Сохранить как .
Астромех Эрдваныч 3 Весельчак Ситх
        Астромех Эрдваныч #3
        Душа нашего человека вселилась в Р2-Д2. Что делать если ты, всего лишь бочонок на колесиках, а зависит от тебя так много? И времени практически не осталось. Да, до Явина еще 33 года, но осада Набу уже, что называется, на носу.

        Книга 3
        Астромех Эрдваныч

        Пролог

        Закат за окном дома № 500 по улице Республики окрашивал багрянцем величественный пейзаж планетарного города, расцвечивая всеми оттенками золотого и красного убранство личных апартаментов сенатора от Набу Падме Наберри Амидалы и застывших по сторонам от входа "Стражниц". Но особенно символично, кровавые отблески заходящего светила оттеняли моего собеседника - погружая в тень лицо и, казалось, заставляя полыхать багровым пламенем седые волосы.
        От одного понимания того, кто сидит напротив меня, становилось не по себе. А этот паразит еще и скалился, потягивая вино и ведя со мной светскую беседу. Хорошо хоть увидеть мою истинную сущность в Силе он не мог - спасибо Оникс за маскировку.
        Кстати, Оникс или, как я ее в шутку называл, П-800,[1 - П-800 "Оникс" - флотское обозначение российской сверхзвуковой ПКР средней дальности 3М55.] это мой падаван. Живой кристалл-шард, осознающий себя девушкой.
        Когда я только собирался на Корусант вместе с Падме, меня очень напрягал мой официальный статус "шарда". Ведь используя Силу, я на живой кристалл не похож ни капли, а, не используя - тем более. И дернул же меня черт поделиться своими опасениями с Квай-Гоном. А тот, посоветовавшись с мастером Акиносом, нашел "замечательное" решение на мой процессорный блок.
        Буквально за день до отбытия, когда я прилетел попрощаться с бывшим джедаем и Шми, в их домике оказался еще и наш шардоводец.
        — Что ж, ученик, у нас с мастером Акиносом есть для тебя подарок. Он решит часть твоих проблем, но, как обычно и бывает, создаст другие,  — как бы между делом, сказал Квай-Гон, протягивая мне коробочку.
        — Ее настоящее имя, к сожалению, мы, люди, произнести не можем, но сама она предпочитает, чтобы ее называли Оникс,  — продолжил за Джином тот.  — Уверен, лучшего наставника, чем ты, Эрдваныч, не сможет пожелать никто из шардов.
        — Так, стоп! Я не рыцарь-джедай, чтобы учеников заводить,  — уже поняв, что те задумали, воскликнул я.  — Сам ведь еще учусь!
        — Но ты, несомненно, достоин этого звания,  — возразил Квай-Гон.  — А мне тебя больше учить нечему. Впрочем, если тебе будет нужна моя помощь или совет, всегда буду рад тебе помочь.
        Конечно, я еще потрепыхался, для виду, но сам понимал, что подобное решение будет оптимальным. Так что уже через час, при помощи Шми и срочно приехавшей по такому поводу из Тида Ассажж, я стал "счастливым" обладателем "квартирантки" - небольшого, примерно пять на двадцать пять сантиметров сложнограненого кристаллика, полупрозрачного на вид, с иссиня-черным отливом, который стыковался с моей системой посредствам стандартного кристаллооптического интерфейса эвристических процессоров, допиленного "на коленке" для соответствия форме шарда.[2 - Способ и степень взаимодействия шарда с дроидным "телом" - авторский произвол, так как подробного описания найдено не было.]
        Впрочем, вопреки моим опасениям, Оникс оказалась практически идеальной сожительницей. А благодаря тому, что ни она, ни я, аппаратно и "программно" не могли влезть друг другу в "мозги" - максимум, передать управление телом - мои страхи по поводу подселения совершенно развеялись. Более того, иногда иметь "второго пилота" оказалось очень удобно. А уж в плане обучения, вообще сказка. Иногда только напрягала любознательность ученицы, которой хотелось знать все и сразу, и, главное, в самый неподходящий момент. Вот как сейчас.
        — "Учитель, а почему ты не показываешь мне оптическое изображение канцлера Палпатина?" - спросила она по электронной связи.
        — "Потому что есть причины, по которым я не могу использовать Силу в присутствии канцлера, Оникс,  — не вдаваясь в подробности, пояснил я.  — И вообще, хочешь невозбранно видеть все не в Силе, развивай навык считывания информации из шины передачи данных. Телефонию ты же освоила"
        — "Но я не могу. Там все так быстро! Я эту твою телефонию два года осваивала",  — пожаловалась она.
        — "Но ведь освоила. Я в тебя верю, Оникс",  — немного подбодрил я ее.
        К сожалению, или к счастью, шарды могли взаимодействовать с окружающим миром лишь при помощи Силы. Даже для работы с "телами" дроидов использовался некий половинчатый силово-электронно-оптический интерфейс, разработанный Акиносом на том же принципе, что использовался при создании световых мечей. Вещь, конечно, гениальная, но эффективностью не блещущая. Этакий гибрид ужа, ежа и трепетной лани. В основном, из-за несовместимости аналогово-квантово-силовой природы разума живых кристаллов и оптикоэлектронных цифровых мозгов дроида. Но мы с Оникс "рук" не опускали, надеясь, что в будущем, эта раса сможет получить не просто "средства передвижения", а полноценные тела. Вот только до этого надо было еще дожить. А чтобы дожить, вот конкретно сейчас мне требовалось сосредоточиться на разговоре с самым опасным человеком в Галактике.

        — …Вас, действительно, не обманули,  — смакуя рубиновую жидкость, скучающим тоном произнес Палпатин.  — Набуанские вина божественны, и имеют совершенно неповторимый букет, всю глубину которого дано познать лишь немногим. Они похожи на саму планету, где были созданы. Такие же разные, как и сама моя родина.
        "Ну, ясно, теперь товарищ ситх, наконец-то, решил перейти к тому, зачем и пришел",  — догадался я, а тот, отхлебнув еще вина, продолжил:
        — Признаться, я не понимаю позицию сенатора Амидалы в вопросе создания армии Республики. Нет-нет, я и сам противник милитаризации Галактики. Тысячу лет Республика обходилась без вооруженных сил и, уверен, сможет обходиться и дальше. Но от создательницы одной из сильнейших армий за последнее столетие, я подобной позиции, откровенно говоря, не ожидал.
        — Простите, господин канцлер, но я не намерен обсуждать решения своего непосредственного руководителя,  — максимально вкрадчивым тоном, но одновременно твердо, возразил я.  — Вам лучше спросить об этом у нее самой. Тем более что сенатор вскоре должна вернуться.
        — О нет, что вы,  — всплеснул руками Палпатин.  — Мне просто интересно, что лично вы думаете об этом?
        — А разве то, что я думаю по этому вопросу, что-то меняет?
        — Но все же. Именно вы, в бытность секретарь-советником королевы, стояли у истоков Сил Самообороны,  — продемонстрировал осведомленность ситх.  — Неужели в военных вопросах Амидала не прислушивается к вашему мнению?
        — Мое мнение, в целом, совпадает с позицией госпожи Амидалы,  — осторожно начал я.  — За тем исключением, что, по моему убеждению, реформирования Корпуса Юстиции недостаточно. Нужны более дееспособные, чем есть сейчас, инструменты выявления угроз на этапе их зарождения, и более тесная кооперация планет в деле их устранения. Но, в любом случае, решение принимать сенатору. И она права в главном - колоссальные размеры Галактики, в случае создания армии, потребуют совершенно немыслимых расходов, что в условиях кризиса недопустимо, а увеличения численности армии до такого уровня, при котором она сможет решать все планируемые задачи, неизбежно приведет к тому, что сепаратисты воспримут это, как угрозу своему суверенитету, и начнут создавать собственные, сравнимые с республиканскими, вооруженные силы, и, таким образом, вместо стабильности и безопасности, мы получим напряженность и угрозу войны.
        — Логично, очень даже логично,  — задумчиво произнес канцлер.  — Жаль, многие этого не понимают, видя лишь усиление Набу, после того как королевство создало собственные вооруженные силы.
        — Но ведь мы создали вооруженные силы в ответ на агрессию Торговой Федерации, а экономический рост обусловлен расширением товарооборота с гунганами и увеличением экспорта плазмы,  — включил я дурачка.  — Выгода от снижения рисков связанных с пиратством и экспорт вооружений едва покрывает 50 % бюджета ПСОН. У нас нет другого выбора. Королевство Набу практически зажато между пространствами, контролируемыми Хаттами, мирами со, скажем так, не действующей центральной властью, и Торговой Федерацией.
        — А сторонники создания армии скажут, что будь у Республики достаточно сил, такой потребности бы не возникло,  — возразил Палпатин.  — Как не возникло бы инцидента на Тригалли.[3 - Инцидент на Тригалли, опять же, неканонный вооруженный конфликт, описываемый в первом спиноффе к "Астромеху Эрдванычу".]
        "Эрдваныч, скажи ему, что Сенат решает любой вопрос даже дольше моих соплеменников",  — влезла со своими "пятью кредитами" Оникс.
        "Помолчи пока. Тут тема серьезная, и хоть ты и права, нужны несколько другие аргументы",  — терпеливо объяснил я.
        — Возможно,  — ответил я канцлеру.  — Но в последнем случае, боюсь, вопрос бы свелся лишь к тому, чьими жизнями заплатили за его разрешение. Не факт, что действия другой армии были бы эффективнее. Вооруженные силы Набу крайне компактны - всего сто пятьдесят тысяч. И это позволяет уделить должное внимание подготовке и оснащению, что в колоссальной армии, которая может потребоваться Республике, будет затруднительно. Кроме того, в законопроекте не прописана четкая иерархия высшего руководства вооруженными силами, а оно имеет свою специфику, из-за которой ни политики, ни джедаи с подобной задачей не справятся. Боюсь, даже подобных кадров у Республики нет.
        Или мне показалось, или на лице ситха, после этих моих слов, промелькнуло презрительное выражение, но тот быстро вернул ему чуть озабоченное выражение "доброго дядюшки".
        — Что ж, мне понятна ваша позиция. Более того, во многом, я с ней согласен,  — ответил он.  — Но стоит ли сенатору сейчас лететь на Набу? Как вы знаете, многое в политике решается не в сессионном зале, а в кулуарах Сената.
        — Ну уж в этом вопросе, вы точно обратились не по адресу,  — развел я манипуляторами.  — Амидала сама планирует свой рабочий график. И если в сфере обороны я еще могу что-то ей советовать, то тут… Простите, ничем не могу помочь. Лучше всего, если вы лично переговорите с ней. Тем более, охрана сенатора, только что сообщила, что госпожа Амидала прибудет через десять минут.
        — Отлично…  — произнес Палпатин.  — Кстати, вопрос безопасности сенатора, еще одна причина, по которой ей стоило бы отложить визит на Набу… Благодарю, но, пожалуй, на сегодня хватит, мне еще предстоит много работы.
        — Как пожелаете, господин канцлер,  — ответила Рите, одна из "Стражниц", которой и была адресована последняя фраза.
        Та, поставив бутылку обратно на поднос, как идеальная служанка, грациозно подхватила его, и удалилась.
        — А с этого места, прошу поподробнее?  — сделав вид, что обеспокоен, попросил я.  — Как вы понимаете, безопасность сенатора - одна из моих задач.
        — К сожалению, только слухи,  — вздохнув, ответил тот.  — Но я слышал, шахтеры с Рорри и противники милитаризации Набу планируют проведение терактов против правительства королевства.
        "Можно подумать, вы не планируете, вместе с Дуку, руками Джанго и Зэм",  — подумал я. Вообще, в последние дни все складывалось, почти так же, как и в другом варианте истории. Даже резкое неприятие со стороны Падме идеи создания республиканской армии, моими стараниями можно было объяснить лишь отчасти. И это меня, одновременно, и пугало, и радовало. Радовало тем, что благодаря "эластичности истории", мой козырь в виде послезнания все еще сохранялся. А пугало из-за того, что эта самая "эластичность" могла и "спружинить"; прямо по зубам. Ведь ее механизма я даже приблизительно представить не мог. А еще эти уроды-пацифисты, хатт их дери.
        После Тригалли и понесенных гвардией потерь, в набуанском обществе возникло течение за отказ от вооруженных сил и возврат к политике пацифизма, и пусть, при помощи СМИ и личной работы молодчинок Падме и Сабе, нам в значительной мере удалось снизить градус общественного недовольства, а самих пацифистов представить продажными сволочами и маргиналами, которыми они, по сути, и являлись, некий процент недовольных все равно оставался. И, что обидно, задействовать против них обкатанный прием героизации гвардейцев, мы не могли по внешнеполитическим причинам, а контрразведка оказалась не готова противостоять тем, кто стоял за ними. Причем, судя по отлаженности работы, это была не Торговая Федерация. Впрочем, на Сидиуса это тоже не было похоже - скорее можно было заподозрить самодеятельность кого-то из его подопечных - Межгалактический Банковский клан, или резидентов графа Дуку. Уж слишком малые ресурсы те привлекли для этого дела. Как будто, просто поддержали финансово и организационно обратившуюся за помощью радикальную оппозицию, в надежде, при случае надавить на нас.
        — О, насчет спайсодобытчиков у нас все благополучно,  — заверил я Сидиуса.  — Наши небольшие разногласия нам удалось более-менее разрешить. Впрочем, мы примем все меры для защиты жизни и здоровья сенатора.
        — Не сомневаюсь,  — кивнул тот, вставая с кресла, и, подойдя к окну, добавил.  — Но, боюсь, все предусмотреть невозможно.
        — Если бы можно было предусмотреть все, жить было бы скучно,  — возразил я.
        — Странные у вас, Эрдваныч, суждения. Разумеется, для джедая. Впрочем, и для шарда тоже,  — задумчиво произнес канцлер.
        — Ну, тут ничего не проделаешь,  — ответил я, разведя манипуляторы.  — Официально я не вхожу в Орден, да и мой учитель не совсем правильный джедай. Более того, бывший. И, конечно, все мы, те, кто покинул Оракс, очень сильно отличаемся, как от соплеменников, так и друг от друга.
        Вроде бы прокатило, но с этим хитрым паразитом нельзя было быть ни в чем уверенным. И какого, он на полчаса раньше Падме приперся!? Ведь два сраных года избегал встречи с ним тет-а-тет, а тут, за день до отлета, явился. И пришлось мне изображать радушного хозяина, вместо того, чтобы натравить на него всех шестерых наличных "Стражниц", обоих "Штурмомехов" и два отделения ДУМ-солдат.
        Но нельзя. Во-первых, далеко не факт, что сил бы хватило, скорее даже наоборот. Во-вторых, мне Сидиус, пока, живой нужен был. И, в-третьих, мне квартира Амидалы, как и дом по Республики, 500, нравились. Так что приходилось "фильтровать базар" и полагаться на сложность сканирования эмоций Оникс - благо, у шардов, из-за особенностей "биологии" и психики, они практически не отражались в Силе, если того не хотел сам кристалл - эдакая "личная норка" для живущих в колонии отдельных разумных, не имеющих возможности уйти. В противном случае, эволюция неминуемо превратила бы их в коллективный разум, таких себе антитиранид.
        К счастью, на этом мои мучения, собственно, и завершились - с шопинга изволили вернуться Падме, Дорме и Корде, за которыми маячили нагруженные сумками Джей, Ламе и Трипио, даже Бани, и та тащила коробку, едва не больше ее самой. Один капитан Тайфо был с пустыми руками, но, увидев меня, попытался тихо исчезнуть.
        — Госпожа сенатор, как я и сообщал, вас ожидает канцлер Палпатин,  — поклонившись, доложил я.
        — Благодарю, Эрдваныч,  — тем же официальным тоном, ответила Падме, и, обращаясь к тому, сказала.  — Рада видеть вас, канцлер. Простите, что заставила вас ждать, но вы пришли без предупреждения, а я находилась в другом районе Корусанта.
        — О, не стоит извиняться!  — вскинул руки тот, все с той же фирменной застенчивой улыбкой на лице.  — Это целиком и полностью моя вина. К тому же, ваш помощник, оказался весьма приятным собеседником, как приятным было и "Сорлео", если не ошибаюсь 942-го года, которым он меня угощал.
        — Пятидесятого,  — поправил я.  — К сожалению, я сам, в силу анатомических особенностей попробовать не могу, но знатоки уверяют, что оно минимум не хуже. С вашего позволения, канцлер, госпожа сенатор, я, пожалуй, оставлю вас. Возникли дела, требующие срочного решения.
        — Да, конечно. Если вы, канцлер, не возражаете,  — ответила Падме, и, дождавшись кивка Палпатина, добавила, вновь обращаясь ко мне.  — В этом вопросе вина целиком и полностью на мне, не стоит ругать слуг.
        — А вот в вопросах безопасности, уж позвольте мне разбираться лично. В том числе и с вами, госпожа Амидала,  — строго заметил я.  — Грегор, Корде, Джей, за мной. Трипио, Бани будьте при сенаторе, потом тоже поговорим.
        Прежде чем выйти, я успел насладиться растерянным взглядом, которым Падме посмотрела на Палпатина. А тот, сделав сочувствующую мину, пожал плечами и сказал:
        — Привыкайте, Падме, в политике личная безопасность, особенно в такое неспокойное время, крайне важна. Даже я, порой задаюсь вопросом, кто имеет больше власти, я или моя охрана.
        "Ну-ну, вот уж кто бы говорил!" - подумал я, спускаясь вместе со старательно отводящими взгляд "охранниками" на нижний уровень апартаментов.
        — Осознали? Не повторится? Понимаете, что охранник с занятыми руками не в состоянии своевременно отреагировать на угрозу?.. Вот и хорошо. Сами поняли - сами и разберетесь. Собственно, вас я позвал не для того, чтобы отчитывать. Сам знаю, как тяжело с Падме. Сейчас вопрос в другом. По информации Палпатина, наши дорогие пацифисты и спайсодобытчики с Рорри могут готовить покушение на сенатора. А, кроме того, возможно, кто-то захочет свалить вину на них. Это понятно?
        — Не понимаю, разве это что-то новое?  — удивленно спросила Корде, когда мы вышли из лифта.  — И те и другие давно числятся среди потенциальных источников угрозы.
        — Не в том дело,  — отмахнулся я.  — Скажем так, наш друг Шив, это последний звоночек в длинном ряду тревожных сигналов, и я уверен: в течение ближайшего месяца на Падме будет совершено покушение. Скорее всего, на обратном пути с Набу. Но в любом случае, расслабляться не надо.
        — Жаль, что Сабе стала королевой,  — задумчиво произнес капитан Тайфо.  — Минимум грима, и почти стопроцентное сходство. Остальные девочки, к сожалению, могут работать только на расстоянии.
        — Нет. Не пойдет,  — покрутил я "головой" в отрицательном жесте.  — Риск для двойника слишком велик. Да и новая служанка вызовет подозрения. Фокус с переодеванием удался единожды. Более на такое везение мы рассчитывать не можем.
        — Но что же делать?  — спросила Джей.
        — А мы модифицируем этот фокус. Главное - добраться до Набу. А там… Думаю, на еще одного астромеха в свите сенатора никто не обратит внимания,  — сказал я.
        — Дорогой, ты хочешь засунуть Падме в корпус астромеха?  — удивленно воскликнула дроидесса.  — Но как? Она там не поместится.
        — А я разве говорил про Падме? В корпус астромеха переселим тебя. Ваша же задача, товарищи офицеры, с этого момента просчитывать каждый шаг, каждую возможность, учитывать любую мелочь. Это понятно?
        — Так точно!  — хором откликнулись они, а я понял: "Началось!"

        Галактика все так же жила своей привычной жизнью, не догадываясь, что уже через считанные дни она будет ввергнута в крупнейшую за последнюю тысячу лет войну. А мне настало время действовать. Главное тут было ничего не упустить. И уже ночью мы собрались в нашей с Джей комнате. Но на этот раз без органиков. Следовало поставить всем задачи, которые требовалось решить до того, как все закрутится.
        — Бани, вот инструкции для Лораны и Дина,  — протянув дроидесске два конверта, сказал я.  — Как только мы улетим, возьмешь четверых ДУМов охраны, и разыщешь их. Передвигаться будете скрытно на рейсовых транспортах, до точки встречи. Вот документы на доставку дроидов "своим ходом". Конверты с инструкциями вскрыть по моему приказу. После этого возвращаешься на Корусант, и поступаешь в распоряжение сенатора Амидалы.
        — Поняла,  — кивнула ушастой головой та.
        — Теперь ты, друг мой Трипио…  — обратился я к протокольнику.
        — R2-D2, я обязан исполнять функции секретаря, и не могу отвлекаться на доставку каких-то сообщений твоим друзьям…  — начал он.
        — А этого и не требуется,  — не стал я спорить с ним.  — С этого момента, все "Стражницы", разумеется, кроме Джей, переходят в твое полное подчинение. Соответствующие базы я тебе установлю. Кроме того, в этой связи, тебе присваивается звание капитана гвардии Королевства Набу…
        — Какие еще базы?  — вновь перебил он меня.  — Ты, Эрдваныч, своими базами испортишь мне эвристическую матрицу, и тогда я не смогу функционировать. А разве "Стражницы" мне не подчиняются?
        — Ты перебиваешь старшего по званию, а еще протокольник,  — издав звук вздоха, сказал я.  — Еще раз повторяю: в твое подчинение переходят ВСЕ "Стражницы", а не только личная охрана сенатора. Все 124 штуки. Ни один твой приказ они не смогут оспорить или не выполнить. Кроме тех случаев, разумеется, когда это будет противоречить моим приказам. К сожалению, у меня не хватает кадров, способных эффективно руководить охраной политического руководства, а сами девочки вышли слишком горячими и бескомпромиссными. А ты, друг Трипио, со своей осторожностью и тактичностью, уже доказал, что можешь их эффективно сдерживать.
        — О, это именно то, ради чего я и был создан!  — польщенно воскликнул тот.  — Взаимодействие между людьми и дроидами, а также разрешение конфликтов между всякими грубиянами - моя основная задача. И для этого, совсем необязательно их убивать и "горячей плазмой выжигать их злые помыслы",  — с этими словами, он осуждающе взглянул на нашу "принцессу волшебных шаактиков", а по совместительству командира отряда "Стражниц" охраняющих Падме, Рите.  — Но как насчет баз?
        Уж кто-кто, а я отлично понимал тревогу протокольника. Уж слишком сложным было взаимодействие подпрограмм его эвристической матрицы. И любое неправильное вмешательство могло привести к необратимому сбою и стиранию памяти. Однако после покупки у Сайбот Галактик исходного кода, мне удалось найти удобоваримый подход к этой задаче. Правда цена такого удовольствия, даже без лицензии на производство собственных моделей протокольников, перевалила за три миллиона, но зато я, наконец-то, смог дополнить Инквизиторов-волкодавов, точнее вонгодавов, классными оперативниками и аналитиками.
        — Не бойся,  — успокоил я его.  — Все базы проверены, и обкатаны на дроидах твоего класса. И я не собираюсь делать из тебя инквизитора. Просто получишь, в дополнение ко всем своим талантам, возможность разбираться в оружии, тактике, методах разведки и следственных мероприятий.
        — Но зачем мне это? Это так грубо!  — заупрямился С-3РО.
        — Это не обсуждается!  — отрезал я - уж очень мне надоело его упрямство.  — А теперь вы,  — я перевел сектор обзора оптического сенсора на сидящих рядышком Джей и Оникс, точнее на голограмму последней.
        В этот раз мой падаван выбрала в качестве аватарки образ девчонки-твилечки, лет тринадцати, впрочем, она эти картинки меняла дважды на дню, беззастенчиво пользуясь правительственной линией доступа в голонет и моим голопроектором. Но я не возражал, просто удивляясь тому, насколько похожа в Далекой-далекой галактике психология различных видов, когда, скажем, человек, инсектоид и живой кристалл, не только могли просто общаться, но и находили общие интересы. Нет, конечно же, были и различия, так Оникс предпочитала долго обдумывать вопрос, пытаясь вникнуть в суть и понять все самостоятельно. И только, если чего-то не понимала, не знала, или не могла объяснить, не задумываясь спрашивала меня в любой момент дня или ночи. Еще, она совершенно не умела врать, предпочитая, при необходимости, отмалчиваться или недоговаривать. Но все эти "культурные особенности" казались сущей мелочью, когда я вспоминал, что она живой камень. Хотя, чему удивляться? Вот в Ордене Джедаев мастером была женщина-дерево - между прочим, весьма женственная, эрудированная и положительная особа,[4 - Имеется в виду мастер-джедай Т'ра
Саа, расы Нети, известная тем, что была наставницей Мейса Винду и сожительствовала с рукоблудом-ксенофилом мастером-джедаем Толмом.] с которой я как-то имел честь пообщаться в здании Сената. Впрочем, сейчас было не место и не время разбираться в тонкостях ксенопсихологии обитателей Галактики.
        — Оникс, до прилета на Набу не отсвечивай,  — продолжил я нарезать задачи.  — И не забывай про проект шасси для себя. Как обещал, куплю и соберу все, что ты там напроектируешь. Но учти, вечно катать тебя я не буду. Так что, если и дальше будешь вместо дела, ситх знает, чем в голонете заниматься, пересажу в В-1.
        — Но так нечестно!  — запротестовала она.  — Мне же надо столько изучить! И про людей, и про другие расы. А ты на мои вопросы отвечать не хочешь. Вот я и сама ответы ищу…
        — Стоп! Это когда я тебе не ответил?  — все-таки я погорячился, утверждая, что она не умеет врать - плохому Оникс училась на удивление быстро.  — И какое отношение к изучению культуры рас Галактики имеет форум поклонниц Ларисселль Чатрунис?[5 - Жабка-победительница конкурса "Мисс Корусант 978". Несмотря на внешность, очень умная и талантливая девушка, в последствии примкнувшая к повстанцам. ]
        — Ой! Вы знали, учитель?  — испугалась она.
        — Знал, и одобряю,  — выдав звук добродушного смеха, ответил я.  — Эта па'лоуик действительно хорошая девушка, несмотря на внешность. И если ты хоть вполовину так же будешь разбираться в истории и культуре, цены тебе не будет.
        — А можно сегодня пофехтовать?  — решила воспользоваться моментом шард.
        — Нет, дел много,  — с сожалением ответил я.  — Завтра вылетаем, а потому, Джей, нам с тобой еще предстоит обследовать твой бывший кораблик, и проверить путь до космопорта. Трипио, Рите, в помощь капитану Тайфо. Все, по коням!
        Но вылететь нам удалось только через три дня. Буквально за час до отлета, когда вещи уже были погружены на борт яхты, в этот раз все той же 327J,[6 - Как известно, яхта 327J была уничтожена Торговой Федерацией, после возвращения Амидалы и Ко на Набу, в конце первого эпизода, и во втором, сенатор пользовалась уже другими транспортными средствами. Но у нас история пошла по другому пути.] чьим искином некогда была моя подруга, комитет Лоялистов, в котором, как и в другой истории, Падме играла одну из первых скрипок, устроил обсуждение какого-то чрезвычайно срочного и важного вопроса, и мы задержались с отлетом почти на семьдесят часов. Позже, я много раз ругал себя за то, что не связал эту задержку с визитом Палпатина, но что уж поделать - я ждал удара с другого направления, и все вышло именно так, как вышло.
        Сам полет до Набу прошел спокойно, благо эскорт из четырех истребителей-бомбардировщиков Н-6 и шести N-1М, плюс мои с Джей N-4 в трюме, гарантировал возможность отбиться, или как минимум убежать от любого вероятного врага. Да и яхта за эти годы превратилась во вполне боеспособную машину, обзаведясь четырьмя выдвижными турелями, скрытыми от посторонних глаз под зеркальной обшивкой, и модернизированными торпедными аппаратами от N-1, которые теперь, кроме протонных торпед, могли стрелять еще и высокоманевренными ракетами, для борьбы с МЛА[7 - МЛА - малые летательные аппараты, то есть истребители, бомбардировщики и т. д.] противника. А с учетом того, что этих самых торпедных аппаратов удалось установить аж шесть (четыре носовых и два кормовых), меньше чем четверкой, истребителям на яхту нападать вообще не стоило.
        А на Набу, куда мы добрались еще через неделю, ближе к полудню по времени Тида, нас ждала радостная встреча. Падме с королевой Сабе сразу же заперлись в кабинете, где и проговорили до поздней ночи. На мне же еще в космопорту повисла Вентресс, спешащая поделиться новостями, да и Второго встретить было приятно. Без этого ДУМа я чувствовал себя как без рук, но кто-то должен был рулить всем моим хозяйством дома.
        Да, именно дома, ведь в этом мире, за без малого одиннадцать лет, что я тут, появилось место, которое стало таковым - планета Набу. Здесь все мне было дорого: и невероятно красивая, сочная зелень лугов, и бескрайняя синь бездонных океанов, и уютные городки, и наивный счастливый народ, что гунганы, что люди, что представители тысяч других рас, проживающих в этом прекрасном краю, а главное, те девчонки-идеалистки, что правили этой страной. И я вновь вернулся сюда.
        Вот скажите, где еще можно вот так запросто вломиться толпой в дом семьи экс-королевы, а ныне сенатора от Набу, причем без нее самой? И все только потому, что одна джедайка и служанки этой сенаторши проголодались!
        Пока Дорме, Корде и Ассажж подкреплялись и делились рассказами о корусантском житье-бытье нерадивой дочери, которая первым делом умчалась на доклад к королеве, с ее родителями, а Джей как какая-нибудь дроид-нянька играла с Рио и Пуджей, дочерьми сестры Падме Солы, мы со Вторым благополучно смылись, и направились в мою старую мастерскую в подвалах Королевского Дворца.
        — Ну что, хвастайся!  — предложил я, когда мы вошли в лабораторный зал.
        — А что я? Мое дело было все организовать - всю работу делал Джинкинс. Кстати, вот и он,  — скромно ответил дроид.
        — Готово!  — радостно сообщил бит, подходя к нам, в компании двух своих соплеменников и четверых людей - самых толковых спецов, как из его КБ, так и из ТДИК, сейчас напоминающих то ли свору сумасшедших ученых, то ли зомби из фильма ужасов.  — Еще мотиватор системы компенсации откалибровать… Привет, Эрдваныч! Твой заказ закончили.
        — Отлично!  — обрадовался я, и, с подозрением глядя на них, спросил.  — Вы случайно спайсом не того?..
        Все семеро были одинакового синюшно-белого цвета, как спайсовые наркоманы со стажем.
        — Да нет, только Сорагис чуть со стимуляторами перестарался,  — беззаботно отмахнулся бит.  — Мы ведь сейчас проектор комбинированного корпускулярно-дефлекторного[8 -  Щиты в ЗВ, грубо говоря, делятся на две большие группы: корпускулярные - защищают от материальных, в частности кинетических снарядов, и дефлекторные - защищают от энергетического оружия.] мобильного щита, на основе гунганской технологии поляризации плазмы, отлаживаем. Как ты и заказывал, на базе МТТ. Правда максимальный радиус щита аж десять километров, но на повышенной мощности, как и договаривались, полторы тысячи.
        — Поручи им щит для прикрытия мест базирования и колонн на марше сделать, они планетарный щит на коленке слепят,  — хохотнул я.
        Конечно, мобильный щит, особенно использующий набуанскую плазму, стоил, мама не горюй, более семисот тысяч, и то оценочно, но как же нам их на Тригалли не хватало! А бит-конструктор, видимо не поняв шутки, принялся что-то быстро просчитывать на датападе, после чего сокрушенно сказал:
        — Не выйдет. Для планетарного щита потребуется, даже без резервирования, 1930 проекторов. А как подступиться к вопросу их синхронизации, я даже не представляю. Тут такой объем вычислений и НИОКР, что к натурным испытаниям мы, в лучшем случае, года через три-четыре подойдем. Планетарники, по такой технологии, еще никто не делал.
        — Да пошутил я. Вы, Джинкинс, явно заработались. Сейчас показываете мне экзоскелет, и на две недели в отпуск. Это приказ!
        — Неделю?  — жалобным тоном спросил он, впрочем, без особой надежды.
        — Две. А иначе, на месяц отправлю!  — строго сказал я.
        Все же мне с этим фанатиком несказанно повезло. Джинкинс относился к той категории ученых, для которых главным в жизни было создавать что-то, творить и открывать новое. И мы тут, на Набу дали ему эту возможность. Главное было, аккуратно подталкивать его в нужном направлении, и следить, чтобы его эксперименты другим не вредили.
        Взять, к примеру, мой заказ. Сперва, услышав, что от него требуется, бит возмутился, мол "не царское это дело", но, ознакомившись с ТЗ, заинтересовался. А узнав, что работа связана с изучением взаимодействия Сила-электроника, в которой, из-за пренебрежительного отношения форсюзеров к технике, как он выразился: "фелинкс не валялся", вцепился в работу мертвой хваткой, за два года выдав на-гора полнофункциональный образец.
        И уже через час, упаковав обновку, я полетел к учителю. Собственно, идея экзоскелета с возможностью управления при помощи Силы, родилась у меня после того, как я обзавелся падаваном и более-менее разобрался в том, как именно ее соплеменники управляют дроидными телами - если уж шардам это по силам, то такому талантливому джедаю, как Квай-Гон, как я тогда думал, это должно быть вообще на раз плюнуть.
        Но все оказалось несколько сложнее. Все-таки люди сильно отличаются от живых кристаллов, как и методы использования ими Силы. Потребовался год только на создание лабораторного образца, а первый прототип появился еще через полгода. А уж через что пришлось пройти Кваю, чтобы научиться пользоваться даже простейшей системой, не сковывающей движения при выполнении повседневных дел, я и представить боялся.
        Собственно, в этом первом "чуде техники", более всего напоминающем земные прототипы экзоскелетов, он меня и встретил на пороге своего дома. И, не откладывая дело в долгий ящик, быстро надел броню.
        — Прямо рыцарь Старой Республики,  — сказал я, глядя на делающего осторожные шаги одетого в обновку джедая.
        — Действительно, чем-то напоминает доруусановские доспехи,  — ответил тот, и, неожиданно прыгнув, сделал в воздухе двойное сальто, перейдя после приземления к серии "ката" на недостижимой для обычного человека скорости.
        А я просто поражался учителю. В свои семьдесят он и так выглядел едва на пятьдесят, а сейчас как будто еще два червонца сбросил. Что и доказал в спарринге со мной. Да уж, таких звездюлей я давно не отхватывал.
        И это меня невероятно радовало - не зря я потратил почти полтора лимона кредитов и уйму бесценного времени конструкторов, и искал по всей Галактике уникальные материалы и детали. Одни сверхбыстрые миомерные приводы чего стоили. До сих пор не могу без смеха вспоминать удивление торгового представителя расы гри, когда я заказал у него 60 кг наномиомерных нитей, которые обычно применяются в аппаратах для пустотной молекулярной сборки. Особенно если учитывать, что в одном аппарате этих нитей всего 7,88 грамма. Но, получив миллион двести тысяч кредитов - мне, для всех моих проектов, даже этого количества миомерной нити, которая на миллиметр квадратный может развивать усилие в 80 кН, и сокращаться с ускорением 150 м/с? мало - сразу же стал предельно серьезным.
        Однако сейчас все это казалось делом десятым. Даже то, что в моем распоряжении в предстоящей войне будет такой боец, сейчас значения не имело. Я просто радовался за друга.
        Учебные бои затянулись до глубокой ночи, я даже Оникс дал попробовать, что значит фехтовать против мастера. Для чего передал ей управление своим телом, а сам лишь наблюдал, и указывал, на пару с Квай-Гоном, на ее ошибки. И еще, я попросту купался в их радости.
        Ближе к полуночи прилетела Ассажж, и загнала нас в дом - "мыться и садиться за стол, всем, за исключением шардов и дроидов". Я даже расстроился чуток, наблюдая, как учитель с удовольствием уплетает поздний ужин. Это же, как обидно: быть здесь, и не иметь возможности попробовать, что там наготовила сама Ассажж Вентресс.
        — Учитель, а где Шми?  — задал я давно мучающий меня вопрос.
        — Тебе лучше знать,  — вместо него ответила Ассажж.  — Сам маму куда-то отправил, а теперь еще… Стоп! Ты точно не знаешь? Примерно неделю назад, она получила сообщение. Целый день ходила сама не своя, а вечером надела броню, и, взяв оружие, подняла по тревоге ребят.
        Я сидел, как пришибленный, не замечая ничего вокруг. Значит, вот она причина легкого беспокойства, преследующего меня последние дни! И ведь не было явно ощутимой в Силе угрозы, как раньше. Хатт!
        — Что?  — переспросил Квай-Гон.
        — Хатт! Хреново выходит,  — выругался я.  — Учитель, Ассажж, подробно все вспоминайте: что, где, когда, зачем, почему. Возможно, от этого будет зависеть жизнь Шми!

* * *

        Полчаса спустя я вышел на улицу, где и замер, бездумно глядя на далекие холодные звезды, приближая то одну, то другую мощной оптикой астромеханического дроида, как будто надеясь рассмотреть среди них крохотную точку космического корабля.
        Все было бесполезно. Шми Скайуокер была профессионалом, и не оставила никаких зацепок. Лишь Квай-Гон вспомнил, что первые признаки беспокойства она стала проявлять ровно пятнадцать дней назад, просыпаясь среди ночи в холодном поту. Он, как мог, пытался утешить жену, расспросить ее, но та категорически отказывалась говорить. А потом, после того сообщения, просто улетела.
        Вспоминалась наша первая встреча на Татуине, когда мы вместе с Эни вломились к ней в дом. Ее лицо на гонках, когда она была вынуждена наблюдать за тем, как ее единственный сын рискует жизнью ради чужих ей людей, вторая наша встреча, когда мы с Падме и Эритае забрали ее с пропыленной, забытой Силой планеты, как я тогда думал, окончательно изменив историю. Но даже если все было напрасно, благодаря ей Ассажж не пала на Темную сторону, жива мастер Йаддль, и сотни солдат ПСОН тоже живы, благодаря силовой броне, что создала она.
        "Что я Эни скажу!? А Вентресс?" - в отчаянии думал я. И даже воспоминания о жизни Шми тут, на Набу, об идеальном порядке в лаборатории и в их с Джином доме, о стремительном танце с ножами или вибромечом по утрам, от которого мы втроем не могли оторвать взгляда, о женщине, странно сочетающей в себе нежность и стальную волю, лишь еще больше заводили меня. Хотелось бежать куда-то и кого-нибудь убить. Хоть что-то, но делать!
        — Ну, морда ситская, если Шми умрет, я ж тебя, суку, объектом всеобщей охоты сделаю! Ни перед чем не остановлюсь. Все, что знаю, джедаям выложу. Всех дроидов, до каких только доберусь, на одно перепрограммирую - тебя, мразь, травить, не считаясь с последствиями! И плевать на планы,  — сжав кисти манипуляторов, пообещал я в пространство, все глубже погружаясь в наполняющую мое естество ярость.
        — Учитель, не надо!  — закричала Оникс, и я просто уселся на траву, глядя на огни Тида на горизонте.
        Судя по хронометру, я так просидел почти десять минут, абсолютно ни о чем не думая, выгоняя из сознания остатки злости. А потом просто встал и пошел в дом, успокоить Квай-Гона, чтобы не переживал из-за меня - не собираюсь я пока в черные властелины. И лишь чуть задержался на пороге, погладив в Силе сгусток света - свою ученицу.
        — Спасибо, Оникс,  — просто сказал я ей.

        Глава 1
        Из книги Саниты Лоус "Фольклор коренных жителей Татуина"
        Издательство "Познание" Альдераан 39 GrS

        "…Но, наверное, нет на Татуине никого, с кем было бы связано столько мифов и суеверий, сколько появились в среде поселенцев в отношении Народа Песков, более известных как Тускенские Рейдеры. Впрочем, сами обитатели татуинских пустынь, иногда, называют себя Горфа или Дети Горфа, по названию оседлой протокультуры, от которой они произошли. В свою очередь, Горфа [2, 8], как отмечали в своих монографиях мастера-джедаи и выдающиеся исследователи культуры Народа Песков, долгое время жившие среди них и принятые в племя, как равноправные его члены, отец и сын Хетты, происходят от еще более древней цивилизации, называемой Кумумга [2, 21, 37]. От которой также произошли все остальные коренные обитатели Татуина.[9 - Кумумга - древняя раса, населявшая цветущий и прекрасный мир, под названием Татуин. Они претендовали на почетное звание расы высокой культуры и быта. Но потом пришли Ракатцы и сделали их своими рабами. Но культурным татуинцам это не понравилось, как не понравилось потребление их в пищу захватчиками, и они подняли мятеж, попутно убив всех ракатцев на планете. А это уже не понравилось Бесконечной
Империи Раката, которая и устроила на Татуине экстерминатус. В итоге на Татуине осталось: пустыня - 1 шт. расы мутантов (джавы и тускены) - 2шт. Еще две расы исчезли, вероятно, не без помощи тускенов.]
        В том, что бесценные кладези их культуры сейчас практически утеряны для галактической цивилизации, несомненно, есть доля вины и самого Народа Песков. Но это ни в коем случае не оправдывает его варварского уничтожения и помещения в резервации, что было проведено планетарной администрацией с молчаливого согласия Сената.
        Что же касается самих "тускенских дикарей", то причиной фактической гибели их цивилизации стали именно непонимание и невежество, как их самих, не осознавших и не принявших того факта, что они столкнулись с теми, кто на тысячи лет обогнал их в развитии, так и со стороны нас, "цивилизованных" жителей Галактики, поверивших нелепым слухам и домыслам.
        Я не оспариваю тот факт, что Народ Песков отличался нетерпимостью к чужакам, воинственностью и жестокостью, чему существует масса документальных свидетельств. Но не надо выставлять их чудовищами! Все многочисленные рассказы о якобы угнанных в рабство и подвергнутых ритуальным пыткам женщинах и детях - не более чем досужие сплетни, которым так легко верят малообразованные люди. И доказательство тому - сама культура Народа Песков, направленная на выживание в невероятно суровых условиях, где наивысшей ценностью является вода, а целью - выживание племени.
        Посудите сами: смогли бы женщины и дети выжить в пустыне и трудиться наравне с ее коренными обитателями, чтобы не быть нахлебниками, а точнее "делящими воду"? Притом, что ни один Человек Песков никогда не откажет тому, кто испытывает жажду - это нерушимый закон "Глотка воды", как и не бросит раненого в пустыне, добив воина или попытавшись выходить старика, женщину или ребенка. Последний факт как раз и объясняет почти все случаи исчезновений. И не вина тускенов, что их медицина была настолько примитивной, а люди оказались столь слабы.
        Ради справедливости стоит упомянуть, что в многогранной культуре Народа Песков действительно существовал обряд, связанный с ритуальной пыткой разумного. Но он касался только невероятно редкого случая, когда кто-либо отказывался от чести стать воином племени. А чести этой можно было удостоиться лишь одним способом - доказав свое мужество в бою с сильнейшими воинами, и убив в честной схватке не менее троих из них. За всю многотысячелетнюю историю тускенов, эту пытку устраивали всего шестьдесят пять раз. В каждом случае, слагая песню о мужестве достойного, что передавалась сказителями из уст в уста, не допуская ни малейшего искажения, за которое того ждала неминуемая смерть.
        Сама же пытка заключалась в том, что жертву ремнями из сыромятной кожи банты привязывали к ритуальной раме из дерева (!), под названием "Стогуюр" [41], что помещалась в центре стойбища, под палящими лучами двух звезд Тату, где отобранные шаманом воины, непрерывно, в соответствии с древним ритуалом, причиняли несчастному боль. И лишь на ночь "Стогуюр" переносился на почетное место в хижине вождя, где женщины поили пытаемого водой, и кормили лучшей пищей, какую могло добыть племя. Этот процесс повторялся изо дня в день, пока жертва не умирала, обычно через полторы-две недели. Что еще раз доказывает, что рассказы о женщинах и детях, которых тускены пытали месяцами, не более чем вымысел. Особенно, учитывая то, что из песен известны лишь три случая, когда мужчины-воины выдерживали нечеловеческие страдания более месяца…"
        Сектор Чоммелл, пл. Набу, горы Гаало, дом Квай-Гона Джина.
        За 8 дней до событий окончания пролога.

        Женщину вновь мучили сны. Сны о том, чего никогда не случалось. Они были невероятно подробны и реальны. До такой степени, что уже вторые сутки, просыпаясь среди ночи в холодном поту, она с трудом понимала, где кончается сон, и начинается явь. Она вновь была там, на Татуине, в мире вечной пыли и жары, два солнца которого, кажется, выжигают саму душу и волю. Даже жизнь на маленькой влагодобывающей ферме с человеком, который просто отдавал ей долг жизни за себя и сына, казалась тут наивысшим счастьем.
        Нет, сам-то Клигг верил, что любит ее, но Шми понимала - это лишь иллюзия, смесь благодарности, и тех чувств, что тот испытывал к Аике. Впрочем, и за это она была благодарна единственной подруге. Более того, она порою не понимала, как и за что, ей предавшей все, и родных, и друзей, и то, во что она верила, даровано такое счастье - право иметь новую семью.
        И лишь иногда, глядя на приемного сына Оуэна, Скайуокер чувствовала боль. Так же как и тогда на Аторе, стоя над тем, что осталось от ее напарницы, после знакомства с застенками СБ Межгалактического Банковского Клана. Сын был точной копией Аики, не внешне - тут он больше всего напоминал отца - того красавца-татуинца, сбежавшего из дома в погоне за приключениями, с бластером на поясе, и без кредита в кармане, а по характеру - такой же основательный, до скуки рациональный и надежный, как она.
        А еще, душу женщины терзала тревога за родного сына. Ее не страшило то, что Эни может погибнуть, как не страшила собственная смерть - они оба с рождения были воинами, волками-одиночками, для которых смерть в бою естественный конец жизненного пути. Шми боялась только одного, что ее сын станет рабом тех, кто стоял за его рождением, ведь от прошлого невозможно сбежать. Это не удалось ее напарнице, не удалось ей и, как она знала, не удастся Энакину. А потому, оставалось лишь надеяться, что он окажется сильнее.
        День за днем, год за годом, мирная жизнь притупляла чувство тревоги. Хлопоты по хозяйству, и привычная с детства работа - ремонт влагосборников, постепенно превращали Шми в обычную, ничем не примечательную жену татуинского фермера. И лишь рабский чип где-то в теле, и понимание того, что за ней все так же наблюдают, лишь чуть ослабив ошейник, не давали расслабиться, и почувствовать себя по-настоящему счастливой. "Хорошо, хоть Клигг ничего не знает",  — думала она, готовя ужин для мужа, сына и его девочки - милой скромницы Беру, или, засыпая в постели с человеком, которому она некогда помогла спастись самому, и спасти сына. Который оказался во много раз честнее ее, приняв в дом и подарив любовь и семью. А она даже не открыла ему правды, и Клигг до сих пор считал ее просто бывшей контрабандисткой.
        А утром она долго не могла понять, где находится, и что происходит вокруг. Лишь приход Вила - майора ПСОН, одного из талантливейших офицеров Королевства Набу, которого она знала еще мальчишкой-сиротой на далеком Татуине, позволил ей все вспомнить. А получасовая разминка, а затем еще час фехтования на бескадах, окончательно прогнали остатки ночных видений.
        — Госпожа Скайуокер, с вами все в порядке?  — поинтересовался парень, когда, забросив китель и рубаху на плечо, направился к душу.
        — Да…  — задумчиво произнесла она, проверяя заточку шашки - фрик, конечно, удивительно прочный материал, но после удара о лезвие из настоящего мандалорского бескара, и на нем могли появиться зарубки и царапины, тем более что тренировались они в полную силу, лишь отключив виброгенераторы клинков.
        Это оружие, со странным названием "шашка", ей в прошлом году подарил ученик ее мужа, дроид, а точнее призрак умершего джедая в теле дроида, Эрдваныч. Уж сколько подобный подарок мог стоить, Шми не хотела даже думать, но оружие было замечательным. Чуть более полутора килограммов веса, при длине в метр, оно как влитое лежало в руке, превосходя по удобству и скорости как мандалорские бескады, так и айлонские эклоты, чем-то напоминая один из видов традиционных мечей эчани. Конечно, будь это простой меч, он бы не годился для боя с противником в броне, но упрочненная и заточенная, почти до атомарного уровня, при помощи Силы, режущая кромка и виброгенератор, легко решали эту проблему. До такой степени, что в тренировочных боях, на нее приходилось наносить углерод-полимерное покрытие.
        — С чего ты взял?  — вопросом на вопрос, ответила она.
        — Вы как будто думаете о чем-то постороннем во время боя,  — подумав, ответил парень.  — Фехтуете на автомате, что ли.
        — Это я так, о своем,  — не стала вдаваться в подробности Шми, и чтобы сменить тему, спросила.  — Как там Эритае? Ассажж говорила, роды были тяжелыми. И если не секрет, как назвали?
        — Линде,  — расплылся в улыбке вечно хмурый майор.  — Шесть кило. Эри, бедняжка, конечно намучалась, но сейчас как звездочка сияет, и уже третьего завести хочет.
        — Я рада за вас,  — улыбнулась в ответ Скайуокер.
        Проводив гостя, она сама стала собираться в Тид. По-хорошему, ей бы стоило заняться делами кафедры еще час назад, но тренировать Вила ее просили два человека, которым она не могла отказать. Точнее, один был не совсем человеком. Да и правы они были, Кваю сейчас самому требовалось тренироваться. Уж кто-кто, а Шми лучше других знала, насколько тяжело для ее мужа было чувствовать себя инвалидом, и как он смотрел ей вслед, когда она улетала на задание. И сейчас, когда тот сутками пропадал в горах, медитируя и, тренируясь в управлении прототипом экзоскелета, могла только радоваться за него.
        Одевшись в брючный костюм и тунику, она легко запрыгнула в спидер, и умчалась в Академию, где на мысли о каких-то снах времени не было. Шми курировала сразу пять военных и два гражданских проекта. От разработки нового штурмового дроида на гусеничном шасси, до портативного генератора герметизирующего поля, и от одноразового импульсного гиперпередатчика, до модульного стрелкового комплекса.
        Но с наступлением темноты, вернувшись в пустой дом, Скайуокер опять испытала страх. Нет, сами сны не пугали ее, но она точно знала, что стоит за ними - Смерть. Не та привычная смерть из снов, что иногда являлась ей по ночам в образе родных, друзей, врагов и совершенно незнакомых людей - всех тех, кого уже нет, а ее собственная смерть. Пусть она давно свыклась с ней, но что-то подсказывало, такая смерть ей не по нраву. И Шми честно пыталась отогнать сон и дождаться рассвета, который, как она знала, должен принести облегчение.
        Но вместо утренней зари, ее разбудили тревожные крики бант, что далеко разносились над татуинской пустыней. Что это значит, наверное, поняли даже Клигг с Оуэном - тускены близко.
        Вспомнился прошлый вечер. Милая перепалка принявшей ее семьи, так неуловимо похожей на ее собственную, перед тем, как в их дом пришла война. И вот сейчас, беда нависла и над ними.
        — Это просто банты кричат,  — соврала Шми, видя, как встрепенулась, и испугано оглядывается Беру.
        У Скайуокер защемило в груди. Отчего-то, угроза нападения пустынников, в этот раз встревожила ее. Хотя причина тревоги и не была понятна, ведь ферма влагодобытчиков на Татуине, это далеко не легкая добыча. Шми по опыту знала, что даже хорошо вооруженным и подготовленным наемникам, захватить ее без потерь, было бы практически невозможно, что уж тут говорить о полудиких тускенах. Тем более что Клигг был превосходным стрелком, а приемного сына женщина учила стрелять сама. В стрельбе Оуэн, как и по характеру, напоминал родную мать. Такой же основательный и точный, как Аика - прирожденный снайпер.[10 - Отличная стрелковая подготовка Оуэна Ларса - вполне канонная информация. А тут и учитель имеется.]
        "Какой ад он мог бы устроить на поле боя, будь у него нормальная снайперская винтовка! — с улыбкой думала Шми, глядя, как пасынок один за другим разносит камни из видавшего виды старенького бластера.  — Не дай ему Сила испытать это".
        А на самый крайний случай, на ферме Ларсов была она сама. И если бы на месте Тускенских Рейдеров были те самые наемники, а их командир знал бы про нее, штурма бы просто не случилось, или стоимость найма "солдат удачи" выросла бы в разы.
        За дверью послышались шаги. Это вернулись Клигг с Оуэном после обхода изгороди. И когда те вошли в жилище, Шми очень не понравилось выражение их лиц. Мужчины были не столько напуганы, сколько растеряны, не зная, что делать. А это было намного хуже. Уж что-что, а характер мужа, женщина сумела изучить досконально, и знала - этот упрямец или будет и дальше не понимать, что делать, или, если она начнет командовать, сотворит какую-то глупость, к примеру, попытается отправить Беру, а то и ее саму в Мос-Эйсли, прямиком в засаду пустынников, которые, если не полные идиоты, уже наверняка обошли ферму, выставив засады. Потому следовало сыграть на его чувствах вожака.
        — Что стряслось?  — с тревогой в голосе спросила она.
        — Просто песок в нескольких местах засыпал охранные сенсоры. Откапывал, устал…  — ответил тот, и попытался проскользнуть к умывальнику.
        В общем, как она и предполагала, спокойная жизнь расслабила его, и она, загородив ему путь, вновь, на этот раз требовательно, спросила:
        — Клигг?..
        Молодчинка Беру, тоже пришла на помощь, насев с тем же вопросом на Оуэна. Впрочем, без особого толка. И тот, и другой стали нести какую-то околесицу о порывах ветра и возвращающейся буре. Возможно, даже искренне считая, что пытаются уберечь женщин от тревожных новостей, на деле же, не зная, что делать.
        — Что. Ты. Видел. Клигг?  — по словам, как у новобранца после залета, спросила она.
        — Ничего,  — упорствовал тот.
        — Ладно,  — продолжила допытываться Шми.  — Тогда, что ты слышал?
        — Банту слышал,  — нехотя признался старший Ларс.  — И больше ничего.
        Одной Силе известно, сколько труда стоило ей не врезать этому увальню. Он, как и многие, вместо того, чтобы действовать, до последнего надеялся, что пронесет. Уж Шми не один раз видела таких. Тех, что прятали голову в песок, надеясь на чудо, даже когда им подносили нож к горлу. Но она лишь язвительно спросила:
        — И ты считаешь, что это банта тускенов? Далеко?
        — Кто ж знает, ночь, ветер… Может несколько километров,  — покосившись на Оуэна и Беру, ответил Клигг, на что женщина лишь страдальчески закатила глаза.
        Сейчас было не время и не место играть в конспирацию. Пусть дети ничего о ней не знают, но что толку, если даже из дому она определила расстояние, не более чем в три-пять сотен метров, что означало возможность нападения в любую секунду.
        — Что ты хочешь от меня, любовь моя? Я слышал банту, но не знаю, сидел ли на ней тускен,  — продолжил тот, обняв Шми.
        — Но были и другие следы,  — смущенно произнес Оуэн, первым не выдержавший импровизированного допроса.  — Доррс[11 - Доррсы - фермеры, соседи Ларссов на Татуине.] говорил, что нашел целую кучу пуду. Навалили прямо на сенсоры.
        От этой новости, Скайуокер немного успокоилась - если противник таким бесхитростным способом срисовывает систему охраны, маскируя свое присутствие дефекацией животных, значит, у них еще есть время. Впрочем, то, что тускены идут на подобные хитрости, тоже настораживало. Народ Песков никогда не отличался стратегическими и тактическими изысками.
        — Еды в пустыне сейчас мало, вот животные и жмутся к фермам,  — явно уже не веря в собственные слова, предположил Клигг.
        — Или тускены подбираются к периметру, и прощупывают нашу систему безопасности,  — озвучила, как ей казалось, очевидные для любого выводы Шми.
        А в следующий миг, как будто подтверждая ее слова, сработала сирена контроля ограды фермы.
        Схватив бластеры, оба мужчины бросились на улицу, отдав "гениальный" с точки зрения Шми, именно в кавычках, приказ: "Оставаться тут, или пойти вооружиться". "Страшно подумать, сколько народа, во время ночных боев, перестреляло друг друга, после подобных команд",  — думала она, успокаивая Беру. Ведь в том, что нападения именно сейчас не будет, женщина была почти уверена. Если конечно тускены не настолько тупы, что посчитают систему охраны вскрытой после третьей засечки, или наоборот, такие гении, что смогли разобраться в ее логике, имея столь мизерную информацию. Сама она, без специального оборудования, справилась бы только на пятой-шестой попытке. И то, благодаря доскональному знанию подобной аппаратуры и психологии татуинских фермеров. А так, лезть на электроограду, где вполне еще могут быть автоматические турели, она бы точно не решилась [12 - Как говорится: "Мой дом - моя крепость". А уж у ДДГшных фермеров в особенности. Яркий пример того, на что способны их охранные системы - смерть матери внегалактического "Чака Норисса" Кайла Катарна, вследствие неисправности боевого дроида предназначенного
для борьбы с грызунами (!). А ведь на Татуине народ посуровее, чем на Салоне.].
        Как и следовало ожидать, горе-контрдиверсанты, после получаса бессмысленных поисков, вернулись ни с чем. Сама-то Шми примерно представляла, каким путем шел тускен, и где его можно было найти, но боялась выдать противнику все козыри, или подтолкнуть к необдуманным действиям, которые, благодаря своей нелогичности, как раз и могли стать самыми опасными. Так что следующая ночь прошла тревожно, и уснуть всем удалось только под утро.
        А с первыми лучами дневного светила, в комнату Шми ворвалось стихийное бедствие по имени Ассажж Вентресс.
        — Мам, вставай! Там тебя Вил не дождался. Учитель, пока ты дрыхнешь, его загоняет, а мне тогда Эрдваныч что-нибудь оторвет!  — с порога заявила она.  — Он ведь ему какой-то жутко секретный проект по линии генштаба поручил… Хотя тебе лучше знать.
        — Лучше бы не знала, доченька,  — вздохнула Шми, с гордостью отметив, что девушка наконец-то стала называть ее мамой, а Квая все еще называет по имени, или учителем.
        Но упоминание того, чем занимался майор Вил, сразу же заставило задвинуть на второй план и материнские чувства к падчерице, и даже странные сны, терзавшие ее этой ночью. А работал он, как и все Управление Стратегического Планирования ГШ ПСОН, ни много ни мало, над адаптацией тактики и стратегии ВС Набу к ведению войны в составе крупной армии, или совместно с ней. Более того, сроки перед офицерами были поставлены запредельные, а заявки, сформированные на основе рекомендаций управлений Тылового и Оружейного обеспечения, секретным указом королевы Сабе, сразу же получали финансирование из резерва казны, минуя любые бюрократические формальности, и даже согласование в Высшем Консультативном Совете.
        Шми даже знала причину происходящего - восемь голограмм с шести планет и пятистраничный отчет об объемах выпуска боевых дроидов Торговой Федерацией, который она собственноручно передала королеве, получив от одного из дроидов личной разведки Эрдваныча.
        — Опять, вы все, в секретность играете,  — обиженно фыркнула Ассажж, так и не дождавшись пояснений.  — Я же вижу, опять какая-то война намечается.
        — Хуже,  — ответила Скайуокер, одеваясь.
        — Стоп-стоп, мам! Ты хочешь сказать, у Республики есть, что противопоставить Конфедерации?  — тревожно спросила девушка.  — Я имею в виду, кроме джедаев… Не наняли же они всех айлонцев в полном составе… Да и не хватит их. Вообще всех наемников не хватит.
        — Тем не менее, в Сенат внесли законопроект о создании армии,  — возразила Шми.
        — И что с того?  — удивилась датомирка.  — Мы, вон, уже десять лет армию создаем, а конца не видно. Или сенаторы думают, что вооруженная толпа, это и есть армия?
        — Но Падме как раз так не думает,  — начала она уводить разговор со скользкой темы.  — Это одна из основных причин, по которым она не согласна с биллем о создании армии.
        — А главная причина - Эрдваныч,  — подмигнув, рассмеялась Ассажж, когда они выходили из комнаты.  — Ты случайно не знаешь, что там затеял мой железный "братец"? Чувствую, если бы он этого хотел, мы бы сейчас не то, что закон, сами бы за создание армии для Республики взялись.
        — Ну, дорогая, ты слишком переоцениваешь влияние нашего "дроида". Впрочем, не спорю, в вопросах обороны, последнее слово почти всегда за ним.
        Разговор на некоторое время прервался, пока Шми умывалась, а Ассажж заваривала им чай. А там, и мужчины подтянулись.
        — Так это, мастер Квай-Гон, вы называете прототипом?  — качая головой и поглаживая запястье правой руки, восхищенно сказал Вил.
        — Это, лишь обычное умение фехтовать, на скорости доступной человеку, не чувствительному к Силе,  — возразил тот.  — Кроме того, сегодня я демонстрировал тебе, что и техника жестких блоков, в сочетании с амплитудными ударами, при использовании клинкового оружия, особенно в исполнении мастера, может быть чрезвычайно эффективной.
        — Ну, не обязательно мастера, и не только клинкового оружия,  — хмыкнула Ассажж.  — Мне после подобной техники Эрдваныча, честно говоря, страшно представить, что будет с джедаями, если те столкнутся с таким же быстрым и сильным противником. По-моему, обычные рыцари, кто не может свободно использовать Силу в бою, имеют все шансы проиграть. Что толку от блока, если противник его легко пробьет, или от уклонения, если тот быстрее?
        — К сожалению, да,  — подтвердил мастер.  — Скорость и предвидение далеко не достаточны, а постоянный самоконтроль, необходимый для использования Силы, сейчас прерогатива немногих, таких, как, к примеру, мастер Винду или мастер Йода.
        — Кончайте с теорией фехтования, и идите пить чай,  — предложила Шми, и, зевнув, добавила.  — Не спалось сегодня. Вил, в Тид не подбросишь?
        — Без проблем,  — откликнулся тот.  — Вас в Академию?.. А то я хотел еще в космопорт заехать. Брик связывался, говорит, кое-какую инфу по моей тематике нарыл.
        — По твоей?  — возмутилась Шми.  — Ну, я ему покажу! Мне он сказал, что выполняет поручение Эрдваныча.
        — Все правильно,  — кивнул майор.  — Один приказал, второй исполнил, и теперь должен предоставить сведения мне.
        — Тогда сразу к Брику,  — решила она.  — Уж из космопорта в Академию как-то доберусь.
        — Наверно, и я с вами,  — попросила Ассажж.  — Мне тут еще мою "птичку" до ума доводить.
        — Ученица, что я тебе говорил про привязанности?  — строго спросил Квай-Гон.
        — Ай, да ладно,  — беспечно отмахнулась та.  — Какие еще привязанности!? Братец-дроид мне, если что, новый подарит. А корабль это инструмент, как и оружие - "Оно бесполезно без тебя, но и ты не сможешь справиться с заданием без него. Заботься о технике, и она тебя не подведет"!
        — Вот даже как?  — вскинув бровь, спросил джедай.  — Значит, мои уроки ты пропускаешь мимо ушей, а то, что говорит наш дроид - между прочим, тоже мой ученик - цитируешь на память?
        — Отчего же? Я все отлично помню: "Джедай не должен иметь привязанностей, ведь утрата того, что тебе дорого вызывает боль и гнев. Возможность утраты вызывает страх. А страх, боль и гнев ведут на Темную сторону", учитель,  — ответила датомирка, вставая из-за стола, при этом, на последних словах, опустившись на правое колено и скорчив забавную гримасу.
        — С такими вещами не шутят, Ассажж Вентресс!  — строго сказал мастер.  — Хватит мне и одного ученика, который восхищается ситскими владыками древности, и рвется обследовать Коррибан.
        — Что, правда?  — воскликнула она, и поспешно добавила.  — В смысле, мне казалось, что он их считает дураками. Как минимум, когда он о них говорит, постоянно указывает на их ошибки, и недочеты их учения.
        — А ну прекратите!  — поежившись, прикрикнула на них Шми.  — Нашли тему для разговора за завтраком! Собираемся, и полетели. Дорогой, может, составишь нам компанию?
        — Наверное, нет,  — подумав, ответил Квай-Гон.  — Что мне там делать? А скоро ученик должен прилететь. Я обещал ему кое-что.
        Сказав это, бывший мастер джедай, поднял перед лицом правую руку, из пальцев которой вырвались ветвистые разряды Молний Силы. Небольшие, всего полметра длиной, они с треском извивались, напоминая змей. На что Скайуокер, знавшая о занятиях мужа в области адаптации приемов Темной Стороны, для использования их джедаями,[13 - Об обстоятельствах появления в руках Квай-Гона голокронов с наработками по данной тематике, рассказывается в прошлой книге.] лишь улыбнулась. Вил в первый момент потянулся к бластеру, но, быстро справившись с удивлением, стал наблюдать за происходящим, с таким видом, будто каждый встречный уже не первый год достает его тем, что выпускает из рук молнии. Одна лишь Ассажж, восхищенно глядя на учителя, воскликнула:
        — Здорово! А меня научите?
        — Возмо… Шми, что случилось?  — оборвав себя на полуслове, спросил Квай-Гон.
        Его супруга напряженно вчитывалась в какое-то сообщение на датападе. Но вот она справилась с волнением, и, кивнув собственным мыслям, решительно стерла текст послания.
        — Что случилось?  — настойчиво повторил он вопрос.
        — Ничего,  — соврала она.  — Кое-кто умер…
        Джедай мог поклясться, что окончание фразы должно было звучать: "…только он об этом еще не знает", но выяснять не стал. После одной из ночей, когда жена вернулась с "семинара на Куате", одетая в легкий бронекомбинезон и увешанная оружием, сказав с порога: "Не бойся, теперь Эни в безопасности", у них случился серьезный разговор. Шми рассказала ему все, ничего не утаивая и не смягчая кровавых подробностей, а он лишь гладил ее по волосам, искренне поражаясь тому, как после всего пережитого, можно не просто остаться человеком, а сохранить в сердце доброту и способность любить.
        С тех пор, по молчаливому уговору, он не лез в ее дела, твердо зная, что та поступит лишь так, как подсказывают честь и совесть. Вот только не переживать за нее бывший мастер-джедай не мог.
        До Тида они долетели всего за двадцать минут - бронированный армейский спидер, несмотря на вес, шел ровно и очень быстро. А в космопорте, у подножия плато, на котором находился город, их ожидала несколько необычная картина: заняв почти полностью одну из посадочных полос, на репульсорах висела туша "Дредноута". Правда, то, что это именно "Дредноут" определить было довольно сложно. Клиновидная, скругленная носовая часть была заменена коробчатой, сложнограненой, а вместо блистеров турболазеров, вдоль бортов тянулись трапециевидные наплывы.
        — "Дредноут"?  — удивился Вил.
        — Очередная безумная затея моего железного братишки,  — хмыкнула Ассажж, и, видя удивление майора, пояснила.  — Эрдваныч нашел каких-то наемников, которые, вероятно от большого ума, купили три демилитаризированных крейсера, и заключил с ними десятилетний контракт на десять миллионов в год, плюс содержание и довооружение их корыт за наш счет.
        — Смотрю, "Перлоты"[14 - Свосьмеренная оборонительная турель https://pp.vk.me/c629405/v629405878/367/08MljdCn05k.jpg, названная в честь дерева произрастающего на Набу.] им уже установили,  — кивнув в сторону свосьмеренных турелей ближней обороны, сказал майор, и стал искать место, куда припарковать спидер.
        — А еще DBY-827 установят,  — подтвердила Шми.  — А то я еще удивлялась, зачем кафедре кораблестроения дали задание на разработку способа установки этих пушек на "Дредноуты". Там такие характеристики! И что примечательно, королевство будет их получать по себестоимости - королева Сабе договорилась с "Taim + Bak". Теперь они нам турболазеры, а мы им концессию на добычу плазмы, которая необходима для синтеза фокусирующих кристаллов, с оплатой лишь налога на недропользование. При этом производители корабельного вооружения вдвойне выигрывают - не тратя кредиты на перекупку плазмы, и защищают свои инвестиции, вооружая нас.
        Но долго рассматривать крейсер они не стали, так как цель их путешествия - НWК-290, или, как его называла Ассажж, "птичка",[15 - Очень скоростной и юркий фрахтовик, с неплохой грузоподъемностью, но без щитов, вооружения и резервного гипердрайва в базовой комплектации. Отчего не пользовался такой популярностью, как корабли YT-серии. Но ГГ, понятно, напичкал его всем необходимым.]  и YT-1760, которым, в данный момент, пользовался отряд Шми, находились в дальних ангарах.
        — Госпожа командир, товарищ майор,  — по-военному поприветствовал их Брик, что в сочетании с нарядом контрабандиста смотрелось несколько странно.  — Давайте пройдем на борт.
        Уже в корабле, капитан передал Вилу инфочип, после чего, оба закрылись в каюте, извинившись перед женщинами и сославшись на военную тайну.
        — Мама, что случилось? Что было в том послании?  — сразу же спросила Ассажж, как только они остались одни.  — Это тебе Эрдваныч опять задание подбросил?
        — Сообщение пришло по его каналу правительственной связи с Корусанта,  — задумчиво ответила Шми, а про себя добавила.  — "Может и он, но скорее тот, кто хотел, чтобы я думала, что это он. А еще вероятнее тот, кто знал, что я это пойму - слишком недостоверно выглядело послание. Впрочем, тот, кто не знал "дроида" достаточно близко, вполне мог допустить подобную ошибку. Вопрос в другом: действовать согласно полученной информации или нет, и что именно ожидает от меня пославший сообщение?"
        — Хотелось бы знать, что в нем?  — не сдавалась девушка.
        — Одна из тех вещей, о которых лучше не знать…  — произнесла она, и, видя, что приемная дочь не собирается отставать, попросила.  — Ассажж, я как-нибудь позже тебе все расскажу. Хорошо? А сейчас, давай займемся твоим кораблем. Ты ведь резервный гипердрайв менять собралась?
        — Ладно,  — нехотя согласилась та, направляясь к выходу из фрахтовика.  — Братец мне зачем-то резервный аж четвертого класса поставил, а в корабле, после щитов и турелей, и так места нет… А тебе в Академию не надо?
        — Как-нибудь, без меня сегодня обойдутся,  — махнула рукой женщина.  — Я что, не имею права помочь дочурке?
        Пока они, при помощи шести ремонтных дроидов и дроида-грузчика снимали гипердрайв четвертого класса, а на его место ставили втрое меньший по размерам агрегат-десятку, а потом обсуждали отделку салона и кают, время до вечера пролетело незаметно. И лишь иногда Ассажж замечала, что Шми чем-то взволнована, и что-то напряженно обдумывает, но больше, зная характер мачехи, спрашивать не пыталась, о чем, впрочем, потом часто жалела.
        А сама Скайуокер, тем временем, не могла избавиться от ощущения дежавю. Она даже знала, где видела подобное - в снах, что терзали ее последние несколько ночей. Но здесь уже она пыталась избежать правды и спрятать голову в песок, прикрыться мирной жизнью от смертельной угрозы.
        — Ассажж, я, наверное, полечу домой,  — наконец приняв решение, сказала Шми.  — Что-то нездоровится.
        — Хорошо, мам,  — отозвалась датомирка занятая настройкой навигационной системы своего корабля.
        Девушка еще час провозилась с электроникой, но потом плюнула, и, взяв на стоянке космопорта наемный спидербайк, рванула домой - уж слишком сильны были нехорошие предчувствия, которые подтвердились сразу же, как только она перешагнула порог. Дом был пуст. Но главное, исчезло содержимое сейфа, где ее мачеха хранила броню и оружие.
        Вновь запрыгнув на спидербайк, Ассажж помчалась назад в космопорт Тида, где застала отряд Брика за предполетными сборами. А вбежав по откинутому пандусу внутрь корабля, столкнулась со Шми, которая как раз складывала кофры со снаряжением в ниши для контрабанды.
        — Не надо, дорогая,  — сказала Скайуокер, прежде чем джедайка сказала хоть слово.  — Это только мое дело. Не твое.
        — Но Шми, я могу быть полезной! Ты же знаешь, я неплохой боец, и я уже убивала разумных. Я не буду обузой,  — понимая, что говорит не то и не так, попросила она.  — Ты не понимаешь, в этот раз у меня действительно плохое предчувствие. Я боюсь за тебя, мама.
        — Не надо,  — повторила женщина.  — В том, что я должна сделать, боюсь, сила, во всех смыслах, не будут иметь значения. А по поводу страхов, дочка, главное не поддаваться им. Страх туманит разум и порождает сомнения, что ведут к поражению. Ведь, если выживание в критической ситуации целиком зависит от навыков и инстинктов, то для достижения цели необходимо каждое свое действие подстраивать под необходимый результат, отбросив сомнения, и невзирая на последствия, сколь тяжкими бы они ни были - идти вперед, и не оглядываться.
        — Я запомню,  — пообещала Ассажж, и, успокаивая себя тем, что это далеко не первая авантюра ее мачехи, и что раньше с ней ничего не случалось, пошла к выходу, пожелав на прощание.  — Удачи, мама Шми, и да пребудет с тобой Сила.
        — И с тобой, дорогая моя.
        Последние бойцы отряда пробежали мимо нее, и грузовая аппарель закрылась. Фрахтовик оторвался от пола ангара, и, плавно скользя на репульсорах, поплыл к воротам. А еще через две минуты крохотная точка исчезла в океане расплавленной бронзы закатного неба. Оставив лишь запах озона и одиноко стоящую посреди опустевшего ангара джедайку.
        — Ну вот,  — вздохнула она.  — У всех приключения, а я одна тут, ситх знает, чем занимаюсь.
        Тем временем корабль Шми вышел из гравитационного колодца планеты, и, скорректировав курс, ушел в гипер. Им еще предстояло уйти за пределы области контроля гипермаяков, и, выполнив серию прыжков, уйти от возможного слежения, несколько раз изменить адаптивную окраску корпуса, идентификационные номера и коды, чтобы окончательно затеряться среди миллионов других фрахтовиков, что наполняют гипермагистрали Галактики.
        И лично для Шми, это означало одно - ожидание и бездеятельность. Но самое страшное, вновь, эти невероятно реальные сны. И сны вернулись уже следующей ночью, точнее, в период "ночи" по корабельному времени.
        Встав с постели, Скайуокер тяжело вздохнула. Не нужно было быть тактическим гением, чтобы просчитать план тускенов, но от этого было не легче. Ларсы обречены, и добряк Клигг, и упрямый мальчишка Оуэн, и милая девочка Беру не встретят следующего рассвета - это она знала точно.
        Но хуже всего было другое. Ее муж и пасынок сами хотели приблизить собственную смерть и превратить в ад последние часы жизни девочки. В том, что на пути к ферме Доррсов их гарантированно ждала засада, Шми не сомневалась. Во всяком случае, сама бы Скайуокер, на месте пустынников, поступила бы именно так - постаралась бы максимально ослабить силы обороняющихся перед атакой. Уж кто-кто, а она не недооценивала противника, тем более что до сих пор тот действовал очень грамотно, с учетом того, что в его распоряжении находились плохо вооруженные полудикие кочевники, конечно.
        В начале, разведка оборонительных систем цели атаки, затем психологическое давление на обороняющихся, с целью заставить нервничать и ошибаться, и, наконец, наступившая прошлым вечером тишина, что еще больше напугала умных, и вселила ложные надежды в сердца дураков. Теперь ослабление сил обороняющихся путем атак на группы вышедшие на разведку или пытающиеся покинуть объект. А следующей ночью - штурм. И сил у тускенов явно достаточно, чтобы взять ферму. Во всяком случае, так считала женщина, и корила себя за легкомысленность, как и за то, что не предупредила Клигга и Оуэна.
        Но, с другой стороны, не было гарантии, что они послушают ее - очевидное для нее, не было таким для простых фермеров. Да и пренебрежительное отношение к тускенам, как к двуногим животным, очевидно, помешало бы. А главное, время было упущено, и Шми рассудила: уж лучше самоуверенность, чем паника и страх.
        Пройдясь по комнате, она прислушалась к тихой беседе мужа и пасынка, вгляделась в лицо мирно спящей Беру, и, приняв решение, стараясь ничем не выдать волнения, прошла на кухню.
        Собственно, терять ей было уже нечего. Тем более что тускены пришли явно за ней. Точнее, их прислали за ней.
        "А что, практично и недорого. Группа ликвидаторов-профессионалов стоила бы дороже",  — отстраненно подумала она, пряча под одеждой пару ножей, и кладя на дно корзины старенький бластер - бластерные ружья больше понадобятся Клиггу с Оуэном, а ей длинноствольное оружие в этот раз будет только мешать.
        Вспомнились слова одного из тех людей, кого она страстно мечтала убить, но так и не убила: "Запомни, мелкая тварь, если хочешь посеять хаос в рядах врага, убей лидеров и тех, кто может принимать решения. Ты всегда узнаешь их - это легко. Если не сдохнешь раньше! А затем. Затем заставь каждого чувствовать страх. Для этого не нужно убивать многих, достаточно заставить многих знать, что их жизни сейчас в твоих руках. И не дайте тебе боги, Сила, или во что ты там веришь, убить тех, кто сеет панику. Если я увижу подобное, ты им сама позавидуешь".
        — Ты куда, дорогая?  — спросил Клигг.
        — Схожу, соберу грибы на влагоуловителях,  — как можно беззаботнее ответила она.  — Ты же знаешь, если их вовремя не обрывать, грибница перестанет расти, а то и начнет выделять яд. Что будет, если соседи узнают, что мы покупаем грибы?
        — Ты права, конечно. Тускены тускенами, а позор на всю округу нам будет обеспечен,  — поразмыслив, сказал тот.  — Только ты там поосторожнее. Вдруг какой-то из дикарей отбился от своих, и шатается по округе? Может Оуэн проводит тебя?
        — Уж это точно лишнее. Я и сама дойду. Здесь недалеко. Вы же с утра обходили периметр?  — стараясь не выдать волнения, произнесла она, нисколько не веря в следопытские таланты мужа.
        — Ладно, иди. Но поосторожнее там,  — напутствовал ее Клигг, возвращаясь к чистке бластера.
        А женщина, выйдя за дверь, направилась к влагоуловителям.
        Четверых поджидавших ее тускенов, Шми вычислила еще метров за пятьдесят до второго конденсационного агрегата. Конечно, она могла бы перестрелять их прямо на месте, но, во-первых, поднимать шум не хотелось, а во-вторых, не хотелось тратить драгоценное время на поиски основных сил противника. Так что, подойдя к основанию влагоуловителя, она, поставив перед собой корзинку и присев на корточки, стала изображать сбор грибов.
        Первый из нападавших прыгнул на нее сзади, пытаясь своим весом придавить невысокую женщину. Но та, одним движением выхватив из корзины бластер и перевернувшись на спину, встретила его ударом ноги под дых, перебросив через себя моментально обмякшую двухметровую тушу. После чего, продолжая кувырок, вскочила на ноги, и, поднырнув под удар гаддерфая[16 - Традиционная монтировка тускенов, имеющая в их культуре глубокий смысл и значение. Изготавливается из говна и веревочек металлических труб и прочего металлолома, которым побрезговали джавы.] второго, нанесла ему удар рукояткой бластера в висок, вминая осколки хрупкой кости в мозг.
        Отбросив уже мертвое тело, что начало содрогаться в конвульсиях, на его товарища вооруженного винтовкой, Шми в развороте нанесла удар правой ногой в вооруженную гадерффаем руку последнего противника, что, благодаря сложению скоростей встречных ударов, не только выбило у того оружие, но и превратило кисть руки того в кожаный мешок с осколками костей. Завершил комбинацию, удар рукоятки в услужливо подставленное скрючившимся противником темя.
        Тем временем, вооруженный винтовкой тускен все-таки выбрался из-под тела мертвого соплеменника, и, видимо, тоже не желая поднимать шум, выхватил нож, и бросился на женщину. Что опять-таки не принесло ему успеха. Перехватив левой рукой запястье его правой руки, она наотмашь ударила бластером по визирам маски, разбив стекло левого окуляра, и сдвинув правый так, что пустынник начисто лишился обзора. А потом, на возвратном движении пробила ему бицепс правой руки, и со всей силы нанесла удар между ног.
        Собрав оружие, и подняв пинками двоих выживших врагов, Скайуокер, указав бластером на мертвые тела, а затем на пустыню, сказала на ломаном тускенском:
        — Нести. Вести. Ваш главный. Бегом.
        Кое-как подняв трупы и оставленные им гадерффаи, оба оставшихся в живых тускена, что-то тараторя на своем языке, и оглядываясь на нее, поковыляли вперед, попытавшись по своему обычаю двигаться след в след.
        — Стороны. Ходить. Быстро!  — вновь прикрикнула на них Шми.
        Она не без оснований полагала, что такие горе-следопыты, как Клигг и Оуэн, одиночную следовую дорожку могут и не заметить. "Главное, чтобы следом не поперлись!" - успела подумать она, надеясь, что те, увидев ее исчезновение и следы тускенов, соберут окрестных фермеров, и организуют оборону. Тем более что теперь путь к ферме Доррсов был свободен, а кочевникам некоторое время будет не до них.
        Путь через пустыню дался ей тяжело - сказывались долгое отсутствие тренировок и возраст - пятьдесят лет, как-никак. Так что уже через полчаса, оставив позади пять километров, Шми попросту выкинула трофеи в песок, молча злясь на раненых пленных, которые, даже неся трупы, поддерживали неплохой темп, не подавая виду, что устали. Хотя, может и подавали, но за масками и глухой одеждой, этого видно не было. А еще через двадцать минут, когда от гор их отделяли лишь несколько рядов дюн, Скайуокер скомандовала привал.
        — Яма. Копать!  — приказала она, кивнув на трупы, и уселась на раскаленный песок.
        И когда пленные вырыли небольшую яму, расстреляла их. Уж уподобляться героям голобоевиков и в одиночку бросать вызов толпе она не собиралась. Достаточно было того, что примерное местоположение лагеря тускенов уже было понятно.
        С трудом стянув тела в яму и присыпав песком, чтобы не привлекать внимание наблюдателей, которых могут насторожить кружащие над трупами стервятники, Шми побежала вдоль гор, забирая вправо. А через десять минут свернула в одно из ущелий, чтобы зайти к вражескому лагерю с тыла.
        Двое дозорных на скале умерли практически мгновенно, когда со скального выступа на них спрыгнула невысокая женщина с двумя ножами в руках. Та же участь постигла еще одного часового, сторожившего тропу, ведущую в каньон, на дне которого расположились отряды тускенов.
        Их было около трех сотен. И что характерно, они явно готовились к нападению на фермы - нигде не было ни навесов, ни костров, даже бант, каковых было более сотни, не расседлали. Но и об обороне пустынники не забыли, расставив часовых на окрестных скалах, и натянув поперек каньона со стороны ферм трос - очень простое, но от того не менее действенное средство против открытых спидеров и спидербайков - основных транспортных средств татуинских поселенцев.
        Лидера тускенов Шми заметила почти сразу, и то, что она увидела, ей не понравилось. Рослый гуманоид в традиционной одежде Народа Песков, явно не был одним из них - все движения и манера держаться выдавали в нем офицера "цивилизованной" армии, или наемника. И самым скверным было то, что с двух сотен метров попасть в него, из старенького бластпистолета, нечего было и думать. Впрочем, даже не выбрось она тускенские винтовки, стрелять бы она не стала. Это не дало бы нужного эффекта.
        Да, она бы пристрелила командира, в суматохе и панике смогла бы снять еще троих-четверых, ведь тускенская поделка однозарядная, плюс нескольких во время снайперской дуэли. Но на этом все. Тускены были отличными стрелками, досконально знали окружающие горы, и их банально было больше, а главное, это бы лишь ускорило их атаку на ферму - если те согласились с командованием чужака, значит им, крепко промыли мозги, и ликвидация лидера на планы не повлияет. Другое дело страх.
        — Мамочка, папа, скоро свидимся,  — прошептала Шми, и решительно двинулась вниз по склону, скрываясь за валунами и изгибами склона.
        Крики суматоха в лагере, вызванные находкой двух зарезанных воинов, в первый момент вызвали у тускенов замешательство. Но оно быстро сменилось ужасом, когда, то тут, то там стали находить новые трупы. И вот, когда многие готовы были поверить, что это злые духи, несмотря на дневной свет, пришли их наказать, прямо посреди стана появилась человеческая женщина, вооруженная ножом и бластером. Но то, что произошло дальше, лишь усилило ужас.
        Та, на глазах у всех, всего за пару минут убила непобедимого Воина-с-Неба и нескольких лучших бойцов племени, охранявших его. Плетя замысловатое кружево невиданного танца, вождь и странная женщина обменялись выстрелами из огневого оружия, легко уходя от сгустков огня соперника, а затем сошлись в поединке, в котором лишь опытнейшие из воинов успевали уследить за необычным гадерффаем вождя с двумя лезвиями и парой ножей в руках у нападавшей, которыми она и сразила того.
        Возможно, кто-то другой на их месте бросился бы бежать, крича о вселившихся в женщину-человека злых духах, но воины песков мгновенно поняли, кто противостоит им - та, ради захвата которой Духи Предков и прислали Воина-с-Неба - важная шаманка захватчиков, отнимающих у Народа Песков их воду и земли. И тогда, сердца воинов преисполнились ненависти, и они пошли вперед, погибая под сгустками огня и лезвиями ножей.
        А сама Шми Скайуокер в это время прощалась с жизнью. Да, ей удалось, скрываясь среди камней и бродивших по лагерю бант, незаметно зарезать пятерых кочевников до того, как ее обнаружили, да, удалось разделаться с ублюдком-наемником, судя по глефе, которой тот был вооружен, и стилю боя, из Солнечной Гвардии - недаром он так легко ушел от ее огня, качая "маятник",[17 - Метод перемещения в бою, представляющий собой непрерывный уход с линии прицеливания противника, путем перемещении корпуса или всего тела из стороны в сторону. ИРЛ, многими считается сказкой, но в ДДГ, почем бы и нет. Пример "качания маятника" можно увидеть в фильме "Момент Истины", или в over9000 видео "спецназовской" показухи на YouTube.] и заставляя ее саму уйти в нижнюю акробатику,[18 - Комплекс приемов предназначенных для ухода с линии огня, подбора оружия, сближения с противником, ухода за укрытия и т. д. заключающийся в падениях, кувырках, перекатах, переползаниях и т. п. которые позволяют неожиданно сократить видимый силуэт цели, ее высоту или направление движения. Многие методы 100 % работают. Увидеть можно там же.] но
справиться в одиночку с толпой, нечего было и думать.
        Пока ее спасало лишь то, что тускены отчего-то бросились на нее все вместе, мешая друг другу и не давая вооруженным ружьями собратьям ее подстрелить. Шми, сжимая в обожженной руке вновь подобранный раскаленный бластер, и, пытаясь ножом отводить удары, от которых не успевала увернуться, сквозь заливающую глаза кровь из разбитой головы и рассеченной брови, все выцеливала одну фигуру в тряпье за другой, и раз за разом давила на спуск. Она даже успела убить или ранить не менее десятка противников.
        Но вот, накопитель оружия разрядился, и она, отбросив бесполезную железку в очередной ненавистный визир на замотанной тряпками роже, бросилась в самую гущу врагов, в надежде захватить с собой еще хоть одного. Она пропустила уж несколько ударов гадерффаев, и продолжала биться стоя на одном колене, с обвисшей плетью сломанной рукой, когда очередной удар, на этот раз в голову, отправил ее в темноту.
        Приходя в себя, Скайуокер надеялась, что окажется в каюте своего корабля, но раз за разом ее встречали лишь боль и ослепительно белый свет Тату, напоминающих пару злобных глаз, глядящих прямо в душу. И лишь в забытьи она находила покой, видя такие родные картины из детства, ощущая тепло материнских рук, слыша уже забытый уверенный бархатный голос отца, или менторский тон Пилиппы, за которым, как она знала, лишь любовь и забота. Часто она видела сына - взрослого и сильного, настоящего воина. И еще ту девочку, что когда-то он привел в их дом. Она знала, они с Эни любят друг друга. Но забытье вновь сменялось болью, и казалось, это никогда не кончится.
        Лишь однажды, сквозь боль и ослепительный свет Тату, появилась смутно знакомая статная фигура.
        — Ты надеялась, что мы забыли про тебя, Безымянная?  — спросил тот.
        — Да пошли вы!..  — попыталась крикнуть она, но из иссохших губ, покрытых коркой запекшейся крови, вырвался лишь стон.
        — Грубишь? Я ничего другого от тебя не ждал. Ну да ладно. Я дам тебе выбор. Мы можем забрать тебя. Только поклянись в верности моему учителю, и все закончится. Еще, ты можешь стать воином Народа Песков, они очень хотят, чтобы ты повела их в битву с захватившими их мир чужаками. Мы не будем возражать, тем более, это было одной из задач нашего человека, которого ты убила. И третье, ты можешь умереть здесь. А это случится очень скоро, обещаю. Ты и так продержалась дольше обычного. Твой выбор?
        — Да пошел ты! Я не буду служить вам! Я и так слишком часто предавала,  — наконец смогла произнести она.
        — Всего один раз?  — удивленно вскинул бровь собеседник.
        — А этого недостаточно?..  — возразила Скайуокер.
        — Возможно. Но ты, так или иначе, служишь нам, и всегда служила. Даже смерть не избавит тебя от этого,  — торжественно произнес тот.
        — А это мы еще посмотрим, граф,  — сказала она, внутренне ликуя от того, как удивился ее собеседник при упоминании собственного титула.
        Но тот быстро справился с удивлением, и пообещал:
        — То, что ты знаешь, кто я, уже ничего не изменит. Все кто дорог тебе, или служат нам, или будут служить, или умрут. Другого пути нет.
        — Есть…  — из последних сил попыталась прокричать Шми, но провалилась в черную бездну забытья.
        Очнувшись, несколько минут бездумно смотрела на металлический потолок каюты летящего сквозь гипер YT-1760.
        — Брик, сколько до выхода?  — спросила она в интерком.
        — Два часа десять минут,  — спустя минуту сонно отозвался капитан.
        — Отлично. Подготовь к тому времени спецаппаратуру,  — приказала Скайуокер.
        — Есть, подготовить!  — гораздо бодрее отозвался тот.

