Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Вознесенская Дарья: " Тогда Я Иду К Вам " - читать онлайн

Сохранить как .
Тогда я иду к вам Дарья Вознесенская
        Ну что, устраиваемся поудобнее, на экране ваших смартфонов несравненная блондинка-попаданка-девственница ака Анжелика-пойду-на-все-ради-ректора. Маркиза магической живности, переодетый секретарь и главная претендентка на брачный браслет от двух главных красавчиков магического Королевства.
        Пусть даже они об этом счастье не знают.
        Пусть даже не согласны.
        Это временно.
        Не верите, что такое возможно?
        Тогда Анжелика идет к вам!
        ДАРЬЯ ВОЗНЕСЕНСКАЯ
        ТОГДА Я ИДУ К ВАМ!
        ГЛАВА 1, ГДЕ Я ЧУВСТВУЮ СЕБЯ ЗАЧАРОВАННОЙ.
        - А вы, Анжелика Савельевна, согласны взять в мужья этого мужчину, Виктора Степановича? - вонзился мне в висок голос регистратора. Пробуждая меня, не хуже будильника, от морока, в который я, похоже, была погружена весь предыдущий месяц.
        Черт.
        А ведь она это серьезно.
        Я, та самая Анжелика Савельевна, вот прямо сейчас выйду замуж, если скажу «да». За мужчину, которого не то что «в мужья», но и «брать» не стоило.
        Никуда.
        Как же меня угораздило?!
        Я открыла рот и тут же его закрыла. Снова открыла и снова не смогла произнести ни звука. В панике посмотрела на «любимого», который, близоруко щурясь, мне улыбался и готовился подарить влажные поцелуи.
        Думай, детка, думай! Пусть думать надо было раньше и платье у тебя офигительное, а в салоне ты провела несколько часов, но разве это повод для замужества?
        Я окинула взглядом собравшийся цветник.
        Девушки в самом соку, часть из которых даже мне завидует - правда, меньшая часть. Та самая, которая не только замуж не сходила, но парня постоянного не имела.
        Мои радостно переглядывающиеся родственники, которые радовались то ли тому, что наконец сбагрили меня, то ли тому, что точно были уверены - я что-нибудь отчебучу сейчас и разговоров об этом хватит на весь следующий год.
        Мои однокурсники, жаждущие напиться на халяву.
        И, наконец, Женька, которого за глаза называли Принц.
        Из-за которого, собственно, я и стояла сейчас в вычурно отделанном зале перед  регистраторшей с огромной грудью, упакованной в многочисленные кружевные жабо.
        Дважды черт.
        Я молчала.
        Жабо заволновалось. Гости тоже. Улыбка близорукого поблекла.
        Хищные красные ногти женщины в самом расцвете сил начали выбивать нервный ритм на столе.
        - Анжелика Савельевна… - снова назвала меня работница ЗАГСа со значением. А то стою тут, понимаете, задерживаю всех.
        Да я не задерживала.
        И даже больше не пыталась разобраться, как дошла до такой жизни.
        Я просто старалась выиграть время, чтобы рассчитать траекторию побега.
        В окно точно нельзя - платье пышное, окно узкое, и я в этом окне просто застряну. Причем самым неприличным способом - к улице передом, а к собравшимся задом.
        Значит, через дверь. Пусть она и была перекрыта многочисленными гостями. Но если разогнаться в достаточной степени и придать себе силу ускорения равную…
        Трижды черт. Я никогда не могла запомнить этих идиотских формул.
        Кажется, регистратор начала догадываться кое о чем - и не о том, что я двоечница. Она сурово сдвинула брови, открыла рот, чтобы снова потребовать от меня ответа и направила на меня свои пальцы с острыми когтями. Наверное, чтобы выпустить файербол или чем там еще оснащает чиновников родное государство.
        Или вырвать мое черствое сердце.
        Но я отрицательно помотала головой и сделала шаг назад.
        Жених тяжко вздохнул и качнулся в мою сторону. Тоже с пальцами наперевес.
        Толпа гостей заволновалась и зашептала - вряд ли их интересовали мои высокие мотивы, всем просто хотелось нормально пожрать на банкете.
        Женька самодовольно ухмыльнулся.
        А меня от этого окатило волной злости. И с громким криком «Нет!» я развернулась и понеслась в сторону двери, пытаясь придать себе то самое нужное ускорение.
        Для надежности еще и швырнула в самый центр скопища сочных девиц свой свадебный букет.
        За букетом прыгнули все семеро. Это создало нужную прореху, в которую я нырнула.
        И дверь поддалась с первого раза.
        А вот гости по ту сторону двери - нет.
        Но мне уже нечего было терять. Подобно римской колеснице я сносила на своем пути посторонних людей и девиц в белых платьях - невест, наверное -  а выплеснувшаяся за мной толпа с криками «Держи её!» и другими нелестными эпитетами довершала начатый хаос.
        Я выскочила из здания ЗАГСа и, недолго думая, побежала налево, задрав юбку чуть ли не до бедер. Просто мы приехали справа, и назад возвращаться не хотелось.
        Прохожие замирали на месте - некоторые при этом успевали включить камеру на телефоне - машины сигналили, а я с каждой секундой чувствовала, насколько легче мне становится дышать.
        Засмеялась - пара человек шарахнулась прямо на соседние газоны, тоже мне, неженки, психов боятся - отцепила роскошную диадему с фатой и припустила еще сильнее.
        От таких телодвижений мне моментально стало жарко, несмотря на ноябрь.
        Куда уж было моим гостям, которые преследовали меня с упорством маньяков и криками пещерных людей, среди которых можно было различить «Вернись, я все прощу», «Дура» и даже пару матов, скорее всего от моего дядюшки, который в принципе не доверял другим словам.
        ???????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????Но возвращаться я не планировала. И бегала быстро. Потому что часто попадала в неприятности и уносить ноги от обиженных неприятностей в детстве приходилось часто. Даже от школы в соревнованиях участвовала. И это было похоже - тогда мне тоже кричали с трибун.
        И неизвестно, чем бы закончилась эта история - наверное, чем - то прекрасным - если бы не несколько событий, которые от меня совершенно не зависели, но которые в тот момент сыграли главную роль в моей судьбе.
        Дело в том, что бригадир водоканала Вася праздновал накануне день рождения.
        Праздновал так весело, что решил на спор прыгнуть с окна, поскольку он не хуже Бетмена. Или человека-паука.
        Нога Васи с этим не согласилась и сломалась при соприкосновении с асфальтом.
        Потому утро Вася встречал не на работе, а в больнице.
        Его бригада почесала затылки и решила, что они не хуже Васи. И ушли в запойный обед, оставив открытыми пару люков и забыв при этом поставить ограждение.
        И если трепетные прохожие, будучи в курсе, что в нашем мире многое держится на Васях, внимательно смотрели под ноги, то я, вкусившая настоящей свободы, смотрела только вперед.
        В светлое будущее.
        А оказалась в темном настоящем.
        И последние две мысли, которые промелькнули у меня, когда я падала в канализационный люк, были о том, что юбка все-таки оказалась не достаточно пышная, и что приличные девочки бегают за белым кроликом и падают в сказочные норы.
        А я, судя по всему, оказалась девочкой неприличной.
        И сознание померкло.
        ГЛАВА 2, ИЗ КОТОРОЙ ПОНЯТНО, КАК Я ДОШЛА ДО ТАКОЙ ЖИЗНИ
        - Лику-уся…
        Терпеть не могла, когда извращали мое имя, но Евгению Савченко я была готова позволить сделать не только это.
        Вообще, все, что объединяло Евгения и «извращали» - даже если объединяло только в моей голове -  я была готова не только позволить, но и потребовать.
        Покусала губы, чтобы выглядели ярче - помада, конечно, давно была сожрана в столовой - и повернулась к Жене. Может, вот оно? Он наконец то бросил свой фан-клуб, состоящий из половозрелых девиц, мечтающих не о каких-то мифических принцах, а о нашем собственном, университетском, и обратил, наконец, внимание на скромную и красивую девушку самых честных правил?
        Я мысленно пробежалась по своему внешнему виду. Ну, как его запомнила с утра. Платьице вроде ничего, прическу я крутила минут сорок на плойку, да и макияж с утра нанести успела. Значит, во всеоружии.
        Я нежно - надеюсь - улыбнулась и подняла на него трепетные очи.
        А Принц - красавчик блондин с репутацией повесы - чуть наклонился ко мне, почти касаясь персиковых щек, и, опаляя пламенным дыханием мгновенно заалевшее ушко произнес…
        - Ты же одолжишь мне лекции?
        Ты… мы… я…
        Лекции…
        Что?!
        Я моргнула и чуть не поперхнулась.
        Женя распрямился и одарил меня своей коронной улыбочкой, от которой девчачьи шпильки ломались только так.
        То есть, пока я придумывала имена нашим детям, он просто прогуливал - а теперь хочет мои записи?! Да что он себе возомнил! Конечно, я не…
        - К-конечно, - прошлепал язык-предатель.
        Это я такое сказала?!
        Так, рука, ты почему нырнула в сумку? За перцовым баллончиком, надеюсь? Куда вытащила тетрадку?! Стой. Стой кому говорят!
        Но меня не слушались ни руки, ни тетрадки. Мозги тоже не слушались. Потому что все ушли в волосы, как ехидно говорила старшая сестра.
        Брюнетка на всю голову.
        Родственнички поголовно были смуглыми, темноволосыми и с голубыми глазами, потому мое блондинистое и кареглазое рождение восприняли примерно так, как могли воспринять появление негритенка в средней полосе. Даже моя мама смотрела на меня с определенной неуверенностью.
        Пока в голове вставали образы близких мне людей -  один страшнее другого - и укоризненно грозили мне пальцами, Женя уже отошел вместе с моей тетрадью в сторону, где его поджидало несколько хихикающих девиц. Смотревших на меня, правда, оценивающе - они будто пытались понять, насколько я им соперница.
        Едва удержалась, чтобы не показать им язык и постаралась мыслить здраво.
        Почему он подошел именно ко мне? Ведь у нас есть Ленка, Алина. И Серега Тихорский со своим другом, которого я никак не могу запомнить - те тоже вечно сидят на первой парте. А Витек, этот тайный маньяк, который постоянно смотрит на меня глазами побитой собаки - почему бы у него не взять?
        И тут я застыла. Даже булочка изо рта выпала  и плюхнулась в остывший чай.
        Ну конечно! Логично ведь!
        Влюбился!
        Сердце сладко замерло.
        А сказать сразу не может - это чтобы не спугнуть.
        Поэтому и нашел такой повод для того, чтобы подойти - наверняка переживает за меня, чтобы эти грымзы, что следят за каждым его шагом, не растерзали маленькую овечку.
        Ах. Как это романтично!
        Я счастливо улыбнулась и с долей жалости посмотрела на девчонок, щебечущих вокруг Принца. Они и не подозревали истинных причин его внимания, бедняжки. Все еще надеялись. Так что именам детей - зеленый свет.
        Я ведь сразу поняла, что у нас все будет. Еще когда познакомилась с ним.
        Точнее, с ним познакомилась моя юбка.
        Как у моей обожаемой Бриджит Джонс. И пусть тетке было тридцать, она бы меня поняла.
        Это чуть ли не первая неделя обучения была, и я приперлась - конечно же - в самой своей короткой юбке. Уже не помню почему, но, кажется, это была очередная нота протеста моим родственничкам. Как и универ.
        Они все не могли поверить, что я сама - сама! - поступила на этот факультет. И ведь хватило проходных баллов.
        - Анжелика - маркиза метрологов! - ржали они.
        - Инженеров качества продукции, - бурчала я недовольно.
        Недовольство мое тем было шире, что уже в первые дни я осознала, куда не следовало поступать блондинке самых гуманитарных параметров. Вот сюда и не следовало. Но признаваться в этом своей семейке - то есть расписаться в собственной глупости - я не собиралась.
        И вознамерилась пусть и не понять ничего, но зубрить, зубрить, зубрить. Чтобы не вылететь.
        А что из меня в итоге получится, было делом десятым.
        В тот день я с тоской смотрела на расписание, не понимая даже половину слов, а потом медленно поковыляла в сторону нужной аудитории. Поковыляла потому, что туфли на мне были новые и жали безбожно. И вдруг дверь с противоположной стороны коридора открылась и появился ОН.
        Божественный. Восхитительный. Настоящий принц, вокруг которого уже вились недопринцесски. С белокурыми локонами, обрамлявшими совершенное лицо.
        Я приосанилась - мне ли не знать, что мужчины любят уверенных в себе? Расправила плечи, выкатила вперед грудь и пошла от бедра так, что только искры от каблуков не летели.
        И сама не поняла как, но споткнулась и упала на колени.
        А колени у меня были в колготках. Таких скользких и блестящих колготках с лайкрой.
        И прям вот на этих коленях я, как Майкл Джексон, до него и докатилась по каменному полу.
        И, видимо, моя юбка решила, что раз я Майкл Джексон, мне нет в ней нужды. И распалась  точно по боковым швам.
        Вот что бы вы сделали в этой ситуации?
        Особенно когда поняли, что принц ласково улыбается, а окружившие его девушки - противно ржут?
        Я, вспомнив целый год на ниве стрип-пластики, изогнулась немыслимым образом, встала на свои ходули и пошла дальше, одарив принца недоуменным и чуть ли не брезгливым взглядом. Вроде того «Я? На колени перед этим? ТАКИЕ меня не интересуют».
        Сколько нервных клеток погибло, когда я стряпала это лицо, никто не знает. Но ради поддержания репутации мне пришлось делать вид, что я совсем не интересуюсь принцем, еще несколько недель.
        А к тому моменту, как я решила, что можно себе позволить снова влюбиться, он уже получил славу главного сердцееда и встречался с очаровательной рыжей и грудастой Настей.
        Потом с черноволосой Никой.
        Потом… Потом я не отслеживала. Задавила в себе все свои нежности и попыталась осмотреться. Ведь студенчество! Свобода! Молодость! Гормоны!
        Но странно. Пусть у нас на факультете было поровну парней и девушек, но фактически посмотришь на этих парней - обнять и плакать. Может я и не была объективна - но какой может быть объектив, если именно здесь учился Женя Савченко?
        Лучший на курсе, Мистер Университет, защитник баскетбольной команды…
        Ах.
        Так что пока мои сокурсницы встречались, влюблялись, расставались, мирились, я делала вид что жду трамвая, а по факту - ждала Женю. И дождалась.
        Вышла из столовой улыбаясь во все свои многочисленные зубы.
        Я - звезда!
        Мир прекрасен!
        Я чувствовала себя, как будто могу перевернуть Вселенную, как будто мне подчиняются все линии судеб, как будто я стала королевой в стране Грез…
        Хрясь!
        А-а-ааа!
        Мамочки, как больно-то!
        Я и не заметила, как врезалась в дверной косяк аудитории. Зашла, потирая шишку и злобно огрызнулась на бросившегося ко мне на помощь Витька.
        Нет, меня не остановят какие-то двери и полоумные поклонники!
        Вот так началась новая жизнь. В которой Принц подсаживался ко мне в кафе и брал лекции. В которой розовые облака попирали розовые слюни, а розовые очки не спадали с моего курносого носа. В которой розовая ручка писала на розовых листах лекции.
        Я писала. Писала и отдавала. А в мечтах еще и отдавалась.
        Но мои мечты так и оставались мечтами. Потому что принц был очень вежлив и лобызал только ручку.
        Ах, он хочет сделать это в первую брачную ночь! - трепетало сердце.
        - Ему плевать на тебя, - припечатывала сестра.
        - Может все-таки в секретари? - доканывали родители.
        А я продолжала строчить и мечтать. Вот только на зубрежку времени не оставалось. Оно уходило на мысли о свадебном платье и картинки из журналов.
        А то что мной не зазубрено…
        Того не существовало. И я совершенно не учла, что на третьем курсе это обнаружится слишком легко.   Потому однажды в шоке рассматривала результаты предварительных контрольных и списки кандидатов на «школу дурака».
        Или дуры.
        Я не просто была в конце - я была последней в списке!
        И все потому что и правда не смогла ответить на вопросы, решить лабораторные и пройти тесты…
        Была у нашего декана такая вот особенность. Гарри Поттера он очень любил. А может фильмы про американские колледжи. И начислял и убавлял баллы чуть ли не собственоручно за все хорошее - и плохое тоже. И выставлял на всеобщее обозрение. Ну а тех, кто по баллам оказывался дальше всех от первого места, сначала просто оставлял на дополнительных занятиях, в «школе дурака», как величали захламленную и никому не нужную аудиторию на краю Вселенной, где собирались хромые, косые, убогие лунатики.
        И, судя по вывешенному списку, одна хорошенькая блондинка.
        А из этой комнаты прямая дорога на отчисление… И не стоять мне в мантии ученого, не получать Нобелевской премии, не давать интервью в газету, о том что блондинки - тоже люди…
        При мысли о последнем я взвыла.
        Люди вокруг смеялись. И, кажется, показывали на меня пальцами. Может потому что надо мной загорелась огромна неоновая стрелка?!
        Я побежала, размазывая тушь и сопли, не представляя даже, как теперь должна выбираться из этой ямы. В голове стучала лишь одна идея - надо сказать Женьке. И он что-нибудь придумает! Забьет дракона, то есть декана, и мне не придется ходить в ту страшную комнату…
        Я неслась коридорами, надеясь найти пустую аудиторию, чтобы немного прийти в себя. И нашла. Не совсем пустую.
        Из полуоткрытой двери доносились голоса, и несмотря на состояние аффекта, я распознала чьи и замерла с занесенной ногой.
        - Меня бесит эта дура в розовом, с которой ты все время общаешься, - немного растянутые гласные и томный, низкий голос. Я знаю его, несмотря на то, что девушка учится в совершенно другой группе. Еще одна звезда нашего универа, из тех что умницы, красавицы и комсомолки, в том смысле, что дочки партийных работников.
        Всегда мне не нравилась.
        - Зато не приходится ходить на лекции и есть время на тебя. На нас, - с придыханием. И этот голос я тоже знала. -  К тому же она так забавно вьется, как кучерявая собачонка, вокруг ног, нам с парнями есть хоть над чем поржать.
        Поржать. Над кучерявой собачкой. Понятно.
        И пусть у меня розовые затычки в ушах, я слишком хорошо понимаю, о ком они говорят.
        - Ты должен быть осторожнее, а то я ревну-ую, - капризно продолжала будущая королева.
        - Все, что хочешь дорогая, -  звуки противных чмоков. - Мне не нужна эта перезревшая девстенница.
        Перезревшая?!
        Я была в таком шоке, что невольно двинулась, нажала на дверь и ввалилась в аудиторию. Вся как есть - зареванная, бледная и, наверняка, в красных пятнах.
        Женя. И правда он. И крашеная блондинистая дрянь - то, что она не натуральная блондинка, я знала от знакомого парикамахера.
        - Эм, Ликуся?
        А я даже сказать ничего не могу.
        Лицо полыхнуло, а в голову ударила волна чего-то такого, чему я даже не могла дать названия.
        Ненавижу!
        Я выскочила из аудитории, проклиная предателя, собственные чувства и всю эту идиотскую историю - и идиотский универ, и родителей, и природу, а в голове вспышками проносилось нелестные эпитеты в мою сторону, сцены в столовой, сдавленные смешки «доброжелателей», которые я не замечала.
        Сволочи!
        Я должна им отомстить и мстя моя будет страшна!
        Я застыла посреди коридора, раздумывая, какая мстя будет лучше - электропила или асфальтовый каток - как услышала:
        - Анжелика? - Витя. Взялся же откуда-то.
        Опять этот маньяк меня преследует - он с самого первого дня смотрит на меня, как на богиню на пьедестале, наверное и не подошел бы познакомиться, если бы не учились в одной группе.
        Я уж было по привычке отмахнулась и пошла прочь, вспоминая знакомые названия режущих агрегатов - зря что ли у меня у дяди лесопилка - как вдруг замерла.
        Медленно повернулась.
        Витя.
        Мелкий, щуплый - так это накачать можно.
        Близорукий - операцию делают.
        Да и пластическая хирургия сейчас на высоте…
        Я улыбнулась изо всех сил:
        - Витюша-а…
        Витюша замер. И отшатнулся. Наверное он из тех эксгибиционистов, что никогда не рассчитывают на ответ жертвы. Ничего. Привыкнет.
        Я нависла над ним - ростом он конечно не вышел - и пропела:
        - Мне та-ак нужна твоя помощь…
        Сглотнул. Дернулся было бежать, но я уже схватила его за рукав. Пару предсмертных трепыханий и вот он уже поник и пролепетал:
        - Как… я могу тебе помочь?
        Все. Клетка захлопнулась.
        Не прошло и месяца, как он предложил мне руку, сердце и прочие органы.
        А я, не будь дурой, точнее будь, согласилась.
        А потом обнаружила себя стоящей в родном ЗАГСе в шикарном платье и собиравшейся окончательно и бесповоротно испортить свою многообещающую жизнь.
        ГЛАВА 3, В КОТОРОЙ Я ОБНАРУЖИВАЮ СЕБЯ В МЕСТЕ-КОТОРОЕ-НЕЛЬЗЯ-НАЗЫВАТЬ. ПОТОМУ ЧТО НАЗВАНИЯ НЕ ЗНАЮ
        Фырк.
        Фырк. Фырк.  Иго-го-о…
        Странные звуки возникли в моей голове и заставили ту оторваться от земли. Или на чем там голова лежала.
        Хотя очнуло меня не это. А вонь. Похоже именно та, что от производного фырк-фырков и иго-го.
        Я смутно подумала, что странная какая-то у нас в городе канализация, раз недопегасы бродят и гадят, а подо мной что-то холодное и твердое, а не… Наоборот, короче.
        И села. А потом смогла протереть глаза - даже не хотела догадываться, что такого я счищаю с них - и поднять в голову.
        Хм, я в канаве? Землистые стенки с пучками не слишком чистой травы, камни и…
        В общем, то, что воняло.
        Так значит мне показалось, что я в люк провалилась? На самом деле шмякнулась в канавку? Что ж, все к лучшему. Из канавы проще выбираться.
        Кряхтя, как древняя кляча, я распрямилась, убеждаясь, что ничего себе не сломала и…
        Ой.
        Дальше я уже не могла думать, а только смотрела, открыв рот.
        Грязная, местами мощеная дорога. Вот вообще не асфальт. Неказистые каменные домики, наклоненные то вправо, то влево - у них как-будто не было никакого остова и оттого их перекосило от первого же порыва ветра. Спешащие по деревянному настилу люди - весьма многочисленные, кстати. И, конечно, повозки с лошадьми. Всадники с лошадьми. Просто лошади
        - Какая реалистичная галлюцинация, - восхищенно пробормотала и принялась еще более жадно осматриваться. Вот очнусь в реале, опишу все, что видела и стану великой писательницей! В книжных магазинах ко мне будет выстраиваться очереди за автографом, а сволочь Евгений еще десять раз пожалеет, что не заметил всех моих выдающихся талантов!
        Я улыбнулась, вдохновленная перспективой.
        И домики-то стали вполне себе симпатичными; и уклон-то у них явно сделан с каким-то умыслом, потому как хаотичность только на первый взгляд была хаотичной, а на второй - вполне упорядоченной. И двери выкрашены в яркие цвета, а на окнах не какой-то там бычий пузырь, а вполне себе чистые стекла
        И коняшки ужасно милые, а разнообразная публика одета вовсе не в обноски, а в яркие сюртуки, костюмы, юбки, блузки.
        И цветочки везде посажены с кустиками, а далеко виден  холм, покрытый лесом, а на нем совсем уж грандиозное строение возвышается - настоящий каменный дворец. Или замок - я их сильно не различаю.
        Повернулась в противоположную сторону, ту, на которую у меня до этого смотрела спина
        Там тоже все было в порядке - лесочек, поля, разбросанные по этим полям хижины.
        Окраинка ты моя.
        О канаве я думала уже почти нежно - видимо, привыкла к запаху. Да в конце-то концов, должно же была быть  этом чудесном галлюциногенном мире что-то, что связывает меня с реальностью. Такой крючок, за который хорошенькая рыбка, то есть я, зацепится и вернется в реальность.
        Логично ведь, что таким крючком станет местный водоканал и дождеотвод?
        А я ведь и не думала, что такая практичная. Даже немного погордилась собой - ни радуг тебе и прозрачных арок, ни поющих единорогов, а вполне конкретное и  логически выстроенное место. Не такая уж я и блондинка. Гордо задрала голову и…
        Тут же получила в нее чем-то сильно пахнущим.
        От неожиданности я ойкнула и чуть не села снова, едва удержавшись на ногах.
        - Поешь, оборванка, - раздался возглас, и я обратила внимание на уезжавшую дальше телегу, из которой в меня чем-то и кинули.
        Косточкой с налипшим на нее мясом.
        Хм, про оборванку, это они же не мне? Я  - хозяйка этой Вселенной, а не оборванка! Сердито отбросила подальше кость и насупилась. Все, погостили и хватит.
        Сон-сон, уходи!
        Не уходит.
        Ущипнула себя. Поняла что больно. Какая-то прям реалистичная галлюцинация… Но не сидеть же в канаве, в самом деле! Я кое-как выползла на уровень мостовой, шарахнулась от лошади, которая шарахнулась от меня, и тут же получила по спине кнутом.
        - Не стой на месте, отребье!
        Завизжала, и кинулась прочь.
        Столкнулась с какой-то парочкой и получила зонтиком прям по лбу. А потом меня и вовсе столкнули снова на проезжую часть.
        Кто-то заорал. Снова взметнулась рука с кнутом. Со всех сторон раздался отборный мат и требования убрать сумасшедшую, чтобы не мешала.
        Мне показалось, или начали звать стражу?
        Ничего не понимая, пугаясь каждого резкого движения и прикрывая голову, я бросилась прочь, расталкивая людей, которые орали мне вслед гадости похлеще родственников, петляя в переулках между косыми домами, поминутно задевая то горшки, то какие-то вывешенные тряпки и оставляя за собой полный хаос и разрушения.
        ???????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????Наконец, я влетела в совершенно темную подворотню между двумя домами повыше и забилась в узкую щель дрожа и тряся головой.
        Забилась и разрыдалась.
        Мне совсем не нравился этот сон!
        А больше всего мне не нравилось, что это, похоже, не сон!
        Потому что хоть я и понимала людей, говорили они не на русском. Хоть и было все слишком странно - но боль была совершенно реальная, а тычки оставили на моей коже синяки.
        А главное, мое свадебное платье! Еще с утра роскошное и сверкающее, оно было порвано, покрыто темными пятнами и комьями грязи и совершенно не похоже на наряд принцессы. И воняло.
        И это окончательно убедило меня, что я попала…
        Во всех смыслах этого слова!
        Сдавленные рыдания превратились в рыдания во все горло, а потом и вовсе в истерику. Да такую, что не прекратилась бы никогда, я бы затопила бы весь этот город своими слезами... но сверху внезапно  зашипели, а мне за шиворот вылилась ледяная вода.
        Я зажала себе рот рукой, судорожно всхлипывая, вытерла глаза, размазывая остатки былой роскоши, а потом прошептала, осознавая, кто именно запустил всю эту длинную цепочку, приведшую меня в это жуткое место и в это время:
        - Ну, Женя, погоди!
        ГЛАВА 4, В КОТОРОЙ МНЕ ДАЮТ СРОК И РАБОТУ
        Мне повезло.
        Я прочитала много книг про попаданок. И точно знала, что попаданки на вес золота во всех возможных мирах. Нам дают одежды, надежды и принцев, потом мы спасаем мир, чуть не умираем, но в итоге все заканчивается хорошо.
        Умирать, даже чуть-чуть, не хотелось, но я храбро приняла свою участь.
        Выползла из подворотни и отправилась искать местного градоначальника. Понятно, что я должна была попасть во дворец - ну или замок - и наверное именно в тот, что виднелся далеко-далеко.
        Хм, уже не виднелся - туман и тучи скрыли.
        Но в портале что-то сбилось - а может это слой колдун наколдунил - вот и вышло, что никто о моем появлении не знает.
        А еще лучше - знает. Знак у них был! Но не может найти. Блондинку такую лет двадцати.
        Я предвкушала, как мне обрадуются. Обнимут, отмоют, накормят…
        Кстати, про накормят.
        В животе заурчало. Да и пить хотелось. Пить даже больше, чем есть. Вот бы водички сейчас чистой…
        Сверху зарокотало и в несколько секунд на меня обрушился ливень.
        Я остановилась как вкопанная. Значит, я маг! Мне подвластны стихии! Счастливо закружилась под дождем, ловя языком капли и смывая грязь с лица, открытых частей тела и немножко с платья. А потом сказала:
        - Останавливайся!
        Дождь не остановился. Попробовала уговорить, но поняла, что магический резерв у меня, видимо, истощился и надо будет подождать.
        Людей на улицах стало меньше, и я целенаправленно шла к поставленной цели. Судя по всему, этот даже не столица, все какое-то мелкое слишком - портал совсем сильно сбился. Ну город и город, средневековый. А значит в нем должна быть центральная площадь. А на ней - ратуша. И все основные дороги туда ведут.
        Спустя какой-то время я и правда вышла на площадь. И дождь прекратился. Осмотрелась и решительно направилась к самому большому и дорогому особняку. Возле которого стояли чудесные бородатые мужики с тесаками и таких суконных костюмчиках с кожаными ремешками. Да не просто стояли, а оглядывались.
        Меня искали, наверное.
        - А я сама пришла! - заявила ближайшему мужику.
        Тот замер и широко открыл глаза. Еще бы, удивительно встретить в этом захолустье настоящую попаданку.
        - Можете проводить к мэру, - кивнула милостиво. - Я ему все объясню.
        - К какому мо-мэру?
        Ой, точно, у них по-другому, наверное, называется.
        - Начальнику? Говорящей… то есть городской голове? Городничему?
        На последнем слове лицо бородатого мужика просветлело:
        - Городищевому?
        - Ну да, - энергично кивнула. - Он наверняка будет мне рад.
        Мужики переглянулись и…
        Заржали.
        Не поверили, что ли? Я нахмурилась и все им объяснила. И про иные миры, и про мою миссию, и про то, что прощу их, недалеких, если они немедленно все-таки выполнят свою функцию.
        Кажется, под конец моей пламенной речи на меня смотрели даже жалостливо.
        А потом один кивнул и ласково так сказал:
        - Погоди, сейчас мы тебя проводим. И дворец тебе будет, и принцы.
        Я довольно кивнула. Наконец-то. И на ступенечки присела отдохнуть. А то ноги в туфлях гудели - это хорошо еще, что я не поддалась на уговоры подружек и не купила на свадьбу двенадцатисантиметровые ходули.
        С тоской подумала про свадебный стол, Витька - может и не стоило отказываться? - но отбросила ненужные воспоминания. Я здесь круче устроюсь. А потом и способ найду послать весточку своим родственничкам - они обалдеют от того, что я стала королевой!
        А вот и карета подъехала. Неказистая какая-то, темная, старая. И мужики, что вышли из нее, в балахонах были. Не слишком-то похожи на провожатых во дворец. Может, местные священники? Сразу под венец поведут?
        Ну уж нет, сначала есть и платье сменить!
        Я поднялась, а они начали что-то разворачивать в руках. Такое интересное, похожее на…на…
        Смирительную рубашку?!!!
        А-а-а!
        Кажется, это завизжала я.
        Усталость и голод как рукой сняло - я перепрыгнула через несколько ступенек и понеслась прочь, да так прытко, что ни  стража, ни санитары, или кто там был, не догнали.
        Говорю же, бегаю я быстро.
        И только оказавшись снова на окраине города, уже у знакомой канавы, расхныкалась  и остановилась. Да что же такое! Наверное, это неправильный город какой-то. Никак не вписывающийся в мою натальную карту.  Надо просто найти правильный - и все станет хорошо.
        Заозиралась и пошла прочь. Пусть и вечерело, но оставаться в гадком месте не хотелось. Я быстро добралась до ворот, за которыми простиралась широкая дорога, и старательно прочитала надпись над ними. С обратной стороны.

«Какашевилль».
        Ну еще бы. Как это могло по-другому называться?
        И зашагала по дороге из серого кирпича, надеясь, что может кто подберет меня и подвезет. Но, как назло, подбирать меня не спешили. Не было просто никого.
        Тем временем опустилась ночь. И волки завыли. Кажется. Ощущения были именно такие - страшно ведь. Левое место, левый мир и маленькая хорошенькая блондиночка посреди этого ужаса.
        Сбоку, где был лес, что-то прошелестело.
        Я взвизгнула и пошла быстрее. И поняла - быстрее не могу. Натерла все-таки ноги.
        Вздохнула, сняла туфли и потопала так. Благо, камень отполирован был. Чем - не понятно.
        Стало совсем темно. И холодно. И совсем страшно. Потому когда впереди забрезжил свет, я бросилась туда.
        Деревня какая-то. На несколько домов. И собаки лают - не покусали бы. Может, среди них, конечно, и оборотень окажется, и тут же признает истинную пару во мне, но как-то не хотелось управлять столь крохотной деревней. Да и к людям соваться я боялась - что-то люди разочаровывают меня последнее время. А тут ведь придется объяснять, кто я и откуда. Время тратить, а спать хотелось неимоверно.
        Я заметила небольшой сарай, стоящий чуть в стороне. Он тоже был за забором, но там хотя бы ничего не лаяло. Перелезла через ограду и восхитилась.
        Сарай и правда был. А в нем  - дрова и сено. И курочки, отделенные перегородкой.  А рядом - бочка с водой. И веревка натянута с чьими-то штанами и рубашками.
        А главное, дом довольно далеко и окна в нем не светятся - видимо все спать легли.
        Помылась из бочки - ну и что, что холодная вода. Контрастный душ полезен для кожи. Натянула чистую одежду. Подумала - и натянула еще один комплект сверху. Прохладно как-то было. А потом и по курочкам пошарила. Зря меня что ли к бабке в деревню ссылали? Я знала, кто яйца дает. А то что сырыми - так даже лучше. В инстаграме одном прочитала, как это полезно, сырые есть - для кожи, для фигуры. Там уж точно девочки не ошибаются.
        Зарылась в сено и провалилась, довольная, в сон.
        Я проснулась от визга. Точнее, я даже глаза еще не продрала, как меня тащили куда-то за ухо и визжали-визжали. Завизжала в ответ - больно ведь и обидно!
        Свет резанул по глазам. А народу-то на визг сбежалось - видимо-невидимо. Человек десять взрослых. И ребятни куча.  И орут все чего-то. Я поняла только спустя минуту, что. Народ возмутило, что я портки украла и яйца. Да сеном воспользовалась. Серьезно?! Не такая уж и бедная у них деревня, чтоб штаны для девушки жалеть!
        А тетка, что меня держала, продолжала все визжать. И называть развратницей. Развратницей-то чего?
        Ага, понятно. Брючки то и рубашки явно на подростков раасчитаны были, обтянули меня и вдоль и поперек. А этим румяным толстушкам не понравилось, что мужья на меня пялились. Обиделись они.
        Я уверила, что мужики их меня не интересуют. Страшные все какие-то, низкорослые…
        Обиделись уже мужчики.
        Какая-то старуха даже вилы вперед выставила.
        Ну, хватит! Я сразу должна себя поставить так, чтобы простой люд уважал. Все таки будущая королева. Толкнула свою «охранницу» и простерла руки вперед:
        - Замолчите! А то нашлю на вас огонь небесный! - заорала устрашающе.
        Они и правда замолчали. И сбились в кучку, перешептываться начали. То тут, то там звучало «темная магичка».
        Приосанилась.
        Нос зачесался, но руки не опускала. Конечно, я не знала, как огонь вызывать - но дождь же смогла? Впрочем, мучить неграмотных и недалеких не в моих правилах. Я уж было задумалась, чего такое у деревенских потребовать, как сзади раздалось:
        - Что тут происходит?
        Повернулись все.
        Из-за крайнего дома выступило несколько лошадей с сидящими на них всадниками. Я невольно залюбовалась - статные, молодые, с саблями.
        Деревенские к ним бросились и наперебой заверещали. А я что. Я кофточку одернула, прическу поправила - хорошо что с вечера пусть пятерней, но расчесала остатки свадебной - и грудь выставила.
        Самый статный и красивый вдруг с лошади спрыгнул, ко мне подошел, за белу рученьку взял, поднес ее к лицу…
        Я аж глаза прикрыла, какой галантный - поцелует сейчас.
        Может это принц переодетый? А то что так сердце-то затрепетало?
        А он вдруг дернул руку и прошипел:
        - Клейма-то магического нет! Неучтенный маг что ли?
        Тут все заверещали еще больше.
        А остальные молодцы с лошадей пососкакивали и в мою сторону сабли выставили.

«Щелк» - а на мне уже браслет какой-то.
        - Не волнуйтесь, добрые жители. Я противомагический браслет ей надел, не сделает она ничего.
        - Они не добрые, а злые! - я аж поперхнулась от возмущения. - Штанов им жалко оказалось, тоже мне… Да не стала бы я им ничего делать - это пошутила я!
        - Ага, ага, пошутила. Развелось тут шутников - в академиях не учатся, людей пугают, посевы сжигают. Вот посидишь в тюрьме, а там и разберемся, шутила ты или нет. И почему без клейма расхаживаешь, темная магичка.
        - Да какая я темная!
        - Темная, темная она, - прошипела та тетка, что обнаружила меня в сарае. - Как встала, как глазищи распахнула, а из них мрак - чуть удар не сделался…
        - Да я же просто….
        Шлеп. Меня перекинули через лошадь. А сам командир или кто он там скочил на седло и чуть не придавил меня задницей.
        Мы и поскакали.
        Я все пыталась рассмотреть - куда. Потому что если в «Какашевилль», то туда я точно не хотела. Я всегда сжигаю за собой мосты.
        Еще бы деревни научиться сжигать, - подумала кровожадно.
        Ни о чем больше думать не получалось - слишком уж неудобно и страшно было. Поэтому я просто заплакала. Плакала, плакала - с час, наверное - поняла что скоро наступит обезвоживание и остановилась.
        Ну и мы остановились. Меня скинули на землю, и я рассмотрела какую-то крепость у подножия гор. А дальше - каменный двор, заполненный мужчинами в форме, темные коридоры, и, наконец, подвал за решеткой.
        Меня втолкнули в этот подвал и с шумам закрыли дверь  и замок на ней.
        Они и правда посадили меня в тюрьму!
        Я топнула ногой и попыталась определиться - рыдать или требовать справедливости?
        Хм, на самом деле хотелось есть.
        Развернулась и взвизгнула, отпрыгнув к решетке. Почему-то я думала, что в камере одна. А там в уже  сидело четверо разновозрастных девиц и как-то странно на меня смотрело.
        - П-привет, - я слабо махнула рукой.
        С девицами у меня обычно не задавалось.
        - Я новенькая. Анжелика. А вы…
        Молчат.
        А вдруг тоже темные колдуньи?
        Ура!
        - Можете мне помочь? - я оживилась. - Я недавно инициированный маг, и совершенно ничего о волшебстве не знаю. Объясните, а? Вы же тоже по этому поводу здесь?
        Девицы переглянулись…
        И заржали.
        - Аха-ха, магички мы, ага.
        - Волшебницы ласк и поцелуев.
        - Вознесем до небес парой пасов.
        Я поджала губы. Ну и чего это они? И присмотрелась.
        А потом поняла - чего. Короткие юбочки с разрезами и глубокие декольте не оставили ни грамма сомнений.
        - А что, вашим ремеслом запрещено заниматься? Вы почему в тюрьме?
        - Ты откуда свалилась, девочка? - самая взрослая удивленно подняла брови. - Какой там запрещено? Мы просто лицензии просрочили, вот и ждем, когда на заставе появится дознаватель и врач. Потом, правда, штраф придется оплачивать, что не сами все проходили, а от королевства, но ничего, отработаем, вон стражи сколько здесь - тут и отработаем.
        Она подмигнула, а я постаралась улыбнуться.
        Портить отношения с девушками, с которыми мне неизвестно сколько сидеть, не хотелось. Подсела к ним поближе и стала осторожно расспрашивать об их жизни. Не то что бы я собиралась пойти по этому пути, но хоть немного узнать об этом мире хотелось.
        А кто его знает лучше местных путан?
        Не прошло и пары часов, как нам принесли обед - воду и жидкий супчик, которому я была рада больше, чем устрицам - как я уже стала своя в доску. Особенно после истории, что меня, сиротинушку, бросил и подставил мой молодой человек, и я оказалась на улице.
        Мне расписали прелести профессии - никакой там прелести не было; анатомические особенности какашевилльцев - далеко я от этого городишки не ушла; ну и сложности местной моды, до которой ни я, ни они не дотягивали.
        Я узнала, что мы в пяти днях езды от столицы королевства Тартарар, а там проститутки зарабатывают в разы больше, да только экзамен сдавать надо сложный, никто из них не решается пока. Что королевство и в самом деле магическое - но с магами они не любят, потому что маги, если не сдерживают себя, в конце акта сбрасывают еще и энергию - а простым людям от этого плохо. Что скоро день рождения короля и на каждом углу будет праздник, а они праздники ненавидят, потому как всю сферу услуг обязывают делать огромные скидки, и к ним разве что очереди не выстраиваются.
        В общем, мы дошли до той степени доверия, что они мне начали демонстрировать особенности своего белья - я в ответ показала свое, не в пример качественней и лучше, что вызвало восторженные вопли - как пришла стража и прервала наш девичник.
        Девушки отправились к дознавателю, помахав мне ручками и наказав, что ежели у меня не получится - что не получится я еще не знала, потому как не составила план действий - то я легко смогу их найти в уже знакомом городке, неподалеку от площади -  в квартале синих скамеек.
        Я приготовилась ждать.
        Спустя час за мной и правда пришли и проводили в кабинет, где сидел усталый седовласый мужчина, представившийся лердом-дознавателем.
        Понятное дело принялся расспрашивать,  кто я и почему оказалась здесь. А я, понятное дело не желающая в психушку - вот встречу принца, ему все и расскажу - повторила печальную историю про сиротку, которую обманул и бросил жених и про то, как тяжко мне без крова над головой и за отсутствием сбережений. Лерд кивал и сетовал, но видно было - верил. А может какой детектор лжи у него был встроенный.

