Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Веймар Ника: " Ведьма Вне Закона Фейк " - читать онлайн

Сохранить .
Ведьма вне закона ( фейк ) Ника Веймар
        Поверила Верховной ведьме севера? Наслаждайся последствиями! Минус мечта стать полноправной ведьмой Ковена, плюс проклятие вечного невезения, опасный артефакт повелителя драконов и угроза смерти. Неравноценная замена! И где может надёжно скрыться внезапно оказавшаяся вне закона ведьма? В управлении магполиции! Главное, хоть как-то сработаться с напарником.
        Ника Веймар
        Ведьма вне закона
        Пролог
        Я всегда любила зиму. Мягкие, белоснежные сугробы, колко-пушистый иней на деревьях, серебристые узоры на стёклах, гладко укатанные детворой ледяные дорожки и особенный, пьянящий морозный воздух. Но сейчас я мчалась по скользкому тротуару, прижимая к груди небольшую резную шкатулку, чутко прислушивалась к раздающимся где-то в отдалении крикам погони, и изо всех сил старалась не навернуться в ближайший сугроб. Совсем не пушистый, грязно-серый, с подозрительными вкраплениями желтизны, заметными даже в неярком свете газовых фонарей. В очередной раз поскользнувшись и неловко взмахнув свободной рукой, от всей пакостной ведьминской души прокляла лентяев из столичного градоуправления. Подумать только, в такой гололёд не удосужились отправить на улицы магов-бытовиков или хотя бы дворников! За что только горожане налоги платят?
        Увидев подходящую подворотню, нырнула туда. Прижалась к холодной стене, переводя дух. Зубами стянув с ладони перчатку, запустила руку под куртку и сжала висящий на груди амулет. Накинутый лично Верховной ведьмой морок сполз, как старая шелуха с луковицы, и тут же собрался вновь в метре от меня. Крики городской стражи и топот приближались. Медлить было нельзя.
        - Беги! - приказала я иллюзии, неловко прижимавшей к груди копию находящейся у меня в руках шкатулки. - И не позволь себя поймать!
        Амулет обжёг ладонь жаром, разряжаясь окончательно. Морок послушно рванул назад, навстречу приближающимся голосам стражников. Скрылся за поворотом и уже там явил себя в полной красе. Я слышала даже стук невысоких каблучков по мостовой. «Вон она! - возликовал кто-то густым басом. - Держи воровку! Ланс, наперехват беги, тудыть тебя в копьё!» Я отступила глубже в подворотню, скрываясь в густой тени, и вжалась в стену. Мимо, на миг мазанув по краям арки бледно-жёлтыми лучами магических светильников на шлемах, прогрохотало несколько стражников. Никак, целый отряд подняли! Интуиция, очень вовремя поднявшая голову, намекала, что ирия Тириана Фахефан, Верховная ведьма севера и глава ковена, чего-то недоговорила, отправляя меня на простейшее, формальное, по её словам, испытание. Похоже, я только что ограбила какого-то важного королевского гостя. Вспомнив выскочившего из ванной мужчину, роняющего вокруг клочья пены и стыдливо прикрывающего полотенцем для pv область паха, я тихо хихикнула. Уж кем-кем, а важным этот бедолага не выглядел точно.
        Ещё и поскользнулся на натёкшей с него же луже. Жаль, не успела увидеть, навернулся он или нет. Очень уж громко он взвыл «Стража!!!», увидев шкатулку у меня в руках. А ведь его ждал сюрприз ещё и в одежде. Чесоточного порошка я сыпанула от души, как и просила ирия Тириана.
        Я прислушалась к доносившейся откуда-то издали перекличке стражников. Морок уводил их всё дальше. Закрыла глаза и сосредоточилась на образе метлы, предусмотрительно оставленной неподалёку от дворца. Поморщилась, чувствуя, как простое заклинание моментально выкачало четверть резерва. И метла, поганка с характером, на зов не спешила! Ой, ну подумаешь, я полукровка, так теперь слушаться не нужно? Сожгу этот своенравный веник когда-нибудь, клянусь гримуаром и котелком!
        Резная шкатулка так и притягивала взгляд. С искушением я боролась недолго. Имею право узнать, ради чего два дня скребла полы в гостевых покоях, стряхивала паутину из углов и нахальные руки королевских лакеев со своей задницы и, между прочим, сейчас мёрзну в тёмной подворотне? Ну хорошо, не мёрзну. Благодаря доставшемуся от отца слабенькому дару ледяной магии я не чувствовала холода. Но в остальном-то всё правда Подумаешь, Верховная просила незамедлительно доставить шкатулку к ней. Я же не виновата, что негодница-метла где-то шастает. Одним глазком только посмотрю. А вдруг шкатулка пустая? Надо проверить. Договорившись таким образом со своей совестью, я уверенно потянулась к крышке. Запоры на ней оказались неожиданно тугими. Пришлось для удобства снять вторую перчатку и слегка наклонить шкатулку.
        - Ну давай же. - еле слышно пробормотала я, встряхнув упрямую вещь.
        Помогло. Крышка откинулась с тихим щелчком, и на мою ладонь скользнуло бриллиантовое колье изумительной красоты с центральным камнем в виде бабочки.
        Испуганно пискнув, я стряхнула его обратно в бархатную черноту шкатулки, захлопнув крышку так шустро, словно под ней таилась разъярённая гадюка. Впрочем, то, что находилось в шкатулке, было намного опасней. Ну всё, мне конец!
        Глава 1
        Колье «Лунная бабочка», величайшая драгоценность драконов, артефакт, дающий власть над всем драконьим племенем, был окружен ореолом десятка легенд разной степени мрачности и бесчисленного количества слухов. Но все они сходились в одном: каждого, кто коснётся колье без доброй воли на то его владельца, ждёт проклятье вечного невезения. Немногим удавалось увидеть драгоценность вживую: артефакт бережно хранился в сокровищнице правящего рода под неусыпной охраной. Я слышала от кого-то, что защита там была в разы мощнее, чем в королевском дворце. Но приём в честь помолвки принцессы Вивьен был одним из немногих официальных мероприятий, на котором повелитель драконов Риллиан Фортен не мог появиться без артефакта. Я тихонько взвыла, представив, в какой ярости сейчас дракон. А уж как активно ловят иллюзию воровки-горничной! Боги, ну почему именно сейчас? Всё ведь так хорошо складывалось. Мечта стать полноправной ведьмой ковена - недостижимый успех для полукровки! - почти исполнилась. Сама Тириана Фахефан, верховная ведьма севера, отыскала меня полгода назад и взяла под негласную опеку. В память о моей
матери, как она сама призналась. Глава ковена не могла не знать, куда меня отправляет. И вот что теперь делать?
        Я отлепилась от стены и подняла глаза к чёрному потолку подворотни, словно там был написан ответ. И он пришёл! В виде моей собственной метлы, влетевшей в арку хищным ястребом, и от души «клюнувшей» меня черенком сзади под коленку. Не удержав равновесие, я плюхнулась прямо на решившую поиграть паршивку, прижимая к груди шкатулку. Придавленная метла недовольно зашелестела ветками.
        - Так тебе и надо! - мстительно прошипела я, поднимаясь и потирая ушибленную пятую точку.
        Намёк мироздания был понятен: предаваться тоске и грусти в тёмной подворотне, когда неподалёку блуждает городская стража, было не самым умным поступком. Впрочем, похоже, умных поступков в последние полгода я не совершала. С меня словно сдёрнули розовую кисею, сквозь которую я всё это время любовалась на мир. Мама никогда не упоминала о том, что они с ирией Тирианой были дружны. Раз. Предупреждала меня, что верить ведьмам - опасно. Особенно, для полукровок вроде меня. Два. Верховная за эти полгода познакомила меня лишь со своим братом Гордианом и несколькими слабыми ведьмочками, обслуживавшими лаборатории и выполнявшими небольшие поручения. Три.
        А я, ослеплённая сладкими обещаниями и расположением самой главы ковена, не сочла необходимым задуматься о причинах такого интереса к моей скромной персоне. Слишком вовремя ирия Тириана появилась в моей жизни. В тот момент, когда я осталась совсем одна.
        Полукровка. Недоведьма. Слишком слабая, чтобы надеяться стать равной ведьмам ковена. Слишком амбициозная, чтобы с этим смириться. Я очень любила родителей, но в детстве жалела, что папа ледяной маг, а не ведьмак, и моя заветная мечта никогда не исполнится. Однако, когда выяснилось, что каким-то неведомым образом помимо ведьминской силы я получила ещё и слабый дар ледяной магии, возликовала. Это был мой шанс! Ни одна ведьма не могла похвастаться наличием магии. А я была особенной. И терять этот козырь не собиралась. Я с головой ушла в учебники, стараясь раздуть слабую искорку магии. Занималась с отцом и, видят боги, не было ведьмы счастливее меня, чем в тот день, когда мне впервые удалось почувствовать собственный источник ледяной магии и «открыть» прямо в нём пространственно-временной «карман». Как же я гордилась собой! И неважно, что в этот «карман» с трудом помещались котелок и гримуар.
        Для поступления в высшую школу ведьм мне не хватило баллов. Подлое травоведение, попавшееся на экзамене, перечеркнуло мечты о ведьминской шляпе. По совету отца, чтобы не терять год, поступила на ведьминский факультет в академию магического права, да так и осталась. Там были спецкурсы по зельеварению, травоведению, составлению заговоров, определению различных порч, наведению мороков, метловедение и полёты, в общем, всё, что мне требовалось. В качестве кислой пилюли шло правоведение, но с этим я смирилась. А в день первого из моих выпускных экзаменов отца не стало. Неисправный портал, какой-то сбой, редчайший случай, один на сотни тысяч, объяснял нам с мамой глава службы порталов, пряча глаза. Оглушённые горем, мы почти не слушали его. Мама прижимала ладонь к круглому животу, бледнея на глазах. Братик должен был родиться через полтора месяца.
        Полукровка. Недоведьма. Слишком слабая, чтобы надеяться стать равной ведьмам ковена. Слишком амбициозная, чтобы с этим смириться. Я очень любила родителей, но в детстве жалела, что папа ледяной маг, а не ведьмак, и моя заветная мечта никогда не исполнится. Однако, когда выяснилось, что каким-то неведомым образом помимо ведьминской силы я получила ещё и слабый дар ледяной магии, возликовала. Это был мой шанс! Ни одна ведьма не могла похвастаться наличием магии. А я была особенной. И терять этот козырь не собиралась. Я с головой ушла в учебники, стараясь раздуть слабую искорку магии. Занималась с отцом и, видят боги, не было ведьмы счастливее меня, чем в тот день, когда мне впервые удалось почувствовать собственный источник ледяной магии и «открыть» прямо в нём пространственно-временной «карман». Как же я гордилась собой! И неважно, что в этот «карман» с трудом помещались котелок и гримуар.
        Для поступления в высшую школу ведьм мне не хватило баллов. Подлое травоведение, попавшееся на экзамене, перечеркнуло мечты о ведьминской шляпе. По совету отца, чтобы не терять год, поступила на ведьминский факультет в академию магического права, да так и осталась. Там были спецкурсы по зельеварению, травоведению, составлению заговоров, определению различных порч, наведению мороков, метловедение и полёты, в общем, всё, что мне требовалось. В качестве кислой пилюли шло правоведение, но с этим я смирилась. А в день первого из моих выпускных экзаменов отца не стало. Неисправный портал, какой-то сбой, редчайший случай, один на сотни тысяч, объяснял нам с мамой глава службы порталов, пряча глаза. Оглушённые горем, мы почти не слушали его. Мама прижимала ладонь к круглому животу, бледнея на глазах. Братик должен был родиться через полтора месяца.
        … Не родился. И мамы на следующий день тоже не стало. Преждевременные роды, осложнения, пересменка в больнице, молодой практикант, перепутавший группы крови.
        Кажется, его потом лишили врачебной лицензии, но это не могло вернуть мне родных.
        Похорон я не помнила. Экзамены сдавала, словно в тумане. Диплом и ведьминскую лицензию забрала у куратора курса. Сил идти на вручение не было. Лежала в комнатке в общежитии, свернувшись калачиком на неудобной узкой кровати, не зная, как жить дальше и как вернуться в дом, в котором теперь не будет родителей. Именно тогда меня нашла ирия Тириана. Вошла в комнату, наполнив её ароматом сладких ванильно-цветочных духов, присела на край кровати, погладила меня по голове. Сказала, что они с мамой раньше были хорошими подругами, но после маминого замужества потеряли связь.
        Я не спрашивала, как она узнала о моей трагедии. Рыдала у неё на груди, словно ребёнок, прижимаясь щекой к дорогому прохладному шёлку мантии Верховной ведьмы.
        Ирия Тириана забрала меня в Серые горы, где находилось самое сердце ковена - цитадель Вед. Окружила заботой и пониманием, горячо поддержала моё стремление стать одной из ведьм ковена. Пообещала помочь. Я сама не понимала сейчас, почему промолчала о том, что обладаю магическим даром. А после решила не торопиться. Хотела эффектно сообщить об этом, когда стану полноправным членом ковена. Наивная, амбициозная глупышка, купившаяся на сладкую лесть. Послушно читала книги, которые давала мне Тириана. Готовила зелья и порошки, на которые она указывала. Под присмотром Гордиана училась пользоваться отмычками и бесшумно передвигаться по комнатам. До зелёных точек перед глазами и горящих огнём лёгких бегала по винтовой лестнице самой высокой башни цитадели. От входной двери до смотровой площадки и обратно. Ирия Тириана сказала, что так нужно? Не надо задавать лишних вопросов, Дарочка, она ведь хочет тебе помочь! Сцепи зубы и вперёд. О, сейчас я прекрасно понимала, для чего она всё это делала!
        Верховная ведьма разыграла свою партию, как по нотам. Она вроде бы поддерживала меня, но при этом исподволь делала всё для того, чтобы я каждый день, каждый час чувствовала, насколько я слабее других. Она не знакомила меня с другими кандидатками в члены ковена, объясняя это тем, что я не участвую в первых испытаниях, призванных определить уровень силы и владение необходимыми навыками. «Дара, девочка моя, ты идёшь по особому конкурсу, - ласковым, мягким голосом говорила она, раскладывая в лаборатории порошки и травы. И тут же останавливала меня: - Нет-нет, убери этот свиток. Мы с тобой будем готовить другой эликсир, который не опустошит твой резерв». И так каждый раз. Аккуратные, выверенные до последнего слова намёки. Якобы незаметные сочувственные взгляды и поджатые губы, когда у меня в очередной раз не получалось что-то посложнее. «Случайно» оставленный на видном месте ежедневник, заботливо раскрытый на нужной странице. Конечно же, я сунула туда любопытный нос и ознакомилась со списком отборочных испытаний для кандидаток в ковен. Я провалилась бы уже на первом: моего дара хватило бы, чтобы
определить чёрную могильную порчу, но снять её я бы не смогла. И Гордиан подливал масла в огонь моей неуверенности, напоминая, что место в ковене получают самые достойные ведьмы. Такие, как его сестра, к примеру. Хотя я вот тоже… На этом месте Гордиан обычно ненадолго запинался, подбирая подходящую характеристику. Обычно, по его мнению, я была старательной и целеустремлённой. Чуть реже - трудолюбивой, прилежной и усердной. На этом фантазия Гордиана заканчивалась.
        Учитывая всё вышеизложенное, нетрудно догадаться, что последнего этапа испытания соискательниц, назначенного на Йоль, я ждала со сдающими нервами.
        Впервые приближающийся праздник середины зимы и зимнего солнцестояния не радовал.
        Я прекрасно понимала, что не с моим уровнем силы тягаться с чистокровными ведьмами, и даже заступничество Верховной не поможет. Опозорюсь, гримуар свидетель, опозорюсь!
        И когда неделю назад ирия Тириана вошла в мою комнату и заговорщицким шёпотом заявила, что придумала испытание, которое точно окажется мне по силам и при этом не вызовет ни у кого сомнений в моих талантах, я едва не пустилась в пляс от радости. Наш диалог я запомнила до последнего слова.
        « - Дарина, ты должна понимать, что я иду на это только из уважения к памяти твоей матери, - строго произнесла Тириана, глядя мне в глаза. - Слишком личные секреты я тебе доверю. Дай слово, что никто не узнает о нашем разговоре.
        - Обещаю! - пылко поклялась я, ёрзая от нетерпения на деревянном табурете.
        Верховная ведьма кивнула, прошла мимо меня, задев краем шёлковой мантии, встала у окна, спиной ко мне, и, глубоко вздохнув, произнесла:
        - Много лет назад я была молода и доверчива. Мечтала о взаимной любви, такой, как обрела моя дорогая подруга Эриана с твоим отцом. И жестоко поплатилась за это.
        Мой возлюбленный был молод, хорош собой, силён и… И ненавидел ведьм. - Последнюю фразу она почти прошептала. - Но я об этом не знала. Однажды мы говорили об артефактах и амулетах, и я была столь глупа, что рассказала ему о нашей семейной реликвии, кулоне «Дыхание зимы», дарующем своей владелице особую привлекательность. Никакого морока! Кулон просто усиливал природное очарование. Мой возлюбленный заинтересовался и уговорил меня показать ему «Дыхание зимы». - Она повернулась ко мне, взволнованная, с высоко поднимающейся грудью, алыми пятнами на щеках. - Ты догадываешься, что было дальше?!
        - Он украл его, - я сжала кулачки, от всей ведьминской души желая мужской несостоятельности обидчику ирии Тирианы. - Но почему вы не вернули кулон?
        - Дорогая моя девочка, - горько усмехнулась Верховная, - этот негодяй хорошо подготовился. Я передала кулон добровольно, и в тот же вечер он вместе с реликвией отбыл в столицу, якобы, по срочному вызову отца. Писал мне пылкие письма, клялся, что вернётся на Йоль, к Бельтайну, ну уж на Ламас точно будет здесь… И я ничего, ничего не могла поделать, Дарина! - ирия Тириана побледнела, прикусила губу, борясь с эмоциями. - И до сих пор не могу. Сама поставила на него защиту от чар. Старалась… А сейчас он собирается жениться. И после приёма в честь помолвки принцессы вручит своей избраннице мой кулон!
        - Мерзавец! - вырвалось у меня.
        - Да, - тяжело вздохнула ирия Тириана. - И мне нужна твоя помощь, Дарина. Ты ведь поможешь? Если всё удастся, можешь считать, что ты в ковене».
        В этот момент я бы сделала всё, что угодно для Верховной ведьмы. Добровольно запуталась в искусно сплетённом ею кружеве лжи. Тириана заранее подкупила одну из горничных, лично наложила на меня иллюзию, не поскупилась на артефакт, который должен был поддерживать морок. Два дня я честно драила полы и перестилала кровати в гостевых покоях, отведённых каким-то дальним королевским родственникам. Комнаты, отведённые высокородному мерзавцу, похитившему кулон Верховной, ещё пустовали. Я немного забеспокоилась, но как раз сегодня вечером пришёл условный сигнал. Я поднялась в указанные покои, открыла дверь отмычкой, сыпанула чесоточного порошка на всю одежду в шкафу, особое внимание уделив ящику с нижним бельём. Шкатулка, точь в точь такая, о которой рассказывала Верховная, стояла на столике. Я взяла её, направилась к двери, и тут из ванной высунулся повелитель драконов. Взмыленный в прямом смысле слова. Разве ж я виновата, что не признала ира Рилиана в таком виде? Да и не до разглядываний мне было.
        Помчалась по коридору, прижимая к груди добычу, залихватски скатилась по перилам лестницы чёрного хода, выскочила к калитке для слуг и дала дёру по городским улицам. А сейчас пряталась в тёмной подворотне, с каждой секундой всё отчётливей понимая: вляпалась по самый котелок. Вместе с метёлкой.
        Где-то вдалеке снова раздались голоса, и я насторожилась. Проклятая шкатулка с проклятым же драконьим артефактом жгла руки. Если меня только увццят с ней… Да никто разбираться не станет: уничтожат на месте! Слишком ценная вещь у меня в руках. Надо было себя обезопасить. Я мысленно потянулась к слабо мерцающему источнику ледяной магии, едва заметному за яркой точкой ведьминского дара. Открыла «карман», запихнула шкатулку в котелок, поверх гримуара, и перевела дух. Обнаружить предмет, находящийся в пространственно-временном «кармане», было невозможно. А у ведьм таких полезных тайников не могло быть по определению. Либо маг, либо ведьма. Сильнейший дар всегда поглощал более слабый. Это упрямая я умудрилась каким-то чудом сохранить снежную искорку внутри себя.
        Решив самую насущную проблему, я оперлась на метлу, вновь негодующе зашелестевшую от такого нахальства, и задумалась. Расклад был откровенно паршивый. Я могла сказать это без хрустального шара и даже не раскрывая карты. Возвращаться к Верховной ведьме было нельзя. Там ждала смерть. Я не знала, зачем главе ковена понадобилась реликвия драконьего племени, да это было и неважно. Никто, кроме ирии Тирианы и нескольких её доверенных лиц, не знал, что я в цитадели. Никто не знал, какое задание она мне дала. Я оставалась единственной ниточкой, ведущей от похищенного колье к Верховной ведьме, и не была столь наивной, чтобы надеяться, что она меня пощадит.
        Использованные инструменты выбрасывают без сожалений. Я почти не сомневалась, что якобы подкупленная горничная, внешность которой мне любезно дала поносить Верховная, уже мертва. Самое позднее, умрёт этой ночью, неудачно уткнувшись лицом в подушку. Или случайно подавится хлебной крошкой. А меня, ведьму-полукровку, да ещё и сироту, искать никто не будет. Была и исчезла. Как жаль. Возвращаться прямиком в ядовитые объятья Тирианы Фахефан было нельзя.
        В том, что ир Рилиан Фортен поднимет на крыло всё драконье племя, чтобы вернуть украденную реликвию, сомневаться тоже не приходилось. А дознаватели и сыщики из драконов были что надо. И чесоточный порошок, исключительно ведьминская пакость, наверняка натолкнёт их на интересные мысли. Значит, я теперь не просто изгой, а изгой вне закона. Даже пойти некуда. Ко всему прочему, коварная «Лунная бабочка» ещё и выпорхнула прямо на мою ладонь! Вспомнив о том, что говорили легенды относительно проклятья вечного невезения, я поёжилась и с надеждой подумала: а вдруг обойдётся? Пока что оно никак себя не проявило.
        Порывшись в карманах, выудила пару серебрушек. Хватит снять комнату на остаток ночи в какой-нибудь гостинице ближе к окраине. А завтра на свежую голову подумаю, что делать дальше. Определившись, повеселела и, перехватив метлу поудобнее, направилась к выходу из арки. Тут же поскользнулась на ледяной дорожке, раскатанной малолетними сорванцами прямо по центру подворотни, замахала руками, пытаясь удержать равновесие, запуталась в собственных ногах и снова обидно плюхнулась на попу. Сверху упала метла, больно ударив черенком прямо по лбу. М-да, кажется, не обошлось…
        Мимо подворотни снова прошагала стража. На этот раз обычный городской патруль.
        Дождавшись, пока они удалятся, я вытянулась во весь рост на льду, прижимая к груди вырывающуюся метлу, и тихо засмеялась. Ну конечно! Хочешь спрятать что-нибудь - положи на самое видное место! А с невезением я постараюсь разобраться. Не может быть, чтобы проклятие было безусловным и отмене не подлежало.
        Глава 2
        Ночная столица с высоты полёта метлы выглядела спокойной и почти пустынной. Во многих домах ещё светились окна: кто-то ещё только готовился ко сну, кого-то разбудили крики стражи. Я тихо выругалась, чувствуя, как тает магический резерв. Слишком много сил требовала пелена невидимости. Но в данный момент я не могла позволить себе лететь открыто. Шкатулку обнаружить при мне было уже невозможно, но потрепать нервы неудобными вопросами доблестная стража вполне могла. Сейчас они были обязаны проверять любого встречного. Даже того, который парил над городскими крышами. А маги воздуха, для которых не составляло труда накинуть сеть на не в добрый час вылетевшую на прогулку ведьму, в дозоре наверняка имелись.
        Наконец внизу промелькнула широкая белая лента реки, делившей столицу на Старый и Новый город. Я направила метлу к тёмному прямоугольнику парка сразу за ней. Снизилась, внимательно присмотрелась. Никого. Открытый всем ветрам неуютный зимний парк, заметённый холодным снегом, этой ночью был совершенно пустым. Окошко «караулки» у центрального входа чуть теплилось жёлтым светом, но я могла поклясться, что сторож давно уже дрых самым бессовестным образом. В самом деле, кого понесёт в парк в морозную ночь?
        Грабители предпочитают более людные места, про маньяков в столице уже давно никто не слышал, а для насильников не сезон. Того и гляди, рабочий инструмент отмёрзнет.
        Уже не таясь, я опустилась на небольшой полянке возле огромного дуба. Прислонив метлу к стволу дерева черенком вниз, села рядом и закрыла глаза, призывая внутреннее ледяное пламя. Поёжилась, наблюдая внутренним взором, как ровный овал ауры покрывается морозными узорами, как по ним начинают порхать холодные огни. Ох, как же плохо мне будет утром! Магическая чистка была крайне жёсткой, но при этом отсекала абсолютно любые маячки и внушения. А в их наличии я была уверена. Слишком много времени уделила мне Верховная. И наверняка подстраховалась. Если я не явлюсь до утра, какое-нибудь дремлющее до поры внушение сделает это за меня. А отдавать ирии Тириане драконье колье у меня не было ни малейшего желания. Уж лучше как-нибудь при случае верну владельцу, когда всё успокоится. Выдохнув, я сосредоточилась на внутреннем ледяном пламени, взобравшимся в верхнюю точку ауры, и позволила ему лавиной стечь вниз. Тело моментально обожгло холодом до последней клеточки. Пламя жадно вспыхнуло, облизывая ауру длинными прозрачно-синими языками. Да… Плохо дело. Аура расползалась тяжёлыми клочьями, словно старое
лоскутное одеяло. Если её так изорвало только что приобретённое проклятье, мне конец. Чистка восстановит баланс, но лишь на несколько часов. А устраивать её каждый день я не смогу. Раз за разом ледяной огонь скатывался вниз и поднимался вверх, снова и снова промораживая меня насквозь. И наконец пламя угасло, сожрав всё, чем могло сегодня поживиться. На всякий случай я так же, внутренним зрением «обнаружила» метлу и прошлась ледяным пламенем и по ней, выложив остаток сил. Метла возмущённо зашелестела и упала, огрев меня тонкими веточками по макушке. Открыв глаза, я с трудом поднялась, шатаясь, оседлала метлу да так и повисла на ней мешком. Видела бы меня сейчас преподавательница по полётам, её хватил бы удар. Обиженная метла, вопреки ожиданию, вела себя идеально. Не брыкалась, пытаясь уронить, подчинялась просьбам. Я не обольщалась: метёлка наверняка готовилась припомнить мне холодный приём в ближайшее время. Но сейчас, видя, в каком я состоянии, решила пожалеть.
        До гостиницы на окраине я добралась лишь благодаря метле. Собрав оставшиеся силы, выпрямилась, вошла, разбудив дремавшего за стойкой юношу. Получив ключ от вожделенной комнаты, велела не будить меня и поднялась наверх, чувствуя, как ноги с каждым шагом становятся всё тяжелее, а в глазах темнеет. Задвинула засов на двери, не раздеваясь, упала на кровать, и моментально вырубилась.
        Проснулась после обеда. Потянулась, чутко прислушиваясь к ощущениям. Сила восстанавливалась медленно и неохотно, резерв был практически пуст. Чувствуя себя так, словно только что переболела чем-то смертельно опасным и выжила лишь чудом, я поднялась и поплелась к рукомойнику. Плеснула в лицо мутноватой, пахнущей тиной водой. На бытовой магии в этой гостинице явно экономили. Взглянула на часы и, торопливо пригладив волосы руками, схватила метлу под мышку и выскочила из комнаты. Сегодня мне нужно было успеть слишком много!
        Первым делом зашла в банк и сняла со счёта крупную сумму. Мне нужны были тёплые вещи и жильё. Пока училась, меня обеспечивали родители, и по их совету, я перечисляла стипендию на счёт в банке. Мой личный маленький капитал. При воспоминании о семье, которой больше не было, резануло сердце, и я до боли впилась короткими ногтями в ладонь.
        Не время скорбеть! Вот разберусь со всем, что на меня свалилось, а потом позволю себе приуныть. Только посторонним жалеть себя не дам! Хватит, уже пожалела одна, да так, что я теперь вне закона и с проклятьем.
        Следующей целью была ведьминская лавка. Заходила я в неё без опаски, почти радуясь, что ирия Тириана не спешила представлять меня, как кандидатку в члены ковена. Да и хозяйка была давно знакома. Сколько денег за время учёбы я тут оставила!
        - А, Даринка, давно тебя не было видно, - улыбнулась мне ирия Леона, поднимаясь из уютного кресла.
        - Уезжала, - коротко ответила я.
        - Наш Блесендор не любит отпускать тех, кто хоть однажды увадел его блеск, - задорно подмигнула мне ведьма. - Все мы отравлены столицей. Я тоже уезжала отсюда.
        Трижды. И, как видишь, всегда возвращалась. Ты по делу?
        - Да, - кивнула я, радуясь смене темы.
        И озвучила весь список необходимого. Скрепя сердце, разорилась на баночку ягод горной лорденики в стазисе - ароматных, сладких, похожих на морошку. Они стоили дорого, зато моментально восстанавливали магический резерв. Увлекаться ими не стоило, но в исключительных случаях, таких, как мой, они были необходимы. В лавке у ирии Леоны оказалось не всё, что я просила, и мы договорились, что я зайду вечером.
        С жильём оказалось сложнее. В одной квартире текла крыша, в другой из всех щелей лезли тараканы, в третьей воняло так, словно там была ночлежка для всех бездомных Блесендора. А время между тем неумолимо отсчитывало минуты. Решив, что и сегодня переночую в гостинице, я уменьшила метлу до размеров карандаша, привычно воткнув её в волосы, как заколку, и направилась к центральному управлению столичной магполиции устраиваться на первую в жизни работу. Уж там меня точно никто не станет искать!
        Ведьмаки и ведьмы на службу в магполицию шли неохотно. Быть поисковиком или, как чаще называли эту должность, нюхачом, считалась непрестижным. Тратить свой дар на защиту напарника, на поисковые заклинания, на грязную работу вроде зачистки места преступления, снятия чужой порчи, развеивания проклятий - что может быть более скучным?
        Это была официальная версия. На самом деле, всё было гораздо проще. Следователями чаще всего были оборотни. И именно они главенствовали в связке следователь-поисковик. Какая уважающая себя ведьма потерпит, чтобы ею командовал двуипостастный? Никакая! Подумать только, какая гадость - быть на побегушках у оборотня! Я бы тоже не пошла, сложись обстоятельства иначе.
        Но в центральном управлении меня ждал первый неприятный сюрприз. Дежурный, узнав о цели моего прихода, усмехнулся в пышные рыжие усы, и покачал головой.
        - К начальнику-то я вас пустить могу, ирия, но вы только время зря потратите, - добродушно прогудел он. - У нас в отделении полный комплект вашего ведьмачьего брата. И даже с запасом. Поспрашивайте в других.
        - Благодарю, - кивнула я, стараясь не выдавать огорчения. - Я всё-таки поинтересуюсь.
        - Как знаете, - пожал плечами дежурный.
        Поднял стекло, отгораживаясь от меня. Снял трубку телефонного аппарата, перебросился с собеседником парой фраз и махнул мне рукой, мол, проходи.
        - Второй этаж и направо, - крикнул он мне вслед.
        Начальник центрального управления, пожилой толстяк, поминутно протирающий сверкающую лысину платком, ничем не смог мне помочь. Да и не хотел. Услышав, что я лишь недавно закончила академию магического права, он сразу поскучнел.
        - Если бы у вас был опыт, ирия, я бы постарался найти вам напарника, - пророкотал он и резким, дёрганным движением вновь прошёлся платком по лысине. - А так…
        Он сделал паузу, предлагая мне самостоятельно сделать правильные выводы. Умный мужчина, не сердит даже юную ведьму. Мало ли чего. Пусть я сама себе откажу.
        - Я вас понимаю, - выдавив больше походившую на оскал улыбку, я поднялась. - Благодарю, что уделили время.
        Дежурный, снова увидев меня, извиняющиеся развёл руками, мол, я же говорил. Выйдя на улицу, я зло пнула валяющуюся возле крыльца ледышку. Сильней, чем следовало. Та вылетела на мостовую, проскользила на другую сторону улицы и стукнула в копыто одной из лошадей, запряжённых в экипаж с каким-то гербом на дверце. Испуганное животное заржало, встало на дыбы, и рвануло вперёд, увлекая за собой остальных. Вожжи вырвались из рук смотревшего в другую сторону кучера, а сам он с трудом удержался на козлах.
        - Тпру! Тпру, окаянные! - завопил кучер.
        Куда там! Лошади несли, как сумасшедшие. Едва не завалившись набок, карета завернула. Мне показалось, что кучер из неё при этом всё-таки выпал в ближайший сугроб.
        Ой, кажется, пора отсюда убираться. Сделав вид, что я тут совершенно не при чём, быстро зашагала в противоположную сторону.
        Дождавшись ближайшего омнибуса, следовавшего в нужном мне направлении, села на холодную скамью.
        Пока повозка тряслась по мостовой, унося меня в северный район Старого города, я даже сумела отыскать пару плюсов в случившемся. Центральное управление на виду, туда стекаются дела со всей столицы, наверняка сотрудники заняты день и ночь. Не зря же начальник у них такой нервный. А мне бы подальше от громких дел, в тихий район. Северный вполне подойдёт. Вот в южный сама не поеду, там порт. И в Новый город не сунусь, ещё не хватало шастать по трущобам, пусть и в сопровождении напарника. Мало ли, кто попадётся.
        Вдруг такой же вчерашний выпускник? А у меня магический резерв маленький, это меня надо защищать от опасностей.
        Но и в северном, и в западном, и в восточном районах повторилось то же самое.
        Управления магполиции не нуждались в ведьмах. Выйдя из последнего, я выругалась уже в голос. До конца рабочего дня оставалось всего ничего, а идеальный план не спешил воплощаться в жизнь. Слишком поздно я вспомнила о том, что бывшие однокурсницы, стремясь закрепиться в столице, с удовольствием соглашались отработать полтора года на благо поддержания правопорядка. Многие ведьмочки приехали в Блесендор из маленьких унылых городков и совсем не спешили обратно. Похоже, сегодня у меня был абсолютно нерадостный день. Отчаявшись, поехала в южное управление. Теперь я была согласна даже на него.
        Начальник южного управления, холёный вальяжный барс, покуривая трубку, рассматривал меня, даже не пытаясь скрыть профессиональный интерес. Просканировал цепким взглядом, задержавшись на сапожках с тонкой подошвой, а после - на метёлке, честно игравшей роль заколки. Он был единственным, кто поинтересовался моим именем и уровнем силы, задал несколько вопросов о простейших порчах и защитах. Я уже почти уверилась в том, что именно в этом управлении постараюсь принести немного пользы любимой столице. Но проклятие не дремало.
        - Сожалею, ирия Дарина, но два дня назад я закрыл последнюю вакансию поисковика в моём управлении, - мягким, мурлыкающим баритоном выдал оборотень, выпуская клуб ароматного дыма.
        У меня задрожали губы. Ну вот как так? Расспрашивал, внимательно слушал и знал, что откажет? Зачем только дал надежду? Не удержавшись, тихо всхлипнула, чувствуя, как по щеке сползает первая слезинка.
        - Не огорчайтесь так, ирия, - глухо, будто через пуховое одеяло, донёсся до меня голос барса. - Южный район - не лучшее место для начала карьеры. Попытайте счастья в восточном управлении, я слышал, им требовались нюхачи… я хотел сказать, поисковики.
