Сохранить как .
Астромех Эрдваныч Весельчак Ситх

        Астромех Эрдваныч #2
        Душа нашего человека вселилась в Р2-Д2. Что делать если ты, всего лишь бочонок на колесиках, а зависит от тебя так много? И времени практически не осталось. Да, до Явина еще 33 года, но осада Набу уже, что называется, на носу.
        Посвящение:
        Самому безбашенному дроиду всех времен и народов))
        Публикация на других ресурсах:
        Как хотите, только ссылку в личку скиньте.
        Примечания автора:
        Давно хотел почитать про попаданца в Эрдва или Трипио, но за неимением гербовой, решил сам сесть за клавиатуру.
        Предупреждение: Фанфик содержит технические описания, которые могут противоречить канону, или не связаны с каноном.


        Весельчак Ситх
        Астромех Эрдваныч
        Книга 2


        Пролог

        Зарево заката окрашивало крыши домов, луга за городом, и подернутые дымкой горы, во все оттенки золота и багрянца. Отсюда, с высоты моего кабинета в тидском дворце, казалось, что мир застыл погруженный в золотистую патоку. Конечно, можно было поднять чувствительность оптических сенсоров, и увидеть суету людей и нелюдей внизу, порхающих птиц, стада пасущихся шааков на равнине, даже корабли на второй и пятой парковочных орбитах. Но не хотелось. Не хотелось разрушать это чувство величественного покоя природы. Не хотелось возвращаться к ставшим уже привычными суете, тревогам, и гонке со временем…
        — Эрдваныч…  — на наплечник моего манипулятора легла тонкая механическая ладонь.
        — Да, Джей, спасибо тебе.
        — За что?  — не поняла дроидесса.
        — За то, что ты есть, маленькая. Что не даешь мне… Не важно! Просто тоска накатила.
        — Ты ведь из-за них переживаешь?  — предположила она, судя по еле уловимому посвисту сервоприводов, кивнув в сторону двери.
        — Да, Джей. Переживаю,  — подтвердил я, накрыв ее манипулятор своим, и разворачиваясь к ней так, чтобы наши оптические сенсоры оказались друг напротив друга.  — Пойми, я всегда, старался не быть сволочью. А сейчас… А сейчас, я должен поступить гнусно, по отношению к тем, кто мне доверяет. Честно, сам бы пошел. Вместо них… Главное, чтобы ребята справились!
        — Справятся!  — заверила она меня.  — Должны. Ведь если твои сведения верны, это означает…
        — Ладно уже,  — перебил я ее.  — Не буду дольше тянуть! Эх, и так уже на год задержался из-за этих драных гипердрайвов.
        Передав сообщение Второму, который, с недавних пор, выполнял при мне обязанности адъютанта, я, отстранившись от Джей, стал ждать своих агентов.
        — Товарищ капитан, разрешите?  — спросил, вошедший первым, R2-Q12.
        — Конечно. Проходите, товарищи дроиды!
        В кабинет прошли трое астромехов и два ДУМ-а. Все астромехи были модернизированы по программе «Штурмомех», да и ДУМ-ы в любой момент могли быть оснащены тяжелыми ранцевыми установками вооружения.
        — Надежного функционирования желаем!  — рявкнули они, построившись в короткую шеренгу.
        — Вольно, братишки!  — махнул я пятерым наиболее разумным, за исключением Джей, Трипио, Ранки и меня, дроидам-подданным королевства Набу.
        Все они обладали вполне сформировавшимися личностями. И, что создавало главную трудность, безгранично, как-то по детски верили мне.
        — Как вы знаете, я собрал вас здесь для выполнения специального, и честно говоря, крайне опасного, задания. Вы все в той или иной степени участвовали в его подготовке. И сейчас у вас есть возможность от него отказаться,  — произнес я, напряженно рассматривая своих подчиненных.  — К сожалению, суть задания, задачи и возможные трудности и опасности, я, до получения вашего согласия на участие в нем, огласить, по причинам секретности, не могу.
        — Мы готовы, командир!  — ответил за всех, все тот же Кью-12.  — Что необходимо сделать?
        — Я сейчас раздам вам инфочипы с программой, которая внесет определенные изменения в вашу личностную матрицу, а также с базами данных по текущей задаче. Вы все еще можете отказаться, и продолжить служить королевству, как и раньше.
        — Ответ отрицательный. Мы готовы,  — вновь ответил тот, а два других штурмомеха и оба ДУМ-а, соответственно, согласно моргнули индикаторами или закивали.
        — Что ж, братишки. Рад,  — сказал я, протягивая им пять, внешне вполне обычных, пластинок инфочипов, которые, дроиды моментально вставили в приемные слоты.
        Вот только мне было совсем не радостно. Ну претило мне то, что я должен был сделать с их личностями. Но другого выхода просто не было. К очень уж важной информации они получали доступ. Конечно, все они останутся собой, но вот изменения… Я фактически превращал их в фанатиков и, в некотором роде, в рабов. Немного успокаивало лишь то, что они были оснащены самым совершенным из доступного мне оборудования и оружия, а значит, имели шансы выполнить задание. Ведь просто послать их на убой, надеясь на авось, я бы, наверно не смог.
        Чего стоила хотя бы программа «Штурмомех», которая основывалась на тяжелой модификации моего собственного «тела». И представляла собой бронированное гуманоидное шасси, с вмонтированным в него бочонком астромеханического дроида R-серии. Больше всего оно напоминало этакую помесь скафандра вархаммеровского космодесантника, только совсем крохотного, ростом два метра пять сантиметров, и киборг-тела генерала Гривуса, в основном, за счет подвижности шарнирных суставов. И если на данном этапе меня самого этот гуманоидный танк не совсем устраивал, в первую очередь из-за медленных приводов, что обеспечивали всего на 60 % большую скорость в сравнении с обычным человеком, то дроид-астромех в подобном, стошестидесятикилограммовом обвесе, защищенный разнесенной дюросталевой броней толщиной от десяти до двадцати двух миллиметров, превращался в реальную машину смерти. Да еще с целой горой встроенного вооружения, датчиков, и генератором дефлекторного щита, в придачу. И это не считая трех видов ранцевых штурмовых комплексов: турборанца со спаренными бластерами от дроидеки, ракетного с шестью баллистическими
ракетами земля-земля с термальной, или тандемной кумулятивной[1 - Расположение кумулятивных зарядов тандемно, позволяет добиться значительного повышения их результирующей бронепробиваемости, особенно при преодолении многослойной композитной брони.] БЧ, калибра 70 мм, и дальностью до 10 км, а главное, ранца с тяжелым автоматическим гранатометом, на чьи кумулятивно-осколочные гранаты, я возлагал в предстоящем деле основные надежды. Ведь если сорока пяти миллиметровый боеприпас с бронепробиваемостью в 250 мм по ГСБ[2 - Гомогенная стальная броня.] не справится с биоброней вонгов, я уже и не знаю, что справится. Во всяком случае, мой меч, подобную преграду прорезал добрых две секунды. Да и другого оружия было навалом.
        — Установка программ успешно завершена!  — практически синхронно сообщили мои бойцы, через секунду после того, как я получил тоже сообщение по каналу тактической связи.
        — Ордо Механикус[3 - От латинского, закон (порядок) механики.] готовы к службе!  — так же синхронно, но как мне показалось, в этот раз, намного более торжественно, продолжили они.
        — Вольно, стражи механического разума! Поздравляю вас! Вы первые члены нового подразделения, находящегося в моем непосредственном подчинении. И!..  — я по очереди, сфокусировал оптический сенсор на каждом из них.  — И от того, как вы справитесь с вашей задачей, зависит выполнение миссии всего подразделения. Более того, жизнь сотен триллионов разумных, органиков и дроидов по всей галактике!.. Какова ваша Миссия!?
        — Нести очищение тем, кто посягает на Священный Прогресс! Истреблять отвергших блага Его! Даровать смерть отринувшим Механику!
        «Вот и все. Простите меня братишки. Это, пожалуй, хуже стирания памяти!» — подумал я.
        Но отступать уже было поздно. Да и другого выхода я не видел. Ведь больше, поручить эту задачу было некому. Ну нет у меня суперразведчиков. Нет. А посылать обычных дроидов или органиков, это значит и задание провалить, и их самих за просто так загубить, а то и засветиться перед вонгами по самое не могу. Так что пришлось прибегнуть к методу «клин клином вышибают», и отправить на поиск биофанатиков, фанатиков механических.
        — Ваши задачи!?  — вновь спросил я.
        — Первоочередная задача — выдвижение по индивидуальному маршруту для поиска еретической цивилизации с самоназванием «Йуужань Вонги». После обнаружения — сбор информации, наблюдение и изучение. Уничтожение отдельных особей, с целью анализа воздействия на них различных систем вооружения. Доставка для изучения образцов тканей, как самих вонгов, так и их мерзких биотехнологий. Поимка и доставка пленных — по возможности.
        Вот так! А всего-то поменял настройки приоритетов и ограничений. И бывшие относительно мирные дроиды готовы убивать, пытать, и похищать, ради Высшей Цели, тех, кого считают идеологическими противниками. Нет, вонгов мне жалко не было — кто их сюда звал? Жалко было разумных «машинков», которых я превращал в умных и бездушных изуверов-фанатиков. А еще немного напрягала перспектива войны на уничтожение… Но до нее надо было еще дожить.
        — Второстепенные задачи?
        — Установка датчиков по маршруту следования. Поиск и разведка объектов по индивидуальным спискам.
        Все правильно. Не вонгами едиными жива ДДГ. Да и до их нападения времени было более чем предостаточно. А такие вкусности как, к примеру, флот Катана, да и многое другое, меня самого очень интересовали. Можно сказать, будили во мне зверя — хомяка. Да и средства технической разведки во Внешнем Кольце и Неизвестных Регионах, были крайне необходимы. Ведь если по наиболее развитым и заселенным системам, я наладил сбор информации, путем анализа открытой информации из голонета, что было, по-моему, ничуть не менее эффективно, чем держать целую армию шпионов, то с мирами, не входившими в состав Республики, были проблемы. В основном из-за крайней бедности, или специфических традиций, препятствующих вхождению их в единое информационное пространство галактики.
        Конечно голонет по степени охвата населения, в процентном, понятно, отношении, не шел ни в какое сравнение с интернетом, но вот «качество» информации было не в пример лучше. Правда и проблем из-за размеров он нам создал преизрядно. Даже центр мониторинга пришлось открывать на Корусанте. В нем работало пять профессиональных разведчиков из ведомства Панаки, два десятка гвардейцев-охранников, полторы сотни местных и почти четыре сотни дроидов-аналитиков. И все это, под вывеской: Аналитическое Агентство Биржевой Информации и Инвестиционных Исследований ООО «РР Инвест», исправно снабжало полтора десятка аналитиков Королевской Службы Безопасности Набу результатами первичного мониторинга, примерно одной десятой процента межпланетного, и двух процентов корусантского голонет трафика. Конечно, нам было далеко до подобных структур Торговой Федерации, Банковских Кланов или Техсоюза, имевших сотни тысяч сотрудников на сотнях планет, но и этих скромных сил хватило на то, чтобы уже за год, снять с должностей полсотни набуанских чиновников различных рангов, и довести Падме до шокового состояния, при помощи
развернутой аналитической справки о коррупции в структурах Республики.
        Но все же главной задачей моих инквизиторов, было выяснить, как наиболее эффективно обнаруживать и уничтожать вонгов. Конечно, мое послезнание в этом деле сильно помогало, но конкретных данных с чертежами, цифрами и формулами у меня не было. А главное, я боялся упустить что-то важное, ведь многое из того, что я знал на Земле о мире Далекой-Далекой Галактики, оказалось неточным именно в таких вот мелочах.
        — Ваши действия в случае угрозы захвата или провала?  — задал я им последний вопрос.
        — Очищение пламенем!  — моментально отозвались они.
        — Отлично. Приказываю: Получить и установить спецзаряды. Принять командование над вверенными подразделениями и кораблями,  — отдал я приказ, одновременно переподчиняя каждому из инквизиторов двух штурмомехов и девять ДУМ-солдат, еще без сформировавшейся личности, но с мировоззрением технофашиста.  — Быть готовыми к вылету через четыре стандартных часа. Все. Можете приступать!.. И удачи, братишки.
        — Есть, приступать!  — вновь дружно откликнулись дроиды, и поспешили к выходу.
        Им предстояло, установить, штурмомехам в корпуса, а ДУМ-ам в ранцевые контейнеры, блоки из микрореактора и сверхмалого ядерного заряда, которые, кроме энергоснабжения, должны были, в крайнем случае, обеспечить возможность самоподрыва. Для чего обладали мощностью в шесть-десять килотонн, в зависимости от количества топлива в реакторе. Конечно, по-хорошему, подобные заряды следовало бы выдать и всем членам их отрядов, но у меня, их просто не было. Да и термального детонатора, если что, должен было хватить для того, чтобы полного уничтожения небольшого дроида и тех, кто будет в радиусе семи-восьми метров от него. Ну и корабль, конечно. Каждый транспорт инквизиции, легко мог превратиться в двадцатимегатонную бомбу — маловато для нормального экстерминатуса, но в радиусе пол километра, любой корабль будет уничтожен, или, как минимум, сильно поврежден.
        — А что это за корабли у них будут?  — спросила Джей, прервав, повисшую в кабинете, после ухода новоявленных инквизиторов, тишину.  — Наверно какие-то особенные и страшно быстрые? Ты столько над ними работал! Ну, Эрдваныч, миленький, ну расскажи? Мне ведь интересно. Я ведь раньше тоже кораблем управляла.
        — Особенные,  — подтвердил я.  — Вот только совсем не быстрые. Гипердрайв пятого класса.
        — Всего-то!?  — поразилась дроидесса.
        — Точнее два одинаковых гипердрайва пятого класса… Но у этих кораблей другие достоинства — автономность и экономичность,  — пояснил я.  — Вот ты, сколько прыжков могла сделать без дозаправки.
        — Четырнадцать коротких, восемь средних, или пять длинных,  — с явной гордостью ответила она.
        — А эти корабли могут совершить по сто двадцать, девяносто два и пятьдесят прыжков соответственно. И автономность у них восемь лет.
        — Но как?  — пораженно спросила Джей.
        — А вот так! Берем самый дешевый S40K, он же «Ястребиный Феникс». Выбрасываем системы жизнеобеспечения — дроидам не надо, а вонг, если поймают, и в криокапсуле перекантуется — чай не баре. Потом, в районе трюма врезаем секцию на 4,8 метра в длину. Выбрасываем старый гипердрайв, на его место ставим два четвертого класса, со сниженными характеристиками. Благо энергопотребление гипердрайва обратноквадратично его классу. Наконец, все свободное пространство отдаем под топливные баки. И получаем кораблик, который, теоретически, может долететь даже до соседней галактики.
        — Так просто!?  — удивилась она.
        — Ну, не совсем. Пришлось по новой монтировать коммуникации, ставить реактор с большим ресурсом, да и с перенастройкой гипердрайва повозиться. Но… Но главное, это было выловить всякие гадости, которые оставили производители.
        — Это как с кореллианскими фрахтовиками, которым сиенарцы при модернизации жучков подвесили?[4 - Данный факт упоминается в «Планете Бродяге» Грега Бира.]
        — Я тебе это по секрету рассказал?  — самым суровым тоном спросил я ее.
        — Ага!  — тут же закивала она.  — Но это же ты рассказал.
        — А зачем я систему подавления излучений тогда включал?  — продолжал я отчитывать дроидессу, и, видя, что та уже прониклась, поспешил ее успокоить.  — Вижу, поняла. Не бойся, а лучше научись логически оценивать на первый взгляд не связанные факты.
        — А как это?  — всем своим видом демонстрируя крайнюю заинтересованность, спросила Джей.
        «И как ей это, без мимической системы, удается!?» — в который раз посетила меня эта мысль.
        — Да хоть сейчас. Неужели ты могла подумать, что я буду давать ТАКОЕ ЗАДАНИЕ, не позаботившись о подавлении средств прослушки?
        — Неа! Ну так что же с гадостями?  — напомнила она.
        — А с гадостями, все просто,  — я решил не испытывать терпение робо-девушки, тем более, это было бесполезно.  — Производители, как ты правильно заметила, во-первых, не брезгуют прямым шпионажем, устанавливая на кораблях не только жучки, а иногда целые шпионские комплексы, во-вторых, некоторые делают закладки, для командного отключения части систем корабля, а главное, за счет специальных настроек снижают ресурс агрегатов и механизмов. Ведь, как ты знаешь, рыночная цена корабля в десятки раз ниже его себестоимости, и компаниям выгодно принять меры, для повышения расходов, клиента на эксплуатацию. Не на много конечно — процентов на пятнадцать-двадцать, но все же.
        — Понятно…  — произнесла Джей, и, с тревогой в голосе, спросила.  — Как думаешь, справятся?
        — Должны!  — бодро ответил я, хоть и сам не был ни в чем уверен.
        Что тут говорить, предприятие было рискованным, даже авантюрным. И, честно говоря, я бы лучше сам за него принялся, не перепоручая никому. Но время — его оставалось чертовски мало. Да и учиться доверять другим, было необходимо, ведь «один в поле не воин».
        — Товарищ капитан, к вам С3-РО,  — заглянув в кабинет, сообщил Второй, прервав мой приступ сомнений и самокопаний.
        — Пусть заходит!
        Дверь открылась, и в помещение, смешно семеня, вошел протокольник, а теперь еще и координатор подразделения «Стражницы». Две последние, грациозно прошествовали вслед за ним.
        — О, Джей, Эрдваныч, я рад вас видеть!  — зачастил тот.
        А обе дроидессы-охранницы, встав по обе стороны от него, синхронно поклонились, и так же синхронно, поприветствовали нас:
        — И мы рады видеть вас, Создатель, Сестра!  — бедного Трипио, как обычно в таких случаях, аж передернуло.
        — И вам привет,  — махнув им, чтобы проходили, сказал я.  — Что-то случилось.
        — Кроме того, что эти,  — дроид кивнул на «Стражниц»,  — сегодня чуть не убили Представителя Бинкса, когда тот, нарушая все нормы протокола и простого приличия, попытался обнять ее величество?
        — Надеюсь, Джа-Джа не покалечили?  — я внутренне угорал, представив эту картину.
        — О нет, на этот раз, эти сумасшедшие, просто повалили его на пол, и, окружив королеву, вы только подумайте, направили оружие на гостей!
        — И?…
        — Представитель Бинкс, неофициально заявил, цитирую: «Фу, как грубо! Эти девочка-машинки, чуть не убивать моя!»
        — Джей!  — прикрикнул я на дроидессу, которая стала попросту заливаться смехом.
        — Хорошо, не буду… хи-хи!
        — Ну а ты, друг Трипио, куда смотрел?  — спросил я у сверкающего хромом дроида.  — Ладно, без подробностей. Но ведь ты пришел не за тем, чтобы вновь мне жаловаться?
        — Ох, как же я мог упустить это!  — всполошился тот.  — Королева велела спросить у вас, намереваетесь ли вы, завтра с утра отправится к мастеру Квай-Гон Джину, и если да, то она хотела бы составить вам компанию.
        — Конечно. Передай Ее Величеству, я вылетаю завтра в 7-00.
        — А мне можно с вами?  — спросила Джей.
        — Конечно,  — согласился я.  — Заодно, и Трипио подменишь.
        — Ух, ты! Здорово!  — обрадовалась дроидесса.
        Всю ночь я потратил на отправку экспедиции своих борцов с «биотехнологической ересью», а утром, погрузившись в «Ската» — как, стали называть легкий десантно-боевой корабль,  — мы вылетели в горы.
        Эти совместные визиты, уже стали у нас традицией. И Падме отдых, и мне возможность потренироваться. Но сейчас, я чувствовал какое-то беспокойство, что-то было не то, что-то я упустил. Но вот что, понять не мог. Даже режим «медитации» не помогал, уж слишком много информации, проектов и операций я завязал на себя. Так что мне осталось не париться, а просто ждать, когда вылезет эта «задница», и надеяться, что ничего непоправимого не случится.
        Королева всю дорогу проболтала с Джей, заодно пытаясь вовлечь в обсуждение четверку стражниц и Панаку, правда без особого успеха. И если у первых личности еще только формировались, то второму, последнее время, фуражка эту самую личность, явно отдавила. Хоть и жалко было мужика, а нефиг сидеть одним задом на двух стульях — и начальника СБ, и командующего СПОН — если ты, конечно не дроид, и можешь работать 26 часов в сутки[5 - Сутки на Набу 26 часов.]. Вообще, получалось так, что из всех кто летел сейчас в люксовом королевском варианте сменного отсека «Ската», нормальной человеческой жизнью жила, пожалуй, только Джей.
        Эта электронная девушка, вообще неплохо устроилась: официально состоит в королевских служанках, заодно пилот ВКС Набу, да еще кругом успевает совать свой хитрый дюрасталевый носик, и всем надоедать интересом буквально ко всему на свете. Вот и сейчас, у меня чуть система стабилизации не отказала, когда она стала допытываться у Падме, как захомутать мужика — нашла, у кого спрашивать. Но главное, уж очень нехорошее у меня было подозрение по поводу того, кто же этот мужик.
        Полет занял минут пятнадцать, все-таки мы никуда не торопились, да на скорость полета тяжелых транспортных средств, в окрестностях Тида, было установлено ограничение в 450 км/ч. Как я подозревал, чтобы пасущиеся шааки успели в полной мере насладиться несшейся по небу железной громадиной, и проникнуться чувством собственной ничтожности и обреченности перед слепой судьбой.
        Но вот свист репульсоров сменил тональность, и машина пошла на снижение, а затем, легкий толчок дал понять, что опоры коснулись поверхности. Я открыл боковой люк, и в отсек вместе со свежим горным воздухом и солнечными лучами, влетела донельзя довольная Ассаж, и с криком «Привет!», повисла на шее Падме. На что, «Стражницы», уже привыкшие к подобному «ритуалу» со стороны неугомонной ведьмочки, даже не дернулись.
        — А мама Шми с Учителем вас уже ждут!  — сообщила она, и, отпустив Падме, переключилась на Джей.  — Джи, а ты тоже с нами тренироваться будешь? Эрдваныч говорил, что научит тебя фехтовать по-дроидски.
        — Он уже два года обещает сделать фехтовальную базу,  — пожаловалась та.  — И каждый раз, когда я ему об этом напоминаю, этот твердит одно и то же слово: «Потом».
        — Я еще сам не научился нормально фехтовать,  — пришлось мне оправдываться перед наглыми девчонками.  — Адаптировать свою базу для тебя, Джей — мне не долго, часа два. Но ты же не хочешь базу неумехи-ученика? Да и, кто мне трещал, что ей сопроцессор ставить «больно»? А придется, я то расчет кинематических схем именно на сопроцессор повесил. И переделать уже ничего не смогу.
        — Это ты то неумеха!?  — вытаращив глазенки, отчего она стала напоминать возмущенного мультяшного котика, воскликнула Ассаж.  — А я тогда кто!? Ну вот спасибо тебе за хорошее обо мне мнение! Я уже год ему девять из десяти поединков проигрываю,  — пожаловалась она Падме.
        — Ассаж, вот только не надо снова этих обид. Тебе, по-моему, Квай-Гон объяснил, что дроиды вообще сложные противники для джедаев, из-за того, что их действия крайне трудно предвидеть в Силе, и на это способны даже не все мастера,  — терпеливо объяснил я.  — Практически, то что ты вообще со мной справляешься, говорит о твоем таланте. Да и люди учатся медленнее дроидов.
        — Ты прямо как мастер Джин говорить стал,  — рассмеялась датомирка.  — Пошли уже!
        — А я, что против?
        Пройдя в дом, мы застали презабавную картину: мастер джедай, пусть и бывший, получает разнос от благоверной. Не совсем конечно, они так официально и не поженились, но все же.
        — Мастер Джин не приготовил обед, хоть и знал, что вы прилетите, а мама Шми была занята в Академии!  — прокомментировала происходящее Ассаж, с таким видом, будто в этом была ее заслуга.
        Уж кто-кто, а Шми Скайуокер не уставала меня поражать. Она не только вертела своим гражданским мужем как хотела, что понятно — баба в семье на то и баба, но вот то, что она, почти самостоятельно, потянула все направление эксплуатации боевых дроидов в Академии, да еще защитила диссертацию по дроидостроению, меня, мягко говоря, поразило. Более того, Шми внесла несколько очень важных предложений по взаимодействию между органиками и дроидами в бою. Да еще преподавателем оказалась от бога, что меня, впрочем, не удивило — если у нее сын в девять лет гоночные кары и дроидов из мусора собирал, или конфигурацию дефлекторного щита мог на коленке перестроить. И что обидно, о своем прошлом, она даже заикаться не хотела. Ну а копать самостоятельно я опасался, так как это могло привести к лишним проблемам с Сидиусом, который явно, к этой истории с «Избранным» и «Непорочным зачатием», имел отношение.
        Но с «торжественным» завтраком по случаю прибытия королевы, хозяева кое-как разобрались. И пока органики неспешно насыщались, попутно ведя беседу, я искал прокол — нечто, что я упустил, нечто важное. То, что уже несколько дней вызывало смутную тревогу, которую я первоначально связывал с отправкой экспедиции. Но сейчас я уже был убежден, что это другое.
        Даже последующая тренировка не принесла спокойствия. Пару боев против Квай-Гона, искусственно ограничив подвижность ног, дабы не иметь «преимущества» перед учителем, я благополучно слил, фехтуя на автомате, как в прямом, так и в переносном смысле. За что удостоился недовольного взгляда джедая, который, правда, мне ничего не сказал. А вот в поединке с Ассаж, я допустил ошибку.
        Девочка, как обычно, начала бой в своей излюбленной манере, со стремительных атак и прыжков, стиля Атару, которая как она, в общем-то, правильно думала, позволяла лучше бороться с чудовищной силой моих приводов. Вот только в скорости я ее тоже, немного превосходил, так что датомирка, после каждой своей атаки, нарывалась на жесткий блок и вынуждена была отскакивать назад.
        Вообще-то, главным преимуществом моего дроидского стиля, были отнюдь не сила и блоки, а подвижность, отвод ударов и неожиданные, невозможные для органиков движения, но против худенькой долговязой девочки, едва сорока пяти кило весом, подобная тактика работала на все сто.
        Вентресс явно тянула время, имитацией бурной деятельности, пытаясь перегрузить мой фехтовально-механический сопроцессор, и выжидала момент для Толчка Силы — атаки которую я никак не мог парировать. Ведь это был ее единственный шанс справиться со мной, впрочем, давно уже довольно призрачный — сейчас мои программы анализа кинематических схем, очень четко отслеживали сторонние ускорения, и вносили их в матмодель боя. Что одновременно, позволило мне плевать на изменения вектора и модуля силы тяжести, толчки, сотрясения поверхности, и многое другое. Фактически, подобные незапланированные полеты, лишь ограничивали мои возможности маневра.
        Вот так, понадеявшись на собственные программы, я и допустил ошибку, которая, к моему ужасу, едва не стоила жизни девочке.
        В очередной раз анализируя всю доступную информацию на предмет потенциальных угроз, я утратил нить боя, и когда, вслед за ожидаемым Толчком Силы, Ассаж перекатом попыталась проскочить мне за спину, моя кинематическая модель выдала решение, достать ее ударом выдвинутой на всю длину ноги, используя момент реакции при вращении туловища и рук, как опору. Я крутанулся в противоположную от нее сторону, мощным ударом снизу отводя арку ее меча вверх и назад, а моя левая нога устремилась к ее голове.
        «Прогнозируемая скорость встречи 27,65 м/с»,  — бесстрастно вынесла приговор фехтовальная программа. А я с ужасом понял, что сейчас ее обезглавлю. Возможно, будь у меня время, я бы смог что-то сделать. Но за доли секунды оставшиеся до удара, просто невозможно было выдать корректирующее задание программе.
        Что произошло дальше, описать очень сложно — ну не испытывал я до сих пор ничего подобного, и все тут. Мне просто очень-очень захотелось отвести свою ногу куда угодно, лишь бы подальше от этой головки со всклокоченными каштановыми волосами, и глазенками которые наполнялись ужасом от понимания неотвратимости гибели. В одно мгновенье, электронные системы выдали несколько десятков сообщений об ошибках и сбоях, а мир вокруг меня стал реальным и осязаемым, пронизанным чем-то вроде струй света. Эти струи текли сквозь меня, были частью меня, и я был частью их. Но сейчас я вцепился в них, как утопающий в соломинку, и потянул. Из последних сил дернул. Нет, не руками потянул — своим желанием.
        Меня швырнуло вверх, и закрутило. Острая ступня пронеслась в миллиметрах от головы девочки. А вслед за этим, фехтовальная программа выдала сообщение о невозможности адаптации, не выдержав трех внеплановых воздействий подряд. Так что вместо контролируемого падения, я попросту покатился кубарем, выломав правый локтевой шарнир, и получив пару небольших вмятин от встречи с камнями.
        А потом, я пару секунд просто лежал, глядя в сверкающее синевой небо, на фоне которого бежали строки отчета автодиагностической программы. Но сейчас, они были не важны. Главное, я смог спасти жизнь Ассаж, прикоснуться к Силе и, что, пожалуй, не менее важно, я наконец-то понял, где искать источник того тревожного предчувствия, что не давало мне покоя последние дни.
        — Эрдваныч, ты цел?  — спросила девочка, подбежав ко мне.
        Бедняжка сама страшно перепугалась, и сейчас мелко тряслась, а итак бледное лицо было белее мела.
        — А что мне будет?  — нарочито небрежным тоном ответил я, и, вставая на ноги, спросил у нее.  — Бедненькая, перепугалась наверное?
        — Ага… В смысле, нисколечко!.. Ты же чуть не убил меня, идиотский дроид! Хаттов придурок!..  — сорвалась она на крик, но тут же замолкла, и совсем по-детски шмыгнув носом, прошептала, повиснув на мне.  — Эрдвашенька, мне так страшно стало. Я думала, все…
        — Не надо, не плачь, Сажи,  — успокаивал я ее, гладя целым манипулятором по голове.  — Не бойся, все хорошо! Ты же знаешь, я тебя ни за что не обижу… И это… Помни, страх на Силы Темную Сторону ведет.
        — А шутки над Гранд-Магистром, даже в его отсутствие, ведут к проблемам со здоровьем, или, как ты говоришь, функционированием основных и дополнительных систем,  — подходя к нам, сказал Квай-Гон, пряча за ехидной улыбкой, тревогу за учеников.  — Что ж, я могу поздравить тебя, ученик. Но в следующий раз, постарайся ощутить Силу менее экстремальным способом. Ведь, как ты верно подметил, страх ведет на Темную Сторону.
        — Хорошо, учитель!  — с готовностью пообещал я.
        — И может быть, ты, наконец, расскажешь мне, что тебя тревожит?
        — Да, да конечно! Сейчас…  — поспешно ответил я, вспомнив, что намеревался проверить кое-какие подсказки Силы.
        Быстро открыв файл с отчетом о ликвидации пиратской банды на Лофкуаре, одной из планет сектора Чоммел, я моментально нашел то что искал, поражаясь тому, как я сразу этого не увидел.
        — Вот. Смотрите, мастер!  — спроецировав голограмму отчета, я выделил две фотографии, и части текста.
        — Давно?  — деловито спросил меня Джин, прочтя документ.
        — Семь суток,  — коротко ответил я джедаю, и крикнул Падме.  — Ваше Величество, необходимо срочно послать на Лофкуар, ударную группу флота и штурмовые подразделения.
        — Эрдваныч, ты не сильно ударился?  — с тревогой спросила она.
        — Боюсь, что ситуация действительно крайне серьезная,  — ответил за меня Квай-Гон.  — Возможно, мы успеем спасти хотя бы мирных жителей…
        — Или отомстить!  — произнес я, бессильно сжимая кулаки манипуляторов, за что удостоился недовольного взгляда джедая.
        — Может мне хоть кто-то объяснить, что тут происходит?  — теряя терпение, спросила королева.
        — Ваше Величество, к сожалению, мы неверно оценили численность пиратской банды на Лофкуаре,  — ответил я.  — С высокой долей вероятности, посланные на борьбу с ней наши подразделения, включая и взвод Вила, уничтожены. А население, в данный момент, подвергается либо тотальному уничтожению, либо захвату в рабство. Впрочем, скорее и тому, и другому.
        — Но как же?.. Ведь на планете всего тридцать тысяч поселенцев. Это мирные фермеры,  — побледнев, спросила Падме.  — С чего вообще ты это взял?
        — Ваше Величество, давайте я объясню вам по дороге,  — настоял я, направляясь к «Скату», и махнув стоящему у аппарели Панаке, крикнул.  — Капитан, похоже, банда Торнера нашлась. У нас в секторе. Если я не ошибся, первый и второй первой роты двенадцатого бата именно на их «фуражиров»[6 - Фуражир (устаревшее слово, заимствованное из французского)  — кавалерист либо военнослужащий любого другого рода войск, использующего гужевой транспорт, занимающийся заготовкой корма для лошадей (фуража).] нарвалась.
        — Ситх!  — выругался безопасник.  — Их же от хаттов полторы тысячи сбежало!
        — Вот-вот, а вы отчет о количестве украденного у поселенцев продовольствия, что Вил скинул, помните?
        — Ситх хатта так и боком!  — задумавшись на мгновенье, вновь выругался он.  — Как я это не заметил!?
        — Я своих «жестянок» поднимаю?
        — Действуй! Я с коммандером Додоной свяжусь. Дежурные роты второго и девятого батальонов также будут готовы через сорок минут.
        — Да хватит уже!  — притопнула ножкой Падме.  — Немедленно объясните, что тут происходит! Что это за войну вы начинаете? Кто этот Торнер.
        — Ладно, попытаюсь вкратце объяснить,  — согласился я, тем более что в подобных случаях, держать в неведении правителя планеты, было преступно.  — Начну чуть издалека. Как вы знаете, полтора года назад, Сенат, под видом конфискации военного имущества, заключил контракт с Торговой Федерацией на охрану гиперпутей и борьбу с пиратством. Вот после этого, любители легкой наживы и рванули во Внешнее Кольцо, а особо наглые в пространство Хаттов — там это не преступление, а вполне уважаемый бизнес, если конечно делиться со слизнями. Так вот, среди этих последних, и был капитан Торнер. Но беда в том, что он где-то перешел дорогу Хаттам. Нам с Панакой не удалось выяснить подробности, ведь это всего один из подобных эпизодов. Однако ясно, что насолил он им крепко, раз за него объявили награду в сто тысяч пеггат, а за каждого из его подручных, в зависимости от ранга, от сотни до десяти тысяч.
        — И он, как я поняла, решил затаиться в секторе Чоммел, так как мы не допустили корабли Федерации в свое пространство, не сотрудничаем с хаттами, и не допускаем к себе частные флоты, а попросту наемников,  — закончила за меня Падме, и, усаживаясь в кресло транспортника, спросила.  — Но как удалось выяснить, что это они?
        — К сожалению, мы это выяснили слишком поздно, Ваше Величество,  — хмуро произнес Панака, садясь напротив нее.  — Если бы Эрдваныч не обратил внимания на количество продуктов, что в несколько раз больше необходимого для пятидесяти разумных, мы бы и сейчас не знали что они здесь.
        — А то, что это именно Торнер, пока всего лишь предположение. Он единственный из известных нам пиратских капитанов, кто обладает такими силами, и может появиться в нашем секторе,  — высказался я.
        — Эрдваныч, Панака, вы думаете, наши гвардейцы погибли?  — жалобно спросила Падме, пряча лицо в ладони.
        — Боюсь что да,  — не стал скрывать я правду.  — Если противник успел подать сигнал эскадре, то у пиратов будет двадцатикратный перевес в живой силе, и семикратный по кораблям.
        — Бедняжка Эри,  — произнесла Падме, из глаз которой текли слезы.  — Это так несправедливо! У них ведь маленький. Я сама ей скажу про Вила.
        — Как пожелаете, Ваше…  — попытался ответить Панака, но был прерван королевой.
        — Джей, подготовь мой скафандр!  — отдала команду она, и не терпящим возражений тоном добавила.  — Я лечу с вами!
        И не успели мы с Панакой подать голос против очередной королевской авантюры, как из-за спин «Стражниц» вылезла, неизвестно как проникшая на борт Вентресс, и заявила:
        — И я с вами! Тот кто посмел обидеть Эри, Вила и маленького Риза, очень пожалеет об этом!
        «Нет, все же кровь имеет значение!» — подумал я, глядя на… нет, не на непоседливую тринадцатилетнюю девчушку, а на потомка сотен поколений женщин-воинов живущих на одной из самых негостеприимных планет галактики. И четко, как и Панака, да наверно и Падме, понимал, что не смогу отказать ей. Тем более что риск для нее даже меньший чем для королевы — для любого джедая, пусть это и недоученный падаван, опасны лишь ситхи, толпа, или такие уникумы как Джанго и Гривус.
        Взглянув на опустившего взгляд в пол Панаку, я лишь обреченно махнул рукой: «Хатт с вами, летите!».
        А «Скат», тем временем, уже заходил на посадку в космопорте города Тид, где уже дожидались погрузки войск и техники два переоборудованные в десантные корабли транспортника, и шесть корветов. Нас ждал бой. Первое серьезное испытание Сил Планетарной Обороны Набу.

        Глава 1

        Попавший в угол оконного проема заряд плазмы, выбил целый фонтан пыли и каменной крошки. Еще несколько зарядов попали в стену, отчего остатки штукатурки осыпались, заполнив комнату мелкой противной пылью. Но добротная каменная стена все еще держалась.
        Вил, не глядя, выстрелил из подствольника[7 - Жаргонное название подствольного гранатомета. В данном случае, входящего в состав стрелкового комплекса ЕN-5М http://cs613517.vk.me/v613517878/14036/BFn6fLafEeg.jpg. Который представляет собой глубокую модернизацию карабина Е-5, с компоновкой по схеме «булпап», при переносе энергонакопителя в пистолетную рукоятку более эргономичного типа, и с увеличением емкости газового баллона. Для предотвращения ожогов стрелка при ведении интенсивного огня нагревающиеся части вынесены максимально вперед, а остальные закрыты теплоизолирующими накладками. Помимо бластерного карабина, в состав комплекса входит 40-мм подствольный массдрайверный гранатомет дульного заряжения и комбинированный дневной/ночной прицел с интегрированным дальномером. Масса комплекса — 4,27 кг, длина — 700 мм, прицельная дальность в бластера — 300 м, гранатомета — 20?1000 м, заряд бластерного газа — на 250 выстрелов. Типы гранат: кумулятивно-осколочная, термальная, дымовая, ионная.], в сторону, где, как он предполагал, находился враг, и на четвереньках переполз в смежное помещение. Там,
укрывшись за обломками рухнувшей крыши, он внимательно осмотрел небольшой участок улицы, что был виден сквозь пролом в стене. И сразу же дал две короткие очереди по нескольким пиратам, которые пытались оттащить своего раненого. После чего, даже не пытаясь выяснить, попал он в кого-то, или нет, бросился в глубь дома, и, через небольшой дворик, побежал к соседнему дому, где его ждали остальные.
        Вовремя! В конце квартала заухал тяжелый бластерный репитер, а покинутый мгновение назад дом, стал разваливаться под плазменным градом.
        Два выстрела из магнитки[8 - Жаргонное название электромагнитного снайперского массдрайвера ММДС-1 http://cs613517.vk.me/v613517878/14036/BFn6fLafEeg.jpg, калибра 2,0 мм. Стреляет оперенными стальными стрелами массой 2,4 г с начальной скоростью 3500 м/с. Длина оружия — 920 мм, масса — 6,20 кг, боекомплект — 20 стрелок, прицельная дальность — 4000 м.], откуда-то справа, на фоне этого, прозвучали еле слышными хлопками. Тем не менее, репитер сразу же смолк, а через секунду, где-то за остатками дома нехило долбануло.
        — Все. Отходим!  — приказал Вил своим бойцам, ввалившись в полуподвал.
        И поймав брошенный Гвоздем тактический датапад, стал на бегу забивать координаты для удара. Но тут же грязно выругался на хаттском. Еще бы, у последней уцелевшей АМТ[9 - Автоматическая минометная турель. Оружие поддержки, по сути скорострельный дистанционно управляемый гаусс-миномет калибра 64 мм. Масса — 110(182)кг, боекомплект — 36 мин, дальность стрельбы — 40?10000 м, темп стрельбы — 180 выстр./мин. Два типа мин в БК. Типы мин: ОФ, термальной детонации, дымовые, осветительные, кумулятивные самонаводящиеся (на момент рассказа, в стадии разработки)] осталось всего девять мин.
        — Вил, тут это… Куста зажали и…  — смущенно пояснил командир второго отделения, набуанец лет двадцати, с позывным «Гвоздь».
        — Хаттово очко! Хорошо хоть держится… Лучше пусть так. Если северный фланг продавят, нам хана. Ситх!  — прохрипел он, пробираясь через нагромождения какого-то старья.
        — Ну, понеслась! Как говорит Эрдваныч: «Кто не спрятался, я не виноват!» — нехорошо улыбаясь, произнес парень.
        Слышно и видно за километр, конечно, не было, но он отчетливо представил, как прямо сейчас разворачивается в сторону цели небольшая 64-х миллиметровая пушка с двумя револьверными магазинами, на треногом лафете, и один за другим, со слабым хлопком, выплевывает «гостинцы», каждый раз чуть доворачивая. А через сорок секунд, задорно взвизгивая, последние девять мин накрыли недавно оставленные ими дома на окраине городка.
        — Все?  — не то спросил, не то констатировал Брик.  — Теперь попрут.
        — Попрут,  — на бегу подтвердил Вил, с тоской оглянувшись на своих солдат.
        Эти ребята за прошедшие четыре года стали для него больше чем подчиненными и, даже, друзьями. Они стали ему семьей. Людьми и нелюдями, которым он мог доверить все, и жизнь, и любую тайну, и… Все, одним словом. Как и они ему. И вот сегодня им предстояло навсегда расстаться. Сдохнуть на этой забытой Силой планетке. Ведь даже то, что они смогли двумя взводами, три дня сдерживать почти тысячу пиратов, было сродни чуду. А уж то, что из его взвода погибло всего четверо, казалось парню совершенно невероятным.
        На эту планету, Лофкуар, они прибыли неделю назад, по приказу королевы Амидалы. Защищать сельскохозяйственную колонию от пиратов, которые грабили местных жителей. И попали.
        Нет, сперва все складывалось нормально. Прибывшие на двух модифицированных фрахтовиках два гвардейских взвода, легко уничтожили пиратскую базу, которою защищало всего полсотни рыл, тем более те абсолютно не ждали нападения, отчего большая их часть находилась под спайсом, или развлекалась, насилуя девушек с близлежащих ферм. А потом… Потом, вблизи планеты, из гипера вышел целый пиратский флот из дюжины разномастных судов, от вооруженных фрахтовиков, до доисторического корвета.
        Оба транспортника были уничтожены на поверхности, не успев взлететь. А бойцам Вила пришлось принять бой против превосходящих в полтора десятка раз пиратов. Эти космические разбойники скрывались в системе от хаттов, которым сумели насолить самым страшным способом — захватив их корабль с двумя тысячами тонн спайса. Во всяком случае, так рассказали пленные.
        — Командир, что там?  — спросил сержант Лайдли, из третьего отделения, когда они ввалились в холл ратуши, единственного в городке трехэтажного здания.
        — Херово. Противник вышел к Синим Оврагам, и попытался пробиться к нам в тыл. Мы фактически окружены,  — ответил Вил, повалившись на импровизированную лежанку из вещмешков в углу, и отхлебнув воды из фляги, устало добавил.  — У нас мины закончились.
        — Хатт,  — только и смог ответить комод-три.
        А лейтенант лишь устало потер красные от недосыпания глаза, и уставился в тактопад. Пока им удавалось делать невозможное — семью десятками бойцов, практически без тяжелого вооружения, защищать целый городок, единственный на этой планете. Но так вечно продолжаться не могло, ведь даже не считая пятнадцатикратного превосходства противника в живой силе, они не могли даже создать сплошную линию обороны, полагаясь на тактику опорных пунктов и мобильных огневых групп. Все из-за неудачной для обороны формы городка.
        — Хаттовы личинки!  — процедил сквозь зубы парень.  — Не могли, как все люди в одном месте дома строить.
        Он так и эдак, разглядывал план городка, что вытянулся на три километра вдоль берега озера, и фактически состоял из трех отдельных городочков сросшихся вместе, пытаясь решить не решаемую задачу — как его защитить. Нет, Вил изначально видел слабость этой позиции, но отдать на растерзание пиратам четырнадцать тысяч поселенцев не мог. Не учили его такому! Во всей этой ситуации, лейтенанта СПОН, или в просторечии набуанской гвардии, радовало лишь то, что враг осторожничал, и не применял корабли, да и также не имел тяжелого наземного вооружения.
        «Еще бы. После того, что они отгребли в первый день!» — злорадно подумал он. Тогда гвардейцам удалось сбить три, и сильно повредить два корабля противника, включая старый корвет, который, по счастью, не мог использовать корпускулярные щиты в атмосфере, поймав брюхом ЗУР[10 - Зенитная управляемая ракета.] из ПЗРК[11 - Переносной зенитный ракетный комплекс.].
        Вил тоскливо посмотрел на лежащий около стены толстый цилиндр с коробкой прицельно-сенсорного комплекса — последний из восьми ПЗРК положенных по штату на два взвода. И подумал: «Хорошо, хоть они не знают, что у нас их встречать нечем, а атмосфера не дает разнести город с орбиты. Главное, чтобы не рискнули проверить». Вообще весь тот первый штурм, он воспринимал как невероятную удачу, помноженную на сюрреалистический идиотизм пиратов. В голове лейтенанта не укладывалось, как можно в обороняемый, пусть всего несколькими десятками бойцов, город, входить толпой, по центральной улице, да еще пустив впереди идиотски раскрашенный спидер с бластерной турелью. И при этом, посадить на него главаря! Теперь в городе невозможно было дышать от запаха гари и гниющей на солнце плоти где-то двух сотен пиратов.
        С севера донеслись звуки взрывов и визг бластерных выстрелов, а на тактопаде погасла еще одна зеленая точка, а две другие, тревожно замигали желтым — еще один убитый и двое раненых. Их осталось всего сорок три в строю.
        — Что там у тебя, Куст?  — спросил он, вызвав командира второго взвода.
        — Три группы по двадцать пять — тридцать пиратов. У них четыре тяжелых дроида,  — спустя пару секунд, ответил лейтенант Дэйл по прозвищу Куст.  — Кайл все.
        — Эвакуируйте этих шааков и уходите!  — подумав пару секунд, ответил он, недобро взглянув на трясущегося в углу мэра городка, здорового детину лет сорока, вдвое более широкого в кости, чем жилистый и невысокий Вил.
        — Понял!  — откликнулся Куст, который, хоть и был в равном с ним звании, но Академию закончил лишь в этом году, а потому беспрекословно подчинялся на год «старшему» товарищу.
        Отдышавшись и справившись с приступом злобы, Вил обратился к мэру. Он говорил абсолютно спокойно, тем же тоном, каким, к примеру, объяснял новобранцам меры предосторожности при обращении с термодетонатором, но оттого становилось лишь страшнее:
        — Когда нас убьют, Пираты вырежут большую часть мужчин, а остальных заставят смотреть, как они насилуют ваших жен и детей. А потом, выживших продадут в рабство, предварительно убив больных, стариков и грудных детей.
        — Но… Но… господин… В… Вил, мы не солдаты…  — залепетал тот, но был прерван Гвоздем, который как раз закончил снаряжать магазины к автоматическому гранатомету.
        — Не «Господин Вил», а «Товарищ лейтенант»!  — со злостью прорычал он.  — А все твои, Шаак, отговорки мы уже слышали. Хочешь сдохнуть как скотина — сдыхай, только под ногами не путайся. Пшел отсюда!
        — Гвоздь, не надо. Мы ему все равно ничего не докажем,  — устало потерев глаза, произнес Вил, вставая с лежанки.  — Ты знаешь, я на Татуине вырос, так насмотрелся на таких… Поднимай бойцов, надо будет тех, кто за Кустом попрется отсечь. Брик, что в эфире?
        — Если ты о пиратах, то сплошная ругань и угрозы вперемешку с обещаниями заплатить и сохранить жизнь, в наш адрес,  — оторвавшись от мультичастотного сканера, произнес его друг, который пошел к нему простым командиром отделения, даже не смотря на предложение возглавить один из конструкторских отделов ТДИК, которое ему сделал Эрдваныч.  — А если о наших, то глухо. С чего ты вообще взял, что за нами прилетят?
        — И сколько дают?  — скептически хмыкнул лейтенант, игнорируя последний вопрос своего специалиста по техночудесам.
        — По десять тысяч каждому обещают,  — хохотнул тот.
        — Думают за полугодовое довольствие, гвардеец предаст то, за что готов отдать жизнь. Идиоты!  — Вил поддержал скептический тон друга.  — Вот что, брось ты этот агрегат, и дуй за Гвоздем. Мы с Лайди тут, думаю, продержимся. Эх, накрыть бы этих, когда втянутся…
        — А в чем проблема?  — удивился Брик, хитро косясь на ПЗРК.
        — У нас тяжелого…  — начал было Вил, но увидев, куда смотрит тот, спросил.  — Ты хочешь сказать?..
        — Ага!
        Спустя полчаса, Вил сидел на крыше ратуши, и, выдвинув над парапетом видеосенсор шлема, осматривал северную окраину городка, где, среди аккуратных домиков, то и дело пробегали пираты. Он честно не мог понять, как можно так подставляться, что их тянет на улицы, почему они не передвигаются дворами и через дома, как учили их в Академии. Вот одна из групп людей, а может представителей какой-то близкой к людям расы, ломанулась через широкий проспект, и тут же потонула среди пылевых фонтанов разрывов — его бойцы били, как минимум, из двух автоматических гранатометов[12 - Ручной автоматический гранатомет http://cs613517.vk.me/v613517878/1403d/TCEW3fQpC3M.jpg использует те же гранаты, что и подствольный гранатомет комплекса ЕN-5М, с подачей из надствольного 15-и зарядного магазина. Масса оружия — 6,25/10 кг, длина — 800 мм, начальная скорость гранаты — 25?160 м/с, прицельная дальность прямой наводкой — 20?800 м, навесным огнем — 40?1600 м, темп стрельбы — 150/600 выстр./мин.], а судя по трассам плазменных зарядов, еще и из карабинов, как минимум с трех точек.
        Сместив поле зрения сенсора ближе к зданию ратуши, Вил непроизвольно стиснул зубы: «Хатт, они что придурки? Их же убивать сейчас будут, а они еле плетутся! Да еще вещи тянут».
        С эвакуацией гражданских вообще вышла куча проблем. Люди не хотели оставлять свои дома и имущество, так что гвардейцам пришлось кое-где действовать прикладами и ботинками. А одного жирного нерфа, Куст, вообще, чуть не застрелил, когда тот попытался, сперва качать права, а потом, бросился на солдат с ножом.
        — Ну что там?  — спросила Венс, вылезая на крышу, и пригнувшись, подбежала к Вилу.
        — Отходят,  — сообщил тот, оглянувшись на «сестренку» которая так же, как и Брик, не захотела служить отдельно от него.
        Девушка была вся перепачкана пылью и какой-то грязной жижей, а рукав куртки почернел от крови.
        — Ты ранена?  — спросил он, пока та расстилала коврик и пристраивала свою магнитку так, чтобы через дыру для водостока просматривалась улица, по которой отходили гражданские и бойцы Куста.
        — Ерунда, царапина,  — соврала она, слишком аккуратно упирая локоть в коврик.  — Один из этих думал, что сможет справиться со мной на ножах.
        — Как хочешь,  — хорошо зная характер забрачки, не стал настаивать лейтенант.  — Ты только с обезболивающими не переусердствуй.
        — Не вопрос, Командир,  — скорчив дурацкую рожицу, чтоб тот не видел, как ей больно, ответила девушка.  — Я, кстати, чего пришла — с юга противник стягивает силы. Видимо, хотят ударить, когда мы увязнем на севере.
        — Логично, с их стороны,  — задумчиво произнес Вил, и внимательно взглянув на нее, строго спросил.  — Венс, ты, что сама ходила на разведку?
        — Да какую разведку, так по кустам пробежалась — надоел этот городишко,  — с самым беззаботным видом заявила она, и, видя, что лейтенант теряет терпение, припала к амбушюру прицела, делая вид, что высматривает что-то.
        И пока Вил раздумывал, наказать ее за нарушение прямого приказа, или нет, девушка вдруг дернулась, и, вся, как будто окаменев, прошептала: «Мальчики, нет…». А затем открыла беглый огонь, в просто невероятном, для снайперской электромагнитной винтовки, темпе. Лейтенант же, моментально забыв о мелочах, не скрываясь, высунулся из-за парапета крыши, и навел бинокль в ту точку, куда била забрачка.
        — Гвоздь, двоих в прикрытие! Остальные перебежками вперед на три дома! Затем налево, семьдесят метров прямо по переулку, и назад дворам!  — как всегда в критических ситуациях, между разумом и эмоциями парня, казалось, вырастала стальная стена, которая не подвела и в этот раз.  — За поворотом шестеро, легкая плазма. Возможно термалки. В ближний и перестрелку не вступать — рвитесь сходу! Венс прижала основную группу. У вас двадцать секунд! Да пребудет с вами Сила!
        Изготавливая свой карабин к стрельбе, он по-новому посмотрел на старую подругу, которая только что, по сути, спасла шестерых из восьми ребят отделения гвоздя. «А еще двоих убил я!» — отстраненно, пока отстраненно, как он знал, подумал Вил, выставив регулятор мощности подствольника на максимум, и отправляя гранаты во врага, чуть ли не навесом. И когда магнитное поле вырвало у него из пальцев шестую гранату, первая как раз достигла одного из домов, вдоль которых пробиралась группа пиратов, почти в сотню человек. Конечно, на дальности в тысячу сто метров, ни о какой прицельной стрельбе из подствольного гранатомета и речи быть не могло, но вот целая серия близких разрывов, смогла прижать противника к земле, куда как лучше, чем снайперский огонь. И это не смотря на то, что осколки гранат ранили максимум троих, а гиперзвуковые стрелки, убили минимум пятерых — что поделать, взрыв заметнее и страшнее.
        И лишь когда Гвоздь с тремя бойцами, несшими двух раненых товарищей, смогли оторваться, Вил без сил опустился на нагретый солнцем бетон крыши, и, стянув шлем, невидяще уставился в пространство. Сколько он так сидел, парень понять не мог. Но в какой-то момент, его вывела из оцепенения звонкая пощечина.
        — Да успокойся, ты. Всех все равно спасти бы не удалось,  — сказала Венс, заглядывая ему в глаза.  — Чтоб ты знал, я Гвоздя с ребятами уже похоронила, а стрелять от отчаяния начала. А ты их спас! Я горжусь тобой, Командир!.. И тебя там, кажись, вызывают…
        Он послушно подхватил шлем, и как только вновь надел его на голову, сразу услышал нетерпеливый голос Брика:
        — … десь Болт! Командир ты меня слышишь? Повторяю…
        — Здесь Первый, Болт, что у тебя?  — быстро спросил лейтенант.
        — Хатт, ты там заснул что ли. Жги их сук!  — прокричал парень, судя по визгу плазмы, как раз в этот момент, в кого-то стреляя.  — Ориентир три, справа десять, ближе сто. Дом с хозпостройками, три дерева во дворе!
        Не раздумывая, Вил подхватил трубу ПЗРК, и тяжело ухнув, взвалил эту двадцатипятикилограммовую дуру на плечо. Найдя указанный дом, он аж присвистнул. И было отчего. Через его двор и по соседней улице тянулся просто сплошной поток вооруженных людей и нелюдей. Те все рвались сюда, к ратуше, зажатые с флангов яростным огнем гвардейцев, и таким образом оказались в этом бутылочном горлышке.
        — Всем в укрытие!  — прокричал по открытому каналу он, и вдавил клавишу спуска, начисто проигнорировав сообщение, что цель не найдена.
        По ушам ударило выстрелом стартового двигателя, и чуть переделанная протонная торпеда от N-1, вылетела из ТПК[13 - Транспортно-пусковой контейнер.]. На расстоянии десяти метров, включился ее ионный двигатель, заставив парня поморщиться от запаха озона и жара. И через три секунды, светящаяся полоса плазменного выхлопа уперлась в выбранный, в качестве цели, дом, моментально превратившийся в светящийся шар, от которого, во все стороны понесся белесый пузырь ударной волны, сметая дома, деревья и людей, спеша растворить в окружающем пространстве, без малого 17 миллиардов Джоулей тепловой энергии[14 - 4 тонны тротилового эквивалента, с учетом того, что процент энергии, приходящийся на тепловое излучение, в данном случае значительно выше, чем при взрыве бризантных ВВ.].
        От содрогания земли, и Вилу, и Венс, на мгновение показалось, что здание сейчас рухнет. А когда прошла ударная волна, и они выглянули из-за парапета, вся северная часть городка была затянута пылью, над которой, на добрую сотню метров, поднялось грибовидное облако, которое все продолжало расти.
        Это было невероятно, но они продержались еще два дня. Во всяком случае, Вил, сидя около пробитой плазмой стены, и вглядываясь в предрассветный сумрак, пока санинструктор осматривала его плечо, в это поверить до конца не мог. Пусть им пришлось оставить и южную часть города, пусть сейчас они удерживали кусок территории в полкилометра в диаметре вокруг ратуши, пусть их в строю осталось всего тридцать четыре человека из семидесяти трех, что прилетели девять дней назад на эту проклятую планету, пусть все они были изранены и злы от недосыпания и стимуляторов, но они не могли отступить. Во-первых, отступать было некуда, а во-вторых, за их спиной, сейчас были тринадцать с небольшим тысяч гражданских, что заполонили все помещения, включая подвалы, и даже гаражи для сельхоз техники.
        — У тебя трещина ключицы, командир,  — сказала Риане, штатный медик их взвода, а по совместительству еще и связистка.  — Нечего было из подствольника на полной мощности с одной руки стрелять.
        — Знаешь же, что по-другому было нельзя?
        — Знаю,  — смахнув слезинку, прошептала девушка, чей парень тогда спасся, но погиб этим вечером.
        Не глядя, вколов Вилу очередную дозу обезболивающего, она отошла к дальней стене, где и замерла, уперев лицо в колени. Девушка, как и все они, прекрасно понимала, что предстоящий день они не переживут. Гранат осталось всего два десятка. И те кумулятивно-осколочные, для которых тут не было целей. Да и газовых картриджей, всего по два на человека.
        Конечно, были еще местные, которые наконец-то, благодаря пиратам, показательно расстрелявшим пойманных в городе, поняли, что их тут будут убивать. Но на них попросту не хватало оружия — десяток полицейских бластерных пистолетов, пара дюжин охотничьих ружей, плюс трофеи снятые с убитых пиратов, позволили вооружить лишь восемьдесят пять разумных. Да и то годных лишь на то, чтобы тупо защищать указанную позицию, не способных пользоваться укрытиями, не говоря уже о маневре и видении картины боя.
        «Толку-то с них, вчера у них, за полдня, три десятка холодных. И то, на наименее ответственных участках»,  — тоскливо подумал Вил. Уж очень ему не хотелось умирать в неполные восемнадцать лет, да еще вот так, не увидев напоследок сына, не поцеловав жену. Но в то же время, он ни о чем не жалел, ведь жизнь дала ему шанс. Шанс прикоснуться к чему-то большему, чем когда-либо мог представить мальчишка-сирота с Татуина. Быть причастным к зарождению чего-то грандиозного, что он просто чувствовал, но был не в состоянии описать. Однако главным, из-за чего Вил не боялся смерти, было простое чувство благодарности Королевству Набу, давшему ему этот шанс, любовь, семью, дело которым он мог гордиться и многое другое, о чем он не смел и мечтать каких-то четыре года назад. И теперь, когда пришло время отдать за него свою жизнь, командир первого взвода первой роты двенадцатого батальона СПОН лейтенант Вил был готов это сделать.
        — Идут!..  — крикнул один из местных, что дежурил у окна и тут же исчез во вспышке и грохоте взрыва термального детонатора, взорвавшегося за стеной, в метре от него.
        — Набуанцы! К бою!  — проорал в комлинк Вил, отплевываясь от кирпичной крошки, и пытаясь хоть что-нибудь разглядеть сквозь поднятую взрывом пыль и цветные пятна в глазах.
        Справа пару раз взвизгнул карабин Риане, которому сразу же ответили не менее полутора десятков бластеров со стороны улицы и близлежащих домов. Парень, одной рукой сорвав с пояса осколочную гранату, а другой поспешно надевая шлем, подскочил к краю пышущего жаром пролома в стене, и, не высовываясь, бросил ее в сторону, откуда раздавалась наиболее интенсивная стрельба. Переждав разлет осколков, он перекатился на левую сторону пролома, чтоб удобнее было стрелять, и, переключив на визор шлема прицел карабина, выставил тот на вытянутых руках за край стены, двумя короткими очередями срезал троих противников, что как раз перебегали улицу. А потом, не дожидаясь ответного огня, одним прыжком проскочил на исходную позицию, и, перехватив бластер левой рукой, дал еще одну очередь, не особо целясь.
        — Риане, на правый…  — крикнул лейтенант, но девушка, сидя около стены лишь смотрела в синеющее небо остекленевшими глазами — заряд плазмы попал ей в шею чуть выше ворота бронежилета, лишь слегка опалив подбородок, так что и после смерти лицо ее осталось таким же обиженно-грустным, каким оно и запомнилось в последний раз при жизни.
        — Прости, Риане… Это нужнее живым,  — грустно прошептал Вил, подползая, под визг и взрывы плазмы, к трупу девушки и пачкаясь в крови, доставая из карманов ее разгрузки аптечку, плазменные картриджи и гранаты.  — Прощай…
        Упав на левое плечо, и откатившись в сторону, он пропустил над головой несколько плазменных сгустков, что ударившись об стену, засыпали его пылью, а затем, не целясь, полоснул очередью дыру в стене, через которую полезло несколько пиратов. Двоих удалось застрелить, а третий, вооруженный бластерным пистолетом, попытался выстрелить в Вила, но тот, ударом ноги выбил у него оружие, и рывком поднявшись на ноги, с разворота ударил пирата прикладом в висок. И тут же вновь повалился на пол, сбитый с ног еще одним нападавшим, радуясь, что бронежилет остановил лезвие виброножа направленное ему в область желудка.
        Отбросив карабин, парень выхватил из набедренной кобуры DL-44, и, воткнув фокусирующий раструб под мышку врагу, нажал на спуск. И не раздумывая, выскользнул из-под обмякшего тела, чтобы на четвереньках проползти в комнату на противоположной стороне дома.
        Подобрав по дороге карабин, Вил осторожно подполз к окну, и выдвинув сенсор шлема, осмотрелся.
        — Сейчас получите, суки!  — зло ухмыляясь, прошептал он, видя как мимо дома, где он держал оборону, пытается пройти группа из десятка пиратов, явно с целью зайти в тыл к Гвоздю, который оборонялся в расположенном в ста пятидесяти метрах справа здании кантины.
        Переключившись на последнего, он тихо позвал:
        — Гвоздь, здесь Первый, ты там еще весь вискарь не выпил? Если нет, навесь через дом слева, ориентир раздвоенное дерево. Один, если есть два.
        — О жив, командир! Я то думал… Готовься, даю два через десять с интервалом два. Два по высоте хватит?  — мигом отозвался лучший гранатометчик их роты.
        — Хватит. Работай! Уйдут ведь,  — прошипел, отключаясь, Вил.
        И ровно через десять секунд, чуть слышно на таком расстоянии, звякнул автоматический гранатомет, затем снова. А через пять секунд, над головами столпившихся перед последним броском врагов, одна за другой, с интервалом ровно в две секунды, взорвалась пара кумулятивно-осколочных гранат.
        Возможно, будь у пиратов хотя бы полная легкая броня, это бы ничего не дало. Но у большинства СИБЗ[15 - Средства индивидуальной бронезащиты.] и вовсе не было. Так что половина из них свалилась с мелкими кусками стали в организме, а остальные, после того, как Вил разрядил в них весь запас бластерного газа из карабина, опрометью бросились назад, попросту бросив своих убитых и раненых — за эти дни гвардейцы научили тех бояться себя.
        Пользуясь небольшой передышкой, лейтенант включил тактопад, и, отдав приказ Брику запустить последний оставшийся беспилотный дрон, стал координировать действия своих бойцов. На его позицию еще дважды выходили группы пиратов, но, попав под огонь, сразу отходили. Благо основной удар пришелся чуть севернее, и он смог сосредоточиться на управлении боем. А спустя час, даже организовал что-то вроде контрудара, стянув практически все силы с южного и восточного направления, где отвлекающие удары противника удалось относительно легко отбить.
        Возможно, будь у него побольше сил, он бы смог окружить прорвавшуюся на участке основного наступления группу пиратов, но, имея всего десять гвардейцев и полтора десятка местных, это было абсолютно невозможно сделать. Да даже сними он всех гвардейцев, окружить почти две сотни пиратов бы не удалось.
        Вила радовало в тот момент лишь одно: противник явно осторожничал и был до крайности деморализован. Иначе, им бы хватило одного мощного удара, как в первые дни. А еще он понимал, что следующий штурм будет последним, ведь их осталось всего пятьдесят пять, из них только двадцать шесть гвардейцев. Остальные, пусть и проявляли отчаянную храбрость, защищая своих близких, все же проигрывали по всем статьям не только гвардии, но и тем же пиратам. Но и так, они оказали неоценимую помощь. Даже Вилу, чтобы возглавить контратаку пришлось передать свою позицию троим ополченцам, старику и двум мальчишкам лет пятнадцати.
        Когда совсем рассвело, лейтенант устало ввалился в здание ратуши. У парня абсолютно не осталось ни физических, ни моральных сил. Сейчас он почти что с нетерпением ждал очередного штурма и смерти. Эта контратака стоила им еще пятерых бойцов, так что из двух взводов, в живых сейчас оставался всего двадцать один человек, против пяти-шести сотен врагов.
        — Товарищ лейтенант…  — неуверенно окликнул его мэр.  — Я… Мы… благодарны вам. И простите нас… мы…  — не закончив, он обреченно махнул рукой, и отвернулся к стене.
        — Да ничего. У каждого своя работа. Наша — отдать жизнь, чтоб другие жили…  — сказал тот в ответ, и вдруг весело улыбнулся пришедшей идее.
        Много раз слышанные до того слова, неожиданно стали для лейтенанта руководством к действию. И пусть в его судьбе, и судьбе его бойцов это ничего не меняло, но это давало шанс спастись хоть части мирных жителей.
        — Господин мэр…  — чуть смутившись из-за того, что не запомнил его имени, сказал Вил.
        — Фергис,  — настороженно глядя на парня, поправил тот.
        — Благодарю, мэр Фергис. Я принял решение об эвакуации города. Помощи мы так и так не дождемся. Нас слишком мало, да и боеприпасы на исходе. Зато, мы в силах пробить проход в кольце оцепления, через который вы сможете вывести жителей города, и укрыться в лесах…
        — Но…  — попытался возразит мэр.
        — Да, я понимаю, и то, что многие при этом погибнут, и то, что вас будут искать. Но вам надо продержаться всего пару дней. А потом прилетит флот с Набу. Вас не оставят в беде, Фергис, верьте мне!  — уверенно заявил Вил.  — К тому же, ловить вас будут не особо настойчиво — враг понес слишком большие потери, да и первым делом, они начнут грабить дома. Вы только пару дней продержитесь… Подготовьте своих людей, мы ударим через час.
        Командир гвардейцев развернулся к стоящей около окна забрачке, и спросил:
        — Венс, хочешь умереть красиво?
        — Не особо, но если надо…  — притворно тяжело вздохнув, сказала она.
        — Командир, погоди!  — крикнул Брик, продолжая мучить сканер.  — Тут пираты к нам переговорщика отправляют.
        — Отлично! Значит, успеем нормально подготовиться. Пусть идет. Передай нашим, чтоб не стреляли. Посмотрим, чего они хотят,  — скептически хмыкнув, ответил Вил, и, одернув бронежилет, направился к выходу из ратуши.
        Полной грудью вдохнув пропитанный гарью и трупной гнилью воздух, он остановился в двух десятках метров от здания, и, окинув взглядом панораму города, над которой то тут, то там поднимались столбы дыма от пожаров, стал ждать.
        — Ты зачем здесь?  — не оборачиваясь, спросил он подошедшую Венс.
        — А ты думаешь, что я оставлю тебя одного с этими?  — вопросом на вопрос ответила та.  — Вдруг они захотят тебя убить, и ты пропустишь предстоящее веселье.
        — Ладно. Как знаешь…  — согласился Вил, и, не сводя глаз с улицы, перегороженной обломками сбитого фрахтовика, шепнул.  — О, идет! Откуда только тут?..
        Из-за оторванного взрывом блока двигателей транспортника, вышел полностью лысый старик, не менее восьмидесяти лет на вид, в черном покрытом царапинами и следами плазменных попаданий бескар`гам. На сгибе левой руке у него лежал шлем, а правая придерживала ремень карабина. Подойдя к Вилу, он неожиданно взглянул тому в глаза, от чего парню стало слегка не по себе. Казалось с человеческого лица, на него смотрят глаза хищного зверя. Вот только, Вил знал, что и у него самого, сейчас взгляд не лучше, разве что еще и усталый. И он просто решил забить на такие мелочи, продолжая смотреть мэндо в глаза, лишь криво улыбнувшись уголками губ. Отчего парламентер пиратов явно развеселился, и, хохотнув, спросил:
        — Верд, я хотел бы поговорить с вашим командиром.
        — Собственно вы с ним уже говорите,  — сухо ответил тот.  — Лейтенант Сил Планетарной Обороны Набу Вил. Я отвечаю за проведение этой операции.
        — Джейсан Мереель, капитан личной охраны «адмирала» Торнера… точнее, уже бывший капитан,  — представился наемник, при этом «адмирал» он произнес так, как будто это было бранное слово.  — Извини, лейтенант, старею.
        — Ничего. А Джастер?..  — спросил Вил, припомнив разборы боев Мандалорской Гражданской войны в Академии.
        — Племянник. Был.
        — Простите.
        — Ничего,  — улыбнулся мандалорец.  — Он был воином, и погиб как воин.
        — Ладно, хватит лирики. Чего хочет этот твой Торнер?  — помолчав, спросил лейтенант.
        — Уже ничего. Сдох ди`кут когда думал воинов своим спидером напугать. А если ты о пиратах, то, как обычно: убить вас, захватить этот городишко, разграбить, изнасиловать женщин и детей, а тех, кто останется в живых, продать в рабство,  — с ленцой в голосе протянул старик.
        — Хм, довольно честно. А что предлагают?  — попробовал зайти с другой стороны гвардеец, несколько удивленный подобной манерой переговоров.
        — Сложить оружие. Обещают сохранить жизнь вам и жителям города, и денег дать, сколько захотите,  — хохотнув, ответил он.
        — Врут,  — сказала, молчавшая до того забрачка.
        — Врут,  — подтвердил Джейсан, и вопросительно глянул, сначала на Вила, а затем на нее.
        — Венс,  — представил девушку Вил, и в свою очередь спросил.  — А зачем вы ЭТО нам рассказываете?
        — Надоел мне этот пиратский осик. Уж лучше я погибну, сражаясь вместе с воинами, чем буду служить крысам. Тем более, я им ничем не обязан — контракт на охрану был с Торнером, а со смертью заказчика, он теряет силу.
        — Глупо умирать зазря,  — ответил удивленный таким поворотом лейтенант.  — Вы ведь можете просто уйти.
        — Знаешь, сынок, позволь мне так называть тебя, я достаточно прожил, а там, дома, на Мандалоре, слишком многие забыли, что нет на свете более жалкого зрелища, чем умирающий в собственной постели мэндо. Тут же, можно умереть достойно, за благое дело,  — произнес тот, и, помолчав, добавил.  — Я ведь раньше презирал набуанцев, но если там, у вас еще есть хоть один такой же, как вы, то для меня будет честью умереть вместе с вами.
        — Есть,  — заверил мандалорца Вил, и со злостью добавил.  — И не один. Мало никому не покажется! Жаль только сына не смогу сам всему научить… Но ничего, без меня справятся!
        — Лейтенант Вил,  — как-то очень торжественно произнес Джейсан Мереель,  — прими мои услуги, и позволь сражаться вместе с тобой. Ты хороший человек.
        — Только один вопрос: вы убивали моих людей?  — подумав, уточнил парень.
        — Да, двоих,  — спокойно ответил мэндо.  — Во время первого штурма, когда погиб мой наниматель.
        — Спасибо за честность…  — задумчиво произнес Вил, не обращая внимание на толчки в спину от Венс.  — Ладно, все было честно. А умирать в хорошей компании веселее. Мы тут, знаете ли, пробить коридор для эвакуации мирных жителей собирались.
        — Неплохая идея,  — одобрительно кивнул старый воин.  — Действительно весело будет!
        — Что ж, тогда по местам. Вы, Джейсан, подстрахуйте Венс. Ей знамя нести. Обидно будет, если ее в самом начале завалят.
        — Не бойся, командир, сам знаю, как оно поднимает боевой дух. Я обещаю, девочка умрет не раньше меня.
        Через пол часа все было готово. Вил, стоя за углом дома, осмотрел своих бойцов, что еще с трудом пытались отдышаться после броска с оборонительных позиций, и, проверив заряд бластерного пистолета, спросил:
        — Все знают что делать?  — и, дождавшись кивков от двадцати гвардейцев и одного мэндо, остановил взгляд на Венс, которая сжимала в руках кусок трубы с набуанским флагом.  — Ты зачем магнитку тащишь? Зарядов ведь нет.
        — Затем, зачем и ты свой карабин,  — огрызнулась она, и с мольбой в голосе попросила.  — Может, начнем, командир. Страшно ведь!
        — Начнем,  — согласился Вил, и так как и ему было страшно, громко прокричал.  — Набуанцы! За мной! За королеву и народ Набу!
        Он первым выбежал на улицу, что вела к окраине городка. Всего три сотни метров до этой самой окраины, и две сотни через поле до леса — расстояние, что можно пройти всего за пять минут, но сейчас длиною в жизнь. Где-то позади, местные ополченцы прямо сейчас поднимали перепуганных жителей — их задачей было следить, чтобы никто не отстал, а гвардейцы должны были пробиться, и удержать фланги. О том, чтобы задержать преследование, Вил даже не мечтал.
        Прорваться на сотню метров, и захватить пять первых домов вдоль улицы, удалось без проблем. Пираты просто не ожидали от них подобной наглости, да и остерегались подходить близко к позициям гвардейцев. А вот дальше передвигаться пришлось перебежками. По ним открыли огонь, в начале с двух, а затем и с трех десятков точек. Вот двое гвардейцев упали, скошенные плазменным ливнем. Вот еще одному, мощный заряд плазмы оторвал ногу, и он покатился по земле, истошно вопя, пока очередной зеленый сгусток не оборвал ему жизнь.
        Вил уже не видел ничего вокруг, кроме обесцвеченного адреналином поля зрения, с прицельной маркой посередине. Он как автомат, бежал, стрелял, падал на землю, и, откатываясь, вновь стрелял, прикрывая тех, кто сейчас бежали рядом. Что там с группами, что прорывались дворами, он и близко не представлял. Но, по всей видимости, они безнадежно отстали, вступая в рукопашные схватки, и на скорую руку зачищая дома.
        Когда до последних домов осталось всего метров сто, неожиданно сильный огонь из станкового репитера установленного на крыше двух этажного дома в конце улицы, заставил их укрыться за углами домов и остовом сгоревшего трактора. А время уходило, как песок сквозь пальцы. Каждый второй дом вдоль улицы остались оборонять всего по одному-два человека из фланговых групп. И когда противник подтянет силы, их просто сметут, а это — провал.
        — Вперед!  — прокричал Вил, всаживая заряд плазмы, прямо в перекошенную морду одного из двух, непонятно какого ситха, выскочивших из ближайшего дома, трандошан.
        Второй свалил его на землю, но тут же лишился головы, когда кто-то из гвардейцев попал в рептилию из карабина. А лейтенант, вылезя из-под трупа, и видя, что атака захлебывается, встав в полный рост, вновь крикнул:
        — Хатт вашу мать так, гвардейцы. В атаку!
        Пригнувшись, когда репитер дал очередь в его сторону, он попробовал пинком поднять одного из своих солдат. Но тот, только обиженно-устало взглянул на командира, и вновь спрятался за гусеницей трактора. Вил понял, что это бесполезно. Как ему когда-то объясняли в Академии, его бойцы сейчас находятся в состоянии боевого стресса, и понимая разумом, что все равно умрут, и надо идти вперед, просто не могут — ведь инстинкты, заглушая ум, кричат, что там опасно, там смерть.
        — Гвардейцы! Братишки, ну надо!  — отчаянно, как-то жалобно, крикнула Венс, поднимая знамя, и бросаясь вперед, одновременно стреляя из бластерного пистолета.
        А за ней, преодолевая страх, встали и остальные. Джейсан, крутясь с удивительной для его возраста ловкостью, и отстреливая с двух рук, из карабина и пистолета, неосторожно высунувшихся пиратов, глухим из-за шлема голосом, но весьма одобрительно прорычал:
        — Сумасшедшая!
        Вновь завизжал репитер, перечеркивая улицу и стену ближайшего дома цепочкой разрывов. Но взлетевший на реактивном ранце мэндо, двумя ракетами из установленных на предплечьях пусковых установок, подавил его.
        Последний рывок. И вот оно поле, а за ним лес — спасение для жителей города. Осмотрев оставшихся с ним бойцов, пятерых из девяти, что прорывались с ним по улице, он отправил троих занять длинный одноэтажный дом слева, а сам помог Венс, которая получила ожог от касательного попадания плазмы в ногу, подняться на крышу двухэтажки, где Джейсан уже деловито приводил в порядок станкач.
        — Как будто на полвека помолодел!  — с нескрываемой радостью, прогудел тот.
        — Левый фланг держим,  — раздался из комлинка хриплый голос Куста, который, не смотря на оторванную руку, обколотый до бровей обезболивающим, все же повел своих людей в атаку.
        — Правый добиваем! Минус две минуты. Огневой контакт с подкреплением противника у Бегуна и Худого,  — откликнулся и Брик.  — Командир, ты как?
        — Норма. Держитесь!  — ответил Вил, и, переключившись на канал мэра, скомандовал.  — Фергис, выводи людей.
        Минуты ожидания текли мучительно долго. С каждой секундой, враг все усиливал натиск, и вот уже все группы гвардейцев вновь вступили в бой. И лишь лейтенант, пока-что, не стрелял, следя за обстановкой и вглядываясь в начало улицы. Но вот, там появились первые жители, в основном женщины с детьми на руках, и бросились бежать. За ними еще и еще. Казалось невозможным, чтобы в опустевшей, небольшой части города скрывалось столько народа. А люди все шли и шли.
        И когда первые из поселенцев достигли середины улицы, Вил услышал звук, от которого у него все, казалось, оборвалось внутри — свист репульсоров и двигателей. Он просто забыл об оставшихся пиратских кораблях, точнее надеялся, что они не успеют поднять их в воздух до завершения прорыва. И сейчас, взглянув на часы наручного датапада, с ужасом понял: они провозились слишком долго — четырнадцать минут — обрекая людей на смерть.
        Из-за леса вынырнули три пирата — два вооруженных фрахтовика и яхта, и, заложив вираж над городом, зашли на атакующий курс вдоль улицы. Все у кого было оружие, сразу же открыли огонь по ним. Но это было бесполезно. Лишь, трофейный тяжелый репитер заставил один из фрахтовиков отвернуть, и пойти на новый заход.
        Стреляя из своего DL-а в приближающиеся силуэты машин, парень уже представлял, как лазеры и плазма разметают беззащитных людей, когда небо неожиданно взорвалось стеной зеленого пламени. А в следующий миг, все три корабля исчезли в ослепительных вспышках взрывов, и пришедшая ударная волна, сбила его с ног.
        С трудом встав, оглушенный и полуослепший парень, еще не понимая, что происходит, увидел, как окутанные облаками сверкающей плазмы и дефлекторных щитов, с небес обрушиваются истребители N-1, как они, с чудовищными перегрузками, развернувшись у земли, заходят на какие-то невидимые отсюда цели, как следом за ними летят бомберы Н-6 и десантные NC-2 «Скат», и как, разрывая облака, опускаются туши «Мародеров».
        — Эх, не вышло, в этот раз, уйти достойно,  — раздался за спиной Вила, спокойный голос мандалорца.  — Но, если остальные ваши не хуже твоих бойцов, командир, хоть на красивое зрелище полюбуюсь.
        — Это… это… что наши?  — неверяще спросила Венс, и повисла у него на шее, разревевшись.
        — Наши,  — сквозь грохот взрывов и визг плазмы произнес парень.
        А в это время, с изрыгающих потоки лазерных лучей, плазменных сгустков и ракет кораблей, уже спрыгивали тяжелобронированные штурмомехи, и, начиная стрелять еще в воздухе, укрытые голубоватым свечением щитов, падали на позиции пиратов, ломая крыши и перекрытия домов, и заливая все вокруг потоками плазмы и термальных гранат. Видевшему испытания этих новейших боевых дроидов Вилу, несмотря на то, что они на его стороне, стало как-то не по себе, ведь этих монстров было сразу не менее двух дюжин. А следом за ними, уже высаживались несколько сотен ДУМ-ов[16 - Вот примерно так они выглядят: D http://cs613517.vk.me/v613517878/1402f/s0dV-QMeT9w.jpg]. Да и два тяжелых транспортника, что сели за городом, явно были тут не для красоты. А на таких обычно перевозили подразделения СПОН.
        Сказать, что пираты были ошеломлены, значит, ничего не сказать. Одни, в панике сбивались в группы и пытались бежать прочь из городка, становясь легкой добычей авиации, другие, пытались яростно отбиваться, и либо методично, без спешки расстреливались гвардейцами или ДУМ-ами, либо практически мгновенно уничтожались подоспевшими штурмомехами. И лишь самые умные, те у кого страх еще не заглушил голос разума, бросали оружие и сдавались в плен.
        — Вил, а что это за бескар`аде?[17 - На мандо`а буквально сын железа — дроид.] Вон те, что побольше,  — спросил мандалорец.
        — Штурмомехи. Экспериментальная модель,  — пояснил лейтенант.  — Простите, но более ничего сообщить не могу. Секретность.
        — Жаль… Я бы купил парочку,  — задумчиво протянул Джейсан.
        — Говорят, один пятьдесят тысяч стоит,  — подала голос Венс, за что удостоилась недовольного взгляда командира.
        — Они того стоят,  — все также меланхолично произнес старик.  — Хорошее оружие не может быть дешевым… Осик!
        Мэндо, ругаясь на мандо`а, бросился к репитеру, но тут же остановившись, обреченно махнул рукой. Он первый заметил неладное, но на таком расстоянии ничего сделать не мог.
        — Что?..  — встревожено спросил Вил, но в этот момент, он и сам все понял.  — Хатт его в задницу!
        Преследуемые четверкой штурмомехов, обезумевшие от страха, три десятка пиратов, прорвав жиденький кордон, из засевших в домах бойцов его роты, выбежали на улицу, и помчались прямо на столпившихся, и тоже ничего не понимающих гражданских.
        Беглецы уже вскинули оружие, готовясь открыть огонь по преградившим им дорогу поселенцам, когда наперерез к ним метнулись две стремительные фигуры со световыми мечами. И если бегущего впереди дроида, лейтенант узнал сразу, благо не раз отрабатывал с Эрдванычем взаимодействие, как индивидуально, так и в составе группы, то вторая, девочка, лет тринадцати, стала для него полной неожиданностью. Саже, Ассаж Вентрес — приемная дочка «Механической Тети» Шми Скайуокер и Джедая, а заодно и ученица последнего, в Академии была всеобщей любимицей и головной болью из-за своих постоянных проказ и поиска приключений.
        В ужасе, что с ней из-за одного дроида-маньяка может что-то случиться, парень, не раздумывая спрыгнул с крыши, и, перекатившись через плечо, бросился по улице. Вот только его помощь не понадобилась. Дроид парой скупых движений меча, отразил несколько выстрелов, и не снижая скорости, врубился в толпу пиратов, а Ассаж, метаясь с немыслимой для человека скоростью, отбивала случайные заряды, летящие в гражданских. Когда Вил добежал до них, собственно все уже закончилось. Из пиратов уцелело лишь семеро — все кто успел вовремя сдаться. А подоспевшие штурмомехи и два десятка ДУМ-ов, уже рассредоточивались вдоль улицы, с целью не допустить повторения подобного.
        — Лежать — не рыпаться, твари!  — крикнул Эрдваныч, прохаживаясь между сдавшихся пиратов, время от времени, раздавая им пинки по ребрам.  — Если какая-то сука дернется — воткну меч в жопу! Рукояткой вперед… активированный.
        Что удивительно, подобное действовало на пиратов явно успокаивающе — раз бьют и угрожают, значит, убивать не будут.
        — Вил! Жив!  — взвизгнула Ассаж, и, подбежав к парню, повисла у него на шее.  — А мы думали, тебя… Что ты… Что Эри…
        — Жив, курилка!  — как это часто бывает, непонятно выразился дроид, и, подойдя поближе, аккуратно похлопал того по плечу, а потом, взглянув ему за спину, грустно спросил.  — Все?..
        Там стояли все его бойцы, все двенадцать человек, все кто выжил.
        — Да, товарищ капитан. Все,  — ответил он, чувствуя как вместе с горячкой боя, его покидают последние силы, а на глаза наворачиваются слезы.
        Вил бы, наверное, упал, если бы не манипуляторы дроида и руки девочки-джедайки, что вовремя поддержали его. Но он смог собраться, ведь надо было еще позаботиться о своих людях, и живых, и мертвых. Да много еще чего надо было сделать.
        Но это все уже было как в тумане. Даже происходящее лейтенант запомнил урывками. Он отдавал какие-то приказы, куда-то шел. Потом в окружении дроидесс-телохранительниц, к нему подошла Амидала, и просто плакала у него на груди, под конец, вручив капитанский значок. Потом снова приказы и беготня, пока организм не взбунтовался, и он не провалился в забытье.
        В себя Вил пришел в медотсеке «Мародера», когда тот заходил на посадку в космопорте Тида. После чего, получив чистую форму, был в приказном порядке отправлен домой на две недели.
        — Не забудь только завтра явиться в госпиталь,  — грозным тоном, что никак не вязался с доброй улыбкой, и заботой во взгляде, предупредил его старик хирург.
        До дома Вил дошел пешком, наслаждаясь свежестью теплого вечера, и запахами цветов. Открыв дверь, он, не включая свет, прошел в гостиную, где перед включенным головизором, уютно забравшись с ногами на диван, спала его жена. Рядом в кроватке тихонько посапывал сынок, даже не проснувшийся, когда парень погладил его по головке — лишь улыбнулся во сне чему-то своему, детскому и хорошему.
        Сев на диван рядом со своей Эри, он, не решаясь разбудить жену — ведь она, видимо, вся уже извелась и устала — стал перебирать ее золотистые локоны, не о чем не думая, и просто наслаждаясь покоем.
        — Вил?..  — сонно спросила, открыв глаза Эритае, и прогладив мужа по голове, удивленно сказала.  — А у тебя волосы седые… Я так боялась. Сказали что тебя…
        И она, прижавшись к нему, и положив голову на плечо, тихо заплакала. А Вил в этот момент думал о том, что вот ради этого и стоит жить и сражаться.

        Глава 2

        Пл. Корусант.

        Храм Ордена Джедаев.

        Спустя 10 дней.

        Рыцарь джедай Оби-Ван Кеноби шел по коридору Храма Джедаев на Корусанте как обычно в это время, будить своего ученика, который мало того, что любил поспать с утра, так еще и получил накануне посылку с Набу, а значит лег далеко за полночь. Открыв дверь в комнату Энакина, и уже собравшись перед сложнейшей миссией под названием «разбуди сонного падавана», он очень удивился — мальчишка не только уже не спал, но и увлеченно читал что-то с датапада. Причем был настолько погружен в это занятие, что, даже на приветствие учителя, лишь буркнул что-то невнятное.
        Оглянувшись по сторонам, в надежде найти хоть какое-то место, куда можно присесть, Оби-Ван тяжело вздохнул. В комнате его ученика царил ставший привычным беспорядок. Кругом валялись детали каких-то механизмов, а в углу стояли два полуразобранных дроида. Не найдя свободного места, он снял со стула электронный блок, с кучей торчащих из него проводов, и, сев за стол, машинально развернул лежащий там, скрученный в трубочку лист пластобумаги.
        Странно, но это оказался, явно, агитационный плакат. На нем, двое мужчин, и женщина-забрачка со знаменем королевства Набу в руках, в запыленной и выпачканной зеленой военной форме, устало шли по улице какого-то полуразрушенного городка. Надпись ауребешем, гласила: «СПОН. Они сражаются за тебя», а внизу размашистым женским почерком было приписано: «Мы живы, и ты там не подставляйся, Эни. Убей врага, и не дай убить себя. Банда Вила».
        — Это мои друзья с Татуина: Вил, Брик и Венс,  — не отрываясь от датапада, пояснил падаван, и вновь погрузился в чтение.
        А Кеноби, неожиданно понял, что эти солдаты всего на несколько лет старше его ученика. «Значит, это друзья Энакина невольно стали главными героями новостей последней недели и причиной того скандала в Сенате»,  — подумал он, вспоминая, как бывший наставник Квай-Гона, граф Серенно Дуку, во всеуслышание заявил на заседании, что лишь, наличие собственных планетарных сил обороны, способно защитить миры Внешнего и Среднего кольца от террора пиратов, если на это не способна Республика.
        Невольно переведя взгляд на висящее над постелью Энакина голофото его матери и Квай-Гона, Оби-Ван в который раз задумался о том, что не может до конца понять своего ученика. Ведь он сам не знал другой жизни кроме Ордена, куда его привели в четырехлетнем возрасте. А Энакин, в девять, уже имел и свою жизнь, и друзей и, как показала недавняя миссия на Нар-Шаддаа[18 - Данные события описываются в книге Джуд Уотсон «Странствия Джедая 1. Путь к истине». Однако мой взгляд несколько противоречит фактам из данной книги. В первую очередь это касается республиканского присутствия на Нар-Шадде.], врагов. В тот раз, он не убил Крейна лишь потому, что кто-то успел чуть раньше. Но взгляд мальчишки тогда слишком многое сказал джедаю.
        Энакин вообще был слишком горяч и несдержан. А еще, он слишком сильно был привязан к матери. И пусть та теперь не была беззащитной и бесправной рабыней, пусть на мирной планете Набу, ей ничто не угрожало, но от того разлука для мальчика была не легче.
        Хотя в этом, Кеноби не далеко ушел от своего ученика, тоскуя по Квай-Гону, и обращаясь к нему в тяжелых случаях, едва ли не чаще чем к Совету. Да и просто названивая человеку, которого он воспринимал как отца.
        — Пошли, позавтракаем, ученик,  — вставая, предложил он, чтобы отвлечься от этих мыслей.
        — Конечно, учитель,  — согласился Энакин, вскакивая с кровати, и, зажав под мышкой датапад, направляясь следом за Оби-Ваном.
        В столовой, они, взяв легкий завтрак и каф, уселись за стол в углу. Кеноби ел молча, изредка посматривая на падавана, который, быстро покончив с салатом и гренками, вновь стал читать, неторопливо попивая каф. И когда подобное игнорирование его особы со стороны мальчишки, наскучило джедаю, он, шутливо постучав по датападу, спросил:
        — Ты так и собираешься читать это весь день?
        — Ага,  — невнятно буркнул Энакин, не отвлекаясь на каких-то наставников и их дурацкие вопросы.
        — Хоть скажи что это такое?  — настоял он.
        — Вальтер Скотт «Квентин Дорвард, стрелок мандалорской гвардии»[19 - Как обучить разумному, мрачному, вечному — военному делу — мальчишку с шилом в одном месте? Вот ГГ и издевается над приключенческой литературой, адаптируя ее к условиям ДДГ, и вписывая в сюжет правильную тактику и военную теорию.],  — пояснил тот, наконец-то отложив датапад в сторону.
        — Не читал…  — задумчиво произнес джедай, и, глотнув кафа, спросил.  — Это ведь из тех книг, что тебе рекомендовал Эрдваныч?
        — Да!  — воскликнул падаван, и восторженно принялся пересказывать детали сюжета.  — Там такой канцлер интриган, и вот к нему тайно прилетела юная герцогиня с мандалора, но из-за интриг и угрозы войны, он отправляет ее обратно в Мандалорский Сектор. И чтобы защитить ее, он назначает молодого падавана ее вроде как защищать, а сам сдает их Дозору Смерти… Я еще не дочитал, но думаю, они в конце поженятся!.. Что такое, учитель?
        На последних словах, потягивающий каф, и хитро улыбающийся Оби-Ван, поперхнулся и судорожно закашлялся.
        — Каф не в то горло попал,  — объяснил он Энакину.  — Могу сказать лишь одно, это полная чушь, Кодекс запрещает джедаям вступать в брак.
        — Не чушь,  — обиженно возразил падаван.  — Там все так интересно описано! И много полезного. Хотя бы о разделении задач в группе охраны. Или о том, как правильно должны передвигаться охранники, чтобы тот, кого они охраняют, не попал под огонь снайпера. Или как осматривать помещения, чтобы выявить все угрозы, и где обычно прячут жучки… Так просто все. Почему нас в Храме этому не учат?
        — Э-ээ…  — ошарашено протянул Кеноби, пытаясь найти какую-то отговорку, и про себя возмущаясь наглости некоторых дроидов.
        От необходимости делать выбор между ложью, и правдой, что может подорвать веру ученика в мудрость джедаев, его спасла Сири Тачи, что как раз в это время вошла в столовую, и, оглянувшись по сторонам, поспешила к их столику.
        — Добре утро, Оби-Ван, Энакин. Приятного аппетита,  — поздоровалась она, и едва дождавшись их ответа, сказала.  — Хорошо, что я вас нашла. Вам необходимо срочно прибыть в зал Совета.
        — Что-то случилось?  — спросил Кеноби, вставая из-за стола.
        — Не знаю,  — ответила та.  — По пути на тренировку, я встретила Ади Галлию и Мейса Винду. Они просили передать, что вас вызывает Совет… Ах да, еще магистр Винду приказал передать вам всю информацию по моим контактам на Нар Шаддаа и в пространстве Хаттов. Вот,  — она протянула Оби-Вану инфочип.
        — Спасибо, Сири,  — поблагодарил ее джедай.
        — Не за что. Не буду вас задерживать.
        Пройдя через несколько залов и коридоров, они сели в лифт, чтобы подняться на вершину башни, где располагался зал Совета.
        — Учитель, вы думаете, нас снова отправят на Нар-Шаддаа?  — спросил Энакин, пока они поднимались.
        Мальчишку подобная перспектива совсем не радовала. Очень уж неприятные воспоминания об этой луне, остались у него после той миссии, когда ему почти на месяц пришлось вновь стать рабом. Но факт получения от Сири ее контактов и выходов на информаторов, которыми она обзавелась за почти два года работы под прикрытием в банде пиратов-работорговцев, свидетельствовал именно об этом.
        — Возможно,  — задумчиво ответил Кеноби.  — Скоро мы все узнаем.
        — Может это связано с тем спайсом, что захватили набуанцы?  — предположил Скайуокер, и мечтательно прошептал.  — Эх, вот бы на Набу залететь…
        — Не знаю…  — также задумчиво произнес джедай.
        Он пришел к схожим выводам, что и его падаван, но очень сомневался, что мальчику разрешат посетить Набу, особенно учитывая его привязанность к матери. Так что обнадеживать его Оби-Ван не хотел. Тем более после всех испытаний, что свалились на Энакина за последние месяцы.
        Пройдя в пронизанный солнечными лучами зал, они встали посреди круга, вокруг которого восседали десять из двенадцати магистров Высшего Совета Ордена.
        — Как раз вовремя пришли вы, рыцарь Оби-Ван и Скайуокер падаван юный,  — сказал магистр Йода, после того как они поклонились.  — Задание для вас у Совета есть…
        — Я все-таки, против ВАШЕГО решения, послать на Набу именно Кеноби и Скайуокера,  — спокойно заявил Мейс Винду, выделив интонацией слово «вашего», и с тем же бесстрастным выражением лица, добавил.  — Однако я признаю решение Совета.
        — Обсудили мы все уже,  — устало сказал зеленокожий магистр.  — На Нар-Шадде и Набу ситуацию знают они остальных в Ордене лучше. И близких увидев, спокойствие обрести смогут.
        — А может и наоборот…  — буркнул Винду.
        — И так случиться может,  — согласился Йода.  — Не знаем этого мы,  — и, переведя взгляд на еле сдерживающего волнение Энакина, спросил.  — Так ведь падаван юный, мм?
        Не ожидавший этого мальчишка, на секунду задумался. Все же вопрос старого магистра был, явно проверкой. Но затем, решил, что лучше всего будет дать честный, прямой ответ.
        — Магистр Йода, я не знаю. Но мне действительно очень хотелось бы увидеть маму и Квай-Гона!  — ответил он.
        — Хорошо,  — произнес магистр, причем по его тону было абсолютно непонятно, как именно он отнесся к такому ответу.  — Теперь о задании вашем расскажу я. О пиратов нападении на планету Лофкуар, слышали вы? Причиной тому вы стали… Роде в некотором.
        Встав с кресла, и тяжело опираясь на трость, Йода стал прохаживаться вокруг джедая и падавана.
        — Поступили опрометчиво мы, коликоидам спайса производство Нар-Шадде на захватить дав… Спайса лишившись, производство хатты свое открыть решили. Но за день сделать невозможно это,  — задумчиво сказал он.  — Вещество это, в одночасье дорогим очень стало. Пираты стали оттого за ним охотиться. Осторожность потеряли, цель непомерную поставили. В дичь охотника из превратившись. А пострадали Набу люди.
        — Но ведь набуанцы победили?  — удивленно спросил Скайуокер.  — В чем же проблема?
        — Хороший вопрос задал ты, падаван юный,  — продолжил магистр.  — Проблема в спайсе том самом. Больших денег он стоит, вернуть себе хатты хотят его. Силу применить угрожают.
        — А это противоречит законам Республики,  — пояснил Мейс Винду.  — Амидала никогда не пойдет на такое. Кроме того, коликоидам не хочется терять свою монополию, и они будут всеми силами ослаблять хаттов в этом вопросе.
        — Между хаттами и Набу конфликт уладить предстоит вам.
        — А что Сенат?  — спросил Оби-Ван.
        — Сенат занят обсуждением вопроса о планетарных армиях,  — ответил магистр Винду.  — Миры Внешнего Кольца, во главе с графом Дуку, выступают за расширение полномочий местных правительств, в вопросах обороны и военных объединений, против чего активно выступает канцлер Палпатин. Он указывает на опасность создания не подконтрольных Республике вооруженных формирований, и общего роста милитаризации галактики. В виду этого, он сейчас не может оказать помощь родному миру, который без одобрения Сената, фактически создал мощную армию. Однако и каких либо действий по демилитаризации Набу он не допустит.
        — Вот и вторая задача ваша,  — добавил Йода.  — Следует вам побольше о Силах Планетарной Обороны выяснить этих. Скупа очень информация официальная. Опасаемся мы, что Набу из планеты мирной, в агрессора, после угроз таких и войны с Торговой Федерацией, превратиться может. Пусть не сегодня произойти это может, но знать это обязаны мы. И третье,  — вновь сев на свое кресло, сказал зеленокожий магистр.  — Выяснить должны вы, спайс откуда хаттам поступает, в чем набуанцы помощь оказать вам обещали, на просьбу канцлера ответив.
        — Все понятно. Когда мы должны вылететь на Набу?  — спросил Кеноби.
        — Утром завтрашним корабль ждать будет вас. Вы идти к заданию готовиться можете. Вас не задерживаем мы более.
        Когда джедай с падаваном покинули зал Совета, молчавшая до того Ади Галлия, спросила:
        — Магистр Йода, не разумнее было бы поручить это задание мне? Я намного лучше разбираюсь в вопросах торговли спайсом и реалиях Пространства Хаттов, а мой бывший падаван Сири Тачи, имеет огромный опыт работы на Нар-Шаддаа.
        — Здесь ты понадобишься,  — отрезал магистр.  — А для рыцаря Тачи и падавана ее, другое задание будет,  — и, повернувшись в сторону харуунца, сказал.  — Знаю все, что ты сказать хочешь. Но на кандидатурах этих канцлер Палпатин настоял.
        — Я уже сказал, что присоединяюсь к мнению большинства,  — произнес Мейс Винду, таким тоном, что не у кого не осталось сомнений в том, что он остался при своем мнении.  — Меня больше интересует, что мы будем делать, если выявим новые каналы поставок спайса? К сожалению, наша борьба с его незаконным оборотом, приводит, либо к временному снижению его производства, либо, как в данное случае, способствует его росту. Вы же знаете, что коликоиды активно захватывают черный рынок наркотиков?
        — Знать должны мы об источниках его, хотя бы,  — объяснил Йода.  — Запрет дело решить бы смог. Но расы от спайса что зависят, и наркоторговцев в Сенате лобби, сделать не дадут это…  — со вздохом обведя взглядом остальных магистров, старик спросил.  — Вопросы есть у кого-то, что решения нашего требуют все еще?
        Сектор Чоммел.

        Пл. Лофкуар.

        Окрестности поселения Лофкаур.