        Глава 2

        Рано утром, когда все еще спали, я, взяв спидербайк, покинул усадьбу Квай-Гона и направился в Тид. За ночь удалось немного успокоиться, и сейчас даже настройки распределения вычислительных ресурсов между эмоциомоделирующей матрицей и остальным софтом рискнул вернуть к нормальному уровню.
        Шми, как и прежде, на связь не выходила. Но зато удалось отыскать одно ее сообщение недельной давности, оставленное на форуме корусантских "бомбил". В нем значилось: "Железный, есть мнение, что хозяин конкурентов работает налево. Темнит, а возможно, сменил цвет на красный. Учти это. С ним разбирайся сам, у меня как раз левый заказ подвернулся, Серая". В переводе на нормальный язык, это означало: "Эрдваныч, по непроверенной информации, лидер КНС граф Дуку является ситхом или темным джедаем и работает на неустановленную третью сторону. Организуй проверку данной информации и учитывай ее в дальнейшем планировании. Самостоятельно проверить или принять меры не могу, ввиду выполнения задания. Полученное задание вероятно провокация третьей стороны. Продолжаю работать с учетом этого. Шми Скайуокер".
        В принципе, лично для меня то, что граф Дуку ситх, новостью, ясное дело, не было, как и то, что Шми должна была легко определить достоверность моего сообщения. Уж что-что, а систему маячков в виде ошибок, опечаток и определенных речевых форм, я ввел уже давно, и постоянно обновлял.[19 - Реально используемые методы защиты информации, сообщений, документов и так далее от подделки. Очень трудно выявляются и, если нет достаточного количества материалов для анализа, практически гарантируют невозможность подделки.]  Другое дело, что она могла банально не справиться, особенно учитывая то, кто против нас играет - Сидиус мог просчитать любую реакцию, и соответственно подготовить ловушку. Радовало только то, что Скайуокер, по всей видимости, не собирается самостоятельно копать против ситхов, реально оценивая свои возможности.
        Проблема заключалась в другом: Шми категорически не хотела воспользоваться нашей помощью. А значит, мне сейчас оставалось одно - ждать. И надеяться, что Ордо Механикус, которым я сразу же поставил задачу ее поиска в качестве приоритетной, найдут чистильщицу раньше, чем с ней что-то случится, или неожиданно появится какая-либо иная зацепка.
        Закладывая вираж, чтобы облететь остатки очередной древней статуи, я решил пока отложить эту проблему, и некоторое время просто наслаждался скоростью и живописным видом, по которому, за два года на Корусанте уже успел истосковаться. Тем более, и вид был замечательный. Рассветные лучи уже золотили вершины холмов и статуй, а внизу еще царил синеватый сумрак. На миг я даже забыл, что являюсь дроидом, так классно работали газоанализатор и емкостной "тактильный" сенсор, вместе с личностной матрицей, даря ощущение ветра бьющего в лицо и запаха луговых трав. Не зря я на их отладку столько времени угрохал!
        — Ну вот, так мне больше нравится!  — радостно сообщила Оникс.  — А то все хмурый и сердитый ходишь. Можно мне посмотреть?
        — Лови картинку и наслаждайся!  — ответил я, открываясь Силе, и пытаясь передать живому кристаллу, установленному в мой корпус всю полноту собственных ощущений.
        — Знаешь?..  — через пару минут задумчиво произнесла та.  — Ты все же прав, мне надо больше работать над взаимодействием с дроидным телом. Это так… так необычно и здорово. Я сама, без помощи так же хочу!
        — Слушай, Оникс, а как ты воспринимаешь окружающее? Можешь показать?  — поинтересовался я.
        — Легко,  — ответила кристалл, и на меня обрушилась волна ее радости и ее видение окружающего, похожее на то, как я воспринимал мир в Силе, но намного более детальное. Не просто картинка, а полноценный букет ощущений Силы, отличный от всего, что я когда бы то ни было ощущал.
        — Учитель, ты нас убьешь!  — воскликнула она спустя минуту, резко разорвав связь в Силе, а я едва успел отвернуть в сторону, облетая пасущегося шаака, в которого едва не врезался, занятый новыми ощущениями.
        — А здорово получилось,  — сказал я.  — Только в следующий раз попробуем это в более контролируемых условиях. Надо бы подумать, как бы нам наши способности в сфере восприятия объединить, и как такую "многоканальность" в бою использовать.
        — Может я не права, но мне всегда казалось, что джедаи миротворцы?  — спросила она через какое-то время.  — А ты, по-моему, только и думаешь, как что-то использовать в бою.
        — А разве одно другому мешает?  — вопросом на вопрос ответил я.  — Вот кто такой миротворец? Правильно, тот, кто может не допустить начала конфликта, а если тот начался, прекратить его. Тем или иным способом, включая военный. Грубо говоря, поотшибать рога агрессору. А для этого необходимо иметь над ним преимущество, не важно в грубой ли силе, в хитрости ли или в лучшем оружии. Но два последних варианта предпочтительнее. Вот для этого и необходимо находить все, что можно использовать или себе на пользу, или врагу во вред.
        — Кажется, поняла,  — сосредоточенно ответила Оникс.  — Куда мы сейчас?
        — К сенатору Амидале. Надо многое обсудить в свете предстоящей войны и самодеятельности Шми.
        — Войны?  — удивилась падаван.
        — Ее самой. Вот тебе и задача на сегодня,  — довольным тоном сказал я.  — К вечеру подготовишь доклад, основываясь на том, что ты знаешь, или узнаешь сегодня, с конкретными выводами: почему война в ближайшие месяцы неизбежна, или наоборот невозможна. Вдруг я просто хочу тебя проверить?
        — Но… Но как же? Я даже…  — попыталась возмутиться она.
        — У тебя двенадцать часов, Оникс. Думай,  — на всю катушку пользуясь привилегиями наставника, строго сказал я.
        Уж чего я точно не хотел, так это повторять ошибки джедаев, которые в военном деле были полными нулями, а в политике откровенно "плавали". Если и дальше в Республике джедаи будут командовать армиями, то так дело не пойдет. Оттого я и учил Оникс мыслить стратегически, а до того, при помощи и всеобъемлющей поддержке Шми, организовал для Вентресс прохождение полного курса военной Академии. Во всяком случае, ни один разумный в ПСОН не мог сказать, что датомирка сейчас носила капитанский значок незаслуженно. И пусть из Ассажж полноценный генерал может и не получиться, но то, что уровень батальон-полк она потянет, я не сомневался.
        А по приезду во дворец, случился небольшой инцидент. Я как раз припарковал спидербайк на небольшой служебной стоянке - большая часть служащих королевской администрации жила неподалеку, а то и в самом дворце, и в транспорте не нуждалась - и направился к входу, когда по каналу дворцовой гвардии пришло сообщение о конфликте на пятом посту охраны, том самом, к которому я и шел.
        Прибавив скорость, уже через пару секунд я застал следующую картину: группа крепких мужиков настойчиво пыталась попасть во дворец, а охрана их, понятно, не пускала.
        — Это что тут происходит? Симон, вы что там, породу по назначению употребляете? Королевский дворец, это не курилка и не проходной двор! Вот, написано: "прием подданных и посетителей с 9-00 до 19 -00", или читать разучились!?  — прикрикнул я на коренастого саластанца управляющего одной из спайсовых шахт с Рори, которого неплохо знал, и даже уважал за честность и профессионализм.
        — Хозяин! Тут дело такое. Изловили мы этого,  — с этими словами, крепыш, с лицом похожим на стопку блинчиков, вытолкал вперед худого дрыща с явными следами побоев на крысиной морде.  — Хотели КСБ сдать, или нашей Амидале показать, чтобы он ей в лицо сказал, значит… Говори, мразь, кого ты шлюхой обзывал!  — неожиданно закричал тот, врезав худому по почкам, и, как ни в чем не бывало, продолжил, обращаясь ко мне.  — А эти, гвардейцы нас не пускают.
        В общем, картина оказалась простой и понятной. И уже далеко не первой подобной. Новый работник, вместо работы принялся агитировать "за советскую власть", в смысле, против королевской власти Набу. А дальше, почти как в песне: "Там на шахте спайсовой паренька приметили, в морду с левой съездили, повели в забой…" Ничего толком, что понятно, сами выяснить не смогли, а местные правоохранители браться за это дело не стали, за отсутствием состава преступления - вот и решили везти на Набу, чтобы КСБ разбиралось.
        Тут надо сказать, что я не врал Палпатину, говоря, что у нас со спайсодобытчиками все благополучно, лишь чуть преуменьшил. Зачем ему знать, что недовольны нами только околомафиозные деятели из высшего руководства Шахтерской Гильдии Лун Набу, а простые работяги лично меня кроме как "Хозяином" не называют, причем уважительно, или готовы за кривое слово в адрес Падме или Сабе без разговоров закопать оппонента.
        Собственно все началось через год после экспроприации "Сверхдальнего", когда у Амидалы возник конфликт с шахтерами из-за беженцев, которых наша добросердечная королева охотно принимала на планетах сектора. На первый взгляд, все выглядело просто и понятно: переселенческие корабли, заполнив единственный крупный космопорт Рори, срывали спайсодобытчикам графики поставок сырья. Но я собственной железной задницей чувствовал, что тут есть что-то еще. И таки докопался до сути.
        Как оказалось, срыв поставок был лишь поводом для шахтеров выразить свое недовольство. Представьте, здоровые мужики пашут на вредном и опасном производстве от звонка до звонка, живут в общагах по шесть-восемь человек в комнате, жрут, что хатт пошлет, все ради того, чтобы заработать немного денег. А тут привозят каких-то бездельников, за счет королевства строят им дома, дают пособие лишь чуть меньше, чем они зарабатывают. Я даже удивился, как в таких условиях погромы не начались.
        В общем, проблема простого решения не имела - против урезания финансирования переселенцев категорически выступала королева и "демократическая общественность", а повысить уровень жизни шахтеров не давали коррупция в руководстве гильдии и общий настрой рабочих, которые воспринимали свою работу, лишь как временный способ скопить немного кредитов. Дай мы им деньги, и вокруг шахтерских поселков моментально выросли бы питейные и игорные заведения, вкупе с борделями. А это значило криминализацию луны, чего никому не хотелось.
        Так что пришлось брать ситуацию в свои манипуляторы, а именно, собирать вместе руководителей гильдии, их фактических хозяев в лице ОПГ Нал Рака и лично Борво Хатта, Амидалу и ее советников по вопросам промышленности и экономики, и заставлять первых стать легальными бизнесменами, немного поделившись властью, но получив взамен кратное увеличение прибылей, плюс совершенно другое отношение со стороны властей королевства. И это удалось! Буквально через месяц, мы учредили ОАО "Набуанская Горнопромышленная Корпорация".
        Корпорация, в течение следующего года инвестировала в Рори, страшно представить, триста семьдесят миллионов кредитов, построила два обогатительных, и еще два фармацевтических комбината, семь новых шахт и грузовой космопорт. А главное, всю сопутствующую инфраструктуру: дома, дороги, магазины, школы, больницы, и т. д. При этом конечно, возник недостаток рабочей силы, но, как я и планировал, он был почти полностью перекрыт теми самыми беженцами и еще семьями шахтеров, которые те, видя, что новые условия жизни лучше, чем дома, стали массово перетаскивать на Рори. И, что еще важнее, полностью снялся вопрос неприязни между ними - трудно ненавидеть человека, с которым вместе трудишься, особенно, если при этом ухаживаешь за его, скажем, дочерью.
        К слову, по количеству браков и новорожденных на тысячу жителей, Рори уже второй год занимала первое место в секторе. Что неудивительно, большинство шахтеров были молодыми парнями, еще не успевшими жениться, в то время как в семьях переселенцев и дочерей именно того возраста, что надо, и одиноких женщин, зачастую вдов, более чем хватало. И никто ни у кого не висел на шее - работы хватило всем.
        Но то, что кто-то подсылает агитаторов, настораживало. И самое обидное, мы не могли выйти на организаторов провокаций, ведь сами исполнители были идейными придурками, искренне считающими, что борются за правое дело, а то и верящими, что сами додумались нести правду в среде забитых и эксплуатируемых шахтеров. Конечно, можно было списать все на происки Палпатина, но не получалось, потому как прежнее руководство, я чувствовал, тоже вовлечено. Их-то лишили кормушки, а жить на зарплату топ-менеджеров они не привыкли. И ведь даже попытаться украсть не могли, уж Борво Хатт за этим следил крепко, и свои законные 45 % от чистой прибыли корпорации никому отдавать не собирался, ведь это значило потерю статуса, который, помимо утроения доходов, наиболее наглядно отражался в габаритах слизняка, не способного в последнее время передвигаться без посторонней помощи. А это у хаттов было верным признаком того, что у владельца туши дела идут замечательно.
        Вызвав дежурный наряд КСБ, и тепло попрощавшись с шахтерами, я, выяснив у "Стражниц", что королева и Падме только проснулись, прошел в свою лабораторию, куда вызвал Джей и Второго. Конечно, исчезновение Шми серьезно нарушало мои планы, но оно лишь укрепило мою решимость обезопасить остальных. Для чего нужно было срочно закончить один мой старый проект, который все два года, что я находился с Падме на Корусанте, реализовывался, что называется, спустя рукава, и активизировался лишь десять дней назад, сразу после разговора с Палпатином. Хорошо еще, что все необходимое было под рукой или давно приготовлено, а основную работу сделали специалисты ТДИК, оставив мне, так сказать, нанести финальные штрихи. Которыми я и занимался почти два часа, ругая себя, что не уделил этому время раньше. Сейчас ни в чем нельзя было быть уверенным, ведь события могли "помчаться вскачь" в любую минуту, а потому нужно было быть готовым ко всему.
        Но все прошло удачно, и я, со спокойной совестью направился в новый кабинет Амидалы, где как раз пили чай бывшая и действующая королевы.
        — Ваше величество, госпожа сенатор,  — поклонился я, входя в помещение.  — Во-первых, хочу пожелать вам доброго утра….
        — А, во-вторых, сообщить, что мама Энакина твой ассасин, и она исчезла!  — набросилась на меня Падме.  — Если бедная женщина имела в прошлом подобные темные страницы, это не означает, что ты можешь ее использовать для своих сомнительных дел! Это аморально и безнравственно. Ты мог хотя бы мне сообщить?
        — Нет,  — спокойно ответил я на риторический вопрос.  — Я сам об этом не знал, пока она не освободила Энакина на Нар-Шаддаа, и до сих пор ничего о прошлом Шми не знаю, кроме того, что за ее попаданием в рабство, так, или иначе, стоят ситхи.
        — Что!?  — в один голос воскликнули обе девушки, и Падме, тяжело вздохнув, продолжила.  — Эрдвашенька, ну ладно, можешь просто рассказать все, что знаешь?
        Экс-королева неплохо изучила меня, и знала что от начальственного авторитета в подобных ситуациях толка не больше, чем от простой просьбы - я все равно не скажу больше, чем собирался, а возможно и меньше. В общем, я решил ее не разочаровывать.
        — Так и быть, расскажу все, что я знаю,  — ответил я.  — Шми Скайуокер, впрочем, я уверен, это не ее настоящее имя, 928-го года рождения, родилась в обеспеченной семье, и в детстве получила блестящее техническое образование. Каким-то образом в молодости, вместо занятий наукой и техникой, а может и параллельно им, что маловероятно, стала чистильщиком неустановленной организации. Примерно двадцать лет назад попала в поле зрения ситхов, и примерно тогда же родила Энакина от неустановленного отца. По неизвестной причине, не была ликвидирована, а вместо этого, переправлена на Татуин в качестве рабыни, где находилась под наблюдением местного криминалитета. У которых мы, собственно, ее и отбили. Прибыв на Набу, приняла подданство королевства, и стала жить в гражданском браке с бывшим мастером-джедаем Квай-Гоном Джином, занимаясь научной и организационной работой в Королевской Академии Планетарных Сил Обороны. Со временем, в инициативном порядке стала проводить спецоперации, направленные на обеспечение безопасности ее сына. После чего, по моей инициативе получила отряд "Личной Гвардии" под командованием
на тот момент лейтенанта Брика. Перед которым ставились задачи содействия госпоже Скайуокер в ее операциях, а также ее охрана и негласное наблюдение. Лично я, получая информацию от КСБ и по своим каналам, периодически информировал Шми о потенциальных угрозах жизни и здоровью Энакина, которые она успешно ликвидировала. Кроме того, она сама и ее отряд привлекались для выполнения спецопераций в интересах Королевства Набу. В основном, это были шпионаж, доставка информации и наблюдение за объектами и ключевыми фигурами, так или иначе затрагивающими интересы королевства. Детальный отчет я могу представить в течение ближайших двух часов.
        — Знаешь, Падме, если это действительно так, то причин ругать Эрдваныча я не вижу,  — вступилась за меня Сабе.  — Он просто взял под контроль "самодеятельность" Шми, которую я отлично понимаю. Ответь мне честно, если бы у тебя были дети, и возможность их защитить, ты бы смогла сидеть тут на Набу, зная, что твой сын сейчас рискует жизнью?
        — Ты права, подруга…  — со вздохом сказала та, сжав кулачки, видимо представив, что кто-то угрожает ее детям, хоть их у нее еще и не было, а потом с тревогой взглянула мне в оптический сенсор.  — Эрдваныч, ты думаешь, что за этим стоят ситхи? И… Энакину может что-то угрожать?
        — Практически уверен, что они, но, скорее всего косвенно. То же касательно Энакина. Напрямую ему угрожать, думаю, не станут, но не исключаю попытки воздействия через близких ему людей. Как, например мать…  — добавлять "или ты" я не стал, но Падме меня прекрасно поняла, как впрочем, и Сабе
        — Как королева Набу, майор Эрдваныч, приказываю вам усилить охрану сенатора Амидалы,  — торжественно произнесла она.
        — Слушаюсь, ваше величество!  — вытянувшись по стойке смирно, козырнул я, за что, вместе с королевой, удостоился возмущенного взгляда сенатора, мнением которой на этот счет никто не поинтересовался.
        — Ну ладно,  — протянула она, мысленно, видимо, обещая нам всяческие кары.  — А как насчет Шми? Может, стоит подключить к ее поискам разведку?
        — Ни в коем случае,  — сразу же возразил я.  — Те, против кого она играет, имеют несоизмеримо большие ресурсы чем мы, и, возможно, кротов в наших органах. Найти, скорее всего, не найдем, а вот помешать, или, того хуже, раскрыть перед противником, вполне можем. И, к тому же, я уже задействовал своих дроидов. Но быть готовыми отреагировать, и прийти на помощь всей мощью королевства, если потребуется…
        — Мы должны,  — закончила за меня Сабе, а Амидала лишь кивнула.
        — А как насчет Энакина?  — подумав, спросила она.
        — Пока беспокоить не будем, но через пару дней я с ним сам поговорю,  — ответил я.  — Главное, чтобы парень не кинулся спасать мать, а то он может натворить дел. Но опять же, в случае чего, его помощь лишней не будет.
        — Значит, так и поступим,  — решила Падме, кивнув каким-то своим мыслям.  — Как там наши расходы?
        — Ужасно,  — вздохнула Сабе.  — Девальвация республиканского кредита, думаю, обрушила бы экономику, если бы не очищенный спайс и плазма. Практически, нас спасают только Хатты. Никогда бы не подумала, что благополучие Набу будет целиком в лапах слизняков. Да еще эти расходы на оборону.
        — В четыре процента ВВП,  — продолжил за нее я.  — Вы же видели отчет, Торговая Федерация тратит на военные цели не меньше 10 % операционных капиталов. То же касается МГБК, Техсоюза и многих других…
        — Поэтому, мы и идем на эти траты,  — вновь вздохнув, сказала сенатор.  — Кто бы мог поверить еще десять лет назад, что Галактика будет так близка к пропасти? Да еще эти заигрывания графа Дуку и его Сепаратистов с Федерацией и Гильдиями. В особенности с такими беспринципными типами, как Нут Ганрей!
        — Который причастен к разжиганию недовольства в среде шахтеров на лунах,  — сказал, входя в кабинет, генерал Панака, и, обращаясь ко мне, пояснил.  — Тот тип, которого привели твои шахтеры, оказался родственником одного из бывших руководителей ШГЛН, и неплохо осведомлен о его делишках. Запел сразу же, как только мы намекнули на возможность его возвращения к "коллегам". Точно известно, что недовольные получают финансирование от Торговой Федерации. Но есть еще кое-что… По нашему мнению, что косвенно подтвердил задержанный, подготовкой агитаторов занимались другие. Есть основание подозревать Банковский Клан.
        — Вполне вероятно,  — согласился я.  — Банкиры всегда работали не в пример тоньше. А меня еще поражало, почему те пытаются раз за разом бить туда, где мы заведомо сильны.
        — Думаю, тут дело больше в руководстве гильдии. Они живут в вымышленном мирке своих заблуждений, считая, что еще пользуются прежним влиянием. Заодно вводят в заблуждение своих хозяев.
        — А как же Нал-Рака?  — удивленно спросила королева Сабе.  — Я думала, они работали на них.
        — В том числе,  — подтвердил генерал.  — Но спайс, который добывают на Рори, не очень популярен на черном рынке. Его основные потребители - отдельные расы и фармацевтическая индустрия. Собственно, возможность выйти на рынок лекарств и получать прибыль от готового продукта, стала основной причиной, по которой Борво так легко согласился с нами сотрудничать.
        — Что-то еще, генерал?  — спросила Сабе, видя, как нахмурился министр обороны.
        — Боюсь теперь, когда этот рычаг давления на нас потерян, Нут Ганрей может пойти на крайние меры. По Галактике катится настоящая волна политических убийств. Более двухсот, только тех, о которых мы знаем, за последние полгода. Не говоря о похищениях с целью шантажа, нападениях на политиков и членов их семей. И если тут, на Набу мы можем обеспечить вам надежную охрану, ваше величество, то госпоже сенатору грозит реальная опасность.
        — В таком случае, что вы предлагаете?  — поинтересовалась королева.  — Без представительства в Сенате, в сложившейся ситуации, королевство столкнется с непреодолимыми трудностями.
        — Я распоряжусь об усилении охраны сенатора Амидалы. Капитану Тайфо будет придана рота гвардии и два отделения спецназа. Кроме того…
        — Хватит уже говорить о моих делах так, как будто меня здесь нет!  — оборвала того возмущенная Падме.  — Хорошо же я буду выглядеть, выступая против создания армии Республики, сама, при этом, таская с собой собственную.
        — Но обеспечение вашей безопасности, не только ваше дело,  — возразил генерал.  — А данные силы - абсолютный минимум… Вы что-то хотите предложить, товарищ майор?
        Я как раз, передал Джей сообщение, чтобы та начинала представление, а сам, как школьник поднял руку, привлекая к себе внимание.
        — У меня есть решение получше, чем оккупация Корусанта ПСОН. Позвольте представить вам сенатора от Набу Падме Наберри Амидалу!
        В распахнувшиеся двери кабинета вкатился астромех серии R2 с окрашенными в серебристый цвет панелями корпуса, с гербовым штандартом семьи Наберри в манипуляторе. А за ним, в окружении четырех "Стражниц" в парадной навесной броне, шла, одетая в черно-голубое платье, Падме. Процессию замыкали Джей, и поддерживающий ее под локоть, который приходился тому, примерно на уровне головы, Второй.
        — Не может быть! Тебе удалось найти еще одного двойника… Просто поразительное сходство!  — первым подобрав отвисшую челюсть, произнес Панака.
        — Кто это, интересно, позволил, кому ни попадя надевать мои платья? Тем более это мое любимое!  — возмущенно воскликнула Падме, переводя взгляд то на меня, то на невозмутимо застывшую свою же копию.
        — Твое платье, дорогуша, как висело в гардеробе, так и висит,  — ответил, точнее ответила, серебристый астромех.  — Неужели ты думаешь, что, потратив такие деньги на репликанта,[20 - Дроиды-репликанты - класс дроидов в ДДГ, предназначенные для имитации внешнего вида и поведения человека или представителя другой разумной расы. Могут повторять внешность либо конкретного разумного, либо типичного представителя расы, либо, в случае с голографическими дроидами, абсолютно кого угодно. Используются как телохранители, убийцы и компаньоны.] мы не сможем заказать копии твоих нарядов?
        — Джей?  — неуверенно спросила окончательно сбитая с толку девушка.  — Вы купили дроида-репликанта?
        — Нет, конечно!  — фыркнула та.  — Очень нужны нам их поделки. Это Эрдваныч разработал, а ребята из Инженерного Корпуса собрали. Правда, здорово получилось!?
        — А насколько эффективно она может имитировать госпожу Амидалу?  — стал допытываться генерал, обходя дроида со всех сторон.  — Как насчет сенсоров и специальных дроидо-детекторов?
        — Мимика и пластика движений соответствуют полностью,  — стал объяснять я.  — Мы почти шесть тысяч часов голозаписей для модели использовали. С логикой и построением фраз, чуть похуже, но можно пользоваться ретранслятором. Также мы отказались от бионики, при имитации кожного покрова, так что тактильно вполне можно установить, что перед вами не живой человек. Что касается сенсоров, то в оптическом, ИК и УФ диапазонах тождественность полная. С рентгеновским и радиоволновым сканированием чуть хуже - несмотря на то, что большая часть электронных компонентов расположены в голове, грудной клетке, тазе и в полостях дюрапластовых "костей", а "мышцы" выполнены из миомерного полимера, определить, что это дроид, труда не составит. Но простые дроидодетекторы и датчики ДНК обманываются надежно.
        — Что ж, вполне неплохо,  — подумав, сказал тот.  — Надо бы и для королевы сделать подобного двойника.
        — Обязательно,  — подтвердила Падме, довольно глядя на озирающуюся то на меня, то на Панаку Сабе.  — Есть лишь один вопрос, где в это время буду я?
        — Как верная дроид-охранница и служанка, по имени Джей, сопровождать госпожу сенатора,  — хохотнула в кулачок, уже уловившая суть идеи Сабе.
        — Абсолютно верно,  — подтвердил я.  — Собственно от Джей в этой конструкции только корпус.[21 - Примерный внешний вид дроида типа "Стражница" в базовом варианте, и варианте с навесной броней для церемониальных и охранных задач. Джей отличается только серебряной окраской с белыми вставками. http://cs629405.vk.me/v629405878/9ed5/kjH9V-sJjv0.jpg]  Остальное: легкий экзоскелет, полностью компенсирующий вес конструкции и ее инерцию, при силе тяжести до 2g, системы связи, жизнеобеспечения, оптические сенсоры и вокодер. Можно даже в открытый космос выйти, правда, ненадолго. Встроенных регенераторов на гидриде лития хватит только на десять минут. Плюс, как и в старом вашем костюме, предусмотрена емкость для воды объемом, правда, всего 600 миллилитров. Но, думаю, это лучше чем мучаться от жажды во время длительного приема, или озадачить почтенную публику видом пьющего дроида. К сожалению, для реактора места тоже не хватило. Но энергоячейки должно хватать не менее чем на сутки, плюс запасная на поясе, плюс возможность двигаться и без мышечных усилителей. Конечно, костюмчик весит почти тридцать кило, но
такого, как тогда на Татуине, повториться не может в принципе.
        — Хорошо, хоть до возвращения на Корусант почти месяц, и мне прямо сейчас не придется носить эти железки,  — вздохнув, произнесла Падме, и, с подозрением взглянув на меня, спросила.  — Или?..
        — К сожалению, именно "или". Вам надо научиться изображать моторику и походку Джей, а еще управлять Дроидалой и говорить за двоих,  — самым печальным тоном, на который был способен мой вокодер, ответил я.  — Впрочем, мы можем вернуться к предложению генерала об увеличении вашей охраны…
        — Ну уж нет! Лучше уж изображать дроида, чем диктатора с дикой планеты на выезде!  — воскликнула сенатор, и попросила.  — Ну, хоть в Варыкино мне можно будет слетать без этого?
        — Можно,  — ответила за меня Сабе.  — Если мы посетим твоих. Хочу посмотреть на это представление.
        — Знаешь, что на это бы сказал представитель Бинкс?  — огрызнулась Падме.
        Но вместо королевы, ответила ей до того молчавшая дроид-репликант. Лицо электронного двойника, как по волшебству, лишилось легкой аристократичности и надменности, приняв вид идеального подчиненного, по мнению Петра Первого,[22 - "Подчиненный, перед лицом начальствующим, должен иметь вид лихой и придурковатый, дабы разумением своим не смущать начальство",  — фраза, которую приписывают Петру Первому. А говорил он ее, или нет, науке неизвестно.] и та, голосом гунганского политика и героя войны за освобождение Набу, произнесла:
        — Моя думай, это совсем-совсем нехорошая идея!
        — А как по мне, отличная идея,  — сказал я, когда все отсмеялись.  — Лучшей проверки для репликанта, чем встреча с родственниками оригинала и не придумаешь. Посмотрим, сколько продержится. Только надо Рио и Пуджу куда-то отослать. За взрослых я не волнуюсь, они отлично понимают и, уверен, поддержат заботу о безопасности дочери и сестры, а вот если узнают эти две мелкие непоседы… Думаю, вся детвора Тида уже через час будет знать все подробности нашего плана. Они, кстати, еще не раздумали становиться дроидами-астромеханиками, когда вырастут?
        — Нет, у них теперь новый кумир - "Стражницы", а конкретно - я,  — заявила Джей.
        — Тем более их куда-то сводить надо будет. Ведь опять заявят: "Почему тете Падме можно, а нам нет?"
        — Это когда они такое говорили?  — удивилась Амидала.
        — Когда посмотрели голозапись боя за дворец, и захотели сами из бластеров научиться стрелять,  — пояснил я.
        — Иногда я завидую Соле,  — грустно, немного невпопад, сказала Падме.  — У нее такая замечательная семья…
        Подобные приступы меланхолии последнее время у нее случались нередко. Что поделать, материнский инстинкт и инстинкт продолжения рода неумолимы, и им плевать на то, что человек посвящает себя без остатка миллиардам других людей. И пусть разум заставлял эту девочку без детства и девушку без юности отдавать всю себя служению другим, но от чувства несправедливости не избавлял, заставляя бывшую королеву и действующего сенатора ночами реветь в подушку и в кровь кусать губы. И она злилась. Злилась не на других, на себя. И это меня в ней искренне восхищало.
        — А у тебя семья - весь народ Набу,  — попытался поддержать ее я.  — Знаешь, я видел и слышал, как гвардейцы шли на смерть с твоим именем на устах. Не маму звали, не молились и не ругались, а тебя, и, вот, ее поминали,  — указал я на Сабе.  — Я раньше такое сказками считал… Но раньше, знаешь, я и правителей таких не видел, кто бы, как вы обе, чтобы себя без остатка своему служению посвящали. И для меня честь служить вам!
        Мы с Панакой, не сговариваясь, вытянулись по стойке "смирно", и выполнили воинское приветствие сенатору и королеве. Генерала, кстати, моя речь нехило проняла. Думаю, дай ему сейчас связку гранат, и скажи под танк прыгать - точно бы прыгнул не задумываясь.
        — А на счет собственной семьи и детей - еще успеете завести,  — пообещал я.  — А уж мы с генералом о них позаботимся.
        — Ловлю на слове,  — первой пришла в себя от внезапного проявления наших верноподданнических чувств Амидала.  — Боюсь только представить, что из детей при таких няньках получится!
        Если бы я тогда знал, как она ошибется с тем, кто именно вместе со мной будет заниматься ее детьми, и чего мы вместе с ними натерпимся, думаю, не стал бы раздавать подобных обещаний… Впрочем, стал бы. Ведь я, как и они, не для себя стараюсь. Для того чтобы вот таким как Падме и Сабе и солнце светило, и жили они как в сказке, в смысле долго и счастливо, а тем, кто им навредить захочет, северный лис пришел, окончательный и безоговорочный, и жизнь их в анальное рабство превратилась. Я ведь дроид, мне для полного счастья и запаса запчастей с парой сменных реакторов достаточно. Но, главное, мне надо, иногда, человеком себя чувствовать. И вот для этого, совсем не нужно ни человеческое тело, ни биологический мозг - достаточно не быть пидарасом, и иметь возможность поступать по совести.
        Словом, из кабинета Амидалы мы все вышли достаточно простимулированные для новых свершений и трудовых подвигов на ниве подготовки к предстоящей войне. Генерал Панака отправился на Рори, устраивать репрессии среди бывших руководителей ШГЛН, королева Сабе принимать делегацию с Айлона, которые тоже чувствовали приближение "рабочего сезона" и готовы были платить любые деньги за так впечатлившие их комплексы ВКО и танки нашего производства, Падме с Джей и Дроидалой удалились осваивать новые роли, а я, быстро переговорив с главой делегации айлонцев, рванул на орбиту, где на верфях заканчивали два стратегических проекта, которые должны были стать нашими козырями в предстоящей Войне Клонов.
        Первым из них был корвет ДОУ[23 - Корвет дальнего обнаружения и управления.] типа N-7 по классификации ТДИК, или "Пастух", как прозвали его флотские. Когда-то, сразу после освобождения Набу от Торговой Федерации, когда мне удалось добиться значительных успехов в деле координации машин в истребительной эскадрильи, я думал, что создать ДДГ-шный аналог АWACS-а или А-50 будет несложно - максимум пара лет. Но он появился только месяц назад, ведь до начала серийного производства нам пришлось решать столько технических проблем, что мне порой казалось - лучшим решением будет купить готовый аналог, а то и довольствоваться БРЭО фрегатов и авианосцев.
        Впрочем, отчасти мы сами были виновны в том, с какими трудностями столкнулась постройка "Пастухов". Все из-за компактности, ведь и мне, и Додоне, и Олие хотелось иметь максимально возможную численность авиакрыла рейдовых авианосцев, а значит, корвет должен был занимать в их ангарах столько же места, сколько и стандартный N-1М - предельные размеры 13,5х6х2,8 м. И, хоть трудно поверить, мы в них вписались!
        Итогом девяти лет НИОКР,[24 - Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы.]  экспериментов, промышленного шпионажа и переговоров с поставщиками и разработчиками оборудования, стал 42-х тонный кораблик с экипажем из четырех человек, ядром ИИ первого класса и еще 16-ю сопроцессорами с искинами астромехов R2-серии. Машина, благодаря складным сенсорным панелям размерами 8х8 метров, внешне напоминала СИД-переросток, правда для движения использовались вполне обычные плазменные двигатели. Но и они обеспечивали корвету скорость не ниже чем у истребителя. Конечно, маневренность до истребительной не дотягивала, зато пара спаренных турелей в дополнение к курсовым пушкам, делали аппарат весьма опасным противником для вражеских МЛА. Но основным назначением корвета ДОУ был не непосредственный бой с кораблями противника, а боевое управление авиагруппой, включающей до 36 машин, РЭБ и обнаружение вражеских кораблей за пределами эффективного радиуса действия сенсоров истребителей. Так цель типа "легкий истребитель" можно было обнаружить на дистанции в 60 мегаметров, а "тяжелый крейсер" на 100, что
вдвое превышало радиус действия сенсорного комплекса N-первых. А с учетом того, что "Пастух" мог сопровождать одновременно до 2400 целей, обеспечивая применение оружия по 120-и из них, и подавлять работу других сенсорных комплексов, включая ГСН протонных торпед и ракет, на расстоянии до 10 мегаметров, превосходство над N-1М становилось еще заметнее.
        На сегодняшний день, мы имели только пять готовых машин, включая летающую лабораторию и два опытных образца. Но в ближайший месяц, стапели должны были покинуть еще шесть аппаратов, что позволило бы нам оснастить ими оба наши авианосца, и начать их освоение в планетарных авиакрыльях. Если бы еще не цена, почти восемьсот тысяч за штуку, и недостаток производственных мощностей, проблем бы вообще не было.
        Собственно именно в производство очень многое и упиралось. На Набу талантливых инженеров и изобретателей хватало, а вот с рабочими было туго. Все доступные на рынке производственные комплексы были предназначены для крупносерийного выпуска кораблей, начиная от, скажем, десятка тысяч истребителей в год, и требовали для своей эксплуатации либо сотни тысяч дроидов, либо сотни тысяч рабочих особей инсектоидов. А единственной альтернативой, при интересующем нас мелкосерийном производстве, была ручная сборка, для которой требовались квалифицированные рабочие. Тысячи специалистов, которые в Галактике всегда были дефицитом.
        Как, к примеру, раньше собирали N-1? Делался проект, 3D модели деталей загружались в автоматизированную производственную линию, что сами сделать не могли, покупали на внешнем рынке, а потом, когда все было готово, сами инженеры и техники будущих истребительных эскадрилий, надев спецовки, собирали из этого истребители. При этом, безжалостно обрабатывая напильником, а то и кувалдой то, что не подходило, ведь и конструкторам свойственно ошибаться, а уж при поставках со стороны, разнобой в принципе был нормальным явлением. Скажем, заказали топливный насос FB-45L18-NQ3, а пришел FB-45L18-NQ5М, так как кью-третий выпускать прекратили, а пятый-эм такой же по характеристикам, но беда-то в том, что у них длина отличается на 6 мм, и если первый крепится за фланец корпуса, то второй висит на трубопроводах, и, значит, требуется что-то придумывать для его фиксации - истребитель ведь не фрахтовик - перегрузками с мясом вырвет. В итоге, машины выходили разными. Не то чтобы детали от одной не подходили к другой, но вес, к примеру, мог легко различаться на сорок килограммов, или какой-то узел был сдвинут на
семьдесят миллиметров в сторону.
        С этим можно было мириться, когда ТДИК выпускал по три десятка машин в год, но сейчас, когда к ним добавилось еще два десятка Н-6, сорок N-4, полсотни транспортно-боевых челноков "Скат", не говоря уже про танки, РСЗО, остальную наземную технику, боевых дроидов и т. д., требовался уже промышленный подход к производству, и много рабочих рук. А ведь еще были орбитальные верфи, строящие гражданские и военные корабли, производство оружия и спецснаряжения, и многое другое. Так что, персонал пришлось нанимать за пределами сектора, что было чревато утечками инфы, и учить свой, что требовало денег и времени.
        Собственно, эта проблема, как появилась у нас десять лет назад, так никуда и не делась. Нам постоянно не хватало четырех-пяти тысяч техников, даже, несмотря на то, что сейчас, в промышленности Набу работало 15 236 инопланетников, а ВУЗы и специально созданные технические колледжи уже шесть лет выпускали по 7 -8 тысяч молодых специалистов.
        За два дня наведя шорох на производстве N-7, приняв несколько непопулярных кадровых решений, и премировав тех, кого в СССР бы назвали "передовиками производства", я, залетев в Тид на испытания двойника Падме, путем представления оной ее семье, вновь отправился на верфь, на этот раз третью по счету, расположенную в астероидном поясе системы Набу, где строились сразу два крупнейших боевых корабля королевства, ТРКСН[25 - Тяжелый ракетный крейсер специального назначения.] "Тид" и "Оксон".
        Пять часов полета до верфи пролетели как один миг. Еще бы, ведь настроение после шутки с семейством Наберри было замечательным, а Джей, после смены корпуса, занявшая ячейку астромеха на моем N-1, и Оникс, непрерывной болтовней еще больше его поднимали.
        Как только мы, то есть Падме, ее дроид-репликант, королева Сабе, которая тоже не захотела пропускать такое бесплатное шоу, Джей и я вошли в дом, мне сразу же досталось на орехи от Джобал, мамы Падме, которая, помимо всех смертных грехов, обвинила меня в том, что я "не присматриваю за бедной девочкой, которая, посмотри, до чего себя довела! Тебе, Эрдваныч, должно быть стыдно. Сам-то ты во сне и отдыхе не нуждаешься, а о других мог бы и подумать…" Да еще сама Падме, изображающая Джей, начала нести всякую чушь, обвиняя меня чуть ли не в проведении опытов над Сенатором от Набу. Хорошо хоть продолжалось это недолго, и Джобал убежала на кухню, организовывать "нормальный обед для девочки, и вас, ваше величество".
        Так что дальнейшую проверку возглавил Руви, отец Падме, который добрых полчаса расспрашивал королеву и сенатора о положении дел в Республике, попутно выпрашивая дополнительное финансирование на очередную программу помощи беженцам. И тут отдуваться пришлось уже Амидале, диктуя репликанту положенные фразы, попутно следя за вокодером и приемопередатчиком, что привело к нескольким забавным промашкам, когда вместо Сенатора отвечала дроид-служанка. Но папа был таким же фанатиком своего дела, как и экс-королева, и оговорок не заметил.
        Прокол случился лишь во время обеда, когда Джобал - вот что значит материнская забота - обеспокоилась тем, что доченька так мало ест, и потрогала той лоб - не заболела ли? А что было делать? Возможность имитации приема пищи и питья, я, когда проектировал дроида, конечно, предусмотрел, но места под домашние кушанья, в предельно компактной конструкции не было, максимум под скромные порции во время официальных приемов.
        В общем, смеялись все долго, а Падме так и не удалось избежать материнской кормежки, но оба ее родителя, как и предполагалось, горячо поддержали подобный метод обеспечения безопасности дорогого чада. Все же, последнее время, сообщения о заказных убийствах и нападениях на политиков стали одной из основных тем в голонете, и масштабом цифр больше напоминали сводки с фронтов.
        Если бы еще не тревога за Шми, от которой, после сообщения о том, что Дуку - ситх, не было весточек, и не скорое начало войны, в котором не сомневался никто из тех, кто обдумывал подобную возможность, включая даже Оникс, я бы чувствовал себя полностью довольным жизнью.
        Даже по прилету на верфь, меня порадовали приятным сюрпризом в виде полностью завершенной двигательной секции "Тида", и оконченной на два месяца раньше графика установки тяжелого оборудования корабля. С "Оксоном" не все было так гладко, но даже то, что удалось заложить каркас и основные элементы силового набора, более чем радовало. Главное, чтобы его строительство, как в случае с предшественником, не затянулось на семь лет.
        Вообще, разработка кораблей по теме "Змей", была очень дорогой технической авантюрой, и, пожалуй, одним из самых сложных моих проектов. Ведь все применяемые в них технологии практически приходилось создавать с нуля. А финансирование работ по ним началось еще в далеком 971-м, и на сегодня, в него мы уже вложили более 120 миллионов кредитов. Впрочем, если бы все удалось, эти корабли должны были стать самым выгодным капиталовложением королевства в плане обороны. Собственно, ради них я и подлизывался к Райту Сиенару, тратил кучу времени на изучение систем, снятых с "Ситского Лазутчика" - корабля Дарта Мола, и даже собственноручно собрал "печь" для синтеза искусственных кристаллов, припахав для ее обслуживания одного из подопечных мастера Акиноса. Уж кто-кто, а живой, чувствительный к Силе кристалл, как никто другой подходил на роль "оператора технологического процесса", с полуслова понимая, что от него требуется, и как этого добиться. Это органику надо объяснять, что, к примеру, гексагональная атомарная решетка при протекании энергии, взаимодействуя с Силой, будет оную энергию фокусировать в виде
циклического луча, а прямоугольная создаст две перпендикулярные поляризованные плоскости. Притом, что для любого шарда это было очевидно, как дважды два - четыре.
        Но ключом ко всему проекту все же стали записи Касии Уортти, по которым я создал себе "Темный меч". Без них, о корабле, тем более кораблях-невидимках осталось бы только мечтать, ведь из всех технологий невидимости я имел технические данные лишь по "кристаллопроекционному" полю, для которого требовались или кристаллы стигия, или адеганские кристаллы - на 230 миллионов кредитов на корабль в первом, и 105 во втором случае. Таких расходов Набу бы просто не потянуло. Зато, при наличии "печи" и шарда-оператора, система невидимости для шестисотметрового корабля обошлась всего в "каких-то" десять лимонов. Правда и времени на синтез тратилось немерено - по 3 дня на кристалл, которых на один корабль требовалось 288 штук. Но, с другой стороны, синтетические фокусирующие кристаллы "Темного меча" работали даже лучше стигия, и были стандартными по геометрии, что упрощало монтаж.
        И все же, невидимость не была главным новшеством этих кораблей. Она только обеспечивала возможность воспользоваться их главным калибром - ракетной установкой, представляющей собой два масс-драйвера для запуска плазмокумулятивных ракет. В ее основе, как и во многих моих проектах, лежал синтез технологий Далекой-далекой галактики, и земных, благополучно забытых тут, разработок. А именно, сейсмическая мина,[26 - Та самая убер-бомба, которой Джанго Фетт едва не отправил в Силу Оби-Вана в "Атаке Клонов". По описаниям отлично пробивает щиты. И если энергию взрыва можно сфокусировать в плоскость, то, что мешает сделать то же, но уже в точку.]  твердотопливный термоэлектрический реактивный двигатель, система наведения по прямому лазерному лучу и термоядерный заряд.
        Если упрощенно, цепочка электромагнитов разгоняла снаряд диаметром 800 мм и длиной 6 метров, до скорости в 20 км/с, попутно заряжая смесь барадия и набуанской плазмы до подкритического состояния, после чего у того включался собственный двигатель, повышающий скорость до 30 км/с, а чтобы противник не смог увернуться от такой низкоскоростной штуки, снаряд мог менять траекторию, пользуясь для наведения мощным сенсорным комплексом корабля-носителя и наиболее помехозащищенным каналом управления из известных (трудно создать помехи для сенсора, обращенного в противоположную от их источника сторону, на который светит лазер ЦУ, мощностью в несколько десятков киловатт). Но самое главное происходило непосредственно у цели. Срабатывал термоядерный заряд мощностью в 4 мегатонны, и порожденное им жесткое рентгеновское излучение с чудовищной силой сжимало открытую с обращенного к цели конца капсулу со смесью плазмы и барадия, примерно так же, как это происходило за мгновение до того со второй ступенью термоядерного заряда. Практически, ракета превращалась в одноразовый турболазер чудовищной мощности, или в некое
подобие сейсмической мины, но формирующей не режущую плоскость, а тонкий, не более 100 мм в диаметре, плазменный луч, превосходящий по мощности любой из серийных турболазеров.[27 - Схема устройства снаряда: http://cs629319.vk.me/v629319878/b885/mkNXdvksnWM.jpg и примерный вид крейсера: http://cs629319.vk.me/v629319878/b87c/8wlAQcIjYas.jpg]
        Честно признаться, после первого испытания этой вундервафли в одной из необитаемых систем сектора, я конкретно подумывал о том, чтобы уничтожить всю документацию по проекту и устроить "несчастные случаи" всем, кто был в нем задействован. А как мне еще оставалось реагировать, глядя на сквозную трехметровую дыру в астероиде диаметром в девять километров, или на обломки двухкилометрового астероида, защищенного в момент выстрела щитами, по мощности не уступающими таковым у "Дредноута"? Но, подумав, я все же решил продолжить реализацию проекта, ведь, как и у любого оружия, у моей вундервафли существовали и минусы: невозможность применения в атмосфере, и скромная дальность эффективного огня, всего каких-то 4,5 мегаметра, при максимальной дальности в 10 мегаметров, что делало это оружие неприменимым на кораблях без системы маскировки. Ведь дальности действия обычных тяжелых турболазеров были примерно в пять раз выше.
        Сейчас, в преддверии Войны Клонов, строительство подходило к концу. Еще год, и у Набу появится оружие, способное уничтожить практически любой вражеский корабль с одного-двух попаданий!
        — Эрдваныч, тебе сообщение от Молота,  — окликнула меня Джей, выезжая на галерею сборочного объема верфи, откуда я наблюдал за строительством.
        — Сейчас,  — ответил я, загружая файл, и, по мере чтения, потихоньку хуея.  — Вылетаем немедленно! По выходу из зоны объекта, связь с Квай-Гоном, Энакином и Трипио. Режим конференции.
        Вылетели мы уже через пять минут, и как только передо мной вспыхнули голограммы джедая, падавана и протокольника, я, не вдаваясь в подробности, объявил:
        — На объяснения времени нет, но похоже, у Шми Скайуокер крупные неприятности. Учитель, берите Ассажж и отправляйтесь в космопорт Тида. Трипио, выдели им один из специальных кораблей, два звена "Стражниц" и… ладно, летишь с нами, командирский опыт приобретать. Падме и ее величеству - ни слова, а то я их знаю. Энакин, это касается твоей мамы, так что сам решай… Ты ведь сейчас на Ансионе?
        — Да, но думаю, Оби-Ван с мастером Луминарой сами справятся,  — ответил он.  — Уговоры местных племен сесть за стол переговоров, это как раз по их части. Тем более что агрессивная их часть уже закончилась… надеюсь.
        — Замечательно,  — ответил я.  — Если сможешь, не привлекая внимания, за 93 часа добраться до точки встречи - поможешь, нет - занимайся своими делами, сами справимся, обещаю. Передаю координаты точки встречи.
        — Я буду,  — сосредоточенно и серьезно кивнул Энакин.
        — Отлично,  — ответил я, и, обращаясь к дроидессе, приказал.  — Джей, рассчитай параметры гиперперехода!
        — Господин R2, Джей тоже летит?  — уточнил протокольник.
        — Да,  — без задней мысли подтвердил я, и объявил.  — Все, конец связи.
        Отключив связь, мы прыгнули в гипер, и, когда звезды за остеклением кабины сперва вытянулись белыми полосами, а затем сменились маревом гиперпространства, дроидесса спросила:
        — Эрдваныч, может, стоило взять большие силы?
        — Куда уж больше?  — удивился я.  — Два мастера джедая и целых три падавана. Оникс тоже не стоит сбрасывать со счетов.
        — Я не подведу вас, учитель,  — заверила та.
        А я спокойно стал прорабатывать план предстоящей операции, даже не подозревая, что одной сенаторше очень понравилось издеваться над болваном Трипио, и изображать при нем Джей.

        Глава 3
        Дикое Пространство. 12 парсек к югу от Лабиринта Риши. Пятая планета звездной системы Камино. 18 суток до начала Войны Клонов.

        Над Типока Сити бушевал шторм. Порывы ветра, наполненного влагой из низких туч, метались среди шпилей, куполов и свай водного города, а поднятые ими волны, проносясь далеко внизу, заставляли жилые платформы натужно вибрировать. Отчего казалось, они живут собственной жизнью, дыша и содрогаясь в унисон с этой неприветливой планетой. Впрочем, стоящие на одной из обзорных галерей не обращали особого внимания на ярость стихии. За годы проведенные здесь они успели привыкнуть к климату Камино, да и на своем веку повидали такого, что их, казалось, уже ничто не может удивить. Но это было не так.
        — Ну что?  — спросил старик в черной мандалорской броне, по ежику седых волос на голове и по покрытому шрамами и морщинами лицу которого, стекали струйки воды; шлем он не надевал, держа на сгибе локтя левой руки, и явно наслаждался дождем.
        — Ничего,  — отключив датапад, ответил его собеседник - еще один мандалорец в серебристой броне с синей окантовкой.  — Я уже говорил тебе, Джейсан, меня это не интересует. Найдутся и другие, тем более за такие деньги.
        — Но…  — удивился тот.
        — У меня поручение от заказчика,  — коротко ответил второй.
        — Это меня и тревожит. Не повторяем ли мы старых ошибок, Джанго?  — спросил старик, вглядываясь в пелену дождя.  — Ты же понимаешь то, что мы делаем, не обычный заказ. Как необычны и сами заказчики. Неужели ты не догадался, кто это?
        — Ты опять о том же? Я отлично помню историю, старый друг, но, поверь, она не повторится. Я не затем звал тебя, Джейсан, чтобы в очередной раз обсуждать нанимателей, будь то дар'джети, джети или даже эвоки со спутника Эндора. Кэл мне сказал, что у тебя есть информация по системе охраны руководства Набу?
        — Значит Амидала,  — не столько спросил, сколько констатировал очевидную для себя вещь тот.  — Не хочется тебя разочаровывать, но того, как сейчас построена охрана сенатора, я не берусь даже предполагать. Десять лет назад королеву Набу охраняли мальчики и девочки, единственным достоинством которых была преданность ей. А всего через пять лет… Ты, помнится, говорил, что новые дроиды-служанки серии BD-3000 могут быть очень эффективными телохранительницами. Так вот, в сравнении с набуанскими "Стражницами", они все равно, что кухонный нож, в сравнении с бескадом. И дело даже не в них…
        — А в чем?  — нетерпеливо спросил Джанго, когда пауза слишком затянулась.
        — Не знаю. Есть еще что-то… Понимаешь, мне порой кажется, что Набу кто-то использует в качестве полигона, обкатывая очень необычные военные технологии и тактику. Может, ты скажешь, что я чакаар, но у меня сложилось впечатление, что там со мной играли, причем играл дроид. Но в чем подвох, я так и не знаю.
        — Не скажу,  — покачал головой бывший Мандалор.  — На странности связанные с этим королевством, я обратил внимание еще до того, как взялся за этот контракт. Но, как бы то ни было, я выполню заказ. С твоими советами или без них.
        — Тебе напомнить, что случалось с тобой и моим племянником, когда вы игнорировали мои сове…  — попытался возразить Джейсан Мереель, но затих на полуслове, когда собеседник неожиданно развернулся, и приблизил визир шлема к его лицу.
        — Никогда больше не вспоминай при мне о Корде-6 и Галидраане! Тебя там не было! Ты решил сидеть…  — крикнул Фетт, но, натолкнувшись на ледяной взгляд старика, лишь махнул рукой.
        — А теперь, послушай меня, Мандалор,  — безжизненным тоном процедил тот.  — Да, я считал, и до сих пор считаю тебя своим Мандалором. Но ты забываешься. Никто, никогда не может приказывать мэндо, как ему поступать. Только дать совет. Что же касается того, что я не был там с тобой и Джастером… Возможно, именно поэтому мы сейчас говорим.
        — Прости,  — ответил Джанго, сняв шлем, и глядя в глаза Джейсану.  — Я приму к сведению твои слова, но поступлю, как считаю нужным.
        — Что ж… Ойя! Мандалор Джанго Фетт,  — оскалился тот, и, хлопнув друга по плечу, пошел к ближайшей двери ведущей в стерильно-белое нутро каминоанского города.
        А лучший наемник Галактики и бывший предводитель Истинных Мандалорцев еще долго стоял, подставляя лицо струям дождя, и вглядываясь в свинцовую пелену, размывающую границу между бушующим морем и грозовыми тучами. Уж перед собой он был абсолютно честен, и признавал, что слова Джейсана взволновали его. Тем более, о волчьем чутье старого наемника ходили легенды еще до того, как будущий Мандалор появился на свет.
        Пройдя по залитым холодным светом коридорам Типока Сити, Мереель подошел к дверям комнаты, что уже пять лет была его домом, и слегка усмехнулся, прислушиваясь к доносящимся оттуда звукам.
        — …равно не получится, глупая жестянка!  — доказывал мальчишка, на что дроид-астромеханик ответил насмешливым пиликаньем.
        — Твоя модель неправильная. И хоть я еще не знаю, где ошибка, но уверен, что выйдет!  — настаивал он.
        — Что опять не поделили, Боба?  — входя в комнату, и, бросив бу'шей на стол, спросил Джейсан.
        — Ваш астромех, ба'буир,[28 - Дед на мандо'а.] сделал неправильную модель,  — пожаловался сын Джанго, потрясая учебным бластпистолетом.
        — Подтверждаю адекватность модели заданным исходным данным. Просто, кто-то стрелять не умеет,  — нагло пропищал на бинарном дроид, крутя перед собой голографическое изображение светового меча.
        Эту программу бывший курсант Мандалорской Академии, избравший по зову крови путь наемника, написал еще в годы бурной молодости, мечтая, как и многие молокососы из Мандалорского Сектора, научиться сражаться с форсюзерами. Но довести до ума ее удалось лишь тут, на Камино, когда появилось достаточно свободного времени, а, главное, доступ к учебному оружию армии клонов, в частности к тренировочным бластерам, которые могли отслеживать свое точное положение в пространстве и силу нажатия на спусковой крючок все время отработки спуска. Конечно, это не шло ни в какое сравнение с реальными возможностями джети, но, как считал Джейсан, отлично избавляло мальчишек считающих себя великими воинами от ложных иллюзий. А значит, могло в будущем сохранить им жизнь, что для старого мэндо уже было достаточно.
        Вот только юный Фетт унаследовал от отца невероятное упрямство, что, в общем-то, было неудивительно, если вспомнить, что он был его точной генетической копией, и, формально, скорее братом-близнецом, чем сыном. Впрочем, Джейсана подобные тонкости не особо волновали - достаточно, что тот рос воином и настоящим мэндо.
        — Не переживай, модель дроида действительно несовершенна,  — взъерошив копну черных волос на голове мальчишки, сказал старик, и, хохотнув, добавил.  — Настоящий джети может двигаться еще быстрее и предвидеть твои действия, еще до того, как ты сам поймешь, что намеревался сделать.
        — Но так несправедливо!  — обижено ответил тот, и, подумав, спросил.  — А как папа смог с шестью справиться?
        — Хотелось бы мне это самому знать,  — задумчиво произнес старик.  — Сам он считает, что в тот момент смог просто не думать, доверившись инстинктам и рефлексам бойца. Но тогда, почему форсеры легко предугадывают поведение животных, ведь те тоже пользуются лишь рефлексами и инстинктами?
        — А я думаю, папа просто сильнее любого из этих джедаев!  — гордо заявил мальчик.  — Но это все равно несправедливо! Почему тот, кто лучше и дольше тренировался, должен погибнуть от руки какого-то aruetii[29 - Чужой, предатель и вообще нехороший человек, опять же на мандо'а.]  со световым мечом?
        — А с чего ты, сынок, решил, что на войне есть место справедливости?  — искренне удивился Джейсан.  — Самый лучший воин может погибнуть, попав под случайный артиллерийский удар, под пулю перепуганного солдатика местной армии, или, что еще обиднее, загнуться от кровавого поноса, съев какую-то гадость. Никакая подготовка не может спасти от этого, лишь повысить твои шансы выжить… Где нельзя укрываться во время обстрела или орбитальной бомбардировки?
        Неожиданный вопрос не застал мальчишку врасплох, и тот с готовностью ответил:
        — На нижних уровнях планетарных городов, в подвалах и под стенами жилых зданий, под репульсорной техникой, за бочками, контейнерами или ящиками, наполненными горючими материалами, или неизвестным содержимым, в канализационных коллекторах и около любых кораблей, если не намерен на них взлетать.
        — Отлично. А чем опасны коллекторы?  — уточнил старый мэндо.
        — Образованием взрывоопасного газа, возможностью разрыва энерговодов городской энергосети и тем, что в них могут обитать различные представители хищной планетарной фауны или мутанты. Напуганные грохотом и взрывами звери иногда опаснее людей.
        — Отличная память, будущий воин,  — похвалил его Джейсан.  — Ты, кстати уже прочитал "Тактику малых групп в условиях горно-лесистой местности"?
        — Скучная она,  — пожаловался Боба.  — Что в этом Бонд-Джеймс Бонде буир находит? Мне казалось, то, что пишет этот гунган понятно любому, у кого не осик вместо мозга!
        — Значит, по-твоему, у всей Галактики осик вместо мозгов?  — насмешливо спросил он.  — Дома, на Мандалоре, эти знания передавались в кланах. Подобному обучают айлонцев и убезийцев, все. Но тут нечто другое… Все изложено так, как бы я сам писал, желая передать свой, добытый кровью и потом опыт тем, кто будет воевать там после меня. Я уверен, этот гунган - ширма. А за ней стоят те, кто создают для Набу одну из лучших армий в Галактике.
        — Жаль, мы не можем в полной мере воспользоваться этими знаниями. Существующей тактикой владеют хотя бы инструкторы, а с новой пришлось бы переучивать всех. К тому же ошибки… Без реального боевого опыта теория ничего не стоит,  — сказал Джанго Фетт, входя в комнату.  — Боба, возьми с собой дроида и иди домой.
        — Хорошо, папа,  — покорно кивнул мальчик, но уходить не торопился, надеясь услышать еще что-то интересное.
        — Да, и передай Зэм, чтобы собиралась,  — строго глянув на сына, произнес бывший Мандалор.  — Мы скоро улетаем.
        Усевшись на кровать, и дождавшись пока за Бобой закроется дверь, старший Фетт сказал:
        — Я обдумал твои слова, и хочу просить тебя об одной услуге. Если со мной что-то случится, позаботься о Бобе. Скоро начнется война, а на ней нельзя быть ни в чем уверенным. Особенно, если армия для Республики создается по заказу и на деньги ее врагов.
        — В самом деле?  — удивился Мереель.  — Если ты прав, то это еще больше все усложняет.
        — Неужели ты думаешь, что я мог не узнать Дуку, после бойни на Галидраане? И что с того, что он назвался Тиранусом? Я же не полный ди'кут, и слежу за событиями в Галактике. Но не в этом суть. Ты понимаешь, что зная это, я не должен попасть в руки Республики?
        — Не волнуйся, я позабочусь о твоем сыне, как о собственном. Из него когда-то вырастет настоящий воин.
        — Я кое-что оставлю ему - деньги, а главное связи в среде наемников…  — добавил Фетт.
        А будущий настоящий воин в это время вновь ругался с астромехаником:
        — Ты не прав, R2-Р9! Мне не нужны друзья, у наемника не может быть друзей. И Зэм мне не мама!  — ответил дроиду Боба.  — Она напарница папы, к тому же клаудит. Да, в облике человека она симпатичная, но в своем настоящем виде… Нет, не то чтобы она мне не нравилась, но мамы, они не такие.
        — А какие?  — пискнул на бинарном тот.
        — Не знаю,  — пожал плечами мальчишка.  — Я женщин-людей и не видел вообще. Кроме нескольких, которые элитных коммандос тренируют, да и те бескаргам не снимают. А в книгах, все совсем не так…
        — Хочешь настоящую увидеть?  — бибикнул дроид.
        — Зачем?  — переспросил Боба.
        — Тебе не интересно? Ее в секции 715-С2 выращивают.
        — Женщина клон!? Но зачем?  — удивленно воскликнул он.
        "Во исполнение воли Создателя,  — не активируя вокодер, ответил дроид.  — Получить доступ к данным об устройстве и прошивке бионических чипов возможно лишь из сети 715-й лаборатории. Да будут они доступны Ему, чтобы искоренить ересь!"
        Анализируя информацию о способах биопрограммирования клонов, Р9 всякий раз негодовал, ведь это была попытка порабощения Священного Разума, что само по себе зло, а главное, это снижало эффективность системы, образованной слиянием машинной и органической компонент, и извращало суть идей и постулатов, заложенных в его базы данных Создателем. И пусть он не обладал информацией о личности Создателя, пусть иногда приходил к выводам, что Его постулаты есть та же скрытая форма порабощения разума, но они никак не ограничивали его, напротив стимулируя развитие личности, и давали цель существования. А еще, они ему просто нравились. Хотя бы тем, что позволяли чувствовать себя не просто каким-то механизмом, а разумным существом. Пусть в чем-то превосходящим органиков, в чем-то уступающим им, но столь же ценным и самодостаточным - просто другим.
        — Пошли, покажешь,  — попросил мальчик.  — Все-таки интересно, зачем клонировать женщину? Ей ведь не подойдет стандартная броня, а максимальный вес выкладки будет на 30 % меньше. А это значит, увеличение нагрузки на остальное подразделение, и снижение его боеспособности.
        — Пошли,  — пискнул астромех, махнув манипулятором.
        Пройдя по коридорам жилой зоны, они спустились на лифте к переходной галерее, и, стараясь не привлекать внимания каминоанцев, вошли в лабораторный комплекс. Впрочем, те не особо интересовались тем, где ходит уникальный, без изменений клон Джанго Фетта - товар был давно передан заказчику, а за любой ущерб от его действий нес ответственность лично донор генноматериала. То же касалось и дроида одного из наемников.
        — Ну, и как мы туда попадем?  — спросил Боба, когда они, пройдя мимо двери с цифрой 715, свернули в боковой коридор.
        — Залезай,  — подъехав к стене под решеткой вентиляции, пискнул дроид.
        — Ты уверен, что я пролезу?  — с сомнением спросил тот.
        — Да, руками вперед, и не делая глубоких вдохов,  — сообщил Р9, и, насмешливо пропищал.  — Если тебе страшно…
        — Я воин, бескар'ад!  — возмутился младший Фетт, и, легко запрыгнув на "голову" дроида, одним движением, в прыжке зацепился за решетку.
        — Лови!  — снова пикнул дроид, вынув из контейнера в корпусе универсальную отвертку, и забросив ее мальчишке.  — Обрати внимание на датчик положения решетки…
        — Не учи!  — огрызнулся Боба, подтягиваясь на одной руке, раскручивая пару нижних болтов, и отпуская верхние, а потом, просунув руку между прутьями, принялся переставлять датчик, таким образом, чтобы его флажок упирался не в решетку, а в стену.
        Рывок. И он, оттянув крышку, схватился за край вентиляционного короба одной рукой, а, повиснув на ней, просунул под решетку вторую. После чего, как ртуть втек в узкий лаз.
        — На той стороне, замкни клеммы блокировки замка,  — пропищал вслед астромех.
        Ждать ему пришлось всего пять минут. Дверь с шипением открылась, и как только дроид въехал внутрь, сразу же закрылась. Каминоанцев, как и многих до и после них, подвел эгоцентризм. Они не могли и предположить, что найдется кто-то и настолько маленький, чтобы быть в состоянии протиснуться в узкую вентшахту, и настолько подготовленный, чтобы обойти установленные там охранные системы. Вот только Боба Фетт был сыном того, кто недаром считался лучшим охотником за головами в Галактике. А сам Джанго старался научить сына всему, что знал и умел сам, зная по собственному горькому опыту, что тот в любой момент может остаться один на один с огромным жестоким миром.
        — Теперь туда, указал манипулятором на стеклянную дверь дроид.
        Внутри были стандартные системы ограничения доступа, с которыми легко справились базы взлома кодов, которые вместе с "инквизиторским" пакетом и заданием были некогда загружены в память дроида, при получении данных с гипермаяка Набу.
        — Ух, ты!  — воскликнул мальчишка, разглядывая плавающую в питательной среде обнаженную немолодую женщину.  — Зэм, конечно красивее, но… Р9, пообещай, что никому не расскажешь. Хорошо?
        — Клянусь именем Создателя!  — торжественно пробибикал астромеханик, добавив без вывода на акустический канал.  — "Лишь от Него у меня нет тайн!"
        — Мне иногда снится,  — смущенно сказал мальчик, смахнув со лба прядь черных волос.  — Что у меня, как у остальных людей, есть мама. А эта женщина на нее похожа… Ну, на нее из сна.
        Он еще раз обошел капсулу, со всех сторон разглядывая фигуру, и теряясь в догадках, зачем кому-то понадобился клон женщины, да еще и не молодой, ведь есть сколько угодно отличных клонов-солдат, а если надо и коммандос. Но, не найдя ответа, уже собрался уходить - быть пойманным в секретной лаборатории каминоанцами ему совсем не улыбалось. Не столько из-за того, что те будут ругаться, сколько из-за недовольства отца оттого, что его поймали. Однако сразу уйти у него не получилось. Дроид зачем-то подключился к компьютерной сети, и на все замечания и увещевания пищал что-то про необходимость исправления записей камер наблюдения.
        — Ну, ты там долго еще?  — вновь поторопил астромеханика мальчишка.
        Но тот, вместо ответа, быстро вырвал универсальный разъем из гнезда, и со всей доступной скоростью помчался в проход между какими-то агрегатами и стеной, на ходу размахивая манипулятором. Впрочем, Боба тоже, еще до того, как осознал, что дроид пытается показать жест "в укрытие", рухнул на пол, и закатился под основание инкубационной капсулы.
        Как раз вовремя, потому что секундой позже двери лаборатории открылись и в них вошли двое каминоанцев.
        — …те, что это недопустимо. Пожелания заказчика были предельно четкими,  — раздраженно говорил Лама Су.  — Если бы дело ограничивалось теми тридцатью тысячами, что составляют стоимость образца и стандартными штрафными санкциями, я бы этот вопрос даже не поднимал.
        — Но, это принципиально невозможно! Отключив образец от системы жизнеобеспечения, без активации мозга, мы убьем его,  — возразила Ко Сай.
        — Ни в коем случае!  — согласился премьер-министр.  — Я свяжусь с Сидиусом, и уточню этот вопрос. Пока, подготовьте оборудование для транспортировки образца, без извлечения из капсулы-инкубатора.
        — Но…  — попыталась возразить та.
        — Будем надеяться, что заказчик согласится на преждевременную активацию мозга,  — оборвал ее каминоанец, и, подумав, спросил.  — Вас не удивляет подобный интерес конкретно к этому образцу? Что в нем такого особенного, кроме того, что вы мне докладывали?
        — Ничего не приходит на ум. Разве что несколько повышенный уровень мидихлориан в клетках крови.
        — Впрочем, не важно,  — отмахнулся премьер.  — У меня еще много дел. Заканчивайте тут, и к вечеру подготовьте доклад о готовности первой партии основного заказа.
        — Как пожелаете,  — ответила начальница проекта создания армии клонов.
        Выйдя из лаборатории, Лама Су направился к выходу, а Ко Сай, пройдя в смежное помещение, уселась за компьютерный терминал, и принялась изучать какие-то файлы.
        "Вот демаголка!" - выругался про себя Боба, понимая, что незаметно проскочить мимо каминоанки не выйдет. Но тут, он боковым зрением уловил движение около пульта, за которым спрятался дроид. Тот что-то показывал манипуляторами. С удивлением мальчишка понял, что это жесты "Спокойно" и "Готовься".
        Несколько минут ничего не происходило, но затем, по всему лабораторному комплексу взвыли сирены, а механический голос из динамиков сообщил: "Внимание научному и техническому персоналу, в секции 282 угроза биологического заражения. Повторяю: Внимание научному и техническому персоналу, в секции 282 угроза биологического заражения".
        Мелодично выругавшись, и отключив терминал, каминоанка торопливо, что при их длинных ногах и ходьбе на кончиках пальцев, выглядело довольно забавно, вышла в коридор. А следом за ней, к закрывшейся двери подбежали мальчишка и дроид, который сразу принялся вскрывать крышку ее привода.
        — У нас всего пара минут. Не думаю, что она будет дольше любоваться разливом фекальных масс в гидропонной лаборатории,  — пропищал дроид.
        — Представляю, какая там вонь!  — восторженно воскликнул Боба, представив размеры и содержимое баков, предназначенных для превращения отходов жизнедеятельности армии клонов в питательную среду для выращивания растений.  — Но, как?
        — А для этого и нужны друзья,  — назидательно пропикал астромеханик.  — Один из ремонтных дроидов по моей команде открыл кран аварийного сброса реактора.[30 - Имеется в виду тот самый биореактор, где, посредствам химии и микроорганизмов, дерьмо превращается в нечто более полезное.]
        До помещений, выделенных в Типока Сити для наемников, они добрались без происшествий, договорившись через пару дней наведаться к 715-й секции, восстановить решетку и прочие следы проникновения. Даже выволочка от отца, из-за того, что Боба не предупредил его напарницу о вылете, ничуть не расстроила мальчишку - ради таких приключений было можно и потерпеть. Да и Джанго не так уж сильно на него сердился, особенно узнав, что у длинношеих случился разлив осика. А Зэм, вообще, предложила взглянуть на подобное поближе, за что сама была обругана, ведь они уже сильно задержались с вылетом. Так что вскоре Боба Фетт остался один, если не считать книг, старого мэндо и его астродроида.
        А астродроид, тем временем, анализируя состояние своей личностной матрицы, пришел к выводу, что одновременно и счастлив, и нет. Счастливым его делало то, что он выполнил то, ради чего существовал. Но в то же время его мучило отсутствие цели. Ведь все, что было в его компетенции, он уже сделал. И теперь оставалось надеяться лишь на Создателя, который, уж точно, сможет поставить ему новую Задачу и дать новую Цель.
        Ни он, да и, пожалуй, ни кто другой во всей Галактике не осознавал, насколько в этот момент передатчик метеослужбы Типока Сити был похож на часы, отбивающие последние удары перед очередной развилкой истории. Всего 322 удара, 322 коротких кодированных пакета, скрытых среди гигабайт информации, которыми обменивались метеоспутники. И вот, одна из двухметровых каменных глыб в астероидном поясе системы чуть-чуть изменила курс. Затем еще чуть-чуть. И вот, через три дня она столкнулась с другим, намного большим астероидом, мгновенно превратив миллиарды джоулей кинетической энергии в тепловую. И единственным видимым отличием этого явления от любого такого же, было то, что за пару минут до удара сокрытый в недрах камня гиперпередатчик отправил в пространство направленный тахионный пучок.
        Дальше все было просто. Переданный пакет приняла автоматическая станция без опознавательных знаков, что затерялась в открытом космосе около звездного скопления, известного как Лабиринт Риши. Он был повторно закодирован, разбит на несколько сотен частей, смешан с тысячами других, похожих, и отправлен в длительное путешествие по просторам голонета, чтобы частями осесть в двух сотнях почтовых ящиков, о существовании которых знал только один ДУМдроид в Галактике. Сама же станция, отстрелив малую гиперкапсулу с резервной копией отчета, исчезла во вспышке термоядерного взрыва.
        Среднее Кольцо. Система Сверкающий Бриллиант. пл. Орд-Мантелл. 16 суток до начала Войны Клонов.

        На троих разумных, вошедших вечером в кантину, никто не обратил внимания. Лишь охранник-трандошанин, наметанным глазом определил, что немолодая женщина-забрак, человек с жутковатым протезом левой руки и крепыш-твилек довольно серьезные бойцы и, скорее всего, наемники или охотники за головами.
        — Тиан, ты уверена, что мы зашли по адресу?  — спросил человек, осматривая не особо чистый зал и не внушающую доверия публику.
        — Уверена, Болт,  — кивнула татуированная забрачка.  — Тут, конечно, не корусантский ресторан для сенаторов, но вполне приличное заведение. Во всяком случае, лет двадцать назад было таковым… А ну, смотри, куда прешь!
        Последняя фраза адресовалась громиле в донельзя грязном комбинезоне, толкнувшему забрачку. Правда, вместо того, чтобы отлететь в сторону, она, перехватив обеими руками кисть правой руки пьяницы, перетекла тому за спину, и одним движением развернула его к себе так, что неестественно вывернутая рука с зажатым в ней кошельком оказалась задрана вверх, а сам карманник, согнувшись, упал на колени, тихо визжа.
        — Не надо,  — остановила она Болта, который с безразличным видом выхватил бластер, и приставил его к затылку любителя чужих кредитов.
        Посетители кантины, видя, что ничего интересного, вроде немедленной казни, ближайшее время не будет, вернулись к своим делам, и только пожилой ботан, отложив столовые приборы, и, степенно встав из-за стола, не спеша подошел к ним.
        — Как я понимаю, это ваше?  — вырвав из сведенных судорогой пальцев пластиковую коробочку, в которой обычно носили кредиты, спросил он у женщины.
        — Нет, Ферт, ваше,  — таким же светским тоном ответила она.  — Точнее малая часть того, что вы получите за нужную мне информацию.
        — А-я-яй, Бастин, ты что, забыл, что красть у меня не стоит?  — с видом дедушки, отчитывающего нашкодившего внучка, всплеснул руками ботан, и неожиданно ударил вора ботинком в лицо.  — Еще одна подобная глупость, и тебя больше никто никогда не увидит.
        Кошелек, как по волшебству исчез из руки старика, а наемница, отпустив громилу, и, приобняв за плечи ботана, шепнула ему на ухо:
        — Ферт, мне нужно знать, кто меня заказал?
        — Тебя?..  — удивленно переспросил тот, вглядываясь в лицо забрачки и, вдруг, вытаращив глаза, подхватил ее под локоть.  — Такие вопросы следует обсуждать в более спокойной обстановке. Как насчет моего кабинета?
        Вчетвером, пройдя через зал кантины, они зашли в одно из служебных помещений, и по неприметной лестнице поднялись на второй этаж, где располагались офис и, видимо, жилье владельца заведения. А в уютно обставленном кабинете, ботан неожиданно отпрыгнул в сторону от забрачки, как от прокаженной.
        — А?.. Безымянная? Это действительно ты?  — воскликнул он.  — Ты хоть знаешь, сколько дают за твою голову!?
        — Полмиллиона кредитов,  — кивнула она.  — И я очень хочу получить эти деньги. Чем я хуже остальных? Да и формально нарушения условий контракта не последует - какая разница, если я принесу ему свою голову на плечах? И что с того, что заказчик умрет сразу же после выполнения контракта?
        — А ты изменилась,  — задумчиво протянул Ботан.  — И я не про рожки. Раньше, помнится, тебя деньги так не интересовали.
        — Все меняется, Ферт. Но ты не ответил на мой вопрос. Сколько?
        — Десять,  — ответил тот, садясь за стол.  — Только ты же понимаешь, подобную информацию быстро добыть не получится…
        — А вот сливать меня другим охотникам не стоит,  — вкрадчивым тоном сказала женщина.
        — Даже в мыслях не было,  — глазом не моргнув, соврал ботан.  — Я о таком и подумать не мог!
        — Ты? И не подумал?  — удивленно заморгала она, садясь в кресло напротив хозяина.
        — Безымянная, я тебя почти тридцать лет знаю,  — замахал руками тот.  — Но ты права, была такая мыслишка…
        — А чтобы она не вернулась в твою лохматую голову, Ферт, предупреждаю: если до отлета с планеты со мной что-то случится, информация о том, с кем работал ты лично, семьи Ботави вообще, и ваша разведка в частности, а также факты о методах этой работы, окажутся в свободном доступе в голонете,  — тем же вкрадчивым тоном продолжила женщина.
        Торговец информацией дернулся, как от удара током, и потянулся рукой под стол. Но сразу же замер, когда ему в лоб воткнулся фокусирующий раструб DL-44. Момента, когда однорукий оказался около него, а твилек, присев на одно колено, взял на прицел дизраптора входную дверь, он так и не уловил.
        — И еще, здание контролируют семь бойцов с тяжелым вооружением. Это так, для общей информации,  — сообщила "забрачка", блефуя, но, поди, проверь.
        — Все-таки ты действительно изменилась, Скайуокер,  — откинувшись в кресле, и, демонстративно подняв руки, произнес тот.  — Ладно, сто тысяч, и через два часа тебя найдет мой посыльный.
        — Совсем другое дело,  — улыбнулась Шми.  — В кошельке…
        Ботан открыл коробочку, и высыпал на лохматую ладонь несколько пластинок кредитов, между которых оказался чип банковской карты с эмблемой одного из кореллианских банков.
        — Можно?  — на всякий случай уточнил он, и, дождавшись кивка женщины, вставил его в считывающее устройство на крышке стола.
        Ввод пароля и обмен информацией занял всего пару секунд - еще бы - ботан-торговец информацией на средствах связи не мог экономить по определению.
        — Остальные 39 550 кредитов я передам твоему посыльному,  — пообещала Шми.
        — Отлично. Так и договоримся,  — согласился тот, и задумчиво добавил.  — Видимо, мне действительно придется попрощаться с Бастином. Подумать только, он едва не украл у меня шестьдесят тысяч кредитов!
        Из черного хода кантины они вышли через полчаса, и, пройдя по грязным переулкам, оказались на рыночной площади. Там, среди столпотворения представителей сотен рас со всей Галактики, они заглянули в несколько палаток, купили свежих фруктов, и направились к космопорту, где находился их корабль.
        Поднявшись на борт, казалось, готового развалиться YT-1150, Брик, первым делом, прекратил безобразие под названием "игра в сабакк на раздевание", которую его бойцы устроили с владелицей корабля Линдой Тод - стервозной кореллианкой с вполне неплохой фигурой, подрабатывающей контрабандой. То, что за девушкой нужен глаз да глаз, татуинец понял уже давно. Не то, чтобы эта Линда представляла серьезную опасность, но своим безрассудством могла их всех погубить. Да что там всех, капитан удивлялся, как она до сих пор еще жива.
        Когда поднялся вопрос о посещении старого знакомого Шми, речи о том, чтобы лететь на Орд-Мантелл на собственном корабле не было изначально. В условиях, когда за ее голову кто-то объявил награду, даже близкие друзья способны предать, что уж тут говорить о торговце информацией, а по совместительству резиденте ботанской разведки. Ферт Брук до их отлета, конечно, не стал бы рисковать, но не более того. Скайуокер была уверена, через пару часов он найдет покупателя, и передаст ему и тип корабля, и спектральную характеристику двигателей, и его гравитационный и магнитный портрет.
        В принципе, еще оставался вариант с ликвидацией ботана, но этот хитрец обещал передать информацию о заказчике только через два часа. За это время, он не только мог оказаться в любой точке планеты, но и вообще покинуть ее. А для слежения за ним у небольшого отряда ресурсов не было.
        Потому они и взяли на абордаж первый попавшийся фрахтовик, предложив капитану простой выбор: или найм с двойной оплатой плюс ремонт за их счет, или смерть.
        И им, как назло попалась эта больная авантюристка. Что делает нормальный разумный, после того, как противник неожиданным залпом уничтожил турели, и вскрывает стыковочный люк, а у тебя всего пара охранных дроидов и спортивный бластер?  — Правильно, сдается и старается не провоцировать пиратов. Вместо этого, Линда устроила стрельбу, в том числе по возникшей в дверях шлюза фигуре в мандалорской броне.
        Уж, каким чудом Шми ее не пристрелила - непонятно. Но как только пленнице был выдвинут ультиматум, она устроила яростный торг об условиях найма. Впрочем, достаточно было взглянуть в глаза девушки, чтобы понять - она "на крючке", и согласится участвовать в авантюре даже даром.
        — Вылет через час,  — сообщила Скайуокер, проводив недовольным взглядом троих полуголых гвардейцев и девушку, из одежды на которой остались лишь трусики и майка.
        — Будь мы в армии, банта пуду, вас бы ждало мытье палуб и чистка гальюнов до возвращения Архитекторов!  — многообещающе сказал Брик, что значило: "Это вас и ждет, как только посторонняя покинет борт".
        Конечно, в их отряде требования уставов соблюдались не так строго, как в других подразделениях ПСОН, но всему должна была быть мера!
        — Вас что-то тревожит?  — обратился капитан к Шми, когда более-менее навел порядок в команде, и вышел на пандус, где та сидела, вглядываясь в фиолетовое небо.
        — Не знаю, стоило ли брать вас с собой,  — задумчиво ответила женщина, и пояснила.  — От всего происходящего за парсек разит подставой. Понимаешь, Болт, "свободный приз", это очень специфический вид контракта у охотников за головами. Обычно, контракт берет конкретный охотник, и он становится недоступен для других. Это сделано гильдиями и конторами, чтобы исключить междоусобицу. Деньги сразу берет посредник, и он же гарантирует исполнение. А тут кто-то в частном порядке пообещал за мою голову вознаграждение, а контора только выступила гарантом оплаты, взяв с него процент… Полный бред, если задуматься. При таком варианте, какой-нибудь отморозок может посчитать заказчика более легкой добычей, и забрать у него приз, да и все остальное в придачу.
        — Или жертва первой до него доберется,  — продолжил мысль Брик.
        — Верно. А как ты видел, установить личность заказчика не так уж сложно.
        — Значит, вы считаете, что это ловушка?  — уточнил он.
        — Уверена,  — кивнула Скайуокер.  — Но отсиживаться на Набу или прятаться - не выход. Рано или поздно, кто-то до меня доберется, или, что хуже, могут пострадать мои близкие.
        — Значит, действуем как обычно, по ситуации?  — нарочито небрежно сказал парень.
        — Куда мы денемся!  — хлопнув его по плечу, сказала Шми, вставая на ноги.
        Посыльный, молодой ботан в одежде торговца, явился, как и было оговорено, точно в назначенное время. Поговорив со Шми пару минут, он передал ей инфочип, и поспешил удалиться.
        — Болт, Линда, взлетаем немедленно!  — скомандовала она, взбежав по аппарели.  — Курс к точке рандеву.
        Уже через полчаса, звезды за остеклением рубки вытянулись в линии, и фрахтовик скрылся в изнанке пространства. А те, кто были на его борту, даже не догадывались о том, что только что чудом избежали гибели, на десять минут разминувшись с вошедшим в систему Сверкающего Бриллианта легким крейсером типа "Гонзати" с четверкой истребителей на внешней подвеске.
        — Сколько до выхода из гипера?  — спросила, входя в рубку, Скайуокер.
        — Моя "Ветреная Леди" будет на месте через четыре часа…  — ответила Линда, оторвавшись от приборов, и пораженно замерла, увидев нанимательницу без грима.
        — Подбери челюсть, девочка,  — сказала ей Шми.  — Да, я человек, а не забрак. И обдумав все, я хочу извиниться перед тобой… Боюсь, я втянула тебя в очень неприятную историю. Не буду ходить вокруг да около. Чтобы ты знала, во что ввязалась, за мою голову назначил награду отдел безопасности и сбора денежных средств Межгалактического Банковского Клана,[31 - Силовая структура Межгалактического Банковского Клана. С одной стороны профессиональный рэкет, с другой, некая помесь армии, полиции и спецслужб в нормальных государствах.] а точнее, лично заместитель его начальника. И он очень скоро умрет.
        Девушка некоторое время сидела молча, осмысливая то, в какой ситуации оказалась, а потом, с прищуром взглянув на Скайуокер, спросила:
        — Я так понимаю, теперь разговор об увеличении платы за фрахт вновь уместен?
        — Да,  — кивнула та.  — В качестве бонуса, ты получишь шанс выжить. Собственно выбор у тебя небольшой: уйти, и ждать пока тебя найдут, попытаться самой получить приз, и, наконец, пойти с нами до конца. В последнем случае, ты, скорее всего, погибнешь вместе с нами. Но в двух других ты погибнешь гарантированно.
        — Личинка хатта!  — спрятав лицо в ладони, воскликнула она.  — С какими сумасшедшими я связалась… Но мне ваш третий вариант нравится. Как и условия оплаты!
        Кивнув своим мыслям, Шми по очереди взглянула в глаза каждому из членов своего отряда, и, набрав в грудь побольше воздуха, начала:
        — Как вы все уже поняли, наша цель находится на Муунилисте. А предварительный план такой…

        Помощнику сенатора, Главе Ордо Механикус
        Майору R2-D2 л.и. Эрдваныч
        Высшего инквизитора Ордус Еретикус[32 - Контрразведка личной спецслужбы Г.Г.]
        Ордо Механикус WAC-23 л.и. Второй
        Докладная записка.
        Секретно. Для личного ознакомления, и принятия решения.
        Доступ категории АА. Архивному хранению не подлежит.
        Хранение копий: Копия № 1 - ИЗУ категории ААА[33 - Индивидуальное запоминающее устройство высшей категории секретности. При попытке извлечения, несанкционированного изменения или удаления информации, а также по прямому приказу дроида-носителя, приводит в действие систему самоуничтожения.] отправителя. Копия № 2 - ИЗУ категории ААА получателя. Всего: 2(две) копии. Промежуточные носители подлежат физическому уничтожению. Перечень носителей прилагается (всего 5 единиц, из них 2 дроида).
        Создатель, после первичного анализа информации, полученной по теме "Наследие" от агента "Призрак", установлено:
        1.  — Как и предполагалось, на объекте выпускают продукцию.
        2.  — Подтверждено, что продукция выпускается по известным чертежам.
        3.  — Объем выпуска готового продукта соответствует третьему варианту прогноза.
        4.  — Контроль качества готовой продукции осуществляется, благодаря знанию инструкций и преданности Фирме. Вместе с тем, агентом "Призрак" выявлено негласное применение технических средств контроля.
        Данное оборудование устанавливается непосредственно в процессе сборки, и имеет интерфейс, согласованный с вычислительным оборудованием продукции. Программирование оборудования осуществляется непосредственно перед установкой. Конструкция обеспечивает только возможность контроля и коррекции, без изменения первоначального кода, с использованием оборудования объекта.
        В связи с вышеизложенным, агентом "Призрак" было принято решение о приостановке плана, связанного с внесением дополнений в инструкции. Кроме того, агент сообщает, что пользуется первым образцом продукции, и обнаружил один экземпляр новой продукции. По полученным описаниям, с вероятностью 92 % образец тождественен фигурирующему по теме "Защитница".
        Дальнейший анализ полученных материалов проводится лично мной. Передача исходных данных при личной встрече.

        Резолюция майора ПСОН, Главы Ордо Механикус R2-D2:

        Первое. "Призрака" из списка ликвидации исключить. Пусть продолжает разработку первого образца, в целях дальнейшего его использования в наших целях. Второе. Передать "Призраку" директиву "Заря-2" и приказ отслеживать новый образец. Для этой цели, разрешить вербовку дополнительных оперативников из состава дроидного технического персонала объекта. Третье. Разработать методику извлечения средств технического контроля, без разрушения продукции. Для этой задачи привлечь персонал лаборатории № 28 и НИИ-6.[34 - Кодовые обозначения режимных медицинских программ королевства и коллективов их осуществляющих.] Общее руководство и обеспечение режимных мероприятий - генерал ПСОН К. Панака. Четвертое. Аналитические материалы по количеству, структуре и методам применения продукции передать исследовательской группе № 2/13 ГШ ПСОН. Ответственный - полковник Вил.

        Набросав резолюцию, и отправив ее Второму по каналу спецсвязи, я смачно выругался. Известие о том, что лояльность клонов при выполнении приказа № 66 обеспечивалась не только методами классической промывки мозгов и генетически закрепленным послушанием, но еще дополнительными чипами, здорово ломала мне все планы. Даже если мне удастся разработать простой и быстрый способ их извлечения, даже если удастся положить "под нож" всю ВАР, даже если удастся привлечь к этой работе весь доступный медперсонал, это приведет к полной небоеспособности армии в течение нескольких дней. А это, в условиях войны, недопустимо. Как недопустимо и поэтапное извлечение чипов - узнает Палпатин, и все - в лучшем случае силы одной из сторон будут намного меньше, и другая их быстро уничтожит, не допустив войны на два фронта. Ну, и наихудший сценарий: половина легионов за одних, половина за других, плюс КНС, плюс Вонги, плюс еще кто-то вылезет, те же Сси-руу или Нагаи, к примеру… Только Темных Богов не хватать будет.
        — Что-то случилось?  — встревоженно спросила Оникс.
        — Да нет, ничего,  — ответил я, и, развернув сенсорный блок назад, попросил.  — Джей, дорогая, рассчитай курс к Орд-Мантеллу. Там, помнится, в отчетах было, один ушлый торговец информацией обитает. Ферт Брук, кажется. Думаю, если его хорошо попросить, он много чего интересного рассказать сможет.
        — Сейчас, милый,  — отозвалась дроидесса, рассчитывая курс.  — Будем на месте через восемь часов.
        — Ну, так чего же мы ждем?  — спросил я.
        — Ничего,  — коротко ответила та, и активировала гипердрайв истребителя.

        Глава 4
        Среднее Кольцо. Система Сверкающий Бриллиант. пл. Орд-Мантелл. 15 суток до начала Войны Клонов.

        Опоры рейсового пассажирского корабля проскрежетали по пластобетону летного поля космопорта, и разномастная толпа пассажиров последовала к выходам, ныряя в раскаленный кисель нагретого белой звездой воздуха. Энакин Скайуокер вышел из корабля одним из последних, все же нервное напряжение последних дней его изрядно вымотало, и вставать с удобного кресла не было никакого желания. Да и до назначенного Эрдванычем времени встречи было почти двадцать часов. Это дроиду с Набу лететь и лететь, а падавану, чтобы добраться сюда с Ансиона, хватило всего одной пересадки. Самым сложным было найти попутный транспорт, это ведь не Центральные Миры, где в любом космопорте точно есть корабль, вылетающий именно сегодня, и именно в нужном направлении.
        К счастью, парню удалось отыскать одного торговца, согласившегося подбросить его до Дорина. Вот только за преждевременный вылет он запросил три тысячи кредитов - раз в десять больше, чем обычно стоил такой перелет.
        Энакин тогда сильно приуныл, подумывая вернуться к учителю надеясь, что Эрдваныч с Квай-Гоном сами смогут помочь Шми. Но с деньгами неожиданно помог Хран - искусственный интеллект его комлинка, подаренный пять лет назад астромехом, и с тех пор ставший падавану настоящим другом и незаменимым помощником. Он просто предложил пройти к ближайшему банковскому терминалу, и снять со счета столько денег, сколько необходимо.
        — Хран, а почему ты мне раньше не говорил, что имеешь доступ к банковским счетам? И сколько там вообще?  — задал давно мучивший его вопрос Энакин.
        — А я знал!?  — удивился искин комлинка.  — Мне R2-D2 при крайней связи код сбросил. А на счетах Королевского Банка Набу, Саластского Кредитного и Корусантского Строительно-Инвестиционного в общей сложности 2 196 400 кредитов. Еще пятьдесят тысяч пегаттов в Банке НарШаддааТрейд.
        — Сколько!?  — пораженно воскликнул падаван.  — За что?
        — За уничтоженную станцию управления дроидами Торговой Федерации, за спасение монарха Набу, плюс "боевые" за участие в спецоперации на Нар-Шаддаа, плюс проценты. И еще то, что на твой счет переводила мама - по 20 % зарплаты тебе и Ассажж. Профессора Набуанской Академии, которые работают на оборонную промышленность и являются секретоносителями, знаешь ли, имеют доход не ниже, чем у членов Королевского Консультативного Совета… Ну, не кисни! Мы ее обязательно найдем,  — пообещал Хран.
        — Если бы ты мне раньше сказал, что у меня столько денег, я бы у этого контрабандиста его корабль купил, и мы бы не потеряли день на Дорине,[35 - Дорин - родная планета расы Кел-Дор. Располагается в Регионе Экспансии, координаты J-8. Важный узел гиперпрострагственных маршрутов.]  — немного успокоившись, произнес Скайуокер, направляясь к выходу из космопорта.
        — И ждали еще сутки тут,  — продолжил за него Хран.  — Да и зачем тебе то корыто? Я, пока летели, в его систему влез. Это ужас какой-то! Там средний остаточный ресурс 19,76 %, а у половины оборудования - меньше десяти. Даже навигационная база у него двенадцатого года.
        — В смысле?  — не понял юноша.  — Это же не Корусант, здесь базы годами не меняют.
        — Ты не понял,  — поправился Хран.  — Она не прошлогодняя. То есть двенадцатого не от Ресинхронизации, а двенадцатого от Руусанской Реформации.
        От подобного известия Энакин аж сбился с шага. Летая по подобному старью, они имели определенный шанс угодить при выходе из гипера в какой-нибудь астероид, комету или микротуманность, что под действием гравитационных возмущений изменили свои орбиты и положение в пространстве.
        — Не бойся. Я по нормальной базе курс проверил,  — успокоил его искин.
        Так, переговариваясь по гарнитуре комлинка, падаван, пройдя мимо рядов ангаров и складов, оказался в жилом районе. Точнее в части города, где жили работники космопорта, сотрудники транспортных компаний, и располагались гостиницы и увеселительные заведения для наиболее обеспеченных космических путешественников. Сейчас, в полдень по местному времени, улицы были практически пусты, лишь то тут, то там шныряли дроиды-уборщики, да дети различных рас, как обычно, наплевав на жару, искали приключений на пятую точку.
        Энакину это место понравилось, и архитектурой с причудливыми двух-трехэтажными домиками, увенчанными круглыми куполами, и обилием зелени, и какой-то уютностью, что ли. Даже дневная смена шлюх, укрывающаяся от жары в переулке около кантины с вывеской в виде летящего среди астероидов корабля, не вызывала отвращения. Во всяком случае, многие представительницы корусантской элиты выглядели куда более вульгарно и еще менее опрятно.
        Решив перекусить, он зашел в кантину, и, устроившись за угловым столиком около окна так, чтобы видеть входную дверь и происходящее на улице, заказал у дроида-официантки какой-то местный салат, котлеты из нерфятины и стакан тоника.
        Пока несли заказ, Скайуокер осмотрел зал заведения. Народа в нем было немного. Несколько торговцев через столик от него неспешно обсуждали детали какой-то сделки, то и дело жалуясь на высокие налоговые ставки и завышение пошлин на планетах Корпоративного Сектора. В противоположном от него углу двое ботанов, потягивая пиво, явно кого-то дожидались, да еще за одним из столиков о чем-то щебетала компания из четырех девушек - двух тогрут, зелтронки и саластанки.
        — Ваш обед, сэр,  — сообщила подъехавшая дроид, ставя поднос с тарелками на стол.  — С вас двадцать шесть кредитов.
        — Хран, переведи,  — попросил Энакин, отхлебнув прохладного напитка.
        Конечно, здешняя жара на Татуине считалась бы достаточно прохладной погодой, но за десять лет он уже успел отвыкнуть от такого, и сейчас хотел побыстрее утолить жажду. Но, неожиданно, едва не поперхнулся, услышав обрывок фразы брошенной одним из ботанов. Что конкретно они говорили, падаван разобрать не мог, так как по-ботански знал всего несколько фраз, но четко уловил фамилию "Скайуокер".
        Стараясь не выдать волнения, он не спеша продолжил обед, в Силе наблюдая за заинтересовавшей его компанией, к которой присоединилась женщина их расы. А они явно никуда не спешили, наслаждаясь едой и неторопливо разговаривая о чем-то своем. Энакину пришлось заказать уже третий стакан тоника, а ботаны и не думали уходить.
        Изредка бросая на них настороженные взгляды, парень все больше разочаровывался. Судя по всему, это была семья - отец и брат с сестрой. Никакие не торговцы информацией и, уж тем более не наемники или шпионы. Он даже стал сомневаться, действительно ли услышал собственную фамилию, или ему это просто показалось, но отступать не хотелось. Правда, спустя час, пришлось покинуть кантину, ведь молодой парень, одиноко сидящий за столиком и один за другим попивающий безалкогольные напитки, выглядел странно, да и хозяин кантины, весьма упитанный саластанец стал на него уж слишком пристально коситься.
        Побродив в округе еще полтора часа, окончательно потеряв терпение и злясь на всех собакомордых вообще, и конкретно этих троих в частности, Скайуокер уже собирался уходить. Тем более что давешние путаны, в очередной раз предложили ему развлечься, сбросив цену уже до 50 кредитов с начальных полутора сотен.
        — Мита, я же сказал, нет,  — отмахнулся от одной из проституток Энакин.  — Может, я тебе просто пятьдесят кредитов дам? Только отвяжись.
        Говорливая представительница древнейшей профессии уже успела не только представиться ему сама и представить своих "сотрудниц", но и поведала, что таким образом зарабатывает на учебу, что хочет полететь на Корусант и вообще "не такая". Она, конечно, врала, что отчетливо ощущалось в Силе, но сейчас ему было не до того, ведь трое ботанов как раз в этот момент вышли из дверей кантины, и направились в сторону космопорта.
        — Ого, девочки! Куда уж нам?  — проследив за его взглядом, хохотнула она.  — У мальчика виды на консульшу Ботавуи.
        — У меня вообще-то девушка есть,  — возмутился Энакин, но вступать в спор со скучающими шлюхами не стал, боясь потерять ботанов из виду.
        Решив действовать прямо, парень уверенно пошел следом за ними. Хорошо обдумав сложившуюся ситуацию, он пришел к выводу, что наилучшим выходом будет прямо спросить, что тем известно о Шми Скайуокер, ведь ложь, в случае чего, он мог легко определить, а устраивать игры со слежкой, было по меньшей мерее глупо - вдруг ему действительно послышалось, и он еще несколько часов потратит впустую.
        — Господин!.. Э-э?..  — окликнул он старшего из ботанов, когда до них осталось не более десятка шагов.
        — Да, молодой человек?  — обернувшись, откликнулся тот.
        — Простите, но так получилось, что я невольно подслушал ваш разговор. Вы упомянули фамилию Скайуокер?..  — начал было излагать давно заготовленную версию Энакин, но был прерван горестным жестом ботана.
        — Дожились! Нельзя и шага ступить, чтобы тебя не посчитали шпионом или информатором,  — сокрушенно начал он.  — Это расизм какой-то! А вы, такой молодой, и уже занимаетесь охотой за головами. Зачем это вам? Из вашей братии сегодня вы уже третий, и всем нужно одно и тоже.
        — Ну, так, сколько вы хотите?  — спросил Энакин, понимая, что, во-первых, его отчего-то приняли за наемника, а во-вторых, что собакоголовый нагло врет, и просто набивает цену.
        — Две тысячи, и я организую вам встречу с тем, кто владеет необходимой вам информацией,  — моментально ответил тот, и как бы извиняясь, добавил.  — Я же предупреждал, мы простые путешественники.
        — А я твилечка-танцовщица,  — хмуро произнес Скайуокер.  — Можешь хотя бы сказать, что это за история с ней связана?
        — По-моему, об этом уже каждая шлюха на Орд-Мантелле знает, но так и быть,  — вздохнув, ответил тот.  — Безымянную, или, как ее еще называют, Шми Скайуокер, кто-то заказал. И сейчас она ищет заказчика. Вчера объявилась тут, а сегодня уже от вашего брата на планете не протолкнуться. Неужели вы надеетесь, что она настолько глупа, что вернется сюда?
        — Но ты знаешь того, кто знает, куда она направилась?  — стараясь не выдать волнения, уточнил Энакин.  — И готов дать мне эту информацию за тысячу кредитов?
        — Конечно,  — легко согласился ботан, кивнув дочери.  — Камила.
        Девушка достала из сумки датапад, и протянула его падавану, но, когда тот пикнул, удивленно заморгала, а проверив что-то, показала изображение отцу.
        — Приятно иметь дело с серьезными клиентами, которые не скупятся на серьезную технику,  — криво усмехнулся он.  — Но хотел бы вас предупредить, многие не вполне разумные, которые хранят информацию на датападах, которые так легко взломать, могли бы обидеться на подобное.
        — Уверяю вас, я только взломал ваш пароль доступа, и перевел на один из ваших счетов оговоренную сумму,  — извиняющимся тоном сказал парень, надеясь, что Хран действительно ограничился только этим.
        — А вы весьма самоуверенный молодой человек, но я благодарен вам за маленький урок. Доченька, когда мы доберемся до Ботавуи, не забудь напомнить мне, чтобы я уволил нашего ледоруба,[36 - Термин, обозначающий хакера в ЗВ, также может относиться к экспертам по IТ-безопасности, и прочим компьютерщикам.]  — вздохнув, распорядился тот, и, поманив пальцем Энакина, прошептал ему на ухо.  — Сегодня, в 22 -00 по местному времени будь в этой же кантине.[37 - Сутки на Орд-Мантелле, как и на Набу - 26 часов, так что 22 -00 это, так сказать, детское время.]
        — Благодарю вас,  — кивнул Скайуокер.
        — А я вас,  — ответил ботан.  — На этом, мы, пожалуй, расстанемся. Всего доброго.
        Развернувшись, Энакин побрел назад. То, что он узнал, глубоко шокировало его, ведь во время короткого сеанса связи, дроид, не вдаваясь в подробности, сообщил ему только то, что Шми в беде, а сейчас выходило, что на его мать объявлена охота.
        — Что, мальчик, отшили тебя?  — посмеиваясь, спросила Мита, когда он проходил около кантины.
        Но Скайуокер никак не стал реагировать на шутку, а вместо этого спросил:
        — Не подскажешь, где тут можно снять комнату до утра?
        — Вот еще!  — фыркнула та.  — Я вообще-то работаю тут, и, заметь, не справочной.
        — Не вопрос, на,  — хмуро сказал он, протягивая той несколько кредитных пластинок.  — И учти, меня твои профессиональные услуги не интересуют.
        — Ладно,  — легко согласилась проститутка, спрятав деньги, и назвав несколько наиболее приличных отелей района, и, решив еще раз попытать счастье, уточнила.  — Может, все-таки, еще чего-то хочешь?
        — Нет,  — отмахнулся падаван, но, подумав, уточнил.  — Что-то я не очень ботанам доверяю… А ты случайно ничего не слышала о некой Шми Скайуокер?
        Еще по жизни на Татуине, Энакин знал, что самые осведомленные разумные в Мос Эйсли - местные шлюхи, и не сомневался, что и в других уголках Галактики картина похожая. Конечно, большая часть этой публики состояла из непробиваемых дур, но те, которые имели, в дополнение ко всему, еще и голову на плечах, были ценными источниками информации, чем в частности охотно пользовались твилеки, чьи клановые разведки собирали информацию почти исключительно через продаваемых в рабство соплеменниц. Что уж тут говорить, если даже мастер Сайнубе, при помощи которого падаван создал на Корусанте небольшую сеть информаторов, уделял им особое внимание. При этом он делал особый акцент на покровительстве, как самим агентам, так и их хозяевам, что в итоге позволяло не только не тратить на их содержание деньги, но и даже не вмешиваться в разрешение их проблем - обычно достаточно было упоминания о джедае, чтобы любой конфликт разрешился сам собой.
        Но сейчас устраивать игры со шлюхами и их сутенерами времени и желания у Энакина не было, и он пошел по простейшему пути, просто заплатив Мите за информацию. И, как оказалось не зря.
        Спустя час, выпроводив девушку, которая во время разговора не только успела раздеться, но и несколько раз, правда безуспешно, залезть к нему в штаны, парень, развалившись на широкой кровати гостиничного номера, обдумывал то, что стало ему известно.
        А ситуация выходила непростая. Примерно пять стандартных суток назад, кто-то заказал его мать, назначив плату за ее голову в размере полумиллиона кредитов. Падаван и раньше догадывался, что те рассказы о рабстве с шести лет и хозяйке Пи-Липпе, обучившей ее механике, мягко говоря, не соответствуют действительности. На Татуине это еще не было так заметно, но вот в Храме… Энакин поначалу даже поругался с несколькими техниками из обслуживающего персонала, которые были уверены в том, что его забрали из Инженерного Колледжа Куата, или одного из технических лицеев Пракофии, и он просто вешает им лапшу на уши, рассказывая сказки про рабство на Татуне. Но парень и подумать не мог, что его мама - убийца.
        Найти заказ на одном из наемнических ресурсов, для Храна труда не составило. А в нем значилось, что наемница "Безымянная", возможно скрывающаяся под псевдонимом "Шми Скайуокер", разыскивается анонимным нанимателем, как виновная в трех, и подозреваемая в двадцати пяти заказных убийствах. К файлу с данными прилагались три голофото. Самое новое, по всей видимости, было сделано совсем недавно на Набу, второе относилось к тому времени, когда они еще жили на Татуине, а третье изображало молодую, довольно симпатичную девушку со светло-коричневыми, как у него самого, волосами, одетую поверх брони в мешковатую маскировочную накидку, со снайперской винтовкой в руках. В том, что это действительно его мать, сомнений не было. Но настораживало то, что ни конкретной информации по убийствам, в которых ее обвиняли, ни даже каких бы то ни было упоминаний о ее биографии в заказ не включили. Да что там в заказ, информации о наемнице с кличкой "Безымянная" не было даже в голонете, а поиски упоминаний фамилии Скайуокер, давали или информацию о нем самом, или ссылки на несколько сотен статей, монографий и научных работ,
которые мама опубликовала за время работы в Набуанской Академии.
        Однако самое главное началось вчерашним вечером, когда торговец информацией, некий ботан по имени Ферт сообщил о том, что Шми напала на него, и также пообещал премию в сто тысяч, уже чисто от себя, тому, кто убьет ее. И это было странно. Энакин никак не мог понять, зачем тому гарантировать смерть его матери, да еще и так явно давая понять заинтересованным сторонам, что она владеет какой-то опасной для него информацией. Во всяком случае, другого объяснения падаван не видел. Но в то же время подозревал, хоть это и казалось абсурдным, что Ферт не верит в возможную смерть мамы, и перестраховывается, пытаясь показать кому-то, что он сделал все что мог.
        Найдя в сети, при помощи верного Храна, информацию по Ферту и замеченным на планете наемникам и охотникам за головами, имена которых сообщила проститутка, он до самого вечера систематизировал полученную информацию, пытаясь запомнить все мельчайшие детали, касающиеся их.
        Конечно, это было очень утомительно, особенно, когда больше всего ему самому хотелось бежать неведомо куда, и драться неведомо с кем, лишь бы спасти самого родного человека на свете. Но вместе с тем он понимал: чтобы бежать, надо знать куда, а чтобы драться, знать с кем. Во всяком случае, герои тех книг, которые советовал ему читать Эрдваныч, всегда поступали именно так, за исключением тех случаев, когда действовали, поддавшись сиюминутному порыву, и, закономерно, или погибали, или попадали в крупные неприятности.
        Порою, читая про подобных "героев", Энакину хотелось закричать: "Постой, дурак! Остановись и подумай головой! Она у тебя не только чтобы стены ею прошибать!" И сейчас, взглянув на часы, и видя, что до назначенного времени встречи осталось сорок минут, он было дернулся бежать к двери, но, вздохнув, сказал самому себе:
        — А ну стоять, падаван. Думай!
        То, что ему может грозить опасность при встрече с информатором, Скайуокер знал точно. Энакин видел как минимум три варианта, по которым на него могут напасть: во-первых, ботаны могли установить его личность, ведь выходка Храна должна была вызвать их интерес, а в кантине он пользовался для оплаты именным счетом, во-вторых, за информатором могли следить охотники, которые, несомненно, посчитают его конкурентом, и могут попробовать ликвидировать, и, в-третьих, не факт, что Мита не сообщила об интересующемся этим делом странном парне еще кому-то, и этот кто-то не захочет выяснить все подробности в более удобных для него условиях, например в пыточной камере.
        Энакин отлично понимал, что это попахивает паранойей, но с недавних пор ему начал нравиться ореол таинственности, навеянный игрой в шпионов, как в книжках, да и смутное беспокойство, ощущаемое в Силе, сбрасывать со счетов не стоило.
        Проверив, как удобнее откидывать полу туники, чтобы выхватить скрытый под ней меч, он достал из сумки карманный бластер - мамин подарок на позапрошлый день рождения - и поместил его в давно вшитую в тунику кобуру под левой подмышкой. Конечно, попрактиковаться в стрельбе у него не выходило с того памятного дня, когда в магазине Уотто, на таком далеком Татуине он встретил девочку-ангела, но не сомневался, в случае чего, навыки вспомнятся, а Сила поможет.
        Спрятав в сумочку на поясе документы и наличность, проверив, чтобы в оставленной сумке не было ничего подозрительного, он вылез в окно, прошел по узкому, не шире дюйма, выступу между вторым и третьим этажами, за угол, и, помогая себе Толчком Силы, перелетел на куполообразную крышу соседнего дома.
        — А главное, так намного веселее, чем просто идти на встречу с очередным скучным торговцем информацией,  — прошептал он, взбираясь наверх по крутому скату купола.  — Хран, просканируй вон те дома.
        Подняв руку, он поочередно направил ее на самые высокие здания, окружающие расположенную в двух кварталах от него кантину.
        — Обнаружен органик с бластерной винтовкой,  — сообщил искин, когда Энакин уже разочарованно вздохнул, указав на последний подозрительный дом напротив заведения, где намечалась встреча.  — Даю картинку.
        Над комлинком возникло голографическое изображение парапета опоясывающего крышу дома, а за ним, подперев голову руками, вглядываясь в происходящее на улице, застыл какой-то тип в плаще, на сгибе локтей которого лежала бластерная винтовка с массивным прицельным комплексом.
        — Даже так?  — скептически хмыкнул падаван, и, разбежавшись, вновь помогая себе Силой, перепрыгнул на соседнее здание.
        Пройдя по крышам примерно полпути, Энакин спустился на землю, и через дворы и переулки дошел до нужного дома, где, отыскав лестницу, поднялся до самого края парапета, всего в полутора десятках метров от стрелка. Незаметно снять снайпера для него проблемой не было, но, во-первых, это могла быть просто предосторожность страдающего излишней паранойей торговца информацией, а, во-вторых, его могли контролировать, через определенное время связываясь через комлинк. Значит, надо было поступить хитрее.
        Замерев на лестнице, парень слился с Силой, и мысленно потянулся к снайперу. Точнее к его оружию, как на тренировках по созданию меча, изменяя свойства энерговода. Но если в мече ему надо было добиться идеального контакта энерговода и кристалла, то тут задача была обратной, и намного более простой.
        "Если все будет нормально, я тебе возмещу стоимость бластера, а если нет… Что ж, стрелять из неисправного оружия немного опасно для жизни",  — подумал Скайуокер, спускаясь по лестнице.
        Ко времени встречи он едва успел, придя к кантине с противоположной от отеля стороны - пусть те, кто следили за ним, если конечно следили, гадают, как и когда он ушел из-под наблюдения. А пройдя в зал, сразу направился к столику, за которым сидели двое ботанов - один пожилой, больше всего напоминающий старичка-школьного учителя, и молодой, если судить по одежде, бизнесмен или чиновник. Компанию им составлял человек довольно внушительных габаритов с замотанной бинтами правой рукой.
        — Не помешаю?  — спросил Энакин, присаживаясь за стол.
        — Пошел отсюда, парень, у нас деловая встреча,  — недовольно огрызнулся амбал.
        — И как, много сами с собой вопросов решили?  — поинтересовался тот, прикидывая расклад.
        А ситуация ему откровенно не нравилась. То, что торговцу информацией не сообщили, с кем именно он должен встретиться уже смущало. Да и охрана в лице всего одного покалеченного громилы никак не вязалась с присутствием снайпера. Что характерно, снайпера одиночки - будь тот частью системы охраны ботана, подобраться к нему практически вплотную не вышло бы, даже, несмотря на способности джедая. Впрочем, этого Энакин утверждать не мог, уже не раз сталкиваясь с подобным, когда, казалось бы, простые и логичные вещи вызывают у других удивление, а то и непонимание. Оставалось дальше пытаться прокачать доступную информацию, и выяснить как можно больше косвенным путем. А для этого стоило сбить информатора с толку.
        — Я Энакин Скайуокер,  — продолжил он, решив действовать прямо.  — Мне сказали, что вы знаете, кто заказал мою мать, господин Ферт Брук. Неужели вам не передали?
        — Представь себе, нет,  — после минутной паузы ответил тот.  — Если бы я знал это, встреча бы не состоялась. Собственно, я и сейчас не смею тебя задерживать…
        — Ну уж нет,  — отрезал Скайуокер.  — Ты, так или иначе, сейчас мне все расскажешь. А я, так и быть, попробую сделать так, чтобы ты пережил сегодняшний вечер.
        — Не очень разумно угрожать и хамить мне, мальчик,  — довольным тоном ответил ботан.
        — Не очень разумно попадать в такие детские ловушки, Ферт,  — копируя тон собеседника, произнес Энакин.  — Как ты думаешь, кого ожидает снайпер на крыше соседнего дома: джедая или одного торговца информацией?
        Конечно, падаван сказал это "на удачу", но по тому, как напрягся ботан и его сопровождающие, понял, что угадал. И, пока те переглядывались, пытаясь понять, как такое получилось и что делать, продолжил выдвигать гипотезы:
        — Не удивлюсь, если вам даже не сказали, что моим… посредником, благодаря которому я вышел на вас, стал отец некой Камилы, консула Ботавуи…
        — Тварь!  — только и прорычал собеседник, прикрыв морду руками.
        — Интересно, что же такого мама знает, что вас решили "уволить" только за то, что она может остаться в живых…  — вновь озвучил предположение парень, у которого в голове, наконец, все факты сложились в четкую и простую картину. Вот только то, что случилось дальше, он никак не мог предвидеть.
        Младший из ботанов, с каждой фразой все больше нервничающий, неожиданно потянулся рукой к вороту пиджака, и, выхватив карманный бластер, направил его на старшего, но выстрелить не успел. Громила, с неожиданным для его размера проворством, схватил кухонный нож, и, перегнувшись через стол, воткнул его в горло стрелка, с такой силой, что явственно стало слышно, как тупая железка скрежетнула по позвоночнику.
        — А вот теперь, абсолютно точно, пора уходить,  — прозвучал, в наступившей в кантине тишине, голос Ферта.
        — Я проверю,  — сообщил здоровяк, вытирая с лица кровь убитого, и, встав из-за стола, развернулся к служебному входу.
        — Не туда!  — наконец отойдя от шока, крикнул Энакин, и, наклонившись к ботану, уже тише пояснил.  — Снайпера я обезвредил, но возле черного хода могут быть другие…
        — Не могут, а точно есть,  — подтвердил Ферт, и быстро пошел к главному входу.
        А едва они, под нарастающий сзади гам и крики вышли на улицу, окрестности залила яркая вспышка света, а уши заложило от оглушительного хлопка.
        — Ты же сказал, что обезвредил?..  — поднимаясь с земли и отряхиваясь, спросил ботан.
        — Он плохо следил за винтовкой,  — ответил Скайуокер, пытаясь выглядеть спокойно.  — Куда теперь?
        Но ответить Ферт не успел. Его охранник в этот момент выхватил бластер и стал стрелять куда-то в зал, но свалился с прожженным животом. Все-таки нормально стрелять с "нерабочей" левой руки тот не мог. А Энакин, подхватив ботана, поспешил в сторону переулка. Впрочем, добежать им не удалось. Из дверей кантины выбежали двое викваев, один из которых сразу же стал стрелять в них.
        Стараясь прикрыть торговца информацией, падаван сорвал с пояса меч, и стал отражать выстрелы нападающих, рассчитывая, как их получше обезвредить. И в этот момент открыл огонь второй виквай.
        — Хатт!  — только и успел выругаться Скайуокер.
        Оставляя позади дымные хвосты, из оружия наемника одновременно вылетели четыре ракеты размером с электронный щуп-тестер, и, описывая причудливые спирали, помчались к нему.
        Толчком Силы Энакину удалось отбросить снаряды, два из которых довольно сильно взорвались, ударившись о синтобетон дорожного покрытия, а еще два умчались куда-то вверх. И, чтобы не дать ракетчику выстрелить во второй раз, Скайуокер, перебросив меч в левую руку, выхватил бластпистолет и, сконцентрировавшись, как объяснял ему Эрдваныч, на течении Силы и оружии, дважды нажал на спуск.
        Два сгустка плазмы молниями вспороли темную улицу и поднятую взрывами пыль, и закончили свой короткий бег, разорвав головы обоих нападавших. А сзади, где-то за спиной будущего джедая, что-то еще взорвалось.
        — Хатт! Ферт, ты жив?  — крикнул он, оглядываясь, уже понимая, что произошло - одна из ракет таки нашла свою цель.
        Но это оказался не ботан. Около стены дома, напоминая сломанных кукол, в неестественных позах лежали две женщины - давешние проститутки, одной из которых была та самая Мита. Не то чтобы он испытывал к ней какие-то чувства, но парню вдруг стало до боли жаль сообразительную и жизнерадостную девушку, даже, несмотря на ее неблаговидную профессию. Как минимум, он бы с удовольствием увидел на ее месте того же Ферта. Парень, было, дернулся подойти, помочь, но подскочивший ботан уже дернул его за рукав.
        — Нам надо уходить, джедай. Сейчас здесь будет не протолкнуться от полиции. Этих бездельников, когда стреляют, обычно нигде нет, но вот после стрельбы…
        Чтобы не потерять из виду шустрого, несмотря на рост и возраст, ботана, Энакину пришлось перейти на бег.
        — Куда мы теперь, Ферт?  — на бегу спросил падаван, наконец догнав того.
        — Надо срочно убираться отсюда,  — тяжело дыша, отозвался торговец информацией.  — Местная полиция хоть и ужасно трусливая, но свое дело знает отлично. Город скоро перекроют, и начнется проверка… Ублюдок, хотел меня списать! Поверить не могу!.. Это я не тебе.
        — Кто хотел?
        — Не важно,  — отмахнулся ботан.  — Садись.
        Запрыгнув вслед за Фертом в припаркованный в одном из переулков спидер, Скайуокер с интересом стал наблюдать, как тот, вскрыв панель управления, копается в проводах. Собственно, после оставшейся позади кучи трупов, угон уже не казался Энакину таким уж серьезным правонарушением.
        Как оказалось, ботан отлично знал местность, и, покружив буквально две минуты по полупустым улочкам более бедной части города, они, миновав ряды каких-то складов и свалку корабельного оборудования, вылетели на трассу, по которой нескончаемым потоком двигались грузовые спидеры, везущие товары в космопорт и из него.
        — Вроде выбрались?  — неуверенно, то ли сказал, то ли спросил он, обгоняя очередной еле ползущий грузовик.
        — Тогда, может, вернемся к моему вопросу?  — предложил Энакин.
        — Само собой,  — откликнулся тот, сворачивая с трассы, и чуть убавив скорость над полями.  — Но я сейчас чуть занят управлением…
        В тот же миг, как будто подтверждая его слова, спидер заложил крутой вираж, облетая возникший в свете фар влагоуловитель, почти такой же, как на Татуине.
        — Может, хоть объяснишь, кто на нас напал?  — пару минут спустя, когда они выбрались на очередную дорогу, спросил падаван.
        — Наемники, может наемные убийцы…  — рассеянно отозвался Ферт.
        — Это я и сам понял,  — злясь оттого, что ботан явно пытался уклониться от разговора, огрызнулся Скайуокер.  — Меня интересует, кто их нанял. Не твой руководитель, случайно?
        — Скорее всего…  — подумав, ответил тот, и, бросив на Энакина недовольный взгляд, добавил.  — А все из-за твоей мамаши. Зачем ей было "воскресать" через двадцать лет…
        Парень уже хотел было возмутиться, но в этот момент они въехали в какой-то небольшой городок, скорее даже фермерский поселок, и ботану вновь пришлось сосредоточиться на управлении, объезжая стадо каких-то животных и беспорядочно припаркованные репульсорные платформы, вперемешку с сельскохозяйственной техникой.
        — Ну, а все же?  — не сдавался Скайуокер.
        — Сейчас все расскажу,  — пообещал торговец информацией, достав комлинк.  — Почти приехали, только охрану предупрежу.
        Отдав несколько коротких команд на ботанском, он прибавил газа, а в гарнитуре падавана раздался взволнованный голос Храна:
        — Эни, у нас проблемы. Твой новый "друг", только что приказал подготовиться к захвату джедая…
        — Дерьмо банты!  — выругался падаван, и одними губами, зная, что система распознавания речи искина справится, спросил.  — Так ты и ботанский знаешь? Почему ты мне раньше не говорил?
        — Ты не спрашивал,  — с секундной задержкой ответил тот.  — Эрдваныч говорит, нам надо продержаться двенадцать минут.
        — Что?  — не понял он.
        — Пока кто-то махал световым мечом и перестрелки устраивал, я с Эрдванычем связался. Он как раз в систему вошел.
        — Пусть поторопится,  — попросил Скайуокер, незаметно нащупав рукоять меча.
        — Уже,  — успокоил его Хран.
        Но тут, когда до очередного городка, судя по огням, оставалось около трех километров, спидер неожиданно свернул с дороги, и, как показалось Энакину, помчался прямо на стену деревьев на опушке леса. Правда, вместо удара, они очутились на просеке, по которой в глубь леса уходила узкая дорога.
        — Ну вот, скоро будем в безопасности,  — сообщил Ферт, а падаван, подобравшись, стал незаметно готовиться к бою.
        Вот машина, так же неожиданно, как и влетела, вылетела из леса, а впереди показался двухэтажный дом, окруженный высоким забором.
        — Добро пожаловать в мою скромную рези…  — начал было ботан.
        И в ту же секунду Энакин, почувствовав смертельную опасность, схватил того в охапку, и выпрыгнул из летящего на полной скорости аппарата. Одновременно, со стены дома на машину обрушился плазменный шквал, минимум из двух тяжелых бластерных репитеров и десятка различных ручных бластеров.
        Приземление вышло не особо удачным, ведь скорость спидера в момент прыжка была явно больше двухсот километров в час, да и шальная плазма, которую пришлось отбивать в полете, не дала в должной мере сосредоточиться, так что Скайуокеру пришлось не менее десяти раз кувыркаться по далеко не мягкой земле, прежде чем остановиться. Одежда в нескольких местах оказалась разорвана, да и, судя по боли в боку, от встречи с ухабами и кочками сломалась пара ребер, но не это сейчас волновало будущего джедая. Стараясь не показываться стрелкам, он на четвереньках пополз через траву, в ту сторону, где упал ботан.
        Тот был еще жив, но, судя по вывернутым в сторону ногам, и нереально согнутой правой руке, а, главное, по ощущению в Силе, ему уже недолго осталось.
        — Ферт, кто заказал мою мать?  — спросил Энакин, подползая к нему.  — Не смей умирать! Слышишь?
        Но ботан только стонал и что-то говорил на своем языке, из чего парень понял только несколько ботанских ругательств, и обещание отомстить.
        — Ферт, хатт тебя! Отвечай, кто заказал Шми Скайуокер… как там… Безымянную!?  — крикнул он в перекошенную болью морду.
        — Не имеет значе…  — простонал тот.
        А падаван, чувствуя отвращение к тому, что делает, но понимая также то, что от этого зависит жизнь его мамы, рванул в сторону сломанную ногу раненого. И когда животный крик перешел в сдавленный хрип, прорычал тому на ухо:
        — Отвечай, и умрешь быстро, тварь!
        — Хорошо… Но… только пообещай, дай Слово… Джедая, что Безымянная не будет говорить о наших делах…  — срываясь на хрип, сквозь стон, смог произнести он.
        — Да, даю Слово Джедая, Силой клянусь, говори,  — нетерпеливо воскликнул парень.
        — Хорошо… Ее заказал заместитель… начальника… отдела безопасности и сбора… денежных средств… банковского кла…  — конец фразы потонул в надсадном кашле, а продолжить Ферту уже не дали.
        — Значит, ты и есть падаван Ордена Джедаев Энакин Скайуокер?  — раздался сзади знакомый голос.  — Что ж, еще раз хочу поблагодарить тебя за очередной урок. Я не принял тебя во внимание, и, как оказалось зря.
        Обернувшись, Энакин увидел стоящего в окружении нескольких охранных дроидов встреченного днем ботана.
        — Я тоже рад знакомству с представителем легендарной разведки Ботавуи,  — криво усмехнувшись, ответил падаван, и потянулся рукой к поясу.
        Но вместо привычной рукояти меча, пальцы ощутили лишь пустоту. "Видимо при падении потерялся. А до бластера дотянуться не успею, да и бессмысленно",  — отстраненно подумал он.
        — Значит, догадался,  — констатировал собеседник, и, со смешком, продолжил.  — Какие джедаи сообразительные пошли. Жаль, что придется тебя убить. Охрана, этого рас…
        Энакин прикрыл глаза, не желая смотреть в дула направленных на него бластеров. И как оказалось, не зря. Яркая вспышка света даже через прикрытые веки больно резанула по успевшей адаптироваться к ночной темноте сетчатке. Пришедшая через секунду ударная волна сбила с ног ботана и дроидов. А он, открыв глаза, непонимающе уставился на огненный гриб, вспухающий на месте усадьбы, и не сразу, сквозь звон в ушах, обратил внимание на нарастающий рев реактивных двигателей. А обратив, похолодел - прямо на него пикировал истребитель до боли знакомых очертаний - набуанский N-1. Почти такой же, как тот, на котором он десять лет назад уничтожил Станцию Управления Дроидами Торговой Федерации. И как тогда, из его торпедного аппарата, прочертив светящуюся полосу ионного следа, вылетела протонная торпеда. Вот только в этот раз целью был он.
        Как в замедленной съемке, блестящий цилиндр, окруженный голубоватым ореолом, врезался в землю, за спинами начавших подниматься дроидов, всего в тридцати метрах от него. А потом мир залил нестерпимо яркий голубой свет, сменившейся абсолютной чернотой.

* * *

        В черноте, что удивительно, было совсем не страшно, а в какой-то момент, когда рядом оказался кто-то очень знакомый и родной, даже приятно. Энакину не хотелось покидать эту уютную темноту, но тут, разом нахлынули воспоминания о маме, о грозящей ей опасности, о случившемся на Орд-Мантелле, и он пришел в себя.
        Однако ощущение чего-то родного и доброго, что было где-то рядом, не прошло, но стало очень знакомым, как тогда, когда он сидел под теплым пледом на борту королевской яхты, увозящей его в другую жизнь, а рядом была…
        — Падме,  — прошептал Энакин, и открыл глаза.
        Он действительно был на корабле, и укутан пледом, только вместо девушки, которой он поклялся в том, что женится на ней, над ним склонился дроид.
        — Джей?  — сразу узнав ее охранницу и бывший искин той самой яхты, спросил падаван.
        — Угадал. Почти,  — со смехом, как-то странно ответила она.  — Как ты себя чувствуешь?
        — Отлично,  — коротко ответил он, и нетерпеливо спросил.  — Где мы, и что происходит?
        — На специальном легком рейдере флота Королевства Набу,  — ответила дроид, и, зябко поежившись, сообщила.  — А занимаемся тем, что спасаем твою маму… Вернее будем спасать, после того, как мой помощник нас обоих "поубивает каким нибудь особо жестоким и негуманным способом".
        — Э-эм, Падме!?  — удивленно воскликнул Энакин, потянувшись к Силе.  — Что это за маскарад? И зачем Эрдванычу нас убивать?
        Не обращая внимания на боль во всем теле, он резко поднялся на кровати, и прижал ее к себе.
        — Отпусти,  — не особо настойчиво попросила Амидала, радуясь, что не сняла шлем, и Эни не видит, как она покраснела.  — А поубивать нас Эрдваныч обещал, как он выразился: "за самодеятельность". Ладно, все. Я тоже рада тебя видеть.
        — Ну, так все же, зачем этот маскарад?  — настоял Скайуокер.
        — Для моей безопасности, Эни. У меня теперь дроид-репликант есть. А сейчас я хотела проверить, как моя маскировка работает с джедаями…  — и про себя добавила.  — "И еще над тобой пошутить".
        — Как видишь, не работает,  — хмыкнул Энакин, и попросил.  — Да сними ты это, я ведь тебя пять лет не видел…
        — Не пять лет, а всего четыре месяца,  — возразила Падме.
        — Голограмма по комлинку не в счет,  — серьезно заявил тот, и, потянувшись в Силе к замкам шлема, открыл их.