        - Да была я там, - всхлипнула я ещё раз. - И в центральном, и в северном, и в восточном, и в западном. Все отказали. Да, я только в этом году закончила академию, да, у меня нет опыта и стажа, да, я не самая сильная ведьма, ещё и полукровка, но никто не захотел дать мне даже крохотного шанса!
        - Впервые вижу, чтобы ведьма так рвалась в поисковики, - хмыкнул барс, протягивая мне бумажную салфетку. - Не плачьте, ирия, красные глаза не украшают женщину.
        Эта небрежно брошенная фраза стала последней каплей. Да какая теперь разница, что он обо мне подумает? Можно и разрьщаться, а заодно попробовать надавить на жалость.
        - А я больше ничего не умею, - добавив в голос протяжно-гнусавых ноток, я приложила салфетку к глазам. - Нам говорили, что в управлениях магполиции всегда требуются ведьмы, что мы востребованы, мы нужны столице. Я так надеялась, что это правда… В ведьминский Ковен меня не примут, слишком слабая. А больше ведьм нигде не жалуют. Отец мечтал, чтобы я стала поисковиком, так хотела выполнить его последнюю волю…
        Накрутив себя окончательно, я разрьщалась в голос. Салфетка моментально промокла.
        Барс поднялся из-за стола и вышел в смежный кабинет. Ну всё, начальник южного управления магполиции удрал подальше от истерички! Однако он вернулся буквально через полминуты, неся в руках большую чашку. Протянул её мне. Амулет на запястье не среагировал, яда в чашке не было, поэтому я благодарно приняла её и отхлебнула янтарно-коричневую жидкость. Горло обожгло жидким огнём. Я поперхнулась и едва не выронила чашку, жадно хватая воздух ртом.
        - Я думала, это чай! - возмущённо просипела я, когда способность говорить вернулась.
        - Ирия Дарина, - укоризненно покачал головой барс, - разве мог я предложить даме в вашем состоянии чай? Это чистейший коньяк. Видите, какой действенный способ? Вот вы уже и успокоились. Ещё глоточек?
        - Нет-нет, благодарю, - отказалась я и поставила чашку на край стола.
        - Так значит, вы сирота, - задумчиво уточнил начальник южного управления. Получив утвердительный кивок, продолжил: - И хотите остаться в Блесендоре?
        - Меня нигде не ждут, - опустив глаза, смиренно произнесла я. - А в столице больше шансов проявить себя.
        - Категорически не согласен с вами, ирия, - усмехнулся оборотень. - Но могу помочь.
        Если вы, разумеется, тверды в своём решении.
        - Да, - уверенно кивнула я.
        Барс придвинул к себе телефон и набрал номер.
        - Скай, так и знал, что ты ещё на работе, - довольно заявил он в трубку. - Скажи, тебе ещё нужен поисковик? Да, как раз сейчас у меня сидит отличный кандидат. Диплом в наличии, знания присутствуют, а опыт дело наживное. Да. Да. Нет. - Он отодвинул яростно завопившую трубку подальше от уха, пережидая волну возмущения собеседника, а после холодно бросил: - Решать тебе. Если возле твоего отделения стоит очередь желающих, я позвоню Арену. Что? Уже выезжаешь? Жду.
        Он положил трубку и взглянул на меня. Потянулся в кресле, разминая спину, и мурлыкнул таким же мягким тоном, как в начале разговора:
        - Ваш будущий начальник, ирия, уже мчится сюда. Хотите чаю? На этот раз без сюрпризов.
        В жёлтых глазах оборотня было что-то пакостно-довольное, и я искренне надеялась, что это выражение относится не ко мне. Интуиция молчала, но от чая я на всякий случай отказалась. Сходила в уборную, привела себя в порядок, с сожалением потратив часть силы на устранение последствий рыданий, и вернулась в кабинет барса. Ждать будущее начальство.
        Рабочий день уже час как закончился. Я слышала, как изредка в коридоре хлопали двери, как переговаривались последние уходящие домой следователи. Барс разбирал стопку бумаг, появившуюся на столе за время моего отсутствия, и на меня внимания больше не обращал. Не выгнал в приёмную - и то хорошо. От документов он оторвался лишь на секунду, когда посреди кабинета возникла ярко-голубая рамка портала, и то лишь для того, чтобы недовольно бросить шагнувшему из неё высокому блондину:
        - Скай, тебе не кажется, что открывать портал прямиком в мой кабинет - это наглость?
        - Наглость, Рэнд, это угрожать отдать мою ведьму Арену! - ничуть не смутясь, энергично парировал тот. Обернулся и тем же тоном добавил: - Прошу прощения, ирия, я вас не заметил. Так полагаю, вы и есть мой новый поисковик? Позвольте представиться, Скайнер Норрис, граф Грейд. Глава шестого управления магполиции. Документы у вас с собой? Сейчас открою обратный портал, сразу вас оформлю, чтобы время не терять. Рэнд, благодарю за помощь, с меня коньяк.
        Я и пискнуть не успела, как этот энергичный мужчина несколькими взмахами ладони начертил искрящуюся голубыми всполохами рамку прямо передо мной, ухватил меня за руку, поднимая со стула, и шагнул в портал вместе со мной. Испуганно вскрикнув, я вцепилась в его горячую, твёрдую ладонь, как голодный клещ. И не отпустила, даже когда мы оказались в совершенно другом кабинете. Проклятье, мало того, что меня всё-таки занесло в Новый город, так ещё и начальник магу правления - портальщик. И не оборотень, а человек. А ведь и впрямь - проклятье…
        - Ирия, что вас так испугало? - между тем соизволил поинтересоваться ир Скайнер после двух неудачных попыток высвободить руку из моей мёртвой хватки. - Неужели портал? Бросьте, нет более безопасного способа быстро оказаться в нужном месте. Водички?
        Я судорожно кивнула, отпуская его ладонь. В голове мелькнула мысль, что ещё не поздно отказаться. Да ну её, эту столицу! Что-то подозрительное было в том, с каким энтузиазмом ир граф бросился за мной. Сказал бы коллеге, мол, скажи этой ведьме, чтобы с утра пришла в отделение, буду ждать. Но нет же. Сорвался сам, едва не утащил меня в портал вместе со стулом. Неужели в Новом городе такая острая нехватка поисковиков?
        Дрожь понемногу проходила. Стьщно сказать, но после трагедии с отцом я опасалась и близко подходить к порталам. Понимала, что они действительно куда безопасней и экипажей, и омнибусов, и моей метлы, и даже новомодных флаеров, дорогих, как королевский дворец, и пока что редких даже в Блесендоре, но пересилить себя не могла. Сам того не зная, ир Скайнер своей бесцеремонностью только что оказал мне огромную услугу. Ещё немного, и мой страх вырос бы во вполне законченную фобию.
        Глава шестого управления магполиции, единственного в столице, имевшего номер, между тем подтолкнул меня к столу, на котором уже красовался контракт на должность поисковика.
        Оставалось вписать моё имя, номер ведьминской лицензии и поставить подпись.
        - Возьмите, - скомандовал он, вручая мне дорогую перьевую ручку. - Дату сегодняшнюю.
        - Ир Скайнер, - протянула я, не торопясь подписывать контракт. - Я…
        - Что? Вы хотите отказаться? - сходу угадал направление моих мыслей граф. - Вас пугает работа в Новом городе? Бросьте, ирия, уровень преступности здесь не выше, чем всюду. Слухи преувеличены. И коллектив у нас чудесный. Дружный. У вас не возникнет проблем.
        «Врёт, - подсказала интуиция. - Притом, врёт бессовестно и уверенно. Непонятно только, в чём конкретно». Я попыталась вежливо выкрутиться из неловкой ситуации и покачала головой:
        - У меня нет опыта. А контракт на три года. Вдруг я вам не подойду?
        - Уверяю вас, прекрасно подойдёте, - напористо заявил начальник управления. - Не умеете - научим. Все поначалу так говорят, а потом ничего, втягиваются. Доплаты за ненормированный рабочий день, всё как положено. Хорошо, не хотите специалистом, оформлю на полгода стажёром. Так вас устроит?
        - А почему вам так срочно требуется закрыть вакансию? - кое-как вклинилась я в его монолог.
        Скайнер Норрис воззрился на меня с искренним недоумением.
        - Как это «почему»? - возмутился он, расхаживая по кабинету. - Даже в южном управлении магполиции в этом году полный комплект! Там порты, между прочим. А нелюбовь поисковиков к воде знают все!
        - Вода не держит следы, - кивнула я.
        - Именно! - наставил на меня указательный палец граф. - В центральном управлении все вакансии поисковиков закрыли ещё весной, в остальных за лето и осень тоже. Кто-то ушёл, кто-то пришёл. И только в моём управлении некомплект! Вопиющий непорядок, я считаю! Подписывайте, ирия ведьма.
        На стол передо мной лёг новый вариант контракта. На стажировку. Такая напористость пугала. Я открыла было рот, чтобы всё-таки отказаться от щедрого предложения, но тут же передумала. Похоже, гордость этого аристократа в самом деле крайне уязвлял тот факт, что в подконтрольном ему управлении был некомплект. Раз начальник шестого управления так уговаривает меня устроиться к нему, значит, и отстаивать мою кандидатуру в случае каких-либо проблем он будет не менее рьяно. И искать меня здесь никому точно в голову не придёт.
        Что бы ни говорил ир Скайнер, а слухи о том, что обстановка в Новом городе оставляет желать лучшего, были сильны. К тому же, я не в тех условиях, чтобы перебирать. Мало ли, куда заведёт проклятие невезения, если откажусь. Следующий вариант может быть ещё хуже.
        - Убедили, - кокетливо поправив метлу в волосах, согласилась я.
        Поставила подпись на контракте, вернула ручку владельцу. Граф ощутимо расслабился и успокоился. Но менее энергичным от этого быть не перестал. За полминуты успел сообщить мне, что рабочий день начинается в восемь утра, пропуск будет ждать меня у дежурного и форму я тоже получу завтра.
        - Ир Скайнер, вы даже не взглянули на мои документы, - напомнила я.
        - Пустяки, их посмотрел Рэнд, - отмахнулся мой новый начальник. - Его рекомендации для меня достаточно. Было бы идеально, окажись вы ведьмаком… Не подумайте, я ничуть не против женщин, но… гхм, поисковик всё-таки не женская профессия, несмотря на то, что большинство её представителей - прекрасные дамы.
        - Не оправдывайтесь, - успокоила его я. - Преподаватели в академии говорили то же самое. И примерно в тех же выражениях.
        Скайнер Норрис кивнул и наконец-то задал главный вопрос:
        - Ирия ведьма, как ваше имя? Должен ведь я знать, как обращаться к новой сотруднице управления.
        - Дарина Эрбонт, - представилась я.
        - Прекрасно, ирия Дарина, - начальник управления энергично потёр руки и придвинул к себе телефон. - Если ваш будущий куратор и напарник ещё не ушёл, я познакомлю вас прямо сейчас. - Послушал тишину в трубке и бросил её обратно на рычаг: - Уже ушёл.
        Значит, завтра утром. Можете быть свободны.
        - Благодарю, - пробормотала я, вставая из-за стола.
        На улице было темно и морозно. Выдернув метлу из причёски, я вернула ей нормальный размер и взлетела над освещёнными улицами, высматривая вывеску ближайшей таверны. Дела делами, а ужин никто не отменял. Внутри густым сиропом разливалось удовлетворение. Пока что всё складывалось неплохо. В магполицию я устроилась. Оставалось найти жильё.
        «Интересно, каким будет мой напарник? - мелькнула мысль. - Только бы не…» Я оборвала сама себя, вспомнив о проклятье. Не хотела оказаться в управлении в новой части Блесендора, и в итоге именно сюда и попала. С желаниями следовало быть осторожней.
        «Только бы не старый, мудрый и спокойный следователь», - подумала я и тихо хихикнула.
        Наивная попытка обмануть проклятье невезения, но вдруг сработает?
        Глава 3
        - Мерзавка! Мелкая дрянь! Недоведьма! - негодовала Тириана Фахенфан, метаясь по комнате. - Неблагодарная девчонка!
        Гордиан, развалившись в кресле, отхлёбывал вино из бокала и терпеливо ждал, когда сестра наконец-то соизволит перейти к сути.
        - Я к ней со всей душой, подобрала, приютила, привела в цитадель Вед, а она!.. - продолжала негодовать Верховная ведьма севера. - Дала шанс проявить себя, а что взамен?
        - Анни, ближе к сути, - попросил Г ордиан, лениво наблюдая за носящейся по комнате сестрой. Возмущённая, с пылающими от ярости щеками и сверкающими глазами она была диво, как хороша! Истинная ведьма! - Я уже десять минут выслушиваю, как ты выражаешь неудовольствие поведением Дарины, но так и не понял, что произошло.
        - Эта зараза умудрилась скинуть поводок! - раздосадованно выкрикнула Тириана.
        Г ордиан подавился очередным глотком вина, да так, что оно полилось через нос. Не вовремя решил отпить, ох, не вовремя!
        - Как? - откашлявшись и утеревшись платком, сипло переспросил он.
        - А вот так! - сверкнула глазами Верховная. - В покоях Фортена она побывала, я знаю это наверняка. Надёжный источник донёс, что повелитель драконов вчера весь вечер украдкой почёсывался, пока королевский целитель готовил мазь. Жаль, не подумала, что у него могут быть необходимые травы.
        - Ты до сих пор его не простила? - ведьмак покосился на бутылку с вином и всё-таки решил налить ещё.
        На губах Тирианы зазмеилась злая улыбка. Ведьма подошла к брату, забрала у него бокал и залпом выпила тёмно-багровую жидкость.
        - Рилиан оскорбил меня, - тихо, с едва сдерживаемой яростью, произнесла она. - Отверг мою любовь.
        - Ну и дурак, - равнодушно пожал плечами Г ордиан, отпивая прямо из бутылки.
        Он уже не раз слышал эту историю и, честно говоря, не видел ничего крамольного в том, что почти двадцать лет назад молодой Рилиан, тогда ещё принц, честно заявил Тириане, что у него есть невеста. Вот если бы соблазнил и бросил - Г ордиан первый навёл бы порчу на эту драконью морду. Но сестра считала иначе.
        - Не пожелал быть возлюбленным, станет слугой, - зло прищурилась Верховная ведьма.
        - Как только колье окажется у меня. Если бы эта неблагодарная гадина Дарка не шлялась неведомо где, оно уже сейчас было бы у меня в руках!
        Выпалив это, Тириана обессиленно опустилась в кресло. Ну как же так? Она ведь всё продумала! Полгода возилась с этой полукровкой, недоведьмочкой, терпеливо сносила жалобы этой бездарности, была доброй и понимающей. Аккуратно играла на амбициях девчонки и добилась своего. Молоденькая дрянь у неё из рук готова была есть! Ходила хвостиком, глядя влюблёнными глазами. На всякий случай Тириана всё-таки подливала ей отвары, подавляющие волю, а перед тем, как отправить во дворец, набросила два поводка - мощнейших заклятья, которые притащили бы полукровку, точно на аркане, вздумай она не явиться к своей Верховной. А эта негодница каким-то образом умудрилась обмануть её!
        - Может, её схватили? - предположил Г ордиан.
        Пальцы рефлекторно сжались, скрипнули по стеклу бутылки. Сохранять спокойствие и незаинтересованный тон становилось всё труднее. Но сестра ничего не заметила, либо же сделала вид, что не обратила внимания на его реакцию.
        - Думай, что несёшь! - огрызнулась Тириана. - Я всё-таки Верховная ведьма! Мой морок обманет любого. Г ордиан, я потратила на подготовку больше полугода! Продумала каждую мелочь. И уж поверь, позаботилась о том, чтобы Дарке хватило времени убраться подальше от покоев Рилиана. Если бы её поймали с «Лунной бабочкой» - испепелили бы на месте, без лишних разбирательств. Нет, она выбралась за пределы дворца, а потом словно растворилась. Как только умудрилась избавиться от моих чар?
        Боевик привлёк её к себе, почувствовав, как упругие грудки с затвердевшими то ли от ночной прохлады, то ли от превкушения сосками скользнули по его коже. Провёл рукой по нежной спине, и Дана выгнулась, словно кошка, прижимаясь к нему ещё теснее. Теряя остатки самообладания, он позволил второй ладони погрузиться в шелковистый водопад её волос, пахнущих сандалом и хвоей. Девушка провокационно коснулась его губ язычком, и мужчина не выдержал. Приник к её устам, словно к живительному источнику, целовал жадно, крепко прижимая Дану к себе, не боясь испугать своей страстью.
        И она не отталкивала, отвечая так же пылко, тоже теряя голову от этого поцелуя. Словно шаловливый котёнок, легонько царапала его спину ноготками.
        - Что же ты со мной делаешь, маленькая искусительница? - выдохнул боевик, на миг прервав поцелуй. - Я ведь не железный.
        И снова прильнул к мягким, податливым губам. Самоконтроль таял, как снег в огне. Атор едва сдерживался, чтобы не взять соблазнительницу прямо сейчас, не дожидаясь, пока и она начнёт сгорать от страсти. Поцелуй становился всё яростнее, неистовее, глубже, уже не хватало дыхания, но никто не хотел останавливаться первым.
        Боевик перекатился на кровати так, что девушка оказалась под ним, навис над нею, тяжело дыша. Дана обвила его ногами, потёрлась о стоящий колом член, тихо шепнула:
        - А говоришь, не железный…
        И вновь потянулась к его губам. И Атор окончательно сдался. Было уже глубоко плевать на то, что девушка ещё несовершеннолетняя, ведь сейчас она была в его объятьях по собственной воле. Мужчина целовал девушку жадно, почти причиняя боль, ласкал нежные грудки, по очереди обводя пальцами и слегка сжимая соски, ловил срывающиеся с её губ тихие стоны. Здравый смысл, самоконтроль и рассудок уже давно дружно попрощались, уступив место дикой, почти звериной, шальной страсти. Тёплая ладошка скользнула по его бедру, сжалась у основания напряжённой плоти, медленно провела по всей длине.
        - Дана! - рыкнул мужчина, понимая, что просто не сумеет быть нежным и осторожным, если она ещё раз прикоснётся к нему. - Прекрати! Я же не остановлюсь.
        - Хочу тебя… - брюнетка выгнулась под ним, разведя колени ещё шире.
        Крышу сорвало окончательно. Атор и без того держался лишь на чистом упрямстве. Его хватило лишь на то, чтобы перевернуться на спину, усадив девушку сверху, чтобы не причинить ей боли резкими, яростными движениями, и дать возможность самой решать, с какой скоростью принять его. И малышка не заставила ждать. Опустилась на его член, тихо застонав. Влажная, горячая, узкая. Самая желанная. Приподнялась, вновь опустилась. Томительно медленно, словно издеваясь. Царапнула его ноготками по груди. Легонько, дразнясь. Шевельнула бёдрами. Боевик не выдержал. Дождавшись, пока брюнетка снова поднимется, уронил её на кровать, резко закинул ноги девушки себе на плечи и срывающимся шёпотом произнёс:
        - Доигралась.
        А после ворвался в узкое лоно одним мощным толчком, сразу на всю длину. Медленно вышел почти полностью, замер.
        - Ещё… - простонала Дана, подаваясь ему навстречу. - Пожалуйста…
        Негромко вскрикнула от нового проникновения, вцепилась в руки мужчины, подстраиваясь под ритм резких, глубоких движений. Отвечала на его страсть охотно, так же неистово и яростно. Царапала уже в кровь, бессвязно, путано молила не останавливаться.
        - Моя… - прохрипел Атор, в очередной раз входя в неё до конца. - Моя!
        И открыл глаза. В постели он был один. Маленькое искушение наверняка спокойно спало в своей комнате. Взбудораженное недавним сном воображение то и дело подкидывало самые яркие картины. Член болезненно ныл, требуя разрядки.
        - Тысяча ночных и закатных тварей! - выругался боевик, тяжело дыша. - Пересмешник тебя забери, маленькая ведьма, какого демона ты мне снишься?
        Он всё ещё чувствовал хрупкое тело в своих объятьях, таким реальным было видение. Конечно, девчонка была не виновата, что ему снятся такие горячие сны, но боевик всерьёз задумался о том, что, похоже, месяца на то, чтобы выбросить Дану из головы, ему будет недостаточно. Впрочем, время пока ещё было. А если не получится, что ж, никуда маленькая брюнетка не денется. Особенно, после опрометчиво данного обещания.
        Г ордиан поставил вино на пол рядом с креслом и зло усмехнулся.
        - А я тебе говорил, что надо действовать тоньше и не полагаться только на собственные силы, - произнёс он. - Но ты же самая умная, сестрёнка. Мне ничего не стоило за эти полгода обаять Дарину. Я бы женился на ней по древнему обряду, став главой нашего маленького рода, а дальше она была бы в полном моём распоряжении. Разорвать эту связь у неё бы не получилось.
        - Сдалась тебе эта пустышка! - фыркнула ведьма. - Жениться на полукровке, да ещё и заключать с ней истинный союз?! Горд, ты вина не перебрал?
        - Дара молода, привлекательна, любознательна, но при этом легко поддаётся внушению, - пожал плечами ведьмак. - Амбициозными девочками, которые ничего из себя не представляют, так просто управлять. Из неё вышла бы послушная супруга. На годик или два, пока мне не надоест. А после… Смерть чудесно расторгает любые союзы, даже истинные.
        Тириана задумалась. Признавать правоту младшего брата не хотелось, но, увы-увы, сейчас ей было нечем крыть. Мальчишка вырос и стал умным мужчиной. Пожалуй, зря она не прислушалась к нему полгода назад. Побоялась, что ослеплённый любовью брат помешает использовать девчонку в намеченных целях.
        - Зачем она тебе? - резко спросила Верховная.
        - Хочу, - просто ответил Г ордиан. - Почему бы нет? К тому же, мне пора жениться. А внучка предыдущей Верховной ведьмы достойная партия.
        В глазах Тирианы мелькнули злые искры. Напоминание ей не понравилось. Брат же, словно не замечая её недовольства, продолжал:
        - К тому же, если она умрёт сейчас, всё состояние её семьи перейдёт каким-то дальним родственникам её папаши. Там не слишком большие деньги, но, позволь напомнить, казна ковена почти пуста, потому что кое-кто привык себе ни в чём не отказывать и пользоваться ею, как собственной. Мантия из драгоценного чёрного шёлка, редкие травы и ингредиенты для эликсиров. Как скоро члены ковена начнут задавать тебе неудобные вопросы?
        - Ах ты… - завелась было ведьма, но Гордиан махнул рукой, давая понять, что не закончил.
        Легко перехватил и запечатал в прозрачную сферу летящее в него проклятие.
        Внимательно рассмотрел и погрозил сестре пальцем:
        - Ай-ай-ай, пытаться наслать на самого близкого человека расстройство желудка. И не стыдно? Я тут за двоих думаю, как поправить наши финансовые дела, а ты меня пытаешься отвлечь.
        - Прекрати паясничать! - прошипела Тириана. - Между прочим, ты вполне охотно помогаешь мне распоряжаться казной ковена. Чем нам поможет твоя женитьба на этой… этой девке?
        Г ордиан довольно улыбнулся, лениво потягиваясь в кресле.
        - После её смерти я, как муж, унаследую всё имущество. И с радостью поделюсь деньгами с тобой. Родственники должны помогать друг другу.
        Тириана встала, снова прошлась по комнате. Уголки губ ведьмы вздрагивали, гневно раздувались крылья носа. Но когда она заговорила, голос её звучал холоднее вечного льда на вершинах гор.
        - То его мать умрёт в родах, - цинично заявил ведьмак. - Кровопотеря, простуда, лихорадка… И младенца постигнет та же участь. Новорожденные так уязвимы. - Он покачал головой и внезапно вскинул на сестру тяжёлый взгляд: - Анни, я мужчина. Меня интересует, насколько горяча эта не слишком породистая кобылка в постели. А дети от неё мне ни к чему - Чудовище! - почти с восхищением произнесла Верховная ведьма.
        - Сам знаю, - хрипло, неприятно рассмеялся Гордиан. - Такой же, как ты. Ну так как, отдаёшь мне Даринку?
        Тириана прошлась по брату внимательным взглядом, впервые рассматривая его отстранённо, словно чужого. И признала: хорош. Правильные черты лица, волевой подбородок, густые смоляные кудри, ярко-синие глаза, такие же, как у неё самой.
        Мускулистая грудь, сильные ноги. Великолепный образец мужской красоты! Грациозный, сильный, уверенный в себе и смертельно опасный для женских сердец. Ведьмы ведь тоже женщины. Верховная отлично знала, что в постели Гордиана побывали почти все члены ковена. Не польстился он лишь на ирию Реджину и её сестру, и то, лишь потому, что почтенные дамы разменяли восьмой десяток. У Дарины Эрбонт не было шансов устоять!
        Г ордиан, столь же цепко наблюдающий за сестрой, безошибочно уловил момент, когда она внутренне согласилась с его планом и мысленно довольно потёр ладони. Быть может, не запрети Тириана ему соблазнять Дарину, он даже не обратил бы на неё внимания. Или покувыркался пару раз к обоюдному удовольствию и виртуозно, как он это умел, без обид, вернул бы отношения в прежнее русло. Но запретный плод манил и не давал покоя. Было в молоденькой ведьмочке что-то такое, отчего Г ордиан уже пятый месяц представлял на месте случайных любовниц только её. Это Дара стонала под ним, шептала его имя, царапала спину длинными ногтями. Это она стояла перед ним на коленях, умело лаская нежными губами. Это она, чёртова ведьма, снилась ему каждую ночь! И Гордиан никому бы не позволил отнять у него законную добычу. Даже Тириане. Вначале он утолит свою страсть. А уж потом девчонка умрёт. Она не стоила того, чтобы из-за неё предавать доверие сестры.

* * *
        В свои неполные двадцать два года я, как любая уважающая себя ведьма, успела натворить немало ошибок. Фатальными были две: слепое доверие сладким обещаниям Тирианы Фахефан и принятое накануне решение переночевать в гостинице «Огненный пёс». О нет, клопов и тем более, блох, там не было. Всё оказалось хуже. В моей комнате именно этой ночью очнулся от зимнего сна подлый столичный комар.
        Усталая, но довольная итогами прошедшего дня, я уже практически уснула под тёплым одеялом. Но тихое, почти деликатное «дззззяяяявзззз» моментально вырвало меня из уютной дрёмы. Я рывком села на кровати и прислушалась. Мерзкий писк прекратился, и сколько я ни ждала, не возобновлялся. «Показалось», - наивно обрадовалась я и улеглась обратно.
        Смежила веки, продолжая чутко прислушиваться. Только начала снова проваливаться в сон, как над ухом снова послышалось «дззззяяяявзззз», и на этот раз я даже уловила движение воздуха от тонких крылышек на щеке. Вскочив, включила свет и заозиралась вокруг, пылая праведным гневом и желанием немедля прикончить летучего засранца. Нечего будить добропорядочных ведьм среди ночи! Но комара не было.
        Я обошла всю комнату, потрясла шторы, даже заглянула в пустой шкаф. Подлая крылатая тварь, разбудившая меня уже дважды, предательски молчала. Не выключая свет, я легла и даже зажмурилась для вида. Комар на провокацию не купился. А спать между тем хотелось.
        Выключив свет, я нырнула под одеяло с головой. Комар молчал. На этот раз я даже задремала, но лишь для того, чтобы во сне перевернуться на другой бок, откинув одеяло, и тут же услышать ненавистное «дззззяяяявзззз». Мелкое злобное создание обнаглело настолько, что уселось мне на руку. Я хлопнула по нему второй ладонью и, конечно же, промахнулась.
        Обиженно-издевательское «дззззяяяявзззз» сообщило мне об этом.
        И вновь я, отчаянно зевая, нарезала круги по комнате с сапогом в руке. Мне хватило бы сил поставить самый примитивный купол, который не позволил бы комару до меня добраться, но от противного назойливого жужжания он бы не спас. Странное дело, мне не мешали спать гомон соседок в общежитии, ор будильника, утренние крики дерущихся за отбросы чаек, которых в Блесендоре было не меньше, чем ворон, даже завывание северного ветра в затерявшейся среди гор цитадели Вед. Но одного тихого «дззззяяяявзззз» хватало, чтобы сон слетел с меня, как прозрачное одеяние с городской блудницы, принимающей клиента. Я даже просканировала комнату заклинанием, пытаясь обнаружить назойливого гостя, но хитрая крылатая напасть словно растворилась в пространстве. Естественно, стоило лечь и выключить свет, как комар снова сгустился моим персональным ночным кошмаром и продолжил свой назойливый концерт. Снова. И снова. И снова.
        К утру я окончательно уверилась, что этот комар не просто прошёл обучение в запрещённых легендарных секретных школах элитных убийц. Эта крылатая тощая тварь там преподавала! Причём исключительно у старших курсов. Эта ночь была соревнованием выдержек, и я проигрывала. В запасе у комара было всё время мира. Подлому зудящему ночному злу не надо было спать. Ему не надо было вставать на рассвете, чтобы успеть посмотреть ещё два дома прежде, чем отправляться на работу в управление магполиции. Он никуда не торопился и мог взять меня измором, чем с удовольствием занимался.
        В конце концов я решилась на отчаянный шаг. В очередной раз осмотрев комнату и не обнаружив врага, села на кровати, скрестив ноги, сосредоточилась, сплела заклинание, позволила ему облепить всё моё тело. Не теряя концентрации, создала защитный купол, соединила заклинание с его границами и с силой оттолкнула от себя. Прозрачно-серая, плотная, липкая паутина залепила каждый угол, каждый свободный дюйм пространства.
        Очистив кровать с помощью бытовой магии, я улеглась, надеясь, что уж теперь-то меня никто не потревожит, но стоило выключить свет, как над ухом раздалось знакомое «дззззяяяявзззз». Я горестно застонала, мечтая испепелить всю гостиницу вместе с комаром.
        Ну, чтобы наверняка. Хлопнула по подушке радом с головой ладонью, скорее, для порадка, и на этот раз назойливое жужжание неожиданно стихло. Включив свет, я обнаружила на подушке крылатый трупик подлеца, мешавшего мне спать. С непередаваемым удовольствием оборвала тонкие крылья и лапки, с помощью заклинания завязала на три узла хоботок.
        Поглумившись над трупом, раздавила бренные останки уже не жужжащей твари сапогом и с чувством глубокого внутреннего удовлетворения легла спать. Без ненавистного «дззззяяяявзззз». И, разумеется, безбожно проспала.
        Времени на завтрак уже не оставалось. Впопыхах одевшись, я оседлала метлу и понеслась к шестому управлению магполиции. Вот только не хватало опоздать в первый же рабочий день!
        Лихо спикировав у самого крыльца управления, уменьшила метлу и поспешила к заветным дверям. Фух, кажется, успела. Но стоило положить ладонь на ручку, как дверь распахнулась, едва не сбив меня с ног. Сапожки заскользили по заснеженному крыльцу. Я отчаянно замахала руками, пытаясь поймать равновесие, и больно ударилась обо что-то ладонью. Моё болезненное ойканье совпало с чьим-то возмущённым возгласом, а затем меня бесцеремонно сгребли в охапку. Я полузадушенно пискнула, впечатавшись носом в холодное пальто.
        - Аккуратней нужно быть, ирия! - раздражённо бросил мой спаситель, отпуская меня и потирая щёку.
        Высокий блондин с собранными в хвост волосами испепелял меня чёрным, как беспросветная ночь, взглядом. И без того слабое желание проявить вежливость и поблагодарить мужчину моментально испарилось. Вот негодяй! Сам меня едва не сшиб, весь воздух из лёгких выдавил, и возмущается!
        - Могу посоветовать вам то же самое! - бросила я. - Смотрите, куда идёте, и не сбивайте по дороге прохожих. Между прочим, из-за вас руку ушибла.
        - Не из-за меня, а об меня, - поправил мужчина. - Между прочим, я мог бы классифицировать это как нападение на сотрудника магполиции.
        - Именно, - я задрала голову, глядя на него снизу вверх. - Как вам не стыдно - нападать на сотрудника магполиции, да ещё и на девушку?
        О сказанном я пожалела тут же, потому что в зрачках собеседника на несколько мгновений внезапно полыхнуло пламя. Святое сердце, только дракона мне сейчас и не хватало! Вот чего стоило - вначале присмотреться к ауре, а потом возмущаться? Точнее, как раз не возмущаться, а тихо прошмыгнуть в управление. Подальше от всяких драконов. Нет, в принципе, ничего против конкретно этих двуипостастных я не имела. Но только не сейчас, когда в каждом драконе я видела посланного по мою ведьминскую тушку врага. А этого конкретного я ещё и разозлить умудрилась. За несколько секунд. Дракон между тем смерил меня презрительным взглядом и заявил:
        - Что-то я не припоминаю вас, ирия.
        - А вам и не нужно, - гордо заявила я. - Начальство в курсе, и этого достаточно.
        Доброго дня, уважаемый ир!
        И шустро проскользнула мимо него в управление. Скайнер Норрис сдержал слово: дежурный, едва услышав мою фамилию, протянул мне пропуск. Когда я взяла его в руки, пластинка полыхнула зелёным, подтверждая мою личность. Поднимаясь по лестнице к кабинету начальника, я вновь вернулась мыслями к встреченному на крыльце дракону и почему-то разозлилась ещё сильнее. Подумаешь, случайно по щеке ладонью задела. Могла и проклясть с перепугу.
        - Дара! - окликнул меня знакомый голос.
        Подняв глаза, я увидела спускающуюся навстречу бывшую одногруппницу. Джейси, как и я, не была чистокровной ведьмой, но совершенно не тяготилась этим. У её матери в молодости был бурный и короткий роман с ведьмаком, истреблявшим развёвшихся близ деревни гулей. Ведьмак сделал своё дело и уехал, а через месяц девушка поняла, что беременна. Обычно в таких случаях деревенские вытравливали плод, но мать Джейси поступила иначе. Уехала в ближайший город, устроилась швеёй, а через несколько лет сошлась с овдовевшим пекарем.
        Отчим всегда относился к Джейси, как к родной, не делая различия между ею, сыном от первого брака и младшими детьми. И поддержал её, когда Джейси заявила, что хочет стать поисковиком. Весёлая, жизнерадостная, никогда не унывающая ведьмочка была любимицей всех преподавателей. Только мне казалось, что одногруппница собиралась вернуться домой.
        Блесендор её не привлекал. Джейси называла его слишком шумным и людным.
        - Джейси, - кивнула я. - Приятно тебя видеть.
        - Ты к Скайнеру? - получив ещё один кивок, Джейси улыбнулась: - Заходи в обед на чашку чая, поболтаем. Я на третьем этаже, кабинет крайний справа.
        Начальник шестого управления как раз распекал кого-то по телефону. Орал на собеседника он со знанием дела. Завидев меня в дверях, махнул рукой, приглашая пройти в кабинет, но я отступила обратно в коридор. Нет-нет-нет, увольте выслушивать чужие разборки. Так и самой под горячую руку попасть недолго. Ир Скайнер выглянул в коридор буквально через минуту, бесцеремонно сцапал меня за руку и утащил в кабинет. Протянул тонкую картонную папку.
        - Сейчас зайдёте в отдел материально-технического обеспечения, отдадите начальнику документы, получите форму, переоденетесь, и вернётесь ко мне, - проинструктировал он. - Левое крыло здания, четвёртый этаж. Жду. Не задерживайтесь.
        По лестницам и коридорам я блуждала почти час. Как назло, стоило мне заблудиться, как шестое управление магполиции словно вымерло. Навстречу не попадалось ни души. Наконец я обнаружила схему здания, поняла, где нахожусь и как дойти туда, куда нужно, на всякий случай активировала простейшее заклинание-поисковик и через пять минут добралась до отдела материально-технического обеспечения. Едва сдержала улыбку, прочитав на кованой табличке на двери: «Начальник отдела: Скопердяо Жмотец. Часы приёма - ежедневно в рабочее время».
