Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Ветрова Яна: " Птичья Песня " - читать онлайн

Сохранить .
Птичья Песня Яна Ветрова
        Екатерина целыми днями сидит дома, смотрит сериалы и притворяется, что ходит на работу. Все меняется, когда она поддается на уговоры подруги и отправляется в путешествие. Кто бы мог подумать, что в очередном музее, забитом барахлом, может храниться настоящее магическое зеркало с заточенным в нем колдуном!
        Девушка становится свидетельницей освобождения колдуна и, сама того не желая, попадает к нему в услужение. Мало того, что в чужом мире ей приходится выполнять работу по дому и бегать по поручениям, так еще и характер колдуна день ото дня становится все невыносимее.
        Город на берегу реки, домики среди цветущих садов. Будничная магия и оживающие статуи. Запах старых книг, кофе и свежих булочек. Разве не сказка? Только не для того, кто отчаянно хочет вернуться домой.
        Так ли дружелюбен город, как кажется на первый взгляд? Что таит заросшая мхом тень мира? О чем шепчут алые бабочки? Можно ли доверять незнакомцам? А главное, можно ли доверять себе? Все это предстоит выяснить героине.
        Яна Ветрова
        Птичья Песня
        Глава 1. Путешествие
        - Катюха!
        Я поморщилась. Раз Алина назвала меня Катюхой, значит, она уже не в первый раз зовет. Она прекрасно знает, как я не люблю это имя, поэтому использует его только в крайнем случае. Я согнала с лица беспричинно тоскливое выражение и поспешила к автобусу.
        - Ты чего замечталась? Давай скорее, тут вообще-то нельзя парковаться, быстрее, быстрее!
        Это Алина, моя соседка и бывшая однокурсница, предложила поехать в автобусное путешествие. В любой момент я могу закрыть глаза и оказаться в том весеннем вечере, когда я сидела за компьютером и смотрела какой-то сериальчик с приключениями и погонями. За окном дождь стучал по карнизу, шуршали молодые еще листья… Я всегда представляла себя одним из героев и в опасные моменты думала - ага, здесь я бы обязательно споткнулась, а тут чихнула, когда надо тихо прятаться от врагов. И вот как раз когда я воображала, как вместе с героем прыгаю с крыши на крышу и не допрыгиваю, вернулась с работы Алина. Так уютно пузырилась кола в бутылке, так ароматно пахла пицца… И вдруг эти приторные духи, эти светлые кудряшки и звонкий голос, возвещающий о том, что есть горящая путевка! Как мы и хотели! Автобусный тур! Посмотреть старую Европу!
        Ох, Алина, я ведь кивала из вежливости и совершенно не хочу ни в какой тур, не хочу никаких Европ, ни старых, ни новых, у меня прекрасный вид на весь мир через монитор ноутбука. Вероятно, меня загипнотизировал рассказ Алины обо всех прелестях предстоящей поездки, и я обнаружила себя открывающей ящички стола в поисках документов. Голос в голове кричал: «Что ты делаешь!», но было поздно: я уже протянула подруге паспорт.
        Голос быстро сдался под напором Алины, которая по вечерам вытаскивала меня на кухню, заваривала ягодный чай и исписывала бумажки планами, на какую экскурсию идти, какую пропустить, какие города она знает и сама мне все покажет. Я смирилась с тем, что придется на пару недель покинуть свое уютное гнездышко. Как же хорошо, когда за тебя все решают! Алина, как девушка ответственная, помогла мне упаковать вещи в рюкзак. Сборы всегда вызывают у меня ступор. Как понять, что из всех моих вещей действительно понадобится? Даже от родителей я переезжала в несколько этапов. У Алины же все было просто - составить план, проверить план, осуществить план, начиная от покупок, заканчивая сборами в поездку.
        Она очень переживала, отпустят ли меня в отпуск прямо через неделю? Да, я тоже переживала. Моя воображаемая начальница была классической начальницей, не терпевшей опозданий и штрафовавшей нерадивых сотрудников. Но на то она и воображаемая, чтобы делать то, что нужно мне.
        Алина считала, что я работаю в магазине бижутерии. Частично это было правдой - когда-то я проработала в таком месте почти все лето. Это была удобная версия: Алина предпочитала золото, и ей бы в голову не пришло попросить какие-нибудь украшения со скидкой.
        По утрам мы вместе собирались на работу. Алина шла в свое турагентство, а я провожала ее до остановки, делала большой круг и возвращалась домой. Иногда я покупала булку и шла кормить уток в небольшой парк по соседству. Утки спешили ко мне, как к родной, чуяли мою птичью душонку.
        Алина думала, что мы живем в квартире моих родственников, и радовалась низкой арендной плате. На самом деле эта квартира досталась мне в наследство от бабушки. Алину немного расстраивало, что нельзя устраивать вечеринки, потому что соседи знакомы с моими несуществующими родственниками и, естественно, расскажут им о шумных квартиросъемщиках. Просто я люблю тишину.
        Вот так, с рюкзаком, о содержимом которого я имела довольно смутные представления, ранним утром весеннего дня я оказалась на небольшой площади недалеко от вокзала, где ждал туристический автобус. Группа была небольшой, всего человек двадцать. Двое мальчишек-подростков - о боже! - периодически начинали громко хохотать; толстая женщина шикала на них. Муж и жена с маленькой дочкой, спящей на руках у отца; одна пожилая пара, одна беременная женщина - ее-то куда понесло! Старичок интеллигентного вида в вельветовом пиджаке; высокий нервный молодой человек с прилизанными волосами и еще какие-то непримечательные люди.
        Алина вихрем носилась среди них, помогая своей коллеге подгонять сонных туристов. Знаменем развевался ее розовый шарф. Даже в отпуске она не могла просто наблюдать за происходящим, ее энергии всегда нужен выход. Я немного нервничала, глядя, как все эти люди запихивают в багажник автобуса свои огромные сумки на колесиках, по сравнению с которыми мой рюкзачок казался чуть ли не игрушечным. Но я была уверена в Алине, поэтому быстро отвлеклась. Выпадать из реальности - это я умею почти профессионально. И как тут не выпасть! Птички, мои друзья, чирикают, листочки ярко-зеленые после дождливой недели, солнце выглядывает из-за облаков и рисует кружевные тени на асфальте. Тонкая вишня вся усыпана цветами. Теплый ветерок растрепал мои волосы, и на меня вдруг накатила тяжелая, давящая тоска. Мне захотелось лечь прямо на землю, покрытую молодой травой и одуванчиками, и остаться тут, в этом раннем утреннем городе, совсем не похожем на свою дневную версию. Машин еще мало, редкие прохожие спешат на работу, а свет такой теплый…
        Я оказалась в хвосте очереди на посадку. И как двадцать человек смогли создать такую толкотню? Кто-то не стал отдавать чемодан в багаж и оптимистично проталкивал его в узкую автобусную дверь. Образовался затор. Алина как будто была сразу везде, пытаясь помочь всем одновременно, периодически призывая меня на подмогу. Все взгляды устремлялись в мою сторону, и я чувствовала себя неловко и сутулилась, проклиная свой высокий рост. И чем я помогу, даже если бы хотела?..
        Я расположилась за второй дверью в центре автобуса - так меньше соседей и больше пространства. Людей было немного, и у меня за спиной никто не сел. Алина убежала вперед, к экскурсоводше, женщине с таким важным видом, как будто она везла делегацию министров, а не разношерстную толпу, мало заинтересованную в том, что она рассказывает. Хотя что это я, вон же, слушают люди… Это меня клонит в сон. Обняв рюкзак, который связывал меня с домом, и полуприкрыв глаза, я смотрела, как проносятся мимо знакомые улицы, машин постепенно становится больше, а я как будто прощаюсь со своим городом навсегда. Я тряхнула головой - ну что за дурацкие мысли? Раз в сто лет выехала из дома и тут же раскисла! Птица-унылица, сказала бы мама.
        Птичка, так меня бабушка называла, а еще иногда воробушком. За мой растрепанный вид, вечно взъерошенные, не достающие до плеч светлые волосы. Маме я больше напоминала цаплю - такая же длинная и неуклюжая. Частенько она сравнивала меня и со страусом. Да, прятать голову в песок - это я умею лучше всего. Я не лезу ни в какие истории, но иногда они сами влезают в жизнь.
        Первые сутки в автобусе слились в какую-то мешанину. Шумные подростки, бегающая по салону девочка, вопли ее мамаши. «Даша, держись за поручни! Даша, ты пить хочешь? Не хочешь? Точно? А есть? Смотри… Может, все-таки поешь? Ну хоть печенье! Сухое? Запить? А говорила, пить не хочешь!» Потом нам выдали сухой паек и обещали настоящий ужин где-то в придорожном кафе, но ужин не случился, и снова был сухой паек… Я жалела, что не взяла ноутбук с моими любимыми сериальчиками. Но что ноутбук без пиццы и уютного дивана? Было то душно, то холодно. Я периодически отключалась, и мне снилось, что все покрывается зеленым мхом, а над ухом шелестят крылья невидимых бабочек. Я просыпалась с ощущением, что это меня покрыл мох, крепче обнимала рюкзак, который еще не пропитался запахом автобуса, и жевала шоколадку. Потом была ночь, сменился водитель и вез неровно. Где-то среди этих обрывков сна и не-сна затесалась таможня. И снова ночь. По другую сторону прохода тихонько, словно стесняясь, храпел интеллигентного вида старичок, а впереди бубнили две тетушки, подружившиеся на почве автобусной бессонницы. Эта бессонница
добралась и до меня, и я вглядывалась в черноту ночи, но кроме мелькающих фонарей ничего нельзя было разобрать.
        Было еще темно, когда мы остановились на отдых около очередной заправки. Я решила не толкаться и выйти попозже. Напротив окна оказалось высохшее дерево, и отражение моего лица прочерчивали черные ветви, словно татуировка воина, вышедшего на тропу войны. «Какой еще воин, Екатерина?» - раздался в голове недовольный голос моей тетушки, которая когда-то придумала себе аристократических предков и всю свою жизнь жила в соответствии с этой легендой. Она пыталась привить этот вымышленный аристократизм и мне, но все, что я смогла перенять - это романтический вид, выражающийся в отсутствующем взгляде, когда я в очередной раз проваливаюсь внутрь своей головы.
        На улице было свежо, небо на востоке уже светлело. Было приятно ощутить под ногами твердую землю. Я вдыхала холодный ночной воздух и смотрела по сторонам. Часть туристов толпилась у кассы круглосуточного магазина, кто-то сразу вернулся в автобус. Водители курили, а рядом с ними один из подростков пинал камушки. Я решила, что ему тоже хочется курить, но он боится, что мать увидит из автобуса. Нервный молодой человек с немытыми волосами навис над сонной экскурсоводшей и донимал ее вопросами, водя пальцем по карте. Женщина вяло отмахивалась.
        - Лилия Сергеевна! - доносился до меня раздраженный шепот. - Да что вам стоит! Потеряем пару часов, позже в отель приедем, не страшно, зато там дом того самого алхимика, который…
        Стало невозможно скучно наблюдать за всей этой суетой. Я отошла подальше, чтобы послушать лес. Вдалеке пел соловей, тоже серая птичка, как и я, но я безголосая серая птичка. Кажется, где-то рядом болото или речка, лягушки квакают нестройным хором. Кустарник с плотными листьями и крупными, готовыми распуститься бутонами. У нас такой не растет. Мелкие синие цветочки и белые маргаритки, которым еще рано появляться. Я присела на корточки и провела рукой по траве. Нет, ерунда, трава такая же, как дома. Когда же мы приедем хоть куда-нибудь! Как же хочется растянуться на нормальной кровати! Я услышала мягкие шаги позади себя и обернулась.
        - Ах, девочка, не пугайтесь! - улыбаясь, проговорил интеллигентный старичок.
        - Я и не пугаюсь, - пробурчала я, с сожалением поднимаясь от травы.
        - Простите уж назойливого пенсионера…
        Ну вот, начинается! Очень похоже на мою тетушку.
        - …но я смотрю, вы интересуетесь природой, не так ли?
        Не так, не так!
        - Ну… я… - что еще воспитанная псевдоаристократичной тетушкой барышня должна была сказать?
        - …и людьми, как я посмотрю, тоже. А я в вас сразу приметил родственную душу!
        Этого еще не хватало.
        - Вы не замечали, как люди иногда похожи на растения?
        На пиявок. Люди похожи на прилипчивых пиявок!
        Дедушка выудил из кармана своего вельветового пиджака небольшой блокнот в потертой кожаной обложке.
        - Посмотрите, - он наслюнявил палец и стал быстро листать страницы. - Вот! Наш неспокойный молодой сосед напоминает сейчас плющ, обвивающий степенное дерево.
        Для начала я взглянула за спину старичку. Так и есть - нервный все не отставал от экскурсоводши. Какой там плющ, самая настоящая пиявка! Потом я наклонилась над блокнотом и замерла. Вот это да! Темные листья плюща как руки обнимают ствол, который будто пытается вырваться. Всего лишь быстрый набросок карандашом, но как живой.
        - Только что изобразил, с позволения сказать, - скромно покашливая, сообщил старичок.
        Я взяла блокнот и пролистала назад, озвучивая свои догадки. Вот два чертополоха сплелись шеями - это мальчишки-подростки, точно! Распускающийся тюльпан - это Алина. Маленький задорный одуванчик, растущий между двух мухоморов, заставил меня улыбнуться.
        - А где же я?
        - А вас, моя дорогая, я никак не могу определить. Но ничего, время еще есть, уж я угадаю, кто вы!
        Тихонько посмеиваясь, интеллигентный старичок закрыл блокнот и направился к автобусу. Я постояла еще немного, удивляясь, как быстро небо у края горизонта успело поменять цвет на ярко-голубой. Мне стало легко, и в автобусе я наконец-то заснула глубоким спокойным сном.
        Я давно сбилась и не знала, какой по счету город мы только что покинули. Незаметно автобус заехал из прохладной весны в теплое начало лета. Шел пятый день путешествия, и мы колесили по странам, как будто были не туристами, а прошлогодними листьями, которые без всякого маршрута гнал ветер. Алина утверждала, что мы едем четко по плану, показывала мне линии на карте. Хорошо-хорошо, я не спорю, тебе виднее!
        Экскурсоводша успокоила утомленную группу тем, что в следующем отеле мы задержимся на целых две ночи. До этого мы проводили ночь или в автобусе, или в маленьких однотипных дешевых отелях - кровать, шкаф, душ на несколько комнат. Маленькие городки с брусчаткой и обязательным шпилем собора сливались в один бесконечный город. Я уже научилась угадывать, куда выведет очередная кривая улочка: на местный рынок, к соборной площади или к небольшому скверу с фонтаном. Туристические лавки с одними и теми же сувенирами будто следовали за нами на своих собственных автобусах, обгоняли где-то по пути и выстраивались одинаковыми рядами в новом городке, делая вид, что они были здесь всегда. Первоначальный план Алины отделиться от экскурсии был ей самою и отвергнут. Она была в восхищении от Лилии Сергеевны, не отходила от женщины и ловила каждое ее слово. Та благодушно улыбалась и терпеливо отвечала даже на самые дурацкие, на мой взгляд, вопросы.
        Даша-одуванчик бегала и скакала вокруг, заставляя свою мамашу беспокойно окликать ее. Бессонные тетушки обычно садились поодаль на лавочку и болтали о своем. К ним присоединялась беременная женщина. Где-то рядом маячил интеллигентный старичок, не отрывающий карандаш от блокнота. Иногда он поднимал голову, ловил мой взгляд и кивал. Нервный то пропадал, то появлялся снова. Похоже, у нег был свой план поездки. Иногда он, довольный, в последний момент прибегал к автобусу с каким-то свертком, требовал открыть багажное отделение и долго копался в своем чемодане. Экскурсоводша едва заметно покачивала головой, но не спорила.
        Я покупала мороженое и отходила от группы, чтобы отдохнуть от потока скучных исторических фактов, которые туристы мгновенно забывают, стоит экскурсоводу подвести их к следующей достопримечательности. Кто бы мне рассказал, почему у этого ресторанчика на вывеске, заржавевшей от времени, изображен попугай? Это не стандартная туристическая информация, и можно было бы зайти и спросить. Но нет, не пойду. Пускай это останется загадкой. Я доставала старый фотоаппарат и, воровато озираясь, снимала то, что мне казалось интересным. Туристам на растерзание предоставлены обычные достопримечательности, к которым их заботливо ведут экскурсоводы и наизусть зачитывают текст из справочника. А эти вывески, или покосившиеся номерки на домах, или старинная ваза, выставленная на балконе, связанные крючком шторки… Это все то, что принадлежит только городу. Смотри, но не трогай, как будто говорит он, а я без разрешения забираю часть его в своем фотоаппарате. Не волнуйся, очередной город, чье имя я уже забыла, я никому не покажу, это только для меня. Никто не узнает, что я украла у тебя этот кусочек.
        Наша группа грузилась в автобус, и я поняла, что потеряла из вида дедушку. На сидении я обнаружила записку и сразу узнала листок из блокнота.
        «Моя милая девочка, наше короткое молчаливое знакомство подошло к концу: к сожалению, дела зовут, и мне приходится оставить Вас в дороге.
        Счастливого пути!
        P.S. Кажется, я нашел ответ, и пускай он принесет Вам удачу.»
        Я перевернула листок. Тонкий, аккуратно выведенный карандашом колосок пшеницы, полусогнутый, а на нем - маленький растрепанный воробушек. Я аккуратно сложила лист и убрала в задний карман джинсов.
        Наконец мы прибыли в то место, где должны были остаться на две ночи. Маленький городок, по дороге рассказывала экскурсоводша, знаменит колдунами, врачами, алхимиками, проводившими эксперименты за гранью понимания обычного человека! «Да-да, конечно, мы все вам верим! Все чрезвычайно загадочно и совершенно необъяснимо!» - скептически думала я, пока не окинула взглядом автобус. Нервный молодой человек так вцепился в сиденье перед собой, что побелели костяшки пальцев. Ну ладно, у каждого свои интересы. Даша тоже была в восхищении, да и подростки оживились.
        - Наша гостиница, - говорила Лилия Сергеевна, - отнюдь не простое временное пристанище для туристов. Владелица уже многие годы собирает старинные предметы, окутанные тайнами, связанные с колдовством и магией. Это не только украшения, драгоценности, оружие, всевозможные кубки и бокалы, в которые когда-то незаметно подсыпали яд! Это и старинные картины, предметы мебели, алхимические принадлежности…
        Я забеспокоилась и перестала слушать. Ох, нет! Одна из причин, почему я не люблю музеи - запах старой мебели и тканей, такой затхлый, душный, сладковатый, от которого хочется бежать на воздух! Как же там ночевать! Мне снова нестерпимо захотелось домой, и я вцепилась в рюкзак с не меньшей силой, чем нервный в сиденье, но ткань уже пропиталась запахом бензина и пыли.
        Я проснулась в холодном поту, стряхивая с себя невидимый мох, который, казалось, обволакивал меня от ног до головы и хотел проникнуть внутрь. Колючим комком распирало грудь неприятное чувство, как будто что-то не так. Алина ровно дышала, отвернувшись к стенке. Я села на кровати, на ощупь нашла джинсы, кое-как зашнуровала кеды. Надо найти кухню и приготовить чай, это всегда помогает дома, должно помочь и здесь.
        Музей-гостиница оказался не так плох, как я себе вообразила. Трехэтажный дом, широкий, но стиснутый по бокам такими же точно старыми зданиями, снаружи ничем от них не отличался. Зайдя внутрь через непримечательную деревянную дверь, мы попали в царство бордового бархата и темного дерева, хрустальных люстр и свечей в тяжелых подсвечниках. Широкая лестница вела на второй этаж, оттуда коридоры уводили в два крыла - восточное с комнатами для гостей, и западное, занятое музеем. Номера гостиницы были простыми. Ничего особенного, чего можно было ожидать от такого места: обыкновенные кровати с белым постельным бельем, светлые стены, скучный пейзаж над телевизором, небольшая ванная комната.
        Хозяйка гостиницы, широкая и невысокая дама лет за пятьдесят с раскосыми глазами, назвалась госпожой Сай. Она довольно сносно говорила по-английски, поэтому я не слушала, что там переводит экскурсоводша. Госпожа Сай пояснила, что ее род берет начало от необыкновенно богатого китайского мандарина, чей младший сын путешествовал по миру в поисках сокровищ, и она продолжает традиции семьи. Я тут же вспомнила свою тетушку с ее псевдоаристократическими корнями.
        Мы приехали как раз к ужину. Стол был накрыт в небольшом зале. Еда была незатейливая, но разговоры отвлекали. Госпожа Сай рассказывала про свой музей, который она нам обязательно покажет после ужина. Алина слушала с раскрытым ртом, как и остальные. Меня же что-то беспокоило. Хитрый взгляд нашей хозяйки бегал с одного человека на другого, по привычке выискивая что-то ценное. Она часто поглядывала на нервного, хотя это как раз было неудивительно - он весь извертелся. Когда ее взгляд пересекся с моим, я почувствовала, как у меня холодеют пальцы и мурашки бегут вдоль позвоночника. За секунду меня перебрали по косточкам, осмотрели со всех сторон и вынесли решение. Я сделала, как тетушка меня учила - аристократка кроме прочего увлекалась мистикой и эзотерикой. Я поставила между собой и хозяйкой гостиницы воображаемое зеркало, как будто она смотрит на свое отражение, а не на меня. Хозяйка перевела взгляд на экскурсоводшу. Я вздохнула. Всегда приятно думать, что такие маленькие фокусы помогают, даже если это и не так. Мне вдруг показалось, что госпожа Сай сама похожа на сундук с сокровищами. В складках ее
юбки могли таиться как драгоценности с потопленных кораблей, так и черепа неудачливых моряков, а то и запачканный кровью кинжал.
        Я шла по темному коридору, стараясь не шуметь и никого не разбудить. Кухня должна быть где-то за гостиной. Свечи на ночь гасили, но по углам были расставлены тусклые светильники. К моему разочарованию, гостиная не была освещена, а выключатель на стене я не нащупала. Мне очень не хотелось возвращаться в комнату за телефоном, поэтому я пошарила по ящикам комода. Нашлись свечки, значит, где-то должны быть и спички. Ага! Какая я молодец! Я выбрала свечку подлиннее и подсвечник полегче, маленький, похожий на чашку, с круглой ручкой под палец. Не хватало только длинной белой ночной рубашки в кружевах и гремящей цепи на ноге.
        Я быстро нашла дверь в кухню для постояльцев. Со всеми этими поисками я забыла про свой кошмар, и мне расхотелось пить чай. Я сделала пару глотков воды и решила заглянуть в музей. По правде говоря, меня не так уж интересовали экспонаты. Нас провели по музею после ужина, тщательно расписывая историю каждого предмета. Уже через полчаса я была готова проклясть все эти банки и склянки, кошачьи косточки и лягушачьи шкурки, бусы и амулеты, диваны и ширмы, бесконечные двери, за которыми обнаруживались новые и новые завалы вещей. Помещения были небольшие, туристы толкались, чтобы подойти поближе, кто-то украдкой трогал экспонаты. Даша спала на руках у отца, бессонные тетушки оставались в коридоре у открытого окна. Я бы присоединилась к ним, но Алина за руку тащила меня дальше. В одной из комнат обнаружилась вторая дверь, ведущая в помещение попросторнее. Я успела разглядеть полки, уставленные книгами, мутное зеркало в углу и стоящее к нему лицом кресло на ножках. Из-за темных пятен на зеркале казалось, что в едва видимом отраженном кресле кто-то сидит. Мне нестерпимо захотелось выбрать с полки
какую-нибудь книжку, обязательно с картинками, сесть в это кресло, и хорошо бы еще бутылочку колы кто-нибудь принес!.. Но мои мечтания нарушила госпожа Сай, которая шумно отогнала от двери ринувшегося туда нервного молодого человека:
        - Нет, нет! Извините, закрыто!
        - Но почему?! - чуть ли не визжал молодой человек.
        - Запасник, ничего интересного! - говорила хозяйка, оттесняя нервного и захлопывая дверь.
        Тот продолжал возмущаться, и пришлось вмешаться Лилии Сергеевне, которая уверила, что обязательно как-нибудь договорится, чтобы молодого человека пустили в виде исключения. Меня это невероятно разозлило, и я весь вечер надоедала Алине своим ворчанием. Что это значит, его пустят, а других нет? Другим, может быть, тоже интересно! Это что же, если устроить истерику, то все можно? Алина пообещала поговорить с Лилией Сергеевной, чтобы и меня пустили в виде исключения, и тогда я разобиделась. Она меня ставит в один ряд с этим сумасшедшим, что ли? И вот поэтому, когда я с приключениями добралась до кухни, отчасти от обиды, отчасти от любопытства, я решила попытать удачу.
        И что на меня нашло? Я никогда не искала приключений, и мне ни разу в жизни не хотелось пощекотать себе нервы, прогуливаясь в темноте по комнатам, заставленным старой потемневшей мебелью «с историей», как выразилась Лилия Сергеевна. Но теперь в меня словно вселился герой моих любимых приключенческих историй. Вот он, осторожно оглядываясь, не притаился ли враг в глубокой тени, выходит из гостиной. По пути он чуть не сносит напольную вазу, но об этом повествование умолчит. Потом он грациозно и бесшумно взлетает по лестнице вверх, к коридорам, споткнувшись и ушибив ногу, но читателю романа незачем об этом знать. Хоть ступени не скрипят, и то хорошо. Пламя свечи дергалось, а я вдруг подумала, что наверняка оставляю за собой капли воска. Эта мелочь вернула меня в реальность, и сразу стало не по себе. Но не разворачиваться же на полпути! Я потянула на себя дверь, и из щели тут же пахнуло затхлым запахом старины. Странно, он не казался таким отчетливым вечером. Наверное, на ночь закрыли окна. Свечка затрещала и погасла. Тьфу ты! Хорошо, что зная о том, какие неожиданности обычно подстерегают героев
приключенческого романа, я захватила с собой коробок спичек.
        Потом птица-неудачница довольно долго совалась в разные двери, и ни одна из них не была той самой. Я точно помнила, что в основной комнате стоял безголовый манекен в юбке из павлиньих перьев, но как же его теперь найти? Вдруг я заметила тусклую полоску света. Я была абсолютно уверена, что это та самая дверь. Вот черт! Почему-то я не подумала, что хозяйка вполне может сама сидеть в уютном кресле, конечно, не со стаканом колы, а, скажем, с бокалом вина, и читать древнюю магическую книгу, готовая наложить заклятье на незваную гостью. Потом я услышала мужские голоса. Один голос почти не был слышен, а другой то взвизгивал, то причитал, то умолял. Не наш ли это нервный друг? Но с кем он там разговаривает? Я погасила свечу, поставила подсвечник на пол и подкралась ближе.
        …и вновь я спрашиваю себя, что на меня нашло? Может быть, сказался недостаток сериалов? Шла бы в свой номер, курица ты безмозглая, ложилась бы в кровать и смотрела дальше свои замшелые кошмары!
        В первой комнате с манекеном свет не горел, через распахнутую дверь во вторую комнату были видны расставленные на полу свечи. Меня неприятно удивило сходство моих и нервного молодого человека действий: прокрасться в библиотеку, не зажигать электрический свет… Он снова что-то воскликнул, а ему резко ответил второй голос. Нервный затараторил, убеждая и умоляя. Да говори же ты четче, ничего не понятно! Я ступала очень осторожно - повезло, что тут ковер! Я даже умудрилась ничего не уронить по пути.
        Стараясь оставаться в тени, я заглянула в комнату. Во-первых, кресло было отодвинуто. Во-вторых, нервный буквально ползал на коленях под зеркалом, хотя скорее это было «во-первых». Но этот факт настолько не укладывался в голове, что мозг для начала отметил перемены в обстановке. В-третьих, вокруг были разбросаны книги, листы бумаги и склянки. Ну и в-последних, зеркало… оно было чистое. И в нем кто-то был. Нет, это не нервный отражался, как я сначала попыталась себя убедить. Это был определенно другой человек, который сидел, скрестив ноги, у самого края зеркала, не выходя за раму. Он смотрел на молодого человека, который бился лбом об пол. Прежде чем я успела открыть рот, чтобы закричать, завизжать или что полагается делать в таких случаях, нервный, не замечая меня, возобновил мольбы. Тут бы мне и бежать! Но я словно окаменела.
        - О, великий демон зеркала! Одумайся! Снизойди! Я, только я один, предлагаю тебе невиданный дар, жизнь моего нерожденного сына, - он махнул рукой в сторону кресла.
        Тут только я смогла отвести взгляд от зеркала. В кресле сидела беременная женщина и поглаживала свой живот, умиротворенно улыбаясь.
        - Я повторяю, мне не нужен твой нерожденный сын, - раздельно произнес демон, который очевидно успел устать от пиявочной сущности молодого человека. - А эта женщина…
        - Я ей достаточно заплатил, чтобы она молчала! - закричал нервный. Он схватил с пола книгу и потряс ей перед зеркалом. - Я знаю все твои уловки, ты меня не проведешь, но неужели тебе и этого мало?! Я настойчив, да, я долго к тебе шел. Я готов на все!
        Я не могла как следует рассмотреть демона. В дергающемся свете пламени свечей на желтом пятне его лица скакали черные тени. Демон помолчал, а потом задумчиво произнес:
        - И ты даже готов занять мое место в зеркале?
        - Что? Ты смеешься надо мной! - взвизгнул нервный, а потом забормотал: - Здесь что-то не так, демон не покидает свое обиталище…
        Он стал шарить по полу, нашел какие-то листы, отбросил, полистал книгу, отбросил и ее, схватился за голову. Он дергал себя за тонкие немытые волосы, а беременная, похоже, задремала. Я боялась пошевелиться - вдруг демон заметит движение? Только сейчас до меня начало доходить, что это не один из моих сериалов, что тут и правда происходит что-то такое, от чего глупым птичкам стоит держаться подальше.
        - «Зеркало есть источник силы демона, и существо сие не покидает обиталища без крайней на то необходимости», - щурясь, прочитал нервный строку из книги. - Так в чем подвох?
        - Ты останешься в нем на двадцать семь лет.
        - Двадцать семь лет охранять зеркало демона, обладая всем тем же, чем обладаешь ты?
        Неужели он настолько поглощен своей идеей, что не понимает, что ему сейчас подсунут совсем не то, на что он рассчитывает? Это же и дураку понятно! Я подавила желание выскочить на середину комнаты с призывом не верить всяким потусторонним тварям. Ты, Екатерина, не в телевизоре и к тому же не герой, а этот колдун-недоучка не стоит того, чтобы рисковать. Вообще никто не стоит! Так что стой тихонько и жди момента, когда можно будет смыться, добежать до своего номера, лечь в кровать и сделать вид, что все это тебе приснилось.
        - Лишь песчинка в твоих часах, а для меня… Не так много, но все же… За двадцать семь лет я много чего успею, много чему научусь. А что же ты?
        - А я пока погуляю, - мягко проговорил демон.
        Да врет он, врет! Все просто, как эта самая твоя песчинка из часов! Неужели поверит?
        - Устал сидеть в зеркале, - добавил демон с едва заметно изменившейся интонацией.
        А вот это правда, сразу слышно! Однако нервный молодой человек не был так внимателен, как заядлая любительница сериалов. Сейчас бы кусочек пиццы и шипящую колу в стакане… Пришлось себя одернуть, ведь это явно не развлекательное шоу. Но и уйти я не могла, я даже боялась пошевелиться, не то что попытаться покинуть комнату. Я же точно споткнусь и что-нибудь уроню!
        Молодой человек вскочил и заметался по комнате. Я сжалась. Только бы он не посмотрел в мою сторону!
        - Надо рискнуть! Слишком долгий путь я проделал… А с этой что? - внезапно воскликнул он.
        Я вздрогнула, но он смотрел не на меня, а в кресло, на дремлющую женщину.
        - Ах, к черту, я же заплатил - пускай сама разбирается. Ну, демон, я согласен.
        Демон поднялся на ноги, потянулся вглубь зеркала, достал длинный плащ и накинул его на плечи.
        - Приложи обе руки к поверхности и скажи, что ты согласен заменить меня в зеркале на двадцать семь лет.
        - И все?
        И все, дурачок! Да что же ты делаешь!
        Но молодой человек и правда сделал так, как сказал демон. Я и глазом моргнуть не успела, хотя возможно я и вовсе не моргала, как нервный провалился внутрь зеркала. Демон же просто шагнул наружу. Незадачливый колдун метнулся было за ним, но ударился о невидимую стену.
        - Эй, это еще что? Почему я не могу выйти?! У меня же должен быть свободный круг рядом с зеркалом! Стой, ты обманул меня! - он в отчаянии заколотил руками по поверхности. Беременная так и спала, и я позавидовала ее нервной системе.
        - Ты хотел обладать тем же, чем я - вот и обладай. Все, что отражается в зеркале - твое. Через двадцать семь лет выйдешь.
        Демон развернулся, взмахнул рукой впереди себя и напоследок обвел комнату взглядом. У него было совершенно не демоническое, а уставшее человеческое лицо. Он сделал шаг вперед и пропал. Нервный между тем времени не терял. Он поднимал с пола бумажки и что-то искал в текстах. В другое время мне показалось бы удивительным, что в отражении бумажки переместились, а в комнате остались лежать на полу. Затем колдунишка вытащил из кармана крупную жемчужину и направил ее в сторону беременной.
        - Думаешь, я не выберусь? Я ко всему готов! Может, не сразу, но выберусь и найду тебя, обманщик!
        Он прикрыл глаза и что-то зашептал, женщина вскрикнула, вскочила на ноги, но тут же потеряла сознание.
        Нервный был опаснее, чем казался на первый взгляд. Может быть, для демона из зеркала он и не представлял угрозы, а для слишком любопытной девицы очень даже представлял! Свободной рукой молодой человек водил в воздухе.
        - Кто еще здесь? - прошипел он сквозь зубы, не открывая глаза.
        Я, в панике и совершенно не задумываясь, по глупой привычке вообразила напротив себя зеркало и метнулась к выходу. Конечно, как я и опасалась, я на что-то налетела. Я решила было, что это манекен, но нет, это явно был кто-то живой, да и притом гораздо ниже ростом.
        - Пойдем! - прошептала госпожа Сай и потащила меня к выходу.
        Мы оказались в коридоре, она захлопнула дверь и брызнула на нее жидкостью из бутылочки, которую извлекла из складок платья.
        - Это его немного задержит, но ненадолго! Девочка, нам надо спешить!
        - Что? - только и смогла выговорить я.
        Кто это «девочка», куда это спешить? У меня в голове все перемешалось.
        - Что происходит?
        - Быстро объясню, а ты пока это надень, - сказала хозяйка и сунула мне в руку сверток, - была у меня прекрасная редкость, зеркало с заточенным в нем колдуном…
        - Демоном?
        - Колдуном! Этот твой недоучка…
        Мой?!
        - … решил, что там демон. Теперь он заперт в зеркале, но с этой жемчужиной он может собрать достаточно энергии, чтобы выбраться.
        - Так надо вытащить оттуда эту женщину и накрыть зеркало тряпкой, - сказала я первое, что пришло мне в голову.
        Госпожа Сай всплеснула руками.
        - Да если бы все было так просто! Он доберется до остальных, потихоньку весь город охватит, ты не представляешь, что это за жемчужина!
        - Я иду будить группу, - заявила я. - Мы садимся в автобус и уезжаем.
        Женщина вырвала у меня из рук сверток, сама открыла его и надела мне на шею тяжелый серебряный амулет. Для этого ей пришлось встать на цыпочки.
        - Сейчас зайдем, я отвлеку его, а ты увидишь след и пойдешь по нему. Найдешь колдуна, скажешь, что госпожа Сай послала тебя…
        - Я ухожу, - как-то совсем не убедительно перебила я женщину.
        Она не слушала.
        - …в оплату предложишь этот амулет и вернешься с колдуном, он все исправит.
        Вот так, это только в воображении я смелая. Рядом с решительными людьми я теряю силу воли. Папа всегда говорил, что если бы мне пришлось идти работать, то я стала бы идеальным сотрудником, падающим в обморок при приближении начальника.
        - Быстрее, быстрее!
        - Я не пойду.
        - Больше некому, ты колдуна видела, знаешь. А я пока задержу мальчишку. Умрут же все, понимаешь, и подружка твоя!
        У меня в голове образовалась пустота. Как же это?.. Как кто-то может умереть? Я же всего лишь пошла на кухню, потому что мне хотелось пить!
        - Ну же, не бойся, - хитрые раскосые глаза бегали по моему лицу, и что-то было не так, но я совершенно перестала соображать. Все было не так!
        - Это для тебя безопасно, - уговаривала госпожа Сай, - амулет тебя защитит, отведет взгляды. И это совсем быстро, просто попроси колдуна! Ну?
        Там, где колдун махнул рукой, воздух искрился серебряными точками. Я повторила его жест, и воздух передо мной стал мутным. Сай, что-то крича нервному, толкнула меня внутрь.
        Я бегу по следам, стараясь не поднимать голову. Сначала это просто пыльная дорога посреди зеленой травы. След в воздухе, я провожу рукой и проваливаюсь в снег, хорошо, что всего несколько шагов! Еще переход, от которого кружится голова, и я на песчаном берегу моря, время заката, но ни души вокруг. Пахнет рыбой и водорослями. Я бегу дальше. Мне холодно, я же в одной майке и джинсах, ноги замерзли в тряпичных кедах. Я просто делаю, что мне сказали. Я сжимаю в руке тяжелый амулет, чтобы он не давил на шею.
        Наконец-то, пробегая по окраине деревни, я успела заметить, как колдун, человек в темном плаще, открывает очередной проход. Я поспешила за ним. Еще пара переходов, и я догоню его! Но все оказалось не так просто.
        В этом месте была осень, тяжелые тучи нависли над полем пшеницы или чего-то, очень похожего на нее. Было душно. Невдалеке женщины косили золотые колосья. У края поля лежали аккуратно сложенные коричневые плащи. Колдун остановился, и тут бы мне подойти к нему, но из воздуха появился второй мужчина. Не успела! Я поспешно нырнула в колосья, вспугнув стаю серых птичек. Госпожа Сай сказала, что амулет отводит взгляды, но она еще много чего наговорила, например, про быстрое и безопасное путешествие. Мужчины обнялись. Они были почти одного роста, но второй был плотным, широкоплечим, его светлые коротко постриженные волосы у висков тронула седина. На вид ему было около сорока. Мой колдун, хоть и был худой, потрепанный и неухоженный, выглядел моложе. Я наконец-то смогла разглядеть его получше. Он выглядел смертельно уставшим молодым человеком не старше двадцати пяти лет. Из-за щетины его лицо казалось перепачканным в пыли. Длинные, до плеч, темные волосы висели тусклыми прядями, плащ был пыльным и выцветшим. Второй мужчина тоже носил плащ, бордовый, новый и явно теплый. Меня вдруг забила дрожь, застучали
зубы. Было холодно. Что же теперь делать? Подойти? Не подойти? Быстренько сбежать обратно? Я ведь даже не знаю, как это сделать! Позади меня серебристых искорок-следов не было.
        Тихонько, стараясь не шевелить колосья больше, чем нужно, я подобралась ближе.
        - Джей! Я сразу почувствовал твой зов, но у меня блок по перемещениям, если помнишь.
        - Помню, - тихо сказал колдун.
        Из-за ветра, гулявшего среди золотых колосьев, я едва слышала его хриплый голос.
        - Как же ты выбрался?
        Колдун что-то прошелестел в ответ.
        - Конечно! О чем я думаю!
        Этот вроде бы не страшный. Если колдун из зеркала не согласится, может быть, его друг поможет?
        - Срезать через бабочек? Уверен?
        Эй, да стойте, куда же вы! Стоило отвлечься на секунду, как они ускакали в очередной проход. Я стукнула кулаком по земле. Мне уже порядком надоело мерзнуть и бегать, бегать и мерзнуть. Я привстала, оглянулась - не смотрит ли кто? - и накинула на себя один из коричневых плащей, оставленных девушками. Немного пыльный, весь в траве и золотистых колосках, но главное, греет!
        Если бы я тогда знала, что это за лес, я бы ни за что туда не сунулась. Я не могла себе представить, настолько это опасно. Но в тот раз мне повезло. Я махнула рукой по следу, привычно сделала шаг и оказалась в своем кошмаре. Мох, зеленый мох повсюду, светлая дорога, петляющая сквозь эту зелень. Голые стволы ярко-красного цвета, уходящие так далеко ввысь, что их белые ветви сливаются с облаками. Сами стволы как будто жидкие, дрожащие. Воздух влажный и тяжелый, пропитанный запахом мха. Колдуны не успели уйти далеко. Они очень медленно и осторожно ступали по тропе, опустив головы и почему-то зажав уши руками. На всякий случай я сделала то же самое.
        Не знаю, что случилось, может быть, ветка хрустнула под ногой, но ближайшее дерево вдруг ожило, заколыхалось сотнями крыльев, и в воздух взвились алые бабочки. Ствол под ними оказался белым, как и ветви наверху. Бабочки устремились ко мне, и я чуть не закричала, но не отняла руки от ушей. Алые бабочки порхали вокруг меня, но не садились. Звуки, издаваемые их крыльями, все равно были слышны, они сливались в шепот, и мне почему-то стало очень важно услышать, что они говорят. Я споткнулась, и амулет больно ударил меня по груди. Только тогда я вспомнила, куда и зачем иду. Колдуны уже успели нырнуть в очередной проход. Я поспешила к серебристым искоркам. Как же открыть его? Я отняла руку и тут же зажала ухо плечом, но успела услышать настойчивый шелест крыльев. «Другая жизнь…» Мне нужно, необходимо знать, о чем же они говорят! Но я уже махнула рукой в воздухе и провалилась в скопление серебристых искр.
        Как только я прошла за колдунами через арку в городской стене, я на минуту потеряла ориентацию. Я словно вернулась на пару дней назад, на экскурсию по одному из маленьких городков. За красными крышами и зеленью деревьев торчал шпиль собора. Вдоль улиц тянулись невысокие каменные дома, булыжная мостовая спускалась к берегам речки. Ее русло, бегущее вниз от холма, было выложено широкими ступенями тем же булыжником, что и дорога. Здесь было многолюдно, и я испугалась, что потеряю колдунов. Я запахнула плащ, накинула капюшон и сжала в руке амулет. Я могла только надеяться, что он действительно не даст им увидеть меня, пока я сама этого не захочу. А я вообще-то не хочу! Мое единственное желание - побыстрее оказаться дома.
        Я рискнула приблизиться к мужчинам, чтобы послушать, о чем они говорят.
        - Тебя же заперли на сорок лет, - говорил второй. - Я думал, если и увижу тебя, то это получается… тринадцать лет прошло, то есть через двадцать семь лет! Мы оба были бы почтенными старцами с длинными седыми бородами!
        Он засмеялся. Вот, значит, откуда эта цифра. Но тринадцать лет назад колдун должен был быть совсем мальчишкой! Что-то тут не сходится.
        - Давай-ка заглянем вон в то местечко, там в это время пусто.
        Он показал в сторону двери с круглой деревянной вывеской, на которой была изображена гроздь винограда. Зеркальный колдун кивнул и вдруг обернулся. Его болотно-зеленые глаза смотрели прямо на меня, и я остолбенела от страха.
        - Пойдешь с нами?
        - А это кто? - удивился второй, но тут же заметил колосок пшеницы, приставший к краю моего плаща. - Мы тебя случайно с золотого поля прихватили? Пойдем, погреешься, а потом вернем тебя обратно.
        Я смогла только коротко кивнуть. Может быть, и зеркальный колдун меня не узнал? Что же теперь делать? Сказать или не сказать?.. Извините, но вы ошиблись. На самом деле я преследую вас уже довольно давно. А на плащ не обращайте внимания, я его, так сказать, позаимствовала.
        Мы зашли в трактир и заняли столик в углу. Я опустила голову так, что капюшон скрыл мое лицо, и видела только свои запачканные кеды. Напиток, который принесла официантка, манил своим пряным ароматом, но я не решалась притронуться к кружке. Я сосредоточилась на разговоре, чтобы не упустить момент, когда можно встрять. Колдун из зеркала сделал глоток, и его голос как будто немного очистился от накопленной пыли.
        - Там один мальчишка решил, что я - зеркальный демон.
        - Да это же сказочки!
        - Самоучка. Почти как мы с тобой, - судя по голосу, колдун улыбался.
        - И что ты сделал?
        - Есть способ выбраться из зеркала до окончания срока - нужно найти того, кто добровольно тебя заменит. А он пришел ко мне сам.
        - Ты его так там так и оставил?
        Я напряглась. Вот сейчас можно влезть в разговор!
        - Да. Неприятный тип, и относительно опасный для мира с угасшей магией. Хуже никому не будет. Сначала я думал прихватить его душу, как в старые добрые времена, но решил, что мне ни к чему такой помощник. Да и мир слишком далеко от нашего.
        У меня внутри все сжалось. Похоже, от него не стоит ждать помощи. Лучше бежать отсюда подобру-поздорову, а то как бы он мою душонку не прихватил.
        - Сейчас времена уже не такие добрые, Джей… После твоего случая Совет взялся за этот вопрос. Сразу кто-нибудь донесет, и Совет придет проверить, насколько это было добровольно.
        - Что же, и нашему учителю досталось? - слово «учитель» он как будто выплюнул.
        - Сначала он сбежал, а когда вернулся, стал осторожнее. Десять лет не мог заниматься прежними делами, а потом ему запретили набирать больше двух мальчишек одновременно.
        - Представляю себе, как он рвал и метал, - проговорил зеркальный колдун с оттенком злорадства.
        Они замолчали, а я так и не решила, что делать.
        - А ты что не пьешь? - заботливо спросил меня второй колдун. - Может, есть хочешь?
        Я вздрогнула и отрицательно помотала головой. Капюшон немного сполз.
        - Да не беспокойся ты, Робин. С детства спасаешь маленьких птичек.
        - Как и ты, - ответил Робин.
        Птичек?.. Я, не веря своим ушам, подняла голову. Колдун взглянул на меня, как госпожа Сай за ужином - неужели всего лишь вчера! - словно разбирая на составляющие. В тот миг, когда он перевел взгляд обратно на своего друга, даже чуть раньше, как только дрогнули его ресницы перед тем, как моргнуть, в этот бесконечно длинный миг я вскочила и бросилась к выходу.
        Я толкнула дверь и оказалась на улице. Сейчас было неважно, куда бежать, только бы подальше от этого взгляда! Я перебежала речку через низкий каменный мостик, расталкивая людей, идущих по своим делам. Они не замечали меня - амулет сработал. Ах, лучше бы он сработал раньше! Спасибо моим длинным ногам, я бежала быстро, как ветер. Я неслась мимо домов, пересекла рынок, миновала арку в городской стене. За ней начинались домики попроще. Я поспешила дальше, постоянно оборачиваясь, но колдуны не преследовали меня. Может быть, они решили, что я им не нужна?
        Я быстро запыхалась, не так часто мне приходилось переходить на бег. Если подумать, то последние годы моим единственным спортом были прогулки вокруг утиного прудика. Дома мельчали, а расстояние между ними росло. Я оказалась на окраине города, больше напоминавшей деревню. Я отошла на обочину, чтобы не мешать повозкам, и сжала в руках амулет. Он меня сюда переместил, он должен как-то вернуть обратно! Я вспоминала легкое головокружение во время переходов, и как металл ненадолго становился теплым. Я трясла холодный амулет и шептала «Давай, давай же!» Прекрасное заклинание, Екатерина, но тут явно нужно что-то посерьезнее.
        Вдруг амулет стал чуть теплее. Только я обрадовалась, как передо мной из ниоткуда, подняв фонтан серебряных искр, выскочил старик. Узкие черные штаны и рубашка скрывались под полосатой черно-красной накидкой. Это выглядело бы смешно, если бы колдун не задыхался от ярости.
        - Воровка! Как ты смеешь! Десять лет я его искал, а ты смеешь использовать его прямо у меня под носом?!
        Он попытался схватить меня, но я сумела увернуться и бросилась к пролеску за домами. Старик догнал меня, схватил за плащ, и я упала. Мимо проходили люди. Некоторые останавливались посмотреть и тихо переговаривались, делая предположения о том, что происходит. Со стороны города приближался колдун из зеркала с другом. Им-то что нужно?! Колдун в полоску потянулся к моей шее, я отпихнула его и попыталась встать, но он наступил на мой плащ, из которого я теперь не могла выпутаться. Он схватил меня за волосы, и я решила, что мне конец.
        - Стой!
        Старый колдун обернулся, не отпуская моих волос. От боли текли слезы, и все размылось перед глазами. Зеркальный колдун подошел, а его друг остался стоять на дороге. Старик наконец-то отпустил меня. Зеркальный колдун обратился ко мне:
        - Отдай амулет.
        Вот теперь конец! Что я без него буду делать? Но выбора мне никто не предоставил. Я сняла амулет и, как ни странно, почувствовала себя свободнее, что, конечно, мало соответствовало действительности. Мне даже не пришло в голову встать с земли, я просто протянула тяжелое украшение зеркальному колдуну. Его опередил старик: с победным вскриком он выхватил у меня из руки амулет.
        Спрятав его во внутренний карман плаща, старик кинул зеркальному колдуну:
        - Следи за ней.
        - Сам лучше следи за своими вещами, - резко ответил тот.
        Черно-красный старик ушел в никуда, оставив за собой серебристый мерцающий след. На меня обрушился гул голосов, говорящих на непонятном языке. Пока амулет был рядом, я понимала местный язык. Оставался последний шанс, что я объяснюсь языком жестов, а колдун по доброте душевной поможет без оплаты или хотя бы закинет меня назад в мой мир.
        - Вставай, - произнес колдун по-русски.
        Я уставилась на него и заморгала. Он ждал. Ну да, ведь он разговаривал с нервным. За тринадцать лет можно выучить язык, и даже не один. Я нехотя поднялась на ноги. Одежда перепачкалась в дорожной пыли и грязи, а волосы торчали во все стороны. Больше всего мне хотелось лечь обратно, и чтобы меня никто не трогал. Колдун знаком показал, чтобы я шла за ним, и направился обратно к центру.
        По пути его друг постоянно оглядывался с таким заботливым выражением лица, что мне хотелось плакать. Просто отправь меня домой! Зеркальный колдун не оборачивался, как будто его вообще не беспокоило, иду я или нет. А ведь он прав, без амулета я точно никуда не денусь.
        Они о чем-то беседовали так, как будто не расставались на тринадцать лет. Второй колдун хохотнул, снова с беспокойством глянул на меня и что-то спросил у своего друга. Тот равнодушно пожал плечами.
        Меня мутило от страха, и я ссутулилась. Я не герой сериала, просто отпустите меня домой! По щекам потекли слезы, и я поспешила стереть их, пока этот, заботливый, снова не обернулся. Может быть, они сговорились, и разыгрывают представление «хороший полицейский - плохой полицейский»?
        К моему облегчению, они не завели меня в мрачный особняк с сырыми подвалами и ржавыми решетками. Мы вернулись к трактиру. На этот раз второй колдун шепнул что-то хозяину заведения, и тот отвел нас в скромный кабинет на втором этаже. Небольшое окошко выходило во внутренний дворик. На ветке дерева, увитого плющом, ухала сизая горлица. У меня разболелась голова. Второй колдун постучал по мутному стеклу, птица взмахнула крыльями и тяжело спикировала вниз. Не дожидаясь приглашения, я опустилась на один из мягких стульев, расставленных у круглого стола. «Где твои манеры, Екатерина?». Отстань, тетушка, Екатерина вляпалась во что-то непередаваемо ужасное, и ее не держат ноги. На меня навалилась вся скопившаяся усталость. Как будто я пошла на кухню за водой в другой жизни.
        Официантка принесла три кружки с дымящимся напитком и миску с булочками. Они были круглые, похожие на диванные подушки. В центре у некоторых в углублении был орешек, у других изюм или травы. В другой ситуации я бы обязательно попробовала парочку, но сейчас было не до мыслей о еде.
        Снять бы грязный плащ, но не хотелось остаться в одной майке. Робин устроился на подоконнике, а зеркальный колдун сел рядом со мной и взял за запястье. Его кожа была сухой и холодной. От него самого пахло так же, холодной сухой пылью. Быть может, так пахнут зеркала? Я попыталась освободить руку, но он не отпустил.
        - Без амулета ты не понимаешь местный язык. Пока я держу твою руку, я могу сделать так, чтобы ты понимала нас обоих и сама могла говорить.
        Я посмотрела на второго колдуна, который казался заслуживающим большего доверия. Он спросил:
        - Ты сейчас понимаешь, что я говорю?
        Я выдавила из себя:
        - Да.
        - Рассказывай, зачем ты за мной пошла, - сказал Джей.
        Я не знала, с чего начать. Может быть, с «отпустите меня домой?»
        - Она не знает, как начать. Помоги ей, - нарушил тишину Робин.
        Джей обернулся:
        - Говоришь, у тебя новая работа?
        - Да, и я умею спрашивать так, чтобы люди отвечали.
        Мне почудились застенки с пыточными инструментами, и я сглотнула, чтобы убрать комок, подступивший к горлу. Вот тебе и хороший полицейский.
        - Меня зовут Робин, - мягко заговорил он, - а моего друга - Джей. Джей только что вернулся домой из заточения в зеркале, и многие будут его возвращению не рады. А тут ты. Вот нам и интересно, кто тебя послал. Для начала скажи, как тебя зовут?
        - Е… е… Катерина, - запинаясь, не очень-то по-геройски пробормотала я.
        Робин почему-то присвистнул.
        - У них так можно, - сказал Джей и наконец соизволил заговорить со мной: - Здесь приняты короткие имена, два-три слога. Если человек родился в простой семье - будет носить односложное имя, если в семье с доходом повыше - то в два слога. Можно заслужить дополнительный слог, если упорно трудиться или совершить что-то выдающееся. Четыре слога - это исключение.
        Он как будто выдохся и теперь замолчал. Свободной рукой он взял кружку с напитком и осторожно пригубил ее. Поморщился. Робин с сочувствием посмотрел на него:
        - Нет?..
        - Отвык пить, - проговорил Джей.
        Он снова пригубил напиток, вздохнул и поставил кружку обратно.
        - Так вот, Е-как-там-рина. Простой вопрос: откуда у тебя амулет?
        Я смогу! Я же всю дорогу тренировалась, что сказать!
        - Меня послала за тобой… за вами…
        - …за тобой… - терпеливо сказал колдун, помогая мне выудить нужные слова.
        - Меня послала за тобой госпожа Сай и дала этот амулет для оплаты.
        Я выдохнула. Это было очень длинное предложение. Робин удивленно спросил:
        - «Госпожа сай»? Что, серьезно? Ты сказал, что зеркало хранилось у сай, но «госпожа»?
        - Она себя так называет. Много человеческой крови примешалось.
        - Неплохо! - покачал головой Робин. - Но какая же наглость!
        Моя бедная голова пошла кругом, я переводила взгляд с одного колдуна на другого, ничего не понимая.
        - Сай, - начал объяснять Робин, - это такая…
        - Сущность, - подсказал Джей, разглядывая напиток в кружке.
        - … с хорошим нюхом на магию. Они бестелесны и жаждут заполучить тело.
        - Хозяйка отеля - исключение.
        - Возможно, кто-то из ее предков был сай, заполучивший человеческое тело. Чаще это сороки, белки, мыши…
        - Которые собирают всякое магическое барахло и тащат в нору, - зеркальный колдун снова смотрел на меня. - Для оплаты чего?
        - У нервного… у того, который принял тебя за зеркального демона, оказалась какая-то жемчужина, и он опасен, и его надо… - что «его надо», Екатерина? - …о-обезвредить?..
        - Как ты за мной прошла?
        - Амулет показывал мне серебристые следы.
        Зеркальный колдун посмотрел на своего друга. Робин спросил:
        - Это ведь был простой ученический амулет, так?
        Джей кивнул.
        - …который усиливает связь ученика с учителем? Извини, давно этим не интересовался… После того, как тебя заперли, я недолго пробыл учеником у нашего дражайшего учителя. Тут началась заварушка, и я ушел воевать.
        - И как же он тебя отпустил?
        - Ему пришлось, заварушка была довольно крупная, с горцами. Королевским указом было велено отпустить всех молодых людей, а Совет как раз прижал Тина. Так что с амулетом?
        - Стандартный с двойной связью. В самом амулете магии нет. Естественно, раз им пользовался не ученик колдуна, а кто-то посторонний, то энергия для переходов выкачивалась из старика. Думаю, у него была бессонная ночь.
        Робин задумчиво кивнул.
        - Амулет, который показывает следы. Сай, которая не может справиться с зеркалом. И на что это, по-твоему, похоже?
        - На ложь, - просто сказал Джей.
        Я напряглась, но они не обратили внимания. Это относилось не ко мне.
        - Что ты делал для сай, пока был в зеркале?
        - Подсказывал, где и что можно обменять или купить. Пока у меня было несколько зеркал, я мог видеть содержимое антикварных лавок, а кое-какую информацию можно было найти в книгах.
        - Значит, это своеобразная плата за услуги. Очень в их духе. И что ты будешь делать?
        - Ничего, - колдун обернулся ко мне, посмотрел, как будто оценивая, и заявил:
        - Я не работаю бесплатно.
        Я открыла рот, но не придумала, что сказать. Мы так мило болтали, я уже начала надеяться, и вот тебе!
        - Но… но! Там же люди! Он их!.. - не находя слов, я взмахнула свободной рукой, словно пингвин, который машет крыльями, безуспешно пытаясь взлететь. - У госпожи… у сай еще много всяких штук, она найдет, чем заплатить!
        - Мне ее барахло не нужно. Что ты можешь предложить? - спросил он, делая акцент на слове «ты».
        - У меня ничего нет! - в замешательстве воскликнула я.
        - Предложи мне свою душу.
        - Что? - я засмеялась, потом взглянула в его лицо и закашлялась. Это была не шутка.
        - Джей! - воскликнул Робин.
        - Просто отправьте меня домой, мне ничего больше не нужно! Они там сами разберутся! - закричала я, переводя взгляд с одного на другого.
        - Это тоже работа, - ответил зеркальный колдун.
        Вот так. Загнал меня в ловушку. Я оглянулась на второго. Тот был удивлен не меньше меня:
        - Джей, зачем тебе это?
        - Позже объясню.
        - Знаешь, - разозлился вдруг Робин, - мне можешь не объяснять. А ей - обязан, раз решил ее в это втянуть.
        Не дождавшись ответа, Робин обратился ко мне:
        - Это просто древнее название ритуала, душа останется при тебе. Тот серебряный амулет помогает работать связи ученика и учителя, то есть, если у учителя не хватает сил, он берет их у ученика, а если у ученика не хватает - берет у учителя. То, что предлагает тебе мой друг, - он вздохнул, - это односторонняя связь. Ей часто пользуются колдуны, которым нужно больше магии. Тот кто «отдает душу» становится слугой и дополнительным источником магии. Часто люди это делают за деньги, но Джей…
        - Я предлагаю оплатить услуги. Хватит разговоров. Робин тебе не поможет, он не может ходить далеко через миры. Ну так что? Одна птичья душонка за - сколько там? - двадцать жизней? Разве это плохой расчет?
        Птичья душонка?! Но какой у меня выбор? Соглашусь я или не соглашусь - все равно останусь здесь. Только в одном случае буду привязана к этому колдуну. А в другом… Я вспомнила, как мысленно переживала приключения вместе с героями своих любимых сериалов. Часто ли даже в фантазиях мне удавалось выжить? Я сидела, уставившись в пол, а в голове носились бессвязные мысли.
        - И что будет?
        - Останешься здесь, будешь выполнять поручения и делиться своей силой. Может, я тебя потом отпущу, посмотрим.
        В моей голове стало поразительно пусто. Вопрос «Что же делать?», как теннисный мячик, бился о стены. Никаких мыслей, никаких голосов. Никто не помянул куриные мозги, не воскликнула сердито тетушка свое вечное «Екатерина!», когда я тихо произнесла:
        - Хорошо.
        Зеркальный колдун кивнул и повернулся к своему другу.
        - Робин. Мне нужен свидетель.
        - Джей, серьезно? Свидетель? Ты что, собрался?..
        Джей отпустил мою руку, и их речь снова превратилась в непонятный набор звуков. Зеркальный колдун что-то долго объяснял, иногда кивая на меня. Робин прерывал его и спорил, неопределенно указывая рукой в сторону. Я пыталась уловить хоть одно знакомое слово, но тщетно. Снова прилетела птица и натужно ухала.
        Робин, сложив руки на груди, отвернулся к окну. Джей снова взял меня за запястье, а его друг проговорил:
        - Если Совет узнает, прикрыть я тебя не смогу.
        Потом все было очень быстро и не очень-то по-магически. Никаких свечей, никаких пузырящихся зелий, в которые нужно добавлять кровь. Может быть в том числе и поэтому мне все показалось несерьезным. Я была уверена, что как только я окажусь в своем мире, ничто не заставит меня пойти обратно с колдуном. Робин встал у стола и наблюдал. Зеркальный колдун сжал мою правую ладонь в своей правой ладони и велел повторять за ним. Я больше не видела серебряных искр, но что-то происходило вокруг меня и со мной.
        Он говорил текст клятвы на своем языке. У меня закружилась голова, все вокруг плясало разноцветными огнями, и я повторяла, не вдумываясь. Там было что-то про душу и тело, сердце и мысли, руки и ноги, крылья и перья. Ладно, про это не было. Основной смысл заключался в том, что не посмотреть мне теперь новую серию любимого сериала.
        Когда колдун отпустил мою руку, на ладони у основания большого пальца осталась черная клякса. Я с удивлением потерла ее.
        - Оно не стирается, - сухо сообщил Джей. - Эта пятно означает, что мы связаны.
        Подал голос Робин:
        - Дай-ка посмотреть! Метка от нашего учителя пропала?
        Джей рассматривал свою ладонь.
        - Нет, теперь одно поверх другого, перекрылись. Все не так просто.
        Глава 2. Новый дом
        Джей не допил то, что оставалось в кружке, и есть тоже не стал. Оказалось, что перемещаться из центра города запрещено, поэтому нам пришлось вернуться к городской стене и уже за ее пределами начать путь через миры. По дороге я, не чувствуя вкуса, воровато жевала булочку, которую прихватила из трактира. Колдун, как и прежде, поводил рукой по воздуху, но без амулета я не видела серебряных искр, и мне пришлось держаться за его плечо.
        В этот раз мы не проходили через лес с бабочками, и дорога заняла больше времени.
        - Если бы я раньше заметил, что ты идешь за нами, я бы не стал сокращать путь через бабочек, - соизволил объяснить колдун.
        Значит, какое-то время амулет действительно скрывал меня от его взгляда. После этого Джей не проронил ни слова, пока мы не оказались в поле с золотыми колосьями. Девушки продолжали косить, но уже дальше от края, плащи лежали рядом, светило солнце, а пронизывающий ветер гнал волну по верхушкам колосьев. Чирикали серые птички с полосатыми хвостами. Колдун остановился и изучающе посмотрел на меня. Так смотрят на муху, которая бьется о стекло рядом с открытой форточкой.
        - Верни плащ и извинись.
        - Что?
        Он закатил глаза.
        - Ты спросила, прежде чем его взять?
        Мне этот вопрос совсем не понравился. Он что, будет совать свой нос во все мои дела? Я хотела так ему и ответить, смело и решительно, как и подобает гордой девушке, которая никому ничего не должна, но вместо этого забормотала:
        - Н-нет, но никто не заметил! Я просто положу его на место, и…
        - Нет, - отрезал колдун.
        - Но я не знаю их язык! - нашлась я.
        - Я знаю, значит, теперь знаешь и ты.
        Я скрестила руки на груди, но этот жест тоже не выглядел внушительно, и колдун не передумал. Я сняла плащ и медленно двинулась в сторону девушек. Никто из них не отреагировал на мое приближение, кроме одной. Светловолосая, розовощекая девчонка лет шестнадцати повернула ко мне голову и грубо спросила:
        - Что?
        В моей голове как будто открылся файл, соответствующий этому языку.
        - Я проходила мимо, замерзла и взяла на время плащ, - слова выходили как-то коряво, как будто мой язык не был приспособлен под эти звуки. - Я…
        - Нельзя так! - воскликнула девушка, вырывая у меня из рук плащ. - Нельзя!
        - Извините, - прошептала я.
        Другие девушки остановились и наблюдали за сценой. Лица их были хмурыми и враждебными. Я попятилась и побежала к колдуну.
        Он ничего не сказал, вновь махнул рукой, и мы шагнули в следующий переход.
        Наконец, мы оказались в отеле. Здесь все еще была ночь, небо едва посветлело. Сколько же времени прошло? На меня навалилась усталость от последних часов. Все произошедшее вдруг показалось бессвязным дурным сном. Дверь, ведущая в комнату с манекеном, была вся в подтеках, а рядом в кресле сидела сай и периодически брызгала на нее водой из бутылки. Она совсем не выглядела обеспокоенной, скорее, скучающей. При нашем появлении хозяйка гостиницы вскочила.
        - Господин колдун! Рада видеть тебя! Я вижу, ты получил плату за помощь! Но зачем же ты вернулся?
        Она непрерывно кланялась. Я хотела сказать этому проклятому заискивающему существу, что амулет оказался краденым и что из-за нее я теперь не могу вернуться домой, как вдруг меня осенило: я же почти дома. Хотя бы в нужном мире! Просто тихонечко отойти, добраться до номера, взять рюкзак с вещами. Только не разбудить Алину, нет времени на объяснения. Найду вокзал, куплю билет на ближайший поезд и уеду домой!
        Может быть, из-за того, что я мало спала, или из-за того, что столько всего произошло за короткий промежуток времени, план показался вполне осуществимым.
        - Вперед! - Джей подтолкнул меня к двери.
        Я так задумалась, что просто сделала, что он сказал - зашла в комнату с манекеном. Дальняя дверь была закрыта.
        - Ну наконец-то! - воскликнула беременная женщина, потянулась и, охая, поднялась с пола.
        Пока я пыталась сообразить, как она умудрилась вырваться из лап колдуна, беременная протиснулась между мной и Джеем в коридор и устроилась в кресле сай.
        - Вся спина затекла, - пожаловалась женщина. - Я стучу-стучу, кричу-кричу, дверь не открывается, пришлось на пол лечь, отдохнуть.
        - А как же колдун? - спросила я.
        - А что колдун? Он в меня сначала вцепился этой круглой штукой - вот я напугалась! Чувствую - как душу вынимает!
        У меня неприятно кольнуло в груди.
        - А потом эта его жемчужина взорвалась, как будто переполнилась.
        - Слабый артефакт, - заметил Джей. - К тому же, зеркало не терпит магии внутри себя.
        - Я сразу вскочила, хотела убежать, ведь он еще что придумать мог. Вспомнила, что этот, - она кивнула на Джея, - сказал: у тебя есть все, что отражается в зеркале. Ну, я скатерть схватила, зеркало накрыла - пускай у него ничего не отражается!
        Беременная тарахтела что-то о том, как из второй комнаты она вышла, а в коридор попасть не смогла, как снова уснула, а я пыталась осознать, что она сказала. Во-первых, по словам сай, это должна была быть сверхмощная жемчужина, а не какой-то там жалкий артефакт. Во-вторых, я же сразу предложила накрыть зеркало тряпкой! Значит… Что же это значит, Екатерина? Я, конечно, иногда птица-тупица, но в целом не безмозглая: когда надо, соображаю быстро. Я сделала маленький, незаметный шаг к стене.
        Хозяйка гостиницы отправила меня за колдуном не для того, чтобы попросить помощь или чтобы отдать ему амулет - ведь он сам сказал, что ему не нужно ее барахло. Это я была платой за услуги!
        Сай тем временем заискивающе обратилась к колдуну: раз уж он снова здесь, то не мог бы он сделать что-то с беременной женщиной. Та уже опять задремала. С нервным-то сай разберется сама! А эту даму она даже выпускать из комнаты опасалась, не придумала, что делать, поэтому блокировала ей путь.
        Джей склонился над беременной и положил ей руку на живот.
        - Ребенку могли передаться способности, но ей об этом знать не надо. Лучше бы ей вообще все забыть. Здесь сильный фон, очень много электричества и волн, а вы будете мешать, - он взглянул на нас с сай. - Выйдите, пока я буду работать с ее памятью.
        Я не поверила своему счастью. Колдун перенес беременную в комнату, сай закрыла дверь и снова уселась в кресло.
        - Я схожу на кухню за водой, - соврала я, повернулась и пошла в сторону центральной лестницы.
        Сай была занята разглаживанием складочек на своем бархатном платье. Свернув за угол, я рванула со всех ног. Притормозила я только в темном зале, куда не проникал свет уличных фонарей. Все показалось нереальным, вот же только что я шла здесь и воображала себя персонажем выдуманных историй. На секунду я даже пожалела, что не могу принять участие в том сюжете, в который по глупости влипла. Но нет, не время раздумывать о том, каким бы я была героем сериала, все равно это не про меня.
        Я добежала до комнаты, тихонько открыла дверь. Алина спала. Хорошо, что я не распаковала вещи! Я быстро заглянула в ванную комнату, забрала косметичку и, на секунду задержавшись, схватила еще и полотенце с золотым вензелем - скромная компенсация за мои злоключения.
        Я выскочила в коридор и на бегу накинула свитер - наконец-то тепло! Отель находился в центре города. Небо, бледное на востоке, теснило ночную тьму. На западе висела последняя звезда, и ее яркость оттенял темный силуэт башни собора, возвышавшегося на центральной площади. Я устремилась туда, рассчитывая найти у главной достопримечательности карту города, а на ней - вокзал.
        Узкая улочка отклонялась то вправо, то влево. Брусчатка была мокрой - ночью прошел дождь, воздух был прохладным и свежим. Звук от резиновых подошв казался чужеродным и слишком громким. Фонари тускло освещали лишь пространство под собой. Город еще спал. Я несколько раз обернулась, но меня никто не преследовал. Мне вновь показалось, что это все было дурацким сном, а я зачем-то собрала вещи и убегаю.
        Хотя, если подумать, не так уж мне и нравилось это путешествие. Я устала ехать в автобусе, устала от бессонных ночей, гомона, шума мотора, невольно подслушанных разговоров, сменяющих друг друга городов-близнецов, чужих запахов, чужих языков, непривычной архитектуры и еды, не своих столовых приборов, кофе в одноразовых стаканчиках, от невозможности просто закутаться плед и посидеть в тишине. Но все же стоило оставить Алине записку.
        Последний поворот - и передо мной вырос собор. Я огляделась в поисках карты. Да, вот она, под фонарем у ступеней, ведущих к высокой двустворчатой двери из темного дерева. Я хотела было пойти напрямую через площадь, но пространство показалось мне огромным и пустым, и моя одинокая маленькая фигура выглядела бы на ней беззащитно. Я прошла вдоль окружающих площадь домов, обходя поставленные друг на друга столики ресторанчиков и мельком заглядывая в витрины, как будто прощаясь.
        Поскользнувшись на мокрой брусчатке и чуть не рухнув, я подбежала к карте. Вот красный кружок «вы находитесь здесь». Все надписи дублируются на английском. Я поискала черные линии железной дороги. Вот они, а рядом вокзал. Читать карты меня научили компьютерные игры. Стекло информационного щита было мокрым, запотевшим. Я водила пальцем по улицам, запоминая названия и стараясь примерно рассчитать, сколько времени займет путь. Хорошо бы сделать фотографию на телефон, но еще слишком темно.
        Я в последний раз пробежалась глазами по дорогам, проверяя, что запомнила основные повороты.
        - Красивый город.
        Хриплый, тихий голос впился в виски. Я вздрогнула всем телом и резко повернулась. Герои моих любимых книг и сериалов в такие моменты говорят «Нет». И я, словно вторя им, прошептала:
        - Нет.
        Не может быть. Это был сон.
        И все же не сон. Джей стоял всего в нескольких шагах от меня. Пятно на руке, о котором я успела забыть, щекотало кожу. Нет-нет-нет. Я бросилась бежать.
        Не важно, куда! Я метнулась в первую попавшуюся улицу, поскользнулась и на этот раз упала. Вес рюкзака увлек меня вбок, я ударилась о землю локтем и бедром. Несмотря на боль, я вскочила и побежала, не оглядываясь.
        Он уже ждал за поворотом. Увидев силуэт в плаще, я встала, как вкопанная. Я просто опять сплю, вот и все. Потому что так не бывает.
        - Ты, похоже, пока не поняла природу нашей связи, - проговорил он, приближаясь.
        Я попятилась. Он то ли вздохнул, то ли усмехнулся.
        - Вот это, - он поднял ладонь с пятном, как будто в приветствии, - только внешнее проявление. Я всегда буду знать, где ты находишься. Ты сейчас чувствуешь усталость. Мне пришлось воспользоваться твоими силами, я сегодня потратил много своих. Понимаешь?
        Я развернулась и снова побежала. Всего лишь десяток шагов, и дыхание мое сбилось, ноги стали ватными. Я остановилась, борясь с желанием лечь на землю. Голова кружилась. Мои силы утекали. Теперь я поняла. Я согнулась, положила руки на колени и ловила дыхание. Чертов рюкзак сполз мне почти на голову. И что Алина напихала туда, что он такой тяжелый?
        - Мы возвращаемся в отель.
        Когда я подняла голову, он уже уходил с площади. Остаться здесь? Закричать? Позвать полицию? Я поплелась следом за колдуном. Силы возвращались, я догнала его и хотела крикнуть, но получилось едва слышное жалобное бормотание:
        - Меня будут искать…
        - Поэтому, - раздраженно ответил мужчина, не оборачиваясь, - мы и возвращаемся в отель.
        Колдун открыл передо мной дверь и сделал приглашающий жест. Прежде чем зайти обратно в отель-музей госпожи Сай, я оглянулась. Город только готовился проснуться. Светлело, ночная влага начала испаряться, погружая улочку в молочную дымку. Чирикали первые птицы, где-то вдалеке проехала машина. Я проскользнула в отель.
        Мы сели за стол в гостиной, где всего несколько часов назад состоялся ужин. Сай принесла бумагу и ручку.
        - Пиши письмо своим родственникам, - сказал колдун, - что ты решила остаться и работать в отеле.
        Да кто же в это поверит! Даже если бы это было какой-то невероятной правдой, я бы скорее позвонила, чем стала писать.
        - Но зачем письмо?
        Он потер переносицу, провел пальцем по брови.
        - Давай так. Я говорю тебе что-то сделать, и ты это делаешь. Понятно?
        Не понятно, вообще ничего не понятно. Я взяла ручку и зависла над белоснежным листом с золотым вензелем наверху и адресом и названием отеля внизу.
        Дорогие мама и папа, пишет вам дочь ваша Екатерина. Я встретила колдуна и случайно стала его служанкой. А может, батарейкой?.. Мама и папа, я заснула, мне снится кошмар. Дорогая тетушка, ты уже давно умерла, но я постоянно слышу твой голос. Твои аристократические советы оказались совершенно бесполезными в жизни.
        Колдун хлопнул рукой по столу. Я подскочила.
        - Пиши, как я сказал, одной строкой, и все, - раздраженно сказал он.
        Хорошо-хорошо, уже пишу! Я поставила подпись под короткой запиской. Колдун подвинул к себе лист, сложил вдвое, прижал одной рукой, а второй стал водить рядом, как будто пришивая что-то. Он закрыл глаза и почти перестал дышать. Сай завороженно наблюдала из угла, сложив руки на груди, и напоминала гигантскую белку.
        Наконец, колдун выдохнул и сказал:
        - Идем к твоей подружке.
        Еще и впутывать в это Алину? С другой стороны, у меня будет шанс предупредить ее, и она сможет обратиться в полицию… Я забеспокоилась, вскочила со стула и тут же села - закружилась голова.
        Сай выступила из своего угла и заискивающе сообщила, что у нее есть кое-какие амулеты, источники силы.
        - Неси, - буркнул колдун.
        Он даже не встал, похоже, и у него больше не было сил. Неудивительно, учитывая, сколько он прошел сегодня. Я помотала головой. Вот еще, сочувствовать ему не хватало!
        Сай принесла огромную шкатулку со своими сокровищами. Джей покопался в них, вытащил совершенно туристического вида магнит в виде маяка, удивленно хмыкнул, отложил. Выбрал несколько жемчужин и небольшой рубин. Ключ на цепочке. Автобусный билет. Тут сай сжала губы, но промолчала. Неужели это что-то ценное? Последним в кучку отправился велосипедный звонок.
        Колдун отодвинул шкатулку. Каждый предмет он брал в руку и через несколько секунд откладывал. Я пыталась рассмотреть какие-нибудь следы магии, хотя бы одну серебряную искорку, но ничего не видела. Дольше всего он сжимал билетик. Я почувствовала себя бодрее, меня больше не клонило в сон и даже расхотелось есть. Вот спасибо, не забыл подзарядить свой запасной аккумулятор!
        - Идем, - сказал колдун и двинулся в направлении комнат для гостей.
        Алина не проснулась, когда мы зашли. Она всегда крепко спала. Колдун не разрешил сай пойти вместе с ним, а меня взял. Через шторы пробивался мягкий утренний свет. Колдун что-то прошептал, и Алина, не открывая глаз, села на кровати. На ней была футболка, которую я всегда не любила за банальность - котик, повисший на ветке дерева и надпись «Держись!» Теперь я мысленно поблагодарила котика. Может, разбудить Алину и попросить, чтобы она меня сейчас же спасла? Но тогда колдун может выкачать из меня сразу все силы, чтобы я упала в обморок и не мешала ему.
        - Пожалуйста, молчи, - сказал он мне, как будто прочитав мысли, - работа с памятью очень тонкая. Мало кто умеет это делать так, чтобы не навредить человеку.
        Подразумевалось, конечно, что он один из таких специалистов.
        Колдун положил мою записку на прикроватную тумбочку, склонился над Алиной и положил кончики пальцев на ее виски. Она открыла глаза, но не проснулась. И вновь эта скучная немагическая магия, без свечей, без крыльев летучей мыши и светящегося в темноте зелья.
        У меня из глаз потекли слезы. Это же Алина, которая следила за мной столько лет. Заботилась обо мне, собирала мои вещи, решала мои вопросы. Кто же теперь будет помогать мне? Я всхлипнула и тут же зажала рот рукой, но колдун не обратил внимания.
        Я откуда-то знала, что он не делает ничего плохого, словно через тонкую связь между нашими ладонями передавались отголоски чувств. Я только боялась, что Алина забудет обо мне.
        Колдун отошел от кровати. Мне показалось, или его руки дрожали? Алина улыбалась. Не замечая нас, она взяла записку, прочитала, кивнула и, как ни в чем не бывало, легла спать.
        Джей мягко взял меня за локоть и увлек в коридор. «Только не забывай меня», - прошептала я Алине.
        - Не забудет. Она думает, что ты здесь работаешь и уверена, что сама помогла тебе принять это решение. Она передаст записку твоим родителям, и магия распространится на всех, кто о тебе спросит. Ее не на много человек хватит, но у тебя ведь не так много знакомых?
        Я расценила это как оскорбление. Да с чего он это взял! Не дожидаясь ответа, колдун пошел обратно в столовую. Там он объяснил сай, что нужно сказать группе про исчезнувшую туристку, чтобы не тратить на них магию, доставшуюся Алине.
        Наконец, он решил, что нам пора обратно, и махнул в воздухе рукой. Я вытащила из-под стола рюкзак, подошла к колдуну, готовясь к тому, что сейчас я снова шагну в неизвестность, к головокружению, жаре и ветру, холоду и золотым колосьям. Про бабочек я предпочитала не думать и надеялась, что мы снова их как-то обойдем.
        Джей странно посмотрел на меня.
        - Что ты взяла?
        Я пожала плечами:
        - Там просто мои вещи.
        - Что ты отсюда взяла?
        - Ничего!
        Колдун закинул голову и прошептал в потолок: «Боги!» Когда он заговорил, в его голосе появились грубые ноты:
        - Если тебе надо объяснять все медленно и разборчиво, хорошо, объясняю. Правило первое: ты делаешь то, что я тебе говорю. Правило второе: ты мне не врешь. С моральными установками у тебя не очень, так что врать мне не надо не потому, что это плохо, а потому что я узнаю. Понятно?
        Понятно, что он не имеет права так со мной разговаривать из-за какого-то пятна на руке. Я промолчала.
        - Доставай.
        Я поставила рюкзак на пол и выудила полотенце. Надо было спрятать получше! Сай захихикала, но тут же спохватилась и забормотала извинения. Джей развернул полотенце и указал на золотой вензель.
        - Вот это сделано специально для таких, как ты. Три года неудач, неплохо, да? А для тебя так вообще смертельно.
        Я опустила голову, и сжала губы от обиды. Колдун не только видел насквозь все, что я старалась скрыть, но еще и кидался язвительными фразами.
        Джей протянул полотенце сай, и та, прижав его лапками к груди, разразилась фейерверком благодарностей, не забывая кланяться. Я больше не могла видеть в ней человека. Это была самая настоящая белка, суетливая и наглая. Жаль, что старичок из автобуса ее не видел - у него бы вышел отличный рисунок.
        - За мной, - приказал колдун.
        Я положила руку ему на плечо, и мы шагнули в переход.
        Третье всего лишь за одну ночь путешествие через миры уже не казалось чем-то фантастическим. Хоть амулеты сай и придали сил, я была настолько вымотана впечатлениями и тревогой, что не смотрела по сторонам.
        Когда мы добрались до мира колдуна, то не стали возвращаться в трактир. Мы вновь прошли через арку городской стены, пересекли речку с каменным руслом и вышли к мосту через широкую реку, которая делила город на две части. Первый раз я была здесь ранним утром, теперь же день близился к середине, и воздух нагрелся. Захотелось снять свитер, но моя майка выглядела бы странно. Свитер хотя бы по форме походил на блузы, а джинсы - на узкие брюки, которые носили некоторые обитатели этого мира.
        Навстречу, в центр, тянулись люди в разноцветных одеждах. Тех, кому с нами было по пути, было гораздо меньше. Очевидно, после многих лет в заточении Джей чувствовал себя неуютно в толпе. Мимо проехала женщина на велосипеде, прохожие привычно уступили ей дорогу. Надо же! Может, тут царит не мрачное средневековье, как я решила поначалу? Я оглянулась. Велосипед был трехколесный, спереди одно колесо средних размеров, а сзади - два поменьше, а над ними - коробочка для багажа. Очень даже неплохо! Никогда не могла понять, почему у детей отбирают трехколесный велосипед и сажают на неудобную конструкцию, на которой нужно большую часть времени посвящать тому, чтобы не потерять равновесие.
        Вдоль мостовой на другом берегу реки выстроились магазины и жилые дома крупнее и новее, чем в центре. Хоть я и боялась потерять колдуна из виду, все же то и дело оборачиваясь, чтобы рассмотреть окрестности. Да и чего бояться, ведь если отстану, колдун вернется и потащит меня за руку. Я остановилась, чтобы оглядеться как следует. Река текла между холмов, которые грядами толпились слева, а правее плавно теряли высоту и переходили в зеленую равнину. Посередине одного из холмов стоял замок, а на самой вершине - смотровая башня. Под замком раскинулись домики с красными крышами, и где-то среди них затерялся утренний трактир. Вдоль берега реки стояли более новые кирпичные дома.
        - Рина!
        Я вздрогнула и обернулась. Так меня никто еще не называл!
        Вопреки моим ожиданиям, колдун не вернулся за мной, чтобы тащить за руку, а сообщил, что если я потеряюсь, то буду ночевать на улице.
        - Я буду звать тебя Риной. Екатерина - слишком длинно.
        Мог бы хоть для вежливости спросить, не против ли я. Хотя я вроде бы была не против. Все лучше Катюхи. Я вспомнила про Алину, удержала готовый вырваться всхлип и снова поплелась за колдуном. Мы свернули на боковую улицу, которая начинала пологий подъем на холм, застроенный аккуратными особнячками. Здесь царила сонная тишина и было безлюдно, жители то ли ушли в центр, то ли занимались домашними делами.
        Улица не петляла, а чинно и плавно загибалась вокруг холма, иногда разветвляясь на две. По обеим сторонам тянулись двух-трехэтажные дома, разнообразно украшенные на вкус хозяев лепниной, колоннами и даже гаргульями. Аккуратные садики изо всех сил старались поразить воображение, каждый стремился показать свой уникальный характер. Тут остриженные в шарообразную форму кусты самшита и раскидистые гортензии с еще не раскрывшимися зонтиками цветов, а здесь все засажено ельниками. У фонтанчика стоит статуя девушки, задумчиво коснувшейся рукой пряди волос. В высокой живой изгороди, отделяющей участки друг от друга, шумно перекрикивались птицы.
        Колдун выглядел чужеродно в этом месте - ссутулившийся, бледный, сухой, как старая книга, которую достали из древнего сундука и еще не успели смахнуть пыль с обложки. Куда же мы направляемся?
        На очередном повороте нас ждал Робин с большим мешком у ног. Значит, Джей поселится у друга, пока не найдет себе жилье. Я вновь переключилась на сериальное восприятие, забыв, что я не сторонний наблюдатель, а участник, и мне тоже надо где-то жить.
        Робин внешне вполне походил на обитателя особняка - высокий, крупный, с горделивой осанкой и широкой улыбкой человека, покорившего весь мир и заслужившего бокальчик вина у камина.
        - У тебя что, работы нет? - буркнул Джей, подходя к другу.
        - Ты теперь моя работа, - широко улыбнулся тот. - Серьезно! Ты подумай, в город вернулся опасный колдун, которого так рано не ждали. Многие уже в курсе. Мне приказали следить за тобой.
        - Кто приказал? - нахмурился Джей.
        - Все расскажу, давайте сначала зайдем в дом.
        Трехэтажный особняк был до самого верха увит диким виноградом, а окна были покрыты грязью. Я тут же усомнилась в своем выводе о принадлежности этого жилища Робину.
        Если дома здесь всем своим видом показывали характер, то этот ясно говорил, что он гостям не рад. Ощетинившись заросшей изгородью в сторону соседних домов, он выкинул ветви кустов к тротуару, будто желая оттолкнуть зазевавшихся прохожих, не сообразивших перейти на противоположную сторону дороги.
        Вход в сад преграждала кованая калитка не выше метра высотой, которая скорее служила украшением, нежели защитой от непрошеных гостей. К ней зачем-то были прикреплены два почтовых ящичка - один снаружи, другой изнутри. По обеим сторонам от калитки на невысоких постаментах располагались мраморные львы. Один сидел, гордо выпрямившись, а второй безмятежно спал, положив голову на лапы. Мрамор, некогда белый, зарос мхом и покрылся слоем грязи.
        - Тринадцать лет, - прошептал Джей и погладил по голове сначала одного льва, потом другого. На его усталом лице появилось подобие улыбки.
        Он провел руками над калиткой, и та скрипнула в ответ.
        - Всего-то? - удивился Робин.
        - Это только один уровень, - ответил Джей. - И через него пытались проникнуть.
        Мы прошли через заросший сад к дому. Над дорожкой нависали ветви, образовав узкий коридор. Робин придерживал каждую, пока я не перехватывала ее. Сад был недружелюбен и всячески старался насолить, подставляя подножки в виде корней, цепляясь руками-ветками за мои волосы и свитер, пытаясь стащить с плеч тяжелый рюкзак.
        Джей сорвал плети винограда и плюща, облепившие дверь темного дерева. Освободив небольшое пространство, он приложил обе руки к поверхности. Он молчал и не шевелился. Я выглянула из-за спины Робина, чтобы посмотреть, не мелькнет ли искорка. Тот прошептал:
        - Очень мощная магия.
        И тут я пошатнулась и схватилась за его плечо, чтобы не упасть. Из меня снова утекали силы. Робин все понял и подхватил меня, но я отстранилась. Мне не нравилось его молчаливое пособничество моему пленению вкупе с бездеятельным сочувствием. То ли помогает, то ли не помогает! Я скинула рюкзак на землю, а сама гордо осталась стоять.