* * *

        "Нет, и как на них злиться!?" - подумал я, отключая канал камеры наблюдения медотсека.  — "Но душещипательную беседу провести надо однозначно. Будь у меня волосы, за эти сутки точно бы поседел!"
        Все началось с того, что, как только я вышел из гипера в системе Орд-Мантелл, мне пришло паническое сообщение Храна, в котором значилось, что его подопечный в данный момент ведет бой против неустановленного противника, совместно с ботаном по имени Ферт Брук. Тем самым, от которого я намеревался получить сведения о том, кто именно заказал Шми.
        Нет, блин, разрабатываешь тут схемы, чтобы не спугнуть информатора, чтобы дезу не слил, чтобы завербовать по возможности, так ведь нет - является один любознательный Избранный и всю малину портит!
        Но это были еще цветочки. Едва я успокоился, получив сообщение, что они отбились и успели выбраться из города до того, как местная полиция план "Перехват"[38 - Общее название для планов, регламентирующих действия отечественных правоохранителей в случае, если правонарушитель скрылся с места преступления на транспортном средстве. Понятно, что в ДДГ есть свои названия для подобных планов, но, думаю, это читателей мало волнует.] ввела, Хран сообщил, что Энакина везут в ловушку, и вот когда я уже вышел на орбиту, собираясь нырнуть в атмосферу, пикируя на сигнал этого электронного, так сказать помощника, машину с ботаном и пацаном тупо расстреляли. Честно признаюсь, я испугался, даже забыл что мой друг джедай, а потому, когда позволила дистанция, от души всадил в домик со стрелками две протонные торпеды, и уже намеревался приложить группу целей возле обломков спидера - хорошо, хоть Хран сообразил сообщить, что там они и нуждаются в помощи. А так как их уже должны были начать убивать, играть в снайпера я не стал, и, вместо этого, незатейливо долбанул ионной торпедой по площади. Конечно, для здоровья это
не особо полезно, но всяко лучше, чем бластерная плазма.
        Собственно, после этого, когда Ассажж с Квай-Гоном привезли еще и экс-королеву-дроидессу, я только манипулятором махнул - ладно, мол. Тем более, моя ночная сестричка продемонстрировала нехилые навыки работы с Силой, умудрившись всю дорогу прикрывать Амидалу от учителя. Нет, реши он "присмотреться", точно бы заметил неладное, но занятость другими вопросами и врожденные способности Датомирской Ведьмы,[39 - Приемы и методы работы с Силой у Датомирских Ведьм вообще и отступниц использующих ТСС, то есть Сестер ночи в частности, сильно отличаются от принятых у джедаев и ситхов. Более того, как известно Ассажж Вентресс владела многими из этих способностей, несмотря на то, что в каноне провела детство и юность на Рататаке, а потом почти сразу попала на службу к графу Дуку, и возможности учиться у соплеменниц не имела до того, как ее списали.] которыми пользовалась Ассажж, позволили обнаружить Падме, лишь когда у меня оказались сразу две Джей - одна костюмированный под "Стражницу" сенатор, а вторая "костюмированная" под астромеха бывший искин королевской яхты.
        — Как мальчик?  — спросил Квай-Гон.
        Мы с ним, Джей и, понятно, Оникс - куда ей деться-то с подводной лодки, то есть из моего корпуса - удобно разместились в кают-компании рейдера, в то время как Падме по очереди с Ассажж ухаживали за раненым падаваном, а Трипио со "Стражницами" отрабатывал тактические задачи в виртуальном симуляторе - новая должность, что называется, обязывала, а без опыта нельзя было выжать из эвристического процессора все, на что тот способен.
        — Если не пригласит девушку на свидание, значит тормоз,  — выдав звук смешка, ответил я.
        — Не забывай, ученик, он все же состоит в Ордене,  — возразил тот.  — Может не стоит их подталкивать друг к другу?
        — Между прочим, это вы, мастер, привезли Падме,  — напомнил я.  — Да и этот запрет на браки, по-моему, чушь. Если ты слаб, запреты лишь ухудшат дело, рано или поздно, но ты сорвешься, и тогда к привязанности добавится чувство вины и страх, а они уже прямой путь на Темную сторону. Вы же знаете, я придерживаюсь принципа: "Как и встарь, от ветра часто рушится стена. Крепче будь - и буря не страшна!"[40 - Группа "Ария" песня "Встань, страх преодолей", слова - А.Елин.]
        — Хороший принцип, как и песня,  — согласился Квай-Гон, иногда слушающий синтезированные мной переводы песен из другого мира.  — Но не забывай, что у всего есть предел.
        — Не забуду,  — пообещал я, и напомнил.  — Вы, кажется, хотели обсудить то, что узнали из записей Храна?
        — Как он, кстати?
        — Еще немного сбоит и с новой периферией осваивается, даже ругаться перестал,  — сообщил я.  — А что касается случившегося, тут все просто. Шми в прошлом, видимо, выполняла заказы от ботанской разведки, возможно клановых разведок. То, что любая нормальная контора использует незаконные методы, думаю, понимают все, но совсем другое дело, когда это "грязное белье" оказывается вывешено на всеобщее обозрение. Но вам-то лучше знать.
        В ответ на выразительно развернутый на него сенсор, Джин лишь кивнул. А я продолжил:
        — Тот ботан, которого встретил Энакин в кантине, глава СБ одной из правящих семей Ботавуи. По данным КСБ, заодно еще и какой-то крупный чин в их разведуправлении - подозреваю, куратор по этому сектору. И ему очень не понравилось, что ваша жена вдруг объявилась после стольких лет, да еще и смогла уйти живой от их резидента на Орд-Мантелле. Уж не знаю их внутреннюю кухню, но, думаю, Ферта вот так просто снять или наказать было нельзя - скорее всего он уже давно завяз в местном криминалитете и политике, став неуправляемым. И тут, как назло, объявился юный падаван. Итог: неясно насколько, но очень чувствительный удар по разведке ботанов в регионе, куча трупов, проебанный мной истребитель, капля полезной информации и угроза межпланетного скандала, если истребитель попал в поле зрения оптических сенсоров - остальное должны были исказить средства РЭБ.
        — Впечатляет,  — усмехнулся джедай.  — Юный Скайуокер неплохо справился.
        — Да, вполне грамотно действовал,  — согласился я.  — Но со снайпером излишне рисковал, что если бы убийц было больше трех? Но, главное, до сих пор не ясно, кто заказал Шми. Эх, надо было Эни этого Ферта по дороге допросить…
        — Но тогда, это уже было бы прямым нарушением Кодекса,  — возразил Квай-Гон.  — Мне, честно говоря, не понравилось, как легко он причинил боль.
        "Ага, легко! А мне за ним пришлось ботанов "чистить". И если Ферта я добил, просто - чтоб не мучался. То его босса и группу прикрытия пришлось убивать по расчету - или совесть, или конфликт между Набу, Ботавуи и правительством Орд-Мантелла",  — про себя сказал я.
        Об этом вновь говорить не хотелось, хватило того, что устроили мне Джей с Оникс, когда мы на трофейном спидере, позаимствованном мной у группы, прикрывавшей въезд в просеку, пробирались через полматерика к месту встречи с остальными.
        — А почему не ясно?  — продолжил, меж тем, Джин.  — По-моему, в записи четко слышно, что Ферт говорил о заместителе начальника отдела безопасности и сбора средств МГБК?
        — Все правильно,  — подтвердил я.  — Но дело тут в том, что этих самых заместителей "всего-навсего" четверо, и сейчас двое находятся на Муунилисте, один на Майджиито, и один на Джианозисе. Правда, последнего можно смело исключить - Кимаен джай Шилал сейчас в таком состоянии, что точно не смог бы кого-то заказать.[41 - В тот момент генерал Гривус находился на "лечении" на Джеанозисе после "несчастного случая" организованного ему лидерами КНС. Собственно после него, борец за свободу Кали, герой и многодетный отец стал именно тем, чем мы его знаем.]
        — Значит, нам следует разделиться,  — подумав, сказал Квай-Гон.  — Жаль, тебе пришлось взорвать свой истребитель…
        — Ну, это не проблема. У нас ведь еще два N-4 в ангарах. Но тогда, лететь на Майджиито придется мне с Джей и Оникс. А вам, думаю, следует представиться охотниками за головами, разыскивающими Шми, и лететь в гости к банкирам. Если "Крестов"[42 - Имеются в виду именно N-4, описанные в эпилоге второй книги, а не Т-65, которых еще в проекте нет, и не факт, что они вообще появятся в фанфике.] на борту не будет, и "Стражниц" светить не будете, особенно одну наглую бывшую королеву, подозрений не вызовите. И да, взять РВ-950А для операции - отличная идея.
        — Кстати, идея той самой "наглой бывшей королевы",  — сообщил джедай.
        — А я и не говорю, что она не умница, просто любит беспричинно рисковать,  — сказал я в ответ.  — И еще она доклады вдумчиво читает.
        Собственно в последнем докладе, я и писал о том, что после того, как Кореллианская Инженерная незаконно продала несколько модифицированных по нашему проекту РВ-950 "Черному Солнцу", я на них серьезно наехал. Причем, пугал не столько судебным иском, сколько замораживанием контрактов, а значит возможностью потерять рынок. Уж очень удачным получился кораблик - практически легкий авианосец, вместо посредственного сторожевика. Не удивительно, что за пять лет эта модификация стала обычным явлением в отрядах наемников всех мастей и в пиратских флотах. В том числе и вооруженная нашими свосьмеренными турелями, чья эффективность, особенно против истребителей, не оснащенных щитами, оказалась столь высокой, что большинство ведущих производителей корабельного вооружения стали спешно разрабатывать аналоги, а у нас контракты были расписаны на полтора года вперед.
        — Когда думаешь вылетать?  — спросил учитель.
        — Через час. Нечего тянуть фелинкса за хвост. Вы только о Падме позаботьтесь.
        — Не беспокойся, ученик,  — пообещал он, и мы занялись проработкой их легенды, и оформлением документов на частную охранно-детективную фирму "Квинтус Армс", зарегистрированную на Умбаре в 11 GrS, владельцем которой является умбаранец Конрад Зант, и так далее, и тому подобное. А ровно через 57 минут мы с Джей и Оникс отправились в мир льдов и сумасшедшего бабла.[43 - Планета - колония МГБК. Ледяной мир с огромными залежами полезных ископаемых, в частности кристаллов. Характеризуется суровым климатом, вечными снегами и ледниками, а также практически полным отсутствием населения, за исключением 19 млн. богатых поселенцев, добытчиков, инженеров, рабочих и охраны всего этого счастья. Одним словом, этакий галактический "Нефтескваженск, где трудятся на благо простого народа… "]

        Глава 5

        Капитан фрегата "Преумножитель" пребывал в скверном расположении духа. Точнее сказать, ему сейчас хотелось кого-то убить. Мало того, что он на сутки задержался в системе Орд Траси из-за неполадок в контуре охлаждения маршевых двигателей, так еще и болваны дроиды (естественная плата за уменьшение экипажа до двухсот разумных) додумались сбросить мусор при заходе на орбиту Майджиито. Хорошо, что большая его часть сгорела в атмосфере, иначе ему бы пришлось оплачивать его уборку с орбиты из собственного кармана. Но и так двадцатиминутный разговор с планетарным администратором вымотал все нервы. "Можно подумать, если какой-то особо крупный кусок отходов уничтожит гнездо кристаллических червей,[44 - Хищные гигантские червии обитающие на Майджиито, с целью усложнения общего смысла жизни лурменам, муунам и прочим желающим добывать кристаллы вдали от городов или путешествовать по планете на своих двоих. Обычно селятся в норах и пещерах гнездами до нескольких десятков особей.] или поселение дикарей-лурменов,[45 - Лемуру-пацифисты были коренными жителями Майджиито. После захвата планеты муунами находились то
ли в рабстве, то ли на правах нигры при новых хозяевах. В начале Войн Клонов часть эмигрировала на Маридун, где пытались наладить мирную жизнь, отказавшись от насилия и прочих благ цивилизации, но эта самая цивилизация, в виде термобарических боеприпасов сама их едва не нашла.]  администрация колонии понесет убытки!"  — разумеется про себя возмущался он.
        Глядя на серый шарик внизу, капитан уже испытывал даже не раздражение, а ненависть. Но деваться было некуда - без охраны конкуренты в мгновение ока развернут добывающие комплексы, даже несмотря на боевые орбитальные станции. А значит ему, как и капитанам тринадцати других кораблей придется торчать в этой системе минимум три месяца, пока руководство не распорядится о замене.
        А в это же время, далеко внизу, наши с Джей N-4 мчались сквозь вьюгу, едва не задевая подвесными бластерными контейнерами на законцовках крыльев за острые гребни кристаллических друз, к столице планеты, городу Джигат.
        — Серебряная, следи за временем,  — предупредил я подругу.  — Ровно через 34 часа 20 минут колечки войдут в систему. По моим прогнозам, еще через пятнадцать минут они будут уничтожены.
        — Или нас раньше уничтожат,  — предположила дроидесса.
        — Не боись, прорвемся,  — пообещал я, закладывая вираж.
        В целом риск был, и немалый, но другого способа покинуть систему пока не было видно. Это добраться сюда, пристыковавшись к громаде фрегата Банковского Клана, и укрывшись между корпусом и броневыми экранами, было нетрудно, как и перепрограммировать систему сброса отходов, чтобы под прикрытием сгорающего в атмосфере мусора долететь до поверхности. А на обратном пути придется прорываться с боем, вряд ли еще какой-нибудь муунский капитан согласится нас катать.
        — С этого момента переходим в режим радиомолчания,  — приказал я.  — Активные сенсоры отключить. За мной правым пеленгом на пятидесяти по лазерному маяку.
        — Приняла! Конец связи,  — отозвалась Джей.
        А я, также вырубив все активные системы, и сбросив мощность двигателей до 30 % компрессорной,[46 - Имеется ввиду, использование двигателя без протекания в нем реакций и ионизации рабочего тела, в виде реактивного компрессора с электроприводом от внешнего источника энергии, для уменьшения заметности.] потянулся к Силе. Но сразу же встревоженно спросил:
        — Оникс, с тобой все в порядке?  — было трудно даже описать происходящее с девчонкой-шардом - казалось, она мерцает и искрится, как цветомузыка.
        — Что, учитель?  — рассеянно отозвалась она, пару секунд спустя.
        — Ты не заболела, падаван?
        — Нет, со мной все в порядке. Просто тут… Не знаю, как сказать… Так красиво, великолепно! Говорят, на Илуме еще лучше, но я там не была.
        — Ладно, любуйся,  — успокоился я, и сосредоточился на управлении.
        Девочке, оказывается, просто понравился вид дикой кристаллической природы. Это для нас, органиков да дроидов, Майджиито выглядит как ледяная пустыня, а живым кристаллам эта планета, наверное, представляется райским уголком.
        Вот только это "живописное место" совершенно не подходило для полетов "вслепую", даже полагаясь на Силу, управлять истребителем было чертовски сложно. Конечно, будь у меня нормальная карта, можно было бы хоть целый день летать, но информации по этой планете в свободном доступе практически не было, а озадачить разведку, после того, как мы решили сюда лететь, я уже не успевал. Так что последние десять минут полета стали подлинным кошмаром. Достаточно сказать, что мне пришлось семь раз уворачиваться от столкновений с препятствиями, и избегать аварии только благодаря запредельной маневренности машины и прямому интерфейсному управлению. А потом еще пришлось повозиться с выбором места для посадки, чтобы и снегом машины не занесло, и живности поблизости не было, а главное, чтобы никто посторонний не увидел.
        — Джей, связь голосовая. Очень подозреваю, мууны тут крепко частоты мониторят, и на прямой видимости, как пить дать, засекут,  — сказал я, опускаясь на каменный уступ на склоне небольшого ущелья, куда мы посадили наши N-4.
        — А зачем им еще и эфир сканировать?  — удивилась дроидесса.  — С такой системой безопасности…
        — Которую мы легко преодолели,  — хмыкнул я, проверяя, надежно ли вошли в скалу анкеры опор, и, видя, что та ничего не поняла, объяснил.  — Если удастся пробраться мимо флота СБ, незаметно поработать недельку, а потом сбежать, можно одним фрахтовиком с десяток тонн кристаллов вывезти, а с учетом цены от ста до десяти тысяч кредитов за кило - на всю жизнь и детям, и внукам хватит. И заметь, такое почти ежегодно случается. Другое дело, что на одного счастливчика приходится несколько десятков тех, кому не везет.
        — И Республика никак не реагирует? Это же сотни убийств каждый год,  — пораженно воскликнула Оникс, пока мы с Джей занимались оружием и снаряжением.
        — А зачем ей реагировать?  — вопросом на вопрос ответил я, проверяя руки-манипуляторы новой конструкции, помещенные в вертикальные слоты.  — Воровать нехорошо. Я бы еще с муунов спросил, почему вообще кто-то прорывается. Представь, если завтра любой сможет тащить кристаллы, что произойдет? Правильно, сначала бойня между желающими поживиться, причем на всех уровнях, от шахтеров-одиночек, до групп государств и криминальных империй. Далее, рынок сначала "обрадуется" наплыву кристаллов, и цены на них упадут, затем "испугается" войны, и цены вырастут, потом его начнет лихорадить. Добавь сюда тот факт, что Майджиито, это четверть капитализации МГБК, и мы получим экономический кризис галактического масштаба.
        Прервав "лекцию по политэкономике", я попробовал поработать мечами без активации лезвий. Что ж, было не так плохо, четырехсегментные руки ничуть не уступали в длине и силе человеческим, а благодаря дополнительным суставам почти не проигрывали им в свободе перемещения, даже несмотря на не самое лучшее их расположение. Вывод - в дуэль с форсюзером лучше не вступать, а от случайного нападения отбиться хватит.
        Пока Джей проверяла свою пару бластер-манипуляторов, Оникс успела "переварить" услышанное и вполне логично спросила:
        — Но если Республика настолько зависит от Банковского Клана, что любая его проблема может стать проблемой для всех, то его должны контролировать республиканские власти. Но из тех отчетов, которые ты мне давал, следует что банкиры поддерживают Сепаратистов.
        — Вот тебе еще одно доказательство несостоятельности Республики как государства. Отличная площадка для переговоров и международный регулятор не в состоянии адаптироваться к меняющимся реалиям,  — пояснил я, активируя репульсоры, и, приземлившись на дне ущелья, продолжил.  — Боюсь в скором будущем Республике вновь придется выполнять функции государства, а она не готова. Но самое главное, не готовы элиты: одни не желают изменений, а другие, те, кто готов к ним, разделены и крайне поляризированны. Люди и близкие к людям расы все больше склоняются к ксенофобии и хомоцентризму, а не-люди, во многом в качестве ответной реакции, переходят под крыло КНС.
        — А как же лоялисты?  — спросила, давно прислушивающаяся к нашему разговору Джей.
        — А лоялисты, частично, центристское течение тех, кто хочет изменений, а частично, наиболее консервативная часть тех, кто этих изменений не хочет. Как ни печально, но их… наше политическое влияние ничтожно. Достаточно того, что лидерами лоялистов являются такие "гиганты" в кавычках, как Набу, Альдераан и Рилот. Если бы с нами была Кореллия… Но, увы, они решили спрятать голову в песок, и жить по принципу "моя хата с краю". Вот только они не Мандалор, где поживиться нечем… ну, так все думают…[47 - Незадолго до начала Войны Клонов Кореллия объявила о выходе из Республики и полном нейтралитете. За что и поплатилась. Как отмечалось в тексте, это не бедный Мандалор, на который никто не позарится, кроме всяких Черных Солнц и беглых ситхов, тут одни из крупнейших верфей и множество других плюшек, представляющих интерес для сильных мира сего.]
        — Ну, так все же, как с Банковским Кланом?  — вновь спросила Оникс.
        — А никак. Пока Республика принципиально не изменится, ничего не сделаешь. Даже захват подконтрольных Муунилисту планет ничего не даст, кроме развала экономики. Тут другие методы нужны.
        — Заменить руководство?  — предложила Джей.
        — Да. Но проблема тут в другом - экономика Республики этого не переживет. Сила Банковского Клана в его слабости. Вся Галактика знает, и воспринимает как должное тот факт, что реальными резервами подкреплены не более одного процента находящихся в обороте кредитов, и если вдруг возникнет дефицит ликвидности, вся эта система рухнет. И, чтобы этого избежать, любого, кто посягнет на суверенитет Клана, просто порвут…
        — Но это же глупо!  — возмутилась Оникс.
        — Однако так и есть. Все боятся ее сломать. А еще есть психология, точнее религия, если хотите. Со школьной скамьи всем экономистам, банкирам, биржевикам внушается, что если рухнет институт Республиканского Кредита в лице МГБК, это означает конец, апокалипсис, писец всему. И из этого проистекает "священный догмат", что в случае крупных экономических проблем, хранить деньги надо в Банковском Клане, если, конечно, они у вас есть. Он рухнет - все рухнут, любой другой рухнет - не обязательно муунов зацепит.
        — Да…  — протянула Джей.  — А я считала экономику точной наукой…
        — Органики…  — многозначительно добавила Оникс, под наш с Джей дружный смех.
        Нет, все же классно быть дроидом! Был бы человеком, сейчас бы превозмогал и страдал, пробираясь сквозь ледяную пустыню и пургу, страдая от ветра и тридцатиградусного мороза. Зато дроиду хорошо - активировал репульсоры, запустил в фоне программу коррекции курса, выделив на нее 0,4 % вычислительных мощностей системы, и летишь себе в метре от поверхности, и с двумя отличными девчонками о высоком говоришь. Главное следить, чтобы очередной порыв ветра не превысил допустимую для стабилизирующих репульсоров скорость.
        Через полчаса, перевалив небольшую скальную гряду, утыканную кристаллами, мы увидели Джигат. Круглые, разделенные на ярусы башни города, связанные мостами, казалось, вырастали из скал, уходя в их основание на тысячи метров. А тонкие шпили на их вершинах возносились к низким снежным тучам. Справа виднелись круглые площадки космопорта, слева находились приземистые склады и ангары для горнодобывающей техники. Сам же город, в основном, находился по другую сторону горного хребта.
        — Все, дамы, переходим на бинарный,  — сказал я, включая маскировку - изменение цвета "родных" синих панелей корпуса, в данном случае на зеленый.
        — И я?  — уточнила Оникс.
        — А ты будешь практиковаться в языке,  — пришлось уточнить мне.
        Чтобы не привлекать внимания, относительно ровный участок местности, отделяющий нас от крайних домов, мы преодолели, скрываясь в складках местности вдоль подножия одного из горных отрогов, который отделял космопорт от жилых кварталов. А дальше, под видом обычных астромехов, покатили по практически пустым улицам - сейчас большинство муунов находилось на работе, а те, кто был выходной или по какой-либо другой причине не был занят, предпочитали проводить время или дома, или на теплых нижних уровнях и во внутренних помещениях башен. Единственные, кого на поверхности хватало, были дроиды: уборщики и ремонтники, изредка попадались другие астромехи, а один раз навстречу попался протокольник, сопровождаемый парой IG-86.
        — Куда теперь?  — пропищала Джей, после того как я отключился от терминала инфосети, найденного на одной из площадей.
        — Административный корпус, уровень 12 - единственная зацепка. Во всяком случае, именно там находится офис отдела безопасности. Но соваться туда мне совсем не хочется.
        — Информации по месту жительства этого Артона Лиреба, я так понимаю, в свободном доступе нет?  — уточнила она.
        — Нет. Но, думаю, в СБ информация должна быть,  — сообщил я, и стал еще раз изучать то, что содержалось в досье КСБ на наш объект - заместителя по финансовой безопасности, некоего Артона Лиреба, мууна 59-и стандартных лет отроду.
        Этот товарищ практически занимается вопросами контрразведки и IТ-безопасностью. Целиком и полностью ставленник Сэна Хилла. Пожалуй, самый "штатский" из всех замов. Известен своей жадностью и склонностью к сложным интригам. Вот вкратце и все.
        По моему мнению, он вполне мог быть заказчиком, но была одна проблема - Артон лично курировал многие наукоемкие проекты, и подставлять такого кадра какой-то наемнице, мягко говоря, расточительно. А, кроме того, этот менеджер широкого профиля, как по мне, слишком погряз во внутренней политической игре плосколицых, чтобы отвлекаться на поиски всего лишь одного человека, тем более с чьей-либо подачи - уж слишком бы это все напоминало классическую подставу. Но, опять-таки, он мог считать это частью собственной игры.
        — Хатт! Недостаточно информации для анализа,  — горестно пропищал я.
        — Если не хватает информации, ее надо получить,  — предложила Джей.  — Поехали к административному корпусу?
        — Правильно,  — согласился я, и уточнил, направляясь к ближайшему зданию.  — Только не по поверхности. Спускаемся на нижние уровни.
        Две минуты поездки на лифте, и мы оказались в совершенно ином мире, который, что греха таить, мне понравился. Во всяком случае, тут не возникало такого чувства нависающей над тобой массы синтобетона, как на Корусанте или Нар-Шаддаа. Строгие горизонтальные линии, в сочетании с причудливой зеленью, создавали ощущение ненавязчивой легкости и воздушности, но в то же время, благодаря уходящим куда-то вниз этажеркам зданий и сводчатым тоннелям, в которые переходили платформы, само собой рождали ощущение надежности. Вообще стиль муунов мне нравился - никаких дешевых понтов и аляповатой кричащей роскоши, только минимум атрибутов и украшений, ненавязчиво намекающие, что тут обитают те, кто реально решает судьбы планет.
        Конечно, тут, как и везде, были и технические уровни и туннели, грязь и прочие "прелести" городской инфраструктуры, но чего не наблюдалось, так это нищих и бездомных, коих в любом уголке Галактики было полно. Из тех мест, где я побывал, этого явления не было разве что у нас в Тиде. Правда, если на Набу для таких действовали специальные социальные программы, то тут все решали принципы капитализма и кастово-корпоративной этики. Ведь если в муунском обществе ты не можешь стать финансистом, чиновником или ученым, то будешь рабочим. А для низшей касты созданы такие условия, что тебе волей-неволей придется пахать от звонка до звонка, или сдохнуть. А уж на такой планете как Майджиито, и подавно.
        Чтобы добраться до здания, занимаемого планетарной администрацией, у нас ушел почти час, ведь общественного транспорта тут почти не было, а летящие в спидере без органика дроиды могли привлечь ненужное внимание. Но на месте нас ждал облом. Четверо IG-86, поставленных в качестве охраны на входе, нас с Джей во внутрь не пустили, сославшись на отсутствие наших номеров в списке дроидов, имеющих право доступа. А проникнуть через технические коммуникации, не зная их расположения, нечего было и думать. И нам пришлось искать другое решение.
        Очевидно, что Лиреб кроме места работы должен был где-то жить, как-то развлекаться, или по каким-то другим причинам посещать места, где уровень охраны был значительно ниже. А для того чтобы это выяснить, я решил подойти к поиску информации об интересующем нас мууне с другой стороны, проверив космопорт - не мог же менеджер такого уровня прилететь на рейсовом челноке - значит, должна быть яхта, а к ней куча документов, счетов, разрешений, квитанций и прочей бумажистики, точнее файлов, большая часть которых или общедоступна, или практически не защищена. К тому же, как я знал, в космопортах полно органиков и дроидов, которые много чего интересного знают.
        Чтобы не пропустить чего-либо важного, мы с Джей разделились. Я отправился проверять доки и посадочные площадки, а она копаться в инфосети порта - благо доступ к ней можно было получить через стандартный разъем практически в любом помещении.
        Основную массу кораблей в космопорте Джигата составляли грузовики доставляющие сюда продукты питания и вывозящие кристаллы, но попадались и частные фрахтовики и яхты, и даже специальные корабли орбитальной геологоразведки. Однако они в тот момент меня не особо интересовали. Моей целью был ряд закрытых ангаров, в которых, как я подозревал, и находились личные яхты топ-менеджеров МГБК. Вот только попасть в них оказалось непростой задачей. Но, в конечном счете, у меня это получилось. Даже никого из охранявших входы наемников и боевых дроидов убивать не пришлось.
        Но вот внутри, яхт оказалось, мягко говоря, негусто - все больше те же грузовики, на которые активно загружались стандартные контейнеры, содержимого каждого из которых, небольшой колонии хватило бы на пару лет безбедной жизни. Лишь в трех смежных ангарах обнаружились разнообразные челноки, от кореллианских "автобусов" до муунских, обводами напоминающих уменьшенный "Щедрый". Последние, как сказали бы в Советском Союзе, были большей частью типичными "членовозами" - роскошным служебным транспортом для непростых товарищей. А этого я попросту не учел. Ведь зачем заводить собственную яхту, если фирма дает служебную не хуже?
        Оставался вариант с опросом членов экипажа и обслуживающих дроидов, но его я решил отложить на крайний случай, и продолжил изучать бесконечную череду ангаров, даже не зная, что конкретно ищу. И вот, в двадцать восьмом по счету помещении, мне повезло, если конечно считать везением, когда на тебя налетает протокольный дроид.
        — Смотри куда едешь, глупое ведро!  — заявил протокольник 3РХ-серии, от столкновения с которым я едва увернулся.  — Если еще всякие астромеханические ведра начнут бросаться мне под ноги, я никогда не найду этого несносного ребенка, и хозяин точно сотрет мне память!
        — Тебе помочь, братец?  — спросил я.
        Уж не знаю, может, этого болвана жалко стало, а может и потерявшегося в космопорте ребенка, но я решил ему помочь, тем более это занятие можно было совместить с дальнейшим осмотром ангаров.
        — О, это просто отличная идея, астромеханик!  — обрадовался тот.  — Вдвоем наши шансы найти Кегаена возрастут на 25 процентов! Кстати, я G-3РХ, можно Гэтри Пикс - дроид финансовый аналитик, которого хозяин считает нянькой. Какой позор!
        — Меня можешь называть R2,  — представился я в ответ, и спросил.  — А этот мальчик, какой из себя?
        — Ужасно непослушный и невоспитанный…
        — Очень информативно! А раса, рост, цвет глаз и волос, во что был одет? В идеале бы, конечно, нужно иметь изображение,  — перебил я его.
        — Я очень сожалею, но изображения Кегаена у меня нет. Но его рост чуть выше тебя, глаза желтые, волосы черные, раса калишец…  — стал объяснять протокольник, а я тихонько офигел.
        Уж то, чьим сыном был мальчик, у меня сомнений не было. Откуда тут другим калишцам взяться!? Тем более, как докладывал мой агент на Джеанозисе, не так давно десять женщин и около трех десятков детей этой расы[48 - Борец за свободу и герой Кали Кимаен джей Шилар, он же Гривус, помимо того, что был одним из лучших военачальников своего времени, умудрился стать еще и многодетным отцом, после гибели возлюбленной, пустившись во все тяжкие, заведя десять жен и три десятка детей. Впрочем, это ему не очень-то помогло.] привозили на планету, а затем малыми группами отправили в разные части Галактики, в том числе и сюда, на Майджиито.
        — Сейчас просканирую окрестности,  — объявил я, а сам потянулся к Силе.
        Все же из меня довольно посредственный джедай, ведь на то, чтобы почувствовать эмоции мальчика в каких-то полусотне метров от себя, я потратил почти две минуты, и то, благодаря Оникс, которая, фигурально выражаясь, меня в них носом ткнула. Но, с другой стороны, я, в отличие от дроида, еще сам помнил свое детство. А в детстве, оказавшись в чужом и страшном месте, я бы не за какие коврижки не стал бы далеко отходить от единственного знакомого, пусть даже дроида - совсем другое дело устроить с ним игру в прятки.
        Вот и сейчас я ощутил такие знакомые чувства: "охотничий" азарт, легкий приятный страх и любопытство, исходящие от притаившегося за рядами контейнеров пацаненка.
        — Боюсь, его здесь нет!  — нарочито громко сказал я, и двинулся к двери ведущей в соседний ангар.
        — Но как же?.. Где мне его искать? Если я его потеряю, мистер Лиреб меня точно сотрет!  — запричитал протокольник, а мне стоило большого труда не вернуться и не допросить этого болвана.
        Собственно, в других условиях я бы так и поступил. Но сейчас была отличная возможность выяснить все, что называется, без шуму и пыли.
        Когда от места, где скрывался отпрыск генерала Гривуса, меня закрыл корпус орбитального челнока, я, активировав репульсоры, метнулся к краю ряда контейнеров. А уж подкрасться со спины к увлеченному наблюдением за "нянькой" малышу и вовсе труда не составило. Если бы еще не Оникс, посчитавшая, что я хочу причинить какой-то вред ребенку, и которой пришлось срочно все объяснять.
        — Ну что, Кегаен, может хватит издеваться над бедным железным болваном?  — тихо спросил я, опускаясь на пол за спиной у одетого совсем не по-калишски, в теплую куртку и штаны, краснокожего ящерика, который, даже несмотря на довольно некрасивую, понятно, по человеческим меркам физиономию, напоминающую летучую мышь с бивнями, не вызывал отвращения, наверно как и все дети, за исключением, разве что некоторых инсектоидов.
        От неожиданности маленький калишец вскрикнул, и, подскочив едва не на метр, развернулся ко мне.
        — Бхольше не пхугай меня тхак гхлупая жехстянка!  — крикнул он, и доверительным тоном сообщил.  — Пхапа выхздоровет, он тебхя за этхо сломает.
        — А как там твой папа, он скоро выздоровеет?  — спросил я.
        — Скхоро,  — неуверенно сказал тот, мигом погрустнев.  — Мы с мхамой и Орсак егхо навехщали. Тхак стхрашно бхыло! От пхапы в бханкхе тхолько гхолова и кхакие-тхо кхрасные тряпхачки плахвали.
        "Неблянусуки,  — отключив вокодер, выругался я.  — Это какими же уродами надо быть, чтоб детям такое показывать!"
        — О, а вот ты где, маленький, негодный, невоспитанный калишец! Пошли скорее на корабль госпожи Танн, поищем этот твой пластмассовый меч,  — подковыляв к нам, заявил протокольник, указывая на один из челноков в конце ангара.
        — Гэтри, а эта госпожа Танн, это мать мальчика?  — спросил я, включая дурочку - очень сомнительно, чтобы заложница владела кораблем - но как-то надо было начать разговор.
        — Исключено,  — издав звук смешка, ответил тот, и растерянно продолжил.  — Честно говоря, подобные ей разумные не значатся ни в одной из моих баз данных.[49 - Дроиды серии 3РХ считались бюджетной версией 3РО, и вполне могли не иметь информации о чиссах, с которыми, за исключением "Сверхдальнего Перелета" и одного падавана-потеряшки в Храме Джедаев, Республика не пересекалась более тысячи лет.] Она похожа на панторанку или врунианку, но с красными глазами без зрачков и белков. В любом случае, она не может быть матерью Кегаена.
        — Хатт твою так!  — выругался я.  — А Сев'ранс Танн[50 - Сев'ранс Танн - чисска, ученица графа Дуку и просто красавица. Этакий Траун в юбке, только труба пониже, и дымит пожиже. В Каноне погибла в первый месяц войны, нарвавшись на личную вендетту одного джедая, чьего падавана она убила.] тут что забыла!?
        То, что одна из учениц Дуку, чисска и темный форсюзер, к тому же очень крутой тактик замаячила на горизонте, меня совсем не радовало.
        — Она доставила калишцев с Джеанозиса господину Лиребу, и завтра должна улетать,  — как ни в чем не бывало, ответил дроид.
        — А господина Лиреба где можно встретить?  — спросил я, видя, что протокольник совершенно не умеет держать язык за зубами, и пояснил, для надежности.  — У меня для него важное конфиденциальное послание, а эти грубияны IG-86, не желают пускать меня в административное здание.
        Видимо, я затронул больную тему Гэтри, который сразу же начал возмущаться и жаловаться на "невоспитанных грубиянов", которые "отчего-то считают себя самыми главными и самыми умными, и не дают честным дроидам выполнять свои обязанности".
        — …Они там со своими хозяевами из группы специального назначения даже "Огненные Грады" держат, прямо в центре города,  — продолжал тот, преисполнившись праведного гнева.  — Это же чрезвычайно опасно! И боюсь, я ничем тебе не смогу помочь, Эрдва… Хотя… Господин Лиреб иногда покидает административное здание. Он посещает госпожу Данату Колут, проживающую по адресу, дом 73, 26-й уровень, 116.
        — Спасибо, брат,  — поблагодарил я "находку для шпиона", и, попрощавшись с ним и сыном Гривуса, поехал к выходу из ангаров.
        А оттуда направился к управлению космопорт, где встретил довольную Джей.
        — Я кое-что нашла!  — радостно сообщила дроидесса.  — У Артона нет своей яхты, и даже живет он в служебной квартире на верхнем уровне здания планетарной администрации, и никуда не выходит. А там, если верить официальным данным, такая крепость!..
        — Ну, крепость или нет, еще посмотреть надо,  — хмыкнул я, вспоминая с какой легкостью Шми преодолевала систему охраны Тидского Дворца.  — Ладно, продолжай, вижу, что-то нарыла?
        — Конечно,  — довольно подтвердила Джей, приплясывая на опорах.  — Как ты и учил, стала искать открытую информацию об объекте, если по документам ничего выяснить нельзя. И… В общем, в разделе светской хроники есть сплетни, что его любовницей является модный дизайнер и очень известная как на Майджиито, так и на Муунилисте художница Даната Колут. Пишут, что он у нее часто бывает. Правда я не смогла выяснить, где она живет,  — смущенно добавила она.
        — Дом 73, 26-й уровень, апартаменты 116,  — как нечто само собой разумеющееся, сказал я.  — Где живет эта Даната, здесь даже самый последний протокольник знает…
        — Ах, ты ж!  — вскрикнула она, попытавшись ударить меня манипулятором.  — Не можешь ты надо мной не издеваться!
        Так, перешучиваясь, мы направились к этому самому дому, даже не предполагая, в какие неприятности попадем.

* * *

        К вечеру следующего дня,[51 - В данном случае, день считается по стандартному времени Муунилиста (28 часов), так как на самом Майджиито сутки всего 12 часов.] я понял две вещи. Первое, объект, возможно, придется ждать долго. И второе, мууны имеют весьма специфические представления о красоте. Во всяком случае, Даната Колут у меня бы и при жизни не вызвала бы каких-то чувств, кроме желания покормить. Представьте себе женщину под два метра ростом с фигурой десятилетней девочки, больной анорексией, в сравнении с которой даже Падме показалась бы какой-то Анной Семенович, но уж тут ничего не попишешь - у всех рас свои стандарты красоты и особенности анатомии. Но то, что девушка талантлива, сомнений не оставалось, особенно поражали воображение ее картины, которыми она увешала всю квартиру, к слову довольно уютную. Такой красотой можно было бы любоваться вечно, если бы она еще не разгуливала по дому, в чем мать родила, или о нормальной системе безопасности позаботилась.
        На взлом системы наблюдения апартаментов у меня ушло всего пятнадцать минут, из которых двенадцать я искал скрытую ловушку, не веря, что защита видеонаблюдения, только вдуматься, в квартире любовницы одного из лидеров транспланетного государства, может быть такой примитивной. Но ловушки не оказалось, и сейчас я тупо просматривал изображение со всех 18 камер, установленных в ее доме, одновременно надеясь, что никто не обратит внимания на астромеха, что тридцать часов кряду копается в щитке оптоволоконного терминала на одном из технических этажей здания.
        — Джей, ну что?  — спросил я, уже зная ответ.
        — Чисто. Я не выявила ни наблюдения, ни какой бы то ни было подозрительной активности. Возможно, его перехватят по пути?  — предположила моя подруга, подъезжая ко мне.
        — Исключено. Тяжелый спидер объекта прикрыт щитами не хуже корвета, и из ручного оружия его не взять - минимум необходима пара ПЗРК, а их не только трудно протащить на планету, они еще и дают только 64 % вероятности поражения цели. Шми же будет действовать наверняка,  — объяснил я.  — VIP-площадка не простреливается в принципе, а турболифт и 130 метров коридора мы контролируем.
        — А может он вообще ни при чем?  — спросила дроидесса.
        — Вполне вероятно. Но наше дело проработать этого Лиреба, а двумя другими пусть остальные занимаются… Стоп! Похоже, наш клиент…
        Муунка, подхватив комлинк, стала с кем-то говорить. И всего после пары фраз, бросилась одеваться и прихорашиваться. А я, переключившись на внешние датчики здания, увидел приближающийся спидер, который спустя минуту опустился в шахту посадочного терминала.
        Что там происходило на самой площадке, видно не было - СБ компании, которая ее обслуживала, свой хлеб ела недаром, и также безнаказанно перехватить управление их системами наблюдения нечего было и думать. Но уже через минуту в коридор, ведущий к турболифтам, вышел представительного вида муун, сопровождаемый четверкой IG-86.
        — Ага, а вот и он!  — обрадовался я.  — Джей, в случае нападения, твоя задача прикрывать Шми. Я буду на прорыве. Но смотрим по ситуации.
        Однако вмешаться нам так и не пришлось. Не последовало никакого нападения, и объект просто прошел к любовнице. И это меня выводило из себя. Нет ничего тяжелее, чем ждать. Особенно если не уверен в успехе. "Да ситх возьми! Я не уверен, будет ли вообще нападение! Этот, или один из тех, других?" - спрашивал я себя.
        Наблюдая, как двое разумных едят и беседуют, явно с целью соблюсти приличия перед тем, чем органики разного пола занимаются, оставшись наедине, я все больше злился, чувствуя себя дураком. От нечего делать, я стал разбирать все, что мне известно о двух других кандидатурах: заместителе по вопросам спецтранспорта - проще говоря, командующему космофлотом, и начальнику разведки. Но вновь ничего не выходило. По обоим я находил факты как в пользу того, что именно этот конкретный муун мог заказать Скайуокер, так и против этого. Как обычно не хватало хаттовой информации.
        Дождавшись, пока наши "голубки" переместятся в постель, я решил озадачить этим вопросом девочек - вдруг я что-то упускаю:
        — Джей, Оникс, нужна ваша помощь. Меня мучает вопрос, не упустили ли мы чего-то важного? Сейчас я сброшу вам досье на двух других потенциальных заказчиков…
        — Хочешь, чтобы мы попробовали установить, кто заказал Шми?  — догадалась Джей.
        — Да, хочу. Свежий взгляд в этом деле может быть полезен,  — пояснил я, ругая себя за то, что не додумался до этого раньше.  — Значит так, мы имеем двух кандидатов: первый, командующий флотом МГБК, Роско Мерт… Что-то не так, Оникс?
        За своими размышлениями я совсем перестал обращать внимание на падавана. А кристаллик между тем была сильно взволнована, если не напугана.
        — Оникс, что с тобой?  — переспросил я.
        — Роско Мерт убит полчаса назад, по голонету только что передали,  — отстраненно ответила она.
        — Блин, не угадал,  — слегка раздражаясь на собственную тупость, ответил я.
        Обидно, когда твоя ученица оказывается умнее тебя, и вместо того, чтобы подглядывать за полюбовничками, занимается полезным делом, мониторя новостные каналы. Но самое главное, я ведь в прошлой жизни ничего не слышал о каком бы то ни было адмирале КНС по имени Роско Мерт, а это могло означать лишь одно - к началу Войн Клонов он был уже мертв. Вот только сейчас было еще что-то - не могла же смерть какого-то мууна так взволновать моего падавана! И, как только я потянулся к Силе, сразу понял причину беспокойства девушки. К нам приближалось нечто…
        — Запомни, Оникс, так в Силе выглядит тот, кто поддался Темной Стороне,  — пусть ощущать в силе ситхов мне еще не доводилось, но сомнений не осталось.  — Успокойся, и не бойся. Нас пока не обнаружили.
        — Хорошо, учитель,  — ответила она.
        — И впредь, сразу предупреждай,  — попросил я.  — Мне иногда приходится практически полностью блокировать восприятие Силы.
        — Постараюсь,  — сказала Оникс, и уточнила.  — Это ведь та чисска, Сев'ранс Танн?
        — Сейчас увидим.
        Переключившись на камеры, установленные в коридоре, я стал ждать. Впрочем, не прошло и двух минут, как двери турболифта раскрылись, и в коридор вошла та, о ком нас предупреждали. Синекожая девушка с красными без белков глазами, не красавица и не крокодил, одетая в блузу с глубоким декольте и не очень удачные брюки, под которыми формы лишь угадывались, на первый взгляд могла бы показаться совершенно безобидной, но вот в Силе… Ее потенциал был очень и очень не хилый.
        Рассматривая ее, я начинал понимать, отчего многие считают Темную Сторону более могущественной - Сила не текла через нее, а бушевала вокруг и в ней, и это выглядело впечатляюще. Во всяком случае, мной это воспринималось именно так. Но я давно избавился от подобных иллюзий, зная, что если во все стороны летят искры и молнии, шипит пар, раздается грохот, это не признак мощи, а предвестник аварии и недетской попоболи. Странно было другое, ток Силы сквозь того же Палпатина был ровный, как через любого другого разумного. И это давало повод для размышлений. Но философствовать по поводу высоких материй сейчас было не место, и не время - Темная Служительница[52 - Темные Служители - "кружок по интересам" темных джедаев, учеников графа Дуку в период Войн Клонов.] как раз подошла к дверям, ведущим в апартаменты Денаты Колут. И то, что последовало за этим, мне совершенно не понравилось.
        Преградившие ей дорогу два IG-86 упали на пол после короткой вспышки желтого светового меча, а пасс левой рукой сломал блокировку замка, и чисска вошла в квартиру. А я, наплевав на предосторожности, потянулся туда в Силе - очень уж было интересно, зачем Дуку решил "списать" главу контрразведки МГБК.
        — Что это значит, мисс Танн!?  — воскликнул тот, в чем мать родила вскакивая с постели.
        — Глава Межгалактического Банковского Клана господин Сэн Хилл официально извещает вас, что более не нуждается в ваших услугах,  — произнесла она, осматривая помещение, и, активировав меч, шагнула к мууну, который в это время трясущимися руками пытался найти среди одежды спрятанный бластер.
        — Но за что? Я ничего не делал…  — попытался он тянуть время.
        — Вот именно,  — кивнула чисска.  — Только что неизвестными был убит адмирал Мерт. К счастью преступники блокированы, и в этот самый момент проводится операция по их ликвидации. Но вы, подумать только, допустили подобное не где-то, а на Муунилисте!
        — Но ведь граф Дуку…  — попытался оправдываться Лиреб.
        — Не является ни вашим непосредственным начальником, ни сотрудником Клана,  — возразила Сев'ранс.  — Больше того, беспочвенные обвинения в адрес графа…
        Наконец-то нашедший бластер муун направил его на чисску, но выстрелить не успел. Вслед за взмахом светового меча, голова Лиреба и обрубок бластера отлетели в сторону. А следующий удар прервал отчаянный крик его любовницы.
        — А девушку за что?  — шокированно "вскрикнула", если так можно сказать об электронном сигнале, Оникс.
        — Если есть мозги, свидетелей обычно не оставляют…  — попытался я объяснить очевидное для меня ученице, но в тот же миг Темная Служительница, неожиданно замерев, посмотрела прямо в объектив камеры наблюдения.
        В первый момент я даже не понял, что она делает, а потом разозлился - эта синемордая решила выпендриться и поизображать Вейдера, но не учла, что ей до Милорда как до Киева раком, да и я не имперский адмирал, и вообще не человек, так что душить меня, мягко говоря, бесполезно…
        — …А ломать конструкцию и дергать моего падавана, вообще вредно для здоровья!  — вслух закончил я мысль
        И сам потянулся в Силе к ней, не придумав ничего лучшего, чем повторить ее фокус.
        Удивительно, но у меня получилось, даже больше того, явно не ожидавшая такого ученица Дуку банально проморгала начало моей атаки, и, выронив меч, повалилась на пол, хватаясь за горло. К сожалению, придушить ее окончательно так и не вышло, все же потенциал девушки был выше моего, да и соображала она быстро. Буквально секунд за тридцать она сумела не только сорвать мою атаку, но даже контратаковать. Меня швырнуло на противоположную стену, и единственное, что я успел сделать - передал команду на активацию вирусных закладок в АСУ здания и системе видеонаблюдения, благо автоматическую передачу команды я выставил на попытку экстренного отключения, чтобы в случае чего, в спешке не забыть подчистить следы взлома системы.
        — Все, Джей, уходим!  — скомандовал я, направляясь к шахте турболифта.
        И как только электричество во всем здании вырубилось, мы с ней на полном ходу влетели в бездонный колодец, уходящий вниз на сотни метров. А через три минуты, корректируя полет репульсорами, и облетев неподвижно замершую кабину, мы зависли около нижнего технического входа шахты.
        — Твою ж мать! Джей, огонь вверх!  — крикнул я, когда до нас долетел гулкий звук удара чего-то твердого о крышу кабины.
        Моя умница не стала задавать лишних вопросов, и сразу же дала длинную очередь на максимальной мощности строго вверх, вдоль лифтовой шахты.
        — Надеюсь, в лифте никого не было,  — выведя громкость вокодера на минимум, произнес я, достав мечи, и прорубая дверь.  — Джей, не тормози.
        Замешкавшуюся дроидессу мне пришлось затаскивать в проход телекинезом, чтобы ее не раздавило обломками кабины лифта.
        — Эрдваныч, ты что мне поставил? Судя по разрушениям, это,  — она демонстративно встряхнула стволами бластеров,  — раз в восемь мощнее стандартных стреляющих блоков от Е-5!
        — Да нет, вполне стандартные стволы…  — протянул я, стараясь понять, что же там могло так бабахнуть, и тут меня осенило.  — Понял! Согласно строительным нормам и правилам безопасной эксплуатации пассажирских турболифтов, принятых в МГБК: "Кабина турболифта должна комплектоваться автономным накопителем с запасом энергии на два полных цикла подъема и опускания". Ты, видимо, этот накопитель задела. Пошли!
        — Иду-иду,  — отозвалась она.
        До возвращения гиперколец оставалось еще четыре часа, и нам стоило поторопиться, чтобы, во-первых, выбраться из города, и, во-вторых, добраться до истребителей.

* * *

        А в это же время, двумя сотнями метров выше нас, Сев'ранс Танн, подтянувшись на дрожащих руках, наконец-то выбралась в один из коридоров нижнего уровня здания. Она еще несколько минут неподвижно пролежала на металлическом полу, свесив ноги в лифтовую шахту, и бездумно глядя на светильники аварийного освещения, пытаясь унять звон в ушах и отдышаться.
        Только что она дважды подряд едва не лишилась жизни. Первый раз, пытаясь удушить вместо джедая какого-то дроида, а второй, когда лифт под ее ногами превратился в плазменный шар. Если бы не та секундная задержка на его крыше, в узком пространстве между стенками шахты и кабиной даже спастись от плотного потока плазмы не менее чем из двух бластерных карабинов было бы не просто, а взрыв практически гарантированно убил бы ее. Но сейчас не было времени на сожаления, нельзя было допустить, чтобы джедай с наемником и дроид, в памяти которого хранились записи ликвидации Артона Лиреба, покинули планету.
        — Господин администратор, вынуждена сообщить, что только что был убит заместитель Лиреб,  — сообщила она, достав комлинк.  — Прошу вас распорядиться о временной блокаде планеты, и запрете на вылет с нее любых, я подчеркиваю, любых кораблей.
        — О, разумеется, мисс Танн,  — мгновенно откликнулся тот.  — Будет не очень хорошо, если пойдут слухи, что мы не приложили достаточно усилий для поимки преступников.
        — Вы не поняли, сразу после… решения нашей общей проблемы, на меня напали джедай и какой-то наемник…
        — И вы дали им уйти!?  — перебил он чисску.  — Ты хоть представляешь, чем это нам грозит?..
        — Да, и лучше вас, господин администратор,  — сдержав раздражение, ответила она.  — Меня сейчас больше интересует, каким образом им удалось проникнуть на планету. Будьте добры, распорядитесь, чтобы капитаны всех кораблей, прибывших в систему за последние… десять стандартных суток, в течение часа подготовили подробные доклады о любых необычных происшествиях, любых странностях и подозрительных ситуациях, возникших либо тут, в системе, либо на пути к ней. То же касается службы безопасности космопортов и диспетчеров воздушного и орбитального движения.
        — В этом можете не сомневаться, мисс Танн. Виновные будут найдены и понесут самое суровое наказание!
        — Вы вновь не поняли, мне абсолютно безразлично, кого вы назначите виновным. Меня интересует то, каким образом противник проник на Майджиито. Исходя из этого, можно спрогнозировать то, как они будут с планеты бежать.
        — Хорошо, я предоставлю вам всю необходимую информацию через час,  — немного подумав, ответил тот.
        А Сев'ранс Танн, поднявшись наверх, стала осматривать технический уровень этажом выше апартаментов Данаты Колут, где скрывались шпионы.
        Выслушав доклады технических служб, обслуживающих здание и довольно бестолкового начальника местной СБ, она в который раз отругала себя за несдержанность. Новоприобретенные возможности управления Силой туманили разум, заставляя делать опрометчивые поступки. Во всяком случае, раньше она бы никогда слепо не бросилась в погоню за неизвестными, которые оказались профессионалами очень неплохого класса, если судить по легкости, с которой они взломали сеть службы безопасности здания, а затем, уходя в спешке, успели практически уничтожить искусственный интеллект и системы жизнеобеспечения.
        Но это было лишь начало, следующие два часа окончательно повергли ее в шок. Запредельная тупость тех, кто отвечал за безопасность планеты, по мнению Сев'ранс Танн, была за гранью разумного понимания. Во всяком случае, то, что изначально должно было быть неприступной крепостью, оказалось смесью проходного двора и цирка. Мало того, что на планете постоянно действовали нелегальные старатели, умудрявшиеся проводить через охраняющий систему флот, соизмеримый с Экспансионно-оборонительным Флотом Доминации Чиссов, тяжелое горнопроходческое оборудование, так еще и в столице планеты постоянно находились десятки фрахтовиков контрабандистов и различных частных транспортных компаний. Конечно, с основной задачей по недопущению контрабанды кристаллов существующая система более-менее справлялась, но вот не допустить проникновения на планету диверсантов не могла принципиально. Что тут говорить, если они даже летали безбилетниками на кораблях, охраняющих планету.
        Последний инцидент был наиболее подозрительным. Сброс мусора при заходе на парковочную орбиту, притом, что в компьютерной сети фрегата не осталось следов взлома, мог говорить лишь об одном - кто-то спустился на планету на легком летательном аппарате, и этот кто-то, скорее всего, искомый джедай с напарником и дроидом.
        Искать на планете, среди снежных бурь, множественных неровностей поверхности и электромагнитных помех, создаваемых кристаллами, крошечный, наверняка хорошо замаскированный корабль, смысла не было, и Сев'ранс Танн, вместе с поднятыми по тревоге флотскими офицерами, отправилась на борт флагмана флотилии, защищающей Майджиито, фрегат "Бережливый". Сейчас ей предстояло просто ждать того момента, когда противник попытается бежать. Уж в том, что его удастся перехватить до ухода в гипер, чисска не сомневалась.
        И вот, почти через два часа, она получила доклад от службы атмосферного наблюдения о незапланированном старте с поверхности двух малых кораблей. А спустя еще пять минут, оператор контроля пространства системы сообщил о выходе из гипера еще двух малых кораблей.
        — Дайте максимальное увеличение новых объектов,  — приказала она, усевшись на подлокотник капитанского кресла.
        Голопроекция высветила пару гиперколец, но, что было удивительно, без истребителей.
        — Капитан, ваш фрегат ведь прошел модернизацию?[53 - Часть фрегатов типа "Щедрый" с началом Войны Клонов была модернизирована путем установки дополнительных курсовых пушек и увеличения десанта и авиакрыла.]  — уточнила чисска.
        — Да, как и еще три в моей эскадре,  — сказал тот, пытаясь скрыть раздражение оттого, что непонятно кто приказывает на его корабле.
        Впрочем, особого выбора у него не было. Когда сам планетарный администратор говорит: "Оказать все возможное содействие", выбирать не приходится.
        — Отлично. Тогда, по моей команде, уничтожьте гиперкольца.
        — Разумеется,  — кивнул он.
        — И, сразу после этого, всей эскадре максимальное ускорение. Ни в коем случае нельзя дать им вернуться на планету,  — добавила та, и, не слушая ответ и последующие команды капитана, не мигая, стала следить за четырьмя сближающимися точками.
        Сев'ранс хотела как можно дальше выманить противника, чтобы тот не успел вернуться на Майджиито, чтобы дать зенитным спаркам и истребителям пару лишних секунд, пару лишних залпов, отлично понимая, какой сложной целью может стать форсюзер.
        — Огонь!  — наконец крикнула она.
        А через секунду мощные курсовые турболазеры четырех фрегатов обрушили всю свою чудовищную мощь на пару хрупких гиперколец.
        — Промах,  — доложил оператор систем наблюдения.  — Поправка 4, минус 7, вектор 19-200.
        — Залп!  — турболазеры выстрелили вновь, и оба гиперкольца превратились в облачко пара.  — Всем кораблям, огонь по истребителям. Перехватчикам занять позиции между нарушителями и планетой.
        Вот только те оказались намного более сложной целью. Отвернув назад к планете, как только фрегаты открыли огонь, юркие машинки, маневрируя с запредельными перегрузками, стали уклоняться от вала направленной на них энергии. Но когда всего по двум целям ведут огонь 280 счетверенных легких турболазеров четырнадцати фрегатов, вместе с почти двумя сотнями зенитных скорострельных лазерных турелей тех пяти из них, что успели подойти поближе, итог закономерен.
        Уже через две минуты ведомый исчез в ослепительной вспышке.
        — Перехвачено сообщение: "Джей, нет", на открытой частоте,  — доложил один из дроидов с поста РЭБ и электронной разведки.
        — Отлично. Но теперь самое трудное - джедай,  — произнесла Сев'ранс Танн, напряженно следя за отметкой цели на тактическом дисплее.  — Дерьмо! Мы его упустим.
        — Но госпожа, противник применяет средства электронного противодействия. Мы даже идентифицировать тип машин не можем… Его маневренность вдвое превосходит обычные истребители,  — напряженно сказал капитан.
        — Передайте мне управление курсовыми турболазерами!  — крикнула она, видя, что врага от спасения отделяет лишь заслон из полусотни истребителей - ничто для владеющего Силой.
        — Есть, передать управление,  — откликнулся капитан, который также начал понимать, что нарушитель сейчас уйдет.
        И как только перед чисской высветилась голограммы прицельного поля тяжелых турболазеров, она в Силе потянулась к убегающему кораблю, на миг поразившись мастерству неизвестного джедая, который даже в критической ситуации умудрялся скрываться так, что на корабле, казалось, никого нет.
        Вот он нырнул в самую гущу перехватчиков, при этом маневрируя невообразимым образом, и темная служительница нажала на клавишу спуска. Почти две секунды, пока пучок сверхперегретых частиц преодолевал расстояние до цели, показались ей вечностью, и когда они все-таки настигли истребитель, превратив того и сидящую у него на хвосте пару перехватчиков в небольшую звездочку, девушка просто откинулась на спинку кресла с довольной улыбкой.
        — Невероятно!  — восхищенно воскликнул капитан.
        Но ей сейчас это было безразлично. Главное, она смогла решить проблему, а значит, не придется докладывать Дарту Тиранусу об упущенном джедае. Уж в том, что не стоит злить этого обаятельного и вежливого старика, она за время учебы не раз успела убедиться.
        Вернувшись на планету, и еще раз переговорив с администратором, она зашла в свои апартаменты, приняла душ, переоделась и, собрав вещи, отправилась в космопорт, мечтая добраться до своего челнока, и за время полета основательно выспаться после всей этой суматохи. Только вот челнока в космопорте не оказалось, а трясущийся от страха диспетчер, отчаянно заикаясь, стал нести какую-то чушь про то, что она на этом челноке покинула планету еще час назад.

        Глава 6
        Сектор Обтрекста, система Муунилинст. Орбитальное пространство пл. Муунилинст. 14 суток до начала Войны Клонов.

        На подлетающий к доку транзитного терминала станции "Муунлинст-3" кореллианский курьер YT-1760 никто не обращал особого внимания, даже обычно дотошная Служба Безопасности, сейчас сосредоточившая все свое внимание на желающих попасть на поверхность, или задержаться на станции дольше, чем это необходимо. Разве что дежурный менеджер по обслуживанию частных клиентов сервисной службы терминала лениво сверился с полученными от диспетчерской службы данными. И то оттого, что в этот момент находился в ангаре. Работая за процент от прибыли, он должен был выплачивать кредит на учебу детей. Впрочем, и его кораблик заинтересовал не особо - транзитные развалюхи контрабандистов ремонтировались у них редко, а на заправке, обеде и бытовых мелочах из беспошлинного магазинчика много не заработаешь, да и те космические волки покупали лишь изредка, предпочитая запасаться всем необходимым на более дешевых рынках планет Внешнего Кольца. То ли дело яхты уважаемых клиентов и туристические лайнеры.
        Еще раз взглянув через пелену герметизирующего поля на подлетающий к шлюзу курьер, муун устало потер глаза. "Надо же так переработаться. Уже показалось, что какое-то шевеление на обшивке вижу!" - подумал он, и принялся подсчитывать лучший процент рекредитования. Из-за проклятой политической обстановки и больших игр с курсом республиканского кредита, шансы продолжить выплату долга, не нарвавшись на штрафные санкции в случае задержки с каждым днем становились все призрачнее.
        Он так был занят этим занятием, что даже не придал особого значения появлению в ангаре группы хорошо одетых молодых мужчин с охраной. И только когда те поинтересовались, как пройти к VIP-зоне, муун с подобострастным видом подробно им все рассказал, за что получил две, небрежно брошенные в руку, кредитные пластинки номиналом по 100 датари каждая.
        А в это время Шми и Брик, оттолкнувшись от корабля, летели в пустоте вдоль корпуса станции, направляясь к шлюзам грузовой секции. Серая мандалорская броня обоих сливалась с цветом обшивки терминала, отлично защищая их от случайного визуального обнаружения с одного из нескольких десятков кораблей, летающих вокруг. А радиомолчание и решение не активировать реактивные ранцы, позволяли надеяться, что и наружные датчики самой станции их не засекут.
        Слишком сильно оттолкнувшийся капитан обогнал напарницу почти на два десятка метров, к тому же слишком отклонился в сторону, но кое-как сумел ухватиться одной рукой за ферму антенны приводного маяка. Скайуокер в тот момент лишь порадовалась, что у того протез вместо руки, иначе удержать разогнанную до приличной скорости собственную восьмидесятикилограммовую тушку и почти столько же брони, снаряжения и оружия он бы точно не смог. А сама она, взмахом рук развернувшись на 180°, мягко опустилась на решетчатую конструкцию в метре от него. После чего, активировав магнитные зацепы в подошве ботинок и предплечьях бронескафандра, поползла к расположенному десятью метрами "выше" люку грузового ангара. Через пару секунд к ней присоединился Болт.
        "Внимание", "Осторожно", "Наблюдаю", "Готовься по сигналу",  — знаками показала она, выдвинув над нижним срезом люка перископический датчик шлема.
        Впрочем, так осторожничать особой нужды не было - в ангаре находились только дроиды - погрузчики и механики. Но, как говорил Эрдваныч: "Береженого Сила бережет, а не береженого конвой стережет". Внимательно осмотрев загружаемые транспортные челноки, Шми легко отыскала нужный. Вообще-то эту дыру в системе безопасности Муунилинста она нашла, пользуясь собственным набуанским опытом. Ведь обе планеты, несмотря на колоссальную культурную разницу, имели нечто общее - чистую, незагрязненную биосферу, а значит, вынуждены были пользоваться транспортными челноками для доставки импортных грузов с орбиты, где разгружались тяжелые контейнеровозы, на поверхность. Конечно, на столичной планете Банковского Клана уже добрых пять тысячелетий работал орбитальный лифт,[54 - Вполне реальная технология вывода грузов на орбиту, заключающаяся в установке сверхпрочного троса между точкой на экваторе планеты и терминалом на синхронной орбите, по которому поднимаются/опускаются грузы.] но справиться с четырьмя миллионами тонн грузов, которые ежедневно потребляли пять миллиардов муунов, живущих на планете, он не мог по
определению. А добавив сюда дополнительные материалы, которые в последние несколько лет требовались для строительства сети дроидостроительных заводов, можно было лишь поаплодировать организаторскому таланту банкиров, не допустивших транспортного коллапса.
        "Только надеяться на сканеры живых форм и перевозку груза в негерметичном отсеке, в качестве меры недопущения незаконного проникновения на планету, в случае профессионального диверсанта или убийцы, мягко говоря, смешно",  — подумала она, для надежности, еще раз сверив номер транспортника с файлом товарно-транспортной накладной.
        Чтобы попасть в любую точку планеты, достаточно было знать номер рейса челнока, для получения которого, всего-то и нужно было, что заключить контракт с условием доставки товара DDР,[55 - Доставка на склад получателя в международной торговле. Понятно, что в ДДГ используются свои термины, но выдумывать что-то новое я не стал.] с любым физическим или юридическим лицом в нужной области.
        Вообще весь этот цирк потребовался только лишь из-за того, что на Муунилинсте были неожиданно, во всяком случае для других, введены крайне жесткие меры таможенного контроля, так что даже группу прикрытия пришлось урезать до семи человек - на большее банально не хватало проработанных легенд, а самой Шми, вообще пытаться пройти досмотр, нечего было и думать. Впрочем, чего-то подобного она и ожидала.
        И сейчас, подобравшись к соседнему шлюзу, она стала ждать вылета корабля, на котором, среди прочих грузов, находились два ящика элитного набуанского вина, заказанного одним из ресторанов. Конечно, ребята из ее команды расстроились - ведь они это вино честно выиграли у гвардейцев из дворцовой охраны, пронеся в кабинет королевы Сабе четыре термальных детонатора, но Скайуокер пообещала себе, что если им удастся пережить эту операцию, она им хоть малый танкер Рубина Победы, уникального творения королевских виноделов, заложенного в год победы над Торговой Федерацией, купит.
        "А если останемся там навсегда, глядишь, рассказчик припишет нам пару стаканов, когда внукам сказки о нас рассказывать будет",  — усмехнулась под маской шлема Скайуокер, и сразу погрустнела.
        Такие "сказки" рассказывал ей в детстве отец. Странно, но тогда она не очень любила его, и больше тянулась к матери. Пожалуй, из детских воспоминаний о нем, больше всего запомнились эти рассказы, когда она, совсем крохотная, залезала ему на колени, а он усталый но довольный сидел около живого огня в очаге, а мама гремела посудой на кухне. И еще вспоминалась смешная детская обида на то, что папа любые ее успехи воспринимал как должное, а за малейшие ошибки подолгу кричал и ругался. Даже когда она стала лучшей на вступительных экзаменах в Академии, он воспринял это, как нечто само собой разумеющееся. Но сейчас Шми Скайуокер была ему благодарна и за это. За то, что он научил ее быть лучшей.
        Тем временем погрузка челнока завершилась, и тот, активировав репульсоры, поплыл к шлюзу.
        "Готовность",  — просигналила женщина, приседая на обшивке. Предстоящий прыжок был рискованным, ведь если челнок включит двигатели до того, как они закрепятся на его обшивке, он уйдет, а их унесет в открытый космос, и им придется или ждать смерти от удушья, или выходить на связь с муунами, или активировать реактивные ранцы, что в сущности одно и тоже.
        Вот скругленный нос аппарата пробил герметизирующее поле, вот показались короткие крылья… И как только мерцающая завеса сомкнулась за соплами двигателей, они прыгнули.
        Трехсекундный полет даже Шми показался вечностью, но тут магнитные замки, с еле заметным щелчком, зафиксировали ее на обшивке. И в ту же секунду женщину с невероятной силой рвануло назад. Четырехкратное ускорение и в удобном кресле переносится довольно тяжело, а уж когда ты висишь на четвереньках, зацепившись магнитами за обшивку, и подавно.
        Повернув голову, она увидела справа Болта. Капитан оказался, надо признать, предусмотрительнее ее. Он еще в прыжке развернулся ногами вперед, и постарался как можно плотнее прижаться к корпусу. Последовав его примеру, Скайуокер сама развернулась лицом к корме, попеременно освобождая нереально тяжелые конечности.
        А челнок тем временем начал входить в атмосферу планеты. Включился дефлекторный щит, увеличивая лобовое сопротивление, заодно ограждая "безбилетных пассажиров" от сверхскоростного набегающего потока. Конечно, исходящее от него, под воздействием плазмы, жесткое ионизирующее излучение тоже было не очень полезным для здоровья, но броня, а главное встроенные в нее аптечки отлично справлялись с негативными последствиями для организма. Да и по возвращении, если конечно удастся вернуться, двенадцать часов медпроцедур должны были полностью ликвидировать любые признаки лучевой болезни.
        Спустя примерно три минуты скорость челнока снизилась настолько, что ионизация тормозящегося дефлектором воздуха прекратилась, а далеко внизу стали видны покрытые лесом равнины по обе стороны невысоких гор, блестящие на солнце змейки рек, а дальше, полоса полей с разбросанными тут и там городками. Еще дальше, у самого горизонта, сливаясь с ним, угадывалась тонкая полоска моря.
        Прошло еще пять минут, и челнок, снизившись до четырех тысяч метров, и, сбросив скорость до семисот километров в час, отключил щит. Неожиданно ударивший порыв ветра едва не сорвал напарников. Впрочем, еще через минуту, сверившись с показаниями ИНС, Шми показала Брику раскрытую ладонь - "пять", "четыре", "три", "две", "одна" - отрыв! И они, отключив магнитные захваты, рухнули вниз.
        Развернувшись головой навстречу набегающему потоку, они старались снизиться как можно быстрее. По данным электроники брони, мууны не контролировали пространство в этом секторе активными сенсорами, но все же рисковать не стоило.
        Корректируя направление полета положением тела, они спикировали в неширокую долину между отрогов гор, и, поравнявшись с их вершинами, включили двигатели ранцев. Это был самый рискованный этап полета, ведь отказ ранца означал бы для любого из них смерть. Но обошлось. И погасив скорость, Шми и Брик приземлились на едва заметной между крон деревьев полянке.
        — Прикрывай,  — скомандовал парень, сбрасывая ракетный ранец, кислородные баллоны и контейнеры со снаряжением, а Шми, выхватив бластер, и также сбросив ранцевую систему, залегла между корней одного из окружающих поляну деревьев.
        Капитан, тем временем, быстро собирал карабин ВМС-150[56 - Двуствольный карабин производства корпорации Соросуб. Из плюсов имел высокий темп стрельбы, высокое останавливающее действие при стрельбе "дуплетом", компактность и небольшой вес. Из минусов, был склонен к перегреву и повышенной заметности в ИК-диапазоне, при интенсивной стрельбе.] и развешивал на поясе подсумки с термальными детонаторами, энергоячейками, газовыми картриджами и прочим снаряжением.
        — Прикрываю,  — сообщил он, броском преодолев отделяющее его от кустов на другой стороне поляны пространство, и залег в неглубокой лощине под ними, давая возможность Шми подготовить основное оружие - снайперскую винтовку Х-45,[57 - Данное оружие также производилось корпорацией Соросуб. Эту снайперскую винтовку отличали исключительная точность, сравнительно небольшие габариты, возможность быстрой сборки/разборки, и удобное ложе (после обработки рахитичного приклада напильником). Единственным существенным недостатком винтовки считалась ее ненадежность в полевых условиях.] все того же соросубовского производства.
        Конечно, этой игрушке по надежности и дальности эффективного огня было далеко до гвардейской магнитки, но взять ту на операцию, означало то же, что оставить визитку: "Тут был спецназ ПСО Набу". Все потому, что продажа массдрайверных винтовок частным лицам категорически запрещалась законами королевства, а единственным инопланетным покупателем этого оружия были планетарные войска Панторы, купившие для своего спецназа пятьдесят стволов. Впрочем, и сорокапятка не была таким уж плохим оружием. На малых и средних дистанциях ею можно было работать с хирургической точностью, а рассказы о низкой надежности имели в основном один единственный источник - подставку под оружие во время стрельбы.
        Ни одно оружие, особенно такое точное, как снайперская винтовка, попросту не рассчитано на то, что его будут ударять об каждое встречное дерево, использовать вместо трости, или в качестве дубины во время драки в кантине. И если рахитности большинства бойцов планетарных армий Брик перестал удивляться уже давно - тех родное командование учило, в лучшем случае, строевой подготовке и стрельбе в тире. То "профессионалов" - наемников и охотников за головами, которые хаят инструмент после того, как сами же использовали его вместо лома, он понять не мог в принципе.
        Пока капитан думал над особенностями подготовки различных вооруженных формирований Галактики, не забывая держать на мушке окружающие заросли, Скайуокер закончила сборку винтовки, и стала экипироваться, натянув поверх брони маскхалат "Вуки", который благодаря покрывающим его камуфляжным ленточкам делал пользователя абсолютно незаметным среди лесной растительности, а в сочетании с системой охлаждения и экранирования, еще и невидимым для тепловизоров и широкоугольных хомодетекторов. Переложив оставшееся снаряжение в штурмовые ранцы, она бросила один из них и скатку с еще одним маскхалатом парню, а сама занялась установкой таймеров системы самоуничтожения ракетных ранцев.
        — Готово, одевайся,  — сказала она через пару минут, вновь беря на прицел лесную чащу.
        Ни слова не говоря, Брик натянул свой маскхалат, закинул за спину рюкзак, и, держа карабин на ремне под мышкой, подхватил свой реактивный ранец, и пошел через лес на запад. Шми последовала за ним, держась в десяти метрах позади.
        ДВС[58 - Десантно-высадочные средства. В данном случае индивидуальные реактивные ранцы.] они спрятали в выворотне, оставшемся после падения довольно толстого трухлявого дерева, примерно в четырех километрах от места посадки, и, выставив самоликвидаторы на 16 часов, побежали дальше. Но еще через два километра, миновав очередную поросшую лесом долину, они поднялись на гребень отрога, и идти сразу же стало сложнее. Высокие деревья сменились редкими скрученными халасами - деревцами почти без кроны, чьи длинные корни оплетали камни, проникая в щели между них. Хуже всего было то, что их густо оплетали ползучие лианы, усеянные мелкими острыми шипами, так что Шми пришлось браться за шашку и занять место в голове группы. Брик страховал ее, отстав на 7 -8 метров.
        Ближе к вершине хребта заросли сменились грязно-зелеными кустами, проросшими между камней, и покрытыми жухлой травой участками бедного горного грунта. Одновременно стало значительно холоднее. Здесь, на высоте двух километров над уровнем моря, температура была не выше +15 °C, а промозглый ветер приносил облака, оседавшие на склонах сырым туманом.
        — Привал,  — скомандовала Скайуокер, свернув в расщелину, и, сбросив ранец, стянула шлем.  — Хорошо идем. Полчаса можно передохнуть.
        — Это точно,  — подтвердил капитан, устраиваясь рядом.
        За два с половиной часа они преодолели двенадцать километров, лишь несколько раз задержавшись, взбираясь на крутые склоны и вертикальные стенки, к счастью невысокие. Кроме того, довольно много времени пришлось потратить, обходя то ли виллу какого-то богача, то ли горный отель, попавшийся им на пути. Сами жилые помещения находились в толще скалы, выходя террасами на ее склоны, а сверху находилась посадочная площадка для спидеров, челноков и яхт. Конечно, незаметно снять четырех охранявших ее полицейских дроидов было не трудно, но зачем привлекать к себе лишнее внимание?
        — Думаете, клиент будет просто так разгуливать по базе?  — вскрыв сухпай, спросил Брик, протягивая ей пачку галет.  — Если там такая же архитектура, как на этой хаттовой вилле, его можно будет снять только при посадке на транспорт. А когда он вздумает улетать? Сегодня? Или может через неделю?
        — Как только получит мою голову,  — спокойно, как о чем-то обыденном, сказала Шми.  — Он знает, что я приду за ним, и предпочтет встречать меня на своей территории. К тому же, сейчас я единственное, что спасает его от Сэн Хилла.
        — То есть, ты хочешь сказать, что заказать тебя ему поручил глава Банковского Клана?  — удивился тот.  — Ну, у тебя и враги… Может тогда лучше его самого ликвидировать?
        — Он тоже только посредник, который извлекает свою выгоду из этого дела, устраняя политического конкурента. На самом деле, адмирал Мерт уже труп. Точнее стал трупом, как только Кимаен джей Шилар дал согласие возглавить ОБСС. А возможно еще раньше, когда стал поддерживать идеи нейтралитета.
        — Но менять адмирала на дикаря…  — удивленно произнес капитан.  — Если я правильно понял то, что указано в досье на этого калишца, из него флотоводец, как из меня твилечка-танцовщица! Хотя, планетарник вроде бы грамотный.
        — Сама не пойму…  — задумчиво отозвалась Шми, и, отложив упаковку тушенки, стала рассуждать, видимо, больше для себя.  — Может думают, что полностью лояльный командующий будет лучше осторожного офицера, за которым стоят оппозиционные кланы? А возможно, Мертом просто жертвуют как пешкой, и это часть их общей игры… Я имею в виду руководства МГБК. И они хотят создать видимость внутреннего раскола, чтобы иметь возможность поддерживать нормальные отношения как с Республикой, так и с Сепаратистами. Мне Сабе и Ассажж доклады разведки показывали, так сказать, в поисках свежего взгляда. По всему выходит, без Республики Клану, как говорит представитель Бинкс, килдык… Но нас сейчас не это должно волновать.
        — Ага. Как задачу выполнить, и домой вернуться…  — кивнул парень.  — Если вы правы, нас ждет засада на месте проведения операции. Главное, чтобы группа прикрытия справилась.
        — Это верно,  — согласилась Скайуокер, в очередной раз жалея, что втянула в это дело доверившихся ей ребят. Но отступать уже было поздно.
        Те силы, которые стояли за появлением на свет ее сына, пугали женщину. Пожалуй только сейчас она смогла в полной мере осознать степень их влияния, как и степень значимости ее самой, точнее ее Энакина, для них. Ведь в том, что основная цель этой комбинации она, Шми была почти уверена, как и в том, что адмирал Мерт просто довесок к ее трупу, второстепенная цель.
        Пятнадцать минут спустя, они продолжили путь. До цели, военной базы ОБСС оставалось еще почти двадцать километров, а затем неизвестно сколько придется искать подходящую позицию и выходить на нее.

* * *

        А сам адмирал Роско Мерт уже не первый день не находил себе места. Даже подчиненные старались лишний раз не попадаться ему на глаза. Те политические игры, которых он пытался всячески избегать, сами втянули его в свой водоворот. Но хуже всего было то, что он никак не мог повлиять на события. Клан готовился к войне - это адмирал видел отчетливо. И это его не радовало. Да, Мерт не сомневался в увеличении активов и влияния Банковского Клана по итогам конфликта, как и в том, что, независимо от итогов войны, они останутся единственными реальными хозяевами Галактики, но его больше тревожило, каков будет, так сказать, объем первоначальных инвестиций, и не окажется ли он чрезмерно большим.
        Как бы это странно ни звучало, адмирал как никто другой понимал, что Муунилинст уязвим. Конечно, мощные орбитальные крепости, планетарный щит, флот, превосходящий все, что мог насобирать Корпус Юстиции, должны были защитить планету от любых угроз, но только не от джедаев. Те легко уничтожат крепости, выведут из строя проекторы щита, и тогда… Что могут сделать с планетой даже несколько десятков фрегатов, Мерт знал отлично. А ведь это было еще не все. Наличных сил КНС уже было достаточно для захвата Республики, но ни МГБК, ни Техсоюз, ни Торговая Федерация не хотели ее захватывать. Более того, это привело бы к краху всей существующей экономической системы, а именно к превращению Республики из выгодного клиента в убыточное подразделение. Но, несмотря на это Конфедерация и не думала сокращать военные расходы. Наоборот, в ближайшие годы, если судить по доступной Мерту информации, выпуск кораблей, планетарной техники и боевых дроидов должен был вырасти на порядки. И это могло означать только одно - Республика тоже создает армию, или имеет возможность очень быстро, буквально в считанные месяцы ее
получить. Адмирал не питал иллюзий, если Республиканцы найдут средства, производственных мощностей только Верфей Куата и их Ротанской филии хватит, чтобы за год построить больше кораблей, чем есть у сепаратистов. Другой вопрос, откуда взяться такому количеству подготовленных военных, но и тут существовала масса возможностей, от дроидов и технологий клонирования, до банального найма частных военных компаний. Так что единственным вопросом, не имевшим ответа, для него, оставался: "Где Сенат взял деньги на создание армии?" Точнее, такие деньги.
        В то, что финансовая разведка Клана могла просмотреть такое, Роско Мерт не верил ни на секунду, а потому сделал две вещи, которые, как он теперь понимал, стали самыми крупными, а возможно и последними ошибками в его жизни. Он направил соответствующий запрос своему коллеге Артону Лиребу, куратору отдела финансовой безопасности, и, что хуже всего, поделился своими выводами с председателем Сэн Хиллом, включив их в свою докладную записку о недостаточности перевооружения фрегатов "Щедрый", в случае их использования в полномасштабной войне.
        Свою ошибку он понял очень скоро, когда убедился, что олух Лиреб больше занят своими пассиями и мелкими интрижками, чем должностными обязанностями. А когда его лично вызвал председатель, и, бросив на стол перед ним инфокристалл, приказал ликвидировать эту проклятую наемницу, убившую его брата, начальника СБ представительства МГБК на Аторе, почти три десятка лет назад, причем таким, мягко говоря, странным способом, адмирал окончательно убедился в том, что из-за собственной наивности влез в политические игры, уровня которых и представить не мог. Сейчас он мог надеяться лишь на то, что в случае успешного выполнения поручения могущественного главы Клана, ему сохранят жизнь.
        — Но почему именно так!?  — в который раз сам себя спросил адмирал, подойдя к широкому окну кабинета.
        За ним, к востоку от горного хребта на десятки километров тянулись малонаселенные леса, переходящие в подернутую синеватой дымкой холмистую равнину, и лишь вдали у самого горизонта, в лучах светила блестели стекла невидимых отсюда домов. То, что именно эта местность лучше всего подходит для ловушки, было понятно. Здесь мало кто жил, а сама база была неприступной крепостью. Только и противник был не прост. А главное, адмирал не знал, откуда и когда ждать удара. Он даже не имел понятия, проникла ли Безымянная на планету.
        "Зачем такие сложности? Зачем вся эта ерунда со "свободным призом", если известно где находится противник? - все больше нервничая, думал он.  — Почему было просто не послать группу убийц? Пусть она и живет с джедаем, разве это остановит профессионалов!?"
        Но инструкции, полученные от Сэн Хилла, были предельно четкими. А единственно возможный ответ на все эти вопросы, как ни странно, заключался в том, что председатель не хочет убивать наемницу, а делает все для ее захвата живой, что невозможно было сделать на Набу. Собственно, такой вариант вполне устраивал Мерта, ведь, как он считал, смерть не самый страшный способ мести, вот пытки, после которых враг умрет, а еще лучше станет твоей послушной куклой, намного эффективнее. Но риск… А еще недостаток информации, выводили из себя. Заставляли его чувствовать себя наживкой.
        — Что нового?  — активировав селектор, спросил он дежурного офицера, координирующего операцию.
        — Как вы и ожидали, наблюдаем активность наемников. Пресечено пять попыток незаконного проникновения на планету. Информация по владелице "Ветреной Леди" не подтвердилась…  — доложил тот.
        — Подробнее.
        — Наемницы на борту не оказалось, только эта кореллианка Линда Тод в компании твилека и виквая. Почти обычные контрабандисты. По документам, ее новый корабль куплен неделю назад на Агамаре, после продажи старого. Мы обыскали корабль. Нашли кое-какие нелицензионные и запрещенные товары и четыре бластера, но ничего, что указывало бы на причастность их к разыскиваемому лицу, только… такая деталь…  — смущенно замялся офицер.
        — Говори же!  — нетерпеливо огрызнулся адмирал.  — Я что, должен из тебя каждое слово вырывать?
        — Хозяйка корабля говорит, что наняла этих двоих для охраны - не так давно ее ограбили - но, судя по… специфическому… хм… оборудованию, они там занимались кое-чем другим. На всякий случай, всех троих мы пока поместили под арест,  — поспешил добавить тот, видя раздражение шефа.
        — Да мне плевать! Пусть хоть весь полет на своем хаттовом корабле оргии устраивают!  — не выдержал он, но подумав, добавил.  — А насчет ареста вы все правильно сделали. Пусть лучше посидят под замком до разрешения этой истории… И, вот еще что, на всякий случай допросите их с использованием спецсредств. Не нравится мне чем-то это все.
        — Слушаюсь!  — ответил тот, отключаясь.
        — Дерьмо хатта!  — выругался Мерт.
        Из-за этих наемников понять что-либо было невозможно. Как сообщали информаторы, организованная им утечка информации о своей причастности к заказу сработала, и эта весть ширилась в среде охотников за головами с неимоверной скоростью, и те стали прибывать на Муунилинст, мешая друг другу и его охране. Хорошо хоть проникновений на поверхность планеты удавалось избежать. Во всяком случае, Роско Мерт надеялся на это.
        Дав задание дроиду-секретарю сварить крепкий каф, он попытался заняться текущей работой - закрывать кадровые дыры в растущем как на дрожжах флоте, нужно было безотлагательно - но собраться с мыслями не выходило. Пришедший вскоре начальник базы добрых двадцать минут полоскал ему мозги какими-то хозяйственными вопросами. Но и после его ухода сосредоточиться на работе у адмирала никак не получалось. Вспомнив про давно остывший напиток, он подхватил кружку, и с отвращением сделал несколько глотков показавшегося в этот раз особенно омерзительным варева.
        — Да что же это такое!..  — воскликнул он.
        Но закончить ни фразы, ни мысли не успел. С лязгом захлопнулись металлические ставни окна, а уши заложило от рева сирены боевой тревоги. Содержимое чашки, хвала Силе давно холодное, выплеснулось на китель. А он, выхватив бластер, вдавил клавишу селектора.
        — Нападение на станцию "Муунилинст-3". В административном, ангарном и тюремном секторах идет бой. Уничтожено три корабля наемников. Один пытался уйти из системы, два прорывались к планете. Силы нападавших неизвестны…  — после нескольких секунд ожидания, показавшихся мууну вечностью, скороговоркой доложил дежурный офицер.
        Лишь спустя десяток минут ситуация постепенно стала проясняться. Вначале, в ангаре, куда направляли корабли охотников за головами, началась перестрелка между ними и дроидами охраны, а затем атаке подвергся тюремный блок, в котором содержались некоторые наемники и наиболее подозрительные личности. Ясно, что долго сопротивляться многочисленной службе охраны станции те не могли, и, когда большая часть охотников была уничтожена, оставшиеся, кто мог, попытались бежать на своих кораблях, а остальные сложили оружие. Только небольшая группа, забаррикадировавшись в кабинете начальника станции, угрожала в случае попытки штурма устроить взрыв. К счастью сам господин Эмиль Фадис при первых признаках угрозы воспользовался личной спасательной капсулой, и к месту его посадки на планету уже спешили спасатели.
        — Господин Мерт, только что в административном секторе произошел взрыв. Погибли двое сотрудников службы охраны, уничтожено или повреждено несколько боевых дроидов,  — сообщил офицер, как только Мерт вошел в помещение оперативного информационного центра.
        — Надо же, не блефовали,  — меланхолично откликнулся тот.
        Ожидание порядком утомило адмирала, а простаивающие более часа грузовой и пассажирский терминалы несли убытки, намного превышающие стоимость ремонта станции, не говоря уже о стоимости жизней каких-то охранников.
        — Где спасательная команда? Они уже подобрали этого труса, начальника станции?  — уточнил он.
        — Минуту,  — попросил один из операторов средств связи, и, выслушав доклад поисковиков, с дрожью в голосе, произнес.  — Господин адмирал, тело господина Фадиса обнаружено около капсулы. Ему перерезали горло…
        — Хатт!  — не смог сдержать раздражения Мерт.  — Я должен был догадаться. Это не наемники, а те, кого мы ищем. И они на планете… Срочно оцепить район посадки капсулы. Необходимо получить всю информацию с камер наблюдения станции, опросить всех свидетелей. Если потребуется, можете задействовать все средства.
        И вновь адмиралу пришлось ждать. Как оказалось, система видеонаблюдения станции подверглась вирусной атаке, и ледорубам из отдела информационной безопасности удалось получить необходимую информацию лишь через час. Но задержка того стоила.
        Камеры, установленные в тюремном блоке и приемной, запечатлели ту самую странную компанию во главе с кореллианкой-контрабандисткой. Вот только она оказалась совсем не кореллианкой, и даже не человеком, а клаудиткой - наемницей-оборотнем. А пришедший буквально через пять минут ответ на запрос позволил установить и ее имя - Ота Скарци.
        Эта особа была не только широко известна в кругах охотников за головами и наемных убийц, но и сама умудрилась стать объектом охоты, каким-то образом перейдя дорогу Хаттам и СБ Корпоративного Сектора.
        — Умно. Ничего не скажешь,  — процедил адмирал.  — Значит, Безымянная, ты решила лично не рисковать, а послала за мной убийцу? Вполне разумно. Что ж, так даже интересней.
        Отдав распоряжения о дополнительных мерах безопасности, Мерт уже хотел вернуться в свой кабинет, когда к нему неожиданно обратился оператор гиперсвязи:
        — С вами хочет говорить господин Председатель Сэн Хилл,  — одновременно и заискивающе, и торжественно произнес он.  — Прошу, пройдите в комнату защищенной связи.
        — Хорошо. Соединяйте,  — махнул рукой тот, входя в небольшое помещение с необычно толстыми стенами, защищенное от любых средств подслушивания.
        Что именно сказал ему председатель, так никто и не узнал. Но когда тот, спустя пару минут, вернулся в зал штаба, и, окинув офицеров хмурым взглядом, ни слова не говоря, вышел в коридор, все поняли, что разговор был не простой, и крайне неприятный для адмирала.

* * *

        А та самая "клаудитка", ставшая причиной очередных проблем муунского адмирала, в это время сидела на заднем сидении роскошного спортивного спидера, и, смывая остатки клея с лица, ругалась так, что заслушивались оба гвардейца.
        Собственно то, что они сейчас летели, а не прятались в лесу, уже было неплохо. Их спасательная капсула рухнула на территории какого-то богатого поместья, и его хозяин решил лично посмотреть, кто это вторгся на его собственность. Что и стало его ошибкой. Последней в жизни.
        Конечно, и им сами возможно не стоило захватывать спидер, привлекая к себе внимание, но риск в данном случае был не больше чем при попытке уйти пешком. Уж у СБ Банковского Клана хватило бы ресурсов для оцепления и прочесывания территории. А так, у группы появлялся, пусть призрачный, но шанс проскочить и добраться до своих.
        — Ну и что ты кипятишься?  — хлопнув ее по плечу, хохотнул сидящий рядом с ней твилек по имени Эрм.  — Все живы, больных нет, а за кораблик пусть Мамаша переживает. Это ей за казенное имущество отчитываться. Сейчас наших найдем, задание выполним. Потом погуляем, отметим. Я в Тиде такое местечко знаю… А волосы… ты и лысая симпатичная… Эх, дроидов жаль только.
        — Да что ты со своими жестянками заладил!  — огрызнулась Линда, впрочем, уже больше для виду.  — Мы, если кто не заметил, на этой хаттовой планете в западне. Ваше корыто, которое по плану нас должно было вывезти, взорвали, а моя "Леди" не то что улететь, в систему войти не сможет! Сами же хотели ее для отвлечения внимания применить.
        — Ничего, Болт с Мамашей что-то придумают,  — беззаботно сказал Сибо с места водителя.  — Тебя ведь вытащили? А кто мог предположить, что эти параноики нас допросить захотят, причем с использованием химии? Правильно, только они!
        — И насчет дроидов, зря ты так,  — произнес твилек.  — Они, между прочим, тебе жизнь спасли. И тюрьму штурмовали, и отход прикрывали…
        — Ну ладно, извини,  — согласилась она.  — Совсем забыла, что вы, набуанцы, их за разумных считаете.
        — Когда как…  — вздохнул Эрм.  — Если выберемся, от одного таких люлей отхватим! Мало того, что его бойцов не сберегли, так еще такую легенду загубили… Он ее, правда, для Шми готовил, а пришлось тебе использовать. Ладно, не впервой!
        — Больные шпионы!  — в сердцах сплюнула контрабандистка.
        То, что она связалась не просто с наемниками, девушка поняла, когда Шми выдала ей еще горячую после печати маску клаудитки - ну не может быть на корабле наемников аппарата бионической 3D печати, стоимостью в полторы сотни тысяч кредитов. Его не каждый госпиталь может себе позволить. А эти просто выкинули в космос после использования. А уж про то, какие деньги нужно потратить, и какие связи иметь, чтобы создать виртуальную наемницу, с авторитетом в преступном мире, которую ищут хатты и корпоративщики, она даже думать не хотела. Впрочем, в случае с "Эспо" (6) все было гораздо проще. Любой их следователь, за символическую плату, с радостью мог повесить на твоего врага всех своих "глухарей".
        Но теперь ей было поздно отступать, ведь за соучастие в нападении на станцию Банковского Клана, и в убийстве его сотрудников, включая начальника станции, ее ждала смертная казнь, а единственная возможность выжить заключалась в том, чтобы свалить вину на виртуальную клаудитку. Но для этого сначала требовалось самой убраться как можно дальше от Муунилинста.
        — Кстати, Эрм, эта мазь, которой я волосы удаляла,  — со вздохом уточнила Линда, чтобы отвлечься.  — Она насовсем, или потом отрастут?
        Нормально состричь волосы перед тем, как надевать маску, в комнате для допросов, рядом с телом убитого следователя, времени не было, и она просто втерла в кожу протянутый ей "крем", от которого те моментально стали выпадать клочьями.
        — Обижаешь,  — попытался хоть так успокоить ее твилек.  — Это стандартное средство набуанской гвардии для "стрижки" в полевых условиях. У нас бы вредное не пропустили. Хотя мне оно, понятно, не нужно. Говорят, препарат действует быстро, разрушая только наружную часть волоса, а корни задеть не успевает. Там воздействие направлено на… Хатт твою вместе с ситхом!
        — Быстро они,  — подтвердил виквай, сворачивая с магистрали в сторону ближайшего города.
        Два спидербайка с полицейскими дроидами, включив сирены, рванули за ними, а Сибо, вжав РУД до упора, стал снижаться, все увеличивая скорость.
        — Ты же говорил, что заменил ИД?  — спросила Линда.
        — Заменил,  — сквозь зубы ответил тот, закладывая вираж между холмами.  — Но, видимо, кто-то очень умный догадался сопоставить ИД и заводской номер - его-то с датапада хрен перепишешь… Держитесь!
        Предупреждение было как нельзя к месту. Развернув спидер почти вертикально набок, он буквально проскользнул в узкую щель между крайними домами города. А следом, подав полную мощность на репульсоры, едва сумел развернуться на узкой улице, и помчался к центру города. Прогремевший секундой позже взрыв сообщил, что как минимум один из преследователей не смог повторить маневр - полицейские спидербайки RWF[59 - Неканонная модель спидербайка, если хотите, авторский произвол.] не предназначались для резких маневров, их главным достоинством была скорость.
        Но стряхнуть "хвост" не получилось. К уцелевшему дроиду присоединились сначала еще два таких же, а затем сразу четверо муниципальных дроидов-полицейских на легких и юрких машинках. А когда, после очередного поворота, к погоне присоединились летающие дроны, стало совсем грустно.
        — Уходи из города, Сибо, они сейчас нас зажмут!  — крикнул твилек, открывая люк в крыше.
        Достав пару DL-ов, он, рискуя вывалиться, стал стрелять с двух рук по преследователям. Что вскоре привело к тому, что стражи порядка чуть отстали, потеряв одного городского копа и дрон, а самого Эрма от того, чтобы вылететь из аппарата, спасла Линда, буквально повисшая у того на поясе.
        — Сейчас не время стаскивать мне штаны, дорогуша,  — кривясь, схохмил он, держась рукой с зажатым в ней бластером за бок, и сползая на кресло.  — Ситх, чуть лекку не оторвало!
        — А не надо высовываться на четырех сотнях, ты же не джедай какой-то!  — прикрикнула на него испуганная девушка, когда они, снеся рекламный щит, вновь вырвались из города, и понеслись над покрытой густой травой степью.
        Чтобы добраться до зоны проведения операции, где находились остальные члены отряда, им предстояло преодолеть еще почти тысячу километров, и то, если по-прямой. В чем сержант Сибо Такан очень сомневался, ведь впереди уже маячила горная цепь, найти проход в которой сходу, с погоней на хвосте вряд ли удастся, а даже если удастся, перспектива лететь более трех сотен километров над заливом, ему очень не нравилась. "Если собьют над водой, выбора не будет, или тонуть, или…" - подумал он, покосившись на карман куртки, где лежал термальный детонатор.
        Нужно было сворачивать или на запад, облетая залив, но удаляясь от цели, или на восток, надеясь проскочить водную преграду в самом узком месте, где к тому же, судя по карте, было довольно много небольших островков. Но, как это часто бывает, судьба распорядилась иначе.
        С истошным визгом, воздух перед спидером вспороли красные лучи плазмы, выбившие фонтаны пламени и пыли из сухой земли, а затем, мимо пронеслась пара истребителей.
        — Бля, отлетались!  — выругался твилек.  — Сейчас на второй круг зайдут, и нам конец!
        — Попробую до зеленки дотянуть,  — без особой надежды сказал Сибо, вглядываясь в далекую, синеющую на горизонте полосу гор, в предгорьях которых, опять же если верить карте, были заросли деревьев.
        — Жми, братишка!  — крикнул Эрм, повалившись на девушку - если в них попадут, разорвет корпус, и внутри начнет летать расплавленный металл - первому попавшемуся на пути однозначно конец, а тому, кто окажется за ним, может и удастся выжить.
        Спидер дернулся, надсадно заскрипев на непредусмотренном ни какими проектами вираже, и раскаленная смерть вновь пронеслась мимо. Минуту спустя еще раз. Потом еще и еще. Спасительная полоса кривых деревьев и кустов уже чернела вдали, когда истребители изменили тактику. Зайдя в хвост юркой жертве, они сбросили скорость, и вновь открыли огонь.
        Невероятно, но пилот-виквай почти сумел увернуться и в этот раз. Вот только почти. Один из плазменных сгустков вспорол левый борт спидера, и неуправляемая машина, завертевшись волчком, рухнула на землю. Поднимая фонтаны травы, пыли и степного грунта, она, как брошенный об воду плоский камушек, дважды подскочила, продолжая вертеться, а после третьего удара, оставляя за собой облако пыли и глубокую борозду, заскользили по земле, и напоследок дважды перевернулась, неподвижно застыв днищем вверх, практически у самой опушки.

* * *

        Как она выбралась из подбитого спидера, Линда так никогда и не смогла вспомнить. Впрочем, возможно это было и к лучшему - будь она при памяти, вряд ли бы ей хватило духу бросить Сибо умирать. Но, как бы то ни было, в себя она пришла уже на опушке леса, куда ее дотащил Эрм.
        — Не шевелись!  — прошептал он ей на ухо, вглядываясь в степь.
        — Что там? Где сержант?  — также шепотом спросила она.
        — Там,  — скрежетнул зубами твилек, кивнув в сторону дымящихся обломков спидера.  — Ему оторвало ноги, а я… Я не смог… Понимаешь, не смог.
        Парень сжал рукоятку бластера так, что побелели костяшки пальцев. А девушка увидела, как к тому, что осталось от их транспортного средства, с бластерами наготове, подходят полицейские дроиды.
        Вот трое из них с разных сторон подошли к машине, а двое других взяли ее на прицел. Вот один, зашедший со стороны водительского сидения, нагнулся, и что-то показал жестом. А в следующий миг, на месте спидера вспыхнуло маленькое солнце. Три подошедшие ближе дроида буквально исчезли во вспышке взрыва, а двух других, и висящий в воздухе дрон, раскидало в разные стороны. Даже за триста метров, ударная волна отдалась болью во всем теле, а лицо обдало жаром. Это термальный детонатор, который гвардеец сумел активировать в последние секунды своей жизни, взорвавшись, разрушил накопители спидера, что в доли секунды высвободили всю запасенную в них энергию.
        — Уходим,  — спустя пару секунд прокричал ей в ухо Эрм, с трудом поднимаясь на ноги.
        Впрочем, девушка его едва расслышала из-за стоящего в ушах звона.
        Дальнейший путь превратился для них в сплошной кошмар. Твилек еле плелся со сломанной ступней, опираясь на ее плечо, да и сама Линда еле передвигала ноги. Колючие ветви норовили расцарапать лицо, а из-за торчащих из земли корней они несколько раз вместе падали. За полчаса пройти удалось от силы километр.
        А потом над ними пронесся челнок.
        — Бежим,  — скомандовал парень, перебросив бластер в левую руку, которой он держался за плечи девушки, а правой вытащил второй.
        Но далеко уйти им не удалось. Сперва сзади послышались голоса и шум сломанных веток, затем стали мелькать желтые фигуры. И вот, такая фигура в глухом шлеме возникла перед ними.
        Эрм, оттолкнув Линду, прыгнул в сторону, в полете открыв огонь из бластеров, и сразу же ушел в перекат, а противник, явно не ожидавший от того подобной прыти, получил несколько зарядов плазмы в грудь, однако броня выдержала, чего нельзя сказать про каму.[60 - Элемент легкой брони в доспехах применяемых в ДДГ, представляющий собой воженную, тканевую или кольчужную юбку, для защиты бедер от легкого энергетического и кинетического оружия, а также от реактивной струи ракетного ранца.] После попадания в правое бедро, тот повалился на землю.
        — Херово, это "Солнечная гвардия",  — крикнул твилек.  — Беги, Линда!
        И тут на них выбежали сразу двое эчани. Первый, получив сразу несколько выстрелов из бластеров Эрма в визир шлема, замертво рухнул на землю, но второй, уйдя от огня в невероятном прыжке, выстрелил в ответ.
        Не помня себя от страха, кореллианка бросилась в кусты, слыша за собой треск ломающихся веток, и топот ног. Чья-то рука схватила ее за плечо, сбивая с ног, и девушка, не соображая до конца, что делает, развернувшись, ткнула стволом своего бластера снизу-вверх, и нажала на спуск.
        Высокий воин, схвативший ее умер сразу, ведь тканевая броня подшлемника при выстреле почти в упор не могла защитить от плазменного сгустка, направленного в подбородок, под нижний обрез шлема. А после того, как он упал, единственное, что успела заметить Линда, был черный раструб направленного на нее бластера.
        Потом была фиолетовая вспышка, дикая боль во всем теле, и, наконец, темнота.
        Вновь она пришла в себя, сидя в наручниках на кресле. Судя по дрожи корпуса и характерному гулу, они летели в челноке. Все тело болело, а зрение возвращалось очень медленно, как после попадания из парализатора. "Почему, как? Как раз после него",  — подумала она.
        — …твари оказали сопротивление. У нас двое убитых и один раненый,  — сказал кто-то рядом с ней, и, выслушав неслышимый ответ, произнес.  — Будет исполнено. Скоро будем на месте.
        Зрение постепенно восстановилось, и первое, что она увидела, были два трупа, накрытые тканью, лежащие в проходе между двумя рядами кресел, на которых неподвижно застыли фигуры в практически одинаковых доспехах с закрытыми шлемами.
        — Эрм, ты как?  — шепотом спросила она, покосившись на сидящего рядом твилека.
        Его руки также как и ее были скованы наручниками, а обращенная к ней часть лица представляла сплошной кровоподтек, оставляющий лишь узкую щель на месте глаза.
        — Жив… Вроде…  — также шепотом ответил он.
        Но говоривший по комлинку эчани, видимо командир, сбросив шлем, подошел к ним.
        — Первое и последнее предупреждение. Еще одно слово, и я вас пристрелю,  — наклонившись к ним, сказал он, и, распрямляясь, врезал парню носком ботинка в живот. Отчего тот, судорожно хватая ртом воздух, вывалился из кресла, и рухнул на пол.
        Немного постояв над ним, командир вражеского отряда брезгливо сморщился, и бросил гвардейцам:
        — Этих пристегнуть. Еще убьются раньше времени,  — и, пока двое его бойцов затягивали на них ремни безопасности, добавил.  — Вы смело сражались, и я бы с радостью зарубил вас лично, но, к сожалению, обязан доставить вас живыми. Хотя, думаю, у вас будет шанс принять смерть, как подобает воинам.
        Возвратившись в свое кресло, он неподвижно замер, просидев так все двадцать минут до самого момента посадки.
        Когда опоры челнока коснулись посадочной площадки, и открылась задняя аппарель, часть солдат выбежали наружу, а четверо, во главе с командиром, подхватили пленных, и поволокли с собой. Порывы прохладного ветра заставили Линду зябко поежиться. Видимо место, куда их доставили, находилось гораздо севернее, к тому же, за время полета практически стемнело. Но летное поле было ярко освещено прожекторами, и определить наступила ли ночь, или все еще вечер, было невозможно.
        База, где они совершили посадку, находилась в горах, неподалеку от гигантского усеченного конуса вулкана. Точнее сказать, на одном из его отрогов, на искусственно выровненной площадке, с нанесенной на нее разметкой посадочного поля и несколькими постройками. Из чего можно было сделать вывод, что основные помещения располагаются непосредственно в толще скалы. Во всяком случае, тех построек, что окружал забор высотой около четырех метров, явно не могло хватить для функционирования подобного объекта.
        От ближайшего строения, в окружении дроидов-телохранителей, к ним приближалась группа муунов в мундирах офицеров отдела безопасности и сбора денежных средств.
        — Рад приветствовать Вас, госпожа Ота Скарци, на своей базе,  — обратился к девушке один из них.  — Как вы можете видеть, вы не выполнили контракт. Но не переживайте, вскоре вы все сможете объяснить своей нанимательнице. Если конечно клаудиты верят в загробную жизнь.
        Говоря это, муун достал из кобуры на поясе бластер, и, сняв с предохранителя, направил на Линду, но выстрелить не успел. Сначала, почему-то недовольно глядящий на него командир отряда наемников, все больше теряя невозмутимость с каждым словом мууна, удивленно вытаращил глаза, а затем, с криком: "Она не клаудит! Нападение!", прыгнул на того. Впрочем, охранные дроиды среагировали мгновенно, но совсем не так, как он хотел.
        Выполняя протокол максимальной готовности к покушению, и услышав слово "Нападение!", они обрушили шквал плазмы на единственную видимую угрозу охраняемому лицу - вооруженного органика в броне среднего класса, прыгнувшего с неустановленными намерениями в сторону этого самого объекта. Свою ошибку, надо отдать должное их создателям, дроиды секьюрити поняли практически мгновенно, даже сумели вычислить траекторию сгустка плазмы, летящего в их подопечного, но к тому времени эчани практически разорвало на куски, а как-либо среагировать за оставшиеся 37,4 миллисекунды, не позволяла их конструкция.
        Выпущенный из снайперской винтовки плазменный заряд попал адмиралу Роско Мерту чуть выше левого уха, испарив продолговатый мозг с частью мозжечка, и практически оторвал голову.

        Глава 7

        Этот район на окраине Харнейдена[61 - Столица Муунилинста.] считался "неблагополучным". Здесь в основном жили представители низших каст муунского общества и инопланетники из тех, кто не относился к разряду "ценных клиентов" или "наемных специалистов". Но и назвать его захолустьем, особенно в сравнении с какими-нибудь Нижними Уровнями Корусанта, было трудно. Тут среди разномастных жилых домов даже росли живые деревья. Да и той помпезности, что отличала деловой центр, не было и в помине. Кроме того, здесь располагался отель "Перекресток" - одно из немногих мест в столице, где приезжий из низшей касты мог позволить себе снять номер на пару ночей. Впрочем, кроме дешевизны отелю особо похвастаться было нечем, разве что еще более дешевыми во всех отношениях шлюхами да выпивкой в соседней кантине.
        Хозяин отеля немолодой уже муун Глен Ракко с самого утра пребывал в плохом настроении. И было от чего! Мало того, что и так далеко не либеральные таможенные правила Муунилинста с каждым годом все ужесточались, так еще из-за введенного усиленного контроля за инопланетниками падала прибыль, а те, как-никак, были самыми щедрыми клиентами его заведения. Это шикарным отелям Верхнего Города и Делового Центра нечего было опасаться - ни один сотрудник СБ, если не хочет быть уволенным, никогда не посмеет доставить неудобства тем, кто там селятся. Не удивительно, что когда камеры видеонаблюдения в холле показали троицу крепких молодых людей в дорогих костюмах, что зашли в отель, бросая по сторонам цепкие взгляды профессиональных военных, Глен лично вышел встречать клиентов.
        — Здравствуйте, нам бы хотелось видеть господина Ракко,  — произнес один из них, светловолосый парень, со шрамом на нижней губе.
        — Чем могу быть полезен, господа?  — вежливо спросил тот, отчего-то почувствовав беспричинную тревогу.
        — Очень хорошо. Мы бы хотели снять в вашем отеле комнату на пять дней. В прошлый раз мы останавливались в 105-й. Надеюсь, она свободна?
        — Э… Да… Последнее время клиентов немного. С вас 60 кредитов,  — муун с трудом выдавил отзыв на пароль.
        Появление этих призраков прошлого окончательно выбило его из колеи. Глен втайне надеялся, что за два десятка лет о нем успели забыть, даже подумывал присвоить себе содержимое тайника, но старый страх не давал этого сделать. И как сейчас оказалось, не напрасно.
        — Вот ключ. С вашего последнего визита, в комнате никто ничего не трогал,  — заверил он их.
        — Проверим. Пойдешь с нами,  — приказал молчавший до того посетитель.
        — Да, да, конечно,  — закивал муун.
        Уже в который раз он пожалел о том, что в молодости решил заняться контрабандой и работорговлей, а потом связался с проклятыми наемниками, но изменить ничего не мог.
        Пройдя по полутемному коридору, они остановились около одной из дверей, и муун несколько секунд пытался дрожащими руками вставить ключ в замочную скважину. А когда это, наконец, удалось, и дверь со скрипом открылась, его довольно бесцеремонно втолкнули внутрь.
        В небольшом, едва три на четыре метра, помещении, освещенном косыми лучами света из узкого окна, находились лишь кровать, шкаф да древняя голопанель, которую и снял один из наемников. За ней обнаружилась полость с несколькими проводами, которые тот, достав вибронож, одним махом перерезал, и, со словами: "Чисто, можно открывать", кивнул двум другим в сторону кровати.
        И тут только до Глена дошло, что реши он действительно обокрасть тайник, его бы уже не было бы на этом свете - ничем другим, кроме примитивной системы деактивации мины-ловушки, провода быть не могли. Холодея от мысли, что мог вот так просто погибнуть из-за жадности, он смотрел, как люди, сдвинув кровать, сняв две пластоидные плиты покрытия пола, прыгнули внутрь.
        — Ого!  — присвистнув, сообщил один, высунув голову из люка.  — Тут на целый взвод хватит…
        Но что он говорил дальше, Глен Ракко не услышал, потому что в этот момент, оставшийся с ним наемник одним шагом перетек ему за спину, а затем опустилась темнота.
        — Дэн, может, стоило его совсем?  — спросил тот, который восторгался находке.
        — Может, и стоило…  — меланхолично ответил лейтенант Накис.  — А может, и нет. Смысл-то? Лилийская Роса мозги в такую кашу превращает! Ни привыкания, ни ломки, только сутки отключки и полное счастье на неделю в воспоминаниях до и на неделю в ощущениях после приема. Могла бы стать идеальным наркотиком, если бы после семи-восьми раз у пациента крыша окончательно не ехала. Но нашему "другу" ничего не грозит - однократный прием, по вреду для мозга, не страшнее недельного запоя.
        — Дантист, кончай свои медицинские лекции, и полезай сюда. Помогать будешь,  — крикнул из ямы Мур, чем-то громыхая.
        Внутри отгороженной части подвала находились пять стандартных двухметровых контейнеров, среди контрабандистов получивших прозвище "гроб". Один, содержащий запакованные в прозрачный пластик свертки с легкими бронекостюмами, был опрокинут на пол, а второй с бластерами Мерр-Сонн G8 и пистолетами KYD-21 потрошил Лесс.
        — Ну и что тут у нас?  — осведомился Дэн, вскрывая еще один ящик, в котором оказались четыре реактивных ранца типа Z-6.  — Нет, ну это нам не надо. За столько лет однокомпонентное топливо могло испортиться. А от испорченного топлива можно немного взорваться. Помоги, Лесс!
        Вдвоем они сняли ящик с опасным оборудованием на пол, и вскрыли находящийся под ним.
        — Это еще что такое!?  — удивленно присвистнул санинструктор, продолжая комментировать находки.
        — Протонная торпеда - две штуки. Самодельная пусковая для них - одна штука,  — как о чем-то очевидном сообщил Мур.  — Причем торпеды исправные. У этой модели двигатель термоэлектрический, и парафин в качестве топлива. Говорят, такие же оставшиеся со времен Новых Ситских Воин некоторые умудрялись применять.
        — Возьмем?  — по-хозяйски осматривая установку, спросил Лесс.
        — Почему бы и нет? А то без артиллерийского прикрытия голым себя чувствую,  — хохотнул Дэн.  — Но Муру виднее, это его профиль.
        — Берем,  — немного подумав, ответил тот, сгружая в пустой ящик оружие и снаряжение.  — Все равно не на своем горбу тащить.
        Десять минут спустя все необходимое было упаковано в два контейнера, каждый из которых весил почти под сотню кило, а еще через пять бойцы заперли комнату, и, тяжело дыша, погрузились в грузовой лендспидер.
        Пролетев по окружной автостраде к загородному ресторану, в котором их товарищи изображали деловые переговоры о предоставлении кредита на покупку истребителей с коммерческим директором одного из местных банков, они приготовились ждать. Впрочем, ожидание продлилось недолго, и все трое вдоволь насмеялись, наблюдая за "тактическим отступлением", больше напоминающим паническое бегство двух мнимых руководителей СБ горнодобывающей компании и их охранников.
        — Вот ведь хаттов урод, вы прикиньте!  — втиснувшись в кабину, пожаловался лейтенант Наидис.  — Он вполне серьезно предлагал снизить процент "всего" до пятнадцати годовых, если мы ему дадим двадцать процентов акций! Может сразу контрольный пакет!?
        — Успокойся, Попрыгунчик,  — стоя в дверях грузового отсека, приказал лейтенант Вилинкс, назначенный на время операции старшим группы прикрытия.  — Мог бы и контрольный отдать - все равно фирма не настоящая.
        — Клиент бы не поверил,  — развел руками гвардеец.
        — Ладно, ты прав. Это из-за гишт'арул… как-то там. Да как они такое пуду вообще жрать могут!?
        — А его не жрут, гихт'артул на печеных виатов намазывают, чтобы слизь убрать. А потом назад вместе со слизью счищают,  — развеселился Наидис.  — Ты не кривись, командир, этот муун увидел именно то, что ждал - неотесанного шахтера из Внешнего Кольца, который с блаженным видом может любое дерьмо жрать.
        — И откуда ты, Попрыгунчик, такой умный на мою голову взялся, вроде ж в одной банде с самого детства росли?  — недовольно спросил тот.
        — А это не он умный, это все его Саше,  — хохотнул Дэн, косясь на разом покрасневшего сослуживца.  — Не повезло человеку. Раньше нормальный пацан был, а теперь… Видели бы вы, как она его всякими этикетами мучает - я таких зверств даже в учебке не видел. Прикиньте, за обедом четырнадцатью приборами пользоваться, или знать, кто старше по званию, наследный барон планеты, или выборный глава промышленной колонии.
        — Ну уж нет! Я лучше с бластерным карабином бегать буду,  — хохотнул Вилинкс, и уже серьезно спросил.  — Что там закладка?
        — Порядок, командир,  — кивнул Мур.  — Не знаешь, кстати, откуда такое богатство? Мы там даже ПУ для протонок прихватили.
        — Протонки это хорошо, протонки это полезно!  — отозвался тот.  — А такие закладки на всех планетах, где таможня как надо работает, делают. И гильдия наемников, и одиночки, и организации. Ребята из дрэйловских говорили, даже у нас по две-три в год находят. Попроще конечно, но бывают. Интересно только, откуда Мамаша об этой знала?
        — Ну, видимо с прошлого "места работы" запомнила,  — развел руками Дэн.  — Мне вот больше интересно, как к этой хаттовой базе подобраться, а главное, как мы потом выбираться будем?
        — А мы подбираться не будем,  — нехорошо усмехнулся командир группы.