        Начальник отдела, низенький плотный гном с заплетённой в толстую косу рыжей бородой, полностью оправдал свою фамилию. Едва заглянув в приказ, он возмущённо зацокал языком:
        - Нет, ну где это видано - стажёру и сразу три комплекта формы? Здесь какая-то ошибка! Подождите, ирия, я должен уточнить.
        Он снял трубку телефона, набрал номер, а дальнейший диалог выгладел примерно так:
        - Ир Скайнер, у меня здесь стажёр… Да, я как раз по поводу формы… Пусть аккуратно носит! Зачем так много?… Понял. Так точно.
        Вид у хозяйственного и прижимистого гнома был самый несчастный. Бурча себе под нос что-то о излишней щедрости руководства, ир Скопердяо повёл меня на склад. Долго перебирал пакеты на стеллажах, периодически посматривая на меня и тихо бормоча: «Наберут таких вот нестандартных, а мне ломай голову, как их одеть…» Но форму в итоге вьдал. Три комплекта. И одну пару ботинок, мстительно сообщив, что в заявке их вообще не было.
        Переодевалась я за ширмой на том же складе. Форма села идеально. То есть, мешком.
        Свободная рубашка на резинке внизу, свободный мундир, свободные, не стесняющие движений штаны. К этому богатству прилагалась безразмерная форменная куртка. А тяжёлыми ботинками при желании можно было убить. После гном вьдал мне ключ от шкафа, в котором я могла оставить личные вещи, и отправил вниз.
        Обратную дорогу я нашла быстрее. И на всякий случай задержалась возле схемы здания, прогнав поисковое заклинание по всем лестницам и коридорам. Заблудиться ещё раз в мои планы не входило.
        Ир Скайнер вновь распекал кого-то по телефону, суля устроить собеседнику утро в сосновом гробу, если тот немедленно не принесёт отчёты за две недели. Увццев меня, прикрыл динамик ладонью и абсолютно спокойным тоном произнёс:
        - Присаживайтесь, ирия Дарина. Сейчас познакомлю вас с вашим куратором и напарником на время стажировки. - Отнял руку от динамика и бросил: - Ян, зайди ко мне.
        Немедленно.
        Через несколько минут я окончательно уверилась в приобретённой невезучести. Мало того, что мой напарник и куратор оказался драконом, так это был тот самый дракон, с которым я поцапалась утром. И, судя по вертикальным зрачкам мужчины, наша «радость» при виде друг друга была взаимной. Огненные полосы в чёрных глазах. Это было бы красиво, если бы не было так жутко. Подлая «Лунная бабочка» в очередной раз сделала персональное «бяк».
        Глава 4
        «Интересно, ир Скайнер согласится поменять мне куратора?» - промелькнуло в голове, пока я таращилась на дракона. Из всех возможных напарников эти двуипостастные были самыми неудобными. Драконы отличались вспыльчивостью, резкостью, имели своё мнение по каждой мелочи и активно навязывали его поисковикам, которым не посчастливилось оказаться с ними в связке.
        - Себастьян Альбенто, один из самых опытных следователей шестого управления, - гордо произнёс тем временем Скайнер Норрис, представляя нас друг другу. - Дарина Эрбонт, ведьма, стажёр.
        - Рада знакомству, - я выдавила неискреннюю улыбку, больше похожую на гримасу. - Надеюсь, что наше сотрудничество будет успешным.
        Вежливость пропала зря, потому что Себастьян, в отличие от меня, лицемерить не стал, и холодно процедил:
        - Скай, мы это уже обсуждали. Я не буду работать с женщиной. Прикрепи эту… этого стажёра к кому-нибудь другому.
        - Ирия Дарина, будьте любезны, подождите своего куратора за дверью, - ласково улыбнулся мне начальник шестого управления, одновременно прожигая недовольного дракона гневным взглядом. И тут же, не дожидаясь, пока я выйду, рявкнул так, что я аж присела: - Ян, не морочь мне голову! Ты будешь работать с этой ведьмой!
        Я выскочила за дверь, как ошпаренная. Ох, чую левой пяткой, после такого внушения вероятность того, что рабочие отношения с Себастьяном Альбенто будут спокойными и прочными, упала до нуля. Теперь дракон сделает всё, чтобы выжить меня из управления.
        Прислушалась к происходящему в кабинете, но разобрать слов не смогла. Кажется, ир Скайнер продолжал орать на строптивого подчинённого. Гневные интонации я различала прекрасно. Себастьян отвечал так же яростно. Наконец, в кабинете наступила тишина, и в следующую секунду дракон вылетел из кабинета начальника управления, грохнув дверью так, что задрожали стены. Раздражённо приказал мне:
        - Иди за мной!
        Даже не оглянулся, чтобы удостовериться, что я действительно иду следом. Мне пришлось почти бежать, чтобы успеть за ним. И когда Себастьян внезапно остановился возле одной из дверей, я не успела затормозить. Подошвы сапог с противным мышиным писком проскользили по гладкой плитке, и я впечаталась в широкую спину мужчины.
        - Ирия ведьма, у вас какое-то нездоровое стремление сбить меня с ног, - ледяным тоном произнёс дракон, обернувшись ко мне.
        - Вы первым начали! - напомнила я, чуть отодвигаясь. - Считайте это одентичным ответом.
        Напарник и куратор пакостно усмехнулся. Слегка склонил голову к плечу, рассматривая меня с каким-то нездоровым любопытством. А после поинтересовался:
        - Предлагаете взять с вас пример и, коль скоро мы поменялись ролями, завершить ситуацию пощёчиной? Нет? Так я и думал. Проходите в кабинет, ирия Дарина.
        Учитывая случайно услышанный обрывок разговора, в котором Скайнер Норрис обещал устроить Себастьяну утро в сосновом гробу, если тот не сдаст отчёты, я ожидала увидеть в кабинете откровенный хламушник. Воображение рисовало небрежные горы документов на столе, толстый слой пыли и чашку с так давно недопитым чаем или кофе, что там наверняка начала заводиться жизнь. Но в кабинете царил идеальный порядок. Стоящий на окне графин с водой сверкал чистыми хрустальными боками, на столешнице не было ни единой пылинки, а документы покоились в аккуратной папке с белоснежными завязками. Я даже задумалась: а правильный ли Ян явился на зов начальства? Может, дракон просто неудачно проходил мимо, заглянул к шефу и немедля получил в награду за любопытство стажёра? Себастьян между тем прошёл за стол и язвительно поинтересовался:
        - Так и будешь стоять по стойке «смирно»? Прояви самостоятельность, ведьма!
        Вот чешуйчатый гад! Я сама не знала, как удержалась, чтобы не запустить в него свежесплетённым кружевом порчи. Та дрожала на кончиках пальцев, покалывая кожу, и, клянусь гримуаром, мне было не жаль вбухать в неё почти весь резерв! От очередной ошибки удержало лишь осознание того, что мне жизненно необходимо удержаться на этой работе.
        Проглотив обиду, я сквозь зубы прошипела:
        - Как пожелает мой куратор.
        Показалось, будто Себастьян разочарованно хмыкнул. Похоже, и впрямь рассчитывал избавиться от меня легко и быстро. Не выйдет! Отодвинув стул, я села напротив него, нагло закинув ногу за ногу. Напарник давил меня тяжёлым, пристальным взглядом, и я уставилась на него так же нахально. Себастьян был красив, как и все драконы. И форма ему очень шла, подчёркивая мускулистую фигуру.
        - Нравлюсь? - осведомился напарник.
        - Слишком мало данных, чтобы делать выводы, - пожала я плечами. - Ир Скайнер назвал вас одним из лучших следователей, но у меня пока не было возможности убедиться, насколько его слова соответствуют истине. Как только разберусь, непременно поделюсь с вами, ир Себастьян, своими наблюдениями, и сообщу, нравитесь ли вы мне, как напарник.
        Мужчина недовольно прищурился. Сам виноват, уважаемый следователь, нужно было чётче формулировать вопрос. Теперь уже я с интересом ждала, что он скажет. Напарник на этот раз решил не обострять ситуацию.
        - Пока ты работаешь в шестом управлении, лучше Ян и на «ты», - сообщил он. - Отсутствие взаимных расшаркиваний экономит время.
        Тон дракона был почти доброжелательным, но не обманул меня. В воздухе витало недосказанное: «А я уж постараюсь, чтобы это самое «пока» продлилось как можно меньше».
        И это меня категорически не устраивало.
        - Себастьян, предлагаю поговорить начистоту, - произнесла я и подалась вперёд, вытянув для удобства ноги.
        Это была плохая идея, так как я тут же пнула под столом драконью конечность.
        Отшатнувшись, задела локтем лежащую на краю стола папку с документами. Папка грохнулась на пол, я кинулась поднимать её и столкнулась лбом с наклонившимся Себастьяном.
        - Ох, святое пламя! - ахнула я, хватаясь за пострадавшую часть тела.
        - Я бы выразился иначе, - потирая лоб, хмыкнул напарник.
        Он хотел добавить что-то ещё, но в этот момент в дверь кто-то коротко стукнул и, не дожидаясь разрешения, повернул ручку.
        - Ян, я брала у тебя копии протоколов допросов сведетелей по делу лавочника, - раздался звонкий девичий голос. - Ну и немного прибралась на столе.
        На пороге, прижимая к груди несколько листов бумаги, стояла рыжеволосая девушка.
        Судя по ауре, оборотень. Лиса. Следователь, как и Себастьян. Я готова была поклясться котелком и метлой, что она явилась сюда не просто так.
        - Ты крайне любезна, Элис, - холодно отозвался мужчина, поднимаясь. - Но в будущем не утруждай себя. Меня всё устраивало и так.
        - Это и есть твоя новая напарница? - прощебетала гостья, с интересом рассматривая меня. - А почему она на полу?
        - Здесь больше места, чтобы разложить документы, - процедила я, поднимая злосчастную папку и вставая.
        - О, Ян решил начать с самого сложного, - сахарного сиропа в голосе лисы Элис было столько, что можно было захлебнуться. - Кажется, в эту папку я сложила материалы по делу…
        - Элис, ты пришла вернуть копии протоколов? - невозмутимо перебил её Себастьян. - Положи их на стол, и более я тебя не задерживаю.
        Лиса недовольно сверкнула глазами. Неторопливо, покачивая бёдрами, подошла к столу, грациозно склонилась, придвинула бумаги к моему напарнику. Бросив на меня раздражённый взгляд, вышла, оставив после себя в кабинете густой, приторный, тяжёлый аромат духов.
        Не интересуясь моим мнением, Себастьян распахнул окно. Морозный воздух моментально ворвался внутрь, скользнув холодным шёлком по лицу. Оставленные Элис бумаги на столе зашевелились от ветра, и я поспешила прижать их ладонью.
        - Молодец, Дара, - одобрительно кивнул дракон. - Пока будешь работать пресс-папье.
        Руки заняты, возможностей внести хаос меньше. Если хорошо справишься с этой задачей, подумаю, куда ещё тебя пристроить. Месяца через два. Впрочем, у тебя всегда есть другие варианты.
        Намёк был прозрачней некуда. Мол, не желаешь терпеть напарника-самодура, так подавай рапорт Скайнеру Норрису и проси назначить тебе другого куратора. Но пришлось молча проглотить и это. А напарник продолжал испытывать моё терпение на прочность.
        Повернулся к раскрытому окну, оперся руками на подоконник и принялся рассматривать крышу соседнего дома. У меня на языке так и крутились фразы одна язвительней другой, но ограничилась я почти безобидной.
        - Ян, если ты уже закончил принимать воздушные ванны, может, вернёмся к разговору?
        Как мой куратор, ты должен…
        - … позаботиться о том, чтобы стажёр не путался под ногами, - равнодушно закончил Себастьян, не оборачиваясь. - В шкафу синяя папка, там документы. Разложи их по порядку.
        И протоколы допросов, которые сейчас держишь, подшей туда же. Закончишь с синей папкой, возьмёшь зелёную. Рабочий день с восьми до пяти, но иногда приходится задерживаться.
        Обед с часа до двух, столовая на первом этаже в левом крыле. По утрам с десяти до одиннадцати планёрка у Ская. Вопросы есть?
        Вопросов не было. Я подошла к шкафу и потянула на себя единственную синюю папку.
        Та была надёжно втиснута между сородичами разных цветов и доставаться без боя не собиралась. Дёрнув её несколько раз, я через плечо покосилась на напарника. Тот продолжал наслаждаться свежим зимним воздухом. Попросить о помощи и получить в ответ очередное язвительное замечание о собственной бесполезности? Ну уж нет, сама справлюсь! Я упёрлась коленом в шкаф и резко дёрнула папку на себя. Шкаф пошатнулся, зато папка поддалась.
        Окрылённая успехом, я продолжила усилия. Папка почти досталась, и тут мне на голову свалилось что-то холодное и извивающееся. Как выяснилось позже, это было безобидное ползучее растение типа лианы, но я-то этого не знала! Вскрикнув от неожаданности, отскочила от шкафа, одновременно смахивая с себя неведомую опасность. Запуталась рукой в зелёной плети, испугалась ещё больше, отшатнулась, изо всех сил тряся ладонью, и наткнулась на стол. Не выдержавший такого издевательства вазон, и без того уже стоявший на краю шкафа, всё-таки рухнул вниз, разлетевшись осколками по всему кабинету.
        - Этот вазон мне никогда не нравился, - раздалось за моей спиной. - Но говорят, ведьмы любят растения.
        - Обожают! - огрызнулась я, наконец-то стряхивая зелёную плеть, обвившую запястье.
        - И растения отвечают взаимностью, так и стремятся прильнуть поближе. Откуда там вообще взялся этот вазон?
        Ответа я не ждала, вопрос был риторический. Но Себастьян ответил неожиданно миролюбиво:
        - Элис принесла. А мне дикие заросли в кабинете не нужны, поэтому запихнул этот подарок подальше. - Запер окно, подошёл к остаткам вазона, тронул их носком ботинка. - Надо же, какой живучий. Был. Выкинешь.
        Я посмотрела на умирающее растение в сухом коме земли. Нет, Дарина, даже не думай!
        Тебе некуда его нести. Но несвоевременно проснувшаяся жалость нашёптывала на ухо, что цветок нигде не займёт много места. И я действительно любила растения.
        - Можно мне его забрать? - спросила я.
        - Забирай, - позволил напарник. Достал из шкафа злополучную синюю папку, положил её на стол. - Работай.
        Понятно, извинений за то, что меня едва не убило вазоном, не будет. Ну и ладно, не очень-то хотелось. Пусть лучше молчит. А в обед я поговорю с Джейси и узнаю, как найти подход к неприветливому дракону.
        Не успела я раскрыть пухлую папку с документами, как раздался звонок. Себастьян снят трубку, выслушал собеседника и бросил короткое: «Скоро буду». Молча собрался и вышел и: кабинета, оставив на столе ключ и не удостоив меня ни словом. После его ухода я слегка расслабилась. Всё-таки пытаться разбирать документы под чьим-то недовольным взглядом, ежесекундно ожидая ехидного комментария и, самое мерзкое, не иметь возможности возразить, было тем ещё испытанием. Сейчас я искренне надеялась, что напарник вернётся в лучшем расположении духа и мы всё-таки сумеем договориться о мирном сосуществовании.
        Джейси явилась за мной сама. Постучала, всунула любопытный нос в приоткрывшуюся дверь и, убедившись, что в кабинете я одна, смело вошла. В руках приятельница держала небольшой свёрток, перевязанный куском ленты с надписью «Проход запрещён! Работает магполиция!».
        - С первым днём в управлении! - улыбнулась она, протягивая мне подарок. - Готова поставить свою метлу против ломаного медяка, что Ян не позаботился выдать тебе рабочий блокнот. А у меня как раз был запасной. Ну что, идём обедать?
        В столовой уже была очередь, но двигалась она быстро. Я взяла себе овощной салат и булочку с повидлом. Джейси неодобрительно покачала головой и поставила на мой поднос тарелку с картофельным пюре и отбивной.
        - Дара, дорогая, я знаю Яна, - улыбнулась она мне. - Он привык работать один, к тому же твёрдо убеждён, что женщинам в магполиции не место. Поэтому ближайшие несколько дней он будет испытывать тебя на прочность. Готовься задерживаться допоздна и не пренебрегай обедом. Можешь брать что-нибудь для перекусов с собой, на четвёртом этаже в нашем крыле есть комната отдыха, с холодильником и чайником. Начальство заботится о том, чтобы сотрудники не погибли голодной смертью, когда вечером столовая закрывается. А через неделю попроси Скайнера дать тебе другого напарника. Он пойдёт навстречу.
        - И почему у меня такое подозрение, что с Себастьяном работали почти все поисковики управления? - хмуро уточнила я.
        Джейси весело рассмеялась, прикрыв рот ладошкой.
        - Потому что так и есть! Сейчас садем куда-нибудь, расскажу подробней.
        Но сразу поговорить не удалось. Столовая была небольшой, и столы в ней стояли практически вплотную друг к другу. Нет, я нисколько не сомневалась, что в шестом управлении работают сплошь чудесные люди и прекрасные специалисты, и в столовой нас с Джейси окружали именно они. Проблема была в том, что я катастрофически не переносила, когда меня окружали! Даже прекрасными людьми и нелюдями. Я не хотела слышать каждое слово из их разговоров и не желала, чтобы они слышали мои. Особенно, учитывая тот факт, что я собиралась вызнать у бывшей одногруппницы все сплетни управления. Пришлось молча есть, стараясь не слишком вслушиваться в чужие беседы. Джейси весело трещала о том, как проходило вручение дипломов, куда устроились наши одногруппницы, я ради приличия поддакивала, вяло ковыряясь в пюре. Порция оказалась слишком большой. Наконец, столики рядом с нами освободились. Я тут же отодвинула от себя тарелку и напомнила:
        - Так что там с поисковиками, которые работали с Себастьяном?
        - А, ничего особенного, - махнула узкой ладошкой Джейси. - Ян согласен терпеть напарниц только в исключительных случаях. Дракон, к тому же белый, сама понимаешь.
        Я понимала. По слухам, белые драконы прекрасно владели и боевой, и защитной магией.
        И отличались особым упрямством. Ещё одна маленькая неприятность в мою копилку. Если Себастьян действительно решит меня выжить из управления, мне придётся несладко.
        - Нет, ты знаешь, я не с того начала, - неожиданно заявила Джейси. - Всё дело в том, что наш начальник, Скайнер, человек.
        - Я заметила, - улыбнулась я.
        - Да нет, ты не поняла! - приятельница возмущённо тряхнула волосами. - Они с Яном очень похожи. Оба из знатного рода, у обоих есть знакомства в высших кругах власти, оба могли давно уже сидеть в гораздо более удобных креслах. И оба гордые и упрямые до ужаса!
        Скайнер всего два года как возглавил управление. Сам добился всего, начинал простым следователем. Ян категорически отказывается от повышения и даже от присвоения званий. Он до сих пор лейтенант. Так вот, к чему я это всё говорю. У Скайнера есть пунктик: его управление не может быть хуже остальных. В этом году неожиданно получилось так, что всем хватило поисковиков. Недобор только у нас. Три вакансии. И больше всех упирается Ян.
        Лучший следователь управления отказывается от поисковика. Ты представляешь, как это бесит Скайнера? Он с первого дня в должности пытается осчастливить Себастьяна напарницей. Никто не выдержал больше трёх дней. Даже я.
        Джейси вздохнула, на её лицо набежала тень. У меня по спине прополз ледяной холод, заставив поёжиться. Святой котелок, если белый дракон за три дня довёл до ручки оптимистку Джейси с её невероятным терпением, то мне можно сразу идти к Скайнеру Норрису и умолять дать мне другого напарника и куратора в одном лице. Прокляну ведь ненароком!
        - Ян очень наблюдательный, - продолжала между тем стращать меня приятельница. - Он моментально найдёт твоё слабое место и ударит именно по нему. Меня он просчитал за полдня. Три раза в неделю наш отдел занимается в спортзале. Сама понимаешь, магполиция обязана быть в хорошей форме. А у меня с этим всегда было так себе. Ну и… - Она нервно дёрнула плечом. - В общем, Ян заставил меня проходить вместе с ним полосу препятствий. А когда я сдалась, взвалил на плечо и так и прошёл дистанцию до конца. Сказал, мол, не дело бросать напарницу на полпути. Ты не представляешь, как я орала и пыталась вырваться. А проклятья на него не действуют. - Тут Джейси недовольно поморщилась. - Совсем. Понятия не имею, какую защиту он на себя навертел. Так вот, когда он заявил, что раз уж я стала его напарницей, то он лично займётся моей подготовкой, я позорно сбежала. Скайнер прикрепил меня к Ральфу, а на Яна потом орал так, что сорвал голос. Ну и со всеми, кто пришёл после меня, тоже так. Эви паталогическая чистюля, и Ян в первое же дежурство повёл её по ночлежкам. Бедняжка потом чуть кожу не стёрла, отмываясь от мерзкого
запаха, и ещё неделю обновляла на себе антипаразитное заклинание. Ей всё казалось, что по ней скачут блохи. Мэлис начинает паниковать в пространствах без окон. Угадай, в какой рейд взял её Себастьян?
        - Изучать местные подвалы? - предположила я, на всякий случай запоминая полезную информацию. Никогда не знаешь, что и где пригодится. А Джейси всегда была болтушкой. - Или в какое-нибудь хранилище?
        - В подземные ходы под речным вокзалом, - хмыкнула ведьма. - Поступила информация, что там устроили склад торговцы «берилловой пылью». Ничего, кроме пыли и пауков не нашли, и я готова поклясться метлой, что наркоторговцев там отродясь не было! Но Мэл вернулась бледная, на трясущихся ногах, и сразу пошла к начальству.
        Я кивнула, попутно размышляя, откуда у Себастьяна столько информации на напарниц.
        Не может же он оказаться ментальным магом? Хотя, если задаться целью, вполне вероятно за несколько часов изучить личные дела новых поисковиков, при желании - расспросить родных или друзей. Джейси тем временем рассказала про ещё двух сослуживиц, которые тоже не выдержали рядом с упрямым драконом и трёх дней.
        - А про остальных не знаю, - развела она руками. - Сама понимаешь, мало кто любит о таком вспоминать. Мы с девочками общаемся, поэтому я в курсе. Кстати, они будут рады тебя видеть!
        Это утверждение вызвало у меня сомнения. Жизнерадостная Джейси была уверена в том, что абсолютно всё её окружение бесконечно счастливо общаться друг с другом. Не хочешь?
        Врёшь, ты просто стесняешься! Совсем не хочешь? Да ладно, хватит скромничать. Точно не хочешь? Бедолага, тебе не хватает дружеского тепла, цци сюда, сейчас мы тебя обнимем.
        - Давай не сейчас, - поспешно отказалась я от встречи с бывшими однокурсницами. - Послушай, а договориться с Себастьяном можно?
        - Конечно, - улыбнулась приятельница. - Как только ты подашь Скайнеру рапорт с просьбой перевести тебя к другому следователю, общаться с Яном станет проще. Хотя и не намного. Как я уже говорила, он считает, что женщинам не место в магполиции. Но есть те, кто не теряет надежды его переубедить.
        Тут Джейси хитро подмигнула мне и придвинулась поближе. Я догадывалась, о ком пойдёт речь, и не ошиблась. Лисичка Элис, точнее, ирия Элисандра Норфокс, давно облизывалась на белого дракона. Хорош собой, знатен, обеспечен. Надо брать мягкими лапками с острыми коготками, пока конкурентки не налетели. Все хотят простого женского счастья с молодым и богатым мужчиной. Вот только Себастьян в гостеприимные лисьи лапки не спешил, и ирию следователя это раздражало. Элисандра использовала любую возможность, чтобы оказаться ближе к вожделенной добыче. Если для расследования требовались два и более следователя, она стремилась взять те, которые вёл Ян. И общалась по рабочим вопросам исключительно с ним. Начальник управления смотрел на это сквозь пальцы, считая, что пока личные отношения не мешают рабочим, не стоит мешать сотрудникам искать своё счастье.
        Теперь всё окончательно встало на свои места. Понятно, почему ирия Элисандра примчалась в кабинет Себастьяна как раз тогда, когда там появилась я. Лиса желала оценить возможную соперницу. Где-то внутри подняла голову ведьминская вредность и предложила пофлиртовать с напарником, когда Элис в очередной раз окажется рядом. Мне несложно, а ей неприятно. Да и дракона, судя по рассказам Джейси, тоже не обрадует такое внимание с моей стороны. Двойная выгода! Решено! Как только Ян начнёт меня провоцировать, я, в свою очередь, начну на него вешаться. К тому же, он и впрямь видный мужчина. Высокий, черноглазый. Жаль, блондин, но белые драконы другими не бывают.
        - .. Даринка! - вырвал меня из размышлений оклик Джейси. Не первый, судя по тому, что в этот раз ведьма чувствительно пихнула меня под столом. - Заснула, что ли? Я говорю, что знаю, как решить твою проблему! Помнишь Дэррека? На три курса старше нас, на следственно-экспертном факультете учился.
        Я не помнила. Вообще. Покачала головой, почему-то чувствуя себя пристыженной. И тут же разозлилась на себя. Ой, ну подумаешь, не интересовалась, кто там учится по соседству! У меня другие интересы были. И парни в них не вписывались. На них банально не оставалось времени и сил.
        - Ну конечно, - весело фыркнула приятельница, - ты все годы по Саграмору тан Руону сохла. Куда ж до него простым парням?
        - А что, так заметно было? - смутилась я, чувствуя, как прилил жар к щекам. - Я же никому не говорила…
        - Да в него на первом курсе все влюблены были, - расхохоталась Джейси. - Помнишь, какая посещаемость была на основах криминалистики? Впрочем, неважно. Тан Руон примерный семьянин. А Дэррек пытался за тобой ухаживать. Ну, вспоминаешь? Так вот, он тоже работает без поисковика, год назад у его напарницы закончился контракт и продлевать его она не стала. Он будет счастлив, если ты… А, вот и он! Дэррек, иди сюда!
        Она привстала и помахала рукой молодому следователю, судя по ауре, волку. Я смотрела на него, пытаясь соотнести этого рослого красавца с худощавым лопоухим пареньком, который действительно пытался ухаживать за мной на втором курсе. Картинка не совпадала.
        И лишь когда Дэррек улыбнулся, я успокоилась. Улыбка у него осталась прежней, слегка неуверенной и очень искренней. А через пять минут я вспомнила, почему он меня раздражал.
        Восторженный щенячий взгляд и суетливость тоже никуда не делись. Но Дэррек, на мой взгляд, был хотя бы знакомым и понятным злом. А чего ждать от Себастьяна, я понятия не имела. И совершенно не желала, чтобы белый дракон копался в моём прошлом. Радовало одно: он наверняка будет счастлив узнать, что я хочу поменять напарника, и охотно меня отпустит. А с Дэрреком я точно сработаюсь.
        Глава 5
        В старом парке было тихо и безлюдно. Столичный шум почти не долетал до вековых деревьев, помнивших Блесендор ещё маленьким портовым городом. Лишь порывы ветра изредка поднимали позёмку, заметая две цепочки следов на центральной аллее. Рилиан Фортен назначил встречу там, где в эту пору года сложней всего было кого-то встретить. Но начинать разговор не спешил. Шёл, глубоко засунув руки в карманы подбитого мехом плаща, хмурился и молчал. Себастьян не торопил повелителя драконов. Шагал рядом, пользуясь редкой возможностью спокойно пройтись по зимнему парку в светлое время суток, и размышлял, как избавиться от очередной напарницы. Нашёл же Скайнер её где-то. Ян раздосадованно хмыкнул, сетуя на ослиное упрямство начальника. И не надоело же за два года! Каждая новая ведьма, желающая стать поисковиком в шестом управлении магполиции, непременно вначале отправлялась в напарницы именно к нему. Ян ничего не имел против женщин, но только не в магполиции. Вся его драконья сущность протестовала, когда те, кого надлежало оберегать и защищать, лезли в самое пекло, отмахиваясь от помощи. Одним словом, ведьмы!
Себастьян не хотел подвергать жизнь новой напарницы опасности, не хотел отвлекаться на неё во время работы. А значит, чем раньше Дарина уйдёт к другому следователю, тем лучше. Для всех.
        Почему-то эта мысль неприятно царапнула. С этой конкретной ведьмой Ян, пожалуй, смог бы сработаться. Дарина не велась на откровенные провокации, не пыталась диктовать свои правила, но и не лебезила. Нет, даже и думать об этом нечего! Нынче вечером он пнёт парочку информаторов, и завтра к утру получит полное досье на напарницу. А дальше - как обычно. Пройтись по болевым точкам, и ведьмочка сама сбежит к Скайнеру. Писать рапорт и умолять перевести её подальше от «этого чудовища».
        - Ян, как ты смотришь на то, чтобы перейти в мою службу безопасности? - неожиданно поинтересовался глава драконьего племени.
        Себастьян чуть не сбился с шага. Дядюшка умел озадачить!
        - Отрицательно, - искренне заявил он. - Меня вполне устраивает место следователя.
        Рилиан недовольно пожевал губами и пошёл в атаку:
        - Себастьян, ты уже доказал всем, кому хотел, что не пользуешься именем семьи и статусом моего племянника для решения личных вопросов. Хватит. Ты прекрасный следователь и нужен мне в службе безопасности.
        - Блесендору я нужен больше, - хмуро отозвался Ян. - Дядя, с чего вдруг в твою светлую голову пришла эта гениальная идея?
        - А почему нет? - глаза Рилиана были ясными, как весеннее небо, и искрились кристальной честностью. - Что тебе мешает оставить службу? Ты уже седьмой год сидишь в шестом управлении, отказываешься от переводов и повышения по службе. Опыта достаточно, знаний и навыков - тем более. Твоя кандедатура для меня идеальна. И напарницы у тебя нет.
        - Почему это у меня нет напарницы? - усмехнулся Себастьян. - Есть. Как раз с сегодняшнего дня. Неплохая девушка, и перспективы сотрудничества меня устраивают.
        Перспектива избавиться от перехода из шестого управления в службу безопасности повелителя драконов и впрямь была крайне привлекательной.
        Ради такого Ян готов был смириться с существованием напарницы. Как минимум, пока гениальная идея заполучить его в свою СБ не покинет голову Рилиана Фортена. А уж как обрадуется Скайнер Норрис!
        - Откажись, - нахмурился дадя.
        - Не могу, - белый дракон покачал головой. - Она стажёр. Скайнер очень просил взять её под крыло. Исключительно в рабочем смысле, разумеется.
        О том, в каких именно выражениях «просил» урождённый граф Грейд, Ян предпочёл умолчать. Скайнер, никогда и ни при каких обстоятельствах не повышавший голос на женщин, на сотрудниках мужского пола отрывался с лихвой.
        - Ну-ну, - недоверчиво хмыкнул повелитель. - И ты после шести лет успешного противостояния попыткам прежнего и нового начальства заставить тебя работать в паре с поисковиком неожиданно сдался?
        - Есть в этой ведьмочке что-то особенное, - пожал плечами Себастьян. - Не слишком верю в россказни насчёт идеально совпадающих следователей и поисковиков, но, пожалуй, эту девочку я готов терпеть рядом с собой на службе. К тому же, напарницы очень полезны.
        На них можно свалить всю бумажную работу.
        - Не уйдёшь, значит, - угрюмо подытожил Рилиан. Махнул рукой, заметив, что племянник собирается ответить. - Молчи! Знаю я, скажешь, что уже принял эту ведьму как напарницу, и теперь инстинкты сильнее тебя. Даже если это не так. Что за родственники пошли? Решительно ни на кого нельзя рассчитывать!
        Себастьян пропустил это брюзжание мимо ушей. Дядя не в первый раз возмущался, что семейство брата предпочитало держаться подальше от политики и от его дворца в принципе.
        И определённо не в последний раз пытался заманить племянника к себе на службу. Краем уха внимая продолжающейся речи о том, что правитель драконов желал бы проводить с родными больше времени, Ян думал о том, что его семье повезло. В отношении близких родственников дядя предпочитал исключительно мирные методы убеждения. Он ни разу не воспользовался артефактом, чтобы заставить несговорчивых белых драконов повиноваться его решению. Но когда повелитель драконов начал рассуждать о том, как одиноко во дворце, следователь не вьдержал и заявил:
        - Жениться тебе нужно, дядюшка. Пять лет траура - вполне достаточный срок. Никто не осудит.
        - Типун тебе на язык! - моментально отреагировал Рилиан. - С зубастую волчью голову! Наследник подрастает, долг перед родом выполнен. Я ещё не устал быть вдовцом. Ян, ты точно не хочешь возглавить мою службу безопасности?
        - Точно, - уверил его белый дракон.
        - Это осложняет дело, - недовольно покачал головой повелитель. - Впрочем… Нет, ты прав, мой мальчик. Так даже лучше.
        Ян молча ждал продолжения. Рилиан опустил плечи, на мгновение сгорбившись, точно старик, тяжело вздохнул. Маленькая слабость, непозволительная роскошь для правителя драконов, но допустимая в личной беседе без статусов и чинов.
        - Два дня назад похитили «Лунную бабочку», - глухо произнёс повелитель. - Я прибыл во дворец короля Филиппа накануне торжества в честь помолвки принцессы Вивьен.
        Кто-то следил за каждым моим шагом, дождался момента, когда я… отвлекусь и проник в комнаты.
        - Тебя не было в покоях? - уточнил Себастьян, привычно отрешившись от эмоций.
        - Был, - нехотя проскрипел Рилиан.
        - И почему ты не остановил вора? - непонимающе нахмурился следователь.
        - Не мог же я гнаться за ней по дворцовым коридорам в полотенце и хлопьях пены! - обозлился повелитель. - А ещё эта тварь сыпанула мне в одежду чесоточного порошка!
        На этих словах он яростно поскрёб шею, но тут же, спохватившись, отдёрнул руку.
        Себастьян покосился на него с сочувствием. Ведьминский чесоточный порошок был премерзкой штукой. Он стоил дорого и был излюбленным средством мести обманутых жён неверным мужьям. Способов моментально избавиться от последствий этой гадости не было: обсыпанный ведьминским снадобьем был обречён чесаться минимум сутки. И ещё несколько дней после почёсываться время от времени. Даже мазь из редких трав, выведенных теми же ведьмами, и росших только возле Цитадели Вед, смягчала зуд, но не успокаивала его полностью. Первая напарница Себастьяна затаила обиду после того, как он вынудил её написать рапорт возглавлявшему тогда управление Арену Кромвейлу. Взломала его шкафчик и шедро засыпала форму чесоточным порошком. Себастьяна спасла только параноидальная привычка оставлять «сторожки» - едва заметные ниточки в двери. Не обнаружив нитку на месте, дракон вернулся к шкафчику с набором для снятия отпечатков пальцев, защитными артефактами-уловителями и двумя коллегами, прихваченными в качестве свидетелей. На всякий случай. Не обнаружив ничего подозрительного, один из следователей расслабился и снял перчатки раньше
времени. Чесал ладонь два дня. А мстительную ведьму Ян предупредил, что подобные поступки заставляют его нервничать. А нервный дракон - собеседник неудобный. Может и огнём дыхнуть. Случайно. А ожоги от драконьего пламени магии неподвластны. Неудавшаяся напарница намёк поняла и вредную деятельность свернула.
        Бросил на дверь зала запирающее заклятие, одновременно ставя купол тишины. Горячая рука скользнула по груди Лиданы, сжав сосок через ткань. Мужские губы властно накрыли её рот, подавив возмущённое: «Нет!». В этом поцелуе не было ни капли нежности: он подчинял, принуждал признать над собой чужую власть. Атор словно ставил на ней клеймо. Оторвавшись от губ девушки, боевик резко развернул её лицом к стене. Его ладони скользнули под форменную рубашку.