        Наконец, дверь щелкнула. Дом как будто выдохнул, а растения в саду ослабили напряженные ветви.
        - Тут ничего не изменилось! - восхищенно сказал Робин, заходя вслед за Джеем.
        Перед этим он попытался взять мой рюкзак, но я оттолкнула его руку. «Екатерина, настоящим леди не пристало таскать тяжести!» - укоризненно пропел в моей голове голос тетушки. Я отмахнулась, приподняла рюкзак и тут же пожалела, что отвергла помощь. Сил у меня стало гораздо меньше, и рюкзак казался наполненным камнями. Но ничего не поделать, чувство собственного достоинства имеет свою цену. Я потащила рюкзак по земле, приподняв его только чтобы втащить на ступеньки.
        Внутри не было и следа той запущенности, которая царила снаружи. Пахло осенью, а в коридоре валялся красно-желтый лист, будто только что упавший с дерева.
        - Он бы еще сто лет так простоял, - с оттенком гордости сказал Джей. - Я его перед уходом заморозил.
        - Значит, знал, что они тебя поймают.
        - Я надеялся скрыться, если поймают - в худшем случае на несколько лет тюрьмы. На зеркальный зал я, сам понимаешь, не рассчитывал.
        Мы стояли в холле, справа наверх бежала лестница и упиралась в огражденную деревянной балюстрадой площадку. Вглубь дома вел коридор. Я отчего-то решила, что дверь слева скрывает кладовку или гардероб, но Джей открыл ее и бросил мне:
        - Это твоя комната.
        Его голос звучал так, словно он все еще злился на то полотенце.
        Я затащила внутрь рюкзак и огляделась. Комната была просторная, больше, чем в отеле. Хоть шторы и были открыты, в помещении стоял полумрак. Одно окно выходило в одичавший сад, второе - на узкий промежуток между стеной дома и не менее заросшей живой изгородью, отделяющей от соседей.
        В углу стоял комод, вдоль стен расположились узкая кровать, стол и стул. На потолке висела шарообразная лампа, но проводов и выключателя, как и розеток, я не увидела. За узкой дверью в углу скрывалась ванная комната с унитазом, раковиной и неким подобием душевой кабины, представлявшем собой что-то вроде медного таза с высокими краями и лейку на длинной ноге. Я ужасно обрадовалась, что они тут кроме велосипеда уже изобрели водопровод и канализацию. Однако моя радость была преждевременной - я покрутила вентиль над краном, но воды не было.
        Я начала копаться в рюкзаке, чтобы сменить свитер на что-то полегче. Первой попалась красная клетчатая рубашка, которая выглядела в этом мире еще более неуместно, чем джинсы с кедами.
        - Рина! - нетерпеливо позвал колдун.
        Я бросила раскопки и вышла из комнаты, на ходу надевая рубашку. В конце коридора обнаружилась большая светлая кухня. Здесь растения пощадили окна, и через них открывался вид на веранду и широкий внутренний двор, покрытый высокой колосящейся травой, мелкими деревцами и окруженный все той же недружелюбной зеленой изгородью.
        Слева располагались плита с раковиной, справа - шкафы и полки, а посередине стоял большой круглый стол, на который Робин выкладывал еду из мешка. Джей бросил свой пыльный плащ прямо на пол и остался в темной, не менее пыльной рубашке, коричневых узких брюках и высоких сапогах, которые под слоем пыли должны были быть черными. Плащ Робина аккуратно висел на спинке стула, сам он был в черных брюках и светло-голубой рубашке с широкими рукавами.
        - Рина? - удивленно спросил Робин и ухмыльнулся.
        Я вопросительно взглянула на него - что смешного?
        - Это птичка такая, ринка. Может, заметила в золотом поле? Маленькие, серые, похожи на воробьев, только с полосатыми хвостами. Прячутся в колосьях.
        Я только вздохнула в ответ. В этом мире моя птичья сущность отчаянно пыталась вырваться наружу. Внезапно на меня навалилось осознание, что я не дома. Со всеми перемещениями и переходами я совсем забыла, что я не в выдуманном временном приключении, куда случайно проникла сквозь монитор ноутбука. Это не сон, а самая настоящая катастрофическая ситуация. Я тяжело опустилась на стул. Гора продуктов на столе напомнила, что я давно не ела. Амулеты сай искусственно приглушили голод и жажду, которые теперь вернулись. Однако есть никто не предлагал, поэтому я обхватила себя руками и ссутулилась. Может быть, Робин заметит, какая я несчастная, и даст мне хотя бы вон то яблоко?..
        Джей достал из полки кружку и наполнил ее водой из крана. Неужели только в моей комнате нет воды? Колдун медленно, аккуратно делал глотки, как будто снова привыкая к жидкости. Я поняла, что мне и воды не предложат. Где же ваши манеры, господин колдун? - подумала я с тетушкиными интонациями. Интересно, насколько в моем положении разрешается проявлять самостоятельность? А то полотенце не возьми, плащ не трогай! Я решительно поднялась, прошла мимо Джея, достала себе кружку из той же полки и покрутила вентиль. Воды не было. Я открутила до упора - ничего. Почувствовав спиной взгляды, я обернулась. Надо бы спросить, что я делаю не так, но я и без того чувствовала себя ужасно глупо.
        - А как у нее с магией? - поинтересовался Робин.
        - Никак, - ответил Джей и поболтал остатками воды в кружке. Его голос уже не был таким хиплым.
        - Но и клятва сработала, и амулет?
        - Потенциал есть у всех, но она из мира с угасшей магией. Это как…
        Робин кивнул и подхватил:
        - …как ждать от жителя пустыни, что он сразу поплывет, впервые зайдя в озеро.
        - Именно. Но научиться он может, - он с сомнением посмотрел на меня. - Если увидит воду.
        Он кротко провел рукой по крану. Полилась вода.
        - Видишь что-нибудь?
        Воду я прекрасно видела, но он имел в виду другое. Я прищуривалась, наклоняла голову и даже попробовала посмотреть одним глазом, но ничего не разглядела.
        Джей прикрыл глаза, только чтобы не видеть мои жалкие попытки, вздохнул и снизошел до объяснений.
        - Вода, свет, плита - все работает от магии. Поэтому нет ни труб, ни проводов. Я просто открываю и закрываю проход для воды, а вентилем регулирую интенсивность и температуру.
        - Если труб нет, то куда она девается? - спросила я.
        - Перемещается в очистные пруды. Там ее разделяют на воду и грязь.
        - Тоже магией?
        Джей посмотрел на меня так, как будто я действительно была бестолковой птицей, случайно освоившей человеческий язык.
        - Джей, - укоризненно подал голос Робин, - она же не ела, не пила и не спала. Да еще и ритуал… Давайте перекусим, а я расскажу, как это работает.
        Я сообразила подставить кружку под струю воды, пока колдун снова не выключил ее. Робин протянул мне яблоко, и я сполоснула его. Мы ели свежий хлеб, сыр, помидоры и огурцы. Я не задумывалась, откуда взялся виноград, ведь судя по погоде здесь, как и дома, была поздняя весна. Наверное, тоже магия. Точнее сказать, ела в основном я. Робин очевидно имел возможность пообедать, а Джей только делал маленькие глотки из кружки и вертел в руке яблоко.
        Робин рассказал, что вода с помощью магии перемещается из подземных источников в кран, а потом - в пруды, где очищается с помощью магии. В больших городах система водоснабжения регулируется, поэтому краны привязаны к определенному источнику и пруду. Здесь нельзя вызвать воду из какого-то другого источника себе в дом. Краны тоже бывают по-разному заколдованы. Можно купить самый простой, тогда вода будет ледяная, прямо из источника, и нагревать ее нужно отдельно. В этом же доме краны посложнее - нагрев и регулирование скорости потока уже вплетены в их магию, нужно только подвинуть рычажок. Это придумано, чтобы владелец дома мог потратить свои силы на что-то более полезное.
        - А что же мне делать? - спросила я с набитым ртом.
        Тетушкин голос промолчал, потому что онемел от ужаса. Извини, тетушка, я не могу сейчас не есть и не спросить тоже не могу.
        - На такой случай, - ответил Робин, - я кое-что принес.
        Он достал из мешка коробочку. В ней оказались желтоватые бумажки размером в половину моей ладони, распределенные стопочками по цвету текста.
        - Это записки с заклинаниями. Вот эти с синим текстом - для воды.
        На каждой была написана всего пара слов, но я не могла их понять. Я повертела бумажку. Не держу ли я ее вообще кверху ногами? Но я же понимаю их язык! Как так?.. Я взглянула на Джея, не решаясь задать вопрос - опять нагрубит или посмотрит как на говорящее полено. Сейчас он больше всего напоминал мне меня саму, когда я, дождавшись новую серию любимого сериала, внимательно следила за приключениями героев, попавших в затруднительное положение.
        - Читать и писать нужно учиться, это так не передается.
        Ну, тогда они бесполезны. Я положила записку обратно в коробочку.
        - Не страшно, - ответил Робин, вновь неодобрительно глядя на своего друга. - Текст только для того, чтобы обозначить область применения. Ты и по цвету букв разберешься. Можно прикоснуться к предмету или просто махнуть рядом. Каждая записка рассчитана на несколько применений, этого должно хватить на месяц.
        Потом он спросил Джея, покажет ли он мне позже, как ими пользоваться. Тот кивнул и тут же недовольно поморщился, может быть, потому что решился наконец откусить яблоко. А может, потому что ему не хотелось ничего объяснять. Джей решительно положил яблоко подальше от себя и посмотрел на Робина:
        - Так. Ты рассказываешь мне новости. А ты, - обратился он ко мне и махнул рукой на продукты, - убираешь все это.
        - Дж…, - начал было Робин укоризненно.
        Джей закатил глаза.
        - Ты, пожалуйста, рассказываешь, а ты, пожалуйста, убираешь. Вон в те полки. Это холодильник, - указал он на одну из них.
        Больше колдун не обращал на меня внимания. Я нерешительно встала и начала открывать ящик за ящиком, чтобы понять, что где должно лежать. В шкафу, нареченном холодильником, было морозно и пусто. Только лампочки не хватало. К моему великому облегчению, все было относительно чистым, ведь дом застыл в том же состоянии, в каком колдун оставил его тринадцать лет назад. Либо чистоту тут наводят тоже магией, либо у него была служанка. Догадавшись, что служанка тут вроде бы теперь я, и на целую минуту замерев посреди кухни, примеряя к себе новоприобретенный статус, я очень сильно пожелала, чтобы существовали уборочные записки.
        Моя комната никогда не была образцом чистоты. Вот чтобы важные вещи были по местам разложены - это я люблю! У дисков с фильмами - свое место, у мультиков и сериалов - свое. Книги расставлены по алфавиту, журналы разложены по датам. Фигурки киногероев и человечки из конструктора живут в разных коробках. Это важно. А всякая ерунда вроде одежды как-то существует в шкафу без моего участия. Это было одной из причин, почему Алина собирала мой рюкзак в эту злосчастную поездку. На кухню я вообще старалась заходить только за чаем. Редко когда влажная тряпка касалась пола в моей комнате, а окна и зеркала рисковали зарасти грязью, если бы иногда Алина не устраивала генеральную уборку. Она деятельным ураганом пробегалась по квартире, включая мою комнату, пока я медленно и вдумчиво оттирала пятнышко на плите.
        Я отчего-то снова поверила, что сплю, и пока я нахожусь в этом затянувшемся бредовом кошмаре, можно и поиграть по его правилам. Ноющая спина и гудящие ноги намекали, что я не права, но пока удавалось их игнорировать. Наверное, мозг включил какую-то хитрую защитную систему, чтобы не перегреться.
        Робин и Джей вышли на веранду, где стояли плетеные стулья. Надкушенное яблоко колдун захватил с собой, да так и вертел его в руках. Дверь и окно остались открытыми, и на кухне было слышно разговор. Глядя на кучу еды, я вспоминала, как же все это хранится у родителей? Что должно лежать в холодильнике, а чему не повредит комнатная температура? Я бы с радостью сунула все обратно в мешок и просто убрала под стол. Логично, что место сыра, овощей и фруктов - в холодильнике. Я засомневалась насчет картошки, но все же определила ее в нижнюю полку без охлаждения, а булочки - в верхнюю.
        Пока я перетаскивала все по местам, а также боролась с законом физики, по которому яблоко и все, подобное яблоку, обязательно упадет, а круглое еще и укатится под стол, пока ползала, собирая помидоры и картофелины, колдуны успели обсудить курсы валют, стоимость золота, изменения законодательства и политические новости. Уборка на кухне проходила под выпуск новостей параллельного мира.
        При упоминании о золоте что-то звякнуло. Я вынырнула из-под стола, где была занята охотой за помидориной. Робин положил на стол мешочек, по всей видимости, с монетами, а Джей стал отмахиваться. Он вообще махал руками не в пример лучше, чем разговаривал. Робин не принял возражений и сунул другу еще и пачку бумажек. Значит, и банкноты здесь тоже изобрели. Почему я вообще решила, что попала в дикое средневековье? Из-за маленьких домиков в центре? А может из-за того, что колдунам не место в цивилизованном мире, где магию давно уже вытеснила наука и технологии. Разве можно вообще вообразить колдуна на велосипеде? Тем временем продолжался политический раздел новостей с экскурсом в историю.
        Я уже собрала все разбежавшиеся виноградины из-за ножек шкафчиков и полок, вызволив их из объятий комков пыли, и вытряхивала мешок, чтобы посмотреть, не осталось ли в нем еще чего-то. Мелкий сор рассыпался по деревянному полу. Я сделала вид, что так и было, и принялась как ни в чем не бывало перебирать записки в коробочке.
        Я была так занята, что следующую часть разговора пропустила мимо ушей. Уловила только, что сейчас страной правит внук старого короля, которому не исполнилось еще и шестнадцати лет. Кроме того, существует независимый магический Совет, который тринадцать лет назад и посадил Джея в зеркало. После того случая ужесточили контроль над тем, как колдуны набирают себе учеников, а учитель Робина и Джея был признан частично виновным в преступлениях своего ученика. Я встряхнула плечами, чтобы согнать мурашки, побежавшие по коже.
        - А теперь вообще никому нельзя брать больше пяти учеников.
        Наконец, Робин стал рассказывать о себе. К тому моменту я перебрала все записки и не обнаружила ни одной закорючки, похожей на знакомые буквы, тихонько скинула крошки со стола на пол и решила, что мне не помешает еще одна булочка. Ей-то я и подавилась, когда Робин сказал, что работает в тайной городской полиции, точнее, возглавляет ее.
        Не зря я представляла сырые подвалы и гремящих кандалами заключенных, когда шла за колдунами в трактир, и думала о хорошем и плохом полицейских - вот он, Робин, два в одном! Для всех он был средним офицером полиции, а на самом деле работал на короля и имел сеть информаторов по всему городу, которые в свою очередь так же считали его всего лишь звеном в цепи.
        На войне пригодилась его склонность к лекарской магии, и тогда же обнаружилось, что люди охотно доверяют ему секреты.
        - Возможно, - сказал Робин, - это, как и заблокированные путешествия, следствие наших детских экспериментов с магией.
        - Это было в тебе всегда, - возразил Джей.
        Робин обернулся и через окно сообщил, что они с Джеем выросли вместе. Я, забыв жевать булочку, опасливо кивнула, снова потеряв успевшие появиться крупицы доверия к нему, да еще и запутавшись, как они могли вместе вырасти, если Робин выглядит лет на десять старше.
        Они продолжили говорить, а я решила проверить действие записки, тем более, в горле у меня снова пересохло, а булочка как будто застряла на полпути. Я взяла записку с синими буквами и махнула над краном, как тогда, когда открывала проходы вслед за колдуном. Из крана хлынула вода, обдав меня фонтаном брызг. Я поспешила завинтить кран и заодно обнаружила сзади рычажок, меняющий температуру. Робин передал мне через окно две кружки, попросив наполнить и их тоже.
        Джей остался недоволен и отдал кружку обратно:
        - Холодную, - бросил он, а после покашливания Робина добавил: - Пожалуйста.
        Я поменяла температуру, отдала ему кружку, и, не зная, как остановить поток, снова махнула запиской. Это сработало.
        Солнце близилось к горизонту. Колдуны все трепались, как офисные сотрудники, не желающие после перекура возвращаться обратно в свой опенспейс. Мысли мои путались, я подперла голову рукой, но воображение уже унесло меня к стеклянному небоскребу, в который влетали ведьмы на метлах. Наверное, турникеты для них нужно установить повыше, а то охранник будет ругаться… Молодой человек, поправляя остроконечную шляпу, жалуется, что ему придется заказывать новые очки, потому что глаза портятся от компьютера, а верховный начальник завалил его десятком заказов на записки. Старый колдун в черном костюме и полосатом черно-красном галстуке склонился над столом ведьмочки-секретарши в леопардовой мантии и ноет, что на их этаж завезли бракованные зеркала, в которых кто-то бродит.
        Я очнулась, когда моя голова сползла к локтю. Еще чуть-чуть и я бы ударилась о столешницу.
        - Спать, - объявил Джей.
        Робин поспешил попрощаться, обещал зайти завтра, и колдуны снова обнялись.
        - Я так рад тебя видеть, - сказали они почти одновременно и улыбнулись. Джей - натянув губы, а Робин - широко и лучисто, показав все свои белоснежные зубы.
        Он по-дружески хлопнул меня по плечу и вышел в коридор, сказав, что провожать его не надо. Я подавила желание побежать за ним, чтобы он не оставлял меня наедине с Джеем.
        Хлопнула входная дверь. Без Робина дом сжался и затих, и я, подчиняясь его настроению, тоже. Джей молчал и скептически разглядывал меня так, словно жалел, что не может завести вместо меня робота или на крайний случай умудренную опытом старую служанку, чтобы обойтись без объяснений, как тут что работает.
        Колдун поднял плащ с пола и вышел в коридор. Я поспешила за ним, прихватив коробочку с записками.
        - Дом покажу завтра, - сказал он и кивнул на коробочку, - с этим ты уже разобралась. Для света - оранжевые.
        Я открыла коробочку и извлекла бумажку с оранжевыми буквами. Уже с лестницы он кинул:
        - Я тебя разбужу.
        Я кивнула ему в спину. Он включил свет на втором этаже взмахом руки и скрылся за поворотом. Ну, спокойной ночи, господин колдун, с внезапной злостью подумала я. Пить он отвык, есть отвык, говорить нормально тоже разучился. Или мне просто попался самый грубый в мире колдун? И почему меня не заколдовал Робин! С другой стороны, если бы он посидел тринадцать лет в зеркале, возможно, тоже вернулся бы не таким дружелюбным.
        В комнате я помахала над лампой запиской, лампа зажглась и погасла. Понятно, махать надо один раз. Справившись со светом, я закрыла шторы, чтобы не налетели насекомые, и сообразила, что не спросила про постельное белье. Оно обнаружилось в комоде вместе с полотенцами и туалетным набором. Возможно, это была комната предполагаемой бывшей служанки или просто гостевая.
        Я порылась в рюкзаке в поисках футболки, в которой можно спать. Я же весь день проходила в той самой майке, в которой спала в отеле. Рюкзак так и стоял призраком другого мира посреди комнаты, такой же чужой и нелепый в этом окружении, как и я.
        Переодеваясь, я нащупала что-то в кармане джинсов. С удивлением я вытащила оттуда сложенную бумажку. Карандашный рисунок маленькой растрепанной птички, балансирующей на пшеничном колоске. Никакой это не воробей. Вот и хвост полосатый, как у той самой ринки на краю золотого поля, и ноги чуть длиннее, чем надо. Я сунула рисунок под подушку и удивилась своему хладнокровию. Вот я, маленькая растрепанная птичка, попала из своего родного золотого поля в самый центр заколдованного леса - и ничего, спокойна, как камень, холодна, как горный ручей.
        Я махнула запиской с оранжевыми буквами, свет погас, и тогда я зарыдала.
        Глава 3. Бытовая магия
        Я проснулась от чувства, что надоедливый комар звенит над ухом. Не от звука, а именно от чувства. Не открывая глаз, я спрятала голову под подушку. Комариное чувство никуда не делось.
        - Алина, тут комар, - пробормотала я.
        Никто не ответил. Я открыла глаза и вспомнила, что я не дома и даже не в отеле. Я откинула подушку и потерла глаза, которые никак не хотели открываться после ночных слез. Села, потянулась, повертела головой туда-сюда, чтобы размять шею, и тут заметила смятую бумажку на кровати. Ну ты и птица-тупица, Екатерина! Додумалась положить рисунок под подушку! С досадой на саму себя я взяла листок, расправила его и не обнаружила на нем никакого рисунка с птичкой. Я повертела его, подошла к окну и зачем-то посмотрела на свет. Ни следа! Текст с пожеланием удачи немного смазался, но остался на месте, а обратная сторона листа была девственно чистой.
        Что за фокусы? Я даже не могла понять, расстроена ли я больше, или раздражена. Срочно в номер! Загадочная пропажа птицы! Как-то двусмысленно, не находишь, Екатерина? Сработала ли магия, которую колдун применил к Алине, поддадутся ей ли родители и не станут меня искать? Я отмахнулась от невеселых мыслей. Рыдать удобнее по вечерам, когда никто не видит.
        Чувство комара так и не уходило. Видимо, колдуны будят колдовскими методами, а не простым стуком в дверь. Ничего, пускай позвенит, я не такая раздражительная, как он. В ванной обнаружилось неудобство: нужно было как-то умудриться включить и выключить воду в душе, не намочив записку. Если махнуть ей далеко от душа, включалась вода в раковине. С другой стороны, если на бумагу попадет несколько капель, не испортится же из-за этого магия? В процессе оказалось, что даже если уронить записку прямо в душевой таз, то магия останется на месте.
        Разобравшись, я встала под струю воды, которую специально сделала погорячее. Вода была очень чистая, как будто мягкая, пар быстро заполнил маленькую комнатку. Я намыливалась душистым мылом, когда увидела ее, пропавшую птичку.
        - Вот черт, - только и смогла произнести я.
        И как прикажете это понимать? Сначала пятно от клятвы, а теперь это. Ринка преспокойно устроилась вместе со своим пшеничным колоском у меня на левой руке чуть ниже плеча, занимая сантиметров десять в высоту. Каждая черточка была выведена четко, как на злосчастной записке. Сначала я понадеялась, что рисунок каким-то невообразимым образом отпечатался у меня на руке, пока я спала, и потерла его с мылом. Нет, никакой это не карандашный отпечаток. Это была вторая непрошеная татуировка за сутки.
        Я кое-как заправила постель, а записку от интеллигентного старичка-художника скомкала и бросила в угол. Непонятно, то ли это с домом колдуна что-то не так, то ли этот старичок и сам был заезжим туристом-волшебником. Только вот зачем бы ему лепить мне татуировку на руку! Оставалось надеяться, это не очередная выкачивалка сил.
        Мне не хотелось выходить, но комариный будильник в ушах стал невыносимым и почти материальным. Так недалеко и до черных, не серебристых, искорок в глазах. Я снова надела джинсы и вчерашнюю красную клетчатую рубашку, которая все еще пахла автобусом. Ну хорошо, Екатерина, сейчас ты выйдешь и скажешь ему, что ты свободная личность, и потребуешь немедленно показать тебе дорогу домой.
        Стоило мне выйти в коридор, как звон прекратился. Джей вышел мне навстречу с кухни. Он то ли почистил свои коричневые штаны и черную рубашку от пыли, то ли у него был очень однообразный гардероб. Волосы хоть и были чистыми, забранными в хвост, но на них все равно словно оставался налет пыли. Лицо было все такое же уставшее, осунувшееся, с темными кругами под глазами, как будто он и не спал.
        - Давай договоримся, - начал он, и я поняла, что вместо «доброго утра» мне сейчас зачитают правило номер три. - Если я тебя зову, ты сразу приходишь.
        - Мне нужно было умыться.
        - Полчаса?
        - Я разбиралась, как все работает, - как-то жалко стала оправдываться я и расстроилась, что момент проявить твердость характера упущен.
        - Я сейчас покажу, как все работает, - раздраженно сказал колдун.
        Он открыл дверь под лестницей, которую я вчера не заметила. Там оказалась большая кладовка. Колдун вытащил метлу с ровными жесткими прутиками, совок и прямоугольное металлическое ведро и пошел на кухню.
        - Вот так это работает!
        Он смел крошки с пола в совок и ссыпал в ведро, затем протянул мне метлу:
        - Вперед.
        - А что, нет записок для уборки? - с надеждой спросила я.
        - Записки неспецифичны, - непонятно буркнул Джей и налил себе воды из-под крана.
        Все-таки тут была какая-то магия - мусор из ведра исчезал. Я медленно возила метлой по полу. Пыль не хотела отправляться в совок и кружилась серыми пушинками. Под столом обнаружилось несколько виноградин, которые я вчера не заметила или предпочла проигнорировать. Я хотела и их ссыпать в ведро, но Джей сказал:
        - Нет.
        Он отставил недопитую воду, достал из полки под раковиной еще одно ведро, только обычное, с дном круглой формы.
        - Это для пищевых отходов.
        Ну надо же, разделение мусора! Наверное, ведра перемещают мусор на какие-нибудь разные свалки, а если перепутать, придет злой инспектор мусора и оштрафует.
        Хлопнула входная дверь - пришел Робин, принес свежие булочки, молоко и яйца.
        Булочки были не такие, как вчерашний хлеб. Это были те же, что в трактире - круглые, величиной с ладошку, а в середине какая-нибудь мелочь, орешек, ягода или листочек.
        Робин сразу стал хозяйничать на кухне - открывал полки, вытаскивал посуду. В шкафчиках нашлись специи, масло, мука и прочие штуки, которые окончательно убедили меня в том, что с хозяйством колдуну кто-то помогал. Невозможно было представить этого мрачного пыльного типа у плиты или за покупкой разнообразных пряностей. Пока ко мне не переехала Алина, на моей кухне можно было найти только соль, а если покопаться - то перец. Я продолжила подметать, не потому что было так уж грязно, а потому что опасалась, что меня тоже привлекут к процессу. А я готовить не люблю и не умею.
        - Достань, пожалуйста, помидоры, - бросил через плечо Робин.
        Он уже что-то резал, разбивал, смешивал.
        - Ты умеешь готовить? - как будто прочитав мои мысли, спросил он, когда я передала ему несколько холодных помидоров.
        Джей вышел на веранду, сел на крыльцо и сжал голову руками. Я сказала тихо, чтобы не было слышно с улицы:
        - Я умею жарить яичницу до угольков.
        Робин рассмеялся.
        - Ну, это просто, ты научишься.
        Я скептически скривила губы. Зачем учиться всякой ерунде, которая не пригодится дома.
        - Я заказываю пиццу и суши, - сообщила я.
        Робин закрыл омлет крышкой и, пока тот шипел и ворчал, стал выпытывать у меня рецепт пиццы.
        - Я забежал в полицейский участок пораньше, отметился, а потом сразу к вам. Не успел позавтракать. А когда я голодный, очень люблю поговорить про еду.
        Оказалось, что рис у них тоже есть, но заворачивать его в водоросли и засовывать внутрь рыбу и овощи никто не додумался. Зато здесь были булочки, похожие на пиццу. Тесто обмазывают томатной пастой, в середине делают углубление и кладут сыр и помидоры, иногда мясо, а потом готовят в печи.
        Джей есть отказался, оставшись сидеть на веранде. Сказал, что ему от запаха еды плохо, но принял у Робина яблоко, которое тот протянул ему через окно.
        - Почему записки неспецифичны? - тихонько спросила я Робина, пока мы завтракали.
        - А почему ты его не спросишь?
        Хотела я сказать тетушкиным тоном, что неприлично отвечать вопросом на вопрос, но промолчала. Робин глянул на Джея, который перебрасывал яблоко из одной руки в другую и смотрел в заросли травы.
        - Он не такой на самом деле, дай ему время.
        Я сделала вид, что очень занята собиранием крошек на тарелке в кучку.
        - Так почему записки неспецифичны? - повторила я, чтобы перевести тему.
        - Ты доела? Дай-ка я покажу.
        Я сбегала за коробочкой, которую оставила в комнате. Там я вспомнила про свою новую птичью татуировку, но мне не хотелось спрашивать даже Робина. Почему-то казалось важным, чтобы в этом мире у меня были свои секреты.
        Я вернулась, и Робин взял записку для света. Вытянутой рукой он сделал широкую дугу. Свет зажегся и в коридоре, и на кухне. Робин подошел к двери, про которую я еще не успела узнать, и открыл ее. Там тоже горел свет. Это оказалась столовая, средних размеров комната со столом на восемь персон. Шторы были закрыты, посередине стола стояла ваза с увядшими розами - еще один привет от домохозяйки.
        - Они просто включают и выключают свет, неважно, где.
        - А в чем же проблема сделать записку для уборки мусора с пола? - так и не поняла я.
        - Для этого нужно описать, что такое мусор. Что такое мусор?
        - Ну, - я задумалась, - крошки, пыль, грязь с улицы… вот виноградины тоже!
        - А теперь подумай, как это описать. Напишешь пыль или грязь - записка уберет только их, напишешь «остатки еды» - придется вынести еду из комнаты, потому что исчезнет все в зоне действия записки. А если станешь описывать подробно, какого размера остатки еды, что считать остатками, а что нет, то записка будет стоить столько же, сколько услуги уборщицы на неделю.
        Я хотела спросить, какого цвета буквы относятся к нагреванию плиты, но решила, что это может быть расценено как проявление интереса к кулинарии.
        - А что вы тут пьете? Ну, чай, кофе?
        - Чаще всего чаи из трав и ягод. В городе есть чайные, я тебе потом покажу.
        - А у нас не чайные, а кофейни! И еще кафе и кафетерии, - улыбнулась я.
        - Кофе растет южнее, его экспортируют, так что это дорогое удовольствие. Но у Джея он должен быть, можем поискать.
        Я оживилась. Кофе я люблю! Кофе и колу, но про колу спрашивать не имело смысла: даже если тут и есть подобный напиток, он точно не похож на настоящий.
        Робин пошарил по полкам, извлек бумажный мешочек, открыл его и понюхал. Молотый кофе оказался свежим - ведь тут все застыло в том состоянии, в котором колдун оставил дом тринадцать лет назад.
        - А как… - начала я, но тут Робин достал турку.
        И тогда настал мой звездный час. Я оттеснила Робина от плиты, сама понюхала кофе и закрыла глаза от удовольствия. Замечательный! Сладковатый, средней обжарки, с цветочными нотками. Прикинула размер турки, насыпала три ложечки кофе с горкой, не глядя, протянула руку:
        - Записку для воды.
        Наполнила турку водой до узкого горлышка.
        - Записку для плиты.
        Слова на записке были написаны красными буквами. Какая же я хитрая! И спрашивать не пришлось!
        Аромат кофе притянул Джея с веранды. Он положил надкусанное яблоко на стол. Робин принес из столовой три небольшие чашечки с узором из сине-зеленых листьев и золотых капелек. Когда поверхность заволновалась, я сняла турку с плиты и подождала, позволяя частичкам кофе осесть на дно. Я едва не забыла выключить плиту запиской и проворчала, что это небезопасная магия, но Робин ответил, что если на плиту ничего не ставить в течение нескольких минут, она сама выключится.
        Я разлила кофе по чашкам.
        - А говорила, что не умеешь готовить! - похвалил меня Робин.
        Джей метнул на меня быстрый взгляд - значит, не слышал наш разговор.
        - Это не готовить, - покраснела я.
        С одной стороны, это было приятно, а с другой, я уже винила себя в том, что проявила что-то вроде заботы и продемонстрировала навыки обращения с посудой и плитой.
        Булочки оказались все разные, с травкой наверху - со специями, с орешком - ореховая, а с ягодкой - без начинки, но сладкая. Джей зачарованно смотрел, как я поглощаю булочку за булочкой. Может, мне должно быть неловко от того, что тут человек страдает и давится одним кусочком яблока, да и тетушки голос нудил о том, что молодой леди нужно вставать из-за стола с легким чувством голода, но я демонстративно не останавливалась.
        Робин предложил вывести меня в город, чтобы все показать, но Джей решил, что сегодня нужно привести в порядок сад.
        Он поднялся и вышел, сказав напоследок, чтобы я помыла посуду и выходила на улицу. Робин ушел с ним. Я с облегчением вздохнула - булочки в меня уже не лезли.
        В раковине лежали вчерашние ножи и вилки, я положила туда тарелки, сковородку, чашки и задумалась, что с этим делать. Под раковиной не оказалось ничего похожего на губки или мочалки. Я заткнула слив пробкой, налила горячую воду и встала над ней, как будто ждала, что посуда очистится сама собой. Частички молотого кофе лежали на дне, масло со сковородки плавало сверху грязным пятном, а по нему, словно яхты и корабли, рассекали поверхность кусочки помидоров и зеленого лука. Я уже несколько минут наблюдала воображаемый бой красных и зеленых пиратов, когда вернулся Джей. Конечно, он же знает, где я нахожусь. Наверное, почувствовал, что я уже несколько минут стою без движения. Он положил рядом с раковиной стопку полотенец, а в воду налил мутный белый раствор из стеклянной бутылки. Вода тут же вскипела радужными пузырями, и мой красно-зеленый флот был повержен. Запахло цветами. Масляное пятно в страхе разбежалось маленькими пятнышками к краям раковины. Колдун сунул мне в руки мочалку и очень медленно произнес, как будто всерьез начал сомневаться в моих умственных способностях:
        - Давай так. Если ты чего-то не понимаешь - спроси.
        Правило номер четыре, подсчитала я. Может, и правда в следующий раз спросить? И так, и так нагрубит. Вроде не такой уж он и страшный, как мне сначала показалось, просто грубый.
        Помыв посуду, я кое-как распихала ее по полкам. Кроме красивых кофейных чашечек, их я отнесла в столовую. Там находился шкаф с целой витриной разнообразных тарелок и чашек, наверное, для гостей. Для чисто гипотетических гостей, потому что я бы на месте любого посетителя сбежала отсюда спустя пятнадцать минут. В столовой было сумрачно и недружелюбно, букет мертвых роз навел меня на мысль, что эту комнату забросили гораздо раньше, чем колдун заморозил дом.
        В саду Джей срывал плети винограда со стены, Робин переворачивал большую каменную вазу, которая завалилась набок под натиском одичавших ветвей.
        - Возьми садовые ножницы в кладовке и начинай стричь кусты, - сказал Джей.
        - А что, нет никаких записок для сада? - без особой надежды спросила я.
        - Есть садовые ножницы, - теряя терпение, рявкнул Джей.
        - Записки неспецифичны, понятно, - недовольно прошептала я, направляясь в кладовку и надеясь, что колдун услышит и лопнет от злости всем на радость.
        Ножницы были длиной с мою руку, тяжелые и тугие. Я прошлась вдоль дорожки, отрезая самые некрасивые и выступающие ветки.
        - Может, по листочку отрывать будешь? - подал голос Джей от дома.
        Может и буду! Разозлившись, я отрезала какой-то куст прямо у основания, и он завалился на дорожку, царапнув меня напоследок колючими ветками по щеке. Робин разобрался с вазой, нашел вторые ножницы и присоединился ко мне. Он с растениями не церемонился, и скоро проход к дому был чист.
        Мы оттаскивали ветви на дорогу. Робин сказал, что проще всем скопом переместить их в лес. Я поинтересовалась, почему нельзя целые растения из сада отправить в лес, чтобы они там продолжали расти. Робин снова своим учительским тоном спросил меня, что такое дерево.
        - Ну… ствол, ветки, листья… корни.
        - Правильно, - почему-то обрадовался Робин, - корни. Куда ты их денешь? Каждое дерево нужно аккуратно извлекать и знать точное место в лесу, где ничто не растет, чтобы поместить туда корни. Магия не всегда эффективнее обычной физической работы.
        То тут, то там в соседних домах мелькали любопытные лица соседей. У всех сразу тоже нашлись какие-то дела в саду. Многие решили, что в этот солнечный весенний день хорошо бы помыть окна, выходящие на дом колдуна. Мимо прошла, коротко поздоровавшись, женщина с собакой, напоминавшей смесь болонки и пуделя. Женщина была одета в яркие шаровары и узкую белую кофту, как противоположность костюму Робина, у которого был узкий низ и широкий верх.
        В течение дня я заметила, что это отвечает местной моде - и мужчины, и женщины носили или шаровары в сочетании с узкими кофтами, или наоборот, узкие штаны и широкие блузы с пышными рукавами, как будто соблюдая баланс. Некоторые несли в руках плащи. Цвета были совершенно разнообразные, и яркие, контрастные, и приглушенные, землистые.
        Мы немного продвинулись вглубь сада, и я тащила новую порцию веток наружу, когда к калитке подбежал мальчишка довольно-таки наглого вида, в коротких оборванных штанах, наполовину заправленной в них рубашке, кепке, надвинутой на лоб, и при этом босой.
        - Господин Робин здесь? - и не дав мне ответить, проорал: - Господин Робин!
        Заходить за калитку он, однако, не стал.
        Робин подошел, наклонился, и мальчишка быстро зашептал ему что-то в ухо.
        - Скажи ему, что уже иду.
        Мальчишка кивнул и со всех ног бросился вниз по улице.
        - Джей, - позвал Робин.
        Колдун вышел из-за дома, отряхнулся от листьев. Вид у него был неважный: волосы снова растрепались, а бледные щеки пошли розовыми пятнами.
        - Ты бы отдохнул, - сказал Робин с сомнением. - У меня дела в городе, может, возьму заодно Рину, покажу ей все?
        Джей только отмахнулся от предложения отдохнуть и покачал головой:
        - Завтра. Сегодня нужно тут все привести в порядок.
        Руки мои, привычные к печатанью на клавиатуре и кликанью мышкой, отказывались поднимать тяжелые ножницы, и я бродила по дорожке, собирая отстриженные ветки и относя их в кучу. Я не спешила, зачем? Это у некоторых колдунов наполеоновские планы по расчистке за день территории, которая зарастала годами, а у меня таких амбиций нет. Мои амбиции - остановиться раньше, чем устану работать.
        - Кажется, кусты растут не только вдоль дороги, - ядовито сообщил Джей, увидев, как я несу букет из тонких прутиков.
        Солнце припекало, и я, плюнув на тетушкин голос в голове, причитающий, что майка - это нижнее белье, в котором нельзя даже из комнаты выходить, сняла через голову рубашку, повесила ее гордому, но грязному льву на голову и побрела за ножницами.
        Джей догнал меня.
        - Что это?
        Курица ты безмозглая, Екатерина. Конечно, он увидел мою птичью татуировку.
        - Ничего, - буркнула я на ходу.
        - Стой. Откуда она у тебя?
        - Мне захотелось татуировку, вот и сделала, давно еще.
        Ложь получилась нескладная, и я отвернулась, чтобы идти дальше, но колдун резко схватил меня за локоть и дернул к себе.
        Я запнулась, чуть не потеряла равновесие, а когда подняла голову, то встретилась с ним взглядом и похолодела. Не ты ли, Екатерина, только что решила, что не такой уж он и страшный? От колдуна пахло пылью, как будто он пропитался ей в зеркале на веки вечные. Его болотно-зеленые глаза прожигали насквозь. Волна раздражения, перелившись через край, хлестнула меня, как ветка одичавшего дерева. В тот момент я впервые по-новому ощутила мою с ним невидимую связь - не как отток энергии, не как требовательное жужжание в ухе, а как чувство его настроения.
        - Ты помнишь, что я тебе сказал?
        Если я сейчас скажу «да», то признаюсь в том, что соврала, а если скажу «нет» - снова совру. Я потянула руку на себя, но он держал крепко.
        - Я предупреждаю в последний раз, - тихо произнес он и перевел взгляд на рисунок.
        Наконец, он отпустил меня и пошел к дому, кинув:
        - За мной.
        Когда он отвернулся, я трясущейся рукой вытерла слезы.
        - Надо перекусить, - совершенно будничным тоном сказал колдун, когда мы оказались на кухне, налил воду в две кружки, одну поставил передо мной. Он сел напротив, откусил яблоко, прожевал, морщась, но проглотил.
        На улице ветер шелестел листьями деревьев, перекрикивались вороны и щебетали мелкие пташки. Джей катал надкушенное яблоко по столу. Я старалась подавить всхлипывания, которые никак не хотели прекращаться. Дрожащей рукой я взяла кружку и сделала пару глотков.
        - Откуда она у тебя?
        Я боялась, что он сейчас снова разозлится, но ответила честно:
        - Не знаю.
        - Она у тебя была дома или появилась здесь?
        - Здесь, но рисунок у меня уже был.
        - Какой рисунок?
        - Мне дедушка в автобусе нарисовал, - мой голос звучал тускло, словно доносился из зазеркалья. - Он всех рисовал в блокноте. Сам сошел на полпути, а мне оставил рисунок с запиской.
        - Где записка?
        Я сходила в комнату, подняла с пола скомканный листок бумаги и принесла колдуну. Он рассмотрел его со всех сторон, расправил, прочитал текст. Я даже не удивилась, что он читает по-русски.
        - Робин вечером посмотрит. Отдохни полчаса, потом продолжим работать.
        Он сунул бумажку в карман и ушел. От его слов я разволновалась, хотела спросить, не опасная ли это штука, но конечно не спросила. Робин объяснит. Я не могла понять, что меня больше расстроило - то, что колдун узнал про картинку или его реакция. А может быть эта внезапная эмпатия, которая, должно быть, действовала в обе стороны. Очень удобно - слуга всегда знает, в каком настроении его господин, и лишний раз не будет его раздражать. Мои надежды на то, что колдун вернет меня домой, если я просто топну ногой и потребую, стремительно таяли. Я готова была предаться печальным мыслям о несправедливости мира к одной несчастной девушке, но заурчавший желудок вернул меня на землю.
        Я набрала в тарелку булочек, помидоров и сыра и долго сидела на веранде, которая была залита полуденным солнцем.
        Я хотела скрыться где-нибудь в гуще сада и не попадаться колдуну на глаза, но Джей заметил, что я уже с трудом поднимаю ножницы и эффективность меня, как отстригателя веток, сходит на нет. Он решил, что мне пора сменить вид деятельности, и приказал взять ведро, мыльный раствор и щетку и оттереть с львов многолетний слой грязи и мха. Колдун разговаривал спокойно, и я своим новоприобретенным чувством попробовала понять его настроение - то ли ничего у меня не получилось, то ли его раздражение ушло.
        Львов мыть было чуточку проще, чем стричь деревья, потому что моя голова находилась на одном уровне с головой сидящего льва, а спящий лев был где-то в районе пояса, и не нужно было высоко поднимать уставшие руки. Тереть заросший мрамор щеткой тоже было непросто, поэтому я и не напрягалась, пока колдун не видел меня.
        Когда солнце было на пути к закату, а тень от дома закрыла собой сад, вернулся Робин, присвистнул, сказал, чтобы мы закруглялись, и потащил меня в дом. Я не помнила себя от усталости. Не думаю, что я когда-то в своей жизни столько работала. Джей выглядел совсем плохо, но молчал. Я подавила злорадство, испугавшись, что он почувствует.
        Первым делом на кухне я помыла руки. Ссадины от колючих веток и мозоли защипало, и я начала на них дуть. Клетчатая рубашка тоже пострадала. Робин извлек из шкафчика в столовой большой чайник и заварил травяной чай, который принес с собой.
        - Ну-ка, дай посмотреть, - попросил он меня.
        Я испугалась, что он хочет взглянуть на мою татуировку, но он имел в виду ссадины. Он же что-то говорил про то, что умеет лечить.
        - Магией времени балуешься? - хмуро спросил Джей, наблюдая, как Робин держит свои руки над моими царапинами, и те затягиваются на глазах.
        - Этот подвид к запрещенной не относится, сам знаешь.
        - Я теперь ничего не знаю.
        - А у тебя что, давай посмотрю, - обернулся к нему Робин, когда залечил мою утреннюю царапину на щеке. Мне захотелось отодвинуться, когда его рука оказалась в сантиметре от моего лица, но я сдержалась.
        - У меня ерунда, не мешает, - отмахнулся Джей.
        - Если ты не будешь есть, то от одного чиха умрешь, - попытался урезонить его Робин.
        Джей снова махнул. Ну дирижер, честное слово.
        - Лучше посмотри на это, - сказал он и положил на стол смятую записку от старичка, а потом сказал мне: - Покажи руку.
        Я расстегнула рубашку и приспустила левый рукав.
        - Ты видел что-нибудь подобное? - спросил Джей своего друга.
        Тот повертел в руках бумажку и теперь рассматривал мою птичью татуировку.
        - Потрясающе, - наконец-то озвучил он свой вердикт. - Тонкая, многослойная работа!
        - Что ты видишь?
        - Очень запутанно. На бумаге осталось условие, при котором магия заработает. На самом рисунке первый слой, очевидный - удача. Второй скрыт, и его трудно разобрать, мне нужно покопаться в книгах. Откуда это?
        - От старичка из автобуса, - ответила я.
        - Это транспортное средство, - пояснил Джей и тяжело взглянул на меня. Я уставилась в пол. - Расскажи про этого человека.
        Робин, нахмурившись, переводил взгляд с меня на Джея.
        Я рассказала, как в автобусе старичок сравнивал всех людей с растениями и рисовал их, хотела описать его внешность, но оказалось, что кроме вельветового пиджака и общего ощущения интеллигентности я ничего особенного не помню.
        - Все? - спросил Джей.
        Я кивнула. Я ругала себя, но ничего не могла сделать. Эх, Екатерина, уже второй раз за день ревешь на людях, а ведь хотела тайно рыдать по вечерам в подушку. Но вдруг Робин мне поможет, если увидит, что мне плохо?
        - Так, - сказал Робин.
        Джей сжал губы. Я почувствовала, что он снова начинает раздражаться, и пискнула:
        - Можно, я пойду?
        - Да, - сухо произнес Джей.
        Робин сунул мне в руки чашку чая и тарелку с булочками и сыром. Мне уже хотелось какой-нибудь нормальной еды, если не пиццы, то хотя бы макарон с кетчупом, но я схватила то, что дают, и поспешила покинуть кухню.
        Я даже не успела дойти до комнаты, как они начали ссориться. Робин заговорил тихо, но с интонацией, не обещавшей ничего хорошего:
        - Знаешь, на кого ты сейчас похож?
        - И на кого же? - с вызовом спросил Джей.
        - Вот ты мне и скажи! - повысил голос Робин.
        - На старого козла Тина? Ну извини, другого учителя у меня не было, - язвительно закричал ему в ответ Джей.
        - У меня тоже!
        - А я не знаю, как ты с заключенными себя ведешь!
        - Она тебе не заключенная!
        Тут кто-то из них стукнул кулаком по столу. Стало тихо.
        - Ты сам ее в это втянул, это раз. Ты сам меня взял свидетелем, это два. Я теперь за нее отвечаю. Ты мне хоть и друг…
        Я не стала дослушивать и аккуратно прикрыла дверь, понадеявшись, что они не начнут кидаться друг в друга заклятьями и проклятьями… Только сейчас я заметила, что на двери нет ни замка, ни задвижки.
        Я поставила чашку и тарелку на стол, а сама легла на кровать, не раздеваясь. Было относительно светло - солнце еще не село, а в окно больше не лезли ветки и виноград. Скоро стемнеет, а я забыла коробку с записками на кухне.
        Я незаметно провалилась в сон, но через пару часов проснулась, разбудив сама себя тем, что снова плакала. Мне снился дом. Я начала подсчитывать, когда я в последний раз спала в своей кровати. Неужели всего два дня я здесь, неделю мы путешествовали… а как будто вечность, в которую уместились отели, сувенирные лавки, разношерстные туристы, колдуны и будничная магия. Этот мир приобретал все большую реальность, а дом начинал казаться абстракцией, и я зажмурилась, стараясь в деталях вспомнить все предметы в своей комнате на ощупь и запах, но не получалось. Странно, непривычно и терпко пах уже остывший чай, запахи комнаты были чужие, но не такие, как в гостиницах. Звуки… их почти не было, никаких звуков шоссе, самолетов, далекой сирены, чем-то потревоженной сигнализации машины во дворе. Не раскладывают диван соседи сверху, не плачет за стенкой ребенок, не бубнит телевизор. Я на ощупь нашла рюкзак, наугад извлекла какой-то предмет одежды, который еще хранил запах автобуса, и положила на подушку.
        В следующий раз меня разбудил голод, и я съела булочку и заветренный кусок сыра. Мне казалось, что ночь будет длиться вечно. Пускай, ведь тогда не придется больше приводить в порядок сад - ничего не будет видно.
        Я несколько раз просыпалась от мшистых, зеленых снов, где я лежала во мху, который обволакивал меня, накрывал, свисал с деревьев, но пах выхлопными газами. Зато он был мягкий и не пытался царапать меня, как злые дикие кусты.
        Утром в ванной комнате нашлась та записка, которая вчера промокла под душем. Под комариный звон в ушах я умылась, надела свитер - было прохладно - и вышла.
        Робин уже сидел на кухне, как будто и не уходил.
        - Я пришел пораньше, - сообщил он, - хочу показать тебе рынок и пекарню.
        Я хотела поинтересоваться, где Джей, но, похоже, что кроме чувства его настроения, во мне проросло и чувство его местоположения. Он был в доме, но кроме первого этажа я еще ничего не видела, так что не могла понять, где именно.
        - Лучше бы дом мне показали, - пробурчала я. По утрам я не самый приятный человек.
        - У тебя есть какая-нибудь кофта с широкими рукавами? Сейчас так носят. А штаны подойдут, - улыбнулся Робин.
        - Это джинсы, - хмуро поправила его я и пошла в комнату.
        Среди прочей одежды почти сразу нашлась белая рубашка с широкими рукавами на манжете. Вроде не моя. Алина часто отдавала мне свои вещи, коих у нее были полные шкафы. Она была заядлой любительницей шопинга, и что-то кроме футболок появлялось у меня в гардеробе только благодаря ей.
        Я переоделась, запихнула все вынутое обратно в рюкзак. Робин остался доволен. Сам он был в черных брюках и светло-голубой рубашке.
        - А разве у полицейских нет формы? - вдруг пришло мне в голову.
        - Я в вынужденном отпуске, - сказал колдун и двинулся к выходу.
        - А мы не должны сказать, ну… - я кивнула наверх.
        - Он знает, - ответил Робин. - Скоро я не смогу здесь бывать так часто, так что для начала покажу тебе, где покупать продукты.
        Я сразу сникла, еще чего не хватало! Во-первых, я совершенно не хочу и не умею покупать продукты, потому что, во-вторых, я не знаю, что с ними делать, если они не приготовлены. Когда приготовлены - есть, само собой разумеется. И потом, что же я буду делать, когда останусь наедине с Джеем и некому будет меня защитить?
        Мы прошли вниз по извивающейся улице к мостовой, пересекли ее и свернули на узкую дорожку между домами. Холм остался позади, рельеф выровнялся.
        Дома в один-два этажа тесно прижимались друг к другу и не могли похвастаться шикарными садами, как в том районе, где стоял дом колдуна. Я уже не в первый раз удивилась, насколько его внешность не соответствовала жилищу, но пока не стала спрашивать Робина - у меня и без того было много вопросов.
        - Робин, а как так получилось, что вы учились вместе? - спросила я по пути. - Ведь ты старше лет на десять.
        - Вообще-то Джей меня на год старше.
        - Как так? - я чуть не остановилась от удивления.
        - В зеркале все замедляется, почти останавливается. Там не надо есть, пить, спать. Насколько я понимаю, когда он начнет все это снова делать здесь, то постепенно приблизится к своему настоящему возрасту. Я только в книгах об этом читал, да и вообще на практике никто не знает. Такое наказание не применялось уже, наверное, несколько сотен лет, - Робин понизил голос. - Древняя магия опасна, потому и запрещена. Триста лет назад наш мир был разрушен, затем с трудом восстановлен. Появился магический Совет, который ввел запрет на некоторые виды магии.
        - Это какие? - спросила я, но слушала без особого интереса.
        Это как разговаривать с айтишником и из вежливости спросить, какие бывают виды процессоров. Трудно представить, чтобы мне когда-нибудь понадобилось знание классификации магии. Тем более что я собираюсь вскоре как-нибудь, как угодно, вернуться домой.
        Робин перечислял:
        - Во-первых, зеркальная магия - любое использование зеркал и отражающих поверхностей.
        - А Совету, значит, можно? Раз они заперли… - я замялась. Мне почему-то не хотелось называть Джея по имени. - Запирают там людей.
        - Только единогласным решением всех двенадцати членов Совета. Во-вторых, магия времени, но с исключениями. И в-третьих - любые манипуляции с волей и памятью других людей.
        - Но как же застывший дом? И Алина, и мои родители, которые теперь думают, что я работаю в отеле!
        Робин сначала не ответил, и мы некоторое время шли молча.
        - Джей, он… ему раньше плевать было на запреты. Я надеюсь, теперь он будет осторожнее.
        Ага, вот и доплевался! Так ему и надо. Я хотела спросить, кому в этом мире жаловаться на нарушения магических правил, но рядом со мной шел полицейский, который и так все знал, но ничего не делал. А было бы так просто - пойти в полицию и заявить, что меня обманом притащили сюда и держат в заложниках. Я сформулировала иначе:
        - Кто же тогда следит, чтобы не пользовались этой магией?
        - Совет и следит - в основном, по доносам. На Джея, скажем так, были поставлены маячки, поэтому они сразу узнали, что он вернулся.
        - И Совет ничего не сделал? Ведь он вернулся раньше срока, правильно?
        - Правильно. Но древняя магия не служит ни чьей выгоде. Они заперли Джея на сорок лет, но в ритуале есть лазейки и для заключенного: например, никого нельзя запереть в одно зеркало, только в зеркальный зал, а еще если он найдет того, кто согласиться занять его место, то может покинуть зеркала раньше времени.
        Незаметно меня увлек его рассказ. Такой интересный сериал показывают! Меня распирало от миллиона вопросов, от «что такое зеркальный зал» до «что будет с нервным колдуном из моего мира», но мы уже поднялись по лесенке, перила которой были увиты только начинавшими зацветать розами, и вышли на площадь.
        От количества людей в разноцветных одеждах рябило в глазах. Такого нам Лилия Сергеевна на экскурсиях не показывала! Цвет, звуки и запахи заполнили все пространство и поглотили мое внимание.
        Площадь окружали невысокие домики с красными крышами. Оконные рамы также были красными, а с балкончиков свешивались оранжевые, желтые и фиолетовые цветы с черными серединками и округлыми листьями, заостряющимися на кончиках.
        Вся площадь была уставлена светлыми навесами, защищавшими от солнца. На столах продавцы разложили товары: фрукты и овощи, хлеб и молоко, травы, специи, кухонная утварь, свежие цветы, венки с вплетенными в них лентами. Я задержалась у фигурок из сена с вплетенными стеклянными бусинами. Тут были кошки, мышки, олени, человечки, а с навеса свисали шары - от маленьких, с ладонь величиной, до огромных, которые не обхватишь руками.
        Мне хотелось остаться там надолго, все рассмотреть и пощупать, но я боялась потерять Робина в толпе. За разговорами я не особо следила за дорогой и теперь вряд ли смогла бы самостоятельно добраться до дома.
        Робин покупал яблоки у пожилой женщины с короткими седыми волосами, завитыми в легкомысленные кудряшки, и высоко поднятыми, прорисованными углем бровями, которые придавали ее лицу удивленное выражение.
        - Робин, - прошептала я, - это у вас яблоки весной спеют?
        - Нет, - засмеялся он, - их перемещают из других стран, поэтому они сейчас дорогие. Осенью будут местные.
        - Значит, что угодно можно переместить, и даже из других миров?
        - Можно, в разумных пределах. Но из других миров - это мало кому по карману, да и если речь о продуктах, то в основном везде все одинаковое. На Старом рынке у замка продают экзотику, а на Новом - это здесь - и на Южном торгуют обычными продуктами.
        Я на некоторое время оставила Робина в покое, переваривая информацию. Я-то думала, тут будут какие-нибудь эльфийские крылышки, корень мандрагоры и светящиеся лепестки. Но Робин кидал в мешок картошку, морковь и кабачки с баклажанами. Никогда не могла запомнить, что из них что, одно зеленое, другое фиолетовое. Я слегка напряглась, ведь это все надо как-то изобретательно готовить, а не просто кинуть в кастрюлю, залить водой и подождать, пока оно сварится.
        В самом центре площади располагался каменный фонтан в виде чаши. На постаменте, из-под которого водопадом стекала вода, спиной друг к другу стояли четыре небольших статуи - две женщины и два мужчины в плащах. Фонтан был окружен прилавками. Пока Робин остановился рядом с торговцем яйцами, на столе у которого топталась пушистая рыжая курица, я пробралась между столами и обошла фонтан кругом. Мужчины были бородаты и носили круглые шапочки. Одна женщина носила шляпу с полями, на второй головного убора не было. Каждый персонаж держал что-то в руках. Первый мужчина - домик, второй - чашу, женщина в шляпе - кукурузу, ну а последняя героиня прижимала к груди перо. Я присела на краешек фонтана и поболтала рукой в холодной воде.
        - Основатели города, - раздался у меня над плечом голос Робина. - Не конкретные люди, а образы: строитель с домом, дипломат с чашей воды - она символизирует разговоры, фермер и колдун. Перо тут и письменный инструмент, и знак путешествий.
        - А ты яйца прямо к овощам кинул, - разглядывая мешок, сообщила я Робину, уже подозревая, что там какое-нибудь заклинание.
        - Они не разобьются, пока по ним не ударить ножом или не стукнуть о край сковородки.
        Ну, это вообще высший пилотаж от шеф-повара. Моя яичница и так обычно дополнена кусочками скорлупок, а если я разобью яйцо о сковородку - это я буквально разобью его, с последствиями по всей плите, а если не повезет, то и по полу.
        Мы медленно пошли назад, пробираясь через шумную толпу. Многие покупали булочки и чай и ели прямо на месте, но Робин хотел зайти в пекарню, которая находилась на мостовой. На этот раз я попыталась запомнить хоть какие-то приметы, но одна узкая улочка между домами сменялась другой, поворачивая и обрываясь на перекрестке. Наверное, мы шли другой дорогой. А мне бы пригодилось знание улиц, если придется бежать. Конечно, Джей сразу узнает, где я нахожусь, но я не сомневалась, что существует способ разорвать клятву, тем более, что меня обманули. Я даже немного прониклась сочувствием к нервному колдуну, которому теперь сидеть в зеркале двадцать семь лет. Но у него хотя бы ограничен срок!
        Вдоль широкой улицы, ведущей к мосту, выстроились дома повыше. На первых этажах располагались лавки и магазинчики, а перед ними, отделяя пешеходную часть от дороги, росли деревья, в тени которых отдыхали посетители чайных. Между столиками сновали официанты.
        Мы подошли к лавке с вывеской в виде булки в шляпе. Витиеватая надпись была настолько неразборчивой, что я даже не смогла отделить буквы от слов. Запах свежего хлеба манил, и непонятно, как прохожие оставались равнодушными и проходили мимо, спеша по своим делам. Прилавок был завален хлебом, хлебцами, булочками, кренделями, печеньями, кексами и пирогами, и у меня разбежались глаза.
        Робин купил тех же круглых булочек, сладких, со специями, и простых, каждой по три штуки, а для меня взял ту булочку, похожую на пиццу, о которой говорил. Наверное, тоже услышал зов моего желудка, который громко напомнил о том, что его давно не кормили. Булочку я тут же съела, не забыв напрячься от навязчивой опеки Робина. Мне же не двенадцать лет, в конце концов, и я давно живу одна. Булочка была маслянистая, острая и напоминала пиццу лишь отдаленно. На обратном пути я уже жалела, что не оставила ее на потом. Теперь мне ужасно хотелось пить, и я с трудом преодолела подъем на холм.
        Робин заставил меня стоять рядом с ним, пока он готовит омлет, и запоминать его действия. Что толку их запоминать, если в итоге я все спалю? Но я послушно стояла рядом, потому что он сказал, что завтра придет только днем.
        - Не может быть, - вдруг воскликнул Робин, - тень мира?
        Мне пришлось отвлечься от наблюдений за тем, как на поверхности омлета под стеклянной крышкой вырастают холмы. Сегодня зеленые кусочки лука были не пиратами, а деревьями, растущими среди пустыни, а помидоры… я как раз размышляла, что могут изображать помидоры.
        Робин глядел за мою спину, а я даже оборачиваться не стала. Понятно, что это хозяин дома пожаловал. Чтобы проверить свое новое чувство, я мысленно прощупала его настроение. Надо же, он может быть чем-то доволен. Джей уселся за стол, и я скосила на него взгляд. Он, едва заметно улыбаясь, отодвинул яблоко, заботливо выставленное Робином на середину стола, взял булочку и стал осторожно отламывать по кусочку.
        - Я там поел, - наконец, произнес колдун.
        - И что же ты там ел, скажи на милость? - поинтересовался Робин, уперев руки в бока, словно недоверчивая мамаша, которой сын рассказывает, как любит брокколи и цветную капусту на обед и с радостью променял бы на них все шоколадки мира.
        - Их стандартное меню: салат из мха, отбивные из мха и картошку. Тоже из мха. На десерт мох со мхом, - язвительно ответил Джей.
        Я навострила уши, вспомнив мои замшелые кошмары.
        - Ты со сном там поаккуратнее, не увлекайся, - наставительно сказал Робин.
        - Знаю, - отмахнулся Джей, - но лучше там, чем вообще не спать.
        Несмотря на то, что Джей заявил, что теперь чувствует голод, съел он совсем немного. Дождавшись, пока я помою посуду, он снова погнал нас в сад.
        Робин не сопротивлялся, ему, похоже, нравилось возиться с растениями, даже если они были колючими, сухими и норовили поцарапать или подставить подножку. Я попыталась поднять садовые ножницы на уровень груди, но мышцы болели после вчерашнего ударного труда.
        Джей понаблюдал за моими тщетными попытками справиться с ветками в глубине сада и снова отправил мыть львов. Я даже спорить не стала, ведь вчера не слишком старалась, оттирая грязь со статуй. Впрочем, стараться я и сегодня не собиралась. Не только из-за ноющих мышц, о существовании которых я раньше не подозревала, но еще и из принципа.
        Я набрала немного воды в ведро, потому что много все равно бы не унесла, и поплелась к калитке, проклиная колдунов за то, что они не изобрели садовый шланг, и подозревая, что есть способ наполнить ведро, не таская его в дом. Может, и записки есть, тут никакая специфичность не требуется.
        У львов я на некоторое время остановилась, соображая - это со мной ли что-то не так, или это дом, который превращает рисунки в татуировки, еще и меняет львов местами. Я была уверена, что вчера сидящий лев был слева от входа, а куст с белыми цветами практически лежал у него на голове. К тому же, сегодня он был гораздо грязнее лежащего, а я ведь отмывала их с одинаковым энтузиазмом, то есть, с минимальным.
        Днем Робин продолжил кулинарные занятия, крошил в сковородку с кипящим маслом овощи, заставлял меня запоминать последовательность, что из овощей готовится дольше, что быстрее, и повторял, что все делается на глаз, надо только начать. Я не имела никакого желания начинать, но Робин повторил, что завтра утром не придет, и завтрак готовить должна я.
        Я ковыряла кусочки овощей в тарелке, пока колдуны обсуждали всякую ерунду про жизнь старых знакомых. Кто вообще придумал овощи, их же невозможно есть! Если это, конечно, не попкорн. Я выложила из кусочков грустную рожицу. Как в зеркало смотрюсь, честное слово!
        Робин что-то шепнул Джею, потом начал корчить рожи и толкнул в плечо. Тот вздохнул.
        - Рина, п… - он прокашлялся и продолжил: - Пожалуйста, приготовь кофе.
        Все лучше, чем выкладывать овощные аппликации. Тем более что это немного отодвинуло возвращение в сад.
        К удивлению, мы уже почти справились с приведением сада в порядок. Ветки больше не цеплялись за одежду, когда я проходила мимо, проваливаясь в опавшую листву прошлых лет. На некоторых кустах только-только появились листочки, хотя было почти лето. Им не хватило солнца. Теперь можно было разглядеть, что где растет. В основном это был шиповник, а у края дорожки пробивалась дикая трава и измельчавшие тюльпаны. Вечером в моей комнате стало значительно светлее, и из окна можно было смотреть на львов, охраняющих калитку. Их все еще теснила неаккуратная разросшаяся живая изгородь, мало походившая на подстриженные под прямым углом зеленые кусты соседей, а у одного из львов на голове лежала ветвь с крупными белыми цветами.
        Утром я была вновь разбужена комариным будильником. До этого я предусмотрительно забрала из коробочки с записками несколько синих и оранжевых в свою комнату, а остальные оставила на кухне. Надписи на синих, водных, которые я использовала чаще, всего за пару дней успели побледнеть. Я только вздохнула. Зачем нужна такая магия, от которой одни беспокойства! До чего проще было бы изобрести электричество и водопровод.
        Новый повод для печали обнаружился сразу после душа. Моя рубашка была в не самом лучшем состоянии из-за колючих веток, а теперь еще стала несвежей, так что я отбросила ее в угол и стала рыться в рюкзаке. Майку я еще могу постирать в раковине мылом, но как-то же они тут стирают одежду, обходясь без стиральных машин. Не в реке же?
        Из рюкзака я извлекла серую футболку с Микки-Маусом. Я не видела ее лет сто! И где только Алина ее откопала? От футболки пахло сушеной лавандой, наверное, валялась где-то в дальних полках шкафа.
        Разбирать свой рюкзак я принципиально не стала. Во-первых, у меня не оставалось на это сил, а во-вторых, Джею рано или поздно придется меня отпустить. Точнее, рано. Зачем ему бестолковая служанка, которую нужно учить, как включается свет и вода, и которая в этом мире чуть более дееспособна, чем младенец? Тут я застыла. А ведь это идея! Конечно, когда я представляла себя героиней сериалов, в воображении я была отважна и благородна, хоть и несколько неуклюжа. А вдруг это не моя роль? Вдруг моя роль - тупая служанка, от которой больше вреда, чем пользы, а еще невероятное количество раздражения? Она все роняет, шумит, тратит попусту время, не понимает элементарных вещей, ошибается как будто нарочно, и в итоге хозяин не выдерживает и отсылает ее домой.
        Великолепный план! А учитывая, как просто вывести Джея из себя, у меня есть все шансы вернуться домой до конца весны. К тому же, мне и притворяться особо не придется, что я и доказала за завтраком.
        Робин не пришел, как и предупреждал. Джей сидел на веранде и жевал яблоко. Он обернулся, когда я зашла.
        - Почему так долго?
        Потому что этот комариный писк вполне можно игнорировать. И тебе доброго утра, господин волшебник. Как спалось, и спалось ли вообще?
        Очень легко быть язвительной в мыслях, на самом же деле я промямлила:
        - Я искала одежду.
        - Нашла? - сухо поинтересовался колдун.
        Я поправила футболку, сложила руки на груди и ничего не ответила.
        - Не соблаговолите ли приготовить завтрак? - Джей сделал театральный жест в сторону плиты и отвернулся. Вот у кого язвительность получалась естественно и непринужденно!
        Я извлекла на свет сковородку, которую сама же засунула вчера в неведомые глубины полки. Миска стояла у раковины. В ней предполагалось смешивать ингредиенты, которые я нашла в холодильнике. Вроде все было просто, когда Робин показывал. Итак. Разбить яйца. Не о край сковородки - плиту ведь мне придется мыть. Ножом страшно, я и по пальцам могу попасть, а Робина нет, чтобы срочно меня вылечить. Попробую о край миски. Миска выразила несогласие тем, что соскользнула на пол и разбилась на три больших осколка. Опасливо поглядывая на веранду, я отодвинула их ногой к стене - потом уберу. Колдун даже не обернулся. Прекрасно, продолжим. Найдя другую миску, я взяла ее покрепче одной рукой, а другой ударила яйцом о край. Результат превзошел ожидания - половина попала в миску вместе со скорлупой, часть оказалась на столешнице, а остатки стекали у меня с руки. Я вытащила самые большие скорлупки, а мелкие пускай плавают. Знаю, мне тоже придется это есть, но я пожертвую своим благополучием, чтобы насолить колдуну.
        Кстати, о соли! Расправившись с яйцами и щедро полив их молоком, я посыпала получившуюся жидкость солью. Тут я решила не экспериментировать, все-таки я тоже голодная. Теперь смесь следовало перемешать вилкой, и с этим я прекрасно справилась. На жидкости с прозрачными и желтыми вкраплениями образовалась симпатичная пенка, и я вылила плоды своих трудов в сковородку. Ах да, ее вроде надо было смазать маслом, ну, ничего. Насчет подогреть заранее я тоже была не уверена. Оно же все равно нагреется и приготовится, решила я, махнув запиской над плитой, какая разница?
        Вспомнив про помидоры, я нарезала их кусочками, прошу заметить, не кубиками, как Робин! У каждого повара должен быть авторский стиль. Помидоры и подвявший лук полетели в жидкость, которая радостно булькала на сковороде. Я сомневалась, не капнуть ли туда еще и масло, раз я забыла его в начале?..
        Жидкость запахла омлетом, а затем стала обугливаться по краям, но при этом не желала приобретать нужную консистенцию. Я с сомнением потыкала бурчащую жижу лопаткой и попыталась перевернуть. Увлекшись, я на время забыла, что совершенно не хотела готовить. Даже интересно, напоминает игру про ресторан, в которую я играла на лекциях, спрятав телефон под стол.
        Другое дело, что игра не воняла горелым, а то бы меня немедленно выгнали из аудитории. Я оставила попытки помочь омлету приготовиться и вывалила его на тарелки как есть. Получилось живописно и разнообразно - тут вам и горелое, и подсохшее, и жидкое. На сковородке остался почерневший слой.
        Колдун так и сидел спиной к кухне, уставившись в свой кусочек зеленого поля на заднем дворе. В высокой траве, росшей вперемешку с молодыми деревцами, чирикали птицы. Надо было его позвать, но мне до сих пор не хотелось обращаться к нему по имени. На улице люди обращались друг к другу «господин пекарь», «господин продавец»… Господин колдун? Во-первых, если уж на то пошло, я не видела, чтобы он колдовал после путешествий между мирами. А во-вторых, господин? Ну уж нет!
        - Готово, - после некоторых размышлений буркнула я и села ковырять содержимое тарелки, не дожидаясь колдуна.
        Тот бросил огрызок яблока в траву, распугав коричневых птичек с красной грудкой.
        - Пахнет отвратительно, - сказал он, усаживаясь за стол, - а выглядит еще хуже.
        Ты еще на вкус не пробовал, дорогой.
        Я положила в тарелку кусочек вчерашнего сухого хлеба - иначе собрать жижу не представлялось возможным. Джей отделил светлую часть омлета с куском помидора от подгоревшей корки, пожевал и отодвинул тарелку.
        Я сосредоточенно пережевывала скорлупки и делала вид, что не замечаю его взгляд, которым он словно пытался прожечь во мне дыру. Видишь, я ем, значит, это съедобно! Но моя жертва оказалось напрасной.
        - У вас дома такое едят? - тихо спросил Джей.
        Он тоже решил обращаться ко мне обезличенно. Я с трудом проглотила очередной кусок и ничего не ответила. В наступившей тишине я особенно остро почувствовала, что раздражение начинает заполнять колдуна, как вода стакан, и скоро перельется через край.
        - Давай договоримся, - медленно и четко произнес он.
        Любит он договариваться, только почему-то все договоренности получаются односторонние. Сейчас наверняка последует правило номер четыре.
        - …я спрашиваю - ты отвечаешь и не заставляешь меня повторять дважды.
        По спине побежали мурашки. Как же быстро выветрились воспоминания о том, каким пугающим он может быть. В этот раз я хотя бы не заплакала. Решив не испытывать терпение колдуна, я отложила вилку и, глядя в стол, выдавила из себя:
        - Нет. Такое не едят.
        - Завтра постарайся лучше, - сказал он и добавил: - и не лезь к Робину, он и так слишком много делает.
        Я-то ни к кому не лезу, господин колдун! Это вы все ко мне лезете. Я только сжала губы.
        - Есть что-то кроме этого? - Джей кивнул на тарелку. Его совсем не смущало мое угрюмое молчание.
        В холодильнике оставались помидоры и пара веток винограда. На нижней полке валялись вчерашние овощи и несколько яиц, но я даже смотреть на них не хоела. Даже если я сейчас попробую что-то приготовить, получится просто другой вид жижи. Джей забрал виноград, подсохшую булочку и отправился на веранду гипнотизировать траву.
        Я поискала в омлете что-нибудь съедобное, но быстро оставила это безнадежное дело. Ужасно хотелось кофе, но тогда придется готовить и для колдуна, а это будет выглядеть, как будто я извиняюсь. А я ничего плохого не сделала, я же не специально приготовила отвратительный завтрак, я даже, можно сказать, старалась. Извиняться тут должен он! Если уж не за то, что притащил меня в свой мир, то хотя бы за то, что заставляет заниматься кошмарными хозяйственными делами.
        Лучше бы он забрал Алину. Она любит чистоту и уют, обожает готовить и не может жить без путешествий. Ей бы даже понравилось. Я представила, как она ураганом проходится по дому, не оставляя ни пылинки, покупает себе самые модные шаровары цвета фуксии и кофту с гигантскими розами… Алина очаровательно болтает с торговцами на рынке, и ее все обожают. По утрам она готовит кашу, на обед суп, сама печет хлеб, пирожки и булочки. Джей уже отрастил пузо, три подбородка, а щеки его свисают на плечи. Конечно, Алина сразу же заставила его подстричься и сменить черно-коричневый гардероб на что-то посвежее. Она сразу увидела серебряные искорки магии и вскоре научилась всем бытовым премудростям, а потом и вовсе открыла лавку магических принадлежностей и записок госпожи Алины. Ну а я бы занялась поисками новой покладистой соседки или переехала обратно к родителям. Кто-то же должен меня кормить и убирать в квартире.
        С тарелки вновь смотрела выведенная вилкой грустная рожица. Я выкинула кулинарный эксперимент в мусорное ведро и принялась отдраивать сковородку.
        Глава 4. Выход в свет
        Мне было поручено сгребать в кучу сухие листья в одной части сада, а Джей орудовал ножницами в другой. Вороша граблями копившийся годами мусор и все глубже пробираясь через культурные слои, я погружалась в запахи прелых листьев и сырой земли. Не спеша перебирая в уме осенние воспоминания, я запнулась о свежее. Тот красный листок в прихожей и ощущение теплого осеннего утра, когда солнце обжигает, а воздух прозрачный и кристально-холодный. Конец сентября? Я покосилась на колдуна. Могло ли быть, что и он в ворохе сухих листьев нашел тот день, когда ему пришлось заморозить дом, не зная, что он покидает его на тринадцать лет?
        Я совершенно не хотела понимать его и гнала от себя сочувствие, но привычка сопереживать героям любимых сериалов делала свое дело. Я даже на мгновение подумала, не приготовить ли примирительный кофе - был бы хороший сюжетный ход! - но сразу встряхнулась. Екатерина, возьми себя в руки! Ты сама неожиданно покинула дом, и кто знает, сколько лет тебе придется тут проторчать. И никто тебя не пожалеет. Ну, если только Робин, но он не поможет. Он же сам это одобрил и стал свидетелем, что бы это ни означало.
        От мысли о возможности застрять здесь на годы я снова разобиделась на колдунов, на хитрую сай, интеллигентного вида старичка и даже на Алину, которая потащила меня в это злосчастное путешествие. Я принялась яростно грести листья и не заметила, как докопала до земли, покрытой длинными белыми волосинками травы, которая пыталась расти, но ей не хватало ни света, ни воздуха.
        В районе полудня пришел Робин. Я обрадовалась - вот и законный повод приготовить кофе! Но сначала я хотела посмотреть, как он уберет листья. В прошлый раз фокус с ветками я пропустила.
        Сначала Робин спросил, не хочет ли Джей сам это сделать, но тот помотал головой. Тогда Робин провел руками над кучей листьев и веток, состриженных колдуном, как будто помещал их в куб, а затем сделал несколько плавных пассов. Вот куча была - а вот ее и нет. Я чуть не зааплодировала! Хороший фокус! Это уже больше похоже на магию, чем включение воды и света и исчезновение мусора в ведре.
        - Ты что-нибудь заметила? - спросил Робин.
        Я отрицательно помотала головой. Должно быть, с серебряными искорками это смотрелось гораздо эффектнее. Робин тем временем оглядел расчищенный сад и остался доволен.
        - А что с внутренним двором? - спросил он, когда мы пили кофе со свежими печеньями из пекарни. Робин не мог прийти с пустыми руками.
        - Я попробую убрать траву, - с сомнением произнес Джей, - но надо разогнать птиц и мышей. Или исключить из узора.
        - Почему не использовать несколько заклинаний последовательно?
        - Хочу сделать изящно.
        - Понимаю, - улыбнулся Робин.
        Я слушала вполуха и растягивала остатки кофе - не хотелось опять мыть посуду, сколько можно! Что такого, если попить из тех же чашек завтра? Это тот же кофе, только подсохший, он просто перемешается со свежим. Внедрять этот новаторский способ я не решилась.
        Однако мыть чашки мне не пришлось.
        - Джей, я хочу тебя кое о чем спросить, - начал Робин с сомнением.
        - О чем?
        Робин покосился на меня.
        - Сам знаешь. Слухи ходили, а Совет все порывался обыскать твой дом, но не смог. К тому же, ритуал поиска на километр вокруг ничего не показал.
        Джей усмехнулся.
        - Конечно, не показал.
        - В тени мира они тоже искали… Так у тебя его нет?
        Джей помолчал, а потом сказал:
        - Я его спрятал. Очень надежно, даже слишком… Рина, иди помой львов.
        - Я их уже вчера отмыла, - возразила я, прекрасно понимая, что он просто хочет выпроводить меня из кухни.
        Он выстрелил в меня взглядом, сравнимым по эффекту с ударом пушечного ядра. Я оставила чашку с недопитым кофе и выскочила в коридор. Да. Конечно. Правило номер один - делать то, что он говорит.
        Ворча и ругая бесполезную магию, я потащила на улицу ведро с водой.
        Меня ждал сюрприз. За уборкой листьев я не обратила внимания на львов. Сегодня я уже не сомневалась, что они поменялись местами. Спящий лев был чистым, каким я его и оставила вчера, а вот тот, который сидел, снова был покрыт мхом, да еще и к морде грязь прилипла. Я подумала было, что колдун нарочно его испачкал, чтобы была причина удалить меня из дома. Ерунда, тут же отвергла я сама свою теорию, не нужны ему никакие причины, он и без объяснений может меня в любой момент выгнать. Правило номер один!
        - Где же ты так извозился? - спросила я гордо поднявшего голову льва. Ну точно, вчера белые цветы лежали на голове у сидящего льва, а теперь он спал, и ветви висели у него над спиной.
        Я оттирала грязь с гривы, когда Робин вышел из дома и сказал, чтобы я бросала это неблагодарное занятие и шла переодеваться - мы идем в город.
        Спуск к мостовой я запомнила - это было просто, главное - идти все время вниз, а там уже покажутся плотно стоящие дома и деревья. Вот и пекарня с хлебом в шляпе. Я подбежала к окну, чтобы полюбоваться булочками и выпечкой, и замерла, увидев себя в отражении. Тетушкин голос в голове запричитал, что годы усилий и попыток сделать из меня леди пошли прахом. Джинсы порядком испачкались, кофта сидела как с чужого плеча - ведь она и была чужой. Я совсем забыла, что мои короткие, не доходящие до плеч, мышиного цвета волосы хоть и прямые, но все равно иногда нуждаются в расчесывании. Почему-то утром в небольшом зеркале в ванной перепутавшиеся пряди не так бросались в глаза, как в отражении посреди нарядной солнечной улицы. Я расчесала волосы руками, пригладила, убрала отросшую челку за уши. Надо будет ее подстричь, когда вернусь домой.
        Робин терпеливо ждал, когда я закончу свои девчачьи ритуалы. Похоже, он все еще думал над их с Джеем разговором. О чем думала продавщица в пекарне, поглядывая на меня из-за прилавка, я не взялась бы предполагать.
        Солнце стояло высоко и припекало. Мы шли к мосту, а я рассеянно смотрела по сторонам, мысленно помещая вместо себя на эту улицу Алину. Вот и магазин с одеждой, перед входом выставлены вешалки с цветастыми шароварами, кофтами, юбками и стойка с шарфиками. Лавка с самоцветами и кристаллами, парфюмерный магазин, книжный. Я так задумалась, что вздрогнула, когда Робин заговорил:
        - Здесь дорого. Слева от моста, у дворца, в восточной части города, тоже. А в западной части, справа, есть недорогие магазины.
        Мы уже подходили к мосту, и Робин показал налево, где на берегу, среди плакучих ив, стояли одноэтажные домики с плоскими крышами. Между деревьями были натянуты веревки, на которых сушилось постельное белье и одежда.
        - Это прачечные. Есть срочная чистка магией, есть обычная, дешевле. Я упоминаю цену, потому что Джею нужно найти источник дохода, а сейчас денег у него немного.
        Я пожала плечами. Какая мне разница? Есть правило номер один, мне думать вообще не нужно.
        Мимо проехала пара велосипедистов. Людей было далеко не так много, как в тот вечер, когда мы прибыли в город. Должно быть, днем все работают. А может, в тот день был какой-нибудь концерт или представление?
        - Тут есть театр? - ляпнула я невпопад.
        Робин как раз объяснял, что название реки - Карне - означает «чернильная река» и имеет несколько версий происхождения.
        - Да, конечно, - удивился он, - и очень старый. В одной из легенд как раз говорится о том, что название реке дал придворный писатель, который любил сидеть на берегу и сочинять пьесы для того самого театра.
        Мы вышли на середину моста, и я замерла, пораженная видом, и следующую версию прослушала. Справа расстилались поля, сочные, свежие, залитые солнечным светом, а их зеленое пространство рассекала синяя лента реки. В дымке на горизонте угадывались далекие горы.
        - Рыбный мост, - указал Робин на мост чуть дальше по течению реки. - Ведет к пристани и Рыбному рынку. Там в основном, естественно, продается рыба, но и остальные товары тоже. Сразу скажу - не самое приятное место.
        Я нехотя отвела взгляд от горизонта. Там природа, горы, романтика, а он мне про рыбу. За мостом в гавани толпились лодки и небольшие судна.
        - Я не ем рыбу, - соврала я, испугавшись, что меня и ее заставят готовить.
        - Мы тоже. Когда занимаешься магией, мясо лучше не есть.
        - Почему это? - удивилась я.
        - Можно… привлечь что-то хищное. Вроде алых бабочек.
        - Это которые в лесу были? А что в них такого?
        Послушаю местные истории, вернусь домой и буду писать сказки.
        - Ничего хорошего, - ответил Робин. - Не хочу тебя пугать.
        Разве можно напугать взрослую девушку сказками про бабочек? Я, между прочим, еще в детстве прочитала все книги в разделе с ужасами в районной библиотеке! Робин предпочел ознакомить меня с уже какой там? Десятой?.. версией происхождения названия реки.
        - … самая романтическая версия: если выйти на мост ночью, то в реке будут отражаться небо и звезды, как искры магии в чернилах.
        - А что, бывают чернила с магией?
        - Это был древний способ изготовления записок, больше он не используется. Сейчас заколдовывают саму записку, а раньше заколдовывали чернила и писали ими текст. Но это невыгодно, много записок не продашь - ведь все видят текст заклинания, значит, могут его повторить.
        Я начала слегка раздражаться. Про бабочек же интереснее, чем про технологию изготовления записок и коммерческие секреты колдунов. Но приходилось терпеть, не возвращаться же в дом к бесконечной уборке.
        Слева округлые холмы, покрытые темными елями, деревьями со свежей яркой листвой и виноградниками на солнечной стороне, обрамляли петляющее и исчезающее за очередным поворотом русло реки. На другом берегу, у подножия холма раскинулся старый город. Красные черепичные крыши, шпили с флюгерами, башенки и трубы печей - все как в моем внезапно оборвавшемся автобусном путешествии. Вдоль набережной, чередуясь со скамейками для отдыхающих, были посажены цветущие деревья, напоминающие сирень. На полпути к вершине холма возвышался над городом замок с четырьмя башнями по краям и площадкой на западной стороне. Я сразу представила, как прекрасная принцесса выходит вечером полюбоваться закатом. Или тут король? Что-то там Робин рассказывал Джею, и я решила спросить.
        Эта история оказалась неплохой. Сын старого короля, наследник престола, погиб при загадочных обстоятельствах. Так как отношения с горцами в то время были на пике напряжения, то обвинили во всем именно их.
        - Но вообще он напился, возжелал искупаться при свете звезд и утонул, - понизив голос, сообщил Робин. - Знаю из надежного источника. Но его смерть поспешили использовать для развязывания войны - старый король хотел захватить горы и заодно территорию за ними, которая когда-то принадлежала его предкам. Ну и залежи драгоценных камней его тоже немного порадовали бы.
        Война ни к чему не привела, кроме потерь с обеих сторон. Старый король умер. Вдова его сына прав на престол не имела из-за происхождения. Теперь страной правит его внук, которому еще не исполнилось и шестнадцати лет. Его поддерживает кабинет министров, а мать тоже имеет право голоса, находясь при нем регентшей. Поговаривают, что у него есть тайный советник, которого, впрочем, никто никогда не видел.
        И тут я сообразила:
        - Так это столица, получается?
        - Ну да, - улыбнулся Робин.
        - А поему же она на границе?
        - Чтобы горцы понимали, что мы когда-нибудь вернем себе горы и землю за ними, - вздохнул колдун.
        Я сообразила, что не знаю название города. Это тоже была бесполезная информация, но странно не знать, где ты находишься.
        - Анкарне, - ответил Робин. - «Ан-» означает принадлежность, так что город называется «У чернильной реки». Если человек из небольшого города и незнатной семьи, то его называют по имени города, например Джей ан-Тарин.
        - Значит, вы с ним из города, который называется Тарин?
        - Именно. Но у меня есть фамилия - Кор, мои родители довольно известные мастера по шитью праздничных нарядов. Сначала мать шила платья местному князю и его жене, а отец расшивал их бисером и цветами из ткани, а теперь о них знает вся страна и даже королевский двор.
        - А у?.. - я неопределенно махнула головой в сторону дома.
        - Отец мельник, а мать пекла хлеб и воспитывала его пятерых братьев и сестер.
        А ведет себя, как наследный принц, чуть не заявила я, но сдержалась.
        Мы шли по старой части города, отдаляясь от замка. А вот и небольшая речка, русло которой выложено камнем, таким же, как мостовые. Ее я видела в тот день, казалось, бесконечно далекий, когда бежала от колдунов. Значит, я пробежала через нее на запад, добежала до городской стены и оказалась за чертой города.
        - Элла, в честь одной из королев древности, - сообщил Робин, - берет начало из источника вон в том холме и ниже впадает в Карне. Девушки верят, что если умыться водой из источника, лицо будет свежим и сияющим всю неделю, а парни - что один глоток спасает от похмелья.
        Мы вышли к Южному рынку, который оказался больше и просторнее нашего. Было многолюдно даже несмотря на то, что торговцы уже начинали собираться.
        - Они приезжают рано, а к середине дня уже закрываются. Старый рынок у замка работает с полудня до вечера, но там и товары другие. Всего в черте города городе три рынка - Новый на другом берегу, Южный и Старый, а четвертый, Рыбный, находится за городской стеной.
        На сам рынок мы не пошли, а последовали по набережной Эллы и свернули в один из двориков. Он был сквозным и вывел нас на узкую улочку, застроенную двухэтажными кирпичными домами. Здесь не было больших стеклянных витрин, как на бульваре у моста. Торговцы выставляли полочку с основными товарами у входа или в окнах, а еще можно было ориентироваться по вывескам.
