорда.
        — Эх, эсли би у тваэго лорда било киндзмараули… Кстаты, рэбята гаварят, в тваей камандэ аднаногый маряк эст?
        — Да,  — насторожился князь.  — Мистер Голд.
        — Дэло тваё,  — проговорил грузин,  — но эст свэдэниа, что дэлышкы за ным чыслыца…
        — Спасибо за предупреждение, Вахтанг,  — отозвался капитан «Феллигана»,  — но со своей командой я разберусь сам… Пойду порасспрошу ребят. До свидания!

        Подозрения крепнут

        Женщинам почему-то вечно кажется, что если они допустили мужчину к себе, то он обязан им по гроб жизни, а они имеют на него все права. В действительности частенько все обстоит с точностью до наоборот. Мужчины порой готовы расшибиться в лепешку, совершить невозможное ради одного лишь благосклонного взгляда, но вот цель достигнута, и приходит отрезвление. Смотрит такой рыцарь на даму своего сердца и думает: женщина ты, конечно, выше всяких похвал, но… мало ли красивых женщин на свете.
        К добру ли, к худу ли, но Гагарин относился именно к этой категории мужчин. Ведь было время, взирал на Леонору как на богиню. Готов был ради нее не то чтобы на подвиг, на преступление! А после годами избегал с нею встречи и втайне от себя самого лелеял в душе ее романтический образ. И вот встретил, и снова вроде бы воспылал, но то был последний отблеск далекой звезды перед неминуемым превращением в черный, обугленный призрак. И теперь, вспоминая о Леоноре, князь искренне недоумевал, что же в ней есть такого особенного, чего нет, например, в Даяне?
        И все же последняя встреча с былой возлюбленной оставила в душе капитана свой след. Раньше было как-то недосуг разобраться — какой именно, а вот сейчас, когда отремонтированный «Феллиган» снова пустился в полет, князь наконец задумался. И некоторые выводы получились не слишком приятными. Самодовольный павлин, корил себя Гагарин, угрюмо глядя на экран локатора. Возомнил, что Леонора при виде былого любовника забыла обо всем на свете. Как же! Скормила ему сказочку о бедной приживалке всемогущего короля, пардон, принца марсианской помойки, а он, бравый межпланетный капитан, и уши развесил. Мало того, позволил подняться на борт старому одноногому проходимцу.
        — Мне почему-то кажется, что на Ио нет никакого профессора, да и не было никогда,  — поделился Гагарин с Федором Степанычем, когда они закончили расчет траектории перелета с орбиты Ганимеда на орбиту Ио.  — Если, конечно, кто-то из местных старателей не заработал себе ученую степень.
        В рубке, в святая святых корабля, межпланетники могли говорить спокойно, не опасаясь посторонних ушей. Одну луну покинули, к другой пока не подошли, хотя до момента сближения осталось немного времени. Ведомая уверенной рукой, яхта переходила с высокой юпитерианской орбиты на низкую, и пусть Ио сейчас находилась по ту сторону гиганта, скоро она и корабль окажутся в одной точке.
        — С чего ты взял?  — Левшин оторвался от созерцания приборов. Да он и без них легко чувствовал любую фальш в победном пении циклотронов.
        — Очень уж все гладко получается. Едва прилетели на Марс, как сразу нашлись люди, точно знающие, кого мы ищем. Вот так взяли и случайно попались на дороге. Между прочим, в Порт-Анубисе никто ни сном ни духом о катастрофе на Ио. Я спрашивал всех, кого мог, и все только руками разводили… Или, за неимением оных,  — псевдоподиями…
        — «Преображение» могло и не приближаться к Ганимеду. Мы ведь тоже поначалу не собирались…  — резонно заметил Левшин.
        — Не могло,  — сказал капитан.  — Ресурса бы не хватило на прямой перелет с Земли…
        — Тоже верно,  — согласился механик.  — Не того класса кораблик…
        — Ну допустим, как-то исхитрился Сандерс,  — продолжал Гагарин.  — Он капитан от Бога… Но вот что удивительно, почему те же самые свидетели не передали сообщение об аварии на Ганимед?
        — Мало ли,  — хмыкнул Левшин.  — Магнитная буря на Джупе…
        — А над моими патронами тоже магнитная буря поработала?
        — Ну, Георгий Михалыч, мы же обсуждали это… Патроны попались бракованные, а ты не проверил… Кому нужно было тебя убивать, да еще на Меркурии? Второго капитана на яхте нет.
        — Угу. Вся партия…
        — Ты кого-то подозреваешь?  — спросил механик-двигателист и сам же ответил:  — Оли- вера?
        — Курс держишь в верном направлении.
        — Каргомастер он толковый. Да и кок отменный.
        — У меня нет оснований на него жаловаться, но…
        — Мне показалось, шкип, что они с твоей Леонорой как-то многозначительно переглянулись там, в «Подзорной трубе»… Правда, тогда я не придал этому значения…
        — Вот-вот,  — вздохнул князь,  — я тоже многому не придавал значения…
        Федор Степаныч сочувственно покачал головой:
        — У тебя ведь с ней роман, с принцессой этой, если я правильно понял…
        — В романах, мой друг, тоже встречается всякое,  — откликнулся Гагарин.  — Особенно неожиданные повороты сюжета… Если Оливер с Леонорой в сговоре — это серьезно… Правда, я пока не понимаю, зачем им надо было заманивать нас на Ио, но лучше быть готовым ко всему… И по возможности глаз с Оливера не спускать… Ладно, работаем. Сейчас Ио покажется…
        Безумная луна действительно показалась из-за гиганта, в точном соответствии с расчетами. Небесные тела вообще пунктуальны и четко следуют по назначенными им орбитам. Экипажу стало не до отвлеченных разговоров. Самое сложное в маневрировании — это сближение с планетой назначения. Промахнешься на долю градуса — и рискуешь пролететь в сотнях тысяч километров от цели. А то и того хуже — врежешься в атмосферу, как шальной метеор. Такие случаи в истории межпланетных полетов бывали. И если нет пока чудо-машины, приходится полагаться на собственные математические способности, а также на опыт и ин- туицию.
        Несколько часов в рубке «Феллигана» шла напряженная работа. Яхта то дрейфовала в свободном полете, то тормозила, то корректировала осевое вращение. Вынужденно лишенных свободы передвижения пассажиров, надо полагать, изрядно от всего этого мутило. Наконец корабль вышел на эллиптическую орбиту вокруг первой луны Юпитера, с апоиовием в три тысячи километров и с перииовием — в триста.
        Капитан отправился в гостиную, чтобы провести совещание перед посадкой.
        — Итак, мы на орбите,  — объявил Гагарин, располагаясь у подволока.
        В невесомости там было самое удобное место.
        Ни князь, ни его собеседники не подозревали, что разговор почти в точности совпадал с тем, что несколькими днями ранее происходил на «Бродяге». Разве что иными были действующие лица. И проблеме — «Где на этой крохотной планетке, общая площадь которой сопоставима с площадью Соединенных Штатов, искать экспедицию профессора Зайчика?»  — найдено то же решение: послать радиосооб- щение.
        Неудивительно, что и ответ был вскоре получен.
        — Вот видите!  — Леди Джейн восторженно посмотрела на мисс Зайчик.  — Я была уверена, что все будет хорошо! Скоро вы сможете обнять своего отца.
        — А я?  — немедленно спросил Майкл.
        — И ты, конечно, тоже,  — успокоила его Джейн.
        — А я?  — С некоторым запозданием поинтересовался паракот, но вместо ответа получил лишь порцию ласки. И хотя большинство его сородичей обитало именно на Ио, попробуй отыщи его родителя среди сотен одинаковых самцов!
        Гагарин промолчал. Он больше никому не сказал о возникших подозрениях, только изредка посматривал на каргомастера. Слишком легко они обнаружили пропавшую экспедицию. Только прилетели, и нате вам: добро пожаловать! Даже место для посадки указали. Таких подарков судьба межпланетника обычно не подбрасывает — это капитан давно усвоил. Поэтому нет смысла идти на посадку по маяку, который пищит сейчас в оранжевых джунглях Безумной луны. Сесть нужно в сторонке, а туда, куда самозваных спасателей так настойчиво зазывают, прогуляться пешочком. И ограниченной компанией.
        По окончании совещания капитан объявил, что вскоре начнется посадка, перед коей будет примерно с полчаса небольшой тяги, во время которой можно будет перевести дух и привести себя в порядок. После чего, не слушая возмущенных реплик женской половины команды, обратился к Рокстону:
        — Милорд, мне нужно с вами поговорить.
        Они уплыли в рубку, где Гагарин продолжил:
        — Помните наш разговор о возможных опасностях?
        — Разумеется, князь,  — откликнулся лорд,  — но почему вы об этом заговорили? По-моему, все складывается на редкость удачно…
        — В том и дело, что на редкость…  — вздохнул капитан.  — Безумная луна на редкость негостеприимный мир. Никаких представителей власти здесь отродясь не было. Вольные же старатели — публика особая. К ним спиной лучше не поворачиваться. Мы не знаем, что там на самом деле произошло, так что будет надежнее, если…
        — Я понял вас, князь,  — произнес Рокстон.  — Мой револьвер всегда при мне.
        — И еще… Будет лучше, если дамы и мальчик останутся на корабле. Подвергать их жизнь опасности…
        — Это само собой. Наружу пойдем мы с вами. Пожалуй, возьмем и Юджина. Надеюсь, он уже оправился от своего… гм, ранения…
        — А ваш слуга?  — спросил Гагарин.  — Похоже, он человек вполне надежный…
        — Именно поэтому я хотел бы оставить Билла на борту.
        — Понимаю вас…
        — Неплохо было бы взять с собой и мистера Голда,  — предложил британец.
        Гагарин задумался. Что лучше — оставить каргомастера на борту или взять с собой? Если подозрения хоть отчасти справедливы, в решающий момент Оливер может нанести удар. И точно так же может натворить дел на «Феллигане», воспользовавшись их с лордом отсутствием.
        — Согласен,  — наконец сказал он.
        — Итак, четверо мужчин отправятся на разведку, трое — останутся на борту,  — подытожил Рокстон, как не раз проделывал это на заседаниях верхней палаты британского парламента.
        — Четверо, ваша светлость,  — поправил его князь, к политическим ритуалам непричастный.
        — Кто же четвертый?
        — Мистер Майкл Сандерс,  — ответил Гагарин.  — Если бы вы видели, как он дрался с собаками-мутантами в подземельях Меркурия!
        — Поправка принимается,  — отозвался лорд с улыбкой.
        — В таком случае, милорд, остается донести наше решение до пассажиров и экипажа. Объяснение с мальчиком и дамами прошу вас принять на себя. Вас они послушают намного охотнее.
        — Не сомневаюсь.
        Они расстались, словно заговорщики, обменявшись многозначительным рукопожатием. После чего, как и положено, лорд с достоинством удалился, а вместо него в рубке опять объявился Левшин. Капитан наскоро передал ему разговор с Рокстоном и отдал приказ:
        — Когда сядем, Федор Степаныч, держи циклотроны горячими… Если мы не вернемся к условленному времени, не вздумай нас разыскивать. Жди ровно сутки. Ежели по прошествии оных мы не появимся или паче того — корабль подвергнется нападению, стартуй немедленно, выводи суденышко на орбиту и давай в эфир СОС. Я договорился в Порт-Анубисе, чтобы внимательно слушали. Как понял?
        Левшин вздохнул.
        — Понял я тебя правильно, Георгий Михалыч,  — проговорил он.  — Только вы, пожалуйста, возвращайтесь…

        Безумная луна

        В отличие от голубой Земли, красноватого Марса или аквамаринового Ганимеда господствующими цветами Безумной луны были серый и желтый. Пассажиры «Феллигана» прильнули к иллюминаторам, всматриваясь в затянутые облаками вулканического пепла и дыма просторы. Черных гор на Ио и впрямь оказалось предостаточно, а вот красных джунглей разглядеть не удавалось — лишь сравнительно узкие полоски оранжевого в межгорных котловинах. В гостиной разразился спор: где среди этих довольно безрадостных ландшафтов могут томиться в ожидании спасения профессор и его люди? Всем хотелось знать мнение капитана, но капитан был занят.
        Гагарину и в самом деле было не до рассуждений и созерцания здешних блеклых красот. Благодаря пеленгу он точно знал, где их ждут. Почти на самой линии терминатора. Как раз там капитан садиться и не думал. Он выбирал место не слишком близкое, но и не слишком удаленное от терминатора, с таким расчетом, чтобы до точки пеленга можно было добраться часа за три. И столько же оставить на возвращение, чтобы обернуться до захода Солнца.
        На седьмом витке место посадки было определено. Князь объявил пассажирам и экипажу о необходимости зашнуроваться. На исходе восьмого витка «Феллиган» вошел в атмосферу. Воздушная оболочка Ио мелкая, но чрезвычайно плотная, и входить в нее нужно весьма осторожно. Ураганные вихри немедленно подхватили яхту. Началась немилосердная болтанка. Гагарин стиснул рычаги управления килевыми дюзами, гася колебания точными выхлопами. Несмотря на атмосферное буйство, корабль не покидал избранного квадрата, подходя к цели по плавной кривой.
        До места посадки оставалось уже меньше двух километров, когда неподалеку выплеснул столб огня и дыма вулкан. Мгновенно родился раскаленный вихрь. Он налетел на снижающуюся яхту, когда она была почти у самой поверхности. Рывок был такой силы, что «Феллиган» едва не опрокинулся, но капитан оставался начеку. Он приподнял корабль на несколько сотен метров, а потом бросил его вниз, затормозив за мгновение до соприкосновения со спекшимся грунтом плато. Еще несколько секунд Гагарин выжидал, проверяя, устойчив ли корабль, а потом объявил долгожданное:
        — На грунте!  — И добавил уже только для одного Левшина:  — Действуем, как условились.
        — Понял,  — отозвался механик-двигателист.
        — Итак, что у нас тут…  — Гагарин поднялся из кресла и приник к иллюминатору, чтобы получше осмотреться.
        В пределах прямой видимости были лишь камни да невысокие скалы. Ничего интересного.
        — Я в стороне от маячка сел,  — сказал князь.  — Судя по сигналам, он в пятнадцати километрах отсюда, у самой кромки зарослей.
        — Я так и подумал, Георгий Михайлович,  — откликнулся Левшин,  — что ты не сунешься прямиком в профессорские объятия.
        — Знаешь, Федор Степаныч, я не Шерлок Холмс,  — вздохнул капитан.  — Детективные тайны и разоблачения мне не нужны. Буду рад ошибиться в своих подозрениях… Все, пошел людей собирать.
        Сборы были недолги. Четверо мужчин надели скафандры, в последний раз проверили револьверы и баллоны с воздухом, выслушали напутственные слова, а затем бодро спустились на поверхность. Привычно сидевший на плече Оливера паракот, единственный, кто был без скафандра, распушил шерсть, стал принюхиваться, а затем неожиданно объявил:
        — Родина!
        Но попыток к бегству предпринимать не стал.
        Почва под ногами чуть дрогнула. Обычное дело на Безумной луне, где иотрясения перемежаются извержениями.
        — Нам туда.  — Гагарин указал направление и легкой походкой двинулся к близкому горизонту.
        Сила тяжести на Ио ничтожна, но шагать по пересеченной местности даже на ней нелегко. В другой ситуации капитан ни за что бы не взял в такую вылазку одноногого, но оставлять на корабле мистера Голда нельзя было ни в коем случае. К счастью, район высадки оказался сейсмически почти не активным. Легкие колебания почвы и шлейф дыма из некстати проснувшегося вулкана — не в счет. Маршрут был спланирован так, чтобы группа вышла к точке работы радиомаяка с наименее ожидаемого направления, кто бы ее ни ожидал. Впрочем, большинство спутников князя вряд ли догадывались об этой простенькой хитрости.
        Когда они вышли к окраине плато, заросшего оранжевыми одуванчиками, Гагарин предостерегающе поднял руку:
        — Стой!
        Самозваные спасатели и не подозревали, что буквально под ногами у них кипят страсти. Когда «Бродяга» неожиданно стартовал, оставив нападающих ни с чем, джентльмены удачи немного растерялись. В самом деле, чертовщина какая-то! Всеми уважаемый мистер Голд обещал, что на борту будет лишь семеро боеспособных мужчин, а их оказалось гораздо больше. По замыслу Оливера, «потерпевших кораблекрушение» должны были принять на борту яхты как родных. Однако «спасатели» оказали яростное сопротивление. И наконец, «Феллиган» умчался, а так как на нем должен был остаться единственный межпланетник, то есть сам мистер Голд, то получается, что он и увел вожделенный корабль из-под самого носа своих това- рищей!
        Раздосадованные джентльмены удачи под предводительством старика Джонсона вернулись в свое убежище. Им не терпелось допросить с пристрастием трех плененных, как они считали, членов команды «Феллигана». Но и здесь их ожидал неприятный сюрприз. Пленники сбежали! Снотворное, которое должно было усыпить Гаркера, Дарма и Теннинга часов на десять, оказалось просроченным. Придя в себя, люди Харриса сообразили, что их ждет, останься они в убежище. Сами никого не щадившие, они не ждали пощады и от других. Напялили запасные скафандры, нагрузили на себя баллоны с кислородом и мешки с продовольствием и сбежали. С пиратами они разминулись не более чем на пять-семь минут. Обнаружив на месте посадки несколько трупов, но не найдя самого корабля, Гаркер со товарищи тоже несколько приуныли, но решили до поры до времени спрятаться среди скал и зарослей. Авось судьба снова сбережет авантюристов.
        Не обнаружив пленников, джентльмены удачи разозлились еще больше. Дело едва не дошло до поножовщины. Джонсон с трудом охладил пыл своих подельников.
        — Идиоты,  — пробурчал он,  — если мы друг друга на заточки посадим, кто тогда отомстит предателю Голду?
        — Что ты предлагаешь, Горхэм?  — спросили его.
        — Эти трое, которых мы оставили здесь, далеко уйти не могли… Обыщем окрестности и допросим. Но уже когда рассветет… Ночью мы рискуем напороться на засаду. А то, глядишь, они и сами вернутся, когда их хорошенько припечет… Знаете же, как это здесь бывает…
        Пираты одобрительно загудели, закивали давно не стриженными головами. Уж они-то знали, что такое Ио.
        Оливер Голд, подпрыгивающий на протезе рядом с капитаном, и не подозревал, что уже не только осужден своими товарищами, но и приговорен. Он успел отправить из Кахора одну лишь радиограмму, в коей предупредил, что направляется на Ио на яхте лорда Рокстона, который занят поисками пропавшей экспедиции некоего профессора Зайчика. Ответа Оливер не получил, и неудивительно, слабоват был передатчик в пиратском убежище.
        После разгрома, учиненного капитаном Быковым на Амальтее, некоторым джентльменам удачи все-таки удалось спастись и обосноваться на соседней луне. С тех давних пор дела у них шли ни шатко ни валко. Пока на ходу оставался последний пиратский корабль, удавалось пробавляться каботажным разбоем. Кое-кто из джентльменов удачи со временем вообще покинул систему Юпитера, перебрался на иные планеты и зажил более-менее обычной жизнью. Так поступил и Оливер Голд, оставив на Ио лишь наиболее преданных нелегкому разбойничьему ремеслу товарищей. Вернее, тех из них, кто был объявлен в розыск на всех заселенных людьми мирах и не рассчитывал на снисхождение.
        Впрочем, и они не собирались задерживаться на Безумной луне до конца своих дней. Вот только улететь им было не на чем. Последнее пиратское судно в системе Юпитера попало под обстрел. Его на подлете к Ио сбило вулканической бомбой, угодившей в кормовой отсек. Обломки и тела экипажа рассеялись в пространстве, а те пираты, кто, на свое счастье, в этот момент находились на базе, оказались в положении робинзонов. Надежды, что удастся захватить случайный корабль, были слишком призрачны, поэтому радиограмма мистера Голда прозвучала для отчаявшихся джентльменов удачи как глас Божий.
        И тем удивительнее было предательство старого соратника. Пираты еще и потому злились, что не понимали смысла этого бегства. Больше всех недоумевал Горхэм Джонсон. Он хорошо знал Оливера Голда. Когда-то одноногий межпланетник ходил под его, Джонсона, началом. В те славные времена обе ноги у юного Оливера были целы. И о межпланетном пиратстве он, как и его начальник, не помышлял. Они были подлинными героями космоса, подарившими человечеству многие миры.
        Осколком взорвавшейся на Церере ракетной дюзы Голду оторвало ногу. Джонсон страдал солярной слепотой, приступы которой начались у него после месяца скитаний по Присолнечной стороне Меркурия. Межпланетному агентству увечные первопроходцы стали не нужны, но и доживать свой век на мизерное государственное пособие они не собирались. Так герои превратились в межпланетных пиратов.
        Горхэм Джонсон недоумевал, потому что слишком хорошо знал своего бывшего старшего помощника. Предать Оливер Голд не мог, но, если он все-таки сделал это, возмездие должно стать неминуемым.
        — Меня терзают сомнения, князь,  — признался Рокстон, когда участники вылазки остановились на опушке зарослей.  — Мы ведь уже передали профессору сообщение о посадке. Если не он, то его спутники должны были наблюдать за окрестностями, но почему-то я никого не вижу.
        — Я тоже,  — проговорил Гагарин, поглядывая на каргомастера. Добавил невпопад:  — А споры, похоже, дня через три созреют.
        — Какие споры?
        — Одуванчиков местных,  — пояснил капитан.  — Тогда даже местная фауна будет обходить заросли стороной. Но пока здесь можно жить…
        Словно подтверждая последнюю фразу, из зарослей послышался вопль дикого паракота. Создание на плече Оливера невольно встрепенулось и задвигало ушами.
        — Спокойно, спокойно,  — забормотал каргомастер, поглаживая любимое существо.
        — Мы с Оливером идем вперед,  — сказал капитан, по тону которого было ясно, что возражений он слушать не станет.  — Остальные сидят здесь. Это вам не Ганимед…
        Гагарин извлек «маузер» и прокрутил барабан. Урок Меркурия пошел впрок, и князь заряжал револьвер лишь теми патронами, которые хранились в его личном сейфе.
        Они с Голдом стали спускаться на равнину. Оливер немного прихрамывал, однако неудовольствия не выказывал. Протез давно стал для него второй ногой.
        Снова пронзительно завопил паракот. Предупреждал ли о чем, опасался ли чего, страстно ли призывал партнера? Кто знает. На сей раз его гордо восседающий на плече человека собрат не выдержал и сиганул прочь. Оливер наклонился, чтобы поймать животное, и в то же мгновение чуть позади каргомастера камень разлетелся от попадания пули. И лишь затем долетел звук выстрела. Если бы паракот оставался на привычном месте, мистер Голд уже валялся бы с дыркой в голове.
        — Ложись!  — рявкнул Гагарин. Отпрыгнул в сторону, упал с перекатом и наставил револьвер на заросли.
        Приказ оказался лишним. Оливер среагировал молниеносно, что выдавало немалый опыт участия в переделках. Над головой межпланетников свистели пули, вздымалась пыль, брызгала каменная крошка. Из джунглей показались вооруженные люди в разномастных скафандрах. У некоторых в руках были карабины, что ставило спасателей в невыгодное положение. Все-таки дистанции прицельной стрельбы из карабинов и револьверов несопоставимы, а уж стрелять неизвестные умели.
        Если бы у сидевших в засаде хватило терпения подпустить межпланетников поближе, то для капитана и каргомастера все было бы уже кончено, но гнев и нетерпение затмили рассудок пиратов. Вместо того чтобы палить с прежней позиции, они ринулись в атаку. Громыхнул «маузер» капитана. Один из пиратов молча свалился в пыль. Во второго Гагарин промазал, зато в третьего опять попал.
        — Уходим!
        Как и положено, капитан намеревался выполнить собственный приказ последним, но все карты спутал паракот. Вздыбив шерсть на загривке, вздернув к небесам хвост, гигантскими прыжками пронесся он мимо хозяина и скрылся за каменистым гребнем, где лежали лорд с американцем.
        — Котик мой!  — завопил каргомастер, в гневе опустошив барабан в набегающего противника. Еще один пират упал, пополнив собой список невозвратных потерь. Остальные залегли.
        Мистер Голд не медля рванул следом за любимцем, да так, словно обе ноги у него были здоровыми.
        Вслед ему градом полетели пули. Гагарин как мог прикрыл подчиненного, но вот револьвер сухо щелкнул, извещая об израсходовании патронов. Пришлось торопливо набивать барабан. Враги поняли причину задержки и вновь перешли в атаку.
        Капитану пришлось туго. Отступить он теперь не мог — шанс получить пулю в спину многократно возрос. Оставалось лишь подороже продать свою жизнь. Гагарин вскинул вновь заряженный револьвер, но тут из-за гребня защелкали выстрелы.
        Пиратов опять подвело нетерпение. Они оказались на расстоянии эффективной револьверной стрельбы. Рокстон и Юджин немедленно этим воспользовались, и, надо сказать, весьма ловко. Юджин не соврал, когда говорил, что умеет стрелять. А лорд не был бы собой, не владей он оружием мастерски. Несколько убитых пиратов сильно охладили пыл остальных, что позволило капитану одним стремительным рывком соединиться с товарищами.
        — Кто-нибудь соблаговолит объяснить мне, кто эти люди?  — безукоризненно вежливо осведомился лорд.  — Почему-то мне кажется, что к профессору и его друзьям они не имеют отношения.
        — Вольные старатели, должно быть,  — пожал плечами Гагарин.  — Признаться, на Ио они мало чем отличаются от откровенных бандитов.
        Он вновь покосился на каргомастера, однако Оливеру было не до косых взглядов. Он нежно тискал вновь обретенного паракота и вообще не замечал ничего вокруг.
        — Однако, по моим наблюдениям, их чересчур много,  — продолжал Рокстон.  — Посему не отойти ли нам к кораблю, господа? Там женщины, которые нуждаются в нашей защите.
        — Разумеется, милорд,  — согласился с ним Гагарин.  — Только надо обязательно оторваться от преследования, дабы не подвергать корабль лишней опасности.
        Их вежливый диалог неожиданно прервал Оливер. Каргомастер наконец отвлекся от паракота, осмотрел себя и заявил:
        — Эти сволочи, да простят меня джентльмены, все-таки попали в меня.
        — Вы ранены?!  — вскинулся князь.
        — Как посмотреть,  — пробурчал мистер Голд.  — Эти негодяи забыли… Тьфу ты, я хотел сказать — не знали, что ноги у меня давно нет и пуля пробила протез…