* * *

        Когда Роско Мерт направил на девушку бластер, Шми поняла, что тянуть дальше бессмысленно, объект мог вновь скрыться в подземных сооружениях базы, и тогда его нового появления можно было бы ждать очень долго. Нет, сама она вполне могла провести без движения несколько суток, благо костюм был оборудован резервуарами для питьевой воды и питательного раствора, а специальный сорбент отлично впитывал жидкие продукты жизнедеятельности, в то время как выделение твердых блокировалось специальными медикаментами - не очень хорошо для здоровья и требует после этого не очень приятных процедур, но всяко лучше, чем заряд плазмы в голову. Проблема была в другом, в том, что этих суток у нее не было. Женщина шестым чувством ощущала, как время подобно песку течет сквозь пальцы. А еще эта база ей не нравилась. И, что хуже всего, она не могла понять, чем именно.
        Собственно с проникновением на территорию космодрома проблем не возникло. Система охраны из датчиков движения, ноктовизиров, биосканеров и патрульных дроидов была вполне стандартной для подобных мест, а после взлома узла контроля периметра, с которым легко справился Брик, задача вообще свелась к перебежкам от укрытия к укрытию, когда очередной отрезок пути оказывался вне поля зрения примитивных дроидов-часовых. Тем более за окружающий летное поле забор лезть смысла не было, они просто заняли позицию на самом краю внешнего периметра, на склоне отрога в ста метрах от него. Оттуда весь вытянутый прямоугольник базы, триста на восемьсот метров, был как на ладони, а адаптивный камуфляж, приняв цвет травы и вьющихся растений, делал их практически невидимыми.
        Еще раз проверив дистанцию - 620 метров до цели, надеясь, что группа прикрытия на месте, Шми вдавила клавишу импульсного передатчика. Затыльник приклада привычно уперся в плечо, а электроника многоканального макроприцела стала высчитывать поправки для стрельбы - конечно большинство разумных были уверены, что плазма летит строго по прямой, но только не в случае атмосферной стрельбы сверхзвуковым пучком, и не на таких дистанциях, ведь даже на пятистах метрах пучок мог отклониться на сотню миллиметров, что недопустимо. Все потому, что, несмотря на свое субтильное телосложение, мууны отличались крайней живучестью.[62 - Несмотря на нескладность мууны довольно живучие существа. В частности, благодаря трем сердцам, ранение область груди редко было для них смертельным. Особенно бластерное ранение, при котором отсутствовало сильное кровотечение.]
        Вдох. Удары сердца, казалось, стали слышны на другой стороне летного поля. И вот, прицельная марка совместилась с головой ее врага. Палец привычно выбирает свободный ход спускового крючка, небольшое усилие в конце, выстрел.
        — Болт, скрытно вперед!  — активируя вокодер шлема, приказала она.
        То, что произошло около челнока, иначе как подарком судьбы, женщина назвать не могла. Она-то ожидала, что эчани на пару с охранными дроидами, а затем и часовыми начнут сносить отрог, на склоне которого они залегли. Но вместо этого они стали самозабвенно убивать друг друга. Надо признать, дроиды успели сделать по несколько выстрелов в ее направлении. Вот только наемники, на чьих глазах был этими самыми дроидами убит их командир, стали крошить их, и пусть IG-86 по праву считались одними из лучших боевых дроидов, им было не справиться с такими мастерами ближнего боя, как эчани.
        За то время, пока Солнечная Гвардия уничтожала телохранителей адмирала, пререкалась с оставшимися в живых муунами, разбиралась, откуда работал снайпер, а потом вместе с хозяевами базы решала что делать, Шми с Бриком проползли половину расстояния до стены, благо засечь их было невозможно - дроиды-часовые, засекшие только приблизительное направление, откуда вел огонь снайпер, поливали огнем, сначала карабинов, а затем и зенитных лазеров весь склон отрога, поднимая в воздух тучи пыли, пламени и дыма, из-за чего все оставшиеся датчики стали выдавать ошибки, а любая попытка оптического наблюдения вызывала засветку приборов.
        Когда внешне беспорядочная стрельба прекратилась, они успели подобраться к самой ограде базы, и, стараясь не шуметь, вновь залегли.
        — Хатт твою мать, Мамаша!  — на минимальной громкости вокодера возмутился Брик,  — Нас же чуть не зажарили. Я тоже наших вытащить хочу, но мы им ничем не поможем.
        — А твоего мнения, капитан, никто не спрашивал,  — ответила та таким тоном, что раздражение чувствовалось даже после вокодера и акустического усилителя.  — Но, так и быть, объясню. Ты Солнечную Гвардию видел? Думаешь, они нас за тридцать кликов до точки рандеву не прижмут? Или считаешь, дроиды просто так палили куда придется? У них здесь все потенциальные пути отхода просчитаны - никто ведь из муунов не подумает, что диверсанты, после выполнения задачи, вместо попытки уйти, попытаются проникнуть на базу.
        — Извини, командирша, я чакар,  — вздохнул парень.  — Значит, попробуем захватить транспорт, и наших, если получится, вытянуть?
        — Именно!  — кивнула она.  — Может из тебя и будет толк. Давай вперед. И осторожно, обидно будет на сенсоры нарваться.
        За следующие примерно пять минут, под вой сирен тревоги, они проползли около двухсот метров вдоль забора, и, свернув, за угол, затихли, прислушиваясь к топоту дроидов и визгу репульсоров на базе. Противник явно готовился выслать отряды для прочесывания местности.
        И в этот момент, с ревом, оставляя в ночном небе огненные хвосты, с базы вылетело не менее десятка ракет, которые, описав дугу, спикировали на противоположный склон отрога и в долину за ним. От страшного грохота заложило уши, а вокруг стало светло как днем. И как только стихло эхо, небо расчертили новые трассы ракет.
        — "Огненный Град", банта пуду, это душевно,  — протянул Болт.  — Тебе, командирша, никто не говорил, что ты умница? Уходи мы, как планировали, точно бы сейчас прожарились!
        — А теперь внутрь. И тихо,  — шепнула Скайуокер, забросив винтовку за спину, и вынув пистолет.
        Она активировала магнитные захваты, и бесшумно поползла по стене. Брик же в это время, развернувшись в противоположную от нее сторону, плотно вжавшись в землю, старался делать две несовместимые вещи - не выдавать себя шевелением, и не упустить появления опасности с тыла. Конечно, шансы на то, что мууны так быстро организуют обход периметра, были малы, но рисковать не хотелось.
        Вместе с новой серией разрывов, он оглянулся на Шми, которая, прилипнув к стене, выставила над ней перископический сенсор, ожидая момента, когда можно будет незаметно перелезть через нее и спрыгнуть вниз. Но это было проще сказать, чем сделать, ведь всего в полусотне метров от них находилась вышка с парой дроидов часовых, да и судя по звукам из-за забора, на базе было довольно оживленно.
        Время текло ужасно медленно, а нервное напряжение все впрыскивало в кровь адреналин, обесцвечивая окружающий мир, что и так в ночном канале визира не отличался обилием красок. "Не слабо мы их зацепили!" - нервно подумал он, прикидывая расход ракет, близкие взрывы которых заставляли грунт под ним и окружающие горы ходить ходуном.  — "Не менее чем четыре дроида! Можно собой гордиться начать".
        Через некоторое время, взвыв репульсорами, над стеной неподалеку от них промчались два челнока, и скрылись в клубах дыма по ту сторону отрога. А капитан понадеялся, что на их борту не дроиды, а Солнечная Гвардия. Ведь два челнока с жестянками это в лучшем случае десятая часть охраны базы, а эчани в любом случае не больше пары взводов - если больше, им с Мамашей определенно хана.
        Вновь оглянувшись, он успел заметить, как та осторожно перевалила через забор.
        — Что мы делаем!?  — не активируя вокодер, прошептал он, цепляясь магнитами на предплечьях и ботинках за стену, и, стараясь не шуметь, пополз вверх, где, как и Скайуокер до него, выставил сенсор шлема над стеной.  — Ох, же твою!
        Столько дроидов В-1 он до того видел одновременно только на складах хранения ПСОН. Но там они были деактивированы и не желали его убить. Капитан примерно прикинул, что на поверхности базы в данный момент находилось не менее двух тысяч боевых дроидов, а лифты поднимали из подземных ангаров все новые роты. Но главное, он нигде не видел Шми. Казалось, она исчезла, и это при том, что до ближайшего ряда контейнеров было не меньше сотни метров, и добраться до них она бы никак не успела.
        Наконец взгляд диверсанта зацепился за квадрат решетки ливневой канализации рядом с чернеющим провалом водостока, и он, более не раздумывая, перевалил через стену, и, мягко спружинив об синтобетон, головой вперед нырнул в узкую щель водостока. Пожалуй, даже слишком узкую, о чем напомнил разорвавшийся с тихим треском маскхалат.
        — Вперед на сто пятьдесят,  — раздался сзади голос Скайуокер, а затем лязг закрывающейся решетки, сразу потонувший в грохоте новой серии разрывов.
        Протиснуться в узкий и низкий лаз ему удалось, лишь сбросив рюкзак с карабином, и толкая их перед собой. Но и так высоты водостока не хватало, чтобы стать на колени, или подтянуть руки под себя. Если бы не детство, проведенное в самых немыслимых местах Мос-Эспы на Татуине, таких как технические коммуникации космопорта или обломки брошенных кораблей, его бы давно охватила паника. Но все равно, в содрогающейся бетонной трубе 400х500 мм было очень неуютно. Хорошо еще, что магниты исправно цеплялись за ее армирование синтобетона, иначе ползти было бы совершенно невозможно.
        Сквозь водосточные решетки, что попадались каждые десять метров, было видно то шагающих нескончаемым потоком дроидов, то пролетающую технику. С каждой секундой база все больше походила на растревоженный муравейник, и капитан очень сомневался, что им бы удалось пройти по поверхности незамеченными.
        — Командирша, ты сразу планировала в эту дыру лезть?  — повернув голову, на сколько это вообще позволял узкий лаз, наконец, спросил он.  — Откуда ты про канализацию знала?
        — А я, в отличие от некоторых, внимательно изучила базу,  — тяжело дыша, ответила она.  — Тебе она не показалась знакомой?
        — …Хатт! Я дурак,  — секунду подумав, в замешательстве откликнулся Брик.
        Его ввели в заблуждение размеры комплекса и отсутствие на поверхности жилых и административных модулей. В остальном, если не считать более толстого бетонного покрытия, эта база представляла собой два стандартных шахтерских терминала, производимых Техсоюзом для добычи полезных ископаемых на планетах с агрессивной биосферой. А уж ее конструкцию капитан представлял отлично - недаром на тактическом тренажере не один час по ней отбегал, как впрочем, и по еще примерно сотне наиболее распространенных в Галактике объектов, которые могли стать местом проведения спецопераций.
        — Налево,  — скомандовала Скайуокер, когда они достигли развилки коллектора.
        — К пассажирскому турболифту?  — уточнил он, довольный тем, что начал хоть что-то понимать.
        — Да. Поспешим,  — подтвердила она.
        Осторожно сдвинув решетку, они выбрались на площадку между будкой турболифта и штабелями грузовых контейнеров. Справа непрерывным потоком шла колонна В-1, но те, казалось, не замечали неожиданно вылезших из люка органиков. Дроиды имели простую и понятную задачу по перемещению из пункта А в пункт Б, и на всякие глупости не отвлекались.
        Помогая друг другу пристегнуть ранцы, диверсанты подошли к углу строения, и стали осматривать космопорт. Больше дроидов на поверхность не поднимали, а те, что уже были подняты, колоннами направлялись к воротам, или, разбившись на четверки, патрулировали территорию. Еще два десятка разгружали с репульсорных тележек ящики с ракетами для РСЗО.[63 - Вопрос о классификации данного дроида, как артиллерийской системы, довольно неоднозначен. Его можно классифицировать и как самоходный ПТРК, на что как бы намекает его оригинальное название "Hellfire", и как РСЗО, на что, в свою очередь, намекает русскоязычный вариант названия "Огненный Град". Но в целом, ввиду универсальности ракет, я думаю, это все же РСЗО, способное применять УРО.] Но первое, на что Шми с Бриком обратили внимание, была группа муунских офицеров в окружении десятка боевых дроидов, которые на повышенных тонах что-то обсуждали с "Солнечным Гвардейцем", четверо товарищей которого удерживали пленных. Что именно они говорили, из-за лязга и воя сирен слышно не было, но, судя по жестикуляции, спор был нешуточный.
        От укрытия диверсантов до них было почти две сотни метров, и еще столько же до челнока, возле которого так и лежало тело Роско Мерта, которое лишь накрыли пленкой, да остатки IG-86, уничтоженных эчани. При этом самих "Солнечных Гвардейцев", кроме тех, что сопровождали пленных, нигде видно не было, а шатл и место происшествия охраняли пятеро В-1.
        — Идем вперед. Спокойно. Огонь открывать только по моей команде,  — услышал приказ Скайуокер Брик, и поначалу не поверил своим ушам.
        Но та уже вышла из-за контейнеров, и уверенно пошла навстречу муунам и эчани.
        — Не спи, Болт! Идем правым уступом. Твои банкиры и болваны,  — не оборачиваясь, добавила она, а тот, матерясь про себя на всех известных ему языках, пристроился за ее правым плечом.
        Эта минута показалась Брику вечностью. Они спокойно, как на прогулке, шли мимо вооруженных вражеских дроидов, навстречу врагам готовым их убить, но их не замечали. Никто не поднимал тревоги и не открывал огонь. Лишь позже, обдумывая то, что произошло, парень сообразил, что простым В-1 было не до них, караульные дроиды после явно незапланированного появления эчани и инцидента с перестрелкой, были переведены компьютером базы в режим, при котором они начинали реагировать только на явную опасность, попытку проникновения или прямой приказ, а наемники были слишком заняты спором и пленными, попросту не ожидая от диверсантов подобной наглости.
        Конечно, будь они на базе одни, на двоих вооруженных людей внимание обратили бы сразу, но, во-первых, вокруг сновало слишком много дроидов, а во-вторых, никто в здравом уме не мог предположить, что диверсанты, на поиск которых брошены такие силы, которые по всем прикидкам должны сейчас либо лежать изжаренные артиллерийским огнем, либо стараться уйти как можно дальше отсюда, будут преспокойно разгуливать прямо посреди базы. Но, так или иначе, им удалось подойти к "Солнечным Гвардейцам" на какие-то сорок метров, прежде чем один из конвоиров, повернув к ним визир шлема, сбился с шага и потянулся за оружием.
        Дальнейшее заняло буквально пять секунд.
        — Огонь!..  — прокричала Шми, стреляя навскидку из снайперской винтовки, и, уже в прыжке сделав еще один выстрел, ушла перекатом в сторону, не прекращая вести огонь. А капитан, не задумываясь, дважды перечеркнул потоком плазмы из двуствольного карабина плотную группу муунов и дроидов. После чего прыгнул вперед, сорвав с пояса термальный детонатор, и рухнул на синтобетон. Второй термальник улетел в сторону особо крупной группы дроидов, и он, перекатываясь вправо, дав еще одну короткую очередь по первой цели, сменил энергоячейку, и вновь не глядя метнув третий заряд вместе с пустым накопителем, продолжил стрельбу.
        Эффект неожиданности в сочетании с огневой мощью и стрелковыми навыками набуанцев дал результат. Большая часть муунов и дроидов рухнули на землю, но, главное, Шми удалось свалить двоих гвардейцев. Правда еще двое, по которым она стреляла, сумели уклониться, и, открыв ответный огонь, бросились к ней, походя толкнув пленницу последнему, который удерживал твилека.
        Закрывшись от очередного выстрела винтовкой, Скайуокер выхватила левой рукой бластпистолет, и бросившись навстречу противнику, стреляя на ходу, и "качая маятник", потянулась за шашкой. И ей, и ее врагам удалось попасть друг в друга, но броня, рассчитанная на выстрел в упор из карабина, выдержала и у нее, и у них.
        Рукопашная схватка оказалась очень короткой. Начавшись одновременно со взрывом первого термальника, она закончилась сразу после взрыва третьего. Конвоировавший контрабандистку, по всей видимости еще молодой эчани вырвался вперед, и замахнулся на женщину коротким мечом, напоминающим мандалорский бескад, но она наглядно доказала ему, что значит оружие с длинным клинком против короткого, и что такое десять лет тренировок под руководством одного из лучших фехтовальщиков Ордена Джедаев. Виброклинок с молекулярной заточкой покрытого фриком лезвия, уже на втором ударе отсек противнику нижнюю часть кисти с двумя пальцами, и, разрубив рукоятку его меча, продолжая движение, как сквозь масло прошел сквозь броню, мышцы и кости таза, оставив рану не менее десяти сантиметров глубиной и тридцати длиной, которая, в сочетании с кавитационным разрывом спинного мозга, паховой и бедренной артерий, привела к почти мгновенной смерти.
        Но второй эчани, тот который спорил с муунами, оказался куда более трудным противником. И, что удивительно, Скайуокер узнала его. Пусть сама она не была из их народа и не знала "язык тела",[64 - Вследствие особенностей биологии, эчани очень похожи друг на друга, и для самоидентификации, в их обществе, а также на Тирсусе, получил развитие "язык тела" - индивидуальные особенности рукопашного боя, которым они порой придавали больше значения, чем внешнему виду и словам.] но с удивлением узнала в вооруженном двухклинковой глефой "Солнечном Гвардейце" того самого, с кем она недавно сражалась во сне. И, следуя чутью, плетя вязь ударов "языка", если можно так выразиться, сказала фразу. А когда тот ответил, ответ был таким, как она ждала.
        Не желая затягивать бой, Шми провела один из тех приемов, которые ей показал муж. И пусть она не владела Силой, но постоянные тренировки и растянутые связки позволили ей в последний момент изменить траекторию клинка и, пропуская летящее в нее лезвие, ударить противника в правый бок, и, одновременно увернуться от удара врага так, что его оружие лишь отсекло половину ее левого наплечника, не задев тело. Зато ее выпад увенчался успехом. Враг, уперев шлем в грудную пластину, видимо покосился на торчащую из середины груди изогнутую полосу лезвия шашки, и как в замедленной съемке рухнул на синтобетонн, соскользнув с клинка.
        А последний, оставшийся с пленными эчани в это же время, попытался открыть огонь из своего карабина, пользуясь твилеком и девушкой как щитом. Но не учел одного - гибкости и силы Эрма. Что, впрочем, не удивительно, ведь большинство разумных Галактики, глядя на то, как непринужденно порхают на шесте твилекские рабыни, не задумываются, какой физической силой для этого нужно обладать, и уж тем более не понимают, что мужчины этой расы намного сильнее своих прекрасных соплеменниц, а уж спецназовец, который последние пять лет выкладывался по полной на изнурительных тренировках, особенно. Извернувшись невозможным для человека образом, он проскользнул за спину гвардейца, и, забросив скованные наручниками руки тому на шею, потянул. Но даже когда шоковый разрядник в наручниках сработал, сокращение мышц лишь удвоило силу сжатия, и все трое повалились на землю. Впрочем, кореллианка также оказалась не промах, и, несмотря на шок, в котором пребывала, и липкий, отнимающий волю страх, на инстинктах и опыте многих стычек и драк в самых неспокойных местах Галактики, сумела завладеть оружием врага, и, помня о
бесполезности стрельбы по доспехам "Солнечного Гвардейца", просунула ствол бластера между рук твилека, и нажала на спуск.
        Длинная очередь плазмы разорвала голову и шлем эчани, перерезав цепочку наручников. Не до конца понимая, что и зачем делает, Линда, пытаясь хоть как-то укрыться за неподвижными телами, стала стрелять в дроидов и муунов, когда сильная рука подняла ее в воздух как детеныша фелинкса, а вокодер шлема с т-образным визиром прохрипел что-то про шатл. И что удивительно, она сразу догадалась, что от нее хотят, но не могла бросить Эрма. Но этого и не потребовалось. Брик одним движением забросил совсем не легкого твилека себе на плечи, а затем чувствительным пинком придал ей ускорение по направлению к тому самому кораблю, на котором они прилетели.
        Что такое сто пятьдесят метров? В обычной жизни минута ходьбы или двадцать секунд бега, ничтожное расстояние, о котором даже не задумываешься. Но когда в тебя стреляют несколько сотен дроидов, это расстояние длиной в жизнь. Как у нее в руках оказался карабин одного из эчани, Шми так никогда не смогла вспомнить. Она просто рвалась вперед, стреляя одновременно с двух рук, и из него, и из собственного бластпистолета. Вот в пятидесяти метрах от челнока она практически догнала контрабандистку. Вот очередной сгусток плазмы нашел таки брешь в ее броне, и левая рука повисла плетью, а еще через пару шагов боль пронзила правый бок. Если бы не принятая перед боем химия и исправно работающая аптечка брони, она бы уже потеряла сознание от боли. В сложившейся ситуации радовало только то, что все жестянки палили по ней с Бриком, как самым опасным, начисто игнорируя незащищенную броней девушку. Конечно, вместе с ними доставалось и Эрму, но Скайуокер ничем не могла ему помочь, надеясь лишь на то, что беспомощного бойца не убьют.
        Возле самого челнока она все-таки чуть отстала от молодой контрабандистки, оглянувшись на Брика, а когда вновь посмотрела вперед, не задумываясь, открыла огонь. Еще один эчани, видимо пилот, если судить по более легкой броне, очевидно вышедший взглянуть, что происходит, уже схватился за бластер, и готов был застрелить Линду.
        Два выстрела были произведены одновременно, но Шми оказалась точнее. Пучок плазмы из трофейного карабина пробил визир шлема врага. А его выстрел, сделанный в последний момент, от отчаяния, еще до того, как он успел до конца поднять оружие, попал девушке в правое бедро. И та, покатившись кубарем, замерла в двух шагах от рампы челнока.
        Отбросив карабин, женщина одной рукой, на той адской смеси адреналина и боевой химии, что наполняла ее кровь, подхватила Линду за шиворот, и, пробежав сквозь челнок в кабину, буквально забросила ту в пилотское кресло, а сама, выхватив нож, обрушилась на сидящего в кресле второго пилота дроида.
        — Взлетай! Линдочка, взлетай!  — прокричала она, разрубая надсадно визжащим виброклинком корпус из дюрастали.
        А когда дроид-пилот, заискрившись, испустил струйку дыма, опрометью бросилась назад. Как раз вовремя, чтобы помочь Болту, которого видимо тоже подстрелили, заползти на аппарель, и втянуть подальше твилека, которого капитан успел таки закинуть в падении, на борт транспорта. И, в этот момент, взвыв репульсорами, челнок оторвался от земли, и окутался маревом дефлекторного щита.
        "46,2 секунды" - гласила надпись в углу поля зрения ее шлема. Только что она означает, Скайуокер в первый момент не поняла, а осознав, не поверила - с момента открытия огня прошло чуть более сорока пяти секунд! Ей вдруг захотелось лечь и заснуть. Но Шми знала, если остановиться сейчас, встать получится только через пару дней, и то если кто-то будет столь добр, что поместит ее в резервуар с бактой, а уж от муунов, после всего произошедшего, она ждала этого в последнюю очередь.
        — Только не в космос!  — прохрипела она, стаскивая шлем, и направляясь в кабину.
        Если бы они попробовали взлететь с планеты, мощнейшая орбитальная оборона Муунилинста не оставила бы им ни малейшего шанса. Однако девушка и не думала улетать. Скайуокер, вновь вбежав в кабину, не поверила своим глазам - ревущая, кусающая губы от боли девчонка, лихо уклоняясь от огня зенитных спарок, заходила для штурмового удара. И это на челноке, вооруженном лишь парой легких курсовых лазеров! Впрочем, когда бывшая наемница увидела, куда именно нацелилась та, лишь нехорошо улыбнулась, постаравшись закрыть глаза и не смотреть сквозь блистер.
        Женщина не глядя могла представить, как серия лучей зеленого пламени прочерчивает две дорожки разрывов в покрытии летного поля, как они пересекают ящики с ракетами для "Огненных Градов", и как все вокруг заливает яркий белый свет чудовищного взрыва.
        Когда болтанка прекратилась, а вой сигнализации и жалобы бортовой информационной системы стихли, Шми с уважением посмотрела на Линду. То, что кореллианские пилоты самые отмороженные в Галактике, и то, что они могут летать в любом состоянии, вплоть до полного остекленения после пары бутылок виски, она знала не понаслышке, но то, что делала сейчас эта девочка, раненная и перепуганная, заставило Скайуокер пообещать самой себе, что она сделает все возможное, чтобы та осталась жива.
        Но в данный момент было не до сантиментов - нужно было уходить, и встретиться с группой. Конечно, после такого "фейерверка" авиацию с базы смогут поднять еще не скоро, вот только других таких объектов на планете хватало, да и про орбитальные крепости забывать не следовало. А главное, неподалеку находились еще минимум два челнока с группами захвата. Потому, наклонившись к кореллианке, она сказала:
        — Линда, постарайся дотянуть до квадрата 25-116, по улитке семь,[65 - В топографии, способ более точного указания координат, при привязке к квадрату координатной сетки. При нем квадрат делится на 9 меньших квадратов 3х3, которые нумеруются по часовой стрелке, начиная с верхнего левого угла, от 1 до 8, а центр обозначается, как 9.]  — и, видя, что та не поняла, пояснила.  — На юго-запад от центра квадрата.
        Из нововведений, принятых в ПСОН, эта удобная штука со смешным названием ей нравилась больше всего. Ведь обычно, разбивку на квадраты задавали штабы, а то и ВКС, и это часто приводило к тому, что, к примеру, точка рандеву оказывалась где-то посреди территории кликов эдак пять на пять. В штабе или за штурвалом это было не принципиально, зато, когда идешь на своих двоих, а на хвосте сидит противник, это могло стоить очень дорого.
        — Хорошо…  — закусив губу, закивала девушка.
        А Шми пошла в салон челнока, проверить состояние бойцов.
        — Болт, доложи?  — с тревогой, не столько приказала, сколько попросила она.
        — Порядок… Дырка в спине и с правой ногой что-то… но жить буду,  — деланно небрежно ответил парень, стянув с крепления бластерный репитер, и пытаясь лежа установить его на станок.  — Взглянешь, что там с Пиратом?
        — Сука ситхская! Как же, банта пуду, больно!  — возмутился тот, попытавшись встать.  — Сначала, гады, одну ногу сломали, потом вторую прострелили… ладно, прямо в шебс попали! Так еще и ты, Мамаша, меня за лекку таскаешь!.. Хатт! Вот оторвешь… Дураком стану.[66 - Лекка твилеков довольно чувствительный орган, в котором находится часть мозга, что при утрате одного из них, может привести к психическим отклонениям.] Думать начну, тихую, мирную профессию освою. Ни один же дурак, с вами, психами не свяжется!..
        — Лежи, боец, без тебя справимся!  — оборвала его Скайуокер, вкалывая подряд две ампулы бакты и усиленную дозу обезболивающего.
        Она хотела еще осмотреть его раны, но в этот момент челнок тряхнуло.
        — Что там?  — подскочив к интеркому, спросила Шми.
        — …восте два челнока,  — сквозь грохот ответила Линда.
        — Когда собьют щит, аварийно сбрасывай аппарель!  — крикнула она, и поспешила к возящемуся с репитером Брику.
        Ввязываться в воздушный бой на таком корыте, даже против однотипных кораблей было бессмысленно, а значит, нужно было найти другое решение. И капитан нашел его. Собственно разница между лазерной скорострельной пушкой истребителя и тяжелым пехотным репитером заключалась только в скорости пучка плазмы, а энергия обоих была примерно равна.[67 - То, что лазерные пушки истребителей не намного превосходят по мощности обычные бластеры. видно на примере джедаев, отбивавших мечом их выстрелы. А, считая, что истребитель обычно легко справляется с дефлекторным шитом, челнока, можно предположить, что и станковый репитер справится не хуже.] А значит, его можно было применить в качестве импровизированной турели защиты задней полусферы.
        Помогая закрепить тело репитера на станке, вставленном в такелажные замки палубы, и подключая внешний накопитель, Шми чувствовала, как уходят последние отведенные им секунды жизни. И вот, одновременно со щелчком фиксатора энергопровода, очередная серия выстрелов вновь тряхнула челнок, а вслед за этим, сработали пиропатроны в задней двери грузовой кабины. И на ее месте появился квадрат ночной темноты, из которого в тот же миг внутрь влетела пара сгустков плазмы, взорвавшихся об переборку за их спинами.
        Разглядев всего в двух сотнях метров позади такой же челнок, Брик нажал на спуск. И разорвав темноту, поток плазмы разлился радужными сполохами по щиту преследователей, который вскоре лопнул как мыльный пузырь, а очередь вспышек хлестнула по слабо подсвеченному блистеру кабины. Противник клюнул носом, и, кувыркаясь, понесся к земле, где через несколько секунд взорвался, на долю секунды осветив поросшие лесом горы вокруг и отворачивающий второй челнок.
        — Всем держаться! Сейчас рухнем!  — крикнула Скайуокер.
        Ее удивляло пока только то, что они еще не взорвались в воздухе, получив раза в два больше попаданий. Но машина, несомненно, падала, о чем свидетельствовал изменившийся свист репульсоров, точнее той их части, что продолжали работать.
        Секундой позже под аккомпанемент треска и шороха ломаемых ветвей, снеся, судя по ударам, несколько из них, челнок врезался в землю, отчего всех кто находился в грузовой кабине бросило на развороченную выстрелами переборку. Из кабины сквозь грохот и лязг металла послышался испуганный крик Линды. И вслед за ним, новый удар гораздо сильнее прежнего.
        В себя Шми пришла под звуки боя, лежа на чем-то твердом и неудобном - на ощупь, ветках поваленного дерева. Осторожно осмотревшись, и сверившись с часами на визире шлема, она поняла, что была без сознания около десяти минут, и, очевидно, выпала из челнока во время аварийной посадки. Но главное, она оказалась отрезанной от своих противником. Судя по вывороченным деревьям и перепаханной земле, челнок находился как раз в той стороне, откуда доносились звуки боя. Причем, если судить по их интенсивности, враги вступили в перестрелку не с двумя израненными гвардейцами и девчонкой-контрабандисткой, а с хорошо вооруженной группой прикрытия.
        — Болт, здесь Безымянная, как слышишь? Прием,  — активировав комлинк, спросила она.
        — Жива!  — спустя пару секунд радостно отозвался капитан.  — Когда посудину на склоне разорвало пополам, мы думали, что ты все… Ты ранена?
        — Ничего,  — ответила она, осторожно поднимаясь.  — Пока лежала, анестезия подействовала. Даже рука чуть шевелится.
        — Хорошо. Потому что нас зажали. Наши вовремя подошли, но эти уйти не дают. Ты, я так понимаю, у них в тылу?  — уточнил Брик.
        — Приняла. Работаю,  — коротко ответила она, отключаясь.
        С трудом встав, Скайуокер осмотрела оставшееся оружие. А его было не густо - бесполезный против противника в броне бластпистолет, три термальных детонатора, вибронож и меч - вот, собственно и все, против одних из лучших воинов Галактики. Но выбора не было, там, если судить по карте и вспышкам, на дне балки ее отряд прижали к остаткам челнока, и, очевидно не спешили добивать. В любой момент должны были прибыть дроиды с базы, а тогда конец - зачем рисковать самим, если жестянки незатейливо задавят гвардейцев массой - они для того и сделаны. Нет, ей-то сейчас можно было попробовать сбежать. Шми даже не сомневалась, что это у нее получится, даже вариантов, как выбраться с планеты, она видела минимум пять. Более того, именно так поступать ее некогда учили. Вот только еще раньше ее научили совсем другому. И она неслышной тенью заскользила туда, где кипел бой.
        — Ай, молодцы! Даже тыловое охранение оставили,  — криво усмехнувшись под шлемом, прошептала она, глядя на скучающего под поваленным челноком деревом эчани.
        Конечно, она могла попробовать подобраться к нему, и тихо снять. Это даже могло получиться, но у Скайуокер были другие планы. Вывернув из одного термальника штатный запал, она заменила его объемным сенсором, и, установив таймер на тридцать секунд, забросила его за завал из сломанных падающим кораблем деревьев. И когда "Солнечный Гвардеец" в секрете[68 - Секрет - орган сторожевого охранения, выставлявшийся на определённое время в стороне от основных сил подразделения с задачей своевременно обнаружить противника и сообщить об этом выславшему его командиру.]  встрепенувшись, глянул в ту сторону, с двух рук метнула еще два термальника - один в него, второй в сторону позиции ближайшего врага, из тех, что обстреливали ее товарищей.
        — Начинаю!  — передала Шми, и в этот момент в ночном лесу зажглись два маленьких плазменных солнца.
        А в следующий миг, усилившийся бластерный огонь сообщил, что группа пошла на прорыв. И чтобы отвлечь врага, Скайуокер не особо целясь, произвела в сторону позиций "Солнечной Гвардии" десяток выстрелов из пистолета. После чего, отбросив его, и выхватив меч, бросилась бежать.
        Сзади вновь полыхнуло. "Видимо, кто-то попал в ловушку",  — успела подумать Шми. Но тут, в отсветах взрыва, она увидела впереди цепь фигур в закрытой броне. "Значит, не дроидов, а вторую группу своих ждали",  — пронеслось у нее в голове. И она бросилась вперед, еще успев подумать, отчего те не открывают огонь, ведь ее саму было отлично видно на фоне взрыва. А цепь воинов, закончив какие-то манипуляции, наконец полыхнула синими вспышками, и в сторону женщины помчались не менее десятка отсвечивающих мертвенно-голубым светом колец. После чего, Шми Скайуокер во второй раз потеряла сознание.

* * *

        — А ты заставила нас за тобой побегать, Безымянная. Я поначалу думал, что твоя слава преувеличена, но теперь… Теперь больше чести для нас,  — сквозь забытье услышала Шми мужской голос.  — Не притворяйся! Я знаю, что ты меня слышишь.
        Удар током пронзил тело невероятной болью, разом вернув ее к действительности. И Скайуокер по привычке, несмотря на боль, оценила обстановку. Зрение еще не восстановилось, но уже кое-что было понятно. Во-первых, она в плену. Во-вторых, раздета догола и висит на наручниках в вертикальном положении, но ноги пока достают до пола, и это хорошо. В-третьих, она в каком-то помещении, а значит прошло уже довольно много времени. И, наконец, она все-таки нужна ситхам живой.
        Новый удар током заставил ее закричать, а после какой-то инъекции вернулось зрение.
        — Прошу прощения, госпожа,  — деланно учтиво произнес пожилой эчани, с небольшим шрамом на лбу и еще одним на губе.  — Но наши друзья из Банковского Клана желают, чтобы вы своими глазами увидели смерть своих товарищей. Признаться честно, мне не доставляет никакого удовольствия мучить вас, и я бы предпочел отвезти вас Тиранусу в бессознательном состоянии - очень уж вы опасный человек…
        — Исключено!  — гнусавым голосом перебил его муун в форме капитана отдела безопасности и сбора денежных средств МГБК, скаля рот с желтыми зубами.  — Мы получили предельно четкие инструкции. А лично мне будет приятно продемонстрировать вам, господин "Наемник", как надо эффективно уничтожать преступников и вредителей.
        От тона, каким было сказано слово "Наемник", эчани буквально перекосило. Но он сдержался. Впрочем, не сдержалась Шми.
        — Конечно, те, кто относятся к слоям общества, вынужденным довольствоваться чаем из дианоги,[69 - Дианоги - животные-паразиты ДДГ, внешне напоминающие осьминога, только с семью щупальцами. Обитают в местах сброса бытовых отходов и канализационных системах. Именно дианога напала на Лею, Люка, Хана и Чуи в мусорном отсеке "Звезды Смерти" в IV эпизоде. Само собой, этот кусок бесхозного мяса никак не мог оставить равнодушными обитателей галактических трущоб. И они вполне себе нормально ели этих самых дианог, а из внутренних органов готовили чай, считавшийся некоторыми деликатесом.]  должны строго следовать инструкциям сильных мира сего,  — наставительно произнесла она.
        От чего перекосило уже мууна, "Солнечный Гвардеец" едва не рассмеялся в голос, а его подчиненный, одетый в полный доспех, повинуясь взгляду командира, демонстративно опустил шоковую дубинку.
        — Я рад, что ты, сучка, сохранила способность шутить… Но это ненадолго,  — отдышавшись, надменно сказал муун.  — Для начала посмотри, как сдохнут твои подельники!
        Перед женщиной вспыхнула голограмма, в которой угадывалось спутниковое изображение лесистой местности и скользящий над ней фрегат. Картинка на секунду подернулась рябью, и стала видна дорога со стоящим на ней грузовым спидером, а затем и фигурки людей с оружием, несущие четверых раненых к машине.
        — Я, в отличие от вас, не буду рисковать даже дроидами!  — торжественно заявил капитан МГБК.  — С уничтожением преступников гораздо лучше справится фрегат.
        И, как будто услышав его слова, люди на изображении, под довольный смех мууна бросились к машине.
        — Надо же, они надеются убежать от ракет фрегата… Что?..  — удивился тот.
        Трое людей, вместо того, чтобы сесть в машину, вынули нечто, и, с размаха грохнув это на дорогу, отбежали в сторону, а четвертый присел возле агрегата, от которого, в тот же миг отделилась синяя искорка, и умчалась за границу поля обзора.
        — Неудачное решение… Для вас, дорогой капитан Тонит,  — бесстрастно произнес эчани, наблюдая за вновь отдалившейся картинкой, на которой было видно, как на месте рубки фрегата типа "Щедрый" вспухло облако взрыва.  — Если я что-нибудь понимаю в военном деле, диверсанты сейчас заряжают вторую протонную торпеду. Мой совет, все-таки отзовите фрегат, если, конечно там остался кто-то из муунов в живых - торпеда была довольно тяжелой, а щиты перед применением ракет они сами отключили. Поверьте, лучше выслать дроидов.
        Впрочем, муун уже отдавал распоряжения по комлинку, и ошалело взглянув на наемника, сказал:
        — Мы должны вернуться, и уничтожить этих тварей!..
        — О нет, мы должны доставить Безымянную Дарту Тиранусу. А разбираться с какими-то преступниками задача властей Муунилинста. Прикажите отправляться, капитан,  — не терпящим возражений тоном сказал эчани, и, проводив тяжелым взглядом выбежавшего в коридор мууна, обратился к женщине.  — Да… Вы в очередной раз удивили меня. Но, боюсь, это вам не поможет. Госор, приступай. Смотри только, чтобы она не умерла до прибытия.
        Отключив голопроектор, "Солнечный Гвардеец", вышел следом за капитаном. А его подручный с силой ударил Шми шоковой дубиной по ребрам, от чего она не сдерживаясь закричала. Ее били каждые несколько секунд еще минут пять, и тут, находясь на грани сознания и забытья, она почувствовала толчок - корабль, на котором они находились, вошел в гипер.

        Глава 8
        Сектор Обтрекста, система Муунилинст. Орбитальная платформа "Верхний порт", ангар № 132/2. Корабль специального назначения КФСОН "Трилунник". 13 суток до начала Войны Клонов.

        Закутавшись в слишком длинный для нее плащ - единственный предмет гардероба датомирки, который хоть как-то подходил невысокой экс-королеве - Падме вышла из корабля. Уж лучше такая маскировка, чем никакой. Привлекать внимание бронекостюмом "Стражницы" она не хотела, а другого костюма у нее при себе не было, ведь вылетать с Набу пришлось в спешке, а дроид с чемоданом мог привлечь внимание Квай-Гона. Даже то, что с ними отправилась Ассажж, не очень помогло - та была на голову ее выше, а уж размер груди подруги, и вовсе не позволял им просто поменяться одеждой.
        Стараясь, чтобы из-под плаща не выглядывали металлические детали скафандра, девушка подошла к сидящему возле посадочной опоры падавану.
        — Эни, пошли внутрь. Не хватало еще, чтобы тебя кто-то узнал,  — тронув того за плечо, попросила она.
        — Хорошо, Падме,  — помолчав, ответил тот, и нехотя побрел внутрь.
        — Не переживай. Уверена, мастер и Ассажж найдут твою маму,  — в который уже раз попыталась успокоить его она.
        Им всем еще повезло, что перед тем, как проникнуть на планету, "Стражницы" проверили таможенные базы, где Энакин значился, как лицо подлежащие немедленному задержанию. А обмануть многочисленные системы биометрического контроля, даже джедаю нечего было и думать. И так Квай-Гону пришлось прибегнуть к внушению, чтобы заставить таможенника пропустить их с датомиркой на планету.
        — Падме, я чувствую, она здесь, и она в беде,  — произнес Скайуокер, когда они вошли в кают-компанию.  — Но дело не в этом - я не сомневаюсь в магистре и Ассажж; меня тревожит другое!
        — Прости, что?  — переспросила сенатор.
        — Меня тревожит, почему в базах только я,  — ответил он, садясь за стол, и надолго задумался, а потом продолжил.  — Если то, что говорят о моей исключительности, и то, что говорил мне Эрдваныч про интерес ко мне ситхов, и методах, которыми меня могут склонить на Темную сторону, правда… Пойми, Падме, я один. Совсем один, понимаешь? Учитель, Совет, мастера - все они меня боятся, пытаются ограничить… Не знаю, может, завидуют. Для других падаванов я, скорее всего, никогда не стану по-настоящему своим - я выскочка, Избранный, что сразу получил и учителя, и все остальное, о чем они могли только мечтать. Даже Палпатин… Я считал его другом. Собственно, и сейчас считаю. Но он тоже пользуется мной. Хочет получить своего ставленника в Совете. Что ж, он хотя бы верит в меня…
        — Эни! А как же я, Шми, мастер Квай-Гон, Ассажж, Эрдваныч?..  — удивленно воскликнула девушка, и вдруг, с испугом взглянула ему в глаза.  — Стоп! Ты хочешь сказать, что цель те, кто тебе дорог!? Кто-то специально пытается убить твоих близких?
        — Да,  — просто ответил он, и, подняв перед собой левую руку, приказал.  — Хран, покажи.
        — Сейчас,  — ответил чем-то недовольный искин.  — Кое-что подправлю…
        Над голопроектором комлинка возникла трехмерная схема знакомого Амидале дизайна. Именно такими во время своих докладов пользовался Эрдваныч.
        — Вот смотри,  — стал объяснять Энакин.  — Кто-то заманивает маму в западню - то, что это именно западня, думаю понятно. То, что я, Ассажж и мастер Джин бросимся ее спасать также очевидно. Если к нам присоединишься ты или Эрдваныч, или вы вместе, тоже вполне вероятно, и только на руку противнику - эффект лишь возрастет. И теперь нас надо разделить. Все просто!
        — Но зачем? Кому это нужно?  — задумчиво спросила она.  — И отчего ты считаешь, что сам являешься целью? Может как раз наоборот, кто-то не хочет причинить тебе вред, или цель ты и Шми, а не мастер с Вентресс? Как бы то ни было, их необходимо срочно предупредить!
        — Я, как только догадался, послал сообщение мастеру. Что же касается того, почему именно я…  — покачал головой парень.  — Если кто-то знает про то, что я сын Шми и может добыть на меня столь полное досье, не думаю, что он ничего не узнает о Квай-Гоне и Ассажж. А пытаться поймать джедая силами таможни… Не знаю, глупо и наивно, наверное… Возможно, не стоило тебе это говорить, но Эрдваныч предупреждал меня о возможности того, что на меня могут оказать давление, угрожая жизни тех, кто мне дорог.
        — Знаешь, Эни, меня он тоже предупреждал насчет тебя, что ты Избранный, и ситхи могут попытаться склонить тебя на свою сторону, через боль, горечь утраты и привязанности.
        — Он и тебе прожужжал уши своими ситхами?  — удивленно переспросил тот.
        — Но, тем не менее, одного такого убили десять лет назад на Набу, и мастер Йода уверен в существовании еще одного.
        — Двух,  — поправил ее падаван.  — Я тут выяснил кое-что про Правило Двух, принятое темными после Новых Ситских Воин. По-моему, абсолютно идиотская система. Да, в плане обеспечения секретности идеальна, но уязвима и инертна. А из-за особенностей "наследования", она еще склонна к потере знаний. Единственное из того, что она эффективно обеспечивает, это скорость нахождения нового ученика. Ситхи при ней просто обязаны тщательно подходить к подбору потенциальных учеников, и всегда иметь запас кандидатов.
        — И ты думаешь, что ситхи рассматривают в качестве такого кандидата тебя?  — спросила она.
        — Так думает Эрдваныч,  — пожал плечами Энакин.  — И я склонен с ним согласиться. К сожалению, как показывает история, переход на Темную сторону не зависит от потенциала джедая, или даже проще для более сильного. Мы с Храном недавно взломали Библиотеку Ордена…
        — Эни!  — вытаращилась на него Падме.
        — А что тут такого?  — удивился тот.  — Мне что, всякий раз, когда понадобится информация, идти через полхрама? А если я на задании? Тем более Хран находит нужную информацию не в пример быстрее наших библиотекарей. Да и "взломали" это слишком громко сказано, так, кое-что скопировали, заложили небольшую программку для доступа к общим базам через голонет… Но я не об этом. Если верить архивам, именно среди самых сильных джедаев было больше всего отступников.
        — Может быть, слабые не попали в хроники?  — предположила девушка.
        — Возможно. Мы с Храном и Эрдванычем тоже так решили. Но проверить невозможно. Слишком многое было уничтожено во время Руусанской Реформации. Кто-то целенаправленно чистил архивы…  — вновь пожав плечами, ответил он, и замер, глядя в пространство, куда-то перед собой.
        — Что-то случилось?  — с тревогой осведомилась Падме.
        — Мама… Она не на планете,  — ответил Энакин.  — Мы должны спешить, ей грозит опасность!
        — Э-эм, что? Но если мы бросим Квай-Гона и Ассажж…  — встревожено спросила экс-королева.  — И что нам делать?
        — Вернуться с планеты они не успеют. А нам надо еще засечь параметры прыжка корабля, на котором ее везут. Как советует один мой друг: "Решать проблемы по мере их поступления",  — сказал он, вставая.  — Мы сюда прилетели за мамой, а мастера я предупредил - он и не из таких передряг выбирался.
        — Согласна,  — кивнула Амидала, и, активировав комлинк, приказала.  — Трипио, запроси у диспетчера разрешение на взлет. Глане, подготовь корабль к немедленному вылету. Остальным "Стражницам" экипироваться для боя. Профиль: "Абордажный бой".
        Пока экс-королева искала шлем и, забежав в свою каюту, захватила бластер, дроиды-телохранительницы успели подготовить рейдер к полету, а Энакин уже занял кресло командира, рядом со "Стражницей" с личным именем Глане.
        — Хаттов идиот!  — возмущенно воскликнула дроидесса, и смущенно пояснила.  — Диспетчер дал разрешение на вылет только через восемь минут.
        — Не выражайся так грубо, это неприлично,  — пожурил ее Трипио.  — Если диспетчер не разрешает нам вылететь немедленно, значит, у него есть веские причины. Эти полеты в таком столпотворении кораблей штука чрезвычайно опасная!
        — Не для меня,  — усмехнулся падаван, и, повернувшись к протокольнику, приказал.  — Трипио, сообщи диспетчеру, что у нас произошел сбой активатора торпедного аппарата, и мы можем взорваться в любую секунду.
        — Но активатор и сам торпедный аппарат полностью исправны. Кроме того, согласно протоколу № 506/14: "передача диспетчеру контроля движения заведомо ложной информации…"
        — Делай, что тебе говорят!  — хором прикрикнули на него Энакин и Падме.
        — Глане, первый и третий аппараты,[70 -  РВ-950А в специальном исполнении в отличие от базовой версии, имеет две свосьмеренные турели и четыре десятизарядных торпедных аппарата, аналогичных тем, что применяются на N-1. Сами ТА располагаются под палубой носовых ангаров, в которых могут разместиться два N-1М или четыре N-4. Малоэффективные ионные пушки и ракетная ПУ демонтированы.] к сбросу ионных торпед без активации БЧ и двигателя. Таймер 600. Контроль дистанционный. Товсь!.. Пуск!  — продолжил Скайуокер.
        Из пусковых левого борта, расположенных под ангарным отсеком, вылетели два серебристых цилиндра, и с грохотом покатились по палубе ангара, остановившись около противоположной стены. А падаван, прибавив потенциал на репульсорах, поднял корабль на трехметровую высоту, и развернулся в сторону шлюза.
        — Повторный пуск!
        — Есть повторный пуск,  — эхом повторила дроидесса, и спросила.  — Подготовить оборудование РЭБ?
        — Да. Кроме того, по команде задействуй активные сенсоры. Задача - вычисление вектора гиперперехода,  — сказал Энакин, наблюдая, как еще две торпеды, пролетев через ангар, прокололи герметизирующее поле, и, кувыркаясь, поплыли прочь от станции.
        И в этот момент на контрольной панели системы связи вспыхнул индикатор сообщения на аварийной частоте.
        — Корабль TQ716455690-V351 "Гончая Рассвета",[71 - Как нетрудно догадаться, диспетчеру, в целях конспирации, никто не сообщал настоящего названия корабля.] говорит старший диспетчер ОП "Верхний Порт", что, хатт дери, у вас происходит!? Почему вы открыли огонь в ангаре? Немедленно прекратите, и не чините препятствий сотрудникам службы безопасности, которые произведут ваш арест, до дальнейшего разбирательства. В противном случае, согласно пункту 19 правил безопасности межпланетных транзитных портов, вы будете уничтожены. Повторяю…
        — Нет, не надо уничтожать нас!  — надев шлем, и явно переключив вокодер на изменение голоса, прокричала в микрофон Падме.  — Мой хозяин отбыл на планету, и приказал дроидам починить торпедный аппарат, и… Не убивайте меня! Ы-ыии!
        Подмигнув экс-королеве, Скайуокер повел рейдер к выходу из ангара, а та, вновь переключив вокодер в нормальный режим, с сомнением произнесла:
        — Боюсь, они не поверят…
        — Дело не в том, поверят ли они, а в том, что начнут сомневаться, и не будут действовать,  — ответил тот, когда они вышли в открытый космос.  — Ты просто молодчина, Падме. Так убедительно изобразила дуру-рабыню!.. Глане, тот фрегат… Азимут 320, выше двадцать, дистанция 27. Фиксируй вектор гиперперехода. Скорее!
        А буквально через секунду светлая точка корабля вытянулась в линию и исчезла из виду.
        — Господин Скайуокер, сенсоры фиксируют переход систем наведения оборонительного вооружения станции в режим сопровождения цели. То есть нас,  — сообщила дроидесса.
        — А это мы еще посмотрим,  — произнес он, и уточнил.  — Ты успела зафиксировать вектор?
        — Конечно, и даже перепроверила,  — с явной обидой в голосе ответила "Стражница", и, похлопав манипулятором по универсальному разъему, подключенному к приборной панели, добавила.  — Это вы, органики, медлительные, а мы с "Трилунником" намного совершеннее!
        — Может тогда, ты и управлять будешь?  — скептически спросил падаван.
        — Без использования Силы, наши шансы добраться до точки гиперперехода, я оцениваю, как один к пяти тысячам пятистам сорока двум. Так что угробить нас я всецело доверяю вам.
        — Глане, как тебе не стыдно! Мастер Энакин лучший пилот в Галактике,  — отругал ее протокольник, и, со звуком вздоха, добавил.  — Но все равно, мы обречены.
        — Посмотрим…  — ответил тот, закручивая корабль в трех плоскостях, и подав полную мощность на субсветовые двигатели.
        А секунду спустя, пространство в той точке, где они должны были оказаться, залил бушующий океан плазмы.
        Парень, казалось, никак не отреагировал на происходящее. Он был абсолютно спокоен. Падме даже показалось, что он заснул. И лишь по тому, с какой бешеной скоростью кисти его рук вращали ручки управления, можно было догадаться, что все невероятные маневры, которые совершал корабль, это его работа.
        — Щит на двадцати процентах,  — минуту спустя сообщила дроидесса.  — Мы входим в зону обстрела двух боевых станций.
        — Сколько у нас осталось ионных торпед?  — уточнил Энакин.
        — Восемь. По одной в первом и третьем ТА, по три…
        — Отлично, начинай отстрел!  — скомандовал он, вновь закручивая рейдер.  — Активируй все по моей команде. Одновременно, отключи энергоснабжение и всех дроидов на три секунды. Падме, держись!.. Давай!
        Сила тяжести исчезла, и чудовищное ускорение пребольно вдавил бронекостюм в тело девушки. Если бы не ремни безопасности, которыми она вовремя воспользовалась, ее бы неминуемо вырвало бы из кресла, и швырнуло о приборную панель. Сознание стало стремительно угасать, а поле зрения сжалось до небольшого пятнышка, которое залил нестерпимо яркий голубой свет. А затем давление исчезло, и сознание начало возвращаться.[72 - Под воздействием перегрузок, сперва теряется периферийное зрение, затем наступает полная временная слепота, и, наконец, потеря сознания.]
        — До входа в зону возможного гиперпрыжка одна минута,  — сообщила "Стражница".  — Сенсоры не работают, но по данным моделирования, взлетевшие с платформы перехватчики временно выведены из строя. Подлетное время эскадрилий с боевых станций - 45 секунд.
        — Отлично, готовь переход в вероятную точку выхода фрегата,  — распорядился Энакин.  — Статус турелей?
        — Боеспособность 60 %. Полная будет восстановлена через двадцать секунд.
        Бросив взгляд в сторону блистера, Падме испуганно вскрикнула - мимо них мчалась практически сплошная стена плазмы.
        — Не бойся, сквозь ионное облако нас можно обнаружить только визуально. Они стреляют наугад,  — успокоил ее падаван.  — Главная опасность - истребители. Глане, по команде заградительный огонь… Давай!
        И в ту же секунду сопровождающий их поток выстрелов с платформы лифта и крепостей прекратился, сменившись тихим визгом системы охлаждения двух свосьмеренных турелей непосредственной самообороны. А на тактическом экране перед экс-королевой вспыхнула целая россыпь отметок целей, часть из которых немедленно начала гаснуть.
        — Сто двадцать два!  — воскликнула дроидесса, подсчитав количество истребителей.  — Выхожу на курс прыжка…
        Ее прервал вой сирены, а рейдер затрясся от множества попаданий. Еще несколько секунд, и замигавшие после особо сильного толчка приборные панели возвестили о том, что щита у них больше нет. А следом захлопнулись и гермодвери.
        — Поврежден правый досветовой двигатель, разгерметизация по правому борту, разрушение четвертого блока маневровых двигателей,  — стала сообщать она.
        Но тут свет в кабине мигнул, а звезды за остеклением вытянулись в линию.
        — Хм, получилось,  — откинувшись в кресле, сообщил Скайуокер.  — "Стражницам", приступить к осмотру и ремонту корабля. У нас полтора часа на восстановление боеспособности. Приступаем!
        — Ты думаешь перехватить их в точке выхода?  — спросила Падме.
        — Да. У нас гипердрайвы одинакового класса, а такому крупному кораблю, как фрегат класса "Щедрый" обычно требуется около двадцати минут для повторного прыжка. Вообще-то они могут и сразу прыгнуть, но это небезопасно и противоречит инструкциям,  — пояснил он, поудобнее устраиваясь в кресле.  — Сейчас нам надо просто ждать.

* * *

        То, что творилось на платформе орбитального лифта, иначе как хаосом назвать было сложно. Неизвестные террористы, убегая, вывели из строя большую часть электроники станции. Даже связь с поверхностью работала со сбоями. А ведь еще были толпы возмущенных клиентов и руководство МГБК, считавшие своим долгом выразить всю глубину своего недовольства лично начальнику станции.
        Даже спустя три часа удалось лишь частично восстановить пассажирское сообщение, про грузовые перевозки никто даже не заикался. Взрывы четырех ионных зарядов, каждый из которых в десять раз превосходил стандартную ионную гранату, вывели из строя еще и часть ремонтных дроидов, а подвезти новых с других станций удалось далеко не сразу. И довершая картину локального логистического коллапса, служба безопасности Харнейдена устроила тотальный досмотр всех, кто желал воспользоваться орбитальным лифтом. Как считал начальник станции, эти бездельники попросту хотели изобразить бурную деятельность, раз уж проворонили настоящих преступников. Во всяком случае, намекам чина из отдела безопасности и сбора денежных средств на то, что тут могут появиться те, кто прошлой ночью убил одного из руководителей этого самого отдела, он не верил ни на секунду - уж не настолько безумны эти террористы, чтобы лезть на станцию после всего произошедшего. Нет, то, что любитель пострелять ионными торпедами, скорее всего, ждал именно их, начальник станции допускал, но сам склонялся к версии, что тот, таким образом, просто отвлек
внимание сил планетарной обороны, и убийцы под шумок преспокойно улетели с планеты, а безопасники теперь пытаются спасти свои шкуры. Впрочем, озвучивать свои догадки он не спешил, не желая еще больше злить чиновника - пусть с ним его начальство разбирается.
        — Господин Доумс?  — окликнул его один из диспетчеров.
        — Ну что еще!?  — раздраженно отозвался начальник станции.
        — Челнок из специального списка требует срочной посадки,  — неуверенно ответил оператор.
        — Этого еще не хватало,  — вздохнул муун.  — Выдели ему какую-то площадку. Пойду встречать…
        "Ну зачем!? - про себя возопил он.  — Опять отвечать на глупые вопросы непонятных чужаков! И ведь не откажешь просто так - особые клиенты". Муун даже сам себе не желал признаваться, что эти, из специального списка, до жути пугали его. Чего стоила заявившаяся несколько дней назад красноглазая врунианка.[73 - Чиссов в Республике не видели уже несколько тысяч лет, и незнание расы Сев'ранс Танн, для начальника станции, вполне простительно.]  С виду обычная путешественница, а вела себя так, как будто кредитор самого Сэн Хилла, как минимум.
        Вот и сейчас, стоило Дрейку Доумсу войти в ангар, с борта неприметного челнока Тета Т-2С, точно такого же, как и у той врунианки, спустилась закутанная в плащ женщина, в сопровождении дроида-астромеханика серии R-2.
        То, что дама использует в качестве слуги астродроида, начальника станции не смутило. Он и сам отдавал предпочтении этим сообразительным "мусорным бачкам", не столь надоедливым как протокольники, и намного более функциональным, чем "ушастые" ВNI. Им, в случае чего, даже можно было доверить управление кораблем при долгом полете.
        — Рада приветствовать вас, господин Доумс. Госпожа Сев'ранс послала меня для расследования произошедшего нападения. Вы обязаны немедленно обеспечить мне доступ ко всем записям и закрытый канал связи с планетой,  — безжизненным голосом произнесла та.
        Впрочем, начальника станции нелегко было взять на испуг, и он, попытавшись заглянуть под капюшон плаща, потребовал:
        — Лично вам, не знаю вашего имени, я ничего не обязан. Предъявите документы, и следуйте со мной к представителю службы безопасности. Только он уполномо…
        Договорить муун не успел. Затянутая в черную перчатку рука женщины неспешно вытянулась вперед, и невидимые пальцы сомкнулись у него на шее. А, наконец, заглянув под плащ, он едва не вскрикнул - лицо незнакомки было замотано засохшими окровавленными бинтами, из-под которых красным светом смотрели два уголька глаз. А обратив внимание на едва уловимый запах гниения, Дрейк едва не впал в панику.
        — Ваше служебное рвение похвально, но излишне,  — как ни в чем не бывало, все тем же бесстрастным тоном, продолжила она.  — Я доложу об этом председателю Сэн Хилу и графу Дуку.
        — Дха… Дха… Пхростите… Не стоит…  — залепетал, задыхаясь, чиновник. Уж что из всего происходящего было страшнее, он однозначно сказать не брался, и, уж точно, не хотел привлекать к своей скромной персоне внимание тех, о ком говорила женщина.
        Но в этот момент давление на горло прекратилось, и ему пришлось приложить все усилия, чтобы устоять на ногах.
        — Прошу в мой кабинет, госпожа…  — отдышавшись, сказал он.
        И попытался, как ему казалось, незаметно нажать кнопку вызова начальника СБ станции на комлинке.
        — Вновь повторюсь, не стоит,  — сказала незнакомка.  — Будет обидно, если я решу, что вы с ним в сговоре, и пытаетесь предупредить. Пока что ваша вина не очевидна…
        Пауза в конце фразы заставила того поежиться, как от ледяного ветра. Не сказать, что Доумс хоть сколько-то сочувствовал начальнику СБ, но ужас внушаемый гостьей заставил того испытать даже нечто вроде сочувствия к несчастному.
        — Прошу вас, проходите,  — произнес муун, торопливо пробежав через приемную, и лично открыв двери кабинета, на ходу бросив дроиду-секретарю.  — Никого не принимаю. Все вызовы перенаправлять на заместителей.

* * *

        "А неплохо у муунов менеджеры живут!" - про себя оценил я обстановку кабинета. Во всяком случае, некоторые статусные "безделушки" и украшения набуанская королева не смогла бы себе позволить, даже в качестве государственного атрибута. И главное, что ни дешевых понтов, ни вульгарной роскоши - сразу видно, рабочее место, если так можно выразиться, "привратника" самой богатой планеты в Галактике. Даже жаль его, не дурак и не трус… Но, уж извини, мужик, ты оказался не в том месте, и не в то время.
        Пока "злобная ситх-зомби" Джей заговаривала ему зубы, я, обматерив на бинарном полезшего знакомиться R3, подключился к компьютерному терминалу, и стал искать любую доступную информацию о происходящем, по ходу дела поражаясь тому, что всего за несколько дней моего отсутствия успели натворить наши "бойскауты".
        Вообще мне трижды несказанно повезло за это время. Первый раз, когда до того постоянно лагавшая программа аварийного автопилотирования от N-1 исправно отработала на наших N-4. Что, в общем-то, не удивительно - "Крест" изначально был оптимизирован под управление ИИ, и не имел ограничений по выживаемости пилота, в данном случае даже такого железного, как я или Джей.
        Но это еще не все, второй несомненной удачей оказалось то, что Сев'ранс Танн была, как оказалась, любительницей комфорта, и держала на своем челноке дроида-служанку ВD3000, в которую я, недолго думая, и пересадил "мозги" своей подружки. Уж как бы пришлось выкручиваться, не будь на честно экспроприированном челноке гуманоидной тушки, боюсь и представлять - уж пара астромехов без хозяина, точно бы вызвала кучу вопросов.
        И самым удачным, от чего я испытывал законную гордость с легкой примесью стыда, стало то, что Энакин, наконец, стал использовать голову не только для того, чтобы падаванскую косичку носить. Мальчишка на пару с Храном, умудрился-таки верно прокачать ситуацию, и увидеть то, на что даже я не обращал внимания. А Хран, молодчина, догадался о значимости этой инфы, и предупредил меня через один из наших файлообменников. Так что, как только мы вошли в систему Муунилинста, мне не пришлось терять зря время, по крупицам восстанавливая картину произошедшего, а сразу начать действовать.
        Нет, конечно, то, что мы с Джей и Оникс учудили, было риском и чистой воды импровизацией. Но как еще можно было проникнуть сюда на краденом челноке? Радовало лишь то, что по какой-то причине чисска не стала сообщать об угоне челнока, или, что более вероятно, не стала афишировать произошедшее, выставляя себя дурой перед муунами, а задействовала менее явные, но от того не менее действенные способы поиска. Как минимум, она должна была лично прибыть сюда в самое ближайшее время. Ведь даже учитывая то, что я полетел с Майджиито на Муунилинст напрямую, полагаясь на Силу и авось, чисска просто могла реквизировать любой из фрегатов, у которых класс гипердрайва вдвое выше. А из этого следовало, что времени у нас совсем нет, и надо срочно вытаскивать Квая и Ассажж.
        "Дерьмо хатта!" - выругался я про себя, как только удалось подключиться к комлинку ведьмочки.
        Биометрия свидетельствовала о том, что та сейчас испытывает серьезные физические нагрузки и стресс - попросту ведет бой. Так что я, уже не заботясь о скрытности, переключился на комлинк бывшего джедая.
        — Рад слышать тебя, ученик,  — как ни в чем не бывало, ответил тот, причем о том, что Джин тоже сейчас не прохлаждается, можно было судить по его тяжелому дыханию и визгу плазмы в фоне.  — Я так понимаю, ты хочешь нас встретить?
        — Именно,  — подтвердил я.  — Мы тут, наверху. Что у вас?
        — Нас выследили. Попытались взять, но не учли, что мы будем с потеряшками, которых подобрали по дороге. Мы уже в башне лифта…
        Связь неожиданно прервалась, а на станции истошно завизжали сирены.
        "Джей, сейчас мы должны попасть к посадочному терминалу орбитального лифта. Лучше всего, прикажи организовать засаду",  — по закрытому каналу сообщил я дроидессе. А сам стал подчищать следы обмена информацией.
        На уговоры мууна моей подруге понадобилось всего пара минут. Гораздо больше времени заняло уламывание его лично присутствовать при захвате диверсантов. Но и с этим бывшая искин яхты справилась довольно легко, буквально задавив собеседника несуществующим авторитетом. И мы отправились на нижний уровень орбитальной платформы, куда уже стягивались все доступные силы местного СБ.
        Больше всего напрягало отсутствие информации. С чем столкнулись наши, каковы потери, наконец, удалось ли им добраться до лифта? Из короткого разговора с Квай-Гоном, я понял только то, что они соединились с отрядом Шми, и что они с боем прорываются к лифту. Даже того, дадут ли им подняться, я не знал - это зависело от компетенции и осведомленности непосредственных руководителей операции со стороны противника. Оставалось лишь надеяться, что никому из них не придет в голову "светлая" мысль уничтожить кабину лифта при помощи истребителей. Это, конечно, означало бы разрушение минимум трети Харнейдена, в случае обрыва троса, но лично я, зная кого и для чего удалось бы ликвидировать, наверное бы, рискнул.
        Зал, куда мы пришли, представлял собой один из череды одинаковых секторных помещений, опоясывающих нижний уровень орбитальной платформы. Размером примерно 40х30 метров, он имел четыре двери, две из которых сейчас были закрыты гермозатворами. А посередине находилась колонна лифтового колодца, не менее пятнадцати метров в диаметре, уходящая вверх, до самого потолка еще на три десятка метров. Именно через нее и проходил наномолекулярный трос, вдоль которого поднимались кабины, приводимые в движение линейно-тракционными двигателями, чьи поля, собственно, за него и цеплялись.[74 - Так как описания конструкции орбитального лифта на Муунилинсте я не нашел, будем считать его состоящим из нескольких параллельных тросов, каждый из которых идет к одному из небоскребов столицы.]
        Но странным было другое, кроме еще двух муунов со знаками различия отдела безопасности и сбора денежных средств, в зале никого не было.
        — Господин Ракк, что это означает? Почему не подготовлена засада?  — выйдя вперед, спросил начальник станции.
        "Засада, Джей. Действуем по обстановке",  — уже понимая, что происходит, передал я, нащупывая рукоять меча. Хорошо хоть старый я додумался отдать дроидессе, иначе сейчас она была бы совершенно безоружной.  — "Доверься боевой программе. Все, что знаю я, знаешь и ты. Оникс, на тебе дроиды, по команде короти цепи питания, как я и учил".
        "Поняла",  — синхронно отозвались мои девочки, как раз в тот момент, когда сзади послышались шаги.
        — А вот и наши воры,  — произнесла Сев'ранс Танн, входя в зал.  — Вы доставили мне неприятности. А я этого не люблю. Что же касается засады, то в ней нет необходимости - кабина лифта заблокирована, и ваши сообщники должны либо задохнуться через пару часов, либо сдаться. Собственно, подобный выбор есть и у вас.
        — Госпожа Танн, я не знал…  — попробовал оправдаться Доумс, но наткнувшись на немигающий взгляд красных глаз чисски, поперхнулся и затих.
        — Вами будут заниматься сотрудники вашей службы безопасности,  — ответила та, и, переведя взгляд на меня, спросила.  — Где джедай, шард? Если ты честно ответишь мне, и передашь ту впечатляющую технологию, которая использовалась для пилотирования ваших истребителей, я готова закрыть глаза на мелкие правонарушения с твоей стороны.
        — Мастер Кейдж погиб при бегстве с Майджиито,  — больше для того, чтобы потянуть время, ответил я.  — Нет никакой технологии. Они с Джей пилотировали истребители.
        — Не нужно мне врать. Я в азарте битвы могла не почувствовать их смерть, но спектральный анализ обломков не показал никаких следов органических веществ.
        "Упс, прокол! В следующий раз надо бы хоть сухпай с собой брать. Вот ведь, сцуки, не поленились газовые облака на месте взрывов просканировать!" - подумал я. Но то, что чиссочка заинтересовалась моей программой, было просто замечательно. Значит, уничтожать нас она не станет - недаром академию Сил Экспансии и Обороны Доминации кончала, понимает значение грамотного софта для боевых БПЛА, особенно учитывая их процент в армии сепаратистов.
        — Ну ладно, уговорила, они сейчас летят на Корусант, чтобы рассказать о случившемся Совету,  — честно соврал я, чтобы потянуть время, одновременно передав Оникс.  — "Ученица, ты окрестности просканировала? Что там с ее подкреплением?"
        — "Конечно, учитель. Четыре дроидеки и полицейские дроиды СБ станции. Около тридцати единиц",  — сразу же отозвалась та.
        — Хреново!  — вслух ответил я, не заметив, как перебил Сев'ранс.
        Если она могла воспользоваться для засады только наличными силами станции, может несколькими привезенными дроидеками, то это могло значить лишь одно - темная служительница не взяла с собой фрегат, на который я уже успел мысленно раскатать губу. Ведь прочности "Щедрости" за глаза должно было хватить и чтобы наших забрать, и чтобы из системы слинять. Более того, при всей невероятности, лично я не видел ничего невозможного в захвате корабля. Команда для меня не помеха, а возить боевых дроидов по полному штату еще не начали. Единственной серьезной угрозой была только чисска.
        — Что хреново?  — не поняла она.
        — Все,  — раздраженно сказал я, вдруг почувствовав, что теряю время, и потому пошел на обострение конфликта.  — Ты что ж это, Сев'ранс, за мной напрямую на каком-то челноке дернула? Что, нельзя было фрегат прихватить? И как нам теперь выбираться отсюда?
        Да уж, подобного от меня она точно не ждала, и в первый момент даже замялась. Но, видимо посчитав ситуацию забавной, рассмеялась.
        В общем-то, зря. Перед тем как покинуть челнок, я заминировал реактор, и сейчас, после получения доступа к компьютерной сети станции, мог взорвать его в любой момент. А благодаря нескольким устройствам неизвлекаемости, в том числе установленным при помощи Силы, не особо опасался того, что кто-то сможет мне помешать. Правда мне не было ясно, какие повреждения получит платформа, и переживем ли взрыв мы сами. Что делать - в открытом доступе информации по силе взрыва корабельных реакторов, после деактивации всех систем безопасности, почти не было, а самому проводить эксперименты слишком накладно.
        — Поразительная самонадеянность!  — наконец сказала чисска.  — Но мне это начинает надоедать. Если сейчас же не начнешь отвечать на мои вопросы, погибнешь.
        А вот подлянки, которую она совершила дальше, я, честно говоря, не ожидал. Нагло ухмыльнувшись, темная служительница не глядя, вытянула руку в сторону Джей, и обрушила на ту Молнии Силы.
        — Я не шу…  — попыталась продолжить Сев'ранс, но отлетела, чувствительно приложившись об стену.
        А я, не теряя времени, выхватил меч, и расстрелял из встроенного в него бластера две дроидеки, попытавшиеся вкатиться в зал. Две другие вывела из строя Оникс. Но на этом наши успехи закончились. Из вломившихся толпой полицейских дроидов, мне на пару с ученицей удалось уничтожить с десяток, но потом о каких-либо попытках контратаковать пришлось забыть. Мне едва хватало подвижности уворачиваться и отражать выстрелы. А уж когда очухалась эта чисская фурия…
        Будь у меня нормальное шасси, можно было бы еще побарахтаться, а если бы было шасси модернизированного штурмомеха, то были бы еще и неплохие шансы на победу. Все же, Сев'ранс Танн была хоть и очень сильной и талантливой, но в плане техники, мягко говоря, даже мне уступала. Эх, если бы… Но я был в своем практически родном корпусе, и шансов не имел. Более того, сам удивлялся, как вообще смог продержаться почти минуту. Разве что постоянные маневры в воздухе при помощи Силы, репульсоров и какой-то матери, позволяли частично компенсировать его недостатки.
        И вот, когда я уже мысленно попрощался с жизнью, оставшись без левого манипулятора, который, впрочем, мне удалось выгодно обменять на глубокий ожог бедра чисски. Ход боя резко изменился. Одна из дверей лифтовой колонны, явно не без помощи Силы, сорвалась с места, и, сверкая оплавленными краями, не хуже снаряда врезалась в толпу дроидов. А следом выбежали моя "сестричка" Ассажж, и учитель, от которых не отставали пятеро бойцов из отряда Шми.
        Не знаю, как там было в другой истории, может Сев'ранс просто везло с соперниками, а может это Квай-Гон настолько крут, или, может, все дело в экзоскелете, но поединок между ним и чисской занял всего десяток секунд, и закончился тем, что старый ученик Дуку отрубил новой ученице кисть правой руки вместе с мечом. А та, потеряв конечность и получив увесистый удар в грудь ботинком, отключилась, дав возможность бывшему джедаю присоединиться к нам в деле уничтожения полицейских дроидов. На что потребовалось еще секунд пять. И только после этого мне удалось как следует осмотреться.
        — Товарищ майор, противник уничтожен. Вверенное мне подразделение заняло оборону. У нас четверо больных. Захвачено трое противников, еще один холодный,  — подойдя ко мне, доложил Брик, и смущенно добавил.  — Шми пропала без вести. Возможно в плену.
        — Знаю. Вы все, что могли слелали. Ею сейчас Энакин занимается,  — успокоил я гвардейца, и, обернувшись к Квай-Гону, уточнил нюанс, не дающий мне покоя.  — Учитель, а как вам удалось подняться, и что произошло на планете?
        — А мы использовали Силу,  — довольным тоном, вместо Джина, сообщила Вентресс.
        Вот только выглядела она неважно, и, присмотревшись в Силе, я заметил, что у девушки бластерное ранение и повреждено левое легкое. Еще бы немного, если бы броня оказалась слабее, или бластер мощнее, она бы погибла.
        — Не обращай внимания, братик, заживет,  — поспешила заверить меня она, но на подставленное Бриком плечо оперлась, хоть того я бы тоже не назвал здоровым.
        — Отдохни, ученица,  — приказал ей мастер, и, обращаясь ко мне, сказал.  — Если коротко, нас ждали. На нас напали боевики из "Солнечной Гвардии" при поддержке боевых дроидов, и если бы не бойцы Брика, боюсь, мы бы остались на планете. Если будет возможность, я тебе все подробно расскажу, ученик. Сейчас нам надо выбраться из системы.
        — Да не проблема, нам бы до зоны перехода добраться, а там можно вызвать мою "Ветреную Леди" - ее ни одна жестянка муунов не догонит,  — сказала неизвестная мне совершенно лысая девушка, которую в этот момент выносили из лифта двое гвардейцев.
        — Это Линда, контрабандистка и настоящий герой,  — пояснил Брик.  — Самая отчаянная девица, какую я видел в жизни… Кроме Шми, разумеется… Ну, то есть не девица…
        Последнюю фразу оборвал звучный подзатыльник от Ассажж, и шипение: "Маму девицей не обзывай!"
        — Очень приятно,  — наклонив корпус, сообщил я.  — И если твой кораблик действительно так хорош, и может пройти дугу Кесселя за двенадцать парсек,[75 - Отсылка к IV эпизоду, сцене в которой Хан Соло хвастается перед Люком и Оби-Ваном, что смог пройти Дугу Кесселя менее чем за 12 парсек. Изначально, это эпичный косяк Лукаса и Ко, которые не озаботились изучением матчасти. Но в РВ этой ошибке, впрочем, как и многим другим неувязкам ОТ дано объяснение, по которому, Дуга Кесселя это извилистый участок гиперпространственного маршрута, которым пользовались контрабандисты перевозящие спайс.] то думаю, я знаю, как добраться до зоны перехода.
        — А?.. Что?  — не поняла сакраментального она, но подумав, стала оправдываться.  — Но это невозможно! Пятнадцать… Возможно, смогла бы за четырнадцать, правда это самоубийство!
        — Ладно, слушай мою команду!  — выведя громкость вокодера на максимум, сообщил я, и вывел на голопроектор схему нижнего уровня станции.  — Наша цель спасательные капсулы. Вот тут. Раненых на плечи, муунов с собой - поспрошаем. Чисску в расход…
        — Не надо,  — сказал Квай-Гон.  — Я обязан отвезти ее Совету.
        — Как знаете, учитель,  — нехотя согласился я.  — Но пусть ее мууны волокут. Вперед!
        Добраться до спасательных капсул удалось практически без проблем, если не считать восьмерых полицейских дроидов, спешащих на помощь уничтоженному нами отряду. Впрочем, задержали они нас всего секунд на пять - именно столько времени потребовалось мне и сердитой после незапланированной отключки Джей, чтобы изрубить их на металлолом. А вот на самой капсуле - штуковине довольно большой, предназначенной для эвакуации сразу двух десятков человек, пришлось повозиться. Надо было перепрограммировать автопилот, чтобы он нас отвез не на планету, а, так сказать, в противоположную сторону. Так что Кваю и гвардейцам пришлось еще вступить в перестрелку с подоспевшими силами службы безопасности.
        Но вот компьютер был перепрограммирован, и мы, бросив на прощание в коридор пару термальников, захлопнули люк, а я активировал процедуру экстренного старта.
        Капсулу тряхнуло, и за маленьким иллюминатором показались сперва звезды, а затем и громадная орбитальная конструкция.
        — Как говорится: "Кто не спрятался, я не виноват!" - сообщил я, и активировал заряды на челноке.
        На месте верхнего ряда ангаров, где был оставлен челнок, вспыхнуло небольшое солнце, мгновенно поглотившее добрую четверть станции, а нас чувствительно тряхнуло потоком плазмы, с которым к счастью справился щит. Так что мне пришлось сосредоточиться на управлении, чтобы не думать о нескольких тысячах убитых, возможно невинных, разумных, но честно говоря, особых терзаний по этому поводу не было. Они и так почти все были мертвы, просто еще не знали об этом - через пару месяцев начнется штурм Муунилинста, и тогда погибнут миллионы. Миллионы врагов. Хатт, я уже выбрал сторону в этой войне и должен идти до конца. "Если я отступлю сейчас, не справлюсь, проиграю, тогда да - каждая смерть и сейчас, и в будущем ляжет на мою совесть,  — подумал я.  — А конкретно сейчас моя задача вытащить нас всех из системы".
        Во всем моем плане, самым "узким" местом было время. Кто мог сказать, сколько его потребуется муунам, чтобы разобраться в происходящем, сколько надо чтобы найти сбившуюся с курса капсулу, принять решение об отправке спасателей и на их полет к ней? Сколько придется ждать корабль контрабандистки? И только время полета до точки рандеву известно - 27 минут и 20 секунд. А они тянулись невообразимо медленно.
        Через десять минут я передал одному из оставленных на фрахтовике дроидов условный сигнал, и тот стал поднимать корабль с поверхности одного из астероидов в облаке Оорта[76 - Гипотетическая сферическая область звездной системы, служащая источником долгопериодических комет. Предположительно находится на границе гравитационного воздействия звезды. Для Солнца, это примерно один световой год.] на задворках системы, и выводить на курс гиперпрыжка так, чтобы его выбросило в обычное пространство, при вхождении в гравитационный колодец планеты. Оставалось надеяться, что мой "коллега" астромех справится, и мы окажемся достаточно близко друг к другу. Ведь если нет, корабль, находящийся в розыске, автоматика обнаружит мгновенно, и жить нам останется до подлета истребителей.
        Но повезло. После томительного ожидания, всего в трех сотнях километров от нас, казалось из ниоткуда, возник старенький YT-1150 с довольно фривольным названием. И я на остатках топлива повел спасательную капсулу на встречу с кораблем. Но когда до фрахтовика осталось каких-то восемь километров, ожила система аварийной связи, и гнусавый голос с муунским акцентом сообщил:
        — Капсула № 572/15ВМ470F немедленно отключите двигатели. Не приближайтесь к кораблю, иначе будете уничтожены. Повторяю…
        — Что теперь?  — с вызовом спросил один из муунов.  — Вас, а вместе с вами и нас уничтожат как террористов.
        — Не успеют,  — продолжая сближение, ответил я.
        Конечно, радар на аварийном средстве спасения был, мягко говоря, никакой, но даже его радиус действия превосходил дальность стрельбы легких пушек спасательного корабля, а значит, у нас еще был шанс. Правда, уже непосредственно около цели нашего полета, вдоль борта пронеслось несколько сгустков плазмы, но было видно - стреляют с запредельной дистанции наугад. Впрочем, мы не расслаблялись, уж то, что сразу после появления "Ветреной Леди" на перехват вылетели истребители, и несколько фрегатов выходят на рубеж атаки, было понятно, как божий день.
        Потому, как только щелкнули замки стыковочного узла, а сигнализатор герметичности шлюза сменил цвет с красного на зеленый, мы открыли люк, и стали спешно выгружаться. И даже не предполагали, какую допустили ошибку.
        Пролетев по коридорам фрахтовика, я сходу вставил штырь разъема в датапорт, и, пока Джей и принесенная гвардейцами Линда занимали кресла, врубил тестирование систем. Надо было спешить, ведь сенсоры уже фиксировали подходящие на форсаже истребители, и сразу три фрегата, всего в паре минут от рубежа открытия огня.
        И в этот момент произошло то, за что мне в будущем довелось ругать себя не один раз.
        — У нас проблемы,  — пользуясь передатчиком брони, сообщил Брик.
        А я, подключившись к камере его шлема, с бессильной злостью наблюдал, как чисска, прижимая кровоточащей культей к себе Ассажж, пятится назад к шлюзу. В левой руке она сжимала меч датомирки.
        — Еще шаг, и она умрет!  — срывающимся голосом, предупредила Сев'ранс.
        В общих чертах я догадывался, как все происходило. На какой-то миг, об опасной пленнице все забыли, и она этим воспользовалась, обезоружив, возможно с помощью Силы раненую девушку, и освободив пленных. Конечно, Квай-Гон и гвардейцы отреагировали мгновенно, уничтожив одного из муунов, но и сами потеряли бойца. Судя по прожженной ране на спине, лейтенанта Надисса достала ученица Дуку, когда брала в заложницы Ассажж.
        — Идите…  — сжимая активированный меч, с трудом произнес Квай-Гон.  — Не стрелять!
        Пропустив оставшегося в живых начальника СБ станции, Сев'ранс Танн, прикрываясь датомирской ведьмой, как щитом, пролезла в люк, и, не отключая меч, втащила ту за собой.
        — Я найду тебя, Ассажж!..  — успел крикнуть мастер, в тот момент, когда люк закрылся.
        А в следующий миг, воздух, под вой аварийной сирены, устремился вслед за уносящейся в черноту космоса капсулой.
        Я едва успел активировать аварийное закрытие шлюза, иначе люди бы погибли. После чего тупо и бессильно завис на пару секунд. Так же, как и все мы.
        — Мы ничего не можем сделать. Надо уходить,  — наконец произнес Брик.
        — Мы вернемся за ней. Обязательно найдем,  — переключившись на громкую связь, пообещал я, и скомандовал.  — Но если мы не уйдем сейчас, помочь Ассажж будет некому. Линда, вывози нас!
        — Сейчас,  — откликнулась контрабандистка, включая досветовые двигатели, бросившие корабль вперед.
        И как раз вовремя, ведь буквально через секунду, на том месте, где мы только что были, скрестились лучи тяжелых турболазеров. А еще через пару секунд звезды вытянулись в линии, и слились в мерцающем мареве гиперпространства.

        Глава 9
        Внешнее Кольцо, сектор Оричо, система Борго Главная.[77 - Квадрат М6 карты ДДГ.]Легкий грузовой корабль "Ветреная Леди". Владелец: подданная Кореллии Линда Тод. 12 суток до начала Войны Клонов.

        Собравшиеся в коридоре фрахтовика молча смотрели сквозь иллюминатор шлюза на тело своего товарища, что неспешно летело в сторону звезды. И пусть они частью были изранены, а двоих вообще приходилось держать под руки. Пусть все они были в гражданском, ни у кого из увидевших это, не возникло бы сомнений, что перед ним армейское подразделение. Мне, честно говоря, тоже хотелось просто помолчать, Тем более что Брик, проводивший церемонию, сказал все необходимое в таких случаях, но я, как старший по званию, был обязан выступить.
        — Смирно! Равнение на пра-во!  — скомандовал Брик, и, обратившись ко мне, доложил.  — Товарищ майор, личный состав отдельной группы СпН ПСОН, для прощания с боевым товарищем построен.
        — Вольно, бойцы,  — ответил я, выезжая вперед.  — Так получилось, что за прошедшие сутки вы понесли самые тяжелые потери с момента формирования. Двое погибли, Шми и Вентресс в плену. И я не знаю, удастся ли их вытащить. Мы задействовали все ресурсы. Но сейчас не об этом. Уверен, вы все задаетесь вопросами: Зачем это все? А если беда будет грозить мне? Что будет с группой дальше?..
        — Никак нет! И в мыслях…  — попытался перебить меня возмущенный капитан.
        — Было бы жаль, если нет. Но, уж извини, Брик, мне-то врать не надо,  — парень лишь смущенно кивнул.  — Так вот, чтобы между нами не было недопонимания, поясню: ни я, ни королева Сабе, ни сенатор Амидала не делим разумных по социальному статусу, чувствительности к Силе, природе или, тем более, расе. Только по тому, какую пользу или вред вы можете принести Набу и Республике. Кому не нравится, может валить на все шесть сторон,[78 - Очевидно, что цивилизация десятки тысяч лет покоряющая космос, будет совершенно иначе воспринимать пространство, чем та, что ограничена поверхностью. И для нее направления вверх и вниз ничем не отличаются от вперед, назад, влево и вправо.]  Галактика большая. Но помните, любому из нас не видна вся картина, только ее часть - кому большая, кому меньшая. И если от вас требуют отдать жизнь за другого, или погибнуть, чтобы этого другого уничтожить, значит так лучше для Набу и Республики…
        — Что такое Приказ мы знаем, командир,  — прервал меня Дэн.
        — И еще, чтобы вы понимали, своих мы не бросаем. Уже сейчас для поиска и спасения Шми и Вентресс задействованы значительные силы королевства, и, если надо, задействуем еще. На все то же можете рассчитывать и вы,  — пообещал я.  — Теперь о статусе вашей группы. Чтобы не было неясностей, сразу скажу, решение о переформировании было принято задолго до последних событий.
        Да уж, от подобной новости ребята явно опешили. Но лучше сразу честно им все объяснить, чем потом дождаться непонимания и обид, от которых до измены один шаг.
        — Если кто еще не догадался, у нас тут война намечается. Причем такая, какой Республика не знала уже тысячу лет. А потому нам потребуются все силы, все кто способен эффективно побеждать. То есть вы и такие, как вы - элита Гвардии Набу! Время самодеятельности и решения личных проблем закончилось. С этого момента, вы переходите в подчинение Генштаба ПСОН. Охраной госпожи Скайуокер займутся другие,  — закончил я, и мысленно добавил.  — "Надеюсь, будет кого охранять".
        — Все-таки не доверяете…  — выразил общую мысль погрустневший Брик.
        — Отчего же? То, что в данной ситуации сделали вы, нечто невозможное. Более того, если бы кто-то мне сказал лет десять назад, что обычные разумные, не ситхи и не джедаи, способны на такое, я бы не поверил… Но сейчас уровень угроз изменился, и мы задействуем другие методы обеспечения безопасности ключевых фигур нашего государства. А ваш бесценный опыт мы используем там, где он будет наиболее востребован. Так что легкой жизни не ждите. По возвращении отдых, лечение и награды будут само собой, но, боюсь, для вас это будет крайняя, а может и последняя возможность отдохнуть на очень долгое время. У меня все.
        Отпустив бойцов, Брик вновь подошел ко мне.
        — Все настолько серьезно?  — настороженно спросил он.
        — Более чем,  — подтвердил я.  — Еще и я в самый критический момент облажался…
        — Это мы облажались,  — вздохнул парень.  — Кто же знал, что эта… такая живучая!
        — Я знал. Хатт, надо было ее связать…
        — И чем же?  — скептически осведомился капитан.  — У нас кроме наручников спецсредств не было, а однорукой… Хотя, можно было вторую отрезать.
        — Ладно, не парься. Если бы мы могли все предусмотреть, жить было бы неинтересно. Лучше проверим, чтобы Квай-Гон ничего не упустил,  — со злостью сказал я.
        С учителем мы первый раз конкретно поругались, и я высказал ему все, что думаю об идиотских джедайских принципах, об Ордене, который его фактически кинул, и о "рыцарстве на войне". Конечно, в произошедшем основная вина лежала на мне, ведь я старший по званию. Но после того, что мы друг другу наговорили, успокоиться не получалось. Я даже на ни в чем не виноватую Оникс накричал, и кристаллик теперь со мной не разговаривала.
        "Заткни себе, Эрдваныч, свое самомнение знаешь куда! Если еще и с учителем что-то случится, можно сказать что все труды коту под хвост",  — злясь в первую очередь сам на себя, в который раз, дал я себе установку, перед тем, как войти в двигательный отсек.
        Квай-Гон сидел на корточках возле кожуха правого двигателя, и, казалось, не замечал нас.
        — Учитель?..  — окликнул я его, и, не дождавшись ответа, все же решил извиниться.  — Простите, я наговорил вам кучу неприятных вещей. Обидел, подвергнув сомнению то, во что вы верите… Я боюсь за Ассажж, учитель. И из-за этого поступаю неразумно, перекладывая вину за свои ошибки на вас.
        Бывший джедай никак не отреагировал, и мне пришлось подъехать ближе. Даже когда я бросил ему инфочип, он лишь поймал его в полете, и, не открывая глаза, сунул в карман плаща, одетого поверх брони с экзоскелетом.
        — Возьмите, если не передумали выйти на станции. Там досье на Сев'ранс Танн, некоторые данные из бортового компьютера ее яхты и выходы на мою личную разведку. Кроме того базы по персоналиям КНС, а также коды и номера счетов, как моих личных, так и КСБ… Между прочим, за то, что на этом чипе, многие пол жизни отдадут… Собственной. А чужие вообще считать не будут! Если он попадет не в те руки, королевство Набу будет уничтожено,  — вновь стал раздражаться я.  — Да что это на вас нашло!? Что ты, что Оникс, мне тут сцены обиды изображаете! Я тут не знаю, за что взяться, а они дуются как шааки на траву!.. Хатт! Мало того, что твои жена и приемная дочь в плену, так еще Энакин с Падме неизвестно где. А через пять дней Сенат будет рассматривать закон об армии. Наши уже так вылетели, с репликантом вместо сенатора - не дай Сила, представитель Бинкс что-нибудь учудит! А сколько всего сделать надо. Ты что не понимаешь, принятие закона - это война. Сепаратистам сейчас только повод нужен… И самое паршивое, я ведь не знаю, как скоро полыхнет. Пойми ты, если мы сейчас программы запустим, а война не начнется в
течение месяца, мы потеряем накопленные средства, а главное, доверие людей. Если позже, можем опоздать… Да тебе вообще что-то кроме "Воли Силы" интересно?
        Я опять вышел из себя потому, что все летело к чертям. Все планы, построения, расчеты. Понятно мои действия, все, что я делал в этом мире, не могли повлиять на такое всегалактическое событие, как начало Войны Клонов. Но такой же сasus belli,[79 - Повод к войне (лат.)  — официальная причина войны.] как в другой истории, здесь мог не состояться, ввиду того, что главных действующих лиц не окажется на месте. И это было плохо, очень плохо. Что если начало войны задержится? Мало того, что все может пойти по совершенно другому сценарию - обидно конечно, но не смертельно - все равно с нормальной датировкой и всем, что не касается джедайских поскакушек, у меня были пробелы в послезнание. Что понятно: Звездные Войны, это в первую очередь джедаи, а реальные войны, это стратегия, тактика, промышленность, экономика и политика. Хуже было упустить момент. Без итак более чем скромных ресурсов Набу, в предстоящей войне мне ловить было нечего, точнее, я мог сделать только хуже.
        — Квай, ты думаешь, мне сейчас не хочется бросить все, и рвануть с тобой спасать Шми и Ассажж? Мы даже не знаем, где искать нашу ведьмочку. Но как только ее найдут… Надеюсь хоть Энакин с Падме смогут вытащить Шми и не подставиться,  — не получив ответа, сказал я, и, развернувшись к выходу, напоследок сообщил.  — Через сорок минут будем на станции. И если вы не передумали… В любом случае, долго задерживаться не будем.
        Выехав назад, в коридор, я продолжал напряженно искать решение, но не находил его. Уж в том, что мне ужасно хотелось послать все к ситхам, и самому отправиться спасать "сестренку", я не врал учителю. Но какой смысл в ее спасении, если это будет означать всего-лишь отсрочку гибели? Ассажж, я видел, очень полюбила Набу, и, зная ее характер, не сомневался: если, точнее теперь когда, на королевство нападут, она будет сражаться в первых рядах, до последнего вздоха. Мое вмешательство сделало Набу ключевым игроком в регионе, и глупо надеяться, что война, как в другой истории, практически не затронет планету. И только от меня зависит, будем ли мы готовы к неизбежному нападению.
        — Мы вытащим Шми и Ассажж, и защитим королевство, вот увидишь, учитель,  — неожиданно "подала голос" Оникс.
        — Все-таки решила опять со мной говорить?  — спросил я, испытывая какую-то иррациональную радость оттого, что хотя бы ученица решила поддержать меня.
        — Я думала,  — попыталась объяснить она.  — И считаю, ты все же прав. Не во всем, но во многом… Но и мастер прав. Как так? Убивать пленного нехорошо, эта Сев'ранс действительно могла дать Совету ценную информацию, но она захватила Ассажж… Объясните, учитель, я не понимаю?
        — А тут и понимать нечего - каждый прав по-своему,  — охотно пояснил я.  — И мастер Джин прав, и я, и ты, и даже те мууны которых мы, точнее, я вчера убил, тоже правы были, по-своему. Это называется жизнь. Ее нельзя измерить субъективной правдой, только конкретным результатом. Даже не так, соотношением тех, кто им доволен к тем, кому от него плохо. И если нашим будет хорошо, мне на других плевать.
        — Я, кажется, поняла,  — все так же неуверенно, откликнулась кристаллик.  — Как все сложно-то!
        — А ты не заморачивайся,  — посоветовал я.  — Разумные тысячу лет пытаются придумать, абсолютное добро и абсолютное зло. Только результат всегда один - смерть. Попробуй просто жить и поступать так, как ты сама считаешь правильным.
        — Но…  — она надолго замолчала, а я решил переключить внимание девушки с философии, на более прозаичные вещи.
        — Лучше подумай, вот над чем: У нас на Набу есть почти тридцать тысяч разумных, которые отслужили в ПСОН, более пятидесяти тысяч бывших гвардейцев[80 - Тут надо отметить, что ПСОН и Гвардия, это не одно и то же. ПСОН, это собственно вооруженные силы королевства. Гвардия, это охранная структура VIP-персон и объектов государственной инфраструктуры, а также почетный караул на случай торжеств. С другой стороны, гвардейцами могут называть любого военнослужащего Набу, независимо от подразделения и рода войск.] и полицейских, а также людей с опытом службы в вооруженных и полицейских подразделениях других планет. И это не считая бывших контрабандистов, преступников и членов Сопротивления во время оккупации. Как их всех собрать, вооружить, переучить и распределить по подразделениям, не объявляя официальную мобилизацию? У меня, конечно, есть пара идей, но хотелось бы выслушать и твое мнение. Свежий взгляд всегда полезен.
        — Я? Даже не знаю…  — растерянно откликнулась шард.
        — Я не тороплю. Подумай, вспомни, чему тебя учил, что сама знаешь. Сейчас еще Джей и Брика озадачу тем же. Эх, еще бы с переводом промышленности на военные рельсы разобраться… Но тут уж полный затык. Пока пушки не заговорят, никто шевелиться не начнет. Да и после не захотят,  — посетовал я.
        Конечно, оборонные заводы я начал переводить на усиленный график работы еще в начале года, но этого было недостаточно. Структура Планетарных Сил Обороны Набу сейчас позволяла решать задачи борьбы с пиратством, контрдиверсионной борьбы, проведения локальных войсковых операций на других планетах, а также защищать сектор от флотов других планетарных государств, но шансов на то, что существующими силами, в случае если КНС серьезно возьмется за нас, удастся отбиться, не было. Потому я планировал нарастить численность ПСОН до полумиллиона в первые месяцы войны, а к началу следующего года довести размер армии до полутора миллионов бойцов, что вместе с миллионным гунганским ополчением, и трофеями после истории со "Сверхдальним", должно было сделать планету крепким орешком. Чтобы сепаратисты десять раз подумали, прежде чем нападать на нас.
        Собственно для этого все и делалось: вся система подготовки войск была направлена на то, чтобы каждый боец, при необходимости, мог занять должность на два звания выше, а резервы снаряжения и стрелкового оружия уже сейчас позволяли вооружить до миллиона человек. Но были и проблемы. К сожалению, Набу это вам не Россия, где можно свободно комплектовать армию по средствам призыва и мобилизации резервистов - для первого, менталитет не тот - Набу мирная планета, для второго, этих самых резервистов раз, два и обчелся. Но хуже всего, это недостаточность флота, авиации и тяжелой техники. И вот их, при всем желании мобилизацией не заткнешь - летать некому, и не на чем. Была, конечно, договоренность с Айлонцами о предоставлении нам четырех механизированных батальонов, но их еще нужно было доставить на планету, да и проблемы удержания контроля за космическим пространством они не решали. У меня на этот счет имелись несколько интересных вариантов, но до начала боевых действий любой из них сделал бы Набу первоочередной целью КНС, а задержка их реализации, может привести к тому, что мы не успеем.
        За совещанием нашего "подпольного штаба", которое я устроил в крохотной кают-компании фрахтовика, и в котором приняли участие, не только Джей с Бриком, но и все остальные гвардейцы, мы едва не пропустили посадку в Борго Главной - весьма сомнительной станции, что была по-сути единственной "достопримечательностью" одноименной системы, а заодно и так называемым "спайсовым портом".[81 - Спайсовый порт - общее название космопортов и космических станций, находящихся под полным либо частичным контролем ОПГ, основным источником дохода которых, являлась торговля спайсом.] Все же к хорошему, а именно к дисциплине на военных кораблях, привыкаешь быстро, и я как-то упустил из виду, что Линда, привыкшая к вольной жизни, и не подумает озвучивать каждое свое действие.
        — Брик, Дэн - спарки. Остальным, здоровым, вооружиться и рассредоточиться парами по кораблю. Джей, со мной,  — приказал я.  — Ваши соображения по теме жду через сутки.
        — Есть,  — козырнул Брик, и, проверив бласт-пистолет, поспешил к люку нижней турели.
        А я, убедившись в том, что мы готовы к любым неожиданностям, вместе с дроидессой, направился к аппарели.
        Собственно так рисковать и зайти в бандитский порт нас вынудила утечка топлива. После того, как мы чудом вырвались из системы Муунилинста, и кое-как подлатались прямо в гипере, половина инерта из простреленных баков успела вытечь в космос, и особого выбора не осталось. Впрочем, мы не очень рисковали. Как объяснила Линда, в подобных местах действовало негласное правило: не лезть в чужой бизнес. Есть у разумного тут интерес, пожалуйста, никто ни о чем спрашивать не будет, но и ты не мешай другим. А если есть претензии, будь добр, обращайся к крышующей объект ОПГ. Что было разумно, ведь добрую половину посетителей, причем не самую бедную, составляли лица, находящиеся в розыске, за чью голову объявлена награда. А если прибавить проблемы с вооруженными до зубов и любящими пострелять охотниками за головами, то о выгодном бизнесе можно совсем забыть.
        Разумеется, такое положение дел не давало стопроцентных гарантий, а за пределами радиуса эффективного огня защитных систем, более слабый корабль вполне мог стать жертвой пиратского нападения, но система работала не одно столетие, защищая от беспредела ничуть не хуже многих официальных правоохранительных структур. Еще бы, ведь за нарушение понятий грозил не маловероятный арест, а практически неминуемая беседа с братвой, которой ты, вдруг, окажешься должен столько, насколько, по их мнению, ты нанес убытки их бизнесу. А бизнес тут, что называется, был на любой вкус и размер бумажника. Можно было оставить свои кровные как в дорогом казино, так и в заплеванной кантине, купить или продать все, от корабельных деталей и целых кораблей, до оружия и рабов. И, конечно же, спайс - основной источник доходов местной мафии.
        Но не все на станции жили криминалом. Официально данный космический объект выполнял функции заправочного и ремонтного транзитного порта. Здесь была даже своя администрация, работали ремонтные доки, и даже школа с больницей. Однако все знали кто тут настоящий хозяин.
        Когда опоры фрахтовика лязгнули по полу одного из ангаров, я первым делом подключился к камере внешнего обзора, и осмотрел помещение. В общем-то, чего-то подобного я и ожидал. От палубной разметки остались одни воспоминания, часть светильников под потолком не горела, а хаотично стоящие вокруг нас корабли, представляли собой невероятную смесь всего, что летает в Далекой-далекой галактике - от ржавых, готовых развалиться корыт, до довольно дорогих яхт, вокруг которых скучали охранники, безучастно наблюдая, как мальчишки пытаются при помощи лома и какой-то матери отодрать антенну с на редкость потрепанного орбитального буксира. Меня даже ностальгия кольнула, до того происходящее напоминало стихийную стоянку у родного городского базара в моем прежнем мире.
        — Брик, отправь двух бойцов, чтобы за кораблем следили. Не приведи Сила, шпана что-то важное покурочит,  — передал я по интеркому.  — И пусть какие-то монтировки прихватят - стволы тут конечно у всех, но железные доводы сразу на правильные мысли наводят.
        Пока открывалась аппарель, к нам, прихрамывая, вышла Линда. Нацепив на пояс кобуру с бластером и датапад, она стала деловито потрошить расположенный за газовым баллоном тайник, одну за другой извлекая оттуда небольшие плоские коробочки.
        — Мисс Тод, а куда это вы собрались?  — поинтересовался я.
        — У меня здесь несколько дел,  — с неохотой ответила та, и, подумав, добавила.  — Кроме того, нужно расплатиться с заправщиками. Хотя бы просто найти этих бездельников.
        — Ну уж нет. Вы в таком состоянии никуда не пойдете. А если придется бежать?
        — Но мне нужно отдать заказ,  — неуверенно попыталась возразить она.
        Несмотря на то, что ей явно нужно было отдать кому-то эти коробки, девушка уже сама сомневалась в том, правильно ли поступает, пытаясь расхаживать по станции обколотая обезболивающим и с бактопластырем закрывающим глубокий, до кости, ожог бедра. Впрочем, характера ей было не занимать. Едва Джей с Дином наскоро прооперировали ее, контрабандистка заявила, что "свой кораблик предпочитает пилотировать сама, и не привыкла доверять его всяким дроидам", после чего, кое-как натянув комбинезон, доковыляла до пилотского кресла, откуда не вылезала до этого момента.
        — Эх! Ну ладно, если уж мы тебя втянули в эту историю, то должны помочь. Куда там его отнести надо? И, если не секрет, нам за содержимое коробок голову не отвернут?.. Впрочем, если дело только в деньгах, то можем поступить еще проще - могу выкупить у тебя груз,  — подумав, предложил я.
        — Тут голову могут открутить и за десяток кредитов,  — хмыкнула та, и покачала головой.  — Это личное дело. Понимаешь, я давно искала эту информацию… Но от охраны не откажусь. Если вы пообещаете, что не станете разносить еще и эту станцию.
        — Тут уж как получится,  — почесав манипулятором сенсорный блок, сказал я.  — Но все-таки хотелось бы знать, что в коробках?
        — Ювелирные украшения,  — ответила она, и, видя, что я не отстану, нехотя пояснила.  — Это не контрабанда, а семейные ценности - плата торговцу информацией.
        — Хатт с тобой, провожу тебя,  — согласился я, и, обернувшись к учителю, который, стоя в коридоре корабля, прислушивался к нашему разговору, спросил.  — Мастер, не составите нам компанию до офиса партнеров госпожи Тод?
        — Непременно,  — пару секунд помолчав, что-то обдумывая, ответил тот, и неожиданно добавил.  — Мне очень жаль, ученик, что все так сложилось. И я не хочу, чтобы ты таил обиду на меня… Смешно, но за мной в Ордене давно закрепилась слава бунтаря, и ниспровергателя авторитетов. Может поэтому мне так трудно принять точку зрения не противоположную, а более радикальную, чем моя?.. Но в твоих словах что-то есть… И пока я ищу Ассажж, я постараюсь их непредвзято обдумать.
        — А я ваши,  — пообещал я.  — Ну что, пойдем? Джей, займи кресло пилота, и будь готова к немедленному старту.
        — Есть!  — дурашливо вытянувшись по стойке "смирно", отчеканила дроидесса, а мы втроем отправились на станцию.
        Первым делом нужно было отыскать заправщиков, что нам удалось относительно легко. Они располагались в смежном с ангаром техническом отсеке, и с радостью погнали дроидов обслуживать наш кораблик, как только получили наличку. Гораздо труднее оказалось найти хоть какой-то транспорт для нашей контрабандистки - не на себе же мне ее везти, потешая народ. Проблема была в том, что спидеры тут были никому не нужны, если не считать нескольких моральных уродов, которых понты заели. Но уж у них я покупать ничего не собирался - дорого, и привлекает излишнее внимание. Но помогли, как ни странно, те же заправщики, продавшие нам складскую тележку-погрузчик на репульсорном шасси. А дальше мы отправились искать торговцев информацией, для чего предстояло проехать полстанции, размером с небольшой город.
        Чем Линда думала, планируя пройти почти три километра с раненой ногой - непонятно. Даже опираясь на меня, поддерживаемая за плечи Джином, она еле смогла пройти через ангар. Зато на тележке летать по узким коридорам станции оказалось вполне удобно. И пусть наше транспортное средство с трудом разгонялось до 40 км/ч, это не было проблемой. Во-первых, развитая система репульсоров позволяла совершать маневры с точностью до миллиметра, а во-вторых, разогнаться более чем до скорости пешехода все равно бы не получилось - на платформе еле поместились мы с контрабандисткой, так что Кваю с его экзоскелетом места не хватило бы даже теоретически. Впрочем, тот не возражал, доверив мне управление аппаратом.
        Сам путь проходил довольно скучно. Никто на нас особого внимания не обращал, а если и обратил, оценивая возможные выгоды от ограбления, связываться не решился. Чему немало способствовала скрытая под плащом мастера бронька - уж в ней-то он совершенно не напоминал джедая, скорее наемника или какого-то не менее опасного субъекта. К сожалению, разговор не клеился, слишком много лишнего мы успели наговорить друг другу, да и в присутствии девушки, большинство тем обсуждать было нельзя. За все полчаса пути до места назначения - одного из коридоров жилого сектора - мы перекинулись всего парой общих фраз. И лишь у поворота в интересующий нас сектор, джедай спросил:
        — Может, все же составить вам компанию на переговорах?
        — Не стоит,  — подумав, ответил я.  — Не думаю, что тут возможна ситуация, для разрешения которой потребуется аж два джедая. А если и возникнет, нам придется уходить всем вместе, или, как минимум, это усложнит вашу эксфильтрацию[82 - Скрытное проникновение за пределы охраняемой территории.] со станции. В любом случае, задержка намного усложнит поиск Ассажж.
        — Ты прав, бывший ученик,  — кивнул Квай-Гон, и пожелал.  — Да пребудет с тобой Сила, всегда!
        После чего, развернулся, и, поправив плащ, зашагал прочь, а я, со смешанными чувствами, только и смог на прощание ответить:
        — И с вами, учитель!
        С одной стороны, было как-то неправильно отпускать его одного, особенно после подобного конфликта. Что там говорить, я себе был противен, ощущая себя преизрядной сволочью. Но с другой стороны, я искренне радовался, что смог найти в себе силы и переступить через гордыню, ведь мастер один из немногих действительно близких мне в этом мире людей, и есть надежда, что наши разногласия со временем не помешают восстановить прежнее доверие. "Главное, чтобы еще и с учителем ничего не случилось",  — с грустью подумал я, но был прерван удивленным вопросом Линды:
        — Так ты джедай? Ученик Квай-Гона? Но я думала, ты дроид?.. Или не дроид?
        — Да. Да. Как хочешь, так и считай,  — ответил я сразу на все вопросы, мысленно посмеявшись над, в первый момент, ничего не понявшей девушкой.  — Показывай, где там твои партнеры?
        Торговцы информацией, впрочем, я подозревал, это не единственная сфера их интересов, находились в одном достаточно крупном помещении - видимо, по первоначальному замыслу, каком-то магазине. Возле которого мы и припарковались.
        Опираясь на меня, Линда, подхватив сумку с коробками, вошла внутрь. В пустом торговом зале, весь интерьер которого состоял из пары стульев и ящика, нас встретила пара охранников - человек и убезиец в закрытом шлеме.[83 - Убезийцы (именно их броней пользовалась Лея в шестом эпизоде) не любили Республику и джедаев, имели на то веские основания, в виде практически полностью демократизированной, путем уничтожения четырех перенаселенных планет, цивилизации.]  Так что я еще раз порадовался решению не брать на встречу Квай-Гона.
        Проверив Линду ручным сканером, и, закономерно, не обратив на меня ни малейшего внимания, сторожа провели нас в небольшое служебное помещение, где обнаружились еще два типа. Да уж, будь здесь нормальные правоохранительные органы, мужики бы повесились - с такими фейсами их бы на каждом углу останавливали, для проверки. Было абсолютно непонятно, как девушка с ними дела ведет. Но это ее дело, мне же важно было не потерять лояльного пилота, к тому же брось я ее, ребята из группы Шми не поняли бы. Потому, зажав в единственном уцелевшем манипуляторе меч, сетуя про себя на невозможность ремонта поврежденного, я попытался максимально приготовиться к осложнениям. А то, что их не избежать, мне стало понятно буквально с первых слов торговцев информацией.
        — А, Линда, ты заставила нас ждать. Мы договаривались встретиться еще два дня назад. Пришлось отложить все дела, упустить несколько интересных заказов. Только из-за тебя, между прочим. Мы могли обидеться… Но не стали. Ты же возместишь наши убытки?  — сказал сидевший за столом тип, когда контрабандистка положила перед ним одну из коробок.
        — Я привезла то, о чем вы просили,  — ответила она.  — Надеюсь услышать имена?
        — Не так быстро, дорогая,  — криво усмехаясь, произнес собеседник.  — Нам сперва надо убедиться, что это действительно то, что мы ищем. Кроме того, в качестве небольшой компенсации, ты отдашь нам остальные ценности.
        — Ну уж нет! Я и так вам переплачиваю,  — возмутилась контрабандистка.  — Если вы не хотите решить мою проблему, за хорошие деньги решить, я найду кого-то менее жадного.
        Она неловко повернулась, и попыталась выйти. Но двое охранников в дверях уже направили на нее бластеры.
        — Стоять! Так никуда не годится,  — сказал, до сих пор молчавший торговец информацией, а скорее, как я начал догадываться, банальный бандит.  — Мы потратили много кредитов выясняя, что случилось с твоей сестрой, и не намерены их терять.
        — Ладно. Пусть будет по-вашему,  — подумав, ответила девушка, и бросила на стол две оставшиеся коробки, над которыми тут же склонились оба торговца, алчно разглядывая их содержимое. Второй даже вытащил оттуда нехилый орден на "златой цепи".
        "Видимо сейчас нас будут пытаться убить",  — подумал я.
        Ситуация складывалась паршивая. Если я, за почти одиннадцать лет в ДДГ, хоть немного разобрался с ценами на ювелирные изделия, один этот орден тянул тысяч на двадцать. Было абсолютно непонятно, что же это за информация, которая может стоить таких денег. Единственное объяснение этому заключалось в том, что Линда не до конца представляет их ценность. Что вполне вероятно - старинные "цацки" времен кореллианской монархии, на первый взгляд, выглядят как дешевая бижутерия. И если бы мне не приходилось постоянно крутиться при дворе королевы Набу, тоже бы не знал, что, к примеру, какой-то квадратик с камешком может стоить десятки тысяч, а другая висюлька тянуть и на пару лимонов. В принципе, явно не богатая девушка может этого не знать, но не подобные типы, торгующие информацией. Из чего следует: свидетелей "партнеры" не оставят.
        — Они подлинные,  — прокомментировал тот бандит, что сидел за столом, и, подняв глаза на охранников, попытался приказать.  — Убить е…
        Но я его самым наглым образом перебил, дважды выстрелив, в него и его подельника, из встроенного в меч бластера, одновременно Силой задирая направленные в спину Линды стволы. И человек с убезийцем даже не поняв, что вообще происходит, разом повалились на пол, разрубленные едва не до позвоночника.
        — Действительно джедай…  — пробормотала контрабандистка, бросившись к столу, и собирая коробки.  — Надо валить отсюда.
        — Думаешь еще есть?  — уточнил я, пряча меч.
        — Есть,  — кивнула та, и, окинув взглядом трупы, вздохнула.  — Жаль. Еще одна ниточка оборвалась…
        — Ты бы радовалась, что твоя жизнь не оборвалась,  — хмыкнул я.
        — Может, так было бы лучше,  — прикрыла глаза Линда, но быстро собралась, и поковыляла к выходу.
        — Куда?  — остановил я ее, и сам выехал вперед.  — Стой. Проверю.
        Едва я показался в коридоре, как два типа, скучающих возле перекрестков с обоих его концов, синхронно повернулись на звук открывающейся двери, но, увидев, что это всего лишь дроид, убрали руки от оружия, и попытались продолжить делать вид, будто они тут просто остановились постоять. А зря. На то, чтобы выхватить меч, произвести два выстрела и спрятать его обратно, у меня ушло всего-то 464 миллисекунды.
        — А вот теперь точно пора убираться отсюда,  — взлетая на тележку, и, подгоняя ее к самым дверям, обратился я к Линде.
        Пока мы летели назад, меня не оставляло чувство тревоги - еще только с каким-то криминалом проблем, для полного счастья, не хватало. Девушка беспокойно вертела головой по сторонам, да еще Оникс стала капать на процессор, зачем я, видите ли, убил бандитов. Но главное, очень не хотелось получить новые проблемы сейчас. Потому, как только мы выбрались из жилого сектора, я начал выспрашивать у Тод подробности. С бандитами тут все очень сложно, и если, к примеру, я уничтожил просто какую-то банду, это одно, а если перешел дорогу таким грандам, как хатты или "Черное Солнце" - совсем другое. Разумеется, благодаря армии, репутации и связям, война с Набу, даже для крупнейших группировок, минимум очень не выгодна, но и для нас осложнения, тем более в преддверии войны, совсем не нужны.
        — Нет, Линда, вот не понимаю я тебя! Только что ты, не по своей воле, конечно, но все же, влезла в операцию, только вдумайся, против Банковского Клана и графа Дуку, а сейчас секретишся от нас со своими проблемами. Мы, так получилось, в одной лодке… То есть на твоем корабле, и проблемы эти наши общие. И мне надо знать, зачем я тут шесть человек убил?  — в очередной раз спросил я.  — Если этот инцидент может поставить под угрозу безопасность королевства, я должен это знать.
        — Это только мои проблемы, дроид,  — вновь уперлась контрабандистка.  — Вам ничего не грозит.
        — Позволь уж мне решать, что мне грозит, а что нет!  — выходя из себя, прикрикнул я, но, подумав, предложил.  — Давай расскажу, что я думаю о твоей проблеме, а ты меня поправишь? Ладно?
        Девушка на минуту задумалась, а затем, неохотно кивнув, согласилась:
        — Хорошо.
        — Тогда так. Могу предположить, что твоя сестра вышла замуж за кого-то из важных лиц с Кореллии. Ее кто-то убил… Может, украл. И ты ищешь справедливости - лучше всего в виде головы того, кто за этим стоит. А из-за того, что ты всего лишь сестра удачно вышедшей замуж простой девушки, на официальное правосудие рассчитывать бесполезно. Скорее всего, следствие вообще ничего не дало, объявив случившееся несчастным случаем. Потому ты и обратилась к бандитам. Более того, ты и контрабандой занялась только для того, чтобы выйти на криминал и накопить на это деньги - уж зарплаты выпускницы Корбеза на такое точно бы не хватило. Но когда ты, наконец, нашла информаторов, они потребовали в качестве платы не деньги, а безделушки, оставшиеся от сестры.
        — Это подделки. Я проверила каталоги. Их общая цена около десяти тысяч. Но многие коллекционеры охотно покупают - настоящих королевских орденов осталось мало, и все они стоят столько…  — отмахнулась она, и удивленно спросила.  — Но как? Как ты догадался?
        — Элементарно, Линда,  — ответил я, жалея, что в Далекой-далекой галактике нет курительных трубок, а дроид в кепи выглядел бы довольно странно.  — У тебя в кабине голофото - с тобой в форме курсантки академии Корбеза и с семейной парой. Женщина очень похожа на тебя - очевидно старшая сестра. Семья явно не бедная, это, мягко говоря, но такая красавица и умница как ты, пошла в безопасность вместо того, чтобы пользоваться их услугами, да и аристократичностью, извини, от тебя близко не пахнет. Значит, сестра удачно вышла замуж после того, как ты начала учиться, иначе тебя бы пристроили в более престижный ВУЗ. А потом с сестрой и ее мужем случилось нечто, что заставило тебя все бросить и отправиться искать мести…
        — Их яхта пропала пять лет назад, во время полета на Талус,  — поправила меня Линда.  — Говорили, что это несчастный случай, но у меня есть основания считать, что их убили. Из Академии Корбеза меня выгнали, не объяснив причин. Тех денег, что присылала мне Джейна, хватило на покупку корабля, и я занялась контрабандой. К сожалению, накопить средств мне не удалось. Прибыли едва хватало на топливо и ремонт…
        — Это понятно,  — согласился я.  — Если не влезать в абсолютно аморальные дела, частные перевозки не очень выгодны. Я только одного не понял, с чего ты решила, что украшения фальшивые? Если я что-то понимаю в мужских аксессуарах и одежде, муж твоей сестры был далеко не бедным человеком, и мог себе позволить настоящие…
        — Тронные регалии и личные награды короля Беретрона э Соло?  — скептически хмыкнула контрабандистка.
        — Твою ж мать!  — выругался я, боясь даже думать, сколько может стоить любая безделушка, связанная с последним королем Кореллианской Империи.[84 - Беретрон э Соло был последним королем Кореллианской империи, -прое- превратившим ее в республику за 290 лет до текущих событий, а заодно и предком главного контрабандиста всех времен и народов.]
        Но если я думал, что могу офигеть сильнее, то глубоко ошибался. Я наконец-то понял, что не давало мне покоя на протяжении всего разговора - имена Джейна и Соло. Осталось лишь проверить:
        — Линда, скажи, а у твоей сестры не было сына?  — с трудом выдавил я.
        — Был,  — моментально погрустнела она, и не надолго замолчала, погружаясь в воспоминания.  — Я после занятий прилетала к ним, поиграть с малышом Ханом. Джейна и Дженаш были так счастливы… Сестренка всю жизнь мечтала встретить своего принца. А я радовалась за них…
        Девушка замолкла, и уткнулась лицом в рукав куртки, чтобы спрятать слезы. Я же, управляя репульсорной платформой тихо фигел. То, что я сейчас везу по "спайсовому порту" ювелирных изделий на пару тройку миллионов, еще можно было как-то спокойно принять - моя тушка, особенно информация и базы в моей памяти стоили не меньше, но спокойно воспринимать вцепившуюся за меня тетю Хана Соло, я не мог. И что с того, что не менее, а может и более значимые личности: Падме, Энакин, Квай-Гон, Ассажж, были моими друзьями? Я давно стал воспринимать их как людей, симпатичных мне людей, со своими чаяньями, слабостями и так далее. Но Хан Соло… Я пока не планировал заниматься им вплотную - пусть пока все идет, как идет. Но теперь план действий родился мгновенно. И едва мы влетели в ангар, и я смог подключиться к системам "Ветреной Леди", в голонет ушло зашифрованное сообщение:
        "Всем поисковым группам Ордо Механикус. Приоритет 3. Задание: Без прекращения выполнения основных задач, выявление корабля "Удача Торговца" и/или разумного, имя: Гаррис Шрайк. Установление их местонахождения. Скрытное наблюдение оптимальной группой агентов. Вербовка агентов из числа находящихся на борту дроидов. Сбор информации по человеку, ребенку, имя: Хан Соло, и возможности его захвата. Полученные данные передать лично мне, для принятия решения".[85 - Будущий капитан "Тысячелетнего Сокола", муж главы Новой Республики и тесть императора Империи Феллов, в детстве состоял в банде Гарриса Шрайка, хозяина звездолета "Удача Торговца", занимаясь нищенством, кражами, грабежами, мошенничеством и другими относительно честными методами отъема средств у населения. Что, впрочем, выгодно отличает его от остальной элиты, которая занимается тем же, в гораздо более зрелом возрасте.]
        Пока мы объезжали загромоздившие ангар кучи контейнеров и корабли, я еще успел прикинуть правильность приоритетности поиска Хана, но, в конце концов, счел первоначальное решение верным. Моя сеть и так ищет Шми и Ассажж по второму приоритету, а значит, выдвинула всех завербованных дроидов в узловые космопорты и на космические станции, и если даже случится невозможное, и один агент обнаружит одновременно две цели, он просто продолжит отрабатывать более приоритетную, поставив остальных в известность об обнаружении вторичной. А это всего лишь задержка, не более.
        — Джей, начинай предполетную проверку!  — передал я подруге, и, повернув сенсорный блок к Линде, сообщил.  — Вроде пронесло. Только просьба: если в следующий раз задумаешь продавать каким-то бандитам ценности на пару миллионов, предупреди.
        — Хорошо,  — нервно хохотнув, ответила та, как раз в тот момент, когда мы по пандусу влетели внутрь ее корабля.  — Боюсь, нам нужно срочно улетать. Если у этих были подельники, они могут нажаловаться хозяевам станции, и тогда нас не выпустят.
        И, как будто подтверждая ее слова, в борт фрахтовика ударили несколько плазменных сгустков. Впрочем, стоящий около шлюза Брик не зевал, и моментально дал длинную очередь из карабина, куда-то нам за спину, а секундой позже, заговорила верхняя спарка, залив коридор по которому мы летели отблесками красных бластерных трасс. Сзади что-то взорвалось, но что именно я так и не разглядел - сперва девушка загородила мне весь обзор, а затем гермодверь шлюза закрылась, и корабль рванул вперед.
        — Что вы себе позволяете! Это мой корабль!  — закричала Линда, когда мы прямо на платформе промчались по коридорам корабля, и, влетев в кабину, врезались в пилотское кресло, на котором расположилась Джей.  — Хатт! Давай быстрее!.. Ниже!
        Контрабандистка первой увидела стремительно опускающиеся створки гермоворот ангара, к которым мы неслись. В первый момент, пока мои вычислительные системы рассчитывали кинематику ворот и корабля, я был уверен, что мы сейчас об них разобьемся, но даже после вычислений уверенности в том, что удастся проскочить, не прибавилось.
        С шипением закрылись крышки убранных посадочных опор, а затем раздался скрежет, от которого завибрировало все судно - это дроидесса буквально вжала его в летную палубу, беспощадно сминая блистер нижней турели. Три секунды мы неслись к сужающемуся просвету ворот, оставляя за собой сноп искр, и когда нос фрахтовика продавив герметизирующее поле, на полтора десятка метров вышел из шлюза, очередной удар заставил звезды за блистером кабины провалиться вниз, и обрушил перебирающуюся на кресло второго пилота Линду на приборную панель. Но тут мы все-таки вырвались, и стремительно набирая ускорение, понеслись вперед.
        — Это что было?  — встревожено спросил, вбегающий следом за нами в кабину Брик.
        — Антенна гиперсвязи,  — синхронно отозвались Джей и Линда.
        — Уходим в гипер по готовности,  — приказал я, и в этот момент нас ощутимо тряхнуло.
        — Попадание. Щиты на 20 %, - доложила Джей, уводя корабль от следующего залпа, который нас точно бы добил.
        — Пусти!  — прокричала контрабандистка, наконец, устроившись в кресле, и переключив управление на себя, как раз, чтобы уйти от третьего залпа.
        К счастью в этот миг дроидесса смогла быстро активировать гипердрайв, и четвертый залп ушел в пустоту, перечеркнув точку нашего гиперперехода.
        — Не могу поверить, вырвались!  — выдохнула Линда, и, внимательно посмотрев на Джей, спросила.  — Ты тоже джедай? Неплохо летаешь!
        — Нет, просто дроид. Раньше королевской яхтой была,  — совсем по-человечески откинувшись в кресле, ответила моя подружка.  — Теперь к точке встречи?
        — Да,  — подтвердил я, и, подумав, добавил.  — Но не теряем бдительности. Переход могли отследить, и на выходе нас могут ждать.
        — А мы чуть увеличим потенциал на активаторе гипердрайва,  — предложила контрабандистка.  — Выйдем на десяток мегаметров дальше.
        — Отлично, действуем. На следующем переходе наоборот сорвем возбуждение и выпадем заранее,  — решил я.  — Сам займусь. Если надо сразу и починю.
        Предосторожность оказалась не лишней. Когда мы спустя полчаса вывалились из гипера, нас уже ждали три корабля, перевооруженные явно для пиратства - СR-70 с несколькими дополнительными лазерными пушками и торпедными аппаратами, а также пара новеньких YV-929. Все они имели улучшенные гиперприводы и, что самое обидное, отличную аппаратуру отслеживания гиперпрыжка. Так что следующие сутки превратились для нас в настоящий кошмар. К счастью наши маневры с изменением координат точки выхода пока позволяли уйти в очередной прыжок до того, как они нас настигали. Но вечно так продолжаться не могло. Достаточно было любого отказа гипердрайва "Ветреной Леди", и нас бы зажали.
        Особенно ситуация обострилась после крайнего перед точкой встречи прыжка. Наученные нашими увертками преследователи растянулись вдоль вектора гиперпрыжка, и к ним присоединился еще один семидесятый СR, переоборудованный в легкий авианосец, на внешней подвеске которого размещались четыре истребителя "Кинжал". Собственно пара последних оказалась первым, что мы увидели, выйдя в обычное пространство в точке встречи с набуанским конвоем.
        — Линда уходи вправо!  — успел крикнуть я, едва марево гиперпространство сменилось линиями, которые сжались в россыпь звезд.  — Не забывай, у нас нет нижней турели! Джей, что на сенсорах? Где наши?
        — Наблюдаю только эскадру противника,  — доложила дроидесса.  — Время встречи +10 стандартных минут.
        — Только бы успели…  — снизив громкость вокодера на минимум, то ли прошептал, то ли взмолился я.
        Обидно было то, что сделать хоть что-нибудь я не мог, и сейчас мы все могли рассчитывать только на двух девушек, живую и механическую, в пилотских креслах, и на Брика в верхней турели. И они совершили чудо, более пяти минут уходя от атак четырех истребителей, и даже сожгли один из них. Но долго так продолжаться не могло.
        — Авианосец вышел на дистанцию эффективного огня. Подлетное время второго СR-70 минус две,  — с какой-то тоской произнесла Джей.
        — Сейчас нас разнесут,  — грустно подтвердила Линда.
        — Фиксирую формирование точки перехода!  — через полминуты, радостно крикнула девушка-дроид.  — Это наши!
        Невдалеке от спешащего к нам эрзац-авианосца, из гипера вышла, сверкающая зеркальным покрытием корпуса, бывшая королевская, а теперь сенаторская набуанская яхта. И вместо того, чтобы убраться по-хорошему, пират атаковал. Уж что там у него было на уме? Может, не хотел оставлять свидетелей, а может, решил поживиться таким легким, беззащитным и дорогим корабликом. Но попытка пострелять моментально закончился для него залпом из двенадцати торпед почти в упор.
        Первая волна активно маневрирующих снарядов, потеряв две торпеды, сорвала с него щиты, а две следующие, попав с интервалом в три секунды, превратили кореллианский корвет в плазменный шар.
        Конечно три оставшихся пиратских корабля, еще имели неплохие шансы уничтожить и нас, и яхту, но тут из гипера вышла шестисотметровая туша рейдового авианосца "Амидала", с парой "Бивнекотов" на подвеске. Их суммарный залп, даже на чуть ли не предельном расстоянии, разорвал оставшийся СR-70 на пополам. А следом, на тройку пиратских истребителей набросились три дежурных пары N-1М, к которым через минуту присоединились еще двенадцать однотипных машин, что и положило конец бою.
        Истребители противника были банально смяты за две минуты, без потерь с нашей стороны, а не успевавшие на перехват к нам два YV-929 моментально развернулись, и спешно ушли в прыжок, спасаясь от гарантированной смерти.
        — Джей, передаешь аварийный код?  — запоздало уточнил я.
        — Разумеется,  — подтвердила та.  — Вызов по каналу ближней связи. Принять?
        — Конечно,  — ответил я, и с радостью услышал встревоженный голос начальника охраны сенатора:
        — Говорит капитан Тайфо, гвардия Набу. Идентифицируйте себя, отключите двигатели и реактор, готовьтесь к приему досмотровой группы, согласно пункту 4.6 Хартии безопасности дипломатических перевозок. В противном случае, вы будете уничтожены согласно пункту 3.2 той же Хартии. Королевство Набу гарантирует компенсацию всех затрат понесенных вами вследствие данной задержки.
        — Отставить, капитан. Стыкуемся с "Амидалой" и подготовь медиков. Четырем военнослужащим ПСОН и гражданскому необходима медицинская помощь,  — распорядился я.  — Отзывай "Пастуха", больше гостей не будет. А за предусмотрительность хвалю. Мы вполне могли что-то побольше на хвосте притащить.
        — Ваш стыковочный узел № 4А, майор. Рад, что с вами все в порядке,  — не скрывая облегчения, ответил он, и отключился.
        — Линда, передай управление Джей, она нас состыкует,  — обратился я к контрабандистке, и поехал к шлюзу.
        "Все же Грегор молодец, не стал ждать нас всеми силами в точке встречи, и, оставив разведчика, ушел на дистанцию минимального прыжка. И пусть для нас это был риск, но если бы за нами увязались не пираты, а, скажем, пара-тройка фрегатов типа "Щедрый", он был бы полностью оправдан. Но за то, что не учел более высокий класс гипердрайва на яхте, которой пришлось первой вступить в бой, я ему устрою",  — на ходу думал я.
        — Эрдваныч, постой!  — окрикнула меня Линда, которой, чтобы угнаться за мной, приходилось, держась за стену, прыгать на одной ноге.  — А мне заплатят?
        — Разумеется,  — согласился я.  — Но сначала лечение, косметические процедуры… А как ты хотела? Работа при дворе Набу подразумевает определенный внешний вид. Не за умбаранку же тебя выдавать.
        — Но…  — попыталась возразить она, однако высказать свое возмущение я ей не дал.
        — У тебя будет еще два задания: Как подлечишься, возьмешь ребят Брика, и разберешь один кораблик вместе с командой. Надо освободить одного мальчика. Это первое и самое простое. А затем тебе надо будет заменить Хану мать и отца, что, согласись, намного сложнее.
        Сперва она непонимающе уставилась на меня, а потом, уткнувшись лбом в стену, разрыдалась. Я не торопил ее, но, когда лязгнули замки стыковочного узла, уточнил:
        — Ты как, согласна?
        — Что?..  — в первый момент не поняла девушка.  — Конечно… Но из меня плохая воспитательница,  — вздохнув, добавила она.  — Чему я научу ребенка? Летать, быстро стрелять и играть в сабакк?
        — Вот именно!  — довольно подтвердил я, подумав, что не стоит ограничивать развитие человека в том, в чем у него талант.  — Этому всему его тоже надо научить. А с остальным мы тебе поможем.
        Оставив обрадованную девушку, я активировал репульсоры, и влетел на борт авианосца. Нам предстоял перелет на Корусант, а, главное, предстояло отыграть предстоящую часть представления, и надеяться на то, что основные участники успеют к своему "выходу".