        - Вот здесь продают записки, тут хороший книжный магазин, здесь - приманки для сай, тут все для сада - семена, горшки, инструменты…
        Крошечный садовый магазинчик был заставлены шкафами с тысячью ящичков, на каждом из которых были надписи и рисунки растений. Воздух пропитался запахом земли. На звон колокольчика над дверью вышел хозяин лавки, и Робин купил несколько мешочков с семенами. Мы вышли на улицу.
        Я только и успевала вертеть головой. Частная кондитерская лавка госпожи Мун, швейное ателье господина Цери, записки и заклинания еще какого-то господина… Вина из региона. Сыры с юга. Письменные принадлежности. Антикварная лавка. Магические услуги госпожи Карры.
        - Это если нужно заколдовать предмет или что-то в доме, - объяснил Робин.
        Вывески покачивались на ветру, который нес запах реки. Незаметно мы снова вышли к Карне. Неровная улица по диагонали вывела нас между Старым и Рыбным мостом. Тут все было или старое, или новое, или западное, или восточное. Ах да, иногда еще рыбное или чернильное.
        Я поискала глазами дом колдуна на другом берегу. Долго искать не пришлось - я проследила за направлением, куда мрачно, сложив руки на груди, глядел Робин. Самого дома не было видно, но из-за крыш клубами валил дым.
        Я забеспокоилась, не спалил ли колдун свое жилище, решив сжечь траву на заднем дворе. Больше всего меня волновала судьба рюкзака. Ладно одежда, но в нем были телефон с фотоаппаратом, хоть и разряженные, но как же я без них обойдусь дома!
        - Черт знает что, - сказал, наконец, Робин.
        Я нащупала свое новое чувство. Джей находился в доме и был раздражен не больше обычного.
        - Все там в порядке, - сообщила я.
        - Знаю… А ты так хорошо его чувствуешь?
        - Что тут сложного, он все время раздражен, - пожала плечами я.
        - Пойдем, - только вздохнул Робин.
        По пути он объяснил:
        - Я тоже немного чувствую. Мы в детстве самостоятельно учились магии, как могли. Все, что находили, пробовали применить. Иногда удачно, иногда нет. Из-за этого я только несколько миров вниз и вверх по спирали могу переместиться.
        - Спирали? - переспросила я.
        - Все миры выстроены в спираль, - непонятно сказал Робин и замолчал, видно, был не в настроении читать мне очередную лекцию.
        По дороге он купил в другой пекарне целый пирог и сказал, что завтра мне нужно будет самой сходить на рынок. Я нахмурилась и понадеялась, что дом все-таки сгорел, и меня отпустят домой за ненадобностью - ведь убираться будет негде.
        Из трубы вырывался черный дым. Робин отправил меня с пирогом на кухню, а сам поспешил вверх по лестнице. Я заварила чай, как он сказал, и тоже пошла наверх. Можно было воспользоваться ситуацией, чтобы в тишине полежать в кровати, но на второй и третий этаж меня еще не приглашали, и любопытство победило.
        Пространство лестничного пролета было широким, просторным, на стене висели две потемневшие картины со скучными пейзажами, на полу между ними стояла пустая ваза. Скамейки не хватает - была бы приемная. Сначала я подергала ручку двери справа, но она была заперта. Тогда я аккуратно приоткрыла дверь слева.
        - Эту мог бы и продать, - говорил Робин, подталкивая кочергой коричневую обложку - все, что осталось от внушительного тома.
        - Чтобы кто-то начал применять на практике ту чушь, что там написана?
        Джей сидел на полу библиотеки и кидал в камин книги из стопки перед ним. Я не могла поверить глазам: помещение было явно больше моей комнаты и кухни, хотя находилось над ними. Ряды полок из темного дерева, уходивших к потолку на два человеческих роста, пара кресел с высокими спинками и столик перед камином, рабочий стол с письменными принадлежностями у балкона и шкаф в углу.
        - Заходи уж, - произнес Джей, не отрываясь от книг.
        Я поняла, что это относится ко мне, проскользнула в щелку и встала у стены.
        - Принеси мне книги с нижней полки, - сказал колдун и махнул куда-то за собой.
        Я неохотно отлипла от стены и пожалела, что не осталась внизу. В комнате стояла удушающая жара, а запах дыма перебил библиотечный дух. Книги были тяжелые, в толстых обложках и с желтоватой плотной бумагой, наверное, сделанной вручную. Положив перед колдуном первую стопку, я вернулась к полке, вытащила наугад книгу. На обложке был выдавлен треугольник с заходящим в него снизу ромбом.
        - Это не библиотека, а позор, - сообщил Джей. - Сай приносила мне все книги, которые могла достать, и я должен сказать, что магическая наука нашего мира погублена Советом с его запретами. В этих книгах одни фантазии.
        Пока Робин таскал книги, а Джей раздраженно листал страницы, я отошла к окну и открыла створку. Свежий ветерок вступил в борьбу с жаром из камина. Я присела на широкий подоконник и открыла книгу. С первой страницы на меня глядела хоть и красиво нарисованная, но жуткая морда. Это был дракон, похожий на китайские рисунки - с широкими ноздрями, удлиненной прямоугольной челюстью, но с человеческими глазами. Зачесалась птичья татуировка - может, почувствовала магические чернила? Я поспешила перевернуть страницу. Текст был не рукописный, напечатанный. Я держала тяжелую книгу одной рукой, а другой листала страницы с непонятными геометрическими схемами, графическими изображениями драконьих частей тела, стрелочками и подписями, колонками текста на непонятном языке, пока не наткнулась на рисунок пятипалой черной лапы с ромбовидными когтями. Рядом с каждым пальцем стояла короткая подпись. Художник изобразил лапу такой натуральной и объемной, что мне на секунду показалось, что она сейчас потянется и вырвет мое часто забившееся сердце.
        Джей подошел и мягко вытащил книгу у меня из рук. Как ребенок, честное слово! Стоило мне найти интересную игрушку, и он сразу захотел именно ее.
        - Я возьму почитать? - спросил Робин, разбиравший книги, отложенные Джеем как достойные его библиотеки.
        Колдун не ответил. Склонившись над книгой про дракона, он водил пальцем по строчкам и хмурился. Мое чувство сообщало, что он взволнован, но нюансов - хорошо это или плохо - я не ощущала. Робин тоже увлекся чтением, а я вышла на балкон и любовалась видом на крыши соседних домов и холмы. Когда в комнате стало прохладнее, я побродила среди полок, задрав голову вверх. Мне почему-то казалось, что самые интересные книги стоят под потолком. Я примерялась к лесенке, стоявшей в углу, и прикидывала, не повалюсь ли я вместе с полками, если решусь забраться на нее. Мои размышления прервал требовательно заурчавший живот.
        - Робин! - вдруг вспомнила я. - Там же чай остыл!
        Робин отложил книгу и снова позвал своего друга.
        - Пойдем перекусим, Джей.
        Тот с трудом оторвался от книги:
        - Ты вообще можешь думать о чем-то, кроме еды?
        Робин рассмеялся и спросил меня:
        - Может, принесешь пирог и чай сюда?
        Наверное, со стороны в этот момент я выглядела очень забавно, потому что губы Робина вновь растянулось в улыбке, а Джей удивленно приподнял брови. Я выпрямилась, потрясла головой и вскричала:
        - Есть в библиотеке?!
        Ну и порядки у них тут! Может, еще и страницы листать, не вымыв руки! Я демонстративно распахнула дверь и вышла. Тетушкин голос в голове принялся отчитывать меня за неподобающее поведение. На лестнице я услышала Робина:
        - Видишь! А ты говорил, что…
        Что именно говорил Джей, я не стала слушать - была слишком возмущена.
        Чай, конечно, остыл, но Робин подогрел чайник и пирог движением руки. Я опять ничего не увидела, но из носика потянулся пар. Пирог оказался с капустой и яйцом, почти такой же, как готовила моя бабушка. Когда я была еще птенчиком, школьные каникулы я проводила в деревне, а зимой часто прибегала к бабушке после школы и в выходные полакомиться пирогами. Потом бабушка умерла, а в ее квартиру почему-то заселилась папина старшая сестра, моя незабываемая тетушка, хотя бабушка к ней никакого отношения не имела. Мама моя, вечно пропадающая в офисе, решила, что мне будет полезно общение с элегантной женщиной, которая обучит меня манерам и сделает из сорванца настоящую леди. Папу я вроде бы устраивала и в качестве сорванца, но он всегда терял силу воли в присутствии сестры, которая была старше почти на двадцать лет и воспитала его, как сына.
        Мне полагалось сразу после школы идти к тетушке, чтобы в обед учиться сервировке и правилам использования столовых приборов. Затем нужно было наизусть читать ей, устроившейся в кресле у окна, стихи, выбранные накануне вечером. За этим следовали уроки фортепьяно. Потом мне нужно было идти в магазин за пирожными и печеньями, потому что ближе к вечеру приходили тетушкины подружки, такие же элегантные дамы, на чашечку чая. Одна из подружек приносила завтрак и обед - тетушка принципиально не ужинала, чтобы сохранить фигуру. Несмотря на эту жертву, фигура носила на себе воспоминания обо всех съеденных эклерах и конфетах с вишневым ликером.
        Сначала обязанность по приготовлению еды тетушка хотела свалить на меня. По ее словам, настоящие леди не готовят, но мне сначала нужно научиться всем женским премудростям, а потом уже становиться леди. После того, как я несколько дней подряд зажаривала все виды продуктов до угольков, тетушка слегла с мигренью, и тогда одна из подружек стала приносить ей еду. После этого мне доверяли только заваривать чай и приносить высокому обществу десерт на ажурных фарфоровых тарелочках.
        Пока общество обсуждало последние сплетни из жизни тех подружек, которые не смогли прийти, и планировало в очередное полнолунье устроить спиритический сеанс, мне положено было делать домашние задания. Но их кудахтанье доносилось до меня через закрытую дверь второй комнаты, и я никогда не могла сосредоточиться.
        Домой я приходила выжатая, как лимон. Мама задерживалась на работе, а папа по вечерам проверял работы студентов и готовил лекции, так что я заказывала пиццу и пялилась в телевизор, даже не понимая, что там происходит. Когда родители заметили, что мои оценки плавно ползут вниз, а элегантнее я не становлюсь, они сократили мои визиты к тетушке до трех дней в неделю.
        Это не слишком помогло, потому что тетушка, решив доказать свою состоятельность как наставницы, взялась за меня с удвоенной силой. Как можно, Екатерина! Выпрямись, Екатерина! Кто же так ест! Кто же так пьет! Волосы нужно отпустить, глаза нужно красить, застегни верхнюю пуговицу! Это что, джинсы? Это что, кеды?! Откуда у тебя чернила на щеке? Сейчас же умойся. И причешись. И выпрямись. И так далее, и тому подобное. Я сжималась, сутулилась еще больше и постепенно перестала быть сорванцом, но в леди так и не превратилась.
        При всем этом тетушка имела тягу к мистике, обожала гороскопы, следила за фазами луны, учила меня кидать соль через левое плечо, стучать по дереву, мысленно ставить зеркало перед неприятным человеком, прикалывать булавку на изнаночной стороне кофты на удачу, а еще устраивала спиритические сеансы. На одном из таких у нее и случился сердечный приступ. Тетушкины подружки шептались, что она увидела призрак своего бывшего мужа, который не оставил ей ни копейки при разводе.
        Я поступила в университет, и родители разрешили мне жить в бабушкиной квартире с Алиной, которая с радостью сбежала из общежития. Первым делом я избавилась от ненавистного пианино, бархатного тетушкиного кресла, а потом уж и от остальной мебели. Следом за письменным столом на помойку отправилось большое собрание стихотворений разных авторов, которые я так и не смогла выкинуть из головы, как и тетушкины недовольные возгласы и причитания.
        - Рина, тебе еще чай налить? - голос Робина вывел меня из транса.
        Я подставила кружку, а сама взяла еще один кусок пирога, села ровно на стуле, взяла вилку и нож и начала отрезать маленькие кусочки и есть, как положено леди. Хотя они-то едят эклеры и тарталетки, а не капустные пироги.
        Джей смотрел на меня изучающе, как на картину в музее. Жалко, что на него зажаренная еда не произвела такого впечатления, как на тетушку. Но может, еще пара дней, и он тоже сляжет с мигренью? Тем более что я не специально испортила омлет, это получается у меня естественным образом, а учиться и стараться я не собираюсь.
        После обеда мы вышли во внутренний дворик, заросший травой, колосьями и порослью молодых деревьев. Джей придумал, что делать с мышами и птицами. В одно заклинание у него все собрать не получилось, поэтому он немного злился.
        Мы с Робином наблюдали с веранды. У колдуна был профессиональный интерес, а мне хотелось посмотреть, как Джей творит магию, ведь он не делал этого с тех пор, как я попала сюда, и я в тайне надеялась, что у него ничего не выйдет. С другой стороны, есть шанс, что когда он будет колдовать, я все-таки увижу серебряные искорки, раз уж я с ним связана. Я потерла пятно на правой ладони.
        Джей примял ногами стебли, чтобы расчистить место, встал на одно колено и уперся ладонями в землю. Его волосы свесились, закрыв худое лицо, но я слышала, что он что-то шепчет. Затем он замолчал, а его спина напряглась. Внешне колдун как будто ничего не сделал, но через связь я почувствовала мощный толчок энергии, который заставил меня вздохнуть и задержать дыхание.
        В тот же миг из зарослей вылетела стая мелких птичек с красными грудками и несколько воробьев, а с ветки тонкой осинки тяжело снялась серо-черная ворона и с возмущенным карканьем устремилась в сторону холмов. Поднялся рой мух, пчел, бабочек и разлетелся по округе. В сторону дома ринулась толпа мышей, и часть уже лезла по ступеням на веранду. Я подобрала ноги, а Робин подскочил со стула и захлопнул дверь на кухню. Мыши бросились в стороны, за живую изгородь к соседям. Слева раздался женский визг. Робин хрюкнул, сдерживая смех, а Джей приступил ко второй части.
        Он встал, откинул волосы с лица, и я увидела, что он улыбается. В отличие от Робина, который как будто плавно дирижировал оркестром, когда убирал листья, движения Джея были резкими, короткими, скупыми. Он расчертил ладонями воздух. Должно быть, если видеть магию, искры образовали геометрическую фигуру.
        Колдун распростер руки, как будто обнимая все то, что нарисовал в воздухе, и резко соединил ладони. Трава, деревца - все исчезло. Перед нами был квадрат пустой земли, прочерченный изгибами каменистых дорожек.
        Джей повернулся к дому, и его качнуло в сторону. Робин помог другу подняться по ступеням на веранду и усадил на стул.
        - А почему не?.. - начала я и оборвала сама себя. Ну ты и птица-тупица, Екатерина.
        Господин колдун, ну прекрати сверлить меня взглядом, я не музейный экспонат! Он, конечно, понял, что я собиралась сказать. Давай, выкачивай из меня энергию, раз уж я сама сдуру предложила. Я тут же почувствовала, как уходят силы, но это продолжалось недолго - он забрал совсем немного.
        Я вернулась на кухню, дрожащей рукой подняла чайник и налила в кружку остатки чая.
        Конечно, отдыхать никто не собирался. Чтобы засеять поле семенами, которые купил Робин, нужно было вскопать землю. И что же ты, колдун, сразу это с помощью заклинания не сделал? К счастью, земля оказалась мягкой, сохранила пустое пространство от исчезнувших корней, и я монотонно работала граблями, продвигаясь от одного края к другому. Я снова переоделась в футболку с Микки-Маусом, и Робин допытывался, что это такое и почему я называю это мышью. Он еще мою футболку с символом Бэтмена не видел! Джей вернулся в библиотеку, и дым из трубы повалил с новой силой. Робин наполнял ведро водой с помощью магии, чтобы полить почву, а я откопала в кладовке лейку и заодно поинтересовалась, почему они не изобрели садовый шланг. Оказалось, что изобрели, просто в доме его нет.
        Наконец, мы закончили с внутренним двориком. Остались еще семена для сада перед домом, но Робин решил, что этим мы займемся завтра, а сейчас ему не терпелось вернуться в библиотеку, чтобы Джей не сжег что-нибудь лишнее. Я сказала, что мне сначала нужно принять душ, но на самом деле, вернувшись в комнату, я легла лицом в подушку и не шевелилась до тех пор, пока меня не поднял комариный писк в ушах. Ворча и не стесняясь в выражениях, я нехотя встала, потащилась в ванную комнату, быстро умылась и пошла в библиотеку.
        Джей разделил книги на кучку для сжигания, стопку для продажи, некоторые должны были вернуться на полки, а самые интересные отправлялись на стол. Я не могла читать, так что моей обязанностью было таскать томики с полок к камину, где оба колдуна, устроившись прямо на полу, листали книги и спорили о своих колдунских вещах. Я украдкой откладывала книжки с красивыми картинками на верхние полки, чтобы их не было видно снизу. Я все еще с опаской поднималась на стремянку, но она была крепкой, а полки стояли прочно, так что обошлось без происшествий, не считая того, что я все-таки иногда роняла книги по пути к камину.
        На закате я, пропахшая дымом, чихающая и покрытая книжной пылью, вынуждена была стоять рядом с Робином у плиты и делать вид, что запоминаю, что он делает с остатками овощей.
        Наверное, есть предел усталости, после которого человек не может больше заснуть. Я обнимала подушку, отбрасывала ее, вертелась, запутывалась в одеяле и распутывалась, а потом меня накрыла туча мыслей, погрохотала в голове и вылилась ливнем слез.
        Я снова чувствовала себя сутулой девочкой-подростком, которая вынуждена проводить часы с немолодой странной теткой, в то время как сверстники гуляют, ходят в кино, да и просто общаются. Я была заперта в этой кошмарной тюрьме, и вот, пробыв несколько лет на свободе, которой не сумела как следует насладиться, вновь угодила в клетку.
        Я ненадолго забывалась неглубоким сном, полным знакомых и незнакомых лиц, просыпалась и проваливалась обратно в вязкие кошмары. То тетушка в остроконечной шляпе пыталась продать мне семена, из которых должен был прорасти китайский дракон, то я читала стихи мышам, которые окружили меня и сверлили болотно-зелеными глазами, то я с родителями ужинала пирогом из мха, а мама кричала в телефонную трубку, что этот отчет никуда не годится, и его нужно сжечь в камине.
        В который раз уже проснувшись, в призрачном и холодном предрассветном свете я встала с кровати и подошла к окну, чтобы открыть его. Наверное, я снова спала. Лежащий мраморный лев встал и потянулся, как кот. Второй смотрел на него и скалил зубы в приветствии. Входная дверь отворилась, из нее выскользнул в сад Джей. Я спряталась за штору, чтобы он меня не видел. Но раз это мой сон, то он и так не увидит меня, если я не захочу. А я не хочу.
        С каждым его шагом все вокруг преображалось - деревья становились прозрачными, таяли в холодном утреннем тумане, а земля вздыбливалась холмиками и покрывалась мягким зеленым мхом, который заползал на дорожку и скрывал ее под собой. Вокруг появлялись упавшие колонны, раскиданные по зеленому морю осколки мрамора и развалины кирпичных стен. Земля пружинила под сапогами колдуна. Белые львы бросились к нему, как пара обезумевших от радости щенков. Они носились вокруг колдуна, прыгали, норовили лизнуть в лицо, а потом и вовсе повалили с ног, а он смеялся и катался вместе с ними по мягкому мшистому ковру, зарываясь в их шерсть руками.
        Наконец они наигрались, и один лев запрыгнул обратно на свой пьедестал, а второй пошел вслед за колдуном в туман, стелящийся среди мрамора и красных камней.
        Я задернула штору, свернулась в клубочек на кровати и больше не просыпалась до самого утра.
        Сегодня должен был случиться мой первый самостоятельный выход в свет. Я взяла плетеную корзинку, на которую Робин вчера наложил заклинание уменьшения веса - вот почему на рынке покупатели заполняли такие корзинки доверху и легко несли на сгибе локтя. В кладовке нашлась маленькая черная сумка-кошелек на длинном шнурке с вышивкой в виде розы, которую я повесила на шею. Рядом с коробочкой с записками теперь стояла пузатая деревянная шкатулка. Мне было велено брать из нее деньги, когда я иду за покупками, и возвращать остаток на место.
        На выходе я сурово взглянула на обоих львов. Так и есть! Сидит снова тот, под цветущим кустом, и он снова грязный! Один вред от этой магии!
        На улице я почувствовала себя преглупо. Если белая блузка с широкими рукавами еще хоть как-то могла сойти за местную одежду, да и гуляла я под прикрытием Робина, который отвлекал на себя внимание девушек своей статной фигурой и сияющей улыбкой, то сейчас прохожие задерживали взгляд на моем наряде. Джинсы, кеды, все в обтяжку, а еще эта дурацкая сумочка и корзина! Голубая футболка с удлиненными рукавами, тоже доставшаяся от Алины, мне не шла.
        Я решила начать с покупки яиц, потому что это был понятный продукт. Рыжая курица, нахохлившись, недобро глядела на меня с прилавка. Я отвечала ей тем же. Старичок-продавец, вместо того, чтобы помочь, отвернулся и что-то перекладывал в коробах. Наверное, он тоже почувствовал себя неловко. И как же подступиться к этому нелегкому делу? Тут надо самой класть товар в корзинку? Или отдать ее продавцу? И что сказать? Когда платить? Меня решительно оттеснила крупная женщина средних лет и кивнула продавцу, который как будто с облегчением поприветствовал нормального покупателя.
        - Десять штук, - сказала женщина, по одному кинула яйца прямо на пучок зелени и связку морковки, сунула продавцу монеты и удалилась, неодобрительно смерив взглядом мою футболку.
        Пока продавец снова не отвернулся, я быстро сказала:
        - Десять штук!
        - Десять? - почему-то удивился старичок.
        Я залилась краской и стала аккуратно складывать яйца в корзинку. Промучившись с кошельком с добрую минуту, я протянула старичку монеты на ладони, чтобы он сам взял, сколько нужно. Он удивился еще больше, но выбрал несколько монет и поспешно попрощался.
        От пережитого стресса у меня тряслись руки, а лицо горело. Я отошла к фонтану. Родители бы сейчас на смех меня подняли. Взрослая девица не умеет ходить в магазин!
        - Очень даже умею! - вслух возразила я.
        Голубь, сидевший на краю фонтана, испуганно спрыгнул на землю и отбежал подальше.
        Я вздохнула. Надо продолжать покупки, пока меня не начал поторапливать комариный звон. С горем пополам я купила помидоры, яблоки и картошку. Подумав, купила такой же пучок зелени, какой был у решительной женщины. Продавцы исподтишка разглядывали мою одежду, пока я мялась у прилавков, потом смущенно копались в подставленной ладони с монетами. У столика с травами у меня иссякли подходящие монеты, и пришлось достать купюру.
        В целом все прошло удачно, и я была вполне довольна собой. Напоследок я остановилась у столика с соломенными фигурками и венками. До чего же интересные! С краю сидели маленькие усатые мышки из высушенной зеленой травы и золотистой соломы. Некоторые были перевязаны разноцветными ленточками. В этот раз я обратила внимание на продавца - у него были длинные усы, ниже подбородка. Они были заплетены в косички, заканчивавшиеся бусинками. Он сидел под тентом на табуретке, наматывал солому на шарообразный каркас и что-то неторопливо говорил.
        Ему помогала девушка - подавала бусины и ленты, которые он вплетал в травинки. Она на секунду обернулась, внимательно посмотрела на меня и улыбнулась. Девушка была как принцесса с обложки сборника сказок - первыми бросались в глаза пышные пшеничные волосы, забранные в высокий хвост. Аккуратный лоб обрамляла каскадом челка, ниспадающая на небольшие глаза серо-голубого цвета, широкие скулы подчеркивал персиковый румянец. У нее был кукольный носик и тонкие розовые губы. Вот кому подошла бы алинина футболка.
        Дома оказалось, что я забыла про молоко, так что сегодня на завтрак была моя фирменная яичница с обугленными краями и засохшим желтком. В отличие от омлета, в ней можно было наковырять что-то съедобное, чем мы с колдуном и занялись. На кухне стояла гнетущая тишина, нарушаемая скрежетом вилок о тарелки. Колдун сдался первым, отложил вилку, налил себе чай и наблюдал за тем, как я настойчиво отделяю кусочки, более или менее похожие на еду, от обугленного нижнего слоя. Я сдаваться не намеревалась! Наконец, Джею надоело, и он нарушил молчание - значит, я победила.
        - Уберись здесь и приходи мыть львов.
        Я была порядком раздражена своей фирменной яичницей и все еще голодна, поэтому с вызовом спросила:
        - А что с ними не так?
        - С ними все в порядке.
        - Тогда почему они все время грязные? - не удовлетворилась я ответом.
        - Потому что они охотятся.
        Я нахмурилась, и Джей объяснил:
        - Не здесь, в тени мира.
        Значит, не приснилось! Но я предпочла умолчать о том, что видела. Ведь он не спросил, знаю ли я что-нибудь - значит, я и не обманула.
        - Это тоже форма сай. Все бестелесные существа в большей или меньшей степени мечтают заполучить тело. Я предложил им тела в обмен на то, чтобы они охраняли мой дом.
        - Но это же не настоящие тела, это статуи! - возразила я, понимая, что он сейчас уйдет, так ничего и не объяснив.
        - Здесь они статуи, в тени мира они настоящие львы, насколько там что-то может быть настоящим. Они по очереди охотятся на других бестелесных или призрачных сущностей. Один охраняет дом - и здесь, и там, тогда его статуя сидит, в то время как другой охотится и отдыхает, и вторая статуя выглядит спящей, - голос колдуна стал хриплым, он залпом допил чай и этим поставил точку в разговоре.
        Я поняла, что бесполезно расспрашивать его про тень мира, он и так перевыполнил норму по разговорам за день. К тому же, я не хотела испытывать судьбу - сейчас он выглядел относительно дружелюбным, но я помнила, что в любую секунду он может явить на свет своего мистера Хайда.
        Второй лев тоже слегка перепачкался - еще бы, ведь они все вместе валялись во мху. Джей стриг живую изгородь со стороны улицы. Соседи уже привыкли, что в саду что-то происходит и больше не высовывали свои любопытные носы из каждого окна. Редкие прохожие здоровались, но колдун почему-то всегда оказывался к ним спиной, и отвечать приходилось мне. Закончив с половиной изгороди, Джей и ушел в дом, и чувство говорило мне, что он поднялся в библиотеку. Наконец-то можно отдохнуть!
        Я медленно возила тряпкой по львиному боку и размышляла про тень мира. Что же это за место? Еще один параллельный мир? Раз я его увидела, может, я смогу туда попасть, а оттуда домой? Надо достать волшебный амулет, чтобы видеть магические искорки. Я же примерно помню последовательность миров, как-нибудь доберусь, легкомысленно решила я.
        - А ты не знаешь, как мне попасть домой? - спросила я гордо поднявшего голову льва. Грива у него была растрепанная, а раскрытая клыкастая пасть улыбалась.
        - Ах да, - продолжила я, - ведь ты не знаешь ничего. Меня зовут Екатерина, и я ужасно хочу домой. Этот твой колдун обманом затащил меня сюда, заставляет готовить и отмывать твою мраморную шкуру. Кстати, раз ты живой, то у тебя должно быть имя. Как тебя зовут?
        Проходивший мимо мужчина споткнулся на ровном месте и ускорил шаг.
        - Я буду звать тебя Бонифацием, - сообщила я льву, оттирая пятно под пастью. Лев радостно скалился.
        Я только хотела пожаловаться ему на то, что мне еще и не дают утром спать, сколько хочется, как раздался звон в ушах.
        - Вот видишь! - воскликнула я.
        И тут же перед моим внутренним взором возникла чашка кофе. Вот оно что, эта связь еще и так работает. Может, колдун вообще скоро перестанет со мной разговаривать? Было бы чудесно. Уже на кухне, глядя, как в турке образуется пенка, я поняла, что я опять поступила недальновидно. Надо было сделать вид, что я не приняла его сигнал. Эх, Екатерина, только облегчила колдуну жизнь! Я пообещала себе в следующий раз обязательно подумать перед тем, как что-то делать.
        Колдун спустился из библиотеки с книгой в руках, сел за стол и, не отрываясь от чтения, взял чашку и отпил из нее. Я, сжав губы, наблюдала, как он той же рукой, которой отламывает кусочки от масляной булочки, листает страницы. Книга была толстая, в темно-синей обложке и совсем без картинок. Джей хмурился и иногда скептически качал головой. Мне показалось, что он выглядит чуть лучше, чем несколько дней назад. Тени под глазами посветлели, кожа уже меньше напоминала пергамент, хотя все равно казалось, что его припорошило пылью, а волосы, собранные в хвост, были тусклыми и неживыми.
        Он так и не проронил ни слова, пока не допил кофе, а покидая кухню, вдруг произнес, не оборачиваясь:
        - Пол тоже нужно иногда мыть.
        И вышел. Я только еще сильнее сжала губы, чтобы не ответить, что и руки неплохо бы мыть, прежде чем трогать книги. Я нашла в кладовке швабру и тряпку, притащила ведро, которое забыла в саду у львов, наполнила свежей водой. Тряпка стала грязной от первого же соприкосновения с полом, на нее налипли волосы, крошки и пыль. Я сообразила, что сначала стоило подмести. Пришлось возвращаться в кладовку за метлой. Как только я начала подметать, сразу же умудрилась перевернуть ведро.
        - Тьфу ты! - воскликнула я, отскочила от лужи и опрокинула стул. Кеды моментально промокли.
        Я уронила метлу, встала посреди кухни и заплакала, но быстро взяла себя в руки. Если Джей сейчас что-то почувствует, то спустится из библиотеки, начнет сверлить меня взглядом и договариваться о новых правилах. Давай договоримся, Рина, что ты больше не ревешь в светлое время суток. Это у вас так моют пол или ты изобрела новый метод? Давай договоримся, что ты будешь впредь мыть пол традиционным способом. И еще, что ты не будешь ходить по дому в мокрой обуви!
        Я сняла кеды и повесила их за шнурки на солнечной веранде. Ступать босыми ногами по намокшему полу было неприятно, но я не пошла за обувью, чтобы не испортить и ее. В рюкзаке лежали кроссовки и балетки, Алина считала, что в путешествии нужно иметь запасную обувь. Часть воды утекла под полки и плиту, часть просочилась в щели в полу, древесина потемнела и распухла.
        Сначала я попыталась собрать лужи в ведро, но потом решила, что проще будет тряпкой распределить воду по кухне и коридору - вроде как и пол помыла. На деле оказалось не так просто, но за час я справилась. По углам прятались комки намокшей пыли, местами можно было заметить разводы, но если не придираться, то пол был чище, чем до этого. Пока тряпка была мокрая, я повозила ей по полу в своей комнате и даже по ступенькам. В столовую я даже заходить не стала - все равно ей никто не пользуется. Подумав, я еще раз окунула тряпку в ведро и протерла пол на лестничном пролете с мрачными пейзажами. Когда я закончила и задумчиво стояла перед лестницей на третий этаж, дверь библиотеки отворилась, и Джей сообщил, что мне там делать нечего, а вот библиотеку не стоит обходить вниманием. Мои босые ноги он то ли не заметил, то ли проигнорировал.
        Уже второй раз за день я пообещала себе сначала думать. Нет чтобы убравшись на кухне, сразу скрыться в саду! Только добавила себе работы. К счастью, колдун был слишком погружен в чтение, чтобы осуждать мои методы уборки.
        После того, как я помыла пол в библиотеке, мне хотелось одного - добраться до кровати, лечь и не шевелиться до вечера. Но приближалось время обеда. Колдун все еще ел мало, а я всегда предпочитала плотно позавтракать, поэтому обед был поздний. Робин, похоже, решил сегодня не приходить.
        Проклиная всех колдунов вместе взятых, а также их замшелый мир, я бросила в кастрюлю картошку, залила водой и поставила на плиту. Вспомнила, что картошку надо было помыть, пришлось сливать уже нагревшуюся воду, мыть клубни и снова заливать водой. Давно я не чувствовала себя такой растяпой, как сегодня.
        Я присела, положила голову на стол и сама не заметила, как уснула. Проснулась я, когда вода уже почти выкипела, а картошка растрескалась и развалилась. Спасибо, что не сгорела! Я вывалила картошку в раковину, кое-как, обжигаясь, счистила шкурку, переложила на большую тарелку. Пригодилась купленная утром зелень - я присыпала неаппетитные развалины укропом.
        Джей зашел на кухню и воззрился на распухший влажный пол. Я испугалась, вспомнила про тетушкин способ и быстренько представила зеркало между мной и колдуном. Тот нахмурился и ничего не сказал. Обед прошел в молчании. Джей отковыривал оставшиеся шкурки и каждый кусочек картошки запивал водой. Он съел совсем мало, сказал, чтобы я занялась изгородью, и опять удалился в библиотеку. Интересно, когда же наступит мой черед посидеть в кресле с книжкой?
        К вечеру я валилась с ног от усталости, мысли путались и перескакивали с одного на другое. Я вспомнила про кеды на веранде и тут же забыла про них, вспомнила про мшистый мир, задумалась, как бы через него попасть домой, переключилась на воспоминания о тетушке и так и заснула.
        Проснувшись от комариного звона, я разозлилась на себя, что не смогла снова увидеть тень мира. Сегодня каменный Бонифаций спал. Он был чистым, но я все равно смахнула с него уличную пыль. Теперь нужно придумать имя и второму. Я стерла с него пыльцу от нависавших белых цветов, протерла широкий покатый лоб. Ну конечно! Я посчитала слоги - у каждого получалось по четыре. Меньше, чем в «Екатерине», но по-королевски много для этого мира.
        - Нарекаю тебя Достоевским! - торжественно произнесла я.
        Теперь у меня появилось целых два друга, вынужденных слушать мои жалобы - убежать-то они не могли.
        Следующие несколько дней прошли прекрасно. Каждое утро я ходила на рынок. Можно было бы покупать больше продуктов и бывать там реже, но я использовала любую возможность, чтобы избегать колдуна, даже если это означало очень медленно и тщательно отмывать Достоевского и Бонифация, не менее тщательно стричь дикую изгородь по периметру участка, вдумчиво поливать посаженные Робином цветы, которые уже дали первые ростки. Робин забегал несколько раз на кофе, один раз принес Джею книжку, в которую тот вцепился и не вышел из библиотеки даже пообедать. Тут я не могла ему посочувствовать - нечего было тащить кого попало, то есть меня, из мира без магии. Можно было преспокойно найти себе опытную служанку здесь. Хоть я и ложилась спать раньше и не была такой уставшей, мне никак не удавалось снова увидеть тень мира. Даже когда мне случилось пару раз проснуться на рассвете, за окном был все тот же сад, хоть уже и приведенный в порядок, а не дикий, но совсем не тот, который я хотела увидеть вновь.
        Глава 5. Новые знакомые
        В тот день я не ходила на рынок, потому что Робин обещал прийти пораньше. Он заглянул на кухню, когда мы с Джеем заканчивали искать в тарелках съедобные кусочки, и даже попробовал найти что-то похожее на еду в сковородке.
        - Брось, это невозможно, - сказал Джей, взял яблоко и ушел на веранду.
        Робин присоединился к нему, а я махнула запиской над краном, чтобы помыть посуду. То ли магии в записках было мало, то ли я тратила много воды, отмывая львов, но запас уже истощился вполовину. Надо бы спросить Робина, для чего нужны остальные записки и попросить принести новых.
        Я уменьшила поток воды и прислушалась, о чем там щебечут колдуны. Джей ворчал, что мои кулинарные потуги больше похожи на попытки отравления. Я даже уронила щетку от возмущения!
        - Не ной, - оборвал его Робин, - сам виноват.
        Правильно, сам виноват!
        - Мне всегда не везло, но это же просто катастрофа!
        Я со злостью принялась оттирать сковородку. Хорошо, что она чугунная, а то я бы протерла в ней дыру.
        - Тебе всегда везло больше, чем другим, - возразил Робин, - поэтому ты воспринимаешь нормальные вещи как катастрофу. Она научится.
        А вот это неправильно! Не собираюсь я учиться!
        - Да если бы она и хотела, - огрызнулся Джей, - времени нет. Тин скоро будет в городе.
        - Откуда ты знаешь?
        - Я его пригласил.
        - Так он только ради тебя приедет?
        - Ты же его знаешь. Не упустит случая пошантажировать. А мне бы только избавиться от этого чертового пятна. Он ее увидит и умрет от смеха…
        - Не худший вариант, - вздохнул в ответ Робин.
        Я поняла, что они говорят о своем старом учителе, с которым у Джея была неправильно разорвана связь. Джей все больше раздражался, а Робин уговаривал его, что все получится. Я не стала слушать дальше этот колдовской сеанс психотерапии. Мне бы и самой такой не помешал! Я ведь нахожусь здесь больше недели и не предприняла ни единой попытки, даже слова не сказала о том, чтобы меня вернули домой!
        Недовольная, да еще и подпитываемая раздражением от колдуна через мою с ним связь, я выключила воду и ушла жаловаться на жизнь львам.
        Скоро подошел Робин. Наверное, хотел провести беседу и со мной, но я не желала обсуждать с ним рецептуру моего омлета, поэтому спросила первая:
        - Что такое тень мира?
        Дело было даже не в том, что я почему-то вбила себе в голову, что через нее смогу попасть домой. Меня просто тянуло туда, к туману, влажному воздуху и тишине.
        Робин прислонился к спящему Достоевскому. Бонифаций, который сегодня был на сторожевом посту, сиял на солнце свежеотмытой мраморной шерстью.
        - Тень мира… Это то, что раньше было нашим миром, нашей планетой. Теперь это только тень, существующая параллельно.
        - Это как те миры, через которые мы шли сюда? Параллельные миры?
        Робин помотал головой:
        - Нет, это совсем другое. Мы шли сюда через разные планеты.
        У меня внутри что-то оборвалось. Значит, оттуда домой никак не добраться. Робин продолжал:
        - Давай сядем, я тебе объясню.
        Пока мы приводили сад в порядок, в зарослях обнаружилось несколько широких ваз под клумбы и пара скамеек. Я опустилась на одну из них.
        - Сначала про тень мира или про планеты?
        Я пожала плечами. Сейчас расскажет мне, что хоть мир и не плоский, а шарообразный, но держится все равно на слонах и черепахе.
        - Все в природе копирует себя и развивается по спирали, - сказал Робин своим учительским голосом. - Люди, животные, растения. И планеты тоже. Когда новая планета развивается по благоприятному сценарию - не сгорает, не замерзает, не разрушается, и на ней появляется жизнь - то природа копирует ее. Новая планета может быть на огромном расстоянии в космосе от своей прародительницы, но всегда связана с предыдущей особенным видом связи. Это космическая спираль, на которую, как бусины на нить, нанизаны планеты. У людей, животных, растений ведь тоже так, знаешь? Внутри есть спираль, которой дети связаны с родителями.
        - Ты про ДНК?
        Вот вам и средневековье! Я произнесла аббревиатуру по-русски, значит, мой внутренний словарь не перевел это слово, потому что его не было в языке этого мира. Робин не понял, но кивнул.
        - Значит, знаешь. Так как это спираль, то можно переходить не последовательно, а перепрыгнуть на виток выше или ниже.
        - Как через то место с алыми бабочками?
        Робин поморщился и кивнул.
        - Да, приходится через них, чтобы сократить путь.
        - И много существует планет?
        - Очень много.
        Я задумалась.
        - Это же так можно идти-идти и дойти до самой первой планеты?
        Профессор колдунских наук строго посмотрел на меня:
        - А ты можешь поговорить со своим пра-пра-прадедушкой?
        - Нет, конечно.
        - Вот и с планетами так же, первая вряд ли существует. Были исследователи, которые уходили очень далеко и не возвращались. Может, нашли свой идеальный мир, а может, погибли. Таких смельчаков по пальцам пересчитать.
        - А что же, - не унималась я, - может, есть и другие спирали? Или, например, короткие, оборвавшиеся, такие космические бусы из дюжины планет?
        - Да ты, я смотрю, философ, - улыбнулся Робин, - есть и такие теории, но их не проверить.
        Ох, Екатерина, прекращая умничать! А то еще Робин расскажет Джею, что я что-то соображаю и тот уверится в том, что я назло ему готовлю несъедобное, и взвалит на меня какие-нибудь более интеллектуальные задачи, чем мытье статуй и полов.
        - А что такое тогда тень мира, если не соседняя планета?
        - Еще триста лет назад не существовало совета, не было запретов в магии, каждый колдун был сам по себе и, естественно, у каждого были свои интересы. Наш мир был уничтожен необдуманной, эгоистичной магией. В последние дни его существования, когда шансов спастись не оставалось, все колдуны мира объединили свои силы и создали копию планеты, на которой мы сейчас и находимся, и перенесли людей, животных, часть домов - все, что успели. Они спасли миллионы жизней, но при этом породили множество аномалий, таких, как тень мира, разнообразные новые виды сай, город вне времени и еще много всего.
        Мне хотелось закидать Робина вопросами, но я просто слушала, стараясь запоминать и жалея, что у меня нет под рукой блокнота.
        - А тень - это, как ты правильно сказала, параллельный мир. В нем только разрушенные здания и необычные сай - тени животных, которых колдуны не успели перенести на новую планету. Как эти львы. Там растет только мох, иногда грибы попадаются.
        Я чуть было не ляпнула, что видела, но вовремя сдержалась.
        - И они съедобные? - вместо этого спросила я, вспомнив, что Джей говорил тогда за завтраком.
        - Как сказать. Есть их можно, но только в крайнем случае. И задерживаться там не стоит. Этот мир очень зыбкий, существующий лишь потому, что прицеплен к нашему. В нем все гораздо тише, спокойнее. Там можно легко потерять себя. И уж точно не рекомендуется там спать. Есть сай совсем примитивные, есть с ограниченными интересами и возможностями - такие, как эти львы. Им бы только поохотится. Но и в них есть жажда найти себе тело. А есть сай умнее, хитрее. Можешь заснуть там, а проснешься уже не ты. Точнее, ты тоже останешься в теле, но сай в итоге подавит тебя, и ты угаснешь. А алым бабочкам люди вообще добровольно отдают себя.
        У меня по телу пробежала дрожь.
        - Так та… госпожа Сай в гостинице?.. Она?..
        - Она может быть и не украла тело, возможно, кто-то из ее родителей. Кто знает.
        Робин замолчал, да и у меня пропало желание задавать вопросы.
        Как будто решив подшутить надо мной, именно в ночь после этого разговора тень мира вновь просочилась в мои сны, и под утро я проснулась, ощущая кожей мох, вдыхая тяжесть туманного воздуха. Птичья татуировка, о которой я успела забыть, чесалась.
        Сколько раз я говорила себе, что я не герой приключенческого сериала! Но меня разрывало от любопытства. Я как будто подсмотрела у кого-то в телефоне кусочек серии, и мне хотелось узнать, что же там происходит. После рассказа Робина было страшно, и часть меня требовала вернуться в постель и завернуться в еще теплое одеяло.
        Я подошла к окну и посмотрела в щель между занавесками. Так и есть - зелень расстилалась до горизонта и исчезала в низком тумане, куда уже направлялся Джей с одним из львов.
        Обуваться и переодеваться было некогда - неизвестно, сколько времени колдун проводит там. Я решила выйти через окно, потому что боялась, что пока дойду до двери, потустороннее утро развеется и станет обыкновенным.
        Как герой-неудачник, уже на подоконнике я встретила препятствие в виде занавески, которая зацепилась за мою ногу. Наконец, растрепанная, но гордая тем, что вышла победителем из схватки с куском ткани, я спрыгнула на землю. Мох был пружинистый, влажный и скользкий, а мелкие веточки и камушки впивались в ступни.
        На меня обернулся лев с большим лбом и печальными глазами, и я застыла. Грязный после охоты и отдыха, он только что заступил на дежурство. Мраморно-белый зверь спрыгнул со своего пьедестала и, скалясь, медленно пошел ко мне. Я не на шутку перепугалась, потому что отчего-то была уверена, что он должен меня знать!
        Я вжалась в стену, которая больше не была целой стеной дома, а представляла собой раскрошенные обломки крупного камня, увенчанные широкой рамой, с которой наружу свисала занавеска. Если даже я сейчас попытаюсь забраться внутрь - не успею, да и учитывая мою грацию, точно упаду.
        Лев тем временем приблизился на расстояние вытянутой руки.
        - Достоевский… - позвала я.
        Лев остановился и наклонил голову, прислушиваясь.
        - Ты же меня знаешь, я тебя на той стороне все время мою, это же я, Рина, Екатерина, - уговаривала я льва, не уверенная в том, что он знает мое имя, да и свое тоже.
        Лев подошел ко мне вплотную, и я зажмурилась. Зверь по-кошачьи заурчал и уткнулся мне в живот. Я рассмеялась. Достоевский требовательно просунул голову мне под руку, и я гладила его густую белую гриву, шелковистые бока. Лев завалился на бок, а потом и на спину, подставляя пузо, совсем как кот. Здесь и правда было легче и спокойнее, чем по ту сторону. Я так давно не улыбалась, что заболели щеки. Внезапно по левой руке пробежали мурашки и тут же перешли в зуд. Я опустилась на мох и помассировала руку. Лев сел рядом и внимательно глядел на меня.
        «Вот что бывает, когда гладишь дворовых кошек», - назидательно сообщила тетушка.
        Зуд исходил от плеча, от татуировки. Я приподняла рукав футболки, и оттуда выскочила птица. На коже остался только рисунок пшеничного колоска.
        Птица была растрепанная и тоже не совсем понимала, что произошло. Она покружила у меня над головой, а потом села льву на макушку.
        - Стой! - крикнула я.
        Но лев никак не отреагировал на птичку, только зевнул, как будто его ничуть не волновало, что кто-то сидит у него на голове.
        - Вот еще новости, - в отчаянии сказала я. - И что мне с вами делать?
        Я представила, как из тумана выходит колдун, а тут сижу я, в одной футболке и трусах, рядом мурлычет лев, его лев, вокруг скачет серая птичка с полосатым хвостом. Вся легкость сразу куда-то улетучилась, а сердце стучало так, что я вздрагивала всем телом под его гулкие удары.
        Лев почувствовал, что со мной что-то не то и лизнул мою щеку теплым шершавым языком. Птица бегала туда-сюда по каменным плитам, которые когда-то были дорогой, и возбужденно махала хвостом. Не так уж она и похожа на воробья, у нее ноги длиннее.
        - Эй, - тихо позвала я птицу, - нам бы надо домой, пока хозяин не вернулся.
        И сама сразу же поморщилась от слова «хозяин». Я имела в виду, хозяин львов и дома, но получилось так, как будто я говорю и про себя. Лев сочувственно потерся головой о мою руку, а я обняла его. Шерсть пахла мхом.
        - Мы с тобой еще сегодня увидимся, - шепнула я ему, - ведь мне все это отмывать.
        Птица наклонила голову, как будто ожидая от меня первого шага.
        Тут обнаружилась проблема. Окно располагалось достаточно высоко, а камни, хоть и были старыми, стояли плотно, без малейшего намека на выступы, по которым я могла бы забраться наверх. Спрыгнуть было гораздо легче! Я подергала занавеску, но она казалась непрочной.
        Я посмотрела вокруг, но не увидела дверь, через которую вышел колдун, затем в отчаянии обернулась - не идет ли он из тумана? Но его пока не было. Лев уже занял свое место на пьедестале и не глядел на меня. Я обратилась к птице:
        - И как нам попасть обратно домой?
        Птица встрепенулась, как будто получила задание, оттолкнулась от земли и полетела. Я кинулась за ней, но далеко бежать не пришлось. Птичка сидела на ступенях перед приоткрытой дверью, которая была не видна от окна, как в настоящем мире, а находилась за ним. Наверное, окна и двери как-то соединены с другими окнами и дверьми в тени мира и могут быть расположены иначе. Но времени обдумывать эту мысль не было, я проскользнула в щель, стараясь не задеть дверь, чтобы она была в том положении, в котором ее оставил колдун.
        Я оказалась в коридоре дома. В приоткрытую дверь был виден сад, освещенный первыми лучами солнца. Птица сидела на колоске пшеницы на моем плече, будто и не бегала только что по развалинам. Я вернулась в свою комнату и заснула, как только голова коснулась подушки.
        Утро сразу не задалось. Лил дождь, и комариный звон едва перекрывал его. Я собралась, надела балетки, которые не страшно было намочить, и тут вспомнила - кеды! Они так и висели на веранде, теперь уже насквозь мокрые. Я вылила из них воду и повесила в кладовку, надеясь, что не разойдутся швы. Зонтов в доме не было, значит, существовало какое-то заклинание или записка, но не махать же всеми подряд бумажками из коробочки!
        По улице, пузырясь, текли потоки воды. Над городом нависли тяжелые тучи, туман зацепился за холмы и висел рваными клочьями. Воздух был влажный, густой и пах мокрой землей. Я накинула ветровку с капюшоном, который не спасал, и побежала к мостовой. На полпути меня окликнул мужчина. Он как будто был в пузыре, по стенкам которого стекали капли дождя.
        - Девушка, что же вы! У вас записки закончились? - сочувственно спросил он.
        Даже не начинались, господин из шара. Я кивнула и собралась бежать дальше.
        - Погодите-ка!
        Мужчина покопался в кармане, извлек несколько записок и махнул одной из них у меня над головой.
        Дождь сразу прекратился, точнее, прекратился локально. Теперь я тоже была внутри шара.
        Я поблагодарила мужчину и не спеша двинулась дальше. Чего в шаре не хватало - так это дворников и обогрева. Через ручейки воды было видно не очень хорошо. К счастью, ливень закончился, моросил мелкий дождик. Но я успела изрядно промокнуть, и теперь с одежды и волос текла вода.
        Торговцы и посетители рынка уже привыкли к моему странному виду, но сегодня их ждало новое представление - посмотрите, Рина из дома колдуна умудрилась намокнуть в сухом шаре. Некоторые не скрывали смешков.
        У палатки с овощами маленький мальчик подергал седовласую женщину за подол юбки и громко спросил:
        - Бабушка, а что с тетей?
        - Записки с ошибками! - нравоучительно ответила та. - Так бывает, когда плохо учишься.
        Я залилась краской, надвинула мокрый капюшон пониже и окружила себя десятком воображаемых зеркал. На выходе я не смогла отказать себе в удовольствии остановиться у стола с соломенными фигурками. Армия мышей поубавилась, зато появились стрекозы. Я хотела заговорить с девушкой, но она была слишком занята нанизыванием бусин на ленточку, а усатый мастер даже не заметил меня. Он наматывал солому на каркас и что-то монотонно рассказывал девушке, которая изредка кивала.
        Последние пару недель всем моим общением были лекции о городе и параллельных мирах от Робина. Я жалела о том, что не ценила те вечера, когда Алина приходила с работы, оттаскивала меня от компьютера, а я недовольно ворчала, что только включила новую серию. Она заваривала чай, доставала круглую металлическую коробку с печеньями и рассказывала мне об одном из своих путешествий по живописным городам. Как только вернусь, куплю ей самого лучшего печенья! Сливочного, с кусочками шоколада! Или лучше набор, в котором разные виды - от прямоугольничков, покрытых шоколадом, до вафельных трубочек и кокосовых медальончиков. И еще коробку конфет. И мармелад.
        Я так углубилась в свои мысли, что перестала смотреть под ноги, и, не дойдя всего пару метров до выхода, поскользнулась и, не удержав равновесие, рухнула на камни, едва успев подставить руки. Они приняли на себя часть веса, но я неудачно ударилась коленкой. От боли слезы брызнули из глаз. Из корзинки полетели продукты. Яйца весело поскакали по брусчатке, не разбиваясь. На помидоры наложить заклинание никто не додумался, и выпавшие из корзины плоды полопались. Я села и ободранными ладонями схватилась за коленку. Ко мне уже бежали люди, кто-то собирал продукты, а золотоволосая девушка присела рядом со мной.
        - Покажи.
        Я убрала руки. Джинсы были испачканы, но не порвались, поэтому было неясно, что с коленкой.
        - Встать можешь?
        - Не знаю… - простонала я и залилась слезами. Чертов мир, чертовы колдуны!
        - Ну, ну, нога на месте! - успокоила меня девушка. - А остальное можно вылечить.
        С ее помощью я поднялась, но даже распрямить ушибленную ногу не смогла, не то что встать на нее. Кто-то из прохожих предложил помощь, но девушка сказала, что мы и вдвоем доберемся до дома. Одной рукой она держала меня за талию, а я оперлась на ее плечо. От ее волос приятно пахло сухими розами. Она подхватила свободной рукой корзинку и крикнула:
        - Дядя, я пошла!
        Усач стоял у лавки, уперев руки в бока и качая головой. На слова племянницы он интенсивно закивал, будто говоря - какие могут быть возражения!
        Дождь почти прекратился. Мы медленно дошли до мостовой, молча, потому что я была очень сосредоточена на том, чтобы не наступать на правую ногу, при этом левой не поскользнуться снова и не слишком утомлять девушку.
        - Меня Лорой зовут, - наконец заговорила она, - а тебя?
        - Е… Рина. Нам вон туда, за пекарню.
        - Знаю.
        - Ты знаешь, где я живу?
        - Видела тебя в саду. Я как раз приехала к дяде, когда пошли слухи, что колдун вернулся. Ну я сразу побежала посмотреть, любопытно было.
        В горку мы ползли очень медленно, как две древние старушки на променаде. Коленка пульсировала и горела, в балетки натекла вода из луж. Лора пыталась подбодрить меня, шутила, но у меня разболелась голова, так что я даже ради приличия не могла улыбнуться. Прыгать на одной ноге было тяжело, черная сумочка-кошелек била по животу и позвякивала монетами.
        - У моей мамы такой же был, - снова нарушила молчание Лора, но у меня не было сил ответить.
        К тому времени как мы добрались до дома, мое дыхание сбилось, да и Лора устала. Мы остановились отдышаться. Из почтового ящичка торчал мокрый конверт. Достоевскому на голову осыпались белые лепестки.
        - Пойдем? - я кивнула на вход.
        Лора вдруг рассмеялась:
        - Смешная ты, как я пройду?
        Я непонимающе посмотрела на нее.
        - Это же охранники, - девушка кивнула на львов. - Нужно, чтобы колдун разрешил. Ну, или если ты вдруг знаешь имена.
        И она снова засмеялась. Я открыла было рот, но она меня опередила:
        - Да шучу я, шучу! Никто не дает сай имена.
        - Почему это? - возмутилась я.
        - Ты же не даешь имя табуретке!
        Кажется, я ее очень развеселила.
        - Я одна до двери не дойду, - буркнула я.
        - И не надо! Просто подождем, пока твой хозяин нас заметит.
        Я поморщилась. Чего тут ждать? Я мысленно поискала колдуна в доме - он снова был в библиотеке - и попробовала направить ему свой образ. Вот, смотри, я несчастная, с ушибленной коленкой, стою у калитки и одна до двери не доберусь. Не позволите ли, предобрейший хозяин, этой милой девушке помочь мне дойти до комнаты?
        - Смотри-ка! - вдруг воскликнула Лора.
        Я проследила за ее взглядом, но ничего не увидела.
        - Да вон же, меняется!
        - Что меняется?
        - Узор, ну! У входа!
        Я только пожала плечами.
        - Да ты магию не видишь! - догадалась она. - Как же тебя колдун на работу взял? Ну, не расстраивайся, я тоже совсем чуть-чуть вижу и могу только самые простые вещи делать, воду пустить через кран или плиту нагреть. Даже огонь разжечь у меня не всегда получается.
        Когда мы одолели половину сада, дверь распахнулась. На пороге, сложив руки на груди и хмуро глядя на нас, стоял Джей в своей вечной черной рубашке и коричневых брюках. У Лоры сбился шаг, и я, потеряв равновесие, чуть не упала.
        Колдун в несколько шагов оказался рядом и подхватил меня на руки, вырвав из облака сушеных роз. От его кожи и волос все так же, как и в первый день, пахло мертвой зеркальной пылью. Я сжалась и задержала дыхание.
        - Заходи, - кивнул колдун Лоре.
        - Да, господин, - очень тихо ответила девушка.
        Эх, Лора, он же сейчас совсем не страшный! Джей ногой открыл дверь в мою комнату, опустил меня на неубранную кровать и сказал:
        - Снимай джинсы.
        Слово прозвучало инородно, а я уставилась на колдуна с негодованием.
        - Или прыгай на одной ноге, пока не пройдет. Если там не трещина, - резко сказал колдун и отвернулся, чтобы закрыть дверь.
        Я, пыхтя и стеная, кое-как стянула прилипшие, все еще влажные от дождя джинсы и откинула их на пол. За ними отправилась насквозь мокрая ветровка. Коленка покраснела, опухла и отчаянно пульсировала. Джей расправил покрывало и сел рядом со мной на кровать. Он прочертил над коленкой квадрат и сначала просто смотрел, а потом стал чертить еще какие-то фигуры и завязывать невидимые ниточки. Когда он в очередной раз замер, открылась дверь, и в комнату зашел Робин.
        - Джей, ты тут? Ой, извини, Рина!
        - Да чего уж, заходи, - пробормотала я, еще больше краснея. Не комната, а проходной двор.
        - Я прихожу - а у вас на кухне волшебная фея хозяйничает. Спросила меня, что господин колдун на завтрак предпочитает!
        Ну надо же, фея! Волшебная! А я-то им сразу растрепанный воробей.
        Робин не заметил, что я обиделась, и продолжил:
        - Я кое-что узнал про татуировку, хочу проверить. Ты закончил?
        Джей дважды провел указательным пальцем над моим коленом, как будто поставил знак «равно». Я протянула ему ободранные ладони - начал, так уж лечи до конца.
        - Готово.
        - Где это ты такому научился? - спросил Робин. - Это же не магия времени?
        - В библиотеке у сай.
        Я сразу поняла, что выступила в роли лабораторной мыши. Я все еще дулась на Робина за фею, а благодарить Джея даже не думала. Обойдется. Табуреткам не дают имена, но их чинят, если ножка сломается, и не ждут благодарности. Я согнула и разогнула ногу. Краснота проходила на глазах, отек спал. Я встала и прошлась по комнате. Нога совсем не болела, только продолжала пульсировать.
        - Что там с татуировкой? - спросил Джей.
        Робин подвинул к кровати стул, сел и позвал меня. Джей встал рядом с ним. Я уселась на кровать и закатала рукав. Лабораторную мышь погоняли по лабиринту и теперь созвали консилиум.
        - Вот, смотри, - Робин прочертил квадрат в воздухе, как будто приглашая коллегу взглянуть на экран, - это след от осуществленного условия. А это…
        Робин нахмурился, а Джей наклонился поближе.
        - Что такое? - спросила я.
        - Ничего страшного, - медленно проговорил Робин, - только к ней сай прицепилась.
        - Что?! Как это? Это она во мне теперь, что ли? - я чуть не вскочила с кровати.
        - Не волнуйся, - успокоил меня Робин. - В таком виде она не представляет для тебя опасности. Теперь у нее есть тело, хоть и в виде рисунка, на твое она покушаться не будет. Просто она теперь живет у тебя на руке.
        Этого еще не хватало! Что дальше, на лоб мне печать поставят?
        - Может, пробралась за тобой из тени мира? - Робин спрашивал Джея. Тот снова сверлил меня взглядом.
        - …или из города. Мы проходили мимо магазина с ловушками, и там что-то отцепилось, мало ли… Джей?
        Тот не отвечал, тогда Робин переключился на меня.
        - Рина, а ты не… - он не успел закончить. Джей положил ему руку на плечо и произнес:
        - Не надо.
        Теперь они гипнотизировали друг друга. Я попыталась понять, о чем думает Джей, но мысли читать связь не давала, так что я нащупала лишь постоянный фон раздражения. По крайней мере, он не стал приставать ко мне с тенью мира, и я могла сохранить в тайне свое посещение мшистого сада и ожившую птицу.
        - Хорошо, - медленно ответил Робин. - Тогда давай продолжим.
        Они снова занялись моей татуировкой, в которой было столько всего намешано, что колдуны никак не могли отделить одно значение от другого.
        - Теперь я вижу вплетенную ловушку для сай, - сообщил Робин. - Значит, так и задумывалось. Вернемся к тому, что я нашел - видишь, похоже на символ дороги, путь.
        - Вижу. Значит, функция сай - проводник?
        - Да, именно так. Но и без сай работало. Вот как Рина прошла за тобой: амулет тянул из старого колдуна энергию, а татуировка направляла ее и помогала открыть проход по свежему следу.
        - Да, это все объясняет.
        Я делала вид, что занята коленкой - сгибала ее, разгибала, гладила, а на самом деле мое сердце билось часто-часто. Если то, что Робин говорит, верно, то у меня есть навигатор, и найти путь домой теперь не проблема! Нужен только источник колдовской энергии, и тогда я смогу вырваться отсюда! Я старалась дышать ровно, чтобы Джей не связал мое волнение со словами его друга.
        - А потом, - продолжил Робин скорее для меня, чем для Джея, - в ловушку попалась сай, и сразу получила цель - быть проводником.
        - Что же, я теперь по пути на рынок не заблужусь? - язвительно спросила я. Соседство с Джеем не шло на пользу моему характеру.
        - Сейчас, - оборвал меня Джей, - тебе надо одеться и, не заблудившись, дойти до кухни. Робин, пойдем. У нас там фея без присмотра.
        Я извлекла из рюкзака домашние штаны серого цвета, мягкие, по местной моде сужающиеся книзу и обхватывающие ноги серой резинкой на лодыжке.
        Пока Джей был занят лечением моей коленки, Лора захватила кухню. Она достала мои покупки, нашла холодильник и приготовила омлет. Вчерашние подсохшие булочки превратились тосты, а помидоры и зелень отправились в салат. По мне так слишком много возни с тем, что можно просто съесть.
        Стол был накрыт на двоих, колдуны сели, а меня Лора потянула за локоть в коридор.
        - Как твоя нога? - спросила она, когда мы зашли в комнату.
        - Нога в норме, только я есть хочу.
        - Ну и поешь скоро, я много приготовила.
        - А сейчас почему нельзя? - удивилась я.
        Лора залилась смехом.
        - Ну ты смешная, честное слово! Откуда ты такая взялась? Сначала хозяева едят, потом слуги.
        - Мы всегда ели вместе, - нахмурилась я.
        - Ой, странно! Ну, может быть, твоему колдуну после многих лет в зеркале одиноко было, но это непорядок.
        Я не собиралась с ней спорить, вместо ответа посгибала и поразгибала ногу. Лора продолжала:
        - И странно, почему это они на кухне едят. Столовой тут нет?
        - Есть, - буркнула я.
        Прилетела волшебная фея и за полчаса навела свои порядки. Мне показалось, что на мою территорию покушаются, и я оказалась права. Робин ушел сразу после завтрака, а Джей позвал нас и предложил Лоре приходить по утрам и готовить, если она не против.
        Девушка, которая в присутствии колдуна бледнела и устремляла взгляд в пол, оживилась. Она приехала на пару месяцев навестить дядю и помогает ему на рынке. Уделить новой работе несколько часов ей будет совсем не сложно.
        Я с удивлением поймала себя на том, что злюсь. Эй, Екатерина, ты что это? Тебе же так будет лучше - минус одна раздражающая обязанность. А там глядишь - и Лора так понравится Джею, что он быстренько отправит тебя домой за ненадобностью.
        Лора убежала, пообещав вернуться к обеду. Посуду она успела помыть, пока я ела. Нужно признать, готовила она даже лучше, чем Робин. Я пошла к львам. Мыть было особо нечего, утренний дождь постарался. Цветы поливать тоже не надо. В почтовом ящичке с внешней стороны калитки так и торчал мокрый конверт. Я забрала его и положила на столик в прихожей. Даже странно, подумала я, у меня теперь есть свободное время. Как будто прочитав мои мысли, из библиотеки вышел Джей со стопкой книг в руках и сказал, что раз я освобождена от обязанностей повара, то смогу поработать курьером.
        - В Старом городе есть книжный салон господина Туана, за эти книги проси с него не меньше ста монет. Понятно? - И не дав мне ответить, продолжил: - Дашь ему этот список, если у него что-то есть - покупай. Это все стоит не больше пятидесяти. Если нет, спроси, сможет ли достать. Потом зайди в лавку господина Руты в торговом районе у Эллы. Повтори.
        Я открыла рот, вдохнула воздух.
        - В Старом городе… и у Эллы торговый район. В первом господину… - я специально делала длинные паузы, стараясь казаться глупее, чем я есть.
        - Туану.
        - Туану продать книги за сто монет, а во втором… не помню, - жалобно закончила я.
        Джей на секунду прикрыл глаза. Я почувствовала, что он начинает закипать.
        - Во втором Рут! Рута! Господин! - поспешно сказала я. - Первому продать и купить, во втором купить, если в первом не будет! Но первого попросить достать.
        Джей потер переносицу, но хотя бы передумал вскипать.
        - У тебя три часа.
        Я даже не успела запротестовать, что это слишком мало для человека, который ни разу не был один в городе. Колдун забрал мокрый конверт со столика и удалился на второй этаж.
        Я погрузила стопку книг в рыночную корзинку, список положила на дно. Робин показал мне записки для зонтика, и одну я сунула в карман. Джинсы нужно было стирать, поэтому я отправилась на улицу в серых домашних штанах и балетках, а сверху накинула свитер. Тетушка, увидев меня в таком виде, непременно объявила бы, что я хочу свести ее в могилу. Дождь прекратился, но клочья тумана так и висели на холмах. Было холодно. Я шла медленно, чтобы снова не поскользнуться на влажной брусчатке, да и просто чтобы это новое задание заняло как можно больше времени. Если из меня выйдет такой же никудышный курьер, как и повар, то Джею придется нанять еще кого-то, а меня наконец-то вернуть на мое законное место. Я шла к мосту и ничего не замечала вокруг, пытаясь воссоздать в памяти свою спокойную старую жизнь. Близится полдень, значит, я бы сварила себе кофе, взяла баночку клубничного мороженого и включила бы какой-нибудь старый фильм из детства, а может даже мультик.
        На другой стороне реки я остановилась, не зная, куда идти. Мне и в голову не пришло спросить колдуна, где находится эта лавка. Скорее всего он раздраженно велел бы разбираться самой. Для начала я повернула на первую попавшуюся улочку, кривую, со старыми двухэтажными домами, стены которых были покрашены в разные цвета - светло-зеленый, розовый, голубой и персиковый. Все как один оконные проемы были украшены кадками с цветами. Улочка была настолько узкая, что две женщины, высунувшись из окон стоящих друг напротив друга домов, разговаривали, почти не повышая голоса. Одна жаловалась, что выросли цены на рыбу, а вторая сочувственно поддакивала. Запах жареного лука и приправ сменился ароматом кофе, который вывел меня к центральной улице. Здесь дома были белые, с красными рамами, как у рыночной площади по ту сторону реки. Мимо витрин лениво прогуливались прохожие, задерживавшие взгляд на моем наряде. Огибая их, спешили по делам велосипедисты. Я свернула налево, туда, где между домов высился шпиль. На подходе к зданию из крупного красного кирпича, которое, как мне показалось, должно было быть собором, на
дороге у меня встал бритый молодой человек в светлом балахоне. Приветливо улыбаясь, он поздоровался и спросил:
        - Веруешь ли ты в брата нашего Аида, сестра?
        Я опасливо отступила на шаг вбок, чтобы обойти его, но приставучий молодой человек словно ждал этого и преградил мне путь.
        - Все заблудшие души стремятся домой, - сообщил молодой человек.
        Я отгородилась корзинкой с книгами и попыталась обогнуть его с другой стороны. Он тоже сделал шаг, не давая мне пройти.
        - Дом Аида открыт для всех с шести утра до восьми вечера, за городской стеной направо, не доходя до Рыбного рынка.
        Молодой человек ловко сунул мне в корзинку листовку и, когда я наконец-то умудрилась обойти его, прокричал вслед:
        - Мы настоятельно советуем не посещать Дом всех богов во избежание путаницы!
        Я быстро добежала до красного собора со шпилем. Вблизи он выглядел гораздо выше и внушительнее, чем издалека. Я вынула из корзинки бумажку. С одной стороны тянулись длинные строки, написанные мелкими буквами, а на другой был изображен голубь с огненными крыльями. Молодой человек уже нашел новую жертву и настойчиво совал ей в руки листовку. Я опасливо посмотрела по сторонам, нет ли тут еще таких сумасшедших. Дальше на улице девушка в красном плаще с откинутым капюшоном что-то говорила толстячку, тщетно пытавшемуся вырваться на свободу.
        Аккуратная бабуля, выходившая из здания, заметила, что я внимательно разглядываю листовку.
        - Ах, братья Аида! Нигде от них покоя нет, вечно ошиваются у Дома всех богов. Смотри-ка, а вон там и свидетели Юты.
        Я вопросительно взглянула на бабулю. Та оценивающе оглядела мой костюм:
        - А ты издалека, как я посмотрю.
        Я кивнула.
        - Давно здесь?
        - Пару недель, - неохотно ответила я и уже раздумывала, как бы обойти приставучую старушку.
        - И что же, не попадались тебе раньше ни братья, ни свидетели?
        - Я работаю на другой стороне реки. А вы не знаете, где магазин Туана? - спросила я, не дав бабуле задать мне новый вопрос.
        - Книжный салон господина Туана? Да кто же не знает! Я тебя отведу, а заодно расскажу кое-что.
        Бабуля ловко схватила меня под руку и повела за собор, подальше от девушки в красном. Мы вышли на широкую площадь. За ней, над крышами домов высился светло-коричневой громадой замок.
        - Тут вот Старый рынок, но он после обеда откроется. Ну-ка, обернись!
        Я послушно посмотрела назад. С этой стороны стена здания была испещрена маленькими круглыми окошками с цветными стеклами. Должно быть, утром, когда солнце встает из-за холма, внутри очень красиво.
        - Дом всех богов, - гордо произнесла бабуля, как будто лично вставляла цветные стеклышки в окна. - Сюда каждый может прийти и помолиться в тишине своему богу. Ты не знала?
        Я помотала головой.
        - Ну вот, из какой же глубинки ты приехала, - поцокала языком старушка и воззрилась на мои балетки. - У вас-то там, наверное, каждому богу по отдельному дому. А тут, в столице, нельзя. Все дома за городской стеной. Я, когда помоложе была, каждый день бегала в Дом светлого нашего солнца, а теперь только досюда дохожу. И нет такого дня, чтобы эти вот зазывальщики ко мне не прицепились! А их бумажку ты выброси, зачем забивать себе голову. Ты сама в какой дом ходишь?
        - Ни в какой, - буркнула я.
        - Вот и славно, - пропела старушка, - пока дойдем до лавки, я тебе расскажу про светлое наше солнце!
        Я попыталась аккуратно высвободить руку из цепких лапок бабули, но не тут-то было. Она выполняла свою миссию гораздо успешнее бритого молодого человека.
        Я не слушала и смотрела по сторонам. По моим расчетам, мы шли перпендикулярно реке. Я составляла карту в голове, чтобы в следующий раз не спрашивать дорогу и так глупо не попасться.
        - А где полицейский участок? - вдруг спросила я, перебив старушку.
        Та запнулась и ослабила хватку.
        - А-а-а… Это зачем?
        Я промолчала.
        - Один, старый, у подножия холма недалеко от истока Эллы, речка такая, знаешь? - я кивнула. - А второй, новый, с большой тюрьмой - на холме напротив замка. Чтобы заключенные всегда видели из окон обитель нашего молодого короля и думали над тем, что натворили. А вот и салон! - обрадовалась старушка.
        Слава всем богам, чуть не закричала я вслух. Бабуля поспешно попрощалась и скрылась за углом.
        Я осталась одна в маленьком сквере, окруженном статными белыми домами с колоннами. Впереди резко устремлялась ввысь скала с непонятно как цепляющимися за вертикальную поверхность кривыми сосенками. В сквере стояли лавочки, почти все свободные, посередине весело шумел невзрачный фонтан, цвели рододендроны всевозможных оттенков - фиолетовые, красные, малиновые, оранжевые, такие яркие, как будто их раскрасили фломастерами из детского набора. Стряхнув с лавочки капли, я ненадолго присела отдохнуть, чтобы бабулин голос выветрился из головы. Мне там хватало и тетушкиного.
        Господин Туан стоял за стойкой в конце узкого холла и рыбьими глазами из-под полуприкрытых век презрительно оглядывал посетителей. За его спиной тянулись ряды книжных полок, упиравшихся в потолок с затейливой лепниной и сотней мелких ламп-шариков. Пахло цветочными духами. Посетителей было немного, и когда я зашла, все взоры устремились на меня. Я даже удостоилась того, чтобы господин Туан приоткрыл веки. Он определенно не одобрил ни мои штаны, ни свитер, ни спутанные волосы, а уж книги, сваленные в продуктовую корзину, заставили его широкие ноздри затрепетать, а тонкие губы лишиться краски. Он был немолод и оттого крайне консервативен.
        Ну что ж, здесь мне пригодятся уроки тетушки-псевдоаристократки. Я выпрямилась, убрала волосы за уши и гордо прошествовала по красному ковру к стойке, тоже прикрыв веки и кивая посетителям. Дама в узкой юбке, расположившаяся на диванчике, возмущенно подняла повыше газету, мужчина в сером отвернулся.
        - Добрый день, госпожа, - откуда-то сверху раздался холодный голос господина Туана. Он был очень высоким, и, хотя я тоже была немаленькой, мне пришлось задрать голову, чтобы смотреть ему в лицо.
        - Добрый день, - мило улыбнувшись, пропела я и поставила корзинку прямо на стойку. - Покупаете ли вы книги?
        - Смотря какие, - натянуто улыбаясь одними губами, ответил владелец лавки, а потом глаза его опустились на содержимое корзинки, и брови поползли вверх. - О-о-о!
        Он бросился копаться в книгах, сразу став похожим на паука с длинными быстрыми лапками, и периодически восклицал:
        - Редкая вещь! Все страницы целы! Надо же, то самое издание!
        Потом он взял себя в руки, снова прикрыл веки и вернул презрительный взгляд, но щеки его разрумянились. Нет ничего страшнее коллекционера, который нашел пополнение для своего собрания.
        - Сколько вы за них хотите, госпожа?
        - Сто… сто пятьдесят, - рискнула я, вспомнив свои компьютерные игры, где надо было повышать навык торговли, предлагая торговцу несусветную цену.
        Левая бровь господина поползла наверх, но он быстро вернул ее на место.
        - Сто десять.
        Ну нет, дядя, ты так легко не отделаешься!
        - Сто тридцать.
        - Сто двадцать, и это мое последнее слово!
        - Чудесно, - милостиво уступила я. - Раз с этим вопросом мы разобрались, то не взгляните ли на список? Что из этого вы можете мне предложить?
        Господин Туан переложил книги на стойку, вернул мне пустую корзину и приблизил к глазам список.
        - Мне знаком этот почерк, - задумчиво произнес он. - Неужели?..
        - А вы что же, не слышали? - любезно поинтересовалась я. Мне понравилось играть новую роль, это вам не полы мыть и не за яйцами на рынок бегать! Меня, можно сказать, к этому всю юность готовили.
        - Слышал, но, по правде сказать, до конца не верил… А вы работаете у господина колдуна? - мужчина наконец посмотрел на меня с интересом, а не как помеху для созерцания книжных полок.
        - Да. Меня зовут Рина, - представилась я и протянула руку, которая тут же утонула в его длинных паучьих пальцах.
        - Что касается этих книг, госпожа Рина, то дневники Сари и «Учение о всяких тварях неразумных» я вам сейчас вынесу. Новую редакцию Запретов Совета спросите у господина Руты в торговом районе, я популярную литературу не держу. Логика миротворения у него тоже должна быть, у меня последний экземпляр недавно купили. А что касается этой, - господин Туан понизил голос и постучал пальцем по верхней строке списка, - то только господин ан-Тарин мог так легкомысленно записать ее на бумагу. Мой вам совет, будете у господина Руты - загните край листа.
        - Что же, - шепотом спросила я с показным разочарованием, - хотите сказать, что даже вы, господин Туан, не имеете связей, чтобы такое раздобыть?
        Господин Туан оглядел посетителей своими рыбьими глазами и наклонился ближе.
        - Давайте так, госпожа Рина. Приходите через два дня, и у меня будут для вас новости.
        Он выпрямился и сухо произнес:
        - Итак, госпожа, сто двадцать монет я вам должен, минус десять за дневники, десять за Учение и двадцать за услуги, - тут он стрельнул в меня глазами.
        Я заподозрила, что где-то он меня обманул, но согласно кивнула - не мое дело. Господин ан-Тарин вообще не приказывал торговаться. Владелец салона начеркал что-то на бумажке - наверное, названия и цены, удалился в коридор книжных шкафов и вернулся оттуда с двумя довольно большими томами. Из ящичка в стойке он извлек горстку монет и несколько бумажных банкнот, которые он все равно называл монетами. На всякий случай я это запомнила. Распихав бумажки и монетки по карманам - кошелек я забыла дома - я хотела было положить книги в корзину, но господин Туан воскликнул:
        - О, прошу вас!
        Он порылся у основания стойки и вытащил узкую холщовую сумку с длинными ручками. Я поблагодарила торговца, сложила книги в сумку, на которую тоже, судя по весу, было наложено заклинание.
        Выйдя на улицу, я положила сумку в корзинку, не ходить же с пустой корзиной и сумкой на плече. Я отошла в дальний уголок сада и села на лавочку под прикрытием пурпурного куста. У меня тряслись руки и пересохло в горле. Мне понравилось играть эту маленькую роль, но до чего же страшно! Каждую секунду я ждала, что вот-вот господин Туан поймет, что я ни в книгах ничего не смыслю, ни в его работе, да что там, даже читать не умею. Недолго было из-за Джея, который видел меня насквозь, утерять навык.
        Скамейка была холодная, воздух тяжелый и влажный. Я решила, что нужно выйти к большой реке, Карне, а оттуда дойти до Эллы и торгового района.
        Я ориентировалась на массив замка, который высился над городом на востоке, и старалась не выйти снова к Дому всех богов, но, пока блуждала по узким аккуратным улицам, все равно каким-то образом оказалась у здания со шпилем. Лысый молодой человек был занят с новой жертвой, а девушку в красном я обошла за десяток шагов. Я узнала маленькую улочку, по которой добралась до центра от моста, и хотела свернуть на нее, но тут меня поманил запах кофе. Я осталась на главной улице и пошла по направлению от замка параллельно Карне, разглядывая витрины магазинов и прилавки.
        Мне хотелось тоже сесть за столик у пекарни, и чтобы принесли маленькую чашечку кофе, чая или даже какао и вон то красивое пирожное с клубникой. Или корзиночку с черной смородиной. А может, булочку-пиццу. Я даже решилась зайти в одну чайную, но с прилавка смотрели непонятные буквы и, вероятно, цифры, и внезапно на меня с новой силой обрушилась чужеродность окружающего пространства. Я выскочила из чайной и поплелась к реке, подальше от широких улиц, от соблазнительных запахов и любопытных взглядов.
        Я нашла свободную скамейку у отцветающего куста сирени и твердо решила никуда больше не идти. Ни в лавку, ни обратно к колдуну, вообще никуда. Пускай я замерзну здесь, у реки, с которой дует мокрый неприятный ветер, под холмами, закутанными обрывками тумана, с видом на тюрьму. Умирать от холода оказалось скучно и некомфортно. Я закуталась в свитер, поджала ноги, но лучше не стало. Тогда я решила полистать книги. Одна была поменьше, и в ней совсем не было картинок. Наверное, это дневники какого-то там господина. Вторая оказалась интереснее, с островками текста и мелкими картинками. Ну конечно, это что-то про тварей! Книга была не новая, с потрепанными краями и загнутыми уголками. Я открыла наугад и попала на большую, в полстраницы, иллюстрацию, изображавшую бабочку. Несмотря на то, что рисунок был черно-белый, я сразу поняла, что это алая бабочка. Оставшийся разворот занимал текст, а в уголке была нарисована маленькая фигурка человека с раскинутыми руками и бабочкой вместо головы.
        Мне отчего-то стало жутко, но я продолжила листать страницы. Картинок было не так много, в основном маленькие, как тот несчастный человечек. Никаких совсем уж необычных животных я не находила. Вот лошадь с очень длинной шеей почти как у жирафа, вот маленький кролик, вот медведь. Медведь, правда, держал в лапе фонарь, поэтому тоже вызвал у меня неприязнь. Дальше шли разные птички. Одна грозила человеческой рукой из-под крыла, и я поспешила перевернуть страницу. А вот и мой старый знакомый, китайский дракон с плоской мордой! Тут он не выглядел таким устрашающим, как в книге из библиотеки колдуна, наверное, потому что был изображен маленьким, в уголке страницы, и походил на ящерку. Больше места на этот раз занимала фигура человека, нарисованная одним лишь контуром. Внутри фигуры были расставлены черные ромбики - два у ребер, третий в районе сердца, четвертый под горлом и пятый в середине лба. Рот у человечка был открыт, он беззвучно кричал. Я закрыла книгу. На душе было мерзко, погода была мерзкая, и мерзкие мысли одолевали меня. Я не знала, сколько прошло времени, но думала, что больше часа. Нужно
было двигаться дальше, пока в голове не возник мерзкий поторапливающий звон.
        До Эллы я добралась довольно быстро, потому что было слишком холодно для неспешной прогулки. Набежали тяжелые темные тучи и заморосил дождь. Я вспомнила про записку-зонт только на полпути. Стало сухо, но холод никуда не делся. Я шла по выложенной камнем узкой набережной и вглядывалась в домики, пытаясь опознать тот, через дворик которого мы с Робином попали на торговую улицу. Пришлось спрашивать прохожих, которые разглядывали мою одежду и отвечали неохотно. Чтобы не было страшно обращаться с вопросами к незнакомым людям, я представляла себе, что я жительница этого мира. Скажем, путница в поисках Дома Аида, которой как можно быстрее нужно попасть к своим братьям и сестрам, а по пути купить книгу.
        Наконец, я добралась до торговой улицы и нашла домик, увитый девичьим виноградом, с вывеской в виде раскрытой уголком книги над деревянной дверью. Дождь к тому времени лил вовсю, даже сильнее, чем утром. Я ввалилась в книжную лавку и застыла на пороге. Внутри все выглядело как противоположность салону господина Туана - темное тесное помещение, забитое книгами, которые лежали на столиках, толпились в книжных полках, покрывали все свободные поверхности. Шарики-лампы висели хаотично, освещая отдельные островки. Пахло старыми книгами и свежей выпечкой. Откуда-то из темных глубин раздался голос:
        - Дверь закройте!
        Я поспешила захлопнуть тяжелую деревянную дверь, но за порог уже налилась лужица. Вслед за голосом из темноты появился невысокий пожилой мужчина. Лицо его было окружено ореолом седых волос, они торчали из-под серой шапочки, вились растрепанной бородой, топорщились усами. За мужчиной следовал парящий в воздухе шарик света.
        - Ах, поди ж ты! - расстроенно всплеснул он руками. - Элла! Элла! Иди сюда!
        На его зов из двери сбоку выскочила полная женщина в домашнем платье в крупный горох и не менее растрепанными, но не такими седыми, как у мужа, волосами.
        - Элла, ну ты глянь! Лужа!
        - Рута, ты зачем истеришь? - строго обратилась к нему женщина. - У тебя посетитель, займись своим делом, а я займусь своим.
        Она выскочила в дверь, через мгновение вернулась с тряпкой и ловко вытерла лужу, приговаривая:
        - Вот и все, вот и нет лужи, а ты, девочка, не обращай на старого ворчуна внимания!
        Девочка, то есть я, тем временем прижалась к полке в углу и мечтала испариться. Я бы выбежала обратно на улицу, но проход был перекрыт Эллой.
        - Смотри что наделал, старый дурак! Она же и так вся трясется, замерзла, а ты тут со своей лужей!
        - Эта лужа вовсе не моя! - взвился мужчина, но тут же успокоился. - Так значит. Я Рута, это жена моя, Элла, названная в честь реки. Объясняю сразу, потому что всегда этот вопрос у новых посетителей. А какой у вас, госпожа, вопрос?
        - Ох уж надулся, вон какой суровый! - проворчала женщина и обратилась ко мне: - Я тебе сейчас горячего чаю принесу.
        Мужчина откашлялся и сделал попытку пригладить бороду.
        - Ну так вот, по какому вопросу?
        - Мне нужны книги, - запинаясь, произнесла я и сунула ему листок с загнутым краем.
        К счастью, господин Рута не стал разгибать его. Шарик света проплыл вперед и завис над списком.
        - Про животных и дневник у меня уже есть, - осторожно нарушила я тишину.
        - Правильно, правильно, - проговорил мужчина.
        И чего он там так долго читает!
        Вернулась Элла с маленьким подносом. Если бы ее руки не были заняты, она бы ими обязательно всплеснула.
        - Ну Рута, ну как так!
        Мужчина встрепенулся и повел меня за книжные полки через книжные полки к другим книжным полкам, которые опасно нависли над маленьким столиком и тремя креслицами, освещенными большим шариком-лампой. Элла поставила на столик поднос с тремя кружками темного ароматного чая и тарелочкой печенья, а сама уселась в одно из кресел. Рута последовал ее примеру, а мне указал на третье кресло. Сам он протянул лист жене и выжидательно смотрел на нее. Я сжала руками колени, чтобы не схватить чашку с чаем. Неприлично, бубнил в голове тетушкин голос, надо подождать, пока возьмет кружку хозяйка. И я ждала. Хозяйка тем временем повертела листок в руках и отдала Руте.
        - И что тут такого? Очередные запреты Совета, сказки про тварей и миротворение. Дневник Сари - еще куда не шло.
        - Элла, а почерк?!
        Она снова выхватила у него лист:
        - Да не может такого быть!
        - Я тебе говорил, Элла? Говорил! - победно вскричал Рута. - А ты все - не выдумывай, не может такого быть, чтобы кто-то из зеркал вырвался до срока!
        - Ох, уймись! - только отмахнулась женщина. - А ты, девочка, как тебя зовут, кстати? Бери чай, бери печенюшку, не стесняйся, она имбирная, сразу холод прогонит.
        - Рина, - сказала я и наконец-то взяла в руки горячую чашку. Пахло травами и лимоном.
        - Слышишь, Рута, как птичка! Ну-ка расскажи нам, птичка, неужели вернулся? Неужели прямо из зеркала? И как он?
        Я пожала плечами, подула на чай, отпила чуть-чуть - горячо - и отчего-то ляпнула, как есть:
        - Из дома не выходит и раздражается.
        - И не удивительно, - заметил Рута, который успел выпить половину своего чая и уминал третье печенье.
        - Брось, Рута, он и раньше был вспыльчивый! А из дома не выходит, так это понятно, дюжину лет быть запертым в клочке невещественного пространства, каково ему, а?
        Теперь настал черед Руты пожать плечами.
        - А ты печенюшку бери, Рина, я сама пекла. И что же, ты у него работаешь, значит?
        Я кивнула и откусила печенье. Оно было острое и сладкое. Сразу загорели щеки, а по телу расползлось приятное тепло. Я впервые за долгое время расслабилась. Ведь это именно то, что я люблю - кресло, горячий вкусный чай, печенье и тысячи книг вокруг.
        - Элла, ты не отвлекай, - строго сказал Рута, - сама говоришь, вспыльчивый был, а сейчас, представь, какой? С этим-то своим характером! А ты девочку задерживаешь, ругаться будет, небось.
        Ругаться? Я легкомысленно махнула рукой - чего я там не видела. Сейчас мне было хорошо. Элла вдруг подняла брови и стала усиленно кивать мужу, тот нахмурился и пожал плечами, как бы говоря - чего еще ты, жена, хочешь? Меня клонило в сон, и я наблюдала из-за полуприкрытых век. Женщина потерла ладонь под большим пальцем, и я догадалась, что она заметила мое пятно.
        - Ну тем более, Элла! - зашептал Рута, думая, что я задремала. - Тем более он будет ругаться!
        Женщина только вздохнула и отодвинула от Руты тарелочку. Рута заметил, что я открыла глаза, и сказал:
        - Новые Запреты Совета на столике, можешь взять.