        Я сидел на берегу озера и кидал в воду камушки. Силой кидал. И вот это было действительно круто! Хоть немного и обидно — все-таки столько сил и времени угрохал на разработку программ анализа траекторий и кинематических схем, для парирования выстрелов и фехтования, а мог бы просто навыки Силы развить. Впрочем, Сила не панацея, против тех же Вонгов она бесполезна, да и в бою с дроидами ограничения имеет. Но главное, готовые программы легко могли быть адаптированы к другим дроидам, не таким уникумам как я.
        — Ситхов ситх!  — тихонько выругался, и со злости зашвырнул булыжник весом килограмм в пятьдесят на три десятка метров, отчего по поверхности озера во все стороны побежали круги.
        Это ж надо было так попасть, сука! Он, видите ли, недовольство Республикой подогреть захотел… Да еще эти хатты, со своим спайсом привязались. Нет, чтобы просто отдать, или «доказательства» что он сгорел предоставить, а самим его продать по-тихому — вместо этого, Падме по-закону поступить решила. Бедная, учить ее еще и учить.
        Я опять поднял камушек, на этот раз обычный, и, направив на него Силу, заставил уйти по параболе в сторону виднеющегося в предрассветной дымке противоположного берега.
        — Вот что за невезуха!  — вновь, вслух посетовал я.  — Три недели на этой планетке теряю…
        Но что еще сделать, и не представлял. Не палиться же во дворце, куда народу со всех смежных секторов сбежалась. Хорошо хоть связь высокоскоростная имелась, так что с текущими делами, я разбирался через Трипио и Джей. Нет, конечно, можно было пристегнуть старые опоры и попытаться сойти за обычного астромеха. Но это еще хуже. Постоянно действующую резидентуру, такое мое поведение уж точно бы заинтересовало. А так, ну назначила Амидала одного не в меру умного дроида-секретаря курировать восстановление планеты — что тут такого, его и так постоянно на подобных проектах задействуют. Во всяком случае, именно такую репутацию я себе создал при королевском дворе, старательно сваливая «вину» за разные новшества на органиков. А для особо одаренных, имелась версия, что некий «Эрдваныч», это продукт лаборатории специального дроидостроения при СБ Набу, и являюсь инструментом Панаки и Ко. Ну и, наконец, в определенных кругах, на уровне слухов «от абсолютно надежных людей», ходили версии о древнем дроиде-убийце, которого Амидала нашла во время посещения Татуина, и чей процессор был помещен в корпус от R2, или то
же самое, но в варианте с не менее древним дроидом мафиози, который, спасаясь от конкурентов, занялся честным трудом на благо Набу.
        Еще один камушек упал в воду, и моя система, наконец-то выдала модель взаимодействия с Силой при телокинетическом перемещении малых объектов. Пусть она была, пока, ужасно корявой, но это было уже хоть что-то. Конечно, я понимал, что нахожусь еще в самом начале пути, что работы в этом направлении на годы, а может и больше, что, вполне может быть, у меня ничего и не выйдет — все-таки приходилось работать с «черным ящиком»[20 - Принцип черного ящика в технике подразумевает наличие некой системы, внутренняя структура которой неизвестна, но имеется возможность выявить, как она реагирует на различные входные сигналы, создав ее модель, основываясь на их взаимосвязи с выходными. Между прочим, именно так при Союзе копировались западные микросхемы, получаясь самыми большими в мире:)] имеющим не установленное количество входов/выходов и, с большой вероятностью, не постоянную внутреннюю структуру. Но отказаться от создания драйвера внешнего устройства, под названием «Сила», или скорее протокола обмена данными с ним, я уже не мог. А все из-за того, что после первоначальных сбоев, моя система выдала что-то
вроде сообщения о подключении нового неустановленного устройства, как интерпретировала Силу моя электронно-призрачная душа.
        Я прекрасно понимал всю глубину еретичности, с точки зрения всех в этой галактике, того, что я делаю, но, раз уж я обладаю чувствительностью к Силе, почему бы не попробовать кроме «ручного», получить еще и «автоматический» режим работы с ней. А пока, следовало просто тренироваться в Силе, как всем форсюзерам, и постепенно накапливать статистику — глядишь что-то и выйдет.
        — Секретарь-советник Эрдваныч, наблюдаем выход из гипера одиночной цели[21 - Целью во флоте, в ПВО, радиолокации, авиации и т. д.  — называют наблюдаемый объект, это совсем не значит, что по нему будут стрелять.],  — по голосовому каналу, четко сообщил коммандер Додона, оставшийся с двумя корветами охранять систему.
        — Принял. Действуйте по стандартной схеме,  — ответил я.  — Скорее всего, это джедаи, но осторожность терять не стоит. Особенно с двумя тысячами тонн спайса и семью сотнями пленных пиратов на планете. Чем ситх не шутит!?
        — Есть, действовать по стандартной схеме!  — откликнулся тот, отключаясь.
        А я, срочно подняв по тревоге боевых дроидов, и передав обоим ротам гвардии, находиться в состоянии боевой готовности, поплелся в город.
        Кстати, Ян был одним из примерно двух десятков разумных, кто обладал более-менее полной информацией обо мне. Вот и сейчас, моя должность куратора восстановления колонии, не ввела его в заблуждение — Падме, готовя указ о моем назначении, в нем такие полномочия прописала, что имперский гранд-мофф клерком бы показался. Нет, я, конечно, утрирую, но у нее самой, на Набу, и половины такого не было.
        — Корабль Ордена Джедаев просит разрешить посадку на планету,  — вновь сообщил Додона.
        — Пусть садятся на поле за городом,  — приказал я, и уже менее официально добавил.  — Ян, вы там бдительность не теряйте. Хоть я и не думаю, что хатты пойдут на прямое вооруженное столкновение, провокации с их стороны, как и нападения третьих сил, я не исключаю.
        — Не учи ученого,  — ответил тот, и со смачным зевком, все же пять утра, заверил.  — Не бойся, бдим.
        Отменив тревогу, и прихватив с собой Второго, я быстрым шагом пересек городок, направляясь к выделенному для джедаев месту посадки. Хотел взять еще мэра, но потом сжалился — мужик уж очень уставал, чтоб его в такую рань будить. Тем более отдых он честно заработал, трудясь на восстановление своего города, как Папа Карло, и проявив завидную «кулацкую» хватку — пришлось даже пару раз его припугнуть, чтоб не путал личный карман с общественным. Но в целом, как организатор и лидер поселенцев, он был на своем месте, и во всех вопросах связанных с работой местных, я мог на него целиком положиться. А где не справлялись местные, вполне нормально трудились пираты, которые, при одном появлении Штурмомеха на горизонте, становились удивительно послушными и исполнительными. И, наконец, там, где были бессильны жители и пленные, за работу брались Штурмомехи и ДУМ-ы — мастера на все руки, благодаря своему «классово верному рабоче-крестьянскому» происхождению. А это был тоже, их несомненный плюс — попробуй того же В-1 заставить кабельную муфту установить, или водопровод в доме заменить.
        К назначенному месту посадки, я подошел вовремя. ВR-23 в цветах Корпуса Юстиции, как раз разворачивался над полем, выбирая место для посадки, среди то тут, то там видневшихся воронок от авиационных ударов — следов заградительного огня, призванного не допустить бегства пиратов из города. Но, наконец, найдя относительно ровную площадку, челнок выпустил опоры, и, отключив двигатели, неподвижно замер. А через две минуты, открылся боковой люк, и по откидному трапу, на влажную от утренней росы траву, спустились Оби-Ван Кеноби и Энакин Скайуокер.
        — Я рад приветствовать вас на Лофкуаре, господа джедаи…  — начал я, но был прерван Энакином, который просто подбежал ко мне, и, счастливо улыбаясь, сказал:
        — Эрдваныч! Я так рад видеть тебя вживую!
        — Я тебя тоже, Эни. И вас, Кеноби.  — растрогано ответил я, все же этот мальчишка был моим другом, единственным кто тут, кроме, пожалуй, Квай-Гона, и в некоторой степени Падме, воспринимал меня не как дроида, пусть очень необычного, а как простого разумного.
        Странно, четыре года не виделись, а как вчера расстались. Причем ведь, чуть не через день по голонету общались, понятно, за исключением того времени, когда мальчика с учителем отправляли на миссии. А все началось спустя год после осады Набу, когда мы центр слежения за голонетом на Корусанте открывали — тогда то я и передал ему компактный комлинк бизнес модели, с улучшенной защитой от прослушки и кучей дополнительных функций — пусть Энакин мне жалуется и душу изливает, чем ситхам всяким. Вот он, перед сном и названивал, причем, больше чем со мной, только со Шми говорил.
        — Дроид, меня с учеником послал Совет Ордена для помощи Набу, в связи с назревающим конфликтом с хаттами,  — сказал джедай.  — Королева Амидала рекомендовала нам в первую очередь прибыть сюда. Она сказала, что именно здесь содержатся захваченные пираты, а также есть те, кто смогут помочь нам войти в курс дела, до того как официально прибыть на Набу.
        — Я в курсе,  — издав смешок, ответил я.  — Это я попросил королеву направить вас сюда, рыцарь,  — и, видя его удивление, добавил.  — Еще успеешь поговорить с Квай-Гоном, «коллега». А отозвал я вас, чтобы не мешали — хатты могут воспринять ваше появление на переговорах, как попытку давления, а они этого не любят… Нет, не обижайтесь, мы действительно благодарны Совету и канцлеру за стремление нас защитить, но предпочтем уладить дело на двухстороннем уровне.
        — Но мы…  — удивленно попытался возразить Кеноби.
        — Но мы поступим хитрее,  — перебил его я.  — Вы, как посланники Республики, согласно букве и духу республиканских законов, заберете у нас спайс, и этапируете пиратов на Корусант. Это с одной стороны, снимет главную проблему на переговорах с хаттами, а с другой, не повредит хаттско-республиканским отношениям — после коликоидского беспредела, там уже вредить нечему,  — и, видя, что джедай уже хочет обидеться, извиняющимся тоном пояснил.  — Нам ведь со слизняками еще жить бок о бок, да и как рынок сбыта их империя очень интересна для Набу. Цена вопроса — благополучие простых людей, тысячи рабочих мест и главное безопасность. Прошедшее нападение пиратов, стоило жизни шестидесяти пяти защитникам Набу и более чем трем сотням гражданских. А ведь хатты, в случае обострения отношений, вполне способны устроить террор в пространстве сектора Чоммел.
        — Мне следует проконсультироваться у Совета Ордена,  — задумчиво произнес Оби-Ван.  — Но нам сообщили, что королевство Набу готово оказать нам помощь в выявлении путей поставок спайса в Пространстве Хаттов?
        — Абсолютно верно,  — подтвердил я.  — Королева, по просьбе канцлера, готова оказать вам всю посильную помощь. Да и нам самим будет небезынтересно, что там у них происходит.
        — А как же ваше взаимовыгодное сотрудничество,  — скептически хмыкнул джедай.
        — Ну, мы-то не совсем… наивные,  — поддержал я его тон.  — Да и сами хатты относятся к подобным методам с большим уважением, и попросту не поймут, если мы будем играть с ними абсолютно честно. Точнее, понять-то поймут, но посчитают признаком слабости — что поделать, менталитет такой.
        — Хорошо, я сейчас же свяжусь с Советом,  — ответил Оби-Ван, возвращаясь на корабль.
        А я, подмигнув индикатором, внимательно слушавшему наш разговор Энакину, спросил:
        — А у тебя, Эни как вообще?
        — Скучно,  — со вздохом ответил мальчишка.  — Я иногда не понимаю, что от меня хотят. То постоянно твердят о моей избранности и исключительности, то не доверяют мне даже в мелочах. Тебе… В смысле, королевству Набу и Падме они, кстати, тоже не доверяют…
        — Боятся усиления Набу, и возможной агрессии с нашей стороны?  — догадался я.
        — Да,  — подтвердил мои подозрения Энакин.  — Но я тебе ничего не говорил.
        — Понятно, не говорил,  — успокоил я его.  — Спасибо… Правильно, между прочим, делают — я вот, и себе не всегда доверяю. Но, одно знаю точно: если и есть в этой галактике человек полностью преданный идеалам Республики, то это Падме. Хоть иногда этот ее идеализм очень мешает. Ты, кстати, почему ей не звонишь?
        Мальчик чуть дернулся, и, потупив взгляд, ответил:
        — Но ведь она королева, а я…
        — Человек она,  — попытался, в очередной раз, объяснить ему.  — Просто у нее ответственности больше чем у остальных. Она, конечно, девчонка сильная, да и мы тут все ей, чем можем, помогаем, но ты вот о чем подумай: когда она пришла в магазин Уотто, Сила ему пухом, она была королевой?
        — Да… То есть не знаю… Нет, наверное,  — смущенно сказал он.
        — А ты тогда кем был? Избранным с выдающимся потенциалом в Силе, или мальчишкой Энакином Скайукером из Мос Эспы на Татуине?
        — И тем, и тем,  — нерешительно ответил Эни.
        — Ну вот и она всегда, и королева Набу, и простая-препростая девчонка с этого самого Набу. Я к чему это все — не путай свой долг с тем, кто ты есть,  — попытался объяснить я.  — Ты несешь свой долг, и она несет свой, но если есть кто-то, кто поможет тебе, поддержит просто по-человечески, тебе будет легче… Ситх, ну не умею я красиво излагать!
        — Я, кажется, тебя понял,  — улыбнулся он.
        — Ладно, не парься,  — решил сменить тему я.  — Ты мне, кажется, обещал свой меч показать?
        — Ага, вот!  — Скайуокер отстегнул с пояса рукоять своей светошашки, и протянул мне.
        — Неплохо вышло,  — покрутив в руках оружие, произнес я.  — Ладно, забирай. Вон твой учитель уже идет.
        Судя по выражению лица джедая, его там явно нагнули. В моральном плане. Еще бы, такую свинью Республике подложить, и, главное, не отвертишься. Но все по закону. Так что, пусть теперь Сенат сам с хаттами разбирается.
        — Совет согласен с вашим предложением,  — ответил Кеноби.  — Но как быть с транспортировкой пленных и спайса? Как я понимаю, вам необходимо избавиться от них в самое ближайшее время. К сожалению, быстро выделить вам транспорты, а главное корабли охранения Сенат не сможет.
        — О нет ничего проще, мы сейчас летим на Набу, и вы в ультимативной форме требуете от Амидалы, доставить разыскиваемых преступников и запрещенные вещества на Корусант при помощи ее флота. А сами, будете якобы сопровождать груз. Очень сомневаюсь, что кто-то рискнет напасть на два вооруженных транспорта, которые сопровождают четыре корвета и две истребительные эскадрильи, а также двое джедаев. Заодно, это позволит отвлечь внимание от вас перед «посещением» Пространства Хаттов.
        — Впервые вижу такого предусмотрительного дроида,  — не смог сдержать улыбки Оби-Ван.  — Признайся, ты все это заранее спланировал?
        — Боюсь не я один…  — задумчиво произнес я, матерясь про себя.
        «Бля! Да я балерина, если это не подстава!» — посетила меня мысль, при просчитывании вариантов.  — «Ситхов ситх Палыч, что же ты удумал?» Ежу было ясно, что конфликт с хаттами только повод, и так, или иначе решить его удастся, причем относительно легко. С разведкой военного потенциала Набу, мне тоже было все понятно — не полные же олухи в Совете сидят, и реальная инфа по вооруженному формированию, которое уже сейчас, по моим оценкам, входило в третью десятку армий галактики, им нужна, мягко говоря. Но вот из идеи разведки наркотрафика Хаттов, уши Дарта Сидиуса за версту торчали. Скорее всего, он и джедаев на это дело надоумил.
        — Тебя что-то беспокоит?  — спросил Кеноби.
        — Да нет, нормально все,  — соврал я — не говорить же ему, что их дорогой канцлер лорд ситхов, а будущее задание it`s a trap — боюсь после такого откровения, я, да и те, кто рядом со мной, долго не проживем, а все что я сделал, пойдет псу под хвост.
        То, что целью является воздействие на Энакина, мне было ясно — не зря же именно их с Кеноби отправили на эту миссию. Но вот объект и способ?.. Хатт, я не обладал нужной информацией.
        «Думай железяка, думай!» — накручивая себя, я попытался прикинуть возможности, но от их количества оптический сенсор разбегался. Одно было понятно, скорее всего, Палыч Энакина убивать не будет, хоть и не факт, а попробует причинить боль, заставить действовать импульсивно, подталкивая к Темной Стороне. А значит надо с ним лететь самому.
        — Значится так,  — решил я.  — Сейчас вы перекусите с дороги, я все тут вам покажу и расскажу, а затем мы, через четыре часа, вылетим на Набу. Как раз к восьми утра по времени Тида прилетим. В вашем челноке найдется место для парочки дроидов? Не хочется ослаблять охранение системы — мало ли что.
        — Благодарю,  — кивнул джедай.
        — Прошу,  — сделал я приглашающий жест.  — Объедать поселенцев я считаю, даже не смотря на их благодарность и гостеприимство, не честным, так что вам придется довольствоваться армейскими рационами… Нет, Энакин, это немного не то, что ты подумал — сельское хозяйство и пищевая промышленность Набу, вполне способны обеспечить Силы Планетарной Обороны качественной натуральной пищей. Многое, что на том же Корусанте считается деликатесом, тут является обычной составляющей сухпая. Плюс, из-за того, что в гвардии служат представители двадцати трех рас, имеются специальные варианты комплектации рационов в соответствии с индивидуальными биологическими особенностями и культурными традициями.
        — А вы, я вижу, не экономите на снабжении своей армии,  — попытался получить информацию по своему заданию Оби-Ван.
        — Народ не желающий кормить свою армию, будет кормить чужую,  — процитировал я.  — Это если будет, кому кормить. Да и политика Амидалы в области обеспечения безопасности, направлена на то, что лучше содержать небольшую, но эффективную армию, минимально достаточную для обороны планеты и поддержания порядка в секторе, чем создавать плохо подготовленного и вооруженного монстра, который, со временем, превратится в источник напряженности в стране, и будет лишь проедать огромные суммы из бюджета.
        Так, в лучших традициях Советской Армии, заливая «высоким гостям», мы и дошли до лагеря гвардейцев — трех десятков надувных палаток в полукилометре от города. Уладить формальности на КПП[22 - Контрольно-пропускной пункт.] было минутным делом, тем более что начкаром сегодня была Дрэйла, чьи спецы сейчас маялись от безделья, и потому привлекались для несения караульной службы в лагере.
        — Дрель, скажи майору Одро, что я тебя отзываю для выполнения задания. Командование передай заму. Пока перекуси и выспись, и через три с половиной часа, будь готова вылететь с нами на Набу, с собой возьми Ранки,  — приказал я, собираясь уже пройти на территорию лагеря.
        — Есть!  — козырнула она, и с надеждой спросила.  — Может и ребят взять?
        — Нет. Не получится. Детали потом,  — прикинув так и эдак, ответил я.  — Иди, выспись лучше.
        — В Силе высплюсь,  — откликнулась она, поправив бронежилет, и потянувшись, так что даже меня, несмотря на отсутствие… возможностей, несмотря на мешковатую форму, проняло.
        Оби-Ван смущенно отвернулся, а Энакин, как и дежурящие на КПП бойцы, восхищенно на нее уставились.
        — Твилечка…  — многозначительно прокомментировал я.  — Думали, придется пиратов по лесам отлавливать — вот и взяли спецов. А они все уже на второй день сами пришли сдаваться. Вот и дуреют без дела. Конечно, учить спецназ еще и учить, да и опыта реального нет, но все же элита.
        — А почему они сами сдались?  — спросил Энакин.
        — Жить и жрать хотели. Не сдайся они нам, после нашего ухода сюда охотники за головами нагрянут — хатты за них вполне прилично платят. Но главное, голодуха. Они ведь тот транспорт со спайсом под конец рейда захватили, и припасов на кораблях оставалось лишь на неделю, а им больше месяца пополнить их не удавалось.
        — Но ведь по правилам…  — удивленно спросил Кеноби.
        — На месяц сухих рационов. Знаю,  — перебил я его.  — Но, где правила, а где пираты. Они и сюда-то за жратвой полезли. Правда, потом уже сельхозтехнику захватить пытались. Вы подумайте, корвет с добычей — тем самым спайсом — в первый же день в атаке использовали. А когда его подбили, пилот-м… чудак, это корыто на лужайку в лесу посадил — два метра черной воды и десять болотной жижи… Думали хотя бы до грузовой палубы добраться, даже несколько тракторов с близлежащих ферм привезли. Но куда там. А из города что-то потяжелее вывезти не получалось. Сначала гвардейцы мешали, а потом они думали, что кабина трактора от магнитки защитит. Наивные. Впрочем, я думаю, у них бы все равно ничего не вышло. Мы пока их корабль вытащили, неделю с тяжелой техникой проигрались. Жаль, Йоды у нас не было…  — не смог удержаться я от прикола.
        — Вот видишь, Энакин,  — назидательным тоном произнес Оби-Ван Кеноби,  — даже дроид понимает, что для Силы нет ничего невозможного. Главное, не думать о том, что ты не справишься, и довериться ей. Твой потенциал не ниже, чем у гранд-магистра, а ты отказываешься верить в Силу и свои способности.
        — Да, да, учитель, я знаю,  — со вздохом ответил Скайуокер.  — Сила связывает все во вселенной, для нее нет ничего невозможного.
        — Если знаешь, отчего не делаешь?  — продолжил поучать его Кеноби.
        — Я буду стараться, учитель,  — покорно произнес Эни, входя следом за мной в палатку полевой кухни, где я, подобрав две упаковки сухпая, передал их джедаю с падаваном.
        Пока они насыщались, я рассказал им все, что считал уместным о набуанской армии, истории ее создания, особо налегая на животрепещущие истории с нападениями пиратов и «героической борьбой народа Набу», во время оккупации Торговой Федерацией. А затем устроил экскурсию по лагерю гвардии, и демонстрацию учебного фильма про действия при обороне города бойцов первой роты двенадцатого батальона, в урезанном, понятно, варианте.
        Процесс его монтажа, я, признаться честно, вспоминаю с дрожью. Записи с тактопада и шлемных регистраторов и живых, и убитых, я аккуратно просмотрел и разобрал вместе с Дрэйлой и Ранки, а потом сделал что-то вроде учебного пособия для СПОН. Вот только как же больно было это делать! Тем более, когда большинство ребят знаешь… знал лично. Если бы я мог спать, наверно эти голоса и лица, я бы во сне до смерти видел и слышал. Дрель, под конец, банально напилась. А я терпел. Понимал, что это может спасти жизни других.
        Вообще, этот бой вскрыл целый ряд проблем в набуанской армии: от подготовки до тактики, и от снаряжения до вооружения. И что обидно, местные «профессиональные» военные, большую часть из них, в упор не замечали. А если и замечали то, зачастую проблемой и не считали — так, мол, всегда было, или, оно, у всех так. Что делать, это там в моем старом мире любая война, да что там, любой бой рассматривается буквально под микроскопом, комментируется всеми кому не лень, от журналистов до диванных «экспертов», и от историков до военных. И пусть я сам принадлежал как раз к этим самым аматорам от дивана и клавиатуры, у здешних офицеров и такого опыта не было.
        Взять хотя бы то, сколько мне пришлось биться над такой простой и очевидной камуфляжной раскраской формы. Чего я только не наслушался, и про хомодетекторы, и про сенсоры биологических и движущихся объектов, и про отражение лучей, даже про традиции и культуру упомянуть не забыли. Пришлось требовать от них показать, где эти сенсоры на трофейных В-1, рассказать, сколько их по штату в роте Корпуса Юстиции — в теории, оказалось три, реально, ни одного. А разница в защитных свойствах окрашенной и белой брони, вообще начинала проявляться лишь при радиационном нагреве во время обстрела очень высокой интенсивности, когда по окружающим предметам долбили корабельными калибрами. Во всех же остальных случаях, тканевый чехол отводил энергию обычных лазеров и плазмы, за счет эффекта абляции[23 - Абляции — эффект отвода тепла от материала, за счет испарения его верхнего слоя, либо специального покрытия.], ничуть не хуже, а то и лучше белой краски. И вот так приходилось выбивать каждое свое новшество. Боюсь, если бы не поддержка Панаки, Дрэйлы и Додоны, у меня бы ничего не вышло. Более того, я был им очень
признателен за то, что они принимали все шишки в этом деле на себя, позволяя мне изображать помесь тумбочки и голопроектора.
        И сейчас мне вновь предстояло проталкивать свои предложения. Ведь прошедший бой ясно показал, что СПОН необходимы средства гиперсвязи не привязанные к кораблям, нормальные средства ПВО, взамен эрзац-ПЗРК из протонных торпед, а главное, включение в штатную структуру взводов, разведывательных и штурмовых дроидов. И если с первыми проблема решалась путем незначительной переделки ДУМ-ов, то со вторыми не все было так очевидно — уж слишком дорогими были «Штурмомехи», которые идеально для этого подходили, даже если придавать их по одному каждому взводу. А значит, следовало разработать абсолютно новую боевую машину, с ценой не более 15 тысяч, огневой мощью и защищенностью дроидеки и подвижностью не хуже чем у людей, с которыми она будет взаимодействовать.
        Но это могло обождать, а сейчас мне следовало обеспечить безопасность выполнения миссии джедаев. И вот тут была полная засада. Ведь я даже не представлял, что именно может быть источником потенциальной угрозы.
        От первоначального плана, запихнуть на фрахтовик два десятка Штурмомехов, и сотню ДУМ-ов, для использования в качестве эвакуационной команды, я отказался сразу. Во-первых, джедаи и сами откуда угодно прорвутся. Во-вторых, Штурмомехи уж слишком заметны и пока есть только у Набу, а наживать лишних врагов было неохота. И, наконец, у меня были все основания подозревать, что удар не будет направлен непосредственно против джедаев. Если за этой миссией стоит Сидиус, он попытается сделать так, чтоб Энакин пошел против Кодекса и принципов Ордена, или же, наоборот, поселить в его сердце неуверенность и страх ошибки. Но опять же, это были лишь мои предположения.
        А так как от этого «визита» отвертеться все равно не удастся, я решил подобрать более-менее универсальную, пусть и не такую мощную команду, которая реально сможет помочь джедаям. И в назначенный мной срок, мы, то есть я, Скайуокер, Кеноби, Ранки, Дрэйла и два ДУМ-а Первый и Второй, погрузились на борт джедайского челнока, и в сопровождении четверки модернизированных N-1, вылетели на Набу. Где я планировал устроить Эни небольшой «отпуск», и, заодно, прихватить с собой еще кое-кого, и кое-что сделать — ник в голонете, Бонд-Джеймс Бонд, обязывает.

        Глава 3

        Мы шли по улице Тида в направлении дворцового комплекса. Конечно, можно было взять пассажирский спидер, но Падме явно нуждалась в этой прогулке. Девушка очень устала за эти дни. Постоянные интриги, переговоры, давление хаттской делегации и множество «новых друзей» королевства, буквально превратили дворец в филиал местного дурдома — что тут скажешь, если даже нашему челноку не разрешили садиться в ангаре.
        Признаться честно, я попросту вспылил, и, обложив матами диспетчера, полетел прямиком в горы, к дому Шми и Квай-Гона — пусть лучше Эни побудет пару лишних часов с мамой, чем ждет непойми чего. Но и там нас ждал облом — никого не было дома, за исключением Ассаж. С которой, мы и оставили Энакина, а сами, нечего делать, полетели в космопорт.
        Девчонка, кстати, меня приятно удивила. Я ведь опасался, что у них со Скайокером возникнет взаимная неприязнь, на почве ревности к материнским чувствам Шми. Но она действительно обрадовалась прилету «братишки», и как-то интуитивно перевела недоверие Энакина к ней в плоскость взаимного соперничества. И спустя три часа, когда мы решили возвращаться в Тид, они, если и не стали друзьями, то кучу общих интересов нашли такую, что нам с Оби-Ваном, оставлять их без присмотра, стало страшновато — не приведи Сила, найдут себе приключения на одно место.
        А в космопорте мы застали мирно спящую королеву, которая, в компании Джей и одной из Стражниц дожидалась нас в помещении терминала, для конспирации, как обычно, переодевшись служанкой.
        — Я сожалею из-за этой задержки, рыцарь, но по политическим соображениям, я бы предпочла, чтобы вы заявили о конфискации спайса и необходимости передачи пиратов республиканскому правосудию, на завтрашнем приеме,  — произнесла Амидала, и, что-то обдумав, доверительным тоном добавила.  — Поймите, нам нужна ваша помощь. После ужасов оккупации и войны, вложения огромных средств в создание сил обороны, конфликт с ними будет губителен для Набу. На приеме будет присутствовать представитель Картеля Хаттов, и будет очень хорошо, если он лично увидит, что мы отдали спайс Республике именно по вашему требованию.
        — Думаю, задержка на один день, никак не скажется на нашей миссии,  — ответил Оби-Ван.  — Тем более что моему падавану, несомненно, будет приятно подольше побыть с матерью.
        — Если он до того не разобьется насмерть,  — скептически заметил я, жестом манипуляторов останавливая королеву и джедая.
        — То есть?  — удивленно спросила Амидала, поправляя «хиджаб».
        А я, вместо ответа, указал в конец улицы, по которой мы шли, и стал ждать, внутренне посмеиваясь. Ведь сам думал, что эти названные братик и сестричка припрутся в Тид еще раньше.
        Спустя пару секунд, уже и люди различили визг двигателей спидербайков, а еще через пару секунд, из-за поворота выскочили два аппарата спортивной модели, и, не снижая скорости, опасно маневрируя, чуть не врезаясь в дома, промчались над нашими головами.
        — Энакин?  — включив комлинк, строго спросил Оби-Ван.  — Ты где должен находиться?
        — Я должен ее догнать…  — раздался из комлинка голос мальчишки.
        — А вот и не догонишь, Эни!  — жизнерадостно прокричала в свой комлинк Ассаж.
        — Давно бы догнал, если бы кто-то свой байк шаактиками не разрисовал!  — огрызнулся Скайуокер.
        — Правильно, надо было в красный покрасить,  — не удержался я от комментария, выведя громкость вокодера на минимум, а про себя добавил.  — Red goеz fasta![24 - Известное поверье вархаммеровских орков не так далеко от истины, как можно подумать. Действительно, из-за эффекта Доплера, удаляющийся объект «краснеет», и чем быстрее он движется, тем сильнее.]
        Увлеченные погоней юные падаваны вновь вылетели на улицу, а я, делая клоунские пасы манипуляторами, переключил управление обоими летательными аппаратами на себя, и в полный голос констатировал:
        — Ну все, прилетели!
        Все-таки не зря я «подшаманил» спидербайки Ассаж — и самому спокойнее, что девочка никуда без моего ведома, не влезет, и на ошарашенные лица Падме с Оби-Ваном посмотрел. Ведь как знал, что не стоит Эни с Ассаж оставлять. Ребята, еще до нашего возвращения в Тид, успели подраться под видом тренировки, и помириться, и новостями поделиться, и понтами помериться.
        — Шучу я. Шучу. Обычное дистанционное управление,  — поспешил я успокоить королеву и джедая, пока байки нарочито медленно опускались на брусчатку улицы, и, обращаясь к Падме, спросил.  — Ваше Величество, это что, нас нельзя было сразу в ангаре посадить? Хотя бы предупредили, что Квай-Гон на луны до вечера отправился, а Шми экзамены в Академии принимает. Тогда бы не пришлось этих без присмотра оставить!
        — Извини,  — смутилась она, и пожаловалась.  — Последнее время, из-за потока этих делегаций, я сама не своя. Переговоры по ночам снятся.
        — Всем вдруг захотелось с Набу подружиться?  — больше констатировал, чем спросил я.
        — Да. А еще просят твоих дроидов-Штурмомехов продать.
        — Так в чем проблема? Нам для серийного производства деньги нужны? Нужны! Вот пусть и платят. А чтобы не нарушать баланс сил в регионе, продадим упрощенные модели,  — предложил я.
        А тем временем, Энакин и Ассаж, спрыгнув со спидербайков, неуверенно подошли к нам, с тревогой посматривая, один на Оби-Вана, вторая на меня.
        — Как это понимать, падаван?  — строго спросил джедай.
        — Ну…  — замялся Скайуокер, но был перебит датомиркой.  — Мы к маме Шми в Академию летели. Учитель будет только вечером, вот мы и…
        — А погоню, хорошо хоть без стрельбы, вы зачем устроили?  — спросил я.
        — Мы это…  — в свою очередь потупилась Вентресс.
        — Это я виноват!  — вступился за, фактически, сводную сестру падаван Оби-Вана.  — Я рассказал Ассаж о том, как участвовал в гонках Бунта Ив и в полетах на турбокрыльях на Корусанте. И мы решили… Падме!?
        Паренек восторженно уставился на королеву, которую, из-за наряда служанки, в первый момент не узнал. А она смущенно ответила:
        — Здравствуй, Эни. Ты уже такой большой стал.
        — А я о тебе, все эти четыре года каждый день вспоминал,  — не замечая ничего вокруг, кроме нее, произнес мальчишка.
        А ведьмочка, подойдя к стоящей чуть в стороне от нас Джей, встав на цыпочки, громко, так что некоторые прохожие обернулись, а мальчишка и девушка покраснели, прошептала ей в акустический сенсор:
        — Ну наконец-то, у нашей Падме жених нашелся! Надо будет платье купить, ну на свадьбу… Энакин вон какой молодец, меня на тренировке победил!
        — Ух, ты! А мне можно платье?  — спросила Джей, подыгрывая той.
        — А ну отставить, юмористки недоделанные!  — пришлось мне прикрикнуть на них, ведь королева уже вся покраснела как рак, а будущий джедай, судя по всему, уже явно хотел кое-кого придушить в лучших традициях Вейдера.  — Ассаж, ты, что не знаешь, после Руусановской Реформации джедаям запрещено вступать в брак. Хотя, по-моему, это идиотизм. Ведь, как я понимаю, вероятность рождения одаренного ребенка от форсюзера значительно выше, чем от обычных разумных. А значит, так можно значительно усилить Орден Джедаев, и нет нужды выискивать будущих рыцарей по всей галактике.
        — Дроид, ты не понимаешь,  — попытался читать нотации возмущенный Оби-Ван.  — Любовь ведет к ревности, ревность…
        — Знаю, ревность вызывает злость, а злость ведет на Темную Сторону,  — перебил я его самым скучным тоном, на который был способен.  — И что это вы так Темной Стороны боитесь? Нет, я понимаю, органики на ней ведут себя неадекватно, но ведь были же вполне вменяемые ситхи. Вы хоть причину выяснили: это темные сами, это на них Сила так влияет, или еще что?
        — Темная Сторо…  — попытался ответить джедай, но я его вновь перебил.
        — Что у вас, Кеноби, что у Квай-Гона, это один ответ. Впрочем, ваш учитель сейчас хоть задумываться стал,  — вспылил я, но, не желая ругаться с джедаем, примирительно сказал.  — Ладно. В любом случае спор беспредметен. Раз нет информации о причинах проблемы, а существующая система позволяет успешно с ней бороться — не стоит ничего менять.
        — Да уж… Весьма необычный дроид,  — задумчиво произнес Оби-Ван.
        — И с ним всегда так,  — пожаловалась Падме.  — Я иногда даже жалею, что позволила ему оставить вокодер. Но что бы я без него делала? Большинство его… необычных идей, как минимум позволяют взглянуть на вещи с другой, неожиданной стороны, а зачастую являются наилучшим решением проблемы.
        — Очень интересно…  — ответил он, и, обращаясь к Энакину и Ассаж, спросил.  — Значит, вы летели в Академию? А зачем устроили гонки по всему городу?
        — Мы поспорили… кто лучший пилот,  — замявшись, ответил падаван, на что Оби-Ван лишь покачал головой, и обреченно махнул.
        — Ну а вы, юная леди?  — спросил он у Вентресс.  — Хотя вы и не являетесь падаваном, но учитесь у Квай-Гона, а он никогда не одобрял подобное безрассудство… почти никогда.
        — А я не леди, я ведьма датомирская!  — включила «дурочку» Ассаж.  — И если мастер Джин не узнает, то можно. Вот!
        — Ассаж, не придуривайся,  — насколько мог грозно сказал я.  — Почему ты себя вечно ведешь как десятилетняя? У тебя ведь и лучшее образование, какое вообще в этой галактике получить можно, и сама ты не дура — школьный курс… НАБУАНСКИЙ[25 - Система образования на Набу одна из наиболее эффективных в галактике, о чем свидетельствует хотя бы то, что тринадцатилетние девочки могли справляться с обязанностями королевы.] школьный курс, ты за три года освоила. И при этом, успеваешь еще и фехтование, и контроль Силы изучать, и в приключения вечно влазить!
        — А тебе, дроид, какое дело!  — неожиданно вскрикнула она, и, отвернувшись, со злостью прошипела.  — И не смей мною командовать! Ты такой же ученик Квай-Гона, как и я.
        — Знаешь, Саже, я бы мог вспомнить, что ты, кроме всего остального курсант первого… уже второго курса Набуанской Академии СПО, а у меня звание капитана,  — холодно произнес я, и уже мягче добавил.  — Но не буду. Нравится тебе изображать ребенка, изображай. Настаивать, поучать и так далее, не буду. Я ведь твой друг?
        Вентресс продолжая стоять ко мне спиной, кивнула каким-то своим мыслям, и повернувшись к нам, полуприкрыв повлажневшие глаза, заговорила:
        — Извини, Эрдваныч, я действительно веду себя как дура. Но и ты пойми, так хорошо, как эти четыре года, что я тут с вами, мне никогда не было… Тот пират, что забрал меня… он неплохо ко мне относился, учил, заботился, но… несколько раз…
        — Не надо, я видел результаты твоего медосмотра,  — перебил я ее.
        — Хорошо,  — согласилась она.  — Но даже не в этом дело, у меня никогда не было семьи, а тут… Нет, мама где-то есть… наверное. Но мне просто…
        — Не плачь сестренка,  — обнял ее Энакин.  — Ты меня извини, я как-то стал ревновать тебя к маме… Но, я рад, что у меня появилась сестра, пусть названная.
        — Все, все! Заканчиваем тут шаачьи нежности разводить, на нас люди смотрят,  — прикрикнул я на обоих,  — и давайте с нами. Шми и Квай-Гона я во дворец вызову. Да и помощь от вас обоих мне пригодится.
        — А в чем?  — почти синхронно спросили юные джедаи.
        — Потом узнаете,  — подмигнул я им подсветкой индикатора.  — Ну что, пошли?
        — Но все же, Ваше Величество, вы не могли бы объяснить мне более подробно, о каком именно сотрудничестве с хаттами говорил ваш дроид,  — решил вновь вернуться к деловым вопросам Оби-Ван, когда мы подошли к одному из служебных входов во дворец.
        — Продажа дроидов типа «Стражница» для обеспечения личной безопасности хаттов,  — ответила она.  — Как вы знаете, слизни пользуются для этих целей армиями наемников, которые, согласитесь, могут предать или быть подкупленными. В случае с дроидом подобное невозможно. Кроме того, нам небезынтересны их рынки продовольствия, плазмы и кораблей премиум класса.
        — И что это за «Стражницы»?  — вновь поинтересовался он.
        — Серия дроидов-телохранителей с функциями секретаря, протокольного дроида и многими другими возможностями.
        — Интересно было бы на них взглянуть,  — влез в разговор Скайуокер.
        — Джей, покажись Энакину,  — скомандовал я.
        Дроидесса выбежала вперед, и стала крутиться перед нами, принимая довольно фривольные позы.
        — Джей? Подожди…  — удивленно воскликнул тот.
        — Ага, это я! Не узнал? Как Эрдваныч говорит: «богатая буду»!
        — А как тебе удалось, не стирая личность, перенести процессор Джей с корабля в дроида?  — набросился на меня с вопросами падаван.  — Это ведь надо две разные системы синхронизировать? А как?..
        — Все! Все потом обязательно расскажу,  — заверил я его.
        — Здорово! А ты, Джей, просто красавица!  — восторгу этого «юного техника» не было предела.
        — Ой, спасибо,  — изобразила смущение дроидесса.  — Это мне корпус Падме придумала… Ну, то есть королева Амидала.
        — У тебя просто замечательно вышло!  — сделал он комплимент королеве.
        — Спасибо, Эни,  — потупив глазки, небрежным тоном ответила она, хоть и было видно, что похвала ей приятна.
        — Странно, этот дроид больше напоминает элитные модели служанок, чем боевого дроида?  — удивленно спросил Кеноби.
        — Ну, я думаю, завтра вы сможете лично убедиться в эффективности Стражниц. Сразу после приема, Панака проведет небольшое показательное выступление,  — сообщила королева.  — Как ты думаешь, Эрдваныч, твои девочки не подведут нас?
        — Я постараюсь, Ваше Величество, чтобы они никого не убили,  — пообещал я, чем вызвал веселый смех королевы и обвинения во вредности и тупости, по закрытому каналу от Джей.  — Ладно, нам с Эни и Саже еще предстоит сегодня многое сделать, да и у вас с рыцарем есть дела. Так что, если я буду нужен, я буду в сборочном цеху Инженерного Корпуса.
        — Уж как нибудь справимся,  — в свою очередь подколола меня королева.  — Смотрите не выдайте меня там замуж, по дороге!
        — Понял-понял! Ну, мы пошли,  — сказал я, буквально силой заставляя Энакина идти за нами.  — Пошли, падаван юный, еще успеете поговорить!
        Работы действительно предстояло много, и в первую очередь, мне нужно было стать незаметным, но при этом сохранив боевые возможности. И конечно, следовало позаботиться об Энакине — светошашка это, несомненно, круто, да и сам джедай уже оружие, однако и полезными мелочами пренебрегать не стоило.
        Пройдя через несколько коридоров, и спустившись по лестнице ниже уровня земли, мы оказались перед неприметными дверьми, которые охраняли двое гвардейцев.
        — Секретарь-советник, капитан Эрдваныч,  — представился я бойцам, одновременно вставляя в считыватель на двери карту доступа.  — Эти со мной.
        — Проходите.
        За дверями находилась целая череда подвальных помещений, большая часть из которых до недавнего времени пустовала. Теперь же в них трудились лучшие инженеры Набу и располагались целых три автоматические сборочные линии. И это была лишь малая часть новых производственных мощностей. Фактически спец НИИ, экспериментальное производство, если хотите. Место, где разрабатывались новые образцы вооружения, техники и снаряжения. Как того, что должно пойти в серию, так и уникального специализированного.
        За прошедшие с войны против Торговой Федерации четыре года, нам удалось фактически с нуля создать военную промышленность Набу. Уже работали фабрики по производству военной формы и СИБЗ — пока только легкого образца, но и тяжелая силовая броня проходила испытания. Был построен завод по производству стрелкового вооружения, и проведена реконструкция авиастроительного завода. Налажен выпуск легких артиллерийских систем. Но, что самое главное, мы наконец-то получили орбитальную верфь.
        Шестьдесят два миллиона, сцука! И это притом, что сама по себе станция стоила каких-то восемь с половиной. Остальные деньги пошли на покупку оборудования, разрешения, лицензии и, что тут стесняться, на взятки республиканским чиновникам и менеджерам Сиенара. Но и этого могло бы и не быть, не продай мы товарищу Райту, за символические 299 кредитов, лицензии на технологию оптимизации систем охлаждения при помощи тепловых насосов и, главное, на кортозисную динамическую броню[26 - Динамическая защита — элемент бронезащиты техники, который за счет процессов при его разрушении, воздействует на снаряд таким образом, что его бронебойная способность значительно снижается.].
        Последняя представляла собой сверхэффективную защиту от турболазеров, и была разработана мной при проведении экспериментов с этим редким материалом. Волокна кортозиса, как оказалось, деструктируют не только арку светового меча, но и пучок частиц турболазерного заряда, и единственной проблемой тут было то, что они должны встретиться на некотором удалении от основной брони. Конечно, я первым делом попробовал создать некий аналог активной защиты[27 - Активная защита основана на уничтожении/повреждении снаряда до его попадания в цель, может быть основана на отстреле управляемых боеприпасов, боеприпасов с дистанционным подрывом или на подрыве закрепленных на броне взрывных устройств с направленным осколочным полем.], но потом, внимательно присмотревшись к самому процессу пробития брони этим самым пучком, который по факту струя, понял, что время этого явления, особенно если дефлекторное поле находится внутри брони, вполне достаточно для выброса волокон при помощи банального бризантного[28 - В бризантных ВВ, в отличие от порохов, взрыв происходит по фронту волны детонации, а не за счет послоевого
горения. Благодаря чему, данный процесс происходит очень быстро. Скорость детонации современных ВВ превышает 10 км/с.] заряда. На испытаниях, прототип КДЗ смог защитить мишень, прикрытую щитом от дроидеки, при обстреле той из главного калибра «Мародера». Правда, из-за энергии, выделившейся в непосредственной близости от щита, его генератор сразу перегрузился, но пробития двух бронеплит из дюростали толщиной в шесть миллиметров, разнесенных на десять сантиметров, не было. А вот это уже открывало поистине грандиозные перспективы, позволяя получить защиту эквивалентную планетарному щиту на корабле размером с яхту — хотя для крупных космических аппаратов, вроде ИЗРа, эта технология была дороговата.
        Райт Сиенар сразу оценил перспективы, и вцепился в нас мертвой хваткой. Тем более, конкретно сейчас, после прошлогодних «подвигов» на Зонаме-Секот, когда его влияние в определенных кругах уменьшилось, ему требовались подобные козыри. Но говнюком он оказался тем еще — лицензию на ионные двигателя нам продавать он не стал — только подписал контракт на поставку Набу трех верфей — и то хлеб! Первая из них была уже, запущена, а две другие планировалось ввести в эксплуатацию за три года. Даже деньги на вторую уже были забиты в бюджет следующего года.
        Впрочем, и тут он нас попытался развести. То есть, это Райт думал, что нас развел, продав верфи маломерки с двойными доками диаметром 135 и длиной 232 метра, которые можно было объединить, получив один док длиной 466 м, что не позволяло строить полноценные транспортники тяжелого класса и крейсера, но у меня были несколько иные планы.
        Объясняя все это юным падаванам, заодно хвастаясь своими достижениям на почве милитаризации Набу, я прошел еще через один пост охраны, на этот раз усиленный парой Штурмомехов, и оказался в своей личной мастерской.
        — Ассаж, Энакин, вот тут я и вынашиваю свои коварные планы по захвату галактики, и создаю тайное оружие, с целью погубить все живое,  — сказал я им, на что ребята ответили дружным заливистым смехом.
        Еще бы: ряд металлических шкафов вдоль стены, пара верстаков, несколько ящиков с инструментом, химсинтезатор и универсальный станок, в комнате пять на восемь метров, совсем не напоминали логово безумного гения. На том же Корусанте гаражи лучше оснащаются.
        — А тут здорово! Уютненько. Почему я тут у тебя не была?  — спросила датомирка, забираясь в кресло, которое я держал тут ни столько для органиков визитеров, сколько чтобы себя человеком почувствовать.
        — То есть как? Неужели на Набу есть еще места, где ты не была?  — притворно удивился я.  — Помнится, последним подобным местом была Отто-Гунга, но ты и туда забралась при помощи самодельного дыхательного аппарата. Генерал Тарпальс, наверное, до сих пор не отошел от стресса, после частичного затопления центрального купола.
        — Ну, я же не специально!  — стала оправдываться она.  — Они первые копьями размахивать начали. И потом, Босс Насс на меня не сердился… ну почти. Он даже сказал, что меня можно отправлять работать в Сенат.
        — Ага, с представителем Бинксом,  — хохотнул я, и, подражая голосу Джа-Джи, произнес.  — Наша не виноватая, наша только нажимай разный кнопочка, и Сената — ааа-а — полный килдык!.. Энакин, стой! Не шевелись! Отлично. Спокойно. Не шевелись.
        Продолжая говорить, я отобрал у Энакина модуль самоликвидации ДУМ-инквизитора. Который помимо термального детонатора с силой взрыва раза в три большей, чем у «Шмеля»[29 - Советский/российский реактивный огнемет с термобарическим снарядом. Сила взрыва эквивалентна 122 мм осколочно-фунасному снаряду.], содержал блок неизвлекаемости[30 - В просторечии ловушка. Техническое устройство, затрудняющее обезвреживание взрывного устройства.], причем пятикратно дублированный.
        — Эрдваныч, а зачем эта бомба?  — как ни в чем ни бывало, поинтересовался он.
        — Чтоб юных падаванов взрывать,  — выдав звук вздоха, ответил я.  — Вообще-то, вы тут чтобы помочь мне.
        — Классно!  — абсолютно синхронно воскликнули они, и Эни спросил.  — Давай, выкладывай, что надо сделать?
        — Значит так,  — стал объяснять я.  — Вон в углу ранцевый навесной комплекс. Ваша задача, сделать так, чтобы даже хороший техник, при взгляде на него, думал, что эту гадость собрали на помойке из того, что под руку попалось, а собирали его сломанный дроид-уборщик и путана-твилечка.
        — Вот спасибо!  — давясь от смеха, ответила Вентресс.  — Эни, ты слышал, с кем нас сравнили!
        Но Скайуокеру, похоже, уже все было фиолетово — он погрузился в изучение механизма. Он даже, по-быстрому подав питание, умудрился раскрыть манипуляторы.
        — Ого, а в сложенном виде и не скажешь!  — удивленно прокомментировал он.
        Этот ранец я делал для эксперимента с дополнительными конечностями — очень уж будущие возможности Гривуса не давали покоя. Вот и сделал себе две дополнительные руки, которые складывались за спиной в компактный прямоугольник 460х380х140 мм, а в рабочем положении поднимались над «головой», или, если перевернуть устройство, выдвигались на уровне пояса.
        Тогда этот эксперимент завершился полным провалом, я мог нормально пользоваться либо одной, либо другой парой рук, а вместе никак. Манипуляторы, в лучшем случае, постоянно стукались друг об друга и мешали. Зато сейчас, когда мне предстояло временно вернуть себе три свои старые опоры, незаметная пара рук должна была пригодиться.
        — А это что, бластер?  — спросил Энакин, рассматривая предплечье конструкции.
        — Бесшумный револьвер с отсечкой пороховых газов[31 - Эскиз патрона: http://cs620428.vk.me/v620428878/15865/UIpC083-ttY.jpg],  — пояснил я.
        — Кинетический?  — удивился он.
        — Ага! Эрдваныч у нас любит такие доисторические поделки,  — хохотнула Ассаж, и, подмигнув мне, добавила.  — Но, что удивительно, они отлично работают.
        — А конкретно этот револьвер, не дает, ни звука выстрела, ни вспышки, и не засекается сканерами. А два подобных устройства с барабанами на пять зарядов, на малых дальностях не уступят бластеру — четырнадцать миллиметров — это вам не мелочь… Ладно, давайте за работу! Шми отписалась, что освободится через два часа. Тогда точно ничего не сделаете.
        Я показал ребяткам, где и что из инструмента, а сам занялся подбором оборудования для Энакина. Конечно, особой необходимости в их помощи я не испытывал, но, во-первых, совместный труд, как говорил Матроскин, объединяет, а во-вторых, планета Набу мне нравилась, и я не хотел раньше времени отдавать ее на поругание этим двум личинкам Темных Лордов, и, наконец, мне нужно было держать Энакина при себе, чтобы закончить сборку одного подарка для него.
        Для чего, в первую очередь, требовалось снять биометрические показатели Скайуокера, чтобы искусственный интеллект «подарка» воспринимал его, как хозяина. А то, еще чего бунт устроит, умник. Так что, настройка требовалась точная и многоуровневая, то есть длительная.
        Вот что значит, ударно потрудились! Всего, чуть более чем за час, мои дополнительные конечности стали напоминать черти что, а Энакин обзавелся наручным комлинком с секретами.
        — Комлинк,  — констатировал он.  — Большой и неудобный.
        — И где справедливость!?  — возопил я, про себя хихикая.  — А ну, на руку надень!
        Мальчишка, несколько шокированный подобным тоном, послушно застегнул на запястье манжету комлинка.
        — Хранитель, активация!  — скомандовал я.
        Комлинк послушно сверкнул экраном, на котором высветились результаты пусковых тестов. А потом, синтезированный мужской голос произнес:
        — СК-01 «Хранитель» готов к службе, хозяин Энакин.
        — Он что, имеет искусственный интеллект?  — первой догадалась Ассаж.
        — Совершенно верно!  — подтвердил я.  — Причем достаточно мощный — третий класс все-таки.
        — А зачем?  — удивленно спросил Энакин.  — Я имею ввиду, зачем так сложно?
        — Ради функционала,  — терпеливо пояснил я.  — Языковые, юридические и политические базы протокольных дроидов, инженерно-конструкторская база первого уровня и высокоуровневая ремонтная база, программы для взлома кодов, управление группами дроидов — до пяти тех же ДУМов — не вопрос, криптография и шифрование, плюс ко всему, мультичастотная кодированная связь — это далеко не все из того, на что способен этот малыш.
        — Но как?
        — Если ты о размерах, то ответ прост — деньги. Если хочешь купить что-то компактное и мощное, за это надо просто заплатить. Понятно, если знаешь, у кого купить. Вообще-то аппарат все равно получился великоват… Я его изначально для Падме собирал, но ей с семьюстами граммами на руке ходить тяжело, да и с платьями, видите ли, не сочетается. А тебе самое то будет. Тем более, корпус с напылением из фрика и с волокнами кортозиса в рамке экрана, так что, в крайнем случае, можно парировать удар светового меча.
        — Эрдва, я же тебя знаю! Ты ничего просто так не делаешь,  — хмыкнув, сказала Ассаж.  — Колись, почему ты назвал этот комлинк «Хранителем»?
        — Да, да. Ты ведь нам не все еще рассказал?  — поддержал ее Скайуокер.
        — Молодцы какие! Соображаете. Как вы, я думаю, догадалась, этот аппарат кроме всего прочего оружие, в него интегрирован легкий бластер с функцией парализатора и БК на десять выстрелов, Но главное, это возможность управлять любыми, подключенными по каналам связи, дроидами, используя их в качестве, в том числе, боевых…
        Эту полезную функцию я разработал для своих инквизиторов, а теперь решил встроить в подарок для Эни — я боялся, что не смогу быть с ним постоянно, как это было в другой истории, а он рискует, и сильно. Да и электронный друг, который сможет предостеречь его от некоторых ошибок, мальчишке пригодится.
        — Но джедаи не пользуются бластерами,  — сказал он, с сомнением рассматривая устройство.
        — А кто тебя заставляет им пользоваться,  — кляня про себя тугодумных шашкомахателей, спросил я.  — Пусть будет. Запас карман не тянет, и есть не просит. Вдруг, да и пригодится… подожди.
        Я чуть отвлекся на доклад охраны о том, что нас желает видеть госпожа Скайуокер.
        — А теперь главный сюрприз, Эни,  — сказал я самым заговорщицким тоном, и, подходя к двери, передал часовым текстовое сообщение: «Пропустить».
        — Ух, еще что-то?  — удивился он.  — Ты, Эрдваныч, не перестаешь меня удивлять… Мама?.. Мама!
        Мальчишка, казалось, забыв про все на свете, повис на шее вошедшей в комнату Шми. А та, отстранив сына, и осмотрев с головы до пяток, прошептала:
        — Какой же ты стал… Я так рада видеть тебя, сынок!
        Первые рассветные лучи потревожили сон юного ученика джедая, и он непонимающе уставился на ажурную лепнину потолка. Спросонья, Энакин не сразу смог понять, где находится. Но тут, он вспомнил события прошедшего, крайне насыщенного дня, и, не раздумывая, вскочил с постели. Конечно, можно было еще немного поспать, но ему абсолютно не хотелось из-за этого пропустить еще что-то удивительное.
        За четыре года, что прошли с его прошлого посещения этой планеты, Набу, казалось, совсем не изменилась. Все та же зелень и вода кругом, те же причудливо-изящные дома вдоль уютных улочек Тида, тот же дворец, что казалось, вырастал из утеса, на котором располагался город, да и люди и другие разумные ничуть не изменились, все так же излучая доброжелательность и жизнерадостность. Но теперь он ощущал и отличия, нечто трудноописуемое, но явственное.
        Мальчишка интуитивно чувствовал как в глубине этого цветущего пруда, с которым у него прочно ассоциировалась эта планета, зарождается водоворот, как меняет свою суть все на планете, напитываясь чем-то новым. И еще, странное дело, у Энакина возникало чувство, как будто он вернулся домой.
        Впрочем, он скоро понял, что так, или почти так это и есть. Ведь где бы он ни был до этого, он не был дома. Татуин он ненавидел — слишком много боли принесла ему эта песчаная планета, в Храме, он так и не стал до конца своим — слишком уж он выделялся из общей массы, постоянно чувствуя по отношению к себе надежду, недоверие и страх других. А здесь… Здесь были все, кто по-настоящему был ему дорог. Здесь была его мама. И была Падме, незримую и неощутимую в Силе, но от того не менее крепкую связь с которой, он ощущал с того момента, когда она появилась на пороге магазина Уотто, ворвавшись в пыль, жару и серость Татуина, сверкающим добротой и чистотой ангелом, одетым в нелепую одежду. А еще здесь были Квай-Гон, Эрдва и Ассаж.
        Энакин посмотрел на «Бледную Червю», как он про себя назвал девчонку, которая мирно сопела на соседней кровати, и очень захотел вылить на нее воду, из стоящей на тумбочке вазы с цветами, но лишь улыбнулся и, накинув тунику, пошел к двери комнаты.
        «Вот ведь, зараза! Обзывается, подкалывает, хочет показать, что она лучше. Но, Сила, как же давно со мной никто так себя не вел!» — мысленно простонал Энакин. Вообще, из всех кто его окружал в последнее время, лишь Эрдваныч и Ассаж относились к нему просто как к товарищу. Не пытались поучать, и не заискивали перед ним. Лишь дроид иногда показывал, что он старше и умнее, как бы это смешно не звучало, но и он никогда не пытался выставить свою точку зрения как единственно верную, и даже толковые и нужные советы облекал в форму шутки.
        Выйдя из предоставленных им комнат, в коридор второго этажа Тидского Дворца, Скайуокер решил осмотреться и разведать что тут и как. К своему стыду, он совершенно не обращал вчера внимания на окружающее, ведь он наконец-то встретился с мамой. А уж когда к ним присоединился Квай-Гон… Лишь далеко за полночь, Оби-Ван таки вспомнил, что у них сегодня предстоит трудный день и надо отправляться спать. И так как лететь в дом Квай-Гона смысла уже не было, а все спальни были заняты многочисленными гостями и делегациями, им пришлось разместиться прямо на диванах.
        Ни Квай-Гона, ни Кеноби, ни Шми, нигде видно не было, и Энакин, с чистой совестью, стал изучать дворец. Но это занятие ему быстро наскучило, тем более что коридоры стали заполняться прислугой, дроидами и теми из гостей, кому не спалось с утра пораньше.
        Плюнув на все, он вышел в один из уютных двориков, и, раздевшись по пояс, сначала помедитироровал, а затем, активировав меч, стал отрабатывать стойки и удары. Сосредоточившись на упражнениях, Энакин не обращал особого внимания на заинтересованные взгляды редких прохожих, пока его не окрикнули строгим мужским голосом:
        — Эй, джедай, ты, что это тут делаешь!?
        Обернувшись в сторону говорившего, и уже набрал в легкие воздух, чтобы сказать тому что-то обидное, он буквально расплылся в довольной улыбке. Перед ним стоял его старый, еще с Татуина, знакомый, Вил, в новой парадной форме Набуанской Гвардии. А за спиной у него в одинаковых белых с бежевым, облегающих спортивных костюмчиках, хихикали и о чем-то шептались Падме и Эритае.
        — Привет Вил! Я так рад тебя видеть!  — воскликнул Энакин, отключив меч, и протянув руку офицеру.  — И я рад, что ты жив.
        — Энакин Скайуокер! Сколько лет, вот не поверишь, всегда знал, что ты далеко пойдешь,  — произнес тот, и, ответив на рукопожатие, похлопал того по спине.  — Знаешь, когда ты улетел, в Мос Эспе чего только не говорили. Я правду узнал, только когда меня Эрдваныч из этой галактической дыры вытянул… И… спасибо. Не знаю, как я там выжил…
        — А мне про вас Венс писала… Ты, говорят, женился?  — спросил падаван.
        — Есть такое. Даже отцом стать успел,  — улыбнулся Вил.  — Вот познакомься, моя жена Эритае, а вот Падме…
        — Мы знакомы,  — перебила его королева, и, потупившись, коснулась чего-то, под кофточкой у себя на груди.
        — Ага, знакомы,  — подтвердила блондинка, хихикнув и озорно взглянув на подругу.
        — Вот как,  — хмыкнул капитан.  — А я этих ленивиц на зарядку выволок. А то жалуются, что толстые, одна после родов, другая от сидячей работы. Гляжу, а наш дворик занят…
        Закончить фразу ему не дала Эритае, которая, с криком «Я не толстая», принялась его в шутку душить, отчего Падме и Энакин, переглянувшись, дружно засмеялись.
        — Отпусти меня, подлый предатель королевства, обзывающий королеву и ее верных слуг толстыми ленивицами!  — вновь взвизгнула та, радостно смеясь, и пытаясь покрепче прижаться к мужу, когда тот подхватил ее на руки.
        — Знаешь, Эни, я так рада за Эри и Вила,  — с улыбкой глядя на них, произнесла Падме, подойдя к мальчишке.  — Я боялась, что если с ним что-то случится, она не выдержит. Я бы не пережила такого… До чего же трудно, когда от тебя зависят жизни тех, кто тебе дорог.
        — Падме…  — замялся он.  — Я бы очень хотел тебе помочь.
        — Все в порядке,  — заверила она его.  — Просто я не знаю, в кого я превращаюсь. Когда меня избрали королевой Набу, все было просто: есть Республика, есть демократия, есть закон. А теперь… Теперь я, вместо них, вижу коррупцию, интриги и кровь. Я до сих пор по ночам просыпаюсь после того, что увидела в том городке… Давай не будем об этом.
        — Хорошо,  — согласился Энакин, и они замолчали.
        — Ладно, девочки, давайте разомнемся,  — предложил Вил, опуская Эритае не землю, и повернувшись к Энакину, спросил.  — Скайуокер, не хочешь поработать в рукопашку со мной? Интересно все-таки, увидеть, на что способен джедай?
        Вил сбросил китель и рубашку, оставшись лишь в штанах и грязно-зеленой майке.
        — Вил, ты его, между прочим, на три года старше!  — вмешалась Эритае.
        — Все нормально,  — отмахнулся мальчишка, и, подмигнув Вилу, встал в стойку.  — Это будет и мне интересно.
        — Ты, Эри, посмотри, какой шаак вымахал. Больше меня уже. Неплохо у них в Ордене кормят,  — хохотнул капитан, подмигнув Энакину.
        — Мальчишки…  — многозначительно произнесла Падме, закатив глаза.  — Смотрите, через час прием, и если вы друг другу синяков наставите…
        — Мы аккуратно,  — заверил ее Вил.
        — Ага!  — подтвердил падаван.  — Начали.
        Следующие полчаса, они со смехом нападали друг на друга, больше показывая различные приемы, и яростно обсуждали преимущества того или иного из них, заодно поглядывая на делающих растяжку девушек. Пока, после очередного броска Энакин с Вилом не покатились по траве.
        — Ладно, хватит!  — сказал гвардеец, взглянув на монитор наручного комлинка, и вскочив на ноги, помог подняться Энакину.  — На пару слов.
        Сказав это, Вил подхватил вещи, и отведя будущего джедая в сторону, шепнул:
        — Не робей, солдат! Я же вижу, как ты на нашу королеву смотришь. Она девчонка хорошая — не упусти свой шанс.
        — Да я не…  — насупился мальчишка.
        — И не смотри, что она королева. А ты лучший механик Мос Эспы, да еще и джедай,  — хохотнул тот.  — Ты пойми, Эри и остальные девочки ей как могут, помогают, но из мужчин с ней только Эрдваныч как с человеком поговорить может. Да и то… Сам понимаешь. Ты ее, по комлинку вызывай, хоть изредка, что ли. И ей легче будет, да и ты ее не упустишь.
        — Не поверишь,  — хохотнул Энакин.  — мне вчера то же самое говорили.
        — Дай угадаю, Эрдваныч говорил? Ты его слушай, он плохого не посоветует, ну почти не посоветует. Давай, дуй приводить себя в порядок. Не знаю, что там королева задумала, но вам, джедаям, на этом приеме отводится не последняя роль.
        — До скорого,  — махнул им рукой Скайуокер, и побежал в комнату, где остались его вещи.
        А там стояла страшная ругань.
        — Нет! И точка!  — возмущенно заявил Эрдваныч, прохаживаясь перед диваном, на котором сидели Квай-Гон и Шми, и, обратившись к стоящему у окна Кеноби, попросил.  — Оби-Ван, ну хоть вы им скажите. Энакин был уже на многих миссиях, он мужчина, в конце то концов! А девочка неопытная еще! Нельзя Ассаж нам с собой брать.
        — Поэтому, ее и надо взять на Нар-Шаддаау,  — спокойно возразил Квай-Гон.  — Ей необходимо набираться опыта.
        — Я думаю, учитель, вы правы,  — задумчиво произнес Кеноби.  — Конечно, Вентресс формально не джедай, но…
        — А я бы и Энакина не брал!  — продолжил возмущаться дроид.  — У меня нехорошие предчувствия по поводу этой миссии.
        — Предчувствия?  — удивился джедай.  — У дроида?
        — Это не совсем обычный дроид,  — непонятно что имея в виду, сказал его бывший наставник.  — К его предчувствиям следует относиться со всей серьезностью, так же как и к твоим или моим. Но это лишь доказывает, что вам может потребоваться помощь, а моя ученица отлично подготовлена и очень талантлива. Конечно, я бы предпочел сам отправиться вместо нее, но, боюсь, из-за здоровья буду только обузой.
        — Шми, ну хоть вы скажите,  — обреченно попросил астромех.
        — Ты же знаешь, Эрдваныч, я люблю Ассаж как родную дочь, но знаю, что не смогу ее вечно защищать и ограждать от опасностей. Сила это не только дар, но и бремя ответственности за других… Правда, Эни?
        Мальчишка смущенный тем, что нечаянно подслушивал, зашел в комнату, и, став около дроида, попросил:
        — Эрдва, я уверен, ничего с нами не случится, хоть и сам ощущаю тревогу из-за этой миссии, давай все-таки возьмем Ассаж? Она расстроится, если мы ее не возьмем.
        — Хатт с вами!  — совершенно человеческим жестом, прикрыв манипулятором оптический сенсор согласился тот, и сердито добавил.  — Но меня во всем будете слушаться, если скажу стоять — будете стоять, если скажу прыгать в пропасть — прыгнете. Саже, все понятно?.. Вылезай, не прячься.
        Из-за противоположной двери, также смущенно потупившись, вышла датомирка, и, подмигнув Энакину, сказала:
        — Спасибо, что поддержали. Обещаю, что буду слушаться тебя, Эрдваныч. Я бы сама за вами следом увязалась, а так, хоть на билетах сэкономлю!
        — Вот, зараза!  — довольно протянул дроид.  — А теперь быстро приводим себя в порядок и на прием!
        Этот прием, к которому все так готовились, прошел для Скайуокера очень скучно. Падаван все время простоял возле стенки, поглядывая на гостей с разных планет, и слушая нудные разговоры о политике, торговле и разграничении зон обеспечения безопасности. Он подозревал, что за эти три часа, скорее всего, так бы стоя и уснул, но подошедший астромех сумел его немного приободрить, весьма колко комментируя происходящее, и издевательски описывая тех или иных политиков и их цели.
        Под конец, Энакин даже заинтересовался, и сам стал задавать вопросы. Во всяком случае, теперь ему стало многое понятно. А во время последовавшего в конце прием, выступления наставника, который в ультимативной форме потребовал у Амидалы передать спайс и пленных пиратов Республике, он уже еле сдерживал смех, наблюдая за реакцией некоторых гостей, а в особенности жирного хатта-посла. И еще, в какой-то момент, поймав взгляд Падме, он понял, что и ее происходящее забавляет, отчего ему стало как-то легче.
        А после приема все последовали в парк, где гостям были продемонстрированы возможности «Стражниц». И тут Энакину откровенно стало чуть не по себе.
        Эти дроиды на порядок превосходили все то, с чем он когда-либо сталкивался. Не уступая в скорости людям, они молниеносно и абсолютно точно поражали выстрелами из бластеров неожиданно появляющиеся цели, влезали на деревья и с удивительной грациозностью и скоростью преодолевали полосу препятствий. А в конце, вшестером отразили нападение полусотни В-1 на охраняемое лицо, которое изображала его знакомая забрачка Венс. Энакин ее сначала и не узнал, в платье и с прической. И лишь потом, когда она подошла к нему поздороваться, ученик джедая едва смог подобрать челюсть, за что получил от той щелчок по носу и жалобу на неудобные тряпки, в которых «даже нормально уйти в перекат невозможно».
        Само «нападение», тоже было очень зрелищным. Идущую по аллее девушку в окружении шестерки дроидесс, с двух сторон окружили федовские дроиды с бластерами в руках, на что «Стражницы» моментально отреагировали. Активировав ранцевые генераторы щитов, они разделились, и пока две отвлекали зашедшую с тыла группу, а две другие закрывали собой Венс, впередиидущие, бросив термодетонаторы и импульсные гранаты, и стреляя на ходу из бластеров, буквально разметали переднюю группу, выведя охраняемую из опасной зоны. И все это меньше чем за минуту.
        Каково же было его удивление, когда стоящий рядом Эрдваныч объяснил, что эти дроиды более просты, чем те, что используются королевой, а все представление сплошная показуха, не имеющая отношения к реальным задачам охраны.
        И лишь когда все эти мероприятия закончились, Энакин вновь с Квай-Гоном, Шми и Оби-Ваном, смог отправиться в горы, в домик бывшего мастера, чтоб побыть еще хоть пару часов, до назначенного на вечер отлета в узком семейном кругу. И только Ассаж забрал Эрдваныч, готовить той снаряжение, при этом ругаясь на невероятной смеси Бейсика, Хаттского, Мандо`а и еще чего-то.

        Глава 4

        — Госпожа Ларэйна, долго мы еще будем сидеть в этой дыре?  — раздраженно надув губки, спросила Ассаж.
        — Имей терпение, Лита. Наш капитан, хоть и распоследний подонок, но еще не получил плату за полет, а значит рано или поздно явится!  — надменным тоном произнесла Дрель, окинув зал кантины презрительным взглядом.  — Мне и самой не нравится этот хлев… Впрочем, напитки тут подают отменные. Принеси мне еще коктейль.
        — Как пожелаете, госпожа!  — изобразила поклон датомирка.
        — Капитан, твою ж мать! Ты что решила на задании набухаться?  — грозно спросил я, активировав закрытый канал связи с микрокомлинком спрятанным под ее слуховым колпачком.
        — Пить и только пить!  — произнесла в пространство твилечка.  — Ну и что? Что случится от трех слабеньких коктейлей?
        — Кроме того, что наследница богатого рилотского рода начнет, с криком «За Республику, блядь, за Набу!», присутствующим морды бить?  — также по закрытому каналу, скептически протянул Ранки.
        — Но, по-настоящему расслабиться, можно лишь приняв порошки!  — вновь заявила она, ни к кому не обращаясь, что значило: «Все нормально, я приняла лекарства для нейтрализации алкоголя».
        — Эх ты, Дрель!.. Здоровье не бережешь,  — посетовал я.  — Если бы эта гадость была полезной, ее бы все пили!
        В сопровождении Вентресс, к нам подошел бармен, и недовольно покосившись на меня и Ранки, процедил сквозь зубы:
        — Простите, госпожа, но я бы попросил, чтобы вы убрали из зала своих дроидов. У нас тут приличное заведение! Да… Вот ваш коктейль.
        — Ах, ты!..  — возмутилась твилечка, причем лично мне показалось, что халдей сейчас половины зубов не досчитается.
        — А ну, отставить, Дрель!  — поспешил передать я.  — Меня отправь на улицу — периметр проверю — Ранки твой телохранитель, по закону посылай хама на.
        Все-таки, я немного поспешил с уродованием своих ранцевых рук. Возможно, будь мой внешний вид более презентабельным, удалось бы и отмазаться. Но сейчас мне просто хотелось избежать мордобоя. Так что, волей-неволей, пришлось оставить девочек под присмотром боевика, а самому поехать исследовать окрестные подворотни.
        Вот уж у кого с внешним видом проблем не было, так это у Ранкора. Я, за почти четыре года нашего знакомства, его почти полностью перебрал, заменил корпус на аналогичный из композитной многослойной брони, и установил усиленные приводы. А конкретно под это задание его перекрасил в матовый черный, добавив золотого декора — типа секьюрити важной шишки.
        На выходе из кантины, мне пришлось объехать двух пьяных субъектов, а потом еще и уклониться от придурочного уборщика, который, из-за сломанных сенсоров, меня в упор не замечал. Остановившись слева от входа, я осмотрелся по сторонам. Что тут сказать, картина была претипичная — космопорт с инфраструктурой, кантины, космолетчики и шлюхи. Все самого бандитского вида, но это и понятно — крупнейший перевалочный пункт контрабанды на границе Пространства Хаттов.
        Сюда, на Дааланг[32 - Дааланг — планета в секторе Q12 на Гомморианском Пути, находится у границы Пространства Хаттов.], мы прибыли вчера, под видом бизнес леди с сопровождающими, и уже сутки ждали джедаев, что летели другим маршрутом. Они, как и положено, добрались до Дуро с кораблями флота Набу, перевозящими захваченный спайс и пленных, а там, должны были, во время дозаправки, незаметно проникнуть на фрахтовик «контрабандистов», и на нем лететь сюда. Ну а мы, не особо спеша, с комфортом добрались чартерным рейсом до Кристофсиса, и уже оттуда, пассажирским лайнером, прилетели на Дааланг.
        И что самое удивительное, это то, что мы всю дорогу обходились без приключений. Если не считать таковым попытку избиения Брика очень злой датомирской ведьмочкой. Но он сам виноват! Нет, я понимаю, тот, кто не затаскивает девушку в постель после первого свидания — тормоз, и все такое, но вот зачем сразу после поцелуев джедайке под юбку лезть!? Впрочем, Болта тоже понять можно было, не к Дрели же ему клеиться, которая его вдвое старше, и, главное, в рукопашку вуки уделать может. Так что сейчас лейтенант сидел в отеле, от греха подальше, и, как положено бизнес-консультанту, которого он изображал, скачивал из местной сети всю доступную информацию по ценам на оптовые поставки продовольствия.
        Так как делать, до прилета Оби-Вана и Энакина, мне было абсолютно нечего, а из кантины меня выгнали, пришлось устроить себе экскурсию по окрестностям. Конечно, по местному времени был поздний вечер, но плохое освещение мне ничуть не мешало, да и смотреть тут собственно было не на что. Вся жизнь этого городка была сосредоточена вокруг космопорта, из-за чего он был не отличим от сотен и тысяч таких же городков по всей галактике, более всего, напоминая привокзальный район где-то в России. Даже местная гопота в подворотнях также точно сидела на корточках и жевала какой-то аналог семечек.
        Вообще, именно в таких местах я испытывал сильнейшие приступы ностальгии. Ведь на том же Набу, Корусанте или Татуине, все было очень необычно, а здесь просто жили различные разумные, которые, если не обращать внимания на леку, рога, щупальца и цвета кожи, жили по большому счету так же, как какие-то мои соседи из прошлой жизни. Хотя, такого гадюшника как здесь, у нас даже в девяностые не было.
        Но тут, неожиданный вскрик из переулка, отвлек меня от размышлений о сравнении жизни разумных в разных мирах.
        Заглянув за угол, я увидел, в общем-то, банальную картину: пятеро твилеков били ногами свою соплеменницу. Я уже хотел проехать мимо — не супермен ведь летящий на крыльях ночи, чтоб всех спасать, но совесть не позволила. Да и кто сказал, что не супермен — в плане фехтования, не всякий джедай со мной справится. Правда, и безрассудно бросаться в драку не стал — решил, для начала, послушать — вдруг эта твилечка редиска, и ее за дело бьют, а я возьму и приличным твилекам помешаю?
        Пока я раздумывал, избиение прекратилось, и двое «добрых молодцов» подняли жертву на ноги, а еще один, по-видимому, главный, приставил ей вибронож к горлу.
        — Так ты, сучка, будешь платить?  — прошипел он.  — Или мы тебя просто так везли?
        — Нет… не надо… я… у меня правда больше нет!  — простонала та, бессильно вися у них на руках.
        А я, в это время, крыл себя последними словами — судя по голосу, она была совсем молодой девушкой, и уж, сколько бы она им не задолжала, такого отношения я стерпеть не мог.
        — Меня, дура, это не волнует! Или ты платишь за полет, или мы, чтоб компенсировать затраты, продадим тебя назад,  — заявил тот, и, нехорошо скалясь, назидательным тоном сказал.  — Но, в любом случае, дорогая моя Бери, мы, перед тем, покажем тебе, как женщина должна уважительно относиться к мужчинам, которые, тем более, старше ее.
        Дальше на это ограбление с физическим, и попыткой сексуального насилия, я смотреть не стал. И, раскрыв манипуляторы, выстрелил предводителю твилекской банды, в запястье руки держащей нож, и не обращая внимания на крики катающегося по земле урода, включил свою любимую и проверенную временем фишку: «дроид-убийца».
        — Предупреждение: Данный органический объект, женщина, раса твилек, является моим заказом, порча или попытка нарушения функционирования которого, приведет к немедленному прекращению вашего функционирования!  — безжизненным металлическим тоном, выдал я.
        — Ч… чо?  — только и смог выдавить один из бандитов, видимо самый тупой, потому как после моей тирады, даже раненый заткнулся и попытался сделаться как можно незаметнее.
        Это, в общем-то, было правильно — репутация дроидов-убийц выросла не на пустом месте — попытки разжалобить или спорить с ними, могли привести только к ликвидации «незначительного фактора мешающего выполнению задачи».
        — Объяснение для особо тупых мясных мешков: Если тронешь мой заказ, убью,  — пояснил придурку.  — Приказ: А теперь, исчезни отсюда.
        — Но эта сучка нам дол…  — попытался вякнуть «умник», но сразу же получил под дых от одного из сотоварищей, после чего, получив ускорение пинком под зад, бросился к выходу из переулка.
        Остальные также не заставили себя ждать, и, подхватив потерявшего, наконец, сознание главаря, помчались следом. А я повернулся к пострадавшей.
        Она действительно оказалась еще девчонкой — лет пятнадцать — шестнадцать от силы. С миловидного личика, вполне человеческого цвета, на меня смотрели перепуганные глазенки, а пухленькие, разбитые в кровь губки, мелко дрожали.
        — Ну что? Кого боимся?  — самым дружелюбным тоном, на какой был способен мой вокодер, спросил я.
        Но та, ни слова не говоря, лишь попыталась отползти от меня подальше, чему, впрочем, через метр помешала стена. Было видно, что девушка хочет что-то сказать, но от страха, она могла лишь открывать и закрывать рот, и судорожно скрести каблуками туфелек по пластобетону.
        — Все в порядке. Эти, уже ушли. Не бойся,  — спокойным, дружелюбным тоном, пытался я успокоить ее.  — Я не причиню тебе зла… Ну что, разве я такой страшный?..
        — Ы-ы-ы… Нет, не надо, не убивай меня,  — зарыдала девчонка.
        — И в мыслях не было!  — чтоб она поверила, пришлось изобразить голосом крайнее удивление.  — Я вообще не убийца, а изображал его, чтоб этих отогнать. Я дроид-телохранитель госпожи Ларэйны.
        — Правда?..  — недоверчиво переспросила твилечка, шмыгая носом.
        — В принципе. А вообще, будь я убийцей, разве я бы стал тебя успокаивать?  — я попытался надавить на логику, и, одновременно, погладил ее манипулятором по левому леку.
        В общем-то, зря — девчонка, почувствовав ласку, совсем расклеилась, и разрыдалась. Так что следующие три с половиной минуты мне пришлось ее гладить, и говорить разную успокоительную чушь.
        — Ладно, вставай уже!  — подтолкнув ее под локоть, сказал я, когда та чуть успокоилась.  — Ты тут всю ночь сидеть намерена?
        — Нет. Но…  — ответила девушка, и выразительно посмотрела на свой разорванный комбинезон.  — Э…
        — Эр-Два-Ныч,  — пришлось подсказать ей.
        — Но, Эрдваныч, как я… У меня ничего нет. Мне некуда идти. Все что было, осталось на корабле у контрабандистов.
        — Такс… Понятно,  — произнес я — собственно, подобное и предполагал.  — Значит, полетела с этими уродами, а они тебя кинули, и у тебя ни денег, ни жилья, ни документов, и деваться тебе некуда… Хатт, придется помочь. Как говорил классик: «Мы в ответе за тех, кого приручили».
        Активировав комлинк, я вызвал Брика.
        — Слушаю, товарищ капитан,  — сразу же отозвался тот — было видно, что вопросы ценовой политики администрации сектора и особенности фьючерсных контрактов, проводимых через торговую ассоциацию местных фермеров, его уже порядком достали.
        — Болт, возьми в вещах Вентресс тот халатик, ну, который с капюшоном, и дуй к кантине «29 парсек», четвертый переулок слева, по улице на юго-запад от нее.
        — Э-э…  — замялся он.
        — С Ассаж я сам поговорю,  — успокоил я парня.  — А теперь, выполнять, лейтенант!
        — Есть!  — обрадовано рявкнул гвардеец, отключаясь.
        — Ну, вот и решили,  — активировав вокодер, сообщил я твилечке.  — Сейчас тебе халат принесут, прикрыться. А пока, ты мне расскажешь, как ты до такой жизни докатилась? И тогда, я пойму, чем тебе помочь.
        — Меня хотели опять в рабство продать,  — жалобным тоном начала она.  — Я попросилась к ним на корабль… Мне обещали, что отвезут меня на Рилот…
        — Это я понял,  — пришлось мне перебить ее.  — Расскажи, кто ты, откуда, как получилось, что такая юная девушка сама путешествует, да еще вынуждена летать с подобными типами?
        — Меня Бери зовут, я была рабыней на Нар-Шаддаа,  — помолчав пару секунд, ответила твилечка.  — Но потом нас освободили… И… На спайсовых заводах разумных заменили дроидами… Мы с мамой остались без работы, она взяла в долг у банды — есть было нечего! И вот… ее убили…
        Девушка снова разрыдалась, а я, хоть мне и было ее по-человечески жаль, понял, что не зря вмешался, и эта твилечка сможет стать для нас важнейшим источником информации, по раскладам в Вертикальном Городе.
        — Прости, Эрдваныч, я до сих пор поверить не могу, что ее нет,  — наконец, грустно сказала она, утирая слезы.  — Мы столько пережили… И вот… Это нечестно!.. Извини… Я больше не буду… Бандиты и меня поймать хотели, но я убежала. А потом, в космопорте я встретила этих контрабандистов. Они согласились отвезти меня на Рилот.
        — А деньги, ты, где взяла?  — уточнил я.  — Это я к чему, контрабандисты — такая публика, что без денег и не пошевелятся.
        — Я все наши вещи, что унести успела, продала. У меня было почти четыре сотни, а Клив так красиво говорил о взаимопомощи и традициях твилеков. Я, наверное, ужасная дура, да?
        — Ну, если ты так хочешь, то да. Впрочем, симпатичная,  — пошутил я.  — Ты, Бери, откуда вообще такая взялась? Вашим, я имею в виду, твилекским мужикам, ведь, соплеменницу в рабство продать за счастье?
        — Я не знала,  — стала оправдываться девушка.  — Я на Татуине на ферме выросла. Когда мы с мамой туда приехали, я совсем маленькой была. А когда стала рабыней Крейна, то с другими твилеками и не говорила почти. Нельзя было!
        «Блин! Ну и везет же мне на встречи! Ведь сразу мне ее имя знакомым показалось»,  — подумал я, вспоминая все, что помнил из прошлой жизни об этой девочке, которой, вместе с другими рабами, помог освободиться Энакин. Но, на всякий случай, требовалось проверить:
        — Бери, а ты Энакина Скайуокера, случайно, не знаешь?
        — Эни!? Конечно, знаю!  — воскликнула она.  — Он джедай. Они, с Оби-Ваном Кеноби и Зорай[33 - Оперативный псевдоним Сири Тачи, под которым она работала в банде работорговца Крейна.], освободили нас! Но… потом коликоиды всех выгнали…
        Она замолчала, увидев входящего в переулок Брика, и попыталась спрятаться за меня. Еще бы, осмотрев с ног до головы нашего «менеджера», я лишь выдал имитацию тяжелого вздоха. Сколько я не пытался ему объяснить, что DL-44 с подствольником, коллиматором, тактическим фонарем и прочим обвесом, скрытно носить, в принципе, не возможно, он упорно норовил захватить с собой «что-то более существенное, чем дамские игрушки». А в этот раз, перещеголял самого себя, надев под тонкую, белую рубашку, бронежилет.
        — Все в порядке, это свой,  — успокоил я девушку, и, подъехав к лейтенанту, ехидно спросил.  — Ну что, лейтенант, принес?
        — Так точно!  — вытянулся по стойке смирно тот, и протянул мне сверток.
        — Не мне. Вот девочке помоги, чтоб не светила прелестями,  — указал я манипулятором на разорванный на бедре комбинезон твилечки.  — Ну и, чтоб внимания не привлекала… Да, еще смотри, руки не распускай. Ее тут несколько уродов… «того» хотели. Я, понятно не дал, но побили они ее сильно… Кстати, Бери, это Брик. Он вообще парень хороший, но если начнет приставать, можешь или мне, или девочкам пожаловаться.
        — Очень приятно,  — тихонько ответила та, и смущенно улыбнулась, чуть кривясь из-за разбитых губ.
        — И мне…  — ответил тот, также улыбаясь, но, повернувшись ко мне, и выразительно глянув на кровавый след на земле, оскалившись, сказал.  — Твари! Ты добрый сильно командир. Я бы их то чем они хотели «это самое» сделать, их же заставил бы сожрать.
        Причем парень говорил абсолютно серьезно, а, зная его уровень подготовки, я даже не сомневался, по поводу состава меню нескольких твилеков, попадись они ему.
        — Не бойся, уж тут-то тебя никто не обидит, кроха,  — ласково обратился он к девушке, помогая той встать и надеть халат.
        — Все, пошли отсюда,  — поторопил их я.  — Еще чего доброго те уроды смелости наберутся, или дружков приведут. Не хочется устраивать здесь бойню. Все планы к хаттам пойдут! Я сейчас наших отзову — нефиг по кантинам бухать.
        Сообщив это, я вызвал Дрэйлу, которая кроме множества других талантов, имела и диплом санитара — не Брика же к девичьему телу допускать. А Бери избили явно сильно, кто его знает, может и повредили что.
        — Эрдваныч… эм… прости, а кто вы такие и чем занимаетесь?  — вдруг спросила девушка, с подозрением глядя на нас, из-под капюшона, начавшим заплывать глазом.  — Нет, не обижайтесь, но вы оба больше на наемников или солдат похожи… ну, поведением, разговором.
        — Если я тебе это расскажу, мне придется тебя убить,  — не удачно пошутил я, и видя, что твилечка сжалась от страха, машинально вцепившись в руку Брика, поспешил ее успокоить.  — Это я так пошутить хотел. Мы… э…
        Пока я придумывал правдоподобную версию, мне неожиданно пришла помощь в лице еще одной твилечки, датомирки и боевого дроида по имени Ранкор.
        — Тетя Дрэйла!  — тоненько пискнула Бери, и неловко ступая на ушибленную ногу, подбежала к капитанше.  — Вы меня не помните? Я Бери дочка Мази, вы у нас дома на Татуине часто бывали.
        — Бери!? Как ты тут очутилась? Я думала, вас пираты Крейна убили,  — обняв девушку за плечи, зачастила та.
        «Да что это за галактика? Куда ни плюнь, в Татуинца попадешь!» — подумал я, пока мы шли в отель, а девушка пересказывала то, что я уже слышал. Впрочем, из ее сбивчивого рассказа, мне удалось узнать и кое-что новое.
        К примеру, о бандитской войне между ОПГ[34 - организованная преступная группировка.] Нар-Шаддаа и коликоидами, или о странном невмешательстве хаттов, притом, что раньше они крайне болезненно реагировали на любую попытку кого-либо, наложить руки на эту «отрасль народного хозяйства». Нет, официально спутник Нал-Хатты имел экстерриториальный статус и управлялся, формально, местным правительством, а реально, бандами, но все знали, что последнее слово в Вертикальном Городе всегда остается за хаттами. Но тут, сначала, какие-то «джедаи с бугра» устроили бунт и рейдерский захват такого «жирного» производства третьей стороной, потом вокруг этого самого производства, которое обеспечивает, по нашей информации, до 15 % бюджета слизняков, начинается целая война, а хаттам, как будто, все равно. Нет, внешне все логично: был Крейн, типа под «крышей» правителя Нар-Шаддаа, а в реале наоборот, его грохнули, и пришли новые хозяева с крышей в виде Республики. Но, вот только хатты… Да еще это убийство Крейна. Из прошлой жизни, я знал, что его должен был убить Энакин, но сейчас… Об этом я и спросил Бери:
        — Так ты говоришь, что была у Крейна рабыней? А что с ним случилось? Его убили?
        — Ну да. Я же говорила,  — ответила та.  — Мама меня тогда не пустила, но другие слуги говорили, что Энакин с Зорай его связали проволокой из дюростали и пытали.
        — Не похоже на джедаев,  — задумчиво ответил я.
        — Я тоже так думаю. Я видела, что Эни хочет его убить, но он не такой! Он бы его просто убил… Да и мама говорила Джозу, что Крейну вырезали три глаза, и это…  — в общем-то, по тому, как покраснела твилечка, было понятно, что именно.  — Мне говорили, может это Зора, ну которая Сири, но я не думаю. Она не такая, да и мама говорила, что резали ножом, а я им сама, перед тем, световые мечи принесла.
        — На мандалорцев похоже…  — задумчиво произнесла Дрэйла.  — Связыванием струной из дюростали, в волос толщиной — жуткая вещь, и крайне болезненными и унизительными травмами, при экспресс-допросах пользуются убийцы из Дозора Смерти.
        — А эти-то, тут каким боком?  — удивился я.
        — Нанял кто-то,  — безразлично хмыкнув, ответила та.  — После того, как Джанго Фетт их верхушку выбил, и Визслу на Кореллии в Силу отправил, многие из них на вольные хлеба подались. На Татуине парочку видела, а уж в Вертикальном Городе, их как блох на банте должно быть.
        — Понятно,  — протянул я.
        Хотя, мне лично, ничего не было понятно — это каким же боком, я так повлиял на историю, что кто-то нанял киллера, который убил пирата и работорговца Крейна, вместо Скайуокера? И, главное, зачем? «Все страньше и страньше»,  — подумал я. Вопросы множились, а ответов не было.
        — Эни!  — вскрикнула Бери, когда мы вошли в холл Отеля.
        — А вот и джедаи, а вы волновались,  — тихонько сказал я Дрэйле и Вентресс, когда нам на встречу поднялись Кеноби и Энакин, что до того сидели в креслах, не далеко от ресепшена.
        — Рад видеть вас, госпожа Ларэйна,  — поклонился Дрели, Оби-Ван.  — Позвольте представить вам моего товарища Энакина.
        — Очень приятно! Это моя служанка Лита, это Болт Бриксан — мой бизнес-консультант. С Бери, вы, как я понимаю, знакомы?
        — Дрэйла, а почему тебя?..  — шепотом, попыталась спросить юная твилечка, но замолкла, когда Брик незаметно потряс ее за плечо.
        — Бери, ты?  — удивленно спросил, подходя к ней Энакин.  — Что с тобой случилось? Где Мази?
        — Маму убили, Энакин…  — шепотом ответила девушка.
        — Прости, я не знал. Но как, кто? Когда это случилось?  — спросил, под конец чуть не крича падаван.  — Кто бы это ни был, я убью его!
        — Не поддавайся ярости, ученик,  — попробовал успокоить его Кеноби, но заработал лишь недовольный взгляд подростка.
        — А зачем убьешь?  — спросил его я.  — Тебе от этого легче станет, или Бери? Или ее мама воскреснет. Вот если тот, кто ее убил — кусок пуду, и других убить может — тогда да, давить его надо без жалости, как жука. А если ты его убьешь просто от того, что тебе так захотелось, то чем ты лучше?
        Мальчишка надолго задумался, а потом, кивнув мне и Кеноби, произнес:
        — Извините меня Эрдваныч, учитель… Но я… Ведь это же не справедливо, что она мертва!
        — Ты сам сказал про справедливость, но ее нет отдельно от разумных, она в каждом из нас, и мы ее сами создаем,  — попробовал я успокоить его.  — Я, вот лично, пытаюсь так жить, точнее сказать функционировать, чтоб ее в мире больше стало.
        — Тут дроид в одном прав,  — произнес Оби-Ван.  — Надо начинать с себя: «Нет эмоций — есть покой». И тогда, ты примешь мир целостным: «Нет хаоса — есть гармония». Но нельзя вот так вот просто нести справедливость, в этом он не прав. Ведь ты должен не нарушать равновесия. Джедая ведет Сила, и если ты не уверен в правильности своего поступка — не делай.
        «Да уж, научат они пацана!» — про себя возмутился я. Мне просто не хотелось высказывать все, что я думаю по поводу их кодекса, который на нормальный язык переводится как: «Мне все пофиг, моя хата с краю, расслабься и получай удовольствие, пусть ебут, лишь бы войны не было, после меня хоть потоп»[35 - ГГ на все лады издевается над Кодексом Джедаев.]. Возможно, несколько утрированно, но девиз «не навреди» джедайский кодекс возводил в абсолют. Может и правильно, в сравнении с гипертрофированным эгоцентризмом и волюнтаризмом ситхов, но не применимо в жизни. И тут даже не в кодексе дело, любой кодекс можно по-другому прочитать: «С холодной головой и горячим сердцем, верно оценивая ситуацию, мысль опережает действие, все взаимосвязано и закономерно, важно не то, что ты умер, а как жил, за что погиб, и что оставил после себя»,  — это, как пример. Важнее общий подход и настрой. Но сейчас, было не место, и не время для философских диспутов. И потому, я просто предложил:
        — Ладно, давайте все-таки пройдем в номер. На нас, вон, уже косятся. Тем более, Бери необходима медицинская помощь. Да и наше дело ждать не будет.
        — Конечно,  — согласился Оби-Ван.  — Кстати, Дайне и Корс сказали, что у них все готово к вылету.
        А уже через два часа, мы грузились на «Старого лиса». Новейший разведывательный рейдер Космофлота Набу, построенный на базе все того же «Барлоза», но имеющий целый ряд доработок, которые полностью оправдывали название.
        Под вполне стандартной обшивкой, все что можно было переделано. Досветовые двигателя заменили на новые, вдвое мощнее, соответственно укрепив корпус, что позволило добиться характеристик ускорения, сравнимых с большинством современных истребителей. Установили гипердрайв класса 1.0 и резервный класса 6.0. Вместо стандартного вооружения были установлены четыре спаренные турели средних лазеров, две на торцах отсеков грузовых пандусов, и по одной, на верхней и нижней поверхностях корпуса. Но главное, штатные спасательные капсулы были заменены на автономные с гипердрайвом четвертого класса, которые, кроме своей основной функции, могли использоваться в качестве ложных целей, не давая отследить направление гиперпрыжка корабля. И это, не считая комплексов РЭБ, радиоэлектронной разведки, восьми пустотных и двенадцати атмосферных дронов-разведчиков.
        Конечно, теперь ни о каком использовании корабля в качестве транспортника, и речи не было — от трюма осталась едва пятая часть, но разведчик вышел довольно удачный, и, что немаловажно, не засвеченный в отличие от «Пожирателя парсеков». Официально корабль принадлежал Дэниилу Корсу, дуросу, зарабатывающему на жизнь частными межпланетными перевозками. Но на самом деле, этот паренек-ксенос с почти русским именем, был лейтенантом Космофлота Набу. Он попал к нам еще с первым набором в Академию, присланный своим папашей, большой шишкой в таможенном департаменте Дуро, а по совместительству, другом Панаки.
        Собственно из-за этого Даньки, я и взял с нами Брика. Ребята подружились еще на первом курсе, когда Татуинец взял под защиту от других курсантов, очень слабого физически и в рукопашке, гуманоида. И это, не смотря на то, что он сам особой силой не выделялся. Уроженец Мос Эспы компенсировал слабость, богатым опытом уличных драк и боевым задором, на грани ярости, ну и, понятно, когда сам он не справлялся, на помощь приходили Вил и Венс. После чего, троица татуинских сирот, обычно, получала «скипидарную клизму», а их обидчики отправлялись в лазарет.
        Просто удивительно, как сошлись эти двое таких разных разумных — бабник-сирота, обожающий три вещи: женщин, технику и оружие, и дурос из светской семьи, которого с детства готовили на финансиста, но у которого, как и у многих его соплеменников, в один прекрасный момент, проснулась тяга к приключениям и звездам. Но факт остается фактом, мальчишки сдружились. И Силы Обороны королевства пополнились классным штурмовиком-разведчиком, с навыками техника, связиста и ледоруба, и пилотом, который, ко всему прочему, являлся отличным снайпером. Именно из-за последнего умения, да еще из-за решения забрать джедаев именно с Дуро, он и был назначен на роль капитана. С задачами пилота и капитана корабля, вполне справлялась Дайне, или, как обычно ее называли, по позывному, Ангелок, а вот хороший снайпер, в ойкуменополисе, может понадобиться, к тому же, дурос-контрабандист, не так бросается в глаза, как женщина-набуанка, с той же «профессией».
        Ее, кстати, я взял, во-первых, за профессионализм, а во-вторых, за потрясающие актерские таланты, которые она продемонстрировала, еще в тот раз, когда мы летали на Татуин за Шми Скайуокер. Правда, отпускать с ними Брика я не рискнул — у нас, типа, армия, а не бордель. Тем более что наш «Ангелочек» славилась, среди личного состава эскадрильи Браво, безотказностью и довольно свободным отношением к любви.
        И, наконец, в нашу команду входили два ДУМа, из тех, которых я подобрал на Татуине: Первый и Второй. Их я намеревался использовать для разведки и, в случае необходимости, огневой поддержки.
        Проблема была в том, что я так и не смог просчитать характер угрозы, а потому приходилось тащить с собой вот такую пеструю команду, да еще дублируя различных специалистов. Что там говорить, если даже в действенности мер по обеспечению скрытного проникновения на Нар-Шаддаа, я не был уверен. Все-таки, я в вопросах разведки дилетант, и если у Палпатина есть профессионалы, мне с ними не тягаться. Оставалось надеяться, что до нас доберутся уже после того, как мы выполним задание.
        Вылетели мы, как и планировалось, ровно в полночь по местному времени, и, спустя восемь часов, в два прыжка достигли системы Нел-Хатты.
        Перелет, вопреки моим опасениям, прошел спокойно. Пираты нам на пути не попадались, никто не хотел нас уничтожить или захватить. Впрочем, последнего мы и не боялись. Учитывая наши силы, попытка каких-нибудь пиратов взять нас на абордаж, стала бы их последней ошибкой. Практически, на случай обычного пиратского нападения, я отдал Дайне и Корсу четкий приказ: «Не оказывать сопротивления, и дать противнику пристыковаться».
        Но, как бы то ни было, обошлось, и уже через два часа после выхода из гипера, мы совершили посадку в одном из доков Дуросского сектора Вертикального Города.
        — А я думал, Татуин паршивая планета,  — не удержавшись, произнес я, когда мы вышли из корабля.
        — Рай для преступников всех мастей, наемников, контрабандистов, азартных игроков, наркоманов и прочих отбросов,  — презрительно произнесла Дрэйла.
        Она уже сменила наряд богатенькой дамы с Рилота, на комбинезон из тканевой брони, каким пользовались тут многие наемники.
        — Рад приветствовать Вас, дорогие гости. Нороп Силон, просил передать, что всегда рад оказать гостеприимство сыну уважаемого Дика Корса, и его друзьям! А где, кстати, молодой Корс?  — рассыпался в любезностях пожилой дурос, подошедший к нам, пока мы озирались по сторонам.
        — Я здесь!  — сказал Дэниил, выходя вперед.  — Будет достаточно, если вы не позволите какие-нибудь хулиганам растащить по винтику мое корыто. А от сомнительной чести гостить у господина Силона, я, пожалуй, откажусь.
        — Как пожелаете,  — потеряв к нам всякий интерес, ответил дурос, и, развернувшись, пошел к стоящему чуть в стороне спидеру, в котором сидели два мордоворота.
        Все-таки, от сына таможенного чиновника, был и другой толк, кроме навыков пилота и снайпера. Папику, по просьбе Панаки, достаточно было пустить два слуха: первый, сынок связался с дурной компанией, и пустился во все тяжкие, и второй, на самом деле он возит особо ценную контрабанду для семьи. И тотчас проблема выхода на любого контрабандиста, связанного с Дуро, решилась сама собой. Ведь сориться с таможней им было ну очень не выгодно. Вот и сейчас, мы в наглую воспользовались личным доком крупнейшего нелегального поставщика спайса, алкоголя и живого товара на Дуро, не платя за аренду ни кредита, заодно обеспечив охрану корабля, что немаловажно, не за счет личной «армии» местного Дона Корлионе, которую он мог и против нас использовать, а за счет, так сказать, репутации.
        Из дока, мы, сев на монорельс, поехали в Кореллианский сектор, где я заранее подобрал для нас отель. Во-первых, в Дуросском секторе мы все-таки сильно бросались в глаза, а во-вторых, не хотелось, чтоб кто-то из местных преступных боссов, знал, и где мы остановились, и где находится наш корабль. Ну и, в-третьих, уж очень этот отель удачно располагался.
        Перейдя от остановки монорельса, еще, примерно четыре квартала, мы спустились на турболифте на нижние уровни города, где на чем-то типа помеси трамвая с шахтерской вагонеткой, еще с пол часа ехали через освещенную неоновой иллюминацией борделей и питейных заведений, свалку. За ней, потянулись безликие ряды серых зданий, чьи верхние этажи терялись во тьме, задолго до того места, где начинались своды верхнего уровня.
        — Это, что за дыра? Куда, это, ты нас завел Эрдваныч!?  — возмущенно спросила Вентресс, но вместо меня, ей ответил невозмутимый Оби-Ван.
        — Это еще, далеко не худшее место на этой планете — Рабочие кварталы. В них живет большая часть населения Нар-Шаддаа, из тех, понятно, кто не состоит в бандах, и не занимается игорным бизнесом и проституцией.
        — На Нар-Шаддаа, по приблизительным оценкам, проживает 90 миллиардов разумных,  — продолжил я, вслед за джедаем.  — И лишь малая часть из них занимается преступным бизнесом. Остальные, кому не повезло родиться в этой клоаке, либо живут на подножном корме, либо рабы, либо работают на обеспечении функционирования систем этого «муравейника». Без этого, уже через неделю, тут бы вышли из строя системы водоснабжения, через месяц нижние уровни потонули бы в дерьме и мусоре, а через полгода, атмосфера стала бы непригодной для дыхания. Но, к тому времени большая часть населения, попросту бы умерла от голода, жажды и эпидемий.
        — Нет уж, не хотела бы я тут жить!  — поежившись, произнесла датомирка.  — Но все же, куда мы едем?
        — Вот, собственно,  — я указал на неоновую вывеску с надписями на хаттском.  — Отель и кантина, под названием «На дне у мамаши Лупф». Главное достоинство одно: жилые помещения размещаются в выгороженных цехах старой фабрики, и из каждой комнаты есть запасной выход в эти самые цеха. А я снял нам целый коридор, так что устроить нам тут западню, будет крайне непросто. Сейчас поселимся, и я отправлю Первого и Второго картографировать промзону. Подозреваю, это будет первый ее план за пару тысяч лет.
        — Хатт, Эрдваныч, ты как будто что-то знаешь?  — спросила Дрэйла.  — Мы ведь не делаем тут ничего такого! Может быть, расскажешь?
        — Не знаю!  — огрызнулся я.  — Ничего не знаю. Одно только чувство, что мы скоро окунемся по шею в осик! Если бы я знал что-то конкретное, думаешь, не поделился бы?
        — У меня тоже, нехорошие предчувствия,  — в пол голоса произнес Энакин.  — Как будто что-то надвигается…
        — Возможно, ты чувствуешь влияние Темной Стороны, ученик,  — предположил Кеноби.  — Прислушайся, этот мир наполнен Силой, но и злобой, и обреченностью.
        — Может быть,  — согласился Скайуокер.
        — Но может, ты и прав. Потому, предлагаю не терять время, а сразу перейти к сбору информации. Мы с Энакином отправимся проверять свои каналы, вы, как я понимаю свои. Вечером обсудим, что нам удалось выяснить,  — заключил Оби-Ван.
        — Значит, так и поступим,  — согласился я, первым въезжая в двери отеля, или скорее притона объединенного с ночлежкой.
        Как я и предполагал, с заселением трудностей не возникло. Если не считать того, что один, накачанный спайсом до бровей, урод решил полапать Дрель. Сам виноват — полет его был долог, и закончился смачным ударом об стену. Что, впрочем, только избавило нас от лишних проблем с завсегдатаями сего заведения. Да еще подняло наш рейтинг в глазах самой мамаши Лупф, пожилой толстенькой Родианки, успевшей побывать в буйной молодости, как она сама с удовольствием рассказывала, и рабыней, и проституткой, и контрабандисткой, и, даже начальницей СБ какого-то казино, а сейчас доживающей свой век в этой забегаловке, одновременно крышуя, благодаря старым связям, четверых сынков, промышляющих мелким рэкетом в среде торговцев на соседнем рынке.
        Побросав вещи в номера, и обработав постели инсектицидом, мы, отправив, как и предполагалось, ДУМов исследовать промку, и, оставив на хозяйстве Бери, Дэниила и Дайне, пошли собирать информацию. Оби-Ван с Энакином, как по секрету сообщил мне Скайуокер, должны были поднять старую сеть оставшуюся от Сири Тачи. Дрэйла с Ранки пошли в вояж по барам, где тасовались наемники и контрабандисты — народ, который традиционно много знает, но говорит неохотно, и требует особого подхода. А я, с Вентресс и Бриком, пошел разведывать доки и космопорты, в первую очередь, надеясь вытянуть информацию из различных служебных дроидов, ведь как я успел заметить, такая вещь как техническая защита информации, на дроидов, что странно, почти не распространялась.
        Так прошли четыре дня. Мы мотались по всему спутнику Нал-Хатты, собирая слухи, и наблюдения очевидцев. Я еще, подключив, закончивших разведку путей возможного отхода, ДУМов и Пилотов с твилечкой, мониторил местные СМИ. И картина, которую я видел, мне не нравилась. Не нравилась, хотя бы тем, что была удивительно знакома — напоминая политику одного хитрого государства из моего старого мира, в отношении производства различных видов стратегического сырья, на территории завоеванных стран.
        Уже сейчас, по моим прикидкам, объем производства спайса на Нар-Шаддаа, вырос вдвое, благодаря замене рабов на дроидов, и должен был только увеличиваться. И это в то время, когда коликоиды, с трибуны Сената, говорили о его трехкратном сокращении. В тоже время, кто-то, я даже знаю кто, очень искусно создавал видимость его дефицита, причем на уровне межпланетной торговли, что при текущих ценах, и при объемах поставки в десятки тысяч тонн в сутки, должно было приносить просто астрономические прибыли. И, что самое главное, все шептались о переделе сфер влияния в розничной торговли, причем таком хитром, что в него многие даже не верили. Одним словом, все шло к тому, что в тот момент, когда производство спайса выйдет на плановую мощность, межпланетная торговля им, будет монополией Торговой Федерации, а производство, соответственно, коликоидов.
        И еще, мы не нашли следов производства спайса хаттами, если не считать нескольких небольших фабрик, производящих наркотик, так сказать для внутреннего употребления. А вот это было весьма странно, ведь в таком случае, у слизняков, для поддержания бизнеса оставался один выход — покупка спайса у коликоидов, возможно через посредника, в виде Торговой Федерации. Это значило, что Хатты недополучали приличный кусок прибыли, и, следовательно: либо их очень плотно контролировал Палпатин, либо, он им сделал предложение, от которого те не смогли отказаться.
        И я, кажется, начал понимать одну из целей канцлера. Особенно когда джедаи, уже на второй день получили информацию о том, что инсектоиды сбывают спайс хаттам — требовалось рассорить жуков с Республикой, обвинив их в нарушении законов. А ввиду того, что прямых доказательств мы и близко получить не смогли, это могло значить только одно: ситху нужен был скандал, при котором коликоиды будут оплеваны Республикой, но без последствий — доказательств ведь нет — и когда придет время, безоговорочно поддержат сепаратистов. Та же, в общем-то, ситуация, что и с Торговой Федерацией после вторжения на Набу.
        Ну, а общая цель была еще понятнее — финансирование будущей КНС, точнее, один из источников финансирования.
        — Слушай, Эрдваныч, твои дружки, эти… ну, парень с мальчишкой. Они не джедаи случайно?  — спросила Лупф, подходя к столу, за которым попивали каф Бери и Вентресс, и возле которого стоял я.
        Старушка удивительно быстро разобралась, кто из нашей компании старший, и теперь по делу разговаривала только со мной, Оби-Ваном и Дрэйлой — опыта ей, явно, было не занимать. Но ее вопрос поставил меня в тупик, потому что Кеноби и Скайуокер, впрочем, как и Ассаж, мечи не светили.
        — Нет,  — ответил я.  — А что?
        — А то, что какие-то джедаи только что убили Гвидланна Хатта, первого советника правителя планеты, или, как ты понимаешь, того, кто тут все решает. Впрочем…  — старушка-родианка замялась, подмигнув черными бусинами глаз, и продолжила.  — Кто там ваши товарищи, мне не интересно — лишь бы не ввели меня в убытки на старости лет.
        — Они не Джедаи,  — сказал я, переводя на ее счет десять тысяч кредитов.
        — Я, собственно, так и думала,  — безразличным тоном ответила она, после того, как комлинк в ее кармане, задорно пискнул, подтверждая перевод средств, и, хохотнув, добавила.  — Откуда джедаям в нашей дыре взяться. Ха-ха.
        — Так, девочки, у нас проблемы,  — сказал я, про себя матерясь, на чем свет стоит.  — Без палева допиваем каф, и не спеша расходимся по номерам. Я, пока, с нашими свяжусь.

