Сохранить как .
Легат Владимир Сергеевич Василенко

        Хроники Эйдоса #2
        Я никогда не был лидером. Я одиночка. И в виртуальный мир Артара я пришел только для того, чтобы подзаработать. Но случилось так, что границы миров для меня окончательно стерлись. Я сросся с Артаром намертво, и моя судьба отныне неотделима от него. И теперь, когда мир, который мне дорог, оказался на пороге самой масштабной войны - я поведу людей за собой, чтобы бороться за его будущее. Даже если шансов на победу не будет совсем. Даже если враг чудовищно силен, а то, что мы знаем о нем - лишь верхушка айсберга.
        Прямое продолжение романа "Смертный".


        Василенко Владимир Сергеевич
        Хроники Эйдоса
        Легат

        ГЛАВА 1

        - Ты опоздал, искатель.
        Порывы ветра подхватывали серые хлопья пепла, смешанного со снегом, завивались позёмкой, облизывали черные обугленные столбы частокола. Останки самой таверны, некогда похожей на огромную перевернутую лодку, в бортах которой прорубили окна и двери, уже были изрядно заметены. Бревенчатое здание сгорело дотла. Осталась только каменная башня очага и головешки от самых толстых балок, торчащие из снега, как обломанные ребра.
        Дракенбольт сидел, сгорбившись, прямо посреди пожарища - рядом с черным от слоя сажи очагом, разинувшим в немом крике пустую каменную пасть. Широченная спина огра серебрилась коркой смерзшегося снега и инея. Сколько он уже тут?
        Я медленно шагал по двору, оглядываясь по сторонам. Было тихо - только снег хрустел под ногами. И от этого безмолвия и запустения становилось не по себе. Хотелось крикнуть, разрушить эту жуткую тишину, но горло будто перехватило обручем. Как в кошмаре - хочешь закричать, но вдруг понимаешь, что онемел.
        Я не сразу сообразил, что не так. Приблизился к сидевшему посреди руин огру. Потрогал одну из холодных обгоревших балок. Её обуглившийся верхний слой был хрупким и рассыпался под пальцами, оставляя на них черные следы сажи.
        И тут до меня дошло.
        «Золотой топор» сгорел уже давно. Судя по всему, несколько дней назад. Попав в больницу, я пропустил две игровые сессии, и за это время в Артаре прошло больше двух недель.
        Но почему таверна не восстановилась?! Все игровые объекты, как и монстры, имеют свой срок респауна. В среднем от пятнадцати минут до пары часов. «Золотой топор» вместе со всеми обитателями должен был восстать, как феникс из пепла - даже угли толком остыть не успели бы. Но этого почему-то не произошло.
        Я перешагнул через свежий обглоданный скелет с розоватыми ошметками мяса на ребрах. Не то коза, не то небольшой олень. Судя по обширной вытоптанной площадке и другим остаткам еды, огр разбил здесь лагерь уже давно - видно, не уходил с самого пожара. Чуть левее, кое-как прикрытый остатками обгоревших досок, чернел лаз под землю - в уцелевший после пожара винный погреб.
        Я оглянулся в сторону ближайшего менгира. Пока никого не было. Я зашел в игру чуть раньше, чем договаривались, и успел уже быстренько смотаться на Тенептице к Ледяному хребту. На заставе Зверобоев починил разодранную броню и отковал заново свой скимитар. Хотя после памятной схватки с Крушителем от него осталась только рукоять с коротким обломком клинка. Но тем и хороша игра - здесь свои условности, изрядно облегчающие жизнь. Здесь всё можно восстановить, всё исправить.
        Почти всё. И от этого редкие безвозвратные потери становятся еще более болезненными.
        Я остановился рядом с Дракенбольтом и, наконец, увидел, что он держит перед собой - бережно, будто ребенка, обхватив своими огромными лапами.