        - Сегодня утром с тобой могли поступить как минимум, так, - произнёс он. - Без всякой нежности и ласки. Нравится?
        - Нет, не надо! - Лидана дёрнулась в напрасной попытке вырваться из стального захвата крепких рук. - Я не хочу!
        - Захочешь, солнышко, - шепнул Атор, опаляя её ухо горячим дыханием. - Не бойся, я не сделаю тебе больно.
        Ладони боевика добрались до груди. Сдвинув в сторону ткань бюстгальтера, он провёл большими пальцами по мягким холмикам. Неожиданно ласково.
        - Прекратите… - умоляюще простонала девушка, чувствуя жгучий стыд от того, что он так беззастенчиво лапает её у стены, словно продажную девку, и от того, что от прикосновений мужчины по коже прокатываются волны жара. - Вы же обещали…
        - Твоё «нет» звучит, как «да», - хрипло рассмеялся Атор, продолжая ласкать её грудь. - Такая нежная, шелковистая кожа… Давно мечтал к ней прикоснуться. И я не обещал, что не буду этого делать.
        Он потёрся бёдрами об ягодицы девушки, дав ощутить, насколько он возбуждён. Слегка прикусил мочку уха и тут же прошёлся по месту укуса языком, словно заглаживая грубость.
        - Не надо… - прошептала Дана, чувствуя, как его пальцы выводят круги на ставшей неожиданно чувствительной груди.
        - Я ещё даже не начинал, - раздалось в ответ. - Хочешь, дам огню внутри тебя разгореться прямо сейчас?
        - Нет, - сопротивлялась девушка. - Отпустите, прошу…
        От поцелуев в шею по телу пробегала дрожь и слабели колени. Хотелось чуть прогнуться назад, уложить голову на грудь мужчины, дать ему больше свободы для действий… Дана тряхнула головой, прижалась к стене, пытаясь прекратить эти ласки.
        - Сдайся, - тихо выдохнул боевик ей на ухо. - Пока я требую только этого.
        Вновь скользнул быстрыми, лёгкими поцелуями по шее. Его левая рука, оставив изученную территорию, медленно поползла к поясу брюк Даны, и она не выдержала.
        - Сдаюсь, только прекратите!
        - Умная девочка, - похвалил её Атор. Поправил одежду, не упустив возможности ещё раз приласкать затвердевшие соски, шепнул: - Думай о том, что могут сделать с тобой мои руки и губы, Дана. И о том, что я непременно сделаю всё, о чём ты даже боишься подумать.
        - Это было нечестно, - выдохнула девушка, тяжело дыша. - Вы… вы поступили подло!
        - Не бывает нечестных приёмов, Дана, бывают недостаточно действенные, - он развернул её к себе, медленно провёл ладонью по щеке. - Я подумал над твоей просьбой. Согласен на этой неделе на три вечера в твоей компании. Ночевать можешь у себя.
        - Я вас ненавижу… - прошептала брюнетка, действительно ненавидя в этот момент, но себя. За то, что ей действительно понравилось. - За всё, что вы со мной делаете.
        Боевик лишь тихо рассмеялся в ответ. Легонько поцеловал её в шею, чуть прикусив кожу. Взял её ладони в свои, поднял над головой, перехватив тонкие запястья одной рукой, и продолжил целовать. Проложил дорожку из поцелуев по щеке, легонько прикоснулся к уголку губ. Отстранился, чтобы взглянуть в глаза девушки. Она смотрела с опаской, готовая в любой момент начать вырываться. Но кроме страха и волнения в её взгляде было ожидание. И любопытство. Маленький мотылёк, вьющийся возле огня, не понимал, что своими действиями, взмахами тонких крылышек, только разжигает пламя ещё сильнее.
        Долго выдерживать пристальный взгляд янтарных глаз Дана не смогла. Сдалась первой. Дрогнули тёмные ресницы. Тихонько вздохнув, девушка закрыла глаза, чуть подняла лицо, молчаливо соглашаясь на поцелуй. Атор не спешил. Касался её губ легонько, почти невесомо, позволяя решить - отвечать ли. И только когда получил отклик, углубил поцелуй, всё так же не спеша пугать Лидану своей страстью.
        В какой-то момент девушка легонько, точно разыгравшийся котёнок, прикусила его губу и тут же испуганно дёрнулась, попыталась отшатнуться.
        - Всё в порядке, - успокоил он, глядя в перепуганные серые глаза. - Не волнуйся.
        Отпустил руки брюнетки, обнял, чувствуя, как часто-часто колотится её сердце. Дана прижималась к нему, чувствуя, как странная тёпло-приятная волна, концентрировавшаяся внизу живота во время поцелуя, понемногу затухает. Дана не отказалась бы от продолжения этого томительно медленного касания губ, и сама испугалась собственных мыслей. Внутренние противоречия разрывали на части. Ей нравились прикосновения этого взрослого, сильного мужчины, но разум вопил, что он враг и его вообще нельзя подпускать к себе. Дана бы с удовольствием не подпускала, только вот беда, Атор не спрашивал.
        Рилиан тем временем успокоился, взял себя в руки и принялся чётко и ровно перечислять то, что уже было сделано. К примеру, в первую же ночь после наглой кражи опытнейшие ювелиры изготовили точную копию «Лунной бабочки», в которую повелитель щедро бухнул половину собственного резерва. Колье фонило магией так, что никто не заподозрил подмены.
        Но Рилиан к концу торжественного приёма чувствовал себя так, словно его как следует обработали тяжеленным кузнечным молотом. Магии в пустышку уходило немерено.
        Повелитель драконов даже не стал задерживаться после приёма, хотя изначально собирался в неформальной обстановке пообщаться с его величеством Филиппом Сияющим.
        Себастьян согласно кивнул. Он прекрасно понимал, почему дядя не стал афишировать пропажу. Слишком ценным был артефакт, дающий власть над всем драконьим племенем. Да и признаться в том, что его похитили, пока владелец изволил плескаться в ванной, было банально стыдно. А ещё это непременно привело бы к дипломатическому и политическому скандалу. Как же, его величество Филипп не может обеспечить безопасность гостей! А, может, он и сам замешан в этом нехорошем деле? Слухи пошли бы всенепременно, а на каждый рот платок не накинешь.
        - Девушку, укравшую артефакт, нашли? - уточнил Ян.
        - Мёртвой, - коротко ответил Рилиан.
        Этого стоило ожидать. Исполнительница была самым уязвимым звеном в цепочке, которая могла привести к заказчику. Ян бы удивился, окажись она жива. Умный преступник не мог допустить такую грубую ошибку. Себастьян же предпочитал думать, что его оппоненты исключительно умны. Недооценивать противника, по его мнению, было куда опасней, чем считать его как минимум, равным.
        - Ювелиры? - задал он следующий вопрос.
        Утечка информации могла принести слишком много проблем. Если бы дядя отдал приказ убить мастеров, он был бы в своём праве. Интересы всего племени драконов стояли выше жизни нескольких ювелиров, и осуждать повелителя за такой приказ Ян бы не посмел. А вопрос задал, скорее, в силу профессиональной привычки вникать во все мелочи.
        - Принесли сакрам, - пояснил собеседник. И слегка обиженно добавил: - Я же не зверь. Пусть живут и творят на радость столичным модницам. А нарушат клятву - так при чём тут я к их мучительной смерти?
        Следователь усмехнулся. Сакрам и впрямь был идеальным выходом. Нерушимая клятва невидимой магической удавкой захлёстывалась на шее того, кто её дал. Нарушить её и выжить было невозможно. Клятвоотступник плавился заживо, превращаясь в лужицу слизи. И поднять его для допроса не мог уже ни один некромаг.
        - Кому было выгодно похитить «Лунную бабочку»? - спросил он.
        - Спроси что-нибудь полегче, - поморщился Рилиан. - Это мог быть кто угодно, Ян.
        Начиная от короля Филиппа и заканчивая… гильдией рудокопов, к примеру. Знаешь, сколько руды можно перевезти на одном драконе? Ну и про соседей не забывай. Послушные драконы, готовые по приказу хозяина испепелить всё, что угодно, ещё ни одному государству не помешали. Я знаю одно: открыто колье не покидало пределов Блесендора. Мы с артефактом связаны. Где-то во дворах горничную ждал маг, которому она отдала артефакт. И он его спрятал.
        - Предлагаешь проверять пространственные «карманы» у всех магов? - осведомился Себастьян.
        - Каждого не проверишь, - с нескрываемым сожалением покачал головой повелитель.
        - Придётся ждать. Похититель должен объявиться. Мало украсть артефакт, для того, чтобы пользоваться его силой, нужно, чтобы я добровольно передал право владения им. Иначе древнее проклятье рано или поздно убьёт того, кто прикоснулся к «Лунной бабочке» без моего ведома и позволения. И это не легенда, Ян. Невезение жестоко.
        - Я понял, - кивнул белый дракон. - При каком условии ты согласишься передать право владения артефактом?
        - Если на кону будет стоять вопрос существования всего драконьего рода, - не стал юлить повелитель. - В этом случае я буду вынужден отдать артефакт, чтобы сохранить жизни своих подданных. Уничтожить колье можно лишь в истинном пламени.
        - Черная кровь земли породила первых драконов, а огненное сердце вдохнуло в нас жизнь, - процитировал древнюю легенду Себастьян. - Каждый дракон несёт в себе частичку истинного огня.
        - Верно, - подтвердил Рилиан. - Я направил усиленные патрули к пяти источникам истинного пламени. Как ты помнишь, последний, шестой, где-то в цитадели ведьм. А ковен не пускает на свою территорию посторонних. На всякий случай, за цитаделью Вед тоже наблюдают. Если рядом с ней появится маг, его задержат и заставят показать содержимое пространственно-временного «кармана». Главное - вернуть артефакт в хранилище. Любой ценой.
        - Его величество Филипп Сияющий будет недоволен тем, что драконы вновь взялись за старое и притесняют магов, как пять веков тому назад, - задумчиво произнёс Себастьян.
        - Значит, нужно, чтобы слухи об этом дошли до него как можно позже, - нехорошо усмехнулся Рилиан. И, словно между прочим, добавил: - Или не дошли вовсе.
        Белый дракон прекрасно понимал, на что намекает повелитель, и это его не радовало.
        Пространственный «карман» не обязательно проверять у живых магов. Мёртвым скрывать уже нечего, к тому же, у них есть важное преимущество - они уже никогда и никому ничего не расскажут. Особенно, если от них останется лишь кучка пепла.
        - Дядя, я надеюсь, крайние меры убеждения будут применяться лишь в крайнем случае? - уточнил он. - Мне не хотелось бы нарушать присягу.
        - Разумеется, - царственно кивнул Рилиан. - Мне бы тоже не хотелось ссориться с его величеством Филлипом, и нарушать устоявшийся мир между драконами и магами. А насчёт присяги… Мальчик мой, не ты ли несколько лет назад поделился со мной циничным следовательским: «Нету тела - нету дела»? Ты ничего не нарушишь.
        - Туше, - признал Ян. - Вернёмся к артефакту. Что ещё мне необходимо знать о «Лунной бабочке»?
        Повелитель драконов несколько секунд размышлял, а после отрицательно мотнул головой:
        - Ничего. Есть один нюанс, но он тебе не пригодится.
        - У следователей не бывает мелочей, - парировал Ян.
        - Тогда слушай, - согласился Рилиан.
        За разговором мужчины обошли парк и вернулись обратно к главному входу, у которого повелителя драконов ожидал экипаж.
        - А куда делся твой постоянный кучер? - спросил Себастьян, увидев незнакомого полноватого мужчину, притопывающего возле кареты, чтобы не замёрзнуть.
        - Вчера в сугроб упал и вывихнул плечо, - поморщился Рилиан. - Лошади чего-то испугались, понесли, и он не успел их остановить. Городовой перехватил на перекрёстке.
        Тебя подвезти к управлению?
        - Буду признателен, - не стал отказываться Ян.
        Пока карета, покачиваясь на мягких рессорах, катилась по улицам Блесендора, следователь прикрыл глаза. Со стороны могло показаться, что он задремал, но это было не так. Ян обдумывал полученную информацию, увязывал её в одному ему понятные схемы, перебирал факты, словно драгоценные камни, чтобы сложить их в единственно верный узор.
        Белый дракон любил сложные задачи. Но не окажется ли эта непосильной для него? Только в крови уже разгорались знакомый азарт и предвкушение. Он справится. Как всегда.

* * *
        Идея перейти от Себастьяна к Дэрреку перестала казаться мне хорошей уже через пять минут общения с молодым волком. А через полчаса потеряла оставшиеся крохи привлекательности. Дэррек увидел знак Волчьего Пастыря в том, что я пришла в шестое управление, и твёрдо решил не упускать дарованный божеством второй шанс. Моё мнение по этому поводу в расчёт не бралось. Выяснив, что я совершенно свободна, Дэррек тут же напомнил мне о том, что лучшие служебные тандемы из следователей и поисковиков получаются тогда, когда их связывают личные отношения. Намёк был кристально ясен и совершенно меня не радовал. Личных отношений на службе я не хотела. Тем более, с Дэрреком. Широкоплечий красавец разонравился мне сразу после того, как начал говорить о нашем союзе, как о решённом деле. И он явно имел в виду не только сотрудничество! А ещё он называл меня то Даринушкой, то Дарусенькой, то ещё как-нибудь, и это неимоверно раздражало. Взглянув на часы, я сослалась на то, что обед заканчивается, а у меня ещё целая папка неразобранных документов, и сбежала в кабинет. Сидела, невидящим взглядом уставившись на кипу
документов на столе, и размышляла, что лучше: относительно знакомое зло Дэррек или незнакомое зло Себастьян. Ни один из вариантов мне не нравился. Белый дракон вполне конкретно выразил нежелание видеть меня в напарницах. Молодой волк так же ясно дал понять, что сделает всё возможное, чтобы наши с ним отношения вышли за рамки служебных. Я почти физически ощущала, как где-то в пространственном «кармане», в шкатулке, издевательски шевелит бриллиантовыми крылышками «Лунная бабочка».
        - Дарочка, я тут подумал, может, ты хочешь кофейку? - сунулся в двери Дэррек.
        - Стучаться не учили? - рявкнула я, подскочив от неожиданности.
        Волк непонимающе посмотрел на меня и захлопнул дверь. Тут же забарабанил в неё так, словно за ним гналась вооружённая до зубов банда, и вновь явился на пороге, бросив на меня щенячий взглад, мол, ну что, так лучше?
        - Я не хочу кофе, - холодно сообщила я.
        - А чаёчку? - Дэррек склонил голову к плечу. - Или бутербродик? У меня в кабинетике есть, мамулечка с утречка сделала. Мяско с помидоринкой и кусочком сырочка между двумя тостиками.
        - Что? - ошалело переспросила я.
        - Бутербродик, - повторил Дэррек, подходя ближе. - Мяско с помидо…
        - Нет, не хочу! - твёрдо отказалась я.
        От издевательства над словами вяли уши. Святое сердце, кто научил Дэррека так разговаривать? Несколько лет назад он был вполне вменяемым, хоть и безмерно увлечённым учёбой. Кажется, я была вообще единственной девушкой, сумевшей заинтересовать этого книжного червя. Интересно, отчёты он тоже так пишет? Воображение тут же нарисовало мне белый лист, на котором красовалось: «Отчётик. На улочке обнаружен трупик личика без определённого местечка проживаньица. Мужчинке перерезали горлышко ножичком…» Ужас какой! Да чтоб мне до конца жизни незрелую мандрагору собирать!
        - Дэррек, - осторожно поинтересовалась я, - а с каких пор ты так разговариваешь?
        - Как? - уточнил молодой следователь, приосанившись.
        - Вот так странно, - с трудом сдержав желание охарактеризовать это более нецензурно, ответила я. - Кофеек, чаёчек, тостик…
        - Нравится? - расцвёл Дэррек.
        - Нет! - безжалостно припечатала я. - Раздражает. И вызывает желание послать тебя в голубые дали, запустив вслед проклятием.
        Молодой волк смущённо покраснел и опустил голову.
        - Сын альфы стаи сказал, что женщинам нравятся забота и ласка, - тихо признался он.
        - Вот я и попытался показать, какой я заботливый и ласковый… Но почему-то все ведьмы управления, за которыми я пытался ухаживать, от меня шарахаются, как от блохастого.
        Я с трудом сдержала смех. Нет, конечно, я слышала, что слово альфы, в том числе, и будущего, очень весомый аргумент для волков, но как можно было понять всё буквально? Вот Джейси негодяйка! Могла бы и предупредить! Почему я должна объяснять Дэрреку, в чём он неправ? Всё-таки он совершенно не изменился! Такой же наивный лопоухий волчонок!
        - Дэррек, я не могу говорить за всех женщин, - подбирая слова, тоном заботливой тётушки произнесла я, - но подавляющему большинству глубоко противны такие сюсюканья.
        Наверное, твой друг имел в виду что-то другое. Не мог бы ты общаться со мной без вот этого всего?
        - Могу, - легко согласился он. - А бутерброд правда вкусный. Точно не хочешь?
        - Нет, - покачала я головой. - И мне нужно работать.
        Намёк был прозрачней некуда. Но волк пропустил его мимо ушей. Сегодня явно был не мой день. Дэррек не только не ушёл, наоборот, он уселся на стул и принялся наблюдать, как я сортирую документы.
        - А ты ещё не подавала иру Скайнеру рапорт с просьбой назначить тебе другого напарника? - с надеждой поинтересовался он.
        - Нет, - коротко ответила я.
        - Почему? - изумился волк. - Мы же обо всём договорились!
        - Во-первых, у меня не было времени, - разозлилась я. - Во-вторых, если уж ты так заинтересован, ади к начальнику сам и договаривайся. Вдруг он решит, что мне лучше будет с третьим свободным следователем. Кстати, кто это?
        - Нет, Леон пришёл позже, чем я, и на собственную напарницу ещё не наработал! - надулся Дэррек. - А к иру Скайнеру всё-таки лучше идти тебе.
        - И почему же? - хмыкнула я.
        - Со мной ир Скайнер предпочитает общаться оральным методом, - буркнул Дэррек.
        Воображение тут же подкинуло непристойные картинки из увиденной однажды в библиотеке академии книжке с цветными гравюрами, упавшей с полки, когда я тянула оттуда толстый талмуд по криминалистике. Клянусь ведьминской шляпой, я не собиралась её листать, но… Да, интерес оказался сильнее! Чутко прислушиваясь, не идёт ли кто, я прямо там, между стеллажами, шустро просмотрела картинки, вчитываясь в надписи. Узнала много нового.
        Вышла пунцовая от смущения, прижимая к груди учебник по криминалистике. Хорошо, что стояла весна, солнце палило нещадно, и в библиотеке было душно. Удалось списать алые щёки на то, что стало жарко. Но начальник управления не производил впечатления извращенца.
        - Это как? - боязливо уточнила я.
        - Орёт, - хмуро пояснил молодой следователь. - Громко, выразительно и с удовольствием. А на женщин он никогда не повышает голос. Ну как, сходишь?
        - Я подумаю, - щедро пообещала ему. - А сейчас не мешай мне работать.
        В этот раз Дэррек всё-таки соизволил уйти. Разобрав папку до конца и разложив половину документов в нужном порядке, я взглянула на часы и решила, что к начальнику управления зайти всё-таки необходимо. Пусть и совершенно по иному вопросу.
        Глава 6
        Подойдя к кабинету руководства, я на всякий случай прислушалась. За дверью было тихо. Постучала и заглянула внутрь. Скайнер Норрис сидел за столом и, тихо бормоча что-то раздражённое под нос, перебирал стопку каких-то документов, сверяясь с записями в толстом журнале. Поднял глаза, увидел меня и замер. Нда, кажется, стучаться следовало громче.
        Однако упрекать меня начальник не спешил. Поднялся из-за стола, галантно отодвинул стул для посетителей и кивнул мне:
        - Проходите, ирия Дарина. Какой вопрос привёл вас в мой кабинет?
        - Личный, - призналась я. - Ир Скайнер, я бы хотела уйти сегодня пораньше.
        Граф обеспокоенно поднял светлые брови. Пристально глядя на меня, нервно побарабанил пальцами по столу и всё-таки спросил:
        - Могу я попросить вас озвучить причину?
        - Я не успела снять жильё, - ответила я. Причин лукавить не было. - Надеюсь, за сегодня удастся решить этот вопрос. Надоело ночевать в гостиницах.
        - В общежитии для сотрудников магполиции должны быть места, - Скайнер потянулся к трубке телефона, ободряюще улыбнувшись мне. - Сейчас решим вашу проблему…
        - Нет! - вскрикнула я. Чуть резче, чем следовало. - Простите. Я благодарна вам за отзывчивость, но слишком ценю личное пространство. А в общежитии с ним не очень. Мне проще доплатить за комфорт.
        Доля правды в моих словах была: я действительно не любила общежития. Шумные и пакостливые соседки, невозможность спокойно тренировать свой второй дар и вечно голодные парни соседок, считающие наш холодильник своим, а еду в нём - общей по умолчанию.
        - Понимаю, - кивнул Скайнер. - Жду вас в половине пятого здесь. С вещами.
        - В-вы меня увольняете? - испуганно пролепетала я.
        - Дарина, что вы такое говорите! - возмутился начальник. - Вовсе нет! У меня есть знакомая, которая оказывает посреднические услуги желающим снять и сдать жильё. Уверен, она сегодня же найдёт для вас отличный вариант.
        - Не стоит беспокоиться, ир Скайнер… - покачала головой я.
        - А это позвольте решать мне, - отрезал он. - Я хочу вам помочь, могу это сделать, и не вижу причин для отказа.
        - Я не хочу быть в долгу перед вами, - попробовала я возразить ещё раз.
        - Не будьте, - щедро разрешил граф. - Если я сумею вам помочь, в качестве ответной любезности можете составить мне компанию за обедом на выходных. Но я не настаиваю.
        Дальнейшие пререкания были бессмысленны. Проще было остановить смерч, чем переубедить собственное начальство, решившее активно участвовать в моей судьбе. Я вздохнула и кивнула.
        - Прекрасно, - энергично потёр ладони Скайнер Норрис. - В таком случае, до половины пятого. Не смею вас задерживать.
        Возле кабинета Себастьяна (называть это помещение и своим я пока не решалась) меня снова караулил Дэррек. И смотрел с такой надеждой, будто я оставалась если не последней ведьмой в Блесендоре, то уж точно - его последним шансом обрести напарницу-поисковика.
        - Дэррек, я занята, - сообщила я ему, проходя в кабинет.
        Кто бы сомневался, что на молодого волка это не подействовало. Он пошёл следом.
        - Ты была у Скайнера? - поинтересовался он.
        От ауры Дэррека так и несло любопытством пополам с надеждой. Да уж, похоже, проклятье обладает затейливым чувством юмора. Я просила старого и мудрого напарника, а вместо этого получила раздражительного и колючего мужчину в расцвете сил с перспективой поменять его на любопытного, как сорока, волка-переярка, успевшего воспылать ко мне угасшим было любовным интересом. А про упомянутого Леона я даже думать боялась. Раз уж после недолгого общения с Дэрреком белый дракон меня уже почти устраивал в качестве напарника, то логично предположить, что на фоне Леона я с радостью соглашусь и на Дэррека.
        - Ты не подала рапорт, - обиженно выдал тем временем волк, ревниво следя, как я придвигаю к себе вторую папку с документами.
        - А должна была? - хмыкнула я, испытывая острое чувство дежа-вю.
        - Но мы же договорились! - возмутился Дэррек.
        От волнения и искреннего негодования у молодого оборотня на секунду материализовались волчьи уши. Первый признак эмоциональной нестабильности. Ох, святой котелок, помоги мне! Ещё не хватало, чтобы Дэррек перекинулся прямо здесь!
        - Объясняю ещё раз, - негромко произнесла я, глядя в пожелтевшие глаза молодого волка, - Для начала я поговорю с Себастьяном. Он мой куратор, и без согласования с ним я ничего писать не буду.
        Дверь за спиной Дэррека открылась, пропуская в кабинет хмурого дракона. Прогулка ему на пользу точно не пошла и настроения не улучшила.
        - Чем могу быть полезен? - спросил он Дэррека, не обращая на меня ни малейшего внимания.
        - Ян, отдай мне Дарину, - выпалил волк, глядя на меня, как на желанный трофей.
        Себастьян смерил его холодным взглядом и заявил:
        - Не отдам. Самому нужна.
        Волк озадаченно умолк. Такого ответа он не ожидал. Да и я тоже.
        - У тебя всё? - поинтересовался у него мой напарник.
        - А… да, - потерянно кивнул Дэррек и попятился к двери.
        А я осталась. И мне очень, очень хотелось срочно найти себе какое-нибудь неотложное дело подальше от кабинета. Уж слишком тяжёлым был чёрный взгляд дракона. Охохонюшки-охохо, надеюсь, он не успел выяснить обо мне ничего лишнего? Я поспешно уткнулась в бумаги, делая вид, что страшно занята. Себастьян тоже молчал. Достал из ящика стола бумагу и чернильную ручку, взял ту папку, с которой я закончила, и принялся что-то писать. Не иначе, те самые отчёты, которые требовал от него Скайнер Норрис.
        Я закончила с документами из второй папки. Дракон усердно строчил отчёты, тихо бормоча что-то неразборчивое под нос время от времени. Я не прислушивалась, справедливо полагая, что ничего цензурного в этом бормотании нет. Не найдя себе другого занятия, решила поставить зелёную папку на место в шкаф. Но роста не хватало. Пришлось придвинуть стул и взобраться на него. И в тот самый момент, когда папка заняла своё законное место, любопытство окончательно меня победило.
        - Себастьян, можно вопрос?
        - Нельзя, но ты всё равно спросишь, - с нескрываемым раздражением бросил напарник.
        Поднялся, рывком распахнул окно, за которым уже сгущались синие вечерние сумерки.
        По кабинету прошёлся порыв морозного ветра. Ян оперся ладонями на подоконник, всей спиной выражая неодобрение. Почему-то эта реакция меня задела. В конце концов, я не сделала ничего, чтобы заслужить его недовольство! Подумаешь, с утра случайно влепила пощёчину, так он сам виноват! И в напарницы к нему я не просилась.
        - Знаешь, что? - возмущённо начала я, стоя на стуле, как на трибуне.
        - Внимательно слушаю, - ухмыльнулся дракон, соизволив обернуться.
        - Твоё поведение… - в запале я забыла, что стул не слишком длинный и резко шагнула в сторону Яна. - Ой…
        Взмахнула руками, пытаясь сохранить равновесие и понимая, что сделать это не удастся.
        Время будто замедлилось. Я отчётливо вцдела, как проплывают мимо стройные ряды папок в шкафу, слишком плотные, чтобы можно было уцепиться за них и хотя бы замедлить падение, как приближается пол. А в следующий момент меня уже подхватили сильные мужские руки.
        Великая Праматерь мне свидетельница, я не собиралась обнимать Себастьяна за плечи. Ладони сами в него вцепились. Дракон был горячим, словно печка. Я чувствовала жар его тела даже через толстую и грубую ткань форменной рубашки. Под моими пальцами перекатывались твёрдые мускулы: физическими нагрузками мой напарник явно не пренебрегал.
        - Так что там с моим поведением? - как ни в чём ни бывало поинтересовался Ян, продолжая прижимать меня к себе, словно трофей.
        Только сейчас я поняла, насколько глубоким и бархатным был голос дракона. Намного привлекательней, чем у Саграмора тан Руона, в которого я действительно была влюблена все годы учёбы в академии права.
        - Оно… - я запнулась, чувствуя, как отчего-то внезапно сел голос. - Оно отвратительно.
        Сердце билось заполошно, словно попавшая в силок птица. Слишком нестандартной была реакция Себастьяна на то, что я спелым яблоком упала в его объятья, пусть и не совсем добровольно. И слишком пугающей была моя собственная. Ведьминская сущность учуяла сильного мага и теперь жадно тянулась к нему, пытаясь обвиться вокруг адовитой лозой. Но, в отличие от полноценных ведьм, я не умела использовать чужую энергию себе во благо. Для этого моего дара было недостаточно. Почувствовать - да. Взять себе хотя бы крохи чужой силы, щедро разлитой в пространстве, - нет. А ещё в объятьях Себастьяна было неожиданно уютно. Особенно, пока он молчал. Но это длилось недолго.
        - Всего лишь? - с нескрываемым разочарованием произнёс дракон. - Я надеялся услышать что-то новое.
        Он поставил меня на пол и отступил на шаг. Внутри тонкой острой льдинкой кольнуло лёгкое сожаление. Благодарить сейчас было уже глупо: момент, когда это выглядело бы уместно, я упустила. Ян тем временем закрыл окно, смахнул с широкого подоконника несколько снежинок и вернулся за стол. Снова уткнулся было в документы, но почти сразу резко и зло сдвинул их в сторону и поднял на меня тяжёлый взгляд.
        - Садись. Проясним некоторые рабочие моменты.
        Видит Праматерь, мне неудержимо хотелось съязвить в ответ. Или хотя бы с невинным видом осведомиться, о чём же напарник меня не уведомил утром. Но я напомнила себе о том, что обострять отношения не следует, и промолчала.
        - Я не ошибусь, если предположу, что тебе успели в красках расписать, какое я чудовище? - Себастьян ухмыльнулся, получив утвердительный кивок. - Превосходно. Но я готов потерпеть тебя несколько месяцев в качестве напарницы, если не будешь путаться под ногами.
        Это заявление было неожиданным. И кислый тон дракона свидетельствовал о том, что решение для него стало вынужденным. А раз так, можно и немного отомстить за мои погибшие нервные клетки.
        - Полгода, - твёрдо заявила я с милой улыбкой. - До конца моей стажировки.
        - А ты не обнаглела? - поинтересовался Ян.
        Спокойно, почти равнодушно. Но я ощущала, как его аура всё сильнее наливается раздражением. По ней одна за другой прокатывались алые волны.
        - Не вижу очереди из ведьм, стремящихся стать поисковиками в шестом столичном управлении, - пожала я плечами. - Тебе нужна напарница, я не хочу менять куратора каждые несколько месяцев. Если тебя не устраивают мои условия, пойду к иру Скайнеру и подам рапорт с просьбой прикрепить меня да хоть к Дэрреку.
        Я рисковала. Если мои догадки в корне неверны и Себастьян не так сильно нуждается в напарнице, придётся и впрямь терпеть волка с его неуклюжими ухаживаниями. Но чёрные глаза моего визави полыхнули яростью, и я успокоилась. Отлично, не только у меня безвыходная ситуация. Значит, договоримся. Я была готова согласиться не путаться под ногами, заниматься исключительно бумажной работой, писать отчёты и вообще поменьше высовываться в рабочее время из здания. Если напарнику поисковик не нужен, тем лучше для меня.
        - Что ж, - смерив меня неласковым взглядом, произнёс Себастьян. - Полгода так пол года.
        Подтекст был предельно ясен: так и быть, потерплю бесполезный балласт чуть дольше, чем планировал. И мне бы остановиться на этом, но ударившие в голову обида и злой кураж несли дальше. Я и так молчала слишком долго, почему бы не уколоть ещё раз, пока есть возможность?
        - Как быстро ты согласился, - отметила я.
        - Иногда я склонен проявлять благотворительность, - отозвался Себастьян.
        - Проявлять или принимать? - я прищурилась.
        Да, забыла, с кем имею дело. Предупреждения Джейси тоже напрочь вылетели из головы. И ответный удар, безжалостно точный, не заставил себя ждать.
        - Дара, - неожиданно мягко, словно обращаясь к ребёнку, проговорил дракон, - в той благотворительности, которую можешь предложить ты, я не нуждаюсь. Давай останемся в рамках исключительно рабочих отношений.
        А вот это было вдвойне обидно. Щёки тут же обожгло жаром, горло перехватило, словно удавкой. Я же совсем не то имела в виду! Как он так повернул мои слова, что вышло, будто я предлагаю ему себя? Да он… он… Да он вообще не в моём вкусе, вот! Терпеть не могу блондинов, особенно черноглазых! Тем более, драконов. Одни напасти от них.
        - С удовольствием! - прошипела я. - Надеюсь, ты не передумаешь.
        - Я тоже на это надеюсь, - серьёзно ответил Ян. - Но если вдруг такое произойдёт, тебе сообщу первой.
        Шах и мат. Последнее слово осталось за ним. Кипя от злости, я молчала, прожигая мужчину обиженным взглядом. Но дракон, как ни в чём ни бывало, снова уткнулся в отчёты.
        Вот ведь хладнокровная рептилия! Ничего-ничего, ты ещё пожалеешь о своём пренебрежительном тоне! Теперь я наизнанку вывернусь, а докажу, что из меня отличный поисковик! Впрочем, вспомнив о своём не слишком сильном даре, я снизила требования к себе с отличного поисковика до хорошего. Взглянула на часы и подскочила. Без пятнадцати пять!
        Караул, опаздываю! А мне ещё спуститься за вещами и как-то донести в подаренной Джейси картонной коробке от пирожных недобитый цветок. Ох, надеюсь, он дождётся того счастливого момента, когда я его пересажу. Ради приличия сообщила светловолосой макушке напарника:
        - Я ухожу.
        - Куда? - соизволил оторваться от бумаг Ян.
        - По личным делам, - не стала вдаваться в подробности. - Начальство в курсе. - Немного помолчав, продолжила, решив не быть мелочной: - Если хочешь, могу отнести иру Скайнеру часть твоих отчётов. Я всё равно сейчас иду к нему.
        Дракон смотрел на меня тяжёлым взгладом, а его аура наливалась недовольством, словно грозовая туча.
        - Сам отнесу, - проскрежетал он.
        Я пожала плечами, мол, было бы предложено, взяла коробку с цветком и вышла за дверь.

* * *
        Себастьян мрачно смотрел на закрывшуюся дверь. И что, спрашивается, он такого сказал, что Дарина обиделась и помчалась к Скайнеру просить о переводе? Старался ведь быть любезным, даже согласился на её условие о полугодовой стажировке. Одно слово - ведьма. Но отпускать её дракон не собирался. Дэррек перебьётся! Распушил уже хвост, стоило отлучиться из управления. При одной мысли о молодом коллеге и его нахальном требовании «Отдай мне Дарину!» изнутри острыми когтями полоснула ярость. Ян уже мысленно смирился с наличием напарницы и потому любые посягательства на Дару воспринимал как личное оскорбление. Она была его поисковиком. Его ведьмой. И останется ею на эти полгода, хочет того, или нет.
        Приняв решение, мужчина поднялся, сгрёб со стола написанные отчёты и поспешил к кабинету Скайнера Норриса. Ян собирался поставить Ская в известность, что не собирается отказываться от Дарины и, если потребуется, вьдвинуть ультиматум: либо его напарницей будет эта ведьмочка, либо никто.
        Но этого не понадобилось. Услышав, что Себастьян согласен работать с новым поисковиком, Скайнер расцвёл. Даже не наорал, принимая отчёты. Довольно жмурясь, уверил, что ни за что, ни при каких обстоятельствах не переведёт ирию Дарину к другому следователю. Не иначе, предвкушал, как отыщет ещё двух, а лучше, трёх поисковиков и наконец-то закроет все вакансии. Странное дело, но самой ведьмочки в кабинете начальника управления почему-то не наблюдалось. Неужели не дошла? Стоило подумать об этом, как раздался деликатный стук. Скайнер коршуном ринулся к двери, впуская Дарину, и бесцеремонно отобрал у неё пакет с формой и коробку с цветком.
        - Я поговорил с ирией Макрит, - сообщил он. - Она нас ждёт. Ян, захлопнешь дверь.
        Вернусь к шести.
        И исчез в рамке портала, утянув за собой ведьмочку. Себастьян задумчиво побарабанил пальцами по столу. Похоже, девушка и не собиралась писать рапорт с просьбой о переводе.