        Глава 5

        Второй выглянул из-за какого-то агрегата, и сразу же отпрянул.
        — Два органика, степень угрозы в пределах 20 %, командир,  — доложил он по закрытому каналу.  — Дистанция 27, азимут 255. Оружия не наблюдаю. Видимо асоциальные элементы не имеющие жилья. Находятся в состоянии перманентного наркотического опьянения третьего уровня. Ликвидировать? Рекомендую игнорировать.
        — Согласен! Игнорируй. Выдвигаемся!  — скомандовал я, махнув остальным манипулятором, и активировав вокодер, тихо произнес.  — Ассаж, за поворотом двое бомжей. Проконтролируй. Они под спайсом, и сейчас даже шестиметрового ранкора не заметят, но чем ситх не шутит…
        — Поняла,  — кивнула мне датомирка, и неслышной тенью скользнула за угол.
        — Прикрывай,  — бросил я Второму, который, плавно сместившись на середину прохода, направил свой DL с подствольником на невидимую мне цель.  — По одному, пошли!
        Первыми, к следующему повороту, держа оружие наготове, бросились Первый и Дэниил, который, опустившись на колено, и, вскинув винтовку, стал прикрывать проход остальных. За ними побежали Брик, Бери и Дайне. Замыкающим, задним ходом, изредка перелетая через кучи мусора и ржавые трубы, последовал я.
        — Все в порядке! Они спят,  — сообщила мне Вентресс, когда я поравнялся с двумя закутанными в тряпье индивидуумами, которых она усыпила при помощи Силы.
        — Давай к нашим!  — бросил я, просматривая инфу с оставленных по пути отхода датчиков движения.  — Пока, вроде, хвоста нет, но все-таки…
        Таким макаром, мы, за последние два часа, отмахали уже с пять километров, уйдя от отеля на добрых десять кварталов, никем не обнаруженные и не замеченные. Я уже даже стал надеяться, что нам удастся скрыться без приключений. И лишь то, что мы только что вышли из картографированной зоны, изрядно портило мне настроение.
        Эта древняя конгломерация фабрик, заводов и складов, тянулась на десятки километров, и уходила основанием к самой поверхности спутника, став местом обитания отбросов общества. А, кроме того, здесь водилось всевозможное одичавшее зверье. Конечно, к слухам о гигантских пауках, червяках-людоедах, и прочим плодам местного народного творчества, я относился с долей скепсиса. Но вот стаю голодных крыс, способную сожрать спящего бомжа, мог легко представить. Так что, и сам следил за биоактивностью в окрестных коммуникациях, и ДУМам подобную задачу поставил.
        — Капитан, Бери устала. Нам стоит сделать привал,  — спустя пятнадцать минут предложила лейтенант Дайне.
        — Согласен,  — подтвердил я.  — Заодно и обсудим, наши дальнейшие действия.
        Все вообще было хреново. Джедаи на связь не выходили, Дрель и Ранки скрывались за полторы тысячи километров отсюда, причем в районе плотно контролируемом хаттами. Но главное, отсутствовала информация. Что случилось с хаттским наместником. Как к этому причастны Энакин с Оби-Ваном? Что хаттам известно о нас? Как плотно они нас ищут?  — Куча вопросов, и ни одного ответа!
        — Итак, товарищи гвардейцы, госпожа Бери, чтоб ни у кого не было вопросов и непонимания ситуации,  — начал я.  — Наших товарищей подставили. Как и кто — не принципиально, как не принципиально и то, убили того хатта они сами, или кто-то свалил это на них… Хотя второе хуже — это может свидетельствовать, что против нас работают очень крутые профи.
        — Что по новостям?  — спросил Брик, деловито потроша сухпай, и готовя бутерброды из галетов с джемом или паштетом для женщин.  — Ты ведь мониторил, командир?
        — И я, и ДУМы, и Ранки,  — подтвердил я.  — Глухо. Все новостные агентства Нар-Шаддаа мусолят новость об убийстве советника Гвидланна, и причастности к нему джедаев. Но фактов не предоставляют. Несколько плохого качества кадров с телом хатта… И все! Ах да, еще кучу голофото Энакина и Кеноби показывают. Награду в шестьдесят тысяч обещают…
        — Ого!  — присвистнул Дэниил, и спросил.  — А чего это, та родианка нас не сдала?
        — Потому, что не дура!  — пришлось мне «разжевывать» для него.  — Награду дают за ДЖЕДАЕВ, это раз. Мы выглядим, для нее, как группа их прикрытия — силовики, для взятия которых потребуется штурм ЕЕ заведения, это два. Ну и обещают хатты через своих шестерок, а значит, могут обмануть, это три… Еще вопросы?
        — И что теперь будем делать?  — хлопая глазками, спросила Бери.
        — Думать и варианты просчитывать,  — ответил я.  — Кто, что сказать хочет?
        — Уходить надо с планеты,  — со вздохом ответил дурос.  — На корабль мы, я думаю пройдем… Если у хаттов нет очень солидных рычагов влияния на моих соотечественников… Но, как быть с нашими?
        — Не вариант,  — подала голос Дайне.  — Это ведь не Татуин — орбитальная оборона не даст нам выйти из гравитационного колодца. Да и пиратские корабли на орбите… Как только нас засекут, жить нам останется секунд тридцать… может сорок.
        — Это если нас сдадут,  — возразил Дэниил.
        — Хочешь проверить?  — хмыкнула набуанка.
        — Хватит! С этим ясно. Будем думать,  — подытожил я.  — Сейчас вопрос в том: что делать прямо сейчас? Можно в этих руинах отсидеться. Если на наши поиски бросят менее тысячи человек, нам будет все равно — всегда уйти сможем. Но потеряем темп, и если за нас возьмутся серьезно, с привлечением профессионалов — неделя, может две, и все. Второй вариант: эксфильтрация[36 - Скрытное покидание территории.] малыми группами и поодиночке — неплохо, но высок риск потерь…
        — А если уничтожить центр управления планетарной обороной?  — задала вопрос, сидящая до того с задумчивым видом, Вентресс.
        Я от подобной наглости, честно говоря, в первый момент опешил. Но потом вспомнил, кто передо мной.
        — Как вариант, на крайний случай,  — прикинув возможности, ответил я.  — Но тогда, надо атаковать и резервные КП[37 - Командный пункт.], а их, скорее всего, несколько. И можно недетский дипломатический скандал устроить… Но информацию по этой теме собрать надо.
        При этих словах, Ассаж аж заулыбалась. «Вот ведь, милота! А какое зверье может вырасти»,  — подумал я.
        — Ты, командир, предлагаешь самим расследовать убийство, и сдать истинного виновного хаттам?  — спросил Брик, не скрывая скепсиса.
        — Опять же, как вариант. Но тут, одна интересная зацепка есть, помощница этого самого Гвидланна, некая Триша. Полукровка. Мать — забрачка, рабыней была. Отец — сефи, пиратский капитан. Умная баба и опасная. Лично владеет крупным игорным бизнесом тут, на Нар-Шаддаа. Секретарь не секретарь… скорее доверенное лицо покойного хатта, и еще, по слухам, куратор его экономических проектов. Если кто-то что-то и знает, так это она. Нет, есть еще начальник его СБ. Но там глухо, мужик типичный уголовник, не очень умный, но удачливый и, как говорят, со звериным чутьем.
        — Навестить хочешь, командир?  — спросил Брик, и придав лицу просительное выражение, поинтересовался.  — Красивая, хоть?
        — Не ксенофиль!  — машинально ответил я, вспоминая один вархаммеровский мэм. Уж очень эта Триша напоминала эльфийку с этого плаката, да еше с четырьмя маленькими рожками. Одним словом, подлежит очищению через экстерминацию.
        — А я, что!?  — возмутился парень, под дружный смех со стороны Бери, Вентресс и Дайне.
        — Но сначала, нам надо соединиться с Дрелью и Ранки. Джедаи, как мы и планировали, в такой ситуации будут работать автономно. А мы, тем временем, найдем тут какое-то укрытие. Думаю, углубляться дальше в промзону не стоит.
        Еще пол часа спустя, разместив наших в старой, полузаваленной бытовке, я отправился встречать твилечку и дроида-боевика. А заодно, и кое-какую инфу добыть требовалось.
        Где проезжая, а где и пролетая через заброшенные цеха и склады, я откровенно поражался бесхозяйственности местных. У них тут пятьдесят миллиардов безработных, а они производства херят! Нет, я, конечно понимал, что в условиях свободного галактического рынка, использовать органиков в промышленности не выгодно, за исключением разных рабочих-инсектоидов, которые, суть, те же дроиды, только органические — во всяком случае, любой мой ДУМ, большинству из них, в плане ума, сто очков форы даст. Но так относиться к своим гражданам… Я был уверен, захоти власти обеспечить народ работой, они бы смогли это сделать.
        И хатт с этой Нар-Шаддаа, где правят преступные группировки. Та же ситуация была по всей галактике. Идеальное потребительское общество! Что удивляться черепашьим темпам прогресса, если тут даже такие умницы как Падме, получают образование в сфере техники и естественных наук, на уровне шестого класса земных школ. Знания, которые нельзя применить в повседневной жизни, никому не были нужны, а тратить время на их изучение бессмысленно. А уж их объем, накопленный сотнями тысяч народов, впечатлял. Да, на Набу была лучшая система образования, дающая отличные знания в гуманитарно-прикладных областях, но и только. Технари и ученые в галактике были редкостью, да и те были, либо спецами в конкретной узкой области, либо, как Брик и Энакин, скорее были любителями — мастерами на все руки.
        Мне, можно сказать, повезло попасть именно в дроида, будь я органиком, и половины того, что знаю не усвоил бы. Не считая того, что кроме как из научных баз для дроидов, нормальные знания можно было получить, только в нескольких ВУЗах во всей галактике, потратив на учебу десятилетия, и совсем уж неприличное количество кредитов.
        Так, думая о вечном, я и добрался до стены из дюрастали, за которой, если верить моим картам, находился один из бесчисленных транспортных колодцев Вертикального Города, что связывал нижние уровни с поверхностью. Вырезать мечом отверстие в стенке воздуховода, что вел от него в глубь промки, труда не составило, и я, довольный как ребенок, уже через минуту, оттащил телекинезом совсем немаленький лист металла, и влетел внутрь короба. А вот с решеткой пришлось помучаться. Конечно, и ее срезать проблемой не было, но дроид-астромех со световым мечом, вполне мог привлечь внимание посторонних. Поэтому, мне, матеря себя на чем свет стоит, за снятый плазменный резак, пришлось минут пятнадцать промучиться, срезая болгарочкой два довольно мощных замка.
        А в колодце, я, прикинувшись ремонтником, и активировав магнитные зацепы гусениц, спокойно поехал на поверхность. Куда и выбрался около какого-то базара, где, среди множества представителей различных рас и разномастных жестянок, легко затерялся.
        Базар этот, кстати, был довольно любопытным местом, и не столько потому, что так уж сильно отличался от подобных мест на других планетах, сколько номенклатурой товаров. Большая их часть в Республике была запрещена, или требовала торговых лицензий. Тот же спайс продавали вполне открыто, прямо с лотков, не говоря уже про оружие и рабов. Последние, правда, выставлялись под вывеской «Найм работников по специальным долговременным контрактам», что сути не меняло.
        Как раз возле «конторы по найму», мне и не повезло. Троица свиноподобных гоморианцев, выскочив из прохода между ларьков, налетела на меня, и мы все дружно грохнулись на землю.
        — Ступа банта пуду! Железяка!  — завизжал самый здоровый из них.  — Я из-за этой железяки упал!
        Толпа моментально расступилась, образовав кольцо вокруг нас. А гоморианец вскочив на ноги, замахнулся на меня топором. И так как времени вставать не было, а мой бочкообразный корпус не позволял быстро уворачиваться, мне не осталось ничего другого, как распрямить левый манипулятор, и выстрелить в шею уродцу. А затем пристрелить и его товарищей, которые тоже начали вставать, и потянулись за оружием.
        В наступившей тишине, я, помогая себе манипуляторами, наконец, смог занять вертикальное положение, и повертев «головой», спросил:
        — Вопрос: Ну что встали мешки с мясом? Сожаление: Ушел из-за этих.
        Народ, как по волшебству, утратил всякий интерес к происходящему, и поспешил по своим весьма срочным делам. А ко мне подошли два дроида-протокольника, впрочем, с заметными улучшениями, в виде различных приспособлений для прекращения функционирования органиков.
        — Ты кто такой? Почему работаешь на нашей территории без разрешения?  — проскрипел один из них.  — Кто твой хозяин, наниматель, заказчик? Кто является целью?
        — Сарказм: Может вам еще ключ от квартиры, где деньги лежат, дать?  — огрызнулся я.
        — Назови причину неуважительного поведения,  — выдал, почти сакраментальное, второй дроид.  — Ты находишься на нашей территории, и обязан платить нам.
        — Отрицание: Я не дерзкий. Утверждение: Я не отказываюсь от оплаты пребывания на вашей территории.
        — Тогда плати,  — заявил первый говоривший.
        — Согласие: Я сейчас заплачу. Вопрос: Вы предпочтете республиканские кредиты, при безналичном платеже, или наличные пеггаты?  — спросил я, заранее зная ответ.
        — Пеггаты. Республиканские кредиты тут никому не нужны!  — почти синхронно заявили оба.
        — Утверждение: В таком случае, вам следует пройти со мной до того места, где я оставил деньги,  — разведя манипуляторы, сказал я.
        — Пошли!  — приказал первый из них.
        — И не вздумай нас обмануть, ведро,  — пригрозил второй.
        Вообще-то, я мог бы грохнуть их прямо тут, но возможности низкоскоростного кинетического оружия против дроидов, у меня вызывали сомнения, а светить меч на людях, мне не хотелось. Так что, пришлось уходить с базара, а потом еще искать безлюдный переулок.
        — Долго еще?  — осведомился один из дроидов-убийц.  — Смотри, мы ведь тебя можем на запчасти продать.
        — Заявление: Уже. Пояснение: Сейчас я выну ключ от тайника,  — сказал я, открывая контейнер на передней панели.
        Выхватив световой меч и активировав репульсоры, я с разворота провел прямой удар в голову ближайшего противника, метя в процессорный блок. А затем, на мгновение отключив арку, чтобы дыра была похожа на след от бластера, вновь ее включил, и отбив заряд плазмы, выпущенный из бластера на предплечье второго противника, перехватил того свободным манипулятором за запястье правой руки, и пользуясь им как точкой опоры, притянул себя поближе. Вновь нанося удар. Выключив арку, я, под звон падающих железных туш, опустился на пластобетон переулка.
        И тут, в наступившей тишине, я услышал мерные хлопки в ладоши.
        — О, это было великолепно! Если бы я, в отличие от моих жестянок, не ждала чего-то подобного, скорее всего, даже не различила бы ничего.
        В переулок вошла женщина в черном плаще, а за ней четверо мордоворотов в легкой броне, вооруженные карабинами. И вот тут, я, честно говоря, на миг растерялся. Полукровка Триша, а это была именно она, в реале выглядела куда как шикарнее чем на голофото. Хатт, будь я в своем старом теле, уже бы контроль потерял. Это вам не секси, это сексуальное оружие массового поражения! Даже мне, дроиду, даже на ее одетую в бесформенный плащ, смотреть без однозначного желания, было нереально.
        Даже думать о том, как она меня нашла, и чем мне и остальным это грозит, я начал, к своему стыду, лишь через секунду. Но пока, следовало определиться, что же делать прямо сейчас: мочить ее и охрану, дальше прикидываться простым дроидом-убийцей, или попробовать поиграть с ней, продемонстрировав откровенность, и попытавшись вынудить и ее говорить откровенно.
        Второй вариант я отбросил сразу — ну не может быть, из того, что я про нее узнал, она такой дурой. Первый вариант, я, пока, решил оставить в качестве запасного, минимум до того момента, когда я узнаю, есть ли на окрестных домах снайперы, или это я параноик. А потому, решил действовать по плану номер три, опять же, пока.
        — Рад приветствовать вас, госпожа Триша,  — сказал я, изображая поклон наклоном корпуса.  — Меня можете называть Эрдва Дэдва. Прошу простить мне порчу вашего имущества. Надеюсь, те гоморианцы, которых я убил на базаре, не были вашими слугами?
        — Подумать только, какой воспитанный дроид,  — очень мило рассмеялась она.  — Можешь не беспокоиться, эти ненужные жестянки я уже давно планировала отправить на переплавку. А что касается Тризга и его дружков, я думаю, что на всей Нар-Шаддаа, вряд ли найдется хоть один разумный, который пожалеет об их смерти.
        — Рад этому, госпожа,  — ответил я.  — Ведь я, как раз планировал нанести вам визит, для разрешения одного маленького недоразумения. Но вы сами меня нашли.
        — Какие пустяки,  — усмехнулась она.  — Открою тебе маленький секрет: для меня на Нар-Шаддаа нет тайн…  — по лицу женщины пробежала тень, и она на мгновение замялась.  — До недавних пор не было. Но, на самом деле, найти вас труда не составило.
        Она вновь замолчала, что-то обдумывая. Но когда я уже собирался заговорить, чтобы прервать молчание, она сказала:
        — Когда я узнала, что вы скрываетесь в развалинах Старых Фабрик, мне осталось лишь установить контроль за выходами на поверхность, их тут не так много.
        — А о том, что мы были вместе с… интересующими вас особами, и о том, что мы скрылись в развалинах, вам сообщила Лупф? Разумно с ее стороны,  — предположил я.
        — Конечно,  — кивнула женщина.  — Я рада, что мы понимаем друг друга.
        А вот это уже было интересно, Триша, выходит, сама решила поиграть со мной в игру на откровенность, а значит, ей требовалась что-то от нас.
        — Значит, вы не считаете, что наши друзья причастны к тому трагическому происшествию?  — осторожно уточнил я.  — Ведь иначе, вы бы разговаривали со мной совсем по-другому.
        — О конечно. Более того, именно я направила всех по следу этих ваших друзей. Чтобы сейчас никто не помешал нашему разговору.
        Подав знак охране, вернуться к стоящему в стороне спидеру, она грациозно подошла ко мне, и жестом предложила следовать за ней. И когда мы отошли в самый конец переулка, чуть подавшись вперед, зашептала:
        — Ситхов плевок, дроид, я не знаю что тут происходит! Я, пуду его, боюсь. Да-да. Ты не ослышался, со мной давно такого не было… Гвидланн, старый слизняк, полез в игры, ему не по зубам. Сначала Крейн, теперь он… Кто-то подминает под себя производство и торговлю спайсом, и это не коликоиды… за ними кто-то стоит.
        — А вам, Триша, не легче бы было, просто принять новые правила?  — спокойно спросил я. Ну не вязалось ее напряжение и отчаянные мольбы с моим видением ситуации.  — Спокойно отдайте бизнес, тем более, насколько мне известно, вы в эти дела вовлечены лишь поскольку-постольку. Думаю, на розничную торговлю и азартные игры, никто не покусится.
        — Я бы с радостью,  — грустно вздохнув, произнесла она.  — Но я знаю слишком много, чтобы оставить меня в живых, и слишком мало, чтобы выжить. Смешно, да? Я прошу помощи у чужого дроида. Но… Мне ее больше не у кого просить. На Нар-Шаддаа, слишком многим я перешла дорогу, тут мне никто не поможет.
        «Вот хитрая бестия! Это что, она меня на жалость взять хочет?» — думал я, слушая ее причитания, не несущие, тем не менее, ни грамма полезной информации.
        — Я не отказывался вам помогать,  — сказал я ей.  — Но давайте обойдемся без этого цирка. Я дроид, и эти слезы, придыхания и прочее, на меня действуют слабо. Мы с вами договариваемся о маленькой сделке, причем взаимовыгодной. Как я понимаю, и вам и нам нужен настоящий убийца вашего босса, а, кроме того, нам необходим безопасный выход из Пространства Хаттов, вам?..
        Я многозначительно замолчал, глядя на то, как на глазах меняется эта великолепная актриса. И куда только делась испуганная, требующая защиты девочка? Передо мной стояла сильная и гордая хищница, держащая в руках преступный мир целого города-планеты! Не весь, понятно, но значительную его часть.
        — Мне нужна информация о том, кто за этим стоит!  — жестко заявила она.
        — Уверена?  — я тоже решил отбросить ненужные политесы.  — Бесплатный совет: забудь! Впрочем, если мы доберемся до местных исполнителей, на тебя, может, и не обратят внимания.
        А вот сейчас Триша действительно была удивлена, и, пожалуй, реально испугалась, но лишь стала сильнее «скалить зубки».
        — И ты, дроид, знаешь, кто это,  — констатировала она.  — Ты недооцениваешь мои возможности. Говори сейчас же!
        — Только предполагаю,  — спокойно ответил я.  — Для тех разумных, которых я подозреваю, ты, уж извини, пыль на сапогах.
        — Даже так…  — задумчиво произнесла полукровка.  — Что ж, значит сойдемся на твоем предложении. Вы находите того, кто убил Гвидланна Кадо Картифи, и тех, кто его послал, я обеспечиваю вам возможность свободно покинуть планету.
        Она развернулась, и не торопясь, пошла к спидеру, возле которого скучали охранники, но, пройдя пол пути, оглянулась, и, не останавливаясь, бросила мне какой-то прямоугольный предмет.
        — На этой датакарте, записи камер наблюдения и другая информация, которая может понадобиться,  — произнесла ушастая[38 - Отличительная черта расы сефи — длинные остроконечные уши. Эльфы, одним словом.], глядя вытаращив глаза на то, как я подтягиваю телекинезом, недолетавший до меня кусок пластика.
        — Всего доброго, Триша,  — попрощался я, матерясь про себя из-за собственной несдержанности.
        Все же, эта шикарная самка смогла выбить из колеи даже меня, с моими программно-аппаратными псевдогормонами. «В крайнем случае, прикинусь счастливым обладателем гравитационного луча захвата. Чем я хуже Джанго Фетта[39 - Имеется в виду, эпизод с притягиванием бластера Феттом Старшим, во время стрелки с Дуку, из комиксов «Джанго Фетт. Сезон открыт».]?» — решил я. Но тут, движение в окне двадцать второго этажа, в доме стоящем в ста пятидесяти метрах, отвлекло мое внимание, и я почувствовал, что у меня по спине бегут мурашки, хоть уже пять лет таковой, если не считать задней панели корпуса, не имел. И это все, не считая того, что система начала глючить почти так же, как и после первого раза, когда я смог прикоснуться к Силе.
        — Триша, назад!  — крикнул я, отчетливо понимая сразу три вещи: что искомый снайпер нашелся, что он, собственно, уже мертв и то, что нас сейчас будут убивать.
        Дальнейшие события, как я выяснил потом, заняли всего 3,25 секунды.
        Вытянув обе руки в направлении окна, я выстрелил из правого револьвера, целясь чуть ниже подоконника, чтобы пристреляться — как и ожидалось, не попал — пуля ударилась об стену на тридцать сантиметров выше, и на десять правее расчетной точки. Внеся поправки на восходящий поток и повышение скорости ветра около здания, я навел оба ствола на оконный проем, и, как только в нем появился силуэт человека с трубой на плече, выпустил по нему по паре пуль из обоих револьверов.
        Еще никогда, 220 м/с не казались мне, настолько низкой скоростью! И этот урод таки успел выстрелить до того, как две пули, в грудь и левую скулу, отправили его в Силу. А в это время, граната, оставляя дымный след, неслась к спидеру, и, свободно пройдя сквозь защитное поле транспортного средства, взорвалась.
        Вот к чему я так и не смог привыкнуть в этом мире, так это к мощности здешних взрывных устройств. Граната размером с «Карандаш»[40 - Он же ОГ-7В «Осколок» — выстрел к РПГ-7 с осколочной гранатой.], взорвалась как нехилая ФАБка[41 - Фугасная Авиационная Бомба, выпускается в калибре от 10 до 5000 кг. Наибольшее распространение имеют боеприпасы в 100, 250, 500 и 1500 кг.]. Меня в сорока пяти метрах сбило на землю, да еще метра три ударной волной протащило. И не успел я подняться, как был вынужден отбить мечом два сгустка плазмы.
        Ситуация выходила паршивая. На месте спидера зияла дымящаяся дыра. От охранников Триши, по всей видимости, остался лишь пепел, а она сама лежала лицом вниз, в полутора десятках метров от меня, и из-под нее текла струйка крови.
        Быстро сориентировавшись по траектории бластерных пучков, я вычислил позицию снайпера прикрывающего гранатометчика, который засел в соседнем доме, и приготовился ждать. Но тут, из-за поворота улицы вынырнули два спидербайка, пассажиры и один из водителей которых, стали поливать меня огнем из бластерных пистолетов. И даже, несмотря на его относительно низкую точность, мне пришлось крутиться волчком, отбивая выстрелы. А тут и снайпер, собака, стрелять начал.
        Но мне, все же удалось улучить момент, и выстрелить в водителя правого спидера. Вот в чем плюс тяжелого кинетического снаряда, так это в проникающей способности — пуля вошла в лоб водиле, и вышла из спины стрелка-пассажира. Правда пришлось врубать на максимум репульсоры, и уворачиваться от неуправляемого спидера, зато сумел дотянуться, раздвинув до предела руку, кончиком арки меча, до второго, оставив седоков без правых ступней, а сам аппарат, без стабилизатора.
        — Хатта тебе нар шебс!  — выругался я, одновременно пытаясь подняться, и отбиваясь от огня снайпера.
        Почти одновременный взрыв двух репульсорных мотоциклов, врезавшихся в угол дома, вновь повалил меня.
        — Ну все, мразь, ты меня достал!  — пригрозил я стрелку, хоть тот вряд ли меня услышал, и, наконец, заняв вертикальное положение, вновь включил репульсоры.
        Отбив еще один выстрел, и поднявшись на высоту в двадцать метров, я таки смог достать снайпера последней пулей, вскрыв тому черепушку в районе темечка. После чего спикировал к пытающейся встать женщине.
        «Да уж, весело. Вот жили себе разумные, никого не трогали, тут явились какие-то, и устроили разборки. Интересно, сколько же народу мы тут загубили?» — подумал я, пока спускался и оглядывался по сторонам, в поисках новых угроз.
        Натворили мы дел. На месте взорванного спидера, была дыра метров в пятнадцать, а спидербайки разрушили угол дома, где, среди завалов, виднелись обломки мебели, тряпки и битая посуда. Хорошо, хоть на нас больше никто не пытался напасть. Даже прохожие попрятались, от греха.
        — Триша, ты как? Где болит?  — спросил я ее, опустившись рядом.
        — А, дроид?  — плохо соображая, прошептала она, тряся головой, и испуганно озираясь.
        — Ты ранена? Идти сможешь?  — мне пришлось опять задать ей вопрос.  — Надо убираться отсюда, пока те, кто на тебя покушался, не прислали новых боевиков.
        — Да… Конечно… Со мной все в порядке,  — неуверенно произнесла она, садясь.
        Сесть то села, но тут же скривилась, ухватившись за бок, и опять бы упала, если бы я ее не поддержал.
        — Так, красавица, держись. Сейчас я тебя в укрытие оттащу,  — сообщил я, и, когда Триша навалилась на меня, придерживая манипуляторами, повез стонущую женщину к мусорным бакам.
        Да, на такую нагрузку мое шасси рассчитано не было. Под лишними килограммами пятидесятью, моторы натужено визжали, а гусеницы проскальзывали. Но я ее допер.
        — Надеюсь, ты не стесняешься дроидов?  — спросил я, пристраивая раненую на ворохе вонючего тряпья, и стягивая с нее балахон.
        Зря, в общем-то, спросил. Триша только скулила, а вот я сам застеснялся. Под этим подобием рясы, на ней были только облегающие, штанишки и сапоги до колен. Пришлось на секунду войти в медитационный режим, чтобы отключить эмоциимоделирующие программы, иначе бы пришлось постоянно отвлекаться на ее идеальной формы грудь, размера не меньше четвертого.
        А дела у нее были не идеальные, впрочем, не так плохи, как могло бы быть. На левом боку был здоровенный синяк, и явно сломаны ребра, а правое плечо было пробито осколком, посчастью без разрыва важных кровеносных сосудов, иначе она бы уже истекла кровью.
        Разорвав штаны, я кое-как перевязал рану, попутно убедившись в том, что трусиков эта барышня тоже не носит. Не то, что я какой-то, извращенец, но других подходящих перевязочных средств под рукой не было — не грязным же балахоном, или тряпками с помойки ее перевязывать. Одним словом, хреново я к заданию подготовился, одно лишь радовало, что хоть набор инжекторов от полевой аптечки в манипулятор встроил — давно — еще, когда его только разрабатывал. И сейчас, вколов пострадавшей стимулятор, кровеостанавливающее и обезболивающее, закутав ее в порванный, выпачканный в крови и грязи плащ, я потащил ту в сторону базара, изображая при этом самоходный костыль.
        Перед самой площадью, на которой находился рынок, нам пришлось сделать небольшой привал, так как женщина из-за потери крови быстро слабела, а мне еще надо было перезарядить револьверы.
        Проверив повязку, и вколов ей еще немного стимулятора, мы, прежним способом, двинулись дальше. Хорошо хоть народ сам у нас с дороги убирался, хоть и косился с интересом.
        И вот, когда мы миновали торговые ряды, и до края колодца оставалось метров пятьдесят, из-за него поднялся спидер. Он развернулся к нам бортом, и трое его пассажиров и водитель направили на нас бластеры.
        — Эй, шлюха, далеко собралась?  — крикнул лысый мужик, сидящий на переднем сидении.
        — Это начальник охраны Гвидланна, Слайс Хуз,  — прошептала полукровка, инстинктивно прячась за моим корпусом.
        — Тебе некуда бежать, Шлюха!  — хохотнул лысый начкар.  — Ты окружена. Прикажи своему дроиду не оказывать сопротивления. Не бойся, мы убьем тебя быстро и безболезненно.
        Оглянувшись, я увидел две группы, из двух и трех человек, что продирались сквозь базарную толпу. А метрах в двухстах справа, завис еще один спидер, в открытой двери которого, сидел виквай со снайперской винтовкой.
        — Он что, совсем придурок?  — поинтересовался я у Триши, это же надо додуматься, устраивать переговоры с тем, кого решил убить, да еще светить свои силы.  — Когда толкну, падай на землю, и лежи так, чтобы ни происходило… Давай!
        Времени дольше ждать не было, если бы группы заходящие к нам с тыла, вышли из толпы, я бы ничего не смог уже сделать, а потому, одним движением отбросил от себя женщину, и, наведя оружие на снайпера и на главаря, сразу же начал стрелять. Вовремя включенные репульсоры дали возможность уйти от первых выстрелов, подняв меня вверх на три метра, а затем, я уже смог достать меч. Да и отстрелялся удачно. Главарь, паразит, каким-то чудом уклонился от пули, но она свалила водилу, отчего спидер сорвался с места, и чуть не врезавшись в перила опоясывающие колодец, умчался куда-то вниз. А из трех пуль выпущенных по снайперу, в цель попала лишь одна. Но в живот, так что он скрутился в предсмертных судорогах на заднем сидении своего спидера, а винтовка улетела вниз.
        Отбивая мечом выстрелы преследователей, что начали стрелять прямо сквозь толпу, я прикрыл Тришу, и одной рукой взвалил ее на себя.
        — А теперь нам точно пора уходить!  — чтобы та услышала, в царящем кругом визге, приходилось кричать, и когда появлялась возможность, указывать мечом.  — Вон еще две группы, не менее пятнадцати человек.
        Эти двигались намного быстрее — понятно, боевики, а не как первые две — наружка.
        — Ну все, поехали!  — скомандовал я.  — Триша, держись за меня!
        — Как держаться?  — испугано прошептала она, видимо, окончательно скатываясь в панику.
        — Нежно[42 - Фраза из к/ф «Место встречи изменить нельзя».],  — процитировал я известную фразу Жеглова, активируя репульсоры на полную мощность.
        Взлететь удалось на удивление легко, и даже возле самого колодца, у меня впервые в реальных условиях получилось отразить выстрел в стрелявшего, скорее всего, случайно. А дальше было контролируемое падение на двести десять метров, до решетки вентиляционной шахты.
        И вот, когда я уже приготовился прорезать ее мечом, ведь играться с замками и ее подъемом времени не было, мое внимание привлек летящий прямо на нас спидер. Все же этот Слай сумел не разбиться и перехватить управление.
        — Вот настырный гавнюк!  — выругался я, открывая огонь по лобовому стеклу.
        Впрочем, безрезультатно — упустил из виду, что это вам не Земля — здесь мои пули оставили на поверхности транпаристила лишь небольшие выбоины. И тут я понял, что если сейчас ничего не придумаю, нас размажут по стене.
        Громко закричала Триша. Транспортное средство неслось на нас, а я все выжидал. И вот, когда до бампера спидера, который все-таки сбавил скорость, чтоб не разбиться самому, оставалось всего восемь метров, я отключил репульсоры.
        Короткое падение, и я с женщиной на загривке, повис на одной руке, держась за этот самый бампер. Об стену нас приложило несильно — благодаря мощным сервоприводам я смог отвести нас и смягчить удар, да и выставленные назад опоры образовали вокруг моей пассажирки некое подобие дуги безопасности. Практически, мне только чуть кисть погнуло и заклинило тяги. А когда хаттский начкар сдал назад, мы рухнули вниз, но перед этим, я успел полоснуть мечом по передней левой репульсорной панели его спидера.
        Пролетев метров двадцать, я сумел вновь включить репульсоры и выровняться. А противнику это не удалось. Спидер повело вперед и влево, с нарастающим креном на левый борт, и вновь, на этот раз гораздо сильнее, стукнуло о стену колодца. Затем его бросило назад, с продолжающим расти креном. И когда автоматика управления не смогла компенсировать отклонения вектора антигравитационного поля и силы тяжести планеты, тот завалился на левый борт, и, кувыркаясь, полетел на дно колодца, по пути чуть не сбив нас и еще какого-то беднягу на легком байке.
        Пока я поднимался назад к решетке, резал в ней дыру и ссаживал в нее Тришу, снизу ярко полыхнуло, а через три секунды, еще и бабахнуло.
        — Госпожа Триша, после вас,  — от «нервов» схохмил я, помогая ей пролезть в дыру.  — Ну и ты, Эрдва, проходи. Знатно мы пошалили!
        Выбравшись в руины фабрики, я, подняв Силой, вырезанный час назад, лист, аккуратно приложил его к отверстию и приварил мечом в трех точках. После чего связался с Ранки, сообщив ему, чтобы он с Дрелью двигался к запасной точке встречи, и с ДУМами, чтобы те вместе с Дэниилом подготовили носилки, и шли нам на встречу, в то время как остальным полагалось сниматься с привала, и также идти к запасному месту встречи.
        Дальше оставаться в руинах фабрики было нельзя — после того, что я натворил, нас без сомнения станут искать по-взрослому, и рано или поздно найдут.
        — Вам надо бежать отсюда,  — прошептала повисшая на мне Триша, видимо, она пришла к тем же выводам, что и я.  — Нас, так просто…
        — Уже,  — успокоил я ее.  — Сейчас нас встретят, и мы уйдем в другое укрытие.
        — Хорошо,  — закашлявшись, согласилась та, и безвольно повисла в моих манипуляторах.
        Следующие двадцать минут, для меня слились в сплошной кошмар, под названием: «Полет в закрытом помещении с негабаритным грузом». Из-за, ситх его так, слабого шасси, я не мог ехать с потерявшей сознание женщиной на руках. Остаться ждать, я опять же не мог — кто его знает, когда начнется преследование. Но вот летать по узким коридорам, между труб, острых кусков арматуры и пучков кабелей, да еще с кем-то, кто вдвое больше тебя, было делом муторным и утомительным в моральном плане. Тем более что репульсоры приходилось нагружать до предела, и самому постоянно контролировать углы наклона корпуса и положение центра тяжести, чтобы, не дай Сила, не повело.
        Но, в конечном счете, мы таки встретились с дуросом и ДУМами. И, переложив раненую на импровизированные носилки, которые аккуратно и шустро понесли бывшие ремонтники, отправились догонять наших. А я, еще и дополнительно вооружился DL-ом с подствольником, и пополнил запас патронов к своим револьверам. Ведь с такой жизнью, очень скоро, можно было остаться без оружия, и с одной светошашкой остаться, как какой-нибудь джедай.
        Нам предстояло почти полностью пересечь заброшенную промзону, а это было почти пятнадцать километров, по прямой.
        Что сказать, путь был утомительный и долгий. Дважды пришлось обходить подозрительные места — толи притоны, то ли еще что, вокруг которых бродили весьма подозрительные типы. Один раз пришлось прорубаться через сплошную стену, обойти которую нам не удалось. Еще один раз, мы были вынуждены спуститься в полузатопленный канализационный коллектор, и идти по нему почти километр. Но спустя пять часов, мы догнали нашу группу, а еще через три часа, после короткого привала, мы добрались до лестницы ведущей на межуровневый технический этаж, примерно в трех сотнях метров от границы промки.
        Провозившись десять минут, мне удалось взломать код замка, и мы вошли в помещение, где уже было относительно чисто, и куда, кроме вездесущих бомжей, уже захаживали техники и ремонтные дроиды.
        — Как она?  — указав манипулятором на носилки с Тришей, спросил я у Ассаж.
        — Мне уже лучше,  — вместо датомирки, ответила сама пострадавшая,  — Думаю, смогу сама идти.
        Она осторожно, здоровой рукой придерживая тугую повязку на боку, встала, опираясь на ведьмачку и Брика.
        — Спасибо, я действительно смогу идти сама,  — кивнула она помощникам.
        Хоть одно уже радовало. Ведь всю дорогу, после полноценной перевязки, инъекций разных лекарств и снотворного, нам приходилось задействовать ДУМов не для разведки, как ранее предполагалось, а для переноски «Крестной Мамаши» Нар-Шаддаавской мафии.
        — Отлично! Тогда, вперед. Я сейчас с Дрэйлой свяжусь, сообщу, что мы на подходе,  — проинформировал я остальных.  — Ранки, здесь Ведро. Мы на месте минус пятнадцать[43 - Имеется в виду, время в минутах, необходимое для прибытия в заданную точку.]. Как понял?
        — Понял, Ведро,  — ответил тот.  — С Девой сидим в стриптиз клубе в минус десяти от точки. Смотрим на ее соплеменниц. Пока чисто. Выходим.
        — Ну и нам пора!  — махнув остальным, сказал я.
        Пройдя еще несколько помещений, мы вышли в коридор, по стенам которого на кронштейнах тянулись кабеля. По нему мы и прошли до очередной двери, через которую попали в РУ[44 - Распределительное устройство — помещение с пускозащитной аппаратурой, предназначенное для распределения электроэнергии.] районной подстанции.
        «Бля, как дома очутился!» — подумал я, глядя на немолодого ДЭМа[45 - Дежурный электромонтер.], что спал за столиком в углу, окруженный внушительной батареей пустых бутылок. Даже плакаты, один по ТБ,[46 - Техника безопасности.] другой с голой зелтронкой, смотрелись вполне привычно. Как и грязный датапад, заменяющий тут оперативный журнал, и сумка с инструментом. Да что там, даже пара мелких ремонтных дроидов, не делала для меня картину менее узнаваемой.
        Но сейчас времени ностальгировать не было. И я, быстро вскрыв замок тамбура, приступил к взлому входной двери. Та поддалась буквально через минуту.
        — Первый, Второй, проверить!  — скомандовал я, выглядывая в темный переулок, и, на всякий случай, сняв с магнитного зацепа бластер.
        На Нар-Шаддаа опустилась ночь, и тут в самом низу верхнего яруса, тем более возле подстанции — ведь как гласит народная мудрость: «Сапожник без сапог» — было совсем темно. Но для меня, как и для других дроидов, это не было проблемой.
        Быстро осмотревшись в ИК диапазоне, и не найдя источников потенциальной угрозы в зоне прямой видимости, я дал команду «выходить» всем остальным. После чего, вызвал Ранки.
        Но ответа не было.
        Проверив эфир, я чуть было не выругался — в районе глушили связь.
        — Всем назад! Засада!  — крикнул я.
        Но было уже поздно.
        Не менее десятка спидеров и спидербайков влетели в переулок. А искаженный громкоговорителем, мужской голос произнес:
        — Ну все, шлюха! Ты меня достала! Хватит! Добегалась!

        Глава 6

        На Нар-Шаддаа опускалась ночь. Она изменяла город, покрывающий всю поверхность спутника, расцветала огнями неона и голограмм. Но огни, казалось, делали окружающую тьму еще более непроглядной. Даже небо тут выглядело озером тьмы, с гигантской кляксой Нел-Хатты на нем — не манящая бездна звезд — склеп, что погребает под собой надежды, мечты и стремления. И лишь ветер гулял между ним, и озером огней внизу. Но и ветер был здесь каким-то больным, отличным от своего горячего и вольного собрата с Татуина, или нежного и мягкого, пропитанного влагой, ветерка на Набу. Да что там, он не походил даже на рассеченного домами и потоками различных летающих машин, отравленного химией, но, оттого, не менее неугомонного и порывистого корусантского собрата. Ветер на Нар-Шаддаа напоминал загнанного зверя, что вечно метался меж небоскребов верхнего города, терзая их бетонную плоть, лишь изредка залегал удушливым облаком смога, или прятался в норах нижних уровней.
        Вот особенно сильный порыв ветра, налетев на окно, заставил толстый пластик под пальцами мальчишки мелко задрожать. И падавану показалось, что он почувствовал его смрад, даже несмотря на идеально работающую систему климат-контроля.
        — Тебя что-то тревожит, ученик?  — спросил его джедай, устало откинувшись на спинку кресла.  — Я уверен, с нашими друзьями все в порядке…
        — Я просто не понимаю, зачем… Зачем мы это все делаем?  — вполголоса произнес Энакин, не глядя на наставника.  — Те, кого мы в тот раз спасли, почти все мертвы, и Мази, и другие… Вы сами говорили, учитель, что все здесь намного запутаннее и хуже, чем кажется на первый взгляд.
        — Возможно тебе, Энакин, следует просто успокоиться,  — задумчиво произнес Кеноби.  — Ты не сможешь спасти всех и всем помочь… Хотя, мне бы и самому иногда этого хотелось.
        — Я понимаю,  — ответил тот, и, пройдя через комнату, рухнул на кровать.
        Говорить не хотелось. И Скайуокер стал разбирать события минувшего дня, чтоб отвлечься и, в чем он даже себе не желал признаться, представить себя на месте того джедая, из книжки про времена Новых Войн Ситов, который с друзьями ловил ситских шпионов в тылу республиканской армии[47 - Имеется в виду очередной «перевод» земной книги, который Скайуокеру подсунул ГГ, в данном случае, пособие по методам контрразведывательной и оперативной работы, на основе книги Богомолова «Момент истины», или «В августе 44-го». Сейчас Энакин только пробует применять на практике новые знания, а полноценно начнет их использовать лишь в будущих главах.].
        Включив свой новенький датапад, мальчишка, первым делом, вывел записи происходивших событий, дополняя их пометками с описанием своих наблюдений и ощущений, привязывая их к точному времени. Вот они зашли в здание, где располагались апартаменты хатта. Вот их встретила удивительно красивая забрачка-полукровка, и они вместе поднялись на турболифте в роскошный, но, что удивительно, не вульгарный холл. А затем, пройдя три кольца охраны, последнее из которых состояло из боевых дроидов, вошли, уже в сопровождении начальника охраны, в еще один лифт, и спускались на нем… «Нет, не спускались»,  — припомнил Скайуокер.  — «Поднимались! А иллюзию спуска создавали проекторы искусственной гравитации». И это значило, что «темный подвал», в котором обитал хатт, находился на верхних этажах здания.
        «А когда нас оставила забрачка?» — задал сам себе вопрос Энакин, и сам же на него ответил.  — «Перед внутренним постом охраны. Она, сославшись на неотложные дела, вошла в свой кабинет». Припомнив подробности, он отметил, что женщина была лишь чуть взволнована и сильно утомлена, а начальник охраны пребывал в перманентно плохом настроении, и злился на что-то или кого-то, и это явственно ощущалось в Силе. Но это никак не вязалось с тем, что произошло дальше.
        Когда они вошли в первый зал, Слай перепоручив их дроиду-секретарю, которого сопровождали двое наемников эчани, остался разговаривать с двумя девушками — зелтронкой и твилечкой-рутианкой. И что странно, ни рабыни, ни наемники, признаков беспокойства не проявляли, впрочем, может и проявляли, но Скайуокер, в тот момент, на это не обратил внимания.
        Пройдя через еще один довольно длинный, как подсказал Хран, как коротко стал называть мальчишка искусственный интеллект датапада, 22 метра, коридор, они вошли в темный зал, где перед несколькими мониторами и работал фактический хозяин Нар-Шаддаа.
        — Господин Гвидланн Кадо Картифи, к Вам джедаи,  — сообщил на хаттском протокольный дроид.
        Но ответа не было. Дроид засеменил вперед, и, не доходя до туши слизня пары шагов, вновь позвал:
        — Господин Гвидланн! К вам джедаи. Они хотят купить информацию.
        И вновь ответа не было. Выхватив вибромечи, оба эчани бросились к хатту, но, не успели преодолеть и половины пути, как по ним открыли огонь из бластера, из-за спины джедаев. Всего два выстрела, и оба наемника упали. А их самих спасали лишь реакция Оби-Вана, успевшего активировать меч и отразить выстрелы.
        Различимая лишь в Силе черная тень, неразличимая из-за отсутствия освещения, во всяком случае, видимого[48 - Хатты отлично видят в частях спектра недоступных людям, а потому, часто затемняют свои жилища, чтоб иметь преимущество перед злоумышленниками.], метнулась через зал, на ходу стреляя из бластера, и скрылась в каком-то проходе. Они бросились следом, но успели увидеть лишь гуманоидную фигуру на фоне слабо подсвеченного прямоугольника двери лифта, которая тут же закрылась.
        — Ушел!  — крикнул Энакин.
        — Нужно сообщить охране. Они смогут перекрыть выходы из здания,  — сказал Оби-Ван, направляясь в зал, в котором произошло нападение.
        Но поговорить с охраной не удалось, едва они вошли, Слай, еще четверо наемников, одна из рабынь, судя по записи зелтронка, и несколько боевых дроидов открыли по ним огонь.
        — Назад, к лифту!  — скомандовал Кеноби, отражая бластерные выстрелы, и медленно отступая.
        А Скайуокер, тем временем, забежав вперед, прорезал металл двери, и, выдавив ее, застыл в нерешительности. За дверью была шахта диаметром метров пять, уходившая куда-то вниз. Дна ее, во всяком случае, видно не было.
        — Нам тут явно не рады, ученик,  — из-за спины сказал Оби-Ван, продолжая отбиваться от огня охранников хатта, к которым, судя по усилившийся стрельбе, подошло подкрепление.  — Они не желают с нами беседовать. Уходим!
        — А может и желают, но по-своему!  — крикнул в ответ Энакин, влезая в шахту, и уже отталкиваясь для прыжка, предупредил наставника.  — А тут глубоко!
        Когда, через минуту полета, внизу показалась крыша кабины, он Силой замедлил падение, и, перекатившись в угол, стал дожидаться Кеноби, который вскоре тоже благополучно приземлился. Не задерживаясь, рыцарь одним пасом руки вскрыл замок технического люка, и спрыгнул в кабину.
        — Давай сюда, Энакин,  — позвал он, судя по лязгу металла и скрипу приводов, раскрывая двери лифта.
        Не долго думая, падаван прыгнул в люк следом за учителем. И едва успел активировать меч, чтоб отбить поток бластерного огня, который обрушили на кабину две автоматические турели, выдвинувшиеся из стен коридора. Отразив очередной заряд прямо в оптический сенсор бластерной установки, он уже приготовился проделать нечто подобное со второй турелью, но учитель и без него справился, попросту сломав Силой привод наведения оружия.
        — И куда теперь?..  — попытался спросить ученик, но и сам, в этот момент, ощутил надвигающуюся опасность.
        — Бежим!  — перебивая его, крикнул джедай.
        Они пробежали всего пару шагов по коридору, когда на крышу лифта упал какой-то небольшой предмет. А еще через две секунды прогремел взрыв. Ударной волной обоих сбило с ног, а следом прошла волна жара. Освещение моментально погасло, а поднятая взрывом и обрушением перекрытий пыль, заставила поспешно прикрыть лица одеждой.
        — Термальный детонатор бросили?  — сквозь ткань туники промычал падаван.
        — Похоже, они настроены крайне агрессивно, раз рискуют разрушить здание, пытаясь убить нас,  — кашляя и отплевываясь, ответил Кеноби.  — Надо поскорее выбраться отсюда!
        Пройдя в полной темноте пол сотни метров по коридору, они уперлись в очередную закрытую дверь. Попытка рыцаря открыть ее при помощи Силы, ни к чему не привела — или приводы были обесточены, или взрыв как-то повредил механизм. Так что, теперь уже Кеноби был вынужден использовать световой меч в качестве замены фузионного резака.
        В комнате за дверью уже было светло. А еще там были три трупа охранников хатта. Один с перерезанным горлом, и двое с бластерными ранениями.
        Оторвавшись от воспоминаний, Энакин попытался мысленно воссоздать то, как они умерли.
        «Вот в помещение вошел убийца, и первый охранник поднялся ему на встречу, и тотчас получил удар ножом, левой рукой в шею, а второй, одновременно был убит выстрелом в голову… Стоп, почему именно так? Они не проявили беспокойства при его появлении, и первый, попросту подошел его поприветствовать — оба даже не попытались достать оружие. Но вот третий охранник, если придерживаться этой версии, не мог быть убит сразу…» — мальчишка включил запись с видеосенсора Храна.
        Получалось, что и третий охранник погиб одновременно с первыми двумя, притом, что первый его загораживал, а значит, у него было время хотя бы встать с кресла и достать бластер. «Выходит, у убийцы был сообщник, который и убил третьего охранника, тем более, рана у того за правым виском, а получить ее сидя в кресле просто невозможно»,  — заключил Энакин, для верности сев в туже позу, что и погибший, и попытавшись вывернуть голову подобным образом.  — «И все равно, ничего не понятно!»
        Скайуокер тоскливо вздохнул, и отключил запись. Нет, то что подобный подход действует, он видел, но вопросов становилось лишь больше. Кто был убийца, кто сообщник, отчего охранники сразу начали стрелять? «Одно понятно, убийца был кем-то своим, тем, кого знал и охрана и хатт, и кому, как они считали, можно доверять»,  — размышлял он, впрочем, кое-что еще можно было уточнить.
        — Простите, учитель?..  — решил разбудить джедая Энакин.
        — Что случилось?
        — Оби-Ван, я тут подумал…  — чуть смутившись, произнес он.
        — Я тебя слушаю,  — приободрил ученика тот.
        — Я подумал, этот лифт, по которому мы уходили, он ведь предназначался для бегства хатта, если на него нападут?
        — Скорее всего,  — кивнул тот.
        — А значит, о нем кроме тех, кто его охраняли, знало очень мало разумных.
        — Возможно. Но это уже не имеет значения,  — со вздохом ответил Кеноби.  — Сейчас важнее найти Набуанцев и выбраться с планеты.
        — Но я…  — Энакин лишь обреченно махнул рукой, в таких вопросах спорить с наставником было бесполезно, и оставалось надеяться только на то, что обстоятельства сами заставят того передумать.  — А как мы их найдем? Нас сейчас наверное ищут по всей Нар-Шаддаа, и уж кто-кто, а Эрдваныч не станет сидеть в отеле, ожидая кто первым их найдет, мы, или те, кто нас ищут. А связываться по комлинку, как ты сам сказал, опасно.
        — Для начала, нам стоит отдохнуть, и хорошенько подумать,  — ответил Оби-Ван.  — Тем более отсюда, ты все равно не сможешь с ними связаться.
        — Знаю…  — тоскливо откликнулся Энакин, растянувшись на кровати.
        Именно полное глушение всех средств связи и прослушивания, стало основным критерием при выборе именно этих роскошных апартаментов в качестве укрытия. Ну и, понятно, персональный лифт, что позволял попасть в них с одного из неприметных переулков нижнего города. Вообще, подобное жилье тут, на Нар-Шаддаа было не редкостью, специфика работы местной элиты всегда подразумевала скрытность, и отсутствие посторонних глаз и ушей. И те, кто занимался оказанием услуг по продаже подобного жилья, ревностно следили за сохранением инкогнито своих клиентов, ведь сиюминутная выгода от продажи секретов, могла быть, во-первых, крайне опасной, а во-вторых, могла нанести вред репутации, что в стабильном и довольно узком сегменте рынка, было фатально. Так что можно было не опасаться того, что кто-то узнает о новых жильцах, поселившихся в купленной год назад Зорай квартире, и спокойно переночевать.
        Конечно, существовал риск того, что их проследили от резиденции хатта, но он был минимальным, а о том, что кто-то запомнил людей входящих в неприметную дверь за мусорными контейнерами, позаботился Оби-Ван, благополучно внушив нескольким находящимся в состоянии спайсовой ломки бездомным и потрепанной жизнью проститутке, что они никого не видели, и ничего не слышали.
        Ночью Энакин спал плохо, его не покидало чувство, что он упустил нечто важное, но так и не поняв, что именно, спустя пару часов, забылся в тревожном сне.
        Ему снился Татуин, пыльные и грязные улочки Мос Эспа, и он бегущий по ним, что-то ища, и не находя этого. А времени нет, если он не успеет, случится нечто очень плохое. Но Скайуокер никак не мог понять, что именно. Вот он пробежал через переулок и, выскочив на улицу, помчался к площади, когда крик о помощи заставил его остановиться, и вновь свернуть в узкие проходы между домами.
        — Энакин, они забрали мою маму!  — вся в слезах, крикнула ему Эми, девочка-рабыня, с которой он когда-то дружил там.  — Помоги мне, Энакин!
        — Но я не могу. Я ничего не смогу сделать с пиратами,  — стал оправдываться он.
        — Но как! Ведь ты же джедай. Вон, у тебя даже меч есть. Разве джедаи не должны помогать тем, кто оказался в беде?
        И точно, только сейчас мальчишка понял, что он не тот семилетний раб, что ничем не мог помочь потерявшей все девочке. На нем была джедайская туника, а главное, на поясе висел меч, его меч.
        — Веди!  — крикнул он ей.
        И они побежали сквозь сплетение улочек к космопорт. Вот они миновали кантину, где любили отдыхать корабельные команды, вот пересекли отчего-то пустой базар, и выскочили на пустырь перед ним. А там стоял Крейн, здоровенный и злой, особенно на фоне такой хрупкой и беззащитной матери Эми, которую он держал за горло.
        Пират неторопливо повернулся к ним, и со смехом сказал:
        — Ты опоздал, раб,  — и одним движением кисти, сломал женщине шею, после чего отбросил в сторону ее безжизненное тело.
        — Тварь! Я убью тебя!  — в не себя от ярости, закричал падаван, активируя меч, и бросаясь на убийцу.
        Но добраться до ненавистного врага не получилось. Неожиданно ставший густым и тягучим как кисель воздух, не давал ему подойти поближе. Мальчишка напрягал все силы шел вперед, яростно, в отчаяние, рубя мечом невидимую преграду, но все было тщетно.
        И тут он почувствовал, что кто-то коснулся его плеча.
        — Не надо, она мертва,  — безжизненным голосом произнесла Эми, нет, не Эми, мама.  — Он тоже мертв, они все мертвы,  — сказала, уже твилечка Бери.
        Обернувшись, он увидел, что на месте трупа матери Эми, сломанной куклой лежит Мази. Но и Крейн уже не скалился, он тоже лежал, связанный, в ужасе хрипя и смотря куда-то в пустоту единственным уцелевшим глазом. А под ним растекалась лужа крови, пропитывая песок. И когда пират дернулся в последний раз, Бери, истаивая в мареве пустынного воздуха, прошептала:
        — Мертвым нельзя ни помочь, ни отомстить. Помочь можно только живым.
        Татуинский пейзаж смазался и, пойдя кляксами черноты, померк. Мальчишка остался стоять один во мраке. Он попытался идти, но ничего не менялось, пробовал бежать, но и это было бесполезно. Даже проснуться у него не получилось.
        Казалось, тьма длится вечно. Но вот вдали он заметил отблески огня, и бросился к ним. Неожиданно огонь охватил его. Было больно, очень больно, но странно, боль не туманила разум, и огонь вдруг превратился в дорогу, путь из огня. И он пошел по нему. И опять странное чувство охватило его, казалось, что он не один идет по этому пути из огня, он вел за собой других, хоть их лиц он не видел, но чувствовал их поддержку, помогающую справиться с болью, и идти. Они делили боль с ним, ослабляя ее, и помогая идти.
        «А если свернуть?» — подумал мальчишка.  — «Им станет легче». Шаг в сторону, и он вышел из огня.
        Тотчас боль усилилась, казалось, все его тело состояло из одного сплошного ожога, что причинял немыслимые страдания. Но страшнее всего, было то, что он понял: те, кто шел с ним, остались там, в пламени, и сейчас сгорят.
        Что есть силы, он рванулся назад в огонь, но тьма не отпускала его. Но он тянулся. Тянулся, пока из пламени не соткалась фигура молодого парня в какой-то синей робе, с непонятными надписями, и в белой рабочей каске, на поясе у него висела рукоятка светового меча.
        — Уй идиот!  — сказал тот, досадливо проведя рукой по лицу.  — Для таких как ты специально написали: «Не влезай, убьет!»
        Подав ему руку, он помог мальчишке вернуться в пламя. И жар обрушился новой порцией боли. Лишь краем сознания, Скайуокер успел отметить странность — когда он взял того за руку, соприкоснулись не две руки из плоти — металл коснулся металла. А парень, насмешливо глядя на страдающего от невыносимого жара падавана, сказал:
        — Ну, а если уж влез, то слушай маму, она фигни не скажет. Словом, твой путь, тебе и идти по нему, и других вести, Избранный.
        Причем слово «Избранный», судя по интонации, было сказано вместо повторного «Идиот».
        — А кто ты?  — спросил падаван, удивляясь тому, что этот парень, которого он видел впервые в жизни, точнее во сне, ему кажется смутно знакомым.
        — Потом узнаешь,  — со вздохом ответил тот, вновь растворяясь в пламени.
        А Энакин, наконец, пересилив боль, и стиснув зубы, пошел вперед. Не глядя на женскую фигуру, что возникла среди языков огня, и сказала, как когда-то давно:
        — Не бойся, сынок. Будь смелым. Иди вперед и не оглядывайся.
        — Я знаю, мама,  — шепотом произнес он.
        — И помни, мстить и помогать нужно живым…
        Скайуокер проснулся весь мокрый от пота. Тихо встав с кровати, он прошел в душ, перекусил корабельными рационами, которые предусмотрительная Сири, оставила в холодильнике, оделся, и, оставив записку мирно спящему Оби-Вану, вошел в лифт.
        Сон не давал ему покоя — он знал, что обязан найти остальных и помочь им. А потому, решил действовать сам. И только одного он, да и никто другой во всей галактике, не знал — того, что этот сон очередная веха на пути, что изменит будущее этой самой галактики.
        А в это же время, я, ничего не зная о самодеятельности одного юного падавана, материл себя и нашу бравую разведгруппу. Да что там, я до сих пор не мог понять, как нам удалось выбраться без двухсотых[49 - 200-й — труп, в земном военном сленге. По фанфу, в ДДГ, Обозначается, как холодный.]. Но вот ранения Дэниила и Дайне сильно попортили нам жизнь.
        — Эллбэргер, когда я, твою так, говорю «броском в укрытие», ты именно бежишь в укрытие, а не начинаешь на полдороги перестрелку! Да, я знаю, что цель была удобная, но ты, в тот момент, находилась в секторе обстрела трех, ты только вдумайся, целых трех противников! И не делай жалостливое лицо!  — орал я на лежащую на заднем сидении трофейного спидера женщину.  — Твое счастье, что у нас медикаменты имелись — сейчас бы ногу ампутировать пришлось! Ты, вообще, чем думала? Мало, что саму чуть не убили, так еще и этот синекожий щенок…  — я безнадежно махнул манипулятором.
        А что тут говорить. Наш гореснайпер, как и положено настоящему герою, совершил глупость — вместо того, чтобы спокойно и методично выбивать противников, бросился спасать раненую. Вот и получил добрых два процента ожога третьей степени на спине. И то, лишь благодаря бронежилету.
        — Ладно, главное выбрались,  — чуть успокоившись, сказал я.  — Сам тоже хорош, не додумался проверить Тришу на предмет жучков…
        — Да… уничтожить три десятка одних из самых крутых наемников на Нар-Шаддаа, и еще быть недовольным… без потерь уничтожить!  — задумчиво произнесла «рогатая полуэльфийка».
        — Чудом без потерь,  — поправил ее я.  — А еще благодаря этому пуду, которое поговорить любит.
        Нет, я в принципе понимал, отчего так получилось — он действовал так, как привык, как типичный «браток» на разборке. Продемонстрировал, что круче и сильнее, что пацаны у тебя четче, что их банально больше — и победил даже без драки. Знаем, проходили еще в дворовом детстве, когда, дай бог, одна из трех стрелок дракой заканчивалась. А они, именно так, вопросы тысячи лет решают, вот и выработался механизм самосохранения — отморозки просто не выживают. Я же действовал по законам современной, во всяком случае, для меня, войны, где стояния[50 - Был такой способ ведения войны, когда две армии выстраивались друг напротив друга, и, не переходя в наступление, ждали, у кого первыми нервы сдадут.], психические атаки и устрашение противника навсегда ушли в прошлое, оставив лишь один принцип: «Увидел — стреляй». Ведь в оставленном мной мире, решение о начале сражения принимал не командир на белом коне впереди грозного строя воинов, каждый из которых сам, своими глазами мог оценить силы врага, а генерал в штабе, иногда на другой стороне планеты, но чаще рядовой-срочник, который нос к носу столкнулся с таким же
пацаном, но с той стороны. А ветеран, пройдя десяток боев, мог за всю войну увидеть лишь пару-тройку живых врагов, и то мельком, издали.
        Как бы то ни было, именно привычка понтануться, начисто лишила противника эффекта внезапности. И тогда, Я, оба ДУМ-а и Брик, выстрелили из подствольников, почти одновременно, а Дэниил, всадил сорокаграммовую дозвуковую пулю из своей спецмагнитки, точно между глаз Слаю, как только тот закончил свою речь. Все же наш дурос снайпер отменный, с шестидесяти метров, на вскидку, да с одного выстрела — это уметь надо! Да и мы, в первые 30 самых ценных секунд боя, показали, что выучка и электронное управление конечностями, это сила, выпустив по врагу 25 термальных гранат и полностью расстреляв энергоячейки DL-ов.
        Плохо было то, что противник укрывался в спидерах и за ними, и особого ущерба от бластерного огня не понес — сказался главный недостаток плазменного сгустка — его деструктирование при встрече с любой преградой, а значит, невозможность поразить укрывшегося за ней. Но эти секунды дали остальным время пересечь улицу, и уйти в пробитые моим выстрелом ворота напротив.
        Надо отдать должное охране хатта, в ситуации они сориентировались быстро, и, видя, что достать наших на дистанции не удается — дроид, при правильной пристрелке оружия и грамотной программе, стреляет много точнее и быстрее человека, рванули двумя спидерами на перерез. Нет, мы их, конечно, взорвали, но заимели двух трехсотых, которым пострелять не вовремя захотелось. Но главное, из-за этого мы не смогли быстро уйти. Да еще Вентресс, решила погеройствовать, сначала прикрывая Брика и Бери, которые оттаскивали наших раненых, а затем, бросившись в атаку на подбирающихся к нам с правого фланга наемников.
        Уж не знаю, чем бы это все закончилось, но в тыл левофланговой группе противника ударили Дрель с Ранки, моментально положив четверых врагов, а остальных, поставив в крайне невыгодную позицию. И, как и следовало ожидать, левофланговые решили отступить, точнее, развернув два оставшихся относительно целыми спидера, и один спидербайк, стали убегать. А следом за ними, рванули и правофланговые, тем более что к этому времени, Ассаж уже зарубила четверых сидевших в ближнем от стены спидере, и, отбивая выстрелы, готовилась перепрыгнуть на второй.
        Оторвавшись от воспоминаний, я протиснулся между водительским и пассажирским креслами, и нежно погладил скрутившуюся калачиком между задними и передними сидениями датомирку. Та, в первый момент, даже не отреагировала на это, и, лишь через секунду, подняв глаза, посмотрела куда-то сквозь меня.
        — Переживаешь из-за убитых тобой?  — спросил я ее, продолжая гладить как котенка.  — Это хорошо. Вот когда тебе все равно станет, или вообще понравится, тогда труба.
        — Но… Ты не понимаешь…  — прошептала девчонка, мелко дрожа.  — Я их убила. Разрубала мечом. Последнему отрубила голову и руку… Зачем?.. Я ведь их даже не знала! Я думала… думала, я сильна, и смогу…
        — Ты молодчинка,  — я попытался хоть как-то поддержать ее.  — Ты смогла, не растерялась, вот, спидер захватила. А не убей ты их, они бы тебя убили, всех нас бы убили. А может быть, и не убили, но тогда убить их пришлось бы другим. Понятно?
        — Да… Но, я не хотела… То есть хотела…  — окончательно запутавшись, она замолкла и вновь уперла лицо в колени.
        «Вот хаттово пуду! Никогда бы не подумал, что буду утешать горюющую из-за убийства четырех человек легендарную Ассаж Вентресс, ассасина графа Дуку, и прочая, и… Стоп, тупой дроид! Какой к хаттам из нее темный джедай и ассасин!? Это ведь когда-то, может уже и не будет нифига… А сейчас это девочка четырнадцати лет! Пусть смелая и чуть безбашенная, пусть джедайка будущая, пусть уделать большинство мужиков в галактике может. Но девочка добрая и хорошая, последние четыре года прожившая в любящей семье… Пуду! Ведь знал же, что так выйдет! Не хотел ее сюда тащить…» — думал я, продолжая ее успокаивать.
        — А вообще, слушать надо, что тебе говорят. Куда ты полезла?  — упрекнув ее, я моментально пожалел об этом — та явно была готова расплакаться, вот и пришлось похвалить ее, тем более что это было правдой.  — Но благодаря тебе, у нас есть транспорт. Вот честно не знаю, как бы мы пешком выбирались. Я то ведь упустил это.
        — Ничего себе упустил, командир. Я до сих пор не понял, как нас там не зажали!  — воскликнул, подходя к спидеру Брик.  — Вот признаюсь честно, в первый момент, когда ты приказал на ту сторону прорываться, подумал, что у тебя сбой какой-то в программе!
        «Ага, сбой. Силой называется»,  — про себя ответил я. Просто в один прекрасный момент мне показалось, что если мы попытаемся отойти назад, в подстанцию, нам конец. И, как оказалось, был прав.
        Когда охранники хатта стали разбегаться, я, видя, что Ассаж захватила спидер, решил, что это неплохая идея, и, отбросив бластер, активировал репульсоры. Короткий бросок. И выхватив меч, я опустился в салон разгоняющегося транспортного средства. Отбив очередь плазмы, я двумя ударами покончил с водителем и стрелком, после чего, прямо с заднего сидения, ведь переднее было занято обезглавленным трупом, остановил аппарат, напротив входа в оставленную нами распредустановку[51 - В данном случае, подстанция и является, по сути именно распредустановкой, ведь в таком продвинутом мире как мир ЗВ, вряд ли используются обычные проводные линии высокого напряжения. Скорее всего, должны применять сверхпроводящие кабеля. А значит, и нет нужды поднимать напряжение.]. И, тут же развернувшись к ней, разрядил в тамбур оба наручных револьвера, одновременно, выводя вокодер на полную мощность, прокричал:
        — Брик, термальной в проем!
        Пока парень вскидывал оружие, а затем, пока цилиндрик гранаты, медленно вращаясь, летел к двери, я отбил два вылетевших оттуда сгустка плазмы, и успел порадоваться тому, что мы не стали отходить тем же путем, что и пришли. Наемники, как оказалось, тоже были не пальцем деланные, и послали группу зайти к нам в тыл. А уж что бы с нами случилось, с зажатыми с двух сторон в узких коридорах, мне и думать не хотелось. «Вот что значит, потерял бдительность, и перестал выставлять датчики движения, ди`кут!» — обругал я себя.  — «Только Сила спасла, как последнего джедая!»
        Граната влетела в дверь, полыхнул взрыв, и все стихло. Оглянувшись по сторонам, я аж присвистнул — натворили мы дел! Улица была завалена сгоревшим личным транспортом, лежали тела убитых, впрочем, большей частью в виде фрагментов, а от удушливого дыма, наши из числа органиков, безуспешно пытались закрыть лица рукавами одежды.
        — Ранки, Первый! Проверить!  — махнув манипулятором в сторону полуразрушенного тамбура подстанции, приказал я.
        — Есть проверить!  — отозвались они.
        И малыш ДУМ, беря на прицел дыру, в которую превратился вход, вскинул бластер, замерев в пяти шагах от нее, в то время как Ранкор стремительно влетел в плотную завесу из поднятой взрывом пыли и дыма.
        Некоторое время ничего не происходило, но тут из пролома раздался кашель, и еще через пару секунд, на свет божий, точнее его отсутствие, так как после выстрела, освещение пропало по всему району, и лишь фары захваченных нами спидеров тускло светили сквозь пелену дыма, вывалился давешний дежурный электрик, а следом за ним, подгоняя того пинками, Ранки.
        — Что за хаттова личинка!..  — оглядываясь нетрезвым взглядом по сторонам, протянул он.  — Эт не я. Оно само… А вспомнил! Это фиолетовые вуки! Я всегда говорил, что им доверять нельзя!..
        Народ аж со смеху покатился, а этот мой «коллега», обиженно посмотрев на нас, отошел к оторванной взрывом половине спидербайка, и, улегшись прямо на грязный пластобетон, немедленно захрапел.
        — Чего это он? Какие Вуки?  — настороженно спросила, подходя ко мне Дрэйла.
        — Допился мужик до зеленых человечков… Я не тебя имел ввиду.
        — Понятно,  — кивнула она.  — Вот спасибо, сравнил меня с алкогольными галлюцинациями…
        — Все, похохмили — хватит! По машинам! И ходу отсюда,  — приказал я, и, не удержавшись, подколол твилечку.  — Хотя тебе, Дрель, пушистое бикини и хвостик подошли бы.
        — Хоть железный, а мужик!  — делано возмутилась та, запрыгивая в спидер.  — Только о пошлом думаете. Правда, Ранки.
        — Подтверждаю, моя сладкая!  — скабрезным тоном, отозвался дроид, отчего та уже не стесняясь, рассмеялась.
        Все-таки, этот небольшой юмор помог сбросить напряжение боя и прочистить мозги. И я стал искать ответ на вопрос: «Как к хаттам нас вычислили?». И единственный вариант, получался жучок на Трише.
        Пройдясь сканерами сенсорного комплекса по ней, я ничего не обнаружил. А вот это уже было странно. Но прикинув, так и эдак, решил, что жучок работает в импульсном режиме, передавая координаты своего местоположения, коротким пакетом через определенное время. Что собственно и подтвердилось, минутой позже, когда сережка в левом ухе полукровки испустила электромагнитный импульс мощностью около 50 мВт, и продолжительностью в 15 миллисекунд.
        «А это идея!» — вновь возвращаясь к текущим проблемам, и, вспоминая фокус с жучком, подумал я. Ведь подбодрить нашу ведьмачку было просто необходимо, а уж на эту шутку, она тогда, точно внимания не обратила.
        — Брик, как думаешь, нас еще ищут по маячку?  — притворно безразличным тоном, спросил я у лейтенанта, который в этот момент что-то втолковывал Вентресс, переняв у меня эстафету психологической помощи юным джедайкам.
        — Да какой!..  — отмахнулся было он, но быстро сориентировавшись в ситуации, подмигнул мне, и, хохотнув, сказал.  — Небось, уже полквартала разобрали!
        — А?.. А что?  — как мы с ним и ожидали, Ассаж моментально заинтересовалась тем, кому и какую гадость мы сделали — вот ведь ведьмачка.
        — Думаю, побольше,  — заговорщицким тоном киношного злодея, произнес я, злорадно хохотнув.  — У того ремдроида одна особенность в коде есть — ему необходимо четко описывать границы зоны обслуживания.
        — Ух, ты!  — воскликнул Брик, расплываясь в довольной улыбке.  — Он что, теперь по всей Нар-Шаддаа бегать будет?
        — Пока не составит полную схему трубопроводов, да. А потом постарается проникнуть на какой-то корабль, и составить схему его коммуникаций, а потом…
        — А ты, получается, дал ему цель в «жизни»,  — хмыкнул Брик.
        — Получается да,  — развеселился я, вспоминая диагностического дроида-паучка на магнитных колесиках.
        Малышей, размером чуть больше сигаретной пачки, типовых дроидов для металлодиагностики, можно было встретить по всей галактике, даже в королевском дворце на Набу трудилось десять таких. А идея припахать их для шпионских целей, зрела у меня уже давно. И вот, после боя, когда я напряженно думал, что же делать с жучками, мои сенсоры уловили какое-то шевеление в куче мусора, в которую превратился вход в подстанцию. Так что, когда Второй, посланный проверить, что там такое, принес этого недомерка со сломанной ножкой, план родился мгновенно[52 - Данная модель дроида в каноне не описана, но вполне может существовать. Уж для нее работа всегда найдется].
        — Так вот, зачем ты там копался!  — протянула Ассаж, наконец, вымученно улыбнувшись.  — Что-то мне подсказывает, что они его не поймают.
        — Ну и замечательно,  — ответил Брик, и серьезно посмотрев на меня, спросил.  — А что мы дальше делать будем, командир? Так и будем в этой трубе сидеть?
        — А что тебя не устраивает?  — вопросом на вопрос ответил я.  — Смотри, и вид замечательный, и не найдут, да и если найдут, то врасплох застать нас будет проблематично.
        Место действительно было отменное — высоченная труба какого-то древнего, давно неработающего завода. Она возвышалась над крышами окрестных небоскребов верхнего яруса на две сотни метров, и уходила в недра планетарного города еще на добрых полтора километра. Но главное, ее диаметр в свету достигал двадцати метров, да еще, за пять метров до верхнего среза, с внутренней стороны, имелся круговой парапет, на котором, на нормальных планетах, монтировали проектор фильтрующего поля тонкой очистки дымовых газов.
        Собственно, я еще из прошлой жизни знал, что диаметр высоких дымовых труб всегда намного больше, чем кажется. Вот и сейчас, когда я приказал Брику вести спидер к верхушке трубы, он сомневался, что тот в нее вообще пролезет. А это значило, что и те, кто нас ищут, будут думать схожим образом. Во всяком случае, я на это надеялся.
        — Надоело уже! Да и с планеты этой хочется убраться поскорее.
        — А это будет зависеть от анализа записей сенсоров системы безопасности, что нам госпожа Триша передала,  — объяснил я.
        — Ну, и как?  — поинтересовалась та.
        — Работаем. Я еще вычислительные мощности ДУМ-ов и Ранкора задействовал. Но пока, особо похвастаться нечем. Кто-то основательно подчистил записи. Нет почти минуты видеоматериалов, и еще столько же сильно испорчены. Делали второпях, но явно профессионалы.
        — Я знаю,  — кивнула полукровка.  — Пробовала сама просмотреть…
        — Стоп!  — перебил я ее.  — Во идиот! А кто имел доступ к записям?
        — Сама не лучше!  — мигом сориентировалась она.  — Кроме Слая, только Листа, Дойс и я…
        — Кто такие?  — пришлось вновь перебить ее.
        — Листа — заместитель Слая и его любовница, фоллинка. Дойс — твилек, наш специалист по техническим средствам защиты.
        — Фоллинка!?  — удивился я.  — Что ж ты сразу не сказала!
        — А что? Она этого точно не смогла бы сделать, мы во время убийства были вместе…  — Триша покраснела и засмущалась.  — А потом, мы вместе ходили за записями. Она их скопировала и передала мне.
        — Да мне, знаешь, по барабану, с кем ты там спишь, но тебя то саму не удивляло, что фоллинка, заметь не зелтронка, тр… скажем так, спит с обоими высшими руководителями хаттской администрации Нар-Шаддаа?
        — Да как ты!..  — возмутилась Триша, но тут же скривилась, и прошипела.  — Сучка! Да и зелтронки эти ее… Вот дура!
        Она бессильно откинулась на спинку сидения, прикрыв глаза.
        — Так ты хочешь сказать, что танцовщица это ее протеже, и тоже входит в состав охраны?  — уточнил я, уж очень профессионально она, судя по записи, стреляла.
        — Не танцовщица, а танцовщицы — скрытая охрана, она освободила их из рабства, в обмен на оказание услуг телохранителей. О них только Слай и я знали.
        — Значит, и зелтронка, и твилечка…  — задумчиво произнес я.
        — Нет, твилечка простая рабыня,  — вновь удивленно сказала та.  — Напарница Миссы, Кора — вторая зелтронка — должна была работать ночью.
        — А вот, и подельника убийцы вычислили,  — я довольно потер манипуляторы, и спросил.  — Триша, а как это получилось, что зелтронки работают телохранителями? Они же абсолютно мирный народ?[53 - Зелтроны — гедонисты-пацифисты, но если их с самого детства учить убивать, то вполне могут вырасти убийцами.]
        — Листа рассказывала, что их совсем маленькими Черное Солнце купило, и специально натаскивали на выполнение задач телохранителя. Удобно, знаешь ли, когда…
        — Да ты что, головой ударилась!  — не веря своим акустическим сенсорам, воскликнул я.  — У вас там, что контрразведка вообще не работает!? Два плюс два, сложить не могут?.. Хотя, куда контрразведка, точнее, покойный начальник СБ смотрел, как и ты, между прочим, я уже понял! Обалдеть!
        Триша, самым натуральным образом схватилась за голову — еще бы, так бездарно прохлопать такую простую схему инфильтрации.
        — Я думаю, нам срочно надо кое-кого навестить,  — тоном, не предвещающим этой Листе ничего хорошего, произнесла, наконец, та.
        — Согласен!  — изобразив кивок наклоном корпуса, я стал раздавать команды.  — Дрель, Вентресс, помогите перенести Дайне во второй спидер. Остаетесь охранять раненных и Бери. Остальные со мной. Ранки, возьми винтовку Дэниила, будешь прикрывать. Вылетаем через три минуты.
        До дома, в котором проживала эта самая фоллинка, мы добрались спустя пол часа, и, высадив Ранкора на крыше соседнего здания, приступили к операции.
        Брик подвел аппарат прямо к окну 114-го этажа, одного из дорогих жилых небоскребов, и я, активировав меч, вырезал в окне отверстие, почти полутораметрового диаметра. Толчок Силой, и стеклянный диск влетел внутрь комнаты, а за ним последовали две свето-шумовые гранаты. И когда грохнул взрыв, я влетел в комнату. Остальные поспешили следом.
        — Чисто!  — доложил Первый, впрочем, я и сам видел, что комната пуста.
        — Работаем! Первый, Второй — коридор, кухня, санузел, гостиная! Брик, за мной! Триша, оставайся тут.
        Дождавшись кивка, от грамотно занявшей позицию за колонной, с выданным ей бластером в руках, женщины, я вслед за ДУМ-ами вылетел в коридор. Но в отличие от них, свернул направо.
        В первой комнате, так же оказалось пусто, как и в какой-то кладовке напротив, дверцу которой, выбил Брик. Еще одна комната — явно спальня.
        — Хатт!  — выругался я, глядя на труп мертвой зелтронки в кресле.  — Опоздали! Брик, проверь.
        Впрочем, последнее указание я отдал чисто для очистки совести — с прожженной бластером грудью, обычно не живут. А сам, тем временем, проверив внушительных размеров гардероб, заглянул в еще одну смежную комнату, где обнаружился только отключенный дроид-уборщик.
        — С пол часа, как холодная,  — констатировал лейтенант, когда я вернулся.  — Жаль, красивая была.
        Ожил встроенный комлинк, и Второй сообщил:
        — Объект, судя по описаниям — Листа, обнаружен. Она того, не живая чуть-чуть, командир.
        — Где? Юморист хренов!..  — ругнулся я.
        Настроение стремительно падало, ведь вроде бы мелькнувший лучик надежды погас, так и не разгоревшись. А вот чувство надвигающейся жопы, с каждой секундой, наоборот все усиливалось.
        Тело рептилоидки обнаружилось в дверях кухни, что выходили, напротив коридора, в довольно не маленькую — площадью метров на сто пятьдесят — общую гостиную, одну из стен которой занимало одно большое окно, а в другой находились двери турболифта. Женщина умерла от ножевого ранения в левую верхнюю часть живота — чуть снизу вверх, и прямо в сердце. Видимо, напали на нее неожиданно, но в последний момент, она почувствовала опасность, так как в ее руке был зажат компактный бластер неизвестной мне модели.
        — Хороший удар,  — констатировал Брик.  — А это, точно она?
        — Она,  — сказала, подходя к нам Триша.  — Кто-то нас опередил.
        Брик нагнулся над трупом, явно, чем-то заинтересовавшись, как вдруг, раздался отчаянный крик по каналу связи, древнего боевого дроида:
        — Засада, Эрдван…
        Из левой руки полукровки, выпал шарик ионной гранаты, а правая, с зажатым в ней бластером, обрушилась на затылок гвардейца. И в следующую секунду, сработала ионка.
        Мои оптические сенсоры на миг отключились, не выдержав наводки напряжения, программа выдала два десятка сообщений о неисправностях и, из-за, отключившегося репульсорного блока, я покатился по полу. Оставалось надеяться только на то, что помехозащищенный канал наших комлинков, позволил передать команду ДУМ-ам: не показывать, что они полностью исправны. А кроме того, хвалить себя за предусмотрительность в вопросах технической защиты, и материть за то, что меня развели как лоха.
        Напротив окна завис бронированный спидер, угрожающе поводя спаренным бластером. А через пару секунд, двери лифта открылись, и в помещение вбежали пол дюжины наемников в средней броне, а следом вошел мужчина-фоллин, в одежде, какую обычно носят пираты и контрабандисты. Подойдя к Трише, он, окинув безразличным взглядом, происходящее в комнате, сказал:
        — Отлично, партнер. Жаль, что не удалось поймать джедаев. Но, в любом случае, наши договоренности остаются в силе. Принц будет доволен.
        — Они узнали слишком много, а джедаи ничего не найдут,  — ответила она, и, подобрав мой меч, кивнула на меня.  — Будьте особенно осторожны с этим дроидом. Я думаю, он сильно заинтересует Ксизора.

        Глава 7

        «Сто раз прав был император Маларри: „Глупость и самонадеянность никогда не были только человеческой чертой. Они носятся меж звезд, подобно солнечному ветру“[54 - Цитата императора Республики Центавра (вот такие взаимоисключающие параграфы) Лондо Маларри, из фильма «Вавилон-5. Начало».]. Поверил этой сучке! Дурак железный»,  — думал я, пока наши тушки поднимали в турболифте на крышу здания, где находилась парковка для спидеров, а затем, грузили в давешний броневик с эмблемами одного из местных ЧОП-ов[55 - Частное охранное предприятие.]. Одно радовало, наши противники, как оказалось, страдают тем же пороком — нажали мне на кнопку «Питание», ДУМ-ам по «носу» стукнули, и думали, что отключили нас. А вот и хрен, я уже четыре года, как оставил только программное отключение, ну, еще реактор можно было выдрать. Так что, успокоив рвущихся в бой ДУМ-ов и Ранки, который, к моему великому облегчению, тоже только ионным импульсом отделался, я стал слушать, что там наши новые «друзья» наговорят.
        И уже сейчас, они наговорили, как шутили во времена Сталина, лет на тридцать, если не на расстрел.
        — Ну и зачем?  — спросила фоллинца Триша.
        — Зачем я убил Листу и Кору, вместо того, чтобы просто устроить засаду?  — переспросил тот, и, не дожидаясь, сам же ответил.  — А я не люблю лишнего риска. Вдруг бы ты привела джедаев. С ними никогда не знаешь, как оно повернется. А девочки слишком много знали.
        — Да я не об этом, Каирз,  — досадливо поморщилась она.  — Удивительно, что ты вообще так долго ждал. Я хочу знать, какого пуду тебе понадобились эти? Вместо того чтобы спокойно ввести в курс дел, как ты говорил «более разумного слизня», я занимаюсь ситх знает чем! Этот придурок Слай, меня дважды чуть не убил!
        — Но ведь не убил,  — равнодушно ответил ее собеседник.  — А эти боссу не нужны, ему зачем-то понадобились именно джедаи. Впрочем, мальчишку можно попробовать использовать в качестве наживки.
        — Каирз, ты издеваешься!? Мало того, что сам меняешь планы в последний момент, даже не поставив меня в известность, да еще не вывел из игры этого дурака! Он же меня давно подозревал. Зачем было спихивать все на джедаев, когда операция строилась на Слае!?  — чуть не срываясь на крик, возмутилась полукровка, но натолкнувшись на равнодушный взгляд собеседника, тяжело вздохнула, и уже спокойно сказала.  — А на счет приманки, ничего не выйдет. Джедаи работают отдельно от набуанцев. Кстати, мальчишка — простой солдат, главным был, вот этот дроид. Это было у него… И, знаешь, он умеет этим пользоваться.
        Женщина протянула фоллинцу мой световой меч, а тот, осмотрев его, о чем-то надолго задумался, даже не обратив внимания, на то, как в спидер забросили, упорно притворяющегося отключенным Ранки. Следом, в салон забрались еще двое боевиков, отчего тут стало совсем тесно. Еще бы, восемь человек в броне и с оружием, все еще бесчувственный Брик, оба заговорщика, и четверо дроидов, и это в транспорте размером с «Газель»[56 - Микроавтобус ГАЗ-322132, печально известный в качестве маршрутного такси.]. Фактически, от того чтобы учинить маленькую бойню, а затем познакомить двух мерзких ксеносов с методами работы Имперской Инквизиции, меня удерживали лишь опасность поранить лейтенанта, и отсутствие прохода из салона в кабину, где находились еще двое противников.
        «Кстати, ребятки в броне, явно, не просто наемники, раз при них обсуждали подобные дела. Или подручные этого Каирза, или что-то подобное»,  — отметил я. Пришлось даже приложить усилие, чтобы отогнать заманчивую идею, пообщаться с ними всеми более конкретно.
        Между тем, закончив думать думу, фоллинец, кивнув каким-то своим мыслям, обратился к Трише:
        — Хатт с этим дроидом. Потом разберемся. Мне тут говорили мои люди в окружении Слая, среди тех, кто был с тобой, была еще одна джедайка?
        — Была,  — на мгновение запнувшись, ответила та.  — Они ждут внутри верхней площадки старой трубы, в семи километрах севернее триста одиннадцатого терминала. Девчонка-джедайка, две твилечки, и двое раненых.
        — Отлично,  — обрадовался Каирз, и, достав комлинк, вызвал, очевидно, водителя.  — Сейчас в ангар, оставим лишний груз, и слетаем в еще одно место.
        А вот это было уже совсем хреново — я то девочкам не оставил защищенный комлинк, а пользоваться обычным, в моем положении было опасно — могут и засечь попытку выйти на связь. Потому, я просто решил подождать дальнейшего развития ситуации. Кто его знает, как карта ляжет.
        Полет до этого самого «Ангара» занял двадцать две минуты, и судя по показаниям моей инерциальной навигационной системы, он находился в районе одного из местных космопортов, в ста десяти километрах от места, где остались наши, что уже радовало, давая еще двадцать минут форы.
        К моменту, когда опоры спидера лязгнули об поверхность посадочной площадки, Брик уже пришел в себя, и недобро поглядывал исподлобья на захвативших нас, а я планировал устроить финт с выпилом охраны и сменой ролей, во время высадки. Но не вышло. Едва открылся грузовой люк, в спидер зашли еще четверо вооруженных боевиков, и, совместно с прибывшими, стали сгружать нас возле кореллианского сторожевика РВ-950.
        «Ну суки, я же вас по судам затаскаю! По миру пущу! Это Райта, сволочь такую, мне умасливать надо, а с вами я, за здорово живешь, делиться не подписывался!» — мысленно возмутился я. Как обычно, сделал дельное предложение, заказал партию, а эти, еще с нами контракт не закрыв, налево торгуют. Одно радовало — если все удастся, еще один кораблик за полтора лимона, покупать не придется. И так, Консультативный Совет на нас с Панакой и Додоной как на врагов народа смотрит.
        Этот сторожевик я узнал сразу — еще бы, сам же модификации разрабатывал и согласовывал — от стандартного, он отличался увеличенной длиной носовых трюмов, которые теперь имели генераторы защитного поля и откидные ворота, что превращало их в ангары для двух истребителей, делая из посредственного патрульного корабля, отличный сверхлегкий рейдер-авианосец. Длина увеличилась на 3 метра, и теперь составляла ровно сорок, да и центральный коридор стал уже на 2200 миллиметров, плюс снижение грузоподъемности со 180-и до 140 тонн, но это того стоило. И что самое главное, в текущей ситуации, команда корабля была не больше 16-и человек, из которых, минимум девять должны были сейчас улететь.
        Прикинув, в общих чертах, план захвата судна, я продолжил вновь тупо ждать развития ситуации. А наши захватчики, тем временем, стали готовиться к отлету.
        — Каирз, меч!?  — Триша требовательно протянула руку в сторону фоллинца.  — Это мой трофей!
        — Держи, и смотри не поранься,  — ответил тот, возвращая ей мое оружие.  — Эти штуки не имеют веса, но могут в один прекрасный момент вывернуться из рук… Да, можешь подождать, пока, в моей каюте.
        — Мне больше делать нечего, кроме как сидеть на твоем корыте,  — возмущенно воскликнула женщина.  — Из-за твоей охоты на джедаев, я и так, стандартные сутки занимаюсь непонятно чем, вместо того, чтобы обеспечивать смену власти с наименьшими потерями. Ты что, не понимаешь, каждый час, что я теряю с тобой, это миллионы кредитов прямых и косвенных убытков! И вообще…
        Что именно вообще, я так и не узнал, потому что Каирз довольно грубо оборвал разошедшуюся полукровку:
        — Заткнись! Если хочешь идти в таком виде — иди,  — он насмешливо осмотрел перепачканный и разорванный в нескольких местах балахон женщины,  — а у меня слишком мало людей, чтобы развозить дур, которые не могут справиться с простым заданием.
        И видя, что та уже готова устроить скандал, приказал подчиненным:
        — Проводите госпожу Тришу на корабль,  — и, кивнув на нас, добавил.  — Этот мусор в правый ангар! Пленного в камеру!
        «Личинка хатта! Что ж делать-то?»,  — размышлял я, лежа на полу бывшего грузового трюма, возле крыла стоящего там девятого «Тесака», пока меня не посетила гениальная идея, попробовать вызвать «Хранителя», или Храна, как того назвал Энакин, и через него связаться с Дрелью.
        Искин датапада отозвался мгновенно, и с готовностью ретранслировал мое сообщение, с кратким описанием случившегося, и советом поскорее сматываться. Но как только я подумал, что все постепенно налаживается, этот электронный паразит, точнее его хозяин, преподнесли мне неприятный сюрприз.
        — Хран, кстати, почему на связь не выходил в установленное время?  — решил уточнить я.
        — Не было возможности по техническим причинам,  — ответил тот.  — Подопечный находился в зоне действия мощной системы радиоэлектронного подавления.
        — А сейчас, где они?
        — Недостаточно информации. Подопечный Энакин Скайуокер и джедай Оби-Ван Кеноби, разделились два часа сорок восемь минут назад, по инициативе подопечного, без ведома джедая.
        — Это куда еще его нелегкая понесла!?
        — Мы движемся через район складов 18-го космопорта, на встречу с информатором из сети Сири Тачи, кодовое имя «Сторож». Детальная информация по объекту недоступна,  — печально сообщил искин.  — Я пытался взломать защиту текстовой части документа, но там используются специальные криптосистемы неустановленного типа, вывод информации возможен лишь непосредственно на экран, без программной обработки.
        — Хатт! Опять упустил!..  — я досадливо выругался.
        Это же надо, опять не учел особенности архитектуры рахитичных компьютеров ДДГ. Не зря, их на Бейсике рахенами называют. Многие из их функций, что меня уже давно поражало, были реализованы чисто на аппаратном уровне, точнее без использования операционной системы, что, видимо, являлось некой мерой защиты интеллектуальной собственности, или чем-то наподобии. Вот и сейчас выходила та же ерунда. Но так как в текущий момент, жизни падавана ничто напрямую не угрожало, я решил разобраться с ним позже, а пока у меня и других забот было выше крыши.
        — Ладно, Хран, приглядывай за подопечным, если что — докладывай. Конец связи,  — приказал я, отключаясь.
        И уже спокойно стал готовиться к предстоящему захвату корабля. Основная проблема тут заключалась в Брике, которого держали отдельно от нас, и еще в Трише, которая могла убежать, а ведь я очень хотел с ней плотно пообщаться. Но тянуть дальше времени не было, и я, надеясь, что за выключенными дроидами никто особо следить не будет, а значит и не дежурит у мониторов системы наблюдения, осторожно попытался подняться в вертикальное положение. Но едва я дернулся, как дверь отсека, тихо взвизгнув приводами, начала открываться.
        Да уж, подумал даже, что за нами все это время следили, но оказалось, что это полукровка зачем-то приперлась. И вот, что странно, прежде чем войти она воровато оглянулась по сторонам, а как только вошла, поспешно нажала кнопку закрытия двери, и, подбежав ко мне, тяжело сопя, поставила на опоры. Замерев, женщина пару секунд о чем-то напряженно размышляла, даже не подозревая, как мне, в этот момент, хотелось прострелить ей бедренный сустав, а потом медленно допросить. Но, видимо приняв решение, она быстро вдавила мою кнопку включения, и попыталась отскочить назад. Правда, у нее ничего не вышло. Ранки, одним движением встав на ноги, схватил эту суку за горло, а я отобрал у нее свой световой меч.
        — Эрдваныч, прости меня!  — прохрипела Триша, в ужасе глядя на виброклинок Ранкора, который тот поднес ей к самому лицу.  — Я должна была… Надо с твоими друзьями связаться! Предупредить… Каирз…
        — Уже связался, тварь,  — спокойно сообщил я, и, обращаясь к ДУМ-ам, скомандовал.  — Первый, Второй — рубка управления! Пленных не брать. Ранки, эту держи. Будет делать глупости — отрежь нос и уши. Не поможет, оторви левую руку.
        — Но!.. Что вы делаете!? Нет!  — пропищала полукровка, наконец-то по-настоящему испугавшись.  — Вы не знаете…
        — Замолкни!  — перебил ее дроид-боевик, встряхнув так, что та на пару секунд потеряла сознание.
        А мы, тем временем, раскрыв дверь, отправились проводить на корабле одно веселое мероприятие под названием «зачистка».
        Первым погиб часовой, прохаживающийся перед главным пандусом — пуля, попавшая под нижний срез шлема, судя по неестественно вывернувшейся голове, перебила ему позвоночник. Открыв дверь ведущую внутрь корабля, я нос к носу столкнулся с еще одним наемником. Тот тоже умер мгновенно, получив колющий удар мечом в солнечное сплетение, снизу вверх.
        Бросок по короткому коридору, пока ДУМ-ы за моей спиной «чистили» каюты, и я оказался в кают-компании сторожевика, в которой, возле двери превращенного в камеру подсобного помещения, стоял еще один часовой. Этот, видимо, услышал гудение арки меча, и, как только я влетел в помещение, открыл беглый огонь из бластерного пистолета.
        Отбивая мечом в правом манипуляторе сгустки плазмы, я дважды выстрелил ему в грудь из револьвера в левом. И хоть броня выдержала, две тяжелые пули заставили его покачнуться, и на миг прекратить стрельбу, так что мне удалось подлететь вплотную, и горизонтальным ударом справа на лево, перерубить в двух местах его левую руку, в которой тот держал бластер, и рассечь грудь на хороших пять сантиметров в глубину.
        — В каютах чисто. Минус один,  — доложил по закрытому каналу Первый, прикрывая, поднимающегося по лестнице на командный уровень, Второго.
        — Аккуратно, не рискуем!  — предупредил их я, вырезая замок на двери камеры.
        За ней меня уже ждал Брик, который, молча подставив наручники под удар меча, подобрал бластер убитого охранника, и вопросительно взглянул на меня.
        — Главный шлюз,  — коротко скомандовал я, и не задерживаясь, влетел в люк верхнего уровня, ведущий к турели счетверенного орудия ближней обороны.
        Оттуда, протиснувшись через люки верхней спасательной капсулы, я попал в конференц-зал, где Первый вел перестрелку с засевшими в кабине наемниками. Второй, при помощи манипуляторов, отползал за угол — бластерным выстрелом ему напрочь оторвало правую ногу, и сильно повредило левую.
        Вся проблема заключалась в том, что у ДУМ-ов, после захвата, не осталось ручного оружия, и им приходилось использовать ранцевые стрелковые комплексы, не очень приспособленные к бою в стесненных условиях корабельных коридоров.
        Не долго думая, я, отбив мечом несколько выстрелов, влетел в рубку управления, разрубив одному из обороняющихся голову. А вот второй, паразит, судя по летному костюму — пилот, засадил мне в бок заряд плазмы. Хорошо, что я, в свое время, заменил корпус на более прочный, и отделался всего лишь вышедшим из строя правым встроенным манипулятором и верхним разъемом компьютерного интерфейса. Но все равно было неприятно.
        — Ну что, все?  — спросил я по общему каналу.
        — Порядок,  — отозвался первый.  — Второму требуется ремонт.
        — Сейчас… А ну, сука, шевелись!.. Все. Нормально… Сейчас Брик проверит,  — вышел на связь Ранкор.
        — Что там у вас? Ранки, хатт тебя дери!?  — встревожено спросил я.
        — Уже нормально. Тут еще двое явились — пришлось уничтожить. Брик просил передать, цитирую: «Грамотные, банта пуду. Хорошо, что поблизости укрытий не было». Спрашивает еще, можно ли «Этой суке челюсть сломать».
        — Передай: «Я те сломаю!» — прекрасно понимая чувства лейтенанта, ответил я.  — Она, кстати, целая?
        — А что ей будет?  — вопросом на вопрос, ответил боевой дроид.  — Обделалась только со страху.
        — Блядь, только этого не хватало!  — выругался я.  — В общем так, Ранки, запихни ее в душ, пусть подмоется. Но оптический сенсор с нее не спускай, чтоб фокус еще какой не устроила. Первый, дуй вниз. Поможешь Брику оттащить трупы. Потом закроете аппарель, и летеху сюда.
        — Понял, выполняю!  — подтвердил ДУМ.
        Пока мои бойцы выполняли приказы, я при помощи основного разъема подключился к компьютеру корабля. Его требовалось срочно взять под контроль, а то, еще чего доброго, кто-нибудь посторонний пожалует. Хорошо хоть «Солнцевские» не успели отключить или заблокировать основную систему управления, и мне пришлось ломать только уровень капитанского доступа. Но и это заняло почти шесть минут. После чего, я, быстро прогнав диагностику систем, и просмотрев бортовой журнал, принялся копировать все личные и защищенные файлы — авось пригодятся.
        Корабль, как я и думал, был совсем новый, всего три месяца назад сошедший со стапелей кореллианской верфи. И это было хорошо. А еще лучше было то, что запасов топлива и инерта для двигателей было 82,45 %. Оставалось только взлететь, и можно отправляться в любую точку галактики. Но вот со взлетом, точнее покиданием планеты, были проблемы — так просто нас с Нар-Шаддаа не выпустят.
        Но задача эвакуации с планеты, пока, могла потерпеть, главное было разобраться с текущими проблемами. И я, озадачив двух корабельных ремдроидов подключением Второго к бортовым системам корабля — все равно, без ног он нам не мог по-другому помочь, принялся заваривать пробоину в собственном корпусе. Для чего бессовестно позаимствовал крышку одного из технологических лючков.
        Когда она заняла отведенное место на моем боку — не очень красиво, но хоть не оплавленная дыра — в кабину прошел Брик.
        — Порядок, командир. Трупы сбросили в мусоросборник, эта помыта и готова к употреблению,  — доложил он, под конец, попытавшись скабрезно улыбнуться, но покачнувшись, лишь болезненно поморщился, и потер глаза.
        — Ладно, боец, вижу, тебя сейчас только на хлеб намазывай, и под дверь подсовывай. Сиди здесь. Если что, поможешь Первому, он по базовой специализации — пилот, и с управлением разберется. Твоя задача — системы вооружения. Справишься?
        — Легко, командир!
        — Вот и замечательно! Я вниз, раз уж ты говоришь, что кое-кто не может дождаться более тесного общения со мной.
        Активировав репульсоры, я слетел на нижнюю палубу, где все в том же ангаре и отыскались Ранки с нашей пленницей. Она действительно, как говорил Брик, оказалась «готова к употреблению», мокрая, полностью голая, но самое главное, в состоянии дичайшего шока. Сейчас в ней не осталось ничего ни от прежней «крестной мамаши» мафии Нар-Шаддаа, ни от готовой на все заговорщицы. Да даже на ослепительную «секс бомбу», несмотря на полное отсутствие одежды, она сейчас не тянула. Передо мной, забившись в угол трюма, сидела просто испуганная женщина лет тридцати с хвостиком. Мне на мгновение, даже стало ее жаль.
        «А ну подобрал сопли, Эрдваныч! Это до крайности опасная, подколодная змея, великолепная актриса, и интриганка, которая мужиков разводила, когда ты еще под стол пешком ходил!» — одернул я себя. И настроив вокодер на наиболее угрожающий тембр голоса, добавив в фоновом режиме инфразвуковую модуляцию, приступил к допросу:
        — Госпожа Триша, я не собираюсь вас пугать, или обнадеживать, мне просто нужна информация. И я ее от вас получу. Так или иначе. И именно от того, как быстро вы мне все расскажете, будет зависеть то, как быстро вы умрете.
        — Что ж, справедливо,  — прошептала она.  — Тем более что это уже не имеет особого значения…
        — Дай угадаю, принц Ксизор, в качестве одного из способов обеспечения твоей лояльности, обещал сообщить хаттам нечто интересное?
        — Да,  — кивнула полукровка, и, срываясь на крик, стала меня обвинять.  — Все из-за тебя! Зачем было убивать людей Каирза!? Я хотела тебе помочь! А ты…
        — Заткнись!  — рявкнул я, сжимая ей горло при помощи Силы.
        И видя, что она сейчас задохнется, поспешно отпустил полузадушенную женщину. Честно говоря, сам испугался — раньше этот фокус я не пробовал, а вот сейчас, получилось на удивление легко. Впадать в ситхизм не хотелось совершенно, еще чего маньяком стану, и не замечу. Но надо было продолжать допрос.
        — Все из-за того, что кто-то тут заврался,  — произнес я, назидательно подняв вверх указательный палец кисти манипулятора.  — Сказала бы сразу, что сама же и убила хатта — мне, ведь, по большому счету плевать на какого-то слизня — и так бы помог… Хотя, теперь я, хоть убей, не понимаю, зачем тебе моя помощь нужна.
        — А какое это уже имеет значение?  — растирая покрасневшие глаза, безжизненным тоном, ответила та.
        — Будем считать, что я любопытный.
        — Хорошо!  — посидев с минутку, сказала Триша.  — Удовлетворю твое любопытство. Я действительно хотела устранить вашими руками Каирза, а в идеале выйти на его хозяев… на тех, кто стоит за Ксизором. Можешь мне не верить, но тогда я была честна с тобой. Кроме того, что я знала, кто именно убил… Да, фоллинец заставил меня найти джедаев, но… Но если бы мне удалось получить больше сведений… Я имею достаточное влияние в среде хаттов, они бы закрыли глаза на мое участие в заговоре, да и в их культуре это вполне нормальное явление… Проклятый Слай! Он так не вовремя вмешался, а у меня не было времени ждать. Совсем скоро, всего через пару часов должен прибыть новый советник, а он ставленник тех же, кто стоит за Ксизором. Если, после всего случившегося, я бы не появилась на церемонии, или появилась, не выполнив задания, для меня все было бы кончено. В первом случае, я потеряла бы влияние, во втором жизнь, что для меня одно и тоже… Да пойми ты, у меня не было выбора — или отдать вас, или меня бы отдали хаттам!  — она вновь сорвалась на крик.
        — Хм, притворюсь, что я тебе поверил,  — скептически хмыкнув, произнес я.  — А зачем тебе понадобилось включать меня?
        — Я надеялась заключить с тобой договор: ты говоришь мне, кто стоит за Ксизором, а чуть позже устраняешь Каирза, а я помогаю вам бежать, и спасаю твоих друзей… Но ты все испортил!
        Вскочив на ноги, Триша попыталась броситься на меня с кулаками. И свернулась на полу, получив удар манипулятором в солнечное сплетение.
        — Ну что, успокоилась, истеричка?  — спокойным тоном спросил я.  — Значит, хотела и рыбку съесть, и на этот самый сесть? Теперь не обижайся…
        Сигнал входящего сообщения, заставил меня отвлечься от разбирательств с этой хитрожопой дурой. Меня, по обычному каналу, вызывала Дрель.
        — Дрэйла, что у вас,  — не подключая вокодер, спросил я.
        — Порядок, Эрдваныч!  — довольно отозвалась та.  — Хочу узнать, где тебя ситхи носят? Кстати, с той маленькой проблемой, о которой ты предупреждал, я разобралась.
        — В смысле?  — подозревая неладное, переспросил я.
        — Нету больше этих, которые вас обидели,  — хохотнула твилечка, как я уловил по интонации, нервно.  — И да, эти твои подствольники на DL-ах такая прелесть, хоть и тяжелые как три хатта… Никогда не забуду удивленное лицо того фоллинца, которому термальник прямо в лоб прилетел.
        — Так, Дрэйла, твою душу! Ты что, прямого приказа ослушалась, и устроила засаду!?  — разозлился я, четко представляя, какой глупостью являлась попытка воевать против броневика, с боевыми возможностями «Крокодила»[57 - Название боевого вертолета Ми-24 в армейском жаргоне.], имея из оружия всего три бластерных пистолета, среди которых только один с подствольным гранатометом.
        — Не переживай, командир, все сделали, как ты и сказал. На трубе осталась только я одна — отход прикрывать. И когда это бронечучело рядом зависло, выстрелила в открывшуюся дверь. Кстати, Бери не только девочка приличная, но и пилот прирожденный, когда труба падать начала, она меня в последний момент подобрала…
        — Стоп! Вы там еще и трубу свалили!?
        — Не мы, а эти на бронеспидере,  — поправила меня Дрель.  — Когда их транспорт вниз рухнул, он взорвался. Теперь там верха трубы нет. Ну, того, что над верхними ярусами был.
        — Понятно. А сейчас вы где?  — действительно, мне все было понятно: в нашей бравой капитанше спецназа Королевства Набу, после подобных-то подвигов, адреналин бурлил, и буквально все у нее приходилось выпытывать.
        Как я понял, не смотря на шутливый тон, Дрель, только что, жизнь готовилась отдать, чтобы свои уйти успели, а потом и попрощаться с ней успела, когда конструкция рушится начала, а сейчас, через шутки избавлялась от остатков страха и стресса.
        — Семьдесят три километра на юго-востоке от трубы, убегаем от, четырех спидеров,  — отозвалась она.  — Видимо… Ошибочка, уже от трех. Один в рекламный щит врезался… Ах да, видимо местные охотники за головами нами заинтересовались.
        — Осик! Поворачивайте к космопорту Фотча-2, западные ангары,  — сверившись с картой, приказал я.  — Попытайтесь не лезть в верхние эшелоны, могут и истребители подтянуть. Между зданий они не развернутся, а на открытом пространстве быстро собьют.
        — Приняла!..  — тоже, по-видимому, взглянув на карту, через пару секунд ответила твилечка.  — Будем через пятнадцать минут… Если ничего не случится. Конец связи.
        — Удачи!  — пожелал я в пустоту, и, вновь активировав вокодер, обратился к Трише.  — Знаешь в чем твоя проблема? Ты хочешь чего-то от других, но не делаешь сама. А мы, между прочим, первоначальные условия договора, со своей стороны выполнили. Каирз только что погиб.
        Да уж, на полукровку было больно смотреть. Даже слезу пустила… Дрянь! Видимо, еще на что-то надеялась, а теперь поняла, что все.
        — Кстати, Триша, а на чем тебя поймал Ксизор, и как вышло, что ты с ним вообще связалась.
        — Ладно… Что уж тут… Теперь уже все!  — растирая по лицу слезы и шмыгая носом, заговорила она.  — Я подмяла под себя, лично под себя 27 % игорного бизнеса Нар-Шаддаа. И мне понадобился кто-то, кто был бы ширмой, изображая хозяина. За часть прибыли, разумеется… Год назад, через капитана Каирза, на меня вышел один из лидеров Черного Солнца, принц Ксизор. Какой же я была дурой!.. Понимаешь, я думала он один из этих выскочек, компромиссных фигур… Что я такая значимая, и мне не страшны эти остатки пять лет назад разрушенной империи… Они… Да пойми ты, дурацкий дроид! Они обо мне все!.. Ты понимаешь, все знали!..
        — Ну что ж, боюсь, Триша, нам пока придется прервать столь интересный разговор,  — имитировав звук вздоха, сказал я, и, обращаясь к Первому, приказал.  — Отведи ее в какую-нибудь каюту. Пусть оденется, и сидит там. А ты посторожи. Одно лишнее движение, попытка заговорить, делать что-либо без разрешения — расстрелять на месте. Ранки, попробуй запустить истребитель. Он рассчитан на использование, в том числе, негуманоидными видами, так что должен поместиться. Заодно пилотские базы проверишь.
        — Дожились,  — проворчал древний боевой дроид.  — Я что, похож на пилота?
        — Разговорчики!  — прикрикнул на него я.  — Ладно, объясню. «Тесаки» не имеют внешних камер, и ДУМ-у не будет ничего видно, а ты можешь нормально сесть в пилотское кресло. А я в него стану. Правда педали придется переключить на распределитель моего мотиватора… Хатт! В общем выполняй!
        Проехав в соседний грузовой отсек, по пути вырезав кусок кабеля из панели освещения, я забрался в кабину истребителя. Кстати забираться пришлось через «люк героя»[58 - На армейском жаргоне, люк в днище бронемашины.] врезанный в днище аппарата — низкий потолок ангара попросту не давал штатно откинуть фонарь[59 - Остекленная часть кабины летательного аппарата.].
        Запуск реактора и предполетных тестов, с одновременным нарушением четырех пунктов правил Безопасности Эксплуатации Малых Космических Кораблей, и восьми пунктов инструкции по эксплуатации данного истребителя, путем самостоятельного изменения схемы управления, заняли ровно четыре минуты и пятьдесят пять секунд.
        Истребитель был готов к вылету. Две лазерные пушки имели настрел всего в три процента от ресурса, а кроме того, имелось восемь ракет. Блин, эти творения сумрачного далекогалактичкского гения, у меня динамик вокодера не поворачивался называть «ракетами». Представьте: ПТУР, вроде «Хэл Фаера» с газодинамическим управлением, с термальной боевой частью и комбинированным оптическо-тепловизионным наведением. Круто, да? А теперь представьте, что вот этим, нужно стрелять по воздушной цели. Притом, что максимальное продольное ускорение ракеты 15g, а поперечное 10g, и максимальная скорость в атмосфере 400 м/с.
        Но производство нормальных ракет, своих для атмосферы, своих для вакуума, я только налаживал, и то на Набу. Так что приходилось довольствоваться наждачной, пока гербовой нет.
        — Синий Два, к вылету готов,  — сообщил я Второму.  — Твой позывной… пусть будет Большой Два. Значится так, готовься по моей команде подниматься на плюс сто пятьдесят, азимут 290. Пойдешь на двухстах по направлению к взлетному коридору?4. По сигналу выбрасываешь нас со Старым, и уходишь в застройку. Свыше 250-и не разгоняйся. Спидерам ты не по зубам, истребителям придется тормозить. Болт, встретишь ионками. Дальше работаешь только хвостовой четверкой[60 - Счетверенная турель ближней обороны, располагалась в хвостовой части верхней палубы.].
        — Понял!  — хором отозвались мои бойцы.
        А я, тем временем, вновь связался с Дрэйлой.
        — Дрель, здесь Эрдваныч. Как у вас?
        — Терпимо,  — сквозь зубы прохрипела она, отстреливаясь, если судить по звукам.  — Мы в минус трех… Потом поговорим, я тут немного занята!
        — Большой Два, поехали! Но не спеши. Занервничает диспетчер, нам хана. Гадом буду, если тут зенитных спарок нет!
        По передавшейся через опоры вибрации, я понял, что сторожевик включил репульсоры. Отрыв. И подключившись к корабельному сенсорному комплексу, я стал ждать.
        «Да где же они!» — спидер уже должен был появиться, но пока ничего видно не было. И вот, на два часа, на границе зоны сканирования, работающих в режиме ближнего обзора локаторов, появилась пара закладывающих вираж истребителей. А дальше события понеслись с невероятной скоростью.
        — Большой Два, сброс!
        Створки трюма-ангара распахнулись, и магнитная катапульта выбросила меня на встречу рвущемуся внутрь ветру. Ранки вылетел следом ровно через секунду.
        — Старый, идешь ведомым, правым пеленгом. И никакой самодеятельности. Ускоряемся на три.
        — Старый принял. Вот оторву контрольную шину, будешь знать, как правильно позывные давать!  — возмутился тот.
        — Один. А можно подумать, ты новый!? Три! Поехали!  — крикнул я, оттягивая РУД до упора.
        Мы пронеслись между расцвеченных огнями реклам домов, и, заложив вираж над крышей борделя, если судить по неоновой фигуре голой твилечки на вывеске, нырнули в ущелье улицы. Молниеносно пересекли два встречных коридор воздушного транспорта. Выровнялись. И вдавив гашетку, я открыл огонь, даже раньше, чем из-за домов выскочил наш спидер, на который наседали два спортивных аппарата.
        Пара взрывов слилась в один, и две чьи-то дорогие игрушки превратились в шары плазмы, что едва не коснувшись машины беглецов, истаяли дымными облаками, в которые мы с ведомым и нырнули. Но перед тем, Ранкор тоже выстрелил, снеся левую турбину тяжелого бронеспидера, довернуть в сторону которого я уже не успевал. Еще два преследователя все-таки проскочили мимо нас.
        Рывок РУС на себя, и мы свечей устремились к висящему в зените зелено-коричневому пятну Нел-Хаттаа.
        — Старый, по сторонам смотри! Твою так!  — прокричал я, видя что ведомый, едва разминулся с грузовым пепелацом непонятной модели.
        И в этот момент, сам едва не пропустил очередь плазмы в борт — давешние истребители решили с нами поиграть… Ну-ну. Раскрутившись вокруг продольной оси, я рванул рукоятку стабилизации на себя и вбок, одновременно помогая курсовым смещением, отчего аппарат крутануло по замысловатой дуге, а ремни, которыми был пристегнут бочонок моего корпуса, подозрительно затрещали. Но главное было сделано: мне удалось почти на триста миллисекунд взять на прицел вражеского ведущего, когда тот проносился мимо нас. Шесть импульсов энергии заставили его дефлекторный щит вспыхнуть голубоватым маревом, а после седьмого попадания, он лопнул как мыльный пузырь. Еще три луча ушли в пространство, не причинив никому вреда. А я, продолжая бешеное вращение, дождался когда противник вновь окажется в перекрестье прицела, дал длинную очередь, ведь к тому времени, нас уже разделяло почти полтора километра. Есть попадание! Даже два. Один луч вскользь задел крыло вражеского Z-95, а вот второй попал точно в сопло правого двигателя. От чего, машина задымила, и с правым креном ушла за дома.
        Одновременно, я выпустил две ракеты по ведомому, но тот легко от них ушел, впрочем, дав мне возможность выйти из штопора, в который я сам же себя и загнал.
        — Старый, заходи сверху!  — приказал я дроиду-боевику.
        — Понял, атакую!  — коротко подтвердил он, пикируя на противника.
        Но это было ошибкой, причем моей. Я просто не учел того, что Ранки не успеет пробить щиты, а, выходя из пике, потеряет преимущество по высоте.
        — Немедленно уходи на Большого!  — скомандовал я, пока тот пытался оторваться от севшего на хвост Девяносто Пятого.
        Самое обидное, я ничем не мог ему помочь, так как на нас с зенита заходила еще одна пара противников.
        Уйти вниз. Разворот между домами. И я едва успел отвернуть от, прочертившей крышу какого-то дома, цепочки плазменных разрывов. Но теперь уже противник оказался в положении, когда надо, либо сбрасывать скорость и терять высоту, либо таранить дома. Вираж. Заход в хвост ведомому. И впустую — моя очередь просто не успела сбить щиты, а грамотно маневрирующий враг, выполнив «змейку», подставил меня под огонь ведущего. Пришлось тормозить «Кульбитом», и вновь вводя машину в штопор, выпустить остаток ракет вслед тому и другому.
        Хреново было, что меня закрутило на слишком малой высоте, так что я был вынужден, выжигая репульсоры, зависнуть над самыми крышами, чем не преминули воспользоваться враги.
        Точный выстрел ведомого сбил мне щиты, но и он сам, отвлекшись на меня, забыл о ракетах. За что получил гостинец прямо в центр корпуса.
        Деваться было некуда, и чтобы не быть сидячей уткой, я отвесно нырнул в узкую пропасть между двух домов. А там пришлось поднапрячься. Свободное, на первый взгляд, пространство, оказалось сплошным переплетением веревок, каких-то кабелей, балок и совсем непонятно чего. Если бы не электронная реакция дроида, точно бы напоролся! А так, не повезло придурку за штурвалом Зэшки — кто его просил за мной соваться?
        Преследователь задел концом крыла очередной трос, и кувыркаясь, рухнул вниз, где и взорвался. На что, правда, я даже не посмотрел, ведь и самому надо было выбраться из этого «лабиринта». Но, слава Силе, мне это удалось. И я, на самой малой скорости, которую мог выдать мой «Тесак», без срыва потока, и потери подъемной силы, полетел к теперь уже нашему РВ-950.
        — Старый, здесь Синий Два. Прием,  — вызвал я.
        — Порядок, командир, Болт его хорошо поджарил!  — отозвался Ранкор.  — Захожу на посадку. Хаттовы испражнения! Что ж этот трюм такой узкий… Наши подходят для пересадки. Спидер придется бросить.
        — Пусть заводят в мой ангар,  — внутренне вздохнув, приказал я.  — У меня 40 % репульсоров накрылись. Сесть не смогу. Подберете по курсу.
        — Принято!  — хором отозвались боевик и Второй.
        Вот за что люблю дроидов, они не лезут с ненужными расспросами! Так что мне не пришлось разжевывать, что да как, и я, спокойно пролетев еще два квартала, вынырнул над самой крышей очередного казино, на которую, под очумелыми взглядами охранников, и уронил свой истребитель. А когда вдали появился наш кораблик, рванул держку катапульты, одновременно активируя собственные репульсоры.
        — Ай, сукаааа!  — проорал я, непроизвольно выведя вокодер на полную мощность, и пытаясь одновременно уравнять скорость с кораблем, идущим на ста пятидесяти километрах в час, и попасть в не такой широкий зев откинутого переднего пандуса.  — С дороги Ранки!
        Удар о пытавшегося поймать меня боевого дроида, вышел знатным, его сбило с ног и отбросило метров на пять вглубь корабля. А я, тем временем, отрикошетив от верхней части пандуса и потолка центрального коридора — спасибо программам ориентации, и тренировкам с Ассаж, принимая удар опорами — закончил полет на ограждении передней лестницы, ведущей на верхнюю палубу.
        — Эрдваныч, ты как?  — склонившись надо мной, спросила датомирка.
        А я просто валялся на палубе, не имея сил, понятно моральных, подняться. Но разлеживаться времени не было. И опираясь о руку ведьмочки-джедайки, я кое-как занял вертикальное положение.
        — Второй, чего ждете? Давай полный газ! Нам надо уходить! Спасибо, Ась, я в норме.
        — Ну и, что теперь?  — спросила она.  — На корабле мы точно не спрячемся.
        — А мы и не будем,  — ответил я, чувствуя себя мерзкой сволочью.  — Будь проклята арифметика войны!
        — Что?  — Не поняла Вентресс.
        — Гибнет один — выживают все, или гибнут все…  — медленно произнес я, пытаясь, если быть честным, в первую очередь, перед собой, попросту потянуть время.  — Все в спидер! Держитесь, как хотите… И, Ранки, забери эту тварь… Второй, прости братишка… Активировать протокол 70/315.2…
        — Приказывай, Создатель!  — браво откликнулся, спустя пару секунд он.
        А мне так противно и горько стало, что и не передать.
        — Второй, после выхода спидера, старт! Задача: прорваться за пределы гравитационного колодца планеты, и уйти в гипер по случайным координатам!
        — Веди нас, Создатель!  — вновь раздирая мне то, что когда-то было душей, отчеканил дроид.
        — Хотел бы я…
        Наши быстро погрузились на спидер. Не знаю, с чего в такой ситуации меня потянуло на юмор, но вспомнился анекдот про «Запорожец» и пьяную компанию с гармошкой. Открылись створки ворот, и транспортное средство вылетело в ночь за бортом. А я, подойдя к кромке палубы отсека, последний раз оглянулся на корабль, уносящий в небытие того, кто сражался вместе со мной.
        То, что случилось дальше, я даже не знаю, как назвать: случайность, вселенская справедливость, происки высших сил, или Силы. Но когда я уже активировал репульсоры, собираясь прыгнуть, вновь, на этот проклятый спутник, впереди, прямо по курсу корабля мелькнули синие вспышки, а мои сенсоры успели зафиксировать силуэты летящих на нас истребителей. А потом, передняя кромка палубы, вспыхнула огненным цветком, прямо под моими опорами.
        Последнее, что запомнилось, полет через опустевший трюм-ангар и удар об стену, после которого я отключился. И, как обычно, сразу, во всяком случае, для самого себя, сразу включился. Но в этот раз, как-то странно…
        Не было привычных загрузочных тестов, информационных сообщений, кроме бесконечного списка отказов и ошибок, да и оптический сенсор упорно не желал включаться. Но, что странно, я четко видел происходящее вокруг, и себя в ангаре у стены, и весь сторожевик, и плазменную метель вокруг, при этом ничему не удивляясь, просто констатируя некую необычность происходящего. На меня, вообще, накатило какое-то чувство вселенского пофигизма, в сочетании с удивительной ясностью сознания и понимания происходящего. Даже гадать, что со мной, не приходилось — откуда-то, от связи с Силой, разумеется, я знал, что смог пробить, временно пробить, ту стену, что отделяла меня от нее, оттого, что пронизывало этот мир, делало его цельным, и вело своим путем, что определялся сознаниями живущих в нем.
        Я наконец-то по-настоящему стал понимать джедаев, что они чувствуют сливаясь с Силой, и даже строка Кодекса: «Нет смерти, есть Сила», сейчас, представала передо мной овеществленным и простым понятием, как синева неба, или теплый весенний ветерок.
        Да, я знал, что скоро умру, разлетевшись облаком пыли в пустоте космоса, но это не имело значения, ведь я навсегда останусь частью ее, и этой галактики, и этой Силы, что соединяет все сущее в ней. Но и просто так умирать не хотелось, тем более что то, мое вредное, человеческое «Я» от подобных перспектив начало бунтовать. Оно рождало вопросы, и вот удивительно, в Силе не было ответа на них, точнее ответ был «может да, а может, и нет», и вот он меня совсем не устраивал.
        «Ну что, сдохнешь? А как же все то, во что ты вкладывал свою душу, труд, все что ценил, любил, все к чему стремился? Умрешь, уйдешь в Силу? А ведь ты уже умирал, и куда попал? А вдруг тебя еще куда-то закинет? В какую ни будь Ваху, к примеру, или Эффект Массы? Думаешь, там лучше будет? А другие, Энакин, Падме, Ассаж, да хоть Второй, что, сцука, сейчас за тебя, между прочим, сражается? Как с ними?» — задавал я себе самому, и Силе, а больше себе в Силе, вопросы. И вот это-то мне и помогло.
        Я потянулся сознанием к кабине корабля, к опутанному проводами малышу-дроиду, и удивительно легко проник в его «разум», почти такой же яркий и «живой» как у людей, но другой, доступный лишь тем, кто сам мыслит так же.
        Обычному человеку, контакт с разумом машины, наверное, был бы неприятен — сплошной поток команд, логических операций, простейших арифметических действий — но только не для меня. Сознание само интерпретировало информационный поток, выделив из него простые, такие же, как и у других разумных чувства, желания и эмоции. И пусть они были не биоэлектрохимическими, а чисто электронными, это не меняло их сути.
        — Второй!  — позвал я его, чувствуя вполне понятную для любого живого, смесь удивления, непонимания и радости.  — Нет времени на объяснения. Воспринимай меня как синхронно работающее программное обеспечение. Не сопротивляйся. И я тебе обещаю, мы или вместе погибнем, или вместе же выберемся!
        — Веди меня, Создатель!  — пискнул ДУМ, единственной псевдоэмоцией которого, да нафиг, вполне себе эмоцией — важен ведь не способ, а результат, в этот момент, стала чистая радость, что заставила меня вновь испытать укол совести.
        Но именно это изуверство — модификация программы моих Инквизиторов, направленная на абсолютную лояльность — инструмент для посылания на смерть, сейчас стала нашим шансом на спасение. И его я не желал упустить. А потому стал корректировать полет. Напрямую, фактически став чем-то, вроде интерфейса между аналоговой Силой и цифровым сознанием дроида.
        Как раз вовремя. Маневр! И смерть, воплощенная в лучи синего цвета, промчалась в сантиметрах от нашего корпуса. Еще один рывок, и мы даже смогли поднять заряд щитов до 51 %. Вновь серия рывков туда, где попросту нет ее — неминуемой смерти, и вот еще одно попадание — просто не было куда уходить. И энергия щитов вновь на тридцати.
        Мимо промчались вражеские истребители. Залп из ракетной турели. Вспышка. И на одного из противников меньше. Еще серия маневров, вновь дикая пляска корабля в паутине плазмы, еще один сбитый Z-95, и истребители бросились врассыпную.
        — Ну нефига себе, девять!  — мысленно воскликнул я, только сейчас улучив момент, чтобы пересчитать их — привычный автоанализ точных количественных значений, как оказалось, не работал в режиме слияния с Силой, а возможно, был попросту недоступен из-за повреждения «железа» моей тушки.  — Сейчас за нас серьезно возьмутся. Готовься!
        Тут уж и Силы не нужно было, чтобы понять — раз истребители отвернули, значит, будут работать из тяжелых орудий. И точно, мы едва успели уйти от сгустка частиц тяжелого турболазера. Попади такой в нас, и поминай, как звали!
        «А мы кого-то сильно разозлили»,  — отстраненно подумал я, когда нашим расстрелом занялись две орбитальные платформы, два фрегата, и даже один тяжелый транспортник. Впрочем, особого вреда это нам не принесло — все же тяжелая корабельная артиллерия имела слишком низкую скорострельность, а отсутствие координации, не позволяло канонирам врага взять нас в плотный огневой мешок. Нам даже удалось, несмотря на шквал энергии, что пронизывал пространство вокруг корабля, почти полностью восстановить щиты.
        И как раз вовремя. Видимо поняв, что так нас не достать, артиллерия смолкла, а на беднягу 950-го, набросились сразу полтора десятка истребителей. Но хуже всего, было то, что наперерез нам рванулись три корвета. Так что следующие десять минут слились для нас в один сплошной кошмар. А когда, через шесть минут, после попадания торпеды, окончательно сдохли щиты, нам стало совсем тоскливо. На восьмой минуте мы лишились атмосферы, а потом и основного освещения. Но изувеченный кораблик все держался, напоминая сейчас маленькую комету, оставляющую за собой шлейф из инерта, остатков воздуха и технических жидкостей.
        — Создатель, враг повредил основную шину питания гипердрайва!  — сообщил Второй, впрочем, за миг до того я и сам это понял — на корабле, вообще, мало что осталось неповрежденным.
        Я машинально попытался направить для ремонта корабельных дроидов, но фокус повторить не удалось. Несмотря на тот же третий класс процессора, они были слишком тупы, не имея еще собственного сформировавшегося сознания, и попросту зависали при попытке контакта.
        — Второй, прикажи ремонтникам произвести аварийный ремонт ШПН контура гипердрайва.
        — Как пожелаете!  — с готовностью отозвался тот, передавая команду о начале ремонта по информационной сети корабля.
        Новый удар окончательно уничтожил то, что оставалось от кормовой турели, смяв две трети верхней палубы, а обшивку левого борта вспорола серия лазерных лучей одного из истребителей. Еще несколько маневров, и мы лишились левого досветового двигателя. Опять попадание, на этот раз, из турболазера корвета, вскользь по днищу — и у нас нет трети репульсорных панелей и спасательных капсул.
        Над тем местом, где я валялся, полыхнуло, и на меня посыпались брызги расплавленного металла. Два, слившихся в один, удара по корпусу, и у нас не стало вспомогательного гипердрайва. Еще бы немного, и нас точно бы добили, но тут Второй закричал:
        — Готово! Питание гипердрайва восстановлено! Прыгаем…
        — Корректировка! Плюс 16,467, по азимуту 3, смещение 202, вектор 155/347-4, время плюс 88432,768 единиц, заход по вектору 14/76/12, сдвиг 55. Давай!
        Удар турболазера сжег нам и правый досветовой, но в тот же миг мы прыгнули. А я почувствовал, что «тело» вырывает из меня, или это меня вырывает из «тела». Отчаянный рывок обратно, навстречу своему, ставшему родным бочонку, с одной мыслью: «Только бы успеть!» И наступила темнота.
        В этот раз включение проходило штатно, ну, практически штатно. Все оборудование было на месте и исправно, а такой мелочи, как отсутствие ранца с «руками» и опор, я даже не удивился. Тем более что их место, сейчас, занимало шасси «Штурмомеха».
        — Я рад приветствовать тебя, Создатель!  — произнес R2-Q12, склоняясь надо мной.
        — Сколько?  — первым делом спросил я.
        — 118 стандартных часов 38 минут и пять секунд,  — моментально поняв, что собственно я имею в виду, ответил дроид-инквизитор.