        Я протянула руку и взяла первую попавшуюся книжку, потом другую.
        - Да нет, вон же, на ней так и написано!
        Я раньше не знала, что значит сгорать от стыда, но теперь этот момент настал. Может быть, горячий чай с имбирным печеньем сделали свое дело, но я залилась краской от шеи до волос. Проглотив печенье, я, дипломированный переводчик со знанием двух иностранных языков, выдавила из себя:
        - Я не умею читать.
        - Ах, - всплеснула руками Элла, - как же тебя колдун на работу взял!
        Я слышала этот вопрос уже второй раз за день.
        - Случайно, - ответила я. - Я… не из этого мира.
        - Вот оно что, Рута, смотри-ка! Из другого мира, ишь ты! Вот и одежда, видишь, не местная!
        Рута воспользовался тем, что Элла отвлеклась, и ел уже пятую или шестую печенюшку. Отряхнув под суровым взглядом жены крошки с бороды и усов, он авторитетно заявил:
        - Ну, на своем-то языке, она, положим, и говорить, и читать, и писать может, так?
        - Так, - кивнула я, прекращая сгорать, - и еще на двух.
        - Вот видишь, Элла, все-то тебе сенсации нужны. Научится, коли надо будет. А что до книг, то Логику миротворения сейчас откопаю. Всего будет семь монет, две за Запреты, пять за Логику.
        Пока он копался, ворча, в книжных полках, Элла заставила меня съесть еще печенье, а я была совсем не против. Тут же она объяснила мне, как различить банкноты по картинкам и цвету. Рута быстро вернулся, и я с сожалением допила последний глоток чая. Я совсем утеряла контроль над временем и теперь в любую минуту ждала, что в ушах зазвенит комариный писк. Элла сбегала в жилую часть дома и принесла мне еще печенюшек в бумажном пакетике. Уже у порога Рута поинтересовался, сколько Туан взял с меня за «Учение о всяких тварях неразумных», а услышав ответ, вздохнул, как будто хотел найти повод поругать конкурента, но не получилось.
        Я с сожалением покинула уютную лавку. Дождь и не думал прекращаться, а мой волшебный зонтик начал протекать. Покопавшись в карманах штанов, полных монет, банкнот и бумажек, в поисках записки, я восстановила защиту от дождя и побрела к старому мосту. От луж записка не защищала, так что балетки скоро стали хлюпать и неприятно шлепали по ступням.
        До дома я добралась уставшая, голодная и раздраженная. Комариный писк так и не появился, чтобы поторапливать меня. Наверное, колдун чувствовал, что я направляюсь к дому. Первым делом я скинула балетки и надела носки. Тетушкин голос был против того, чтобы я ходила по дому без обуви, но у меня оставались только кроссовки, и я решила их поберечь. И почему Алина не позаботилась о какой-нибудь непромокаемой обуви на случай дождя!
        Колдун был наверху, но не в библиотеке, а за дверью напротив. Я стояла перед ней добрую минуту, не зная - постучать или нет, что сказать, а может просто пойти на кухню и дождаться, когда Джей сам спустится?.. В конце концов я тихонько постучала. Щелкнул замок. Я нажала на ручку и толкнула дверь, за которой обнаружился небольшой, скромно обставленный кабинет. За столом у окна сидел колдун и писал что-то на большом листе бумаги. Слева к стене прижалась узкая книжная полка, вторая дверь, по-видимому, соединялась с библиотекой. Пыль осязаемо висела в воздухе, и было неясно, пахнет ли это зеркальной пылью или настоящей.
        Джей забрал у меня книги, выслушал про предложение господина Туана и выразил надежду, что через два дня ему не придется мне напоминать, чтобы я посетила книжный салон. Затем он быстро дописал что-то на бумаге, запечатал письмо в конверт и велел мне кинуть его в почтовый ящик с внутренней стороны калитки. Оказалось, что так здесь работает исходящая почта. Вырученные деньги должны были отправиться в шкатулку, и я могла использовать их для оплаты прачечной и покупки продуктов, книг и прочих необходимых вещей.
        Уже у двери я, осмелев от сегодняшних разговоров, сказала быстро, чтобы не успеть испугаться:
        - Я хочу домой.
        Перо в руке колдуна на секунду зависло над новым листом бумаги, а потом снова продолжило выписывать завитки. Я постояла немного и вышла в коридор. Вслед мне донеслось:
        - Приготовь кофе.
        И никакого «пожалуйста».
        Вечером пришла Лора и начала выпытывать из меня все, что нужно и не нужно было знать про дом и колдуна. Во сколько он ест, сколько раз в день, что он ест, почему на завтрак всегда омлет, почему не творог, почему не каша, а как варить кофе, какие овощи на ужин, почему не рис, почему на кухне, а не в столовой?
        Мне пришлось показать ей заброшенную комнату. Я прошла к окну и раскрыла штору, вырвав помещение из полумрака. В пыли на полу отпечатались мои следы.
        - Если хочешь, можешь тут убраться, но меня вполне устраивает, что он ест на кухне, - сказала я, глядя в окно. Живую изгородь я постригла довольно-таки неплохо для человека, который впервые держал садовые ножницы в руках.
        Лора не ответила, и я обернулась. Она, хмурясь, дотронулась до розы в засохшем букете посередине стола. Роза была бордовая, почти черная. От прикосновения верхние лепестки полетели на стол. Лора отдернула руку и, заметив мой удивленный взгляд, произнесла:
        - Нет… нет. На кухне, так на кухне.
        Я только пожала плечами - чем меньше работы, тем лучше. Лора тут же вышла, и мне пришлось последовать за ней. Приготовив ужин, она тут же убежала, пообещав вернуться завтра рано утром с продуктами.
        Глава 6. Имена и мысли
        Мне очень нужно было в тень мира. Я хотела спросить птицу, не может ли она как-нибудь вывести меня домой. Я никак не могла заснуть, вспоминая свою комнату, мебель, книги, даже кружку. «Домой» становилось все более абстрактным понятием. Я называла это слово, но за ним ничего не было, кроме тоски и безысходности, охватывавшей меня в чужой постели, чужом доме и чужом мире.
        Я ненадолго проваливалась в тревожные сны, но просыпалась от каждого шороха, пока воздух не пропитался влажным запахом мха, а свет не стал холодным, зеленоватым. Я с трудом села на кровати и уговаривала себя, что нужно дойти до окна. Когда, если не сегодня? Может быть, колдун еще несколько дней не пойдет со львом на охоту, а мне нужно узнать сейчас!
        Достоевский с колдуном уже ушли, и я аккуратно выбралась в тень мира, снова забыв позаботиться об обуви и штанах. Птица сразу выбралась из-под рукава и села мне на плечо, как пиратский попугай, а Бонифаций радостно бросился к нам и улегся на спину, всем своим видом говоря - что же ты стоишь, чеши мне пузо!
        - Бонифаций, все-таки ты кот или собака? - спросила я виляющего хвостом и мурлыкающего льва.
        Птица слетела с плеча и забегала по траве: ей хотелось немедленно отправиться в путешествие. Я села рядом со львом и гладила его бархатное пузо.
        - Ты можешь отвести меня домой? - спросила я птицу.
        Та наклонила голову, пробежалась влево-вправо, а потом развела крылья, как будто пожала плечами. Я на всякий случай присмотрелась - нет, человеческие руки у нее из-под крыльев не торчали.
        - Знаешь, тебе тоже нужно имя. Мне тут сказали, что вы как табуретки, но с табуретками-то я не дружу. Раз ты указываешь путь, то давай я буду звать тебя Звездочкой.
        Вдруг лев резко сел, а за моей спиной раздался голос.
        - Так, значит.
        Вмиг я сама застыла словно статуя и не могла заставить себя обернуться. Птица моя тоже испугалась и шмыгнула под рукав, приняв вид рисунка. Кровь так пульсировала в ушах, что я едва слышала его слова.
        - Им не дают имена не потому, что они как мебель, а для безопасности. Если у сай нет имени, то они слушают только того, кому служат. Я не понимаю, почему мои львы приняли от тебя имена. Так или иначе, они решили, что тебе можно доверять.
        Джей подошел и сел передо мной в мох, скрестив ноги. Лев сразу положил ему голову на колено, а колдун запустил руку в его лохматую гриву и расчесал ее пальцами.
        - Пообещай мне, что никогда ни о чем их не попросишь и никому не скажешь их имена.
        Я уставилась в землю и кивнула. Колдун настойчиво повторил:
        - Пообещай. Иначе придется от них избавиться. А мне бы этого не хотелось.
        Я вздрогнула и подняла на него взгляд. Джей расчесывал гриву льва. Я не могла понять, что он чувствует, в тени мира все было приглушенным.
        - Обещаю, - тихо сказала я.
        Колдун кивнул и поднялся.
        - И еще… Какое имя ты дала второму?
        - Достоевский.
        Джей некоторое время молчал, размышляя.
        - Про Достоевского понимаю, а Бонифаций - кто это?
        - Тоже писатель, - соврала я и тут же пожалела.
        - Ты вообще умеешь не врать? - устало спросил колдун.
        Я опустила глаза и произнесла:
        - Извини. Это лев из мультика.
        Я извинялась не за ложь, хотя это действительно был тот случай, когда врать было необязательно. Мне и правда стало неловко за выбор имени. Нет, чтобы придумать что-то более интеллектуальное! Хотя бы Леонардо. Или соврать получше, что это имя какого-нибудь папы римского. Ведь он спросил, кто такой Бонифаций, а не в честь кого я назвала льва! Эх, Екатерина, так недолго совсем утратить способность правдоподобно врать!
        Джей скрылся в тумане, лев вернулся на свой постамент, а я закатала рукав и попыталась выманить птицу, но та так перепугалась, что не собиралась выходить. Я прекрасно ее понимала.
        Выспаться не удалось. Наверное, прошла пара часов, но мне показалось, что не больше минуты, как кто-то забарабанил в дверь, и я подскочила на кровати. Сердце чуть не выпрыгивало из груди.
        - Рина! Ты что, спишь? - раздался голос Лоры.
        - Уже нет, - хрипло ответила я. Лора, конечно, не услышала и продолжила стучать.
        Я с трудом поднялась и, приоткрыв дверь, как можно спокойнее сообщила, что умоюсь и приду на кухню. На самом деле мне хотелось молча кинуть в Лору подушкой и укрыться от этого утра в гнезде из теплого одеяла. Но смысла в этом было мало - комариный будильник никто не отменял.
        - Ну ты и соня! - заявила Лора, когда я появилась на кухне. Стоило мне сесть, как она продолжила вчерашний допрос, но сейчас ее больше интересовала я.
        Первым делом волшебная фея, колдовавшая над плитой, поинтересовалась, как моя коленка. К счастью, та была как новенькая, чего нельзя было сказать обо мне. После беготни по городу под дождем, бессонной ночи и неудачного похода в тень мира у меня гудела голова и ныли мышцы. Я уже придумала себе десяток вероятных болезней и мысленно начала составлять завещание. Птицу, пожалуй, оставлю Робину, рюкзак заберет Джей - в него удобно будет собирать мох и грибы. Одежду пускай отдадут на благотворительность, кроме голубой футболки - она отлично подойдет Лоре. А больше у меня ничего и нет.
        - А ты что же, готовить не умеешь? - прервала Лора ход моих печальных мыслей. - Иначе зачем я тут нужна?
        Я кивнула, мне совсем не хотелось разговаривать.
        - Ну тогда иди сюда и посмотри!
        - Смотрела уже, - проворчала я, но поднялась со стула и встала рядом с плитой, опершись о столешницу.
        - А что еще ты делаешь?
        - Убираюсь в доме, в саду… В книжный магазин вчера ходила.
        - А еще что? - не унималась девушка. - Может, что-то магическое?
        Я помотала головой.
        - Ах да, ты же магию не видишь! А зачем же тебя колдун на работу взял, если ты ничего не умеешь?
        Я поморщилась от этой поразительной прямолинейности.
        - Это была оплата услуг.
        - Каких? - тут же спросила Лора, но, увидев мое выражение лица, поспешила добавить: - Не хочешь, так не говори, я не настаиваю! Но я просто удивляюсь, что за услуги такие, чтобы стоили больше недели работы.
        Я заметила, что завтрак почти готов, и мысленно поискала колдуна, чтобы он пришел и прервал эту мучительную беседу. Он был в библиотеке, и я отправила картинку кухни, подавив желание послать ему в уши комариный звон. Я не сомневалась, что у меня получится, но рисковать не стала. Джей не замедлил появиться. Лора, при виде колдуна терявшая весь свой напор, быстро накрыла на стол и подтолкнула меня к выходу. Она и не думала от меня отвязываться.
        Совершенно бесцеремонно зайдя в мою комнату, она быстро привела неубранную постель в порядок. Пока я соображала, как бы выгнать эту деятельную госпожу из комнаты, а желательно из дома - ведь завтрак уже был приготовлен, она уселась за стол, с интересом поглядела на мой растерзанный рюкзак, из которого торчали грязные джинсы, и продолжила задавать вопросы.
        - Я к чему это все. Я же вижу, тебе не нравится… Да ты садись, садись! Ну и я думаю - чего же ты не уйдешь прямо сейчас?
        Я пожала плечами и отвернулась к окну. Не хватало еще при ней зарыдать!
        - Или доработай месяц и уходи.
        - Да он же не отпустит! - не выдержала я.
        - Как же это не отпустит? Услуга за услугу! Выполнила свою часть - просто уходи домой. Даже если он за тобой пойдет, силой он тебя, что ли, потащит!
        - Но это же магия, - я показала пятно на ладони.
        - Ой, да брось! - Лора совсем не выглядела впечатленной. - Это добровольная клятва. Ты хоть сейчас можешь уйти.
        - Мне некуда, - неохотно призналась я и, предвидя вопрос, добавила: - Я не из этого мира.
        Лора оглядела меня с ног до головы, как будто надеясь обнаружить хвост, чешую или второй набор рук, а потом внезапно заявила:
        - Тоже мне проблема!
        Я окончательно лишилась дара речи от возмущения, а Лора рассмеялась.
        - Любишь ты выдумывать сложности! Просто найди колдуна, который умеет ходить по спирали, заплати ему, и все. Так твой нынешний хозяин точно обратно тебя не притащит!
        Она снова засмеялась, как будто придумала удачную шутку, а я поспешила поймать ее на ошибке:
        - А где я деньги возьму?
        Девушка махнула рукой:
        - Ой, подумаешь, деньги. Пойди на рынок да попросись в помощницы. Или в любой дом, служанки толковые всегда нужны! Ну… или хоть какие. Та же работа как тут, только за деньги.
        У меня уже не осталось сил обижаться, поэтому я пропустила очередное оскорбление мимо ушей.
        - Почему бы тебе прямо сейчас и не начать? К концу недели уже найдешь работу и забудешь об этом доме.
        Я потрясенно обдумывала эту возможность. Боюсь, Лора недооценивает моего, как она выразилась, нынешнего хозяина. Я не сомневалась, что он не только притащит меня обратно, но еще и каким-нибудь образом ограничит мои и без того недолгие вылазки на рынок и в город. Лора тем временем прислушалась и сказала:
        - Ушел. Пойдем тоже поедим, а потом я тебе прачечную покажу, - девушка кивнула на мои джинсы. - Что это за ткань такая, кстати?
        Вопросы так и сыпались, и я успела сто раз пожалеть, что рассказала ей, что я не из этого мира. Чтобы отвлечь настырную фею хоть ненадолго, я попросила ее взять деньги на прачечную из шкатулки, пока я мою посуду.
        - Опять ты! - засмеялась Лора. - Я оттуда взять не могу, она не для всех открыта.
        Я даже отвечать не стала. Опять эта дурацкая невидимая магия.
        Допрос продолжился и по пути к мосту, и в самих прачечных, и на обратном пути. Я отвечала односложно и преувеличенно много времени уделяла созерцанию пейзажей, которые и правда сегодня были хороши, несмотря на хмурое небо и туман, окутавший холмы. К счастью, дождя не было, а влажный воздух напитался ароматами цветущих кустарников. Головная боль постепенно прошла.
        Дома мне тут же пришло сообщение от колдуна в виде образа чашки кофе, и я схватилась как утопающий за соломинку за возможность хоть на время отвернуться от Лоры к плите. Но и тут она осталась недовольна порядком дел: зачем, говорит, отвлекать господина колдуна от важных дел, когда можно взять поднос, который она уже успела найти в кладовке, и отнести прямо ему. К тому же, кухня будет свободна, и она сможет сразу приготовить обед и быстрее уйти домой. Лора истолковала мою радость как согласие с ее идеей.
        Кофе я приготовила сама, а Лора внимательно смотрела. Почетную обязанность отнести Джею чашку на подносе я оставила ей. Мне не хотелось видеть колдуна после утренней встречи, да и остаться одной хотя бы на пару минут было бы прекрасно.
        - Дверь слева, - сказала я Лоре, давая понять, что я с ней не пойду.
        - А ты откуда знаешь?
        Я представила себе, какой нескончаемый водопад вопросов обрушится на меня, если я скажу, что чувствую, где находится колдун. От того, на какую дальность работает это чувство, до точности определения местоположения. Подавив внезапно накатившее раздражение, я коротко ответила:
        - Там библиотека.
        Долго побыть в тишине мне не удалось. Лора прибежала обратно и продолжила болтать, пока готовила еду на вечер. Я сообразила, что у меня есть законный предлог оставить ее - Бонифаций все утро простоял грязным. Позже, пробегая мимо меня, Лора прошептала, чтобы я подумала над ее идеей, а завтра мы еще раз все обсудим. Я кивнула, делая вид, что очень занята работой. Как только Лора скрылась за углом, я бросила щетку, обняла льва за шею и прижалась лбом к его холодной мраморной шкуре.
        И вновь я не успела отдохнуть - колдун послал меня в город с новыми заданиями, вручив несколько конвертов. Утреннего разговора как будто и не было. Мой хозяин был сегодня настолько добр, что на отдельной бумажке написал по-русски имена и адреса, поэтому приставать к прохожим с расспросами стало проще.
        На следующий день конвертов в ящике входящих писем прибавилось, и я вновь провела почти весь день в городе, разнося ответы. Я была совсем не против - мне необходимо было отдохнуть от Лоры, которая прибежала ни свет ни заря.
        Она принесла нам с ней отдельный завтрак, чтобы не дожидаться, пока поест колдун. Это был зернистый творог, абрикосовое варенье, которое сварила ее тетя, черный хлеб с тмином и какой-то особо вонючий сыр, к которому я отнеслась с большим недоверием. Творог тоже не был в списке моих любимых продуктов, но я беспрекословно впихнула его в себя, запивая теплым молоком, от которого клонило обратно в сон.
        На этот раз девушка вытрясала из меня все о расписании Джея. Она была настроена очень серьезно. Но я решила отнестись к ее причудам благодушно, ведь чем лучше она работает, тем выше вероятность, что колдун решит вернуть меня домой, и все произойдет само собой, без моего активного вмешательства. И не придется мне следовать ее замысловатому плану с поисками новой работы и наймом колдуна, который отправится со мной через миры. Положение больше не представлялось безнадежным.
        Я обнаружила, что мне нравится гулять по городу, рассматривать, как люди украшают подоконники цветами и глиняными фигурками - кажется, в моде были мышки, зайчики и стрекозы. Несколько раз я видела соломенные шары, сплетенные дядей Лоры. Разглядывая вывески всевозможных лавок и магазинчиков, я удивлялась, почему же мне не нравилась та автобусная экскурсия. Быть может, потому что даже в короткие паузы между лекциями экскурсоводши - как же ее звали… Лилия? Лидия Сергеевна?.. В те моменты, когда она не вела нас организованной группкой по облепленным другими туристами достопримечательностям, когда был час или два свободного времени, все равно нужно было спешить, жадно впитывая трудноуловимую за сувенирными лавками и рекламными плакатами атмосферу старинных городов.
        Здесь же я была относительно свободна, хоть и нужно было возвращаться в дом к колдуну, а наша связь ощущалась незримым присутствием, но все же дом, в отличие от экскурсионного автобуса, оставался на месте, а колдун мог и подождать. Я бессовестно тратила время на то, чтобы зайти в приглянувшийся переулок, рассмотреть внимательно витрину с диковинными товарами - ведь всегда можно сказать, что я заблудилась, и это не будет такой уж вопиющей неправдой, потому что я еще ни разу не нашла нужный адрес с первой попытки.
        Наконец-то мне представилась возможность выйти за городскую стену. Я узнала дорогу, по которой бежала в первый день в этом мире. Сейчас я смогла лучше рассмотреть этот район, и ему нечем было впечатлить. Вдоль главной улицы теснились дома проще и беднее, чем в центре, было заметно грязнее. Постоянно приходилось отходить на обочину, пропуская повозки, запряженные лошадьми. Я догадалась, что в центр их пускают ограниченно, скорее всего, только торговцев на рынок. Я поспешила доставить конверт и вернуться в уютный старый город.
        В то утро снова шел дождь. Я проснулась рано и смотрела в окно на тень мира. Там слегка моросило, невесомые капли словно были тенью настоящего дождя. Лев, помахивая хвостом, сидел на постаменте, птица рвалась наружу, но мне не хотелось выходить. Я пододвинула стул к подоконнику и смотрела в мутную зелень, пока в дымке не появился силуэт колдуна.
        В последние дни я была занята и так уставала, что мне и в голову не приходило вечером поплакать в подушку. Даже мое возмущение, что приходится делать дурацкую работу для дурацкого колдуна, отошло на задний план и больше не громыхало в голове фейерверками. Как бы мне не хотелось это признавать, но, похоже, мама была права, когда говорила, что мне нужно заняться делом, а не торчать весь день дома за компьютером.
        После завтрака колдун ушел в библиотеку, а на столике в прихожей обнаружилась стопка книг, увенчанная парой писем и запиской с адресами. Кажется, это было ненавязчивое напоминание о том, что мне сегодня следует заглянуть к господину Туану. Я решила не откладывать дело в долгий ящик и, принарядившись ради похода в книжный салон в белую рубашку с широкими рукавами и джинсы, направилась в старый город, не забыв окружить себя непромокаемым пузырем.
        Быстро расправившись с доставкой писем, я дошла до салона, за несколько улиц обойдя Дом всех богов, чтобы не нарваться на братьев, сестер или свидетелей всевозможных богов, а также приставучих старушек. Сегодня я особенно гордилась своей способностью ориентироваться в малознакомых местах. Кажется, господин Туан оценил мои старания выглядеть соответственно его заведению и, когда мы закончили с делами, удостоил меня предложения выпить чашечку кофе. Я, конечно, отказалась, потому что согласно тетушкиным урокам это было всего лишь формой вежливости. Тем более, сколько ни наряжайся, я все равно буду выглядеть здесь как пустынная колючка посреди парка. Тетушкин голос ради разнообразия со мной согласился.
        Времени я потратила совсем немного, так что назад можно было не спешить. Пока я разглядывала витрины с булочками и пирожными и наслаждалась ароматами разнообразных травяных чаев, подошла черная кошка разбойничьего вида и обтерлась об мои ноги, оставляя на джинсах черные волоски.
        - Спасибо, кошка, они же только что из прачечной! - вздохнула я и наклонилась, чтобы погладить ее, но она изящно увернулась и поспешила по своим делам.
        Кошелек на шее позвякивал монетами, пока я шла к мосту, и я решила рискнуть. Я снова выторговала в книжном салоне не меньше пятнадцати монет и заслуживаю вознаграждения. Ведь можно считать, что часть денег - это плата за мои услуги и отлично выполненную работу.
        Я нашла пекарню, рядом с которой стояли под широкими зонтами - наверное, тот случай, когда магию применять невыгодно! - высокие столики без стульев, в дождливую погоду не пользующиеся популярностью. Я взяла булочку-пиццу и кружку лавандово-шоколадного чая со сливками и устроилась под одним из зонтов. Тепло от чая разливалось внутри, пока я наблюдала за клочьями тумана, карабкающимися по склону холма и спотыкающимися об уродливое здание тюрьмы. Длинное серое прямоугольное строение как будто вырвалось из недр холма и, расталкивая темные ели и деревья со свежей салатово-зеленой листвой, намеревалось скатиться к реке, но почему-то застряло на полпути. Темные окошки испещрили его тело унылыми рядами. И как Робин умудряется сохранять свою жизнерадостность, работая в таком месте! Я встряхнула плечами, сгоняя побежавшие по спине мурашки. Нужно было возвращаться.
        Лора почему-то все еще была в доме. Она успела проинспектировать полки на кухне и теперь занялась кладовкой.
        - А твои вот эти… ну, обувь… она так и будет тут висеть? - спросила не в меру деятельная фея, как только я переступила порог.
        Опять я забыла про кеды! Мое благодушное отношение к Лоре сразу куда-то испарилось, и я, коротко ответив «Да», с несвойственным мне рвением взбежала по лестнице. Снизу донеслось «Странная ты!»
        Джей на этот раз был в кабинете, и я отдала ему конверт от господина Туана, который колдун тут же вскрыл.
        - Прекрасно, - проговорил он, но по тону было ясно, что все далеко не прекрасно.
        Отдав приказ приготовить кофе, колдун принялся строчить новое письмо, моментально забыв обо мне. Не успела я достать турку и опустевший наполовину пакетик, как Лора очутилась у плиты и потребовала научить ее варить кофе.
        - У меня все родственники предпочитают чай. Вот когда я маленькая была, родители часто его пили.
        Она заговорила тихо, погрузившись в воспоминания.
        - У нас всегда было много цветов, весь дом в цветах! И ароматы волшебные, ты не представляешь! А потом дом продали, папа уехал к Острому морю и стал рыбаком, а мама забрала меня к своим родителям на ферму на равнине. Я родителей все время навещаю, но у них свои семьи, так что чаще я живу у дяди. Ну, у него тоже семья, но тут мой родной город, а он и не против, ведь я помогаю.
        Я заслушалась и чуть не проворонила момент, когда пенка зашипела, поднялась и попыталась вырваться через узкое горлышко.
        - Вот так делать не надо, - сердито произнесла я, словно учительница химии, у которой перед всем классом не удался отточенный годами эксперимент.
        Я хотела, чтобы Лора опять сама отнесла чашку колдуну, потому что с моей грацией ходить по лестнице с подносом было сомнительным мероприятием. Но колдун прислал образ письма, и я поняла, что отдохнуть снова не выйдет. В кабинете я поставила поднос на свободный от бумаг край стола и с видимым неудовольствием приняла у колдуна новую стопку писем с инструкцией.
        По пути я опустила часть новых писем во внутренний почтовый ящик. Лора приготовила ужин раньше и вышла из дома вместе со мной. Разговор у нас не клеился, чему я была только рада. На мостовой мы разошлись в разные стороны.
        Дождь закончился. Через серую пелену неба просвечивал белый диск солнца, низко над рекой сновали крикливые чайки. Я блуждала в лабиринтах старого города. Сразу за Эллой я снова увидела черную кошку разбойничьего вида. Она пошла рядом, делая вид, что у нее свои дела, а я ее вообще не интересую, но стоило мне остановиться, чтобы спросить у очередного прохожего направление, как она тоже останавливалась и ждала, когда я пойду дальше.
        Я сделала еще одну попытку погладить ее, но кошка убежала на другую сторону дороги. Может быть, это вообще была другая кошка, дальняя родственница первой.
        - Надеюсь, тут черные кошки на удачу, - сказала я ей вслед.
        Господин О-Ули жил прямо у городской стены, кладка которой была неровной, а через сложенные друг на друга плоские кирпичи пробивались цветы и даже кустики. Робин сказал, что стена давно уже не защищает, а только отделяет старую часть города от новой. Для защиты города существует магическая линяя ближе к горам. Узкая дорожка вела через ухоженный сад к раскинувшейся веером лестнице. Я осторожно постучалась в деревянную дверь с вырезанной на ней фигурой пуделя. Кто знает, вдруг это тоже сай?..
        Дверь открыл несуразный худой человек в светлом халате до пола, который был ему явно велик, и колпаке, натянутом на тонкие белесые волосы. Человек был бледный, водянистый и прозрачный, как будто провел всю жизнь в заполненной водой пещере, не выходя на солнце. Трудно было даже оценить, сколько ему лет.
        Я пробормотала приветствие, а он выхватил конверт у меня из рук и, вытащив письмо длинными тонкими пальцами, вдруг уставился на меня и сердито сказал:
        - Да, я из Забережья! И что! Много кто из Забережья!
        Я только и смогла, что поднять брови. Даже я со своим искусственным знанием языка сразу услышала, что господин О-Ули говорит с сильным акцентом. И тут же обнаружила неувязку в плане Лоры. Стоит мне сказать колдуну, что я нашла другую работу и ухожу, он тут же лишит меня возможности разговаривать и понимать местную речь.
        Меж тем водянистый человек, шевеля губами, читал письмо, потом помахал листком в воздухе, покусал палец и вдруг вскричал:
        - Ну и нахал! - далее последовали ругательства на другом языке, который Джей, по-видимому, немного знал. По крайней мере, на уровне нецензурных выражений.
        Господин О-Ули убежал в дом, оставив меня ждать на пороге. Он вернулся с букетом металлических прутиков, закругленных на концах, и заявил, что хочет за них семьдесят монет. На моем листке с адресами напротив этого было указано «не больше пятидесяти», поэтому я притворно удивилась и развела руками:
        - Тридцать монет - куда ни шло, но семьдесят! - я покопалась в файлике с языками и выудила слово на забережном: - Неприемлемо!
        На прозрачной коже господина О-Ули выступили синие сосуды. Я решила было, что он разозлился, но оказалось, что это признак смущения. Он прокашлялся, извинился и сразу снизил цену до сорока. Я протянула ему две банкноты, надеясь, что правильно запомнила, когда Элла учила меня различать номинал по цвету. Мужчина без вопросов принял деньги и неохотно отдал прутики, заявив, что таких ловушек теперь не делают, а потом бесцеремонно добавил, что с менее осведомленного человека взял бы все сто монет.
        На этом он захлопнул дверь, оставив меня с новой идеей. Положим, работу я искать не буду и от колдуна никуда не уйду. Но ведь он не проверял, сколько я потратила вчера на книги и сколько сэкономила… Мою остановку на чай он даже не заметил. Сейчас у меня образовались лишние десять монет. Я понятия не имела, сколько стоят магические услуги, но подозревала, что сотней я не отделаюсь.
        Я сунула прутики в книжную сумку, которая была гораздо удобнее продуктовой корзины, и пошла по оставшимся адресам. Кошка куда-то пропала. В списке стояли еще две покупки, а остальным людям нужно было просто передать письма в руки.
        Я кружила в торговом районе недалеко от Эллы в поисках последнего адресата, когда меня окликнул Робин. Он был в узких темно-зеленых брюках, высоких черных сапогах и черной рубашке. На рукаве была круглая нашивка, изображающая три горизонтальных линии и золотую корону поверх них. Полицейская форма хоть и не соответствовала последним модным тенденциям, однако была светловолосому Робину к лицу.
        - Как раз иду в старый участок, - улыбнулся он, - а ты что-то ищешь? Давай пройдусь с тобой.
        Я заулыбалась в ответ. У Робина была удивительная способность исправлять настроение одним фактом своего появления, а еще я успела соскучиться по тем дням, когда он приходил на ужин.
        - А зачем в городе две тюрьмы? - спросила я, пока мы, не торопясь, шли по узким улочкам.
        - Старая тюрьма крошечная и используется для тех, кого поймали в городе. Вечером их перевозят в тюрьму на другом берегу. Ну или бывает, что какому-нибудь любителю вина нужно сутки отоспаться в тишине.
        Робин показал мне зеленую дверь, которая скрывалась в незаметном переулке. Я быстро передала письмо и, не удержавшись, проворчала:
        - Я не понимаю, почему просто не бросить в почтовый ящик?
        - Понятия не имею, что там написано, - понизил голос колдун-полицейский, - но из ящика все письма попадают в городское почтовое отделение, и кто угодно может получить к ним доступ. Я не говорю, что это нормальная практика, но Джей сейчас много кого интересует, не говоря уже о Совете.
        Я заподозрила, что он в курсе потому, что сам пользуется таким способом для своей основной работы. Чтобы перевести тему, я задала вопрос, который меня уже некоторое время беспокоил:
        - А ты без выходных работаешь?
        - Беру иногда, но работы обычно много. Да и чем мне в выходной заняться?
        - А рынок и магазины ведь тоже без выходных?
        - Почему же, как и все - нужен торговцу выходной, он берет свободный день.
        - Нет, я имею в виду, чтобы в один день все было закрыто.
        - В праздники так бывает.
        Робин не понимал, и мне пришлось объяснить, что бывают рабочие дни, а бывают выходные. Поработал пять дней, а потом два отдыхаешь. В воскресенье в маленьких городах вообще может быть все закрыто. Робин не одобрил такое положение дел.
        - Если в городе в один день все закрыто, чем люди занимаются? - рассмеялся он, почему-то напомнив мне Лору.
        Сейчас еще произнесет «Странная ты!», и тогда я на него обижусь. Но он только сказал:
        - Все работают и отдыхают, когда хотят. Ты хоть на год можешь взять выходные, только деньги закончатся, клиенты про тебя забудут, что потом делать? Так что как устает человек - отдыхает.
        Такое устройство мира не добавило ему привлекательности в моих глазах. Это надо же, работай, пока не устанешь! Алина бы не вылезала из своего туристического бюро, что нехорошо - когда бы она поила меня чаем и развлекала разговорами? А я бы устала в первый же рабочий день. Да что там, когда я работала в магазине бижутерии, я чувствовала упадок сил, только переступив порог торгового центра.
        Робин пошел дальше вдоль Эллы к участку, а я направилась к Чернильной реке. Откуда-то вновь вынырнула черная кошка и проводила меня до моста. Я снова сомневалась, была ли это первая кошка или вторая, а то и вовсе одна и та же. Я склонялась к последнему варианту - не может быть в одном городе двух кошек настолько наглого вида.
        Из ящика на внешней части калитки снова торчал конверт, который я забрала и положила на столик в прихожей. Пол в коридоре выглядел не самым лучшим образом, ведь я не мыла его с тех пор, как Лора впервые пришла в дом, а тогда, как и сегодня, было грязно из-за дождя. Я представила себе, что скажет Джей, когда будет спускаться к ужину.
        Чтобы не терять времени, я оставила пакет с прутиками, бутылочкой темной жидкости и ворохом желтых перьев, которые купила сегодня в городе, рядом с конвертом и направилась в кладовку. Лора и правда навела тут порядок, расставив все по-новому. Только кеды висели там, где я их оставила. Когда я наклонилась в поисках ведра, длинный шнурок кошелька зацепился за коробку, и из него посыпались монетки.
        - И надо было ей тут все переставить! - ворчала я, ползая по полу на коленях. Из этого положения я хотя бы сразу увидела ведро.
        Вдруг в моей голове, словно подсвеченная молнией, сверкнула идея. Я резко встала, сжимая в руке горсть монет. А почему бы и не начать сейчас, Екатерина? Я разделила монеты на две горстки, часть отправила обратно в кошелек, а оставшиеся высыпала в кеды и заправила язычки внутрь. И никто ничего не заметил! Потом надо будет переложить их в рюкзак, хотя и здесь довольно безопасное место.
        Я вытащила ведро и швабру с тряпкой, убрала кошелек в шкатулку на кухне и помыла пол. Получилось не с первого раза. Мой предыдущий метод - разлить воду и повозить тряпкой, не сработал. Грязь распределилась по полу вместе с водой, поэтому уборка снова заняла уйму времени. Надо бы как-то привлечь Лору к этому делу - посуду она уже и так иногда моет.
        Справившись с мытьем полов, я разогрела ужин, умудрившись каким-то чудом не прижарить рис с овощами к сковородке. Волшебная фея завела новые порядки, и я не ужинала вместе с Джеем, как раньше. Пока колдун был на кухне, я сходила за грязной чашкой кофе и подносом и заодно заглянула в библиотеку. Книги вернулись на полки, и хоть коллекция изрядно поредела, их оставалось довольно много. Внушительная стопка рядом с выходом наводила на невеселую мысль, что это все мне придется таскать на продажу в город. На рабочем столе лежало «Учение о всяких тварях неразумных», раскрытое на странице с кричащим человечком. Колдун немилосердно прошелся по тексту, внося в него исправления и оставляя пометки на полях. И как можно так обращаться с книгами! Я вышла из библиотеки, решив, что Джею может не понравиться, что я долго стою у его рабочего места.
        Колдун ушел с кухни и сидел на веранде с яблоком. Посаженные Робином растения стремительно вытянулись, выпустили листья и со дня на день готовы были зацвести. И тут не обошлось без магии! Я с недовольством отметила, что Джей съел больше, чем обычно, и мне осталось гораздо меньше еды, хотя Лора и так готовила с запасом. Пришлось в дополнение сооружать себе бутерброд. Я сложила все на большую тарелку и ушла есть в комнату. Вопреки ожиданиям, с появлением Лоры я стала чувствовать себя в доме колдуна гораздо неуютнее.
        Пропасть между мной и Джеем росла. Раньше я была экзотическим сувениром из мира, где он провел тринадцать лет, бесполезный магнитик, который вчерашний турист пытается пристроить то на холодильник, то на стиральную машину, а то и просто убрать в стол. Теперь появилось четкое разделение: он - хозяин, я - прислуга. Он отдает приказ, я выполняю.
        Я сидела на кухне за столом, точнее, почти лежала, подперев голову рукой, и наблюдала, как золотоволосая фея впервые самостоятельно колдует над кофе. Несмотря ни на что, я была рада появлению Лоры. Колдун стал есть человеческие порции еды, и готовить нужно было больше. Нельзя было не отметить, что и выглядел он лучше - кожа перестала напоминать пергамент, посветлели тени вокруг глаз, а волосы стали мягче и приобрели блеск. К тому же он прибавил в весе и стал меньше сутулиться. Я вспомнила, как представляла на моем месте Алину, которая быстро откормила бы его в толстячка. Интересно, за какое время с этим справится Лора?
        Лора сосредоточенно помешивала кофе в турке ложкой, хотя я сказала, что этого делать не нужно. Но кто же будет слушать неумеху Екатерину, которой нельзя даже поручить приготовление яичницы! Я была не в настроении. Поход в город сегодня не задался. Возможно, жители были недовольны из-за налетевшего холодного ветра и того, что лето никак не хотело наступать, но я склонялась к менее романтичной версии. Колдун начал с писем, адресованных тем, с кем он был в хороших отношениях в прошлом, а теперь настал черед менее приятных личностей.
        С самого утра я нарвалась на костлявую мадам лет пятидесяти в оранжевой мантии и шароварах в мелкий цветочек, которая, только увидев подпись на конверте, смяла его в кулаке и свободной рукой прочертила сверху несколько линий. В тот же миг на землю посыпались тлеющие кусочки бумаги. Женщина тонким голосом прокричала: «Чтобы я тебя здесь больше не видела!» и захлопнула дверь. Я попятилась, а потом развернулась и поспешила прочь от этого дома.
        Отбежав на безопасное расстояние, я прижалась к стене и успокоила сбившееся дыхание. Мне стоило великих трудов не расплакаться прямо на месте. Кто знает местные обычаи, может, тут принято убивать гонцов, приносящих плохие известия, и испепелять курьеров от несимпатичных колдунов! Следующие адресаты оказались не агрессивными, но и не слишком приветливыми.
        В книжной лавке Рута непритворно удивился, когда я попросила экземпляр книги «Сказки трех сестер» и сборник детских стихов. Что это такого серьезного господина колдуна на глупые истории потянуло! Элла была рада меня видеть и сразу набросилась на мужа, что он категорически неправ, потому что в старых сказках можно найти упоминания о древней магии. Ведь все остальные источники Совет запретил. Оказалось, что Совет с момента разрушения мира начал охоту за сохранившимися книгами и до сих пор старательно отслеживает, не всплывут ли где-то дневники колдунов прошлого или переписанные от руки старые книги, и каждый год придумывает, что бы еще нового запретить. «Недолго им и до сказок добраться!» - пробурчал Рута.
        - А ты, Рина, знаешь сказки трех сестер? - поинтересовалась Элла, наливая мне чай.
        Три сестры, Илу, Инки и Итта, сидят в домике на болоте, ткут ковры и рассказывают друг другу сказки. Если заблудившийся путник будет хорошо себя вести, то его угостят чаем, который готовит Илу из крапивы и мха, и расскажут сказку, сюжет которой появится на новом ковре. А если путник придется сестрам не по душе, то они превратят его в лягушку. Впрочем, Итта и без причины может превратить незваного гостя в какую-нибудь болотную тварь. Инки самая добрая из сестер и провожает путника до края болот. Вообще-то даже сестры не знают, кто из них Илу, кто Инки, а кто Итта, ведь они каждый день меняются. Обычно никто не хочет быть Иттой, потому что она самая вредная. Кроме того, все, кто был на болотах, рассказывали разное - кто-то видел в домике трех уродливых старух, кто-то - трех молодых женщин, а кто-то вообще смешливых девчонок со светлыми волосами, отливающими болотной зеленью.
        - Вот так и сказки, которые рассказывают три сестры, всегда о превращениях. Моя любимая - про мальчика-соловья, а у Руты - Сон о короле-лисе.
        - Ничего подобного! - воскликнул Рута. - Во-первых, это вообще не сказка трех сестер, а во-вторых, король-лис - это в принципе не сказка!
        - Король-лис - не сказка! - передразнила его Элла. - Ты еще скажи, что Лисий город существует!
        - А то не существует, по-твоему? - взвился Рута. - Еще десяток лет запретов, и тень мира переведут в разряд сказок!
        Я бы с радостью осталась и послушала забавные препирательства этой парочки, а еще лучше какие-нибудь из сказок трех сестер, но у меня оставалось еще одно письмо.
        Особняк находился на той же стороне реки, что и дом колдуна, но выше по дороге, огибающей холм. Я еще не ходила так далеко от дома. Отсюда не было видно замка, а сегодняшний дикий ветер из долины гулял на полную, не ограниченный холмами, защищающими город. Его не останавливали те редкие деревья, что покрывали пологий склон. Я то и дело убирала волосы, но они все равно лезли в лицо, и получше заворачивалась в клетчатый шарф. Тут чувство вкуса подвело Алину - шарф не подходил вообще ни к чему из остальной одежды.
        Здесь дома не были отделены друг от друга кустарником, только редкие кусты одиноко торчали среди аккуратно постриженных газонов. Нужный мне дом был большим, белым, с высокими окнами, чтобы не упустить ни один лучик света на западной стороне холма. К порогу вели крупные квадратные плиты.
        Дверь открылась, не успела я постучать. Темноволосый мужчина с рыжей бородой взял конверт и со снисходительной улыбкой стал читать письмо. Наконец, он вложил его обратно в конверт, порвал надвое и протянул мне. Я потянула руку, и тут мужчина ловко схватил меня за запястье. Я дернулась, но он только сжал сильнее и повернул мою ладонью вверх.
        - Клятва души… Или? - он осмотрел меня с ног до головы, я тяжело дышала и тянула руку на себя. - А ты даже и не отсюда.
        Он взмахнул рукой у меня перед лицом и пробормотал:
        - Магии не видно… Зачем же тогда?.. Ты вообще знаешь, с кем связалась? - он вдруг приблизил лицо к моему и зашептал: - Он снова нарвется, понимаешь? И уж на этот раз Совет не оставит ему лазейку. Думаешь, о тех, кто с ним раньше работал, Совет просто забыл? А с тобой что будет, подумала? Что он тебе пообещал?
        Я попыталась вывернуться, но никак не получалось, и в отчаянии я сделала то единственное, что умела - представила между нами зеркало и еще раз как следует дернула рукой. Колдун разжал хватку, я тут же вырвалась и сломя голову побежала прямо по газону к дороге.
        - О себе подумай, девчонка! - донеслось мне вслед, и я чуть не поскользнулась на траве.
        И вот теперь я, положив голову на руку, наблюдала, как Лора варит кофе, и думала о себе, когда хлопнула входная дверь и на кухню заглянул Робин в полицейской форме. От неожиданности Лора резко повернулась и задела локтем турку, которая немедленно упала, залив плиту и пол и испачкав светло-синее платье девушки.
        Я подскочила на стуле от сопровождавшего все это грохота. Ну надо же, не одна я, оказывается, умею проворачивать такие фокусы! Робин, чувствуя себя виноватым, собрался принести тряпку из кладовки, но я его опередила - нечего туда соваться всяким любопытным полицейским. Я нашла тряпку и заодно перевесила кеды в уголок, заново завязав узел на шнурках, как мне казалось, прочнее.
        Лора уже мыла турку и терла ее с такой силой, как будто та была виновата в том, что упала с плиты.
        - Не беспокойся, Рина, я все уберу! - воскликнула девушка и вырвала у меня из рук тряпку.
        Я пожала плечами, устав удивляться ее энтузиазму. Я только заметила, что у нее дрожат руки. Вот так, перфекционизм до добра не доведет. Робин не знал, куда себя деть, и я предложила ему присоединиться к Джею в библиотеке, все равно кофе он пьет там.
        - Что же, - усмехнулся Робин, - теперь с едой и напитками в библиотеку пускают?
        Я сердито кивнула в сторону Лоры, которая уже снова наполняла турку молотым кофе.
        Робин передал мне пакетик с печеньем и поднялся наверх, а я пожалела, что нельзя отправить Лору домой, выгнать Джея в тень мира и спокойно побеседовать с Робином. У меня накопилась к нему куча вопросов, но не задавать же их при Лоре! Это только разожжет в ней неуемное любопытство. Но этой девушке и предлогов не надо было. Как будто угадав мои мысли, она нерешительно спросила:
        - Рина, скажи… А он, ну, полицейский, часто приходит? Он друг хозяина?
        - Раньше каждый день приходил и готовил завтрак, - вздохнула я, - а теперь говорит, что работы много.
        - Хорошо, когда полиция занимается делами, - невпопад ответила Лора и сосредоточилась на кофе.
        Мне пришлось тащить поднос с чашками и печеньем в библиотеку, потому что Лора заявила, что ей все еще стыдно перед Робином.
        - Сам смотри, - Джей как раз передавал книгу со стихами Робину.
        Тот отмахивался.
        - Да что мне смотреть, я с детства помню: «Раз и два - обняли когти, третий сердце нанизал»…
        Я остановилась у двери, ожидая продолжения, но Робин замолчал. Ну и пожалуйста! Тоже мне, тайное собрание! Элла расскажет, если попрошу. Я демонстративно грохнула поднос на стол так, что кофе слегка расплескался, и вышла из комнаты, подгоняемая волнами недовольства господина колдуна. То ли сегодня я была особо чувствительной, то ли степень его раздражения достигла новой высоты.
        Лора уже занималась ужином. Кофе, по ее мнению, был дорогим удовольствием только для хозяина дома и его друзей, поэтому она уже убрала и турку, и пакетик с кофе в полку. По моему же мнению, это было спорное утверждение, так что как только фея упорхнула домой, я приготовила себе небольшую чашечку и села на веранду насладиться тишиной. Колдуны были заняты чтением сказок, ужин был готов, я выполнила все поручения. Среди облаков то и дело проглядывали кусочки синего неба, а ветер у холмов поутих, будто решив, что справился с задачей. Среди зеленых стеблей разной высоты, узких и широких, аккуратных и разлапистых листьев и круглых бутонов появились розовые, белые, желтые и оранжевые цветы. Вряд ли Робин был специалистом по садоводству, но эта мешанина форм, размеров и цвета нравилась мне гораздо больше, чем аккуратные газоны на западной стороне холма.
        Глава 7. Розы и вино
        - Я не хочу творог, - заявила я, как только Лора начала готовить завтрак.
        Я твердо решила противостоять попыткам изменить мой рацион на более здоровый.
        - Ну и ладно, я в холодильнике оставлю, - ответила Лора, - завтра съешь, если получится.
        Не получится, не получится! Зато у меня прекрасно получается есть булочки и омлет. Но до этого было еще далеко. Сначала позавтракал Джей - Лора по моей просьбе приготовила больше, потому что вчера колдун не только расправился с ужином, но и опустошил половину холодильника.
        - Почему бы тебе, - осторожно начала я, - не готовить с самого утра ужин, а потом уже завтрак? Тогда ты сможешь сразу уходить домой и не тратить тут время.
        Лора бродила по комнате и как будто не слушала. То штору разгладит, то подвинет стул, чтобы он стоял ровнее.
        - И дяде будешь успевать помогать на рынке, - не отставала я.
        Мне хотелось, чтобы Лора продолжала готовить и убираться, но при этом проводила бы меньше времени в доме, донимая меня своей неуемной любознательностью.
        Девушка не ответила, снова подошла к стулу и решительно задвинула его под стол.
        - Знаешь, я сейчас сбегаю домой. Я кое-что забыла сделать. Ты не пойдешь сейчас в город?
        - Нет, пока новых поручений нет.
        - Ну все равно, давай я приду и приготовлю кофе! Только дождись меня!
        Удивительно - неужели то, что она вчера опрокинула турку, так задело ее самолюбие? Не понять мне этих перфекционистов. Я сделала вид, что не возражаю. Вообще-то после вчерашнего неудачного дня мне не хотелось даже выходить из комнаты, не то что проявлять какую-то активность, но все же приготовление кофе было тем немногим, что я умела делать хорошо. Лора поспешила домой, и мне пришлось самой готовить себе яичницу. Сегодня я особо тщательно отмыла льва, как будто утверждая за собой право хотя бы этот кусочек территории. Затем, повинуясь ранее неведомому мне чувству, я подмела садовые дорожки и веранду.
        Лора вернулась взбудораженная и, когда я поинтересовалась, в чем дело, сказала, что слегка повздорила с дядей, но ничего страшного - к вечеру он поймет, что она права, как всегда. Я посочувствовала усатому дяде, которому приходится жить под таким давлением, но вслух ничего не сказала. Колдун как раз заказал кофе.
        - А господин полицейский не приходил? На одного готовить? - Лора живо заняла место у плиты, как будто боялась, что я ее опережу.
        - Он вчера сказал, что дел по горло, может быть, через пару дней заглянет… И как вы тут без выходных живете!
        - Как же без выходных? Устал - бери выходной.
        Я только покачала головой. Как объяснишь этим людям про нормальный трудовой распорядок?
        - Ой! - воскликнула Лора.
        Я подумала было, что она опять что-то пролила.
        - Я, кажется, утром поднос унесла в кладовку, не принесешь?
        Вот уж не стоит так переживать из-за какого-то подноса. Я недовольно поднялась и пошла в коридор. Там меня настиг вызов колдуна - он опять был чем-то недоволен. Ничего необычного.
        Лора уже налила кофе в чашку, поставила на блюдечко и с нетерпением перетаптывалась с ноги на ногу.
        - Он меня позвал, - сообщила я, - так что я понесу.
        - Нет! Я хочу посмотреть! - девушка поспешно вырвала у меня из рук поднос.
        И на что она там собралась смотреть? На то, как я заберу книги на продажу? Если она и эту обязанность хочет у меня отобрать, то я не против!
        Я первая поднялась по лестнице и, коротко постучав и не дожидаясь ответа, зашла в библиотеку, придержав дверь для Лоры, которая сосредоточенно несла поднос.
        Джей даже не обратил внимания, что к нему ворвалась, по его меркам, целая толпа. Он сидел в кресле за столиком у камина и перелистывал книги. Пока Лора аккуратно освобождала место для чашки, он сунул мне в руку одну из приобретенных у Туана книг и спросил:
        - Посмотри. Что с ней не так?
        Я повертела в руках томик. Потертая обложка была испещрена непонятными буквами. Неужели колдун решил, что я каким-то чудом начала понимать эти каракули?
        Джей тем временем поднял к губам чашку, но не отпил, принюхиваясь.
        - Ты варила кофе? - спросил он меня.
        Я не успела ответить, как голос подала Лора. Оказывается, она все еще была в библиотеке, только отошла ближе к полкам. Так вот оно что, она хотела посмотреть на книги.
        - Я, господин.
        - Слишком крепкий. Принеси стакан воды.
        Я напряглась, потому что почувствовала, что он сказал не то, что думал. Так вот как он понимает, что я вру! Надо быть поаккуратнее…
        Лора пролепетала: «Да, господин» и вышла, а сам господин сходил в свой маленький кабинет, который соединялся дверью с библиотекой, и вернулся, что-то сжимая в ладони.
        - Ты была с ней на кухне?
        - Да, - с удивлением ответила я, отрываясь от книги. Я как раз нашла, что не понравилось колдуну - в середине были вырваны страницы, сразу штук десять, и еще несколько дальше, вразброс.
        Джей смотрел на меня, будто хотел одним взглядом вывернуть наизнанку. Того и гляди, схватит за руку, как вчерашний колдун из белого дома. Я нахмурилась и поставила у него перед носом зеркало, высокое, от пола до потолка. Нечего меня взглядом сверлить, полюбуйся лучше на себя. Колдун моргнул и перевел взгляд на стопку книг на столе. Мне полегчало. Может быть, в этом мире и правда действует тетушкина магия? Тогда неплохо бы прицепить к одежде булавку от сглаза и завести амулет на удачу - этого добра тут должно быть предостаточно.
        Вернулась Лора со стаканом воды. Она шла медленно, словно опасалась, что пол разрушится под ее ногами. Джей забрал стакан у нее из рук и отвернулся, чтобы поставить на столик. Он ловко, словно фокусник, загородил стакан рукой, и мне показалось, что в воде расползлось мутными щупальцами синее пятно и тут же потеряло цвет. Все это заняло меньше секунды, и я не могла быть уверена, что это не игра света и тени. Колдун поставил стакан и взял чашку с кофе.
        Воздух в комнате как будто загустел, до того очевидным стало напряжение. Лора стояла, сжав кулаки и в упор глядя на Джея. Тот, не отрывая от нее взгляда, протянул мне чашку и сказал:
        - Пей.
        Я отложила книгу, взяла у него из рук чашку. В запахе чувствовалась горькая нотка. Я сделала глоток.
        Позже, сидя под старой ивой у моста на берегу реки, я прокручивала последовавшие события снова и снова.
        Лора словно дикий зверь бросается на Джея. Она кричит «Ты уничтожил мою семью!» и сбивает колдуна с ног. Они падают в узкое пространство между креслом и столиком.
        Мне тяжело дышать, шею как будто сдавливает, а сердце сбивается с ритма.
        Джей кричит «Робин!». Руки Лоры на его шее. Он хватает ее за запястья.
        В глазах пляшут искры. Я оседаю на пол.
        Из ниоткуда появляется Робин и, мгновенно сориентировавшись, оттаскивает Лору от колдуна. Она кричит и вырывается.
        Джей бросается ко мне и вливает мне в рот жидкость из стакана. Я захлебываюсь и кашляю, но он не останавливается до последней капли.
        Я сажусь и откашливаюсь. Джей отворачивается к Робину, который удерживает изворачивающуюся и кричащую Лору. Она больше не похожа на фею: волосы разметались, лицо покраснело, а глаза сияют первобытной яростью.
        Джей положил ладони на виски девушке, и она, тут же замолчав, словно тряпичная кукла рухнула в кресло. Робин продолжал держать ее за плечи, а Джей встал перед креслом на колени, не отпуская голову Лоры. На миг мне показалось, что мы снова в комнате в отеле, и перед колдуном сидит Алина.
        - Не надо, - прошептала я, всхлипнула и расплакалась.
        - Замолчи, - оборвал меня Джей.
        Я зажала рот рукой, но рыдания было уже не остановить.
        - Вон отсюда! - крикнул колдун, обернувшись на меня.
        В болотной глубине его глаз сверкнуло яростное пламя первобытного огня, подхваченное от Лоры. Колдун тут же отвернулся, а я с трудом поднялась на ноги и, спотыкаясь, вышла из библиотеки.
        На лестничном пролете я прижалась спиной к стене и, продолжая рыдать, сползла на пол. Ноги не держали. Я не смогла бы даже спуститься по лестнице, не говоря уже о том, чтобы покинуть этот дом и бежать куда глаза глядят. Я ждала, что с минуты на минуту из меня начнут вытекать силы, но этого так и не случилось. Колдун стал сильнее за прошедшие недели. Не знаю, сколько времени прошло, но плакать я больше не могла, только вздрагивала при каждом вдохе.
        Наконец, дверь библиотеки открылась, оттуда вышел Робин со спящей Лорой на руках, и дверь за ним закрылась. Он спустился по лестнице, зашел в мою комнату и положил девушку на постель.
        - Рина, - позвал он.
        Я прошла вслед за ним на кухню. Он налил мне воды, но я не прикоснулась к стакану.
        - Он стер ей память, да?
        Робин опустился на стул, кивнул и сам сделал глоток воды.
        - Но это незаконно, ты сам говорил.
        Мужчина не ответил.
        - Ты же полицейский! - дрожащим голосом сказала я.
        Робин тяжело посмотрел на меня.
        - Я служу городу. По-твоему, лучше было бы отправить ее в тюрьму?
        Он достал из кармана маленькую серебряную шкатулку. Стенки были покрыты остатками серого с черными крапинками порошка.
        - Это было у Лоры в кармане. Пустынник колючий. Три щепотки на стакан жидкости - и человека клонит в сон, а затем незаметно отказывает сердце.
        - Поверь мне, это было заметно, - сухо произнесла я и вышла из кухни.
        Заглянув в комнату, я увидела, что Лора улыбается во сне. Я вышла в сад, но и находиться рядом с домом не хотелось. Облака разбежались, выглянуло солнце, и стало заметно теплее. Я шла к реке, засунув руки в карманы и ссутулившись. На улице кипела жизнь. Разговаривали, встретившись на ступенях пекарни, две пожилые женщины в широких длинных юбках, с воплями гонялись друг за другом мальчишки, выскакивая на дорогу.
        - Ты дракон!
        - Нет, ты, нет, ты!
        Велосипедист резко затормозил, начал ругаться и грозить кулаком, мальчишки с хохотом разбежались.
        Я опустила голову, чтобы челка упала на лицо.
        Птицы чирикали, порхали бабочки над белыми маргаритками, покрывавшими берег реки. По синей глади, отражавшей небо, скользили утки, ныряли за рыбой черные поганки, неспешно плыли несколько белых лебедей. У основания моста, склонив голову и касаясь воды, стояла старая плакучая ива. Я спряталась в гуще тонких веток, покрытых узкими миндалевидными листочками.
        Внутри меня разлилась кислота и выжгла все чувства и мысли. Все что я могла - это прокручивать в голове те несколько секунд. Солнце проникало через листву и играло тенями на моем лице.
        Прошло не меньше часа, прежде чем мою голову, раскалывавшуюся от боли, начали заполнять мысли.
        Я сорвала веточку и воткнула в землю. Вот Лора. Она видит меня несколько раз на рынке, но уже знает, где я живу. Она начинает работать у колдуна после того, как я споткнулась, а она помогла мне дойти до дома. Она готовит для колдуна отдельно. Она запрещает мне пить кофе. Она подсыпает колдуну яд. Вопрос: зачем? Ответ: Он уничтожил ее семью.
        И она не останавливает меня, когда я пью из его чашки…
        Я воткнула вторую ветку в землю, предварительно оборвав с нее все листики. Вот колдун. Он тащит меня в свой мир, заставляет работать, а сам читает сказки. Он предлагает Лоре работу, чтобы не есть горелый омлет. Он знает, что в кофе яд, дает мне выпить его, но тут же дает противоядие. Он стирает Лоре память, но при этом не тратит мою энергию. Вопрос: зачем я ему нужна? Ответ: нет ответа.
        Третьей ветке я оставила листок на голове. Робин. Колдун, полицейский. Глава тайной полиции. Хорошо готовит. Обо всех заботится. Улыбается. Свидетель моей клятвы. Полицейский, который помогает творить запрещенную магию. Вопрос: зачем? Ответ: потому что он служит городу. Не людям.
        Четвертая ветка никак не хотела отламываться, а потом встала рядом с остальными, опустив голову. Вот птица-неудачница Екатерина. Сначала позволила обмануть себя сай в отеле. Потом позволила обмануть себя колдуну. Позволила обмануть себя Лоре. Ведь она просто использовала тебя, глупая ты курица. Как и сай, как и колдун. Как и тетушка. Что же ты молчишь, тетушка, и не скажешь мне, что настоящим леди не пристало сидеть на земле, на берегу реки в колдовском мире, и играть с веточками. Я пнула ветки, обхватила ноги руками и положила голову на колени.
        Если бы Алина не потащила меня в эту поездку! И зачем я ей понадобилась, она прекрасно проводила время без моего вялого участия… Вдруг в голове заговорил голос, но не тетушкин, а незнакомый, холодный, резкий. По крайней мере, Алина тебя не обманывала. Это ты на протяжении нескольких лет вполне успешно использовала ее.
        Я помотала головой, прогоняя ненужную мысль, провела руками по лицу. Нечего саму себя расстраивать, другие справляются с этим куда лучше. К берегу прибежали мальчишки с собакой, они хохотали, кричали, бросали палку в реку, а собака, заливаясь счастливым лаем, прыгала за ней, поднимая фонтан брызг. Стало трудно сосредоточиться на своих несчастьях, я покинула убежище и поплелась вдоль берега.
        Перед внутренним взором так и крутились ивовые палочки. Лора. Что случилось с ее семьей и когда? Тринадцать лет назад она была совсем маленькой девочкой. Робин, закрывающий глаза на преступления. Возможно, он прав. Я не могла представить Лору за решеткой, не ту, с перекошенным от злости лицом, а золотоволосую фею. Колдун, которого я не хочу называть по имени. Зачем он дал мне выпить отравленный кофе? Выпил бы сам, раз у него было противоядие, а лучше бы вылил.
        Стоп, Екатерина. Я остановилась. Я и не заметила, как почти дошла до Рыбного моста. Тропинка шла вдоль берега между зарослей камыша и неухоженных кустов, среди которых местами были расставлены покосившиеся лавочки. За ними берег резко поднимался вверх, к дороге, а дальше выстроились рядами невысокие дома.
        Я стряхнула с лавочки грязь и села, задумавшись. Получается, он решил меня на несколько минут обезвредить. Противоядие у него было готово. Ведь если бы он сразу схватил Лору, я могла ему помешать. Например, броситься на улицу за помощью, тогда бы ему никакой Робин не помог избежать последствий. Не уверена, что я бы от ужаса не встала столбом посреди библиотеки, но и колдун не мог быть уверен, что я не стану действовать. Вдруг бы мы вдвоем с ним справились?..
        Снова пришлось помотать головой, и виски пронзила боль. Вот так, тетушка, твой неудавшийся проект по превращению воробья в леди сидит на старой лавке в камышах и гадает, удалось бы убийство или нет.
        Я пошла дальше и вскоре вышла на разбитую дорогу, упирающуюся в Рыбный мост. Здесь было грязно после дождя, в глубоких колеях еще не высохли лужи. Пахло болотом и лошадиным навозом. Меня замутило. Мимо, буксуя в грязи, проехала повозка, и я едва успела увернуться от брызг. Возница хохотнул и щелкнул в воздухе кнутом, чтобы лошадь прибавила шаг.
        Мост был исполосован грязными следами колес. Справа черные тучи размывали столбами дождя далекие горы на горизонте. Слева красовался в лучах солнца замок, зеленели деревья на склонах холма, блеск крыш и шпилей старого города слепил глаза. В небольшой гавани у моста толпились лодки, рынок был полон людей. Назло всему, я пошла туда, откуда порыв ветра принес почти невыносимый запах рыбы.
        Это было неудачное решение. Пускай на рынке было не так грязно, как я себе вообразила, но уровень шума был в сотню раз выше, чем в других уголках города. Орали продавцы. Перекрикивая друг друга, торговались покупатели. Чайки галдели и бегали под ногами, ссорились за кусок украденной у зазевавшегося торговца жареной рыбы, от запаха которой слезились глаза. Из-под полосатого навеса валил пар. Повар зачерпывал бумажным кульком из огромной сковороды позолоченных кипящим маслом рыбешек, его помощница разливала пенное пиво. За высокими столиками собрались рыбаки, у них под ногами требовательно орал плешивый кот. Кто-то кинул ему обглоданный рыбий скелетик.
        Прижав рукав к носу, я нырнула между палатками и оказалась в узком пространстве между стен домов. Перепрыгивая через мусор, я протиснулась на улицу. Здесь все пропиталось рыбным запахом. Я взяла левее, чтобы выйти к Элле, но однообразные улочки никак не заканчивались. Мною овладело такое отчаяние, которого я раньше не знала. Оказавшись посреди очередной серой, непримечательной улицы, я прислонилась к стене и закрыла глаза. Головная боль ритмично ударяет в виски, кровь шумит в ушах, грудную клетку сдавило. Мне не выбраться отсюда. Как глупо было рассказывать себе сказки о возвращении домой. Нет больше никакого дома. Я шумно вдохнула воздух - вот она, реальность. Не там, в воспоминаниях о доме, не в выдуманных историях по ту сторону экрана, а здесь, во влажном рыбном воздухе, первых каплях дождя и неровных камнях мостовой.
        Кто-то толкнул меня по ноге, и я открыла глаза. Об мои джинсы терлась черная кошка разбойничьего вида. Она почти беззвучно мяукнула и медленно пошла по улице, оглядываясь и словно приглашая меня следовать за ней. Хорошо, магический мир, я буду играть по твоим правилам.
        Как ни странно, кошка не привела меня к избушке на курьих ножках или пряничному домику, а оставила на берегу Эллы. Я и глазом моргнуть не успела, как она скрылась за углом, но не стала преследовать ее дальше. Неподалеку была лавка Руты, но мне казалось, что стоит мне увидеть продавца книг и его жену, как я расплачусь и расскажу им все. И кто знает, что со мной сделает колдун, прежде чем его схватит Совет.
        На знакомых улицах было спокойнее, и отчаяние больше не распирало грудь, собравшись комком в районе солнечного сплетения. Я вышла к Дому всех богов, молча обошла брата Аида, бросившегося было навстречу с листовками, и направилась к Старому рынку, который как раз открылся. Он и правда выглядел иначе, чем остальные рынки. Даже навесы над столами выглядели богаче - тяжелая ткань густых оттенков оранжевого, бордового, изумрудного, пурпурного цветов была украшена кисточками на концах. Я вдохнула запах специй, непривычный и острый. С краю примостились столики со знакомыми фруктами и овощами, в основном же на прилавках лежали экзотические фрукты, корешки, смеси трав. Стойка с разноцветными порошками и жидкостями в маленьких скляночках заставила мою кожу покрыться мурашками.
        Ветер пригнал тучи с гор, и они накрыли город темным покрывалом, окутали душным воздухом. Редкие, но крупные капли дождя ударялись о ткань навесов. На меня навалилась смертельная усталость. В кармане оставалась мелочь, и в чайной палатке я ткнула наугад в один из пузатых чайников, покрытых яркими геометрическими узорами. Я наблюдала, как на дно чашки оседают случайно попавшие через сеточку лепестки. Чай янтарного цвета пах мятой и чем-то похожим на манго. Кисло-сладкие нотки переплетались с травянистым вкусом, оставляя фруктовое послевкусие.
        Когда я добралась до дома, капли падали чаще, но все еще не были полноценным дождем. Над холмами сверкали зарницы, пытаясь разогнать рано упавшие на город сумерки. Я задержалась у калитки и положила руку на лапу льву. Колдун был в библиотеке. Я отмахнулась от его чувств - мне хватало своих, почти бегом добралась до входа и прошмыгнула в свою комнату. Не раздеваясь, я легла на кровать, сохранившую навязчивый аромат роз. Пришлось скинуть покрывало на пол. Комната осветилась молнией, протрещал гром, и на город обрушился ливень.
        Я уже поняла, что утренний комариный писк - как будильник, настроен на одно время и будет зудеть, пока я не выйду из комнаты. Может быть, просто остаться лежать вот так, не двигаясь, не думая, не вспоминая? План был хороший, но мое тело, измученное вчерашним хождением по лабиринтам улиц, требовало заботы. К тому моменту, как я вышла из душа, комариный писк заполнил собой все пространство внутри моей черепной коробки, и ему вторил бурчанием пустой желудок.
        В холодильнике не было ничего, кроме творога, который принесла Лора, и пары яиц. Творог даже показался вкусным. Я злилась на себя за то, что вчерашних решительных настроений как не бывало. Наверху, в библиотеке, пульсировал комок раздражения и злости, и я опасалась дать ему лишний повод, чтобы все это не обрушилось на меня.
        Я налила в сковородку масло, разбила яйца прямо о бортик и отстраненно отметила, что получилось не уронить ни одной скорлупки в яичницу и не пролить ничего на стол. Впрочем, яичница от этого лучше не стала. Она все не хотела готовиться, и я повозила лопаткой в сковородке. Получилось месиво, которое я соскребла на тарелку. Приятного аппетита, господин колдун. Взяв из шкатулки деньги и прихватив корзинку, я поспешила покинуть дом, чтобы не встретиться с колдуном. Я не хотела его видеть.
        Я долго не могла заставить себя подойти к палатке с соломенными фигурками, хотя уже давно купила все, что нужно, кинула голубям у фонтана крошек, третий раз прошла мимо стола с зеленью и под вопросительным взглядом торговки была вынуждена купить укроп.
        Наконец, я решилась. Не кружить же здесь до закрытия рынка. Усатый дядя сматывал кого-то из соломы, насвистывая простенькую мелодию. Бусинки на концах усов покачивались в такт.
        Я нерешительно потопталась у прилавка и спросила:
        - А где Лора? - и тут же, опередив тетушкин голос в голове, добавила: - Здравствуйте.
        Усач сначала прищурился, как будто не узнавая, а потом протянул:
        - А-а-а, подружка! Что, не сказала тебе Лора?
        Я помотала головой. Усач подозвал меня, и я, протиснувшись через узкий проход между прилавками, села рядом с ним на место, где обычно сидела Лора. После каждого предложения он делал короткую паузу и начинал следующее с короткого полувздоха, словно наматывая новый слой на рассказ.
        - Вчера прибегает радостная, говорит, дядюшка, я решилась! Я удивился, ведь мы утром повздорили из-за ее планов. Спрашиваю осторожно, на что, говорю, решилась? А она - извини, дядюшка, бросаю тебя, поеду к отцу жить, он давно зовет. А маму, говорит, и тебя буду навещать иногда. А у отца ее, брата моей жены, домик у моря, жена молодая и сынишка растет. Лора раньше им мешать не хотела, разрывалась между тремя домами. Матери она вроде и не в тягость, но у нее трое малышей, да еще и двое мужниных, нет свободной секунды, чтобы время уделить старшей дочери. А у меня Лили и Тимо подрастают, Лили давно просится мне помогать, вот и пришел, значит, ее черед… Я Лоре говорю, как же твоя работа, милая? А она смотрит на меня, смеется: какая еще работа, дядюшка! У меня от сердца отлегло - значит, ушла она от колдуна. Ушла?
        Мужчина строго посмотрел на меня, чтобы я подтвердила его догадку. Я неопределенно качнула головой и соображала, что бы соврать. Возможность взять паузу мне предоставил грустный долговязый мужчина, который уже некоторое время вертел в руках то одну, то другую соломенную фигурку.
        - Мастер, почем мышка? - прервал он наш разговор.
        - Две монеты, - ответил усач.
        Мужчина присвистнул.
        - Ты тут посиди весь день и помотай, тогда посвистишь!
        - Не кипятись, мастер! А если двух возьму, скидку сделаешь?
        - От десятка скидка.
        - Грабеж! - обреченно возмущался грустный мужчина, выбирая монеты в кошельке. Он еще долго придирчиво вертел в руках каждую мышь, как будто проводил конкурс красоты. Усач терпеливо ждал, потом положил победительниц по коробочкам, а я помогла перевязать их красными лентами. Грустный мужчина выдохнул удивительный звук - одновременно и скорбный вздох, и «спасибо» - и удалился. Дядя Лоры вернулся к наматыванию соломы на каркас и продолжил, забыв, что я оставила его вопрос без ответа:
        - А я и рад, ох уж как я рад! Сначала подумал - вдруг натворила чего, так быстро убегает… А теперь смотрю, раз ты ходишь тут как обычно, покупки делаешь, значит, все в порядке. Все в порядке? - вновь строго спросил он, оторвавшись от шарика соломы.
        Я пожала плечами, протянула ему ленточку с нанизанным на нее цветком и тут же принялась копаться в коробочке с бусинами.
        - Я ей сразу сказал - брось ты эту затею! А Лора же у нас такая - придумала чего, не отговоришь. Как с этими поездками через всю страну! И мать, и отец, да и я тоже, все мы уговаривали ее задержаться хоть где, а она все "нет" и "нет", носится, места себе не найдет. А тут в очередной раз приехала, а я на свою голову ей и ляпни, что колдун вернулся. Видела бы ты ее! Побледнела, губы сжала, - усач покачал головой, бусинки в усах вторили ему, - сходила к дому, вернулась и повторяет - отомщу, отомщу.
        Я замерла. Мир поплыл перед глазами, а соломенные шарики бросились в пляс. Значит, она с самого начала?.. Подружка, значит?.. Я сосредоточилась на дыхании, и окружающий мир вернулся в стационарное положение. Думать буду потом, сейчас надо слушать. Усач продолжал, не заметив, что я была на грани обморока.
        - …она, говорит, согласилась мне помочь. Я удивился, ты же тихая такая, исполнительная. Бегаешь тут, стараешься, хоть и ничего не понимала поначалу, а теперь смотри-ка. А Лора говорит, не нравится ей, тебе, то есть, у колдуна. Ну, это мне понятно, какому нормальному человеку у колдуна понравится, а тем более, человеку издалека. А тем более у такого колдуна, от которого только и жди неожиданности или неприятности. Однако же работа есть работа, раз согласилась, то и выполняй, что обещала. Так?
        Я медленно кивнула под взглядом его прозрачно-голубых, как бусины, глаз.
        - Так, - довольно кивнул дядя. - А я и думаю, ты же Лору нашу, значит, отговорила. Я-то не смог, да что я, старый, кто меня послушает, а вы ровесницы. Вот я всю неделю боялся, не знал, что делать. Получилось бы у нее, так поймали бы - и в тюрьму, а куда ей, красавице такой, в клетке сидеть! Ей бы замуж, детишек, да цветочную лавку открыть, как у ее матери была. А не получилось бы - так еще хуже, кто же его знает, господина колдуна? Он и по молодости был вспыльчивый, а после многих лет в зеркале даже представить страшно. Уже месяц тут, а из дома носу не кажет, а?
        Я все нанизывала одну бусину на ленточку и никак не могла попасть в дырку. Не дождавшись ответа, усач продолжил:
        - А нам, сама понимаешь, местным, посмотреть на него охота. В саду его видели, но так-то не встанешь там, не разглядишь! А тогда… сколько же? Тринадцать лет назад, вот был франт, вот красавец! Девицы как увидят его - так дыханье сразу сбивается, щеки розовеют, голоса сразу томные становятся.
        Я оставила в покое бусину и воззрилась на дядю.
        - А он вечером выйдет из дома, то по набережной прогуляться в хорошую погоду, то в театр, а то и на королевский бал. И каждые две недели у него новая спутница, а бывало и чаще. Ну, если не пропадет в других мирах на месяц-другой… И без разбору, богатые дамы, девушки попроще, постарше и помоложе. И все как одна, кто с ним, э-э-э, ох, прости старика, ну, близко пообщался, расцветали, словно бутон по весне. Да мало того, денег у него - немерено, редкие вещицы доставал, говорили, с древней магией играл, но Совет ничего доказать не мог.
        Так, дядя, постой, лихорадочно соображала я, это ты сейчас про колдуна Джея, сына мельника из деревни? Про вот того пыльного, сутулого, злого? Который разговаривает через силу, а то и просто машет рукой? Который не вылезает из черно-коричневой одежды? Это вот он - покоритель и разбиватель женских сердец?
        - А ему что - он как улыбнется, так любая за ним хоть на край света пойдет. Вот мать Лоры и попалась.
        Я выронила бусину.
        - Что, не рассказала тебе наша девочка? - удивился дядя.
        Я полезла доставать бусину под табурет, но на этот раз усач решил дождаться ответа.
        - Она сказала, что колдун уничтожил ее семью, - молодец, Екатерина, даже не соврала.
        - Ох уж эта Лора, вечно все преувеличит и в трагедию превратит, - засмеялся дядя. У меня сжалось сердце.
        - У ее родителей сразу пошел разлад. Встретились, а через неделю уж свадьбу им подавай! А как Лора родилась, чувства поутихли, стало ясно, что они друг друга на дух не переносят. Но для Лоры делали вид, что все хорошо. Она же ангелочек, куколка, как ее расстроишь, скажи? Отец ее тогда владел полем, цветы выращивал, красивые - загляденье. Да с такой магией все обустроил, что и в дождь, и в снег, и в мороз - всегда цветов было море. А мать в лавке торговала, букеты у нее какие были! Даже, бывало, королева на праздники заказывала, а от желающих украсить дом отбою не было. А у Лоры все было, и игрушки, и комната вся в цветах, и даже лошадку ей купили и часть поля под это дело отвели.
        Дядя покачал головой, улыбаясь воспоминанием. Я завороженно смотрела, как он наматывает слой на слой, в то время как у меня в голове слой за слоем отваливалась краска с холста, и разрушалась картина, которую я себе нарисовала. Мужчина уже успел соорудить три шарика, украшенных бусинками, и приступил к четвертому.
        - Мама Лоры тосковала, день за днем, все ей было не мило. И где-то она господина колдуна повстречала. Что там было - знать не знаю, но сначала она по вечерам к реке бегала, на свидания, куда еще? Муж молчал, что ему, они давно уже только для дочери притворялись. А мы, я да женушка моя, думали, что вот неделя прошла, вторая пройдет - и кончатся ее вечерние свидания. И тут вдруг новость - Лиза, ну мать Лоры, у нас, видишь, как будто и традиция, девочкам давать имена на букву «л», вот и дочка моя Лили. Так вот, Лиза собрала вещи и к колдуну ушла жить. А муж плечами пожал, расстроился только, что ему теперь часть времени букеты крутить да в лавке торчать. Неделя прошла, другая, дамы в городе ходят заплаканные, от румянца и следа не осталось. Как увидят парочку в городе, молнии мечут. Уж не вспомню, сколько прошло, может, месяца два. Долго! Лиза только приходила Лору навестить каждый день, в лавке поработать. Сначала Лора плакала страшно, а потом в один день замолчала, словно онемела. Есть перестала. Лиза металась между дочкой и любовником, а мы-то ничего сделать не могли. Такому не поможешь, тут
сердце само должно решить.
        А однажды смотрю, сидит утром Лиза на скамейке у цветочной лавки, улыбается, перебирает ветки хлопка, колосья золотой пшеницы, розу то добавит, то уберет, вплетает синюю ленту. А вид такой мечтательный, как будто витает где-то. Я ей говорю, ты что же это, насовсем вернулась? А она смотрит на меня, смеется, говорит, что и не уходила никуда. Только сон мне такой приснился чудесный, что я свободна от всего этого. Развела руками, цветы отбросила, а лентой волосы подвязала. Волосы у нее глубокого каштанового цвета с красным отливом, как кора молодого деревца. Я, говорит, полна любви и новых надежд. Так прямо и сказала, как сейчас помню. А для дочки, говорит, будет все самое лучшее и настоящее, а не спектакль. Нельзя так, говорит. Про колдуна больше и не вспоминала. А его не далее, чем через полгода после этого Совет судил. Потом Лиза быстро с мужем разошлась, Лору забрала с собой к родителям на равнину, а отец тут дела устроил, лавку продал, поле мне с женой оставил, а сам к морю уехал. Давно мечтал рыбу ловить, сети плести. Говорил, цветы видеть сил больше нет, а уж запах этот! Ишь ты, рыба ему милее,
представь?
        Я наматывала ленточку на палец и разматывала, наматывала и разматывала.
        - Лору он брал летом на море, и новая жена хорошо ее приняла, но девочке нашей все не было покоя. А теперь, вот уж я рад так рад, сначала забеспокоился, не случилось ли чего, ан нет, ты говоришь, все хорошо. А вот это, - усач протянул мне последний шарик на ленточке, - это тебе. Да бери, бери, он не колдовской, самый обыкновенный! В благодарность тебе, что нашу Лору отговорила от глупостей.
        Я взяла шарик и выдавила улыбку, хотя губы дрожали, а брови сложились в траурный домик. Дядя Лоры решил, что я сейчас заплачу от благодарности. Я прошептала, что мне пора бежать.
        - Конечно-конечно! - рассеянно улыбнулся усач, взял новый каркас и тут же забыл про меня. Как будто не мне рассказывал всю эту историю, а просто вспоминал вслух.
        Я не пошла домой. У реки было спокойнее. Я расположилась там же, где и вчера, под ивой у моста. Хоть солнце припекало, земля была мокрой после вчерашней грозы, и мне пришлось подстелить ветровку. Взяв из корзинки булочку и отщипнув кусочек сыра, я так и держала их в руках. Меня мутило. Пахло свежей травой и влажной глиной. У самого края воды плавали утки, которых гонял агрессивный лебедь. Я запустила в него веточкой. Утки не оценили мою заботу и, разбежавшись по воде, перелетели к другому берегу. Лебедь остался и кружил по отвоеванной территории, не зная, чем теперь себя занять.
        Я отломила еще ветку ивы и оборвала листья, кроме нескольких наверху, оставила две веточки по краям, как руки, а потом отломила верхушку. Вот так, и никаких лишних воспоминаний. Стоит только надоесть колдуну, как он залезет тебе в голову, покопается там и вырежет все лишнее, а ты проснешься счастливой и побежишь менять свою жизнь к лучшему. Только ты ли проснешься? Каждое, даже самое скучное воспоминание принадлежит человеку. Каждая секунда важна. Что же говорить о месяце, о двух?
        Сегодня мне не удалось поиграть с веточками и побродить по берегу. Комариный писк вернулся, а я, хоть и решила игнорировать его до последнего, долго выносить нарастающий шум не смогла.
        Оба колдуна были на кухне. Робин ходил туда-сюда и что-то тихо монотонно говорил, Джей сидел за столом, сгорбившись и обхватив голову руками. Я зашла и, не глядя на них, стала раскладывать покупки по полкам. На плите стояла грязная сковородка, а рядом - тарелка. Мне стоило огромного труда притворяться, что я одна на кухне. Я прошествовала к раковине, делая вид, что на меня не обращены две пары глаз.
        - Рина, сядь, - голос Джея звучал так, как будто он предпочел бы ничего не говорить. - Робин приготовил речь.
        Я махнула запиской, выключая воду, медленно вытерла руки, отодвинула стул от стола и села.
        Джей смотрел вниз, сжав губы. Робин сел напротив меня.
        - Послушай, ничего страшного не произошло. Так всем лучше. Представь себе, что Лора оказалась бы в тюрьме, а через несколько лет вышла бы, озлобленная, без целей в жизни, кроме одной - совершить то, что не удалось. Я сам виноват, был так занят делами, что и не подумал проверить, кто она. У нас не было выбора.
        В голову вдруг ударила кровь, и я сразу, без предисловий, начала кричать:
        - Не было выбора? Не было?! - я давилась слезами. - Всегда есть выбор! С Лизой тоже не было выбора?!
        Джей резко выпрямился, черты его лица как будто одеревенели. Он ударил ладонью по столу и встал. Я вжалась в стул, поняв, что ляпнула лишнее. Он подошел, склонился надо мной, обдав облаком пыльного запаха, и тихо, с яростью произнес:
        - Если ты думаешь, что вернешься домой с полным набором воспоминаний, то очень ошибаешься.
        Он вышел из кухни, поднялся по лестнице и хлопнул дверью библиотеки. Я смотрела в воздух перед собой.
        - Она сама его попросила.
        Я перевела взгляд на Робина.
        - Лиза. Она попросила Джея стереть ей воспоминания, - повторил Робин и сложил перед собой руки, как школьник за партой.
        - Почему? - спросила я, но, кажется, уже сама догадалась.
        - Потому что не могла выбрать. Без дочери не могла, а муж бы не отдал ее. И без… без Джея тоже не могла.
        - И он, что же, согласился? Как?
        Робин нашел на столе какую-то крошку и сбросил на пол, потом грустно улыбнулся и ответил:
        - Вырастешь - поймешь.
        Мы помолчали. Наконец, Робин сказал, что ему нужно идти.
        - Работы много, нехорошие дела творятся.
        - Подожди, Робин, - меня волновал еще один вопрос, - ведь он дал мне выпить отравленный кофе! У него и тут не было выбора?
        Робин тяжело вздохнул.
        - Хотел удостовериться, что ты не знала.
        - Я… Я ни при чем, - я запнулась, - я бы не стала…
        - Знаю, - вновь вздохнул Робин.
        Он ушел. Мысли никак не унимались, скакали с одного на другое, на доли секунды формируясь в обрывки фраз и разлетаясь вновь. Я бы не стала?
        Если сначала Джей был просто помехой на пути к дому, то теперь я взглянула на него другими глазами. Раньше это было похоже на мутный предрассветный сон, который вот-вот разгонят первые лучи солнца, на игру, где он кидал в меня мячик, а я отклонялась и пряталась. Я была погружена в свои мысли, вспоминала дом и представляла, как вернусь обратно. Теперь меня рывком вытащили наружу, и окружающий мир оказался колючим, многогранным и очень реальным.
        Джей перестал быть персонажем фильма, который волшебным образом вмешался в мою жизнь и так же должен был ее покинуть. Он был настоящим и опасным. У него было прошлое, не эфемерное, не придуманное, как у героев в кино, а реальное, повлиявшее на жизни других людей.
        Если раньше я раздражалась от его голоса, старалась избегать колдуна в доме и подольше бродить по городу, выполняя поручения, игнорировала его вопросы и не задавала свои, то теперь я просто боялась.
        До этого он представлялся мне злой силой, которую можно остановить, ведь Совет поймал его и посадил в зеркало. Теперь же я осознала, что у него был Робин, этот добрый приветливый человек, наделенный достаточной властью, чтобы покрывать новые преступления своего друга. Робин. Заботливый, сочувствующий, всегда приходящий на помощь. «Я служу городу», - сказал он, и я не понимала. Лучшей помощью городу было бы отправить его друга обратно в зеркальную ссылку.
        Я не считала, что Лора права, однако в моем представлении она была чуть более права, чем оба колдуна. Тем не менее я все равно не могла злиться на Робина. Было в нем что-то, заставлявшее доверять ему. Может, и правда следы той мальчишеской магии, а может его искреннее желание помочь.
        По утрам я оттирала мох с каменной львиной шкуры. Мне не хотелось больше жаловаться львам на жизнь. Они тоже были частью этого нового опасного мира, который не хотел выпускать меня из своих цепких лап.
        Джей молча съедал все плоды моих кулинарных подвигов. Он стал есть гораздо больше, и мне приходилось каждый день на рынке забивать корзинку под завязку. Я набирала побольше хлеба и сыра, который исчезал в тот же день, и готовила утром и завтрак, и обед, чтобы разделаться с готовкой до следующего дня.
        На столике в коридоре меня всегда ждала стопка книг и листок с заданиями, и я была бы рада уйти в город и бродить там до темноты, которая наступала все позже. Но я не могла позволить себе этого. Я боялась злить колдуна, который стал еще более угрюмым и раздражительным. Я списала это на то, что он готовится к встрече со своим учителем - она должна была состояться на днях. Не мог же Джей до сих пор злиться из-за истории с Лорой! Даже я уже почти перестала о ней думать. Я не понимала, зачем ему встречаться со старым колдуном, если даже мысль об этом настолько выводит его из себя. Робин попытался объяснить, что их связь учитель-ученик не была правильно разорвана, потому что когда Джея судили, Тин сбежал из города, испугавшись, что ему тоже достанется от Совета. Формально Джей все еще был связан с ним, хотя ни какой передачи силы и чувстве местонахождения быть уже не может. Робину повезло, если так можно сказать о начале войны - тогда король особым приказом освободил всех желавших идти воевать молодых людей от ученичества, и их учителю, колдуну Тину, не оставалось другого выбора, как отпустить Робина и
оставшихся своих учеников, которые были рады убежать куда угодно от старого брюзжащего обманщика.