        Это было хорошо. А вот то, что Скайнер куда-то её увёл, да ещё и порталом, не радовало.
        Дракон хорошо знал давнего приятеля и заметил интерес, с которым тот смотрел на Дарину.
        Ян мог поклясться, что Скайнер попытается ухаживать за молодой ведьмочкой. И не отказался бы узнать, почему его это так раздражало.

* * *
        Мои надежды, что квартирный вопрос при участии Скайнера Норриса решится моментально, таяли, как первый снег. Граф отправился смотреть квартиры со мной, заявив, мол, он обязан убедиться в том, что сотрудник обрёл крышу над головой. И я была ему благодарна. Обещанная знакомая, ирия Макрит, невысокая полная дама, компенсировала недостаток роста громким голосом, многословием и напористостью лося в брачный период.
        Все предложенные ею квартиры мне не нравились, и каждую она отстаивала так яростно, словно для неё это был вопрос жизни и смерти.
        - И таки шо вам не нравится, деточка? - всплеснула она пухлыми ручками, когда я отказалось от квартиры в доме, находящемся напротив игорного салона. - Бесплатная, я повторяю, бесплатная музыка каждую ночь и возможность познакомиться с очень состоятельным молодым человеком из приличной семьи!
        - Состоятельные молодые человеки, которые ходят в такие заведения, - передразнила я, - имеют все шансы превратиться в нищих.
        - Ой, вот только не надо делать такие пессимистичные прогнозы, - цокнула языком ирия Макрит. - Прекрасная квартира! - Взглянула на нахмурившегося Скайнера и тут же прекратила попытки надавить на меня: - И пусть с ней повезёт кому-то другому!
        Следующая квартира была под самым чердаком, из рассохшихся рам нещадно дуло, а на подоконнике даже скопился маленький сугроб. Я поёжилась и плотней закуталась в пальто, тихо радуясь, что Скайнер благородно спрятал мой цветок под тепловой купол, иначе тот не пережил бы путешествия по зимним улицам.
        - Холод сохраняет молодость и тонус кожи, - убеждала меня посредник. - И какая экономия времени на проветривании! А лишние щели можно законопатить. У меня как раз есть один знакомый мастер… Ир Скайнер, вы таки сейчас прожжёте во мне дыру горячим взглядом!
        Поняла, идём смотреть что-нибудь другое.
        На третью квартиру я почти согласилась, но тут внизу раздались звуки пьяного скандала, да так громко, словно спорщики были в соседней комнате. И сверху тут же застучали чем-то тяжёлым по полу. Скайнер грозно нахмурился.
        - Совсем забыла сказать: звукоизоляция здесь не очень, - жизнерадостно прощебетала ирия Макрит. - Зато вы никогда не будете чувствовать себя одиноко!
        Мой начальник прищурился и негромко произнёс:
        - Кажется, к кому-то давно не приходила проверка из финансового департамента.
        - Ой, я вас умоляю, не делайте мине нервы, Макрит Бебервец устраивает маленькие сделки за небольшой гешефт дольше, чем вы живёте под солнцем, - отмахнулась женщина.
        - Я показываю четыре-пять неудачных вариантов, а после - хороший. И человек таки не крутит носом, а радуется. А вы мне про проверки! Ну хорошо, хорошо, таки пойдёмте смотреть прекрасную квартиру. Сама бы там жила!
        Следующая квартира была под самым чердаком, из рассохшихся рам нещадно дуло, а на подоконнике даже скопился маленький сугроб. Я поёжилась и плотней закуталась в пальто, тихо радуясь, что Скайнер благородно спрятал мой цветок под тепловой купол, иначе тот не пережил бы путешествия по зимним улицам.
        - Холод сохраняет молодость и тонус кожи, - убеждала меня посредник. - И какая экономия времени на проветривании! А лишние щели можно законопатить. У меня как раз есть один знакомый мастер… Ир Скайнер, вы таки сейчас прожжёте во мне дыру горячим взглядом!
        Поняла, идём смотреть что-нибудь другое.
        На третью квартиру я почти согласилась, но тут внизу раздались звуки пьяного скандала, да так громко, словно спорщики были в соседней комнате. И сверху тут же застучали чем-то тяжёлым по полу. Скайнер грозно нахмурился.
        - Совсем забыла сказать: звукоизоляция здесь не очень, - жизнерадостно прощебетала ирия Макрит. - Зато вы никогда не будете чувствовать себя одиноко!
        Мой начальник прищурился и негромко произнёс:
        - Кажется, к кому-то давно не приходила проверка из финансового департамента.
        - Ой, я вас умоляю, не делайте мине нервы, Макрит Бебервец устраивает маленькие сделки за небольшой гешефт дольше, чем вы живёте под солнцем, - отмахнулась женщина.
        - Я показываю четыре-пять неудачных вариантов, а после - хороший. И человек таки не крутит носом, а радуется. А вы мне про проверки! Ну хорошо, хорошо, таки пойдёмте смотреть прекрасную квартиру. Сама бы там жила!
        Скайнер лишь усмехнулся в ответ. Любезно осведомился, не нужна ли мне ещё его помощь, поставил цветок в коробке на низкий табурет, и ушёл вместе с ирией Макрит.
        Оставшись в одиночестве, я упала на застеленную покрывалом кровать, раскинув руки, и решила, что мне очень повезло с начальником. Граф не кичился благородным происхождением, был отзывчив и галантен. И только благодаря его широкому кругу знакомств я наконец-то обрела жильё в столице, пусть и съёмное. На часах была половина восьмого, самое время для быстрой прогулки по магазинам и позднего ужина.
        Выбирая продукты, я потянулась за банкой с клубничным вареньем, и внезапно вспомнила про Себастьяна. Если бы он меня не поймал, я имела все шансы ссадить кожу на ладонях об пол, а то и вовсе что-нибудь сломать. С моим-то нынешним везением… Нужно его отблагодарить. А что может быть лучшей благодарностью для мужчины, чем домашняя выпечка? Положив в корзинку всё необходимое, я направилась к кассе. И тут мимо промчался лохматый беспризорник, бесцеремонно отпихнувший меня в сторону так, что я ударилась об стеллаж, и проскользнувший мимо продавца. В руках мальчишка сжимал буханку хлеба.
        - Держи его! - взвыл продавец, бросаясь следом. - Стража!
        Но добежал он лишь до дверей, и то, скорее, для порядка. А рядом со мной с верхнего стеллажа плюхнулся бумажный пакет с крахмалом, разорвавшийся на полу, точно небольшая бомба, и осыпавший всё в радиусе трёх метров облаком белой пыли. Чихая, я пробралась к кассе под громкие извинения продавца, пресекла попытки отряхнуть меня от крахмала, расплатилась и вышла на улицу. Заглянула в магазин готового платья, взяла себе две пары брюк и три блузки. Третий день подряд ходить в одном и том же не было сил. И только вернувшись домой, я поняла, что в продуктовом меня обсчитали, добавив к стоимости продуктов ещё и злосчастный крахмал. Негодование было слишком сильным. Я перебрала монетки, выискивая ту, что сильнее других хранила бы ауру продавца, и от всей ведьминской души пожелала ему недельной честности и словесного недержания. Дар отозвался, и я привычно поморщилась, чувствуя, как пустеет резерв. Ничего, эта пакость стоила ещё горсти ягод лорденики. За то, что обсчитал ведьму, продавец успеет серьёзно испортить отношения со всем своим окружением. Излишняя честность и прямота в Блесендоре были не в почёте.
        Как и везде. Я победно улыбнулась, довольная собой, и поспешила на кухню, чтобы приготовить угощение для дракона.
        Глава 7
        На новом месте, вопреки опасениям, я спала, как убитая. И проснулась за пять минут до будильника абсолютно выспавшейся. В квартире было тепло, вкусно пахло испечёнными накануне булочками с корицей. Сквозь неплотно задёрнутые шторы пробивался тусклый свет фонарей. Я пила кофе на кухне, поджав под себя ноги в мягких тапочках, и чувствовала себя почти счастливой. Да и ягод лорденики понадобилось меньше, чем ожидала: резерв за ночь почти восстановился. Спокойно, никуда не торопясь, я оделась, успела на запланированный омнибус и в половину восьмого уже входила в управление.
        К моему удивлению, Ян уже был в кабинете. Читал утреннюю газету и пил чай. В кабинете было тепло, и мундир напарника был небрежно брошен на спинку стула. На моё появление дракон отреагировал вежливым приветственным кивком. Замечательно! Как вовремя я пришла. Сейчас угощу его вкуснятиной и окончательно сглажу не самое лучшее впечатление о нашем знакомстве. Своей выпечкой я гордилась: в этот раз булки с корицей удались на славу! Воздушное тесто таяло во рту, оставляя на языке сладковатый привкус пряности.
        - Ян, я хотела поблагодарить тебя за то, что ты вчера меня поймал, - произнесла я, распаковывая свёрток с булками.
        - Пустяк, - отмахнулся напарник.
        Но газету отложил и принюхался. Я понимала его интерес: корица благоухала даже через плотную бумагу. Окрылённая успехом, я продолжила:
        - Наше знакомство началось не лучшим образом, но мне хотелось бы…
        - Апчхи! - громко чихнул дракон. - Апчхи! Немедленно убери эту гадость!
        Он вскочил из-за стола, опрокинув на себя чай, и, беспрестанно чихая, бросился к окну.
        Распахнул его, сбросив с подоконника графин с водой, жадно вдохнул морозный воздух. Я дрожащими руками запихивала булки обратно в пакет, едва не плача от огорчения. Ну откуда я могла знать, что у Яна окажется аллергия на корицу? Кое-как закрыв пакет, бросилась на борьбу с последствиями своей гениальной идеи. Чай и воду из графина напарник опрокинул на себя по моей вине!
        - Извини, я не знала, - сбивчиво лепетала я. - Давай помогу, высушу рубашку.
        Сплела простенькое, но эффективное заклинание, призвала силу и, совершенно не задумываясь о том, как это выглядит со стороны, приложила ладони к мокрому пятну на рубашке мужчины, аккуратно провела вниз. Ткань посветлела, но не высохла. Слишком слабым было прикосновение. Прикусив от усердия губу, я прижала ладони сильнее, медленно повела вниз.
        - Ян, доброе утро! - без стука распахнулась дверь, и в кабинет деятельным рыжим вихрем влетела Элис. - У меня есть идея по делу… Ой, а что здесь происходит?
        Я густо покраснела, лишь сейчас осознав всю двусмысленность ситуации. Святой котелок, и вот как объяснить, что я всего лишь сушила рубашку прямо на Себастьяне?
        Наверное, нужно было попросить его снять мокрую вещь. Хотя это выглядело бы ещё хуже.
        - Ничего особенного, - спокойно ответил Ян, легко прижав обе мои ладони своей и не позволяя отстраниться. - Мы с напарницей настраиваемся друг на друга. Сама знаешь: чем крепче связь следователя и поисковика, тем лучше результаты расследований. И, Элис, в следующий раз стучись.
        Лиса побледнела, смерила меня ненавидящим взглядом и выскочила в коридор, хлопнув дверью. Я стояла, словно парализованная, чувствуя, как всё ещё дрожит на ладонях заклинание. Себастьян убрал руку и великодушно позволил:
        - Продолжай.
        Я послушно повела ладони вниз, но ощущения теперь концентрировались не на пятне от чая, а на том, какими твёрдыми были кубики мускулов на животе дракона, каким горячим - его тело. Дойдя до ремня, я остановилась и наконец-то пришла в себя. Отшатнулась от Яна, едва не ударившись о раскрытую створку окна.
        - Кстати, чай попал и на брюки, - серьёзным тоном сообщил напарник. - Как ты помнишь, я против приставаний на рабочем месте, но в этом случае готов сделать исключение.
        - Издеваешься? - прошипела я, чувствуя, что щёки горят ещё сильней. Уже не только от смущения, но и от злости.
        - Нет так нет, - ничуть не огорчился дракон. Взялся за ремень, расстёгивая его. - В таком случае, сделай одолжение, сгинь из кабинета на пару минут. И булки с собой захвати. Я переоденусь. Или хочешь остаться?
        Я не хотела. Схватив пакет с булками, выскочила за дверь едва ли не быстрее, чем Элис пять минут назад. Сердце бешено колотилось, в душе бушевала буря эмоций. Смущение, яростное негодование, обида за то, что Себастьян даже из этой ситуации извлёк для себя пользу, подставив меня. Взгляд, которым наградила меня ирия следователь прежде, чем покинуть кабинет, был очень красноречивым и обещал много неприятного. Как будто только ревнивой дамы мне не хватало! И куда теперь девать выпечку? Я же старалась… Вспомнив, что Джейси накануне говорила что-то про комнату отдыха на четвёртом этаже, я поспешила туда. В помещении обнаружились не только холодильник и чайник, но и коферазливной механизм, такой же, как стоял в академии магправа, только с бесплатными напитками.
        Управление действительно заботилось о своих сотрудниках. Я оставила пакет с выпечкой на столе и решила, что стаканчик кофе мне не повредит. А потом вспомнила, что видела такой же в мусорной корзине в кабинете, и несколько секунд размышляла, не взять ли второй, для Себастьяна. В конце концов, по моей вине он лишился чая. Но обида на дракона ещё не прошла. Он, видите ли, за мой счёт от любвеобильных коллег избавляется, а я ему кофе таскать буду? Перебьётся!
        Кофе был в меру горячий, но не обжигающий. Отхлебнув два глотка, чтобы не разлить его по дороге, я сбежала по лестнице и подошла к двери кабинета, надеясь, что за это время напарник успел переодеться. Но стоило взяться за ручку, как дверь резко начала открываться. От неожиданности я сдавила стаканчик с кофе, и тот брызнул на меня красивым фонтаном, превращая рубашку из белоснежной в пятнистую. Реакции Себастьяна можно было лишь позавидовать. Он моментально шагнул назад, оказавшись вне пределов опасной зоны. А от большей части кофейных брызг его защитила дверь.
        - Не обожглась? - поинтересовался он с лёгкими нотками беспокойства.
        - Н-нет, - покачала я головой.
        - В таком случае, - напарник ехидно усмехнулся и потёр ладони, - могу предложить свою скромную помощь в чистке и сушке рубашки. С превеликим удовольствием отвечу добром на добро.
        Учитывая, что большая часть кофе оказалась на моей груди, предложение выглядело возмутительным! Ещё и воображение тут же подкинуло картинку, как горячие ладони Яна касаются моего тела, а щёки снова предательски запылали.
        - Иди ты… куда шёл! - прошипела я. - Сама справлюсь!
        - Как пожелаешь, - пожал широкими плечами невыносимый блондин. И проходя мимо меня, добавил: - Если передумаешь, магчистка через дорогу. Надеюсь, ты не думала, что я планировал сушить твою рубашку вручную?
        И произнёс он это так, что было понятно: даже не сомневался в моих мыслях на этот счёт! А что ещё я могла подумать? У-у-у, гадёныш чешуйчатый! С тремя га-га-га!
        Захлопнув дверь кабинета, я вновь активировала заклинание сушки и очистки, вернула рубашке первозданный вад и, вздохнув, подошла к окну. Полюбовалась плавно кружащимися крупными снежинками, понаблюдала за тем, как стайка наглых Воробьёв отбирала хлебную корку у толстого голубя. Настроение, упавшее ниже нуля, подниматься не собиралось. Мой второй рабочий день ещё не успел начаться, а неприятности уже посыпались, как зерно из прохудившегося мешка. Самое противное, что мыслей, как заставить проклятие невезения заснуть, у меня не было.
        Ян вернулся минут через пять. По кабинету поплыл запах кофе, и я сглотнула слюну. Но не обернулась. Упрямо рассматривала спешащих по делам прохожих. В конце концов, имею право провести последние несколько минут до начала рабочего дня, пялясь в окно. Напарник ходил по кабинету. Судя по шороху, вырывал из тесных объятий стеллажа очередную папку с документами и раскладывал что-то на столе. Наконец, часы на стене тихо щёлкнули, отмечая начало нового часа, и я нехотя обернулась. Наткнулась взглядом на стоящий на моей половине стола стаканчик с кофе и удивлённо подняла брови.
        - В качестве извинения, - невозмутимо пояснил Ян. - За то, что назвал твою выпечку гадостью.
        - У тебя были основания, - признала я. - Если бы знала, что у тебя аллергия…
        - Теперь знаешь, - перебил меня дракон. - Пей кофе, и за работу. До планёрки мы должны составить опись на два десятка вещдоков.
        - Мы? - удивлённо повторила я.
        - Мы, - кивнул Себастьян. - Я диктую, ты пишешь. Заодно будешь в курсе дел, которые уходят в суд.
        - А новые? - заинтересовалась я.
        - Посмотрим, - коротко ответил дракон, не уточняя, имел в виду то, что мы посмотрим эти дела вместе или то, что он подумает, подпускать ли меня к ним.
        Впрочем, я была почти уверена, что он подразумевал второй вариант. Попробовала кофе.
        Судя по вкусу, в нём было ровно две с половиной ложки сахара. Именно так, как я любила. И это было странным.
        - С сахаром случайно угадал? - слегка настороженно уточнила я.
        Напарник усмехнулся и покачал головой. А потом достал из верхнего ящика стола и протянул мне несколько скрепленных вместе листов. Чёткая, сухая информация обо мне. Где училась, с кем общалась. Даже то, что на первом курсе меня называли Мандаринкой, и я терпеть не могла это прозвище. Я едва не подавилась кофе. Похоже, связи у дракона были обширные. Едва утихший страх всколыхнулся с новой силой. А вдруг он решит выяснить, где я пропадала после получения диплома?
        - И зачем? - возмущённо выпалила, глядя в чёрные глаза напарника. - Подозреваешь, что я устроилась поисковиком исключительно для того, чтобы отравить тебя булками с корицей?
        - Нет, - Ян покачал головой и неожиданно мирно продолжил: - Просто я люблю всё контролировать. Захотел узнать, с кем придётся работать ближайшие полгода. Как вццишь, польза от этого есть. По крайней мере, я никогда не попытаюсь угостить тебя овсянкой в нашей столовой.
        - Это радует, - пробормотала я, успокаиваясь. Фух, кажется, ничего лишнего он и его осведомители всё-таки не накопали, иначе напарник разговаривал бы со мной по-другому. - Ненавижу овсянку!
        - Знаю, - согласился с этим утверждением дракон, выуживая всё из того же ящика один за другим запакованные в толстую и плотную воздушную плёнку вещдоки.
        Чего там только не было! Обрывки ткани, два окурка от разных сигар, разбитые наручные часы, окровавленная золотая серёжка, клок шерсти, бокал на тонкой чёрной ножке, флакон духов и даже стоптанный ботинок. Левый.
        Сверяясь с записями в рабочем блокноте, Ян диктовал мне данные. Я прилежно записывала. Поначалу пыталась вникать в смысл, но бросила эту затею. Слишком быстрой была диктовка. Записывала механически, раздумывая о своём. Уж этому академия научила меня в совершенстве. Реагировала лишь на короткое: «Следующий». Царившую рабочую идиллию на миг нарушила заглянувшая в кабинет Элис. Мне не пришлось даже оборачиваться: слишком яркой была аура лисы. Она видела во мне соперницу и не собиралась отдавать без боя того, на кого я и не претендовала. Но внешне неприязни она не проявляла. Извинилась, что отвлекает нас, положила на край стола какой-то документ и поинтересовалась у Яна, кто из них двоих поедет общаться с вдовой лавочника.
        - Ты, - без раздумий ответил дракон. - А я поговорю со смертэкспертами.
        Элис кивнула и ушла. А меня терзал интерес. В той части городского морга, где работали полицейские смертэксперты мы за время учёбы были всего несколько раз. Помогали городской полиции в расследованиях и сдавали зачёты. И даже тогда нам, молодым и впечатлительным, не показывали тела. Я подозревала, по той причине, что тел давно не было.
        До сих пор помнила, как в первый наш визит каждой ведьме выдали по лоскуту одежды от нескольких покойников и предложили отыскать виновных в их смерти. Мне достался какой-то нищий, не поделивший с таким же оборванцем серебрушку. Соперник был слабее, но у него оказался нож. Ради интереса, я определила время убийства и с возмущением выяснила, что бывший обладатель обрывка находящейся у меня в руках одёжки преставился полгода назад.
        Да и убийцы уже не было в живых. Я чувствовала лишь холодную пустоту, когда пыталась дотянуться до него. И сейчас, заполняя бланки под диктовку Яна, размышляла, как бы напроситься вместе с ним. Ладони покалывало от предвкушения. Впрочем, дракон и так обязан взять меня с собой. Мы же напарники! Наконец, последний вещдок был оформлен надлежащим образом, и одновременно с этим раздался новый щелчок часов. Уже десять! А, кажется, рабочий день начался совсем недавно.
        - Пора на планёрку, - сообщил напарник, поднимаясь.
        - И сразу после неё мы поедем в морг? - уточнила я. - Беседовать со смертэкспертами?
        Ян взглянул на меня с нескрываемым удивлением. А потом ответил:
        - Не мы, а я. Ты останешься в управлении.
        Я обиженно вздёрнула подбородок и заявила:
        - Вообще-то, как твоя напарница, я имею право…
        - … ознакомиться с материалами дела, - отрезал дракон. - Более того, это твоя обязанность. Напомни, что мы сейчас расследуем?
        Он произнёс это, даже не пытаясь скрыть ироничную усмешку. А я сконфуженно умолкла. Да, у меня не было времени изучить текущие дела, потому что кое-кто с блондинистой шевелюрой и чёрными глазами вчера да и сегодня тоже загрузил меня работой с другими бумажками. Это не могло быть оправданием, но обычно следователи в таких случаях сами вводили поисковиков в курс дела. Только вот Себастьян был абсолютно не заинтересован в моей помощи. И это бесило. Ну ладно, огнедышащий, этот раунд за тобой.
        Только второй раз на эту удочку я уже не попадусь.
        - Как раз после планёрки собиралась ознакомиться с делами, которые мы расследуем, - в тон ему ответила я.
        - Превосходно, - сдержанно кивнул напарник. - Полагаю, к тому времени, как я вернусь, как раз закончишь.
        Вот ведь зльщень! Как умело оборачивает правила в свою пользу, когда ему это необходимо!
        - Ян, я хочу быть полезной, - попыталась надавить на теоретически существующие добрые чувства дракона.
        Ян взглянул на меня с нескрываемым удивлением. А потом ответил:
        - Не мы, а я. Ты останешься в управлении.
        Я обиженно вздёрнула подбородок и заявила:
        - Вообще-то, как твоя напарница, я имею право…
        - … ознакомиться с материалами дела, - отрезал дракон. - Более того, это твоя обязанность. Напомни, что мы сейчас расследуем?
        Он произнёс это, даже не пытаясь скрыть ироничную усмешку. А я сконфуженно умолкла. Да, у меня не было времени изучить текущие дела, потому что кое-кто с блондинистой шевелюрой и чёрными глазами вчера да и сегодня тоже загрузил меня работой с другими бумажками. Это не могло быть оправданием, но обычно следователи в таких случаях сами вводили поисковиков в курс дела. Только вот Себастьян был абсолютно не заинтересован в моей помощи. И это бесило. Ну ладно, огнедышащий, этот раунд за тобой.
        Только второй раз на эту удочку я уже не попадусь.
        - Как раз после планёрки собиралась ознакомиться с делами, которые мы расследуем, - в тон ему ответила я.
        - Превосходно, - сдержанно кивнул напарник. - Полагаю, к тому времени, как я вернусь, как раз закончишь.
        Вот ведь зльщень! Как умело оборачивает правила в свою пользу, когда ему это необходимо!
        - Ян, я хочу быть полезной, - попыталась надавить на теоретически существующие добрые чувства дракона.
        Надел форменную куртку и ушёл, оставив меня возиться с бумагами. Мысленно пожелав дракону опоздать на омнибус или попасть на пересменку в городском морге, я ещё раз оценила взглядом объём работы и поняла: без кофе не справлюсь! А раз уж Ян ушёл, можно принести и булку с корицей. Зря пекла, что ли?
        Поднялась наверх и, к своему удивлению, обнаружила, что в пакете осталось всего две булочки. Кто-то из коллег распробовал выпечку. Ну и на здоровье. Забрала оставшиеся, налила два стаканчика кофе и вернулась в кабинет. На этот раз сбивать меня дверью было некому, поэтому бодрящий напиток благополучно дожил до кабинета. Поставив его на подоконник, чтобы случайно не разлить, я уселась за стол и взяла верхний документ. Копия отчёта городской полиции. Понятно, отыскали магическую составляющую в преступлении и радостно передали дело коллегам из магполиции. Основания у них действительно были: Эммануил Стормо, лавочник, был обнаружен убитым на своём рабочем месте. Часть артефактов исчезла вместе с преступником. И убили несчастного лавочника затейливо: воздушная «пробка» в дыхательных путях и долгая, мучительная смерть от удушья. Убийцу, мага-воздушника, нашли через два дня. По частям. Я потянулась к следующей стопке документов - показаниям свадетелей, обнаруживших тело. Как всегда, банально: два городских собачника отправились в парк со своими четвероногими друзьями. Те и откопали в одном из сугробов
жуткую находку - завёрнутую в старый новостной листок ступню. Я поёжилась и решила, что в этот раз проклятье оказало мне услугу, не позволив поехать в морг. Любоваться на собранный по частям труп совершенно не хотелось. А дальше были перечень пропавших артефактов с подробным перечислением свойств, изъятая из лавки книга учёта доходов и расходов, заключение смертэксперта, работавшего с телом почившего лавочника и ещё с десяток копий и оригиналов различных протоколов и рапортов. Со сводным отчётом я возилась почти два часа. Наконец, поставила точку и откинулась на спинку стула, довольная собой. Сложила все документы обратно в ящик стола и даже кое-как запихнула его на место. С чувством выполненного долга взяла булку, надкусила, наслаждаясь вкусом и ароматом корицы, потянулась к стаканчику с кофе и… обнаружила, что тот пуст. Как и его собрат. Ну вот, как всегда. С головой ушла в работу и не заметила, как выхлебала весь кофе.
        Теперь придётся идти за новым. Мелькнула было мысль отнести готовый отчёт Скайнеру, но её тут же вытеснила другая - перечитать и исправить возможные ошибки. Я подошла к двери кабинета, нажала на ручку и замерла, озарённая новой адеей. Вернулась, приоткрыла окно, подложив под створку подаренный Джейси рабочий блокнот. С моим везением, Себастьян вернётся как раз в тот момент, когда я уйду за новой порцией кофе. А тут на весь кабинет снова пахнет корицей.
        - Не бойся, - тихо проговорил он, укладывая её на кровать.
        Потушил свет, понимая, что в темноте Дане будет легче расслабиться. Не торопясь снимать с девушки сорочку, лёг рядом, поцеловал нежное плечико. Коснулся плотно сжатых от волнения губ, очень ласково, не принуждая, успокаивая. Дождался неуверенного, осторожного отклика, притянул Лидану к себе, поглаживая по спине, пересчитывая пальцами позвонки и понемногу, по полсантиметра, поднимая ткань вверх.
        - Не надо дальше… - испуганно взмолилась девушка, когда сорочка оказалась задранной до бёдер.
        - Доверься мне, - хрипло прошептал боевик. - Доверься, солнышко. Я тебя не обижу.
        Расценив молчание как согласие, не спеша, сдвинул ночнушку выше, поцеловал животик, пощекотал языком впадинку пупка. Услышал тихий полувздох-полустон. Ослабил шнуровку, легонько задевая рукой твёрдые вершинки грудок, коснулся их губами через тонкую ткань, стянул сорочку окончательно, отбросил на подушку. Девушка испуганно замерла, пытаясь прикрыть грудь ладошками. Атор не торопился. Ласкал её кончиками пальцев, едва ощутимо, реагируя на каждый вздох. Прикасался губами к тёплой атласной коже, бережно и нежно, отмечая, как понемногу расслабляется хрупкое тело в его объятьях, как на смену смущению и стыдливости приходит желание.
        Дана, поначалу умирающая от стыда от осознания того, что лежит перед боевиком в одних трусиках, теперь чувствовала, как от прикосновений Атора по телу растекается волна тепла. Девушка ощущала волнующее, неясное томление, странное чувство, дать которому название не могла. Мужчина уткнулся лицом в её волосы, шумно вздохнул. Шершавые ладони поглаживали нежную кожу груди, не касаясь напряжённых вершинок, и Дана чуть выгнулась, стараясь подставить несправедливо обделённые лаской соски под руки хаосита. Атор приподнялся, поцеловал её в висок, медленно спускаясь к шее, коснулся губами плеча, ключиц, задержавшись на впадинке между ними. После так же неторопливо, не пропуская ни единого миллиметра кожи, добрался до груди. Втянул в рот сосок, одновременно слегка сжимая и перекатывая между пальцев второй, и девушка тихонько ахнула от прокатившейся по телу волны удовольствия, вцепилась в простыню.
        Атор довольно улыбнулся. Маленькая герцогиня так сладко постанывала, так трепетала под его неспешными ласками. Он перевернул её на живот, медленно провёл языком вдоль позвоночника. Девушка издала полувсхлип-полустон, выгнулась, словно кошка. Мужчина изучал её, скользя поцелуями по спине, задерживаясь между лопатками, гладил по бёдрам и ягодицам. Дана чувствовала, как горячо и влажно стало между ног. Тепло, волнами прокатывавшееся по телу от поцелуев и прикосновений боевика, теперь концентрировалось там, пульсировало, заставляя желать более смелых, откровенных ласк.
        Мужчина вновь перевернул её на спину. Поцеловал мягкие, податливые губы, продолжая всё так же бережно и неторопливо касаться тела девушки. От неудовлетворённого желания сводило зубы, набатом стучала кровь в висках. Атор хотел целовать Дану так, чтобы у неё тоже закружилась голова от страсти, ласкать её по-настоящему, с жадностью ребёнка, получившего долгожданный подарок. Прикасаться к ней, не боясь испугать своим напором. Любить её пылко и исступлённо, чувствуя, как она выгибается навстречу. Раз за разом брать своё личное искушение требовательно, ненасытно, наслаждаясь музыкой чувственных стонов, всем телом ощущая, как его женщина трепещет от удовольствия. Но спешить было нельзя. И боевик сдерживал себя, запретив даже помышлять об удовлетворении своих потребностей. Был нежным и терпеливым, неторопливо подводя Лидану к вершинам блаженства, приучая невинное тело откликаться на его ласки. Всё, что он делал этой ночью, было лишь для неё. И ради неё.
        В комнате отдыха я встретила Джейси и Мэлис, ещё одну бывшую одногруппницу, и слегка заболталась с ними. Девушек очень интересовало, почему Себастьян неожиданно решил оставить меня в качестве напарницы. Обиженный Дэррек за остаток вчерашнего дня и половину сегодняшнего успел растрезвонить об этом по всему управлению.
        Я мысленно скрипнула зубами. Волк оказал мне поистине медвежью услугу. Теперь все захотят пообщаться с поисковиком, заставившей упрямого белого дракона пересмотреть свои взгляды на работу с женщинами. А я и без того безуспешно пыталась придушить разыгравшуюся паранойю. Та нашёптывала, что старые знакомые в управлении - великое зло. Сболтнут где-то лишнего, и до Верховной дойдут слухи о том, где я решила спрятаться.
        Хорошо ещё, что правитель драконов пока скрывает информацию о пропаже колье. Такую новость столичные газеты вниманием бы не обошли. Интересно, кто ведёт расследование?
        Погружённая в невесёлые мысли, я дошла до кабинета. Положив ладонь на дверную ручку, на секунду подумала, что уличный шум слишком уж силён. Наверное, окно всё-таки распахнулось. Открыла дверь и тут же захлопнула её, едва увернувшись от летящей прямо на меня чайки. Что за?.. Выставив магический щит, повторно ринулась к рабочему месту. В кабинете царил хаос. Вечно голодные прожорливые городские чайки увидели приоткрытое окно, булку на подоконнике, восприняли это, как приглашение, и проникли в помещение. Мне показалось, что их тут было штук сорок. Орущие, гадящие от ужаса птицы метались по кабинету, роняя перья, изо всех сил бились в стекло в поисках выхода. Мой отчёт был уничтожен. Бумаги разлетелись по всему кабинету. Святой котелок, за что?! Беру свои слова обратно: лучше бы я поехала смотреть на собранный по кускам труп!
        - Вон!!! - крикнула я, пробираясь к окну и стараясь не поскользнуться на птичьих «сюрпризах». Распахнула обе створки и замахала на чаек руками. - Вон отсюда!
        Птицы рванули на волю, оставив меня в уничтоженном кабинете. Мне и самой хотелось сбежать подальше. Или забиться под стол, обнять руками коленки и разрыдаться от несправедливости этого жестокого мира. Но времени жалеть себя не было. Вот-вот должен был вернуться напарник. И мне совсем не хотелось знать, что он скажет, увидев разгромленный кабинет.
        Глава 8
        На сверхскоростную уборку я истратила почти весь резерв. Ведьминская сила утекала, словно вода, руки до локтя зудели от потоков силы, которые текли по коже и срывались с кончиков пальцев. Зато кабинет теперь был стерилен, как операционная в королевском госпитале. Ни пылинки, ни единого развода на стёклах, ни одного пёрышка. Порванные и измаранные листы отчёта я тоже восстановила. Сложила на край стола и потянулась закрыть окно. Хватит, и так температура уже как в холодильнике. Не приведи Праматерь, ещё и чайки вернутся. Одну створку закрыла успешно, а вторую порыв холодного зимнего ветра буквально вырвал из рук, распахивая на всю ширину. Стекло жалобно зазвенело, но уцелело.
        Зато многострадальный отчёт белой метелью воспарил в воздух. Часть исписанных листов выпорхнула в окно быстрей, чем недавние чайки. Рискуя выпасть, я высунулась наружу, пытаясь вернуть сбежавшие документы, и встретилась взглядом с Себастьяном, наблюдавшим за полётом отчёта. Словно пойманные невидимой сетью, листы застыли в воздухе, а после послушно устремились к Яну, на лету собираясь в аккуратную стопку. Дракон не глядя сунул её под мышку и вошёл в управление. Я захлопнула окно и обессиленно опустилась на стул.
        Интуиция подсказывала, что сейчас меня будут ругать.
        - Дара, когда я просил подготовить сводный отчёт, то не подразумевал, что его надо сбросить прямиком на меня, - произнёс Ян, входя в кабинет. - А если это неудачный вариант, то корзина для бумаг под столом. Вовсе не обязательно выкидывать их из окна.
        - Это случайность! - попыталась оправдаться я, чувствуя, как щёки в который раз за день опаляет знакомый жар смущения.
        - Ну хорошо, допустим, я поверил, - кивнул напарник. Протянул мне пойманную часть отчёта: - Больше не теряй.
        Я перевела дух. Неужели этим всё и ограничится? Но не тут-то было. Ян убрал куртку в шкаф, сел напротив меня и скрестил руки на груди. Я с удвоенным усердием принялась собирать многострадальный отчёт в правильном порадке. Дракон не проникся и поторопил:
        - Дара, я жду объяснений.
        Делать вцц, будто я ни при чём, у меня всегда получалось так себе, но я в очередной раз попыталась. Вскинула непонимающий взгляд и захлопала ресницами, мол, а что случилось, а кто это сделал? Но долго смотреть в непроницаемо чёрные глаза Себастьяна не смогла.
        Опустила голову, снова утыкаясь в отчёт, и пробормотала:
        - Не понимаю, о чём ты.
        - Понимаешь, - уверил напарник. - Но, раз ты настаиваешь, буду задавать конкретные вопросы. Почему кабинет так и фонит остаточной магией?
        - А, ты об этом, - я махнула ладонью, всем видом показывая, что этот пустяк совершенно не стоит внимания. - Немного прибралась.