        Он соорудил что-то вроде носилок-волокуш из лапника и толстых веток. На них, заботливо укутанная в шкуры, лежала Отилия, хозяйка «Золотого топора». Её толстенные рыжеватые косы были выпростаны из-под шкур и казались подернутыми сединой от вездесущей снежной крошки. Лицо было чистым и спокойным, будто во время сна, лишь кое-где виднелись мелкие царапины и следы сажи.
        Она была мертва. И тоже давно.
        - Ты опоздал, искатель, - снова глухо проговорил огр.
        - Я не мог прийти раньше, дружище. Прости.
        Мы надолго замолчали. Тишину нарушал только неровный шелест ветра. Наконец, я расслышал приближающиеся со стороны менгира шаги и знакомый голос Макса, о чем-то увлеченно рассказывающего остальным. Но, как и Дракенбольт, даже головы не повернул в их сторону.
        Было слышно, как ребята притихли, как замедлили шаг. Внутрь обгоревшего остова таверны они вошли уже молча.
        - Что тут случилось? - прошептала Ника и охнула, увидев лежащую на коленях у огра Отилию.
        Макс и Катарина остановились на почтительном расстоянии от Дракенбольта. Стелла, чуть отставшая от остальных, внимательно оглядывалась по сторонам, будто отыскивая какие-то только ей понятные знаки. Она была в своих старых доспехах, больше похожих на амуницию современного спецназа, чем на фентезийную кожаную броню. Только глухой шлем с линзами сменился на плотный капюшон и кожаную полумаску, скрывающую нижнюю часть лица.
        Увиденное привело её в полное замешательство, которое быстро сменилось глубокой задумчивостью. Она так и осталась стоять чуть поодаль, и взгляд её, устремленный куда-то в сторону, затуманился. Воительница будто вспоминала что-то. Или просчитывала.
        Мы подошли поближе к Дракенбольту. Первым, конечно, не выдержал Макс.
        - Что стряслось-то, Больт?
        Огр ответил не сразу. Морщился, мотал обеими головами, словно пытаясь избавиться от нахлынувших воспоминаний.
        - Я был в погребе, - наконец, проговорила правая голова. - Они не знали, что я там. Когда начался пожар - вход в погреб завалило. Я выбрался, только когда все уже сгорело дотла... Моя женщина умерла.
        - Почему она не оживай? - обиженным дрожащим голосом добавил Дракен, обведя нас своим по-детски простодушным взглядом. В глазах его читалась тоска и надежда.
        - Мы... не знаем, дружище, - наконец, сквозь ком в горле, ответил я.
        - Кто это был? Резчик? - спросил Макс.
        - Наверное... Там был этот вертлявый хлыщ, с которым мы ходили бить железных скорпионов.
        - Маверик?
        - Да. Я слышал его голос. Он... Это он убил её.
        - Господи, но зачем?! - всхлипнула Ника. - Зачем им вообще понадобилось разрушать это место? И в чем провинилась Отилия?
        - Трактирщица не при чем. Они приходили за Бэй Фу, - раздалось откуда-то сбоку.
        Ксилай сидел неподвижно, полускрытый торчащей из-под снега обгоревшей балкой. Спиной к нам, по-турецки скрестив ноги. Одет он был в серо-белые шкуры, которые служили ему отличным камуфляжем. Если бы он не подал голос - мы бы его, пожалуй, еще не скоро заметили. Если бы вообще заметили.
        - Мы осмелились перечить Резчику. Он не простил этого. Получил новые силы и вернулся, чтобы наказать нас. Лагеря Кси тоже больше нет.
        - И там они тоже всех...
        - Кто-то умер. Кто-то успел скрыться, и после ушел на юг.
        - Но как можно убить неписей?! - ошарашено помотал головой Макс. - В смысле - навсегда убить? Я думал, что такое невозможно. Стелла! Что скажешь?
        Бывший Призрак, наконец, отвлеклась от своих размышлений и подошла ближе.
        - А в лагере Кси... Маверик тоже был там?