 Я поднапряглась, вспомнила чем начинаются все книги и спросила робко:
        - Может меня… в Академию магии? Там ведь и комната, и стипендия положены…
        - В трактир пойдешь? Посудомойкой? - прервал мои попытки улучшить собственную жизнь жестокий человек. - С той стороны заставы трактир есть, там вечно персонала не хватает - девки чуть поработают, как замуж выходят или с проезжающим исчезают. Дорога -то тут оживленная, до столицы до самой идет… Матрас тебе выделят, как и монету. Только первые две деньги деревенским придется отдать, обидела ты их.
        В мозгу отпечаталось только «замуж» и «столица», и я радостно кивнула.
        Дознаватель облегченно вздохнул и снял с меня браслет.
        А я встрепенулась:
        - Ой! А как же моя темная магия? Не опасно?
        - Да какая там магия, - он покачал головой и подтолкнул меня к двери. - Я сразу увидел - нет в тебе ничего. Ступай прочь. Эй, Гал, проводи девочку до «Пожрани», пусть ее к себе впишут, только зарплату за первую неделю переведут в дело о штанах.
        Нет магии?! Я сердито посмотрела на закрывшуюся за мной дверь. Потом не менее сердито на юнца, которому меня перепоручили.
        А потом расслабиоась.
        Видимо, мой уровень настолько высок, что простой дознаватель даже не видит её.
        И радостно потопала в сторону трактира.
        ГЛАВА 5, В КОТОРОЙ Я ВСТРЕЧАЮ НАКОНЕЦ ЕДИНОРОГА
        - Анн, быстро сюда!
        Ну вот разве можно так сокращать мое имя?!
        Вздохнула.
        Можно.
        Потому что хозяин таверны «Пожрани» - ударение на «о» - Лютик Спайс мог все, а потом еще сверху. Но надо отдать ему должное, платил вовремя. Кормил. Выдал серые тряпки, которые стали моими платьями. А когда на меня однажды позарился заезжий торговец и схватил своими лапищами за похудевшую  от волнений попу, аккуратно так всадил разделочный топор в стол, как раз возле лапищ. Ничего не сказал, но торговец тот потом сидел тише воды ниже травы. И даже ночевать не остался.
        Трактирщика уважали. Еще и за трудолюбие и стрессоучтойчивость. У огромного, лысого и неповоротливого с виду господина Спайса дел было невпроворот. Он и постоялым двором заведовал, и трактиром. И сам у котлов стоял, с неожиданной легкостью колдуя над и вправду вкусными похлебками. И за нами следил - девицами разной степени усталости и надежд.
        Ну а мы бегали и помогали, как могли.
        Меня сперва только на котлы и посуду и поставили. Чтобы я, наконец, почувствовала себя настоящей Золушкой, очищая их от сажи. Потом еще и подавать поручили, чтоб ноги-руки подкачала. Спортзал удался на славу - таскать тяжеленные подносы с деревянными тарелищами полными еды было не просто. Ну а когда Лютик увидел, что я и готовить умею, к котлам подпустил.
        И надо сказать, аналог борща имел грандиозный успех.
        - Звали?
        - Не успеваю я, - он швырнул в меня огромным фартуком. В стенку рядом врезался тесак - я даже не дрогнула. Хозяин в молодости в цирке работал метателем ножей. И привык к сдержанным партнерам
        - Наруби птицу, да помельче.
        А сам бросился встречать какую-то компанию.
        Я только вздохнула, надела заскорузлый фартук, обернув его вокруг себя дважды, натянула косынку, и принялась за работу, стараясь не обращать внимание на брызги крови, летящие на лицо.
        Все равно на черных пятнах новой грязи не видно.
        Тушки все не кончались, так что развлечения ради я начала поглядывать сквозь блеклое стекло во двор,  изучая приезжих, которых и правда сегодня было не мало.
        Вот стражник - не из наших. У местных сюртуки гладкие, без наворотов. А у этого два ряда золотых пуговиц, значит из столицы.
        Вот карета богато украшенная, но аляповатая и не ухоженная. Знаю я карету эту - какашевиллька одна сдает, из обедневшей семьи лердов. Сдает всяким прохиндеям, а те ездят по дальним городкам и пудрят мозги молодым девушкам.
        Вот деревенский кузнец, что делает для «Пожрани» ложки и вилки, больше на вилы похожие, и выглядит, как брат господина Спайса, а может таким и является.
        Вот розовый единорог, с серебристым рогом спереди, грустный и одинокий.
        Вот всадник в старой…
        Твою ж…Что?!
        Я чуть себе тесаком по пальцам не попала.
        Единорог?!! Розовый?!! Правда?!
        С сомнением посмотрела на птичьи тушки - может они жрали перед смертью галюциногенные грибы и мне это все передалось?
        Да нет, вроде нормальные птички.
        Посмотрела снова за окно. Единорог никуда не делся. Так и стоял посреди нашего двора.
        Рот сам собой расплылся в широченной улыбке.
        Единорг. Розовый. В самом деле!
        Это даже круче, чем найти четырехлистный клевер, чем встретить тройную радугу, чем скатерть-самобранка и шапка - продуманка!
        Не помня себя от радости, я выскочила из кухни и помчалась к своей ожившей мечте. Ожившая мечта, увидев свою принцессу, вдруг встала чуть ли не на дыбы и отшатнулась.
        Я замерла.
        Мне что, не рады?!
        Посмотрела на свой фартук, на окровавленный тесак, и осторожно спрятала оружие массового поражения за спину.
        - Цып-цып-цып, - протянула я свободную руку.
        В глазах единорога отразилась паника. Он открыл свой… свою… пасть? рот? морду? - и прошипел:
        - Уйди прочь, ненормальная…
        Ненормальная, то есть я, радостно взвизгнула и бросилась сказочному животному на шею, выпуская из рук тесак:
        - А-а-а! Он разговаривает! Я и не думала…
        - А-а-а! Она думает!
        Я отстранилась и мы снова уставились друг на друга.
        Глаза зверя смотрели настороженно, а шерсть была короткой и колючей.
        - Волшебный? - прошептала я.
        - А что мне за это будет? - прошептал он.
        - Любовь и уважение? - прошептала с сомнением.
        - Свалишь и не вернешься? - прошептал он с надеждой.
        Пошутил, наверное.
        - Как же долго я тебя ждала! - вздохнула счастливо.
        - Эм-м? - протянул озадаченно.
        И я рассказала. Все-все, с самого начала, с момента, как проехалась на коленях перед сволочью Женей. Я говорила, говорила, говорила, а глаза единорога становились все больше, больше и больше. Он даже не моргал.
        Видимо, страшная моя жизнь ввергла его  в состояние шока, я даже начала беспокоиться, что он таким пучеглазым останется.
        И вот когда я дошла, наконец, до сегодняшнего утра, а его глаза превратились в два блюдца, раздался странный звук «шлеп» и в воздухе вдруг сильно запахло.
        Еди моргнул и облегченно выдохнул.
        А я с подозрением уставилась в район его хвоста. На земле  что-то лежало.
        - Не бабочками? - спросила озадаченно.
        Розовый зверь лишь закатил глаза. А потом вдруг повернулся и, как мне показалось, улыбнулся.
        Я посмотрела, что же так обрадовало моего будущего фамильяра. И так и застыла с глазами не меньшими, чем у единорога.
        Там шел…
        Он.
        Как каравелла по зеленым волнам. Как Моисей посреди расступающегося моря. Как человек-паук в падающем вагоне метро.
        Это был самый невероятный мужчина из всех, что я когда-либо видела.
        Я думала, что была влюблена в Женю? Я ничего не знала о любви.
        Я мечтала о принцах? Я ничего не знала о них. И знать больше не хотела.
        Золотые локоны были рассыпаны по широченным плечам. Голубые глаза смотрели пристально и сурово. За его спиной развевался распахнутый длинный камзол, а высокие кожаные сапоги впечатывали многолетнюю пыль в ядро планеты. Губы были сурово поджаты, а руки держали перед собой ведро и тарелку с сырым мясом.
        Но нес он все это с не меньшим достоинством, чем меч и корону.
        В нашу сторону.
        - Ну наконец-то покормит, - довольно облизнулся зверюга.
        - Еди… Это кто?
        - Кто-кто… Ректор в пальто. Из столичной Заглавной Академии Магии. Уговорил меня поработать наглядным пособием на факультете магических существ.
        - Еди… Как я выгляжу? - голос от волнения охрип.
        Тот окинул меня взглядом и покачал отрицательно головой.
        Я согласилась. Нет, не в таком виде должна произойти судьбоносная встреча. Хватит, однажды я уже выставила себя в неприглядном свете - на этот раз стоило произвести впечатление с первого раза.
        Кивнула сама себе и юркнула за розовый круп.
        - Значит, магическая академия, - протянула я, спрятавшись за единорогом и наблюдая пришествие ректора.
        - Я тебе этого не говорил, - пропищал Еди.
        - Значит, в столице, - усмехнулась я не добро.
        - Меня пришибут, - обреченно констатировал соучастник.
        - Увидимся Еди, - кивнула я головой и убежала прочь, расслышав напоследок. «Да ла-адно…»
        На кухню я вернулась совершенно пришибленная новыми чувствами.
        Посмотрела, как уезжает Мужчина Моей Мечты - на коне почему-то - , автоматически доделала работу, стянула фартук и косынку и прошла в каморку, которую делила с другими прислужницами.
        Крохотное зеркало отражало не слишком чистую блондинку с карими глазами, полными слез. Все-таки расставашки большая печалька.
        Я встряхнулась и подмигнула отражению. А потом уперла руки в боки и проорала, подбадривая себя:
        - Кто мы?
        - Попаданки!
        - Чего хотим?
        - Ректора!
        Ну чтож,  мишень, то есть цель, найдена.
        Осталось подождать подходящего случая.
        ГЛАВА 6 ПРО ОГОНЬ, ВОДУ И МЕДНЫЕ ТРУБЫ
        Случай представился через месяц - зато я успела основательно подготовиться.
        Денег поднакопила. Купила крем, гребень и душистое мыло; травки для улучшения цвета лица научилась заваривать. Тщательно изучила местную моду - не такую уж замысловатую для тех, кто в детстве рисовал принцесс; перешила пару серых тряпочек в что-то более удобоваримое, даже навязала крючком воротничок на одно из них. Крючок по моему эскизу сделал кузнец, а потом еще несколько - для остальных девчонок. Уж не знаю, какие здесь были приняты орудия пыток на уроках труда, но крючки и простейшие петли и узоры вызвали у местных восторг и вселили в меня надежду, что при случае я подзаработать смогу и в столице. И не только своими роскошными формами, которые должны достаться единственному и неповторимому. Мало ли, сколько времени займет кампания по завоеванию этого самого единственного.
        В общем, пусть я и попала, но пропадать не собиралась. Мне ли?
        Подход моих родителей в воспитании будущих наследниц и наследников был прост. Во-первых, еще с малых лет мы знали, что фиг нам, а не королевство. А, во-вторых, учились выплывать сами. В прямом смысле слова - как меня в пять лет скинули с лодки, так я сразу перестала просить отвести на уроки плавания. Так что к двадцати годам я не только борщи варила, но и шить, вышивать умела, и даже получила несколько уроков самообороны от находящегося в постоянном подпитии после ухода жены бывшего спецназовца. А то, что в специальности не преуспела - ну и кому нужна моя специальность в новом мире?
        - Эй, хозяин, есть кто из стряпух, чтоб взять с собой? А то наша загнулась от своей же каши - а до столицы еще долго ехать, - раздалось во дворе одним днем.
        Лютик недовольно покосился на громогласного купца и размахнулся топором.
        Купец не дернулся.
        Полено раскололось.
        - Нет никого, - ответил недовольно трактирщик, продолжая заготавливать дрова.
        - Есть кого! - я вылетела прямо из-за угла и вбежала в расставленные аки сети руки купца. Пусть господин Пайс и не был доволен сложившимися обстоятельствами, но я не подневольная ведь, не скрывала своих намерений, что хочу уйти.
        - Точно готовить умеешь?
        - Умею.
        - А еще… - мужчина осмотрел меня с ног до головы.
        - Все готовить умею - и на этом все, - сказала, как отрезала.
        Выяснив, что никаких долговых обязательств за мной не водится, купец разместил меня в своем маленьком караване из обозов, пяти всадников, двух охранников и нескольких лошадей, которых следовало доставить одному богатому лерду.
        Задерживаться они не планировали, потому проводили меня быстро.
        От своих товарок, которые за то время, что я работала, смениться успели, я получила ленту - не простую, а атласную. От Лютика - подзатыльник. От лерда-дознавателя, проходившего в этот момент мимо - напутствие не колдовать слишком и не обижать моих попутчиков.
        Я важно согласилась, а попутчики как-то странно покосились. Но вздохнули и смирились со своей участью.
        Спустя буквально пару часов мы уже были в пути. Я сидела и болтала ногами в одном из обозов и смотрела на расстилающуюся вокруг меня уютную картинку.
        Поля, рощи, горы и периодически попадающиеся деревеньки - прелесть, а не королевство. И столица Финишвилл, наверняка, подстать.
        У столицы и история имелась, мне не раз приходилось ее слышать.
        В давние-давние времена, когда на всем континенте властвовал противный, старый и жестокий король, в долину, окруженную горами с трех сторон и морем с четвертой, уходили самые умные, самые красивые, самые благородные мужчины и женщины и прочие недобитки. Оседали, жили и в итоге основали собственное королевство. А потом, поскольку им очень хотелось распространить свою красоту, ум и благородство на прочие места, начали потихоньку расширяться. Тартарар в итоге превратился в одно из крупнейших и самых могущественных королевств, а его столица, которая всему конец и венец - в самый крупный город-порт на всей планете.
        Все сильные маги именно там жили и обучались; и получали свои магические татуировки тоже там - в одной из школ или академий. А самая почитаемая академия была, понятное дело, Заглавная, которой и управлял не абы кто, а племянник короля. Мне бы и ректора достаточно было, но то, что он еще и к королевскому роду принадлежал, удовлетворяло мои амбиции полностью.
        Первую ночь мы провели у подножия, а дальше начался подъем. Широкий ухоженный тракт не был похож на тернии к звездам - а ведь, как известно из умных книжек, чем больше у героини приключений, тем сильнее потом любовь героя. Не успела я так подумать, как приключения к нам  и правда пришли.
        Второй ночью мы остановились на плато. И все на нем было хорошо - и звезды, и ровная поверхность, и величие гор. Вот только кустиков не было нужного размера; а как известно, в походе для девушки важно не только надежное плечо, но и раскидистые кустики.
        Так что пришлось мне дождаться, когда мои спутники разлягутся вокруг костра, а самой уйти подальше, во-он за ту скалу, за которой даже отсвета огня не было видно.
        Я уж было начала возвращаться, как что-то меня насторожило.
        Выглянула из-за камня и поняла что.
        Я и не знаю откуда посреди практически пустынной местности взялось такое количество странных людей в намотанных на головы тряпках, но откуда-то взялось. Может, все-таки из порталов, хотя все меня уверяли в их отсутствии? Но ведь каждая нормальная попаданка знает, что если в мире есть магия - значит есть и порталы!
        И теперь вот эти в тряпках практически теснили моих без тряпок с помощью полыхающих палок, в которых угадывались мечи, пики и что-то еще.
        - Ух,  - сказала я, оценив особенно удачный поворот одной из пик.
        - Ах, - воскликнула я, испугавшись за вполне симпатичного наемника, который должен был охранять наш караван - и охранял изо всех сил.
        - Ой-ой-ой, - пропищала я, видя, что не-наши теснят таки наших, да еще теснят так не слишком хорошо.
        - А-аа! - заорала я, чувствуя, как кто-то сзади меня хватает и тащит прямо на поле боя, который к тому моменту уже закончился безоговорочной победой тряпичников.
        - Девка! - восхитился один из замотанных. - Блондинка, - восхитился кто-то еще, пока я анализировала ситуацию.
        Так. Это разбойники. Что я знаю о действиях в среде разбойников?
        Не смотреть в лица, выполнять все требования, не разговаривать и пытаться запомнить имена…
        Тьфу, не про этих.
        Так, вот еще - должно быть сорок штук и сокровища.
        Покосилась. Штук было меньше, сокровищами не пахло. М-м, может… Ну конечно! Меня осенило. Красавчик Робин Гуд!  Он на самом деле благороден и мил, помогает всяким бедным блондинкам и наверняка проводит к…
        Тот, кто меня притащил, замучился, видимо, ждать результата моего мыслительного анализа и толкнул вперед, да так, что я упала на колени прямо под ноги судя по яркому цвету тряпок главному.
        Хм, что-то мне это напоминает.
        Вот только в отличие от университетского принца и даже Робин Гуда главарь оказался каким-то низким и толстым, а пахло от него и вовсе отвратительно.
        Он схватил меня за подбородок, развернул к свету костра, осматривая лицо и задумчиво протянул:
        - Изнасиловать или продать?
        - Обнять и жалеть? - испугалась я.
        - Плети и палки? - угрожающе нахмурился он.
        - Готовка и стирка? - жалобно предложила я.
        - Готовка и продать, - пришел к выводу он.
        Я согласно закивала. И тут же ойкнула, потому как на меня нацепили толстенный железный браслет и потянули за цепь прочь от такого уютного теперь плато. Куда-то в ущелья и пещеры, о существовании которых, похоже, не догадывался ни купец, ни королевская стража.
        ДОРОГИЕ МОИ, Я В ОТЪЕЗДЕ ДО 10ГО, ПОТОМУ ПРОДЫ НЕРЕГУЛЯРНЫЕ)) НО Я ВАС НЕ ЗАБЫВАЮ, ВСЕ-ВСЕ КОММЕНТАРИИ ЧИТАЮ, СО МНОГИХ РЖУ И НА НЕКОТОРЫЕ ДАЖЕ ОТВЕЧАЮ)))
        Я шла и с любопытством осматривалась - когда еще в гости к разбойникам попаду.
        Пути были извилисты и местами узки. Обозы и лошадей отвели в сторону от места нашей ночевки и их остались сторожить два разбойника - как стало понятно из разговоров, это была далеко не вся банда. Остальные отправились к какой-то Стрелке вместе с предыдущей добычей. Тем более было обидно, что «мои» не справились и с небольшим количеством.
        Мы проходили крохотные пещерки и все углублялись в скалы. Не похоже, чтобы нас вели к Минотавру - девственница была только я. А лабиринт и лабиринтом не был, так, длинной норой. С несколькими ловушками - этим похвастался разбойник, что вел меня. Типа не надейся, что принц спасет, завалит принца-то.
        Я лишь пожала плечами - моих принцев точно никакие ловушки не остановят.
        Мы пришли, наконец, в довольно большое помещение. Пещеру с высоким закругленным потолком, куда вело несколько ходов. По краям какие-то тряпки на земле и сено - спальные места. Костер, сейчас затушенный, посередине. И рядом с ним то, что должно стать моей «кухней»: бочонок с несвежей водой, грязные котелки и несколько посудин.
        С меня сняли цепь, и я вздохнула. В принципе, если навести порядок, пожить тут можно.
        Но пожить нам тут не планировалось. А планировалось нас продать в какую-то Барбарию - мужчин работниками, меня… тоже работницей, только иного толка.
        - Ты женой пойдешь, - пояснил главарь и удовлетворенно кивнул.
        Я нахумрилась:
        - К-какой женой? Кому?!
        - Кто купит, тому и пойдешь. Там люди честные живут, девок в дом не тащат, в отличие от наших лердов - там сразу женятся.
        - И много у них таких жен? - спросила подозрительно.
        - Не бойся, - отмахнулся, - тебя разве что торговец какой возьмет или воин средней руки, а у них жен не больше пяти - скольких содержать могут.
        Тут он понял, что говорит что-то не то, потому как перекосило меня знатно. Я уперла руки в боки и принялась метать молнии на его голову, которая под тряпками оказалась совершенно лысой.
        - Что-о? - от возмущения я перешла на рык. - Считаете я не достойна султана?!
        - Э-э, какого султана? - отступил разбойник.
        Но я начала наступать.
        Ладно бы меня на центральный какой-нибудь базар привезли, чтоб восхищенный визирь увел в главный гарем, а там султан бы и влюбился и всех жен разогнал - сожительство с другими я не рассматривала. Я бы может еще подумала, что мне ближе - ректор с его розовым единорогом или пески и сокровища Барбарии!
        - Значит, только торговец?!
        - О-о…
        - Значит, кто купит - тот и купит? - прицелилась я в его бесстыжие глаза.
        Но он уже сбежал и только выкрикнул из-за спины подельника.
        - Или в цирк пойдешь! Дикой кошкой!
        - Ш-ш , - только прошипела в ответ.
        Все. Не останусь с ними, раз не ценят по достоинству. Прямо сегодня и сбегу.
        Я повернулась к пленникам, подняла два пальца, ткнула себе в глаза, ткнула за спину - в разбойников - и показала ладонями главе нашей охраны, вполне достойному мужику с перебинтованным плечом, на себя, на котелок и на выход.
        Тот с недоумением нахмурился.
        Идиот. Про спецназ ничего не смотрел, что ли?
        Разве не понятно, что пока я отвлеку разбойников, надо будет выбираться?
        А ведь поскольку дальнейшего пути я не знала, надо было бежать с нашим же караваном.
        Эх, опять все сама.
        Зло загремела утварью, оттирая налипший жир и грязь, а сама усиленно рождала план побега. Хм, можно было бы применить собственные волшебные силы, но кто его знает, не отразится ли удар от стен пещеры и не ударит ли по мне самой.
        Отравить? Наверняка самой придется это есть, иначе как они еще проверяют на яды.
        В голове постепенно прояснилось, как всегда, когда я начинала работать руками.
        Я сварила суп из всех нашедшихся ингредиентов и даже демонстративно хлебнула пару раз, чтобы никто на меня не подумал ничего.
        А потом обошла с плошками сначала разбойников, ну а дальше и своих, которые мне ближе родственников стали - просто без родственников я бы выжила, а без вот этих вряд ли.
        И если первые смотрели ехидно - наверняка глумились мысленно над моим нелегким положением, то  вторые поначалу с грустью. Только поначалу. Потому что ни те, ни другие не знали что девушка я запасливая. И самое ценное еще с первой поездки в Турцию научилась хранить ближе к телу, то есть, почти в трусах.
        И в волосах немного.
        А самым ценным, помимо монет, были у меня невидимки из свадебной прически, которые я планировала запатентовать или что они там делают, и мои травки в мешочке, прицепленном к нижней юбке. И действие некоторых из них было более чем актуальным.
        Правда надо было изловчиться, чтобы не перепутать, кому и что давать - с учетом того, что я всех этих людей не так уж давно знала и лица не совсем запомнила. Тем не менее справилась - «своим» сунула по невидимке, и шепнула, как открывать довольно примитивные наручники. «Чужим» по щепотке сонного порошка в чашку - не заснут, конечно, но внимание притупится.
        Ну а дальше оставалось только отвлечь.
        С этим-то у меня точно проблем не было.
        - С днем рождения тебя-я…
        Начала я громко, расстегивая парочку пуговиц на платье.
        - С днем рожденья тебя-я, - согнулась, достала руками до пола, потом подумала, что делаю что то не то, и прогнулась в обратную сторону - явно соблазнительно, потому как у разбойников упали челюсти.
        - С днем рожденья, мистер атаман, с днем рождения тебя-я, -  выдохнула вблизи толстяка, покосилась на охранников каравана и досадливо поморщилась. У "моих" челюсти отпали еще ниже, и они даже и не пытались что-то сделать.
        Сердито глянула на главного купца и до того, наконец, окончательно дошло.
        Ну а мне то что делать с такими тормозами?
        - В траве сидел кузнечик!
        Гаркнула так, что посыпались мелкие камни, и высоко задрала ногу.
        - Совсем как огуречик
        Зелененький он был!
        Канкан под детскую песенку, надо сказать, имел огромный успех даже у меня. А уж разбойники и вовсе глаз не могли оторвать. Так что когда "мои" вдруг вскочили и бросились прочь в единственный проход, швыряя плошки и котлы в похитителей, те на несколько критичных секунд замерли в полном недоумении.
        И только видя, что теряют свое главное сокровище, то есть меня, зашевелились.
        Мы же помчались по извилистым коридорам - меня и за руку кто-то схватил, чтоб не упускать такого ценного боевого товарища -  в надежде на то, что успеем добраться до своих вещей и лошадей раньше, чем до нас доберутся разбойники. Но сзади нас настигали не только криками - пара выпущенных копий четко дала понять, что с нами скоро сделают.
        Я со своим спутником как раз начала отставать - мешала юбка, которой я так гордилась - и  разбойники почти схватили меня, как произошло несколько событий.
        Мы завернули за угол.
        Горящее копье пронеслось близко от моей щеки.
        Я испуганно завизжала и отшатнулась, задевая какую-то конструкцию из камней,   и чтобы не упасть и не удариться, схватилась за толстую веревку, которая зачем-то болталась из потолка.
        Раздался жуткий грохот и позади, там где бежали разбойники, вдруг посыпались камни, заваливая вход.
        И, похоже, не только вход, потому что крики наших преследователей больше не были слышны. Только одна рука торчала из завала, вытянутая в мою сторону.
        Хм.
        Я с извинением посмотрела на руку и обернулась к моим спутникам.
        Те отступили. И, кажется, перекрестились - хотя тут это по другому делают.
        Откашлялась и произнесла хриплым от переживаний голосом:
        - Я это… еще и вышивать умею.
        ГЛАВА 7, В КОТОРОЙ РАЗБИВАЮТСЯ НАДЕЖДЫ
        К столице я подъезжала в прекрасном настроении, несмотря на то, что два дня лил дождь. Но меня обеспечили подобием зонта - квадратным каким-то - накидкой и целым сундуком нарядов и тканей. Правда, передавая это, купец пробормотал что-то про «дремучие сиськи, разве ж так можно - одна блондинка и пять трупов!», но я не обратила особо внимания. А теперь и вовсе только вбирала жадно потрясающий пейзаж, который открылся, когда мы завернули в очередной крутой вираж и начали спускаться а долину.
        Покрытые разноцветными лесами горы и правда мохнато окружали Финишвил. А тот простирался и вширь, и вдаль, и ввысь. Каменный, сказочный, с башенками и шпилями, садами и особняками, дворцами и увитыми ползучками стенами. Прелесть, а не место. А уж когда я увидела огромный порт и парусники самых разных размеров, то вовсе взвизгнула от счастья. Так и представила себе, как прогуливаюсь по набережной после занятий под ручку с ректором - и с нами все раскланиваются.
        В городские ворота мы прошли беспрепятственно. А там меня осторожно спросили, куда ж меня такую красавицу довезти.
        Я подумала и решила, что прямиком на учебу. Все радостно закивали и потащились в довольно оживленном движении к западной части города, где высилось белоснежное здание  Заглавной Академии. Мне показалось, что они просто побоялись отправлять со мной кого-то одного, но акцентировать на этом не стала. Так что группа студентов с открытыми ртами наблюдала появление в небольшом сквере перед воротами трех обозов, вооруженных всадников, лошадей и бесчисленных сундуков - во главе со мной.
        Меня сгрузили с моими пожитками и спешно удалились. Ну а я пристроила в тени вещи и решительно направилась в сторону входа. Даже не закрытого: в широком проеме стояло два столба, один из них украшенный огромным каменным грифоном, а между ними марево. В него и заходили по одному присутствовавшие здесь люди, косящиеся на меня одним глазом - но косились они не долго. Часы на одной из башен Академии, видные даже отсюда, пробили десять; все вдруг заторопились и уже через минуту площадка опустела.
        Я подошла ближе и пытливо всмотрелось в полупрозрачную дымку, которая чуть искажала осмотр внутренностей учебного заведения. Видимо, здесь такой полог считался круче железа.
        Пожала плечами и шагнула вперед.
        - А-аа! - заорала тут же, со всего размаха впечатавшись в что-то твердое.
        Я потерла лоб и нахмурилась. Это… в смысле?
        Выставила руки и ощупала полупрозрачное препятствие. Жестко. Не пружинит и даже не двигается.
        Хм…
        Может, надо сказать что-то?
        - Сим-сим, откройся! - наставила я указательный палец на дымку.
        - Абракадабра! - вытянула две руки вперед.
        - Встань и иди! - повелительно приказала сама себе. И…
        Ничего.
        И спросить некого!
        С досады я пнула преграду и тут же запрыгала на одной ноге, печально вереща.
        - Ну почему она не пропуска-а-ает!!!!
        - Ну тартарарашки же тебе под зад! Сколько можно?! - произнес кто-то рядом, я испуганно ойкнула и осмотрелась.
        И никого не обнаружила.
        Хм. Может со мной заговорил мой невидимый фамилиар? Или эта… Академия? Я читала где-то, что в магических мирах стены тоже люди. Подумала и присела в реверансе:
        - Уважаемая Академия…
        - Восхитительная дура, - совсем не восхитительно восхитился знакомый голос. Я присмотрелась и увидела сквозь дым розового единорога, который вдруг сообщил кому-то. - Я же тебе говорил - доберется. А ты не верил.
        - Еди! - завопила я радостно. -  Ты с кем разговариваешь?
        - Пять монет, не забудь, я выиграл, - снова задрал голову наверх единорог и перебрался на мою сторону.
        Я тоже задрала голову. А потом взвизгнула и спряталась за единорога.
        - А-а-а! Он живой!
        - А-а-а! Она живая! - заорал, передразнивая, огромный каменный грифон и шевельнул двухметровым крылом.
        Я чуть не села на землю. А потом всхлипнула для надежности.
        - Не пугай девочку, - недовольно покосился Еди на Гриффа. - Ну что, за ректором пришла?
        - Ага.
        - А внутрь попасть не можешь?
        - Угу.
        - И не попадешь. Хоть поинтересовалась бы. Потому что ворота пускают только тех, кто с магией, тех кто здесь работает и магических животных. А ты ни с первым, ни со вторым, ни с…. Хм.
        Он внимательно на меня посмотрел. Но я помотала отрицательно головой.
        - Точно?
        - Точно, - и снова всхлипнула. Говорить я не могла - осознание ужаса происходящего накрыло с головой.
        Попаданка без магии!
        Ну разве так можно?! Ну на что меня мамочка рожала?! Это же как всадник без головы! Как кофе без конфетки! Как прийти в магазин, увидеть платье своей мечты и не суметь его купить потому что на карте не хватает десять рублей!
        - Человечка я. Что, и правда без магии?
        - Правда. Я-то сразу увидел, но ты…
        - Ы-ы…
        - Ты должна принять…
        - О-о…
        - Послушай слезами делу не…
        - А-а…
        Я обняла Еди за шею и уткнулась в розовую шерсть.
        Тот беспомощно переступил копытами.
        - Ну не рухнул же мир, - попытался он снова меня успокоить, на что я заревела еще больше.
        - Рухнул! Как ты не понимаешь - рухнул! Ведь если у вас не будет попаданки со сверхспособностями, кто вас спасет, а? А на ректоре кто женится?
        - Выйдет замуж, - автоматически поправил Грифф.
        - Да не важно! - топнула я ногой.
        - В твоем случае точно не важно, - согласилась каменная птица. - И мы как бы это… не погибаем пока. А ректор… так у него это… отбор на следующей неделе начинается, на должность его жены. А там первые пункты… ну…Магичка и благородная…
        - У-у-у, - взвыла я, окончательно разбиваясь о скалы жестокой судьбы.
        Прочь в небытие побежали хорошенькие кудрявые детки со светлыми волосами. Королевские балы. Я в золотой кольчуге, сражающая волшебным мечом жуткую нечисть. Улыбающиеся жители королевства, надевающие мне на шею цветочные венки.
        А ведь я столько пережила за это время! И все ради чего?
        Подробно рассказала что именно пережила и насладилась ошеломленными лицами… то есть мордами и клювами моих слушателей.
        Заодно и сама успокоилась. А как успокоилась - смогла мыслить здраво.
        - Так. И что еще в этих требованиях к жене есть?
        Морда с клювом переглянулись, будто спрашивая друг друга, стоит ли мне раскрывать эту вселенскую тайну.
        - Блондинка до двадцати трех лет, - наконец, нехотя произнес Еди.
        Я довольно улыбнулась.
        - Воспитанная, - прокаркал Грифф.
        Моя улыбка стала шире.
        - Девственница, - с безнадежностью закончил единорог, и моя улыбка превратилась в оскал.
        - М-м…Милая…- с сомнение произнесла птичка. - А ты про первые пункты не забыла?
        - Ну… Я же могла не обратить на них внимание? - улыбнулась прям как милая.
        Те снова переглянулись и кивнули со скорбным видом.
        - А в остальном вы мне поможете!
        - Мы?!
        - В остальном?!
        - За что?! То есть, я хотел сказать, почему?! - Грифф тоскливо глянул на единорога, который потихоньку начал отступать к воротам. Он-то взлететь не мог.
        - А кто еще? - возмутилась. - Хоть что-то у меня должно быть похоже на книжку! Магические животные в друзьях в самый раз! - я потрепала розовое и парнокопытное по челке возле рога, погладила каменюку по неподвижной лапе и напевая отправилась за своими вещами, - Идем, Еди! Поможешь мне дотащить багаж и меня.
        - К-куда?
        - Как куда? В Академию. Раз ты туда - сюда проходишь, то и меня пронести сможешь. Подумаешь, учиться не смогу - я и не хочу учиться, хочу жениться.
        - Я же не лошадь! - взвыл.
        - Один разочек не переломишься…
        - Да где ты там жить будешь?!
        - С тобой и буду.
        - У меня вольер, - простонал.
        - Свежий воздух полезен для цвета лица.
        - Он меня убьет, - заключил единорог и смиренно опустил голову.
        Я так и не поняла, кто убьет моего единорога, но на всякий случай снова потрепала того по челке:
        - Не волнуйся. Я сумею тебя защитить от кого бы то ни было.
        ГЛАВА 8. НЕОЖИДАННЫЙ ВЫХОД. ИЛИ ВХОД
        - Кис-кис-кис, - поманила я.
        - Пристрелите меня кто-нибудь!  - зарычал саблезубый тигр - здесь их называли Зубронами, но я то «Волшебник Изумрудного города» читала - и спрятался за скалой.
        - Кис-кис, - топнула я ногой.
        - Нет, это не возможно! Слушай, ты уверен, что ее нельзя сожрать?! - завопил он в сторону единорога, появившегося в конце сада.
        - Попробуй, - крикнул тот в ответ, - но за последствия я не ручаюсь.
        Тигр закатил глаза и вжался в землю. Но я уже добралась до него и с наслаждением провела по мягкой длинной шерсти рукой. А потом, пока не опомнился, быстро отрезала небольшой пучок.
        - Спасибо, Тигра, - помахала я добычей и сунула ее в напоясный мешочек. Кисточки из его шерсти давали невероятный результат - макияж держался дольше, чем тени от Мак. По слухам. Потому что кисточек ни у кого не было.
        Я улыбнулась и присела на траву, прижавшись к теплому боку. Животное, размером с машину, недовольно заворчало, но не сдвинулось. С виду он был жутким букой, и даже погрыз пару старшекурсников, но на самом деле внутри он был замечательный.
        Где-то глубоко внутри.
        Мы посмотрели на подошедшего Еди. Что-то с ним было не так. Я даже не сразу поняла и…
        - Ой, - открыла от удивления рот. - А мне не разрешил, - продолжила обиженно.
        Грива его была тщательно расчесана, заплетена в многочисленные косички и даже украшена крохотными колокольчиками.
        - У нас была лекция по анатомии и волшебным свойствам разных частей тела единорогов, - поспешил объясниться розовый.
        - Интересно, они сердце нашли у тебя, бесчувственного? - надулась я окончательно.
        Еди закатил глаза и улегся рядом. Тигра хмыкнул и вдруг перевернулся на спину.  Я знала, что это значило и принялась почесывать открывшееся пузико.
        Конечно, я не обижалась.
        Компания у нас подобралась замечательная. Кроме единорога и полосатика в вольере еще жил Чва-чва, похожий на гигантского двуногого слона - его так называли за то, что когда он наступал на врагов, раздавался звук «чвак»; птица-феникс, которая много курила, самовозгоралась неожиданно для себя и для окружающих, и жутко материлась, когда возрождалась снова. И славный удав длиной далеко не тридцать восемь попугаев, умеющий еще и летать и плавать под водой. Последний, за свой особый, распыляемый яд, размеры и гибкость стоял в классификации самых жутких и смертельно-опасных магических животных на первом месте. Но ректор как-то сумел его убедить, что тому очень нужна эта работа.
        Мой герой.
        Периодически к нам присоединялся еще и Грифф. Летать и быстро перемещаться он, понятное дело, не мог, потому и не любил, но когда ему становилось скучно, слазил со своего забора и тяжелой поступью, оставляя огромные рытвины, отправлялся в нашу сторону. И делал это ночью. А мы дико ржали, потому как от общежитий так несло страхом, что даже  я чувствовала - каменюка активно продвигала мысль, что по ночам он охотится на не спящих студентов. И это действовало на учащихся получше всех запретов и комендантского часа.
        По прошествии двух недель вольером я это место не называла.
        Огромный сад в дальнем конце территории Академии с несколькими павильонами, прозрачным прудом и достаточным количеством кустов и деревьев. Заходить через полупрозрачную ограду люди могли только по специальному разрешению, каждое из которых выдавалось после согласования со всеми животными.
        Те не слишком любили, чтобы их тревожили.
        Но то, что Еди привел им домашнюю человечку, их развеселило.
        Так что устроили меня хорошо - практически в отдельном доме. И кормили вкусно. Конечно, повара на кухне наверное не сразу поняли, почему вдруг из «вольера» начали отправлять заказы на хорошо прожаренные стейки и десерты, но не перечили. Все доставляли на волшебных подносах вовремя.
        Так что я целыми днями гуляла, спала, читала книжки про королевство, которые мне таскал из библиотеки единорог и феникс, и чувствовала себя вполне счастливой.
        Но понимала, что так долго продолжаться не может.
        Прошло две недели с моего появления в Академии, отбор уже начался, резюме от невест, по словам Еди, который чаще всех бывал в главном корпусе, летели только так, а ректор обо мне еще ни слуху, ни духу.
        Ладно, что все не знали. Но ректор-то должен был знать!
        И как это исправить было не понятно.
        Сначала мы думали подделать мои документы. Но разведчик в тылу врага сразу объявил, что невест проверяют очень тщательно, так что это  вариант отпал. Да и магические испытания, которые планировались после предварительного этапа, я бы не прошла.
        Был вариант случайно запереть ректора в вольере и скомпроментировать меня, но мы его отбросили - все-таки он был один из сильнейших магов - отбился бы от нас и прорвался наружу.
        Встретить на дорожке в лучше виде и поразить стрелой в самое сердце?
        Еди покачал головой:
        - Тебя надо принимать как яд…то есть лекарство, в малых дозах. Не сразу. Так что не подходит.
        А ведь время поджимало.
        У ректора, которого звали очень романтично Альдорелло фон Полюбин-Девуа, попросту Алик, вскоре был день рождения. И пусть люди здесь жили чуть ли не в два раза дольше, чем у нас, но маг принадлежал королевскому роду, а значит, ему по закону надо было жениться или хотя бы обзавестись невестой до тридцати пяти.  То есть в этом году. А поскольку обзаводиться женой и наследниками он не торопился, король, семидесятилетний Рудольф фон Денуа, распорядился устроить отбор.
        И теперь ректора осаждали все, кому не лень. А неленивых девиц в королевстве оказалось уже более сотни.
        - Я подслушал в курилке, что ему пришлось даже нанять второго секретаря для этих дел, кха-кха, - откашлялся феникс.  - Первый ведь должен заниматься делами Академии и некоторыми личными ректорскими.
        Я пригорюнилась.
        Что делать-то?
        Мы сидели за воротами возле Гриффа, который закапризничал и отказался идти на совет по столь животрепещущему поводу. Стояла глубокая ночь и вокруг, понятное дело, ни души - никому не улыбалось общаться с каменюкой в темноте. Да еще и слухи ходили, что вокруг территории бродят жуткие звери.
        Ха-ха.
        - Может кого другого выберешь? - с сомнением протянул Еди.
        - Мне лучший нужен, - сварливо сказала я. - А кто может быть лучше Алика?
        - Его брат, наследный принц? - предположил Тигра.
        - Так он женат, - возразил Чва-чва.
        - Ну так это решаемая проблема, - пожал плечами А-аа. Плеч у него не было, но мысль мы поняли.
        - Нет, - решительно отказалась я от преступных намерений. - Хочу ректора. Попаданка я, в конце-концов, или нет?
        Мы снова задумались. И тут же недоуменно переглянулись. Потому что в конце улицы раздался стук копыт и явно в нашу сторону.
        - Сваливаем? - с сомнением спросил Тигра.
        - Прячемся и подслушиваем, - решительно возразила. Интересно же.
        Мы скользнули в кусты в метрах двух от ворот. Точнее, скользнул А-аа, сверху на него прыгнул Тигра и Феникс, ну и я с Еди пристроилась рядом. Чва-чва слился со вторым столбом возле входа и заставил свою кожу потрескаться, как камень.
        Классная умелка.
        К Академии подкатила добротная карета. Кучер опасливо спрыгнул, быстро выгрузил довольно объемный багаж позднего посетителя и распахнул дверь, из которой вышел молодой симпатичный брюнет.
        Вышел, начал что-то говорить кучеру, но тот только замахал руками и поспешил убраться из опасного места.
        Хм.
        Парень направился к воротам и…
        Остановился, с сомнением покосился на слоноподобного и безошибочно повернулся к грифону.
        - Анж фон Балуй. Новый секретарь ректора. Требую прохода.
        Ух ты ж. Храбрый какой.
        - Ночью не положено, - равнодушно отозвался Грифф.
        - Карета по дороге сломалась, и я задержался, - пробурчал парень.
        - Ну тогда, конечно, добро пожаловать, - ехидно пропел Гриф. Вредничал. Настроение у него был сегодня не очень, так что секретарю не повезло.
        - Я не могу пройти ворота. Не маг, - заскрипел зубами брюнет.
        - Какая печалька. Тогда следует обзавестись пропуском.
        - Так идите и разбудите кого-нибудь, чтобы его сделали, - нахмурился фон Балуй.
        - Ага, уже лечу, - издевалась птичка.
        - Согласно уложению номер пять…
        - Ладно-ладно, давайте документы, - согласилась каменюка, а я тут же заинтересовалась, что за уложение такое.
        Грифф приподнял крыло и начал смотреть бумаги. Мы же замерли и старались не дышать, чтобы не пропустить чего.
        Вдруг по моей голой лодыжке - а я по привычке была в коротких бриджах и рубашке - скользнуло что-то мохнатое и теплое. От  неожиданности я взвизгнула, грифон вздрогнул, его крыло дернулось и ударило прямиком по голове секретаря.
        Тот свалился как подкошенный под изумленным взглядом всех семерых.
        - Сиськи дремучие! - каркнул грифон. -  Да что б вас!
        - Извините, -  пискнула и выбралась из кустов, а за мной и все остальные. Мы наклонились и посмотрели на неподвижное тело. Вроде дышит, и ран особых нет. Оглушило просто.
        - К целителям? - с сомнением протянул Тигра.
        - Наступить? - отделился от столба Чва-Чва.
        - Ну ты даеш-шь, - хрипло рассмеялся Феникс в мою сторону.
        - Это не я! - топнула ногой. - Меня что-то снизу схватило, я испугалась и нечаянно взвизгнула!
        - Да я просто хвостом махнул, - возмутился полосатик и показал, как он махнул. От этой демонстрации я начала падать вперед и в поисках того, за что бы зацепиться, зацепилась за наросты на башке А-аа.
        И надо сказать, что именно эти наросты и производили ядовитую пыльцу. И она плотным облачком вырвалась из отверстий и полностью покрыла несчастного секретаря.
        - Тартарарашечки, - с ужасом просипел единорог, а я чуть в обморок не упала.
        Пыльца не то что бы уничтожала… Просто парализовала и вгоняла в сон. Чтобы А-аа поел спокойно.
        - Там… на сколько дозировка? - всхлипнула я, понимая, что подставила не только себя, но и всех моих друзей.
        - Месяца три, - грустно сказала змеюка.
        Три месяца… Как раз день рождения у ректора…
        Я уж было собралась разрыдаться, но вдруг присмотрелась к брюнету и хлопнула в ладоши:
        - Урра!
        Все дрогнули и отошли от меня.
        - Я нашла выход! То есть вход!
        - Это какой? - еще дальше отошли.
        - Я буду секретарем!  Сами же говорите, что меня надо узнать получше, чтобы полюбить - это идеальный вариант. Документы у него все с собой, вещи тоже, даже имя похоже и не-маг. А его спрячем в пустом павильоне - когда проснется и все раскроется, ректор уже будет влюблен и простит мне эту милую ошибку.
        - Анжелика…ну… - с сомнением протянул грифон, - а тебя не смущает, что ты не в курсе его обязанностей?
        - Родители как раз хотели для меня эту профессию, - отмахнулась.
        - Он как-бы не выглядит как девушка, - с сомнением в моей адекватности посмотрел Тигра.
        - Прическа и одежда не проблема, - улыбнулась.
        - Тартарарашечки мне в зад, но это же парень! И ректор будет считать тебя парнем - как он влюбится, если он… традиционной ориентации?
        - Вот! - назидательно я выставила палец. - Я вам давно говорила, что если что и надо читать, так это не все эти ваши фолианты, а фэнтези-романы. Потому что это что? Гендерная интрига. Алик начнет потихоньку испытывать желание, мучиться, потому что это запретно - а запретный плод, как известно, сладок. И тут я такая «хоп» - сделала вид что затягиваю петлю на призрачной шее, - покажу себя во всей красе.
        Звери потрясенно молчали. Наконец А-аа спросил:
        - У кого-нибудь есть аргументы против разрушения этого королевства?
        - Когда ее волновали наши аргументы? - вздохнул Еди и тряхнул своей челкой. - Потащили, что ли? Если ректор ждет Анжа, то мы его должны предоставить. Прям завтра и с утра.
        ГЛАВА 9, В КОТОРОЙ МЕНЯ ЦЕЛУЮТ. А МОЖЕТ И НАОБОРОТ
        - Ах, - воскликнула полненькая брюнетка и осела прямо в мои руки.
        Я же, как девушка, то есть юноша, не привыкший к подобному грузу ответственности, покачнулась и эти самые руки разжала.
        Брюнетка с неприятным стуком упала на каменный пол, но сразу ожила. Правда, вставать не спешила. Более того, раскидала конечности, оттянула зону декольте, и живописно расправила волосы.
        Я и не поняла, зачем это, если бы не услышала сзади и завистливо вздохнула. Эх, мне бы так лечь…
        - Что здесь происходит?
        И вот уже перед ректором две пускающих слюну идиотки.
        Точнее, одна идиотка и один идиот. И на мне это все смотрелось, однозначно, симпатичнее. А еще загадочней, потому как девиц, всеми правдами и неправдами пытающихся пролезть в первый эшелон отбора, было много.
        А вот юноша со взором горящим - один.
        Точнее, два. Но только у второго, главного ректорского секретаря фон Бейба, он горел в мою сторону, и не потому что кое-кто распознал во мне прекрасную незнакомку. А потому что кое-кто был как раз уверен, что я мальчик.
        Вспомнила ректорского секретаря и снова вздохнула. А потом попыталась сосредоточиться на словах Алика, который меня грозно отчитывал.
        Или не меня?
        Он когда рядом, я совсем перестаю соображать.
        Ага, не меня. А тюлененка, пропускающего занятия.
        Ведь подходящего возраста благородных и магически сильных девственниц только в нашей Академии было пятьдесят шесть. И они пользовались этим, как могли.
        Гроздьями свисали возле его окон.
        Валились в обморок под ноги.
        Приходили на занятия чуть ли не в сорочках!
        Они ведь не знали, что ключевое в связке ректор-студентка то, что она должна быть попаданкой. Но я не собиралась подсказывать.
        Самой надо.
        Преданно посмотрела на Альдорелло и тихонько пнула тюленя. Та поняла правильно и поползла в сторону. Все, шанс профукала.
        Ректор пригладил свою роскошную гриву, сияющую на пробивающемся сквозь узкие окна галереи солнце, и я снова зависла.
        И едва не пропустила его фразу:
        - Все равно полегче стало. Сегодня хотя бы никто в ванной не прятался. А то представляешь, на прошлой неделе иду я к унитазу наперевес с… - он хохотнул, а я перебила, не желая представлять.
        - Так я слух пустил, что вам нравится быть охотником, а не дичью. И что вас заинтересует та, за кем придется побегать, а не кто сам в руки летит.
        - О. Это ты молодец, - он похлопал меня по плечу и довольно улыбнулся.
        Я тоже довольно улыбнулась.
        Плечо мыть не буду.
        - Может еще что придумаешь? -  с тоской спросил мой будущий муж, вспоминая, видимо, гору резюме, которые еще предстояло перечитать, и очередь из собеседований, которые надо было провести.
        Зря он это спросил.
        Точнее, не зря. Мы с Фениксом и Еди уже все придумали, но я не знала, как это преподнести. А тут сам напросился. Моя довольная улыбка превратилась в оскал.
        Му-ха-ха.
        - А как вы смотрите на то, что я сам проведу предварительные собеседования? Отсею, так сказать, самый брак для брака?
        Глаза ректора загорелись восхищением:
        - Меня послал к тебе сам Десятиединый! Гениальная идея! Но ты справишься?
        - Может, если вы дадите мне в помощь магических животных… Говорят, у них хорошо развита интуиция…
        - Не уверен, что они согласятся…
        - Предоставьте это мне.
        - Тогда договорились. Я в тебя верю. Ты здесь всего два дня - а как уже все изменилось!
        Он удалился в сторону своего крыла.
        А я  потерла лапки. Как вовремя подвернулась эта брюнетка!
        Мой план был прост.
        Пункт первый. Стать незаменимой.
        Пункт второй. Убрать из отбора тех, кто может действительно понравится Алику.
        Пункт третий. Засиять бриллиантом среди оставшихся.
        Понятно, что последний пункт был самым простым - я и так сияла, но моих друзей смущало, что я теперь как бы не девочка. Я лишь отмахивалась - буду решать проблемы по мере их появления.
        - Слезай уже, - буркнула в сторону. И А-аа, притворявшийся лепниной на потолке, шмякнулся вниз, вызвав небольшое землетрясение. Зачем он следил а мной, не знаю, что-то там было сказано про дур, которые не боятся последствий.
        - Получилось. - прозвучало вопросительно. Фу.
        - А то. Пойду у коменданта выбью актовый зал. И графин с водой. И стол под скатертью, - я мучительно пыталась вспомнить, как проходят собеседования. - А! И лампу в лицо. Так что можешь всем сообщить, что завтра начнем заседать в комиссии.
        - Коми…что?
        - Не важно.
        Насвистывая, отправилась в ректорскую приемную, только на минутку остановившись полюбоваться своим отражением в зеркале.
        Или на две.
        Короткие черные волосы с длинной челкой, зачесанной на манер мальчиков из японского аниме мне безумно шли. Как и бархатный костюмчик. Пришлось, конечно, немного увеличить размер, чтобы не блистать своими формами, но и как мальчик я получилась весьма симпатичной.
        А уж как секретарь - просто гениальным.
        Ведь и правда прошло всего два дня, как я появилась в приемной. Мое появление, правда, смазало то, что я засмотрелась на ректора, запнулась на пороге  кабинета и растянулась, неудачно ударив коленки и повалив фарфоровую напольную вазу, но зато было шумно и весело.
        Алик сразу оторвался от бумаг.
        И рассмеялся. И даже не смотрел на мои документы - все улыбался. И заявил, что наконец-то кто-то эту вазу разбил - ему её подарила тетушка и ревностно присматривала, что та на месте.
        Все таки он был ужасно ми-илый.
        Правда Еди в тот же вечер на это пояснил, что тетушка фон Полюбин та еще ведьма, в прямом смысле слова, и за подобное разрушительство может и проклясть. Но я посмотрела несчастными глазками и под всеобщий восторженный визг зверья заполучила аж три единорожьих волосинки. Отданные добровольно и заплетенные  в косичку они были единственной защитой от любых магических проклятий.
        ТАК ЧТО У МЕНЯ НА РУКЕ ПОЯВИЛСЯ НОВЫЙ БРАСЛЕТИК. И ПОЛНАЯ УВЕРЕННОСТЬ В БЕЗНАКАЗАННОСТИ.
        - Анж, ты совсем бледный. Эти бабы кого угодно достанут, да? - первый и бессменный секретарь ректора Филипп фон Бейб смотрел на меня с умилением и неким превосходством. Дело понятное - раньше он был единственным, кто отличался хрупким телосложением и определенной миловидностью, а теперь появилась я и оказалась даже ниже ростом и хрупче, и ему, наконец, нашлось над кем взять опеку.
        Я, правда, искренне и не всегда умело сопротивлялась. Уж если кто и мог раскрыть мою задумку, так это Фил. Потому мелькнувшая где-то на краю сознания мысль, что я вполне могу повернуть фокус его внимания в нужную сторону, доказав, что в мальчиков ему влюбляться не обязательно, не нашла должного отзыва в  организме, и я решительно отвергла альтруистические  позывы.
        Кивнула и с благодарностью приняла кружку чая.
        Завтрак был давно и неправдой, а я теряла здесь столько нервных клеток, что разожраться мне не грозило.
        - Как думаешь, это все?
        Выделенный мне стол был погребен под резюме. Они же лежали на полу вокруг, под столом, на стульях или даже были прислонены к стене. Многие потенциальные невесты однозначно решили, что простая бумажка с кратким перечислением достоинств им не по чину и прислали целые ватманы с историей происхождения их семьи от начала веков до наших дней. Написали портреты ректора - хорошо хоть только красками. Испекли собственноручно шедевры кулинарного зодчества - правда те за время пересылки несколько протухли. Направили нам вышивки, пухлые девичьи дневники, свитки со стихами, в которых отчаянно рифмовалась любовь, морковь и кровь. И это были только те, кого уже проверили летописцы и архиваторы на предмет причастности к благородным!
        В общем, я чувствовала себя Якубовичем, разгребая и регистрируя эти воззвания старых дев, и подумывала потребовать отдельную комнату, чтобы хранить там особые реликвии.
        Слава Богу хоть регистрация заканчивалась сегодня в полдень.
        То есть через пять минут.
        И я могла точно сказать, что невест будет четыреста двенадцать и…
        Стук в окно прервал мои размышления.
        Мы с Филом удивленно переглянулись и поспешили открыть массивный переплет. И тут же в приемную впорхнули… хотя уместнее было бы сказать втащились, сгибаясь под тяжестью огромного рулона, не меньше пятнадцати магических почтовых голубей.
        Несколько таки не выдержали напряжения, и его результат украсил мозаичный пол.
        - Б…ть, - скривилась я.
        - Она и есть, - прокаркал главный голубь. Махнул крылом команду и ноша рухнула на пол.
        - В смысле вы нам притащили претендентку? - задумчиво я посмотрела на «подарочек», имеющий форму человеческого трупа и пахнущий примерно так же. То ли потому, что долго тащили, то ли потому, что натужно им было давно.
        - Ковер, - недобро усмехнулся голубь и словно истребитель вылетел в окно.
        Я вздохнула и записала в журнал: «Четыреста тринадцать». И принялась разворачивать былую роскошь, надеясь найти там данные отправительницы.
        - Меня сейчас стошнит, - сказал Филлип, рассматривая результат моих разворачиваний.
        - Меня тоже, - вздохнула я.
        Потому как отправительница не нашла ничего лучше, чем изобразить себя со всеми, так сказать, достоинствами. Вот прям со всеми.
        И не польстила себе ни разу.
        Да и вообще было ощущение, что она просто легла на этот самый ковер и по ней проехался асфальтоукладчик.
        Я нашла в углу ковра автора этого «шедевра». и тоже внесла в записи.
        Часы, наконец, пробили двенадцать. Отлично. Пришло время следующего хода, чем и занялась.
        Создать магические объявления о прослушивании, которые появятся перед каждой претенденткой индивидуально, мне помог Филлип. А нарезать номерки  - Феникс. Его очередь была надо мной бдеть. Так что с делом мы справились довольно быстро и я, насвистывая, отправилась в столовую, чтобы получить положенный мне обед.
        И, свернув в коридор, поняла, что что-то не так.
        Армия зомби-блондинок с горящими глазами преградила мне путь и синхронно выставила вперед руки с загнутыми крючками пальцами.
        - Тартарарашечки, - прохрипел Феникс и самовозгорелся.
        - Б…ть,  - повторила я любимое слово дня.
        - Номе-рок. Номе-рок. - синхронно начали невесты и сделали ко мне шаг.
        Я поняла, что на номерки разорвут именно меня, взвизгнула, развернулась и побежала назад, в сторону кабинета.
        Но и там уже ждали.
        Резко свернула, понеслась вниз по лестнице и вывалилась, практически, из административного крыла на улицу.
        Зомби ринулись всей толпой за мной.
        Грифф! - меня осенило.
        Преодолев несколько мостков, клумб и оранжерею с фонтаном, я полетела как стрела по прямой подъездной дороге к воротам. Издали было видно, что Грифонюшка находится на своем месте и что-то внимательно рассматривает снаружи. Из-за марева не видно было, что.
        В боку закололо, но я была почти у цели, почти под могучим крылом, да и вообще - почти все, потому как студенткам выход из Академии в течение учебного дня был запрещен.
        Каменюшка вдруг повернула ко мне голову, изумленно расширила глаза и попыталась что-то сказать, но мне было не до разговоров. Я выскочила сквозь марево и со стоном прилипла к статуе, пытаясь отдышаться. И тут же почувствовала неладное.
        Потому как сзади тоже кто-то дышал. Я бы сказала весьма шумно.
        Осторожненько развернулась и сглотнула.
        По ту сторону ограды, прямо вот в сквере где мы так любили собираться по ночам, застыла еще одна толпа блондинистых зомби.
        И даже без всякого слова на букву «б» я поняла, что сейчас будет.
        Грифон начал отделяться от столба, возможно, чтобы меня выручить, но процесс этот был не быстрый, а значит, он не успевал.
        - Давай, - прошипела птичка, поддела меня крылом и подбросила вверх. Я так полагаю, хотелочь ему через забор. Да только траекторию рассчитал хреново.
        Потому что вместо «через забор на мягкую лужайку» получилось «через улицу на подъехавшего всадника».
        Я успела увидеть изумленное уродливое лицо, нечесаную шевелюру, жуткую бороду и горб, как свалилась прямо на него, выбивая из седла и жестко приземляясь сверху на необъятный организм.
        И свалилась не просто так, а лицом на лицо, так что наши губы встретились, а зубы стукнулись друг от друга.
        И от ужаса перед таким вот первым поцелуем в этом мире потеряла сознание.
        ГЛАВА 10, В КОТОРОЙ НАЧИНАЕТСЯ ОТБОР.
        - Плачь, не плачь - поцеловал тебя палач! - второй час напевал песенку Еди и мерзко подхихикивал.
        - Ну будет тебе девочка, не расстраивайся, - расстроено подливал мне вина Феникс.
        - Наступить, - в который раз мрачно предложил Чва-Чва.
        - А в застенках тюремных хо-олодно и пытки стра-ашные, - издеваясь, подвывал А-аа.
        - Не виноватый я, ты сама пришла, - отворачивался смущенно Грифф.
        - Но, по итогу, все же хорошо закончилось, - непонимающе пожимал плечами Тигра.
        А я качала головой. Слезы лились из моих прекрасных покрасневших глаз.
        Как же это хорошо?! Все просто ужасно!
        Во-первых, я не так представляла себе первый поцелуй! Нет, я, конечно, целовалась в нашем мире - но не слишком интенсивно и вообще, почти по-дружески. Раза три. А как в подлеца Евгения влюбилась - так и этого не было. И рисовала себе в мечтах бабочек в животе, радугу над головой и ножкой так «эть», чтобы ножка поднялась, как за ниточку, когда я буду с ректором целоваться.
        А вместо этого - разбитые чуть ли не в кровь губы и чужой язык во рту.
        Во-вторых, упала я, прямо скажем, не на того.
        Ладно бы принц еще заколдованный был, срочно требовавший размораживания… то есть расколдовки. Или какой благородный рыцарь, который после всего, что между нами было, был просто обязан на мне жениться. Я бы тогда полюбовалась, как он будет бороться за меня с ректором…
        Так нет же, лежащий подо мной оказался человеком жестоких принципов и аморальных поступков! Даже я, погруженная в свои проблемы, слышала о гадком Бастарде и Палаче его Величества, человеке с темным прошлым, кровавым настоящим и неясным будущем. И вот этот самый человек скинул меня с себя, отчего мой обморок моментально закончился, а потом обидно схватил за ухо и потащил прямо в ректорскую приемную, где брызжа слюной что-то орал пытавшемуся успокоить его Алику.
        Из ора было понятно не много. Что-то там было про ориентацию Алика, который собирает вокруг себя таких как я. Каких, я не поняла совсем. И про оскорбление орал, которое он, то есть я, должен смыть кровью.
        А когда я сказала, что вот же она, кровь, и продемонстрировала лопнувшую губу, едва успела увернуться от черного пульсара.
        Как он пытает, не сдержанный такой?
        Не сдержанный, которого я толком и не успела рассмотреть, запомнила только что-то большое, горбатое и лохматое, резко развернулся и свалил, предварительно кинув ректору какие-то бумаги. Ради которых и приезжал, собственно.
        В общем, мое правое ухо стало больше левого в два раза, губы саднило, в груди клокотало, я уже представляла, как меня ведут в одной рубашонке на эшафот - а что еще ждать от палача-то - и потому я не выдержала тогда и разрыдалась.
        И до сих пор всхлипывала, спрятавшись в вольере. А меня все утешали. Как могли…
        Утешали...
        О!
        Слезы быстро высохли. А губы сами растянулись в улыбку.
        - Что? - шарахнулись от меня звери.
        - Он уже на крючке! - воскликнула я радостно.
        - Кто? - шарахнулись звери в другую сторону и на всякий случай заглянули себе под хвосты, нет ли крючка там.
        - Да ректор же! Ведь бросился меня лечить-утешать, по голове гладить и жалеть! И знаете, что это значит?
        - Наверное, знаем, - закатил глаза Еди, но мне все равно надо было высказаться
        - Я ему уже нравлюсь - но он пока не осознал. А защищать уже тянет!
        - И?
        - На этом и сыграем! Палач будет меня преследовать, я с визгом буду убегать к Алику на ручки и  будить в нем инстинкты защитника, и он и не заметит, как эти инстинкты превратятся в совсем иные инстинкты!
        - Хм, - сказал Грифф.
        - Ну-у, - протянул Тигра.
        - Может лучше сразу наступить, чтоб не мучился? - пробормотал Чва-Чва.
        - На кого из этих двух несчастных? - ядовито уточнил Феникс
        - Тут как бы проблема. С чего ты решила, что тебя будет кто-то преследовать, кроме обезумевших невест? - осторожно начал розовый.
        - Палач же появляется в Академии? - я была непреклонна
        - Ну да. Общая деятельность какая-то у них…Да и друзья, вроде.
        Сделала себе пометку проверить всех друзей будущего мужа.
        - И явно меня теперь опасается? - потерла радостно руки.
        - Ну, хм…Во всяком случае, ему бы стоило…
        - Значит, будет преследовать. Не сможет - научим, не хочет - заставим! - отмахнулась от возражений. - А теперь давайте готовиться к завтрашней работе - невесты начнут собираться в зале уже в девять. Так, Грифоня, ты будешь раздавать номерки у входа…
        - Почему я?! - пискнула трехметровая  каменная птичка.
        - Потому что в процессе раздачи вдруг пристукнешь кого случайно - нам же лучше. Чва-чва, твоя задача - следить за порядком в зале.
        - Понял-понял. Потому что если вдруг наступлю на кого случайно, нам же лучше, - вздохнул слонопотамчик.
        - Остальные будут сидеть и лежать со мной за столом, - потерла я снова руки и мечтательно улыбнулась.
        Еще с момента, когда комиссия не приняла меня в ансамбль в возрасте шести лет, я мечтала работать прослушивателем.
        ТАК ЧТО, ДЕВОЧКИ, БЕРЕГИТЕСЬ.
        - Выключай, - прошипела я.
        - Дай рассмотреть, - таким же яростным шепотом ответил Феникс.
        - Они меня без ножа режут взглядами, - возмутилась окончательно и вредная птичка таки повернула рубильник. Зрительные ряды тут же погрузились во тьму, кроме полоски перед ценой, а я вздохнула с облегчением. Ладно светлые головки, но сверкающие ненавистью глазки даже мне давались не просто.
        А может не ненавистью, а любопытством и презрением. И по отношению к соперницам в том числе.
        Первые пятьдесят номерков сидели сейчас в актовом зале Академии и ждали вызова на опустевшее пространство перед сценой.
        Мы же сидели, как и положенно комиссии, на возвышенности.
        Во-первых, с моей точки зрения это было самое безопасное место. Ну а вдруг топить начнет слезами, или кто-то захочет броситься на маленькую меня - хоть какая-то преграда требовалась. Во-вторых, я хотела сразу показать, кто в доме хозяйка, точнее, кто у нас тут самый замечательный и вообще всегда на высоте.
        Показывалось плохо.
        Пятьдесят магичек тяжело дышали, а я с тоской вспоминала бронежилет, оставленный в собственном мире. Ну, если бы он у меня был.
        Что ж, пора было начинать. Мы планировали быть честными и просмотреть абсолютно все кандидатуры, отметив особенности и недостатки - а потом выбрать лучших для первого представления ректору. И потрудиться требовалось не мало.
        - Номер один, - объявил громко Еди и подтолкнул мне анкету.
        Вперед вышла…
        У-у, тварь. Красивая, высокая, стройная, декольтированная, голубоглазая, с роскошными платиновыми локонами тварь.
        Я незаметно начала черкать в списке. Минус за минусом.
        Потому как она не останется. И точка. И пофигу, что в анкете огромными буквами написано примечание, что девица и в самом деле номер один - самого знатного рода, приближенная к королю, знающая Алика чуть ли не с детства, с сильнейшим магическим даром, отличница и прочее, прочее, прочее…
        Я ведь понимала, что даже в собственном обличье мне будет трудно тягаться с таким идеалом. И судя по тому, как грустно завозились звери, они тоже это понимали.
        Значит что?
        Не-прой-дет.
        - И чем вы нас удивите? - получилось ядовито.
        - А с чего это я должна чем-то удивлять? - удивилась девица.
        - Высокомерная, пометьте, - с удовольствием объявила  я на весь зал. Феникс, взявший на себя роль секретаря - я не собиралась давать повода усомниться в моей объективности - сделал запись.
        - Э-э-а, - опешила девушка.
        - Косноязычна, - сокрушенно посетовала.
        - Боится выступать на публике, - покачал головой тоже вошедший во вкус Еди. - И больно тянула мне гриву, когда заплетала, - прошептал мне на ухо.
        - И сиськи не настоящие! - резво включился Тигра и плотоядно посмотрел на ненастоящие сиськи.
        - Не правда! - пришла в себя номер один.
        - Вычеркните последний пункт, - смилостивилась я. А потом посмотрела демонстративно на часы на запястье. - Время для начала выступления вышло. Номер два, пожалуйста.
        - Так вы же не сказали… Вы же не дали! - завизжала блондинка, и тут же отшатнулась, когда из тени вышел Чва-Чва. - Я буду жаловаться!
        - Скандалистка и ябеда, - кивнул головой понявший принцип работы комиссии Феникс и сделал нужные пометки.
        - Номер два вычеркивай, - с преувеличенно огорченным вздохом сказала я, и потрясающе красивая девица, занесшая было ногу в световой круг, замерла. - Надо же, не успеть явиться на просмотр… Значит, замужество ей и не нужно особенно.
        После этого дело пошло очень резво.
        Претендентки выскакивали вперед, стоило мне только назвать номер. И тут же начинали демонстрировать все свои прелести и умения.
        А таких было не мало.
        Прелестям доставалось, умения же, исходящие от особенно страшненьких девочек, мы принимали благосклонно. Истерик почти не наблюдалось - никому не хотелось уйти с пометкой «истеричка». И перечить мне никто больше не пытался. Правда, я заметила, что некоторые блондиночки кучкуются, о чем-то разговаривают и явно на меня посматривают - видеть я этого не могла точно, но чувствовала - но решила разбираться с проблемами по ходу дела. А пока отмечала наиболее симпатичных тремя крестами.
        - Я проведу с тобою жи-и-изнь,
        И мне не будет ничего-о-о.
        Ты мой всегдашний лучший при-и-из
        Не надо больше нико-го-о…
        Завывала гадким голосом толстуха песню собственного сочинения, а я, не прерывая, благосклонно кивала.
        - Я так понимаю, эту оставляем? - глубокомысленно шептал Еди.
        - Ну конечно,  - улыбалась я. - Ректору должен быть предоставлен достаточный выбор.
        - Я умею петь и рисовать, - сообщала следующая претендентка, весьма привлекательная особа.
        - Записывай - пьет и рисуется, - разочаровывалась я.
        - Мне  в наследство достанется огромный замок, - вопила великанша с короткой стрижкой.
        - Везде плюсики, - умилялась я.
        - Я подарю ему прекрасных сыновей, - настаивала хрупкий ангелочек.
        - Раз уверены - значит проверяли, - сердилась я. - Записывай - невинность нарощена. - твердо сообщала Фениксу, игнорируя массовые обмороки.
        В общем, день задался.
        Ровно до того момента, как я не просмотрела последний на сегодня номер пятьдесят и не вышла прочь до следующего раза, и не добралась до приемной.
        Где первый секретарь, улыбаясь, всадил мне в сердце нож.
        То есть выдал список из десяти фамилий от ректора, которые обязательно должны были пройти первый этап. И если восемь из них мне были пока не знакомы, то две первые оказались номер один и номер два.
        - П-п-почему? - начала я заикаться.
        - Экономические причины, - объяснил Филипп.
        - А как же непредвзятость и честный выбор?! - взвилась я.
        - Там же где постройка нового корпуса Академии, - вздохнул Филипп.
        У-у-у, - мысленно взвыла я.
        Вот почему-то была уверена, что все десять из списка умницы и красавицы. И если я остальных выберу страшненьких и тупеньких, то это не я буду сиять на их фоне, а  они!
        Ы-ы-ы, - расстроилась совсем я.
        Но потом взяла себя в руки.
        Ладно, сделаем как Алик хочет - в конце концов, экономические причины вовсе не значат особого расположения. Он просто не хочет портить отношения с отцами девушек. Добавим к этим причинам еще немного удачливых и милых, разбавим совсем безнадежными, польем излишне приставучими и все равно в итоге избавимся от большей части соперниц.
        Я собралась уже пойти найти друзей, чтобы рассказать им новые правила, и распахнула дверь, как со всего размаха впечаталась во что-то большое, твердое, темное и знакомо страшное. Впечаталась и отшатнулась в испуге назад, подскользнулась на свежепомытых плитках - вот не вовремя уборщица приходила, не вовремя - начала падать и не упала только за счет того, что королевский палач - а это был он - прыгнул и схватил меня за ворот камзольчика. Да только не учел, что наш двойной вес еще большее удовольствие для скользкой плитки. И теперь мы уже демонстрировали парное катание, пока не врезались в огромный аквариум с редкой рыбой-убойкой, подаренной троюродной бабушкой ректора, и не повалились навзничь. Да так, что я ударилась головой, распластанная под огромной тушей, а мой нос расплющился о его, в попытке остановить чужие губы от прикосновения к моим. Но хуже было то, что аквариум покачнулся, и волна, которая при этом покачивании поднялась, подкинула убойку вверх, шмякнув прямо на зад вселенского зла, отчего убойка распахнула огромную челюсть и, судя по воплю человека-горы, впилась  в нежную мякоть.
        Дальнейшего я уже не видела, потому как потеряла сознание.
        ГЛАВА 11, В КОТОРОЙ МЕНЯ ЧУТЬ НЕ РАСКРЫВАЮТ
        - Или это сделаешь ты, или я…
        - У тебя нет таких полномочий.
        - Ал, предупреждаю. Я не потерплю этого малолетнего засранца…
        - Не терпи. Тебе вообще незачем ездить - отправляй своих служивых. А этого я не отдам - он единственный, кто сдерживает тех психопаток, что притворяются моими невестами…
        - Не столь они уж и ужасны…
        Возле меня, лежащей явно на постели, зло шипело двое.
        И голова раскалывалась.
        И, кажется, я поняла, о каком засранце идет речь. И от кого это прозвище исходит. Нет, это надо же - сам постоянно встает у меня на дороге, потом валится, целует….
        Вспомнив про второй поцелуй, я чуть не застонала от ужаса. Ну как можно было опять приложиться к этому чудовищу!
        И тут же возмутилась - неужели настолько все плохо, что он хочет меня выгнать?! Хорошо хоть Алик отвоевывает…
        На душе потеплело до розовых искр.
        Отвоевывает! Значит уже по сердцу…
        Все это пронеслось в моей многострадальной голове в одно мгновение. И тут же было погребено жутким ужасом.