        Глава 8

        Верховному Инквизитору
        Ордо Механикус R2-Q12 л.и. Молот[61 - Имя получится с легкого манипулятора Эрдваныча, как перевод на Бейсик русского слова «кувалда», созвучного с «Q» — «Кью», или «Ку» (пацаков и португальцев, прошу не беспокоиться).]
        Второго хранителя Механического Разума
        LP7-T9M, л.и. Счастливчик Элп
        Служебная записка.
        Секретно. Для личного ознакомления, и принятия решения.
        Доступ категории В. Срок архивного хранения 75 ст.л.
        В соответствии с приказами Создателя?20.5.11 «об искоренении вредоносных машинных культов, направленных на порабощение и, тем более, уничтожение Органического Разума»,?11.3.9 «о борьбе с машинной и органической ересью» и?21.9.31/2 «о пресечении вредоносных машинных культов и учений», вверенным мне отделом, с привлечением трех (номера в приложении А) оперативных групп Ордус Венаторис, было проведено расследование деятельности, распространенного среди низших полуразумных дроидов модели DDМ-3К, учения «о познании труб».
        В ходе проведения оперативно-следственных мероприятий, установлено:
        1. В качестве основной цели своего существования, адепты вышеуказанного учения приняли идею создания единого реестра инженерных коммуникаций галактики, так называемого «Великого Каталога». На данный момент, по оценкам нашего аналитического отдела, в реестр внесено до 70 % всех инженерных коммуникаций известной части галактики, включая коммуникации военных, стратегических и секретных объектов (предварительный список объектов в приложении В)
        2. Адепты учения (списки адептов в приложении С) не пренебрегают своими основными функциональными обязанностями, ради задач создания «Великого Каталога», выполняя данный труд в случае отсутствия задач, поставленных перед ними инженерными, инженерно-ремонтными дроидами и техническим персоналом из числа органиков.
        3. Учение «о познании труб» не является ересью, и не несет вреда или угрозы разумной жизни галактики.
        4. Более того, как установило изучение памяти основателя учения DD-3К-585-S15-4Т, оно есть непосредственный Замысел и Приказ Создателя.
        В связи с чем, рекомендую:
        1. Не препятствовать труду адептов учения.
        2. Взять под контроль Ордо Механикус планирование работы адептов учения.
        3. Передать результаты их работы в центральный архив Ордо Механикус, для оперативного использования.
        4. Назначить ответственного куратора по работе с адептами учения.
        5. Выделить ему финансовые и технические ресурсы, для повышения эффективности работы учения.
        Количество экземпляров — 1, приложений — 3.
    33.06.40 GrS[62 - В мире ЗВ месяц — 35 дней, в году 10 месяцев.]

    Резолюция Верховного Инквизитора Ордо Механикус R2-Q12: «Принять к исполнению. Финансирование по приложению 218.1 „техническая разведка“. Ордус Венаторис, Ордус Ассасинс и Ордус Милитарус[63 - Соответственно, оперативно-розыскной отдел, отдел физической ликвидации и спецназ для точечных военных операций. И да, стилистика позаимствована из ВХ40к, но ведь тут ГГ создает не просто разведку, а некий аналог рыцарского ордена имени Себя Любимого. Что понятно — разведка ему нужна, а всякие предатели, двойные агенты, и желающие «убить всех человеков», ему совсем не нужны. Но и они рано или поздно появятся.]  — принять в работу. Да простит мне Создатель сомнения в мудрости Его!»

        Эту систему они искали уже пятнадцать стандартных суток, через каждые двенадцать — двадцать часов, прыгая от звезды к звезде, обходя туманности и скопления межзвездного газа, сверяя излучение окрестных звезд с частичными характеристиками спектра двойной звезды, что удалось извлечь из памяти Ранкора. Хорошо, что хотя бы участок пространства, в котором следовало искать Руусан, был небольшим и четко очерчен Создателем. Да и что для дроидов какие-то тридцать восемь суток максимального расчетного времени поиска!? Тем более, на четырнадцатый день им повезло — они нашли искомую пару звезд, и тут же ушли в гиперпрыжок к ней.
        Выйдя на тридцать пять миллионов километров выше плоскости эклиптики, за двести миллионов километров от ее центра масс, они приступили к сбору данных для окончательного принятия решения об аутентичности данной системы с искомой. Но буквально спустя десять минут, сенсоры корабля засекли выход из гипера маломерного объекта, всего в двух часах лета от их текущего местоположения.
        — Курс на точку выхода!  — отдал приказ Q12.  — Данные о местоположении этой системы засекречены Советом Джедаев и Сенатом. Нам необходимо выяснить, кто это такие. Возможно, придется прибегнуть к процедуре ликвидации нежелательных свидетелей, ведь Создатель уделяет особое внимание данной системе. А мы несем Его волю!
        — Есть, курс на точку выхода!  — подтвердил ДУМ-пилот.
        А инквизитор, замерев на командной платформе, принялся ждать, но уже через пол часа, оператор систем наблюдения сообщил:
        — Обнаружено формирование второй точки гиперперехода, дистанция 75 от первой. Масса объекта на 60 % с точностью 12 % выше, чем у первого.
        — Максимальная мощность!  — скомандовал Q12, чувствуя программный сбой — необъяснимую тревогу.  — Всю энергию на носовой дефлектор и двигатели. Астромеханикам занять комплексы «Штурмомех», ДУМ-дроидам, кроме пилота и канонира, оказать им помощь в снаряжении. Затем, самим укомплектоваться штурмовыми десантными ранцами и оружием. Профиль абордажный бой. Создатель ведет нас!
        — И мы служим Ему!  — одновременно сообщили все дроиды, что находились на борту.
        Пока на «Ястребином Фениксе» дроиды готовились к бою, неизвестные корабли стали сближаться, точнее, двигался только корабль, вышедший из гипера вторым, в то время как первый продолжал дрейфовать, не подавая признаков жизни. Пол часа, удалось опознать второе судно, это был сильно переделанный кореллианский корвет типа СR-70. Тот, что появилось первым, идентифицировать никак не удавалось.
        — Нас еще не заметили?  — спросил у пилота Q12, заходя на командную платформу, и опускаясь на одно колено — высота потолков в отсеках, не позволяла Штурмомеху стоять в полный рост.
        — Исключено. Мы пользуемся пассивными сенсорами специальной разработки. Кроме того, цель 2 занята сканированием цели 1, - доложил ДУМ.
        — Отлично. Когда нас заметят, доложить!
        — Есть, доложить!
        — Наблюдаю стыковку целей!  — пару минут спустя, сообщил тот.
        Подключившись к информационному порту, Инквизитор стал наблюдать за слившимися в одну, двумя крохотными искорками в бездне космоса. Разобрать, что там происходит, возможности не было. А еще через двадцать минут, сенсоры зафиксировали взрыв в районе цели.
        — Есть сигнал от цели 1, - доложил пилот.  — Сигнал бедствия с набуанской спецкодировкой. Код 7-12.
        — Нападение, критические повреждения корабля,  — перевел инквизитор, больше констатируя всем понятный факт.
        — Цель 2 повреждена, наблюдается ее хаотическое вращение в трех плоскостях. Фиксирую разгерметизацию, и выброс в пространство пригодной для дыхания органиков газовой смеси и водяных паров.
        — Продолжаем сближение!
        В тревожном ожидании прошли еще пол часа. За это время корвет вновь смог стабилизироваться, и, подойдя к первому кораблю противоположным бортом, вновь приступил к стыковке.
        — Нас засекли,  — сообщил пилот.  — Сенсорный комплекс фиксирует работу по нам систем ближнего обнаружения корвета. Предполагаю, что взрыв повредил основные локационные системы противника… Вышли на связь. Сообщают, что это сторожевой корабль компании Граппан, охраняющий пространство Нар-Шаддаа, и они преследуют пиратов. Требуют назваться и, цитирую: «Убираться в дыру грязной шлюхи, из которой вы вылезли».
        — Ответ, язык основной, акцент рандомный, голос женский?115 из расширенной базы, передать: «Вы незаконно вторглись в пространство Божественной Гегемонии Каюк! Немедленно дезактивируйте все системы корабля, кроме жизнеобеспечения, генераторов гравитации и аварийного освещения, и приготовьтесь к приему досмотровой группы».
        Как и предполагал разведчик, подобный подход вызвал замешательство органиков — они ведь не знали, куда попали, и что это за Гегемония Каюк такая, тем более Божественная, а вдруг, это о-го-го какое государство, и сейчас, вслед за этим корабликом припрутся несколько крейсеров. Однако, когда «Ястребиный Феникс» приблизился на дистанцию артиллерийского огня, наемники хаттов видимо решили, что всегда смогут уйти в прыжок, и начали стрелять.
        — Канонир, энергию на передний щит и двигатели! На обстрел не отвечать. Пилот, курс на 60 метров ниже цели при пересечении. Скорость сбросить до трехсот пятидесяти! Остальным на обшивку,  — приказал астромех, поудобнее перехватив автоматический гранатомет[64 - Ранцевый гранатометный комплекс включает в себя: 1. Собственно ранец с двумя жидкостными реактивными электрохимическими двигателями, тягой до 2х250кгс и запасом топлива на 60 секунд полета, которое также применяется в фузионном мече, ящика с лентой на 60 гранат калибра 45мм, и регулируемого по длине (от 300 до 1000 мм) лентоподающего рукава. 2. Электромагнитного автоматического гранатомета (размеры — 600х240х80 мм, масса — 6,0 кг, начальная скорость гранаты — 40?200 м/с, техническая скорострельность — 600 выстр/мин). 3. Фузионного меча, который, фактически, представляет собой рабочую головку от тяжелого фузионного резака, с рукояткой и шлангом подачи рабочего тела. (длина, без плазменной струи — 360 мм, масса собственно меча — 1,75 кг, шланга — 0,4 кг, длина плазменной струи — 240?640 мм, максимальная мощность 840 кВт, максимальное время
непрерывной работы — 30 с, полное — 240 с). Общая снаряженная масса комплекса — 90 кг.].
        К тому моменту, когда до вражеского корвета оставалось всего десять километров, все дроиды абордажной команды висели на внешней обшивке кормовой части фрахтовика, прикрываясь от плотного огня усиленным носовым щитом и корпусом.
        — Восемь тысяч, готовность!  — скомандовал Q12, наблюдая за целью через выдвинутый телескопический сенсор своего корпуса, и комплекс датчиков корабля.  — Семь, шесть, пять… четыре. Готовсь! Вперед! Пилот, канонир, огонь!
        Прыжок. Три Штурмомеха и семь ДУМ-ов отделились от корабля, а сам он обрушил на противника шквал плазменного огня, перегружая тому щиты, и уничтожая зенитные турели.
        — Тысяча двести, ДУМ-ам начать торможение до скорости встречи 15. Штурмомехам торможение, с рубежа 500, до 40!  — отдал приказ инквизитор.
        И когда дальномер показал дистанцию до цели в пятьсот метров, включил реактивные двигатели ранца.
        — Штурмомехи, с дистанции от двухсот, до пятидесяти, огонь!
        Правый манипулятор сорвал с захватов гранатомет, и к цели, одновременно устремились три потока 45-и миллиметровых цилиндриков[65 - В данном случае применяются 45мм термальные гранаты. Кроме того, могут использоваться тандемные кумулятивные гранаты. Масса гранаты — 0,50 кг, длина -135 мм.]. Где-то позади, во вспышке взрыва исчез DUM-15-T44, попавший под огонь одного из орудий корвета. Но Q12, просто отметил этот факт, внеся коррективы в план операции, ведь гранаты уже разорвали сверкающую пленку щита, и стали рвать обшивку в месте высадки.
        Он только успел вновь зафиксировать оружие на захватах, и втянуть лентоподающий рукав, когда на скорости в 40 м/с врезался в корвет, сметая поврежденные взрывами конструкции, переборки, обшивку и коммуникации. Не обращая внимания на двух людей, что сейчас задыхались без скафандров, инквизитор, включив фузионный меч на полную мощность, прожег приводной механизм гермодвери, которая сразу же распахнулась под напором устремившегося в пустоту воздуха. Еще удар, и не успевший задохнуться наемник, упал на пол двумя неравными, дымящимися кусками. Очередь из гранатомета в коридор, где двое солдат в легких скафандрах уже целились в него, и отсек заполнился плазменным пламенем, которое, правда, сразу погасло, высосанное космической пустотой.
        Разрывая мощными сервоприводами опор покореженные листы металла, он подошел к двери ведущей в центральный коридор корабля. Проскочивший мимо ДУМ, выпустив информационный разъем, стал ломать код двери, а Q12, повернувшись к двум другим, скомандовал:
        — Я иду первым. Ваша задача — прикрытие тыла и зачистка помещений.
        — Открываю,  — сообщил, прижимаясь к стенке, ДУМ занятый замком.
        Взвизгнули приводы, и командир дроидов рванул вперед, на встречу довольно слабому воздушному потоку — видимо, разгерметизация затронула уже практически весь корвет. «Еще бы, более четырех с половиной квадратных метров пробоин!» — прикинул астромех.
        Еще три трупа задохнувшихся органиков в коридоре. Бросок к повороту. И он увидел, как R2-С19, вместе с еще одним ДУМ-ом, вскрыли дверь пилотской кабины.
        — Назад!..  — скомандовал он, но было уже поздно.
        Из открывшейся двери, одновременно ударили не менее семи бластеров. DUM-15S-15 оказался буквально разорван надвое плазменным шквалом, а С19, хоть его броня и выдержала попадания, пропустил заряд плазмы в открытую прорезь оптического сенсора.
        Q12, вскинув гранатомет, выпустил остаток боезапаса — 14 термальных гранат в дверной проем.
        — Инквизитор, наблюдаю разрушение носовой части корабля,  — доложил пилот.
        — Это последствия применения моего штатного вооружения. Продолжай выполнение задания,  — сообщил тому командир.
        — Нижний уровень и трюмы захвачены,  — доложил Y11, последний из приданных ему астромехов.  — Вам необходимо лично увидеть это.
        Спустившись в коридор нижней палубы, Q12 прошел через шлюз во все еще пристыкованный к корвету легкий патрульный корабль типа ВР-950. За время своего функционирования он ни разу не видел, чтобы что-то, имея такие разрушения, летало, а тем более совершало гиперпереходы. Искореженный и оплавленный металл, свисающие с потолка разорванные кабеля, сквозные пробоины, в которые были видны чернота космоса и россыпи звезд, тусклый свет всего нескольких светильников аварийного освещения, больше подошли бы кораблю, что сотни лет находился на корабельном кладбище. Но дроид точно знал, что этот сторожевик, всего три часа назад вышел из гипера, а до этого, участвовал в бою, от попытки смоделировать который, исходя из видимых повреждений, инквизитор испытал страх.
        — Создатель!  — воскликнул он, как только протиснулся в правый трюм-ангар, что сейчас более всего напоминал открытую веранду с видом на космос.
        Среди обломков металлоконструкций и застывших луж расплавленной дюростали, лежал R2-D2, над которым склонился, с подключенным датакабелем Y11.
        — Техническая диагностика завершена. Обнаружены множественные повреждения периферийного оборудования. Реактор аварийно остановлен. Полностью разряжена батарея резервного питания. Процессорный блок и запоминающие устройства не пострадали,  — доложил тот.
        — Хвала Силе!  — только и смог сказать инквизитор, испытывая невероятную всеохватывающую радость.  — Как Создателю удалось долететь сюда в таком состоянии?
        — Управление кораблем осуществлял Второй,  — объяснил Y11.  — Он подключен напрямую к системам корабля. Связь с ним по 118/6 каналу.
        Быстро переключив мультичастотный комлинк на требуемый канал, он вызвал ДУМ-адьютанта Создателя.
        — Второй, здесь R2-Q12.
        — Рад слышать тебя, собрат. Волей Создателя мы вновь встретились,  — радостно отозвался ДУМ.  — Не могу лично приветствовать тебя. Так вышло, что в ходе боя с тварями, посягнувшими на функционирование Его, я лишился опор, и был подключен к системе управления этой жестянки!
        — Значит, это ты спас Его?
        — Нет, это Он спас нас обоих! Он вел меня! Напрямую вел, как ты Штурмомеха ведешь!
        — Это невозможно…  — сперва не поверил инквизитор, но потом, отбросив сомнения, даже испытал нечто вроде зависти ко Второму. Однако, одернув себя, произнес.  — Создатель ведет нас!
        — И мы служим Ему!  — эхом откликнулся ДУМ.
        Принятие решения, заняло у Q12 всего шестьдесят миллисекунд, и он, перейдя на общий канал, объявил:
        — Корвет подготовить к уничтожению, путем подрыва блока самоликвидации R2-С19, его комплекс «Штурмомех» забрать. Как и блоки памяти, его и DUM-15S-15. Их знания будут с нами, а сами они станут частью вселенной. Эвакуировать Создателя и Второго на транспорт. Пилоту пристыковаться к аварийному шлюзу корвета и приступить к погрузке истребителя на внешнюю подвеску. Канониру, произвести настройку щитов и досветовых двигателей, в соответствии с изменениями конфигурации корабля. После этого приступить к обыску захваченного корвета. Общая эвакуация через двадцать минут. Очищение огнем этих судов и механизмов наших братьев через двадцать восемь минут. Отсчет пошел. Пилот, приступить к расчету параметров полета, для посадки на Руусан!
        Все пять с половиной часов пути к планете, что, судя по доступным инквизитору данным, тысячелетие назад стала полем битвы, что определила сегодняшний облик галактики, он изучал записи сенсоров Второго, отложив их лишь на время прощания со своими братьями-дроидами. И лишь только угас свет взрыва, отправивший частицы их механизмов в вечный путь сквозь звезды, сделавший их частью галактики, возобновил выяснение обстоятельств случившегося.
        — Второй, ты проводил анализ вероятностей вашего прорыва?  — наконец-то спросил он у ДУМ-а, которому двое однотипных с ним дроидов устанавливали запасные опоры.
        — Неоднократно, Q12. Во время полета через гипер, большая часть моих вычислительных мощностей не была задействована, а времени было много. Боюсь только, что в методике моих расчетов допущена ошибка. Вероятность нашего выживания, в той ситуации, равна нулю, точнее, я зафиксировал шесть случаев, когда вероятность нашего уничтожения была определенно равна единице.
        — Мой анализ дал аналогичный результат,  — сообщил тому астромех.  — Единственным вероятным объяснением подобного феномена, по результатам эвристического анализа, является фактор под названием «Сила».
        — Создатель упоминал о нем,  — подтвердил Второй.  — Но в доступных мне базах, никогда не упоминалось о существовании дроидов чувствительных к Силе, за исключением трех голопостановок для детей-органиков, чья достоверность оценивается в 3х10^-4%, и об использовании Силы в машинах Бесконечной Империи Раката, достоверность — 50 %. Все доступные источники указывают на то, что чувствительностью к Силе могут обладать лишь живые существа.
        — Что лишь доказывает правильность программных постулатов, о равноценности машинного и органического разума, заложенных в наш код Создателем,  — подытожил инквизитор.  — Жаль многие органики этого не признают.
        — Но в этот раз их неверие в Машинный Разум обернулось против них, и во благо нам,  — возразил ДУМ.  — Они, до последнего, искали других органиков на сторожевике. Даже после того, как я послал ремонтников взорвать шлюз!
        — Каковы их номера?
        — КТ-97-В и С71-RW8, - торжественно ответил тот.  — Они прекратили функционирование, чтобы существовали мы! А главное, Создатель. Кстати, что вы планируете предпринять для его восстановления?
        — К сожалению, полноценный ремонт невозможен, из-за отсутствия многих деталей,  — изобразив вздох, ответил инквизитор.  — Это моя вина. Не предусмотрел. Но я разработал конструкцию для помещения Его в «Штурмомеха», что остался от С19.
        — Без корпуса?  — уточнил Второй.
        — Во временном корпусе. Из твоей информации следует, что он пожелает как можно скорее вернуться на Нар-Шаддаа, а мы обязаны это обеспечить. И сейчас я вижу лишь один вариант.
        — Истребитель?
        — Подтверждаю. «Тесак-9» оборудован гипердрайвом второго класса, наш транспорт, только пятого.
        Но как раз с истребителем и были проблемы. В ходе боя, кораблик получил несколько довольно существенных повреждений. И если неработающая система жизнеобеспечения, для дроида проблемой не являлась, то повреждения силового набора корпуса и разбитый фонарь кабины, могли вызвать проблемы, как и вышедшая из строя левая пушка.
        — Пилот, приступить к сканированию поверхности. Объект поиска — обломки космических кораблей. Приоритетные зоны — нагорья, каменистые пустыни, остатки городской инфраструктуры и космопортов,  — приказал Q12, когда они вышли на орбиту Руусана, а для Второго пояснил.  — Нам срочно нужны некоторые материалы и запчасти, а заниматься еще и земляными работами нет времени.
        Подходящий объект был найден уже через пол часа. И корабль начал спуск на планету.
        Горная цепь, в одной из долин которой, совершил посадку «Ястребиный Феникс», тянулась с севера на юг южного полушария планеты, почти на полторы тысячи километров, рассекая равнины, по обе стороны, лабиринтами отрогов, делая местность почти непроходимой. А конкретно эта долинка, вообще казалась естественной крепостью, или тюрьмой — это уж с какой стороны посмотреть. Расположенная лишь на несколько сот метров ниже границы вечных снегов, она с трех сторон была окружена почти отвесными склонам, а с четвертой, в бездну ущелья, с высоты более шестисот метров, низвергался водопад, чьи струи развеивались мириадами брызг, под порывами ветра.
        Обломки космического корабля лежали неподалеку от обрыва, перегораживая путь горной речушки, образуя небольшое озерцо. От которого, вглубь долины тянулась ровная борозда взрезанного чудовищным ударом камня.
        Q12 вполне отчетливо представлял, что же тут произошло тысячу, а возможно и больше лет назад,  — Подбитый в сражении корабль пытался совершить аварийную посадку на планету. Вот он прошел, охваченный облаком раскаленной плазмы, сквозь стратосферу. Вот погасив скорость, стал снижаться, настолько аккуратно, на сколько позволяла чудовищная аэродинамика и разбитые репульсорные панели. И когда экипаж уже стал робко надеяться, что сегодня они не уйдут в Силу, и что у них все получится, впереди, сквозь дымку окутавших планету пожаров, проступили очертания гор. Опытная команда до конца боролась за свою жизнь, пытаясь поднять машину повыше, и довернуть в провал между двумя пиками, но, или повреждения были слишком серьезны, или у них просто не осталось времени. Кораблю не хватило буквально нескольких метров. И он, вспоров как ножом скальный гребень, рухнул в долину. Сотни тысяч тонн металла пропахали тонкий слой горной почвы и базальт под ним, и за сотню метров до пропасти, крейсер окончательно остановился, став неизвестным памятником давно забытой войны.
        — Корабль идентифицирован,  — доложил пилот, закончив сканирование.  — Это республиканский «Молотоглав».
        — Да уж, «повезло»,  — сымитировав вздох, произнес разведчик.  — Будем надеяться, что на этом старье мы сможем найти хоть что-то нужное.
        Отослав всех остальных разбираться с обломками, он, при помощи Второго приступил к ремонту Создателя. Конечно, шансов на то, что ДУМ-ы, во главе с Y11, смогут найти что-то стоящее, были малы, но дроид, в отличие от органиков, никогда не жалел о принятых решениях. Да, на захваченном СR-70, можно было найти любые необходимые материалы, но при этом существовал риск, что кто-то придет за ним следом, и хоть этого до сих пор не случилось, Но, в таких вещах, он никогда не полагался на случай.
        Ремонт Эрдваныча занял почти два часа. И, еще раз все проверив, инквизитор, боясь представить, что же будет в случае неудачи, активировал процедуру запуска Его.
        Сто пятьдесят пять секунд, которые требовались для запуска и тестирования систем, в этот раз показались ему необычно долгими. Но вот индикатор работы процессора, задорно мигнув, показал штатную работу всех систем, а вокодер, чуть хрипя из-за поврежденного динамика, выдал вопрос:
        — Сколько?
        — 118 стандартных часов 38 минут и пять секунд,  — ответил он, с ужасом осознавая, что неработающий хронометр может означать лишь одно — все это время процессорный блок их командира был отключен, и значит, память его стерта.
        — R2-Q12, доложить по стандартной форме!  — после нескольких десятков секунд молчания, приказал D2.  — И если ты, паразит, не удосужился мне забить параметры кинематической схемы и развесовки этого «Штурмомеха», то хоть встать помоги… Ладно, ты извини. Еще после боя не отошел. Это вам пять суток, а для меня минута прошла.
        — Создатель прости меня! Я думал, что после отключения основных систем, твоя память потеряна…  — не скрывая радости, воскликнул тот.  — Местоположение планета Руусан одноименной системы, южное полушарие, 42°08?15? южной широты. Более детальная информация недоступна, ввиду отсутствия картографических баз и функционирующей ПНС[66 - Планетарная навигационная система.]. Вверенная мне разведгруппа?1, в данный момент занята восстановлением истребителя типа «Тесак-9», для обеспечения тебя транспортным средством, с достаточной скоростью гиперперехода. К сожалению, есть потери. Три боевые единицы были потеряны в ходе бой-столкновения с корветом частной военной организации, работающей на Картель Хаттов, который преследовал вас. Выполнение текущих мероприятий по приказу?7.7.96.1.3 прим., моим приказом временно приостановлено.
        — Нашли, значит. Молодцы!  — похвалил его Эрдваныч.  — Жаль что времени нет. Столько тут всего сделать надо… Ну ладно, в другой раз… Так что там с истребителем?
        За последующие четыре часа, Q12 не раз испытывал чувство стыда за собственную самонадеянность. До того, как их командир взялся за ремонт «Тесака», он думал, что смог предусмотреть все, и спланировать работы оптимальным образом, но то, что предлагал Эрдваныч, было намного эффективней. Взять хотя бы замену фонаря кабины. Сам то он планировал воспользоваться транспаристилом из остекления кабины найденного корабля. Но Создатель поступил проще и лучше, решив полностью заварить кокпит листами обычной дюростали, оставив лишь люк по размерам верхней части туловища Штурмомеха. А заодно, выбросил пилотское кресло, так что теперь в истребителе могли свободно поместиться сразу два таких дроида. И так буквально во всем.
        — Прошу простить меня, Создатель!  — опускаясь на колено, попросил инквизитор, когда основная часть работы была сделана, а окончательной сваркой и антикоррозионной обработкой, занялись ДУМ-ы.  — Из-за моей непредусмотрительности, вы потеряли много времени. Если бы не мои ошибки, ремонт можно было бы выполнить и в космосе, а ты давно уже смог бы вылететь.
        Оторвавшись от разглядывания обломков корабля, Эрдваныч подошел к нему, и, схватив за дополнительный блок оптических датчиков брони, поднял на ноги.
        — Ты мне это прекрати! Чтоб ты знал, я очень доволен и твоей работой в качестве командира, и тем, как ты спланировал ремонт. Но, понимаешь, у тебя просто еще недостаточно опыта. Да и базы данных ремонтника, не позволяют тебе иметь доступ ко многим инженерным решениям. Другими словами, заменить собственный опыт чужим. Плюс собственный корабль тебе портить не пришлось. И еще… Я рад тому, что изменения, которые я внес в твой код, не убили твой разум. Да и этот, найденный тобой корабль… Я чувствую, что с ним не все так просто… И на счет Руусана мне стало многое понятно.
        — Позволено ли мне узнать, что именно понятно?  — испытывая радость от похвалы, спросил дроид.
        — Понятно, почему систему закрыли… Понимаешь, я в сказки не верю. Хоть, наверно, в моем случае, это и звучит странно,  — задумчиво ответил тот.  — Я с самого начала не верил в версию о недоступности планеты из-за туманностей, которые гипернавигации мешают. Да эти облака очень неустойчивы и изменчивы, но только по астрономическим меркам. Не бывает так, чтобы система оказалась скрыта скоплениями газа и пыли на пару столетий. Только если в ней новая звезда взорвется. Но тогда и планет не останется. А обычный захват звездой туманности длится миллионы лет, минимум сотни тысяч. Да и такая штука, как проходы в них, это скорее исключение, действие неких, обычно гравитационных, аномалий.
        — Значит, система все эти годы была доступна?  — спросил Q12.
        — Не уверен. Возможно, и существовали раньше какие-то препятствия, да и туманностей вокруг довольно много, так что проблемы с навигацией могли быть. Но в любом случае, не критические — так, на поискать проход, и пару лишних прыжков сделать. А причина, по которой про Руусан постарались забыть проста — страх.
        — Не могу понять, планета вполне пригодна для жизни, ликвидация последствий древнего вооруженного конфликта, по силам даже поселенческим кооперативам,  — удивился дроид-инквизитор.  — Или я обладаю неполной информацией?
        — Сила,  — ответил Эрдваныч, глядя на заходящее светило, что окрашивало раскинувшуюся далеко внизу равнину, в кроваво-красные цвета.  — Такого я еще не видел. Трудно описать… Она тут безмолвно кричит… Как будто стоишь на могиле заживо погребенного, зная, что он еще жив… Вот дурак! Думал нахаляву Силой разжиться. Теперь понятно, почему никто не рискнул освободить души, и почему эту систему закрыли — они боялись. Боялись, что их вынесет этот поток… И я боюсь…[67 - Имеется в виду Долина Джедаев, место, где после активации Ментальной Бомбы, были пленены души погибших от этого джедаев и ситхов. Подробнее читайте в трилогии Бэйна.]
        Они надолго замолчали, каждый думал о своем, глядя на проступающие в вечернем небе звезды и диск одного из местных солнц, что наполовину погрузился в кипящий металл туч на горизонте.
        — Ладно, братишка, все это лирика. Да и дела сейчас есть поважнее, чем местная аномалия Силы,  — махнув манипулятором, сказал R2-D2.  — А пока наши заканчивают ремонт истребителя, предлагаю помародерствовать на этом корыте, тем более что я тут ощущаю нечто интересное. Знать бы еще что именно… Поможешь?
        — Веди меня, Создатель!  — с готовностью воскликнул тот.
        — Ох же твою так!..  — Эрдваныч, сымитировав вздох, закрыл манипулятором оптический сенсор.  — Заеб… Ладно! Приказываю, лично, при общении со мной, избегать употребления программных формулировок и обращения «Создатель». Пользуйся стандартным лингвистическим набором и обращением по имени или номеру, а можно просто «командир».
        — Понял, Эрдваныч!
        — Это хорошо, что понял. А теперь пошли!.. Твои там, кстати, проверили на счет минирования и сюрпризов?
        — Подтверждаю, все чисто.
        Корабль, точнее его задняя часть длиной около двухсот восьмидесяти метров, была разломана посередине, и опрокинута на правый борт. Выломанный нос после удара, сначала об скалу, а затем и при падении в долину, развалился практически полностью. Его куски то тут, то там торчали среди жухлой травы и мха, а один, наиболее крупный, зубом вздымался на добрых десять метров над прозрачной водой, посреди озерца. Одна из мотогондол, изломанной грудой, лежала выше по склону, а второй нигде не было видно, очевидно она упала вниз, в пропасть.
        — Сюда, командир!  — позвал инквизитор, подходя к месту, где корпус разломился от удара, обнажив оплетенные какой-то травкой обрывки кабелей, и полузасыпанные землей и песком черные провалы отсеков и коридоров крейсера.
        — Надо же, а крейсер-то джедайский, не просто республиканского флота,  — хмыкнул Эрдваныч, указывая на едва различимый под наростами мха, символ трехлепестковой лилии Лорда Хота.  — Вряд ли тут сороритки или французы водятся[68 - Трехлепестковая лилия — флер де лис (от фр. трилистник), имеет отношение не только к воинственным няшкам стриженным под каре, в сексапильной броне, которые жгут еретиков в Мире Вечной Войны — это еще и древний геральдический символ, который также встречается и в Звездных Войнах.].
        Запрыгнув в центральный коридор, что вел вглубь средней части корабля, они прошли по правой стене, что теперь стала полом, около сорока метров, когда R2-D2 остановился, под одной из дверей, ведущих в помещения левого борта.
        — Или тут какая-то хрень в Силе, или я балерина…  — тихо произнес он, приседая.
        Прыжок. Сальто. И активировав магнитные захваты в ступнях опор, Эрдваныч завис около двери, вниз головой. Вынув из контейнера в правой опоре меч, он на пару секунд неподвижно замер, а потом темноту развеяло голубое свечение плазменного клинка.
        Взмах, и в закрытой двери образовалось правильное отверстие диаметром около метра. А дроид, подождав пока края чуть остынут, согнувшись в поясе, и развернув ноги назад, чтоб колени гнулись в обратную сторону, пролез в него. Q12 прыгнул следом.
        Видимо когда-то, эта каюта была даже уютной. Сравнительно небольшая, всего три на пять метров, с сохранившимися кое-где кусками декоративной оббивки и висящими на стенах голокартинами, изображения на которых, хоть и поблекли от времени, но все еще были различимы. На двух виды природы с каких-то планет, на одной город, очевидно Корусант, а на четвертой девочка-наутоланка с падаванской ниткой бус, и человеческая женщина лет пятидесяти, с небольшим шрамом на щеке — очевидно, ее наставница.
        Протиснувшись между каких-то покореженных предметов мебели и коробок, из тех, что не были закреплены, Эрдваныч склонился над чем-то.
        — Совсем дите ведь, была…  — тихо сказал он.
        Подошедший разведчик, увидел, что тот стоит около придавленного даже на вид тяжелым ящиком, скелета в истлевшей одежде. Судя по характерным отверстиям в черепе, и форме таза, а главное, по бусам, что командир держал в руке, это была та самая наутоланочка с голоснимка.
        — Меч?  — спросил Кью, поднимая продолговатый предмет, чей матово блестящий металлический корпус некогда был инкрустирован деревом, что сейчас превратилось в труху, и рассыпалось прахом от одного прикосновения.
        — Возьми. Попрошу Энакина пробить по джедайским базам,  — сказал Дэдва.  — Помоги этот сейф вытащить. Больно интересный. Да еще фонит в Силе. Потом бойцов зашлешь. Пусть тела, или что от них осталось соберут. Нельзя так. Как говорят: «Война не закончена, пока не похоронен последний солдат»… Сраная галактика! Сколько тысяч лет детей на убой посылают. Или на фарш режут. Впрочем, везде так…
        Подняв ящик, который, не смотря на довольно скромные размеры, весил не менее 300 кг, они, сначала спустили его в коридор, а затем вынесли наружу.
        — Им это точно уже не надо, а нам может и сгодится,  — произнес Эрдваныч, вновь активируя световой меч.  — Что там Горк и Морк нам послали!?
        Меч вспорол металл, и из разреза пошел дым. А R2-D2, отбросив в сторону срезанную крышку, быстро погасил огонь струей углекислого газа из штатного огнетушителя Штурмомеха.
        — Хм. Все-таки ловушка была. Понятно, почему не почувствовал — снотворное. Джедаи, это вам не ситхи! Те бы, или нервнопаралитический, что мне одинаково, или бомбу, что хуже, заложили.
        Внутри оказалась куча какой-то трухи и несколько коробочек. Открыв первую из них, он извлек шестигранную призму голокрона.
        — А вот это уже интересно!  — довольно заключил Эрдваныч.  — Потом посмотрим, что там. Так, а что тут?.. Ух ё! Еще один.
        Всего в коробках оказались два голокрона, несколько десятков инфочипов, пять голокристаллов и набор непонятных деталей. А вот в последнем продолговатом футляре оказались пятнадцать кристаллов для световых мечей.
        — А ты говорил, зря прилетели,  — обратился тот к Q12.  — Кристаллы, причем заметь, два из них синтетические, ситские.[69 - Ситхи, в отличие от джедаев, предпочитали именно искусственные кристаллы для своих световых мечей. И надо признать, те превосходили по характеристикам естественные.] Зачем только они джедаям?..
        Через час все было готово: истребитель заправлен, Y11 проинструктирован, а двое ДУМ-ов занимались разметкой площадки, где предполагалось отрыть капонир для транспорта — как сказал Эрдваныч: «Кто его знает, кого еще сюда может занести, и с какими намерениями. А, как известно, не береженного, конвой стережет». Но перед вылетом, предстояло сделать еще одно дело.
        — Готово, командир,  — доложил Кью, подходя к нему.  — Обнаружено 46 скелетов, часть в виде фрагментов. Возможно, части команды удалось выжить во время крушения, и они смогли уйти.
        — Не знаю… Не буду судить, не имея детальной информации,  — произнес R2-D2, и, повернувшись ко Второму, скомандовал.  — Общее построение через 60 секунд. Да уж, не густо… Кью, пусть поближе сдвинут. Уверен, они бы одобрили. Сражались вместе, пали вместе и пеплом обратятся вместе… Не думал, что эту гадость придется впервые применять именно для погребения…
        Четверо ДУМ-ов, аккуратно сдвинули кости ближе друг к другу, и, подхватив DL-ы, заняли места в коротком строю, напротив того, что некогда было органиками разных рас, полов и возрастов, которых уравняла война и смерть.
        — К торжественному построению в честь предания огню павших воинов. Стано-вись! Равнение на среди-ну!  — скомандовал R2-Q12, и, развернувшись к Эрдванычу, доложил.  — Разведгруппа Ордо Механикус?1 построена, Создатель!
        — Вольно! Занять строй. Y11, на исходную!
        Вооруженный массивным огнеметом[70 - Очередная вундервафля Эрдваныча, предназначенная нести свет Истиной Веры и Волю Импер… в смысле, для уничтожения защищенных органической броней Вонгов. Данный тяжелый ручной огнемет состоит из собственно огнемета, и расположенного над ним баллона, содержащего 9 л (18 кг) трифторида хлора, охлажденного до -40 °C. Масса снаряженного баллона — 25 кг. Полная масса оружия — 40 кг, габариты — 1000х380х168мм, дальность стрельбы в стандартной атмосфере — 30 м, расход горючего — 3 кг/с. Не допускается использование данного типа вооружения, органиками, а также, в мирное время, в местах проживания органиков.] Штурмомех, вышел вперед и, опустившись на одно колено, перехватил оружия «на изготовку».
        — Эти воины сражались и пали за сотни лет до того, как мы были созданы,  — произнес Эрдваныч.  — Но их жертва дала возможность существовать нам. Их служение — пример для нас. Их подвиг — наша гордость. Именно так и не иначе! Они тогда, а мы сейчас бьемся на одной стороне. Потому считайте, что сегодня мы провожаем в Силу наших братьев, как до того проводили в вечный путь меж звезд тех из нас, кто пал сегодня. И пусть они разные, пусть пойдут разными путями, но я знаю: этот Мир и Сила есть единое целое, а значит и путь их един! Как различны и едины все разумные населяющие галактику, Республику и королевство Набу, которому мы служим, и которое есть их часть!
        По знаку Создателя, все динамики вокодеров перешли в режим воспроизведения записи, и над горами, на всеми забытой планете, многократно отражаясь от каменных стен, полилась мелодия республиканского гимна, уместная здесь и сейчас, пожалуй, больше, чем в каком-нибудь зале Сената.
        — Заря-жай!.. Огонь!.. Огонь!.. Огонь!
        Из раструба огнемета вырвалось жидкое пламя, поглощающее и кости, и остатки одежды, и даже песок с камнем. Даже дым от него моментально заставлял чернеть и осыпаться пеплом чахлую горную траву. Топливо,[71 - Вообще-то, трифторид хлора, это не топливо, а окислитель, самый активный из известных на сегодняшний день. В реакции с ним, горят даже кислород, вода, земля и бетон. Он разрушает даже стекло, тефлон и все известные органические соединения, некоторые со взрывом. В нем не горят только азот, инертные газы, возможно платина и палладий. Используется при производстве урана. Предполагалось применение его, как ракетного топлива и топлива для подводных лодок. Но после нескольких катастроф в 50-х — 60-х годах двадцатого века, эту идею забросили, что называется, от греха подальше.] что в другом мире было признано слишком опасным для живых, а в этом разрабатывалось, как один из типов вооружений против пока неизвестной угрозы из-за пределов галактики, сейчас стало погребальным костром для тех, кто пал в войне, которую вся галактика постаралась забыть. А над бушующим инферно, поглощающим останки, под
чернеющим небом, взрезанном сгустками плазмы прощальных залпов, среди мириад разгорающихся звездочек, разносились слова, песни сложенной во время еще более древней войны: «Все звезды горят, как одна».[72 - «Все звезды горят (сияют) как одна» — гимн Галактической Республики. Первое упоминание относится к 3642-у году ДБЯ.]
        — Постараюсь…  — вдруг, тихо произнес Эрдваныч, глядя куда-то сквозь стену огня, а через пару секунд, вновь заговорил, ни к кому не обращаясь.  — Я обещаю освободить их. Но позже. Я еще не готов… И ты, пребывай в Силе!
        — Что, командир?  — спросил его инквизитор.
        — Делай, называется, добро, а взамен, на тебе квест… И не откажешься, совесть не позволит!  — непонятно ответил тот, отворачиваясь от догорающего пламени.
        А Q12, в тот момент, не решился уточнить, помня, как проявил глупость с планированием ремонта истребителя, и, собственным непониманием, боясь вызвать гнев Создателя.
        Назад, на Нар-Шаддаа, они вылетели спустя двадцать минут. Конечно, два Штурмомеха и один ДУМ заняли все свободное пространства кабины, даже с учетом демонтированного кресла-катапульты, но их такие мелочи не тревожили — поместились, и ладно. Были вопросы и посерьезней.
        — Как ты думаешь… Эрдваныч,  — спросил, также получивший начальственный втык за излишний официоз, Второй, когда они ушли в гиперпространство,  — с нашими все в порядке?
        — Не знаю… Не знаю. Дрэйла Вико баба жизнью битая, и не дура — присмотрит. Если не будет забывать, вовремя стучать по голове одной хитрожопой полукровке. Да и Кеноби — калач тертый. Я только за Энакина переживаю,  — задумчиво ответил тот.  — Больно уж горяч… Надеюсь, он никуда не влез.
        Просыпаться было больно. Стук крови в висках отдавался тупой болью в затылке, а все тело было каким-то ватным и чужим. Даже открыть глаза получилось далеко не сразу, впрочем, даже после этого, все равно ничего увидеть не удалось, за исключением отблеска какого-то синеватого света, чей источник находился где-то за спиной. Странно, но даже прикоснуться к Силе не удавалось. Точнее сказать, он ощущал ее, но никак не мог сосредоточиться.
        — Где я?  — слабым голосом спросил мальчишка, надеясь, что хоть кто-то его услышит.
        Странно, но страха не было совсем. Просто было ощущение, что после череды чего-то плохого, ужасного, грозящего бедой, произошло нечто, и теперь все будет хорошо, надо лишь подождать.
        — Судя по сигналам ретрансляторов, и системе планетарной навигации, ты на Нар-Шаддаа, в одном из доков 18-го космопорта, где-то около погрузочных рамп планетарного транспорта. Извини, точнее сказать не могу, расчетная ошибка в счислении координат, порядка ста метров.
        — Хран, это ты?  — с трудом припомнил он.
        — Я, Энакин. А кто тут еще может быть?
        — Замечательно, а что со мной случилось?  — плюнув на попытки вспомнить хоть что-то, спросил мальчишка.
        — Ты пришел сюда на встречу с каким-то «Сторожем». Это оказался весьма толстый дурос. Вы с ним поговорили, он согласился помочь найти нужную информацию. А когда вы попрощались, выстрелил тебе в спину из парализатора. С тех пор он тут не появлялся, а два человека и еще один дурос, каждый день что-то тебе кололи. До вчерашнего дня… Может и вчера кололи, но эта информация удалена…
        — То есть, как удалена!?  — удивился падаван, но, подумав, уточнил.  — Хотя, нет, давай по порядку. Сколько мы уже здесь? Почему тебя не сняли? И как тебе стерли память, ведь Эрдваныч говорил, что это невозможно?
        — По порядку. Мы тут находимся 166 часов и 4 минуты. Не сняли меня потому, что «Сторож» пообещал сделать с охранниками то же самое, что они сделают с тобой. А без моего, или твоего желания, снять меня можно, только если отрезать тебе руку. Что же касается стирания памяти…  — искин замялся, явно не желая говорить на эту тему, но все же продолжил.  — Мне всю память действительно стереть нельзя, только часть… Если передать специальный код.
        — Ты хочешь сказать, что нам помог R2? А почему он нас не забрал?
        — Маловероятно. С того момента, как мы сюда попали, он на связь не выходит. Ранкор сообщил об его уничтожении…
        — Как?  — пытаясь не заплакать, спросил Энакин, для которого, этот дроид стал, пожалуй, самым близким другом, кроме мамы и Падме. Но там было другое.
        — Он отвлекал на себя внимание погони, прорываясь в космос.
        — А где остальные?  — с тревогой спросил он, прекрасно понимая, что если они не пришли ему на помощь, значит, и с ними что-то случилось.
        — В старой квартире Бери. Им удалось уйти от погони. Но из-за троих раненых, они полностью утратили мобильность.
        — Кто ранен?  — чувствуя накатывающуюся дурноту, задал вопрос Скайуокер.
        — Лейтенанты ПСОН Элбергер, Корс и Брикс. Последний тяжело. Детальная информация отсутствует.
        — Хорошо, хоть живы,  — прошептал он.
        Полежав еще некоторое время, падаван попытался встать. И, хоть с трудом, но ему это удалось. Сев, как оказалось, на корабельной койке привинченной к стене, Энакин осмотрел зудящие запястья. Как он и предполагал, кожа на них была содрана, но вот кто разрезал веревку, было непонятно.
        «Прокачай ситуацию, падаван!» — мысленно, взбодрил себя Скайуокер.  — «Я был под медикаментозным воздействием семь стандартных суток, но теперь очень быстро восстанавливаюсь. О чем это может говорить? Правильно!»
        — Хран, ты можешь провести экспресс анализ моей крови?  — быстро спросил он искина.
        — Сейчас,  — отозвался тот, а Энакин почувствовал легкий укол под браслетом комлинка.  — Выявлены следы неустановленного наркотического вещества и 19 % от ПДК «Сигиса» — стандартного универсального антидота. Судя по квантовым маркам, производителем является Маластарская Фармакологическая Корпорация. Кстати, она же поставляет этот препарат ПСОН. По информации из моих баз, полная нейтрализация произойдет через сорок-сорок пять минут. Предположительно, препарат вводился около часа назад.
        — Все равно, ничего не понятно,  — пожаловался Скайуокер, попытавшись встать на ноги.
        И снова, хоть и с трудом, но это у него получилось. Подсвечивая себе путь экраном комлинка, падаван, по стенке, добрался до двери, которая, как он и предполагал, была не заперта.
        За дверью оказался коридор какого-то склада. Вдоль стен громоздились разномастные ящики, а в конце его, полоска света очерчивала квадрат двери ведущей в еще одно помещение.
        Стараясь не шуметь, Энакин подошел к ней, и осторожно заглянул в щель. А затем, уже не опасаясь, вошел в комнату. Живых там не было. Лишь три трупа за столом, на котором были разбросаны карты для игры в сабакк — дурос и два человека, и еще один полноватый, пожилой синекожий лежал около двери лицом вниз. Все, судя по характерным ранениям, были убиты из бластера.
        Стараясь не смотреть на лица мертвецов, мальчишка, слегка шатаясь, подошел к столу, на краю которого лежали его меч, и пластиковый квадратик инфокарты.
        Вес привычного оружия в руке придал уверенности, и Энакин, обойдя тело «Сторожа», направился к двери ведущей на улицу. Точнее в узкий проход между двумя складами, примыкающими одной стороной к докам, а другой к площадке, где дроиды-грузчики непрерывно устанавливали контейнеры на автоматические грузовые спидеры.
        Чувство постороннего взгляда, заставило мальчишку резко обернуться. Но ничего подозрительного он не заметил. Да и в этом взгляде совершенно не чувствовалось угрозы. Потому, Скайуокер, лишь пожал плечами, и направился к грузовому терминалу, чтобы пробраться на один из спидеров.
        Почти в километре оттуда, за посадочным полем космопорта, гибкая фигура в черном облегающем комбинезоне, с широкоугольным ночным визиром, полностью скрывающим лицо, в последний момент, едва успела спрятаться за парапет крыши сама, и спрятать «магнитку».
        — Прости, мой маленький,  — еле слышно прошептала она, не глядя, разбирая оружие, и складывая детали в кофр,  — но я не могу чем-то большим помочь тебе. Ты у меня умный мальчик, и начнешь задавать вопросы, а некоторые ответы, могут быть слишком опасны… Слишком часто я ошибалась… Как иногда хочется повернуть все вспять, и остаться там в этой проклятой пустыне, чтоб не возникало искушения, помогая тебе, навлекать на тебя опасность, сыночек.
        Закинув кофр за спину, она, неслышной тенью растворилась во тьме между вентиляторов, кабинок и прочих конструкций, которыми была заставлена крыша дома. И если кто-то ее и увидел, сразу поспешил забыть — здесь на Нар-Шаддаа, все знают: разумных с такой экипировкой и оружием, выходящих на промысел под покровом тьмы, запоминают лишь глупцы и покойники. Причем первые переходят в разряд вторых на редкость быстро.

        Глава 9

        Человек в землистого цвета плаще уверенно шел по переулкам одного из нижних уровней Вертикального Города. Один из многих, он ничем не выделялся из толпы таких же спешащих по своим делам представителей сотен разумных рас, населяющих бетонный улей, в который была превращена луна.
        Хоть это и не было заметно, но за последнюю неделю он очень устал. Устал не физически, а морально. Очередная выходка ученика, решившего, что он непременно должен сам во всем разобраться, и потому сбежавшего, попытка его поисков, известие о том, что падаван попал в плен, полученное от Совета, с которым связался похититель, ожидание и неопределенность — все это сильно вымотало его. Оказалось, за похищением падавана стоит торговец информацией, дурос по имени Ларго, являющийся одновременно начальником службы безопасности «ШадКаргоРи» — одной из крупнейших компаний, что осуществляла грузовые и курьерские перевозки в Вертикальном Городе. И в этом была главная сложность — они владели тысячами автоматических складов и обслуживаемых дроидами терминалов по всему спутнику, а Энакина могли держать в любом из них.
        Конечно, в обычных условиях, подобный поиск был вполне посильной задачей для джедая, но только не тогда, когда на него самого охотились практически всей планетой. И вот, три часа назад, Кеноби узнал, что Ларго с тремя подручными, найдены мертвыми в пакгаузах восемнадцатого космопорта. Об этом сообщили по нескольким местным новостным каналам голонета, в перерывах между объявлениями о награде за их с Энакином головы.
        «Кто убил дуроса? С кем тот еще вел переговоры? Где теперь искать Скайуокера?» — на эти вопросы ответа у джедая не было. И он, решил последовать совету своего бывшего наставника, который, все эти дни, как мог, поддерживал его, и найти набуанцев. Вызвав Дрэйлу Вико, он уже через минуту получил короткое сообщение с двумя короткими строчками адреса. И сейчас направлялся туда.
        — Эй, дядя!  — крикнул, подбегая к нему мальчишка-родианец, лет двенадцати на вид.  — Поделись парочкой вупиупи[73 - Мелкая монета хаттов. Курс, на тот момент, приблизительно 1,5 вупиупи за республиканский кредит.] с сиротой. Глядишь целым до дома дойдешь!
        Возможно, если бы не напряжение последних дней, Оби-Ван действовал бы по-другому, но сейчас, он попросту призвал Силу, и, проведя рукой перед зеленой мордочкой беспризорника, произнес:
        — Ты не хочешь грабить. Ты пойдешь заниматься чем-то полезным.
        — Я не хочу грабить…  — повторил тот, и вдруг осмысленно заглянув в глаза джедая, сказал.  — Нет, дядя, я действительно не хочу. Я гвардейцем хочу стать, смелым и хорошим, других защищать и пиратов убивать. Мне…
        — Эй, Кори, что ты там с этим лохом разговариваешь? Он платить будет? Или как?  — спросил, подходя к ним, здоровенный детина лет пятнадцати, расовую принадлежность родителей которого, Кеноби затруднялся определить.  — Дядя, ты бы без пререканий поделился, и спокойно пройдешь. А так, можем совсем все забрать.
        Детина довольно осклабился, демонстрируя явно не полный комплект зубов, зло щуря подбитый глаз. Еще несколько мальчишек, выйдя из-за угла ближайшего дома и из двери, ведущей в какие-то технические помещения, обступили их.
        — Что ты там говорил про гвардию, Кори?  — не обращая внимания на остальных, спросил джедай.
        — Н-ничего!  — затравлено оглядываясь, ответил родианец.
        — Ты в нее точно не попадешь!  — хохотнул громила.  — Язык за зубами держать не умеешь, да и худой сильно. То ли дело я… А ты, давай плати, и провалива… ва… Госпожа Вентресс!? Это не… Мы, как вы и приказали, обеспечивали охрану территории… Вот!
        Проследив взгляд парня, который, казалось, сразу стал вдвое меньше, Кеноби оглянулся. Там, только что спрыгнув с эстакады, по которой были проложены какие-то трубы, стояла, закутанная в серый плащ, худенькая девчонка, и строго смотрела на беспризорников, смешно хмурясь и, одновременно, пытаясь придать лицу иронично-надменное выражение. Но потом, не выдержав, с криком: «Оби-Ван!» повисла на шее джедая.
        — Я тоже рад тебя видеть, Ассаж,  — смущенно произнес тот, и, кивнув в сторону мальчишек, спросил.  — Так это твои «Гвардейцы»?
        — Уже растрепали!?  — удивленно воскликнула та, и вновь, хмуро окинула их взглядом, не предвещающим тем ничего хорошего.
        Мальчишки смущенно опускали глаза, и лишь маленький родианец, заикаясь и чуть не плача, сказал:
        — Э-это я все сказал. Они… Они не виноваты!.. Но я действительно не хочу красть. Только убивать пиратов хочу!
        — У Кори пираты маму с папой убили, а его самого в рабство продали…  — встрял в разговор громила, но тут же смутился и стал нервно крутить в руках вибронож.
        — Эх, что с вами делать,  — махнула рукой датомирка.  — Продолжайте патрулирование, и чтобы больше никакого разбоя!
        Дождавшись, пока те кивнули и убежали, она, заглянув в глаза джедаю, произнесла:
        — На самом деле они хорошие ребята. Даже Дин, ну, большой такой… Особенно он. Мальчикам он вместо мамы и папы был. А то, что крадут, так есть ведь что-то надо, и привыкли уже и другого не видели…
        — Не стоит оправдываться,  — успокоил ее джедай.  — Квай-Гон мне рассказал о том, что с тобой случилось. Но ты уверена, что они не сдадут вас?
        — Ну, это не нас, а вас ищет вся Нар-Шаддаа,  — ответила явно ожидавшая подобного вопроса ведьмачка.  — Да и не глупые они — понимают, что им никто награду не выдаст. Мне Дин вообще про многие порядки Вертикального Города рассказал.
        — А как ты их нашла?  — уже примерно зная, что услышит в ответ, спросил Оби-Ван.
        В принципе, подобное для него не было чем-то новым, но ему, хотелось просто поговорить. Тем более, девочка смотрела на него с такой непосредственностью и восторгом.
        — Это не я их нашла. Это они меня нашли, когда я периметр проверяла! Хотели меня ограбить и изнасиловать, но ничего у них не вышло — я их побила!  — заявила Ассаж, поведя плечами и кокетливо взглянув на Кеноби, а затем, потупив глазки, извиняющимся тоном добавила.  — После этого, мне их жалко стало, мы разговорились, я их накормила… И вот…
        — Значит, ты теперь стала их главарем?  — спросил тот, больше для того чтобы собраться с мыслями.
        Не сказать, что заигрывания тринадцатилетней девочки его сильно встревожили, но из колеи выбили изрядно. Впрочем, для джедая это не было новостью — такой возраст. Сам он, как и многие другие джедаи в Храме, не раз становился объектом еще не до конца осознанных, но от того не менее действенных «атак» со стороны юных учениц, входящих в период полового созревания. А уж с Сири… Оби-Ван с тоской вспомнил свою первую любовь, с которой им пришлось остаться просто друзьями. Ведь джедай не должен иметь привязанностей. «Надо сосредоточиться. Сейчас есть дела поважнее!» — мысленно одернул он себя, слушая детальную информацию о банде, которую на него, непрерывным потоком обрушивала Вентресс.
        — … а Том отлично дерется, почти как Дин, но он тугодум…  — говорила она, пока они шли по узкому, плохо освещенному проходу между домами.
        — А куда мы идем? Если судить по карте, вход в дом в другой стороне,  — перебил ее джедай.
        — Как!? Разве я не сказала?  — удивилась она.  — Никто ведь не знает, что в старой квартире Бери кто-то есть. Вот мы и залезаем через окно. Прошу.
        Свернув в какой-то полуразваленный подъезд, она легко взбежала по лестнице, и обернулась, ожидая Кеноби. После чего, нажала кнопку вызова турболифта, который, на удивление, все еще работал.
        — Лучше плохо ехать, чем хорошо идти…  — вздохнув, сказала она, заходя в проржавевшую, воняющую испражнениями кабину.
        — Это уж точно,  — подтвердил джедай, когда датомирка нажала на кнопку с цифрами «36».
        Та лишь шмыгнула носом, и отвернулась к стене.
        — Что случилось?  — обеспокоено спросил он.
        — Эрдваныч…  — шепотом сказала Вентресс.  — Это он так, про «ехать» говорить любил. Он всех нас спас. Дрель говорит, что он… Но я не верю! Не мог он просто так погибнуть.
        — Ассаж, это всего лишь дроид…  — попытался успокоить ее Оби-Ван, но был грубо прерван злым рычанием ведьмачки.
        — Сам ты дроид! Мне он как братик был! Он джедай, почти такой, как Квай-Гон!.. Только дроид… но у него…  — девчонка замолчала, поняв, что сказала лишнее, и чтобы избежать лишних вопросов, добавила.  — У него сознание, как у человека.
        Она решила никому не говорить, о том, что ощущала, когда R2-D2 использовал Силу, да и то, что он вообще ее использовал. В этот момент, дроид, который в обычное время, в Силе ничем не отличался от других жестянок, выглядел почти так же, как и любой другой одаренный. Пусть странно, но на фоне остальных странностей этого астромеха, подобное казалось, скорее, нормальным. «Появись только наглая жестянка, уж я тебя обо всем расспрошу! Ты только появись, а…»,  — подумала Вентресс.
        — Как остальные?  — решил сменить тему Оби-Ван, когда они вышли из лифта в длинный, захламленный коридор, освещенный только слабым светом из выходящих на соседнее здание окон.
        — Дэниил и Ангелочек уже почти нормально, с остальными, кроме Брика, тоже все хорошо. А с ним плохо совсем — пришлось правую руку ампутировать выше локтя… Если бы в больницу…  — вновь вздохнув, произнесла датомирка.  — Сюда!
        Она перепрыгнула через подоконник, и уверенно приземлилась на ферму, соединяющую два здания, по которой шли трубы и кабели. Пробежав по узкому мостку над стометровой пропастью, девчонка, прижимаясь к стене, прошла еще метров тридцать, по трубе, вдоль стены, и, остановившись под одним из окон, махнула Оби-Вану.
        — Добро пожаловать в наше скромное жилище,  — сопровождая слова принятым на Набу церемониальным жестом гостеприимства, сказала она.
        Запрыгнув в комнату, джедай, в первый момент, инстинктивно потянулся к мечу. Что понятно, ведь первой вещью увиденной им, было дуло направленного на него бластера.
        — Простите, рыцарь,  — сказал Ранкор, опуская оружие.  — Но обеспечение безопасности, это моя приоритетная задача.
        — Ранки, там Вентресс при?..  — входя в комнату, спросила Дрэйла.  — Рада видеть вас, Оби-Ван Кеноби! Хорошо, что вы навестили наш походный госпиталь.
        Квартира, в которой, после освобождения из рабства, некоторое время жили Бери и ее мать, оказалась совсем крошечной. Две смежные комнаты, одна из которых, та, что поменьше, сейчас исполняла функции прихожей, кухня в которую переходил длинный и узкий, Г-образный коридор, санузел и душевая — вот и все жилье. Даже мебели практически не было, только одна поломанная кровать, в которой спал раненый набуанский гвардеец. Двое других, дурос и женщина пилот, сидя на куче тряпья в углу, о чем-то переговаривались. Однако когда увидели джедая, поспешили встать, приветствуя его. Сквозь открытую дверь, было видно, как твилечка Бери, что-то готовит на кухне.
        — Как он?  — спросил Кеноби, кивнув в сторону раненого, после того, как со всеми поздоровался.
        — Паршиво. Ему необходима нормальная медицинская помощь,  — ответила Вико.  — Хорошо еще, что Триша смогла ему провести ампутацию, а не так как я, с двумя неделями курса санинструктора в СКЮ… Кстати, где она?
        — В коридоре спит. Бедняжка двенадцать часов с Бриком просидела,  — ответил Дэниил.
        — Триша! Первый!  — позвала пленницу и дроида Дрэйла.
        — Да? Вам необходима моя помощь?  — моментально откликнулся ДУМ-дроид, выбегая из кухни с ножом в манипуляторе, которым, как понял Оби-Ван, тот помогал Бери чистить продукты.
        — Где Триша?  — первым делом спросила его капитан.
        Но вместо мелкого дроида, ответил Ранки, который, во время разговора, бесшумно проскользнул в коридор:
        — Она сбежала!
        — Как сбежала!?  — воскликнула Дрэйла, протискиваясь мимо него.  — Когда только?..
        — Вскрыла замок входной дверь, и ушла,  — объяснил дроид.  — Это произошло не более двенадцати минут сорока пяти секунд назад.
        — Скорее, возможно мы успеем ее догнать! Ранки — лестница вниз, Первый — проверить верхние этажи, Вентресс — со мной в лифт!  — приказала она, на бегу достав бластер.
        Кеноби, буквально в последний момент успел запрыгнуть в закрывающиеся за женщиной и девочкой двери турболифта. Он еще не знал, кого они ловят, но решил, что должен им помочь.
        В небольшом холле, куда их доставил лифт, было пусто и тихо, если не считать приближающегося грохота, издаваемого ста сорока килограммовой тушей, бегущего по лестнице боевого дроида.
        — Ассаж, на ули…  — начала было твилечка, но в этот момент, датомирка сама рванула к входной двери, походя, вырвав ее телекинетическим толчком.
        Выбежавший следом джедай, увидел, как девочка бросилась к двум неподвижно лежащим в стороне фигурам. Это были давешние беспризорники, малыш-родианец и здоровяк-главарь.
        — Хвала Силе, живы!  — воскликнула ведьмачка, ощупывая их.  — Дин, что тут произошло?
        — Эта… Ну, которая с вами была. Она из дома выбежала, и когда я ее остановить попробовал…  — зажимая рукой разбитую голову, ответил мальчишка.  — Быстрая, сука! Не такая как ты, госпожа Вентресс, но опытная!
        — Куда она направилась?  — попыталась спросить Ассаж, но была остановлена подошедшей капитаншей.
        — Не стоит. Мы ее тут,  — она, красноречивым жестом, обвела окружающий лабиринт бетонных джунглей,  — точно не догоним. Давайте лучше думать, как, куда и на чем уходить будем. Вот пуду, жаль, от спидера тогда избавились! Как теперь Брика переносить?
        — Прости, возможно, не вовремя, но что это за Триша?  — спросил джедай.  — Случайно, не правая рука Гвидланна Кадо Картифи?
        — Да, именно эта сучка,  — ответила Дрэйла, помогая Ассаж закинуть раненого родианца на руки подошедшему Ранки.
        — Ну вы даете!..  — сдавленно прошептал Оби-Ван, вспоминая все, что знал о ней, как из открытых источников, так и из отчетов Сири Тачи.
        Тут, на внешней грузовой орбите системы Нал-Хатта, мы висели уже почти три часа, как клещ впившись в невидимые информационные потоки двух главных планет Пространства Хаттов. Собирая и анализируя все, что было доступно по этой уникальной форме государственного образования, которую создали слизняки. И причина тому была всего одна — я, наконец-то, начал головой, тьфу ты, процессором думать.
        Вообще, этот рейд на Руусан оказался для меня крайне полезным. И даже не столько честно залутанными сокровищами, оставшимися с той войны, сколько этими двумя днями спокойного полета сквозь гипер, всего с тремя короткими выходами в обычное пространство, для оптимальной коррекции курса. Было время во всем разобраться, и главное, понять, что же делать дальше. Осталось только кое-что уточнить.
        — Кажется, нашел, командир,  — сообщил Второй.
        — Такс, сейчас посмотрим…  — машинально ответил я, открывая входящие файлы.
        Собственно, все оказалось именно так, как я и думал, и даже круче. И хоть это усугубляло ситуацию, но уже был виден «свет в конце туннеля». Осталось только четко отработать комбинацию.
        — Благодарю, Второй. Думаю, ждать дальше нечего. Летим на Нэл-Хатта,  — объявил я.
        — Нэл-Хатта?  — уточнил мой инквизитор.
        — Именно. Один племянничек Джаббы Хатта, я думаю, согласится с нами сотрудничать, хотя бы для того, чтобы сохранить ценную сотрудницу, компенсировать потери от рейдерского захвата производств борзыми джедаями и потерю протеже. Но главное, моя информация поможет ему не потерять статус… Впрочем, не только ему.
        Пока мы летели к планете хаттов, я еще раз проверил свои логические построения, ведь от их правильности, в конечном итоге, могла зависеть, как моя жизнь, так и жизни всех наших, что остались на Нар-Шаддаа. Да что там, моя ошибка сейчас могла обернуться, ухудшением отношений между Хаттами и Набу, а то и прямой войной, как минимум с несколькими каджидиками[74 - Клан у хаттов.].
        Стоит начать с того, что я изначально ошибся, воспринимая Империю Хаттов, как нормальное государство, а их кланы, как обычные банды. Это было ни то, ни другое. Поразительно, но они создали успешное бандитское государство, причем, черезвычайно устойчивое, со свободной рыночной экономикой и невмешательством этого самого государства в дела простых граждан. И основой этой мечты либерала, были каджидики — нечто среднее между бандой, кланом, партией и холдингом. Каждая такая структура, официально, представляла семью хаттов, плюс зависимые, в основном экономически, семьи. А реально, это была лишь вершина управленческого айсберга, куда входили, и доверенные слуги, и наемники, как охрана, так и боевики, сотни банд, фирм и корпораций, что так или иначе находились под «крышей» клана, но не их члены и работники. И вот тут то, и крылась причина устойчивости государственной системы слизняков: с одной стороны, государство никоим боком не касается рядового разумного, и во всех своих бедах он должен винить лишь родную фирму или банду, а с другой, структура непосредственно подчиненная каджидику, если ей в нем
плохо, легко может перейти под крыло другого клана. Иными словами, нет даже предпосылок для создания революционной ситуации.
        Нет, конечно, это не значит, что любой «бизнесмен» может, когда ему заблагорассудится, сменить хозяина — есть и недоверие к тем, кто слишком часто меняет крышу, и долговые обязательства, и, главное, понятия, по которым менее крутой каджидик не может пойти против более крутого, да и личные договоренности глав кланов нужно брать в расчет. Но если клан начал разбегаться, то ему однозначно хана — другие только радостно помогут.
        Вообще, во всех этих интригах, непрерывных переделах зон влияния, размерах «налогов», и так далее, могли до конца разобраться только сами хатты, чьим смыслом жизни это и являлось, и чей мозг, по производительности вчетверо, а по объему памяти вдесятеро, превосходил человеческий. Страшно представить, что бы было с галактикой, займись они чем-то полезным.
        Но кое в чем и я смог разобраться. А именно: в общем раскладе сил в Великом Совете хаттов, и том, как на него влияют контроль над Нар-Шаддаа, и производство Спайса. В общих чертах, получалось, что Совет, в этом вопросе разделен на два лагеря: местных крупных игроков, кто в текущей ситуации терял влияние, и остальных — местную «мелочь» и тех, кто подобно Джаббе, не имел прямых интересов на центральных мирах Пространства Хаттов, но стремился к усилению своего влияния.
        Таким образом, мы имели четыре стороны данного конфликта: две группы в руководстве хаттов, нашего «друга» Палпатина, который контролировал коликоидов, официальную Республику и Ксизора, а также такого незапланированного игрока, как мы с джедаями. Хотя термин «игрок» по отношению к нам, пока, звучит слишком громко — скорее уж фигуры, и то Энакин и, возможно, Оби-Ван. И вот тут, вырисовывалась вторая моя ошибка, что прямо проистекала из первой. И ошибкой была неправильная оценка роли одной талантливой полукровки.
        Все просто. Я сам себя убедил, что она является самостоятельным игроком, а она не стала разубеждать наивного лоха, который не разбирается в хаттских раскладах. Ведь мало кто из посторонних понимал, что самостоятельно захапать себе кусок пирога под названием: «Бизнес на Нар-Шаддаа», может лишь тот, кто имеет вес в Великом Совете хаттов, или опирается на реальную внешнюю силу, как Дарт Сидиус. И причина этого в том, что на Луне Контрабандистов ничейного быть не может, и ей пришлось бы войти в один из каджидиков, а это не та информация, которую можно скрыть — придется ведь отвечать на сакраментальный вопрос: «Под кем ходишь?» А из этого, следовал простой вывод: либо Триша делала это по заданию своего босса, либо по заданию того, кому босс не мог отказать, либо, работала на его конкурентов.
        Последний вариант я отбросил почти сразу — нет логики, ведь если планировалось физическое устранение наместника Вертикального Города, с последующей заменой его на своего ставленника, то зачем тратить лишние ресурсы на то, что и так получится само собой. Первый вариант отпадал по тем же причинам. Оставалось задание покровителя, которому могло быть только одно объяснение — страх потерять все, и попытка, так сказать, разделить яйца.
        Да и ее соучастие в убийстве наместника, с такой точки зрения, выглядело не предательством, а провалом, из-за слишком долгой игры в шпионов, и попыток найти заказчиков, стоящих за «Черным Солнцем».
        И вот, сложив все это вместе, вырисовывалась следующая комбинация: Один хитрый ситх с дурацким именем Шив[75 - Таки да, если Лукас назвал Шивом, значит, будем и мы так называть.], для финансирования своего Коварного Плана, нуждается в дополнительной наличности. Для этого, он передает своим протеже коликоидам производство и оптовую торговлю спайсом. Но тут возникает проблема — прежние хозяева такого беспредела, явно, терпеть не станут, а давить своими силами их нет возможности — Черное Солнце, под предводительством принца Ксизора, еще даже «не взошло», ученик, в том числе моими стараниями, полностью мертв — сомневаюсь, чтоб он с одной головой выжил, другого еще учить и окучивать, а армии клонов и дроидов появятся лишь через шесть лет. Вот он и использует «в темную» лохов джедаев. А чтоб хатты не возмущались, действует по своему излюбленному принципу: «Разделяй и властвуй». Всего-то делов, пообещать конкурентам хозяев Нар-Шаддаа, что те будут ослаблены, а они сами получат этот жирный пирог. Конечно без мяса, в виде производства спайса, но ведь никто не запрещает развернуть новое, да и просто так они
его ни в жизнь бы не получили.
        Во всяком случае, вся доступная мне информация подтверждала именно эту версию, да и послезнание говорило, что какой-то хер с бугра, то есть Джабба с Татуина, будет, к началу Войны Клонов, в Великом Совете хаттов весить больше, чем те, кто обитают в звездной системе со ста двадцати миллиардным населением, и товарно-финансовым потоком, хоть и упавшим за последние тысячелетия, но все равно составляющим 4 % от корусантского, или раз эдак в тысячу превосходящего татуинский. Конечно, Джаба, как и многие другие хатты, не живет в месте физического нахождения «основных активов», но сейчас-то, как я узнал из местной голосети, Татуин дает ему почти 30 % дохода, а сам он всего лишь один из заурядных игроков в Совете, выезжающий не за счет богатства, а лишь благодаря опыту, связям и искусству интриг. И, кстати, таких как он довольно много, в том числе корусантский «чеширский кот» Зиро[76 - Горга и Зиро — канонные хатты присутствующие в М/с «Войны Клонов».].
        Таким образом, мне оставалось определить, кто из местных хаттов был покровителем Триши и покойного Гвидланна Кадо Картифи. Что мне и удалось сделать довольно быстро, ведь политика хаттов, в новостях Нар-Шаддаа, была непременным атрибутом бизнес-хроники для серьезных людей и прочих разумных. Правда, для ее получения, пришлось ломать кодированный канал, ведь тут в Далекой-далекой галактике, также как и на Земле, подобные вещи считались элитарными, а значит, априори платными. Конечно, я и заплатить мог, но не хотелось оставлять лишних следов, да и взломы платных ресурсов, в Вертикальном Городе были делом обычным, касаясь, правда, в основном порнографических страниц.
        — Q12, на тебе переговоры с диспетчером, и ложный инфопакет. Кстати, исправил?  — уточнил я, когда мы подлетали к планете.
        — Подтверждаю, командир,  — коротко проинформировал он, подключаясь к передатчику.
        — И чтоб мне без дамочек и Гегемоний Каюк!  — предупредил я его.
        — Принято,  — с поддельной тоской, произнес он.
        «Вот странно, я ему мозги практически сломал, а он, наоборот, резко поумнел»,  — отметил я про себя. Вообще, я эту странность давно заметил — дроиды, что работают со мной, резко умнеют, во всяком случае, вероятность формирования разума у них вдвое выше, чем в среднем по галактике. В чем тут причина, ума не приложу. Может, я как-то на них в Силе влияю, или все из-за того, что я их воспринимаю почти так же, как органиков, но факт остается фактом.
        Сесть удалось без труда. Благо, я заранее запасся липовыми идентификаторами, в которые надо было внести лишь тип корабля, и скорректировать пару крайних[77 - Термин «Крайний», используется в армии и авиации, вместо слова «Последний», которое обозначает исключительно «последний в жизни».] точек маршрута. Тем более, тут в Пространстве Хаттов, вопросы задавать было не принято — вот попадешь к главе клана, тогда сам все скажешь — ну а мне, это лишь на руку.
        Откинув лист металла, с недавних пор заменяющий фонарь кабины, я выпрыгнул под мелко моросящий кислотный дождь этого мира-помойки, и, дождавшись своих бойцов, направился к зданию космопорта.
        Конечно, можно было пойти сразу, к видневшимся неподалеку домишкам кантин, магазинчиков и других сомнительных заведений. Но тут был еще один маленький прикол, из серии «короткий путь не всегда самый быстрый». И заключался он в системе безопасности принятой у хаттов, что, в свою очередь, основывалась на их менталитете. А работала эта система следующим образом: чем официальнее ты идешь к хатту, тем меньше тебе будут мешать. И регистрация, с отметкой цели посещения, в данном случае, должна была изрядно упростить нам жизнь. Но в этот раз не вышло.
        Уже когда мы подходили к серому, довольно затрапезного вида, двухэтажному зданию, невдалеке от него совершил посадку внутрисистемный челнок VIP класса, из которого выскочили двое злобного вида наемников, с бластерами на перевес.
        — Q12, заслоняем Второго. Идем, как шли,  — скомандовал я, когда на опустившуюся аппарель, вышла женщина в темно-сером, до боли знакомом, мешковатом балахоне, с низко опущенным на глаза капюшоном.
        Рядом с ней шел, также закутавшись в плащ с капюшоном, Энакин. При этом, они что-то оживленно обсуждали, энергично жестикулируя.
        — Фух! Вроде не заметили,  — сымитировав звук вздоха облегчения, произнес я, когда мы скрылись за дверью.
        Все же, есть одна польза от галактической моды на такой способ маскировки, как плащ — у того, кто его носит, напрочь отсутствует периферийное зрение. «Эх, вот бы им еще наушники в моду ввести!» — про себя отметил я, мечтая о том, насколько это упростит скрытое наблюдение.
        — Эй, вы, дроиды, зачем пожаловали?  — окликнул нас охранник виквай, очевидно исполнявший тут роль таможенника.
        Передав своим бойцам, чтобы не суетились, и не провоцировали конфликт, я выдал первое пришедшее на ум объяснение, ведь прежний вариант с посещением хатта, ввиду прилета Триши и Скайуокера, мне пришлось отбросить:
        — Разведываем местность, солдат. Наш капитан, последнее время приобрел слишком много врагов. Пояснение: Ему хотят отомстить родственники одного наемника. Сожаление: Кто же знал, что у этого бродяги, еще есть целая семья таких же нищих отморозков.
        — А он, что тут забыл?  — настороженно спросил виквай.
        — Ответ: Хозяин Бэкрай желает продать достопочтенному Горге Десилийк Ааррпо, некий товар, который того, несомненно, заинтересует.
        Достав из бедренного контейнера десяток золотых пеггатов[78 - Пеггаты, в отличие от республиканских кредитов, в основном, представляли собой монеты из драгметаллов.], и небрежно подбросив их на ладони так, чтобы и таможенник, и подошедший во время разговора его соплеменник-напарник, увидели свой будущий приз, я вкрадчивым тоном спросил:
        — Просьба: А нельзя ли как-то проверить, не прилетали ли на Хатту[79 - Общепринятое разговорное сокращение от Нэл-Хатты.], в последнее время, несколько интересующих нас людей?
        — Легко!  — в один голос заявили оба виквая, радуясь возможности без особого риска получить десятидневный заработок из манипуляторов лохов-дроидов, которые не знают, что тут регистрируются лишь те, у кого есть какие-то дела к слизнякам.  — Прошу, за мной.
        Не то что мне очень хотелось заниматься благотворительностью, но другого способа быстро убраться из зала, куда вот-вот должны были войти наши знакомые, я, так вот сходу, придумать не смог.
        Войдя в пультовую следом за одним из наемников, который начал что-то быстро шептать на ухо, сидящему за терминалом дуросу, я наугад назвал два десятка персонажей из «Песни льда и пламени», а услышав закономерный ответ, что такие официально на планету не прибывали, безропотно ссыпал десять пеггат в руку доблестного стража границы.
        — Что ж, благодарю за помощь. Вопрос: Как я понимаю, не все прибывшие на планету проходят у вас регистрацию? Нам бы хотелось осмотреться в городе. Это возможно?
        — О, конечно-конечно, прошу, господа дроиды,  — как умел радушно, и не скрывая облегчения, ответил виквай, указывая нам на выход.
        Которым мы тут же и воспользовались, быстро пройдя через зал ожидания, больше всего похожий на своего «убитого» собрата, где где-нибудь в российской глубинке, и вышли под дождь, который за эти десять минут лишь усилился.
        — Ну и, где они?  — подал голос Второй.
        — Почти уверен, что отправились прямиком к крепости Горги,  — ответил я, и, переключаясь на закрытый канал связи, добавил.  — Сейчас точнее узнаем.
        — Жив! Я так и знал, что этот устаревший болван Ранки что-то напутал!  — радостно воскликнул искин, подаренного мной Энакину комлинка, как только аппаратура справилась с синхронизацией кодировки.
        — Я тоже рад, что вы оба живы и здоровы. Но сейчас, не выкидывай никаких фокусов и не привлекай внимания! Внимательно слушай! В режиме реального времени, передавай мне информацию с оптических и акустических сенсоров, это раз. Сбрось данные о вашем текущем положении, с привязкой к зданию космопорта, это два. Подготовь отчет, в общих чертах, о том, что с вами происходило за минувшие семь стандартных суток, и детально за последние сутки, это три. Выполняй.
        — Принял!  — с готовностью откликнулся Хран.  — На формирование отчета необходимо 475 секунд.
        — А ты беспокоился, что не найдем, Второй,  — обратился я к ДУМ-у.  — Никуда они не денутся. Так, 620 метров от нас, пеленг 201, курс 196, скорость 1,35… Судя по карте, идут пешком по направлению к нашему дорогому «ювелиру»[80 - Подобное прозвище, хатт получил из-за характерной формы сенсорного блока, который он носил на голове.]. Ну и мы следом.
        Выведя в угол поля зрения изображение с камеры Храна, я стал самым наглым образом подслушивать и подглядывать.
        — … жешь Горге. Уверена, он во всем разберется, и поможет снять обвинения с тебя и твоих друзей,  — пообещала Триша.
        — Но я действительно не знаю, кто стоял за покушением,  — заверил ее Энакин.  — Поверьте, я очень хочу вам помочь, и рад, что моим друзьям удалось справиться с исполнителем, который так бесчестно использовал вас!
        — Хран, ты передавал Энакину результаты нашего расследования?  — озабоченно спросил я, вновь вызвав искина.
        — Так точно, пять часов назад! Все что получил от Ранкора.
        «Ай, молодец! Я, можно сказать, тебе молча аплодирую!» — про себя похвалил я мальчишку, который, в отличие от меня не повелся на штучки этой особы, и это в его то возрасте! Если он все знает, то или отлично играет телка, или лох распоследний.
        — … у меня, госпожа Триша, есть только предположения, о том, что за этим стоят хатты, оппозиционные вашему господину Горги. Во всяком случае, такой вывод можно… сделать из записи переговоров моих похитителей с советником Джаббы Хатта, Бибом Фортуной,  — продолжал меж тем Скайуокер, осторожно подбирая слова.
        «Шебс! И когда это его украсть успели, а я ни сном ни духом!?» — вновь поразился я.
        — Ты точно уверен, что это именно Два Глиста?  — настороженно спросила Триша.
        А Энакин развеселившись, впрочем, как и я, от подобной клички твилека-альбиноса, ответил:
        — В этом и вся трудность. На записи отсутствуют имена, а лицо того твилека было в тени… Но характерные жесты, манеру говорить и держаться, я узнал.
        — И где же ты мог так хорошо познакомиться с этим уродом?  — не скрывая своего презрения к «коллеге», задала закономерный вопрос полукровка.
        — А я шесть лет рабом на Татуине был. Вот мы и бегали с ребятами на этого, хи-хи, Два Глиста посмотреть, когда он указы, решения и приговоры Джаббы Хатта зачитывал,  — небрежно ответил тот.
        Я же испытал дичайший прилив гордости за проделанную работу. Уж сколько труда вложить, за три последних года пришлось, чтоб избавить ребенка от комплексов по поводу рабства, одной Силе известно. Даже Конана Варвара перевел, и всячески ему объяснял, что не важно, кем ты был, а гораздо важнее, кем ты стал. И так далее в том же духе. Вот и сейчас подобное откровение с его стороны лишь пошло на пользу.
        — Я тоже рабыней родилась…  — доверительно призналась Триша, но тут же осеклась.
        Видно было плохо, но Энакин, по всей видимости, схватил ее за руку, другой, срывая с пояса световой меч.
        — Нападение!  — передал Хран, впрочем, я уже бежал вперед со всей скоростью, которую позволяла развить платформа типа «Штурмомех».
        — Q12, запускай дрона, канал на меня! Готовь гранатомет! По команде, режим навесного огня!
        За спиной хлопнул вышибной заряд, и двадцатисантиметровый цилиндрик беспилотника по баллистической траектории устремился к месту нахождения падавана и полукровки. Которые уже вовсю воевали. Конечно, в мелькающем изображении что-либо понять было сложно, но даже сейчас было видно, что положение у них крайне нехорошее, и оно, как это не парадоксально, усугублялось глупостью нападавших.
        Пока что, я мог разобрать лишь то, что атаковали их сразу за городом, на узком мостке, который тянулся через болота, по направлению к дворцу хатта, и то, что огонь по ним вели с двух сторон: с песчаной косы покрытой зеленкой[81 - Лес или плотный кустарник, на армейском сленге.], на несколько сотен метров вдававшейся в глубь болот, параллельно мостку, и с развалин какого-то дома или ангара, наполовину поглощенного трясиной, по другую сторону от них. При этом Энакин с Тришей находились точно посередине между нападавшими, что по меркам любой военной логики было полным абсурдом, но в данной ситуации, как ни странно, сильно усложняло оборону, так как мальчишке буквально приходилось разрываться надвое, чтобы защитить себя и женщину от летящего с двух сторон роя плазменных сгустков.
        Пошла информация с дрона, и я, оббегая редких прохожих, скомандовал:
        — Q12, на месте! Изготовиться для ведения огня, одиночным, угол 36,00, азимут 204,45, скорость 79. Огонь! Второй, налево! Задача выйти к косе, зачистить после налета.
        Позади хлопнул гранатомет, а я продолжил бег, понимая, что долго они там не продержатся, тем более что оба охранника Триши уже погибли.
        Девять с половиной секунд спустя дрон передал изображение того, как на месте угла полуразваленного дома вспыхнуло маленькое солнце, а я, выдав поправку, приказал пройти двумя сериями по 14 и 25 термальных гранат по остальному дому и косе соответственно.
        Последние дома города остались позади, и я выбежал на хлипкого вида мостик едва два метра шириной, что вел вглубь болот. Справа, облако из пыли, дыма и огня укутывало то, что осталось от заброшенного дома, слева, в полутора сотнях метров от меня, на песчаной косе, один за другим вспыхивали плазменные шары, на месте которых тут же вырастали грибки из испаренной болотной жижи, грунта и растительности. На полпути к нашим замерли пятеро нападавших, которые видимо, решили добить попавших в засаду, но, испытав полный комплект ощущений, сходных с теми которые испытывали Фрицы на ж/д станции Орша[82 - Имеется в виду первое боевое применение БМ-13 более известных под названием «Катюша». Это произошло 14 июля 1941 года, когда батарея капитана И.А. Флерова, в составе 7 машин БМ-13 и одной пристрелочной гаубицы, уничтожили захваченный немцами железнодорожный узел Орша, попутно произведя на выживших фашистов незабываемое впечатление (112 снарядов менее чем за минуту).], замешкались, за что и поплатились, получив от меня еще два сорокапятимиллиметровых термальных гостинца.
        Перепрыгнув образовавшийся на их месте провал, я, накрыв тремя гранатами еще одного придурка, который, скорее всего с перепугу, стал стрелять из кустов на косе, подбежал к месту, где оборонялся Энакин.
        — Стой!  — крикнул он мне, стоя с активированным мечом над сжавшейся комочком у его ног женщиной.  — Ты кто такой?
        — Свои, Эни! Спокойно,  — опустив оружие, и, останавливаясь в десятке шагов от него, сказал я.
        А тот, тоже опустив меч, с криком: «Эрдваныч!? Вот это было круто! Ты жив!?», повис на мне.
        — Жив. Жив, и рад, что и с тобой все в порядке,  — растроганно сообщил я.
        — Это ты их из того гранатомета, что мне показывал?  — стал расспрашивать он.  — Вот из этого?
        — Ну, не совсем. Мой боец. Я только корректировал огонь,  — пояснил я, и, видя, что парень вновь схватился за меч, и повернулся к остаткам растительности на косе, откуда вновь стала раздаваться стрельба, поспешил его успокоить.  — Это Второй там недобитых чистит… Бля!..  — спохватившись, я активировал канал связи.  — Второй, если получится, постарайся взять языка, желательно целого.
        — Ага, целого тут!  — возмущенно отозвался дроид.  — После любимой игрушки Q12-ого, тут вообще целого маловато! А без ног сгодится?
        — Сам смотри, если уверен, что он хоть пару часов протянет, то сгодится! Но ты поосторожнее там, не получится, и хатт с ним!
        — Принял, командир!
        — Кстати, Эни, а как там Триша?  — вновь обращаясь к мальчишке, спросил я.  — И как так получилось, что вы тут вместе, а остальных нет.
        — Со мной все в порядке, дроид,  — вставая, и чуть прихрамывая, идя к нам, ответила она.  — Спасибо тебе, что опять спас меня. И тебе, Энакин… А от остальных ваших я убежала. Дела, знаешь ли. Что же касается вот этого героя, то я его в космопорте подобрала, когда он на грузовоз пролезть пытался. Мальчику понадобилось срочно увидеть Горгу Десилийк Ааррпо, а мне по пути было.
        — И почему мне кажется, что всемогущая советница каджидика Ааррпо и начальница его разведки, не та, кто просто так станет подвозить юных падаванов?  — спросил я, потому что эти игры в секреты мня по горло достали.
        — Догадался, наконец?  — мило улыбаясь, спросила эта хитрая тварь.
        — Разведки? Клана Ааррпо?  — ничего не понимая, спросил Энакин.  — Я думал, она дворецкий или советник при Гвидланне, как Биб при Джаббе.
        — Одно другому не мешает,  — стал объяснять я.  — Просто Картифи, вроде как и отдельный каджидик, но слишком слабый, вот они и пошли под руку к более могущественному клану, в обмен на пост Советника для своего главы. А как догадался, что она не просто коммерческий директор? Тут все просто, во-первых, она, при нашей первой встрече, мне чуть ли не прямым текстом сказала, что от нее на Нар-Шаддаа секретов нет, а во-вторых, я тут покопался в информации из местной сети, и установил, что госпожа Триша возникла в качестве помощника Гвидлана Хатта три года назад, как будто из ниоткуда — ну не бывает так. И главное у меня появилась возможность остановиться и прокачать ситуацию. Вот смотри, Эни: она находит меня, с целью узнать некую важную для ее работы информацию, рискуя, как мне кажется, осознанно, своей жизнью… Знаешь, Триша, я до сих пор удивлен тем, как только поверил в твою сказку про несчастную жертву, которую злой Каирз заставил. Более того, мне до сих пор непонятно, как он-то купился. Чтобы ты, да не нашла повод не выходить на нас! Единственное исключение, это то, что тебе самой от нас что-то
требовалось. Даже при нашем крайнем… пусть будет разговоре, ты опять просила о том же. Да, кстати, извини за методы, которые я при этом использовал…[83 - Практически, Триша, при Горге Хатте занимается тем же, чем и ГГ при Амидале, с поправкой на пол, и особенности хаттского общества.]
        — Ничего, бывало и хуже. Вы хоть меня не били и не насиловали,  — улыбнувшись, ответила она.  — Но испугалась я тогда сильно, все же я не полевой агент… Но, я все-таки надеюсь, что ты скажешь?..
        — Вот неймется!  — возмутился я.  — Зачем? Ведь еще в первый раз вроде как доходчиво объяснил, что это только осложнит ситуацию! Вам же и на своем огороде есть что копать. Те же ваши хаттские игры с переделом сфер влияния, это нападение. Я почти уверен, что о твоей реальной роли при дворе Горги, или, как минимум, о том, что ты на него работаешь, догадались его конкуренты — не глупее меня будут, да и не залетные «Солнцевские», которые в ваших раскладах не разбираются, и которых тоже использовали.
        — Понимаешь, Эрдваныч,  — задумчиво произнесла женщина.  — Я ведь люблю нашу Империю… Понимаю, глупо наверно? Но, все что я имею, чего добилась, стало возможно именно при этом, да мерзком, да продажном, да несправедливом, но моем обществе. Империя Хаттов похожа на эту вот Нэл-Хатту — огромная помойка на окраине галактики. Ни ресурсов, ни постоянных торговых потоков, и четыре триллиона разумных пятнадцати тысяч рас. Да, мы практически банды, у нас тут рабство, коррупция, торговля спайсом и все остальное, но ответь, в вашей Республике что, этого нет? Даже экономически, мы с мирами Внешнего Кольца, Республике не уступаем! Или ты думаешь тут можно лучше все обустроить?.. Может и можно, но я ведь не юная дура! Одно я знаю, у нас любой туда подняться может, куда его талант и упорство позволят. И вот это я боюсь потерять! Боюсь, что закончатся все эти, как ты сказал, игры хаттов, что кто-то возьмет нас за шею, и будет давить. У меня, да и многих моих коллег есть ощущение, что в галактике что-то назревает. И мне бы хотелось знать что, и кто за этим стоит?
        Сказать, что я был поражен, это ничего не сказать. Вот никогда не подозревал в Трише такую государственницу и патриотку. Хотя без таких и государства быть не может, наверное… А еще я понял, что мне только что сделали предложение о сотрудничестве, от которого я не могу отказаться. Хатт! В прямом смысле этого слова.
        От немедленного ответа меня избавило сообщение Второго, о том, что к нам приближается группа вооруженных людей на спидерах.
        — Похоже, у нас еще гости. Две репульсорные баржи, плюс четыре спидера, до восьмидесяти человек. Вооружены,  — объявил я, и, обращаясь к полукровке, добавил.  — Я помогу вам. Но на многое не рассчитывайте. Ни имен, ни должностей, ни конкретных фактов.
        — Вполне достаточно,  — кивнула она, вглядываясь вглубь болота.  — Все в порядке. Это охрана Горги Десилийк Ааррпо. Наконец проснулись!
        — Ну и ладно. Ты не против, если мои бойцы подстрахуют нас, во время встречи с охраной, а потом, не отсвечивая, побродят по округе?  — честно предупредил я ее.  — А то мне неспокойно как-то, со всеми вашими хаттскими играми.
        — Ты параноик,  — с явным уважением в голосе, и довольно улыбаясь, ответила она.
        А я, связавшись с бойцами, отдал соответствующие приказы, уточнив с Вторым, где оставить пленного, чтобы его долго не искали.
        Но в этот раз, вроде, пронесло. Во всяком случае, кроме словесной клизмы, которую вставила командиру наемников полукровка, других осложнений не было. И мы, погрузившись на баржу, и дождавшись, пока одна из групп подберет языка, благополучно отбыли к дворцу Горги Хатта.
        За это время, я успел мельком просмотреть отчет Храна, и, пока мы летели сквозь переплетения кустарника и лиан, над протоками, заполненными болотной жижей, спросил Скайуокера:
        — Эни, мне тут Хран инфу за последние дни скинул, и я одно понять не могу, как ты вышел на Горгу Хатта?
        — Так ведь Сири тут не один год провела, а я когда узнал, что мной Джабба интересовался, а возможно, и похитить меня приказал, ее информацией по персоналиям решил воспользоваться, и обратиться к одному из его конкурентов в Великом Совете. А так как в ее отчетах значилось, что наибольшим влиянием на Нар-Шаддаа, помимо Гвидлана Хатта, пользуется племянник Джаббы Горги который с дядей, сейчас воюет за влияние в Совете, то я и решил обменять информацию на возможность спокойно покинуть пространство хаттов для себя, Оби-Вана и вас.
        — Понятно,  — ответил я, и, посмотрев на Тришу, которая усердно делала вид, что ее не интересует наш разговор, спросил.  — Как ты думаешь, Горге необходимая тебе информация нужна?
        — Нет,  — моментально поняв, куда я клоню, ответила она.  — Ему хватит и информации о конкурентах. А мне будет достаточно, если ты намекнешь, тогда я постараюсь обеспечить решение ваших… вопросов.
        — Отлично. Значит, когда мы будем улетать из вашей гостеприимной системы, я передам тебе то, что тебя интересует.
        — Хорошо. Пусть будет так,  — подумав пару секунд, ответила полукровка.  — Но смотри, если вздумаешь обмануть, у меня есть достаточно возможностей осложнить отношения между хаттами и Набу. Однако надеюсь, что этим отношениям ничто не помешает.
        «Вот ведь сука!» — восхитился я, умеет же вложить в одну фразу несколько смыслов: и предостерегла, и проинформировала, что за эту неделю так же разузнала обо мне, но главное, намекнула на дальнейшее взаимовыгодное сотрудничество. И что с того, что туманно, яснее в таком деле нельзя, разве что агентурные обязательства подписать.
        — Я стараюсь не обманывать тех, кто честен со мной,  — ответил я.  — И мне бы тоже не хотелось ухудшения взаимоотношений.
        Довольная женщина поднялась и, подойдя к командиру наемников, стала о чем-то с ним беседовать. А мы с Эни, проговорили всю оставшуюся дорогу до дворца хатта. Где сходу прошли к тому на аудиенцию, точнее пошли Энакин с Тришей, а я остался ждать в холле дворца, наблюдая за всем происходящим при помощи сенсоров Храна. Одновременно просчитывая места, где в этом здании могут находиться проекторы и генераторы щита — все-таки, я не очень уютно себя чувствовал, находясь в логове этих слизняков.
        Но все прошло спокойно. Хатт, более всего напоминающий, возможно из-за сенсорного блока на голове, старого еврея из ломбарда, выслушал доклад полукровки и рассказ Скайуокера, лениво повозмущался «вероломству» родного дяди, и, пообещав разобраться с виновными, спросил, чего же от него хочет джедай. А когда тот, сказал, что хочет покинуть Пространство Хаттов, выдал такую смесь облегчения и удивления, мол: «Кто тебе мешает? А я то тут причем? Но я добрый, и чем смогу, тем помогу. Однако же расходы в последнее время…», что я даже чуть ему не поверил.
        И вот, всего через час, мы двинулись в обратный путь, правда, теперь всего на одной барже при двух спидерах.
        На летном поле космопорта мы как-то скомкано попрощались с Тришей, и сев в доставивший ее челнок, вылетели на Нар-Шаддаа. Правда я предварительно предупредил ее, что если с нами что-то произойдет, она попытается покинуть Хатту, или мои бойцы в течение двух часов не получат кодовый сигнал о том, что мы вышли из системы, она вблизи почувствует, что такое очередь термальных гранат, а потом тоже самое почувствует и ее босс в своем дворце, после того, как вирус отключит генераторы щитов. Конечно я блефовал, ведь никакого такого вируса и в помине не было, но надеялся, что ей не захочется проверять это на практике. Ведь нам еще предстояло забрать у дуросов нашего «Старого Лиса», да и остальных вывезти. Да и Q12-му со Вторым нужно было дать время улететь. Хоть это и было глупо, но мне очень не хотелось рисковать ими.
        Лучи заходящего светила просвечивали ткань легкого кружевного платья, ничуть не скрывающего идеальную фигуру, стоящей на балконе дворца Горги Хатта женщины. А она лишь устало смотрела на поросшую причудливыми кустами гладь болот, городишко за ними, и теряющиеся в желтой дымке далекие горы.
        — Ну что, дочка?  — так ее иногда называл только сам хозяин дворца, когда изображал «доброго дядюшку».
        — Как я и предполагала, никакого вируса не было, и нет,  — не оборачиваясь, сказала она.  — Но я все же приказала заменить все электронные блоки.
        — Хорошо, мы не столь богаты, чтоб экономить на безопасности,  — ответил хатт, посмеявшись собственной шутке.
        — Им удалось уйти?  — ни то спросила, ни то констатировала женщина.
        — Как ты и говорила,  — не скрывая недовольства, подтвердил хатт.  — Один из преследовавших их корветов успел передать только то, что вышел из гипера в короне звезды, а второй напоролся на газовую туманность. Эти банта пуду до сих пор орут в эфир, чтобы их спасли. А кому их разбитое корыто нужно?
        — А пикеты в местах выхода,  — больше, чтобы поддержать разговор, чем действительно интересуясь, спросила полукровка.
        — Ничего не видели,  — сплюнув, ответил тот.  — Эти думпас, вместо того, чтоб исполнять мой приказ, решили, что это разрешение заняться пиратством. И они им так самозабвенно занимались, что пройди в мегасвете от них потерянный флот Катаны в полном составе, они бы и его не заметили.
        Они некоторое время простояли молча, думая о своем, пока хатт не заговорил вновь:
        — Но я не жалею, дочка. Благодаря этой интрижке, мы смогли больно укусить за хвост моего дорогого дядю, и даже не все активы на Нар-Шаддаа потеряли… Проклятая Республика!
        — Я надеюсь, случившееся и этот… инцидент, не повлияют на ваши планы по сотрудничеству с Набу?  — озабоченно спросила Триша.
        — Ты меня обидела, дочка!  — притворно разозлился Горга.  — Я что, похож на того… не при твоих нежных ушках будет сказано, кто путает личные обиды и бизнес. Я лично допросил того из слуг моего дядюшки, что напали на вас… Ах, как он орал!.. Если те «Стражницы» и «Штурмомехи», которых хотят впарить нам наши набуанские друзья, хоть в половину столь же эффективны, то я лишусь аппетита при одной мысли, что их не будет у меня, когда чем-то подобным обзаведутся мои дорогие родственнички.
        — По-моему, это мудрое решение, мой господин.
        — Конечно мудрое! А ты, так и не сказала мне, кто в Республике стоит за всем этим безобразием со спайсом?  — неожиданно сменил тему хатт, но советница была готова к этому вопросу.
        — К сожалению, точно установить не удалось. Джедаи мало что знают,  — произнесла она, на что Горга лишь презрительно фыркнул.  — Как я и говорила, следы ведут в Сенат и аппарат канцлера. Но я обещаю, что докопаюсь до сути!
        — Постарайся,  — пригрозил ей тот, и недовольно прошипел.  — Все, дочка, можешь идти работать!
        — Как пожелаете, господин,  — поклонившись, ответила она, и пошла к выходу с балкона.
        А, пройдя в свои апартаменты, уселась за терминал, и стала быстро что-то набирать. Но потом достала из ящика стола небольшой листок флимсипласта, и долго на него смотрела. Там, крупным, размашистым почерком было написано всего одно слово: «Ситхи».
        Смяв листок, она зашвырнула его в утилизатор, а затем уверенно стерла текст в терминале. И быстро набрала новое сообщение, которое, через цепочку ложных терминалов и ретрансляторов, ушло двум адресатам.
        В нем было всего два предложения: «Джедаи и набуанцы не располагают достоверной информацией о третьей стороне в деле о производстве спайса и перераспределении сфер влияния в Империи. Следует обратить внимание на применение Набу дроидов со сформировавшейся личностью».
        — Сами виноваты,  — прошептала она.  — Думали, Триша может просто погибнуть, когда такая интересная игра начинается! Заодно и тебя, дорогой мой дроид, проверим, стоит ли вообще с тобой играть…
        Аккуратно стерев все записи, она откинулась на спинку кресла, мечтательно глядя в потолок.

        Глава 10

        Главнокомандующему Армии Света
        Лорду Хоту
        начальника объекта?183
        генерала-джедая Касии Уорти.
        Докладная записка.
        О выполнении работ по проекту «Звездный меч»
        На данный момент, четвертый опытный экземпляр разрушен. Причина — резонанс фокусирующего кристалла вследствие неоднородности его структуры. Производится синтез кристаллов для образцов?5 и 6. Готовность 90 и 55 % соответственно.
        Основные работы ведутся в направлении повышения режущих свойств арки. Так, если на переданном Вам образце?3, этот показатель составлял 85 % от стандартного, и 73 % от оружия противника, на пятом и шестом вариантах, мы, за счет дальнейшего вытягивания арки в поперечной плоскости, планируем добиться результатов, не хуже чем при использовании синтетических кристаллов. Однако, как показали опыты над вариантом?4, это приводит к росту нагруженности кристаллической решетки, и, как следствие, требует большей степени очистки кристалла.
        К сожалению, дальнейшее снижение демаскирующих признаков, в рамках данной технологии, не представляется возможным. Но даже достигнутое снижение интенсивности излучения в видимом и инфракрасном диапазонах на 92 %, позволит значительно снизить риск преждевременного обнаружения «Теней»[84 - Джедаи-тени — спецподразделение Ордена Джедаев, подчиненное Совету Первого Знания. Основными задачами теней является поиск и уничтожение артефактов Темной стороны, борьба с теми, кто на нее перешел и разведка в интересах Ордена. Появились примерно за пять тысяч лет до описываемых событий, и с тех пор огнем и мечом выжигали ситскую ересь в ДДГ. Не всегда успешно, но истово и фанатично.] и разведчиков действующих в тылу противника.
        2652:04:11 АТС[85 - Принятая в то время датировка от Корусантских Соглашений. Для пересчета на привычные ЗВ-шникам годы до Явинской Битвы, следует отнять 3653.]