        Робин рассказал, что это в древности, задолго до разрушения мира, когда магия была другой, опасной, не нынешней бытовой игрой с записками, а серьезным делом жизни, колдун не отпускал ученика, пока не был уверен в его готовности служить магии и только магии. Были и те, кто сохранял ученичество до самой старости, ведь, по сути, когда ученик взрослеет, занимается собственными исследованиями и изучает другие миры, ученичество становится партнерскими отношениями, где оба колдуна могут многому научиться друг у друга. Жаль, говорил Робин, но сейчас все проще - тот же Тин набирал по двадцать, тридцать мальчишек, таких, от которых отказались другие учителя. Не самых сообразительных, взбалмошных, без особого таланта, со слабым чувством магии, или таких, как Джей и Робин - слишком взрослых. Зачастую родители и сами были рады избавиться от сына: формально ребенок пристроен в ученики, а не болтается на улицах в сомнительной компании. Были и колдуньи, которые брали на воспитание только девочек по такому же принципу. Взаимовыгодное сотрудничество: дети под присмотром, а колдун, даже слабый, получает достаточно
энергии, чтобы творить заклинания. Кроме того, существуют усиливающие амулеты, когда и ученик, и учитель изначально не обладают большими способностями в магии. Я вспомнила о шкатулке с сокровищами в гостинице у сай.
        - Это немного другое, - откликнулся Робин, занятый переписыванием закорючек со стены дома в блокнот.
        Я случайно встретила его на улице, когда шла от Туана, который передал мне новое письмо, касавшееся все той же книги из первого списка. Я направлялась в торговый район, чтобы пополнить истощившиеся запасы записок. Робин занимался скучными полицейско-инспекторскими делами, поэтому мое общество было ему в радость, хоть я и вновь принялась надоедать ему расспросами об амулетах.
        - Такой, который сай тебе отдала. Они не накапливают энергию, а помогают учителю и ученику лучше чувствовать друг друга и пользоваться силой. У слабых колдунов иногда даже отсутствует чувство местонахождения друг друга. Твой амулет забирал силу для перемещений у колдуна. Скорее всего, амулет у него украли, и он долго лежал без дела. А те, что ты говоришь, в шкатулке - это не амулеты, это накопители энергии. Они одноразовые.
        - Понятно, как батарейки, - сказала я.
        Пришлось объяснять Робину, что это такое. Получалось непонятно, я придумывала все новые и новые примеры, только больше запутывая и колдуна, и саму себя. На самом деле я оттягивала момент возвращения домой. Сегодня должна была состояться встреча Джея с Тином. Я спросила Робина, не хочет ли он повидать своего старого учителя.
        - Только если чтобы посадить его за решетку, - с нехарактерной для него злостью процедил Робин.
        Я оставила надежду уговорить его заглянуть сегодня в гости, попрощалась и, быстро заскочив в лавку с записками, поспешила домой. Не хватало еще навлечь на себя гнев колдуна. Утром он снизошел до того, чтобы зайти на кухню, когда я тыкала лопаткой омлет. Кулинарный эксперимент в этот раз вспух крупными пузырями, которые ворчали, лопались и старались забрызгать меня маслом. При появлении Джея я отложила лопатку, чтобы он не заметил, как у меня затряслись руки. Он приказал быть дома около семи часов вечера, за пару часов до темноты.
        Я пришла гораздо раньше. Джей наверху мерил шагами свой маленький кабинет. Его нервозность передалась и мне, и я сначала помыла стол на кухне, потом отдраила полы, лестницу, но выше подниматься не стала. Когда закончились доступные поверхности, я переложила все продукты в холодильнике, отметив, что там появилась бутылка вина. Затем я просто села и стала ждать, барабаня пальцами по столу. Что это ты, Екатерина? Не к тебе же гость. Подумаешь, какой-то злобный старикашка!
        Когда солнце поравнялось с крышами соседних домов, из коридора раздался голос Джея:
        - Не высовывайся, пока я тебя не позову. Принесешь бутылку вина, поняла?
        Я кивнула, хотя он не видел меня от лестницы. Плевать. Колдун ушел наверх. Видимо, встречать учителя с распростертыми объятьями или даже просто, без объятий, он не собирался. Буквально через несколько минут хлопнула входная дверь, послышались тяжелые шаги на лестнице, снова хлопнула, как будто демонстративно, дверь наверху.
        На веранде было хорошо, внутренний двор заполнился цветами, которые посадил Робин. Дорожки бежали через кустики эхинацеи и островки пестрых аккуратных ромашек, долговязых космей, ярких календул, мелких маргариток. В свете заходящего солнца порхали бабочки. Я сидела на ступеньке и старалась расслабиться, но даже идиллический вид никак не помогал затушить разъедающее меня беспокойство.
        Дверь на балкон на втором этаже была открыта, но не было слышно ни звука. После случая с Лорой, когда никто не услышал ее криков, я поняла, что и тут была магия. Впрочем, неудивительно, учитывая, что размеры помещения никак не соответствовали размерам дома.
        Похолодало. Я с сожалением ушла на кухню и наблюдала из окна, как солнце садится ниже, тени заполняют сад, а зефирные розовые облака тают в глубокой синеве неба. Из расползающихся чернилами сумерек меня резко вырвал зов колдуна и возникшая перед внутренним взором бутылка вина. Не прошло и получаса с тех пор, как пришел старик.
        - Прекрасно, - пробормотала я, стряхивая оцепенение и возвращаясь от бабочек и закатов к мрачной действительности.
        Я вытащила зеленую пузатую бутылку из холодильника и только на лестнице сообразила, что надо было ее протереть. Влажное стекло неприятно холодило ладони, и я подхватила бутылку под донышко. Перед дверью в библиотеку я постояла немного, вдыхая и выдыхая. Было слышно недовольное карканье старика. Слов я разобрать не могла, да и не хотела разбирать. Интонации были резкие, недовольные, обвиняющие. Джей молчал, но я чувствовала его скрытое веселье, как будто он внимательно следил за поставленным лишь только для него одного спектаклем. Хотя в действительности он сам был режиссером. Джей что-то задумал, а я не хотела принимать участие в осуществлении его планов, но разве у меня был выбор?
        Я открыла дверь и зашла, не постучав - пускай это будет мой маленький бунт. В сумрачный уличный свет врывались ярко-оранжевые всполохи огня из камина, создавая странный театр теней и делая лицо старика похожим на ожившую абстрактную картину. Выглядел он, как побитый жизнью бульдог - висящие щеки, небольшой курносый нос, зажатый складками морщин, густые брови, скрывающие глаза. Седые волосы были зализаны назад. Он был уже изрядно пьян, и как только успел? На столе стояла опустошенная бутылка. Фигура Джея утонула в тени, и только оранжевые отблески огня сверкали в его глазах. Я чувствовала, как напряжена его рука, в которой он держал бокал с темным вином.
        Старый учитель не заметил, как я зашла, он был занят тем, что кричал на Джея, срываясь на жалостливые нотки.
        - …если бы не я! Где бы ты был, ты, со своим прихвостнем! Окончили бы свою скоропостижную карьеру, разгружая рыбу в порту! Там быстро разбиваются мечты таких деревенских простачков. И как вы мне отплатили! Я вас принял, распростер объятья двум юношам, дал вам шанс, когда другие отказали! Подростки! Я поверил, я…
        Он поднял бокал и допил вино, как воду, большими жадными глотками. Джей воспользовался паузой, чтобы перейти к следующему акту.
        - Рина, вино.
        До этого я не решалась подойти ближе, стояла, замерев на неровной пляшущей границе света и тени. Влага с бутылки стекала с моих ладоней и капала на пол. Я сделала шаг вперед, старик непонимающе посмотрел на меня, потом на Джея, снова на меня.
        - Ах вот как… - прошипел он, медленно вставая с кресла и нависая над своим учеником. - Да как ты посмел!
        Джей растянул губы в улыбке.
        - Я не ждал извинений, но это! - он махнул рукой с бокалом в мою сторону, и в воздухе сверкнули искрами несколько капель вина. Джей молча наблюдал, не скрывая улыбки, а в глазах его дергалось алое отражение пламени.
        - Древние игры из сгнивших манускриптов… Что ж, будь по-твоему, неблагодарный щенок! - старый колдун со злостью швырнул бокал на пол.
        Я вздрогнула и едва удержала влажную бутылку в руках, но не испугавшись звука бьющегося стекла, а от судороги, которая была всего лишь эхом боли, пронзившей ладонь Джея, то место, где было пятно его связи с учителем, перекрытое пятном его связи со мной. Но он не подал и вида, держа на лице улыбку, которой довел старика до белого каления.
        - Чтоб тебя пожрали твари космической бездны! - проорал он и бросился к выходу.
        Поравнявшись со мной, он остановился, ткнул меня пальцем в плечо и воскликнул:
        - А ты, ты пожалеешь!
        Жалею каждую секунду, дедуля, мрачно подумала я, глядя в сторону. Дедуля тем временем ловким движением выхватил у меня из рук бутылку, выскочил из библиотеки, прогрохотал по лестнице и покинул дом.
        Трещал камин, а ветер, ворвавшись через балкон, пошуршал страницами раскрытых страниц, разметал бумаги, взъерошил мои волосы и вырвался вслед за стариком по лестнице в распахнутую входную дверь. Фигура колдуна в кресле мелко тряслась, зажимая рот рукой. Резким движением Джей швырнул свой нетронутый бокал с вином на пол, вцепился в ручки кресла и захохотал.
        Я попятилась к выходу. Как бы я хотела последовать за ветром, подальше от этого дома! Я аккуратно закрыла библиотечную дверь и спустилась в свою комнату. Отчаяние, которое так и повисло комком в районе солнечного сплетения в тот день, когда Лора пыталась отравить Джея, начало распускаться, выпускать щупальца, обнимая меня, заставляя сжиматься в маленький беспомощный комочек.
        Глава 8. Кондитер
        Я проснулась от кашля, как будто вдохнула пылинку. Тень мира уже просочилась в комнату мягким зеленым светом. Кашель не хотел отступать, пришлось вставать и идти на кухню за водой. Оказалось, что кухонное окно выходит в обычный сад обычного мира. На травинках в предрассветных сумерках блестела роса, пели ранние птицы, а со стороны реки раздавалось кваканье. Рядом с верандой сидел маленький кролик, а чуть поодаль еще двое. Он навострил уши, приподнялся на задних лапах, стремительно сорвался с места и скрылся в кустах. Легкий ветерок обещал, что день будет теплым.
        Кашель затих, но ощущение противной пылинки в легких не проходило. В нем было что-то неестественное, но я была слишком сонной, чтобы обдумывать эту мысль. Я налила еще воды и направилась в комнату. В тот момент, когда я вышла в коридор, входная дверь распахнулась. Темным силуэтом на фоне стремительно тающей мягкой зелени тени мира в дом ввалился Джей. Он схватился за косяк, но тут же согнулся пополам в приступе кашля и повалился на пол. Вцепившись обеими руками в стакан, я прижалась к стене. Джей приподнялся на локтях, шумно вдохнул воздух и сплюнул. На полу осталось темное пятно. Что делать? На долю секунды в моей голове возникла мысль просто проскользнуть в свою комнату. Ведь если с колдуном приключилась, к примеру, смертельная рана, то это повысит шансы вернуться домой, не так ли, Екатерина? Я в ужасе погнала эту мысль прочь. Я сделала осторожный шаг к колдуну, но ничего предпринять не успела. Из воздуха, как в тот раз в библиотеке, стремительно шагнул Робин и бросился к Джею.
        - Ты рехнулся? - процедил Робин сквозь зубы, помогая колдуну перевернуться на спину.
        - Я тебя не звал, - прохрипел тот и зашелся кашлем.
        - Научился лечить собственные раны?
        Колдун, хрипло вздохнув, ответил что-то похожее на «не даст сдохнуть». Робин разорвал на Джее рубашку, и я, чуть не выронив стакан, зажмурилась. В слабом свете из открытой двери кровь на груди колдуна казалась почти черной.
        - Рина, - окликнул меня Робин.
        Я заставила себя открыть глаза.
        - Воду. Быстро.
        На ватных ногах я подошла. Крови было больше, чем мне показалось сначала. Плащ колдуна был весь покрыт белыми нитями липкой паутины. Робин забрал стакан у меня из рук и вылил воду на грудь Джею. Тот стиснул зубы и застонал, и тут же в мою грудь впилась сотня иголок.
        - Неси еще, - коротко сказал Робин.
        В коридоре стоял железный запах теплой крови. Я налила целый графин воды и принесла свежие полотенца. Борясь с головокружением, я встала у лестницы и схватилась за перила, чтобы удержаться на ногах. Грудь Джея была покрыта круглыми ранками, маленькими, но глубокими.
        - Они же не нападают… - тихо произнес Робин, вытирая кровь полотенцем.
        - Не на меня напали, - прохрипел Джей и закашлялся. На его губах выступила кровавая пена.
        Робин отбросил полотенце на пол и прочертил квадрат над ранами. Одной рукой он рисовал в воздухе знаки, а другую держал на груди Джея, который с трудом сдерживал кашель. Губы его побелели, а кожа, оттеняемая черной рубашкой, была бледной, как лист бумаги. Все это - красное, черное, белое в тусклом теплом свете, запах крови и пыли, хриплое дыхание - несло в себе первобытный ужас, открывало ту часть жизни, которую я видела только на экране и никогда не думала, что столкнусь с ней по-настоящему. Мной овладело чувство собственной хрупкости, ничтожности и неважности. Запах крови пробуждал древние инстинкты, и моим единственным желанием было бежать, куда угодно, как можно дальше от опасности. Вместо этого я вцепилась в перила и смотрела через открытую дверь в сад. Восходящее солнце разгоняло призрачные тени. Боль в груди постепенно уходила, только давило ребра.
        Джей неуверенно вдохнул, проверяя, может ли он снова нормально дышать, и сел, прислонившись к стене.
        - Постой, - произнес Робин и коснулся его нижних ребер.
        - Это ты не вылечишь, - грустно усмехнулся Джей.
        - Это ведь не от пауков?
        - Раз и два, Робин.
        - Не может быть. Ведь у тебя только один…
        Джей показал на меня глазами, и Робин замолчал. Я не знала, куда себя деть - толку от меня не было, но меня вроде бы и не прогоняли. Просто так уйти, не дослушав и оставив двух мужчин сидеть в засыхающих лужах крови, было бы странно. Тут мне пришло в голову, что придется мыть пол, и я покрылась мурашками от отвращения.
        Джей вылил остатки воды из графина на полотенце, вытер лицо и руки и медленно произнес:
        - Один… Что-то пошло не так, Робин. Туан нашел для меня дневник наблюдений… сам знаешь, чей. Он у Кондитера.
        Робин закрыл лицо руками и простонал.
        - Его еще не хватало!
        - Он не болтает.
        - Это тринадцать лет назад он не болтал. Совет продолжает закручивать гайки, а Кондитеру все равно, кому продавать свои конфетки.
        - Предложи мне вариант получше, - огрызнулся Джей и, морщась, закашлялся.
        Я сообразила, что у меня есть законный повод уйти из коридора. Я пошла заваривать чай, но колдуны тоже решили, что на кухне беседовать приятнее. Солнце несмело выглядывало из-за макушек деревьев, искорками сверкали капли росы на распускающихся цветах. Я вынырнула в яркий теплый свет из мрачных кошмаров.
        - И ни на что другое он не согласился? - продолжил Робин.
        Джей не ответил, занятый поисками еды в холодильнике. Он все еще тяжело дышал, но помощь ему не требовалась. Раз он так быстро пришел в себя, то мог бы и переодеться, недовольно подумала я. Волосы, растрепанные, прилипшие ко лбу, все в паутине, как и плащ. Рубашка, разорванная на груди, грудь в смазанных следах крови… Я поспешила отвернуться к плите - чайник как раз закипел - и заварила чай. Пришлось поворачиваться, чтобы поставить на стол чашки. Джей вгрызался в яблоко, откусывая вместе с сердцевиной, словно не ел несколько суток. Покончив с яблоком, он полез во внутренний карман плаща, вынул сверток и протянул Робину.
        Тот развернул грубую мешковину прямо на столе. Внутри оказались те самые прутики с загнутыми концами, которые я купила у бледного господина. Только теперь они были хитро соединены так, что когда Робин поднял один над столом, остальные потянулись за ним и образовали шар. Внутри была сплетена тонкими нитями кружевная ткань удивительной красоты. Я засмотрелась. В солнечном свете нити переливались и отбрасывали радужных зайчиков по стенам. Робин присвистнул.
        - Старая ловушка из Забережья! Таких теперь не делают.
        Джей равнодушно пожал плечами и принялся за уничтожение оставшегося со вчерашнего дня сыра и помидоров с огурцами.
        - Но почему через тень мира, Джей?
        Я навострила уши. Неужели все-таки можно через нее путешествовать?
        - Чтобы не ходить через город. Понимаешь?
        - Нет, Джей, не понимаю, - вот уже и Робин начал раздражаться. - Это безопасно. Выйди за пределы города и перемещайся.
        Джей помотал головой и принялся за очередное яблоко.
        - Я только знаю, Робин, что если он чего-то хочет, значит, я этого не хочу.
        - А как же… - Робин бросил на меня взгляд, - то, что ты мне обещал, помнишь? После того, как разорвешь ученичество?
        Джей покачал головой:
        - Придется еще подождать. Все, мне нужно пару часов поспать, а ты иди.
        - Нет уж, я хотя бы полдня здесь подежурю, - запротестовал Робин.
        - Как знаешь.
        У двери он помедлил, обернулся и сказал:
        - Спасибо, Робин.
        А потом обжег меня коротким взгляд и вышел. Мне не нужны были слова - ведь нас соединяла связь. Колдун знал о том моем секундном желании бросить его на полу истекать кровью.
        Робин пошел со мной за покупками, чему я была несказанно рада. В его присутствии мне всегда становилось спокойнее, и я постаралась выкинуть из головы кровавое утро и тот обжигающий рентгеновский взгляд. Но меня все же волновал один вопрос. Я решила не тянуть и, не дожидаясь, пока Робин придумает нейтральную тему для разговора, выпалила:
        - А я думала, что из тени мира нельзя перемещаться в другие миры.
        - Теоретически можно, - задумчиво сказал Робин, готовясь прочитать мне новую магическую лекцию, - но я бы, например, не смог. Помнишь, я говорил, что планеты копируют себя?
        Я кивнула.
        - С планеты на планету ты можешь перейти. А тень мира, она немного не там. Если бы у каждого мира была тень, то из нашей можно было бы переместиться в любую другую. Получается, что из тени мира колдун может переместиться только в несуществующее, теоретически возможное пространство, а оттуда сразу же в мир. То есть, на пару секунд он создает тень того мира, в который хочет попасть. Я не представляю, сколько сил для этого нужно! У меня столько точно нет, - усмехнулся он.
        - А у него, значит, есть? - я мотнула головой в сторону дома.
        Робин вздохнул.
        - Есть. Ты не представляешь, как Тин в него вцепился. Джей сам не знал, какой у него потенциал. Мы просто ушли из дома, решив, что из нас выйдут великие колдуны. В нашей деревне-то всего одна травница, дом двуликого бога и музей разрушения мира, так что учиться было не у кого. Мы доставали книги, экспериментировали, применяли заклинания на себя. У меня жабры выросли и неделю продержались, веришь?
        Я засмеялась и помотала головой. Конечно, не верю!
        - Джею лет пятнадцать было, а мне четырнадцать. Он в который раз поссорился с отчимом. Знал, что может гораздо больше, чем помогать на мельнице. Постучался ко мне в окно рано утром, в походной одежде, с рюкзаком за плечами и сказал, что пришел попрощаться - уходит в столицу искать учителя. Я быстро собрал вещи, написал записку родителям… Отказался от блестящей карьеры портного, - Робин улыбнулся. - Так мы и сбежали. А потом попали к Тину.
        Тогда зачем же все-таки ему, такому талантливому колдуну, бестолковая птица Екатерина, которая его раздражает одним своим видом, не говоря уже о мыслях? Я не стала спрашивать Робина. Вряд ли он ответит, не к нему этот вопрос.
        - Кстати… Ты же видела вчера Тина?
        Я нахмурилась. Вот уж кого я предпочла бы забыть в ту же минуту, как увидела. И у меня ведь почти получилось!
        - Ну, было темно, я только на пару минут заходила.
        - И что там было?
        - А почему ты не спросишь непосредственного участника событий? - почему-то разозлилась я.
        - Я спрошу, - спокойно ответил Робин. - Хочу сначала у тебя узнать.
        Он проигнорировал мою вспышку. Хотя с чего бы ему реагировать на такую мелочь, когда его лучший друг представляет собой комок сконцентрированного раздражения.
        А ведь это интересная мысль, Екатерина! Я же обычно спокойная, а в представлении родителей так просто вялая. Мое ли это раздражение, или оно передается бонусом по связи? Я только вздохнула. Это можно узнать, только разорвав ее.
        - Тин сначала кричал и жаловался, что вы были ужасно неблагодарными учениками. Ну это понятно, он за полчаса бутылку вина опустошил. А когда я принесла новую, он на что-то обиделся и убежал, прихватив бутылку.
        Робин рассмеялся.
        - Очень на него похоже! А связь он разорвал?
        Я потерла пятно под большим пальцем и пожала плечами.
        - Ну, если это сопровождается электрическим разрядом в ладонь, то значит, разорвал.
        - Интересно, - медленно произнес Робин, - я не думал, что у тебя с Джеем такая сильная связь.
        Я снова пожала плечами и стала разглядывать цветы во двориках. Сильная, не сильная. Сам же сказал, что у Джея невообразимый потенциал… Да и какая разница? Лучше бы ее вообще не было.
        На рынке Робин забрал у меня корзину и занялся покупками. Я посоветовала ему не скромничать, потому что Джей съедал все, что попадалось под руку, а сама пошла за булочками. Решив, что и мне жадничать ни к чему, я купила целый капустный пирог. Я попросила сразу отрезать кусочек, пробралась через палатки и села на краю фонтана. А то ведь колдун проглотит его целиком, не моргнув, и мне ничего не достанется.
        Пирог был еще горячий, я дула, чтобы не обжечься, а он так и норовил рассыпаться. На крошки тут же слетелась стайка воробьев, прибежали голуби и начали гонять друг друга. Я покончила с пирогом, отломила корочку от булки, раскрошила и раскидала вокруг, чтобы птички не ссорились. Подошел Робин с загруженной до краев корзинкой. Воробьи разлетелись, а безрассудные голуби бросились на освободившуюся добычу. Я разделила остатки булочки пополам и протянула кусок побольше Робину, задумчиво глядя на его одежду. Он был в черных брюках и светло-голубой рубашке с широкими рукавами.
        - Почему на тебе нет крови? - тихо спросила я.
        Робин рассеянно оглядел рубашку.
        - Это заклинание той же природы, что и пузырь от дождя. Первое, что я делаю, проснувшись, еще даже не открыв глаз - привычка. Я же полицейский. Всякое бывает.
        Я сразу внутренне сжалась и поспешила переключиться на что-то другое, но в голову ничего не шло. Последнее время приходилось выкидывать из головы слишком много мыслей. Я дожевала свой кусочек булки, и мы направились домой.
        На выходе я оглянулась на палатку с соломенными шарами и игрушками. Дядя Лоры, как обычно, наматывал слои на каркас и что-то рассказывал себе под нос. Раскачивались бусины на кончиках его длинных усов. Шарик, который он мне подарил, должно быть, остался лежать под старой ивой на берегу Чернильной реки. Мне не было жаль, наоборот. Это не то напоминание, которое хочется видеть каждый день.
        Робин сразу прошел на кухню, а я замерла на пороге, застигнутая врасплох пятнами крови на полу. Вот что бывает, если слишком много всего выкидываешь из головы! По пути домой Робин отвлек меня разговорами, я размечталась о необуглившемся завтраке… И тут на тебе. Утренний кошмар ожил и потянулся холодными щупальцами в центр груди, окутал меня холодом и серостью.
        Я перепрыгнула через пятна, как будто играя в детскую игру, и села в уголок на кухне. Никто не заставит меня сегодня пройти через коридор, пока там не будет чисто! Ни за что не соглашусь это все отмывать! Комок подкатил к горлу, и пришлось сбежать от запаха еды, который был совсем не к месту.
        Лучше будет дать им позавтракать вдвоем. Я зашла в кладовку, высыпала в кеды мелкие монетки, оставшиеся в кармане джинсов. Часть денег я уже переложила на дно рюкзака. Мне показалось правильным разделить их - так делала Алина во время путешествий. Наполнив ведро водой, я вышла через веранду и обошла дом, чтобы не проходить коридор.
        Достоевский спал, а Бонифаций радостно скалился в сторону соседского дома. Может быть, в тени мира они сейчас не находят себе места, не зная, что произошло с их раненым хозяином? Я погладила Бонифация по холодной мраморной шкуре и прошептала ему в ухо: «Все в порядке». Мне показалось, что он услышал.
        Я не рассчитывала, что когда вернусь, колдуны все еще будут торчать на кухне. Джей помыл волосы и переоделся во все черное. Под глазами лежали глубокие тени, но для человека, который всего пару часов назад задыхался от кашля в луже собственной крови, он выглядел не так уж плохо. Он поднялся, забрал у меня ведро и приказал принести еще тряпки. Меня снова замутило. Я скрылась в кладовке и принялась медленно, очень медленно искать, куда Лора засунула уборочные принадлежности. Если бы в ушах не зазвенел комариный писк, я бы вообще оттуда не вышла.
        В коридоре Робин склонился, нахмурившись, над пятнами, а потом, к моему ужасу, ткнул в загустевшую лужицу пальцем и лизнул его.
        - Это надо сжечь, - произнес он, отплевываясь.
        - Прямо с домом? - язвительно спросил Джей.
        Я и не заметила, что он подошел и пытался забрать у меня из рук тряпки, в которые я вцепилась мертвой хваткой.
        - Рина!
        Я тут же опомнилась, выпустила тряпки и отступила на шаг. Джей вынул из кармана брюк конверт.
        - Бегом к Туану. И скажи ему, что это срочно.
        - Спасибо, - невпопад ответила я и успела заметить удивление на его лице, прежде чем он отвернулся.
        Я и правда бежала, впервые испытывая неподдельное чувство благодарности к колдуну. Наверное, сама я на его месте не стала бы обращать внимания на обморочные настроения какой-то там служанки. Я была рада сбежать из дома, все равно поесть я бы не смогла. Перед книжным салоном я сполоснула раскрасневшееся лицо водой из фонтанчика и рухнула на лавку, чтобы отдышаться. Магнолии почти отцвели, а в воздухе уже чувствовался аромат липового цвета. Чирикали птицы, фоном равномерно журчала вода. Я запрокинула голову и посмотрела в синее небо. Дома сейчас должно быть прохладнее, да и магнолии у нас не водятся…
        Посетителей в салоне оказалось больше, чем обычно - не двое, а целых полдюжины. Трое скучного вида мужчин в сером собрались в уголке и спорили над книгой в ярко-красной обложке. Все та же дама, оккупировавшая диван, неодобрительно окинула меня взглядом, а я улыбнулась самой фальшивой улыбкой, которую смогла изобразить, и поставила перед ней зеркало. Дама сразу отвернулась, и я окончательно утвердилась в своем предположении, что тетушкина магия работает. Нужно провести еще несколько контрольных испытаний, а потом придумать, где она может принести мне пользу.
        Господин Туан презрительно опущенными веками показал, что не одобряет растрепавшихся волос и красных пятен на щеках в своем салоне, однако мягко пожал мне руку и вновь предложил чашечку вежливого кофе, на что получил не менее вежливый отказ. Справившись, к обоюдной радости, с требованиями этикета, мы перешли к делу. Ответ, как обычно, стоило ждать через пару дней, однако, если в письме господина колдуна их общий знакомый обнаружит нечто для себя выгодное, то весточка от него может прийти и завтра утром, если не сегодня вечером.
        Я пообещала зайти в то же время на следующий день и собралась было уходить, но владелец книжного салона протянул мне листок со списком книг, которые, возможно, заинтересуют моего хозяина. Я поблагодарила господина Туана за внимание к интересам господина ан-Тарина и наконец-то вырвалась из этой обители наигранной вежливости. Теперь можно было не спешить, ведь даже двоим колдунам нужно время, чтобы отмыть коридор, а я хотела вернуться в дом, где ничто не напоминало бы о сегодняшнем утре.
        Что-то продолжало беспокоить меня, но что именно? Как будто маленький червячок сверлил дырку в сердце. Я прошла вдоль набережной к замку, ведь я так ни разу не посмотрела на эту громаду вблизи. На запад выходила широкая смотровая площадка, с которой придворные дамы, должно быть, наблюдали закаты, а в теплые летние вечера кружились в танце на балу. Все они носили платья, сшитые родителями Робина. Ну что вы, говорила одна разодетая в пух и прах дама другой, перья уже никто не носит! Сейчас надобно украшать декольте тончайшей радужной паутиной. А если на ней будет капелька крови охотника за сокровищами - так это вообще последний писк моды! Нет, милочка, за каплю красной краски вас высмеют и для примера другим запрут в самой высокой башне!
        Самая высокая башня находилась на востоке, с дальней от реки стороны. Ни одна башня из четырех не была похожа на другую ничем, кроме цвета. Рыжевато-бежевые, как и весь массив замка, они как будто были построены разными архитекторами в разное время. Может быть, замок не успели перенести целиком из разрушающегося мира? Робин рассказывал, что были люди, которые погибли вместе со старым миром, отказавшись покидать родной дом.
        Вот оно что. Я поймала червячка за хвост. Это был утренний обжигающий взгляд, что не давал мне покоя. Но что же ты хочешь от меня, господин колдун? Нас всех время от времени посещают темные мысли, разве не так? Даже на лицо Робина падает тень, когда он вспоминает своего учителя. Что же говорить обо мне, маленькой потерянной птичке, которую обманом забрали из дома?.. Но мы не идем на поводу у таких мыслей. Гоним прочь из головы, лишь иногда позволяя задержаться ровно на столько, чтобы приложить к себе, как платья в примерочной, и отбросить неподходящие.
        Я взлохматила волосы руками. Что это с тобой, Екатерина? Сегодня ты слишком глубоко проваливаешься в пустые размышления. О чем насущном стоит подумать - так это о том, что и правда неплохо было бы иметь летнее платье или юбку, а лучше модные шаровары. Мой гардероб рассчитан на весну, а в жару бегать по поручениям в джинсах оказалось не совсем удобно. Я уже отмела наивную надежду вернуться домой в ближайшее время. Кроме того, чтобы накопить денег, нужно еще отыскать колдуна, который согласится мне помочь. Можно будет спросить господина Туана под предлогом того, что это зачем-то потребовалось Джею. А еще можно испробовать в деле тетушкину магию - вдруг с ее помощью я как-то смогу снова увидеть искорки магии? Было бы удобно.
        Комариный звон не звал меня домой, а инструкций, что делать после поручения, я не получила. Значит, у меня было свободное время. В лавке господина Руты жались к стенам двое посетителей, третий не поместился в узкое пространство, предназначенное больше для книг, чем для людей, и маялся снаружи. Я только сунулась в дверь, как он взволнованно прокричал: «Тут очередь!», как будто я покушалась на последний кусок хлеба. Я пожала плечами и отошла. Из окна второго этажа, увитого пышным пурпурным клематисом, теснившим девичий виноград, высунулась любопытная Элла. Заметив меня, она замахала рукой, приглашая в гости.
        С чувством превосходства я кивнула взволнованному мужчине, прошла в дом и по узкой лесенке, скрывавшейся за дверью между книжных полок, поднялась на второй этаж. Элла хлопотала на кухне. Сразу три кастрюльки в горошек пыхтели и ворчали на плите, а женщина вторила им.
        - Ну и жара, скажи? После всех этих холодов и ветра! А я прохладу люблю. Сейчас достану лимонад, он у меня в холодильнике.
        Кухонька была маленькая, но и здесь повсюду лежали книги. Обрамленное полками окно занимало всю стену. Ветер лениво шевелил занавески с веселеньким рисунком из лимонных долек. Элла вручила мне кувшин и стаканы и отправила дальше по коридору в гостиную. Сама она прибежала через пару минут со стеклянной банкой, наполненной круглыми шоколадными печеньями. Женщина с облегчением рухнула в кресло, схватила со столика газету и принялась обмахиваться ею. Я присела на диван и тут же провалилась в его мягкое подушечное тело. Стало еще жарче, но я молчала. Я уже жалела, что зашла, время было явно не подходящее.
        Элла ворчала на погоду - поди ж ты, зима была длинная, холодная, весна - черт знает что, с ветрами, ливнями, и вдруг жара. Я только поддакивала. Лимонад был кислый, с незнакомым травяным оттенком, слегка сдобренный медом.
        - А тебе не жарко в этих… штанах?
        - Это джинсы. Вообще-то жарко, - призналась я. - Но у меня ничего другого нет. А где тут покупают одежду?
        Элла всплеснула руками и пружиной вскочила с кресла. Сколько же энергии сконцентрировано в одной невысокой полной даме!
        - Что ж ты не сказала! Лимонад допила? Печенюшку съела? Пойдем, пойдем!
        Она буквально выбежала в коридор, а я поспешила за ней. Неудивительно, что ей жарко! За одной из дверей пряталась небольшая спальня, гораздо меньше той, что я занимала в доме колдуна. Ее тоже использовали как склад для книг, которые косыми стопками высились на кровати, занимали стол и оставляли на полу лишь узкий проход к шкафу.
        Пока Элла извлекала оттуда ворох одежды, которую никто не удосужился аккуратно сложить, я наугад вытащила книгу. Между страниц обнаружилась закладка - узкая плотная полоска бумаги с акварельным рисунком, изображавшим девушку с книгой.
        - Это дочки нашей, Роны. Одежда тоже ее. Не сказать, чтобы вещи были модные, да и размер не твой, но пару юбок мы тебе сейчас подберем.
        - А она не будет против? - смущенно спросила я.
        - Да ну что ты! Она уже давно от нас съехала, приезжает пару раз в год навестить, - донесся голос Эллы, закопавшейся где-то в недрах шкафа. - Вот, примерь-ка!
        Юбка глубокого темно-фиолетового цвета едва закрывала колени, а женщины на улицах носили юбки в пол, но мне было все равно. Модницей я никогда не была. Юбка была широковата, но на тонком пояске, так что я с благодарностью приняла ее. Экстравагантную черную в белый горох я с ужасом отвергла. Нашлось еще простое холщевое платье, тоже широкое, но я взяла и его.
        - А Рона… кстати, ее мы назвали тоже в честь реки, только большой, не в пример Элле. Исток ее в тех же горах, но севернее, она пересекает равнину и впадает в Острое море. Так вот Рона, в смысле, наша дочь, а не река, уехала учиться в Ики-Рон, это посреди Великой равнины. Не по нраву ей столица! Места мало, говорит, все зажато холмами. Хотя рисовать ей тут нравилось. Вот, смотри!
        Элла извлекла из шкафа пухлую, перевязанную лентой папку. Знакомые мне улочки в разные времена года, замок на восходе и на закате, корабли, плывущие по Чернильной реке… А вот и разноцветные навесы Старого рынка. Я перевернула лист, испещренный ярко-красными кляксами и черными линиями, непонятно как затесавшийся среди воздушных акварелей, но тут же вернулась к нему. Нет, не бесформенные пятна покрывали бумагу. Это алые бабочки взвились в воздух, оторвавшись от белых стволов.
        - У Роны нет способностей к магии, - сказала Элла, - но иногда ей снятся сны о других мирах. Алых бабочек уже семьдесят лет никто не видел!
        - Я видела, - сказала я, не в силах оторвать взгляд от рисунка.
        - Пока сюда добиралась? Ну, уши-то ты закрыла, раз мы сейчас с тобой разговариваем.
        - А что будет, если не закрыть?
        - Наобещают всякого, новую жизнь, лучше прежней, без страхов и сомнений. Только в обмен поделись телом, дай бабочке почувствовать себя живой.
        - Разве это плохо, жизнь без сомнений?
        - Так-то оно так, только жить этой жизнью уже не ты будешь. Человек соглашается, и первое время все ему нипочем - горы перейти, море переплыть, первой красавице в любви признаться… А потом чувствует, что теряет контроль. Кто-то долго сопротивляется, а кто-то на глазах тает, да только финал один. Человек исчезает, а его телом завладевает бессердечное примитивное существо.
        Я убрала рисунок в папку. Рассматривать акварели больше не хотелось.
        - Семьдесят лет назад какие-то неучи втайне от Совета проводили эксперимент, вот бабочки и разлетелись по окрестным мирам. Поговаривают, что не всех их тогда переловили, не всех зараженных нашли. Так и жили они среди людей, а теперь живут их дети и внуки.
        По пути домой я обнимала свои обновки и вдыхала запах сушеной лаванды и шоколадного печенья, пакетик с которым Элла заботливо сунула мне на выходе.
        Из трубы валил дым, в почтовом ящике торчал конверт, который я вытащила и бросила на столик в прихожей. На первый взгляд, там было чисто, всматриваться я не стала. Воспоминания превратились в дымку ночного кошмара, которая стремительно растаяла при дневном свете. В своей комнате я решила проверить, на что может сгодиться моя собственная зеркальная магия. В чем суть зеркала, Екатерина? - спросила я себя учительским тоном Робина. В отражении. Может быть, можно увидеть если не сами серебряные искорки, то хотя бы их отражение?
        Я представила себе, что на полу лежит зеркало, в котором видна круглая лампа, и махнула запиской. Зажегся свет, но на полу ничего необычного не произошло. Я пробовала снова и снова, пока мне не показалось, что что-то блеснуло. Я в возбуждении чуть не захлопала в ладоши, но тут же оборвала себя. Вдруг просто показалось? В ванной комнате я мысленно поставила зеркало за краном, так, чтобы можно было смотреть и на текущую воду и представить себе ее отражение. На секунду мне привиделась пара искорок, но это мог быть просто отсвет лампы в каплях воды. Спустя полчаса бесплотных попыток я уже не могла понять, не придумала ли я все это? Нет, не может быть. Я ощущала разницу между фантазией и магией, но никак не могла ее уловить. Вот бы найти того, кто научит со всем этим обращаться!
        Я была уже порядком раздражена и пошла на кухню, решив не дожидаться, когда колдун засунет мне в голову образ чашки с кофе. Что-то происходило со связью. Я просто знала, что он уже хочет кофе, но еще не зовет меня. Я кашляю от его ран, он улавливает мои секундные порывы… Безумие! Придется контролировать каждую мысль! Должен быть способ от этого отгородиться еще до того, как я попаду домой.
        Я приготовила кофе на двоих, потому что не была уверена, остался Робин или нет, и сразу понесла чашки в библиотеку. Сейчас колдун удивится, начнет расспрашивать, почему это я несу кофе, хотя он не звал… Но мне было все равно. Если сейчас в мою гудящую голову проникнет хоть одна чужая мысль, я взорвусь от раздражения. Своего или чужого - не важно.
        Робин с Джеем сидели у камина и спорили над открытой книгой. В библиотеке стоял отвратительный запах, в камине догорали окровавленные тряпки и одежда. Я поспешно приблизилась и поставила кофе на столик. Робин, не отрываясь от книги, с задержкой произнес «Спасибо», а Джей вообще не обратил внимания, и я, слегка обиженная, протянула колдуну конверт из почтового ящика и список Туана. Последний спустя пять секунд отправился в камин. В ответ Джей выдал мне стопку писем, и я, нарядившись в новую старую юбку, футболку с Микки Маусом и кроссовки, отправилась в город ловить изумленные взгляды горожан. Первым делом нужно было порадовать себя чашечкой чая с видом на Чернильную реку и наконец поесть.
        Наутро мне снова пришлось набить корзинку с продуктами под завязку. Я раздраженно думала, что колдуна бросает из крайности в крайность. Сначала он вообще ничего не ел, а теперь в его желудке образовалась небольшая черная дыра, в которой исчезало все, что он находил на кухне. Он больше не жаловался на качество моих кулинарных экспериментов. Я уже припрятала в рюкзаке остатки вчерашних шоколадный печений и подумывала создать запас на случай, если на меня перестанет хватать продуктов. По крайней мере, колдун больше не выглядел как запылившийся уставший молодой человек лет двадцати пяти. То, что замедлилось в зеркале, как будто решило за несколько месяцев наверстать упущенное. Я поймала себя на мысли, что раньше относилась к нему несерьезно, как к зарвавшемуся мальчишке, только лишь из-за внешности. А ведь он почти в два раза старше меня!
        Отмыв львиную шкуру от ежедневного слоя грязи и мха, я сбегала в книжный салон господина Туана и вернулась с письмом. Прочитав его, Джей вручил мне плоский квадратный конверт размером в две ладони. Он объяснил, где живет Кондитер, а затем, скептически посмотрев на меня, начертил карту на бумаге. И зачем это мне? Разве я хоть раз заблудилась за то время, что разношу его письма? Конечно, вслух я ничего не сказала.
        - К дому не подходи. Здесь, - он поставил крестик на карте, - на пригорке растет дерево. Стой под ним. Кондитер сам подойдет, так что просто жди. Это очень важно, понятно?
        Я кивнула. Чего же непонятного, для него все важно.
        Спустя пару часов мне пришлось поменять мнение о своих способностях к ориентации в пространстве. Дом Кондитера был не в черте города, а за холмом, на природе. Как и объяснил Джей, я прошла по старому мосту и свернула по набережной налево. Нарядная набережная уступила место узкой дорожке, которая петляла, следуя течению Чернильной реки. Вода сегодня была темной, глубокой и плескалась пенными волнами, играя с ветром. Я застегнула ветровку. Интересно, ворчит ли снова Элла на резкую смену погоды или рада, что вчерашнюю жару разогнал холодный ветер с гор?
        Тюрьма осталась позади, замок скрылся за холмом. Я прошла от реки между приземистых домиков, увитых диким виноградом и плющом, и начала подъем на холм. Согласно инструкции следовало обогнуть его и устроиться под деревом с видом на одиноко стоящий посреди фруктового сада особняк. На деле же дорога извивалась, резко поворачивала в обратную сторону, а иногда и вовсе разветвлялась на две без каких-либо указателей. Я уже не была уверена, что не хожу по тем же самым дорожкам, ни на метр не приближаясь к цели. Пахло свежей зеленью, ветер шевелил ветви ежевики, срывая редкие бело-розовые лепестки. На очередном разветвлении я встала. Это совершенно невозможно! Вправо и влево шли дорожки с одинаковым плавным подъемом вверх. Я выбрала левую, более широкую, но вскоре она резко устремилась вниз, чтобы слиться с той дорогой, по которой я поднималась от реки.
        Спина отчаянно ныла, в висках пульсировала боль, а мышцы сводило от каждого шага. Мое тело, державшееся из последних сил в ожидании момента, когда можно будет расслабиться, поняло, что этот момент так и не наступит, и решило взять решение этого вопроса под свой контроль. Ну все! Этот их Кондитер ждал так долго, подождет еще денек, а я вернусь в город, выпью горячего чая с пирогом, а потом дома попрошу колдуна нарисовать мне нормальную карту, а не эти его кружочки с крестиками.
        На обратном пути червячок сомнения вгрызался в мысли, но зарядившая морось укрепила меня в решении вернуться. Местные пекарни еще не придумали продавать напитки на вынос, поэтому пришлось, обжигаясь, влить в себя сладкий имбирный чай. Я спешила домой, на ходу отламывая кусочек за кусочком от картофельного пирога с тмином. Первым делом - в горячий душ! А потом завернуться в свитер, сварить себе кофе и упасть в кровать, игнорируя комариный звон, который непременно постарается вытащить меня из комнаты. Я гнала от себя мысли о том, что я вернусь с невыполненным заданием, чем колдун будет крайне недоволен. Но это же в первый раз! По коже побежали мурашки, то ли от пронизывающего мокрого ветра, бьющего в лицо дождевой пылью, то ли от воспоминаний об обжигающе-холодном взгляде. Нет, сегодня я слишком устала, чтобы бояться!
        Джей стоял на входе, сложив руки на груди. Губы его были сжаты, а выражение лица не предвещало ничего хорошего. Я замедлила шаг и остановилась, не доходя до порога. В тот же миг я пожалела, что вернулась.
        - Где книга? - голос колдуна звенел от едва сдерживаемой злости.
        - Я заблудилась. Схожу завтра!
        Вышло агрессивно, и я тут же испугалась. Черт возьми, Екатерина, определись - ты хочешь или не хочешь выводить его из себя?
        - Там холодно, - промямлила я в ответ на его молчание.
        - Без книги я тебя в дом не пущу, - отрезал Джей и захлопнул дверь.
        Я потянулась к ручке, но дом стал оттеснять меня. Невидимый раздувающийся пузырь сначала вытолкнул меня со ступеней, а потом продолжил отталкивать, пока я не оказалась за калиткой. Сидящий лев скалился и равнодушно смотрел мимо меня своими мраморными глазами.
        - Конечно, - обиженно сказала я ему, - что бы он ни сделал, ты будешь на его стороне.
        Я потащилась обратно. Дождь прекратился, но холмы заволок молочный туман, сливающийся с хмурым небом. Я жалела, что утром не надела балетки. Я уже несколько раз неаккуратно наступила в лужи, и кроссовки намокли.
        У подножия холма я остановилась, пытаясь прикинуть, как должна идти дорога, чтобы вывести меня на другую сторону. На дереве надрывалась черная птичка с желтым клювом, ей вторили другие птичьи голоса. Меня осенило. Ведь у меня есть в этом мире свой собственный, работающий кусочек магии, спасибо интеллигентному старичку из автобуса! Пришлось снять ветровку, и я поежилась, закатывая рукав футболки.
        - Звездочка, - тихо сказала я своей сай, неподвижно сидящей на колоске, - мне нужно найти дом Кондитера. Покажи мне дорогу.
        По татуировке прошла едва заметная рябь, а в голове включился компас. Для проверки я сделала несколько шагов назад, к домикам, но чувство направления потянуло меня в обратную сторону. Я облегченно рассмеялась, а потом сразу же расстроилась. Екатерина, ты сегодня побиваешь рекорды собственной тупости! Как можно было не додуматься до этого раньше!
        Дерево зеленой ровной свечой торчало на пологом спуске с холма. Под ним стояла аккуратная белая лавочка. Покрытые островками деревьев и пересеченные тропинкой, неровные волны рельефа упирались в ряды яблонь. Посреди сада высилась белая башенка с флажком-флюгером - это и был дом Кондитера. Я смахнула со скамейки капли дождя и села, прижав колени к груди. Компас тянул меня дальше, но я сказала «Спасибо», и он исчез.
        Вдали за башенкой разлился белый туман, в котором едва различимо плыла верхушка следующего холма. Я опустила голову на колени и незаметно провалилась в полудрему.
        - …птичья песня выведет.
        Голос вырвал меня из сна, я вскочила и непонимающе потрясла головой. Тучи разбежались, через низкие облака проглядывали куски синего неба и подмигивали лучи солнца.
        Надо мной возвышался мужчина, обладатель внушительного пуза, перехваченного сиреневой атласной лентой. Как будто чтобы подчеркнуть свою комплекцию, из всех возможных фасонов он выбрал широкую рубашку белого цвета, задиравшуюся на животе и едва прикрывавшую бедра, и узкие бордовые штаны, делавшие его ноги похожими на колбаски. Светлые кудри, искусно завитые, обрамляли одутловатое лицо с непропорционально длинным острым носом.
        - Кто во сне заблудился, того птичья песня выведет, - терпеливо повторил толстяк. - Не знаете такую поговорку?
        Я помотала головой. Он вперил в меня взгляд своих ярко-голубых, слегка навыкате, глаз.
        - Может вы, милочка, не местная? Вы меня понимаете? - внезапно заорал он.
        - Все я понимаю, просто задремала, - немного раздраженно ответила я, и тут же тетушкин голос в голове запричитал: как можно так разговаривать со старшими, и вообще, разве так ведут светскую беседу! Но мужчина, всецело поглощенный собой, не заметил нарушения этикета.
        - Это поговорка о том, что надо пореже витать в облаках.
        Прозвучало обидно. Толстяк выжидающе смотрел на меня, наклонив голову так, что щека легла на покатое плечо. Я неохотно выдала версию, приближенную к правде:
        - Я хотела прийти раньше, но заблудилась по пути. Пришлось возвращаться, чтобы спросить дорогу. Поэтому я устала и, как только села, сразу задремала.
        - О-хо-хо, милочка, заблудились? Да еще потом задремали? - толстяк с деланной жалостью покачал головой, а потом вдруг взвизгнул: - Да вас за это надо наказать!
        Он откинул голову и залился булькающим гортанным смехом. Я не разделяла его веселья. По правде говоря, мне больше всего хотелось ударить его чем-нибудь тяжелым, чтобы он заткнулся. Но инстинкт самосохранения, отрабатывая сегодняшний провал с колдуном, заставлял меня играть в вежливость.
        - Задремала! У-ху-ху, о-хо-хо! - продолжал булькать Кондитер. - Наказать! Со всей строгостью.
        Я выдавила из себя подобие улыбки.
        - Вы не обижайтесь, голубушка, это я так шучу! Моя жена утверждает, что, несмотря на свой возраст, я все еще мальчишка в душе, большой мальчишка! - он шаловливо подмигнул, как бы говоря: «Ну вот, теперь мы сообщники!»
        - Моя мама говорит, что все мужчины в душе мальчишки, - неуверенно пробормотала я, не зная, как вести эту светскую беседу.
        Честно говоря, утверждение было сомнительным. Посмотреть хотя бы на Джея или на господина Туана, не говоря уже про старого учителя Тина. На мальчишку из моих новых знакомых тянет если только Рута.
        Толстяк зашелся новым приступом булькающего смеха и сообщил, что я испытываю его терпение и что за это меня тоже нужно наказать.
        Я никак не могла взять в толк, что именно его смешит, однако не сомневалась, что если я проторчу тут еще лишних десять минут, то по возвращении колдун и правда придумает мне какое-нибудь наказание.
        - Я здесь по поручению…
        - Знаю, знаю, - отмахнулся толстяк. - Показывай.
        Он вдруг стал по-деловому серьезным. Я вынула из внутреннего кармана ветровки конверт, который чудом не помялся и не промок. Хотя почему же чудом, скорее всего, магией. Толстяк провел по бумаге рукой, что-то прошептал, и конверт развернулся в коробочку. Ну вот, даже такой премерзкий тип может колдовать, а я, птица-неудачница, стою тут и не вижу ни единой серебряной искорки!
        Толстяк тем временем вытащил из коробочки паутинное кружево. Он потер его между руками, подставил кстати выглянувшему солнцу, снова потер. Кружево раскинуло брызги радужных солнечных зайчиков на лицо мужчины, и оно преобразилось, словно засветилось изнутри, так, что нельзя было отвести глаз. Впрочем, эффект пропал в ту же минуту, как только Кондитер убрал паутинку обратно в коробочку.
        - Хороший товар, - удовлетворенно пробормотал он.
        Кондитер пытался сложить коробочку обратно в плоский конверт, но у него не выходило - то один угол сожмется, то другой, а вместе - никак. Мужчина прокашлялся и сделал вид, что все идет, как он и задумывал. Затем он выудил из заднего кармана своих сосисочных брюк небольшую книжку, несколько раз обмотанную тонкой веревкой. Я взяла книжку и с трудом подавила дрожь отвращения. Темная болотно-зеленая обложка была теплой от соседства с задницей толстяка. Наверное, что-то отразилось на моем лице, поэтому большой мальчишка в душе решил в последний раз перед прощанием пошутить:
        - Я, милочка, обязательно передам вашему господину, что курьер из вас не очень, чтобы он поучил вас уму-разуму. До следующих встреч, голубушка!
        Он снова захохотал и, довольный собой, направился к дому.
        - Всего хорошего, - проскрежетала я сквозь зубы. Какая я тебе голубушка, жирдяй.
        Я запоздало сообразила, что нужно было поставить воображаемое зеркало. Может, Кондитер не стал бы тогда донимать меня дурацкими шутками. Но ведь еще не поздно, Екатерина! Давай-ка ты притворишься, что твоя магия с зеркалами и правда работает. Не отблесками искр от записок для воды и света, а по-настоящему. И пускай это будет не бытовая магия, захватившая этот мир, а та, древняя, о которой пишут книги и снимают фильмы. Которая перед рассветом заволакивает комнату мягким зеленым светом и открывает путь в другие миры. Которая оставляет метки на коже и оживляет статуи.
        Первым зеркалом я защищаю себя. Оно делает мою магию невидимой для других. Толстяк шел к яблоневому саду медленно, тяжело дыша, и едва одолел половину пути. Второе зеркало я кладу под углом на землю сбоку от тропинки. В нем отражается поваленное ветром деревце, лежащее у края сада. Затем это отражение переходит в третье зеркало, которое я мысленно ставлю на пути у Кондитера под небольшим наклоном. Оно отражает образ деревца прямо ему под ноги. Очень похоже на школьные уроки физики про преломление света.
        Толстяк дошел до воображаемого препятствия и споткнулся на ровном месте, чуть не выронив коробочку. Он смешно взмахнул руками, чтобы не упасть, и ускорил шаг, не оборачиваясь на свидетельницу его неловкости.
        Я едва сдерживала смех, а тетушкин голос с осуждением произнес: «Екатерина, как можно!» Видимо, все-таки как-то можно, тетушка! Чувствуя себя настоящей колдуньей, я провела рукой и стерла зеркала.
        По пути домой я упивалась успехом. А ведь в школе я любила физику и геометрию! В последний школьный год, когда тетушка уже покинула этот мир и воссоединилась с духом какого-то из своих бывших мужей, тем самым освободив меня от уроков этикета и сервировки стола для ее посиделок с подругами, папа решил, что меня надо готовить к поступлению.
        Он считал, что мне нужно изучать точные науки, потому что в технических институтах больше мальчиков. Папа всегда знал мою главную слабость. Нет, не мальчики. Лень. Хотя я предпочитала называть это тягой к комфортному существованию. Ведь это одно из обязательных условий для того, чтобы девочка выросла в настоящую леди. Папа рассчитывал, что я быстренько найду себе жениха и слезу с родительской шеи. Я считала его жалобы преувеличением, потому что мне много не надо было - компьютер и пицца с колой.
        Сам папа преподавал физику и стал моим репетитором. Так как его воспитывала тетушка - его сводная сестра, то и методы преподавания он перенял у нее. Я ни за что бы не променяла решение задач из учебника на уроки фортепьяно, но в то же время очень сочувствовала папиным студентам и с содроганием представляла себя на его лекциях. Проявив несвойственную мне настойчивость, я отвоевала право на легкую учебу и поступила в маленький лингвистический институт недалеко от дома. Папа был расстроен - ни женихов, ни карьеры, ни дисциплины.
        - Тебя даже в магазин не возьмут! - кричал он. - В официантки не пустят!
        Тетушка и из него пыталась вырастить аристократа, но прижилась только легкая истеричность, как во мне прижилась тяга к диванному существованию.
        - На что ты собираешься жить? - вторила ему мама.
        Обычно я переживала эти бури, стараясь реже попадаться родителям на глаза, но однажды наши периоды активности совпали, и перед первым курсом я два месяца проработала в магазине бижутерии.
        А на первой неделе в институте я познакомилась с Алиной, которую как раз очень занимал вопрос жилья. Сообразив, что это мой шанс, я предложила вместе снимать квартиру. Квартиру моей бабушки. Алине я сказала, что она принадлежит моим дальним родственникам, поэтому они сдадут ее мне недорого. Она считала, что я продолжаю работать в магазине. Версией же для родителей было, что я стала репетитором, поэтому смогу оплачивать квартиру пополам с однокурсницей. Родителей мой фиктивный план устроил. Они решили, что самостоятельная жизнь и соседство с Алиной поможет мне выбраться из вялого существования, которое заключалось в перетекании из дома на сонные лекции и обратно домой за компьютер.
        Зачем я придумывала такие многослойные конструкции? Когда начинаешь врать, трудно остановиться. Если честно, мне просто это нравилось. Говорить одно, другое, перемешивать с правдой, искать лазейки, чтобы никто не нашел несоответствий. Слишком много детективов было прочитано в детстве. Связь с колдуном лишила меня этой маленькой радости.
        Погрузившись в воспоминания, я не заметила, как добралась до старого центра. Ноги гудели от рекордного числа преодоленных за сегодня подъемов и спусков и на пару с ноющей спиной призывали посидеть хотя бы четверть часа. Тем более, облака разбежались, ветер давно утих, а солнце грело, хоть и начало уже потихоньку опускаться к горизонту. Стоило мне отойти подальше от дома, как я тут же забывала чувство страха, которое вызывал во мне колдун. Да и что он сделает, размышляла я, подыскивая лавочку в районе Эллы. Ну разозлится, ну посмотрит на меня… Ведь до сих пор он ничего не делал, только сверлил взглядом. Кондитер сказал, что нажалуется, но я была уверена, что колдун не станет меня наказывать. Я сделала все, что он сказал, пускай и не с первого раза. К тому же, мне казалось, что мы негласно находимся в рамках отношений моего мира, а не этого, с неоплачиваемой работой без выходных и рабскими клятвами.
        А раз так, значит, я заслужила еще кусок пирога! Дома, наверное, еды не осталось. Колдун сжигает все калории своим раздражением. Устроившись на лавочке, окруженной кустами акации, я чувствовала себя настоящим бунтарем. По другому берегу Эллы пробежала черная кошка разбойничьего вида, спустилась к воде и из-за зарослей осоки сосредоточенно провожала птиц взглядом. Вскоре ей надоело, и она побежала дальше по своим кошачьим делам. Покончив с обедом, я смотрела на пары уточек, курсирующих туда-сюда.
        Горожане прогуливались, радуясь, что холодный промозглый день сменился теплым вечером. Вставать не хотелось, и страшно было возвращаться в дом к колдуну. Меня снова начал сверлить противный червячок. Я достала из внутреннего кармана книжку. Болотно-зеленая кожаная обложка потемнела от старости, а по углам протерлась. Края страниц были потрепанными, желтыми. Я медленно развязала веревки и раскрыла книгу на первой странице. Это был, очевидно, дневник. Рукописный текст на непонятном мне языке шел блоками. Перед каждым новым блоком стояли короткой строкой местные цифры - их я уже научилась различать на банкнотах. К концу почерк становился все более дерганым, строки плясали, иногда целую страницу занимало всего несколько размашистых букв. Последние страницы были пусты. Я пролистнула дневник еще раз и стала разглядывать неаккуратный рисунок в несколько линий, похожий на куриную лапу, зажавшую черный камень.
        - Я бы на вашем месте это спрятал, - раздался рядом мягкий голос, и я подскочила от неожиданности, выронив дневник из рук.
        Мужчина лет сорока, в узких темных брюках и серой рубашке, поднял книгу, протянул мне и сел рядом. Я отряхнула обложку и сунула томик обратно во внутренний карман ветровки.
        - Этот дневник, - продолжил тем временем мужчина, глядя на уток и вроде бы даже не обращаясь ко мне, - запрещен Советом. Удивительно, что сохранилась копия - ведь это вещь из старого мира. Не представляю, сколько она может стоить.
        Ну вот, сейчас станет расспрашивать, сколько я заплатила за эту бесценную находку и может ли он ее перекупить. Но мужчина молчал и даже как будто забыл про меня. Он с легкой улыбкой наблюдал за утками. Он был стройным, среднего роста. Пепельные волосы, немного светлее моих, были зачесаны назад, а на лбу уже появились залысины, что, впрочем, не портило приятного впечатления от его внешности. Он мог быть учителем старшей школы, вдохновенно рассказывающим ученикам о британской поэзии.
        Я собралась было встать и уйти, как из кустов акации вынырнула черная кошка, подошла к мужчине и потерлась о его ноги. Тот провел рукой по ее блестящей шерсти:
        - Что, скучно за птицами следить? Иди-ка домой.
        Кошка едва слышно мяукнула и убежала.
        - Так это ваша кошка! - удивилась я. - Я думала, она ничейная.
        - Вроде и моя, но она все время проводит на улицах в наблюдении за птицами. Нет-нет, она их не ловит, только смотрит. Может быть, была уткой в прошлой жизни, - он так очаровательно улыбнулся, что мне захотелось остаться на этой лавочке до заката.
        - Я Сет, - он протянул мне руку.
        - Рина.
        Его кожа была горячей и сухой, а рукопожатие коротким и сильным, совсем не подходящим учителю литературы.
        - Рад знакомству, Рина. Но… мне показалось, что тебе нужно идти.
        - Это почему вы так решили? - сразу помрачнела я.
        - Давай сразу перейдем на «ты», - снова улыбнулся Сет. - Я не хочу вводить тебя в заблуждение, Рина. Я знаю, на кого ты работаешь. Все колдовское сообщество знает.
        Я только пожала плечами - ничего удивительного. Ведь последнее время я только и занимаюсь тем, что разношу письма.
        - И нам, колдовскому сообществу, очень любопытно, - продолжал Сет. - Я увидел тебя с книгой и решил подойти. Однако эту книгу ты купила явно не для себя, значит, господин ан-Тарин ждет, и тебе лучше не задерживаться.
        Он, конечно, был прав.
        - А ты тоже колдун? - поинтересовалась я на прощание.
        - Да, - утвердительно кивнул Сет, - и мы обязательно еще встретимся и побеседуем.
        А он может быть мне полезен, размышляла я по дороге домой. Если он не умеет перемещаться через миры, то уж точно знает кого-то, кто умеет! Я отложила эту мысль для обдумывания и ускорила шаг. На дорожке в саду, недалеко от входа были раскиданы мелкие перышки. Под лучами низкого солнца тени от них были длинными и острыми. Я обернулась на львов. Нет, не может быть. Ведь они охотятся только в тени мира, ведь так?.. Наверное, сюда забрался уличный или соседский кот.
        Джей сидел на кухне, обхватив голову руками. Я нерешительно приблизилась, вытащила дневник из кармана и положила перед ним на стол. Колдун поднял голову и оглядел меня с ног до головы, как будто раздумывая, не вышвырнуть ли меня прямо сейчас из дома.
        - Сходи за едой.
        Я открыла было рот, чтобы сказать, что все уже закрыто и где же я сейчас найду открытый магазин, но он сорвался на крик:
        - Где угодно! Быстро!
        Я схватила из шкатулки сумку-кошелек с вышитой розой и выбежала из дома. Перышки на дорожке взметнулись от поднятого ветра. Я не заметила, как добежала до мостовой. Сердце билось так часто, что тяжело было дышать. Конечно, все пекарни были закрыты. Солнце освещало улицу красно-золотым светом. Я бросилась к старому мосту и перед самой рекой свернула на одну из улочек, откуда раздавались голоса, смех и звон бокалов и столовых приборов. Я пронеслась через открытую веранду со столиками, на каждом из которых стояло по свечке, и в самом ресторане уткнулась в длинного веснушчатого мальчишку с рыжевато-золотыми волосами, облаченного в строгий черный наряд. Ресторан был не самый дорогой, но аккуратный. Зал был полон посетителей, тут и там сновали официантки в черных шароварах и белых узких кофточках.
        - Добрый вечер, госпожа, - с фальшивой улыбкой обратился ко мне мальчишка, тут же наметанным взглядом оценив платежеспособность.
        - Мне нужна еда! - выпалила я.
        - Позвольте поинтересоваться, заказывали ли вы столик?
        - Нет, - раздраженно ответила я, высматривая дверь на кухню. Я почему-то решила, что там мне точно сразу выдадут все, что нужно. - Мне просто нужно купить еду!
        На меня оглянулись несколько человек.
        - Я вынужден попросить вас покинуть наше заведение, - заявил мальчишка и профессионально оттеснил меня к выходу.
        Я в отчаянии повертела головой - улицы были пусты, редкие прохожие любовались закатом. До центра минут пятнадцать, столько же обратно, да еще там побегать в поисках открытой таверны или ресторана… У меня нет столько времени, колдун меня саму сожрет, если я вернусь через час! Я выдохнула и вернулась к рыжему мальчишке. Тот был совсем не рад, как, впрочем, и я.
        - Послушай…те, - сурово сказала я, - у меня там голодный и злой колдун, которому нужен ужин.
        - Пускай же голодный и злой колдун, - язвительно ответил мальчишка, теряя терпение, - в следующий раз закажет столик и не будет понапрасну злиться.
        - Я заплачу, - громко настаивала я.
        Посетители оборачивались, кто с любопытством, а кто недовольно бурча. Из двери, ведущей на кухню, высунулся высокий мужчина с рыже-золотыми волосами, как у мальчишки, но раза в три крупнее его, также одетый в черное.
        Он подошел, молча взял меня за плечо и потащил к выходу, улыбаясь гостям и одновременно шипя сквозь зубы:
        - Я прошу вас удалиться и больше сюда не заходить, госпожа.
        - Если вам хочется, чтобы сюда лично заявился разъяренный господин ан-Тарин, то продолжайте меня тащить, как мешок с картошкой, - громко прошипела я в ответ.
        Мужчина резко остановился, совершенно по-другому, как почетную гостью, перехватил меня под локоть и с улыбкой, от которой рисковали лопнуть его щеки, жизнерадостно произнес:
        - Ах, как неловко вышло! - и потащил меня мимо мальчишки к кухне. - Лиф! Вечно ты не разберешься, а мне отдуваться.
        - Да, папа! То есть, господин Лиф-старший!
        - Мы извиняемся, госпожа!
        - Извиняемся, - прокричал вслед мальчишка, покрываясь малиновыми пятнами.
        На кухне стояла жара, несколько поваров метались от кастрюлек к сковородкам, от холодильников к разделочным доскам, забегали и выбегали официантки с подносами.
        - Если вы подождете, госпожа, то мы приготовим господину колдуну незабываемый ужин.
        - Некогда ждать! - прокричала я, перекрывая шум кухни. - Что у вас есть готовое?
        - Ну что ж… - смутился Лиф-старший, - раз это настолько срочно, то придется некоторым посетителям подождать.
        Он перехватил у одной из официанток поднос, который та несла в зал, и составил с него тарелки на стол, а потом помахал повару.
        - Без мяса, - вспомнила я. От жары кружилась голова.
        - Естественно! - кивнул рыжий мужчина, сваливая в глубокие миски салаты, початки кукурузы, жареный картофель с грибами и луком.
        - Еще, еще, - недовольно махала я рукой.
        На лице Лифа-старшего отразилось удивление. Наверное, он решил, что колдун позвал десяток гостей на поздний ужин. Я переминалась с ноги на ногу и вертелась в поисках настенных часов. Быстрее же! Когда все миски были погружены в ящик, я не глядя сунула владельцу заведения несколько банкнот:
        - Я завтра доплачу, если мало!
        Прижав ящик к груди, я выбежала на улицу, вслед мне Лиф-младший прокричал:
        - Будем рады видеть вас вновь!
        Я не поверила, но и черт с ними. Умудрившись ни разу не споткнуться, в темноте я добежала до дома и ворвалась на кухню, где уже горел свет. Колдун, склонившись над дневником, покусывал костяшки пальцев. Я вытащила миски из ящика и переложила все еще горячую еду в тарелки. Стол оказался уставлен так, как будто мы и правда ждали гостей.
        - Свободна, - не отрываясь от дневника, произнес Джей.
        Я поспешила скрыться в комнате, радуясь, что так легко отделалась.
        Глава 9. Яблоки
        Я проснулась еще до рассвета и не могла больше заснуть. Мне снился кошмар, но я забыла его, стоило открыть глаза. Осталась только тяжесть в груди и ощущение надвигающейся катастрофы. Я перевернулась в постели, закуталась в одеяло, но тело отказывалось пребывать в горизонтальном положении. Катенька, Катюша, уговаривала я себя давно забытыми детскими именами, ты же вчера набегалась, устала, отдохни. Ты же не знаешь, что сегодня придумает колдун и не припомнит ли, что ты вчера принесла дневник не с первого раза?
        Сон не шел, мысли прыгали, как бешеные белки. Я вспомнила, что когда-то читала про медитацию, но даже просто лежать спокойно не получалось. Как только я пыталась расслабить ноги, начинала чесаться рука, как только переключалась на руки, затекала шея. Пришлось вставать. Небо только-только посветлело на востоке, сгоняя звезды к противоположному краю. Перекрикивались, надолго замолкая, ночные птицы. Воздух был влажный, но уже теплый. Природа решила смилостивиться и готовила на сегодня летний денек.
        Стараясь не шуметь, я вымыла вчерашнюю гору посуды, помыла пол на кухне и заодно в своей комнате. За окном приглашающе расползлась зелень тени мира, значит, колдун уже ушел на свою ежедневную прогулку. Я высунулась в дверной проем, улыбнулась льву, который по-собачьи завилял хвостом, заметив меня. Выходить я не стала. Не хватало еще столкнуться с Джеем. Я совершенно не знала, чего ожидать от колдуна.
        Рынок еще не открылся, но я решила выйти из дома пораньше, пройтись по берегу реки и заодно отнести ящик с посудой господину Лифу. Тут я столкнулась с непредвиденным препятствием - за порогом была тень мира. Я закрыла дверь, сосредоточилась и представила сад в нормальном мире, снова открыла - нет, все тот же мох. Что ж, пришло время для моей личной магии! Я поставила воображаемое зеркало так, чтобы тень мира смотрела в свое отражение. В этот раз мне показалось, что я вижу тонкий дымчато-серый контур. Я закрыла дверь, подождала несколько секунд и открыла ее. Дорожка бежала через сад к калитке, львиные спины блестели от росы, а легкий ветерок играл с птичьими перышками, разнося их по траве. Я улыбнулась, и запоздало сообразила, что могла выйти через кухню.
        Ящик с посудой я оставила у двери ресторанчика, сунув под одну из мисок еще пару купюр. Ощущение надвигающейся катастрофы никак не хотело выветриваться. Гуляя по берегу Карне, я думала, о чем бы можно было поговорить Сетом. Надо разузнать, многие ли колдуны умеют ходить через миры и не занимается ли этим он сам. Тогда он спросит, зачем мне это знать и почему я не поговорю с Джеем. А я отвечу, что соскучилась по родителям, но колдун не отпускает меня домой… Я пнула подвернувшийся камушек и закусила губу. Так вот, Сет, я думаю, что если мне кто-то поможет на пару дней сбежать домой, то ничего страшного не случится. А обратно я как-нибудь сама вернусь, спасибо.
        Нет, Екатерина, без практики ты совсем разучилась придумывать альтернативные версии действительности! В такое топорное вранье ни один идиот не поверит. Мне совсем не нравилась идея сообщить незнакомому дяде, что я случайно принесла клятву, а теперь хочу сбежать домой. Я подобрала несколько камушков и по очереди кинула их в воду. Бульк, бульк, бульк. Внутри так же булькали и утопали мысли.
        Я довольно долго гуляла у реки, а когда наконец решила заняться покупками, рынок был полон посетителей. Я купила в два раза больше яиц, заполнила корзинку овощами, по большей части картошкой, приткнула по краям пакеты с хлебом и булочками, а сверху водрузила два пирога. По пути я съела пару булочек-пицц, потому что была уверена, что содержимого этой корзины не хватит до вечера.
        Дом был мрачен. Со стороны-то, конечно, он выглядел, как обычно, но стоило переступить порог, как внутри меня начал тлеть, дергаясь и коптя, неспокойный огонек. Я отмахнулась - это все не мое! Это дурацкая связь не только не дает мне жить своей жизнью, так еще и навязывает чужие настроения. Едва успев разложить продукты по полкам, я почувствовала вызов.
        В библиотеке были открыты окна, но аромат липового цвета перемешивался с запахом гари. В камине тлела тряпка. Колдун сидел в кресле, сцепив пальцы и положив локти на колени. Никаких писем или книг на продажу на столике не было. Я встала посреди комнаты.
        Колдун расцепил пальцы и поднял на меня взгляд. Его губы растянулись в напряженной улыбке, которая не предвещала ничего хорошего.
        - Представляешь, - с неестественном дружелюбием заговорил колдун, - сегодня утром в коридоре я увидел пятнышко крови у стены. Мы с Робином пропустили.
        Между словами Джей делал преувеличенно длинные паузы, как будто ему выдали роль в городском театре, и он впервые читал ее наизусть. Слова срывались с его губ тяжелыми камнями и одиноко падали в ватную тишину комнаты.
        - В кладовке все оказалось переставлено. И пока я искал тряпку, представь себе, вот это свалилось прямо на меня.
        Он потянулся за кресло, вытащил мои кеды и поставил на стол. Звякнули монеты. Ощущение катастрофы накрыло меня вязким облаком, в котором нельзя было ни вдохнуть, ни выдохнуть. Джей молча наблюдал за мной, как недавно за своим учителем - будто поймал жучка в банку и смотрел, как тот беспомощно барахтается. Я отступила назад.
        - Стоять, - мягко произнес колдун.
        Его тихий голос не мог обмануть. Через связь на меня обрушивались едва сдерживаемые волны ненависти. Колдун перевернул кеды. На стол полетели бумажки вперемешку с монетами. А ведь много, безучастно подумала я.
        - Есть еще?
        Я не могла заставить себя произнести хоть слово.
        - Неси.
        На негнущихся ногах я спустилась по лестнице, дернула ручку входной двери - она не поддалась. Да и некуда бежать. Я вытащила рюкзак из-под кровати, трясущимися руками вынула из внутреннего кармашка деньги. Их было гораздо меньше, чем в кедах.
        Перед лестницей я встала и никак не могла сделать шаг. Ноги отказывались шевелиться. «Допрыгалась», - пульсировало в голове. Колдун не торопил меня, не врывался в мою и без того гудящую голову комариным звоном. Не знаю, сколько я простояла так, пока не решилась подняться наверх. Без толку тянуть время, Екатерина.
        Не глядя на колдуна, я высыпала остатки денек в кучку. Я отошла от столика и устремила взгляд через балкон на кроны деревьев, не видя их. Мною овладело безразличие. Я только и могла, что безучастно отмечать звуки, доносящиеся с улицы. Колдун, положив руку на подлокотник кресла, покусывал костяшки пальцев.
        Да он же еще не ел сегодня. Может, раздумывает, не позавтракать ли мной? От этого глупого предположения лоб покрылся испариной. Колдун молчал, как будто ждал чего-то.
        Это что же, он ждет, чтобы я извинилась? Я вдруг заразилась его злостью. Ну нет, тогда пускай первый извинится за то, что обманом затащил меня сюда! Да ведь он опять просто смотрит, смотрит и ничего не делает! Я сложила руки на груди. Да и что ты можешь, господин колдун? Ведь я сразу пожалуюсь Робину, а Робин меня защитит!
        Колдун убрал руку ото рта и произнес:
        - Укради мне яблоко.
        Я нахмурилась, соображая, в чем подвох.
        - Иди на рынок и укради мне яблоко, - четко, разделяя слова паузами, повторил Джей.
        Я опустила руки.
        - Третий раз повторить?
        Я развернулась и вышла из библиотеки.
        Когда мне было лет шесть, я украла книжку из магазина. Это было летом, на море. Мама так долго выбирала себе роман в мягкой обложке, как будто от него зависела равномерность ее загара. Я успела перелистать все комиксы, сбегать на улицу и поглядеть, как мальчишки играют в футбол, а мама все перебирала книги в ярких обложках. Я болталась у входа. Прямо у дверей стоял стеллаж, и мне было страшно интересно, почему продавец не боится, что кто-то возьмет с него книжку и уйдет, не заплатив. С другой стороны, думала я, может быть, все не так просто? Может быть, сработает сигнализация? Поэтому продавец так спокоен? Я решила проверить: просто взяла книгу и вышла из магазина. Какой же был скандал! Оказалось, что продавец был спокоен только внешне. Он затащил меня обратно, начал орать на маму и угрожать, что вызовет полицию, мама стала пунцовой и принялась орать в ответ, что полицию вызовет она. Я в это время громко рыдала.
        В тот же день мне рассказали о том, как страшно и грустно бывает в специальных тюрьмах для маленьких девочек, которые воруют книжки из магазина. Я пыталась объяснить, что это был эксперимент, но какой взрослый поверит оправданиям ребенка, лишенного мороженого до конца лета!
        Первое время родители не спускали с меня глаз, но уже на следующий год забыли об этом происшествии. Поэтому я повторила эксперимент в другом магазинчике. На этот раз все прошло удачно. Сложнее оказалось незаметно вернуть книгу на место. Затем я одолжила книгу уже на пару дней и вернула, когда дочитала. Разве кому-то от этого плохо? Ведь я всегда возвращала книги на место, а понравившуюся обязательно покупала.
        Я медленно шла к рынку, засунув руки в карманы серых спортивных штанов и покусывая губу. Конечно, в моей теории о заимствовании книг было полно зияющих дыр, но для самооправдания она вполне годилась. Вот с яблоками - несколько другое дело. Яблоко на место не вернешь. С другой стороны, у торговцев целые ящики этих яблок, ну что будет, если пропадет одно? Да, Екатерина, давай каждый возьмет себе по яблоку, прозвучал в голове саркастический голос, который повадился комментировать происходящее после истории с Лорой. Я запихнула его обратно в глубины подсознания. Не лезь, и без тебя тошно. В паре шагов от рынка я окружила себя зеркалами со всех сторон. Я определенно видела бледные контуры, но кажется, больше никто их не замечал. Как и меня. Милая продавщица с румяными, как у ее яблок, щечками, непременно удивилась бы, что я вернулась. Ведь мы с ней сегодня поздоровались и поговорили о погоде. Я подошла к палатке сбоку, убедилась, что никто на меня не смотрит, и взяла красное яблоко из ящика. Сунув его в карман, я поспешила домой.
        Я была довольна собой, это-то я умею делать! Кажется, на этот раз я переиграла колдуна. Интересно, что он скажет!
        Когда я положила яблоко на стол рядом с кучкой денег, Джей взял его, повертел в руке и сказал:
        - Слишком мелкое.
        Я сжала губы и снова отправилась на рынок. Яблоки были все примерно одного размера, но в центре прилавка стояла корзина с крупными. Я дождалась, когда продавщица полезла достать что-то из под стола, схватила самое большое желтое яблоко с красным бочком и поспешила отойти.
        - Я хочу зеленое, - заявил колдун.
        Зеленое? Да пожалуйста, вот тебе самое зеленое во всем королевстве яблоко, да и крупное, к тому же.
        - Слишком кислое.
        Надкушенное яблоко полетело в окно, а я заскрежетала зубами. Колдун, казалось, находил эту игру забавной. Его злость теперь едва заметно пульсировала, спрятанная глубоко внутри, и меня перестало сбивать с ног волнами гнева. После двух следующих походов на рынок я уже сама генерировала такие волны.
        Джей вертел очередное яблоко в ладони, подняв на уровень глаз, как будто размышляя, есть или не есть.
        - На Южном рынке должны быть яблоки получше.
        - Как скажете, господин, - язвительно проговорила я, впервые с утра подав голос.
        На Южном рынке яблоки были абсолютно такие же. Оказалось, что мои защитные зеркала таяли довольно быстро. Я бродила по рынку, на всякий случай выбирая продавца с лицом подобрее - вдруг заметит, тогда можно будет ему поулыбаться, извиниться и придумать какую-нибудь правдоподобную версию, почему я сунула яблоко в карман и не подумала расплатиться. А вообще, может быть, просто попросить одно яблоко? Сказать, что деньги забыла и принести завтра. Хотя нет, свободные деньги у меня теперь вряд ли появятся. Я еще больше разозлилась, схватила первое попавшееся яблоко, а потом, подумав, взяла еще одно, другого сорта.
        Колдун и тут остался недоволен. Все с той же неприятной улыбкой он поинтересовался:
        - Я что, сказал принести два яблока?
        - Нет, господин, - ответила я ему в тон с преувеличенной вежливостью. Играть так играть.
        И вновь пришлось тащиться через весь город. День был прекрасный, солнечный, но не жаркий. Оглушающе пахли липы, растущие у русла Эллы. Легкий ветерок с гор шелестел сочными, свежими листьями. Вдоль реки меня несколько минут сопровождала кошка разбойничьего вида, но быстро убежала по своим делам. Ее хозяина нигде не было видно - и хорошо, ведь мне снова некогда болтать. На этот раз я взяла второе яблоко для себя и съела по дороге.
        Кеды, окруженные разнокалиберными яблоками, были сдвинуты на край столика, уступив место книгам. При моем появлении Джей оторвался от «Учения о всяких тварях неразумных» и смотрел на меня, словно на персонажа этой книги, а то и просто как на букашку. Что, если оторвать ей пару лапок? Уползет или нет?
        - Я хочу яблоко со Старого рынка.
        Я улыбнулась и кивнула, только что реверанс не сделала. В эту игру ты меня не обыграешь, господин колдун.
        - И вот еще что. Ни с кем не разговаривай, пока не вернешься.
        Неужели он решил, что я просила яблоки у продавцов? Ну тогда его ждет сюрприз!
        - Конечно, господин, - чуть ли не пропела я, не скрывая улыбки.
        В очередной раз пересекая Старый мост, я ненадолго остановилась полюбоваться на синюю гладь реки, пересекающую зеленые луга. На горизонте четко вырисовывались острыми силуэтами горы. Но нельзя задерживаться - колдун следит. Это будут мне баллы в минус в нашей странной игре. А я очень не хочу проигрывать.
        Сегодня у Дома всех богов маячили двое братьев Аида, но я сразу же отгородилась зеркалами. Спасибо, тетушка, что ты научила меня хоть чему-то полезному!
        Рынок уже открылся, но некоторые продавцы только расставляли товары и натягивали разноцветные навесы над столиками. Посетителей было немного, и они неспешно прогуливались между рядов, как будто участвуя в модном дефиле. Я в своих спортивных штанах выглядела серой птичкой, случайно залетевшей в клетку с попугайчиками. У стен Дома всех богов лениво отмерял шаги широкоплечий полицейский. Он то и дело останавливался, щурясь и подставляя квадратное лицо солнечным лучам. Наверное, он бы сейчас с радостью сменил черно-зеленую полицейскую форму на что-то посвободнее и сел бы в ресторанчике у реки с кружкой пива.
        Я прошлась среди рядов, пока торговка с обычными фруктами и овощами раскладывала товары на столе. Может, принести колдуну апельсин? Ой, извините, господин, я у вас такая тупая, что с утра так и не поняла, чего вы хотите. А еще в цитрусовых много витаминов, говорят, полезно для нервов. Если так много раздражаться, можно лопнуть. Интересно, какой у него план? До ночи заставлять меня воровать яблоки? А потом что, прикажет сварить компот?
        Я снова начала злиться. Торговка все наводила красоту у прилавка - строила пирамиды из фруктов и некоторые натирала тряпочкой, чтобы блестели на солнце. Правильно, надо же как-то выделиться посреди экзотики. Наконец, она закончила и тут же завела оживленный разговор с покупателем, успевая при этом здороваться чуть ли не с каждым прохожим.
        Да, эта задачка будет посложнее, ведь она непрерывно вертит головой! Но я, ободренная прошлыми успехами, смело подошла к палатке. Торговка не поздоровалась со мной, я сочла это хорошим знаком и взяла блестящее бордовое яблоко с вершины пирамиды.
        Может быть, Старый рынок был защищен магией от мелких воришек, в числе которых сегодня была и я. Но скорее, я просто устала. Я уже которую ночь плохо спала, провела весь вчерашний день на ногах, а сегодня почти ничего не ела. А ведь на магию уходит много сил. Зеркала как будто истончились. Но обо всем этом я размышляла уже потом.
        - Эй! - возмущенно крикнула торговка, когда я сунула яблоко в карман.
        Наверное, в тот момент еще можно было отдать яблоко, извиниться и никогда больше не возвращаться на этот рынок, но тогда пришлось бы прийти к колдуну ни с чем. А я не намерена была так просто сдаваться. Я бросилась прочь от палатки.
        - Полиция, полиция! - визжала торговка.
        Люди поворачивали головы, а я неслась к узкому переулку, через который можно было, сделав несколько поворотов, добраться до Эллы, а там недалеко и до торговой улицы, где будет просто затеряться в толпе.
        Но я не успела пробежать и нескольких метров, как меня за руку схватил тот самый широкоплечий полицейский. Я оступилась и чуть не упала.
        - Та-а-к, - лениво протянул он, - что у нас тут?
        Он вытащил яблоко и вывернул карман, затем второй, похлопал меня по талии и бедрам, проверяя, не спрятала ли я под узкой футболкой и спортивными штанами еще десяток-другой фруктов и овощей. К нам уже спешил его коллега, помоложе, румяный и длинноногий. Он отточенным движением застегнул на моих запястьях наручники.
        - Она, - сообщил он старшему, - значит, не показалось!
        Даже если бы колдун не приказал мне ни с кем не разговаривать, я бы не смогла вымолвить ни слова. Вы что, господа полицейские?! Это же всего лишь яблоко!
        Тем временем, молодой полицейский радостно обернулся к широкоплечему:
        - Я ее на Южном рынке заметил. Мне почудилось, что она и там яблоко взяла, но я сразу потерял ее из виду, а продавец ничего не заметил.
        - Что, - хмыкнул широкоплечий, - ворованное яблочко всегда слаще?
        Подбежала торговка, почему-то принялась меня защищать, говорила, что ей не жалко бедной девочке яблоко, даже два не жалко, вы посмотрите, какая худенькая, бледненькая. Попугаистые прохожие разгалделись. Часть публики соглашалась, а часть кричала, что так ей, то есть мне, и надо. Я опустила голову, чтобы челка закрыла лицо, и глотала слезы.
        - Все, - сурово шикнул на окруживших нас людей полицейский, - расходимся. Заберите свой товар, госпожа.
        Он сунул яблоко охающей торговке, которая вслух жалела, что позвала полицию, а меня передал молодому коллеге.
        - В старую тюрьму ее, вечером разберемся.
        Я испугалась, что сейчас придется идти через весь город в наручниках. А вдруг Элла увидит или кто-то из знакомых! Но полицейский подвел меня к стене Дома всех богов, у которой был припаркован неуклюжий велосипед с прицепом. Прицеп представлял собой широкий приземистый ящик. Полицейский открыл дверцы сзади и толкнул меня внутрь. В прицепе было грязно. На узкой лавочке, согнувшись, сидел лысый мужчина с выдающимся носом. Руки его так же были закованы в наручники. Пока я кое-как устраивалась напротив, мужчина презрительно бросил полицейскому:
        - Совет обязательно узнает об этом!
        - Узнает, - миролюбиво согласился тот и захлопнул дверь.
        Прицеп заносило на поворотах и отчаянно трясло, сквозь зарешеченное окошко в потолке проникал яркий солнечный свет и прыгал квадратиками по грязному полу. Я больше не плакала, а только тупо разглядывала наручники на своих запястьях, поворачивая кисти рук то вверх, то вниз. Вот я вижу пятно клятвы на ладони, а вот его как будто и нет. Вверх, вниз… Прицеп подскочил на очередной кочке, и мужчина что-то сказал, но из-за грохота колес слов было не разобрать. Он наклонился к моему уху и прокричал:
        - Обязательно пожалуйтесь!
        О да, когда меня выпустят, я обязательно пожалуюсь господину колдуну на полицейский произвол. Представьте только, ходишь себе по рынку, воруешь яблоки, и тут на тебе - хватают и везут в тюрьму! Мужчина решил, что раз я молчу, значит, жду продолжения, и вновь наклонился было к моему уху, но я выставила между нами зеркало. Мужчина удивленно кашлянул и уставился в пол, сразу потеряв ко мне всякий интерес.
        Может быть, проделать такой фокус и с полицейским? Только как я пойду по городу в наручниках? Стоило мне представить выражение лица колдуна, когда я предстану перед ним в таком виде, я тут же отдала предпочтение полицейскому участку. Может быть, я встречу Робина, он за меня заступится. Наверное. Станет ли для него весомым аргументом в мою пользу то, что я откладывала деньги на возвращение домой, а не просто так?