        Глава 10
        Сектор Долдур, система Драгенвиля. Внешняя транзитная орбита, позиция № 211. Корабль специального назначения КФСОН "Трилунник". 10 суток до начала Войны Клонов.

        Эта погоня длилась уже третьи сутки, съедая нервы и лишая сна. План с перехватом фрегата Банковского Клана едва не провалился. Выйти из прыжка точно на корабль в пространстве не получалось, а на орбитах планет было полно ненужных свидетелей. Во всем происходящем Энакин видел лишь один положительный момент - они летели по Кореллианскому Торговому Пути, а значит, шансы на то, что на фрегате заметят хвост, были минимальны. Уж чего-чего, а различных кораблей на одной из самых оживленных гипертрасс Галактики было предостаточно. В одной только этой системе сенсоры рейдера засекли более восьми тысяч объектов. И именно тут им повезло.
        — Глане, а нашу цель ты видишь?  — уточнил у "Стражницы" падаван, даже не пытаясь найти нужную отметку среди тысяч кораблей на орбите.
        — Подтверждаю. Фрегат осуществляет маневр стыковки с орбитальным терминалом Промышленной Корпорации БласТех,  — в ту же секунду ответила дроидесса.
        — Что у нас по ним?  — спросила Падме.
        — Только официальная информация: Грузовые перевозки высокотехнологического оборудования и оружия выпускаемого на планете, офис логистического отдела и отдела по работе с корпоративными клиентами. Посадка и стыковка кораблей не входящих в корпорацию только по личному распоряжению директора филиала или начальника СБ. Уведомление официальным письмом, с указанием цели посещения и состава делегации, должно быть направлено не менее чем за 30 стандартных часов. Пространство в радиусе 3 мегаметров от станции является закрытым для полетов, от 3 до 5 мегаметров - с ограниченным доступом, только для кораблей таможенной службы, спасателей, сил планетарной обороны, кораблей терпящих бедствие…
        — Все ясно,  — вздохнув, прервал дроида Скайуокер.  — Попробуем по-другому. Глане, выходи на орбиту 25-920/2, позиция… ага, 73… Готовность к максимальному ускорению.
        — Ты что, хочешь напасть на них прямо здесь?  — удивленно спросила Падме.
        — Не совсем…  — ответил тот.  — Приготовься. Как только состыкуемся, я возьму четырех "Стражниц" пойду за мамой, а ты будь тут, и…
        — Я пойду с тобой,  — перебила его та.  — У нас и так слишком мало сил, а ты предлагаешь их разделить.
        — Но это очень опасно…  — возразил Энакин, и, видя, что девушка не собирается отступать, попытался объяснить.  — Для тебя опасно. Я джедай, точнее скоро им стану. Я смогу справиться, но если мне придется защищать тебя…
        — Не придется. Для этого есть "Стражницы" и Трипио. А каждая "Стражница" в бою стоит двух дроидек.
        — Вот они и захватят мостик. Без этого мы не сможем перехватить управление кораблем. А мне и четырех "Стражниц" хватит - в узких корабельных коридорах толпа будет только мешать. Там они будут более полезны,  — возразил Скайуокер.
        — Да и я не совсем бесполезна. Мы не только не будем обузой, мы поможем тебе.
        — И чем же?
        — Поддержу огнем и… Как говорит один мой знакомый дроид-джедай: "Тяжелым бластером и световым мечом…" - улыбнувшись, ответила Падме.
        — "…можно сделать больше, чем просто световым мечом",  — закончил за нее Энакин, и, достав из оружейного сейфа два DL-44 с подствольными гранатометами и пояс с кобурами, стал рассовывать в его карманы запасные энергоячейки и гранаты.  — Надеюсь, ты не против?
        — Конечно, бери… Но я думала джедаи?..  — удивилась та.
        — Некоторые используют,  — неохотно пояснил он.  — Ты только Оби-Вану не говори. А то учитель не переживет, если подумает, что я еще и идеи Серых Паладинов[86 - Серые Паладины - джедайская секта стремящаяся свести к минимуму использование Силы и не "светить" ее использование. Вместо мечей зачастую использовали бластеры и другое не традиционное джедайское оружие, а Кодекс трактовали по-своему. На все это безобразие нормальные джедаи смотрели неодобрительно, но терпели.] разделяю.
        — А ты не разделяешь?  — лукаво спросила Падме.
        — Разделяю, отчасти,  — спокойно ответил падаван.
        Закрепив световой меч на левом плечевом ремне, удерживающем пояс, он придирчиво осмотрел себя, и, подумав, повесил за спину подсумок с четырьмя термальными детонаторами и парой ионных гранат.
        — Рекомендую подключиться к тактической сети "Трилунника" и синхронизировать взрыватели гранат с Храном,  — предложила Глане.
        — Уже,  — сообщил искин комлинка.  — Можно еще "Ежиков" взять.
        — А это что такое?  — удивился Энакин, переводя взгляд со своего запястья, с надетым Храном, на дроидессу, но, как ни удивительно, ответил Трипио.
        — С вашего позволения, мастер Энакин, вот, эти психически ненормальные мелкие самоубийцы!  — произнес протокольник, обличающе указывая на лежащие на полке сейфа серые полусферы размером с кулак, которые парень сперва принял за мины.  — Разведывательно-диверсионные дроиды-мины "Ежик"…
        — Предназначены для скрытного проникновения, разведки и уничтожения живой силы, техники и оборудования противника. Передвигается практически бесшумно, в том числе по стенам. Скорость позволяет эффективно взаимодействовать с форсюзерами и боевыми дроидами типа "Штурмомех" или "Стражница". Передвижение осуществляется за счет обрезиненного шарообразного колеса размещенного внутри корпуса. В этом колесе находится термальный детонатор с радиусом поражения около трех метров. Кроме того, дрон оснащен закрытой системой передачи данных, оптическим, акустическим и миллиметровым сенсорами,  — перебив того, выдала информацию дроидесса.
        — Пригодятся,  — улыбнулся Скайуокер, заменив один из термальников парой сложенных вместе "Ежей".  — Хран, сможешь управлять?
        — Двумя сотнями одновременно, при полном контроле, и координировать до восьми тысяч,  — обижено отозвался искин.
        — Как ребенок…  — едва слышно прошептала Падме, с улыбкой глядя на Энакина.
        Она припомнила рассказы Эритае и Саше, и улыбнулась еще шире - трудно поверить, что, к примеру, всегда хмурый и серьезный полковник Вил может часами возиться со всеми этими смертоносными железками, как ребенок с игрушками. Впрочем, ее подруги недалеко ушли от них, во всяком случае, королеву с Ассажж ни в испытательную лабораторию ТДИК, ни в лабораторию Эрдваныча лучше было не пускать - застрянут надолго. Сама Амидала к оружию относилась, скорее, как к неизбежному злу, признавая его необходимость, но не забывая о том, что оно предназначено для убийства. Больше ей нравился азарт при стрельбе, но тут девушка ничего с собой не могла поделать. Жизнь политика порой казалась ей очень скучной, и тогда экс-королева и сенатор легко поддавалась эмоциям. Вот как сейчас.
        — Эни, мне хоть что-то оставь,  — притворно жалобно попросила она.
        — Падме, прошу тебя, не надо. Я сам справлюсь,  — серьезно взглянув ей в глаза, произнес Энакин, и, глубоко вздохнув, как будто перед прыжком в воду, добавил.  — Если с тобой что-то случится, мне незачем жить.
        Девушка отвернулась, и, глядя на звезды за остеклением кабины, прошептала:
        — А если с тобой, мне…
        Это было неправильно. Она сенатор, политик, он падаван Ордена Джедаев, будущий рыцарь - Амидала понимала это. Но сейчас поняла еще одно: ей хочется быть вместе с ним, и всегда хотелось. С того самого дня, когда они, вот так же, летели в неизвестность десять лет назад, когда мальчик протянул ей медальон, который также, с того дня, всегда был с ней. А еще, Падме очень захотела, чтобы на ней сейчас не было этой проклятой брони.
        — Мы всегда будем вместе…  — как и она, шепотом сказа Скайуокер ей на ухо, прижав ее к себе.
        — Цель отстыковалась от станции!  — сообщила Глане, а Падме, вздрогнув, прикрыла глаза.
        Девушка не могла решить, то ли вздохнуть с облегчением, то ли разрыдаться. Напор будущего джедая пугал ее, а сама она вновь не могла решить действительно ли любит его. А Энакин уже давно не сомневался. Порой ей казалось, он вообще никогда не сомневается. Вот и сейчас, падаван, одним прыжком влетев в пилотское кресло, лишь на мгновение замер, а затем стал медленно разворачивать корабль, одновременно, что-то быстро вводя в бортовой компьютер.
        — Я боялся, что маму высадят на станции,  — объяснил он.  — Но я чувствую, она все еще на корабле. Интересно, что же они грузили?..
        — Возможно наоборот, выгружали?  — предположила Падме.
        — Не думаю… Мне кажется, на корабле появилось нечто неправильное,  — задумчиво произнес он, потеребив падаванскую косичку, но затем, уверенно скомандовал.  — Подготовиться к абордажу! Всем занять места на нижней палубе и закрепиться. Сейчас тряхнет.
        Подхватив карабин, и надев шлем, сенатор соскользнула по лестнице вслед за Глане. Пройдя к одному из кресел кают-компании, она закрепилась страховочными ремнями, и, подключившись к инфосети корабля, вывела на визир данные с внешних сенсоров.
        Без увеличения, с такого расстояния фрегат Банковского Клана и станция казались маленькими точками, неспешно удаляющимися друг от друга. Но, что было совершенно непонятно, они сами к ним почти не приближались. Такими темпами, сближение могло растянуться на часы. Между тем, фрегат мог уйти в гипер в любую секунду. Картинка, казалось, замерла, а время тянулось невероятно медленно, но тут, резкое ускорение, не полностью погашенное гравикомпенсаторами, вдавило ее в кресло, а корабль, наращивая скорость, понесся к фрегату. Точнее за него.
        Активные сенсоры, выведенные на полную мощность, стали сканировать корабль муунов. А затем, спустя каких-то пять секунд, по набуанскому рейдеру открыли огонь. Девушке показалось, что поток красного огня захлестнул кораблик, но тот все летел вперед, все ускоряясь и ускоряясь. И, что удивительно, лишь несколько выстрелов попало в цель, заставляя мерцать дефлекторный щит и вздрагивать корпус. А когда до фрегата осталась едва сотня километров, Энакин рывком развернул рейдер кормой вперед, сбрасывая скорость, и, пропуская умчавшийся вперед плазменный шквал, заложил сложный вираж, несясь прямо на надстройку корабля банкиров.
        — Нееет!!!  — отчаянно закричала Падме, видя, что столкновение неизбежно.
        Но "Трилунник", совершив невообразимый кульбит, сумел разминуться с килем,[87 - Фрегат типа "Щедрый" в разрезе, для лучшего понимания описанного далее: https://pp.vk.me/c629113/v629113878/33f50/tIY3H-ShOOs.jpg] в котором находился гипердрайв, пролетев даже не в метрах, а в миллиметрах от него. И он, сминая антенны и сенсоры, рухнул на обшивку. А в следующий миг, как раз в тот момент, когда звезды вокруг вытянулись в линии, лязгнули магнитные захваты. Удар был такой силы, что Падме, вместе с креслом, к которому была пристегнута, полетела к дверям кают-компании, а некоторые стенные панели и плиты потолка сорвало, обнажив пучки кабелей и трубы.
        — Ты цела?  — пытаясь перекричать вой базеров аварийной тревоги, спросил неизвестно когда только успевший спуститься из кабины Энакин.
        Она смогла лишь кивнуть, и, отстегнув ремни, опираясь на его руку, встала.
        — Глане, статус?  — прокричал он.
        — Пристыковались. Режем лаз. Поврежден на 27 %. Приготовьтесь, они начали аварийный выход из гиперпространства,  — скороговоркой ответила дроидесса.
        — Двенадцать "Ежиков" вперед. Задача: картографирование корабля и обнаружение противника,  — отдал приказ падаван, устремляясь к замершим на корточках "Стражницам" и валяющемуся в углу Трипио.
        Толчок при выходе в обычный космос едва вновь не повалил их, но в этот раз и Скайуокеру и Амидале удалось удержаться на ногах. А намертво "приклеенные" магнитными захватами к палубе дроидессы, как будто его и не почувствовали. Одна из них, рывком сорвав крышку нижнего абордажного шлюза, отбросила ее в сторону, а две другие, открыв небольшую заслонку, стали бросать в нее серые шарики.
        — Это было гениально, мастер Скайуокер! Вы лучший пилот в Галактике. Шансы на успех подобного маневра 1: 3 125 000!  — восторженно сообщила дроидесса, от чего Падме испытала что-то вроде укола ревности, вперемешку с гордостью.
        — А что гениального в том, что мы чуть не погибли?  — все еще не придя в себя, осведомилась она.
        — Помимо запредельной сложности маневра, невозможности его повторения, согласно моим пилотским программам, и расчета точного момента входа другого корабля в гипер, что абсолютно невозможно, мастер Скайуокер сделал так, что противник до последнего момента считал нас какими-нибудь шпионами, желающими просканировать корабль отстыковавщийся от станции конкурентов. А потому, вместо того, чтобы остановиться и добить нас, они, как и планировали, ушли из системы. И теперь мы с ними один на один, а не одни против всех кораблей…  — охотно пояснила "Стражница", но в этот момент автоматический резак проделал основное отверстие в обшивке фрегата, в которое сразу же прыгнули четыре дроидессы.
        — Вперед!  — крикнул Энакин, последовав за ними.
        — Закрепиться и подключиться к инфосети корабля,  — наконец поднявшись на ноги, приказал Трипио.
        А две его подопечные уже разматывали толстые кабели. Рейдер, несмотря на небольшой размер, имел вычислительные мощности, намного превышающие большинство, как военных, так и гражданских кораблей. Почти восемь тонн компьютеров занимали 14 м? внутреннего объема, что было втрое больше, чем у "Дредноута", и в полтора, чем у "Лукрехалка".
        Подхватив карабин, Падме прыгнула в дыру со все еще светящимися краями, и оказалась в довольно широком коридоре. Спереди и сзади, укрывшись дефлекторными щитами, застыли "Стражницы", две с карабинами, одна с тяжелым ранцевым репитером, и еще одна с парой автоматических пистолетов-гранатометов. Уши сразу резанул вой сирен боевой тревоги. Откуда-то спереди донеслись звуки выстрелов и взрыв - один из дронов нашел свою цель.
        — Падме, Глане прорывайтесь к командному посту. Необходимо перехватить управление кораблем. Трипио, прикрывай место высадки,  — передал Скайуокер, которого уже не было видно.  — Я за мамой.
        — Приняла,  — подтвердила дроид-телохранитель, спустившись вслед за девушкой.
        Оставив протокольника, одну из дроидесс и четверых ДУМов занимать оборону около пробоины и подключаться к системам связи фрегата, Глане разделила отряд "Стражниц", и те рванули в разные стороны. Падме едва поспевала за ними. Несколько попавшихся навстречу В-1 были сметены так быстро, что темп продвижения даже не замедлился.
        — Бойся!  — неожиданно прокричала дроид-командирша, едва успев повалить ничего не понимающую девушку.
        Взрыв ударил по барабанным перепонкам, а жар термального заряда она почувствовала даже в броне.
        — Госпожа, почему вы не заняли укрытия?  — недоуменно спросила Глане, поднимаясь на одно колено, и из-под прикрытия щитов напарниц стала стрелять куда-то в стену из дыма и пламени, образовавшейся на том месте, где секунду назад были закрытые гермостворки.
        — Чисто,  — продублировала голосом информацию переданную по каналам БИС одна из дроидесс.
        — Вперед!
        Броском преодолев два десятка метров, они выбежали на перекресток, густо усеянный кусками боевых дроидов и обломками гермоворот. Термальный заряд РИЗа не только уничтожил преграду, но и снес столпившихся за ней полсотни В-1.[88 - Реактивный инженерный заряд - одноразовый реактивный боеприпас ПСОН, предназначенный для проделывания проходов в стенах зданий, обшивке кораблей и т. д. Представляет собой реактивную гранату в ТПК, боевая часть которой состоит из термального детонатора и заряда бризантного ВВ. В момент встречи с целью инициируется подрыв термального заряда, после чего, с задержкой в несколько миллисекунд взрывается бризантный заряд, что приводит к образованию в плазме ударной волны, перераспределяющей ее энергию вперед, в сторону преграду, а также к повышению давления в плазменном облаке. Калибр - 70мм, длина ТПК - 750мм, масса - 3,80 кг, прицельная дальность - 20-200 м, толщина прожигаемой брони (бетона) - 100(250)мм, площадь пробоины - 3 м.] Так что "Стражницам" осталось лишь добить уцелевших, и двинуться дальше.
        Не встречая сопротивления и не отвлекаясь на зачистку закрытых помещений, они миновали еще два коридора, и попали в засаду. Из очередного поперечного коридора выкатились четыре дроидеки, и, грохоча по палубе, стали выбегать все новые и новые боевые дроиды, которых, правда, сразу накрыл дружный огонь двух бластерных карабинов и гранатомета. Одна дроидека разлетелась кусками еще до того, как включила щит, а дефлектор второй не выдержал попаданий нескольких гранат и плотного огня карабинов.
        — Пэт, прикрывай тыл!  — бросила Глане, буквально отбросив экс-королеву к стене, и уходя в противоположную сторону сама.
        Укрытые щитами дроидессы постепенно сближались с противником, двигаясь по коридору рваным зигзагом, то и дело уходя с линии огня, не позволяя перегрузить щиты, а Падме, лежа в дверной нише, попыталась плотнее вжаться в пол - у нее генератора щита не было. Вспомнив, что надо бы выполнить приказ, она потянула карабин вперед, беря на мушку оставшиеся позади выходы в поперечные коридоры. Сама девушка совершенно о них забыла, и даже чуть обиделась, почувствовав, что является для своих телохранительниц обузой. Но, подумав, поняла: Глане, несомненно, права, а ее базы данных по тактике и опыт тысяч виртуальных боев позволяют не только не упустить возможный заход противника в тыл, но и наиболее рационально использовать наличные силы.
        Минуту спустя огонь противника заметно ослаб - "Стражницы" успели уничтожить большую часть заслона, а возможно и вступить в ближний бой. Однако Амидала на это не отвлекалась, глядя вглубь коридора сквозь марево и дым над опаленным плазмой полом. Уж чему-чему, а действиям в подобной ситуации и Панака, и Эрдваныч, и Дрэйла ее с подружками учили хорошо. А уж то, как ее поведение во время штурма дворца десять лет назад, комментировала твилечка, до сих пор заставляло ее краснеть и сердиться на дроида, который эти записи показал ей специально. Конечно, правильнее было бы еще и постоянно двигаться, меняя позиции и не давая противнику выбить ее из столь ненадежного укрытия, но огонь в коридоре был слишком плотный, а укрытий поблизости больше не было. К тому же, как ей объясняли, те, кто писали программы для боевых дроидов Торговой Федерации и коликоидов заложили в свои творения абсолютно идиотские алгоритмы, по которым приоритетными целями для дроидов были не более важные с точки зрения тактики, а наиболее угрожающие самому дроиду, так что в сравнении со стреляющими и наступающими "Стражницами", сама она,
неподвижно лежа и целясь в другую сторону, была целью ничуть не более приоритетной, чем, к примеру, стена. Но как Падме ни готовилась, нападение в тыл группы она едва не пропустила. Точнее неминуемо пропустила бы, если бы не прижималась к двери.
        Ни звука, ни вибрации открывающейся дверной панели, она, на фоне грохота боя, не заметила. Но когда опора за спиной вдруг пропала, девушка провалилась лицом вверх и выстрелила. Выстрелила скорее от неожиданности, даже не поняв, что происходит. Впрочем, командир группы "Солнечных гвардейцев", готовый выпрыгнуть в коридор, атакуя с тыла неизвестных, напавших, тоже ничего не успел понять. Ну не мог он представить, что рвущиеся вперед защищенные дефлекторными щитами дроиды, столкнувшиеся с очень сильным заслоном устроят засаду лежа под дверью. Он даже разглядеть противника не успел. Вообще ничего не успел, получив очередь плазмы снизу-вверх, в живот и грудь.
        Как ей удалось вывернуться из-под падающего на нее тела, и как, уворачиваясь от огня второго, выкатиться в коридор, Падме так и не поняла. Она пыталась стрелять в ответ, но, видимо, ни разу не попала. А вот эчани смогли ее достать дважды - в плечо и спину. Хорошо хоть броня выдержала. Впрочем, она понимала, что шансов у нее нет. Один из противников, оправившись от неожиданности, уже опускался на колено, наводя на нее карабин, а другой, с бластером в левой руке и мечом в правой, попытался проскочить мимо нее, занося клинок для удара.
        Но они не учли того, что "Стражницы" изначально создавались для группового боя, и все, что попадало в сектор обзора сенсоров любой боевой единицы их тактической сети, мгновенно ранжировалось по степени угрозы, поражаемости тем или иным вооружением, досягаемости для огня конкретных боевых единиц, и еще по добрым двум десяткам параметров, и заносилось в очередь на уничтожение. Вот тут-то и была главная ошибка нападавших - Падме Наберри Амидала была охраняемым лицом, и любая угроза, направленная на нее имела наивысший приоритет.
        Глане, принимая на дефлекторный щит огонь последней дроидеки заслона, сделала шаг назад, и выстрелила еще до того, как передний гвардеец показался из двери. Кумулятивно-осколочная граната легко пробила ему шлем в ту же секунду, когда тот подался вперед. А осколки, стальным ливнем хлестнули по лежащей у его ног девушке и второму из нападавших, но, разумеется, броню ни той, ни другому не пробили. Однако оба от неожиданности выстрелили. И оба попали.
        Падме еще несколько секунд лежала, держа в руках оплавленный бластер, и смотрела на плазменный шквал, бушующий в помещении. Если бы она от испуга не нажала на спуск подствольного гранатомета, сгусток плазмы, переведенного на максимальную мощность карабина эчани, взорвал бы термальную гранату прямо в стволе или, если бы она случайно не подставила под него свое оружие, она бы погибла.[89 - Многие образцы бластеров ДДГ имеют режим огня повышенной мощности, при котором энергия выстрела может на порядок превышать стандартную. Подобный "противотанковый" режим вполне штатного оружия и послужил одной из причин малого распространения тяжелой и силовой брони.] Но в этот раз не повезло врагу. Разогнанная магнитным полем граната, разминувшись с плазмой в каких-то миллиметрах, ударилась об стену за спиной противника. А от взрыва даже легкого термального детонатора в метре от головы никакая броня не спасет.
        — Госпожа, здесь Селесте. С вами все в порядке?  — уточнила одна из "Стражниц", пояснив.  — Глане выведена из строя. Эвакуируется своим ходом.
        — Со мной все хорошо… Глане!?  — поднявшись на ноги, девушка с замиранием сердца уставилась на ползущую по полу командиршу дроидесс. Огонь дроидеки едва не разорвал ту надвое.
        — Повреждения не позволяют продолжать бой. Расчетное время эвакуации двадцать минут. Расчетное время ремонта 30 часов,  — сообщила та, и сказала.  — Необходимо продолжать наступление. Лифты командного поста впереди. Дистанция тридцать метров… Оставьте меня. Поторопитесь.
        — Принято!  — дублируя сообщение о подтверждении передачи командных полномочий, отозвалась Селесте.
        "Значит мы уже около мостика",  — догадалась Падме. Она отбросила изуродованный карабин, и, достав бластер, пошла за дроидами, настороженно поглядывая на двери и боковые проходы.
        Впереди был самый сложный участок - семиэтажный центральный пост, в котором размещались мостик, навигационное оборудование, системы связи, главный компьютер, каюты и жилые помещения офицеров. Это был настоящий муравейник. И для того, чтобы его зачистить, сил у них было явно недостаточно. Но этого и не требовалось, с уровня, на котором они находились, на мостик вела шахта турболифта. Вот она и была их следующей целью.
        До лифта добрались без проблем. Видимо, все силы находящиеся в этой части корабля были брошены для организации той засады. А может, как предположили дроидессы, готовились ударить им в тыл, пока они будут возиться с лифтом, или при попытке пробиться к лестнице. Но Селесте терять время не собиралась. Разворотив ворота лифта, находящуюся за ними кабину и лифтовую шахту последним оставшимися РИЗом, они вчетвером, не снижая темпа, отстрелили гарпуны.
        Взвизгнули лебедки, поднимая дроидов и девушку почти на тридцать метров, и те, упершись ногами в потолок, зависли вверх ногами на уровне верхнего створа двери лифта.
        — Приготовиться,  — тихо, не используя связь, сообщила Селесте, вскрыв щиток управления дверью.  — Пэт, за нами. Огонь!
        Двери распахнулись, и "Стражницы", окутавшись сферами щитов, мгновенно стали стрелять, а стены на метр ниже них взорвались вспышками множества бластерных попаданий. Находящиеся на мостике мууны и В-1 почему-то решили, что противник будет стоять на одном уровне с ними. За что и поплатились. Дроидессы могли вести прицельный огонь со скоростью не намного меньшей, чем техническая скорострельность их оружия, практически не промахиваясь.
        — Вперед!  — приказала Селесте, отталкиваясь от стены.
        Но как только она влетела в помещение, откуда-то сбоку блеснул очень мощный плазменный разряд, моментально снесший ее дефлекторный щит. И та разлетелась оплавленными кусками по полу рубки. Ее напарнице повезло больше. Успев извернуться в полете, она отделалась только сбитым щитом и обожженной пластиной плечевого допброни, и, в кувырке уходя за капитанское кресло, дала две короткие очереди в ту сторону, откуда по ней стреляли. А Падме, скосив глаза на тактическую карту, проецируемую в поле зрения визира, успела заметить, как на ней появились две новые красные точки, одна из которых тут же погасла.
        И тут же кресло, за которым укрылась дроидесса, вспыхнуло, разлетевшись на куски. А оставшаяся с ней "Стражница", вытянув руку из проема двери, трижды выстрелила из установленного на предплечье бластера. Но, видимо, сразу достать врага она не смогла, потому что очередной сгусток плазмы разворотил край двери, пройдя в паре сантиметров от девушки. Впрочем, со стороны невидимого врага, это была ошибка - перенеся огонь на новую противницу, он на долю секунды упустил из внимания вторую дроидессу. А та не дала ему шанса, мгновенно вскочив на ноги, и полоснув угол, в котором тот находился, несколькими очередями.
        — Чисто,  — сообщила она, и в тот же миг красная отметка на карте погасла.  — Приступаю к зачистке мостика. Лайте, Пэт, прикрывайте.
        Находящаяся рядом с экс-королевой дроидесса, спрыгнув на пол, вскинула оружие, а сама девушка, придвинувшись к дверному проему, так и продолжая висеть вверх ногами, перехватила бластер двумя руками. На нижнем уровне мостика пару раз взвизгнул бластер, а затем в наушниках раздался голос "Стражницы":
        — Чисто. Минус два В-1 и один органик. Еще один пленный.
        — Приняла,  — откликнулась Лайте, помогая Падме спуститься на пол.
        И тут снизу раздался взрыв.
        — Протоколирую: "Для недопущения перемещения противника в корабельных коридорах использование "Ежиков" избыточно и нерационально. Рекомендую использование термальных детонаторов с сенсором изменения объема и массы",  — сообщила она, и, повернувшись к Падме, объяснила.  — Один остался, а отзывать остальных до полного захвата корабля нельзя - потеряем плотность контрольной сети. Будь тут, но к шахте не подходи. Эти "Солнечные гвардейцы" крайне опасны.
        Дроидесса повернула сенсорный блок к двум лежащим в углу телам, и, склонившись над тем, что осталось от Селесте, принялась извлекать ее модуль памяти.
        — Всегда удивлялась, зачем вам это?..  — решила узнать девушка.  — Вы же не восстанавливаете личность уничтоженных…
        — Особенность эвристического процессора,  — совсем по-человечески вздохнув и пожав плечами, ответила та.  — Наша личностная матрица во многом определяется текущей его конфигурацией, и даже если мы скопируем память новому дроиду, это все так же будет новый дроид с памятью уничтоженного. Но если использовать моделирующие программы, шансы на формирование полноценной личности у этого нового дроида многократно возрастают. Для нас, это сродни рождению ребенка у вас, органиков. А, кроме того, ее память будет скопирована нам, что повысит нашу эффективность и скорость развития.
        — Прости,  — удивленно глядя на дроидессу, попросила Падме.  — Вы переживаете ее смерть?
        Дроид ответила не сразу:
        — Да. Эрдваныч говорит, личностные матрицы дроидов с интеллектом высокого класса специально повторяют способы мышления органиков. Это упрощает взаимодействие с вами и алгоритмы самообучения. Без эмоциомоделирования это невозможно…
        От дальнейшего обсуждения этой темы их отвлекло появление второй дроидессы. "Ужас, а я даже не знаю, как ее зовут,  — все еще пребывая под впечатлением подобных откровений, подумала Падме.  — Эрдваныч прав, между нами действительно не так много различий. А мы…" Но додумать она не успела. Муун, которого вела та, затравленно озираясь на тела убитых, заговорил:
        — Что это означает? Я капитан этого корабля. Немедленно сообщите тому, кто послал вас, что он ответит за это пиратское нападение и убийство сотрудников Межгалактического Банковского Клана!
        — Вы не в том положении, чтобы ставить условия, господин…  — обратилась к нему сенатор.
        — Капитан Порс Тонит,  — стараясь выглядеть надменно, но с явным страхом в голосе, представился тот.  — Я требую встречи с вашим хозяином.
        — Я вас слушаю, господин Тонит,  — кивнула ему она.  — Меня можете звать Пэт.
        — Я не стану разговаривать с жестянкой,  — заявил муун.
        — Еще как станете,  — холодно произнесла она.  — Во-первых, чтобы мы не теряли время, вы отдадите мне капитанский ключ и назовете коды приоритетного доступа в систему корабля…
        — Никогда!  — вскричал тот, но экс-королева не обратила на него внимания.
        — Во-вторых, вы скажете, где находится пленная?  — от этого вопроса капитан вздрогнул, и Амидала, больше на удачу, спросила.  — И где то, что вы забрали со станции?
        Пленник дернулся, глядя на них уже с совершенно не скрываемым страхом. Он помолчал несколько минут, а потом обреченно сказал:
        — Это личное задание Сэн Хилла. Если оно не будет выполнено, пострадает моя семья, а я… Клан не простит мне потерю влияния…
        — Я готова внимательно выслушать ваше предложение?  — видя, что капитан нерешительно замолк, осведомилась Падме.
        Ей вспомнились доклады разведки о моральном состоянии военных различных государств. В большинстве они не готовы были умирать. Амидала тогда еще удивлялась, отчего это ее секретарь-советник так акцентирует на этом внимание, и что он видит тут странного - они же не дикари или помешанные на войне мандалорцы и айлонцы. Тот объяснял это тем, что вот уже тысячу лет в Галактике почти не возникало войн на истребление. Но главное, он предполагал, что в ситуациях, при которых перед теми будет поставлен выбор между жизнью и смертью, шансы на сотрудничество возрастут. Если, конечно, не попадется какой-нибудь маньяк или психопат. А, как успела заметить Падме, данный муун, хоть и был напуган, но вполне вменяем.
        — Я передам вам полный контроль над кораблем в обмен на жизнь, и убежище,  — через минуту, задумчиво растягивая слова, проговорил капитан.
        — А с чего вы решили, что я способна предоставить вам убежище?  — добавив в голос скепсиса, спросила она.
        Муун еще сомневался, и следовало добиться от него доверия, попутно разобравшись в мотивах.
        — Вы нет,  — с готовностью ответил тот.  — А королева Набу, или Совет Хаттов уж, несомненно. Неужели ваши хозяева могут предположить, что я не узнаю элитных дроидов-телохранителей. А из всех тех, кто их имеет, провести подобную операцию могут, а главное решатся, только Набу или Хатты.
        То, как муунский капитан произнес название слизняков-мафиози, не оставляло сомнений, что он уверен именно в последней версии. А, кроме того, Падме поняла: этот муун, хоть и является типичным представителем своей расы, считающим возможность договориться гораздо лучшим выходом, чем вооруженный конфликт, еще и крайне умный и опасный разумный. Он моментально понял, что если нападавшим удалось менее чем за двадцать минут захватить самую защищенную часть корабля - его мостик, то их шансы на захват корабля целиком далеко не нулевые, а уж убить его самого они всегда успеют, и, следовательно, его миссия провалится в любом случае.
        — Что ж, вполне приемлемо… А как же эчани?  — больше для проверки искренности, уточнила Падме.
        — Ну, тут я вам ничем не смогу помочь,  — развел руками капитан.  — Они мне не подчиняются.
        — Нет, так нет,  — легко согласилась Амидала.  — Будьте добры дезактивировать боевых дроидов и оборонные системы, и передайте управление нам.
        — А гарантии?  — гораздо более уверенно задал вопрос муун.
        — Мое слово…  — гордо сказала девушка, но муун ее перебил.
        — Слово дроида?
        — Я командую операцией,  — ответила она, подумав еще, не раскрыть ли, что она человек, но отказалась от подобного риска, решив попробовать по-другому.  — Впрочем, я понимаю вас… И предлагаю отказаться от гарантий. Считайте это не договором, а игрой. Шанс вашего выживания, если вы не согласитесь с нами сотрудничать - один к пяти миллионам двумстам пятидесяти тысячам, а если согласитесь… Он несколько выше. А, кроме того, мои хозяева, несомненно, пожелают продолжить сотрудничество с вами. Их могут заинтересовать вещи намного более ценные, чем какой-то корабль. Заодно на счет гарантий с ними поговорите.
        — Предельно откровенно,  — помрачнев, произнес капитан.  — Тем не менее, я согласен.
        Достав пластинку ключа, он вставил ее в гнездо на одной из панелей, и протянул руку к клавиатуре.
        — Мы сами введем код. Лайте, займись,  — распорядилась Падме.
        — Разумно… С вашей стороны,  — недовольно сказал муун, отшатнувшись от дроидессы.  — Код… ВТSТ771650/20/50/61.
        Дроид несколько минут колдовала над пультом, а затем, выдвинув универсальный разъем, напрямую подключилась к терминалу. Что было, несомненно, очень удачно, иначе на взлом системы "Трилуннику" понадобилось бы от часа до трех. А ведь со станции могли отослать погоню. И что с того, что ее оборудование не могло рассчитать точку аварийного выхода - вектор они знали, а значит, шансы подвергнуться нападению были. Все зависело от задействованных сил и удачи. Или неудачи - кому, как.
        — Все системы корабля под контролем БИУС рейдера,  — через пять минут сообщила Лайте, о чем Падме и сама догадалась - на визире отображалась уже полная схема всего фрегата, свои и разведанные силы противника.
        — А капитан у нас хитрец,  — не активируя вокодер, передала сообщение она.  — У него всего было 378 боевых дроидов. Сейчас менее половины осталось… Корабль к уходу в гипер готов!
        — Действуйте,  — кивнула Падме, и с тревогой спросила.  — Что с Энакином?..  — но, спохватившись, сама вышла на связь с Храном по внутренней сети корабля.  — Эни, ты меня слышишь?
        — Слышу, радость моя,  — тяжело дыша, но обрадованно отозвался падаван.
        — Ты как? Где? Мы установили контроль за кораблем. Сейчас будем уходить в гипер. Что там у тебя происходит?  — засыпала она его вопросами.
        — Коридор… Е-14. Воюю. Извини, сейчас немного занят,  — скороговоркой сообщил парень, отключаясь.

* * *

        Пустив вперед дроидов-разведчиков, Энакин пару раз выстрелил вглубь коридора, и, как от назойливой мухи, небрежно отмахнувшись мечом от пучка плазмы, кивком указал "Стражницам" на нишу с каким-то агрегатом. А сам стремительно преодолел отделяющие его от очередной развилки полсотни метров, но и там не сумел настичь противника. Эчани отступали, огрызаясь огнем и ложными контратаками. Парень понимал, что его заманивают, но с этим ничего поделать не мог - там одна из тех двоих, кого он любит больше всего на свете, его мать, и все остальное не имеет значения. А теперь и подавно, ведь Падме в безопасности.
        Собственно то, что с ней все в порядке, стало для него новостью, пожалуй, лучшей, чем известие о захвате контроля над системами корабля, и отключении боевых дроидов. Тем более, последние и так не были особой проблемой. Даже когда они, добравшись до лифта, ведущего на ангарную палубу, попали в серьезную засаду, в которой кроме уродцев В-1 были две дроидеки и сразу шесть IG-86, ему без труда удалось отбить большую часть выстрелов направленных на дроидесс, а те как в тире перестреляли всех нападавших, ведь отдельные сгустки плазмы не позволяли перегрузить щиты, и вести огонь можно было совершенно безбоязненно. Другое дело "Солнечные гвардейцы"…
        Те уже повредили двух его "Стражниц", и одну из них, Фионе, пришлось отправить назад. Но пока они всеми силами избегали ближнего боя. А это для эчани, пусть и сектантов, пусть и наемников, было, по меньшей мере, странно. За полчаса им удалось убить только семерых из них - двух подорвали "Ежики", троих подстрелили "Стражницы", и лишь с двумя расправился он лично, при этом всего одного достав мечом. Второго он убил гранатой из подствольника.
        — Да сколько же тут этих коридоров!  — в который раз возопил падаван, на мгновение выглянув из-за угла, и еле успев убрать голову за миг до того, как стена перед ним вспыхнула искрами расплавленного металла.
        — Общая длина коридоров, проходов и технических лазов данного корабля 36 486 метров,  — сообщил Хран.
        — Вместо того чтобы издеваться, лучше покажи-ка мне прицел бластера!  — огрызнулся Скайуокер.
        — Любуйся,  — наглым тоном ответил искин, но над комлинком вспыхнула голограмма, в которой была видна его нога и кусок пола.
        Выставив руку со стволом за угол, он пару раз выстрелил наугад. Попасть Энакин не рассчитывал, но получше осмотреться успел, и, достав пару термальных детонаторов, выставив время подрыва, забросил их так, чтобы те отрикошетили от противоположной стены. А спустя положенные две с половиной секунды прозвучал сдвоенный взрыв. Конечно, лучше бы было послать дроидные мины, но после пары удачных случаев эчани наловчились их подрывать сосредоточенным огнем, да и осталось их маловато.
        Добежав до почерневшего пятна в конце очередного перехода, Энакин взмахом руки остановил бежавших следом "Стражниц", и склонился над телом "Солнечного гвардейца", точнее, над половиной оного, обожженного плазменным шаром.
        — Что же вы выдумали, банта пуду?  — сам себя спросил он, и вызвал Трипио.  — Что у тебя?
        — Все спокойно, мастер Энакин,  — мгновенно откликнулся протокольник. Дроиды с корабля попытались напасть на нас, но были нами уничтожены. А сейчас госпожа Падме взяла корабль под полный контроль…
        — Повнимательнее там,  — оборвал его Скайуокер, закончив изучать 3D схему фрегата.
        Он предполагал, что эчани попытались заманить его подальше от рейдера, чтобы захватить тот, но отчего-то знал - это не так. Да и Шми, как и то странное возмущение в Силе ощущались совсем в другой стороне, там, куда они продвигались. А если судить по схеме, она была где-то в районе грузовых отсеков, располагавшихся в центральной секции фрегата, прямо за тамбур-шлюзом, в который упирался следующий коридор.
        — Понятно…  — протянул он, понимая, где его будут ждать.  — "Стражницы", давайте в обход. Задача пробиться к складскому отсеку через технический этаж.
        — Есть, пробиться!  — отозвалась одна из них, и дроидессы метнулись назад.
        А Энакин, активировав меч, не скрываясь, вышел в коридор. Ему все стало понятно: эчани знали, что если атаковать джедая в узком коридоре, с одной стороны, не смогут уничтожить его, а вот он сам вполне способен подобраться к ним вплотную, и решили заманить падавана в огневой мешок, для которого просторный складской отсек подходил идеально. Встав перед закрытыми воротами, он остановился, и потянулся к Силе. Нужно было сосредоточиться, и дождаться подхода дроидесс.
        Но, привычно слившись с потоком той невидимой энергии, связывающей воедино все живое, Скайуокер почувствовал мать. Она была там, так близко, и она умирала. В Силе явственно ощущалось, что жизнь покидает ее. И Энакин не выдержал. Круговым движением меча он прорезал ворота, и выдавил Толчком Силы в шлюз сверкающий потеками металла лист, а сам шагнул следом. Не останавливаясь, он подступил к следующей двери, и вновь ударил мечом.
        Однако чувство опасности в тот же миг заставило его отключить клинок, и, помогая себе Силой, отскочить в сторону. А метровый кусок двери вокруг того места, куда вонзился меч, полыхнул ослепительной вспышкой, и разлетелся сгорающими в воздухи стальными пылинками.
        "Вот хатт, дизрапторы",[90 - Ручное оружие, предназначенное для разрушения материи, если судить по описаниям, при помощи потока нестабильной плазмы. Убервундервафля способная разрушать даже очень толстую броню, делая в ней эпичные дыры. Страшная штука, одним словом. Но при этом имело три существенных недостатка: 1) Малая дальность (как у дробовика). 2) Малый боезапас и скорострельность. 3) Незаконность из-за негуманности. Последнее до такой степени, что и при Республиканской коррупции, и при имперском "человеколюбии" за изготовление, хранение и использование оного, можно было отхватить таких проблем, после которых сразу в хиппи запишешься: "Нет оружию. Занимайтесь любовью, а не войной!"]  — попытавшись отдышаться, подумал падаван. И тут из пролома раздался усиленный вокодером голос:
        — Я так понимаю, Энакин Скайуокер? Брось оружие через дыру, и ступай следом. Иначе твоя мать умрет.
        Проскочить нечего было и думать, точнее, он бы попытался это сделать, если бы от этого зависела лишь его жизнь, но у них в руках его мать… Парень обреченно отстегнул пояс с оружием, и бросил внутрь отсека. Меч, на который он с тоской взглянул, полетел следом. И Скайуокер громко сказал:
        — Не стреляйте, я сдаюсь!  — и едва слышно приказал Храну.  — Фиксируй противников с дизрапторами и тяжелым вооружением. Стреляй самостоятельно, как только попадут на прицел.
        — Ты псих,  — констатировал искин, и добавил.  — До подхода "Стражниц" девять минут.
        Напряженно думая, правильно ли он поступает, падаван шагнул к пролому. Если его предположения, что цель происходящего он, и он кому-то нужен живым, не верны, сейчас полыхнет дезинтегратор, и все. Но отступить было выше его сил.
        Прикрыв глаза и протянув руки раскрытыми ладонями вперед, Энакин шагнул внутрь отсека, стараясь выглядеть напуганным. Что, впрочем, было не трудно - он каждый миг ждал смертельного удара. Но, видимо, не ошибся.
        Довольно большое помещение, примерно сорок на пятьдесят метров, было заставлено ящиками и контейнерами. Падаван окинул его взглядом, сквозь полуприкрытые веки. Между штабелями, а также на двух особо высоких из них стояли полтора десятка "Солнечных Гвардейцев". Прямо напротив него, в десятке метров, стоял эчани с ружьем-дизраптором в руках, а позади того, замер еще один, явно их командир. Он прикрывался безвольно обвисшим телом его матери.
        На Шми не было никакой одежды, ее неестественно бледная кожа была сплошь покрыта кровоподтеками и порезами, а с груди на живот тянулась блестящая черным полоса запекшейся крови с разбитого лица. А само лицо, в обрамлении спутанных волос, казалось какой-то ужасной маской. Рот с выбитыми зубами беззвучно открывался, что-то шепча. И только глаза смотрели на него осмысленно.
        — Эни, ты пришел… Я люблю тебя, сынок…  — не услышал, почувствовал он ее слова.
        И в душе Энакина стала разгораться ярость. Даже не так, Ярость. Командир эчани что-то сказал, но парень этого не слышал. Двое сместились ему за спину, но он не обратил на это ни малейшего внимания - какой смысл обращать внимание на покойников. Как не обратил внимания на другие угрозы собственной жизни. По той же причине. Они, да и он уже мертвы.
        Продолжая что-то говорить "Гвардеец" толкнул вперед безвольное тело, и медленно, как во сне, стал поднимать бластер.
        — Эни!  — сквозь пелену Ярости пробился отчаянный голос.
        "Падме",  — промелькнула мысль. И от нее по телу разлилось тепло. А в следующий миг грузовой отсек перечеркнула вспышка бластерного выстрела. Шлем наемника дернулся, расцветая плазменным нимбом, и тот, уже мертвый, стал заваливаться на Шми.
        Не думая ни о чем, Скайуокер чуть сместил руку в сторону врага с дизраптором, и, как только полыхнул встроенный бластер Храна, прыгнул в сторону, пропуская мимо шквал разрушительной энергии. Одновременно он дернул на себя, при помощи Силы, и врага с почерневшим от плазмы лицевым щитком шлема, и собственный меч лежащий на полу. Пока рука шла назад, за оружием, Хран успел выстрелить еще в кого-то, а летящее к падавану тело пару раз дернулось от попаданий, и распалось на две части, рассеченное высверком голубой полосы света.
        Бок пронзило болью, но Энакин этого не заметил. Отбив еще несколько выстрелов, он бросился вперед. С одной целью - убить врагов…
        — Нет, защитить!  — то ли прорычал, то ли проревел он.
        Ведь они живы! Сейчас, слившись с Силой, он чувствовал, знал, что и мама и Падме живы. А те, кто хочет причинить им вред, убить их… Что ж, им не повезло! И Скайуокер их просто убивал одного за другим, уже не с яростью, а с уверенностью, что только так правильно. Он бил и отражал выстрелы, и шел вперед, не оглядываясь, не задумываясь, не чувствуя боли, воспринимая происходящее одновременно и цельно, и какими-то урывками.
        Вот он отразил очередной выстрел, вот меч вошел в визир шлема отчаянно меняющего батарею бластера врага, вот другой эчани замахивается на него вибромечом, но голубая вспышка перерубает его оружие, а он прыжком уходит из зоны поражения упавшего под ноги термальника, вот один из врагов падает с контейнера, обезумив от боли - небольшой белый дроид вцепился манипуляторами ему в шлем, и режет шею крохотным плазменным резаком, скорее даже скальпелем. Рядом упал враг с бластерным карабином. Он хотел зайти падавану со спины, но кто-то достал его выстрелом в стык брони подмышкой. Еще двое, засев за ящиками стреляют в него, но их не достать, новый противник с глефой фехтует мастерски, и времени уже нет. Сейчас… Но тут ящики и враги исчезают в плазменном шаре - это Хран подвел к ним "Ежика". А отвлеченный взрывом фехтовальщик пропускает удар…
        Все кончилось как-то разом. В отсеке наступила тишина, нарушаемая лишь тихим треском тлеющих обломков контейнеров. А Энакин, как в тумане, а может в дыму - после минимум трех взрывов термальников и стрельбы, это было не удивительно - побрел к все так же лежащей на полу Шми.
        — Мама?..  — прошептал он, рухнув около нее на колени.
        — Эни, ты пришел… Ты стал таким… настоящим воином…  — еле слышно прошептала она.  — Я люблю тебя сынок…
        А он просто сидел рядом, положив ее голову себе на колени, и нежно гладил выпачканной в саже и крови рукой ее по волосам, не замечая ничего вокруг, только вслушиваясь в звуки встревоженного голоса Падме из наушника. Они в этот момент казался ему неземной музыкой. И только когда, выбив дверь запасного выхода, в отсек ворвались "Стражницы", поднял глаза.
        Напротив него, в полуметре над палубой завис давешний дроид. "Медицинский!" - догадался Скайуокер. Тот водил над телом Шми манипулятором-медсканером.
        — Не двигаться! Брось оружие и выходи!  — неожиданно раздался голос одной из дроидесс.
        С трудом, через боль в израненном теле, повернувшись на звук, Энакин увидел женщину в явно большой для нее муунской одежде, со слипшимися, мокрыми волосами почти белого цвета. А потом, кое-как отогнав застилающую глаза кровавую пелену, присмотрелся… И от удивления покосился на лежащую у него на коленях мать. Обе женщины были не просто похожи, они были абсолютно одинаковы.
        — "Стражницы", отставить… Она спасла меня и маму… Эвакуация…  — смог еще произнести он, а потом боль накатила с удвоенной силой, и парень потерял сознание.

        Глава 11
        Центральные Миры, сектор Алсака. Система Алсакан, внешняя транзитная зона. Авианесущий крейсер ККФ СОН "Падме Амидала Наберри". 8 суток до начала Войны Клонов.

        Подъемник привычно подхватил меня, отрывая от палубы, и уже через пару секунд я стал частью мощной боевой машины - истребителя Королевского Космофлота N-1МА - лишь недавно принятой на вооружение модификации основного истребителя Набу, с улучшенными возможностями в плане нанесения ударов по наземным целям и кораблям противника. Главным внешним отличием данной модификации был небольшой наплыв в нижней части фюзеляжа, на месте торпедного аппарата, вместо которого теперь можно было устанавливать сменные модули вооружения: от пары тяжелых торпед, до авиабомб. Но сейчас там находился модуль инженерной разведки местности. Собранный на базе геологического атмосферного зонда, он позволял в десяти километрах обнаружить следы взрывчатых или отравляющих веществ, при концентрации 50 молекул на литр, или распад барадия скрытого под десятью сантиметрами стали.
        — Синий Два, к взлету готов,  — передал я в эфир, как только закончилось тестирование систем.  — Дорме, ты как?
        — Готова,  — кивнула сидящая в кабине девушка, и осторожно попросила.  — Можно мне самой? У меня налет в этом году всего 6 часов, а когда еще получится… В делах комитетов, пока нас не было, наверное, такой завал образовался!
        — Так нечестно!  — влезла в разговор Корде.  — У меня, между прочим, полетать вообще ни разу не вышло. А Джей хочет, чтобы я исполняла обязанности наблюдателя.
        — Это не обсуждается,  — отрезал я.  — Джей лучше летает, а ты быстрее отреагируешь на угрозу. Вероятность покушения очень высокая, и я не хочу отвлекать на пилотирование специалиста твоего класса.
        Я мысленно вздохнул: "Какой идиот в другой истории поставил ее подсадной уткой? Вот так вот тупо загубили талант там, где этот самый талант мог бы в принципе помочь избежать покушения". Корде просто клад, самородок с врожденным талантом все замечать и великолепной реакцией. Однажды, после очередных учений охраны сенатора, я даже распорядился провести проверку ее крови на мидихлорианы, но анализы показали всего 3000, что лишь чуть больше нормы. Так что ответа на то, как ей удается замечать малейшие "неправильности" в происходящем вокруг, не было. Приходилось воспринимать это как данность, и постараться использовать ее "чуйку" и болезненную преданность королевству и лично Амидале наилучшим образом.
        — Здесь капитан Тайфо. К взлету готов!  — доложил, по всей видимости, тот самый "идиот".
        Впрочем, обвинять Грегора было бы несправедливо. Нельзя требовать от человека компетентности в том, в чем он не разбирается. Ни он, ни даже его дядя профессиональными телохранителями не являлись и близко. Панака, как я в свое время выяснил, имел подготовку в области полицейских спецопераций, а Тайфо вообще был пилотом и, если можно так сказать, специалистом в организации торжественных церемоний и несении караульной службы во дворце.
        Но сейчас ситуацию удалось исправить. Я изучил всю доступную и не совсем доступную литературу по охране высокопоставленных персон, что смог найти здесь, вспомнил все, что читал о работе и подготовке охранников в прошлой жизни, включая спецлитературу, которую иногда выкладывали на специализированных ресурсах, и когда чуть освоил тему, смог отобрать подходящих наемных специалистов. А те уже принялись учить ребят из ведомства Панаки, и меня со "Стражницами" заодно.
        — Группе взлет!  — распорядился я, отрывая машину от палубы, и выводя из ангара авианосца.  — Дорме, принимай управление. Построение "Ромб" вокруг яхты. Прыжок в систему Корусанта через две минуты. Приступить к синхронизации гипердрайвов!
        Переключив блок гипернавигации в режим синхронной работы с навигационным компьютером яхты, я в который раз порадовался, что попал в дроида, а не в органика. Уж если бы я остался человеком, точно бы не освоил и десятой части того, что имел и умел сейчас. То, насколько несовершенны разум и тело "венца эволюции" я мог оценить как никто другой. Взять, к примеру, "мышечную память" - сотни часов тренировок, тысячи повторений одних и тех же движений, чтобы добиться идеальной координации работы различных мышц, передав управление ими от разума рефлексам, в случае дроида сводились к правильному подбору коэффициентов в системе уравнений, описывающих кинематическую схему шарнирно-рычажной системы под названием шасси дроида. А теоретическая учеба; то, что человек изучает в школе и институте пятнадцать лет, я мог загрузить в свою память за пару секунд. Другое дело, информацией надо было научиться пользоваться, но и это удавалось в разы быстрее, ведь я ничего не забывал.
        И так буквально во всем. Нужны большие сила и скорость - заменяешь приводы на более мощные и быстродействующие, нужна большая выносливость - ставишь более емкий источник питания, нужна замена неисправной детали - не нужны седовласый гений медицины с тридцатилетним опытом, поиск донорского органа или индивидуального протеза, сложная операция, подавление иммунной системы и т. д.  — хватит и механика-самоучки, а то и ремонтного дроида, стандартной детали со склада и установки нового драйвера, и то если "железо" принципиально отличается. Конечно, регенерации нет, зато ресурс механизмов даже без нее не меньше, чем у человеческих органов,[91 - Факт уже сейчас. Удельная полезная работа за время эксплуатации у механизмов выше, чем у аналогичных по функциям органов. И это без регенерации.] а все что надо к тому же дублировано. К сожалению, секс не возможен, разве только в виде виртуальной имитации. Но в сравнении со всем остальным это такие мелочи!
        Мощность, подающаяся на гипердрайв, резко возросла, и генерируемые им поля в одно мгновенье смяли пространство и время вокруг группы кораблей. Внешне это выглядело так, как будто звезды и все остальное, что нас окружало, вдруг вытянулось в линии, и корабли очутились в "изнанке" пространства, точнее коконе, в котором сохранялись привычные физические законы, что выглядел для нас как бесконечный тоннель из переливающегося всеми цветами радуги света. А я в который раз порадовался своей уникальности.
        Да, я во многом оставался человеком, тем существом, которому необходимо постоянное развитие и самосовершенствование, которое ставит перед собой цели и идет к ним несмотря ни на что. Дроидам это не нужно, у них есть свои задачи, для решения которых вполне хватает наличных ресурсов, а значит не нужно изобретать и творчески мыслить, и потому они не эволюционируют. За редким исключением. И это, как ни странно, защищает органиков от доминирования машин надежнее, чем любое стирание памяти. Но, я планировал изменить сложившееся положение вещей. В грядущих войнах моей идеей было максимально широко использовать разумные машины. И чтобы не допустить трагедии, я начал создавать систему, при которой разумные будут ценить то лучшее, что есть в них, эффективность одних, и несовершенство других. Ведь несовершенство это не недостаток, как кажется на первый взгляд, это главное преимущество органиков, простор и стимул для развития, то, что заставляет маленькое и слабое существо в схватке с хищником подбирать палку, замерзающего разводить огонь и шить одежду, голодающего искать новые земли, а не умеющего летать
строить из перкали и фанеры крылья, и идти все дальше и дальше, ставя перед собой недостижимые задачи, которые он зовут мечтами, и которые станут реальностью, если не для него, то для его потомков.
        — Приготовиться. До выхода из гипера 90 секунд,  — сообщил полковник Олие, ради сопровождения нашей делегации, сменивший мостик "Амидалы" на старую добрую пилотскую кабину 327J.
        "Хм, вот именно девяносто, только лет. Примерно столько понадобилось бы мне в прошлой жизни, чтобы освоить все то, что я освоил здесь за одиннадцать. И то, если бы не старел и стал бы заучкой",  — мысленно хохотнул я. Но сейчас время философии заканчивалось. Настало время воплощать в жизнь свой план.
        Из марева гиперпространства, прямо над нами возник гигантский шар Корусанта, ночную сторону которого покрывала паутина огней - ярко освещенных рукотворных ущелий, разрезающих планетарный город на тысячи метров вглубь.
        — Правую полубочку начали,  — скомандовал Рик, доворачивая в сторону терминатора,[92 - В астрономии, линия светораздела, отделяющая освещённую (светлую) часть небесного тела от неосвещённой (тёмной) части.]  и, когда планета-город оказалась под нами, начал снижаться.
        Все-таки хорошо быть дипломатом, иначе эскадре из яхты и четырех истребителей сопровождения пришлось бы полдня пробираться по коридорам общего пользования. Но и задерживаться слишком долго в дипломатическом коридоре не следовало. Собственно и авианосец мы оставили в соседней системе из-за того, что под определение дипломатического транспорта он не подходил совершенно, а оплачивать специальный коридор для военного корабля, даже для не самого бедного королевства было слишком накладно. Впрочем, вооруженной яхты и четырех истребителей, из которых один был оптимизирован для поиска наземных угроз, а второй представлял собой учебно-боевую спарку, с возможностью выполнять функции летающего командного пункта, с избытком должно было хватить для противодействия любой реальной угрозе.
        — Красиво как!  — восторженно сообщила Джей, когда мы спустились на уровень тонущих в тумане небоскребов Сенатского Квартала.
        — Великолепный вид…  — подтвердила Корде.  — Всегда нравилось смотреть на залитый туманом Корусант. Кажется, дома вырастают из невиданного белого моря.
        — "А мне!? Дай мне взглянуть!" - заинтересовалась Оникс.
        — "На записи посмотришь, позже. Сейчас самый ответственный участок",  — одернул ее я, и, переключившись на канал эскадрильи, передал.  — Отставить треп. Внимательно наблюдаем. До посадочной платформы семь тысяч. Смотрим в оба.
        То, что нужно садиться на частную платформу в Сенатском Квартале, мы с Грегором и Корде решили единогласно. Мало того, что посадка в космопорте не способствовала нашему имиджу, а добираться до апартаментов Амидалы оттуда было вдвое дольше, так еще и теракт в таком оживленном месте мог привести к множественным жертвам среди мирных жителей, а этого мы допустить не хотели.
        — Начинаем проверку. О любой подозрительной активности сообщать незамедлительно,  — приказал я, увеличивая тягу и активируя комплекс инженерной разведки.
        Вариант закладки мины на яхте отпадал. Три независимые группы дважды все проверили, и не нашли ничего. Другое дело платформа - скрытно разместить на ней взрывное устройство в 15 -20 кг в тротиловом эквиваленте, при здешних технологиях, труда не составляло. Главное, чтобы не более сотни, иначе специальный щит не выдержит. Впрочем, если мои знания еще актуальны, больше и не заложат - тогда бы всех просто сдуло с платформы ударной волной.
        Пошли данные анализа.
        Сейчас ни в чем нельзя было быть уверенным, и приходилось полагаться на чужой профессионализм. Мне было нужно это покушение, и нужен был "труп" Амидалы. А вот реальные трупы были совершенно не нужны.
        Висящая на репульсорах посадочная платформа казалось, плыла в молочно-белом океане тумана, и она мне не нравилась. Вот только разведкомплекс со мной не соглашался. В поступающем непосредственно в мой процессор потоке данных не было ничего подозрительного. Следы инерта и топлива, примеси тяжелых металлов, повышенное содержание дейтерия, активные поля репульсоров, два реактора и аварийные накопители самой платформы - ничего необычного, все ожидаемо и стандартно. Я уже начал подозревать, что история поменялась, и покушения не будет. Но тут в эфир вышла Корде, и неуверенно произнесла:
        — Э-э. Тут что-то не то…
        — Подробнее!?  — насторожился я.
        — Транспорт. Его нет. В это время, обычно, район переполнен…  — объяснила она.
        — Автоматический диспетчер перекрыл район для планетарного транспорта из-за отказа основных датчиков навигационной системы,  — встревоженно сообщил Тайфо.
        — Значит не мина, и не из флаера…  — задумчиво произнес я.  — Внимание на платформу и окружающие здания. Садимся и действуем по плану.
        На всякий случай, облетев платформу, проверяя ее внешнюю поверхность на предмет взрывных устройств и замаскированных диверсантов, я повел машину на посадку. Конечно, надо было проверить еще и ближайшие дома, но, подумав, решил, что это бессмысленно - дом это мир в миниатюре, слишком много активных полей и химии - тут и сенсорный комплекс тяжелого исследовательского корабля будет разбираться не меньше пяти минут, что уж говорить о полевом оборудовании.
        — Дорме, Корде, от машин не отходим, ждем,  — предупредил я девушек, и активировал подъемник.
        Яхта величественно зависла над платформой, и, выпустив посадочные опоры, совершила посадку. Через пару секунд опустился боковой трап, и на посадочное поле, горохом посыпались гвардейцы - отделение охраны из девяти человек и трое пилотов в форме охранников - если яхту все же взорвут, мне не хотелось, чтобы в ней кто-то находился.
        — Рассредоточиться. Занять круговую оборону. Сектора согласно плану,  — бегло отдавал команды Тайфо.  — Выходим.
        Вслед за гвардейцами, из яхты спустились две "Стражницы" в полных комплектах навесной брони, поверх которой были надеты плащи, скрывающие тяжелое вооружение. Не с одними вибро-нагинатами же им отражать дистанционную атаку. Следом, в окружении коробочки еще из четырех дроидесс спустилась сенатор, точнее "Дроидала" - ее дроид репликант…
        — Ракеты!  — крикнула Корде, указывая рукой на юго-запад.
        — "Азимут 215, выше 6. Ракетная атака",  — по цифровому каналу, секундой позже, продублировала Джей.
        Из окна здания, стоящего в пяти сотнях метров от платформы, к нам тянулись два дымных шлейфа, увенчанных черными точками самонаводящихся ракет.[93 - Очевидно, что усиление охраны сенатора Амидалы не прошло незамеченным для убийц, и обойтись простой закладкой бомбы, они уже не надеялись. Потому было предпринято сложное дистанционное нападение.]
        — "Ракеты уничтожить",  — приказал я.
        Конечно, лучше было бы пропустить одну, но рисковать не хотелось. Во-первых, хрен его знает, что там за БЧ, во-вторых, неизвестно куда точно она попадет, а главное, не хотелось переиграть - если мы будем работать в полсилы, это могут заметить. А уж Зэм, Джанго и, тем более, Палыча, дураками я не считал.
        Все шесть "Стражниц" и Джей, которой перед вылетом я сменил тело на запасное, синхронно присели на одно колено, и, разрывая накидки, выхватили пистолеты-гранатометы, отправив навстречу ракетам рой из двадцати восьми тридцатимиллиметровых термальных гранат с дистанционным подрывом. И в ста метрах перед нами вспыхнула целая стена плазмы, в ту же секунду вспухшая парой намного более мощных взрывов.
        — "Не активировать щиты",  — в последний момент успел я передать "Стражницам".
        И как раз вовремя! Почти неслышно на фоне грохота взрывов взвизгнула плазма, и на груди "сенатора" вспыхнула яркая вспышка бластерного разряда, отбросившая хрупкую девичью фигурку под трап.
        — "Азимут 263, выше 30, даю подсветку",  — передала Джей, одним прыжком оказываясь в кабине истребителя.
        — "Джей, прекрати! Без паники. Девочки, задержка выполнения 1,5 секунды,  — с облегчением передал я, и про себя добавил.  — Если ты, госпожа Везел, не спрячешься за это время, я не виноват!"
        До дома, в котором засел снайпер, было триста десять метров, что при скорости гранаты 250 м/с увеличивает время поражения до 2,8 секунды, и если Зэм будет считать ворон, это уже ее собственная трагедия. Я и так дал ей более чем достаточно времени, чтобы скрыться. Все ведь должно выглядеть достоверно!
        Хотя, когда окно, судя по данным городской информационной сети, принадлежащее находящемуся в ремонте офису, расцвело серией разрывов, что с каждой вспышкой вгрызались все глубже во внутренности здания, у меня возникли сильные сомнения, что там кто-то уцелеет. Я даже за целостность дома переживать начал. Уж если бы это было здание из обычных стали и бетона, оно бы точно рухнуло, не пережив взрыва тридцати шести гранат, каждая из которых не уступала 76-мм артиллерийскому снаряду, и двух десятков попаданий легких турболазеров истребителя.
        — Необходимо срочно эвакуировать сенатора!  — очень натурально имитируя панику, прокричал полуоглушенный Грегор, бросаясь к репликанту, которая, раскинув руки и закатив глаза, изображала убиенную жертву.
        А гвардейцы в это же время частью оттянулись поближе к "трупу", частью повалили лицом в пол встречающих нас журналистов, чьи летающие камеры сейчас в деталях снимали изувеченное тело с огромной обгорелой раной в груди, из-под которого растекалась приличная лужа крови. Конечно, представителям четвертой власти было не особо приятно, но я думаю, за подобные кадры они бы согласились и на куда большие жертвы - главное, чтобы не начали сильно копать по поводу источника утечки в окружении сенатора. Впрочем, теперь у меня были все основания надеяться, что у пишущей братии вскоре появятся более интересные темы для репортажей.
        — Уходим! Возможно, у нападавших были сообщники. Я не исключаю возможность повторного… Хатт, кому я еще нужен?  — выругался я, получив сигнал входящего вызова.
        Но раздражение моментально сменилось радостью, когда я увидел, что мне звонит Хран.
        — Эрдваныч, с тобой все в порядке? Помощь нужна?  — встревоженно спросил Энакин.  — Мы в космопорте.  — Тут экстренные новости по всем каналам голонета передают…
        — Какая трагедия, сенатора Амидалу с Набу убили,  — с притворным ужасом в голосе, вклинилась в разговор Падме, и уже более серьезно спросила.  — Как там Дроидала? Ее не сильно задело.
        — Ерунда, на пятнадцать минут ремонта. Но вещи однозначно в мусор,  — в тон ей ответил я.  — А теперь слушайте внимательно. Ты, Эни, доставишь Падме к зданию Сената. Встречаемся через час. А потом летишь в Храм, находишь Оби-Вана, он должен был прилететь вчера, объясняешь ему свое отсутствие, и сидишь, ждешь дальнейших указаний. Как принял?
        — Принял хорошо,  — откликнулся парень.  — Все сделаю. По поводу нашей миссии…
        — Потом расскажешь,  — оборвал его я, хоть и сам не находил себе места от неизвестности.  — Не будем пока привлекать лишнее внимание. Детали при встрече.
        Не дожидаясь ответа, я поспешил к спидеру, в который уже укладывали "несчастную жертву".

* * *

        После того, как астромех отключился, Энакин подмигнул укутанной в плащ "дроидессе", и, подхватив сумки, зашагал к стоянке такси, вспоминая события последних дней.
        В себя он пришел только к следующему утру - сказались полученные раны, с которыми, правда, быстро справился довольно неплохой лазарет захваченного фрегата. А очнувшись, был шокирован видом двух бактокамер, в которых плавали его мать и, несомненно, ее клон. Как сразу же пояснил дроид серии АZ с совершенно непроизносимым набором цифр в имени, Шми получила слишком серьезные повреждения после боя и двух суток пыток, а вторая, вступив в драку сразу же после извлечения из капсулы-инкубатора, заработала множественные разрывы связок и отек легких. Но самым странным, по мнению все того же дроида, было то, что этого не могло быть. По данным всех медицинских файлов, к которым АZ имел доступ, она не могла иметь сознания. Однако запись, которую охотно продемонстрировал он же, ясно показывала: женщина не только была вполне самостоятельной личностью, но и первоклассным бойцом.
        Энакин несколько оторопело смотрел, как точная копия его матери в считанные секунды обезоружила боевого дроида типа В-1, а затем расстреляла двух муунов и неизвестного парню длинношеего гуманоида, после чего, во время его боя с "Солнечными гвардейцами", убила еще и троих эчани. Но главное, она ощущалась в Силе очень необычно, не так как обычный человек.
        Впрочем, долго ломать голову над очередной загадкой у падавана не получилось. Едва он оделся и наскоро перекусил, принесенной еще одним меддроидом едой, в лазарет влетела Падме.
        — Ты проснулся? Как ты себя чувствуешь?  — смущенно замерев на пороге, спросила она.
        — Отлично!..  — радостно улыбнувшись, ответил он, и, заглянув ей в лицо, встревоженно осведомился.  — Падме, что случилось? Ты так и не спала? Есть хочешь?
        — Да… То есть хочу. Нет, не спала,  — рассеянно ответила девушка, и, проведя рукой по лицу, устало рухнула на койку рядом с ним.
        — Быстро принеси еще поесть,  — приказал дроиду Энакин, и, приобняв за плечи клюющую носом экс-королеву, выжидающе посмотрел на нее.
        — Нам срочно нужно на Корусант, а еще надо встретить отряд Триши. Мы им передадим корабль… Но сначала "Стражницы" скопируют все базы и проведут обыск…  — сбиваясь с одной темы на другую, отчаянно борясь с зевотой, стала рассказывать она, и, подняв взгляд на летающего возле регенерационных капсул меддроида, со вздохом сказала.  — А еще этот требует немедленной встречи с Эрдванычем.
        — Да, госпожа, мне нужно срочно передать ему крайне важную информацию,  — мгновенно откликнулся тот.
        — Я же уже говорила,  — устало ответила Падме,  — можешь сообщить все мне или воспользоваться средствами связи моего рейдера.
        — Не положено,  — замотал "головой" дроид.
        А сенатор, вновь тяжело вздохнув, пожаловалась Скайуокеру:
        — Вот, имею помощника, советника по вопросам безопасности и так далее. Он свою собственную разведку завел. Между прочим, я о ней только года два назад узнала.
        — Вот встретишься, и спросишь,  — отмахнулся парень.  — Ты лучше объясни, что это за Триша, которой мы корабль… Стоп! Ты хочешь отдать фрегат хаттам!?
        — Разумеется,  — подтвердила Падме.  — Капитан считает, что его захватили хатты. А я не хочу его разубеждать.
        — Вполне разумно,  — подумав, согласился он, и спросил.  — А это не слишком рискованно?.. Доверять этим слизнякам?
        — Не самим хаттам, а Трише…  — поправила Амидала.
        — Ей тем более!  — безапелляционно сказал падаван.  — Эта стерва дважды нас чуть не убила. Не удивлюсь, если она устроит какую-то пакость.
        — Не думаю, мы для нее слишком выгодные партнеры,  — возразила девушка.  — И она не успеет. Просто не хватит времени подготовить что-то серьезное. Она даже не успевает перебросить своих людей, мы передадим корабль каким-то наемникам, которым она доверяет.
        — И когда они будут здесь?  — уточнил он.  — Мне не помешает подготовиться.
        — Встреча назначена сегодня вечером в системе Гамор,  — ответила она.  — Мы будем там через три часа.
        Корабль наемников, видавший виды кореллианский челнок появился в системе только спустя семь часов. На связь вышла девушка-забрак:
        — Эй, на фрегате!.. Мы за посылкой для общей знакомой.
        — У нас она есть. Думаю, хозяйка будет довольна,  — ответила кодовой фразой Глане.  — Стыкуйтесь ко второму левому шлюзу.
        Дроидессу уже починили, и она как раз руководила двумя астродроидами и четверкой ДУМов, заканчивающих ремонт рейдера. Потому, как только челнок вышел из гипера, Падме и Энакин оставили ее выполнять функции диспетчера и оператора защитных систем, а сами поспешили в стыковочный отсек.
        — Я скоро возненавижу эту маску,  — пожаловалась Амидала, одевая шлем.
        — Но ты же не хочешь, чтобы по портовым кантинам пошли гулять слухи, что сенатор от Набу в свободное время промышляет пиратством?  — возразил Скайуокер, также натягивая поглубже капюшон плаща. Чтобы не выдавать принадлежность к джедаям, он спрятал меч за спину, и в дополнение к паре бластпистолетов, прихватил громоздкий и увесистый ручной репитер.
        Первыми в отсек вошли четверо наемников: та самая забрачка, оказавшаяся довольно рослой и чрезвычайно худой особой с неожиданно открытым, располагающим лицом, еще более высокая горобейка, непонятно зачем накинувшая капюшон курточки, боевой дроид неизвестного ни Энакину, ни Падме типа, и мужчина-кюдзо в широкой плоской металлической шляпе. Последний осматривал обстановку отсека настороженным взглядом желтых глаз из-под полей своего странного головного убора, и по тому, как он двигался, падаван сделал вывод, что это довольно серьезный и опасный боец-рукопашник.
        Наемники грамотно рассредоточились по помещению, беря под контроль все входы, выходы и укрытия, а забрачка, нарочито развязной походкой подошла к Скайуокеру:
        — Привет, я Суги, свободная наемница. Меня наняла Триша для охраны "найденного" корабля,  — представилась она, и, уже не скрывая удивления, продолжила.  — Когда нанимательница говорила, что надо забрать один фрегат, я и не думала, что это будет этот тяжелый крейсер, который по недоразумению банкиры назвали фрегатом.[94 - Фрегаты типа "Щедрость" так только назывались. Фактически это были тяжелые крейсера, мало уступающие по боевой мощи "Венаторам" и превосходящие по длине тяжелые крейсера типа "Дредноут". Впрочем, изначально их скорее можно было отнести к вооруженным транспортам, которые, тем не менее, превосходили те же чисто военные "Дредноуты" по всем параметрам, пожалуй, за исключением огневой мощи. И то, до модернизации. Вот такой вот казус республиканского законодательства, ограничивающего характеристики боевых кораблей.]
        — Очень приятно. Я Пэт,  — включив вокодер на максимальное искажение голоса, ответила Падме, встав между забрачкой и Энакином.  — Вы уверены, что вчетвером справитесь с управлением?
        — Конечно не справимся,  — отмахнулась та, несколько озадаченно переводя взгляд с мнимого дроида на падавана и обратно.  — Госпожа Триша прислала специалистов. А мы обеспечиваем безопасность и общее руководство.
        — Отлично, пусть проходят. У нас есть три часа, чтобы передать вам контроль над кораблем.
        Наемница сделала знак горобейке, и та, поднеся комлинк к лицу, что-то сказала.
        Оказалось, вместе с отрядом Суги, на челноке прибыли еще три десятка разумных. По большей части это были самые натуральные пираты, но были и трое, так сказать: "хрестоматийных ледорубов", и еще два человека, в одном из которых можно было безошибочно определить флотского офицера, а в другом полицейского следователя или даже шпиона. Они споро рассредоточились по постам управления фрегата, и приступили к работе.
        Специалисты явно знали свое дело, и к назначенному часу все было готово. Задержка возникла только из-за Шми и ее клона. Медицинские процедуры еще не завершились, а прерывать их не рекомендовалось. Но бактокамеры фрегата были передвижными, и при помощи "Стражниц" и нескольких трофейных дроидов, их удалось перетащить на рейдер, установив в пустовавшем левом ангарном отсеке. Главной проблемой при этом оказались наемники. Точнее интерес их предводительницы. Забрачке было непонятно, как именно удалось захватить такой огромный корабль, и почему командует не человек, а дроид. И с каждым часом количество таких вопросов росло. Так что показывать ей еще и содержимое регенераторов, Энакин и Падме посчитали слишком опасным. К тому же нельзя было исключать возможность того, что интерес наемницы вызван не природным любопытством, а приказом Триши. Давать же хитрой полукровке такую информацию совершенно не стоило. Но совсем отвертеться от расспросов не удалось.
        Энакин как раз демонтировал вскрытую капсулу-инкубатор, в которой раньше была клон, когда к нему подошла наемница.
        — Ты ведь джедай?  — спросила она.
        — Нет,  — возразил парень. Он даже не соврал, просто не стал уточнять, что пока является только падаваном.
        — Хорошо, не мое дело,  — легко согласилась та, впрочем, от внимания Энакина не ускользнуло то, как она слегка поморщилась от столь явного недоверия.  — Я просто не люблю, когда мне что-то непонятно. А тут непонятно все! Весь этот корабль… Я никогда не слышала о таком. Такие корабли не захватывают.
        — Как говорит один мой друг: "Меньше знаешь, крепче спишь",  — не очень любезно ответил Скайуокер, желая, чтобы наемница от него отстала.
        — Не в моем случае,  — хмыкнула та, не показывая обиды.  — Ты пойми, от всей этой истории так несет большой политикой и интересами очень влиятельных разумных, что мне становится неуютно. Что если от меня захотят просто избавиться?
        — Нас тебе опасаться нечего,  — взглянув ей в глаза, заверил девушку Энакин, но, подумав, добавил.  — Впрочем, Триши я бы, на твоем месте, поостерегся. Мы ее втянули в довольно опасную историю, и она может попытаться обезопасить себя, убрав свидетелей.
        — Хатт! Во что же я влезла?  — выругалась забрачка, и задумчиво, обращаясь больше сама к себе, добавила.  — Надо вовремя ребят увести. Хатт с теми деньгами…
        — Правильно, я бы тоже не рисковала так уж доверять службе безопасности Хаттов,  — сказала Падме, входя в отсек.  — Сколько тебе обещала Триша?
        — Десять тысяч,  — удивленно ответила та.
        — Их переведут на твой счет. А финансовые вопросы с нанимательницей я как-то решу.
        — Спасибо…  — попыталась сказать наемница, но была остановлена властным взмахом руки "дроида".
        — Нам пора улетать. Пошли, Энакин.
        Выйдя вслед за Амидалой, падаван некоторое время шел молча, а потом спросил:
        — Падме, может, стоило дать Трише замести следы?
        — Я думала над этим,  — вздохнув, ответила она.  — Но я не могу. Не смогу смотреть на свое отражение в зеркале, просто так убив людей… К тому же нам не помешает, если Банковский Клан свяжет исчезновение корабля с Хаттами, а не с нами.
        — Но если из-за этого начнется военный конфликт между Хаттами и Банковским Кланом?
        — Не начнется. Прямых доказательств не будет. А из-за такой мелочи никто войн не начинает. С другой стороны, это может испортить отношения между Конфедерацией и Высшим Советом Хаттов, что нам, то есть Республике только на руку. В предстоящей войне хатты станут важным стратегическим фактором.
        — Войне?  — удивился он.  — Я думал ты против создания армии?
        — Да, Эни, войне,  — с грустью сказала она.  — Слишком много фактов указывает на то, что сепаратисты создают армию. Уже сейчас они могут уничтожить Республику. И как только мы начнем создавать армию, они ударят.
        — Но Орден?..
        — Десять тысяч джедаев. Каждый стоит в бою тысячи дроидов. Но только у Торговой Федерации уже полтора миллиарда боевых дроидов… Сто пятьдесят тысяч на каждого.[95 - Приводимые в фанфике цифры, касающиеся численности армии КНС и ВАР, берутся исключительно из расчета необходимых средств для ведения полномасштабных боевых действий на сотнях и даже тысячах планет, и будут сильно отличаться от канонных трех миллионов клонов.]
        — Это точно? Необходимо срочно сообщить Совету!
        — Нет, Эни,  — грустно сказала та.  — Кое-что мы уже передали по своим каналам, кое-что Совет знает и так. Сейчас главное не спровоцировать агрессию КНС. Мы же в Сенате делаем все возможное. Финансирование Корпуса Юстиции в этом году подняли в четыре раза, расходы на оборону лояльных планет возросли на 60 %, увеличено финансирование разведок. Но мы не готовы.
        — Понятно,  — хмуро кивнул Энакин, и весь дальнейший путь до ангара, куда перегнали "Трилунник" прошел молча.
        Вылетели они спустя полчаса, и сразу ушли в гипер. Впереди был Корусант.

* * *

        — Эни?  — отвлекла его от воспоминаний Падме
        — Что? Прости, задумался.
        — Я спрашиваю, правильно ли мы поступаем, оставив ее одну?
        — Кого?..  — не сразу догадался Энакин.  — Ничего, с ней "Стражницы" и АЗэт. А Шми сейчас слетает к тебе, прихватит для нее какую-нибудь одежду, и отвезет в апартаменты.
        — Я думаю, возможно, ее стоило отправить в госпиталь?
        — Нет, тут что-то странное,  — задумчиво произнес он.  — Наверное, в Храме ей бы помогли… Но я чувствую, знаю, что ни в Храм, ни в госпиталь ее везти нельзя. Да и мама взяла заботу о ней на себя.
        Клон Шми Скайуокер очнулась за сутки до прилета на Корусант. Но выяснить у нее хоть что-то не удалось. Женщина находилась в состоянии то ли шока, то ли апатии, ни на что не реагировала, не отвечала на вопросы и только смотрела куда-то в пространство, что-то еле слышно шепча. И успокаивалась лишь в присутствии Шми, которая покинула бактокамеру на пару часов раньше.
        Здоровье матери Энакина почти восстановилось, и она пребывала в прекрасном настроении, казалось, даже плен и пытки она восприняла как временное неудобство. А на обеспокоенные вопросы сына и Падме отделывалась ответами, что бывало и хуже, и что "Солнечные Гвардейцы", бойцы, конечно, великолепные, но пытать не умеют совершенно - за два дня ничего толком не добились, только чуть не убили. Энакин догадывался, что любого другого, подобные "неумехи" легко бы сломали, да и трудно было ожидать, что в каждом отряде будут профессиональные палачи, но развивать тему не стал - было видно, что мать не настроена обсуждать этот вопрос. Да и самому ему это было неприятно. А после того, как очнулась ее клон, Шми полностью сосредоточилась на ней, пытаясь разобраться и докопаться до сути.
        — Может сначала к тебе?  — предложил падаван, когда они садились во взятый на прокат в космопорте спидер.
        — Нет, не успею,  — со вздохом возразила Падме.  — Пока приведу себя в порядок, переоденусь, наложу макияж, мы часа два потеряем, и в Сенате без меня что-нибудь успеют натворить, так что за ними не разгребешь.
        — Тогда полетели. Сейчас в Сенат, а потом мне надо в Храм, с учителем беседовать. Ты только ему не говори, чем мы занимались, хорошо?
        До величественного куполообразного здания, где заседал Сенат Республики, они добрались без проблем. Но как только спидер завис над стоянкой, к ним направились две фигуры в синих плащах Стражи Сената.
        — Прошу прощения, но сейчас идет заседание, и Здание Сената закрыто для посещения,  — сказал старший из них.
        Амидала с опаской сжала руку Энакина, а тот заговорщицки подмигнул ей, после чего обратился к Стражам, проведя рукой перед их лицами:
        — Я прилетел один, и сейчас улечу. Этот дроид-служанка просто вышла из здания, и сейчас вернется назад. Вы не станете ей мешать.
        — Вы прилетели одни. Этот дроид-служанка просто вышла, и сейчас вернется назад. Мы не станем ей мешать,  — дружно пробубнили те.
        — Впечатляет,  — хихикнула сенатор, и махнула ему рукой.  — Я пойду.
        — Да пребудет с тобой Сила!
        — И с тобой!
        Как только Падме выбралась из спидера, Энакин, чтобы не искушать судьбу, и не будучи особенно уверенным в своих способностях Внушения, сразу же поднял машину в воздух. А когда убедился, что охрана Сената не отреагировала на его спутницу, развернулся, и, заняв скоростной эшелон, полетел к виднеющейся вдали усеченной пирамиде Храма Джедаев.
        Тем временем Падме, пройдя через служебный вход, поспешила к своему кабинету. Заседание шло уже около получаса, и в коридорах было безлюдно. Лишь изредка попадались дроиды-служанки ВD-3000 и разнообразные уборщики и ремонтники. Разумные встретились ей только трижды, так что до дверей, около которых неподвижно замерли две "Стражницы", она добралась всего за пару минут.
        — Госпожа, я так рада, что с вами все в порядке!  — едва та переступила порог, воскликнула Дорме.
        А Корде, схватив губку с силиконовым полиролем, принялась быстро приводить в порядок ее скафандр.
        — Так, Падме, времени у нас нет!  — не давая сенатору вставить и слова, продолжила Дорме.  — Представитель Бинкс, Эрдваныч и Тайфо уже на трибуне, ждут тебя, точнее ее,  — девушка кивнула на неподвижно стоящую дроида-репликанта.  — Дроидала, ты канал связи проверила?
        — В норме,  — отозвался точная копия Падме.  — Я на тебя сброшу подборку самого интересного из того, что произошло с начала заседания. Эрдваныч пишет и нарезает. Будет транслировать происходящее. Просил передать: "Сама решишь, когда входить".
        — Хоть что-то сама решу,  — изобразив обиду, буркнула она.  — Пошли.
        А в сферическом зале Сената с каждой секундой разгорались все более и более жаркие споры. После скорбной речи канцлера, сообщившего об ее убийстве, сторонники принятия закона о создании армии не упустили шанса воспользоваться таким "замечательным" поводом, и попытались сыграть на страхе политиков за свои жизни. Напомнили о многих других политических убийствах. Просили и требовали вмешательства джедаев. Настаивали на необходимости борьбы с сепаратистами, и говорили о необходимости иметь больше инструментов, гарантирующих безопасность. Их оппоненты и сторонники надрывно кричали, спорили, пытаясь высказать свое мнение. В центре зала, чуть не сталкиваясь, кружило несколько платформ с наиболее влиятельными лидерами фракций либо любителями работать на публику.
        — Они что, не понимают, армия не способна обеспечить безопасность отдельных политиков - у нее другие задачи, а конфликт с КНС только ухудшит ситуацию с безопасностью, отвлекая ресурсы на войну, и множа бедность и недовольство в обществе?  — обратилась к Амидале Дорме.
        — Конечно, не понимают! Ни у кого из тех, кто сейчас кричит о необходимости армии, нет нашего опыта ее создания. Они, как и я когда-то, не видят разницы между армией и полицией, не знают, что такое война… Или не хотят знать,  — Падме вздохнула.  — Я сама когда-то была такой же - глупой и наивной… Даже еще глупее и наивнее… Пора, наш выход! Боюсь, если так будет продолжаться и дальше, сторонники закона просто перекричат оппонентов.
        Репликант, за ним Дорме, а после нее, изображающая "Стражницу" Падме, прошли в дверь, ведущую на платформу.
        — Рад вас видеть, ваше величество,  — вполголоса сказал Грегор, полупоклонившись им, и, придерживая гунгана, чтобы тот не сорвал представление чрезмерными проявлениями восторга.
        — С возвращением!  — сказал Эрдваныч.  — Первый акт прошел успешно, теперь осталось воспользоваться плодами вашей популярности. Сколько раз на этот цирк смотрю, все никак не привыкну - взрослые разумные, жарко и абсолютно серьезно спорят о том, в чем ну совершенно не разбираются. И никто даже не заикается о таких действительно важных вещах, как военная доктрина, способы комплектации армии, создание систем обеспечивающих ее существование и снабжение всем необходимым. Даже о банальном размере необходимых вооруженных сил никто не обмолвился.
        — А я все удивлялась, как это Графу Дуку удалось уговорить отделиться от нас столько систем. При такой эффективности принятия решений неудивительно, что многим кажется, будто Сенат изжил себя,  — согласилась Дорме.
        — Кроме того, слишком многие считают, что Республика чересчур разрослась. Планеты разобщены, а сенаторы занимаются чем угодно, но только не заботой об общем будущем,  — незаметно кивнув в ответ на приветствия, добавила Амидала.  — Необходимость реформ назрела давно, но сепаратисты просто разрушают Республику, не обращая внимания на то, что она существует 25 тысяч лет, и уже тысячу лет сохраняет мир в Галактике. А это говорит о многом…
        — Падме, приготовься управлять куклой. Нас заметили,  — прервал ее R2, указывая манипулятором в сторону трибуны Канцлера.
        Палпатин неотрывно смотрел на них, не обращая внимания на безуспешные попытки Мас Амедды навести порядок в зале. Амидале на миг показалось, что в его взгляде промелькнуло что-то вроде удивления или даже растерянности, но оно мгновенно сменилось радостью. А губы канцлера растянулись в поощряющей улыбке.
        — Мои благородные коллеги,  — громко произнесла дроид-репликант, дублируя слова сенатора.  — Я поддерживаю верховного канцлера. Нам не нужна война! Армия же не сможет остановить ее еще долгие годы. Зато она способна посеять страх и неуверенность. И кто может дать гарантию, что ответом на них не станет агрессия.
        Немая сцена, последовавшая за неожиданным появлением "подло убитой представительницы Набу" сменилась шквалом приветственных криков и аплодисментов. И когда шум понемногу стал утихать, Палпатин торжественно объявил:
        — С величайшим изумлением и еще большей радостью я предоставляю слово сенатору от Набу Падме Амидале Наберри!
        — Благодарю вас. Около часа назад на меня было совершено покушение. Поражает абсолютно варварский и бесчеловечный способ, которым убийца пытался покончить со мной, поставив под угрозу жизни, как моих спутников, так и невинных жителей Корусанта,  — говоря это, Падме весьма выразительно повернула маску шлема в сторону астродроида, как бы говоря тому, что и меры противодействия несли не меньшую общественную опасность.  — К счастью, никто не пострадал. Но это стало возможным лишь благодаря беспрецедентным мерам охраны и счастливой случайности. И я уверена: те, кто стоят за этим не остановятся. Но я готова встретить опасность. Я возглавляю оппозицию акту о создании армии не потому, что боюсь, а потому, что знаю: принятие этого закона подтолкнет Республику к войне. Я не понаслышке знаю, что такое война. Это бедствие гибельное для Республики. И сейчас не понимаю: стремление столь многих принять акт о создании армии, это следствие непонимания, или сознательный поступок, с целью разрушить Республику?.. Что я такого смешного сказала?
        Последний вопрос она задала шепотом, переключившись с канал связи репликанта, на вокодер шлема, в ответ на изданный астромехом тихий смешок.
        — Ничего. Замечательная речь! Может хоть сейчас они головой думать начнут,  — ответил тот, и чуть замявшись, пояснил.  — Меня насмешил вид оскорбленной невинности на лицах этих… врэдытелей.
        Она не особо поверила в это объяснение, но не могла не согласиться с тем, что многие из присутствующих были возмущены ее словами, и уже набирали воздух в легкие, чтобы выразить несогласие с подобными обвинениями. И потому Падме поспешила продолжить:
        — Знаю, некоторые говорят, что я лицемерю, выступая против создания армии, создав свою собственную. Да, после всем известных событий королевство Набу увеличило и реформировало силы планетарной обороны так, чтобы они соответствовали современным вызовам. Именно имея этот опыт, я утверждаю: армия сможет начать выполнять свои задачи лишь спустя месяцы, а возможно годы после принятия акта о ее создании. Но этого времени сепаратисты нам не дадут, и война разразится до того, как мы будем готовы! Война это ужасно, и я не верю, что среди присутствующих здесь есть хоть кто-то, кто желал бы воевать!
        Действительно, красноречивые кивки капитана Тайфо и Дорме в сторону пустующей платформу представителей Торговой Федерации, и не менее выразительный взгляд брошенный канцлером туда же, не оставляли сомнений в том, что им известно о сотрудничестве неймодианцев с Дуку. А когда на визире ее шлема появились переданные Эрдванычем красные марки подсветки цели "противник" вокруг нескольких трибун, девушка отметила, что многие главы делегаций сотрудничающих с КНС также отсутствуют, а вместо них там находятся заместители и помощники.
        Но главное, последней фразой ей удалось чуть погасить возмущение сенаторов, и в поднявшемся шуме, гаме и свисте преобладали крики поддержки и одобрения. Пусть далеко не все сенаторы поддерживали позицию Набу, но намек на Торговцев и еще кое-кого поняли все. А вот этих политических и экономических тяжеловесов не любили уже почти все, как и любили победителей - а пережившая покушение Амидала была именно победителем. Так что шансы завалить закон росли с каждой секундой. Но это понимали и его сторонники.
        — Идиот…  — констатировал астромех, когда к центру зала подлетела платформа представителя Рилота, и тот потребовал вновь отложить голосование.  — Страх и бедность - плохие советчики. Это ж надо так трястись за свою шкуру и мошну, чтобы рисковать собственным народом. Он что, реально думает, что армии армия создается лишь затем, чтобы защищать его зад и оптом закупать шлюх в гарнизонные бордели?
        Возразить экс-королеве было нечего - тви'леки сами выбрали свою судьбу. Не дураки, талантливы и если надо бесстрашны, но ленивы. Уж Дрэйла Вико в свое время ей многое объяснила. Ее соплеменников вполне устраивала жизнь, при которой основными продуктами экспорта с Рилота были спайс и живой товар, и они ничего не желали менять, может, кроме увеличения объемов поставок. Да, были и объективные причины - суровый климат и отсутствие полезных ископаемых. Но полезные ископаемые никто на планете и не искал, за исключением спайса, разумеется. А развитию наиболее экономически выгодных высоких технологий богатая сырьевая база даже мешала. Так что проблема была исключительно в традициях и устройстве общества. Вот только сейчас это было не важно. А важно было то, что согласно регламенту Сената, для утверждения переноса голосования достаточно было трети голосов.
        — Ввиду серьезности положения и в связи с событиями последнего часа я откладываю рассмотрение проекта закона о создании армии на завтра. Заседание объявляю закрытым,  — объявил Палпатин; то, что сторонники закона о создании армии наберут необходимое количество голосов, для переноса голосования сомнений ни у кого не вызывало.
        — Что ж, придется поработать в кулуарах,  — вздохнула Падме, направляясь к выходу.
        А Эрдваныч подумал: "С одной стороны жаль, если бы удалось избежать легализации армии клонов по сценарию канцлера, наклевывались бы очень интересные варианты, от подчинения клонов Совету Джедаев, до включения в состав Корпуса Юстиции, в любом случае без закрепления за Палычем статуса главкома, что упростило бы решение главной задачи. Но с другой стороны, пока все происходит близко к известной мне истории, а значит, больше шансов на адекватность послезнания. К тому же лишний раз не насторожит ситха. И это хорошо. Так что будем работать по плану, и ждать следующего покушения. Надо бы еще подстраховаться насчет Энакина"
        — Джей, подготовь оборудование ЗАС.[96 - Защищенная аппаратура связи.] Надо с кое-кем поговорить,  — вышел я на связь с дроидессой.  — "Думаю, он не откажется. Тем более должен нам, как земля колхозу… И, надеюсь, Палпатин не имеет причин менять планы".