        Бороться и искать

        — Я паракотенка хочу!  — заявил Майкл, озираясь по сторонам.  — Говорят, чтобы приручился, лучше брать совсем маленького…
        Однако пейзаж вокруг казался безжизненным. Горки да ямки, трещины да скалы, и ни паракотов, ни лунарей. Ничего. Сандерсу-младшему хотелось приключений. Благо и скафандр у него теперь был по росту. Спасибо капитану Гагарину: приобрел на Ганимеде. Знай князь, что рыжий сорванец немедленно воспользуется его подарком, не стал бы покупать. В скафандре не по росту разгуливать по Безумной луне Майклу было бы затруднительно, и одной заботой стало бы меньше.
        — Они, наверное, в других местах водятся,  — откликнулась мисс Зайчик.  — Ты лучше маяк ищи!
        В душе у Даяны копилось раздражение. Пышная прическа под гермошлемом рассыпалась, и никакой возможности поправить оную, не снимая его, конструкторы не предусмотрели.
        Издевательство и дискриминация!
        — Я смотрю…  — угрюмо ответил мальчишка, не терпевший понуканий.  — Может, мы идем не в ту сторону…
        — Как — не в ту? Вот карта…  — Даяна извлекла из набедренного кармана сложенный в несколько раз лист плотной бумаги. На нем был изображен весь район посадки с обозначением места, откуда был принят сигнал. Жаль лишь, что никто не удосужился пометить точку посадки «Феллигана». А без этого понять, в какую сторону следует идти, оказалось невозможным. Даяна и Майкл даже не смогли определить стороны света. Где тут юг, а где север, поди разбери! Чужой мир, одним словом.
        Решение не ждать возвращения спасательной группы и самим отправиться на поиски было внезапным. Вначале казалось, что мужчины сразу вернутся, и не одни, но время шло, и рядом с кораблем никто не появлялся. Терпения Даяны хватило минут на пятнадцать, Майкла — чуть больше. На семнадцатой минуте мальчишка стал напяливать скафандр и был пойман за этим занятием профессорской дочкой.
        Выбраться наружу им удалось без проблем. Слуги под руководством леди Джейн как раз накрывали праздничный стол, младший двигателист Крэпс закручивал разболтавшиеся гайки на станине правого циклотрона, а Левшин улучил минутку и забежал в кубрик за плоской фляжкой живительного эликсира. Того самого, с которым время идет гораздо быстрее. Мальчишка давно освоился с некоторыми механизмами корабля и сумел потихоньку открыть внутренний люк шлюза. А следом — и внешний.
        Спрыгнув с трапа, новоявленные спасатели рванули куда глаза глядят. Они очень боялись, что их заметят из рубки и попытаются вернуть. Оказавшись за пределами видимости, Даяна и Майкл несколько минут восстанавливали дыхание и только потом попытались определиться с направлением. Пока они оставались на борту яхты, им казалось, что стоит выйти на поверхность, и оба отца, профессор Зайчик и капитан Сандерс, обнаружатся за ближайшей скалой. Но одна ближайшая скала сменялась другой, а ни профессора Зайчика, ни капитана Сандерса за ними почему-то не находилось. Как и остальных членов пропавшей экспедиции. Где они спрятались, почему не выходят навстречу своим спасителям, понять было невозможно.
        — А вдруг наши уже нашли их и сейчас все сидят на корабле?  — предположил мальчишка.
        Даяна поджала губки. Вернуться на борт ни с чем, признать свое поражение перед этим фатом, Гагариным, было невыносимо. Да и куда возвращаться, если корабль пропал из виду и во все стороны, куда ни глянь, желтели лишь натеки серы на безобразных, грубых камнях.
        — Мы, наверно, здесь,  — беспомощно пробормотала мисс Зайчик, елозя пальцем в перчатке по карте.  — Или здесь…
        — Но это, наверно, какая-то большая гора.  — Майкл посмотрел по сторонам, однако никаких гор поблизости не было. Так, мелкие возвышенности, неизбежный антураж почти любого пейзажа.
        — Нет, это не гора…  — сказала Даяна, с грехом пополам умеющая читать карту.
        Если бы еще на ней имелись внятные ориентиры, а то лишь незначительные неровности почвы, когда самый большой холм не превышает высоты двухэтажного дома. И попробуй разберись, рядом с чем ты сейчас стоишь!
        Было очень досадно. На Земле мисс Зайчик ориентировалась весьма неплохо. И не только в городах, но и в городских парках и даже в пригородных лесах. Потому Даяне казалось, что и на чужой планете не будет особых проблем.
        — Мне кажется, надо идти туда,  — сказал Сандерс-младший, ткнувший рукой в сторону недалекого пригорка.
        Мисс Зайчик посмотрела в указанном направлении. Пожала плечами.
        Почему именно пригорок? А может, лучше вон в тот распадок спуститься? Хотя пригорок выглядел привлекательней. Вдруг с вершины можно будет разглядеть если не лагерь пропавшей экспедиции, то хотя бы ставший родным «Феллиган»? Впрочем — успеется…
        — Обследуем сначала вон тот распадок,  — решила Даяна на правах старшей.  — А там видно будет…
        Неопытных межпланетных путешественников сбивала с толку значительная кривизна видимой поверхности Ио. Привычные к земным масштабам глаза принимали камушек за пригорок, а пригорок за гору. Овраг при ближайшем рассмотрении мог обернуться глубокой долиной. А долина — обширным бассейном исполинской лавовой реки, разделяющим две горные страны.
        Поднимая пыль, мальчик и девушка направились к распадку. Чем ближе они подходили к нему, тем шире распахивалось его устье, обрамленное громадными, похожими на черные обелиски вулканическими бомбами, выброшенными из недр Безумной луны еще на заре времен. Обелиски, как стражи, стерегли проход в просторную котловину, над которой струился желтоватый пар, а натеки серы образовали округлые плотные пласты, издали напоминающие слоеный торт «Наполеон» или стопку русских блинов. Сомнение в правильности избранного пути уже стало закрадываться в юные головы непрошеных спасателей, когда их вдруг схватили цепкие руки.
        — Ба! Кто это к нам пожаловал?!
        — Папа?..
        Вопрос еще звенел в воздухе, когда Даяна осознала свою ошибку.
        Стекла гермошлемов не могли скрыть изможденных небритых лиц трех незнакомых мужчин. Правда, среди них не оказалось ни профессора Зайчика, ни капитана Сандерса, но это ничего не значило. Ведь кроме вышеупомянутых межпланетников на борту «Преображения» было еще шестеро. А эта троица выглядела достаточно измученной для робинзонов, которые уже много дней ожидают спа- сения.
        — Вы из экспедиции профессора Зайчика?  — спросила девушка, все еще не утратившая надежду.  — Я его дочь!
        — Гляди, дочка нашлась!  — провозгласил тот, кто, судя по повадкам, был в троице главным.  — А папа твой где?
        — Как — где?  — не поняла девушка.  — Он разве не с вами?
        — Они не с «Преображения»!  — вдруг выкрикнул Майкл. В отличие от мисс Зайчик сорванец бывал на корабле отца и знал весь экипаж в лицо.  — Наверно, это пираты!
        Он попытался дотянуться до кобуры, однако проворные руки одного из мужчин уже вытянули оттуда револьвер, а самого мальчишку прижали так, что при всей изворотливости вырваться младшему Сандерсу не удалось.
        — Цыц, сопляк!  — рявкнул главарь.
        На свою беду, Даяна никогда не встречала подручных своего жениха. Джошуа Харрис, блюдя внешнюю респектабельность, держал своих громил подальше от профессорской семьи. Впрочем, здесь, на Ио, в сотнях тысяч миль от ближайшего полицейского участка, это уже не имело значения. Гаркеру и его товарищам по несчастью повезло. Удача сама пришла к ним в руки, и теперь громилы проворно освободили ранцы пленников от лишних баллонов с воздухом. Благо что незадачливые спасатели захватили по два запасных.
        — Где ваш корабль?  — продолжил допрос гла- варь.
        — Не знаем!  — ответила мисс Зайчик с вызовом, хотя и они с Майклом и впрямь не знали, где искать «Феллиган».
        — А ну колись, ты..!  — вспылил недалекий Дарм и припечатал профессорскую дочку совершенно неприличным словом.
        Этого Даяна стерпеть не могла. Она гневно пнула держащего ее Гаркера тяжелым ботинком с освинцованной подошвой в голень. От боли главарь невольно выпустил ее руку, но девушка, вместо того чтобы бежать, разъяренной фурией налетела на обидчика. Не ее вина, что у всех громил богатый опыт самых разнообразных драк. Гаркер, пусть не сразу, перехватил сзади занесенную на подельника руку, выкрутил ее, и девушка была вынуждена повернуться к нему спиной, да еще весьма пикантно нагнуться. На прекрасных глазах мисс Зайчик невольно выступили слезы, и не сказать, от чего больше — от боли, или от обиды. Майкл рванулся на помощь спутнице, но пленивший его Теннинг уже был начеку и повторил тот же маневр с выкручиванием руки.
        — Остыньте, голубчики!  — рявкнул Гаркер.
        Он единственный из громил знал, что держит сейчас в руках невесту шефа, вполне возможно, что тот будет недоволен таким обращением со своей суженой. С другой стороны, ему совсем не обязательно знать, что девица вообще появлялась на Ио. Эта мысль так понравилась Гаркеру, что у него даже руки зачесались прикончить строптивую профессорскую дочку на месте, а заодно — и сопляка. Лишние свидетели им совсем не нужны. Но, к сожалению, нужны заложники. Иначе как проникнуть в корабль? Штурмом его не возьмешь, а оставаться на Безумной луне громилы больше не собирались.
        И словно в подтверждение необходимости как можно быстрее покинуть первую луну Юпитера почва под ногами ощутимо вздрогнула, а спустя долгую минуту издалека прилетел долгий и протяжный рокот. Очень похоже на ворчание грозового фронта, но настоящих гроз на Ио не бывает. Зато случается кое-что похуже. Пробуждение вулкана, например.
        — О’кей, детки!  — сказал Гаркер.  — Ведите нас к своему кораблю.
        Он позволил мисс Зайчик принять более пристойное положение. Девушка наградила громилу испепеляющим, не хуже вулканической лавы, взглядом.
        — Даже если бы мы знали, где он находится, все равно не сказали бы,  — процедила она сквозь зубы.
        — Так вы заблудились…  — не сумел скрыть разочарования главарь.  — Тогда куда же вы направлялись?
        — Взгляни, Стив!  — Дарм выхватил из набедренного кармана скафандра мисс Зайчик сложенную карту и протянул ее главарю.
        — Так-так-так…  — пробормотал Гаркер, разворачивая карту.  — Знакомая отметка… Где это? Ага, в долине Колхиды… Вот, значит, где вы оставили корабль…
        Ни Даяна, ни Майкл не стали доказывать, что отметка на карте означала точку работы радиомаяка, а вовсе не место посадки «Феллигана». Они лишь молча переглянулись, как бы говоря друг другу: «Будет вовсе неплохо, если эти бандиты приведут нас туда, где наши папы немедленно нас освободят…»
        — Ну и забрели вы…  — продолжал разглагольствовать главарь.  — Полмили отмахали, не меньше… Впрочем, если двинуть через эту вот котловину, минут через сорок доберемся…

        Найти и не сдаваться

        Команда «Феллигана» отступала едва ли не бегом, но оторваться от погони не удавалось. Преследователи обозлились всерьез и стремились уничтожить противника во что бы то ни стало. Гагарин и его люди петляли среди естественных складок местности, стараясь сбить пиратов со следа. В какой-то момент казалось, что очередной маневр увенчался успехом и бандиты проскочили мимо, но, увы, стоило выглянуть из-за укрытия, как раздавались выстрелы и летела выбитая пулями каменная крошка.
        Наконец удалось укрыться в лабиринте невысоких холмов. Преследуемые получили несколько минут передышки. Теперь и они обратили внимание на то, что почва под ногами вздрагивает все чаще и все сильнее. Паракот, который во время бегства льнул к плечу Оливера, стал заметно нервничать. Дыбил шерсть на загривке, молотил передними лапками по гермошлему.
        — Чего это он?  — спросил Гагарин. Как опытный межпланетник, он обращал внимание на любые странности, а тем более — на аномальное поведение животных. Как-никак паракот был уроженцем Безумной луны.
        — Чует что-то,  — угрюмо отозвался мистер Голд.
        Каргомастеру было хуже всех. Последние годы он провел безмятежно. По крайней мере, стрельбы и беготни удавалось избегать. А теперь на своем протезе Оливер Голд отмахал уже около двух десятков километров, да еще под пулями, и лишь малая сила тяжести позволяла ему выдерживать заданный темп. К тому же в протез угодила пуля и что-то в его механизме беспрерывно заедало. Несмотря на вентиляционную систему скафандра, владелец «Подзорной трубы» обливался потом и задыхался.
        Гагарин сверился с картой. До корабля оставалось всего ничего. Необходимо лишь подойти к нему как можно более скрытно. В глубине души капитан опасался, что на «Феллиган» уже совершено нападение неизвестных и Левшин согласно уговору поднял яхту на орбиту. Вернее — такому исходу князь был скорее рад. Ведь обеспечение безопасности груза и пассажиров — первая заповедь межпланетного капитана.
        Когда отступающая команда перевела дух, Гагарин приказал возвращаться на корабль. Они вышли к месту посадки еще спустя полчаса. Солнце, играющее в прятки с Юпитером, норовило скрыться за громадным его полушарием, в вечной неподвижности возвышающимся над горизонтом. «Феллиган» гордо стоял там, где был оставлен. У лестницы застыл кто-то. На расстоянии невозможно было определить, кто именно.
        Капитан велел своим пока не высовываться. Нужно было убедиться, что у корабля кто-то из команды, а не часовой, выставленный бандитами.
        — Гарри,  — князь впервые обратился к Рокстону по имени, а тот либо не обратил внимания на фамильярность, либо не придал ей значения — все-таки обстоятельства были исключительными,  — возьмите Юджина, обойдите корабль и убедитесь, что у трапа наш человек. Если все в порядке — дайте нам знать. Если обнаружите чужого, постарайтесь взять живым и тащите сюда на допрос.
        — Понял вас, капитан,  — отозвался британец. Он поманил американца, кратко объяснил ему задачу.
        Они крадучись двинулись в обход яхты.
        — Никакого профессора на Ио нет, верно, мистер Голд?  — осведомился капитан, оставшись с мистером каргомастером наедине. Прозвучал вопрос буднично, словно разговор шел о чем-то само собой разумеющемся.
        — Верно,  — спокойно согласился Оливер, поглаживая взволнованного паракота.
        — Тогда ради чего?…
        — Одна хорошая женщина просила,  — простодушно поведал Оливер.
        — Догадываюсь какая…
        — Не забывайте, капитан, у вас ведь тоже рыльце в пушку…
        Крыть было нечем. Некоторые проступки аукаются всю жизнь. Уточнять, о чем именно просила былая возлюбленная, и прежде-то принадлежавшая к преступному миру, а сейчас и вовсе занявшая в нем немалое положение, Гагарин не стал. Сопоставил события и сам пришел к выводу, что целью мистера Голда и его подельников был корабль. Непонятно только, почему они повели себя столь глупо и попытались перестрелять экипаж, а заодно и одноногого? Не исключено, что у принцессы был свой план, в котором владельцу «Подзорной трубы» отводилась незавидная роль. Привел корабль в ловушку, и… вечная память.
        — Я понял вас, мистер Голд,  — сказал князь.  — Только прошу учесть, что шантажом вы от меня ничего не добьетесь. Тем более — теперь, когда вы один из нас. И наша судьба стала вашей. Так что выбирайте, с кем вы.
        Каргомастер вздохнул.
        — Да нечего мне теперь выбирать, капитан,  — сказал он.  — Уж не знаю почему, но мои ребята решили от меня избавиться. Так что я с вами до конца.
        — Иного ответа я и не ожидал,  — сказал Гагарин и пожал каргомастеру руку. А про себя подумал: «Но каков прохвост! Не-ет, за таким нужен глаз да глаз…»
        Он посмотрел в сторону «Феллигана». Рядом с неизвестным стояли Рокстон и Гант. Все трое подавали знаки.
        — Все в порядке, мистер Голд,  — сказал князь.  — Возвращаемся на корабль.
        Неизвестным оказался Билл, дворецкий Рокстона. Завидев капитана, он кинулся навстречу и с ходу ошарашил:
        — Мисс Зайчик пропала! И мистер Сандерс-младший вместе с ней.
        — Как — пропали? Куда?
        — Не знаю, мистер Гагарин… Мы с Бетти как раз стол накрывали, хотели их позвать, а нигде нету… И скафандры их исчезли… Наверное, молодые люди родителей отправились искать.
        И тут князь, хотя и был образованным человеком, невольно произнес парочку весьма нелитературных слов. Хорошо, что на русском и понять их значение ни лорд, ни его слуга, ни Юджин, ни даже видавший виды мистер Голд не могли. Да и такие фразы многое теряют в переводе.
        На беду, приближался вечер. Была надежда на сообразительность сорванца, все-таки Мишка показал себя с неплохой стороны, но ведь в отсутствии ориентиров заблудится и он.
        — Я сейчас, господа!
        Гагарин стрелой взлетел в рубку, где сразу же наткнулся на удрученного Левшина.
        — Недоглядел я, каюсь,  — пробормотал он.  — Вот уж не думал, что они входной люк открыть сумеют…
        — Ладно, разбираться потом станем.  — Время поджимало, да и никакой руганью ничего не исправишь.  — В общем, теперь будь предельно внимательным… Здесь ошиваются пираты, недобитые нами на Амальтее…
        Механик-двигателист присвистнул.
        — План в целом остается прежним… Держи корабль на поверхности сколько сможешь. А когда станет невмоготу, поднимай на орбиту и вызывай помощь. Мы постараемся продержаться…
        — Сделаю, шкип!
        Князь торопливо вложил в карманы скафандра несколько сигнальных ракет, взял мощный фонарь. Спустя пару минут он уже вновь стоял по другую сторону внешнего люка.
        — Все на борт!
        Никто не шелохнулся.
        — Простите, князь, но я пойду с вами,  — сказал лорд.
        — И я,  — смущенно пробормотал Юджин.
        — Послушайте, капитан,  — встрял Оливер,  — мне здесь доводилось бывать, потому и моя помощь не лишняя…  — И добавил:  — На ногу не смотрите, не все же время бегом придется… Да и мой котик — самый лучший сейсмограф на Безумной луне. Если что — даст знать…
        Паракот хлопнул его лапкой по шлему и поддакнул:
        — Разумеется, милорд!
        — Благодарю вас, друзья!  — отозвался князь.  — И тем не менее попрошу Уильяма подняться на борт. Обратитесь к механику-двигателисту, он найдет вам применение.
        Билл переглянулся с Рокстоном и получил согласие. Едва дворецкий скрылся в шлюзе, Гагарин сказал:
        — Надеюсь, вы понимаете, чем рискуете… Я приказал Левшину стартовать в случае серьезной угрозы. Так что… В общем, движемся в направлении зарослей. Мисс Зайчик и Майкл должны были отправиться именно туда…
        Никто не стал оспаривать этого утверждения. Капитану виднее.
        Ночь обещала быть темной. И дело не только в том, что садилось Солнце — небо затягивали черные тучи вулканического пепла. Пробиться сквозь них воспаленному оку Юпитера было нелегко. Так что Гагарину и его людям предстояла почти невыполнимая задача — отыскать двух человек в кромешной тьме ионийской ночи, чреватой опасными сюрпризами.
        Тем временем в том же самом направлении Гаркер и его подельники вели своих пленников. Даяна мысленно призывала своего жениха, не подозревая, что Харрис вращается сейчас вокруг Ио на борту «Бродяги», выжидая, когда «Феллиган» вернется в космос — с профессором или без, неважно. Столкновение с неизвестными проходимцами, потеря лучших своих людей научила Харриса, что будет спокойнее следовать за смельчаками и отнять добычу у самого финиша, чем попытаться выхватить ее у них из-под носа. Майкл Сандерс же горько сожалел, что не запомнил великолепные приемы форсблейдера, которые показывал капитан Гагарин на Ганимеде. Вот было бы здорово сейчас выскользнуть из цепких лап громилы, сбить с ног главаря, схватить за руку девушку и удрать.
        Неподалеку противно и громко завопил дикий паракот. Следом сильнее обычного вздрогнула земля. И почти сразу, будто из-под земли, выскочили лунари. В отличие от собратьев с Ганимеда, Каллисто и Европы, они стояли на самой низкой ступени развития, и ученые до сих пор спорили, являются ли ионийцы разумными в полной мере или лишь начинают свой путь к вершинам цивилизации. Внешне же лунари Ио больше всего напоминали кенгуру. Чрезмерно развитые ноги позволяли им перемещаться большими прыжками, невозможными в ином, более тяжелом мире. Это приспособление выручало ионийцев во время тектонических катаклизмов, которыми так славилась Безумная луна. Они успевали уйти от потоков лавы, а через широчайшие трещины перескакивали, как на Земле какой-нибудь проказник-мальчишка перепрыгивает через ручеек.
        В этой способности лунарей Гаркер его люди и пленники смогли убедиться воочию. Громадный иониец приземлился прямо на Теннинга, припечатав бедолагу к почве не хуже слона, подхватил мальчишку и следующий прыжок совершил уже с добычей.
        Гаркер вскинул револьвер, однако стрелять было уже не в кого. Лунари стремительно скрылись за горизонтом, словно их и не было. Только одним пленником стало меньше, да безжизненной куклой валялся Теннинг.
        — Вставай!  — Дарм наклонился над подельником, но тут же выпрямился.  — Дерьмо собачье… Похоже, шеф, его крепко приложили! Наповал…
        И тут же мощный толчок повалил уцелевших. В какой-то сотне метров от них почва вспучилась, вверх полетели громадные камни, а в небеса ударила струя раскаленного газа. А затем прямо на глазах начал расти холм, и из его вершины во все стороны хлынула раскаленная лава.
        Похитители и пленница в один миг забыли о том, кто они и в каких находятся отношениях. Мисс Зайчик улепетывала вместе с бандитами, ей и в голову не пришло, что можно воспользоваться суматохой и удрать от похитителей. Нет, уж лучше пусть рядом будут бандиты, чем эти кошмарные лунари.
        А извержение между тем стремительно развивалось. Вулканические бомбы градом сыпались со всех сторон, что только добавляло беглецам прыти. Возникшая прямо у них на пути трещина, над которой валил красный пар, даже на долю секунды не задержала Гаркера, Дарма и Даяну. Они перепрыгнули ее с разбега не хуже лунарей, благо малая сила тяжести увеличивала возможности человеческих мускулов. Почва под ногами ходила ходуном. Вокруг все время грохотало, свистело, выло, что-то обрушивалось, где-то разверзалось, словно маленькую луну трясло в предсмертной лихорадке. Людям оставалось одно: положиться на крепость ног и мчаться что есть сил, надеясь, что за близким горизонтом будет поспокойнее.
        Гора позади них стремительно росла. Лава выплескивалась, загустевала, но поверх нее катились свежие валы, а из жерла то и дело вылетали камни и пробками от шампанского взмывали ввысь. Воздух вокруг потемнел не только от накатившихся сумерек, но и от пыли и серных паров. Темнота имела багровый оттенок, словно в легендарном аду. И повсюду змеились трещины, почва раскалывалась на глазах, как раскалывается скорлупа яйца, когда наружу выбирается цыпленок. Но вместо цыпленка была все та же раскаленная лава…
        Красивое зрелище, если наблюдать с безопасного расстояния.