        Кровать… Удар… Целитель!!!
        Тартарарашечки, он же сразу распознает, что я не мальчик!
        В ужасе я распахнула глаза и увидела этого самого целителя, столбом застывшего возле моей кровати. Я уже хотела заорать - ну так, от неожиданности - как поняла, что с целителем явно что-то не то. Почтенный толстяк стоял с дебильной улыбкой и вытаращенными глазами и смотрел в одну точку.
        Хм, я уже видела как-то такую реакцию. Похоже, он под воздействием, и не просто, а…
        А-аа.
        Довольно посмотрела на потолок, где расположилась змеюка. Поскольку комната была не большой, ему пришлось свернуться в колбасную загогулину и изо всех сил вцепиться в лепнину - в полете-то проще удержаться на воздухе, а вот так, неподвижно, даже ему требовалась точка опоры.
        Радостно вздохнула и скосила взгляд, где стояли и спорили ректор и палач.
        Рассмотреть бы этого, косматого, чтоб хоть знать, кого обходить по большой дуге…
        И тут же крепко зажмурилась.
        Да как он… Ах он…
        Как он смеет!
        Разве можно стоять вот так, в одной рубашке, едва прикрывающей бедра, да чтобы вместо штанов или кальсон - только бинты на заднице?!
        И сверкать этой своей…кожей…и ляжками…и всем остальным…
        Тьфу!
        А «тьфу» продолжало рычать:
        - Меня еще и в одну палату с ним засунули. Ты представляешь, что будет, если озабоченный опять на меня полезет?!
        Я?! Озабоченный?!
        Не прощу!
        - У меня других палат нет. Мои «не ужасные» невесты вчера изрядно друг друга повредили в давке за номерками, а к девицам я тебя не отправлю. А если тебя что-то не устраивает, так можешь ехать сам домой… Ох, я и забыл, САМ ты на лошадь или в карету не сядешь.
        Ректор расхохотался, а я умилилась. Все таки чувство юмора у любимого мужчины очень важно.
        - Когда вы уже меня долечите?! - рявкнул пострадавший куда-то в сторону. И монотонный голос целителя  - он всегда монотонный был, если в мозгах покопаться - произнес:
        - Укусы убоек с трудом поддаются лечению, особенно если она выпускает предсмертный яд…
        Ой. Рыбка умерла. Кто там подарил ее Алику?
        - А…этого, - с презрением прошипел палач - когда выпустите?
        - Так очнется и можно идти…
        - Идите.
        Это он кому? Мне?! Я ж вроде без сознания.
        Удаляющиеся шаги и захлопнувшаяся дверь. Ага, целитель ушел.
        Предупреждающее:
        - Камилл…
        И меня за плечо хватает огромная, как показалось, рука.
        Я взвизгнула и «очнулась».
        Ох. Лучше бы не очиналась.
        Это еще хорошо, что он наклонился и не тряс передо мной… всем своим. А всего лишь смотрел глаза в глаза, да так, что и не разглядеть ничего кроме пылающих ненавистью ярко-синих радужек.
        Плохо было, что именно с ненавистью.
        Чего это он? Ну ладно, какой-то мальчишка на нем повалялся. Сомнительно же, что это может вызвать такие чувства!
        Странный он какой-то.
        Так ведь и сжечь можно.
        Я почувствовала себя ужасно неуютно, что со мной в принципе редко встречалось, и перевела взгляд на потолок.
        И тут же забыла о всех своих проблемах, потому что А-аа держался из последних сил. И провисал немножко. И смотрел умоляюще. И если я сейчас что-то не придумаю, то он шмякнется и «поцелует» сразу нас всех. И заговор точно раскроется - а значит, у меня не будет никаких шансов. Влюбиться Алик не успел еще.
        А это хуже смерти.
        Правда, то что я задумала, тоже могло привести к участи хуже смерти, но чуть более отдаленно. А значит, нужно было рискнуть.
        Я опустила веки, чтобы не палить удавчика и не смотреть в сторону распрямившегося палача - потрясений, в прямом смысле слова, мне хватило - глубоко вздохнула и произнесла елейным голоском:
        - Милый… Как твоя попка?
        Рев, потрясший основы Академии, был достойным ответом.
        Заорав, что не останется здесь ни секунды, черный вихрь содрал простынь с соседней койки и вылетел в дверь. За ним с просьбой остановиться Алик.
        И, в то же мгновение, с диким грохотом А-аа рухнул на освободившееся место.
        Времени терять было нельзя.
        Я вскочила с кровати, распахнула окно и выпихнула начавшего соображать что-то змея. И успела только развернуться к ректору, который уже возвращался в палату…
        - Что это был за грохот?
        - С кровати упал.
        Мы оба уставились на внушительную вмятину в паркете.
        - Э-ээ, - ответил ректор, а потом вздохнул и беспомощно запустил пятерню в волосы. И посмотрел на меня нерешительно.
        - Анж, ты…И правда влюбился в моего кузена? Предпочитаешь…парней?
        Черт.
        Врать не хотелось.
        Но скажи я, что да, предпочитаю, он же меня вообще не поймет! А если сказать, что нет, то как я потом начну его предпочитать?
        - В вашего кузена я не влюблялся, - ответила в итоге твердо. -  Он просто постоянно попадается мне под ноги!
        Алик уставился на те самые ноги, под которые попадается эта горилла.
        Ничего такие ноги. Стройные, хорошенькие, с маленькими пальчиками, накрашенными розовым…
        А-а-а!
        Нет, это я не зверюгу звала, чтобы ректора закодировать. Это я осознала, что тоже оказалась в одной только рубашке и кальсонах. И с весьма не мужскими ногами.
        Взвизгнула баритоном и взлетела на постель, накрывшись одеялом.
        И независимо посмотрела в сторону.
        Ну что за неудача!
        С другой стороны… Ректор ведь на ноги мои смотрел очень внимательно. Понравились, видимо.
        Будут теперь сниться по ночам. Разве не этого я хотела?
        Откинула назад свою длинную черную челку и мило улыбнулась мужчине:
        - Я честно не виноват. Он сам пришел. И больше ведь…ходить не будет? - последнее спросила с надеждой.
        Которая не оправдалась.
        - Будет, - вздохнул ректор и странновато на меня посмотрел. - Камиллар не только Палач, но и Главный Инквизитор и король поручил ему следить за безопасностью и правильностью проведения отбора. И странно, что ты этого не знаешь.
        Он чуть прищурился, а я потупилась. А потом прибегла к извечной уловке:
        - Голова болит. Можно я еще немного отдохну? Завтра столько дел, столько дел…Невесты, конкурсы и все такое…
        - Да-да, конечно, - мой любимый блондин  развернулся и вышел.
        А я вздохнула.
        Черт.
        Надо быть осторожней.
        Время выкладывать карты на стол еще не пришло.
        ГЛАВА 12, В КОТОРОЙ Я ПОЛУЧАЮ НЕОЖИДАННОЕ ПРИГЛАШЕНИЕ.
        Две стрелы. Одна заостренная звездочка. Четыре бутылька яда. Зловонная жижа неизвестного состава. Удавка. Одеколон с кислотой. Железная перчатка с шипами.
        И совершенно потрясающее заклинание вечного молчания, пойманное на излете.
        Мы со зверятами с умилением смотрели на все эти орудия пыток и покушений на меня, родненькую, и размышляли, что с ними делать.
        - Наступить? - с сомнением протянул Чва-Чва.
        - Р-расказать! - уверенно гаркнул Грифф.
        - Не поймут, - покачала головой я. - Сначала примутся за меня - так всегда бывает. И до поиска моих убийц и заказчиков не дойдет. Их вполне устрою я на эшафоте.
        - Двоих мы и так уже поймали, - многозначительно посмотрел Тигра в угол сада. Я туда не смотрела - вот еще, аппетит портить.
        - Злые у нас невесты, - глубоко вздохнул Феникс и закашлялся.
        - Глупые, - покачал рогом Еди. - Кто ж так убивает? Вот я когда был молодым…
        - Сохраним, - приняла решение я. - Мало ли, пригодится. Во-первых, не все довольны своим невхождением в состав основных участниц. Некоторые не довольны весьма активно - придется защищаться. Во-вторых, чем не повод начать новый бизнес?
        - Начать… что? - уточнил А-аа.
        - Процветающее дело. А это - наш стартовый капитал.
        - И что с этим «стартовым капиталом» можно процвесть?
        - Сразу видно, никогда вы не были на тренингах по креативному мышлению, - покачала я головой. - Музей пыток - раз. Школа убийц - два.
        - Лавка чудес для маленьких некромантов? - нахмурил лоб Тигра.
        - Отлично. Три. И потом, всегда можно будет обменять этот арсенал - и что к нему прибавиться - у инквизиторов. На заложника. То есть меня.
        Вспомнив про инквизиторов, я приуныла.
        После небольшой просветительской лекции, истории об их застенках были самыми страшными из тех, что мы рассказывали по ночам, собравшись кругом вокруг свечи. И начинались обычно так:
        - В черном-черном городе была черная-черная комната; и в ней сидел Главный Инквизитор с черным-черным лицом…
        Эх, лучше бы и правда сидел где-нибудь. В конкретном месте. Потому как за прошедшую неделю от великого и ужасного не было ни слуху, ни духу. А это нервировало. И на нервах я едва закончила первый этап отбора.
        Посмотрела на внушительную кучку орудий и махнула обреченно рукой. Убирайте, типа.
        Основной список полуфиналисток мы вывесили сегодня. За ворота. За два квартала от Академии, на всякий случай. И дорогу к нему зашифровали.
        Годы, то есть часы, труда не пропали втуне. В наших руках было теперь самое полное собрание досье всех половозрелых и девственных блондинок королевства, а также их особенностей характера и навыков. Еще один козырь в рукаве в случае общения с инквизиторами, по совместительству внутренней службой безопасности Королевства. Информация всегда дорого стоила.
        Я мысленно пробежалась по списку.
        Баланс кривых, тупых и симпатичных, но чтобы не слишком, мы по итогу, соблюли, как мне кажется, идеально.
        И развлеклись замечательно. Не беспокойся я за результат, продавала бы билеты в Академию и округу всем желающим, озолотилась бы, стала богатой невестой и…
        А ладно, что уж там - поздно пришла в голову идея.
        Девушки за эту неделю что только не делали.
        Летали. Причем иногда - пинками под зад. Дрались. Жгли костры под стенами Академии, желая получить доступ в актовый зал не по спискам. Пытались меня подкупить - и не только деньгами. Убить тоже пытались - не  понятно за что. Поражали окружающих своими талантами: не все таланты удавалось удержать в рамках помещения для прослушивания. Рыдали. Угрожали самоубийством. Раздевались, демонстрируя, насколько сильно они хотят к ректору.
        Я была неподкупна и справедлива.
        Семнадцать вылетело за осветляющую краску для волос.
        Трое - за способности суккуб. Нечего моего ректора совращать.
        Половину пришлось взболтать, не смешивая, и вывести из игры за то, что ничем не запомнились. Особенно мне не запомнилась глотательница шпаг с грудью пятого размера, ниндзя цвета ночи, одиннадцать девушек, умеющих танцевать танец живота и несколько надменных истеричек, которые были уверены, что у них есть все шансы.
        Поскольку у них и правда были все шансы - вылетели.
        Прочь отправились также любительницы фитнеса и излишне дорогих нарядов, с аргументами, что в замке ректора нет спортзала, а у него не такая большая зарплата, чтобы содержать их гардеробы.
        Следующим днем туда же отправились все, кто был нарочито бедно одет или демонстрировал бледную слабость - такие ушлые мне тоже были не нужны.
        Излишне сильные магички, схлестнувшиеся с А-аа за ментальную власть надо мной были оглушены, связаны и вынесены за забор, по причине «опасности для окружающих». Ну а те, кто громче всех кричал, что на отборе все куплено и они выведут меня на чистую воду, потому что уже имею навыки расследования и спасения мира, по чистой воды случайности, оказались вовлечены в другие расследования именно на время отбора.
        Четверо в качестве подозреваемых, еще одна - как улика.
        Не спрашивайте, какая.
        Оставшиеся после этой нешуточной борьбы пятьдесят девушки меня не то чтобы устраивали полностью, но, хотя бы, частично. А главное, что меня устраивало, так это некоторый испуг, который наблюдался в их глазах, когда они на меня смотрели.
        Нам даже удалось добиться того, чтобы из десяти «обязательных» невест, две изъявили категорическое желание покинуть отбор без объяснения и компенсации. Чудесные девочки. Одной всё чудовище под кроватью мерещилось, предрекающее гибель на отборе. Второй постоянно жужжало что-то в ухо. То в одно, то в другое.
        А-аа и Фениксу с самодельным вентилятором я уже выдала премии. Кружевными воротничками - они давно меня просили.
        Но на этом дело не заканчивалось - мне надо было и дальше как-то контролировать отбор, стать незаменимой и попасть в команду главного распорядителя, который теперь брал все нажитое мной в свои загребущие ручки.  А еще предстоял бал во дворце, где должны были появиться все девушки, чтобы быть представленными ректору. И, в своей роскошной ипостаси, я.
        Должна бы была.
        Потому что, как это сделать, я пока не понимала. Сотрудников, даже таких замечательных, как я, ректор не брал. А вокруг дворца была магическая защита от несанкционированного прохода, фэйс-контроль и все такое.
        Надеялась, как всегда, на озарение, удачу и моих фамилиаров, готовых были предоставить мне любую помощь. Меня, правда, терзало смутное сомнение, что они просто хотели, чтобы я как можно быстрее вышла замуж и оставила их в покое. Но где я - и где сомнения?
        Потянулась и потерла виски.
        Смеркалось.
        Оставались сутки до объявленного бала. А у меня все еще не было дальнейшего плана. Ни у кого не было - потому мы не просто созерцали кучу оружия, но и пили. Не чай.
        В этот момент в нашу слегка призадумавшуюся компанию врезался почтовый голубь, осмотрелся, понял, во что он врезался, крякнул от испуга и выронил из клюва подозрительный конверт из плотной дорогой бумаги с королевскими вензелями.
        А внимание властьимущих нам что? Правильно.
        Мы чуть отодвинулись.
        Теоретически, если бы среди нас была красна девица, это могло быть приглашение на тот самый бал. На практике красна девица была, но никто о ней не знал.
        - Приглашений бояться - во дворец не ходить, - решилась, наконец, и сломала печать.
        И тут же потемнела ликом, поседела волосами и затрепетала телом.
        Все-таки приглашение.
        Но не туда, куда я планировала.
        А в допросную инквизитора.
        - Бл..ть, - сказал Еди, прочитав выпавшую из ослабевших рук записку.
        - Понравилась? - с сомнением протянул Тигра.
        - Дошутилась, - прошипел А-аа.
        - Это мой шанс! - сформулировала я пришедшую в голову мысль.
        - Ты…мы теперь охотимся на другого жениха? - осторожно спросил Грифф.
        - Да нет же! Шанс попасть на бал! Допросная где? Во дворце. Бал тоже. Назначаем допрос на после бала, я типа туда еду по делу, переодеваюсь где-то в кладовке, поражаю ректора в самое сердце, и исчезаю, как Золушка, а сама - к инквизитору, кофеечек попить, - широко улыбнулась от открывающихся перспектив.
        - Кофеечек попить? - закашлялся Феникс.
        - Зо-луш-ка? - попытался уточнить въедливый Грифф.
        - Хм, а ты в курсе, что время допроса не ты назначаешь? - решил внести смуту гадкий розовый зверек. - Там вроде как совсем другой день и…
        - А в другой день я не могу, - ответила сурово. - Работа, все такое. И вообще, болею. И морально подавлена смертью убойки. Потому - только завтра ночью и больше никак.
        - То есть ты добровольно… к инквизиторам… ночью? - жалостливо посмотрел А-аа.
        - Ну вы же будете рядом? - сделала я глаза котика из Шрека.
        Звери переглянулись и тяжко вздохнули.
        И только грифон довольно потер каменные крылья - ему улететь из Академии было не возможно.
        ГЛАВА 13. ИНКВИЗИЦИЯ БАЛОМ
        - Сюда, сюда становись. Да плотнее же! Ну и что, что дышать нечем? Дышать сюда пришли или замуж? А кто не доволен - дверь там.
        Я впихнула, наконец, последнюю невесту на постамент, и вытерла мокрый от пота лоб.
        Черт, ну кто знал, что для фото они все наденут лучшее разом, а в этом мире, в отличие от того, где я родилась, "лучшее" означало не бикини, а гигантские задницы-кринолины, острые воротники, способные не только выколоть глаза, но  мозг, и рукава огромными буфами, которые в дверь-то не проходили.
        Да еще и невесты сами чуть не передрались, кто в центре стоять будет, и норовили отпихнуть соперниц куда подальше. Так что некоторые со сцены-постамента падали, материли всех идиотов, что придумали делать групповой портрет, и лезли назад на баррикады. Что занимало время.
        А я не то что бы придумала это портрет идиотский - поиздержалась просто. Мне ж тоже на бал надо было готовиться. Вот и не хватило на пятьдесят маленьких магических самописцев, сродни нашей фотографии - пришлось оплачивать один, но большой.
        Наконец, последняя невеста стала на место и замерла.
        А самописец принялся за работу, порхая над полотном примерно метр на полтора.
        У нас был где-то с час.
        - Я в ванную, а вы за порядком следите, - сказала друзьям.
        Эх, тяжело все-таки работающей женщиной. Так бы целыми днями за собой ухаживала и мужа ждала, разносолы готовила - а тут едва со службы вырвешься, чтобы выщипать брови, да маску на лицо наложить какую.
        Я привела себя в порядок в своей комнате, тщательно вымыла и расчесала золотистые локоны - надеюсь, за короткое время под магическим париком не примнутся опять - и в который раз проверила дорожный саквояж с двойным дном, в котором пряталась моя одежда для бала, бусики и косметика.
        Вроде бы все на месте.
        И вернулась в актовый зал.
        Самописец почти закончил. Хм, а ведь фиг разберешь, кто как выглядит и сколько тут невест. В конечном итоге это даже неплохо - ректору не на кого будет любоваться.
        Я кивнула девушкам и зачитала ценные указания, которые сегодня передали из дворца:
        - На следующие сутки вы станете гостями королевской четы. Будут проверены не только ваши манеры, но и умение танцевать, показать себя публике и …хм, девственность. Ну а потом все, кто проявит себя достойно, вернутся в Академию, где поселятся в отдельное крыло, не зависимо от того, являются ли они студентками этой Академии. Ректор очень занятой человек, потому было решено проводить основные этапы отбора именно здесь, чтобы не отвлекать его от работы - и проводить их будет Распорядитель Арман фон Буран.
        Разулыбались чего-то. Сильно разулыбались.
        Та-ак.
        Вариант раз. Этот Арман чем-то славен. Тогда надо выяснить чем, чтобы подкопаться. Вариант два - они рады любому, лишь бы не мне.
        Ну-ну, посмотрим на ваши лица, когда я добьюсь того, чтобы меня взяли в его команду. Времени оставалось не так много и я не собиралась упускать возможности быть поближе к ректору и этим змеям.
        Кивнула девицам, посмотрела на часы и чуть злорадно улыбнулась:
        - Кареты отъезжают от ворот через сорок минут. Кому надо во дворец, конечно.
        Визги, писки, истерика - все как я люблю.
        Я же была готова, потому спокойно прошла в приемную и предложила Филиппу попить чай.
        Он предложил попрощаться.
        Я удивилась.
        Оказывается, после общения с инквизиторами мало кто возвращается.
        Я нахмурилась.
        Не то чтобы меня это совсем не беспокоило, но я никак не могла понять, по каким таким причинам меня вообще вызвали? За ориентацию? Так здесь за такое не судят. Подозрение в покушении на члена королевской династии? Ну это больше к убойке, а та и так померла смертью храбрых.
        В общем, никаких серьезных грехов я за собой не чувствовала, потому решила не бояться.
        И пообещала вернуться, да еще и рассказать о бале, на который «хочу взглянуть одним глазком», как осторожно выразилась я, и об инквизиторах, которые, как восторженно выразился Фил «гораздо симпатичнее, чем о них думают, и все с шикарными мускулами».
        Хм, а он подумал, как они эти мускулы накачали?
        В общем, расцеловавшись в щеки на европейский манер, мы разошлись.
        И я отправилась ко входу, где Грифф придерживал карету для меня и моих магических друзей. Невест, слава богу, уже не наблюдалось.
        - Анж? - ректор, выехавший из ворот на лошади нахмурился и удивленно осмотрел мой скорбный вид - вырядилась я во все черное и лицу придала достаточно страдательное выражение, чтобы сразу было понятно, как я не хочу во дворец. - Эм-м…господа?
        Господа, а именно единорог, Чва-Чва, Феникс и Тигра - хорошо хоть А-аа уже свернулся незаметно на крыше - замерли на подступах к карете, а потом гордо вскинули морды и все остальное.
        ???????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????Типа, чо?
        - Вы…куда? - спросил он сразу всех.
        - На бал.
        Это Еди.
        Ректор застыл, переваривая. То есть на его памяти ни одна магическая зверушка туда не ходила. И приглашений им никто не передавал. Но все и так знали - на то звери и магические, чтобы преодолевать естественным путем любые преграды и игнорировать любые приглашения.
        На светлом лике Алика отразилась нешуточная борьба.
        Я его понимала - вряд ли его королевские тетя и дядя, организовавшие прием, будут рады академическому зоопарку. Но, с  другой стороны, мои друзья в этом мире чуть ли не тотемы - и если не пустить, так и обидеться могут.
        Ну а я…
        - А я к инквизиторам, - и задрала подбородок еще выше и помахала специальным пропуском во дворец, который был в конверте с приглашением.
        Мой любимый блондинчик нахмурился. Хорошо, что я привыкла к его внешности и уже не заливаю слюной мостовые.
        Плохо, что переживает. Неужели там и правда черные комнаты?
        Или хорошо?
        - Сейчас? - уточнил ректор.
        - Да, - трагично всхлипнула, - пока вы будете веселиться, мне придется вытаскивать раскаленные иголки из-под ногтей!
        - Э-э…что?
        Черт, переборщила.
        - Послушай, Анж, какая-то ерунда. За что тебя вызвали-то? И меня не предупредили - а моих сотрудников без моего ведома вызывать нельзя. Камилл совсем с ума слетел, что ли?!
        Да-да, слетел!
        - Или обиделся, идиот...
        Да-да, идиот! Ах, как приятно, когда меня беззащитную защищают...
        - Определенно, мне стоит с ним поговорить…Вот что, оставайся в Академии, я попробую все уладить - ну а потом, если что, с тобой схожу.
        Да-да, схожу…Что? Ох. Как заманчиво… Я и Алик, в одной карете, связанные одной целью, скованные одной цепью…
        Блин, что же выбрать? Может и правда потом, вдвоем... Но он поедет с мальчиком Анжем, а не будет танцевать с девочкой Анжеликой тогда...
        Я сурово покачала головой. Пора выходить на новый уровень - а для этого я должна быть на балу. И точка.
        - Раньше сяду - раньше выйду! - сурово отчеканила и протиснулась, наконец, в карету.
        - Трогай, - прошипел А-аа перепуганному кучеру, и мы двинулись в сторону дворца.
        Финишвил был мультяшно красивым городом - и не только из-за окружавшего его пейзажа.
        Я дважды путешествовала по Европе, и в столице было именно то, что присуще многим европейским городам - ровная застройка светло-каменными и мраморными особняками и общественными зданиями; множество классических колонн, портиков, балконов, лепнины, витражных окон. В общем, все, что нужно для девушки, грезящей средневековыми принцами.
        Но когда я увидела дворец, то высунула голову из окна кареты и просто открыла рот от восхищения.
        Белоснежные высоченные башенки, предназначенные то ли для Рапунцель, то ли для того, чтобы сбрасываться. Тонюсенький мост на огромной высоте в одну карету - встречке, похоже, придется сбрасываться тоже. Прозрачные балконы, чуть ли не висящие в воздухе, неизменно повышающие адреналин в крови даже когда на них, а не с них, смотришь. И, конечно, полукруглые здания, перетекающие одно в другое, в которых можно было потеряться еще быстрее, чем в лабиринте Минотавра.
        Уже стемнело и замок подсвечивался розово-голубой иллюминацией, будто спертой у Диснея.
        И это было, это было…
        Ай!
        Я захрипела, пытаясь сделать вдох.
        Еди поднял копыто и со всей силы ударил меня между лопаток, отчего я выплюнула залетевшего жучка и лениво протянул:
        - Рот закрой.
        Да я уже.
        Помахала пропуском перед каменными львами - друзьями, похоже, Грифа - и мы въехали в огромный внутренний двор, с которого начиналась практически бесконечная лестница с баллюстрадами, красиво украшенная стражей в торжественных нарядах, горящими факелами и магическими шарами.
        И чинно начали подниматься.
        Подниматься.
        Потеть и подниматься…
        Они серьезно?!
        Конца ведь и не видно!
        Я оглянулась по сторонам. Рядом потели прочие дамы и кавалеры, все в пышных платьях и костюмах. И я весьма обрадовалась своему выбору  - да я практически в спортивном была и в кроссовках по сравнению с ними. К тому же, А-аа, уже взлетевший наверх с Фениксом, взял мой саквояж, и мне не пришлось его тащить.
        - Странное чувство юмора у ваших королей, - пропыхтела я друзьям.
        - У твоих тоже, если что, - усмехнулся чеширский тигра.
        - Это не чувство юмора, - пробурчал Чва-Чва и тут же извинился перед каким-то мужчиной, которому он наступил на ногу. Мужчина, почему-то, ничего не ответил и остался лежать на ступенях.
        - Они просто ничего не могут с ней поделать. Лет десять назад злая ведьма, которую не пустили на бал, прокляла лестницу так, что никто с этим заклятием справиться не смог, - прокомментировал Еди. И нагло и весело поскакал вперед, увернувшись от моих цепких ручек, которыми я попыталась его захватить, чтобы дотащил.
        - Даже самые сильные маги? - не поверила я.
        - Дело не в силе - проклятия ведьм это особые условия. И если их не выполнить, то сила не важна. Даже награду в свое время объявили за развоплощение лестницы до нормальной…
        - И что за награда? - я прищурилась.
        - Ну…почти любое желание.
        - Ага-а, - потерла я руки.
        Тигра хмыкнул, Еди закатил глаза, а я подумала  - почему и нет. Все мы бабы ведьмы, так кому не догадаться, как не нам? Да и подвиг попаданский не мешает совершить…
        Я кивнула сама себе и обещала подумать об этом завтра.
        А мы тем временем добрались до конца.
        - И что, королевская семья тоже так мучается каждый раз? - спросила я, отдышавшись.
        - Они же себе отдельный вход пробили.
        Вот же ш…
        Наверху нас ждала большая площадка с пышными кустами в горшках, официантами с бокалами с лимонадом - я выпила сразу несколько - и целой толпой раскрасневшихся и расфуфыренных придворных, в том числе невестами в самых лучших своих нарядах - уж поверьте, я знала их гардероб как свой. Невесты, завидев меня и группу поддержки, слегка побледнели и отодвинулись. Да и вообще, косились на меня, точнее на зверей, все.
        - Это бал? - я была разочарована.
        - Не, он выше, - почти издевательски прокаркал Феникс.
        Я посмотрела на следующую лестницу, ведущую непосредственно в здание.
        - Тоже заколдована? - оттянула внезапно ставший тесным воротник.
        - Нет.
        Фух.
        - Тогда вперед. Надо найти место, где мне переодеться, а вам потом рассредоточиться и слиться с гостями.
        - Ага, - глубокомысленно кивнул Чва-Чва и начал осматриваться, с кем ему слиться.
        - Да не сейчас! Уже в зале. Вы же не можете быть столь явно со мной, пока я буду девочкой-девочкой, а то спалимся, - прошептала и поползла по следующей лестнице.
        Наверху оказались распахнутые высоченные двери и коридор, сплошь утыканные портретами предков. А в конце коридора - вход в зал, в котором уже играла музыка.
        Черт. И где переодеваться?
        Стена, стена, светильник, портрет, стена, дверка…
        Стоп.
        Мы ломанулись к этой дверке и тихонько скользнули вовнутрь.
        Бамс. Бах. Тарарах.
        Магический шар, заженный Тигрой, осветил довольно большую комнату, уставленную ведрами, швабрами и прочей утварью.
        - Я застрял, - простонал Чва-Чва из дверей. - А там моя ж…
        - Ничего твоей не будет. Охраняй вход, - отмахнулась я. - Разве дворец не магией убирают? - с недоумением осмотрелась.
        - Магией, - подвердил Феникс и хрипло рассмеялся,  - Но пару лет назад одна дамочка опубликовала опус «Уборщица для наследника» и все ринулись во дворец, бесплатно оказывать помощь.
        - Серьезно? Вот дуры…
        - Ты зря так про принцессу, - философским заметил розовый.
        - Ни хрена себе… - невежливо удивилась я. - Так почему поток этих… уборщиц не остановился, раз уже... всё?
        - Так тут еще и вельможи всякие живут…
        Покачала головой. Вот же девки - на все готовы.
        Умницы.
        Ну а сама скинула парик, одежду, магическую маску, быстро накрасилась и натянула на себя свое платье.
        - Это…что? - поперхнулся сигаретой Феникс.
        - Костюм жены кролика Роджера, - приосанилась я.
        - Кроликом его прозвали за то, что не сдерживался рядом с таким костюмом? - ехидно поинтересовался единорог.
        - Не хочу об этом думать, - передернулась я.
        - Хм, а ты уверена, что в этом… пустят? - свернулся калачиком А-аа и прикрыл глаза.
        - А ты думаешь, меня можно не пустить? - нахмурилась я.
        Все отрицательно помотали головой, и я успокоилась.
        Сделала шаг вперед, чтобы выпихнуть Чва-Чва и тут же всплеснула руками.
        - Ну конечно! Туфли! Забыла… А-аа!!!!
        - Чего?
        - Да я не тебе! В целом…Что делать?
        - Домой? - с надеждой спросил великан.
        - Босиком по стеклам пройду, но на бал попаду, - прошипела зло. - О, стекло!
        Меня осенило и я повернулась к розовому:
        - Ты ж мой магический…
        - Анжелик, ты чего.
        - Ты ж мой хорошенький…
        - Эй, кто-нибудь, уберите её от меня!
        - Ты ж моя феюшка.
        - А-аа!!!
        - Ты в целом или мне? - отзвалась змеюка, но я уже держала Еди за шею и поглаживала гриву.
        - Нафеячь мне туфельки. Хрустальные. Ну пожалуйста-аа
        - Чего? - открыла глаза змеюка.
        - Не тебе! - хором заорали все.
        - Анж…Ты ведь знаешь, как я феячу предметы?
        - Знаю, - кивнула уверенно.
        - Ты не думаешь, что мне будет больно?
        - Будет, - вздохнула жалостливо. - А варианты?
        - Какой размер? - обреченно спросило животное.
        - Тридцать седьмой, - захлопала я в ладоши.
        - А-аа, - простонал единорог, но змей даже не повернулся. И правда, незачем.
        Я в ожидании уставилась под хвост.
        Дзинь.
        И еще раз дзинь.
        - Фух, - облегченно выдохнул мой обожаемый розовый друг.
        - Какая прелесть! - восхищенно прошептала я, - Ты лучший!!
        Быстро переобулась и побежала к выходу.
        - И помни, - прохрипел все еще не пришедший в себя однорогий, - время у тебя до двенадцати!
        Я счастливо кивнула и выпихнула одним толчком Чва-Чва.
        - А что у нее в двенадцать? - спросил великан-тугодум.
        - Так инквизитора жеж назначила, - пояснил Феникс.
        - Назначила? Сама? Эта может… - хмыкнул А-аа.
        - В полночь? В допросную? Мне жалко инквизиторов, - покачал головой сердобольный тигр.
        Но я их уже не слышала.
        ГЛАВА 14. ИНКВИЗИЦИЯ БАЛОМ - 2
        - Как вас представить? - пожилой церемониймейстер, состоящий, кажется, из одних только жабо, заступил дорогу и смотрел на меня с недоумением. Правда, взгляд все норовил соскользнуть  вниз и недоуметь еще больше, но он держался.
        - Представьте меня голой, - машинально ответила и тут же поняла, что это не то, чего ждали. Потому очаровательно улыбнулась, - Анжелика.
        - Анжелика фон…
        - Фон, - сказала, как отрезала. И нахмурилась сурово. Типа нет у меня времени тут с тобой разговаривать.
        А что, я в своем городе и не такие фэйс-контроли проходила.
        Лицо мужчины слегка покривело.
        Я перестала хмуриться и улыбнулась еще очаровательней. Метод кнута и пряника - наше все.
        Он потер переносицу. Не признал.
        Я с независимым видом протиснулась чуть ближе к лестнице, ведущей вниз в бальную залу.
        Он растопырил руки, не желая дать делу ход.
        Я привела важные аргументы. Две штуки.
        О.
        Покраснел. Вздохнул….Смирился.
        Сделано!
        - Анжелика фон Фон! - прозвучало на всю залу и я, наконец, начала спускаться.
        Понятное дело, как в фильме. Медленно и плавно, старательно выставляя ногу в разрез и губы в трубочку, поминутно откидывая роскошные кудри с щеки.
        Вот только никому и дела до меня не было. Огромное цветное колышущееся море поглощало любое любопытство и было нацелено на самопожирание. Ну еще на королевскую чету, что появилась в одно время со мной на противоположной стороне залы и спустилась по такой же лестнице, только, похоже, индивидуальной.
        Я тоже туда посмотрела.
        Что ж, король был умеренно мужественен, бородат и импозантен, а королева как раз из тех, чья красота после сорока зависела от мозгов.
        С мозгами у нее все было хорошо.
        Далее шел, как я полагаю, принц и его очаровательная горничная в платье-торте, напоминающем многочисленные рулоны бумаги.
        Заиграла неспешная музыка, людское море заколыхалось.
        Ну а я, засмотревшись на все это, оступилась, и полетела с предпоследней ступеньки вниз, даже не надеясь на то, что человеческие руки подхватят меня как Фредди Меркюри и донесут в положении лежа до танцплощадки.
        Но на кого-то я упала. И этот кто-то даже не упал.
        - Ох, - только сказал он и подозрительно сощурился, оглядывая меня с ног до головы.
        И что там оглядывать, если я практически размазана по его…
        Хм, твердому, мускулистому телу.
        Вах-вах, а ведь какой мужчина стоит тут один, пропадает!
        Короткий ежик черных волос, широченные плечи, губы такие, что наши пластические хирурги удавились бы, чтобы сфотографировать и предлагать клиентам. А еще мужественная щетина, черные брови и…
        Бл..ть!
        Подозрительно знакомые синие глаза!
        Это что, близнец- Шварцнеггер, а раньше я с Дени де Вито встречалась?!
        Или же на нем было проклятье? А я своими поцелуями излечила?
        Где лохмы? Где бородища и ужас, мать вашу?!
        Где…
        - Горб где? - вякнула я.
        - Мы знакомы? - сказал брюнет знакомым голосом.
        Ага. Только тебе об этом знать не следует.
        Черт.
        Помотала отрицательно головой. Может, он только возле Академии обращается в чудовище, а в остальных случаях красавчик?
        Это ведь поколеблет все мои моральные принципы и нормы. Вот это все - и глаза, и гордый профиль, и ежик темных волос. А с учетом того, что я вообще видела…товар лицом, так впору идти и вешаться - потому что свобода выбора это худшее, что придумало человечество.
        Хм, и что делать?
        На одной чаше весов был Алик, с его кудрями, мозгами и званием ректора всея Тартарары. На другой…
        Ну, по меньшей мере то, что сюрпризов в первую брачную ночь не будет.
        - Анжелика фон… Фон, - сказала я смиренно.
        - Мы не встречались ранее? - спросил по-инквизиторски.
        - В ваших снах? - уточнила я озадаченно.
        - Владеете магией снов? - нагнулся настороженно.
        - Владеть звучит гордо, - заявила иносказательно.
        - Провоцируете? - синие глаза опасно сверкнули.
        - Оправдываюсь, - помотала всей головой.
        - Кха-кха, - раздалось рядом с нами, и мы оба, синхронно, подняли головы.
        Висящий рядом с независимым видом Феникс спросил, глядя чуть в сторону:
        - Не подскажете…где здесь туалет?
        - Что? - хрипло переспросил брюнет.
        - Я провожу, - сказала решительно, очнувшись внезапно, как от морока.
        Тартарарашечки, это что было-то?!
        - Он что, болел? - прошипела я птицу и присоединившемуся к нам с независимым видом единорогу.
        - Кто? - удивился розовый.
        - Почему болел? - уточнил крылатый.
        - Потому что он страшный, горбатый, лохматый и вонючий!  Инквизитор ваш! - чуть не заорала я непонятливым.
        - И как ты с таким целовалась-то, - философски-ехидно протянул Еди. Понятно. Туфельки все простить не может.
        - Хорошо. Спрошу по-другому,  - прозвучало как «по-плохому». - Какого отца и матери он теперь красивый?
        - Так всегда таким был, - пожал плечами Еди.
        - Первый на деревне, - кивнул Феникс.
        - А тогда с дороги просто был. Дважды. Ну а в дороге кто моется или бреется? - прошипел осторожно со стенки, где он притворялся обоями в цветочек, А-аа.
        - А горб?!
        - Крылья сложенные, - пояснил Еди. - в боевой ипостаси то…
        - Какие крылья?!
        - Так он из этих. Помесь с нижними. Мать из Ада, ну отец, то есть король, не удержался. Еще женат не был. Так однажды под крыльцо дворца Камилла и подкинули.
        - А потом? - жадно потянулась за сплетнями.
        - А потом суп с котом.
        - Я серьезно!
        - Я тоже. Кот, говорят, его за что-то оцарапал. В общем, сразу было понятно - инквизитором будет.
        - С детства видел цель в жизни, - мечтательно протянула я.
        - Ин-кви-зи-тор. Палач! Который тебя, между прочим, на допрос вызвал!
        - Решительный какой, - прижала к груди руки.
        - Лика! Он казнит и наказывает!
        - Наказывает… - чуть ли не всхлипнула от восторга я.
        - Хм, а ректор то с какой-то рыжулей зажимается, - как бы между прочим усмехнулся Феникс.
        - Где?! - прошипела я и тут же все мысли о тех, кто в черном, выветрились из моей головы.
        Посмотрела, куда показывала птичка и нахмурилась. Вот же сволочь! И ведь даже не невеста, а так…
        Подтянула зону декольте, облизала губы и сурово спросила:
        - Я как?
        - С пивом потянешь.
        - А-аа!
        - Хороша. Давай, вперед, - подтолкнули меня друзья.
        И я глубоко вдохнула и пошла. От бедра.
        ПОДХВАТЫВАЯ С ПОДНОСА БОКАЛ.
        - Дорогой, я иду! - заорала я так, что стоящие вокруг пышные люди подпрыгнули, и сделала приветственно ручкой, как наследная английская принцесса или жена американского президента.
        Ладошка качнулась "так-так-так", будто это и не я кричала мифическому «дорогому», благодаря чему все внимание окружающих, в том числе Алика, оказалось приковано ко мне.
        На ректора я не смотрела. Ух, и чего мне это стоило! Но я знала, что делаю - это на Земле у меня, может, ничего не получалось, потому как таких блондинок из домашнего МХАТа было пруд пруди. А здесь люди, не искушенные Болливудом, не ожидали подставы.
        Мой сияющий взгляд и доброжелательная улыбка была обращена куда-то поверх голов. Ну а мое «от бедра» неожиданно задело нужного мужчину, отчего бокал в руках покачнулся и выплеснулся чуть ли не наполовину…
        На меня.
        Точнее, на ту зону над платьем, на которой замечательно смотрится любой пищевой ингредиент.
        - Ах! - сказала я.
        - О… - сказал блондинчик, провожая взглядом стекающие в ложбинку капли. И судорожно вздохнул. А потом нехотя поднял взгляд.
        - Простите, я такая неловкая, - два удара ресницами по самообладанию. Облизнуть губы и мило улыбнуться.
        - Что вы, это моя вина, - ректор улыбнулся в ответ. - Позвольте представиться - Альдорелло фон Полюбин-Девуа.
        - Анжелика фон Фон, - я присела в подобие реверанса, отчего взгляд блондина переместился на разрез, открывающий мою ногу до бедра.
        И снова с трудом сфокусировался на моем лице.
        Рыжая наглая морда, подпрыгивающая со своими буклями рядом, была полностью забыта.
        Алик пробормотал:
        - Позволите помочь привести их… то есть вас, в порядок?
        - Конечно, - я еще более мило улыбнулась и выпятила вперед нас. Тьфу, то есть их.
        Тьфу же!
        Я ожидала, что мой будущий муж достанет платок и примется промакивать все, что там можно было, но он лишь провел ладонью над все еще влажной и липкой кожей и на ней не осталось ни следа шампанского.
        Вот знала ведь, что от магии один вред!
        - Мы с вами не встречались? - спросил он внезапно, нахмурившись.
        Они что сговорились?
        - Возможно, я похожа на вашу будущ… прошлую любовь? -  я подмигнула и поправила локон.
        - Просто мне кажется ваше лицо…
        - Прекрасно?
        - Ах, - помогла неожиданно отвлечь конкурентка. - Здесь так жарко, что мне становится дурно…
        И подалась вперед, желая повиснуть на ректоре. Моем ректоре, между прочим!
        Нет уж, рыжуля, в этой лиге ты играть не будешь.
        Я сделала почти незаметное движение и оказалась между ними. Придержала напомаженную девушку за плечи и участливо покачала головой:
        - Ну что вы, дорогая, ну разве можно в вашем положении ходить на такие балы...
        Девица замерла и побледнела.
        Мужчина моей мечты раскрыл рот:
        - Алиса, разве вы…
        - Какое такое положение?! - раздалось рядом с нами, и из толпы гостей выступила огромная и толстая рыжая тетка в таком блестящем платье, что меня ослепило.  - Ах ты маленькая дрянь, так значит не просто так с тем мальчишкой гуляла?!
        Она схватила «будущую мать» за руку и с ревом потащила прочь.
        - О… - только и сказала я и повернулась к Алику, который смотрел на меня несколько шокировано. - Простите, - я точно раскаивалась. - Наверное, я нечаянно помешала вашему разговору…А может, вы планировали пригласить ее танцевать?
        - Ну…
        - Я чувствую себя такой виноватой! И чтобы загладить свою вину, так уж и быть, согласна на танец. - вид у меня был, наверное, не менее мужественный, чем у капитана Америки, спасающего мир. - Но только один, - погрозила ему пальчиком и вложила этот самый пальчик в его ладонь. А потом и всю руку.
        - Ага, - просипел ректор, слегка обрадованный моим напором.
        Но в сторону танцев повел.
        Вот только путь нам преградили две довольно морщинистые дамы, заговорившие наперебой:
        - Альдорелло!
        - Мальчик мой!
        - Совсем не навещаешь своих бабок-теток!
        - А ведь ты обещал предоставить результаты расследования!
        - Кто разбил мою вазу?!
        - Кто убил мою рыбку?
        Опс.
        Почувствуй себя Машенькой по возвращении медведей.
        Я посмотрела в сторону и вверх. Меня ведь эти вопросы не касались? Не касались. Вот вообще.
        Алик лепетал что-то оправдательное, а я умилялась. Защитник мой. Вон, уже перед семьей защищает, не зря говоря, муж и жена - одна сатана…
        Кстати, по поводу адского пламени… Я не успела додумать мысль о допросных, как меня уже гораздо более резво потащили вперед и вывели, наконец, к танцующим.
        Я приобняла блондина за плечи.
        - Что вы… делаете? - раскрыл он широко свои чудесные голубые глаза.
        Повернулась, посмотрела на церемонные расшаркивания вокруг, о которых я ни сном, ни духом, и вздохнула:
        - Медлячок?
        - Чего?
        - Я не умею танцевать.
        - Но вы же сами…
        - Оцените мою смелость.
        Он, неожиданно рассмеялся, отчего мое девичье сердце екнуло, а потом забилось неистово.
        - Вы прелесть, Анж… Хм, Анж…
        - О нет,  это дракон?! - завизжала я и показала куда-то за окно.
        - Кто? - не понял блондинчик. Но я уже тащила его в сторону балкона - ну не топтаться же посреди недоумевающих танцоров? Да еще и когда у ректора неожиданно проснулась наблюдательность.
        - Показалось, - всплеснула я руками, глядя на ночной сад, залитый луной. Ну можно ли представить что-то более романтичное для первого свидания, чем это место?
        Я повернулась к ректору и умиротворенно вздохнула. И нежно-нежно посмотрела на свою жертву.
        - А ведь здесь никого нет…
        - Э-м, и правда никого,  - он начал испуганно озираться и отступать в сторону бала.
        - А мы здесь есть, - я сделала шаг к нему.
        - Вот  именно, - сказал мужчина невпопад.
        - И музыка слышна.
        - Крики заглушит? - захрипел блондин и потянул ворот своего жабо, как-будто он его душил
        - А главное, - я уже снова обнимала его за плечи. - Никто не увидит… что я не могу танцевать.
        Прижалась к нему и счастливо закрыла глаза, положив голову на плечо.
        Хм, трясется бедненький. От возбуждения, наверное...
        И тут же дрогнула сама, потому как на мою талию легла мужская рука. Я прижалась еще сильнее. И поняла, что блондина больше не потряхивает, да и сбежать он не пытается.
        А прижимается в ответ своим…
        Хм, похоже, это у них семейное.
        И вот мы уже танцуем в лунном свете, вдвоем, как мне и мечталось, на настоящем балу. Долго. Вместе. Я поднимаю голову…
        Бам.
        Он наклоняется.
        Бам.
        Его губы приближаются к моим…
        Бам.
        Двенадцать, бл..ть!
        Я отталкиваю Алика и в ужасе смотрю на часовую башню.
        Инквизитор! Допрос! Веселье!
        - Мне пора! - кричу я, уже убегая в зал.
        - Подождите! - кричит он и мчится за мной.
        Я, почти никого не задевая, бегу к противоположному концу зала, замечая краем глаза, как стекаются ко мне темные тени… тигр, единорог и птичка.
        Запрыгиваю на лестницу и бегу наверх, понимая, что не сказка это, блин - в сказке вниз надо было бежать.
        Спотыкаюсь и теряю туфельку, которая с ущербным звоном, подпрыгивая, летит по ступеням.
        Ближайший к туфельке Тигра собирается ее подобрать, типа помогая, но я лишь шиплю:
        - Не трогай, а то шкурой ляжешь! - и бегу дальше.
        Кое-кто завтра мне будет экзамен по земным сказкам сдавать.
        Пыхтя, добираюсь до входа, отталкиваю церемонимейстера, вываливаюсь в коридор, и тут же шмыгаю в кладовку, сопровождаемая своим мини-зоопарком.
        Мы захлопываем дверь.
        Спустя несколько секунд мимо проносится топот множества ног.
        Множества? Хм, странно. Ну да ладно.
        Я быстро скидываю платье, отмечаю мысленной галочкой, какая из тварюшек не закрыла при этом глаза, и переодеваюсь.
        Парик, артефакт, меняющий черты, и вот уже стремглав по лестницам, в сопровождении Феникса, который всегда знает дорогу к смерти, бегу в сторону подвалов.
        И, переводя дыхание, останавливаюсь в просторном коридоре, куда ведет несколько дверей.
        Ага, вот моя. Интересно, почему ярко-красная?
        Латунная табличка гласит «Палач»
        И ниже «Главный инквизитор».
        - Сильно опоздала? - шепотом спрашиваю у птички.
        - Пять минут. Пятб минут опоздания к инквизиторам карается…
        - Ой, заткнись.
        Я оправляю камзол и решительно стучусь.
        А потом открываю дверь:
        - Господин инквизитор? Я пришел к вам.
        ГЛАВА 15, В КОТОРОЙ Я НЕМНОЖКО СГОРАЮ В ПЛАМЕНИ.
        Внутреннее содержимое кабинета заставило меня вспомнить о всех страшных историях, которые мы рассказывали со зверятами.
        В черной-черной комнате за черным-черным столом и правда сидел черный-черный инквизитор. Лишь небольшая лампа на столе изящно подсвечивала его лицо адскими всполохами. Лицо суровее Антарктиды, жестче титана, злее Везувия…
        Ну какая же прелесть!
        - А вам идет черный, - широко улыбнулась.
        И тут же лед тронулся…
        В том смысле, что на лице его поплыл. От удивления.
        Я пометалась в поисках удобного кресла, но нашла только стул. Внимательно ощупала его и даже перевернула на всякий случай.
        - Что… что вы делаете?
        Там, судя по звуку, не только лицо поплыло, но и мозги.
        - Ищу гвозди, конечно, - буркнула я. И, поскольку не нашла, поставила стул на место, и уселась на него.
        - К-какие гвозди?
        - Для пыток. А что, вы так не делаете? Удобно же. Приходит посетитель, вы приглашаете его сесть, он такой раз… И все, допрос, считайте, закончен. Не знали? Дарю идею. Патент, так сказать, будет принадлежать вам…
        - Вы…
        - Очень добр? Я в курсе. Могу еще варианты предложить - даже в пыточную вести никого не надо будет. Например, берете кофе -  много кофе - и начинаете чашечка за чашечкой вести задушевные беседы. И вот у вашего гостя уже кофе из ушей плещется  - а в туалет нельзя. Знаете, на что готовы люди, когда хотят в туалет?! - я все больше воодушевлялась. - Да что там кофе! Любой предмет при должном умении можно превратить в орудие пыток! Даже вот эта ваша лампочка - она обычная, но стоит начать ей мигать в лицо… Или капелька воды… О, эта пытка воспета поэтами! Кап на темечко. Кап-кап. В одно и то же место. И человек сходит с ума, ожидая этой капельки…- я мечтательно закатила  глаза и умилительно сложила рученьки. - Пожалуй, я согласен.
        - На ш-што-о-о? - прошипел палач.
        На него я не смотрела, будучи вся в воодушевлении от открывающихся перспектив. Как я раньше об этом не подумала? Ведь столько пользы новому миру принесу! И все меня будут бояться, как я люблю, а ректор будет своей женой гордиться - и красавица, и лапочка, и дома не сидит - инквизитором работает.
        - Работать  у вас, - широко улыбнулась . - Обсудим зарплату?
        Хм, странно. Лицо вроде было белым - а стало красным. Магическая эта лампа, что ли?
        - Никакой. Зарплаты! Я позвал… Не для этого! - он начал приподниматься на своем стуле.
        - А для чего? - удивилась искренне, захваченная восхитительной идеей. И тут мне в голову пришла другая идея, еще более восхитительная.  -Ну конечно! Я понял!
        - Он понял… - простонал палач и рухнул на стул.
        - Вы про невест поговорить? Так я все вам скажу. Все действительно так, - понизила я таинственно голос. - Среди них и правда есть они…
        - К-кто он-ни? - начал заикаться Камилл.
        - Шпионки.
        - К-какие шпионки?!
        - Натуральные! Приехали значит, захватывать власть, - я аж руки потерла, предвкушая удовольствие, когда невест будут допрашивать - да там половина поляжет! - Вынюхивают что-то, наше магическое сообщество хотят поработить через ректора. Беспокоюсь не поверите как! Ужасно я беспокоюсь. Потому предлагаю после доктора всех в допросную - на всякий случай. Чтобы все эти государства никаких сведений о нас не узнали.
        - Какие государства?!!!
        Вот именно так, с  тремя восклицательными знаками.
        Рад, значит, сведениям.
        - Да чер… мама ваша знает, какие! Враждебные нам.
        Я преданно уставилась на инквизитора.
        Тот молчал. Только веком дергал.
        Подмигивает?
        Ну я тоже подмигнула.
        Его заметно тряхнуло.
        Я вздохнула и улыбнулась.
        Камилл молча упал лицом на собственные ладони.
        Бедненький, столько новостей за раз.
        - Ну что, составляем очередность? - я привстала, деловито осматриваясь в поисках бумаги.
        - Сидеть! - заорал инквизитор и встал сам. - Отставить! Балаган!
        - Да я как бы…
        - Такое поведение не приемлемо! - долбанул кулаком по столу. Вот это силища!
        - Да я вроде…
        - Вы постоянно делаете из меня посмешище! - еще пара движений рукой и стол, похоже, разлетится на щепки.
        - Да я ни в коем…
        - То лезете с поцелуями, то издеваетесь…
        - Ну как бы вы тоже… - пробормотала. Тихонько. - Целуете постоянно...
        Блин.
        Судя по наступившей тишине услышал.
        - Я?  - прохрипел инквизитор.
        Ой.
        Вот не понравилась мне эта хриплость в голосе. Очень не понравилась.  Сначала больное горло, а потом от пневмонии лечи…
        - Понимаю, вам сложно признаться даже самому себе в своих чувствах… Особенно в таком консервативном обществе… Нет, не подумайте - я вас не осуждаю! Я бы и сам собой очаровался - но я совершенно традиционной ориентации… Право, мне не удобно, но я такая же жертва обстоятельств…
        - Жерт-ва… - по слогам произнес Камилл.
        А дальше все стало происходить просто мгновенно.
        Стол, наконец, с диким грохотом разлетелся на множество щепок.
        Я вскочила со стула и начала отступать.
        Палач одним прыжком настиг меня и швырнул в стену.
        Стена, благо, была из мягкого красного плюша - даже не хочу думать, по каким причинам - потому я только сжалась, чтобы занимать как можно меньше места, и широко открытыми глазами смотрела, как его сильные руки с длинными, такими мужскими пальцами тянутся к моему горлу, а в глазах, до того синих, прорывается чернота…
        Бл…как же это было красиво!
        Особенно когда чернота сменилась на метафорический огонь из порно-рассказов, пальцы легли на шею почти нежно, а чувственные губы пророкотали:
        - Боги, за что?! Ну почему со мной?! Почему именно ты?!
        И впились в мой рот крышесносящим, самым чувственным поцелуем…
        Точнее, впились бы, если бы в эту секунду не распахнулась дверь, и перед нами не предстал бы ректор-белые-волосы-назад и все мое зверье.
        Интересно, кто из нас громче застонал?
        Я от разочарования или инквизитор от ненависти?
        Зло покосилась на животных - ну неужели минутку еще не могли подождать? Когда бы меня начали насиловать, чтоб я знала, каково это, а Альдорелло имел бы полное право спасти? И  как в небезызвестном фильме, начал бы чувствовать за меня такую ответственность, что прилип бы намертво?
        - А что вы это тут делаете…а?
        Я умилилась.
        Блондинчик ты мой.
        Палач отпрянул и ошеломленно осмотрелся.
        Ничо так повеселились. Кабинет в хлам, я в раздрае.
        - Братец…ты и Анж… - повеселел ректор.
        - Заткнись!
        - Молчу-молчу, - гаденько захихикал Алик. Скотинка ты ж моя!
        - Зачем приперся? - пророкотала вторая скотинка.
        - Ну, во-первых, наши… хм, почетные гости, - будущий муж показал на виновато уставившихся в пол животин - ух я им устрою! - беспокоились за своего друга. Да и я как бы не готов сейчас лишиться секретаря. Ты зачем, собственно, его пригласил?
        - Я? - почти натурально удивился брюнет.
        И все мы на него посмотрели.
        А ведь правда - зачем?
        Брюнет молчал. И что-то мне подсказывало, что не признается. Даже если будет пытать сам себя.
        Алик, похоже, тоже это понял.
        Вздохнул.
        - А, во-вторых, я хочу, чтобы ты мне помог найти кое-кого.
        И выставил вперед мою многострадальную туфлю. Точнее еди-страдальную.
        Моя ж ты прелесть!
        - А это…
        - Свалилось с ее ножки…
        И мечтательно причмокнул. Оценил значит.
        - Хрустальные? - сурово уточнил палач.
        - Ага.
        - А сама она блондинка? - голос Камилла сделался еще более напряженным.
        - Естественно.
        - В красном платье?
        Хм. А ведь именно таким тоном он говорил про жертву…
        Кажется, до блондинчика опять кое-что дошло.
        И вот они уже стоят рядом и трепыхают ноздрями друг другу в лицо. Зверята на всякий случай забрались мне за спину. А я залюбовалась звездным дуэтом.
        - На кого ставим? - спросил тихонько Тигра.
        - Ты сказал, наступим? - переспросил Чва-Чва.
        - Я бы не брал ху… кота в мешке, - кашлянул Феникс.
        - Я вам не какая-то вертихвостка, - возмутилась. - Кого изначально выбрала, с тем и буду. - даже для меня прозвучало с сожалением, но я отмахнулась от ненужных мыслей. - Вы чего приперлись-то?
        - Ну знаешь! - возмутился Еди. - У нас вообще-то один Главный Инквизитор на все королевство!
        - Ладно-ладно, - проворчала я, наблюдая с все возрастающим волнением за скандалом.
        Вот никогда за меня еще парни не боролись! А эти, не успев влюбиться, уже идиоты.
        Потому что тянули туфельку каждый сам к себе, и оба намеревались искать меня с ее помощью.
        Естественно, все закончилось, как я и ожидала. Туфелька крякнула и раскололась на два куска. И, пожалуй, доставать из-за пазухи второй экземпляр, как в моем любимом мультике, на данный момент не стоило.
        Я уж было вознамерилась сказать все, что о них думаю, как ректорские карманные часы объявили час ночи.
        Алик тяжело вздохнул.
        - Ну вот…Анж, пойдешь со мной. Раз уж ты во дворце.
        - Мы же еще не договорили! - возмутился палач.
        - Так пошли с нами, ты тоже поможешь, - махнул рукой Алик.
        - Что делать-то?
        - Как что? Девственность проверять.
        И мы пошли. Всей толпой пошли.
        Причем часть из нас, особенно я и звери, с полным непониманием, как мы будем помогать.
        ГЛАВА 16, В КОТОРОЙ СНАЧАЛА ВСЕ ИДЕТ НЕ ТАК, А ПОТОМ ОЧЕНЬ ДАЖЕ ТАК
        Малая гостиная, как шепнул мне Еди, предназначалась для таких вот сборищ и обсуждений.
        Каких таких я сначала не поняла.
        Потому что была ослеплена неброским сочетанием золотого, фиолетового и желтого. Причем в золоте были стены, фиолетовым - мебель, а желтыми пятнами на этой мебели выделялась королевская семья.
        Когда глаза немного привыкли к ряби, я различила главного лысоватого и пухлого миньона - короля. Рядом с ним стояла королева, еще одна пара - наследник с женой. А вот третью пару, довольно взрослую, блондинистую и лучезарную, я не знала.
        Пока не услышала довольно кислое от Алика:
        - Папа. Мама....
        Ладно папа... Мама!
        Я впилась глазами в будущую свекровь. Ничего такая, похожа на ангела с морщинами. Мне, похоже, повезло.
        Это восхитительно, конечно, что меня уже знакомят с родителями!
        Король посмотрел на нас и недоуменно протянул:
        - Вас…трое?
        Как будто не слишком был уверен, сколько вообще у него детей и племянников. Королева на это отреагировала довольно бурно - напряглась и начала пристально меня рассматривать, попутно явно удивляясь. А уж когда все различили любопытные морды зверья, то и вовсе начали недоуменно переглядываться.
        Но блондинчик быстро пояснил:
        - Мой секретарь. И его… помощники.
        - Анж, - поклонилась я, от волнения забыв свою фамилию. - Прошу любить и жалеть. То есть желать. То есть жаловать…
        Партия желтых посмотрела слегка странно, а вот парни, почетным конвоем стоявшие по бокам, лишь поджали губы. Привыкли.
        Но все отвлеклись от моей скромной персоны, когда открылась боковая дверь и в комнату вошел тот, кого я бы условно назвала звездочетом. Весь такой седой, косматый, в острой шляпе со звездами и длинном блестящем плаще. Главный маг, похоже.
        - Все готово - невесты в сборе и...
        В этот момент все снова отвлеклись -  открылась вторая боковая дверь, и, хотя в помещение зашел всего лишь один человек, мне показалось, что их было штук десять, потому что он был одновременно в нескольких местах, перемещаясь по гостиной с огромной скоростью.
        - Вот они здесь, раз-два! - вопил невообразимо высокий и тощий мужчина с синим начесом на голове и в ярко-зеленом обтягивающем костюме. - Все собрались, раз-два! Ах милочки, вы просто прелесть, - поцеловал ручки желтым дамам. - И жених, вот так жених! А мы что? Мы просто по-мо-га-ем! А вы что? А вы ве-се-ли-тесь! - он улыбался в пятьдесят зубов, сверкал глазами, сексуально надувал губы и был просто очарователен. Особенно когда тонко пропищал - Уи-и-и! Настоящий Единорог? И Тигра? И фантастические твари?! Божечки-сережечки, это самый счастливый день в моей жизни! Кто хозяин?
        Он обратил свое улыбчатое лицо на меня.
        Всё. Я влюбилась.
        Звери отшатнулись.
        Палач сжал, почему-то, кулаки.
        Алик же только закатил глаза и страдальчески посмотрел на своего престарелого ангелочка. Но та лишь широко улыбнулась: "У моего сыночки будет все самое лучшее".
        Это она про меня или про синеволоску?
        - Кто он? - прошептала в никуда, стараясь избавиться от сердечек в зрачках.
        Стоявший рядом палач повернулся и подозрительно нахмурился:
        - Из какой дыры вы вылезли, если не знаете самого известного шута… то есть шутника, сердцееда и распорядителя королевства?
        - Вы мне тут своей профессиональной деформацией не тыкайте, - я тоже нахмурилась и тоже покосилась на него. - Я может много учился и много работал, и мне было не до развлечений и сведений.
        - Арман фон Буран, - опасно выдохнул дознаватель и придвинулся ко мне еще ближе. - И вообще, мы не догвоорили, я бы хотел услышать подробности вашего пребывания в Академии и как так получилось, что вы…
        - Кам, ты когда-нибудь успокоишься? - вздохнул Алик. - У нас еще куча дел, пусть уже Анж мне поможет.
        - Девственность проверить? - иронично уточнил брюнет.
        - А то, - подмигнул блондин.
        - Я к невестам - расспрашивать о том, как они дошли до жизни такой, - вскинулся Арман, до того заинтересованно прислушивавшийся к нашему разговору. - Жених, ваши величества и прочие за мной, раз-два.
        Блондин и миньоны потянулись прочь.
        - Артефакт проверки кто понесет? И мне помогать будет? - забеспокоился звездочет.
        На этих словах присутствовавшие почему-то ускорились.
        Странные какие.
        - Давайте я! - вышла вперед, потому как всерьез опасалась снова остаться с палачом наедине. А то мягких стен тут не наблюдалось, да и пояс целомудрия у меня не железный все-таки.
        - Делать-то что надо знаешь хоть? - уточнил седовласый.
        - Нести артефакт?
        ???????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????Терпеливо вздохнул. Все таки старость прибавляет мудрости:
        - Пройдешь сквозь ту комнату, где невесты и гости. Продемонстрируешь механизм, так сказать. Напротив есть дверь в небольшую сквозную гостиную. Мы устроимся там и невесты будут заходить по одной. Кто не обманул и остался невинен - как в действиях, так и в помыслах - те выйдут назад к гостям. Другие же… отправятся из той гостиной прочь, но незаметно. Стыдить никто их не будет.
        - Про помыслы… Вы же пошутили?
        - Ничуть.
        - В смысле… Они даже целоваться не имели права или думать о поцелуях? - я мельком взглянула на брюнета, который придал себе вид независимый и мраморообразной.
        - А ты забавный, парень. Нет, не настолько все плохо, - звездочет рассмеялся и тут же стал похож не на лесного плакунчика, а на доброго Деда Мороза. - Артефакт больше улавливает кипящие в душе страсти, что кипят, скажем так, не по отношению к жениху. Влюбленные в других нам точно не нужны.
        - Какая прелесть, - я всплеснула лапками. - Ну и где он? Механизм ваш?
        - Да вот же.
        Он протянул мне хрустальное яблоко. В натуральную величину.
        - Эм… - опешила я. - И как вы планируете его… засовывать туда?
        На меня заинтересованно посмотрели все оставшиеся. Потом Еди нервно хихикнул, а королевский маг осторожно уточнил:
        - Куда…туда?
        - Ну… где девственность…
        Интерес в глазах окружающих сменился жалостью. Мне даже показалось, что Дед Мороз готов меня усыновить и воспитывать - глядишь лет через двадцать смогу себя обслуживать.
        - Эта новая разработка инквизиторов, невестам не известная - а потому обойти они её заготовленными средствами не смогут. Магическая субстанция, которая здесь содержится, если дохнуть на нее вблизи, окрашивает, ненадолго, тело золотым - если все в порядке. Или красным - если не очень, - смилостивился брюнет.
        - О, - только и могла сказать я.
        Яблоко положили на бархатную подушечку и все, наконец, вышли за дверь. Ну а потом, после объяснений и рокота недовольства, объявили вынос. То есть выход. И я пошла. Хотя лучше бы меня несли, а не яблоко.
        Потому что дышать я перестала, как только еще яблоко у меня перед лицом оказалось. И в глазах, еще когда я к двери подошла, зарябило. А уж когда двинулась по залу, так и вовсе все смазалось.
        Только не дышать. Только не дышать! Ходить в другом цвете, а не в своем, натуральном, не хотелось.
        Зал оказался  большим. Бесконечным. Гул голосов слышался все тише, а легкие начали гореть огнем. Нужную дверь я видела смутно, но живой коридор хотя бы указывал направление. Еще немного…
        Я вдруг поняла - не дойду. Потому что в глазах потемнело.
        И тогда произошло несколько событий.
        Я споткнулась, готовая упасть в обморок, и шумно вдохнула воздух.
        От моих покачиваний подушка накренилась.
        Яблочко покатилось по бархату- предателю и…
        Упало на пол, разлетевшись на мелкие осколки.
        - Ах, - сказала многоголосая толпа и замолкла.
        - Гы-гы-гы, я же говорил что-нибудь отчебучит, - в полной тишине голос Еди звучал особенно громко.
        - Бл…ть, - подумала я и, похоже, сказала.
        - А-ааа! - завизжал вдруг кто-то.
        Туман перед глазами рассеялся.
        И фантастическая картина, стала, наконец, отчетливой.
        По залу метались золотые и красные люди.
        Нет, некоторые, конечно, стояли и нервно обмахивались веерами - супружеские пары, например. Родители Алика, во всяком случае, покраснели не от злости.
        А вот невесты метались. Особенно красные, которые, похоже, искали выход. И когда он был найден - застряли, потому как стремились исчезнуть как можно быстрее.
        - Подтолкнуть? - с сомнением протянул вставший рядом Чва-Чва. На зверей, слава Богу, артефакт не подействовал - они бы мне не простили.
        - Могу рогом, - с гоготом согласился Еди. - Уже можно...Ахаха...
        - Лучше думайте, как Анже..жа защищать, - кивнул головой на пробирающегося ко мне малиновго звездочета Тигра.
        - Справится и так, - усмехнулся А-аа.
        - Как ты мог?! - закричал королевский маг.
        - Зато одним махом, - оправдывалась я и нервно теребила бархатную подушку.
        - Мальчик, ты гений! - завопил кто-то на ухо. - Какое зрелище! Будешь моим помощником на этом отборе?! - Арман фон Буран, похоже, собрался меня обнять своими красными руками
        - О-оо,  - от счастья я проглотила язык.
        - Он уже помощник. Мой, - засмеялся подошедший Алик. Вот в его цвете я не сомневалась. Кобель. - Мой совершенно невинный помощник...
        Я охнула и посмотрела на себя.
        Так и есть.
        Кожа приобрела золотой цвет, как будто меня покрыли аквагримом. И через него даже не пробивалась краска стыда, который я чувствовала.
        Отвернулась, чтобы не видеть всех этих… этих всех!
        И наткнулась на совершенно непередаваемый взгляд синих глаз, так выделявшихся на ярком лице. Они горели и прожигали меня насквозь, зажигая во мне такое пламя, что я не чувствовала раньше никогда. И ни с кем.
        Я отшатнулась в смятении.
        И ВОВСЕ НЕ ПОТОМУ, ЧТО КАМИЛЛ ХОТЕЛ МЕНЯ УБИТЬ.
        - Казним? - после долгого молчания, когда вокруг остались знакомые лишь лица, нерешительно предложил король.
        Я вскинулась.
        Алик напрягся.
        Зверье быстро сгрудилось возле меня.
        - Да ладно, я только предложил, - пробормотал снова желтый миньон. - Они меня свергнут, - вздохнул он и устало потер лицо.
        - Кто? - полюбопытствовала я. Ну а что, никто ж больше не спрашивал - мне как всегда пришлось брать на себя флагманскую роль.
        - Отцы краснолицых.
        Получилось забавно.
        - Там же и советники. И дочка военного министра, кажется… И…
        - Они будут слишком заняты воспитанием своих дитяток, - холодно возразил главный инквизитор. - А когда довоспитывают, там уже и возмущаться будет нечем.
        На меня Камиллар не смотрел больше. И даже отодвинулся. Более того, у меня возникло ощущение, что отгородился от всех ледяной стеной. И выглядело это настолько органично, что, похоже, и было его обычным состоянием. А не то, что он мне демонстрировал ранее.
        Почему-то сделалось грустно.
        Что же с ним происходит?
        - Все знают - я люблю шоу, - вдруг воскликнул Арман фон Буран. - А значит, скажем, что так и было задумано, раз-два! Меня то точно свергнуть не посмеют - ну и что, сядут на мое место? Отборы и свадьбы проводить? Ха! Только стражи мне добавьте!
        - Могу еще единорожий браслетик отдать, тогда точно вам не перепадет, - оживилась я. И в комнате повисла гробовая тишина.
        - Чего это они? - я отступила за Еди.
        - Ну, это как бы… супер-круто его иметь, - смутился розовый.
        - Насколько круто?
        - Ну… как королевство. Плюс-минус…
        - Значит, не могу, - широко улыбнулась я Арману, и тот огорченно выдохнул.
        - У вас есть браслет единорога? - восхищенно уточнила королева. - Вы такой очаровательный. И правильно поступили с яблоком, кому нужны эти порченные плоды!
        - А она чего? - прошептала почти неслышно.
        - Красота до смерти тоже получается, - вздохнул зверушка.
        - Как тебя еще на органы не разобрали?! - удивилась.
        - Ко мне не так просто подобраться и разобрать, - возмутился.
        - Да? - удивилась еще больше.
        - К тебе это не относится, - вздохнул.
        Наш тихий разговор был прерван спором мужчин. Те пытались посчитать, сколько же красномордашных невест было - и сколько и кто, соответственно, осталось.
        - Сорок две непорочны, чего там, - подала голос и быстро перечислила имена и фамилии тех, кто убежал первыми, пряча лица.
        Снова гробовое молчание.
        - Вы так хорошо их знаете? - осторожно уточнил папа Алика.
        - Так они как дети мне родные! Я их и спереди, и сзади изучил. - на этих словах Феникс закашлялся, но мне по фигу - все помнили мой цвет, значит в посягательствах заподозрить не могли. - И досье, и повадки, и привычки, и…
        Тигра осторожно наступил мне на ногу.
        Точно.
        Про кукол Вуду говорить не стоило.
        - Я знал, кого брать в помощники, - довольно заключил фон Буран.
        - Я уже говорил, что это мой помощник, - напомнил Алик.
        Я повернулась к инквизитору - по ощущениям, должна была быть его реплика, но он продолжал смотреть в сторону и совершенно не реагировал.
        Черт. Может я его сломала, там, в допросной?
        Эх.
        Но грустить долго не получилось. Потому как все вдруг засобирались по домам, в нашем случае, довольно многочисленном, в Академию. И если мы рассчитывали выйти через королевский вход, расчет не оправдался.
        - Зачарован на королевскую кровь, - пояснил Алик. - И тех, кто клятву на крови давал - безопасности ради.
        Я с тоской подумала про бесконечную лестницу.
        Ну и ладно.
        И мы пошли.
        Арман фон Буран прихватил нескольких слуг и многочисленные сундуки с нарядами. Алик тоже рядом -  все равно туда же направлялся, куда и мы со зверьем. Звездочет пробормотал что-то вроде «Я должен убедиться, что этот точно вышел из дворца, а то я за защитный периметр не отвечаю». Ну а королю с королевой просто захотелось прогуляться.
        Что уж там захотелось инквизитору с таким каменным лицом я не знала, и на всякий случай обиделась.
        Снаружи было тихо и безлюдно - только несколько гвардейцев стояли изваяниями наверху лестницы, да сияли звезды. Огромные. Красивые. Фактически предутренние.
        Только сейчас я осознала, сколько всего произошло в эту ночь и насколько я устала.
        Я замечталась о теплой постели, долгом сне, далеких солнцах, что так романтично светились на небе… И не заметила первой ступеньки. Нелепо взмахнула руками, будто в попытке взлететь и… начала падать.
        Я может и упала бы просто и легко, буквально на следующую ступень, но оказалось, что рыцари еще не перевелись  в этом мире. Пусть я и не была прекрасной принцессой - разве что внутри.
        Лучше бы перевелись.
        Потому что остановить мое падение попыталось трое. Еди, стоявший ближе всех. Блондинчик, что шел чуть впереди. И суровый брюнет, защищавший мои тылы - а может желавший убедиться, как и звездочет, что я выйду, наконец, отсюда.
        И их количество и сила инерции превратила всех нас в большой орущий ком, покатившийся прямо вниз.
        Не знаю, что думали мои коллеги по катанию, но у меня в голове билась одна мысль - на кого мне упасть. На розового, с его рогом, я была не готова. На Камилла…черт, целоваться опять с этой статуей, чтобы он опять меня в допросную? Раньше я может и хотела - но теперь мне его поведение показалось неприятным. Оставался Алик.
        Я начала плавно перемещаться к нему, подставляя под удары о ступеньки нужные части тела.
        И, похоже, все кто падал, тоже о чем-то таком думали, потому как и они перемещались.
        А в итоге…
        Еди упал навзничь. На него - Камилл. Сверху его припечатал Алик, едва избежав поцелуя.
        Ну а мне достались камни нижней площадки.
        - Б..ть, - сказала я.
        - Убери свой рог, - прошипел инквизитор. - А ты - рот. - выговорил он Алику.