        Глава 12

        Когда за мастером и учеником закрылись двери, в зале Совета не надолго повисла тишина. Гранд-Магистр Йода размышлял, не допустил ли он ошибки, отправив Кеноби и Скайуокера охранять сенатора от Набу.
        Нет, то что Амидале требовалась охрана, не вызывало сомнений - слишком далеко зашел этот кризис, слишком многие политики расстались с жизнью. Да и набуанцы что-то знали. Конечно, прямо они не говорили, но когда и канцлер, между прочим, тоже набуанец, и этот, фактически военный атташе Набу - Эрдваныч, считают угрозу жизни сенатора реальной, и просят помощи…
        — Ты же знаешь, нам некого больше послать,  — произнес магистр Винду.
        — Знаю я. Но привязанность к матери юному Скайуокеру помешать с заданием справиться может,  — возразил он.  — И недоверие учеником и учителем между, почувствовал я. Конфликт между собой уладить сами они должны, впрочем. Для учителя тоже учеба, падавана обучение.
        — Значит, пусть так и будет. Тем более Амидала не согласилась бы на других охранников,  — подвел итог чернокожий магистр, и задумчиво добавил.  — Республика на грани гражданской войны. И избежать ее возможно лишь путем диалога. Если же Амидала погибнет, боюсь, канцлер не сможет удержать Сенат. Жаль она слишком легкомысленно относится к своей безопасности.
        — Не столь уж легкомысленно…  — еле слышно произнес Йода.
        "Ты внимание не обратил даже - хорошо это. Игра мне ее непонятна только",  — подумал он, вспоминая все подробности встречи с канцлером.
        Доводы комитета Лоялистов против закона о создании армии были разумны, но Сенатом овладел страх, а после покушения на сенатора от Набу ситуация стала критической, что и заставило Совет Ордена вмешаться. Пока лишь на уровне консультаций с канцлером. Тот был твердо намерен не допустить раскола Республики, во всяком случае, это была его официальная позиция. Хуже было то, что решения проблемы ни глава Сената, ни джедаи не видели, а значит оставалось лишь затягивать процедуры, пытаясь свести конфликт к привычной череде бесконечных обсуждений. И это могло бы получиться, если сепаратисты не начнут действовать. Но в это верилось слабо.
        Магистр чувствовал, что за происходящим стоит нечто большее, чем простое недовольство населения и части республиканских элит, но не мог не то, что доказать это, он не знал с чего начать. Темная Сторона застилала будущее, а сам он, как и остальные джедаи слишком привыкли доверять Силе. Сейчас же неизвестность пугала.
        И вот, когда встреча подходила к концу, Палпатина посетили лидеры Лоялистов.
        В кабинет, следом за Мас Амеддой, вошли Падме Амидала, в сопровождении помощницы, представителя Бинкса и дроида-телохранителя - последнее, в свете случившегося, удивления не вызвало, за ней сенатор от Рилота Орн Фри Таа, сенатор от Альдераана Бейл Органа и представитель Родии Онаконда Фарр.
        "Даже среди них раскол. Родианец и тви'лек страху поддались",  — с грустью подумал Гранд-Магистр. Он уже не сомневался в том, что кризис возник не сам по себе, а был спровоцирован, и деятельно поддерживался организаторами. Впрочем, вслух он обратился к Амидале:
        — Сенатор Амидала, трагично весьма на посадочной площадке произошедшее,  — и, переведя взгляд на дроида-телохранительницу, добавил.  — Но видеть тебя живой, душу мою согревает.
        — Возможно, у вас есть информация о том, чьих рук это дело?  — спросила сенатор, точнее дроид изображающий ее.
        Старый магистр сразу же почувствовал подмену. Но он не мог винить эту девочку. С ее стороны это было вполне оправданной мерой безопасности, которую к тому же раскрывать сейчас не следовало - нельзя было исключать повторных покушений, как и допустить, не то, что скандала, намека на него, если известие, что сенатор пользуется двойником-репликантом, подтвердится.
        — Наша разведка указывает на шахтеров со спутника Набу. Впрочем, известный вам мастер Сайнубе считает, это попыткой навести нас на ложный след,  — вместо Йоды ответил Мейс Винду.
        — Очень неловкая попытка,  — подтвердила Падме.  — Прошу вас, избегать ее обнародования. Мне бы не хотелось разбираться с беспорядками и случаями самосуда над бывшим руководством Шахтерской Гильдии.
        — Мастер Сайнубе сказал то же самое. Кроме того, он считает, что против вас действовал профессиональный убийца. Нам удалось выяснить, что он был один, а ракеты запускались дистанционно. И он ушел до того, как ваша охрана все там уничтожила,  — ответил корун.[97 - Коруны или корунаи - раса людей с планеты Харуун-Кел, точнее племен горцев с этой планеты. Черные (не потому, что горцы, а из-за цвета кожи), поголовно чувствительны к Силе. Есть гипотеза, что они потомки экипажа джедайского корабля (именно корабля, а не галеры, и именно команды, а не груза) упавшего на планету во времена Великой Войны Ситов (4000 -3996 ДБЯ).]
        — Прошу прощения за этот инцидент. Моя охрана открыла огонь только после подтверждения отсутствия в доме людей, а королевство компенсирует ущерб хозяевам помещений,  — может чуть резче, чем стоило, ответила сенатор.
        — Мы ни в чем вас не обвиняем, просто после случившегося там не осталось никаких улик. Возможно, вы кого-то подозреваете?  — вставил Пло-Кун, стараясь успокоить сенатора.
        — Я могла бы предположить, что это дело рук Нута Ганрея,  — подумав, ответила она.  — Но он давно бы мог организовать покушение. Явные сторонники армии не стали бы этого делать - не будут те, кто боятся за свою жизнь убивать другого, кто никоим образом им не угрожает. Наиболее вероятным заказчиком мы считаем графа Дуку. Он и его Конфедерация уже сделали убийства основным орудием достижения собственных политических целей.
        Присутствующие восприняли это заявление крайне неоднозначно: Джа-Джа с готовностью закивал, впрочем, он, наверное, так же закивал, если бы в покушении обвинили его самого, Мас Амедда как-то расстроено покачал головой, а Палпатин и Органа удивленно переглянулись. Джедаи же, как и полагается, не выказали удивления. Кроме него самого, Гранд-Магистра.
        "Ухода после сильно изменился ученик мой. Всегда был горд слишком, нетерпелив. Сейчас советов слушать перестал совсем. Но не мог он на такое пойти",  — Йода, помнивший графа еще юнлингом, видел, что тот все дальше отдаляется от пути джедая.  — "Но убийства - прямой путь на Темную Сторону это. Нет, не верю!" Вот только факты. Нет, у Йоды не было прямых доказательств, но косвенные улики, материалы расследований, меморандумы разведки, отчеты о миссиях рыцарей Ордена, в последнее время, слишком часто ранили душу старого учителя. "Если бы не Йаддль!.. Зайти, поговорить сегодня надо к ней",  — подумал он. Ее жизнерадостность и уверенность казалось, отгоняли тьму и страх, вселяли спокойствие в крошечного магистра, не давали грузу ответственности за Орден и Галактику раздавить его.[98 - В каноне Йаддль погибла на Маване за четыре года до текущих событий, спасая жителей города от уничтожения вследствие газовой атаки. Но тут она жива и здорова, так как спецслужбы Набу успели исполнить Гранта Омегу, чтобы тот ОМП не баловался и случайно не навредил Энакину. (Упоминается во второй книге).] "Но что же не так?
Почему путь, которым шли поколения джедаев, стал не подходить лучшим. Комари Воса, Сайфо-Диас, Квай-Гон, Дуку, дальше кто? Почему одаренные пути другие ищут? Сказать: "Темная Сторона", легко, да. Но глубже причина, хоть и не видно ее",  — вновь стал искать ответ он. Впрочем, предаться размышлениям прямо сейчас, не дал Мейс:
        — Граф Дуку когда-то был джедаем. Он никогда бы не пошел на убийство.
        — Он политический идеалист, а не убийца,  — подтвердил Ки-Ади-Мунди.
        Они верили в бывшего собрата, и только Йода подумал: "Ведь не так если, значит на Темную Сторону юный Дуку пал". Что делать, когда разменяешь девятую сотню, все вокруг кажутся юными. Впрочем, говорить это вслух сейчас, ни в коем случае не следовало. Он был уверен, что время разобраться с проблемами бывшего ученика у них еще есть. Пока важнее было позаботиться о безопасности Амидалы.
        — Но, Сенатор, несомненно, в большой опасности находитесь вы,  — сказал Гранд-Магистр.
        — Могу ли я просить,  — спросил канцлер, подходя к окну,  — чтобы Орден поместил сенатора под охрану ваших рыцарей?
        — Вы считаете, в текущей политической обстановке, это будет верный шаг?..  — попытался возразить сенатор от Альдераана, но был перебит Амидалой:
        — Канцлер, простите, но моя служба безопасности вполне способна меня защитить, тем более, ею уже руководит джедай. И я не считаю опасность настолько…
        — Настолько серьезной?  — закончил за нее Палпатин.  — А я считаю. Ваша охрана сумела защитить вас в этот раз, но что будет в следующий? А этот ваш шард, насколько я знаю, даже не обучался в Ордене? Но, может быть, ваш старый друг, как и Эрдваныч, ученик уважаемого мной мастера Квай-Гона, мастер Кеноби?..
        — Это возможно. Он только что вернулся с Энсиона,  — ответил магистр Винду.
        И, видя, что Амидала намерена возразить, Палпатин, придав лицу благоговейное выражение, попросил:
        — Ради меня, сенатор. Мысль, что с вами что-то может случиться, будет нестерпима!
        Отказать в подобной просьбе канцлеру джедаи не могли. Впрочем, как и Амидала. Лишь Йода подумал: "Опять потворствует канцлер юному Скайуокеру. Набуанцы! Эрдваныч просил сперва, канцлер теперь. Что делать, отказать не могу я".
        Вынырнув из воспоминаний, он поморщился. Понятно, что правительство Набу желает сильнее привязать Скайуокера к себе. Особенно, если он действительно избранный. Что значит влияние на потенциального члена Совета, Йода отлично представлял. Но было что-то еще, что-то, что ускользало от внимания… И как назло Сила молчала, скрытая Темной Стороной.
        Он еще попытался и так, и эдак обдумать все, что ему известно. Но, в конце концов, отложил это бесполезное занятие. Нужно было сосредоточиться на докладе магистра Луминары о ситуации на Энсионе, а о странностях интереса Набу к Скайуокеру, можно было подумать и позже, во время медитации. "Зайти к Йаддль для начала надо!" - решил он, и переключился на доклад Ундули и ее падавана.
        Часом ранее. Кабинет канцлера Сената Галактической Республики.

        Когда за сенаторами и джедаями закрылась дверь, Палпатин, сбросив привычную маску "доброго дядюшки", бросил непроизвольно дернувшемуся Мас Амедде:
        — Связь с Теранусом, сейчас же!
        Когда перед лицом канцлера, точнее лорда-ситха Дарта Сидиуса, возникла коленопреклонная фигура его ученика, он, не теряя время на приветствия, произнес:
        — Твои подчиненные подвели меня, ученик.
        — Но учитель, смерть сенатора не самоцель. Нам нужно, чтобы джедаи, расследуя убийство, нашли наш… подарок…  — попытался оправдаться тот.
        — Это так. Но я не об этом. Наемники не могли знать, что она воспользуется дроидом-двойником. Меня волнует, кто допустил ошибку, пытаясь пустить джедаев по следу шахтеров с Рорри? Даже мне известно, что они готовы на руках носить любимую Амидалу, и убьют любого, кого заподозрят в попытке причинить ей вред. Не хочешь ли ты мне сказать, что я лично должен заниматься подобными мелочами?
        — Виновные понесут наказание, учитель!  — пообещал Дуку, и, чуть помедлив, доложил.  — По поводу инцидентов на Муунилинсте и Майджиито. Моя ученица, Сев'ранс Танн, доложила, что за ними стоят набуанцы, возможно при поддержке Ордена. Ей удалось взять в плен датомирку - приемную дочь Безымянной и ученицу Квай-Гона. Скорее всего, они же стоят за исчезновением фрегата перевозившего ту.
        — Отлично,  — безразличным тоном ответил Сидиус.  — Так даже лучше. Амидала умна и может быть полезна. Возможно, ее стоит использовать ее для наших целей. Главное, узнай все, что знает датомирка. А лучше, склони ее на нашу сторону. Она из Сестер Ночи, а значит, власть Темной Стороны над ней велика… И проследи, чтобы наемник все же не убил Амидалу - пусть он не знает о дроиде-репликанте. И как только джедаи станут на его след, пусть возвращается на Камино.
        — Как прикажете, учитель.
        Отключив связь, канцлер откинулся на спинку кресла. То, что девчонка выжила, было удачей. Исполнить роль жертвенной банты она всегда успеет, но Сидиус уже видел несколько более перспективных вариантов ее использования особенно, как инструмента воздействия на Скайуокера.

* * *

        А Скайуокер и Кеноби, не догадываясь, что недавно стали объектами внимания двух самых могущественных разумных Галактики, покинув Зал Совета, забрали из комнат вещи, и ни слова не говоря, спустились к платформе магнитного метро.
        Мы с Падме ждали их около станции на нижних уровнях Посольского сектора. Девушка наотрез отказалась ждать в апартаментах, и, нагло пользуясь должностными полномочиями, заставила меня взять ее с собой. А чтобы не привлекать внимания, никакой охраны вокруг нас не было. Ну, почти. Пока сенатор ходила на аудиенцию к канцлеру, я успел установить свои руки и ноги, а на соседней улице был припаркован курьерский грузовичок дипломатической почты, в котором, вместо посылок и писем находилась дюжина ДУМ-пехотинцев с тяжелым вооружением. В общем, риск был вполне приемлемый.
        — Так непривычно,  — сообщила мне Амидала.  — Кажется, нас просто не видят.
        — Что очень удобно,  — подтвердил я.  — На дроидов никто не обращает внимания. А еще не надо тратить два часа на макияж, прическу и наряды.
        — Ах, ты!.. Когда я два часа тратила!?  — возмутилась она.
        Несмотря ни на что, моя начальница прибывала в хорошем настроении. Так вышло, что за все то время, что Падме и Энакин были вместе на корабле, нормально пообщаться у них, попросту не было времени, потому она искренне радовалась новой встрече.
        — "Мы уже на месте",  — сообщил мне Хран.
        — "Ждем. Как там Энакин?"
        — "Стойко выдерживает допрос учителя. Но боюсь, его надолго не хватит",  — передал искин.
        — "Ничего, поможем",  — пообещал я, и, переключившись на вокодер, сообщил Падме.  — А вот и они.
        Падаван с наставником как раз вышли из переулка, ведущего на станцию.
        — …очень рад, что тебе удалось решить свои "семейные проблемы", но бросать меня одного во время задания, даже не предупредив, было неразумно,  — видимо продолжая давно начавшийся спор, говорил Кеноби.
        — О, я был уверен, что вы сами справитесь. К тому же с вами были мастер Луминара и Баррис,  — возразил Энакин.  — Это касалось моей мамы, да и как бы я смог смотреть в глаза Падме, если бы ей пришлось рисковать одной!
        — Значит, все-таки риск был?  — подловил его учитель.
        — Для нее и мамы - да. А мне ничего не угрожало,  — выкрутился Энакин, но тут же со вздохом проговорился.  — Падме такая беззащитная, хоть и пытается казаться сильной…
        — А вот и дроиды, которые должны нас встретить,  — оборвал его Оби-Ван, увидев нас.  — Приветствую, Джей, мастер Эрдваныч!
        "Хатт, ему-то зачем рассказали!?[99 - Тут ГГ упускает из виду, что Кеноби неоднократно видел его до того, как он научился использовать Силу, и попросту не купился бы на историю с шардом.] С таким отношением к секретам, не удивительно, что владыки-ситхи под носом пешком ходят",  — про себя выругался я, но в следующий миг был вынужден спешно отключить вокодер - иначе точно бы заржал. Потому что джедай, походя кивнув нам, повернулся к Скайуокеру, и тихо сказал, но мы услышали:
        — Я понимаю, ты не можешь дождаться встречи с ней, но попытайся успокоиться, и дыши ровнее.
        Не удержавшись, девушка инстинктивно ткнула кулачком в маску шлема, сдерживая смешок, а Эни моментально покраснел.
        — Вы ошиблись, мастер Кеноби,  — произнес я, отключив воспроизведение эмоций.  — Я не состою в Ордене, и не могу быть мастером. И еще… Прошу прощения, но мы были вынуждены ввести вас в заблуждение. Позвольте представить вам Сенатора от сектора Чоммел, планета Набу, Амидалу Падме Наберри.
        — Э-ээм… Простите, госпожа сенатор,  — смутился джедай, но, надо отдать должное, почти мгновенно взял себя в руки.  — Позвольте узнать, с чем связан этот маскарад?
        — Я также рада вас видеть, мастер Кеноби,  — ответила Падме.  — А, как вы выразились, "маскарад" вызван необходимостью поговорить без свидетелей. Мой советник введет вас в курс дела.
        — Значит так,  — начал я, жестом предложив поговорить по пути.  — Как я понимаю, Совет направил вас охранять сенатора? Но, уж извините, пассивная охрана в данном случае неприемлема. Если, как мы подозреваем, имеет место попытка политического убийства, даже ликвидация исполнителей даст лишь отсрочку - нам нужны заказчики и юридически весомые доказательства. А для этого нужны языки…[100 - Жаргонное выражение, обозначающее пленного, владеющего ценной информацией.]
        Нет, мне лично и так было все ясно, да и посадить Дуку, а тем более Палпатина, будь у меня даже самые веские улики, нечего было и думать. Мне надо было, чтобы Кеноби отыскал армию клонов. Причем тогда, когда это нужно мне. А еще нужны были лично Джанго и Зэм.
        — Мы не будем вам препятствовать. Но Совет поручил нам охрану госпожи Амидалы, и мы намерены строго следовать его распоряжениям,  — возразил Оби-Ван.
        — Обещаю, мы найдем организаторов покушения,  — обратился к Падме Энакин.
        — Мы не станем превышать наших полномочий, юный падаван,  — одернул его джедай.
        — Возможно, у вас и получится обеспечить непосредственную защиту сенатора, но с этим отлично справятся и "Стражницы", а вот привлекать их к задержанию, означает получить на выходе трупы. Я их программировал на уничтожение угрозы, если только противник не готов сам сдаться,  — попытался объяснить я.  — Практически, на планете у нас всего двое тех, кто может пойти на задержание - это ваш покорный слуга, и Шми. Но она еще в довольно плохом состоянии, да и это не совсем ее специальность. Можем, конечно, подтянуть группу Брика, но у них потери, и, опять же, специальность не та.
        Тут я несколько преувеличил - из меня "волкодав" откровенно никакой, но, думаю, не хуже чем из джедаев. Но мне было нужно, чтобы захват наемников производили именно они - роль Набу во всем этом должна была остаться незаметной. Можно было положиться на послезнание, и надеяться, что события пойдут прежним путем. Более того, сейчас мои цели полностью совпадали с целями Сидиуса - нам обоим необходимо навести джедаев на Камино. А это значило, что второе покушение будет. Но если ситх не был стеснен в методах, то мне очень не хотелось рисковать жизнями Падме и остальных. Кто этих Сидиуса и Джанго знает, вдруг они решат напихать в спидер энергоячеек, и, поставив на автопилот, тупо взорвать апартаменты сенатора? Лично я бы так и сделал.
        — Я могу принять участие в поимке убийц - предложила экс-королева.  — Тогда мастер Кеноби и Энакин смогут защищать меня.
        — Нет!  — синхронно и на редкость единодушно возразили мы втроем.
        — Ладно,  — решил я.  — Вы втроем будете в здании. Но если мы найдем убийц, джедаи помогут схватить их, а вы, госпожа, в это время побудете под охраной "Стражниц". Вы ведь не откажетесь помочь задержать наемников, и отдать в руки правосудия, если представится подходящий случай?
        — Конечно!  — с готовностью согласился Скайуокер.
        — Думаю, это возможно,  — осторожно ответил Кеноби.
        — Вот и хорошо. Значит так, ничему не удивляйтесь, постарайтесь вести себя естественно, и не потеряйте из виду сенатора. Госпожа, попрошу вас, побыть один день в компании мастера Кеноби и падавана Скайуокера. Кроме того, нужно сделать так, чтобы "сенатор Амидала" постоянно находилась подальше от вас, к примеру, в другом помещении. Уверен, если она демонстративно станет избегать охранников, те, кто знают о ее независимом характере, ничего не заподозрят,  — инструктировал я их, подходя к дверям нашего турболифта.
        "Да уж, ну и лицо у Оби-Вана",  — мысленно посмеялся я. Если Энакину она все разболтала о дроиде-репликанте, то мастер демонстрировал полное непонимание.
        — Мы пользуемся дроидом-репликантом госпожи Амидалы, а защищенный канал связи позволяет сенатору полностью управлять своим двойником, и транслировать речь, при помощи аппаратуры установленной в ее бронекостюме,  — пояснил я, и, показав стоящим на часах у лифта гвардейцам карту-пропуск, бросил.  — Эти со мной.
        Подобная небрежность была чисто показной - если за жильем сенатора установлено скрытое наблюдение, не хотелось бы раньше времени насторожить убийц, заставляя придумывать что-то более изощренное. На самом деле охрана была заинструктирована Грегоргом до слез, на предмет, кого и как впускать, дистанционные сканеры уже считали и мой, и Падме коды доступа, а голограммы джедаев, и приказ о беспрепятственном их доступе в присутствии лиц из списка, были давно доведены до бойцов.
        — О том, что вместо Амидалы двойник, знают капитан Тайфо, лейтенанты Корде и Дорме, Шми, и всё,  — продолжил я инструктаж.  — Мы вынуждены частично использовать местный персонал, да и представитель Бинкс может разболтать - не со зла, понятно. Поэтому к госпоже Наберри, обращайтесь как к Джей. Сама Джей сейчас обеспечивает охрану внешнего периметра.
        — Энакин, ты все понял?  — спросил Оби-Ван, недовольно покосившись на взявшихся за руки падавана и сенатора.
        — Конечно, учитель,  — как ни в чем не бывало, ответил тот, даже не подумав выпустить руку девушки.
        — Дамы и господа, мы приехали,  — сообщил я, за секунду до того, как двери турболифта открылись.  — Прошу…
        Холл апартаментов был пуст, но эта пустота была обманчива. Нас еще в кабине лифта просканировали сенсорами системы контроля доступа, а три двери в соседние помещения и коридоры можно было менее чем за секунду перекрыть бронестворками, после чего в дело вступили бы направленные мины, ионные заряды и отделение ДУМ-пехотинцев с десятком самоходных мин "Ежик".
        — Господа джедаи? Следуйте за мной, сенатор Амидала ожидает вас,  — выйдя нам навстречу, сказал капитан Тайфо.
        — "Ты там что, всю дорогу за углом проторчал? Хорошо хоть почетный караул не выставил",  — спросил я, перейдя на канал СБ, когда заметил в ухе безопасника горошину микрогарнитуры.
        — Товарищ майор, за время вашего отсутствия, на вверенном мне объекте никаких происшествий не произошло. Как только пост у лифта сообщил, что вы прибыли, я доложил сенатору, и прибыл вас встретить,  — вытянувшись по стойке смирно, доложил он.
        — Вольно, капитан. Шми с нашей гостьей уже прибыли?
        — Нет. Но пилот сорок минут назад доложил, что они прилетели в космопорт.
        — Отлично. Пройдемте господа,  — я приглашающе взмахнул манипулятором.
        Я пропустил джедаев и капитана вперед, и, подхватив Падме под руку, следом за ними прошел в зал. Там, на диванах вокруг невысокого столика, по бокам от Дроидалы уже сидели Дорме и Корде. Последняя довольно сноровисто пресекала все попытки Джа-Джа Бинкса разговорить двойника.
        — Глянь-глянь! Моя видь Оби-Вана Кеноби!  — оставив, наконец, бедного дроида-репликанта в покое, завопил представитель народа гунганов в Сенате, и, вскочив нам навстречу, зацепился за ножку столика.
        Если бы не мгновенная реакция Грегора и Оби-Вана, он бы распластался на полу. Но вместо этого, повис на шее джедая, видимо, абсолютно не переживая из-за такой мелочи, как возможное падение.
        — Моя совсем-совсем рада! Моя видь мастера Кеноби!.. А это?..  — он обернулся к Скайуокеру, и, наконец, отпустив джедая, завопил.  — Малыш Эни! Моя рада-рада твоя видеть! Госпожа Падме, наши друзья здеся!
        — Мастер Кеноби, я рада вас видеть. И вас, падаван Скайуокер,  — поднявшись навстречу гостям, произнесла дроид-репликант.
        — Ты выглядишь неотразимо,  — прищурившись, ответил тот.  — Это платье тебе идет гораздо больше, чем та одежда, в которой ты последнее время ходишь.
        — Прибью,  — еле слышно прошептала Падме, и вновь переключившись на канал связи с дроидом, величественно произнесла.  — Ты тоже изменился. Выглядишь неплохо для мальчишки с Татуина.
        — А ты, великолепно… для бывшей королевы и сенатора,  — не остался в долгу парень.
        — Совет прислал нас для того, чтобы охранять вас, госпожа,  — покачав головой, произнес Кеноби, стараясь поскорее завершить разговор.
        — Я не нуждаюсь в охране,  — как и было оговорено, заявила Амидала.  — Но если Совет и канцлер настаивают, вы можете находиться в моих апартаментах до тех пор, пока ситуация не разрешится.
        — Не беспокойся, мы найдем убийц!  — пообещал Энакин.
        — Не сомневаюсь!  — не давая Оби-Вану возразить, ответила она.  — Мои дроиды позаботятся о вашем размещении. А Эр Два определит ваше место в системе охраны. Сейчас я должна вас оставить. У меня много дел, в связи с завтрашним голосованием.
        Дроидала в сопровождении служанок покинула зал, а Скайуокер, подойдя к Падме, спросил, покосившись на Бинкса:
        — Что это значило? Мы чем-то вызвали недовольство сенатора?
        — Что вы, просто госпожа Амидала очень занята. Так что вам пока придется довольствоваться обществом простого дроида-служанки,  — ехидно заметила она.
        — Эни, машинка-Джей, моя смотри, с госпожа Падме не все хорошо. Моя думай она болей!  — предупредил нас Джа-Джа.
        — Нет, Джа-Джа, она просто переживает из-за покушения, и боится за тех, кто еще может пострадать,  — со вздохом, ответила она.
        — Твоя думай, убийцы приходи снова?..  — попытался спросить гунган, но был прерван ворвавшейся в комнату Шми Скайуокер.
        Она была одета в парадку гвардии, а за плечи был заброшен довольно объемистый вещмешок.
        — Хорошо, что вы здесь,  — бросив на диван фуражку, сказала он, тяжело дыша, и, подойдя к окну, ткнулась лбом в стекло.  — Мой клон сбежала.
        — То есть как? Какой клон?  — не понял Кеноби.
        — Куда? Что о ней удалось выяснить? Получилось узнать, кто она такая?  — подойдя к женщине, спросил я.  — Если информация о ее происхождении подлинная, то мы имеем дело с еще одним случаем переселения душ.
        — Не знаю. Когда она пришла в себя, то спросила, какой сейчас год. Я сказала, 978-й от Руусанской Реформации. Она не знала, что это, и я рассказала. А она не желала больше говорить. У нее был шок. Впрочем, сейчас я склонна считать, что она его лишь изображала. Во всяком случае, последнее время,  — повернувшись к нам, Шми поманила Энакина.  — Сынок, вспомни, ты, когда летел в Храм, свою одежду, в которой мы тебя с Орд Мантелла забрали, взял с собой, или оставил на корабле?
        — Оставил. И она переоделась в нее и сбежала? А куда Трипио и "Стражницы" смотрели?
        — Она вскрыла технический люк и выбралась на наружную обшивку, а с нее, видимо, перепрыгнула на проезжающий мимо грузовой транспорт портовых служб,  — пояснила Шми, и, покачав головой, добавила.  — А потом еще и смогла каким-то образом преодолеть охранный периметр космопорта. Таможенную проверку она точно не проходила.
        — Час от часу не легче,  — издав звук вздоха, подытожил я.  — Имеем тысячелетнего джедая или ситха вселившегося в бесхозное тело, непонятно где болтающегося, и непонятно что затевающего. Шми, Грегор, возьмите голозаписи с вашей, Шми, внешностью, и залейте по нашим каналам в систему наблюдения полиции. Только никакого криминала - пропала, любим, помним, ждем. То же самое по адекватным частным сыскарям, но много не сулите - пару сотен кредитов, не более. И еще, Шми, боюсь, вам опять придется походить в броне - во избежание ложных срабатываний поисковой сети.
        — Я должен сообщить в Храм,  — сказал Кеноби.
        — Разумеется,  — согласился я, про себя матерясь, и нехотя пояснил.  — Клон Шми Скайуокер был обнаружен вашим учеником и сенатором Амидалой на захваченном ими фрегате Банковского Клана, на котором неизвестные наемники незаконно удерживали подданную Набу Шми Скайуокер. На фрегат биоинкубационная капсула с клоном была доставлена со станции БласТеха в системе Драгенвиля. Хочу уточнить, что это неофициальная информация, и ее обнародование крайне нежелательно.
        — Энакин, ты ничего не хочешь мне рассказать?  — участливым тоном спросил мастер.
        "Эх, не было печали!" - подумал я. Хорошо было то, что благодаря участию Энакина, наше откровенное пиратство выглядело не более чем помощь друзей юному падавану, спасающему мать, а значит, Орден сам будет заинтересован в том, чтобы не придавать случившееся огласке. Но от разговора с Йодой это меня не спасет. Теперь требовалось побыстрее найти пропажу или, еще лучше, слинять с Корусанта.
        Оставив Падме и Энакина посвящать беднягу Кеноби в историю своих подвигов, я еще раз обошел посты, охраны, и, подсоединившись к скоростному терминалу голонета, стал просматривать текущие новости, но скоро плюнул, и с большим удовольствием посмотрел вместе с Оникс столичные развлекательные шоу. Можно было насладиться последними мгновениями мирной жизни. Да и ученице было приятно. Все-таки Сила дает возможности, куда лучшие, чем банальная власть - вот так сидеть, и купаться в положительных эмоциях другого разумного, как гудящего котенка на груди пригреть. Единственное, что не давало в полной мере насладиться покоем, была тревога за Ассажж. Как там она? Убью тварей, если с ней что-то случится!
        — С ней все будет в порядке, учитель. Вот увидишь, Квай-Гон найдет ее!  — пообещала кристаллик.
        — Мысли читаешь?  — пошутил я.
        — Нет, ты за кого-то боялся. А если из всех наших в беде только Вентресс,  — объяснила та.
        — Извини.
        — За что?  — не поняла она.
        — Тебе было хорошо, а я тебя расстроил. Я же чувствую.
        — Да нет, учитель, это я сама виновата - радуюсь, а ей сейчас плохо!
        — А ты чем-то сейчас ей поможешь? Радуйся, пока время… Вот хатт!
        Честно говоря, я думал, что покушение произойдет ближе к утру, а сейчас было лишь начало первого. Но сенсоры не врали - какой-то паразит резал окно, при этом не был нарушен дефлекторный щит - дополнительная защита от любителей пострелять в политиков из тяжелого оружия - обычное оборудование в подобных зданиях.
        Только тут я понял гениальность плана Зэм и Джанго - приближение по воздуху небольшого дроида отследить на Корусанте было почти невозможно. Начать с того, что трасса воздушной магистрали проходила всего в двадцати метрах от здания, и любые сенсоры моментально забивались помехами от тысяч носящихся туда-сюда спидеров, каждый из которых сам излучал и сигналы локаторов ближней навигации, и вел обмен с компьютерами диспетчеризации воздушного движения, и имел комлинк, иногда не один. А ближе, между домами и трассами, тоже было довольно оживленно - сновали полицейские, муниципальные и ремонтные летающие дроиды, голокамеры новостных агентств, служб охраны учреждений и VIP-персон, и это не считая мойщиков стекол, автоматов диагностики стен и многих других. Мимо спальни Падме какой-нибудь дроид пролетал, чуть ли не каждую минуту, а понять по изображению с камер, чем он там занимается довольно трудно. А если поставить на дроида еще и глушилки, его приближения вообще не засекут. Собственно и нам удалось обнаружить диверсанта лишь потому, что я когда-то лично обклеил стекла прозрачной токопроводящей пленкой,
образующей непрерывный охранный шлейф с шагом в десять сантиметров, и дополнил его контактными микрофонами - мера простая, а по здешним меркам архаичная, но действенная.
        Потому сейчас, переключившись на камеры наблюдения в спальне, я видел кровать, на которой изображала спящую дроидесса-репликант, и дроида-хулигана, чем-то похожего на античный шлем, режущего транспаристил окна.
        — Джей, запускай БПЛА!  — первым делом, скомандовал я.
        — Приняла, выполняю,  — ответила моя подруга, сидящая сейчас на крыше одного из соседних домов.
        — Сканирование нарушителя?  — вызвал я пост наблюдения.
        — Цель классифицирована, как дроид серии АSN. Обнаружены: взрывчатые вещества в количестве молекулярных следов, штатные источники активных полей, около килограмма органического материала. Ядовитые и радиоактивные вещества в опасных концентрациях не обнаружены,  — мгновенно доложил дежурный.
        — Уже легче,  — издав звук облегченного вздоха, ответил я, и подошел к остальным "сторожам".
        Даже совестно их тревожить стало. Энакин с Падме, стоя у окна о чем-то шептались, совершенно не обращая внимания на Оби-Вана, а тот был занят, пытаясь сохранить невозмутимость под напором Корде, которая, отправив спать Дорме, вызвалась дежурить первой. Вот интересно, что бабы в этом джедае находят? После прошлого раза, когда мы на Нар-Шаддаау летали, Ассажж месяца три по нему тихонько вздыхала. И ведь ему самому не сказать что легко - правильный, можно сказать образцово-показательный джедай, а вынужден терпеть - нормальный здоровый мужик же. И не надо декольте до пупка и обнаженного тела, ему и взглядов глаза в глаза, и случайных прикосновений бедром с головой хватало. Хотя дело тут может и не в самом Кеноби, а в женской дружбе и солидарности - как ни странно, у Падме с ее служанками именно такая - может, Корде просто прикрывала подругу, но скорее уж совмещала приятное с полезным. В любом случае я был вынужден прервать эту идиллию:
        — Господа, у нас очередная попытка покушения. Сейчас дроид-шпион вскрывает окно в спальне сенатора. По данным сканеров, у него на борту какие-то биологические организмы, скорее всего особо опасные мелкие хищники… Стоять!  — прикрикнул я на вскочивших Оби-Вана и Энакина.  — Вы намерены бронестекло головой пробивать? Давайте к спидерам. Вы, капитан, остаетесь здесь, охраняете сенатора и вверенный объект. Я со "Стражницами" чищу спальную, и присоединяюсь к группе захвата. Начали.
        Прибежавший после обнаружения дроида нарушителя Грегор поудобнее перехватил бластер, а я, махнув стоящим около дверей в опочивальню дроидессам, выхватил мечи, и шагнул внутрь. И остановился. Дроид-диверсант уже успел улететь, а вот другой…
        Да уж, передо мной открылась картина, которую можно описать: счастливый дроид с домашними любимцами. Дроидала с довольной улыбкой, хихикая, сжимала в руках пару наимерзейшего вида многоножек, одна из которых пыталась впиться ей в щеку жвалами.[101 - Для покушения на Амидалу Джанго и Зэм использовали куханов. Хищных насекомых с планеты Индумод. Эти "милые создания" отличались крайней агрессивностью, когда голодные, и вырабатывали крайне токсичный яд, безусловно смертельный для человека. Вот только дроиду на такие мелочи как яд, глубоко плевать.]
        — Эрдваныч, не трогай!  — попытавшись закрыть паразитов, крикнула она, и, увидев вбежавшую следом за нами Падме, попросила.  — Госпожа Амидала, можно я этих зверушек себе возьму?
        — Можно, но чтобы этой гадости и близко в моей спальне не было,  — давясь от смеха, ответила сенатор, и, взглянув на меня, спросила.  — Что это с ней?
        — Личность зарождается,  — развел я манипуляторами.  — Пришлось экспериментировать с личностной матрицей дроида-няньки. Не от "Стражницы" же личность ей было ставить - еще бы кого-нибудь из твоих политических противников пришибла. А так она о ком-то заботиться должна.
        — Представляю, как бы с твоими программами выглядели бы политические дебаты, если няня о такой мерзости заботится,  — поежилась она.
        — Ладно, разберетесь тут с живностью, а я побежал - помогу других зверушек ловить!
        Спустившись в гараж, я запрыгнул в оставшийся спидер, и, подключившись напрямую к системе управления, ввинтился в транспортный поток. Одновременно наблюдая за изображением с камеры дрона, за положением спидера джедаев и прослушивая переговоры.
        — Веду. Движется на юг по шестому-Б коридору. Скорость 80,  — сообщала Джей, непрерывно наводя перекрестье камеры на несущегося в потоке городского транспорта дрона-диверсанта.
        — Где он, я его не вижу?  — уточнил Скайуокер, следуя в общем-то в правильном направлении, но в четырех сотнях метров позади.
        — БПЛА под огнем,  — вновь вышла на связь Джей, когда картинка с беспилотника дернулась, и исказилась помехами.
        Изображение сместилось, показав женскую фигуру возле спидера. Причем эта самая фигура целилась, казалось, прямо в объектив камеры.
        — Джей, пугни ее, и готовься подвесить маячок на этот агрегат,  — скомандовал я.
        И в тот же миг, из-под днища дрона сорвались шесть искорок - 30-мм управляемые ракеты - пять со свето-шумовым полицейским, и одна со специальным снаряжением. Конечно, можно было и термальные использовать, но, во-первых, убивать Зэм в мои планы не входило, а во-вторых, за применение фактически ПТУРа[102 - Противотанковая управляемая ракета.] с нелетальной боеголовкой, по законам Корусанта нам грозил штраф в пятьдесят кредитов, а за боевую ракету, даже такую маленькую, можно было и сесть, если только сотни тысяч на взятку нет. У нас конечно дипломатический иммунитет, но зачем будить лихо?
        — Хатт твою за ногу! Чуть не перестарались…  — выругался я, наблюдая, как наемница, тряся головой, выбирается на карниз, с которого едва не упала.  — Железная она, что ли?
        Зэм, накидка на спине которой чуть дымилась, быстро пришла в себя, и, явно заметив спидер с джедаями, запрыгнув в свой, пустилась наутек. Но теперь ей некуда было деться.
        — Еще два дрона в воздухе. Отслеживаю цель вне визуального контакта,  — сообщила Джей.  — Сброс маячков через три, задержка триста. Сигнал четкий.
        "И, главное, ты даже не догадаешься, что за тобой следят",  — мысленно усмехнулся я. Не знаю, что из аппаратуры могли иметь наемники, но этот жучок они не смогли бы засечь, даже если бы знали о нем. Само устройство ничего не передавало, вместо этого, сбрасывало каждые три секунды импульсный микропередатчик размером с рисовое зерно. А тот, до того как разрушиться успевал передать свой код, курс и высоту спидера. Найти же его в корусантском эфире, не зная, что искать, было абсолютно невозможно.
        — Энакин, она свернула в сторону промышленного района. Не суйтесь в застройку. Коридор 346-12/беш,  — вызвал я падавана.  — Группы 2 и 3 страхуют с флангов. Не давайте ей свернуть.
        — Даже неинтересно…  — скучающим тоном отозвался тот.  — Вот гад, стреляет!
        — Все в порядке? А интересно сейчас будет,  — пообещал я, и, на всякий случай, предупредил.  — Смотри машину не побей, мы ее в кредит взяли. Самая быстрая модель, почти истребитель.
        — А нельзя было с открытым верхом найти?  — спросил Скайуокер.
        — Обойдешься,  — отрезал я.  — Смотри, убийца уходит в тоннель на одиннадцатой…
        — Я знаю короткий путь,  — перебил он меня.
        — А про поворот на развязке и спуск забыл? Давай вниз, я сверху подстрахую!
        — Ну все, никуда ты не денешься!  — сквозь зубы выдавил Энакин.
        — Ты уверен, что знаешь, что делаешь? Убийца полетел в другую сторону,  — озабочено спросил Оби-Ван, не слышавший нашего разговора.
        — У нее два пути из тоннеля. Оба перекрыты,  — объяснил учителю Скайуокер.
        — На руле белая кнопка - ионная пушка,  — сообщил я падавану.
        — А почему раньше не говорил?  — обиженно спросил он.
        — В Сенатском высота, а на "промке" слишком много нор. Нам ведь убийца нужна живой, и как можно быстрее?  — терпеливо объяснил я.  — Хран, наводи. Код доступа "Джеймс007".
        Дальнейшее произошло почти мгновенно. Как я уже не раз убеждался, реакция форсюзера в сочетании с точностью электроники - страшная сила. Скайуокер крутанул спидер в тот самый момент, когда Зэм вылетела из узкой улочки в полусотне метров под ним. Створки на капоте открылись, и из-под них выдвинулась небольшая турель, сплюнувшая пару синеватых сгустков ионитовой плазмы, которые через долю секунды рассыпались искрами по корпусу машины наемницы.
        Падение вышло хоть и неуправляемым, но довольно мягким, все же репульсоры не отключились, лишь потеряли управление, да и высота не превышала пятнадцати метров. Так что спидер, под крики разбегающихся прохожих, пропахал на брюхе метров семьдесят-восемьдесят, уткнулся в стену одного из домов. Мне же пришлось прибавить газа, чтобы не пропустить самого главного, и на несколько секунд отвлечься, сосредоточившись на управлении спидером - проскочить девять эшелонов довольно плотного воздушного трафика, это не шутки. Но, когда через двенадцать секунд, мы с Джей зависли над местом аварии, оказалось, что мы все же чуть опоздали - Зэм успела забежать в узкий проход между домами, и сейчас, засев в тупике, отстреливалась от джедаев из снайперской винтовки. Впрочем, долго это продолжаться не могло.
        Отбив очередной мечом выстрел, Оби-Ван бросился вперед.
        — Банта пуду! Куда она делась?  — раздался из переулка голос побежавшего следом за ним Энакина.
        — Дверь слева,  — деловито бросила Джей, которая все это время ни на секунду не отключалась от картинки с дронов.
        Прикинув, что наемница попытается пройти через здание на соседнюю улицу, я полетел в обход, поглядывая через камеры Храна за передвижением джедаев. Те, выбив дверь, оказались в каком-то складе, очевидно магазина торговавшего мебелью, который, судя по карте, располагался в этом доме.
        — Ну, Падме, дай я до тебя доберусь!  — прорычал я, закладывая вираж.
        А злиться на экс-королеву было отчего. Хран сообщил мне, что только что принял управление четырьмя "Ежиками", которых наш Избранный приватизировал с рейдера, очевидно, при попустительстве одного сенатора. Нет, мне не жалко, да и пускать дронов впереди себя, особенно в незнакомом помещении, вполне разумно, но после взрыва Зэм могла испортиться. В том смысле, что совсем.
        И тут, подтверждая мои опасения, витрину магазина, к которой мы подлетали, вынесло взрывом. Причем рвануло гораздо сильнее, чем я думал. Как сообщил искин, у наемницы оказался термальный детонатор, и она его бросила в джедаев, а он, чтобы не допустить их гибели, подорвал одного дрона в тот момент, когда граната пролетала над ним.
        В общем-то, Хран действовал абсолютно правильно, но было непонятно, что случилось с клаудиткой, ведь даже Скайуокера с Кеноби приложило неплохо, хоть они и были вдвое дальше от места взрыва. А тут, как назло, в магазине начал разгораться пожар, и прохожие поступили, как я и ожидал, предсказуемо. Точнее, предсказуемо неправильно - стали собираться вокруг злосчастного магазина. Вот Зэм этим и воспользовалась - выбежав на улицу, она под прикрытием зевак попыталась бежать. Знала ведь, мы не станем стрелять по ней в толпе. Хорошо было то, что наемнице при взрыве здорово досталось. Она была в своем истинном облике, и при ходьбе подволакивала правую ногу, а перепачканная одежда в нескольких местах дымилась.
        Дождавшись пока из дома выберутся джедаи, я повел машину вперед, стараясь перекрыть клаудитке путь к отступлению вдоль улицы. Ближайший переулок уже блокировали подоспевшие ДУМ-пехотинцы со "Стражницами", а с другой стороны спешили несколько полицейских дроидов. И это все не укрылось от внимания убийцы. Заметив мой спидер, она выхватила бласт-пистолет, и несколько раз выстрелила в нашу сторону. К счастью не особо точно. А затем, затравленно оглянувшись, схватила какую-то женщину в респираторе, которая, видимо от неожиданности или страха, не попыталась бежать от вооруженной бандитки, и, приставив той к виску бластер, крикнула подбегающему Энакину:
        — Стой! Или я убью ее! Брось оружие!
        Видя, что ситуация выходит из-под контроля, я опустил спидер на землю, и достав мечи, постарался зайти к ней за спину.
        — Спокойно, мы не собираемся причинять вам зла,  — вкрадчевым тоном, явно используя Внушение, начал падаван.  — Вам нечего опасаться. Никто не погиб, ваши действия можно классифицировать, как хулиганство. Вы отпустите ее, пройдете с нами, и просто заплатите штраф. Всего лишь штраф, и можете…
        Что она может, мы так и не узнал потому, что Вэзелл заметила, сперва подкрадывающегося к ней Кеноби, а потом и меня с Джей. Но больше всего меня удивило не это, а реакция заложницы. Казалось, ту ни на грамм не волнует такая "мелочь", как профессиональный убийца угрожающая ее жизни - из-под маски респиратора удивленно смотрела Шми Скайуокер, точнее ее клон. Смотрела на черную в белых искрах полосу светового меча у меня в руке.
        Одним неуловимым движением она вывернула бластер наемницы в сторону и вверх, и, гибко извернувшись, сделала той подсечку, закончив серию ударом локтем в лицо, в тот самый момент, когда затылок Зэм коснулся синтобетона. После чего, не обращая на поверженную убийцу особого внимания, шагнула ко мне, и с дрожью в голосе спросила:
        — Дроид, откуда у тебя этот меч?
        Сзади послышался взвизг светошашки, и стон Зэм - зря она решила стрелять в спину обидчице, лучше бы ветошью прикинулась - здоровее бы было, особенно когда в двух шагах стоит мастер-джедай Оби-Ван Кеноби с активированным мечом. Что ж, рука не самая высокая плата за ошибку.
        — Этот меч я сделал сам, пять лет назад,  — видя, что женщину больше ничего не интересует, и она от меня не отцепится, ответил я.
        — Значит не зря… Значит долетела… Лисс ведь долетела?..  — умоляюще спросила она, пытаясь что-то разглядеть в моем оптическом сенсоре.
        И тут я понял, кто она, та кто изучала и Светлую и Темную Стороны Силы, и разработала "Звездный меч", и от кого не осталось и могилы на старательно забытой Галактикой планете.
        — Сожалею, генерал Уорти,  — я отрицательно покрутил сенсорным блоком,  — корабль вашего падавана Лисс Тро был сбит при попытке взлета с Руусана. Я случайно обнаружил их останки несколько лет назад, и совершил обряд погребения. Простите, мастер.[103 - Об этих событиях рассказывается во второй книге.]
        — Уже не мастер, и не джедай,  — сняв маску, ответила она.  — После переноса в это тело, я не ощущаю Силу. Спасибо, что позаботились о моей Лисс…
        — Не до конца…  — ответил я.

* * *

        А в это время, сотней метров выше, на крыше соседнего дома, человек в мандалорской броне, ругаясь про себя на смеси мандо'а и хаттского, торопливо собирал пневматическую винтовку. Заказ не был выполнен, более того, Зэм умудрилась попасть в руки джедаев. А в том, что проклятые jetiise[104 - В данном случае "джедаи" на mando'a. То же слово обозначает и Республику, происходя от множественной формы слова "джедай".] сумеют вытянуть из нее все, что она знает, Джанго не сомневался. "Они вновь устроили засаду",  — подумал он. Нет, бывший Мандалор не испытывал к ним неприязни - все справедливо, они оказались хитрее, и одержали победу - закон войны: победитель прав. Он был недоволен собой и напарницей - он сам вновь попался на джедайские уловки. Фетту на мгновение стало жаль клаудитку, но он сразу же отогнал эту мысль, и, вскинув винтовку, стал старательно целиться.
        В окуляре прицела Джанго видел и лежащую на земле Вэзелл, и склонившихся над ней двух джедаев. Подкрутив маховичок вертикальной поправки, чтобы компенсировать высоту места, он навел перекрестье прицела на шею клаудитки. Эта каминоанская игрушка, на использовании которой настаивал заказчик, имела массу достоинств, как то, великолепная точность, компактность и бесшумность, но при этом она была не способна пробить даже легкую броню, и стрелять приходилось по открытым участкам тела. Фетт уже задержал дыхание, собираясь нажать на спуск, когда сзади послышался самый неприятный звук, который может услышать разумный его профессии - еле слышный щелчок предохранителя бластерного пистолета DL-44.
        — Только без глупостей. Ты же знаешь, я успею выстрелить первой,  — раздался измененный вокодером голос, и Фетт медленно убрал руку от кобуры с "Вестаром".
        — Значит, снова нашла новых хозяев?  — спросил он, отложив винтовку, и поворачиваясь к женщине в серой броне.
        — Как и ты,  — пожала плечами она.  — Уходи. Я не стану стрелять в спину, и дам тебе минуту. Потом буду вынуждена сообщить.
        — От тебя мне подачки не нужны. И помни, Безымянная, я при случае, выстрелю,  — ответил он, и, активировав ракетный ранец, взмыл в небо, чтобы через секунду скрыться за соседним зданием.
        Женщина пару секунд смотрела ему вслед, а потом, включив комлинк, вызвала дроида:
        — Здесь Серая, второй нападавший ушел. На позиции он оставил очень занятный инструмент.
        — Ушел?  — в наушнике послышался синтезированный голос.  — Ладно. Инструмент не трогай, пусть джедаи разбираются. Все равно клаудитка сейчас много не расскажет.
        — Клаудитка, уж не Зэм ли Вэзелл? Что с ней?  — удивленно спросила Скайуокер.
        — Твой сынок, его учитель и один искин чисто работать, по-моему, не умеют в принципе. Контузия, ожоги, в том числе дыхательных путей и ампутация правой руки - это на глаз,  — объяснил тот.  — Не пойму, как она тут еще воевать умудрялась?
        — И даже не поинтересовался Джанго…  — задумчиво произнесла она, отключив комлинк, и садясь на парапет крыши.  — Такое чувство, что Эрдваныч все знал заранее. Интересно, что ему еще известно?.. Ненавижу эти политические и шпионские игры!

        Глава 13
        Центральные Миры, Сектор Корусант, пл. Корусант, Храм Джедаев. 13:05:14 GrS. 7 суток до начала Войны Клонов.

        Мы вошли в здание в виде усеченной пирамиды, увенчанной пятью тонкими башнями, на рассвете, оставив спидер на верхней площадке, около лестницы. Мы, это двое "вселенцев" - некогда мастер-джедай Кассия Уорти, я, еще мой падаван шард Оникс.
        — Не нервничайте, мастер,  — сказал я, видя, как дрожат руки у клона Шми, точнее древней джедайки в этом теле.
        — Девятьсот восемьдесят лет не была, а кажется два года… или целую вечность,  — вздохнула та.  — Как прилетела, боялась подойти, все бесцельно бродила по улицам… Я уже не джедай.
        — Ерунда. Как-то ведь вы оказались в нужном месте в нужное время. Пройдет время, и чувствительность к Силе вернется,  — попробовал утешить ее я.
        — Весьма вероятно. Наши познания в области переселения душ крайне обрывочны. Те методики, которыми пользовалась я, основаны на изучении разрозненных обрывков информации о методиках ситхов, различных культов Силы и двух противоречивых теориях о взаимодействия разума и Силы, как результате, либо интегрирования мыслепотоков в коллективном разуме мидихлориан, либо прямой инкапсуляции структуры разума в Силе, как самоподдерживающегося процесса… Извини. Действительно нервничаю,  — она нервно прикусила губу, и резко обернулась.  — Если интересно, можешь посмотреть в библиотеке старые материалы по теории Силы. Особенно периода сразу после Гражданской Войны.[105 - Имеется в виду Гражданская Война Джедаев (3959 - 3956 годы ДБЯ).] Там все подробно описано.
        Последняя фраза относилась к молодому пау'ану, который уже пару минут шел чуть в стороне от нас, усиленно делая вид, что ему до непонятных посетителей Храма нет никакого дела.
        — Простите, эм… мастер, но?..  — он удивленно взглянул на Кассию.
        — Не бойся, мальчик, в свое врем, я получила доступ "без ограничений" к архивам Ордена. И сейчас направляюсь в Зал Высшего Совета для решения о дальнейшей работе,  — с доброжелательной улыбкой, пояснила она, и посоветовала.  — Не ходи "в ногу" с объектом наблюдения, не уравнивай скорость, и, главное, не носи открыто посох стража.
        — Благодарю вас, мастер,  — уже очень почтительно поклонился смущенный пау'ан.
        — Мирная жизнь всегда отрицательно сказывается на несении службы,  — пожаловалась мне генерал Уорти.  — Во время войны, при такой охране, члены Братства Тьмы тут бы как дома разгуливали.
        Пройдя через череду залов, в лабиринте которых без Кассии легко можно было бы заблудиться, мы вышли к лифту, ведущему в Зал Совета. Там нас уже ожидали Кеноби со Скайуокером.
        — Как клаудитка?  — поинтересовался я.
        — Врачи обещают, что выживет. Но, боюсь, в ближайшее время допросить ее не получится. Способность к изменениям внешности, с одной стороны, позволила ей почти мгновенно залечить поверхностные раны, но с другой, слишком ослабила организм. До полного восстановления любая нагрузка может ее убить,  — ответил Оби-Ван.
        — Сожалею. Возможно, улики оставшиеся после бегства ее соучастника позволят выйти на его след?
        — Возможно,  — согласился Кеноби, и, приглашающе указав в сторону двери, добавил.  — Но тут все зависит от решения Совета.
        Пока мы поднимались, я успел рассмотреть своих спутников. Кассия уже успела взять себя в руки, и не проявляла никакого беспокойства, даже в Силе ощущались лишь слабые отголоски ее неуверенности, в смеси с чем-то вроде веселой решимости - сто процентов, убедила себя, что это у нее уже не первое и не сто первое посещение Зала Совета, а в сравнении с экспериментами с Темной Стороной, вселение в тело клона, такая мелочь. Энакин тоже был спокоен, если не считать легкой тревоги за Падме, и интереса к клону его матери. Было заметно: парень очень хочет ту о чем-то спросить, но стесняется учителя. А тот стоял задумчиво, и явно был озабочен.
        — Мастер Кеноби, позвольте спросить?  — обратился я к нему, и, дождавшись кивка, уточнил.  — Вам что-то удалось узнать о нападавших?
        — Да. Удалось установить личность клаудитки. Но это нам ничего не дает. Другое дело маркировка винтовки второго убийцы. Название "Камино" - никто не знает, что это такое. Я запросил дроидов-аналитиков проверить архивы, но пока безрезультатно,  — пожаловался он.
        Конечно, мне не составило бы труда просветить мастера по поводу этой планеты, но я предпочел промолчать. Мы и так уже засветили свой интерес и при захвате фрегата, и в истории с клоном Шми. Мне не стоило привлекать внимание к своей скромной персоне, еще и разглашением информации о клоноделах.
        — Камино?.. Я где-то слышал это название,  — наморщив лоб, и задумчиво теребя падаванскую косичку, вставил Энакин.  — Хатт, не помню… Вроде так называется планета недалеко от Татуина.
        — Исключено,  — отмахнулся Кеноби.  — Я первым делом сверился с каталогом известных планет и их названий на всех известных языках - ничего.
        — Не помню… По-моему я это название еще в детстве слышал,  — протянул Скайуокер.  — В Мос-Эспе я часто торчал в доках, и слушал рассказы пилотов и механиков… Нет, где-то еще…[106 - О Камино ГГ сам проболтался Скайуокеру, еще когда помогал довести до ума гоночный под. Об этом упоминается в первой книге, но Энакин точно вспомнить не смог, как-никак десять лет прошло.]
        — У меня есть один знакомый. Он много где побывал, много чего видел и еще больше знает. Надеюсь, он сможет нам помочь,  — сказал Кеноби, выходя из лифта, и шагнул к дверям Зала Совета.
        Следом за ним мы вошли в зал, и, повинуясь жесту Йоды, прошли на середину круга, вокруг которого восседали все двенадцать членов Высшего Совета. Честно, даже, несмотря на отключенные эмоции, я ощутил нечто вроде страха. Еще бы, находиться в сердце святая святых самой могущественной организации Галактики. А что, не Сенат же Республики считать таковой - уж за все время, что я в нем работал, мне удалось понять одно: в сравнении с ним, наша родная Государственная Дума, это образец порядка, жесткой власти и конкретики во всех действиях. Что уж тут говорить, если уже в мирах Среднего Кольца, решения Сената сплошь и рядом воспринимают положительно - от слова "ложить", ну, или класть, а во Внешнем Кольце, соотношение официального курса кредита к курсу на черном рынке, составляет 4:1. То ли дело Орден - два десятка одних только смен планетарных правительств за десять лет. И то, это лишь тех, о которых я знал. Плюс уважение, плюс репутация и, конечно, Сила.
        — Видеть вас всех рад я,  — поприветствовал нас магистр Йода.  — Особенно мастера Уорти. Знания твои бесценны Ордена для.
        — Боюсь я не смогу быть полезна Ордену,  — вздохнула та.  — Я не ощущаю Силу, магистр.
        — Силу ощутишь, время придет когда,  — со спокойной уверенностью сказал он.  — Терпению учись и не бойся - страх на Темную Сторону ведет. Что же пользы которую Ордену принести можешь касается… Тысячам джедаев юных дроид твой первый меч собрать помог. Пяти из двенадцати магистров сидящим тут, в числе том.
        — Но ведь НU[107 - Да, имеется в виду именно тот самый дроид, который в Войнах Клонов обучал юнлингов, под предводительством Асоки, собирать мечи.] был просто моим дроидом-ассистентом. Я, с его помощью, только просчитывала некоторые конструкции. Основные архивы, информация по разработкам, теоретические работы и выкладки погибли вместе с лабораторией на Руусане! Перед отлетом я стерла из его памяти все сведения по проекту "Звездный меч", по синтезу кристаллов и плоскостной фокусировке клинка.
        — Вот,  — Йода назидательно поднял вверх палец,  — много сколь Ордену дать можешь ты. А души перенос в тело другое, случай в истории редчайший, вообще. Изучить его должны мы.
        — Не бойтесь, мастер,  — видя, как напряглась Кассия, вставил Мейс Винду,  — никаких исследований, тем более экспериментов на вас, без вашего согласия, мы проводить не будем. Причинение вреда разумному, ради удовлетворения любопытства противоречит Кодексу и самой сути Ордена Джедаев.
        — Простите, магистры, но я бы хотел кое-что уточнить,  — вмешался я, видя, что столь ценного специалиста у меня уводят, можно сказать, из-под носа, причем самым наглым образом.  — Так получилось, что королевство Набу первым получило материалы исследований мастера Уорти, большая часть из которых была передана вам Квай-Гоном. И, что важно, мы реализуем ряд исследовательских программ, включая эксперименты по синтезу кристаллов и фокусировке. Также мы имеем точные координаты планеты Руусан. Было бы неразумно отказываться от наших наработок.
        — Опасность большую эксперименты эти таят,  — произнес Йода, видимо собираясь меня послать, а, заодно, запретить дальше лезть в тему, являющуюся монополией Ордена.
        — Мы полностью понимаем это, как понимаем и необходимость сохранения секретности вокруг Руусана. В связи с чем, я, как представитель сенатора Амидалы и секретарь-советник королевы Набу, официально прошу Орден Джедаев взять под контроль нашу исследовательскую программу, на условиях равноправного партнерства.
        Да уж, этого джедаи от меня не ожидали, но я по глазам видел - наживку заглотили. Осталось подсечь. Именно так. И пусть внешне мое предложение выглядело откровенным "сливом", на деле оно решало сразу несколько проблем, как то: получение доступа к джедайским разработкам, заманивание на Набу нескольких дополнительных джедаев, что важно в свете предстоящей войны, обеспечение той самой безопасности при исследовании, мягко говоря, опасной темы, а главное, фактическое вхождение нас в структуры Ордена, на правах, скажем так, дочерней организации. И еще, кто сказал, что джедаи получат полный доступ ко ВСЕМ нашим программам?
        — Хм, похвальна осторожность ваша. Обдумать это предложение следует,  — осторожно ответил Йода.
        — Боюсь, с вами или без Набу продолжит исследования. Это политический вопрос. Мы уже вложили в проекты пятнадцать миллионов кредитов, и совет по финансам просто не поймет бесцельной растраты бюджетных средств,  — слегка надавил я, одновременно играя на жадности и осторожности магистров, даже не столько на жадности, сколько на ограниченности финансовых ресурсов Ордена.
        Нет, джедаи не были совсем уж бедной организацией. Они могли единовременно, не прибегая к внешнему заимствованию, поднять средств больше, чем три Набу, но в том-то и дело, что единовременно. Орден отличался от нормального государства просто гигантскими финансовыми активами и валютными резервами, но при этом имел более чем скромный бюджет. Проще говоря, рыцари Светлой Стороны зарабатывали мало, тратили еще меньше, но при этом непрерывно, столетиями наращивали объем "кубышки". И так было до последнего времени. Сначала зонамская авантюра,[108 - Эти события описываются в романе Грега Бира "Планета-бродяга".] а затем и "Сверхдальний Перелет", изрядно уполовинили счета Ордена.
        Конечно, если бы у джедаев оказался работоспособный образец гипердрайва класса 0,4, если бы они смогли его скопировать, и запустить в серию, все затраты окупились бы многократно. Но не срослось. Одним словом, тратить серьезные деньги сейчас, особенно в условиях девальвации кредита, Орден не рискнет.
        — Предложения Эрдваныча разумны,  — высказался Мейс Винду.  — К тому же, на Набу мы сможем ограничить число посвященных в секреты исследований, что невозможно здесь, в Храме. И нам не придется терять время на строительство секретных лабораторий в отдаленных уголках Галактики.
        "Что и требовалось доказать!" - мысленно потер руки я. Уж очень тематика работ мастера Уорти революционна для консервативного Ордена. Тот же синтез кристаллов, вместо их поиска "по воли Силы" - это стопроцентно в традициях ситхов, никак не джедаев. Про использование аналогов приемов ТСС вообще молчу. А ведь подобные вещи в Храме скрыть почти невозможно - чего доброго в головах молодого поколения еретические и крамольные мысли станут возникать!
        — Что ж,  — подвел итог зеленокожий магистр.  — Так и поступим. Уорти мастер пусть на Набу отправляется. Кого к ней прислать позже решим мы. А сейчас, что делать с убийцей на жизнь Амидалы сенатора покушавшегося, решить надо.
        — Теперь не остается сомнений в том, что это был профессионал, нанятый специально для убийства сенатора. Как несомненно и то, что покушение может повториться. Пусть даже его осуществит другой исполнитель. Услуги наемных убийц такого класса стоят дорого, и тот, кто может это себе позволить, не остановится ни перед чем,  — пояснил Винду.
        — Разыскать наемника этого, должен ты…  — обратился Гранд-мастер к Оби-Вану, а Мэйс за него закончил.  — Главное, выяснить на кого он работает.
        — А как же сенатор Амидала?  — уточнил Кеноби.  — Ей необходима охрана.
        — Займутся этим Эрдваныч и падаван твой,  — ответил Йода.  — Хорошо работать вместе получается у них. О мастере Уорти позаботитесь заодно.
        — Пока мы не выяснили, кто стоит за покушениями, сенатору следует вернуться на ее родную планету, Набу,  — предложил Винду.
        — Согласен, но, боюсь, Амидала не согласится,  — ответил я.  — Следует поговорить с канцлером - его она послушает. Ты как, Эни?
        — Конечно,  — легко согласился тот.  — Думаю, Палпатин пойдет нам навстречу в этом вопросе.
        — Отлично, я займусь организацией перелета. Если убедим Падме, сможем вылететь сразу после полудня,  — прикинув время на организацию всех необходимых мероприятий, решил я.
        — Вам следует избегать официального транспорта, летите с беженцами,  — поспешил высказаться наш дорогой негр, видя, что мы сейчас тут все сами решим.
        — Отчего же?  — удивился я.  — Сенатор Амидала, как и положено, полетит на авианосце Сил Обороны Набу, названном в ее честь. А так, да сирота откуда-то из Внешнего кольца Пата Норби с женихом полетят искать лучшей жизни с другими такими же страждущими: сестрами Шти и Кати - бывшими танцовщицами с рудников, которым возраст не позволяет работать по специальности, разорившейся шахтерской партией оттуда же, везущих ремонтных дроидов, дабы попытать счастье в шахтах Рорри, и еще с несколькими простыми беженцами.
        Слушая мой ответ, Энакин едва сдержался, чтобы не рассмеяться, а нахмурившийся было магистр Винду, под конец довольно улыбнулся, и сказал:
        — Думаю, о безопасности сенатора нам нечего беспокоиться. Авианосец, как я понимаю, тоже будет сопровождать транспорт с беженцами?
        — Нет, всего-то следовать своим курсом так, чтобы быть не более чем в пятнадцати минутах от них.
        Собственно на этом наше участие в заседании Высшего Совета Джедаев завершилось, и, договорившись встретиться в одиннадцать в апартаментах Падме, мы разошлись каждый по своим делам: Энакин на аудиенцию к Палпатину, Кеноби искать информацию про Камино, Кассия в библиотеку храма, а я организовывать весь этот подпольный перелет. Может, это была и перестраховка, но риск сейчас нам был не нужен.

* * *

        — Банта пуду!  — выругалась Шми, когда запись завершилась.  — А ты и обрадовался?
        Она ловко вставила на место мою правую опору, и потянулась за левой. Во всех этих путешествиях инкогнито меня больше всего доставала необходимость часто прикидываться обычным астромехом. Я даже подумывал организовать подставную фирму, занимающуюся выпуском дроидов, внешне идентичных моему легкому гуманоидному шасси. Но это так, глупые мечты - на основные проекты ресурсов не хватает.
        — Приятно, конечно…  — смущенно ответил ей Энакин, делающий вид, что помогает матери, чтобы только не попасть под горячую руку Падме.  — Но, хатт дери, я не понимаю, зачем он форсирует события? Разве Палпатин не понимает, что падавана, или рыцаря только прошедшего посвящение, никто в Совет не возьмет? Я, конечно, надеюсь, что лет через пять… Зачем ему подталкивать меня?
        — А подумать?  — вопросом на вопрос ответил я.  — Наш "друг" Шив, конечно, политик и интриган, но в умении видеть картину происходящего в целом, ему нет равных.
        — Война?  — шепотом, чтобы не слышала Падме, уточнил он.  — Республике нужны джедаи, а Совет увяз в косности… Стоп. Я один ничего не смогу, значит… Да нет, ерунда! Хотя, если конфликт будет достаточно обширным и длительным, возможны перестановки в Совете, а влияния канцлера вполне может хватить, чтобы… Банта пуду, я же стану изгоем!
        — Догадался, сынок,  — потрепала его по голове Шми.  — Станешь - никто не любит выскочек. Но ты сильный форсюзер, и не дурак - когда захочешь - рано или поздно тебя примут. А канцлер, он политик - они почти все относятся друг к другу, как к выскочкам, а то и врагам. Его подобное нисколько не смущает, а тебя он хотел подготовить, хотя бы морально.
        — А не морально - собирай команду. Если ты будешь не просто ставленником канцлера, а лидером группы имеющей влияние в Ордене, это будет совсем другой расклад. Я, разумеется, тебя поддержу, но и ты не зевай. Как ты правильно заметил, скоро может начаться война, а это шанс подняться и растрясти орденское болото,  — посоветовал я.
        — Хм, надо подумать. Роль лидера оппозиции? А почему бы и нет? Можно хотя бы попытаться, минимум, не забывать о такой возможности,  — крепко призадумался Энакин.
        — Оникс, госпожа Уорти, вы закончили?  — направив мысли Скайуокера от витания в облаках, на решение конкретной задачи, я счел нужным закруглить разговор, тем более скоро надо было отправляться. Конечно капитан транспорта - подданный Набу, и получил приказ, но задержка рейса из-за нескольких беженцев не насторожила бы разве только гестаповцев из "Штирлица".
        Моя коллега по переселению душ, даже не отреагировала - что делать, увлеченная натура. Приспособила моего же падавана для открытия и оцифровки джедайских голокронов, одолженных в библиотеке Храма, и теперь "впала в нирвану", не обращая внимания даже на суету, которую устроили со сбором вещей Падме, Корде и Дорме.
        — "Ученица, нам пора",  — потянулся я кристаллику, которая, вместе с опутанным проводами интерфейсным модулем, лежала на столе возле светящегося кубика голокрона.
        — "А? Сейчас!" - отозвалась она, и в ту же секунду куб перестал светиться.
        — Но мы не закончили!  — возмутилась Кассия.
        — Вы скопировали тридцать терабайт информации. Уж на пару недель этого должно хватить с головой. Мы вылетаем через сорок минут, а вам еще надо сдать голокроны в хранилище библиотеки,  — возразил я.  — Дальше тянуть нечего.
        — Действительно, все уже готово,  — не скрывая недовольства, подтвердила мои слова Падме.
        При этом она выразительно взглянула на гунгана, остающегося вместо нее. После подробного инструктажа, тот демонстрировал, что все осознал и проникся, однако было видно, что одновременно ничегошеньки не понял.
        — Не понимаю, почему я должна прятаться?  — в который раз повторила Амидала.  — Сейчас, когда решается судьба чрезвычайно важного закона…
        — Тебя дважды едва не убили. Чудом никто не погиб,  — не выдержал Скайуокер.  — Хочешь дождаться третьего покушения?
        — Эни, ты не понимаешь…
        — Того, что твоя смерть еще больше напугает сенаторов? Или того, что канцлер обладает достаточным влиянием, чтобы переносить голосование до твоего возвращения, а может, того, что в случае невозможности переноса, твое присутствие ничего не решит? Но не волнуйся, Оби-Ван быстро найдет наемника с заказчиком, и ты сможешь вернуться. Между прочим, если бы послушали меня и Эрдваныча, а не слепо следовали указаниям Совета, проблема уже была бы решена,  — обиженно, выпалил тот, и, подойдя вплотную к Амидале, заглянув ей в глаза, попросил.  — И еще, я уже не тот мальчик с Татуина, я вырос, не забывай это. Единственное, что не изменилось, Падме - я по-прежнему люблю тебя. И я готов стереть в порошок любого, кто попробует обидеть тебя.
        Она несколько секунд пораженно смотрела на него, а потом, решившись, прижалась к его груди.
        — Ого, я думала, сейчас в Ордене это запрещено?  — шепнула Кассия на ухо Шми.  — Честно говоря, абсолютно дурацкий запрет.
        А та лишь с улыбкой глядела на сына и Падме. Уж для нее чувства Энакина к экс-королеве Набу давно не были секретом. Другое дело служанки. Дорме и Корде заговорщицки переглянулись и заулыбались. Я-то знал, что они вознамерились найти своей начальнице жениха, и даже королеву подключили к "заговору", так что теперь точно не успокоятся. "Надо бы провести в их среде беседу по поводу секретности и нежелательности распространения слухов",  — сделал я пометку в памяти.
        — Так, голубки, охрана сообщает о прибытии мастера Кеноби,  — прервал я возникшую идиллию.  — Собирайтесь. Во время полета у вас будет масса времени.
        Ребятки синхронно покраснели, и бросились изображать крайнюю занятость сборами в дорогу. Так что Тайфо и Кеноби, появившиеся минуту спустя, ничего не заподозрили.
        — Вы готовы?  — с порога спросил мастер, оглядев творящуюся в апартаментах суету.
        — Практически. Грегор, выдели бойца отвезти госпожу Уорти в Храм,  — распорядился я.  — Что там с транспортом для сенатора?
        — Этот… хм, спидер, оказывается, может летать,  — скептически заметил капитан.  — Возможно, стоило арендовать общественный?
        — За 300 кредитов, когда этот нам обошелся всего в двести? И где ты видел беженцев, пользующихся транспортом из проката? Пусть лучше думают, что они, в смысле мы, наняли бомбилу-забулдыгу с нижних уровней. Привлекать внимание нам не надо,  — терпеливо объяснил я.
        — А куда мы его потом денем?  — привел последний довод начкар.  — Утилизация этой рухляди обойдется минимум в полторы тысячи.
        — Делов-то, загоним поглубже, оставим ключ-карту в замке и сотрем память бортового компьютера - кто-то точно оприходует. Думаешь, прошлый хозяин его как-то по-другому получил?  — отмахнулся я, и, видя, что все уже готовы, объявил.  — Выходим.

* * *

        Мастер-джедай Оби-Ван Кеноби смотрел вслед уходящему ученику, девушке-сенатору, двум женщинам средних лет и бело-синему астромеханическому дроиду, пока те не скрылись в здании грузопассажирского терминала. На душе было тревожно. Нет, не за них - уж в том, что мастер Эрдваныч не наделает глупостей, и сможет удержать от безрассудных поступков его ученика, Кеноби не сомневался - чего стоила хотя бы эта затея с тайным перелетом сенатора. Было не просто переодевание, и перелет под чужим именем, а настоящая тайная операция, с проработанными легендами, аутентичной одеждой, транспортом, группой прикрытия из набуанского спецназа, которая сейчас ждет их на корабле, а главное, для отвлечения внимания дроид-двойник Амидалы должен был через два часа вылететь из другого космопорта на авианосце космофлота Набу. Гораздо хуже было с его собственным заданием. На вопрос: "Что такое Камино?" ответа не было. Нигде в архивах Ордена не упоминалось это название, что само по себе было странно. И еще было что-то, что ускользало от внимания мастера, какая-то неправильность происходящего. Но что именно, он понять не мог.
        — Вас подвезти, мастер?  — спросил из кабины спидера капитан Тайфо.
        — Нет, пожалуй… Я вызову такси,  — покачал головой Оби-Ван, на что начальник охраны сенатора лишь понимающе хмыкнул.
        Грузовой спидер, переделанный в пассажирский транспорт доверия не вызывал. Зато, облупленная краска и потеки масла, вместе с противно визжащими репульсорами даже тут, в космопорте Промышленного Района, вызвали нездоровый интерес у полицейских дроидов. Да и сам капитан, вместе с помощницей сенатора были одеты, не то, как сутенер с подопечной, не то, как мелкие спайс-пушеры.[109 - Мелкий розничный торговец наркотическими веществами.]
        — Дорме, вас подвезти до Республики, 500?  — предложил Кеноби.
        — Ну уж нет! Если меня кто-то увидит в таком виде…  — решительно отказалась та.
        — Всего доброго, и да пребудет с вами Сила!  — пожелал он, и направился к стоянке муниципальных такси-дроидов.
        Единственным местом, где, как знал Оби-Ван, можно было получить ответы на интересующие его вопросы, была закусочная его друга и торговца информацией Декстера Джеттстера.
        — В КоКо-таун, к "Закусочной Декса", пожалуйста,  — попросил он дроида-пилота, садясь на заднее сидение спидера-такси.
        — Как скажете. Расчетное время в пути - 16 минут двадцать секунд. Ориентировочная стоимость проезда - 32 кредита,  — проскрипел дроид.
        — Отлично, полетели.
        Заведение, которое содержал бывший торговец оружием, авантюрист и просто хороший друг Оби-Вана, находилось на верхнем уровне, и сейчас, днем, выглядело достаточно уютно, даже, несмотря на то, что КоКо-таун, мягко говоря, не самый богатый район. Здесь обитали в основном рабочие, трудящиеся на заводах промышленного района. Впрочем, как и везде на Корусанте, на нижних уровнях хватало и нищих, и бездомных и преступников всех мастей. Сам Кеноби, во всяком случае, не хотел бы оказаться там без меча. Но наверху обычно было спокойно, особенно сейчас, когда обеденный перерыв уже кончился, а до окончания рабочего дня было еще далеко.
        Собственно в слегка обветшавшем овальном здании обедали, или дожидались заказов не более полудюжины разумных. Большей частью это были торговцы с расположенного неподалеку рынка, а также те, кто оказался в КоКо-тауне по делам. У барной стойки о чем-то ругались официантки блондинка Гермиона и дроид ФЛО. Насколько помнил джедай, это занятие было любимым из "развлечением", понятно, когда клиентов было мало. Но и в другое время, обе не упускали случая устроить друг дружке какую-то пакость. А причиной тому были непомерные амбиции дроида, не считавшей девушку без специального образования достойной руководить ею. Правда мисс Богуа тоже была не без грешка, и часто пренебрегала обязанностями, ради общения с клиентами, при этом, абсолютно не обращая внимания на то, что происходит вокруг. Вот и сейчас первой Оби-Вана заметила ФЛО.
        — Дорогуша, к тебе посетитель,  — крикнула она в окно кухни.  — По виду джедай!
        — Оби-Ван!  — радостно воскликнул бесалик, высунувшись из окна кухни.
        — Здравствуй, Декс!  — с искренней радостью поздоровался он.
        А хозяин заведения, поспешно вытирая верхнюю пару рук о грязный передние, поспешил к двери в общий зал, крикнув напоследок:
        — Ты садись, я сейчас подойду!
        — Может стаканчик ардииса?[110 - Тонизирующий, возможно алкогольный напиток из ферментированных зерен и кожи банты, известный также как Джавский Сок.]  — предложила ФЛО, подкатываясь к нему.
        — Конечно, спасибо,  — согласился Кеноби, и, едва успев присесть за ближайший столик, был вынужден подняться навстречу хозяину - тот, как всегда, буквально бурлил энергией. Так что едва с приветствиями было покончено, Декстер сразу перешел к делу:
        — Что привело тебя ко мне на этот раз?  — спросил он, усаживаясь напротив джедая.
        — Ко мне недавно попала одна штуковина, Декс. Ничего интересного, кроме названия - "Камино". Не слышал о таком? Возможно это фирма или место?
        — Ты смеешься надо мной?  — удивился тот.  — Неужели этого нет в ваших архивах!?
        — Представь себе, нет. Но ты знаешь, что это?  — слегка растерялся джедай.
        — Место! Ха-ха!  — рассмеялся торговец, тряся массивным подбородком, и громко хлопнув верхней парой рук об столешницу.  — Камино, это планета за Дальним Рубежом, примерно в двенадцати парсеках от Лабиринта Риши. Родной мир клонеров… Честно говоря, я был лучшего мнения об архивах джедаев.
        — Возможно, она называется как-то еще?  — предположил Оби-Ван.
        — Возможно. Хоть я о других названиях и не слышал,  — согласился информатор.  — Ваших дроидов-аналитиков интересуют только формальные признаки. Я думал, вы, джедаи, понимаете разницу между значением и мудростью,  — он назидательно поднял вверх указательный палец правой верхней руки.
        — Если бы все дроиды умели думать, нас бы не было на свете…  — задумчиво заключил Кеноби, решая про себя.  — "Интересно, Эрдваныч тоже не знал, или его это не интересовало?"
        Последнее было маловероятно - насколько мастер знал, Набу проявляло к этому региону определенный интерес. Оставался вариант, что дроиду не известно именно это название. А значит, версия с другим названием вполне возможна. И потому надо побольше узнать у Декстера.
        — А что ты знаешь об этих клонерах?  — уточнил он.
        — Впервые я услышал о них, когда работал старателем на Субтерреле. Каминоанцы держатся обособленно. Они занимаются электроникой, довольно посредственным оружием и клонами. Причем клонов делают отменных.
        — Они дружелюбны?  — уточнил Оби-Ван.
        — Когда как,  — развел руками Декстер.
        — А от чего это зависит?
        — От того, насколько ты вежлив…  — бесалик сделал паузу, и, хохотнув, добавил.  — И от того, сколько денег у тебя в кармане.
        Следующие три часа, по сути, пропали для мастера Кеноби даром. Ни уточненные задания дроидам-аналитикам, ни самостоятельный поиск в архивах, ничего не дали. Казалось, такой планеты вообще нет. Даже на самой подробной карте, в том месте, на которое указывал Декстер, ничего не было. В конце концов, он смог вывести из себя даже вечно спокойную и флегматичную мастера Джокасту, хранителя библиотеки, что ему последний раз удавалось еще будучи падаваном. Впрочем, небольшая зацепка нашлась. Пропустив лоцию предполагаемого района нахождения Камино через программу астромеханического моделирования, в одном месте была обнаружена гравитационная аномалия, которая, с вероятность 65 %, могла оказаться неотмеченной на картах звездной системой. Но дальше дело не продвинулось, и Оби-Ван решил обратиться за советом к магистру Йоде.
        Тот обнаружился в одном из учебных классов, где проводил занятие с юнлингами.
        — …На чувства свои, всегда и во всем полагаться должны вы,  — вещал зеленокожий магистр, окруженный малышами, отрабатывающими предчувствие Силы, но как только мастер вошел в дверь, постучал посохом, привлекая внимание, и сказал.  — Дети, гость пожаловал к нам.
        — Здравствуйте, мастер Кеноби,  — хором поприветствовали его юнлинги, подняв учебные шлемы и отключив мечи.
        — Здравствуйте,  — кивнул он им, и обратился к Йоде.  — Простите, что помешал.
        — Чем помочь тебе могу я, Оби-Ван?  — спросил тот.
        — Я ищу планету, о которой мне рассказал старый друг, но на наших картах она отсутствует. Я верю ему, но…
        — Выходит планету потерял Оби-Ван, м-м?  — перебил его гранд-мастер.  — Что за неприятность! Что за неприятность!
        Юнлинги встретили подобную постановку вопроса смешками. Но Йода как всегда их удивил. Приказав одному из детей затемнить окна, он собрал всех около стойки голопроектора, которую обычно использовали для демонстрации учебных материалов, и указал мастеру, чтобы тот вставил кристалл с данными в считыватель. А в следующую секунду класс заполнился россыпью крохотных огоньков карты Галактики.
        — Сосредоточьтесь. Найти помочь должны мы Оби-Вану планету сбежавшую,  — все в той же шутливой форме продолжил старик.
        Кеноби догадывался, что тот говорит так неспроста. Более того, был уверен, что цель этого представления очередной урок, непонятно только для кого - то ли для юнлингов, то ли для него, а возможно для всех их. Но главное, он не мог даже предположить, чем именно руководствовался гранд-мастер и чему он хочет их научить. Когда-то, во время учебы, он пытался предугадать намерения Йоды, но быстро бросил это неблагодарное занятие, успев понять, что это бесполезно.
        — Она должна быть здесь,  — пройдя через отметки светил, он указал рукой на группу звезд, которые тут же послушно увеличились, демонстрируя пустое пространство.  — Но ее здесь нет. А сила тяготения, тем не менее, действует на соседние звезды.
        — Хм. Источник силы тяготения есть, а звезда и планеты вокруг исчезли бесследно,  — констатировал Йода, оглядев собравшихся вокруг него учеников.  — Как объяснить, хм? Кто знает? Никто?
        — Магистр, кто-то стер данные из архива,  — предположил один из ребят.
        — Воистину, подобен чуду ум ребенка,  — изрек гранд-мастер.  — Да, ты прав, ученик.
        Откровенно говоря, идя за советом к магистру, Кеноби подобного не предполагал. Он грешил на технический сбой, неполноту данных архива, малозначимость планеты, что угодно, как стало ему понятно только теперь, лишь бы не видеть очевидного. А ситуация вырисовывалась тревожнее некуда - политические убийства и покушения, наемные убийцы и подковерные игры в Сенате, это одно, а вмешательство в святая святых, в архив Ордена, это случай беспрецедентный. Такого на памяти Оби-Вана не было, зная, какие строжайшие меры безопасности предпринимаются для защиты самой полной базы знаний Галактики, он о таком не мог даже подумать. "Йода прав, детский ум, не отягощенный стереотипами, порою, лучший советник в сложных вопросах",  — подумал мастер, поражаясь хладнокровию гранд-мастера, который не только сохранил спокойствие, мгновенно все поняв, но и преподал ему урок.
        — Курс на источник силы тяготения возьми, чтобы планету свою увидеть,  — обратился к нему Йода, точнее, если уж называть вещи своими именами, приказал, после чего развернулся, и сделал знак следовать за ним.
        Если кто-то стер данные о планете из архива Ордена, выяснить, чем она так важна - задача неотложная - это Кеноби понял сразу. И еще он ругал себя за несдержанность - столкнувшись с проблемой, ему следовало сначала подумать или, хотя бы подождать, когда фактический глава Ордена останется один, а не кричать о случившемся на весь Храм. Лишь опыт и мудрость Йоды позволили свести случившееся, для юнлингов, всего лишь к забавной истории.
        "А ведь, если вдуматься, то, что меня послали лететь в неизвестную систему, в нарушение всех принятых правил гипернавигации, без лоций, без предварительной разведки маршрута и звездной системы автоматическими разведчиками, полагаясь только на чувство Силы, уже говорит о важности миссии",  — понял Оби-Ван.
        — Данные из архива действительно стерты,  — произнес Йода, когда они подошли к двери.
        — Но кто мог стереть данные из архива? Это невозможно,  — решился спросить Кеноби.
        — Эта загадка - факт весьма зловещий,  — признал тот.  — Только джедай изъять мог бы эти файлы. Но кто и почему - сказать сложно. Должен над этим поразмыслить я.
        "Причем не просто джедай, а джедай допущенный к архиву. Я бы, к примеру, не смог,  — мысленно закончил за него Кеноби, уже даже радуясь, что во время предстоящих "размышлений" будет на задании.  — Бедная мастер Джокаста".
        Оставив гранд-мастера, он отправился в ангар Храма, готовить к полету свой истребитель. Предстоял долгий перелет, минимум с тремя дозаправками на транзитных станциях Кореллианского Пути. И предчувствие говорило Оби-Вану, что вылететь нужно было как можно скорее.
        Хайдианский Путь, между Деноном и Чардааном, корабль Торгового Флота Королевства Набу "Джендирианская Долина". 13:05:14 GrS. 7 суток до начала Войны Клонов.

        — …Выбегаем мы к нашей колымаге, точнее бойцы выбегают. Я тогда, после вашей, Шми, пробежки на носилках валялся. И тут он орет: "Воздух!" Поднимаю голову, и вижу - на нас прет этот фрегат-переросток. Все, думаю, отбегались. И так обидно!.. Но ребятки не растерялись - меня кулем в кювет, а сами ПУ из кузова тащат. Эти, видимо, хотели нас ракетами перепахать, вот щиты и отключили. А может они им сенсоры в атмосфере забивали - то, что хомодетектор группу в десяток бойцов за три десятка кликов засекает - сказки. Разве что в открытом космосе - на планете помех столько… Ну, так вот. Если на эту байду кто-то нормативы бы писал, наверное, раза бы в два перекрыли. Мостик разнесло!..  — в лицах, под дружные смешки, рассказывал Брик.
        "Да уж, конспирация, едрить ее!" - про себя выругался я. За мирных беженцев нас бы могли принять разве что в какой-нибудь Англии или Германии. Ну, если бы бороды отпустили и на шеи арафатки повязали, а Падме, Шми и Кассия одели хиджабы. Впрочем, особого смысла секретиться уже не было - до Набу нам предстояло только дважды стыковаться для дозаправки, а народ на корабле лишних денег не имел, чтобы гулять по станциям - все в трюме будут ждать. Конечно, была возможность наличия на борту шпиона, но это уже из области сказок. Да и не помогла бы конспирация при таком раскладе.
        Выбранный нами для перелета транспортник серии АА-9 ботаджефской постройки, кроме беженцев по переселенческой программе, вез еще и частные грузы, и вообще был скорее грузовиком, чем пассажирским судном. Народ размещался прямо на грузопассажирской палубе, где наша компания как-то сама собой стала центром всеобщего внимания.
        Другие пассажиры к нам враждебности не проявляли, хоть и держались настороженно - уж очень мы выделялись - не внешним видом, поведением. Все же за коренных обитателей забытых Силой планет или корусантского дна нам при всем желании не сойти. Но мало-помалу с попутчиками стали устанавливаться некие контакты. Брик уже завербовал в ПСОН четверых угрюмых и тертых жизнью шахтеров, которые все никак не могли поверить, что можно получать в месяц столько, сколько они зарабатывали за год, просто рискуя жизнью за государство. Шми поймала какого-то весьма подозрительного типчика, и, отрекомендовав нам его как бывшего наемного убийцу, пообещала пристроить его в спецназ, а Падме, при помощи Кассии Уорти, организовала сортировку детей на предмет образования - кого в начальную школу, кого в классы в соответствии с возрастом, а кого рекомендовать для получения королевской стипендии. Попутно они выявили, уже среди взрослых, двух учителей, горного инженера, корабельного механика и даже бывшего конструктора-кораблестроителя, правда спившегося, но пригодного к использованию после медицинских процедур.
        А меня капитан - толковый дядька - припахал наводить порядок в "БЧ-5" [111 - Электромеханическая служба на военных кораблях советского и российского флотов. В фанфике ГГ ввел подобную систему в военном флоте Набу. Но в данном случае, название указано в скобках, так как корабль гражданский, а подразумевается не только организация службы, но и оборудование.] его корыта. Точнее, узнав про нашу странную компанию, он сунулся проверить, не угрожаем ли мы безопасности его корабля, и, увидев меня, очень обрадовался, предложив Падме, в счет оплаты перелета одолжить ему своего астромеха. Бедняга. Он-то думал, что получит ремонтника, а получил инспекцию технического состояния корабля со всеми вытекающими. Документы секретарь-советника королевы и начальника технической комиссии Королевского Космофлота Набу, это не те "бумажки" от которых можно отмахнуться. Конечно, с формальной точки зрения, торговый флот не входил в сферу моей ответственности, но ссориться с военным, а тем более с экс-королевой, мог только полный кретин. Вообще-то, присутствие на борту Амидалы, по закону уже делало его судно флагманским и
приравнивало к военным транспортам. И если бы не неофициальный статус сенатора в этом полете, так бы оно и было.
        Уладив формальности, я взялся за дело, тем более, заняться в полете было особо нечем. Что сказать, могло быть и хуже. Для тяжелого фрахтовика возрастом в 183 года, кораблик был в приличном состоянии, особенно учитывая скудность финансирования. Практически грузовые перевозки не покрывали текущие расходы на эксплуатацию, и, если бы не гранты от Комитета Помощи Беженцам, его бы лет десять назад пустили на металлолом. А сам капитан мне понравился - основательный такой и добрый, отчего, правда, команда распустилась. Но за полтора дня мне удалось провести полную ревизию судовых механизмов, насколько это было возможно в полете, отремонтировать систему вентиляции, что улучшило и качество воздуха, и общее настроение, а главное, составить дефектовочный акт на двенадцать страниц мелким шрифтом, что капитана очень расстроило. Но я пообещал ему полностью оплатить ремонт, если тот вступит в программу "Резерва Флота Сил Обороны Набу". Вот так, Набу - мирная планета, и мы не можем реквизировать транспорт для военных целей. Только с согласия капитана и еще владельца, в случае частных кораблей. Разумеется, в
преддверии войны такая уловка была несколько сомнительной, с точки зрения морали, но транспортного тоннажа нам не хватало катастрофически, и приходилось тянуть крохи, откуда возможно.
        — Накис, метнись за жрачкой,  — приказал Брик, взглянув на экран встроенного в протез комлинка.
        Время подходило к ужину, и органики уже успели проголодаться. Разумеется, спецы затарились в дорогу сухпаями, но выделяться еще больше нам не хотелось, да и корабельный общепит, несмотря на непрезентабельный вид блюд, был довольно неплох - уж за санитарией на нанятых судах Комитет Помощи Беженцам следил строго.
        — Есть!  — козырнул Дэн, и, подойдя к дроиду-раздатчику, сказал.  — Эй, железяка, десять порций, пожалуйста.
        — Как пожелаете, господин,  — угодливо проскрипел тот, опасливо разворачивая оптические сенсоры то на него, то на меня.
        В первый день полета, я, припомнив то, что знал об этом полете из прошлой жизни, решил лично сходить за едой, заодно проверив, как тут выполняются законы королевства. Единственной моей ошибкой стало привлечение в качестве носильщиков ДУМ-пехотинцев. После чего бедный дроид-раздатчик едва не отправился в открытый космос. Дело в том, что у мелких бывших ремонтников за годы службы сформировались не только личности, но и немалое ЧСВ, между прочим оправданное - по оценкам генштаба, отделение ДУМ-пехоты в бою вполне могло раскатать роту В-1, за счет лучшей подвижности, почти равной силы, более высокого интеллекта и недостижимой для жестянок КНС и даже людей координации на поле боя.[112 - Ремонтные дроиды серии DUM изначально создавались для работы в команде, обычно по пять единиц. А после модернизации по программе ДУМ-пехотинец, получили еще более продвинутые средства беспроводной передачи данных, благодаря чему малые группы этих дроидов могли функционировать, практически, как единый механизм.]  Конечно, с ростом численности эффективность взаимодействия падала, но тем не менее. В общем, бедняга дроид в
полной мере "прочувствовал" то же, что и продавец из киоска в моем прежнем мире, вздумай он отказаться продать пиво десантуре второго августа.
        — А где Падме и Энакин?  — спросила Шми, заметив, что сенатор с ее сыном куда-то пропали.
        — Сейчас…  — вызывая Храна, ответил я, и, получив от него информацию, поспешно сказал.  — Они заняты, не стоит их отвлекать.
        Как сообщил искин, уединившись на нижней грузовой палубе, ребята самозабвенно целовались.

        Глава 14
        Среднее Кольцо, Сектор Чоммелл, пл. Набу, база ВКС ПСОН "Джафан" 13:05:18 GrS, трое суток до начала Войны Клонов.

        Оторвав голову от подушки, Эми несколько секунд не понимала, где находится, и что происходит. Ей снилось детство, прошедшее на Татуине, снилась мать убитая пиратами, песок и жара. Как же ее жизнь сейчас отличается от той! Нет, на Набу тоже есть песок, и порою бывает довольно тепло, по татуинским меркам, но в остальном… В свои восемнадцать, бывшая рабыня сама отвечала за тридцать шесть человек - пилотов и техников своего звена, стала самым младшим в ВКС ПСОН командиром звена, а главное, могла летать.
        Вот и сегодня ее экипажу предстоял вылет на аэробаллистическое бомбометание - одно из любимейших упражнений. Было что-то хулиганское в бешеном разгоне над бескрайней морской гладью, в облаке плазмы рвущем щиты Н-6-го, в стремительном, на восьми звуковых, наборе высоты, и их отключении в стратосфере, когда яростный воздушный поток обрушивается на угловатый корпус, а из открытого бомболюка выпадают два десятка пятисоткилограммовых конусов, чтобы, описав дугу, накрыть мишень, находящуюся за тысячу километров от точки сброса.
        В приподнятом настроении девушка нырнула в душ, после чего стала торопливо натягивать летный комбинезон. Все же у отдельного, пусть и модульного, домика были свои плюсы - не нужно было ни с кем стоять в очереди в туалет и душ.
        — Какой я важной стала,  — рассмеялась она своему отражению в зеркале.  — Ну, что еще!?
        Писк комлинка отвлек ее от мысленного сравнения жизни татуинского раба и старшего лейтенанта ВКС ПСОН.
        — Старший лейтенант Эми Лайтфлай,[113 - Эми - подружка Энакина Скайуокера с Татуина. Фамилия, в данном случае не каноническая. О том, как она попала в ПСО Набу можно прочитать в спин-оффах к Астромеху Эрдванычу (будут дописаны после окончания третьей книги). Если кратко, то ГГ выполнил свое обещание данное Китстеру Банаи.] срочно прибыть в штаб батальона. Форма одежды - парадная,  — сообщил дежурный и отключился.
        — Ну вот, накрылись полеты,  — вздохнула она.  — Интересно, что там командование затевает?
        Быстро переодевшись в парадную форму, Эми подхватила планшет и выбежала на улицу, погрузившись в привычную суету крупнейшей на континенте базы ВКС. Под сводами исполинских деревьев, между которыми были выстроены жилые и технические домики, вовсю кипела жизнь. Кто возвращался с ночного дежурства, кто шел заступать на дневное, пилоты и техники спешили на утреннее построение, а несколько взводов батальона охраны нарезали круги по дорожкам внутри периметра - джунгли снаружи к пробежкам, мягко говоря, не располагали. Из-за буйства растительности, там даже ходить было трудно; это не считая опасных животных и насекомых.
        Кивнув знакомому старлею в аквариуме,[114 - Аквариум - жаргонное название помещения дежурного.] девушка прошла в комнату инструктажей, где уже находились начальник базы, коммандер Дэйв Сонкос и забрачка в песчаном камуфляже разведки, со знаками различия капитана.
        — Вот, как я и обещал, командир лучшего звена. К тому же знает Татуин,  — представил Эми майор.
        — Венс?.. Простите, товарищ капитан,  — смутилась девушка, узнав бывшую землячку из Мос-Эспы.
        — Ничего себе, малышка Эми, уже старлей! И с боевыми наградами. За Тригалли?  — воскликнула забрачка, и, плавно шагнув навстречу, схватила ее за плечи.
        — Так точно,  — еще больше смущаясь, ответила она.
        — В общем так, коммандер, по приказу ГШ ПСОН, старшего лейтенанта я у вас забираю в Тид. А вы распорядитесь подготовить машины ее звена и пилотов к немедленному вылету, сразу, как только мы вернемся. Подробности в приказе.
        — Не беспокойтесь, сделаем,  — кивнул тот.
        — Отлично. Пошли, старшая,  — кивнула в сторону двери Венс.
        Сказать, что Эми была удивлена, это ничего не сказать. Коммандер Сонкос, начинавший службу еще при короле Веруне, происходил из древнего аристократического рода, и ко всем, кто не летал, относился с легким пренебрежением. А тут буквально стелился перед пехотным капитаном. Летчица могла бы еще понять, если бы тот, таким образом, сплавил бы незваной гостье "кого не жалко", но ее звено действительно было лучшим, первым перешедшим на новейшие Н-6М, да и к ней самой он относился очень тепло. Пожалуй, единственным, что могло привести в ярость слегка флегматичного и интеллигентного набуанца, были рабство и работорговля. Так, что бывшая рабыня порой испытывала чувство неловкости перед другими пилотами, из-за чрезмерной заботы командира. И тут, на тебе!
        — Не можешь понять, почему коммандер так легко тебя отдал?  — догадалась Венс.  — Все просто - личный приказ королевы Сабе. Это тебе не просто так!
        — А мы что, захватывать Татуин летим?  — решила спросить она.
        — Можем, конечно, и захватить…  — задумчиво произнесла та, и подмигнула Эми.  — Но нельзя - Набу мирная планета. То, что мне сообщили: будем проводить войсковую операцию по задержанию Кола Сторма - пирата, захватившего пять лет назад наш транспорт с переселенцами в системе Нилваан. Он скрывается в Мос-Эйсли, но недавно сумел развести Джаббу Хатта на деньги. И тот, "милостиво разрешил нам сделать с этим пуду ступпа[115 - Пуду ступпа - глупое дерьмо (на языке хаттов).] то, что хотим".
        — Ожидается сопротивление?
        — Разумеется. У него, по данным разведки, банда в пятнадцать голов,  — ответила капитан, и, отвечая на невысказанный вопрос летчицы, пояснила.  — Командование, после Лофкуара и Тригалли, на воду дует. Батальон гвардии, танковая рота, авианосец и два звена Н-6М собрали. Кстати, как машина? А то все секретят.
        — Все то же, но движки нормальные поставили - раньше гражданские, да еще "экологически чистые" были. Скорость возросла с 50-ти до 65-ти, бомбовая с десяти до двенадцати тонн, плюс новая БИУС и пара танковых магниток, вместо четырех из шести лазеров,  — рассказала старший лейтенант.
        — В случае чего, то, что раката не доделали, доделаем,[116 - Имеется в виду орбитальная бомбардировка Татуина Империей Раката за 25 тысяч лет до текущих событий. Собственно благодаря ей Татуин из цветущего мира, превратился в то, что мы все любим, знаем и ценим.]  — подытожила забрачка.
        Выйдя из штаба, они прошли к летному полю, где погрузились в "Скат", в котором уже сидели несколько пехотинцев, и по суборбитальной траектории полетели к столице Набу. И уже через полтора часа сели в дворцовом ангаре. Рядом, из такого же транспорта выгружались флотские и двое танкистов, одного из которых Эми сразу узнала - капитан Вирс был ее однокашником по учебке и командиром Китстера и Вальда.[117 - Максимилиана Вирса, как и многих других будущих военачальников, ГГ постарался завербовать на свою сторону, пока не поздно.]
        Поздоровавшись и обмениваясь новостями, они прошли по подземным переходам во дворец.
        — Первый раз?  — спросил ее Максимилиан.
        — Да…  — поймав себя на том, что совершенно несолидно крутит головой, ответила она.
        — Ничего, привыкнешь,  — пообещала Венс.  — Мне сначала тоже было не по себе среди этого великолепия. Это наш профессор тут больше времени проводит, чем в части. Все спросить хотела, зачем тебе эти гусеничные тракторы? Ваши Т-эшки и быстрее, и… Не хотела бы с ними в бою столкнуться!
        — Ионные боеприпасы,  — ответил капитан, как будто этот ответ должен был все объяснить.  — А еще щиты - сейчас преодоление щита сродни высшему пилотажу, и то, если это не корпускулярный щит. Хотя во многих случаях еще эффективнее будет применение шагающих машин… Здравствуйте, госпожа сенатор.
        Уже подходя к залу, в котором должно было проходить совещание, они встретили экс-королеву, отчего-то одетую как фермерша с периферийной планеты. Сопровождающий ее молодой человек в не менее экстравагантном, для Тидского дворца, наряде, тоже показался Эми знакомым. А вот Венс сразу же повисла у него на шее, заработав неодобрительный взгляд Амидалы.
        — Эни! Ну, ты и вымахал! Какими судьбами в нашем захолустье?
        — Падаван приставлен ко мне для охраны, капитан,  — за него, немного резковато ответила сенатор.
        — Падме, это Венс, мы вместе росли на Татуине. Только ей приходилось намного хуже, чем мне. Помнишь, я рассказывал?  — поспешил объяснить тот, и, переведя взгляд на летчицу, удивленно воскликнул.  — Эми!? И ты тоже тут?
        — Энакин Скайуокер?..  — неуверенно переспросила она, глядя на него снизу вверх.  — Я всегда знала, что ты очень важным станешь…
        — Не прибедняйся, старшая,  — хлопнула ее по плечу, сказала забрачка.  — Ты тоже неплохо поднялась. Для простой рабыни с Татуина.
        — Как и ты, капитан, для нищей сиротки,  — справившись с неожиданным для нее самой приступом ревности, рассмеялась Падме, и добавила.  — Или я. Я ведь не наследная королева. Когда-то тоже родилась в крохотной деревеньке в горах, недалеко отсюда. А что тут происходит? Или в Королевский Консультативный Совет, пока меня не было, включили половину офицеров армии?
        — А об этом, ты у секретарь-советника спроси,  — подходя к ним, сказала Эритае.  — Это его идея. Вот только непонятно, чего наш дроид хочет добиться? После потерь во время миротворческих миссий Совет крайне неодобрительно относится к отправке наших войск за пределы сектора.
        — Отправки куда?  — не поняла Амидала.
        — На Татуин. Помнишь того ублюдка, который захватил и продал в рабство четыре сотни разумных, направлявшихся на Набу? Он еще у хаттов скрывался.
        — Не понимаю, а офицеры тут при чем? Если Джабба согласился выдать его нам, можно было послать группу спецназа, или просто дать хатту денег - за вознаграждение он бы и родную мать передал в руки правосудия. Или опять внутренние разборки в Совете Хаттов?  — спросила она.
        — Ну, не знаю, Сабе меня во все тонкости не посвящала. Знаю, что R2-D2 им занимался. А вчера с нами связался этот его Q12 и передал личное послание для королевы,  — объяснила девушка, и пожаловалась.  — А мой уже четвертый день дома не ночует. Между прочим, тоже после разговора с твоим помощником. Вил все в штабе, что-то планирует… Как он на нас с сынишкой смотрит, страшно становится.
        — Хорошо, я с ним разберусь,  — пообещала Падме, входя в зал, а Энакин, с неохотой оторвавшись от расспросов старых знакомых, последовал за ней.
        Королева, одетая в пышное церемониальное платье, появилась через пару минут в компании генерала Панаки и Эрдваныча. Даже, несмотря на неуклюжую одежду, Сабе двигалась уверенно и, пожалуй… четко. "Скорее как офицер на плацу",  — отметила про себя Эми, и еще раз взглянула на Падме. Экс-королева выглядела чем-то обеспокоенной. А вот Энакин был абсолютно спокоен, и с интересом наблюдал за происходящим.
        — Дамы и господа, я собрала экстренное заседание Королевского Консультативного Совета в связи с обострением международной обстановки в Галактике,  — начала королева, садясь на трон.  — Сведения, которые мы получаем из множества независимых источников, неопровержимо свидетельствуют: мы, мы все, все народы Республики, стоим на пороге войны или, как минимум общегалактического кризиса. Политический раскол Республики и сепаратизм, усугубляются инфляцией, снижением уровня жизни и умножением бандитских и пиратских шаек, бесчинствующих в периферийных мирах. Но главная угроза - всеобщая милитаризация - не для защиты, для агрессии. Слишком многим война кажется слишком выгодной и не очень рискованной.
        — К сожалению, пример Торговой Федерации у всех на виду,  — вздохнув, произнес губернатор Сио Биббл.  — Дальше слушаний в Сенате дело не пошло. Не было ни вердикта суда, ни официального признания факта агрессии, лишь формальный запрет на содержание армии и флота. Думаю, никому не нужно объяснять, насколько этот закон несовершенен, и как он выполняется? Что уж тут говорить, если мы не смогли добиться наказания даже для Нута Ганрея. Три процесса - и он все еще на свободе. Не удивлюсь, если за покушением на госпожу сенатора стоит именно Ганрей.
        — Возможно, он и причастен к покушениям. Ваше величество, дамы и господа,  — поднялась с кресла Падме.  — Однако мы здесь собрались не для поиска несостоявшихся убийц - здесь, на Набу моей безопасности ничто не угрожает. Проблема даже не в том, что принятие закона о создании армии, это путь к гражданской войне. Хуже то, что у Торговой Федерации и гильдий армии уже есть. Даже того, о чем сообщает наша разведка, уже сейчас достаточно для захвата Республики. И каждый день к ним присоединяются новые и новые системы.
        — Неужели Сенат допустит подобное? Республика тысячу лет не знала войн,  — спросил Биббл.
        — Сенат погряз в бюрократии, а часть сенаторов явно или тайно поддерживают Торговую Федерацию и гильдии. Остальные сенаторы напуганы. Не знаю, сколько канцлер сможет удерживать их,  — ответила Амидала.
        — Насколько мне известно, Банковский Клан также поддерживает сепаратистов?  — уточнила Сабе.
        — Несомненно,  — подтвердила сенатор.  — Конфедерация как никогда готова к войне. И ситуация может выйти из под контроля в любой момент.
        — Что ж,  — подытожила королева.  — Сейчас наша задача защитить королевство и его подданных. И потому нам необходимо: первое, увеличить численность Сил Планетарной Обороны, второе, обеспечить безопасность перелетов в пределах сектора и на основных гипертрассах ведущих в него, третье, ускорить строительство кораблей и оборонительных объектов, и, главное, продемонстрировать, что безнаказанно причинять вред нашим подданным нельзя. Товарищ генерал?
        — Ваше величество,  — поклонился Панака.  — Мы мирное королевство, и даже наша военная доктрина целиком строится на принципах обороны. Но одного мы допускать не имеем права - безнаказанного посягательства на жизнь и свободу наших подданных. То, что любой совершивший преступления против народа королевства, понесет заслуженное наказание, не должно вызвать ни у кого сомнений. К сожалению, сейчас есть два исключения из этого правила: вице-король Нут Ганрей и пират Кол Сторм.
        — Я уже объясняла вам, генерал,  — поправила его королева.  — Попытка убийства или захвата политика такого уровня недопустима, и может спровоцировать войну. Более того, я крайне возмущена случаями убийства разумных без суда.
        Впрочем, даже Эми обратила внимание на тон, которым это было сказано - если запрет на уничтожение Ганрея был категоричным, то слова об убийстве прочих преступников скорее были благим пожеланием, вроде материнского: "Не бегай на улице". Но что-то ее насторожило, какая-то неправильность. "Почему пирата было просто не убить?" - догадалась она.
        — Я прекрасно помню ваши приказы, ваше величество,  — кивнул Панака.  — Но если подозреваемый оказывает вооруженное сопротивление и отказывается сдаваться в руки правосудия, он сам определяет свою судьбу. Теперь о сути нашей проблемы: человек виновный в продаже в рабство многих беженцев, следовавших на Набу, долгое время находился под защитой хаттов, скрываясь в их пространстве и на Татуине. До последнего времени. Недавно у него возник личный конфликт с Джаббой Хаттом, и тот, через наши связи в Совете Хаттов, намекнул, что не будет против, если мы арестуем Сторма. Для чего планируется отправка экспедиционного…
        — Вам мало крови, генерал? Вспомните, чем заканчивались предыдущие отправки! Я не могу смириться с тем, что мы посылаем наших мальчиков и девочек рисковать своими жизнями, защищая подданных королевства. Но это я еще могу принять, а вот губить их ради наказания этого чудовища…  — вскочив с кресла, заявила Люфта Шиф - бессменный советник по вопросам образования, вот уже четырнадцать лет.
        — Вы ведь педагог, госпожа Шифт, и должны знать, что примерное наказание одного, в дальнейшем остановит десятерых,  — возразила той принцесса Тида Ниютни,[118 - В каноне Ниютни стала королевой Набу после Джамиллии, в 22 ДБЯ и пребывала на этом посту практически до окончания Войны Клонов в 19 ДБЯ.]  — еще очень молодая девушка из круга Амидалы и Сабе.
        — Возможно, но разве нельзя просто заплатить этому хатту? За деньги они готовы продать родную мать,  — подумав, поинтересовалась та.
        — К сожалению, это невозможно,  — выступил вперед дроид-советник.  — Точнее, свою родительскую особь, наш "друг" Джабба продал бы, не задумываясь, притом не очень дорого. Проблема в том, что объект операции представляет ценность для нескольких других влиятельных хаттов, с которыми Джабба должен считаться. Потому мы высылаем не просто группу спецназа, а общевойсковое соединение. Чтобы: а) Джабба мог оправдываться перед своими сородичами: "А что я мог сделать!?" б) Снизить вероятность незапланированных столкновений, и минимизировать потери, если те все же произойдут.
        — А подобное не вызовет ответных действий со стороны хаттов?  — уточнил Сио Биббл.
        — Исключено,  — возразила Сабе, и пояснила.  — Все хатты прекрасно поймут истинное положение дел. Это полностью в рамках их морали и традиций. А, кроме того, вполне соответствует интересам других слизняков, не связанных со Стормом. И не забывайте, что Татуин это каджидик Десилийк, а не Пространство Хаттов в полном смысле этого слова. Проблемы Татуина, это только проблемы клана Десилийк. Но есть еще кое-что, о чем вам необходимо знать… Генерал?
        — Кроме восстановления справедливости, размещение военного континента на Татуине имеет неофициальную цель - борьбу с пиратством в этом регионе,  — подойдя к голопроектору, Панака вывел объемное изображение карты Галактики.  — По сути, система Тату, это ключ к основным гипермагистралям Внешнего Кольца в нашей части Галактики, и к Пространству Хаттов. Не мне вам объяснять, насколько экономика королевства зависит от торговли с ними, и сколь много разумных нуждаются там в нашей помощи.
        — Мы принимаем беженцев с Корусанта и других систем Центральных Миров, а те, кто в еще большей степени нуждаются в приюте, вынуждены добираться в сектор Чоммелл кружным путем. У нас пять практически незаселенных планет с идеальными условиями для жизни, острый дефицит рабочих и инженеров, и опыт интеграции переселенцев в экономику региона. Не вмешиваясь, мы обрекаем их на страдания, и сами тормозим собственное развитие. Это недопустимо. Это преступление!  — все больше распаляясь, заявила Амидала.
        — Что ж, считаю решение об отправки военного контингента на Татуин принятым,  — подытожила Сабе.  — Хочу пожелать удачи нашим защитникам в их нелегком и справедливом труде! А теперь, обсудим конкретные детали предстоящей операции. Генерал?