        В зловещих отсветах вулкана

        Почва под ногами непрерывно вздрагивала. Тучи на северо-востоке багровели, словно на рассвете, но до восхода было еще далеко. Грохотало так, что порою приходилось кричать, чтобы услышать друг друга. Зато далекие отблески позволяли не пользоваться фонарями и не привлекать нежелательного внимания. Гагарин и его люди помнили, что где-то здесь рыщут пираты, и встреча с ними не входила в их планы. Надо спасти профессорскую дочку и капитанского сына, и нет времени драться со всяким отребьем. Вдобавок ко всем неприятностям на пути поисковой группы заклубился желтый туман. Это пары серы, не желающие улетать с породившей их луны.
        — Так мы их не найдем,  — выкрикнул Юджин, вздрагивая от каждого удара грома.
        В схватке с пиратами американец показал себя настоящим мужчиной, но ведь перестрелка для уроженца Нового Света — родная стихия, иное дело — оказаться в другом мире в разгар природного катаклизма.
        — Обязаны найти,  — отрезал Гагарин.
        — Что ты, что ты, милый!  — бормотал Оливер, поглаживая паракота, который заметно нервничал.  — Чуешь что-то?..
        — Нам бы сюда собаку,  — сказал Юджин.  — У вас нет знакомого парапса, мистер Голд?
        Каргомастер только хмыкнул. Парапсов на Ио не водилось. А от обыкновенной собаки толку было бы мало. Она бы задохнулась в испарениях серы.
        Вдалеке гигантскими скачками пронеслись лунари.
        — Кто это?  — спросил американец.
        — Аборигены,  — отозвался капитан.  — Не то разумные, не то полуразумные…
        — Извините, что прерываю, князь, но мне показалось, будто один из лунарей нес в лапах человека в скафандре,  — сообщил Рокстон.
        Аборигены уже скрылись из виду, но джентльмену принято верить на слово. Остроте зрения и наблюдательности лорда мог позавидовать любой опытный межпланетник.
        — Не обратили внимание, какого он роста?  — поинтересовался капитан.
        — Кажется, ребенок.
        — Все на борт!  — потребовал паракот.
        Его крик был перекрыт раскатом грома.
        — Чего же мы ждем?  — всполошился Юджин.  — В погоню!
        — Если лунари в самом деле несли Майкла,  — спокойно сказал Гагарин,  — значит, мисс Зайчик осталась где-то там!  — И он указал в ту сторону, откуда только что показались лунари и где зарождался новый вулкан.
        — Тогда нам туда!  — рванулся в указанном направлении блондин.
        — Стойте на месте, Гант!  — повысил голос князь.  — Если станем метаться, не найдем никого. Лунарей нам не догнать, а Даяна, быть может, подвергается сейчас смертельной опасности. За мной!
        И капитан бросился навстречу извержению, остальным пришлось последовать за ним. И тут судьба подбросила путешественникам еще один сюрприз. Резкий порыв ветра в один момент сорвал завесу серного тумана, и четверо межпланетников лоб в лоб столкнулись с прущей навстречу дюжиной вооруженных мужчин. Тех самых, с которыми недавно перестреливались. Только теперь было не до ковбойских забав с револьверами. Расстояние исчислялось метрами, и дело свелось к вульгарной потасовке.
        Юджин с наскока попытался применить парочку боксерских приемов, но оказалось, что обычный хук по противнику в скафандре бесполезен. Ну врежешь кулаком по гермошлему, так ведь только руку отобьешь, тем более что перчатки у тебя отнюдь не боксерские. Пираты оказались хитрее: в руках сверкнули ножи.
        — У-ууух!  — выкрикнул князь, нанося первый удар.
        Он не зря обучался форсблейдеру, в арсенале которого имелись приемы на все случаи жизни и пригодные против любых противников, кроме, пожалуй, меркурианских псов-мутантов и разумных спрутов с Европы. Нога в тяжелом башмаке смяла шлем ближайшего пирата так, что джентльмен удачи лишился возможности шевельнуть головой. Другому нападающему пришлось хуже, сорванные баллоны канули в лавовом потоке. Третий рухнул со сломанной ногой. Четвертого успокоил лорд Рокстон. Пятого уложил американец, который понял, что боксерские приемы тоже годятся, если применять их с умом. Но большую часть пиратов взял на себя все же Гагарин. Противники кончились очень быстро. Чуть приотставший Оливер доковылял до места схватки, когда драться оказалось не с кем.
        Не успела команда Гагарина перевести дух, как в промежутке между раскатами отчетливо щелкнул выстрел. Четверка путешественников устремилась на звук. Бежать долго не пришлось. В небольшой лощине они застали следующую картину. Трое обступили четвертого, судя по неудобной позе, в которой он лежал между камней, уже мертвого. Рядом с убитым валялся револьвер. Револьверы были и в руках двоих из тех, что оставались на ногах. Третий — в миниатюрном скафандре — был безоружен.
        Диспозиция оказалась столь красноречивой, что капитан немедленно бросился к безоружному. И вовремя. Сквозь грохот вулканического извержения снова прозвучали выстрелы. И лишь новый толчок помешал стрелявшим попасть друг в друга. Между ними в прямом смысле разверзлась земля. Князь не допрыгнул и двух шагов, как один из вооруженных людей схватил миниатюрного и совсем не по-джентльменски укрылся за ним. Из расширяющейся трещины хлынула магма, словно мало было той, которая испепеляющей волной наползала сзади. Капитан вынужден был отступить.
        Между тем тот, кто спрятался за безоружным, снова выстрелил в своего противника. И на этот раз — попал. Не успел раненый опуститься на камни, как мистер Голд тоже открыл огонь. Стрелял бывший пират отлично. Бандит, ведущий себя не по-джентльменски, рухнул как подкошенный. Правда, на этом злоключения миниатюрного не закончились. Лава поглотила тело убитого Голдом и огненной петлей охватила спасенного им человека. Гагарин и Рокстон с разбега перепрыгнули через пламенного удава, подхватили безоружного, но… оказались в западне. Места для разбега на быстро уменьшающемся островке базальта не осталось.
        Оливер приблизился к раненому, наклонился, стер перчаткой налет вездесущей серы с прозрачного забрала его шлема.
        — Капитан Джонсон!
        — Это ты, одноногий хрыч…  — отозвался предводитель пиратов.  — А мы решили, что ты с ними…
        — Теперь с ними,  — сказал мистер Голд.  — После того как твои люди на меня напали…
        — Мы решили, что ты предал нас… Угнал корабль… из-под самого носа…
        — Не знаю, о чем ты бормочешь, старина, но смотрю, тебя джентльмены точно предали.
        — Это кто угодно, но не джентльмены,  — прохрипел Горхэм Джонсон.  — А я не смог, когда так… из-за леди…
        — Ты держись. Сейчас мы тебя перевяжем…  — Оливер приподнял приятеля.
        — Бесполезно…  — На губах Джонсона выступила кровь.  — Жаль… Слушай,  — он говорил совсем тихо.  — Никому не говорил… Тебе… раз все равно крышка… Я знаю, где самые большие залежи гигрита… Тогда я был на Титане… Яп… Яп…
        Голова Джонсона откинулась.
        — Дружище!  — По морщинистым щекам Голда потекли скупые мужские слезы.  — Прощай великий капитан…
        В это же самое время слезы появились и на глазах мисс Зайчик. Только это были слезы досады. Даяне не было страшно, хотя лава стремительно поднималась и скоро должна была поглотить бугорок. Двое мужчин рядом с ней растерянно слонялись туда-сюда, но помочь ни ей, ни себе не могли. Десятиметровая пылающая пропасть, и ничего под руками, чтобы наладить хоть какую-то пере- праву.
        — Есть веревка?  — обратился Юджин к каргомастеру. Но веревки у мистера Голда не нашлось, да и толку в ней сейчас не было никакого.
        Капитан выпустил три сигнальных ракеты, но свет их озарил лишь клубы вулканического дыма. Вряд ли с «Феллигана» их заметили. И князь решился. Сила тяжести на Ио в пять раз меньше земной, и если нет возможности перепрыгнуть пропасть, то можно перебросить через нее ту, которая весит здесь не больше пушинки.
        — Прошу прощения, что нарушил ваше уединение.  — Бровь капитана привычно поползла вверх. Он уже стоял рядом с мисс Зайчик и смотрел в большие, полные восторженного ужаса глаза.
        — Не надо было…
        — Уходить из корабля без разрешения,  — закончил за нее Гагарин.
        — Да как вы…
        — Оливер, Юджин, ловите!  — прокричал князь.
        Он кивнул лорду, и они подхватили девушку за руки, за ноги и швырнули ее через лавовый поток изо всех сил. Даяна и ахнуть не успела, как блондин-американец принял ее на себя. Он едва устоял на ногах и, разумеется, не выпустил из рук драгоценную ношу.
        — Жаль, милорд, что я не смогу дать вам удовлетворения,  — обратился капитан к Рокстону.
        — О чем это вы, князь?  — удивился лорд.
        — О нашей дуэли… Увы, она, похоже, не состоится…
        Островок у них под ногами таял, как сахар в кипятке.
        — Будем считать, что кончилось ничьей,  — сказал британец, чей спортивный дух выдержал все испытания.
        Они пожали друг другу руки. Но судьба все еще благоволила к ним. Базальтовую глыбу, на которой отважные мужчины готовились достойно встретить смерть, подмыло снизу, и она вдруг тронулась, подобно каменному плоту, к берегу лавовой реки, где оставались другие участники этого затянувшегося приключения. Плавание нельзя было назвать приятным. Глыба поворачивалась вокруг оси и угрожающе раскачивалась. Капитан и лорд замерли, опасаясь малейшим движением нарушить равновесие природного плота. Минуты текли невыносимо медленно. Каменный плот никуда не спешил, словно хотел насладиться редкой возможностью переменить место постоянной дислокации. Когда до берега оставалось не более трех метров, Гагарин сказал Рокс- тону:
        — По моей команде прыгаем!
        — Я готов!
        — Внимание! Вперед!
        Они оттолкнулись от базальтового островка, который временно превратился в плавсредство, одновременно. Капитан приземлился на руки, перекатился кульбитом, вскочил и успел подхватить лорда, который покачнулся на самом краю огненной купели. К ним немедленно кинулись друзья. Мисс Зайчик в порыве восторга даже обняла князя. Пережитое волнение побудило ее поневоле прижаться к своему спасителю.
        — Знаете, а я беру свои слова назад,  — произнес тот.
        — Какие слова?
        — Насчет ухода с корабля,  — пояснил Гагарин.  — Если каждый ваш выход за его пределы будет заканчиваться такими же искренними объятиями…
        — Нахал!  — взвизгнула мисс Зайчик.
        Она немедленно отстранилась и глядела теперь на князя рассерженной фурией. Даяне хотелось произнести сейчас очень много гневных слов, однако в разговор вмешался Рокстон.
        — Прошу прощения, что прерываю вашу беседу,  — сказал он,  — но лава приближается, и нам лучше уйти. Да и Майкла необходимо отыскать как можно скорее.
        Даяна смерила британца уничтожающим взглядом. Не дал высказать этому наглецу русскому все, что она о нем, русском, думает. А еще джентльмен!

        Ракета в небесах

        Если ругаться по каким-то причинам нельзя, женщина может выразительно молчать. Что и делала Даяна весь остальной путь. Она демонстративно старалась держаться подальше от капитана, шагая то рядом с лордом, то — с американцем. Она даже пыталась пристроиться в арьергард отряда к хромающему каргомастеру, но Оливер брел, ни на что не обращая внимания, а взволнованный паракот при попытке погладить зашипел, словно превратился в гадюку.
        — Тяжело?  — спросил Гагарин у одноногого межпланетника, на минутку приотстав от ос- тальных.
        Направление, в котором убегали лунари, было памятно всем его спутникам, и потому можно было позволить побыть с тем, кто больше всех нуждается в участии.
        — Не то слово, кэп!  — вздохнул Оливер.  — Я все думаю о старике Джонсоне… Он был разным человеком, для кого хорошим, для кого плохим, но ведь таким его сделала жизнь…
        — Великий межпланетник Горхэм Джонсон,  — проговорил капитан.  — Не думал, что увижу его здесь и при таких обстоятельствах… Впрочем, умер он как истинный джентльмен…
        — Все мы умрем рано ли, поздно ли,  — отозвался каргомастер.  — Может, так лучше, чем в постели, при нотариусе и враче… А если и умирать в ней, так в объятиях отчаянной красотки.
        — Хорошие слова, мистер Голд!  — одобрил князь.
        Оливер вдруг подмигнул ему.
        — Не выходит у вас с мисс Зайчик, верно, кэп?  — сказал он.  — Крепкий оказался орешек…
        Гагарин промолчал в ответ.
        Почва продолжала биться, как больной в лихорадке. Отсветы лавы за спинами по-прежнему освещали окрестности. В любое мгновение мог зародиться еще один вулкан, а то и несколько, причем в любом месте. Хоть прямо под ногами. Даяна уже рассказала лорду о том, как они с Майклом попали в плен и каким образом мальчик оказался в лапах лунарей. О том, как она спасалась от наступающей лавы в компании Гаркера, Дарма и Теннинга, девушка не сочла нужным поведать. Ей было стыдно, что она бросила мальчика на произвол дикарей и удрала с бандитами.
        — Не переживайте вы шибко.  — Мистер Голд каким-то шестым чувством уловил ее настроение.  — Лунари в общем-то беззлобные твари. Детишек любят. Наверняка лишь спасали мальчугана. Ничего с ним не случится.
        — Да, только воздух может закончиться,  — мрачно заметил лорд.
        С Даяной он уже поделился резервным баллоном. На всякий случай.
        — Эти бандиты… это отъявленные негодяи… они…  — Мисс Зайчик попыталась сказать, что люди Стива Гаркера отняли у мальчугана баллон, но голос ее прервался. Перехватило горло от дурного предчувствия. Однако межпланетники поняли ее без слов.
        Воздух — это серьезно. Пожалуй, самое важное из всего, что можно найти или, наоборот, не найти на таких планетах, как Ио. Человек способен довольно долго не есть, не пить, но жить и не дышать он не умеет. А потому следовало поторопиться.
        А торопиться было нелегко. Непрерывно вздрагивающая почва норовила сбить с ног. Слева били газовые гейзеры. Справа пучилась неприветливая ионийская земля, словно собиралась родить. С каждой минутой надежда найти Сандерса-младшего таяла. Что можно отыскать в этом аду, страшнее которого только капризы любимой женщины? Гагарин вспомнил, как мисс Зайчик прижималась к нему, и невольно улыбнулся. Все-таки и в аду есть счастье!
        Мысль о том, что счастье это может продлиться недолго, капитан старательно прогонял. Даже если они найдут рыжего сорванца, что дальше? Если извержение добралось до места посадки, то Левшин должен был поднять корабль на орбиту. Если он уже сделал это, то, скорее всего, вызвал помощь с Ганимеда. Но даже если из Порт-Анубиса немедленно стартовали спасатели, до Ио им придется лететь не менее десяти часов. Столько команде «Феллигана» на взбесившейся Безумной луне не продержаться. Оставалась надежда на то, что расторопный механик-двигателист попытается посадить яхту обратно, да только как он это сделает без одновременного контроля над циклотронами? По штатному расписанию во время посадки в рубке должно быть двое межпланетников и еще один — находиться в циклотронной. А на борту межпланетников всего двое. Не разорваться же им…
        Вдруг полыхнуло так, что осветило всю местность от горизонта до горизонта. Путешественники увидели обширную долину, сплошь заросшую оранжевыми одуванчиками, споры которых созрели.
        — Смотрите, господа!  — воскликнул лорд Рокстон, указывая на одинокую скалу.  — Лунарь!
        Под скалой и в самом деле обнаружился абориген. Выглядел он неважно. Длинные чуткие уши поникли, большие глаза, привычные к сумеречному свету, затянуло пленкой. Громадные кенгуровые ноги агонистично подрагивали.
        Плохо, когда зарождающийся разум порождает сомнения в безошибочности инстинктов. Еще хуже, когда инстинкты берут верх над только-только зарождающимся разумом. Животное доверяет им и спасается там, где погибает разумный. До человеческого уровня ионийцы подняться пока не смогли, поэтому инстинкты помогли им удрать от новорожденного вулкана, но при этом загнали в другую западню. Тело лунаря было утыкано летучими дротиками одуванчиковых парашютиков.
        — Бедняжка!  — ахнула мисс Зайчик.  — Мы можем ему помочь?
        — Не думаю,  — произнес блондин Гант.
        — Это может оказаться ловушкой, господа,  — произнес многоопытный Оливер.  — Я слыхал о таких штуках…
        — Проверим,  — пробормотал Гагарин и потянулся к револьверу.  — Прошу держаться поодаль. Чуть что — стреляйте!
        — Бедняжка!  — завопил пришедший в себя паракот и добавил не к месту:  — А ты милая киска…
        Держа револьвер наготове, князь направился к умирающему лунарю. В неверных сполохах вулканического огня капитан «Феллигана» не сразу разглядел, что иониец лежит в основании довольно грубо вытесанной в скале лестницы. Ступени ее явно не предназначались для человеческих ног, но сама скала была не выше трехэтажного дома. Поэтому взобраться наверх при здешнем тяготении особого труда не составляло.
        Пришлось лишь убрать револьвер, чтобы освободить обе руки. Князь успел подняться лишь до половины, когда наверху показалась голова в гермошлеме и в капитанских наушниках раздался бодрый голос Майкла.
        — Что так долго?  — спросил он как ни в чем не бывало.  — Мне уже ждать надоело. Отца нашли?.. А меня лунари не отпускают. Боятся чего-то…
        В воздухе что-то свистнуло, и голова сорванца исчезла за скалистым гребнем. Он только успел сказать «Ой!». Несколько смертоносных парашютиков впились в трещины в скале, стукнули по шлему Гагарина, соскользнули с прочной ткани скафандра. Понятно, почему лунари не отпускали мальчишку из своего убежища — они же не знали, что его «шкура» непроницаема для спор одуванчиков. Капитан одним рывком одолел последние метры подъема.
        За урезом скалы обнаружилось углубление, в котором скопилось не менее десятка аборигенов. Некоторые были уже поражены парашютиками, но сразу несколько рук — хотя их можно было, наверное, называть передними лапами — удерживали Майкла за ноги.
        — Спокойно, Миша,  — произнес князь.  — Поблагодари своих спасителей. Если бы они не утащили тебя, еще неизвестно, удалось бы тебе уйти от лавы…
        — Так это же здорово!  — воскликнул сорванец.
        Увидеть рождение вулкана — все ребята от зависти умрут.
        — Ничего здорового,  — пробурчал Гагарин.  — Серные пары, раскаленная магма, вулканические бомбы… Попадет такая по шлему — на всю жизнь останешься идиотом…
        Может, и не стоило говорить об этом мальчишке, но капитан не задумывался над смыслом произносимых слов, он размышлял, как отнять найденыша у лунарей, которые защищали его как собственного дитя, не причиняя при этом вреда этим отважным и простодушным существам.
        — Так уж идиотом,  — обидчиво откликнулся сын капитана Сандерса. Подобно многим своим сверстникам, он верил в счастливый исход любого приключения.  — Вы мне так и не ответили, капитан. Нашли вы моего папу?
        — Твоего отца, Миша, нет на Ио. И скорее всего — никогда не было… Мы шли по ложному следу…
        — А пираты где?  — с детской непоследовательностью осведомился сорванец.  — Вы их уже убили?
        — Пришлось…
        — Всех?  — Мальчишка был разочарован.  — Они у меня револьвер сразу отобрали. Иначе я бы их…
        Скала вздрогнула так, что князь едва не упал, а с вершины сорвался увесистый камень и покатился по склону, подпрыгивая, будто резиновый мяч.
        — Да отпустите вы! Ну!  — завопил Майкл, обращаясь к удерживающим его лунарям.  — Поиграли, и хватит!
        Крик сорванца был столь пронзителен, что перекрыл рокот вулканической грозы. Снизу от подножия скалы донеслось:
        «Пустите… вы…»  — то ли эхо отозвалось, то ли — паракот. Во всяком случае, не прошло и минуты, как наверху показался мистер Голд со своим любимцем. Похоже, протез не мешал бывшему пирату карабкаться по скалам. Оливер мгновенно оценил обстановку, потому что из внешнего динамика в его шлеме раздались звуки, напоминающие настройку скрипичного инструмента. Мистер Голд обратился к лунарям на родном для них языке. Ответить они ему не смогли. С неба дождем посыпались семена одуванчиков, и аборигенам стало не до человеческого детеныша. Сандерс-младший немедля освободился и кинулся к Оливеру.
        Высоко-высоко над убежищем, ставшим могилой для десятка ионийцев, раскатился прерывистый гул. Каргомастер и капитан насторожились — этот звук они не могли спутать с грозными аккордами симфонии извержения.
        — Мистер Голд,  — проговорил Гагарин, извлекая из кармана сигнальную ракету,  — забирайте этого путешественника и спускайтесь к остальным.
        — Понял вас, сэр!  — отозвался старый межпланетник, сгреб сорванца в охапку и полез вниз.
        Капитан прислушался к небесам, уверенно нацелил ракету в зенит и дернул за вытяжной шнур.
        В небесах расцвел красный цветок. Князь подумал и добавил к нему еще один.
        — Салют в честь отважных лунарей!  — произнес Гагарин вслух, словно умирающие аборигены могли оценить его жест.
        Капитан спустился со скалы и присоединился к своим товарищам. Мистер Голд уже сообщил остальным, что над Ио кружит межпланетный корабль. Да и гул ракетных двигателей теперь могло различить даже неопытное ухо. Осталось лишь набраться терпения.
        — А мне выстрелить ракетой можно?  — поинтересовался Майкл, по виду которого нельзя было сказать, что он только что был вырван из лап дикарей. Напротив, его тянуло к новым приключениям.
        И они не заставили себя ждать. Следующий, еще более сильный толчок не только сбил путешественников с ног, но и заставил скалу, некогда служившую аборигенам убежищем, вдруг медленно поползти вниз, словно она спешила погрузиться в недра Безумной луны. Отчаянно завопил паракот, а люди даже не могли заткнуть уши и не слышать вопля.
        — Уходим отсюда, да побыстрее!  — выкрикнул Гагарин.
        — Я согласен с мнением капитана,  — поддержал его лорд, словно находился в верхней палате парламента, а не на обезумевшей луне. Голосования не потребовалось. С мнением капитана были согласны все. Правда, на всякий случай британец все же придвинулся к мисс Зайчик. Вдруг опять начнет капризничать, доказывать, что женщины вправе решать свою судьбу, хотя за доказательства уже взялась сама природа. Гагарин повторил маневр Рокстона и как бы невзначай встал поближе к мальчишке. Но бунта не последовало. Когда холмы на глазах становятся равниной, а равнина вспучивается горой, становится не до бравады. Так, тесной кучкой, стараясь не выпускать друг друга из виду, путешественники двинулись в глубь равнины.
        Оранжевые заросли впереди спешно расставались с пышными кронами. А позади грозно багровела наступающая волна лавы. Не нужно быть провидцем, чтобы сообразить: пройдет совсем немного времени и вулканическое пламя зальет равнину и выжжет джунгли на корню. Однако, в отличие от людей, одуванчики выживут. Парашютики с спорами взовьются в вихрях горячего воздуха и разлетятся по всей луне, чтобы дать всходы всюду, где только возможно. По счастью, летать на Ио умеют не только смертоносные споры. Радостный для отчаявшихся сердец гул становился все громче.
        — Летит!  — выдохнул капитан.
        В самом деле, по задымленному небу медленно проплыла рукотворная звезда. Она приближалась, и вот стала снижаться, превратилась в корабль, зависла на огненном столбе, а затем коснулась грунта. Правда — в полукилометре от изрядно уставших путников.
        Лучше всего было паракоту. Он ехал на хозяйском плече, вздыбив шерсть, переживая, но не делая попыток передвигаться самостоятельно. Остальным пришлось перемещаться на своих двоих. Кому-то — на одной, если не считать ногой протез. Только когда сзади накатывается лава, силы удваиваются.
        Корабль заметно для невооруженного глаза дрогнул.
        «Только не трещина под опорой,  — мысленно взмолился Гагарин.  — Завалится набок, и кранты…»
        Трясло уже совсем немилосердно. Людей подбрасывало, словно на батуте. Что люди? Даже многотонная яхта колебалась.
        Открылся люк, и наружу вывалилась лестница.
        — Прошу, мисс!  — Капитан галантно попытался поддержать Даяну под локоть, но та решительно высвободилась и стремительно взлетела к приветливо сияющему отверстию люка. Князь невольно залюбовался ее ладной фигуркой. Жаль, что в скафандре ничего другого не разглядишь. Примеру мисс Зайчик тут же последовал и паракот. Он соскользнул с плеча Оливера и стрелой взмыл вверх. Вот хозяину его подъем дался намного труднее. Мистер Голд порядком вымотался за сегодняшний бесконечный день. Перестрелки, погони, потеря старого друга, поврежденный протез, в общем, все одно к одному. Рокстон, Гант и Сандерс-младший ждать себя не заставили.
        Гагарин поднимался последним. Он чувствовал, как дрожит и понемногу начинает раскачиваться корабль, будто он и в самом деле был яхтой в открытом море. Когда князь уже достиг люка, одна из посадочных опор вдруг провалилась, «Феллиган» опасно накренился и лишь чудом удержался в наклонном положении, подобно легендарной башне из города Пиза. В шлюзовой было многолюдно, но капитану стало не до вежливости. Едва раскрылся внутренний люк шлюза, он растолкал спасенных и рванул наверх, даже не потрудившись поднять забрало гермошлема.
        Внутренние трапы нависали под отрицательным углом, однако Гагарин карабкался по ним с проворством циркового акробата. Вот и рубка. В капитанском кресле дворецкий Рокстона. Неужели это он посадил корабль? Выяснять некогда. Повелительный жест, и Билл ретируется. Корабль качнуло вновь. Опасный крен увеличился, но капитан был уже за пультом.
        — Поехали!
        «Феллиган» начал полет едва ли не горизонтально и лишь затем стал круто забирать вверх. Рев раздираемой стальным снарядом атмосферы внезапно оборвался. Корабль воспарил над обезумевшей, распираемой тектоническим буйством луной, и спереди по курсу ему приветливо подмигнула далекая звезда.