«Папабам!» - рухнуло грохотом сверху.
        Мы все, постанывая, вскочили и начали осматриваться.
        Происходило что-то невообразимое.
        Люди наверху орали - да что там наверху, уже в метрах трех, потому как лестница стремительно сокращалась.
        Феникс и Тигра ржали.
        А в воздухе висели буквы, который кто-то бестелесный и сердобольный прочел, наконец, гробовым голосом:

«Условие выполнено».
        - Чо? - спросила я.
        - Условие, - любезно проинформировал Еди.
        - Выполнено, - подмигнул Тигра.
        - И тогда падет заклятье, - продекламировал все еще ржущий птиц, - когда падут: тот, кто из Ада; тот, кто из ученых; тот, кто из Волшебного леса и тот, кто из другого мира.
        Опс.
        Я поняла, что оба брата на меня смотрят.
        - Ну да, - нервно хихикнула, - я не от мира сего.
        Не знаю, какие бы расспросы последовали дальше, но нас окружила королевская семья и какая-то челядь. И все норовили меня поздравить и обнять.
        Я не сопротивлялась.
        Я еще долго не могла сопротивляться, контуженная падением.
        - Желание! - завопил король. - Говори свое желание!
        - Любое? - спросила ошеломленно.
        Все перестали поздравлять и чуть напряглись.
        - Ну, почти, - пробормотал король.
        - На свой возраст и пол, так сказать, - вздрогнул Алик и отступил немного.
        - В рамках разумного,  - прохрипел Камилл и отступил еще дальше.
        Я же наконец пришла в себя:
        - Я хочу….
        Все, кажется, перестали дышать.
        - Подумать, - очаровательно улыбнулась. - И это пока не желание.
        Подмигнула, и, гордо прихрамывая, направилась в сторону карет.
        ГЛАВА 17 С НЕОЖИДАННЫМ ПРЕДЛОЖЕНИЕМ
        - Нет, я не понял, - Чва-Чва потянулся, отчего вода чуть не выплеснулась прочь, и зевнул. - Ты почему не загадала выйти замуж за ректора?
        - С ума сошел, тратить желание на ректора? - я тоже потянулась. - Замуж за него я и так выйду, а тут могу совершить что-то такое…такое…
        Бульк.
        Крупный пузырь образовался на поверхности и лопнул. Потом еще один.
        Еди с подозрением посмотрел туда:
        - Насколько я помню, мы делали не джакузи...
        Все уставились друг на друга.
        А Чва-Чва немного покраснел и  тоже уставился.
        Независимо.
        Вдаль.
        Но я решила не заострять внимание. Мне тут про желания надо думать.
        Мы лежали в горячей ванне… точнее, вычищенном и подогретом пруду в вольере, и наслаждались заслуженным отдыхом. Который должен был продлиться аж до завтрашнего дня. Ночка выдалась та еще - в общем, спать все рухнули под утро. Так что проснулись поздно, сгоняли каких-то забытых по нашу сторону вольера студентов за обедом, и улеглись отмокать.
        - Может, потребуешь свободы всем магическим зверям? - промурчал Тигра.
        - Тебя кто-то здесь держит? - удивился единорог.
        - Держит, - тот кивнул. - Анжелика. Я должен знать, чем закончится история.
        - Вот тогда и освободишься, - я пожала плечами. - Нет, хочется чего-то особенного…
        - Тогда замуж за инквизитора? Поверь мне, будет очень особенно, - Феникс подмигнул и продемонстрировал шлепок по заднице.
        - Не пойду я за него, вот еще, - поджала я губы, немного покраснев. - Он грубый. И не смотрел вчера даже... И вообще, чтобы я, да за этого…Горбатого могила исправит!
        - Та-ак, а чего это мы распалились? - прошептал томно А-аа.
        - Влюбились? - довольно улыбнулся Гриф, который в купании участия не принимал, но торчал каменным столбом рядом.
        - Ничего я не влюбилась, - усиленно помотала головой. - Я ректора люблю!
        - И хорошо, - кивнул Еди. - А то представьте себе - маленькие светловолосые инквизиторы с деб…, то есть живостью Анжелики. Пи…ц королевству! - с удовольствием повторил Еди недавно выученное слово.
        Звери заржали, а я невольно залюбовалась мысленной картинкой, которую нарисовало мое живое воображение.
        Беленькие…Крохотные…С топориками и хлыстами…
        Мечты, как всегда, испортил голубь. Опасливо выронив конверт прямо на мою выступающую над водой мокрую грудь и быстро улетел.
        Конверт прилип.
        Феникс потянулся отклеить.
        Я шлепнула его по наглому крылу и взяла сама. Вскрыла, прочитала и нахмурилась.
        - Чего там?
        - Приглашают приехать… или прийти…Тартарарашечки им в зад, они что, без меня совсем не могут? Короче, вызывают, похоже.
        - К кому? - удивился Тигра. - Еще не все с тобой познакомились и не поняли, что лучше… не вызывать?
        - Вода попала, все размыла - имя, в том числе. - пожала плечами. - Наверное, к ректору.
        - Точно? - упорствовал полосатик.
        - Ну а к кому еще? К инквизиторам я уже ходила, король ждет желания - остается Алик. Больше то я никого не знаю.
        - Угу, бедняжка… Только короля и принцев, - пробормотал Феникс.
        - Чего? - я удивилась.
        - Чего-чего…Чего, кстати, инквизитор-то от тебя хотел?
        Все снова уставились на меня.
        А я попыталась вспомнить, о чем мы вообще с ним говорили.
        Вспоминались только поцелуи - точнее, их предпосылки.
        - Эм-м… о нас… кажется.
        - «О нас, кажется» - передразнил меня Феникс и рассмеялся. Но потом раскашлялся, а я мстительно улыбнулась.
        И вообще, обиделась.
        Да и водичка подостыла.
        Вылезла из пруда и пошла прочь, переодеваться и купальник развешивать на ветках. Его пришлось шить самой - в том что здесь за купальники выдавал я бы  в космос полетела, как в высшем уровне защиты.
        - Злые вы. К ректору уйду! - крикнула через плечо.
        - Вот та-ак? В купа-альнике? - с сомнением протянула змеюка.
        - Он тогда, конечно, добрым станет, - хмыкнул Гриф.
        Оделась подобающе - ух, как же мне надоела мужская одежда! - довела внешность  до Анжа - ух, как же мне надоела эта внешность! - и бодро потопала в основное здание.
        Там царила тишина.
        Все, очевидно, были на лекциях, а первый ректорский секретарь  - на подоконнике в приемной. Он так всегда делал, если грустил.
        - Эй, ты чего?
        Филипп повернул ко мне полное страдашек лицо.
        Я опешила. Судорожно перебрала в голове все причины, по которым могли появиться такие искривулины, подумала про его довольно нетрадиционные отношения, которые могли неожиданно закончиться, и тихонько спросила:
        - Расставашки - большая печалька?
        Фил отрицательно покачал головой и трагично вздохнул.
        - Он здесь…
        Божечки, как это было сказано! Будто умирал не только белый лебедь - но весь Большой театр! Будто он узнал, что от солнца отделился кусочек и с огромной скоростью несется на Землю! Будто вчера его бросила жена, и он остался один с пятью малышами…
        Я посмаковала эту фразу и повторила про себя с его интонацией.
        Надо запомнить.
        И спросила:
        - Кто?
        - Арман…
        Нет не так. «Арман. У-уууу» - волком на луну.
        И мой несчастный друг отвернулся.
        А я еще больше ничего не поняла.
        Насколько я помнила, Арман фон Буран вызывал истерику восторга у всех, кто его видел, да и Филлип отзывался  о нем только с восклицательными знаками - что же произошло?
        Чуть пододвинулась к нему и мягко сказала:
        - Конечно, он здесь. Отбор же здесь. Мы его в общем-то и ждали… Так в чем же дело?
        - В нем!
        - Так понравился?
        - Нет!
        - Не понравился? - я вообще была сбита с толку.
        - Нет! Я ему не понравился! - и  Филиппа понесло - Он сегодня пришел с утра к ректору, так я тут сижу - видишь какой сижу? всю ночь готовился и костюм выбирал! - и сразу к нему - ах, фон Буран, вы гениальны, вы просто праздник. И кофеечек ему, и подставочку для ног, и опахало…
        - Опахало? - интересно, где он его взял?
        - Ну, метлу приспособил, - отмахнулся Фил. - В общем, всей душой, телом и улыбкой. А он, знаешь что?!
        - Что?
        - «Отойди, странный мальчик, раз-два. Ты мне загораживаешь вид на прекрасное будущее», - всхлипнул.
        - О.
        Я не совсем поняла, что это значило, но звучало грубо.
        А еще я знала, как больно узнавать, что тот, кого ты считал идеалом и ставил на пьедестал, оказывается большой вонючкой.
        Присела на подоконник и приобняла нахохлившегося друга.
        - Как на счет мсти? - предложила замечательный выход из любой ситуации.
        - А мы можем? - естественно оживился Фил.
        - А кто нам помешает? - удивилась я.
        - Охрана, королевская семья, поклонницы? - с сомнением протянул секретарь.
        - Пф-ф, - отвергла все сомнения я. - Тоже мне, помеха. Тем более, что он взял меня помощником - а значит способ найдем.
        - Помощником?! Сам Арман фон Буран?! Счастли… - Филипп осекся под моим суровым взглядом и поджал губы. - Я хотел сказать, что очень удачно для нас, не так ли?
        - Так, - кивнула я благосклонно.
        Мы обнялись, закрепляя устный договор.
        - Кхе-кхе, - откашлялся кто-то. Точнее, мой любимый ректор.
        Я не смутилась - пусть ревнует - соскочила с подоконника и радостно помахала ручкой. И выжидательно уставилась на Альдорелло.
        Тот на меня.
        Я на него.
        Филипп, на всякий случай, на нас.
        - Анж, а ты… - не выдержал ректор.
        - Прибыл, - стукнула я каблуками.
        - Куда? - не понял Алик. Ути мой блондинчик!
        - Сюда, - пояснила я.
        - Ага. - глубокомысленно заметил ректор, и, наконец, догадался. - Я тебя вызвал?
        - Угу.
        - Хм, - почесал нос ректор. - А зачем?
        Он посмотрел на первого секретаря.
        Тот пожал плечами и посмотрел на меня.
        Я тоже пожала плечами.
        - Ну тогда… - начал ректор, - О! И в самом деле, почему бы не сегодня. Думал дать тебе отдохнуть, но раз ты рвешься в бой - у меня тут возникла идея.
        Я радостно потерла лапки.
        - У нас же сорок две кандидатки?
        Что -то начало мне не понравилось.
        - Ну да.
        - А я их совсем не знаю…
        Тоже мне упущение… Но вслух ответила другое:
        - Вроде того.
        - А ведь на одной из них мне придется жениться...
        Вот это вряд ли.
        -...поэтому я хотел бы с ними познакомиться поближе.
        Шта?!!
        - Отбор отбором - этим пусть Арман займется, испытания там, зрелища, веселье, травмы... А ты организуешь мне по ходу отбора свидания. Да такие, чтобы девушки могли проявить свои самые лучшие качества. Да  и я потрогать… тьфу, проверить, так сказать, на совместимость…
        Шта?!!
        - Может и правда влюблюсь в кого,- продолжал рассуждать этот смертник. - Но поскольку их довольно много, сделаем так - на каждое свидание они будут приходить по трое, порядок сам установишь. И чтобы разнообразие какое было… Если мне кто понравится - буду давать ей возможность остаться, даже если она вылетит с какого испытания. А если кто точно не устроит - сразу отказывать. Так и отбор побыстрее пройдет, - он, совершенно довольный собой, улыбнулся.
        Нет блин…
        Шта?!!
        Это как... это так… Это кого я плавно подталкивала к верному решению? Это для кого я ягодку берегла?!!
        Для вот этого, который теперь только и будет делать, что с девками встречаться?!
        Руки сжались в кулаки.
        Свидания, говориш-шь? Лучшие качества показ-зать? Потрогать? Чтобы интерес-сненько было?
        Да я такие тебе свидания устрою, что на всю жизнь запомнишь!
        Но ректору я лишь мягко улыбнулась. Постаравшись спрятать отросшие клыки. И пропела:
        - Конечно, все с-сделаю. Завтра и начнем-с-с.
        ГЛАВА 18 С МИНУС ТРИ. ВО ВСЕХ СМЫСЛАХ.
        Мы сидели, обложившись со всех сторон папками с подробными данными на невест. Невесты тем временем располагались в отдельном крыле - даже студентки Академии переезжали из своих комнат. Арман фон Буран  решил держать их под собственным контролем.
        Угу, он все еще думал, что контролировал отбор.
        Пусть.
        Во-первых, увлечется и не будет мне мешать. Во-вторых, мы с Филиппом решили на пару дней его оставить в покое и усыпить его бдительность - а потом уже приступать к мести. В-третьих, это даже хорошо, что он сам собрался проводить первый конкурс по пению, без моего участия.
        У меня не было на это времени. Да и участие мое, если что, не требовалось - я уже насколько возможно поучаствовала. И еще на начальных стадиях убрала всех с ангельскими голосками.
        Так что могла сосредоточиться пока на свиданиях.
        - Где там у нас стопка с земноводными? - пропыхтел Феникс.
        - В смысле, самые змеи из невест? - заинтересовался Тигра.
        - В смысле те, кто боится земноводных, - покачала головой я и показала на несколько папок слева. - Туда складывай.
        - Мы до смерти или как? - уточнил Еди, сплевывая виноградную косточку, и просматривая очередную запись.
        - Это ты почему спросил?
        - Да нашел тут парочку, склонную к самоубийствам…
        Я задумалась. И решительно покачала головой:
        - Нет. Максимум покалечить - потом вылечить. И домой отправить.
        - Ну так можно убить, потом поднять - и домой отпра-авить, - удивился А-аа.
        - Хм, а ведь правда, некромантки… Кто с задатками - откладывайте вот сюда.
        - Они на кладбище пойдут? - склонил голову Еди.
        - Именно они на кладбище как раз не пойдут, - покачала я головой. И кровожадно усмехнулась.
        Демонский смех мне пока не давался, но я не отчаивалась - репетировала время от времени, когда совсем становилось невмоготу.
        Я сердилась. Устала. Расстроилась. Но не давала себе и шанса на то, чтобы раскиснуть. Не дождутся! После свадьбы отдохну.
        А сейчас…
        В общем, этому миру повезло, что я пересмотрела всех холостяков и «Форт Боярд». Свидания будут… Зрелищными.
        - Ты уже решила, кого пустим в расход первыми? - осторожно спросил Тигра. Они с единорожкой как никто чувствовали мое настроение. И потому сидели дальше всех.
        Эмпаты фиговы.
        - Думаю пока, - буркнула.
        Меня угнетал еще один момент.
        Ладно, количество баб вокруг ректора будет уменьшаться - вообще не вопрос. И я рядом. Но ведь не только я нужна, но и Анжелика как таковая, чтобы у ректора голова кругом - с одной стороны верный и веселый Анж, с другой - сексуальная блондинка, а с третьей полудохлые кандидатки.
        А как это сделать в данных условиях?
        Затеряться-то теперь среди невест не получится… Надо появиться, мелькнуть яркой звездой, подогреть интерес и снова исчезнуть.
        При мысли о звезде что-то такое появилось…
        Нет, пропало.
        Еще и солнце палило и мешало думать - а ведь сегодня вечером уже первое свидание.
        - Жара, - протянул хрипло Феникс.
        - Ты просто горишь, - спокойно заметил Гриф.
        - Что за… - не договорил птиц и исчез с пшиком.
        - Какой ненадежный друг, - поджал каменный клюв гриффон.
        - И правда жарко,  - зевнул Чва-Чва. - А-аа, может вы сделаете с единорогом попрохладнее?
        - У вас есть кондиционер? - заинтересовалась я.
        - Да нет, я просто могу сплести заклинание холода, а змейка распространить его на довольно большую территорию, - пожал плечами розовый.
        - Вы гениальны! - меня, наконец, осенило.
        - Э-э? - не поняли зверята.
        - Так, ну-ка найдите мне папки с невестами, которые прибыли с самого юга. Оттуда, где никогда не бывает снега.
        - А-га, - поняли зверята.
        Таковых нашлось четверо. Убрала из них самую страшненькую - она и так вылетит - и вчиталась в текст да всмотрелась в портреты.
        Чем они таким мажутся, что под палящим солнцем сохраняют белые волосы и кожу? В принципе, если их увезут в неизвестном направлении сразу со свидания, можно будет порыться в их косметичках…
        Я удовлетворенно вздохнула.
        - В общем, план такой…
        - Ух! - сказал Альдорелло и восхищенно уставился на меня. Я скромно кивнула и поправила теплый камзол, отороченный мехом.
        А то.
        Оранжерея была укрыта снегом.
        ???????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????С потолка сыпались серебряные искорки снежинок, магические лампочки таинственно переливались, сверкала снежно-ледовая горка, а огромный фонтан посередине превратился в каток.
        Ректор, одевшийся по этому случаю в шубу, огромный шарф и варежки выглядел еще более мило, чем раньше.
        - Откуда ты знаешь, что это были мои любимейшие развлечения в детстве? - спросил он восторженно.
        Скромно пожала плечами.
        Теперь знаю.
        - Хотите? - кивнула на коньки и горку.
        - Так ведь невесты…
        - Пятнадцать минут у нас есть, - я улыбнулась. И первая бросилась вперед, залезла на горку и с визгом скатилась.
        Алик не остался в стороне.
        Скатился вслед за мной, потом передо мной, потом мы паровозиком…
        Ничего такого, но сердечко екало.
        Мы надели полозья коньков - привязывать их надо было прямо к ботинкам специальными кожаными шнурками.
        Я встала на лед, изящно развернулась, прокатилась вокруг фигуры, торчащей посередине, и сделала один оборот в прыжке.
        - Анж, где ты этому научился?!
        В хоккейной коробке во дворе, конечно.
        - У нас речка замерзает возле города, - улыбнулась. Еще и тому, что ректор закружился не хуже моего и расхохотался от удовольствия.
        Сердце замерло снова.
        Зверята, прятавшиеся за деревьями, тактично приглушили свет и…
        - Есть кто-нибудь?!
        Черт. Невесты. Я и забыла про них.
        Ректор, похоже, тоже. Но развернулся с широкой улыбкой:
        - Мы здесь! - он помахал рукой. И тут же нахмурился. - А почему они не одеты? - шепнул мне.
        - Так испытание, - шепнула в ответ. - Если такие сильные магички, то смогут укрыть себя теплым пологом.
        Говорить, что они могут и не знать это заклинание я не стала. Нечего. Нужно было хорошо учиться, значит.
        - Точно! - ректор просиял. - Идите сюда! - крикнул он онемевшим во всех смыслах девушкам. Одна едва ли не плакала и с ужасом смотрела на белое безобразие. Первокурсница, наверное, которая - она и в столице еще не зимовала.
        Пока девицы добирались, мы прокатились по кругу еще несколько раз. Потом я, как верный помощник, помогла им с коньками и даже подала руку, чтобы они перебрались через бортик.
        Девушки уже посинели и стучали зубами. Ну-ну, кто же носит на первом свидании наряды, обнажающие чуть ли не до пупа?
        Дальше все развивалось вполне ожидаемо.
        Девицы, чтобы не упасть, повисли на ректоре. Ректор крякнул и нахмурился - он не очень-то любил, чтобы на нем висели, я заметила.
        Попытался вырваться и отъехать.
        Те, понятное дело, вцепились еще сильнее. Он подумал, что вывернется. Они подумали, что без поддержки точно не выживут.
        Одна из них догадалась, что если избавится от других претенденток на руку ректора - в прямом смысле - то выжить будет значительно легче.
        Я отступила к бортику и уселась на него, приготовившись наслаждаться шоу.
        - Семок? - спросил мягко забравшийся на тот же бортик Тигра. Он не участвовал в поддержке заклинания, так что решил поддержать меня.
        - Давай,  - я кивнула.
        Мы продолжили смотреть то ли триллер, то ли комедию.
        Расхристанный уже слегка Алик пытался кататься.
        Девицы пытались избавиться друг от друга.
        Эта куча-мала хаотично перемещалась в разные стороны и периодически попискивала.
        Наконец, кому-то из блондинок удалось отцепить вмерзшие руки соперницы и отправить ее в путешествие по скользкому льду. Та не растерялась и, падая, схватилась за ногу обидчицы, так что в путешествие отправились обе.
        Третья, что осталась на ногах, с победным вскриком обхватила Алика со спины, но вместо надежных объятий получила шубу, которая с него снялась не без помощи прищуренного глаза Тигры.
        Алик, почувствовав свободу, вырвался вперед. Девушка, не поняв, что под ней не ректор, а мех, принялась целовать шубу.
        Невесты, что начали валяться раньше, ползком добрались до конкурентки с меховушкой.
        Та, решив, что у нее пытаются отобрать мужчину, швырнула в них боевым шаром. Шар, не долетев, замерз и вместо того, чтобы взорваться, ударил одну из кандидаток по голове.
        Дальше началась бойня.
        Даже Алик засмотрелся, как неуравновешенные блондинки мутузят друг друга и пытаются вырвать волосы.
        Но потом он  очнулся и рявкнул:
        - Хватит! Вон!
        И подкрепил свой крик заклинанием.
        Все троих, фактически, вышвырнуло из оранжереи, так что мы с Тигрой едва увернулись. А блондин поднял со вздохом шубу:
        - Истерички! Такую вещь испортили. И вечер…
        Я подкатила к нему и печально кивнула:
        - А я ведь так старался… хотел, чтобы они стали немного вам ближе… познакомились с вашими любимыми вещами… - аж самой стало грустно.
        - Ну-ну, Анж… - ректор смутился. - Поверь мне, я очень ценю, что ты сделал…
        Он похлопал меня по плечу.
        Я вздохнула. И вытерла навернувшиеся слезы.
        - А вечер еще не испорчен. Почему бы не воспользоваться… всем этим?
        И мы начали пользоваться.
        Снова катались, смеялись, разговаривали.
        Потом сняли коньки и залезли на горку. Построили снежную бабу; и я научила ректора делать снежного ангела. Откуда-то полилась чудесная музыка, а лампочки вдруг взлетели и принялись кружиться в хороводе.
        Ректор недоуменно посмотрел вверх.
        - Простите, - я покаянно вздохнула. - Так было задумано. Я ведь не знал, что мы останемся одни…
        Он кивнул, а потом весело прищурился и кинул в меня снежком.
        Я в ответ. Причем попала удачнее - это у них тут зима не больше месяца, а я из России все таки.
        В ответ в меня прилетел огромный снежный ком.
        Ах так?!
        Завязался настоящий бой. Мы уже не просто кидались снежками, а охапками снега, толкали и мутузили друг-друга, роняли в сугробы…
        Я в очередной раз толкнула Алика, он не устоял на ногах, начал заваливаться и утянул меня за собой.
        И мы оба замерли.
        Я - лежа на нем. Он - лежа подо мной. Такой красивый. Мужественный.
        Тихонько вздохнула.
        В глазах ректора мелькнуло выражение непонимания.
        Я чуть наклонилась.
        Его губы приоткрылись….
        - Таратарарашечки тебе в зад! Ты и Анж?! - прогремел вдруг над нашими головами голос.
        Бешеный.
        Громкий.
        И очень знакомый.
        ГЛАВА 19. ЩАЗ СПОЮ!
        - Тридцать ше-есть
        Тридцать ше-есть
        Это много или мало?
        Тридцать ше-есть
        Тридцать ше-есть
        Я еще не начинала…
        Я сидела в горячей ванне, полной пены и вкусных запахов, напевала песенку на знакомый с детства мотив и терла уже порозовевшую кожу мочалкой.
        День и вечер получился замечательным.
        Да и ночь накануне не подкачала.
        Правда, сначала было напряженненько. Особенно когда мне пришлось стоять меж двух разозленных мужиков, которые жуть как хотели устроить драку между собой, но стеснялись драться за мальчика.
        Было видно, как в их голове сталкивались гордость и предубеждение, шок - это по нашему, вбитые с детства нормы морали и желание…То ли поцеловать, то ли придушить.
        Жа-алко их было прям очень.
        Но не настолько, чтобы замуж не выходить.
        Я не стала напоминать поговорку «глаза боятся - руки делают» или предлагать установить очередность, на ком я буду лежать и когда, а просто пригласила всех вместе отужинать, как собственно, и планировалось. Правда, изначально ужинать должен был Алик с невестами, но мы ж с инквизитором тоже хорошая компания?
        Кое-кто, забравший мой шанс на полноценный ректорский поцелуй - а я обиделась, межу прочим - сначала буркнул, что не голоден, но как увидел, что я только лишь пожала плечами и собралась уйти с блондинчиком, тут же пожелал присоединиться. Так что мы вышли за пределы зимы, туда, где под благоухающими розами был накрыт стол, и чинно уселись на стулья.
        Двоюродные братья друг на друга не смотрели, кромсали булки и закуски сильными пальцами - тарелки тоже кромсались от этого; на меня смотреть тоже боялись, вдруг целовать опять захотят.
        А я вот беззастенчиво рассматривала обоих. Мысленно добавляя каждому из них баллов. Пока баттл ректор VS инквизитор выглядел довольно однозначно. Все-таки я девушка верная, блондинов люблю, да и судя по книгам, попаданки точно частливы с ректорами - а с палачами все не так однозначно.
        Но темненький, конечно, выглядел жуть как мило, когда сидел такой весь надутый и мальчики кровавые в глазах…
        Эх.
        Тяжелая жизнь у завидных невест…
        Хотелось посоветоваться со зверятами, но я подумала, что усаживать за стол даже только Еди и Тигру будет уже слишком для мужских расшатанных нервов.
        И решила просто выесть их мозги ложечкой.
        - Так и что, - спросила инквизитора, как ни в чем ни бывало, намазывая маслице на хлебушек, - вы тут делали, в оранжерее? Вы же вроде не собирались больше в Академии появляться. Ни-ко-гда.
        Я на это, кстати, тоже обиделась. Только забыла.
        Но заинтересованно и преданно посмотрела на Камилла. Алик тоже, кстати, заинтересовался.
        А тот даже не сразу понял вопрос. И лишь спустя несколько секунд вынырнул из каких-то своих миров, зло на меня зыркнул и демонстративно обратился к брату:
        - Собственно… Сказать, что выполнил твою просьбу. Ну, найти эту Анжелику фон… Фон.
        - И? - Алик подался вперед и тут же забыл, похоже, о моем существовании, как какой-то… кобель!
        Офигеть!
        И плевать, что речь обо мне же!
        - Так вот, её не существует, - уверенно заявил дознаватель. - Растворилась просто в воздухе.
        А я поперхнулась от неожиданности.
        Быстро ощупала себя, поняла, что ни в каком воздухе я растворяться не собиралась и вздохнула с облегчением. А потом чуть не топнула ногой  под столом.
        Офигеть вдвойне!
        Как это меня не существует?!
        Нет, вот не зря я ректора выбрала. А  то этому, брюнетистому, лишь бы поскорее от поисков меня замечательной отвертеться.
        Я еще раз обиделась на Камилла, осознала, что уже в тройном объеме и принялась продумывать какую-нибудь каверзу, не особо обращая внимание на продолжающих беседовать мужчин.
        Значит мало того, что меня нет в принципе, так он и видеть не желает - и при этом мешает целоваться с другим? Сам-то понимает, что все это не состыковывается?
        Или думает, раз такая звезда, то ему все можно?!
        Я ему покажу, кто тут звезда!
        На этом мысль оборвалась, зато в голову пришла совершенно звездатая идея.
        Я едва дотерпела до комнаты - с обоими мужчинами распрощалась максимально холодно, на что те слегка смутились и остались с задумчивыми лицами - чтобы попрыгать радостно перед зеркалом и провести необходимую подготовку.
        Остальная-то подготовка была проведена еще ранее. Когда всем невестам в вечерний чай попала забавная травка, вызывающая сексуальную хрипотцу… ну, она могла бы быть сексуальной, если бы не в такой дозировке.
        Так что на следующий день в Академии проснулось тридцать девять Лепсов и еще три Герасима - девочки-то, что гуляли по сказочной зиме, так и не оправились и словили такую ангину, что теперь даже не могли говорить, не то что участвовать в конкурсе песен. Но в зал для приемов пришли все.
        И я тоже. Радостно озираясь и потирая рученьки.
        Арман фон Буран расстарался ради этого этапа. Я даже самхнула скупую слезу по поводу того, что нифига у него не получится. Но мне можно идти по трупам организаторов - цели-то великие. Да и друг есть обиженный.
        Красота и благодать. Сцена вся сверкала хрусталем и магическими гирляндами. В ложе неподалеку расположился оркестр. Вход в ложу, наравне с бархатной портьерой, драпировал А-аа. Я незаметно подмигнула ему и убедилась, что тот не спит, тоже подмигивает. Гости сидели на ярких плюшевых диванах, а между ними сновали слуги с бокалами горячительного. Зал был украшен огромными шарами с блестками внутри. По задумке, каждый раз, когда кандидатка заканчивала выступление, шар, на нее зачарованный, должен был переместиться и лопнуть, посыпая ее овациями... тьфу, блестками.
        Вот только Феникс слегка шары разочаровал. Ну, так сказать, чтобы меня не разочаровывать. Не сразу конечно согласился - только тогда, когда я мечтательно вспомнила, какие роскошные шляпы с перьями носили придворные дамы на Земле.
        Но я обо всем позабыла, потому как зашедший в зал Альдорелло был просто великолепен.
        Локон к локону, до плеч, глаза сияют, губы нежно изгибаются, весь в золотом и голубом - ну чисто Людовик! Он сел в кресло, больше похожее на трон, и махнул рукой, чтобы начинали.
        Только сейчас я поняла, что  слушать ангельское пение он будет спиной - чтобы неземная красота не мешала его оценкам.  Вот всегда знала, что российский «Голос» содрали откуда-то! Но зато наши продюсеры  не догадались сделать то, что догадалась сделать я. Подошла с милой улыбкой - подошел, то есть,  - и, пока Арман фон Буран  задвигал вдохновенную речь и не видел чем я занимаюсь, пристегнула магическими ремнями ректора к этому самому креслу.
        - Таковы правила, - уверила я, почти не кривя душой - ну а что, и правда ведь, мои правила, как есть. - Чтобы у вас не появилось желание подсмотреть, кто поет.
        Или сбежать раньше, чем все закончится.
        Я скромно встала в сторонке. Ко мне пробрался  Филипп с обиженно выпяченной губой. Думал,  наверное,  что я отказалась от желания помочь с мстюшкой.
        Чтобы я? Да отказалась?
        - Не волнуйся, - я даже не стала его выслушивать, -  после этого конкурса слава Армана изрядно померкнет.
        Первый секретарь ректора посмотрел на меня с удивлением. Но кивнул. От того, что в меня так верят, на душе потеплело.
        - Да начнется конкурс! - прокричал в конце своей речи Арман и взмахнул рукой.
        - Карррр…- сказала первая участница. И понеслось.
        Кандидатки каркали. Хрипели. Рычали, выдавливая из себя песни собственного сочинения. А-аа лениво мотал хвостиком, отчего у музыкантов то рвались струны, то нервы. Шары, что должны были взрываться аккурат после карканий, взрывались до, во время и вообще возле Алика.
        Вольготно расположившийся с золоченым блокнотом ректор - ага, оценки он будет ставить, как же - сначала побледнел, потом распрямился, потом задрожал и перестал пить, а после и вовсе, когда шар взорвался особенно близко от него, а участница заголосила особенно красиво, закрыл уши руками, а глаза веками - хотя что уж там, глаза-то закрывать.
        Веселье продолжалось.
        - Ты возьми меня с собой, - голосом лесоруба звала одна, отчего Алик только и размазывался по спинке кресла,  не желая никого брать, и жестко черкал в блокноте знак минус.
        - Ты да я да мы с тобой, - пыталась справиться с воздействием травки другая, выводя рулады нарочито тоненьким детским голосом.
        - А не спеть ли мне песню….ааааа тебе! - орала следующая, которой бы и без травок ловить нечего было.
        - Не покорим-с-ся мы с-судьбе…. - шипела очередная кандидатка, а ректору, похоже, становилось все хуже.
        Впрочем, как и любому человеку с музыкальным слухом и - почти - образованием.
        Так что гости потянулись в сторону дальнего угла залы еще на пятой кандидатке, а к десятой там образовалась целая толпа испуганно жавшихся друг к другу благородных.
        Арман метался с вытаращенными глазами, а потом полез на сцену, чтобы заткнуть хоть кого-то. Но блондинки, воспитанные моими не самыми мягкими методами, которые гласили "не попробовал - точно вылетаешь"  решили, что затыкаться они не будут, и сбросили того с возвышения.
        К тридцатой героине я поняла, что пора.
        Скользнула за неприметную дверку, заперлась в своем личном будуаре - то есть, очередной кладовке с вениками - и переоделась. Все в то же счастливое платье. И кудри размотала, да маскировочку стянула.
        И когда вернулась в зал, как раз позади оркестра, удовлетворенно кивнула.
        Кандидатки по большей части сбежали, а кто не сбежал - плакал в углу. Гости ошалело водили головами. Большинство шариков уже лопнули и среди трупиков конфетти ходил, чуть покачиваясь, будто раненый, Арман. А рядом с ним - мои зверята. Наверное, ждали, когда ж он падет, чтобы полакомиться
        Филипп тоже был здесь, жалостливо глядя на кресло. А там, похоже, все еще сидел тот, кто одним своим видом вызывал жалость. Ну да, с ремнями-то, в которые вплетены волосы единорога, особо не побегаешь.
        На мое появление - ну пришла еще одна блондинка, и что, все давно перестали их считать  - почти не обратили внимание.
        Я махнула рукой, А-аа моргнул и музыканты в ужасе уставились на свои руки, заигравшие совершенно незнакомую им мелодию.
        В этом мире я гостья не прошенная
        Отовсюду здесь веет холодом