        Прицеп остановился, дверцы распахнулись, и молодой полицейский вытащил сначала меня, потом моего соседа, которого тут же передал подбежавшему пареньку в форме. Здесь во время курьерских прогулок мне еще не доводилось бывать. В моем воображении старая тюрьма представляла собой покосившийся деревянный домик у скалы с выточенными в камне камерами, темными коридорами, лужами, из которых пьют крысы и убегают, испугавшись света факелов и гулкого эха шагов. Пламя освещает скелеты в истлевших одеяниях, а из камер за толстыми решетками слышатся стоны тех, кому не суждено больше увидеть дневной свет. Угадала я только с толстыми решетками. Четыре высокие колонны из белого мрамора высотой в два этажа были встроены прямо в скалу. Светлые ступени с розовыми прожилками и белесыми пятнами вели к массивным дубовым дверям, за которыми открывался небольшой зал, уставленный столами. Под потолком висели светящиеся шары. Слева и справа от входа сидели двое мужчин, перед каждым лежала толстая книга. Меня подвели к левому столу, а соседа по прицепу - к правому.
        - Зарегистрируй в общую, - кивнул молодой полицейский на меня, - мелкая кража.
        - Имя, - бесцветным голосом произнес человек за столом, занеся карандаш над страницей.
        Я молчала. В зале было прохладно, и меня начала бить дрожь.
        Человек вздохнул всем телом и вывел в книге цифры.
        - Пять-девять-одиннадцать, - грустно сказал он полицейскому, два раза постучав по цифрам кончиком карандаша, - протяните руку, госпожа.
        Я вытянула обе руки вперед. Грустный человек постучал кончиком карандаша по внешней стороне моей правой ладони. На коже тут же проявились черные цифры. Я чуть не застонала - еще одна татуировка! Мало мне всех моих бед!
        - Видел? - бесцветно спросил человек полицейского, указывая на пятно клятвы.
        Тот ухмыльнулся:
        - Не учи ученого. Разберемся.
        Человек опять вздохнул и сгорбился над книгой, добавляя новые закорючки к строке с номером. Полицейский повел меня к двери, которая находилась за спиной грустного человека.
        За дверью обнаружился еще один зал поменьше первого, большая часть которого была отгорожена решеткой с толстыми прутьями. В углу за столиком посапывал усатый толстячок в форме. Полицейский снял с меня наручники и бросил их на стол. Усатый подскочил, разбуженный громким звуком. Из камеры раздалось ворчание. Охранник провел рукой рядом с решеткой, и пара прутьев разошлась, образовав проход. Стоило мне пройти внутрь, как прутья замкнулись за моей спиной. Полицейский ушел.
        Камера была освещена тусклым светом закрепленного под потолком шара. В одном углу в плечом к плечу сидели две женщины и, накрывшись одним покрывалом на двоих, тихонько перешептывались. Рядом, завернувшись в такое же покрывало, спала грязная старуха с растрепанными волосами. Молодая полная женщина сидела у решетки, обняв себя за ноги, и напевала, покачиваясь. Низкая деревянная стенка в другом углу скрывала туалетную яму. Меня замутило.
        - Первый раз, что ли?
        Я обернулась на голос. Усач-охранник качал головой.
        - Обед ты пропустила. Вечером отправят всех в новое здание. Бери, вон, покрывало из кучи и спи, что тут еще делать.
        Сам он зевнул и, прислонившись к стене, засопел как ни в чем не бывало.
        Я нерешительно потянула покрывало из кучи посреди камеры. От него несло псиной, но каменные стены распространяли холод, и мне пришлось, подавив отвращение, закутаться в потертую шерстяную ткань. В голове было настолько пусто и одновременно напряженно, что если бы можно было запустить туда теннисный шарик, он стал бы с нечеловеческой скоростью метаться от стенки к стенке. Монотонный шепот двух женщин незаметно погрузил меня в неспокойный сон, в котором я, увлекаемая тяжелым рюкзаком вниз, тонула в темной воде среди красных яблок.
        Я проснулась от того, что хлопнула дверь и охранник крикнул:
        - Па-адъем!
        Из-за искусственного освещения было невозможно понять, сколько времени прошло. Я с радостью кинула покрывало обратно в кучу. По крайней мере, оно выполнило свое предназначение и согревало меня, пока я спала.
        - По одной на выход, - распорядился уже знакомый румяный полицейский, - Ари! Тун, Тео! Эйк! Пять-девять-одиннадцать!
        Две женщины из-за агрессивного макияжа и роскошных темных кудрей казались близняшками. Они обе были одеты в черные шаровары и узкие кружевные кофты с низким круглым вырезом. Я ссутулилась и прошла последней в образованный разъехавшимися прутьями проход. Внезапно оживился тетушкин голос и посоветовал выпрямиться и идти с гордо поднятой головой, как королева к гильотине. Я споткнулась и случайно толкнула старуху, шедшую впереди меня. Та сразу заголосила, а полная женщина начала истерично смеяться. Полицейский рявкнул:
        - Молчать!
        Воцарилась тишина. Усатый толстячок качал головой, а я мечтала провалиться сквозь пол. Тоже мне, королева выискалась!
        Полицейский сковал нас одной цепью, вывел из здания и поместил в большую крытую конную повозку, разделенную решеткой на две узкие секции, в одной из которых уже толкалась дюжина мужчин. Тун и Тео вызвали в мужской половине возбужденные перешептывания, кто-то засвистел, и одна из женщин кокетливо повела плечами и послала в воздух поцелуй. Полицейский прикрикнул, что еще один звук - и завтра все останутся без еды. Старуха забеспокоилась, заметалась в узком пространстве, но женщина шикнула на нее, и та затихла.
        Небритый мужичонка все не унимался и шептал что-то, звал, прижавшись лбом к прутьям решетки, которые были слишком узкими, чтобы просунуть сквозь них руку. Кто-то беспрестанно чихал, в перерывах между чихом кляня всех богов. Повозку трясло меньше, чем прицеп, копыта лошадей размеренно стучали по булыжнику. Я прислонилась к стенке и выглядывала в узкое боковое окошко под потолком. Солнце только зашло, алое закатное небо освещало крыши. Я представила себе, как, отражая закат, бегут красные воды Чернильной реки сквозь темные холмы, а в низинах светятся желтыми огнями окна домов. Семьи сидят за столами, в кружках дымится мятный чай. Алина сейчас тоже пьет чай, смотрит, как в соседнем доме гаснет и загорается свет, и вдыхает аромат цветущих лип. Я закрыла лицо ладонями и постаралась не всхлипывать слишком громко.
        Я поняла, что мы проехали мост над рекой, потому что затихшая на время связь с колдуном снова дала о себе знать. Я ощущала, как приближается пульсирующий комок злости, ожидающий моего возвращения. Повозка свернула, вновь отдаляясь от дома колдуна. Я встряхнула плечами, сбрасывая с себя чужие чувства.
        В новом здании тюрьмы, похожем на большой упорядоченный муравейник, нас снова зарегистрировали и поместили в общую камеру больше предыдущей, которая уже была населена не менее чем тремя десятками женщин разных возрастов. Старуха, растолкав всех острыми локтями, первой подбежала к куче покрывал, схватила одно и пристроилась у стены. Все углы были заняты, и мне пришлось ютиться у туалетной стенки. Похоже, в новом здании была нормальная канализация, и запах стоял не такой ужасный, как в старом, но я была даже рада собачьему духу покрывала.
        Лампу под потолком выключили, в окно светил уличный фонарь. Я накрылась с головой и закрыла глаза. Сидеть на жестком полу было неудобно, я никак не могла устроиться. В голове проносились кадрами сегодняшние события, обрывки фраз, лица и имена, перемешанные с картинками из «Учения о всяких тварях неразумных». Птица с руками бежала за мной на длинных аистовых ногах, чтобы надеть наручники, а медведь с лицом полицейского светил фонариком в лицо румяной продавщице яблок. Я проваливалась в мешанину образов и резко просыпалась от того, что кто-то храпел. Только я задремала в очередной раз, как кто-то схватил меня сзади за шею, зажал рот рукой и прошептал:
        - Тихо, тихо, девочка, не шуми.
        Меня окутал приторный запах дешевых духов. Тут же второй человек сел мне на ноги. Это была одна из тех ярко накрашенных женщин из камеры в старой тюрьме. Я схватилась за локоть, зажимавший мою шею, вывернулась и пнула наугад, попав ногой во что-то мягкое. Раздался приглушенный вздох. Шею сдавило сильнее, и я захрипела, втягивая воздух.
        - Тихо, говорю же, - зашептал голос в самое ухо.
        Я замерла. Вторая женщина вывернула мои карманы, ощупала одежду, проверила, нет ли у меня цепочки на шее, колец или сережек, и разочарованно прошептала:
        - Говорила же, ничего.
        Оглянувшись, она добавила:
        - Смотри, какие тапки! Может, поменяться?
        Вторая женщина шикнула на нее:
        - Заткнись, Тун, потом еще с господином объясняться! - и тут же шепнула мне в ухо: - Ну извини, подружка, не держи зла. Мы уже уходим.
        Два силуэта отошли и сели у стенки. Одна из женщин тихо смеялась, а вторая пыталась закрыть ей рот рукой. Храп затих, кто-то проворчал, перебросился парой фраз с соседкой. Меня трясло, словно я вышла из воды на ледяной ветер, а сердце колотилось так, как будто перед этим я плыла наперегонки со стаей акул. Ну что, едко спрашивал злой голос в голове, тут лучше, чем у колдуна? Скучно было жить в отдельной комнате и гулять по прилизанному старому городу. Зато теперь как весело, делить тюремную камеру с проститутками и попрошайками! А это прекрасное вонючее, пропитанное потом сотни заключенных покрывало!.. Сидела бы тихо и дожидалась, пока окончательно надоешь колдуну, попросила бы Робина помочь. Теперь неизвестно, когда за тобой кто-то придет.
        Я снова заплакала. Как Робин узнает, что я здесь, если у меня только номер? Может, нарушить условие игры и назвать свое имя? И что тогда, они вызовут колдуна в тюрьму? Или отправят ему по почте письмо, которое будет лежать в ящике, пока не сгниет?
        Утром привезли огромную кастрюлю. Все по очереди, не толкаясь, подходили к открывшемуся в решетке отверстию и получали от жизнерадостного человека в сером фартуке миску, в которой посреди серой каши с комками торчал кусок хлеба.
        Комки в каше оказались картошкой. Каша была пересолена, картошка не доварилась. Если что, мрачно думала я, можно будет устроиться кухаркой в тюрьму и разнообразить рацион заключенных чем-нибудь горелым. Голова была тяжелая, заполненная мутным варевом вчерашних мыслей. Я выудила хлеб и жевала его. Подошла вонючая старуха и робко спросила, буду ли я доедать. Я протянула ей миску, а она щедрой рукой отломила мне половину своего хлеба. Скоро вернулся человек в фартуке и собрал миски в пустую кастрюлю.
        - Тео и Тун! - прокричал полицейский. - На выход! За вас внесли залог.
        - Я же говорила! - радостно воскликнула одна из женщин и побежала к выходу.
        При свете дня обе они выглядели гораздо менее привлекательно, чем вечером. Хоть они вели себя, как девчонки, обеим было за тридцать, да и ночь в камере не прибавляет красоты. Я расчесала волосы пальцами, помассировала виски.
        - Пять-девять-одинадцать!
        Я вскочила, сбросив покрывало. Ну скажите же мне, что вы решили, что ночи в камере достаточно за одно украденное яблоко! Я вышла к вчерашнему длинноногому румяному полицейскому.
        - Не надумала говорить? - спросил он, надевая наручники. - Нет? С господином начальником полиции сразу передумаешь!
        Светлые коридоры и лестницы привели нас к служебным помещениям. Мимо проходили полицейские, за дверями кто-то недовольно кричал, плакал, монотонно бубнил, переругивался. Мы остановились у двери с золотой табличкой. Полицейский постучал, в ответ донеслось приглушенное: «Заходите». Полицейский открыл дверь.
        - Живее, - прикрикнул он и подтолкнул меня в плечо.
        В широком кабинете выстроились у стен шкафы с книгами и папками. На маленьком столике у окна, выходившего на замок, блестела на солнце шахматная доска с незавершенной партией, всю противоположную стену закрывала географическая карта с резко прочерченными красным границами и гербом - короной поверх трех синих полос - в верхнем углу. За столом сидел крупный коротко стриженный мужчина с иссиня-черными бровями и усами с проседью. Усы были аккуратно уложены и, словно стрелки, указывали на погоны, украшенные тремя золотыми коронами.
        Он сделал приглашающий жест в сторону стула напротив, и я села, сложив руки на коленях.
        - Кирк, останься пока, - начальник полиции оказался обладателем мягкого бархатистого баса.
        Длинноногий полицейский молча встал у меня за спиной.
        - Итак, - пробасил начальник и открыл папку, лежащую на столе. - Пять-девять-одиннадцать. Не разговаривает, но язык понимает. Одета не по-местному. Возраст… Кирк, сколько ей лет, по-твоему?
        - Лет двадцать, господин Роминор.
        - Два-а-адцать, - протянул тот, как будто пробовал взять непривычную ноту. - Кража яблока на Старом рынке. Недоказанная кража яблока на Южном рынке, предположительно, с использованием магического щита. А на ладони что?
        Я посмотрела на ладонь. Там чернели вчерашние цифры.
        - Нет, госпожа пять-девять-одиннадцать, с другой стороны.
        Я повернула ладонь тыльной стороной вниз. Бесформенное пятно клятвы, что же еще.
        - Во-о-от, - пропел господин Роминор. - Иностранка с магической меткой. Может, вы еще что-то украли, госпожа, а наши славные патрульные не заметили?
        Я смотрела на ладони.
        - Лучше, госпожа, если вы будете смотреть на меня, когда я задаю вопросы.
        От его тона я сжалась, подняла голову и уставилась на усы-стрелки.
        - Смотри-ка, Кирк, приказам подчиняется, а отвечать, даже кивком - не отвечает. Может быть, ей есть, что скрывать?
        - Определенно, господин Роминор.
        - Господин патрульный Кирк считает, что вас, госпожа, подослали враги, поэтому настоял на разговоре со мной.
        Усач облокотился на стол, приблизив ко мне лицо, и задумчиво произнес:
        - Но неужели враги не снабдили бы шпиона средствами к существованию? А, Кирк? Что-то твоя теория трещит по швам.
        - Горцы переживают не лучшие времена, господин Роминор!
        - То есть, ее горцы подослали?
        - Ну не забережцы же! - отчего-то вспыхнул патрульный. - Когда вы в последний раз видели забережца с магической меткой, а уж тем более, использующего щит!
        - Не далее чем на прошлой неделе имел неудовольствие встречаться с одной такой госпожой, - тихо произнес начальник полиции.
        Его тяжелый взгляд бродил по моему лицу, и мне становилось все страшнее.
        - И что же, патрульный Кирк, у горцев не нашлось шпиона получше? Посмотри, она трясется, как мышь.
        Это было преувеличением, я тряслась довольно умеренно, но Кирк засомневался.
        - Она не вызывает подозрений, - неуверенно произнес он.
        - Ой ли? Девчонка в странной одежде, которая крадет яблоки, не вызвала у тебя лично подозрений, поэтому ты пошел расспрашивать патрульных на других рынках и волею случая стал свидетелем последней кражи?
        - Да, то есть, нет, господин Роминор…
        Начальник полиции с довольным видом откинулся на стуле.
        - Итак, версия разгромлена в пух и прах. Патрульный Кор сегодня на дежурстве?
        - Нет, насколько я знаю, разбирает бумаги по регистрации. Но он и вчера не дежурил, он не знает…
        - Позови-ка его сюда, - перебил начальник, - а регистрацией займись сам.
        Патрульный вышел, и мы с усачом остались один на один. За стенкой кто-то раздраженно кричал, а с улицы ему вторили чайки. Солнце сместилось и неприятно грело мне голову, но я боялась сделать хоть одно движение. Начальник полиции расслабленно закинул руки за голову и разглядывал меня с улыбкой. Стрелки-усы приподнялись и указывали на шкафы по бокам от рабочего стола.
        В дверь постучали, и господин Роминор пробасил:
        - Входите.
        - Вызывали, господин Роминор? - раздался знакомый голос.
        Я резко выпрямилась. И как я могла забыть, что Кор - это фамилия Робина!
        - Робин, ты ее знаешь?
        Робин подошел и присел на стол.
        - Знаю, - серьезно сказал он, глядя на меня, - что там?
        Он взял со стола начальника бумаги. Я спрятала лицо в ладонях. Мне никогда в жизни не было так стыдно. Но ведь я не сама придумала красть яблоки! Я не виновата! «А что насчет этого?» - ядовито спросил внутренний голос и подсунул воспоминание с кедами, окруженными монетками и банкнотами.
        - Это, Роми, - тяжело вздохнул Робин, - часть того самого побочного проекта.
        - Я так и знал! - радостно пробасил начальник полиции. - Не скажу, что сразу догадался, но мне простительно - столько дел! А что же она молчит, скажи на милость?
        - Рина, - позвал Робин, - ты почему молчишь?
        Я оторвала руки от лица и пожала плечами.
        - Дай-ка ключ, - обратился Робин к начальнику полиции.
        Тот передал ему маленький ключик от наручников, а сам встал, подошел к окну и склонился над шахматной доской.
        - Такое дело, Робин, Кирк решил, что это шпионка горцев.
        Робин только усмехнулся. Я протянула ему закованные руки, и он снял наручники.
        - Что, Джей приказал? - спросил он меня.
        Я неопределенно повела плечами.
        - Понятно.
        - Робин, твой ход, - сказал начальник полиции.
        Робин подошел к доске, пару секунд поглядел на фигуры и переставил белого коня ближе к центру.
        - Ну! Ну! - запротестовал Роминор.
        - Я ее забираю, - сообщил Робин и кивнул мне на дверь.
        - Давай-давай, господин патрульный, - начальник рассеянно помахал рукой, занятый партией.
        Дежурный постучал по цифрам на моей руке кончиком карандаша, и на выходе я показала охраннику чистую ладонь. Вчера в темноте я не обратила внимание на стену, окружавшую территорию тюрьмы и участка. Она выглядела внушительно, как будто полиция не доверяла магии. На улице было жарко, пыльно, пахло незнакомыми сладкими цветами.
        - Ты так и не можешь говорить? - спросил Робин.
        Я повела головой. Я не была уверена, считается ли кивок за разговор и не хотела рисковать. Я держалась за это условие, как будто выполнение его доказывало, что я потерпела не полное поражение в игре с Джеем.
        - Шпионы, драконы, - Робин потер виски и резко сказал: - Неужели нельзя просто выполнять поручения и не лезть на рожон?
        Я уставилась вниз, в пыльную сухую землю и стерла выступившую слезу.
        - Извини, Рина! - виновато сказал Робин. - Извини! Сейчас непростое время. В городе, да и во всем королевстве, творится черт знает что.
        Он приобнял меня за плечи, и я с облегчением вздохнула.
        - Ого, да тюремные покрывала пора отдать в стирку, - сказал Робин, и я рассмеялась, но тут же закрыла рот рукой. Рано радоваться, Екатерина, ведь придется объяснять про деньги.
        Вниз вела дорога для повозок с широкими колеями и следами подков. Робин повел меня в обход. Мы медленно спускались по тропинке среди отцветающих акаций, а Робин рассказывал, что в городах молодые люди бросают обучение и собираются в группы, что пропадают магические артефакты, торговцам поступает много запросов на старые книги.
        Мы вышли к жилой улице, которая упиралась в большой белый особняк. Рядом примостилась небольшая пекарня, вокруг которой играли в догонялки девчонки в серых платьях с белыми воротничками. Мы сели на лавочку у особняка, Робин купил мне два огромных куска пирога, один с капустой, а другой с картошкой и грибами, и большую чашку кофе.
        - Это школа для девочек, - объяснил Робин, - новая идея Совета - максимально упразднить ученичество, популяризировать школы для детей, где их будут обучать безопасной магии. Безопасной для Совета, конечно.
        Я вгрызалась в капустный пирог, слушая вполуха - зверский голод не давал ни на чем сосредоточиться. Если бы я могла говорить, я бы ответила: куда уж безопаснее! Этот мир и так мало чем отличается от моего, надо постараться, чтобы заметить магию, если ты не служишь колдуну, конечно.
        - Школа для мальчиков - ниже по улице. У мужчин и женщин магия немного отличается, но не так значительно, чтобы разделять на две школы. Но Совет хочет все держать под контролем, - вздохнул Робин.
        Я принялась за второй пирог. Девчонки собрались в кружок рядом с нами и ссорились: не могли разобраться, кого осалила Нина, которая водила последней и носилась как ураган, размахивая руками и толкая подружек.
        - Господин полицейский, - подошла к нам девочка с толстой пшеничной косой, - вы должны были заметить. Кого Нина осалила последней?
        - Извини, - улыбнулся Робин, - у меня обеденный перерыв.
        - А я думала, вы преступницу поймали, - заявила наглая девчонка и вернулась в круг.
        Они придумали разрешить спор считалочкой. Виновница скандала встала в центр и начала декламировать, указывая на каждую подружку пальцем в ритм стишка:
        Если на свете есть птица с руками,
        В них она носит корзинку с грибами.
        Я закашлялась и выронила пирог. Робин похлопал меня по спине, а потом побежал в пекарню за стаканом воды. Девочки продолжали стройным хором:
        Ходит и бродит, не знает, зачем.
        Крошка, иди сюда, я тебя съем.
        На последнем слове они завизжали и разбежались в стороны. Я наконец откашлялась и вытерла выступившие слезы. Глаз чесался. Нельзя столько плакать, мне же не десять лет, в конце концов! Вернулся Робин со стаканом ледяной воды. Я сначала выпила ее, а потом запила теплым кофе и пнула кусочек гриба, вылетевший из упавшего куска пирога.
        - Так это из-за стишка? - рассмеялся Робин. Не зря он получал свою полицейскую зарплату.
        Я обняла себя за плечи и поежилась, как будто замерзла. Это за разговор не считается, и Робин опять все понял.
        - Не бойся, птицы с руками точно не существует.
        Я посмотрела на него с показным недоверием.
        - Точно! Много других тварей существует, но, тут надо сказать спасибо Совету, сюда они не проникают.
        Меня беспокоили медведь с фонарем и китайский дракон, да и про алых бабочек было любопытно, но спросить я пока не могла, а потом стало поздно.
        Робин зашел в дом первым и, заметив, что я остановилась, ободряюще сказал:
        - Не бойся.
        Как не бояться, Робин, если наверху ждет комок пульсирующей злости?
        В библиотеке стоял резкий запах, от которого защипало глаза. На полу, окруженная сухими травами, догоревшими свечами и лужицами серебристой жидкости, стояла плоская чаша, наполненная чем-то вроде ртути, с сияющей отражающей поверхностью. Рядом валялся нож и моток ниток. Джей сидел рядом на полу, закрыв лицо руками.
        Когда мы зашли, я - держась у Робина за спиной, Джей потер ладонями лицо, как будто умываясь, отбросил волосы назад и поднялся. Его щеки были покрыты щетиной, кожа вновь приобрела пыльный серый цвет, а руки мелко тряслись. Белок левого глаза был залит красным, как будто лопнул сосуд.
        Робин пошел открыть балконную дверь, а я осталась стоять под неотрывным взглядом колдуна.
        - Это что? - Робин показал на чашу с ртутной жидкостью.
        - Это то, что могло сработать, - ответил Джей.
        - А почему меня не позвал? - строго спросил Робин.
        - Лучше спроси то, что хотел.
        - Ей уже можно разговаривать? - кивнул Робин на меня.
        - Как будто она молчала.
        - Джей…
        - Да брось, Робин, ведь она наверняка нашла какую-нибудь лазейку.
        Робин хотел было возразить, но Джей махнул рукой. Он поставил перед столиком стул, бросил мне: «Сядь», а сам опустился в кресло и пригласил Робина сесть в кресло напротив. Стул был выше, и я чувствовала себя неуютно, словно статуя на постаменте. Я заставила себя выпрямиться и сложила руки на коленях, как на приеме у королевы. На столике так и лежали кеды, а вокруг них валялись деньги и яблоки. И как он умудрился их не съесть?..
        - Как тебе понравилось в тюрьме, Рина? - с наигранной вежливостью спросил колдун.
        Значит, мы все еще играем в ту игру? Ну хорошо же. Меня наполняла чужая злость, а я не могла и не хотела ей сопротивляться. Я ответила в тон:
        - Спасибо, господин, совсем не понравилось.
        Робин сверлил взглядом своего друга. Оба они чего-то ждали.
        Проклиная свои щеки, которые так легко краснели, я сквозь зубы проговорила:
        - Я решила, что мне положены чаевые за работу.
        Робин перевел взгляд на меня и кивнул. Сердце ухнуло и упало. Сейчас ведь скажет, что колдун был прав!
        - Джей, ты помнишь, какие обязанности налагает клятва?
        - Конечно помню, Робин, - излишне вежливо ответил колдун.
        - Я попрошу тебя не руководствоваться примером нашего дражайшего учителя и впредь не перекладывать свои обязанности на других, особенно на полицию. У нас и без тебя дел хватает.
        - Позволь и мне поинтересоваться, Робин, - звенящим от напряжения голосом ответил Джей, - помнишь ли ты, что будет, если постоянно нарушать клятву по мелочам? Если постоянно привирать, изворачиваться, думать только о себе?
        - Помню. Она будет только сталкивать вас сильнее. Но я просил не загружать Рину.
        - У нее и так курорт! - взорвался Джей. - Она только и делает, что гуляет по городу, да пьет кофе с видом на реку! Много ты знаешь настолько безответственных людей? Ей нельзя поручить доставить конверт! Ты просил оставить ее в покое - я оставил. Но я же не могу просто позволить ей торчать в доме и ничего не делать! Это тоже нарушение клятвы! Но она даже пол нормально помыть не может! А теперь еще это!
        Он пнул столик, монеты звякнули, красное яблоко упало и укатилось под кресло. Робин внимательно посмотрел на меня.
        - А если Рина извинится…
        - Даже не думай, Робин, - перебил его Джей, - она считает, что права.
        Я стиснула зубы. Конечно, я считаю, что я права, потому что я права! Я сама себе удивлялась - вместо того, чтобы бояться и трепетать, я едва справлялась с клокотавшей во мне злостью. Робин задумчиво переводил взгляд с меня на Джея и обратно, как будто хотел измерить степень наэлектризованности воздуха между нами. Наконец, он спросил:
        - Ты считаешь, что это все клятва?
        - И клятва, и камень, - Джей устало потер лоб. - Рина, будь так любезна, приготовь нам чай, если тебя это не затруднит.
        - Нисколько, господин, - я поднялась со стула и изобразила реверанс.
        Когда я выходила, Робин переключил внимание на остатки ритуала на полу.
        - Почему ты не подождал? Меня не позвал?
        - Потому что нет времени! - внезапно сорвался на крик Джей. - Потому что дракон с каждой минутой сильнее! Еще немного, и он вырвется!
        Я закрыла за собой дверь.
        На кухне я поставила чайник на плиту и забегала кругами по комнате. Меня трясло от возмущения. Мне можно доверить доставку писем! Я нормально мою пол! Я даже готовлю что-то относительно съедобное! Конечно, я заслужила и чаевые, и кофе на берегу реки. И конечно, я не сказала ни слова, пока не вернулась домой, как он и приказал. Естественно, я права, во всем права! Что он о себе возомнил? А Робин! Тоже мне, миротворец. Ему самому не мешало бы извиниться за то, что он позволил колдуну связать меня этой идиотской клятвой. Я кипела не хуже чайника.
        Пока чай заваривался, я проверила полки. К моему удивлению, все продукты лежали нетронутыми там, куда я их вчера положила. Колдун опять перескочил в ту крайность, где он ничего не ест, но для надежности я решила все равно завтра сходить на рынок и создать запасы на случай другой его крайности.
        Плоская чаша исчезла, как и травы и прочие магические принадлежности, только на деревянном полу остались прожженные каплями пятна. Я поставила кружки на столик перед Робином, который углубился в книжку в болотно-зеленой обложке. Джей, сидевший за письменным столом, не оборачиваясь, сказал:
        - Убери все это.
        Я сгребла яблоки и деньги в подол футболки, и тут только почувствовала, как от меня воняет псиным одеялом.
        Кеды, к которым я воспылала несправедливым отвращением, отправились в комнату под кровать, деньги я убрала в коробочку на кухне, а яблоки разложила на столе. Я только успела принять душ, как меня снова позвал колдун.
        Натянутая улыбка в сочетании с красным белком глаза делала лицо Джея похожим на жуткую маску. Он сунул мне в руки пачку конвертов, в этот раз без инструкции, и приказал вернуться, как только я доставлю все письма, нигде не задерживаясь. Понятно, я под своеобразным домашним арестом. Как скажете, господин колдун.
        Робин сделал последний глоток чая, положил книжку на стол и сказал:
        - Я пойду с тобой.
        У двери он обернулся и попросил Джея:
        - Не предпринимай ничего без меня, ты понял?
        Ответом ему была тишина.
        Глава 10. Раз и два
        Стоило нам выйти на улицу, Робин задал вопрос, которого я опасалась.
        - Зачем тебе понадобились деньги?
        Я поразмыслила, что бы соврать, но ничего не придумала:
        - Чтобы попасть домой.
        Робин остановился и взял меня за плечи:
        - Рина, мы отправим тебя домой, но нужно подождать. Джей не может сейчас переходить через миры, а я не могу отлучиться из города. Меня вызывал король. Кто-то поднимает волны протеста против горцев, тут и там слышны разговоры о том, что мы не должны были соглашаться на перемирие двенадцать лет назад и надо взять реванш… В общем, подожди немного, мы работаем над этим.
        Я не ответила. Легко сказать «подожди», когда ты занят делами в участке и не вынужден жить в одном доме со взрывоопасным колдуном. Откуда мне было знать, что они и правда собирались отправить меня домой.
        Некоторое время мы шли молча.
        - К чему его обязывает клятва? Я думала, она только меня обязывает, - наконец подала голос я.
        - Самому наказывать тебя, - резко ответил Робин, - а не сдавать в полицию.
        Я поморщилась, но Робин не заметил.
        - Наш дражайший учитель, если кто-то из учеников неправильно выполнял поручение или сбегал без спросу в город, приказывал остальным мальчишкам избить его, а сам на это время блокировал связь.
        Думая о Джее, я спросила:
        - Руки пачкать не хотел?
        - Не совсем. Связь между учителем и учеником предполагает большую ответственность с обеих сторон… И если учитель ударит ученика, то сам не только почувствует ту же боль, но у него еще и появится след от удара на том же месте, потому что за все проступки учитель отвечает в той же мере, что и ученик.
        - Но со мной-то это не работает?
        Робин вздохнул и огляделся вокруг, как будто впервые видел зеленые холмы и сверкающие на солнце крыши домов.
        - Джей против того, чтобы я тебе слишком много рассказывал, - наконец сказал он и стал внимательно изучать фасады зданий.
        Ну еще бы! Если колдун соберется-таки вернуть меня домой, то сотрет память, как и обещал. Чем меньше я знаю, тем проще стирать. Но Робину я ничего не сказала - расстроится же, а потом начнет убеждать, что без лишних воспоминаний я только счастливее стану, прямо как Лора и ее мать.
        Мы вместе дошли до Эллы, но больше не разговаривали. Робин перевел мне адреса на конвертах и показал, куда идти, а сам направился к старой тюрьме. Я была рада, что начальник полиции отправил патрульного Кирка разбираться с бумажной работой - иначе мне пришлось бы с опаской заглядывать за каждый угол. Арестовывать меня не за что, но я бы предпочла избежать новой встречи.
        У меня оставалось еще два конверта, один обычного размера, другой тяжелый и пухлый. Я уже посетила странную бабушку, которая охала и ахала, читая письмо, а потом оставила меня на полчаса на улице дожидаться, пока она напишет ответ. Затем я вновь побывала у бледного господина О-Ули, который вскричал «Какая наглость!», но нацарапал что-то на обратной стороне письма. Еще трое порвали конверт, не читая, а один мужчина в коротком вишневом халате и белых лосинах испепелил письмо. Но такими фокусами меня было уже не впечатлить. Я все еще пребывала в роли идеальной служанки, поэтому растянула рот в улыбке, пожелала мужчине прекрасного дня и театрально поклонилась. Мужчина, чье лицо от злости приобрело цвет его халата, громко хлопнул дверью, а я только усмехнулась. Мне больше не было страшно. Я столько боялась, что исчерпала весь свой страх.
        Предпоследний адресат жил за пределами городской стены, и я бродила по незнакомым улицам, как в старые добрые времена. Можно было попросить Звездочку, но мне хотелось потянуть время перед возвращением к колдуну. Я спросила хмурую женщину с корзиной, полной свежевыстиранного белья, где находится нужный мне дом, и она указала на узкий переулочек, после которого от площади с колодцем следовало свернуть налево.
        Как только я вышла на площадь, ко мне подбежала черная кошка разбойничьего вида, потерлась о ноги и поспешила к открытой веранде таверны, у входа в которую болталась вывеска с золотой курицей. За одним из столиков сидел Сет. Он был одет просто, но элегантно. Слегка расширяющиеся рукава светлой рубашки как будто говорили: смотрите, я следую модным тенденциям, но у меня есть свой стиль. Увидев меня, Сет отложил газету и встал, приглашая присоединиться. Если прогулку по улицам еще можно будет оправдать тем, что я заблудилась, то объяснить посиделки за чашечкой кофе я колдуну не смогу.
        - У меня мало времени, - извиняясь, сказала я. - Ты не знаешь, где находится дом Красных тюльпанов?
        - Работа? - понимающе улыбнулся Сет. - Это совсем рядом. Ты не будешь возражать, если я пройдусь с тобой?
        Я не возражала. Сет оставил на столе несколько монет и присоединился ко мне.
        - Эй, - позвал он кошку, - далеко не убегай.
        Кошка засеменила рядом.
        - Как ее зовут? - спросила я.
        - Табуреткам не дают имена, - усмехнулся в ответ Сет, и я запнулась о неровную каменную кладку.
        Мужчина объяснил:
        - Это моя сай. Да, знаю, не принято давать им тела других живых существ, но так уж вышло.
        Он, словно извиняясь, развел руками.
        - Я уже слышала эту фразу.
        - Про табуретку? Так говорят детям, чтобы они не привязывались к сай.
        Стена нужного мне дома была расписана красными тюльпанами, поднимавшимися к крыше, как языки пламени. Дверь открыл молодой мужчина с сединой в висках, сразу же вскрыл конверт, очень обрадовался выпавшей оттуда книге и без вопросов заплатил требуемую сумму.
        Сет дождался меня, и некоторое время мы шли молча. Я угрюмо перебирала пальцами деньги в кармане. Наконец, мужчина нарушил тишину.
        - Рина, я не хочу ходить вокруг да около… Ты выглядишь как человек, которому лучше все сказать напрямую. Я прав?
        Я с удивлением взглянула на него. Может быть и прав. Пока в этом мире все только и делают, что играют в игры и недоговаривают. Я осторожно сказала:
        - Думаю, да.
        Сет удовлетворенно кивнул.
        - Я уже сказал, что нам, колдовскому сообществу, очень любопытно знать, что делает господин ан-Тарин уже больше двух месяцев с тех пор, как вернулся. А что еще любопытнее, так это как именно он умудрился выйти из зеркал до срока. Вероятно, ты знаешь, что тринадцать лет назад Совет приговорил его к сорока годам в зеркальном зале. Ты знаешь, за что его осудили?
        - Ну… - протянула я, - он использовал запретную магию.
        - Да, но не только за это. Он кое-что украл.
        От удивления я фыркнула. Этот борец за честность что-то украл?
        - Не веришь, Рина? Понимаю, - серьезно сказал Сет.
        Мы уже вернулись в пределы старого города и медленно приближались к Элле, чтобы затем свернуть к Чернильной реке. Кошка-сай то бежала впереди нас, то исчезала в кустах. Стало жарко, и я обмахивалась оставшимся конвертом.
        - Совет так и не смог ничего доказать. Они обыскали все, до чего смогли дотянуться, даже тень мира, но так и не нашли то, что он украл.
        Я закатила глаза. Ну конечно, мой новый знакомый вроде бы говорит напрямую, но не говорит конкретно. Хочет, чтобы я первая задала вопрос.
        - И что же он украл? - несколько раздраженно спросила я.
        - Терпение, Рина, терпение! - очаровательно улыбнулся Сет. - Я никоим образом не оправдываю Совет, но они решили, что будет безопаснее запереть ан-Тарина в зеркалах. Мы были на грани войны, а такой артефакт, как драконий коготь, попади он к горцам, мог уничтожить наши шансы на победу.
        Так вот к чему были все эти книги о драконах! Значит, Джей действительно его украл. Наверное, успел спрятать в доме, прежде чем его схватили. Ведь туда никто не мог зайти, дом был заморожен, пока Джей не вернулся. Я притворно возмутилась:
        - Как же это так, без доказательств запереть человека на сорок лет?
        - Я повторю: Совет я не оправдываю, но Джей был как бельмо на глазу у достопочтенного колдовского сообщества - плевал на запреты, использовал все виды магии, приносил из других миров потенциально опасные, неизученные артефакты, пропадал в тени мира…
        Мы вышли к Карне. На противоположном берегу стояла, освещенная солнцем, тюрьма, и я сразу помрачнела, вспомнив, как сегодня рано утром сидела в кабинете у начальника полиции и боялась пошевелиться. На меня навалилась усталость последних нескольких дней. Я предложила Сету пять минут посидеть на лавочке под деревом, которое удачно загораживало от меня тюрьму. Кошка-сай улеглась у воды, чтобы наблюдать за утками.
        - А что касается доказательств, - продолжал Сет, - больше некому было.
        Он рассеянно проводил глазами лебедя, которого сносило течением в Чернильную реку. Мне дико хотелось пить, и я завидовала птицам, плескавшимся в воде и не знавшим своего счастья.
        - Это мало кому известно, Рина, но я уже сказал, что не хочу ходить вокруг да около. Ты сможешь сохранить это в тайне?
        - Да, - ответила я, утомленная его витиеватой прямолинейностью.
        - Хорошо, - кивнул Сет. - Дело в том, что тринадцать лет назад старый король поручил мне найти драконий коготь. Но кто-то успел забрать его до меня. После разрушения мира этот камень был спрятан в одном из дальних миров. Найдется немного колдунов, которые могли бы пройти так далеко, и Джей - один из них.
        - Значит, - спросила я, - ты тоже можешь ходить через миры?
        - Да, - кивнул Сет, - именно поэтому король поручил это дело мне. Но, как видишь, все пошло наперекосяк. Джей где-то спрятал коготь, а король не дожил до конца войны, которая закончилась позорным перемирием. Его сын погиб, а на трон взошел мальчишка.
        Сет тяжело вздохнул.
        - Я должен перейти к главному. Может быть, ты слышала - отношения с горцами вновь накаляются. И если в столице, полной шпионов, у кого-то дома бесконтрольно лежит опасный артефакт, это может плохо кончится. Я уверен, что господин ан-Тарин не поделился с тобой информацией относительно камня, однако ты могла что-то увидеть краем глаза, услышать…
        Я с сомнением покосилась на мужчину. Быстро он перешел к делу! Неужели он уверен, что я не побегу сейчас домой, чтобы рассказать обо всем Джею? Или дело настолько серьезно, что он готов рискнуть?
        - А что такого опасного в этом камне?
        - Почти все, что касается драконьего когтя, запрещено Советом. Кроме сказок, само собой. От короля я кое-что узнал. Считается, что всего было создано пять камней, и если собрать все, то можно вырастить дракона, который будет подчиняться хозяину, как сай. Но и в одном когте заключена огромная сила, способная в неправильных руках причинить много горя.
        Я промолчала. А кто же будет решать, какие руки правильные?
        - Я понимаю, Рина, ты находишься на службе и должна беречь секреты своего хозяина. Но я прошу тебя, подумай, оцени то, что я тебе рассказал. Взвесь риски, для города, для себя. И если надумаешь, приходи к тому месту, где мы вчера встретились. Кошка всегда здесь гуляет, она сразу позовет меня.
        - Мне нужно идти, - сказала я.
        Сет встал, на прощание пожал мне руку и вновь повторил, чтобы я подумала. Я кивнула и поспешила по набережной к старому мосту.
        Драконы, шпионы - так сказал Робин? Я составляла в голове пирамиду из кубиков, которые до этого беспорядочно валялись вокруг. А еще он сказал, что это все детские сказки. Как же!
        Мне следовало вернуться, как только доставлю последнее письмо. Значит, пока я его не доставлю, я могу не возвращаться, так? Я понимала, что рискую, вновь выискивая лазейку в приказе, но мне нужно было узнать кое-что от тех, кто точно не будет обманывать.
        Я перешла реку по старому мосту, свернула к прачечным и попросила Звездочку показать мне путь к школе для девочек. Чувство направления вывело меня к лесенке, зажатой между стенами домов. В отличие от петляющих улочек, она круто поднималась вверх по холму и провела меня между цветущих садов прямо к особняку.
        Мне повезло - я попала на очередной перерыв в занятиях. Небольшая группка самых маленьких девочек сидела полукругом перед мальчиком с темно-рыжими волосами, который чертил что-то палкой на земле. Несколько девчонок, среди которых была и Нина, играли в догонялки. Та самая девочка с толстой пшеничной косой чуть не врезалась в меня и тут же заорала:
        - Смотрите! Смотрите! Преступница на свободе!
        Девчонки завизжали, окружили меня и начали галдеть. Я возвышалась среди них длинной неуклюжей цаплей.
        - Тихо, ну тихо же! Я не преступница! Я исследователь миров!
        Девчонки сразу затихли.
        - Я прибыла в ваш мир, чтобы записывать сказки.
        - Уже все записано, - фыркнула девочка с пшеничной косой, - иди в магазин и купи пару книжек - вот и все исследование.
        - Мне интересен фольклор, - вдохновенно врала я, - как сказки звучат в жизни и для чего используются. Вот, например, ваши считалочки. Про птицу с руками.
        - Это просто страшилка, чтобы дети не ходили в лес одни, - с презрением сказала девочка с косой.
        - Как и алые бабочки?
        Девчонки возбужденно зашумели, перекрикивая друг друга.
        - Ты что! - громче всех закричала Нина. - Алые бабочки - это правда, в них мы не играем!
        - Это все знают, - заявила девочка с косой. - Ты что, так и ходишь тут и донимаешь всех глупыми вопросами? Поэтому тебя господин полицейский поймал?
        - Ничего он меня не поймал! - возмутилась я и быстро перевела тему: - А Лисий город?
        - Это ты у самого Лиса и спроси… - девочка обернулась, поискала кого-то глазами и со вздохом сообщила: - Опять убежал! Не любит взрослых.
        - Нам родители вообще запрещают с ним общаться. Боятся, что утащит к себе.
        - А он не утащит! Мы просто играем! - разгалделись девчонки.
        - Ладно, ладно, - попыталась успокоить их я, - а что насчет медведя с фонарем?
        - Это из сказок трех сестер.
        - Да ничего подобного!
        - А вот и да!
        - А вот и нет!
        Нина растолкала всех и вышла вперед.
        - Это из сказки о зеленой владычице…
        - Это не сказка! - пискнула самая маленькая девочка, но ее оттеснили назад.
        - Зеленая владычица украла луну и спрятала ее на дне колодца. Прекрасный принц в медвежьей шкуре…
        - Не принц, а просто медведь!
        - Принц! - строго повторила Нина. - Пошел искать луну, спустился на дно колодца, разрезал веревки, которыми ее связала зеленая владычица, и луна улетела обратно на небо. Долго сидел принц на дне колодца, любуясь на луну…
        Нина взмахнула рукой, и девочки дружно продекламировали:
        - Луна полна и голодна, на дне одна видна она.
        Я подавила дрожь и пробурчала:
        - Вам обязательно читать стихи хором?
        - Да! - дружно ответили девчонки и расхохотались.
        - Зеленая владычица позволила принцу выбраться из колодца, но за то, что он освободил луну, отобрала у него королевские сокровища, а самого его превратила в медведя. Так и ходит он ночью по лесам и холмам с фонарем и ищет королевский перстень, диадему и кинжал.
        Очень любопытно, но пора подойти к главному.
        - Ну хорошо, а драконы? Они тоже из сказок?
        - Дракон есть только один, и он сказочный.
        - Нет! - влезла маленькая девочка, но на нее опять зашикали.
        - Ты лучше у мальчишек спроси, у них как раз скоро перерыв, - сказала девочка с толстой косой, - это мальчишеские игры, мы в них не играем.
        Похоже, я уже порядком надоела девчонкам. Я их понимала - пришла какая-то тетя и весь перерыв отвлекала от игр своими глупыми вопросами. Стоило мне отойти, девчонки снова бросились играть в догонялки.
        Я спустилась на улицу ниже и дождалась звонка колокольчика, который возвестил о перерыве в занятиях. Мальчишки гурьбой выбежали из особняка и столпились у маленькой пекарни, такой же, как у школы для девочек.
        Я нерешительно подошла к группе мальчишек, которые уплетали булочки-пиццы. Как же хочется есть! Я помотала головой, и один мальчишка, глядя на меня, рассмеялся, но тут же закашлялся, подавившись булочкой. Отличное начало, Екатерина!
        - Я хотела кое-что спросить, - промямлила я, сразу сбившись с роли исследовательницы миров.
        И почему так просто делать вид, что я уверенная в себе деловая женщина в салоне господина Туана, и так сложно притворяться среди детей? Может быть, потому что плохую игру дети быстрее раскусят и больше не поверят, а взрослые постараются соблюсти приличия и сделают вид, что все идет как надо.
        - Амарант, тут госпожа с вопросом, - крикнул один из мальчишек в сторону пекарни.
        Светловолосый мальчик отряхнул руки от крошек, вернул стакан из-под лимонада продавцу и зашагал к нам. Он был повыше других, и хоть дети были одеты в одинаковые белые рубашки, серые пиджачки и шорты до колен, на нем форма сидела изящнее.
        - Ну? - мрачно спросил Амарант.
        - Я хочу спросить про сказки.
        Брови мальчика удивленно поползли наверх, а потом он с облегчением рассмеялся, вмиг растеряв всю свою аристократическую важность.
        - Так это не про моего пса?
        Я помотала головой.
        - Он вчера наделал дел! От газонов и цветников ничего не оставил.
        Мальчишки, окружившие нас, рассмеялись.
        - Толстая Лили вчера приходила! И такая - пф-ф-ф, пф-ф, я на эти маргаритки дюжину записок убила! - пробасил один из мальчишек, смешно переступая с ноги на ногу и обхватив руками воображаемый живот.
        Амарант сначала тоже расхохотался, а потом покраснел. Видимо, от толстой Лили ему все-таки досталось.
        - Так что за сказки, госпожа?
        Я решила снова попытать удачу:
        - Ну, например, про алых бабочек.
        - Про алых бабочек - не сказки, - мрачно сказал Амарант.
        - Значит правда, что семьдесят лет назад они вырвались и разлетелись по мирам?
        - Конечно, - сказал один из мальчишек. - Мой прадедушка из-за алой бабочки умер.
        - Твой прадедушка умер от того, что много пил!
        - Да? - возмущенно крикнул мальчишка. - А от чего он стал много пить, по-твоему?!
        Завязалась потасовка, и я отскочила, чтобы меня не задели.
        - Еще что-то? - спросил Амарант, которому тоже хотелось помахать кулаками, но при взрослых, роль которых в этот момент выполняла я, он старался вести себя прилично.
        - Дракон, - сказала я, - он настоящий?
        - Хм, - усмехнулся мальчик, - это смотря как посмотреть. Совет говорит, что ненастоящий, а мой отец утверждает, что то, что говорит Совет, надо понимать наоборот. Эй, ребята!
        Мальчишки отвлеклись от потасовки. Двое вскочили с земли, поправляя пиджаки и приглаживая волосы.
        - Что мы знаем про дракона? - командирским голосом спросил блондин.
        - Мы не знаем ничего, - вздохнул один мальчик, - кроме считалочки.
        - …и что зазеваешься - дракон тебя сожрет…
        - …кусочек за кусочком!
        Амарант поднял ладонь, призывая к молчанию, и сделал знак выстроиться в ряд.
        В отличие от девочек, мальчишки не стали декламировать вместе, а говорили строку за строкой по очереди. Тем не менее, звучало это не менее жутко, чем хор детских голосов.
        Раз и два - обняли когти.
        Третий сердце нанизал.
        Следующий - мысли в клочья.
        Пятый душу разорвал.
        Раз - ты пропал!
        Два - ты пропал!
        Три - ты пропал!
        Четыре, пять -
        Некого искать.
        Есть только он,
        Ты - дракон!
        - Вот и решай, настоящий или нет, - сказал блондин и собрался было уходить, но я остановила его.
        - Подожди! Я хочу записать.
        У одного из мальчишек в кармане обнаружился смятый листок с чистой обратной стороной, а другой дал мне карандаш. Под диктовку я записала слова, а ребята с любопытством глядели на незнакомые буквы.
        - Это какой-то далекий язык, не соседний, - сказал мальчишка, изображавший толстую Лили.
        - Я из другого мира, - сказала я.
        Мальчишки с уважением закивали, а Амарант сказал:
        - Когда я вырасту, я буду путешествовать по мирам. Так что ты приходи еще, расскажешь про свой.
        - Да тебя папаша не отпустит! - смело выкрикнул кто-то из ребят.
        Тут же разгорелась новая драка, а я поспешила к последнему адресату. Я порядком задержалась и старательно игнорировала мысли о том, что меня ждет дома.
        На спуске меня догнал рыжий мальчишка, тот самый, который играл с девчонками, пока я не подошла.
        - Это ты Лис? - прямо спросила я, уже порядком раздраженная общением с детьми.
        - Ну да, - улыбнулся во весь рот мальчишка, - это у тебя что?
        Он выхватил конверт, прочитал адрес, фыркнул и вернул обратно.
        - Не туда, это выше и налево. Давай провожу. Мне тебе кое-что сказать надо.
        - Про Лисий город?
        Лис раздраженно махнул рукой, как будто я завела унылую беседу о погоде.
        - Про дракона. Я обещал своему другу не лезть. Он всю жизнь работает, скажем, над одним проектом, и до сих пор все было безуспешно. А теперь, практически в последнюю минуту, появился крошечный шанс, и если я влезу, то могу все испортить. Любое необдуманное слово может изменить ход истории.
        Мальчишка говорил по-взрослому, наверное, копировал речь родителей. Я посмотрела на его одежду - чистая, аккуратная. Может быть, он магию не видит, и его не взяли в школу, поэтому он рядом ошивается? Волосы у Лиса были густого рыжего цвета, короткие, мягкие, и я вдруг поймала себя на мысли, что мне хочется провести рукой по его шерстке… То есть, по волосам.
        - Ты не отвлекайся, птичка.
        Я вздрогнула, а мальчишка по-хулигански улыбнулся и подмигнул. Глаза у него были янтарно-коричневого цвета.
        - Так вот, я только одно скажу: драконий коготь сделан из сотни алых бабочек.
        - И что?
        Мальчишка скептически взглянул на меня и пробормотал:
        - Как он и сказал…
        - Кто что сказал?! - я начала терять терпение.
        - Мой друг! - Лиса я тоже раздражала. - Сказал, что ты думать не любишь.
        - А кто вообще этот твой друг? - вскипела я. - Я его что, знаю?
        - Встречала разок, - ехидно проговорил мальчишка, - он тебе подарочек оставил.
        - Какой… - я не успела окончательно взорваться, потому что Лис перебил меня:
        - Так вот, хоть ты этого и не любишь, но все-таки подумай, что делают бабочки и что будет, если спрессовать сотню в один пульсирующий жаждой жизни камень. Смотри-ка! - он указал пальцем вверх за мою спину, а я, как последняя дурочка, попалась.
        Там, куда указал мальчишка, ничего не было. Когда я обернулась, Лиса и след простыл. Я повертела головой, недоумевая, куда он мог так быстро убежать. Только если прыгнул в пышные кусты у домика с тремя желтыми рыбками на двери. Это было именно то место, куда следовало доставить последний конверт. Непримечательный среднего роста и возраста мужчина быстро пробежал глазами по строчкам, коротко, как будто извиняясь, сказал «Нет» и закрыл дверь.
        У меня больше не было причины оттягивать возвращение, и я медленно поплелась вниз по дороге. Мысли не хотели замедляться, мою голову как будто заполнила стая зудящих мух. Воспоминания о тюрьме сменялись мыслями о сказках, которые вдруг прерывал голос господина Роминора, и я вновь обижалась на его фразу, что я трясусь, как мышь. Начальника полиции сменяли Тео и Тун, и я представляла Тун в ее кружевном наряде и моих кроссовках.
        У калитки меня встретил грязный Бонифаций, улыбающийся во всю свою мраморную морду.
        - Я же тебя всего пару дней не чистила! - возмутилась я.
        Однако львам пришлось остаться немытыми - глядя на мирно спящего Достоевского, я не могла вспомнить, когда сама нормально спала. Я тихонько открыла входную дверь, но тут же почувствовала, что колдуна нет дома. В городе его тоже не было. Наверное, ушел в тень мира. Я развернулась, встала лицом к двери и открыла ее - нет, там опять был сад. Надо бы попробовать поиграть с зеркалами, чтобы дверь открывалась в тень мира, но сейчас я была слишком утомлена.
        Я сунула деньги в шкатулку, налила себе стакан воды, отметив, что нужно купить еще записок. Нетронутые яблоки так и лежали на столе, но несмотря на голод у меня не было сил даже на то, чтобы сделать лишний шаг и протянуть руку. Добравшись до своей комнаты, я накрылась с головой одеялом и сразу отключилась.
        Проснувшись спустя несколько часов, я не могла сообразить, ни сколько сейчас времени, ни где я нахожусь. Не открывая глаз, я с надеждой прошептала:
        - Дома, я дома!
        Но я была, конечно, не дома. Но хотя бы и не в тюрьме. Время близилось к вечеру, а колдун так и не вернулся. Я сварила целую кастрюлю картошки, чтобы осталось и на завтра, и зажарила страшненькую яичницу, традиционно обуглившуюся по краям. Некоторое время я размышляла, брать ли яблоко. С одной стороны, оно вызывало на поверхность неприятные воспоминания, а с другой, еда - это всего лишь еда, воспоминания и мысли лезут в голову независимо от нее.
        Я откусила кусочек красного яблока, такого темного, что оно казалось почти черным. По пальцам потек липкий сладкий сок. Я села на веранде с видом на порядком заросший сорняками сад, но не видела его. Я пыталась сложить из новоприобретенных кубиков башню. Положим, Лисий город мне не нужен, медведь с фонарем и зеленая владычица - тоже, так что эти кубики можно отбросить. Прав Лис и его загадочный друг - думать я не очень люблю.
        Значит, накануне войны с горцами старый король приказал Сету достать драконий коготь, но Джей успел найти его раньше и припрятал. Совет не смог ничего доказать, но все равно запер колдуна в зеркалах, потому что тот в принципе им мешал. Значит, при себе у него камня не было, а тень мира, по словам Робина, Совет обыскал. Получается, Джей спрятал коготь в доме, где успел остановить время перед тем, как его поймали.
        Хорошо, тогда перейдем к тому, что сказал Лис - драконий коготь сделан из сотни алых бабочек. Алые бабочки - это сай. Сай больше всего на свете хотят заполучить тело, а алые бабочки больше всего на свете хотят заполучить человеческое тело… Я выбросила огрызок под крыльцо, вытерла руки о джинсы и достала из кармана листок, на котором записала считалочку. Пять когтей, которые по очереди хватают человечка - как на рисунке в книге о тварях неразумных. Я припоминала, что черные ромбики были расположены у ребер, у сердца, прямо под шеей и в центре лба.
        Но Джей сказал, что дракон становится сильнее! В стишке говорится про пять когтей, Сет сказал, что нужно пять камней, чтобы создать дракона, а у Джея только один! Может быть, он имел в виду силу камня? Камень становится все сильнее. И что?.. Я потерла лоб и сунула бумажку обратно в карман. Бесполезно, моих кубиков не хватает, чтобы построить даже основание, что уж говорить о целой башне.
        Ромашки, маргаритки и прочие цветы повернули свои головы на запад. Солнце спускалось к горизонту и золотило острые, словно лезвия, края листьев и травинок. Меня тревожили сорняки: сухие желтые колючки, полевые травы и неровные, растопыренные веточки, увенчанные букетом мелких белых цветочков. Чужие, принесенные ветром, они портили весь вид. Я взяла в кладовке садовые ножницы и тряпку, обмотала руку и принялась яростно вырывать колючки, как будто они были причиной всех моих несчастий, и, избавившись от них, я сразу почувствую себя лучше.
        У живой изгороди обнаружились еще птичьи перья. Серо-коричневые, с пушком, они трепетали на ветру и тихонько разлетались по саду. Мне стало неприятно, а от работы только разболелась голова, и без того утомленная попытками решить головоломку про дракона и алых бабочек.
        Джей так и не вернулся, и я впервые осталась одна ночью в пустом доме и долго ворочалась в кровати, гоняясь за разношерстными мыслями, которые в конце концов превратились в кошек разбойничьего вида и принялись охотиться на птиц в саду. Я проснулась еще до восхода. Не от комариного будильника - для него было еще рано, а от обрушившегося на меня через связь раздражения с изрядной примесью злости, которое ворвалось во входную дверь, пролетело по лестнице и обосновалось в библиотеке у меня над головой. Сердце заколотилось как бешеное, и чужая злость стала заполнять меня. В попытке оградиться я выставила зеркало, которое появилось над моей головой едва заметным полупрозрачным дымчатым контуром, но не помогло. Правильно, эта связь действует на каком-то другом уровне. Я отшвырнула одеяло, хлопнула дверью в ванную комнату и встала под холодную струю воды. Комок раздражения метался по библиотеке, спустился на кухню, оттуда - в сад. Словно злой дух, беснуясь, он несколько раз обогнул его по периметру, потом ринулся во внешний сад, ко львам, разозлился еще больше, пометался среди деревьев, вновь ворвался в
дом и тут же вышел, на этот раз в тень мира.
        Сжимавшие меня тиски чужих чувств разжались, и я тяжело выдохнула. Только сердце продолжало стучать, как после подъема в гору.
        Забытая на плите вчерашняя картошка была холодной и склизкой. Тем лучше, так с нее проще снимать шкурку, вяло подумала я и переложила несколько штук на тарелку. В кастрюле осталось еще достаточно, чтобы прокормить меня несколько дней, а колдун, судя по содержимому холодильника, продолжал голодовку. Борьба с картошкой оказалась так утомительна, что я решила взбодрить себя кофе. От одного только аромата я начала приходить в себя. Наполнив кружку, я открыла дверь на веранду, чтобы полюбоваться цветами на восходе, и встала как вкопанная. Ясный теплый свет разгонял остатки молочного тумана с холмов. Первые солнечные лучи освещали то, что только вчера было цветущим садом. Растоптанные, выкорчеванные растения валялись на растерзанной земле, по которой как будто промчался табун диких мустангов. С минуту я стояла, не двигаясь, а потом что-то заставило меня опустить глаза. Прямо у моих ног на дощатом полу веранды валялись куски. В первое мгновение я решила, что это комья земли вперемешку с цветами, но потом поняла. Я выронила кружку, отступила в дом и схватилась за косяк. Это был кролик. Это было то, что
осталось от кролика, и оно было раскидано по всей веранде, запачканной пятнами крови. Возможно, это даже был не один кролик. Я почувствовала, как к горлу подступает завтрак, и бросилась в ванную комнату.
        Невозможно было оставаться в доме. На выходе я снова остановилась, потому что у порога лежало вырванное с мясом сизое птичье перо. Не глядя по сторонам, чтобы не увидеть что-то еще, я обошла крыло, переступила через плитку, покрытую мелкими брызгами крови и быстро вышла за калитку. Достоевский сосредоточенно сверлил взглядом соседний дом, Бонифаций мирно спал, положив лохматую голову на лапы. И с чего я взяла, что это соседский кот? Ведь через львов никто не проберется в сад! Я сунула руки в карманы джинсов и пошла вниз по дороге.
        Надо пойти к Робину и сказать, что в дом я не вернусь, пускай хоть в тюрьму меня сажает! А откажется - так я готова показательно на глазах патрульного Кирка украсть что-нибудь более ценное, чем яблоко, а то и поагитировать народ на главной площади за войну с горцами.
        Был еще один вариант, который лез в голову, как я его ни отгоняла. Нельзя же по-настоящему ввязываться в эту историю с горцами! Ведь я не герой приключенческого сериала, я маленький напуганный воробушек… Как я ни гнала эти мысли, ноги сами вынесли меня к берегу Эллы, к той лавочке среди кустов акации, где я впервые встретила Сета.
        Черная кошка разбойничьего вида как будто поджидала меня. Она вынырнула из кустов, из своего наблюдательного пункта с видом на уток, обтерлась о мои ноги и убежала. Я опустилась на лавку и невидящим взглядом уставилась на воду, отражающую синее небо. Было тепло, дул легкий ветер, приносящий рыбный запах большой реки, изредка набегала тень от легких облачков. Я грызла ногти и не замечала ничего вокруг. Может, зря я сюда пришла? Может, лучше пойти и серьезно поговорить с Робином? Опомнись, Екатерина, ты же не в телевизоре!
        - Доброе утро, Рина.
        Я вздрогнула и обернулась.
        Сет, сама элегантность, стоял рядом с лавкой. Он улыбнулся и присел рядом со мной. Вдохнув полной грудью, он произнес:
        - Прекрасный сегодня день, правда?
        Я пригладила волосы, положила руки на колени, расслабила плечи и сдержанно кивнула.
        - Пожалуй.
        Сейчас главное не ляпнуть какую-нибудь глупость… Я пыталась вспомнить, что делают в таких ситуациях герои моих любимых сериалов. Пускай Сет заговорит первым. Молчание затягивалось. Я заметила, что у меня дергается нога.
        - Значит, ты подумала над тем, что я тебе сказал?
        - Подумала, - осторожно ответила я.
        Сет опустил голову и провел рукой по губам, как будто стирая усмешку:
        - И что же ты решила?
        Я сжала рукой коленку и решительно заявила:
        - Сначала скажи, что тебе нужно, тогда я скажу, что я хочу взамен.
        Губы Сета разъехались в широкой улыбке, обнажившей зубы.
        - С тобой приятно иметь дело, Рина.
        Я не ответила на его улыбку. Я ждала.
        - Ну что ж, все очень просто. Мне нужен драконий коготь. Я рассчитывал на встречу с господином ан-Тарином, но он не выходит в город. Сначала я хотел попросить тебя провести меня в дом, но потом вспомнил про охранников-сай. Да и вряд ли он будет рад незваному гостю. В молодости у нас были не самые лучшие отношения.
        Я не заметила, как снова принялась грызть ногти. Почему же ты, к примеру, не прислал письмо, если хотел поговорить?..
        - Я понимаю, какой это для тебя риск. Но гораздо больший риск оставлять камень у Джея. Клянусь чем угодно, Рина, клянусь именем старого короля, что я думаю только о благе королевства и людей!
        Его скулы напряглись, а рука, до этого спокойно лежавшая на бедре, сжалась в кулак. В следующее мгновение он расслабился, как будто и не было этой вспышки.
        - Рина, я спрошу прямо - ты сможешь найти камень и принести мне?
        Я молчала. Если я принесу камень, то обратно дороги не будет. Что сделает Джей, когда узнает?.. А Робин?
        - Я, наше колдовское сообщество - мы защитим тебя, у нас есть возможности. Мы изменим тебе внешность, отправим в другую страну, да хоть купим тебе дом! Куда ты хочешь? В Забережье? В Союз нижней долины? На острова?
        Это был шанс, и я зацепилась за его слова:
        - Я хочу домой.
        Сет замолчал, на мгновение решив, что я говорю о своем нынешнем жилище, а потом улыбнулся:
        - А где твой дом?
        Хороший вопрос. Я намотала прядь из челки на палец, потом убрала волосы за ухо.
        - Мы шли через поле, где девушки косили золотые колосья, а потом сократили путь через алых бабочек.
        - Значит, вниз по спирали, - сказал Сет и уверенно добавил, - это вполне осуществимо. Ну что ж, Рина, договорились? Ты приносишь камень, а я провожаю тебя до дома.
        Он протянул мне руку, а я, не думая, словно во сне, подняла свою. Пальцы Сета крепко сжали мои. Я высвободила ладонь и бездумно потерла ногу, которая опять задергалась.
        - А почему ты решил, что камень в доме? - нарушила я тишину.
        - Ему больше негде быть. Тень мира Совет обыскал, с собой ан-Тарин его взять никак не мог, остается только дом, который был запечатан и оставлен под охраной сай. Совет проводил ритуал поиска, но любой предмет можно окружить щитами, и его не будет видно с такого расстояния.
        - Тогда как же я найду его? - воскликнула я. - Я ведь не вижу магию!
        - Это заметно, - серьезно сказал Сет и полез в карман брюк, - поэтому я принес кое-что.
        Я пропустила колкость мимо ушей. Показалось! Сет протянул мне маленькое стеклышко в золотой оправе на цепочке, напоминающее монокль.
        - Оно настроено на драконий коготь. Приложишь к глазу и пройдешь по дому, не упуская ни миллиметра.
        Мне не понравились новые нотки в его голосе. Что ты сделаешь, Сет, если я все расскажу Джею? Я вспомнила сад, и по моим плечам прошла дрожь. Сет истолковал ее по-своему. Он взял в руки мою ладонь с зажатым в ней моноклем и, глядя мне прямо в глаза, произнес:
        - Рина, не бойся. Ты найдешь камень и принесешь его сюда. Мы позаботимся о твоей безопасности. Скажи, ты сможешь сделать это сегодня?
        У него были горячие ладони, а я не знала, как высвободиться из его хватки.
        - Он часто бывает в тени мира, уходит обычно перед рассветом… Я приду завтра утром.
        Сет удовлетворенно кивнул и наконец выпустил мою руку.
        - Я буду ждать.
        На дорожке, ведущей к дому, не было ни перышка. Я бы хотела притвориться, что мне показалось, но утренняя картина все еще стояла перед глазами. Дом застыл, мрачный, тихий, отражая настроение своего хозяина. Приглушенная ярость была запрятана глубоко внутри, и когда я тихо подошла к кухне, оказалось, что на веранде сидит Робин и уговаривает Джея поесть.
        - Мне хватит того, что в тени мира, - устало отмахивался колдун.
        - Не хватит, - возражал его друг.
        - Я не собираюсь его кормить.
        - Тогда сам сдохнешь, - огрызнулся Робин.
        - Как будто у меня много вариантов.
        От колдуна веяло такой мрачной безысходностью вперемешку со злостью, что я с трудом подавила желание убежать в комнату, придвинуть комод к двери и спрятаться под одеялом. Но я не могла упустить шанс подслушать их разговор. Джей, не глядя на меня, резко захлопнул дверь. Робин оглянулся и улыбнулся мне через закрытое окно. Я сжала губы. Ну нет, не выйдет так просто от меня отделаться! У меня есть моя собственная магия, так почему не воспользоваться ею? Но получится ли отразить звуки?.. Итак, первое зеркало для защиты я поставила перед собой. Второе положила под дверь так, чтобы половина высовывалось на веранду, а вторая оставалась на кухне. Чего-то не хватает… Ах да, нужно зеркало, чтобы речь колдунов попадала на лежащее на полу зеркало. Я встала так, чтобы через окно видеть колдунов, и представила зеркало перед ними. Полупрозрачный дымчатый контур появился прямо напротив двух мужчин, но они ничего не заметили. И еще маленькое зеркало, которое направляет звук мне в ухо. Не хватало еще устроить громкоговоритель. Ну что ж, за дело, мои зеркала! Я взмахнула рукой, как фея из мультика. В глубине души я
не верила, что моя кустарная магия сработает. Поэтому когда у моего уха раздался голос Робина, я дернулась в сторону от неожиданности.
        - А Лисий город чем тебе не вариант?
        Колдуны продолжали переругиваться.
        - Эта кунсткамера?! - внезапно закричал Джей. - Тогда лучше и правда сдохнуть!
        Немного помолчав, он добавил уже спокойным голосом:
        - К тому же, с чего ты взял, что Лису интересен именно я? Впрочем, дракон камня на камне не оставит от его уютного городка, а я даже возражать не буду.
        - Ты несправедлив, - укоризненно произнес Робин, и оба колдуна надолго замолчали.
        Ну что же вы, я ведь так старалась! Я одним взмахом стерла зеркала, подхватила с плиты кастрюлю с картошкой и ушла в свою комнату. Тетушкин голос в голове тут же затянул свое «Екатерина, как можно!» Расслабься, тетушка. Пока никто не смотрит, все можно.
        Полная гордости за свои дымчатые зеркала, я осознала значение услышанных слов, только когда расправилась с картошкой. Джей не хочет кормить его - кого? Дракона. Настоящего живого дракона, который не оставит камня на камне от Лисьего города. Робин не возражал, значит, это правда. И что это значит, Екатерина? У меня все похолодело внутри. Мой набор кубиков, из которых я вчера безрезультатно пыталась выстроить башню, вдруг превратился в стеклышки в калейдоскопе, которые при повороте сложились в новую картину. Картину, где камня больше не существует, потому что из него вырос дракон. А если камня не существует, то мне нечего принести Сету. Путь домой закрыт. А если Сет кому-то расскажет о нашем договоре? А этот кто-то подбросит некоему колдуну письмо в почтовый ящик?.. Что тогда будет с глупой птицей Екатериной?
        Ну подожди, постой, еще не все потеряно! Может, нет никакого дракона? Или камень так и остается камнем, даже если появляется дракон. Стоит сделать все, как сказал Сет, прежде чем впадать в панику. Я успокоила дыхание. Не хватало еще, чтобы колдун заметил мое настроение. С другой стороны, не думает же он, что утром я просто так разлила кофе, оставила кружку валяться на веранде, а сама ушла на пару часов погулять в город? От воспоминаний меня снова замутило. А что же Робин? Если он видел то, что видела я, тогда что он думает?
        Но мне не представилась возможность спросить - я услышала, как колдуны прощаются в коридоре, а затем Джей поднялся наверх. Я решила остаться в комнате, хотя больше всего мне хотелось сбежать из дома. Время тянулось невыносимо медленно, ведь я вообще не знала, собирается ли Джей сегодня выйти из дома или проторчит весь оставшийся день в библиотеке. Я мерила комнату шагами и прошла, наверное, несколько километров. На город уже спустились сумерки, когда колдун покинул библиотеку, задержался на пару секунд возле моей двери, и, наконец, вышел в тень мира.
        Стояла тишина. Птицы теперь избегали нашего сада. Я достала из кармана монокль и подошла к двери. Давай, Екатерина, соберись! Он может вернуться как завтра утром, так и через полчаса. Нельзя тянуть.
        Держа стеклышко у глаза, я прошлась по библиотеке, не пропуская ни сантиметра. На рабочем столе лежал сборник сказок и книга о драконе, но я не стала задерживаться, чтобы еще раз посмотреть на рисунок. Из библиотеки я зашла в кабинет - дверь была не заперта. На полу валялись конверты и исписанные листы бумаги, которые сдуло со стола порывом ветра. Осторожно обходя их, чтобы не оставить следов, я проверила всю комнату, но и тут ничего не обнаружила. Выйдя через вторую дверь, я остановилась перед лестницей, ведущей на третий этаж.
        Я никак не хотела признать очевидное: камня в доме нет. Мне необходимо было проверить каждый уголок. Только бы колдун не вернулся, иначе мне конец!
        Дверь была заперта, но я соорудила хитроумную систему зеркал с обеих сторон от замка. Я придумала что-то новенькое: одно из зеркал я установила за дверью и заставила его вращаться. Щелкнул замок, и я повернула ручку.
        За дверью оказалась крошечная спальня под скошенной крышей. В ней кое-как помещалась широкая неубранная кровать, шкаф и прикроватный столик, на котором толпился десяток грязных кружек. За шкафом пряталась дверь в совсем уж микроскопическую ванную комнату. Я просмотрела все помещение через монокль, даже заглянула под кровать, потом поменяла глаз - ничего!
        - Звездочка, - в отчаянии прошептала я, - ты видишь в доме драконий коготь?
        Татуировка зачесалась, и я почти что увидела, как птичка растерянно пожимает плечами. Сдерживая подступившие слезы, я захлопнула дверь и снова покрутила зеркальную конструкцию, чтобы повернуть замок. Теперь, когда я стала видеть контуры моих зеркал, управлять ими стало гораздо удобнее, но я была слишком расстроена, чтобы обрадоваться прогрессу.
        Я подперла дверь своей комнаты стулом и легла в кровать, свернувшись калачиком под одеялом. Что же делать? Что я могу предложить Сету? Я никогда не решусь пойти в тень мира, чтобы поискать там камень! Не прав твой друг, Лис. Я люблю думать, но только о приятных вещах. Сейчас мне в голову не лезло ничего, кроме мрачных мыслей. Кто такое любит? Я сама не заметила, как задремала. Я плавала в спокойных, незапоминающихся снах, которые вдруг трансформировались в кошмар. Я кричала на колдуна, трясла его за плечи, а он улыбался широкой улыбкой Сета, потом заходился кашлем, а из его рта вырывались стайки алых бабочек. Я проснулась от шума на кухне. Хлопали дверцы шкафов, что-то падало на пол… Не знаю, что на меня нашло - возможно, я все еще была под впечатлением от сна, раздраженная и уверенная, что можно просто так подойти и потрясти колдуна за плечи, чтобы освободиться от связи. Вместо того, чтобы зарыться под одеяло и переждать, я окружила себя зеркалами и на цыпочках прокралась по коридору к кухне.
        В темноте, освещенный лишь холодным светом луны, Джей методично распахивал шкафчик за шкафчиком, доставал очередную банку, открывал и высыпал содержимое в рот. Опустошенная емкость с грохотом отправлялась на пол. Колдун присел на корточки, достал с нижней полки большой холщовый мешок, запустил туда руку и принялся горсть за горстью запихивать в рот муку. Вдруг он замер, медленно выпрямился и обернулся. Нечеловеческий красный блеск в его глазах заставил меня вжаться в стену. Напрасно я решила, что во мне нет больше страха - его оказалось предостаточно. Джей медленно огляделся и, не заметив меня, вернулся к своей трапезе. Он запрокинул голову и начал сыпать муку из мешка прямо в рот, посыпая ею себя и пол вокруг.
        Я попятилась в комнату, придвинула к двери стол и не сомкнула глаз до тех пор, пока колдун не вернулся в тень мира.
        Глава 11. Зеркальная магия
        Город только просыпался. Я пробежала мимо лошади, бодро стучащей копытами по мостовой. Повозка была нагружена фруктами и овощами - торговец не спеша ехал на рынок. Меланхоличный полный мужчина в сером переднике подметал улицу растрепанной метлой, женщина в пышном платье оттирала невидимые пятнышки с витрины, где в солнечном свете искрились украшения с драгоценными камнями.
        Звездочка вела меня к Робину.
        Я увидела его издалека, но осталась за домом, чтобы не мешать ему работать. Стоя у прилавка на краю Рыбного рынка, Робин, одетый в полицейскую форму, беседовал с торговцем, который только-только начал готовить свое место к открытию. Невысокий худой мужчина обладал завораживающей мимикой - он то складывал брови домиком, то сжимал губы в дудочку и водил ими туда сюда, словно за щекой у него была спрятана конфета. Потом он принялся неистово кивать, подхватил невидимую юбку и начал скакать на месте, изображая бег. Он замахал рукой, указывая направление, Робин обернулся и заметил меня. Торговец вернулся к прилавку. Робин свистнул, и к нему подбежал босой мальчишка, выслушал его, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, и убежал так стремительно, как будто где-то неподалеку раздавали бесплатное мороженое.
        Когда Робин подошел, у меня вдруг опустело в голове. С полминуты я молчала и хмурилась не хуже торговца рыбой.
        - Что-то случилось? - спросил Робин.
        Я вышла из ступора и возмущенно фыркнула. Случилось? С тех пор, как твой дружок вытащил меня из моего мира, все время что-то случается!
        - Ты видел, что вчера было в саду?
        - Видел, - неохотно ответил Робин.
        - Львы охотятся только в тени мира, так?
        - Так.
        - А колдуны не едят мясо, так?
        Робин огляделся, как будто чтобы удостовериться, что нас никто не слышит.
        - Тебе ничто не угрожает.
        - Ничто не угрожает? - закричала я. - Да он все подряд ест! Он меня скоро сожрет!
        Я вдруг расплакалась, громко, навзрыд. Редкие прохожие кидали на нас любопытствующие взгляды. Робин положил руку мне на плечо и увел с улицы в тупик между домами. Там резко пахло несвежей рыбой и еще боги знают чем.
        - Он ничего не сделает тебе, ни при каких обстоятельствах. Поверь мне, ты в безопасности.
        - Робин! Это же все из-за дракона! - выговорила я, борясь со всхлипами. - Я не могу туда вернуться.
        - В доме безопасно, - повторил Робин таким успокаивающим тоном, каким говорят ребенку, что монстров не существует, перед тем, как выключить свет.
        - Не могу… - мой голос дрогнул, а из глаз потекла новая порция слез. - А я не могу… ну… пожить у тебя?
        - Я живу при полицейском участке, - улыбнулся Робин.
        Я пораженно взглянула на него, на секунду забыв о своих несчастьях.
        - У меня есть дом, но не в столице. Далеко, у моря. Я редко там бываю.
        - А как же, - меня вдруг посетила внезапная мысль, которую нужно было срочно высказать, пока я не успела смутиться, - как же девушки?
        - Для этого есть гостиницы, - в этот раз его улыбка вышла неловкой, и он тут же продолжил: - Тебе нельзя отдаляться от дома надолго. Ваша связь будет…
        Но я не слушала. Меня поразила новая мысль - я говорила со взрослым сорокалетним мужчиной, с главой тайной полиции. Я наконец-то увидела себя его глазами - несуразная растрепанная девица, вечно влипающая в неприятности, слишком инфантильная для своих лет и чуть что бросающаяся в слезы. Удивительно, что он вообще стоит здесь со мной, тратит время, просто чтобы утешить глупого расчирикавшегося воробушка. А эта его постоянная забота… Он просто жалеет меня, а на самом деле считает, что взрослые дяди разберутся сами. Я вытерла щеки тыльной стороной руки.
        - Да, ты прав.
        Ты не прав. Я разберусь сама.
        Робин улыбнулся и сжал мое плечо.
        - Все будет хорошо. Просто потерпи еще немного.
        Наверное, я должна была послушать Робина, ведь ему было виднее. Но страх не умеет ждать. Он эгоистичен, ему нужно действие здесь и сейчас. Страх и отчаяние привели меня к лавочке на берегу Эллы. Черная кошка тут же выскочила из зарослей осоки, напугав уток, и убежала, даже не потеревшись о мои ноги. Я опустилась на лавку и спрятала лицо в ладонях.
        Я скорее почувствовала приближение Сета, чем услышала. Он стоял передо мной и поправлял серые жемчужные запонки на рукавах. В этот раз он не протянул мне руку.
        - Значит, нет? - сказал он вместо приветствия.
        Я помотала головой и протянула ему монокль.
        - Ты все проверила? Ты уверена, Рина?
        - Камня в доме нет, - проговорила я, так и держа монокль в вытянутой руке.
        Сет сунул руки в карманы и смотрел на меня сверху вниз. Я быстро продолжила:
        - Но я кое-что слышала.
        Наконец, он забрал стеклышко и сел рядом. Он все молчал, и я поняла, что в эту игру мне никогда не выиграть.
        - Дракон становится сильнее.
        - Что? - Сет на мгновение потерял свой невозмутимый вид, но тут же собрался.
        - Джей так сказал. Он теперь почти все время проводит в тени мира.
        - Но это же меняет дело! - воскликнул Сет.
        - Я не могу пойти туда…
        - И не надо, - Сет схватил меня за руку. - Это слишком опасно. Если он каким-то образом вырастил дракона из единственного когтя и держит его в тени мира… Но как? Мне нужно встретиться с Джеем. Ты можешь как-то вытащить его за пределы его территории?
        Я представила, как подхожу к колдуну и прошу на минуточку выйти на улицу, потому что там его ждет старый… друг? Из груди вырвался нервный смешок, и я тут же закашлялась. Ну что ж, Екатерина, у тебя больше нет вариантов.
        - Я могу пустить тебя в дом. Я знаю имена львов.
        Сет отпустил мою руку и рассмеялся. Затем он заговорил, и в его голосе звучало облегчение.
        - Ан-Тарин совсем помешался в заключении. Дать имена сай-охранникам!..
        Да еще сообщить тупой служанке, это ты хотел сказать, Сет? Но тебе не обязательно знать правду.
        - Тогда мы меняем план, Рина. Ты сейчас же возвращаешься в дом и приказываешь львам пропустить меня, когда я приду.
        Он снял одну жемчужину с рукава, зажал в кулаке, прикрыл глаза и что-то проговорил одними губами, затем протянул ее мне.
        - Назови львам мое имя и подержи перед каждым запонку хотя бы несколько секунд. Потом найди тот дневник, который был у тебя во время нашей первой встречи - я должен знать, к чему быть готовым.
        - А если он вернется? Я не смогу ничего сделать.
        - Сделаешь, когда снова уйдет. Никакой кошки, я сам буду дежурить весь день. Не получится до вечера - встретимся завтра утром. Нет более важного дела, Рина, понимаешь! - глаза Сета снова загорелись, как в нашу прошлую встречу. - Легендарный дракон в полыхающем недовольством городе! Какая безответственность! И как типично…
        - А это? - я бесцеремонно прервала мужчину, вытянув вперед ладонь с черным пятном от клятвы.
        - Ах да, - произнес Сет уже спокойным голосом, будто и не было этой вспышки, - я уже заметил.
        Он вытянул передо мной ладонь и только сейчас я заметила под его большим пальцем маленькую аккуратную кляксу с несколькими вытянувшимися лепестками.
        - Ты ведь из того мира, где хранились зеркала. И как же ты не испугалась?
        Я пожала плечами. Да я просто не успела испугаться, господин колдун, но тебе об этом не обязательно знать.
        - Как это получилось?
        - Случайно.
        - Случайно? - Сет поднял брови. - Клятву души не дают случайно.
        - В качестве оплаты услуги, - нехотя ответила я.
        У меня опять дергалась нога. Поняв, что я не горю желанием говорить об этом, Сет сказал:
        - Я ее заблокирую, - и тут же добавил: - Нет, Рина, разорвать я ее не смогу. Но когда я обсужу с ним все дела, он не станет тебя искать, это я обещаю.
        В моей груди от этих слов что-то сжалось. Он продолжал:
        - Итак, львы и книга. Как только все сделаешь, беги на Новый рынок, не задерживаясь. Даже если он к тому времени вернется. Ты часто ходишь туда, ничего подозрительного в этом нет.
        Откуда он знает? - мелькнуло в голове, но нужно было сосредоточить все внимание на словах Сета, и мысль исчезла так же быстро, как и появилась.
        - Как только связь будет заблокирована, твой хозяин больше не сможет видеть, где ты находишься. В толпе мы быстро затеряемся. Я буду ждать у входа и сразу уведу тебя в безопасное место.
        Он встал первым, и мне тоже пришлось подняться. Я сунула серую жемчужину в карман. Прежде чем уйти, Сет положил обе руки мне на плечи и серьезно сказал:
        - Мы рассчитываем на тебя.
        Я постояла еще несколько минут одна, мрачно глядя на беспечных уток.
        - А что мне еще делать? - вслух спросила я, подняла камень и, размахнувшись, запустила в реку. Он упал гораздо ближе, чем я рассчитывала, и поднял фонтан брызг. Птицы разлетелись.
        Что мне еще делать? Я маленькая потерявшаяся птичка, которая хочет домой. Домой. Я уже и не помнила, зачем. Я с трудом вспоминала родителей и Алину. Тетушкин голос молчал. Образы коллег по моей краткосрочной работе, а уж тем более студентов с потока всплывали безликими безымянными силуэтами. О чем мы говорили? Чем были заполнены мои дни? Я попыталась представить себе мой пруд с уточками, но перед глазами стояли неспокойные воды Эллы.
        Направившись в сторону дома колдуна, я почувствовала дикий голод. Деньги я не взяла, а кухня была опустошена, в этом я была уверена. Я закрылась зеркалами и под этим прикрытием утащила из-под носа у продавщицы два больших куска пирога. Я запихивала их в рот прямо на ходу, не чувствуя вкуса. Мне было противно.
        Цветы, которые раньше лежали на голове у Достоевского, полностью опали, и теперь над спящим львом висели гроздья пока еще зеленых маленьких ягодок. Мое чувство говорило, что колдуна нет дома, но мне все равно было страшно до того, что руки онемели, и я никак не могла нащупать жемчужину в кармане. Лоб покрылся испариной - не хватало еще ее потерять!
        Наконец, я достала запонку, запутавшуюся в складках. Она была ровной, серо-перламутровой и переливалась радужными разводами на солнце. Бонифаций радостно скалился. «Мне придется от них избавиться», - так сказал Джей. Я помотала головой - у меня нет выбора! Робин не поможет, а Сет не выглядит человеком, с кем можно без последствий разорвать договоренность. А главное - он отправит меня домой, где все эти приключения покажутся не более, чем кошмарным сном. Я протянула дрожащую руку с жемчужиной к львиной морде.
        Когда с этой частью было покончено, я поднялась в библиотеку и сразу нашла книжку в болотно-зеленой обложке на рабочем столе. Схватив ее, я направилась было к выходу, но сообразила, что больше не вернусь в этот дом. А как же мои вещи! Сет сказал не задерживаться, но я должна взять хотя бы самое важное - телефон и паспорт.
        Первым делом я достала рюкзак, вытащила пару футболок и задумалась, не положить ли их в сумку, которую дал мне господин Туан. Все было слишком быстро! И почему я заранее не подготовила маленький набор для побега? Не брать же с собой увесистый рюкзак!
        Наверное, от пережитого за последние дни я совсем перестала соображать. Увидев знакомые вещи, я как будто оказалась в созданном ими островке безопасности. Мне захотелось на прощание хоть одним глазком взглянуть на тень мира. Я открыла окно, расположила по раме дымчатый контур зеркала и развернула его на сто восемьдесят градусов.
        Днем тень мира мало отличалась от своего сумеречного варианта - все тот же белесый стелящийся туман, та же зелень мха, покрывающая развалины. Я хотела было позвать Бонифация, который лениво обмахивался хвостом, сидя на своем постаменте, - даже не знаю, зачем. Может быть, чтобы извиниться?.. Но тут, разрезая дымку, вдалеке показался темный силуэт, быстро шагающий к дому.
        Я резко стерла зеркало, заметалась по комнате, споткнулась о рюкзак. Из бокового кармашка торчал телефон. Он лег в мою руку инородным предметом - холодный, мертвый кусок пластика. Зажав его в ладони, я продолжила судорожно копаться в рюкзаке. Паспорт никак не хотел находиться. Одежда, салфетки, листки бумаги, распечатка бронирования тура…
        Меня чуть не сбило с ног волной ярости. Телефон выскользнул и ударился краем о пол. Задняя крышка отлетела, аккумулятор отскочил под кровать. Не видя, я знала - ручка входной двери поворачивается. Я бросилась к распахнутому окну, сначала кинула на землю дневник, а затем, путаясь в занавесках, неуклюже вывалилась сама.
        Я мчалась к рынку, словно за мной гналась свора бешеных собак. Только у мостовой я сообразила, что за мной никто не бежит, не вызывает меня, не ищет. Колдун не заметил ничего подозрительного. И правда, учитывая все, что я видела, нет ничего удивительного в том, что я убежала из дома сломя голову, только заслышав его шаги на пороге.
        Тем не менее, я не замедлила шаг. Ведь если колдун направился прямиком в библиотеку, то ему не потребуется много времени, чтобы сложить два плюс два. А затем моя комната, разворошенный рюкзак. Да ведь он просто выкачает из меня все силы, и не успею я и глазом моргнуть, как рухну посреди улицы! Я припустила еще быстрее и ворвалась на рынок, расталкивая покупателей.