        - Бэй Фу был здесь, когда в лагере разразилась битва. Он ничего не видел сам, - ответил ксилай, не покидая своего места. - Но он слышал от уцелевших, что черноволосый искатель был вместе с Резчиком.
        - Это... это кое-что объясняет... - пробормотала Стелла.
        - Да ни хрена это не объясняет! - огрызнулась Катарина. - Мало нам Макса с его туманными намеками, так еще и вы туда же! Можете внятно рассказать - что, черт возьми, происходит?
        - Хтон и его приспешники вышли далеко за рамки той роли, которую им отводили вирт-дизайнеры. Но они - часть этого мира, и не могут сломать его механику. Они подчиняются объективным законам Артара. По крайней мере, пока.
        - Оптимистично.
        - Угу. И вот тут мы подходим к вопросу - зачем Хтону понадобился Маверик.
        - Мне больше интересно - зачем Хтон Маверику, а не наоборот, - проворчал Макс. - У меня эта мысль уже который день из головы не выходит. С какой стати живому человеку, тем более такому, как Маверик, у которого денег - куры не клюют - связываться с каким-то страховидлом, управляемым искусственным интеллектом?
        - Не перебивай, а! - поморщилась Кэт. - Дай Стелле сказать.
        - Тут вопрос жизни и смерти, - сказала Стелла. - В прямом смысле слова. Неписи - это не обычные монстры. Они не могут умереть. Даже если, к примеру, в пропасть упадут. Просто теряют сознание, но через какое-то время приходит в себя и возвращается в свою локацию.
        - Так почему же Отилия до сих пор не очнулась?
        - Думаю, дело в Деснице. Администраторском интерфейсе, который я так бездарно потеряла в Бездне. Его может использовать только игрок, и это ограничение Хтону вряд ли удастся обойти. Вот зачем он завербовал Маверика.
        -То есть сначала Маверик отключил опцию восстановления у тех объектов и существ, которых они решили уничтожить. А потом Резчик и ликаны завершили начатое, - подытожил Макс. - Маверик теперь - Призрак. Он обладает силами админов. Только вот работает теперь на Хтона.
        - Но, может, как-то еще можно всё исправить? - спросила Ника с надеждой в голосе. - Что, если ты попросишь кого-нибудь из других админов, чтобы они оживили Отилию?
        Стелла покачала головой.
        - У меня теперь нет никаких контактов с Призраками, да и вообще с командой проекта.
        - Это да, - покивал Макс. - Ушла ты, конечно, эффектно. Сжигая мосты.
        - По-другому не получилось. Впрочем, даже если бы получилось снова оживить вашу трактирщицу... В этом нет смысла. Надстройка стёрта. Она все равно бы не вспомнила вас.
        - Какая еще надстройка?
        - Управляются-то все компьютерные персонажи одним ядром. Это такой мощный многозадачный процессор, - пояснил Макс. - Но у неписей есть еще и так называемая надстройка. Воспоминания всякие, опыт, заданные или приобретенные привычки, черты характера. В общем, то, что делает непися личностью. И позволяет самообучаться. Эта часть программы - автономная. И стирается из кэша, когда непись умирает. Если сейчас воскресить Отилию - у нее будет лишь базовая надстройка.
        - То есть это будет уже не она...
        - Ну, почему, она. Но такая, какой была еще при старте сервера. Поэтому большинство неписей в Артаре и сделали бессмертными. Чтобы они постепенно совершенствовались и были больше похожи на живых людей. Ну, а если вдруг кого-то понадобится вывести из игры - админ с помощью Десницы отключает бессмертие у ненужного непися и выводит его из игры.
        - Собственно, именно это мы и собираемся сделать с Хтоном, - кивнула Стелла. - Только в его случае всё ещё проще. Титаны изначально не бессмертны. Так что нам просто нужно убить его, и стереть его надстройку, в которой что-то пошло не так.
        На фразе «просто убить его» мы все невольно усмехнулись. На сайте Артара я поглядел видеоролики, показывающие, как выглядит Хтон. Вживую-то с ним никто из игроков пока не сталкивался. И слава богу. По сравнению с ним старина Имир - безобидный пряничный человечек.