 Не потерянная, но заброшенная

 Я одна на один с городом..
        Среди подлости и предательства,
        И суда, на расправу скорого,
        Есть приятное обстоятельство:
        Я люблю тебя - это здорово.
        Это здорово. И это здорово.
        Может я и не была величайшей певицей всех времен и народов, но пела одну из своих самых любимых песен от всей моей широкой российско-рокерской души. И это чувствовалось. И именно в этот момент зашел в зал тот, кто считал, что меня нет. Ну-ну.
        Почти с вызовом я посмотрела ему в глаза и выдала еще душевнее:
        В царстве глупости и стяжательства,
        Среди гор барахла казённого,
        Есть приятное обстоятельство:
        Я люблю тебя! И это здорово.
        Я навеки даю обязательство,
        Что не стану добычей ворона.
        Есть особое обстоятельство: Я люблю тебя!
        Я люблю тебя - это здорово
        На последних строчках кресло уже ходило ходуном.
        Арман, почему-то, смотрел на меня в ужасе.
        Кандидатки и гости - в шоке.
        Камилл же с нечитаемым выражением глаз. Но потом он пришел в себя  и зашагал ко мне через весь зал, зачем-то выворачивая пальцы. Заклинание плетет, что ли?
        Пора сматываться!
        - Спасибо за внимание, - выдохнула я и мило улыбнулась. - Вы прослушали песню группы «Фон-Фон Тюльпан» в честь конкурса невест. До новых встреч!
        Я поклонилась и спрыгнула со сцены.
        - Куда?! - завопил  инквизитор.
        - Это она! - воскликнул догадавшийся развернуться всем креслом и посмотреть на меня Алик.
        - Она прячется! - независимо выдал А-аа, рухнув всей тушей вниз и перегораживая путь ко мне.
        - Мы ее теряем!! - поправили идиота остальные звери, заметавшись хаотично по всему помещению и создавая нужную суматоху.
        Я выбежала за дверь.
        Чтобы спустя буквально пару минут забежать с другой стороны, уже в виде Анжа - переодеваться научилась не хуже стриптизеров, даже костюмчиком таким обзавелась, который раз - снял; раз - прилепил обратно - и тоже заметалась не отставая от присутствующих.
        И даже помогла ректору избавиться от кресла.
        И посетовала, что как же так - упустили такую красотку.
        И честно сказала, глядя в четыре злых синих глаза, что не знаю никакую фон Фон. И согласилась на применение детектора лжи - я ведь правду говорила. Семьи Фонов не существовала.

 - И вообще - заявила гордо. - Не я тут распоряжаюсь. Распорядитель вон есть, с него и спрашивайте.
        Спрашивать с него пошли все. Толпой. Ну а я, заявив в никуда, что устала, отправилась прочь. Поймав на себе, правда, внимательный взгляд Филиппа.
        А теперь сидела в ванной и гнусно хихикала.
        Несмотря на позднее время, спать от первозбуждения не хотелось. Но свечи, приятные ароматы и теплая уже вода сделали свое дело. Я откинула голову на бортик, расслабилась и закрыла глаза.
        В голову сначала лезла всякая чушь, но потом она оформилась во вполне однозначную картинку чудесных танцев, крепких мужских объятий, восхищения и страстных взглядов.
        Вот мы танцуем… с кем? Можно было бы по цвету волос определить, но как я могу - у меня же глаза закрыты…
        Вот мужчина притягивает за талию… Чувственные губы тянутся в поцелуе…

 - Анж, -  страстно шепчет мужчина.
        Прижимаюсь всем телом…
        - Анж, - говорит чуть громче.
        Мои губы полураскрыты…
        - Анж! Я знаю, ты здесь!
        Вопль раздается совсем близко, прямо за дверью, из спальни!
        И я знаю этот голос…
        Я что, дверь в покои не заперла?!
        В ужасе посмотрела на свои длинные мокрые волосы, распаренное голое тело…
        А ручка двери тем временем начала поворачиваться…
        У меня, конечно, реакция коммандос, но даже я не успела выпрыгнуть из ванны и удержать дверь.
        И потому застыла в совершенно нелепой позе «голая я, бегущая куда-нибудь спасаться» и на пороге появился мужчина, которого я ну вот вообще не ожидала здесь увидеть.
        ГЛАВА 20, НЕМНОГО НЕКРОМАНТСКАЯ
        В первые мгновения я и поделать ничего не могла - ни поговорить, ни повизжать.
        Впрочем, как и он.
        Даже наглые глазки не закрыл.
        В голове лихорадочно заметались идеи высказываний вроде того, что Анж вышел, а я вот тут, зашла, ванну принять. Но сразу обрисовались и два минуса: во-первых, это вызвало бы недоверие, потому как теперь все в королевстве знали, что мое второе «я» - девственник. Угу, с такой вот голой красоткой в собственных покоях.
        Во-вторых, в таком случае, как Анж я получается покрываю девицу, которую весь дворец искал вместе со мной. Нехороший человек, в общем.
        Но соврать я даже не успела.
        - Ты женщина! И ты Анж! - обвинительно и уверенно заявил мужчина.
        - Бл…ть, - емко определила я. Не себя, а ситуацию.
        - Пи…ц, - выругался Арман фон Буран, - а я то думал - показалось. С твоей-то песней…
        - Ты русский? - офигела я окончательно.
        - Как и ты, - подтвердил мой вывод визави.
        - Ох…ть, - пришли мы оба к выводу и бросились друг к другу в крепкие объятия.
        Нет, понятно что я всех обманула. И его подставила. И вообще - мокрая голая я в его объятиях по меньшей мере компрометирующе. Но блин, это было так, будто на территории фашисткой Германии я встретила в дремучем лесу полном танков и немцев своего храброго соотечественника!
        Я аж расплакалась от радости.
        Потом вспомнила, в каком я виде - Арман, судя по общему напряжению, тоже вспомнил - вытолкала его прочь, оделась, вышла, заперла, наконец, покои и уселась напротив него, улыбаясь как дебилка.
        - Есть выпить? - прохрипел мой соотечественник, еще больше убеждая, что это не подстава.
        Я кивнула, открыла маленький шкафчик, и налила себе вино, а мужчине настойку покрепче. Судя по тому, как он замахнул её, выбором остался доволен.
        Ну и рассказал свою историю.
        Забросило его сюда примерно пятнадцать лет назад.
        Ему даже со свадьбы своей не пришлось сбегать в канализацию - Арман, на земле Андрей, занимался прыжками в воду с высоты, ну и прыгнул как-то и вынырнул уже здесь. Возле маленького городка наподобие Какашевилля. И поскольку он, в отличие от меня, воспитывался на классике фантастики, из всего попаданства знал только «Обитаемый остров», то пришел к выводу, что здесь как раз тот случай. Когда надо полезть в чужой монастырь со своим уставом и насадить всем почти коммунистическое счастье  - и принялся за подпольную работу в сфере равенства и братства. Понятно, что его довольно быстро посажен в тюрьму, чего и я не избежала, а потом - в дом для умалишенных.
        - Вот всегда знала, что люди из шоу-бизнеса все оттуда, - удовлетворенно кивнула и подлила нам еще.
        В общем, местные аналоги успокоительных и групповых терапий - «здравствуйте, я Андрей, и мне кажется, что я из другого мира» - быстро его отрезвили. И тогда он решил действовать несколько иным путем - раз уж попасть домой было нельзя, то следовало прижиться здесь. Найти, так сказать, свою нишу.
        - И что, до тебя не было у местных тамады?
        - Представь себе!
        - Бедненькие…
        Так и пошло. Сначала кабаки да крестьянские свадьбы. Дальше - больше. Переключился на благородных. Выиграл «фон-кард», розыгрыш которой проходил раз в год и позволял - что логично - получить приставку к фамилии «фон».  Создал репутацию, построил дом, посадил конкурентов…
        - И вот это все - он обвел рукой мою гостиную, - венец моей карьеры! Если я справлюсь, король обещал взять меня на новую должность Королевского Распорядителя!
        - Посмертную? - восхитилась я.
        - Ага. И тут появляется Анж. То есть ты…И если в первый раз сделал все феерично, то сегодня….- Арман чуть не плакал. - Ну вот скажи, зачем тебе это надо?
        Ну я и сказала.
        Во всех подробностях.
        Оба погрустнели. С одной стороны, фон Буран проникся моей историей и тоже захотел помочь. С другой - отбор провалить ему тоже нельзя.
        Но когда я искала легких путей?
        - То есть нам надо, чтобы каждый конкурс был идеален?
        - Угу, - уныло.
        - И все были в восторге?
        - Угу, - тоскливо.
        - Да не вопрос.
        - Чо?
        - Ну это конкурсы должны быть идеальны - не невесты, - я кровожадно ухмыльнулась. - Да и на свиданиях оторвусь. Так что не бойся - все у тебя будет. - и вспомнила еще об одном, - Только с Филиппом помирись.
        - С первым секретарем? - Арман удивился. - Так когда я с ним ссорился?
        - Не важно. Просто помирись. Это мое условие. А! И еще одно.
        - Какое? - кажется, он был согласен на все.
        - Свадьбу мне устроишь?
        И мы расстались почти влюбленными друг в друга.
        - Хм, Анж…И что это мы тут делаем?
        Ректор был сильно хмур и витал в облаках.
        Там, в облаках, я так полагаю ему мерещился кое-кто роскошный в красном платье, потому я не слишком его теребила. Просто молча привезла в дремучий лес.
        - Гулять будем, - пожала плечами. - С невестами. Березки, цветочки, красные шапочки…
        - Бере… что? - он запнулся еще на первом слове.
        - …зки, - у меня, между прочим, тоже не особо настроение. - Вот у вас жизнь полна опасностей?
        - Ну… редко, но…
        - И нужно надежное плечо?
        - Неплохо бы…
        - И чтобы если что рука об руку в светлое будущее?
        - Я не понял, мы мне жену сейчас выбираем или телохранителя? - действительно не понял ректор.
        - Особой разницы не вижу, - буркнула. - Пусть покажут, что готовы сражаться на вашей стороне - по мне так это более важное умение для спутницы, чем крестиком вышивать.
        - О, кто-то вышивать умеет? - заинтересовался Алик.
        - Нет! - рявкнула я. - А вот и девочки, - осклабились.
        Девочки выглядели… как на подбор. В том смысле, что подбирала я их тщательного. Тест Люшера, пятна Роршаха, шкала депрессии Бека… Им повезло, что я в свое время подозревала в себе многи ерасстройства и вообще считала, что себя надо познавать и изучать, а потому проходила все психологические тесты, которые были доступны в Интернете.
        Так что зеленых от ужаса перед происходящим, в цвет деревьев, невест уже почти ни к чему готовить не надо было. Они немного оживились при появлении ректора и корзинки для пикника, которую я тому сунула, но тут же сникли, когда выяснилось, что пикник будет во-он за той чащей, по тропинке через холм к реке. Там потрясающее место.
        - То есть нам просто надо пойти на полянку, выпить вина и поесть? - недоверчиво посмотрел на меня Альдорелло.
        - Конечно, - я вернула ему честный взгляд. Обожаю устраивать сюрпризы без намеков.
        - Но то, что ты говорил про сражаться и красную шапочку…
        - Мясом наружу? - любезно уточнила я, сбивая с мысли.
        - Ч-что?
        - Ничего. Приятной прогулки.
        Вот такая я загадочная.
        Настроение и правда было отвратительным.
        И дело даже не в алкогольных посиделках с Арманом. А в том, что с утра меня во временно предоставленный кабинет вызвал Камилл и устроил форменный допрос. Видела ли я когда-нибудь блондинку, которая представляется как Анжелика фон Фон, и не имею ли я какого к ней отношения, и не знаю ли я, как она пробралась в Академию… И при этом смотрел так странно-странно, но не так, как я привыкла, обычно смотрят на меня мужчины - с ужасом и благоговением, хоть в каком я виде.
        А по-другому… Как будто…
        Как будто я ему чужа-ая! И вра-а-аг! И вообще престу-у-упница!
        И даже шуток моих не понима-а-ал!
        На этом снова захотелось делать рыдашки.
        Почему же он ко мне так переменился?!
        - Чего это она опять в слезы? - шепнул полосатик розовому.
        Еди поджидал меня за терновым кустом.
        - Переживает из-за палача, к которому она ну вот вообще равнодушна, - прошлепал своими губищами однорогий. Как бы рога не лишился!
        Я вытерла набухший нос:
        - Ничего я не переживаю. За свою жизнь только разве что. Ведь если он меня разлюбил - так может и на виселицу за все отправить…И сложу я свою белокурую головушку… И будут петь обо мне песни грустные… И взовьются в небеса флаги траурные…
        Себя стало снова ужасно жалко. Но зверье только заржало - вот не понимают они всю глубину опасности!
        - Хотелось бы посмотреть на того, кха-кха, кто рискнет тебе предложить пройти на гильотинку, - прокаркал Феникс. - Так, дальше-то чего?
        - Всего и понемногу, - я хищно ощерилась. Настроение как раз было кровожадным для этого свидания. - Действуем согласно плану.
        Птички пели, ласковый ветерок овевал дружную компанию расслабившегося ректора и повеселевших блондиночек, сидящих на кледчатом пледике, который я с такой любовью выбирала в купеческой лавке. Бокалы с вином сияли всеми гранями, серебрилась река, вкусно пахли цветочки, а над всем этим сияло голубое небо - будто и не было вокруг дремучего леса с вековыми деревьями.
        Я позволила себе повосхищаться своим сценарно-режиссерским талантом -  с высоты удобно расположенного дерева  - буквально пару минут.
        А потом дала отмашку и все вокруг зловеще захрустело.
        Хрум-хрум.
        Набежали тучки, налетел ветер, а из-за деревьев выступили скелеты не самой первой свежести - конечно, говорить так о скелетах было странно, но на пластиковые макеты из фильмов они не были похожи. Скорее - на движущиеся куски зеленоватого мяса с выступающими костями.
        Увлеченная разговорами компания заметила их не сразу.
        Но когда к скелетам присоединились зловещие мертвецы - я, если честно, не слишком понимала разницу, но некромантскому чутью старшекурсников, которые под небольшим воздействием А-аа всю эту компанию и подняли буквально на полчасика, поверила.
        Скелеты хрустели. Мертвецы выли. Пара иллюзий из «хоббита» - черных всадников я талантливому А-аа подробно описала - смерчем начали носиться туда-сюда. Да еще и наряженный белым ходоком Чва-Чва, свалив по дороге пару деревьев, выступил вперед, нечаянно наступил на парочку хрупких, расстроился, начал извиняться, но, поскольку никто не хотел выслушивать эти извенения - ушей то у них не было - расстроился еще больше и превратил суматоху в хаос. А саундтрек из парочки фильмов ужасов - я напела - стал просто финальным аккордом.
        Невестушки визжали и цеплялись за ректора. Ректор, сначала самодовольно ухмыляющийся, вдруг понял, что маньяки вокруг не бутафорские, а самые настоящие, и начал отстреливаться магическими снарядами. Психованые блондинки вместо того, чтобы помогать - тоже мне, магички - завизжали еще сильнее и попытались спрятаться за его спиной. А так как спина у него была одна, а их трое, то они едва не повторили судьбу предыдущей троицы, столь раздражавшей меня на катке. Но нет, скелетики были проворны - растащили рыдающих дев на разные концы полянки и начали потихоньку срывать с них одежду, чтобы поглумиться…
        Поглу…Что?!
        Я поперхнулась и с изумлением посмотрела на расплышегося в довольной улыбке А-аа:
        - Ты какое внушение сделал некромантам, искуситель?!
        - Дополнительное… - мечтательно закатил глаза удавик, - Ш-штобы повес-селее было. Ты не бойс-ся, не попортят-с - нечем-сс…
        - Извращенец! - я не знала, смеяться или плакать. Чем или нечем, но движения скелетонов были весьма недвусмысленными и напомнили мне одну противную болонку соседки, которая всегда норовила обхватить меня за ногу своими конечностями. - Отменяй!
        - Да оно само, через десять минуточек… Некромантов-то нет - ты ж сама сказала их усыпить до завтра, чтобы и не вспомнили, что нам помогали… Да и я пос-сплю, пока тут вс-сее… Альдорелло справитс-ся…
        Алик и правда справился.
        Спас честь полуобморочных девиц, правда и сам с ними обошелся несколько грубо - свалил в одну кучу на все то же клетчатое покрывалко и разве что ногой не напподал. Оно и понятно - они пока отдыхали, ему приходилось с целой армией разбираться.
        Я залюбовалась его роскошными развевающимися белокурыми локонами, уже пересекшим лицо шрамом - ничего, целители уберут - огненным разящим мечом в сильных руках, порванной острыми костями одеждой и…
        Спохватившись, посмотрела на часы.
        И чего-то засомневалась.
        Мои сомнения подтвердил ленивый голос Тигры, зависшего на нижней ветке:
        - А время-то прошло-о… А эти как бы не успокаиваются…
        Сглотнула.
        - М-мм… Еди?
        - Не знаю чо… - голос рожика был взволнованным.
        - Феникс?
        - Да как-то не утихомириваются, - птичка носилась взволнованно вокруг.
        Чва-Чва спрашивать смысла не было. Ему именно в этот момент стало совсем не сладко - почему-то часть скелетов и зомбов узрели в нем врага и полезли не меньше чем на ректора!
        - А-аа!  - завопил недоходок.
        - Чего? - буркнул чуть не заснувший удав.
        - А-аа!!! - заорали мы все.

0 Да чего вам?! - он окончательно открыл свои наглые круглые глазки.
        - Ты какой курс некромантов брал?! - возмутился просекший, видимо, тему единорог.
        Удав дернулся:
        - Так это… Кто попался… Третий, что ли…
        - Идиот! - тут мы уже все хором. Потому что кто на третьем курсе нормально заклинания знает-то?!
        А мертвечина пошла окончательно вразнос. И если ее не разложить на атомы - фиг с ним, с успокоением - то…
        - Алик… - прохныкала я. - Чва-Чва… - но тут же пришла в себя, когда увидела, что на моего блондинчика лезет непрезентабельная парочка - испачкают ведь! - А ну чего расселись! На помощь им!
        - Но… - не понял Тигра. - Нам же кидаться нечем…Ни оружия…Ни огня…
        - Огонь в наших сердцах! - ничего не хотела даже слышать. - Своих не бросают!
        Сбросилась с ветки и побежала к Алику.
        Ох что тут началось!
        Я поняла, что больше никогда не буду смотреть фильмы ужасов!  Потому что весь ужас был вокруг.
        Мы дрались как джедаи! Как чужие против хищников! Как  орки против эльфов! Я грудью и зубами расчищала дорогу к любимому, чтобы стать с ним плечо к плечу!  Случайно встала к плечу не к тому, возмутилась, вырвала это плечо и все что ниже и принялась отбиваться от врагов костяным мечом. Да и прочие ошметки оказались неплохими снарядами.
        А-аа задымлял всех своей пыльцо - от нее даже мертвецы успокаивались. Воспрявший духом Чва-Чва, поняв, что никто его не бросил, даже не топтался по врагам, а просто валялся на них, превращая всякую гадость во вполне безвредный порошок. Феникс поднимал кости по одному на большую высоту и сбрасывал оттуда в реку. Тигра так мотал своих хвостом и рычал звуковыми волнами, что отстающая плоть отставала с неимоверной скоростью, мешая захватчикам двигаться. Ну а Еди, верный своему предназначению, производил, как он обычно и производит, чудесные магические снаряды и забрасывал их своими копытцами в самые опасные клубки из остатков тел.
        Уж не знаю, сколько прошло времени, но в итоге на поляне не осталось никого. Точнее, остались, но никого живого… Тьфу, живые то как раз были, а вот мертвые стали снова тем, кем и должны были быть - прахом под нашими ногами.
        Впрочем, невесты тоже не подавали признаков жизни…
        Я вздохнула, вытерла с лица что-то серо-зеленое и устало опустилась на траву.  Точнее, хотелось на траву, но получилось на лежащих невест. Меня трясло от пережитого. Рядом опустился шумно дышащий ректор. Недовольно поерзал - твердые невесты какие-то нам попались.
        - Это что… было... Анж?
        - Ну…хотел как лучше…Они должны были попугать лишь, дать невестам проявить себя и слечь…
        - Но что-то пошло не так?
        - Угу…
        Мы внимательно посмотрели по сторонам.

«Не так» было очень убедительно.
        - Я… спасибо, - сказал вдруг Алик. Я повернулась к нему и опешила - ректор улыбался.  Такой потрясающе открытой и красивой улыбкой, что я тут же растаяла. - Размялся зато как! С тобой не соскучишься… Единственный вопрос…Скажешь мне, кто помогал эту инсценировку… поднимать из земли?
        Я тоже широко улыбнулась:
        - Скажу, только если вы согласитесь, что я тоже буду присутствовать на их экзамене!
        Алик расхохотался. Кивнул. А потом серьезно предложил:
        - Ты. После всего, что у нас было, я думаю можешь говорить мне «ты».
        И я почувствовала себя совершенно счастливой.
        ГЛАВА 21, ПОМИНУТНАЯ

 - Минута славы? Ты серьезно? Мы ж на первом этапе это проходили…

 - Но тогда надо было сделать так, чтобы НЕ поразить тебя, а сейчас, чтобы поразить ректора, - пожал плечами Арман, откладывая бумаги.
        Я насупилась:

 - А если кто и правда поразит?

 - А что это мы так рано сдаемся?
        Вздохнула. Я не сдавалась - просто хотела поскорее закончить отбор.

 - Ладно, в чем твоя идея?

 - Они должны подготовиться и показать короткое представление, что характеризует их магию.
        Хм.

 - Правильно ли я понимаю, я тоже должна подготовиться, и сделать так, чтобы этот показ стал еще более запоминающимся? - прищурилась на мужчину.

 - Ну… что-то вроде того. Но в рамках невест! Мое шоу не должно пострадать, - Арман погрозил мне пальцем. - И не вздумай притащиться сама!

 - В смысле?

 - В смысле женщиной.

 - На этот раз пропущу, - я кивнула. - Инквизитор после прошлого еще не отошел. А люди вокруг говорят, что его беречь надо - иначе в гости к нам приедет мама. Ладно, поняла, отправлю зверят шпионить, чтобы и правда не было сюрпризов, - я кивнула и подавила зевок.
        Как-то работы стало многовато. Да еще и такой нервной А мне нервничать нельзя - это дурно сказывалось на внешности
        Чужой в том числе

 - Так они и отправились, звери эти…

 - Сомневаешься?
        Фон Буран посмотрел на меня, а потом покачал головой и хмыкнул:

 - В человеке, которому даже король торчит желание? Уже практически нет. Только страшно становится…
        Чой-то страшно?
        Но ответить ему не дали.
        В кабинет, который выделили Арману, влетел Филипп с вытаращенными то ли от ужаса, то ли от восторга глазами:

 - Скандал!
        Мы ничего не поняли:

 - Интриги? Расследования?

 - Да нет! Вы себе не представляете, какой скандал сейчас в кабинете Альдорелло!
        Мы с расорядителем переглянулись и радостно бросились прочь - посмотреть скандал хотелось всем.
        В приемной и кабинете и правда толпилось как-то слишком много народу, и было как-то слишком шумно. Несколько крупных разодетых мужчин и женщин вопили что-то невразумительное, а стоявшие рядом вполне знакомые мне блондинки краснели, бледнели и даже подвякивали. Алик держался молодцом, но возникало ощущение, что окно открыто не просто так.
        Суть скандала стала ясна, фактически, с порога.
        Многим, как выяснилось, совершенно не понравился тот факт, что их «прекрасные девочки» не отправятся дружными рядами в дальнейшее «прекрасное далеко», за что конкурс невест и устроенные свидания назвали «апогеем продажности и необъективности».
        Тут уже возмутилась я.
        Да они на Мисс Москва никогда не бывали, чтобы заявлять такое! Это у меня-то продажный конкурс?
        В общем, в этот момент кто-то подслушал мои мысли - в той части что "у меня"  - и большая часть присутствующих обернулась ко мне. Точнее, ко мне, Арману и Филиппу.

 - Вот они, организаторы! - завопила одна из конкуренток.

 - Приветствуем вас, раз-два! - широко и очаровательно улыбнулся фон Буран и вскинул руки, отчего из рукавов вылетели сверкающие звездочки и даже попали кому надо в лоб.

 - Кофе? - скромно уточнил Филипп. - Я и обварить… то есть сварить могу.