        Новая цель

        — Куда мы теперь летим, капитан?  — спросила мисс Зайчик, задумчиво глядя в иллюминатор.
        В гостиной, кроме них с Гагариным, никого не было. После выпавших на их долю испытаний пассажиры отсыпались. Да и мистеру Оливеру, хотя он и был членом команды, капитан приказал отдыхать. Остальным поначалу было не до отдыха. Прежде чем лечь на новый курс, экипажу пришлось провести сложнейшую операцию. Когда «Феллиган» вышел на орбиту Ио, капитан и оба двигателиста выбрались в открытый космос. Посадочная опора, которая приняла на Ио всю массу накренившегося корабля, оказалась поврежденной. Будто конечность нелепого насекомого, торчала она из корпуса, тогда как три других опоры покоились в специальных пазах, куда автоматически втягивались при подъеме корабля. Пришлось чинить. Происходило это так. Гагарин и Крэпс держали Левшина за ноги, создавая точку опоры, а тот орудовал универсальным безынерционным инструментом. Потом механика-двигателиста сменил капитан, капитана — младший двигателист. Обливаясь потом в течение нескольких часов, они заменили гидравлический поршень, который лопнул под непомерной нагрузкой, и опора самостоятельно вернулась в исходное положение. «Феллиган» вновь обрел изящество
очертаний.
        По окончании этой операции князь отправил отдыхать и Левшина с Крэпсом, а сам принял освежающий душ, переоделся в чистое, сварил себе на камбузе кофе и расположился в гостиной. Ему хотелось поразмыслить наедине с самим собой. Появление мисс Зайчик стало сюрпризом. Ошеломленный Гагарин даже не сразу сообразил, каким именно — приятным или не очень. Выглядела Даяна великолепно. Бежевый брючный костюм, туфли на низкой платформе, уложенные стараниями горничной леди Рокстон волосы. Запах французских духов смешался с ароматом арабики, создавая головокружительное сочетание. Казалось бы, что еще надо для флирта? Девушка, уединенность, звезды за иллюминатором, но князь уже достаточно изучил характер профессорской дочки, чтобы клюнуть на столь примитивную приманку.
        — Я с удовольствием отправился бы на Каллисто,  — ответил Гагарин, наполняя кофе вторую чашечку.
        — Почему именно на Каллисто?
        — На Ганимеде и Ио мы уже были, Европа покрыта сплошным океаном, там даже корабль негде посадить. На Каллисто с посадочными площадками все в порядке. К тому же на этой луне, в Ущелье Холодных Снов, живет мой друг и учитель форс-мастер Рю. Мне хочется его проведать.
        — А растительность на Каллисто есть?
        — С растительностью тоже все в порядке. Правда, она там голубая.
        Даяна кивнула и снова отвернулась к иллюминатору. Профиль девушки отчетливо рисовался на фоне созвездий. Гагарин невольно залюбо- вался ею.
        — Скажите, вы ведь бывали на многих планетах и лунах…  — вновь заговорила мисс Зайчик.  — На какой из них еще растут красные джунгли?
        — На спутниках Сатурна. И на Титане, и на Япете,  — с готовностью отозвался князь.  — Больше, пожалуй, нигде.
        — Тогда что же мы медлим?  — спросила Даяна, но прежней уверенности в ее голосе не чувствовалось. Похоже, она и не предполагала, что поиски сопряжены со столькими трудностями и разочарованиями. И, видимо, начала догадываться, что найти кого-либо, не зная точных координат, в Солнечной системе почти невозможно.
        — Ваше желание для меня закон,  — отозвался Гагарин.  — Однако я лишь прокладываю курс и веду корабль, но цель полета определятся не мною, а владельцем судна… Давайте дождемся пробуждения лорда.
        Капитан ждал взрыва негодования и шквала несправедливых упреков в свой адрес, но мисс Зайчик лишь кротко кивнула.
        — Безусловно, вы правы, капитан,  — произнесла она. Зевнула, прикрыв рот ладошкой, и поднялась.  — Я тоже пойду немного посплю. Устала, сил нет.
        Капитан вновь остался один. Спать ему совершенно не хотелось. Не для красного словца сказал он мисс Зайчик, что не может решать, куда «Феллиган» отправится дальше. Само собой, лорд прислушается к его советам и рекомендациям, но вот сомнительную честь выбора цели он, капитан Гагарин, с удовольствием предоставит британцу. В системе Юпитера делать больше нечего, это ясно. Единственным известным параметрам поиска и впрямь соответствуют два спутника Сатурна, но не факт, что профессор находится именно там. Рассчитывать на успех, ориентируясь лишь на цвет произрастающих в неведомом мире растений, было глупо с самого начала, но мисс Зайчик и Майкл должны сохранять надежду. По крайней мере — пока не найдены доказательства гибели всего экипажа «Преображения». Разумеется, в радиограмму могла вкрасться ошибка. Там ведь не столько текста, сколько лакун. Скверно, что приходится искать практически наугад. Ведь любая, даже самая крошечная луна чересчур велика, чтобы случайно обнаружить на ней несколько человек. Но его, капитана Георгия Михайловича Гагарина, человеческий и профессиональный долг довести поиски до
конца.
        Князь заглянул в турку, но там осталась только кофейная гуща. Можно было погадать на ней, но Гагарин поднялся и отправился на камбуз, чтобы приготовить новую порцию.
        На камбузе при появлении капитана возникла короткая паника. Там сидели оба двигателиста, и по их суетливым движениям стало понятно, что они едва успели спрятать заветную бутылочку.
        — Расслабляетесь?  — осведомился капитан, бровь которого пошла вверх, а голос налился металлом.
        — Буквально по граммульке, шкип,  — быстро проговорил Левшин.  — После такого дела грех не принять…
        — И сколько граммулек вы уже приняли?  — поинтересовался Гагарин.  — Как раз — по литру на брата вышло?
        — Я ли брат сторожу моему,  — пробормотал заплетающемся языком Крэпс.
        Левшин хохотнул, покровительственно похлопав англичанина по плечу.
        — Помилосердствуй, твое сиятельство!  — воскликнул Федор Степанович.  — Откуда литр? Ни лавок, ни пабов…
        Возмущение казалось искренним, но, судя по размашистым жестам, как минимум половина упомянутой князем дозы была все же употреблена.
        — Разрешаю еще по одной, и по гамакам,  — сказал капитан.  — В следующий раз спрашивайте разрешения, иначе спишу на берег в первом же порту.
        — Все поняли, шкип… Может, за компанию?
        Гагарин покачал головой и занялся приготовлением кофе. В его присутствии выпивохи не рискнули продолжать посиделки. Кофе еще настаивался, когда Гагарин остался на камбузе один. Впрочем, не надолго. Дверь открылась, и через порог переступил Оливер с верным паракотом на плече.
        — Разрешите войти, кэп?
        — На камбузе вы хозяин, мистер Голд.
        — Тут такое дело, кэп,  — произнес каргомастер, усаживаясь и вытягивая ногу с протезом.  — Хотел вам сказать… Я понятия не имею, кто были люди, захватившие Майкла и мисс Зайчик. Это какие-то пришлые, не из моих людей…
        Гагарин понимал, о чем недоговаривает старый межпланетник. Вполне возможно, что судьба уже сталкивала пирата Голда и пилота Гагарина. Первый удирал с Амальтеи, второй его преследовал. Спустя много лет они неожиданно оказались на одном корабле и даже — на одной стороне, хотя и не сразу. И теперь бывший пират пытался сказать что-то важное, хотя сделать ему это было нелегко.
        — Продолжайте, мистер Голд,  — поощрил его князь.  — Я вас внимательно слушаю.
        — В общем, бедолага Джонсон перед смертью мне кое-что поведал… Ему откуда-то стало известно, где в системе находятся крупнейшие залежи гигрита. Подробности он сообщить не успел…
        — А почему вы мне об этом сообщаете? Я не занимаюсь геологическими изысканиями.
        — Это верно…  — замялся Оливер.  — Но ведь мы ищем экспедицию профессора Зайчика, а он известный спец по гигриту…
        — Ну допустим…  — проговорил князь.  — А где именно находятся эти залежи?
        — По словам Джонсона — на Титане.
        «Так я и знал!  — подумал Гагарин.  — Эх, сколько времени потеряно зря!..»
        — А конкретное место Джонсон не назвал?  — уточнил он вслух.  — Титан велик, крупнее Меркурия, а из человеческих поселений на нем — один город да с десяток изыскательских факторий.
        — Не успел… Произнес «Титан» и умер,  — вздохнул каргомастер, и паракот с чувством повторил:
        — Титан! Титан! Титаник!
        Откуда в памяти животного всплыло название печально знаменитого лайнера, можно лишь догадываться. Принадлежащий компании «Кьюнард астронавтик», межпланетный пассажирский корабль «Титаник» в первом же рейсе на полной скорости столкнулся с головой кометы, которая не успела обзавестись хвостом. Капитан лайнера объявил эвакуацию пассажиров, но вскоре выяснилось, что спасательных шлюпок на всех не хватит. Отчаявшиеся пассажиры в одних скафандрах выбрасывались из обреченного корабля. Они верили, что спасатели подберут их в считаные часы. Но время шло, и запасы кислорода иссякали, а помощь так и не прибыла. Диспетчеры в ближайших к месту крушения космопортах слышали в своих наушниках голоса обреченных и плакали от бессилия. Помощь все же пришла, но для большинства потерпевших крушение — слишком поздно. Эта кошмарная история долго не сходила со страниц газет. Великий Брэдбери написал об этой катастрофе роман «Калейдоскоп в бездне», который был успешно экранизирован малоизвестным на тот момент режиссером Кэмероном.
        — Хорошо, мистер Голд,  — отозвался капитан.  — Благодарю за сведения. Я обдумаю ваше сообщение.
        Он взял турку со свежеприготовленным кофе и покинул камбуз.
        Подумать было о чем. Необжитость Титана мало смущала Гагарина. В обжитом мире залежи гигрита давно бы уже обнаружили. Другой вопрос, почему радиограмму с борта «Преображения» не перехватили в космопорте Титана? А если перехватили, почему до сих пор ничего не известно о поисках экспедиции профессора? Межпланетный эфир полнился новостями и слухами, но о судьбе пропавшего корабля в нем не было ни слова. Выходит — опять искать вслепую… А что, если старый пират по-прежнему не оставил мысли захватить корабль и снова постарается привести «Феллиган» прямиком в загребущие руки своих дружков? Ведь один раз он уже направил спасательную миссию по ложному следу. А теперь, значит, система Сатурна…
        «Хорошо, мистер Голд, будь по-вашему,  — подумал князь.  — Курс к кольценосной планете будет проложен. Во всяком случае, я постараюсь убедить в необходимости полета к ней судовладельца… Другой вопрос — завершится ли наш полет к системе Сатурна именно на Титане?..»
        Капитан допил кофе и вернулся в рубку. Вынул из шкафа со звездными картами лоцию окрестностей Сатурна, чтобы предварительно прикинуть маршрут.
        Орбита второй самой крупной планеты лежала далеко от колыбели человечества. К Сатурну ходили лишь самые быстрые корабли, а билет в один конец стоил столько, что рядовому искателю приключений был не по карману. А богачей Сатурн не слишком привлекал. Потратить уйму времени и денег, чтобы на знаменитые кольца посмотреть? Их можно и в кино увидеть. Дешевле и безопаснее. Поэтому не любопытство влекло землян к лунами и кольцам Сатурна, а суровая необходимость. На Титане и других спутниках подвизались несколько крупных горнодобывающих компаний и десятки мелких, полулегальных, а порой и нелегальных вовсе. Конечно, большая руда влекла не только тех, кто ее добывал, но и тех, кто предпочитал добывать из карманов самих добытчиков. В любой мир вслед за первопроходцами тянулись дельцы, авантюристы и работяги, а следующей волной — карточные шулеры, владельцы злачных заведений, перекупщики, сутенеры и жрицы любви. Такова логика любой экспансии. Все, что два-три века назад происходило в Новом Свете, повторялось теперь в космосе. Менялись технологии и масштаб колонизации, но оставались неизменными колонизаторы.
Правда, чем дальше от Внутренних миров пролегал путь, тем меньше оставалось желающих по нему устремиться. Если возле Сатурна их обитали тысячи, то возле Урана и Нептуна и того меньше. Что уж говорить о Плутоне, населенном похожими на громадных летучих мышей существами. Количество человеческих особей, рискнувших связать свою судьбу с этой крохотной ледяной планеткой, едва ли насчитывало два десятка.
        А что же дальше? Дальше плескались безбрежные звездные моря…

        Кольца Сатурна

        Полосатый мячик Юпитера с каждым днем все сильнее съеживался за кормой, словно его прокололи шилом. Давно перестали быть различимы невооруженным глазом самые большие спутники Громовержца. Пережитое на Безумной луне удалилось в туманную область воспоминаний, заняв место рядом с событиями, случившимися на Марсе, Меркурии и Ганимеде. Экипаж «Феллигана» исправно нес вахты. Добровольный кок Оливер изощрялся в кулинарном искусстве. Пассажиры развлекались как могли. Необычайную популярность приобрел покер. Британец Рокстон и американец Гант оказались серьезными противниками дворецкого Билла и механика-двигателиста Левшина. Когда карточные баталии приобрели нешуточный характер, грозя разорить всех участников, капитан вынужден вмешаться и запретить игру на деньги.
        — Взгляните в иллюминатор!  — обратился он к ошеломленным картежникам.  — Вы увидите миллиарды звезд, делайте ставку на них.
        Федор Степаныч оказался первым, кто сообразил, о чем речь.
        — Ставлю Спику против Альдебарана!  — заявил он.
        Другие игроки ориентировались в «звездной валюте» несколько слабее, поэтому князь велел Сандерсу-младшему принести из кубрика галактический атлас. Игра закипела с новой силой. Не прошло и нескольких часов, как Билл проиграл своему хозяину Большую Медведицу, но выиграл у Юджина Полярную звезду. Левшин стал владельцем Малого Магелланового облака, а лорд расчетливо распорядился Гиадами.
        Женщин на борту «Феллигана» не интересовали ни игральные, ни звездные карты. Они коротали время полета по-своему. Леди Рокстон и ее горничная Бетти занялись рукоделием. Мисс Зайчик, презиравшая женскую работу, тем не менее не гнушалась их обществом. Светские сплетни многомесячной давности оказались для женской части команды главным объединяющим фактором.
        Майкл совсем было заскучал. Даже неисчерпаемые рассказы мистера Голда утратили для сорванца свое очарование, но Рокстон назначил его казначеем новообразованного покерного клуба, и рыжий сорванец с удовольствием принялся распоряжаться как отдельными светилами, так и целыми созвездиями, скоплениями и даже — галактиками. Эта идиллия продолжалась целую неделю, когда в иллюминаторах не было видно нечего, кроме Млечного Пути, который охватывал корабль ослепительным полукольцом. Казалось, что космическая яхта вовсе не движется, даже Гагарин ловил себя на том, что ему хочется поминутно бегать в рубку, дабы убедиться в обратном. Оживление в несколько однообразную жизнь межпланетных путешественников внес Сатурн, однажды появившийся в иллюмина- торах.
        Каждая планета прекрасна по-своему…
        Неспокойный, серебристо-серый Меркурий. Стыдливо прячущаяся за покровом оранжевых туч Венера. Голубая, в легкомысленно-белых кудряшках облаков Земля. Красноватый усталый Марс. Могучий кофейно-рыжий Юпитер. Зеленый бурливый Уран. Нежно-синий меланхоличный Нептун. Застенчивый, льдистый с розовыми прожилками Плутон. И тем не менее первенство остается за желтовато-зеленым Сатурном — большой планетой с ожерельем громадных синевато-серых колец. Где-то, по отведенным им орбитам, скользили луны кольценосного гиганта: Мимас, Энцелад, Тефия, Диона, Рея, Титан, Япет — и множество более мелких, и чаще всего безымянных, но их бег не привлекал внимания. Все затмевала сверкающая, словно мириады елочных гирлянд, радуга, которую с близкого расстояния не охватить единым взором.
        И хотя Гагарину, Левшину, Крэпсу и Голду это зрелище было не в диковинку, но даже они не могли отвести взгляд от величественной панорамы. Что уж говорить об остальных? Пассажиры прилипли к иллюминаторам, обмениваясь невнятными, выражающими восхищение междометиями. Первой справилась с потоком нахлынувших эмоций мисс Зайчик.
        — Скажите, князь,  — обратилась она к капитану.  — Нельзя ли подойти к кольцу поближе? Хочется рассмотреть его в подробностях.
        — Это довольно опасно,  — отозвался Гагарин.  — Отдельные смельчаки время от времени пытаются даже проскочить через щель Кассини, это такой промежуток между внешним кольцом и внутренним, но чаще всего это кончается плачевным образом. Пожалуй, единственным капитаном, которому это удалось, и по сей день остается командор Пиркс.
        — О, расскажите о нем, капитан!  — попросила леди Рокстон, и другие пассажиры охотно ее поддержали.
        Польщенный вниманием, князь продолжал:
        — История эта во многом загадочная… Межпланетный крейсер «Голиаф» был направлен в систему Сатурна с исследовательскими целями. По крайней мере, так сообщалось в официальном коммюнике агентства. Проход через щель Кассини полетным заданием не предусматривался, но на борту «Голиафа» что-то произошло. То ли команда взбунтовалась, то ли еще что стряслось, но поговаривали, будто бы Пиркс вынужден был направить корабль в межкольцевое пространство. Кончилось это для командора дисциплинарным трибуналом. И хотя закрытое судебное разбирательство завершилось в пользу Пиркса, в пространство он больше не вернулся. Говорят, сейчас он с упоением покоряет горные вершины на Земле и чрезвычайно доволен своей судьбой.
        — И тем не менее, князь, почему вы не хотите пройти хотя бы возле кромки этого великолепного кольца?  — не дала ему уйти от ответа Даяна.  — Вы опасаетесь дисциплинарного трибунала?
        — Отнюдь нет, мадемуазель,  — отозвался Гагарин.  — Просто не считаю возможным рисковать, когда целью является поиск потерпевших кораблекрушение. Поверьте мне, вблизи очарование этих колечек меркнет. Ведь, по сути, это лишь рой кометных ядер, захваченных притяжением Сатурна на протяжении миллионов лет. Представьте себе гору снежков, разбросанных по площади в сотни тысяч километров. Да, их вечное движение завораживает, но не следует забывать, что при нашей скорости задеть такую ледышку — означает пропороть обшивку корабля самым неприятным образом. Не верите мне, спросите у Левшина!
        Механик-двигателист скромно помалкивал, задумчиво разглядывая бокал шерри в своих руках. За обедом больше одного бокала спиртного для членов экипажа не полагалось. И Левшин размышлял, не стоит ли накопить этого довольно-таки слабого напитка за несколько обедов, чтобы потом выпить все сразу?
        — Что скажешь, Федор Степаныч?
        — Его сиятельство прав,  — пробубнил тот.  — Хотя мне некогда было рассматривать каждую дырку, которую проделал в старушке «Грезе» тот снежок… Ну это когда мы вытаскивали из щели тех обормотов, помните, капитан? Правую дюзу нам разворотило так, что вся фокусировка насмарку пошла. Если бы не Георгий Михалыч, живыми нам не выбраться…
        — Выходит, вам тоже довелось проходить через щель Кассини, князь!  — проницательно заметил лорд.
        — Приходилось,  — вздохнул капитан, одаривая своего излишне болтливого товарища взглядом, не обещающим ничего хорошего: кто его просил вспоминать о том давнем деле? Подтвердил бы, что, дескать, да, страшно опасно подходить к кольцу, и все!  — Но не из спортивного интереса, отнюдь. А спасательные работы в щели не считаются реальным прохождением. Во всяком случае, не признаются спортивным комитетом как рекорд.
        — Да и надо ли…  — произнес механик, думая о своем.
        — Нет, разумеется,  — сказал Гагарин.  — Рекорд как раз пытались поставить те парни, которых нам пришлось вытаскивать.
        — А мне папа рассказывал,  — встрял во взрослый разговор Майкл,  — что однажды русский капитан спас британских спортсменов. Неужели это сделали вы, мистер Гагарин?
        — Возможно,  — сухо отозвался капитан.
        — Расскажите!  — потребовал сорванец при полной поддержке присутствующих дам.
        — В самом деле, князь, почему бы не поделиться воспоминаниями?  — произнес Рокстон, посасывая холодную трубку. На борту «Феллигана» опять был введен режим экономии воздуха.
        — Мне кажется гораздо более полезным для дела, если мы наметим районы предположительной высадки профессора и его спутников,  — сказал Гагарин непререкаемым тоном.  — Площадь поиска огромна. К тому же многие племена лунарей весьма агрессивны и нападают на любого, кто вторгается на их земли. Не зря старатели на Титане работают лишь на незаселенных террито- риях.
        — Поселенцам на Титане давно пора дать в помощь колониальные войска, и тогда проблема решится сама собой,  — заявил Рокстон.  — Если там действительно есть залежи гигрита, то я обязательно войду в парламент его величества с данным предложением.
        Гагарин промолчал, хотя ему было чем возразить. Князь был решительным противником подобного рода «решительных действий». На старушке Земле крупные войны не велись с девятнадцатого века, но на окраинах Британской империи вечно вспыхивали бунты. Неудивительно, что привычка решать спорные вопросы силой была у островитян в крови. По мнению Гагарина, под Солнцем места хватает всем и всегда можно договориться о мире. Было бы желание и терпение. Хотя при необходимости надо уметь дать отпор — на многих планетах уважают крепость духа, смелость и воинское мастерство. Капитан надеялся, что никакого гигрита на Титане нет. Уничтожать аборигенов ради наживы — верх цивилизованной дикости. Пока на крупнейшей луне Сатурна дела вели мелкие компании, обходилось без привлечения войск, но могло ли так продолжаться до бесконечности?
        — Наша задача не обсуждать перспективы колонизации, а найти потерпевших крушение,  — напомнил Гагарин.  — Мы и так потеряли много времени.
        — Простите, капитан, что требовала невозможного,  — проговорила мисс Зайчик.
        — И меня простите, капитан,  — сказал Майкл, который больше не просил космических историй.
        Время для рассказов наступит, когда все пропавшие будут найдены и окажутся на борту. Подумать только — два капитана вместе, и каждому есть что рассказать! А может, капитаны не ограничатся одними рассказами и согласятся пролететь через щель Кассини? Что бы ни говорил князь, ему ведь должно хотеться приключений!
        Все эти нехитрые мысли отражались на конопатой физиономии Сандерса-младшего. Князь проницательно взглянул на него и усмехнулся. Каждый судит по себе. Лично ему, капитану Гагарину, приключений не хотелось. Когда много лет бороздишь космические просторы и позади невесть сколько астрономических единиц, понимаешь: нет приключений, не сопряженных с опасностью. Чаще всего такого рода опасности результат случайности, а иногда — просчетов и ошибок, а то и человеческой глупости. Неудивительно, что каждый уважающий себя межпланетник старался избегать приключений. Ведь если ты влипаешь в них по недоразумению, то грош тебе цена. Во всяком случае, он, капитан Гагарин, никогда бы не доверил столь «везучему» межпланетнику груз, а тем более — пасса- жиров.
        — Я думаю вот что,  — произнес капитан.  — Мне неплохо известна поверхность Титана, и полагаю, что сумею отметить на его карте районы, где рядом с джунглями имеются подходящие горы. При подлете мы больше не станем полагаться на радиосообщения, которые, как выяснилось, могут играть роль приманки, а сразу рассмотрим в телескоп нужные точки. Должно же что-нибудь остаться от корабля! Хотя бы след падения, в самом худшем случае.
        — Но если это будет след атомного взрыва?..  — с дрожью в голосе спросила Даяна.
        Разумеется, она вовсе не хотела, чтобы экипаж «Феллигана» обнаружил разбросанные взрывом реактора обломки. И ее можно было понять. Почему-то всегда кажется, что дорогие нам люди живы и, находясь в относительной безопасности, терпеливо ждут помощи. А ведь порою корабли взрываются, не оставляя после себя даже обломков. Список жертв космоса настолько велик, что представляет собой толстенный том, отпечатанный самым убористым шрифтом. Увесистый экземпляр «Космиум мортис» лежит в диспетчерской каждого космопорта, напоминая своей траурной обложкой о цене, которую платит человечество за освоение межпланетного пространства. И увы, книгу эту регулярно переиздают, обновляя список имен погибших путешественников и названий кораблей. Никому из присутствующих не хотелось, чтобы очередное издание включало имена членов экспедиции профессора Зайчика.
        — Даже если корабль взорвался, экипаж вполне мог успеть спастись,  — твердо заявил Гагарин.  — Скажем, катапультироваться в атмосфере. Да и взрыв реактора не происходит мгновенно. Чаще всего экипажу удается уйти. Главное — не мешкать!  — И князь привел основной аргумент:  — Если все люди на борту «Преображения» погибли, кто тогда передал сообщение?
        — Да,  — проговорила мисс Зайчик,  — но вы еще говорили о кровожадных лунарях…
        — Мой папа справится с любым лунарем!  — вскричал Майкл.  — Он настоящий космический капитан!
        — Справится,  — поддакнул, дремавший на плече Оливера паракот.
        — Следует рассчитывать на лучшее,  — сказал его хозяин.  — Видите, даже это многомудрое создание уверено в благополучном исходе.
        — Мудрый! Знающий! Не ошибающийся!  — развил собственную характеристику ионийский зверь. И не вполне логично закончил:  — Пушистый красавец!
        И он распушил хвост на фоне кольца, что серебрилось за иллюминатором. Присутствующие в гостиной с облегчением рассмеялись. В красоте паракота никто не сомневался, если бы еще быть уверенным в его правоте.