        - Потратив почти весь резерв? - уточнил дракон. Заметив моё удивление, позволил себе ироничную усмешку и пояснил: - Дара, за годы службы я насмотрелся на ведьм и знаю, в каких случаях на ваших щеках появляется такая зеленоватая бледность. Признавайся, что натворила.
        - Ничего, - упрямо покачала я головой. - Просто прибралась в нашем кабинете. Это преступление? В пыли была записана важная информация? Пятно от чая на полу напоминало о чём-то приятном?
        О последней фразе я тут же пожалела, вспомнив сегодняшнее утро. Святое сердце, как научиться вовремя умолкать? Ян, наоборот, улыбнулся ещё шире, наблюдая за мной с хищным блеском в глазах.
        - А что в нашем кабинете, - вкрадчиво произнёс он, - делала стая городских чаек?
        - Не было здесь никаких чаек, - замотала я головой.
        - Врёшь.
        - Не докажешь.
        - Я видел, как они вылетали из окна.
        - Тебе показалось.
        - Найти сводетелей?
        - Им тоже показалось.
        - Массовая галлюцинация?
        - Видишь, ты сам всё объяснил.
        Ян замолчал, рассматривая меня с каким-то пугающим интересом. Я сцепила пальцы, пытаясь унять дрожь. Вот дались ему эти чайки! В гости прилетали, на чашку кофе.
        Передавали привет и обещали вернуться. Словно в ответ на мои мысли, на карниз опустилась толстая чайка и принялась расхаживать по нему, заглядывая сквозь стекло в кабинет.
        - Это тоже галлюцинация? - не скрывая ехидства, поинтересовался дракон.
        Отпираться дальше было глупо. Я сделала глубокий вдох, словно перед тем, как броситься в ледяную воду, и призналась:
        - Оставила приоткрытым окно, когда выходила. А они умудрились протиснуться.
        Наверное, увидели остатки булки… Но я выгнала их сразу же, как вернулась.
        Смотреть в глаза напарнику я откровенно боялась. Полыхающая алым аура и без того выдавала недовольство Себастьяна, поэтому я разглядывала его руки, расслабленно лежащие на столешнице. Коротко подстриженные ногти, едва заметный шрам на левом мизинце.
        Интересно, почему не убрал?..
        - Дарина, это было крайне непрофессионально, - холодно заявил дракон, прервав мои размышления. - Я разочарован.
        Глаза предательски защипало. Да знаю я, знаю, что виновата. Больше так не буду. Но ведь я всё исправила! Но следующая фраза напарника заставила меня поднять голову.
        - Почему ты не приняла у чаек заявление? - строго спросил он. - По регламенту, любое обращение в магполицию должно быть зафиксировано. Учти, если они подадут жалобу Скайнеру, я тебя прикрывать не стану.
        Я ошалело смотрела на него, подозревая, что кто-то из нас сошёл с ума. Ян смотрел на меня серьёзно, без тени улыбки.
        - Что? - тихо пискнула я.
        - Заявление, - терпеливо повторил дракон. - По установленной форме.
        - У чаек? - настороженно уточнила я. Получив утвердительный кивок, нахмурилась. - Ты издеваешься?
        - Нет, - покачал головой Ян. - Я шучу.
        Святой котелок, кажется, я понимаю, почему предыдущие поисковики не могли выдержать и недели в его компании! Никаких нервов не хватит. Хоть бы подмигивал, когда шутит, что ли.
        - В следующий раз предупреждай, - я вьщохнула, откидываясь на спинку стула. - От таких шуток и поплохеть может.
        - Зато ты сразу передумала рыдать, - пожал плечами дракон. - Терпеть не могу женские слёзы.
        Сил злиться на него у меня уже не было. Да и желания, в общем-то, тоже.
        Надвигающуюся истерику Ян действительно предотвратил мастерски. Поэтому я только покачала головой и бросила:
        - Манипулятор.
        - Работа такая, - не стал спорить напарник. - Отнеси отчёт Скайнеру.
        Граф Г рейд уже вернулся и беседовал с кем-то по телефону. Но при моём появлении свернул разговор, бросив собеседнику:
        - Я перезвоню. Присаживайтесь, Дарина. Чаю? Кофе?
        - Благодарю, ничего, - покачала я головой, продолжая стоять. - Я принесла сводный отчёт.
        - Великолепно, - мягко улыбнулся начальник. - Присаживайтесь, не стесняйтесь. Как складываются ваши отношения с напарником?
        Ясно-понятно, Дэррек всё-таки решился обратиться к нему с просьбой перевести меня от Себастьяна к нему. Не дождётся! Но искреннее беспокойство Скайнера Норриса приятно тронуло.
        - Неплохо, - ответила я. - Думаю, мы сработаемся.
        - Замечательно, - кивнул он. - Как вы устроились на квартире?
        - Прекрасно, - не кривя душой, призналась я. - И очень благодарна вам за помощь, ир Скайнер.
        - В таком случае, смею напомнить, что вы обещали пообедать со мной на выходных, - произнёс мужчина.
        - Я не отказываюсь от своих слов, - уверила его.
        - Прекрасно, - кивнул он. И тут же, без перехода, поинтересовался: - В вашей квартире есть телефон?
        Я мысленно пробежалась взглядом по квартире. Нет, телефона там определённо не было, о чём я и сообщила начальству. Скайнер что-то отметил в пухлом ежедневнике и пообещал, что в ближайшие дни связь появится.
        - Будет всего одна линия, для связи с управлением, - предупредил он. - Не благодарите, это служебная необходимость. Вдруг потребуется срочно вызвать вас в управление? Не отправлять же штатного портальщика каждый раз.
        Объяснение показалось мне логичным. Но, вернувшись в кабинет, я засомневалась и на всякий случай уточнила у Себастьяна, действительно ли управление обеспечивает сотрудников связью.
        - А как ты хотела? - осведомился дракон. - Портальщиков в управлении, не считая самого Ская, всего двое. И не думаю, что тебя обрадует, если среди ночи кто-то из них появится в твоей спальне.
        - И схлопочет порчу, - фыркнула я.
        - Или пульсар, - веско добавил Ян. - Так что телефон действительно - необходимость. Через месяца два проведут.
        - Ир Скайнер сказал, что через несколько дней, - нахмурилась я. - Наверное, не так услышала.
        - Сроки могли измениться, - пожал плечами дракон. - Если Скай сказал, что через несколько дней, значит, так и есть.
        Мне показалось, что в чёрных глазах на миг сверкнули огненные полосы. Из любопытства потянулась внутренним взором к ауре дракона и с удивлением поняла, что ничего не вижу.
        Вообще. Его аура ощущалась плотным энергетическим сгустком, но была скрыта от меня.
        - Не люблю, когда меня то и дело сканируют, - спокойно произнёс Ян. - Можешь не пытаться проникнуть за щит. Не хватит сил.
        - Да я и не собиралась, - пробормотала я, хотя на самом деле очень хотелось продолжить изучение драконьего щита. - Хотя интересно.
        - Направь свой интерес в другое русло, - посоветовал напарник.
        Стальные нотки в его бархатном голосе были слишком явными, чтобы ими можно было пренебречь. Да и остаток резерва следовало экономить.

* * *
        Себастьян в пятый раз перечитывал заключение, полученное от смертэкспертов, и никак не мог уловить суть. Аккуратные ровные строчки расплывались перед глазами. Внутри тягучей, тёмной волной плескалось раздражение, грозя вот-вот захлестнуть с головой. С самого утра абсолютно все сослуживцы проявляли неподдельный интерес к его поисковику!
        Ян доподлинно знал, что некоторые следователи проиграли крупные суммы, заключив пари на то, что Дарина не выдержит и двух дней в качестве его напарницы. Среди проспоривших была и Элис, и Ян не отказал себе в удовольствии подразнить коллегу, когда она без стука вошла в его кабинет. К тому же, ситуация была подходящей. Дарина так трогательно извинялась и так заботливо бросилась сушить его рубашку, что дракон не стал ей мешать.
        Заодно убедился, что ведьминский дар у его напарницы очень слабый. Ведьмочка потратила на простейшее заклинание очистки много сил. Впрочем, полукровки никогда не могли похвастаться сильным даром. Этим утром Себастьян лишь укрепился во мнении, что его напарнице не стоит покидать стен управления в рабочее время. Дара вполне может выполнять служебные обязанности поисковика не выходя из кабинета. «А мне меньше головной боли», - подытожил Ян и снова попытался сосредоточиться на документе.
        Как назло, мысли то и дело возвращались к сидящей напротив него девушке. И к интересу, который проявил к ней Скайнер Норрис. «Вполне понятному», - напомнил себе Себастьян, бросив быстрый взгляд на напарницу. Девушка была очень милой. Каштановые волосы с заметной рыжинкой, зелёно-голубые глаза, изящная фигура, которую не испортила даже мешковатая форма. И пахло от неё приятно - морозной мятой и чабрецом с лёгкими полынными нотками. Проблема была в том, что Ян, согласившись принять Дарину в качестве напарницы, слегка позабыл о том, что инстинкты непременно возьмут верх. И сейчас один из них, собственнический, сводил дракона с ума, требуя покарать любого, кто приблизится к его ведьме. Контролировать его было сложно. Себастьяну оставалось надеяться, что в ближайшие несколько дней он привыкнет к напарнице и перестанет видеть потенциального врага в каждом мужчине, который слишком близко подойдёт к Дарине. И всё-таки, Великий дракон, как же сильно бесило, что сразу двое принялись ухаживать за ведьмой. У Дэррека шансов не было, а вот Скайнер знал, как понравиться женщине, и это значило, что уже в
понедельник напарница может принести на себе его запах. Звериная сущность внутри яростно взревела, протестуя, и Ян порадовался, что закрыл ауру щитом. Любопытная Дарина слишком часто пыталась прочитать его эмоции. Ничего плохого в этом не было: многие ведьмы «считывали» ауру следователей, с которыми работали. Только вот Дара принимала его раздражение на свой счёт, огорчалась, начинала суетиться, и ничем хорошим это не заканчивалось. Дара… Тот ещё подарочек! Как же не вовремя дяде пришла в голову идея переманить Яна к себе на службу! Если бы не это, уже сегодня сплавил бы ведьму да хоть тому же Дэрреку… Последняя мысль была явно лишней. Вторая ипостась рванулась ещё яростнее, а в глазах на миг потемнело от нестерпимого желания свернуть молодому волку шею, чтобы не лез к чужим напарницам. Ещё одна причина, по которой он не хотел работать с женщинами!
        - Дара, окажи любезность, принеси кофе себе и мне, - попросил он, справедливо подозревая, что иначе зреющее внутри недовольство выплеснется на единственный доступный объект.
        Объект поднял голову и нахмурился, явно собираясь спорить. Но почему-то передумал.
        Не говоря ни слова, Дарина поднялась и вышла из кабинета. Ян мысленно поставил ей ещё один плюс. Интуиция у ведьмы работала прекрасно. Девушка знала, когда стоит промолчать, и, самое приятное, молчала в эти моменты. А слабый дар, который наверняка не даст ей возможности поставить надёжную защиту на себя и напарника, не такая уж большая проблема. Умений Яна хватит на двоих. «Если я всё-таки решу когда-нибудь взять её с собой», - мысленно добавил дракон и покачал головой. Не раньше, чем успокоятся инстинкты. Пока что они требовали любой ценой оградить женщину, ответственность за которую в рабочее время лежала на нём, от опасностей.
        И это значило лишь одно: ближайшее время Дарина безвылазно будет сидеть в кабинете, перебирая бумажки. Безопасно и полезно. Главное, чтобы не оставляла открытым окно.

* * *
        Остаток рабочего дня прошёл вполне мирно. Себастьян даже соизволил рассказать мне про два других дела, которые находились в его, то есть, теперь уже нашем, ведении. Первое касалось похищенного артефакта, и я насторожилась. Сердце словно ухнуло в ледяную пропасть. Но речь шла вовсе не о «Лунной бабочке». Две недели назад компания молодых аристократов решила пройтись по местным барам. Отдых удался, да так, что под утро, протрезвев, благородные иры обнаружили, что их карманы и кошельки изрядно полегчали. А у виконта Демоля, кроме денег, пропал ещё и старинный перстень. Ситуация осложнялась тем, что артефакт и того, кто его надел, невозможно было обнаружить магическим поиском.
        Защита у перстня тоже была, почти такая же «милая», как у бриллиантового колье, которое я случайно умыкнула у правителя драконов. Артефакт Демолей вызывал у посягнувшего на него приступы неконтролируемой агрессии, что рано или поздно приводило к смерти незадачливого вора.
        - И каковы шансы, что перстень до сих пор у того, кто его украл? - задумчиво спросила я, вертя в пальцах чернильную ручку. - Ой!
        В какой-то момент сжала её сильней, чем требовалось, и чернила веером брызнули на лежащий передо мной лист бумаги. Получилось даже красиво, потому я решила его не выбрасывать. Для записей и такой сгодится.
        - Близки к нулю, - спокойно ответил Себастьян, благородно сделав вид, что ничего не заметил. - Скорее всего, артефакт успел сменить не одного владельца. За это время в морг доставили уже троих, погибших в драке. Подозрительное совпадение.
        - Никогда не понимала, для чего на артефакты вешают такие проклятия, - покачала головой я. - Интересно, много таких?
        В ожидании ответа, склонилась над рисунком перстня. Мне очень хотелось вывести разговор на «Лунную бабочку» и выяснить, как можно снять проклятие. Дракон, конечно, мог и промолчать, но я надеялась, что вопрос звучит достаточно безобидно.
        - Предостаточно, - ответил Ян. - Все артефакты, которым больше пяти веков. А для чего это делали, вопрос не ко мне.
        - Ну вот, к примеру, я не слышала, чтобы в Ковене хранились подобные вещи, - я отложила ручку и поставила локти на стол. - Ведьминские артефакты опасны сами по себе.
        Выходит, всё, что осталось, принадлежит потомкам древних магических родов? Но я не увидела в протоколе ни одного упоминания о том, что виконт Демоль или же его отец являются магами.
        Реакции Яна я ждала с нетерпением. Если я хоть немного знаю мужчин, он обязан купиться на эту уловку и пояснить глупенькой напарнице, в чём же секрет.
        - Перстень принадлежал его матери, не унаследовавшей дар, - пояснил напарник, не заглядывая в документы.
        - А, об этом я не подумала, - я притворно смутилась.
        - Подумала, - не согласился дракон. - Но попыталась показаться глупее, чем есть.
        Напрасно.
        - Хорошо, больше не буду, - легко согласилась я. - Ян, ещё вопрос насчёт древних артефактов. Принцип действия проклятий схож, верно?
        Дракон кивнул, подтверждая мои предположения. Великолепно! Про «Бабочку» можно не спрашивать, я и так всё узнаю.
        - Выходит, снять его может лишь владелец артефакта, - рассуждала я дальше. - А вор избавится от проклятия, если добровольно вернёт перстень? Скажем, подбросит его к дверям управления?
        - Вряд ли, - покачал головой напарник. - Я не артефактор, но, по-моему, личное присутствие владельца в этом случае необходимо. Получить проклятье можно без него, а вот снять - нет. Впрочем, всё зависит от артефакта.
        Вашу перезрелую мандрагору! Всё-таки придётся уточнять!
        - Не думаю, что владелец этим озаботится, - хмыкнула я. - Кажется, с полвека назад кто-то пытался украсть вашу реликвию, колье с бриллиантами. Не припомню, чтобы в учебнике говорилось о том, что тогдашний правитель великодушно снял с преступника проклятие.
        - Тем не менее, именно так он и сделал, - на губах белого дракона мелькнула жестокая ухмылка. - Снял проклятье. Вместе с головой.
        Меня передёрнуло. Идея анонимно вернуть колье потеряла остатки привлекательности, а лично передавать опасное украшение Рилиану Фортену я и так не собиралась. Врад ли правитель драконов поверит, что я случайно нашла легендарную реликвию прямо на улице.
        Перестав задавать не относящиеся к делу вопросы, снова уткнулась в документы, пытаясь обнаружить хоть одну зацепку. Но всё, что приходило мне в голову, уже было сделано. Ян опросил свидетелей, побывал на местах убийств и собрал вещдоки. Одежда убитых со следами крови была отправлена в лабораторию на исследование, и результаты обещали в начале следующей недели.
        - Сводная таблица аналогичных случаев есть? - поинтересовалась я.
        - Займёшься оформлением, - кивнул Себастьян и безжалостно выдрал из блокнота несколько листов. - Здесь вся информация. Ещё один труп в любом из соседних районов, и имеем право передать дело центральному управлению.
        - Имеем право или передадим? - я оторвалась от бумаг и взглянула на напарника.
        - А ты как думаешь? - едва заметно улыбнулся дракон. - Это не наше дело. По моим данным, перстень Демолей гуляет где-то в восточной части Блесеццора. Два последних убийства совершены там.
        - Ясно, - я бережно сложила исписанные твёрдым, уверенным почерком Яна листы и потянулась. - Таблицу оформлю в лучшем виде.
        - Приступай, - скомандовал напарник.
        - А третье дело? - я легонько постучала пальцами по столу. - Скажешь потом, что я не в курсе.
        Себастьян поморщился, словно укусил незрелый лимон. Сцепил пальцы в замок, поднял на меня раздражённый взгляд.
        - Кратко: в Новом городе пропадают дети. В основном, беспризорники, либо из семей, которые не слишком беспокоятся - ртом больше, ртом меньше, какая разница. Заявления приносят не все, сама понимаешь. Нам известно о тридцати случаях за последние семь месяцев. С подробностями ознакомишься самостоятельно, я не обязан разжёвывать тебе все нюансы.
        Ах так! Последнее заявление вывело меня из себя. Нормально же общались, что за бешеная оса его укусила?
        - В таком случае, ир Себастьян, - медовым голоском пропела я, - извольте выполнить обязанности моего куратора и провести экскурсию по управлению.
        Вопреки ожиданиям, Ян не стал спорить. Лишь усмехнулся так, что мне стало не по себе.
        Я сдаваться не собиралась и смотрела на него вызывающе. В самом деле, ну сколько же можно терпеть?
        - Пойдём, - дракон поднялся. - Покончим с этой неприятной обязанностью и вернёмся к делам.
        Если Ян хотел меня пристыдить, то напрасно. Я вины не чувствовала. В конце концов, у него было две недели на то, чтобы самостоятельно составить сводную таблицу. А если бы ир Скайнер перевёл меня к другому следователю, то Себастьян рано или поздно вынужден был бы заняться документами. Так что потерпит таблица!
        Не иначе, как в отместку, напарник шагал так быстро, что я едва успевала за ним.
        Приходилось почти бежать, и, конечно, я в очередной раз едва не навернулась с лестницы, промахнувшись мимо ступеньки. Ян среагировал моментально и подхватил меня под локоть, помогая удержать равновесие. Уж не знаю, каким чудом я всё-таки удержалась на ногах и не повисла на напарнике.
        - Аккуратней надо быть, ведьма, - с нескрываемым удовольствием произнёс Себастьян, явно намекая на нашу первую встречу. - И смотреть, куда идёшь.
        - Благодарю за помощь! - прошипела я. - Приятно знать, что напарник всегда готов поддержать в трудную минуту.
        - Я бы предпочёл, чтобы настолько тяжёлые минуты были пореже, - вежливо отозвался дракон.
        Не поняла, это он что, намекает, будто я толстая?! Вот же гад! Не простой, чешуйчатый.
        Между прочим, я вешу совсем немного! И вообще, похудела на три кило за последние два месяца. С-с-сволочь! Ничего, я тебе это припомню.
        - Думаю, мы начнём с допросных, - решил Ян, сворачивая направо, когда мы спустились на первый этаж. - Тебе будет полезно.
        По спине пробежал холодок. Так, Дарина, спокойно. Он ничего такого не имел в виду.
        Исключительно рабочие моменты. Вдруг когда-нибудь мне тоже доведётся присутствовать на допросе в рамках служебных обязанностей? Поисковики периодически тоже принимали в них участие наравне со следователями.
        Допросная в магполиции ничем не отличалась от допросных в обычном полицейском участке. Разве что была почище. Во время практики мы один раз побывали там, и впечатления у меня остались мрачные. Я помнила тяжёлые решётки на окне с мутным стеклом, обшарпанный стол, два колченогих стула, неудобных даже на вид. Всё для того, чтобы подследственные страдали, нервничали и злились. Здесь дело обстояло лучше. Решётка на окне была тонкой, почти декоративной. Сквозь стекло проникал тусклый свет фонаря. Стол и стулья были не новыми, но, по крайней мере, не выглядели так, словно их принесли с ближайшей помойки.
        - Атор, пожалейте меня, - взмолилась девушка, понимая, что мужчина не шутит. - Пожалуйста… Умоляю вас, только не здесь.
        - Пожалеть? - боевик склонил голову к левому плечу, прожигая девушку взглядом янтарных глаз, и неожиданно согласился: - Хорошо, Дана. Пожалею. Твоя невинность пока что останется при тебе. Но раздеться всё равно придётся. Совсем. Помочь?
        - Отвернитесь, - попросила она почти шёпотом. - Пожалуйста… Я сама.
        Девушка не ожидала, что мужчина выполнит её просьбу. Но Атор отвернулся. Даже отошёл на два шага. Дана была права: условия для первой в её жизни близости были не лучшими. Впрочем, выпускать своё сероглазое солнышко просто так мужчина не собирался. И точно знал, как выполнить обещание и при этом самому не остаться обделённым.
        Дана скользнула взглядом по его спине, по подтянутым мускулистым ягодицам и смутилась ещё больше. Скинула с себя одежду, замешкавшись, когда дело дошло до трусиков.
        - Я сказал - совсем раздеться, - произнёс её личный кошмар, не поворачиваясь. - У меня хороший слух, Дана, и я знаю, сколько на тебе вещей. Снимай всё и подходи ко мне.
        Последний оплот стыдливости белым лоскутком спланировал на стопку остальных вещей. Робея и задыхаясь от жгучего стыда, девушка подошла к мужчине. Не оборачиваясь, он протянул ей ладонь и повёл за собой в воду.
        Источник был приятно тёплым. В самый раз, чтобы расслабиться и насладиться после тяжёлого дня. Каменное дно было ровным, присыпанным тонким слоем песка. Но сейчас Дана совершенно не думала о температуре воды, гадая, что собирается делать с ней боевик и проклиная себя за проявленное любопытство. Нужно было сразу развернуться и уйти, а не смотреть на него. Досмотрелась…
        Когда вода дошла ей до ключиц, Атор остановился и повернулся к ней. Девушка испуганно прикрыла руками грудь. Мужчина обошёл её, положил ладони на плечи. Она пискнула, напряглась, попыталась отстраниться.
        - Тихо, тихо, - прошептал он, без труда удерживая её. - Расслабься и опусти руки. Почувствуй, как вода ласкает тебя. Пока что вода, а не я.
        Дана замерла, напряжённая, как струна. Вода действительно ласкала, лёгкими пузырьками скользила по телу, щекотала. Это было неожиданно приятно. Тугие прохладные ленты магии одной из подконтрольных Атору стихий, прикасались к ногам юной герцогини, оплетали лодыжки, бережно обвивали ступни, невидимыми рыбками ныряли между пальцами. Контраст температур был небольшим, но ощущался. Потом одна из лент поползла выше, пощекотала под коленкой, перескочила на талию. Понемногу девушка действительно расслабилась, доверившись почти целомудренным ласкам водной стихией. Почти - потому что периодически нахальные ленты, сотканные из воды, скользили по груди, сделавшейся неожиданно чувствительной. Другие оплетали бёдра, прикасались к ягодицам, грозя вот-вот спуститься ниже, но в самый последний момент останавливаясь. Дана вздрогнула от неожиданности, почувствовав, как горячие ладони Атора скользнули с плеч на грудь. Он ласкал её медленно, наслаждаясь каждым прикосновением к нежной коже, то легонько сжимая затвердевшие соски, то поглаживая мягкие холмики. Опускался ниже, к животу, и снова возвращался. Придвинул
девушку ближе, так, что она чувствовала, как в бедро упирается его возбуждённая плоть. Поцеловал в шею, прошёлся языком за ушком. Дана прерывисто вздохнула, одновременно пугаясь этих ласк и желая, чтобы они продолжались.
        Закрыв глаза, маленькая герцогиня полностью сдалась на волю Атора, чувствуя, что не в силах сопротивляться его страсти. Сейчас девушка была готова позволить ему всё, чего бы он только ни захотел. Он был воплощением стихии, она - лёгким пёрышком. И сейчас, подставляя шею под быстрые, обжигающие поцелуи, Дана совершенно не протестовала, когда ладони боевика скользнули по бёдрам, когда он развернул её к себе, чтобы поцеловать. Жадно, яростно, напористо, прижимая к себе крепко и бережно, словно величайшую драгоценность.
        Почувствовав, как в живот упёрлось явное доказательство намерений мужчины, Дана почувствовала, как ослабели колени. Чтобы не упасть, вцепилась в плечи Атора. Соприкосновение обнажённых тел, лёгкая, невесомая ласка воздушных пузырьков, тихий плеск воды, ласковая, уверенная настойчивость его губ сводили девушку с ума. Едва слышно застонав, она привстала на цыпочки, чтобы обнять боевика за плечи, окончательно опьянев от его поцелуев.
        Но когда ладонь мужчины скользнула по внутренней стороне бедра, приближаясь к самому сокровенному, Дана ахнула, вскинув на боевика затуманенный страстью взгляд:
        - Что вы творите?
        - Угадай с одного раза, солнышко, - хрипло шепнул он, продолжая медленно поглаживать молочно-белую кожу.
        - Я сейчас упаду… - девушка облизала пересохшие губы.
        - Я тебя удержу, - пообещал Атор. - Не сомневайся.
        Его пальцы поднялись выше, и одновременно мужчина вновь прильнул к губам Лиданы. Девушка дрожала, чувствуя, как каждый раз от прикосновений хаосита по телу прокатывается волна тепла, а сердце словно замирает на миг от пронзительно острых ощущений, чтобы потом сорваться в бешеный галоп. Поглаживания становились всё дольше, промежутки между ними - всё короче. Дана таяла в руках Атора, словно воск, выгибалась ласковой кошкой, теряясь в многообразии новых ощущений. Она и представить не могла, что циничный, жестокий и жуткий Императорский Жнец, бесстрастный и сдержанный, может быть настолько нежным, что руки, привыкшие держать оружие, умеют дарить невыразимое блаженство, а холодные янтарные глаза - смотреть с такой теплотой.
        Дана не замечала, что боевик понемногу отступает к правому краю источника. Здесь вода едва доходила до бёдер, а почти у самой стены из неё выступал отполированный до глади огромный камень. Слегка подтолкнув девушку к нему, Атор приказал:
        - Наклонись и обопрись на него локтями.
        Заласканная, зацелованная брюнетка подчинилась без лишних споров. Мужчина провёл ладонью по соблазнительной круглой попке, скользнул ладонью по бедру, погладил нежный животик и опустил руку ниже, накрыв чувствительное местечко между стройных ножек. Дана тихонько застонала, выгибаясь навстречу. Влажная, ждущая… «Это будет сложнее, чем я думал», - боевик стиснул зубы, сдерживая желание наконец-то овладеть строптивой малышкой. Какой только демон его дёрнул пообещать, что сегодня он не лишит её невинности? Второй рукой он чуть-чуть надавил на спину, принуждая девушку прогнуться в пояснице. Продолжая ласкать, раздвинул ей ноги, легонько толкнулся в узкий горячий вход. Немного, чуть больше, чем на длину головки. Осторожно проникал глубже, пока не почувствовал преграду. Дана протестующе всхлипнула, замерла.
        - Чш-ш-ш-ш, дальше не буду, - успокоил её мужчина, медленно выходя почти полностью, вновь проникая на дозволенную сегодня глубину и не забывая при этом ласкать девушку.
        Она снова расслабилась, даже начала двигать бёдрами в такт его медленным движениям. Как же в этот момент Атору хотелось послать к демонам свою принципиальность! Но приходилось довольствоваться малым… Ещё несколько неглубоких толчков, совмещённых с ласками клитора, и девушка, выгнувшись, громко застонала, ещё плотнее сжимая мышцами лона его член.
        - Сведи ноги, - низким шёпотом попросил он, выходя из неё.
        Лидана никогда не думала, что откровенные ласки могут быть такими приятными. Прикосновения Атора будоражили, отзываясь жаром между бёдер, заставляя постанывать от неизведанных ранее ощущений. Разумеется, высокородной леди не пристало так себя вести, но Дана не могла удержаться. Её тело, словно чуткий инструмент, отзывалось на каждое прикосновение мужчины. Ведомая древними женскими инстинктами, она выгибалась, прижималась к нему в ожидании чего-то большего, того, чего одновременно желала и боялась. Девушка не смогла сдержать громкого стона в тот момент, когда жар, концентрировавшийся внизу живота, внезапно словно превратился в гигантскую огненную волну, заполнившую, казалось, каждую клеточку тела. Но прежде, чем отголоски пережитого удовольствия утихли, Атор снова принялся ласкать её, двигаясь меж сомкнутых бёдер, на этот раз без проникновения. Резко, быстро, прижимая её к себе почти до боли. Очередная волна опаляющего жара, рассыпавшаяся сверкающими осколками, не заставила себя долго ждать. А по бёдрам потекла тёплая жидкость.
        Развернув девушку, боевик обнял её, легонько поглаживая худенькие лопатки. Дана чувствовала, как часто бьётся его сердце, слышала тяжёлое дыхание. А потом мужчина подхватил её на руки, вынес на берег. Осторожно поставил на песок, укутал в лежавшее на простой деревянной скамье белоснежное полотенце, пушистое и мягкое. Почему-то именно в этот момент Дана особенно остро ощутила свою обнажённость. Щеки девушки моментально опалила густая краска стыда. Почему-то вспомнилось, как Атор рассматривал её в своей комнате, лениво, изучающе скользя равнодушным взглядом по телу. Сегодня его взгляд равнодушным не был. Подхватив со скамьи одежду, девушка прижала её к груди. Хаосит уже оделся и стоял, прислонившись к стене.
        - Вы могли бы отвернуться? - глухо попросила Дана, не решаясь посмотреть в глаза мужчине.
        Пресветлый, что он теперь о ней думает?.. Наверняка считает, что она просто набивала себе цену всё это время, разыгрывая оскорблённую добродетель. Девушке категорически не хотелось, чтобы Атор воспринимал её именно так. Она понимала, что боевик действительно может дать ей многое, но не хотела следовать совету подруг и продавать свое тело ему как можно дороже.
        - Скромница, - усмехнулся Атор, но соизволил отвернуться.
        Лидана едва сдержала слёзы, расценив его реплику, как тонкую издёвку. Назвать её скромницей после того, как она совершенно бесстыдно млела в хмельном дурмане страсти, отдаваясь ласкам, выгибаясь навстречу мужским ладоням… и не только? Да она распутница, и речи о добродетели после этого быть не может! Понуро опустив голову, девушка быстро оделась. Когда мужчина повернулся к ней, испуганно прижала к груди полотенце и отступила на шаг. Тут же покраснела, понимая, как глупо и жалко это выглядит.
        - Антимагическое пространство? - уточнила я, покосившись на тонкие края серебристых пластин, вмурованных в дверной косяк.
        Себастьян даже отвечать не стал, лишь отступил в сторону, пропуская меня внутрь. Я вошла, поморщившись от неприятного ощущения. Меня словно опустили в густой, вязкий, холодный кисель. Дар умолк, словно его и не было. Ох, если у меня такие ощущения, что же чувствуют сильные маги вроде Яна или Скайнера? Но через несколько секунд стало легче, хотя я то и дело пыталась обратиться к магии. Просто для того, чтобы убедиться, что она со мной и вернётся, как только мы выйдем. Наконец мне удалось почувствовать свой дар, отозвавшийся теплом в груди, но он словно был заключен в непроницаемую стеклянную сферу. Серебристая сеть антимагического металла оплетала всю допросную. Понятно, почему нет необходимости ставить толстую решётку. На окне наверняка пару десятков «охранок».
        Ян вошёл следом за мной, указал на стену слева:
        - За ней ещё одна комната, там во время допроса находятся наблюдатели. Слышат каждое слово, видят, что происходит. Безопасность превыше всего.
        Понятно, знакомое заклинание. Нам о нём рассказывали. Наблюдатели видят всё происходящее сквозь сеть антимагических пластин, но могут вмешаться, если что-то пойдёт не так. Интересно, а как защищена дверь?
        - Осторожней, - произнёс напарник, увцдев, что я склонилась к дверному полотну и рассматриваю ручку.
        Я дёрнулась от неожиданности, отпустила дверь и отскочила в сторону. Мало ли, как долбанёт сейчас чем-нибудь неприятным! Вкрапления антимагического металла были только на косяке. Дверь захлопнулась, глухо щёлкнув замком. И только тогда я сообразила, что ключа не видела. Перевела взгляд на Яна. Тот был спокоен, как каменная горгулья. И выгладел примерно так же дружелюбно.
        - Вообще-то я имел в виду как раз то, что не стоит захлопывать дверь, но согласен: следовало сформулировать это иначе, - заявил он. - Так на чём я остановился?
        - У тебя есть ключ? - ломким от волнения голосом спросила я.
        Никогда не страдала боязнью замкнутых пространств, но именно сейчас многое бы отдала за то, чтобы открыть эту демонову дверь! Напарник молча покачал головой, разрушая мои надежды.
        - И что будем делать? - занервничала я. - Может, позвать кого-нибудь? Дежурный услышит?
        - Не услышит, - ответил Ян. - Здесь хорошая звукоизоляция. А в соседней комнате сейчас пусто.
        - Поражаюсь твоему спокойствию, - я поёжилась. - И как долго мы можем здесь просидеть?
        - Минут десять, - словно само собой разумеющееся, сообщил дракон. - Скай наверняка уже получил сигнал, что вторая допросная заперта, а в соседней комнате пусто.
        Это нарушение.
        - А если ир Скайнер куда-то отлучился? - с нескрываемой тревогой в голосе уточнила я.
        - У него есть зам, - пояснил напарник. - И нет, это не я. Успокойся, ведьма. Наору я на тебя как-нибудь в другой раз и не здесь.
        - Успокоил, - я не удержалась от нервного смешка. - Ты сама доброта и любезность.
        Ян не отреагировал на мою реплику. Опустился на стул, вытянув ноги, кивнул мне на соседний:
        - Присаживайся. Раз уж мы оказались в такой подходящей ситуации, самое время прояснить несколько вопросов. Меня очень интересует, где ты пропадала последние полгода.
        Мои информаторы не сумели это выяснить.
        Ччччёрт, а это был удар под дых. Как некстати Ян решил это узнать!
        - Профессиональная деформация? - я попыталась свести всё к шутке. - Как только оказался в допросной, сразу просыпается желание кого-то допросить?
        - Побеседовать, - поправил меня напарник. - К чему понапрасну терять время?
        - Тогда справедливо будет, если и ты ответишь на несколько моих вопросов, - перешла в атаку я. - Почему ты так долго отказывался от напарниц и внезапно согласился на меня?
        - Понравилась, - Ян усмехнулся.
        - Врёшь.
        - Не докажешь, - с удовольствием вернул он мне мою же реплику.
        Ах так? Ну держись!
        - Эти полгода я провела в элитной секретной пекарне. Угадай, какой рецепт освоила на славу?
        - Ведьма, - почти ласково произнёс напарник, - ты возбуждаешь мой интерес.
        - Надо же с чего-то начинать, - тем же тоном отозвалась я.
        Доброжелательная улыбка никуда не делась с лица собеседника, но его поза изменилась.
        Он подобрался, словно дикий кот перед прыжком. Из чёрных глаз повеяло холодом полярной ночи. Ой, кажется, это была неудачная шутка.