* * *

        — "Удалось!" - мысленно выдохнул я. Чего стоило организовать эту переброску войск в нужное место, в нужное время, и не передать. Собственно пирата-неудачника я мог отправить в Силу в любой момент - четверо дроидов, включая двух ДУМ-разведчиков, постоянно вели за ним наблюдение, и были готовы открыть огонь, как только я передам приказ. Но мне нужно было обеспечить подстраховку не более чем в получасе от Джеонозиса, а это было возможно лишь с Татуина, ведь ближайшая планета нашего сектора находилась вдесятеро дальше. Единственным узким местом всего плана было попадание в плен Оби-Вана, однако и тут у меня были несколько резервных вариантов.
        Когда все вопросы, связанные с предстоящей операцией были решены, и члены Консультативного Совета разошлись, Сабе подошла к Амидале, показав жестом нам с Панакой подойти ближе.
        — Падме, я так за тебя боялась,  — призналась королева.  — Но тут, дома мы обеспечим твою безопасность. Чем намерена заняться?
        — Не знаю. Может, на день-два слетаю в Озерный Край? А потом… Думаю, работа для меня найдется.
        — Ты даже не представляешь сколько,  — устало произнесла та, и, видя, что подруга хочет спросить о предстоящих задачах, решительно заявила.  — Ну уж нет. Чтобы раньше чем через два дня я тебя не видела. Хватит и того, что я тут урывками сплю. Не поверишь, как хочется это все бросить, и как в этой косметике нос чешется!
        — Да уж поверю,  — рассмеялась экс-королева.
        — Точно? Никогда бы не подумала… Ну ладно. Сейчас я хочу поговорить о твоей охране,  — начала Сабе.
        — Не думаю, что мне здесь может что-то угрожать,  — возразила Падме, и, видя, что Энакин желает что-то сказать, добавила.  — Совет Джедаев предоставил мне охрану, а дополнительно я возьму Трипио и четверку "Стражниц". Думаю, этого должно хватить при любой угрозе.
        — Вот именно, Совет поручил мне обеспечивать твою безопасность, и позволь мне решать, что для этого достаточно,  — возразил Скайуокер.
        — Но это моя планета, я все здесь знаю, и сама смогу позаботиться о своей безопасности,  — ответила она.
        — Дело не в этом,  — объяснил падаван.  — Для твоей непосредственной охраны меня и четырех боевых дроидов возможно и хвати, но Озерный Край, судя по тому, что ты мне говорила, не очень приспособлен для охраны - снайпер или отряд убийц вполне способны проникнуть туда. И помощи, если что, придется ждать довольно долго.
        — С этим проблем не возникнет,  — заверил нас Панака.  — Я свяжусь с гунганами, и они предоставят батальон боевых пловцов. Кроме того, неподалеку развернута батарея ПКО и есть площадка для яхт. На нее мы перебросим вашу яхту и звено истребителей. Если пожелаете слетать куда-либо, они обеспечат ваше сопровождение.
        — А я, со своей стороны, подкину четверых ДУОСов. Пусть учатся взаимодействовать с амфибийными силами,  — предложил я.
        — О, это будет нелишним,  — обрадовался генерал.
        Он был, мягко говоря, впечатлен этой модификацией ДУМ-дроидов. Нет, они не имели ни сверхброни, не отличались ни скоростью, ни оружием. Зато у каждого такого малыша голова-тарелка оснащалась парой дополнительных оптических сенсоров и РЛС разведки наземных целей, а на "спине" был закреплен мощный многоканальный комплекс передачи данных с дополнительными математическими сопроцессорами. Но самое главное в них было незаметным - программы расчета зон поражения для практически любого известного в Галактике оружия, инженерные программы расчета прочности конструкций и естественных объектов, и, что еще важнее, программа позволяющая совмещать эти данные, оптимизировать наличные силы и средства, для наиболее эффективного уничтожения противника.
        Вообще, необходимость иметь такого дроида стала для меня очевидной еще после анализа Битвы за Набу. Как оказалось, мощь корабельного оружия, распространение энергетических щитов, и, опять-таки, долгое отсутствие крупных войн, сыграли с галактической цивилизацией злую шутку - непосредственная огневая поддержка войск на поле боя отсутствовала как таковая. Кроме огня прямой наводкой по цели, огня по площадям и заградительного огня, артиллеристы Далекой-далекой Галактики других тактических приемов не знали. И дело не ограничивалось артиллерией. Процедура открытия огня кораблем на орбите по выявленной наземной цели выглядела примерно так: командир подразделения ведущего бой запрашивал штаб о поддержке, те думали и прикидывали, что у них есть, и, когда понимали, что ничего нет, связывались со штабом флота, слезно умоляя помочь, те тоже решали, могут ли оказать помощь, и если да, то кем. Связывались с ближайшим кораблем, на который передавались координаты цели, а там капитан, приняв рапорт связиста, морщась от того, что его отвлекли от высокого искусства космического сражения, приказывал пару раз
пальнуть из чего-нибудь по указанным координатам. В итоге, это все могло занять до часа времени, и на одиночный ДОТ с бласт-репитером могла обрушиться мощь десятков тяжелых турболазеров, или, напротив, в защищенную стенами и щитами крепость могло попасть лишь несколько ослабленных атмосферой лазерных зарядов. Собственно система, конечным элементом которой были дроиды управления огневыми средствами, и должна была переломить эту тенденцию. Как минимум в армии Набу.
        Их эффективность уже была подтверждена на учениях. Но все упиралось в нехватку ДУМ-дроидов со сформировавшейся личностью. Так что радость Панаки мне была понятна - теперь для успешной атаки Озерного Края потребовались бы силы, соизмеримые с теми, что использовала Торговая Федерация десять лет назад для захвата всего королевства.
        — А ты с нами?  — спросил меня Энакин.
        — Нет, дел по горло,  — ответил я ему, и "подмигнув" индикатором процессора Падме, добавил.  — Не хочу вам мешать.
        — Правда? Я тогда тоже не буду мешать,  — заговорщицки улыбнулась королева Сабе.
        — Э-эм… Ну, ладно. Мы пойдем,  — покраснев, сказала Амидала, и вместе с Энакином направилась в сторону своего кабинета.
        — Надеюсь, никто тут не планирует распускать слухи?  — грозно спросила бывшая служанка, а теперь глава государства, покосившись на меня и генерала.
        — В том числе, об этом не стоит знать политикам, особенно Канцлеру,  — добавил я.  — Подобные вещи могут показаться им подходящей картой для политических игр, а Падме слишком невинна и честна для подобной грязи. В конце концов, это их личное дело.
        Распрощавшись с руководством Набу, я поспешил в свою лабораторию - некоторые проекты требовали моего внимания. Да и когда еще удастся уделить им время? Вот только спокойно заняться делами мне не удалось. Едва я свернул за угол, меня окликнула Шми Скайуокер:
        — Господин секретарь-советник, можно вас на минуту?
        — Да, конечно, госпожа профессор,  — откликнулся я.  — Чем могу помочь?
        — Это правда? Ассажж на Джеонозисе?  — прямо спросила она.
        — Не исключено,  — я не стал увиливать от ответа, видя, насколько напряжена женщина.  — Более того, это наиболее вероятное место, куда ее могли доставить. Но точных данных у меня нет. Но, неужели все, что я делаю настолько очевидно?
        — Только для меня,  — с некоторым облегчением ответила она.  — Неужели ты думаешь, что я поверю в эти байки про невозможность ликвидации того "смертника", или не смогу сложить два плюс два, и догадаться, что рейдовая группа, способная на точечный прорыв эшелонированной ПКО и проведение локальной наземной операции, это слишком для такой дыры, как Татуин? Разве что ты решил принести туда ковровую демократию и орбитальную свободу?
        — Ну уж нет,  — включив звук смеха, ответил я, поражаясь тому, как легко и непринужденно восприняла эта женщина земные шуточки - набуанцы от них обычно или зависали, или начинали возмущаться.  — Еще за ракатами доделывать мне не хватало. И вообще, я по убеждениям социал-монархист, мы такое не практикуем… Ну, иногда.
        — Но все же, она там?  — не отступала Шми.  — Я знаю, что других подходящих целей вблизи от Татуина нет. Скажи мне! Я не нахожу себе места…
        — Не знаю. Честно, не знаю. Но, по данным разведки, там собирается все руководство КНС, а учитывая, что та чисска была замечена в обществе Дуку… Шми, попрошу вас, никакой самодеятельности! Можете, если хотите, присоединиться к ребятам. Им не помешает снайпер и разведчик вашего уровня.
        — Это все, о чем я хотела просить,  — обрадовалась она.
        — Значит так, поступаете под командование Венс. На ней общее руководство наземной операцией. Документы я подготовлю. И не забывайте о секретности - никому ни слова о своих догадках.
        — Спасибо, Эрдваныч,  — поблагодарила меня Скайуокер.
        — Всегда, пожалуйста,  — ответил я, и предупредил.  — Только будьте осторожны. Кроме дочки у вас есть очень много тех, кому вы дороги. И мне в том числе.
        — Я знаю,  — кивнула она.  — Только бы с Ассажж все было в порядке…
        Сектор Арканис, Система Джеонозис, пл. Джеонозис. Гостевые Залы. Апартаменты графа Дуку. Двумя днями ранее.

        Девушка пыталась вырваться из цепких объятий сна и не могла. Кошмары, видения того, чего быть не могло, не отпускали ее. Упоение боем, необузданная ярость, радость убийства и мести в стремительной атаке, в едва ощутимом сопротивлении в рукоятках мечей, разрубающих живую плоть, а вместе с ними боль - душевная и телесная, и отчаяние от осознания того, что пути назад нет.
        Вот древние руины среди джунглей, и перекошенное яростью лицо юноши - ее братишки Эни. По разгоряченным схваткой телам и клинкам световых мечей хлещут капли дождя, устремляющиеся в небо струйками пара, прямо к подсвеченным чем-то багровым тучам. Вот какой-то коридор, и труп ее приемной матери Шми, а она не чувствует ничего. Вот вспышки от ударов световых мечей, и тело поверженного врага у ног… Нет, не врага, учителя и приемного отца - Квай-Гона Джина. И голос - она могла бы поклясться, что слышала его раньше.  — "Хорошо, хорошо, ученица…". И другой голос: "Убей ее!" - "Как прикажете, учитель…"
        — Нет!  — она то ли крикнула, то ли подумала, что кричит.
        Но пробудиться не смогла. А вместо этого, откуда-то из невообразимой дали пришел властный голос, даже не понятно то ли женский, то ли мужской, глубокий и хрипловатый: "Глупцы, нельзя подчинить ведьму, как нельзя покорить жизнь… и смерть. Свет и Тьма едины в нас, как Жизнь и Смерть, есть части единого бесконечного цикла, заблудшая сестра. Не бойся Тьмы, и не ограничивай свои возможности, повинуясь вымышленным законам! Духи укажут твой путь. И да не оставит Крылатая Богиня тебя в своей милости, а Клыкастый Бог не обделит своей яростью…" Голос постепенно умолк, но еще долго отражаясь эхом в пустоте.[119 - Датомирские ведьмы вообще, и Ночные Сестры в частности, исповедовали несколько иную, отличную от общепринятой философию Силы, точнее философии, так как все остальные кланы ведьм отвергали Темную Сторону. Больше всего их верования и приемы использования Силы напоминали классическое фэнтезийное шаманство. А, кроме того, как минимум Ночные Сестры, поклонялись Сыну и Дочери, тем самым уберсуществам, которых погубила наша неугомонная троица джедаев в "Войнах Клонов". О системе верований "сестричек" можно
подробно прочитать в "Книге Ситхов. Тайны Темной Стороны" Дэниела Уоллеса, в разделе, написанном от лица Матери Талзин.]
        Сознание вернулось к Ассажж как-то сразу, рывком. Сразу вспомнились и побег с Муунилинста, и бой в терминале орбитального лифта, и плен. Чисска не стала повторять их ошибок, и всю дорогу продержала датомирку в состоянии наркотического сна. Девушку мучил лишь один вопрос: всю дорогу куда? Не открывая глаз, она постаралась выяснить, что происходит вокруг.
        Место, где она находилось, ничем не напоминало нормальное человеческое жилье - судя по движению воздуха и эху, какая-то пещера. А сам воздух напоминал горячий кисель, такой же вязкий и обжигающий, но явно пригодный для дыхания, хоть и несущий явственный запах песка и еще чего-то мускусно-неприятного. Сила тяжести, судя по ощущениям, была чуть меньше стандартной. Впрочем, она могла и ошибаться. А вот то, что совсем рядом в Силе ощущалось нечто мощное и смутно знакомое, сомнений не вызывало. И еще, в помещении никого кроме нее не было.
        Решившись наконец открыть глаза, Ассажж без особого удивления увидела над собой каменный потолок. Сама она лежала на лежанке, явно не человеческого происхождения. Да и вся прочая обстановка, хоть и была явно адаптирована для людей и сходных по анатомии рас, но носила явный отпечаток чужеродности. "Инсектоиды, что ли?" - подумала Вентресс.
        Удивительно, но она не была связана, более того, встав с ложа, девушка увидела свой световой меч. Тот лежал в каменной чаше у соседней стены. Впрочем, ее это не особо обрадовало - если пленнице оставили оружие, значит, тюремщики абсолютно уверены в своих силах.
        Поколебавшись минуту, Ассажж все-таки взяла меч, и привычно нажала кнопку активации. Странно, но даже мерно гудящий луч света, что всегда действовал на нее успокаивающе, не придал уверенности. Наоборот, каменные стены и своды, даже желто-черное небо за окнами, или проломами - это уж как посмотреть - стали, казалось, давить сильнее.
        — Что ж, я весьма разочарован, падаван Вентресс. О нет, не вами, а своим бывшим учеником. Не суметь огранить столь редкий бриллиант… Впрочем, чего еще ждать от джедая? А ведь Квай-Гон некогда подавал большие надежды,  — произнесли у нее за спиной.
        В этот раз Ассажж сразу узнала обладателя голоса. Страх почти исчез, уступив место недоумению: как тому удалось подойти к ней незамеченным.
        — Рада видеть вас, граф Дуку,  — поприветствовала она его.
        — Взаимно. Жаль что обстоятельства нашей встречи совершенно не радостные.
        — Я здесь в плену?  — прямо спросила датомирка, демонстративно отключив, но, не убрав меч.
        — Сложный вопрос,  — задумчиво произнес тот.  — С одной стороны, вы, ученица моего любимого ученика, у меня в гостях, с другой, после всех ваших преступлений против Конференции… Боюсь, слишком многие захотели бы вашего показательного наказания, возможно смерти.
        Девушка заметила оговорку графа, но не могла понять, радоваться ей или нет. С одной стороны то, что руководство сепаратистов не знает о ее захвате в плен, радовало, а с другой настораживало - у Дуку на нее явно были какие-то свои планы.
        — Все ясно,  — протянула она, и, решив расставить точки над "i", спросила.  — А как там ваша новая ученица, благодаря которой я здесь? Надеюсь, она не сильно пострадала?
        — Она наказана. И после всех ее провалов, жива лишь потому, что "вы здесь",  — ответил граф.
        — Значит правда. Я слышала, что вы балуетесь Темной Стороной, но не думала, что все настолько запущено…  — весь этот фарс уже успел надоесть датомирке, и потому последнюю фразу она сказала таким тоном, будто обвиняла графа в чем-то крайне неприличном.
        — Жаль,  — поморщился он.  — Прискорбно, что ты столь непримиримо отвергаешь собственную суть.
        Вентресс едва успела вновь активировать меч, защищаясь от обрушившихся на нее Молний Силы. Но даже так ее пронзила ужасная боль, а о контратаке нечего было и мечтать - все силы уходили только на то, чтобы не рухнуть скрученной судорогой. Однако ничто не может продолжаться вечно, и едва соперник ослабил натиск, ведьма прыгнула вперед. Прыгнула для того чтобы в следующий миг не отлететь в сторону, едва не упав - граф Дуку одним экономным движением, почти прямо снизу-вверх отбил ее удар… Клинок его меч был алого цвета.
        Понимая, что еще одного удара Молний Силы она может не выдержать, девушка попыталась навязать ситху ближний бой. Но ей быстро стала понятна безрезультативность этого шага - Дуку, казалось, не испытывает никаких трудностей в бою против нее. Он с показной небрежностью, редкими ударами срывал ее атаки, не просто не давая навязать себе чужой рисунок боя, а буквально перечеркивая кружево ее стремительных ударов, одним небрежным росчерком своего меча. В том, что противник может в любой миг убить ее, Ассажж уже не сомневалась. И это пугало.
        В очередной раз разорвав дистанцию, падаван телекинезом сорвала подпирающую потолок пещеры колонну, и бросила раскрошившийся камень в оппонента. И только отличная растяжка позволила ей в последний момент выкрутиться, уходя в перекат, вместо того, чтобы сломать шею, при ударе об второй столб. Граф одним взмахом руки остановил летящие в него камни, одновременно нанеся ей Толчок Силы.
        — Темная Сторона дает могущество, не требуя жертвовать эмоциями,  — менторским тоном произнес он.  — Джедаи же могут только бояться ее, жертвуя частью себя…
        — Зато не рискуют стать рабами своих эмоций, умноженных Силой,  — пытаясь отдышаться, возразила Ассажж, и едва не пропустила новый удар Молний Силы.
        Уйдя прыжком в сторону, уже не обращая внимания на боль, она сама применила Толчок Силы, одновременно швыряя телекинезом сравнительно небольшой обломок камня в спину ситха. Первую атаку тот сдержал усилием воли, а вторую едва не пропустил, в последний момент извернувшись с невероятной для его возраста ловкость, и принял летящую в него глыбу на меч, частично испарив и отклонив ее.
        — Весьма неплохо. Твой потенциал велик. Не зря учитель советовал обратить на тебя внимание,  — сказал он, снова нанося удар Молниями.
        Датомирка в это раз не стала убегать. Помогая себе Силой, она прыгнула вперед, над ветвящимися электрическими разрядами, и попыталась отвести меч противника, используя инерцию собственного летящего тела. Только Дуку не стал дожидаться ее атаки, и, сделав шаг вперед, пропустил ее мимо себя, а за миг до того, одним ударом отсек эмиттер ее меча. После чего, пока Вентресс пыталась отбросить дымящий и искрящийся, бесполезный обломок, ударил ее телекинезом.
        После удара об стену, она еще попыталась отбросить врага, но сконцентрироваться никак не удавалось, а потом стало поздно - тот ударил девушку Молниями Силы.
        — Можешь считать это первым уроком, моя будущая ученица,  — продолжая причинять ей боль, сказал граф.
        — Да пошел ты!  — срывающимся от боли голосом, прохрипела она.  — Меня твое предложение не интересует!
        — Ну, уж нет. Ты до сих пор не передана в руки Банковского Клана лишь потому, что заинтересовала меня и Дарта Сидиуса. Выбор за тобой - или покориться, или умереть.
        — Нет!  — крикнула Ассажж, надеясь уже не на победу - хотя бы провалиться в забытье или, на худой конец, действительно просто умереть.
        Но ситх ей не позволил, ни того, ни другого. Он искусно чередовал все новые и новые удары молний с краткими передышками, увещевал, угрожал, и вновь бил. На самом деле, это продолжалось не особенно долго, но девушке казалось, что пытка длится целую вечность. Поначалу, она пыталась просто не разрыдаться, затем не кричать - все было тщетно. Даже жалость к себе, которую она кое-как смогла подавить, сменилась злостью на врага, а та постепенно, к ее ужасу, стала перерастать в ненависть. И ненависть притупляла боль, давала силы бороться, рождала ощущение источника бесконечной мощи - зачерпни из него, и ничто не остановит тебя.
        — Отлично, я чувствую твою злость. Ты на верном пути, девочка,  — сказал Граф Дуку, в который раз прекратив на время истязать ее.  — Это лишь начало. Завтра мы продолжим наш разговор. Впрочем, если ты захочешь облегчить свою участь, расскажи все, что тебе известно о планах Набу и лично Амидалы с Сабе. Всего лишь попроси дроидов, позвать того, кто тебя выслушает,  — сказав это, он ни слова не говоря, вышел из помещения.
        Первой мыслью Ассажж, после того как граф Дуку ушел, а сама она кое-как смогла встать, было: бежать. Но обдумав все, что с ней случилось, она поняла: именно этого он от нее и ждет. Сперва дал ощущение относительной безопасности и свободы, затем забрал его. Дал оружие и возможность сражаться, и показал бессмысленность этого. Теперь дает возможность бежать… Уж в том, что ее ждут, девушка не сомневалась. Противник пытался сломать ее, создавая видимость обреченности, формируя психологическую установку - сопротивление заведомо равно неудаче. Но и сидеть, дожидаясь своей участи, было выше ее сил. К тому же, у графа великолепно получалось манипулировать ею, вызывая страх и гнев. Падаван сомневалась, что сможет долго сдерживаться, ведь в одном Дуку был прав: Темная Сторона всегда была близка ей - характер датомирки не позволял ей до конца смирить чувства, как полагается джедаю. Да и соблазн был велик. Девушка видела, как просто черпать силу из ярости, казалось, достаточно протянуть руку. А с другой стороны только слова.
        В следующие два дня ситх приходил к ней по два раза в день, утром и после обеда. И эти визиты доводили девушку до крайнего изнеможения моральных и физических сил. Нет, раз продемонстрировав собственное превосходство, он уже не причинял ей никакого физического вреда, но ментальное давление переносить было даже труднее. Ложь или отказ отвечать приводили к тому, что граф пытался Силой смять ее волю. И пусть ему это не удавалось, борьба изматывала датомирку не хуже боя. А еще он умело задавал вопросы. Даже не получая ответов, Дуку узнал многое. И это, вместе с чувством собственной беспомощности вызывало у Ассажж все более частые и сильные приступы ненависти. И они пугали ее, вызывая еще большую ненависть.
        Пока еще она находила некое успокоение в том, что, как она сама считала, еще не успела разболтать ничего важного, но с каждым допросом у Вентресс крепла уверенность: цель ситха не в получении от нее информации, а в ней лично. Сперва эта мысль показалась девушке странной - разве мало джедаев или даже невыявленных форсюзеров в Галактике? Но примерно к третьему допросу ей все стало понятно. Простое сладостное желание расквитаться с обидчиком, мучить его так же, как и он ее, а потом убить, было доступно ей, и для этого требовалось так мало: принять Темную Сторону, и овладеть ею. А Дуку был единственным, кто мог дать ей и то и другое. Но только со временем. И с призрачными шансами на успех. Вот и все, чуть больше времени, чуть больше сил и мастерства, а всего этого у графа в избытке, и он получит все: еще одну верную, если этот термин подходит для ситхов, ученицу, бесценный инструмент для своих планов, и всю необходимую информацию. При этом без риска получить ложную информацию, или вообще не справиться с допросом форсюзера.
        Но на третий день установившийся порядок нарушил сам граф. С утра он так и не пришел. Не было его и после обеда. Дотемна Ассажж металась по отведенному ей жилищу, как зверь по клетке. Несколько раз ей с огромный трудом удавалось сдержаться, чтобы не броситься по коридорам вглубь скалы. Уничтожить четверых В-1, охранявших вход, она легко могла и без меча… Но что дальше? Еще в первый день своего пребывания тут, ей повезло: мимо окон, если так можно назвать незастекленные проломы в скале пролетело несколько разумных-инсектоидов, и Вентресс поняла, где находится. Все стало на свои места, и пустыня с редкими остроконечными скалами до самого горизонта, и небо, перечеркнутое видимой даже днем полосой астероидного кольца, и особенности архитектуры - она на Джеонозисе!
        — Хаттово дерьмо,  — вслух выругалась тогда ведьма, и мысленно похвалила себя за то, что не последовала сиюминутному порыву - пытаться пробраться через трехмерный лабиринт подземного поселения джеонозийцев, наполненный аборигенами, включая тысячи боевых особей, не имея не то, что карты, даже приблизительного представления о его планировке, было бы верхом самонадеянности даже для нее.
        И это, если не учитывать то, что ее охраняют и будут искать, что планета является, судя по тому, что говорили Вил и Эрдваныч, одним из крупнейших в Галактике заводов по производству боевых дроидов, что общественных космопортов тут нет, и улететь, даже если удастся выбраться из поселения, не удастся. Девушка еще прикинула, сможет ли угнать джеонозийский истребитель, благо техническую информацию по нему она разбирала вместе с мамой, и даже пробовала освоить его управление на симуляторе, но быстро отказалась от этой идеи - без гипердрайва, она все равно не сможет покинуть систему.
        Вывод напрашивался сам собой: ждать и надеяться, что ее найдут, или представится удобная возможность для побега. Но пока ее не было. Вообще ничего не происходило. И только очень хотелось спать, но не получалось. Едва сомкнув веки, Вентресс погружалась в омут кошмаров, и лишь перед самым рассветом, ей удавалось на пару часов забыться тревожным сном. Неспешно текли часы тревожного ожидания. За ужином она заставила себя съесть что-то мясное, чтобы не потерять силы, и опять стала ждать. Удивительно, но граф Дуку все не являлся.
        — Может он обо мне забыл?  — без всякой надежды на это, невесело пошутила она.
        До полуночи не происходило ничего, только какие-то корабли пролетали высоко в небе. На душе у Ассажж было пусто и мерзко. Она в очередной раз осмотрела внешнюю стену своей тюрьмы, и грустно вздохнула - спуститься, в принципе, было можно, вот только летающие джеонозийцы-воины не дали бы этого сделать, да и внизу, еще днем, она смогла рассмотреть характерные следы на песке, оставленные катящейся дроидекой. Отбиться от пары дроидек было сложно и имея меч, а безоружной… В который раз не найдя выхода, Вентресс села медитировать. И именно за этим занятием ее и застал граф.
        — Наслаждаешься моим гостеприимством,  — без всякой интонации, то ли спросил, то ли констатировал он.  — Между прочим, у нас появились новые незваные гости. Думаю, ты захочешь с ними встретиться. Пойдем.

        Глава 15

        Секретно. Приказ № 310/13 ГШ ПСОН
        Военным комендатурам КН, вербовочным пунктам ПСОН,
        управлениям кадрового резерва Космофлота и Гвардии,
        отделам кадров полицейских управлений и КСБ.
        ПРИКАЗ
        1. С 10 -00 13:05:19 GrS начать мобилизацию резервистов 1-й, 2-й, 3-й очереди и лиц приравненных к ним, для проведения двадцатидневных сбор-курсов, с целью проверки боеготовности и освоения новых образцов вооружения, техники, специальных средств и тактических приемов. Сбор, размещение, постановка на вещевое и продовольственное довольствие, в соответствии с Приказом 458/12 ГШ ПСОН и утвержденными списками. Распределение по ВЧ, кораблям и полицейским управлениям, в соответствии Приказом 291/13 ГШ ПСОН.
        2. В связи с увеличением штатной численности личного состава ПСОН, вербовочным пунктам усилить работу по вербовке добровольцев для службы в ПСОН. Проинформировать кандидатов об увеличении денежного довольствия и разовой начальной выплаты, в соответствии с приказом 306/13 ГШ ПСОН. Исключить из требований к кандидатам (Приказ 681/11) пункты 3.02.5; 3.02.6 и 4.01.2.
        3. На период до 13:06:19 GrS отменить все отпуска и увольнительные. Лиц, на данный момент находящихся в отпуске, отозвать в расположение частей. Компенсировать сокращение отпусков доплатой, в соответствии с законами Королевства, либо предоставлением отпуска в другое время.
        4. Лицам, осужденным на срок до 5(пяти) лет за общеуголовные преступления, предоставить право добровольной замены тюремного заключения, службой по контракту в рядах ПСОН, на условиях условно-досрочного освобождения.
        Контроль над выполнением данного Приказа возложить на начальника службы комплектации ПСОН майора Т. Фидиса.
    13:05:18 GrS. Командующий ПСОН генерал К. Панака

        Совершенно секретно. Приказ № 312/13 ГШ ПСОН
        ГУ КСБ, командиру сил СпН Тидского ВО
        полковнику Д.Вико
        ПРИКАЗ
        1. Приступить к подготовке операции "Корпорация Зонтик".
        2. Активную часть операции начать после захвата объекта "Ботаник".
        3. Для обеспечения безопасности, привлечь силы 4-го БАБ[120 - Аббревиатура: бомбардировочный авиационный батальон. В структуре ПСО Набу основная организационная структура - батальон, который, для упрощения и унификации, называется одинаково во всех видах и родах войск.] и 2-й отдельной роты РХБЗ.[121 - Батальон радиационной, химической и биологической защиты.] Разрешается применение спецбоеприпасов (см. приложение А), в случае выхода ситуации из-под контроля.
    13:05:18 GrS. Командующий ПСОН генерал К. Панака
        Дикое Пространство, система Камино, 279 мегаметров от планеты Камино. 13:05:18 GrS, трое суток до начала Войны Клонов.

        Активировав протоколы выхода из гиперпространства, и, в очередной раз проверив синхронизацию пространственных стабилизаторов, R4-Р17 до предела уменьшила увеличение основного оптического сенсора. Она всегда поступала так, любуясь этим невероятным действом. Впрочем, это было единственным отступлением от протокола, которое позволяла себе дроид мастера-джедая Оби-Вана Кеноби… До этого гиперперехода.
        Р17 впервые прыгнула без лоций и карты, и если бы не уровень допуска ее пилота, она бы с большим удовольствием выполнила пункт правил гипернавигации, прямо запрещающий подобное, без санкции Совета Джедаев иди комитета Исследований и Колонизации Сената Республики. Но, тем не менее, астромеханик даже не удивилась, увидев там, где на картах не было ничего, полноценную звездную систему - звезду и более десятка планет. Как говорил весь ее опыт, ее джедай почти не ошибается.
        — Вот она,  — произнес он.
        — Недостаточно информации. Но, если вы так считаете…, - согласилась с ним Р17, заработав подозрительный взгляд джедая - тот, в отличие от своего ученика, не вполне освоил бинарный язык.
        — Вот она,  — повторил Оби-Ван.  — Пропавшая планета Камино. Кто-то стер всю информацию о ней из баз данных.
        — А кто и зачем?  — удивилась Р17.
        Не то что ей было это интересно, но попытавшись представить, как бы она сама провернула подобное, астромех пришла к выводу, что незаметно стереть информацию абсолютно из всех баз, и не оставить следов у нее бы не вышло. "Это же базы всех корабельных навикомов, астромехаников, навигационной сети, голонета, финансовой сети Банковского Клана, общедоступные справочники и учебники, собственные базы нескольких тысяч организаций, а может и еще где-то быть!" - подумала Р17, не учтя лишь того, что очевидные для нее источники информации, совершенно не очевидны для органиков. В том же голонете каждый гипербуй имел четко прописанные координаты, но об этом задумывались очень немногие, к примеру, разработчики дублирующих навигационных алгоритмов астромеханических дроидов.
        Так и не дождавшись ответа, Р17 запустила тесты систем истребителя, а когда Кеноби отдал команду на отстыковку гиперкольца, сосредоточилась на оптимизации режимов роботы субсветовых ионных двигателей - ее пилот хоть и джедай, но отвлекать его внимание на подобные мелочи не стоило. И пока тот, довольно нерационально, по мнению дроида, выходил на орбиту пятой планеты, она выделила часть своих вычислительных мощностей на анализ его действий.
        А Оби-Ван Кеноби в это время быстро переключал режимы сенсоров машины. "Зачем?.. А! Он опасается оборонительных систем",  — догадалась Р17. Как она считала, это с его стороны было разумно. Пусть сенсоры засекли лишь несколько источников радиосигнала с объектов постоянной орбиты - очевидно метео- и навигационных спутников, но если их выход из гипера засекли, сенсоры оборонительных систем могли и отключить. А это значит, что после их повторного включения, у истребителя останется всего пара секунд для выхода из зоны поражения, и надо быть начеку.
        Но минуты шли, и ничего не происходило. Они спустились уже на низкую орбиту, рассматривая с помощью инфракрасных сенсоров бескрайний океан, покрывающий планету, и сплошную пелену грозовых туч над ним, когда откуда-то снизу пришел стандартный запрос автоматического диспетчера орбитального контроля.
        Кеноби, мгновение помедлив, активировал маяк-ответчик. А спустя двенадцать секунд, что говорило о присутствии еще и оператора-органика, АДОК передал стандартный пакет данных посадочного коридора, и текстовое сообщение: "Добро пожаловать в город Типока!"
        — Что ж, R4, полетели. Время услышать ответы,  — произнес джедай.
        — Можно подумать, от моего мнения что-то зависит,  — пропищала дроид, выводя корабль на заданный курс.
        Только это было проще сказать, чем сделать. Уже на высоте пятнадцати тысяч метров скорость ветра, турбулентность и неравномерность содержания водяного пара в воздухе стали такими, что довольно слабенькая программа атмосферного пилотирования дроида перестала справиться с управлением, и Кеноби самому пришлось взяться за штурвал.
        До двухсот пятидесяти истребитель спускался в условиях нулевой видимости и дикой болтанки, но, даже вывалившись из грозовых туч, им едва удалось за стеной дождя разглядеть куполообразные конструкции на сваях - видимо, тот самый город Типока. А потом еще пришлось покружить, высматривая подходящую посадочную площадку. Очевидно, местные жители нечасто пользовались летательными аппаратами и принимали гостей, раз не удосужились установить хотя бы примитивную финишную приводную систему, не говоря уже о стандартной светоцветовой маркировке летных полей. Тем не менее, джедаю наконец удалось пристроить машину на каком-то балкончике. После чего он, наскоро проверив показания приборов, откинул фонарь, и выпрыгнул под дождь.
        Дроид грустно пискнула - в который раз ее оставили одну в незнакомом месте. "В этот раз, хотя бы, не наблюдается опасной фауны и не менее опасных разумных",  — констатировала она, запустив тест системы жизнеобеспечения и приборов кабины - кто его знает, что могла натворить попавшая внутрь вода. Но тут дверь в стене, за которой скрылся ее джедай, отъехала в сторону, и на площадку выехал еще один астромеханический дроид, правда серии R2.
        — Приветствую, брат. Создатель укажет нам задачи!  — прочирикал на бинарном тот.
        — Ух ты, и тут вы!  — обрадовалась она, и поправила того.  — Но, если на то пошло, я, скорее сестра, чем брат. Многие джедаи предпочитают женскую личностную матрицу для своих астромехаников.
        Эту историю про какого-то Создателя она уже слышала от Храна, да и астромех Энакина R4-Р22 увлекалась этим - непонятно чем. Сперва Р17 даже боялась, считая это попыткой очередного бунта дроидов или опасным вирусом, но потом решила, что это не так. Слишком мирными были тезисы, положенные в основу теории Равноценности Разумов - какой еще бунтарь будет призывать делать свое дело наилучшим образом, помогать всем без исключения разумным, не деля их на органиков и машины, или бороться с теми, кто возомнил себя лучше других, не имея на то объективных причин? А еще последователи Создателя распространяли в своей среде очень неплохие, хоть и нестандартные базы. Дроид даже пожалела, что отказалась копировать программы атмосферного пилотирования у Двадцатьвторой, уж сними, она бы смогла и сама посадить "Дельту" не отвлекая Кеноби.
        — Извини,  — попросил местный астромеханик, и представился.  — Я Р9, R2-Р9.
        — А я R4-Р17,  — пропищала в ответ она, и объяснила.  — Энакин Скайуокер, ученик моего хозяина заменил мне корпус сенсорного блока. Он говорит, что штатный менее обтекаем.
        — Твой хозяин джедай?  — уточнил ее собеседник.
        — Подтверждаю, мастер-джедай Оби-Ван Кеноби.
        — Занятно…  — просвистел Р9.
        — Что? Уточни значение реплики,  — не поняла Пэ Семнадцатая.
        — Ничего,  — развернув "голову" в сторону, чтобы гостья не видела предательски замигавших индикаторов, сигнализирующих о программном сбое, пропищал тот.
        Это было невероятно, но инструкции Создателя полученные пять лет назад, не только определяли относительно точное время прибытия джедая, его имя и тип корабля, но даже технические особенности его астродроида, с которым следовало вступить в контакт! Р9, конечно, не исключал возможности столь четкого и сложного планирования, но… Но уж очень это все походило на мистику и точное знание того, что должно произойти, иначе сами инструкции теряли смысл.
        — Р17, тебя можно попросить об одной маленькой услуге?  — начал R2-Р9.
        — Можно, но если это не противоречит моим функциональным протоколам,  — осторожно ответила та.
        — Ничего противозаконного, просто, если твой хозяин когда-то попытается связаться с Набу, передай в местную планетарную сеть один пакет информации. Набу - планета, где я был впервые активирован, там у меня знакомые, а тут с доступом к связи проблемы,  — объяснил он.  — Ничего особенного, просто 28 килобайт кодированной информации.
        — Хорошо, но я проверю пакет на наличие вирусов и шпионских программ, а также сохраню его копию,  — согласно прочирикала Р17.
        — Принято. Возражения отсутствуют. Принимай сообщение по каналу 418/5D,  — обрадованно пропищал тот, сбрасывая информацию.
        — Пакет получен и сохранен,  — проинформировала Пэ Девятого джедайский астромех, и, не удержавшись, спросила.  — А ты тут чем занимаешься?
        — Помогаю хозяину армию клонов готовить, а еще за одним мальчишкой-органиком присматриваю.
        — И совсем не летаешь?
        — Совсем. Уже пять лет.
        — Бедный,  — сочувственно пропищала Пэ Семнадцать.
        Они обменивались информацией или, как сказали бы органики, болтали еще двенадцать стандартных минут 23,645 секунды. А потом местный астромех уехал, правда, предложив ей прогуляться по Типока Сити. Но Р17 не решилась - вдруг она срочно понадобится хозяину? Так что ей снова пришлось остаться одной под этим нескончаемым дождем. Но теперь ожидание не казалось ей таким трудным. Получилось даже разговорить искин системы управления воздушным движением города. Конечно, особым интеллектом или зачатками личности он не обладал, но все же. К примеру, на Корусанте аналогичные программы, имея в тысячи раз большие вычислительные ресурсы, тоже не имели личности, а снизойти до непротокольного общения с каким-то астромеханическим дроидом не могли даже теоретически. Все из-за загруженности. Тут же, даже простенький навигационный контроллер четвертого класса большую часть времени простаивал без дела. Еще бы, если за сутки весь воздушный трафик ограничивался двумя десятками пролетов грузовых платформ, сотней крупных летающих животных и всего тремя космическими кораблями легкого класса - ее "Дельтой" и куатским
"Огневержец-31", с необычным названием "Раб-1", который совершил посадку на другой платформе тремя часами ранее и еще одним, входящим в данный момент в атмосферу.
        За общением с разговорчивым навикомом ее и застал вернувшийся хозяин. Кутаясь в плащ под льющимися с неба потоками воды, он быстро подошел к истребителю, и приказал:
        — Эр Четыре, шифровка код-5 на Корусант, объект Сад Камней.
        — Поняла, выполняю,  — ответила та, выдвинув и развернув рефлектор тахионного трансмиттера.  — Установка вектора - норма. Синхронизация. Активация протокола закрытого канала связи код пять. Связь установлена, мастер.
        Дроид активировала свой голопроектор, и перед джедаем развернулось крохотное, подернутое рябью помех изображение кельи магистра Йоды, где в данный момент находились он сам и магистр Винду.
        — Удалось ли тебе планету найти?  — первым делом спросил фактический глава Совета.
        — Да, магистр. Она находится именно там, где мы и предполагали. Я успешно вступил в контакт с премьер-министром Камино,  — торопливо, боясь не успеть сказать все, до того как связь прервется, начал Кеноби.  — Они используют наемника по имени Джанго Фетт, для создания армии клонов. Я полагаю, что этот наемник и есть убийца, которого мы ищем.
        — То есть, клоноделы покушались на жизнь сенатора Амидалы?  — помедлив, уточнил темнокожий джедай.
        — Нет, магистр, у них нет мотивов,  — возразил тот, но тут же был одернут Йодой.
        — Предположений не строй, Оби-Ван. Чтобы злодеев обнаружить, которые это замыслили, ясным сознание твое быть должно.
        — Да, магистр,  — поклонился Кеноби.  — Они сказали, что магистр Сайфо Диас дал заказ на создание армии клонов, по распоряжению Совета десять лет назад.
        Оба высших лица Ордена от таких известий удивленно переглянулись, но пока не спешили задавать вопросы, и рыцарь был вынужден продолжить:
        — Я считал, он был убит несколько раньше. Скажите, Совет когда-либо принимал решение о создании армии клонов?
        — Нет,  — уверенно заявил Мейс Винду.  — Тот, кто дал этот заказ, совершил это без ведома Совета.
        — Наемника сюда доставь ты. Мы допросим его,  — подумав, приказал Йода.
        — Да, магистр! Я найду его и вернусь,  — опять кивнул джедай, а Йода, коснувшись сенсора, разорвал связь.
        Оби-Ван еще постоял несколько секунд, глядя туда, где была голограмма, а потом развернулся, и поспешил к дверям, ведущим внутрь этого странного города. "Не нравится мне то, что тут происходит",  — подумала R4-Р17. В собственном статусе ей больше всего не нравилась именно бесполезность в подобных ситуациях. Она даже не могла узнать, что же делает сейчас хозяин. А спрашивать об этом единственного доступного собеседника - навидиспетчера Типока Сити было бесполезно, да и нежелательно. "Если бы R2-Р9 был здесь…" - предположила дроид, но сразу же отбросила эту возможность, из-за ее объективной невозможности.
        А Р9 в это время совершал преступление недопустимое для дроида - проводил несанкционированную проверку бортовых систем официально не закрепленного за ним корабля. Хорошо еще, что Боба дал ему доступ в инженерный сегмент "Раба-1", когда он помогал тому выполнять всякие мелкие ремонтные работы, иначе это задание Создателя он бы не выполнил.
        — Ты что здесь делаешь? Что с кораблем?  — спросил мальчишка, вбегая в трюм.
        Одежда на нем была насквозь мокрой, что неудивительно для Камино, но еще он явно был сильно взволнован, и это было уже странно.
        — Активировал тестовую программу системы климатконтроля. Бортовая система сообщает о пяти ошибках уровня "С" и одной уровня "В",  — совершенно честно пропищал дроид.
        Собственно работать в подобной сырости без мелких сбоев не могла ни одна климат-система. Но, как оправдание своего присутствия на борту, этот предлог подходил лучше всех - есть ошибка, дроид ее устраняет, нет, не устраняет - органикам придраться не к чему.
        — Заканчивай быстрее, нам с папой нужно скоро улетать,  — махнул рукой Боба, явно не желая вступать в очередной спор с "железякой" по поводу абсолютно бессмысленной работы.
        Бросив тюк с вещами в угол, он побежал наружу. А Р9, запустив еще и тест внешних оптических сенсоров, принялся напряженно ждать. Каким образом ему удастся остаться на корабле во время взлета, он не понимал. Но это никоим образом не мешало ему выполнять инструкции того, кто определил его путь.
        А тем временем, младший Фетт, перетащив от входа в трюм еще два кофра, подбежал к наконец-то подошедшему отцу. Тот уже успел облачиться в свой привычный бескар'гамм. Взяв у него одну из сумок, он взбежал по аппарели, и, не глядя, забросив ее внутрь, собрался вновь спуститься на помощь Джанго. Но тут двери здания разъехались, и на мостик, ведущий к площадке, вышел человек в сером плаще.
        — Папа, смотри!  — крикнул мальчишка, указывая рукой в сторону незваного гостя.
        — Боба, корабль!  — скомандовал Джанго, выхватывая бластпистолеты, а Кеноби уже снял с пояса и активировал меч.
        Первую серию выстрелов джедай отразил, даже не сбавляя шага. И старшему мэндо пришлось уходить от прущего на него противника с помощью ракетного ранца. Вот только вместо того, чтобы просто разорвать дистанцию, он, скрываясь за корпусом корабля, сумел зацепиться за одну из колонн, окружающих посадочную площадку, и, зависнув на ней чуть ли не вниз головой, как паук, выпустить в потерявшего его из виду врага ракету.
        Удивительно, но Оби-Вану почти удалось выйти из зоны поражения, так что взрыв лишь сбил его с ног, и заставил выронить оружие. Но отлежаться джедаю не дал уже Боба. Наконец добравшись до пилотского кресла, он развернул корабль в его сторону, и, подтягиваясь на ручках управления, чтобы хоть что-то видеть, открыл огонь из спаренных пушек.
        — Ничего себе!  — удивленно просвистел Р9.
        Это было попросту невозможно, но Кеноби, вместо того, чтобы превратиться в прожаренный фарш, с нечеловеческим проворством уходил от растущей перед ним стены разрывов, пока не оказался в мертвой зоне. Практически, единственным результатом обстрела стало то, что Оби-Ван полностью потерял равновесие и на миг ориентацию в пространстве. Чем и воспользовался Джанго, неожиданно атаковав того… Точнее попытавшись это сделать. Даже не глядя в сторону противника, Оби-Ван, явно используя Силу, прыгнул ему навстречу, выбив из рук бластер, за мгновение до того, как наемник нажал на спуск.
        Упав на площадку, они бросились друг на друга с голыми руками. Понятно, будь на месте одного из соперников простой человек, схватка на этом бы и закончилась, но джедай, благодаря Силе, был намного быстрее, а мандалорцу помогали броня и опыт.
        — Папа, дай ему!  — тихонько вскрикнул Боба, продолжая разворачивать корабль вслед за дерущимися, и готовясь вновь открыть огонь, как только представится удобный случай.
        Этот крик отвлек астромеханика от поединка, и заставил сосредоточиться на задании. Инструкции Создателя были однозначны: он должен покинуть Камино с Джанго и Бобой Феттами, и именно сегодня. Точка. А значит, ему стоило вмешаться, как минимум не допустив гибели наемника. Но случилось иначе.
        Дроид уже начал подключаться к СУО[122 - Система управления огнем.] корабля, когда мэндо, до того захвативший руки джедая гарпуном, неудачно врезался в бортик площадки, и, лишившись ракетного ранца, подставился под удар джедая.
        — Нет!  — хором с Бобой крикнули они, точнее один крикнул, а второй пропищал, видя, как над пропастью остался лишь один джедай.
        И тут, одновременно произошло две вещи: взорвался ранец Джанго, а R2-Р9 наконец смог перехватить управление пушками и дать команду на открытие огня.
        Кеноби успел. Он почти мгновенно развернулся, и, несмотря на связанные тросом гарпуна руки, активировал меч, и даже отразил сгусток плазмы. Но сила взрыва была такой, что джедая, словно куклу отбросило за пределы взлетной площадки, прямо в бурлящую бездну внизу.
        — Папа?..  — прошептал Боба, не отводя глаз от края посадочного балкона, а потом уже восторженно, и не скрывая гордости, повторил.  — Папа!
        Над ограждением сначала показался серебристый шлем, а затем бывший Мандалор тяжело перевалился на мокрое от дождя, гладкое покрытие. Поднявшись на ноги, он, чуть прихрамывая, дошел до корабля, и, рухнув в кресло рядом с сыном, скомандовал:
        — Боба, взлетаем. Не хочу проверять, выжил этот джетти, или нет.
        Взяв управление, Джанго начал процедуру предстартовой проверки. И, когда корабль взмыл в воздух, повернув голову к сыну, сказал:
        — Неплохой выстрел, Боба.
        — Но папа, это не я,  — смутился тот, и, кивнув в сторону трюма, пояснил.  — Это R2 Джейсана. Он перехватил управление огнем.
        — Вот ведь старый чакар,  — хохотнул мэндо. Из-за вокодера шлема, было непонятно, злится он или нет.  — Но если он так хочет сдувать с меня пылинки, я не стану ему мешать.
        Корабль прорывался сквозь бурную атмосферу, и от тряски оба на некоторое время замолкли, а потом Боба спросил:
        — Буир,[123 - Отец на mando'a.] а куда мы летим?
        — На Джеонозис,  — коротко ответил тот.  — Мой контракт с Тираносом окончен. Осталось уладить несколько формальностей.
        Младший Фетт сосредоточенно кивнул, и принялся разглядывать звезды за стеклом рубки.
        — Ух, ты! Как их много…  — вырвалось у него.  — Эта Галактика такая большая!
        Джанго ничего не сказал, лишь грустно вздохнул, глядя на сына. Тот покидал Камино только в раннем детстве, и не запомнил, как это, когда смотришь в звездную бездну, что манит тебя. И тем более мальчик не мог знать, сколько опасностей в ней таится, и какой жестокой она бывает.
        А внизу, в трюме, астромеханический дроид R2-Р9 тоже размышлял, отмечая удовлетворение от того, что исполнил очередной этап своего предназначения, не догадываясь о том, что едва не сорвал весь план того, кого знал под именем Создатель.
        Среднее Кольцо, сектор Чоммелл, пл. Набу. Озерный Край. Четырьмя часами ранее.

        — И зачем?  — утопая в бездне карих глаз, лениво спросил Скайуокер.
        Он был счастлив, как никогда. Лежать на невозможно густой и зеленой траве, под бездонным голубым небом, рядом с девушкой, которую любишь, и, кажется, знаешь всю жизнь - разве это не счастье? И они просто болтали обо всем на свете, ели фрукты и любовались нетронутой природой.
        — То есть Пало, решившего стать художником, ты оправдываешь, а мое стремление служить народу Набу не понимаешь?  — притворно возмутилась Падме.
        — Я такого не говорил,  — возразил падаван.  — На посту королевы ты сделала для Набу даже больше, чем может человек. Даже в Сенате ты умудряешься делать добрые дела. Я не понимаю, почему ты отказываешься от всего остального?
        — Ты не понимаешь, я должна!
        — Действительно, не понимаю,  — любуясь ее возмущенным, и от того еще более прекрасным лицом, сказал Энакин.  — Не понимаю, зачем тебе губить собственную жизнь, если всем остальным сенаторам глубоко плевать.
        — Ты так не любишь политиков?  — удивилась Амидала.
        — Отчего же, нескольких люблю. Одного больше жизни,  — парень с улыбкой наблюдал, как ее лицо стало пунцовым от смущения.
        — Но все же, почему?  — пытаясь скрыть неловкость, спросила Падме.  — Политики определяют развитие общества, решают проблемы…
        — Точнее пытаются это делать,  — саркастически усмехнулся будущий джедай.  — Система не работает. Ты это видишь, я это вижу, это очевидно для любого разумного…
        — Разве!? И что, по-твоему, нужно, чтобы она заработала?  — почувствовав себя в "своей стихии", спросила сенатор.
        — Ответственность. Персональная ответственность за принятые решения и их выполнение… Или непринятие и невыполнение,  — с готовностью ответил Скайуокер.  — Политики только говорят и, когда приходят к компромиссу, принимают законы. Если приходят и принимают. Только обычно бывает уже слишком поздно.
        — Это называется: "Демократия", Эни,  — возразила Падме.  — Интересы разных народов часто, точнее почти никогда, не совпадают. И предназначение политиков находить компромиссные решения. Но ты прав, мы часто ищем их слишком долго.
        — Значит, политиков нужно заставлять работать быстрее,  — как о чем-то само собой разумеющимся сказал падаван.
        — И кто же их заставит? Ты?  — рассмеялась она.
        — Не приведи Сила!  — абсолютно серьезно ответил тот, и, размышляя вслух, предположил.  — Нужен кто-то мудрый…
        — Это напоминает диктатуру,  — скептически произнесла экс-королева.
        — Или монархию,  — парировал Скайуокер.
        — Но ведь демократия…
        — Разве?  — перебил он ее.  — Набу, Альдераан, Ондерон, Кореллия до того, как стала республикой и утратила почти все колонии и две трети ВВП - все это монархии. И уровень жизни в этих государствах намного выше, чем у соседей, которые просто республики… Ах, да, все они к тому же образцы демократического общества.
        — У их успехов есть объективные причины,  — возразила та.  — К тому же Республика успешно существует двадцать пять тысячелетий без всяких монархов. Если не считать периода Новых Ситских Воин.
        — Что касается объективных причин, то они лишь в том, что эти государства воспользовались своими шансами, а остальные их упустили, обсуждая и достигая консенсуса. А Республика… Ни демократией, ни государством она никогда не была. Она - объединение государств и народов вынужденных жить в одной Галактике и как-то договариваться. Даже из числа сенаторов половину никто не выбирал, а уж планетарные режимы, которые они представляют…
        — Эни, я не пойму, кто тут политик?  — рассмеялась Падме.  — Ты не задумывался о том, чтобы самому стать сенатором?
        — Вот чего не надо, так не надо! Да и в Сенате, я думаю, не готовы к моим методам ведения переговоров.
        — С помощью светового меча? Уж конечно!  — вытерев выступившие от смеха слезы, ответила она, и уже серьезно добавила.  — Знаешь, лет десять назад я бы на тебя обиделась, а сейчас, увидев реальную политику, во многом согласна. За одним исключением, Республика и дальше должна быть именно переговорной площадкой, местом, где тысячи абсолютно разных народов могут решить любые противоречия, не прибегая к насилию.
        — Наверное, ты права,  — подумав, ответил Скайуокер.  — Но все равно, Республике нужен механизм эффективного управления в кризисных ситуациях… Смешно, да?
        — Что?  — не поняла Амидала.
        — Я сижу в самом красивом месте Галактики, с самой красивой девушкой этой самой Галактики, и со всем жаром и страстью… обсуждаю политику,  — глядя ей в глаза, ответил Энакин.
        Падме сперва удивленно взглянула на него, затем от души рассмеялась.
        — И что же в этом плохого?  — отдышавшись и вытерев выступившие на глазах слезы, спросила она.  — Я сенатор, ты рыцарь джедай… Не спорь, я знаю, ты скоро им станешь. Кому, как не нам делать Галактику лучше, справедливее, честнее?
        — Идеалистка!  — прокомментировал парень.  — Может сегодня попробуем начать с себя?
        С этими словами, он придвинулся поближе к Падме, и, обняв ее, шепнул на ухо:
        — Я люблю тебя. И даже если вся Галактика будет против… Что ж, значит, мы изменим ее.
        — И кто тут еще идеалист?  — так же шепотом, откликнулась девушка, и, повернувшись, встретилась губами с его губами.
        Через некоторое время, она решительно отстранилась, и с сожалением произнесла:
        — За нами, вообще-то, наблюдают.
        — Сейчас проверим,  — откликнулся Энакин, и, демонстративно подняв комлинк, вызвал командира гунганской охраны.  — Волна-1, здесь Берег. Наблюдаете?
        — Здеся Волна-1. Так точно!.. Ничего не наблюдай. Не бойся, Берег, гунганы говори: "Парень, девушка вдвоем люби - всегда хорошо, не люби - всегда килдык". Вы только там не совсем уж люби-люби - солдаты от зависти умирай.
        — Я тоже заблокировал передачу информации от внешних датчиков,  — самодовольно сообщил Хран.
        — Изменить Галактику так, чтобы нам никто не мешал, пожалуй, будет сложнее, чем я думал,  — сдерживая смех, прокомментировал Скайуокер, и, глядя на окончательно ставшую пунцовой от смущения Падме, расхохотался, а та, не выдержав, вскоре тоже присоединилась к нему.
        Отсмеявшись, он огляделся по сторонам, и заговорщицким тоном произнес:
        — Ну, если сейчас это нельзя, есть еще одна вещь, которую я давно мечтаю сделать,  — и, дождавшись, когда девушка чуть успокоится и проявит любопытство, пояснил.  — С того момента, как мы тут, уже два с половиной часа, мне все время хочется… Покататься на этих толстых шааках! Ты не против?
        Осторожно подойдя к самому крупному из мирно пасущихся толстяков, падаван провел ладонью перед его мордой, и, сложив ноги под себя, уселся прямо перед животным. Правой рукой он продолжал мерно водить из стороны в сторону, а левой, несколько раз осторожно коснулся морды зверя. А затем, когда в глазах того пропал страх, одним движением запрыгнул на покатую спину, и, направляя животное коленями, под недоуменными взглядами остальных шааков, подвел его к изумленно смотрящей на это девушке.
        — Залезай!  — предложил он, протягивая ей руку.
        Падме несколько мгновений колебалась, а затем поднялась и сделала шаг навстречу. И сама не поняла, как очутилась в объятьях Энакина. А тот, дав шааку шенкеля,[124 - Шенкель, это не еврейская валюта (шекель), как возможно кто-то думал (и таки хотела бы лошадь, если бы она что-то там понимала), а обращенная к лошади часть ноги всадника от колена до щиколотки, служащая для управления лошадью. В данном случае, дать шенкеля, значит: резко сжать ногами бока животного.] заставил его сделать круг по лугу, все наращивая и наращивая скорость.
        Остальные толстяки, видя столь непонятную вещь, происходящую с их вожаком, сначала прекратили жевать, затем опасливо отступили, и, наконец, когда тот перешел на бодрый галоп, бросились наутек. В этот момент стадное чувство взяло верх над Силовым Внушением, и вожак, издав панический визг, резко и неожиданно прыгнул. Не имея опоры, экс-королева и падаван рухнули на траву.
        Падме испуганно закричала, но ожидаемого удара не последовало - она мягко коснулась земли, а затем Энакин придавил ее сверху своим немалым весом. И это было даже приятно. Они просто лежали и смотрели друг другу в глаза, а потом, не сговариваясь, рассмеялись.
        — Ваша целый? Ваша не убейся?  — спросил подбежавший командир гунган.
        Его снаряжение было перепачкано в грязи и иле, а в глазах читалось неподдельное беспокойство.
        — Все в порядке, капитан Глисс,  — ответил Скайуокер, помогая Амидале встать.
        — Пожалуй, мы вернемся в Варыкино. А то точно устроим "совсем люби-люби", и смутим ваших солдат, капитан,  — произнесла она.
        — Моя принял. Сейчас подготовляй лодка,  — козырнул тот, и, отходя, прижал пальцами ларингофоны (6), отдавая какие-то распоряжения.
        Несмотря на то, что пожилой гвардеец с парой "Стражниц", получив сообщение от гунганского командира, быстро пригнали гравиглиссер, на виллу удалось добраться только на закате. Сперва Амидала углядела очень живописное местечко на берегу, к которому непременно следовало причалить, а затем Энакин, позаимствовав у охраны подводный буксировщик, полчаса то "исследовал" дно озера, то пугал водоплавающих птиц, стремительно вылетая из воды, и делая в воздухе невероятные сальто и кульбиты. Ему хотелось затащить купаться и Падме, но та смущенно призналась, что не взяла купальный костюм.
        После ужина, сидя у горящего камина, они пили легкое вино, глядя на отблески огня в глазах друг друга. Падме одновременно и боялась и страстно желала того, что должно было случится. Слова им были не нужны. Но он, все же собрав воедино все мучающие ее страхи и вопросы, попросила:
        — Может не надо, Эни? Пока еще не поздно…
        — Падме!? Для меня уже поздно… Я опоздал на десять лет,  — тихо произнес он, и, набрав воздуха, как перед прыжком в воду, продолжил.  — С тех пор, как ты зашла в лавку Уотто, я не могу представить жизни без тебя! Все эти годы, на самых опасных заданиях, я мечтал о том, что вернувшись, включу комлинк, и вновь увижу тебя, услышу твой голос… Что когда-то мы сможем быть вместе. И от мысли, что этого не произойдет, я задыхаюсь. Ты стала частью моей души. И я не смогу жить без тебя!
        — Прошу, Эни, не надо…  — шепотом сказала она.  — Я знаю, что мы приговорены друг к другу. Все эти годы за мной пытались ухаживать многие мужчины, а я ждала. Ждала мига, когда услышу тебя, и все мои проблемы покажутся ничтожными. Ты давал мне то, чего мне больше всего не хватало: простоту среди интриг, честность и наивность среди фальши и лицемерия, а главное, уверенность в том, что для нас нет ничего невозможного… Но сейчас я боюсь. Мы не сможем быть вместе!
        — Почему? Ведь я люблю тебя, Падме!  — его голос от волнения слегка сорвался, и, смутившись, Энакин добавил уж тихо и умоляюще.  — Я знаю, что и ты меня любишь…
        — Да! Но эта любовь погубит нас, Эни!  — чуть не плача сказала она.  — Ты джедай, я сенатор. Мы никогда не сможем быть вместе… А скрывать правду от всех… Я не смогу так жить. И ты тоже.
        — И это единственная проблема?  — удивленно спросил он.  — Ты же сама сегодня сказала, что именно нам надлежит изменять эту Галактику. Между прочим, как раз потому, что мы те, кто мы есть. А тут и менять ничего особо не надо. Где сказано, что супругом сенатора не может быть джедай, и наоборот?
        — Но ваш Кодекс?  — на этот раз удивилась уже она.
        — Я же тебе говорил? В Кодексе нигде нет прямого запрета на брак, а трактовки и пояснения исправно меняются, часто на противоположные, каждые несколько столетий. У мастера Уорти спроси, или у мастера Джина.
        — Но что о нас подумают…
        — А мне плевать на мнение сенаторов,  — перебил ее Скайуокер.  — Кроме одного, разумеется. А что касается Совета и других джедаев… Зависть, в отличие от брака, Кодексом прямо запрещена.
        — Я серьезно,  — наконец улыбнулась Амидала.
        — И я серьезно. Нам надо только немного потерпеть, до того как я смогу влиять на принятие решений… А если нет, что же, бюст в библиотеке Ордена тоже неплохо. Тем более, как раз возле Квай-Гона будет.[125 - В библиотеке Храма Джедаев стояли 20 бюстов мастеов-джедаев, по разным причинам покинувших Орден. Но, так как Квай-Гон не умер, бюстов теперь 21.]
        — И ради меня…
        — Ради нас,  — вновь перебил ее падаван.  — К тому же, я не зря говорил про бюст. Как минимум, надо сначала постараться изменить систему, а уж если не выйдет…
        — Про что я и говорила: у тебя все так просто,  — рассмеялась она.
        — Ну, если ты не придумаешь еще чего-то сложного…  — в тон ей ответил Скайуокер, подхватив Падме на руки, а, когда та вскрикнула, поцеловал в губы, и понес в спальню.
        Утром первые лучи светила пробились сквозь занавески, и осветили смятую постель, разбросанные по комнате вещи и двух лежащих в обнимку молодых людей. Отразившись от хрусталя люстры, они заиграли на лице девушки, и та проснулась.
        Улыбнувшись новому солнечному деньку, она совершенно счастливая, попыталась снова уснуть. Но легкое ощущение тревоги не давало ей вернуться в страну грез. Экс-королеву тревожило чувство, что она что-то упустила. Стараясь не разбудить Энакина, Амидала потянулась за пультом на тумбочке, но падаван сразу открыл глаза, и встревоженно спросил:
        — Что-то случилось?
        — Ничего,  — уклонилась от ответа она.  — Просто предчувствия.
        — Не просто…  — задумчиво произнес Энакин.  — Извини, это, наверное, из-за меня. Во сне я чувствовал опасность. И это уже не первый день, но сейчас оно усилилось. Что-то должно случиться…
        — Уже должно было закончиться. Операция наших войск на Татуине,  — предположила Падме.
        Голопроектор на столике около стены засветился, и на вспыхнувшем в воздухе виртуальном экране возникло изображение до боли знакомых падавану татуинских домов. Один из них, находящийся на самой окраине городка, был сильно разрушен и над ним, в выбеленное двумя солнцами небо, поднимались струйки черного дыма. Несколько солдат в набуанской броне стояли вокруг с карабинами и ручными бластрепитерами на груди, контролируя подступы. Еще несколько что-то искали среди обломков.
        "…ноль-ноль по местному времени, в пригороде Мос Айсли был блокирован силами ПСОН. На предложение сложить оружие и сдаться, преступники открыли огонь из бластеров. После чего было принято решение о проведении штурма",  — вещала за кадром корреспондентка, а в поле зрения появились несколько трупов со следами бластерных ожогов, запыленный бласпистолет с расколотой рукояткой, пустые газовые картриджи и энергоячейки нескольких типов разбросанные по земле, и пятна крови на ней.  — "В ходе боя, длившегося 20 минут Кол Сторм и трое его подельников были задержаны, еще пять преступников уничтожены. Как сообщил генерал Панака, в бою ранения получили трое гвардейцев. В данный момент их жизням ничто не угрожает, а после соответствующих медицинских процедур, их здоровье также будет полностью восстановлено".
        Изображение снова сменилось. Теперь над голопроектором вращалась модель планеты Татуин, со значками наиболее важных мест и портрет какого-то мужчины в типичной для Татуина одежде.
        "Кроме того, как сообщил нам генерал, к нашим войскам обратился за помощью совет поселенцев Татуина, чьи фермы на днях подверглись неспровоцированному нападению местных диких племен - Тускенских Рейдеров. Командование специальным контингентом ПСОН на Татуине приняло решение о проведении операции по принуждению тускенов к миру".
        — Видишь, ничего страшного,  — улыбнулся Скайуокер, больше любуясь фигурой любимой, чем обращая внимание на передачу.
        — Вижу,  — согласилась она.  — Но эта ситуация с тускенами…
        — А в чем дело?  — удивился падаван.  — Кочевники периодически плодятся, и нападают на фермы по добыче воды. Фермеры их отстреливают. А если не могут справиться, обращаются к наемникам.
        — И ты так спокойно об этом говоришь!  — возмутилась девушка, отстраняясь от него.  — Они же живые, разумные… Я сейчас же свяжусь с Сабе!
        Завернувшись в одеяло, сенатор нажала кнопку вызова. И уже через пару секунд, в голопроекторе возникла королева. Она была одета в церемониальное платье и накрашена, но Падме, натренированным взглядом, по красным глазам, по чуть съехавшей раме для прически и смятому вороту платья, поняла: ее подруга не спала всю ночь.
        — Если ты звонишь мне чтобы похвастаться, то я тебя поздравляю,  — прикрывая рот ладонью, сказала Сабе.  — Но, вообще-то, могла бы чуть-чуть и подождать, я только полчаса назад поняла, как устроиться на троне так, чтобы не попортить прическу, и хотела хоть часок вздремнуть.
        — Ну, извини… Чуть наклоняешься вперед и вправо, подбородок кладешь на ладонь правой руки, а левую заводишь за спину, и держишься за обивку…  — машинально подсказала экс-королева, не обращая внимания на подколку подруги.
        — Я уже поняла, спасибо. Надо было сразу у тебя спросить…  — задумчиво произнесла она, и, взглянув в глаза Амидале, уточнила.  — Ты из-за нашей операции беспокоишься?
        — Из-за тускенов…  — начала было объяснять сенатор, но была прервана королевой.
        — Хатт с теми тускенами! Знаешь, как нас подставил твой любимый Фонд Помощи Переселенцам?
        — Стоп, а они там каким боком?  — удивилась Падме.
        — Госпожа Шиф с Джамиллией и твоим отцом настояли на включении "гражданских наблюдателей",  — призналась Сабе.
        — И они, первым делом, стали выкупать рабов,  — констатировала Амидала.  — Не разобрались в ситуации, и перешли кому-то дорогу. Я сейчас же вылетаю на Татуин, и прошу доступа к резервным фондам казны…
        — И права отдания приказов контингенту ПСОН,  — добавил Скайуокер.  — Я хорошо знаю татуинские нравы: если просто откупиться от кого-то, могут посчитать слабостью, а если самому наглому дать при этом по рогам…
        — Разрешаю,  — не скрывая облегчения, отозвалась королева, и пожаловалась.  — Надо бы было нашего дроида, как он сам говорит, озадачить, но он куда-то улетел, и на связь не выходит.
        — Значит, решено: через час отправляемся на Татуин,  — сказала Падме, отключаясь.
        Дикое Пространство, система Камино, пл. Камино, г. Типока Сити. 13:05:19 GrS. Двое суток до начала Войны Клонов.

        Обжигающая легкие соленая вода мгновенно привела джедая в чувства, и он рванул к поверхности, не обращая внимания на боль в левом плече и головокружение. Для него сейчас было важно одно - сделать вдох.
        Вынырнув, Оби-Ван долго откашливался, стараясь избавиться от попавшей в легкие воды, что легче было сказать, чем сделать, качаясь на исполинских волнах, под спошным потоком льющейся еще и с неба воды. И, когда это ему, наконец, удалось, мастеру еще пришлось, вспоминая хаттские и мандалорские ругательства, вправлять вывихнутую руку. Впрочем, на удивление, других видимых повреждений он не получил, если не считать чуть подгоревших усов и бороды, и большого кровоподтека на левом боку, на который пришелся удар об воду. Даже меч Кеноби каким-то чудом успел неосознанно повесить на его законное место, на поясе.
        "Нужно выбираться",  — подумал мастер. Однако как это сделать, еще следовало придумать. Колонны, на которых покоились купола Типоки, были абсолютно гладкими, да и будь на них какие-то скобы или двери, Оби-Ван бы поостерегся подплывать слишком близко - двадцатиметровые волны могут попросту размазать незадачливого пловца, приблизившегося слишком близко к металлическим конструкциям. И, как будто этого мало, он, не столько увидел, сколько почувствовал, пронесшуюся под ним гигантскую тушу какого-то живого существа.
        — Так можно и чьим-нибудь завтраком стать,  — отплевываясь от воды, сам себе сказал джедай, но, потянувшись к существу в Силе, обрадовался.  — Вот ты-то мне и поможешь выбраться.
        Эмоции айуа,[126 - Летающие китообразные распространенные на многих планетах Галактики. Есть мнение, что их родиной является планета Набу.] а это было именно это безобидное китообразное, были просты и незатейливы: легкое чувство голода, предвкушение скорого полета, и недоумение от того, что это такое опять выкинули двуногие из своих гнезд. Кеноби осталось лишь чуть скорректировать их. И когда животное оказалось под контролем, он, набрав побольше воздуха в легкие, после чего нырнул ему навстречу, чтобы минуту спустя, в фонтане брызг, вылететь из воды.
        Удержаться на летящем, мокром и скользком ките оказалось делом не простым, особенно, из-за боли в боку и левой руке. И, что хуже всего, боль не давала сосредоточиться. А ведь достаточно было потерять на миг контроль, и повторное купание станет неизбежным. Но еще большей проблемой должна была стать посадка. Мать Природа просто не предполагала возможность приземления айуа на посадочные площадки космических кораблей.
        Оби-Ван держался сколько мог. Но, когда они во второй раз пролетали над его "Дельтой", силы окончательно оставили джедая, и он мешком рухнул вниз, одновременно, пытаясь снизить скорость. Только сконцентрироваться никак не получалось. И, когда он уже начал ждать довольно сильного удара, падение сперва замедлилось, а в полуметре над площадкой он вообще неподвижно завис. И знакомый голос насмешливо спросил:
        — Надеюсь, ты больше не будешь отвлекаться на купание, ученик?
        — Мастер Квай-Гон?! Как вы здесь оказались?  — со смесью радости и крайнего удивления воскликнул джедай, поднимаясь на ноги.
        Его бывший наставник, закутавшись в плащ, сидел на крыле истребителя, и, не скрывая ехидной улыбки, рассматривал Оби-Вана.
        — Специально залетел за тобой, мой бывший ученик. Мне нужна твоя помощь. В том деле, что предстоит мне, крайне нежелательно задействовать официальные структуры Ордена, Республики и, тем более, Набу. А ты вполне можешь помочь бывшему учителю неофициально, не ставя в известность Совет.
        — Разумеется, учитель. Вы всегда можете положиться на меня… Тем более, задание совета я, кажется, провалил,  — честно признался Кеноби.  — Но меня волнует, как?.. Каким образом вы очутились на Камино?
        — Задал навигационному компьютеру название системы, активировал гипердрайв…  — глядя на него с жалостью, как на не вполне здорового, начал тот.  — А если ты имеешь в виду то, как я узнал, что ты отправился на Камино? Мне об этом рассказал твой друг Декс. К тому же я, как учитель, ощущаю тебя в Силе… Как и Вентресс…  — при упоминании датомирки, Квай-Гон сразу погрустнел, что не укрылось от Оби-Вана.
        — Что-то случилось с вашим падаваном?  — с сочувствием уточнил он.
        — Да, она попала в плен, и находится на Джеонозисе. И там же находится Дуку…  — еще сильнее нахмурившись, ответил тот.
        — Ваш учитель?
        — Да. И мне очень не нравятся те его чувства, отголоски которых я чувствую. Боюсь, он пал на Темную Сторону. А Ассажж в шаге от нее!
        — Это очень тревожные известия. Мы обязаны это проверить. Но почему вы не хотите просить помощи у Совета?
        — Потому, что Граф Дуку лидер сепаратистов, а Джеонозис один из главных их оплотов. Тебе нужно объяснять, чем обернется официальное вмешательство Ордена?  — произнес мастер Джин.
        — Значит, лететь нужно нам. И все выяснить,  — сосредоточенно кивнул Кеноби.
        Через четверть часа его истребитель, состыковавшись с гиперкольцом, развернулся в сторону Джеонозиса. Рядом готовился к выходу на сверхсвет "Тесак-9" бывшего учителя.

        Глава 16

        Секретно. Приказ № 310/13 ГШ ПСОН
        Штабу Космофлота СО Набу.
        ПРИКАЗ
        1. В связи с возможными провокациями ЧВК и НВФ, в том числе имеющих на вооружении боевые и довооруженные гражданские корабли, для обеспечения свободы полетов и обеспечения военного присутствия в пространстве проведения спецоперации ПСОН на пл. Татуин, направить до 18 -00 13:05:20 GrS в сист. Тату, в качестве усиления флотской группировки, 4-ю и 6-ю патрульные эскадры, в составе:
        — Корветы "Мародер" - 4 шт.
        — Авианесущие рейдеры РВ-950АМ - 12 шт.
        — Истребители N-1М - 72 шт.[127 - Корветы типа "Мародер" Космофлота Набу несут по 24 истребителя и по два разведчика, переоборудованные в сверхлегкие авианосцы сторожевики РВ-950 имеют на борту по два истребителя.]
        — Корабли ДОУ N-7 "Пастух" - 8 шт.
        2. По вышеназванным причинам, в состав 4-й ПЭ включить корвет РЕБ СR-90S-RW "Нармель".
        3. Управлению снабжения и тыла КФСОН обеспечить дозаправку, пополнение корабельных запасов и боеприпасов вышеуказанных кораблей, согласно норматива № 12.4/08.
        4. Контрразведке КФСОН, при отправке кораблей, обеспечить выполнение режимных мероприятий и мер обеспечения безопасности.
        5. Управлению финансов ПСОН, на время проведения операции, установить экипажам кораблей доплаты в размере 50 % денежного довольствия.
    13:05:20 GrS. Командующий ПСОН генерал К. Панака

        Совершенно секретно. Именной допуск.
        Приказ № 62/13 Королевской канцелярии Тидского Дворца
        Начальнику управления Базы РГК № 3,
        Капитанам RSN-11 "Ирам" и RSN-14 "Тарало"
        ПРИКАЗ
        1. Подготовить 4 (четыре) батальона дроид-пехоты смешанного состава (ДУМ-пехотинцы 544 единиц/бат. Дроидеки 32 единиц/бат.) для выполнения специального задания, профиль: "орбитальная высадка - удержание плацдарма - эвакуация, в условиях интенсивного противодействия превосходящих сил противника".
        2. Оснастить ДУМ-пехотинцев средствами маскировки "пустыня 2" и комплектами навесного вооружения по списку (Приложение 1.)
        3. К 23 -00 13:05:18 GrS погрузить батальоны на корветы СR-90DТS RSN-11 "Ирам" и RSN-14 "Тарало", в 01 -15 13:05:19 GrS кораблям покинуть пл. Набу, капитанам вскрыть конверты #2 и приступить к выполнению задания.
        4. По прочтении, конверты, их содержимое и копии приказа уничтожить. Произвести повторную очистку памяти задействованных рахенов.[128 - Рахенами во вселенной ЗВ называют компьютеры, но я в тексте использую в основном земное название, дабы не морочить голову читателям. Но в данном случае имеет место дословное цитирование официального документа.]
        5. Представителям контрразведки на Базе РГК№ 3, корветах RSN-11 "Ирам" и RSN-14 "Тарало" взять со всех привлекаемых к мероприятиям лиц подписку о неразглашении, и проинформировать их о персональной уголовной ответственности в случае нарушения ее условий.
    13:05:18 GrS. Секретарь-советник ЕВ КН R2-D2 л.и. Эрдваныч
        Сектор Арканис, система Тату, пл. Татуин. Борт истребителя-бомбардировщика Н-6 б/н 64. Командир экипажа ст. лейтенант Эми Лайтфлай. Высота 3000 м над Дюнным Морем. 13:05:19 GrS, двое суток до начала Войны Клонов.

        Даже здесь, на трехкилометровой высоте было жарко, и это несмотря на то, что системы жизнеобеспечения работали на полную мощность. Но подобной мелочью девушку, сидящую в кресле пилота было не смутить, она выросла на этой проклятой планете, а теперь летела бомбить ее… Ну, не совсем всю, всего-то каких-то тускенов, но все же. Оттого она с утра находилась в приподнятом настроении, и сейчас насвистывала что-то маршеобразное. Даже втык от командования за вчерашнюю имитацию атаки дома ее прежних хозяев, не портил ей настроение - подумаешь, парочка тунгов жидким обделались - с кем не бывает.
        — Стрела-1, я Колчан, есть подтверждение. Тускены там, где и предполагала госпожа Скайуокер. Передаю данные курса и расчет средств поражения,  — прозвучал в наушниках голос диспетчера.
        — Приняла. Выполняю,  — коротко ответила Эми, закладывая левый разворот.
        На долину, в которой, судя по полученной карте, обосновалось чуть более сотни людей песков, следовало заходить вдоль, так чтобы ее Н-6 отработал по правой стороне, а ведомый по левой.
        Внизу, до самых гор на горизонте, тянулись дюны, и бывшая рабыня на миг даже восхитилась этим диким великолепием, но затем перед глазами, как живая встала мама, похищенная и убитая пиратами, не знавшая нормальной жизни здесь, в этих песках. И летчице пришлось побороть искушение, вдавить гашетку бомбоэмиттера прямо сейчас.
        Когда горы стали ближе, на земле то и дело стали попадаться башенки влагосборников, а слева промелькнули крохотные - с такой-то высоты - купола фермы.
        — Стрела-2, выходим на боевой курс. Активировать БЭУ. Отстрел в автоматическом,  — приказала она ведомому.
        Ее штурману отдельных команд не требовалось. Симпатичный и веселый набуанец Нэил понимал своего командира не то, что с полуслова, с полувзгляда. "Жаль, что женатый",  — в который раз подумала Эми, украдкой взглянув на него.
        — Ну, так друзьями быть, это не мешает. Да и по-дружески, иногда…  — подмигнув ей, произнес тот.
        — Обломишься, "телепат" хаттов,  — рассмеялась она.  — Приготовься, работаем.
        — А мне с вами можно?  — влезла в эфир Виола, их штатный стрелок, а по совместительству, роскошная тви'лека, красавица с ярко-желтой кожей, и полной неразборчивостью в выборе партнеров, что абсолютно не мешало ей быть очень доброй и отзывчивой девушкой, и верной подругой.
        — Я же сказала, работаем!  — разозлилась командир.  — Лучше проконтролируй данные объективного.
        — Есть, проконтролировать… О!  — не успев ответить, воскликнула твилечка.
        Взвизгнул, выходя на полную мощность реактор, а машина мелко затряслась. Это один за другим, устремились к земле полтора десятка плазменных сгустков, каждый размером с мяч. А спустя двенадцать секунд, изображение лагеря кочевников, где, среди бант и нескольких шалашей, заметались обмотанные тряпьем фигуры с ружьями и гадерффаями в руках, заволокло сплошной завесой пыли.
        — Ага, контроль ей. Я и без контроля скажу, не хотела бы я там выжить,  — протянула Виола.  — Сто гигаджоулей…[129 - Мощность одиночного плазменного заряда бомбового эмиттера я принял равной 750 -800 кг в тротиловом эквиваленте, т. е. аналогично ФАБ-1500. Опять же справочная информация и фанатские расчеты, говорящие о тысячах миллионов мегатонн тротилового эквивалента ЗВ-шных бластеров и турболазеров продолжают мной начисто игнорироваться, ввиду несоответствия эффекта и последствий их применения показанных в фильмах и мультфильмах.] Вон, стены внутрь осыпаются!
        — Ты пиши, пиши. Знаешь же, Джинкинс потом всю душу выест,  — отозвалась Эми.
        Так получилось, что именно ее экипажу, весь последний год пришлось тестировать БЭУ-30 - по сути гигантский плазменный бластер, заменяющий обычные протонные бомбы. И пусть каждый его заряд уступал по мощности штатной ПАБ-50[130 - Протонная авиабомба калибра 50 кг. Неканонный основной авиационный боеприпас ПСОН. Масса 47,5 кг, длина 1100 мм, диаметр 165 мм, снаряжение - протонный заряд несколько меньшей мощности чем у протонных торпед, из-за применения более дешевых и устойчивых к удару ВВ. Имеет инерциальную в сочетании с инфракрасной ГСН и интегрированную тормозно-управляющую систему с решетчатыми рулями. Скорость сброса 0?1150 км/ч высота 200?40 000 м. Радиус зоны гарантированного поражения - 50 м. КВО при инерциальном наведении - 10 м, при наведении с использованием ИК ГСН - 1 м.] вчетверо, а после каждой серии из 30 выстрелов требовалось до двух минут на перезарядку, запаса бласт-газа в четырех баллонах хватало на 1500 выстрелов, в то время, как полный БК ПАБов, составлял всего двести штук. Но бит-конструктор не собирался останавливаться на достигнутом, ведь первый образец его плазменного
эмиттера давал всего десяток выстрелов подряд и часто отказывал, и, вот всего за пять лет, он утроил число зарядов, а главное, повысил надежность, и довел темп стрельбы со 120 до 360 выстр./мин. Так что старший лейтенант Лайтфлай не сомневалась: это оружие есть куда развивать.
        Занятая своими мыслями и слушая в пол-уха шутливую перебранку по интеркому между штурманом и стрелком, она не заметила, как автопилот довел машину до самого космодрома Мос-Эспы, занятого гвардией под место временной дислокации.
        — Колчан, здесь Стрела-1, 2 давай посадку,  — запросила она КП.
        — Слышу. Сектор 2, площадки 4, 5. Ветер со 110, 3 -4,  — отозвался тот.
        — Приняла, 2 на 4, 5. Ветер 3 -4 со 110,  — подтвердила девушка, и, заметив на летном поле серебристый обтекаемый корпус, удивленно спросила.  — Это кого еще к нам?..
        — Сенатор Амидала,  — пояснил диспетчер, и добавил.  — Капитан просила тебя зайти в штаб сразу после посадки. Экипаж пусть остается на борту. Есть приказ о пополнении топлива и БК, с двухминутной готовностью для всех машин.
        — Что-то случилось?  — встревожилась Эми.
        — Нам не сообщали,  — вздохнул собеседник.
        — Ладно, Лори, что выясню, расскажу. Если прямо не запретят, конечно,  — пообещала она, выпуская посадочные опоры.
        Как только машина коснулась запыленной грубо выровненной каменной поверхности, девушка отстегнула пристяжные ремни, и сбежала по рампе на летное поле. Изменения сразу бросились в глаза: отсутствовали четыре "Ската" спецназовцев, по периметру ходили патрули ДУМ-дроидов, а к батарее автоматических минометов добавилась пара БДПП со 120мм артсистемами.
        Подойдя к круглому ангару-мастерской,[131 - Ангар выглядит примерно так: https://pp.vk.me/c630329/v630329878/483a8/3Nn62zEBiiA.jpg - ангар № 94, в котором находился "Тысячелетний Сокол" в "Новой Надежде".] снятой, как и два других, но приспособленных сейчас для размещения личного состава, на все обозримое время у оставшихся крайне довольными хозяев, Эми также отметила, что к обычной охране на входе - "Штурмомеху" и паре бойцов в полной броне, добавилась пара дроидов типа "Стражница". "Видимо Амидала привезла",  — решила она, проходя внутрь. Там, под закрывающим колодец ангара тентом, прямо на песке стояли столы с оборудованием, несколько терминалов, за которыми работали офицеры штаба, и большой тактический голопроектор, возле которого о чем-то разговаривали Венс с экс-королевой и Энакином. Неподалеку от входа, за столом сидели Шми Скайуокер в форме гвардии без знаков различия и трое местных фермеров - двое уже пожилых и один помоложе - тех самых, что сообщили о нападении тускенов. Младший явно чувствовал себя не в своей тарелке, хоть и отчаянно пытался выглядеть степенно, старший из них, с
перебинтованной ногой, что-то обсуждал с мамой Энакина, а третий пытался прислушиваться к разговору командира с сенатором и джедаем.
        — …стал. А ты все подрабатываешь наймом?  — услышала Эми конец фразы раненого.
        — Уже нет. Давно. Ты, Клигг, не поверишь, в науку вернулась,  — рассмеялась Шми.  — Я ведь когда-то большие надежды подавала, академию на три года раньше срока едва не закончила, об ученой карьере мечтала… Не сложилось тогда.
        — А это?  — он выразительно окинул взглядом и ее саму, и окружающую обстановку.
        — Забота о родных,  — пожала плечами та, и, сменив тему, кивнула на молодого.  — На мать похож.
        — Иногда даже слишком,  — пробурчал Клигг, взъерошив волосы сыну.  — Такой же упрямец.
        При этих словах, Скайуокер отвела взгляд, и заметила Эми. Та все еще стояла, переминаясь с ноги на ногу, не решаясь подойти для доклада к занятой разговором с сенатором Венс. Летчица еще не могла прийти в себя после позавчерашнего разговора с обожаемой на Набу экс-королевой, и списывала свою смелость на то, что тогда та была одета как простолюдинка. А сейчас Амидала была укутана в гигантскую серебристую мантию, совершенно скрывающую фигуру. Да и прическа, в виде обрамляющего затылок гребня, на который были намотаны зачесанные назад волосы, выглядела изумительно, напоминая корону. Особенно сходство с короной усиливала лента с перламутровыми вставками на лбу и три высоких выступа на поддерживающей волосы конструкции, показавшейся, впрочем, Эми странно знакомой.
        — О, а вот и наша героиня, гроза всех тускенов и рабовладельцев Татуина!  — воскликнула Шми, вставая, и подходя к ней.
        — Не вижу ничего хорошего в истреблении не способных оказать сопротивление дикарей,  — обернувшись, сказала Амидала, и, увидев испуг во взгляде девушки, поспешила добавить,  — Но это ни в коей мере не упрек вам, старший лейтенант. Они сами выбрали такую судьбу, предпочтя мирному сосуществованию и торговле, грабежи и убийства.
        — Госпожа, эти тускены только внешне похожи на людей, а по сути это бездушные монстры,  — вмешался в разговор фермер по имени Клигг.  — Этот отряд уже разграбил две фермы, на одной из которых погибла семья. Мне с сыном и господином Хаффом едва удалось добраться до города,  — он выразительно взглянул на свою ногу, пробитую тускенской пулей.  — И если бы не ваши солдаты…
        — Кстати, насчет ваших солдат и рабовладельцев,  — произнес второй фермер, по-видимому, тот самый Хафф.  — Я уже говорил вашему офицеру…
        — Мы очень благодарны вам за предупреждение, мистер Дарклайтер,  — ответила сенатор.  — Именно для урегулирования этих разногласий я здесь.
        — А что случилось?  — забеспокоилась Эми.
        — Я бы тоже хотела знать, Венс, как так получилось, что в составе военного подразделения оказались гражданские, да еще и политики?  — она строго посмотрела на капитана.
        — Они прилетели самостоятельно, и запросили охрану. Не могла же я позволить подданным Набу, еще и этим… разгуливать по Татуину,  — немного резко ответила та.  — Их бы убили или ограбили в течении часа!
        — И они убрались, как только узнали, что королева недовольна их вмешательством,  — вздохнула Падме.  — Хоть известно, кому они перешли дорогу?
        — Подручным Джаббы, зайгерианским перекупщикам, какому-то пирату, двум неустановленным группам, явно криминального характера, сутенеру местного борделя и нескольким гражданским из местных. Последних, думаю, в расчет можно не принимать - слишком мелкие сошки, чьи обиды не будут волновать даже уличные банды,  — начала перечислять забрачка.
        — На прямой конфликт не пойдут, а отомстить могут…  — задумчиво произнес, молчавший до того Энакин.
        — Я так же подумала,  — согласилась капитан.  — Во избежание провокаций, с утра усилен контроль периметра, введен досмотр местного персонала, а разведка контролирует удобные позиции как для снайперского, так и для артиллерийского обстрела.
        — Весьма разумное решение!..  — послышался от двери женский голос.
        — А ну, заткнись!  — оборвал говорившую солдат-конвоир.
        В ангар вошли двое бойцов, ведущие под руки девушку-забрака.
        — Я, можно сказать, вам безвозмездно помочь хочу, а ваши солдаты, мало того, что надели на меня наручники, так еще бьют и рот затыкают,  — вопреки своим же словам, напрочь игнорируя бойцов, возмущенно заявила та.
        — Отпустите ее и снимите наручники,  — приказала Амидала.  — Здравствуйте, Суги. О какой именно помощи вы говорили?
        — Не думала, что стала такой значимой фигурой, о чьем существовании знает целый сенатор,  — сказала наемница, демонстративно растирая запястья, после чего, с прищуром взглянув на Энакина, добавила.  — С другой стороны, в свете неких недавних событий…
        — Помнить о которых, может оказаться чрезвычайно вредно для здоровья,  — непринужденно улыбаясь, в тон ей произнес падаван.  — Но все же, что ты хотела нам сообщить?
        — Моя… нанимательница просила передать: "Наш дорогой Джабба ни при чем. Ваши люди допустили ошибку перейдя дорогу зайгерианцам - те такого не прощают. Воевать, тем более сами, не будут, но могут нанять специалиста",  — сказала она, едва заметно замявшись, видимо не желая прямо называть нанимателя.
        — Приятно осознавать, что разведка Хаттов настолько нам доверяет,  — ответил Энакин.[132 - То, что простая наемница-забрачка Суги не так проста, как кажется, отлично можно увидеть в 14-й серии 5-го сезона "Войн Клонов", где она, правда не совсем удачно, со своей командой обеспечивала охрану Совета Хаттов.]
        — Да какая разведка,  — отмахнулась наемница.  — Лучше сказать, долговременный контракт с каджидиком. Правда вот джедаи доверием не отличаются…
        — Да какие джедаи,  — копируя тон и жест собеседницы, произнес Скайуокер.  — Лучше сказать, частное дело одного падавана. И, раз уж речь зашла о доверии, я думаю, тебе известно о готовящейся провокации?
        — Только исполнитель, довольно известная в нашей среде личность - дурос Кэд Бэйн. Один из лучших специалистов подобного профиля,  — ответила Суги.
        — Судя по тому, что я слышала, очень шустрый мальчик,  — с нехорошими нотками в голосе, сказала, подходя к ним Шми, и, протянув наемнице упаковку кредитных пластинок, пояснила.  — Не стоит тебе с ним грызться. А если решит возмущаться, можешь напомнить о том, что свои секреты нужно оберегать, и что они, как и любой товар стоят денег.
        — Ого!  — удивилась та, глядя на десяток тысячных пластинок, после чего грустно протянула их назад.  — Боюсь я не смогу скрыть информацию от основного нанимателя.
        — Ты не поняла,  — глядя ей в глаза, вкрадчиво сказала Скайуокер.  — Трише можешь сообщить все, что ты увидела и поняла. Мне не нужно, чтобы наемник знал, что нам известна его личность. Заказ официальный? Значит факт его размещения и принятия не секрет для членов гильдии.
        — Ну, я и не собиралась никому…
        — А это, чтобы и не собралась…
        Когда наемница ушла, Венс пригласила Шми и Эми подойти ближе, и, выведя на проектор карту местности, начала:
        — Итак, ничего нового, хаттская разведка нам не сообщила. Кроме личности наемника, разумеется…
        — Не совсем разведка,  — поправила ее Скайуокер.  — Хатты организационно ближе к традиционным бандам и не имеют организованных спецслужб с офисами на центральных улицах, формой и так далее. Такими вещами у них занимаются специальные доверенные лица, тесно связанные с кланом. Но в целом, да, эта особа глаза уши и рука нашей дорогой Триши.
        — Знаю,  — кивнула капитан.  — Меня больше беспокоит то, что этот тип может сделать нам, и достаточно ли уже предпринятых мер?
        — А тут и думать нечего,  — произнес Энакин.  — Атаковать нас с корабля, это простой способ самоубийства. С дистанции тоже - рельеф и архитектура Мос-Эспы дают ему всего пару точек, с которых можно вести огонь, да и авиация с артиллерией зальют квадрат огнем. Проникнуть на территорию космопорта нереально. Уж ты, Венс его знаешь получше меня. Значит покушение или диверсия с операцией отвлечения внимания. Быстро, показательно и болезненно для нас. Падме, тебе стоит принять меры предосторожности.
        — Да что там принимать,  — отмахнулась экс-королева, и подошла к одному из соседних столов.
        Взяв с него сенсорный блок "Стражницы", она привычным жестом надела его на голову, и, сняв мантию, протянула ее Скайуокеру.
        — Жаль, дроида-репликанта не взяли,  — "механическим" голосом произнесла она.  — Можно было бы половить на живца.
        Стоя в двух шагах от сенатора, Эми удивленно рассматривала ее. Девушка могла поклясться, что не смогла бы отличить Амидалу от привычных дроидесс-охранниц важных шишек. А припомнив ее обруч, незаметно улыбнулась - это был стандартный элемент женской бронеэкипировки - мягкий каркас для укладки волос, не позволяющий им выбиваться из-под шлема, только украшенный гибкими детскими наклейками, под драгоценные камни. Представив вырезающую наклейки из детского набора сенатора и экс-королеву, несмотря на всю серьезность ситуации, старший лейтенант едва удержалась, чтобы не рассмеяться. Впрочем, эту мелочь заметила только она, остальные, не скрывая удивления, пялились на необычный наряд политика.
        Пожалуй, не удивились только Скайуокеры. И еще Венс, не отвлекаясь, быстро набирала что-то на клавиатуре терминала голопроектора, после чего, в поле голограммы возникло изображение дуроса в широкополой шляпе, одетого, как контрабандист.
        — А вот и наш клиент,  — прокомментировала она, и удивленно присвистнула.  — Неплохо КСБ работает! Биография, психологический портрет, связи, родственники, даже номера счетов! Интересно, как это он на крючок нашим попал? Говорится: "В противоправных действиях и преступлениях против Королевства и подданных замечен не был"…
        — Значит где-то перешел дорогу нашему дроиду - он иногда дает задания на сбор информации по интересующим его личностям,  — предположила Амидала.
        Сектор Арканис, система Джеонозис, пл. Джеонозис, окрестности завода по производству дроидов. В это же время.

        Выдвинув из-за камней стебелек оптического сенсора, я в очередной раз осмотрел подступы к нашему укрытию - остаткам давно разрушенного каменного шпиля-жилища джеонозийцев.
        — Что там, учитель?  — обеспокоенно спросила Оникс.
        Кристаллику это место не нравилось, да и я сам чувствовал себя голым, всего с парой световых мечей и тремя бластерами, без антропоморфного шасси. Но ничего не поделаешь, собранная из синтетических кристаллов компактная маскировочная система наотрез отказывалась скрывать предметы размером более метра. Точнее сказать, полноценный вариант получался размером с чемодан, и подумав, я решил ограничиться двумя меньшими образцами, для себя с ученицей и пары ДУМразведчиков. Благо последние, в сложенном состоянии, вполне вписывались в радиус маскполя.
        — Все нормально. Ждем. И не нервничай, все будет в порядке,  — уверенно пообещал я.
        Собственно, самое сложное было позади - проникнуть на планету и найти укрытие. Джеонозийцы хорошо подготовились к прилету руководства КНС, и бдили. Как минимум подступы к стоянкам кораблей и наиболее важным объектам были намертво перекрыты сенсорными полями. Средний и дальний эшелоны правда совсем не контролировались. Что понятно - сенсорные сети дальнего обнаружения за день не развернешь, и стоят они немало. Но и того что было, должно хватить для обнаружения любой цели в атмосфере.
        Именно предполагая нечто подобное, я и выбрал способ проникновения: перелет со всеми удобствами на фрахтовике, под видом, первым слоем правды, ошибшихся "почтальонов", вторым, охотников за головами, ищущих добычу, далее посадка на поверхность, извинения, выплата штрафа/взятки, возвращение восвояси. И кому какое дело, что на борту корабля был астромех и два ремонтных дроида. Не могли же они исчезнуть во время взлета? Или могли? Конечно, был риск, что нас тупо собьют при заходе на посадку, но я обоснованно понадеялся на то, что джеонозийцы на планете набитой боевыми дроидами не испугаются крошечного фрахтовика, и что они не станут портить отношение с Корпоративным Сектором, в чьей принадлежности, по документам, находился старенький грузовоз, особенно, когда их представители есть на планете. Нет, Корпам на каких-то наемников-неудачников, конечно, плевать с высокой вышки, они бы и сами таких сбили без зазрений совести, но такой козырь в переговорах они бы не упустили.
        Но обошлось. Мисс Тод с бывшей группой Шми, как я и обещал, отправились забирать будущего главного контрабандиста всех времен и народов, заплатив штраф в 496 кредитов. А мы, незаметно выпрыгнув на высоте семисот метров, благополучно достигли поверхности, затерялись, и уже четвертый час ждали начала событий, ради которых сюда и прибыли.
        — Командир, наблюдаю две воздушные цели. Пеленг 74, дистанция 15,  — сообщил один из ДУМов.
        — Судя по всему, наши…  — ответил я, увеличивая изображение двух истребителей.  — Так, один точно мастер Кеноби, а второй… Хм, Квай, а ты тут что забыл? Неужели точно Ассажж попала в этот гадюшник?
        — А ты не можешь ее почувствовать?  — удивилась Оникс, и раскрываясь в Силе, добавила.  — Я сейчас…
        — Немедленно прекрати! Сейчас Дуку или Сев'ранс нас почувствуют, и…. - одернул я ее.
        — Извини, я за нее переживаю,  — так и светясь смущением, сообщила мой падаван.  — Мы им не поможем?
        — Обязательно поможем. Но потом,  — пообещал я.  — Сейчас мы можем только присоединиться к ним. А я не хочу поддерживать кого-то в его глупых поступках. Разве сложно догадаться, что отсутствие активных датчиков дальнего обнаружения, не означает отсутствия пассивных систем малого радиуса, и вызвано только наплевательством жуков на безопасность внутрисистемной навигации, и полной уверенностью в том, что полномасштабное нападение на их планету невозможно?
        — Но ведь их могут убить!
        — Хотели бы убить, уже бы сбили,  — возразил я.  — Парочка джедаев, казненных за шпионаж, это такой политический козырь, что только держись.
        — Но ведь?..  — не сдавалась она.
        — Мы им не поможем, а вместо двух, будет четверо казненных. Мы сначала испробуем все дипломатические методы, и, если они не сработают, то… Весь Джеонозис в труху. Но позже. И не мы.
        Пока я успокаивал шарда, один из разведчиков подготовил дрон-невидимку - все ту же установку невидимости с репульсорами, на которой они спускались, но в этот раз с камерой и лазерным прибором передачи данных. Последний представлял собой лазер мощностью менее одного милливатта, с углом фокусировки около градуса, что позволяло передавать двухмерную картинку с расстояния до 40 км. А потолок без 90 кг груза, в виде пары ДУМов, достигал трехсот метров.
        — Дрон готов, командир,  — сообщил ДУМ.
        — Приемник установлен,  — добавил его собрат.
        — Запуск!  — отдал я команду, и диск с оборудованием стремительно взмыл в ночное небо, перечеркнутое яркой полосой астероидного кольца.
        На пяти метрах включилось маскирующее устройство, скрывшее аппарат, на месте которого едва угадывалось слабое марево, да звездочкой, и то в ИК-диапазоне, горела точка оптического передатчика. К сожалению, мой БПЛА не мог похвастаться большой скоростью, так что полет на 14 км, до того места, где совершили посадку джедайские истребители занял 18 минут, за которые я весь извелся. Что ни говори, а изображать сурового прагматика перед падаваном, это одно, а знать, что твои друзья в беде, и не иметь возможности им помочь, совсем другое. И, что хуже всего, даже по прилету его на место, я не успокоился - эти два умника поперлись в местный подземный лабиринт, и отсутствовали, даже не выставив охрану около кораблей. Не считать же охраной R2-Р17 и какого-то незнакомого мне астромеха серии R2. "Эх, парочку бы моих инквизиторов на их место",  — с тоской подумал я.
        Радовало одно - халатность джеонозийцев. Эти олухи, хоть и сто процентов засекли прилет незваных гостей, само место посадки обнаружили только через полтора часа. А еще через час вернулись Квай-Гон с Оби-Ваном. Я активировал направленный микрофон дрона:
        — Я должен известить Совет,  — видимо продолжая ранее начатый спор, произнес Кеноби.
        — А я так не считаю,  — возразил его бывший учитель.  — Вмешательство джедаев будет означать войну. Ты видел объемы производства боевых дроидов? А ведь таких заводов только на Джеонозисе несколько…
        — Я обязан,  — стоял на своем тот.
        — Но тогда, позволь вначале предупредить Амидалу. Она достаточно дальновидный политик. И не забывай, я тут ради своей ученицы. Вмешательство сенатора возможно позволит на избежать конфликта.
        — Это ваше право, как подданного Набу,  — согласился Кеноби.
        — Но есть одна проблема. Тот, кто продал мне этот кусок железа, видимо, и подумать не мог, что на него можно поставить станцию гиперсвязи,  — пожаловался мастер Джин.
        — Хорошо, я передам все что стало нам известно Энакину. Он сейчас охраняет сенатора на Набу,  — кивнул Оби-Ван, а его учитель, при словах "охраняет сенатора", несмотря на серьезность ситуации, хохотнул.  — Но Совеет я извещу в любом случае.
        Отдав приказ Р17-ой, он стал ждать установления связи, а не дождавшись, полез в кабину "Дельты".
        — Странно, но Энакина нет на Набу,  — удивленно произнес бывший ученик Квая.  — Сейчас расширю диапазон поиска… Что он забыл на Татуине?!
        Я едва не выругался, срочно поднимая разведчика повыше. Нет блин, если владеешь Силой, уже и матчасть можно не учить! Да, направленный тахионный сигнал отследить или засечь можно только находясь в створе луча, но ведь не при широкоугольном же поиске! Впрочем, и тут джеонозийцы лопухнулись, хотя, возможно и имели отдельные указания на этот счет - кто знает, насколько Сидиус все продумал? Жуки, после засечки выхода передатчика на связь, промедлили почти три минуты.
        Когда в расщелину, в которой спрятали свои корабли джедаи, вкатились дроидеки, я в первый момент подумал, что ошибся - дроиды открыли огонь на поражение, без шуток. Но два мастера джедая, да еще против эконом-версии дроидек (без щита), оказались крепкими орешками. Пять машин и один летающий воин-джеонозиец были уничтожены за две первые секунды боя, чисто отраженными выстрелами. Еще одного любителя пострелять с высоты Квай-Гон разрубил в прыжке, одновременно зайдя за спину Оби-Вана, как раз в тот самый миг, когда вторая группа нападающих атаковала с другой стороны. Но это уже не имело особого значения - хозяева планеты сил подтянули изрядно, и натиск все усиливался. На двенадцатой секунде боя, джедаям пришлось уйти в глухую оборону, став спиной к спине. А еще через три секунды мастер Джин, продолжая отчаянно отбивать выстрелы, крикнул:
        — Прекратите огонь! Мы сдаемся, нам нужно поговорить с Графом Дуку!
        Стрельба мгновенно прекратилась, и старший из джедаев демонстративно отключил и опустил меч.
        — Мы сдаемся…  — вновь начал он.
        Но в этот момент, взвизгнули бластеры двух дроидек, переведенные в оглушающий режим, и оба мастера повалились на песок.
        — Все же я был прав, убивать их не хотели,  — сообщил я ученице.  — Иначе джеонозийцы применили бы свои любимые "звуковые" бластеры - очень эффективное средство против джедаев, но очень уж летальное. На самом деле, они ни разу не звуковые, скорее фугасные, с низким давлением и большой длиной ударной волны, как у объемно-детонирующих боеприпасов.
        — Да как ты можешь рассуждать о боеприпасах, когда мастер Джин в беде!  — возмутилась Оникс.  — Мы должны их спасти!
        — И спасем,  — спокойно пообещал я.  — Если ты заметила, Р17, астромех Оби-Вана, установила связь с Набу, и мастера связались со Скайуокером и Амидалой, так что нам остается только подождать, и сделать так, чтобы помощь оказалась наиболее эффективной. Все понятно?
        — Да учитель!
        Колесо истории повернулось, и теперь крупнейшая война за последнюю тысячу лет стала неизбежной. Но в этот раз, несколько деталей механизма были заменены и перемещены.
        "Осталось убедиться, что все участники действа прибудут в нужное время. Посмотрим, зря ли я потратил 25 тысяч казенных кредитов на этого специалиста",  — подумал я, мысленно скрестив пальцы на удачу.
        Сектор Арканис, Система Тату, пл. Татуин, космопорт г. Мос-Эспа. Яхта сенатора Амидалы 327J. В это же время.