        Вид с высоты

        Корабль парил над Титаном. Конечно, на самом деле он огибал его по эллиптической орбите, но путешественникам казалось, будто яхта зависла на одном месте и это шестая луна Сатурна медленно поворачивается под ней.
        Все в мире относительно.
        Орбитальный полет имел свои неудобства. Двигатели корабля молчали, а следовательно, на борту царила невесомость. Она была прервана лишь однажды, когда наступило время обеда. Все-таки пищу приятнее принимать, сидя за столом и пользуясь всеми положенными приборами, а не зависать под потолком с резиновой грушей, содержащей питательный бульон, в руке.
        Вместо послеобеденного отдыха экипаж и пассажиры единогласно решили вернуться к прерванным наблюдениям. Поисковая экспедиция и так заняла слишком много времени, что поневоле становилось стыдно перед профессором и его спутниками. Правда, телескопов на борту все равно всем не хватало и наблюдать приходилось по очереди. К тому же мешали законы небесной механики. С самой высокой точки орбиты многого не увидишь, поверхность планетки слишком далека, а на низкой пейзажи сменялись слишком быстро, и легко было упустить важную деталь. Разумеется, горы не лежали на одной линии, и Гагарин время от времени маневрировал, чтобы пройти над каждой из них. К тому же наблюдениям сильно мешали облака, нависшие над доброй половиной луны.
        Поиски пока были безрезультатны.
        — Скоро пройдем еще над одной вершиной. Сколько помню — черной,  — объявил Гагарин, с нескрываемым удовольствием наблюдая за прильнувшей к телескопу дочкой профессора. Вернее, за той частью тела, которая была повернута к нему. Жаль лишь, что после первого опыта корабельные дамы предпочитали носить не юбки, а брюки.
        Ох уж эта эмансипация!
        — Дайте мне!  — послышался голос Майкла.
        Сыну капитана непременно хотелось первым обнаружить корабль отца, раз самих людей разглядеть было невозможно даже в самый мощный теле- скоп.
        — У меня еще десять минут,  — отозвалась мисс Зайчик, мельком взглянув на хронометр.
        Она уловила пристальный взгляд князя, сосредоточенный на соблазнительных округлостях ее афедрона, однако извернуться как-нибудь так, чтобы лишить наглеца зрелища, мисс Зайчик не сумела. В любом другом положении вплотную прижать глаза к мягким ободкам окуляров не получалось. Неудивительно, что в душе Даяны начало накапливаться раздражение, перерастающие в тихую злость к этому нахалу, капитану. Мисс Зайчик с удовольствием высказала бы, что она о нем думает, но на людях приходилось сдерживаться.
        Джунгли Титана пестрили всеми оттенками красного. Таково было свойство растительности всех далеких от Солнца миров. Закономерность сию вывел еще один из первых астроботаников, Гавриил Андрианович Тихов, и было это настолько давно, что теперь лишь специалисты помнили точную дату сделанного им открытия. Не покидая Земли, великий исследователь утверждал прямо противоположное. Дескать, чем дальше планета от Солнца, тем темнее окраска представителей флоры. Однако первая же марсианская экспедиция узрела обратную картину, и тогда ученый объявил, что в его первоначальные труды по вине корректора вкралась небольшая опечатка, а на самом деле он имел в виду, что окраска становится ЯРЧЕ. Несчастный корректор не дожил до своего позора, и весь мир поверил облыжному обвинению. Тем более что исходило оно из уст уважаемого человека.
        Поверхность Титана пробегала за иллюминаторами. И выглядела она весьма многообещающе. Есть красные леса, есть горы, некоторые вполне себе черные, и лишь следы пропавшего корабля никак не удавалось разглядеть. Последнее не означало, будто следов не было вовсе. Но ведь порою и самые опытные охотники могут пройти в десятке шагов от звериного следа и не узреть его.
        Десять минут истекли, и Даяна отплыла от телескопа, к великому огорчению капитана. Наблюдать за мальчиком ему было, разумеется, неинтересно. Как и за лордом, пристроившимся у другого телескопа. Больше делать Гагарину в обсерватории было решительно нечего. Где лучше всего находиться капитану, когда нет никакой работы? Правильно, в рубке. Никто же не знает, что властелин корабля порой просто сидит в кресле, создавая иллюзию занятости. Пусть все думают, что неотложные нужды навигации призвали капитана к рычагам управ- ления.
        При виде начальника Левшин вздрогнул и что-то торопливо спрятал под кресло.
        — Пьянствуешь?
        — Ни в жизнь!  — с готовностью отозвался механик и, чтобы отвлечь Гагарина, перевел разговор на другое.  — Я тут межпланетный эфир послушал. Жаль, не с самого начала, однако кто-то направленной передачей извещал, что будет в точке рандеву спустя сутки и тогда можно будет взяться за дело решительнее. А потом спросил: как идут поиски? Ответа поймать не удалось. Наверно, передача тоже была направленной, а мы уже оказались несколько в стороне…
        — Ну и что?  — приподнял бровь капитан.  — Ну будут через сутки, мы тут при чем?
        — С одной стороны, как бы ни при чем,  — согласился Левшин.  — А с другой, за какое дело они хотят взяться решительнее? И что за поиски идут сейчас на Титане или рядом с ним?
        — Мало ли… Старатели вечно что-то ищут,  — пожал плечами Гагарин. Потом что-то прикинул и произнес уже другим тоном:  — Только для рейсового с Марса рановато. Он минимум через неделю сюда прилетит. Интересно…  — О шалостях механика со спиртным было забыто.  — Какой-то корабль преследовал нас в системе Юпитера. Однако откуда они могли узнать, что мы перебрались сюда? Да и вообще, в чем смысл? Мало ли кораблей в пространстве? Никаких сокровищ у нас на борту нет, даже если предположить худшее, то поживиться преступникам особо нечем. Гигритовое ожерелье леди? Но так и его проще украсть на Земле, чем тратить горючее, рисковать… Странно все это.
        — Вот и я о том же подумал.  — Левшин словно невзначай запустил руку под кресло, проверяя, как там бутылка.
        Между прочим, чтобы выпить в невесомости, требуется большое умение. Жидкость ведь никуда не течет. Остаются два способа. Первый — высасывать драгоценный эликсир прямо из горлышка, второй же, когда бутылка начнет пустеть, резко поднести посудину прямо к губам, словно хочешь их расквасить, и так же резко остановить ее в каком-нибудь сантиметре. Любая жидкость при отсутствии веса собирается в капли, и вот эти капли обязаны вылететь наружу и попасть прямо в рот. Непосильная задача для новичка, да только механик бороздил космос уже так долго, что в совершенстве овладел этим искусством.
        — Ладно,  — вздохнул Гагарин.  — Будем иметь в виду… Вряд ли эти незнакомцы что-то затевают против нас, но береженого бог бережет… После Ио я уже ничему не удивлюсь. Ты вот что, проверь-ка на всякий случай двигатели.
        — Обижаешь, Михалыч! Двигатели работают, как хронометр. Я все цепи прошел, все отрегулировал… Я тебя хоть раз подводил?
        — Не серчай, Степаныч…
        Механик-двигателист вызывал иногда неудовольствие князя своим пристрастием к горячительным напиткам, однако никаких претензий к нему как к специалисту не имелось. Раз сказал, что все в порядке, значит, так оно и есть.
        — Извиняюсь, разумеется.  — На входе в рубку завис Оливер Голд с неизменным паракотом на плече.  — Ужин по расписанию подавать? Если так, то три четверти часа осталось.
        — Думаю, распорядок мы менять не станем,  — с важным видом, будто принимал судьбоносное решение, объявил князь.  — Сейчас пройдем еще над одной горушкой, а там дам тягу. Тебе сколько надо на приготовление?
        — Так все почти готово. В смысле холодные закуски. Осталось лишь бифштексы пожарить да чай вскипятить.
        — Чай, чаечек, мой вечный дружочек!  — неожиданно закричал паракот. И ведь не жаловал ни чай, ни кофе, но никогда не упускал возможности встрять в разговор.
        — Обсерватория вызывает капитана!  — ожил динамик межкорабельной связи. В голосе Майкла, старательно произносившего ритуальные фразы, звучало торжество.
        — Капитан слушает.
        — Мы нашли! Точно! Там у горы отчетливый след неудачного спуска и обломки корабля. Представляете, нашли!
        — Сейчас, минутку.  — Гагарин задействовал телескоп в рубке.
        Титан продолжал медленно проплывать под «Феллиганом», вернее, «Феллиган» медленно пролетал над крупнейшим спутником Сатурна. И кстати, вторым по величине спутником в Солнечной системе.
        Князь едва успел. У высокой горы действительно лежал корабль, поврежденный при посадке так, что опознать его было невозможно. Затем картинку заслонило огромное облако, да и сама гора стала уходить за горизонт.
        — Ну-ка!
        Гагарин проворно доплыл до шкафа со звездными атласами. Нужные страницы нашлись сразу. Вот только изображенное на них князю совсем не понравилось. Судя по подробной карте и приложенным к ним снимкам, джунгли покрывали весь этот район. Так что в радиусе добрых пятидесяти километров пригодного для посадки места не имелось. Да и за пределами радиуса нашлась лишь одна площадка, сесть на которую можно было только теоретически. Это означало, что весь путь до горы придется проделать пешком, и в довершение ко всем трудностям не по чистому полю, а напрямик через лес. Населенный, кстати, странными и не всегда дружелюбными существами. На помощь колонистов рассчитывать не приходилось, ибо ближайшая фактория находилась в доброй тысяче километров от места катастрофы. Понятно, что добраться до нее потерпевшим кораблекрушение было невероятно трудно, даже если они знали, куда идти. Рубка-то, это наметанный глаз Гагарина успел отметить, была разбита вдребезги.
        Бедный Майкл, бедная Даяна! Шансов уцелеть при катастрофе у их отцов практически не было. Конечно, надо будет посмотреть еще раз, если окрестности горы не затянет сплошная облачность, только капитан привык доверять собственным глазам. А тут еще эта перехваченная некстати передача …
        — Обсерватория — рубке!  — вновь прозвучал торжествующий голос мальчишки.  — Нам занимать места согласно посадочному расписанию?
        — Подождите… Я же не могу так вот с ходу развернуться… Мы на орбите. Да и посмотреть еще разок необходимо…
        Гагарин говорил, а сам лихорадочно рассчитывал параметры новой орбиты. Так, чтобы сейчас резко снизиться, проскочить не интересующую часть луны побыстрее, а затем, наоборот, подняться ближе к стационару, чтобы получше взглянуть и на гору, и на ее окрестности.
        — Так как насчет ужина, сэр?  — Позабытый всеми Оливер все еще зависал в проеме дверей.  — Жарить бифштексы?
        — Кажется, ужин отменяется,  — вздохнул, не отрываясь от расчетов, Гагарин.
        — Полет полетом, а ужин по расписанию!  — громко возразил паракот.
        — Ну или переносится,  — утешил его князь.  — Сейчас тут такое начнется…
        А сам подумал: «Уж лучше пусть мы снова нападем на ложный след, чем лишимся последней надежды…»

        Тайна перехваченной передачи

        Чувствовал себя Харрис прескверно. Ему всегда было плохо в пространстве, когда только борт корабля отделял его от пронзаемого космическими лучами вакуума, сейчас же состояние ухудшало сознание полного одиночества. Да, мистер Джошуа Харрис, межпланетный авантюрист и редкостный пройдоха, искренне сожалел о гибели на Безумной луне преданных лично ему людей. Не потому, разумеется, что земное их существование прекратилось в расцвете лет и с каждым из них умер целый мир. Нет, мистер Харрис принадлежал к числу людей, полагающих, что человеку важен лишь он сам. Но погибшие, останься они в живых, очень бы пригодились в тот момент, когда трюмы «Бродяги» наконец-то наполнятся гигритом.
        После перенесенных страданий Харрис решил никому не отдавать бесценный минерал. Конечно, после этого обязательно возникнут крупные неприятности, с вероятностью перехода из крупных в фатальные. Однако, имея очень большие деньги, можно справиться с любыми проблемами. Для начала затеряться на Земле, уехать в Америку, где никто никогда не спрашивает о происхождении богатства, переменить фамилию и по возможности — внешность, а для окончательного заметания следов инсценировать гибель корабля в кос- мосе.
        Хотя почему обязательно инсценировать? Покинуть его вовремя, оставив экипажу прощальный подарок, который разнесет надоевшую посудину на куски. Разумеется, перед тем укрыв где-нибудь груз. Только где? Может, в поясе на каком-нибудь безымянном астероиде? Взять с собой некую толику ценой в несколько миллионов, а за остальным вернуться уже потом, в ином качестве, на другом корабле с лично подобранной командой.
        Надо будет все хорошенько обдумать. Путь от Юпитера до Сатурна долог, путь от Сатурна до Земли еще длиннее, и времени на детализацию плана должно хватить с избытком. Прежде ведь надо завладеть гигритом, а то профессор явный мастак прятаться с несправедливо найденной добычей. Или он тоже добычу укрыл там, где ее за века не найдешь, а в путь пустился налегке? Но в душе Харриса зародилась надежда, что корабль профессора Зайчика был настолько перегружен минералом, что не смог нормально взлететь и разбился о скалы. Кто же не забьет трюмы под завязку, когда каждый грамм стоит больше тонны золота, платины или алмазов? Тем более что корабль у несостоявшегося тестя был исследовательским и вместительных трюмов не имел. Это в «Бродягу» влезет много.
        Они уже вошли в систему Сатурна и легли на орбиту около гиганта, чтобы оставаться невидимыми для посторонних глаз, когда вдруг радист принес только что полученную направленную радиограмму. Это был не конец мечтаниям, но где-то очень близко. Шеф послал сюда второй корабль, с претенциозным названием «Голден Хинд»[3 - «Золотая лань» (англ. Golden Hind)  — небольшой английский галеон, который между 1577 и 1580 годами обогнул земной шар. Это был второй в истории корабль, вернувшийся из кругосветного плавания после магеллановской каракки «Виктория». Капитаном судна был легендарный пират сэр Френсис Дрейк.]. Почувствовал ли он, что замышляет его правая рука, или решил усилить поредевшую группу, чтобы гарантировать успех наверняка, роли не играло. Спорить в данный момент было глупо.
        Но когда же они вылетели, что уже приближаются к кольценосной планете? Или корабль находился не на Земле, а где-нибудь ближе? В том же поясе астероидов, например?
        Сообщить на этот самый «Голден Хинд», как идут дела с поисками экспедиции Зайчика, Харрис не мог. Он и сам не знал как. Его человек на «Феллигане» молчал уже которую неделю. Оставалось надеяться, что он молчит не потому, что разоблачен, а просто сказать ему нечего. Было бы что сказать, нашел бы способ передать весточку. Нет, видимо, «тесть» оказался ловчее, чем думал о нем «зятек».
        Команда «Бродяги» была только рада сближению с «Голден Хинд». Дети, да и только. Не соображают, что чем меньше «помощников», тем больше им достанется. В смысле каждому по заслугам. А так перепадут жалкие крохи. Но носиться по космосу надоело всем, и самый последний матрос уже в открытую мечтал о счастливом мгновении, когда сможет сойти на любую из освоенных человеком земель. Облапить приятеля и завалиться с ним в ближайший кабак. Ведь даже запрятанные по разным укромным уголкам запасы спиртного, еще недавно казавшиеся бесконечными, словно пространство, подошли к концу.
        Встреча кораблей состоялась поздно ночью по корабельному времени. Время суток варьируется на каждой планете в зависимости от широты и светового дня, а уж на кораблях представляет собой вообще условную величину. На прибывшем «Голден Хинде» сейчас с успехом могло быть утро, а то и разгар дня. Как поставили перед отправлением часы, так и будет. Садиться на одну из многочисленных местных лун не стали. Просто пристыковались друг к другу, и с «Бродяги» выдвинули гибкий шланг-коридор для перехода.
        Когда Харрис увидел, кто к ним пожаловал, ему стало еще хуже, хотя недавно казалось, что хуже быть не может. Из шлюза вышел облаченный в элегантный костюм мужчина. Челюсть мужчины была квадратной. А глаза смотрели с прищуром, словно прибывший целился из пистолета.
        — Джеймс? Вы? Какими судьбами? Вот кого не ожидал увидеть!
        — Босс прислал возглавить операцию. Сказал, хватит тянуть кота за рога или быка за… Не помню, в общем.  — Кент широко и ненатурально улыбнулся, демонстрируя отличные белые зубы.  — Но с профессором пора кончать, да и груз уже ждут на старушке Земле. Босс нервничает.
        Если Харрис был правой рукой мистера Джонса, то Джеймса Кента можно было с полным основанием считать его карающим мечом. Если в дело встревал Кент, значит, босс на последней стадии ярости. Кент наводил порядок. Причем нередко — в самом печальном смысле. Харрис невольно сглотнул слюну. Неужели? Лоб мучительно зачесался, будто ждал пулю.
        — Они профессора никак не найдут,  — торопливо сообщил Харрис.  — Жду сигнала от своего человека. Как известит, так сразу…
        — А поторопить?  — меланхолично осведомился Кент.
        — Мы же не можем дать им знать о себе. А вдруг все сорвется? Профессор, признаться, оказался неожиданно хитрой бестией. Так ловко следы замести…
        — Видно, ты тестя по себе выбирал.
        — Да он и не видел меня ни разу!
        — Как так?
        — Ну я не особо спешил,  — признался Харрис.  — Вдруг узнает, что мы с дочкой уже того, и со свадьбой торопить станет? На фотографиях видел, и пока хватит.
        Джеймс понимающе улыбнулся. Все-таки эмансипация — это прекрасно. Когда многие еще незамужние девушки полностью хотят уравнять себя в удовольствиях с мужчинами, не заботясь о завтрашнем дне.
        — Тогда все понятно. Но твою леди придется кончать. Свидетели нам не нужны. Твоего человечка, кстати, тоже.
        — Само собой,  — послушно закивал Харрис.
        Да и зачем ему уже ставшая поднаедать женщина? Будут деньги, и женщин будет столько… И что, обязательно на каждой жениться? Гаремы в цивилизованных странах запрещены.
        Они прошли в каюту Харриса, и по-хозяйски плюхнувшийся в кресло Кент немедленно взгромоздил ноги на стол. Ботинки у него тоже были дорогими, из кожи редкой венерианской яще- рицы.
        — И где твоя пассия теперь?
        — На Титане. Последнее сообщение гласило, что яхта вышла на орбиту и теперь они старательно ищут следы погибшего корабля.
        — Почему бы нам не поискать самим?  — Кент принял из рук Харриса бокал настоящего виски. Кстати, налитого из последней бутылки на «Бродяге». И то лишь потому, что она была заперта в сейфе, а среди команды пущен слух, что в нем лишь фальшивые таможенные декларации. В противном случае никакие хитроумные замки бы не помогли. Специалистов по взлому на борту хва- тало.
        — А вдруг профессора уже нет и на Титане? Признаться, не особо удивлюсь… Вначале он побывал на Марсе, сбежал. Затем — объявился на Меркурии, опять сбежал прямиком на Безумную луну, оттуда — сюда, на Титан.
        Джеймс некоторое время напряженно размышлял. Он даже забыл отхлебнуть из бокала, потом спохватился и выпил терпеливо покоящееся на самом дне виски одним жадным глотком.
        — На чем он убегает, если его корабль разбит?
        — Профессор,  — только и развел руками Харрис. Мол, с этой ученой братией надо постоянно ухо востро держать.
        — Ладно. Разберемся, когда твоего Зайчика поймаем,  — отмахнулся Кент, который предпочитал не забивать голову лишними проблемами.  — Если он, разумеется, доживет до этого вопроса. Гигрит важнее. Кстати, расскажи-ка ты мне, как и где людей потерял? Тоже профессор постарался? Он же вроде интеллигент.
        — На Безумной луне. Там оказалась пиратская база, и они атаковали первыми, даже не подумав договориться. И землетрясение еще некстати началось. Но мы их все равно одолели. Жаль, профессора там уже не было.
        — Что делать будете?  — Кент вальяжно раскурил сигару при помощи атомной зажигалки.  — План какой-нибудь имеется?
        Плана не было. Даже самого завалящего.
        На счастье Харриса, в дверь постучали. Не столько из вежливости, сколько из страха перед правой рукой босса.
        — Радиограмма.
        — Что там?  — поинтересовался Кент.
        Все-таки бланк передали не ему.
        — Наш агент. Сообщает, что на Титане обнаружили остатки корабля. И что добираться до них придется через джунгли. Тут еще примерные координаты места.
        Координаты пришлось уточнять при помощи карты. Благо Кент ориентировался в ней неплохо. Посланец босса долго прикидывал и в конце концов изрек:
        — Тут непроходимые джунгли. Думаю, нам лучше подождать, пока лорд со своими людьми не перетащит находки профессора к «Феллигану». Не нам же их переть через чащобы! Пусть сделают самую тяжелую часть работы. А как только груз будет на месте, мы прижмем яхту с воздуха, не дадим взлететь, и они окажутся в наших руках. Вместе с гигритом. Мой корабль помощнее, я зависну на нем над яхтой, а вы высадитесь рядышком, И никуда они тогда не денутся…  — И весомо повторил:  — Никуда.