        - Ирия Дарина, я так понимаю, вы не против укрепить служебную связь между нами самым простым и быстрым методом? - осведомился он. - Что ж, ради успешного расследования сложных дел я готов обсудить эту возможность.
        Ах ты, зараза! Пусть Элис такое предлагает, она будет в восторге!
        - Напомни мне запустить в тебя порчей, как только выйдем из допросной! - обиженно буркнула я. - Можем обсудить, какой именно!
        - Не трать на меня резерв, - покачал головой напарник и добавил с пакостной ухмылкой: - Пригодится. Вдруг опять птицы на обед заглянут.
        Я выразительно покосилась на соседний стул, всерьёз прикидывая шансы на успех, если за неимением магии запущу в слишком разговорчивого дракона столярным изделием. От очередного провала меня спас заскрежетавший в замке ключ.
        - Благодарю, Дейв, - кивнул Себастьян освободившему нас оперативнику. Повернулся ко мне: - Продолжим экскурсию, или хватит с тебя впечатлений?
        Очень хотелось из вредности ответить, что продолжим, но я сумела победить себя и покачала головой.
        - В другой раз.
        - Тогда возвращаемся к работе, - согласился дракон. - Сводная таблица ждёт тебя.
        И в этот раз я не стала спорить. Уж лучше работать с документами, чем общаться с Яном на тему того, где я провела последние полгода.
        Глава 9
        Оставшиеся до выходных дни пролетели быстро и практически без происшествий.
        Себастьян почти не появлялся в кабинете, переложив на мои хрупкие плечи подготовку дела по артефакту Демолей для передачи его в центральное управление. Последний необходимый для этого труп обнаружился в районе портов. Но со сводной таблицей я провозилась дольше, чем ожидала. Эта задача неожиданно оказалась сложной. Пришлось запросить дополнительную информацию из архива городского морга и у коллег из других управлений.
        А ещё какой-то негодяй повадился воровать мою еду из холодильника! Уже третий раз вместо пакета с вредными, но очень вкусными пончиками в сахарной пудре я наблюдала лишь пустую полку.
        Это раздражало. Вот и сегодня, заглянув в холодильник в комнате отдыха, вместо пакета припасённых к обеду пончиков я обнаружила в холодильнике все условия для того, чтобы случайно оказавшаяся там мышь повесилась от голода. Да чтоб этого сладкоежку метлой по хребту! А я что есть буду?! План мести созрел окончательно. На последнем курсе на зельеварении мы разрабатывали и защищали собственные проекты. Меня тогда в очередной раз взбесили парни соседок по блоку, утащившие из холодильника запечённого гуся, которым я собиралась питаться три дня, и я решила вершить справедливость. По задумкам, холодильник должен был обругать каждого, кто пытался бы влезть в него без разрешения, и, по возможности, прищемить пальцы дверцей, чтоб неповадно было. Я даже расщедрилась на покупку десяти магических накопителей и израсходовала их все. Увы, на испьп-ание получившегося зелья времени не хватало, а рисковать я побоялась. В итоге на зачёт я представила альтернативный проект, попроще. Эликсир от веснушек. А пузырёк с зельем с тех пор бережно хранился в пространственном «кармане», в котелке, и ждал своего часа. Как же
мне хотелось совершить задуманное прямо сейчас! Но место было самым неподходящим.
        Да и настроение - далёким от полной сосредоточенности и лёгкого отрешения. Ничего, дома достану и в понедельник принесу с собой. И вот тогда… Я хихикнула, представив, какой сюрприз ждёт любителя или любительницу поживиться пончиком за чужой счёт! И даже мелькнувшая было мысль о невезении меня не остановила. В последние два дня проклятье притихло и проявлялось только по мелочам. Я всего лишь раз опрокинула на себя стакан с кофе, испугавшись прилетевшей на окно и заоравшей дурниной чайки. Подлая птица не забыла, где её угостили булкой! К моему счастью, Яна в этот момент в кабинете не было, и я избежала тонких издевательств на тему любви отдельно взятых ведьм к городским пернатым.
        Зато Дэррек не оставлял попыток произвести на меня впечатление. Для начала привлок стопку блокнотов в твёрдом переплёте, пачку карандашей и три чернильные ручки. Добыл где-то букет чахлых, но всё-таки живых подснежников и вручил их мне с неимоверно гордым видом. Я выдавила из себя благодарную улыбку и оставила цветы в комнате отдыха. Слишком тяжело было смотреть на умирающие растения, сорванные ради чужой забавы. Как и все ведьмы, я предпочитала живые, а не срезанные цветы. Кто-то добрый подсказал моему ухажёру, в чём тот ошибся, и на следующий день он разорился на пять баночек ягод лорденики, которыми я тут же поделилась с другими поисковиками, подчеркнув, что это угощение от Дэррека. Такой подарок стоил дорого, а я не желала быть обязанной молодому волку. Поняв, что подобными методами моей благосклонности он не добьётся, Дэррек притих.
        Не иначе, вынашивал очередной гениальный план. А ещё в последние два дня он занимал мне место рядом с собой на планёрках, чем неимоверно бесил Яна. Недовольство напарника я ощущала прекрасно, хоть на мне он и не срывался. Зато могла бьпъ спокойной: теперь белый дракон не уступил бы меня Дэрреку исключительно из принципа.
        В субботу меня ждал обед со Скайнером Норрисом, и, откровенно говоря, меня немного потряхивало от нервозности. Почему-то участие главы управления и его внимательность к моим проблемам немного пугали. Что ему может быть нужно от полукровки вроде меня? В альтруизм власть имущих после «урока», полученного от Тирианы, я не верила. С самого утра металась по квартире, сама не зная, чего хочу. В итоге занялась ненавистной уборкой без применения магии. Просто для того, чтобы успокоиться. Помогло. Зато появился новый повод для страданий. Мне было нечего надеть! Два платья, купленных в магазине готовой одежды, я отмела сразу. Слишком простые. Со вздохом вспомнила гардероб, оставшийся в цитадели Вед, и снова уткнулась мрачным взглядом в шкаф. Две пары брюк, три блузки, два тёплых свитера. Святой котелок, и в чём пойти на свида… на обед с графом?
        Время поджимало, а я стояла, рассматривая вешалки. Так, всё! Чёрные брюки с завышенной талией, белая блузка с вышивкой на кармашках, волосы в низкий хвостик, мазануть алой помадой губы… Взглянула в зеркало. Из него на меня испуганно таращилась воспитанница приходской школы, приехавшая на выходные домой и стащившая у старшей сестры косметичку. Но времени менять что-либо уже не было. Г раф Г рейд был точен, словно часы на ратуше, и уже звонил в дверь. Я распустила волосы, тряхнула ими, позволяя улечься в лёгком беспорядке. Стало ещё хуже. Теперь из амальгамной глубины в мои глаза нагло взглянула маскирующаяся под невинность кокетка. Тихонько взвыв, я вернула прежнюю причёску и поспешила к двери.
        - Уже открываю! - крикнула я томящемуся за ней начальству, прыгая на одной ноге и пытаясь совладать с замком на сапоге. - Одну секунду.
        Накинула на плечи полушубок и распахнула дверь. Скайнер Норрис, в отличие от меня, выгладел безукоризненно. Чисто выбритый, благоухающий парфюмом с яркой древесной ноткой, в чёрном пальто и так тщательно выглаженных брюках, что стрелочками на них можно было порезаться. Ботинки графа тоже были начищены до блеска.
        - Дарина, вы прекрасны, - произнёс он, склоняясь к моей руке, чтобы запечатлеть на ней поцелуй.
        Выпрямившись, ловко подхватил с пола и протянул мне накрытый воздушным куполом цветочный горшок с голубыми и белыми гиацинтами.
        - Я знаю, что ведьмы чтут живую природу и не любят букеты, но не мог позволить себе прийти к даме без цветов, - с обаятельной улыбкой произнёс ир Скайнер. - Надеюсь, вы оцените этот скромный подарок.
        - Они восхитительны! - искренне призналась я, отчаянно вспоминая, что на языке цветов означают гиацинты, да ещё и бело-голубые. Вряд ли такой аристократ как граф Грейд мог преподнести букет, не несущий тайное послание. - Благодарю вас!
        - Пустяки, ваша улыбка для меня - лучшая из наград, - склонил светловолосую голову Скайнер Норрис. Дождался, пока я поставлю горшок с цветком на тумбу для обуви и, вежливо предложив руку, сообщил: - Мой экипаж ожццает нас внизу. Я взял на себя смелость заказать для нас столик в «Серебряной лилии».
        Я мысленно присвистнула. Этот ресторан был одним из самых дорогих в Блесендоре, пользовался любовью аристократов, и попасть в него было непросто. Ходили слухи, что туда захаживает даже сам Филипп Сияющий. Разумеется, король изволил наслаждаться изысканными блюдами в отдельном кабинете, но сам факт его благоволения к поварам «Серебряной лилии» возносил популярность ресторана до небес. Только вот одета я была совсем не для посещения подобных заведений. Скайнер в ответ на это одарил меня ещё одной вежливой улыбкой и заявил, что коль уж он доставил мне неудобства своим выбором, готов компенсировать их и подарить мне приличествующий случаю наряд. Особенно подчеркнул, что меня это совершенно ни к чему не обяжет. Я попыталась отказаться, на что начальник с той же мягкой и добродушной улыбкой предложил считать эту встречу запоздалым и совершенно неформальным собеседованием.
        - Место встречи выбирал я, - произнёс он. - И раз уж оно подразумевает определённый выбор одежды, будет справедливо, если я компенсирую расходы.
        - С вами невозможно спорить, - покачала я головой.
        - Не спорьте, - усмехнулся Скайнер. И добавил неожиданно искренне: - Дарина, я виноват в сложившейся ситуации. Очень хотел произвести на вас впечатление и совершенно забыл о том, что вы недавно вернулись в Блесендор. Молю вас, проявите снисхождение и позвольте мне искупить вину!
        Я поневоле сравнила его с Себастьяном. Примерно одного возраста, оба блондины, но со Скайнером, в отличие от Яна, было легко общаться. Он чутко улавливал колебания настроения и подстраивался под них. От него не хотелось ждать подвоха. Немного раздражала лишь привычка Скайнера бесцеремонно вторгаться в личное пространство, трогать за плечо, поглаживать ладонь, но я усмирила недовольство. В конце концов, у каждого свои недостатки. И этот - не самый тяжёлый.
        Платье из тёмно-синей парчи, отороченное по лифу и подолу кипенно-белоснежным кружевом было тяжёлым, точно кольчуга. Зато в «Серебряной лилии» я выглядела не хуже большинства дам и мысленно поблагодарила Скайнера Норриса, что тот всё же настоял на своём и не позволил мне выглядеть здесь нелепо. Увы, в подобных местах судили по одежде.
        Я же знала свой характер и наверняка бы наградила порчей или проклятием каждого, кто посмел бы взглянуть на меня с пренебрежением.
        Г раф Г рейд был изумительным собеседником. В меру остроумным, в меру куртуазным. И прекрасно умел слушать. В какой-то момент я поймала себя на том, что вовсю травлю ему байки времён недавнего студенчества и с упоением обсуждаю знакомых преподавателей.
        Запнулась на полуслове, лихорадочно соображая, не наговорила ли лишнего. Паранойя всколыхнулась с новой силой. Историю я закончила скомкано и торопливо. Ещё не хватало разоткровенничаться со следователем, пусть и получившим должность начальника шестого управления. Бывших следователей не бывает! Скайнер, разумеется, заметил эту заминку и перехватил нить беседы. Мы обсуждали книги и увлечения, разговаривали о магии и артефактах, но без опасных подробностей, и к тому времени, как принесли десерт, мне казалось, что я знаю Скайнера уже много лет.
        Г раф отвёз меня домой, проводил до двери. Ненадолго замялся у порога, прощаясь, словно собирался что-то сказать, но передумал. Поцеловал ладонь, задержавшись чуть дольше, чем требовали правила приличия, выразил надежду на новую встречу вне рабочих стен и откланялся. Дома я задерживаться не стала. Наблюдая из-за занавески, убедилась, что экипаж отъехал, шустро переоделась и поспешила в ближайшую цветочную лавку, рассудив, что уж там мне точно подскажут значение белых и голубых гиацинтов. Обратно возвращалась слегка обескураженная и смущённая. Белый гиацинт нёс послание «Я очарован», а голубой свидетельствовал о верности и преданности дарителя. Щёки жарко пылали. Возможно ли, что Скайнер Норрис… ухаживает за мной? Теперь знаки его внимания виделись в ином свете. Его беспокойство, не обижает ли меня напарник, стремление помочь, забота, которой он меня окружал сегодня. И это было приятно.
        Проклятье напомнило о себе в самый неподходящий момент. Из-за угла выскочил перепуганный кем-то бродячий рыжий кот, тащивший в зубах рыбий хвост, и со всего размаху врезался в мою ногу. Этого хватило, чтобы я поскользнулась, замахала руками и упала в ближайший сугроб. Слежавшийся снег был жёстким, я сильно ушибла колено. Лечила его весь вечер, по капле вливая магию. Целительство не было моей сильной стороной. По правде говоря, с моим уровнем дара о сильных сторонах и говорить было смешно. Я прекрасно варила эликсиры и восстанавливающие зелья, но на них требовалось время и с десяток дорогостоящих растений и ягод, которых у меня, конечно же, не было. А в воскресенье отдыхала, наконец-то посвятив весь день себе. Аккуратно, стараясь не использовать слишком много энергии, плела охранки и развешивала защитные и энергосберегающие чары. Моё жилище - моя крепость. Даже временное. С опаской проверила ауру и поморщилась.
        Проклятье всё-таки её разъедало, пусть и медленней, чем сразу после активации. Надо было торопиться, но, вццит Праматерь, я понятия не имела, каким образом вернуть Рилиану Фортену его демоново колье и при этом сохранить жизнь. Задумалась было над вариантом «случайно» обнаружить шкатулку с «Лунной бабочкой» где-нибудь в безлюдном месте, желательно, в присутствии Яна, с видом лихим и придурковатым бесстрашно схватить украшение, а потом устроить показательную истерику и потребовать немедленно снять с меня проклятье, потому что я молода, прекрасна и даже без посторонних проклятий вполне невезуча. Но, увы, идея была нежизнеспособна. Без свидетеля она терпела крах, а со свидетелем могла провалиться на любом этапе. Кто-то мог найти шкатулку раньше. Если бы она дождалась меня в тайнике, то напарник мог выхватить её в любой момент. К тому же Ян наверняка заинтересовался бы, как это мне так повезло обнаружить легендарный артефакт, который официально никуда и не исчезал.
        К вечеру мысли вернулись ко вчерашнему свиданию. И как мне себя теперь вести со Скайнером? Как реагировать, если он продолжит проявлять ко мне внимание? А он наверняка продолжит. И, главный вопрос, хочу ли я развития отношений с ним? Кокетка внутри меня встрепенулась. О да, она хотела, как минимум, из интереса. Опытный, красивый мужчина.
        Отличная кандидатура, чтобы… «Позлить Яна», - выдохнуло подсознание. Святое сердце, это ещё что такое?! Нет-нет-нет, внимание белого дракона мне нужно в последнюю очередь! И вообще не нужно, вот! С задачей раздражать его вполне неплохо справляется Дэррек. Чтобы избавиться от подозрительных и совершенно неправильных мыслей, я решила заняться полезным делом: достать наконец-то пузырёк с эликсиром. Любителя угощаться чужими пончиками следовало немного наказать. Села на кровать, сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, входя в медитативное состояние. Потянулась к пространственному «карману», достала из него экспериментальное зелье. Ядовито-изумрудное, переливающееся в тонком, но прочном стекле, словно драгоценность. Только бы сработало! Впрочем, если и завтра кто-то чересчур голодный и прожорливый поживится моим обедом, узнаю наверняка, удался ли мой проект.
        Утро началось со снегопада. Я порадовалась, что проснулась раньше, потому что метель накрыла Блесендор плотной пеленой. Когда спускалась по лестнице, показалось, что в квартире зазвонил телефон, но возвращаться уже не стала. Снег парализовал столицу. Встали омнибусы и наёмные экипажи. Редкие отчаянные прохожие вроде меня пробирались по сугробам практически на ощупь. В хорошую погоду я легко прошла бы семь кварталов за полчаса, но в такой снегопад вынужденная прогулка отняла больше времени. И это при том, что большую часть пути я умудрилась пролететь на метле, борясь с ветром, пока руки не озябли настолько, что я начала всерьёз опасаться упасть. Остаток пути пришлось проделать пешком, и в управление я ввалилась настоящим снеговиком. До начала рабочего дня оставалось десять минут, как раз, чтобы выпить стаканчик кофе и согреться. В кабинете я застала почти идиллическую картинку. Ян сццел за столом, отмечая на разложенной перед ним карте какие-то точки, а Элис стояла рядом, склонившись так, что то и дело задевала плечо дракона высокой грудью. Две верхние пуговицы на мундире ирии следователя были
продуманно расстёгнуты, как и на рубашке, и даже от двери я могла наблюдать, как в получившемся вырезе колыхались сливочно-белые округлости. Бардак! Что она себе позволяет? Ещё бы на колени к Себастьяну уселась! Дракон, впрочем, тоже был одет не совсем по форме. Мундир небрежно брошен на спинку моего кресла, рукава рубашки закатаны.
        - … вот здесь и здесь вчера были обнаружены некоторые пропавшие из лавки безвременно почившего Стормо артефакты, - закончил фразу Ян. На секунду поднял глаза от карты, приветливо кивнул мне: - Доброе утро, Дарина. Не замёрзла?
        - Доброе утро, иреи следователи, - отозвалась я и съязвила: - Любовь к работе греет.
        Как вижу, не только меня.
        - Присоединяйся, - на губах напарника мелькнула улыбка.
        - Работы на всех хватит. - Он поднялся, развернул карту ко мне. Склонился так, что кончики светлых волос, собранных в хвост, мазанули по моей щеке. - Смотри, вот здесь, где зелёные точки, находятся городские ломбарды. В тех, что отмечены красным, пытались продать украденные у убитого лавочника артефакты. Сейчас Скай вернётся, подпишет ордер, и мы с Элис отправимся изымать похищенное. А потом поработаешь с вещдоками.
        - Ян, к чему привлекать стажёра? - ласковым, грудным голосом проговорила Элис, поставив руки на стол. Её грудь при этом красиво колыхнулась. - Виола справится сама.
        - Твоя напарница и без того занята, - парировал Ян, продолжая нависать надо мной.
        Мне показалось, что он принюхивается. - А Даре необходимо набираться опыта.
        - На сложных делах? - хмыкнула лиса, выпрямившись.
        - Уж какие достались, - спокойно ответил белый дракон.
        Повисла нехорошая тишина. Ирия Элисандра прожигала меня недовольным взглядом. И присутствие Яна за моей спиной совершенно не обнадёживало. Я чувствовала себя, словно между двух огней. Того и гляди, хоть один, да заденет. В душе набирала силу буря.
        Раздражение, охватившее меня при виде Элис, откровенно соблазняющей моего напарника под предлогом совместной работы, вот-вот грозило вырваться наружу.
        - Дара, будь любезна, принеси мне кофе, - неожиданно попросил Ян, коснувшись меня горячей ладонью.
        Я вздрогнула, словно от удара. За кого он меня принимает? Я поисковик, а не секретарша, чтобы кофе носить и бумажки перебирать! Ну всё, сейчас как выскажусь - мало не покажется!
        - Я… - набрав в грудь побольше воздуха, гневно начала я и ойкнула, когда дракон чувствительно сжал моё плечо.
        - Буду очень признателен, - пророкотал он.
        - Работы на всех хватит. - Он поднялся, развернул карту ко мне. Склонился так, что кончики светлых волос, собранных в хвост, мазанули по моей щеке. - Смотри, вот здесь, где зелёные точки, находятся городские ломбарды. В тех, что отмечены красным, пытались продать украденные у убитого лавочника артефакты. Сейчас Скай вернётся, подпишет ордер, и мы с Элис отправимся изымать похищенное. А потом поработаешь с вещдоками.
        - Ян, к чему привлекать стажёра? - ласковым, грудным голосом проговорила Элис, поставив руки на стол. Её грудь при этом красиво колыхнулась. - Виола справится сама.
        - Твоя напарница и без того занята, - парировал Ян, продолжая нависать надо мной.
        Мне показалось, что он принюхивается. - А Даре необходимо набираться опыта.
        - На сложных делах? - хмыкнула лиса, выпрямившись.
        - Уж какие достались, - спокойно ответил белый дракон.
        Повисла нехорошая тишина. Ирия Элисандра прожигала меня недовольным взглядом. И присутствие Яна за моей спиной совершенно не обнадёживало. Я чувствовала себя, словно между двух огней. Того и гляди, хоть один, да заденет. В душе набирала силу буря.
        Раздражение, охватившее меня при виде Элис, откровенно соблазняющей моего напарника под предлогом совместной работы, вот-вот грозило вырваться наружу.
        - Дара, будь любезна, принеси мне кофе, - неожиданно попросил Ян, коснувшись меня горячей ладонью.
        Я вздрогнула, словно от удара. За кого он меня принимает? Я поисковик, а не секретарша, чтобы кофе носить и бумажки перебирать! Ну всё, сейчас как выскажусь - мало не покажется!
        - Я… - набрав в грудь побольше воздуха, гневно начала я и ойкнула, когда дракон чувствительно сжал моё плечо.
        - Буду очень признателен, - пророкотал он.
        Я обернулась и запрокинула голову, собираясь заявить напарнику, что он обнаглел. Но Ян не смотрел на меня. Он не сводил взгляда с Элис, и, видит Праматерь, я не хотела бы оказаться на её месте. Святой котелок, какая же я идиотка! Ян просто не хочет, чтобы я оказалась в эпицентре скандала.
        - Сейчас принесу, - кивнула я и тут же получила свободу.
        Выскочив за дверь, тут же прижалась к ней ухом, наплевав на то, что меня может увидеть любой, кто выйдет в коридор из соседних кабинетов. Активировала простенькое заклинание, скрывающее запах и ауру, чтобы оставшиеся в помещении не поняли, что я подслушиваю, и второе, чтобы лучше слышать всё, что там происходит.
        - Вот только не говори, что всерьёз намерен с ней работать! - резко бросила Элис. - Девчонка пустышка! Её ведьминский дар слабее, чем разбавленный водой молодой эль!
        - Главное, чтобы она умела верно его применять, - ответил Себастьян. - И, Элис, я сам решу, с кем мне работать.
        Лиса верно поняла намёк. Да его и нельзя было не понять: Ян не скрывал стальных ноток в голосе.
        - Я забочусь о расследовании, - попыталась выкрутиться Элис. - Не хотелось бы, чтобы мы топтались на месте из-за неопытности твоей напарницы.
        - Я позабочусь, чтобы этого не произошло, - уверил её Ян. И добавил, резко, безжалостно: - Тормозить расследование больше, чем ты, она точно не будет. Кто с прошлой недели собирается побеседовать со вдовой лавочника? Мне стоит самому этим заняться?
        Как оправдывается лиса, я уже не слушала. Не скрывая торжествующей усмешки, пошла за кофе. Заступничество Яна приятно порадовало. Напарник не давал меня в обиду всяким лисам, и за это я готова была простить ему то, что он выставил меня из кабинета.
        Пока готовился кофе, я решила заглянуть в холодильник и проверить, как там мой перекус. На этот раз я принесла домашние крендельки с творогом и уже предвкушала несколько приятных минут во время обеденного перерыва. Но увы, неизвестный любитель вкусного не дремал! Явился на работу чуть заранее, не испугавшись метели, первым делом влез в холодильник и умыкнул оттуда мою выпечку. Ну всё, сейчас месть обиженной ведьмы будет страшна! Пришло время моего экспериментального зелья.
        Выглянула в коридор, убедилась, что там пусто, бросила по обе стороны от двери простенькие сторожевые заклинания и вернулась к холодильнику. Достала из кармана пузырёк с эликсиром, едва не сломав ноготь, вытащила тугую пробку и слегка замешкалась, подбирая слова для правильного оговора. Значит, так: зелье действует без вреда для меня на всех уровнях, от физического до магического, а холодильник после воздействия эликсира защищает находящуюся в нём еду от чужих посягательств. Опять же, без нанесения тяжких телесных повреждений, за которые можно привлечь к ответственности ведьму, изготовившую зелье, то бишь, меня. Усложнять не буду, разве что можно добавить пару фраз о том, что объект, то есть, холодильник, может самостоятельно определять способы и степень воздействия на желающих объесть ближнего своего, не нарушая при этом указанных рамок.
        Так, всё. Пора отмерять десять капель эликсира и одновременно произносить оговор. Но едва я наклонила пузырёк над пустой полкой, сработала одна из сторожек. Кто-то шёл по коридору и вполне мог жаждать стаканчик утреннего кофе. У меня было не более пяти секунд, чтобы закончить ритуал. Только вот зелье оказалось густым и капли вытекали из горлышка флакона слишком медленно. Я встряхнула его, надеясь, что эликсир польётся быстрее, но пузырёк выскользнул из пальцев и укатился в конец полки, откуда с тихим звоном упал вниз. Я закрыла холодильник и метнулась к коферазливному механизму. Нажала на кнопку, даже не гладя, что выбрала. Кажется, кофе с молоком. Успела! Возле холодильника меня не застали! Вошедший в комнату отдыха пожилой следователь смерил коферазливной механизм неодобрительным взглядом и пробурчал:
        - И что только вы находите в этой бурде? Добрейшего утра, ирия ведьма.
        Тяжело ступая и слегка косолапя, он подошёл к чайнику. Пока тот закипал, обстоятельно и неторопливо насыпал в огромную - наверное, на литр - кружку веточек малины, сухих ягод земляники, липового цвета и листьев черники. Заварил их кипятком, накрыв блюдцем. А когда снял его, чтобы добавить холодной воды и мёда, помещение наполнил густой травяной аромат.
        - Вот, что пить надо, - наставительно сообщил мне коллега по управлению. - А вы кофием своим травитесь. Что в нём полезного?
        - Он бодрит, - пояснила я, отпивая из своего стаканчика. Эх, сахар забыла… - И вкусно.
        - Бодрит настой с можжевеловыми ягодами да молодыми сосновыми побегами, - возразил мне оборотень. - И вся усталость, ирия, от неправильного питания. Вы, ведьмы, это лучше иных ведать обязаны. А для бодрости попейте настой дубовой коры с прополисом и пчелиным подмором. Могу угостить. На вкус не хуже вашего кофия, хочь и привыкнуть надо.
        Но кто распробует, тот только его и потребляет.
        Холодильник в углу подозрительно завибрировал. Градус моей тревожности вырос сразу на десяток пунктов и опасно приблизился к отметке «истерика». Что произойдёт, если переборщить с зельем, я не знала. А за время нашей неторопливой беседы с коллегой эликсир из пузырька наверняка вьп-ек до конца.
        - Нет-нет, благодарю, - покачала я головой.
        Дана разжала ладони, и плед мягко упал к ногам. Прижалась спиной к горячей груди мужчины. Почувствовала, как его руки спустились на талию, лаская живот. Атор не торопился, словно впереди у них была целая вечность, хотя девушка чувствовала, как он возбуждён.
        - Повернись ко мне, - хрипло приказал хаосит.
        Продолжая держать её за талию, ласкал жадным взглядом мягкие изгибы тела, округлости груди, любовался матовой белизной кожи. Полумрак надёжно прятал румянец на щеках девушки, но не мог скрыть взволнованное дыхание. Атор легонько коснулся губ искусительницы, одновременно накрывая ладонями её грудь. Приласкал большими пальцами призывно торчащие соски. Лидана тихо всхлипнула, подалась навстречу.
        Она знала, что Атор умеет быть потрясающе ласковым и нежным, но настолько бережного отношения не могла даже представить. За прошедшее время боевик прекрасно изучил её тело, знал, как сделать так, чтобы Дане было хорошо, но в эту ночь его прикосновения были особенно чувственными. Опустив её на кровать, он целовал девушку, чутко реагируя на каждый отклик, не спеша, так томительно медленно, что Дана сама выгибалась навстречу его ласкам, забыв о стеснительности. Яркий, сильный оргазм накрыл волной, унося к звёздам.
        - Можем на этом остановиться, - негромко предложил Атор, поглаживая девушку по бедру и мысленно моля всех богов, чтобы она не согласилась.
        - Не надо, - Дана повернулась в нему, уткнулась носом в шею. Тихо выдохнула: - Я тебе доверяю.
        Больше он ни о чём не спрашивал. Продолжил ласкать её, снова разжигая огонь желания. Сбросив одежду, навис над девушкой. Провёл головкой члена по влажным складочкам, легонько толкнулся внутрь. Дана сжала зубы, когда он проник глубже. Едва сдержала вскрик, когда низ живота обожгла острая, резкая боль. Боевик замер, почувствовав, как напряглось под ним стройное тело. Ласково поцеловал, не торопясь двигаться дальше. Дождался, когда девушка снова немного расслабится, и только тогда продолжил. Он был осторожен, но Дана боялась даже шевельнуться, чувствуя, как мужская плоть неумолимо погружается в неё, распирает, наполняя узкое лоно. Наконец Атор остановился, заполнив её целиком. А потом медленно вышел. Ощущение наполненности исчезло, осталась лишь тупая, саднящая боль между ног. И кто-то ещё говорит, будто это может нравиться?
        - Больше больно не будет, - прошептал мужчина, бережно стирая слёзинку с её щёки.
        В темноте его ладонь внезапно покрылась бледно-фиолетовыми и белыми искорками. Магия Хаоса, соединённая с магией Света. Такого сочетания Дана ещё никогда не видела. Боевик положил руку ей на живот, и боль отступила. Искорки с ладони Атора впитывались в кожу, приятно щекотали. Потом он принёс из ванной и положил на её живот влажное тёплое полотенце. Предложил:
        - Помочь?
        - Я сама, - Дана осторожно села. Странно, но больно уже не было. Совсем. Провела влажной тканью по внутренней поверхности бёдер. Тихо призналась: - Уже не болит… Спасибо.
        - Не за что, - мужчина перетянул её к себе на колени. Почувствовав, как девушка сжалась, попросил: - Доверься мне. Тебе понравится.
        Лидана не поверила, но отбиваться не стала. Закрыла глаза, вздрогнула, ощутив, как на плечи легли горячие ладони. Пальцы боевика коснулись шейных позвонков, легонько прошлись по каждому из них. Одна рука осталась массировать шею, вторая зарылась в волосы, перебирая густые пряди. Дана расслабилась, наслаждаясь этой простой лаской без интимного подтекста, тая от приятных ощущений. Ей было так хорошо и уютно, что не хотелось ни о чём думать.
        - Моя девочка, - прошептал Атор, поглаживая её по спине.
        В его голосе было столько тепла, что Дана тут же открыла глаза, пытаясь рассмотреть в полумраке выражение лица боевика. Мужчина привлёк её ближе и коснулся губ лёгким поцелуем. Бережно. Нежно. Не настаивая и давая возможность отстраниться. Девушка колебалась лишь секунду, потом её руки легли на плечи хаосита.
        Атор осыпал поцелуями лицо, шею, плечи своей желанной, снова и снова возвращаясь к призывно приоткрытым губам. То ласково и осторожно, то горячо и страстно. Руки мужчины скользили по бархатистой коже, нежа, оплетая шёлковой паутиной из ласк. Так бережно, так томительно приятно. Дана трепетала от его прикосновений, чувствуя, как по телу разливается знакомый жар. И оказалась совершенно не готова к тому, что боевик внезапно приподнимет её и плавно опустит на напряжённый член. Сжалась в ожидании боли, но той не было. Даже осмелилась шевельнуть бёдрами, ощущая непривычную наполненность.
        - Больно? - Атор поглаживал её грудь.
        - Нет, - Дана ещё раз пошевелилась, привыкая к новым ощущениям. - Не больно…
        - Точно? - боевик вновь немного приподнял её и толкнулся навстречу. - А так?
        - Приятно, - зачарованно признала девушка.
        Немного отклонилась назад, подставляя грудь под поцелуи, и тихонько застонала, когда Атор качнул бёдрами, проникая глубже. Приподнялась сама, медленно опустилась. И ещё раз. И ещё. Боевик сдерживался, не позволяя себе поддаться искушению опрокинуть Дану на кровать. Слишком плавными и медленными были её движения, настоящая пытка! Положил ладони ей на талию, начал двигаться навстречу, ускоряя темп. Девушка тихо застонала, наслаждаясь новыми ощущениями. Теперь она понимала, что такое близость. Наслаждение, заполняющее каждую клеточку тела, разливающееся тёплой волной под кожей. Жар от прикосновений, одинаково прерывистое дыхание. И ослепительная вспышка удовольствия.
        Аккуратно переложив Лидану на простыню, Атор взял её руку и несколько раз резко двинул вверх-вниз по напряжённому члену. Не самый приятный способ получить разрядку, зато почти гарантированно позволяющий избежать незапланированной беременности. Обняв довольно мурлыкнувшую девушку, шепнул:
        - Спи.
        Лёжа в его объятьях, Дана чувствовала себя счастливой. Ей нравилось знать, что она вызывает в этом сдержанном мужчине такие сильные эмоции, страсть, прорывающую даже его железный самоконтроль. Пожалуй, впервые она призналась сама себе в чувствах, которые испытывала к Атору. Его ненавязчивая забота, внимательность, терпение… Как она раньше этого не поняла? Именно к нему она шла за помощью, он оказывался рядом в сложных ситуациях, и только с ним Дана чувствовала себя в безопасности.
        А сколько заботы и нежности он проявил сейчас, думая в первую очередь о ней, о её удовольствии. Разве могла Дана ожидать подобного от кого-то другого? Она не жалела, что согласилась остаться, что отдалась боевику. По крайней мере, теперь одним страхом стало меньше. Тёплая шершавая ладонь лежала на её животе. Положив сверху свою руку, девушка закрыла глаза и вскоре задремала.
        Пробуждение было приятным и нежным. Сквозь сон Дана почувствовала лёгкие поцелуи, теплое дыхание на своей шее. Мужчина коснулся губами её плеча, и Дана на миг задержала дыхание, почувствовав, как от почти невинной ласки томно и сладко заныло внизу живота. Но прерывать эту игру она не хотела, продолжая делать вид, будто крепко спит, и с затаенным волнением ожидая новых прикосновений.
        Атор улыбнулся. Он планировал просто разбудить свою девочку, но так было даже интересней. Вновь коснулся губами её плеча, так же ласково. Притворщица взволнованно вздохнула и тут же снова притихла. Чуть заметно вздрогнула, когда тёплая рука легла на её животик. Боевик прижал девушку к себе, поцеловал в шею, уже настойчивей. Прошёлся языком за ушком. Лидана изо всех сил делала вид, будто продолжает спать.
        Медленно, едва касаясь кончиками пальцев, мужчина поглаживал её живот, успокаивая, позволяя расслабиться. Потом снова приник губами к шее. Одновременно его рука накрыла грудь девушки, слегка сжав молочно-белую округлость. Дана не сдержала тихого стона. Но глаза не открыла. Слишком приятными были эти осторожные, томительно нежные ласки.
        - Притворщица, - тихо шепнул на ухо Атор, слегка прикусывая мочку.
        Дышать ровно у девушки не получалось. То и дело дыхание сбивалось от ласковых поцелуев, прикосновений языка к шее, движения пальцев, невесомо поглаживающих спину и живот. Дана прижалась к Атору, сама не зная, хочет, чтобы он прекратил, или чтобы не останавливался. Мысли метались в голове стайкой вспугнутых котом воробьёв. Боевик обнял её, прекратив на несколько мгновений деликатные, дразнящие ласки. Девушка повернула голову, почувствовала, как его губы скользнули по щеке, коснулись век. Указательным пальцем Атор провёл по её губе. Дана замерла в ожидании поцелуя, растворяясь в нежности этого утра. Ощутив лёгкое прикосновение его губ к своим, слегка приоткрыла рот, откликаясь на ласку, медленно провела язычком по губам мужчины. Тёплое дыхание боевика на щеке, мягкие, невесомые поцелуи. Девушка боялась открыть глаза, чтобы не разрушить волшебство этих мгновений.