 - Как тут громко, - потянулась я. - Может и правда отбор закончить? Его Величество желание мне обещал - так я одним выстрелом.. тьфу, желанием всех убью… Тьфу, удалю недовольных. Кстати, какая казнь самая популярная в королевстве сейчас? Это я так, для общего развития интересуюсь.
        В наступившей тишине отчетливо прозвучал голос главного инквизитора:

 - Через отрубание головы.
        Мы почтительно расступились перед хмурым брюнетом, который весьма холодно обратился к замолкнувшим - пока не навеки - родственникам:

 - Его Величество отправил меня следить за правильностью отбора. Раз есть недовольные, так пройдемте, побеседуем. У меня тут и кабинет есть…
        Недовольных вдруг стало в разы меньше.
        Точнее, не стало вообще.
        Приемная опустела, ну и мы с Арманом засобирались - а то кто его знает, этого Камилла, вдруг у него в принципе план по казням есть, а он его не выполняет на сегодня? Да только далеко мы не ушли, замерли, услышав весьма занимательный диалог за неплотно закрытой дверью:
        ???????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????- Как подумаю, что у моей будущей жены в окружении кто-то вроде этих…  - Алик тоскливо вздохнул, а мне захотелось крикнуть "У меня! У меня нет "этих" в этом мире!" Но потом я вспомнила про зверей и благоразумно промолчала.

 - Зато будет чем развлечься до старости, - хмыкнул в ответ брюнетистый.

 - Смейся смейся - сам потом испытаешь все прелести…

 - Ты же знаешь, у меня по-другому все… - почему-то голос Камилла стал весьма напряженным и даже слегка отчаянным. Но Алик не заметил.

 - Это ты своему отцу объяснять будешь  - он уже потирает руки в предвкушении. Тартарарашки им всем в зад, как все надоело!

 - Так закончи этот фарс и просто женись на одной из своих любовниц.

 - Ну уж нет, любовницы пусть остаются, где им и положено…
        Меня будто кипятком ошпарило.
        Выползла в коридор и в изумлении уставилась на Армана. Мужчина только покачал головой:

 - Ты же не думала, что он…
        Блин, да я не думала об этом вообще!
        Нет, конечно хорошо, что он опытный и все такое - но судя по всему, от баб своих он до сих пор не избавился - а избавится ли?

 - Анж… - сделал попытку привести меня в чувство Арман.

 - Можешь раздобыть мне имена?
        Тот вдруг смутился:

 - Послушай, они, наверное, нормальные девушки и не виноваты в том…

 - И-ме-на.

 - Хорошо,  - сдался Арман. - Я порасспрашиваю. И это... до вечера? - уточнил робко.

 - Да, да. Иди, - ответила я рассеянно и отправилась в сторону вольера.
        Настроение сделалось… замысловатым. Как-то я не рассчитывала, что у меня прибавится работы. И вообще, разве не должен Алик был всех разогнать еще когда влюбился в меня…то есть в Анжелику? Ну там расчувствоваться, возжелать, попытаться утолить свою будоражащую страсть с чужой бабой и в отвращении бежать прочь, думая лишь обо мне? И ни с кем не получать больше удовольствия?
        Так же во всех книгах написано!

 - Ой. Ой. Ой. - громогласно прошептал Еди остальным, когда я зашла внутрь. - Только посмотрите на ее лицо…

 - Ой-ой-ой обсудим позже, - сказала сурово. - Будем решать любовниц… то есть проблемы по мере поступления. А сейчас сосредоточимся на конкурсе.
        Собственно, думать долго не пришлось.
        Поскольку последние полчаса в голове крутились лишь названия известных ядов, то я вяло выдала, что тот полезен только в малых дозах. На что Еди заявил что я гений. Я это и так знала, но на этот раз не очень поняла суть - и зря. Оказывается, я замечательно придумала.
        Дополнительное магическое воздействие сегодня тщательно отслеживаалось - чтобы участницы показали именно собственные идеи и свойства -  так что пытаться сделать пакость каждой в отдельности не стоило. А вот усилить то, что они собирались продемонстрировать, мы могли - точнее могли мои магические зверята, соединив собственные дарования.
        И даже не рисковали быть пойманными.
        Вечером в зал мы подходили воодушевленными. Арман лишь тяжко вздохнул, глядя на ржущего аки лошадь Еди, довольно урчащего Тигру да  и всех остальных, что собирались смотреть представление в первых рядах.
        Только спросил, где ему встать будет безопасней.
        Конкурсное пространство выглядело замечательно. п В способностях декоратора Арману не откажешь - он без всякой магии превратил помещение в волшебный лес с райскими птицами в золотых клетках, искушающих плодах, благоухающих цветах и хрустальных фонтанах. Да и сам он напоминал не Армана, а Адама, в обтягивающем телесного цвета костюме, подпоясанном золотой цепью с которой свисало подобие фигового листа - в стремлении то ли прикрыть, то ли, наоборот, привлечь внимание.
        Девушки на этот раз должны были выступать не на сцене, а в центре большого круга, который освободили от каких либо деталей и людей. И по договоренности с фон Бураном,  выступать в порядке возрастания предполагаемой зрелищности.
        Гости - а их было не много, кто-то из придворных, кто-то из сотрудников, сами невесты без родственников - тем на этот раз запретили появляться - спокойно переговаривались и предвкушали «праздник талантов».
        Наконец, потух свет и в центре круга вспыхнул огонь из которого эффектно шагнул Арман и станцевал несколько непристойный танец - на эпатаже он, похоже, и держался в королевстве. А после толкнул отличную речь на тему красоты и даровитых конкурсанток. С неудовольствием я отметила что среди них и правда присутствовало не мало красоты и, скорее всего, талантов - и это несмотря на все мои старания! Неистребима все-таки блондинистая порода - даже если истреблять ее пытается далеко не эволюция.
        Двадцать две невесты посмотрели на Армана настороженно  - хм, а ведь закалила я их. После такого замуж хоть в Ад можно...
        И представление началось.
        С самого начала началось.
        Первая дева, что собиралась поразить нас растительной магией - ну там землицу насыпала, семечко воткнула - очаровательно завизжала, когда росток огромным деревом ломанулся вверх, пробивая потолок. В общем-то зрители даже восхитились.
        Следующие выходили с большей опаской - но какой у них выбор-то был, пусть от магического фона так и несло радиацией? Ничего не делать? Однозначное отчисление. Потому делали. Кто осторожничал, у того вполне все получалось - но и аплодисменты были жидковатые. Зато самые талантливые и старательные попадали по полной.
        Одна, демонстрировавшая умение очищать одежду и кожу - такая вот «девочка-душ - и - стиральная - машина» - убежала голая, тряся просвечивающими через кожу органами.
        Еще одна красотка, поразившая нас своим танцем наподобие танца живота, так и не смогла остановиться и теперь дергалась в руках добрых стражников - людей со смирительными рубашками уже вызвали, не все же мне с ними общаться.
        После fire-шоу от  fire - леди местного разлива Арман даже попросил перерыв, чтобы дым успел выветриться, но, судя по всему, был весьма доволен происходящим, и даже спел, объявляя выход следующей.
        Шоу должно продолжаться.
        Моё сердце разбивается на части,
        Мой грим, наверное, уже испорчен,
        Но я продолжаю улыбаться.
        В общем, все были счастливы -  мы будто и не при делах, гости получили зрелища, Арман - хлеб, ну а я вполне была удовлетворена выражением лица ректора, который несколько опешил от той жажды замужества, что демонстрировали участницы  и, похоже, подумывал больше о цирке уродов, нежели о жене.
        Наконец, объявили последнюю участницу.

 - Хм, я её знаю, - Феникс почему-то нахмурился.  - Веричка - одна из сильнейших боевиков, при том что на вид хрупкая. И если она будет демонстрировать особые навыки - там у нее еще какие-то ведьмы в предках, насколько я помню, затесались - то как бы будут проблемы.

 - Может уберем воздействие? - забеспокоился Тигра.

 - Мы ж его на количество участниц за-аачаровали - само уберется, - уныло выдал А-аа.
        Девушка тем временем крутанулась, вызывая искристые всполохи, сообразила какую-то сферу  - «Защитную», шепнули мне рядом, - а потом вдруг вскинула руки и начала интенсивно шевелить пальцами.

 - Уже работает? - уточнила я у Тигры.

 - Сама все поймешь через минуту, - его ответ не радовал.
        Блондинка же вдруг стала брюнеткой, пошла вся трещинами, если так можно выразиться, и начала левитировать, все больше размахивая руками.

 - Эт-то… что? - от удивления я начала заикаться.

 - Боевая форма. - уныло вздохнул А-аа. - Она, наверное, просто силу хотела продемонстрировать...

 - А боевая форма чем опасна?

 - Да не контролируют они ничего в этом виде,кха-кха, - пояснила птичка. - Потому не демонстрируют никогда.

 - Б..яяяяяяяя…. - то ли выматерился, то ли проблеял рядом Еди и я с ним была совершенно согласно.
        Зрелище боевой формы и правда выглядело устрашающим. Настолько, что даже Арман не пел - а остальные и подавно молчали в тряпочку, боясь, что оно их заметит.
        Черные волосы змеями извивались на голове у Вирички, кожа позеленела, белки закатились, а сама девушка то ли вспорхнула, то ли воспряла где-то под потолком, широко расставива руки и скрючив пальцы, в явном намерении расправиться со всеми и всеми заодно

 - Сбить? - прошептал в зловещей тишине Феникс

 - А потом наступить? - очаровался идеей Чва-Чва.

 - Хм, а в ней что-то есть. - пробормотал А-аа рассмотрев её внимательней.

 - Извращенец! - припечатал Тигра.

 - Подождем, - резюмировал Единорог
        Но ждать нам не пришлось. Потому что жуткое порождение Тьмы - мы, конечно, тоже руки, лапы и хвосты приложили, но не настолько же! - вдруг открыла рот, набросила на лицо волосы, как та девочка в «Звонке» и издала жуткий вой пополам с вонью; а дальше началось светопредставление.
        Вот уж кто воспринял «Минуту славы» буквально.
        В воздух взлетела вся мебель и рухнула тут же вниз, разламываясь в щепки - это вам не тетушкину вазу разбить.
        Те, кто еще не понял, что тут полная «ж» и не убрался прочь завизжали и принялись хаотично метаться по зале.
        С жутким хохотом девица принялась гоняться за прочими невестами, пытаясь выдернуть им волосы - в принципе, это действо мне понравилось. Вставшие на защиту девушек и имущества Академии стражники и некоторые молодые люди, среди которых затесался даже Арман, полетели в разные стороны, как кегли, под влиянием карающего зеленого вихря - вид у того был, прямо скажем, неожиданным и пахло соответственно.
        Мы решили держать в своем углу оборону до последнего.
        Ректор же да брат его Инквизитор, встав плечом к плечу, начали плести какое-то сложное заклинание - ну или что они там делали, изображая язык жестов.
        А сошедшая с ума Веричка в какой-то момент замерла, принюхалась и, взвизгнув как-то особенно сильно, что окна жалобно тренькнули и обвалились с потрясающим хрустом, полетела прям на нас со зверями. И, почему-то, мне показалось, что не просто на нас - а на меня.
        Будто бы я для нее оказалась единственным источником всех зол.
        С криком «Берегись» звери бросились в рассыпную, а я замешкалась. Ну как, замешкалась - зацепилась брюками за какой-то гвоздь от торчащей палки, бывшей еще недавно шкафом, и так и осталась стоять, прикованная ужасом собственного положения
        К чести моих друзей, они, поняв что что-то не то, на бегу начали разворачиваться в мою сторону - и сила инерции сделала этот разворот достойным мистера Кэмерона. Но они не успевали.
        А жуткая типа-баньши очень даже. Она раскрыла рот, полный удлинявшихся на глазах зубов - в принципе, с учетом предыдущего ее поведения, что-то в этом духе и предполагалось - ну а я довольно неумело выставила вперед кулаки, пытаясь уверить себя, что я главный герой этой истории, и злой автор меня не захочет убивать
        И в следующее мгновением меня снесло в сторону
        Да так, что впечатало прямо в стенку, хорошенько приложило головой и уронило на пол, придавливая сверху всей тяжестью.
        Ах да по доброй традиции губы Камилла, который меня и снес, заняли свое привычное положение. Правда, на этот раз я сознания не теряла, да и вообще, ничего решила не терять, раз терять нечего - приоткрыла губы и будто случайно углубила наш поцелуй.
        Не надолго.
        Потому что баньши-Веричка недалеко ушла от рыбы кусачки, и я лишь понадеялась, что ее острые зубки хотя бы не источают яд.
        Инквизитора подбросило и проорало, а его глаза, смотревшие на меня с ненавистью пополам с желанием, окрасились дополнительными оттенками обиды, возмущения и боли.
        Но разве можно убивать того, кого только что целовал? Я бы не стала. Вот и великий палач всея королевства выбрал казнить съежившуюся от осознания произошедшего сумасшедшую - еще бы, укусить за задницу Главного Инквизитора  - это даже в состоянии помешательства надо постараться
        Смущением лохматоволосой воспользовался ректор - накинул, наконец, магические путы, запечатал её чуть окровавленные уста, чтобы не шептала заклинания, а Палач ударил магическим молотком.
        Альдорелло подошел к нам и с недовольством посмотрел на Камилла.

 - Ты прям не можешь обойтись, чтобы не поцеловать моего секретаря при каждом удобном случае? - голос Алика так и сочился ядом.
        И оба посмотрели на меня

«Не может», - пропело мое вредное «я».

«Ректор ревнует!», - завопило романтичное «я».

«А поцелуй-то какой был… неземной», - выдохнуло приземленно-страстное «я».

«Не забывай, что ты мальчик», - укорило рациональное «я».

«И вообще, он тебя спас» - едва уловимым шепотом вякнула совесть.

 - Спасибо, что спасли, - прохрипела я и скромно потупилась. Перед этим преданно и честно посмотрев на Инквизитора и удивленно - на ректора. Типа кто тут целовался? Я?

 - Угу, подставил зад… во всех смыслах, - буркнул вдруг ректор, но так, чтобы мы только и услышали.
        Я густо покраснела, а Ками весь подобрался и челюсть забетонировал:

 - Еще слово, и я вызову тебя на дуэль.
        О! Дуэль! Вот это будет зрелище и…
        Я поймала взгляд Еди, изо всех сил качавшего головой. Ну ладно, не надо дуэли.

 - Что будем с этой делать? - Алик, слава Богу, решил перевести тему и пошел на мировую.

 - Допросить надо, с чего она вообще принялась тут демонстрировать свою суть - может покушалась на кого?
        Ага, может. «Кого» едва выжила после нападения.

 - И как допрашивать будешь - сидеть то не сможешь? - почти невинно поинтересовался ректор.
        С мировой, я, похоже, поторопилась.

 - А вы ее не допрашивайте, а работу предложите, - я широко улыбнулась, пытаясь разрядить обстановку. - Чего девочке мучаться в Академии да на отборе? Кто-то упоминал, что она мечтает во дворце работать - так почему бы не воспользоваться случаем? Сейчас точно не откажет.
        Мы все посмотрели на недвижимую после магического удара бывшую невесту. Сказать «нет» ей было бы проблематично.

 - Вы так всегда решаете сложные вопросы? - брюнет, все еще морщившийся от боли - в лечебницу ему надо, а не на меня смотреть! - как-то нехорошо прищурился.

 - На то я и ценный сотрудник! - задрала нос и ретировалась, чтобы не проговориться ни в едином моменте.
        Да и пора было помогать Арману разбираться с последствиями «шоу года».
        ГЛАВА 22, ПРАЗДНИЧНАЯ
        - Готовим праздник, раз-два!  - радостно проорал фон Буран и добавил вкрадчиво и даже сексуально, разве что не облизал покрасневших девственниц - хорошо, что я стояла сзади, и потому на меня его обаяние не действовало. - Украшения, нарядный стол, вкусные блюда, которые вы приготовите своими прекрасными ручками - в общем, все в этих самых ручках, чтобы показать, какие вы хозяйки.
        Прекрасные хозяйки, вряд ли подходившие когда-либо к плитам, тяжко вздохнули.
        - Завтра к нам пожалует королевская семья, в том числе потенциальная теща - вас осталось всего двадцать, так что они готовы познакомиться с вами и вашими умениями ближе. Поэтому не подведите.
        Вздох сделался еще более тяжким. Но решительным: пересолить ректорской мамочке и подвести красавчика - Армана никто не хотел. Наивные полагали, что он за все их заслуги еще и свадьбу ректора устроит. Он - то устроит, вот только не для них.
        Арман, избалованный памятью о русских женщинах,  у которых и в избе чисто,  и конь накормлен,  был уверен, что его ужин ждет феерический успех.
        Точно знающая насколько аристократичны - то есть неумелы по части домашнего хозяйства - избалованные кандидатки, я была уверена, что толком те себя не проявят,  но постараться же они должны были ради заманчивой перспективы? Потому решила просто не мешать - уже шанс для белоручек.
        - Демонстрация умений начнется еще раньше, - улыбнулась не менее широко и завлекательно, чем Арман, но невесты от меня, напротив, почему-то, отшатнулись, - Ректор пожелал самолично устроить закупку продуктов для этого ужина, потому следующее свидание  у троих претенденток будет на рынке, на рассвете. И не бойтесь - я буду вас сопровождать, - улыбка у меня на лице стала шире, а вот невесты побледнели еще больше.
        Я медленно прошлась вдоль выстроившегося ряда, как сержант перед новобранцами, и ткнула пальцами
        - Ты, ты и… ты.
        Одна из «ты» грохнулась в обморок - а мы ведь даже еще требуху не выбирали. Мысленно потирая руки, я мысленно же поставила прочерк напротив её фамилии.
        Может мой выбор и выглядел случайным, но таковым не был - давно уже присматривалась к красоткам, получавшим наименьший балл на некромантских и целительских практиках и регулярно по этому поводу закупавших нюхательные соли.
        - Жена ректора не должна быть брезгливой, - назидательно заявила я окружающим. - Мало ли  с какими… студентками ей придется иметь дело.
        Окружающие настороженно замолчали и внимательно на меня посмотрели. На их лицах отразилась работа мысли - они пытались понять, пропустила ли я слово «трупы».
        Невесты после инструктажа вышли из гостиной, сопровождаемые нашими сомневающимися взглядами.
        - Ты же не будешь… лезть? - настороженно спросил Арман.
        - В это задание? Сами справятся с провалом - мне даже делать ничего не придется, - пожала я плечами
        Кто ж знал,  что я настолько не ошибаюсь!
        Хотя сомнения закрались уже на следующее утро, когда одна из невест просто не пришла. Подумала, что это отличный вариант на будущее, как исключить девушку без всяких проблем - тут же вспомнилась запертая на чердаке Золушка и закралась мысль, что я далеко не так коварна, раз не задумалась об этом раньше - я попросила Феникса, пожелавшего прогуляться с нами, проверить, что же произошло.
        И опешила от его ответа, когда он вернулся:
        - Спит.
        Ладно бы умерла!
        Не выспавшийся, и оттого совершенно лютый ректор - вот не зря я придумала выйти пораньше «за самым свеженьким», чтобы он и без моего участия всех расшвырял - прорычал «Исключить!»; и мы с двумя оставшимися невестами сели в мгновенно тронувшуюся карету, чтобы в рассветных сумерках прибыть на место, на уже живой, громогласный рынок на набережной торгового порта.
        Я выскочила первая и принялась с любопытством осматриваться.
        На экскурсии по столице у меня времени, к сожалению, не было - выйти замуж, то да сё - и города я потому практически не знала. И жадно вслушивалась теперь в разнокалиберную речь; нюхала запахи моря и его даров; с интересом глазела на разнообразно и ярко одетых торговцев - многие из них были точно не из нашего королевства; и чуть ли не пищала от восторга, видя экзотических животинок, некоторые из которых были явно магическими.
        - Может пополним нашу коллекцию? - умоляюще сложила я руки, глядя на крохотного желтого летающего слона, придумать которого я бы не смогла, даже если бы в это мире выращивали… что-нибудь выращивали
        - Коллекцию? - нахмурился ректор - Зверей? - уточнил он.
        - Ага, - кивнула и едва не пустила слюну на вожделенного слоника. Тот, похоже, что-то почувствовал и принялся усиленно махать ушками - да только веревка-то мешала свалить.
        - Анж, - начал ректор мягко, оценив и подстроившись под мое дебильно-восторженное выражение лица. - Я, конечно, понимаю, что у тебя… неоднозначные отношения с… нашими наглядными пособиями, но хочу напомнить, что они служат по контракту, а вольер - их дом родной, но никак не клетка зверинца. Мы не можем взять туда… этого, - он потрепал меня по голове.
        - А если… зоо уголок оформим? - я не хотела сдаваться. Блин, живой воздушный шарик с большими ушками - это же мечта всей моей жизни!  Ну и пусть я ее только что осознала - мне просто никто не говорил, что об этом можно мечтать!
        Ректор отрицательно покачал головой.
        Я насупилась. Может, самой купить?
        И тут же себя остановила.
        Во-первых, женщина не должна сама себе покупать слонов. Во-вторых, ценник с кучей нулей не оставлял сомнений в нечистоплотности торговца.
        Вздохнула истерически и пошла дальше, вслед за Аликом и его потенциальными самоубийцами.
        Но мое настроение, упавшее до уровня местной, довольно неглубокой, канализации, снова сделалось приподнятым, как только я увидела продуктовые ряды. Яркие и спелые фрукты, влажная зелень, живая рыба и ракушки, поблескивающие в поднимающемся солнце. Куски мяса, которые трепетно держали мясники в окровавленных фартуках - это было прекрасно!  В нашем городе, который я осчастливливала своим проживанием до попадания, тоже был рынок, но он и рядом не стоял с этим великолепием. Я даже забыла про свидание и необходимость сведения с ума невест: принялась все пробовать, трогать, спорить, торговаться - просто ради общения - и мысленно примерять местные продукты в знакомые блюда. Да так, что едва не угодила в радостные объятия воодушевленных моей активностью мясников.
        Что ж, с них и начнем мой эксперимент над невестами.
        Правда на них же пришлось и закончить.
        Потому что когда я всучила бледным девицам по плетеной корзинке, в которые потребовала накладывать требуху - а что, жаркое будет очень даже - одна грохнулась в обморок, а вторая быстро юркнула за угол, откуда раздались не самые приятные звуки.
        И возвращаться, похоже, не планировала. Ни к нам, ни в отбор.
        Мы с сомнением посмотрели на лежащую на земле в обмороке "хозяйку" - никто ее не подхватил -  чьи волосы уже начали окрашиваться розовым. К нашим сомнениям присоединился самый крупный из мясников.
        - Может хоть на мясо пойдет?
        - Какое мясо - кости одни, - махнула  рукой. - Альдорелло, похоже, нам самим придется все делать. Прости уж за такое…
        Ректор, почему-то, глядел на меня задумчиво и с какой-то… Симпатией, что ли? Кивнул в знак согласия и вдарился в процесс покупок, да так умело, что я только восторженно цокала языком - мой блондинчик не подкачал. Хозяйственным оказался, и в переноске продуктов полезным - я ведь планировала нагрузить кандидаток, так что помощников не брала. Мы закупили все, что необходимо, и уже к завтраку вернулись, поручив семнадцати невестам под предводительством Армана оставшиеся приготовления.
        В приемную, после непродолжительного отдыха, я выбралась только ко времени чая. Мы с Филиппом за этим чаем и устроились, еще и ректора заманили пирожками; тот так раздобрел, что второй раз за день потрепал меня по голове. В этой самой голове мелькнула мысль, что еще не известно, может и стоит обидеться на этот жест, как дверь без стука отворилась и зашел Камилл, очаровательно надутый и чем-то осуровленный.
        Увидев нашу славную компанию, он запнулся, нахмурился и будто против воли сделал шаг в мою сторону, зло зыркая глазами.
        Я сглотнула.
        - Ч-чаю? - предложил добрый мальчик Филипп, желая, видимо, помочь вернуть главному палачу утраченное равновесие.
        - Нет!! - рявкнул инквизитор и надул губы еще сильнее.
        - Поцеловать? - ляпнула я не подумав, глядя на эти губы. И тут же подумала, что ляпнула.
        - Что?!! - взревел инквизитор
        Мамочки!
        Он сделал еще шаг, скрючивая пальцы.
        Алик забормотал что-то успокаивающее, правда, странно похрюкивая.
        Филипп ойкнул и спрятался за спинку дивана.
        А я… А я что? Я виновата, понятно. И меня сейчас нака-ажут…
        Тут дверь снова распахнулась.
        И в проеме появился всклокоченный и чуть дымящийся Арман. Дымящийся в прямом смысле слова.
        Понятное дело, выяснить, что с Арманом, было интереснее чем выяснять отношения. А с Арманом все было совсем плохо.  Точнее, с хозяйками, о чем нам было рассказано во всех подробностях. Они даже на стол накрыть не смогли - а уж от кухни, по словам фон Бурана, мало что осталось.
        - Это провал!! - орал распорядитель.
        Филипп пожал плечами и кивнул - он вообще был не слишком высокого мнения о местных девушках, теперь понятно, что справедливо.
        - Анж, что делать? - обратился ко мне мужчина. Но я тоже пожала плечами - это же отбор,  соревнование - будем выбирать из лучших.
        - Там ни одно-ой...  - простонал Арман и пошел ва-банк.  - Раз они все провалятся,  придется начинать отбор заново.
        Тут уж дрогнули все присутствующие,  с ужасом вообразив,  как это будет. Я вздохнула - аргумент подействовал на меня самым действенным образом.
        - Пошли уж,  мы поможем.
        И двинулась к двери. А потом обернулась и сурово посмотрела на оставшихся стоять мужчин.
        - Все поможем,  - сказала жестко, как я умею.
        - М-может слуги? - предложил несчастный Филипп.
        - Чтобы они донесли королю? Ну нет,  - я отрицательно помотала головой.
        - Я же жених! - попытался увильнуть ректор.
        - Вот именно - для тебя и стараемся,  - со значением сказала я.
        - Тебе не кажется,  что твой второй помощник ведет себя слишком вольно? - перевел тему Камилл,  надеясь избежать позорной участи быть замешанным в кухонных разборках.
        - Ты вообще с ним целовался,  - не остался в долгу мой находчивый блондинчик.
        - Я не умею готовить,  - почти с ненавистью заявил брюнет, - Я королевский палач и инквизитор и...
        - Значит, умеешь обращаться с ножами и огнем, - припечатала я,  переходя на «ты». - И вообще - ответственен за отбор - с тебя же первого спросят.
        И возразить-то нечего.
        В общем, единым фронтом мы выступили в сторону поля боя.
        А там... обнять и плакать кровавыми слезами.
        Неброские сочетания цветов всех родов в гостиной: договориться кандидатки,  конечно,  не смогли,  не приняв во внимание,  что смесь цвета неожиданности,  ярко-голубого и далее по радуге не будет способствовать аппетиту. Расколотый бесценный фарфор и хрусталь - донести-то его было не так-то просто. Наполовину выжженная кухня с испорченными продуктами,  которые мы с такой любовью выбирали - вот и правда наполовину выжженных красавиц к ним не стоило подпускать. Что-то резать и готовить могли,  похоже,  лишь несколько самых блеклых девиц,  из разряда «учись варить борщ,  а то никто замуж не возьмет».
        Мы вздохнули и засучили рукава.
        Большая часть заплаканных кандидаток вооружились тряпочками, мылом и вениками; Арман с Филиппом отправились в столовую - срывать тряпки и сервировать стол; ну а счастливчики-братья под моим чутким руководством резали, кромсали - и даже не невест - складывали, пока я жарила, парила и варила. И жаркое там было из самых аппетитных кусочков, и рыба на гриле, и салаты трех видов - в том числе оливье с домашним майонезом, на который ректор смотрели сначала как на какую-то дичь, а инквизитор и вовсе пробормотал что-то про «рыгню кита», но когда я дала попробовать, округлили глаза до размеров, как у котика из Шрека, и разве что ластами не били, чтобы угостила еще.
        В общем, мы успели вовремя.
        И даже девицам не забыли рыкнуть, чтобы переоделись и причесались. Так что когда королевская семья в количестве шести штук - все опять в желто-болезненном - прибыли в академию, в небольшой уютной зале украшенной живыми цветами их ждал  богатый стол, сверкающий стаканами и бокалами, спешно забранными по моей наводке из комнат студентов. Вкусно пахнущие блюда и ярко краснеющие на восторженные комплименты невесты.
        - Даже не знаю, кого ты выберешь, - довольная маменька потрепала Алика по мужественной щеке, а я мысленно хмыкнула.
        - Да уж, - ректор хмыкнул не мысленно, - тут и правда не знаешь кого - глаза разбегаются.
        Его глаза, на самом деле, вместо того, чтобы разбегаться, остановились на мне и потеплели. Я аж забыла как дышать - только глупо улыбалась.
        Но когда сытая и веселая королевская семья скрылась с глаз, посуровела челом. Впрочем, остальные не отставали.
        Мы выстроили семнадцать понурившихся невест в ряд. Была мысль покидать в них дротики - а я что, это Арман предложил - но обошлись выговорами от Алика и Камилла.
        Думаю, дротики они бы перенесли гораздо легче.
        Двум самым криворуким блондин сказал собирать вещи; оставшиеся вроде бы даже вздохнули с облегчением и собрались прочь. Но были остановлены уже мной. Потому что я не могла не сообщить им радостную весть, что хозяйству будущая жена станет обучаться под моим чутким руководством - и чтобы добраться по карьерной лестнице до почетного звания хозяйки дома, в лучших традициях ей придется начать с низов, вроде уборки нужников - чтобы знать, как и кто что должен делать. А иначе как управлять?
        Пошептавшись, еще две блондинки бочком-бочком выскочили за дверь.
        Дышать как-то сразу легче стало.
        - Всего тринадцать осталось… - задумчиво произнес ректор.
        - Мое любимое число, - широко улыбнулась я.
        Любимое число быстренько свалило в ночь - хотя какая ночь, вечер только начинался.

 - А мы… не торопимся? - грустно произнес ректор. Алик не выглядел таким уж осчастливленным скорым счастьем, и я его понимала - но не могла же предупредить, чтобы не волновался о своем будущем.
        - В самый раз, - покачала я головой. - Теперь рассмотрим самых стойких со всех сторон, - в голове уже роились всякие мысли, какие стороны я хочу ему показать.

 - Анж, нам надо поговорить, - сказал вдруг мрачнеющий с каждой секундой Камилл. Блин, вот не мог он продолжать стоять, молчать и производить хорошее впечатление?
        - О чем это поговорить? - ректор нахмурился.
        - Тебя это не касается, - хм, а ведь инквизитор хмурится гораздо эффектнее.
        - Еще как касается - он мой помощник! - возмутился блондинчик.
        - Вот именно - так что не забывай об этом!
        Ути-пути, какие же они сладкие!
        Я широко зевнула.
        - Давайте все потом - допросы, пытки, психоанализ?  - попросила жалостливо - Ужасно устал за сегодняшний день. И вообще у меня не было выходного я не помню сколько…
        Я и правда на ногах не держалась; и тени под глазами залегли так глубоко, что я их на щеках чувствовала.
        Оба мужчины смягчились
        - Я провожу, - сказали одновременно и снова посмотрели друг на друга с ненавистью.
        Я сделала вид, что ничего не заметила.

 - Арман, пойдем? Надо кое-что обсудить относительно отбора.
        И мы отправились по уже безлюдным коридорам.
        - Знаешь, сначала я подумал, что твоя затея не осуществима… - задумчиво протянул соотечественник. - Но теперь вижу - тебе похоже даже в девушку не надо будет назад превращаться.
        Мы зашли в мои покои, где уже собрались все звери - кроме Грифа, конечно, но ему обещали все рассказать. Я и правда едва шевелилась и рухнула в кресло, но планов было громаздье, потому потребовала у Еди:

 - Давай сначала «бодрейку».
        - Ты уверена? - вздохнул розовый. - Откат будет сама понимаешь - вырубит в любом месте.
        - Засеку время, чтобы вырубиться в нужном, - я отмахнулась. И залпом выпила пузырчатую жидкость.
        - Ого, - вскочила, чувствуя необыкновенный прилив сил. - Окрыляет!
        - Ты что задумала? - осторожно уточнил Арман.
        - Сейчас узнаешь, - потерла я рученьки. - Имена и адреса любовниц принес?
        - Да, - тяжко вздохнул мужчина и протянул исписанный листок.
        - Отлично. Значит, слушайте - план примерно такой…
        ГЛАВА 23, ГДЕ МИНУС ТРИ... И ЕЩЕ ОДИН
        - Поясни-ка, почему я на это согласился? - пробормотал Еди, осторожно заглядывая вместе со мной в окно небольшого особняка.
        - Тебе меня жаль. И вообще - ты меня обожаешь и готов рисковать своей роскошной розовой шкуркой ради меня, - ответила я уверенно.
        - Да?
        - Да.
        - Хорошо, что сказала. Вот только я до сих пор считаю, что работать надо было с ректором, а не… со всеми этими.
        - По мнению специалистов,  - пояснила я ученым голосом, - дело не в мужчине. Они же такие слабые - помани их двумя сладкими пряниками...- я подтянула декольте, демонстрируя свои, - они и ведуться. Так что работать надо вот с этими, с коварными бабами.
        - Проще найти нового, - только пожал рогом звереныш.
        - Это мой крест! -  возразила я мужественно.
        - Проще убить, чем убедить, - пробормотал прячущийся рядом тигр. Остальные пока контролировали совершенно иные места.
        - Ректора или меня? - уточнила непонятливая я.
        В глазах Тигры и единорога так и читалось «обоих».
        Но я, может, читать не умею?
        В наступившей ночи богатые столичные кварталы выглядели очень уютно и празднично. Да и особнячок мне понравился - эдакий пряничный домик, в котором, по рассказам Армана, проживала далеко не ведьма. И даже не возрастная дама. А вполне себе нежная и мягкая красотка, она же интеллигентная женщина, способная принять разумные аргументы.
        Во всяком случае, я на это надеялась.
        Изначально моя идея была в том, чтобы соблазнить её - в роли Анжа, конечно, - а ректор бы все это увидел и, оскорбленный, удалился прочь. Но, во-первых, я понимала, что отличающийся изяществом Анж и широкоплечий Альдорелло слишком уж разные - а дамочка могла предпочитать особый типаж. Во-вторых, на соблазнение могло уйти время, которого у меня не было. В-третьих, ректор мог не оскорбиться. А в -четвертых…
        Может это и глупо, но хотелось хоть что-то поделать девочкой.
        Наконец, в гостиной, в которую мы и заглядывали, мелькнула тень.
        Кажется, вполне подходящая.
        - Начали,  - шепнула я Еди и отошла прочь.
        - Тигр пусть первый…
        - Тигр будто из контактного зоопарка сбежал - любовница может испугаться. А единорогу она обрадуется и будет уже не настолько предвзято настроена, - настояла я.
        - Что такое зоопарк? - угрюмо уточнил полосатик.
        - Бедный мой рожик… - вздохнул розовый. Но тратить время на споры не стал - разбежался аж от ограды, высоко подпрыгнул и проломил рогом окно.
        Раздался звон, визг, снова звон, а потом восхищенный шепот.
        Отлично.
        Я махнула головой Тигру.
        Тот не менее эффектно взлетел и прошел уже проторенной дорожкой.
        Снова визг, паника, легкая истерика, мурчание единорога - строго настрого запретила им показывать, насколько они разумны, неразумные мои, - и, наконец, легкие причитания из разряда «куда бежать и что делать».
        Я осмотрела себя еще раз - в меру разорванное платье и легкая блондинистая встрепанность мне вполне шла, как и синяк на скуле, - откашлялась и приготовилась выйти выйти на сцену:
        - Зверята-а! Хорошие мои! Где-е вы-ы? - проорала будто из леса и полезла в многострадальное окно.
        Картина внутри комнаты отражала мои пожелания.
        Чуть испуганная пухлая девица в розовом и рюшах в самом углу. Рядом с ней - грустный единорог, лежащий на спинке и подставивший пузико. Ну и поодаль - грозный тигр, остервенело махающий хвостом и отвечающий прищуром на испуганный взгляд девицы.
        Кнут и пряник. Мое любимое сочетание.
        - Вот вы где, - сказала с облегчением. - Натворили дел… Вы уж простите этих дичков - сладу с ними никакого, особенно после всего… - протянула многозначительно и продолжила более внятные пояснения. - Сбежали, представляете? И даже не подумали, что их наказание обрушится на меня - на простую служанку.
        Я громко всхлипнула и повернулась к хозяйке дома той стороной лица, на которой багровел огромный кровоподтек.
        Феникс у нас оказался с талантами к рисованию.
        - Ох, милочка, вас что, избили? - дамочка всплеснула ручками и в непритворном ужасе прижала ладошки ко рту. Ну какая прелесть! Я даже немного поняла Алика - да быть с такой, что огромное пирожное есть…
        Тьфу, ну что за мысли?!
        Вот вредно мне брюки носить так долго.
        - Я не могу об этом говорить, - насупилась и помотала головой. - А то ни мне, ни моим подопечным жизни не будет… Они, глупыши, думают, что раз вырвались из клетки, ждет их свобода - но ведь не понимают, что он найдет их по зову шерсти…
        На  последних словах Еди едва заметно дрогнул, но я уже вошла во вкус. Присела перед тигром на колени и принялась наглаживать густую волосню, старательно поливая слезами не накрашенную половину лица.
        - Бедненькие мои…Пойдемте со мной, пока он не обнаружил пропажу…
        - Да кто он-то?  - чуть не расплакалась и сама красотка. - Можно ведь позвать стражу, попросить помощи…
        - Да что они сделают-то племяннику короля! - сказала, будто в сердцах, и демонстративно закрыла рот ладонями, округлив от ужаса глаза.
        - К-какому племяннику? - проблеяла уже почти бывшая ректорская любовница.
        И тут я «не выдержала». Поведала о жутких экспериментах, что царят в подвалах Академии, о ректоре, с виду приличном, а на самом деле жестоком садисте, о том, что поговаривают, что с женщинами он еще хуже чем с животными обращается - сначала заманивает сладкими обещаниями, гладит по шерстке, дарит драгоценные ошейники. А когда те начинают безгранично доверять, отрывается на них по полной. Да так, что некоторых и не находят больше.
        По мере моего рассказа я проникалась тяжелой ситуацией все больше, слезы у зверей становились все крупнее - эти твари от смеха и необходимости его скрывать чуть не подыхали - ну а лицо девицы становилось все бледнее.
        Стражу она звать больше не предлагала, чаю тоже не сподобилась, зато пообещала что скажет, что не видела нас и не слышала -  и с облегчением проводила.
        И я услышала из разбитого окна, что кличет служанок - потому как ей срочно нужно уехать на воды. На полгодика.

 - Видимо, у нее стадия «безграничного доверия», - философски отозвался тигра.
        - Теперь куда? - возбужденно вопросил единорог.

 - К городским целителям, - прокаркал неожиданно возникший Феникс.
        - Побои лечить? - язвительно уточнил полосатик.
        Я лишь показала птичке большой палец. Целители - это хорошо. Пока благодаря пернатому вторая красотка, для разнообразия рыжая, мучается от неизвестного науке отравления - ну да, травить золой феникса еще никто не пробовал, а уж лечить и вовсе не знали как - мы и ей покажем представление.
        Там все прошло не менее гладко.
        Злостно почесывая все, что только можно - а когда я говорю ВСЁ, я это и имею в виду - и матерясь в адрес уродских мужиков, которые приличные только сверху, а что у них там творится снизу, они и не в курсе, к целителям, предварительно загипнотизированным А-аа, пришла публичная личность.
        Ну, то есть личность из публичного дома.
        Зашла грязными туфлями в покои, где отдыхала совершенно зеленая и уже не красотка и принялась в красках расписывать себе и стенам, куда она потом засунет… хм, не ректора, а что там у него болтается, как только выйдет отсюда. И если поначалу рыженькая любимица чужих будущих мужей, известная своей патологической страстью к чистоте, брезгливо отворачивалась и отодвигалась к стеночке, то по мере продвижения красноречивого рассказа, слушала все внимательней и зеленела все больше.
        Наконец,  даму легкого поведения и тяжелой судьбы увели «на процедуры».
        А дамочка, пока та еще не вышла, уже звала целителей снова, чтобы поговорить о «дополнительных обстоятельствах».
        - Думаешь, кха-кха, сработает сразу? - уточнил Феникс.
        - Если что, повторим, - махнула я рукой, но мысленно вычеркнула еще одну мою головную боль.
        - Ты справилась за сорок две минуты, - меланхолично заметил А-аа. - Это на семь минут больше, чем с первой.
        - С последней придется повозиться, - намекнул тигриный язык.
        - Может, просто наступить? - предложил изрядно уставший Чва-Чва. Но я отрицательно помотала головой. Нет уж, пока есть силы - будем бороться.
        Ну или пока действует «бодрейка».
        Действовала она, между прочим, с каждым часом все страннее. Конечности начали подрагивать, как от большой дозы кофеина, а мир вдруг сделался предельно ярким и четким. Но  я хотела покончить с ошибками природы уже сегодня - потому мы отправились в путь, предварительно приведя меня в порядок и превратив в почти порядочную женщину, чуть уставшую, но все еще красивую, да и с тонким брачным браслетом на левой руке.
        Матушка Алика все чаще забывала тот на туалетном столике.
        В увеселильню мы пришли - ну как «мы», скорее я, поскольку звери под мороком и невидимыми щитами просто ради поддержки, а может и шоу, забились по углам - уже заполночь.
        Заведение было известно неистовыми плясками - на манер наших клубов - возможностью познакомиться с аристократами - те были в масках - ну и тем, что здесь отдыхали артисты находящегося рядом оперного театра. В котором эффектная брюнетка - моя последняя цель на сегодня - и работала.
        Собственно, по описанию брюнетку я нашла быстро. И не удивилась, что она была уже изрядно пьяна - постарался Арман, подкупивший  хорошенькую подавальщицу. И рядом с ней никто не сидел - постарался вездесущий А-аа.
        Побродила показательно между забитых столов рядом, а потом, беспомощно оглянувшись, робко спросила недоприму моей будущей спальни:
        - Позволите?
        Она не просто позволила, а обрадовалась как родной - ей и в самом деле хотелось поговорить.
        Чтобы не вызывать подозрений, я замахнула чуть ли не стакан настойки, как отчаявшаяся женщина, невзначай продемонстрировав браслет с цветами рода фон Полюбин-Девуа, и принялась слушать целый поток то ли сознания, то ли бессознания  на тему того, как ее талантливую задвигают в угол конкурентки, как страшно жить, когда не молодеешь и прочие вопросы самореализации.
        Спустя полчаса мы вполне логично добрались до мужиков-козлов.
        - В жизни больше не выйду замуж, - поведала она мне, низко наклонившись. - Вот у меня несколько любовников - и все устраивает, и все есть. А муж когда был… да я света белого не видела! Говорила же мне мама…
        - А мне не говорила-аа… - я чуть ли не расплакалась.
        - Замужем? - кивнула понятливо моя новая подружка.
        - Ага, - застонала я. - Причем так рада была, так рада - пусть и по залету, но за такого благородного и замечательного вышла, мои только и шептались, как мне повезло…
        - А на самом деле?
        - Да все на шепоте и закончилось, - всхлипнула и замахнула еще замечательного напитка, старательно игнорируя промелькнувшего в толпе единорого с сурово поджатыми губами. Ну не смешите меня! Единорог на сельской дискотеке!
        Вот забористая настоечка оказалась…
        - Только ты никому не говори, - прошептала, наклоняясь не менее интимно. В глазах немного двоилось.  - Эти Полюбины оказались жуткими сволочами - и Альдорелло-то не лучше…
        - Погоди, - брюнетка чуть ли не протрезвела. - Ты про ректора столичной Академии? Он женат? А как же отбор?
        - Отбор, - пробормотала я горько и очень натурально. - Это чтобы меня ле-га-ли-зо-вать. С двумя-то детьми, ха! Это его мамаша из-за купеческого происхождения меня невзлюбила  - и решила скрыть ото всех… Но время то подходит, ректор должен быть женат - вот они и придумали эту гадость…
        - Нет, ты что, и правда жена Альдорелло?
        Я еще раз покрутила совершенно настоящий браслет перед ее носом.