        Маугли

        Лупоглазый зверек, ловко перебирая всеми шестью лапками, вскарабкался на лиану, нависающую над едва заметной тропой в джунглях. Зверьку не понравились странные двуногие существа, бредущие вдоль тропы. На существах были многослойные шкуры, а головы украшали безобразные наросты. В лапах неведомые звери держали непонятные предметы, которые точно не росли в здешних лесах. От чужаков исходила угроза, и лупоглазый предпочел держаться от них подальше. Другие обитатели титанийских джунглей разделяли его опасения и потому путь странных существ сопровождала настороженная тишина.
        Команда спасателей, состоящая из капитана Гагарина, лорда Рокстона, младшего двигателиста Крэпса, Юджина Ганта, Сандерса-младшего, ну и мисс Зайчик — куда от нее деваться,  — уже третий день двигалась в направлении предполагаемого крушения. Мистера Голда на этот раз решили не брать. Он и на Ио достаточно напрыгался на своем протезе. Вместе с Левшиным и дворецким Биллом Оливер отвечал за целостность корабля и жизнь двух женщин, оставшихся на борту. Миссия, возможно, и скучная, но необходимая, и потому мужчины не роптали. Тем более не роптали те, кто отправился в путь. После стольких дней в пространстве приятно было ощутить под ногами не зыбкую палубу, а твердую почву. Особенно в первые часы путешествия, когда все вокруг дышало новизной.
        И если из космоса джунгли Титана казались раскрашенными в праздничные цвета североамериканской осени, то внизу они выглядели мрачной чащобой, полной сырости и зловещих звуков. Спасательная команда двигалась быстро, стараясь не задевать бамбукообразные стволы деревьев, которые на каждое прикосновение отзывались органным гулом, а сверху обрушивался целый дождь тяжелых капель. Хорошо, что капитан знал, что ожидает путешественников в титанийских зарослях, поэтому каждый из них надел водонепроницаемый плащ с капюшоном и захватили герметичные мешки со снаряжением и провиантом.
        Опасных животных в этих мокрых лесах не водилось, но где-то в самой сердцевине их жили коренные разумные обитатели шестой луны Сатурна, о которых мало что было известно. Некоторые из членов спасательной команды надеялись на встречу с аборигенами в первые же часы похода. Майк то и дело озирался, ловил малейший шорох, и за каждым деревом ему мерещился силуэт кровожадного дикаря. Но время шло, скоротечный день Титана сменялся не менее скоротечной ночью, серебряные дуги колец озаряли лесные прогалины, вспыхивала и наливалась малиновым цветом горошина далекого Солнца, просвечивающая сквозь атмосферу планеты-гиганта, а кроме смешных шестилапых зверьков и больших насекомых, похожих на гибрид стрекозы и жука-носорога, никто землянам не встречался.
        Надежды Сандерса-младшего стали сбываться на третьи сутки похода. Сначала путники наткнулись на силки, в которых запутались трехкрылые птицы. Гагарин велел своим спутникам замереть и внимательно осмотреться — вдруг рядом окажутся охотники. Милосердная Даяна хотела немедленно освободить «несчастных птичек», но бдительный Гант вовремя перехватил ее за руку. «Птички» обладали не только странными, на взгляд землянина, третьим промежуточным крылом, но и клювом, усыпанным довольно острыми зубами. Завидев протянувшиеся к ним руки, трехкрылы задергались, защелкали зубастыми клювами, готовясь продать свою птичью жизнь задорого.
        Следующей находкой поисковой группы стал протяженный вывал леса. Псевдобамбук как будто кто-то срубил одним взмахом гигантской секиры. Ровные стесы на разной высоте были отчетливо видны на оставшихся на корню стволах. А срубленные верхушки аккуратно легли узкой просекой, уходящей в глубь леса. В дальнем конце просеки виднелась вершина черной горы.
        — Знакомая картинка,  — вздохнул младший двигателист Крэпс.  — Видимо, экипаж тянул до последнего…
        — Да, такой вывал вполне мог оставить корабль, идущий на аварийную,  — пробормотал князь и пояснил:  — Судя по карте, просека ведет в нужном нам направлении…
        И они двинулись по просеке.
        Не прошли спасатели и километра, как Крэпс вдруг вскрикнул и выхватил из кобуры револьвер. Гагарин едва успел схватить его за руку, рыкнув:
        — Не стрелять! Что вы увидели?
        — Дикаря, сэр!  — выдохнул младший двигателист.  — Во-он на том дереве… Черный, патлатый, рожи мне корчил…
        — И вы сразу — палить?! Уберите игрушку… Нам еще целый день топать до места крушения. Вы что, хотите настроить лунарей против нас?
        — Виноват, сэр!
        — Это касается всех,  — продолжал капитан.  — Мы здесь гости и…
        — Ой!  — вскрикнула мисс Зайчик, на голову которой просыпалась древесная труха.
        — Вот он! Смотрите!  — звонко возвестил Майк.
        Путешественники задрали головы. Среди верхушек мелькала худенькая стремительная фигурка с черными развевающимися волосами.
        — Странно,  — проговорил Юджин.  — У меня книжка была, «Аборигены Дальних миров», там фотографии лунарей Титана… Они как ящерицы — чешуйчатые, шестилапые… Вот как те зверьки, только большеголовые и ростом с нашего Майка…
        — Человек!  — ахнула Даяна.
        — Да, это человек,  — согласился князь.  — Видимо, ребенок, воспитанный аборигенами… Это необычно, но вполне возможно. Нужно вступить с ним в контакт…
        — Хорошо бы,  — вздохнула профессорская дочка,  — но как?..
        — Прежде всего, успокоимся. Перестанем на него таращиться… И давайте сядем, перекусим.
        — Что?!  — изумилась мисс Зайчик.  — В такую минуту вы можете думать о еде?
        — А я понял, что хотел сказать мистер Гагарин,  — заявил сын капитана Сандерса.  — Если мы сядем завтракать, то покажем этому Маугли, что намерения у нас мирные.
        — Верно, Миша,  — отозвался князь.  — И имя ты ему хорошее подобрал, Маугли… Сразу видно, читывал «Книгу джунглей»…
        Спасатели перестали следить за мечущимся среди верхушек воспитанником аборигенов и как ни в чем не бывало уселись посреди просеки и принялись развязывать мешки с провизией. Не прошло и пяти минут, как они уже со вкусом закусывали консервированной ветчиной и галетами.
        Маугли затих и куда-то пропал. Капитан было обеспокоился, но Крэпс не слишком почтительно ткнул его в плечо и показал надкусанной галетой вдоль просеки. Гагарин взглянул. Среди молодой поросли «бамбука» стоял смуглый мальчишка, возрастом немногим старше Майка. Производил он странное впечатление. Весь какой-то скособоченный. Косматую голову прижимал к правому плечу, словно прислушивался к чему-то. Искривленные ноги непрерывно притопывали, как будто отбивали чечетку, а в руках мальчишка держал связку зубастых птиц со свернутыми шеями.
        Даяна шумно вздохнула и пробормотала со всхлипом:
        — Бедненький… За что же его так!..
        — Не за что,  — тихо сказал капитан.  — Это результат выживания в джунглях иного мира…
        — Вы бесчувственный чурбан, князь,  — подытожила мисс Зайчик. Она решительно поднялась и шагнула к Маугли. Гагарин не успел ее удержать.  — Иди ко мне, малыш,  — ласково прощебетала Даяна. Князь немедленно позавидовал инопланетному Маугли. Он, бравый космический капитан, потомок древнего княжеского рода, никогда не удостаивался от этой эмансипированной барышни и полслова ласкового, а уж нежности, которой вдруг сподобился этот заморыш, тем паче.
        Весь план капитана полетел к чертям. Он и глазом не успел моргнуть, как все участники поисковой группы окружили скособоченного малыша, оглушительно сюсюкая и наперебой угощая земными деликатесами. Последнего князь стерпеть не мог.
        С ума сошли! Загубят пацана!
        Гагарин ворвался в круг чадолюбцев и отнял у Маугли банку паштета, с которой тот все равно не знал, что делать.
        — Вы его отравите, доброхоты!  — прошипел капитан.  — Он, может быть, никогда не ел нашей пищи…
        Маугли, не отрывая головы от плеча, искоса посмотрел на него карими глазами и завопил:
        — Внимание! Внимание! Говорит капитан. Экстренная посадка! Всем зашнуроваться!
        Произнеся все это, он вдруг наклонился вперед, закружился на месте с такой скоростью, что мертвые птицы в его руках образовали мутные диски, словно лопасти летящего геликоптера. При этом малыш отчаянно свистел и стонал. Не прекращая кружиться и подвывать, он отчаянным женским голосом прокричал:
        — Пауль! Пауль! Сделай что-нибудь! Наш малыш…  — И тут же мужским голосом перебил самого себя:  — Внимание! Отстрел пассажирского отсека! Ууууу, грыххх!
        Маугли вдруг опрокинулся на спину, выпустил птиц, и те разлетелись в разные стороны.
        — Чего это он?  — спросил Майк, ошарашенный, впрочем, как и все остальные.
        — Это последнее, что он услышал во время катастрофы межпланетного лайнера,  — объяснил Гагарин.  — Видимо, этот парнишка единственный, кто остался в живых после отстрела пассажирского отсека.
        — Да уж,  — проговорил Крэпс.  — И кто только придумал эти отстреливающиеся отсеки… Там перегрузки под двенадцать единиц… Большинство пассажиров в лепешку…
        — Так, может, он с «Преображения»?!  — вскинулась Даяна.
        Князь покачал головой.
        — На «Преображении» не было детей,  — сказал он.  — Да и женщин — тоже.
        — Откуда вы знаете! Они могли взять кого-нибудь из колонистов…
        — Корабли этого типа не имеют отстреливающихся отсеков,  — добавил младший двигате- лист.
        — К тому же, мне кажется, что так намертво врезаются слова и звуки лишь в младенческую память,  — продолжал князь.  — Мы слышим голоса людей, погибших лет двенадцать-тринадцать назад. А следовательно, место катастрофы, куда мы стремились все эти дни, не имеет ни малейшего отношения к судьбе экспедиции профессора Зайчика.
        — Вы предлагаете повернуть назад, сэр?  — осведомился молчавший до сих пор Юджин.
        — Разумеется, нет, мистер Гант,  — откликнулся Гагарин.  — Мы не повернем, пока окончательно не убедимся, что снова напали на ложный след.
        — Маугли мы возьмем с собой!  — потребовал Майк.  — Я хочу сказать — на борт «Феллигана».
        — Попробуем, мой юный межпланетник, но…
        — Вот здорово!  — воскликнул рыжий сорванец, не дослушав капитана.  — Мы будем играть с ним в лунарей и колонистов!
        Даяна присела на корточки перед мальчишкой, который все еще лежал, зажмурившись и раскинув руки.
        — Вставай, маленький,  — попросила она.  — Пойдем с нами.
        Не открывая глаз, Маугли вытянул губы трубочкой и тоненько, с переливами засвистел. Потом — защелкал языком. Потом засвистел снова.
        — Ах ты шалун!  — умилилась девушка.  — Дразнишься!
        — Это он с вами разговаривает, мисс,  — отозвался Юджин.  — В книжке было написано… Аборигены Титана общаются при помощи свиста и щелчков.
        — Почему же он мне отвечает по-лунарски?
        — Потому, мисс Зайчик,  — вмешался капитан,  — что он не понимает ваших слов.
        — Но как? Он же только что прекрасно говорил по-английски!
        — Звукоподражание, не более… Но нам пора идти.
        Путешественники вернулись к своей временной стоянке, стали собирать остатки трапезы. Водрузив рюкзаки на спины, они посмотрели на Маугли. Малыш уже не лежал, он ползал среди молодой поросли псевдобамбука, собирая разбросанных птиц. Майк подошел к нему, потянул за руку.
        — Пойдем, Маугли!
        Малыш разразился серией щелчков, ноги и плечи его заходили ходуном. Наконец он сунул Сандерсу-младшему пойманную птицу и стремительно сорвался с места. Майку показалось даже, что этот полуинопланетянин-получеловек оставил после себя чернильное облачко, какое выстреливают земные каракатицы. Облако несколько мгновений сохраняло силуэт Маугли, а затем начало расплываться.
        — Стой! Куда ты! Держите его!  — завопил Майк.
        Подстегнутые его криком путешественники принялись ловить мальчишку, но натыкались лишь на чернильные миражи. Когда неудачливые ловцы отдышались, то обнаружили, что Маугли и след простыл.
        — Удрал,  — приуныл Сандерс-младший.  — Где же мы теперь будем его искать?
        — Мы не будем его искать, Миша,  — мягко произнес Гагарин.  — Вряд ли Маугли обретет счастье в нашем мире. На Земле нередко находили детей, воспитанных дикими животными, и ни одного из них не удалось вернуть в человеческое общество. Так что предоставим Маугли его собственной судьбе.

        Чужие корабли

        Нет худа без добра. Поиски оказались безуспешными, зато люди наконец-то вернулись к кораблю. Помыться, переодеться, немного отдохнуть в достойных условиях — разве это не подлинное счастье после путешествия по джунглям? Из последних сил добрести до яхты, где есть ванная, свежие полотенца, столовые приборы, чистые салфетки.
        Левшин ждал отряд у входа в корабль. Гагарин сразу отметил, что механик при кобуре, и это капитану сильно не понравилось. Спутников тревожить не хотелось, и Гагарин сделал вид, будто желает выкурить напоследок папироску на свежем воздухе.
        — Случилось что, Федор?  — спросил князь, когда последний из несостоявшихся спасателей исчез в шлюзе.
        — Вроде и нет. Только кажется, будто над нами несколько раз кто-то пролетал. На самой границе атмосферы, чтобы звуковой волны не было. Последний раз, когда вы из джунглей выходили…
        К своему стыду, князь не заметил ничего. Но он смотрел на корабль, а не на небо. Почему-то сразу вспомнилась случайно перехваченная радиопередача. А уж о том, что никакое постоянное наблюдение за поверхностью Титана не ведется, Гагарин знал всегда.
        — Больше ничего не заметил?
        — Нет. Но вроде бы там не один корабль, а два. Я из-за этого внимание и обратил. Звездочки попарно не летают.
        — Говоришь, в последний раз пролетели только что?
        — Да. Но и для круговой скорость великовата. От одного появления до другого полчаса. Не иначе здесь замедляются, а над остальной территорией проскакивают чуть ли не на полной.
        — Ну что ж,  — Гагарин затянулся и элегантным щелчком отбросил окурок,  — здесь нас больше ничего не держит. Надеюсь, успею умыться и переодеться. А ты пока прогрей двигатели. Старт через пятнадцать минут.
        Капитан прикинул: если с момента пролета неизвестных кораблей прошло минут десять, значит, остается целых пять минут форы. Или еще сократить хотя бы на треть? Несмотря на аристократическое происхождение, князь умел все делать быстро. Вот только от пассажиров, особенно тех, кто шесть титанийских суток брел по джунглям, требовать такой оперативности было бы жестоко.
        Гагарин был в рубке спустя четыреста двадцать секунд — семь минут, иначе говоря, успев смыть с себя пот странствий и надеть полетный комбинезон. Лишь побриться времени уже не хватило.
        — Полная готовность к старту,  — оповестил капитана Левшин.  — Правда, за пассажиров я не ручаюсь…
        — Предупредим.  — Гагарин потянулся к микрофону общекорабельной связи, но тут же забыл о нем.
        Нет, в расчеты не вкралась ошибка. Все было гораздо проще — неизвестные межпланетники пошли на сближение. Радары «Феллигана» бесстрастно зафиксировали, как два корабля стремительно вынырнули из-за близкого горизонта. Один из них с ходу пошел на посадку неподалеку от яхты, второй свечкой взмыл в небеса, с явным намерением перекрыть частному кораблю лорда Рокстона путь в пространство.
        Желая добра, таких опасных маневров не совершают, и потому князь не колебался ни секунды.
        — Срочный старт!  — скомандовал он.
        Его приказ застал пассажиров врасплох, но ждать подтверждения их готовности было недосуг. Голос Гагарина еще звучал в размещенных во внутренних помещениях динамиках, как его обладатель сдвинул рычаги тяги.
        Двигатели послушно взревели. Из кормовых дюз ударило пламя. Яхта набиралась сил, чтобы оторваться от луны, но противник заметил изменение ситуации, и его барражирующий в небесах корабль совершил упреждающий маневр. Сигнал был более чем ясен — начни яхта подниматься, столкновение стало бы неизбежным. Однако капитан Гагарин не собирался следовать навязанным ему правилам игры. Вопреки полетным инструкциям, предусматривающим постепенное увеличение скорости при осуществлении стартовых эволюций, он сразу дал полную тягу. «Феллиган» рванулся в родную космическую стихию.
        Четырехкратная перегрузка навалилась тяжестью, сделала почти неподъемными руки, а уж каково пришлось пассажирам, лучше и не думать. Застывший перед зеркалом с бритвой в руке лорд ничком повалился на обитый губчатой резиной пол каюты, промычав нечто, должное, видимо, означать: «Был бы очень признателен, если бы предупреждение прозвучало раньше…»
        Гораздо легче пришлось его жене. Леди еще не покинула ванну, и вода в некоторой степени уменьшила перегрузку, но отяжелевшая голова едва не оказалась под водой, и лишь незначительные размеры ванны не позволили молодой леди утонуть.
        Мисс Зайчик, на свою беду, справилась с мытьем быстрее и как раз приступила к одеванию, однако одежда внезапно налилась тяжестью и выпала из рук, а сверху опустилась хозяйка. Такими же беспомощными оказались мужчины, и лишь Оливер успел рухнуть в гамак после первого же слова капитана. Паракот скользнул с его плеча, обиженно распластался рядом.
        Капитан чужого корабля сообразил мгновенно. Постреливая дюзами бокового маневрирования, он стал сдвигать свое судно так, чтобы оказаться точно на пути стартующего «Феллигана». Теперь Гагарину не оставалось ничего иного, как прервать взлет. Бьющая с невероятной силой и скоростью раскаленная струя собьет с курса любой корабль, сделает его полет неуправляемым, а дальше — неизбежное падение и смерть. К счастью, яхта не успела развить первую космическую скорость, поэтому столкновения с дерзким чужаком не произошло.
        Но и садиться обратно на поверхность луны Гагарин не намеревался. Иногда, чтобы избежать риска, нужно рискнуть. И снова капитан «Феллигана» поступил вопреки всем инструкциям и наставлениям, категорически запрещающим любые маневры на взлете вблизи поверхности. Он резко отклонил корабль от вертикали, словно намеревался перейти в горизонтальный полет. Где-то из ванны выплеснулась часть воды, загремели незакрепленные предметы, боковое ускорение потянуло людей к переборкам. Сторонние наблюдатели наверняка вскрикнули бы от ужаса. Катастрофа казалась неминуемой, но мгновение — и «Феллиган» проскочил в какой-то сотне метров от чужого корабля, едва не оцарапав обшивки, а Гагарин уже возвращал яхту на прежний курс.
        Смысл происходящего сумел оценить только Левшин. Другие участники поисковой экспедиции не понимали причин резкого старта и всех последующих маневров. Да и не до размышлений на эту тему им было. Механик тоже ничего не сказал. Попробуй, поговори, когда щеки оттянуло книзу, а язык превратился в свинцовую от- ливку.
        Для нападавших происшедшее вообще показалось чудом, и они не сразу сообразили ринуться в погоню. Если бы старт прошел в более благоприятной обстановке и люди были бы зашнурованы, Гагарин сумел бы окончательно оторваться от преследователей. Но сейчас ему приходилось думать о пассажирах. Любой резкий маневр мог их убить в буквальном смысле слова. Если еще не убил. Потому, как только первая опасность миновала, князь сбросил ускорение до стандартной единицы и лишь мельком отметил, что с момента старта прошло всего полторы минуты.
        Вторая космическая скорость на Титане равна двум километрам и шестистам с лишним метрам, а «Феллиган» уже превысил ее на километр и сейчас удалялся от самого большого спутника Сатурна. На прочих лунах кольценосца людских поселений не имелось, да и на Титане, даже если погасить скорость и сесть у одной из немногочисленных шахт, на помощь не приходилось рассчитывать. Что могут сделать старатели против двух кораблей, наверняка набитых вооруженными людьми? Лучше полагаться лишь на себя.
        — Всем на борту!  — все-таки воспользовался микрофоном Гагарин.  — Мы подверглись нападению неизвестных кораблей. Всем срочно занять места по стартовому расписанию и пристегнуться. Время — две минуты. Потом опять дам ускорение. Повторяю, всем срочно пристегнуться!
        Тон капитана подействовал сильнее слов. Возражать, спорить, выяснять, в чем дело, никому не захотелось. Еще болели избитые тела, мышцы плохо слушались, однако все на борту послушно бросились к ближайшим креслам и гамакам и принялись шнуроваться. Лишь Рокстон, как и полагается истинному джентльмену, сначала помог своей супруге и даже заставил ее надеть халат. Надо же соблюдать хоть минимум приличий!
        Между тем Гагарин лихорадочно перебирал варианты дальнейших действий. Он не обольщался первоначальным успехом. Неведомый противник явно хорошо подготовился, и на локаторах заднего обзора уже были видны точки пустившихся в погоню кораблей. «Феллиган» был всего лишь дорогой прогулочной яхтой, хотя и имел на борту противометеоритные пушки. Не будь на борту женщин и ребенка, князь обязательно вступил бы в бой, но рисковать чужими жизнями он не имел права. Оставалось бегство. Около Сатурна крутится шестьдесят два спутника, надо было затеряться среди них, а уж потом, когда погоня потеряет след, спокойно решить, что делать дальше.
        Хронометр отсчитал последние секунды из отведенных пассажирам двух минут, и Гагарин вновь увеличил ускорение. Погоня заметно приблизилась. Разумеется, по космическим меркам расстояния исчислялись сотнями тысяч километров, но и скорости были космические. Чужие корабли шли минимум с трехкратным ускорением. Уж у них на борту наверняка не было женщин и детей. О распластавшемся на противоперегрузочном ложе Харрисе Гагарин не знал. Тот, между прочим, проклинал про себя и сам полет, и гигрит, и капитана Крейна, и Джеймса Кента, и более всего — тех, кто управлял «Феллиганом», упорно не желая сдаться на милость победи- телей.
        Факел, вырывающийся из дюз яхты, был прекрасно виден в иллюминаторах чужаков. Это в лесу можно спрятаться за деревья или кустарники, затаиться, пропустить погоню вперед. Запетлять следы, наконец, как делает заяц. Океан космоса слишком прозрачен. Добавить еще тяги Гагарин побаивался. У него не было уверенности, что все пассажиры успели занять противоперегрузочные ложа.
        — Что делать будем?  — Верный Левшин колдовал возле своего пульта и словно не обращал внимания на перегрузку.
        — Ты хоть корабли разглядел?
        — Не очень,  — признался механик.  — Ты так стартанул, что ближайший промелькнул метеором. Да и в глазах малость потемнело… Но не боевые точно. Какие-то переделанные…
        При умелом подходе к делу едва ли не любой межпланетный корабль можно превратить в весьма грозного противника. Корпуса космических судов обладали колоссальной прочностью, ни перегрузки, ни шальные метеориты им были не страшны. Мощность двигателей многократно превосходила физические возможности человека, который, как известно, является самым слабым элементом бортового снаряжения. Неизбежные ограничения скорости приходится компенсировать увеличением мощности противометеоритных орудий. А если еще посадить в трюмы абордажную команду — из обычного транспортника получится полноценный боевой корабль. До сих пор все пираты поступали именно так. Вряд ли преследователи «Феллигана» чем-то от них отличаются.
        — Переделанные-недоделанные,  — пробормотал князь.  — Ничего, и мы не одним люком шиты… Есть у меня одна идея. Сейчас подсчитаю кое-что.
        Он быстро прикинул расположение лун, притяжение самого Сатурна, чуть поманипулировал рычагами, подправляя курс яхты, а затем объявил:
        — По сигналу выключишь двигатели. Совсем. Попробуем воспользоваться местной гравитацией… Давай!
        Гагарин круто положил рули вправо. Факел за кормой погас. Тяжесть на борту исчезла. «Феллиган» по инерции нырнул в тень Дионы и пропал для сторонних наблюдателей. Вроде только что был, и вот уже не стало. Поди сыщи…