        Атор обнимал её бережно и осторожно, продолжая легонько касаться нежных губ. Ему нравилась слышать взволнованное дыхание своей девочки, чувствовать, как она прижимается к нему, откровенно наслаждаясь неторопливыми, спокойными ласками. Его ладонь опустилась на бедро Лиданы, не спеша, двинулась ниже. Девушка прерывисто вздохнула, потёрлась об него круглой, соблазнительной попкой, послушно выгибаясь. Тихонько застонала, когда боевик медленно вошёл в её лоно.
        А потом были неторопливые, размеренные движения внутри её тела, ласковые прикосновения к животу, груди, нежные поцелуи в плечо и шею. И долгое чувственное удовольствие с ярким финалом. Излившись на бедро девушки, мужчина тесно прижал её к себе и шепнул:
        - Как тебе спалось, солнышко?
        - Хорошо, - тихо отозвалась Дана. - Доброе утро.
        - Очень доброе, - согласился боевик. Ещё раз поцеловал обнажённое плечико и поднялся. - Вставай. Жду тебя к завтраку.
        - Ну как пожелаете, - с лёгкой обццой в голосе заявил этот приверженец здорового образа жизни. - А всё же это наши природные дары, полезней для здоровья, чем заграничные порошки из неведомо чего.
        Он ушёл, унося с собой литровую чашку чая, а я, пока не принесло очередного желающего отравиться подозрительным зельем из кофемеханизма, снова метнулась к холодильнику. Распахнула дверцу, выдвинула нижний ящик и с облегчением вздохнула, обнаружив, что флакон лежит на боку и эликсира там ещё половина. Фух, не слишком и переборщила! Ну, посмотрим, что из этого получится и рабочее ли зелье я сварила в принципе. Всё-таки заимствованная сила из накопителей могла не усвоиться, как следует.
        Заткнула пузырёк пробкой, спрятала обратно в карман. Отлично, кажется, мои манипуляции остались незамеченными. А теперь - работать. И пока кофе не успел остыть окончательно, отнести его Яну.
        Глава 10
        В кабинете, помимо Яна, был Скайнер Норрис. Элис успела уйти и, честно признаюсь, я испытала очередной приступ мстительного удовольствия, вспомнив, как её отчитывал мой напарник. Даже немного пожалела, что начальник этого не услышал. Пусть бы и ей пообещал пару-тройку неприятностей: сознательное затягивание расследования куда больший грех, нежели не написанные вовремя отчёты.
        - Дарина, тебе не следовало добираться самой, - с мягким укором сообщил мне ир Скайнер. - Непогода на время парализовала городские службы, но на этот случай в управлении есть два штатных портальщика. В следующий раз дождись кого-то из них. Либо меня. Я пытался связаться с тобой, но ты уже ушла.
        Ян бросил на меня нечитаемый взгляд, но тут же вновь вернулся к изучению лежащей на столе карты. Склонился над ней, делая пометки карандашом. Почему-то я вспомнила, как мягко и шелковисто мазанули меня по щеке его волосы, когда дракон склонился надо мной, показывая мне карту. И как при этом полыхнула алой яростью аура ирии Элисандры.
        - Да, ир Скайнер, конечно, ир Скайнер, - пробормотала я, отрываясь от созерцания светловолосой макушки напарника.
        - Просто Скайнер, мы ведь договорились, - улыбнулся граф. - Что ж, не смею отвлекать от работы. Увидимся на планёрке.
        Почему-то я чувствовала неловкость. Может, для начальника управления было в порядке вещей такое неформальное общение с сотрудниками (а, судя по тому, что и Ян, и Джейси, и даже Дэррек в разговоре частенько называли его просто - Скай, дело так и обстояло), но я бы предпочла всё же соблюдать субординацию. Особенно, в свете значения подаренных цветов. До сих пор в голове не укладывалось, что граф Г рейд в самом деле начал за мной ухаживать!
        - Не ожидала, что начальство окажется настолько лояльным и заинтересованным в комфорте сотрудников, - с нервным смешком произнесла я.
        - Скай ценит тех, кто работает под его руководством, - холодно отозвался Ян. И в его голосе мне послышалось тщательно скрываемое недовольство. - И к женщинам он особенно внимателен.
        А вот последняя фраза прозвучала как-то адовито. Кажется, одного огнедышащего блондина не радовал интерес, который второй блондин проявлял ко мне. С чего бы, любопытно знать. Хотя нет, абсолютно, совершенно, категорически не любопытно. Себастьян меня волновал исключительно как напарник. Да и я ему, слава Праматери, была совершенно неинтересна. Досадно лишь одно: безразличие напарника распространялось и на мои профессиональные качества. Я имела все основания подозревать, что про работу с вещдоками Ян упомянул лишь потому, что с его точки зрения передача абсолютно необученного поисковика кому-то из следователей через полгода выглядела намного хуже, чем перспектива подключить меня к расследованиям. Хотя бы минимально. И ох, как же это раздражало!
        Хотелось стереть с холёного, красивого лица белого дракона равнодушно-незаинтересованное выражение, сделать что-то такое, чтобы маска отрешённости пошла трещинами и Ян показал настоящие эмоции. Святой котелок, да, я хотела, чтобы он меня похвалил! Искренне, от души, признавая тем самым свою неправоту относительно всего, что наговорил мне при нашей второй встрече в этом самом кабинете.
        Означенный дракон тем временем поднялся и надел мундир. Залпом выпил окончательно остывший кофе и выбросил смятый стаканчик в корзину для мусора.
        - Ты что-то говорил о вещдоках, - напомнила я, пока он не ушёл. - Когда я смогу с ними поработать?
        - После планёрки, - ответил Ян. - Полагаю, мы с Элис к этому времени вернёмся в управление.
        - А можно и мне с вами? - попросила я. - Я же не просто твоя напарница, а ещё и стажёр. Мне вдвойне положено выезжать на изъятие артефактов и их осмотр на месте.
        В чёрных глазах дракона не проскользнуло ни одной эмоции. Он несколько секунд сверлил меня взглядом, а после неожиданно согласился:
        - Пойдём. Тебе будет полезно посмотреть, как работает Виола, напарница Элис.
        Сссскотина белобрысая! В очередной раз изящно намекнул на мою бесполезность!
        Ничего-ничего, у ведьм хорошая память. Я всё запомню и припомню.
        - И никакой самодеятельности, понятно? - осведомился Ян. - Прибереги дар для работы с артефактами. Мне интересно, что ты сможешь прочитать.
        - Как скажешь, напарник, - прошипела я, жалея, что белый дракон уже допил кофе.
        Клянусь гримуаром, заморозила бы! - Буду согласовывать каждый шаг!
        - Это лишнее, - сухо отказался Себастьян. - Шагать разрешаю без согласования.
        - Ты сказочно добр! - не удержалась я от шпильки.
        - У всех есть недостатки, - пожал плечами дракон. - Пойдём, напарница.
        Виола оказалась старше меня лет на пятнадцать. Строгая, с недовольно поджатыми тонкими губами, собранными в тугой гладкий пучок волосами. Заколоты они были, как и у меня, уменьшенной метлой. Моя метла, почувствовав летучую «коллегу», тихонько зашелестела веточками и распушилась в волосах, показывая, кто тут главный. Виола бросила на меня неодобрительный взглад и ещё сильней поджала губы, зябко кутаясь в тёплую форменную куртку. Неужели ей холодно? Мне, наоборот, было жарко и я не отказалась бы расстегнуться. Немного позавидовала следователям: им разрешались некоторые вольности в верхней одежде и на сей раз они оставили форменные куртки в управлении. Ян был в пальто, а Элис спустилась на первый этаж в антрацитово-чёрной шубке до середины бедра. Метель на улице не собиралась утихать, поэтому возле будки дежурного ждал штатный портальщик: высоченный здоровяк, больше всего походивший на вышибалу из трактира. Бросил беглый взгляд на карту, ознакомился с ордером и лёгким взмахом мощной руки нарисовал рамку перехода.
        - До второго ломбарда сами дойдёте, там недалеко, - пробасил он. - А как возвращаться надумаете, меня вызывайте.
        - Благодарю, Даг, - кивнул Ян и шагнул в портал.
        Элис ступила в рамку сразу за ним. Я чуть замешкалась, но переборола страх и, затаив дыхание, ринулась вперёд. Даг был мастером: открыл портал прямо в дверном проёме. Любой, кто, завидев магполицию, попытался бы удрать из ломбарда, попадал прямиком в управление.
        Оценщик сидел за прилавком и непонимающе хлопал глазами, словно разбуженная сова, изучая предъявленный ордер.
        - Хозяина вызывай, - приказала ему Элисандра, пряча ордер.
        - Так я хозяин и есть, - пробормотал мужик. - Бартоло Грац к вашим услугам. И всё в порядке у меня, иреи законники, лицензия имеется, разрешение принимать в залог артефакты, значицца, тоже в порадке.
        - Краденные в том числе? - хмыкнул Ян, изучая прилавок.
        - Так на их не написано, - брякнул мужик и уверил, клятвенно прижимая руки в груди:
        - Но я завсегда расписку прошу у того, кто сдаёт. Для порядку, значицца.
        - Нам, как представителям магполиции, хотелось бы ознакомиться с расписками на некоторые вещи, - заявила Элис. - Надеюсь, ваши бумаги не сгорели, не утонули и не были съедены мышами.
        - Да как можно? - оскорбился оценщик. - Вот оно, всё в кассе, в отдельном ящике.
        Ежели вещь прежний владелец выкупает, я, значицца, и расписку возвращаю. Мне чужого не нать! Всё вам показывать-то? Вона, ворох какой у меня, долго разбирать придётся.
        - Нас интересуют расписки на следующие артефакты, - Элис развернула список и подсунула его собеседнику. - И сами артефакты тоже.
        Тот пошарил под прилавком, достал оттуда толстые круглые очки в роговой оправе и водрузил их на нос. Стёкла были круглыми, отчего уважаемый владелец ломбарда приобрёл ещё большее сходство с совой.
        Виола стояла рядом с напарницей, рассматривая витрину. Ломбард был небольшим, мне места возле стойки уже не нашлось, а расталкивать коллег, чтобы пробиться к прилавку, не хотелось. Идея поучаствовать в изъятии проходивших по делу лавочника артефактов уже не казалась хорошей. Если и в следующих ломбардах повторится то же самое, то я напрасно трачу время. Как-то иначе я представляла себе работу поисковика, пока училась. Вздохнув, я отошла к стене, собираясь ждать, сколько потребуется, и наблюдать. Ничего другого мне не оставалось. Оценщик охотно сотрудничал с магполицией, выдал все затребованные расписки и теперь копался в ящиках под прилавком, выуживая артефакты. Виола держала в руках один из них и уже считывала информацию. Я видела, как по её пальцам пробегают слабые магические всполохи. Себастьян неожиданно повернулся ко мне, и я встрепенулась. Подалась вперёд, всматриваясь в лицо напарника. Помочь? Я готова! Но Ян коротко покачал головой и снова отвернулся. Разочарованно вздохнув, я привалилась к обшитой струганными досками стене и нащупала пальцами небольшой сучок на одной из них. От нечего
делать, надавила на него раз, другой, попыталась поддеть и потянуть на себя. И внезапно ощутила за спиной пустоту, в которую и провалилась с тихим вскриком, не устояв на ногах. Больно ушибла спину и затылок, врезавшись в какой-то стеллаж. Даже толстая куртка, смягчившая удар, не погасила его полностью. Но хуже было то, что стеллаж покачнулся, и с полок на меня посыпалась всякая всячина. Полуоглушённая, я не сразу сообразила поставить щит, лишь выставила руку, закрывая голову. Что-то тяжёлое и металлическое больно ударило по ладони, и я снова вскрикнула от боли. Чужая магия вспыхнула надо мной защитным куполом.
        Очень вовремя: всё, что хотело упасть, уже упало.
        - Ты в порядке? - Ян ухватил меня за руку и рывком поднял на ноги.
        В его голосе звучало беспокойство, но именно сейчас меня совершенно не обрадовало так быстро исполнившееся желание вызывать у напарника настоящие эмоции. Не этого я хотела!
        - Почти, - я повела лопатками, пытаясь оценить, насколько пострадала спина. - Жить буду.
        Глубокая ссадина на руке набухала кровавыми каплями. Если бы я не успела подставить ладонь, та непонятная штука, свалившаяся с полки, могла меня убить! От этой мысли я похолодела, задрожали колени. Пожалуй, только сейчас я поняла, как на самом деле опасно приобретённое проклятье. Ударило бы не в руку, а в висок, и у магполиции был бы свежий труп стажёра-поисковика. Ох, святое сердце…
        - Надо же, как много тут интересного, - произнесла Элис, зажигая магический огонёк и с любопытством разглядывая нечаянно открытый мной тайник. - Ир Бартоло, у вас ведь найдутся документы и соответствующие разрешения на всё это великолепие? К примеру, на рог радужного единорога и пыльцу чёрных фей?
        Обездвиженный заклинанием Виолы владелец ломбарда лишь зло сверкнул глазами из-под очков и выплюнул:
        - Были, как же им не быть-то? Только вот беда: мыши погрызли, а восстановить не добрался, значицца.
        - Один из крупнейших складов контрабанды в этом году, - отметил Ян, касаясь ссадины на моей руке вспыхнувшим ослепительно белым огнём указательным пальцем. - Скайнер будет рад. Дара, не дёргайся, это не больно.
        Обездвиженный заклинанием Виолы владелец ломбарда лишь зло сверкнул глазами из-под очков и выплюнул:
        - Были, как же им не быть-то? Только вот беда: мыши погрызли, а восстановить не добрался, значицца.
        - Один из крупнейших складов контрабанды в этом году, - отметил Ян, касаясь ссадины на моей руке вспыхнувшим ослепительно белым огнём указательным пальцем. - Скайнер будет рад. Дара, не дёргайся, это не больно.
        Я вздрогнула, скорее, от неожиданности, а не от неприятных ощущений. Прикосновение исцеляющей драконьей магии было похоже на дуновение тёплого сухого ветра. Мазануло по коже приятным жаром и исчезло. От ссадины не осталось и следа. Я тихонько вздохнула, слегка завидуя магической силе напарника: мне о таком оставалось лишь мечтать.
        - А если бы кое-кто не пренебрегал щитом, тебе не пришлось бы тратить время на исцеление, - язвительно заявила Элис, глядя на Яна. - Хватило бы и перевязки, невелика была рана!
        Замечание было справедливым и оттого вдвойне обидным. Я виновато опустила глаза.
        Возразить было нечего. И тем неожиданней оказался ответ Себастьяна.
        Поразмышлять о силе Хаоса мужчина ей не позволил. Привлёк к себе и тут же перенёс в свой блок в общежитие. Позволил разуться и снять куртку, и тут же прижал к стене, впившись в губы девушки властным, почти болезненным поцелуем. Шершавая ладонь нетерпеливо скользнула под рубашку, сжала грудь сквозь ткань бюстгальтера. Дана протестующе дёрнулась, испуганная таким напором, но Атор не отпустил. Наоборот, придавил ещё сильнее, резко двинул бёдрами, давая ощутить, насколько он возбуждён.
        - Даже не думай, что отпущу, - хрипло выдохнул он.
        Бесстыжие пальцы мужчины оглаживали грудь Лиданы, нагло, по-хозяйски по очереди пощипывали соски. Вторая рука скользнула на бедро девушки, и герцогиня забилась с новой силой.
        - Атор, пожалуйста! - взмолилась она. - Я же грязная…
        - Аргумент, - в голосе мужчины слышалась явственная насмешка. - Надо что-то с этим делать.
        Он отстранился, одёрнул задранную рубашку. Дана перевела дух и тут же вскрикнула от неожиданности, когда боевик легко подхватил её на руки.
        - Ч-что ты делаешь?
        - Несу тебя в ванную, - прозвучало в ответ.
        Аккуратно поставив девушку на пол, Атор запер дверь. Слабо трепыхавшаяся у Даны надежда, что он уйдёт, угасла окончательно. Боевик шагнул к ванне, включил тёплую воду, одновременно из крана и из прикреплённого к стене душа. Повернулся к девушке и безмятежно поинтересовался:
        - Помочь раздеться?
        - Ты… ты останешься? - Дана прижала руки к груди, словно защищаясь.
        - Определённо, да, - кивнул Атор. И не отказал себе в удовольствии подразнить её: - Должен же я убедиться, что ты достаточно чистая для воплощения всех моих грязных фантазий.
        Его сероглазая девочка стремительно покраснела. Пролепетала:
        - Можно, я вымоюсь сама? Я быстро…
        - В другой раз, - боевик был непреклонен.
        Шагнул к ней, медленно расстегнул пуговицы на рубашке, метко швырнул вещь в открытый очиститель. В мгновение ока снял с девушки футболку, отправившуюся туда же. Расстегнул ремень, стащил с Даны форменные брюки. Так же неторопливо и непреклонно избавил от белья и носков. Девушка поспешила прикрыться ладошками, но Атора, казалось, совершенно перестало интересовать её тело. Он даже не смотрел в сторону Даны. Забросив последние вещи в очиститель, начал раздеваться сам. Расстегнув три верхние пуговицы, плавным движением снял рубашку вместе с футболкой. Ничуть не стесняясь испуганно замершей девушки, избавился от брюк и носков. Выпрямился, и у Даны окончательно пересохло в горле от вида его мускулистого торса. Ох, Пресветлый… Девушка зажмурилась и помотала головой, надеясь, что это всё-таки слишком реальный бред. Присутствие Атора выбивало её из колеи и вводило в ступор.
        - Расслабься, - шепнул боевик, легко отодвигая её от стены. - Я тебя не съем. Максимум, слегка оближу…
        «Ох, великие боги… - пронеслось в голове юной герцогини. - За что?» Двусмысленная ситуация заставляла её сгорать от стыда, и одновременно предвкушать то, что будет дальше. И за эти мысли, недостойные высокородной леди, Лидане тоже было мучительно стыдно. Пересмешник наверняка уже заготовил ей местечко в своих владениях… Но она не сопротивлялась, послушно, всё так же не открывая глаз, чтобы случайно не увидеть совершенно голого Атора, шагнула вперёд. В том, что боевик разделся окончательно, она не сомневалась.
        - Хорошая девочка… - мужчина тихо рассмеялся.
        Поднял её, поставил в тёплую воду, не упустив возможности провести ладонями по бёдрам. Ласка казалась почти случайной, но при этом вышла очень интимной, не оставляющей сомнений в том, что продолжение последует очень скоро.
        - Помнится, я как-то спрашивал, что ты знаешь о соблазнах, - проговорил стоящий за спиной Лиданы боевик. Тон его был спокойным и расслабленным. - Есть, что сказать по этому поводу?
        - Что? - девушка вздрогнула, начала поворачиваться, тут же вспомнила, что мужчина абсолютно обнажён, и застыла.
        - То есть, нечего, - тон хаосита не изменился, но Дана могла бы поклясться, что Атор улыбается.
        А сама она терялась в догадках, не понимая, почему ему вообще пришло в голову об этом заговорить. И в очередной раз поразилась самообладанию боевика. Буквально пять минут назад он едва не взял её прямо в прихожей, а сейчас вёл себя так сдержанно, словно Дана не стояла перед ним совершенно раздетая.
        - Лучше всего знания усваиваются на практике, - мужчина понизил голос до шёпота. - Готовься, я буду тебя соблазнять.
        Его руки снова легли на бёдра девушки, чуть сжали их и неторопливо поползли вверх. Дана вздрогнула от неожиданности, замерла, прислушиваясь к собственным ощущениям. Ладони Атора поднимались по её талии очень, очень медленно, и при этом он почти невесомо поглаживал кончиками пальцев живот девушки. И не пытался прижать её к себе или удержать. Дана могла отстраниться. Если бы захотела. Но она не хотела. Слышала дыхание боевика, ровное, размеренное, пыталась дышать так же, но то и дело сбивалась, чувствуя, как падающая из душа вода ласкает плечи, а руки мужчины с каждым мгновением приближаются к груди. Не выдержав, качнулась назад, прижалась к Атору спиной. Всего на секунду, чтобы ощутить биение сердца в его груди. И тут же отстранилась.
        Боевик никак не отреагировал на это, молча продолжая медленно ласкать её тело. Пальцы скользнули под грудь, на миг застыли там, ласково касаясь чувствительной кожи. Дана задохнулась от этой нежности, тем более неожиданной после яростного, страстного поцелуя, от которого до сих пор ныли губы. Вода была тёплой, но когда ладони Атора наконец поднялись ещё выше, а подушечки пальцев легонько задели враз затвердевшие соски, по телу девушки прокатилась дрожь, как от озноба. Пресветлый, как он это делает? И почему медлит? Она ведь не станет сопротивляться его страсти…
        - Для чего ты это делаешь? - тихо шепнула она, скорее, для себя, а не для него.
        Но Атор услышал. Привлёк её к себе, всё так же неспешно и ласково, оставив одну руку на груди, а вторую опустив на талию. Рисуя кончиками пальцев неведомые узоры на животе, ответил:
        - Тебе нравится. Почему бы нет?
        Оставшаяся на груди ладонь бережно поглаживала аккуратные холмики, по очереди обводя круги вокруг сосков. Рука с талии опустилась на бедро.
        - Но… - Дана совершенно запуталась. И томительно неспешные ласки разобраться совершенно не помогали. - Но ты же вёл себя иначе…
        - Хочешь страсти? - спокойно поинтересовался Атор, опустив обе руки на ягодицы девушки. - Позже. Тебе нравится, что я не тороплюсь, верно? Верно. Вот и наслаждайся. Я же обещал тебя соблазнить.
        Лидана почувствовала, как ослабли колени. От прикосновений боевика томно ныло «там», и хотелось, чтобы он снова погладил животик, вернул одну руку на грудь, а ещё…
        - О-ох, - не удержала она тихого стона, когда ладонь мужчины скользнула по внутренней стороне бедра, а пальцы дотронулись до пульсирующего бугорка. Неосознанно выгнулась, чтобы боевику было удобнее ласкать её. - Перестань…
        - Успокойся, - Атор действительно убрал руку. - Ты права, я совершенно забыл, для чего мы здесь.
        - Что? - Дана непонимающе нахмурилась. - О чём ты?
        - Об этом, солнышко, - боевик взял мочалку и кусок мыльного корня. Взбив пену, развернул девушку к себе, взял за руку и прошёлся мочалкой от ладони к плечу. Аккуратно, и очень чувственно. - Мы же пришли сюда, чтобы вымыть тебя, так?
        - Д-да, - обескуражено кивнула Дана, пытаясь поймать взгляд мужчины.
        Но янтарные глаза были серьёзными. Атор не шутил. Он действительно собирался её вымыть. Более того, именно этим сейчас и занимался. Осторожно провёл мочалкой по груди, задевая чувствительные вершинки жестковатой люфой, опустился к животу. И всё это с таким сосредоточенным выражением лица, словно не было в мире дела важнее. Взяв девушку за плечи, развернул, намылил спину, ягодицы. Снова повернул к себе, опустился на корточки. Бесцеремонно поставил правую стопу Даны на колено, и девушка была вынуждена схватиться за плечи боевика, чтобы не упасть. Несколько раз провёл мочалкой от лодыжки до бедра и обратно, аккуратно вернул ногу обратно в воду. Точно так вымыл левую.
        Дана не понимала, как на всё это реагировать. Ситуация была - пикантней не придумаешь. Но поведение Атора сбивало с толку. Смущаться, когда он так естественно и непринуждённо намывал её, словно занимался этим ежедневно, не получалось. Хотелось, и разум вопил, что надо, особенно когда люфа прошлась по внутренней стороне бедра, но не выходило. И нереальность происходящего не отпускала. Не может самый свирепый и опасный из императорских наёмников вот так запросто мыть её, да ещё и так бережно, стараясь не царапать жёсткой мочалкой кожу. Взгляд девушки скользнул по плечам мужчины, в которые она сейчас вцепилась мёртвой хваткой, скользнул по мокрой груди, рельефному животу и уткнулся… Боги, да как же это в неё поместилось?
        Атор тем временем отложил мочалку, снова взял в ладони мыльный корень. Поднялся, чуть иронично улыбнувшись в ответ на испуганный взгляд Даны. Так же сдержанно, как и прежде, произнёс:
        - Люфа слишком жёсткая. Придётся дальше так.
        И провёл скользкими от мыльного корня руками по бокам девушки, мягко массируя кожу. Ладони у него были шершавые, с грубыми застарелыми мозолями от оружия, но Дана едва сдержала очередной стон удовольствия, когда он прикоснулся к груди. И с трудом заставила себя не выгнуться следом, когда боевик убрал руку.
        - Ты надо мной издеваешься, - пытаясь поймать его взгляд, произнесла она.
        - Разве? - продолжая водить мыльной ладонью по её телу, Атор поднял бровь. - А мне казалось, мы оба получаем удовольствие. Хочешь вернуться к активному соблазнению? Не проблема.
        «А это какое?» - едва не спросила девушка. Но удержалась, промолчала.
        - Так на чём мы остановились? - задумчиво спросил мужчина. Его ладони замерли, обхватив ягодицы Лиданы. - Верно, на том, что ещё не вымыли голову. Закрой глаза. Мыльный корень попадёт и будет щипать.
        - Ты издеваешься, - повторила герцогиня, уже уверенней.
        - Я развлекаюсь, - губы мужчины тронула лёгкая улыбка. - Издеваться буду потом. Или не буду. Ещё не решил. Так будем мыть голову?
        Дана кивнула, подозревая, что банально сошла с ума. Такого просто не может быть. Потому что просто не может. Никогда и ни при каких обстоятельствах. А раз так… Как Атор говорил ночью? В некоторые игры можно играть и вдвоём. Протянула ладонь, молчаливо затребовав кусок мыльного корня. Закрыла глаза. Пусть это бред взбесившегося воображения, но когда глаза не видят, чем заняты руки, как-то проще. Провела ладонями по груди боевика, коснулась плоских сосков и даже легонько царапнула, будто бы случайно. Мужчина шумно выдохнул сквозь зубы. Быстро, но аккуратно намылил её волосы, смыл пену и выключил душ. Нежные шаловливые ладошки тем временем опустились на живот Атора.
        - А вот теперь вернёмся к тому, на чём остановились, - выдохнул боевик, опуская руки на круглую попку девушки. Наклонил голову, скользнул губами по щеке Лиданы к уху, слегка прикусил мочку и тут же прошёлся по обиженному месту языком. - Я говорил, что буду тебя облизывать?
        Одновременно его правая ладонь скользнула между бёдер маленькой искусительницы. Пальцы коснулись клитора. Девушка тихонько застонала, раздвинула ноги.
        - Отзывчивая девочка, - шепнул мужчина, медленно вводя в неё палец.
        Дана уже не пыталась гладить его. Дрожа, вцепилась в широкие плечи, боясь упасть. Атор ласкал языком мочку уха, и движения языка повторяли скольжение пальца внутри её тела. Потом к первому пальцу добавился второй, вызвав новый стон удовольствия. И когда боевик убрал руку, девушка протестующе всхлипнула.
        - От моих пальцев кончишь как-нибудь в другой раз, - пообещал Атор, подхватывая её под попку и прижимая к стене.
        Толкнулся вперёд, медленно погружаясь. Такая узкая, горячая, влажная… Мужчине стоило неимоверных усилий удержаться и не войти в её лоно одним резким рывком, до конца. Слишком долго длилась эта игра… Но девочке нужно было привыкнуть к его размерам. И он не спешил. Дана обхватила его ногами и протяжно застонала, запрокинув голову. Твёрдые горошины сосков тёрлись о грудь боевика. Он шевельнул бёдрами, проникая до конца.
        - Ато-о-ор, - выдохнуло его личное искушение, открывая серые глаза, сейчас тёмные и шальные от страсти. - Атор, пожалуйста…
        И он не выдержал. Медленно вышел практически полностью и вонзился в её лоно одним резким движением, чувствуя, как впиваются в спину ногти девушки. Дана вскрикнула, и Атор тут же замер.
        - Больно?
        - Нет, хорошо-о-о, - шепнула она, обнимая его. - Ещё…
        Боевик не заставил себя упрашивать. Двигался ритмично, сильно, покрывая короткими, быстрыми поцелуями губы, щёки, шею девушки. Когда она выгнулась в его руках, стараясь раскрыться ещё сильней, склонился и поймал губами сосок. Ласкал его, продолжая резко входить в тесное лоно, сжимая ладонями ягодицы. Дана застонала от быстро нахлынувшего наслаждения, но Атор не собирался останавливаться. Во второй раз оргазм был ещё сильнее и длился намного дольше. Мужчина толкнулся в неё особенно сильно и замер. Затем вышел, аккуратно поставил Дану на дно ванны. Девушка почувствовала, как по внутренней стороне бёдер стекает густая, вязкая жидкость. Ноги казались ватными: если бы Атор её не держал, герцогиня бы непременно сползла в воду. Слишком ярким и сильным было пережитое удовольствие.
        Мужчина тем временем снова открыл воду, в три секунды вымыл себя и Лидану, коротко поцеловал девушку в губы, выключил душ и отправился за полотенцами, подхватив при этом Дану на руки. Завернул её в самое большое и пушистое, вторым, поменьше, укутал волосы. Отпустив девушку, третьим вытерся сам и обернул его вокруг бёдер.
        - А теперь, чисто вымытые, пойдём обедать, - обняв Дану за талию, сообщил он.
        - А одеться? - тихонько спросила она.
        - Помочь? - в янтарных глазах боевика плеснулось веселье. Склонившись к ушку девушки, он добавил интимным шёпотом: - Но я не могу обещать, что мы оденемся сразу… Точнее, могу пообещать, что это будет не сразу.
        Дана опустила глаза, оценила красноречиво приподнявшееся полотенце и снова стала пунцовой от смущения. Атор тихо хмыкнул, подошёл к двери, отпер её и отступил, освобождая дорогу.
        - Иди, солнышко, - предложил он. - Я ещё не настолько на тебе помешался, чтобы настаивать на сексе без перерыва.
        ЭПИЛОГ Летнее жаркое солнце обжигающе палило с прозрачно-синего, высокого небосклона. Не спасали ни лёгкий ветерок, в спешном порядке организованный магами воздуха, ни мелкий дождь. Капельки испарялись в дрожащем горячем воздухе, не успевая долететь до земли. Трое магов Льда, дошедшие до выпуска, попытались было охладить обстановку, устроив небольшую метель, но моментально замёрзшие выпускницы тут же зашикали на парней, и те прекратили.
        - Идут! - вертлявый Феб, не растерявший за время учёбы ни капли неусидчивости, первым заметил комиссию. - Наконец-то!
        Лидана привстала на цыпочки, высматривая деканов и ректора.
        Обернулась к друзьям, скользнула взглядом по изрядно поредевшему курсу. Из более, чем двухсот поступивших, до выпуска дошли едва ли пятьдесят. И это считалось едва ли не лучшим результатом за время существования ФБМ!
        Стефан Даро, поднявшись на трибуну, коротко поздравил выпускников, пожелал боевым магам острого клинка и бесшумной удавки, а целителям - спокойных дежурств и передал слово Бриану Лорио. Тот тоже был немногословен. А вот декан целительского факультета разливался соловьём. После того, как Лидана неплохо закончила два курса, господин Фешерен счёл эксперимент с параллельным обучением удачным и проел ректору всю плешь, убеждая разрешить желающим студентам ФБМ с целительским даром проходить хотя бы спецкурсы. Стефан, сопротивлявшийся, как жрица Познающего пьяному матросу, в итоге капитулировал, но в отместку вести всю документацию по «общим» студентам заставил целителей.
        - Утомил, - пожаловался Алехно, откидывая чёлку со лба. - Какое счастье, право, что у меня нет целительского дара! Я бы этого господина в больших дозах не вынес.
        - Хороший мужик, - заступилась Дана за почти «своего» декана. - Нудноват, да, но это не смертельно!
        - А твой муж в курсе, что ты посторонних мужиков расхваливаешь? - прищурился Бретон-младший и, сделав вид, что испугался, отскочил от грозно поднятого кулачка. - Эй, голова мне ещё пригодится, я ею думаю!
        Атор стоял рядом с Брианом Лорио, о чём-то с ним разговаривая. Став герцогом, боевик не изменил привычному стилю одежды, предпочитая всё те же удобные и неброские вещи. Почувствовав, что Дана смотрит на него, поднял голову, безошибочно взглядом выцепил её в толпе.
        Многообещающе улыбнулся. Герцогиня откровенно любовалась им, и не сразу услышала, что негромко болтающие друзья снова обращаются к ней. Торжественная часть мероприятия закончилась, магические татуировки принадлежности к профессии были получены накануне.
        Оставалась самое приятное - фуршет. Стоявшие во время торжественной речи ректора и деканов рядом с Даной Альма и Мелисса уже ушли. Альма спешила на работу - девушка устроилась в лавку алхимика и выращивала для него кристаллы нужных форм и цветов.
        Мелиссу увёл Маттис. Куда - было известно лишь им двоим.
        - Дана, ау, - Террен потормошил её за плечо. - Пойдёшь с нами в греночную? Пиво, соки, гренки, шоколад.
        - Не сегодня, - девушка смотрела на пробирающего сквозь толпу мужа. - Мы ведь все остаёмся в столице. Будем видеться.
        - Тогда оставляем тебя в надёжных руках, - парень подмигнул ей, пожал руку приблизившемуся Атору и ловко ввертелся в толпу.
        - Ещё раз поздравляю с обретением сразу двух полезных профессий, - боевик обнял её и повёл к выходу с плаца. - Ты молодец.
        - Какой из меня боевой маг? - отмахнулась Лидана. - Три стихии из четырёх пробуждены насильно и стремятся впасть обратно в кому.
        Только с магией воды что-то получается.
        - Это тоже достижение, - улыбнулся мужчина. - Кстати, помнишь, что ты пообещала мне при нашей второй встрече? Здесь, на плацу.
        - Убить тебя после окончания ФБМ, - кивнула герцогиня. - А ты знаешь, я передумала. Это слишком просто. Лёгкую смерть надо заслужить. Я тебя ещё помучаю. Много-много лет. Буду мстить за всё подряд.
        - Долго, качественно, изобретательно и в разных позах? - мурлыкнул боевик, склонившись к её ушку. И рассмеялся, наблюдая, как медленно пунцовеют щёки у его так и не разучившейся смущаться жены. - Идём, обречённая на месть. В зале сейчас точно никого не будет, и там прохладно. Попробуешь отомстить мне разочек прямо сейчас. А дома тебя ждёт сюрприз.
        Лидана улыбнулась, прижавшись к мужу бедром и глядя, как моментально потемнели янтарные глаза. У неё тоже был сюрприз.
        Маленький, ещё совершенно незаметный под тонкой тканью блузки. Пока лишь грудь отреагировала на изменения в организме, чуть налилась и стала чувствительнее. Точнее, два сюрприза. Рид сказал, что будут близнецы, а наставнику Дана верила безоговорочно. Герцогиня подозревала, что наблюдательный Атор уже в курсе её «интересного» положения, но не спрашивает, давая ей возможность озвучить эту потрясающую новость. Не выдержав, остановилась, прижалась к нему и шепнула на ухо:
        - У нас будут дети!
        - Ты ведь уже знаешь, кто будет крёстным отцом? - Атор лукаво прищурился. - Пусть даже не надеется избавиться от Вальтормаров.
        Обменявшись одинаково коварными улыбками, супруги в унисон выдохнули:
        - Эдар!
        Заканчивался последний спокойный и размеренный год жизни лишь весной ушедшего в отставку барона Бретона-старшего.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к