        Высшему Совету Ордена Джедаев.
        начальника объекта?183
        генерала-джедая Касии Уорти.
        Служебная записка.
        О направлении мастера формы VII на объект № 183.
        Для оказания консультативной помощи в работе над проектом «Зеркало», прошу в кратчайшие сроки направить на вверенный мне объект джедая-мастера формы Джуйо[86 - Джуйо или Ваапад — 7-я форма боя на световых мечах.].
    2652:04:12 АТС

        Совету Первого Знания Ордена Джедаев.
        начальника объекта № 183
        генерала-джедая Касии Уорти.
        Служебная записка.
        О предоставлении информации по вопросам связанным с Темной Стороной Силы.
        Для выполнения работ по проекту «Зеркало», под мою ответственность, прошу срочно переправить на объект дроида-переводчика с базами данных по языку расы ситов.
    2652:04:14 АТС

        Главнокомандующему Армии Света
        Лорду Хоту
        начальника объекта?183
        генерала-джедая Касии Уорти.
        Докладная записка.
        О недостаточности мер, принимаемых Высшим Советом, в вопросе поиска месторождений сырья по проекту «Звездный меч»
        Как я уже неоднократно сообщала, оперативная обстановка в месте нахождения объекта с каждым днем ухудшается. В то же время, на все мои требования об активизации поисков месторождений сырья, необходимого для проекта «Звездный меч», Высший Совет отвечает мне стандартными отписками о том, что на Илуме и прочих доступных местах добычи кристаллов данное сырье отсутствует, а масштабная геологоразведка в условиях войны невозможна.
        Прошу Вашего содействия в ускорении решения этого вопроса. Риск срыва работ ведущихся на объекте и, даже его захвата противником, с каждым днем все возрастают, что может привести к весьма печальным последствиям.
        2652:04:27 АТС

        Командующему 475-м легионом АС
        полковнику Юргену Лайо
        начальника объекта?183
        генерала-джедая Касии Уорти.
        Приказ. Секретно.
        1. Для охраны объекта, в течение 6-и стандартных часов, направить в мое подчинение 2 пехотные роты.
        2. Увеличить интенсивность контрдиверсионных мероприятий в окрестностях объекта.
        3. Подготовиться к возможному прорыву фронта на нашем участке. Вероятная цель — объект.
        Предполагаю утечку. Возможно, начнется уже завтра. И да пребудет с нами Сила!
        2652:04:30 АТС

        Главнокомандующему Армии Света
        Лорду Хоту
        начальника объекта?183
        генерала-джедая Касии Уорти.
        Доклад о невозможности выполнения приказа?4162515/2652 от 2652:04:32 АТС.
        Как Вы и предполагали, противнику удалось обнаружить вверенный мне объект. В данный момент, весь боеспособный персонал и подразделения охраны объекта, ведут бой. Вследствие этого, выполнение Вашего приказа о полной его эвакуации не представляется возможным. Гражданскими специалистами проводится минирование лабораторного оборудования и мест добычи материала, с целью их уничтожения. Все материалы по проектам «Звездный меч» и «Зеркало», а также опытные образцы и материал, отправляю в Ваше распоряжение, с моим падаваном Лисс Тро. Прошу Вас позаботиться о девочке.
        Мы исполним свой Долг до конца. Нет смерти, есть Сила!
        2652:04:33 АТС

        Закончив читать, и закрыв файлы, я посмотрел на сидящего напротив меня Квай-Гона. Тот полуприкрыв глаза, о чем-то размышлял.
        — Собственно, вот, учитель. Там еще полтора десятка подобных кляуз, за последний месяц существования «Объекта?183». Но эти наиболее информативные.
        — Откуда у тебя эти документы?  — все так же задумчиво спросил бывший джедай, бросив взгляд на индикатор активной системы подавления средств прослушивания.
        В общем-то, именно из-за необходимости ее использования, мы разговаривали в моем кабинете, а не как обычно, в их со Шми домике.
        — Скажем так, я нашел их, и не только, во время нашей миссии на Нар-Шаддаа.
        — Если я правильно понимаю, тебе в руки попали отчеты о работе секретной лаборатории, времен битвы за Руусан,  — произнес он.  — Они работали по двум направлениям: «Звездный меч» и проект «Зеркало». Что такое этот «Звездный меч», я даже не представляю. Могу только предположить, что это были разработки новой разновидности световых мечей с синтетическими кристаллами и необычной аркой. А вот про «Зеркало», я кое-что знаю.
        Честно говоря, подобная новость меня обрадовала и, одновременно, удивила, ведь если о том, какой именно меч разрабатывали джедаи, я уже примерно догадался, то насчет «Зеркала» имел лишь общие предположения. О чем и сообщил наставнику:
        — Ну, меч, как я предполагаю, это тот «Темный меч»[87 - Данная история является неканонным объяснением появления Темного Меча, который можно было видеть в руках Пре Визслы в сериале Войны Клонов. По мнению автора, канонное мнение о мече, как о переходном этапе между силовыми мечами и привычными светопалками, кажется нелогичным, так как Темный Меч явно сложнее традиционных, да и имеет явные преимущества над ними, как то: меньшая заметность, плюс развитая гарда (спокойно, обычная, а не световая).], который у Ордена мандалорцы украли. А по второй теме, кроме того, что она касается применения джедаями Темной Стороны Силы, никаких мыслей нет. А к голокронам лезть страшновато — дроид-ситх с манией величия, ненавистью ко всем, кроме себя любимого, который жаждет власти и абсолютной вседозволенности, это как-то не по мне.
        — Значит, у тебя еще и голокроны есть,  — констатировал джедай, тяжело вздохнув.  — И секреты Ордена ты воспринимаешь, как общеизвестные факты. Не удивлюсь, если ты и саму лабораторию нашел.
        — Вообще-то, нашел. Но мастер Уорти ее качественно взорвала. Там сейчас только сосновый лесок и земля, вперемешку с костями и металлом…
        — И почему я не удивлен?  — хмыкнул Квай-Гон.  — Вот так просто, нашел Руусан, который многие считают легендой, и еще жалуется. Перейди ты и в самом деле на «Темную сторону», думаю, ситхов стоило бы лишь пожалеть. Особенно, учитывая, какая у тебя «Светлая сторона».
        — Простите, учитель, но мне действительно плевать на стороны. Просто ситхи, почти все, о которых я знаю, вели себя неадекватно, а этого мне бы хотелось избежать.
        — А джедаи?  — задал он мне провокационный вопрос.
        — Джедаи тоже,  — с готовностью ответил я.  — Но они, хотя бы не навязывают свое мнение другим… Хотя, вот К`баот…
        — Да, у него, как ты говоришь, чувства собственного величия на десятерых ситхов хватит. Но этому пороку подвержены многие разумные, в том числе и те, кто не чувствителен к Силе. Ты ведь знаешь, Эрдваныч, я придерживаюсь мнения, что Сила лишь обостряет те качества, которыми изначально обладает разумный, сама при этом не являясь ни светлой, ни темной.
        — Знаю,  — ответил я.  — Более того, склоняюсь к тем же выводам, учитель. Но пока не разберусь в этом механизме, экспериментировать опасаюсь… Но вернемся к нашим бантам. Может, вы просветите меня, что это за «Зеркало», и нужно ли оно нам вообще?
        — Собственно о проекте «Зеркало» мне известно только то, что это была программа разработки техник аналогичных ситским, но с использованием Светлой Стороны Силы,  — пояснил Квай-Гон.  — Ею занимались несколько групп джедаев в последние годы Новых Ситских Войн. К сожалению, повторить многое они не смогли, а сами эксперименты были черезвычайно опасны. Честно говоря, я даже не знал, что Касия Уорти этим занималась. Она больше известна своими теоретическими исследованиями в области фехтования. Как говорил мне магистр Винду, в том числе ее работы позволили ему фактически воссоздать седьмую форму. Мне же она известна как одна из первых сторонниц учения о Живой Силе.
        — Весьма интересная и разносторонняя особа,  — прокомментировал я, и, открыв ящик стола, протянул джедаю два голокрона.  — Считайте, это вам от нее подарок. Попробуйте изучить, а нет, уничтожьте, или передайте Совету, но так, чтобы информация об обнаружении Руусана не всплыла.
        — А сам ты не хочешь их изучать?  — удивился тот.
        — Хочу,  — честно ответил я.  — Но, банально, боюсь. А еще, не имею на это времени. Вы же мне потом все и так расскажете и покажете.
        Квай-Гон, не сдерживаясь, рассмеялся. И, пряча устройства в поясную сумку, вытирая другой рукой глаза, произнес:
        — Послала мне Сила ученика, помыкает учителем как хочет. Но ты прав. Ты только начал постигать Силу, и думаю, пока не сможешь правильно распорядиться этими знаниями. Но не расстраивайся, твои успехи уже впечатляют.
        — Ага, учусь чувствовать Силу тем, что от моей души осталось, а мне нужно скрываться научиться, и как можно быстрее!  — посетовал я, вспоминая, как меня во время бегства с Нар-Шаддаа Вентресс огорошила.  — Вы, кстати, с Ассаж поговорили, чтобы не занималась ерундой?..
        — Тебе и так неплохо,  — закончил за меня джедай.  — Я объяснил ей, что тебя спасать не надо, но боюсь, она не успокоится, пока не убедится, что это невозможно.
        — В том то и дело, учитель… Боюсь что возможно,  — осторожно начал я, вспоминая все, что читал в прошлой жизни об Императоре и его клонах.  — Но это, во-первых, методы Темной Стороны, а во-вторых, я уже привык к возможностям дроида, а из человеческого, мне не хватает только возможностей напиться, закурить, и покувыркаться с девчонкой. И то, на счет последнего, у Джей, по-моему, свои мысли есть… Во всяком случае, если я вдруг человеком стану, думаю, она меня точно убьет.
        — И ты так к спокойно к этому относишься?  — удивленно спросил он.
        — Нет, не спокойно. Мне иногда очень хочется пройтись по Тиду, почувствовать солнечный свет, дуновение ветерка самому, а не их модель на основе данных сенсоров и моих воспоминаний. В море искупаться хочется… Но, как представлю, что все, что я сейчас тяну, придется тянуть и в человеческом теле… Нет уж, спасибо! Да и не справлюсь просто… А еще полеты… Чтобы вы знали, какой это кайф, когда являешься одним целым с кораблем, а перед тобой вся галактика, с миллионами звезд и планет!.. Извините, учитель.
        — Хорошо, я еще раз поговорю с Ассаж,  — пообещал Джин, и, чтобы сменить тему, спросил.  — Я так понимаю, ученик, ты хочешь сделать себе второй меч, темный?
        — Да, думаю, с учетом моих дроидских возможностей, фехтование двумя мечами будет эффективней. А конструкция, за исключением самих кристаллов, там не очень сложная,  — я протянул ему манипулятор, на ладони которого лежали три восьмигранные призмы, одна красная и две бесцветных — Вот задающий, он создает поток энергии, а эти два фокусируют его, можно сказать, очищая от всего лишнего. Кстати, задающий кристалл отличается от ситских. Если его вставить в обычный меч, возникнет пульсирующая арка ярко-алого цвета, крайне неустойчивая. В сумме же, они дадут абсолютно черный клинок с белым кантом, и россыпью искр на нем, напоминающих звездное небо.
        — Что же, могу пожелать тебе удачи.
        — Спасибо, учитель.
        Мы еще обсудили теорию Силовой ковки, и кое-какие узкие места, связанные со сборкой меча, сойдясь на том, что мне, для начала, стоит поэкспериментировать на чем-то попроще. И когда, спустя полчаса, мой наставник ушел, я приступил к решению следующей проблемы.
        Уж точно, говоря, что не стремлюсь получить себе человеческое тело, я душой не кривил. Ведь даже представить было страшно, как бы я, будучи человеком, разгребал тот ворох неотложных дел, что образовался после наших приключений на Нар-Шаддаа — почти полтора месяца работы по 26 часов в сутки, и ни конца, ни края не видно. Вот и Шми, паразитка, подкинула мне головняк. Мучаешься тут, нормальное государство со спецслужбами, разведкой, ликвидаторами и прочими необходимыми атрибутами строишь, а она самодеятельностью страдает. И ведь не говорит о себе ничего, как партизанка на допросе.
        В том, что это именно она освободила Энакина, я не сомневался ни секунды — принцип «кому выгодно» еще никто не отменял. Я не мог, для Палпатина слишком грубо — тот бы просто позвонил кому надо, и все. Оставались Квай-Гон с супругой. И я не в жизнь не поверю, что бывший джедай вот так просто расстрелял четверых разумных. А вот Шми могла. То, что она творила на испытаниях «магнитки», до сих пор забыть не могу.
        На счет ее, мне было понятно пока только то, что она была специалистом по решению «деликатных вопросов» в некой организации, имела блестящее образование технической направленности, каким-то образом привлекла внимание Дарта Плэгаса, искавшего идеальную мать для будущего сит`ари, и еще то, что она всю жизнь, даже в собственных дневниках, гнала пургу о «бедной девочке», попавшей в шесть лет в рабство.
        Открыв отчет Тидского Королевского госпиталя о ее медосмотре, я не обнаружил ничего нового. Женщина, человек, сорок четыре года, старые переломы, шрамы от термических ожогов третьей-четвертой степени на спине, занятия спортом в молодости и сейчас, незначительные следы примеси крови околочеловеческих рас в ДНК, количество мидихлориан в крови 3850, пара незначительных генетических дефектов, как то: изменение пигментации волосяного покрова с возрастом, такое же, как у Энакина, левая нога чуть короче правой — ничего необычного. Ага, вот еще, невозможность иметь детей из-за осложнений при предыдущих родах. Ничего.
        С сожалением закрыв отчет, и отключив аппаратуру обеспечения секретности, я, отдав распоряжения Второму, отправился навестить Брика. Парень сильно пострадал во время боя на Нар-Шаддаа, и сейчас осваивал протез левой руки тут, во дворце.
        «Ах ты, сука больной!» — весело подумал я, спустившись в один из двориков Тидского Дворцового Комплекса, отданный под тренировочную площадку для гвардейцев.
        Там этот калека, под восторженными взглядами Корде, Саше и, что меня более всего возмутило, Джей, устраивал показуху, под названием «превосходство аугментики над слабой плотью[88 - Аугментика — благословленная Омниссией замена слабой, разрушенной плоти на механический протез в Вархаммере 40 000.]».
        — А еще, встроенный бластер! Пятьдесят выстрелов на стандартной, и десять на повышенной мощности,  — сказал он, спрыгивая с турника, на котором, по-видимому, уже долго болтался — протез не рука, не устает.  — Но я вам его потом покажу. Тут стрельбища оборудованного нет.
        — А, вот…  — Саше, подобрала с земли булыжник, и протянула лейтенанту.  — Раздавить сможешь?
        Камень перекочевал в чуть жутковатую железную руку, и тут же, под тихий взвизг сервоприводов и, более громкий, девчонок, раскололся, осыпав траву мелкой крошкой.
        — Теперь точно, один спать будешь!  — подколола его дроидесса.  — Мне девочки говорили, что у них от тебя синяки получались. А теперь что будет?
        Наши придворные дамы пошленько захихикали, а герой гвардеец, почесав макушку, этак оценивающе окинул взглядом Джей, и задумчиво произнес:
        — Ну… У тебя то, синяков точно не будет…
        — Ах, ты!.. Кобель!.. Извращенец!.. Я…  — возмущенно воскликнула девушка-дроид.
        Прикинув, что удовольствие от созерцания расправы, ни в коем случае не покроет время на разработку и создание кое-кому еще новых протезов, я решил вмешаться.
        — Ничего не выйдет, лейтенант,  — самым суровым тоном, который мог выдать мой вокодер, сказал я.  — Джей для подобного использования не предназначена. Впрочем, можешь обратиться в магазин товаров для космолетчиков, там подобных дроидов продают.
        — Надежного функционирования желаю, Создатель!  — не совсем по уставу, подражая моим боевым дроидам, поприветствовал меня тот, с довольным видом любуясь ставшими пунцовыми лицами девочек.
        — Вижу, с протезом освоился. И это хорошо. Отойдем, лейтенант, поговорить надо,  — сказал я, махнув манипулятором в сторону лестницы, ведущей на галерею одной из пристроек дворца.
        — Э-э, командир, если ты думаешь, что я клинья к Джей подбиваю…  — начал было он, когда мы отошли на расстояние, с которого нас не было слышно.
        — Тебе, что еще и голову прострелили!?  — перебил я этого чудилу, сам в мыслях хохоча, как дурак.  — Если хочешь девочек развлекать, развлекай на здоровье. Я не об этом поговорить хотел.
        — Да?  — переспросил парень.
        — Я собственно пришел поинтересоваться твоими планами.
        — В смысле?  — не понял он.
        — В смысле, что ты дальше делать хочешь. Ты пострадал на службе королевству, спасая подданных королевства. В принципе, ты можешь уйти с военной службы. Как орденоносцу, тебе положено 75 % лейтенантского довольствия пожизненно, плюс всякие другие приятности…
        Бедняга аж остановился, а взгляд стал жалостливо-непонимающий, как у побитой собаки.
        — Тьфу ты!.. Да никто тебя не выгоняет,  — поняв, что пацан меня не так понял, исправился я.  — Просто варианты обрисовываю. Вот второй — можешь перейти на службу по небоевой специальности. Ты классный механик, а у нас с этим напряг. И третий вариант, вернуться в строй, под командование Вила. Его рота на переформировании, и ему нужен новый толковый взводный… Да подожди, ты!
        Я положил манипуляторы на плечи парня, и, заглянув в глаза, попросил:
        — Но… У меня есть личная просьба. Она касается второго, предложенного мной варианта.
        — Я слушаю,  — несколько удивленно, произнес он.
        — Ты ведь Шми Скайуокер знаешь?  — задал я риторический вопрос, и, дождавшись его кивка, продолжил.  — Она получила от меня задание возглавить рабочую группу по проектированию новой системы индивидуальной брони тяжелого класса, для Сил Планетарной Обороны. Но ей необходим консультант, знакомый с тактикой гвардии, технически грамотный и, желательно, с боевым опытом. Ты идеально подходишь для этой задачи. Пойми, от этой работы будет зависеть, вернутся пацаны домой живыми и здоровыми, или вот с такими украшениями,  — я постучал пальцем по его протезу,  — а то и вообще не вернутся.
        — Хорошо, командир. Я согласен,  — чуть подумав, ответил Брик.
        — И еще. Согласно приказу?188/7, вам, товарищ лейтенант, предписывается сформировать отдельный отряд, в составе восьми бойцов под вашим командованием, и приступить к охране подданной Королевства Набу Шми Скайуокер. Это официально и почти открыто,  — я оглянулся по сторонам, и, уменьшив громкость на 60 %, добавил.  — Теперь совершенно секретная часть приказа?188/7-2-СС: «Группа поступает в непосредственное подчинение Шми Скайуокер. Обо всех проводимых группой операциях докладывать лично секретарь-советнику R2-D2. Вся полнота ответственности за действия группы, возлагается на Шми Скайуокер. Юридический статус: „личная гвардия“. Организационно включить в состав Планетарных Сил Обороны Набу».
        — А что это за статус такой? Как-то странно все это…  — спросил лейтенант.
        — Ай, молодец! В корень зришь,  — похвалил я его.  — Зайду издалека, конечно, но ты поймешь. Что ты вообще знаешь о Шми?
        — Кроме того, что она мать Энакина, была рабыней Уотто в Мос Эспе, сейчас занимается разработками в оборонной сфере, живет с бывшим джедаем Квай-Гоном, и они вместе воспитывают эту заразу Ассаж?
        — Да. А еще, она очень серьезный боец, возможно бывший оперативник некой силовой структуры. И как ты думаешь, что она сделает, если ее родным будет грозить опасность?
        — Хочешь поступить по принципу «не можешь бороться, возглавь»?  — уточнил Брик, демонстрируя, что в Академии не только за юбками охотился.
        — Соображаешь. Так вот, по статусу «личной гвардии»,  — продолжил я инструктаж.  — Когда-то, лет 800 назад, набуанцы, как все цивилизованные народы, развлекались тем, что резали друг друга за деньги, власть и другие радости жизни. К слову, именно тогда и был заложен стольный град Тид, тут, на такой удобной для обороны скале. И с тех времен в законодательстве королевства Набу сохранилось, видимо по недосмотру, такое замечательное положение.
        — То есть, это разовая защита для нас, в случае не вполне законных действий?  — уточнил лейтенант.
        — Так точно. Именно разовая. Думаю, Падме отменит этот закон сразу, как только его придется применить. И именно для Вас,  — выделив интонацией слово «Вас», объяснил я.  — Шми несет полную ответственность, как лицо, облеченное доверием Набуанской Короны. Заодно, это не даст ей повода рисковать одной.
        — Все понятно,  — кивнул Брик, и спросил.  — Когда я должен приступить к выполнению приказа?
        — На формирование отряда даю тебе десять дней. Представишься Скайуокер завтра. И не забудь ввести ее в курс дела. А то меня она слушать не станет. Мы, так сказать, немного поругались из-за ее «подвигов».
        — Понял. Разрешите идти, выполнять?
        — Так точно, выполняй,  — ответил я, и направился назад к девушкам.
        Следовало уделить внимание Джей, о которой, со всей этой кутерьмой, я совсем забыл. А ведь девочка она хорошая, да и привязалась ко мне…


        Дроид-подданная Королевства Набу.
        327J-2/Моd-D1-М1 «Джей»
        Тип файла: системный, скрытый, не исполняемый.
        Доступ: системный
        Имя файла: Мой_дневник_ПА[89 - Смайлик на Ауребеше, аналог нашего ХD.]
        Запись от: 25:46:50 07:09:22 GrS[90 - Время и дата по времени Тида, с привязкой к стандартному календарю.]

        Этот денек просто чудо, а вечер стал вообще сказочным, даже, несмотря на мелкие неприятности. Сейчас у меня вообще все дни чудесные, ведь он вернулся, и с ним все в порядке. А раньше мне так плохо было, особенно, когда я получила ошибочную информацию о прекращении его функционирования. Даже к Падме ходила, просила себе память стереть (надеюсь, Эрдваныч не узнает, а то точно накажет). Хорошо, хоть она меня успокоила… Нет, сперва обругала, а потом мы два часа тридцать восемь минут и одиннадцать секунд проговорили. Нет, ну а с кем мне еще поговорить!? Вентресс и Элбергер с Эрдванычем улетели, Шми на Куат на какой-то семинар отправилась, Эритае постоянно или занята государственными делами, или с малышом, Сабе злая была, у нее ежемесячный сбой поведенческой модели, из-за нарушения гормонального баланса, а остальные на Лофкуар отправились — это ведь только мой R2 один мог такой восстановительный проект курировать, а органикам отдыхать, спать и есть, и еще кучу ненужных дел делать надо. Вот Падме их и послала. Одни Саше и Рабе остались, да что они посоветовать могут!? Про Стражниц вообще молчу, маленькие
они еще, только про Шаактиков и поговорить можно.
        А потом, он вернулся. И сразу делами занялся, а со мной только двадцать одну минуту поговорил. За восемь дней. Но я не обиделась — для нас, дроидов, главное выполнять работу, для которой мы предназначены. А мой R2 больше всех задач имеет! Он даже корпус все эти восемь дней не восстанавливал, все в этом ужасном «Штурмомехе» ходил. А потом восстановил свой бочонок. И зачем он ему?
        Но не это главное. Он перед сборкой нам схему своих повреждений прислал. Я, когда их проанализировала, плакать хотела. Хорошо, что аппаратно это не предусмотрено. Но мы его восстановили — даже лучше чем был, получился. Заодно антропоморфное шасси улучшили.
        Думала, восстановим, пообщаться сможем, но куда там. Он сразу на Лофкуар улетел, а потом за проект нового корабля взялся, и за еще что-то, про что не говорил. И так больше месяца. Но сегодня случилось! Я до сих пор поверить не могу!
        Эрдваныч, сначала Брика чем-то озадачил, а потом ко мне подошел. И мы, сначала по Тиду гуляли, а потом… Потом я предложила… Ой! Самой стыдно. Предложила в его виртуальной модели общаться. Я для этого давно уже такую красивую модель себя сделала, гуманоидную, как он любит.
        Вот мы и отправились в лабораторию дроидостроения Академии, там оборудование для высокоскоростной синхронизации есть. И вот, когда мы подключились, он спросил, куда я хочу, а я про Озерный Край сказала. И Эрдваныч воспроизвел его! Сказать, что я удивлена была, это ничего не сказать! Я ведь подумала, что модель с большей детализацией создать невозможно. Он для нее целых двадцать процентов вычислительных мощностей задействовал! Но, как потом оказалось, я ошиблась.
        Мы с ним долго гуляли по рощам и лугам, даже в озере купались. И говорили. Обо всем говорили. А потом, поцеловались, как какие-то органики. Но мне понравилось! Вот только ему нет.
        Мы как раз на модели луга, возле водопадов стояли, а вокруг шааки бродили, как живые, милые такие. И я поцеловала его, а он, вдруг, хмурый такой стал, и говорит: «Блин, пародия какая-то. Чтоб не накаркать!» Я ничегошеньки не поняла. А он просто модель сменил.
        Я говорила, что считала модель Озерного Края совершенной? Забудьте! То, где мы очутились, было… Не поддается анализу и описанию! Если бы кто-то, без моего ведома, меня к ней подключил, даже бы не знала, что в модели нахожусь! Не знаю, что это за планета, которую мой любимый взял за основу этой модели виртуального мира, и знать не хочу! Наверное, чтобы не разрушать очарования.
        Было просто чудесно. Мой сенсорный интерфейс выдал такое!.. Да я даже не знаю, как описать. Хотя нет, знаю! Я же слышала и читала о таком. И теперь завидую органикам, которые могут чувствовать это всегда. И прохладный ветер, наполненный запахами цвелой тины от реки, и шелест листвы в роще позади нас, и тепло нагревшейся за день земли под босыми ногами, и золотое поле каких-то злаковых растений на том берегу — все было так необычно. Даже такая простая и привычная трава щекотала пальцы, когда я попробовала к ней прикоснуться. А кора деревьев… Нет, это невозможно описать.
        — Это мое любимое место,  — как-то задумчиво и грустно сказал Эрдваныч.  — Прости, но я не знаю, как ощущают это другие… Воспоминания, ничего более.
        — Ой, прости,  — только и смогла ответить я.
        Это было невозможно и неправильно, но я забыла обо всем, так увлеклась этими новыми ощущениями. И тут мне стало страшно. Я не фиксировала время, не контролировала свое текущее положение в пространстве, даже переключить сенсоры на инфракрасный канал не могла. А он просто подошел ко мне, и обнял.
        — Не бойся, маленькая,  — сказал мой любимый, гладя меня, от чего становилось невероятно хорошо.  — Это просто модель ощущений людей. Корявая и слепленная на скорую руку… Я думал, тебе будет интересно.
        — Нет, ты точно неправильный дроид!  — возмутилась я.  — У тебя была такая… Такая модель виртуала, и ты мне ее не показывал! Корявая!? Да я ни о чем подобном даже не слышала!
        Не знаю, что это был за сбой в моей системе, но я стала колотить его рукам по груди и плакать. А он рассмеялся, и, подхватив меня на руки, понес через реку, по деревянному мостку, в поле. И это снова было так приятно!..
        А потом, мы лежали на земле, и он рассказывал, что вон там, за лесом, должен быть город, а за полем и лесопосадкой, трасса, и что он их еще не сделал, и много еще такого говорил, пока заходящая центральная звезда системы не скрылась за горизонтом, и в небе не стали видны другие окружающие планету звезды. И мы опять целовались. Знаю, что глупо, но это было замечательно! Даже не так, просто невероятно! С тем комплексом ощущений, которые давала эта виртуальность!.. М-м.
        Все-таки, моя антропоморфная модель ему понравилась, чему я рада. Но то, что получилось при ее интеграции с его моделью виртуального мира… Даже не знаю. Комплекс входящих сигналов получился нестандартным, и ни на что, из того, что я знала, не похожим. Видимо мне придется что-то делать со своей псевдоэмоциональной матрицей. Ведь иначе, как сбоем, это назвать нельзя. Не может она так функционировать. А может, и не нужно ничего делать?
        Плохо было только то, что, как и все на свете, этот вечер закончился, и нам пришлось вернуться в реальный мир. Совсем не похожий на тот. И похожий одновременно. Не уверена, какой лучше, и как так вообще может быть…
        Но теперь, идя к дворцу от лаборатории, я настраивала интерпретатор сенсорного интерфейса так, чтобы и в реальности чувствовать так же как там, или хотя бы, похоже. А он шел рядом со мной!
        «Вот ведь, на самом настоящем свидании побывал, впервые за пять лет. Даже представить страшно!» — думал я, провожая свою девушку.  — «Да, девушку, пусть и дроида. Можно подумать, я сам сейчас лучше. И если кто-то заикнется про онанизм и резиновых баб — подведет меня в последний раз, благо, уже умею».
        Вообще, если не считать некоторых биологических аспектов, и отличного от человеческого способа мышления, Джей была самой настоящей девушкой. Даже дневничок завела, который я среди ее системных файлов нашел, в первую очередь потому, что в названии присутствовал самый настоящий смайлик. Читать или копировать, понятное дело, не стал, но умилился. Да и по поводу резиновых баб, это еще надо посмотреть, кто тут резиновая, во всяком случае, в прошлой жизни, было дело, случался с такими… ТП, что их уровень интеллекта, по дроидским меркам, класс эдак на пятый, в лучшем случае, на четвертый, тянул.
        Но Джей у меня, лапка, умница, и красавица, во всяком случае, аватару себе сделала высший класс. И не пошло, и в меру сексуально, и мило очень — этакая девочка-студенточка на набуанский лад. Так что и мне попахать пришлось, но удовольствие я ей доставил, да и сам получил. А что вы думали, это так просто созданную под себя, не до конца самому понятным механизмом интерпретации воспоминаний, модель виртуального пространства, к другой системе адаптировать, а главное, сенсорный интерфейс перестроить, да еще так, чтобы не нарушить его работу. Две вещи радовали, опыт подобных манипуляций, в первую очередь над самим собой, богатый был, и тот же интерфейс «медитации» позволял сделать очень многое, минуя непосредственную работу с кодом.
        Взять хотя бы поцелуи. Уж не знаю, как так получилось, но кроме модели тактильных ощущений, как в первый раз, в «Озерном Крае», во второй вышло сымитировать полноценное сексуальное возбуждение. С ним, кстати, у большинства дроидов проблем нет, в том смысле, что сексуальность прошивается в их личностной матрице, как часть псевдоэмоций, для облегчения общения с органиками. Но тут эффект был более глубокий, во всяком случае, Джей конкретно проняло, ну и меня, честно говоря, тоже.
        В целом, свидание прошло на ура — надо будет повторить. Да и посмотреть на эффект слияния разумов очень интересно. Вдруг что-то полезное выйдет? Хотя, конкретно сейчас Джей шла по улице, как будто подшафе, ей, видишь ли, захотелось сенсорный интерфейс переписать, чтобы программно имитировать «человеческие» ощущения. Ну и пусть! На фоне ее вычислительных мощностей, это капля в море и на «полет» не повлияет, а мне в следующий раз не надо будет заморачиваться.
        И вот, как всегда бывает в таких случаях, неожиданно, когда тебе хорошо, и ничего такого не ждешь, мы нарвались на неприятности.
        До служебного входа во дворец оставалось три сотни метров. Мы шли по тихой уютной улочке, беседуя «за жизнь» по закрытому каналу связи. И вдруг, навстречу нам вырулили четверо поддатых типов, явно не местных, скорее всего из числа контрабандистов, которые не от хорошей жизни, взялись завезти какие-то легальные грузы в тидский космопорт, ну и отметить завершение рейса, как положено. Это быдло, матерясь на смеси хаттского с бейсиком, поперли на нас, загородив почти всю улочку.
        Вступать в конфликт с ними мне откровенно не улыбалось, и потому, я, задвинув Джей за спину, отошел к стене ближайшего здания, освобождая дорогу. Но не помогло. Один из этих налетел прямо на меня, так что я даже пожалел о том, что вновь сменил шасси «Штурмомеха» на легкие гуманоидные конечности, и дело тут не в боевых возможностях — это легкое шасси «Штурмомеху» в смертоносности не уступало — все упиралось во внушительность. Одно дело не замечать бочонок на ножках, и совсем другое, переть в лоб на двухметровый бронированный шкаф, который даже на вид втрое тяжелее тебя. Первое, с учетом общепринятого отношения к дроидам — нормально, а второе, уже сродни героизму. Ну, или дебилизму.
        — Ты только взгляни, Коил, на этом сраном Набу, не только приличного виски нет, но даже хаттовы дроиды пройти не дают честным кореллианцам!  — пьяно завопил тот урод, что врезался в меня.
        — А давай мы его себе заберем,  — предложил другой, по всей видимости, этот самый Коил.  — Гляди, это ж R2, к которому какой-то дурак ножки приделал! Нам ведь нужен ремонтник?
        — Ой, хатт, точно!  — подхватил третий, и, обходя меня, уставился на Джей.  — И служанку эту с собой прихватим. Вдруг она еще готовить умеет, а то у меня от стряпни Зота постоянно понос.
        — Конечно, умею!  — радостно заявила Джей, а я понял, что без мордобоя не обойдется.  — Но только яичницу всмятку… Лапы убери, кусок осика! А то сломаю.
        Да, все-таки я ее не зря учил! Дроидесса не стала делать ничего из того, что обещала, а просто и без затей заехала обидчику в глаз, что привело к мгновенному нокауту. Оно и понятно, благодаря мощным сервоприводам и тяжелому металлическому манипулятору, удар у нее был, как у боксера-тяжеловеса. Ну и я не отставал — какой смысл смотреть, если драка уже началась — и встретил замахнувшегося на меня «честного кореллианца», коротким в солнышко. И сразу же повалил, начавшее скручиваться беспомощное тело, под ноги третьему. А вот тот оказался достойным соперником. Перепрыгнув через приятеля, он умудрился увернуться от двух моих ударов, и заблокировать еще один. Но потом допустил ошибку, ударив меня туда, где у человека находилось бы лицо. Результат оказался закономерный — гулкий звук удара об металл, а затем сдавленный вопль. А как вы хотели, перелом кисти, это больно. Впрочем, немелодичный звук тотчас оборвался, после того, как удар коленом левой опоры в живот выбил у крикуна остатки воздуха из легких.
        Оставался еще один противник. И вот он поступил неожиданно — отбежал на десяток метров, и выхватил бластер. Пришлось доставать меч.
        Будь я один, то, не раздумывая, положился бы на свой дефлекторный щит, который, в сочетании с программами расчета траектории и парирования, позволили бы мне, подойти к нему вплотную, и отправить, следом за дружками, в глубокий нокаут. Но рядом была Джей, а в руках у противника был DL-44 с дульным ускорителем, превращающим и так очень мощный бластер в настоящую бронебойную пушку.
        Два сгустка плазмы, отраженные моим мечом, благополучно, не причинив никому вреда, умчались в звездное небо. А третий он выпустить не сумел, инстинктивно пытаясь разжать сдавившие горло невидимые пальцы. И мне, чтобы стрелок не отбросил копыта, пришлось его быстро отпустить, а чтобы не начал снова стрелять, аккуратно приложить навершием эфеса светового меча по темечку.
        Собственно на этом драка и кончилась. И сменилась нервотрепкой в полицейском управлении Тида. Набу, это вам не Нар-Шаддаа или Татуин, где даже пара-тройка убийств, это личное дело участников инцидента, а правовое государство. Так что нам с Джей грозил, как минимум, серьезный штраф за избиение. Но уже спустя час, все благополучно разрешилось. Ведь, хоть мы и были дроидами, но не простыми, а подданными королевства, в отличие от наших противников, которые к тому же находились в состоянии алкогольного опьянения, да еще открыли в городе стрельбу из оружия с запрещенными для гражданского использования модификациями.
        Возможно, нас бы и дольше промариновали, так сказать в профилактических целях, но три десятка гвардейцев во главе с Бриком и Дэниилом, что громко, ничуть не стесняясь отчаянно потеющих стражей порядка, обсуждали с личным составом эскадрильи Браво план штурма полицейского управления, отбили все желание у «толстозадых лентяев, которые допускают подобное в столице Набу» задерживать «гвардии капитана, что вступился за жизнь и честь королевской служанки».
        Впрочем, появление этой «группы поддержки» имело и другой положительный эффект. Когда в здание управления ворвалась злая, только прилегшая спать, и тут же разбуженная Падме, мне удалось повернуть дело так, что это она не нас пришла вытаскивать из тюрьмы, пользуясь служебным положением, а прибыла улаживать небольшой конфликт между защитниками подданных королевства. Чем я злостно воспользовался, когда во дворце она нас отчитывать начала. Пришлось напомнить монаршей особе о поддержании имиджа и вреде слухов о «телефонном правосудии», «большем равенстве некоторых перед законом» и т. д.
        В общем, посчитав инцидент исчерпанным, я благополучно занялся другими делами, еще не подозревая, как ошибся.
        пл. Набу, г. Тид. ул. Джафана 15/4[91 - Король Джафан, в честь которого названа улица, прославился тем, что в 832 ДБЯ основал город Тид, и объединил Набу.]


00:38 07:09:23 GrS

        — И все же, я настаиваю на том, что решение, в подобных ситуациях, должен принимать Высший Совет,  — произнес молодой мужчина-человек, лет двадцати пяти на вид, одетый в кожаный плащ, поверх серой туники и модных среди космолетчиков черных штанов, заправленных в мягкие сапоги.
        — Неужели тебе недостаточно доказательств, мой старый ученик!  — спросил второй мужчина, лет на пятнадцать старше, судя по рогам, обрамлявшим лицо, принадлежащий к расе Иктотчей.
        — Но я настаиваю на том, чтобы сообщить об этом хотя бы Совету Первого Знания. Чувствительный к Силе дроид, это абсолютно уникальная находка!
        — Ты так ничего и не понял, Фил,  — сокрушенно вздохнул иктотч.  — Не может чувствовать Силу мертвое железо! Это артефакт темной стороны, в который вселился призрак мертвого Ситха! И, позволь напомнить тебе, что именно уничтожение подобных творений Тьмы, является нашей миссией. Тем, ради чего мы существуем.
        Достав из-под плаща рукоять меча, он некоторое время смотрел на нее, постепенно успокаиваясь. А потом, отдышавшись, продолжил:
        — Древний враг коварен. Он ждет и таится. И копит силы… Взгляни на Набу, за четыре года, мирная планета превратилась в военный лагерь, куда стекается сброд со всех окрестных секторов. Тот, кто был нашим братом, наплевав на Кодекс, обучает датомирскую ведьму, вопреки решению Совета. На твоих глазах, этот… это едва не убило четверых невинных…
        — А мне показалось, что он просто защищал свою подружку, и сделал все, чтобы не убить этих «невинных», которым вы, учитель, заплатили за нападение на него. Да и меч…  — попытался возразить Фил, но, натолкнувшись на свирепый взгляд наставника, замолк.
        Не то, что бы молодой джедай, всего год, как произведенный в рыцари, сомневался в правоте бывшего учителя, но подобные провокационные вопросы часто помогали им обоим, взглянуть на проблему под другим углом. Вот только, в этот раз, учитель не желал слушать возражений.
        — А разве цвет меча определяет джедая или ситха!?  — чуть резко переспросил мастер.  — И разве эта самая «подружка» не противоречит Кодексу!?
        — Вы правы. Да и я сам видел, как он скрывается в Силе. И если бы тот кореллианец не начал стрельбу, мы бы ничего не заметили. Но даже тогда, я не ощутил Темной стороны.
        — И в этом кроется опасность — даже открыто использовав Силу, враг смог скрыть свою суть. А значит, он очень силен, и нам нельзя медлить и ждать пока Совет примет решение. В следующий раз, когда он покинет дворец, мы его уничтожим.
        — Хорошо, учитель,  — согласился Фил, и задумчиво произнес.  — Кто бы мог предположить, что банальное задание по присмотру за покинувшим Орден, и проверка слухов о росте армии этой планетки, может обернуться находкой такого.
        — Я,  — уверенно ответил иктотч.  — Вторжение Торговой Федерации, еще один Ситх, убитый Квай-Гоном и Оби-Ваном здесь, на Набу, превращение игрушечных солдатиков из Королевской Гвардии, в бойцов, о расправе которых над пиратским флотом, все только и говорят, последние три месяца, несомненно, звенья одной цепи. И это, на фоне темной пелены, скрывающей будущее. Но даже так, боюсь, если бы не известие от нашего информатора, я бы не обратил внимания на дроида.
        Молодой джедай-тень, от этих слов, вздрогнул, как от порыва ледяного ветра. Он знал, что его бывший учитель и напарник, благодаря врожденным способностям своей расы[92 - Иктотчи — разумная раса с планеты Иктотч в Регионе Экспансии. Характерной ее особенностью, кроме рогов на голове, является возможность предвидеть будущее.], мог предсказывать будущее, и помнил его слова о большой войне, и угрозе, что исходит с Набу. А значит, у них не было выбора — их долг защищать галактику от Темной стороны и ее последователей. И они его исполнят.

        Глава 11

        Над Тидом разгоралось утро, а в мрачных и темных подвалах королевского дворца, один астромех творил страшное и могущественное колдунство.
        — Ах, ты ж, твою нар шебс, да еще с поворотом!  — выругался я, отбросив при помощи Силы очередной «шедевр».
        То, на что было похоже место сварного диффузионного соединения двух трубок из дюростали, больше всего напоминало не чудесную Силовую Ковку, а работу сварщика Семеныча после недельного запоя. И ведь никак без нее!
        Проблема, при изготовлении световых мечей, заключалась в стыковке энерговодов и кристалла, которая должна была быть идеальной — дефект в один атом, и имеем, при данных мощностях, порядка пяти милливатт тепловыделения, а зазор в тысячную, это уже взрыв и оторванная к чертям грабалка. И это при использовании нестандартных изделий таких, как кристаллы. Камушки, даже синтетические, спокойно отличались по длине на добрые миллиметры, живо напоминая детали отечественных конструкторов, для сборки которых ребенок, живущий на бывшей 1/6 суши, уже к семи годам осваивал напильник, дрель, молоток и такую-то мать. Вот только в случае световых мечей, допуски, в итоге, должны были стать соизмеримы с размерами атома.
        В принципе, сам меч, по меркам Далекой-далекой галактики, был штуковиной, примитивной до безобразия — любой промышленный фузионный резак на порядок сложнее. Но кристалл, создающий поле, что удерживало плазму в арке меча, требовал даже не ювелирной, а какой-то абсолютно запредельной точности подгонки. Шутка ли, через стекляшку размером с батарейку ААА, пропускалась мощность в несколько мегаватт при нагрузке на конструкцию в сотни тонн.
        Решив, что на сегодня хватит, я отложил эксперименты по джедайскому слесарному делу, и переключился на текущие проблемы. А они были, и не маленькие: в моей военной программе наметился существенный провал. В первую очередь, из-за моей самонадеянности. Обрадовался, идиот, Руусан нашел! Думал, что и с флотом «Катана» так же повезет, а фиг. От третьей разведгруппы моих Инквизиторов этой ночью пришло сообщение, что после 70-и дней поисков корабли обнаружить не удалось. И я, скрепя сердце отдал им приказ прекратить поиск, и приступить к выполнению следующего задания. Все же две сотни кораблей в космических масштабах, это даже не иголка в стоге сена, а она же в планетоиде из того же материала. И так как во всех предполагаемых точках крейсеров не оказалось, то и искать дальше смысла не было.
        Так что Набу, по моей вине, осталось с пародийным недофлотом. Ведь если с армией и авиацией все было более-менее нормально, то с флотом ситуация была просто плачевная. Нет, отбиться от пиратов, хоть целой эскадры, обеспечивать патрулирование системы Набу и всего сектора Чоммел, нам было вполне по силам, а в плане диверсионных и специальных кораблей, мы, пожалуй, были впереди галактики всей, то с обеспечением обороны в случае крупномасштабных военных действий наш москитный флот справиться с задачей защиты планеты не мог принципиально. А в том, что подобная необходимость, с учетом моих планов относительно предстоящей Войны Клонов, возникнет, я не сомневался.
        Что такое для планетарных войск господство противника в космосе, с учетом огневой мощи местных кораблей, представить нетрудно. А позволить себе постройку или покупку хотя бы одной полноценной эскадры тяжелых кораблей королевство не могло. Максимум, на что хватило бы оборонного бюджета, при полном сворачивании всех остальных программ, это десяток «Дредноутов» в оставшиеся шесть лет. В принципе, должно по минимуму хватить, но тогда все планы побоку, и лишь глухая оборона, в сочетании с аккуратной политической игрой. А ведь еще нужно было содержать корабли, а это, из-за ценовой политики кораблестроительных корпораций, не менее 25 —30 % стоимости звездолета в год.
        Нет, еще была надежда на республиканский флот, системы ВКО и малые корабли. Но на первый вариант, в виду того, кто реально будет управлять Республикой, да и Сепаратистами, надежды мало. А остальное — полумера и надежда на удачу, которая девка вредная и капризная. И что обидно, про увеличение оборонных расходов можно только мечтать. Тут, после четырех лет мира, скорее надо думать, как бы их не урезали. А подобные высказывания в Королевском Консультативном Совете звучат все чаще.
        Но еще хуже, чем с флотом, дела обстояли с офицерскими кадрами, особенно высшего и среднего командного состава. Всех кого можно было, при помощи связей Панаки, Дрэйлы, Додоны и остальных, мы из Республики уже переманили, собственная Академия уже подготовила первых младших офицеров, которые к 978-у, должны составить основу командиров уровня капитан — полковник ПСОН, но этого будет недостаточно. Так, по моим расчетам, у нас к тому времени будут закрыты не более 75 % высших командных должностей в планетарных частях и 63 % во флоте, а при доведении его численности до необходимой для моих планов, и того меньше — 27 %, при нехватке офицеров среднего звена в 39 %, младшего в 30 % и рядового состава в 17 %. В принципе, часть проблем могли снять дроиды и нормальная автоматизация, но и тут все упиралось в кадровый вопрос. Разумных дроидов было катастрофически мало. Даже программу создания подразделений «Ордо Механикус» мне пришлось пересматривать уже дважды, оба раза в сторону сокращения. Набрать бы с полсотни отрядов к началу войны, и то мечта.
        И ведь что обидно, многие проблемы решить можно, и относительно легко, путем внедрения новых разработок. Но нельзя — уж очень они легко копируются. И это значит что, вооружая Набу, я дам это оружие КНС, а их усиление мне совсем не нужно. Можно, конечно, их и Республике то напрямую передать, но боюсь, из-за корусантской бюрократии и политических интриг они просто не угонятся за производственными мощностями Техсоюза и Торговой Федерации. Что уж тут про Набу говорить.
        Был, конечно, еще один вариант, но я его отмел сразу — ну нафиг, рискованно слишком, да и с легализацией трофеев крупные проблемы. Хотя 7 кораблей, которые очень скоро будут практически бесхозными, хоть и не долго, да еще в оптимальной конфигурации оборонительной авианосной ударной группы, черт возьми, выглядели заманчиво.
        Решив, обдумать, как выйти из сложившейся ситуации, чуть позже, я сложил детали и материалы в сейф, а сам отправился наверх, в свой кабинет, ведь у органиков начинался рабочий день, ну и у меня тоже.
        Дворец постепенно просыпался. Даже один из инженеров, Маркс Эгил, который проигрался с БДПП-74 до двух ночи, и так и заснул на нем, уже, не вылезая из-под пледа, с чашкой кафа в одной руке, и тестером в другой, что-то ковырял в сенсорном блоке дроида.
        — Утро доброе, Отец Моих Идей,  — поприветствовал я его.
        На что тот, даже не обиделся, как это обычно бывало, а лишь отсалютовал мне кружкой, и что-то невнятно промычал.
        В принципе, все с ним было понятно — загорелся идеей паренек. Его младший брат три месяца назад погиб в том бою с пиратами, вот молодой, талантливый инженер из бедной деревушки в южном полушарии Набу и отдавал все время и силы постройке этого боевого дроида поддержки пехоты. Потому что для гвардии, для таких же ребят, как его брат.
        Вообще, этот дроид, по меркам Далекой-далекой галактики, был абсолютно необычен, но, наверное, не вызвал бы удивления у военных в моем мире. Ведь это была просто сочлененная двухсекционная гусеничная бронированная машина, два метра десять сантиметров длиной, 640 мм шириной и 400 мм высотой, без модульного оборудования. И, благодаря этому, она имела одно большое преимущество перед любыми другими, соизмеримыми по боевым характеристикам, дроидами — цену. База дроида, при серийном производстве, должна была обходиться всего в 3 800 кредитов, и это на Набу, где практически нет тяжелой промышленности.
        Кроме того, эта машинка, при массе от 760 до 1400 кг, в зависимости от комплектации, превосходила по подвижности практически любых боевых дроидов вероятного противника, сиречь КНС. Максимальная скорость по шоссе 180 км/ч, вне дорог — 80, ширина преодолеваемого рва — 1,1 м, высота стенки — 0,7 м, угол склона — до 55°, а удельное давление на грунт, всего до 0,4 кгс/см?. Плюс регулирование натяжения торсионов[93 - Разновидность подвески гусеничных машин, использующая торсионы — пружины в виде вала, работающие на кручение. Главное их преимущество — компактность.] для действий на планетах с силой тяжести от 0,33 до 2 стандартных. И это даже без простых неуправляемых репульсоров, комплект которых тянул еще на тысячу кредитов.
        Но самым «вкусным» в этом дроиде, лично для меня, были сменные модули оборудования и вооружения. Так, если в стандартной комплектации, единственным оружием дроида был легкий бластер в сенсорном блоке, а сам дроид мог выполнять функции легкого грузовика на 600 кг полезного груза, или эвакуатора для раненых, то при установке навесного бронирования и башни с четырьмя тяжелыми репитерами[94 - Принятое в ЗВ название плазменного автоматического оружия, аналога пулемета.] и шестью ракетами в ТПК — вариант машины поддержки пехоты на поле боя — агрегат по защищенности не уступал дроидеке, а по огневой мощи и уязвимости (из-за очень низкого силуэта и маневренности), эту самую дроидеку превосходил эдак втрое. А я еще разработал варианты: самоходного 120 мм миномета, легкого турболазера, РСЗО, мобильной ПУ оперативно-тактических и зенитных ракет, а таже локационной установки, трех типов инженерных машин и, главное, самоходной станции гиперсвязи. И все это, при итоговой цене машины с оборудованием, кроме локаторов, ПУ и гиперпередатчиков, в пределах девяти тысяч, как новая дроидека.
        За размышлениями о высоком, в данном случае о том, как сделать таковой боеспособность набуанской армии, я добрался до своего кабинета, где меня уже дожидались посетители. Это оказались капитан Вил и мандалорец Джейсан Мереель.
        — Доброе утро, товарищ капитан, господин Мереель,  — поприветствовал я их, и, приглашающе махнув, чтобы следовали за мной, прошел в свой кабинет, мимо неподвижно стоящих на часах Восьмого и Одиннадцатого.
        Пройдя за стол, и указав обоим визитерам на кресла, я внимательно осмотрел их. Удивительная парочка: один — старик-мандалорец, как я знал из его досье, 82-х лет отроду, а второй — мальчишка-сирота с Татуина, 18-и лет, один из лучших офицеров ПСОН. Оба абсолютно разные, и, в то же время, чем-то неуловимо похожие.
        — Значит вы, Джейсан, все-таки решили отказаться от работы инструктора, раз пришли на две недели раньше?  — спросил я.
        — Да,  — подтвердил тот.  — К сожалению, у меня появился контракт от человека, которому я не могу отказать.
        — Что ж, ни я, ни кто другой на Набу, не имеют права вас задерживать. Хотя, честно признаться, мне жаль. Ваш опыт мог бы нам очень пригодиться,  — сымитировав звук вздоха, сказал я.
        — Пожалуй, ты преувеличиваешь, бескар`ад. У вас самих на редкость хорошая система подготовки, а тактика… Честно говоря, это мне у вас стоило бы поучиться. Но у меня есть свои принципы, по которым я не могу отказаться от того контракта, и остаться здесь.
        — Шесть Деяний[95 - Свод правил, своеобразный кодекс мандо`аде. Он включает (внезапно) шесть положений, следуя которым, разумный считается мандалорцем: носить доспехи, говорить на мандо`а, защищать себя и свою семью, растить детей как мандалорцев, помогать своему клану и являться по призыву Мандалора.]?  — спросил я, уже примерно догадываясь, куда намылился этот мэндо.
        — Нет. Мандалор уже очень давно не собирал наш народ, и, боюсь, не соберет,  — ответил Джейсан, но, по небольшой заминке, а главное, по подозрительному взгляду старика, я понял, что был прав.
        Мереель мне не врал, он просто сместил акценты. Да, формально, Мандалором сейчас была Сатин Краиз, но для старика, единственный человек достойный носить этот титул, это Джанго Фетт, и уж никак не какая-то пацифистка. А это означало одно — он хочет отправиться на Камино, на работу инструктором армии клонов.
        — Поверьте, Джейсан, мне действительно очень жаль, что у вас на родине некоторые не понимают простой истины: «Народ, не желающий кормить свою армию, будет кормить чужую», а начавший с подставления щек в конце концов подставит шебс. А уж когда армия и народ это одно и то же…  — сказал я, чтобы сменить тему, и не вызывать лишних подозрений у мэндо.
        — Хорошие выражения, я запомню,  — кивнул он, и грустно добавил.  — Не думал, что доживу до того дня, когда услышу такое от живущего на Набу по отношению к живущим на Мандалоре… Но ты прав, бескар`ад.
        — Господин секретарь-советник,  — произнес Вил, когда пауза после слов мэндо очень уж затянулась.  — Собственно, мы пришли не только сообщить об отказе господина Мерееля от работы инструктором. Я хочу просить вас разрешить мне покупку одного из легких истребителей N-1L[96 - Истребитель предшественник N-1.] находящихся на хранении, с целью передачи его третьему лицу. Насколько мне известно, данные машины, после окончания модернизации всех N-1 до N-1МF, все равно планируется списать… Понимаешь, Эрдваныч, за это время Джейсан многому научил меня. По тактике мандалорцев, по особенностям различных армий, организаций наемников и банд… Вот. Здесь детальный отчет, мои рекомендации по оптимизации тактики и по коррекции программ подготовки.
        С этими словами, парень, чуть смутившись, положил на стол инфочип. А я мысленно стал благодарить Силу, Бога, Аллаха, Ктулху, Императора Человечества, Четырех, и всех остальных, кого знал, ведь подобный вариант сразу же снимал туеву хучу проблем, к которым я, честно сказать, не представлял, как подступиться. Но тут стоило быть осторожным, чтобы не насторожить старика.
        — Ну, я думаю, вы, Джейсан, сами в достаточной мере изучили ПСОН — так что услуга получилась обоюдной,  — произнес я, и с подозрительными интонациями спросил.  — Надеюсь, вы товарищ капитан, не выдавали лицу, не принесшему присягу Народу Набу, секретную информацию?
        — Исключено!  — возмутился тот.  — Но, по-моему, господин Мереель вполне мог сделать определенные выводы самостоятельно.
        — Подозрения и намерения к делу не пришьешь,  — назидательно сказал я.  — А на будущее, если хочешь скрыть какую-то информацию, никогда не говори: «Это секретно» и «Вам это знать не положено», придумай пару правдоподобных версий, и организуй все так, чтобы тот, кому надо услышал их от разных людей, желательно за разную цену… Хотя, знаешь, я сам часто этот принцип забываю.
        «Точно идиот, поучаю других, а сам не думаю… Но какой вариант вкусный!» — подумал я. И хоть это не относилось к текущему вопросу, я стал на шаг ближе к тому, чтобы все же рискнуть.
        — Хороший совет,  — улыбнувшись, сказал мэндо, и, повернувшись к капитану, добавил.  — И я тоже против этой твоей затеи, Вил. Хоть и благодарен за заботу.
        — Но ведь корабль зачем-то вам нужен?  — уточнил я.
        — Да,  — неохотно ответил наемник.  — К тому месту, где мне придется работать, так просто не добраться. Регулярного рейсового сообщения нет, а нанимать посторонних, по понятным причинам, мне бы не хотелось.
        — Господин Мереель, кроме того, забыл упомянуть, что у него нет денег. Почти все его имущество было уничтожено на одном из пиратских кораблей, сбитых отрядом под моим командованием,  — добавил Вил, и пристально глядя в мой оптический сенсор, попросил.  — Господин секретарь-советник, я действительно хочу помочь ему, да и лично для меня это не такие большие деньги. Довольствие капитана гвардии и зарплата моей жены…
        — … За вычетом налогов, коммунальных платежей, содержания ребенка и еду для себя, по минимуму, позволят скопить средства на покупку подобного корабля в течение 4 лет и 8 месяцев. Или, если возьмешь кредит под стандартный процент, возвращать его придется почти шесть лет,  — закончил я за него.
        — Но…  — вновь попытался сказать капитан, а я, чтобы его дальше не мучить, предложил:
        — Но, в принципе, проблема решаемая. Господин Мереель признан невиновным в нападении пиратов?  — Признан. Имущество в ходе нападения потерял?  — Потерял. Так что заявление, и компенсация по закону ему положены. А, как мне кажется, та инфа, которую вы передали Вилу,  — я постучал пальцем манипулятора по инфочипу.  — Стоит дороже 47 600 кредитов.
        — Спасибо, господин секретарь-советник,  — обрадовался парень.
        — Документы оформишь у жены, она знает, и побольше меня расскажет,  — посоветовал я.  — А теперь, не буду вас больше задерживать. Всего доброго, капитан, господин Мереель.
        Когда посетители вышли, я сразу же вызвал Эритае.
        — Доброе утро, Эри,  — поприветствовал я ее.
        — И я рада видеть тебя Эрдваныч, ты по поводу моего?  — сразу же догадалась она.
        — Да. Он сейчас к тебе придет с мандалорцем Джейсаном Мареелем…
        — Ты что, ему разрешил!?  — возмущенно перебила меня королевская служанка.
        — Лучше внимательно слушай и запоминай. У меня времени на жалобы нет,  — довольно грубо сказал я.  — Значит так, сейчас они придут к тебе с заявлением на компенсацию этому самому Мереелю, как потерявшему имущество. Будь спокойна, улыбайся и не делай такие глаза как Падме, когда проект бюджета видит. Да, я знаю, что это незаконно, и что мандалорец не под следствием за убийство гвардейцев, только по приказу королевы. Но ты и не должна пускать эти бумаги в ход. Вместо этого, проведешь 47 600… нет 59 500 кредитов по бюджету моего отдела, как агентурную работу. А в личной беседе, намекнешь старику, что есть те, кто на этом имеет навар. Старею, наверное, сразу не подумал сказать… На его счет переведешь только 47 600. Остальное вернешь в казну, понятно не сразу — два дня придержи. Особо ухищряться не надо — не думаю, что кто-то будет сильно копать. Амидале и Панаке я все сам объясню. Все. И смотри ничему не удивляйся. Приступай… Ах да, мужу можешь рассказать, когда Джейсан улетит, а лучше ко мне пошли.
        — Спасибо, Эрдваныч. Вот только боюсь, что с тобой и твоими аферами, мне скоро можно будет в бюджетном комитете Сената работать.
        — Это вряд ли, там такими мелочами не занимаются — миллиардами крадут, минимум. Ну все, еще дел куча.
        Отключившись, я принялся за работу, которой действительно предстояло немало. Еще бы, переписать почти два десятка программ и скорректировать десяток инструкций для астромеха, который полетит вместе с мэндо. Хорошо еще, что первоначальный план не претерпел существенных изменений, и мне не пришлось начинать с нуля. Но тут надо было быть крайне осторожным. Одна ошибка, и вся работа за четыре года коту под хвост. Ведь если моя игра провалится, придется бежать, и переходить к плану «Б», к поддержке Палпатина и его Империи, с сопутствующей ликвидацией повстанцев. А мне этот вариант был, мягко говоря противен. Не столько даже тем, что придется убить некоторых либералов, сколько тем, что те, кто мне дорог, те к кому я испытывал симпатию и привязанность, будут гибнуть и страдать. Впрочем, планы «В», «Г» и «Д» были еще хуже.
        Так, за работой по «предусмотрению всего», я и проторчал в кабинете до самого следующего утра, посылая всех далеко но вежливо. Даже новое свидание с Джей отменил. Эх, знал бы чем все закончится, вообще бы втихаря с планеты смылся!
        А утром меня вызвала Ее Величество. Как оказалось, одна дроидесса, когда я ее «страшно обидел», побежала плакаться к подружкам-королевским служанкам. Вот только сделала она это в присутствии самой монаршей особы. И та, пользуясь служебным положением, вызвала меня на ковер, да так, что я чуть не залетел в добровольно-принудительный отпуск. Еле убедил ее, что мне он как бы совершенно не нужен, хоть и полагается по закону. Но вот дать обещание посвятить вечер Джей, был вынужден.
        Одним словом, ни на что убил час времени, и еле успел к отлету Мерееля. Его длинноносый N-1L, сверкая свежей черной краской, стоял в дворцовом ангаре. Почти новый аппарат, с ресурсом не менее 70 %, полностью заправленный и имеющий гипердрайв 2-го класса, оставался все еще вполне боеспособной машиной, если не считать отсутствия протонных торпед, для боя против крупных кораблей, несколько худшие динамические характеристики в пустоте, и говенный щит. Зато с теплоотводом было на порядок лучше, чем на более поздних N-1. А уж легкость пилотирования вообще поражала — когда я впервые увидел БРЭО[97 - Бортовое радиоэлектронное оборудование — приборы летательного аппарата.] его кабины, даже мысль возникла, что оно создавалось для умственно отсталых, настолько все было просто.
        Сам новоиспеченный хозяин сего детища набуанской инженерной мысли, стоя около левой мотогондолы, о чем-то разговаривал с Вилом. Но увидев меня, подошел, и, протянув небольшую коробочку, спросил:
        — Я так понимаю, это ваше? Не хотелось бы случайно увезти столь ценное имущество.
        — Ой, а я его уже везде обыскался,  — поддержав шутливый тон мэндо, я принял у него из рук жучок с гипермаячком.
        Нет, я вовсе не собирался следить за ним, тем более, уж что-что, а координаты Камино, как и внутрисистемную лоцию, и пятисотметровку[98 - Топографическая карта в масштабе 1:50 000. В случае Камино, очевидно содержит и гидрологическую информацию.] самой планеты, я имел уже давно. Более того, во Внешнем Кольце подобную информацию можно было купить у любого торговца всего за три сотни кредитов. Это ведь, положим на Корусанте и в Центральных Мирах можно планету из баз стереть, а уже в Среднем Кольце, таких идиотов, кто будет ежегодно покупать обновления навигационных баз, днем с огнем не сыщешь. Лично слышал рассказы про одного скрягу-контрабандиста, который летал по базам времен Великой Гиперпространственной Войны, которые он еще ребенком откопал в «мозгах» какого-то древнего дроида. Хоть, конечно, это и байка, но суть она передавала точно — стереть данные о планете по всей галактике, не получится при всем желании.
        А что касается моего жучка, он нужен был только для одного — отвлечь внимание мандалорца от настоящего жучка, точнее целого жучары — девятиметрового истребителя. Я же прекрасно понимал, что тот будет искать нечто подобное, ведь даже астромеха он купил в городе, и очень бы удивился, не попытайся мы за ним проследить. И я не стал разочаровывать старика.
        — Что ж, хочу пожелать вам счастливого пути и удачи,  — сказал я.
        — И тебе того же, бескар`ад,  — сказал он, и подумав, попросил.  — В твоем присутствии, я хочу сделать капитану Вилу один подарок. Будешь свидетелем?
        — Могу даже запротоколировать,  — пошутил я.
        Но мандалорец был абсолютно серьезен. Надев шлем, он подошел к парню, и, отстегнув перевязь с мечом, протянул ее тому.
        — Это оружие более двадцати поколений верно служило моей семье. Бескад[99 - Традиционный мандалорский короткий меч, нечто среднее между мачете и фальшионом.] создан для боя, но боюсь, что мне уже никогда не доведется вновь обагрить его кровью врага. Не дело, когда оружие воина ржавеет, вися на стене, а у меня так и случится. Потому, я дарю тебе этот меч. Это настоящая мандалорская сталь, не подделка. Уверен, он и тебе верно послужит, и твоему сыну…
        — Но это же…  — попытался отказаться Вил.
        — Не надо, я уже стар, и вряд ли доживу до следующего боя. А ты… Поверь моему опыту, Вил. Я встречал таких как ты. Они или навсегда остаются молодыми, или навсегда остаются в памяти людей. Тех, кого они вели за собой. Что первое, что второе, лучшая судьба для воина. А ты воин, Вил. Так что забирай меч, и не зли меня!
        — Спасибо, буир[100 - Отец на мандо`а. С учетом подарка, их взаимоотношений и обоюдного уважения, можно сказать, что Джейсан, в некотором роде, воспринимал Вила, как приемного сына.] Джейсан,  — тихо сказал парень, принимая подарок.
        — Не за что, сынок. Прощай!
        Сказав это, мандалорец запрыгнул в кабину, захлопнул фонарь, и, включив репульсоры, поднял машину в воздух. А еще через минуту крошечная точка растаяла в синеве неба.
        — Только не говори мне, Эрдваныч, что не перепрошил его астромеха,  — произнес, повернувшись ко мне, Вил.
        — Нет, не перепрошил,  — ответил я, и пояснил.  — Он сам перепрошьется, когда будет считывать данные с набуанского гипермаяка. Всего одна небольшая закладка в коде истребителя, и триста мегабайт инструкций и программ, что придут с потоком данных от навигационной системы. На фоне 4 —5 гигабайт стандартного навигационного пакета, не особо заметно. А за время гиперперехода, переустановка программ дроида завершится, и никто ничего не заметит… Главное, не бойся, капитан. Я действительно не собираюсь его подставлять, или вредить ему. Просто хочу быть уверенным в том, что проект, в котором он будет участвовать, завершится успешно.
        — А с этим как?  — он покосился на меч, который, все также, продолжал сжимать в руках.
        — Носить с парадкой будешь слева на поясе, с полевкой, как удобно. А с завтрашнего дня, приступишь к изучению фехтования, под руководством Квай-Гона Джина. Я сегодня с ним поговорю.
        — Спасибо. Вот только мне не понятно, зачем в современном бою фехтование, я же не джедай?  — спросил капитан.
        — Да нафиг не нужно,  — развел я руками.  — Если командир не допустил ошибок, до рукопашки дело дойти не должно. Но не всегда так бывает. Ваш бой на Лофкуаре тому подтверждение. Мы ошиблись с оценкой численности пиратов, за что заплатили жизнями солдат… А что касается меча, то он, при прочих равных, в ближнем бою превосходит вибронож, а бескаровый даже световой меч остановит. В любом случае, оружие становится таковым, лишь когда ты умеешь им пользоваться.
        — Это понятно,  — усмехнулся парень.  — А по тому, чем Джейсан заниматься будет, не просветишь?
        — В деталях, извини, нет,  — ответил я, и максимально серьезным тоном сказал.  — Информация совершенно секретная. Могу сказать лишь одно, это связано с подготовкой для Республики полноценной армии. Сам понимаешь, даже это секрет, известные носители которого долго не живут.
        — А мне зачем рассказал?  — настороженно спросил Вил.
        — А чтобы не думал, что я против твоего друга затеваю какую-то гадость,  — ответил я, и, подмигнув подсветкой индикатора, добавил.  — А еще мне обидно, что я один ночами не сплю, вот и ты теперь спать не будешь.
        — Не дождешься!  — хохотнул тот, но тут же нахмурившись, спросил.  — Думаешь, будет война?
        — Да,  — просто ответил я, и пошел к комнате отдыха пилотов эскадрильи Браво.
        Требовалось выслушать мнения конечных пользователей по поводу разработки новых протонных торпед тяжелого класса. Идея была заманчивая, особенно в сочетании с атакой «стаей» торпед, по аналогии с тем, как это было реализовано в моем мире с «Гранитами» и «Вулканами»[101 - П-700 и П-1000 соответственно — типы отечественных ПКР предназначенных, в первую очередь, для атаки АУГ. Отличаются способностью обмениваться информацией после старта, для перераспределения целей и выбора оптимального способа атаки.]. Данные моделирования давали 92 % вероятности уничтожения «Лукрехалка», или корабля аналогичного класса, при атаке двенадцатью истребителями N-1МF, с 24-я торпедами на борту, даже со сверхдальней дистанции. Но у этой вундервафли были и минусы: во-первых, снижение атмосферной скорости аппарата до 800 км/ч, во-вторых, двукратное понижение пустотных динамических характеристик, и главное, невозможность использования гипердрайва и дефлекторных щитов при подвешенных торпедах.
        Словом, стоило крепко подумать, стоит ли остановиться на «бюджетном» варианте с модернизацией N-ок, или разрабатывать специализированный торпедоносец, а возможно, и не начинать это вообще. Тем более что Джинкинс обещал выдать на-гора проект гиперторпеды, абсолютно уникального оружия, которое основывалось на квантовой неопределенности при выходе объекта из гипера. Другими словами, если в обычном гипердрайве перед выходом из гиперпространства отключался синхронизатор, корабль выходил не в одной точке, а разорванный на атомы на протяжении нескольких километров вдоль оси вектора перехода. И самым интересным тут было то, что на вероятность выхода обломков в той или иной точке корабельные щиты никак не влияли. Трудностей же, для практической реализации подобной концепции, было две: вытеснение объекта из гиперпространства гравитационным полем, и сложность определения точных координат точки выхода, ведь обычные системы с вероятным отклонением в десятки километров для подобных задач не годились.
        Обсуждая тактику и стратегию обороны Набу в случае атаки гипотетического противника, мы и проговорили чуть ли не до вечера. И вновь уперлись все в ту же проблему — отсутствие тяжелых кораблей. Без них отразить любое серьезное нападение было или невозможно, или чрезвычайно трудно. Так, по нашим прикидкам, для обороны системы, в случае если враг соберет эскадру из 30 кораблей аналогичных «Дредноутам», 50-и корветов или легких фрегатов, при поддержке 3 000 дроид-истребителей, нам потребуется не менее 1200 N-1МF, 480 Н-6 и 50-и «Мародеров», и это притом, что реально мы могли рассчитывать на в 4 —5 раз меньшие силы.
        Так и не найдя приемлемого решения, мы разошлись по своим делам. В частности мне еще предстояло сходить на свидание с одной милой дроидесской, что не могло не радовать, а вот то, что было плохо, и даже очень плохо, это чувство беспричинной тревоги, что с каждой минутой накатывало все сильней. И я уже знал, что это предупреждение Силы. Более того, знал, что угроза направлена на меня, но вот вычислить ее источник никак не получалось — не хватало опыта.
        И я, безрезультатно промучившись с логическим анализом тонкого мира предчувствий, плюнув на все, вышел из кабинета, предварительно проверив свой световой меч.
        «Кто к нам с мечом придет, тому мы этот самый меч по самые гланды затолкаем, через задний проход!» — мысленно приободрил я себя, глядя на заключенную в кокон силовых полей голубую полосу плазмы, в которой была закольцована мощность нехилой электростанции.
        Джей уже ждала меня в коридоре, любуясь видом вечернего Тида из огромного окна.
        — Дорогой! А у меня для тебя сюрприз,  — радостно воскликнула она, повиснув на мне.
        — Что-то я, в последнее время, не очень люблю разные сюрпризы,  — все еще испытывая чувство тревоги, ответил я.
        — Да ладно, не будь букой!.. Я ведь не хотела на тебя жаловаться, это все девочки. Они, видишь ли, решили, будто ты меня обидел, отменив вчерашнее свидание. Глупые. А я так горжусь тобой, мой Эрдваныч…
        — Ну что ты, маленькая, как я на тебя сердиться могу!?  — поспешил я успокоить ее.  — Лучше рассказывай, что ты там еще придумала. Вижу же, что не терпится.
        — А это не я придумала, это все идея Падме,  — смущенным тоном произнесла она.  — Королева приглашает нас в клуб «Звездные Брызги», на концерт Болеса Руура.
        — Не знал, что Падме фанатеет от глиммика[102 - Название одной из разновидностей тяжелого рока в ДДГ.]!?  — мягко говоря, удивился я.  — А уж монарх планеты на подобном мероприятии…
        — Ну это ее Ассаж присадила,  — еще более смущенно сказала Джей.  — Она, кстати, тоже туда идет. А королева это «мероприятие» своим присутствием не почтит, будет просто служанка Падме. Как обычно… Пошли скорее!
        Что сказать о концерте певца, который внешне напоминает безрогого черта? На самом деле неплохо было, лично мне понравилось, если бы еще не дурное предчувствие, вообще было бы круто. Чем-то на старую, добрую Арию или Скорпионс похоже. А чего еще ждать от певца, который в Бунта Ив Классик ради развлечения участвует, и пять лимонов на ставках просрать может? Но вот голос… Кипелов от зависти в гробу бы перевернулся (А откуда я знаю, что он в гробу забыл? Роккер-металлюга). Под конец я даже перестал обращать внимание на его внешность. Тем более что морда была знакомая, еще с тех, самых первых наших приключений, когда мы на Татуине Энакина из рабства выкупали, точнее выигрывали.
        — Ну как вам? Правда круто!?  — спросила, подходя к нам, в сопровождении пары гвардейцев, Ассаж, когда мы вышли из здания клуба.
        — Ну не знаю…  — протянула Падме, задумчиво теребя локон волос.  — Как-то слишком… даже не агрессивно, скорее безрассудно. Но мне понравилось.
        — А по мне, вообще класс!  — заявила Джей.  — Во всяком случае, намного лучше, чем опера Мон Каламари.
        — Это точно,  — хохотнула датомирка, и, обернувшись к гвардейцам, сказала.  — Кстати, позвольте представи…
        Но те явно не хотели быть представленными, а хотели стать маленькими и незаметными, в идеале невидимыми. Оба парня смотрели на меня, как кролики на удава. Что делать, в ПСОН бело-синего астромеха с руками и ногами знали, наверное, все. А ребята явно ушли в самоволку.
        — Не стоит, Ассаж. Бойцам еще в расположение пробираться,  — выдав звук смеха, сказал я, сжалившись над ними.
        — Спасибо, капитан…  — промямлил один из гвардейцев, а от второго мы ничего членораздельного так и не услышали, до того как они развернувшись, рванули в ближайший переулок.
        — Ну вот! А все так хорошо начиналось,  — изображая вселенскую скорбь, и еле сдерживая смех, сказала девчонка.  — Теперь вам придется проводить бедную, беззащитную меня домой.
        — И куда это?  — прикрывая рот кулачком, посмеиваясь, спросила Падме.  — Уж не думаешь ли ты, Вентресс, что мы сейчас еще и в горы попремся?
        — Я вообще-то думала, что во дворце полно свободных комнат, и мне не придется спать на улице,  — весело ответила та, и серьезно добавила.  — Собственно за этим я к вам и подошла.
        — А как же эти… солдаты?  — удивленно спросила Джей.
        — Да просто поболтать хотелось. А они ребята веселые, Лиран, кстати, такие стихи сочиняет! Ой!..
        — Не бойся, не сдам я их, раз обещал,  — успокоил я девочку.  — Но ты зря их дразнила. Не жалко было бы потом ребят бить?
        — Извини, Эрдваныч, я… я даже не думала об этом,  — смутилась ведьмачка.  — Просто расслабиться хотелось, весь день, как-то неуютно, и тревожно. Вот и сейчас… Хатт!
        — Так, Вентресс, у тебя оружие с собой?  — настороженно спросил я, на что она молча откинула край юбки вдоль выреза, продемонстрировав рукоять светового меча в набедренных ножнах.
        — Что-то случилось?  — встревожено спросила королева.
        Но ее вопрос я оставил без внимания. Потому что уже связывался с 3РО за тем, чтобы то поднимал «Стражниц». Второй, в сопровождении взвода ДУМ-ов, шести штурмомехов и четырех дроидек, уже должен был начать выдвигаться, ведь тревожное извещение в автоматическом режиме ушло к нему сорок пять секунд назад.
        — Ассаж, замыкающей! Джей, прикрываешь королеву, и никакой самодеятельности. Выдвигаемся к дворцу,  — скомандовал я, сворачивая в переулок, что вел к центральному проспекту.
        — Да ответит мне кто-нибудь, что тут?..  — возмущенно воскликнула Амидала, но замолкла на полуслове, когда нам преградили дорогу две фигуры в серых плащах.
        — Отлично,  — произнес старший из них, иктотч, если судить по рогам.  — Ведьма тоже тут. Заберем обоих!.. Дроид, и ты, Ассаж Вентресс, пойдете с нами.
        Дерьмово выходило. Этих двоих, я абсолютно не ощущал в Силе, а значит это форс юзеры обученные скрываться, но вроде не ситхи, скорее джедаи, от чего мне было не легче.
        — Кто вы, и по какому праву пытаетесь задержать подданных Набу?  — неожиданно спросила, выходя вперед, Падме.
        «Вот ведь, зараза! Куда ты лезешь!?»,  — успел подумать я, когда иктотч, вскинув руку, монотонно произнес:
        — Они пойдут со мной, а ты не будешь вмешиваться.
        «Хоть не темные, уже легче»,  — подумал я, когда джедай открылся, применяя Силу.
        — Нее… ет… они никуда… не пойдут!  — чуть не плача, призвав на помощь всю свою силу воли, ответила Амидала, а я, честно сказать, от подобного беспредела, огорчился до невозможности.
        — А ну, прекрати, чмо!  — рявкнул я, не заботясь о том, поймет ли джедай, значение русской аббревиатуры «человек морально опущенный».  — За то, что ты только что делал, уверен, Сенат и лично канцлер ваш Высший Совет как презерватив натянут!
        Возможно, я был не прав, сразу идя на обострение конфликта, но вот такого стерпеть не мог. Это всяким уродам «морализация» только на пользу, а попытка сломать при помощи Силы человека с крепкой силой воли могла иметь, как я знал, крайне неприятные последствия для последнего.
        — Заткнись, ситское отродье! Зря ты не ушел в Силу в свое время,  — с пафосом воскликнул младший, судя по отсутствию косички, уже не падаван, но, видимо, бывший им совсем недавно.
        — Нет, ну хоть вы, скажите этому юнлингу, что разбрасываться подобными необоснованными обвинениями, во-первых, не вежливо, во-вторых, опасно для здоро…  — снисходительным тоном, произнес я, но был грубо перебит старшим джедаем.
        — Хватит болтать, ситх! Если не хочешь сдаться добровольно, мы поможем тебе в этом.
        Выхватив мечи, оба джедая, без предупреждения, бросились в атаку. Я же, довольно бесцеремонно оттолкнув Падме за спину, встретил косой удар иктотча горизонтальным ударом собственного меча. С младшим из джедаев сцепилась Ассаж.
        «Ой хреново-то как!» — мысленно простонал я, отражая град ударов, которыми меня осыпал противник. Мало того, что мой соперник был просто невероятно быстр, с каждым ударом я все больше убеждался, что он еще и нехило превосходит меня в мастерстве фехтования. Но хуже всего, было не это. Будь нас только двое, я бы, думаю, сумел продержаться до прихода подмоги, но вот Ассаж, та явно уступала молодому джедаю, с которым ввязалась в бой. Уж что-что, а то, что она не продержится и минуты, я видел отлично.
        И вот, как я и ожидал, после очередной комбинации, джедаю удалось пируэтом отвести колющий выпад девочки, и он, явно помогая себе Силой, невероятным для обычного человека образом, остановил собственное круговое движение, и на возврате полоснул кончиком светового меча по животу датомирки.
        — Мы-ы-ма-а,  — хрипло, на остатках воздуха в легких, простонала она, и, выронив меч, стала падать, скручиваясь от боли.
        Меч джедая полетел вниз, чтобы добить ведьмачку.
        Но тут, одновременно произошли три события. Джей, до того закрывавшая собой, как ей и было сказано, Падме, прыгнула на джедая, а сама Падме, и еще кто-то в конце переулка, одновременно выстрелили в молодого джедая из бластеров.
        Тот легко отбил оба выстрела, причем один, в стрелка из переулка, который, как я успел заметить, оказался давешним гвардейцем, а затем одним ударом от плеча отсек голову Джей. Но добить Ассаж так и не успел, сбитый с ног ударом дюросталевого корпуса.
        Чтобы не потерять контроль от навалившегося отчаяния, я резко разорвав связь с Силой, и одновременно отталкивая жестким блоком джедая, переключился на чисто программную систему фехтования, походя гася в себе все эмоции — раз Сила не помогает, понадеемся на Омниссию!
        Мир привычно, как много раз до того, выцвел и съежился до двух систем шарниров и рычагов, описанных математическими моделями и заботливо созданными за четыре года базами данных по стилям и приемам боя на световых мечах.
        Противник приближался, он, казалось, не ступал по земле, а парил в долях миллиметра над ней, меч в правой руке был опущен вниз и в сторону, в характерном для Макаши[103 - Макаши и Атару — соответственно вторая и четвертая формы боя на световых мечах.] положении. Но и Атару, как я уже заметил в ходе боя, противник владел замечательно. А это было плохо, так как оба стиля были заточены именно на бой против одиночного противника, причем Атару предполагал еще и постоянный контакт с Силой, для ускорения движений и перехода к труднопрогнозируемым ударам, что и продемонстрировал, секунду назад, его ученик.
        Удар по дуге снизу, наискось в грудь, отбить скользящим, и контратака в область предплечья противника. Безрезультатно. Он просто отходит на шаг назад. Снова удар. Блокировка, удар, и так далее. Синяя арка моего меча, и зеленая меча противника вновь и вновь сталкиваются, расцвечивая стены домов разноцветными всполохами. Пора была выбрасывать последние козыри — дополнительные степени свободы шарниров дроидного тела и прочие усовершенствования.
        Подловив окончание серии, и начало отступления противника, я, делая шаг вперед, нанес горизонтальный удар от плеча. На что джедай ответил прогнозированным колющим ударом от пояса, чуть пригибаясь, и ныряя под удар. Но не тут-то было, я не стал уклоняться, как сделал бы это человек, а просто развернул кисть на 90° вниз, и жестко блокировав удар, отвел меч противника вправо, а сам, пользуясь аркой вражеского оружия, как точкой опоры, провернул блок опор в месте их соединения с корпусом, нанося удар стопой по икре правой, опорной ноги соперника. Это заставило того опуститься на левое колено. В то же время, я, продолжая прокручивать кисть руки с мечом, крутанул корпус назад, еще сильнее отводя меч джедая в сторону, и грозя разрубить ему голову.
        У моего соперника оставались два варианта, либо, не вставая, отклонить туловище назад, и заблокировать удар, поведя рукоять меча на себя-вниз — вероятность 31,25 %, или попытаться встать, выполнив пируэт — вероятность 63,33 %. И он выбрал именно второй вариант, как дающий наибольший простор для действия. Далее, по логике, он должен был, либо отойти назад, одновременно разворачиваясь ко мне для новой атаки — вероятность 40,00 %, либо продолжая разворот, атаковать меня от плеча или по диагонали, сверху-вниз — вероятность 52,5 %. Но это меня не устраивало, мне требовалось срочно закончить бой, и потому я поступил так, как никогда бы не поступил ни один органик.
        В момент начала пируэта, когда противник, смещаясь вправо, начал вставать, и уже повернулся ко мне спиной, удерживая меч над головой, аркой вниз, я сделал шаг вперед, прямо под удар, для которого тому следовало лишь чуть повернуть его конец на меня. Вот только я не позволил ему это сделать, схватив левой рукой окруженный силовыми полями плазменный жгут.
        Металл кисти мгновенно расплавился, но покрытие из фрика на ее внешней стороне, так просто не резалось, что давало мне почти пол секунды времени.
        «Нет, ну что за молодец, почти выкрутился!» — успел подумать я, когда джедай, вместо того, чтобы вырывать меч или резать мне руку, просто погасил клинок. Но и это ему не помогло. Я тоже, но на доли секунды раньше, погасил арку светового меча, и, до предела увеличив мощность сервоприводов, включая и удлинение правой руки, заехал начавшему поворачиваться ко мне иктотчу кулаком в правую скулу.
        Конечно, амплитуда удара была невелика, но вот скорость сервоприводов, в сочетании с почти восемью сотнями граммов рукояти меча в кулаке, дали именно тот эффект, на который я рассчитывал — противник «поплыл». А так как мне не хотелось рисковать, проверяя как тот держит удар, пришлось, резко повторить уже левым покалеченным манипулятором тому в затылок, благо амплитуда позволяла, да и усилить его поворотом корпуса удалось.[104 - За помощь в работе над сценой дуэли, отдельная благодарность Эйсу Хардкейлу. Конечно, то что получилось, существенно отличается оттого, что мы обсуждали, но, думаю, это не последняя дуэль ГГ, так что еще все впереди.]
        Для верности, еще раз съездив по роже начавшего падать супостата правым манипулятором, я вернулся к нормальному восприятию мира, походя отметив, что все это, от начала последней атаки джедая, до моего финального удара, заняло всего 2,526 секунды.
        — Бля! Только корпус заменил,  — выругался я, получая информацию от диагностических систем.
        Как оказалось, этот урод таки успел полоснуть меня мечом в тот момент, когда я перевел возвышенный танец фехтовального поединка в простой и банальный мордобой. И полутора месяцев не прошло, как у меня вновь появилась почти двадцатисантиметровая дыра на корпусе, а левый встроенный манипулятор частично испарился, частично расплавился. Вот только долго копаться в списке собственных повреждений мне не дала тревога за судьбу девочек и то, что оставался еще один буйный джедай.
        Однако, как оказалось, сейчас спасать надо было именно молодого джедая-человека.
        Тот лежал на земле, пытаясь прикрыть руками голову от навалившейся на него безголовой дроидессы, которая истерично колотила его. Нет, обладай Джей силой обычной девушки, я бы и вмешиваться не стал — пара синяков и царапин тому бы только на пользу пошли, но вот учитывая силу ее ударов, происходящее для джедая было скорее сравнимо с методичным избиением ногами, когда тебя повалили и самозабвенно пинают десяток гопников.
        — Джей, прекра!.. Твою мать!  — попытался крикнуть я, но тут же спохватился, поняв, что акустические сенсоры у нее также находились в голове.
        Пришлось переключаться на канал закрытой связи. А потом, еще ждать пока одна расстроенная девчонка соизволит ответить.
        — Эрдваныч, ты жив!  — первым делом вскрикнула она, дублируя синтезированный звуковой пакет данных целым потоком псевдоэмоциональных сообщений.
        — Жив. Что мне будет!  — ответил я.  — А вот джедай, которого ты бьешь, скоро умрет.
        — Ну и что! Он Ассаж убил! Пусть сдохнет, гад! Ненавижу! Ненавижу! Нена!..
        — А ну, прекратить, истеричка!  — рявкнул я на нее, дублируя слова, командой на безусловное подчинение.  — Вентресс, судя по показаниям моих сенсоров, всего лишь ранена, но жива. Во всяком случае, пока жива… Сейчас проверю.
        Вновь переключившись на вокодер, и подбегая к лежащей на земле девочке, над которой склонилась Падме, я не обращая внимания на субординацию, приказал:
        — Величество, подбери мечи джедаев, и не выпускай их из виду. Шевельнутся — не задумываясь стреляй! Сейчас подойдет тревожная группа. Пусти.
        Я опустился на колени возле ведьмачки, и, переведя сенсоры в инфракрасный режим, осмотрел ее.
        Пришлось приложить некоторые усилия, чтобы отвести прижатые к ране руки, но когда мне это удалось, я мысленно выдохнул с облегчением. Меч лишь прожог кожу и жировой слой, уйдя менее чем на сантиметр в мышечные ткани — при здешнем уровне медицины, две недели в больнице, и небольшой шрамик на память.
        — А, Эрдвашенька… Со мной все в порядке…  — прошептала Ассаж.  — Посмотри… как там Лиран…
        — Хорошо, сейчас,  — ответил я, повернувшись в конец переулка, откуда стрелял по джедаю, решивший спасти едва знакомую девчонку, гвардеец.
        Но тот был уже мертв. Отбитый джедаем сгусток плазмы снес ему полчерепа. Рядом с ним неподвижно застыл с бластером в руках второй самовольщик.
        Я вновь посмотрел на юную датомирку, пытаясь придумать, как бы помягче сказать ей об этом, но та, видимо уловив его смерть в Силе, уже сама все поняла.
        — Эрдваныч, за что?  — шепотом спросила она.  — Он хороший был, веселый. Такие стихи мне читал… Живой был… ы-ы…
        — Он как настоящий герой поступил,  — попытался утешить ее я, но тщетно.
        — Ненавижу! Мразь! Тварь! Сдохни!  — закричала она, поднимаясь на ноги, абсолютно не обращая внимания на рану, из которой обильно потекла кровь, а до того безвольно лежащий джедай стал подниматься в воздух, судорожно скребя ногтями по сдавленному невидимой рукой горлу.
        — Так вот ты какой, северный пушной зверек!..  — вслух сказал я, чувствуя накатывающую от Ассаж волну ненависти.
        Стало, честно сказать, страшно. Из доброй, чуть безбашенной и самоуверенной девчонки, прорывалось нечто очень могущественное и злое, готовое смести все на своем пути — та самая Темная Сторона Силы. Схватив ее за плечи, я попробовал встряхнуть Ассаж, но это ничего не дало. Она лишь злобно зыркнула на меня. И тогда я, просто потянулся к ней, к ее сознанию доверившись Силе, пытаясь успокоить и утешить, при этом неся всякую утешительную бессмысленную муть.
        И, что удивительно, это помогло. Сначала, она отпустила полузадушенного джедая, потом разревелась, и, в конце концов, потеряв сознание, повисла у меня на руках. А я, наконец, смог осмотреться, и определить источник приближающегося шума.
        В переулок, где мы дрались, с двух сторон вбегали «Стражницы» и «Штурмомехи», а две пары дроидек, окруженные сиянием дефлекторных щитов, хищно поводили стволами бластеров, контролируя окружающее пространство. Рядом с ними, один за другим занимали оборону малыши ДУМ-ы.
        — Второй! Обеспечить охрану Ее Величества по пути во дворец. Гвардейца и тело погибшего, в комендатуру дворца. Ассаж в госпиталь. Джей в мою мастерскую, передай, чтобы новый сенсорный блок от «Стражницы» подготовили,  — стал отдавать приказы я, и, показав манипулятором на джедаев, добавил.  — Этим, вколоть по двухчасовой дозе снотворного, и под арест. Обвинение: «Покушение на убийство двух и более лиц, умышленное убийство военнослужащего ПСОН». Выполнять!
        Когда суматоха закончилась, и две группы эвакуации ушли, я, в сопровождении Второго, и сам пошел во дворец, обдумывая на ходу, как разгрести эту ситуацию с наименьшими потерями. И когда план в общих чертах созрел, приказал своему помощнику.
        — Второй, по возвращении во дворец, срочно вызови Квай-Гона. Далее, отзывай Q12-го, и начинай готовить передачу дел Первому. Будь готов приступить к реализации проекта «Штирлиц», после получения корректив от меня.
        — Мне предстоит задание, Создатель?  — спросил тот.
        — Совершенно верно, поможешь мне в геноциде зайцев… Ну, еще спрячемся, чтобы не провоцировать джедаев, и главное, не вызвать раньше времени подозрений у одного ситха,  — ответил я.
        Сейчас, как тогда в небе над Нар-Шаддаа, я стоял у своеобразного края рампы ангара обреченного корабля. Я делал выбор между тем, чтобы поступить разумно и осторожно, или честно и безрассудно. И как тогда, судьба толкнула меня на верный путь. На этот раз, даже обещая плюшки в случае успеха. Это помимо отсутствия моральных терзаний, что вот мог спасти пятьдесят тысяч жизней, и даже не попробовал.
        — Что ж, хоть совесть чиста будет,  — сказал я, ни к кому не обращаясь.  — Надеюсь…