        Погоня в Кольце

        Голова невыносимо болела, а тело налилось свинцом, стало неподъемно тяжелым. Юджин несколько раз пытался встать, подобраться к радиостанции, только двойная тяжесть упорно прижимала его к палубе. Однако в помутненном сознании брезжило понимание, что происходит нечто неординарное, отсюда рывки корабля и внезапное ускорение, и надо во что бы то ни стало срочно сообщить о случившемся. Ведь последнее сообщение он отправлял давно. Даже слишком давно, если учитывать ситуацию.
        Гант кое-как собрался с силами, оттолкнулся еще раз, и словно некто всемогущий не то решил помочь, не то посмеяться. На смену двойному весу пришла невесомость, и американец больно врезался в подволок все той же многострадальной головой. Затем Юджина в полном соответствии с законами инерции вновь бросило к палубе. Крепкий мужчина на некоторое время превратился в мячик, мечущийся между игроками. Только игроки были абсолютно бездушны, насколько могут быть бездушными физические константы. И тем не менее Юджин изловчился, ухватился за кресло радиста, втянул себя в него и пристегнулся.
        Вновь ожила внутренняя связь, и голос капитана оповестил:
        — Всем оставаться пристегнутыми. Мы пытаемся скрыться от пиратов, однако лучше быть готовыми к любым неожиданностям. Приношу извинения, но ужин пока отменяется.
        Потянулись долгие минуты ожидания. Приборы зафиксировали вторичные сигналы, отраженные от каменистой поверхности Дионы,  — эхо поисковой локации пиратских кораблей. Капитан посмотрел в носовые иллюминаторы: две блестящие точки сверкали в лучах далекого Солнца. Князь навел телескоп. Точки едва заметно колебались — это работали кормовые дюзы. Гагарин с удовлетворением хмыкнул: славно, что пираты все еще ускоряются, а не тормозят. Все-таки клюнули на примитивную хитрость. Только надолго ли их хватит? Сколько еще мегаметров они будут мчаться в пустоте, прежде чем поймут, что впереди никого нет, и примутся обшаривать окружающее маленькую луну пространство? Поневоле потянуло включить движки и напасть на противника, пока он не подозревает, что преследуемый остался позади. Однако с женщинами и мальчишкой на борту нельзя проделывать такие веселящие душу бывшего военного штучки. Это как минимум четырехкратные перегрузки, да и в любом бою существует риск получить пробоину. Ведь пассажиры даже скафандры надеть толком не успеют.
        Скорость, набранная «Феллиганом», была немалой. Яхта выскочила из теневого конуса Дионы, слегка изменив траекторию под воздействием гравитационного поля луны. Теперь яхту легко было обнаружить, но Гагарина волновало другое. Он старательно снял показания с навигационных приборов и углубился в расчеты. Левшин заметил, что выражение лица капитана изменилось.
        — Что-то не так, Михалыч?  — поинтересовался он.
        — Да как сказать… Мы неизбежно врежемся в Сатурн. Если, разумеется, не изменим траекторию. А времени на ее изменение у нас достаточно.
        — Тогда и заботиться не о чем,  — отмахнулся механик, который давно усвоил простейшую мысль. Действительно фатально лишь то, что невозможно исправить немедленно. Если князь сказал, что времени хватает, значит, ничего страшного нет.
        — Пираты-то разворачиваются.  — Гагарин с показной меланхолией взглянул в телескоп.  — Долговато они думали-с.
        Как всегда в чрезвычайных ситуациях, он испытывал душевный подъем и сейчас веселился на собственный лад. Теперь уже и без расчетов было видно, что Сатурн остался чуть в стороне от направления движения корабля. Если вспомнить о собственном движении гиганта, то любому межпланетнику ясно: пути кольценосной планеты и небольшой яхты обязательно пересекутся.
        Капитан включил общее оповещение.
        — Всем на борту!  — объявил он.  — Надеть аварийные скафандры. Через десять минут каргомастеру проверить исполнение приказания и доложить.
        — Они справятся,  — заметил Левшин.
        Сам он дисциплинированно отстегнулся, долетел до соответствующего шкафа и ловко облачился в скафандр не за десять минут, конечно, а за отведенные нормативом сорок пять секунд. Потом то же самое проделал Гагарин. Забрала гермошлемов опускать не стали.
        Опять потянулось время ожидания. В космосе всегда так — или все происходит мгновенно, или тянется чуть ли не до бесконечности. До решительных действий пока не дошло, а могло не дойти никогда, но Гагарин не боялся перестраховаться. В пространстве береженого бог бережет. До Сатурна оставалось примерно триста тысяч километров. По земным меркам цифра немалая. «Феллиган» успел набрать скорость в пятьдесят километров в секунду, сейчас она дополнительно росла из-за притяжения кольценосца, до встречи с ним оставалось чуть больше полутора часов. Именно благодаря скорости, Сатурн, при всей своей колоссальной массе, не мог поглотить корабль.
        — Пассажиры и экипаж в скафандрах,  — в динамике прозвучал голос Оливера и был немедленно поддержан другим, всем знакомым:
        — И паракот!
        — Если и паракот, тогда полный порядок,  — невольно улыбнулся Гагарин. Он понимал: своего любимца Оливер облачит в скафандр первым.
        Некоторые опасения внушало другое. Преследователи уже вновь обнаружили яхту и теперь неслись к ней, увеличивая и без того немалую скорость.
        — Приношу извинения за возможные неудобства,  — объявил Гагарин.  — Пираты все еще у нас на хвосте. Сейчас попробуем стряхнуть…
        Заниматься расчетами уже было некогда. Да и маневры преследователей все равно не угадать. Теперь все зависело лишь от мастерства капитанов трех участвующих в гонке кораблей и той скорости, которую они могли себе позволить. Если бы существовал наблюдатель, способный охватить единым взором всю громадную систему Сатурна, наверняка его бы впечатляло это зрелище. Три корабля носились между многочисленными лунами. Один старался оторваться от двух других, а преследователи то повисали у него на хвосте, то пытались отрезать его от выхода в открытый космос. Но туда князь и не стремился. Здесь, среди лун, шансов оторваться от противника было куда больше. «Феллиган» то и дело скрывался за очередным каменным шаром, выныривал из его тени, и тогда космическим разбойникам приходилось терять время и топливо на дополнительные маневры. Несколько раз нервы преследователей не выдерживали, и они начинали палить из противометеоритных пушек, однако Гагарин ни минуты не вел яхту по прямой, постоянно маневрировал, да и дистанция для уверенного поражения цели все еще оставалась довольно большой.
        — Не уйти нам таким макаром!  — пробурчал Левшин в краткие мгновения отдыха от очередной перегрузки.  — Скорее нас загонят, куда Макар телят не гонял…
        Капитан не спорил с механиком-двигателистом. Разумеется, если преследователи то и дело увеличивают ускорение до тройного, а тут боишься выдать больше двух, то о полноценном бегстве не может быть речи. Пассажиры наверняка уже проклинают тот день и час, когда князь сел за штурвал яхты. А скорее всего — добрая половина из них пребывает в спасительном обмороке.
        — Они нас к кольцам прижимают,  — заметил Федор Степанович.
        — К кольцам?  — Бровь капитана привычно поползла вверх.  — Будут им кольца…
        Механик вдруг понял задумку командира, и хотя верил в пилотское мастерство Гагарина, она ему не очень понравилась.
        — Михалыч!
        — Что?
        — Ничего. Циклотроны в норме. Выдержат.
        — Ну и хорошо.
        Кольца Сатурна уже нависали над кораблем. В таких условиях любой капитан первым делом обязан снизить скорость, чтобы не столкнуться с одним из бесчисленных ледяных метеоритов. Именно этим собирались воспользоваться преследователи. Самое элементарное — уменьшить врагу пространство для маневра, а дальше можно его спокойно обстрелять, лишить управления и хода и спокойно брать на абордаж. Уничтоженный полностью корабль не нужен даже пиратам. Весь смысл нападения в захвате груза или пассажиров. Последних — в случае, если они могут внести за себя выкуп. Груза на «Феллигане» не имелось, зато лорд был богат, и получить такого пленника было мечтой любого межпланетного разбойника.
        Возможно, у преследователей были и другие мотивы, но у Гагарина не было времени думать о них.
        «Феллиган» по крутой параболе рванулся к кольцам. Центробежная сила бросила незакрепленные предметы к борту. Вода из ванны, которая в невесомости собиралась в огромный пузырь, а при ускорении разбивалась о палубу, теперь раскатилась по двери, отделявшей ванную комнату от апартаментов леди. Дверь под ее тяжестью распахнулась, и каюту окатило дождем.
        Преследователи машинально повторили маневр яхты. В передних иллюминаторах словно выросла бесконечная монолитная стена, которая по мере приближения перестала казаться сплошной. Стало видно, что она состоит из неисчислимого количества отдельных частиц самых разных размеров. В основном это были глыбки, глыбы, глыбищи водяного льда, которые при столкновении опаснее любого снаряда. У межпланетников, рискнувших приблизиться к кольцам, оставался лишь один, да и то мизерный шанс уцелеть — проскочить через так называемую щель Кассини.
        Вблизи колец щель представляется широким и относительно свободным пространством, но стоит войти в него, как навстречу дерзкому кораблю начинают попадаться ледяные булыжники. И чем быстрее движется корабль, тем опаснее столкновение с этими булыжниками. Не говоря о том, что межпланетное судно испытывает совокупное воздействие гравитации Сатурна и сил Кориолиса, вызванных собственным вращением колоссальной массы колец. От экипажа корабля, дерзнувшего проникнуть в щель, требуется немалая выдержка и умение принимать мгновенные, но совершенно верные решения. Иначе по ту сторону вынесет лишь рой об- ломков.
        Гагарин слился с управлением. Он и яхта теперь были ближе, чем мужчина и женщина во время любовного соития. Они стали одним целым. Успех безумного предприятия зависел от интуиции капитана, его способности чутко реагировать на малейшее изменение в настроении своей огненной «партнерши». И корабль, как благодарная любовница отзывался на каждое движение своего повелителя. Мимоходом взглянув на экраны кормового локатора, князь отметил, что в самоубийственном азарте погони оба преследователя повторили маневр «Фелли- гана».
        Справа проносилась стена внешнего кольца, слева серебрилась пушистая нитка кольца внутреннего. И то и то другое были достаточно далеко от яхты, но внешнее все же — ближе. Кориолис прижимал яхту к его шершавому, как наждачный камень, краю. От него время от времени отрывались гигантские снежки и, сверкая в лучах Солнца, неслись «Феллигану» навстречу. Гагарин жал на гашетку носового орудия. Снежки испарялись в беззвучном взрыве — серебристая сигара корабля пронзала облака мгновенно замерзающего пара. Раскачиваясь, будто утлый челн в ветреном заливе, «Феллиган» вырвался в свободное пространство.
        Весь полет через щель занял какие-то десятки секунд, но по нервному напряжению, пережитому капитаном, они вполне равнялись годам.
        Преследователям повезло меньше. «Голден Хинд» на полном ходу занесло к внешнему кольцу, и там словно вспыхнуло новое солнце, чтобы в отличие от старого вскоре погаснуть. Так всегда случается, когда взрывается главный реактор. Выживших не бывает.
        «Бродяга» вывернулся сравнительно удачно. Если не считать нескольких столкновений со снежками, пробитого корпуса, потери управления и неизбежных жертв среди экипажа и абордажной команды. Могучий корабль теперь беспомощно кувыркался среди роя мусора и вихревой туманности вытекающего из пробоин воздуха.
        — Ну ты, Михалыч, и даешь!  — с чувством произнес Левшин, вытирая трясущейся рукой в перчатке со лба обильный пот.  — Я уж думал, отпил свое… За такое дело не грех и принять по глоточку,  — и он потянулся под кресло за заветной флягой.
        — Подожди,  — остановил его князь.
        Он сам порядком взмок и ощущал вполне понятную после перенесенного напряжения слабость, однако считал, что дело еще не завершено.
        — Видишь, один пират остался? Придется им помочь в соответствии с законами космоса. Наверняка кто-то на борту уцелел.
        Подойти к терпящему бедствие неуправляемому кораблю тоже было задачей не из легких, но Левшин был абсолютно согласен с капитаном: закон должен быть выполнен. Нельзя оставлять погибать людей вне зависимости, хорошие ли они или отпетые негодяи.
        — Но что скажет лорд?
        — А что он может сказать?  — пожал плечами Гагарин и включил внутреннюю связь:  — Всем на борту. С пиратами покончено. Один корабль взорвался, второй — тяжело поврежден. Предлагаю всем мужчинам собраться в кают-компании через три минуты.  — И совсем другим тоном добавил:  — Надо спасать уцелевших разбойничков.

        Жених и невеста

        Погоня в системе Сатурна обошлась для команды «Феллигана» без серьезных травм. Несколько синяков и ссадин — не в счет. Правда, леди Рокстон пришлось приводить в чувство, но ее горничная Бетти и вызвавшаяся ей помочь мисс Зайчик быстро справились с этой задачей. Перед мужчинами стояла задача посложнее. В Межпланетном уголовном кодексе самое суровое наказание полагалось за межпланетный разбой, но, чтобы судить, нужно задержать преступников. Это и предстояло сделать экипажу яхты и добровольцам из числа пассажиров.
        — Благодарю, друзья, за вашу решимость принять участие в этом опасном деле,  — сказал Гагарин. По букве и духу Космического устава в чрезвычайных обстоятельствах именно капитан, а не владелец судна считается на борту главным. Первым после Бога, как говаривали моряки прошлого, бороздившие земные океаны под парусами.  — К сожалению, работать придется в невесомости, и потому пойдут те, у кого есть соответствующий опыт. Не исключено, что спасаемые попытаются захватить корабль. Поэтому предлагаю следующий порядок. На борт пиратского судна со мной высадятся Левшин и Голд. Мистер Крэпс останется в рубке, чтобы в случае чего отвести корабль подальше и вызвать помощь. Милорд, Билл и мистер Гант останутся дежурить у шлюза. Приказываю стрелять в каждого, кто покажется на пороге без сопровождения одного из нас.
        — А я?  — обиженно осведомился Майкл. Все это время он сидел тише воды, ниже травы, понимая, что уж его-то с собой никто взять не планирует. Наоборот, сделано будет все, чтобы отпрыску капитана Сандерса не удалось даже взглянуть внутрь чужого корабля.
        — Ты, мой юный друг, будешь охранять женщин,  — совершенно серьезно отозвался капитан.  — На случай, если пираты прорвутся внутрь «Феллигана».
        — Я тебе приведу живого пирата,  — пообещал Оливер.  — А ты пока присмотришь за моим хвостатым другом…  — Он погладил паракота по пушистой спинке.
        — Прекрасен, горд, невозмутим,  — самовлюбленно продекламировал ионийский зверек.
        — Я вас не подведу, сэр,  — заявил Гант, обращаясь к капитану.
        — Не сомневаюсь,  — кивнул тот.
        За время путешествия Юджин сделал большие успехи на пути превращения из американского провинциала в опытного космического путешественника.
        — Я, разумеется,  — тоже,  — добавил лорд.
        В нем князь уж точно не сомневался.
        В этот момент в кают-компанию заглянула мисс Зайчик.
        — Я обязательно должна пойти с вами,  — заявила она, глядя на Гагарина в упор.
        — Нет!  — отрезал Гагарин.  — У вас нет навыка рукопашной в невесомости.
        — Это дискриминация!  — немедленно заявила Даяна.
        — Это всего лишь факт,  — пожал капитан плечами.  — Кстати, стрелять вы тоже так и не научились. Хотите сами послужить мишенью?
        — Скажите, как вам удалось справиться с двумя пиратскими кораблями?  — встрял мальчуган, почувствовав, что обстановка накаляется.  — Вы их из пушек расстреляли?
        — Я всего лишь проскочил через щель Кассини, а они — нет,  — пояснил капитан, который рад был перемене темы.
        Майкл воззрился на него, как на героя. Обиженная отказом девушка отвернулась и стала смотреть в иллюминатор, где медленно отползала в сторону исполинская полусфера газового гиганта.
        — Повторяю — на борт чужака идем втроем,  — подвел итог князь.  — Вас, мисс Зайчик, попрошу подготовить перевязочный материал, обезболивающие и так далее. Не исключено, что потерпевшим понадобится медицинская помощь. Прошу меня правильно понять, леди и джентльмены, дело не только в том, что вы не готовы к схватке в невесомости, но и в том, что там вы можете увидеть такое, что лишит вас самообладания. Не думаю, что кто-нибудь из вас принимал участие в спасательных операциях в космосе. Поверьте, зрелище разрушенного корабля может снабдить вас кошмарами до конца дней…
        Присутствующие мужчины понимающе закивали. Даяна Зайчик перестала смотреть в иллюминатор и теперь внимала капитану, пусть и без особого восторга.
        — У вас, остающихся на борту, будет другая, не менее важная задача,  — продолжал Гагарин, предпочитая все высказать до конца.  — Принять от нас пленников и сопроводить их в трюм. При этом один из вас должен оставаться у шлюза, держа оружие наготове. И помните — если не уследите, то пираты могут захватить наш корабль. Кстати, проверьте оружие.
        Мужчины, предусмотрительно захватившие револьверы, принялись их осматривать.
        — На этом совещание считаю оконченным,  — сказал капитан.  — Скафандры не снимать до особого приказа. А теперь прошу занять свои места.
        Причалить в космосе к другому кораблю очень не просто. Надо подойти к объекту по той же орбите, уравнять скорости, коснуться чужака так, чтобы не повредить ни себя, ни его. А еще надо каким-то образом проникнуть внутрь. Вряд ли уцелевшие пираты гостеприимно раскроют двери шлюза, а то и выпустят переходник. Значит, двери придется вскрывать, хорошо — если не сам корпус.
        Маневрировал Гагарин умело. Конечно, дело было не минутным, пассажиры «Феллигана» порядком извелись ожиданием, но в конце концов чужой борт оказался рядом. Сразу бросилось в глаза главное — весь нос бывшего преследователя был разворочен. Все, кто находился в момент столкновения в рубке, уже давно ушли по звездной дороге туда, откуда нет возврата. Скафандр спасает, когда корабль получает лишь небольшие пробоины, но тут произошел огромной силы взрыв, уцелеть в котором было невозможно.
        — Ну вот и решилось,  — Гагарин чуть повернулся к Левшину.  — Здесь и войдем. Я-то уже опасался, что придется вскрывать… Остаются внутренние гермолюки…
        — Внутренние — ерунда,  — отмахнулся механик.  — Они должны открываться с обеих сторон… Смотри, Михалыч, у них весь борт вспорот… Сто к одному — живых мы там не найдем. Придется за помин душ выпить. Какими бы они ни были, всё люди…
        Возражать Гагарин не стал. Он сам уже не был уверен, что на борту пиратского судна остались живые, но все равно необходимо было удостовериться.
        «Феллиган» завис так, что выход из шлюза оказался напротив гигантской пробоины. Благо приливные силы гравитации Сатурна остановили неуправляемое вращение потерпевшего крушение корабля. Левшин первым перепрыгнул через пропасть, отделявшую яхту от недавнего преследователя. Предстояло найти среди покореженных корпусных пластин то, за что бы можно было зацепить трос. Наконец он обнаружил балку грузовой лебедки, намертво приваренную к шпангоутам. Защелкнув карабин троса, механик-двигателист помигал фонариком. Князь помигал в ответ, и через несколько минут они с Оливером оказались среди обломков.
        Можно сколько угодно участвовать в спасательных операциях, но привыкнуть к зрелищу погибшего межпланетного судна невозможно. Пиратский корабль был фактически уничтожен. Скафандры прекрасно ограждали людей от вакуума, но плохо защищали от осколков. Катастрофическая разгерметизация. Высвобожденный воздух выбрасывает людей сквозь пробоины в корпусе, изорванный металл раздирает прочную ткань скафандров. Ледяные пули пробивают прозрачные забрала шлемов. Обломки разлетающейся мебели и прочей корабельной утвари обрывают кислородные шланги. И хорошо, если несчастные умирают мгновенно. Гораздо страшнее медленная смерть от удушья или потери крови, пузырящейся и замерзающей в прорехах скафандра.
        Спасатели долго обшаривали корабль, но успех выпал на долю Оливера. Бывший пират вскрыл одну из кают, и его едва не унесло струей сохранившегося там воздуха. Этот отсек по странной прихоти судьбы практически не пострадал. Как не пострадал находившийся там мужчина в скафандре. По крайней мере, не пострадал физически. Насчет психики сказать что-либо было трудно. Единственный уцелевший из пассажиров «Бродяги» при виде каргомастера странно замахал руками, а когда Оливер взял его, чтобы отбуксировать на яхту, попытался обнять бывшего пирата, словно внезапно обретенного брата. Так ведь тоже бывает: при аварии некоторые люди сходят с ума от переживаний.
        — Да ладно. Чего уж там,  — пробормотал растроганный Оливер.
        Рука каргомастера была тверда. Так, с единственным пленником на буксире, спасательная группа и вернулась на «Феллиган». По ту сторону шлюза их встречали лорд со товарищи. Стволы револьверов немедленного уставились на бедолагу.
        — Так,  — Гагарин приподнял забрало гермошлема,  — спасенный один, потому вместо трюма тащите его в кают-компанию. Я сейчас дам небольшую тягу, чтобы нам под подволоком не висеть, и тогда спокойно побеседуем. Только закрепитесь сразу во избежание…
        Он успел подняться в рубку, дать кораблю небольшое ускорение в половину земного, вернуться, а в кают-компании еще никто даже не избавился от скафандров. Впрочем, учитывая, что кроме скафандров на пассажирах мало что было надето, неудивительно. Но от шлемов и перчаток избавились все, кроме пленника.
        — Давай, не стесняйся!  — Оливер грубовато коснулся шеи спасенного, чуть повозился с застежками и снял с него шлем.
        Мисс Зайчик невольно вскрикнула:
        — Джошуа! Ты? Откуда? Ты прилетел за мной?
        — Ага, специально пешком притопал!  — не преминул съязвить Гагарин.
        Он, понятное дело, не понимал смысла восклицаний, но удержаться от комментария не мог. Остальные молчали. Молчал и Харрис, и лишь затравленно переводил взгляд от одного к дру- гому.
        — Джошуа Харрис! Именем закона вы арестованы!  — неожиданно для всех заявил Юджин.  — Я, инспектор Международной полиции Гант, обвиняю вас в организации преступного сообщества и в неоднократном покушении на жизнь межпланетных путешественников. А также в принадлежности к преступному миру и еще очень многом, о чем у нас теперь будет время поговорить.
        Теперь уже пришел черед Харриса удивляться:
        — Ты? Деревенщина!
        — Вот тебе и деревенщина,  — хохотнул Федор Степанович, уже успевший отхлебнуть мадеры из бара.
        — Да. Надо же было взять вас с поличным, вот и пришлось сыграть роль недалекого парня. Мы давно следили за всей вашей и мистера Джонса бандой. Только ведь дело было не в том, чтобы упечь за решетку мелкую сошку, надо было сделать так, чтобы сели все главари. Теперь-то вы уже не отвертитесь,  — улыбнулся инспектор.  — Не все продается, мистер Харрис. Кстати, сюда скоро подойдет вызванный мной полицейский корвет. Может, несколько поздно, но очень уж густо пошли события. Но если желаете, можете начать признаваться уже сейчас. Явка с повинной смягчает приговор. Начните, например, с того, как вы решили проследить за мисс Зайчик и таким образом выйти на ее отца. Чтобы завладеть якобы найденными им залежами гигрита. А нас всех ликвидировать как нежелательных свидетелей.
        — Ты…  — Мисс Зайчик разгневанно взирала на Харриса.  — Ты…  — Подобрать других слов она не могла.
        Гагарин некоторое время переводил взгляд с профессорской дочки на пирата и обратно, а потом вдруг догадался:
        — Так вы знакомы?
        — Сволочь!  — Это все, что сумел сказать арестованный пират. И неизвестно — в чей адрес.
        Ему было прежде всего очень плохо. Он и в спокойном полете едва переносил космос, а уж эта дикая погоня, чудовищный пресс перегрузок и, наконец, столкновение с ледяными глыбами вообще что-то сдвинули в психике. В любой другой обстановке Харрис стал бы запираться, отрицать даже очевидное, однако после выпавших на его долю испытаний он полностью утратил контроль над собой и здраво рассуждать уже не мог.
        — Джошуа, это правда?
        Если бы жених ответил отрицательно, мисс Зайчик обязательно поверила бы его слову.
        — Молчи, тварь!  — Харрис был вне себя и потому понес околесицу.  — Думаешь, от тебя можно сойти с ума? Как бы не так! Таких, как ты, в каждой подворотне встретишь! С такими, как ты, можно лишь за деньги. Была бы умной, поделилась добычей отца. Все себе решила заграбастать? Все из-за тебя!..
        Он рванулся к ошеломленной невесте.
        Гагарин несокрушимой преградой вырос у него на пути, гаркнул:
        — Потрудитесь выбирать выражения!
        Рядом мгновенно оказался Рокстон.
        — Вы не джентльмен, мистер!  — презрительно процедил он, взмахнув тяжелой скафандровой перчаткой, словно намереваясь бросить пирату вызов.
        И всех заглушил прозвучавший в динамике голос:
        — Полицейский корвет «Доктор Ватсон» вызывает яхту лорда Рокстона!  — Юджин сумел предусмотрительно соединить радиостанцию с внутренней связью.  — «Феллиган», откликнитесь! Видим вас! Готовы произвести стыковку.
        Но еще до того, как полицейские вступили на палубу, мисс Зайчик оказалась рядом с женихом и изо всех сил влепила тому пощечину.