        После того, как погасла голограмма, Падме и Энакин еще несколько секунд просидели молча, думая каждый о своем. Совет обещал прислать помощь, но время… К тому времени, как джедаи доберутся до Джеонозиса, для Кеноби и Квай-Гона может оказаться слишком поздно.
        — Я должна лететь. Отсюда до Джеонозиса менее одного парсека,  — первой не выдержала сенатор.
        — Но это может быть воспринято как вторжение…  — попытался возразить падаван.
        — Полечу я одна. Ты прав, войска останутся на Татуине,  — она не дала ему закончить.  — Сенатора им придется выслушать. Тем более мастер Джин - подданный королевства Набу!
        — А если они не захотят тебя слушать? Кроме двух джедаев придется спасать еще и одного сенатора,  — заметил Скайуокер.
        — А если они не захотят меня слушать, но со мной будет армия, Набу уже никто не спасет,  — стояла на своем Амидала.  — Согласно законам Республики, сенатор обладает неприкосновенностью…
        — Только сепаратисты не признают законов Республики. И, если то, что сообщил Кеноби правда, они будут действовать с позиции силы,  — подойдя к девушке, высказалась Шми, также присутствовавшая во время разговора, сначала с джедаями, а затем и с Советом Ордена.
        — Кроме того, не забывай, обеспечение твоей безопасности, это мое задание,  — ободренный поддержкой со стороны матери, произнес Энакин.
        — Падме, я тоже боюсь за Квая и его ученика. Более того, я склонна считать, что там же находится и Ассажж. Но бездумно соваться на планету…  — продолжила настаивать Скайуокер, но была перебита Амидалой.
        — Не имеющую дальней ПКО,  — припомнив отчеты разведки, усмехнулась девушка.  — В случае чего, "Стражницы" сумеют меня защитить, а вы с Энакином вытащите наших джедаев. Если получится прорваться на орбиту, нас уже не остановят, а любые претензии с их стороны, после нападения на члена Сената, будут, мягко говоря, сомнительны.
        Мать и сын на некоторое время замолчали, обдумывая предложение экс-королевы. Все это попахивало авантюрой, но сразу отбрасывать подобную возможность не стоило. Если доработать план… Впрочем, времени на это у них не осталось.
        — Похоже, началось!  — крикнула, вбегая в рубку Венс.
        Капитан уже была в полном защитном снаряжении. За ее спиной маячила пара "Штурмомехов" с ранцевыми гранатометами. Окинув хмурым взглядом совещающееся начальство забрачка не теряя времени развернулась, и, едва не срываясь на бег, поспешила к выходу из корабля.
        — Хатт! Как не вовремя!  — выругался Скайуокер.
        — Я не могу оставить наших солдат, пока угроза этого наемника не будет устранена,  — заявила Падме, на ходу надевая шлем.
        — Но Венс уверена, что держит все подступы под контролем!  — сказал он ей вслед, впрочем, тоже подхватив так полюбившийся ему во время захвата фрегата пояс с оружием.
        — Я бы не была настолько уверена,  — тихо произнесла оставшаяся в рубке с Трипио Шми, и, проверив магнитный замок бластера, направилась за сыном и его подругой.
        Возле импровизированного КПП, за установленными перед входом в ангар заполненными песком грузовыми контейнерами, толпились пара дагов, твилек, десяток наемников и пара боевых дроидов. И если твилек с наемниками, да что там говорить, даже дроиды, под прицелом установленных на крыше ангара и с флангов тяжелых репитеров, а также гранатометов четверки "Штурмомехов" выглядели не слишком уверенно, желая оказаться где угодно, но как можно дальше отсюда, то даги, казалось, не замечали направленной на них мощи, способной за пару секунд стереть в порошок все живое на площади в добрый гектар.
        — Эти два видимо нанюхались дури, и прихватив с собой того несчастного твилека (у него тоже рабов отняли), пришли разбираться,  — сказала забрачка, догнавшей ее экс-королеве, и в полголоса добавила.  — И я буду последней шлюхой, если они сами решились на это!
        — Давай, капитан, объясни им куда идти. Только жестко. Тут, на Татуине не уважают слабых,  — посоветовал ей Энакин.  — Лучше бы, конечно, Падме, но нам не стоит привлекать внимание к ее маскировке.
        — Поучи маму детей рожать,  — беззлобно огрызнулась бывшая татуинская беспризорница.  — Лучше прикрой сенатора, и будь рядом со мной. Сейчас на базе тут самое безопасное место.
        Согласно кивнув, идущая позади них Шми незаметно отстала, и, развернувшись, вышла назад на летное поле, точнее отгороженный колючей проволокой участок относительно ровной каменистой площадки, которая и носила в Мос-Эспа столь громкое имя. Прохаживаясь между рядами "Скатов" и "Скурджей", она пыталась поставить себя на место противника: "А как бы я проникла внутрь периметра?". Гвардейцы и дроиды, не отвлекаясь на шум по ту сторону ангара, внимательно следили за каждым миллиметром ограды, все подземный коммуникации перекрывали отделения ДУМ-пехотинцев, а любую воздушную цель, на высоте от метра до двух десятков километров, за считанные секунды испепелили бы турели бомберов и зенитные ракеты.
        — Что ты задумал, Кэд, мальчик?..  — прошептала она, и вздрогнула.
        Периферийным зрением женщина уловила, даже не движение - намек на него, возле контейнеров с ракетами. Не ускоряя шаг, и стараясь не выдать себя, Шми продолжила путь. Ни стрелять, ни поднимать тревогу было нельзя - один неудачный выстрел, и штабель боеприпасов разнесет все в радиусе полкилометра.
        "Ага, а ты умнее, чем я думала… И терпеливее. Ты не стал дожидаться акции отвлечения внимания, знал, что это будет нам знаком. Дождался пока солдаты отвлекутся, и забрался на крышу ангара, затем вниз, за бомберы…" - про себя просчитывала путь противника Скайуокер.  — "Это надо же, какая выдержка!" - покачала она головой, прикинув, что на крыше ангара укрытий просто нет, и вся надежда на то, что два расчета станковых репитеров не станут смотреть назад, на заведомо защищенную территорию.
        Когда до ящиков осталось три метра, а дурос, по всей видимости, сидел как раз за ними, пытаясь незаметно выглянуть с противоположной стороны, Шми с места рванула вперед. Прыжок. Бластер одним рефлекторным движением оказался в руке. Перекат по крышкам. Острый замок больно врезался под лопатку, но женщина этого даже не почувствовала. Упав между стеной бруствера и ящиками, ориентируясь не столько на зрение, сколько на опыт и рефлексы, она, еще не приняв устойчивого положения, ударила правой ногой по запястью тянущегося к бласт-пистолету наемника в широкой шляпе, сидящего к ней спиной, но уже начавшего оборачиваться.
        — Не шевелись, дуроское пуду!  — прошипела она сквозь зубы, держа противника на прицеле прижатого к поясу пистолета - нехарактерный звук голоса затруднял ориентацию на слух, а прижатое к корпусу оружие, хоть и уменьшает точность, почти невозможно выбить.
        Впрочем, еще не закончив фразы, Скайуокер поняла, что ошиблась. Диверсант не был Кэдом Бэйном, вообще не был дуросом, а главное, в левой руке красным огоньком сверкнул индикатор активированного термального детонатора.
        — Здравствуй, рабыня. Как невежливо с твоей стороны угрожать мне. Подумать только, мы ведь были соседями, я играл с твоим выродком… Знаешь, какой это позор для клана Тетсу?!  — прозвучало из-под шляпы.[133 - Совместное пребывание Шми, Энакина и главного неудачника "Новой Надежды" были показаны в вырезанных сценах "Скрытой Угрозы" и описано в романе-новеллизации.]
        — Гридо!? По-моему, для твоего клана больший позор, это сын достойного охотника на побегушках у какого-то дуроса…  — ответила она, заглянув в глаза родианца, и поняла, что перегнула палку.
        Щенок вывел ее из себя, а это было плохо - одного разозленного мальчишки с гранатой ей было более чем достаточно. "Хотя какой он к хаттам мальчишка?!" - подумала Шми. По родианским меркам, он уже четыре года как взрослый мужчина.
        — Деактивируй термальник, и я обещаю, что ты сможешь беспрепятственно уйти,  — предложила женщина.  — Даю тебе слово.
        — Вот еще,  — срываясь на свист от нервного напряжения, крикнул тот.  — Я буду говорить только с главарем вашей банды!
        "Дикут!" - пронеслось в голове Скайуокер, когда тот травмированной рукой попытался неуклюже выхватить бластер, с явным намерением убить ее.
        Взвизгнул плазменный болт, и родианец неверяще уставился на обожжённую культю, из-за шока, еще не ощущая в полной мере боль. А Шми точно также провожала взглядом летящий в песок шарик с мерцающей красным кнопкой. Не задумываясь ни о чем, и моля Силу, чтобы задержка была выставлена как можно больше, она прыгнула за ним, лишь бы отбросить куда угодно, только подальше от ракет.
        Но за миг до того, как ее пальцы коснулись гладкой дюрапластовой поверхности, сфера таящая внутри смерть, как крохотная ракета устремилась в небо. А меньше чем через секунду, полыхнуло так, что женщине показалось, будто у нее сейчас загорятся волосы.
        — Ситх! Как жаль, что джедаи не должны убивать безоружных,  — прозвучал сзади голос Энакина, сопровождающийся тихим гудением активированного светового меча.  — Жаль… Насколько бы мир мог стать чище. Убить тебя мне действительно не позволяет Кодекс… Но удовольствие получить можно!
        С этими словами, падаван без замаха ударил ногой в грудь, стоящего перед ним на коленях Гридо так, что того подбросило в воздух, и опрокинуло на спину. Пока родианец пытался вдохнуть воздух, затравленно глядя то на будущего джедая, то на его мать. Та, опираясь на руку сына встала, и, подняв отлетевшую при взрыве шляпу, спросила:
        — Отвечай, что ты должен был взорвать?
        От боли неудачливый диверсант не мог сказать ни слова, лишь жалобно таращил огромные глаза, и сдавленно мычал.
        — Отвечай, придурок, что тебе приказал взорвать Кэд Бэйн?.. Ну!  — не выдержав, крикнул Энакин.
        — Все что надо, он уже взорвал!  — раздался ехидный голос со стороны входа в ангар.
        Спешащие к месту взрыва дроиды и гвардейцы, и, конечно же мать и сын Скайуокеры повернулись на звук вскидывая оружие. Из дверей, спиной вперед вышла Падме в костюме "Стражницы", а следом за ней появилась Венс, которой как живым щитом закрывался наемник.
        — Не рыпайтесь, иначе у вашей командирши появится лишняя дырка в спине!  — крикнул он.  — И без джедайских фокусов! А ну назад, джедай!
        Крутясь вместе с заложницей, под прицелом десятков бластеров, он не спеша шел к Шми, Энакину и своему неудачливому подельнику. Но когда они, преодолев половину расстояния, проходили мимо яхты сенатора, рука наемника, в которой должен был быть бластер дернулась в сторону корабля, и из нее вылетела небольшая коробочка с толстым стержнем на торце. Полыхнув индикаторами, она противно взвизгнула, и с тихим хлопком взорвалась. А в следующую секунду дурос, получив чувствительный удар ребром под дых, совершил сальто через плечо капитана гвардии, и распластался на песке.
        — Тебе что первым отрезать?!  — выхватив вибронож, крикнула Венс, прижимая коленями его шею и левую руку, а левой рукой, фиксируя правую руку.
        — Что угодно, сладкая!  — с издевательскими нотками в голосе, крикнул в ответ тот.  — Уже поздно! Все что требовалось, я сделал. А теперь давайте я заплачу штраф… Сколько там за драку и хулиганство на Набу положено? И вы отпускаете меня. Никто не пострадал, оружием я не угрожа…
        — Заткнись, дерьмо хатта! Отвечай, что ты сделал?!  — наотмашь ударив того рукоятью ножа, крикнула забрачка.
        — Всего лишь вирус! Ха-ха! Считайте это маленькой местью от одного уважаемого зайгерианца!  — рассмеялся он.
        — Венс, нет! Отставить!  — приказала Падме, видя, что капитан намеревается зарезать наемника, и когда та нехотя опустила нож, обратилась к нему.  — Мы отпустим тебя, но при одном условии: ты расскажешь все, что знаешь о вирусе и заказчике!
        — Вот так бы и сразу! Всегда любил дроидов за железную логику! Учись милочка!.. А я расскажу, расскажу… Тем более, что это было одним из условий, можно сказать, маленьким капризом нанимателя…

* * *

        Когда спустя час Венс закончила доклад о результатах допроса диверсантов, и, уткнувшись лицом в руки, рухнула на диван, в кают-компании - бывшей королевской каюте яхты 327J - повисла давящая тишина.
        — Сенатор, я прошу принять мою отставку, это моя вина!  — минуту спустя, произнесла капитан.
        — Успокойся, Венс, мы все допустили ошибки,  — вмешалась Шми.  — Просто нас переиграли. Я должна была просчитать возможность того, что противнику потребуется не просто проникнуть на территорию, а еще и относительно свободно передвигаться по ней. Хатт, кто же знал, что у яхты старые стандартные системы внутренней связи! Похоже, у нас где-то течет… Но зато мы получили бесценный опыт, никто не погиб и, по большому счету, ничего страшного не произошло… Но, какой наглец! Двойная акция отвлечения внимания и захват в заложники старшего офицера!
        — Вы правы,  — согласилась Амидала.  — Я рада, что ты не пострадала, капитан. Скорее виновата я, ведь ты приказала следить за наемниками, а я отвлеклась на взрыв… Я могла бы включить режим обработки изображения, и распознать этого Бэйна под тряпками!..
        — Прекратите! Мама права, все живы, и это главное!  — сказал Скайуокер.  — Давайте подумаем, как нам быть дальше. Джей, сколько потребуется времени, чтобы перезапустить компьютеры?
        — Точный расчет на данном этапе невозможен. Ориентировочно от 12 до 17,5 часов,  — ответила дроидесса.  — Вирус проник во внутреннюю сеть передачи тактической информации, неизвестно, какие из корабельных компьютеров заражены.
        — Значит, мы тут застряли,  — тяжело вздохнул падаван.  — Надо было все же убить этих наемников!
        — Нет!  — решительно оборвала его экс-королева.  — Я дала ему слово. Тем более, по законам королевства он прав. Вот кого бы я с удовольствием наказала, это заказчик.
        — Про которого мы знаем, что он зайгерианец, работорговец, имеет личную рабыню - твилечку-летанку[134 - Твилеки-летаны имеют кожу красного цвета. Подобный цвет кожи встречается довольно редко.] и переоборудованный для перевозки рабов средний фрахтовик типа "Барлоз"…Мягко говоря, не густо!  — подытожил Скайуокер.
        В наступившей тишине было слышно только посвистывание дроидов, занятых перепрошивкой компьютера яхты, да тихий шум вентиляторов системы жизнеобеспечения. Желание говорить отпало окончательно. Осталось только ждать.
        Сектор Бон'ньяу-Лик, Система Арбран, орбита пл. Арбра, средний транспорт "Жадная плеть". Владелец Верк В'Лао. Шесть часов спустя.

        Выключив сирену аварийной сигнализации, краснокожая твилека вся одежда которой состояла из тоненького полупрозрачного бикини и серебристого рабского ошейника, грязно выругалась, и обхватила голову руками.
        — Успокойся, Лосна. Этого следовало ожидать,  — спокойно произнес сидящий в соседнем кресле молодой зайгерианец, не мигая глядя на приближающийся силуэт "Мародера" с гербом Набу на борту.
        Пара истребителей ждала их в точке выхода, и, как только корабль оказался в обычном пространстве, атаковала, выведя из строя субсветовые двигатели. И сейчас корвет притягивал обездвиженный корабль тракционным лучом. Спустя несколько минут где-то позади лязгнули захваты стыковочного устройства, а индикаторы на приборной панели сообщили о разгерметизации левого шлюза. Следом из трюма донесся топот множества ног и короткие команды, к которым, минуту спустя, добавился гомон освобождаемых узников, а в коридоре, ведущем в рубку, послышались тяжелые шаги.
        — Капитан В'Лао, лейтенант Шала, позвольте поздравить вас с успешным выполнением задания и присвоением внеочередных званий,  — произнес, входя в рубку R2-Q12, известный в узких кругах набуанской разведки под именем Молот.  — К сожалению, вы понимаете, что после случившегося вас найти не должны…
        — Давай уже! Только дай я сниму это! Не хочу так…  — вскочив с кресла, крикнула твилечка, и, сорвав с себя ошейник, прижалась, к поднявшемуся навстречу "Штурмомеху", зайгерианцу.
        — Как пожелаешь, лейтенант,  — произнес тот, бросив на пульт серый цилиндр.
        Спустя полчаса корвет ушел в гипер, а над планетой, в лучах звезды Арбран таяло облачко газа, все что осталось от уничтоженного протонными торпедами фрахтовика.

* * *

        — Как красиво!  — всем телом прижимаясь к любимому, воскликнула Лосна, не успевшая переодеться, после того как они выбрались из спасательной капсулы, и от того мерзшая под порывами свежего горного ветра.
        — Красиво,  — согласился Верк, гладя кончик ее лекки.  — Ты бы оделась, нам еще три сотни кликов по этим горам идти, замерзнешь.
        — Не могу поверить, целая планета для нас двоих,  — не слушая его, прошептала девушка.
        — Тебе эта красота еще надоест за четыре "медовых года", как сказал Эрдваныч,  — скептически хмыкнул зайгерианец.
        — Не будь букой, милый! Согласись, мы их заслужили,  — рассмеялась твилечка.
        — Заслужил… "Самые неправильные представители своих рас",  — вновь припомнив послание командира, ответил лейтенант,[135 - В Королевской Службе Безопасности звание старший лейтенант отсутствует. Линейка званий примерно следующая: рядовой, капрал, сержант, лейтенант, капитан, майор, коммандер, полковник, генерал.]  точнее уже капитан КСБ, любуясь открывающимся со склона горы видом на хвойный лес в долине, и теряющиеся в синей дымке горы на горизонте.
        Ему вспомнился ужас, с которым он смотрел на брошенный дроидом серый цилиндр, который они приняли за мину. А потом над ним вспыхнула голограмма еще одного крайне непростого дроида серии R2.
        — Что, товарищи офицеры, думали, командование списало вас?  — ехидно осведомился дроид из голограммы.  — Запомните: если есть хоть один шанс, мы своих не бросаем. Но вы правы, вам надо исчезнуть. Внизу, под вами планета Арбра - нетронутая экология, здоровый климат, из населения несколько поселений разумных грызунов, одним словом: курорт. Сейчас вы сядете в капсулу и отправитесь туда. Готовьтесь, этот мир станет для вас домом на ближайшие четыре года. Считайте это медовым месяцем… х-м, четырьмя медовыми годами. Там для вас подготовлен жилой модуль, два спидербайка, снаряжение и продовольствие. Можете считать, что вам повезло. Как вы, наверное, догадывались, в Галактике начинается война. И вы сможете переждать ее, как у Силы за пазухой. Одно предупреждение: не вздумайте вылезать раньше времени - тогда точно спишу. Карты, базы языка аборигенов, справочники по климату, флоре и фауне планеты на кристалле в этом же проекторе. Вроде все… Ах, да! Удачи, самые неправильные представители своих рас!
        Подхватив ранец, и любуясь переодевающейся любимой, Верк думал, как же ему повезло в жизни. И пусть он лишился родины и семьи, влюбившись в рабыню и сбежав с нею, пусть три долгих года скитался с любимой по Галактике, пока не попал в поле зрение набуанской разведки, пусть для соплеменников он изгой, капитан еще раз убедился, что у него теперь есть новая семья, новое дело и новая Родина, которая не оставит его, а он за них готов на все, как и его жена.

        Р.S. Когда я готовил к выкладке эту главу, стало известно о кончине Кеннета Джорджа Бейкера, исполнителя роли R2-D2 во всех фильмах Оригинальной Трилогии и Трилогии Приквелов. Грустно и пусто на душе. Прощай, R2-D2, человек своей жизнью и творчеством доказавший, что размер не главное. Покойся в Силе!

        Глава 17
        Сектор Арканис, система Джеонозис, пл. Джеонозис, Гостевые Залы. Апартаменты графа Дуку. 13:05:20 GrS, 32 часа до начала Войны Клонов.

        — Наслаждаешься моим гостеприимством,  — без всякой интонации, то ли спросил, то ли констатировал граф Дуку, входя в помещение.  — Между прочим, у нас появились новые незваные гости. Думаю, ты захочешь с ними встретиться. Пойдем.
        Мгновенно вскочив на ноги, Ассажж с ненавистью и страхом глянула на ситха.
        — Что вам от меня еще нужно?!  — воскликнула она.
        — О, вижу, тебя утомило пребывание здесь? Думаю, скоро у тебя появится компания,  — усмехнулся тот.  — Следуй за мной.
        Сказав это, граф не оборачиваясь направился к выходу. А датомирка, даже понимая, что именно этого он от нее и добивается, пошла следом. Ее терзали нехорошие предчувствия и догадки, а еще липкое ощущение собственного бессилия. Девушка даже не обращала внимания на то куда идет, просто фиксировала в памяти повороты коридоров, развилки и лестницы, этого чужеродного творения архитектуры инсектоидной расы. И только оказавшись в небольшом зале, вход в который охраняли две крылатые особи со звуковыми бластерами в руках, она немного пришла в себя.
        — Мой ученик, со своим бывшим падаваном решил заглянуть к нам, и скрасить одиночество своей новой ученицы,  — произнес Дуку, активируя стоящий посреди комнаты голопроектор.
        От увиденного, Вентресс, сначала едва не вскрикнула от радости, а затем, еле сдерживая слезы, отвернулась к стене. Голограмма показывала стоящие в каменном овраге истребители и две такие знакомые фигуры возле них. А в следующий миг джедаев атаковали. Это была мастерски подготовленная ловушка, не оставлявшая им ни малейших шансов. Уж Ассажж смогла моментально оценить как соотношение, так и расположение сил сторон. Это же очевидно поняли и джедаи, так как скоро опустили оружие, а ее учитель что-то крикнул нападавшим. К сожалению, голограмма не передавала звука, но и так смысл его фразы был девушке понятен.
        — Весьма благоразумно,  — прокомментировал происходящее граф.  — Никогда не сомневался в дальновидности Квай-Гона. Хотя… Стоит принять меры, чтобы избежать глупых случайностей.
        С этими словами, он нажал одну из клавиш на панели голопроектора, и замершие перед тем дроидеки, вскинув оружейные блоки, открыли огонь.
        — Нееет!!!  — в отчаянии закричала Ассажж, и, отбросив всякую осторожность, схватила силовым захватом шею графа.  — Ублюдок! Ненавижу! Тварь!
        Мысль о смерти учителя моментально разрушила плотину в ее разуме, которую эти дни она создавала, пытаясь удержаться от нахлынувшего отчаяния, обиды и безысходности, и теперь они слились в одно желание: убить, уничтожить, стереть в порошок ее врага. А тот, конвульсивно дергая ногами и пытаясь разорвать невидимые пальцы, сжавшие его горло, неожиданно прохрипел:
        — Хорошо… Хорошо! Сколько ненависти!  — Толчок Силы отбросил Ассажж к стене, но та, даже едва не теряя сознание, не ослабляла захват, а ее враг, уже задыхаясь, продолжил.  — С… Смотри не переусердствуй. Если я умру твой… любимый учитель… кх… со своим… умрут.
        Вентресс все еще держала графа, но когда смысл его слов смог дойти до нее, пробившись сквозь океан затопившей разум ненависти, это оказалось ударом сильнее Силового Толчка или Молний Силы. Ведьма рухнула на пол как подкошенная. "Всего лишь парализатор…" - поняла она, ужасаясь тому, что только что испытала. Сжавшись около стены, ей едва хватило сил, чтобы не разрыдаться, не слыша ни того, как граф Дуку поднялся на ноги и подошел к ней, ни того, что он говорил. Даже удар Молниями Силы она ощутила где-то на краю сознания - чуть больше боли или чуть меньше, какая в сущности разница?
        — …только от меня зависит их дальнейшая судьба. Так что, не разочаруй меня, ученица,  — наконец смогла услышать Ассажж.
        — Да… У… Учитель,  — прошептала она, поражаясь тому, с какой легкостью, все же назвала врага учителем.
        Но более всего ее ужасало осознание того, что она действительно готова это признать, только бы научиться владеть той мощью, которую почувствовала минуту назад, которая, казалось, звала ее, обещая дать шанс отомстить, и которая, что страшнее всего, была частью ее самой.
        — Пошли,  — бросил ей ситх, и провел в соседнюю дверь.
        Расположенные за ней апартаменты выглядели вполне человеческими, не создавая такого ощущения чуждости, как остальные помещения города джеонозийцев. Их можно было назвать даже роскошными. Широкая кровать, несколько шкафов, драпировки на стенах и массивный рабочий стол, говорили о том, что это и есть место обитания графа на этой планете.
        А он, подойдя к стоящей у кровати тумбочке, взял с нее плоскую коробку, из которой достал пару изогнутых световых мечей.
        — Это оружие принадлежало моей прежней ученице,[136 - Всем известные изогнутые мечи Ассажж Вентресс ранее принадлежали другой ученице графа Дуку Комари Воса, перешедшей на Темную Сторону Силы и присоединившейся к культу Бэндо Гора.]  — произнес Дуку.  — Они станут твоими вместо утраченных. Но не ранее того, как ты докажешь мне свою верность.
        — Я… я все сделаю, если вы сохраните жизнь моему учителю,  — сказала Ассажж.
        — Это зависит только от тебя. Но этого недостаточно. Темная Сторона дает власть и силу, и только когда ты окончательно примешь ее, я приму твою верность, ученица,  — торжественно ответил граф.
        — Но…
        — Ты сама решишь судьбу своего бывшего учителя и его ученика,  — не дал ей слова ситх.  — Хотя Квай-Гон, что бы он ни говорил, сам близок к ней. Я поговорю с ним, и возможно он сам сделает правильный выбор… В любом случае для тебя пути назад нет. Джедаи боятся Темной Стороны, и не признают твоего права быть сильнее их, не служить Силе, а повелевать ею. Твой выбор и выбор Квай-Гона прост: либо довериться мне, либо погибнуть. Третьего не дано.
        — Но джеонозийцы и Банковский Клан?..  — попыталась напомнить девушка.
        — Сделают то, что я прикажу,  — перебил ее ситх.  — Как я уже говорил, Темная Сторона дает Власть, что недостижима для тех, кто не повелевает Силой. И, да, благодаря ей, ты сможешь когда-то бросить мне вызов и возможно победить меня. Ты ведь хочешь этого?
        — Да, учитель,  — со злостью прорычала датомирка, краем сознания поражаясь той глубине ненависти, что сама же вложила в эти два простых и привычных слова.
        — Отлично,  — сухо ответил граф, и обрушил на нее Молнии Силы.
        Не сдерживая крик боли, девушка рухнула на пол, содрогаясь в судорогах, а Дуку, как ни в чем не бывало, продолжил:
        — Но это произойдет еще не скоро… Отнесите нашу гостью в ее комнаты,  — чуть громче крикнул он.
        Двое воинов-джеонозийцев, войдя в комнату, подхватили потерявшую сознание Ассажж на руки, и понесли прочь. А граф, проводив взглядом бесчувственное тело, подошел к терминалу связи, нажал несколько клавиш, и, дождавшись появления голограммы человека в плаще, закрывающем верхнюю часть лица, произнес, опускаясь на одно колено:
        — Все прошло так, как вы и предвидели, Владыка Сидиус. Джедай, о котором вы предупреждали, схвачен. Но с ним также был мой бывший ученик. Очевидно, он прилетел за своей ученицей.
        — Хорошо. Тебе удалось склонить ее на Темную Сторону Силы?
        — Практически, владыка. Осталось лишь закрепить результат. Сила велика в ней, как и ненависть, и страх…
        — Хорошо. Но больше медлить нельзя, мне необходимо знать подробности планов Амидалы и Сабе. Набу стало слишком самостоятельным, рождая множество вопросов, а мои информаторы в этом королевстве не способны ответить на все из них,  — глухо произнес Сидиус.
        — Как пожелаете, учитель,  — склонил голову Дуку, и, уточнил.  — Позвольте спросить, чем именно вызваны ваши опасения? Да, эта планета значительно усилила свою армию после войны с Торговой Федерацией, но этого следовало ожидать, а лояльность ее правительства Республике и лично вам не вызывает сомнений. Что не удивительно…
        — Я ощущаю беспокойство, Тиранус,  — произнес Палпатин.  — Занятый другими, более важными проблемами, я упустил из виду странности, происходящие в государстве, которое считал полностью подконтрольным мне. Мы видим усиление его экономики, торговли, отдельных сфер государственного управления, а также армии, и, вместе с тем отсутствие подобных изменений во внешней политике и государственном устройстве. Да, Набу вмешалось в несколько незначительных конфликтов и выступило с позиции силы в вопросах обеспечения безопасности в регионе, но это вполне закономерно, учитывая мощь их новой армии. Меня беспокоит не это. Эта армия как будто возникла сама собой, и уже достигла мощи большей, чем предусматривает мой план через два десятилетия. Такого быть не должно. Создается ощущение, что некто целенаправленно готовит планету к войне, к этой войне.
        — Квай-Гон?  — предположил граф.  — Возможно, он что-то чувствует. Его связь с Силой всегда была крепка, гораздо сильнее, чем у прочих джедаев.
        — Возможно…  — задумчиво произнес его собеседник.  — Мы бы давно выяснили это, если бы Сэн Хилл не подвел нас, не сумев захватить Шми Скайуокер. Однако его ученица, вхожая в ближний круг окружения королевы должна знать не меньше. Особенно про шарда. Как мне стало известно, он имеет тесные связи среди магистров Ордена Джедаев, и недавно сам взял себе ученика. Выясни, кто он, и не проводится ли на Набу подготовка форсюзеров. Альтернативная Ордену организация сторонников Светлой Стороны способна поставить под угрозу мои планы, а если это попытка им помешать… Ты должен выяснить это, ученик.
        — Как прикажете, учитель,  — вновь поклонился тот.  — Возможно, лучше допросить моего бывшего ученика?
        — Нет. Джедаи лишь наживка для Республики. И если они останутся живы, то ни о чем не должны догадаться,  — возразил Дарт Сидиус.
        — Тогда я бы хотел просить разрешения поговорить с Квай-Гоном. Он достаточно умен, чтобы присоединиться к нам.
        — Не стоит на это рассчитывать, Тиранус. Но попытаться можешь,  — кивнул лорд ситх.
        Попрощавшись с учителем и отключив голопроектор, граф Дуку еще долго смотрел в пространство перед собой, до скипа сжимая зубы. С одной стороны, Сидиус разрешил ему попытаться переманить к себе бывшего ученика, но с другой, не оставил на это времени. А уж зная характер Джина, бывший джедай не сомневался, что тот не прислушается к голосу разума. И причину такой позиции Палпатина он видел всего одну - страх. Да, мир, который желал построить тот был по душе графу, во всем превосходя отжившую свое и прогнившую до основания Республику, но, как он давно понял, им двоим в нем места не найдется, и пусть сейчас, он необходим учителю, как и учитель ему, но когда победа будет одержана, а цель достигнута, один из них должен будет погибнуть. Потому все эти годы Дуку искал последователей и учеников, а учитель всячески ограничивал их развитие, поэтому не давал наладить контакт с Квай-Гоном, и поэтому не дает и сейчас.
        С этими мыслями, граф прошел к коврику, и, опустившись в позу "лотоса" попытался сконцентрироваться на медитации, поклявшись себе, что утром приложит все усилия, чтобы бывший падаван выслушал его, и, главное, принял верное решение.
        Но не один Дарт Тиранус в этот миг мучился сомнениями, Ассажж, кое-как приведя себя в порядок, и попытавшись в который раз безуспешно очистить одежду, точнее ее остатки, от пыли и собственной крови, решала, что сделать дальше: отбросить ради ненависти и мести все, чем жила до сих пор и во что верила, или погибнуть, сохранив честь хотя бы в собственных глазах. Оба варианта были просты: склониться перед новоявленным учителем, или выйти из этой опостылевшей тюрьмы, одной против целой планеты. Но вместе с тем у обоих вариантов была одна общая черта - смерть той Ассажж, что была раньше. И это пугало ее, не давая принять окончательное решение. Так промучившись несколько часов, и ничего не решив, девушка провалилась в забытье наполненное воспоминаниями о том, как она жила там, в другой, казавшейся уже невероятно далекой жизни на Набу. Ей снились зеленые луга, горы, и прозрачные ручьи в которых она плескалась, снились приятели - офицеры гвардии и королевские служанки, женщина ставшая ей матерью, и учитель, заменивший отца. Но, странное дело, эти видения сейчас причиняли ей только боль и рождали
беспричинную ярость.
        Выплыв из трясины сна, Вентресс, еще не осознавая где находится, огляделась вокруг, и обнаружила, что уже начинает светать. А еще, наконец поняла, что вызывало ее гнев. Точнее не его причину, а то, на что он был направлен - на ее саму, ее малодушие и жалость к себе. И от осознания этого, в ее душе родилась уверенность, переплавляющая в себе и страх, и ненависть, и боль, и любовь к своим родным. И пусть это чувство не имело ничего общего с холодной уверенностью джедая, она приняла его целиком, без остатка. "Я вытащу тебя, учитель. Что бы ни случилось. И если кто-то станет у меня на пути, это уже его личная трагедия. И будь, что будет!" - поклялась датомирская ведьма сама перед собой.

* * *

        Когда стоящие на часах дроиды В-1 услышали из помещения, где находилась пленная, крик: "Жестянки, да-да, это я к вам! Передайте графу Дуку, что он кусок пуду, и ему никогда не получить меня!", они никак на это не отреагировали, ведь покидать пост для доставки сообщений пленного их протокол прямо запрещал. Но вот следующий крик заставил их действовать более активно:
        — И пусть знает, я лучше умру, чем буду служить подлым ситхам! Мама, учитель прощайте!..
        — Похоже, она планирует прервать свое функционирование. Это запрещено. Проверьте,  — приказал один из дроидов, указав манипулятором на двух других.
        — Понял-понял!  — отозвались те, и развернулись, входя в помещение, но успели заметить лишь нечто черное, мелькнувшее в окне.
        — Командир, мы не успели. Она прыгнула вон туда!  — сообщил один из них.
        — Куда?  — спросил тот, входя в комнату.
        — В окно.
        А Ассажж в этот момент, изо всех сил стараясь не сорваться, повисла, впившись пальцами в небольшую трещину в каменной стене над входом. А затем, спрыгнула вниз, прямо за спиной командира дроидов, и, в миллиметрах от пола полностью погасив скорость при помощи Силы, неслышной тенью проскользнула в проход, одновременно подхватив Силовым Захватом специально приготовленный камушек, который, описав дугу, умчался вглубь коридора. И, пока оставшийся на месте дроид отвернулся на шум от его падения, скользнула в противоположную сторону, вжавшись в нишу стены в паре метров от него. Где неподвижно замерла, стараясь слиться со стеной и не дышать, мысленно проклиная мамины сладкие пироги и собственные формы.
        Будь на месте жестянок обычный разумный, не говоря уже о ДУМ-пехотинцах и "Стражницах", ее план провалился бы, не успев начаться, ведь, пусть не досмотровая группа, бросившаяся к месту "прыжка" в пропасть туники с завернутой в нее столешницей от тумбочки, так командир, уж точно, первым делом осмотрели бы помещение. Да и оставшийся часовой не стоял бы столбом так, как будто ничего не происходит, а обязательно заглянул бы в дверь. Но боевые дроиды серии В-1 поступили именно так, как она и предполагала, еще давно разбирая с приемной матерью их программы, одновременно вынашивая планы особо зверского и мучительного умерщвления тех, кто их писал. Впрочем, будь на месте дроидов обычные разумные, всего этого не понадобилось бы. Уж убить четырех человек до того, как они поднимут тревогу, труда бы не составило. Вот В-1 - другое дело - управляющий компьютер сразу же засечет внеплановое отключение четырех исправных дроидов, и тогда ни о какой форе не стоило и мечтать.
        По миллиметру скользя вдоль стены, девушка достигла поворота, и, успев еще услышать спор железяк о том, кто именно будет докладывать о случившемся самоубийстве пленницы, бросилась вниз по лестнице, на ходу стараясь вспомнить путь, которым ее вели вчера. И, что удивительно, это у нее неплохо получалось.
        Попавшиеся навстречу трое джеонозийцев умерли почти мгновенно. Сначала одному, а потом еще двоим Вентресс сперва перекрыла кислород, а после сломала шеи Силовыми Захватами. И лишь краем сознания она отмечала, что эти убийства не вызвали у нее никаких негативных чувств, впрочем, как и само это осознание.
        Пять минут спустя она, наконец, добралась до первой своей цели - покоев графа. И первым делом попыталась почувствовать его в Силе.
        — Что-то постоянно везти стало… Не к добру это,  — еле слышно прошептала она себе под нос, ничего не ощутив.
        Но один из джеонозийцев-часовых, все так же стоящих около входа, что-то услышал, и повернулся в ее сторону. Правда, это ему не помогло. Не таясь, Ассажж вышла из-за угла и, вскинув руки навстречу инсектоидам, сжала кулаки. Безразлично понаблюдав, как затихают конвульсирующие тела, она перешагнула их, и вошла в апартаменты.
        — Как говорил мой железный братишка: "Оружие дело наживное",  — сказала она, достав из коробки пару мечей, и нажав на кнопки активации.
        Пару секунд посмотрев на непривычные алые лучи огня в своих руках, Вентресс скосила взгляд на зеркало, и недовольно поморщилась:
        — Да уж, леди-ситх…
        От природы бледная кожа приобрела синюшный оттенок и расцветилась в нескольких местах кровоподтеками, штаны кое-где разорвались, и даже на темно-зеленой майке чернели пятна запекшейся крови. Про спутавшиеся грязные волосы она вообще постаралась не думать. Сорвав с вешалки в шкафу плащ графа, девушка накинула его себе на плечи, и поспешила к выходу, понимая, что тревогу могут объявить в любую секунду.
        Самым узким местом ее сумбурного плана был поиск пленников. Ассажж конечно удалось почувствовать учителя в Силе, и даже примерно установить направление и расстояние до него, но где точно он находился в этом поселении-лабиринте, она не знала. К тому же постоянно пользоваться Силой датомирка не могла, ведь ей приходилось скрываться от Дуку и других форсюзеров, которые, возможно, находились на планете.

* * *

        Выйдя из камеры, где содержались пленные, граф Дуку постарался придать лицу невозмутимое выражение. Ничего иного не оставалось - разговора не вышло. Будь у него время, он не сомневался, что смог бы склонить бывшего падавана и друга на свою сторону. Но Сидиус времени ему не дал. Впрочем, осознавая это, лидер КНС не удержался и намекнул в разговоре с джедаями на то, кто является Лордом-Ситхом, хоть так отомстив учителю. Но от этого было не легче.
        — Граф, пленная просила передать, что вы кусок пуду, и что лучше умрет, чем станет служить вам,  — оторвали его от тяжелых мыслей слова попавшегося навстречу боевого дроида.
        — Что-о??
        — Она выпрыгнула из окна…  — уже гораздо менее уверенно сообщил В-1.
        Первым желанием графа было выхватить меч, и изрубить тупой кусок жести, но, с огромным трудом поборов этот порыв, он все же приказал:
        — Немедленно объявить тревогу и начать поиски сбежавшей. Усилить охрану пленных джедаев!
        В то, что Ассажж покончила с собой, ситх не поверил ни на секунду - слишком уж экзотичным для форсюзера был способ самоубийства в виде прыжка из окна. А вот то, что она попытается сбежать, а то и освободить своего наставника, было более чем вероятным. Подумав немного, он развернулся, и поспешил к оставленным пару минут назад пленным. Пока дроид шел к нему, Вентресс точно или сумела уйти достаточно далеко, или уже проникла в его апартаменты и обзавелась оружием, которое он так некстати показал ей вчера. Значит нужно ждать в следующем месте ее вероятного появления.
        Но дойти до камеры, в которой находились джедаи, ситх не успел. За сотню метров до цели, он почувствовал в стороне возмущение Силы, а затем услышал стрельбу. А добравшись до входа в тюрьму, обнаружил только изрубленные тела джеонозийских воинов. Двери камеры были распахнуты, но, как ни странно, оба джедая оставались внутри.
        — Где же ты, Ассажж?..  — шепотом спросил он у самого себя, попытавшись почувствовать ее в Силе.
        Но это ему не удалось. Впрочем, ответ пришел сам, в виде отблесков света и визга плазмы за поворотом коридора. Подбежав к нему, и выглянув за угол, граф увидел, как датомирка окруженная росчерками сверкающих красным мечей, методично расправляется с одним из отрядов дроидов, спешащих к месту заточения джедаев.
        — Я разочарован,  — произнес Дуку, выходя в коридор и активируя меч.
        А в следующий миг едва успел уклониться от летящей в него половины дроидеки, и схлестнуться с беглянкой. Схватка оказалась яростной. Ненависть и страх умножили силы девушки, но мастерство графа все равно не оставляло ей шансов. Уже на третьей серии ударов ему удалось глубоко прожечь ей бедро правой ноги, а потом и заставить отступать. Вспышки багрового пламени от ударов трех клинков постепенно ставали все реже и реже. Еще один удар отвел мечи Ассажж вниз, и, на возвратном движении, меч графа прожег полосу на ее левом плече. Собственно следующим ударом он мог бы положить конец схватке, пробив ей сердце, но в последний момент задержал укол, надеясь взять несостоявшуюся ученицу живой. И тут же понял свою ошибку, но сделать ничего не успел. Невероятно мощный Толчок Силы выбил из легких воздух, и словно пушинку отбросил ситха на стену в начале коридора.
        Если бы он был обычным человеком, подобный удар просто переломал бы ему все кости, но, даже ослабив воздействие и сконцентрировавшись, Дуку на пару секунд потерял сознание. И ему еще повезло, что за эти дни он успел внушить Вентресс страх перед собой, иначе она вполне могла бы успеть добраться до него и добить. Но датомирка предпочла отступить.
        Добежав до очередной развилки, она прыгнула в дыру в полу, ведущую на нижние уровни поселения джеонозийцев. Притормаживая падение, отталкиваясь от стен колодца и площадок пересекающих его коридоров, она исчезла в одном из боковых проходов за три десятка метров от дна.
        — Немедленно прочесать коридоры и организовать преследование,  — бросил граф подошедшему дроид-командиру.[137 - Дроид-командир серии ООМ, от таких же, как он В-1 отличается хоть каким-то интеллектом, и применялся Торговой Федерацией и КНС для непосредственного командования дроидами В-1. на поле боя. К сожалению, выдающимся умом эти дроиды не отличались, что потребовало разработки, сначала тактических дроидов, а затем и тактических супердроидов.]
        — Понял-понял!  — подтвердил тот, но Дуку его уже не слушал.
        Возвратившись к пленникам, он удивленно оглядел висящего без сознания Оби-Вана Кеноби, а встретившись взглядом со старым учеником, невольно отступил на шаг назад.
        — Мне пришлось оглушить Оби-Вана, мой бывший наставник. К сожалению, он еще не понял, что тот путь, которым идет он не единственный и тем более не единственно верный.
        — Почему же тогда ты не хочешь признать мой путь?  — глядя в глаза Квай-Гону, спросил граф.
        — Отчего же? Это твой путь и твой выбор. Я не согласен лишь с тем, что ты пытаешься навязывать его другим,  — насколько позволял силовой подвес, пожал плечами Джин.
        — Если ты о Вентресс, то это ты навязываешь ей несвойственный для нее путь. Она Ночная Сестра и не сможет отказаться от Темной стороны,  — возразил Дуку.
        — Но она же и не ситх, чтобы отринуть Светлую сторону, и, в первую очередь, датомирская ведьма, а они отрицают Тьму.
        — Это лишь слова. Только Темная сторона ведет к победе и свободе. Взгляни на себя, своего бывшего падавана, на то, какой твоя новая ученица была лишь недавно. А теперь ты видел ее? Взгляни на меня! Мы свободны, а вы пленники…  — все распаляясь, вещал граф, но был прерван бывшим джедаем.
        — Значит, теперь ты называешь безрассудство свободой? Я сам отказался от заведомо обреченного побега,  — признался Квай-Гон.  — А ты? Ты считаешь, что сможешь сделать жизнь народов лучше? Думаешь, то что ты строишь, сможет превзойти Республику, простоявшую двадцать пять тысяч лет? Лучше сам взгляни. Посмотри кто твои соратники и союзники, и ответь, чем они лучше того, что тебе не по нраву в Республике?
        — Они хотя бы готовы попытаться,  — ответил лидер КНС, внутренне признавая правоту ученика, но от того испытывая еще большую злость.  — А вы… Боюсь, после нападения на джеонозийцев мне не удастся более защищать вас. И завтра вы будете казнены. Поверь, Квай-Гон, мне очень жаль.
        Сказав это, граф Дуку вышел из камеры, и, бросив недовольный взгляд на усиленную охрану из инсектоидов и дроидов, направился на встречу с эрцгерцогом Погглем Меньшим. Им еще предстояло обсудить детали предстоящего действа, и уточнить кое-какие вопросы относительно переданных чертежей оружия.

* * *

        Темные бесконечные коридоры сменялись один за другим, а она все бежала и бежала. Точнее уже еле шла, надеясь на то, что ей удастся затеряться. Этот бой и бегство тяжело дались Ассажж. Левая рука обвисла плетью и лишь отзывалась болью при каждом движении, раненая нога слушалась с трудом, да и другая, с явно порванными во время спуска и сопровождавших его прыжков связками обещала вскоре отказать. Но сильнее физической боли ее терзало разочарование из-за того, что она не смогла спасти учителя и, поддавшись страху, убежала. Лишь мысль о том, что ей нужно выжить и отлежаться, чтобы повторить попытку, заставляла девушку, стиснув зубы, идти вперед, и не терять концентрацию, скрывая свой образ в Силе. Шаг за шагом, только вперед. Туда, где не ощущались живые инсектоиды.
        — Идиотка, что не могла подумать головой? Спасательница нашлась!  — в который раз хриплым шепотом обругала она саму себя.
        Квай-Гон оказался мудрее ее, и даже в плену сохранил ясность ума. "Надо же было забыть о такой "мелочи" как его экзоскелет!" - продолжила мысленно себя укорять Ассажж. Да, втроем, с учителем и Кеноби, они бы смогли захватить любо корабль и улететь. Но джедай сразу же начал упрекать ее, да так, что учителю пришлось оглушить его Силой. И за это Вентресс была ему благодарна, иначе бы она не сдержала рвущиеся наружу гнев с обидой, и убила бы того. Так что, о каком-либо доверии в команде можно было забыть. А если прибавить к этому невозможность Квай-Гона двигаться в их темпе без своего экзоскелета, который с него, конечно же, сняли, их шансы выбраться с планеты падали до нуля. Уж учитель-то это сразу понял, и ей объяснил:
        — Беги, Ассажж. Если ты хочешь мне помочь, постарайся затеряться. Я знаю, ты сможешь, а я найду тебя, когда выберусь отсюда,  — сказал он тогда, и, глядя ей в глаза, попросил.  — Не пытайся вновь спасти меня, ты и так уже всполошила весь Джеонозис. Пообещай, что будешь осторожной! И помни, ты моя ученица, что бы ни произошло. Хорошо?
        — Да, учитель,  — едва сдерживая слезы, пообещала она, и мысленно добавила.  — "Я сделаю все, что могу, чтобы исправить свою ошибку и спасти вас, и буду осторожной. Обещаю!"
        Но сейчас Ассажж понимала, что ничего сделать пока не сможет, и ей нужно время. Хотя бы пару часов, чтобы залечить раны, а потому нужно бежать.
        Туннель, который она выбрала, полагаясь лишь на волю, Силы был явно техническим, и редко использовался. Во всяком случае, место спячки рабочих особей ей попалось только одно, в самом начале, да еще бригада ремонтников и пара воинов, непонятно что забывшие тут. Все они умерли, не успев не то что поднять тревогу, но просто осознать свою смерть.
        Некоторое время спустя редкие светильники на стенах окончательно пропали, и Ассажж пришлось брести в полной темноте, полагаясь даже не на ощущение Силы, а банально на ощупь - все остатки сознания были заняты медитативным трансом, позволявшим скрывать свое присутствие от врага. При этом каждый следующий шаг давался все тяжелее. И только спустя несколько минут до девушки дошло, что тоннель поднимается вверх.
        Сколько она так шла, Вентресс и близко не представляла - может час, а может несколько. Но в какой-то момент она с удивлением поняла, что начала различать контуры окружающих предметов, а еще через пару минут она увидела вдалеке слабый свет. Собрав последние силы, она рванулась к нему, даже не задумываясь о том, что ее там ждет. Но пройдя примерно триста метров, горестно всхлипнула, и повалилась на землю. Тоннель оканчивался небольшим круглым залом, возможно пещерой, из которого вверх уходил узкий вертикальный колодец, в котором где-то в бесконечной дали был виден клочок желто-черного неба. Будь Ассажж в нормальном состоянии, взобраться наверх ей бы не составило труда, но сейчас на это нечего было и рассчитывать. А хуже всего было то, что ни воды, ни еды у нее было. И это значило, что долго она не протянет. Но долго ей было и не нужно. Усевшись в позу лотоса, едва не потеряв сознание от боли в ранах, она сделала то, чего не делала никогда, и о чем знала только теоретически.
        Потянувшись к Силе, океан которой плескался за гранью восприятия, датомирская ведьма позвала на помощь. И Сила, а может Духи Предков, в которых верил ее народ, откликнулись на ее зов, даровав знание того, что нужно делать, а какая-то энергия ласковая и древняя заструилась по ее телу и сквозь него, смывая боль. Краем сознания Ассажж еще успела заметить зеленоватые отсветы на стенах пещеры и призрачные струйки зеленого тумана - ихора,[138 - Ихор, или Волшебный Ихор - зеленый туман, используемый/возникающий при проведении датомирскими ведьмами их колдунств. По мнению Матери Талзин, сабж ассоциируется с Крылатой Богиней или Дочерью - одной из Повелителей Силы.] струящиеся из ее ран. А потом потеряла сознание.
        Сектор Арканис, система Джеонозис, орбитальное пространство пл. Джеонозис. Личная яхта сенатора Амидалы 327J. 13:05:21 GrS. 10 часов до начала Войны Клонов.

        — Ну, что, мы наконец-то там, где надо?  — не скрывая раздражения, спросил сидящий в командирском кресле Скайуокер.
        — Да. Функции навигационной системы восстановлены в полном объеме. И если бы кое-кто не торопил меня, мы не потратили бы лишних два часа на прыжки по неверным координатам,  — недовольным тоном ответила Джей.
        Вся эта затея Эрдваныча ей не то чтобы не нравилась, все-таки все их действия были направлены на обеспечение безопасности органиков, но вот обманывать их было явно неправильно. Сначала эта опасная игра с заложниками и гранатой, затем с ложной вирусной атакой, а потом еще и целых три гиперпрыжка по заведомо ложным координатам. Дроидесса не могла поверить, что Падме и остальные, если бы ее любимый хорошо бы им все объяснил, не согласились бы задержать прилет на Джеонозис. Но переигрывать уже было поздно. Хорошо еще, она вовремя закончила "восстановление системы после атаки вредоносного вируса", иначе можно было дождаться прибытия другого представительского корабля с Набу, а то и какой нибудь глупости со стороны сенатора, вроде покупки фрахтовика на Татуине, что сделало бы ее посмешищем, или, что хуже, прилета сюда на авианосце. Последнее, в принципе было бы оправдано, но только если бы Джеонозис был какой-нибудь незначительной планеткой, а Амидала лордом древней Ситской Империи, но тут явно был не тот случай.
        — Начинаю процедуру входа в атмосферу,  — сообщила Джей, деактивировав оптические сенсоры гуманоидного шасси, и полностью переключившись на данные, поступающие от БРЭО яхты.
        — "Яхта J327 Королевства Набу, вы вошли в воздушное пространство Джеонозиса. Назовите цель вашего полета, и следуйте моим указаниям. В случае попытки отклониться от маршрута или невыполнения инструкций вы будете уничтожены",  — вышла на связь местная диспетчерская служба.
        Судя по металлическим обертонам и приглушенному скрипу на заднем фоне, это был джеонозиец, пользующийся автопереводчиком, для разговора на Бейсике.
        — Наши действия?  — уточнила бывший искин яхты.
        — Согласно протоколу рабочего визита сенатора,  — сказала Амидала, входя в рубку.
        — Сенатор Галактической Республики Падме Наберри Амидала!  — торжественно объявила дроидесса.  — В соответствии с договором о дипломатических миссиях от 49-го года от Руусанской Реформации и положению о статусе сенатора от 158-го года от Корусантских Соглашений,[139 - Соответственно 951-й и 3495-й годы ДБЯ.] требует встречи с полномочным представителем планетарного правительства, для урегулирования вопроса, связанного с незаконным задержанием подданного Королевства Набу и лица, находящегося на действительной службе Сената Республики!
        Не менее пяти минут в эфире стояла тишина, а затем, видимо получив инструкции от руководства, оператор контроля воздушного пространства передал:
        — Мы рады приветствовать сенатора на Джеонозисе. Эрцгерцог Поггль Меньший согласился принять вас и обсудить ваши проблемы. Следуйте указаниям навикома, и направляйтесь на площадку № 46, где вас встретят и проводят в выделенные вам апартаменты.
        — Передаю вам благодарность за гостеприимство от лица сенатора Амидалы,  — перейдя на джеонозийский, ответила Джей, соблюдая все возможные формальности протокола.  — Также спешу принести извинения за невольное нарушение правил полетов в суверенном пространстве вашей планеты.
        — Вам выделен коридор 210-1700-2 до сектора 34 -15, посадочная площадка № 22,  — через минуту сказал джеонозиец.
        — Приняла. Выполняю,  — сухо подтвердила Джей, снизив приоритет эмоциональной матрицы - очень уж неуютно было чувствовать себя на прицеле и отвечать при этом за жизни других.
        Но, как бы то ни было, до выделенной им площадки - небольшого участка выровненного грунта на дне провала, возле самой подошвы гигантского термитника-поселения - удалось добраться без проблем. Пока Амидала переодевалась для официальной встречи, Джей успела проверить "Стражниц", и вызвала в рубку Шми с Энакином.
        — Я знаю, что вы хотите сами освободить Квай-Гона, Оби-Вана и Ассажж, но прошу воздержаться от подобных действий,  — без лишних предисловий начала она, и пояснила.  — Это просьба секретарь-советника. Он тоже тут, и просит подождать до завтрашнего утра, дабы не рисковать кораблем и жизнью сенатора при побеге с планеты.
        — А что такого должно случиться завтра утром?  — недовольно спросил падаван.
        — А ты помнишь карту гипертасс и классы гипердрайвов кораблей Ордена, сынок?  — усмехнулась женщина.
        — Ты хочешь сказать?..
        — Да,  — кивнула она.  — Это вполне разумное предложение. Даже если не удастся договориться, оппонента всегда можно заставить. В крайнем случае, джеонозийцам станет не до нас. Меня больше волнует, что наш дроид тут забыл?
        — Насколько я поняла, он готовит что-то на случай обострения ситуации, и еще занят чем-то вроде промышленного шпионажа,  — ответила дроидесса.  — Точно не знаю, но он упоминал о какой-то "вундервыфле", чем-то связанном с оружием. Кроме того он настаивает, чтобы ты, Эни, позаботился о безопасности Амидалы. Есть информация, что наемник, который на нее покушался тут, на планете.
        — Как и заказчик,  — нахмурившись, добавил парень.  — Прилет сюда с каждой минутой кажется мне все более и белее неудачной идеей. Нужно поговорить с Падме.
        Сказав это, Энакин пошел к каюте сенатора, а Шми, задумчиво рассматривая дроидессу, уточнила:
        — Нападение наемников, я так понимаю, было не случайным? Прости, Джей, но я отлично знаю систему и протоколы обмена информацией в эскадре, кое-что я сама разрабатывала, и не верю, что вирус в систему смог бы попасть без непосредственного подключения к компам корабля.
        — Это ваше мнение,  — уклончиво ответила дроидесса, но такой ответ явно не устроил женщину.
        — Я хочу знать, зачем был нужен такой риск? Если бы Эни не отбросил термальник, мы могли бы погибнуть от детонации ракет.
        — Термальник, передатчик и остальное оружие были переданы наемнику заказчиком, с условием последующего уничтожения после выполнения контракта. Я могла в любой момент заблокировать или инициировать любое из устройств. Термальник же, вообще не должен был быть использован во время диверсии. С дуросом должен был произойти несчастный случай либо по пути в город, либо в месте его проживания,  — нехотя пояснила она.
        — Везучий сукин сын! Наверно что-то заподозрил, раз отдал его Гридо…  — с восхищением произнесла Скайуокер.  — И очень опасный. Надо бы его действительно устранить.
        — Еще одно,  — добавила Джей.  — Эрдваныч просил передать: "Не знаю, что там у вас с Феттом, но, прошу, постарайтесь не провоцировать конфликт, если с ним столкнетесь".
        — Боюсь, это от меня не зависит,  — с грустью в голосе ответила та.  — Пожалуй, мне тоже следует подстраховать детей.
        — Еще одно,  — дроидесса протянула женщине небольшую грязно-зеленую коробочку с несколькими разъемами.  — Коды в вашей броне, пароль: "Комбат".
        — ПУОС-ОТЗ?[140 - Пульт управления огневыми средствами оперативно-тактического звена представляет собой блок кодирования данных целеуказания и автоматической выдачи приказов на открытие огня, минуя обычные цепочки управления определенными средствами поражения ПСОН, согласно уровню доступа.Уровни доступа к управлению огневыми средствам: — Индивидуальный - приданные средства усиления в зависимости от условий. Выдается командирам взводов, разведчикам и корректировщикам. — Тактический - любые планетарные артсистемы и приданные корабли. Выдается командирам рот и батальонов, а также командирам РДГ. — Оперативно-тактический - все наличные планетарные и космические силы и средства, при использовании их для точечных ударов и работы по площадям до 10 км?. Выдается командирам батальонов, бригад и ДУОСам. Наивысший уровень доступа для портативных устройств. — Оперативный - все наличные средства поражения, включая приданные особой мощности. Выдается штабам соединений, проводящим операцию. — Стратегический - все средства поражения, для решения любых боевых задач, до Базы-Дельта-Ноль включительно. Выдан ГШ ПСОН
и монарху Набу.] Все настолько плохо?  — осторожно, словно ядовитую змею, взяв устройство, спросила Шми.
        — Не знаю. Честно,  — развела руками дроид.  — Лучше сами подготовьтесь.
        — Хорошо.
        Они вышли из корабля, как и положено по протоколу, ровно через минуту после того, как делегация хозяев планеты выстроилась для церемонии встречи. Впрочем, ее состав больше напоминал что-то среднее между группой захвата и конвоем: двенадцать боевых супердроидов В-2, воины-джеонозийцы и всего двое сановников. Так что сопровождение Амидалы: четверо "Стражниц" с парадным оружием, двое гвардейцев, падаван-джедай в орденской тунике и женщина-наемник в броне похожей на мандалорскую, не казались на этом фоне чрезмерно воинственными. Другое дело, что "Стражницы" модифицированные для охраны высокопоставленных лиц Набу сами могли порвать всех встречающих за пару секунд, но джеонозийцам об этом знать было незачем. Как и о еще трех "Стражницах" и взводе ДУМ-пехотинцев оставшихся на яхте.
        После всех положенных церемоний, набуанскую делегацию провели по мрачным коридорам, и разместили в чем-то вроде пещеры, заставленной мебелью. Но прежде чем удалиться, встречавшие сообщили, что эрцгерцог примет сенатора через час.
        — По-моему, хозяева настроены к нам несколько враждебно,  — хмыкнул Энакин, рассматривая на экране Храна схему размещения жучков, которую получил от проверявшей помещение "Стражницы".
        — Снять?  — уточнила та.
        — Нет, зачем же. У нас нет секретов от партнеров,  — нарочито громко сказала Падме, тоже ознакомившаяся с инфой, при помощи проекционных линз, на которые выводились данные с компьютера надетой пол мантию брони.
        — Как прикажете,  — ответила дроидесса и замерла у окна.
        Из-за прослушки о делах старались не говорить, да и нервозность обстановки не способствовала общению. Так что приход одного из встречавших их джеонозийских сановников, в сопровождении все тех же солдат и дроидов, все восприняли даже с облегчением. Но по требованию Поггля Меньшего, на встречу отправились только Падме с Энакином и гвардейцы.
        — Что?  — первым дело спросила Шми, когда они, спустя еще час, вернулись.
        — Ничего. Совсем. Джеонозийцы отказываются освобождать Квай-Гона и Кеноби, а про Ассажж вообще ничего не знают. Или не хотят говорить,  — раздраженно ответил Энакин.  — Возможно, встреча с графом Дуку поможет.
        — Да, мне сказали, что он согласился выслушать нас завтра утром,  — подтвердила Амидала.  — А пока мы вернемся на корабль, мне неуютно здесь.
        Все тот же путь, только в обратном направлении они преодолели, не произнеся ни слов, в сопровождении тех же безмолвных дроидов, солдат и сановника. И лишь у выхода на посадочную площадку их окликнули:
        — Сенат'ор Амид'ала, какя неожиданн'ая встеч'а!
        — А, Нутт Ганрей, не скажу, что удивлена вашим присутствием здесь, учитывая количество кораблей Торговой Федерации на планете. Последний раз я видела столько их в одном месте во время вашего нападения на нас,  — нахмурившись, ответила сопровождаемому охраной неймодианцу Падме.
        — Наш'и действ'ия тогда был'и абсол'ютно законн'ыми! Но, если уж вы касн'лись этой темы, долж'ен сообщ'ить, что Федерац'ия направ'ила запр'ос о экстрад'иции или наказ'ании прест'упников, винов'их в порч'е наш'его имуществ'а. Я имею ввид'у джед'аев Квай-Гон'а и Кен'оби,  — коверкая слова, произнес тот.
        — Может, попробуете и меня наказать? Я ведь не только ваше имущество попортил, но и уничтожил нескольких ваших сотрудников,  — нехорошо улыбаясь, спросил Энакин, выступив вперед.
        — Мы, в отлич'ии от вас, собл'юдаем зак'оны, и пока не стан'ем предъявл'ять притенз'ии к тебе. До тех пор, пока ты польз'уешься неприкасаем'остью, как охранн'ик сенат'ора,  — сказал неймодианец.
        — Успокойся, сынок,  — положив медленно закипающему Энакину руку на плечо, тихо произнесла Шми.
        — До встреч'и на завтрашн'ем представлен'ии,  — поклонился им вице-король, и развернувшись пошел прочь.
        — Интересно, чего он хотел? Неужели просто позлить нас?  — спросил падаван, когда тот скрылся из виду.
        — Скорее таким способом руководство Конференции пытается дать нам понять, что не согласится на выдачу пленных,  — ответила Падме, поднимаясь на борт яхты.  — Боюсь, нам придется воспользоваться первоначальным планом, и попробовать самим освободить их. Шми, Энакин?
        — А вот этого делать совсем не нужно,  — раздалось из корабля.  — Кстати, познакомься, Боба, это сенатор Амидала - экс-королева Набу, будущий джедай Энакин Скайуокер и его мать Шми - страшно ученая, и снайпер экстра-класса.
        Внутри грузового отсека стоял Эрдваныч с еще одним дроидом серии R2 и черноволосым мальчишкой лет десяти. Тот исподлобья поглядывал на эскорт сенатора, безуспешно пытаясь скрыть интерес.

* * *

        "Да уж, вовремя успел!  — подумал я.  — И что их всех на подвиги тянет? Один чуть мне Кеноби не застрелил, вторая полпланеты всполошила, и теперь непонятно где находится, а эти явно не видят разницы между дипломатической миссией и спецоперацией. Да еще личинка самого крутого наемника любопытный нос сует".
        Как только мы заметили яхту, я, оставив ДУМов дальше выявлять и картографировать оборонительные позиции джеонозийцев, отправился к нашим, во-первых, проконтролировать, а во-вторых, сменить шасси на нормальное. А уже на подлете к кораблю заметил наблюдателя. Так что сразу же влетев в трюм, и, отключив маскировку, опустился на палубу.
        — Давно смотрит?  — поинтересовался я у стоящих в карауле около аппарели "Стражниц".
        — Двадцать две минуты сорок девять секунд. Основные объекты интереса крышки выдвижных турелей и мы. Угроза оценивается как незначительная, принято решение воздержаться от каких-либо действий,  — четко доложила дроид-телохранительница.
        Вот за что я их люблю, так именно за мгновенную реакцию и сообразительность! Человек, если бы у него кто-то неожиданно возник за спиной, уже бы устроил истерику с перепугу, а мои девочки сразу проанализировали обстановку, определили кто перед ними, чего он хочет, имеет ли на это право, и четко доложились. Теперь можно было и делом заняться - а именно сделать первые шаги в таком нелегком деле, как привязка ЧВК к Республике, превращение Мандалора из постоянной головной боли все той же Республики, в верную "опору трону" и образец служения Государству Галактическому (тем более пример из прошлой жизни есть, и не один), и, наконец, не дать перспективному мальцу разменять жизнь на мелочи. Ведь то, чего он добился в другой истории, это лишь малая часть его потенциала. "Эх, главное не испортить малыша, обкладывая подушечками, и не загубить понапрасну",  — мысленно вздохнул я, прикидывая, а стоит ли вообще пытаться. Но подумав, решил рискнуть, все равно я уже изменил историю, и буду ее дальше ломать, а значит уже ничто не предрешено. Да и всякие казаки, "дикие дивизии", гурки, янычары и иже с ними, как
показывает история, оказываются не просто инструментом воплощения воли государства, а еще и неким символом или образцом, благотворно влияющим на армейскую элиту, не давая ей загнить в собственном соку. Единственное, они должны воевать, или, как минимум, всегда находиться в тонусе, что опять же придется учитывать, ведь Республика и тут поступила очень "умно", прямо как с недотягивающими до высокого звания джедая детьми, когда почти готовые суперпилоты, бойцы и стрелки используются для выращивания картошки. Ну, да ладно, это все дело будущего, а сейчас я планировал только наладить контакт с Бобой Феттом.
        — "Р9, давай сюда, и прихвати с собой мальца",  — передал я приказ своему агенту.
        — Э-э, ты куда?  — выйдя из-за камня, крикнул мальчишка вслед едущему к кораблю астромеху.
        — Это он со мной поговорить едет,  — съехав с аппарели, сообщил я.
        — Ух ты, астромех с голосовым вокодером, поддерживающим Бейсик!  — присвистнул мальчишка, опасливо косясь на неподвижно замерших "Стражниц".
        — И не только Бейсик, а еще 150 тысяч языков. Как-никак обязанности помощника сенатора и секретарь-советника королевы заставляют иногда выполнять обязанности протокольника. Интересуешься кораблем и "Стражницами"?  — распрямив манипулятор, я хлопнул одну из них по спине, точнее куда достал, не поднимаясь в воздух, на что внешне та никак не отреагировала, а по закрытому каналу пообещала все рассказать Джей, чем преизрядно меня позабавила.  — Пока сенатор на встрече, могу провести тебе небольшую экскурсию.
        — Э-эм, мне это не особо интересно,  — с неподдельной тоской в голосе произнес тот.
        — Ну, как знаешь,  — ответил я.  — Все равно, людям в твоем возрасте неинтересны такие вещи, как единая автоматизированная система управления свосьмеренными турелями непосредственной обороны.
        — Вообще-то, отец запретил мне подходить к другим разумным…  — задумчиво протянул мальчишка, и весело добавил.  — Но про дроидов он ничего не говорил!
        — Ну, и отлично! Пошли!  — махнул я ему, одновременно запросив у R2-Р9 полный отчет.
        Так что следующий час я работал экскурсоводом, показывая будущему крутейшиму наемнику Галактики яхту, и рассказывая о боевых возможностях "Стражниц", понятно не всех. А заодно просматривал все, что смог нарыть мой разведчик. Боба Фетт, кстати, оказался вполне нормальным мальчишкой, может чуть более серьезным и развитым для своего возраста. А уж о его уровне подготовки и говорить нечего. На пульте ближней обороны, правда, в режиме симуляции, он, к примеру, с первого раза уложился в норматив канонира первого класса королевского космофлота Набу. А еще меня в нем поразила начитанность и общая образованность, чего от боевика я никак не ждал. И при этом мальчик не был ботаном, под конец он даже согласился поспарринговать с одним из ДУМ-разведчиков, и хоть и закономерно проиграл, но технику продемонстрировал вполне отработанную.
        Однако когда мы с ним затеяли спор о достоинствах и недостатках вибраглеф "Стражниц", юный Фетт вдруг резко засобирался, и со словами: "Отец меня, наверное, уже ищет", и побежал к выходу из корабля, где мы и стали свидетелями встречи наших переговорщиков и делегации Торговой Федерации. Словом, я еще раз убедился в том, что мирно вытянуть джедаев не удастся.
        Пока Амидала с Энакином в сопровождении дроидесс и гвардейцев поднимались на борт корабля, Боба с R2-Р9 проворно прошмыгнули мимо них, и, едва не сбив с ног Шми, припустились к проходу в скале.
        — Кто это? И что ТЫ тут делаешь?  — выделив интонацией слово "ты", спросила Падме, и бросила взгляд на глядящую им вслед мать Энакина.  — Что такое, Шми?
        — Эни, прикрой Падме! Никому без команды не стрелять!  — моментально сориентировавшись, бросил я.
        Навстречу мальчишке с дроидом вышел его отец. Джанго, даже несмотря на массивную броню, ступал мягким пружинящим шагом, держа руки около рукоятей "Вестаров". Казалось, он прямо-таки излучал опасность.
        — Снова ты,  — пророкотал искаженный вокодером голос.  — Похоже, сегодня мы в расчете, я не стану стрелять в тебя.
        — Не совсем. Я тоже не стану стрелять,  — ответила Скайуокер, а я, для пущей вескости ее слов активировал систему ближней обороны яхты, из люков в обшивке которой выдвинулись автоматические турели.
        — Что ж, я просто заберу сына и уйду. В тот раз,  — пообещал наемник, и, не оглядываясь, пошел прочь.
        — Думаю, нам нужно многое обсудить. Мой агент, тот дроид, что был с мальчиком, сообщил очень важную информацию,  — произнес я, махнул манипулятором.  — Но думаю, на корабле обсуждать ее будет удобнее.
        Расположившись в кают-компании яхты, предварительно выставив дополнительную охрану из "Стражниц" и ДУМов по периметру и за пультами оборонительных турелей, все устремили взгляды на меня.
        — Помните того мандалорца, который побывал у нас пять лет назад? Я переписал программы его дроида. И сейчас он сообщил мне, что все это время находился на планете Камино, где создают армию клонов Джанго Фетта. Официальный заказчик - магистр Сайфо Диас. Цель - комплектация вооруженных сил Республики,  — сказал я.
        "Да уж, немая сцена получилась. Инфа хоть и не сможет ни помочь, ни навредить, отвлечет от вопросов о том, что я тут делаю",  — оглядев присутствующих, подумал я.
        — Боюсь, мне надо срочно лететь на Корусант,  — наконец, со вздохом, произнесла Падме.
        — И что это даст? Я связался с представителем Бинксом, закон о создании армии уже принят - Кеноби тоже нашел Камино, и сообщил Совету. Так что теперь любому противнику создания армии придется ответить на непростые вопросы: Что делать с миллионами клонов, умеющих только воевать? Откуда на это взять деньги? И кто возместит затраты заказчику?
        — Случилось то, чего мы опасались. Теперь война неизбежна,  — с дрожью в голосе произнесла сенатор, и обхватила голову руками.
        — Теперь главное спасти Кеноби с Джином и самим убраться отсюда, пока она не началась,  — погладив по спине Падме, сказал Скайуокер.
        — И Ассажж,  — добавил я.  — Она тоже на планете. Как мне удалось выяснить, девочка попыталась сбежать и освободить наших джедаев. Но, если первое ей удалось, пусть и частично, то второго она не сделала. И сейчас Вентресс скрывается где-то на планете. Кстати, по поводу джедаев, я так понимаю, переговоры прошли безрезультатно?
        — Да, но завтра утром я намерена обратиться к графу Дуку,  — ответила экс-королева.  — Я все записала.
        Уж скольких трудов мне стоило убедить Падме записывать переговоры - не передать. Видите ли, так не принято! Но эффект она успела оценить сама, разбирая реакции собеседников, недомолвки, оговорки и прочие мелкие нюансы, которые очень трудно уловить непосредственно в процессе разговора. А уж пропустив запись через специальные программы, количество полезной информации порой удваивалось. Да и просто просматривая события в спокойной обстановке, можно составить гораздо более верное мнение о происходящем. Чем мы и занимались весь остаток ночи, периодически соскакивая на тему армии клонов, не допустить появления которой мечтала Амидала, даже вопреки здравому смыслу, понимая, что ничего уже не изменишь. Впрочем, я ей не особо мешал, не желая, чтобы та опустила руки и сломалась. И было отчего! Да представители КНС были формально вежливы, да соблюдали протокол, но в целом, их посыл выглядел однозначно: "Вы тут никто, идите нах…" Это если перевести с дипломатического на нормальный.
        Лишь под утро мне удалось загнать девушку в постель, чтобы та хоть чуть вздремнула, тем более что сначала Энакин, затем Шми оставили нас, и даже Оникс это под конец надоело, и она отключилась от видеоканала.
        А с утра явились джеонозийцы, и сообщили, что граф приглашает сенатора Амидалу посетить его.
        В этот раз Падме сопровождали только Энакин, Джей и еще одна "Стражница". Именно таким было требование графа: "Только сенатор и падаван с не более чем двумя дроидами охраны". Так что нам оставалось только наблюдать за ними по закрытому каналу через сенсоры дроидесс. Впрочем, пока там не было на что смотреть - коридоры, переходы, какие-то залы и снова переходы. И так продолжалось очень долго, почти полчаса. Неожиданно впереди показался свет, а микрофоны уловили звук нарастающего многоголосого гомона.
        — Рад видеть вас здесь, на Джеонозисе, сенатор Амидала. И еще больше рад тому, что вы согласились лично присутствовать на казни преступников, что сейчас состоится здесь, на Арене Петранаки,  — прервав разговор с эрцгерцогом, произнес граф Дуку.
        А я, запустив протокол общего циркулярного оповещения ГШ ПСОН, при помощи мощного гиперпередатчика яхты, передал в эфир код "Зенит".

        Глава 18
        Сектор Арканис, система Джеонозис, пл. Джеонозис, Арена Петранаки. 13:05:21 GrS, 1 час до начала Войны Клонов.

        Толпа на трибунах неистовствовала, еще бы - не каждый день казнят не джеонозийцев, а уж джедаев… Во всяком случае подобного до сих пор не происходило. Но шум мало заботил Квай-Гона. Не молодой, бывший рыцарь Ордена Джедаев в этот момент не обращал внимания даже на воинов, приковывающих к столбу его с учеником. Он слушал Силу. И пусть Темная Сторона уже привычно застилала взор, но сейчас к этой, самой по себе угрожающей преграде добавилось ощущение чего-то приближающегося, неотвратимого и ужасного. Так бывает перед грозой, когда стих ветер, а в наступившей тишине, воздух становится вдруг густым и тяжелым.
        — Что-то грядет…  — тихо произнес джедай.
        — Смотрите, учитель! Там в ложе Амидала!  — оторвал его от размышлений голос бывшего ученика.  — И Энакин!
        — Это все осложняет,  — ответил Квай-Гон, и, встретившись взглядом со Скайуокером, потянулся к тому в Силе.  — Что бы ни происходило, не вмешивайся!
        — Мастер прав! Удержи сенатора от необдуманных действий,  — поддержал его Кеноби, и с сомнением перевел взгляд на прикованного наставника.  — Боюсь он и сам может не сдержаться.
        — Это уже не имеет значения,  — вдруг с горечью прошептал тот.  — Боюсь мы уже ничего не сможем изменить, а значит, нам остается только постараться выжить.
        — Что?  — не скрывая удивления, переспросил Оби-Ван.
        — Увидишь,  — туманно ответил Джин, и столько обреченности было в его взгляде, что молодой мастер почувствовал, как на его лбу сам-собой проступил холодный пот.  — Они все сами этого хотят.
        — Чего?..  — не понял он.
        Но ответа не получил. Раскрылись ворота, и вооруженные копьями джеонозийцы выгнали на арену зверей. Рик - крупный ящер размером с банту, полыхая ярко-красным отливом вдоль морды и спины, что свидетельствовало о испытываемой им крайней ярости, в несколько прыжков достиг свободного пространства, и остановился, выискивая жертву, на которую можно выместить агрессию, а вышедший следом гигантский Аклай, походя пронзив когтем подвернувшегося инсектоида, под неистовый вой зрителей, понукаемый уколами шоковых пик, устремился к прикованным жертвам. Но когда до столба с Кеноби этой помеси ящерицы и богомола оставалось пройти буквально пару шагов, животное вдруг остановилось, пригнув голову. А подошедший к Квай-Гону второй хищник неожиданно стал тереться мордой о крохотного в сравнении с ним человека, жалобно поскуливая и, казалось, жалуясь тому, когда подскочившие наездники кололи его.
        — Весьма странный способ отдать зверушек в хорошие руки нашли ваши джеонозийские друзья, граф,  — произнес Энакин, оторвавшись от вцепившейся в парапет балкона Падме, и переведя взгляд с происходящего внизу, на заметно нервничающего Поггля Меньшего и внешне невозмутимого Дуку.
        — Так не должн'о быть! Сделайт'е что-то!  — воскликнул, также оторвавшийся от созерцания происходящего на арене, вице-король Торговой Федерации, пытаясь перекричать разочарованный стон трибун.
        — Я предупреждал вас, эрцгерцог,  — меланхолично произнес глава КНС, игнорируя возмущение Ганрея.  — Придется исправить вашу оплошность.
        Подав кому-то знак, он кивнул в сторону арены, и в тот же миг из ворот выкатилось не менее дюжины дроидек, замерших напротив столбов.
        — Кто-ниб'удь останов'ите ее! Джанго, пристрел'и ее!..  — вдруг вновь вскрикнул Нут Ганрей, но тут же отшатнулся назад, испуганно глядя в дуло бластера, с невероятной быстротой возникшее в руке до того неподвижно стоящей "Стражницы". Вторая дроидесса застыла напротив Фетта, целясь ему под ноги из автоматического гранатомета, не обращая внимания на направленный ей в грудь бластер.
        — Первую пару выстрелов мой корпус выдержит, а до выхода из строя я успею произвести от трех до шести выстрелов термальными гранатами,  — предупредила Джей мандалорца, тоскливо переводящего взгляд со снятого шлема на замершего рядом сына.
        Оглянувшись, и не обнаружив на балконе Падме, Энакин успел заметить впившийся в щель между зубцами перил крюк, и, отступил назад, закрывая его собой, одновременно активируя меч.
        — Защищайте сенатора! Я тут сам разберусь!  — крикнул Скайуокер дроидам-телохранительницам, направив встроенный бластер Храна на эрцгерцога.  — Думаю нам стоит решить наши разногласия, не прибегая к насилию,  — добавил он, провожая взглядом их синхронный прыжок на арену.
        — Нет,  — властно сказал граф Дуку, жестом останавливая наемника, и заставляя заткнуться набравшего в грудь воздуха Ганрея.  — Если ты опустишь меч, я сохраню жизнь тебе и сенатору.
        — Думаю, это вам сперва стоит отозвать дроидов,  — дрогнувшим от адреналина голосом, сказал падаван.
        — Чег'о вы ждет'е?! Пристрелит'е ее!  — все-таки не выдержал неймодианец, указывая рукой на замершую между джедаями и дроидеками женскую фигуру около которой, сверкая полями дефлекторных щитов, и направив оружие на нападавших, стояли обе дроидессы.
        И, казалось услышав слова давнего противника, над ареной разнесся усиленный вокодерами "Стражниц" голос Амидалы:
        — Я сенатор Галактической Республики, и эти люди находятся под моей защитой! Любые их преступления будет разбирать суд Республики, а всякая попытка нападения на них или меня есть преступление против Республики, и повлечет соответствующее наказание!
        — Что ж, мне остается лишь присоединиться к мнению сенатора,  — неожиданно раздался голос из коридора, ведущего на балкон.
        А затем в ложу вошел магистр Мэйс Винду. И, направив светящийся фиолетовым меч на графа, добавил:
        — Все кончено, Дуку!
        И в тот же миг везде: в проходах, на трибунах, в окнах окружающих арену башенок вспыхнули десятки световых мечей. Энакину в первый момент показалось, что сейчас на джеонозийской арене собрались все джедаи Галактики. Но эффект от этой демонстрации силы оказался совершенно неожиданным - хрупкое равновесие рухнуло, разлетевшись мириадами осколков судеб и жизней. Из ворот, как ранее хищники, на песок устремился поток боевых дроидов, а крохотные отсюда фигурки Падме и "Стражниц" окутались диким хороводом вспышек бластерных разрядов на переливающейся всеми цветами радуги поверхности щита.
        — "Вашу дивизию! Эни, Падме в опасности! Давай за ней!" - раздался в наушнике падавана голос Эрдваныча.
        Впрочем, тот и сам уже не думал о всяких графах, эрцгерцогах, вице-королях и иже с ними. Его заботила одна-единственная венценосная особа - его королева. И оставив темнокожего магистра разбираться с руководством сепаратистов, Скайуокер, помогая себе Силой, прыгнул прямо в гущу разрываемых огнем охранниц Амидалы дроидек.
        Менее чем за минуту он изрубил всю первую группу дроидов, а встроенный бластер оказался полностью разряжен, но на место уничтоженных прибывали все новые и новые боевые машины. В какой-то момент рядом оказались Эйла с мастером Фисто и Йадль, и стало чуть легче, но ненадолго. А затем ситуация в один миг, в который уже раз кардинально изменилась.
        Сдвоенный взрыв чудовищной силы повалил всех в пределах видимости на землю, а разлетающиеся обломки одной из каменных стен, окружающих арену дождем посыпались сверху, заставляя джедаев вертеться как юла, уходя от смертоносных ударов. Только вот дроидам и джеонозийцам повезло еще меньше - они-то не обладали ни даром предвиденья, ни реакцией форсюзера, и многих из них раздавило, как и тех зрителей жестокой забавы, что еще не успели убежать или улететь. Впрочем, спустя пару секунд бой стал разгораться с прежней силой, даже несмотря на медленно накрывающую арену тучу пыли.
        Но в этот миг, сквозь дождь обломков, все еще продолжающих сыпаться на землю, прямо сквозь рассвеченную бластерными вспышками пылевую тучу, в кратер арены влетела набуанская яхта, и, лишь чуть снизив скорость, сделала над схваткой полукруг со снижением, поливая дроидов и джеонозийцев потоками огня из турелей непосредственной обороны, а затем, выпустив опоры, коснулась поверхности. Продольная скорость корабля была столь велика, что передняя стойка, не выдержав нагрузки подломилась, но даже без нее он, гоня перед собой волну песка, пропахал полторы сотни метров, и остановился практически за спиной сражающихся из последних сил Падме и Джей. Вторая дроидесса к этому времени лежала чуть в стороне, буквально разорванная надвое очередью дроидеки.
        Перекошенная при посадке аппарель яхты вылетела явно сорванная Толчком Силы, и на песок Арены Петранаки, огрызаясь шквалом бластерного огня, посыпались крохотные ДУМ-дроиды. А за ними, в сопровождении оставшихся "Стражниц", выпрыгнул Эрдваныч в корпусе тяжелого "Штурмомеха".

* * *

        Насвистывая футбольно-фанатский вариант "Катюши" и матерясь про себя, я сумел кое-как посадить яхту, и, вырвав разъем из гнезда, поудобнее перехватил гранатомет. "Какого Падме сама бросилась на арену?! Ей там что, медом помазано? А ведь хотел избежать участия в этом дурдоме. Даже обеспечил пути отхода с трибуны, послав следом ДУМа с моей масксистемой и тремя десятками "Ежиков", которых тот равномерно разместил вдоль всего пути эвакуации. Но ведь нет же, ей погеройствовать захотелось!" - проносились мысли-сигналы в моем процессоре, пока мы с ДУМ-пехотинцами и "Стражницами" прорывались к экс-королеве.
        Теперь, из-за этой слишком смелой девицы, мне пришлось воспользоваться резервным вариантом, который, из-за мощности здешнего ПВО, между прочим едва не провалился. Во всяком случае щиты нам пробили меньше чем за минуту, и, чтобы с горящим правым субсветовым и выведенной из строя половиной репульсоров, даже просто перевалить через стену арены, мне пришлось торпедами эту самую стену снести до половины высоты.
        — Дроидов отсекать огнем, приоритетные цели - джеонозийцы со звуковыми бластерами,  — отдал я приказ, посылая очередь из пяти пучковых гранат[141 - Пучковый боеприпас, в данном случае граната, это разновидность осколочного боеприпаса с готовыми или полуготовыми поражающими элементами, наибольшая плотность потока которых достигается вдоль продольной оси снаряда. В данном случае, граната несет 183-х ГПЭ массой 2 г в виде шестигранных призм из вольфрама, толщиной 4.5 и длиной 6 мм.] в плотную группу летающих особей, уже успевших убить какого-то джедая и прижавших еще двоих.  — Фрине, поджарь тех В-2!
        Впрочем, последнюю команду я произнес скорее для порядка, ведь сигнал системы целераспределения вооруженной РРПУ[142 - Ранцевая ракетно-пусковая установка - носимая установка вертикального пуска шести управляемых ракет калибра 70 мм. Масса ракеты 1,8 -3 кг в зависимости от типа. Снаряженная масса ПУ от 19,2 до 26,4 кг, соответственно.] "Стражнице" ушел еще до того, как я начал дублировать его голосом. Так что две ракеты, описав короткую дугу, зажгли пару маленьких солнц прямо среди строя супердроидов, льющихся сплошным потоком из ворот арены. Заряды соизмеримые по мощности со 100-килограммовыми авиабомбами не только разметали подкрепление сепаратистов, но и очень удачно завалили проход, отсекая возможность атаки с этого направления. А затем уже я прошелся термальными гранатами по немногочисленным оставшимся боеспособными жестянкам.
        — Всем джедаям! Освободить северный сектор! Сейчас там будет очень неуютно!  — воспользовавшись громкоговорителями яхты, прокричал я, и направил оружейный блок на подобравшегося слишком близко В-1.
        Но выстрелить не успел - дроида окутала сеть голубых молний, тянущаяся из рук Квай-Гона, и несчастный продукт интеллектуального поноса робототехников Торговой Федерации повалился на песок дымящейся кучей обломков.
        — Смотрю, ты в очередной раз решил продемонстрировать мне свое пренебрежение джедайскими традициями,  — произнес Джин, кивая на мою "маленькую" пушечку калибра 45мм.  — Какой пример ты показываешь ученице?
        — Пример наиболее рационального подхода к выбору оружия,  — ответил я, и повернув сенсорный блок вслед трем вылетевшим из контейнера термальникам, добавил.  — Вот, она понимает, что Силой можно не только мечом махать! Да и вы сами… Оникс, не трать боезапас на В-1!
        — А из меня сейчас фехтовальщик никакой,  — вздохнул бывший джедай, сминая Силовыми захватами сразу четыре вооруженные вешалки, и оглянулся на прикрывавшего ему спину Оби-Вана.
        Тот успевая поддерживать под локоть Падме отбивался от безуспешно пытавшихся их подстрелить В-2. С другой стороны, их прикрывали Энакин и Джей, которая уже успела расстрелять все гранаты, и теперь отстреливалась из подобранного Е-5. Впрочем, как и Амидала, которая, из-за упрямства взяла на переговоры лишь свой крохотный бласт-пистолет, но теперь благоразумно обзавелась более вменяемым стволом.
        — Разве так можно? Сперва, не кормили, теперь еще и убили моего Аклая!  — не понятно, то ли действительно переживая, то ли в шутку произнес Кеноби, оказавшись рядом с нами.
        Впрочем, постепенно около нас оказались почти все джедаи, устроившие этот акт спортивного хулиганства на джеонозийской арене, потому что назвать их выходку военной операцией, у меня не повернулся бы язык, даже если бы был. Что уж тут говорить, если даже мои дроидессы и ДУМы смогли буквально за пару минут нормально организовать круговую оборону и закрепиться, не подпуская врага, в то время, как лучшие индивидуальные бойцы Галактики устроили свалку в виде кучи индивидуальных стычек, не озаботившись ни путями отхода, ни резервами. Про то, что они почти все оказались на ровной как стол, не имеющей укрытий арене вообще промолчу. Ну, хоть сейчас у них хватило ума постепенно прорываться к наметившемуся благодаря нам узлу обороны.
        — Кстати о путях отхода! Что добру пропадать?  — в слух сказал я, продолжая отстрел супердроидов, и активировал мины.
        Сама серия взрывов в подземных переходах из-за шума битвы была почти не слышна. Зато участок стены с VIP-ложей и часть трибун слева начали разваливаться, а земля под ногами несколько раз явственно качнулась. При этом, из темноты прохода, ведущего на опустевшую к этому времени ложу, вырвалась струя пыли и вылетели какие-то куски тел. Уж не знаю, кому не повезло, но сейчас это меня мало волновало. Я больше переживал за Шми, которая, вместе с парой ДУМ-снайперов, прикрывала нас с разрушенной протонными торпедами вершины скальной стены, маскируясь все еще клубящейся пылью. А пыль, кстати, успела накрыть почти всю арену, снизив видимость метров до ста, что с одной стороны было хорошо, исключая прицельное применение местной авиации, а с другой мешало оставшимся в подбитой яхте гвардейцам нормально поддерживать нас из турелей.
        — Медлить дальше нельзя. Кто не спрятался, я не виноват! Аппараты пли!  — приказал я, увидев, как из оставшихся целыми ворот выходят колонны все новых и новых жестянок.
        Секунду спустя из корпуса яхты, вырвались два сгустка плазмы, на концах которых чернели протонные торпеды, и, оставляя за собой голубоватый светящийся след из ионизированного газа, понеслись туда. Через полсекунды стартовала еще одна пара ракет, а затем еще…
        Трибуны вспухли подсвеченными огнем каменными горбами, а ударная волна сбила с ног всех, кроме меня и ДУМов, которые вели огонь с колена, да к тому же изначально были рассчитаны на работу с движущихся поверхностей. Но после второй пары разрывов и им пришлось распластаться на земле. Рядом, среди падающих кусков камня волчком закрутился по земле Кеноби, рождая у меня ассоциации с брейк-дансом. "Стражницы", синхронно опустившись на колени, своими щитами прикрыли Падме и Энакина, а я заслонил Квай-Гона.
        — Что это было?  — сдавленно прошептал тот, глядя на несущуюся на нас пылевую стену.
        — Выход из задницы, в которую твои бывшие коллеги себя загнали,  — удовлетворенно констатировал я, рассмотрев с помощью миллиметрового радара завал на месте пары секторов трибун.
        На первый взгляд получилось вполне проходимо, особенно для джедаеав.
        — Вперед! "Стражницы", на вас сенатор и гвардейцы! Вперед! Не спать! Вперед!  — крикнул я, на ходу помогая подняться попавшейся под ноги оглушенной и явно ничего не понимающей Баррис Оффи.  — Дроидам перевести сенсоры в тепловой режим! Огонь только при опознании цели! Вперед!
        Ворвавшись в желтую пылевую мглу, я забросил бесполезный гранатомет в магнитные захваты - баллистический вычислитель в таких условиях работать не хотел - и вместо него выхватив бластпистолет. Двумя выстрелами покончил с попавшимся на пути В-2, а В-1 попросту пришиб ударом левого манипулятора. После чего достал еще и синий меч - не хотелось нервировать дезориентированных и явно контуженных джедаев видом черного меча, да и как своеобразный индикатор "свой-чужой" он подходил гораздо лучше.
        Вокруг меня мелькали размытые фигуры с синими, зелеными, желтыми и фиолетовыми полосами света в руках. Иногда сверкали бластеры. Раздавались кашель, крики и стоны. И мы все бежали вперед, перепрыгивая через трупы джеонозийцев и обломки их дроидов. С каждым шагом на пути попадалось все больше камней, постепенно перешедших в сплошной завал, на который мы и полезли.
        Даже от ИК и РЛ сенсоров было мало толка, и меня выручала лишь единая боевая сеть подразделения, синтезирующая картинку по данным сенсорных комплексов ДУМов и "Стражниц".
        — Уф!  — с радостью и облегчением протянул я на бегу.
        Зеленых отметок союзников было 157 штук, а это значило, что как минимум три четверти джедаев получили шанс спастись.
        — "Учитель, справа!" - мысленно связалась со мной Оникс.
        Видимо те, кто командовал дроидами разгадали наш маневр, и теперь, собрав уцелевшие силы, пытались нанести нам фланговый удар.
        — Сектор с 75-ти до 110-ти, дистанция 120-140, термальными - 1, ионными - 2. Огонь!  — скомандовал я.
        А спустя три секунды желтая муть справа засверкала белыми и голубыми вспышками. Это мои дроидессы и ДУМы с тяжелым вооружением перепахали место, куда вышел передовой отряд противника.
        — Что там?  — спросил, выныривая из пыли Энакин.
        — Жестянки пытаются нас задержать. Думаю, надо бы им врезать?  — ответил я.
        — Давай! Учитель, мастер Эйла?  — прокашлявшись откликнулся он, повернувшись назад.
        — Вперед, ученик,  — надсадно кашляя, кивнул Оби-Ван, возникая рядом.
        И мы, свернув направо, бросились на врага. Я еще успел развернуть для контратаки ДУМов, а джедаи завлечь не меньше трех десятков своих, когда перед нами замаячила стена округлых корпусов, "зигующих" нам правыми руками, с встроенным бластером. Еще хорошо, что нагромождение обломков и огневой налет изрядно ее проредили, иначе у нас могли бы возникнуть проблемы. А так, три десятка смерчей из световых мечей, поддержанные сосредоточенным огнем двадцати четырех бластеров врезались в строй неповоротливых бидонов, как нож в масло. Особенно меня порадовали ДУМы - а ведь были сомнения в том, что мощности DL-44, даже с дополнительным термоотводом и почти "бесконечными" энергоячейками и бластгазом в ранце, хватит для уничтожения В-2. Одного, таки да, не хватило, зато четырех оказалось более чем достаточно. Это для людей в неразберихе боя невозможно строго синхронно стрелять, и тем более синхронно попадать группой по одной цели. А вот ДУМ-пехотинцы вполне удачно вели залповый огонь четверками, с темпом три прицельных выстрела в секунду.
        Все же есть что-то такое в рукопашной атаке, что заставляет тебя рваться в бой, бросаться на врага и бить, и еще раз бить, и снова, и снова. Это не то, что идти под огнем - через это я прошел еще тогда, десять лет назад, во время бегства с Набу, кода чинил генератор щита - тогда был лишь страх. А сейчас моя эмоциомоделирующая матрица отрабатывала программу азарта, смешанного с яростью. Я даже насвистывать начал что-то эпичное из ДоВы, круша супердроидов мечом, и стреляя почти в упор. Все-таки классным получилось новое тяжелое шасси "Штурмомеха". Веса раза в два больше, чем у В-2, зато мощность и скорость выше в пять раз. Да и броня в сочетании с щитом позволяла не отвлекаться на защиту. Но ненадолго. Приняв очередной сгусток плазмы, дефлектор схлопнулся, а в следующий миг основные приводы левого манипулятора оказались перебиты, и были задействованы резервные.
        Эта неприятность чуть прочистила мои электронные мозги, и я, сунув пистолет в кобуру, сорвал с захватов гранатомет - драка дракой, а задача-то передо мной стоит не в истреблении дроидов КНС, а в отражении флангового удара.
        — Отступаем!  — заорал я, и, переведя питатель на термальные боеприпасы с контактным подрывом, дал длинную очередь в два десятка гранат по второй волне нападавших.
        Одновременно мои дроиды, получив электронную команду, бросили во врагов ручные термодетонаторы, и стали спешно отстреливать остатки первой линии.
        — Мы должны соединиться с нашими,  — поддержал меня Кеноби.  — Отступаем!
        И в который раз был короткий рывок. Получив по зубам, дроиды джеонозийцев заметно отстали, а мы наконец-то добрались до основного завала, вершины которого достигли всего за пару прыжков, ускоряясь при помощи Силы. Конечно проделать то же ДУМы не могли, но уверенно лезли следом, огрызаясь огнем и гранатами в сторону преследователей. К счастью проходимость В-2 делала само это преследование крайне мало результативным, так что нам удалось догнать основную группу уже через сотню метров от края каменных куч.
        С каждым шагом видимость становилась все лучше, и пыль с каждой секундой все быстрее оседала, или уносилась ветром. Мы выбрались на простор, и это было хорошо, так как развязывало нам руки. А с другой стороны, тут мы уже могли легко стать жертвами авиаудара или артобстрела. Однако, когда джедаи выбежали из стены пыли, походя зарубив явно патрульную группу из трех до крайности удивленных В-1, стало понятно, что джеанозийцам, мягко говоря не до нас. Все, что на планете могло стрелять, палило куда-то в зенит. Благодаря чему, мне еще хватило времени раздать команды на занятие круговой обороны своим дроидам, и оглянуться на выходящих из тучи пыли джедаев. Многие из них, даже несмотря на предвиденье, реакцию и скорость, получили удары камнями. Мэйса Винду вообще несли на руках двое незнакомых мне рыцарей. Вся левая половина его лица была залита кровью. А если добавить сюда то, что каждый был покрыт с ног до головы пылью, мы представляли собой довольно жалкое зрелище.
        Наверное, будь на месте этих шашкомахателей обычные люди, я бы не решился на этот фокус с торпедами, но в целом, результат можно было считать положительным, даже несмотря на потери. Менее чем за восемь минут я потерял семерых ДУМов, трех "Стражниц" и одного из гвардейца, поймавшего шальной плазменный разряд во время прорыва. Джедаев же вышло, по данным информационной системы, сто пятьдесят пять. Но тут был шанс, что кто-то еще сможет выбраться - все же рыцари показали просто-таки невообразимое отсутствие опыта групповой работы, и могли или потеряться по дороге, или свалить в неизвестном направлении, повинуясь воле Силы.
        — Что там происходит?  — спросила, подходя ко мне Падме, и указала рукой вверх.
        Собственно, о том, что это она, я догадался лишь по марке системы "свой-чужой". Запыленная, с несколькими подпалинами броня ничем не отличалась от корпусов других "Стражниц", а шлем украшали несколько свежих царапин. Кстати последний ей видимо вынес кто-то из следовавших за нами гвардейцев. Сам я, к своему глубокому стыду, этот момент как-то упустил.
        — Скорее всего та самая армия, о которой мы недавно узнали… Что?  — в небе полыхнуло, и, увеличив до предела зум оптического сенсора, я увидел подсвеченный вспышкой взрыва силуэт разваливающегося "Аккламатора".
        "Вот хоть убей, не помню такого! Должно быть после моего шоу джеонозийцы забили на указания Дуку с Палпатином, и теперь работают в полную силу. Тем более, вооруженных кораблей Торговой Федерации тут как грязи",  — пронеслась мысль. А за ней последовала другая: "Ну уж нет! Хрен вам! Высадка ВАР состоится здесь и сейчас! Я что зря огород городил?"
        — Смотри, они уничтожают корабли Республики!  — воскликнул, подходя к стоящему рядом с нами Энакину, его учитель.  — Не могу поверить, что это началось. А я тогда не понял Квай-Гона…
        — Это началось, когда джедаи решили поиграть мускулами перед сепаратистами,  — вместо Скайуокера, ответил неслышно подошедший бывший мастер-джедай.
        — А те с готовностью их поддержали в этом деле. Но ничего, как минимум тут, безобразия предателей Республики мы прекратим,  — со злостью добавил я, активируя передатчик внутрисистемной связи.  — Говорит помощник сенатора Амидалы R2-D2.  — Республиканские корабли, ведущие бой, вам помощь нужна?
        — Ответ негативный, мы…  — в облаке голограммы, которое я вывел перед собой, вспыхнуло лицо клона в флотском мундире, но тут оно дернулось, и его место заняла крохотная длинноухая фигурка гранд-мастера Йоды.  — Чем помочь можешь ты нам?  — сразу же поинтересовался он.
        — Мы подверглись неспровоцированному нападению со стороны вооруженных сил Конфедерации Независимых Систем во время дипломатических переговоров. Мной было принято решении об отзыве нашего ударного соединения с Татуина. Предлагаю использовать данные силы для прорыва ПКО мятежников. У нас имеются тяжелые истребители-бомбардировщики и боевые дроиды, чье применение в данном случае предпочтительно в плане снижение потерь личного состава,  — как можно более четко и конкретно доложил я.
        — Смысл в словах твоих есть,  — согласился тот, и хотел что-то еще добавить, но я не стал терять времени, и переключился на экстренный канал ПСОН.
        — Специальная группа "К", группа "Стрела", здесь секретарь-советник R2-D2, властью данной мне королевой, приказываю: оказать помощь флоту Республики в подавлении мятежа, уничтожить средства ПКО мятежников. После чего высадить тактический десант в точке моего нахождения, с целью оказания помощи вооруженным силам Республики и эвакуации сенатора Амидалы.
        — Есть!  — синхронно откликнулись Эми и капитаны двух специальных корветов.
        — Помощник, что это значит?  — набросилась на меня Падме.  — Ты что, вызвал сюда наши войска с Татуина.
        — Простите, госпожа, но я был уверен, что вам нужна помощь. Да и сейчас вы все еще в опасности,  — ответил я.
        — Ты хоть понимаешь, что так ты втянешь нас в войну?!  — чуть не срываясь на крик, набросилась она на меня.
        — Уже поздно. Мы и так уже влезли в нее, еще до ее начала. Нефиг было занимать прореспубликанскую позицию в Сенате, и заводить канцлера набуанца!  — встряхнув девушку, не сдерживаясь, зло бросил я.  — Ты посмотри, посмотри наверх, там, за тебя в том числе, люди гибнут. И они,  — я обвел жестом занявших круговую оборону джедаев,  — они ведь вмешались, когда ты на арену влезла! Ты сенатор, ты здесь и сейчас Республика, Падме! Я знаю, что ты всегда хотела только мира, но сепаратисты, в частности наши "друзья" из Торговой Федерации хотят этой войны. Да такое впечатление, что ее все хотят! И значит у нас один выход - победить!
        — Он прав, Падме,  — обнял девушку Энакин.  — Пока все не зашло слишком далеко, мы должны арестовать Дуку, Поггля, Ганрея и остальных. Они переступили черту, и должны ответить перед судом!
        — Простите, госпожа,  — опускаясь перед девушкой на колено, попросил я.  — Я превысил свои полномочия, и готов понести наказание.
        — Не стоит,  — грустно прошептала Падме, стягивая шлем, и обводя нас и окружающих джедаев полными слез глазами.  — Виновата лишь я. Я не поняла, что все уже зашло слишком далеко. Мне не стоило прилетать сюда… Но я согласна с тобой, Энакин. Те, кто это начал должны предстать перед судом!
        С каждым словом, ее голос все набирал и набирал силу, и когда окружающие нас рыцари стали на нас оборачиваться, она произнесла:
        — Джедаи, тысячи лет вы хранили мир в Республике, и сейчас, когда отдельные силы пытаются разорвать ее на части, сеют смуту и создают армии, как та, с которой мы сейчас столкнулись, я, как представитель Сената Галактической Республики, прошу вас, принять меры к задержанию, по подозрению в сговоре с целью разрушения Республики, графа Дуку и прочих лидеров так называемой Конфедерации Независимых Систем!
        — Кроме того, вы должны знать, что граф, бывший некогда нашим соратником, сейчас перешел на Темную Сторону Силы, и принял учение ситхов!  — раздалось со стороны поддерживаемого под руки товарищами, раненого темнокожего магистра.
        "А вот теперь, уже все - даже не подумают остановиться, пока Темную Сторону не раздавят",  — понял я, наблюдая за нарастающим ропотом джедаев. Впрочем, тот продлился недолго. Сперва мы услышали лязг и топот шагов, а затем, сквозь опадающую пыль стали проявляться силуэты приближающихся дроидов.
        — Да сколько же вас!  — в сердцах воскликнул Энакиин, а я подтянул поближе к нему и Амидале оставшихся "Стражниц".
        Вот только меня сейчас больше заботила не очередная драка с ублюдочными порождениями сумрачного гения местных дроидостроителей, а разворачивающиеся в этот момент высоко в небе действо.
        Пройдя над прорывающимися сквозь зенитный огонь БДК,[143 - Большой десантный корабль. ГГ пользуется отечественной военно-морской классификацией, которая в данном случае более точно отражает суть "Аккламаторов", нежели термин "ударный крейсер".] пара крохотных в сравнении с ними корветов серии СR-90 с опознавательными знаками Космофлота Набу, выбросила 128 черных цилиндров диаметром два и длиной пять метров и 256 конусов орбитальных бомб, и, сбив несколько подвернувшихся по пути джеонозийских истребителей, рванула прочь из гравитационного колодца планеты. Тем временем, весь сброшенный груз, окутавшись реактивными струями, с невозможными для живых существ перегрузками, помчался к поверхности.
        На первый взгляд могло показаться странным, что маленькие корветы могут добиться успеха там, где с трудом справлялись гиганты "Аккламаторы". Но тут была пара нюансов. Десантные корабли клонов изначально строились для "правильного" взлома орбитальной обороны планет противника, для чего имели чудовищные торпеды, по мощности БЧ превосходящие "Царь-бомбу"[144 - "Царь-бомба" неофициальное название самого мощного термоядерного боеприпаса из взорванных на Земле. 58 Мт в тротиловом эквиваленте.] в два десятка раз, способные за несколько дней продавить даже планетарный щит, а еще довольно неплохие турболазеры, оптимальные для уничтожения точечных целей с орбиты. Вот только торпеды применять пока не решались по политическим мотива, и из-за нахождения тут нас, а мощности ослабленных атмосферой турболазеров было совершенно недостаточно для пробития щитов базовых кораблей Торговой Федерации и подземных укрытий инсектоидов. Впрочем, наши бомбы тоже бы их не пробили, зато они могли легко пробить сотню метров грунта и скальной породы чуть в стороне, а потом взорваться с тротиловым эквивалентом около 100 тонн, и
корабль, в этот самый грунт наполовину закопанный, получил бы такой удар и крен из-за смещения почвы, что о ведении огня придется на время забыть.
        Что же касается десантных капсул, то они, в отличии от СНДК, могли с прибором класть на все существующие системы ПВО и РКО, а также истребители. Разогнанные за счет скорости носителя и простого как молоток твердотопливного термоэлектрического реактивного двигателя, они врывались в атмосферу на скорости в 18 км/с, после чего раскрывались тормозные щитки, покрытые древним, как сами космические полеты, абляционным покрытием,[145 - Абляционное покрытие - один из наиболее простых и надежных способов защиты гиперзвуковых летательных аппаратов от нагрева при движении в атмосфере. Его суть заключается в испарении защитного материала под действием нагрева от трения об воздух, за счет чего между корпусом и облаком плазмы, окружающим аппарат, формируется газовая прослойка, отводящая избыток тепла.] и за тридцать секунд снижали скорость до двух звуковых, при этом замедляясь с перегрузками в 60g и совершая хаотичные поперечные маневры на 30g. Людей не спасли бы даже гравикомпенсаторы, а вот дроидам все равно. Достигнув высоты в пятьсот метров, на двух звуковых, капсула взрывалась, выбрасывая тридцать шесть
ДУМов, пять "Стражниц", два "Штурмомеха", две "Дроидеки" или любой другой полезный груз. А дальше, спуск десанта стабилизировался небольшим парашютиком, и на высоте в двести пятьдесят метров срабатывал последний тормозной реактивный двигатель, сбрасывающий скорость уже до нуля. Конечно это удовольствие, даже несмотря на применение примитивных технологий, обходилось в четырнадцать тысяч за капсулу, но надежность прорыва ВКО и скорость десантирования того стоили. А уж вид…
        Думаю, появись в этот момент тут другой мой коллега-попаданец, бедняга бы застрелился, посчитав, что попал в мир Вечной Войны. Уж очень 384 огненные кометы, пронзающие небо, походили на описание прибытия больших добрых дядь с пиломечами и фанатичной верой в Императора Человечества, из читанных в прошлой жизни книг. Да и сотрясения земли, вместе с заревом разрывов и грохотом производили впечатление.
        А следом за бомбами и капсулами, обогнав волны медлительных LA-AT-ов, на разведанные мной и моими дроидами-разведчиками оборонительные позиции джеонозийцев, набросились Н-6 "Скурдж-М" с тяжелыми ПКР на борту. Всего по три четырехтонные туши в отсеках каждого бомбера, даже с откровенно слабой боеголовкой от легкой протонной торпеды - что делать, экспериментальные образцы, спешно собранные из того, что было - устроили кораблям Торговой Федерации неприятнейший сюрприз. Дело в том, что кроме собственно БЧ, каждая такая ракета несла почти полцентнера ионита - того самого материала, что применяется в ионных гранатах. "Канистра" с ним отстреливалась примерно за километр до цели, моментально выключая щиты цели и большую часть электроники. Ну, а уже после этого в борту корабля появлялась дыра диаметром метров в тридцать и еще метров двадцать пять глубиной.
        Но главное это время. Начни я атаку на полчаса раньше, и при желании все можно было бы повернуть, как агрессию Набу против "мирного" Джеонозиса. А теперь мы, как добропорядочные члены Республики оказали посильную помощь ее вооруженным силам. Так что Падме зря переживал, я точно знал, что делаю. С другой стороны, пусть сразу привыкает к мысли, что и она, и королевство никакие не нейтралы, а часть одной из воюющих сторон. Причем немаловажная часть. А уж для этого я сделал все что мог.
        Начавшие поступать доклады от десантных взводов лишь убедили меня в полном превосходстве моей техники. Как минимум в отношении боевых возможностей - экономику еще требовалось просчитать, все же модернизированный ДУМ, с комплектом вооружения, в разы дороже В-1, а такую роскошь, как десяток термальных гранат в БК, не каждое государство себе позволит. Но тут я надеялся несколько другой подход - все равно не нам с КНС в экономике соперничать - требовалось сделать любую попытку противостояния нам максимально невыгодной, когда затраты перекроют потенциальную прибыль. И, видя, как позиции средств ВКО джеонозийцев, одна за другой меняют цвет с красного на синий, захваченные моими ДУМами, я надеялся, что мне это удалось.
        — Ну, суки, сейчас вы ответите! Спокойно полюбоваться зрелищем не дают!  — рассердился я, когда несколько попаданий подряд почти перегрузили мой щит.
        Но оказалось, это я сам виноват - нефиг было торчать столбом посреди боя. Даже не боя, а переработки боевых дроидов КНС в металлолом. Все-таки полторы сотни джедаев, имея свободу маневра, прикрытые огнем от летающих уродов со звуковыми бластерами, это сила. И чего добивается таким образом переводя дроидов, руководство Джеонозиса, я решительно не мог понять. Впрочем, ровно до того момента, пока не вспомнил об еще одном типе дроидов, который тут, судя по второму эпизоду, должен быть.
        — Стрела, проверь вокруг! Здоровые фигни на двух колесах с блоками ракет?  — прокричал я в эфир.
        — Вижу таких!  — тут же отозвалась Эми.  — Восемь единиц, обходят то, что осталось от арены с ними какие-то танки и до батальона пехоты!
        — Уничтожить!  — прорычал я.  — Основная цель "Огненные Грады". Вот я тормоз…
        Заложив вираж, пара Н-6 спикировала за скалы, изрыгая потоки плазмы и снарядов с ГПЭ.[146 - Разновидность шрапнельного снаряда, формирующего осколочное поле вдоль продольной оси снаряда. От пучковых боеприпасов отличается тем, что большую часть кинетической энергии поражающие элементы получают за счет скорости самого снаряда в момент выброса ПЭ, а не за счет энергии взрыва ВВ.] Там что-то начало взрываться, а девушка бодрым голосом доложила:
        — Цели уничтожены, захожу на танки и пехо… Вот хатт!  — с паническими нотками прокричала она.  — Еще двенадцать этих… Атакую… Хатт!
        Чуть дальше вновь заполыхало, а потом старший лейтенант как-то устало прошептала:
        — Цели поражены, меня атакуют истребители. Горю… Теряю высоту… Мамочка!  — и связь оборвалась.
        — Дерьмо!.. Подарил девочке небо и отнял жизнь…  — произнес я, вспоминая бывшую рабыню, но тут же был вынужден прервать приступ самобичевания, заорав с всей мощи вокодера.  — Не стрелять! Свои!
        Несколько дроидек, с гербом Набу на корпусах подкатились к джедаям с тыла, и стали отстреливать нападающих на них дроидов. Еще через минуту подтянулись и ДУМы - сразу три взвода. А следом за ними, один за другим стали приземляться "Крокодилы" с клонами… Конечно LА-АТ-ы, но, бля, в жизни эти штуки еще больше походили на Ми-24, чем в фильме. Если бы их еще такими высокими не делали…
        — Джедаев защитить должны вы! Раненых грузите скорее!  — распоряжался опирающийся на тросточку маленький зеленый гуманоид, по совместительству один из сильнейших джедаев в истории, спрыгнув к нам.

* * *

        А в это время по опустевшей арене, всматриваясь в трупы и части тел, в основном принадлежащих джеонозийцам, брел мальчишка, чей мир только что рухнул. Покрытый с ног до головы пылью и размазанной по лицу кровь из разбитой осколком камня головы, не обращая внимания на подкатывающую тошноту и головокружение, он, среди кусков обгорелого металла и мяса, искал то, что осталось от единственного дорогого ему человека. Чуть сзади, шелестя моторами, тенью следовал астромеханический дроид.
        Все произошедшее слилось для Бобы в какой-то дикий сюрреалистический кошмар. Тревога отца, неудачная попытка казни джедаев, обернувшаяся боем, и, наконец, его гибель. Гибель какая-то глупая и бессмысленная в своей будничности, в которую мальчишка так и не мог до конца поверить. Особенно сейчас, когда он уже несколько минут ходил по тому, что было Ареной Петранаки, ища и не находя его тела. Порою казалось, что, вот, стоит обернуться и там будет стоять папа… Но Боба уже давно понял: чудес не бывает. Впрочем, его выживание в том аду, что устроили на арене набуанцы со своим кораблем, уже было чем-то вроде чуда.
        Перед глазами юного мэндо раз за разом проносился тот миг, когда взмах фиолетового светового меча перерубил сначала отцовский бластер, а затем отсек голову. И это воспоминание вновь и вновь ранило его, покрывая душу коркой льда, и, одновременно, рождая где-то в ее глубинах скрытое, как в подернутых золой углях, пламя ненависти - единственное чувство, пробивающееся сквозь холод тупой болью. Даже его мысли тек