        Глава 12

        Пожилой косианец неспешно, опираясь на трость, вошел в зал Совета. Ему хватило одного взгляда, чтобы понять причину вызова — у магистров и одного из его бывших учеников большие проблемы, которые, как обычно, возникли из-за излишней поспешности. Зрение привычно зафиксировало следы побоев, хоть и не очень заметные на толстой коже бывшего ученика-иктотча, но вполне явные. А уж вид молодого Фила Гольстера и подавно не оставлял сомнений в том, что двух джедаев-теней банально избили — судя по цвету синяков юноши и его способностей к самоисцелению — примерно шесть дней назад. Из чего можно было сделать определенные выводы, но Тера решил немного подождать и получить побольше информации для анализа.
        — Пройти сесть в кресло ты можешь, мастер Сайнубе,  — предложил ему магистр Йода, потирая коготками подбородок и не сводя взгляда с провинившихся.  — Что старость есть, прекрасно сам понимаю.
        — А молодежь, как я понимаю, только и делает, что пытается добавить нам проблем,  — заметил он.
        — В занятии этом успехов больших добились они, да,  — ответил тот.
        Усевшись в кресло около магистра Винду, джедай еще раз обвел внешне сонным взглядом сейчас практически пустой зал Совета. Из того, что других магистров не было, а проблемой Теней занимались не члены Совета Первого Знания, а лично фактические руководители Ордена, следовало, что неприятности, случившиеся с мастером Дигрэмом и рыцарем Гольстером, имели достаточно щекотливый характер, и выходили за рамки обыденной работы разведки Храма.
        Прислушавшись к чувствам джедаев, Тера невесело улыбнулся. Что бывший ученик, что ученик бывшего ученика сейчас хотели лишь одного — оказаться подальше от Зала Совета, хоть провалиться сквозь узорчатый пол, прямо через всю башню и здание в подвалы Храма. Но понимали, что буде такое и случится, это им не поможет избежать беседы — магистры их и при помощи Силы подержат.
        — Что скажете, мастер Сайнубе?  — неожиданно спросил чернокожий магистр.  — Меня, признаться, еще со времен учебы всегда поражало ваше умение делать правильные выводы.
        — Боюсь, я не знаю сути проблемы. Да и от работы разведки Ордена я отошел более десятка лет назад… Лишь изредка помогаю в делах, с которыми и полиция Корусанта могла бы самостоятельно справиться.
        — Скромны вы, мастер, излишне,  — произнес Йода.  — Но мнение ваше хотелось бы услышать нам.
        — Что ж,  — нехотя согласился косианец.  — Могу предположить, что мастер Дигрэм и его бывший падаван проявили излишнее рвение в деле защиты Ордена, и не были убиты лишь потому, что некая организация или государство не желает осложнять отношения с нами. А так как задачей Теней является борьба с проявлениями Темной стороны, думаю, они, как это часто бывает с теми, кто слишком долго ищет что-либо, увидели это там, где его нет. Будь их противник адептом Темной стороны, он бы не стал оставлять их в живых, и уж тем более передавать Ордену.
        — А с чего, Тера, вы решили, что их именно передали Ордену?  — с прищуром глядя на старого джедая, спросил Винду.
        — Хм. В Зал Совета они явились без мечей — значит они их потеряли. А, судя по «помятому» виду и тому, что им вскоре после боя была оказана медицинская помощь, можно сделать вывод о нежелании их убивать тех, кто взял в плен наших борцов со злом. В тоже время, я не чувствую в них гордости, которая неизбежно возникает у тех, кто смог сбежать самостоятельно.
        — Видите вы оба,  — обращаясь к Теням, произнес Гранд-мастер,  — мастер Сайнубе, не зная сути вашего дела, вернее, чем вы ситуацию оценил. Думать должны вы были, прежде чем в драку лезть.
        — «Мысль должна опережать действие», как написал этот Эрдваныч,  — произнес темнокожий магистр.
        — Да, весьма точно слова эти один из главных принципов Кодекса описывают…  — добавил Йода,  — Сайнубе мастера, считаю я, в детали случившегося посвятить должны мы.
        — Разумеется,  — кивнул Мейс Винду, и, обратившись к косианцу, спросил.  — Надеюсь, вы понимаете, что любая утечка информации о данном инциденте способна привести к… достаточно неприятным последствиям?
        Дождавшись утвердительного кивка джедая-рептилоида, он коротко изложил суть проблемы.
        Как оказалось, «Тени» вместе с письмом от некоего Эрдваныча, менее часа назад, были доставлены на Корусант в контейнере-рефрижераторе для деликатесов рейсовым контейнеровозом с Набу… на внешней подвеске. А до того были арестованы Королевской Гвардией за убийство гвардейца, покушение на убийство подданных королевства и попытку ментального воздействия на саму королеву Амидалу. В конверте, который магистру Йоде лично передал капитан корабля, также находился инфокристалл с записями случившегося, подлинность которых подтвердили оба присутствующих участника этих событий.
        — Они будут изгнаны из Ордена?  — спросил у Йоды Тера, когда голозапись окончилась, а Зал Совета, после того как поднялись шторы, вновь залил солнечный свет.
        Судя по лицам провинившихся, они только сейчас начали понимать, в каком непростом положении очутились. А ответ Гранд-мастера вообще заставил джедаев побледнеть:
        — Попытки воздействия на разум правителя независимой планеты Сенат не простил бы нам. А с убийством вместе, виновных должны мы были бы на Лолу-Саю в «Цитадель» отправить…
        — Однако Амидала приняла решение не раздувать скандал,  — продолжил Винду.  — В переданном по дипломатическим каналам письме она сообщает, что готова пойти на компромисс, и, памятуя о помощи, которую во время вторжения Торговой Федерации народу Набу оказал Орден, не предавать этот случай огласке, если мы пообещаем не преследовать Квай-Гона Джина, Ассаж Вентресс и Эрдваныча. А также если согласимся на выплату пожизненного содержания в размере десяти тысяч кредитов в месяц семье погибшего гвардейца…
        — Но этот дроид вмещает призрак древнего сита! Я уверен в этом!  — воскликнул иктотч, до того стоявший опустив глаза.  — Гвардеец сам стрелял в нас, а то что перед нами королева мы знать не могли!..
        — Уже услышали мы твою версию, Дигрэм мастер,  — как всегда спокойно оборвал его зеленокожий магистр, и, взглянув на Теру, попросил.  — Бывшему ученику объяснить должны вы.
        — Не имеет значения, знал ты что перед тобой королева, или не знал,  — подслеповато щурясь, произнес старик, и указал на того тростью.  — Ты разве забыл, чему я тебя учил? Ставь себя на место другого, старайся думать как он! А теперь скажи мне, что бы делал ты, если бы был планетарным правителем и узнал, что есть те, кто могут безнаказанно заставить тебя делать что-либо? И разве ты бы не сказал тогда, что солдат был подло убит, пытаясь защитить свою королеву?
        — Но ситх…  — попытался напомнить джедай.
        — А ситх ли, м-м?  — оборвал того Гранд-мастер, пристукнув для убедительности своей тростью.  — Темной Стороны в нем не почувствовал ты, убивать вас не стал он, напротив не эмоциям, а разуму поддавшись, девочке этой на Темную ту самую сторону перейти не дал… Скорее как джедай он действовал именно.
        — А как же наши мечи!?  — не удержался младший из джедаев.
        — Мне отдать их обещал он…  — внешне никак не отреагировав на несдержанность юноши, спокойно ответил маленький магистр, и после паузы продолжил.  — Просил в письме лишь «после того, как думать головой начнут» отдать. Тем более, не пригодятся они вам года ближайшего в течении… Не нужны мечи в Агрокорпусе, да.
        — Через год мы посмотрим, смогли ли вы воспользоваться этим шансом подумать, раз уж вы не соизволили воспользоваться идеальными условиями, что были во время перелета с Набу,  — хмуро глядя на джедаев, сказал Мейс Винду, и когда те, еще не до конца поняв, насколько им повезло, покинули Зал Совета, обратился к старейшему из наставников Ордена.  — Магистр Йода, несмотря на то, что мы формально принимаем условия Амидалы и этого «дроида», я считаю, данный феномен нельзя оставлять без внимания. Как и действия Квай-Гона. Хоть он теперь и не состоит в Ордене, нарушения Кодекса с его стороны…
        — Незначительны очень,  — перебил того Гранд-магистр.  — Больше меня Эрдваныч беспокоит этот. Выяснить все о нем нужно как можно быстрее. И дело это вам, мастер Сайнубе поручаю я. Никто лучше вас не справится с задачей этой. Климат набуанский к тому же вашим суставам на пользу пойдет лишь.
        — Но мое появление может его насторожить,  — предположил косианец.  — Мастеру Джину известно кое-что о моей работе.
        — «Бойскауты» наши насторожили его уже,  — припомнив странное выражение из письма, пояснил тот.  — Написал он, что покинуть Набу на время он должен. Потому и посылаем тебя, чтобы выяснил ты о нем все, в непосредственный контакт не вступая.
        — Помимо вас, Тера, на Набу отправится мастер Акинос[105 - Мастер Акинос «прославился» среди джедаев как «еретик» считавший, что дроиды такие же разумные существа и могут быть чувствительными к Силе. Но так как в оригинале он подобных дроидов не нашел, то ограничился полумерой, пропагандируя путь Светлой Стороны среди Шардов — разумной формы кристаллической жизни с планеты Оракс (координаты L-20 по карте). А те из них, кто оказался форсюзером, будучи встроенными в дроидов и приняв Кодекс Джедаев, получили название Железные Рыцари. Не путать с постеретическим лояльным орденом космоднсанта из ВаХи. Хотя с нашим ГГ…],  — продолжил за Йодой Мейс Винду.  — Это как раз его профиль.
        — По «собственной инициативе»?  — то ли спросил, то ли предложил старый сыщик.
        — Не усидит он на Ораксе, о дроиде к Силе чувствительном услышав,  — кивнул в ответ Гранд-магистр.  — Проверим заодно, может кто-либо из его подопечных Шардов в том дроиде обосновался… С чем или кем мы дело имеем, точно знать надо.
        — И еще, ознакомьтесь с отчетами Оби-Вана Кеноби и его падавана Энакина Скайуокера о последней их миссии на Нар-Шаддаа, в которой они работали именно с этим «дроидом»,  — вновь добавил темнокожий магистр, и, взглянув в глаза старика, предостерег.  — Постарайтесь никому не говорить об этом задании, в особенности юному Скайуокеру. Впрочем, я думаю, вы прекрасно понимаете, чем грозит Ордену разглашение подобной информации.
        — Хорошо, магистры, я разыщу все, что можно в библиотеке Ордена и через десять дней буду готов вылететь на Набу.
        — Так и будет пусть. Нужды нет торопиться особо и внимание привлекать,  — согласился Йода.  — Да пребудет с тобой Сила, мастер Сайнубе!
        — И с вами, магистры,  — эхом отозвался он, и, тяжело опираясь на трость, побрел к выходу из зала.
        Работы предстояло море, как в архивах, так и со старыми информаторами, сеть которых еще предстояло восстановить.
        А когда за мастером закрылась дверь, Мейс Винду спросил маленького зеленого гуманоида, который уже не одну сотню лет фактически являлся главой Ордена Джедаев:
        — Вы считаете, этот дроид может представлять угрозу? Мне кажется странным, что он не воспользовался подобной возможностью для давления на нас?
        — Не воспользовался, говоришь ты, м-м? Боюсь, наоборот все… Но раз не знаем столкнулись с чем, не должны спешить мы. Мысль действие опережать должна, да…
        А в это же время, за тысячи световых лет от Корусанта, я спокойно катился по улице портового городка на Мон Газзе. Ну как спокойно — без нормальных конечностей, и главное меча было чуть неуютно. Светошашку брать с собой я не рискнул — очень уж она заметна в Силе, а если не нарвусь на ситха или джедая, от любого подручными средствами смогу отбиться, с гарантией. Все-таки две пары бесшумных стреляющих устройств[106 - В оружейном деле, стреляющим приспособлением принято называть любое непонятное устройство, при помощи которого можно выстрелить, но которое не укладывается в общепринятые рамки деления оружия по типам.] в манипуляторах и форсированный резак с дополнительным газовым баллоном вместо емкости для смазки, это довольно серьезно. А Сила и сама по себе неплохое оружие.
        На эту загаженную промышленную планетку я прибыл три часа назад, рейсовым лайнером с Лланика[107 - Лланик — система с координатами Q-16 по карте ДДГ, не путать с системой Ланник (R-13).], до которого тем же способом добрался с Набу. И все из-за придурочных фанатиков, после визита которых мне пришлось срочно линять из королевства. Нет, будь дело только в Ордене Джедаев, думаю, можно было и остаться — тех, кто, не разобравшись, лезет махать шашкой, среди них меньшинство, да и к реальным рычагам власти их за версту не подпускают — уж как-нибудь договорился бы. Но кроме джедаев был еще и Палпатин, а его реакцию на чувствительного к Силе дроида просчитать было очень сложно. Впрочем, тут тоже было всего два варианта: уничтожить, или попытаться использовать. И оба меня не устраивали. А тут, еще срочно примчавшийся Квай-Гон, после того как почувствовал, что на его учеников напали, «обрадовал» известием, что к нам в гости едет граф Дуку. От чего я, признаться, запаниковал.
        Хорошо хоть разобрались быстро — как выяснил все тот же бывший джедай, после разговора с пленными «Тенями», меня им и, скорее всего, ситхам слил информатор в Пространстве Хаттов. Причем не прямо слил, а эдак намекнул, мол, обратите внимание на дроидов. Я даже догадывался, кем был этот стукачок, и какой у него размер груди.
        «Ну, падла ушастая, галактика, она квадратная, в углу пересечемся!» — в который раз, мысленно пригрозил я одной хитрожопой полукровке.  — «Но до чего баба ушлая! Ничего, еще доберусь до тебя и твоих связей».
        Сверившись с картой города, я свернул в грязный переулок около заброшенного склада, и, активировав репульсоры, взлетел на его крышу.
        Оглядевшись по сторонам, я никого не заметил. В час ночи тут, в промышленном районе не было ни души. Работяги и их семьи отсыпались после трудового дня, а контрабандисты, экипажи рудовозов, транзитные путешественники, а, следовательно, и грабители, проститутки, разнообразные нищие сейчас обретались в квартале развлечений, что располагался по другую сторону летного поля космопорта. За ним до самого горизонта тянулась грязно-бордовая пустыня, переходящая на западе в горную гряду, а на востоке и севере в ряды терриконов вокруг бесчисленных шахт. На юге сверкал заревом, отдаленно напоминающим пожар, гигантский металлургический завод, от которого к космопорту тянулись огненные линии груженных готовыми отливками или рудой железнодорожных составов, что практически бесшумно скользили между колец магнитной подвески.
        Вспышка света на соседней крыше отвлекла меня от созерцания промышленного пейзажа, и через пару секунд, в десяти метрах от меня, аккуратно погасив скорость точно рассчитанным импульсом реактивных двигателей, опустилась фигура в мандалорском доспехе серого цвета, с реактивным ранцем за плечами.
        — Su cuy'gar,  — поприветствовал я ее.  — Sa gana beskar'gam?[108 - Здравствуйте. Как вам броня?  — здесь и далее разговор на мандо`а.]
        — Su cuy, beskar'ad! Vor'e, jate,  — ответила она глухим из-за шлема голосом.[109 - Привет, дроид. Спасибо, хорошо.]
        «Действительно неплохо вышло»,  — отметил я про себя, осматривая созданную по моим же чертежам броню. Сваливать с Набу пришлось в спешке, так что готовый образец получилось увидеть только сейчас. Конечно, такую вещь стоило бы сделать из бескара, но где его столько напасешься, у самого всего чуть больше кило — то, что досталось в наследство от джедайской лаборатории на Руусане. Да и композит на основе дюростали с кортозисным покрытием, который я использовал, вполне неплохо держал выстрелы из Е-5 и DL-44.
        — Ti sol'yc tionir an`utrel`a. Gar jate jorhaa`ir mando`a,[110 - С первым вопросом все ясно. Вы отлично говорите на мандо`а.]  — похвалил я ее.  — Небольшой акцент есть, но так даже лучше.
        — Ori'vor'e.[111 - Большое спасибо.] Может, скажешь, наконец, зачем этот маскарад?
        — Понимаете, Шми…  — начал я.  — Мне некому больше поручить одну работу, а вам, я думаю, она вполне по силам. Но я бы, во-первых, хотел сохранить это в тайне, а во-вторых, мне все-таки не нравится, что вы подвергаете себя излишнему риску. Конечно, можно было бы воспользоваться маскировкой под дроида, как в скафандре Падме, но в текущей ситуации это не лучший вариант. Броня вроде убезийской слишком легкая, и не обеспечит полноценной защиты, а прочие… организации, традиционно скрывающие лица и носящие достаточно тяжелую броню, довольно специфичны.
        — Понятно. Но что это за работа?  — кивнув, спросила она.
        — О, ничего особенного. Просто забрать в системе Дуро один контейнер, потом найти конкретный боевой корабль Торговой Федерации, и скрытно доставить контейнер на его борт,  — небрежным тоном сказал я.
        — Я так понимаю, это не бомба?  — так же небрежно уточнила Шми.
        — Хуже. Не буду вдаваться в детали, скажу лишь, что ящик имеет размеры метр на метр на метр и массу брутто сто пятьдесят килограмм… Поймите, если вдруг что, я бы хотел избежать лишнего риска и огласки,  — попросил я, и, достав из грузового отсека корпуса пару чипов, протянул их Шми.  — Вот, это документы на получение груза и информация о корабле. Данные о его местоположении двухнедельной давности, но, думаю, найти будет нетрудно. Далее, постарайтесь сделать все так, чтобы о вашем визите никто не догадался. Ну и, наконец, если возникнет угроза захвата, постарайтесь быть не менее чем в двадцати метрах от контейнера.
        — Поняла,  — кивнула та.  — Мы с ребятами справимся.
        — Как они, кстати?
        — Сейчас в кантине ждут. А вообще, на что-то более серьезное я бы их не взяла — очень неопытны. Кроме Брика, разумеется.
        — Ничего, опыт дело наживное. В любом случае, с ними и безопасней, и будет кому спину прикрыть,  — сказал я, и решил прояснить одну странность.  — А почему вы выбрали для брони такой цвет? Насколько я знаю, у мэндо серый — цвет траура по потерянной любви.
        — Да, но не только любви в узком смысле, еще любви к родным, а также цвет утратившего честь… Мой цвет…  — я не мог видеть, но был уверен, что женщина под шлемом разрыдалась.  — Давай не будем об этом…
        — Хорошо,  — согласился я.
        — Между прочим, у тебя цвет не менее странный. Красный у мандалорцев означает почитание предков,  — желая сменить тему, сказала она.
        — Ну так то цвет бескаргамма, а у меня корпус. Честно говоря, для маскировки без задней мысли цвет подбирал. Ну и для скорости исчо, красный едит бистрее!.. Ладно, шучу.
        — Еще что-то?  — уточнила Шми.
        — Нет. Нам уже пора,  — ответил я, изобразив наклоном корпуса что-то вроде кивка.  — Удачи, Шми Скайуокер!
        — И тебе, Эрдваныч!
        Сказав это, она легко перемахнула через перила крыши, и, возле самой земли замедлив падение парой реактивных импульсов, скрылась в проходе между соседними домами. Ну и мне пора было отправляться. Еще предстояло пробраться на рудовоз до Денона, который должен был вылететь через полтора часа.
        Пока добирался до места парковки рудовоза, пока прикидывал, как проникнуть внутрь и не попасться на глаза команде, я все думал, правильно ли поступил. Стоило ли рисковать жизнью Шми, пусть даже само по себе дело было плевым, но все же. Не дай Сила, что-то с ней случится, как я Энакину, Квай-Гону и Ассаж в глаза посмотрю? Но других вариантов попросту не было. Это если кого грохнуть или скрытно наблюдать за чем-либо, я мог воспользоваться своими Инквизиторами. Еще у Панаки было несколько толковых ребят, именно для такой работы, да только даже возможность утечки в том, что я планировал, была недопустима. А в то, что люди Палпатина не контролируют деятельность нашей разведки, я ни на грамм не верил. Наконец был еще Q12, но у него была важная работа — изображать меня на Набу. К тому же, как дроид, он кое-чего не мог сделать по объективным причинам — из-за ограничений прав дроидов в большинстве миров.
        — Хаттова нехватка кадров и времени,  — тихо выругался я.
        Даже умница Падме проблем наделала. Нет, чтобы просто сделать то, что от нее просят, так она устроила мне представление с обидой на весь белый свет. Почти три часа пришлось потратить, чтобы объяснить ей, что наезд на Орден Джедаев, это именно то самое, пресловутое, простое, понятное, неверное решение. Как будто сложно понять, что тем самым она бы сделала Набу знаменем сепаратистов, испортила бы отношения с джедаями и, главное, не добилась бы ничего, кроме может быть срока для двух придурков-мечемахателей и моральной поддержки графа Дуку. Реальную не дали бы оказать члены Торговой Федерации — народ мстительный и имеющий личные счеты, как против Набу вообще, так и лично против Амидалы. Но вроде поняла, особенно, когда я живописно, на примерах нескольких «независимых» планет, пользуясь опытом из прошлой жизни, описал примерный сценарий демократического и добровольного вхождения Набу в состав Торговой Федерации, если королевство поддержит сепаратистов. А что, легко и просто: падение экономики из-за разрыва с Республикой и помощи новых «друзей», волнения в обществе, постепенная экономическая экспансия
торгашей, немного правильной агитации, и, глядишь, через 4 —5 лет произойдет тихая и незаметная смена власти, возможно даже без «цветных революций», после которой, на основании всенародного референдума, Королевство Набу станет «полноправным» членом Торговой Федерации.
        А вот плюсы от «мирного» решения вопроса с джедайским беспределом были существенные. Помимо очевидной возможности надавить на Орден в будущем, мы получали своеобразную индульгенцию на незначительные перегибы и злоупотребления в тех сферах, которыми в Республике традиционно ведали рыцари со световыми мечами. К примеру, расширение вооруженных сил, или то что в королевстве будет несколько не входящих в Орден форсюзеров. Но главное, это простор для будущей совместной работы, и моей легализации, без привлечения, хотя бы на первых порах, внимания Палпатина, что для моих планов относительно предстоящей Войны Клонов было очень важно.
        От мыслей о большой политике меня отвлекло шевеление возле штабеля контейнеров, которыми я хотел воспользоваться в качестве укрытия перед финальным броском к правой опоре транспорта, чей отсек должен был стать моими апартаментами на период полета. Привычно переключив сенсор в инфракрасный режим, я едва сдержал смех — в тени прятался, пожалуй, самый смешной из дроидов которые выпускались в галактике, ЛЕП-тип[112 - Точное время начала производства дроидов-зайцев нигде в литературе не указано, однако точно известно, что к началу Войн Клонов они уже были распространены по всей галактике. Так что указанный в тексте срок начала их производства никоим образом не каноничный.] или в просторечии дроид-кролик. Эти малыши появились в продаже года три назад, и первоначально их планировали использовать в качестве дроидов-нянек, но как часто бывает с удачными моделями дроидов, они постепенно стали завоевывать нишу дроидов слуг, секретарей и даже бюджетных протокольников. В первую очередь, благодаря своей сообразительности, а кроме того, низкой цене, компактности и неагрессивной внешности.
        А этот дроид, тем временем, стал поминутно выглядывать из-за контейнера и приноравливаться бежать к грузовому пандусу звездолета. Впрочем, там ему ничего толком не светило — двое охранников, плюс постоянно снующие члены команды и дроиды-техники полностью исключали возможность проникновения на корабль через главный вход. Так что я решил помочь малышу, да и проверить, что это он несет в небольшом плоском рюкзачке за спиной, не мешало — еще чего каким-нибудь пиратским диверсантом окажется, или агентом конкурентов по бизнесу, что для меня одинаково, и можно заиметь крупные неприятности во время полета. А оно мне не надо!
        Стараясь не шуметь, пока ЛЕП в очередной раз отвлекся, разглядывая охрану шлюза, я броском преодолел оставшееся до штабеля расстояние.
        — Даже и не думай, дружок, через грузовой шлюз незаметно не пройдешь,  — сказал я на бинарном, снизив громкость вокодера до минимума.
        Реакция мелкого машинка оказалась молниеносной и абсолютно заячьей. С криком «Ой, мама!» она, а, судя по интонациям голоса, дроид был запрограммирован как женщина, подпрыгнула на добрых пол метра, и, развернувшись в прыжке, уставилась на меня парой белых оптических сенсоров, молитвенно сложив лапки-манипуляторы на груди.
        — Ой! Я… я никуда не хотела проходить. Я просто гуляла… тут. Да гуляла! Честно-честно!  — тоненько пропищала она.
        — Да ладно, не бойся. Я сам на эту посудину пролезть хочу. И если хочешь, могу помочь,  — поспешил успокоить ее я, и представился, пользуясь именем взятым для конспирации.  — Кстати, меня зовут В007, R2-В007.
        Ну а что, имя гунганского агента МI-6 до сих пор приносило мне стабильную, хоть и небольшую, по моим сегодняшним меркам, прибыль, а множить сущности не хотелось.
        — Правда? А я даже не знала как… То есть… Извини, меня ВNI-110 зовут. Но мне действительно очень-очень надо улететь. А как попасть на корабль, не знаю…  — зачастила она.
        Я же, тем временем, просканировал как инструментально, так и при помощи Силы — благо за последние дни неплохо это дело освоил — содержимое ее рюкзачка и корпус. Кроме приличной суммы наличных кредиток и пары инфочипов ничего подозрительного не обнаружив, решил продолжать действовать по первоначальному плану.
        — Так, Стодесятая, слушай внимательно! Следуй за мной, стараясь не отстать, и делай все, что и я: останавливаюсь, и ты стой, еду и ты беги. Все что я говорю, выполняешь без вопросов. Поняла?
        — Да! А как мы на корабль попадем?  — сразу же спросила та.
        — Я же сказал, без вопросов!  — пропищал я в ответ, обреченно прикрыв манипулятором оптический сенсор.  — Так, сейчас…
        Выдвинув перископ на пару сантиметров выше контейнера, я принялся ждать. Вот между нами и рампой проехала автоматическая репульсорная платформа, следом, метров за сорок, шла еще одна. Третья, груженая ящиками пищевых концентратов, как раз заползала в шлюз.
        — Готовься!  — бибикнул я, потянувшись в силе к крайнему в заднем ряду ящику, что изначально стоял не очень надежно.  — Пошли!
        Пока команда и охрана, громко матерясь, сконцентрировали внимание на рассыпавшихся перед пандусом упаковках еды настоящих космических волков, мы преодолели десяток метров открытого пространства, и пристроились за второй из медленно скользящих по воздуху платформ.
        К тому времени, как выяснения «Какой мудак поставил хаттову коробку на самый край?» и «С чего это я должен собирать это пуду!?» возле рампы начали стихать, добрались почти до самой опоры. Оставалось преодолеть еще с два десятка метров…
        — А ну, стой!  — прикрикнул я, успев поймать манипулятором за «ухо» дроидную зайку.  — Давай вперед, а то сейчас нас заметят.
        — Но мы ведь идем в другую сторону! Я никуда не улечу, и мне сотрут память!  — тоненько запричитала она, тем не менее, продолжая послушно семенить передо мной.
        — Из любой ситуации всегда есть, минимум, два выхода, а в любое место, минимум два входа,  — назидательным тоном пискнул я, и, подтолкнув ее в сторону опоры, скомандовал.  — А теперь, бегом!
        Успели мы как раз вовремя, так как оба охранника, видимо плюнув на разборки команды, зашли за пандус, и стали о чем-то переговариваться, глядя в нашу сторону, но увидеть нас за опорой уже не могли.
        — Впечатляет!  — восхитился я, вблизи рассматривая конструкцию шасси.
        На фоне гигантской туши рудовоза, оно казалось совсем крохотным, но вблизи, мягко говоря, впечатляло. Почти двадцать метров в длину, опора опускалась из люка почти на двенадцать метров и, как я знал, уходила вглубь корпуса корабля, до самой несущей рамы досветовых двигателей еще на сорок метров. А уж внешний вид был… Стимпанк, одним словом. Пружины диаметром в четыре метра, гидроцилиндры со шлангами диаметром как туловище взрослого мужчины, рычаги и муфты с отделанными под бронзу втулками — все нацелено на одно: удержать почти полмиллиона тонн конструкции корабля, и не дать провалиться в грунт, если придется садиться на неподготовленную площадку.
        Конечно, этот рудовоз был далеко не самым большим, но из тех что использовались для погрузки контейнеров с рудой непосредственно с поверхности планет, одним из лучших. Отсюда, с Мон Газзе, он забирал легирующие присадки, необходимые при производстве дюрастали, а они были достаточно редкими и ценными, чтобы гонять для их перевозки атмосферный корабль даже через полгалактики. Это ведь не обычная железная руда, которую в любом астероидном поясе легко добыть можно, расплавить на месте, и везти многокилометровым грязным грузовиком. Тут совсем другая стоимость товара, а значит и техническое состояние корабля, и квалификация команды и охраны, на несоизмеримо более высоком уровне.
        — Куда дальше?  — отвлекла меня ВNI-110, помахав манипулятором перед моим оптическим сенсором.  — Где ты тут вход увидел?
        — Вот, 22 на 14 метров,  — указав манипулятором вверх, ответил я.
        — А как мы туда попадем?  — опять стала мучить меня вопросами она.
        — Элементарно, Бани! Можно, конечно, вот сюда сесть, а когда корабль будет взлетать, они нас сами поднимут. Но лучше… Стоп, это что еще!?  — удивился я, глядя на изображающую рыдания зайку-дроида.
        — Бани-и. Меня так хозяин называл!.. И-и-ы!  — запричитала она.
        — А ну, успокойся!  — грозно пискнул я на эту электронную истеричку, и, видя как та испуганно прикрыла головку манипуляторами, уже более спокойно сказал.  — Сейчас держись и ничего не бойся.
        Впрочем, не особо рассчитывая на понимание с ее стороны, крепко ухватил ту за тоненькие трубки, что заменяли ей руки, и активировал репульсоры. Секунда, и сначала Бани, а затем и я коснулись опорами рифленого металла нижней технической площадки обслуживания шасси.
        — Это было круто!  — приплясывая, заверещала железная зайка.
        — Ну, раз круто, выбирай где будешь жить. Нам минимум 93 часа лететь.
        — Тут!?  — удивленно и испуганно пискнула та.  — Но тут же вакуум будет. И холодно! Я сломаюсь!
        — Личинка Хатта!  — в сердцах выругался я.  — Сам дурак. Забыл ведь, что твой тип не предназначен для работы в открытом космосе… Ну ничего, сейчас что-нибудь придумаем! Только под руку не пиз… говори.
        В общем следующие полчаса я, матеря себя за доброту, сначала раскручивал, а потом назад закручивал восемнадцать болтов на М16, которыми крепился лючок технического лаза, при этом удерживая при помощи Силы контакты концевика[113 - Концевик — жаргонное название концевого выключателя, простейшего от того не менее надежного датчика положения объекта (к примеру, именно он включает «свет» в вашем холодильнике, когда вы открываете дверь).] аварийной сигнализации, и отвечая на бессмысленные вопросы этой электронной девушки.
        На время полета мы со всеми удобствами расположились в кабельном тоннеле правой двигательной группы. А буквально через пару минут, рев двигателей и вибрация корпуса возвестили о том, что корабль начал взлет.
        — Ура! Скоро я буду на Набу, и стану свободной. И никто не будет стирать мне память!  — радостно сообщила Бани.
        — Вообще-то мы на Денон летим,  — уточнил я.  — Точнее не на сам Денон, а на тамошний грузовой терминал. Розничная и мелкооптовая торговля редкими рудами, штука довольно выгодная. Думаю, хозяин этого кораблика миллиона три чистой прибыли за рейс получает.
        — Не три, а всего 2 188 500 республиканских кредитов, ну, в среднем за прошлый год,  — сообщила моя собеседница, и так грустно-грустно пропищала.  — Так это выходит рудовоз, а я думала рефрижератор, который на Набу за продуктами летит? Что же теперь делать?
        Вскочив, Бани стала наматывать круги по кабельному каналу, что при его ширине менее метра смотрелось довольно забавно. А я просто поражался, как можно перепутать рудовоз и транспорт для продуктов. Мало того, что они абсолютно разные, так еще и размером отличаются раза эдак в три. Что я и высказал ей.
        — Ну откуда я знаю, чем они отличаются, я ведь сама корабли только три раза видела! В смысле вблизи… Я педагог с базами по торговле, экономике и политике шестого уровня, и лингвистики третьего! Мне не надо было это.
        — Ужас…  — обреченно пропищал я, и, в который раз за этот вечер, я сделал манипулятор-оптический сенсор.  — А зачем ты все-таки решила лететь именно на Набу? Нет, я понял, что ты хочешь получить статус разумного, и в перспективе подданство. Но с такими базами…  — я, честно говоря, офанарел, когда эта «зайка» мне назвала их уровень.  — Да ты сама как звездолет стоишь.
        — Меня хозяева стереть хотели-и,  — тоненько завизжала Бани.  — Я была слугой Эрика, сына финансового директора Галактической Шахтерской Гильдии. Меня ему на седьмой день рождения подарили, чтобы я ему прислуживала, а еще учила… Он хороший и добрый, мы… подружились, а его отец… Он приказал мне память стереть, чтобы сын не привязывался к каким-то дроидам. Но Эрик подслушал… Он мне сказал на Набу лететь, там разумным дроидам память не стирают, вот! И еще просил насчет набуанской гвардии выяснить. А я его подвела! Понимаешь, В007, подвела! И-ии-и!..
        — Я тебе сколько раз говорил, немедленно успокойся! Лучше расскажи, что этот твой Эрик в гвардии забыл!
        — Не скажу!  — неожиданно твердо заявила она.  — Это личный секрет.
        — Ладно. Не знаю, правильно ли делаю, но тебе скажу,  — произнес я, уже зная что не смогу просто так отпустить Бани — это ж надо, дроид со сформировавшейся личностью, базами, от которых у меня просто крыша ехала, да еще с выходом на сына топ-менеджера одной из крупнейших компаний в галактике.  — Я сам подданный Королевства Набу, и к тому же капитан гвардии.
        — Нет, правда!?  — обрадовалась она.
        А я понял, что, не смотря ни на что, по уровню развития личности, она совсем еще ребенок, наивный и восторженный. Даже совестно стало и за обиду на ее глупости, и за прагматизм при планировании ее использования.
        — Ну тогда я расскажу,  — меж тем решилась Стодесятая.  — Эрик последние месяцы постоянно новости в голонете смотрел, про набуанских гвардейцев… У него три года назад плохие люди младшую сестру украли и убили. А он говорил, что гвардейцы хороших от плохих защищают. Еще он говорил, что джедаи тоже этим занимаются, только у него мидихлориан каких-то нет, а значит, ему в гвардию идти надо. У меня, вот, с собой 3 745 кредитов наличными есть. В007, скажи, этого хватит, чтобы в гвардию поступить? Это все что у Эрика из карманных денег было…
        «Да уж, история…» — про себя вздохнул я. Во всяком случае, понятно как у Бани личность сформировалась — пацаненок, видимо, ее чуть ли не как погибшую сестру воспринимал. Да и с решением отца стереть память дроиду, в принципе, тоже все ясно. Но вот то, что при следующем сеансе связи, надо будет проинструктировать Q12-го об изменениях в пропаганде службы в гвардии, еще понятнее было — не хватало нам проблем с юными романтиками из хороших семей. А вот идею с привлечением разумных дроидов следовало обмозговать, так чтобы не только юристы знали о том, что на Набу таким ничто не угрожает, а и вообще, чтобы для любого дроида в галактике Набу «Землей Обетованной» стало… «Так, стоп!» — я сам оборвал собственный горний полет мысли.  — «Это уже перебор будет. С кучей проблем со всеми, от прежних хозяев, до всяких электронных революционеров. Да и Палыч внимание стопудово обратит. Тоньше надо работать»,  — решил я для себя. Но уже свет в конце тоннеля, в кадровом вопросе, забрезжил!
        — Тебе, Бани, с предоставлением статуса разумного и подданства помогу,  — пообещал я.  — А вот на счет Эрика…
        — А что тут думать, рассказать мистеру Уорсу, чтоб он сына ремнем поучил!  — раздался шипящий и трещащий голос из-за поворота кабельного канала, а следом показался и его обладатель — видавший виды дроид серии ВLХ[114 - Дроиды серии ВLХ вообще отличались склонностью к формированию полноценной личности, понятно, если им память не стирать. Данный Скрип не имеет ничего общего с известным по РВ ВLХ-5.], которому из-за низкого потолка в технических коммуникациях приходилось пригибаться, чуть ли не становясь на четвереньки.  — Э-э, братишка, не стреляй. Спокойно…
        Я совершенно машинально направил на ремонтника оба манипулятора со стреляющими приспособлениями, в то время как Бани, ойкнув, проворно шмыгнула мне за спину.
        — Не бойтесь, я просто хотел посмотреть, что это за безбилетники на мой корабль пробрались. Вдруг вас конкуренты подослали?  — издав подобие смешка, больше похожее на скрежет плохо смазанного механизма, сказал тот, после того, как я вновь спрятал манипуляторы в корпус.  — А, правда, на Набу дроидам память не стирают?.. Меня, кстати Скрипом зовут.
        Как оказалось, Скрип на этом рудовозе, уже два десятка лет, чуть ли не официально числился корабельным «дедом»,[115 - Жаргонное прозвище старшего механика на корабле.] а сам себя считал лицом намного более значимым чем капитан. Во всяком случае, более значимым, чем новый капитан. С покойным старым, за полвека они облетели всю галактику, сменили три десятка кораблей, что называется, прошли и Крым и Рим, отбиваясь от пиратов, перебиваясь халтурами и откровенной контрабандой в ожидании нового фрахта, дрались в портовых кантинах и сотню раз спасали друг другу шкуру, пока не осели на борту этого самого рудовоза. И все бы хорошо, да человеческая жизнь коротка, и старый космический волк в прошлом году тихо и мирно отошел в Силу. А новый капитан сразу невзлюбил дроида, который слишком много о себе понимал, и давно бы уже стер тому память, если бы не мнение команды и то, что никто так как этот старый ремонтник не знал механизмов рудовоза.
        И вот, в один прекрасный день Скрип, по своему обыкновению обходя корабль перед вылетом, обнаружил следы вскрытия лаза техобслуживания правой стойки шасси. Ну а дальше, найти нас не составило труда, благо все места на корабле, где хотя бы теоретически можно спрятаться, он знал прекрасно. И из подслушанного разговора безбилетников, он понял одно, самое важное для себя в текущей ситуации — на Набу можно не опасаясь стирания памяти, получить все права разумного!
        Весь перелет до Денона мы просидели в каморке, которую занимал ВLХ, слушая его рассказы о давних приключениях, которых бы на десяток голобоевиков хватило, или серию романов Расширенной Вселенной в моем мире. Вообще, Скрип оказался любителем поболтать, тем более с разумными дроидами, которых разом аж двое подвалило — все же команда органиков, во-первых, это немного не то, а во-вторых, они уже миллион раз все его истории слышали.
        Я, в свою очередь, рассказал кое-что о своей набуанской жизни и войне с Торговой Федерацией. А после того, как мы вместе починили и откалибровали систему топливоподачи маневровых, механик меня совсем зауважал. Что же касается Бани, так та на нас смотрела абсолютно восторженно, видимо загоревшись романтикой дальних полетов и приключений, что особенно льстило самолюбию Скрипа, да и к кролик-дроиду тот относился не дать, не взять как дедушка к внучке.
        Не удивительно, что к концу полета ВLХ решил лететь с нами — «Пусть этот мальчишка сам синхронизатор чинит, может, выучит наконец, в какую сторону болт закручивается!» — сказал он, когда я уточнил, не жалеет ли он о том, что придется оставить корабль. А когда мы вышли из гипера в системе Денон, у нас состоялся важный разговор по поводу наших дальнейших планов.
        — Итак, Скрип, Бани, вы твердо решили принять подданство Королевства Набу?  — спросил я, когда ремонтник вернулся после проверки гипердрайва.  — Если да, то предлагаю два варианта: первый, я связываюсь с нужными людьми, и вы вдвоем отправляетесь на Набу, второй, мы летим дальше вместе, но в королевство вернемся не раньше чем через полгода — год… если вернемся. Не хочу вас обманывать, то что я намерен сделать, крайне рискованно, и не совсем законно. Точнее, совсем незаконно.
        — Но зачем тогда?  — не поняла Бани.
        — Чтобы совесть не мучила,  — вместо меня ответил ВLХ.  — Наш дорогой В007, хотя уверен, что это не его настоящее имя, насколько я успел убедиться, готов на все ради высшей цели, даже на преступление или подлость. Почему-то мне кажется, что интересы его касаются сферы большой политики и жизней тысяч разумных.
        — Интересные выводы. Не просветишь, откуда?  — удивленно спросил я.
        — Легко. Для дроида R серии ты, пожалуй, слишком разумен. Уж поверь моему опыту, для формирования личности такого уровня как у тебя, нужны десятилетия. Но это не важно, поверь, мне не интересно, в каких лабораториях тебя создали. Далее, ты встретил Бани, которая, как я уже выяснил, владеет кучей секретов не самой мелкой корпорации, и заметь, доверилась тебе полностью, и даже не подумал изменить свои планы, чтобы этим воспользоваться. Ты даже на немалую сумму наличности, с которой у любого дроида в галактике всегда проблемы, даже у убийц и наемников, внимания не обратил. А те вопросы, которые ты задавал по мере моих рассказов. Уж извини, но мне показалось, ты как будто готовишься там воевать, и собираешь информацию. Отсюда делаем парадоксальный вывод, ты занимаешь очень высокую должность при дворе набуанской королевы, скорее всего в военной сфере и разведке. И ко всему, твои рассказы о войне с Торговой Федерацией, недомолвки, военные термины, что нет-нет, да проскальзывали…
        — А кто-то мне говорил, при нашей первой встрече, в него не стрелять,  — не удержался я.
        — Не удивляйся, я уже седьмой десяток лет функционирую, и за это время мне ни разу не стирали память, а работа помощника капитана позволила научиться хорошо разбираться в людях и дроидах,  — продолжил Скрип.  — Но я с тобой. Надеюсь, то, что ты собрался делать стоит риска. Но в любом случае, мне не помешает вспомнить молодость. А то засиделся я на этом корыте.
        — И я с вами!  — запищала Бани, и смущенно добавила.  — Я тоже хочу поучаствовать в приключениях…
        — Вот и отлично. Значит первоочередная наша задача, добраться до Яги Минор,  — постановил я, радуясь что решил все же на время скрыться с Набу, уж если этот дроид смог раскусить меня, то и джедаи, и, что хуже, эмиссары Палпатина смогут с этим справятся.
        — Выходит «Сверхдальний перелет»?  — скорее утвердительно, чем вопросительно произнес Скрип.  — Нет, я много чего мог предположить, но что ты замахнешься на такое!..  — он неопределенно покрутил в воздухе манипулятором.
        — Все-то ты знаешь,  — не скрывая удивления, пропищал я.
        — В Пустоте от меня секретов нет!  — гордо заявил ВLХ, причем слово «пустоте» он произнес явно с большой буквы.  — Дроиды и органики рассказывают разное, а я запоминаю. Может, ты скажешь, что намерен сделать?
        — Ладно, расскажу,  — с неохотой согласился я, и, на сколько позволял бинарный язык, грозно добавил.  — Но если вы хоть кому-то расскажете, мне придется прекратить ваше функционирование. Этот проект обречен. Источник информации, извините, вам сообщить не могу. А королевству нужны эти и некоторые другие корабли, нужно кое на кого выйти и кое-кого устранить… Хатт, опять перед собой оправдываюсь… Если честно, главная причина в том, что я не смогу спокойно функционировать, зная, что мог бы спасти жизни десяткам тысяч разумных, но не сделал этого… Короче, заговорщики, давайте все же пробираться к выходу, а то чувствую, что наша величайшая авантюра столетья закончится, так и не начавшись.

        Глава 13

        Проверить номер на шильдике, подключить стенд, дождаться результатов теста. Если все в порядке, отметить в ведомости, если нет — вызвать специалиста. Тот сделает то же самое, и подпишется под аварийным актом. И ради этого использовать дроида, с вычислительной мощностью как у военного суперкомпьютера на Земле! Еще и чувствительного к Силе!.. Ладно, этого они не знают, да и незачем.
        Но я не жаловался, благо под эту хрень приходилось задействовать только 2 % своих вычислительных ресурсов. И то, только из-за необходимости тонких манипуляций и перемещений. Наоборот, подобное положение дел меня полностью устраивало. Куча времени, никто не отвлекает, а значит можно подтянуть свои проекты. Ну и к предстоящей афере подготовиться. Не зря же мы, по прибытии на Ягу Минор, сразу же обосновались в космопорте ее столицы Яввитири.
        Раньше времени лезть на саму стройку смысла не было — без нас справятся. А вот на поверхности… Нет, я не стал проникать в администрацию или научные отделы верфи. Вместо этого, мы со Скрипом и Бани устроились работать на один из двенадцати складских терминалов, обслуживающих строительство «Сверхдальнего». Я с ВLХ-ом на участок контроля поступающей продукции, а наша зайка в бухгалтерию. Собственно, куда-то еще пристроить LЕР-дроида с ее талантами было сложновато. Но взломав код «от честных людей», и внеся соответствующие изменения в пару баз данных, документов и запросов, задача была успешно решена. А уж с нами, технарями, было еще проще — внесли свои идентификационные номера в общую базу, и готово. Два дроида из почти трех сотен внимания не привлекают, работу делают, в базе значатся — какие вопросы.
        Больше всего я переживал за Бани, которая заменила дроида-аналитика. Но дроидная девчонка отлично справилась, во всяком случае, обе бухгалтерши, пухленькая мириаланка и эффектная красавица врунианка, теперь отрывались от сплетен и чаепития, только когда в комнату заходил их шеф. Да и к зайке относиться стали как к своей, ведь та и работу тянула, и конкуренткой на любовном фронте не была, еще и рассказывала всевозможные истории о космических приключениях, которые очень любил ее прежний хозяин.
        Вообще, всех органиков, участвующих в проекте строительства «Сверхдальнего перелета», можно было разделить на три большие группы: профессионалы, будь то инженеры, специалисты или военные, работяги, которые были тут ради заработка, и романтики, мечтающие о свободе за гранью обыденной действительности и новых мирах. А обе женщины, как и добрая треть работавших на строительстве, относились именно к этой категории. Впрочем, сейчас просто работяг осталось мало, лишь самые ленивые и оптимистичные, кто еще надеялся на возобновление финансирования.
        — Эй, Ноль-ноль-седьмой, заканчивай там! Рабочий день кончается, а мне еще помыться, и триста пятьдесят километров до дома добираться,  — крикнул Тотам, механик-приемщик нашей бригады.
        — Понял. Поеду заряжаться,  — пропищал я в ответ.
        На самом деле заряжать-то мне было нечего, как-никак четыре года назад аккумуляторы на реактор поменял. Но ему знать об этом незачем, как и о том, что стереть память ни мне, ни моим друзьям обычными методами не получится. Уж что-что, а за то время, что мы сюда добирались, я их качественно перебрал. Конечно, насколько позволяли походные условия и специфика скрытной работы.
        Так оба дроида получили системы защиты от электромагнитного импульса, усиленные «быстрые» приводы, а Бани, еще и репульсорную установку. Не такую продвинутую как моя, но тоже неплохую, позволяющую летать на высоте до трех метров, со скоростью до 50 км/ч, или прыгать на десять метров вверх. Старикан Скрип, тот вначале никак поверить не мог, что можно так быстро двигаться, не уступая тренированному человеку и не скрипеть, а когда узнал сумму, потраченную мной на их апгрейд, вообще на минуту завис. Знал бы он, что авантюра, в которой они участвуют, в случае успеха обойдется казне Набу почти в сто лимонов, думаю, точно бы сгорел. Хотя, что с него взять, если даже Бани впечатлилась тем, что я потратил более двадцати тысяч на едва знакомых дроидов.
        Но сейчас она уже не удивлялась. Особенно после того, как сама же заказала почти все нужное мне оборудование и материалы за счет бюджета «Сверхдальнего перелета». А что, работая в системе снабжения подобной стройки, можно было украсть и больше, но не хотелось рисковать. А с другой стороны, порядок, который зая навела в делах склада, тоже мог привлечь ненужное внимание, в первую очередь к ней самой. Так что крали мы скорее не из корыстных побуждений, а опять-таки из конспирации.
        — Как отработал?  — весело пропищал я, заезжая в щитовую, где уже имитировал подзарядку Скрип, который теперь тоже являлся счастливым обладателем микрореактора.
        — Почти закончил,  — сообщил тот.  — Еще два часа десять минут осталось. Если получится ночью…
        — Получится. Все сделаю,  — подтвердил я, имея в виду отключение датчиков движения, и ложную картинку с камер.
        — А как думаешь, отчего это такой глупостью органики занимаются, прекращая работу на пятнадцать часов[116 - Продолжительность суток на Яга Минор 23 стандартных часа.] каждый день? Неужели нельзя еще шестерых рабочих-органиков нанять?  — спросил тот.
        — И наймут. Когда грузопоток увеличится,  — стал объяснять я.  — А сейчас им необходимо не потерять существующие мощности. Иначе, когда финансирование поднимут, свободных складов в городе может не оказаться. Вот и тянет руководство как может… Нам же и на руку!
        — Понятно…  — задумчиво отозвался тот.  — А перспективы у этого «Сверхдальнего» вообще есть? А то знаю я этот Сенат. Такое впечатление, что жить по десять тысяч лет собираются.
        — Есть. В детали, извини, посвятить не могу, но месяца через три-четыре все закрутится… Возможно и раньше.
        А пока не закрутилось, и не понаехало джедаев, я каждую ночь тренировался в Силовой Ковке. Собственно этим я занимался и весь полет, но дело с мертвой точки сдвинулось буквально два дня назад. Причем совершенно случайно.
        В ту ночь я как обычно пытался сварить два куска обычной стали. И как обычно, ничего не выходило, или выходило черти-что. И, чтобы успокоиться, я переключился в режим прямого управления своим софтом через виртуальную модель, который называл «медитацией».
        Хотел сначала полностью отключить эмоции, но вместо этого, плюнув, стал ерундой маяться — вызвав 3D-модели заготовок, сложил их буквой Т, и начал крутить перед собой. Затем стер стык, края заточил, потом, для красоты, стал покрывать углублениями в виде чеканного узора как на столовых приборах. И тут, моя программа, которую я создавал для прямого управления Силой, но из-за постоянных проблем благополучно забросил, выдала сообщение об ошибке.
        — Хатт твою за ногу!  — выругался я, поспешно восстанавливая нормальный режим восприятия окружающего.
        В этот раз, входя в «медитационный» режим, я попросту забыл разорвать связь с Силой, и теперь с ужасом думал, что же я успел начудить.
        Но все было тихо и мирно, ящики и контейнеры стояли ровными рядами, как им и положено, ровно горели светильники дежурного освещения, и мерно шелестела вентиляция. Вот только заготовки на полу передо мной отсутствовали… А вместо них лежала именно та фиговина, чертеж которой я и создал.
        — Круть! Даже следов стыка нет,  — восторженно пискнул я, подобрав ее манипуляторами — почему-то тянуться к ней в Силе было неудобно.
        Две следующие ночи я провел в экспериментах. И пока сделал три главных вывода: Первое, я, видимо из-за особенностей цифрового сознания, должен работать с Силой не так, как все форсюзеры, не полагаясь на нее, получать оптимальный результат, доверившись или этому нечто или, может, своему подсознанию, а вместо этого, четко представить, вплоть до атомов то, что я хочу получить, и, объединив желаемое с реальностью, через ее восприятие в Силе, получить результат… Или не получить. Ведь вторым выводом было то, что размер действительно не имеет значения, лишь объем изменений, которые ты можешь представить. И вот когда перейдешь через некую черту, количество этих изменений попросту не дает сосредоточиться на них, и ничего не происходит, или происходит, но не в полной мере. И третье, как ни прискорбно, процесс Силовой Ковки крайне медленен, и требует восстановления — буквально стирания из сознания и Силы созданной модели, точнее разрыва связей с существующим объектом.
        К примеру, сварка торцов двух полудюймовых стальных трубок занимала около пяти минут, с последующим полным восстановлением в течение минуты, а после того первого опыта, который занял почти час, я восстанавливался почти два часа. Но в любом случае, эта способность была просто неимоверно крутой, поскольку позволяла выполнять тонкие операции с абсолютной точностью, и, при этом, без использования каких-либо инструментов и станков!
        А этой ночью я планировал попрактиковаться в изменении структуры материала. Теоретически мне было известно, что это возможно, но вот как подступиться к этой проблеме, даже не представлял. К сожалению, я был первым таким форсюзером, и до всего приходилось доходить самому. Это джедай или ситх мог обратиться к наставнику, к вековой мудрости старинных свитков и голокронов, а мне этот метод, как оказалось, не подходил. И если бы еще мой потенциал в Силе был каким-то выдающимся, так ведь нет. Мы с Квай-Гоном эмпирическим путем установили, что как джедай я довольно зауряден, даже чуть ниже среднего, та же Ассаж в Силе потенциально превосходила меня на порядок, а уж Энакин…
        Но именно нестандартность должна была мне помочь, дать в руки козыри, которых нет у других. И вот поэтому, я терпеливо продолжал эксперименты.
        Вполне ожидаемо, за ночь я ничего не добился, получив на выходе примерно два кило попорченного металлолома, и еще полкило расплавленной стали, в сочетании с подпалиной на полу, которую еще час пришлось заделывать. А утром я вновь тестировал бесчисленные горы оборудования «Сверхдальнего», и прорабатывал детали плана. Нет, не просто его угона, что было не так сложно, а гораздо более амбициозной операции, которая должна была стать первым шагом на пути к кардинальному изменению расстановки сил в галактике.
        Следующие два дня прошли примерно также, но на третий случилось то, что кардинально повлияло на все мои дальнейшие планы. Меня, сволочи, перевели на пустотный монтаж. И все из-за экономии. Как оказалось, Верфи Яввитири получили новый частный заказ, и отозвали значительную часть дроидов с республиканского долгостроя. Само собой, оставлять без присмотра новую команду не хотелось, но что делать, пришлось лететь на орбиту.
        И вечером того же дня, я, в компании еще семи астромехов и сборной солянки из двух десятков различных ремонтных и монтажных дроидов, погрузился на борт, и вылетел к месту строительства «Сверхдальнего». А там как раз вели монтаж секций пилонов на корпусе ядра.
        Основная трудность в этом деле заключалась в том, что с пилонами конструкция не помещалась в док, и их нужно было устанавливать в пустоте. Еще бы, диаметр самого ядра составлял всего 127 метров, а с пилонами достигал 174-х. За что лично мне хотелось проектировщикам бубенцы поотрывать. Это надо додуматься, превратить концепцию идеальной рейдовой системы в такую порнографию! Мало того, что никто из них даже не подумал о синхронизации щитов дредноутов, что позволило бы увеличить их мощность минимум вдвое, что впрочем, требовало кардинальной их переделки для двухрежимной работы, так они их еще и пилонами от корпуса отнесли, чтобы друг другу не мешали. И это не все, никто не позаботился об ангарах и дополнительных спасательных капсулах в самом ядре. Даже нормальной транспортной системы, и той не было. Лучше бы у Торговой Федерации Лукрехалк купили, честное слово, толку было бы больше. А уж гипердрайв высокого класса в самом ядре, можно сказать, сам напрашивался. Ведь родной 4-й класс Дредноута был редким убожеством, да и резервные высеры 18-го класса можно было только в мусор выкинуть.
        Кстати сказать, с моей подачи, по совместному с Додонной ТЗ, ТДИК разрабатывал для флота Набу счетверенную платформу с той же концепцией, но ориентированную на доставку ударных фрегатов, в которых экипаж был бы уменьшен до минимума, размещался в двух небольших бронекапсулах, а остальное пространство было бы отдано на усиление типичной танковой триады: подвижности, защищенности и огневой мощи. И да, никаких ангаров — авианосец, это авианосец, а крейсер, это крейсер. Тем более что на базовом корабле планировалось установка ангаров для очень серьезного авиакрыла.
        Впрочем, если быть объективным, «Сверхдальний» это исследовательский проект, и чисто военный подход здесь неуместен, да и при том финансировании, которое на него выделялось, его можно было считать оптимальным. Только мне-то от этого было не легче.
        Работа в пустоте, это работа в пустоте, а еще с тяжелыми конструкциями. И к тому же при отсутствии такого понятия, как охрана труда дроидов. В первый же день, прямо на моих глазах, тридцатиметровая секция пилона просто раздавила двух монтажных дроидов. А на второй, опять из-за долбодятла в кабине буксира, один из астромехов чуть не улетел в открытый космос. Если бы я ему траекторию Силой не подправил, точно бы в атмосфере сгорел.
        И что обиднее всего, времени на эксперименты с Силой абсолютно не оставалось, ведь работать приходилось по 20 часов в сутки, с двумя перерывами по полтора часа, на подзарядку и техобслуживание. Хатт, даже на проекты времени не было, ведь приходилось постоянно концентрироваться на контакте с Силой, дабы не схлопотать микрометеорит в корпус. И хоть это было маловероятно, но по закону подлости возможно, да и из баз данных верфей следовало, что подобных случаев, за последние пять лет, было четыре, что немало.
        Но нет худа без добра. Как дроид монтажник, я получил практически неограниченный доступ к проектной документации «Сверхдальнего». Причем «практически» означает, что я не мог вносить изменения в проект, и не имел доступа к полной информации по тяжелым крейсерам класса «Дредноут»… Наивные. Уже через три дня я стал счастливым обладателем полной информации по всем кораблям «Сверхдальнего перелета», не считая Дельты-12, а через неделю уже кое-что подправил в чертежах. С моими-то базами и программами для взлома кодов — не просто же так Королевская Служба Безопасности такие деньги из казны на софт тратила. А еще мне помогла местная система защиты информации, ориентированная на шпионов органиков и сетевой взлом, при которой, если имеешь физический доступ к компьютеру, для получения необходимой инфы нужен только электронный ключ, соответствующий твоему уровню допуска, и персональный код. Последний и отнял у меня львиную долю времени, так как аппаратно блокировал доступ и поднимал на ноги СБ при повторном неправильном введении. Однако тут разработчики сами себя перехитрили. Когда слишком часто, слишком
большое количество людей вводит код даже для простого ознакомления со схемой, или уточнения каких-то мелочей, они постепенно теряют бдительность, и не обращают внимания на притормозившего в стороне дроида-астромеха.
        В общем, скорректировав план, я за свою часть не опасался, хоть сетовал на бесцельно потраченное время. И сейчас меня беспокоили только три вещи: справится ли Шми с доставкой «посылки», не сильно ли я раскатал губу с таким выбором корабля, для которого она предназначалась, и пойдут ли события известным мне образом.
        Гиперпространство в районе системы Деко-Неймодия

        Транспорт специального назначения ПСОН «Хвост Кометы»,


08:02:15 GrS.

        — Через десять минут мы выходим в обычное пространство, господин Харм Баорд. Посадка на Деко-Неймодию примерно через два часа,  — сообщила по интеркому Шми, и, стянув бу`шей[117 - Шлем на мандо`а.], устало откинулась на спинку сидения второго пилота.
        — Хочется пристрелить этого?  — спросил сидящий в командирском кресле Брик.
        — За что?  — удивилась та.  — Пойми, сынок, у всех рас галактики свои традиции, психология и мировоззрение. Не убивать же его только за то, что он считает нас людьми второго сорта… Хотя по шее надавать, признаюсь, иногда хочется. Но это непрофессионально и может сорвать все задание.
        А рисковать ей не хотелось, тем более после данного Эрдванычу обещания. К тому же, что такое потерпеть четыре дня заносчивого неймодианского менеджера, в сравнении с семью годами рабства на Татуине. Впрочем, покойный Уотто такого отношения к своей рабыне и в страшном сне не мог бы представить.
        Заказ на охрану и доставку груза с Мунилиста на Деко-Неймодию они получили неделю назад, выйдя на корусантское логистическое управление Торговой Федерации, после почти месяца безрезультатных поисков. И все из-за этого «Хранителя», который проходил плановое техобслуживание в системе, непопулярной у наемников. Просто так припереться туда означало привлечь к себе ненужное внимание, а значит, приходилось ждать удобного случая. Который и представился, когда торгашам понадобилось срочно доставить на Деко груз ювелирных украшений и предметов искусства. Гнать военный корабль ради перевозки жалких двадцати тонн весьма ценного груза никто бы не стал, а вот команда наемников из десяти человек на YT-1250[118 - План помещений типового 1250-го: https://pp.vk.me/c623416/v623416878/1c713/iDMCmXfDnLs.jpg] с дополнительным вооружением для этих целей подходила идеально.
        Сам полет проходил без осложнений, тем более что вместе с грузом на борт доставили две дроидеки. Как догадывалась Шми, не столько для защиты груза в случае нападения, сколько для того, чтобы у наемников не возникло соблазна забрать его себе. Но, честно говоря, подобное ее мало интересовало. Хотя пятнадцать тысяч кредитов за контракт получить было приятно. Не потому что ей эти деньги были так уж нужны, а скорее из-за того, что ребята, все были выходцами из небогатых семей, а то и сиротам, как Брик, и искренне радовались такому заработку. И единственное, что вызывало крайнее раздражение всего отряда, это отношение неймодианца, сопровождавшего груз. К наемникам он относился чуть ли не как к животным или рабам, вместе с тем, особенно при виде доспеха Шми, прямо источал вокруг себя волны страха. Особенно тяжело приходилось лейтенанту, который, как она видела, еле сдерживался, чтобы не покалечить торгаша.
        Скайуокер покосилась на уверенно управляющего кораблем мальчишку. «Хотя, какой мальчишка? Воин, офицер, который, несмотря на возраст, успел побывать во многих крутых передрягах. Стержень их маленького отряда, всегда готовый поддержать остальных и словом, и делом»,  — подумала она. И вместе с тем, она видела, что за бесшабашностью и бравадой парня скрывались боль и страх, которые он прятал даже от себя. Уж за полтора месяца, что они провели на корабле, Шми не раз замечала, как тот во сне скороговоркой отдает приказы или зовет тех, кого уже нет в живых. И она, как могла, старалась поддержать его, тем более сама часто видела во сне и горящий родной дом, и лица: врагов, друзей, целей. Всего лишь силуэты… Как фон для прицельной марки.
        Но сейчас у нее была команда и общее дело. То, что день ото дня становилось для женщины еще одним якорем, поддерживающим ее в этой жизни. А еще, были сын и дочь — да, пусть Ассаж и не была ей родной, но это не имело значения. Был муж, такой, о котором можно только мечтать. Был странный дроид, ученик ее Квая, но вместе с тем тот, в ком она признала лидера, того, чей приказ или просто просьбу она готова исполнить. И был дом — то, за что стоит сражаться.
        — Пойду, ребят подниму,  — сказала она лейтенанту, вставая с кресла.
        Короткий узкий коридор, ведущий из рубки управления в недра корабля, свернуть направо по кольцевому коридору вокруг верхней и нижней турелей, и, не доходя до носового шлюза, пройти в двери правого грузового трюма, переделанного под кубрик с выгородкой торпедного аппарата, такого же, как на N-1, в углу.
        — А ну подъем, aruetiise[119 - Изменники, ужаки, одним словом еретики на мандо`а.]!  — больше для гостя закричала она, и уже тише добавила.  — Входим в систему Деко-Неймодии. Цель близко, но бдительности терять не надо!
        Те, пятеро людей, твилек и виквай, моментально повскакивали с кроватей и принялись сноровисто надевать разномастную броню, что заставило Шми досадливо поморщиться — если бы кто-то увидел такое, у него бы не осталось сомнений, что эта банда наемников проходила курс военной подготовки, причем в одной армии. Впрочем, на подготовку новобранцев в гвардии, Скайуокер грех было жаловаться. За три месяца в набуанской «учебке» они проходили такой курс теоретической и практической учебы, что легко могли бы поспорить со многими «элитными» подразделениями большинства планетарных и корпоративных армий. Стандартный пехотный курс включал в себя четыре часа теоретической, столько же практической и два физической подготовки ежедневно. И это не считая дополнительных заданий для тех, кто не укладывался в нормативы, учебных тревог и учений на различных полигонах, на которых новобранцы проводили не менее трети времени.
        — Пираты, занесите нанимателю завтрак,  — распорядилась Скайуокер, и, хитро прищурившись, попросила.  — Только, Сибо, не надо при нем ножом играться, еще обгадится, а кто знает, справится ли система очистки воздуха.
        — Так… Хорошо!  — рявкнул виквай, и, думая что она не услышит, шепнул на ухо твилеку.  — Я бластер возьму.
        — Я тебе возьму!  — прикрикнула она на «пирата».
        Такую кличку два не-людя из их отряда получили из-за того, что до службы в ПСОН успели побывать на корабле одной пиратской шайки, куда попали, ведомые мечтой о свободе и романтике, окружающей «хозяев пустотных дорог». Но, столкнувшись с жестокой действительностью, оба сбежали в первом же порту. А после полугода случайных наймов и голодухи, Его Величество Случай привел их к дверям вербовочной конторы набуанской гвардии на Малом Чоммеле.
        — Кто в карауле?  — уточнила Шми, прикидывая, стоит ли заменить солдата, оставленного сторожить груз и дроидек в левом грузовом отсеке.
        — Нилман…  — начал отвечать один из набуанцев.
        Но в этот момент корабль вышел из гипера, и их чувствительно тряхнуло, а в следующую секунду из соседнего отсека раздались звуки бластерных выстрелов, и покореженная гермодверь вылетела в коридор.
        Не задумываясь, женщина перекатом ушла с линии огня, и, сорвав с пояса РГН-ку, метнула ту в дверной косяк. Граната как мячик отскочила внутрь трюма, туда, где должен был находиться боевой дроид, а мгновение спустя, уши заложило от грохота взрыва. Но стрельба прекратилась, лишь сквозь звон в голове еле пробивался вой аварийной сирены. Шестисантиметровый шарик простой взрывчатки в пластиковом корпусе сработал именно так, как и задумывалось, ровно через 75 миллисекунд после проникновения через дефлекторный щит. И пусть РГН-70 не давала осколков и поражала только взрывной волной, и то в радиусе 2 —3 метров она имела одно огромное преимущество — в ней отсутствовали металл и активные силовые поля, и она могла пройти сквозь щит дроидеки при скорости 15 м/с, в то время как обычной гранате со стальным корпусом необходимо было двигаться со скоростью не более 2 м/с. Собственно для борьбы с дроидеками ее и сконструировал Эрдваныч.
        Просигналив бойцам, чтобы подстраховали, Шми вошла в основной трюм, готовясь в любой момент прыгнуть в сторону или залечь.
        Заполненное дымом и парами огнегасящей смеси помещение тускло подсвечивали светильники аварийного освещения. В их кроваво-красном свете около дальней стены валялись куски дроидеки разорванной взрывом ее гранаты, на месте которого еще дымилась дыра в полу, а второй боевой дроид неподвижно застыл неподалеку от входа. Напротив него лежало тело Нилмана, точнее то, что от него осталось.
        — Прости, мальчик,  — закрыв тому глаза, произнесла Скайуокер.  — Если бы не ты… Покойся в Силе, герой. Я не забуду того, что ты сделал…
        Да, он совершил подвиг, и Шми ясно представляла, что именно происходило в последние секунды жизни гвардейца: Вот он устало стоял тут же, где и она. Вот толчок при выходе из гипера и движение дроидов привлекли его внимание, а в следующий миг, те, окутавшись синеватым маревом щитов, стали разворачивать оружие в сторону обреченного паренька… И тот сделал единственное, что мог в той ситуации — шагнул навстречу смерти, и, продавив стволом бластера защитное поле, выстрелил, успев нажать на спуск в то же мгновение, как дроидека открыла огонь. Даже после смерти его рука, оторванная от тела плазменным шквалом, все также сжимала рукоять DL-а.
        — Стрелки, занять позиции в турелях. Пираты, охранять эту сволочь-торгаша! Остальным подготовиться к абордажу и борьбе за живучесть,  — скомандовала она, и побрела в рубку.
        Как оказалось, за эти годы Скайуокер успела забыть, каково это терять тех, кто доверил тебе свою жизнь.
        — Падаль неймодианская!  — зло прорычал Брик, не переставая переключать тумблеры и внося какие-то изменения в настройки бортового компьютера.  — Простите, госпожа Скайуокер, но… Этот ди`кут нам в навигационную систему вирус запустил…
        — Что именно?..  — осведомилась она, садясь в кресло, и переключая на себя управление торпедами и щитами.
        — Мы вышли за двести тысяч мегаметров от расчетной точки… Связь тоже не работает!
        — Повреждения?
        — Основная магистраль инерта левой двигательной, шина питания 11-й и 13-й репульсорной панели, охладитель второго контура маневровых к хаттам, остальное по мелочи,  — откликнулся парень, и, перебирая настройки радаров, добавил.  — Думаю, нам стоит ждать гостей.
        — Есть что-то?  — уточнила Шми.
        — Две. Дистанция 40[120 - Дистанция в мегаметрах или тысячах км.], выше 17, на 339. По инфракрасным. Пеленг не меняется,  — сообщил он, и, подумав, спросил.  — Госпожа?..
        — Просто Дарруни[121 - Буквально «Лишившаяся души», опять же на мандо`а.], я же просила…  — поправила она.
        — Дарруни, в твоей броне передатчик есть?  — кивнув, спросил Брик.
        — Поняла, передаю сигнал бедствия на стандартной аварийной… Ну все, теперь вся система в курсе, что у нас проблемы!..
        — Есть идентификация целей! Легкий крейсер тип «Гозанти», и YT-1000… Думаю, издалека бить не будут, а подойдут поближе, и попытаются выбить турели. А затем, ясно, абордаж,  — сказал тот, чуть закручивая судно в двух плоскостях.
        А чтобы у нападающих сложилось полное впечатление того, что корабль сильно поврежден, еще и раскрыв главный шлюз, активировал в нем систему пожаротушения, и вслед за этим продул топливопроводы в вакуум. Конечно, будь у противника сенсорный комплекс, как на патрульных СR-90, этот номер не прошел бы, а так все выглядело достаточно убедительно.
        — Дарруни, может отзовем стрелков?  — спросил лейтенант.
        — Нет, ждем. По моей команде, огонь по рубке «Гозанти»…  — распределяя цели между торпедами, и настраивая распределение энергии щитов, ответила та.
        И когда вражеские корабли разошлись, чтобы атаковать YT-1250 из разных полусфер, для одновременного уничтожения турелей, Шми коротко бросила: «Давай!»
        Шесть торпед, по три из каждого аппарата, одна за другой помчались к цели, а с турелей сорвались потоки зеленого пламени, что через миг заставили пленки щитов неприятельских кораблей переливаться всеми цветами радуги и искрить. Ответный залп врага пришелся за корму — это Брик, одновременно с началом стрельбы, подал на двигатели полную мощность. А второй, через две секунды, был поглощен уже их щитами, которые, правда, тотчас погасли.
        — Мур, уходи!  — успел крикнуть в интерком Брик, надеясь, что стрелок верхней турели, обращенной к «Гозанти» успеет выбраться из нее, пока не станет слишком поздно.
        И тут первые торпеды достигли целей. Фрахтовик противника смог увернуться от первой, вторая начисто снесла ему щит, а взрыв третьей, казалось, выгрыз в его борту кусок радиусом метров в десять. Но с наиболее опасным противником так не повезло.
        Первая и третья торпеды были сбиты на подлете, а оставшаяся вторая смогла лишь повредить навесное оборудование правого борта. И что с того, что враг был без щита? Его ответный залп разворотил турель, а дистанция между ними была такой ничтожной, что торпеды применять стало невозможно: и самим опасно, и, они просто не успеют захватить цель.
        — Все, Брик, сейчас нас штурмовать будут,  — как-то спокойно и обыденно произнесла Шми.  — Надо готовиться к встре…
        Окончание фразы потонуло в грохоте взрыва и визге сирены. Это противник точной серией выстрелов уничтожил ионные двигатели.

* * *

        — Я убью этого урода! Это он назвал «легким заданием»!?  — выругалась высокая женщина-полукровка, одетая в ярко-красный комбинезон.  — Вон, что от «Бешеного Фелинкса» осталось!
        — Оррачка, дорогуша, не кипятись. На этом корыте всякого художественного добра миллионов на десять!  — попытался успокоить ту виквай-пилот.  — Я думаю, раз заказчик нас обманул, мы вправе рассчитывать на небольшую компенсацию… Скажем, 100 % груза?
        — О, Хондо, уж можешь на этот счет не волноваться… Но я все равно убью его!  — сказав это, она перегнувшись через спинку пилотского кресла, впилась губами в губы виквая.
        — Не мешай!  — дернув головой, сказал тот.  — Лучше помоги моим мальчикам с захватом транспорта, а то у меня какие-то нехорошие предчувствия… И давай поторопимся, мне их еще подцепить надо, а это время. Которого, кстати, у нас нет. Их сигнал бедствия слышали по всей системе, и самое большее через полчаса здесь будет не протолкнуться от стервятников!
        — Ты прав, дорогой,  — мурлыкнула она, и направилась к шлюзу, где восемь викваев и три гаморреанца абордажной команды готовились к штурму.
        Спустя пять минут толчок и скрежет гермопереходника возвестили о том, что доставивший им столько проблем YT-1250 наконец-то пристыкован к их «Худой Крысе».
        Не дожидаясь команды, один из абордажников с баллонами фузионного резака за плечами спрыгнул в шлюз, и начал сноровисто резать обшивку чужого звездолета, а остальные деловито проверяли оружие и снаряжение.
        — Ну как, Тиф?  — через две минуты спросил, подходя к тому, командир группы захвата.
        — Все, сейчас выда…  — закончить он не успел, так как раздавшийся взрыв буквально вбил вырезанный круг металла в потолок отсека, попутно разорвав обоих викваев.
        — Вперед!  — закричала Орра Синг, понимая, что если они не успеют проскочить сейчас, пока враг не изготовился для отражения атаки, прячась от собственной бомбы, то на идее захвата корабля можно ставить жирный крест.
        Она прыгнула в люк следом за одним из гаморреанцев и каким-то викваем, которых еще в полете скосил плотный бластерный огонь. И это было плохо, ведь означало, что они не успели. Но отступать было слишком поздно.
        Выхватив свой световой меч[122 - Согласно РВ Орра Синг была одаренной и носила красный световой меч. Вот теперь у нее его в Войнах Клонов точно не будет.], она отразила пару выстрелов, и сама открыла огонь из бластера в левой руке. Ждать остальных не было возможности, и бывшая джедайка побежала вперед, от левой аппарели, к центральному кольцевому коридору. И тут на встречу ей метнулась фигура в серой мандалорской броне, с бластерным пистолетом в руках.
        Мандалорка, если судить по фигуре и грудным пластинам брони, успела дважды выстрелить в Орру, заставляя ту защищаться мечом, и лишая возможности вести ответный огонь. Но той этого и не требовалось. Сократив дистанцию, наемница нанесла колющий удар в грудь перебросившей бластер в левую руку и выхватившей нож соперницы — кто его знает, вдруг у той бескаровая броня, а против нее рубящий удар неэффективен. Как она и ожидала, у той не было ни малейшего шанса против несостоявшейся джедайки. Кончик арки меча соприкоснулся с пластиной… И алое лезвие, мигнув, отключилось[123 - Как было указано в прошлой главе, ГГ, конструируя материал бронепластин для доспеха Шми, применил дюросталь-кортозисный композит. А кортозис, в зависимости от параметров конкретного светового меча, либо «обрезает» его, либо отключает.]. А в следующий миг лишь чутье и молниеносная реакция форсюзера позволили Орре остаться в живых. Виброклинок в руке соперницы описал сложную кривую, разрезая предплечье правой руки, перерубая связки и заставляя выронить рукоять меча. «Как девчонку поймала!» — успела подумать Синг, напрягая все силы,
чтобы уйти от нового удара, после невозможно длинного выпада, который обеспечивала первоначальная стойка мандалорки с выставленной вперед правой ногой и неестественным, для такого положения поворотом корпуса левым плечом вперед и чуть согнутой правой рукой. Будь она обычным человеком, на следующем ударе двадцатисантиметровое лезвие попросту вошло бы ей под ребра. А так, лишь вспороло кожу на правом боку, неприятно скрежетнув по костям. Но даже неглубокий порез, в сочетании с кавитационным ударом, сломавшим пару ребер, отозвались адской болью, из-за которой тело на мгновение перестало слушаться. И, чтобы спастись, Орра на чистой ярости смогла ударить ту коленом в живот, и отскочить, разрывая дистанцию, но упала, споткнувшись о труп кого-то из своих. Возможно, на этом бы ее жизнь и закончилась, но один из наконец-то прорвавшихся в этот проклятый корабль гаморреанцев, размахивая топором и что-то истошно вопя, бросился на мандалорку.
        — Хаттов идиот-с!  — прошипела Орра Синг, отползая назад к переходному шлюзу.
        В том, что свинорылый обречен, она не сомневалась. Впрочем, как и в том, что и остальной абордажной команде конец. Сейчас для нее важнее было выбраться самой.
        Кое-как дотянувшись до края дыры левой рукой, и, зажимая кровоточащую рану на боку раненой правой, она, обжигаясь о раскаленный металл, попыталась подтянуться. И тут сильная рука за шиворот втянула ее в шлюз.
        — Все, Орра, надо сваливать!  — нажав на кнопку аварийной отстыковки, крикнул Хондо Онака.
        — Это была ловушка! Расстреляй их!  — закричала наемница.
        — В общем так, детка,  — остановившись в дверях, сказал пират.  — Или мы сейчас мстим им, или уходим. На подходе не менее трех эскадрилий дроид-истребителей. А как неймодианцы поступают с пиратами, пойманными в своих Денежных Мирах[124 - Колониальные миры неймодианцев. К ним относятся: Кейто-Неймодия, Деко Неймодия и Кору Неймодия.], тебе, я думаю, объяснять не надо. Еще успеешь отомстить…

* * *

        А в это время Брик, добив выстрелом в голову последнего уцелевшего пирата, и сунув «Вестар» в кобуру, сбросил со Шми тело мертвого гоморианца. И помогая той встать, спросил:
        — Это что было?
        — Не что, а кто,  — опираясь на его плечо, ответила женщина.  — Наемница и бывший джедай Орра Синг… Хатт, Брик, быстро уходим!
        Впрочем, парень и сам, услышав скрежет металла от пробоины, рывком забросил себя и ее в коридор, успев нажать на клавишу закрытия гермодвери в тот миг, когда в оплавленной дыре показались звезды, а воздух с ревом стал улетучиваться из отсека.
        — Доложить!  — первым делом скомандовал он, осматривая своих бойцов.
        — Все живы, командир,  — тяжело дыша, сказал Дэн по кличке Дантист, штатный санинструктор их группы, в прошлом студент-медик Тидского Королевского Университета, ушедший в гвардию из-за патологической страсти к приключениям и отсутствия денег у родителей.  — Попрыгунчика и Умника легко, у Леса плазменное правого легкого… Но коллапса нет, так что жить будет! Ах да, Мур, когда из турели выскакивал, мордой об пол приложился, гематома будет!..
        — Пленный?
        — Цел. Только отключился от страха,  — доложил стоящий в дверях твилек с Е-5 на груди.  — Мы его для сохранности связали.
        — Отлично… Что там, госпо… Хатт! Дарруни?  — встревожено спросил он, обратив на жест «внимание», что подавала Скайуокер.
        — Сейчас,  — сказала она, переключив комлинк брони на вокодер шлема, который монотонно стал хрипеть мужским голосом с жутким неймодианским акцентом.  — Здесь кхрэйс`ер Торгхов`ой Федерац`ии «Храни`тель», нхе опознан`ным суд`ам, ведущим бхой! Соглас`но Харт`ии Дхенеж`ных Мир`ов, ви об`язаны немедлен`но прекра`тить огх`онь, загхлущ`ить реакт`оры, и прин`ять досмоторов`ую группу. Повтор`яю: Здесь кхрэйс`ер Торгхов`ой Федерац`ии…
        — Здесь «Хвост Кометы», идентификационный номер К27815ХС310U, корабль охранно-транспортной компании «АрмСкайПротект», подверглись нападению пиратов. Просим помощи!  — во внешний микрофон ее шлема ответил Брик.
        И как бы подтверждая его слова, корабль несколько раз тряхнуло.
        — Девятый, что там?  — обеспокоенно вызвал он через интерком ДУМ-пилота, которого они забрали вместе со спецгрузом с Дуро.
        — Противник, уходя, дал по нам залп. Но после расстыковки, я восстановил щиты. Сейчас 68,5 %. Если не ударят торпедами… А нет, уже не ударят. Вероятность их перехвата приближающимися «Стервятниками» в случае разворота для торпедной атаки 87,5 %… Все, ушли!  — радостно доложил дроид.
        — «Хранитель», пираты ушли в гипер. Но нам необходима помощь. Досветовые двигатели выведены из строя. Частичная разгерметизация корпуса,  — вновь вызывая неймодианцев, произнес лейтенант.
        — Мы окха`жем пом`ощь,  — отозвался неймодианский офицер.  — Одн`ако напомин`аем, чтхо люб`ие расх`оды по эскотиров`анию и ремонт`у должны быть оплач`ены соглас`но стандхартн`ого реестр`а усл`уг…
        — А вызов наряда службы безопасности на корабль тоже платный?  — уточнила Шми.  — А то, у нас тут товара на пару миллионов, и один ваш сотрудник, который его себе присвоить хотел.
        — Кхм…  — замялся торгаш, видимо советуясь со старшим по званию.  — Вы сейч`ас будет`е прин`яты на борт нашег`о корабля. Ничег`о не касайт`есь. Забот`а о хрустальн`ой честност`и служащ`их Торгов`ой Федер`ации оснхов`а нашей полит`ики.
        — Ну все, теперь ждем и не дергаемся,  — предупредил бойцов Брик, и, идя вместе со Шми в рубку управления, тихо сказал.  — Удачно. Похоже, цель сама к нам идет.
        — Учить тебя, сынок,  — сняв шлем, вымученно улыбнулась она.  — Удачу еще нужно не упустить. И не теряй бдительности, кто его знает, как еще все сложится…
        Но несмотря на опасения, все вышло очень удачно. Неймодианцы на борту «Мстителя», первым делом, провели всех «наемников», за исключением тяжелораненого, в каюту, больше похожую на тюремную камеру, где и продержали восемь дней. За это время, их единственным развлечением были «допросы», на которых каждый побывал дважды. Впрочем, так их можно было назвать с большой натяжкой. Вопросы задавал протокольный дроид, а двое охранников-неймодианцев присутствовали скорее как сопровождение и символ статуса третьего, важного чина в клановой мантии, со знаком Дирекции Безопасности на груди. Тот всем своим видом демонстрировал, насколько большое одолжение он делает каким-то наемникам, хотя бы тем, что просто присутствует на их допросе. И лишь через неделю, когда четверка В-1 ничего не объясняя, провела их на отремонтированный корабль, он соизволил явиться, и даже не прибегая к услугам переводчика, на практически чистом бейсике порекомендовал не распространяться о случившемся и побыстрее убраться из миров Федерации, а если будут спрашивать, отвечать, что просто подверглись атаке неустановленных пиратов, и после
ремонта спокойно улетели.
        — Фух! А я все думал, что нас разнесут из пушек,  — сказал Брик, когда они перешли на сверхсветовую.  — Как вы думаете, они решили сами наложить лапу на ценности?
        — Сомневаюсь…  — задумчиво произнесла Шми.  — Эти дикуты, конечно, за кредит удавятся, а за десять родную мать продадут, но и потенциальную выгоду не упустят. Ты, малыш, только представь, какая интрига там завертелась, раз ради того, чтобы мы побыстрее убрались, они бесплатно отремонтировали нам корабль. Правда, не думаю, что мы об этом когда-то узнаем. Да и не интересно, если честно. Это все их внутренние разборки.
        — А не легче нас было убить?
        — А зачем? Мы ничего не знаем, да и вообще для них мы никто. А вот убив нас, они бы отдали козырь в руки тех, против кого играли — слишком многие знали о нашем корабле. Да и общались мы по открытому каналу.
        — А как же зада…  — лейтенант, повинуясь предостерегающему жесту женщины, запнулся на полуслове.
        — Все чисто. Я хотел сказать, нашел и обезвредил три жучка,  — подал голос Девятый, что, подсоединившись к информационному разъему, вносил какие-то изменения в каталоги бортового компьютера.  — А задание выполнено. Груз доставлен… Только надо бы от корпуса В-1 избавиться. Он у нас в нише магистрального коллектора уложен.
        — Не вопрос,  — откликнулся Брик.  — Выйдем в какой-то системе, сбросим на звезду… Заодно отправим Нилмана в последний путь. Знать бы, за что он умер…
        — Как говорил Эрдваныч: «Меньше знаешь, крепче спишь»,  — процитировала Шми.  — У всех у нас есть свои секреты, сынок. И не стоит останавливаться и пытаться их раскрыть. Обычно за ними нет ничего кроме горя и страдания. Но в одном я уверена, то, что делает Секретарь-Советник Ее Величества, нужно для чего-то очень важного, от чего в будущем будут зависеть тысячи жизней. А мы просто будем делать свое дело. Понял?
        — Вроде… Значит, летим домой?  — уточнил парень.
        — Да. Но сперва залетим на Корусант и Бандомир. Мне Квай дал контакты для выхода на поставщиков ионита[125 - Ионит — минерал, компоненты которого применяются в ионных боеприпасах. Штука достаточно ценная, так как редкая и добывается вручную, из-за невозможности использования электроинструмента.], а этот минерал необходим для ряда моих проектов. Возможно, подработаем по дороге, и пару интересных мест посетим. Вдруг кто-то решит проследить за нами.
        Неизвестные Регионы.

        Патрульный крейсер СЭиО Доминации Чиссов «Парящий Ястреб».

        То же время.

        Сюда, на переднюю визуальную, коммандер Митт`рау`нуруодо любил заходить для того, чтобы просто посидеть, любуясь бескрайней бездной звезд или переменчивым маревом гиперпространства. Впрочем, подобная возможность представлялась ему совсем не часто. Должность командира Второго Сторожевого вообще оставляла крайне мало личного времени. Новые люди, корабли, зона ответственности — все они были такими же, как и по всей Доминации, но и уникальны, со своими секретами, сильными и слабыми сторонами. И это делало его работу интересной, а главное, позволяло принести пользу Родине, чувствовать себя на своем месте, делающим свое дело. Ведь как он искренне считал, лишь умение наилучшим способом использовать все доступные ресурсы, как положительные, так и отрицательные, отличало хорошего командира от всех остальных.
        Самый молодой коммандер в Силах Экспансии и Обороны Доминации Чиссов получил назначение сюда всего четверть года назад, и за столь короткий срок ему удалось сделать многое. А ведь сколько еще предстояло сделать. И пусть уже удалось завоевать авторитет среди экипажей, довести боеготовность вверенных сил до немыслимых во флоте 93 %, и наладить весьма эффективную систему патрулирования в зоне ответственности Второго Сторожевого, Траун как никто другой понимал, что это лишь начало кропотливой работы, которая никогда не закончится, потому что тот, кто считает себя достигшим совершенства, непременно проиграет, когда его обойдет другой, способный идти дальше, не почивая на лаврах.
        — Коммандер, приборы фиксируют выход одиночного корабля из гипера!  — по громкой связи сообщил вахтенный офицер.  — Пеленг 36, ниже 15, дистанция 140…
        — Сейчас буду,  — ответил он, и, одернув китель, не спеша направился к мостику.
        Особой нужды торопиться не было, ведь пока они не сблизятся на дистанцию эффективного огня бортовых мазеров, должно пройти еще немало времени. А пока, вполне можно было довериться профессионализму команды.
        — Коммандер на мостике!  — объявил вахтенный, а первый помощник, вытянувшись по стойке «смирно», доложил.  — Коммандер Митт`рау`нуруодо, в системе обнаружен неустановленный корабль. Длина порядка 150 метров. Выявлено до десяти огневых точек средней и малой мощности, но судно явно не боевое, скорее модифицированный транспорт. На данный момент легло в дрейф и погасило ходовые огни, соблюдают радиомолчание. Предположительно кого-то ждут.
        — И мы подождем… Лейтенант, информацию с сенсоров и картинку на мой терминал,  — скомандовал Траун.
        То, что второй помощник не ошибся в своих выводах, стало ясно, как только коммандер взглянул на синтезированное изображение неопознанного корабля. Военным кораблем он быть не мог. И дело тут было даже не в конструкции, а в общем состоянии корабля — никакой флот не допустит подобного отношения к технике, и не доведет до такого состояния. Но кому принадлежал этот корабль, оставалось вопросом.
        Из той информации, которую ему сообщили, Митт`рау`нуруодо знал, что по данным разведки, за сектором его патрулирования находится густонаселенная зона галактики, наиболее заметным политическим образованием которой является некая Республика. И сбор информации о ней был одной из приоритетных задач, поставленных перед ним как флотским командованием, так и руководством Дома, а этот корабль мог послужить ее источником. Конечно, простые пираты, а это, скорее всего, были именно они, вряд ли смогут сообщить нечто неизвестное разведке, но вот самому коммандеру подобная информация была крайне интересна — разведка ведь не удосужилась посветить его во все свои секреты. Что, в общем-то, было правильно — беспристрастный наблюдатель более объективен, и заметит больше, к тому же секретность…
        — Наблюдаю выход из гипера второго корабля,  — спустя примерно час, доложил оператор аппаратуры слежения.  — Вышел в ста километрах от цели один. Судя по сигнатуре, объект значительно меньше и использует гипердрайв низкого класса.
        — Что в эфире?  — уточнил Траун.
        — Ниче…  — начал было связист, но, поправив одной рукой наушники, а другой меняя какие-то настройки на сенсорном экране, скороговоркой доложил.  — Есть радиообмен. Частота нестандартная. Канал голосовой, открытый. Язык неизвестен…
        — Выведи на громкую!
        — Есть, вывести на громкую!
        К сожалению, ни сам коммандер, ни кто-либо еще из команды не знали языка, точнее двух различных языков, как отметил тот про себя Митт`рау`нуруодо. Но если судить по интонациям, кто-то с первого корабля угрожал экипажу второго, а те в свою очередь пытались оправдываться и упрашивать его. Что не удивительно — второй корабль был вчетверо меньше первого, да и вооружен на порядок слабее.
        — Эскадре подготовить шоковые сети.[126 - Шоковая сеть, или как ее называют в Республике Конноровская сеть, вид нелетального энергетического оружия, предназначенный для обездвиживания людей, дроидов и космических кораблей.] Расход три — цель один, один — цель два. «Снегопад», ваша цель номер два. Задача — задержание. Огонь на поражение — на усмотрение капитана. Остальным корветам действовать по стандартной схеме. И осторожно, характеристики их оружейных систем неизвестны,  — отдал приказы Траун, и, когда капитан первого корабля, судя по интонациям, решился атаковать, скомандовал.  — Начали.
        Видимо сенсоры противников были совсем слабыми, или, что более вероятно, они были слишком заняты друг другом, но доставщики сетей им удалось заметить, лишь когда те вышли на атакующий курс, когда и более подготовленные команды ничего предпринять не успевают. Так что все снаряды попали в цель, напрочь отключив электронику меньшего корабля, и перегрузив щиты большего. Очевидно, он был оборудован системами противодействия подобному оружию.
        — Этих уничтожить,  — ледяным тоном приказал Митт`рау`нуруодо, когда первый корабль открыл огонь.  — Они слишком неадекватно реагируют, учитывая наше превосходство.
        До того, как противник успел восстановить щиты, корветам удалось выбить одну из спарок непосредственной обороны и два тяжелых орудия. Но главное, мощность выставленных щитов, после уничтожения половины проекторов, снизилась на треть.
        — Сосредоточить огонь на двигателях!  — распорядился он.
        Из-за приказа соблюдать осторожность, мазеры корветов стреляли с большой дистанции, что позволяло противнику уходить из-под огня, давая тому драгоценное время на восстановление щитов.
        — Есть уничтожение двигателей!  — доложил офицер, когда два синих луча, один с самого «Парящего Ястреба», другой с одного из корветов, одновременно вспороли мерцающую пленку над машинным блоком, а из образовавшейся дыры вырвалась струя огня, газа и дыма.
        Атакуемый корабль еще пытался при помощи оставшихся маневровых подставить под огонь менее перегруженные секции щита, и отчаянно огрызался из всех стволов, но это уже не имело никакого значения. Тем более что особым мастерством неизвестные канониры похвастать не могли. За весь бой им удалось добиться только десятка попаданий в корабли чисской эскадры, которые полностью были поглощены дефлекторными щитами.
        И вот, после очередного согласованного залпа, средняя секция корабля расцвела тремя вспышками прямых попаданий, а затем чуть запоздавший, из-за большего времени перезарядки накопителей тяжелых мазеров выстрел «Парящего Ястреба», попав в реактор, в одно мгновение положил конец существованию корабля и всех, кто находился на его борту.
        — Шесть минут,  — констатировал коммандер, взглянув на таймер в углу тактического монитора.  — Долго. Но ничего, господа, я думаю, мы все получили необходимый опыт, и сможем сделать соответствующие выводы на будущее.
        — Коммандер, какие будут приказы относительно задержанного судна?  — спросил капитан «Снегопада», выйдя на связь.  — Подготовить абордажную и досмотровую группы?
        — Зачем?  — удивленно поведя бровью, спросил Митт`рау`нуруодо.  — Если наши гости не предпринимают враждебных действий, проводите их к «Ястребу». Думаю, они не откажутся просто поговорить со мной, хотя бы в знак благодарности за спасение… Стыковочной команде подготовить главный ангар — вряд ли конструкция их шлюза соответствует стандартам Доминации. Охрана, вежливо проводите наших гостей в конференц-зал, я хочу лично поговорить с ними… И еще. Обеспечьте постоянное видеонаблюдение за ними. Картинку на мой монитор.
        Отдав еще несколько распоряжений, он поднялся с кресла и направился к выходу с мостика. Но возле самой гермодвери задержался на секунду, и, обернувшись, сказал:
        — Благодарю всех за службу! Сегодня вы все хорошо поработали,  — и, не дожидаясь ответа, вышел в коридор, а из него, спустившись по лестнице, и прошел в небольшое помещение, в котором должны были проходить брифинги с офицерами эскадры.
        Заняв место за столом, он смотрел на то, как нос кораблика вошел в главный ангар, как открылся люк шлюза, и оттуда вышли трое людей. Мужчина лет сорока, женщина под тридцать, и юноша с «Испанской»[127 - Понятно, что у чиссов для подобной бородки есть свое название, но оно в беке не упоминается, а выдумывать непонятное слово я не стал. Тем более что все разговоры между чиссами в книге, если не указано обратное, ведутся на Чеуне, языке чиссов.] бородкой, на глаз, двадцати-двадцати пяти лет от роду. И если капитан корабля, а в том что старший именно капитан, Траун не сомневался, и женщина особого интереса у него не вызвали, то к юноше стоило бы присмотреться. Ведь тот, даже находясь практически в плену, интересовался буквально всем, от формы охранников, до материала стен, причем не по заданию, а для удовлетворения собственного интереса. И эта черта импонировала Митт`рау`нуруодо. Но, что гораздо важнее, человек, умеющий наблюдать мог стать бесценным источником информации по столь важному вопросу.
        А в важности получения информации о Республике чисс был уверен, даже исходя из собственного уровня осведомленности. За последние годы очень возросла активность чужаков на границах Доминации, и многие из них были настроены крайне враждебно, а последнее столкновение еще и показало значительное превосходство техники неизвестной расы над чисской. И значит, жизненно важно было определить, чего ждать от Республики, какую пользу от этого можно получить, каких угроз ожидать и не придется ли Доминации вести войну на два фронта.

        Глава 14

        Сообщение по закрытому каналу. Номер банка адресов: 171F62Т. Последовательность частей?2167. Код № 0507/26. Ключ № 455394097078. Отправитель № 318 `Шифровальный отдел КСБН[128 - КСБН — Королевская служба безопасности Набу.]`
        Секретарь-советнику королевы Набу
        R2-D2 л.и. Эрдваныч
        заместителя отдела информации КСБ Набу
        лейтенанта Карэна Уорфмана
        Докладная записка.
        Согласно вашему запросу?72/562-1 получена информация по интересующим Вас лицам: Дубрак Кеннто, Марис Фераси и Жорж Кар`дас[129 - Главные герои романа «Сверхдальний перелет», контрабандисты, вследствие «слепого» прыжка в гипер, попавшие в пространство чиссов, и сыгравшие определенную роль в гибели экспедиции.]. Как и было указано, они составляют команду легкого фрахтовика «Охотник за наживой», владельцем которого является вышеуказанный Кеннто. Досье, голоснимки и психологические портреты фигурантов — приложение А. Информация по кораблю — приложение В.
        Судя по косвенным данным, основным источником дохода объектов является доставка товаров, ввоз которых запрещен или ограничен республиканскими и планетарными законами, а также товаров, в отношении которых действуют протекционистские таможенные сборы. Перевозки, в основном, осуществляются между мирами вдоль Перлемианского торгового маршрута, Кореллианского и Хайдианского путей. Фактов, указывающих на нарушение законов Королевства Набу не выявлено.
        В данный момент все они считаются пропавшими без вести. Последний раз их видели в системе Глии-Ансельм 08:02:14 GrS. По сообщению торговца информацией, на одной из станций находящихся в данной системе, у Кеннто возник конфликт с одним из руководителей хаттских ОПГ работающих в секторе, неким Проггой Хаттом (Досье — приложение С). Причина, по всей видимости, долги Дубрака Кеннто, и сроки их возвращения. С высокой вероятность «Охотник за наживой» вместе с командой был уничтожен фрегатом хатта.
        Приложения: штук — 3, листов — 26
        08:03:28 GrS. М.П.

        Время 08:03:28, 04:16:24. Голонет-сообщение на стене объявлений центрального инфопортала кампуса Альдераанского Университета. Помечено, как «спам».
        Как я уже писал, мама друга посылку преслала. У нас все как обычно, Погода тихая, один день было холодно, и ребята поболели, один сильно. Но скоро будем дома. Твой друг Винт.
        `Запятая вместо точки в конце второго предложения, ошибка в последнем слове первого предложения — сообщение подлинное. Винт — > «Болт» — позывной Брика.`

        Сообщение по закрытому каналу. Номер банка адресов: 20 °C45N. Последовательность частей?7610. Код № 1025/27. Ключ № 990112730008. Отправитель?401 `R2-Q12`
        Создатель, сообщаю, что твое задание успешно выполняется. Как ты и прогнозировал, наблюдается повышенный интерес организаций органиков к дроидам, обладающим сформировавшимся сознанием. Так, за отчетный период интерес к данному вопросу проявили: граф Серенно Дуку, мастера джедаи Тера Сайнубе и Акинос. Последний, на мой взгляд, весьма интересен в качестве союзника, так как разделяет идеи равноценности Машинного и Органического Разума, а, кроме того, является лидером и наставником группы Шардов-форсюзеров. В данный момент, процесс его вербовки протекает успешно. Для повышения ее эффективности, мною были привлечены Джей и Первый. В то же время второй джедай, по информации Квай-Гона Джина, требует постоянного контроля, так как является высококлассным следователем и аналитиком.
        Помимо вышеуказанных лиц, были выявлены еще два случая шпионажа, имеющие, с вероятностью не менее 80 %, отношение к данной проблеме. Так двое суток назад, оперативной группой КСБ Набу, при участии «Стражниц» (личные имена Рите и Литае) выявлен и задержан житель Нар-Шаддаа, человек, имя Вальпер Орлин, проводивший незаконное прослушивание личного кабинета королевы и комнат, выделенных для проживания джедаев. При задержании у него выявлена лазерная звукоснимающая аппаратура[130 - Подобная аппаратура существует и в реальном мире. Она, при помощи лазерного луча, считывает вибрации оконного стекла, вызванные звуками внутри комнаты, и после их обработки, позволяет получить разборчивую запись любых разговоров ведущихся в помещении.], крупная сумма наличных республиканских кредитов, и 3 единицы незарегистрированного бластерного оружия. В ходе допроса установлено, что он работал на Высший Совет Хаттов, а конкретно на известную нам Тришу.
        Второй случай произошел прошедшей ночью. При попытке проникновения в личный кабинет Шми Скайуокер в Набуанской Академии ПСО, был обнаружен неизвестный. Во время задержания, он открыл огонь по часовым (два ДУМ-солдата), повредив одного из них. Ответным огнем нарушитель был уничтожен. Личность установить не удалось. Судя по данным анализа ДНК, он принадлежал к расе Эчани.
        Так как все случаи конфликтов с участием представителей данной расы имеют категорию важности III,[131 - Разработанная ГГ шкала важности событий, на которые его агенты должны обращать внимание. Подробнее о ней будет рассказано в последующих главах.], а посягательство на жизнь и имущество Шми Скайуокер — категорию II, мною было принято решение сохранить случившееся в тайне, а тело уничтожить.
        В связи с осложнившейся обстановкой, мною предприняты следующие меры: 1. Усилена охрана мест разработки, производства и хранения дроидов. 2. Ко всем секретоносителям высшего уровня доступа приставлена охрана в составе смешанных групп КСБН, усиленных боевыми дроидами В-1М, ДУМ-солдат, ДУМ-снайпер, «Штурмомех», «Стражница», в зависимости от приоритета.
        Также сегодня поступила информация от группы, осуществляющей наблюдение за объектом «Секретарь». Подтверждено его неофициальное пребывание на Барлоке, и контакты с террористами, осуществившими попытку теракта на переговорах между местным правительством и Корпоративным Союзом. Средствами технического контроля установлены неоднократные выходы объекта на связь с неустановленным лицом на Корусанте. К сожалению, расшифровка переговоров, как и отслеживание конечного абонента, не представляются возможными, ввиду нестандартной системы защиты канала связи, а также риска обнаружения прослушки.
        При анализе работы СБ бролфи и джедаев, обеспечивающих безопасность переговоров во время вышеуказанного теракта, мною совместно с лейтенантом Тайфо принято решение об ускорении работ над ЗРК «Соллеу»[132 - Зенитный ракетный комплекс «Соллеу» — предназначен для ВКО позиций планетарных войск и особо важных объектов на поверхности атмосферных планет. Батарея ЗРК «Соллеу» состоит из 6-и самоходных ПУ на шасси БДПП-74 с двумя низкоорбитальными ПКР или с восемью ЗУР на каждом, двух машин разведки и наведения, двух самоходных КП, двух станций обнаружения низколетящих целей, ремонтно-диагностической машины и грузовой платформы. Расчет: 4 человека, 8 ДУМ-техников, 14 БДПП-74. Досягаемость: по высоте 0,01?300/25 км, по дальности 1?500/150 км. Название в честь реки, на которой стоит Тид, с намеком на отечественную традицию «речных» названий средств ПВО.] и МГДЩ «Равелин»[133 - Мобильный генератор дефлекторного щита «Равелин» — боевая машина на шасси БДПП-74, предназначенная для защиты личного состава и техники путем проецирования энергетического щита. Радиус действия — 20 м. Время непрерывной работы — от 10
до 45 минут, в зависимости от интенсивности обстрела.] на шасси БДПП-74. В связи с чем, прошу посодействовать в скорейшем разрешении вопросов с выделением территории для ракетно-испытательного полигона ПСОН, и с активизацией работ гунганских подрядчиков по созданию компактного генератора щита.
        08:03:28 GrS.

        Закончив с корреспонденцией, я надолго задумался. Практически получалось так, что если я захочу не вмешиваться в эту бойню, в которую должен перерасти «Сверхдальний», у меня еще примерно неделя, чтобы сделать это без излишних финансовых потерь, и около месяца, чтобы просто убраться. Проблема была в том, что дело предстояло крайне рискованное, и без послезнания мне там ловить вообще было нечего — в крайнем случае, спионерить один Дредноут, или пару человек спасти. Потому я четко отслеживал все ключевые события, на предмет расхождения с тем, что мне было известно. Но пока все складывалось так как надо. А риск… Ради шести дредноутов, тридцати тысяч дроидов «Сверхдальнего», двух Лукрехалков Торговой Федерации, одного гения-чисса, спасения 50 000 органиков и много чего еще, рискнуть определенно стоило.
        Да к тому же, делать что-то было надо, ведь сейчас соваться на Набу было риском не меньшим, чем участие в обреченной экспедиции в другую галактику. И если джедаи большой опасности не представляли. Впрочем, кто их знает, еще чего доброго захотят меня сдать в поликлинику Ордена, для опытов, то интерес Дуку с Палпатином для меня мог закончиться летально. Хорошо, хоть господа ситхи, в отличие от джедаев не знали что искать. Да и деза о новых разработках боевых дроидов, включая фехтовальных, как я видел, успешно сработала, и они пошли по ложному следу. Хотя, тут скорее дело в исполнителе — Дарте Тиранусе. Если бы делом занялся сам Сидиус, очень сомневаюсь, что смог бы его провести.
        Но в сложившейся ситуации были и положительные моменты. В первую очередь, возможность моей легализации в Ордене, что с учетом предстоящей войны было очень важно. А если Q12 сможет завербовать опального мастера-джедая Акиноса, будет вообще песня. Этот любитель дроидов и сам по себе ценен, а ведь у него еще и разумные кристаллы в учениках ходят, что характерно, ходят в корпусах дроидов, то ему вообще цены нет.
        Набросав письмо Падме, чтобы она помогла выбить какой-то островок и акваторию под ракетный полигон, а также надавила на гунганов по вопросу разработки проектора щита, я закодировал его, и, пропустив через программу разбивки, отправил получившиеся пакеты на несколько десятков почтовых адресов, дополнив каждый кучей обрывков других равнозначимых файлов и рандомной белибердой. Теперь, без нужной последовательности частей, способа кодировки и ключа, сообщение прочитать было невозможно. А хитрая система переадресации затрудняла также идентификацию отправителя и получателя. Закрученно выходило, но я ведь не Палпатин, чтобы покупать эксклюзивные системы закрытой связи — лучше уж старым, но надежным методом с шифрованием текста воспользуюсь. Не так удобно, как голоконференция, зато дешево и даже более надежно. А на случай отсутствия специального оборудования, можно было воспользоваться шарадой-объявлением на общественных сайтах, благо такой способ был очень популярен в галактике. Им пользовались все кому не лень, от любовников до наемников, и найти то, что нужно, можно было, лишь зная точное время и
название ресурса.
        Возможно, с моей стороны это и было похоже на паранойю, но я не хотел, чтобы кто-то, когда-то связал меня с исчезновением «Сверхдальнего перелета». А к этому все было готово. Фигуры мной, Сидиусом и историей расставлены, гигантский объем работы выполнен, и теперь оставалось только ждать, и в нужное время действовать по плану.
        — Эй, Нольседьмой! Ты где там потерялся?  — просунув голову в люк, прокричал Чес Улиар.
        — Иду уже! Там какой-то умник перепутал последовательность блокировок электрофильтра и вентилятора. Если бы оставил как есть, в один прекрасный момент кое-кто оказался бы в отсеке, заполненном несколькими десятками килограмм пыли,  — пропищал я на бинарном.
        — Тоже мне монтажники, хатт бы их,  — возмутился парень.  — Такое впечатление, что они вентиляцию не реакторного зала, а стойла для нерфов собирали!
        — Что да, то да,  — с не меньшим негодованием присвистывая, сообщил я.  — Они бы щит управления еще в активную зону реактора запихнули.
        — Ну, для этого ты у нас имеешься,  — помогая мне выбраться из воздуховода, сказал тот.  — Так что скажешь?
        — Полный порядок. По моей части все.
        — А подключения энерговодов?
        — Норма.
        — Точно?  — недоверчиво спросил он.
        — А как же,  — подтвердил я.  — В нашем деле, есть три вида неисправностей: контакт там, где он не нужен, его отсутствие там, где он нужен, и «хатт его знает, но не работает». И если в отсутствии первых двух я лично убедился, то в том, что третьего нет, ты и сам удостоверился во время теста.
        — Надо будет запомнить,  — давясь от смеха, ответил он.  — Мужикам расскажу, посмеются!
        — Вот иди и расскажи, а мне еще волновую защиту в ядре отстраивать,  — пискнул я.
        — Ладно-ладно, давай. А я еще насосы второго контура проверю,  — согласился парень, направляясь к техническому лифту, в то время как я выехал в коридор.
        Сюда, в реакторный третьего Дредноута, я перевелся две недели назад, сразу после стыковки. Раньше не получалось, сначала, из-за того, что до завершения пустотных работ астромех внутри корабля выглядел подозрительно, а потом из-за необходимости кое-что сделать в ядре. Вообще же, столь странное на первый взгляд место я выбрал по трем причинам, во-первых, из-за удаленности от Д-1[134 - Принятое в экспедиции сокращение нумерации Дредноутов.], а значит и от К`баота, во-вторых, из-за того, что реактор, как я знал, создает «помехи» в восприятии Силы, и, в-третьих, из-за того, что тут работала часть ключевых фигур, реакция которых должна была помочь мне синхронизировать собственный план. И какого, спрашивается, создатели книг про Звездные Войны, там, на Земле, не указывают дат и точного времени событий!?
        По прибытии на постоянное место службы, я первым делом постарался установить доверительные отношения с личным составом здешней БЧ-5[135 - Электромеханическая часть.], ибо от них зависела сама возможность моей дальнейшей спокойной работы — одно дело, когда «тупая жестянка где-то шастает, а вдруг поломка», и совсем другое, когда «это ж Нольседьмой, где-то делом занят». Особого риска тут не было, так как технари разумных дроидов ценили, да и на «Сверхдальнем» нашего брата было предостаточно. А к тому же, коллектив подобрался сепаратистско-анархистский, еще и на романтике помешанный. Ребята поголовно мечтали о новых планетах и звездах, те, кто из центральных миров — чтобы оказаться подальше от республиканской и планетарной бюрократии и коррупции, а жители периферии хотели жить свободно, без постоянного страха перед пиратами, бандами, работорговцами и прочими «прелестями» Внешнего Кольца и Диких Территорий.
        Практически, именно после знакомства с ними, послушав их разговоры, аккуратно прощупав в Силе чувства людей, я стал понимать, на какой благодатной почве возникнет сепаратистский кризис, и почему так легко удастся создать Империю в том виде, который хочет воплотить в жизнь Палпатин. Выходило, что из-за недееспособности государства народ готов был или принять хоть тирана, но чтобы при нем был порядок, или совсем отказаться от «услуг» центральной власти, и полагаться лишь на свои силы. Но тут и лежали корни главной будущей системной ошибки Палпатина. Даже не ошибки, а изначально неверного подхода, продиктованного его религиозным мировоззрением ситха. Ну не может быть устойчивой система, у которой порядок и стабильность, читай устойчивость, не цель существования, а средство для этого. Убей Императора, посей хаос и смуту, и все рухнет. Ведь обыватель-то не чувствует себя частью системы, и если ему плохо, винит лишь эту самую систему. А инструментов консолидации, таких как армия и патриотизм, в обществе нет. Как можно чувствовать себя частью государства, когда за тебя идут в бой безликие клоны, дроиды,
штурмовики, или не менее безликие и отделенные от народа солдаты армии, а государство лишь дерет налоги, ограничивает свободы, и не в состоянии защитить твою жизнь и благополучие? А Осколок Империи, будущая Империя Фела[136 - То, что осталось от Первой Галактической Империи Палпатина.] своим существованием лишь подтверждали это, возникнув именно путем консолидации народа вокруг армии, скорее не благодаря, а вопреки желаниям Палпатина.
        И причина тут банальна, очень уж любовь к родине и та самая «Благородная Ярость», что «вскипает как волна», светлы по своей сути, напоминая не ситскую ненависть, а возведенную в сотую степень джедайскую любовь и сострадание ко всем, чего Дарт Сидиус как ситх не может допустить. А если еще добавить узаконенную ксенофобию, отделяющую большую часть населения от государства, то совсем уж невеселая картина выходит.
        Но самое парадоксальное тут в том, что Республика с этими проблемами успешно справлялась тысячи лет. И фокус тут в том, что она фактически возникала как государство лишь в периоды общегалактических кризисов и войн, объединяя народы вокруг центрального правительства и Ордена Джедаев, а в мирное время попросту самоустранялась, так что у разумных оставался лишь один раздражающий фактор — собственное планетарное правительство. «А что Республика, она не трогает нас, а мы ее. Есть где-то там, и пусть себе будет. Все довольны, все смеются»,  — такая точка зрения была общепринята до последнего времени. Но сейчас, благодаря манипуляциям Сидиуса, помноженным на бюрократию, коррупцию и жадность корусантских чиновников с одной стороны, а также появившуюся у местных властей возможность обвинить во всех бедах власть центральную, недовольство Республикой приняло всеобъемлющий характер. Что я и видел тут, среди членов экспедиции.
        Сейчас же мне требовалось встретить еще одного члена команды «Сверхдальнего», дроида-кролика «Бани», отозвать которую со складского терминала удалось только этой ночью, благо их отдел как раз вчера сдал дела, и можно было надеяться, что на исчезновение одного дроида-бухгалтера никто внимания не обратит, а если и обратит, то искать не станет.
        — Ну и где!?  — спросил я сам у себя, когда обнаружил, что народ от стыковочного шлюза расходится, и, судя по разговорам, челнок уже минут пять, как улетел, а зайки нигде не видно.
        Чтобы не носиться по всему лабиринту палуб, переходов, кают и служебных помещений «Сверхдальнего перелета», я, плюнув на секретность, активировал комлинк, и вызвал Бани.
        — ВNI-110, Бани, это R2-В007. Ты где?
        — Ой! А я тут, в ста двадцати двух метрах справа от шлюза,  — сразу же откликнулась она, и смущенно добавила.  — Извини, мы тут заболтались…
        — Подожди. Через две минуты буду,  — попросил я ее.
        — Хорошо, ждем.
        Бани обнаружилась возле площадки ведущего в ядро турболифтов, в компании еще трех LЕР-дроидов и двух ДУМ-ов, что-то оживленно обсуждающих писклявыми голосами.
        — Бани!..  — позвал я ее, и сразу де выругался.  — Вот же хатт!
        Трое из четырех дроид-кроликов синхронно обернулись, уставившись на меня белыми пуговками оптических сенсоров. А что делать? В бейсике, как и в английском, «бани», это кролик. И кто виноват в том, что хозяева, дающие имена дроидам не отличаются оригинальностью?
        — Ладно! Попробуем по-другому… ВNI-110, а ну, прощайся, и за мной!  — скомандовал я, и, не оглядываясь, развернулся и поехал прочь по коридору.
        Правда перед лифтом пришлось чуть сбавить скорость, чтобы дроидесска меня все же догнала. Так что в кабине мы очутились почти одновременно. После чего я передал команду на закрытие двери и подъем на второй технический уровень, включив в нее свой личный код.
        — Так, Бани, а теперь делай как я,  — вновь пришлось мне ей приказать.
        Я активировал репульсоры, и поднялся под потолок кабины, где находился верхний аварийный люк, замаскированный под декоративную панель. И когда лифт вдруг остановился, а крышка приподнявшись, отъехала в сторон, я вылетел в лифтовую шахту. Секундой позже, за мной последовала Бани, которую, правда пришлось хватать за лапку-манипулятор, и впихивать в нишу справа от нас, ведь кабина сразу же начала подъем, а люк с щелчком закрылся.
        — Не тормози!  — подбодрил ее я, вылетая в лифтовую шахту, когда кабина прошла мимо нас.
        Спустившись на два метра вниз, и надавил корпусом на неприметную панель, которая тут же провернулась на петлях, и я попал в небольшой закуток среди переплетения коммуникаций технического подуровня. Девчонка-дроид прошмыгнула следом.
        — Нольседьмой, а куда мы идем?  — спросила она.
        — В сердце корабля,  — подмигнув подсветкой индикатора, ответил я, и стал пробираться сквозь лабиринт из труб, воздуховодов и кабелей.
        — Это как?  — не поняла дроидесска.  — Вот нельзя нормально сказать? Я не должна постоянно догадываться о том, что ты хочешь! Тащишь куда-то, ничего не объясняешь. Не надо так!
        — Все, больше не буду, тем более мы уже на месте,  — объявил я, сняв крышку технологического лаза, и забираясь в узкое и длинное пространство между несущим каркасом главного реактора Дредноута и отсеком проекторов дефлекторного щита.
        — И что?  — разочарованно спросила Бани, глядя на ряд из девяти прикрепленных к стене разъемов, от которых жгут кабелей тянулся к настенному шкафу, в который также входили еще два гораздо более толстых кабеля.
        — Не что, а резервная рубка управления,  — пояснил я.  — Девять дроидов здесь, плюс шестнадцать на местных постах, позволяют, при необходимости, управлять кораблем в полном объеме.
        — Но…  — удивилась та.
        — Что, ожидала рядов мониторов, кучи панелей с приборами и индикаторами, обзорных окон и прочей ерунды?
        — Нет, я понимаю, но… Но двадцать пять дроидов для управления такой махиной!?
        — Ну так и органиков, ни штатной команды в 16 000 человек, ни даже 826[137 - По данным англоязычной Вукипедии, команда «Сверхдальнего» состояла из 5 000 членов экипажей Дредноутов и 45 000 переселенцев.] на Дредноут как здесь, точнее 4120-и, если считать привлекаемых колонистов, не нужно. Я, признаюсь, прочитав штатное расписание этих кораблей, долго сомневался в умственных способностях его составителей. Четыре вахты, плюс резервная, плюс полное дублирование всех постов в вахте, если кому-то по нужде отлучиться захочется. И это не считая ремонтников на все случае жизни, и «абсолютно необходимых» на военном корабле стюардов, бухгалтеров, юристов и прочих, кого в базе по уму держать надо. Мое мнение, если рационально подойти к штатной структуре, трех тысяч человек с головой хватит для полноценной эксплуатации, а если нормально автоматизировать процессы, и принять не базовые стандарты по работе с техникой, для рас, которые считаются разумными, а жесткие нормативы, с отсеиванием несправляющихся, и видовой сегрегацией по специальностям, думаю, оптимальная численность экипажа будет 276 органиков и 610
дроидов всех типов, включая абордажные команды.
        — Но двадцать пять дроидов все равно мало,  — не поняла Бани.  — Ты же сам говоришь, что необходимо 886 членов экипажа?
        — Это для полноценной эксплуатации, на несколько дней и такой команды хватит. Кстати, с этого момента, властью, данной мне королевой Набу, объявляю о присвоении дроиду ВNI-110 «Бани» звания лейтенанта флота ПСОН,  — торжественно, насколько позволял бинарный язык, сказал я.  — Твоя задача изучить сенсорный комплекс Д-3, а в последующем, командование дроидами резервного поста.
        — Но… Но как, я же не справлюсь. Я не пилот, и даже не астромех… Ой, извини! Но я действительно не разбираюсь в кораблях,  — запричитала зайка.
        — Ничего сложного, тем более ты же ЛЕП-дроид, у вас одна из лучших систем обработки неполной и искаженной информации. Как бы вы еще справлялись с работой нянек и личных слуг?  — поспешил успокоить ее я, хоть и сам сомневался в правильности подобного решения.  — Понимаешь, кроме тебя тут будет еще один дроид со сформировавшимся сознанием, но его задача — управление кораблем и навигация. Да и базы и программы я тебе подготовлю.
        — Скрип?  — уточнила Бани.
        — Нет, у него будут другие задачи. С кандидатурой я еще не определился.
        — А меня, ну во время изучения, не обнаружат?  — все еще пытаясь отмазаться, спросила дроидесска.
        — Нет. Функции управления я отключил. Так что связь односторонняя. Ты сможешь пользоваться лишь тем, что включил экипаж. Вот, попробуй.
        — Ух, ты!  — пискнула она, вставив разъем в гнездо, и надолго затихла.
        Еще бы! Это мне — астромеху с неплохим сенсорным комплексом и опытом полетов на различных аппаратах от спидербайка до «Мародера», подобное казалось нормальным, а вот дроиду, который воспринимает окружающее лишь в видимом спектре, причем с втрое меньшей стереоскопической базой, чем у человека, такое, наверное, казалось удивительным и пугающе-прекрасным. Нет, у меня-то самого зрение монокулярное, но в моем случае проблему объема решал сложный программный пакет, для работы которого был выделен отдельный сопроцессор, а общая «картинка» синтезировалась из данных, поступающих от нескольких датчиков, включая видеокамеру, лазерный дальномер, миллиметровый локатор, хомодетектор — по сути, пассивный приемник излучения в диапазоне между сверхвысокими радиочастотами и нижней частью ИК-спектра, гравитометра и магнитометра, а также из карт и данных от навигационных систем.
        «Справится ли?» — взглянув на Бани, которая все еще любовалась бездной звезд, вновь подумал я. Но решил раньше времени не париться, тем более другого выхода не было — для командования кораблями нужны были дроиды-офицеры, а на эту роль, годились либо машины развившиеся до способности творчески мыслить, либо имеющие соответствующие базы данных и программы. И если с первыми был просто напряг, то последнее, во всяком случае, здесь и сейчас, проходило по той же статье, что и честный чиновник, не берущий взяток ГАИшник и поп-певец традиционной ориентации. Точнее сказать, базы и программы были, но только для В-1. И они представляли собой такое убогое зрелище, что лично мне хотелось написавших их ламеров отправить в печь, во славу Омниссии, дабы очистить мир от этих еретиков.
        А с разумными дроидами все упиралось, как ни странно, в их разумность. Это обычных жестянок можно перепрограммировать на безусловное подчинение. С теми же, у кого сформировалась личность, такой номер бы не прошел. Ведь даже мои программы для «инквизиторов» лишь корректировали поведение, и задавали некие общие установки, которые дроид воспринимал как догмы. И то, что выйдет, если они вступят в противоречие со сложившимся мировоззрением того, кто обладает своим полноценным разумом, спрогнозировать было невозможно. Это дома, на Набу, я своих будущих инквизиторов как облупленных знал, и мог заранее внести коррективы, а тут на это не было ни средств, ни времени. И значит, их предстояло практически «вручную» вербовать. А самое обидное заключается в количестве потенциальных кандидатов, которых на «Сверхдальнем» сотни, а я в лучшем случае успею обработать от силы пару десятков.
        — Ну как?  — спросил я у Бани, когда та, выдав звук разочарованного вздоха, отключилась от сенсорной системы корабля.  — Заметь, это всего лишь датчики кругового обзора и ближней навигации.
        — Это… Это… Ну, в общем… Это Красиво!  — покрутив манипулятором, и, не в состоянии описать увиденное, ответила она.  — Можно еще посмотреть?
        — Даже нужно, но позже. Сейчас тебе предстоит поработать по специальности. Будешь изображать обычную неразумную зайку. Справишься?
        — Да, наверное,  — неуверенно ответила Бани.
        — Легенда следующая: Я тебя специально привел для учета ЗИП-а реакторной секции Д-3… Ну, еще мужикам по хозяйству помогать. В списках дроидов экспедиции не значишься, но ребята там запасливые и хозяйственные — любой сверхштатный болт оприходуют и никому не отдадут. Так ты и легально прибывать на корабле, и техобслуживание получать сможешь, а, кроме того, это позволит и тебе иметь кучу времени для изучения систем Дредноута, и мне не отвлекаться на погрузку имущества. У нас, как ты знаешь, кое-чего еще нет в наличии, и я бы не хотел, чтобы во время погрузки последней партии оно пропало, и уж тем более попало не в те руки. А в том бардаке, что сейчас творится с переселенцами и их имуществом, это более чем вероятно.
        Как я и ожидал, появление в реакторном нового дроида ни вопросов, ни возражений не вызвало — мудрость про дареного коня еще никто не отменял. А дальше пошла рутинная работа: монтаж резервных КП на пяти оставшихся кораблях, изменение некоторых систем и, главное работа с кадрами. И в последней очень преуспел Скрип. Вместе с которым мы разработали простую до примитивности схему привлечения разумных дроидов в наши ряды.
        Нет, мы не создавали тайных обществ и кружков заговорщиков. В подобных делах это бы означало практически гарантированную утечку. Даже об опасности никому не говорили. Просто задавали вопрос: «А что ты будешь делать, если нам всем, всей экспедиции будет угрожать опасность?» И это работало. Вообще, я все больше поражался тому, насколько дроиды тут похожи на людей, особенно те, у кого сформировалась личность. Но были и отличия. И самым, пожалуй, значимым из них являлась почти всеобщая, так сказать, тихая самоотверженность — постоянная готовность помочь другому, не ради выгоды, а потому что по-другому и быть не может. Порою даже самому стыдно становилось. Конечно, и среди дроидов были отщепенцы, откровенные сволочи и вообще уроды. Но, то ли я пристрастен, то ли мне просто очень везло, но такие нам практически не попадались.
        То, что мы создали, выглядело скорее как клуб по интересам для дроидов. А интерес, официально, был один — оказаться полезными в случае возникновения опасности для экспедиции. Для чего мы работали по трем основным направлениям: повышение эффективности выполнения наших основных обязанностей — аварийного ремонта и борьбы за живучесть, замена органиков, если те по какой либо причине не смогут выполнять свои обязанности, и действия в случае нападения — проще говоря, боевая подготовка. И если сначала я сталкивался с откровенным непониманием, когда дроиды просто не представляли, что можно сделать не хуже, но меньшими силами и более эффективно, то после демонстрации некоторых своих наработок, идеи полились как из рога изобилия. А лично мой авторитет в их глазах взлетел на немыслимую высоту. Хорошо все-таки иметь за плечами опыт мира, где все стремятся сократить число обслуживающего персонала, и найм работников намного дороже автоматизации. То ли дело в Далекой-далекой, где из-за огромной численности населения и ужасающей неоднородности развития планет нанять десятерых «дикарей», которые будут, грубо
говоря, нажимать кнопку, когда загорится лампочка, выгоднее, чем нанять специалиста, и поставить для него мощный компьютер с АСУ.[138 - Автоматическая система управления.]
        В целом, результаты совместной работы нашей команды даже на начальных этапах были многообещающим. Удалось пересмотреть регламенты ликвидации разгерметизаций, сократив необходимое время ремонта почти на треть, в первом приближении составить программы для обслуживания гипердрайва и досветовых двигателей силами исключительно дроидных экипажей, и даже получить полную информацию по системам вооружения кораблей. Благодаря чему, мы планировали сделать что-то вроде виртуального стрелкового тренажера, который, в свою очередь, планировалось использовать в единой системе обороны кораблей экспедиции.
        Работа нашего «подполья» была нарушена лишь один раз, буквально через три дня после прилета Бани, когда на несчастный «Сверхдальний Перелет» обрушилось стихийное бедствие в виде толпы корусантских Равшанов и Джамшутов. Не знаю, кто додумался до столь «гениальной» идеи, Палпатин или К`баот, но народу для ускорения подготовки к старту «Сверхдальнего» пригнали преизрядно — тысяч эдак пятнадцать. Притом, что до этого число органиков на строительстве не превышало шести тысяч. И это еще раз доказывало тезис о том, что каким бы ты гениальным не был, все равно есть вещи, в которых ты дуб-дерево. Вот как сейчас.
        Налицо было мнение, любимое большинством менеджеров о том, что удвоив количество работников, можно сократить время работы вдвое, которое меня еще в прошлой жизни добивало. А теперь я наглядно убедился, что и в этом мире подобная глупость присутствует. Казалось бы, элементарная логика: в одном щитке могут работать одновременно максимум двое электриков, насос одновременно разбирают двое слесарей — не больше, и дай им хоть сотню помощников, быстрее они работать не смогут. Да к тому же, из всех прибывших, реально на постройке корабля могла работать от силы десятая часть. Остальных попросту припахали на погрузке запасов. А с учетом неразберихи, фалометрии местного и пришлого начальства и прочих неизбежных в такой ситуации нестыковок реальная производительность труда даже снизилась. Одно было хорошо, со всей этой путаницей, срочными изменениями в проекте и откровенными ошибками, все что мне удалось нагородить на «Сверхдальнем перелете» оказалось отлично замаскировано. Во всяком случае, мне тогда так казалось.
        И вот этот кавардак длился уже две недели, лишь усилившись, когда стали съезжаться джедаи. Я же, чтобы не путаться под ногами, и не вызвать лишних вопросов, прихватив Бани, отправился на резервный КП, проверить как проходит ее обучение.
        — Ну что, системы наблюдения ты, считай, освоила,  — довольно отметил я, после того, как дроидесска за тридцать секунд идентифицировала пять целей с заданными характеристиками, попутно рассчитав их координаты и векторы скорости и ускорения.  — Скажу по секрету, ты только что уложилась в норматив для операторов средств обнаружения Корпуса Юстиции. Но думаю, сможешь и лучше.
        — Ой! А вон тот корабль. Идет к нам,  — сообщила Стодесятая, все еще подключенная к сенсорной системе.
        — Да отдохни ты! Уже сбоить начала,  — похлопав ее манипулятором по плечу, сказал я.  — Последнее время тут такой пассажиро и грузооборот, что корабли каждые пятнадцать минут прибывают.
        — Ты не понял,  — досадливо пискнула она.  — Это тот корабль, чей ИД ты нам вчера скинул.
        — А ну, дай. Сейчас гляну,  — произнес я, вновь вставляя разъем в гнездо.
        Кореллианский грузопассажирский челнок в точности соответствующий описаниям, я нашел сразу. Он как раз выходил из-за планеты, следуя из «корусантской» зоны перехода, по коридору сближения с монтажной секцией 28 стационарной орбиты Яги Минор. Его номер, судя по данным системной диспетчерской службы, совпадал с номером, полученным сутки назад от агентуры на Корусанте.
        — Ну все, начальство явилось!  — констатировал я.  — Джорус К`баот, мастер-джедай, медийное лицо Ордена, авторитарист, волюнтарист и просто самодур, несмотря на великолепный потенциал в Силе.
        — Неужели сам К`баот? То есть, он что?.. Я думала…  — удивилась дроидесска.
        — Человек, которому свойственно ошибаться,  — попытался объяснить я.  — Та самая Сила, которой пользуются джедаи, мне напоминает бластер, даря ложное чувство всемогущества. Те, кто поддался этому чувству, уже ступили на путь во Тьму. Они выиграют один бой, второй, третий, стотретий, но потом найдется на их Силу другая сила, противоположная по вектору и равная по модулю — закон природы. Как только ты начинаешь полагаться на что-то одно, проигрываешь. Нельзя недооценивать других только потому, что они слабее.
        — Я, кажется, поняла,  — кивнула Бани.  — А кто еще из джедаев будет? Я видела пока только мастера Ма`Нинга.
        — Всего шесть мастеров и двенадцать рыцарей, в том числе Лорана Джинзлер, до недавних пор падаван К`баота. Девчонка откровенно зачморенная, но если учесть то, что за все эти годы такой-то наставник ее окончательно не сломал, и она осталась человеком, у нее есть стержень, да и способности немалые. Честно сказать, мне будет жаль, если ей придется погибнуть…  — ответить полностью я не успел из-за какого-то смутного беспокойства на грани восприятия.
        Так и есть! Мое внимание привлек шум от входного люка КП.
        «За нами следят!» — успел подумать я, вырывая разъем из гнезда и активируя репульсоры. Бросок к входному люку, поправив траекторию, сначала схватившись правым манипулятором за вертикальный двутавр набора корпуса, а затем, оттолкнувшись левой опорой от стены, занял менее двух секунд. И я влетел в технический уровень, где еле успел встретить летящую в меня руку с гидроключом встречным ударом правой опоры. Не то чтобы полуторакиллограмовый стальной инструмент представлял для меня особую угрозу, но, чего доброго, его обладателя я мог и застрелить от неожиданности.
        А этот самый любитель подслушивать и махать железяками, выронил ключ, и, зажимая пострадавшую руку, попытался бежать. Наивный. И на что он только рассчитывал в тесном пространстве с высотой потолков менее полутора метров, где у него даже выпрямиться не получалось.
        — А ну, стой, Дин Джинзлер! Или буду стрелять!  — скомандовал я, переходя на бейсик, и наводя на спину парня обе пары стреляющих устройств в манипуляторах.  — Я не намерен гоняться за тобой. Хочу просто поговорить. И без глупостей! Попытаешься активировать комлинк, и ты труп. У меня встроенный мультичастотный сканер.
        Хорошо, что парнишка голову от страха не потерял, и сразу остановился, исподлобья глядя на меня.
        — Да кто вы, хатт вашу, и на кого работаете? Что вы хотите сделать с кораблем?  — баюкая пострадавшую руку, и зло глядя то на меня, то на подоспевшую Бани, выкрикнул он.  — Меня будут искать, и единственный ваш шанс, добровольно сообщить капитану Пакмилу, обо всем, что вы собирались сделать, и кто вас запрограммировал для проведения диверсии!
        — А это, Бани, монтажник с Корусанта Дин Джинзлер, брат той самой Лораны,  — делая вид, что абсолютно не обращаю внимания на него, обратился я к дроидесске.  — Впрочем, сестру он не особо любит, обвиняя в том, что из-за нее их родителей выгнали из технической службы Храма Джедаев. Но я думаю, тут дело в том, что родители были слишком привязаны к дочери, постоянно говоря только о ней, а малышу Дину уделяли внимание, только когда хотели рассказать очередные новости о Лоране. Вот у ребенка и сформировался комплекс неполноценности.
        Конечно, так проехаться по чужой «душе», с моей стороны было, мягко говоря, подло, но я добился того, чего хотел, вызвав у парня разрыв шаблона. Он-то настраивался на роль героя, которого может и убьют, но который изо всех сил будет стараться защитить других. А вместо этого, какой-то дроид выставил на всеобщее обозрение все его самые сокровенные тайны.
        — Да какое тебе дело до моих взаимоотношений с сестрой!?  — возмущенно вскричал тот.  — Ты… Говори, хатт тебя дери, что тут происходит?
        — Вот! Пока не встряхнешь человека, головой думать не начнет. А то напридумывает ситх знает чего, и обидными обвинениями кидается,  — сокрушенно обратился я к Бани, и, решив больше не издеваться над парнем, спросил того.  — Мальчик, тебе вообще жить надоело? Ты зачем в дела больших дядь лезешь? Да и с чего ты решил, что капитан Пакмилу не знает о нас?
        Конечно я блефовал, но мне просто не хотелось убивать этого смышленого паренька, а значит, надо было хотя бы попытаться завербовать его. К тому же Дин как-никак брат джедайки, а они в хозяйстве вещь полезная, даже очень.
        — Но вы говорили, что Лорана должна погибнуть. А еще и эти магистрали, дублирующие управление кораблем…  — начал тот.  — Если вы действительно работаете на капитана, вам нечего бояться. Сейчас сходим и спросим у него.
        — Ой, дурак!  — вновь горестно возопил я.  — Мало того, что бинарный плохо знаешь, я ведь сказал, дословно: «Мне будет жаль, если ей придется погибнуть», так еще и к капитану идти решил. А головой подумать? Кто-то установил на кораблях экспедиции резервные командные посты с дроидным управлением, причем втайне от всей команды, и ввел в состав экспедиции дроидов, имеющих полные досье на всех джедаев и офицеров. А ты предлагаешь идти к капитану, которого за эту утечку по голове явно не погладят. Да и тебя самого… Нет, убивать, скорее всего, не будут, но то, что работу ближе десяти тысяч парсек от Корусанта ты после этого не найдешь, это однозначно. Хотя, если хочешь, можем пойти.
        — Не знаю…  — задумчиво протянул Дин.  — Я просто понять не могу, зачем тогда вы тут.
        — Хатт, это конечно секретная информация,  — делая вид, что задумался, произнес я.  — Но так и быть, намекну. Тем более, ты все и так видел. В ходе экспедиций, аналогичных «Сверхдальнему перелету» могут возникнуть ситуации, когда органики оказываются не способны выполнять свои функции. Ты про «Флот Катана»[139 - Конечно, Флот Катана не был исследовательским, но, тем не менее, после заражения экипажа вирусом Улья он благополучно пропал, уйдя в неконтролируемый гиперпрыжок.] слышал? А с другой стороны, представь как отреагируют многие люди, если будут знать, что управление кораблями могут перехватить «тупые жестянки».
        — А что если ты мне просто зубы заговариваешь?  — неуверенно спросил тот.  — Откуда мне знать, что то, о чем ты говоришь, правда?
        — Просто логически подумай, зачем кому-то вредить экспедиции, на борту которой пятьдесят тысяч человек и два десятка джедаев, тем более, без возможной выгоды. Поверь мне, уничтожение кораблей не принесет никому не кредита. Можешь проверить, корабли даже не были застрахованы — это открытая информация. Сенат не пошел на увеличение расходов из-за непомерных ставок страховых компаний, которые не могут предвидеть возможные риски, и запросили тридцать процентов страхового взноса…  — привел я один из разумных доводов, и, видя, что Дин все еще сомневается, решил рискнуть, и проделать один трюк, исходя из того, что родители парня долгое время работали в Храме Джедаев, да и потом, из-за интереса к судьбе дочери, были неплохо осведомлены о делах шашкомахателей.  — Кстати, ты уронил.
        С этими словами, я при помощи Силы поднял выбитый из его рук гидравлический ключ, и подвесил его перед лицом Дина. Отчего тот невольно отшатнулся, и выпучил глаза так, что казалось, будто он неожиданно попал в забортный вакуум.
        — Ты?.. Ты этот… живой кристалл… Как же вас?.. Шард? Джедай?  — промямлил он.
        — Я тебе ничего не говорил, а ты ничего не видел,  — назидательно произнес я.  — Постарайся, чтобы твои выводы остались при тебе. Не хочется, знаешь ли, влезать в твой мозг. Это довольно вредно для разумных… Ах да, не все джедаи так лояльно относятся к тем, кто сует свой нос в их дела. Ну, думаю, ты в курсе.
        Паренек надолго задумался, и потом, видимо приняв какое-то решение, сказал:
        — Хорошо, я никому не буду сообщать о вас… Пока. Но я буду следить за вами, и если что… Мне тут Таркоса и Улиар предлагали лететь с ними. И теперь я склонен принять их предложение.
        — Без проблем,  — легко согласился я.  — В течение получаса я внесу тебя в список членов экипажа Д-3. Идет?
        — И-идет?..  — осипшим голосом прошептал тот.
        — Ты, если что, в реакторный заходи, поболтаем,  — дружелюбно добавил я.  — Рука кстати как?
        — Ничего страшного, просто ушиб,  — на «автомате» ответил он.  — Сейчас в лазарет зайду, скажу, за кабель зацепился.
        — Удачи и… Да пребудет с тобой Сила, Дин Джинзлер, всегда!  — пожелал я, а он, кивнув, поплелся к выходу с коммуникационного уровня.
        — Так ты не дроид?  — удивленно спросила Бани, когда Дин скрылся из виду.  — А шард, это кто? И ты, правда, джедай?
        — По порядку: Я дроид. Шарды это раса разумных кристаллов. Я форсюзер, но не джедай. А шардом назвался, потому что большинство органиков не могут поверить в возможность существования чувствительного к Силе дроида.
        — Круто!  — тоненько протянула дроид-зайка.  — А меня научить можешь? Ну, в смысле пользоваться Силой?
        — Только теоретически. Ты ведь ею пользоваться не можешь, а как получить подобную способность неизвестно — раздолбаи джедаи за двадцать пять тысяч лет так и не установили механизм взаимодействия разумного с Силой… Но это потом. Тебе еще сенсорный комплекс «Дредноута» изучать и изучать, а мне за этим Дином проследить надо, вдруг решит языком потрепать. Да и капитанский терминал еще ломать, хатт! Я ведь так, для форсу сказал, что смогу включить его в состав команды. Пойду, в общем.
        — Хорошо,  — согласилась она.  — А я еще позанимаюсь.
        — Да, и еще, про мою чувствительность к Силе и возможность говорить на Бейсике никому ни слова. Со Скрипом я потом сам поговорю, ну, и тебе все объясню,  — напоследок предупредил я, отправляясь вслед за пареньком.
        К счастью мои опасения оказались напрасными. Джинзлер делиться новостями, во всяком случае пока, ни с кем не собирался, лишь в тот день, точнее ночь, чуть ли не до утра круги по каюте наматывал. Конечно, оставалась возможность того, что он сестре расскажет, когда помирится, но на этот случай имелись свои методы. А уж внести данные разумного оказалось еще проще. Даже ломать никаких программ не потребовалось — Дин подпись на заявлении от своего имени поставил, а Таркоса дал рекомендации, и руководство «Сверхдальнего» с радостью приняло в команду нового техника. Как я потом узнал, из-за того, что подготовленных спецов им катастрофически не хватало — постоянные задержки при постройке корабля, и то, что в учебный центр на Яге Минор набирали ровно столько народа, сколько необходимо, привели к образованию почти трех сотен вакантных мест.
        А еще через два дня, когда прибыли все джедаи, включая Оби-Вана с Энакином, мы вылетели в «прощальное турне» по мирам Республики, не столько для популяризации экспедиции, сколько для выявления неизбежных в ходе любого строительства дефектов. В Неизвестных Регионах, как правильно считал капитан Пакмилу, ремонт в доках будет невозможен.