        Легенда о Безумном Рыболове

        — Прошу прощения, но у меня нет аппетита,  — вздохнула леди Рокстон.  — Столько всего произошло, что хочется лишь спать.
        При последних словах они с лордом заговорщически переглянулись. При этом глаза его светлости замаслились, как у кота. Впрочем, желание немедленно лечь в постель испытывали все члены команды, сплотившиеся за долгие недели совместных приключений. Правда, далеко не все могли себе позволить более приятное времяпровождение, чем просто глубокий, здоровый сон. Да и не всем было нужно что-то еще, кроме сна.
        Никто до сих пор не снял скафандров, словно угроза продолжала витать над яхтой. Просто не было сил. Офицеры «Доктора Ватсона» коротко и вежливо опросили экипаж и пассажиров «Феллигана» о перипетиях полета, тщательно запротоколировали показания, пожелали счастливых поисков, после чего забрали инспектора Ганта вместе с арестованным Харрисом и отчалили к далекой Земле. Прощание с Юджином вышло скомканным. Дамы слегка прослезились, обняли и поблагодарили американца, словно это он спас «Феллиган», а не капитан Гагарин. Мужчины пожали товарищу по приключениям руку. Паракот выдал длинную тираду на верхнемарсианском. На этом все и кончилось. По отбытии корвета оставшиеся сели ужинать, хотя с тем же успехом можно было утверждать, что они приступили к завтраку. Не только у миледи не было аппетита, поэтому ели не столько с удовольствием, сколько из чувства долга перед собственными измученными организмами.
        — Предлагаю всем после ужина отсыпаться,  — сказал князь.
        Сам он выглядел сравнительно бодрым, будто не было утомительного перехода через джунгли, стремительной погони в космосе и вылазки на разбитый корабль. Капитан не имеет права демонстрировать свою слабость.
        — Мы что, больше не будем искать папу?  — вскинулся Майкл. Он-то как раз отчаянно клевал носом.
        — Будем,  — князь покосился на Даяну.  — Разумеется. Как только немного отдохнем.
        — И где? Мы же уже везде побывали.
        — На Япете,  — совсем не в рифму ответил Гагарин.  — Там тоже есть участок красных джунглей. И даже несколько черных гор.
        — Точно!  — вдруг хлопнул себя по лбу Оливер. Паракот на всякий случай посторонился и приготовился спрыгнуть с плеча.  — Джонсон же перед уходом произнес: «Я…» Это же было началом слова «Япет»!
        — Решено,  — лорд поднялся первым и помог супруге.  — Сейчас отдыхаем, а с утра летим на Япет.
        — Мисс Зайчик,  — обратился капитан к девушке,  — позвольте, я вас провожу.
        Мисс Зайчик, которая выглядела не усталой, а скорее — выжатой, лишь вяло кивнула. У присутствующих защемило сердце. На Даяну нельзя было смотреть без жалости. История с женихом словно лишила ее жизни. Неудивительно, что вместо того, чтобы, как обычно, начать препираться, она приняла помощь капитана.
        — Не переживай, Даяна,  — с нежностью произнес Гагарин, когда они оказались возле ее каюты.  — Пустое… С такими людьми, как Харрис, лучше расставаться сразу, чем мучаться годами. Скоро мы найдем твоего отца…
        — Я не переживаю,  — вздохнула девушка, даже не заметив, что несносный русский самочинно перешел на «ты»,  — но уже не верю в хорошее…
        — Глупости!  — чуть жестче произнес князь.  — Пока человек не сдался, он не побежден. Слово чести: не могу сказать, что обязательно завтра, но в ближайшее время я намерен познакомиться с профессором.  — Они как-то незаметно пересекли порог каюты.  — Отдохнешь, поспишь, а там и…
        Мисс Зайчик застыла посередине своих апартаментов, словно не зная, что надо делать дальше?
        — Дай я хоть скафандр снять помогу…
        Даяна не стала спорить. Под скафандром у нее не оказалось даже халата. При виде ее обнаженного, почти детского тела, покрытого струйками высохшего пота и синяками, у капитана проснулось не столько естественное влечение, сколько — жалость. Он подхватил девушку на руки и понес ее в ванную комнату.
        Сатурн с невероятной скоростью влек ожерелье своих лун и крохотный человеческий корабль вокруг Солнца. Мгновения кольценосного гиганта были равны годам, но ничто не длится вечно.
        — Ты действительно найдешь отца?  — спросила Даяна, когда они лежали рядом, отдыхая от страсти.
        — Разве я не дал слова?  — искренне удивился князь.
        — Дал… И я тебе верю…  — прошептала его возлюбленная.  — Знаешь, отец… он такой рассеянный… Он вечно что-нибудь забыва…
        Мисс Зайчик замолчала на полуслове. Гагарин приподнялся на локте, заглянул ей в лицо, едва освещенное желто-зеленым мерцанием Сатурна, которое проникало через незашторенный иллюми- натор.
        Корабль неожиданно чуть вильнул. Гагарин вскочил и мгновенно облачился.
        — Прости, любимая,  — произнес он одними губами.
        — Любимая,  — повторила Даяна, улыбаясь во сне.
        В рубке восседал Левшин. Был он изрядно навеселе и сейчас даже не потрудился спрятать полупустую бутылку. Разумеется, далеко не первую, хотя держался механик-двигателист молодцом. Скажем, лорд Рокстон ничего бы не понял, разве что принялся бы искать источник характерного запаха, но Гагарин прекрасно знал своего напарника.
        — А-а… Михалыч!  — обрадовался Федор Степанович.  — Я тут за тебя малость выпил. За твое несомненное мастерство! Если бы не ты… Хлебни глоточек!
        — Давай!  — неожиданно согласился князь.
        Он отхлебнул прямо из бутылки, стакана у механика вечно не имелось, выдохнул и извлек папиросу. Затянулся Гагарин жадно, как человек, только что выполнивший тяжелую физическую работу.
        — За тебя, Михалыч!  — патетически воскликнул Левшин, тоже прикладываясь к драгоценному сосуду.
        — Ты это… Федор, нам завтра, вернее, сегодня дальше лететь,  — предупредил его князь.
        — Да у меня разве когда что отказывало!.. Ты-то чего не спишь?
        — Сейчас пойду,  — Гагарин в самом деле ощущал себя предельно уставшим.  — Только еще одну папиросу выкурю.
        — Ты где был-то?  — вдруг спросил Федор.  — Вид у тебя какой-то… не такой.
        — А каким он должен быть?  — усмехнулся князь.  — И не пытай, все равно не скажу. Здесь замешана честь дамы.
        — Даже так…  — Левшин взглянул на капитана с невольным уважением.  — Тогда я и спрашивать не стану, кто она. Леди с лордом…
        — Федор!  — предостерег от дальнейших логических выкладок капитан.
        — Нешто я догадываюсь?  — удивился механик, протягивая бутылку.  — На посошок!
        — Разве что… Но и ты — последний глоток и в койку.
        — Слово, Михалыч!  — Правда, этим глотком Левшин опустошил бутылку до донышка, но потом послушно встал и на удивление твердой походкой отправился спать.
        Гагарин чуть подправил курс, чтобы к условному утру корабль оказался как можно ближе к орбите Япета, а затем закурил еще раз. Ему было над чем подумать, но думать совсем не хотелось.
        Спустя пять часов корабельная сирена возвестила подъем. Пассажиры вынуждены были подняться, толком не выспавшись. Дамы успели навести подобие утреннего макияжа, а мужчины ограничились бритьем. Оливер внес огромный кофейник, и люди неторопливо попивали кофе, надеясь в конце концов пробудиться. Лишь мисс Зайчик вся светилась, словно увидела волшебный сон и никак не могла вернуться в обыденность. На нее чуть косились, однако с расспросами, естественно, не приставали. А вдруг недавно случившееся подействовало так, что дочка профессора слегка помутилась рассудком?
        — А Япет скоро?  — В отличие от всех прочих, Майкл быстро взбодрился и теперь нетерпеливо ерзал на стуле.
        — Через полчаса,  — ответил Гагарин.
        — Тогда, может, уже пойдем к телескопам?
        — Рановато еще,  — сквозь зевок произнес капитан, а потом добавил:  — Да, в общем, и не за чем…
        — Как это?
        — Я примерно знаю, где нам лучше сесть в первую очередь,  — признался князь.  — Рядом с обиталищем одного заядлого рыболова.
        — Рыболова?  — хором переспросили присутствующие.
        Гагарин отставил чашку и продолжил:
        — Есть такая легенда. Сам ее услышал недавно… Говорят, несколько лет тому назад около Япета потерпел аварию небольшой корабль. Подробности неизвестны, да они не столь и важны… Главное, что оставаться в космосе экипаж не пожелал, и корабль сравнительно благополучно опустился на поверхность луны. Рация у них оказалась в относительном порядке, и время от времени кто-нибудь из экипажа посылал СОС. Надежды на то, что их скоро обнаружат, было мало. Все-таки Сатурн не Юпитер, и летают здесь не часто. Но в одном, по крайней мере, межпланетникам повезло. Недалеко от места посадки протекал ручей, в котором обитала, как выяснилось, изумительно вкусная рыба. А один из членов экипажа, некий Жека, оказался заядлым рыболовом… В общем, когда год спустя их все-таки нашли, то этот Жека, мой соотечественник, между прочим, улетать отказался наотрез. Мол, где я еще такие условия для рыбалки найду? Он лишь попросил, чтобы ему было оставлено побольше соли да всяческих приправ. Ну и муки еще, разумеется. Так он там и остался. Во всяком случае, я не слышал, чтобы он возвратился домой. Изредка у Ручья-на-Япете опускаются
корабли, экипажи которых делятся продуктами в обмен на право порыбачить в чудесном водоеме. А Жека, или Безумный Рыболов, как его прозвали скитальцы космоса, там вместо егеря, а заодно и — гида. Иными словами — на правах старожила. Вот к нему в гости мы и направимся.
        — Но почему именно к нему?  — осведомился лорд.
        — Потому, что это лучшее место на Япете,  — ответствовал князь.  — Если корабль профессора разбился на этой луне, то его экипаж просто обязан дойти до заповедного ручья. Где бы они ни упали. Япет — луна маленькая, а времени прошло уже столько, что до Ручья можно было добраться даже ползком. Если же по каким-то причинам сие событие еще не произошло, кто лучше Жеки сумеет подсказать нам, где искать профессора Зайчика, капитана Сандерса и его людей? В самом крайнем случае нам придется совершить один трансорбитальный перелет. Но мне почему-то кажется, что не придется…
        — Я тоже слышал о Безумном Рыболове… Хотя, конечно, такими легендами пространство полнится… Да я бы и сам рыбку половил, при случае,  — признался Оливер.
        Паракот у него на плече возбужденно промурлыкал:
        — Рыбка… Вкусненькая рыбка…
        Угрюмость невыспавшихся людей «Феллигана» как рукой сняло. Захохотал лорд Рокстон. Ему вторила тоненьким голоском супруга. Левшин и Голд забасили так, что корпус яхты пробрала дрожь. Совершенно неприлично заржал Майкл. Младший двигателист Крэпс издал звук, словно его душили. Капитан и пассажирка мисс Зайчик улыбались, но смотрели только друг на друга.
        Польщенный общим вниманием, паракот выгнул спинку и замурлыкал так, что перекрыл смех остальных путешественников. Ну что возьмешь с кота, пусть он и не очень-то кот!

        Ручей-на-Япете

        — Прибыли, леди и джентльмены! Можем выходить! Воздух вполне пригоден для дыхания, только немного сыроват. Если кто озябнет, включите обогрев скафандра,  — с видом радушного хозяина вещал Гагарин.  — И прошу быть внимательными. Здесь обитает множество всяческой неприятной живности. Во всяком случае, до воцарения Безумного Рыболова, были… Но не беспокойтесь. Тигров здесь не водится. Львов тоже…
        — А кто водится?  — поинтересовался Майкл, которого немного огорчило отсутствие тигров, но он был готов к схваткам с любым хищником.
        — Мерцальники, лентогляды, брюхолазы, пресмыкатели…
        — Фу-у, что это за гадость?..
        — В основном — черви, мой юный друг. Фауна Япета весьма примитивна, ей далеко до позвоночных.
        — А как же рыбы?
        — Верно подмечено, мистер Сандерс-младший,  — похвалил сорванца капитан.  — Рыбы в Ручье — это большая загадка этой крохотной луны…
        — Далеко ли до резиденции мистера… э-э Жеки?  — осведомился Рокстон.
        — Чуть больше километра. Прошу прощения, но ближе прилуниться было нельзя. Безумный Рыболов очень нервничает, когда распугивают рыбу. Воображаю, как он разгневался бы, посади мы нашу старушку прямиком на берегу Ручья…
        Балагуря, экипаж и пассажиры спустились по трапу на каменистое плато, узким шершавым языком вдающееся в болотистые заросли, покрывающие низины межгорий. Капитан оказался прав. Воздух Япета был хоть и насыщен испарениям, дышалось им легко. С далеких, невидимых из-за близкого горизонта горных вершин, многие из которых выступали над атмосферой, стекали волны холода. Над болотами они встречались с теплом подземных горячих источников и потому в воздухе вечно висела промозглая сырость.
        И все же, невзирая на неприветливость нового мира, люди «Феллигана» испытывали душевный подъем. Еще никогда они настолько не верили в успех экспедиции. Скафандры и упомянутые капитаном существа, обитающие в этих сырых чащобах, не располагали к легкомыслию, но Оливер Голд демонстративно захватил с собой самодельные, в последний момент изготовленные удочки — паракот на его плече заранее облизывался, будто уже пробовал когда-то мясо обитателей здешних водоемов. Остальные мужчины захватили лишь привычные револьверы, хотя, вполне возможно, тоже были не прочь половить рыбку.
        Дамы полагались на мужчин. Леди Рокстон не отходила от своего мужа. Бетти испуганно жалась к плечу дворецкого Билла. Мисс Зайчик взирала на Гагарина с откровенной лаской во взгляде, но этого никто, кроме самого князя, не замечал. Сплетни, неизбежная составляющая светской жизни, не прижились на «Феллигане». Если кто и догадывался о перемене отношения профессорской дочки к бравому капитану, то считал это вполне справедливым. Ведь именно бравый русский межпланетник совершил столько подвигов во имя своей прекрасной дамы, сколько и не снилось средневековым рыцарям.
        Великий астроботаник Гавриил Тихов вновь оказался прав: холодные джунгли Япета тоже были красными. И если заросли Титана походили на бамбуковые рощи где-нибудь в Индокитае, то джунгли на Япете скорее напоминали земные леса каменноугольного периода. Пробираться через них было чрезвычайно трудно. Чешуйчатые стволы павших деревьев, порой необъятной ширины, перегораживали путь. В гниющей сердцевине этих гигантов копошились неприятного вида создания. Вероятно — те самые мерцальники и брюхолазы.
        Несколько раз червеобразные создания пытались угнездиться в складках скафандров, но были с негодованием сброшены и втоптаны в грязь. Одну тварь дворецкий Билл вынужден был расстрелять. Покрытое редкой щетиной сегментированное тулово, с паровозную трубу толщиной, с завидным упорством лезло из почвы. Выглядело это забавно, но вдруг «труба» повернулась тупым концом к путешественникам и выбросила пучок длинных, усеянных крючками жгутиков. Билл первым успел нажать на спусковой крючок. Ему пришлось выпустить весь барабан, прежде чем «труба» утратила большую часть жгутиков и с обиженным чваканьем втянулась обратно.
        Других покушений на драгоценные особы господ межпланетников не случилось, но перед каждой преградой Гагарин вежливо протягивал мисс Зайчик руку, и Даяна, едва не впервые в жизни, с готовностью опиралась на нее. Лорд, разумеется, помогал супруге, Крэпс и Билл — Бетти. Оливер, механический протез которого, даже внутри скафандра, умудрялся увязать в топи, изредка все же соглашался на помощь Майкла. Непоседливый мальчишка давно бы умчался вперед, однако перед самым выходом из корабля капитан взял с него слово межпланетника, что никаких самовольных побегов больше не будет, и юный Сандерс пока слово держал. Сдержал бы он его, окажись путь длиннее, это еще вопрос, но что такое километр даже по пересеченной местности?
        Труднопроходимый болотистый лес вдруг расступился, и путешественники оказались на берегу широкого потока, напоминающего ручей разве что в иносказательном смысле. Мутно-желтые воды лениво струились между топких берегов, вихрились вокруг коряг, плавно влекли чешуйки древесной коры, веерообразные листья и причудливые завитки спор. Глядя на эту первобытную реку, трудно было поверить, что в ней водится рыба. Если только какие-нибудь пресмыкатели.
        — Будем форсировать!  — скомандовал капитан.  — Космический скафандр ничем не хуже водолазного.
        С этими словами он захлопнул шлем, надул скафандр, чтобы обрести плавучесть, и шагнул в воду. Остальным путешественникам не удалось последовать его примеру. Откуда-то из прибрежных кустов на них налетел невысокий человек в заштопанном скафандре и кепи, сшитом из подшлемника, с прикрепленным к нему противосолнечным козырьком. Пшеничные усы мужчины рассерженно топорщились, а выпуклые серые глаза взирали на пришельцев свирепо.
        — Вы куда лезете!  — заорал он.  — Всю рыбу хотите мне распугать!
        Гагарин немедленно выбрался на берег и схватил свирепого за плечи.
        — Женька, ты?  — выдохнул капитан.  — Константинов, твою мать!
        Безумный Рыболов сердито отпихнул его от себя, и Гагарин поднял забрало, из-за которого нельзя было разглядеть его лица.
        — Отец!  — непонятно заключил Безумный Рыболов, мгновенно сменив гнев на милость.  — Какими судьбами? Порыбачить прилетел?
        Они обнялись.
        — Можем и порыбачить, но после, отец,  — так же странно отозвался капитан. Разговор шел на русском, поэтому, кроме Левшина, никто не понял, о чем речь.  — Знаешь, я понятия не имел, что таинственный Жека — это ты… Ты-то мне и нужен, старый черт!
        — Само собой, отец,  — важно отозвался Безумный Рыболов.  — Выпить, закусить…
        — Сразу видно понимающего человека!  — пробормотал Левшин, извлекая из кармана скафандра плоскую литровую бутылку.
        — Федя, подожди,  — остановил его капитан.  — Сначала дело, а потом веселье… Ты мне скажи, отец, кораблекрушения поблизости не было? Месяца два назад…
        — Поблизости — не было…  — ответствовал Безумный Рыболов.
        Мисс Зайчик кинулась к нему.
        — А где — было?! Ну скажите, пожалуйста!
        — Да! Да! Да!  — завопил Майкл, прыгая возле ошеломленного таким натиском космического Робинзона.  — И мне скажите! И мне!
        — Эта девушка, отец, дочка профессора Зайчика,  — представил свою возлюбленную князь.  — А этот рыжий — сынок капитана Сандерса. Знаешь такого?
        — Ну еще бы!  — откликнулся Безумный Рыболов.  — Они уже больше месяца на моих харчах подъедаются… Врезались при посадке в Холостую гору, а потом реактор вразнос пошел. Хорошо, далеко отсюда, аж в южном полушарии. Они сюда долго ковыляли. Парнишка еще с ними был, поляк… Так его мерцальник укусил, зараза… Не спасли… А Сандерс с Зайчиком ничего, приспособились. Тоже рыбалочкой увлеклись. И мне не так скучно, и им достойная мужчин забава…
        Рассказывал Безумный Рыболов по-русски, но Майкл, который за время полета успел нахвататься немного русских слов, смекнул, о чем речь, и теперь без спросу полез в разговор взрослых:
        — Где папа, мистер Рыболофф?
        — Там он,  — махнул рукой Робинзон, который владел английским несколько лучше, чем сорванец русским.  — Чуть ниже по течению… Он у нас сегодня дежурит на камбузе… А профессор, наоборот, выше пошел. Хочет меня переплюнуть по части улова…
        Улыбка Безумного Рыболова свидетельствовала, что подобный подвиг никому не под силу. Хотя по выражению глаз Оливера было ясно — бывший пират вполне готов потягаться с Робинзоном на этом поприще. Впрочем, мистер Голд вслух свои сомнения не высказал. Да и не до того было. Майкл по-мальчишечьи взвизгнул и стрелой умчался в указанном направлении. Даяна радостно бросилась на шею князя, благодарно коснулась его щеки губами и повлекла выше по течению. Ей, не меньше Майкла, не терпелось свидеться с отцом.
        Идти вдоль Ручья-на-Япете совсем непросто. Под ногами хлюпает жидкая каша из ила, полусгнившей растительности и останков представителей фауны. Поваленные стволы, спутанные корни, похожие на уснувших червей, и черви, похожие на ожившие корни,  — все это «многообразие лунной природы» превращало прогулку по берегу в тяжкое испытание. Потому и профессора Даяна и Гагарин увидели не сразу. А когда увидели, едва не заплакали от умиления. Уж больно идиллической оказалась картинка. Седовласый длиннобородый мужчина в потрепанном скафандре сидит на берегу и не отрывает взгляда от поплавка. Рядом покоится корзина с солидным уловом.
        На подошедших внимания рыболов не обратил.
        — Папа!  — воскликнула мисс Зайчик и бросилась к отцу.
        — Тихо! Всю рыбу распугаешь!  — шикнул на нее профессор, как будто расстался с дочерью всего полчаса назад.  — Вот… из-за тебя сорвалось… Прилетела, значит.
        — Папа,  — дрогнувшим голосом произнесла Даяна,  — что ты такое говоришь?! Мы тебя по всей системе искали!
        — Ну так уж и по всей!  — пробормотал старик, проверяя наживку.
        — Нет, правда!
        — Ну-у… не совсем по всей системе,  — вставил князь.  — Всего лишь на Марсе, Меркурии, Ганимеде, Ио, Титане и здесь…
        Профессор Зайчик не удостоил его взглядом и лишь пробормотал:
        — Пути открытий, знаете ли, извилисты… Ио, говорите? Да, похоже надо было искать на Ио…  — И раздраженно добавил:  — Но вы-то чего метались? Мы же ясно передали, где именно потерпели крушение!
        — Радиограмма получена не полностью,  — сдержанно пояснил капитан, которому не понравился этот желчный старикан.  — Несколько почти не связанных слов…
        — Да-да, папа!  — подтвердила девушка.  — Межпланетное агентство отказало в организации поисков… Я была в полном отчаянии… Только благодаря лорду Рокстону, который предоставил в наше распоряжение яхту и сопровождал в поисках…
        Профессор Зайчик вдруг отложил удилище, проворно вскочил, протянул испачканную тиной руку.
        — Ваша светлость!  — с воодушевлением воскликнул он.  — Позвольте вас…
        — К сожалению, я всего лишь капитан,  — скромно откликнулся Гагарин, княжеский титул которого вполне мог быть приравнен к лорду.
        — Папа, познакомься! Это мой жених!  — торжественно возвестила Даяна.
        Князь невольно поперхнулся. Зыбкая почва Япета попыталась уйти у него из-под ног, но он устоял. Нет, ему нравилась дочка профессора, притом нравилась безумно, тут и говорить не о чем, но вот чтобы так сразу — и под венец…
        «А ведь по возвращении у нас с лордом назначена дуэль,  — вспомнилось капитану.  — Вдруг повезет — убьют!»
        Но окончательно добил его сам профессор. Старик осклабился во всю ширь зубного протеза, с чувством потряс князю руку и громогласно произнес:
        — Наконец-то мы будем знакомы, мистер Харрис!

        Эпилог

        Старший инженер верфи проводил взглядом железнодорожную платформу, на которой покоилась китовая туша корабля.
        — Второй раз за полгода принимаю у тебя корабль, Георгий,  — пыхтя сигарой, произнес Ангелопулос.  — Шикарно устроился, я тебе скажу.
        — Пока нет,  — рассеянно пробормотал Гагарин, поглядывая в сторону старенького «Руссо-балта», что поблескивал запыленными стеклами у здания управления.
        Старый грек углубился в список повреждений, полученных межпланетной яхтой «Феллиган» в беспримерном путешествии, о котором третий день трубили газеты всего мира.
        — Что так?  — спросил Ангелопулос.  — Я слышал, ты женился на богатой… Ее отец, говорят, открыл сказочные залежи гигрита.
        — Газетная утка, Аристофан…
        — Ладно, ладно,  — отмахнулся грек.  — Не хочешь — не говори… У нас тут тоже творятся веселые дела. Закрыли наш кабак при космопорте. Джонс, хозяин заведения, оказался прохвостом…
        — Продавал марафет девочкам, а плутонцам — аммиак?
        — Если бы! Он заправлял делами покруче… Межпланетная контрабанда минералов.
        — Понятно…
        — Не узнаю тебя сегодня, Георгий! Какой-то ты нерадостный…
        — А ведь я тебя, Аристофан, хочу в секунданты позвать…
        Ангелопулос уставился на него, как на инозвездного пришельца. Изжеванная сигара выпала из толстогубого рта.
        — Стреляешься! С кем?
        — С их светлостью лордом Рокстоном…
        Старый грек присвистнул и осведомился:
        — А кто второй? Секундант, в смысле… Левшина своего позовешь?
        — Позвал бы…  — вздохнул князь.  — Да Федор на родину укатил… Вторым секундантом будет вот он…  — И капитан показал в сторону «Руссо-балта».
        Ангелопулос взглянул. Возле знаменитого русского автомобиля маялся верзила-ухан. Богатая кожаная перевязь изобличала в нем представителя гордого марсианского клана Парча.
        — Разве я меньше тебе друг, Георгий, чем этот гурд?  — сбалагурил старший инженер.  — Согласен!
        — Вот и отлично!  — просветлел Гагарин.  — Завтра, у крепости Кулес, в шесть утра.
        Старый грек хотел было возмутиться, он не любил рано вставать, но капитан похлопал его по мощному плечу и зашагал к своему «Руссо-балту», насвистывая на ходу популярную песенку о звездных скитаниях, о башнях на границе тьмы под небом ледяным, о ветре смерти, что, увы, придет за всем живым.

        notes


        Примечания


        1

        Роберт Хайнлан «Башни Марса». Перевод Василия Бетаки.

        2

        Между мирами (лат.).

        3

        «Золотая лань» (англ. Golden Hind)  — небольшой английский галеон, который между 1577 и 1580 годами обогнул земной шар. Это был второй в истории корабль, вернувшийся из кругосветного плавания после магеллановской каракки «Виктория». Капитаном судна был легендарный пират сэр Френсис Дрейк.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к