        Был самый разгар торговли. Как же в этой толпе найти Сета? Я бросилась обратно к выходу, вертя головой, и тут кто-то приобнял меня за талию и увлек к домам.
        - Все сделала? Вот умница, - прошептал мне на самое ухо Сет. - За мной.
        Он выхватил книгу у меня из рук, сунул за пояс и быстрым шагом направился к маленькому непримечательному домику, пристроившемуся у входа на рынок. Над входом висела деревянная вывеска, изображающая пивную кружку. Сет провел меня через зал на кухню. Повар кивнул и отвернулся.
        На улицу вела полуоткрытая дверь, были слышны голоса с рынка. Я прислонилась к косяку, ловя сбившееся дыхание. Пахло маслом для жарки, которое давно пора было сменить. Первым делом Сет забрал жемчужину и закрепил на рукаве, а затем взял меня за запястье правой руки, обвел пятно клятвы квадратиком, прямо как Робин, и сделал резкое движение снизу вверх.
        Мне как будто отрубили часть руки. Я вскрикнула и схватилась за кисть, но боль не проходила, а только усиливалась. Кровь барабанами отбивала ритм в висках. Буквально спустя мгновение я почувствовала, что Джей заблокировал связь со своей стороны - я больше не понимала, где он, но и его злость, сопровождавшая меня фоном всюду, за исключением того времени, что он проводил в тени мира, исчезла. Я рухнула на пол, не в силах оставаться в вертикальном положении. Повар даже не обернулся.
        - Надо же, какая чувствительная, - произнес Сет.
        Мне послышалась издевка в его тоне, но он тут же заботливо помог подняться. Было спокойнее думать, что мне показалось.
        - Быстрее, - Сет взял меня под локоть и вновь вывел на рынок.
        Мы пробрались через толпу, а потом пришлось ускорить шаг. Улочки за рынком, застроенные домами в один-два этажа, были мне мало знакомы - я почти не бывала в этой части города, но знала, что мы направляемся к Рыбному мосту.
        Мы шли быстрым шагом и вскоре вышли к широкой дороге. Там ждала крытая повозка, запряженная двумя лошадьми.
        - Куда мы едем? - с беспокойством спросила я, устраиваясь среди мешков.
        Сет не ответил, перебрался ближе к вознице и что-то говорил ему через ткань, закрывающую повозку со всех сторон. Судя по ощущениям, в мешках было что-то вроде фасоли или гороха, что делало поездку по неровной дороге малоприятной.
        Я посмотрела назад сквозь щелку, в ноздри ударил запах рыбы - мы проехали мимо рынка и углубились в район за городской стеной. Я поглаживала пятно клятвы, которое продолжало пульсировать и ныть. Наконец, повозка остановилась. Сет выбрался со стороны возницы, а я отодвинула ткань и спрыгнула сзади. Повозка сразу же уехала, а Сет повел меня через цветущий сад к дому. Среди высоких алых роз возился лысый старичок с бакенбардами, похожими на пух одуванчика. Он озадаченно посмотрел на Сета, как будто пытаясь вспомнить, кто это.
        - Привет, Габи! - улыбнулся ему Сет и тут же прошептал мне на ухо: - Это мой дед, у него с головой плохо, не обращай внимания.
        Старичок неуверенно улыбнулся в ответ и вернулся к работе. Сет распахнул передо мной красную дверь с изображением черной свиньи, и я зашла в дом. Узкий темный коридорчик вел мимо закрытых дверей на кухню, где сидел крупный мужчина и, прихлебывая, ел что-то прямо из кастрюли. Я не успела его разглядеть, потому что Сет подтолкнул меня к лестнице, и мы поднялись на второй этаж. Из гостиной с камином, небольшим диваном, на котором валялось скомканное одеяло и подушки, обеденным столом и книжными полками вели еще несколько дверей. Сет повел меня к одной из них, но я остановила его.
        - Когда ты отправишь меня домой?
        Сет усмехнулся.
        - Когда у меня будет драконий коготь, конечно. Ведь так мы договорились?
        - А вдруг у тебя ничего не выйдет?
        - А что, Рина, - он приблизился, - у тебя есть причины об этом беспокоиться?
        Невольно отступив на шаг, я помотала головой.
        - Вот и не думай об этом. Я разберусь с ан-Тарином, а потом займусь тобой. А пока тебя развлекут мои девочки.
        Он распахнул дверь. Стены комнаты были оклеены темными обоями в вертикальную полоску. Слева располагалась широкая кровать и комод, а справа стоял столик и пара стульев, на одном из которых сидела кудрявая женщина в черном. Увидев меня, она вскочила и воскликнула:
        - Тео, смотри-ка, наша подружка!
        Я остановилась на пороге, не веря глазам. Этого просто не может быть!
        Вторая женщина, сидевшая на подоконнике и наматывавшая темный локон на палец, лениво повернула голову в сторону двери. Тун уставилась на мои кроссовки и проговорила:
        - Ой, а тапки-то, тапки…. Может теперь поменяемся?
        - Так вы знакомы? - удивился Сет.
        - Ага, пообщались тюрьме, - ухмыльнулась Тун, - ее в тот же день замели, что и нас.
        - В тюрьме? - удивленно поднял брови Сет. - И как же ты там оказалась?
        - Случайно, - покраснела я.
        - У тебя, Рина, все случайно, - он улыбнулся своей обезоруживающей улыбкой, но его фраза неприятно кольнула меня. - Тео, Тун, присмотрите за нашей гостьей. А мне нужно подготовиться.
        - Что, уже сегодня? - наконец-то подала голос Тео.
        - Да, все сложилось удачно, - кивнул Сет и обратился ко мне: - Рина, ты, очевидно, устала. Постель в твоем распоряжении. Если захочешь есть - скажи девочкам. Пожалуйста, сама не ходи по дому, дед нервничает - даже меня не всегда может вспомнить.
        Он захлопнул дверь.
        Тео безучастно дергала локон, а Тун оглядела меня со всех сторон и вдруг ущипнула за ногу. Я отскочила и чуть не сшибла картину, висящую на стене.
        - Да спокойно ты! Я просто ткань потрогала, что это?
        - Джинсы, - буркнула я, поправляя раму.
        На картине была изображена женская рука, держащая алую розу с толстыми шипами. На длинном бледном пальце выступила капля крови.
        - А у меня смотри какие шаровары, - Тун погладила себя по бедрам. - Точно не хочешь поменяться? Я страсть как шмотки люблю!
        - Тун, заткнись уже! - прикрикнула на нее Тео. - А ты сядь и не дергайся! У меня от вас голова раскалывается.
        Я села на край кровати, а женщины заняли стулья у столика, накрытого кружевной скатертью. Тео барабанила пальцами по столу и мрачно смотрела на меня, а Тун гладила свои шаровары и рассеянно улыбалась. Я переводила взгляд с одной на другую - они были очень похожи, только у Тео была горбинка на носу и более широкие скулы, а Тун все время щурилась.
        - Ну что еще? - раздраженно спросила Тео.
        - Вы близнецы?
        - Погодки, - ответила Тун. - Тео старшая. Наш отец за год успел спиться и потерять свое дело, поэтому мне меньше слогов в имени досталось.
        - Зато тебе с магией проще, - бросила Тео.
        Я потерла свою метку на ладони, которая ныла, не переставая, а теперь еще и периодически простреливала болью до локтя.
        - Что, не исчезла? - сочувственно спросила Тун.
        - Он ее только заблокировал, - ответила я. - А вы тоже?..
        - Нет, мы не тоже, - резко перебила Тео.
        - Мы ученицы, - добавила Тун с гордостью.
        - А какая разница? - чуть более агрессивно, чем следовало, спросила я.
        Младшая сестра выпрямилась, расправила грудь и открыла было рот, но Тео перебила и ее:
        - Да ладно уж, Тун. Почти одно и то же. По крайней мере, с нашей стороны. У учителя ответственности больше, чем просто у хозяина.
        Женщины посмотрели друг на друга и вдруг разразились хохотом.
        - Ответственности, - прохрипела Тун сквозь смех, - ну ты и скажешь! Ты про Тина слышала?
        - Слышала, - буркнула я. - А вы откуда его знаете?
        - Да кто же про него не знает! Сет у него учился, - на слове «учился» Тун снова захохотала.
        Старшая сестра успокоилась первой, ударила Тун по плечу и сказала:
        - За нас-то Сет хотя бы залог внес, а твой хозяин даже не пошевелился. Вот чтобы такого не было, для ученической клятвы обязательно нужен свидетель.
        А Тун подхватила:
        - Мы еще и магии учимся! Ой, Тео, ты забыла!
        - Что?
        - Про пятно! У тебя это односторонняя клятва, поэтому оно только у тебя, а у нас клятва ученичества, ее ученик и учитель приносят одновременно, поэтому пятно появляется на ладонях у обоих. Эй, ты чего?
        Кровь прилила к щекам, и я сделала глубокий вдох и выдох, надеясь, что пульс перестанет отбивать марш в ушах. Боль от ладони добралась до плеча.
        - Душно тут, - прошептала я.
        - И то верно. Тун, открой окно.
        - Сама и открой, - огрызнулась младшая сестра, но встала и открыла створку.
        Я вдохнула теплый воздух, пропитанный одурманивающим ароматом роз, и спросила:
        - А вот… а если вы не захотите больше быть ученицами, что тогда?
        Тун снова рассмеялась, а Тео шикнула на нее. Тун замахала рукой - ну и зануда ты, сестрица! - и ответила:
        - Мы его попросим!
        - Только он не отпустит, - мрачно добавила Тео.
        - Можно еще Совет попросить.
        Настал черед Тео рассмеяться, но жестко, без улыбки, а Тун расстроилась. Тео тут же взяла ее за руку:
        - Не волнуйся, малышка, есть еще план на крайний случай. Но это надо рассориться с учителем в пух и прах. Просто возьмем по ученику, а, Тун? По молоденькому симпатичному мальчику.
        Тун сразу кокетливо заулыбалась.
        - И что, тогда связь просто разрывается? - спросила я.
        - Может, тебе в библиотеку сходить? - вдруг вспылила Тео. - Не просто, но разрывается, конечно! Только где найти идиота, который увидит на руке метку и согласится нанести такое оскорбление гораздо более опытному колдуну?
        - Да я хоть сейчас найду, - Тун гордо выпятила грудь и поправила рюшки на декольте. - И не одного!
        Тео снова шикнула на нее:
        - Придержи язык, Тун! Сет тебя за такое по головке не погладит. И мне будет невесело… Все, сворачиваем эту трепотню.
        Я уселась, как на жердочке - подтянула ноги к груди и обняла их руками. Мне нужна была хоть минута тишины. Этот чертов калейдоскоп вновь повернулся. Значит, я нужна была для того, чтобы избавиться от связи со старым учителем? Вот что Джей обещал Робину - отпустить меня после встречи с Тином. Но почему же он этого не сделал? Эх, да какая теперь разница, Екатерина!
        - Тебе налить? - Тун покачала у меня перед носом бутылкой, наполненной жидкостью карамельно-коричневого цвета, и сделала глоток прямо из горлышка.
        Я помотала головой.
        - Да она алкоголь и не пробовала, наверное, - усмехнулась Тео, забрала у сестры бутылку и налила себе в стакан.
        Я нахохлилась и уткнулась носом в колени.
        - Не налегай, Тун, - попросила Тео, - Сету это не понравится.
        Тун вместо ответа сделала большой глоток, закашлялась, и сестра, воспользовавшись ситуацией, выхватила у нее бутылку, заткнула пробкой и унесла в гостиную. Она вернулась с двумя книгами, одну оставила себе, а другую раскрыла перед Тун.
        - Я понимаю, - ехидно сказала она сестре, - не лучшее состояние для учебы, но Сет приказал следить, чтобы ты занималась. Поэтому будь умницей, начинай читать вот отсюда, потом перескажешь мне.
        Тун скорчила рожицу, поворчала, но принялась за чтение. Она уткнулась в книгу, еще больше щурясь, водила пальцами по строчкам и шевелила губами.
        Я встала с кровати и выглянула в окно, которое выходило во внутренний дворик. Старичок Габи уже хозяйничал здесь: он выкапывал худенький кустик барбариса, чтобы пересадить его с края полянки ближе к розам у стен дома. За спиной деда на пригорок взбирался фруктовый сад. Галки перелетали с ветки на ветку и клевали еще не поспевшие вишенки. Судя по всему, мы пересекли район за Рыбным рынком и обогнули холм.
        Да о чем ты думаешь, Екатерина! Какая тебе разница, что мы обогнули! Скоро все эти реки и холмы останутся в прошлом. Я пыталась убедить себя, что все в порядке, но меня грыз червячок сомнений. Да что там, это было целое червяное семейство, обгрызавшее мою птичью душонку со всех сторон. Я бросила все силы на то, чтобы запихнуть подальше подозрения, которые вызывал Сет. Как только я справилась с этой задачей, перед внутренним взором начали скакать львы-сай, которые сразу зачем-то поверили мне. Что теперь с ними будет? И что будет с Джеем? Я не сомневалась, что если бы Сет действительно хотел поговорить с ним, нашел бы способ попроще. Сета интересует только камень, а Джей вряд ли отдаст его добровольно. Красный отблеск в глазах колдуна, несомненно, привиделся мне от страха. А вот его ярость была настоящей. Что, если с Сетом что-то случится? Что тогда будет со мной?.. Пятно клятвы снова разнылось, и я потерла руку.
        - Да что ты там маешься? - раздался сзади недовольный голос Тео. - Легла бы и правда спать, в самом деле.
        Старичок выкопал очередной куст и перетаскивал его к веранде. Я молча отошла от окна и свернулась калачиком на кровати. От подушки доносился едва ощутимый аромат лаванды. Вопреки ожиданию, я почти сразу провалилась в сон без сновидений.
        Меня разбудил звон посуды и забытый уже запах жареной курицы. Тео пыталась уместить на столике тарелку с хлебом и сыром, а ее сестра держала блюдо с курицей и овощами и ныла, что мы могли бы прекрасно поесть в гостиной.
        - Сет приказал не выпускать ее из комнаты, - тихо огрызнулась Тео.
        Я села на кровати. Правая рука онемела, я помассировала ее, и боль из пятна ударила прямо в висок.
        - Ну ты и соня, - воскликнула Тун. - Я протрезветь успела, пока ты спала!
        Я подошла к окну. Солнце давно перекатилось через зенит и двигалось к горизонту.
        - Сколько времени?
        - Почти восемь, - сказала Тун, отрывая мясо руками и заталкивая в рот.
        Она устроилась на кровати, скрестив ноги, и указала мне на освободившийся стул. Тео брезгливо отодвигала куриную кожу ножом и вилкой, отрезала маленькие кусочки и накладывала в тарелку.
        Я налила себе воды из графина и жадно выпила целый стакан, прежде чем взять кусок сыра и хлеб.
        - Я думала, колдуны не едят мясо.
        - Я бы и не ела, - поговорила Тео сквозь зубы.
        - А мне просто нравится! - Тун с наслаждением обгладывала косточку.
        - А мне нет! - чуть ли не крикнула Тео. - Это опасно, но без этого я сдохну! Сет забирает слишком много сил.
        Поняв, что сболтнула лишнего, женщина с отвращением принялась жевать белое мясо.
        Вдруг она резко выпрямилась на стуле.
        - Меня Сет зовет, - тихо сказала она и, отодвинув тарелку, встала.
        Когда она проходила мимо сестры, та на секунду сжала ее ладонь в своей. Как только Тео ушла, Тун вышла в гостиную и вернулась с бутылкой.
        - Даже родная сестра держит меня за дурочку! - со смехом объявила она и сделала глоток. - Но это иногда полезно. Считай, что я делюсь с тобой жизненной мудростью.
        Она подмигнула, уселась на край кровати и вздохнула:
        - Как же я устала! - она глотнула еще, поставила бутылку на пол и, раскинув руки, упала спиной на кровать. - А теперь еще и это.
        - Что - это? - хмуро поинтересовалась я.
        Тун повернула голову и вперила в меня взгляд своих черных глаз.
        - Тебе сколько лет вообще? - с сомнением проговорила женщина.
        - Достаточно… - прошептала я и погрузилась в созерцание остатков курицы.
        Прошло всего несколько минут, а Тун уже размеренно сопела. Я осторожно поднялась со стула и выскользнула в гостиную - не могут же они запретить мне посещать туалет! Только выйдя из соседствовавшей с комнатой Тун и Тео маленькой ванной, я заметила, что в гостиной я не одна. Меня обманул вечерний свет. Я замерла, но дедушка Габи не обратил на меня внимания. Он сидел за столом и размеренно, как во сне, отрывал от роз лепестки и укладывал их между страницами лежащего перед ним фолианта. Его бакенбарды как будто светились в полутьме.
        Вообще-то я хотела взять какую-нибудь книжку с картинками с полки за спиной у деда, но теперь засомневалась. Я тихонько сделала шаг обратно к двери, под моей ногой скрипнула половица, но старичок никак не отреагировал. Я осмелела и, обойдя стол по широкой дуге, подошла к книжным полкам, вытащила одну книгу наугад и пролистнула ее. Даже в сумерках было видно, что я выбрала правильно - картинки были почти на каждой странице.
        - Шар бы зажгла или на худой конец свечку. У меня-то глаза острые, - раздался тихий голос.
        Я вздрогнула и обернулась. Старичок так и сидел ко мне спиной, обрывая лепестки. Его бакенбарды белели по обеим сторонам головы, как два одуванчика.
        - Мне надо обратно в комнату, - сказала я.
        - Ты посиди со мной немножко, - жалобно сказал Габи, потянулся и простой спичкой, не магией, зажег свечу, стоявшую в центре стола. - Тут людей много, да никто не подойдет.
        Странно, подумала я. Ведь Сет сказал, что дед нервничает.
        Я села за стол и раскрыла книгу на первой иллюстрации, изображавшей домик на краю болота.
        - Сказки трех сестер, - одобрительно кивнул Габи, аккуратно раскладывая лепестки по странице фолианта. - Любимая книга моего внука. Даже взрослый сядет, бывало, тут, у камина, и читает, иногда поесть забывал. Особенно любил сказку про мертвую флейту и путника, сбившегося с пути.
        Я впервые пожалела о том, что так и не научилась читать на этом языке.
        - А теперь он больше не читает?
        Рука старика зависла над страницей, он что-то растерянно пробормотал себе под нос, потом сказал громче:
        - А внук-то мой не вернулся, - его рот задергался, а глаза наполнились слезами.
        Ну вот, и зачем я только села за стол и не ушла сразу в комнату!
        - Да нет же, - постаралась успокоить я Габи. - Он дома, меня привел. Вы же видели нас в саду! Он скоро вас проведать придет.
        - Не придет! - простонал дед. - Его горцы на войне убили.
        У меня внутри все похолодело.
        - Дедушка, Сет дома, - как можно убедительнее произнесла я.
        Габи нахмурился, погладил себя по лысине, забормотал:
        - Не вернулся мой Мири с войны. Надо бы ему чай заварить, а то сидит сутками напролет с друзьями, делами занят, похудел.
        Он стал беспорядочно перекладывать розы на столе, перелистнул страницы фолианта назад, и на пол полетели лепестки. Габи вдруг поднял голову, посмотрел сквозь меня и улыбнулся.
        - Счастливые времена! А ты уже на флейте играешь, золотце?
        Я медленно поднялась. Мне была знакома эта улыбка.
        - Тебе ведь одному идти было хорошо до этого дня? А сейчас что? Сколько они стоят - твои грибы и твоя жизнь, которую ты положил в корзинку?
        Меня пробрала дрожь, а боль от пятна клятвы ударила в висок с новой силой. Габи продолжал улыбаться. Так же улыбалась и Лора, и Алина. И наверняка Лиза. Но я была готова поспорить на что угодно, что они не путали своих родственников с другими людьми и не разговаривали фразами из сказок. А теперь подумай, птица бестолковая, зачем Сету тащиться через миры, чтобы доставить тебя домой?.. Нет, нет, я просто себя накручиваю! Ведь он не сделал ничего, что поставило бы под сомнение его честность.
        Стало уже совсем темно, а Тун так и не проснулась. На цыпочках я подошла к лестнице, молясь всем богам этого мира, чтобы под моей ногой не скрипнул пол. Спустившись на полпролета, я замерла. Что же за глупая ты птица, Екатерина! Я быстро окружила себя зеркалами.
        Коридор не был освещен, с кухни доносились голоса. Из дальней комнаты вышел Сет. Я прижалась к стене. Мужчина застегнул верхнюю пуговицу на рубашке, пригладил волосы и что-то сказал, обращаясь к тому, кто оставался в комнате. Когда он скрылся на кухне, я закрыла глаза и сделала глубокий вдох и выдох, чтобы успокоить бешено бьющееся сердце. Я не была уверена, что зеркала заглушают звуки.
        Пахло сигаретным дымом. Я выглянула из-за угла, чтобы посмотреть, как выглядит кухня. Это было большое помещение, совмещенное со столовой. Один световой шарик висел над столом, за которым сидел Сет с дневником в руках. Перед ним ходил туда сюда, обняв себя за плечи, сутулый мужчина. Рядом с плитой жевал что-то здоровяк. Из темноты раздавался шепот - значит, там были еще люди. Я положила зеркало на пол перед кухней и соорудила конструкцию для подслушивания, а сама снова забралась на середину лестницы.
        - …все еще в доме, - раздраженно говорил незнакомый мне голос. - Хотя бы рассмотри возможность пойти сейчас. Сколько нам еще ждать? Что ты так вцепился в тень мира?
        - Ждали тринадцать лет, подождем и пару дней, - это был Сет, и он говорил спокойно. - Я повторю, Фау. Здесь в секунду явится его дружок, а там у меня будет преимущество во времени, и останется только дотащить его до дома черной свиньи по тени мира.
        - С полицейским ты справишься, - уверенно сказал третий голос, низкий. Я решила, что это здоровяк.
        - Это если бы он был один, - ответил Сет. - Но если верить дневнику, меня там будет ждать очень опасное существо.
        Издалека донесся приглушенный голос. Зеркало было слишком далеко, чтобы отразить его.
        - Тогда убью его и заберу камень, - Сет начинал злиться.
        - Вот сразу так и надо! - воскликнул Фау.
        - Фау, - голос Сета звенел, - я предпочту живого дракона. С ним я хоть завтра займу замок, а к следующей неделе от горцев не останется и следа. Уже осенью мы сможем продолжить наступление на юг. Если убить ан-Тарина сразу, то мы потеряем не сутки и не двое, а месяцы, и не факт, что камень приживется.
        Я сидела на ступеньке и грызла ногти. Во что же это такое ты влезла, Екатерина? Революции и убийства хороши только в сериалах. Но ведь еще не поздно! Тун еще не хватилась меня, Сет ругается на кухне со своими подельниками. Дверь-то, вот она. Звездочка быстро найдет Робина… Да, бежать ночью через район Рыбного рынка не кажется хорошей идеей, но ждать до утра нельзя.
        Я стерла подслушивающие зеркала и очень медленно, по стеночке пробралась в коридор. Я уже была у двери, как путь мне преградила кошка. Сначала я увидела два блестящих в темноте глаза, отпрянула и чуть не закричала, но потом узнала сай. Кошка зашипела и выгнула спину.
        Она же не должна меня видеть! Хотя она больше чем кошка. Кто знает, какие способности у этой сай! Я постаралась обойти кошку, но она зашипела громче, показывая клыки.
        - Я просто выйду в сад, - одними губами прошептала я, - просто подышу воздухом и вернусь, хорошо?
        Я протянула руку к двери и нажала на ручку. Кошка вдруг разразилась криками и вцепилась когтями в мою ногу. Я взвыла от боли и рванула ручку на себя, но успела сделать лишь пару шагов, как меня схватили чьи-то сильные руки и втащили в дом.
        Из-за двери высунулась Тео.
        - Что случилось?
        Здоровяк не ответил, втолкнул меня на кухню и остался стоять рядом, положив тяжелую ладонь мне на плечо. Обладатель раздраженного голоса взъерошил волосы и быстрее заходил из угла в угол. Его лицо показалось мне знакомым, но не время было вспоминать.
        Сет сидел за столом, положив ногу на ногу, щурясь и задумчиво потирая подбородок.
        - Тео!
        Женщина зашла и встала рядом со мной.
        - Почему наша гостья шляется по дому?
        - Я не знаю, господин.
        - Приведи Тун.
        Тео склонила голову и выскочила из кухни. Сет сделал движение рукой в тот угол, где на диване сидели еще люди. Один из троих человек, чьи лица невозможно было разглядеть в темноте, кинул ему коробочку. Сет поймал ее, вытащил сигарету, и та зажглась в его пальцах. Он затянулся и выпустил кольцо дыма.
        Когда пришли сестры, он подошел к всхлипывающей Тун вплотную и шумно втянул воздух.
        - И сколько же ты выпила, малышка? - нежно спросил мужчина.
        - Я только глотнула, господин, ну правда! - хныкала Тун.
        Сет криво улыбнулся и кинул Тео:
        - Ты знаешь, что делать.
        - Ну пожалуйста, Сет, не надо! - взмолилась Тун, когда сестра потащила ее в коридор.
        Сет устремил взгляд на меня. В коридоре хлопнула дверь, а после непродолжительной тишины раздался вскрик. Сет улыбался.
        - Теперь разберемся с тобой.
        Как только он отвернулся, чтобы снова сесть за стол, я вывернулась и бросилась к выходу, но здоровяк схватил меня за локоть, дернул на себя и ударил в живот. Из моих легких как будто разом вышел весь воздух. Я рухнула на пол и, опираясь на одну руку, другой схватилась за живот и пыталась вдохнуть. Сет лениво подошел.
        - Биса, ну ты что, - усмехнулся он.
        Я ловила воздух. Здоровяк прошипел сквозь зубы:
        - Ненавижу предателей.
        - Ты не прав, Биса, - мягко ответил Сет, - благодаря таким, как она, мир вертится.
        Он толкнул меня ногой в плечо, и я завалилась на бок. Кажется, так дышать было легче.
        - Что бы мы без нее делали?
        Его ботинки были такими чистыми, как будто он проводил по нескольку часов за приведением их в идеальное состояние. Хотя почему это он? Скорее сестры.
        Биса подхватил меня и усадил на стул. Сет сел напротив и, выпустив очередное кольцо дыма, спросил:
        - Ты, Рина, наверное, решила прогуляться? А там, глядишь, и дошла бы до полицейского участка.
        Я помотала головой. Его пепельные волосы блестели и сегодня были прилизаны так, что издалека Сет выглядел лысым. Во всех его движениях сквозило чувство превосходства над окружающими. А ведь раньше он казался мне приятным! Учитель поэзии, Екатерина, как тебе это в голову пришло!
        - Я просто хотела выйти на свежий воздух.
        Мой голос дрожал.
        - Да прикончи ее и дело с концом! - закричал раздраженный мужчина. - На что она нам вообще!
        Теперь я вспомнила - он часто бывал в салоне господина Туана.
        - Фау, иди проветрись, - отрезал Сет, не поворачивая голову, и мужчина вышел из кухни, громко хлопнув дверью.
        Пятно клятвы прострелило болью до плеча, а следы от кошачьих когтей пульсировали.
        - Домой я тебя, конечно, возвращать не собираюсь, - наконец проговорил Сет и достал новую сигарету. - Если ничего не выйдет, то заложник никогда не помешает. Ты вроде в хороших отношениях с Робином? А выйдет - будет еще интереснее. Приведем к тебе твоего хозяина.
        Сет затянулся сигаретой и мечтательно улыбнулся.
        - Если верить дневнику, то он сейчас почти не в состоянии себя контролировать. Будет любопытно посмотреть, как он собственными руками разорвет тебя на кусочки.
        Я почти не дышала, балансируя между источниками боли, которые то чередовались, то вдруг били в унисон, и страхом, который поднимался из живота и распирал грудь.
        - Ладно, Рина, это я тебя просто пугаю. Лучше всего будет, если ты составишь компанию Габи. Я не очень хорошо умею стирать память, но получше некоторых. Говорят, что Совет еще до запрета этого вида магии обрабатывал людей так, что они свое имя не помнили и с трудом могли надеть ботинки.
        Сет затушил сигарету.
        - Биса, уведи ее в подвал и запечатай. Только не как в тот раз, оставь щель для воздуха.
        Сет вдруг окинул меня таким взглядом, каким на меня еще никто не смотрел.
        - Мы потом еще побеседуем, Рина, - тихо сказал он с полуулыбкой.
        Здоровяк захохотал и потащил меня в коридор.
        В подвале был земляной пол и окошко под самым потолком, через которое заглядывал уличный фонарь. Если поставить один ящик на другой, я бы смогла выбраться или хотя бы попробовала докричаться до соседей. Но Биса и правда сделал что-то с помещением. Стоило подойти к стене, она тут же отталкивала меня, а судя по гробовой тишине, еще и не пропускала звуки.
        Я легла на холодный пол и обняла себя руками. Из-под двери тянул сквозняк. Меня била дрожь.
        В трусости - счастье. Просто спрятаться в свой уголок, закрыть глаза и делать вид, что ничего не происходит. Пока я пряталась и отказывалась принимать решения, все было хорошо. Как только я делала выбор, он оказывался неверным. Все вокруг кричало мне о том, что я неправа, но я упорно шла вперед, как будто лишь для того, чтобы в конце концов сказать: вот видите, я опять сделала все не так, поэтому не ждите ничего от меня. Оставьте меня, дайте сесть в углу моей комнаты и не принимать никаких решений. Я не хочу ответственности. Я птица-неудачница, из меня не может выйти толку, от меня один вред. Сделайте вид, что меня не существует, игнорируйте меня, иначе вам же будет хуже - я выберусь из своего гнезда, расправлю крылья и устрою неприятности.
        И вот я лежу на земле в подвале, в логичном завершении своей трусливой истории. Я сделала самый неправильный выбор в своей жизни.
        Кто злодей в этой истории? Джей, который притащил меня сюда только затем, чтобы окончательно избавиться от связи с учителем, и собирался вернуть обратно? Эгоистично, но никакого особого злодейства в этом нет. Сет, который не смирился со смертью старого короля, перемирием в войне и горел идеей навести порядок в своей стране? Пускай он мне неприятен, но если закрыть глаза на его методы, в этом даже есть благородство. Или я, глупая птица, которая была так погружена в свои мелочные печали, что не замечала ничего вокруг, а потом продала колдуна за горстку призрачных обещаний? Сет прав, благодаря таким как я, вертится мир.
        Мне было так мерзко от самой себя, что я не могла даже плакать. Я же прекрасно понимала, что Сету нельзя верить. Ведь Робин просил подождать… Но я сделала свой последний неправильный выбор. Наконец-то все пожалеют, горько подумала я, особенно Робин. Джей же сказал, что Робин всегда спасал маленьких птичек.
        Я так резко села от озарившей меня мысли, что чуть не отключилась от боли. Безмозглая ты курица, Екатерина! Я закатала рукав и позвала:
        - Звездочка… Где Робин?
        Татуировка защекотала руку и потянула меня к выходу - говорить-то она не умела. Я закрыла глаза, представила себе город с высоты птичьего полета и позволила чувству направления вести. Мой навигатор сканировал местность. Рыбный рынок. Старая тюрьма. Шпиль Дома всех богов. Старый мост. Извилистое русло Чернильной реки. Полицейский участок… Замок.
        И что теперь? Вот если бы моя птица была настоящей! Внезапно меня пронзила новая мысль - а что будет с сай в татуировке, если со мной что-то случится? Но я быстро отогнала ее. Не время. Я легла на землю и поводила рукой, проверяя, откуда дует сквозняк. Этой щелки будет достаточно. Как и раньше, я положила зеркало так, что половина высовывалась за дверь. Это зеркало, чтобы смотреть сквозь стены. Между дымчатыми контурами отражалось звездное небо. Я прикинула высоту дома и установила над крышей зеркало под углом. Вместо звезд я увидела крыши соседних домов. Следующее нужно ставить выше и западнее. Было тяжело - я не видела, куда помещаю зеркала, и двигалась на ощупь. С каждой минутой на меня все сильнее наваливалась усталость, и я боялась, что не успею закончить начатое.
        Наконец, в зеркале на полу появилась темная громада замка, с редкими огоньками в окнах.
        У меня не осталось сил, чтобы найти нужное окно. Я соединила первое зеркало с последним, и стерла остальные, чтобы сократить расход энергии.
        - Звездочка, мне нужна помощь.
        Татуировка защекотала руку.
        - Направь меня на Робина.
        Я села на колени, уперлась ладонями в пол и склонилась над отражением.
        Вдох-выдох. Я закрыла глаза. Красная дверь с черным силуэтом свиньи. Я зафиксировала образ перед внутренним взглядом. Звездочка тянула меня все ближе к зеркалу. Я вновь вдохнула и изо всех сил закричала в зеркало:
        - Робин!
        Я не видела, как Робина, склонившегося вместе с королем над картой, силой моей магии отбросило к стене. Я не знала, что экстренный отряд тут же выступил в город. Я не слышала, как королевские солдаты ворвались в дом. Я была в глубоком обмороке.
        Глава 12. Совет
        Нет, мама и папа, нет специальной тюрьмы для маленьких девочек. Их сажают во взрослые тюрьмы. Первый раз очнувшись в темноте, я решила было, что это все тот же подвал в доме черной свиньи и у меня ничего не вышло. Но подо мной был не холодный земляной пол, а деревянная лежанка, покрытая колючим покрывалом, знакомо пахнущим псиной. Было очень тихо. Я попыталась сесть, но пятно клятвы стрельнуло через руку прямо в висок, и я снова отключилась. Я просыпалась еще несколько раз, но сил пошевелиться не было, и я проваливалась в темноту. Только к середине дня я достаточно оправилась, чтобы дойти до двери, где стояла глиняная кружка с водой и миска с остывшей кашей и погруженным в нее куском хлеба.
        Через маленькое зарешеченное окошко под потолком было видно небо, затянутое тяжелыми тучами. От любого движения напоминал о себе ушиб на животе и разодранная кошачьими когтями нога, не говоря уже о пульсирующей боли в виске. Джинсы были порваны, на них засохла кровь. Эта боль приносила извращенное удовлетворение. Отличное получилось кино - злодей оказался там, где ему и положено быть, справедливость восторжествовала. Я старательно гнала как мысли о последних днях, так и предположения о моем будущем.
        На этот раз Робин не пришел освободить меня из тюрьмы, и я его понимала - теперь я знала о себе больше, чем раньше. Впрочем, прошли уже сутки, а ко мне в камеру не приходил вообще никто. Изредка я слышала шаги и речь в коридоре за тяжелой дубовой дверью и замирала в тревожном ожидании, но шаги затихали в отдалении, и я снова погружалась в болезненное созерцание настоящего момента, без прошлого и будущего, иногда отвлекаясь на рассматривание нового набора цифр, появившегося на правой руке.
        Следующим утром меня разбудил резкий стук в дверь. Открылось окошко на уровне груди, и недовольный бас потребовал отдать посуду. Когда я сунула охраннику миску с засохшей серой субстанцией, он вздохнул и тихо пробасил:
        - Что же вы, госпожа пять-девять-одиннадцать, или как вас там теперь, портите мне всю конспирацию! Положено сдавать пустую посуду, иначе новую порцию не получите.
        Охранник наклонился к окошку. Из-под фуражки, натянутой на самый нос, торчали знакомые усы-стрелки.
        - А где Робин? - несмело спросила я, вытряхивая кашу в отхожую яму.
        - Пока вы отдыхали, госпожа Екатерина, - язвительно ответил господин Роминор, - мы сыграли в партию с Советом и аккурат сегодня утром понесли сокрушительное поражение. Ваше с ан-Тарином дело признано магическим, поэтому вы находитесь в их юрисдикции. Совет распорядился никого к вам не пускать, даже начальника городской полиции, не то что какого-то патрульного. К счастью, Совет не пользуется среди работников тюрьмы особой популярностью, поэтому я смог проникнуть сюда в этом маскараде.
        Роминор забрал миску и плюхнул в нее новую порцию каши, украсив сверху ломтиком хлеба.
        - Впрочем, к делу. Время уходит. Ситуация такая: патрульный Кор получил анонимное сообщение о подпольном собрании в доме Черной свиньи. Специальный отряд его величества захватил здание. В подвале была обнаружена девушка. Сначала ее приняли за заложницу, но вчера вечером один арестованный начал давать показания, из которых следует, что девушка была в сговоре с руководителем собрания, который, к слову, смог уйти с частью сообщников.
        Вдалеке послышались шаги, Роминор заговорил быстрее:
        - Мы с патрульным Кором настоятельно рекомендуем вам проявить ту же степень открытости и сотрудничать с представителями Совета так же, как вы делали это при первой нашей встрече. Вам все ясно?
        Роминор приподнял фуражку и просверлил меня черными глазами из-под темных бровей. Я кивнула, и начальник полиции сунул мне в руки миску и захлопнул окошко.
        - Эй, дежурный, быстрее давай! - окликнул Роминора звонкий голос, и тот пробасил что-то в ответ.
        Мой медитативный настрой как ветром сдуло. Мозг, изголодавшийся по информации, принялся перетряхивать стеклышки в калейдоскопе, а я, прихрамывая, мерила камеру шагами. Значит, Сет не успел осуществить свой план и с Джеем все в порядке! Другое дело, что из-за меня ему снова придется столкнуться с Советом. Я села на кровать и схватилась руками за голову. Сколько же от меня вреда! Голосов в голове больше не было. Я приняла эстафету от язвительного голоса из глубин подсознания и сама отвешивала себе едкие комментарии.
        К вечеру напряжение достигло пика и лопнуло, как натянутая струна. Накатила такая безысходность, что я не могла и не хотела больше шевелиться. Закутавшись в псиное покрывало, я смотрела в одну точку, позволив обжигающей кислоте разливаться в грудной клетке.
        Утром в дверь постучал дежурный, обругал меня за то, что каша не съедена, и не принял миску, сказав, что вернется через полчаса, и это будет моим последним шансом получить сегодня еду. Я не чувствовала голод, но впихнула в себя склизкую субстанцию с комочками картошки.
        Через полчаса дверь распахнулась.
        - Екатерина! - выкрикнул высокий охранник, как будто я была в камере не одна. - На выход!
        Я вскочила и на неслушающихся ногах вышла из камеры. Надев на мои запястья наручники, охранник долго вел меня по коридорам, пока мы не пришли к общей камере.
        Лохматая старуха Эйк замахала мне рукой, как старой знакомой, и подвинулась, освобождая место у стены. По всей видимости, завтрак сначала развозили по одиночным камерам, поэтому вскоре жизнерадостный человек в сером, под цвет каши, фартуке, подкатил огромную кастрюлю к отверстию в решетке. Я не хотела вставать, но Эйк потащила меня в очередь, заставила взять порцию варева и просяще заглядывала мне в лицо. Намек понят, бабуля. Я отдала ей миску, а она протянула мне оба куска хлеба, которые я положила рядом с собой на пол и снова завернулась в покрывало, надеясь, что хотя бы перестанут дрожать руки. Но дрожь рождалась где-то глубоко внутри и не собиралась отступать. Я смирилась, закрыла глаза и провалилась в заросшую мхом дремоту.
        Зазвенели ключи, хлопнула решетчатая дверь, и охранник втолкнул в камеру девочку лет одиннадцати. Я аккуратно потянулась, распрямляя затекшую спину и шею. Тело отозвалось болью, а в груди начало плескаться кислотное озеро, но меня хотя бы больше не трясло. Девочка растерянно стояла посреди камеры, вцепившись кулачками в подол скромного коричневого платья. Никто не обратил на нее внимания, как будто наличие ребенка в тюрьме было делом привычным. Девочка начала всхлипывать, и я, вспомнив, как я попала сюда в первый раз, движением руки пригласила ее сесть рядом.
        Девочка села на пол напротив меня, и я протянула ей кусок хлеба. У нее были удивительные волосы - тонкие белые пряди обрамляли узкое лицо и струились водопадом до самой талии. Я снова закрыла глаза, но девочка не дала мне погрузиться в кислотное озеро.
        - Я из дома сбежала, - тихо сказала девочка, сжимая хлеб обеими руками, - они не хотели отдавать меня учиться в школу, вот я и пошла туда сама. А в школе сказали, что из меня не выйдет толку, и вызвали полицейских, чтобы те отправили меня домой. Но я им не говорю, откуда я! А ты тут почему?
        У нее были очень светлые глаза, голубые, водянистые, напомнившие мне глаза господина О-Ули. Что тут думать, наверняка она из Забережья. В отличие от бледного господина, взгляд у девочки был острый, проникающий до костей. Черные точки зрачков выглядели, как направленные прямо в душу стволы пистолетов.
        - Я сделала что-то очень глупое, - после небольшой паузы ответила я.
        Девочка пожала плечами:
        - Все делают глупости, но в тюрьму за это не сажают.
        - Это была… очень нехорошая глупость.
        Девочка отщипнула кусочек от хлеба и катала его в пальцах, пока не получился круглый комочек, который она бросила на пол.
        - Так ты, значит, плохой человек?
        Я нахмурилась. Вот и помогай противным маленьким девчонкам! И что она прицепилась?
        - Просто очень глупый, - слишком резко ответила я.
        Мне совсем не хотелось возвращаться к мыслям о том, почему я здесь. Губы девочки задрожали, а брови сложились домиком.
        - Я тоже глупая! - воскликнула она, выронила хлеб и закрыла лицо руками.
        На нас стали оборачиваться другие заключенные, а старуха Эйк заворчала.
        - Ну тихо, тихо! - прошептала я. - Ты совсем не глупая!
        - Я тебе сейчас все расскажу, - заговорчески прошептала девочка.
        Она потерла глаза, оторвала руки от лица, но ее щеки были сухими.
        - Это мой учитель виноват. Это из-за него я сбежала.
        Я уставилась на девочку.
        - Он был такой мерзкий, все время заставлял меня делать то, что я не хочу. Понимаешь? Может, у тебя тоже такой был?
        Девочка подняла хлеб, скатала еще один кусочек в шарик и снова бросила на пол. Колобок-колобок, я тебя съем.
        - Нет, - через силу улыбнулась я, стараясь не подать виду, что я что-то заподозрила, - все мои учителя были хорошими.
        - У тебя много их было, что ли? - удивилась девочка.
        - Да, в школе, - кивнула я и осторожно поставила перед собой защитное зеркало.
        Кажется, девочка не заметила появившийся между нами дымчатый контур. Он был бледный, не такой, как раньше, как будто что-то мешало магии. Пришлось напрячься, чтобы удерживать его и одновременно создавать следующие.
        - Хотя если подумать… - протянула я, вырисовывая контур второго зеркала на полу перед девочкой, - был один.
        Девочка оставила хлеб в покое и наклонилась вперед.
        - Учитель физики, - медленно продолжала я, чтобы выиграть время, - он был такой старый и сухой, что я боялась, что он вот-вот рассыплется на миллион песчинок. Он был очень сварливым, но отлично преподавал оптику.
        Последнее зеркало под наклоном, сбоку от нее, так, чтобы в него попадало отражение из зеркала на полу. И… Готово! Я уставилась вбок, а потом с трудом оторвала взгляд от представшего передо мной отражения.
        Девочка проследила за моим взглядом, но ничего не заметила. Со стороны могло показаться, что я посмотрела на охранника, который играл с ключами и что-то напевал себе под нос.
        - Это непреложные законы вещественных объектов, - сухо произнесла девочка. - А мой учитель - колдун. У тебя такой был?
        Я бросила последний взгляд в зеркало, в котором отражалась высокая немолодая женщина. Язык не поворачивался назвать ее старухой. Наверное, лет пятьдесят назад она была восхитительно хороша собой, но даже сейчас сеть тонких морщин не могла скрыть былую красоту. Ее узкое лицо обрамляли струящиеся тонкие волосы белого цвета, который ничуть не был похож на седину. Единственной отталкивающей чертой ее внешности были ледяные, почти бесцветные глаза с черными перчинками зрачков. Я стерла зеркала и неохотно кивнула. У меня не было сомнений, что это допрос.
        - И что, тоже хороший?
        Я вновь кивнула.
        - Ну конечно, - скептически произнесла девочка и тут же, опомнившись, сменила интонацию: - Все колдуны-учителя злые!
        Я пожала плечами и уставилась в пол. Может, она и права, но если подумать, Джей не был злым. Раздражительным - да. Но дальше попыток просверлить меня взглядом он не заходил. Давал простые задания и позволял гулять по городу, любоваться рекой и распивать кофе с булочками за его счет. В сущности, самым худшим, что он сделал, был комариный будильник. Не считая, конечно, того случая с тюрьмой. Но и я тогда переступила черту. К тому же, я подозревала, что это было отчасти вызвано тем, что ему нужно было остаться на ночь одному в доме, чтобы совершить ритуал, связанный с камнем. А вот потом дракон стал расти… По моей спине пробежала дрожь. Птичка-истеричка не нашла ничего лучше, чем взять все в свои руки. А ну-ка, прекрати, Екатерина! Я постаралась незаметно вытереть слезы, но колдунья заметила.
        - Ну вот! Так что, скажешь, ты тут не из-за него?
        - Я тут из-за себя! - резко ответила я и уткнулась лицом в колени.
        Хватит с меня этого идиотского спектакля. Хотят что-то узнать - пускай приходят и спрашивают. Колдунья тоже потеряла терпение. Наверное, она подала какой-то знак, и охранник позвал:
        - Эй, мелкая! За тобой пришли!
        - До свидания, - раздался голос девочки.
        Я подняла голову. Она с прямой спиной прошествовала к выходу, а ее белоснежные волосы покачивались в такт шагам, напоминая струи водопада.
        Ожидание было невыносимым. Теперь я была уверена, что за мной скоро придут, и с каждой минутой становилось все страшнее. В голове крутились разнообразные сценарии, все как один не предполагавшие счастливого конца. Страх обнял меня, сделал руки тяжелыми и безвольными, заставил сердце в сжатой грудной клетке биться быстро и неровно. Я пыталась считать вдохи и выдохи, но от этого становилось только хуже, дыхание окончательно сбивалось, шум в ушах перекрывал разговоры заключенных и храп старухи Эйк. Почему нельзя просто перемотать время…
        Была середина дня, когда охранник зазвенел ключами и выкрикнул мое имя. Я вскочила так резко, что кровь ударила в голову. На мгновение я потеряла равновесие, но меня подхватила проснувшаяся Эйк и что-то утешительно забормотала.
        - Пошевеливайся! - рявкнул охранник.
        Эйк резко отодвинулась, а я на ватных ногах поплелась к выходу. То, чего я ждала долгие часы, не принесло облегчения. Охранник бесцеремонно схватил меня за локоть, запер дверь в камеру и, не потрудившись даже надеть наручники, потащил по коридору.
        Мы прошли совсем немного, и коридор расширился. Свет падал из длинных зарешеченных окошек под потолком. Внезапно охранник остановился и, толкнув меня вперед, отошел. Звук его шагов за моей спиной становился все глуше, пока не затих в отдалении. Впереди в коридоре стоял человек. Я знала, кто это, но не могла заставить себя поднять глаза. Сердце стучало уже где-то в горле, как будто намеревалось выпрыгнуть.
        Те несколько секунд, что Джей не шевелился, я молилась всем богам этого мира, чтобы время остановилось, как в камере молилась о том, чтобы оно шло быстрее. Как бы я хотела сейчас вернуться и продлить ожидание! На час, на день, на вечность.
        Я не смела посмотреть ему в лицо, мой взгляд смог подняться лишь на уровень его грудной клетки. По тому, как она вздымалась и опускалась, по его сжатым кулакам я поняла, что он в ярости. Он в несколько шагов преодолел пространство, разделявшее нас. Страх наконец-то вышел из берегов и накрыл меня с головой. Сет сказал, что Джей больше себя не контролирует! Ведь он может просто убить меня! Я попятилась, оступилась и шлепнулась на пол. Подтянув к себе колени, я закрыла голову руками. Меня снова била дрожь, а по щекам текли слезы. Только пускай это будет быстро, пронеслось в голове. Я даже не подумала о том, что вряд ли кому-то придет в голову совершать убийство в здании, кишащем полицейскими.
        Я слышала, как Джей пытается успокоить дыхание. Потом он сел рядом на корточки, схватил меня за плечи и тряхнул. Я громко, почти со стоном, выдохнула и дернулась в сторону. Он удержал меня.
        - Рина!
        Я сжалась, и он снова потряс меня за плечи.
        - Рина! Да возьми себя в руки!
        Мне стало почти до истерики смешно - я и так держала себя в руках, в прямом смысле этого слова. Я досчитала до пяти, с трудом отняла руки от головы и посмотрела колдуну в лицо. Его губы были сжаты, а в глубине зрачков сверкала нечеловеческая алая ярость. Левый глаз так и был залит кровью, а правый был расчерчен красной сеткой сосудов. Под глазами залегли глубокие тени, лицо осунулось, а кожа вновь напоминала пергамент, как в тот день, когда я впервые увидела колдуна. Он сжимал зубы, из последних сил сдерживая то, что хотело вырваться наружу.
        - Слушай меня.
        Я слушала. Слезы прекратились, но по спине и плечам прокатывалась дрожь.
        Не отпуская мои плечи, он заговорил тихо, яростно:
        - У нас мало времени, я не успею все тебе объяснить. Я тебя обманул. Я использовал тебя.
        Я открыла было рот, но он не дал мне ничего сказать.
        - Просто слушай. В тот день мы принесли друг другу двойную клятву. Я взял тебя в ученики, чтобы избавиться от Тина.
        - Я уже знаю, - прошептала я.
        - Теперь нас будет судить Совет, тебя - как ученика, предавшего учителя, а меня - как учителя, допустившего это. Если ты скажешь им, что ты ничего не знала, что я обманул тебя, то тебя отпустят, а меня в лучшем случае засунут обратно в зеркало, но скорее всего казнят. Я понимаю, тебе сейчас кажется это лучшим вариантом, но…
        Я собралась запротестовать, но он сжал мои плечи и заговорил быстрее.
        -…но поверь мне, они просто так тебя не отпустят. Сначала поджарят тебе мозги, сотрут воспоминания, как умеют, а они не умеют. Совет не допустит, чтобы ты вернулась домой, помня о том, что здесь видела.
        Он сжал мои плечи еще сильнее и с жаром зашептал:
        - Пожалуйста, я прошу тебя, умоляю, сделай сейчас, как я скажу, в последний раз, и я отпущу тебя домой. Клянусь, я провожу тебя до самой двери твоего дома. Прошу тебя!
        Стеклышки в калейдоскопе звякали и переворачивались. Я ничего не понимала. Только что казалось, что Джей убьет меня, а сейчас он просит о помощи? Я ждала чего угодно, но только не этого. Это я должна просить, умолять, чтобы он вернул меня домой и скорее забыл о моем существовании! Джей разжал свою настойчивую хватку и спросил:
        - Ты мне поможешь?
        Я кивнула.
        - Мы сейчас выйдем к Совету. Не смотри на них. Стой рядом со мной и не отходи ни на шаг, вообще не шевелись. Они будут задавать вопросы. Не отвечай. Молчи, что бы ни происходило, и делай, что я скажу. Наш единственный шанс - убедить их в том, все произошедшее было случайностью, убедить их твоей верности мне.
        Он вздохнул, пригладил дрожащей рукой волосы. Он совсем не был во мне уверен, и я его понимала. Странно ждать от предателя помощи. Просить спасти от смерти, хотя я сама открыла убийце дверь в его дом. Мне нужно было хотя бы несколько минут, чтобы прийти в себя, но Джей уже поднялся и сказал:
        - За мной.
        Мы остановились у решетчатой двери. Охранник отпер замок и пропустил нас дальше. Через несколько метров коридор упирался в деревянную дверь, украшенную коваными цветами, в которые были вплетены головы волка, медведя, зайца и рыбы.
        Джей повернулся ко мне и тихо произнес:
        - Молчи, смотри вниз и выполняй любой мой приказ, что бы я ни сказал. Просто сыграй эту роль.
        Он вытер рукавом мои щеки и оглядел с ног до головы, как будто проводил техосмотр.
        - И последнее.
        Когда Сет отрезал мою связь с Джеем, тот сразу же заблокировал ее со своей стороны. Сейчас колдун разрушил обе этих стены, и на смену пульсирующей боли в виске пришел поток ярости, от которого я успела отвыкнуть. Все, что колдун чувствовал, чувствовала и я, и наоборот. Это было частью связи ученика с учителем. Теперь все встало на свои места.
        Я не ожидала увидеть за дверью сад. Кусты синих, фиолетовых, розовых и белых гортензий росли вдоль дорожки, выложенной плоскими серыми камнями. Капли росы блестели на раскинувшихся полосатых листьях хост, а их сиреневые цветы тянулись к безоблачному небу. Здесь была другая погода, и я догадалась, что мы не в городе. В ветвях огромного дерева гинкго чирикала птица. Бабочки и прочие насекомые перелетали с цветка на цветок. Где-то рядом журчала вода.
        На бесконечные несколько секунд я забыла, зачем мы сюда пришли, потерявшись в запахах, звуках и цвете.
        - Сосредоточься, - сказал колдун.
        Я удержала готовое сорваться с губ «прости». Это прозвучало бы как насмешка. Я должна была просить прощения за другое и по-другому, не на полпути на суд, просто бросив это слово, приобретшее величину и тяжесть булыжника, ему в спину.
        Над поляной, покрытой сочной зеленой травой, нависала скала. Бабочки, впрочем, сюда не залетали, и даже птичьи голоса звучали тише. Через равные промежутки стояли блестящие на солнце колонны разных пород камня, образуя круг, в центре которого была выставлена дюжина кресел, занятых членами Совета. Пара мест на первый взгляд пустовала, но позже я разглядела сияющие серебристые силуэты.
        Перед самым кругом колонн к нам подошел охранник.
        - Пользоваться магией в круге запрещено. Создавать заклинания запрещено.
        Он провел передо мной рукой, как металлоискателем, и задержался у плеча.
        - Что там? - спросил охранник.
        Я не шевельнулась.
        - Покажи, - приказал Джей.
        Я спустила рукав и показала птичку на колоске.
        Охранник сощурился, поглядел на татуировку под разными углами, но ничего не сказал.
        Затем он провел своим невидимым металлоискателем перед колдуном и хмыкнул.
        - Примитивная защита-невидимка. То есть, должна быть невидимкой, однако посмотри-ка, - он приблизился и проговорил Джею на ухо: - Что, работа твоего дружка-недоделка? Недомаг, недовоин, недолекарь, а теперь еще и патрульный-неудачник. Решил вернуться к недомагии? Ну-ну… Это я оставлю, ради смеха.
        Джей смотрел сквозь него. Охранник ухмыльнулся, сделал приглашающий жест и отступил. Джей прошел на середину поляны, остановился в нескольких шагах от полукруга кресел и жестом указал мне встать слева от него. Он заложил руки за спину и устремил взгляд вперед. Прежде чем я вспомнила, что мне полагается смотреть вниз, я встретилась взглядом с той, что сидела в центре. Узкое лицо с тонкими чертами, водянистые глаза, бледная кожа и белоснежный водопад волос. При нашей последней встрече она была лет на шестьдесят моложе. Колдунья улыбнулась мне одними губами и слегка кивнула головой, а я поспешно уставилась вниз, на изумрудную траву. Мое сердце заколотилось сильнее, чем тогда, когда я сидела в цепких объятьях страха в тюремной камере.
        - Совет рассматривает дело колдуна ан-Тарина и его ученицы, - провозгласила беловолосая женщина. - Глава Совета, а также председатель этого суда, за кем остается последнее слово, я - Актаис Белая ведьма. Состав Совета известен. Запись протокола поручена колдуну Тависту.
        По ее левую руку колдун выравнивал стопку бумаги на столике перед своим креслом.
        - Тех, кто здесь нематериально, прошу усилить присутствие. Итак, господин колдун, - в ее голосе отчетливо звучала насмешка, - мы давно с вами не виделись.
        - И надеялись не увидеться еще столько же, - не выдержал секретарь.
        - Ну-ну, господин Тавист, умерьте свой пыл, - благожелательно обратилась к нему колдунья, - есть вероятность, что мы видим его в последний раз. Факты, увы, не в пользу нашего молодого коллеги, как, впрочем, и всегда.
        Джей молчал. Но по вновь открывшемуся каналу связи до меня доносился рев бушевавшей в нем бури. Лишь я одна из всех присутствующих знала, чего ему стоило просто стоять здесь, перед ними.
        - Я позволю себе занять немного времени, чтобы рассказать предысторию этого молодого человека, так как не все из присутствующих тринадцать лет назад входили в состав Совета, и сведения, которыми они обладают, могут быть искажены в силу того, что были получены не из прямого источника. Итак, господин Джей из поселка Тарин закончил обучение у колдуна Джаспера Тина, известного своей любовью к учительской деятельности.
        Справа послышался смешок и бурчание, и даже я понимала, что Белая ведьма и тут не упустила момент попрактиковаться в сарказме.
        - После обучения господин новоявленный колдун, отличавшийся тягой к знаниям, похвальной и редкой среди учеников колдуна Тина, решил восполнить пробелы образования, коих было немало, не поиском наставничества у более надежных членов магического сообщества, а при помощи сомнительных авантюр, а также практикой запрещенной магии.
        Справа заворчали теперь уже несколько голосов.
        - Не буду вдаваться в подробности, желающие могут ознакомиться с ними в архиве. Совет принял решение во имя безопасности вверенного нам мира заключить господина Джея в зал из семи зеркал, четыре из которых были помещены в один из миров с угасшей магией на сорок лет. Совет решил, что этого срока будет достаточно, чтобы безрассудство, свойственное юности, выветрилось и осело пылью под ногами господина колдуна.
        Джей отчетливо скрипнул зубами, а у меня заныли скулы.
        - Совет осознавал риск использования запретной зеркальной магии, но соотношение опасности и пользы не оставило нам выбора. Так как магия эта не практикуется, все было сделано по древним манускриптам. Мы не рискнули убрать ни слова, поэтому у господина колдуна остался небольшой шанс на досрочное освобождение, коим он, судя по всему, и воспользовался. К сожалению, мы никак не могли повлиять на это, по причине того, что три контрольных зеркала в нашем мире были утрачены, как и три зеркала в мире с угасшей магией.
        Секретарь, усердно скрипевший пером, с досадой бросил его на стопку бумаги:
        - Да если бы мы знали! Каков был шанс! А теперь еще и это разгребать!
        Раздался бас справа:
        - Если бы вы, Тавист, смотрели дальше своих бумажек, не голосовали бы тогда за запретную магию!
        Я быстро стрельнула глазами в ту сторону - раскрасневшийся толстяк, похожий на Санта Клауса, утирал пот со лба.
        - Господа, не отвлекаемся, - с улыбкой прервала разгоравшуюся ссору Белая ведьма. - Забудем дела давно минувших лет, нас ждет дело сегодняшнее. Итак, господин колдун умудрился использовать лазейку в древних заклинаниях…
        Она сделала паузу, как будто выжидая, не расскажет ли Джей, как ему удалось провернуть этот изумительный трюк. А я в этот момент снова стрельнула глазами, теперь уже в нее. Белая ведьма смотрела на колдуна и вряд ли заметила. Я же пыталась определить - она и правда не знает, как Джей выбрался из зеркала, или знает, и просто хочет любым способом вывести его из себя? Судя по волнам, накатывавшим на меня справа, много для этого не нужно было. По благодушному выражению лица Белой ведьмы, кроткой улыбке и холодным глазам я поняла, что она все прекрасно знала.
        - Кроме того, господин колдун прихватил из мира с угасшей магией ученика, точнее, ученицу. Понимаю, возмутительно, - ответила она на ворчание среди членов Совета. - Мы высказываем сомнение относительно того, что это было добровольное решение госпожи… м-м-м… Е… Е-кате-рины. Простите, госпожа, слишком непривычное имя.
        Тут наступил мой черед скрипнуть зубами - она вполне была способна произнести мое имя без запинки, а это ее «госпожа» в сторону чужеземки и предательницы никак не соответствовало своему истинному значению и было только еще одним способом показать ее власть.
        - По возвращении, - продолжала Актаис, - господин колдун окончательно разорвал связывавшие его со старым учителем узы, которые не были правильно разорваны вследствие стремительности приведения прошлого приговора в исполнение. Поведение господина колдуна дальше не вызывало подозрений, а вот его ученица за краткое пребывание в нашем мире успела попасть в тюрьму по обвинению в краже, а затем и завести знакомство с опасными личностями, которые по забавному стечению обстоятельств также были когда-то учениками колдуна Тина, а теперь разыскивались полицией. Интересно то, что господин колдун не придал значения этим событиям, не так ли, господин ан-Тарин?
        Ее голос тек плавно, как река. Она как будто рассказывала сказку о каком-то колдуне и его бестолковой ученице, и я даже не сразу смогла осознать, что героем этой истории являюсь я. Из-за ее напускного благожелательного тона смысл сказанного затуманивался и ускользал, и только сейчас я начала понимать, к чему она ведет. По сути, преступник тут один - я, но она хочет повернуть все так, чтобы выставить виноватым Джея. Не сказать, чтобы он был невинной овечкой, но ведь она просто хочет избавиться от него! Подавив подступивший к горлу комок, и я сосредоточилась на отрезвляющих волнах ярости.
        - Дальнейшее известно. Дело упомянутых личностей признано немагическим и рассмотрено Советом не будет.
        Новый взрыв ненависти справа от меня.
        - Итак, - в голос Актаис прокрались стальные нотки, - госпожа Е… катерина обвиняется в нарушении клятвы души и участии в преступном сговоре против своего учителя. Обычно такое карается смертью.
        Снова выжидательная пауза. Даже если бы я хотела что-то сказать, я бы не смогла. Страх снова обнял меня за плечи, онемели пальцы на руках, а пульсирующий шум в ушах отодвинул звуки окружающего мира на второй план. Актаис снисходительно добавила:
        - Но мы готовы сделать скидку на ваше происхождение и ограничиться изгнанием.
        Я вдруг сообразила, что это значит. Для меня нет разницы - осудят они Джея с моей помощью или нет, мой приговор будет таким же, как и моя награда - изгнание домой с подправленной памятью. Пока я обнаруживала для себя эту перспективу, справа подал голос светящийся силуэт.
        - Госпожа Белая ведьма, - мягко произнес он, - не спешите выносить приговоры. Вина не доказана.
        Раздались поддерживающие голоса. Актаис немного помолчала, как будто предоставляя говорившему шанс осознать всю глупость произнесенной им фразы.
        - Господин колдун Джей ан-Тарин, - снова насмешка, - обвиняется в халатности и пренебрежении долгом учителя. К сожалению, ввиду прошлой истории, я бы предпочла полный приговор…
        - Госпожа, я протестую! - громче произнес силуэт, так и не осознавший свою глупость.
        Уже больше голосов поддержали его. Белая ведьма отступила.
        - Простите меня, господа, я поддалась эмоциям. Нам всем это свойственно.
        Думаю, в этот момент она смиренно улыбнулась.
        - Если у Совета нет замечаний по делу, я предлагаю приступить к следующей части. Каждый член Совета будет задавать вопросы обвиняемому и обвиняемой. Прошу следить за течением беседы, чтобы не повторяться.
        Совет согласно загудел.
        - Я предлагаю начать с Е… хм, простите, госпожа, но для общего удобства я позволю себе сократить ваше имя до Катерины. Надеюсь, вы не против. Итак, начнем с госпожи Катерины.
        Вот так, двух зайцев одним выстрелом. Точнее, двух птиц. Я никогда не считала себя особо умной, но сегодня мой мозг брал новую высоту за высотой. Первое - в мире, где привычны короткие имена, а длинное нужно заслужить, эта женщина сократила мое. Всего одна буква, но для остальных членов Совета это было знаком. И второе - начать с меня, с напуганной девчонки, которая не знает, как ее учитель ответил бы на те же вопросы, и от страха может ляпнуть что-то такое, что не просто утопит его, но и предварительно привяжет камень к его ногам. После этого вопросы к нему не будут иметь никакого значения.
        - Господа, начнем, - торжественно произнесла Белая Ведьма.
        Я кожей почувствовала устремившиеся на меня взгляды. Прокашлялся кто-то с левого края.
        - Позволю себе быть первым, - раздался высокий голос. Я больше не смела поднимать глаза от травы даже на долю секунды - сейчас любая мелочь играла против меня. Против нас.
        - Член Совета Гастон ан-Рист, - судя по голосу, он был молод, а по имени - не из города и не из знатной семьи. - Я хотел бы сперва прояснить волнующий, я думаю, всех нас вопрос. Вас насильно забрали из родного мира?
        Повисла тишина. В отдалении стрекотали цикады. Наверное, Советник Гастон упорным трудом добился места в Совете и дорожил своим положением. Он смутился и вновь прокашлялся.
        - Быть может, формулировка… что-то не то с формулировкой. Вы добровольно ушли за… м-м-м… за вашим нынешним учителем?
        Я молчала, но мысленно ответила на этот вопрос «Да». Конечно да, и не то, что ушла, я побежала сломя голову с этим чертовым амулетом, болтающимся на моей шее. Прав молодой человек, с формулировкой было что-то не то.
        - Господа, мне кажется, у нас проблема, - возвестил собравшихся член Совета Гастон ан-Рист.
        Слово взял другой мужчина. Он не представился.
        - Давайте подойдем с другой стороны. Госпожа Катерина, вам известно, какие обязательства накладывает на вас клятва ученика?
        Здесь с формулировкой дела обстояли гораздо лучше. Однозначно нет. Но я ничего не ответила. Среди Совета поднялся недовольный гул.
        - Девочка! - обратился ко мне женский голос, но это был не голос Белой ведьмы. - Ты вообще понимаешь, кто мы? Ты понимаешь, что это суд, на котором решается судьба твоя и этого несчастного, твоего учителя!
        Я сглотнула и промолчала - ведь это было ложью. Все уже было решено.
        Обстановка накалялась. Кто-то нетерпеливо барабанил пальцами по подлокотнику, кто-то перешептывался. Белая ведьма не вмешивалась, как и Джей. Он просто стоял рядом и совсем ушел в себя, не реагируя на внешние раздражители, все силы бросив на то, чтобы не выпустить комок ярости, пульсировавший у него внутри.
        - Может, нам спросить госпожу Катерину, собирается ли она вообще отвечать на наши вопросы? - язвительно пробасил Санта.
        - А может, она перестала понимать наш язык? - в тон ему издевательски пропел чей-то голос справа.
        На этом моменте достопочтимое собрание внезапно превратилось в балаган. Каждый выкрикивал с места вопросы, оскорбления, колкие комментарии. Они кричали, что я, возможно, слишком тупа, чтобы реагировать на свое имя, оно ведь слишком длинное даже для членов Совета. Пять слогов, да где это видано! Они вопрошали, умею ли я считать хотя бы до трех, как курица. Доставалось и Джею, но он словно не слышал. Выбрал ли господин колдун в мире с угасшей магией самую умную представительницу населения или просто подобрал ученицу себе под стать? А вы, госпожа Е-ка-те-ри-на, овладели хотя бы магией застегивания пуговиц за те несколько месяцев, что провели в учениках?
        Я как будто оказалась среди стаи обезьян, кидавших в меня всем, что попадалось под руку. В тот момент, когда я уже перестала различать отдельные фразы в общем шуме, в меня ударило первое заклинание. Члены Совета хохотали, свистели, всячески пытались переплюнуть друг друга в остроумии и поначалу не заметили этого. В меня полетело еще несколько заклинаний. Мелких, похожих на колючки чертополоха. Я не шевельнулась. Я знала, что это она: Белая ведьма позволила членам Совета потерять приличный облик, чтобы под шумок проверить, умею ли я пользоваться магией. Как же глупо было полагать, что в камере она ничего не заметила! Увидеть не увидела, но точно что-то почувствовала, и теперь пыталась выяснить, что. Я уже поняла к тому времени, что мои, такие смешные в нашем мире, попытки мысленно поставить перед неприятным человеком зеркало здесь были связаны той самой запретной зеркальной магией. Я не использовала настоящие зеркала, но образы зеркал по свойствам были близки к настоящим.
        Если я сейчас попытаюсь защититься единственным известным мне способом, это погубит и меня, и Джея. Тогда никакое «изгнание» мне не светит, а его обвинят в том, что он передал мне запретные знания. Вот и сказке про учителя и его курицу-ученицу конец.
        Между тем атака усилилась. В меня летели заклятия крупнее, они жалили, обжигали, кусали… Вцепившись в края футболки, я сжималась от каждого попадания и прерывисто дышала. Совет гудел и свистел. Я не умела видеть магию, как видели ее другие, но сейчас даже я чувствовала по направлению и разному характеру ударов, что стая, заметив летящие в меня заклятия, присоединилась к травле.
        Это было бы так просто, зеркало напротив, пара зеркал по бокам, ведь я уже достаточно натренировалась, - и их заклятия полетят в них же самих. А еще можно сделать коридор отражений, и эти заряженные злобой шарики будут отпрыгивать, пока не истощится их заряд…
        Я бы вот-вот сдалась и начала говорить им все, что они хотели услышать. Рядом со мной стоял, застывший словно статуя, единственный человек, который мог меня защитить, но хотел ли он? И сумел бы, не дав при этом разорваться ярости, плескавшейся в нем? Я была одна, беззащитная, слабая. Тот способ, каким я могла бы защитить себя, немедленно убил бы нас обоих. Я закрыла глаза, стиснула зубы и глотала слезы. И тогда в меня ударилось что-то большое, тяжелое, как брошенный изо всех сил баскетбольный мяч, и лопнуло, облив холодом. Я вскрикнула, открыла глаза и схватилась за грудь, пытаясь поймать воздух.
        Джей вдруг очнулся, и я испугалась, что это было последней каплей для того комка бешеной злости, который пульсировал рядом со мной. Отодвинув меня назад, колдун встал на пути атакующих. Он провел рукой в воздухе, и все, что летело в нас, упало, столкнувшись с невидимой преградой.
        В повисшей тишине раздался довольный голос Актаис Белой ведьмы.
        - Вам прекрасно известно, господин колдун, что использование магии в кругу Совета запрещено.
        - Запрещено всем, - процедил Джей сквозь зубы, впервые с начала суда подав голос. Он так и держал левую руку сзади, предостерегая меня, чтобы я стояла у него за спиной и не шевелилась. Я вздрагивала от любого дуновения ветра, словно мое тело ожидало новых ударов.
        - Защищаться разрешено законом, - продолжил он.
        - А разве на вас кто-то нападал? - деланно удивилась глава Совета.
        - Достопочтенный Совет напал на мою ученицу, которая не может себя защитить от атаки двенадцати взбесившихся колдунов, - прорычал Джей.
        - Я попрошу, десяти, - пристыжено вскричал один из светящихся силуэтов. - Мы с коллегой не могли участвовать в этом безобразии, как и остановить его, ведь мы присутствуем здесь бестелесно.
        Второй силуэт пошел мелкой рябью, то ли от волнения, то ли от стыда, а может выражал таким образом согласие. Я вспомнила, что мне запрещено смотреть на них, и снова опустила глаза. Трава больше не искрилась изумрудом, а посерела и пошла пятнами. Я украдкой приподняла руку - на коже тоже остались пятна неровной формы.
        - Девяти, - стыдливо пробасил Санта.
        Собрание зашумело, все пытались выяснить, кто принимал участие в закидывании меня заклинаниями, а кто пытался образумить коллег. По всему выходило, что на меня вообще никто не нападал.
        Колдун Тавист усердно скрипел пером, уткнувшись носом в свои бумаги. Его рука беспорядочно металась над листом, и казалось, что от невозможности описать это зрелище, он корпел над рисунком.
        - Полно, полно, - утихомиривающе произнесла Белая ведьма. - Попрошу всех остыть, забыть этот несущественный инцидент и вернуться к делу. Обвиняемые, займите свои места.
        Джей снова встал справа от меня. Он был спокойнее, чем я ожидала. Быть может, этот обезьяний цирк была нам на руку? По крайней мере, мне показалось, что Совет больше не был однородной массой, воспринимавшей Джея только лишь как преступника, случайно нашедшего лазейку в древней магии и теперь преспокойно расхаживающего среди мирных граждан, подвергая их опасности.
        Сначала Белая ведьма обратилась ко мне.
        - Девочка, мы все просим вас, откройте глаза! Откройте глаза и посмотрите на человека, который стоит рядом с вами, чистым, незамутненным взглядом. Он мог запугать вас, я верю в это, мы все верим. Но мы защитим вас, Совету хватит сил отправить вас домой, а его отправить туда, где он не достанет вас. Просто расскажите нам все, расскажите правду!
        Очевидно, эта речь была заготовлена на случай, если я все-таки попробую защититься магией или если Джей не вмешается. Поэтому сейчас слова Белой ведьмы прозвучали совсем не убедительно, ведь защищать меня надо было как раз от нее. А ведь для нее и нет других вариантов, вдруг осенило меня. Колдунья не видит в Джее ни человечности, ни способности брать ответственность за других. Для нее он остается все тем же мальчишкой, который в слепой жажде знаний изучал запретную магию, не скрываясь, пользовался ею и тем самым раздражал Совет. Быть может, она не могла увидеть в нем того, чего не было в ней самой. Быть может, это и было нашим шансом.
        Я молчала. Актаис прошептала «Бесполезно!» и обратилась к Джею:
        - Хорошо же, господин колдун. Потрудитесь объяснить нам, что мешает вашей ученице отвечать на вопросы Совета.
        Я чувствовала, что Джей немного расслабился. Почему? Похоже, наконец-то действие пошло по его сценарию.
        - Госпожа Екатерина будет говорить, когда я ей прикажу, - резко ответил он.
        - Что же, шевелится она тоже исключительно по вашему приказу? - поинтересовался самый молодой член Совета.
        - Именно так, советник Гастон.
        Кто-то хмыкнул, а молодой человек продолжил:
        - Тогда как вы объясните, господин ан-Тарин, то, что случилось несколько дней назад?
        - Я могу объяснить это только тем, уважаемый Совет, что пока я был занят изучением всего, что произошло за время моего отсутствия, к моей ученице втерся в доверие Сет под предлогом того, что мы оба были учениками у Тина. Неудивительно, что Екатерина решила, что нашла в его лице друга.
        Врет, но не обманывает. Очень ловко, одобрила я с высоты своего опыта. Гораздо лучше, чем Белая ведьма. Как же нам повезло, что актриса из нее была никудышная! Ведь любая лишняя фраза, сказанная мною Актаис в обличии маленькой девочки, могла разрушить планы колдуна.
        - Как вы знаете, - продолжал Джей, - полиция обнаружила мою ученицу в подвале. Когда она поняла истинные намерения Сета и его подельников, ее заперли.
        - Однако господин… не важно, скажем, один из свидетелей утверждает, - вмешался кто-то из Совета, - что Сет заключил с вашей ученицей договор.
        - Свидетель может утверждать, что угодно. Я в свою очередь заявляю, достопочтимый Совет, что ситуация произошла вследствие наивности и глупости моей ученицы. Это не было попыткой предать меня, нарушив клятву. Я уверен в ее абсолютной верности.
        Я дважды покраснела, если такое вообще возможно. Сначала после характеристики, данной мне Джеем. Не сказать, чтобы я стала с этим спорить, но предпочла бы менее категоричную формулировку. А потом меня залило краской от стыда. Я сосредоточилась на дыхании, чтобы не расплакаться и еще ниже опустила голову.
        - И что же, госпожа Катерина согласна с таким определением себя? - подал голос Санта. - Вы позволите ей ответить хотя бы на один этот вопрос?
        Джей обратился ко мне:
        - Екатерина, ответь на вопрос.
        Санта посчитал нужным повторить:
        - Госпожа Екатерина, вы и правда считаете, что ваш учитель прав, называя вас наивной и глупой? - он вернул букву в мое имя, и я посчитала это хорошим знаком.
        - Да, советник, - выдавила из себя я.
        - И вы не заключали с колдуном Сетом договор?
        Мне было сказано ответить только на один вопрос, поэтому я промолчала.
        - Это решительно невозможно! - взорвался Санта. - Если вы ей прикажете часть ответа продекламировать стихами, стоя на голове, а часть показать пантомимой, она и это беспрекословно исполнит?!
        - Да, - коротко ответил Джей.
        Собрание снова оживилось, перешептываясь. Белая Ведьма уже длительное время молчала, просто наблюдая.
        - Что ж, - наконец подала голос она, - то, что мы видим, господин колдун, довольно убедительно. Но в связи с серьезностью случая я считаю, что необходимо провести ритуал доказательства верности.
        Несколько членов Совета одновременно охнули, и тут же поднялся гул. Я почувствовала, как Джей напрягся. Это было то, чего он не ожидал.
        - Тишина! - повысила голос Актаис. - Господин ан-Тарин, прошу вас начинать.
        Наверное, если бы я знала, что это за ритуал, то в нормальном состоянии не согласилась бы на это. Не представляю, чтобы Джей, или Робин, или даже сестры Тео и Тун совершили бы этот ритуал, ведь если нет настоящего, глубокого уважения между учителем и учеником, то нужно быть прожженным лжецом с железным самоконтролем, чтобы пройти его. Или тонуть в чувстве вины, как я.
        - Исполняю волю Совета, - со злостью произнес колдун сквозь зубы, и только я уловила нотку обреченности в его голосе.
        Очевидно, Джей причислял меня к первой категории, однако в моем самоконтроле был вовсе не уверен.
        Со стороны могло показаться, что два человека играют сценку из театральной драмы, настолько все выглядело неестественно. Но внутри этой сцены все было опутано древней магией, которая вцепилась в нас серебряными нитями и вела.
        Джей повернулся ко мне и теперь уже тихо сказал:
        - Встань лицом ко мне.
        Я не знаю, в какой угол сознания он запихнул рокочущий комок ярости, но сейчас его взгляд был спокойным и холодным, почти как в тот день, когда я, сама того не зная, приносила ему клятву ученика.
        Члены Совета встали вокруг нас, образовав широкий круг. С их помощью что-то происходило, могучее, древнее, затрагивающее и землю, на которой мы стояли, и окружавший нас воздух. Я увидела свечение, обволокшее колонны и объединившее их. Не для красоты здесь были собраны разные породы камня. Сложный узор расползался по поверхности, а потом протянул нити и охватил меня светящейся сетью запутанных заклинаний. Меня, и только меня.
        Я почувствовала, как нити проникают в мою голову… а может, и в душу. Я дернулась в попытке вырваться, но было поздно. Из глубин они вытащили саму мою сущность, отряхнули от пыли, счистили шелуху, ощипали перья и выставили, обнаженную, в это магическое пространство. Все, что в глубине души я считала правильным и неправильным, было возведено в абсолют. Мир поделился на черное и белое, а я была центром его. Краски вокруг поблекли, и мир и вправду стал черно-белым, пульсирующим серебряной магией.
        В этом новом мире я была абсолютной белизной. Древняя магия возвела меня в статус творца и судьи. У меня больше не было имени, и разве нужно оно огромному, бесконечному эго? Ты нравишься мне, говорила я, простирала руку и даровала белизну. Ты мне не нравишься - тебя поглотит чернота космоса. Моего космоса.
        Джей поднял руку и легко шлепнул меня по щеке.
        Я посмотрела на него с удивлением. В глубинах памяти шевельнулось воспоминание о каком-то суде. Мелкое, ничтожное, смешное. Этот мир вращается вокруг меня, и нет в нем интересов, кроме моих. Нет суда, кроме моего.
        Я рассмеялась. Так и быть - будет вам суд!
        Я бросила на колдуна покрывало черноты. Оно объяло его, но тут и там стали вспыхивать искры, разрывая космическую материю. Я всмотрелась и увидела, что чернота не поглощает его, а лишь покрывает оболочкой.
        Это я осудила его и вынесла приговор, я окутала его этой чернотой.
        Если его чернота не является им, то может и моя белизна - только обман, иллюзия, в которую я сама себя облачила?.. Я одна стою в центре своего черно-белого мира, и мир этот существует лишь в моих глазах.
        Я посмотрела на свои руки, сияющие, охваченные древней магией. Белоснежные, с темным пятном клятвы на правой руке. Белизна начала растворяться, и руки оказались по локоть черными.
        В мире, где я была центром, я была и судьей. И я осудила себя.
        Ритуал не предполагал слов, но мой учитель почти беззвучно прошептал: «На колени».
        Мир больше не вращался вокруг меня. Мир застыл. Я опустилась перед ним на прожженную заклинаниями траву.
        Он протянул ко мне руку. Рука с нашим общим знаком.
        Его кожа все еще пахла зеркальной пылью. Сухой, бездушной пылью остановившегося времени. Пылью дорог между мирами. Я вдыхаю запах пыли. Запах безвременья. Запах угасшей магии. Из центра своего мира, из наивысшей точки эго, я рухнула в водоворот мельчайших частиц бесконечного количества миров и смешалась с этой пылью. Я - пыль.
        Я прикоснулась губами к его руке, и в тот же миг древняя магия исчезла, нити, покрывавшие меня, испарились. Ритуал был завершен.
        Прежде, чем потерять сознание и позволить уже привычному мху заключить меня в свои уютные объятия, я услышала голос Белой ведьмы:
        - Я видела достаточно.
        Глава 13. Есть только он
        Я недолго пробыла без сознания - грубый охранник плеснул мне в лицо ледяной водой и выпроводил нас с Джеем из цветущего сада. К тому времени Совет уже покинул поляну, а каменные колонны потеряли весь свой величественный вид. О том, что здесь происходило, напоминали лишь серые пятна на траве.
        На выходе охранник постучал по цифрам на моей руке кончиком карандаша, и они исчезли. Джей протянул свою ладонь, на которой вместо цифр стояла буква. Его рука заметно дрожала, а сам он сутулился и смотрел в сторону.
        На улице за стеной нас ждал Робин.
        - Совет во всей красе, - злобно бросил Джей на его вопросительный взгляд.
        - Но все же вы оба живы и на свободе, - резонно возразил Робин.
        Джей пожал плечами, сунул руки в карманы и пошел вниз по дороге.
        - Ты пешком идти собрался?
        Колдун не ответил. Мы последовали за ним, и Робин обратился ко мне:
        - Что там было?
        - Мы провели ритуал какой-то там верности, - выдавила я из себя.
        Это была первая фраза, которую я произнесла с тех пор, как закончился суд. Мне совсем не хотелось разговаривать. Меня снова начало поглощать чувство вины и страх перед будущим.
        Робин встал как вкопанный.
        - Ритуал доказательства верности? - он неверяще уставился на меня, а потом окликнул колдуна. - Джей, серьезно?
        - Да, - бросил колдун, даже не обернувшись. Ему тоже не хотелось разговаривать.
        - Я бы на это никогда в жизни не пошел.
        - А у нас был выбор? - огрызнулся Джей и зашагал дальше, еще больше ссутулившись.
        Робин посмотрел на меня:
        - А ты… как ты…
        Я только пожала плечами. Я понимала его удивление, ведь от меня и так никто ничего не ждал, а я, вместо того, чтобы тихо сидеть и надеяться, что меня вот-вот вернут домой, вляпалась в историю, но при этом как-то умудрилась выбраться из нее с минимальными потерями.
        Дорожка то устремлялась вниз, то снова выравнивалась, огибая холм. Колдун выбирал те повороты, которые вели нас по окраине, но все же приближали к городу. Я немного прихрамывала - следы кошачьих когтей немилосердно чесались. Мы прошли через заросли кустов, покрытых желтыми цветами-граммофонами. Приторный аромат привлекал насекомых. Я отмахнулась от надоедливой пчелы и спросила, просто чтобы заполнить тишину:
        - Это что, так серьезно? - я и без Робина знала, насколько это было серьезно.
        - Я только по книгам знаю, Рина. Древняя магия бескомпромиссна. Колдуны прошлого отдавали себя служению магии и мирам. Когда не было законов, совета, магических судов, только безоговорочное неэгоистичное служение могло удержать мир от гибели. Представь колдуна, который решит, что ему позволено делать все, что вздумается.
        Мне не нужно было представлять, я теперь знала это чувство, когда ты являешься центром мира.
        - Постепенно древние ритуалы забывались, и это привело к разрушению планеты. После этого и появился Совет, который был призван следить за использованием магии. Многое было запрещено, а кое-что стало использоваться в других целях. Как клятва души.
        - Это та, что я… что мы с Джеем принесли друг другу?
        Робин кивнул.
        - Ведь там не было ничего про ученика и учителя, я бы заметила!
        - Правильно. Это клятва связи между двумя людьми, не важно, учеником ли и учителем, мужем и женой, сестрами, братьями или просто друзьями - это обещание быть друг другу верными, скрепленное магией. Учитель произносит те же слова, что и ученик.
        Я сорвала травинку, сунула в рот и пожевала. Знакомый с детства вкус успокаивал.
        - А что касается ритуала, - продолжил Робин, - он отправляет человека в состояние такого экстремального эгоизма, откуда невозможно воспринимать других людей. Связь или вытащит из этого заклинания, или нет. Совет не видит, что происходит с тем, на кого направлен ритуал, они видят только результат - выполнит ли человек последовательность простых действий. Если нет - то все.
        - Все?
        - Изгнание или смерть для обоих. Неважно, кто проходит ритуал - ученик или учитель, он един для всех. Но можно считать, что Джей свой ритуал прошел.
        Я вопросительно взглянула на Робина.
        Джей уже был далеко. Он не оглядывался, уверенный, что мы следуем за ним. Робин остановился и тихо сказал:
        - Рина, он же мог уйти. Я предлагал его спрятать. Есть тысячи мест, где Совет не дотянется до него, тысячи миров. На крайний случай, Лисий город. А тебя мы с Роми как-нибудь бы спасли. Но Джей отказался. Тебя вытаскивать пошел, хотя знал, что Белая ведьма готова на все, чтобы от него избавиться. Понимаешь?
        Я не понимала.
        - Зачем?
        Робин помолчал и пнул камешек.
        - Мы с ним всегда спасали маленьких птичек.
        Отшутился. Тоже, наверное, не до конца понимал.
        - Актаис сказала, что отправит меня домой, - сказала я, когда мы продолжили путь.
        - Конечно, с прожженными мозгами, - саркастически ответил Робин.
        Я вспомнила про старичка, которого встретила в доме Черной свиньи.
        - А что будет с Габи? Как он вообще со всем этим связан?
        - Габи? Его внук был гонцом при старом короле и во время войны погиб на службе. Думаю, в начале он добровольно предоставил Сету дом для собраний, но в какой-то момент начал мешать, вот его и обезвредили как смогли. Это моя вина. Я несколько месяцев искал заговорщиков, но они были подготовлены лучше, чем мы могли ожидать. Не беспокойся, о Габи мы позаботимся, хотя память ему уже не вернуть.
        Дорожка, все еще влажная после утреннего дождя, резко устремилась вниз. Капельки на белоснежных цветах ежевики сияли и переливались в лучах солнца.
        - Робин… - медленно начала я, а потом выпалила, чтобы не успеть передумать: - Ты на меня не обиделся?
        - Последний раз я обижался, когда мне было лет шесть, - улыбнулся Робин. - Мама сшила мне рубашку, но выбрала некрасивые черные пуговицы. Я потребовал поменять на яркие - зеленые или красные. А мама дала мне ножницы и нитку с иголкой и заявила, что раз я все знаю лучше, чем она, то и пришью лучше. Я тогда дулся сутки, не меньше. Ведь она портниха, ей же легко это сделать! Пошел жаловаться отцу, а он сказал, что я не прав. Тогда я принялся за работу: начал отпарывать черные пуговицы и пришивать красные. И оказалось это совсем не простой задачей. Я просидел несколько дней, исколол все пальцы, несколько раз со злости бросал иголку, а потом искал ее между половицами, но в итоге справился. Я не понимал, что за работа у моих родителей, пока сам не попробовал. Каждый пришивает свои пуговицы, понимаешь?
        - И набивает свои шишки, - тихо сказала я. - Прости, Робин. Я должна была тебя послушать.