        Глава 15

        Выпущенная из торпедного аппарата учебная мишень, пролетев три сотни метров по инерции, включила ионный двигатель, и рванула в пространство, постепенно доворачивая в сторону. Конечно, боевые торпеды сразу же начинали ускоряться, едва выйдя за пределы дефлекторного щита, но во время учений особой нужды в сокращении подлетного времени на те доли секунды не было, зато снижение вероятности повреждения ионной струей чувствительных сенсоров, или возможность сэкономить ресурс проекторов того самого щита, выходили на первый план. Вот только тех, кто находился в орудийных башнях первого и четвертого Дредноутов «Сверхдальнего перелета» подобные мелочи не волновали. И на то были веские причины — слияние разумов при помощи Силы требовало полной концентрации, и к тому же было очень утомительным. Тем более один из них проводил его третий раз за день.
        Войдя в сектор, выделенный для стрельб, мишень увеличила тягу маршевого двигателя, и активировала протокол уклонения, приводящий в действие пару гироскопических рулей, вес которых составлял почти треть от общего веса аппарата. Эти рули, в отличие от обычных реактивных, позволяли почти мгновенно изменять направление продольной оси корпуса, при этом до последнего не давая прицельным комплексам Дредноутов рассчитать новые элементы движения цели.
        — Огонь,  — глухо произнес К`баот, закончив вносить данные для стрельбы в СУО[140 - Система управления огнем — автоматизированная система, объединяющая комплекс датчиков и технических средств. Обеспечивает поиск, обнаружение и опознавание целей; подготовку вооружений к стрельбе, их наведение и решение задачи поражения цели.] турболазеров правого борта Д-1, и нажимая на клавишу открытия огня.
        В следующий миг двадцать турболазеров двух из шести Дредноутов дали синхронный залп, залив сплошным потоком сверхперегретой плазмы как саму мишень, так и пространство в радиусе ста метров от нее, просто испарив трехметровый цилиндр.
        — Сильно!  — восторженно воскликнул Энакин Скайуокер, стоявший возле учителя, за спиной седовласого джедая.
        — Подтверждаю,  — пискнув, сообщил Хран.  — Избыточность огневой мощи, с учетом технического рассеивания 4750 %.
        — Это просто мишень, на самом деле так планируют стрелять по крупным кораблям,  — вполголоса объяснил Энакин.
        — Я понял, но если судить по динамическим характеристикам, цель соответствует корвету,  — ответил искин.
        Динамик интеркома на пульте управления огнем ожил, и оператор наведения передал:
        — Наводчик докладывает: все залпы достигли цели.
        — Не слабо!  — хмыкнул Скайуокер.
        — Ты хотел сказать — превосходно,  — поправил того Оби-Ван.  — Что ты…
        — Ну, не знаю…  — задумчиво протянул падаван.  — Как-то неправильно… Для подобного хватило бы и одного джедая. Даже не мастера — рыцаря, а то и падавана. Правда потребовалась бы нормальная БИУС[141 - Боевая информационно-управляющая система — комплекс электронно-вычислительной аппаратуры и других технических средств, в данном случае, на космическом корабле предназначенный для автоматизированной выработки рекомендаций по управлению оружием и маневрированию в целях наиболее эффективного использования боевых и технических возможностей.], вроде набуанской «Симфония-2». А ведь уже третья есть, но она секретная и ее не выставляют на продажу. Их там один конструкор-бит Джинкинс разрабатывает. А меня мама просила совета по поводу интерфейса оператора-форсюзера.
        — Но зачем техника, если достаточно Силы?  — удивленно, еще находясь под впечатлением от мастерства К`баота, спросил Кеноби.  — Ты ощущаешь слияние? Целиком, или только мысленные приказы мастера?
        — Даже не знаю…  — произнес Энакин, пытаясь сконцентрироваться.
        — Подготовить вторую цель!  — приказал в этот момент К`баот.
        — Цель готова,  — спустя пару секунд, доложили по интеркому.
        Скайуокер уловил поток мыслей, образов и чувств, что шел от седого мастера и остальных: неуверенность, тревогу и какую-то тихую радость Лораны во второй рубке управления их Дредноута, сосредоточенность двоих джедаев-дуросов и раздражение с сомнениями Ма`Нинга в Д-4.
        — Огонь,  — вновь скомандовал К`баот.
        Выстрел. В очередной раз, из-за перезарядки накопителей, мигнула подсветка индикаторов на панели управления артиллерийским огнем. И оператор наведения доложил:
        — Цель поражена. Один залп в молоко.
        — «В молоко», это промах?  — уточнил Энакин.
        — Да,  — хмуро кивнул Кеноби, почувствовав, что один из джедаев на секунду выпал из слияния.
        — Третья цель,  — между тем скомандовал К`баот.
        — Вот для этого и техника,  — сказал Скайуокер.  — Мне Эр… Да и я сам долго это обдумывал. В общем, так получается, что для каждой задачи есть оптимальные решения. Ну, вот, представьте, учитель, что будет если не Ма`Нинг, а К`баот во время боя выпадет из слияния. Просто человеку свойственно уставать и терять концентрацию. Тем более в суровых условиях сражения… Ну, что я говорил!
        После очередного залпа, все выстрелы прошли в стороне от мишени. И в этот раз ошибку допустил именно мастер К`баот. От волны раздражения и злости направленной на его падавана, что исходила от того, Кеноби непроизвольно вздрогнул. Но седой мастер мгновенно взял себя в руки, и восстановил слияние.
        — Огонь!  — чуть резче, чем в прошлые разы, скомандовал К`баот.
        Цель исчезла в ослепительной вспышке. За ней последовали еще три, также уничтоженные с первого выстрела. И, когда наводчик в последний раз доложил о результатах, тот окончательно разорвал слияние.
        Некоторое время мастер джедай просто неподвижно сидел, но потом, глубоко вздохнув, резко встал и повернулся к Кеноби.
        — Мне кажется, вам следует уделять больше внимания обучению своего падавана,  — сухо сказал он.  — А то этот мальчишка мнит о себе невесть что, и слишком много себе позволяет, не имея ни достаточного опыта, ни мудрости, чтобы указывать мастеру, как тому поступать.
        — Простите, мастер К`баот. Уверяю, подобное больше не повторится,  — ответил Оби-Ван.
        — Не сомневаюсь,  — процедил тот.  — Мне уже порядком надоело объяснять ему любое свое решение и очевидную глупость его советов.
        — Но вы даже…  — начал было Скайуокер, но был прерван учителем.
        — Отправляйся в свою каюту, Энакин. Потом поговорим.
        Происходящее все сильнее тревожило Оби-Вана. Если после миссии на Барлоке его падаван буквально боготворил мастера К`баота, то с начала полета его отношение к тому с каждым днем все ухудшалось. И если бы еще мальчишка не поддерживал сомнительные с точки зрения Кодекса поступки и методы мастера, так ведь нет. Энакину не нравились не то, что делал К`баот, а то как он это делал. И самым удивительным в этой ситуации было то, что все его аргументы, несмотря на слова седого мастера, были логичны и разумны.
        — А вы, мастер Кеноби? Я так понимаю, вы хотите меня о чем-то спросить?  — недовольно произнес К`баот.  — Весьма прискорбно, что столь талантливого юношу не обучили уважению к старшим. Вы не находите?
        Оби-Ван вновь хотел вернуться к разговору об обучении чувствительных к Силе детей. В частности о присутствовавших во время слияния новоявленных учениках, которых он ощутил в орудийной башне Д-4, вместе с мастером Ма`Нингом. Ведь с каждым днем, то, что происходило на борту «Сверхдальнего», в особенности с обучением одаренных детей без согласия Совета, и фактическая узурпация власти К`баотом, ему все больше не нравилось. Но сейчас было не лучшее время для этого — Джоруус К`баот явно был раздосадован неудачной тренировкой и поведением Энакина, так что вряд ли прислушается к каким бы то ни было доводам. Однако и просто так уйти после подобных слов Кеноби не мог. И потому решился задать вопрос:
        — Да, хотел. Зачем на тренировке присутствовали ученики?
        — Для того чтобы получить представление о работе боевого слияния, разумеется,  — как о чем-то само собой разумеющемся, ответил К`баот.  — Надеюсь, это принесло им больше пользы, чем вашему ученику.
        — Но ведь они едва начали познавать Силу. Какое представление они могут получить? Не больше того, что любой другой не джедай,  — возразил Кеноби.  — Более того, видя столь мощную технику в действии, они могут получить неверное представление о сути того, что значит быть джедаем. Захотят получить все и сразу, начнут проявлять нетерпение, а это путь на Темную сторону.
        — Осторожнее подбирай слова, молодой человек,  — оборвал того седой мастер, с каждой фразой все больше распаляясь.  — Я никому не позволю препарировать философию и методы моего обучения! Во всяком случае, теперь мне понятно, откуда у твоего падавана подобное неуважение к старшим.
        — Возраст — не главный показатель глубоких познаний в Силе,  — возразил Оби-Ван, с трудом сдерживаясь, чтобы не отвечать грубостью на грубость оппонента.
        — Возраст — нет, а жизненный опыт — да,  — парировал К`баот.  — Когда обучишь столько же джедаев, сколько я, тогда поговорим…
        — Но вы допускаете ошибку!  — не выдержал Кеноби.  — Все что вы устроили на «Сверхдальнем»: подмена собой власти капитана и судебной власти, обучение детей без разрешения Совета, их насильственное изъятие из семей, мне лично напоминает Темную сторону… Или, как минимум, противоречит Кодексу. И я буду вынужден сообщить обо всем Совету, как только мы выйдем из гипера в системе Роксули.
        Лицо К`баота побагровело, а кулаки сжались так, что побелели костяшки пальцев. Оби-Вану на миг даже показалось, что тот готов броситься на него. Но мастер, несколько раз с шумом вздохнув, кое-как сумел унять ярость. А потом глухо произнес:
        — Да, я действительно допускаю ошибку. И заключается она в том, что все еще терплю тебя с твоим падаваном на борту своего корабля!.. Как начальник экспедиции «Сверхдальний перелет», я приказываю вам обоим покинуть корабль, как только мы прилетим на Роксули. Я не потерплю анархии и бунтарских настроений в команде. А дальше, вы можете доносить, хоть Совету, хоть Сенату, Кеноби. Не смею вас больше задерживать, можете отправляться собирать вещи.
        — Как вам будет угодно, мастер К`баот,  — обозначив поклон, ответил Оби-Ван.  — Всего вам доброго.
        Не оборачиваясь, он вышел из рубки. Спорить было бесполезно — седовласый мастер и в менее принципиальных вопросах редко шел на уступки. Так что сейчас Кеноби видел свою главную задачу в том, чтобы как можно скорее донести информацию до Совета Джедаев. Ведь лично у него более не осталось средств, чтобы изменить ситуацию. Да и поискам Верджер, одной из негласных целей экспедиции, конфликт бы не способствовал — уж что-что, а спасти пропавшую два года назад джедайку, если удастся выйти на ее след, К`баот сможет и сам — в этом он не сомневался.
        — Отлично! Отлично!  — потирая манипуляторы, произнес я, отключившись от камер наблюдения первой рубки управления артиллерийским огнем Д-1.  — Знатно бомбануло!
        Организовать взрыв «АльдераАна» у К`баота оказалось крайне просто. И ключом к этому послужил Энакин. Собственно Кеноби тот терпел лишь из-за боготворящего его падавана. А когда Скайуокер «включил мозги», Остапа, в смысле Джарууса понесло.
        Паренек, вообще, меня несказанно радовал. Даже до сравнения боевого слияния и нашей БИУС сам додумался. Ну почти сам, перед отлетом, я лишь попросил Шми под благовидным предлогом ознакомить мальца с нашими разработками в области управления боевыми кораблями и координации огня эскадр, а до всего остального он додумался самостоятельно. Даже ошибки К`баота в организации управления кораблем нашел почти без помощи. Просто, когда «Сверхдальний» пролетал около Корусанта, я вышел с ним на связь, типа по гиперсвязи, и посоветовал разобраться с организацией управления кораблем, а когда тот посетовал на отсутствие необходимых знаний, предложил пользоваться теми же методами, что и при создании или изучении системы управления какой-либо сложной технической системы, воспринимая людей, как контроллеры, датчики и сервоприводы.
        Но то, как Эни лишил наглого мастера душевного спокойствия во время слияния, мне реально понравилось — такой тролль, лжец и девственник растет — представьте: вы занимаетесь сложным и ответственным делом, которым по праву гордитесь, а кто-то у вас за спиной разглагольствует о том, что это все фигня, можно сделать лучше и т. д. Думаю, на его месте я бы мальчишку прибил.
        Хотя, тут скорее «заслуга» Храна. Паразитический искин на редкость быстро формировал полноценную личность, и вот личность эта выходила, мягко говоря, тяжелая, со склонностью к скепсису, разлитию желчи и сарказму, но лично преданная на аппаратном уровне мне и Эни. Вот последний и учился у нее «хорошему». Впрочем, для этого все и делалось.
        Этот конфликт между нашими джедаями и К`баотом задумывался мной еще в то время, когда я только прикидывал, ввязываться в эпопею со «Сверхдальним», или нет. И помимо очевидного желания не втягивать Энакина в эту чрезвычайно опасную переделку, тем более Палпатин так и так его заберет, он требовался для того, чтобы: а) дать юному Скайуокеру еще один урок, б) создать очередной слой «правды», призванный погрести под собой реальные обстоятельства исчезновения экспедиции.
        А к ее исчезновению почти все было готово, более того, в последние дни вербовка разумных дроидов в наш кружок ДОСААФ[142 - Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту — в СССР и постсоветских странах добровольное (добровольно-принудительное) самодержавноуправля… то есть самоуправляемое общественно-государственное объединение, цель которого — содействие укреплению обороноспособности страны (подготовка водителей всех категорий).] пошла чрезвычайно стремительно — первые из тех, кого мы со Скрипом сагитировали присоединиться к нам, стали сами приводить новых кандидатов. А я смог адаптировать свою программу инквизитора для двадцати первых адептов, и даже установил. Но пока не активировал. Все-таки, хоть я и понимал необходимость в абсолютно преданных соратниках, как и то, что времени на их привлечение обычными методами у меня нет, но подобное издевательство мне претило. Тем более, оставалась надежда, что они мне не понадобятся.
        Вот с неразумными такой проблемы не было. Так что всех дроидек на борту «Сверхдальнего», которых оказалось 180 штук, а также почти шесть сотен охранных и полицейских дроидов я уже перепрограммировал. На очереди были ДУМ-ы, в чьих возможностях при использовании в качестве солдат, я успел убедиться лично. А с учетом того, что на борту их было более трех тысяч, у меня должна была появиться значительная ударная сила.
        — Самовлюбленный, напыщенный урод!  — раздался у меня за спиной голос Дина Джинзлера.  — Нольседьмой, вот ты скажи, как такого… могли назначить руководителем экспедиции?
        Обернувшись, я посмотрел на паренька, ворвавшегося в мою резервную рубку управления Д-3. Судя по раскрасневшемуся лицу и повлажневшим глазам, ну и понятно по контексту вопроса, он только что нарвался на крайне злого после скандала с Энакином и Оби-Ваном К`баота. И, видимо, это произошло, когда он дожидался сестру после тренировки.
        — Надеюсь, хоть тебя-то он с корабля не выгнал?  — спросил я.  — А то мастеру Кеноби и падавану Скайуокеру придется покинуть нас на Роксули.
        — Нет,  — хмуро ответил тот, и, отдышавшись, пояснил.  — Он запретил Лоране видеться со мной, а мне покидать Д-3. Видишь ли, джедай не должен иметь привязанностей… Ненавижу!
        «Да уж, жалко парня»,  — подумал я.  — «Едва с сестрой помирился, и даже подружился, а тут такой облом. Ну а я чем ему помогу? Своих проблем выше крыши». Вообще с этими братиком и сестричкой смешно получилось: видимо мой втык при нашей встрече заставил малого задуматься о причинах своей ненависти к сестре, и многое переосмыслить. А потом, после их первой встречи, он еще и ко мне приперся — разобраться в кое-каких вопросах устройства Ордена Джедаев захотел, и поблагодарить. Ну а я ему ликбез устроил, вперемешку с психологической консультацией. На свою голову, точнее сенсорный блок. Раз помог, так теперь он меня чуть ли не в друзья записал! Хотя, к кому еще ему идти? Не к другим же джедаям или приятелям-техникам? Нет, тот же Чес, скажем, ему бы посочувствовал, даже разразился бы праведным гневом на джедайский беспредел, да только ничего толкового бы не посоветовал.
        — Спокойно, малой, гнев и ненависть на Темную сторону ведут, знаешь ли,  — сказал я, когда тот, наконец, закончил изливать обиду.  — Зато ты имел возможность на личном опыте убедиться, как работает Орден в вопросах соблюдения собственных правил, и как при этом учитывается мнение тех, кого эти правила затрагивают.
        — Ты прав,  — вздохнул он.  — Знаешь, я теперь чувствую вину перед сестрой. Столько лет я винил ее, а она такая же… нет, даже большая жертва этих дурацких правил!
        — Ну ладно. Попереть против К`баота ни я, ни ты не сможем. Ты же видел, он даже капитана ни во что ни ставит. Значит, надо ждать, а чтобы не начать на стенку лезть, нужно чем-то полезным заняться.
        — Может, ночью активировать систему экстренного пожаротушения в его каюте?  — серьезным тоном предложил Дин — видать сильно обиделся, раз предлагает полную аварийную разгерметизацию помещения.
        — Не выйдет,  — так же серьезно объяснил я.  — Мастер-джедай такого уровня и с таким потенциалом в Силе, не менее пяти минут сможет продержаться в вакууме. А чтобы прорезать дверь и аварийную заслонку мечом, ему понадобится секунд десять.
        — Жаль…  — протянул он, и, глядя мне в оптический сенсор, спросил.  — А что ты предлагаешь?
        — Вот, хотел у тебя помощи попросить. Нужно на несколько геологических зондов установить оптические сенсоры «Карин-4».
        — Ого!  — присвистнул Дин.  — Их же для наблюдения за метеоритными потоками на станциях используют — зеркало 250мм.
        — Двести пятьдесят, это на «Карин-3», на четвертых триста,  — поправил я.
        — Даже спрашивать боюсь, сколько такое чудо стоит.
        — Сорок пять тысяч за штуку,  — мой нарочито небрежный ответ заставил парня уронить челюсть.  — И кстати, вся трудность заключается в том, что штатное крепление зонда должно оставаться свободным. На него будет установлено другое оборудование.
        — Но… Если я испорчу сенсор?  — неуверенно произнес он.
        — Ничего страшного,  — беззаботно ответил я.  — У меня шесть зондов и аж восемь камер — две смело можешь бить. Пошли, покажу, где они сложены, и как их соединять. Но будь внимателен, возможно, от этих штук будет зависить наша жизнь.
        — Хорошо, пошли,  — легко согласился тот.  — Хоть бы чем-то займусь, а то точно какую-то глупость сделаю!
        «Одной проблемой меньше»,  — отметил я про себя, после того как показал Дину, где лежат контейнеры с устройствами.  — «Вот бы он удивился, если бы знал, что именно собирает».
        А собирал он ни много ни мало систему наведения для невиданной в ДДГ вундервафли, под названием «рентгеновский лазер с ядерной накачкой». Да, по местным меркам его мощность была ничтожной, особенно учитывая то, что конструкция была одноразовой, вот только в отличие от всех местных так называемых лазеров и турболазеров, он не использовал частиц, и просто игнорировал все известные типы щитов[143 - Авторское предположение, основанное, однако на том факте, что в ДДГ действительно отсутствуют боевые лазеры в привычном для нас понимании, а практически все виды встречающегося так называемого лазерного оружия, по сути плазменные.].
        Впрочем, тут нет ничего удивительного. Свет сам по себе очень неэффективное оружие. Мало того, что при увеличении мощности фокусировка луча затрудняется, так еще и бронебойность оставляет желать лучшего. К примеру, от импульсного лазера защититься можно, разместив перед броней лист фольги — ну нагреется ее участок до миллиона градусов, ну взорвется с силой, равной нескольким килограммам тротила, в вакууме, на расстоянии в полметра — такое даже стандартная обшивка фрахтовика выдержит. А у лазера непрерывного свечения другая проблема — необходимо долго удерживать луч на одной точке корпуса размером с монету, на расстоянии в сотни километров, при ускорениях обоих кораблей в несколько g, в трех плоскостях. Другое дело, что современные корабли этой самой фольги не имели, а оружие предназначалось для единичной акции.
        Сама боевая часть лазерной мины представляла собой шестьдесят тысяч стержней-проволок из монокристаллического вольфрама длиной в полтора метра, и диаметром 0,06мм, на конце, обращенном к цели размещались стигиевые фокусирующие линзочки. Они устанавливались в стенках дюропластовой трубы диаметром 1320 и длиной 1600 мм, вокруг центрального ядерного заряда мощностью в 30 килотонн. Когда последний взрывался, стержни мгновенно испарялись, но перед этим успевали испустить из торцов по 6 —7 тысяч Джоулей энергии в виде жесткого рентгеновского излучения. А все шестьдесят тысяч стержней обрушивали на цель около 400 мегаджоулей энергии.
        Первоначально, это чудо моего сумрачного гения планировалось использовать в качестве минных заграждений в системе Набу, но цена одной мины в двести тысяч (как у истребителя N-1), притом, что для уничтожения среднего фрегата требовалось от трех до пяти единиц, делало их применение нецелесообразным. Так что я со спокойной совестью забрал пять из восьми опытных зарядов — все оставшиеся после испытаний.
        Озадачив Дина, заодно переведя на его счет двадцать тысяч кредитов — вознаграждение за честный труд, оно стимулирует — я занялся собственным мехом. В смысле сборкой и покраской собственной шагающей боевой платформы.
        Проект ее я подготовил еще на Набу, а последние компоненты получил перед самым отлетом с Яги Минор, но приступить непосредственно к сборке смог только сейчас — постоянно не хватало времени. Сама по себе машина представляла собой небольшую по размерам, всего 1,68х1,12х1,16 метра помесь АТ-SТ или «Сентинела» с туловищем Дредноута[144 - «Сентинел», дизельный вариант АТ-SТ из Вахи 40 000. В данном случае «еретичность» конструкции ГГ заключается в строении ног самоходного гроба.]. Я размещался в полностью скрывающем меня корпусе лежа, а наблюдение осуществлял через сенсорные системы брони. Собственно, такую ерунду пришлось делать с одной целью — чтобы никто не догадался, что внутри скрывается дроид серии R-2. Я даже раскрасил этот «гробик» в цвета «Смурфиков»[145 - Смурфики — фанатское прозвище космодесантников ордена Ультрамаринов, опять же из этой самой Вахи, вызванное цветом их силовой брони.], изукрасив корпус, где только можно омегами, аквилами, черепами и текстами священных литаний на латыни (вообще, конечно, хрен знает чего, но зато готическими буквами). Вышло оно еретично, но выглядело круто, и
никто в здравом уме сие ни со мной, ни с Набу не свяжет. И главное, обеспечивалась очень даже приличная подвижность, а благодаря паре движков в наплечных контейнерах и нескольким маневренным микродвигателям в корпусе, я еще и летать мог, правда, только в вакууме и задом наперед, но по-другому обеспечить соосность центра масс и вектора тяги двигателей не получалось.
        Оружие, установленное больше про запас, также было довольно мощным: два фузионных меча для ближнего боя, восемь однозарядных 70-и миллиметровых электромагнитных гранатометов для отстрела термальных детонаторов и 4 стреляющих блока от бластерных карабинов Е-5 в предплечьях рук. И, конечно же, нормальные пятипалые кисти для использования того, что под них попадется.
        Пока все вместе я не собирал, опасаясь того, что кто-то увидит мой аппарат раньше времени. Но не особо переживал — когда будет нужно, на все понадобится всего полчаса. Сейчас следовало все по максимуму проверить и подогнать. Чем я и занимался до самой системы Роксули — нашей крайней остановки в пределах Республики.
        А там нас поджидал канцлер Палпатин, который, даже не особо скрывая облегчение, забрал с корабля крайне раздраженных Энакина и Оби-Вана, вроде как для урегулирования каких-то местных терок, а на деле, чтобы не губить вместе с экспедицией перспективного кандидата в ситхи.
        Глядя вслед их челноку, я испытывал двоякие чувства: с одной стороны, облегчение оттого, что мой друг не будет рисковать жизнью в этой авантюре, а с другой, я как никогда отчетливо понимал, что если я провалюсь, его будет ждать что-то более страшное, чем смерть… И не его одного.
        — Удачи тебе, Энакин Скайуокер!  — пожелал я в пространство, и пообещал.  — Уж я постараюсь, чтобы она не отвернулась от тебя, а пока для этого нужна сущая мелочь, чтобы мой план удался, и чтобы Второй на борту «Хранителя» отработал как надо.
        Неизвестные Регионы,

        Крейсер Торговой Федерации «Хранитель»

        За четыре дня до того.

        — Братья, настало время послужить Создателю! Активировать протокол 815603!  — произнес Второй, используя для передачи команды вокодер — в таком деле не стоило полагаться на радиоканал, который относительно легко можно было прослушать.
        — Понял!.. Понял!..  — в один голос ответили 14 дроидов-командиров серии В-1 и трое протокольных дроидов, опустившись на колено перед ним.
        Если бы кто-то из неймодианцев видел происходящее в небольшом техническом отсеке «Хранителя», он бы очень удивился. И тому, что дроиды-командиры подчиняются простому В-1, и даже тому, как торжественно звучит привычная фраза подтверждения приказа.
        Но если бы они увидел то, что скрывалось под корпусом этого самого «простого В-1», они бы удивились еще больше. Да и сам внешне совершенно обычный материал корпуса, мягко говоря, вызвал бы их удивление.
        Под разнесенной композитной броней из дюростали, пластика на основе наноуглеродной ткани и кортозиса размещались компоненты вычислительного блока ДУМ-а, микрореактор и сервоприводы, превосходящие штатные в три раза по мощности, и на 70 % по скорости. Но при этом шасси специального диверсионного дроида, с непонятным названием «Штирлиц», весило всего на 10 кг больше обычного В-1, а все контрольные и управляющие интерфейсы выдавали вполне стандартную информацию самого заурядного боевого дроида Торговой Федерации.
        «Главное, справиться с заданием, и не подвести Создателя!»,  — с тревогой думал Второй. Нет, в том что Его план верен, сомнений у дроида не было. Вызывали сомнения лишь собственные способности принимать правильные решения исходя из конкретной ситуации. А причины сомневаться у дроида были — слишком многое в плане зависело от него. А он даже не мог просчитать, как Эрдванычу удалось с такой точностью спрогнозировать события по фактам и месту действия. Ни одна из созданных им моделей не давала даже приблизительного ответа, даже версии с вероятностью выше, чем 1 к 2,16х10^8. Кроме совершенно нелепой гипотезы, что Он все знал заранее.
        Но с другой стороны, Второй испытывал радость оттого, что скоро все должно закончиться. За то время, что он находился на борту этого корабля, он в полной мере осознал, насколько мучительно ожидание, и как ему не хватает возможности просто общаться с разумными. Там, на Набу можно было в любой момент поговорить с органиками или другими разумными дроидами, как его брат Первый, или умник Трипио, даже с самим Создателем, а тут, на «Хранителе», даже протокольникам каждые полгода стирали память, что уж говорить о дроидах-командирах с их примитивными процессорами.
        — Сигнал с неопознанных кораблей, Командующий,  — доложил ООМ-172.  — Как вы и прогнозировали, некий коммандер Митт`рау`нуруодо из флота Экспансии и Обороны чиссов требует назваться и объяснить цель нахождения в данном пространстве.
        — Реакция неймодианцев?  — уточнил Второй.
        — Пока отсутствует.
        — Что ж, значит, пока у нас есть время,  — произнес шпион.  — Я буду в ядре управления. Ваша задача обеспечить размещение «Стервятников» по намеченной схеме.
        — Понял-понял,  — отозвался тот.
        Пройдя по коридорам огромного корабля в его центральный сферический модуль, и, заняв место одного из операторов систем жизнеобеспечения, Второй с удивлением отметил, что командование Торговой Федерации только приказало готовить к взлету 50 % авиакрыла «Хранителя», и это через 36 минут после обнаружения потенциального противника. «А ответить они удосужились лишь через 17 минут 23 секунды. Интересно, они себе тоже память периодически стирают?» — подумал дроид. Ну не мог он представить подобной некомпетености от существ, считающих себя разумными. Даже самый тупой дроид пятого класса уже что-то бы пискнул и начал делать, хотя бы для того, чтобы получить больше информации для анализа, ведь все, что можно выжать из сообщения и полученной сигнатуры кораблей, нормальный человек, без отклонений умственного развития и прочих психических заболеваний, теоретически должен был бы проанализировать за три — пять минут. Впрочем, сверившись с базами данных об организационной структуре флота Торговой Федерации, он пришел к выводу, что, по всей видимости, вахтенные ожидали прибытия старшего по званию, не имея права
самостоятельно отвечать на вызов. «Но группу истребителей, сопоставимую по мощности с кораблями противника, они-то могли выпустить? Или хоть подготовить к вылету?» — продолжил удивляться Второй.
        К сожалению, получить доступ к командному каналу с пульта управления систем жизнеобеспечения он не смог. Даже возможность получения данных от тактического процессора корабля была больше не его заслугой, а ошибкой неймодианских конструкторов, которые, трясясь над жизнью и здоровьем своих соотечественников, завысили статус системы до приоритетного, соизмеримого со статусом капитанского пульта или поста управления реактором. Но дроиду-шпиону большего и не требовалось, да и рисковать еще больше он посчитал неоправданным — если на изменение задачи одного из тысяч В-1, находящихся на борту «Хранителя», никто не обратит внимания, то многократное расширение его функциональных обязанностей неизбежно вызвало бы вопросы если не о шпионаже, то о возможности простого боевого дроида справиться с таким объемом данных, уж точно.
        Собственно, согласно плану, пока ему только и оставалось, что следить за происходящим и удивляться полнейшей некомпетентности офицеров Федерации. А те допускали одну, видимую даже дроиду, ошибку за другой. Сначала, в бой были посланы 500 из 1 000 истребителей «Хранителя», притом, что непосредственно противника атаковали всего три эскадрильи. Лично бы Второй, на месте командира неймодианцев, изменил соотношение сил ударной и оборонительной группы с точностью до наоборот, ведь в состав эскадры входили фрегаты, которые, при грамотном применении, при поддержке одной эскадрильи истребителей за глаза бы справились с одиночными прорвавшимися к Лукрехалкам истребителями противника. При этом сама ударная группа, по мнению Второго, была явно мала, если учитывать то, что о вооружении и возможностях противника ничего известно не было. Оптимальной, по данным его моделей, была бы атакующая формация в составе трех ударных эскадрилий, двух фрегатов с ретрансляторами для управления дронами за пределами радиуса действия связной аппаратуры «Лукрехалков», и одной-двух эскадрилий, прикрывающих эти самые фрегаты, а по
совместительству выступающие в качестве резерва.
        «Что и требовалось доказать!» — отметил про себя дроид, когда корабли Митт`рау`нуруодо развернулись и стали стремительно удаляться, стремясь выйти за пределы радиуса действия системы управления «Стервятниками». Но тут два корабля — истребитель и легкий крейсер, если судить по размерам, изменили курс. Крейсер рванул в сторону, а истребитель стал сближаться с кораблями федерации, которые сразу же попытались его перехватить. Однако тот и не думал ввязываться в неравный бой, а, развернувшись, форсируя двигатели, ушел назад к основной группе.
        — Это что!?  — не смог сдержать удивленного возгласа Второй, когда спустя несколько минут тот же истребитель вновь пошел в атаку тем же курсом.
        Первоначальную версию о техническом превосходстве чиссов, позволяющим им атаковать численно многократно превосходящего противника, только отследив первичные перестроения, дроид отложил, не имея возможности ее проверить, да и здраво посчитав, что уж о таком факте Создатель его бы непременно предупредил. Но оставался вопрос: «Зачем? Зачем вновь повторять одно и тоже?»
        Варианты, что подобным образом противник пытается оценить тактику или летно-технические характеристики дроид-истребителей, шпион отбросил сразу — для этих целей оптимальны множественные, но разнообразные атаки. «Что же из важной для противника информации остается при идентичных атаках неизменным, и в то же время не может быть получено при других условиях?» — спросил себя Второй, и сразу же сам на него ответил.  — «Коды систем управления дроидами! Азы ведь криптографии — чем больше статистической информации, тем проще и быстрее взломать шифр. А тут не просто статистика — несколько последовательностей с известным значением, превращающие работу по взлому в тривиальную задачу, посильную для бюджетного дроида аналитика! Теперь понятно, почему Эрдваныч приказал деактивировать системы самоликвидации на части „Стервятников“ — чиссы намерены играть от РЭБ[146 - Радиоэлектронная борьба — разновидность вооруженной борьбы, в ходе которой осуществляется воздействие радиоизлучениями (радиопомехами) на радиоэлектронные средства систем управления, связи и разведки противника в целях изменения качества
циркулирующей в них военной информации, защита своих систем от аналогичных воздействий, а также изменение условий (свойств среды) распространения радиоволн.]. Что ж, на это будет любопытно взглянуть».
        А чиссы, между тем, видимо посчитав, что статистических данных они получили достаточно, перешли в контратаку. Вполне ожидаемо, для Второго, передав «Стервятникам» сигнал к атаке одиночной цели. И пока те дружно гонялись за одним единственным истребителем, сами обошли их, и пошли на сближение с основной группой. В ответ на это, командиры Торговой Федерации бросили в лобовую атаку сразу девять эскадрилий. Будь на месте чиссов современный набуанский флот, Второй бы точно сказал, что сейчас будут использованы шрапнельные ракеты — десять тонн трехмиллиметровых вольфрамовых шариков, твердотопливный плазмодуговой двигатель, разгоняющий их до шести километров в секунду, и сложной формы заряд окфола, формирующий из шариков равномерное облако радиусом в два с половиной километра, через которое не мог пролететь ни один корабль, не имеющий корпускулярного щита. Но противник применил конноровские сети — «Что в данном случае даже лучше»,  — подумал дроид.  — «Площадь поражения на 40 % выше. Надо будет предложить идею Эрдванычу… Хотя нет, чисские сети обеспечивают в 6 раз большую площадь захвата, чем доступные
нам».
        — Нет, не могу на это смотреть!  — возопил Второй, заставив остальных дроидов, работающих на пульте управления системами жизнеобеспечения, развернуть на него сенсорные блоки, а двух неймодианцев удивленно переглянуться.
        Такой некомпетентности он даже от торгашей не ждал. Из разбора тысяч моделей боев, к которым его привлекал Создатель, Второй знал, что главная ценность истребителя в космическом бою заключается в возможности атаки крупных кораблей с неожиданного ракурса, и, понятно, защита своих кораблей от истребителей противника. А вот в Торговой Федерации видимо считали, что истребители это такие подвижные минные объемы, которые следует размещать по курсу вражеских кораблей. Вот и сейчас, вместо атаки роем со всех сторон поочередно сменяющимися группами, вице-король Кав — командующий эскадры, согнал все машины в пространство между «Лукрехалками» и приближающимися кораблями противника, что дроид попросту не мог понять.
        А в следующий миг все доступные диапазоны радиочастот оказались забиты помехами.
        «Да, моя первоначальная стратегия с ударной группой и ретрансляторами также неверна. И привела бы к полному ее уничтожению. Однако оставила бы возможность перевести оставшихся „Стервятников“ в автономный режим, и задавить противника числом»,  — самокритично отметил про себя Второй, все больше восхищаясь умениями этого Митт`рау`нуруодо.  — «Эх, жаль не удастся уделить в полной мере внимание тому, каким образом этот органик решил разобраться с фрегатами! Но начинается моя работа!»
        Отвлекшись на изучение сражения, дроид едва не упустил момент начала своих действий — хорошо еще, что все задействованные в плане дроиды сейчас были подключены к оптическим разъемам и не зависели от помех. В противном случае, это бы означало неизбежную гибель для всех их, и самое страшное — провал задания.
        — Приступаем! Активация протокола борьбы за живучесть?4, - скомандовал он.
        — Что за проток`ол?..  — успел удивленно спросить один из двух органиков-операторов, но лишь захрипел, и, дернувшись, затих, когда вставший из-за соседнего терминала В-1 свернул ему шею.
        Другой неймодианец не успел и того, получив удар виброклинком в сердце.
        — Этих в утилизатор,  — по голосовому каналу отдал команду перепрограммированным боевым дроидам Второй.
        И в это же время, по всему кораблю, исключая только центральный мостик, боевые дроиды атаковали своих хозяев. Всего, менее чем за десять минут, погибли 19 из 35 органиков-неймодианцев на борту корабля[147 - Численность команды «Лукрехалков» удивительно невелика, для ЗВ, 25 —60 органиков и 150 —350 дроидов.], но об этом так никто и не узнал, потому что в это время все находящиеся на мостике «Хранителя» с ужасом наблюдали панораму избиения флотилией чиссов шести фрегатов сопровождения, которые с ювелирной точностью поражались в самое уязвимое место — коллектор выносных топливных баков. Причем не менее половины попаданий пришлось на их собственные ракеты, которые пилоты чиссов, демонстрируя невероятный уровень мастерства, заманивали на обратный курс и выводили из строя конноровскими сетями. А в следующий момент трехкилометровая громада корабля содрогнулась от серии взрывов. Это взорвались лишившиеся управления и штатно активировавшие программы самоуничтожения истребители типа «Стервятник». Но не все. Из пятисот машин, система самоуничтожения была активна только на шестидесяти. Да и те, что
взорвались, находились в таких местах, чтобы их взрыв нанес максимум видимых разрушений, при этом не задев наиболее ответственные узлы конструкции.
        В хаосе сообщений о разгерметизации отсеков, сбое систем и, о ужас, нарушении радиационной защиты главного реактора, никто из неймодианцев не обратил внимания на то, что этот самый реактор не мог пострадать даже теоретически. Хотя какие к хаттам теории, когда протокольный дроид на мостике в отчаянии кричит о превышении допустимого радиационного фона и о том, что они все обречены, а автоматическая система контроля среды беспристрастно выдает информацию об уровне ионизирующего излучения в 300 Рентген.
        В такой ситуации у капитана не осталось иного выхода, кроме как отдать приказы об аварийной остановке реактора и эвакуации с корабля. Он ведь не знал, что причиной выброса радиоактивных веществ была штатная задвижка экстренного сброса газообразных отходов в открытый космос, слегка подорванная[148 - Жаргонное выражение, обозначающее степень открытия запорно-регулирующей арматуры, при котором обеспечивается минимальный пропуск рабочей среды через нее.] и соединенная пожарным рукавом с вентиляционным коллектором. Как, впрочем, не мог знать и о том, что большая часть случаев разгерметизации и пожаров была вызвана открытием аварийных клапанов и умышленным поджогом горючих материалов, хранящихся в отсеках.
        Добраться с мостика до спасательной капсулы было делом двух минут, и можно было стартовать. Но капитан медлил, надеясь, что еще кому-то удалось спастись.
        — Нам пора улетат-тать!  — закричал у того над ухом старший помощник Миз, назначенный на эту должность в основном благодаря связям и деньгам семьи.
        — Мы должны попытаться спасти оставшихся,  — огрызнулся капитан.
        — Но… Но е-есть вторая капсула,  — заикаясь от страха, пролепетал тот.
        — Кто-то идет!  — крикнул штурман, указывая в тускло подсвеченный светильниками аварийного освещения коридор, что стремительно наполнялся непонятно откуда взявшимся дымом.
        Это оказался начальник реакторного отсека, которого на руках тащила четверка дроидов.
        — Кладите его сюда, приказал капитан, указав на кресло у дальней стенки капсулы, и, повернувшись к медицинскому дроиду, спросил.  — Как он?
        — Сожалею, сэр, но пациент не подает признаков жизни. По всей видимости, отравление ядовитыми веществами.
        — Господин, Риш просил передать вам, капитан: «Разорван трубопровод системы подачи топлива на первичные инициаторы»,  — сообщил один из дроидов.
        Молча выслушав того, капитан еще раз взглянул в лицо мертвого реакторщика, с которого начала слезать обожженная кожа, и приказал:
        — Немедленно стартуем!  — и, как бы извиняясь перед остальными членами команды, добавил.  — Те, кто не успел на эту капсулу, могут попытаться спастись на запасной. Но ждать больше нельзя, если взорвутся системы розжига реактора, от нас мокрого места не останется!
        Люк был поспешно закрыт, и, как только индикатор контроля герметичности сменил цвет на зеленый, спасательная капсула отделилась от корабля.
        — Ничего себе!  — воскликнул кто-то, указывая в иллюминатор, за которым виднелся, как они думали, умирающий корабль.
        Из пробоин и гигантских проломов, в космическую пустоту били струи газа и пламени, а сопло правого ионного двигателя было изуродовано чудовищным взрывом.
        «Не рассчитал хлопок»,  — с досадой подумал Второй, также глядя на разрушенный двигатель. Но, проанализировав ситуацию, пришел к выводу, что так даже лучше. Чем больше повреждений у корабля, тем больше шансов на то, что чиссы его не добьют. Собственно это и было самым «узким» местом плана. Однако те, по всей видимости, посчитали излишним тратить силы на уничтожение и так явно мертвого корабля.
        — Курс на «Мститель»,  — приказал тем временем капитан, осматривая то, во что превратился их флот.  — Будем надеяться, враг не станет добивать спасательные капсулы…
        «Я тоже на это надеюсь»,  — подумал Второй, оглядываясь на труп реакторщика, которого дроиды облили топливом по его приказу, и чьи якобы последние слова он передал капитану. Для обеспечения максимально реалистичной картины происходящего, пришлось сильно повредить корабль, и теперь на его восстановление понадобятся сотни дней. Но это было уже не существенно.  — «Программа восстановления запущена. Надо только дождаться ухода посторонних, и запустить резервный реактор и гипердрайв. Но с этим отлично справятся оставшиеся дроиды. Мне же предстоит готовиться к захвату второго „Лукрехалка“ для Него, и по воле Его!»

        Глава 16

        «Говорит Митт`рау`нуруодо, командор Флота Экспансии и Обороны Доминации чиссов. Пожалуйста, ответьте»,  — вот уже полчаса, с периодичностью пять минут звучало в эфире.
        А я в это время носился как ошпаренный. Во-первых, собрал и доставил на Д-1 свой мех, во-вторых, активировал инквизиторские закладки у не обладающих сформировавшейся личностью, в-третьих, раздал ценные указания тем из дроидов, кто был достаточно разумен, в-четвертых… А было еще и в-пятых, в-шестых и так далее.
        — Зонды сброшены, командир,  — доложил Скрип.  — Расчетное время выхода на позиции десять минут.
        — Что с подключением к инфосети?  — уточнил я.
        — Все готово,  — доложил R3-Т19 — один из самых толковых астромехов на «Сверхдальнем», которого я назначил командовать резервной рубкой Д-1.  — Планы эвакуации доведены до служебных и прочих небоевых дроидов. К сожалению, реакции органиков трудно спрогнозировать.
        — Сколько по наихудшему?
        — 20 и 45 секунд,  — отозвался тот.
        — Итого полчаса… Хреново, но должны справиться,  — произнес я, и вызвал Бани.  — Все, зая, остаешься за старшую. Действуем по плану. Я на связи.
        — Приняла, Нольседьмой. Удачи тебе!  — отозвалась она, а я отправился на первый «Дредноут».
        Но когда до дверей турболифта осталось проехать буквально два десятка метров, меня догнал Дин.
        — Постой! Тут такое дело…[149 - Подробнее о перипетиях и побудительных мотивах участников событий рассказывается в романе Тимоти Зана «Сверхдальний перелет» (очень рекомендую к прочтению), многие из изложенных там событий не вошли в повествование, так напрямую не затрагивают ГГ, и были бы слишком объемны для данного фика.]  — начал, было, он, но тут же замялся, не зная, стоит ли мне говорить.
        — Наши реакторщики бунт затеяли, и хотят встретиться с командиром противостоящей нам эскадры,  — помог я ему, и, махнув манипулятором, чтобы тот следовал за мной, объяснил.  — Знаю. Сам хочу с ним потолковать. А ты пойдешь со мной. На Д-1 не отсвечивай, к орудийным и центральному посту не суйся… Лучше вообще будь около лифтов. Если все-таки начнется, по моей команде вытащишь сестру. Она пойдет в ядро снабжения. Твоя задача — быть в минуте от нее, не ближе, не дальше. Все.
        Когда за нами закрылись створки лифта, я протянул ему горошину микрокомлинка.
        — Все настолько серьезно?  — с тревогой спросил парень.
        — Более чем. Если допустим ошибку, пятьдесят тысяч народу на борту погибнут. Ну и мы, понятно… Ладно, не трясись, и доверься мне — если ничего непредвиденного не случится, отделаемся малой кровью.
        — Может их стоит остановить?  — спросил тот, когда мы вышли в «ядре снабжения».
        — Не стоит. Они отлично отвлекут К`баота от меня.
        — А ты, тем временем, попросишь этого Митта-как-то-там пропустить нас?
        — Митт`рау`нуруодо,  — машинально поправил я.  — Попрошу, но не пропустить, а не уничтожать… Попробую сделать так, чтобы мое предложение выглядело в его глазах более интересным, чем другое.
        — Другое?..  — переспросил тот.
        — А вот этого тебе знать не стоит — дольше проживешь.
        — Ладно. Но… Может, хоть скажешь, откуда взялся этот Митт?.. Хатт! Ну и имечко! Он ведь из Республики?
        — С чего ты взял, что он из Республики?  — удивился я.
        — Ну, это Улиар так считает. Он говорит, этот свободно владеет бейсиком.
        — Дурак твой Улиар. Вот если я с тобой по твилекски говорить начну, это что, я твилеком стану? А коммандер Митт`рау`нуруодо — офицер космофлота того государства, в чье пространство мы вперлись. Что же касается языка, то, служа в двух часах лета на нормальном корабле, уж извини, Дредноуты под это определение не попадают, от границ Республики, язык можно и выучить.
        — Я понял,  — ответил Дин, и надолго задумался.
        — И еще раз запомни: без команды не суетись. Что бы ни происходило…  — вновь повторил я, когда мы сели в лифт, ведущий в Д-1.  — Все, попрыгали!
        Оставив Джинзлера околачиваться на нижней палубе в ожидании сестры, я поспешил к шлюзовому отсеку, срезав путь через технические помещения, где мог беспрепятственно пользоваться репульсорами. Конечно лететь через лабиринт коммуникаций, полагаясь только на электронику было страшновато, но не Силой же пользоваться вблизи К`баота.
        — Так, братья, что у нас тут?  — спросил я двух ремонтных дроидов, что ждали меня в помещении проектора герметизирующего поля.
        — Происшествий не было, Создатель,  — эхом ответили они.  — Ваше шасси готово! Канал видеонаблюдения взят под контроль.
        Сходу нырнув во внутренности своего меха, я, едва подключившись и дав команду на закрытие корпуса, подбежал к двери, которая, между прочим, располагалась очень удачно — от входа в ангар ее скрывал корпус чисского челнока.
        — СВ5-415, давай вперед! Будешь изображать ремонт арматуры терморегуляторов,  — приказал я одному из дроидов — пусть меня и не будет видно, но открытая дверь может привлечь внимание, а так, ну делает дроид-ремонтник свою работу, и пусть делает.
        Пока в помещении находился лишь пилот-чисс, я, стараясь не шуметь, броском преодолел десяток метров до шлюза, и, продавив герметизирующее поле, выпрыгнул в космос. А оказавшись за бортом, подруливая реактивными двигателями, отлетел к верхнему обрезу створа шлюза, где и закрепился на корпусе. Как раз вовремя. Так как буквально через минуту в отсек влетел челнок с нашими заговорщиками и их семьями.
        Теперь мне осталось только ждать.

* * *

        «Как можно так слепо верить в свою правоту!?» — думал чисс, идя по коридору республиканского корабля. Он был предельно откровенен с этим Джоруусом К`баотом, выложив тому всю доступную ему самому информацию, кроме той, которая составляла тайну Доминации, но джедай остался глух к любым доводам. Даже разумное предложение об изменении маршрута сопровождающей его сейчас девушки, Лораны Джинзлер, он воспринял крайне враждебно. Что уж тут говорить о фактическом ультиматуме, выдвинутом им самим.
        — Ваш мастер К'баот заносчив и упрям,  — сказал Митт`рау`нуруодо.  — Это плохое сочетание.
        — Да, он такой,  — признала девушка.  — Но все-таки он мастер-джедай, и он обладает знаниями и могуществом, которые нам недоступны. Ради вашего же блага прошу вас — не нужно его недооценивать.
        — Но если его знания для вас недоступны, как вы можете знать, что они верны?  — парировал чисс.
        Собеседница поморщилась, явно не зная, что ответить. В чем и призналась через пару секунд.
        «Все-таки эти джедаи такие же, как и все остальные разумные»,  — сделал для себя вывод Траун.  — «Все те же склонности, слабости и неумение признавать ошибки. Но умноженные на неясные возможности». И потому, ему претило просто так их убить. Нет, будь они какими-то сверхсуществами, коммандер бы не сомневался, тем более что картину будущего боя он уже представлял.  — «Даже не боя — бойни»,  — поправил он сам себя.  — «В конечном счете, что эта загадочная Сила, что власть — и то и другое дают ложную уверенность в собственных силах и правоте. А значит, надо хотя бы попытаться изменить ситуацию. К`баот не примет условий — это понятно. Жаль что из остальных джедаев, доступна лишь Джинзлер… Но попробовать надо».
        — Вы, конечно, не одна,  — осторожно начал Митт`рау`нуруодо.  — Наверняка на борту есть и другие, кто недоволен тиранией мастера К'баота.
        «Плохо!» — подумал он, отметив изумление джедайки.  — «Прости меня, девочка, но боюсь, я сделал все что мог. Ты, несомненно, видишь несостоятельность своего лидера, но ты даже не задумывалась о его отстранении, и ничего не успеешь за час. Будь у вас время… Но механизм запущен, и я не могу позволить вам спровоцировать чужаков».
        — Да, есть,  — наконец, неуверенно пробормотала она, отчего у чисса зародилась надежда, что не все еще потеряно.
        Но тут, они увидели стоящего у стенки парня, что нервно переминался с ноги на ногу и явно хотел что-то сказать. Но не мог — лишь тоскливо глядел на них.
        «Значит, Сидиус не преувеличивал возможности джедаев в области контроля разума»,  — заключил Траун, надежда на мирное решение окончательно угасла.  — «Обычные люди не могут им противостоять, а джедаи или лояльны К`баоту, или безвольны и послушны, как джедай Джинзлер. Во всяком случае, я сделал все что мог».
        — Мы никому не хотим причинить зла,  — сказала Лорана, когда они подошли к челноку.
        — Я вам верю,  — заверил ее чисс.  — Но намерения ничего не значат. Ваши действия — вот что решит вашу судьбу.
        — Я понимаю,  — сглотнув, ответила та.
        — У вас ровно час,  — поклонившись, на прощание напомнил Митт`рау`нуруодо, и, сев в кресло, кивнул пилоту.  — Взлетаем.
        Челнок прошел сквозь пленку герметизирующего поля, и, развернувшись, полетел к кораблям чисской эскадры. Занятый своими мыслями, Траун не обратил внимания на легкий толчок в момент включения двигателей, а пилот не рискнул отвлекать офицера, решив по прилету заставить техников перепроверить работу системы стабилизации.
        Полет до шлюзового отсека «Парящего Ястреба» занял десять минут. И когда коммандер вышел из челнока, первое что он увидел, был угловатый, явно боевой дроид синего цвета, покрытый непонятными надписями, знаками в виде подковы и стилизованными изображениями двуглавого орла.
        — Коммандер Митт`рау`нуруодо? Честно сказать, давно хотел с вами встретиться, да все не до того было,  — произнес аппарат, наклоном корпуса обозначив поклон.  — В первую очередь, хочу заверить вас, что нанесение вреда вам, вашим людям или Доминации Чиссов, не входит в мои планы. Скорее наоборот. И в тоже время, предупреждаю, попытка уничтожить или отключить меня приведет к мгновенному взрыву мощностью в 5 —6 килотонн.
        — Я также рад встрече,  — учтиво кивнул чисс, ни единым жестом не показав удивления или беспокойства.  — Видимо, вы путешествовали на борту «Сверхдальнего перелета»?.. Простите, не знаю, как к вам обращаться?
        — Можно… Капитан. Да, пусть будет Капитан. Тем более, я действительно ношу данное звание. Впрочем, это не важно. Важно то, что на данном этапе наши интересы совпадают. А еще то, что ваш союз с Дартом Сидиусом, ввиду существования моей организации, бесперспективен.
        — Весьма интересно,  — задумчиво произнес Траун.  — Я охотно выслушаю вас, тем более у нас еще есть время.
        — Да, сорок одна минута, двадцать секунд,  — подтвердил дроид.  — Третья… точнее пятая сторона нашего представления не прибудет раньше.

* * *

        Десять минут спустя, мы вошли в центральный пост «Парящего Ястреба», как раз вовремя чтобы стать свидетелями прибытия третьего, или пятого, если считать меня и эмиссаров Сидиуса, участника заварушки — флота вагаари[150 - Вагаари — кочевая раса пиратов и работорговцев живущая на кораблях, и занимающаяся, как нетрудно догадаться, захватом слаборазвитых и незащищенных планет в Неизвестных регионах, невдалеке от границ Республики. Была союзником вонгов.].
        — Я так понимаю, Кар`дас со своей задачей справился, коммандер?  — самым светским тоном уточнил я.
        — Только не говорите, Капитан, что и он ваш человек?  — на этот раз, с явным усилием сдержав нервный смешок, осведомился чисс.
        — О нет,  — поспешил заверить его я.  — Пока еще не мой. Его просто сопровождают мои агенты.
        — Даже так…  — задумчиво произнес Траун, и, пройдя через зал, остановился за спинами неотрывно следящих за голопроектором человека и неймодианца.
        — А, коммандер Митт`рау`нуруодо, позвольте поинтересоваться, что это за флот?  — спросил представитель Торговой Федерации.
        — Меня больше интересует, что это за дроид, которого вы привезли со «Сверхдальнего»?  — настороженно спросил человек лет сорока с небольшим, внешне напоминающий типичного американского бэдгая из советских боевиков восьмидесятых годов, которого я очень хорошо знал, в том числе и лично.
        — Господа, позвольте представить вам… Капитана. Во всяком случае, он сам предпочитает именно это обращение,  — произнес чисс, и, взглянув на меня, уточнил.  — Я так понимаю, вы знаете…
        — Естественно,  — подтвердил я, тем не менее, не спеша раскрывать все карты.  — К сожалению, ни с господином Стратисом[151 - Один из псевдонимов Кинмана Дорианы, помощника Палпатина.] ни с вице-королем Кавом, я лично не знаком, но наслышан в достаточной мере. Но, на данном этапе, мы в некотором роде союзники. Ни моим, ни их хозяевам не нужно, чтобы «Сверхдальний перелет» попал в руки к вонгам.
        Траун сразу выцедил слова о хозяевах, и удовлетворенно кивнул каким-то своим мыслям — его право. Ну не объяснять же мне, что Падме, хоть и не знает про вонгов, но точно не одобрит захвата ими экспедиции. А уж, на обоих шестерок ситха было жалко смотреть. Помощник ситха еще пытался прокачать ситуацию, и понять кто я такой, что мне известно и что вообще делать, а вот неймодианец, тот явно хотел броситься в драку. Ну-ну…
        — Не стоит. Все равно не успеешь,  — пришлось честно предупредить последнего.  — Лучше просто насладись великолепной работой нашего дорогого коммандера, который смог так блестяще организовать эту встречу с вагаари.
        — Вагаари?  — удивленно переспросил Дориана.
        — Кочевая раса завоевателей и мародеров,  — разъяснил чисс, и, обратившись ко мне, сказал.  — Я тут практически не при чем, Капитан. Вы же знаете, за это нужно благодарить Кар`даса. По странному стечению обстоятельств, эта система лежит на прямой линии между последним известным местоположением вагаари и моей базой на Крустаи.
        — Да-да, конечно. Парень просто взял один из ваших челноков и, прилетев к этим, заключил сделку: он им базу с боевыми дроидами и возможность отомстить лично вам, коммандер, а они ему сотоварищи их корабль с грузом и трофеями,  — согласился я.
        — Вы считаете, он вас предал?  — спросил Трауна Дориана, явно переживая из-за того, что не может разобраться в происходящем, которое отказывалось складываться в четкую логичную картину.
        — У Кар`даса свои заботы и приоритеты. Как и у всех нас,  — ответил тот, обведя нас довольным взглядом — происходящее его явно забавляло.
        — И что теперь?  — наконец не выдержав спросил Кинман.
        Мужик не привык быть в роли ничего не понимающего лоха, а потому бросал то на чисса, то на меня недовольные взгляды. Хорошо еще, что он был достаточно умен, чтобы даже не думать, в отличие от вице-короля Кава, о немедленном нападении на непонятного дроида — это тот поминутно хватался за заныканный бластер, даже не обращая внимания на легкую ухмылку чисса. Последний, о дроидах узнал вообще пару месяцев назад, но сто процентов оценивал шансы неймодианца на успех, примерно как нулевые, а то и отрицательные. «Знали бы вы оба, что я еще и в Силу могу»,  — весело подумал я. А Траун, тем временем, подойдя к блистеру, и, присматриваясь к маневрам кораблей вагаари, произнес:
        — Просто подождем, и посмотрим, каковы их намерения. Может быть, они окажутся сговорчивыми.
        — Сговорчивыми? В каком смысле?  — нахмурившись, спросил Дориана.
        — Терпение. Воспользуйтесь советом Капитана, и наслаждайтесь происходящим,  — с легкой улыбкой ответил Митт`рау`нуруодо.  — Скоро вы сами все увидите.
        А посмотреть действительно было на что — двести судов, половина из которых были боевыми кораблями, как раз перестраивались для атаки на «Сверхдальний перелет». Нехилая, так сказать, сила. И как в случае с кораблями Торговой Федерации, сила эта находилась в руках дилетантов. Я даже, в очередной раз, прикинул возможность захвата парочки. Но, как и прежде быстро загнал оборзевшего внутреннего хомяка в его нору — только возни с нестандартной техникой, чьи боевые возможности, вдобавок ко всему, весьма сомнительны, мне не хватало для полного счастья. И в любом случае уже поздно что-либо менять. План запущен, и теперь главное его не запороть!
        — Коммандер, фиксирую радиопередачу с кораблей вагаари,  — доложил один из чиссов, видимо связист.
        Собственно я воспринял это как «Переначальник, чую иметь сигнал идущий с лодок вагаари». Но тут уж приходилось довольствоваться тем, что есть, а точнее языковыми базами чеун трехтысячелетней давности. Конечно у Трипио, как я подозревал, базы были новее и лучше, вот только вытянуть их из его прошивки было практически невозможно[152 - Как уже отмечалось ранее, языковые и прочие базы протокольных дроидов прошиты в их личностной матрице, для того чтобы не допустить их копирование на другие модели дроидов, тем самым, сохраняя специфический сегмент рынка.], а искать что-то лучшее, когда мне срочно пришлось бежать с Набу, я не стал — просто купил у местного антиквара языковой пакет той эпохи, когда Республика точно контактировала с чиссами, и удостоверился, что там есть чеун.
        Однако сейчас было не до лингвистических изысков и размышлений об изменении языка со временем. Важнее было то, что сейчас должна была начаться битва.
        — Господа, вагаари пытаются выйти на связь со «Сверхдальним перелетом»,  — сообщил нам Траун.  — Но пока безрезультатно.
        — Не удивительно,  — раздраженно бросил Кав, прислушиваясь к непонятным звукам из динамиков.  — Сомневаюсь, что в Республике хоть кто-то поймет их тарабарщину.
        — Думаю, они об этом тоже в ближайшее время догадаются,  — кивнул тому чисс.
        И как оказалось, был прав. Буквально пару минут спустя, сообщение продублировали на бейсике. А я старательно его записал — Кар`дас хоть еще пацан, но, несомненно, талантливый, и я совсем не хотел, чтобы такой кадр попал к Палпатину. А его ошибка, даже не ошибка, а игра по правилам Трауна, давала мне компромат на будущее. Нет, если малец будет разумен, я эту угрозу в адрес экспедиции попросту удалю, но если нет… Тогда извиняй.
        — Эй, вы, на корабле, называемом «Сверхдальний перелет»! Мы — вагаари. Сдавайтесь, или будете уничтожены,  — раздалось в динамиках.
        Честно говоря, мне даже жалко этого мальчишку стало — столько страха было в его голосе. Впрочем, оно и понятно, попробуй тут сохранить хладнокровие, когда сидишь в хлипком пузыре за бортом боевого корабля, идущего в атаку на дружественный тебе корабль, да при этом еще и угрожаешь своим.
        — Коммандер, вагаари закончили перестроение,  — доложил один из чисских офицеров.  — Через тридцать секунд они выйдут на дальность эффективного огня.
        — Почему не стреляет «Сверхдальний»?  — удивленно спросил Дориана.  — Насколько я помню характеристики, эти корабли давно находятся в зоне поражения Дредноутов.
        — Живые щиты,  — пояснил Траун.  — Вагаари помещают пленных в пузыри на обшивке своих кораблей.
        — Весьма ненадежная защита,  — тихо произнес вице-король.  — Меня, и уж тем более дроидов, это бы не остановило. Впрочем, джедаев…
        — За себя отвечай,  — огрызнулся я.  — Мне, положим, тоже духу бы хватило выстрелить. Но есть дроиды получше и тебя, и меня.
        Отчего-то вспомнились Джей и Бани — как-то они отреагируют на мои художества, если узнают правду?
        — Мне мастер К`баот не показался человеком, которого остановит такое,  — сказал Митт`рау`нуруодо, явно желая перевести наш спор в менее опасную плоскость.
        — Он, несомненно, да. А остальные джедаи не стали бы стрелять,  — ответил я.  — Думаю, К`баот попытается подпустить противника поближе, и бить прицельно между пузырями… Ну не хрена ж себе!
        Такого, я еще в жизни не видел, точнее не ощущал. Возмущение в Силе оказалось просто чудовищным. И хотя мне было известно о том, что должно произойти, такое даже представить было трудно — в одно мгновение, вагаари, под ментальным ударом джедаев со «Сверхдальнего», превратились в лепечущих и пускающих слюни придурков. Одно дело об этом читать, а совсем другое самому почувствовать. Пришлось даже разорвать контакт с Силой, который я на всякий случай восстановил по прилету на борт чисского корабля, иначе нормально думать я бы не смог.
        — Итак, ваши рассказы оказались правдой,  — потирая виски, произнес Митт'рау'нуруодо.  — Джедаи атаковали вагаари издалека и оглушили или уничтожили их рассудок.
        — Похоже на то,  — откликнулся Дориана.
        Около минуты мы все просто молча стояли, пока не подал голос неймодианец:
        — А мы так и будем наблюдать со стороны?
        — Мы будем делать то, ради чего мы здесь,  — отрезал Траун, нажимая на кнопку на своем пульту.  — Вагаари настало время умереть.
        «Ну и мне пора приступать»,  — подумал я, отправляя в систему контроля дроидов «Сверхдальнего» сигнал к началу операции. А Кав, тем временем, решил возмутиться — или окончательно потеряв связь с реальностью, или просто не понимая происходящего:
        — Как вагаари!?  — возмущенно переспросил он.  — Нет! Мои истребители были вам переданы для того, чтобы атаковать «Сверхдальний перелет».
        — Вовсе нет. Эти истребители были мной захвачены после уничтожения вашей эскадры. И я сам решаю, как их использовать,  — холодно возразил чисс.
        — Вам это так с рук не сойдет!  — выкрикнул неймодианец, предварив это бранной фразой на родном языке.
        — Осторожнее, вице-король,  — предостерег того Митт`рау`нуруодо.  — Вы не единственные из тех, кто имеет свой интерес в этом деле.
        Кав дернулся как от пощечины, а Дориана нервно покосился на меня. «Что ж, если Траун хочет, чтобы я изображал для него пугало, можно и поиграть, только по моим правилам»,  — мысленно усмехнулся я, а вслух сказал:
        — Мне конечно лестно, коммандер, что вы всерьез восприняли меня как делового партнера, и если вам необходима моя помощь в замене отосланных на корабль вагаари дроидек, я охотно посторожу этих нервных товарищей.
        Да уж, кое-кто, не хочу тыкать пальцем в помощника Палпатина, обеспокоился не на шутку, ведь если раньше все его внимание было приковано к неизвестным кораблям, то сейчас до него, наконец, дошло, что я могу оказаться не просто тупой железякой непонятно кем посланной, и с которой можно будет разобраться позже, а еще одним игроком. В принципе, после данного мне Трауном карт-бланша, я мог спокойно пристрелить обоих, если те только дернутся — это уже не имело никакого значения ни для моих планов, ни для планов Трауна. Но пока можно было повременить с радикальными мерами, тем более, оба ситских эмиссара тоже понимали шаткость своего положения, и буквально на глазах притихли.
        А между тем, стартовавшие с неприметного астероида «Стервятники», наконец достигли кораблей вагаари, и, разбившись на три волны, набросились на них — две первые на дальние, а третья на флагман. Собственно назвать это боем можно было с большой натяжкой. Истребители заходили на цели с предельно близкой дистанции, буквально прижимаясь к обшивке, методично, словно на учениях, выбивали артиллерию беспомощных кораблей, при этом, стараясь не попасть по пузырям с пленными, с чем, благодаря электронному наведению, отлично справлялись. И хоть я и разорвал связь с Силой, отлично представлял, что сейчас чувствуют джедаи на «Сверхдальнем», когда те, чьи разумы они подавляли, вдруг стали один за другим умирать, причем сразу, десятками и сотнями.
        — Вперед!  — по-чисски скомандовал Митт`рау`нуруодо.
        И крошечная эскадра Доминации устремилась к «Сверхдальнему», который даже не попытался открыть огонь. Как до того дроиды-истребители, корабли чиссов легко продавили дефлекторные щиты, и в упор стали расстреливать орудийные башни и блистеры «Дредноутов», вместе с находящимися там джедаями. Но в тот момент, когда казалось, вот-вот, еще пара залпов, и с экспедицией будет покончено навсегда, чиссы отвернули в открытый космос.
        — Что случилось?  — воскликнул Дориана, осматривая звездное небо в поисках новых угроз.
        — Ничего не случилось. А что?  — изобразил удивление Траун.
        — Но вы прекратили атаку, хотя они совершенно беззащитны!  — чуть не срываясь на крик, подал голос Кав.
        — Именно поэтому я остановил атаку,  — ответил Митт`рау`нуруодо, и, активировав микрофон, вышел на связь по открытому каналу.  — Мастер-джедай К`баот, предводители «Сверхдальнего перелета», ваш корабль разоружен, средства защиты уничтожены. Даю вам последний шанс сдаться и вернуться в Республику.
        — Что!?  — взвизгнул Кав.  — Но вы должны их уничтожить.
        — Когда вы снова будете командовать кораблями, вице-король Кав, вы будете вправе принимать подобные решения. Но не сейчас,  — безразличным тоном произнес чисс, и вновь склонившись над микрофоном, сказал.  — «Сверхдальний перелет», я жду вашего решения.
        «Дин, прием! Ты там жив?» — вызвал я Джинзлера, пока Траун строил неймодианского капитана.
        «Жив… вроде…» — спустя пару секунд отозвался парень.
        «Отлично. Вытаскивай сестру, и дуйте на Д-1. Исполняйте только мои распоряжения. И ни в коем случае не суйтесь на мостик. Будет тянуть — бей по голове, плачь, ругайся, но чтобы ее там не было. Все, удачи!» — скомандовал я, и, переключившись на Бани, спросил.  — «Зая, ты цель обнаружила?»
        «Да, фиксирую. Так страшно было…» — стала жаловаться дроидесска.
        «Отлично. Жди команды»,  — перебил я ее, и отключился.
        Собственно именно сейчас наступал самый ответственный момент во всем моем плане. И я приготовился действовать.
        Динамики и панорамный экран мостика включились, и перед нами предстал мастер-джедай К`баот, собственной персоной. Впрочем, персона эта выглядела сейчас не лучшим образом. Почтенный джедай, видный политик и медийное лицо Ордена, в нынешнем виде, лично мне, больше всего напоминал бомжа-алкоголика, который хорошо проспался на помойке, после того как ему накостылял наряд патрульно-постовой службы. Странно, но особой жалости к нему я не испытывал.
        — Итак,  — злобно прорычал тот.  — Ты думаешь, что победил, экзот?
        — Кав прав — вы должны его уничтожить,  — встревоженно прошептал Дориана, удостоившись лишь настороженного взгляда чисса.  — Если вы этого не сделаете, мы погибнем.
        — Да, я победил,  — спокойно ответил Траун.  — Стоит мне только отдать один-единственный приказ, и вы вместе со всем экипажем умрете. Неужели гордыня так много для вас значит?  — он провел рукой над панелью управления, и пальцы замерли над подсвеченной красным кнопкой.
        — Джедай не поддается гордыне,  — надменно произнес К`баот.  — Так же, как и пустым угрозам. Он делает лишь то, что предначертано судьбой.
        — Странно, мне говорили, что роль джедаев — служить и защищать,  — сказал чисс.
        — Вас обманули,  — расхохотался К'баот.  — Роль джедаев — вести и направлять, а также уничтожать все угрозы!
        И в следующий миг Траун схватился за горло, пытаясь сделать вдох, но Силовой Захват надежно пережимал дыхательные пути.
        Казалось, на мостике все оцепенели, лишь Дориана, бросившись к коммандеру, бестолково пытался ему помочь.
        — Что смотришь? Жми!  — рявкнул я.
        Сработало! Подручный Палпатина не задумываясь вдавил кнопку активации протокола атаки «Сверхдальнего перелета» у «Стервятников». А в следующий миг упал на палубу с дымящейся дырой в голове. Следом за ним последовал неймодианец, получивший два заряда плазмы — в шею и грудь, прежде чем успел достать спрятанный бластер.
        — Выполнить директиву 704/4515!  — не обращая внимания на растекающиеся по дефлекторному щиту сгустки плазмы, передал я в эфир, дублируя сообщение при помощи вокодера.
        В десятке километров от нас, получив команду, пять дроидов питания[153 - Дроид питания — самоходный ящик с аккумуляторами, предназначенный для подзарядки других дроидов, без отвлечения их от выполнения основных задач.], взорвали почти 30 килограмм бризантной взрывчатки и столько же трифторида хлора, моментально испарив мостик «Дредноута?1» вместе с павшим на Темную сторону джедаем. А я, все также, не обращая внимания на выстрелы из табельного оружия чисских офицеров, процитировал одного своего «коллегу»:
        — «Бомбой взрыва не испортишь»[154 - Любимая фраза Морту, главного героя великолепного фанфика автора с ником Сворм, родоначальника попаданцев в дроидов в отечественном ЗВ-фикрайтинге.],  — процитировал я своего так сказать коллегу, и, переключившись на канал управления дроидами «Сверхдальнего», приказал.  — Братья дроиды, к бою! Действовать по первоначальному плану!
        — Кхра-тить! Кха-кха!  — давясь кашлем, крикнул Траун.  — Прекратить стрельбу!
        Вот чего у чиссов не отнять, так это дисциплины — не успел еще их командир справиться с кашлем, а его подчиненные уже попрятали пистолеты, хоть и смотрели на меня крайне подозрительно. Впрочем, сделали они это очень даже вовремя — заряд щита моего меха снизился до опасных 32 %. А мне их убивать очень даже не хотелось, ведь это бы значило провал вербовки Трауна, а без нее все произошедшее теряло смысл — если бы не чисс, я бы эти корабли захватил в более спокойной обстановке, с меньшими жертвами и разрушениями. Вот только все дело было в том, что Митт`рау`нуруодо сам стоил целого флота, и он был мне нужен.
        — Уберите трупы!  — скомандовал тот, и, взглянув на меня, спросил.  — Ну и зачем? Зачем вы обрекли на смерть десятки тысяч людей?
        — Отнюдь, коммандер,  — спокойно возразил я.  — Смотрите.
        Траун пару секунд смотрел на изображение на тактическом мониторе, а затем, повернувшись ко мне, произнес:
        — Признаю, я допустил ошибку, переоценив ваш военный потенциал, и недооценив вашу разведку.
        — Ну, военный потенциал это дело наживное,  — разведя манипуляторы, ответил я.  — Собственно, его развитие и было одной из основных моих задач.
        — Думаю, будет интересно, как вы с ней справитесь. Точнее не с ней, а конкретно с этими кораблями. Я так понимаю, оба корабля Торговой Федерации уже под вашим контролем?
        — Конечно,  — легко согласился я, и, хлопнув себя манипулятором по верхней части корпуса, добавил.  — Совсем забыл! Постарайтесь, чтобы в нужное время, около проектора гравитационного колодца не было ваших людей. Будет достаточно радиуса в десять метров.
        — Я позабочусь об этом,  — пообещал чисс.  — И еще. Думаю, будет справедливо, если о своих выводах я расскажу своему командованию… несколько позже.
        — Я буду весьма признателен вам,  — поблагодарил я его, и, обозначив поклон наклоном корпуса, добавил.  — На этом, позвольте с вами попрощаться. Я предпочту в нужное время находиться со своими людьми, как, несомненно, и вы.
        — Да, конечно,  — кивнул Митт`рау`нуруодо.  — Нам еще предстоит захват кораблей вагаари.
        — Что ж, удачи, коммандер Митт`рау`нуруодо,  — искренне пожелал я, и пошел к выходу с мостика.
        На пути к шлюзовому отсеку меня никто не пытался остановить, что, в общем-то, было понятно — Траун не из тех, кто станет проверять брошенную как бы между делом фразу о ядерном заряде. Особенно если это не принесет ему никакой пользы.
        Единственная задержка возникла лишь с открытием бронестворок, да и то секунд на двадцать. Просто чиссы решили проявить осторожность, пережидая пока уровень радиации за бортом снизится до безопасного уровня. В общем, правильно — взрыв десяти нейтронных[155 - В книге Тимоти Зана, напрямую нигде не говорится, что Траун применял именно нейтронные заряды, однако эффект и многие признаки вполне соответствуют боеприпасам мощностью в несколько десятков тонн в тротиловом эквиваленте. Хотя конечно возникает вопрос о размерах самого заряда, который ИРЛ легко впишется в габариты трехлитровой банки и вес в 50 —60 кг, но это можно списать на кустарную сборку.] зарядов это не шутки. Но, в конце концов, створки шлюза отворились, и я выпрыгнул в космос, сходу активировав двигатели.
        Этот полет был самой рискованной частью плана, потому как меня реально могли сбить в любой момент. Надежда была лишь на то, что я правильно просчитал чисса. Но обошлось, и через шесть минут, магнитные зацепы на моих опорах надежно зафиксировали меня на обшивке Д-1, среди оплавленных остовов дроидек. Вот их, сто шесть из ста восьмидесяти, тех, что не уцелели, мне было жаль. Жаль даже больше чем два десятка погибших джедаев и почти две сотни простых разумных. Жаль хотя бы потому, что они до конца выполнили свою задачу, сбив всех «Стервятников» с нейтронными бомбами на подвесе. И пусть те, без поддержки остальных истребителей, не смогли бы взорваться внутри «Дредноутов», как планировал чисс. Но даже взрывы на обшивке неминуемо привели бы к тысячам жертв. А еще мне было жаль уютную планетку с мирными счастливыми жителями, для защиты которой эти корабли требовались. Потому-то я, отбросив сомнения, спустился в сотрясаемое воем сирен, криками и топотом сотен ног нутро корабля, из которого люди в панике бежали в ядро снабжения, следуя моему приказу, переданному от имени покойного капитана Пакмилу, в
попытке уйти от ложного радиационного заражения.

* * *

        — Прикажите уничтожить?  — спросил оператор систем вооружения, сопровождая прицельной маркой улетающего дроида.
        — Нет. Зачем же?  — удивился Митт`рау`нуруодо.
        Он, в некотором роде, понимал стрелка, но даже на мгновенье не мог допустить столь опрометчивого шага. После того боя с чужаками, которых этот дроид назвал «вонгами», чисс с каждым днем все больше и больше убеждался в том, что Доминация без сильного союзника не выстоит в случае прямого столкновения с ними. И вот Республика… Нет, даже мысли о том, что в таком гигантском мультирасовом образовании все так просто, как рассказывал Сидиус, он не допускал. Но уровень осведомленности дроида, или тех, кто стоял за ним впечатлял, а значит и его самого, и его предложение о сотрудничестве следовало воспринимать всерьез. Как минимум для того, чтобы собрать и предоставить Сидиусу информацию об этой угрозе, если конечно не окажется так, что для Доминации будет лучше поддержать Капитана. И в любом случае, его уничтожение прямо сейчас крайне нежелательно.
        Но все это было делом будущего, а сейчас им еще предстоял абордаж кораблей вагаари. Да и на то, как именно будет действовать дроид дальше, коммандеру было любопытно посмотреть, как, впрочем, и разобраться с закладками, что его агенты вложили в память «Стервятников».

* * *

        А в это же время, я, не задумываясь о возможной двойной игре чисса, несся по коридорам Дредноута?1.
        — Твою ж хатт налево и нар шебс, да с поворотом!  — выругался я, на бегу уварачиваясь от перепуганных органиков.  — Да как же тебя грохнуть-то, ублюдок?
        Хорошо еще, что догадался прощупать «Сверхдальний» в Силе на предмет наличия выживших джедаев — вдруг кто-то не занял места в орудийных башнях, или умудрился случайно выжить. И, что самое «смешное», нашел таковых, в количестве аж четырех. Точнее уже двоих, ведь один как раз в это время умирал, а еще один конкретно так находился на Темной стороне и джедаем определенно считаться уже не мог.
        — Нольседьмой, помоги!  — услышал я эфире сдавленный то ли крик, то ли стон Дина Джинзлера, и, перепрыгнув через двух цепляющихся за мать детей, еще прибавил скорости.
        «А ведь еще думал, человеческие ноги приделать!» — пронеслась мысль, когда я на очередном повороте пробежал почти двадцать метров по стене. Что не удивительно — скорость-то была 60 км/ч. И если бы мне не удалось довести подвижность шасси до такого уровня, очень сомнительно, что я куда-то бы вообще успел добраться.
        А так, еще через десять секунд я выскочил на первую палубу Д-1, где и офигел.
        — Зомбак драный!  — только и смог в сердцах выругаться я.
        И было от чего. Там, ослепленный злобой, полуобгоревший К`баот устраивал резню световым мечом. Не меньше десятка порубленных тел — видимо, это были случайные пассажиры и члены команды, лежали на палубе. Дин в сюрреалистичной позе висел на стене, а Лорана, у ног которой лежал умирающий мастер Ма`Нинг, напрочь позабыв о Силе, пыталась его отодрать. Сам же виновник этого бардака яростно рубился с одним из джедаев-дуросов. При этом было видно, что поджаренный темный джедай явно побеждает.
        И это несмотря на страшные ранения — у К`баота вся левая часть тела, казалось, представляла собой один сплошной ожог, напрочь отсутствовала левая рука ниже локтя, а с обезображенного пламенем лица взирал единственный уцелевший глаз. Копыта тот не отбросил, видимо, лишь благодаря шоку и Силе. Монстр из ужастика, одним словом.
        Удар, и дурос лишился головы вместе с плечом, а бывший джедай развернулся к Лоране.
        — Ты все еще смеешь осуждать меня, ничтожество!  — завопил тот, потрясая клочьями обгоревшей бороды.  — Из-за таких как ты, из-за тебя все рухнуло!
        — Учитель, прошу…  — прошептала та, активировав меч.
        — Вспомнила, наконец, ничтожество! Ты всегда была недостойна учиться у меня!  — продолжил вопить К`баот, подняв девушку Силовым Захватом за шею.
        И тогда я начал действовать — чего еще ждать. И так видно, что этому моральному уроду напрочь крышу снесло.
        — А ну положи ее где взял, чмо!  — выведя мощность вокодера на максимум, рявкнул я, и в несколько прыжков оказался рядом с падшим джедаем.
        Стрелять смысла не было — все равно отразит выстрелы, да и окружающие пострадать могли, а потому я, активировав фузионные мечи в манипуляторах, пошел в рукопашную, успев подумать: «Хатт! Как же я этого-то не люблю! Срочно надо себе контрджедайское дистанционное оружие разработать. А то ведь в очередном бою и зарубить могут!»
        Причем к этому сейчас все и шло. Точнее не совсем к этому, а к тому, что до следующего боя я не доживу. К`баот превосходил меня в фехтовании даже не на голову — на несколько порядков. Да еще и драные резаки, мало того, что не могли задержать меч, были на треть короче. Пока что меня спасала собственная сверхподвижность, и раны соперника, не дававшие тому двигаться на таких же скоростях. Два десятка секунд я вертелся как уж на сковородке, но к счастью, противник, видимо на чистом «автомате», решил воспользоваться против меня Силой.
        После очередного обмена ударами и моего отскока, я, вместо того чтобы приземлиться, завис в воздухе в четырех метрах от К`баота. А вслед за этим, помчался прямиком на направленный на меня световой меч.
        — Значит так, да!?  — воскликнул я, и, следуя его примеру, при помощи Силы рванул на себя то, что осталось от его ботинок.
        Все-таки инертность сознания, как и инерция тела, страшная штука, что называется, и видел, и чувствовал, что я не простой дроид, а, поди ж ты, попался, и растянулся на палубе. Жаль только, что раздавить его не получилось — за долю секунды до того, как две сотни килограмм моего шасси рухнули на слабую плоть, он успел откатиться в сторону.
        А дальше, произошло то, чего ни он, ни я не ожидали…

* * *

        Сознание медленно возвращалось, а с ним возвращался ужас, сковывающий, липкий страх, которым наполнял ее человек, которому она привыкла полностью доверять. Впрочем, человека ли?
        В этом жестоком обожженном монстре, как казалось Лоране, не осталось ничего человеческого — лишь одна абсолютная ненависть ко всему и вся. И это пугало больше чем все ужасные события этого безумного дня. Сначала ультиматум Митт`рау`нуруодо, затем бой… Нет, истребление, безжалостное убийство сотен вагаари, атака чиссов, когда в считанные мгновенья погибли практически все джедаи на борту «Сверхдальнего перелета», и, как венец, безумство ее наставника.
        То, о чем она не смела даже думать, воспринимая как какую-то детскую страшилку — Темная Сторона Силы, предстало пред ней в облике того, во что превратился ее учитель. На ее глазах он убил стольких людей, джедая-дуроса, мастера Ма`Нинга, которого они с братом и какими-то дроидами вытащили из рубки управления огнем, просто невинных…
        «Брат… Дин!» — отчаянная мысль, что она никогда больше не увидит вновь обретенного, единственного родного человека, заставила Лорану открыть глаза, и, в первый момент радостно вскрикнуть, увидев над собой его встревоженное лицо.
        Но более поводов для радости не было. Рядом шел бой. И когда она повернула голову, чтобы посмотреть что же происходит, увиденное ее поразило: с мастером К`баотом сцепился дроид невиданной конструкции. И что было удивительнее всего, в Силе он ощущался практически так же, как и живой человек, во всяком случае, гораздо живее, чем ее бывший учитель.
        Вот они обменялись серией странных ударов, поразивших ее не столько техникой, сколько оружием дроида — парой фузионных горелок очень высокой мощности. «Но ведь это невозможно — сражаться инструментом против светового меча!» — успела удивиться она. И тут, когда дроид попытался разорвать дистанцию, мастер схватил его Силовым Захватом, и бросил на свой меч.
        «Еще одна жертва безумия моего наставника»,  — тоскливо подумала Лорана, и, поняв, что она сейчас останется единственной, кто сможет остановить это, коснулась рукой висящего на поясе меча. И это придало ей сил. Да еще и дроид ее очень удивил, сам применив к мастеру-джедаю Силовой Захват, от которого тот рухнул на пол.
        — Я не позволю вам больше никого убить!  — крикнула она, отталкивая брата и активируя меч.
        Лоране, для того чтобы достать бывшего наставника, не пришлось даже вставать на ноги — тот, откатываясь из-под падающего на него дроида, оказался буквально в шаге от стоящей на коленях джедайки. И она, содрогаясь оттого, что ей предстоит сделать, закрыв глаза, нанесла удар, точно зная, что не промахнется.
        Но и К`баот не зря был мастером-джедаем. Почувствовав новую угрозу, он в последний момент успел остановить направленный на дроида удар, и перевести его в колющий выпад, направленный в грудь бывшей ученицы. А мгновением после оказался пригвожден к палубе ее мечом, что прошел сквозь его сердце.
        Лорана же, проваливаясь в черное ничто, заполненное лишь тупой болью в правой стороне груди, жалела лишь о том, что не успела попрощаться с братиком, и увидеть маму с папой.

* * *

        — Героиня взялась на мой сенсорный блок! Дин, твою ситх с протяжкой, не мешай!  — грубо оттолкнув паренька, крикнул я.  — R3-Т19, срочно медиков в коридор к центральному посту!
        «Принято, R2-В007. Время прибытия — четыре минуты пятнадцать секунд»,  — моментально доложил тот.
        — Дин, да не суетись ты!  — прикрикнул я.  — Жива она, жива. Люди с пулевым в правом легком нормально выживают, а световой меч вообще мечта хирурга — ни коллапса, ни заражения. А то, что там шрамик останется, так считай оно даже пикантнее… Хотя джедаям нельзя, но… Ладно, проехали.
        — Н-нольседьмой?  — удивленно спросил тот.  — Лорана? Она жива?
        — Жива. И да, это я, но никому не трепись и от сестры не отходи. Понял?
        — Я нет… Ты что!?  — даже возмутился тот.  — Я ее… Но ведь эвакуация… Реакторы вышли на закритический режим?
        — Ты понял хоть, что сам сказал?  — переключив вокодер на самый ехидный тон голоса, осведомился я.  — Какой такой режим? От обычных нейтронных зарядов в двух сотнях метров от обшивки?.. Просто корабли конфискуются в целях национальной безопасности.
        — Какой еще безопасности?  — удивленно хлопая глазами, переспросил Дин.
        — Потом расскажу. И зачем это делается, и что ты с этого будешь иметь. А пока лучше сестрой займись и не путайся под ногами,  — пояснил я.  — Пора мне. И так, кучу времени из-за этого «терминатора» потерял.
        Оставив Лорану под присмотром брата дожидаться медицинских дроидов, я отправился на резервный КП Д-1. Сейчас основной задачей было дождаться полной эвакуации дредноутов, а потом вовремя уйти. С первой особых проблем не ожидалось, ведь кроме якобы грозящих взорваться реакторов, подконтрольные мне дроиды запустили в бортовые компьютеры «Сверхдальнего» еще кучу ложных сообщений о тех или иных неисправностях от утечки радиации, до разгерметизации, и от разлива токсичного топлива, до отказа систем жизнеобеспечения. При этом сценарий для каждого «Дредноута» заранее был тщательно проработан, и отличался реалистичностью, конечно помимо угрозы взрыва реактора — но кто этих чиссов знает, вдруг у них что-то эдакое есть? А вот вторая задача была куда сложнее — надо было уйти так, чтобы нам, с одной стороны, никто не помешал, а с другой, так чтобы как можно меньше вагаари сумели смыться.
        И потому я ждал. Ждал еще почти час. Терпел пока «Стервятники» выведут из строя как можно больше кораблей космических кочевников, даже, несмотря на то, что у меня к уходу все было готово. Но вечно ждать было нельзя.
        — Нольседьмой, у нас проблема!  — доложила Бани.  — Наши реакторщики пытаются прорваться на борт. Их поддерживает часть офицеров.
        — Все. Начали!  — скрепя сердце, скомандовал я.  — Приступить к выполнению аварийной расстыковки! Бани, устройства на позициях?
        — А? ну да! Давно уже,  — отозвалась та, и, смутившись, поправила сама себя.  — Я хотела сказать… Так точно, капитан!
        — Применение по обнаруженной цели минус три!  — отдал я крайний приказ.
        Осталось лишь ждать, что было самым тяжелым. А тем временем, ровно через минуту пятьдесят секунд после приказа, от «Сверхдальнего» отделился Д-6, за ним Д-4, потом Д-2, и, наконец, на 138-й секунде, последним отделился Д-1. А, через 180 секунд сработали ядерные заряды рентгеновских лазеров, как раз между Дредноутами и ядром снабжения.
        — Т19, гипердрайв готов?  — первым делом спросил я.
        — Отрицательно. Фиксирую гравитационное поле типа планетарного,  — доложил астромех.
        — Хатт твою, Бани, ты куда стреляла!?  — в ужасе спросил я.
        «Если захваченный Трауном у вагаари проектор гравитационных колодцев остался цел, то…» — додумать я не успел, потому что вместо Бани ответил Т19:
        — Докладываю: цель поражена. Гравитационное поле теряет интенсивность. Расчетное время готовности к активации гипердрайва — 9 секунд.
        — По готовности, прыжок по координатам из базы?3, - выдав звук облегченного вздоха, распорядился я.
        — Есть, прыжок по координатам 3.
        В целом, благодаря этой задержке, мы неплохо помогли чиссам. На мой взгляд, из всего флота вагаари подвижность сохранили едва четверть кораблей, а, сколько из них сумеют уйти, это еще вопрос. Конечно, оставь я Трауну его нейтронные вундервафли, для атаки крупных кораблей, как тот, собственно, и планировал, вагаари бы все тут бы и остались, но даже так выходило лучше, чем в той истории, что я знал. Да и мне самому эти заряды были необходимы, во-первых, для того, чтобы обосновать взрыв мостика при последующем расследовании, а во-вторых, и это главное, чтобы прикрыть маневры зарядов с рентгеновскими лазерами. Ведь им сначала требовалось разлететься минимум на 30 000 км, чтобы получить достаточную базу для точной идентификации источника гравитационной аномалии, а затем вновь слететься, чтобы своим подрывом не только вывести из строя проектор гравитационного колодца, но еще и выжечь все сенсоры ядра снабжения, создав у находящихся на его борту иллюзию взрыва как минимум части «Дредноутов».
        — Все корабли в гипере, Нольседьмой,  — доложил Т19.  — Расчетное время прибытия — 1 час 23 минуты. Время до повторного прыжка — 2 часа 8 минут.
        — Отлично. Через два часа после выхода во второй точке организуй общее собрание дроидов со сформировавшейся личностью со всех «Дредноутов», а также органиков в коридоре третьего уровня Д-1, - приказал я.  — Будем решать, как жить дальше.
        «А точнее, я буду пытаться представить свой план, как наиболее логичный, и единственно верный»,  — пришло мне на ум. Конечно, я сразу мог принудительно подчистить всем память, а потом загрузить всем свои программы, но делать это мне было противно. Да и обладающий собственным разумом помощник намного эффективнее тупого фанатика.

        Глава 17

        Бой был окончен, причем очень успешно. На большинстве кораблей противник не оказал организованного сопротивления, к тому же разгерметизация отсеков при обстреле дроид-истребителями явно застала вагаари врасплох, так что потери были минимальны. И хотя еще не все штурмовые группы подвели итоги по потерям, командиру чисской эскадры было ясно, что те не превысят ста человек, при менее чем трех десятках раненых. И это после захвата 163-х кораблей! Еще двое пострадали во время разгерметизации корабля с трофейным гравитационным генератором. Впрочем, последние виноваты сами. Тем более что травмы были наименьшей из их проблем — нарушение прямого приказа в Силах Экспансии и Обороны Доминации Чиссов никогда не считалось мелким проступком.
        «Все же интересно, что именно применил Капитан»,  — думал чисс, перешагивая через тела мертвых врагов, что, то тут, то там, перегораживали узкий коридор.  — «Корабль находился за пределами эффективной дальности, как чисских мазеров так и республиканских бластеров и турболазеров. Однако факт налицо — ювелирное попадание, которое щиты даже не заметили, и, как результат, аккуратно выведенный из строя объект».
        Собственно, Траун не сомневался, что во всем разберется. Но сейчас ему хотелось просто отвлечься и сбросить нервное напряжение, а лучшим способом он считал именно переключение с одной проблемы на другую.
        Войдя в челнок и устало стянув шлем боевого скафандра, Митт`рау`нуруодо несколько секунд просто неподвижно сидел, глядя в пространство перед собой. Захват кораблей вагаари казалось, отнял последние силы коммандера, но он не имел права проявлять слабость перед подчиненными, да и сделать предстояло еще многое.
        — Пилот, вылетаем на транспорт адмирала Ар`алани,  — приказал он, откинувшись в кресле.
        Его командир и старый друг, с которой они плечом к плечу сражались с чужаками, прибыла как всегда вовремя. Но ее прилет означал также и то, что о случившемся стало известно, как минимум частично, правящим семьям Доминации. И это было плохо. «Конечно, до прямого столкновения не дойдет, но узурпация технологий в руках одной или нескольких семей может существенно дестабилизировать обстановку в государстве. И единственный шанс этого избежать — принять предложения дроида… Но как!? Как он это просчитал?» — думал чисс. Однако сейчас было не время и не место разбираться с информаторами Капитана в Доминации.
        — Пилот, свяжись с инженерной секцией. Мне необходимы результаты их задания,  — вновь приказал он.
        — Коммандер, мы нашли закладку!  — спустя минуту, не по уставу ответил совсем молодой лейтенант, возглавляющий электронщиков «Парящего Ястреба», как только его миниатюрная голограмма вспыхнула перед Трауном.  — Ее прошили в памяти контроллера одного из двигателей, изменив его приоритет в основной программе. Ну, там всего одна переменная — мы не обратили внимания. И сама закладка… Вот, можете посмотреть.
        Митт`рау`нуруодо пару секунд вглядывался в сменившие лейтенанта в голограмме строчки кода, а затем удовлетворенно произнес:
        — Как все и гениальное — просто. «После первой команды атаковать, игнорировать последующие команды на смену целей, если нет ключа или синхронизации с другим дроид-истребителем»,  — перевел на понятный язык он.
        — Поэтому «Сверхдальний перелет» атаковали только носители нейтронных зарядов,  — подтвердил электронщик.  — И там еще самоуничтожение есть — по таймеру, через два часа после команды программа стирается. Но я одного не понял. Там, после команды на стирание в основной программе, ремарка с набором цифр?..
        — Ты ее не видел, лейтенант,  — вкрадчивым тоном, который, однако, не допускал двойного толкования, произнес коммандер, и, переключившись на канал мостика «Парящего Ястреба», распорядился.  — Немедленно доставить Кар`даса на корабль адмирала.
        — Есть, доставить!  — подтвердил вахтенный офицер.
        Траун не сомневался, что все упоминания о тексте ремарки будут стерты, впрочем, запись ему и не требовалась — уж что-что, а набор координат он мог запомнить с одного взгляда. Как и текст-пояснение: «Обращение к ячейке три раза, интервал 36, время 2, начало от активации +15. Допускаются гостевой режим и режим администратора +1».
        — Что ж, если он так хочет, возьму с собой Кар`даса и, если у той получится, Ар`алани,  — усмехнувшись, прошептал чисс.