 - Вот это совпадение, - протянула женщина.
        - Какое совпадение? - натурально удивилась я.
        - Никакого. Ты лучше продолжай… Даже не думала, что у него такая семейка…
        - Ладно семейка, - я тяжело вздохнула - Я думала, что главное, что он - другой. А он еще хуже… Я оказалась-то и нужна ему ради приданного - он свое состояние промотал, теперь и мое проматывает. Скоро, похоже, денег у любовниц будет своих занимать, чтобы меня с детьми прокормить…
        - Любовниц? - та сглотнула. - Они есть?
        - Не знаю кто, но они есть - я ж не дура, - скривилась. - Да я и пусть лучше их заражает друг от друга, а не меня. Я ему не для этого, а чтобы из запоев выводить, кормить его, стирать и искать по дружкам, когда он допивается до того, что забывает, где живет. С памятью у него говорят что-то из-за магического заклинания стало - вот весело будет, если окончательно забудет, где его дом и где он работает -  и останется на содержании у одной из тех бедняжек, что поверили ему так же, как я.
        На лице брюнетки явно отразилась работа мысли.
        А я что?
        А мне вдруг стало так классно!
        Вся такая распрекрасная сижу на вечеринке - да еще и все дела закончила.
        А значит что?
        Значит надо веселиться!
        Тут же забыла о своей озадаченной сопернице - она вряд ли обо мне забудет так скоро - и ринулась в пучину разврата.
        То есть, народных плясок, по пути прихватив с чьего-то стола кружку с самогоном.
        Что-что, а танцевать я любила. Вот и здесь разошлась во всю мощь. Волосы назад - если честно еще и во все стороны и на полу немного осталось... Бедра по кругу, руки победно вскинуты и скакать, скакать, скакать…
        И ничто мне не мешало.
        Ни странные взгляды, ни люди, ни шепотки по сторонам
        - Ты, придурок, говорил ей про сочетание, точнее не сочетание, бодрейки и алкоголя?
        - Бл…ь…
        - Вот точно…
        - Надо ее утаскивать…
        - Сам таскай - мне мои лапы еще дороги…
        - Давай хоть браслет сниму - вдруг потеряет…
        - Снимай…
        - А с этим что делать, что к ней пристроился?
        - Да ладно, сам виноват - сам расплатится…
        Нет-нет, мне все эти возгласы не мешали.
        Я летала, порхала и чувствовала себя прекрасно в своей совершенно волшебной стране, полной радуг и любви.
        И ничуть не удивилась, когда посреди радуг рассмотрела Камилла.
        Нет, он, конечно, стоял чуть поотдаль, да в маске, да в плаще, но чтобы я не узнала того, кто меня пытал? Пытался, точнее, ха-ха!
        Черт, или он не меня пытал, а Анжа?
        Запуталась совсем, но мне простительно!
        Он же такой хорошенький, такой чудесненький во всей этой черной коже и с топориком за пазухой. А рядом славненькие дементорики с угрожающими лицами - обнять и восхититься!
        - Палачик мой! - завопила я и ринулась наперерез.
        Мужчина застыл, а потом отшатнулся. Но если Ликочка хочет танцевать с мальчиком - мальчику не отвертеться.
        Я прыгнула, промазала, схватилась за его ноги вместо торса и бодро поползла вверх, как мартышка по лиане, чтобы распластаться на широкой груди, обхватить шею и страстно прошептать на прикрытое жесткой кожей ушко:
        - Потанцуем?
        - Тартараты всем в зад, да ты же та блондинка! Я же тебя… - вдруг прошипел Камилл и прижал на мгновение, а потом попытался от себя оторвать. Вот чего пытается, раз я "та"? - Слезь с меня!
        - Ни-за-что!
        - Слезь с меня, это может быть опасно!
        - Конечно опасно, я такая опасная, просто хищница, р-рр…
        Он как-то замысловато выругался - жаль, не запомнила - а потом сказал предельно ласково:
        - Я обещаю тебе - мы потанцуем. Вот сейчас поймаю плохого дядю - и потанцуем. И не только…Ты давай постой в углу…
        - Так ты на задании! - завопила я так радостно и громко, что половина увеселильни от нас отшатнулась.
        И тут произошло несколько событий.
        Рядом пронеслась вспышка света.
        Инквизитор отпрыгнул от нее, попутно отцепляя таки меня и отшвыривая; и начиная тоже кидаться светом - ну или чем они там между с собой бились.
        Я сначала обиделась на инквизитора, а потом, разобравшись, на того, кто пытался его убить. И бросилась наперерез очередной вспышке света.
        Мне-то с браслетом из волос единорога это ничем не грозило - вот только брюнетик о браслете ничего не знал и тоже бросился наперерез.
        Меня снова отшвырнуло, а его задело.
        - Тва-арь! Не жить тебе! - я выхватила у ближайшего дементора саблю и эффектно швырнула её в гадкого злодея, похожего на обычного человека в маске. Тот моментально швырнул в меня световым шаром.
        Мы оба попали.
        Он - в меня. И одежда на мне  вспыхнула и тут же погасла, не задев даже кусочка кожи. А я попала не в него, а в низко висящую огромную люстру, точнее в цепь, которая ее держала.
        Кто же знал что мечи у дознавателей волшебные и странной траектории?
        Цепь разорвалась, а люстра рухнула прямо на преступника, отчего тот упал и, кажется, издох.
        - Чугунная она, что ли? - пробормотала я задумчиво и вдруг поняла, насколько вокруг тихо. Хм, с чего бы?
        - Музыку! - заорала как можно громче. - Давайте танцевать!
        Меня тут же накрыло темнотой.
        Точнее, инквизиторским плащом, которым он решил прикрыть мои обнаженные после локального пожара телеса.
        - Эй, я не попугай! - завопила из-под плаща в попытке выпутаться.
        - Не знаю, что такое попугай, но то, что ты дотанцевалась - это точно, - взбешенно прошипел мужчина в район моей головы
        Я эту самую голову все-таки вытащила. А потом еще и руки - чтобы снова повиснуть на шее у Камильчика и радостно всхлипнуть во все то же ушко:
        - Живо-ой.
        - Дура, - отозвался чуть мягче инквизитор. - Причем, почему-то, своя… Я тебя знаю?
        - Ну так конечно…- я пыталась порыться в ускользающих обрывках памяти. - Так на королевском балу же…
        - Да? И только? Ладно, разберусь со всем, а потом мы поговорим. Мы должны…
        - Должны-должны, - радостно подтвердила я что-то.
        - Злодей, кхм, пойман, - прервал наш содержательный диалог кто-то сбоку.
        - А то я не вижу, - хмыкнул Камилл и перехватил меня поудобней. Да еще и зарылся лицом в мои волосы…
        И вдруг сильно напрягся. Я даже в своем состоянии это почувствовала. И голос сделался резким:

 - А ну ка посмотри на меня. Мне нужен прямой взгляд.
        Хм, странные у него какие-то и извращенные фантазии.
        Ой…
        А если не фантазии? Если он понял?
        Вот не знаю, что бы произошло, если бы я на него посмотрела, но именно в этот момент бодрейка, наконец, перестала действовать.
        И я обмякла, провалившись в темноту.
        ГЛАВА 24, ПОЛНАЯ ОПАСНОСТЕЙ.
        - Анжелика…
        - Анжелика…
        - Очнись, дура ты такая!
        Я резко подпрыгнула от раздавшегося грозного рыка и села на кровати, не желая приходить в себя после восхитительного сна.
        Где волны качали нас с Камиллом. А мы плыли на лодке, и вокруг занимался рассвет, и он прижимал меня к своей мужественной груди…
        - Анж -ж!!!
        Осоловело посмотрела по сторонам.
        Состояние было, мягко говоря, странное. Что там похмелье - я вообще, кажется, была все еще пьяная! А комната вокруг - роскошная и совершенно незнакомая.
        И рассвет, конечно, за окном был, вот только его перекрывали головы зверят, в этом самом окне торчавшие.
        Посмотрела на себя и…
        - Где мои трусишки?! - завопила и слетела с кровати, с которой за секунду до того не собиралась вставать. Вообще никогда - или хотя бы пока перед глазами не перестанут раскачиваться все предметы мебели.
        Почему я в одной сорочке? Кто раздел? Что было-то?!!
        И было ли что-то?
        Грозно повернулась к представителям местной фауны и рыкнула:
        - Если вы не уберегли мою честь, станете флорой!
        Те сглотнули. И наперебой заверили, что переодели мое бездыханной тельце - да что там переодевать было, одни обгорелые лоскутки - служанки, да и вообще, я бы почувствовала, что осталась без чести и прочих важных частиц тела.
        Вспомнив одну миленькую академическую больничку и инквизитора без белья, я с этим согласилась.
        И уже спокойней потребовала объяснений.
        Оказалось, что Камилл притащил меня в свой дом. Приказал холить и лелеять, запер и унесся допрашивать остатки злодея. А если остатки окажутся мертвы - оживлять и допрашивать. Потому как был палач ужасно зол, ведь я могла серьезно пострадать и вообще выжила только благодаря подаренному браслету.
        Я посмотрела с нежностью на запястье, но там ничего не оказалось.
        Принял удар и сгорел?
        Ничего, у меня целый Единорог то рядом.
        В общем, предполагалось что я буду здесь отсыпаться после бодрейки и прочей алкогольной интоксикации, а потом, судя по тому что меня поместили в хозяйскую спальню, буду тоже подвергнута пыткам, правда иного рода.
        Но правды от меня добьются.
        Потому отсыпаться мне нельзя, если я конечно не передумала, за кого замуж хочу, а льзя сваливать, причем прямо сейчас, пока инквизитор не вернулся.
        - А спать на пенсии? - спросила я тоскливо и мученически посмотрела на подушку.
        - В вольере отоспишься.
        Я задумчиво покусала губы…
        Конечно, заманчиво вот так вот Шахерезадой лежать под роскошным балдахином и готовить сказочки к появлению прекрасного брюнета, но…
        Страшно что-то.
        Пойду-ка я отсюда.
        Тут до меня дошло:
        - А вы чего на улице?
        - Сказано же было - запечатал он комнату, чтобы никто не проник и не навредил тебе, - терпеливо объяснил розовый.
        - Но выбраться ты сможешь, - кивнул Тигра.
        - Давай в наши лапы, - раскрыл нехилые объятия Чва-Чва.
        - Стража? - деловито уточнила я и оглянулась, во что бы мне переодеться.
        А-аа пожал плечами и протянул в раскрытые створки окон одежду, смутно напоминающую военный камзол и брюки.
        Понятно. Стража где-то лежит голенькая и счастливенькая.
        - Вы ж мои лапочки, - умилилась. - Да за что мне такое счастье?
        - Просто жалко инквизитора, чо. - вдруг вырвалось у тигры.
        Все звери посмотрели на него тяжелым взглядом. Полосатая туша стушевалась и промямлила уже тише:
        - Нет-нет, я имел в виду это все потому, что мы тебя обожаем и вообще, с тобой так весело!
        - Задорно, - радостно осклабился Еди.
        - Активно, - взмахнул руками Чва-Чваб едва не пришибив всех остальных.
        Я царственно кивнула.
        Да, я такая.
        Быстро натянула на себя выданную одежду и встала на подоконник. Ого. А ведь мы в башенке, да в высокой и гладкой.
        Слезла с подоконника и деловито принялась сдирать покрывала и простыни с кровати.
        - Анжелик…А можно уточнить, что ты делаешь? - мягко спросил Еди.
        - Веревку вяжу, что не видно? Так во всех сказках принцессы убегали…
        - Хм. И ты ничего не заметила?
        - Чего? - я спросила раздраженно. Нет бы помочь - вязать узлы дело-то хитрое. А они отвлекают!

 - Ну, например, что мы уже на нужной высоте, - хмыкнул Тигра.
        Я нахмурилась и снова выглянула в окно. Весь мой зверинец и правда ютился на куске тряпки, повисшей на моем уровне.
        - Э… Это что? Ковер-самолет?
        - Летающее покрывало у одного мага спиз…Стащили, - хмуро уточнил не выспавшийся Феникс.  - Надо вернуть как можно быстрее - так что давай.
        Я дала, конечно, пусть высоту и не очень любила. И мы бодренько спустились за пределы внушительной черной ограды - я бы еще колючую проволоку туда накрутила и пустила ток, тогда совсем бы стильненько было - и быстро рассредоточились по разным улицам.
        Ну как быстро - меня все еще шатало, потому Тигра, закатив глаза, согласился донести до наемной кареты.
        В общем, почти без потерь - не считая того, что наша ректорская семья этой ночью уменьшилась на три любовница - мы оказались в Академии. А оттуда доползли под мороком до вольера, где до вечера я спала, приходила в себя и старалась не слушать гогот мерзких шерстяных уродцев, в красках смакующих истории«как Анжелика нажралась и продинамила палача, попутно уничтожив одного из самых жестоких убийц королевства».
        Следующие несколько дней выдались нервными.
        Для остальных.
        Ректор рвал и метал - из-за баб, это точно. Они ему под разными предлогами отказали - а новых искать при его-то раскладе было накладно. Но если что - я держала руку на пульсе.
        Инквизитор рвал и метал из - за одной бабы. Та его не дождалась - о чем услышал весь близлежащий квартал. Он даже про меня позабыл и про свои сомнения, поскольку был слишком занят. Надо было искать не только одну неуловимую блондинку, но и себе новую стражу. Да и чинить спальню пришлось.
        Хотела я ему предложить свою версию - что от недосыпа по случаю поиска преступника ему эта история привиделась, но решила не привлекать к себе внимание. Меня вполне устраивало, что он редко появлялся в Академии - уж больно не устраивало странное смятение, что я чувствовала каждый раз в его сторону.
        Арман рвал и метал, как ни странно, тоже из-за баб ака «участницы».
        Те срывали отбор. Они вдруг совсем вышли из повиновения, перетерли, договорились и устроили пикет перед его покоями. Но, поскольку пикеты они толком устраивать не могли, смотрелись  их самодельные плакаты с надписями «Отборы - это унижение свободных женщин» и «Долой купленных организаторов»  - с учетом того, что сваливать домой эти дамы не спешили и даже не голодали -  достаточно смешно и странно.
        Филипп рвал и метал, поддавшись общему настроению.
        А я просто наслаждалась ситуацией - потому что понимала, что единственная первопричина рвания и метания была я.
        И в этом был особый кайф.
        Несколько дней я умело увиливала от работы и решения проблем, но всему был предел - и мужиков становилось жалко. Потому потихоньку начала разбираться с их нервами.
        С Филиппом было проще всего: я ему подлила  в чай столь мощное успокоительное, что того можно было бы отправить на горбатую гору - ничего у него не екнуло бы даже.
        Арману помочь тоже оказалось не сложно. Я пришла к многострадальным покоям, на дверях которых уже были неприличные надписи, оттеснила злющего фон Бурана и заявила, что ок, они победили. И раз так не довольны, то могут брать флаг и отбор в свои руки  - то есть делать то, что хотят. Устраивать любые конкурсы, проверки, да и вообще пусть сами решают, кто тут самый умный и красивый, чтобы выйти замуж за ректора.
        Глупые девицы переглянулись и победно заулыбались.

 - Лик, ты уверена? - опасливо прошептал мне ведущий. Я же подхватила его под локоток и повела прочь.

 - Ну вот скажи, если дать бабскому коллективу один ценный приз и сказать, что он достанется лучшей - что будет?
        Позади раздался звук удара и первые истеричные вопли.
        Гаденько подхихикивая, мы удалились на безопасное расстояние - Арман решил прогуляться и понюхать цветочки, пока суть да дело.
        Ну а у меня было следующая жертва обстоятельств, которому, если что, полагалось радоваться, что скоро у него в кровати буду одна только я, а не возмущаться.
        Прошла в его кабинет и уверенно села напротив.
        - Чего тебе? - буркнул бука.
        Уу-у, он когда надутый такой, то очень хорошенький. Надо запомнить, что воздержание ему крайне вредно.
        - Посоветоваться, - я грустно вздохнула. - Я получил письмо… Понимаешь, у меня с другом случилась неприятность. А я не знаю как и поступить… В общем, его жена застукала его с любовницей, и, поскольку оказалась женщиной вспыльчивой, почти полностью оторвала то, чем он любовницу… любил.
        Ох, будь здесь фотоаппарат, я бы запечатлела эти глаза.
        Летающие тарелки и те поменьше будут.
        - Ч-что оторвала? - отмер немного ректор.
        - Любилку…
        - К-к-как оторвала?!
        - Почти полностью, - любезно повторила я. - Но суть не в этом…
        - Да как не в этом!
        - Да так. Надо было ему раньше думать, на что способна обманутая женщина, - я лишь махнула рукой. - Вот только теперь он просит меня употребить свое влияние и договориться о лечении у столичных магов. В нашей-то провинции и целители провинциальные - только ржать и могут. А я…А я против измен и любовниц, - так сурово посмотрела на Алика, что тот сглотнул и поправил ставший вдруг тесным воротник. - И у меня теперь сложная дилемма - поступить по-дружески или следовать своим принципам.
        - Да какие принципы, когда такое… такое!
        - Может ты и прав. Мужская солидарность тоже чего-то да должна стоить… - протянула, отмечая, что ректор о чем-то задумался, но уже не так и мрачно. Понял, видимо, что по сравнению с моим другом дела у него очень даже ничего. - И вообще, не понимаю, зачем нужна вся эта куча девок? Содержать дорого, болезней, опять же, скандалов и упреков в разы больше. Еще начнут травить друг друга от безделья или ревности. А одну жену любить это и не опасно и выгодно, что с моральной, что с материальной стороны…
        Ректор задумчиво потер подбородок:
        - Хм, я как-то не смотрел с этой точки зрения…
        Ну-ну.
        Я на всякий случай перестала продавливать свою концепцию и скромно потупилась, исподлобья наблюдая как блондинчик светлеет ликом. А потом он вздохнул и даже расслабился:
        - Знаешь, мне нравится твой разумный подход к жизни. И вообще…многое нравится. - он запнулся, будто испугался своих же слов. И дополнил с широкой улыбкой, чтобы я не напридумывала себе чего лишнего. - Вот если бы ты был женщиной…
        - Не волнуйся, - я тоже широко улыбнулась.
        - Что?
        - Ничего.
        Филипп принес чай и спас тем самым Алика от неловкости после признаний.
        Настроение было петь и танцевать в Болливуде.
        Но пришлось сидеть, пить чай и думать, что мне делать еще и с Камиллом. Хотя, по -хорошему, не следовало ничего с ним делать. Ведь если вспомнить свои ощущения в те мгновения, когда я считала себя обесчещенной, то становилось понятно - горюшка я по этому поводу не испытывала.
        В кабинет постучался Филипп.
        - К вам тут…невесты.
        - На тартарары мне невесты? -недовольно скривился ректор. Я с ним была согласна.
        - Ну… они даже больше к Анжу.
        Глянула на часы. Быстро они разобрались.
        В кабинет осторожненько пробрались две весьма помятые блондинки, и с щенячим восторгом глянув на нахмурившегося ректора, повернулись ко мне.
        - Ну? - ускорила я процесс.
        - Мы согласны.
        - На что? - ядовито уточнила я.
        - На всё, - побежденно уточнили девицы сквозь зубы.
        - Все согласны? - не унималась я.
        - Кроме одной. Но она уже выбыла…
        Вздохнула.
        - Коридор теперь убирать от выбывшей, да?
        - Вроде нет… - смущенно буркнула правая блондинка. - На своих ушла.
        Я кивнула и заявила, что вечером будет общий сбор. И невесты отправились прочь.
        - Я что-то не знаю? - недоуменно вздернул бровь ректор.
        Я лишь отмахнулась и снова взяла чашку.
        И снова нас прервал какой-то шум из приемной и стук в дверь.
        Заглянувший Филипп выглядел слегка удивленно.
        - Там это…мама.
        - Мама? - нахмурился Алик. - Она же недавно была…
        - Да не ваша мама, - покачал головой первый секретарь и повернулся ко мне.
        А я совсем удивилась.
        Мама?
        Откуда?
        Неужели я что-то не знаю про свою ближайшую родственницу и она полезла за дитятком в канализационный люк?
        Тут из кабинета донесся тоненький голосок:
        - Анж, дорогуша, где ты? Я писала тебе и ни слова не получила в ответ - вот и приехала проверить, как там мой мальчик…
        - Мать вашу! - вырвалось у меня.
        - Ну да, я ж сказал тебе, - кивнул Филипп.
        И я поняла, от кого было то письмо.
        И поняла, что пришел полный пипец - потому как ректор мне, конечно, почти признался в любви и свадьбе, но еще не совсем. Не хватило каких-то жалких нескольких деньков! А я ведь всего в шаге от цели!
        И цель уже недоуменно поднимает брови на мою реакцию.
        А к двери кабинета подходит кто-то в рюшах…
        ГЛАВА 25. МАМЫ РАЗНЫЕ НУЖНЫ...
        Наверное впервые в жизни со мной случился такой ступор. Когда ноженька рученька ни-ни. Попа тоже. А уж про упавшую на пол неподвижную челюсть и говорить нечего
        Я застыла этим самым ступором посреди кабинета, что безусловно нас роднило с женой Лота, но у той  преимущество было - она хотя бы замужем побывала. А вот со мной, похоже, такого счастья не случится.
        В голове в одно мгновение пронеслись сразу несколько вариантов развития событий.
        Вот я в роскошном бархатном платье с глубоким декольте  - и причесочку шикарней бы под корону - подхожу к гильотине под плач толпы, а мускулистый полуобнаженный палач с мешком на голове делает приглашающий жест.
        Или нет, вот я сижу в каменном мешке, в разорванной на мелкие клочки одежде  - и волосы тоже клочками, потому как кое-кто неродственно настроенный к родственнику-на-месяц пытался добыть сыночка Анжа изнутри меня.
        А может я бегу по всё сужающимся улицам столичного города, факелы обжигают полуобнаженные плечи - натыкали их, понимаешь, за освещение они борются - а за мной с жуткими криками и прочими мерзкими звуками бегут возмущенные невесты во главе с реальным Анжем, его реальной мамашей и совершенно не реальным для меня ректором..
        Короче, я приготовилась делать рыдашки и признавашки…
        И потому подскочила к двери и быстренько ее закрыла, едва не прищемив Филиппа, который не сразу сообразил, где он хочет оказаться - внутри кабинета или снаружи.
        Внутри ему показалось теплее.
        - Мне к ней сейчас нельзя… - прошептала несчастно всем своим видом показывая, насколько нельзя. И что нельзя не потому что рядом нет зверят, которые или воздействию успеют мамашу подвергнуть или меня прикрыть.
        Цель всей моей жизни с подозрением нахмурилась.
        - Это почему?
        - Подстригся я… И шапку не ношу…
        - Эм…Не понял.
        Можно подумать я понимаю, что за бред несу…
        - Ну… У нас по роду голова слабая… И потому мы носим… волосы. Длинные… и шапку…теплую. Но я уже взрослый и сам решаю! И когда вырвался в самостоятельную жизнь,  первым делом…
        - Снял шапку и подстригся? - иронично уточнил ректор. И в глазах у него появились такие искорки легкой задумчивости, после которых, как правило, у всех нормальных людей наступало не легкое озарение.
        Б..ть. Кажется мне не поверили. Вопрос в том - насколько не поверили?
        В дверь с той стороны поскреблись. А потом и кулаком долбанули.
        - А ну открывайте! Анж, ты там?
        - Открой ей, Анж, - обманчиво мягким голосом приказал ректор. Знаю я такие голоса - в пятидесяти оттенках лексических ошибок их хорошо прописывали.
        Вздохнула.
        Развернулась.
        Ну и фиг с ними…
        Взялась за дверную ручку, потянула на себя дверь…
        И так с дверью в руках и осталась.
        В прямом смысле. С целой… точнее, слегка треснутой дверью.
        Ну, это было через пару секунд. За которые произошло то, что отвлекло от моей персоны не только ректора, но и озабоченную мамашу.
        В приемной раздался жуткий грохот и локальный взрыв и часть супер-магически-защищенных стен начала оседать в образовавшуюся воронку.
        Я прикрылась дверью как щитом. Розовым рюшам и светлым куделькам, которые я успела заметить, так не повезло - их смело в сторону. И так и оставило лежать. Филипп и ректор уже стояли рядом со мной, причем ректор весь из себя боевой и с горящим шаром в мужественных руках.
        А из дыры…оттуда вырвалось пламя, а потом…
        Вышла самая красивая брюнетка, которую я когда либо видела.
        Алик замысловато выругался
        - День матери сегодня, что ли?
        - Чего? - я  уронила таки дверь, из-за которой выглядывала, и всматривалась в красавицу, брезгливо переступившую на высоченных каблуках через нагромождение камней.
        Ректор мне не ответил.
        Только убрал шар из своих рук и поклонился:
        - Приветствую вас, Катрин, в моем скромном…- он чуть запнулся, осматривая повреждения, - обиталище.
        Чего?!
        Красотка величественно кивнула:
        - Малыш Алик…Уже не малыш…
        Чего?!!!
        Брюнетка поправила бретель откровенного платья и тоже осмотрелась. Заметила рюши и чуть поморщилась.
        А потом щелкнула пальцами и  рюши… растворились.
        - Мамочки… - прошептала я в ужасе. Конечно, я хотела чтобы этот вопрос решился - но не так же радикально!
        - У целителей уже мамочка, - не правильно поняла, но идеально поддержала легенду женщина.
        Я ошалело кивнула. И беспомощно посмотрела на ректора - может он хоть пояснит кто это?
        Но пояснил бледный Филипп.
        - Это мама…Камилла нашего. И она пришла…
        - Из ада…
        - Или этот ад устроить тут, - прошептал несчастный Фил почти неслышно.
        И пока я вспоминала, что там говорили про всяких демонов и насколько это затруднит жизнь в королевстве, мама, которая мамой вовсе не выглядела, расхохоталась.
        - Нах мне ваше королевство. Я к своему мальчику - давно его не видела.
        Я уставилась на нее и попыталась понять, повезет ли кому-то со свекровью или все совсем плохо?
        Повезет, подумала я, когда услышала, что «давно не видела» означает десять лет. Не идеальная ли свекровь?
        Совсем плохо, когда услышала в ответ на осторожные расспросы ректора о причинах такого эффектного появления, что она почувствовала, что ее мальчику очень плохо - и пришла разбираться.
        Нет, всё совсем-совсем плохо, - поняла я, когда она притиснула к шикарной груди зашедшего инквизитора и заявила, что мамочка разберется со всеми его проблемами и пришибет тех, кто эти проблемы вызвал.
        Я уже и так отступила почти до противоположной стенки, а тут и вовсе вжалась в угол. И даже то, что брюнет заявил, что сам решает такие вопросы, не помогло.
        Тут, похоже, ничего уже не поможет.
        Тем более, что королевский палач выдержал с мамочкой минут пять и сбежал, отговорившись работой. У оставшихся, судя по взгляду Катрин, таких шансов не было.
        - Поговорим, мальчики? - она обвела взглядом нашу троицу. - Выпьем чаю… Расскажите мне… как  вы тут живете…
        Как выяснилось, у этих, из ада, довольно сильная эмоциональная связь со своими детьми.  Даже через много слоев земли. И эта самая связь ей подсказала, что у всегда равнодушного и спокойного сыночка начался какой-то совершенно дурной период. И то что она из-за этого сама раскачивается на эмоциональных качелях, ей не понравилось. Особенно с учетом того, что несчастный Камильчик как раз подступился к тому возрасту, когда ему пора встретить истинную пару. А несчастный он потому, что, поскольку наполовину человек, распознать эту самую пару с первого взгляда и достоверно он не сможет - это нужно неоднократно с ней… пообтереться.
        Ложечка в моей руке звякнула.
        Да ладно…Ведь это значит…
        - Так что, есть какая шл… девушка рядом с моим сыном, что может претендовать на гроб… руку моего мальчика?
        Я сделала вид, что не услышала вопрос.
        Ректор сделал вид, что чай очень вкусный.
        И только Фил, глядя на Катрин, как кролик на удава, прошептала завороженно:
        - Говорят, что есть… Блондинка одна. Он за ней гоняется.
        Черт.
        Мамочка нахмурилась:
        - Эта тва…девочка еще и убегает?
        Черт, черт.
        - Ну как бы… у нее просто может планы разные… - заюлил секретарь.
        - Планы… разные, - задумчиво протянула брюнетка. -  Тогда у меня тоже планы будут…Алик, дорогуша, говорят у тебя отбор тут? Вот и славненько, поживу, посмотрю, заодно Камиллу помогу…
        Черт. Черт. Черт.
        Ой, нет, надо не так думать. А то уже одну призвала.
        Катрин встала с кресла, а мой блондинчик, приказав Филиппу привести в порядок кабинет и приемную, пошел заселять гостью нашего королевства.
        А я пошла…
        В вольер. К пруду.
        Топиться.
        - Так, значит рюшевая мамочка у целителей, без сознания от удара по голове, и пробудет там в таком виде еще три дня - а даже если меньше, мы поможем дотянуть, - бормотал Еди, копытом пристраивая грубо сделанную куклу, обмотанную розовыми лентами, на постель из травы. - Мамочка из ада при этом рядышком и зорко следит, не появится ли в поле её адски хорошего зрения  одна никому не известная блондинка - известных, она, думаю, проверит заранее. Причем пока не понятно с какой целью эту блондинку она хочет видеть - убить, чтоб сыночка перестал страдать, или женить  - с тем же смыслом,  - он переместил тщательно вырезанную и покрашенную сисястую статуэтку ближе в центр поля.
        Недохеллингер чертов.
        - Тут у нас спит настоящий Анж, - неподалеку от лежащей розовой куклы Тигра положил игрушечного солдатика, - Вот тут - блондинки-невесты. Готовятся к последним конкурсам под руководством Армана, - плюшевый котик и еще несколько солдатиков, завернутых в розовые «юбочки».  - Вот наш Камилл, бегает по королевству в поисках своей истинной пары, - на этих словах все звери гнусно захихикали, а я заскрежетала зубами. - Вот ректор, который еще совсем-совсем не знает, кто превратил отбор всей его жизни в фарс всего королевства. А вот наша Анжеликочка….
        Феникс торжественно поставил посреди расстановочного месива наспех склеенное из двух половинок двух разных кукол чудовище и Чва-Чва, явно узрев там что-то схожее с ним, восхищенно присвистнул.
        - Итак, предположим, Анж и его мамочка приходят в себя, все понимают и идут возмущаться.  А поскольку возмущаются они громко, то с ними стройными рядами пойдут и невесты. И… - под воздействием Ааа-ционных пассов взбесившиеся розовые куклы наваливаются на мою, уже почти родную, и чуть ли не раздавливают ее в лепешку. - Конечно, есть шанс что мальчики наши как и прежде бросятся тебя спасать - да только от обид своих, что так долго их водила за нос, могут и не сразу.
        - Или вот еще как можно, - вдохновленный удавом Тигра мечтательно закатил глаза к небу, тоже забыв, похоже, что автор романтических историй у нас тут один - и это я. - Лже - Анж  берет расчет, а вместе с ним забирает и приближенные к нему тела - чтобы пришли в себя где-нибудь подальше от Академии. А на следующем конкурсе появляется прекрасная Анжелика, никогда и ни за что не признающаяся в обмане, и бросается к ректору в ноги  с криками «я ваша навеки!». Ей наперерез Палачушка-плачушка с криком «Навеки моя!». Понятное дело, что мамАда  становится на сторону кровинушки, и вот уже вы мчитесь проводить свой медовый месяц в Аду…
        Я аж вздрогнула, глядя на печально уползающих в сторону куколок.
        - Нет ты погоди, можно ведь и так, - внимание! на сцене Еди-нственный и неповторимый. - Глазастая во всех местах свеКровушка, у которой и с нюхом все в порядке, распознает истинную еще раньше, ужасается, что это мальчик, и дабы ее не сжили с Ада насмешками, решает прикрыть лавочку и размазать нашу девочку - тут и Камилл успокоится, и фамильная честь не пострадает, -   мы все завороженно смотрели, как ладная статуэтка, вырыв ямку головой, подпихивала туда мою полукрасоточку.
        Я всхлипнула и скупая слеза поползла по  личику.
        - Ну ладно, пошутили и хватит, - попытался погладить меня по голове Грифон, но, вспомнив про то, что с каменными крыльями у нас уже были проблемы, остерегся.
        Пошутили они, бл..ть!

 - Ну и что думаешь делать? - осторожно спросил Феникс.
        - Про Анжелику и «думаешь»? - хмыкнул Тигра и все зашипели не хуже кошачих. Кое-кто окончательно вышел из повиновения!
        Но я только вздохнула.
        Я ведь и правда думала.
        Про истинные пары, например, думала. Это же классика! На втором, правда, месте после попаданки и ректора - а я не любила быть на втором.
        Про Камилла думала, который так классно целуется, даже когда без сознания - и я без сознания, и он - да еще и ходит все время стильно-смурной и в черной коже.
        Про Алика думала, на которого потрачено столько нервных клеток, и который оказался вменяемо-внушаемым, да еще и редкостным душкой - и с которым я точно передам ген блондинистости.
        Про то, что наступило время собирать камни - вот только быть забитой этими камнями не хотелось.
        Я снова посмотрела на поле боя - по другому мою нынешнюю ситуацию и не назовешь - и прищурилась.
        Что меня не устраивало? Да все. Самое главное то, что от меня в каждом варианте мало что зависело.
        - Значит, терять мне нечего… - пробормотала задумчиво.
        - Ну как сказать, жизнь она все-таки… - начал Феникс, но единорог быстро наступил копытом ему на хвост.
        Розовый, как всегда, раньше всех проникся моей суровостью.
        - Значит, надо действовать на опережение… - размяла я пальчики. И дала знак А-аа, чтобы тот помогал, а сама возвестила трагическим голосом былинных ораторов, глядя, как двигаются фигурки:
        - И будет у нас финал отбора… И выйдут все в купальниках, и схватятся телесами своими мощными да за сиськи чужие. И будет битва. И устанут победители, и утонут проигравшие… И выйдет Анж-свет-ясенный объявлять победу… И сдерет оболочку чуждую - и как бросится девой на победительницу. И размажет ее по стеночке. И навалятся невесты злющие… И кинется к ней сущность адски страшная…И воспрянет Анж и мать его - и тоже кинутся. И придворные туда же бросятся, ибо весело… И случится побоище массовое. А пока суть да дело проберется тихонько дева-то. И предстанет как есть перед ректором. И признается в чувствах девичьих. И обомлеет от красоты и смелости возлюбленный. И начнет целовать и гладиться… И успеют они дать обещания - ни один адвокат демонский не придерется. И поженятся точно в срок…
        Я любовалась грязноватыми уже куолками, стоявшими в обнимку над полутрупиками…
        - Бл..ть, не удивлюсь, если у нее все получится, - протянул А-аа.
        - Поможем… Где сможем, - тихонько вздохнул Грифон.
        - Пшик, - воспламенился от волнения Феникс и горка пепла придала еще большую реалистичность картине.
        - Чур я купальники выбираю, - восхищенно трепетал Тигра.
        - А… А инквизитор здесь куда? - вытер слезки счастья Чва-Чва.
        - Щаз кровью умоешься, - прошипел Еди и опасливо на меня поглядел.
        Но я уже смотрела в другую сторону.
        Никуда здесь инквизитор, его вообще в этой сказке не должно было быть.
        И что теперь с этим делать, я не знала.
        Потому пошла готовиться к очередному свиданию - чем меньше невест будет в финале, тем мне замечательней.
        ГЛАВА 26, В КОТОРОЙ Я, ПОХОЖЕ, ЗАИГРАЛАСЬ
        - Игорный дом?
        - Ну не публичный же, - я недоуменно вздернула бровь. И вежливо помогла слегка напряженным невестам усесться в карету.
        Впятером в четырехместную, ага.
        С низким потолком, ага.
        Впихивая неаккуратно их огромные юбки с фижмами, угу.
        Сами же вырядились - я тут причем?
        Так что если часть юбок отвалится, а высота прически станет менее высокой - их проблемы. Им полезно нервничать. Закаляет, говорят.
        Из зверят со мной - точнее сильно впереди, прям как кот в сапогах, почву подготавливать - отправился на этот раз только Тигра. А сапоги, сволочь такая, обуть отказался.
        Как выяснилось, Феникса и Еди давно уже ни в одно приличное - и неприличное тоже - игорное заведение в городе не пускают, как и Аа-а, попавшегося на шулерстве.
        - Вперед, - ректор, довольно потиравший рученьки, сел в отдельную карету - ну и мы с Филиппом рядом, чего мне младшего брата лишать развлечения. - И что на этот раз проверяем? - кажется, блондин был не просто заинтригован, но и предвкушал веселье, предполагая, что ничего от невест хорошего ждать ему не стоило.
        Милота какая.
        - Умение развлекаться и адаптироваться к неожиданному и нестандартному обществу, - ответила я совершенно честно. Чтобы я да врала будущему мужу?
        Я уже показала Алику, насколько важно, чтобы его помимо заявленных перед отбором требований была еще и надежным другом, умелой хозяйкой, девушкой, всегда готовой поддержать романтичное настроение и умеет находить выход там, где не каждый вход найдет.
        Но, согласитесь, что у нас получалась довольно скучная особа?
        Пусть теперь оценит мою… ну то есть способность невест веселиться.
        Камиллар-то оценил уже…
        Тьфу! Вот об этом не буду!
        Тем более, что возбужденный чуть ли не первой «взрослой» поездкой Филлип -  не зря я настояла на том, чтобы взять мальчика - бахнул бутылочку игристого.
        Мы прибыли в изрядном подпи…предвкушении.
        Невесты к тому времени уже были довольно охуе…осчастливленные своими же персонами. И чуть ли не вывалились к подножке кареты - так в казино хотели.
        Но тут же взвизгнули и застыли в разных позах.
        Просто «море волнуется раз». В главной роли - шокированное гав… русалки.
        А мне даже присматриваться не надо было, чтобы понять, на что…то есть на кого… да ладно, все таки на что они смотрят. Я-то знала, куда ехала.
        Этого проигравшегося молодчика еще несколько дней назад выгнали прочь и навсегда за скандал в центральном доме, а он, решив доказать всем, что ничего такого не имел в виду и имеет право отыграться, объявил голодовку. И с места ведь не сдвинешь - окружил себя внушительным магическим контуром. Он этот артефакт у кого-то из горных волосатиков выиграл - а те с ним, говорят, могли даже от лавины защититься.
        Да вот только владелица игорного дома, госпожа фон Шлепи - ударение на последнем слоге - была известна как любительница чужих страдашек и своих многочисленных плеточек, потому отреагировала разве что заинтересованно.
        На вторые сутки, поняв, что голодом тут никого не удивишь - а уж тем более местных благородных мадамов, которые ради тонкой талии готовы были ребра себе выдрать ногтями, не то что не поужинать - молодой человек себя поджег.
        Опять же, не до сожжения - одежда, понятно, сгорела, а вот сам он не смог, защитился хитроумным заклинанием.
        И я все еще полагала, что он у меня эту идею подсмотрел.
        Но ответных действий и на этот раз не дождался.
        И тогда, тоскливо закричав в пустоту: «Все равно вы меня никуда не сдвинете» - ну может и не кричал, воображение у меня богатое - приковал себя наручниками к двери.
        Даже не хочу думать, откуда он эти наручники достал, с учетом того, что уже тогда был обнажен и пробиться к нему не смогли даже сердобольные благотворители.
        И теперь половина столицы утверждала, что фон Шлепи обязательно обратит на него внимание. Другая половина - что это он в принципе изначально и задумал. И обе половины уже второй вечер как с удовольствием посещали самый развра… роскошный игорный дом Финишвила.
        Мои же невестушки может карты раньше и держали, но вряд ли им приходилось тасовать их под голодным взглядом прикованного голого мужика.
        Хм, кажется, одну прям сейчас вывернет… Растрясло, что ли? Или потому что она дочь пастора - точнее, местные называли их жрецами?
        Ну ничего, справилась.
        А вот с тем, что довольно симпатичный парень рыкнет и попытается укусить ее за подол не смогла.
        Уж не знаю, что Тигрик пообещал голожопику, но отыграл тот на ура.
        Чопорная блондиночка не чопорно подпрыгнула, попыталась умоститься на ручках ректора, промахнулась, взметнула всеми своими юбками и уселась прямо на ступеньки…
        Хм, нет, скорее на митингующего. Аккурат прикрыв его юбками.
        - Это что же…Его голова у нее… там? - настороженно спросил Филлип спустя какое-то время.
        Бл..ть! Это же должна была быть моя реплика!
        Ректор начал неприлично ржать, потом вспомнил, что он наш… то есть их защитник и компаньонка, снял очумевшую девицу с очумевшего мужчины и осторожно снова поставил на ступеньки.
        На лице у блондинки был ужас пополам с…нет, это там что?
        Удивленный восторг?
        - Кхм, - откашлялся Алик, - Прошу всех следовать за мной…
        - Я, пожалуй, подыщу еще… - прошептала невеста… бывшая, похоже, невеста с осоловелым выражением лица.
        Ай да дочка жреца!
        Тут уже начал ржать Филипп.
        Так что мы зашли внутрь с самым замечательным настроением. И принялись осматриваться.
        А там было на что посмотреть. Ну, во-первых, интерьер дорохо-бохато-мы-не-выплачиваем-выигрыши. Все такое плюшевое, золотое и огнеопасное. Во-вторых, праздная публика больше разделась, чем разоделась - такие вырезы и разрезы я видела только на яхтах миллионеров по телевизору. И это, понятно, слегка напрягло моих блондиночек - выбрала я ведь самых…
        Ну, которых тело никогда не предаст.
        Хотя судя по предыдущему случаю, даже я могу ошибаться…
        В-третьих, в воздухе просто плыл аромат разврата, алкоголя и денег… И даже на меня, прожженную  деваху из российской провинции, это произвело совершенно ошеломляющее впечатление.
        Ректор с предвкушением ухмыльнулся - хм, а не игрок ли он? - и решительно двинулся к аналогу рулетки - только тот был в виде бешено вращающегося шара.
        Шарик  по нему перемещался с огромной скоростью и не падал за счет магического поля - и оно же не давало возможности на этот шарик воздействовать.
        Невесты встали рядом с Аликом и вели себя наилучшим способом.
        Одна, похоже, тоже подумала, насколько может быть азартен господин фон Полюбин - Девуа, и лицо ее с каждой минутой делалось все кислее.
        Вторая вдруг возомнила себя музой и провидицей - хотя там только бытовая магия, и ту кот накакал - и орала Алику в ухо «желтое, ставь на желтое!» и «сорок три, моей маме сорок три!» чем того изрядно нервировала.
        Третья, похоже, оказалась из тех, кто заложит дом и девственность - и спустя несколько минут уже снимала со своей руки браслет с камнями в качестве оплаты.
        Ну а четвертая, решив, что ей мало уделяют внимания, просилась то пройтись, то вина, то в туалет.
        Я ж говорю - идеальные девицы. Жаль, конечно, что это последние такие идеальные - оставшиеся в Академии семеро после моего воспитания заматерели и так просто их было не взять.
        Но свою задачу на сегодня я выполняла блестяще.
        Наконец, блондинчику надоело, что из-за блондинистой же суеты вокруг он не может сосредоточиться, а мы с Филиппом ржем без него, и он решил перебраться за стол с Вайт - дженни, научить всех играть. Правила там были просты -  надо набрать двенадцать очков с помощью карт, каждая из которых имела свое значение, убирая и добавляя себе карты.
        Вот только до стола дошло всего три невесты.
        Я недоуменно оглянулась.
        Азартная-то наша уже и диадемку стаскивала! Нет, мне, конечно, все нормально - но ведь с меня-то потом и спросят… Пришлось возвращаться, оттаскивать ту от шара. Терпеть сопротивление - в какой-то момент я подумала, что она тоже все с себя снимет, лишь бы остаться. Просить Тигру о помощи…В общем, вернулась я  уже когда Алик терпеливо объяснил правила игры трем оставшимся невестам.
        Но начать они не успели.
        Потому что в этот момент раздался жуткий грохот, в углу основной залы отвалился кусок стены и из него вылезла вся потрескивающая искрами Катрин в еще более искристом платье, при поддержке трех шикарных мужчин в одних только кожаных брюках и масках.
        Хм,  кажется, мне стоит спросить у них, где они такое масло для тела покупали…
        Со стороны уже бежала местная стража. А первее них летела местная фурия, немезида и горгона в одном лице - госпожа фон Шлепи. Волосы её темные развевались что змеи, губы трепетали на ветру - так бежала - черное бюстье не скрывало шикарных форм, а от юбки было одно название и сапоги…
        Блин, вот кого надо ставить в пару в бассейн с вареньем.
        Я уже представляла побоище, как обе женщины замерли, оценивающе посмотрели друг на друга и... вдруг бросились друг к другу в объятия.
        - Вот и поиграли, тартарарашечки всем в зад, - вздохнул ректор и отложил карты.
        - Что ты имеешь в виду? - удивилась я.
        И тут же услышала громоподобное:
        - Смотри! Там Алик со своими мальчиками! Ну-ка иди к мамочкам!
        ПОХОЖЕ, ВЕЧЕРИНКА ПЕРЕСТАВАЛА БЫТЬ ТОМНОЙ…
        А ведь я даже ни разу не напомнила ей о себе мысленным призывом! Почти без матов и ругательств пережила этот день!
        Но день закончился, мирные жители легли спать и на улицы города вышла мафия…
        - Мамочки? - я залпом выпила бокал вина. - Они что… тебя воспитывали? - я оглядела ректора и пришла к выводу, что да. Вполне могли воспитывать. И чувство стиля привили определенное, и наклонности…
        - Не совсем… - он протянул, а я поперхнулась, подумав о другом варианте.
        - У вас это в смысле… игра такая? Сексуального характера?
        Рядом со мной поперхнулись невесты. И одна даже упала в обморок.
        Черт, я и забыла что они здесь…
        Бл…ть, я и забыла, что нельзя говорить это слово!
        - Мальчики, - прервала мои душевные муки Катрин, явно не замечая, что кроме мальчиков тут еще и девочки. И это не я, - Составьте нам компанию за столом.
        И гордой походкой удалилась со своей подруженцией к центральному столу.
        Мы долго смотрели им вслед. С учетом того, что на госпоже Шлепи были, фактически, только трусы внизу, а у Катрин на платье напрочь отсутствовала задняя часть прям до самой…до глубины широт короче.
        За столом пили и играли на раздевание.
        Много пили, играли во все подряд и раздевали, слава всем, кто есть из богов в этом сумасшедшем мире, специально обученных девиц. То есть это была такая услуга от заведения - ты проиграл, но предмет одежды снимала девушка, стоящая возле тебя.
        До-олго так снимала.
        Красии-иво.
        Играли во все подряд. Я спустя тост перестала улавливать не то чтобы правила, но и названия игр.
        Спустя три тоста отвалилась первая из оставшихся в живых невест. В прямом смысле отвалилась. Вместе со стулом и картами, которые она держала в руках.
        Спустя еще два вторая убежала в слезах. Её всего-то спросили, как она собирается удовлетворять своего будущего мужа. С пояснением, что их Алику должна достаться лучшая во всех смыслах.
        Не я причем спросила - пусть мне и было интересно.
        Но в «правда или действие» вели «мамочки» и все фанты оказались не просто с сексуальным подтекстом, а фонтанировали эротизмом с уклоном в порно и БДСМ.
        А пока последняя, самая стойкая - кстати та, что напряженная ханжа беспокоящаяся за финансовое состояние семьи - исполняла эротический танец, больше похожий на прыжки курицы, я все-таки улучила момент и выспросила, по каким причинам он «их Алик».
        Ректор вздохнул.
        - Понимаешь, Катрин она…взрывоопасна…
        Я кивнула. Я это понимала лучше, чем кто-либо другой. И однозначно беспокоилась, что мы с ней обе в одном помещении.
        - Долго она здесь не выдерживает. Хотя тянет, что уж там  - она пьет  эмоции, а в Аду, по ее словам, все слишком однотипно чувствуют…
        - Ненависть, ярость, желание убивать?
        - Ага.
        - Так она потому такая… пьяная? От эмоций? - протянула я с сомнением, глядя на то, как роскошная брюнетка, чуть покачиваясь на тонких каблуках, бросилась к невесте на помощь. Показать, как все таки надо соблазнительно двигаться.
        Та, по-моему, была уже на последнем издыхании от ужаса.
        Я все-таки могла бесконечно смотреть на несколько вещей в своей жизни, и одна из них это  как мамАда делает мою работу. Но ректор отвлек.
        - Не только, - он хмыкнул. - Но на курс реабилитации в Раю, мы, как понимаешь, так и не смогли ее протолкнуть. Так вот, каждый раз, когда она появлялась в королевстве, что-то происходило. Сначала мой дядя сбежал из дворца за ней и по итогу получился Камилл. В следующий раз она появилась на пятилетие сына, чтобы устроить грандиозный фейерверк…
        - Долго восстанавливали столицу? - спросила я сочувственно. Определенно эта женщина мне нравилась - я прям видела в ней родственную душу.
        - Долго, - кивнул ректор. - В пятнадцать она явилась с домашними суккубами…- тут он чуть запнулся, - для нас обоих… Мы ведь с Камом с детства были неразлучны… И не успела их забрать после того, как они нас… обучили. А во дворце, как понимаешь, много мужчин -  и когда Катрин про них вспомнила, те успели…Много успели, короче…
        Суккубы, суккубы…Знакомое что-то…
        Ах, блин, сучка!
        - А десять лет назад она решила, что хочет, чтобы мальчик был рядом… Ну и пригласила его прямиком в Ад. Камиллар воспротивился. Она снова пригласила…И началось….
        - Долго восстанавливали столицу? - я вздохнула.
        - Ага. В общем, появляется она редко и метко. Но чтобы не упустить воспитание сына, всегда просила подружек присмотреть. А поскольку я был рядом…
        Понятно.
        Понятно, что они там навоспитали у обоих…А я еще удивлялась, как у таких блондинисто-зефирных и вежливых родителей получился такой неоднозначный Алик.
        Впрочем, не могу сказать, что меня это совсем уж не устраивало.  Потому что муж-ханжа-вот-твоя-паранджа мне тоже не был нужен.
        Разговаривая, мы с ректором склонялись друг к другу все ближе.
        То есть не просто плечом к плечу, но и грудь к груди. И аромат его прямо в мой мозг. И кудри его прям по моим щекам. Я, конечно,  старалась контролировать себя - проснуться без трусишек в комнате будущего мужа было бы можно, но чуть преждевременно.
        Отстранилась.
        В этот момент Катрин добила таки невесту. И обратила внимание на нас… лучше бы последней занялась! Она втиснулась между нами и крепко обняла обоих за шеи. И так…подставила грудь Алику, будто собралась его покормить ею...
        Что там ректор говорил про реабилитацию?
        И, сполна насладившись его смущением, повернулась ко мне, желая повторить опыт.
        Хм.
        Я вежливо улыбнулась.
        И тут же поняла - что-то не то.
        Глаза мамАды вдруг их пьяных сделались совершенно трезвыми. То есть прям из разряда «когда Ад замерзнет».
        Замерз.
        Она отстранилась:
        - Та-ак, - сощурилась. - Ты меня не хо-очешь…Интересно, почему?
        Пи…ц. Она что, специально?
        Все замерли.
        Я сглотнула.
        Вот настоящее «почему» мне не хотелось проговаривать.
        - Такой уж уродился…Мне больше как-то… мальчики…
        Последняя невеста изумленно ахнула. И дернулась бежать - скорее всего для того, чтобы донести эту новость до остальных товарок. Катрин только щелкнула пальцами, как та провалилась куда-то…судя по всему в жаркое место.
        - Ненавижу сплетниц, - скривилась. - Идем, поговорим.
        Понятно в кого сына инквизитор и дознаватель.
        - Катрин, я не думаю… - попытался остановить её ректор.
        - И не думай.
        Меня утащили в самый темный угол. Внимательно осмотрели с головы до ног и…рассмеялись.
        - Ты думаешь я девку от мужика не отличу?
        Ну вот так и знала!
        Я зажмурилась.
        С другой стороны, то, что она отвела меня в сторону, не попытавшись изобличить,  внушало надежду.
        - Ну, признавайся, какого рая ты отираешься возле нашего блондинчика?
        И смотрит, главное, как моя мама, когда я поздно с клуба приходила. Они что, на одни курсы НЛП ходили?
        Я глубоко вздохнула  и решила сказать правду.
        - Замуж за него хочу!
        - В таком виде? - она с удивлением осмотрела мой костюм. - Рассказывай.
        Ну я и рассказала быстренько. Не про то, что попаданка, а про отбор. И как помощником стала и как от невест избавлялась, справедливо полагая, что ей такие методы понравятся.
        Только про Камильчика не говорила ни слова.
        Я лишь могла молиться, чтобы она про него не подумала. И радоваться, что его сегодня рядом не было - если бы она увидела сына рядом и почувствовала что, с ее адскими способностями долго я бы мальчиком не оставалась. Девочкой, впрочем, тоже.
        Вот только я рано радовалась.
        Потому как пока меня зажимали в углу, ректор, идиот такой, позвал на помощь.
        И я поперхнулась живописным рассказом на середине фразы, когда услышала рядом усталое:
        - Мам…ты зачем нам мальчика портишь?
        ЧТО-ТО ВЫ МЕНЯ РАЗВЕСЕЛИЛИ И Я КОНЦОВКУ ГЛАВЫ-ТО И ДОПИСАЛА))))
        Я покраснела.
        Представила, как всё выглядело со стороны, и покраснела еще больше.
        Кам стоял, оперевшись плечом на стену, чуть нахмуренный, растрепанный, да еще и в каком-то совершенно домашнем виде, как мне показалось. По крайней мере, вот этот вот открытый пиджачок и узкие брюки назвать формой дознавателя могли только в секс-шопе, если бы такие здесь водились.
        А еще инквизитор был заметно уставшим.
        И я старательно подавила в себе росток жалости.
        Знала, к чему у женщин приводит жалость. Сначала ты его по голове гладишь, даешь на груди выплакаться, а потом слезки то высыхают, губки, что подвывали, по этой самой груди перемещаться начинают, и вот уже стонешь и…
        Блин, о чем я?!
        Катрин тем временем от меня отстранилась, подперла крутые бедра руками и прищурилась в сторону сыночки:
        - А ты в меня топориком…
        Шикарная женщина.
        - Ма-ам, - закатил глаза инквизитор.
        - Давно уже мам. Так что, нашел?
        Покачал только головой.
        - И все еще отказываешься использовать мою помощь? - спросила брюнетка грустно.
        А до меня тут дошло, о чем разговор…
        Ой-ой-оюшки… Палачик, миленький, откажись! Я тебе все ножики переточу, все кандалы перечищу, да я вместо тебя пыточных дел мастером заделаюсь - но если ты согласишься…
        - Мне еще мать женщин не искала, - передернулся.
        Хоро-оший.
        Чего грустно-то так тогда?
        - Почему не искала? Даже находила и подклад…
        - Хватит. Без подробностей.
        Она прищурилась:
        - Это почему без подробностей? Или боишься таки испортить «вашего мальчика»? Не волнуйся, она сама кого хочет испортит…
        Бл…ть.
        Она специально?
        Или оговорка по Фрейду?
        Что будет-то теперь?!
        Я кулачки стиснула и негодующе на мамАду посмотрела. Та лишь подмигнула.
        А палач только хмыкнул:
        - Ты бы еще «оно» назвала. Пошли, продолжим уже ваши посиделки - раз я не могу их разогнать, то хотя бы возглавлю.
        Мы смотрели в удаляющуюся широкую спину.
        - Мой сын - идиот, - вздохнула Катрин. - И я даже знаю в кого… - а потом повернулась ко мне и снова подозрительно прищурилась. - И вот тут возникает вопрос. Может ли он быть идиотом, только потому, что воспитывался рядом с Альдорелло, и это заразно... Но главное - насколько он идиот?
        Я сглотнула.
        Храбро улыбнулась.
        И пропищала
        - Ой, мне ли знать. И... Кажется, нас зовут! Прям призывают…Ой, простите…Я не это имела в виду…
        И помчалась к парням.
        Несмотря на задумчивую мамАду, ночь прошла потрясающе.
        Пожалуй, впервые я и правда совершенно расслабилась с ними - тем более что меня прикрывал Тигра, притворяющийся то шкурой на полу, то галлюцинацией.
        Я смеялась над шутками ректора, соревновалась с инквизитором, кто быстрее вспомнит пытки, давала умные советы Филиппу, а уж когда перебравшая фон Шлепи потребовала переодеть своих особых слуг в лошадок и устроить забег прям в зале, первая выбрала себе коня.
        И грохнулась-то всего пару раз.
        В общем, рассвет мы отправились встречать на набережную.
        А потом поползли в сторону Академии.
        Возле которой изрядно уставшая и босая Катрин вдруг вспомнила, что ей не обязательно было идти пешком, она вообще-то и портал может…
        И тут же в него шагнула, сопровождаемая ревом пламени.
        Кам смотрел с небольшим беспокойством, а Алик - с весельем.
        - Как думаешь, где на этот раз выйдет и вырубится? - обратился ректор к двоюродному брату.
        - А разве… она не в свои покои? - спросила осторожно.
        - Еще ни разу не получалось в таком состоянии, - гоготнул блондинчик. - Хорошо хоть ни разу не попадала в одно место…
        Это понятно.
        - Вот только дипломатические отношения с Риканом мы так и не восстановили… - задумчиво протянул инквизитор.
        - Ничего. Зато остаток отбора пройдет спокойно. Пока она поймет, где она, пока там все уничтожит за то, что её неподобающе встретили…
        Я сглотнула.
        Эм-м. Катрин что, и правда нас оставила на несколько дней?
        С одной стороны, меня с облегчением... А с другой… я даже скучать буду.
        Икнула.
        - Кому-то пора в кроватку… - по-доброму посмотрел Алик.
        - Проводить? - уточнил Камиллар.
        Но я только покачала головой.
        Опасно мне с ним в таком состоянии оставаться наедине…
        Мы распрощались, пошатываясь у ворот - Грифон от стыда усиленно делал вид, что все эти люди ему не знакомы - и я отправилась…
        К вольеру, конечно.
        Потому что о моих приключениях должны знать все!
        Все были не слишком довольны встать в шесть утра и выслушать в подробностях про услугу «язык на ходу», про новый дырчатый интерьер игорного дома и про то, как я победила в заезде и получила годовой абонемент на походы в тюрьму.
        Единственное, что их заинтересовало, так это как восхитительно было идти между двумя потрясающими мужчинами и как мне жаль, что я не могу клонироваться и доставить счастье обоим.
        - Нет-нет-нет, только не двое… - почти безумно прошептал Еди и звери заржали.
        А я немного обиделась, но сильно не смогла - вырубало.
        - Вам смешно, - пробормотала, - а у меня пока мы шли бабочки в животе порхали между прочим…
        - А от кого порхали-то конкретно?
        - Да откуда ж я знаю? - тяжко вздохнула.
        - Спи, - сжалился А-аа и уютно устроил меня в своих кольцах. - Тебе еще сегодня на последний конкурс перед финалом идти. Ты уже придумала, что там будет?
        - Угу, - я погружалась в чудесный мир розовых единорогов и принцев.
        - И что?
        - Ой, всё…
        ГЛАВА 27, ПЕРЕЖИВАТЕЛЬНАЯ. НУ, ТО ЕСТЬ, ВСЕХ ПЕРЕЖИТЬ ПЛАНИРУЮ
        - Отдай.
        - Я не уверена…
        - Отдавай, сказал!
        - Дело в том, что…
        - Мешок золота тому, кто продержится дольше всех.
        - Ну…
        - Почетная медаль от королевской семьи.
        - Но…
        - Ладно, каждому вплетаю волос единорога - чтобы ни одного волоса не упало. Согласны? Или еще абонемент в тюрьму подарить? У меня есть годовой - на всех хватит.
        - Последнего не надо!
        Симпатичные горожаночки вскинулись и замотали отрицательно головами. А потом подвели ко мне двух очаровательных пятилетних малышей. На данный момент очаровательных -  знала я, во что они превратятся минут через десять, когда некому будет дать ЦУ страшным материнским голосом.
        Я поудобнее перехватила пытающегося вырваться из моих рук годовасика и подпихнула пацанов к А-аа, не забыв прошептать им, что для них у меня секретное задание - сорвать как можно больше бантиков с платьев девиц.
        Такса проста.
        Один принесенный бантик - одна конфета.
        Количество детей в комнате с надписью «Кастинг» - а как еще мне было заманить всех этих тыжматерей? - зашкаливало.
        И были они от совсем замечательно пахнущих ползунков - ха! без памперсов - это по-нашему! - до семилеток, уже споро обдирающих позолоту с обоев.
        Прелесть, а не детки.
        Зверята сбили их в похрюкивающую кучку, положив на себя самых маленьких, и потащили в наш любимый зал для приемов, удобный тем, что там были внутренние галереи второго этажа, на которых зрителям можно было укрыться в безопасности.
        А матерям следить за своими кровинушками, которым жутко раздраженный Еди и правда воткнул на манер пера индейца по защитному волосу в волосы.
        Травм и жертв среди пупсиков мне не надо было.
        А на невест… да пофигу. Тем более, что не только Алик пришел в восторг от этой идеи, но и его родители, уже отчаявшиеся дождаться внуков. Ведь мы подбирали не только жену, но и мать будущим детям - а как это проверить? Да просто запустить в клетку к хищникам безоружных  жертв…
        Тьфу, то есть невест в манеж. Полный розовощеких и кудрявых ангелочков.
        Гы-гы.
        Испытание заключалось в том, чтобы расположить к себе как можно большее количество детей. Развлечь старших, укачать младших…
        Да что там, по меньшей мере просто остаться в живых! Что, судя по шоку и панике на лицах, этим блондинкам особо не грозило.
        Я лишь покачала головой глядя сверху с галереи в компании семейства фон Полюбин-Девуа на прижавшихся к стеночке восьмерых девиц.
        Я, кстати, искренне пыталась сделать правильный и действительно нужный конкурс. И искренне надеялась, что расстроенный последними событиями Арман получит таки вожделенную должность благодаря восторженным отзывам.
        Вот только Арман и так все получил - и для начала, письмо от короля, где тот пожаловался, что во дворце мало кого осталось и мероприятия сделались пресными, а всех так и тянет под любыми предлогами в Академию и игорные дома - и он вообще не понимает, почему? И просит Армана как можно быстрее приступить к своим новым обязанностям .
        Потому мой друг ходил с блаженным видом и вообще наср… плевал теперь на мои идеи и их последствия.
        А девицы впали в ступор и не шевелились, надеясь, что их просто не заметят.
        Но тут один из юрких годовасиков обратил внимание на что-то новое и зефирно-воздушно-женственное и подал сигнал. И вот уже три чертовых дюжины повернулись к блондиночкам.
        И пошли на них.
        Некоторые побежали. Другие поползли.
        Бл..ть, а выглядело и правда страшновато.
        - Свет, свет, они лезут на свет! - прошептал мне Арман, уместно вспомнив бородатый анекдот.
        И гнусно захихикал. Все таки общение со мной не проходит зря.
        Невесты ошалело заметались, моляще сложив рученьки в сторону зверья. Но те стояли кремнем - я их туда отправила детей защищать от этих, а не этих… от детей.
        Вперед шагнула самая храбрая блондинка. И принялась причитать какую-то песенку, надеясь сплотить вокруг себя самых адекватных.
        Это она зря. Самым адекватным я как раз дополнительные задания и дала.
        Мы продолжали наблюдать.
        Хм, одна уже молится в углу на коленях.
        О, вот эту точно исключат - она громко орала и истерично отчитывала нескольких девочек, которые всего то хотели рассмотреть её роскошное платьюшко. Ну оторвали несколько кусочков нечаянно -  ну зачем лялечкам настроение портить?
        О, вот эта, кажется, в обморок собирается свалиться… А нет, передумала. Вперед нее свалилась другая и ее тут же погребло под наползшими младенцами.
        - Анж… - задумчиво произнес рядом Камиллар.
        - Да? - я даже не поворачивалась - картина внизу приковала внимание каждого.
        - Что ты там говорил по поводу желания работать инквизитором?
        - Ой правда?! - я восторженно запрыгала, - Ну в смысле…Поговорим после финала?
        Уймись, деточка. Вряд ли он захочет видеть тебя потом…
        Печалька выдавила из меня слезки. Но происходящее - восторженный стон. Несколько детишек постарше уже зажали в углу парочку кандидаток и, кажется, вариант «кошелек или жизнь» выглядел гуманнее.
        Кто-то радостно делал прическу из длинных белых волос… ничего, короткая стрижка - тоже модно.
        Кто-то подвывал в такт истеричному уже веселью самой стойкой красотки.
        Другие ревели от происходящего - а может и от того, что им жертва не досталась - а потом рев подхватывали те, кто был рядом, как раз, когда первые успокаивались.
        Звери, глядя на все это остановившимися взглядами, все больше нервничали.
        Придворные нервничали.
        Мамаши тоже нервничали.
        И ведь без последствий все эти нервы не обойдутся… Ладно, чего пугать детей магией - пойду так разберусь. Не впервой.
        Спустилась вниз и прошла в зал. Хм, а в 3D даже страшнее смотрится…
        Прошла в самую гущу событий, попутно подхватив на руки самых расстроенных малышей - ууу, изверги, не дали по себе топтаться, орут на няшечек - и громко, заявила:
        - Хотите покататься на карусели?
        Конечно хотят. Нормально развлекаться здесь не умеют - я давно это заметила. Детишки отлепились от своих носителей и стеклись ко мне.
        Я взглядом показала зверям место рядом.
        Еди недоверчиво дернул глазом.
        Птиц закашлялся.
        А-аа свернулся смертельными кольцами.
        А Тигра прорычал:
        - Анж…Какую в ж…карусель? Я хищное животное.
        Я как ни в чем не бывало сообщила собравшейся вокруг малышне:
        - Сейчас звери станут в круг и будут катать вас по очереди под музыку.
        И снова сурово посмотрела на зверят.
        Феникс первым пришел в себя от моей наглости - еще бы, ему ж не катать. Летать только.
        - Ты еще на кол нас посади, ду…душа наша. Чтоб двигались синхронно…
        - Ты блин думай, что говориш-шь… - занервничал А-аа, глядя на воодушевленную меня.
        - Не будет такого, я магический зверь, а не деревянная лошадка! - буркнул Еди.
        - Ну пожа-алуйста… - сделала я глазки. Хотелось деток развлечь все-таки, а то что зря они сюда тащились.
        Глазки не помогли.
        Ну ладно, сами напросились.
        Я повернулась к замершей в ожидании ребятне и грустно объявила:

 - Дети… Они сказали, что не хотят с вами играть в карусель…
        Ух, команда «фас» питбулю и та не была бы эффективней.
        В общем, не прошло и десяти минут, как ситуация нормализовалась.
        Звери работали.
        Дети катались, стояли в очереди, самые догадливые - торговали билетами.
        Несколько слегка окосевших невест помогали стоять в очереди самым маленьких, а самых-самых маленьких еще и укачивали.
        Их и стоило, пожалуй, выбрать - но это уже не ко мне.
        Ночь перед финалом я не спала.
        Понимала, что завтра все решится окончательно и бесповоротно - или я решусь окончательно. Или меня решат бесповоротно. И это меня пугало до жути.
        Было ощущение,что все это время я радостно скакала по лесу с корзинкой, дружила с волком, бабушкой и охотниками - но вот уже опушка и мне придется из леса выйти.
        В реальную жизнь.
        Зал мы обставили как должно. Со всей изысканностью боксерского клуба.
        Транспаранты. Синий и красный цвет. Трибуны и флаги. Ну и полураздетые красотки с подобием попкорна - здесь его заменяли маленькие фруктовые клубни. А уж сколько Филиппу с Арманом пришлось приложить усилий чтобы сделать магические световые рампы над рингами, представлявшими собой бассейны для драки.
        Скамейки - довольно неудобные, кстати, зато удобно вскакивать и болеть - ломились от публики.
        - Не многовато народу-то? - я удивилась.
        - Так здесь все, - пожал плечами Феникс.
        Я сглотнула.
        Ага, на королевской скамейке все…
        И там где фон Полюбины-Девуа тоже…
        Да и в принципе… придворные. Советники. Бывшие невесты. Свисающие как гроздья в окнах студенты.
        Ну и главная «ложа» с организаторами и собственно виновником торжества. В окружении стражи - чтоб заранее на сувениры не разобрали - и дознавателей во главе с Палачом.
        Эти во всех смыслах по мою душу.
        Пи..ц.
        - Анж! Иди к нам! - махнул мне радостно блондинчик и указал на оставленное местечко.
        Ну уж нет. Я тут пока. В сторонке.
        - Еди, - сдавленно прошептала я единорогу. - Ты уверен, что одного браслета хватит?
        Он внимательно осмотрел зал. А потом, кажется, мысленно со мной попрощался.
        - Рви еще три волосины. И знаешь чо…Мы как бы тоже с тобой.
        Так что мы остались отдельной суровой грудой.
        Благодушно настроенный Арман взял магический рупор и толкнул отличную речь, как же все счастливы, что Отбор подходит к концу - да еще и таким вот распрекрасным образом.
        Он-то как раз выглядел счастливым.
        И собирался комментировать из непосредственной близости.
        Заиграла торжественная музыка и к бассейнам с чистейшей лечебной грязью приблизились четыре финалистки.
        - Бл…ть, - я не сдержалась, глядя на их кружевные панталоны до щиколоток и закрытые до шеи рубашки. - Я ж им сказала - в купальных костюмах!
        - Так они в купальных костюмах, - розовый недоуменно покосился на меня рогом.
        - Ну и как я должна среди них затеряться? - прохныкала, вспоминая свое вязаное бикини под камзолом.
        Тут уже на меня посмотрели все звери:
        - А ты собиралась затеряться?!
        Ядосадливо махнула рукой.
        - Чтобы поединок был честным и оградить невест от помощи, вот за этот магический барьер ни один мужчина не проберется, пока все не закончится. И выйти оттуда никто не сможет. А еще внутри него не возможна никакая магия! - продолжил пояснения Арман. Я только хмыкнула. Угу, никакая, кроме заложенной. Природой так сказать. - Девушки должны будут драться по двое в своих коры…бассейнах, а победительницы сойдутся в честной последней битве. Ну что, вы готовы?!
        Ух ты.
        А музычку-то какую подобрал!
        Толпа взревела.
        Невесты залезли в бассейны.
        И…
        Хм. Она точно думает победить, пытаясь вырыть в грязи ямку?
        А вот она? Она ж блин…. поливает соперницу, чуть ли не нежно. Еще масочку бы предложила ей сделать для лица.
        А эта? Да она испачкаться боится! Ага, стоя по колено в грязи
        Это были самые скучные бои всех времен и народов!
        - Все-таки я была права, - сказала удовлетворенно и подмигнула А-аа.
        - Чего я не знаю? - насупился единорог на наши перемигивания.
        - Того что…
        Договорить я не успела.
        С диким грохотом обвалилась часть стены возле нас и возникла…
        - Катрин… - я сглотнула. - А вы откуда?
        Впрочем, может и не стоило спрашивать. Уж не знаю, где она была все это время, но то, что с ней там делали… В общем, я так полагаю это делают на кастингах в порно-фильмах. Нет-нет, я не смотрела - мне рассказывали.
        Демоница-в-очень-откровенном-платье, слегка пошатываясь, обвела одухотворенным взором зал и удивленно округлила губы.
        - О, а у вас тут не менее весело.
        Чем еще больше подтвердила мои подозрения.
        И не успела я ей что-либо сказать, как она уже лезла на ринг. И даже Кам, бросившийся наперерез мамочке, не смог помешать.
        - Так что ты там говорила про «была права»? - немного обеспокоено спросил Еди.
        - Грязь. Зачаровали. Чтоб у них там все… веселей пошло, минут через пять после начала, - я уже почти хныкала
        - Агрессивин с адреналином. Пятьдесят на пятьдесят. Эффект на десять минут - а потом должна была появиться Анжелика, - если бы А-аа мог делать рука-лицо он бы сделал.
        Хвостом по морде выглядело не так.
        Потому что когда Катрин появилась на ринге, невестушки, уже изрядно вдохнувшие грязевых паров, обратили свой взор на нее. И, мысленно посовещавшись между собой, точно определили, кто здесь лишний.
        Огненная и не поняла сначала.
        Как поняла - призвала свою силу…Да только не было ее внутри. И рассерженный сына не мог пробиться - мы на славу барьер делали. Половину кристаллов Академии туда закачали.
        А Катька, какой бы ни была оторвой и роскошной, оказалась в общем-то одна против четверых.
        У которых натурально уже скрючило пальцы и загорелись глазки.
        Так вот что адреналинушка животворящий делает…
        - Я пошла, - сказала убито и действительно пошла.
        Уж не знаю, как я собиралась провернуть до этого победу, но сейчас понимала - ждать нельзя. И смело шагнула за барьер, вызвав недоуменный вдох окружающих. И встала плечом к плечу с Огненной.
        И пошло грязевое рубилово.
        И полетели руки-ноги девичьи.
        И мордасы в пол впечатались.
        И превратились локоны в копьюшки…
        - Все-таки опыт не пропьешь, - сообщила мне демоница, заламывая очередную рученьку.
        - Ага, - я сидела на спине у другой кандидатки.
        Та затихла.
        Да  и остальные тоже.
        Действие-то грязи закончилось.
        Хм, странно, а ведь ВСЁ затихло. Вокруг тоже…
        Я привстала. И сглотнула.
        Смотрели на меня и молчали все. А больше всех смотрели Альдорелло с Камилларом. Вот прям возле барьера смотрели. И смотрели так….
        В общем, я уже подумывала, а не выиграть ли мне путевку в Ад?
        - Он же… - прошептала одна из невест.
        И все шумно вздохнули.
        - Ты выдала себя, чтобы спасти меня? - расчувствовалась Катя.
        Я лишь вяло махнула рукой. Что уж там… Пора уже…так что хуже не будет…
        Ан нет… ошибалась.
        Потому что демоница вдруг всмотрелась в лицо сына, потом перевела взгляд на меня…
        - Да ты же… - прошипела она.
        Но её прервали.
        У входа в зал раздался шум и вперед выступила расхристанная розово-рюшевая дамочка, которая тащила за собой осоловело глядящего молодого человека в одних кальсонах:
        - Я требую чтобы мне объяснили!  - и уставилась на меня и завизжала - Ага, так и знала! Это же…
        И все снова посмотрели на меня.
        А я что?
        А я стянула парик и смущенно улыбнулась.
        - Я же… ради любви.
        И вздрогнула от восхищенного голоса короля:
        - Арман… Если твои вечеринки не будут похожи на это - можешь меня не приглашать.
        ГЛАВА 28, ПРО СОВЕТ ДА ЛЮБОВЬ. ХНЫК-ХНЫК
        Когда у меня на старости лет будут брать интервью и спросят, какой момент я считаю поворотным в своей жизни, я буду вспоминать не тот день, когда застукала подлеца - Евгения с другой.
        И не тот, когда я попала в волшебный мир.
        И даже не тот, когда я встретила ректора, и моя мечта обрела конкретные формы.
        Нет, я буду вспоминать вот этот вечер. Дикие крики и визги - и попытки меня порвать.
        От «порвать» финалистками защитила Катрин, которая вообще внезапно протрезвела и крепко взяла меня под локоток.
        От остальных - все еще не опавший барьер. Да и про браслеты made by Edi не стоило забывать.
        И вот в этих криках, которые быстро стали фоном, среди этих перекошенных  лиц, которые я тут же перестала замечать - глаза Камиллара…
        Сверкающие гневом, яростью, болью и нежностью.
        Уж не знаю, как одни синие глаза могут столько вместить и столько выразить - но они смогли.  Как и его рука, поставленная на прозрачный барьер будто в попытке пробраться сквозь и дотронуться до меня.
        Как и его рваный вдох и ядовито-злое, сокрушительно нежное:
        - Всегда была рядом…
        И вслед за этим совершенно убитое:
        - Но не хотела, чтобы я это знал. Почему?
        Я бы сказала.
        Сказала, что и не предполагала, что у меня будет выбор. И необходимость этот выбор делать.
        Что привыкла заставлять сама - и боюсь, что теперь меня заставят, а я так и не осознала, что на самом деле чувствую.
        Что я всегда любила блондинов,  и последние недели жила с одной единственной целью - такого блондина заполучить.
        Что ректор и попаданка воспеты во многих книгах, а мне всегда хотелось, чтобы моя жизнь была как книга. И в конце обязательный хэппи-энд.
        Что с Аликом все просто и понятно. И я знаю, что ждет нас впереди. А с ним…
        Но впервые в жизни я не могла произнести ни слова.
        Даже когда он спросил глухим голосом, обводя рукой зал и мое неоднозначное прошлое:
        - Значит, это все ради него?
        И вздрогнул от сказанного другим тоном, восторженного и восхищеного, Аликом:
        - Значит, это все ради меня?!
        Я сглотнула. И неуверенно кивнула.
        - Да и пофигу,  - легкомысленно сказала Катрин.
        - Нет, мам, - голос Камиллара сделался совершенно ледяным. Как и его лицо. - Пойдем, я провожу тебя.
        - К-куда? - не поняла Огненная.
        - В Ад…
        - Но… - начала она возмущенно.
        - Кам… - начал ректор несчастно.
        - Будьте счастливы, - процедил Палач сквозь зубы, и вместе с этими словами барьер с хрустальным звяком исчез, а он дернул мамАду и что-то сказал той на ухо. Она начала возражать, но он лишь встряхнул её за плечо, и оба свалили… то есть, провалились.
        А меня уже обняли. Всем ректором.
        Что способствовало моему смятению, усилению возмущенного воя и увеличению количества помидоров в спину - или чем они там кидались.
        - Я и не думал, что на отборе и правда можно найти лучшую… - сказал блондинчик таким тоном, что у меня появились силы задавить напрочь сомнения и ощущение, что где-то что-то пошло не так.
        - Правда? - посмотрела я на него и улыбнулась.
        - Угу. Как и не думал, что ради меня можно устроить… все это.
        - Ты заслуживаешь…
        - Мы не заслуживаем! - дорвался до нас, наконец, чей-то голос. - Да кто она такая?! Да что здесь происходит?! Да чо это такое-то!!!!!!
        Ага, одна из финалисток.
        Я вздохнула.
        Кажется, мой выход.
        Я стряхнула Алика и подняла голову:
        - Фарс и агония, вот что это такое… - пробормотала тихо. И уже громче, - Финал, девочки. И жених сделал свой выбор. Сделал же? - я мило улыбнулась ректору, который стоял все еще ошеломленный и нервный.
        - Конечно, - сказал он, наконец. И взял меня за руку.
        И снова вопли. Из которых членораздельно:
        - Она усыпила моего мальчика…
        - Нечаянно! И он содержался в отличных условиях...
        - Она же притворялась мужиком! И вообще, она - организатор! - это уже невесты.
        - В правилах не было такого, что так нельзя. Если вы не догадались сделать так сами, то какие мои проблемы? - парировала спокойно, задрав бровь.
        - Её не было в списках!
        - Ну мало ли, секретарь ошибся, не дописал - я что, должна страдать? - развела руками.
        - Да-да, прости меня, мой недосмотр, - покаялся Филипп.
        - А конкурсы? Свидания? Она же не проходила!
        - Да ла-адно, - это уже папа Алика. - И проходила и победила - из тех, что я помню.
        - А вдруг не натуральная блондинка…
        - Могу продемонстрировать…везде. Девственницу кстати там же можно посмотреть..
        - Но она не благородная! - нашлась, наконец, одна умная.
        Вот не зря я тебя сучку еще на первых этапах отстранила.
        Так, что бы придумать?
        - Благородная, - вдруг стал рядом Еди - я её удочерил. А я, как-никак, принц Розового леса.
        - Правда что ли? - я шокировано смотрела на друга.
        - Ну да, теперь ты мне как дочь…
        - Да я про Розовый лес!
        - Слушай, ну что ты начинаешь!
        - А магия? Магия-то у нее есть? - сварливо зарычала недобитая соперница. И все ей начали поддакивать.
        - Вот слава всем богам, - вдруг испуганно завопил король. - Вы представляете, что было бы, если бы у нее еще и магия была?!
        И судя по замолкнувшим окружающим, они представили.
        И впечатлились.
        Да так, что больше возражений не было - а были долгие и нудные разбирательства, протоколы, выяснения, штрафы, прощения и прощания.
        Что в условиях отсутствия Главы дознавателей и инквизиторов, который просто исчез, оказалось делом не слишком веселым, а, наоборот,  хлопотным.
        Я сидела в бассейне, в который мы опять переделали пруд, и грустила.
        Наверное, как и любая невеста накануне свадьбы.
        Довольно скорой, кстати - все ж они в этом королевстве были повернуты на законах. И поскольку день рождения Алика был уже близко, свадьбу надо было сделать еще ближе. Вот так и получилось, что с момента финала до сегодняшнего дня прошло не больше недели.
        За время которой я не сделала ровным счетом ничего - готовиться к свадьбе, которой пророчили стать «свадьбой года» мне не дали. Ну, за исключением того, что я сама себе выбрала платье, в которое на всякий случай вплели волоски моего «папочки». Так что бронежилет теперь не понадобится.
        Сидела вот и пыталась понять - то, что меня не подпустили к организации, это признание заслуг перед отечеством или же страх перед моим всемогуществом?
        Но и расслабиться мне не давали.
        Знакомства с будущими родственниками и семейными друзьями, которые были просто счастливы меня видеть - а кто не был счастлив, таким делался, глядя на зверье за моим плечом.
        Друзья снова установили дежурство.
        Экскурсии, примерки, подгонки. Спа - как уж без него. Пара походов в семейную сокровищницу в компании настороженной мамочки ректора - та, похоже, только и мечтала, что я украду столовое серебро и Алик от меня откажется.
        Свидания с Аликом…пожалуй да, лучшая часть этого времени.
        Конечно, в свете случившегося, нам уже не было необходимости поближе узнавать друг друга. Потому все наши свидания проходили весело и дружелюбно, особенно если я таки соизволяла рассказать ему частично истинную подоплеку тех или иных событий, что творились у него под носом - и о чем он не знал, конечно.
        Особенно мы хохотали над историей с его любовницами.
        - Слушай, кха-кха, - сказал задумчиво Феникс, выдувая идеальное колечко. - А это нормально, что тебе про вот это вот… смешно?
        - Конечно, почему не посмеяться? - сказала с недоумением и погрузилась в теплую воду еще больше. И вообще, чего они переглядываются?
        - Ну, просто для влюбленных такие темы обычно…болезнены, - осторожно муркнул Тигра.
        - Я выше этого! - задрала нос.
        - И ув-уверена в выборе? - выдохнул Чва-Чва заготовленную, судя по всему, реплику.
        Я нахмурилась.
        - Вы это чего? В заговоре?
        - Просто мы хотим быть уверены, что ты понимаешь, что делаешь… - начал А-аа.
        - Да когда она понимала… - пожал плечами Еди.
        - Да все она понимает, - шумно вздохнул камень, а не грифон. - Но Анжелик… Ты завтра станешь женой…
        - А то я не знаю!
        - А ты… и правда хочешь замуж за Альдорелло?
        - Естественно. Он ректор, он блондин, он замечательный… - начала я перечислять, все больше распаляясь. - И вообще, что за допрос?! Или вы решили поработать вместо Камилла?
        И тут же осеклась, произнеся это имя.
        Хватит.
        - Я. Выйду. Замуж. За Алика.  И буду счастлива, это понятно?
        Было бы куда отступать, они отступили от этого угрожающего тона. А так только бульки видны.
        - Самое что интересное, и правда будет счастлива… - пробормотал вынырнувший Еди.
        Мою попытку отцеубийства прервал почтовый голубь.
        Который нес… шарик?

 - Летающий слоник! - завопила я в восторге. - Он помнит! Ой, и коробочка с записочкой… А в ней колечечко. А в записочке - пожеланьица…
        - А завтра свадебка, - пробормотал Тигра, но я уже его не слушала.
        Больше никаких печалек!
        Я добилась, чего хотела - и стану завтра самой счастливой на свете женой самого замечательного мужа!
        Бахнула шампанского от нервов и крепко уснула в девичей светелке, которую мне организовали в отчем доме, то есть вольере.
        Свадебный день выдался погожим.
        Маги постарались - Ааа проконтролировал.
        Потому - ни облачка.
        А гудение пятиста гостей в Храме Всех и Еще Нескольких - так переводилась непереводная аббревиатура сверху - слышалось даже в Академии.
        Меня провели тайным ходом в особую комнату у главных ворот Храма, где нарядили, накрасили, причесали, а когда закончили - начали восхищаться.
        А там было чем.
        И переливающимся обручем на простой прическе.
        И длиннющей фатой.
        И самым-правильным-на-свете свадебным платьюшком. Где сверху голые плечики и сисечки, а снизу много-много километров умело намотанного золотистого материала.

 Я посмотрела в специальный глазок в зал церемоний и сглотнула.
        Народу было…Много. Роскошные, яркие, шумные, возбужденные.
        Похоже, эти даже фору дадут моим земным родственником и однокурсникам в желании повеселиться.
        - Готова? - Еди, посыпавший себе шкурку блестками и позолотивший рог, встал рядом.
        - Конечно, - я широко улыбнулась.
        - Готовы? - Арман, роскошно выглядящий в белоснежном камзоле, аж прослезился, глядя на нашу с папочкой красоту. - Ах…
        - Я знаю, - улыбнулась еще шире.
        - Не тресни, - буркнул чем-то недовольный со вчерашнего дня Тигр. И возглавил звериную делегацию Единственных, но самых лучших моих гостей. Даже Грифф ради такого события добрался и пристроился изнутри очередной колонной.
        Арман поцеловал мне ручку и исчез.
        Мы заняли исходную позицию.
        Заиграла торжественная музыка.
        Стража в белоснежных ливреях распахнула резные двери.
        И у всех гостей вырвался изумленный вдох… Нет, они не успели еще меня увидеть. Но по обе стороны от дверей рухнул на землю сверкающий водопад, и вода потекла по дорожке к алтарю, заставляя невидимые до того лотосы проявиться.
        Я пошла медленно, как лодка, сопровождаемая единорожкой, и там, где я проходила, лотосы становились золотыми, а вверх под белоснежные мозаичные потолки взмывали полупрозрачные деревья, и тут же распускались разноцветными цветами, похожими на маленькие фейерверки.
        Это было так круто, что я чуть не описалась!
        Но вовремя вспомнила, что я невеста, и пошла дальше, теперь уже не отрывая взгляда от широкоплечего мужчины в черном с золотом камзоле.
        Его белокурые кудри сияли чуть ли не больше, чем восторженно глядящие на меня глаза.
        А улыбался он так же широко, как и я.
        Внутри порхали бабочки. Я в платье своей мечты на свадьбе своей мечты выхожу замуж за мужчину своей мечты!
        Ну что может быть лучше?!
        Алик протянул мне раскрытую ладонь, а Еди отступил.
        Я вложила дрожащие от волнения пальцы в его, и мы сделали еще два шага по направлению к умиленно глядящему на нас жрецу.
        Я судорожно вздохнула.
        Ректор ободряюще сжал мою руку.
        - Мы собрались здесь… - начал церемонию жрец.
        ГЛАВА 29 ФИНАЛЬНАЯ
        Ка-ач-кач…
        Ка-ач-кач бам
        Бульк
        Ка-ач-кач…
        Что за странные звуки?
        Я попыталась очнуться - ну как там бывает, томно потянуться на незнакомых шелковых простынях, уставиться в расписной потолок и бла-бла-бла…
        Но рука наткнулась на что-то склизкое, потом что-то зазвенело и я, наконец, и правда пришла в себя.
        Села и осмотрелась.
        Ну пи…ц…
        Им пи…ц!
        Темное, забитое вонючим хламом помещение - и я.
        Качка, плеск - и я.
        Цепь на ноге, порванное лучшее платье всех времен и народов - и, бл…ь, я!
        В голове, в которую чем-то ударили - потому как болела она, родимая - постепенно выстроилась цепочка событий, приведших меня, похоже, в трюм корабля, которому, судя по моему отвратительному настроению, скоро предстоит стать призраком!
        Так, на чем там остановился мой телевизор в прошлое?
        Ага, на том моменте, когда мимиметр у меня так зашкаливал, что мог и сломаться.
        Моя рука в руке ректора и мягкая улыбка жреца, который говорил самые вожделенные для девушки слова на свете.
        Потом мы повернулись друг к другу, и я увидела сияющие ректорские глаза и нежную улыбку. Глаза, выражавшие искреннюю симпатию, радость от предстоящего события и, буквально спустя пару секунд… смятение от того, что он понял по моему лицу.
        Смятение, грусть и обреченность. Вот такие глаза у него выразительные оказались.
        Потому что он не только понял, но и принял.
        И в глазах его появилась решительность, а потом блондинчик  сжал сильнее мои руки в знак поддержки того, что я сейчас скажу, через силу улыбнулся и кивнул.
        Ну я и сказала. В ответ на вопрос жреца.
        - Нет.
        А потом повторила погромче.
        - НЕТ.
        Потому что вот стоя перед алтарем поняла, что не того мужика я замуж хочу брать. А дарить счастье направо и налево я не согласна.
        Понятно, что слезы умиления в церкви сменились на крики возмущения. Жрать-то на свадебном пиру всем хотелось.
        И, конечно, нашелся умник, который вспомнил, что жениться надо хочешь-не хочешь, а то по закону Алик-то не может неженатым ходить после тридцати пяти.
        Классный, конечно, закон - нам бы такой. Но не сейчас.
        - От сердца отрываю, - буркнула напряженному Алику, который только что совершил самый благородный и глупый поступок в своей жизни.
        Отказался от меня.
        Поэтому я тоже готова совершить самый благородный и глупый поступок.
        - Вы же торчите мне лю-бо-е желание? - повернулась я к королю, который, как и положено, сидел на первом ряду. Стоял уже, точнее, и, я бы даже сказала, к нам с Аликом подходил, как и многие другие, сжимая кольцо всевластия все сильнее.
        - Да… - протянул король всея королевства не скрывая удивление.
        - Так вот…правом данным мне желанием, я отменяю для Альдорелло ваш этот закон. Про свадьбу для тех, кому до… Пусть сам решает, когда, кого и с кем он захочет - и будет счастлив без всяких отборов.
        Хм, эффектненько получилось.
        Алик аж глазами влажно блеснул и пальчики мне поцеловал.
        Хороший мальчик.
        Ничо, будет и на его улице попаданка.
        Но, пока я отвлекалась на его потенциальное счастливое будущее, и дожидалась от скрипящего зубами короля подтверждения исполнения уговора, гости, жаждущие банкета, подобрались к нам непозволительно близко.
        Звеня когтями.
        А ведь на улице еще народ ждет, когда молодые выйдут и слуги начнут традиционное разбрасывание монет… Эти так точно не простят отмену долго и счастливо…
        Меня накрыло чувство дежа-вю.
        Но, в отличие от прошлого раза, я была не одна. И моя команда уже просочилась между разгоряченной событиями толпой, скандирующей «Свадьбу! Свадьбу!» - кажется, особенно старались родители Альдорелло, которые мысленно уже качали внуков - и заняла оборонительную позицию.
        Алик прижал меня к себе и под прикрытием нежности прошептал на ушко:
        - Там в стене выход в маленькую комнату, где женихи ожидают. А в ней - дверка в сад. Ну там отли…Не важно, короче. Через сад выберешься на улицу. Давай, беги к нему, я прикрою…
        Осмотрел вставшую рядом команду, готовую отдать жизни подороже, и улыбнулся.
        - Мы прикроем.
        Вот так и получилось что спустя пару минут я уже бежала в платье-в-котором-не-стоит-бегать в лабиринте пустынных улиц - а чего им пустынным-то не быть, все на моей свадьбе - пытаясь удалиться как можно дальше от храма.
        Удачненько, конечно, все вышло, да только когда я хапнула достаточно кислорода, то осознала, что, собственно, «беги к нему» мне сказали, а где этот он сейчас находится не сообщили.
        И я окончательно заплутала в огромной столице, которую знала только из окон кареты.
        Остановилась. Отдышалась.
        Так. Мне нужен план…
        Но план мне не понадобился.
        Потому что свернув в очередной проулок я увидела нескольких головорезов, которые, моментально оценив ситуацию, - хорошенькая блондиночка с сисечками, в платьюшке и с чем-то явно дорогостоящим на голове - начали на меня наступать.
        Я - отступать.
        И может смогла бы оторваться, если бы сзади меня не ударили, и я бы не потеряла сознание.
        И очнулась явно в корабельном трюме. В грязном платье, без диадемки и в дурном настроении. А откуда ему быть хорошим, если меня похитили и  везут мною торговать.
        Выставят на подиум, в одной простыне, например.
        Потом такие р-раз - и простыню сдернут. А там я, голенькая почти, в одних блестящих трусиках и лифчике. Кожица маслом намазанная для красоты, волосы каскадом белокурым…Все обомлеют и как давай за меня торговаться, суммы огромные предлагать. Но, победит, конечно, такой мускулистый и загадочный незнакомец. В маске Зорро.
        Назовет сумму, от которой все только рот откроют, а потом подскочит и ревниво укутает меня снова в простынку…
        От прекрасных грез меня отвлек очередной ка-ач, из-за которого с груды вещей отвалился какой-то мешок и упал на меня.
        Нет, блин, так не пойдет. Я слишком ценный груз, чтобы держать меня в таких условиях - не знают как похищать нормально красавиц, я им объясню.
        Всмотрелась в цепь и осторожно вытащила из железного ободка ногу. Я бы даже сказала легко.
        Не знаю, кого они возили прикованными раньше - может баб-мутантов - но я если пару дней не поем, так и вовсе в замочную скважину могу просочиться,   не то что из таких кандал… кадалов…кандалей выскочить.
        А я перед свадьбой от волнения…ладно, потому что хотела влезть в платье, ничего и не ела.
        Подтянула верх платья, оторвала пару лишних метро-килограмм юбки - и бегать легче и главарь, глядишь, в ножки влюбится - взбила и без того растрепанные волосы аля я-только-из-трюма и полезла по лесенке к выходу.
        И решительно дернула на себя дверь.
        И конечно же отлетела вместе с ручкой, спиной назад, потому как дверь оказалась заперта - на замок, скорее всего, да с обратной стороны.
        Ну-ну, ушлепочки, это мы еще посмотрим - кто кого.
        Заозиралась.
        Так, а вот и круглое окошко, затянутое чем-то мягким и полупрозрачным.
        Отодрала и глянула - ну нормально, не в морские пучины ведет, а на палубу. Голова пролазит - так и остальное вытащу. И принялась вытаскивать, раздумывая, какая я замечательная и предусмотрительная, что осталась в одном полупрозрачном подъюбнике…
        - Гхм…
        Я испугалась, пролезла от испуга окончательно и бухнулась всей собой на грязные доски, неловко задрав ноги в йогическую позу чего-то там воинственно за голову.
        А потом, кряхтя, села.
        Хм, пожалуй мне не интересно, чтоб в меня главарь влюбился. Потому как если это он, то мне такого не надо. Грязный, патлатый, старый да еще и бородатый - и борода эта, украшенная остатками то ли завтрака, то ли питанием всей предыдущей недели внушала отвращение.
        - Нельзя же так пугать людей, - встала и погрозила пальчиком. - И, кстати, раз вы уже здесь -  апартаменты меня не устраивают. Хочу поговорить с администратором круиза! Или где у вас там книга жалоб и предложений?
        - Чо?
        - Ну или сами можете исправить ситуацию, - я сжалилась. Глубоко вдохнула свежий морской бриз - хм, а берегов не видно-то, долго же я провалялась. - Я требую соблюдения своих прав ценного груза.
        - Чо?
        Ну блин же! Может, немой? И с кем я тут буду разговаривать тогда?
        Придется захватывать власть над кораблем и возвращаться в Финишвилл…
        Я, прищурившись, подсчитала количество пиратов - задохликов не включила - оценила путь до штурвала, убедилась что сверху с деревяшек свисают всякие канаты, разбежалась, схватилась за один и полетела, как Тарзан на следующий и…
        Шлеп.
        Хм, а в мультике это выглядело так легко…
        Ладно, потом потренируюсь. Снова встала и посмотрела на группку мужчин. Уже сбоку.
        Да уж, шок - это по-нашему. Они, кажется, даже не дышали все это время. Или я у них первая пленница? И они еще не выработали правила? Или просто тупые?
        - Так, - я кивнула своим мыслям. - Вы меня похитили?
        Пираты переглянулись и тот, кого я назначила главарем, выступил вперед.
        - Ага.
        - Чтобы продать подороже?
        - Ну…да.
        - Влюбляться в меня будешь?
        - Чо?
        - Понятно. Так я теперь типа ваша добыча?
        - Э…ага.
        - Ценная?
        - Нет…То есть да!
        Вовремя же он исправился.
        - Так вот, если не хотите, чтобы тот, кто меня купит, взорвал ваш корабль за то, что вы плохо обращались с его любовью всей жизни, вы должны перевозить меня в надлежащих условиях. Ванна, мягкая кровать и все такое…
        - Чо?
        Рука-лицо.
        Они безнадежны.
        Не умеют ни поговорить, ни договориться.
        Придется использовать План Б - ультимативный.
        - Корабль разворачивай и назад меня возвращай, главарь недоделанный! А то я вам все тут развалю к татарарашечкам!
        Га -га-га.
        Ха-ха-ха.
        И это их ответ Чемберлену?
        Я почувствовала, как меня наполняет злость.
        Я значит к любимому бежала - а они меня утащили хрен пойми куда? Я значит тут выход ищу для их же спокойствия - а они ржут? Тогда хрена им, а не спокойствия.
        Завизжала и дикой кошкой прыгнула вперед. Обхватила главаря ногами-руками, прям как порочная женщина, и впилась ногтями в заросшие щеки. И ха-ась, вытащила саблю из ножен - я про реальную саблю, если чо, а не про то, что все подумали - и с таким же ультразвуком отскочила прочь.
        А потом пошла вразнос.
        Махать остро заточенным и, похоже, магическим мечом было одно удовольствие - особенно если не целиться и примеряться, а рубить все подряд.
        Первой жертвой пала какая-то деревянная вертикальная палка.
        Потом я наткнулась на что-то мягкое - не присматривалась.
        Потом, войдя во вкус, принялась крутиться, как озверевший волчок с острыми краями, разбрасывая вокруг щепки, тряпки и какие-то брызги.  Техасская резня бензопилой отдыхает.
        Потом подумала, что магический меч прикольно использовать как плуг, и прорубила борозду в палубе, попутно размышляя, что я туда посажу. Потому как когда избавлюсь от пиратов, кораблем управлять не смогу и буду жить посреди океяна - а значит, мне понадобится пропитание.
        Потом я добралась до штурвала и…
        - Я же говорил тебе - волноваться не о чем. А ты: «Они похитили мою девочку, они обидели мою лапочку»…
        Ехидный знакомый голос прорвался даже сквозь красную пелену в моих ушах или как там оно бывает.
        Я резко обернулась и открыла рот от удивления.
        Пиратов уже вязали несколько весьма крепеньких товарищей в темных одеждах.
        Вдаль улетала целая стая свободных и прекрасных слонов, на которых эти товарищи, похоже, и добирались.
        На фоне их тяжелой работы стояли Еди, Феникс, Тигра и А-аа и широко улыбались, глядя на жуткий погром. Чва-Чва и Грифф не улыбались - их просто не было.
        Либо слишком тяжелые, либо Алик не отпустил сразу всех.
        А вперед шагнул…
        Тут я вовремя вспомнила, что надо обидеться.
        И отвернулась, тогда как крепкие и горячие руки Камиллара обхватили меня со спины и прижали к себе
        - Ты должен был появиться когда прозвучала фраза «Если есть у кого возражения, озвучьте их или замолчите навеки…» - я всхлипнула, развернулась и ударила его кулачком в грудь.
        - В нашем мире нет такой фразы, - сказал он тихонько мне в макушку, стискивая еще сильнее. - И я появился - потому что понял, что фиг Алику, а не мою блондиночку. Но ты в тот момент уже сбежала - мы бросились тебя искать и увидели лишь корабль на горизонте и…
        Тут до меня дошло.
        Я сглотнула.
        - Что значит «в нашем мире»?
        - Мы с твоим розовым другом рядом летели - было время поговорить. Теперь я хоть перестану удивляться, почему ты такая удивительная…
        - Ну про удивляться - это вряд ли… - пробормотала и обхватила его крепко-крепко руками.
        А он поднял меня за подбородок и поцеловал. Да так, что у меня ноги подкосились.
        А потом счастливо вздохнула и положила ему голову на грудь.
        - Господин Главный Инквизитор, что с трупами делать?
        Я встрепенулась:
        - Какими трупами?
        - Тшш, - Кам вернул мою голову на место. Да еще и развернулся как-то. - Нет никаких трупов - тебе послышалось.
        Хм.
        Но тут меня снова поцеловали и я забыла обо всем. Только попыталась собрать остатки девичьего смысла… тьфу, чести. Оторвалась от палачика со смешным звуком "чпок" и вопросила:
        - Ты это… ничего не забыл?
        Кам смотрел на меня осоловевшими глазами. Такими же как у меня, наверное.
        - Забыл? - переспросил хрипло.
        - Ну да, - я кивнула и выставила вперед безымянный палец с недвусмысленным намеком
        - Это что? - нахмурился такой сурово-свой инквизитор.
        Я закатила глаза.
        - Место для вашей рекламы... тьфу, кольца.
        - Какого?
        Блин, какой он тупенький… зато свой.
        - Обручального, - сказала максимально спокойно.
        - У нас нет обручальных колец, - хмыкнул палачик и вдруг достал два браслета. - У нас вот это.
        - БДСМ? - я нахмурилась
        Но мужчина лишь защелкнул один на моем запястье. А второй протянул мне.
        - Я люблю тебя и называю избранницей и женой.
        О, как у них демонюк просто…С другой стороны, чего усложнять?
        Загс у меня был, венчание почти было, платья даже два, в свадебное путешествие вполне уже отправились, да и эти вон, бойцы и сдавшиеся пираты шустрят со свадебным пиром и уборкой корабля.
        Я взяла браслет и защелкнула на руке у Камиллара.
        - А я люблю тебя. Мой муж… - и сама потянулась к его губам.
        Какое-то время мы молчали.
        А потом оторвались друг от друга, и я мысленно потерла рученьки:
        - Ну что, остался торт и свадебная ночь…- внизу что-то напряглось при этих словах.
        Не у меня напряглось.
        - Ключевое слово - «ночь», - погрозила я пальчиком.

 - Ох доведешь же, - это Еди встрял.
        Я только махнула рукой.
        - А ты не подслушивай.
        Оценила починку причиненного ущерба - споро работают ребята - и спросила:
        - Ну что, разворачиваем корабль?
        - Зачем? - пожалуй, впервые я видела Камиллара настолько довольным. И…счастливым, что ли?
        Ох тартарарашечки мне в мозг. Надо бы регулярно портить ему настроение - а то когда он такой счастливый, то я просто не-мо-гу… Ни ночи дождаться, ничего.

 - Я отпуск взял. Альдорелло с его настроением как раз готов... совмещать две должности. Так что полный вперед!
        - О. А там впереди что?
        - Ну… есть пиратские острова. Есть просто необитаемые. Есть другие земли - с пустынями, султанами, рабами и гаремами. Оазисы и экзотические животные, несметные богатства и приключения…
        - Подожди… Гаремы и рабыни? - я нахмурилась. - В смысле девочек все в постельке - и без оплаты труда? И они там страдают без женской революции?
        - Ну… если прям с этой точки зрения… - Камилл смутился.
        Еди насторожился.
        Тигра, вертевшийся рядом заржал.
        Феникс закашлялся.
        А-аа же философски отметил:
        - Иногда лучше целовать, чем говорить.
        А я уточнила у своего новоиспеченного мужа:
        - А можно нам первым делом именно туда? Где всё совсем без меня плохо? - на что получила неуверенный кивок.
        Плотоядно улыбнулась.
        Прижалась к надежному плечу.
        И заорала, глядя на садящееся на горизонте солнце:
        - Тогда мы идем к вам!
        КОНЕЦ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к