        Робин приобнял меня за плечо:
        - Все к лучшему. Вообще-то если бы не ты, мы бы так и не обнаружили Сета и случилась бы катастрофа.
        Я не сомневалась, что он сказал это, чтобы подбодрить меня.
        Мы прошли между задними двориками, и неприметная тропинка вывела нас почти к самому дому. Давно не чищенный Достоевский мирно спал, а Бонифаций скалился, как будто радуясь тому, что хотя бы дождь смыл с него часть грязи. Джей обнял льва за шею и что-то прошептал ему на ухо, а затем отошел и сделал приглашающий жест рукой. Я нерешительно встала у калитки.
        - А как же… ну? - я кивнула на льва. Ведь Джей говорил, что избавится от львов, если я что-то у них попрошу.
        Джей сжал губы, и я тут же пожалела, что открыла рот.
        - Не знаю, за кого ты меня принимаешь. Я запретил львам пропускать тебя, а теперь разрешаю. Вперед!
        Странно было заходить в дом, который я не рассчитывала больше увидеть. Мы сразу поднялись наверх, но с порога я успела краем глаза заметить, какой бардак творится на кухне. В библиотеке было не намного лучше: на полу валялись книги и исписанные клочки бумаги. Джей прошел к камину, по пути пнув одну из книг, и тяжело опустился в кресло. Робин пригласил меня занять второе кресло, а сам сел рядом на стул.
        - Надо вернуть ее домой, - Джей потер переносицу.
        - Прямо сейчас? А что Совет скажет? - поинтересовался Робин, разглядывая глубокие царапины на моей ноге.
        - Мне уже все равно, - устало откликнулся Джей и опустил голову на ладони, как будто ему тяжело было даже просто сидеть. - Дойду до ее мира и сдамся Лису, если успею. На обратный путь меня точно не хватит.
        Робин только покачал головой и попросил меня:
        - Покажи все, что нужно вылечить.
        Я приподняла футболку. Синяк на животе расплылся сине-фиолетовым пятном с желтым островком по центру и напоминал о себе при любом движении.
        - Это откуда?
        - От Бисы, - неохотно ответила я.
        Если придется за каждую царапину отчитываться, то пускай уж лучше сами проходят.
        - Биса, к сожалению, ускользнул вместе с Сетом. Кстати, - он вынул из-за пояса книгу в болотно-зеленой обложке и протянул Джею. - Я украл вещественное доказательство прямо с места преступления. Тот наш арестованный, который дает показания, к счастью, оказался достаточно сообразителен, чтобы не говорить о драконе никому, кроме меня.
        Джей придвинул к себе книгу, раскрыл на случайной странице и невидяще уставился в неровные строки. Робин закончил с ушибом, и я смогла, наконец, свободно выпрямиться.
        Пришел черед оставленных кошкой царапин. Робин собрался аккуратно разрезать джинсы, раз уж они все равно были порваны, но я отобрала у него ножницы - пуговицы буду пришивать сама, джинсы разрезать тоже. Робин смотрел на серые пятна на моих руках. Я перехватила его взгляд и, не дожидаясь вопроса, объяснила сама:
        - Это Совет.
        - Уважаемые господа советники вздумали поиграть в вышибалы, - подал голос Джей, - не представляю, что на них нашло.
        - Белая ведьма начала, - сказала я, аккуратно отрезая кусочек ткани.
        Повисла тишина, и я оторвалась от джинсов. Джей сверлил меня взглядом как в старые добрые времена.
        - Почему ты так решила?
        Я открыла рот, но на мгновение задумалась. Ведь никто не знает про мои зеркала. И нужно ли о них рассказывать? Можно же просто ответить, что мне так показалось… или сказать, что больше некому было. Нет, Екатерина, хватит! Нельзя больше врать.
        - Она приходила в камеру, превратившись в маленькую девочку. А я ее раскусила, потому что… потому что я… Я поставила зеркала, чтобы увидеть ее сущность, а она что-то заметила.
        Джей наклонил голову и сощурился. Робин переспросил:
        - Зеркала?
        - Да, вот такие, - и я поставила напротив себя защиту.
        Джей поморгал и потер свой красный глаз. Робин начал выводить на пыльной поверхности столика узоры, а потом, опомнившись, проговорил с едва заметной вопросительной интонацией:
        - Мне как будто резко стало неинтересно?..
        И правда, Екатерина, это же защита! Я стерла дымчатый контур. Робин подпер подбородок рукой, прикрыл на секунду глаза, а потом, кинув взгляд на Джея, который только покачал головой, заявил:
        - А вот теперь у меня появилось несколько вопросов, и я не знаю, в какой последовательности их озвучить… Это, очевидно, магия, поэтому спрошу сразу: ты колдовала в тюрьме?
        - Да, - удивленно ответила я. Далеко не самый интересный вопрос!
        - Это катастрофа, - заявил полицейский.
        - Но никто не видел! Никто ни разу не заметил, как я это делаю.
        - Я должен сообщить Роминору! Цифры, которые ставят на руку заключенному, блокируют магию. Блокировали до сих пор! Да и сама тюрьма защищена полем. Как и королевский замок! О боги!
        Робин схватился за голову. У него был такой вид, словно он готов был прямо сейчас кинуться в тюрьму ставить новую защиту.
        - Ну, это было нелегко, - утешающе произнесла я.
        - И давно ты это умеешь? - спросил Джей.
        - Меня тетушка научила: если на меня смотрит неприятный человек, то я представляю зеркало, как будто бы перед этим человеком не я, а его собственное отражение. Я всегда так делала, а в этом мире оно вдруг заработало по-настоящему.
        Я оправдывалась так, как будто скрывать свою магию было самым ужасным из моих поступков.
        - Но это же не зеркальная магия? - тревожно обратилась я к Робину, потому что Джей ничего не говорил.
        Робин пожал плечами.
        - В запретах Совета указана только работа с настоящими зеркалами, а про воображаемые ничего не сказано. Но если бы Актаис заметила, то вцепилась бы в эту возможность.
        Джей потер переносицу и приказал:
        - Покажи, что ты умеешь.
        Я задумалась - умею я не так много: делать защиту вокруг себя, ставить подножку неприятным личностям и подслушивать. Я подошла к балкону и внимательно посмотрела на соседние дома. Отлично - пожилая пара сидит на веранде и беседует за чашечкой кофе с пирожными. Сопровождая процесс комментариями, я соорудила конструкцию из зеркал и под конец поставила одно на полку над камином, чтобы всем было слышно.
        - Теперь, чтобы не тратить много сил, я соединяю первое и последнее зеркала, а лишние убираю - это как в физике. Там надо собрать все формулы в одну большую, сократить, чтобы получилась маленькая, и тогда уже подставить цифры. И вот, когда все сокращено, я их включаю.
        Комната резко заполнилась ворчанием, прерывающимся причмокиваниями, когда обладательница дребезжащего голоса делала очередной глоток из чашки:
        - А Ани, поди ж ты, отца десять лет не видела и тут заявляется! Твои, говорит, капустные поля я ликвидирую! Замуж собралась! И за кого! За этого неотесанного мужлана!
        - Хватит! - Джей схватился за голову, и я поняла, что он держится из последних сил, чтобы не взорваться.
        Я взмахнула рукой, и голос пропал. Когда я села обратно в кресло, Робин вспомнил про мою раненую ногу и занялся ей.
        - Теперь понятно, как ты меня вызвала, - сказал он и улыбнулся, - но почему мы ничего не видим, Джей?
        - Она из мира с угасшей магией. Вероятно, там использовали какой-то неизвестный подвид. В их сказках есть упоминания о зеркалах и магических шарах.
        - Я тоже сначала ничего не видела, - к своему удивлению, я чувствовала себя уверенно, рассказывая о том, что умею, - потом начала различать контуры зеркал, а теперь уже вижу и отражения.
        - Но нашу магию ты так и не видишь? - поинтересовался Робин.
        - Могу через зеркало посмотреть.
        - Тогда попробуй.
        Я поставила маленькое зеркальце так, чтобы видеть, что делает Робин. С его пальцев срывались серебряные искры и ниточки, которые кружились над кожей, то поднимаясь, то опускаясь, а ранки затягивались, как при ускоренной съемке.
        - Это же не магия времени? - с сомнением спросила я.
        - Она самая. Запрещена к использованию на живых объектах, за исключением случаев, когда требуется лечение. Применять с осторожностью на детях и пожилых людях, - процитировал Робин текст запретов Совета.
        - Потому что дети повзрослеют, а пожилые люди могут умереть?
        - Именно, - кивнул Робин.
        Джей все это время смотрел на меня, прикусив костяшку указательного пальца.
        - Робин, - окликнул он друга. - А ты не думаешь?..
        Робин обернулся, и целую минуту они смотрели друг на друга, не моргая.
        - А может, и да, - наконец, проговорил Робин, - попробуй.
        - Рина, - обратился ко мне Джей, - ты знаешь, где драконий коготь?
        - Я догадываюсь.
        - Укажи место, - настойчиво сказал колдун.
        Я задумалась, потом вспомнила монокль, который дал мне Сет. Было глупо искать камень в доме. Конечно, он был в тени мира, но только тогда, когда там был и Джей. Камень был в нем. Я поставила маленькое зеркало перед глазами и посмотрела на колдуна. Вокруг него пульсировала едва заметная красная аура вперемешку с мерцающими серебряными многоугольниками, но камня я не видела.
        - Я вижу какие-то заплатки, - сообщила я.
        - Ах, это, - отмахнулся Робин, - я специально налепил неуклюжее заклинание, чтобы сбить стража Совета с толку. Он у них не больно-то сообразительный, за это мы его и любим.
        Робин усмехнулся, помахал рукой и серебряные многоугольники растворились.
        - Звездочка, - тихо попросила я свою сай, - покажи мне камень.
        Татуировка защекотала руку, зеркало перед глазами дернулось и на мгновение раздвоилось.
        - Не понимаю…
        Я чувствовала, что моя птица недовольна мной. Ну да, я не люблю думать, мы это уже выяснили! Но хотя бы подскажи! Зеркальце снова раздвоилось, теперь уже на несколько секунд. Второе зеркало? Ну ладно… Я сделала такую же систему, как в тюрьме, когда начала подозревать беловолосую девочку - одно зеркало на стол под углом, чтобы в нем отражался колдун, а второе рядом с ним. Птица потянула меня ко второму зеркалу… Вот он!
        Джей резко вцепился руками в подлокотники так, что костяшки его пальцев побелели, и сжал зубы. Робин вскочил со стула и схватил друга за плечи, приговаривая:
        - Тихо, тихо!
        Сай испугалась и спряталась глубоко в линиях рисунка на моем плече. Я быстро стерла зеркала и вжалась в кресло. Джей закрыл глаза и тяжело дышал, с шумом выдыхая воздух. От его левого глаза по всей щеке и по виску потянулись черные линии сосудов.
        - Убью ее… убью… - прорычал он не своим голосом.
        Робин что-то шептал, уговаривал, и наконец руки колдуна расслабились, а сам он обессиленно откинулся в кресле. Он открыл глаза и смотрел в потолок, а чернота стремительно ползла по сосудам на шее вниз, к сердцу. Над его левой бровью и на скуле появились черные плоские наросты. Чешуя?..
        Тот стишок, который мне рассказали мальчишки у школы… Сначала дракон обнимает, потом проникает в сердце, затем захватывает мысли, а там и душе конец.
        - Третий… - прошептала я, - третий коготь должен проникать в сердце, разве не так?
        - Не так, - огрызнулся колдун и снова закрыл глаза. - Все не так.
        - Джей спрятал камень в отражении глаза, чтобы Совет не смог его найти, - сказал Робин.
        - Сам поместил его себе в голову! - сказал Джей, и меня захлестнуло отчаянием, пробившимся сквозь всепоглощающую ярость.
        И как я не замечала этого раньше? Наверное, была слишком занята своими горестями. А вдруг я сама и не была в таком уж отчаянии?.. Вдруг я просто не смогла отделить его чувства от своих?
        Джей выпрямился в кресле, потер лицо и сказал:
        - Еще раз.
        - Это плохо кончится, - запротестовал Робин.
        Джей проигнорировал его слова:
        - Теперь не вызывай сай, дракон ее сожрет. И смотри внимательнее. Робин, держи меня, только без магии - он ее воспринимает как агрессию.
        Робин встал позади Джея и положил ему руки на плечи. Я выставила зеркала, но сделала так, чтобы в них не отражалось ничего, кроме колдуна, сидящего в кресле - так было проще. Я осторожно подошла ближе ко второму зеркалу и начала разглядывать отражение. Колдун смотрел прямо на меня, но я понимала, что он меня не видит, как не видит и сами зеркала. Вот он, окруженный красной дымкой, сверкающий камень в форме капли, созданный из сотни алых бабочек - прямо в глазу. От него тянутся вниз извилистые черные отростки, словно корни, захватывая шею, плечи и руки. Два самых толстых обхватили ребра, а с концов их свисают, словно плоды, каплеобразные узлы. Третий тянется к груди, прямо сейчас, на моих глазах, формируя новое уплотнение у горла и отращивая тонкие веточки.
        - Значит, не нужно пяти камней? - догадалась я. - Один копирует себя?
        - Правильно, - ответил Робин, - это в природе миров, как я тебе рассказывал. Драконий коготь, зацепившись за носителя, начинает создавать свои копии. Пяти достаточно, чтобы захватить тело и создать полноценное существо.
        - Джей, - я впервые обратилась к колдуну по имени, - что я могу сделать?
        - Вынуть его, - прохрипел он, глядя перед собой. - Прямо сейчас.
        - Джей! - воскликнул Робин. - А если не выйдет? Дай мне хотя бы подтянуть отряд к дому!
        - Поздно. Он почувствовал опасность, ускорился и…
        Каждое слово давалось колдуну с таким трудом, что я продолжила:
        - Он тянется к сердцу.
        - Или сейчас, или… - выдохнул Джей и вдруг растянул почерневшие губы в кривой усмешке: - Меня даже убить нельзя - дракон хорошо защищает свое будущее тело.
        И Робин сдался. Я сбегала в кладовку и принесла веревки, которыми он привязал Джея к креслу - это должно было удержать дракона хотя бы на пару минут.
        - И последнее. Робин, если получится, но не совсем… Найди проводника и отправь Рину домой.
        Я вздрагивала от накрывавших меня волн ярости. Сосредоточься, Екатерина, твои руки не должны дрожать. Но как сосредоточиться, если я за пару суток съела только склизкий холодный комок тюремной каши? И было это много часов назад, еще до суда и ритуала, а теперь мне пришлось демонстрировать, как работают зеркала, и я так устала… А я всего-то навсего маленькая потерянная птичка! За что мне все эти ужасы! Губы задрожали, а в уголках глаз образовались слезинки.
        Я потрясла головой и приказала голосу в моей голове заткнуться и никогда больше не появляться. Если бы маленькая птичка столько не ныла, может, она бы и не влипла в эти ужасы. Голос исчез. Я подошла вплотную к зеркалу и протянула руку к лицу колдуна. Черные ветви ощетинились и в секунду покрылись шипами, а колдун дернулся в кресле и издал такой крик, что у меня все похолодело внутри, а сердце кольнуло отголоском его боли. Колючки множились, но я, сжав губы, сунула руку в самую гущу ветвей и дотянулась до камня. Моя ладонь прошла через голову Джея, как будто его там и не было, и пальцы сомкнулись на горячей поверхности камня. Это был единственный существующий предмет среди отражений. Но и его черные отростки были не менее материальны. Моя рука оказалась в ловушке, шипы росли и пронзали кожу. Свободной рукой я схватилась за дымчатый контур, потянулась наружу и взвыла от боли.
        Черт возьми, тупая ты курица! Ведь все это отражения, которые ты сама создала! Надо просто их убрать и… Главное, чтобы мне не отрезало руку, промелькнула мысль, но я прогнала ее и стерла зеркала.
        Рука была на месте, но из зеркала кроме драконьего когтя я вытащила черные ветви, намертво вцепившиеся в мое предплечье. Они вдруг дернулись и направили на меня свои кончики, качающиеся, словно змеиные головы. Я взвизгнула и затрясла рукой, и они начали отваливаться рваными кусками и испарялись красным туманом, не успевая достигнуть пола. У моих ног сгустилось алое марево и растаяло в мгновение ока.
        Тело Джея безвольно повисло на веревках, и я, прижав окровавленную руку с камнем к груди, подбежала к креслу.
        - Он жив, - сказал Робин, склонившись над Джеем.
        Я знала. Я боялась представить, что чувствует ученик во время смерти учителя. Робин сделал движение рукой, веревки упали, а Джей завалился на бок. Робин перехватил его и аккуратно уложил на пол, проверил пульс, прижал ухо к груди, потом прочертил в воздухе окошко и долго смотрел через него. Лицо Джея все так же было покрыто сеткой темных сосудов, губы оставались черными, но чешуйки отвалились и растаяли алым туманом.
        Камень пульсировал в моей руке. Я закрыла глаза. Легкое дуновение ветра, белые стволы деревьев и земля, устланная мхом. Шелест сотен крылышек, шуршание, шорох и свистящий, но такой заманчивый шепот: «Другая жизнь». Ты забудешь только то, что не хочешь вспоминать. Я подарю тебе легкость, радость, полет. Счастье. Мы будем лететь вместе.
        Я начала покачиваться в такт ритму, и мне стало так спокойно, что я вздрогнула, когда надо мной раздался голос Робина:
        - Сюда.
        Он держал передо мной большую стеклянную банку. Я протянула руку и разжала пальцы, чувствуя себя так, как будто собственноручно оторвала кусок души. Но стоило только Робину закрыть крышку и запечатать банку заклинанием, как это ощущение пропало.
        - Они тебе что угодно наобещают, только бы заполучить тело.
        - А нельзя его разбить?
        - Как видишь, до нас никто не смог, - вздохнул Робин, убирая банку с камнем в шкаф, заполненный склянками и коробочками.
        Я еле держалась на ногах, но помогла Робину донести Джея до спальни и открыла дверь, воспользовавшись уже испробованной комбинацией из зеркал. Робин уложил Джея в постель и сказал, что остается только ждать, и неизвестно - день ли, а может, месяц. Там же в ванной комнате я смыла кровь с руки, а Робин залечил раны. Вдвоем мы едва умещались в крошечном помещении. Оказалось, что весь объем третьего этажа ушел на библиотеку, поэтому она была такой непропорционально большой.
        Пока я приводила себя в порядок, Робин сходил за едой. Как приятно было сменить одежду и вымыть волосы! Из зеркала на меня смотрела девушка с неухоженными мышиного цвета волосами, уставшим лицом и складкой, пролегшей между бровей. Как мне ни хотелось сразу рухнуть в постель, голод победил. Глядя, как я поглощаю пироги и булочки, запивая земляничным чаем, Робин сказал:
        - Я начну искать проводника.
        - Не надо! - воскликнула я, чуть не подавившись пирогом с грибами: - Как же я уйду, не узнав, что с Джеем!
        - Я думал, ты хочешь побыстрее попасть домой.
        Я опустила глаза и принялась разглядывать стол из темного дерева. Мягкие линии на срезе образовывали неповторимый орнамент, каждая вела, словно дорога. Уйти, не узнав, чем закончилась история?
        Робин сказал, что подежурит, пока я буду спать. Я легла в постель, но несмотря на казавшуюся смертельной усталость, никак не могла заснуть. Екатерина, тебя же скоро отпустят домой! Но я почему-то была не рада.
        Комариный будильник работал исправно. Робин накормил меня завтраком и потащил в полицейский участок, как я ни сопротивлялась. Больше всего меня беспокоило, что Джей может очнуться, пока нас нет, но Робин сказал, что сегодня это точно не произойдет. Я решила не рисковать: поместила на двери в спальню маленькое зеркальце и сказала Звездочке, чтобы она следила и, если что, клюнула меня.
        В углу кабинета начальника полиции сидела девушка моего возраста, маленькая, темноглазая, с волосами цвета воронова крыла.
        - Практикантка, - гордо пробасил Роминор. - Будет записывать.
        Девушка сжала губы и приняла боевую позицию, занеся острие пера над бумагой.
        Робин ненадолго отлучился, чтобы вызвать придворного колдуна. Тот должен был исследовать мою магию и обновить защитные заклинания. Пока Робина не было, я рассказывала, чем занималась в своем мире. Видимо, мой рассказ не показался Роминору увлекательным, и мужчина завис над шахматной доской, поглаживая усы.
        Вернулся Робин, девушка стрельнула в него взглядом из-под густых ресниц, покраснела и уткнулась в бумаги. Тот ничего не заметил и сразу устремился к шахматной доске. Увидев, что Роминор не спешит делать ход, Робин разочарованно махнул рукой, сел прямо на стол и начал задавать мне вопросы.
        Пришлось вспоминать, как я познакомилась с Сетом, где встречалась с ним, кроме скамейки на берегу Эллы, и кого еще я запомнила. Добравшись до событий в доме черной свиньи, я окончательно потеряла спокойствие, начала запинаться и вцепилась в коленку, чтобы не дергалась нога. В Робине проснулся беспощадный глава тайной полиции, который был готов выпытать из меня даже то, чего я не помнила. Роминор, переместив, наконец, шахматную фигуру на несколько клеточек к центру, сел за свое рабочее место и молча слушал, лишь пару раз позволив себе вставить комментарии. Похоже, в этом деле он не был главным.
        Когда в кабинет зашел понурый лысый человек в черном, я обрадовалась, что Робин наконец от меня отстанет. Придворный колдун был среднего роста и неопределенного возраста. Его совершенно незапоминающуюся внешность прекрасно дополнял тихий голос без интонаций. Словно строгий экзаменатор, он заставлял меня по-разному расставлять зеркала, объяснять, что я делаю, придумывал все новые и новые задания и в конце концов вынес вердикт:
        - В магии госпожи почти нет магии. Это мысленная постановка задачи, составление формулы, задание условий, а затем неуловимо короткий миг, когда госпожа вливает в эту конструкцию энергию, достаточную для автономной работы в течении некоторого времени. Большая часть сил уходит на поддержание мысленной конструкции, что магией не является. Необходимо изменить время реакции защитных заклинаний.
        На этом все и закончилось. Робин опомнился, словно стряхнув с себя роль полицейского, и предложил проводить меня до дома и по пути перекусить, но я отказалась - у меня еще были дела.
        Я опасалась, что они набросятся на меня - неизвестно, что именно Джей поменял в узоре. Я переступила через порог так же, как переступила через свое желание просто оставить все, как есть - нельзя так больше, Рина. Тень мира была соединена с дверью иначе, чем с окном - через него я просто перепрыгивала в другую реальность. Теперь же я ступила на дорожку, а мох расползался под моими ногами, захватывая сад. Пространство словно вздохнуло, и воздух задрожал. Всего несколько шагов - и от сада не осталось и следа. Я была окружена развалинами старого мира. Звездочка тут же выпорхнула из-под рукава футболки, уселась на обрушенную стену и принялась чистить серые перышки.
        Белоснежный лев неподвижно сидел на пьедестале, и только по тому, как недовольно задергался кончик его хвоста, я поняла, что мое появление не осталось незамеченным. Я осторожно подошла, а Достоевский отвернул голову, не хотел впускать меня в поле своего зрения. Хорошо - хотя бы кусать меня не собирается. Я встала прямо перед львом, он недовольно рыкнул, спрыгнул на землю и сел у меня за спиной. Обернувшись, я увидела, что из тумана на горизонте выбегает Бонифаций. С трудом подавив желание сбежать, я заставила себя стоять на месте. Лев подошел, мотая хвостом, открыл клыкастую пасть и издал протяжный рык, а потом вдруг потянулся и ткнулся головой в мой живот. Огромный зверь поднял на меня грустные глаза. Я села на землю, погладила его по пышной, но ужасно грязной гриве.
        - Я больше так не буду.
        Не те слова, которые я хотела сказать, но Бонифацию было достаточно и этого. Он лизнул мою щеку шершавым языком и завалился на бок, чтобы я почесала его пузо.
        Второй же лев всем своим видом показывал, что его это не касается. Но тут не выдержала Звездочка. Она забегала перед Достоевским, возмущенно чирикая, мол, да что ты понимаешь! Сидишь тут и смотришь в туман днями напролет! А мы были в когтях у смерти, среди бессердечных колдунов и страшных кошек. Но мы вырвались и теперь хотим снова дружить! Мало нам, маленьким птичкам, бед, а тут еще обиженные львы!
        - Звездочка, не горячись, - попросила я.
        Достоевский наконец-то соизволил повернуться, оглядел меня с ног до головы и недовольно зарычал, как старый дедушка, который потерял пульт от телевизора, поэтому ему придется смириться и смотреть скучный сериал вместо очередного выпуска новостей. Я протянула руку ладонью вперед, лев фыркнул, но подошел. И как было отказаться - нечасто сюда приходят люди и гладят пузо, расчесывают шерстку, с визгом катаются по траве, притворяясь, что испугались, когда их валит на землю зверь в три раза больше их размером!
        Вернувшись домой, я первым делом очистила свою одежду от мха, а потом несколько часов оттирала обе статуи, стараясь не пропустить ни малейшего пятнышка.
        На следующий день я взяла немного денег из шкатулки и нашла ту пекарню, откуда стащила два куска пирога после разговора с Сетом. Перед входом я задержалась, и только удостоверившись, что руки не дрожат, с улыбкой зашла внутрь и сообщила продавщице, что на прошлой неделе она неправильно рассчитала стоимость моей покупки, и я вернулась, как только смогла.
        Продавщица, худая темноволосая женщина с проседью, сначала не поверила, что она так ошиблась, а затем захотела угостить чаем в знак благодарности. Я, заливаясь краской, сослалась на срочные дела и сбежала, пообещав обязательно зайти в следующий раз.
        Я говорила себе, что это маленькое зло во имя избавления от большего зла, но на душе стало совсем скверно. Меня не оставляло ощущение, что это были неудачные тренировки перед настоящим разговором, который, я не сомневалась, состоится, когда очнется Джей.
        Следующие дни я посвятила яростному мытью дома. Особого внимания удостоилась кухня - я отдраила пол, перемыла все столовые приборы и аккуратно расставила продукты. Хоть мне и не хотелось заходить в столовую, но и там я навела относительную чистоту, впрочем, так и не решившись выкинуть букет засохших роз. После первого этажа настал черед библиотеки. Если бы я умела читать, то книги подверглись бы разбору по категориям и внесению в каталог. К моему сожалению, все, что я могла сделать - это поставить их корешок к корешку на тщательно протертые полки. В рабочем кабинете я решилась только на то, чтобы сложить в ровные стопочки листы бумаги, конверты и недописанные письма, валявшиеся на полу и на столе. В спальне колдуна я, стараясь не шуметь, вытерла пыль с поверхностей и чуть не застонала, увидев грязь на тряпке, которой протерла пол под кроватью. Здесь я ничего не переставляла, памятуя о том, что Джей еще в самом начале сказал мне не соваться наверх. Я только унесла грязные кружки и утром и вечером ставила на прикроватный столик стакан свежей воды. Джей, хоть до сих пор и не очнулся, но выглядел
гораздо лучше - лицо больше не прочерчивали черные линии сосудов, губы приобрели нормальный цвет.
        Каждый день приходил Робин, качал головой и говорил, что в доме чище, чем в королевских покоях, а я ворчала, что он опять не вытер ноги у входа. Погода испортилась: небо обрушивало на город водопады воды, лишь на несколько часов давая передышку в виде моросящего дождика. В эти перерывы я бегала на рынок, чтобы Робин не отвлекался от работы. Люди бросали на меня косые взгляды, но ничего не говорили, и я списала это на свою возросшую тревожность.
        Спустя неделю я не находила себе места. Наведя порядок в доме и в саду, я принялась за свою магию. Пыталась включать свет, воду, даже попробовала ускорить вишню, чтобы она быстрее поспела. Ничего не выходило. Я не смогла придумать, как использовать зеркала против дождя. Получалось, что моя магия не была предназначена для бытовых задач, и оставалось только продолжать пользоваться записками. Их запас уже пора было пополнить, но я не хотела уходить далеко от дома и не горела желанием идти в центр города, опасаясь, что это только оживит неприятные воспоминания.
        Второй день светило солнце. Я отмывала и без того сияющих львов, как вдруг мое левое плечо пронзила резкая боль. Я подскочила и бросилась в дом, по пути ругаясь на Звездочку, что не обязательно было настолько буквально воспринимать слово «клюнуть». Я ворвалась в спальню, запоздало сообразив, что нужно было постучать, и остановилась на пороге. Джей лежал, одной рукой поглаживая отросшую щетину, а второй прикрыв глаза.
        - Пить.
        Я бросилась к столику, по пути споткнувшись об угол ковра, и протянула Джею стакан, умудрившись не пролить ни капли. Колдун приподнялся на локте и медленно пил, а я украдкой рассматривала его лицо. Робин уверил меня, что от дракона ничего не осталось, но вдруг?..
        Джей вернул стакан и смотрел так сосредоточенно, как будто на лбу у меня была напечатана сегодняшняя газета. Мне потребовалась вся моя сила воли, чтобы не отвести взгляд. В углу левого глаза оставалась краснота, но больше ничто не напоминало о том, как Джей выглядел раньше.
        - Сколько времени прошло?
        - Чуть больше недели.
        Он снова потер щетину. Кажется, она ему не нравилась. И правда - ведь я почти ни разу не видела его небритым с тех пор, как он вышел из зеркала.
        - Мне нужно поесть.
        - Не вставай, я принесу! - выкрикнула я уже от двери.
        Робин говорил, что человеку, долго пробывшему без еды, нужно сначала есть что-то легкое. Что у нас есть легкого? Овсянка? Я включила плиту, насыпала в воду хлопья. Часть всплыла, часть утонула. Я помешивала жидкость, нервно постукивая рукой по столешнице. Да что же так долго! Может, добавить туда муку? Щедрой рукой я отправила в кастрюлю сахар и корицу. Жижа побулькивала, образуя на серой поверхности плотные лопающиеся пузыри, а я выстраивала зеркала, чтобы позвать Робина. К тому времени, как я справилась с этой задачей, овсянка угрожающе плевалась, а судя по запаху, уже начала прижариваться ко дну кастрюли. Я перелила кулинарный эксперимент в миску и побежала наверх.
        Джей осторожно помешал кашу ложкой, зачерпнул немного и, помедлив, сунул в рот.
        - Какая гадость, - выдохнул колдун.
        Я улыбнулась - дракон бы не привередничал. Это было хорошим знаком.
        Глава 14. Домой
        На следующий же день в доме появилась служанка, немолодая женщина по имени Мэг, молчаливая и услужливая. Она мягко вытеснила меня с кухни, завладела кладовкой и одержала победу над грязью даже в самых дальних уголках комнат. Я не сдалась без боя и отвоевала право чистить львов и самостоятельно варить себе кофе.
        Между мной и Джеем образовалась стена неловкости. Мы сталкивались в коридоре или на кухне, здоровались и спешили разойтись, как будто вспомнив о срочном деле. Мне казалось, что вот-вот он позовет меня, чтобы поговорить обо всем, что произошло, но он лишь однажды задержался рядом, только чтобы пообещать, что вернет меня домой через пару месяцев, когда уляжется шумиха и Совет обратит свое внимание на другие вопросы.
        Робин заглянул пару раз и ненадолго - он был занят поиском Сета и его сообщников, но похоже, почти все они успели сбежать из этого мира. Однако часть не смогла скрыться. К моему удивлению, среди них была и Тео.
        - Но почему Сет не взял ее с собой?
        - Может, потому что она умнее, - пожал плечами Робин.
        Наверное, так и есть, размышляла я, намыливая щетку. Достоевский гордо глядел на редких прохожих, которые кивали мне, как старой знакомой. Тео умнее, но у Тун больше способностей к магии. Даже если Тео знает, куда скрылся Сет, она будет молчать, беспокоясь за судьбу сестры. Впрочем, уже не важно. Робин уверил меня, что в моем мире с угасшей магией этой компании делать нечего, поэтому не стоит об этом беспокоиться.
        Я вышла из кладовки, куда убирала щетки и тряпки, и чуть не столкнулась с Джеем. Я хотела привычно уже поприветствовать его и скрыться в своей комнате, но он вдруг заговорил.
        - Ты можешь это больше не делать.
        - Что? - не поняла я.
        - Не надо больше ничего делать, - как ребенку, медленно объяснил Джей. - Выбери какую-нибудь книжку с картинками из библиотеки, возьми деньги, сядь в городе с чашечкой чая или погуляй у реки - просто отдыхай. Мне ничего от тебя не нужно.
        Меня начали душить слезы.
        - Я уже наотдыхалась, - прошептала я.
        - Только не надо!.. - воскликнул Джей, но было поздно.
        - Прости.
        Я вытирала слезы, а они лились и не хотели прекращаться. Я быстро заговорила, пока он не ушел и пока я сама не успела передумать:
        - Прости, я все делаю не так, прости, что попросила львов пустить Сета в дом, что вообще согласилась на это, что не слушала Робина, что украла деньги, что…
        Джей подошел и нерешительно, как будто подражая своему другу, дотронулся до моей руки.
        Хоть я и обещала себе думать, прежде чем действовать, но иногда нужно следовать порыву. Я сделала шаг навстречу и уткнулась в его плечо - это было не очень удобно, ведь колдун был ненамного выше.
        Я была готова к тому, что он оттолкнет меня. Но он замер, а потом положил руки мне на спину и просто ждал. Его рубашка пахла первым весенним дождем, бризом с далекого моря и листьями подснежников, но даже через эту магию проникал запах зеркальной пыли, въевшийся в его кожу.
        - Не думай, что я хуже, чем я есть, - всхлипывая, говорила я. - Я делаю, не успев подумать, но я не со зла, я просто так хотела домой, что… А теперь я больше не хочу!.. Не отправляй меня обратно, пожалуйста! Я там пропаду…
        От его рук по спине распространялось тепло. Не наколдовал ли он чего-то успокаивающего? Я устала плакать и просто стояла, прижавшись лицом к промокшей рубашке. Наконец, он заговорил, медленно, с трудом вынимая из себя нужные слова.
        - Я тебя ни в чем не виню. Ты тоже… не думай, что я хуже, чем я есть. Но я должен вернуть тебя домой. Оставлять тебя здесь безответственно.
        Я хотела было запротестовать, но из моего рта вырвался только горестный вздох.
        - Я во всем виноват - притащил тебя сюда, ничего не объяснил, а сам не видел дальше своего носа. Вел себя как последний мерзавец… Я не знал, что делать - у меня не было других учителей, кроме Тина. А ты из другого мира, я не должен был ничего от тебя ожидать. Я сделаю, что обещал, но и ты не жди от меня большего.
        Я отстранилась, и он поспешил убрать руки.
        - Хорошо.
        Я вытерла лицо, а Джей кивнул и поспешил скрыться в библиотеке.
        С того дня мы стали еще больше избегать друг друга. Джей теперь сам выходил в город, и через ослабевшую связь я все же чувствовала, как он рад оказаться вне стен дома. Теперь я знала, как он любит город на Чернильной реке и как тяжело ему было запереть себя в доме. Робин объяснил, что любая вспышка магии, а то и просто короткий разговор с прохожим могли спровоцировать драконий коготь. К тому же, хоть Джей и знал городские улицы, но за тринадцать лет многое изменилось - а чем меньше дракон знал, тем больше ему времени понадобилось бы, чтобы сориентироваться. А для Робина каждая секунда была бы на вес золота.
        Когда Джей оставался дома, я убегала в город и бродила вдоль реки, бесцельно блуждала по кривым улочкам старого города, подолгу сидела у фонтанчиков в тени деревьев. Я даже сунулась в Дом всех богов в поисках утешения. Внутри было уныло, несмотря на необычную красоту этого места - солнце проникало в темный зал сквозь цветные стеклышки, образуя множество радужных световых столбов, в которых плясали пылинки. Стояла тишина, разбавленная шепотом молитв и шорохом одежды. Немногочисленные прихожане старались держать дистанцию, садились кто на пол, кто на скамейки и тихо говорили каждый со своим богом. В центре высилась колонна, покрытая маленькими мозаичными изображениями людей, птиц, зверей, среди которых затесались и солнце, сурово сдвинувшее брови, и два антропоморфных тигра с переплетенными хвостами, и еще много странных существ.
        Люди кидали на меня любопытные взгляды, и я поспешила покинуть Дом всех богов - здесь все равно не было того, что я искала. Я продолжала свои прогулки, чувствуя себя очень странно. У меня внутри как будто был комок ваты. Синтетической, скрипящей и никак не впитывающей кислоту, которая разлилась в груди. Раньше кислота хранилась в стеклянном сосуде и иногда выплескивалась и жгла, если неправильно держать его. А теперь я споткнулась и выронила сосуд, кислота разлилась, и в сердце впились осколки.
        Хватит, хватит ныть, Рина! Остается так мало времени, а ты только и делаешь, что пропадаешь внутри своей головы. Потонуть в жалости к себе ты успеешь и дома. Ведь город и правда прекрасен! Не зря Джей так любит его. Может, это его любовь к городу передалась мне по связи, или я, исходив с письмами все улицы и переулки, сама незаметно попала под очарование старой столицы.
        Ту же вату я набила в голову и притворилась, что я на той весенней экскурсии, когда мне было интересно просто ходить и смотреть по сторонам. Конечно, я знала, что притворяюсь, но вата в голове не позволяла особо задумываться.
        Книжный салон господина Туана. Я вытянула руку и нажала на кнопку воображаемого фотоаппарата: щелк! Здесь вы найдете редкие издания, но не заговаривайте с посетителями - рискуете попасть в дурную компанию. Громадный замок со смотровой площадкой. Ну, это стандартный туристический вид, не стоит кадра. Купите лучше магнитик. А туда вообще смотреть не надо, это здание тюрьмы. Вот статуя, изображающая лошадь, наклонившую голову к траве, и прилегшего рядом путника. «Путник усталый, ты сбился с пути…» - где я это слышала? Может быть, одна из считалочек? Неважно. Щелк! Старый рынок. Всевозможная экзотика, но никаких крылышек фей и корней мандрагоры - это все сказочки. Щелк!
        Сказочки, считалочки… Столько всего интересного, что так и останется лишь названиями и обрывками фраз в моей голове. И кто знает, не растают ли они, как неспокойные предрассветные сны, окутанные мхом и туманами, когда Джей разорвет связь и я забуду язык? Сказки трех сестер про превращения, книга о неразумных тварях - вот я уже и правильное название забыла! Зеленая владычица, жуткая птица с руками и даже те тигры из Дома всех богов…
        День давно перевалил за середину. Погода стояла приятная, теплая, и я была в том самом простом холщовом платье, которое отдала мне Элла. Я подвязала его поясом, но оно все равно сидело на мне мешком. Я отбросила свой воображаемый фотоаппарат и поспешила в лавку господина Руты.
        - Элла! Элла! - закричал Рута, высунувшись из лабиринта книжных полок.
        - Да что ты раскричался! - Элла с подносом выскочила из двери сбоку. - Уже несу! Ой!
        Элла, чей наряд из шаровар и кофты желтого цвета был настолько ярким, что чуть не светился в полумраке лавки, опасно поставила поднос на край прилавка, где уже теснились шкатулка с кассой и стопки документов, обняла меня и долго не отпускала.
        Я совсем смутилась и не знала, что сказать. Неужели по мне скучали?
        - Прилетела птичка-то, Рута!
        - А что я говорил? - Рута с довольным видом приглаживал топорщащиеся усы, бороду и гриву волос.
        - Ты чего только не говорил, даже когда можно было и помолчать, - нравоучительно заметила Элла. - Смотри-ка, и платье тебе идет! Вот, держи поднос. Помнишь, где столик стоит? А я пока за чашкой сбегаю.
        Я протиснулась между полками к островку столика, окруженного тремя креслами. Книги были составлены на пол.
        - Вовремя ты, - Рута схватил из тарелки печенюшку и поспешно проглотил, пока жена не видит. - Мы как раз закрываемся - посетителей сегодня мало, отчего не устроить себе ранний отдых.
        Только он смахнул крошки с усов, как появилась Элла, сунула мне чашку в руки и сразу схватила чайник.
        - Подставляй! А мы волновались. Печенюшки с мятой и лимоном, бери, бери, похудела-то как!
        Я не могла больше притворяться, что не замечаю их беспокойство, и с удивлением спросила:
        - А что случилось?
        Рута с Эллой переглянулись.
        - Во всех газетах, - пробормотал мужчина, потянулся куда-то под стол и извлек мятый газетный лист.
        - Да она читать не умеет! - махнула на него Элла. - Ну, заговор…
        Я непонимающе помотала головой, но уже начала догадываться. Неужели все знают?
        - Революционеры, - хмыкнул Рута и стащил печенюшку. - И разжигание конфликта с горцами, и нового короля им подавай, и вроде как ученица господина ан-Тарина вступила в их ряды.
        - Ну хватит, Рута, все сплетни пересказал! - шикнула на мужа Элла, увидев, как я изменилась в лице. - Мало ли, что напишут! А раз девочка все еще тут, у господина колдуна, то все неправда. Ты же все у него?
        - Ненадолго…
        - Что, выгнал? - ахнула Элла.
        - Да нет, я сама хотела, - понуро ответила я.
        - Что же, попрощаться зашла? - спросил Рута и потянулся к тарелке.
        Элла шлепнула его по руке и передвинула печенюшки поближе ко мне. Они были кисло-сладкие, рассыпчатые и таяли на языке, оставляя свежий мятный привкус.
        - Я еще пару месяцев тут побуду. Я вот что хотела… Сказки.
        - Сказки? - удивилась Элла.
        - Да, сказки трех сестер. Я очень хотела их прочитать, но не могу. Я думала, может, вы мне вслух почитаете? Я бы приходила раз в неделю…
        - Да приходи хоть каждый день! - воскликнула Элла. - Сейчас и начнем.
        Рута важно кивнул и, пока жена бегала за книгами, сунул в рот сразу три печенья и подмигнул мне. Я улыбнулась.
        Элла вернулась со стопкой книг.
        - Ну что, какую читать первой? Тут у меня не только три сестры.
        - А вот Лис - он же не сказочный? - поинтересовалась я.
        - Естественно! - ответил Рута. - Дед мой лично с ним общался!
        - Ну конечно, - саркастически произнесла Элла, разливая новую порцию чая.
        - А я думала, что лис - подросток, - вклинилась я в препирательства парочки.
        - То-то и оно, - ответил Рута. - Дед так рассказывал: как-то стал колдун играть в шахматы со Временем, да заявил, что будет жить вечно. Время и говорит - если выиграешь, то само тебе помогу, а проиграешь - до вечера не доживешь. Колдун согласился, ведь он был лучшим игроком во всех мирах. А Время его возьми да и обмани! Ему-то что ход вперед, что ход назад, что сегодня, что вчера - на то оно и Время. И начало оно забирать у колдуна час за часом, год за годом. Да не по порядку! Позабавиться решило. То девятнадцатый год заберет, то сорок третий, то второй. Вот юноша стоит перед ним, вот старик, а вот младенец лежит. Думает колдун - что делать? Вечер близится, годы уходят! И как только он вновь стал мальчиком, ожили все его тогдашние воспоминания! Вспомнил он присказку, что Время души в лисах не чает, хитрых, как оно само. Минуты не прошло - стоит уже взрослый мужчина, который у лучших колдунов учился. Только бы успеть! - думает. И тут же оборачивается лисом! Время так и встало. А колдун ему говорит: обратно не превращусь, пока не выполнишь, что обещало. Выиграло ты нечестно, так давай мне вечную
жизнь. Делать нечего - не поднимается у Времени рука на лиса, пускай он и оборотень, а не настоящий зверь. Подарило оно ему особенный город, куда Времени вход заказан. Но годы не вернуло. Так и ходит по свету Король-лис, то в виде мальчика, то в виде лиса. Может и стариком обернуться, а может мужчиной средних лет с огненно-рыжей бородой. А кто в его город попадет - больше оттуда не выберется, потому как не захочет - ведь это лучшее место во всех мирах. Но и Лис пускает в свое маленькое королевство только избранных.
        - Ох уж эти сказочки! - махнула рукой Элла, дождавшись, когда Рута закончит. - Красиво, нечего сказать, только кто это со Временем в шахматы играть будет. Даже если Лис есть, то это очередной зарвавшийся колдун. Сколько их таких, кто полез в древнюю магию и получил по носу! И вообще Королю-лису повезло, мог бы так и застрять в лисьей шкуре.
        - До первого охотника, - добавил Рута.
        Похоже, он и сам не верил в сказку про Время.
        Три дня подряд я ходила к Элле, и она читала мне сказки. Мы садились рядом, и она водила пальцем по строке, чтобы я могла соотносить написание слов с их звучанием. Раньше мне не приходилось учить буквы языка, на котором я уже умела говорить. Дома всегда ждал заботливо приготовленный Мэг ужин, после которого меня клонило в сон. Я забиралась в постель, доставала блокнот и ручку и записывала сказки. Я попыталась нарисовать рыжего мальчишку и лиса, но рисунок получился такой жалкий, что я перечеркнула его.
        На четвертый день я прибежала в книжную лавку пораньше, потому что Элла пообещала приготовить на обед традиционную равнинную запеканку с розмарином и сушеным инжиром, рецепт которой ей прислала дочка. После этого она прочитала мне сказку про мертвую флейту и путника, сбившегося с пути, а потом отпаивала чаем, потому что из меня опять полились слезы. Я вспомнила, что слышала это название от старичка Габи, да и сказка была совсем не веселой. Я ненавидела свой дурацкий организм за то, что у него вечно слетал вентиль с крана, и пообещала себе: что бы ни случилось, больше я не пророню ни слезинки.
        В тот же день мне представилась возможность проверить свое обещание на прочность. Я все еще была в лавке - листала книги с картинками и сквозь полки разглядывала посетителей. Мне попался рисунок, на котором женщина в длинном платье стояла на вершине горы, а от ее ладони тянулась лента, переходящая в дорогу. По дороге скакали навстречу друг другу два вооруженных всадника. На втором плане над еловым лесом кружила стая воронов. В тот момент, когда я разглядела, что между деревьями кто-то прячется, меня настиг комариный звон в ушах. Я уже давненько не слышала его - будильник Джей отключил. Поставив книгу на место, я поспешила домой.
        Колдун нетерпеливо мерил шагами садовую дорожку. Только я миновала калитку, как меня догнал Робин, запыхавшийся, с красными пятнами на щеках. При этом выражение лица у него было отсутствующее.
        - В чем дело? - нахмурился Джей.
        - Я просил короля снять меня с должности.
        - А он?.. - выдохнула я.
        - Первый раз в жизни его таким видел! Он всегда спокойный и рассудительный, будто ему не пятнадцать лет, а все пятьдесят. А сегодня… Кричал, что раз все его бросают, то он тоже слагает с себя полномочия. Корону чуть в окно не вышвырнул. Сказал, чтобы ему привели первого встречного из города, и пускай тот управляет государством, а с него хватит. Мы его еле успокоили, а я еще час просил прощения и обещал, что останусь начальником тайной полиции до скончания веков.
        - Как тебе это вообще в голову пришло? - поинтересовался Джей.
        Робин развел руками:
        - Да ты подумай: заговорщиков упустил, в последний момент мы их обнаружили, да и то только благодаря Рине. К тому же, тебя покрываю, уж извини - но ты был не меньшей угрозой городу. Толку от меня! Но король со мной не согласен.
        - И никто не согласен, - Джей махнул рукой, приглашая нас в дом.
        На кухне Мэг готовила ужин, и колдун на секунду застыл, словно только что вспомнил о ее существовании.
        - Ладно, - пробормотал он и открыл дверь в столовую.
        Он зашел в комнату, но тут же вышел, держа в руках вазу с засохшими розами, которые отправились в мусорное ведро. Наконец мы сели за стол, Джей извлек из кармана сложенный вчетверо мятый лист бумаги и протянул мне.
        - Узнаешь?
        Я повертела листок в руках. Когда-то на нем был карандашный рисунок птички, балансировавшей на тонком колоске, а на другой стороне аккуратным почерком…
        - Тут слова другие, - нахмурившись, проговорила я.
        - Читай.
        - «Моя милая девочка, Вы читаете это письмо, потому что события сложились благополучно. Благодарю Вас за спасение жизни моему сыну и надеюсь на скорую встречу. Ваш молчаливый попутчик».
        Я протянула записку Джею, а он передал ее Робину. Тот прочертил над ней квадрат и стал изучать.
        - Это какая-то ошибка, - нарушила я повисшую тишину. - Я не спасала ничьего сына.
        Джей потер переносицу, как будто поправляя невидимые очки.
        - Как он выглядел?
        - Ну… На нем был вельветовый пиджак.
        Я и правда ничего не могла вспомнить. Экскурсионный автобус казался давно забытым сном.
        - Мы не заметили условие для изменения текста, - подал голос Робин. - Талисман на удачу, помощь в дороге, ловушка для сай… Я не могу разобрать, что еще тут намешано. Странная магия.
        - Но о каком сыне идет речь? - настойчиво спросила я.
        - О нем, судя по всему, - Робин кивнул на Джея.
        Тот нервно постукивал пальцами по столу.
        - Моя мать наотрез отказывалась о нем говорить. Я пытался расспрашивать соседей, но она запретила. Сказала, чтобы я отчима не позорил. И я заставил себя забыть об этом.
        Он снова постучал пальцами по столу, а потом хлопнул ладонью, ставя точку.
        - Завтра с утра отправляемся в твой мир. Собирай вещи.
        У меня как будто выбили почву из-под ног.
        - Я бы сегодня пошел, - не дал мне возразить колдун, - но уже поздно.
        Ничего больше не сказав, он вышел из столовой.
        Робину тоже нужно было возвращаться на службу, и, к моему ужасу, он сказал, что не сможет завтра придти попрощаться. Он обнял меня так, что на секунду я задохнулась, и заставил пообещать, что я не буду грустить. Слишком много обещаний для одного дня. Но данное себе я не нарушила - ни одна слезинка не упала из моих глаз.
        Тишина и глухой стук сердца - и больше ничего. Не знаю, сколько я просидела на кровати, глядя в пустоту. Солнце зашло, а сумерки сменились ночью, заполненной стрекотом цикад и шелестом листьев.
        Я вытряхнула рюкзак, разложила на полу вещи из полок и так и просидела до рассвета. Время и правда хитрая штука. Вроде бы два месяца - это так мало, но стоит их отнять, то сразу кажется, что в них могла уместиться целая жизнь. Время - недобрый шутник, оно сделало эту ночь стремительной, как падающая звезда. С первыми лучами солнца я вышла в тень мира, чтобы попрощаться со львами.
        После того как мы, зажав уши, миновали алых бабочек, я сняла рюкзак с уставшей спины и тащила его то в левой, то в правой руке. Морской берег, серый песок и тяжелые тучи. Здесь как будто стоял вечный ноябрь. Я смутно помнила это место. У меня не было времени оглядеться - свободной рукой я держалась за плечо Джея, потому что не могла видеть серебряные искры перехода, а моя магия слабела по пути к старым мирам. Я бездумно смотрела вниз и была сосредоточена на том, чтобы просто переставлять ноги - от меня большего и не требовалось.
        Поэтому я ничего не успела понять. Внезапно вместо плавного перехода, сопровождаемого легким головокружением, меня словно схватили за шкирку и вырвали из реальности. Я перекувырнулась через голову и рухнула на спину. Рюкзак приземлился в опасной близости от моей головы и завалился на бок. Я захлопала глазами. Через клочья молочного тумана проглядывало ночное небо, на котором сияли, перемигиваясь, звезды. Пахло мхом.
        - О, как неудачно! - раздался откуда-то сбоку расстроенный голос. - Мне так жаль! Лис, сколько раз я просил не говорить мне под руку!
        Я села. Передо мной стоял интеллигентный старичок в вельветовом пиджаке и качал головой.
        - Вы не ушиблись, девочка моя?
        - Я… Ну… Нет. Это что, тень мира?
        Вокруг нас был мох. Он покрывал всю землю, обломки черных и темно-красных с розовыми прожилками камней, раскиданных по небольшой полянке, не забрался только на плоский кусок угольно-черной скалы, служившей столом. Полянку окружал туман, через просветы в котором не только сверху, но и по бокам виднелось звездное небо. Мы как будто парили в космосе.
        - Именно! Моя личная тень мира. Прошу! - старичок помог мне подняться и подвел к стулу на изящных львиных ножках, обитому желтым сатином в широкую полоску.
        На каменной поверхности на кружевных салфетках были расставлены три фарфоровые чашечки и тарелочки, а рядом лежали серебряные приборы. В центре стоял кофейник, сахарница, сливочник и вазочка, наполненная печеньем и конфетами, но их теснил огромный шоколадный торт со свечками. Десять из двенадцати были оплавлены, а сам торт наполовину съеден.
        - До моего дня рождения осталось совсем немного времени. Мы отмечаем каждый оставшийся месяц, - непонятно объяснил старичок.
        - Мы? - опасливо переспросила я.
        Из-за противоположного края импровизированного стола показалась хитрая лисья морда, оскалилась и тут же спряталась обратно.
        - Расстроился. Я, представьте себе, творю заклинание, а он мне рассказывает, как правильно. Теперь ему полдня лисом ходить, раз превратился.
        Лис запрыгнул на стул и сунулся носом в чашку. Он совершенно не выглядел расстроенным.
        - Сейчас, сейчас!
        Старичок разлил кофе по чашечкам, лису налил в блюдечко, а меня заботливо спросил:
        - Сливки, сахар?
        - Можно, я пойду? - попросила я.
        - Всему свое время!
        - Но меня…
        - Ждут? О, я прекрасно знаю! И сам не рад, поверьте! Бегает, волнуется, ищет вас. Скоро обнаружит это место и начнет штурмовать. Характер! - старичок смущенно засмеялся. - Но я его пока не пущу. Мне с вами отдельно поговорить надо, девочка моя.
        Я осторожно взяла чашку и отпила. Старичок смотрел на меня своими болотно-зелеными глазами. В остальном у них с Джеем не было ни капли сходства.
        - Вот теперь поверила! - обрадовался старичок.
        Он потянулся к торту и кончиком пальца поджег одну из целых свечей.
        - Пока она горит, я расскажу вам сказку. А может, правду - вам решать, госпожа Екатерина.
        Семьдесят лет назад тогдашний король по местной традиции решил отвоевать занятые горцами территории - ничего нового. Он слышал, что существуют на свете древние артефакты - драконьи когти, из которых можно вырастить яростного дракона, непобедимое оружие. Один коготь был найден его предками и хранился в тайном месте за тридевять миров. Король посылал колдунов, чтобы те нашли четыре оставшихся камня. Не знал он, как, впрочем, не знал никто, что коготь есть всего один, и существовал он еще до разрушения мира. Колдуны возвращались ни с чем, и тогда король решил, что нужно создать новые. Колдуны все как один отказались, под страхом смерти Совет запретил им иметь дело с древней магией. Но нашлась парочка авантюристов - муж и жена. Начали они с охоты на алых бабочек. На этом, собственно, и закончили. Один коготь создан из сотни, значит, им нужно было четыреста экземпляров. Четыреста хищных существ, жаждущих заполучить тело, тысячи лет назад загнанные в отдельный мир. Из-за неумелых колдунов бабочки вырвались и атаковали соседние планеты, разлетелись выше и ниже по спирали, предпочитая, конечно, молодые
миры с яркой магией. Совет бросил все силы на то, чтобы изловить страшных существ. Даже той паре, что выпустила бабочек, было позволено искупить вину, помогая в их поимке.
        Но на то они и были авантюристами, что качество для них стояло на последнем месте. Главное - быстрее выполнить заказ и получить деньги, а как - неважно. Женщина была на тот момент беременна, и случилось, что во время начавшихся внезапно родов бабочка каким-то образом попала в еще не рожденное дитя. Муж с женой решили, что сами разберутся быстрее, чем дождутся помощи - в тот момент они находились в мире с угасшей магией, и некогда было искать других колдунов. План состоял в том, чтобы на пару секунд заморозить время для бабочки, тогда родители с ребенком продолжат жить в настоящем, а бабочка всегда будет отставать на миг. И вот муж остановил время. Точнее, попытался - но никому не стоит играть со Временем.
        Лис тявкнул, как будто рассмеялся удачной шутке, и потребовал налить ему сливок.
        - Вышло так, что из-за неумелой и поспешной магии я родился спустя семьдесят лет в будущем.
        - Это вы что же, путешественник во времени? - спросила я. - Прибыли из будущего?
        - К сожалению, не совсем так. Я вот что скажу, птичка: времени нет, есть состояние. Настоящее - это та точка, в которой происходят изменения. Сейчас я говорю с вами, и с каждым моим словом меняется ход истории. В прошлом и будущем изменения невозможны. Там все выглядит так же, как здесь и сейчас, но на самом деле люди там всего лишь фантомы.
        Меня выкинуло в момент рождения другого ребенка, и я занял его место, родившись у случайной женщины. Будущее очень подвижно. Фантомы людей, предметов, городов постоянно меняются. Я шел в школу и мог обнаружить, что школы нет. В один день у меня было двадцать одноклассников, а на другой двоих недоставало, и никто не помнил о них. Моя мать вечером носила короткую стрижку, а утром у нее могли быть волосы до лопаток, сменившие к тому же цвет с черного на рыжий. Это был мой мир, в котором не было ничего постоянного, но я не знал другой жизни, пока в одиннадцать лет меня не выкинуло в настоящее. Я пробыл там два дня, в панике, не понимая, где я и как вернуться обратно. Я нашел свой дом, но там жили другие люди. Одна из моих школ - старое кирпичное здание - стояла на месте, но никто не узнавал меня. Да и я не узнавал школу, потому что она была только что построена. Ведь я попал почти на шестьдесят лет назад от своего рождения! Ни у кого не было телефонов, люди были одеты старомодно. Это был удивительный для меня мир, где ничто не менялось. Было лето, я спрятался в парке и переночевал на лавочке. Когда я
проснулся, все было прежним - и дома, и школа. Я снова пошел в свой дом, и там жили те же люди, что и вчера. Тогда они вызвали участкового. К счастью, на следующее утро меня выкинуло обратно в будущее, но меня не оставляли мысли о том мире. Меня выкидывало еще несколько раз, и через некоторое время я научился контролировать эти прыжки. Однажды я понял, что это и есть настоящее. Тот момент, когда слова имеют вес, а поступки приводят к ощутимым последствиям.
        В шоколадном торте попадались пропитанные ликером вишенки. Я вытаскивала их и кидала лису, который уже выковырял все из своего куска. Шоколад он не уважал.
        - Чуть позже я научился перепрыгивать через настоящее в прошлое, - продолжал дедушка. - Это было удивительно! Если в будущем все постоянно меняется, то чем глубже в прошлое, тем оно плотнее, словно наскальная живопись на полотне времен. Но даже в ближайшем прошлом нельзя заговорить с людьми, они просто не слышат. Нельзя и спасти человека, если знаешь, что он умрет от несчастного случая… Я не смог спасти свою настоящую мать, когда она умерла во время родов, не смог остановить отца, когда тот, вернувшись домой, принял яд. Это было первое, что я попытался исправить, когда обнаружил, что могу путешествовать в другие миры, создавая этот небольшой замшелый островок.
        Лис положил голову на стол и прикрыл глаза, но уши его стояли торчком - он внимательно слушал.
        - …предметы в прошлом будто прибиты гвоздями. Но там я многому научился. Я садился за стол к мастеру и наблюдал, как он пишет картину. Я слушал, как люди говорят на мертвых языках. Я следил за рождением великих поэм! Я видел, как строились пирамиды! Впрочем, это не так важно. Важно то, что я совершил ошибку, на исправление которой ушло много лет. Еще кофе?
        Я кивнула. Кофейник оставался полным, а кофе не остывал.
        - Как я уже говорил, в настоящем любое слово имеет вес. Я сразу пообещал себе, что ни в коем случае не буду влиять на решения людей, не буду подсказывать им, не буду пытаться изменить будущее. Буду незаметным. Уже тогда я знал, что есть события, которые зависят от любой мелочи - как цвет волос женщины, которая родила меня. Кстати, вы с ней знакомы.
        - Как это?
        - Мы вместе ехали в автобусе, - усмехнулся старичок, - нет-нет, меня не было там, с позволения сказать, в двух экземплярах. Она сейчас все еще носит своего собственного ребенка и вот-вот родит. Но вернемся к сказке или не сказке.
        Есть другие события и предметы, они остаются неизменными, скажем, как пирамиды - как стояли, так и стоят, в отличие от моей школы, которую то реставрировали, то сносили и строили новую, а иногда и вовсе разбивали на ее месте сад… Я пообещал себе не вмешиваться ни в те, ни в другие события. Но когда мне было около тридцати, я путешествовал по родному миру моих родителей и увидел ее. Темноволосая, голубоглазая, высокая… Сообразительная, острая на язык. Я влюбился по уши, очаровал ее. Я рассказал ей все о себе, и она поверила - прошло не так много времени с тех пор, как поймали последнюю алую бабочку, и живы были свидетели тех событий. Я пообещал ей, что стану жить как обычный человек. Мы построили домик неподалеку от ее деревни, и настали счастливые дни. Но недолго они продлились.
        Мне начало казаться, что Время не любит, когда я подолгу остаюсь на одном месте - ведь для настоящего я никогда не существовал. А быть может, это мое подсознание не могло смириться с тем, что я сам отрезал себе путь в восхитительные миры до и после настоящего. Как бы то ни было, меня снова начало выкидывать то в будущее, то в прошлое. Она терпела, она ждала. Но настал день, когда я вернулся в пустой дом. Я не пытался вернуть ее. Намного позже я узнал, что она вышла замуж и родила шестерых детей. Я ощутил легкую грусть, но был рад, что исполнилась ее мечта о большой семье и простой жизни.
        Долгое время я посвятил прошлому нашего с вами общего мира. Другие миры не интересовали меня. Чем только я не занимался! Много времени я изучал искусства, особенно меня увлекала китайская живопись. Вы знаете, горы, цветы, рыбы, птицы, драконы… Драконы. Я припоминал, что в будущем мира моих родителей всегда происходила крупная катастрофа с участием дракона. Это было одно из тех непоколебимых течением времени событий, след от которого тянулся далеко вперед, словно дым от потухшего костра. Еще бы - разрушена столица королевства Трех рек, окрестные поселения разорены, тысячи погибших! Я решил, что должен непременно посетить тот день, тем более что я и так мало времени проводил в мире моих родителей. Пора было изучить и его. Вооружившись кистями и чернилами, я выбрал холм с видом на Чернильную реку, прочерчивающую зеленые поля и разделяющую столицу, Анкарне, на две части. Я видел, как черная фигура, с каждой секундой увеличиваясь в размерах и теряя человеческие очертания, пересекает Старый мост, раскидывает людей, словно игрушки, устремляется к Дому всех богов, по пути сея хаос, сжимает лапой шпиль, а
затем издает рев, который сотрясает землю. Горб на его спине лопается, обнажая маленькие перепончатые крылья: они не позволяют взлететь высоко, но он парит над городом, выпуская струи едкого алого пара.
        Старичок вздохнул и замолчал, а потом потянулся и извлек откуда-то снизу картину в черной раме.
        - Красиво? - грустно спросил он.
        На белой бумаге с рельефной фактурой был изображен китайский дракон. Его морда была плоской, брови угрожающе сдвинуты над маленькими глазками, из-под чешуи на лбу торчат ветвистые рога. Из носа и пасти с острыми клыками растекается акварельным облаком алое пятно. Когтистые лапы его разведены в стороны, тонкое змеевидное тело, заканчивающееся длинным хвостом, изогнуто буквой «S». Он шагает среди повисших в воздухе обломков, кирпичей, вырванных с корнем деревьев.
        Я помнила и чешую, и алый пар. Свежи были воспоминания об острых шипах и пульсирующем горячем камне в моей ладони. Лис спрыгнул со своего стула, подошел и положил голову мне на колени. Я хотела погладить его шерстку, а потом вспомнила, что это никакой не милый зверек, а самый настоящий мужчина, притом король. Я отдернула руку, а Лис зафыркал лисьим смехом, но голову не убрал.
        - Я так увлекся, - печально продолжил старичок, - что несколько раз приходил в этот день, прежде чем решил узнать, откуда взялся дракон. Но вы уже догадываетесь, что я обнаружил?
        Я промолчала, да ему и не требовался ответ.
        - Моя любимая бросила меня, когда узнала, что беременна. Ей нужен был человек, на которого можно опереться, а не искатель приключений, которого никогда нет не то, что дома - его даже нет в этом дне. В течение года я метался от настоящего к будущему, пытаясь понять, почему это событие никак не хочет меняться. У меня до сих пор лишь один ответ: для настоящего я не существую, поэтому оно старается выкинуть меня. И так же, хоть и с меньшей интенсивностью, оно предпринимает попытки избавиться от моего сына.
        И вот, двадцать лет назад я начал войну с будущим, в очередной раз нарушив данное себе обещание. На этот раз я поклялся спасти моего мальчика во что бы то ни стало, пускай бы мне пришлось перетрясти основы мироздания!
        Лис фыркнул, а я, забывшись, почесала его за ухом.
        - Да, мой друг прав! Все оказалось до нелепого прозаично. Первые годы я ходил в будущее как на работу. Я завел ежедневник, куда тщательно записывал события до появления дракона. У меня были таблицы, схемы, содержавшие все имена и встречи, все связи между людьми, вплоть до цвета их одежды. Я отслеживал малейшие изменения, пока наконец не решился действовать. Как я жалел, что не начал раньше! Ведь пятнадцать лет - это ничто, когда нужно изменить ход истории.
        Я начал с мира моих родителей, где мой мальчик похищал драконий коготь из-под носа у прислужников старого короля, прятал его в своем отражении и оказывался в заключении. Только попытавшись остановить его в тот момент, когда он находил камень, и потерпев несколько неудач раз за разом, я осознал весь ужас ситуации: мой сын забирает артефакт, чтобы помешать королю создать чудовищное оружие. Даже если мне удастся спасти его, то дракон овладеет телом другого человека, и город все равно будет разрушен, ведь дракон неуправляем. Я занялся проработкой других вариантов. Покинув зеркало, мой сын возвращался домой. И начинал расти дракон. Ведь вы наверняка знаете, девочка моя, в зеркалах все замедляется, вот и дракон долгое время спал. Как это ни печально, решение Совета запереть его в зеркале было гораздо мудрее, чем они сами думали. Я сосредоточился на нашем мире.
        Я был ограничен тем, что из семи зеркал осталось одно, стоявшее в безлюдном месте. Два зеркала приказала разбить Белая ведьма в качестве наказания. Колдун, запертый в зеркальном зале, испытывает мучительную боль, когда теряет одно из зеркал. Одно оставалось у нее для наблюдения, но тут я позволил себе самое что ни на есть прямое вмешательство, чтобы лишить ее этого удовольствия. Еще три зеркала были разбиты случайно, и я не смог их спасти - рано или поздно они переставали существовать. Дальнейшее я тысячи и тысячи раз менял, но результат был все тот же, я мог только сдвинуть его на несколько лет вперед или назад. Чего я только ни пробовал! Я не пускал экскурсию в отель, но в мирах с угасшей магией всегда находятся самоучки, которых так и тянет влезть в неприятности. Да и какой смысл, если срок заключения заканчивался, и мой сын, потерявший молодость, возвращался в свой мир, чтобы непременно разрушить его!
        Наконец, я нашел лазейку: чаще всего мой сын уходил один, но бывали дни, когда он брал ученика. Я ведь мог отправить правильного человека, вооружив его, подготовив. Но в мире с угасшей магией почти невозможно найти того, кто бы смог освоить управление ей с нуля.
        Каждый раз, внося изменение в настоящем, я мчался в тот день, но все было по-прежнему. С вариациями, конечно - иногда заговорщикам удавалось подкупить ученика, и тогда дракон, защищая себя, освобождался, когда они нападали на дом. Иногда ученика не было или он не доверял Сету, но дракон все равно рано или поздно появлялся.
        Я решил использовать госпожу Сай, заранее внушив ей мысль, что она должна заплатить колдуну из зеркала за то, что он рассказывал ей, где найти магические безделушки, и помогал оценивать стоимость и силу имевшихся в ее коллекции.
        Я перебирал учеников, посылая по очереди раз за разом всех участников тура, не глядя на возраст и пол. Неудача следовала за неудачей. Настоящее никогда не стоит на месте, и будущее становилось все определеннее. Времени оставалось все меньше, счет шел на месяцы! Подходил срок моего рождения. Понимаете, когда родится нормальный ребенок, это перечеркнет мое нелепое магическое появление на свет. Я не знаю точно, чем это грозит для меня, но уверен, ничего хорошего не ждать не стоит. С каждым днем я чувствую, как слабею, и мне все тяжелее сопротивляться настоящему, которое выталкивает меня то вперед, то назад. Скорее всего, я просто перестану существовать, ведь в будущем я проживал запланированную для этого мальчишки жизнь. Поэтому сейчас я и сижу на своем островке тени мира и никому не мешаю, а в день своего рождения уйду в Лисий город, над которым не властно время.
        Вернемся же к истории. Времени не оставалось, я пытался привлекать и других людей, и менять состав экскурсии. Нет, нет и нет. Но настоящее, как я говорил, не любит меня и уж совсем против того, чтобы я вносил свои поправки в течение жизни. Настал момент, когда я в отчаянии пустил все на самотек и день за днем наблюдал за рождением дракона, уж простите, нажравшись в хлам. Однажды утром, прихватив бутылку отличнейшего рома, я устроился на своем привычном наблюдательном пункте и стал ждать. Но ничего не происходило. Я спустился в город, я проследил за моим мальчиком, я ничего не понимал. Камня больше не было в нем. Я мигом протрезвел, бросился искать следы, пока все снова не изменилось. Мне на глаза попалась газета, где говорилось о заговоре и упоминалась ученица колдуна. И тогда я увидел грустную птичку. Нужно было отпустить контроль, и решение нашлось само! Как жаль, что я потерял годы, чтобы понять эту простую истину.
        Старичок улыбнулся мне и ненадолго прервал рассказ, чтобы налить еще кофе. Он предпочитал его со сливками и сахаром. Свеча почти догорела, оплавившийся воск стек некрасивой лужицей, запачкав торт. Для тоненькой свечки она держалась очень долго. Лис отошел и разминался, как кошка, вытягивая то задние, то передние лапы.
        - И что же дальше? - спросила я.
        - Дальше, - ответил старичок, выбирая конфету из вазочки, - я вернулся в настоящее, которое неумолимо бежало вперед, и присмотрелся к вам. До этого вы даже не всегда были в составе группы. Я пару раз отправлял вас в качестве ученицы, но как и с другими, ничего не получалось, а иногда бывало и хуже. И только теперь я заметил, что вы тот редкий человек, который, не имея доступа к качественной магии, каким-то образом научился управлять ею. Ваши фокусы с зеркалами неуловимы, а уж в мире с угасшей магией это настоящее чудо! Это был мой шанс. Я сделал так, чтобы каждый раз вы следовали за моим сыном. Однако будущее так и не могло определиться - быть или не быть дракону, но второй вариант хотя бы появился!
        Я усиливал его вероятность, как мог. Оставалось всего несколько дней до вашей встречи с моим сыном в настоящем. Мне бы уже не удалось задержать или перенести экскурсию, или каким-то образом отправить вас в этот отель на пару месяцев позже. Поверьте, я пытался, но вы были всегда как будто приклеены к своему дивану! Сдвинуть вас с места труднее, чем изменить русло реки.
        Старичок развел руками и продолжил:
        - В последние дни, трясясь в этом автобусе, я дорабатывал заклинание в записке. Мне нужно было постоянно быть рядом с вами, чтобы персонализировать его. Это особенно важно, чтобы организм не отверг рисунок. Я нагромоздил в это заклинание столько всего, что уже точно не упомню: кроме ловушки для сай там была и удача в дороге, и легкий путь, и изменяющийся текст. Мой самый огромный проект! И все получилось, как надо. Город стоит, дракон не родился, а главное - мой сын спасен. И все благодаря вам! Вы спасли моего мальчика, и за это я вам благодарен.
        Старичок с гордостью смотрел на меня, как на часть своего проекта.
        - Но я не понимаю, - протянула я, - как же это я его спасла, если я его предала?
        - Это была самая туманная часть будущего, которая менялась день ото дня. Вы не верили заговорщикам - тогда никто не узнавал о ваших способностях, никто не успевал остановить дракона, и все погибали. Вы договаривались с Сетом, но спокойно сидели в комнате, а он нападал на моего сына, и тогда дракон вырывался, чтобы защититься. Иногда вы не могли отправить сообщение Робину. Отследив этот вариант, я и придумал птицу-проводника. Простите за все, что вам пришлось пережить, девочка моя, но поверьте, моя вина лишь в том, что я затащил вас в это приключение. Я не мог контролировать происходящее. Я лишь отполировал ваше оружие. Любая фраза, любое неосторожное слово могли повлиять на результат.
        Старичок погрозил пальцем Лису, который только зевнул в ответ.
        - Я верю.
        Я и правда верила. Моя слабость - принимать решения мгновенно, не успев подумать - неожиданно стала моей силой. Никто, даже я сама, не смог бы отследить тот момент, когда у меня в голове щелкал переключатель, и я неслась совершать очередную глупость.
        - Я сказал, что сижу здесь и никому не мешаю, но я слукавил, - хитро улыбнулся старичок. - Это мое последнее вмешательство в историю. Вы знаете, милая моя, какой упрямый у меня сын - придумает что-то и идет до конца.
        Лис тявкнул.
        - Да, мой друг, есть в кого, ты прав! И вот он вбил себе в голову, что некая птичка обязательно должна вернуться в родное гнездышко. Но я позволю себе с ним поспорить: я хочу предоставить птичке выбор. Я подсмотрел варианты будущего, и сдается мне, что вам будет лучше идти вперед вместе. Настоящее не очень жалует нас с моим сыном, а вот ваша опрометчивость ему по нраву. Чем больше необдуманных решений - тем больше вариантов. Это в природе миров - стремиться к многообразию. Хоть миры и скопированы друг с друга, но не найти ни один, как две капли воды похожий на соседа! Сейчас я верну вас домой, а потом поговорю с сыном. Через несколько дней он придет и спросит, хотите ли вы остаться его ученицей. Подумайте хорошенько, Екатерина. Это большая ответственность - быть чьим-то якорем в океане времени. Но вы всегда можете выбрать старую жизнь, моя милая девочка.
        Старичок замолчал и довольно потирал руки, а я вдруг разозлилась. Демиург недоделанный! То он дергает за ниточки, распотрошив ткань мироздания, то предоставляет выбор, от которого зависит все! Но знаешь что, Екатерина, ведь если бы он не дернул за твою ниточку, ты так бы и потратила свою жизнь, наблюдая через монитор ноутбука за чужими. Смогу ли я теперь выбрать старую жизнь? Не лукавит ли вновь старичок, не скрывается ли за скромной внешностью расчетливый кукловод?
        - Мне пора, - довольно сухо произнесла я, вставая из-за стола.
        Пламя свечи захлебнулось в воске. Старичок тоже встал, улыбнулся и начал выводить пас руками.
        - Постойте, я забыла спросить! - воскликнула я. - Как вас зовут?
        - Каждый день по-разному, - хитро улыбнулся старичок.
        На меня рухнуло звездное небо.
        Черт возьми, нет, это не Лис ему под руку говорил, это дедуля сам так колдует! Всем мирам станет легче, когда он уйдет на пенсию! Я лежала на земле, а рюкзак придавил мне ногу. Звезды больше не сияли драгоценными камнями, рядом ослепляюще светил фонарь, а земля была холодной и влажной. Я поднялась и потащилась к подъезду, на ходу доставая из бокового кармашка рюкзака ключи.
        Я открыла дверь своей квартиры и включила свет в коридоре. Пахло непривычно, не потому, что меня давно не было дома - это был запах мужского одеколона. Шумела вода в ванной комнате, слышен был звук работающего телевизора. Из кухни вышел невысокий плотный парень с бутылкой пива.
        - Ты кто? - спросил он.
        Я не успела ответить, потому что из ванной комнаты выскочила Алина с мокрыми волосами, завернутая в розовое полотенце.
        - Катька! - воскликнула она и обняла меня. - Это что у тебя на футболке?.. Ты упала?
        На ее ладонях остались кусочки мха. Я вопросительно мотнула головой в сторону парня.
        - А это?..
        - Это Макс. Я подумала, раз ты уехала, то ничего, что мы тут вдвоем живем?
        Я так мечтала вернуться домой, в привычный мир, а он взял и поменялся, не дождавшись меня. На следующий день в тревожном расположении духа я пошла к родителям.
        - Катя? - папа удивленно поправил очки.
        Он был такой же длинный, нелепый и растрепанный, как и я.
        - А мы тебя не ждали! Ты проходи, проходи… Не ужинала еще? У меня сейчас ученик, но я скоро освобожусь. Как раз к маминому приходу что-нибудь приготовлю.
        Я ушла в гостиную, полистала старый фотоальбом и убрала его обратно. От фотографий веяло прошлым, тем, которое никак нельзя изменить. Только наблюдать и пытаться чему-то научиться.
        В холодильнике обнаружились овощи. Я не стала дожидаться, пока уйдет ученик, и рискнула приготовить свое коронное блюдо. Рис переварился, а овощи самую малость подгорели, но это был мой лучший результат. Папа прибежал на запах, несказанно удивился и пошел выпроваживать ученика. В дверях он столкнулся с мамой.
        - Наденька! - раздался папин голос. - Там на кухне сюрприз!
        Я вышла в коридор.
        - Опять что-то купил не по списку? О, птица наша прилетела!
        Мама скинула туфли, расстегнула серый пиджак, вынула невидимки, и ее светлые волосы рассыпались по плечам.
        - Дай-ка я тебя обниму! - она подошла, и мне пришлось ссутулиться, чтобы быть с ней одного роста.
        Она чмокнула меня в щеку, оставив след розово-коричневой помады.
        - Смотри-ка, загорела, похудела… Гоняют тебя на работе?
        Мы сели за стол, и мама не преминула отметить, что огонь для овощей надо делать слабее, а рис не забывать помешивать. Несмотря на поучительный тон, в ее голосе слышалось удовлетворение: наконец-то кто-то взялся за ее дочь-растяпу и делает из нее человека.
        - Когда обратно едешь?
        - Я пока не знаю.
        - Уволили? - сурово спросила мама, и я, как в детстве, сжалась под ее напором.
        - Надя, расслабься, - вмешался папа. - Что, зарплату вовремя не платят? Начальник плохой?
        - Это она переживет, - недовольно перебила мама.
        - Да нет, все нормально. Мы с ним просто… мы с ним слишком похожи, - внезапно сказала я.
        Мама как-то неоднозначно пошутила по этому поводу, а папа возмутился. Они ругались, а я не слушала. Я была удивлена своим случайным открытием. Колдун лет сорока из другого мира и бестолковая девчонка почти в два раза младше его… и все же, у нас было много общего. Помолчать, когда нечего сказать. Украсть и спрятать так, чтобы никто не нашел. Закопаться в свои чувства, когда надо поговорить. Принять решение и не сдвигаться с места, защищая его.
        - Ты лучше на подчиненных своих шутки оттачивай, - говорил папа.
        - Ой, да что с ней будет, - фыркнула мама и вышла.
        Папа принялся рассказывать про свой институт, вспоминал смешные случаи со студентами, которые обязательно заканчивал восклицанием - как они такие тупые вообще школу закончили! Затем хвастался особо выдающимся школьником, который брал у него уроки.
        Я почти что наяву видела, как мой отец, сияя абсолютной белизной, собственной рукой накидывал покрывало черноты на своих учеников, а они, студенты, школьники, покинув класс, так же сияя, судили его. Я тряхнула головой - я сейчас занимаюсь тем же!
        - Мне, кажется, пора идти.
        Папа не возражал - у него еще лежала стопка контрольных работ на проверку. Мама вышла из комнаты в домашнем костюме и с аккуратно забранными в хвост волосами.
        - Приходи завтра в девять, пойдем к моему парикмахеру - я уже договорилась. У тебя на голове черт знает что.
        - А тебе на работу не надо?
        Мама закатила глаза и уперла руки в бока:
        - Сегодня пятница. Я бы на твоем месте позвонила в этот отель, прежде чем ехать обратно. Может, тебя там не ждут.
        Я покорно кивнула. Алло, это резиденция «У спящего льва»? Ах, сегодня «У проснувшегося»? Опять перепутала дни недели! Я хотела бы уточнить, требуется ли вам еще помощь бестолковой птицы? У нас стандартный набор - путаться под ногами, обижаться на пустом месте, считать себя истиной в последней инстанции и принимать молниеносные решения - качество не гарантируется. Бонусом идет обуглившаяся еда и испорченные продукты. Рыдания по поводу и без мы убрали по пожеланиям клиентов.
        Джей может просто не прийти. Ведь у него тоже есть выбор.
        - Мама, я не пойду к твоему парикмахеру, - сказала я, прежде чем покинуть квартиру.
        Мне казалось, что я застряла в аэропорту в зале ожидания. Рейс отменили, другой задерживается, посадку не объявляют. Все витрины изучены, попробованы самые дорогие духи в магазинах, выпит кофе. Все по кругу, и ничего не происходит. Я старалась не думать, и у меня почти получалось. Этот мир становился гораздо более реальным, чем тот, в котором я провела последние месяцы.
        Утром я покупала булку и шла к прудику кормить своих старых друзей уток. В один из дней ко мне подошла девочка-подросток и сурово сказала, что уток надо кормить семечками, а я обрекаю их на мучительную смерть. Утки, безразличные к ее словам, выискивали в траве крошки, но с не меньшим энтузиазмом набросились на птичий корм, который девочка купила в зоомагазине. И пожалуйста, не нужны мне такие друзья! Лето выдалось прохладное, то и дело налетал ветер и кидал в лицо мелкие капли дождя. Я гуляла, отщипывая по кусочку от булки, пока не замерзла.
        Вернувшись домой, я принялась разгребать полки и шкафы, безжалостно выкидывая в коробку бывшие когда-то бесценными диски, глупые книги, постеры, игрушки с персонажами фильмов. У двери высилась, грозясь упасть, башня из журналов с цветастыми обложками, а рядом лежала гораздо более скромная кучка университетских тетрадок. И зачем, зачем я хранила билеты из кинотеатров за последние десять лет?! Спасибо хоть чеки от попкорна в альбом не вклеивала!
        Рюкзак так и стоял в углу, потому что я боялась открывать его, пускай там и были лишь мои старые вещи. Я ничего не взяла из той жизни.
        - Это что у тебя? - Макс пришел на шум, когда в коробку полетел очередной предмет, но не вместился и съехал на пол, прихватив с собой пару дисков и книгу.
        Макс поднял диск с игрой, потом порылся в коробке и выудил коллекционное издание известного фильма.
        - Дай-ка я разберу.
        Он по-деловому вытащил у меня из комнаты коробку и направился к себе. Алина нашла мне превосходную замену.
        Мне хотелось остаться одной, но оказалось, что Макс работал без расписания, мог сорваться на вызов и утром, и днем, а мог просидеть весь день дома, если не было работы. Он чинил компьютеры. Алина, как и прежде, работала два дня, а один отдыхала. На следующий день у нее как раз был выходной, а Макса прямо с утра вызвали на миссию, как он это называл. Мы с Алиной сидели на кухне и пили мятный чай с печеньями из круглой металлической коробки, как в прежние времена. Но я больше не чувствовала себя той прежней Катей, Катькой, Екатериной. Рина осталась в другом мире. Кто же я теперь?..
        Я потирала пятно клятвы и не могла сосредоточиться, как ни старалась. У меня звенело в ушах.
        - …вот представь: центр Афин, Парфенон, обломки, колонны! И тут она бросается за ограждение, потому что увидела какой-то там редкий цветок! Гид чуть не поседел, думал, охрана нас всех из-за нее выпроводит!
        Я подскочила, уронив табуретку.
        - Катька, ты что? - воскликнула Алина, но я уже была у входной двери.
        Звон в ушах! Пятно! Да как же я не поняла! Я выбежала в коридор, всплеснула руками - не босиком же идти! Вернулась, заодно захватив ключи и накинув куртку. Лифт никак не шел, и я бросилась вниз по лестнице. Меня заносило на поворотах, и только чуть не споткнувшись, я замедлила шаг.
        Несмотря на моросящий дождь, волосы Джея и его плащ были сухими. Колдун выглядел иначе: с него как будто сошел слой пыли, лицо посвежело, волосы блестели, хоть и были, на мой взгляд, слишком длинными. И я вспомнила - ведь по словам лориного дяди это он пачками очаровывал красавиц и разбивал сердца. Теперь это не казалось удивительным.
        - У меня была долгая беседа с моим… отцом, - наконец, заговорил Джей, не глядя на меня. - Потом я взял паузу, чтобы все обдумать. Надеюсь, ты была занята тем же.
        Я молчала.
        - Ты ничего не знаешь ни о магии, ни о моем мире, не говоря уже о других. Мне придется учить тебя всему, и это не будет легкой прогулкой вдоль берега реки.
        Но зато я знаю тебя, хотела ответить я. Если ты приглашаешь меня в путешествие по бурной реке с извилистым руслом, крутыми порогами и неожиданными мелями, то…
        - Я согласна.
        Он изучающе посмотрел на меня болотно-зелеными глазами, а потом протянул руку. Пятно клятвы защекотало кожу, когда наши ладони соприкоснулись. Оно медленно меняло форму с кляксы на нечто, напоминающее вытянутый листок, а может и птичий силуэт. Джей улыбнулся и покачал головой.
        Он остался ждать на улице, а я, запыхавшаяся, вбежала в квартиру, снесла башню из журналов и встала посреди комнаты, не зная, что делать.
        - Алина! - в отчаянии крикнула я.
        Алина появилась в мгновение ока.
        - Что случилось?
        - Пожалуйста, помоги мне собрать чемодан! - беспомощно попросила я.
        - Куда это ты собралась? - подозрительно спросила моя соседка.
        Я улыбнулась:
        - Домой.
        Обращение к читателям
        Дорогие друзья!
        Думаю, каждый может представить себе, какое это трепетное событие - опубликовать первую книгу. Когда несколько лет назад я начинала писать «Птичью песню», сидя в своем холодном офисном уголке, я не могла представить, что буду дописывать ее на берегу реки, на смотровой площадке замка, на ступенях городского театра красивого немецкого городка, в поездах, в автобусах, что буду думать о ней каждый день… О том, что книгу будут читать и оставлять воодушевляющие комментарии, я и не мечтала! Оглядываясь назад, я понимаю, что все, что происходило со мной в месте, которое я считала филиалом ада на земле, позволило мне по-другому взглянуть на окружающий мир и даже подарило нескольких персонажей для этой и будущих книг.
        Кстати, о планах! Конечно, по последним главам вы могли догадаться, что история Рины только начинается. Ей еще многому предстоит научиться и многое понять, как и ее учителю Джею. У меня уже есть идеи для двух книг, и они постоянно развиваются и обрастают новыми подробностями.
        А сейчас я работаю над фантастическим романом «Путь Холлана» о хмуром наемнике. Всего будет три части. Первую планирую закончить в декабре 2020 года. В этом мире нет магии, но все же эта история чем-то напоминает «Птичью песню». Кроме того, я обдумываю не менее уютную книгу, но в других декорациях. Речь пойдет о журналистке Розмари Коул, которой придется расследовать мистические события. С первыми главами можно ознакомиться здесь: Как видите, у меня большие планы. Надеюсь, вы будете с не меньшим нетерпением, чем я, ждать, когда придумаются новые истории! А пока вы можете почитать мои сказки и короткие рассказы здесь: Если после прочтения книги вам захотелось виртуально угостить меня чашечкой кофе (может быть даже с тортиком), то посредником может стать пейпэл (Кроме того, я принимаю благодарность в виде комментариев, рецензий, ссылок на мои книги на ваших страницах и рекомендаций друзьям. И конечно, не забудьте поставить сердечко «Птичьей песне» на странице: Спасибо и до встречи на страницах новых книг!
        Яна

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к