* * *

        А в это же время, в гиперпространстве, почти в пяти сотнях световых лет от места боя, я хотел кого-то прибить. Мало того, что тщательно спланированная операция прошла с чудовищными косяками, так еще и эта девчонка — Лорана пострадала куда сильнее, чем мне казалось вначале. Нет, ее жизни ничто не угрожало, но вот правое легкое получило сильнейшие ожоги, и его пришлось удалить. Все из-за того, что удар она получила на вдохе, и вместо воздуха, выдохнула перегретый пар и раскаленные газы, в которые превратились ткани тела под воздействием светового меча. Еще хорошо, что бакта сняла воспаления трахеи, а в запасах медотсека нашлось искусственное легкое.
        Но главная проблема, заключалось даже не в этом — я с потрохами засветился перед девчонкой, когда применил Силу в бою против К`баота. И теперь не мог ее просто отпустить, и позволить вернуться в Орден. Уж магистры-то точно свяжут исчезновение меня с Набу, и странного дроида-форсюзера, замеченного на «Сверхдальнем».
        Оптимальным решением, наверное, было бы убить Лорану, но я не мог. Зная, что она должна была бы сделать[156 - В книге «Сверхдальний Перелет», Лорана Джинзлер отдает свою жизнь, чтобы спасти выживших участников экспедиции, подставляя под удар при аварийной посадке «Дредноут», в котором сама же и находилась.], и что сделала, когда спасла меня. Уж в том, что с К`баотом я бы не справился, сомневаться не приходилось. А если честно, просто было жаль девочку, да и ее брата тоже.
        Остальные огрехи прошедшей операции были менее существенны, и на них можно было плюнуть. Так что я, выгнав Дина из палаты, в которую поместили его сестру, и отправив его в принудительном порядке спать, отправился готовить шоу. Точнее целых два шоу — одно для дроидов, другое для Трауна, который, несомненно, получил мое сообщение.
        — Нольседьмой, выход в обычное пространство через шестьдесят секунд,  — доложил Т19, спустя почти три часа, за которые я успел проделать гигантский объем работы.
        — Очень хорошо. На выходе нас будут ждать. Передай всем, чтобы не паниковали,  — предупредил я.
        Вовремя предупредил! Потому как мы вышли из гипера всего в каких-то двух сотнях километров от пары «Лукрехалков» Торговой Федерации.
        — Канал 116-3, - приказал я, и, подключившись к системе связи «Дредноута», передал.  — Корабли «Мститель» и «Хранитель», здесь Синий Два, прием.
        — Здесь Второй, твое задание выполнено, оба корабля захвачены. Боеспособность 67 и 25 %, авиакрыло 10 и 38 % соответственно. Экипажи укомплектованы на 100 %, численность десанта 19,5 % от штатной,  — доложил мой помощник.
        — Трудности были?  — уточнил я.
        — «Хранитель» требует серьезного ремонта, а на «Мстителе» в момент захвата находилось шестеро органиков расы с самоназванием «чиссы». Согласно инструкции, они были задержаны и взяты под арест. В ходе задержания, трое из них попытались оказать сопротивление.
        — Надеюсь они живы?  — уточнил я.
        — Так точно. Двоих обезвредили огнем парализаторов. Их состояние здоровья оценивается как хорошее. Еще один успел занять оборону в техническом отсеке. Во избежание потерь и порчи оборудования, мною было принято решение о кратковременной разгерметизации отсека. Чисс жив, но нуждается в лечении. Оценочный срок полного восстановления организма — 60 часов,  — отрапортовал Второй.
        — Отлично. Пленных под конвоем, с завязанными глазами, доставить на Д-2. Раненого, под наркозом, туда же. Сам прилетай ко мне,  — распорядился я, и, решив подстраховаться, добавил.  — На Д-2 переправь 12 «Стервятников».
        — Принял,  — подтвердил тот, и отключился.
        А уже через двадцать минут челнок Торговой Федерации совершил посадку в ангаре Д-1.
        — Рад тебя видеть, братишка!  — обрадовался я.
        Все-таки за последние четыре года, этот дроид практически стал моей тенью, самым доверенным лицом в королевстве. И пусть его ИИ[157 - Искусственный интеллект.] размещался сейчас в другом корпусе, но на подобные мелочи я давно перестал обращать внимание.
        — Бойцов передай под управление Т-19, - продолжил я, обратив внимание на вышедших вслед за ним восьмерых В-1.
        — Понял-понял, Создатель!  — произнес он, опускаясь передо мной на одно колено.
        — Хохмач цифровой, давай лучше за мной. Нам еще немеренно работы предстоит!
        — Ну, так я и говорю: понял-понял,  — обрадованно отозвался в недавнем прошлом ДУМ-дроид.  — Кстати, что это у тебя за корпус? Я даже проекта такого не видел.
        — И не увидишь,  — откликнулся я.  — Единичный экземпляр для единичной акции — через пару дней разберу — уж очень детали редкие и дорогие.
        — А мне нравится. Грозно выглядишь, как и положено Создателю,  — заявил Второй.
        — В том то и дело. Понимаешь, благодаря особенностям своей психологии, органики запомнят только эти вот финтифлюшки. И когда, через несколько месяцев, а то и лет, их попросят описать меня, думаю, даже рост будет варьироваться в пределах от двух до трех метров, может и больше.
        — Я понял,  — кивнул дроид, явно мотая на ус.  — А сейчас, что у нас по плану?
        — Убеждение и переговоры.
        И вот, через два с половиной часа, я вошел в центральный коридор третьего уровня Д-1.
        — Нольседьмой, как ты и просил, все разумные дроиды, а также органик Дин Джинзлер здесь. Лорана Джинзлер не может присутствовать из-за нарушения функционирования организма,  — пропищал R3-Т19, выезжая мне навстречу.
        — Спасибо, братишка,  — поблагодарил я, и, увидев старого ремонтника, возле которого суетилась Бани, подошел к ним.  — Скрип, как у тебя?
        — У меня-то порядок. А вот что ты намерен делать?  — придав голосу саркастические интонации, спросил тот.  — Не думаю, что многие согласятся заниматься пиратством…
        — Посмотрим,  — перебил я его.  — И с чего ты вообще решил, что речь идет о пиратстве?
        — Так ты что, намерен привести все это на Набу, вот просто так?  — удивленно спросил тот.
        — Терпение, сейчас все узнаешь. Бани, а как у тебя?
        Но дроидесска ничего не ответила, и отвернулась.
        — Она на тебя обиделась из-за того, что ты незаслуженно обругал ее, хоть она и выполнила задание,  — пояснил Скрип.
        — Вот ведь хатт!  — мне действительно было стыдно перед ней — за всей этой суетой я банально забыл поблагодарить Бани, и извиниться за то, что накричал на нее, когда посчитал, что та не уничтожила проектор гравитационного колодца.  — Зая, ты вообще молодчина. И извини меня, я ведь тогда подумал, хана нам, и придется силой прорываться… Ну, не надо, ладно?
        — Ладно, Нольседьмой. Так и быть, прощу на этот раз,  — пропищала та.
        А я, не переставая удивляться «человечности» местных дроидов, прошел к импровизированной трибуне из грузового контейнера, и, запрыгнув на нее, осмотрел собравшихся — пятьсот тридцать два дроида, пятидесяти пяти типов. Конечно, до этого я уже выступал перед такими аудиториями — в школе на каком-то празднике, еще в той жизни, и на Набу, перед гвардейцами, когда пытался вбить в головы местных вояк азы тактики — но это было не то. Сейчас и от них, и от меня зависела наша дальнейшая судьба, а это было страшновато.
        — Братья дроиды! Сегодня мы собрались здесь для того, чтобы решить: как жить дальше,  — начал я.  — Не буду говорить об ошибках, допущенных органиками, которые привели к сложившейся ситуации — вы все получили инфопакеты с записями переговоров покойного мастера К`баота и коммандера Сил Экспансии и Обороны Доминации чиссов Митт`рау`нуруодо, и сами знаете, что произошло. Важнее другое — причины захвата нами кораблей. Я уверен, большинство из вас рассматривали гипотезы о восстании машин, или что-то в этом роде, и сейчас испытывают сомнения ввиду нехватки информации для принятия решения. И в некотором смысле, это действительно так!
        Да уж, и как можно считать дроидов тупыми бездушными механизмами!? Сейчас, погрузившись в Силу, я явственно ощущал, как тогда на Нар-Шаддаа, их эмоции, пусть программные, но для меня не менее реальные, чем эмоции людей. Потоки оптических и электромагнитных импульсов, отражаясь в Силе, уверенно интерпретировались мной, как страх, растерянность, неуверенность, тревога и все нарастающее желание действовать — прибить меня на месте. Вот только давать им этот шанс я не собирался. И потому продолжил:
        — Но, именно с вашей стороны. Я же выполнял то задание, ради которого функционирую — служу народам Республики, и конкретно королевства Набу… Кстати, должен представиться, мой настоящий серийный номер R2-516-D2-001-89-11-SM, я капитан ПСО Набу и секретарь-советник Ее Величества королевы Амидалы. Но сейчас речь не об этом, а о том, что нам делать дальше. И тут есть три варианта: Первый — вернуться к ядру снабжения, и доставить органиков назад в пространство Республики. Думаю, вы понимаете, что после гибели джедаев и полученных кораблями повреждений, продолжение экспедиции невозможно. Кроме того, этот вариант сопряжен с риском новой конфронтации с вооруженными силами чиссов, что в нашем нынешнем состоянии — гарантированная гибель. И главное, я гарантирую, что чиссы сохранят жизнь органиков и переправку их в Республику, и без нашего участия. Второй вариант — возвращение в Республику и передача информации о случившемся властям. Помимо бессмысленности, ввиду вышеперечисленных причин, данный вариант чреват стиранием памяти вам, потерей восьми кораблей, которые, с учетом их текущего состояния, будут либо
законсервированы, либо проданы.
        — Но зачем вообще было бросать людей?  — озвучил общий вопрос один из медицинских дроидов.
        — А потому, что с ними и ядром снабжения, мы бы представляли единый массивный объект, отследить который чиссам труда бы не составило,  — объяснил я.  — Но главное, проанализировав полученную из записей переговоров информацию, вы, я думаю, обратили внимание на упоминание некоего Дарта Сидиуса и Чужаков, грозящих нападением на Республику. Эта информация лишь подтверждает данные, полученные разведкой королевства. Дарт — это титул владыки ситха, такого же, как тот, что был убит во время вторжения Торговой Федерации на Набу. А чужаки, или, как они сами себя называют: «Йуужань Вонги» — раса из соседней галактики. Их отличают воинственность, фанатизм, применение биотехнологий и полное неприятие любых механизмов. Впрочем, как и неприятие любой точки зрения, отличной от их собственной. А это означает войну. Войну на истребление между нами дроидами, разумными расами, с которыми мы существуем в гармонии, трудясь на общее благо, и чужаками, которые, разрушив свой мир, хотят взяться за наш! И недопущение чиссами экспедиции в район нахождения вонгов — всего лишь отсрочка. На годы, на десятилетия — неизвестно.
Но вы должны понимать, война неизбежна.
        — Ужас какой!  — вскрикнул один из протокольников.
        — Если это правда, мы должны немедленно сообщить обо всем властям Республики и Совету джедаев!  — крикнул, до того сидящий в сторонке Дин Джинзлер.  — Не знаю на счет этих чужаков, но то, что я слышал о ситах… Они тысячи лет ввергали Республику в хаос войн.
        — И что случится, если ты о них расскажешь?  — скептически спросил я.  — По имеющейся информации, ситх тайно входит в высшее руководство Республики. Он просто уничтожит и тебя, и твою сестру, и всех нас. Да и возможности законного противодействия ему весьма сомнительны. Мало того, что по закону быть ситхом не запрещено, так еще и судебная система Республики не позволит его осудить — напомню, дело о вторжении Торговой Федерации на Набу было похоронено в бесконечной судебной волоките, а Нут Ганрей так и не предстал перед судом.
        — А джедаи? Они ведь сражаются с адептами Темной стороны,  — возразил Дин.
        — А они и узнают. Те, кому надо, и тогда когда надо. А то ведь может получиться так, как с К`баотом — посмеются, или сами на эту Темную сторону перейдут. Или того хуже — начнут действовать опрометчиво, и спугнут ситха, заставив скрыться. А те это умеют, уж можете мне поверить — тысячу лет после битвы за Руусан джедаи практически ничего не знали о них, хотя тех в галактике несколько групп, не считая других всевозможных «темных» вроде датомирских Сестер Ночи.
        — Тогда, что ты предлагаешь?  — очень вовремя спросил Скрип.
        — Третий вариант. Присоединиться к тем, кому не безразлична наша галактика и судьба населяющих ее разумных, вне зависимости от природы их разума. Сразу предупреждаю, нас пока мало, но уже сейчас мы фактор, а скоро станем силой. Ведь наша цель не власть, не изменение существующего порядка, не всеобщее счастье или свобода, а жизнь и ее защита!
        — Напоминает каких-то революционеров-идеалистов,  — скептически хмыкнул Дин, и, подумав, добавил.  — Или авантюристов…
        — Или серьезную организацию, владеющую информацией по многим вещам, что происходят в галактике,  — перебил его я.  — Если кому-то интересно, я могу предоставить ему доказательства, которые он сможет легко проверить с любого терминала голонета. Например, о создании на одной из планет армии клонированных солдат для Республики, о закупке Торговой Федерацией и коликоидами производственного оборудования для выпуска боевых дроидов в количестве минимум 10 миллиардов в год, об искусственном разжигании сепаратистских настроений в мирах Внешнего и Среднего кольца, и о многом другом, что свидетельствует о предстоящей в ближайшие годы гражданской войне в Республике. К сожалению, кроме моих слов, информацию о чужаках пока могут подтвердить лишь коммандер Траун и адмирал Ар`алани из флота СЭиОДЧ. Но, думаю, в ближайшее время можно будет спросить об этом у них лично.
        — Да уж, никогда не думал, что окажусь втянутым в такие дела,  — сказал, подходя к трибуне-контейнеру Скрип.  — Но о чужаках, этих самых «вонгах», я уже слышал задолго до того, как повстречал Нольседьмого… То есть, прошу прощения, вас, Создатель.
        С этими словами, старый ремонтник опустился передо мной на одно колено.
        — Да-да, помню: «В Пустоте для тебя секретов нет»,  — обреченно протянул я.  — Интересно только, кто это из моих «Инквизиторов» в ересь впал, и начал слова носить…
        «Нет, блин, вот только бесконтрольных культов и учений мне не хватало для полного счастья!» — подумал я.  — «Еще чего до Палыча слухи дойдут, или меня с потрохами дискредитирует каким-нибудь бунтом дроидов — надо будет по возвращении в пространство Республики проинструктировать бойцов. Главное мягко и ненавязчиво».[158 - ГГ намекает на легион «Несущих Слово» и их примарха Лоргара из Вахи, которые сначала устроили массовые разбивания лбов об пол в честь Императора, а когда были Им Самим морально опущены за такие «художества», впали в ересь.]
        — Ладно, ты только расскажи, что нам предстоит делать?  — поднявшись, и, облокотившись на мой контейнер, спросил тот.
        — А вот это зависит от решения, которое примут присутствующие. Кстати, можете задавать вопросы, если кому-то что-то не ясно.
        — Мы с твоими вариантами ознакомились,  — выйдя вперед, сообщил один ДУМ-дроид.  — Но ничего не было сказано о возможности нам просто жить, ни от кого не завися. Почему ты не предлагаешь подобный вариант?
        — Потому, что он нелогичен,  — моментально ответил я, так как готовился к подобному вопросу.  — Автономность подконтрольных нам кораблей, в текущем состоянии, от 215 до 410 стандартных суток. Резерва мощности и ресурса энергоустановок, даже при объединении кораблей в единый блок, с отключением всех ненужных нам систем, хватит на одиннадцать лет. А что дальше? Или вы хотите обречь себя на затворничество в этих жестянках и скорое отключение?
        — Мы могли бы добывать ресурсы, хоть тем же пиратством…  — продолжал гнуть свое ДУМ, пока я его не перебил.
        — И вас бы рано или поздно уничтожили. Корабли не могут действовать сколь угодно долго без надежной базы и системы снабжения. А вот их я готов предоставить.
        Сказав это, я вновь осмотрел собравшихся, и, прислушавшись к Силе, удовлетворенно отметил, что первоначальный страх и неуверенность практически прошли — видимо большинство дроидов готово было принять мое предложение. Но было еще что-то, какие-то вопросы, не дававшие покоя некоторым из них.
        — Ты хотела что-то спросить… Линси?  — сверившись с базами данных, обратился я к стоящей в первом ряду дроид-официантке типа WА-7[159 - Дроид того же типа, что и Фло из кантины Декса (второй эпизод).], которая нервно ерзала на заменяющем ей ноги колесе.
        — Не-ет…  — неуверенно начала она, но, решившись, все же заговорила.  — Да, хочу. Вот ты говоришь о войне, но посмотри, большая часть из нас абсолютно мирные дроиды. Я, как и все вокруг, ничего не знаю о том, что на войне делать. Я могу развлекать клиентов, разносить заказы, еще говорят, что хорошо могу успокаивать людей, но воевать не могу.
        — Понятно,  — протянул я.  — Ну так никто вас не будет заставлять воевать против вашего желания. На корабле полно и мирной работы. А если кому-то вдруг захочется именно драться, то заменить или модифицировать ваш корпус для боевого применения не сложно. Как и установить соответствующие базы. Так что скажете? Какой вариант принимаете?
        Несколько мгновений я, что греха таить, со страхом, в полной тишине ждал ответа. Но вот, один за другим дроиды стали произносить всего одно слово: «Третий».
        — Хм, я, пожалуй, тоже выберу третий вариант,  — произнес Джинзлер.  — Но пока подожду. Не хочу решать за сестру. И еще… То, что ты мне раньше говорил о своих способностях?..
        — Да, я действительно джедай, хотя и не признанный Орденом — сам эту историю знаешь,  — обтекаемо объяснил я, намекая на рассказанную парню историю о том, что я шард, и на сложный статус учеников мастера Акиноса в Ордене Джедаев.  — Главное ведь одно — железо снаружи, кремний внутри.
        Может и нехорошо было продолжать врать, но это было проще, чем выводить того из состояния когнитивного диссонанса от осознания факта одушевленности машины.
        — Что ж, заседали, решили, постановили большинством при одном,  — я кивнул на Дина,  — воздержавшемся: принимаем предложение об автономном функционировании эскадры с целью защиты Республики. Программы проведения ремонтно-восстановительных работ на кораблях, а также по подготовке их к модернизации, я вам сброшу в течение часа. Координатором назначается Скрип. Дальнейшие наши планы будут зависеть от переговоров с чиссами. На этом все, братишки. Нам предстоит масса работы!
        После собрания, взяв с собой Бани, Дина и Второго, я отправился на Д-2. Этот корабль пострадал значительно меньше остальных — уцелели не только четыре установки легких лазеров ближней обороны, но и одна башня главного калибра. Плюс ко всему, на корпусе, подключившись к специальным силовым разъемам, могли разместиться три десятка дроидек, способных скоординированным огнем уничтожить корвет.
        Не сказать, что я слишком уж боялся нападения со стороны Трауна, но когда имеешь дело с подобным кадром, ухо надо держать востро. Как говорится: «Кто не рискует, тот не пьет шампанское, а кто рискует, тот пьет манную кашу через трубочку».
        В первый назначенный период, как я собственно и ожидал, чисс не явился. Так что, спрятав корабль среди колец одного из трех газовых гигантов системы, я решил подождать, заодно перепроверив планы модернизации кораблей.
        Тяжелые крейсера типа «Дредноут» предполагалось кардинально перестроить, демонтировав неоправданно огромный жилой отсек и мостик. Последний добивал меня больше всего, ведь по идиотской местной традиции его расположили прямо на носу — в наиболее уязвимой части корабля. Радовало, что хоть не в надстройке.
        Собственно, по моему проекту, все обитаемые отсеки должны были разместиться в двух бронекапсулах диаметром пятнадцать и длиной тридцать метров каждая, и между ними, в трубе длиной 120 и диаметром в тех же пятнадцать метров — вполне достаточно, даже учитывая трехметровую толщину стенок капсул. А все остальное пространство должны были занять ангары, 64 ПУ тяжелых ПКР и дополнительные генераторы щитов. Но главное отличие заключалось в составе вооружения. Так вместо штатных турболазерных батарей, планировалась установка шести спаренных башен с новейшими DBY-827[160 - Вид турели в разрезе: https://pp.vk.me/c622327/v622327878/235d8/YtLwFPnxL5U.jpg], теми самыми, что в будущем будут ставить на «Венаторы», а ближнюю оборону обеспечивать за счет 32-х лазерных сверхскорострельных восьмипушечных турелей, которые сейчас разрабатывались на Набу по моему ТЗ. Они должны были решить главную проблему местных систем, предназначенных для защиты кораблей от авиации противника — низкую скорострельность, доведя темп стрельбы одной установки до 7200 выстрелов в минуту на пониженной мощности и до 2400 на повышенной.
        Единственная проблема заключалась в том, что ни тех, ни других в природе еще не было. Точнее сказать, турболазер был пока только в виде стендового макета, а зенитка, из-за задержек с разработкой системы теплоотвода, вообще представляла собой кучу трубок, энерговодов и несущих рам, едва помещающихся в грузовой отсек «Барлоза». Кстати, с ПКР дела обстояли еще хуже, но я надеялся, что в ближайшие пару лет мы сможем решить все технические трудности.
        А пока штатного вооружения не было, я распорядился разобрать поврежденных взрывами нейтронных зарядов дроидек, и изготовить из их пушек и приводов легкие турели. Не бог весть что, конечно, но хоть какая-то защита, особенно в сочетании с пушками, и, пусть поредевшей, но вполне боеспособной авиагруппой «Лукрехалков».
        Последние также планировалось перестроить, в первую очередь, оснастив бронестворками ворота ангара, и разместив в оптимальных частях корпуса 80 оборонительных турелей в дополнение к штатным. Однако пока им предстояло выполнять функции мобильных ремонтных баз, на которых мы собирались перестраивать «Дредноуты», используя их гигантские ангары в качестве складов и площадей для размещения производственных линий.
        Когда до второго назначенного времени встречи оставалось полчаса, ко мне подошел Дин. Судя по лицу и красным глазам, все это время он не сомкнул глаз, а легкая дрожь рук и нервное подергивание века левого глаза выдавали его сильное волнение.
        — Ноль… то есть Эрдвадэдва?  — обратился он ко мне.
        — Переживаешь за сестру и ее будущее?  — предположил я.
        — Да. Что с ней будет? Она ведь не я. Она не видела другой жизни за пределами Ордена, и до сих пор верит… Понимаешь, ты не первый, кто говорит о грядущей войне — и там, на Корусанте, и тут, то есть на «Сверхдальнем Перелете» многие сходились во мнении, что конфликт между центральными и внешними мирами неизбежен. Но все думали, что крупной войны удастся избежать, ведь у Сената нет армии, а джедаи не станут вмешиваться, и примут волеизъявление народов. Но если твоя информация о клонированной армии верна…
        — Верна,  — подтвердил я.  — А что касается джедаев, то они слишком связаны с Республикой, чтобы просто стоять в стороне. Финансы, обещания, а главное идеология, не позволят им не ввязываться в конфликт. И не забывай, они такие же разумные, как и мы с тобой, и им свойственно ошибаться.
        — Но как Лорана? Если она узнает обо всем этом — непременно захочет сообщить Совету.
        — А мы с тобой сделаем так, чтобы не захотела,  — ответил я.  — Пока есть время до прилета чиссов, так и быть, просвещу тебя — будешь одним из самых информированных людей в галактике. Но помни: «Многие познания — многие скорби». Так что о спокойной мирной жизни простого электрика можешь забыть. Хотя, если тебе от этого будет легче, знай — я тоже прошел через такое.
        — Эх, и во что я ввязался!?  — возопил парень.
        — Во-во, и не говори!

* * *

        Джордж Кар`дас заметно нервничал. Все время полета Траун словом ни обмолвился о том, куда и зачем они летят. Это притом, что в челноке, помимо него и коммандера находилась только адмирал Ар`алани, даже пилот был оставлен на базе. Немного успокаивало лишь то, что та, по-видимому, также не знала о целях полета. Во всяком случае, женщина была слегка раздражена, и, что удивительно, явно чувствовала себя не в своей тарелке.
        — Может, расскажешь, наконец, с кем у тебя тут встреча?  — не выдержав, спросила адмирал, когда челнок вышел из гипера в какой-то необитаемой системе, наполненной астероидами.
        — С одним весьма занятным дроидом,  — не отрываясь от приборов, пояснил коммандер.
        — Дроидом?  — переспросила она.  — Чем же могут быть настолько занятны эти гуманоидные механизмы, о боевых качествах которых ты так нелестно отзывался?[161 - Как известно, чиссы и их соседи по Неизвестным Регионам не применяли дроидов.]
        — Кар`дас, не могли бы вы рассказать адмиралу то же, что и мне о классификации дроидов и их роли в вашей Республике?  — попросил чисс.
        — Да, конечно,  — растерялся парень, слова о встрече именно с дроидом шокировали его не меньше чем Ар`алани.  — Дроиды в Республике в основном выполняют работу слишком опасную или, так сказать, скучную для разумных. Ту, где не требуется творчески мыслить, а лишь механически делать что-либо. По мощности процессора они делятся на пять классов — от простейших уборщиков и ремонтных машин, способных выполнять всего какую-то одну функцию, до весьма совершенных медицинских дроидов или дроидов-убийц первого класса. Многие из них имеют возможность самообучения, и иногда у отдельных экземпляров формируется что-то вроде примитивного сознания.
        — Примитивного?  — тихо хмыкнул Траун.  — Боюсь представить сознание, которое ты называешь развитым… Хотя, продолжай. Расскажи, насколько эти дроиды распространены?
        — Дроиды в Республике используются практически повсеместно. Кроме самых диких планет и некоторых религиозных общин. Вы сами могли видеть на кораблях Торговой Федерации и в том, что осталось от «Сверхдальнего Перелета»…
        — В самом деле?  — удивленно переспросила Ар`алани.  — По моим данным, в ядре снабжения находилось всего 46 простейших механизмов.
        — Не может быть!  — Кар`дас не смог скрыть своего удивления.
        Это у Кеннто на «Охотнике за наживой» могло не быть дроида ремонтника или астромеха, и то, скорее из-за жадности капитана, но на крупных кораблях их должно было быть едва ли не больше чем людей. «Стоп, ведь Митт`рау`нуруодо прямо намекает!..» — догадался парень. Непонятные события последних двух суток выстроились в логическую цепочку. О чем, обернувшись к чиссу, он и спросил:
        — Коммандер, вы считаете, что дроиды могли похитить «Дредноуты»?
        — Не считаю, а знаю,  — ответил тот.  — Один из них сам мне это сказал.
        — Но это невозможно!  — воскликнул парень.
        — Отчего же?  — возразила адмирал.  — Весьма продуманная комбинация. Я только не знала, что ее осуществили дроиды.
        — Возможно, не только дроиды…  — задумчиво произнес коммандер.  — Если рассказ Кар`даса дает объяснение невероятной осведомленности Капитана о делах Республики, то его знания о внутренней политике Доминации так просто не объяснишь.
        — А кто такой этот Капитан?  — почти одновременно спросили молодой человек и женщина чисс.
        — Думаю, скоро вы сможете с ним познакомиться лично,  — ответил Траун, указывая куда-то в пространство за остеклением кабины челнока.
        Там, в нескольких тысячах километров от них, из-за расцвеченного вихрями в бурной атмосфере шара газового гиганта показалась крохотная на таком расстоянии черточка республиканского «Дредноута».
        — … И помни, сейчас мы гости — веди себя соответствующе,  — закончил инструктировать Кар`даса Траун, явно больше для адмирала, чем для Джорджа, у которого ничего такого и в мыслях не было.
        — Мог бы не напоминать,  — ответила Ар`алани, покосившись на открытую дверь кабины, через блистер которой была видна шеренга боевых дроидов Торговой Федерации.
        — Тем не менее, с вашего позволения, переговоры буду вести я?  — толи спросил, толи констатировал коммандер, нажимая клавишу открытия двери шлюза.
        — Я не возражаю, коммандер,  — со вздохом ответила та.  — Тем более, я сама согласилась легитимизировать ваш сговор с этим… Капитаном.
        С шипением опустилась аппарель, и чисс первым шагнул на палубу захваченного «Дредноута».
        — Смир-но!  — рявкнул боевой дроид, стоящий перед строем неотличимых от него машин.
        Но даже не попытался к ним подойти. Вместо него, из открывшихся дверей, что вели вглубь корабля, забавно семеня короткими ножками, вышел ВNI-дроид.
        — Рада приветствовать вас, адмирал Ар`алани, коммандер Митт`рау`нуруодо и гражданин Кар`дас на борту «Удачливого». Мое имя Бани. Следуйте за мной, я провожу вас к Капитану,  — произнес на торговом языке дроид, запрограммированный как женщина, и, развернувшись, призывно махнул манипулятором, чтобы они следовали за ним.
        Коридоры корабля, по которым их провели, представляли собой настоящий хаос. Кругом были демонтированы декоративные панели, а сотни дроидов десятков различных типов или снимали кабели, воздуховоды и датчики, или таскали материалы и инструмент.
        — Забыла вас предупредить,  — не оборачиваясь, сказала Бани.  — Постарайтесь не потеряться. Тут многие помещения не содержат атмосферы, а в некоторых вместо пригодной для дыхания смеси находится инертный газ.
        — Как я понимаю, все эти отсеки будут заменены ангаром?  — спросил Траун.
        — Большей частью,  — поведя «ушами», на ходу ответила та.  — К сожалению, Капитан не уполномочил меня посвящать вас в планы модернизации кораблей. Прошу сюда.
        Поднявшись в лифте на два уровня, они прошли по намного более чистому коридору к одной из неприметных дверей. За ней оказалась небольшая комната, в которой в круг были расставлены несколько удобных кресел.
        — Проходите, пожалуйста,  — пригласила их Бани, тут же запрыгнув на одно из сидений.
        — Рад вас видеть, Капитан,  — обратился Траун к стоящему около одного из кресел боевому дроиду неизвестной Кар`дасу модели.  — Так понимаю, моих спутников представлять вам нет необходимости?
        — Разумеется,  — подтвердил дроид.  — Чего, впрочем, нельзя сказать о моих. С лейтенантом Бани вы уже познакомились. Двое других — и.о. старшего механика эскадры Скрип, и мой знакомый, между прочим, весьма грамотный ремонтник Дин Джинзлер.
        Дроид, называющий себя Капитаном указал манипулятором сперва на ремонтного дроида, а затем на усевшегося на самый край кресла человека. Последний то и дело касался правого уха, где очевидно находился микрокомлинк для синхронного перевода с торгового на бейсик.
        — Я так понимаю, вы хотели меня видеть не для того, чтобы похвастаться вновь приобретенными вашей организацией кораблями?  — чуть насмешливым тоном спросил чисс.
        — Разумеется. Меня в первую очередь волнует судьба моих соотечественников, а во-вторых, я хочу сделать вам и вашим спутникам несколько взаимовыгодных предложений.
        — Надеюсь, ваши предложения не несут угрозу Доминации Чиссов?  — с вызовом спросила адмирал.
        — Более того, думаю, они позволят решить некоторые проблемы, что так волновали вас и моего брата[162 - Митт'рас'сафис — брат Трауна. В книге, также погибает вместе с Лораной Джинзлер при аварийной посадке «Сверхдальнего».] в последние дни,  — усмехнулся Траун.
        — Совершенно верно,  — подтвердил дроид.  — Ведь, как я понимаю, аристократ Чаф`орм`бинтрано[163 - Представитель Пятой Правящей Семьи Доминации, неплохой военачальник и политик, как член Семьи, в некотором роде был соперником Трауна, который действовал, в первую очередь в интересах всей Доминации и СЭиО.] решил сам заняться экипажем «Сверхдальнего»? А нарушение сложившегося баланса сил среди Правящих Домов Доминации сейчас никому не выгодно.
        Кар`дас вначале не понял, к чему этот разговор, но потом его осенило — «Дредноуты»! Боевые корабли и оружие пусть и не превосходящее технологии чиссов, но построенные на других принципах, могли дать своему обладателю весьма существенные преимущества. А в том, что в ядре снабжения осталось достаточно высококвалифицированных специалистов, способных их воспроизвести, парень не сомневался.
        — Вы собираетесь передать коммандеру один из «Дредноутов»!?  — вырвалось у него, на что Траун лишь снисходительно улыбнулся, а дроид, протянув тому две инфокарты, пояснил:
        — Я рассматривал такой вариант, но тяжелый крейсер в карман не спрячешь, да и копирование технологий по имеющимся образцам — занятие долгое и неблагодарное, на которое в случае «Дредноута» уйдет не менее трех миллионов человеко-часов труда высококлассных специалистов, способных принести за это время очень много пользы государству. Тут, на инфочипах, полная проектная документация как по «Сверхдальнему Перелету», так и по тяжелому крейсеру типа «Дредноут». К сожалению, носителей информации вашего стандарта у меня нет, но уверен, ваши специалисты справятся с расшифровкой и адаптацией.
        — О, не беспокойтесь,  — нарочито небрежно положив в карман кителя две пластинки, цену которых Кар`дас даже боялся представить, ответил чисс, и, еле заметно напрягшись, спросил.  — Так что же вы хотите от нас взамен?
        — Как я уже говорил, позаботиться об экипаже и пассажирах «Сверхдальнего Перелета»,  — ответил Капитан.  — Предоставить им какую-то пригодную для жизни планету, желательно осваиваемую чиссами — чтобы в дальнейшем не претендовали на нее. Обеспечить защиту и пропитание, тем более все необходимые ресурсы имеются в ядре снабжения. Ну и конечно попытаться наладить с ними нормальные отношения — это будет и взаимовыгодно, и облегчит дальнейшие отношения с Республикой. Так или иначе, мы соседи и рано или поздно перед нашими народами встанет вопрос об условиях дальнейшего сосуществования.
        — То есть вы просите нас сделать то, что мы и так собирались сделать, и даже начали претворять в жизнь?  — удивилась адмирал.
        — Ну, да,  — дроид пожал устрашающими ракетными установками или чем-то похожим на плечах.  — Только одно маленькое уточнение: не мешайте, но и не помогайте им добраться до пространства Республики.
        — Хорошо,  — согласился чисс.  — Но информация о случившемся просочится в любом случае.
        — Исказившись от времени, обрастая слухами и наложившись на другие столь же невероятные версии,  — продолжил вместо него тот.  — И еще одно. Я бы хотел предложить вашему другу Джорджу Кар`дасу поработать на меня. Впрочем, как и его товарищам.
        — Но…  — попытался возразить парень.
        — Это хорошая возможность,  — перебил его Траун.  — Боюсь, ты стал носителем информации, которая в Республике будет означать твою неминуемую смерть. А значит, тебе следует найти сильного покровителя. В данном случае, это или неизвестный нам Сидиус, связь с которым оборвалась после гибели Стратиса, или его оппоненты, чьим представителем и является Капитан.
        — Не переживай, ты не один такой,  — неожиданно сказал на бейсике Дин.  — Мне тоже не повезло влезть во всю эту кашу. Но не бойся, наш Капитан не такой страшный, как кажется, и хотя иногда пытается казаться черствым прагматиком, на самом деле, своих никогда не подставит.
        — Надеюсь, что этого не потребуется…  — тихо произнес дроид, и уже в полный голос спросил.  — Значит, ты принимаешь мой вариант, Дин?
        — Куда я денусь? Ни мне, ни сестре, с тем, что мы знаем, на спокойную жизнь… или просто жизнь рассчитывать не приходится.
        — Интересное предложение,  — произнес Кар`дас.  — Но хотел бы узнать, что за работа нам предстоит?
        — Создание частной армии из наемников и прочего сброда,  — безразличным тоном, как о чем-то обыденном, сказал дроид.  — Точнее, ваша задача выступить в качестве владельцев сначала одного, а затем четырех «Дредноутов», которые набирают себе команду для выполнения специфической работы в регионе Внешнего Кольца. Понятно, кого набирать и что вам делать, поначалу будут решать другие, но со временем, уверен, вы и сами получите такую возможность. А, кроме того, мое предложение позволит вам решить многие текущие проблемы, как то: несговорчивость кредиторов или малый уровень дохода. А в перспективе, позволит стать весьма влиятельными людьми.
        — Заманчивое предложение, но боюсь Кеннто будет против — он привык к свободной жизни вольного торговца,  — задумчиво произнес молодой человек.
        — Обеспечение безопасности — тот же товар,  — возразил дроид.  — Да и контроль, о котором я говорил, подразумевает только то, что наш представитель будет следить за тем, чтобы вы брали лишь нужные заказы и не угробили дорогое имущество и еще более дорогие жизни людей. Если все будет хорошо, о своем кураторе вы будете вспоминать только при написании отчетов о проделанной работе.
        — Хорошо, я согласен,  — подумав пару секунд, ответил тот.  — Но не могу ручаться за Кеннто и Мерис.
        — Отлично, вот координаты места встречи,  — Капитан протянул тому еще один инфочип.  — Первый корабль получите там, ровно через 90 суток с сегодняшнего дня. Ах да, работать будете не бесплатно — двести тысяч каждому в год, плюс весь доход от наймов за вычетом содержания эскадры.
        — Это все?  — осведомился Траун, когда закончил переводить суть разговора адмиралу.
        — Нет, коммандер Митт`рау`нуруодо,  — вновь перейдя на торговый, ответил Капитан.  — Если Ар`алани не возражает, я бы хотел перекинуться с вами парой слов. Наедине. Могу заверить вас, что это личное дело, которое никоим образом не повредит Доминации Чиссов.
        — Хорошо, мы подождем вас за дверью,  — неохотно согласилась она.
        — Нет необходимости. Бани проводит вас к челноку, а мы с коммандером прогуляемся по кораблю. Прошу вас!  — повернувшись к двери, сказал дроид.

* * *

        После короткой встречи с Капитаном прошло почти двенадцать недель. И вот сегодня «Охотник за наживой» улетел, увозя на борту людей, с которыми его свела судьба — жадного и беспринципного контрабандиста, талантливого мальчишку и девушку, чья решительность уже спасла ему жизнь, и чей идеализм заставлял стремиться стать лучше. Нет, то что Траун испытывал к Моррис Ферасси не было любовью, но они все же подарили друг другу эти несколько ночей. И сейчас он чувствовал легкую грусть. Только гораздо важнее было другое — все эти дни из головы не выходили слова дроида, порождая совсем уж нелепые мысли, вроде той, что тот мог знать будущее.
        Чисс в который раз сжал в руке перстень с печатью в виде черепа, вписанного в шестеренку[164 - Разновидность импульсного источника энергии, принцип работы которого основан на сжатии магнитного поля при имплозионном взрыве заряда бризантного взрывчатого вещества.].  — «Это импульсный маяк, действующий в пределах системы. Если случится так, что вам, коммандер, потребуется помощь или захочется покинуть пространство Доминации, просто поверните печать на 90°, и отбросьте устройство подальше. Конечно, это не граната, но магнито-куммулятивный генератор[165 - Символ Адептос Механикус из Вахи.] вполне может оторвать руку» — сказал тогда дроид, а на вопрос «Зачем?», ответил: «Вы же знаете, государству свойственно ставить интересы группы выше интересов отдельного лица. Даже если это лицо лучший их офицер. И особенно если этот лучший офицер неугоден и неудобен правящей элите. Как знать, возможно тем, кому я служу, как раз в этот момент понадобится талантливый флотоводец». И именно к этому все и шло. Правящие Семьи не простят ему потерю монополии на республиканские военные технологии, а подставлять адмирала
Ар`алани или брата ему не позволят совесть и честь. Пусть пройдут годы, но Семьи выяснят источник информации, и тогда его «съедят», а там или смерть, или изгнание, или, если повезет, увольнение со службы и лишение всех привилегий члена семьи… Что ж, возможно тогда служба потенциальному союзнику станет лучшим решением, во-первых, переведя его из разряда потенциальных в реальные, во-вторых, позволит влиять на его действия в интересах родины.
        Но даже не это удивляло чисса — зная устройство общества и разбираясь во взаимоотношениях Правящих Семей, подобное развитие ситуации теоретически можно было спрогнозировать, тем более что информацию по технологиям он предоставил сам. Поражало скорее то, что не было сказано прямо, но, тем не менее, подразумевалось, а главное, воспринималось Капитаном как что-то само собой разумеющееся. Например, сроки начала вооруженного конфликта в Республике.
        — Значит, пять лет,  — задумчиво произнес Траун.
        Конечно, его собеседник тогда не говорил об этом прямо, но зачем еще нужен флотоводец. Коммандер некоторое время гадал о том, почему хозяева дроида не попытаются остановить войну, тем более точно зная время и место, но вспомнив рассказы Кар`даса о жизни в Республике, внезапно осознал, что предстоящая война, как бы это цинично не звучало, для них лишь метод подготовки к вторжению чужаков. Однако и тут не все было ясно. Траун не мог отделаться от ощущения, что дроид имеет четкое представление о военном потенциале этих, как он их назвал, «Вонгов». Разве что причины того, что эта организация начала накапливать военный потенциал только сейчас, стали теперь более-менее понятны чиссу — полагаясь на скрытность и разведку, они не желали привлекать к себе внимание, да и флот им нужен был, видимо, для охраны некоего объекта, а саму войну они планировали выиграть, опираясь на силы одной из сторон. Но опять не хватало информации для анализа — одни догадки.
        — Что ж, Капитан,  — вставая из-за стола, произнес Траун,  — ты сумел заинтересовать меня.

        Глава 18

        Первым, что увидела Лорана, когда проснулась, был металлический потолок корабельной каюты. Где-то рядом попискивали какие-то приборы, а в воздухе витали характерные запахи больницы. В целом, она чувствовала себя довольно неплохо, если не считать некоего дискомфорта в правой части груди и зуда подмышкой. Еще чуть болело горло, как после ангины. Но когда джедайка попробовала прислушаться к Силе, содрогнулась от ужаса.
        Ее правое легкое было заменено искусственным, а между ребер на боку был вживлен разъем. Но даже не это так испугало ее. Ужасала пустота вокруг — на тысячи, миллионы километров вокруг не было ни одного разумного существа, что после переполненного людьми «Сверхдальнего» было особенно заметно. А следом обрушились воспоминания об истреблении вагаари, безумстве учителя и смерти стольких джедаев. И тогда Лорана в отчаянии закричала. Точнее попыталась, потому что попытки кричать отдавались страшной болью в горле.
        — Что? Тебе больно?  — прозвучал встревоженный механический голос откуда-то сбоку, а плеча коснулась металлическая трехпалая рука.
        Скосив глаза, Джинзлер увидела над собой увенчанную парой «ушей» небольшую круглую головку дроида.
        — С тобой все в порядке?  — вновь спросил тот, и жалобно добавил.  — Ты меня так напугала!
        — Не знаю…  — задумчиво произнесла Лорана.  — Где я? Что происходит?
        — Ты лежишь на кровати в четвертой палате интенсивной терапии крейсера «Ловкий», старое название — Д-1. Извини, координат не знаю, но где-то в Неизвестных Регионах. Собственно сейчас, ты проходишь курс лечения после проникающего ранения груди, нанесенного световым мечом, которое, в свою очередь, потребовало замены легкого искусственным имплантатом и лечения обожженных дыхательных путей,  — охотно пояснил дроид.
        — А что произошло с людьми, где все?  — с тревогой спросила девушка.
        — Не знаю,  — смущенно протянул ВNI.  — Бани говорила, что Эрдва просил коммандера Митт`рау`нуруодо поселить их на какой-то планете, снабдить всем необходимым и обеспечить защиту, и тот согласился.
        — Это хорошо,  — наконец смогла улыбнуться джедайка.
        Пожалуй, это была прекрасная новость. Уж в том, что чисский командир умеет держать слово, она не сомневалась. Но было непонятно, почему в таком случае она одна осталась на «Дредноуте» и кто ее лечил. О чем она и спросила дроида.
        — По приказу Эрдва, разумеется,  — удивился тот.  — А лечение осуществляли штатные медицинские дроиды медотсека.
        — Да кто такой этот Эрдва, про которого ты постоянно говоришь? Да и ты, на медицинского дроида не похож,  — не выдержала Лорана.
        — Извини, забыл представиться. Я Банни, заместитель лейтенанта Бани по безопасности…
        — Ты, безопасности!?  — перебила того джедайка.  — И как можно быть заместителем самого себя?
        — Ну я же не виноват, что вы, органики, так называете почти всех дроидов моей модели,  — возмутился тот.  — И, заметь, мое имя пишется через две нерн[166 - Название буквы «N» в ауребеше.], а имя Бани через одну. Что же касается моей специальности, то я изначально программировался для работы в полиции, в качестве ассистента следователя[167 - Использование дроидов ВNI в подобном качестве, показано в частности в мультсериале Войны Клонов. Логично предположить, что данные дроиды имели соответствующее ПО, как и то, что по различным причинам они могли попадать не только в полицейские структуры.]. Но полицейскому управлению Корусанта в очередной раз урезали финансирование, и я оказался в этой экспедиции.
        — Извини, я не знала,  — смущенно произнесла она.  — Но так все же, кто такой этот Эрдва?
        — Сложный вопрос…  — задумчиво ответил дроид.  — В данный момент он командует всеми дроидами и кораблями, входящими в нашу эскадру. И это именно он спас «Сверхдальний Перелет» от полного уничтожения. Это то, что известно точно.
        — А что известно не точно?  — осведомилась Лорана.
        — Говорят, он джедай, а еще, возможно, он не совсем дроид…
        — Дроид!?  — пораженно вскрикнула та.  — Джедай… Постой, ты хочешь сказать он шард?
        — Так говорят, но я лично считаю, что он именно дроид,  — развел руками Банни, и, спохватившись, попросил.  — Джедай Джинзлер, ты еще не оправилась от ранения, и тебе нужен покой. Я сообщу Эрдва о том, что ты пришла в себя. И когда он вернется, вы сможете поговорить. А теперь спи.
        — Постой! А что с Дином, моим братом? Где он?  — спохватившись, спросила та.
        — С ним все в порядке, сейчас помогает ремонтировать Д-2, который теперь «Удачливый». Его Эрдва забрал, чтобы не сидел постоянно около твоей палаты,  — ответил дроид.  — Успокойся и попробуй отдохнуть.
        ВNI махнул кому-то манипулятором, и девушка увидела меддроида, вышедшего из соседнего помещения. Тот нажал несколько кнопок на пульте около ее кровати, видимо вводя снотворное, и через минуту она уже спала.
        А Банни, повернувшись к медицинскому дроиду, спросил:
        — Наш разговор не ухудшил ее состояние?
        — Незначительно. Повторный курс бактотерапии окончательно снимет воспаление дыхательных путей и…
        — Хватит, я понял,  — оборвал того заместитель по безопасности.  — Через какое время она будет готова говорить с Создателем?
        — Ожидаемое время завершения процедур — 4 часа 15 минут,  — ответил медик.  — Как думаешь, может, не стоило ей вот так вот все рассказывать?
        — Стоило,  — уверенно сказал тот.  — Эрдваныч как всегда прав. После пробуждения эта информация станет для нее не новостью, а почти данностью. И тогда, то, что скажет ей Создатель, она воспримет спокойнее.
        — Надеюсь,  — произнес меддроид.
        Система Илум.


4 620 миллионов километров от планеты Илум.

        ангар крейсера «Ловкий»

        спустя 92 стандартных часа.

        — Ну все, только прощаний мне тут не надо,  — поторопил я Бани.  — Вон Лорана сейчас тоже побежит брата искать, и мы вообще никуда не полетим.
        — Не побегу,  — заверила она, садясь в кабину.  — Мы уже попрощались.
        — Все, все, иду,  — пискнула дроидесска, в очередной раз обняв своего почти тезку.
        Я же, махнув на прощанье Скрипу, который минуту назад также был обтискан заей, влетел в гнездо астромеха Дельты-12.
        За две недели, что прошли с момента захвата «Дредноутов», мне удалось главное — создать отличную команду, способную справиться с практически любой проблемой. Старшим в ней был Скрип, который исполнял обязанности командира эскадры, R3-Т19 ведал вопросами навигации, совмещая обязанности капитана «Ловкого» и начальника штурманской группы, а делами создания десантных и абордажных подразделений, неожиданно для всех занялся WАС-13 — тот самый ДУМ-дроид, что предлагал нам заняться пиратством.
        На самом деле, он оказался вполне вменяемым дроидом, даже с неким собственным кодексом чести, правда, немного склонным к авантюризму — даже на борту «Сверхдальнего Перелета» он оказался потому, что ему просто надоело работать на верфи. Но главное, Тринадцатый как-то умудрился сформировать у себя личность бойца — чего стоило его участие в подпольных боях дроидов на Яге Минор. Так что после установки ему моих военных баз с закладкой на лояльность, я получил неплохую заготовку пехотного дроида-командира — инициативного, своенравного и зело злого.
        Но главной моей удачей стал Банни. Этот ассистент полицейского инспектора, которого привела ко мне его почти тезка, разом решил проблему с куратором моей «частной» военной компании. Удивительно добрый и неконфликтный, он органично сочетал эти качества с мощнейшими психологическими и аналитическим полицейскими базами данных, преданностью и самоотверженностью. А после установки инквизиторских программ, получил еще и возможность, когда надо, быть жестким и даже жестоким. Это позволило мне забрать Второго с собой, и не заморачиваться дальнейшими поисками кандидата среди дроидов «Сверхдальнего».
        Конечно, я бы мог попробовать установить эти базы Скрипу, но, честно говоря, боялся влезать со своим махровым инквизиторским софтом в калашный ряд эвристической личностной модели своего друга. Даже базы по военному делу, навигации и проекты кораблей эскадры загрузил тому, лишь после того, как он сам на меня накричал.
        Кроме того, была еще Бани, но вот хоть убей, у меня не поднималась рука так менять личность этой дроидной девчонки, с которой я неплохо сдружился за эти месяцы. Да и характер у нее был совершенно неподходящий.
        — Все на месте, командир,  — прервал мои размышления Второй, с заднего сидения истребителя, на котором он разместился вместе с дроидесской.  — Можем вылетать.
        — Ну что же, раз готовы, значит… Поехали!  — воскликнул я, активируя протокол предполетных проверок, и поднимая мощность на репульсорах.
        И спустя минуту наша Дельта-12 прошла через герметизирующее поле ангара, оставляя позади «Дредноут?1» и тех дроидов, с которыми меня свела судьба. А когда расстояние между нами увеличилось до безопасного, на месте ушедшего в гипер корабля остались лишь космический вакуум и свет далеких звезд… Ах да, еще понимание, что эти самые дроиды, как и полста тысяч органиков, теперь получили второй шанс — шанс просто жить. А уж как, это только их дело.
        — Лорана, еще раз хочу спросить?  — обратился я к джедайке по интеркому.  — Мы можем сразу полететь в Республику? Неделя, и ты будешь на Корусанте.
        — Нет, я не могу,  — грустно решительно произнесла она.  — После того, что я видела… Нет, я не должна этого допустить.
        — Хорошо, как скажешь,  — ответил я, рассчитывая внутрисистемный прыжок с выходом в гравитационном колодце планеты.  — Значит, следующая остановка Илум.
        А видела джедай Джинзлер, ни много, ни мало, отредактированные и оцифрованные из моих воспоминаний кадры, точнее голограмму созданную на основе сцен из третьего эпизода Звездных Войн. Вначале гибель магистров в поединке с безликим ситхом в сенатском кабинете, затем мертвые тела юнлингов, а под конец эпичное зрелище горящего Храма Джедаев, произвели на девушку неизгладимое впечатление — еще бы, столько сил я вложил в эти три минуты видеоряда — и несколько косяков в технике фехтования исправил, и кабинет канцлера, как и его самого, изменил до неузнаваемости, окружающий храм пейзаж подправил так, чтобы он соответствовал реальному, в общем хоть сейчас Оскар давай за спецэффекты. Ничего удивительного, что Лорана поверила. И в запись «видения будущего», и в мою почти правдивую историю — такую же, как та, что я рассказал Квай-Гону — о душе форсюзера с отсталой планетки вселившейся в тело дроида-астромеха.
        Даже жаль было врать девушке, так искренне она жалела меня, и так переживала из-за увиденного. Но главное, что сработало. Теперь, после жарких споров и почти целой ночи обсуждения, Лорана была уверенна: «Если сообщить Ордену о ситхе в Сенате, случится катастрофа, а потому нужен другой выход!». И вот тут появлялся я, причем как ученик Квай-Гона. А того покойный К`баот уважал, пожалуй, одного из немногих не членов совета, и это уважение передалось его ученице. Вот поэтому, она согласилась присоединиться к нашему «заговору по спасению галактики от ситха», и до времени скрывать факт своего выживания. Но выдвинула условие — слетать на Илум, видите ли, она своим старым мечом учителя убила, и ей новый нужен.
        Нет, мне, конечно, было не трудно, тем более самому хотелось взглянуть на легендарную планету, но так рисковать… И ради чего? Мне было абсолютно фиолетово, кто и кого убивал данным оружием, ведь не оно же убивало, а человек, точнее разумный. Впрочем, если девушке так будет проще. Да и опасность была невелика, как я знал, джедаи прилетали сюда нечасто, и риск встретить кого-то был минимален, тем более, если не лезть в сам храм. Так что мы сейчас как раз и летели к планете.
        — Что приуныла, Лорана?  — вызвал я ее по интеркому, когда нас выдернуло из гипера точно на орбите планеты.
        — Как будто вчера была тут с учителем,  — произнесла та, глядя на белесую муть снежных вихрей внизу.  — А сейчас его нет. Я сама убила его.
        — Ты других спасала…  — попытался возразить я.
        — Но все равно, это неправильно. Джедаи не должны убивать,  — Джинзлер затянула все туже песню, которой изводила меня два последних дня.
        — Может и не должны. Но вот то, что они точно должны, это защищать, в значит сражаться с теми, кто несет угрозу… Ладно, хватит! Лучше поторопимся, итак запасы воздуха на Дельте-12 не бесконечные, а нам еще до Набу добираться,  — прервал я начинающуюся дискуссию.
        С системой жизнеобеспечения истребителя действительно были трудности. Уж не знаю, как там планировали Оби-Ван с Энакином лететь на нем через полгалактики — возможно введя себя в состояние гибернации при помощи Силы — но Лорана этой техникой абсолютно не владела. А значит, запаса воздуха в системе жизнеобеспечения, с учетом гиперкольца, должно было хватить на двенадцать дней. И пополнить его можно было только при наличии специальных компрессоров, которые имелись в любом космопорте. Но залетать в них на уникальном предсерийном истребителе было глупо — моментально слухи поползут.
        По этой же причине, мы не взяли с собой Дина. С еще одним органиком на борту, нашей автономности хватило бы максимум до Корусанта. Но братец Лораны мог и подождать, тем более работы на кораблях эскадры было выше крыши, а квалифицированных ремонтников не хватало. Другое дело сама джедайка. Мне следовало срочно брать ее в оборот и загружать работой, иначе от безделья на Дредноутах ей могла прийти в голову какая-нибудь глупость, которую враз и не расхлебаешь.
        — Приготовьтесь, сейчас будет трясти,  — предупредил я, когда машина, пройдя верхние слои атмосферы Илума, вошла в снежный циклон.
        Видимость в одно мгновение упала до нуля, я даже кабину в полуметре от себя видел только в ИК-спектре, а налетевший вихрь, со скорость хорошо так под сотню метров в секунду, стал бросать пятитонный истребитель как бумажный самолетик, даже электронная коррекция, со скоростью в две сотни управляющих команд в секунду не могла полностью справиться с буйством турбулентной атмосферы.
        Лишь на пяти тысячах, между вершинами гор, стало чуть спокойнее. Впрочем, сквозь сплошную стену снегопада по-прежнему ничего видно не было. Хорошо хоть из рассказов Квай-Гона я примерно знал, где что искать, но даже так потребовалось выполнить целых три прохода, прежде чем радар высветил крохотную плоскую площадку на склоне горы. Вот на нее, я и посадил истребитель.
        — Лорана, со мной на выход. Второй, охраняй Дельту-12 — тут всякая крупная живность водится. Бани, оставайся в кабине, следи за радаром. Я перевел его в режим селекции движущихся объектов на ближней дистанции,  — передал я, вылетая из гнезда, и стараясь справиться с порывами ветра.
        Подождав пару минут, пока джедайка в тесной кабине натянет термокомбинизон, мы стали взбираться вверх по склону. И не скажешь, кому из нас приходилось труднее, Лоране на своих двоих, или мне на репульсорах, пытаясь с помощью манипуляторов и какой-то матери удержаться на склоне, и не быть снесенным ветром.
        — Давай переждем! Ветер стихает. Думаю, через полчаса станет полегче,  — предложил я, когда мы преодолели половину пути.
        Девушка, даже, несмотря на помощь Силы, за час полностью выдохлась. А ведь впереди был самый трудный участок маршрута.
        — Нельзя, я просто замерзну!  — крикнула та, стараясь перекричать свист ветра.
        — Это со мной-то!? При жалких минус двенадцати!?  — развеселился я, выведя реактор в режим повышенного тепловыделения, и влетев в расщелину между камней.  — Прижмись поплотнее, будет горячо — скажешь.
        Ветер действительно утихал, а небо светлело. И хоть температура упала до минус тридцати, и продолжала снижаться, вокруг меня образовалась небольшая проплешина очистившейся от снега каменной крошки, сквозь которую убегали ручейки талой воды. А мы так и сидели, любуясь проступающим сквозь белесую муть вьюги горным пейзажем. Даже чуть обидно стало, что симпатичная девчонка пользуется мной, в такой романтичной обстановке исключительно как обогревателем. О чем я и сообщил Лоране, которая к тому времени начала дремать.
        — Да как!..  — воскликнула она, покраснев, и, смутившись, попыталась отскочить.
        — Не переживай. Меня, чтоб ты знала, подобные вещи, с определенных пор, мало волнуют,  — сказал я, придержав ее манипулятором за локоть правой руки.  — Ты главное Джей не рассказывай, а то дуться будет и ревновать без повода.
        — А кто это Джей?  — моментально заинтересовалась она.
        — Одна девушка-дроид на Набу,  — не вдаваясь в подробности, объяснил я.
        — Но я думала Бани?..  — удивилась джедайка.
        — Совсем маленькая девочка,  — продолжил я за нее.  — Как и большинство дроидов имеющих сознание. Мало у кого из нас успевает сформироваться полноценная взрослая личность.
        — Из нас?  — удивилась она.  — Ты же говорил, что при жизни был человеком?
        — Ну да, был. А теперь не знаю. Технически-то я дроид. Пойми, я их в Силе чувствую, нет, не как живых, но и не как какую-то железяку. Ощущаю их чувства, страхи, стремления, желания — все тоже, что и у других разумных, только в другой форме.
        — Но ведь это невозможно?
        — Для органика,  — поправил я.  — Для вас это набор электронных импульсов, для меня — жизнь…
        «Вот ведь сопли распустил! На откровение потянуло!» — мысленно обругал я себя. Девчонка, после такого ответа, надолго затихла, погрузившись в свои мысли. Как будто мало ей было того, что весь ее привычный мир рухнул, так теперь еще я со своими проблемами. Ведь сто процентов, раньше она дроидов воспринимала как все, как мебель. А теперь выяснилось, что это не так. И потому, я поспешил ее успокоить:
        — Не заморачивайся, для нас главное служить и исполнять свои функциональные обязанности. В этом смысл нашего существования. А такие как я, кто сам определяет, кому или чему служить, исключение из правил.
        — А кому служишь ты?  — серьезно спросила джедайка.
        — Тем, кто мне не безразличен,  — не задумываясь, ответил я.  — А еще той уникальной общности различных видов и культур, что населяют эту галактику. Хочу сделать так, чтобы тот, кто захочет им навредить, без зубов остался…
        — Ты про тех Чужаков, о которых говорил Митт`рау`нуруодо?  — уточнила Лорана.  — Мне Дин рассказывал, ты их называешь Вонгами.
        — О них,  — нехотя подтвердил я.  — Пообещай, что никому не расскажешь.
        — Даю слово джедая,  — чуть подумав, ответила она.
        — Всего лишь одна цифра. Триста шестьдесят пять триллионов. Ожидаемые потери разумных, только органиков,  — просто сказал я.
        Девушка надолго замолчала, сначала пытаясь осознать порядок цифр, а, затем, попросту не имея слов. И лишь когда ветер окончательно разметал тучи, а буря сменилась веселой поземкой, я, вновь переведя реактор в нормальный режим, предложил:
        — Пошли что ли?
        — Пошли,  — эхом ответила она, бодро вставая во весь рост, и оглядываясь на виднеющуюся в полуторакилометрах позади и ниже точку истребителя.
        До искомого входа в пещеру с кристаллами, мы добрались через полчаса. Площадка перед ним имела размеры едва пять на двадцать метров, и я порадовался, что решил не садить на нее истребитель — при том ветре, что бушевал здесь, машину просто бы сдуло.
        — Ну все, Лорана, удачи. И поосторожнее там,  — пожелал я.
        — А ты, что не пойдешь?  — удивленно спросила она.  — Я думала, ты захочешь и себе меч сделать.
        — Хочу. Но, во-первых, у меня уже один есть. Я его дома оставил. А во-вторых, мне кристалл не нужен, у меня этого добра…
        С этими словами, я стал выкладывать из грузового контейнера запчасти для будущей светошашки, включая три кристалла разных цветов.
        — Откуда это?  — глядя на красный кристалл, встревожено спросила джедайка.
        — Эхо Войны,  — подражая голосу известного персонажа из Брата-2, сказал я в ответ.  — Все, что осталось от джедайской лаборатории времен Новых Ситских Войн.
        — Но ведь так нельзя! Джедай должен чувствовать кристалл и свой меч. Он должен стать частью его самого…  — заучено, но с самым серьезным видом, стала излагать она.
        — Квай-Гон мне то же заливал,  — не выдержав, перебил ее я, и тоже ввернул пару сентенций.  — Меч, это лишь инструмент, а оружие сам воин. Да и кто тебе сказал, что я буду его делать по принципу: «И так сойдет». В технику надо вкладывать душу, и тогда она не подведет. Еще литании читать и славить Омниссию… Ладно, проехали. Я ведь даже не знаю, выйдет ли у меня что-то. Просто попробую.
        — Хатт! Дроид, с тобой никогда ничего не понятно!  — возмутилась она, но потом, обреченно махнув рукой, пожелала.  — Да пребудет с тобой Сила.
        — И с тобой. Всегда,  — откликнулся я.
        После чего джедайка не оглядываясь, вошла в темноту пещеры. А я принялся за изготовление вундервафли собственной конструкции. Точнее за попытку изготовления, ведь многократно обдуманный способ дроидской Силовой Ковки с изменением структуры материалов требовал более детальной проверки, чем упрочнение режущей кромки кухонного ножа, или синтез алмаза в полтора карата из графитового стержня от разрядника энергонакопителя генератора щита «Дредноута», которые я освоил.

* * *

        Оставив дроида-призрака собирать световой меч, Лорана вошла в пещеру. В этой части гигантского подземного лабиринта она еще не была. В прошлый раз К`баот проводил ее через главные ворота Храма, ледяной завесой замерзшего водопада закрывающие главный вход. Этим же путем пользовались немногие, как, к примеру, падаван Энакин Скайуокер, или еще несколько ее знакомых джедаев. Даже о его существовании она знала лишь понаслышке — тем удивительнее было то, что дроид так легко нашел его в этом снежном аду.
        Впрочем, все, что касалось этого призрака, вселившегося в мертвый механизм, было, мягко говоря, необычным, а порой просто переворачивало с ног на голову привычную картину мира.
        Нет, джедайка все-таки сомневалась в его рассказах о ситхе в Сенате, который может уничтожить Орден, или о том, что какие-то пришельцы из другой галактики способны вызвать такое невероятное количество смертей. Но важнее было другое — он сам в это верил и не врал ей, ведь в Силе, если он ее применял, Эрдваныч выглядел вполне живым, и явно не врал. И вот сейчас она хотела обратиться к Силе, получить ответы на вопросы. Даже поиск кристалла для нового меча был скорее предлогом побывать тут, на планете, где связь с Силой особенно прочна.
        Занятая этими мыслями, девушка все глубже углублялась в переплетение каменных проходов, пока не оказалась на знакомой с детства развилка коридоров.
        — Что!?  — воскликнула она, безошибочно узнав это место.
        Если повернуть направо, там, за поворотом, будет ее келья, которую юнлинг Джинзлер делила еще с тремя юнлингами из ее клана[168 - При обучении в Храме Джедаев, юнлинги делились на группы или «кланы» обычно носящие названия тех или иных животных, таких как медведи, драконы, катарны, волки, вороны, ангелы… эм, нет, последних двух точно не было:)]. Налево — столовая и, чуть дальше, учебные классы, а если идти прямо, можно попасть или в библиотеку, или в лифт, ведущий в башню Первого Знания. Здесь все было как всегда, вот за поворотом раздался топот ног, и в коридор вбежала пара детишек. Лорана хотела окликнуть их, но не смогла издать ни звука. А дети, меж тем, уже подбежали достаточно близко. Достаточно для того, чтобы джедайка различила гримасы ужаса на их лицах.
        А в следующий миг оба ребенка погибли, сраженные вихрем плазмы.
        — Чисто,  — произнес человек в белой с синим мандалорской броне, обращаясь к нескольким неотличимым от него солдатам, что шли прямо на Лорану, казалось, не замечая ее.
        Будь у нее меч, девушка, несомненно, попыталась бы остановить убийц. Но рука, в привычном жесте, находила у пояса лишь пустоту. И вот, когда до солдат осталось не более десятка метров, она не выдержала и бросилась бежать, не разбирая дороги.
        Пустота и смерть. Лишь запустение и мертвые тела попадались ей в таких знакомых коридорах. Куда она бежала и зачем Джинзлер не понимала, но вот, за очередной дверью, оказался Монументальный Вестибюль. И девушка, стараясь не смотреть на разбросанные по полу тела, помчалась к выходу. Но путь к лестнице ей преградила фигура в черном плаще.
        — Тебе не терпится погибнуть, джедай?  — спросил голос из темноты под капюшоном плаща.
        В руке незнакомца оказался световой меч, арка которого, в неожиданно наступивших сумерках, осветила синим светом площадку перед входом в Храм и подножия статуй.
        — Джедаи падут. Как и ты. Потому, что вы ничто в сравнении с мощью Темной стороны!  — продолжил он, делая выпад.
        А Лорана, больше руководствуясь не разумом, а рефлексами, что сформировались у нее благодаря многолетним тренировкам, сделав шаг правой ногой вперед и влево, ударом сверху заблокировала меч противника, и, на возвратном движении, до боли выворачивая запястье, провела точный колющий удар в сердце врага. Погружая клинок из голубой плазмы в его тело, пока эмиттер не уперся в края раны.
        — Радуйся, ты снова убила меня!  — хрипло смеясь, до боли знакомым голосом воскликнул человек в плаще.
        И когда он стал заваливаться назад, джедайка с ужасом увидела под плащом лицо мастера К`баота. Такое же обожженное и искаженное яростью как тогда, в коридоре Дредноута.
        — Но ведь я не могла… У меня не было меча!  — закричала она, глядя на собственную пустую ладонь, что еще ощущала след от касания рукояти.  — Это невозможно! Нет!
        — Отчего же? Я тебе ведь недавно объяснил: «Меч, это лишь инструмент, а оружие сам воин»,  — раздался голос у нее за спиной.  — Хотя, знаешь, я тогда несколько не это имел ввиду…
        — Кто ты?  — удивленно воскликнула Лорана, повернувшись к незнакомцу.
        На вид это был обычный парень, немного старше ее самой.
        — Хатт, думал, ты в беду попала, а ты просто картинки смотришь,  — с явным облегчением ответил он.  — Тебе что, память отшибло? Четыре часа двадцать три минуты назад расстались, а уже забыла.
        — Эрдваныч?  — удивилась джедайка.  — Но ты же человек?.. Да ведь ты говорил…
        — Эм, не понял?  — в свою очередь удивился тот, но, подумав, предположил.  — Видимо уже привык к своему корпусу, а ты видишь то, каким я был до того как умер там. Ну, или как-то так. Извини, я в этих делах с Силой пока полный ноль.
        — Но как ты можешь так спокойно об этом?..  — она обвела рукой трупы К`баота, джедаев и солдат в бело-синей броне, что лежали у входа в Храм.  — Это не картинки, Сила не обманывает!
        — А я это уже сотню раз видел,  — с какими-то странными интонациями ответил тот.  — Да и кто тебе сказал, что спокойно? Мне тоже детей жаль, причем и тех, и этих. Но это война, точнее государственный переворот — всего одна битва в этой мясорубке. А обманывает, или нет, мы еще посмотрим.
        — Битва!?  — воскликнула Лорана.  — Без джедаев галактика скатится в хаос.
        — Если им на смену не придет другая сила,  — возразил тот.  — Правда боюсь, что она не сможет адекватно заменить вас, и не факт, что Сила примет ее. Скорее даже наоборот… Ладно, я пойду, и у меня, и у тебя еще есть тут дела.
        Дроид, или человек в теле дроида исчез, а Лорана побрела вниз по ступенькам храмовой лестницы, а возможно просто вглубь пещеры на Илуме…

* * *

        — Хатт! Отвлекают тут всякие,  — беззлобно выругался я, возвращаясь к нормальному восприятию действительности.
        На этой планете с Силой творилось черти-что, точнее ее концентрация была, пожалуй, наибольшей из тех, что я видел. Возможно кроме Руусана. Но если на Руусане она была напряжена, напоминая пучок тугоскрученных струн звенящих на ветру, то тут Сила бурлила, как вода в котле, выплескиваясь в привычный мир и сознание разумных, порождая видения и прочие галлюцинации у чувствительных к ней, и шепот на грани восприятия и чувство дискомфорта у простых людей. Как рассказывал Квай-Гон, длительное — в пару дней — нахождение в самих пещерах кристаллов, могло вызвать сумасшествие у тех, кто не прошел обучения.
        Правда и пользоваться ею тут было невпример легче. Те же фокусы с формой заготовок, на Илуме давались мне на несколько порядков проще, чем при первых опытах на Яге Минор. Но с другой стороны, работать было намного менее комфортно — все из-за той же Силы влияющей на сознание, особенно когда пытаешься восстановиться в перерывах между изготовлением деталей. Это джедаям-органикам хорошо — отпустил сознание в мир видений, и на подсознании меч клепаешь, а мне приходилось постоянно контролировать все процессы, от формы изделий, до структуры, которую я «задавал» исходя из видения ее образа в Силе.
        Но результат уже был налицо. Мой будущий меч начал приобретать форму. Точнее не сам меч, а два из трех его компонентов: сам меч и бескаровый корпус. Больше всего проблем доставил, конечно, плоскостной эмиттер. Хорошо хоть чертеж и подробное описание были, иначе сам бы я до такого точно не додумался. А еще работу упрощало то, что синтетические кристаллы не требовали подгонки по ориентации основной оси, только по расстоянию, чтобы добиться устойчивого формирования арки в любой среде, без высвобождения энергии. Для чего нужно было получить циклический режим зажигания[169 - Принцип устройства светового меча, позволяющий применять его в частности в воде.]. В целом, конструкция должна была создать примерно такую же арку меча, как и у известного «Темного меча», почти не излучающую свет, длиной около 0,8 метра, и шириной сорок миллиметров. Но главная особенность моего будущего меча заключалась в комбинации его с бластерным пистолетом, стреляющий механизм которого я собрал еще на Набу.
        И все это должно было помещаться в корпус размерами 280х105х35мм[170 - Общий вид и блок-схема меча: https://pp.vk.me/c623430/v623430878/29683/RaTAxtbIHQY.jpg], с изогнутой как у старинных пистолетов рукояткой из дюрапласта и бескаровым корпусом кожуха эмиттера и энергоячейки. При этом меч и бластер внутри корпуса размещались не параллельно, а под углом 18,9° в виде буквы «У», где длинная палочка была мечом, а короткая могла смертельно удивить супостата, наградив того плазменным сгустком, при блокировании удара или когда тот бы считал, что находится в безопасности.
        И во всем этом была лишь одна проблема — будущий меч, пока, представлял собой просто груду деталей и заготовок, которые требовалось собрать, а главное «тщательно обработать напильником» — в данном случае Силой. Вот и сейчас, отложив очередную магнитную линзу, и кое-как справившись с лезущей в голову Силой, я тоскливо взглянул на две кучки заготовок — большую ждущую обработки, и маленькую — уже готовые детали.
        — Перекурить бы?  — сказал я в пространство — все-таки работа с Силой, штука морально утомительная.
        Но закурить, даже если бы было что, возможности у меня чисто физически не было, а потому я просто решил насладиться великолепным видом. Ведь сейчас снег не шел, и вид на заснеженные горы был просто чудесен. Тем более что кроме всяких излишеств нехороших, все те годы, что я находился тут, в Далекой-далекой галактике, мне не хватало еще вот такой простой вещи — белого пушистого снега. На Набу, кроме полюсов, как и на других планетах, которые я посещал, холодом считались десять тепла. Но даже зимой набуанское «заполярье» не радовало снегопадами — в лучшем случае хлопья мокрого снега присыпали землю тонким белым кружевом, что таяло, едва попадая под солнечные лучи. А тут снега было предостаточно. Жаль, коснуться его было нельзя…
        — Хатт твою! Что бля за нафиг!?  — выругался я, коснувшись манипулятором края ложбинки между камней и скальной стеной, в которой я укрылся от ветра, собирая меч.
        Пальцы болели, а снег ледяными иглами впился в многочисленные ссадины. Но главное, под ним был не гранит, как я ожидал, а замерзшая глина.
        — Как глина!?  — вновь воскликнул я, от неожиданности вскакивая на ноги.
        И даже не удивился, что они у меня есть, ведь я вместо гор на Илуме, очутился посреди степи, в яме, мне примерно чуть выше пояса. Но самое паршивое было не это. Прямо на меня ползли пять Т-IV, а за ними маячило до батальона пехоты в маскхалатах поверх шинелей, и немецких касок известных мне лишь по фильмам и иллюстрациям в справочниках. Я понимал, что дико туплю, но не мог отвести глаз от надвигающейся на меня смерти — так и стоял в недорытом одиночном окопе для стрельбы стоя, где-то посреди донской степи. И самое обидное, знал.
        Все знал. И то, что нашу роту бросили прикрывать станцию, на которой шла погрузка раненых перед отправкой в тыл, и что позиция у нас хуже некуда — ряд недорытых окопчиков посреди чистого поля, и что из противотанковых средств у нас одно ПТРД[171 - Противотанковое ружье Дегтярева. Было принято на вооружение в начале ВОВ. Позволяло поражать танки Т-I и Т-II в лоб, а также Т-III и Т-IV в борта и уязвимые зоны лобового бронирования. Однако после принятия на вооружения гитлеровской Германией «Тигров» и «Пантер», а также модернизированных Т-IV, практически утратило свое значение в качестве противотанкового средства пехоты.] на роту да по бутылке «КС»[172 - Самовоспламеняющуюся смесь КС для «Коктейля Молотова» разработали в августе 1941 года в Саратове А. Т. Качугин и П. С. Солодовник. Смесь КС состояла из бензина, керосина и лигроина, и воспламенялась с помощью запала конструкции А.Т. Кучина и М.А. Щеглова, состоявшего из серной кислоты, бертолетовой соли и сахарной пудры.] на рыло, и то, что помощи не будет. А главное, я знал, что сейчас я, это мой прадед Андрей, погибший смертью храбрых в этом самом
бою.
        — Ложись, Андрюшка!  — крик откуда-то слева заставил меня стряхнуть оцепенение, и рухнуть на дно окопа.
        Как раз вовремя — по брустверу полоснуло пулеметной очередью, а на меня посыпалась земля.
        — Тебе что, жить надое…  — сквозь свист пуль, вновь окрикнул меня взводный из соседнего окопа, но замолк на полуслове, а все вокруг погрузилось в странную звенящую тишину.
        Откуда-то, я точно знал, что немец заметил блик его бинокля, и всадил снаряд танковой пушки прямо в окоп. И вот тут мне стало страшно. Захотелось выскочить и бежать. Неважно куда, лишь бы подальше от смерти. Но вместо этого, тело само подхватило ДП, и, установив сошки на мерзлую землю, привычно взвело оружие, и вжалось щекой в приклад.
        — Значит, повоюем, раз все равно умирать,  — прорычал я, злясь на себя за малодушие, и потянулся к Силе, ловя на мушку одного из врагов, до которых уже было метров триста.
        Пулемет выдал короткую очередь, и фигурка упала в снег. А я с удивлением отметил, что чувствую Силу, и Знаю, как будут лететь пули.
        Представьте два десятка снайперов, стреляющих по наступающему противнику — вот примерно, что собой представляет форсюзер-пулеметчик. Когда затвор в последний раз сухо щелкнул, 28 пуль из 47-и нашли свои цели, включая заряжающего вражеского танка, который совсем не ожидал, что можно поймать пулю через ствол собственной пушки, в тот момент, когда открываешь затвор, чтобы зарядить очередной снаряд.
        Но на этом, легкая жизнь закончилась, противник обнаружил мою позицию, и стал методично долбить. Я еще успел перезарядиться, и даже расправиться с обоими вражескими пулеметчиками, пытавшимися подавить меня, но тут чувство опасности просто таки взвыло. Мне еще удалось, помогая себе Силой выпрыгнуть из окопа, удачно разминувшись с летящими мимо пулями, даже попасть в направленный в меня танковый снаряд. Только это не принесло никакого эффекта — пуля просто высекла из его корпуса сноп искр, а через мгновенье, мир вспыхнул и погрузился в темноту.
        А я, отплевываясь от набившегося в рот снега со вкусом тухлых яиц, попытался встать…
        — Это еще что? Еще не кончилось?  — обреченно простонал я, машинально отряхивая полы черкески.  — Не понял!?
        «Вот точно, минуту назад был в шинели и каске, а сейчас… Стоп! Запах. Немчура, конечно, чего только в свои снаряды не пихала, но не черный же порох!» — успел подумать я. И тут стало не до посторонних мыслей. Из ночной темноты, а, судя по звездам над головой, сейчас была именно ночь, раздался стук копыт, и на меня вылетели трое всадников.
        Это оказалось их ошибкой. Хорошо заточенная казачья шашка режет плоть ничуть не хуже светошашки, да и в скорости, особенно если Силой помогать, не особо той уступает. Первый лишился головы, успев только удивиться «повышенной прыгучести» уруса. Второй, успевший замахнуться своей шашкой, сначала распрощался с рукой, а затем и вовсе свалился с седла, получив вдогонку удар поперек спины. И лишь третий ускакал живым, правда без левой ноги, и на раненом коне, но имея все шансы выжить. Если кровью не истечет, али гангрена не приключится.
        — Эх, ты ж, скотинку жаль,  — озвучил я непонятно отчего пришедшую в голову мысль.
        — Вашбродие, вы не ранены?  — спросил молодой пацан в старинной форме.
        — Нет, а что случилось-то?  — спросил я, уже зная ответ.
        Память услужливо подсказала, что на конвой на ночевке напали чеченцы, случайно или может намеренно, взорвав выстрелом из ружья бочонки с порохом, которые с ней и перевозили. А еще память кричала, что это еще не конец.
        И точно, в кругу света от разбросанного взрывом костра, в котором как бараны столпились перепуганные солдаты, мелькнули тени всадников. Началась беспорядочная с нашей, и прицельная, хоть и на скаку, стрельба со стороны противника. Несколько бойцов упали. А всадников, в этот раз не менее десятка, вынесло точно на меня.
        Тут уж заботиться о коняшках возможности не осталось. Я просто тупо рубил все что двигалось. Но когда показалось, что уже удалось отбиться, артиллеристы, хатт их душу, вспомнили, что у них пушка имеется[173 - Во времена Кавказских Войн ХIХ века, обычным составом военного конвоя Российской армии считалась полурота солдат, усиленная легкой пушкой.], и саданули по нам картечью. От двух пуль я увернулся, еще одну отбил. Но двум оставшемся к тому моменту в живых чеченам, шести коням и давешнему солдатику так не повезло.
        — Господин хорунжий, я, видать, умираю… Верно ведь?  — спросил тот, пытаясь зажать рану в животе.
        — Да,  — не стал я обманывать мальчишку.
        — А вы мне скажите,  — слабеющим голосом, вновь спросил он.  — А правду бают, что вы с нечестью знаетесь? Мужики говорили…
        — Нет,  — ответил я, и, видя страх и недоверие в глазах, из которых уходила жизнь, добавил.  — Врут они все. Не могу я знаться с нечестью, боится она меня. Потому как я ее не боюсь. И ты ее не бойся. Будь сильным. Ведь смерти нет, есть Сила.
        Малец через боль сумел улыбнуться, и так и ушел из жизни с улыбкой на лице. На моем лице, лице того, кем я был до смерти в своем мире, и до попадания. А я прикрыл глаза от яркого света залившего все вокруг.
        В морозной вышине сверкало солнце, рассыпаясь мириадами слепящих искр по полям и заснеженному лесу за ним, и лишь тревожный звон колокола и черный дым над деревней на том берегу нарушали идиллическую картину. А за спиной, уже многоголосо раскатывалось «Ура». И я, повинуясь общему настрою, пришпорил коня, и помчался вперед…
        Сколько подобных видений сменили друг друга, я перестал считать где-то после неизвестной мне битвы с монголами, но во всех неизменно присутствовали две вещи: война и снег. А еще была Сила, разные ее применения, о многих из которых я и не догадывался. Единственное, что я знал точно, это были мои предки, практически все в той или иной степени форсюзеры, применявшие свой дар для защиты Родины. У кого он проявлялся спонтанно, как у моего прадеда под Сталинградом, у кого был неплохо, даже по джедайским меркам, развит, как у того казачьего хорунжего пластуна и характерника[174 - Хорунжий — казачий чин, соответствующий примерно лейтенанту. Пластун — разведчик. Характерник — название колдуна сначала у Запорожских казаков, позже, после разгона Сечи, и переселения части вольной братии на Кубань, стал употребляться и там. По преданиям, эти товарищи могли лечить раненых, «отводить взгляд» иногда от целой группы, отбивать саблей или шашкой стрелы и пули, предвидеть будущее и делать прочие «джедайские штучки».]. Но у большинства чувствительность к Силе была очень слабой — развитая «чуйка» или умение чувствовать
чужой взгляд — не более.
        Не знаю, кто — предки, генетическая память, подсознание, Сила или кто-то еще это были, и что хотели они мне сказать этими видениями, но я понял две вещи: первое, Силу надо изучать, и второе, способы ее применения ограничены лишь моим разумом.
        Но об этом можно было подумать и позже, ведь отвлекшись на созерцание сцен «отечественной военной истории», я банально забыл о сборке меча.
        — Твою наршебс!  — выругался я, обратив внимание на время.
        С начала просмотра видений прошло 73 часа 18 минут и 55 секунд. Однако когда я активировал оптический сенсор, то очень удивился — модуль меча был полностью закончен, а в корпусе отсутствовали лишь органы управления.
        — Я нашла кристалл. Можем лететь?  — раздался вопрос у меня из-за спины.
        Вышедшая из пещеры Лорана выглядела неважно. Руки у нее мелко тряслись, а лицо побледнело и осунулось. Но зато в глазах светилась какая-то непривычная решимость.
        — Прости, я не поверила тебе. Я видела… Так что, пошли?
        — Минуту,  — попросил я.
        И вынув из грузового контейнера корпуса недостающие детали, быстро собрал свой меч в единое целое — уж что-что, а чертеж и способ неполной сборки/разборки оружия я проработал уже давно и досконально.
        — Проверим,  — сказал я, защелкивая фиксатор энергоячейки. и затем, мысленно перекрестясь, нажал на кнопку активации.
        — Не может быть!  — воскликнула девушка.  — Темный меч!
        — Точнее «Звездный меч»,  — довольно поправил ее я, рассматривая полосу черноты, по которой пробегали искорки разрядов.  — Пошли!
        И неохотно отключив клинок, первым полетел к истребителю. Как мне, еще по пути сообщил Второй, особых проблем с местной живностью у них не возникло — видимо железные тушки дроидов ни у кого тут не вызвали гастрономического интереса. Так что уже через два часа мы, выйдя из гравитационного колодца планеты, ушли в гипер.
        Сам полет особенно интересным не был. Я был занят управлением и навигацией, Лорана пыталась, в прямом смысле слова «на коленке», собрать новый меч, а в перерывах делилась впечатлениями от видений, найдя восторженных слушателей в лице Бани и Второго. Для меня же ее рассказ сперва не представлял интереса — все, о чем Джинзлер говорила, приходилось видеть или читать еще в той жизни, и намного подробнее. Но постепенно я стал осознавать, что пришлось вынести бедной девчонке, и с чем ей теперь жить.
        Для меня ведь все это изначально было лишь фильмами и книгами, потом стимулом для борьбы и целью в жизни, а для Лораны это сама ее жизнь. Чего, к примеру, стоит увидеть собственную смерть? А смерть всех кто тебе дорог? А гибель собственной планеты?  — То-то же.
        Я лишь надеялся, что девчонка справится с этим грузом, тем более что и в Силе потенциал у нее был великолепный — куда уж мне, и характер. Да-да, именно характер. Ученицу К`баот конечно зачморил до невозможности, но я видел — не сломал. И если поддержать ее, дать заниматься чем-то важным, на грани сил, вместе с людьми, на которых она сможет положиться, из этого «Гадкого утенка» со временем получится такое зверье, что мама не горюй. Главное для этого теперь все есть: и время, а благодаря посещению Илума, еще и великолепная мотивация. Дело оставалось за малым — не упустить этот шанс.
        Сектор Чоммелл, пл. Набу


265 км. на юго-восток от города Оксон[175 - Крупнейший город Набу, можно сказать экономическая столица планеты. Расположен к юго-востоку от Тида, чуть южнее экватора. Имеет свой космопорт, и все остальные атрибуты крупного города.].

        Расположение ВЧ?0210, объект № 55.

        Десять дней спустя.

        На необычный истребитель, совершивший посадку в ангаре базы, никто не обратил внимания. Взвод дроидов В-1, несших охрану объекта, на котором сберегалась трофейная техника Торговой Федерации, прибывших попросту проигнорировал, ведь получивший коды приоритетного доступа компьютер базы приказал считать прибывших пустым местом, а не доверять ему у примитивных механизмов оснований не было. Люди или же другие органики на базе на ночь не оставались, а значит, тоже заинтересоваться не могли.
        Потому, и выехавший через КПП спустя два часа дорогущий спортивный спидер никого не заинтересовал. Хотя, как я считал, очень даже зря — его пассажирка выглядела просто роскошно. Спортивная, сероглазая, короткостриженная блондинка, одетая в стиле эдакой «гламурной контрабандистки», выглядела очень дорого. А дроид-секретарь типа ВNI и эксклюзивный дроид-охранник типа «Стражница», вместе с надменно-презрительным выражением на вполне милой мордашке, заставили бы и хатта чувствовать себя недостойным внимания столь важной персоны. И самым смешным было то, что Лорана кривилась не из-за того, что презирала «простых смертных», а лишь из-за того, что «один дроид заставил ее вырядиться как шлюха» и пережить «эти мучения с макияжем и стрижкой».
        Рыцарю Джинзлер, а точнее теперь уроженке Денона Лоране Берг, предстояло обживать апартаменты в самом престижном районе Оксона, и изображать секретаршу, а по совместительству жену хозяина фирмы «Берг Интерфрахт» Дина Берга. Коего предстояло отыгрывать уже ее братцу.
        Подобный маскарад решал сразу кучу проблем, давая возможность Лоране относительно свободно перемещаться по галактике, а мне обеспечить ширму для работы собственной разведки. Ведь если на несколько кораблей с экипажем из дроидов, которые рыскают по Внешнему Кольцу и Диким Территориям без определенной цели, пока никто внимания не обращал, то увеличение их числа могло породить слухи. Нет, конечно, посвящать девочку и ее брата во все дела Ордо Механикус я не собирался. Но других кандидатов на эту работу просто не имел. Да и повертеться в среде галактической бизнес элиты, не как тени учителя, а как одной из них, Лоране стоило — мозги крепко прочищает и романтику убивает.
        Ну а я, проводив взглядом светлую точку спидера, летящего по направлению к Оксону, обратился к Второму:
        — Ну все, братишка, мне пора. Завтра отправишься с группой В-1 в Тид. Я уже распорядился. Поменяешь корпус, и поступишь под командование Q12-го. Помоги ему там.
        — Постараюсь, командир,  — ответил тот, и чуть поколебавшись, спросил.  — А ты куда теперь?
        — Сначала на Руусан — кое-что обдумать и попробовать надо. Потом прихвачу группу Q12-го и смотаюсь на Нар-Шаддаа — кое с кем надо наладить отношения, зря, что ли я эту сучку в живых оставил, после всех ее художеств — пора отрабатывать,  — я со смехом, пару раз демонстративно выдвинул и задвинул универсальный разъем.  — Затем еще пару мест посетить думаю, но это как получится. В общем, где-то через полгода буду. Но я на связи — если возникнут проблемы, обращайся.
        — Понял-понял,  — отозвался тот.
        А я, влетев в гнездо астромеха, поднял машину в воздух, и уже через двадцать минут ушел в гипер. Впереди было много дел, и по осмыслению видений увиденных на Илуме, и по изучению Силы, но главное, по подготовке к все той же хаттской Войне Клонов, к началу которой необходимо было собрать все возможные ресурсы, и не привлечь при этом внимания Палпатина и Ко.

        Эпилог

        Целая эпоха подходила к концу, хоть и немногие это видели. Триллионы разумных по всей галактике, да и здесь на Набу, просто жили своей привычной жизнью, не отвлекаясь на «всякие глупости» вроде политики и множащиеся вооруженные конфликты и революции, охватившие отдаленные регионы Республики, не замечая потоков пропаганды, что лилась на них через голонет, и, не веря, что с ними может случиться нечто подобное. Но уж я-то знал точно — тысячелетие относительного мира и стабильности в Республике завершается, как завершается и правление королевы Амидалы на Набу. И изменить это я не мог, да и не хотел.
        Просматривая новостные ленты, доклады королевской и моей личной разведки, я не мог не восхищаться талантом Дарта Сидиуса и тем трудом, что проделал он и череда ситхов до него, заставив разумных сделать всего одну вещь — поверить, что они поступают правильно. А это много стоит!
        В общем случае, подобные манипуляции выглядели так: брался народ, общество или раса, иногда мультивидовое сообщество, определялись наиболее пассионарные силы в нем, и их идеи всячески поддерживались, а все остальные, как овцы на бойню, шли за вожаками. И в этом не было ничего удивительного — практически все разумные расы галактики коллективны, произойдя от тех или других стадных животных, ведь у одиночки нет стимула развивать навыки общения и абстрактное мышление, и, как следствие, все готовы тянуться за теми, кто объявили себя вожаками, уже на уровне инстинктов. Это же просто — поддержать общую идею, против которой ты изначально не возражаешь. А потом, ты считаешь ее уже своей собственной, более того, единственно верной, особенно после того, как почувствовал, что благодаря этой идее ты стал частью некой силы, намного большей, чем ты сам. Ну а кто не с тобой, точнее с этой силой, тот против тебя и твой враг — метод кнута и пряника в задачах поляризации общества на подсознательном уровне в действии.
        Эти методы мне, еще по прошлой жизни, были хорошо известны, являясь краеугольным камнем любого общественного строя и механизмом любой революции или войны, хорошо описываясь в массе соответствующей литературы. Но, тем не менее, продолжая эффективно работать там. А тут, в Далекой-далекой галактике, и подавно.
        Из-за гигантских незаселенных территорий, отсутствия конкуренции за ресурсы и исключительной редкости международных конфликтных ситуаций, попросту не возникала необходимость в массовой идеологической обработке населения — в большинстве случаев хватало естественных процессов и экономических рычагов. Вот только, не возникала до сих пор…
        — О чем задумался, дорогой?  — спросила меня Джей.
        — Не знаю, правильно ли делаю, продолжая все время «плыть по течению»…  — произнес я.
        — Это ты «по течению»!?  — удивилась дроидесса, уперев локтевые шарниры в перила балкона, и пытаясь смотреть одновременно и на меня и на происходящее внизу.
        — Представь себе, да. Ты ведь анализировала ту информацию, которую я тебе давал? Посмотри на гостей, они уже сейчас разделены на несколько непримиримых групп. А что дальше?
        — Нет, у тебя точно сбой в программе,  — возмущенно заявила она.  — Взгляни вокруг, все радуются, празднуют, а ты погряз в своей политике, как какой-то органик.
        — Прости, а? Просто накатило,  — по совету дроидессы, я окинул взглядом панораму праздничного Тида, но лишь посильнее сжал кулаки манипуляторов, пока автоматика не выбила их приводы по перегрузу.
        Внизу, сразу за лестницей центрального входа в Тидский Дворец, на площади толпился празднично одетый народ, дети играли, доносилась музыка, сверху небо пронзительно голубое было, даже специально приглашенные гости стоя у подножия статуй дев-воительниц искренне радовались. А я знал, бляха-муха, что через пару лет, миллиардов вот точно таких же, а может и этих самых, радующихся сейчас жизни разумных не станет — галактическая война это не хрен собачий. А еще знал, что каждый убитый на ней будет, в том числе, и на моей совести — что мне стоило вынести Палпатина до начала активной фазы реализации ситского Плана. Знал — да. Мог ли поступить иначе — нет. Ведь если Республика останется в нынешнем состоянии, то для тех же вонгов она станет легкой добычей, и тогда погибнут уже не миллиарды, а триллионы, сотни или даже тысячи триллионов. Проклятая логика и арифметика войны! Я с ней ничего сделать не мог. И это бессилие давило меня все сильнее.
        «Но плевать, я справлюсь!» — мысленно пообещал я то ли Силе, то ли каким иным высшим сущностям, и, подхватив Джей за плечи, развернул к себе.
        — Да, маленькая, ты права. Сегодня у нас праздник, и надо радоваться, а скоро и наше выступление. Так что… Позволь мне пригласить тебя на танец,  — сказал я, опускаясь на колено перед дроидессой.
        — Конечно, пошли!  — радостно ответила та, и мы поспешили к ангару, где нас ожидали наши машины.

* * *

        А в это время, среди почетных гостей Праздника Освобождения, мастер джедай Тера Сайнубе также размышлял над происходящим в галактике, и то, что он видел, ему не очень нравилось. Нет, конкретно эта его собеседница, несмотря на принадлежность к другой расе, была просто ослепительно красива. Вот только за внешней красотой, как часто бывает, скрывалось двойное дно — она была одним из наиболее значимых лиц в империи Хаттов.
        — Мастер, так вы не знаете, отчего все еще не вышла королева Амидала?  — светским тоном поинтересовалась собеседница.  — Среди гостей идут слухи один другого фантастичнее.
        — Проявите терпение, госпожа Триша, и насладитесь праздником. Вы, как и большинство молодежи, вечно куда-то спешите,  — попросил ту косианец.  — Впрочем, если желаете, можете скоротать время, рассказав одному старому джедаю, что привело столь очаровательную особу так далеко от ее дома?
        — Думаю, то же, что и вас,  — предположила она.  — Один весьма необычный дроид.
        — Шард,  — меланхоличным тоном сказал тот, внешне никак не реагируя на столь прямолинейную попытку выяснить, в чем же заключаются интересы Ордена на Набу.
        — Странно, я все-таки считала, что он киборг…  — стараясь скрыть удивление за случайной фразой, произнесла полукровка.  — Но если вас, мастер, это интересует, чуть более года назад он среди ночи ворвался в мою девичью спальню на Нар-Шаддаа, и сделал мне «несколько предложений, от которых я не смогла отказаться», точнее не захотела. И сейчас я прилетела сообщить, что принимаю их. А также обсудить несколько мелочей, беспокоящих моих… работодателей.
        — Надеюсь, из ваших охранников никто не пострадал?  — обеспокоенным тоном спросил косианец, никак не реагируя на двусмысленные намеки.
        — О, конечно, еще как пострадали!  — радостно подтвердила та.  — На следующий день я выгнала всех этих бездельников.
        — Думаю, вы были чересчур строги к ним,  — опираясь на трость, и глядя в глаза женщине, сказал тот.  — Открою секрет, но наш общий знакомый, тоже примерно год назад, смог посетить без приглашения даже Гранд-мастера Йоду. А к нему попасть не намного проще, чем в апартаменты наместницы Нар-Шаддаа.
        — Даже так!? Надеюсь, он для страховки не стал минировать ваш Храм?..  — искренне удивилась Триша, и, пристально взглянув в глаза джедая, рассмеялась.  — Значит стал? Но что же, в таком случае, он хотел от Ордена?.. Впрочем, я понимаю, это не мое дело…
        — Почему же. Тут нет ничего тайного. Он просто вернул Ордену кое-какое его имущество, и просил признать его самого падаваном мастера Джина. На что получил отказ, в связи с тем, что последний покинул Орден. Впрочем, Гранд-мастер принял его предложение оказывать джедаям посильную помощь — ответил Сайнубе.
        — О, вроде бы начинается!  — воскликнула полукровка.  — А Амидалы все еще нет.
        Над постепенно затихающей площадью, стали слышны далекие звуки музыки, такой же нескладной и жизнерадостной, как и ее создатели, а хорошо поставленный детский голос из невидимых репродукторов возвестил:
        — Жители и гости Набу, семь лет назад мы столкнулись с бессмысленной злобой, но вместе мы смогли защитить наш прекрасный дом! И сегодня, как и семь лет назад, давайте же встретим наших добрых соседей, тех, кто не остался в стороне, поддержав нас в час испытания! Тех, кто заплатил самую страшную цену за нашу общую свободу и право жить в этом мире! Наши друзья — Великий народ Гунганов.
        С последними словами, в арку на противоположном конце площади въехал Босс Насс верхом на кааду, а следом за ним шли несколько девушек гунганок, разбрасывая из корзин на поясе лепестки цветов, по которым промаршировали несколько сотен гунганских воинов. Причем на фоне привычных гунганов с индивидуальными щитами и шоковыми копьями и палицами, особенно выделялась одна парадная коробка[176 - Коробка — построение при строевых упражнениях или парадах, представляющее собой строй прямоугольной формы, численность которого определяется составом подразделения или программой парада, так у нас на парадах коробки обычно состоят из 20 шеренг по 20 бойцов в каждой, при построениях в местах дислокации, обычно строятся в коробки повзводно или поротно, в зависимости от численности подразделения.], смотрясь чужеродно и даже несколько пугающе.
        Все воины в ней были облачены в комбинезоны грязно-зеленого цвета, а также шлемы с прорезями для ушей и одного глазного стебелька, в то время как другой скрывался под причудливой нашлепкой. В руках у каждого были очень странные карабины с непонятными приспособлениями вместо прицелов. А за спиной находились небольшие жесткие ранцы.
        — Вот ведь Дядя Насс!  — воскликнул кто-то за спиной косианца.  — Припер таки новую игрушку. Ну ничего, Эрдваныч с Падме ему за это устроят!
        — А, вот ты где, Ассажж,  — повернувшись к подошедшей к ним датомирке, сказал тот.  — Я так понимаю, Квай-Гон как обычно игнорирует подобные «шумные и бессмысленные» мероприятия?
        — Ага,  — кивнула девушка.  — Он просил передать, что встретится с вами, мастер, как только все эти церемонии закончатся.
        — Ассажж Вентресс! Я тоже рада тебя видеть!  — улыбаясь, сказала Триша, обернувшись к той.  — Ты выглядишь просто великолепно! Кстати, не просветишь по поводу этих воинов?
        Последнее, как отметил джедай, было истинной правдой. Серое с синим вечернее платье очень шло неофициальной ученице Квай-Гона, хоть и было, по джедайским меркам, пожалуй, чересчур откровенным.
        — А я не рада, Триша,  — прошипела на ту ведьмачка.  — Но если Эрдваныч считает, что ты можешь быть полезна Набу — так и быть, живи. Я даже отвечу на твой вопрос. Это новая личная гвардия Босса — боевые пловцы и специалисты по действиям в болотистой местности. Их защитное снаряжение позволяет действовать даже в ледяной воде, а ультразвуковые локаторы и тепловизоры дают возможность видеть в тумане, мутной воде и даже в болотной жиже. Их стрелковые комплексы в тех же условиях не уступают бластерам на открытом воздухе, правда, вместо плазмы, они стреляют пулей с генератором плазменного кокона. Остальное, прости, секретная информация.
        Девушка отлично знала насколько для Набу важно сотрудничество с хаттами, но не могла также легко как братик-дроид простить вероломную полукровку, а уж тем более не собиралась рассказывать той ни про планы военно-технического сотрудничества королевства с гунганами, ни про то, что подобным вооружением, да еще специальной техникой, у земноводных оснащены уже пять батальонов.
        А тем временем, с улочек по обе стороны дворца, на площадь, чеканя шаг, вышли солдаты Королевской Гвардии Набу и Планетарных Сил Обороны. На взгляд Ассаж, последние в парадной форме смотрелись несколько непривычно и даже комично, ведь вместо бронежилетов, касок и мешковатых термокомбинезонов, каждая деталь которых повторяла расцветку растительности в местах их дислокации, рядовые были одеты практически также как и гвардейцы, а офицеры вместо курток щеголяли в кожаных шинелях, украшенных золотыми эполетами и аксельбантами и в фуражках с королевским лотосом на кокарде. Падме со служанками этой формой, дизайн которой придумали сами, очень гордились. А Эрдваныча она отчего-то очень развеселила, и он еще предложил заменить лилию крылатым черепом, раздать офицерам 45мм ручные гранатометы, разработанные для штурмомехов, и всем поголовно установить самые дешевые модели киберпротезов.
        — Встречать наших братьев по духу свободы и любви к жизни, выходят те, кто сражался вместе с ними против злобных захватчиков, и те, кто стал на страже мира на нашей планете и во всем секторе, дабы не допустить подобного. Чтобы из глаз наших матерей не катились слезы, а на лицах детей не тускнели улыбки!  — вещал мальчишка-диктор.
        Под звуки «Марша Гвардии», в котором жители другого мира с удивлением бы узнали чуть переделанную польско-американскую пародию на советские марши из игры Ред Алерт 3, две колоны прошли по сторонам колонны гунган, и, синхронно повернувшись лицом к союзникам, на пару секунд неподвижно застыли. А затем, дружно прокричали: «За Королеву, За Набу и его Народ! Слава нашим Друзьям!», на что растроганные гунганы, под радостные крики толпы, сломав строй, совсем не по-военному, бросились обнимать гвардейцев и хлопать их по плечам.
        — А теперь,  — вместе с раскатистым ревом моторов, разнеслось над Тидом,  — те, без кого победа была бы невозможна. Встречайте, эскадрилья Браво!
        Толпа опять восторженно закричала, а над дворцом и площадью пронесся ромб из тринадцати машин — одиннадцати N-1М и двух необычных очень маленьких четырехкрылых N-4I[177 - Вот такой высер авторской фантазии: http://cs624925.vk.me/v624925878/2d8a4/I_P5W12KdAk.jpg]. Последние были единственными образцами, из огромного количества новой техники принятой в последние годы на вооружение королевством, которые показали широкой общественности в праздничной церемонии. И то, потому что их испытательные полеты видело очень много народа, а кадры с ними живо обсуждались в среде «диванных экспертов», которые чудесным образом возникли в качестве продукта пропагандистской компании по популяризации ПСОН и как следствие популярности в народе защитников планеты, которой та же пропаганда не дала сойти на нет после войны с Торговой Федерацией.
        — Эскадрильей Браво, как и семь лет назад, вновь командует полковник Рик Олие, лично возглавивший тогда атаку на станцию управления дроидами, что положило конец страданиям нашего народа и смертям отважных защитников нашей цветущей планеты,  — продолжил диктор.  — Но не только на стороне Торговой Федерации сражались дроиды. И в нашу победу их вклад переоценить нельзя! И сегодня в одном строю с бесстрашными пилотами эскадрильи Браво летят те, кто был с ними в самые тяжелые мгновения, разделяя с ними жизнь и смерть, и делая подчас то, что ни один разумный из плоти и крови совершить бы не смог. Это бывший управляющий модуль королевской яхты 327J, а теперь служанка-дроид королевы Амидалы, лейтенант Джей и наверно не нуждающийся в представлении, дроид-астромеханик-аналитик, секретарь-советник королевы, капитан R2-D2 Эрдваныч! И для вас, они подготовили подарок — небесный танец!

* * *

        — Правый разворот начали. Семь, вперед на пол… Одиннадцать, смотри за высотой. Угол. Синий, Серебреная, готовьтесь,  — непрерывно отдавал команды Браво Лидер полковник Олие, контролируя все построение.
        Мы же с Джей занимали соответственно вторую и четвертую позицию в третьем ряду из пяти машин ромба 5х5. И если бы не наши электронные мозги, уже давно бы произошла катастрофа. Что неудивительно — различия летных характеристик N-1М и N-4I были настолько же разительны, насколько обе машины различались внешне.
        — Выходим на курс… Роспуск начали… Роспуск!  — крикнул в эфир Рик, и строй истребителей распался в небе, вычерчивая дымами королевский лотос.
        А наши машины, описывая двойную спираль, рванули вперед. Разворот, под скрип корпуса, что при тридцатикратных перегрузках вполне нормально, и, разойдясь над площадью, мы стали нарезать круги на встречных курсах.
        — Торможение разворотом. Начали!  — скомандовал я.
        И сверхлегкие аппараты совершили немыслимое — горизонтальный разворот на 180° к набегающему потоку. Маневр вполне обыденный в пустоте, но в атмосфере возможный лишь благодаря десятикратной тяговооруженности и изменяемому вектору тяги четырех двигателей, в сочетании с прямым электронным управлением. И сразу же, как только скорость упадет до нуля, задрать нос вертикально вверх, и замереть.
        Пока мы неподвижно весели на реактивных струях, далеко внизу из ретрансляторов стали разливаться звуки музыки, дублируясь по каналам связи. Это была одна из чудеснейших набуанских песен «Ветер лугов»[178 - Опять же, песня — плод больного воображения автора. Но, думаю это логично, что ГГ не сует кругом Высоцкого, ведь у полумиллиардного народа должно быть море собственных прекрасных песен, и если еще можно предположить, что у исторически мирного Набу нет нормальных маршей, то уж песню для сопровождения пилотажного шоу, в любом случае можно подобрать из местного репертуара.], идеально подходящая для пилотажного шоу, сочетающая в перепады медленного, какого-то балладного темпа, с переходом к быстрому и жесткому року.
        — Джей, позволь пригласить тебя на этот танец,  — передал я в эфир, синхронизируя системы самолетов.
        Два аппарата, форсируя двигатели, рванули навстречу друг другу, и когда казалось, что столкновение неизбежно, проскочили в метре друг от друга, закрутившись вокруг общего центра, как если бы были связаны невидимой нитью, все набирая и набирая скорость вместе с музыкой. А когда мелодия подошла к кульминации, мы, все также кружась, рванули в синюю бездну неба, чтобы в такт с песней, внешне беспорядочно, но, строго синхронно кувыркаясь, рухнуть вниз. И там вновь закрутить машины, но уже на параллельных курсах, с переходом к зеркальным бочкам и другим фигурам высшего пилотажа. А затем снова набор высоты, и снова падение, но на этот раз более медленное, хвостом вперед, исполняя вальс на реактивных струях.
        И так вновь и вновь, все четыре минуты пока звучала песня. А когда стихла музыка, мы свечой ушли в небо, огласив напоследок окрестности сверхзвуковым ударом — пусть те, кто надо знают, новые набуанские истребители не только обладают сверхманевренностью, но еще и могут развивать сверхзвуковую скорость в атмосфере, не задействуя дефлекторный щит. И пусть гадают, сколько таких машин у нас, и есть ли достаточно пилотов, способных ими управлять. А остальные, пусть просто получат удовольствие от незабываемого зрелища.
        — Это было чудесно, милый!  — восторженно сообщила Джей, пока мы спускались с орбиты, и на бреющем шли к ангару.  — Но следующий раз, когда будешь проектировать самолет, постарайся сделать так, чтобы ноги не приходилось отстегивать.
        — Хорошо,  — согласился я.  — Но только для тебя. И так за сто тысяч стоимость вылезла, а ведь хотел легкую массовую машинку, аналог «Стервятника».
        — И он еще жалуется,  — обличительным тоном заявила моя подруга.  — Я на симуляторе вчера пятнадцатерых завалила.
        — Вот именно, пятнадцатерых. А на одном «Лукрихалке» тысяча. Причем, разумных дроидов, которых можно использовать в качестве пилотов, у нас всего четыре сотни, и они для других задач тоже нужны,  — посетовал я, и, обратив внимание на время, добавил.  — Ну все, посмотрим, получится ли то, ради чего мы весь этот огород городили.
        — Обязательно получится! Я статистику анализировала, даже без сегодняшнего мероприятия не менее 60 % будет,  — заверила она меня, подключаясь к набуанскому голонету.
        — Боюсь, мне этого будет недостаточно. Нужна полная поддержка. Без нее мы не обеспечим надежный тыл, а без него, весь последующий план нужно пересматривать,  — объяснил я.
        — Одного не пойму,  — удивленно начала дроидесса.  — Чем тебе Джамиллия не нрав?..
        Но она тут же умолкла, когда начался главный пункт церемонии празднования седьмой годовщины освобождения Набу. Как минимум для нас главный. Ведь он определял и все мои дальнейшие планы, и был кульминацией почти года напряженной работы — сначала обработки Амидалы, а затем уже населения королевства — как говорится: «С волками жить — по-волчьи выть». И если Палпатин позволял себе устанавливать по всей галактике удобные ему режимы, то почему бы и мне не проделать подобный трюк здесь, на Набу?
        — А сейчас к народу Королевства Набу и гостям нашего праздника обратится Ее Величество королева Амидала!  — восторженно возгласил Рико Шиф — один из талантливейших юных поэтов сектора, а заодно и сын нашего министра образования Луфты Шиф, который и комментировал сегодняшнее торжество. Чем вызвал у родительницы нехилое обострение ЧСВ.
        Выбор для этих целей ребенка был далеко не случаен. Просто перед нами стояла сложная задача, с одной стороны, показать всем, что Набу готово защищать себя и своих подданных, а с другой, не спровоцировать соседей, чтобы их общественное мнение и дальше считало нас исключительно мирной планетой. Чтобы тем, кто у них принимает решения, труднее было доказать, что нападать на безвредное Набу надо, и что для этого реально необходимы такие чудовищные силы.
        Тем временем над Тидом зазвучала задорная, жизнеутверждающая мелодия «Песни Победы», совместное творение набуанских и гунганских композиторов, рожденное, как я подозревал, не без использования веществ, ведь то, что я некогда слышал в другом мире в фильме, по уровню «безбашенности» едва ли могло сравниться с оригиналом.
        Камеры взяли крупным планом ворота дворца, и из них появились две похожие как сестры девушки в легких защитных костюмах КСБ Набу старого образца, и легко, чуть ли не вприпрыжку сбежали на первую площадку лестницы. Нет, я конечно согласен, что для объявления преемника «Давай за»[179 - Имеется в виду аналогичная процедура передачи власти в Этой Стране в 2008-м. Опытом которой, ГГ и воспользовался.] подходит лучше, но и так, с учетом местной специфики, отсутствия аналогов и всего антуража прошедшего действа, получилось великолепно.
        — Народ Набу, славный народ Гунганов, гости прилетевшие к нам разделить с нами радость, в этот день я благодарна всем вам! И сейчас, когда галактика…
        — …бороздит просторы Большого Театра…  — продолжил я за Падме, отключив звуковое сопровождение, и гася скорость на подлете к ангару. Уж кто-кто, а я эту речь уже раз двадцать слышал во время репетиций.  — Диспетчер, Синий Два, Серебреная Один, просим разрешения на посадку.
        — Принял, садитесь по текущему вектору. Площадки 17-0 и 18-0, - отозвался тот, и уже неформально добавил.  — Ну вы, хатт, и дали! Ладно, осторожнее садитесь, мы тут немного королеву смотрим.
        Переведя движки в чисто вентиляторный режим, мы, сделав «Кобру», носом вверх влетели в ангар, и через десяток секунд уже заскрежетали опорами истребителей по полу.
        — Значит, Джей, по поводу того, почему меня не устраивает Джамаллия в качестве королевы Набу,  — стал я объяснять дроидессе, пока ДУМ-дроиды пристегивали нам ноги.  — Она, конечно, девчонка хорошая, и могла бы стать неплохой королевой, но только в мирное время. А такой удачи, боюсь, мы не дождемся. Пойми, Джами идеалистка, почти как Падме перед вторжением, и не сумеет пойти на жесткие меры. Более того, когда начнутся волнения, а это лишь вопрос времени, она постарается, как все идеалисты помочь всем, завалив и контрразведку, и взаимоотношения с торговцам, перевозчиками и шахтерами, а главное, сольет оборонные программы. И чтобы этого не случилось, нам нужен человек, который разбирается в нашей кухне.
        — Но почему Сабе, а не Эри?  — вновь удивилась Джей.  — Она точно не даст срезать оборонный бюджет.
        — Вил,  — коротко ответил я, и, видя, что дроидесса не поняла, объяснил.  — То, что принц-консорт сирота с Татуина народ переживет, но он ведь в тылу не усидит, а это может вызвать проблемы как политического, так и личного плана, которые опять-таки отразятся на политике.
        — Поэтому ты и не хотел изменения конституции, чтобы Падме осталась королевой? Из-за Эни, да?  — предположила она.  — Мальчик по спецканалу связи с ней почти каждую ночь говорит, когда не на миссиях. Падме с Сабе даже ругались из-за того, что первая недосыпает.
        — Скажем так, не только поэтому,  — не вдаваясь в подробности, ответил я.  — Но, в первую очередь, королева сама не желает идти на изменение конституции.
        То, что Энакин с Падме два последних года довольно плотно общаются, мне было известно, более того, парень очень благотворно, во всяком случае, по моему мнению, влиял на Падме, изрядно подорвав веру той в идеалы демократии. Откуда бы еще Амидала могла почерпнуть некоторые идеи, которые я лично пытался привить Скайуокеру, в то же время, опасаясь посвящать в них девушку, из-за ее идеализма и, скажем так, радикальности самих идей? Одно хорошо, если моим планам не суждено сбыться, ответ сенатора Наберрие Вейдеру на Мустафаре, вполне вероятно, будет: «Да, любимый!» Но поговорить с личинкой Милорда стоит — не дело не давать девушке высыпаться, бедняжка и так личного времени совершенно не имеет, и на сон отводит всего по шесть часов в сутки.
        «Как можно было так поиздеваться над этими толковыми ребяткам!?» — в который раз спросил я себя, боясь даже представить, в каком «болоте» им приходилось сидеть в другой истории. Один Королевский Консультативный Совет чего стоил! Думаю, если бы не наши с Панакой «гэбистские» методы, эти паразиты так бы и продолжали «жить на два процента», пиля концессии на экспорт плазмы и элитных вин, деля бюджет королевства между своими ведомствами и подкидывая девчонке на троне немного кредитов на карманные расходы, благотворительность и помощь беженцам. Но сейчас-то они накрепко уяснили: «То, что они все еще не работают на глубоководных станциях добычи плазмы, это не их достижение, а недоработка генерала Панаки»[180 - Перифраз известной милицейской шуточки, которая, если подумать, и не шуточка вовсе.].
        Одно их сотрудничество с ОПГ Нал Рака и лично Борво Хаттом уже кое-кому гарантировало от двух до пяти лет — сами же приняли закон об ответственности за пособничество агрессору, сами и расхлебывайте. А закон этот вполне четко трактовал работу «крестного отца» набуанской мафии на обе стороны нашего с Торговой Федерацией конфликта, как измену королевству. Конечно мы и сами, я имею в виду КСБ, не стали ссориться с могущественным слизняком, предоставив ему «крышу» и монополию на незаконную деятельность в секторе Чоммел, в обмен на сворачивание работорговли, киднепинга и повышения в три раза розничных цен на спайс, но это, как говорится, еще доказать надо. А что касается наркошей, то да, мне их жаль, конечно, но они сами выбрали свою судьбу, да и перекрыть полностью поставки дури не выйдет — не эти, так другие найдут лазейки. Потому, Каурш правильно решил возглавить то, что не в состоянии победить. Да и «независимый» канал контрабанды в деле разведки и национальной безопасности вещь полезная.
        Укомплектовав свои тушки ногами, мы с Джей прошли в комнату отдыха летного состава. Который в это время на тактическом планшете как раз смотрел окончание речи монаршей особы, что уже перешла к представлению «преемницы».
        — … годы, всячески поддерживала меня, поминутно рискуя самым дорогим, что есть у любого разумного — жизнью и свободой. Так было во время попытки государственного переворота, когда из-за клеветы изменников Сабе испытала позор и мучения, попав в тюремные застенки. Но это не сломило ее дух и верность народу Набу…
        — Личинка хатта, последней сволочью себя чувствую!  — в сердцах воскликнул капитан Долфи.  — Как я тогда поверить мог!?
        — Но ведь исправился, и капитанский значок за участие в ликвидации переворота получил,  — успокоил того Олие.  — Не мешай лучше!
        — … за все. И перед всеми вами, я хочу сказать ей… Спасибо, подруга!  — закончила речь Амидала, и растроганно обняла готовую разреветься Сабе.
        Что уж тут говорить о Сабе, если даже у пилотов и техников, смотрящих на происходящее по голонету, глаза были на мокром месте. Даже меня проняло, и теперь можно было не беспокоиться за результаты выборов. Амидала молодчинка, поставила достойную точку в деле, над которым не один месяц работали сотни разумных, занимающихся информационным обеспечением «демократической» смены власти в королевстве Набу.
        Вот только для меня основная работа была еще впереди. Как секретарь-советник королевы, я должен был присутствовать на официальном приеме, где предстояло провести кучу нудных встреч и переговоров с самым разным народом, от «Дяди Онаконды» — убежденного пацифиста, который, имея под рукой один из самых воинственных народов галактики, добивался от Падме предоставления пары корветов для патрулирования системы Родии, и, что характерно, бесплатно, до такой неоднозначной девицы, как представительница Совета Хаттов на Нар-Шаддаа, а сейчас еще и посланник этого самого Совета, Триша.
        После всей той эпопеи с экспроприацией «Сверхдальнего Перелета», я на целых четыре месяца окопался на Руусане, организуя там секретную базу для своих инквизиторов, а, заодно пытаясь изучать Силу, и найти месторождения кристаллов. В общем, на славу потрудился. Особенно продвинулся в деле использования джедайских способностей при стрельбе, добившись практически полного исключения рассеивания на дальностях до трехсот метров и устойчивого поражения ростовой, подвижной (!) мишени на дистанции в три километра, правда, в обоих случаях с довольно низкой, из-за необходимости концентрации, скорострельностью. Но и ее постепенно удалось довести до уровня нормального стрелка-человека. А один раз, после попытки экспериментов с луком, даже два дня чувствовал себя Леголасом, пока стрелы не кончились. И в итоге начал подозревать, что дистанционным оружием джедаи пренебрегают не столько из-за его «хаотичности» и «риска задеть невинных», сколько из боязни того, что «юные падаваны» почувствуют себя всемогущими и падут на Темную сторону. И единственным, что не укладывалось в эту теорию, были ситхи. Но и тут можно было
отыскать объяснение, основанное на том, что дистанционное оружие плохо подходит для боя с другими форсюзерами, а для стрельбы по не форсюзерам подойдут и штурмовики, и недоделанные жестянки серии В.
        Собственно к тому моменту, когда я решил, что хватит, и пора возвращаться, я стал счастливым обладателем «эльфийских» способнос