        - Подождите, а как же Дракенбольт? Он-то кто? - нахмурилась Катарина. - Тоже непись?
        - Вообще-то, он обычный именной монстр, со стандартной схемой респауна, - вздохнула Стелла. - Но мои коллеги захреначили в него мою экспериментальную надстройку, которую я просто тестировала в альфа-версии Артара. В общем-то, оплошность была невелика - эта надстройка стерлась бы после первой же смерти Дракенбольта. Но, по невероятному стечению обстоятельств, наш двухголовый малыш остаётся в живых с самых первых дней работы сервера. Ему же больше десяти лет по внутреннему летоисчислению Артара. За такой срок самообучающийся искусственный интеллект проходит огромный путь.
        - Это точно... - задумчиво покачала головой Катарина, глядя на огра.
        Тот чуть покачивался взад-вперед, будто убаюкивая лежащее у него на коленях тело Отилии.
        - А представляете, как мы выглядим для них? - вдруг сказал Макс. - Ну, для таких, как Дракенбольт, да и другие обитатели Артара? Мы ведь для них, наверное, хуже демонов. Приходим в этот мир неизвестно откуда, исчезаем неизвестно куда...
        - И снова приходите, чтобы убивать, - закончил Больт, глядя в пустоту перед собой. - Убивать друг друга. Или тех местных, что слабее вас. А если кто-то сильнее вас - вы собираетесь в стаи, вооружаетесь получше, и всё равно убиваете.
        - Ты не понимаешь, Больт, - неуверенно возразил Макс. - Это ведь... Для нас это просто игра. Для развлечения.
        - Вы убиваете ради забавы?
        - Убивай не весело! - замотал головой Дракен. - Дракен не люби убивай!
        - Ну... нет. Просто наш мир... Он скучный, а Артар мы создали для того, чтобы... Чтобы... Ну, чтобы весело проводить время. Он совсем не такой, как наш мир. У нас там все совсем-совсем по-другому. И мы там тоже совсем другие.
        Больт задумчиво пожевал губами и кивнул.
        - Теперь понимаю. Значит, в вашем мире вы не убиваете друг друга и тех, кто слабее? Это хороший мир. Я хотел бы жить в таком.
        Макс, не найдя, что ответить, только вздохнул.
        - Нам нужно двигаться дальше, ребят, - напомнил я. - Надо что-то решать. Дракенбольт, ты идешь с нами?
        Огр ещё больше сгорбился, и с неожиданной для такой туши осторожностью провел кончиком пальца по щеке Отилии.
        - Она ведь не очнётся, да?
        - Дракен ждать, - добавила левая голова. - Дракен долго ждать!
        Ника, поджав дрожащие губы, подошла к огру и обняла его. Ну, громко сказано, конечно. Чтобы обхватить Дракенбольта за плечи, понадобилось бы трое таких, как она.
        - Нужно похоронить её, - тихо сказала она. - Так мы делаем там, в нашем мире.
        - Похоронить? Как это?
        - Закопать под землю. Чтобы она обрела покой.
        - И тогда она воскресай? - с надеждой встрепенулся Дракен.
        - Да нет же, тупица! - огрызнулся Больт. - Мы просто спрячем её тело. Чтобы до него волки не добрались.
        - Копать могилу в такой мерзлой земле будет трудно, - покачала головой Катарина.
        - И не придется ничего копать, - буркнул Больт и, бережно подняв Отилию, потопал ко входу в винный погреб. Отбросил ногой доски, прикрывающие лаз, и скрылся под землей.
        - А ты-то что здесь, делаешь, Бэй Фу? - спросил я ксилая. Тот как раз раскурил свою трубку на длинном тонком мундштуке, и фигуру его окутывали клубы дыма, который на морозе казался особенно густым. - Только не говори, что тоже до сих пор надеешься, что таверна воспрянет из пепла.
        - Бэй Фу привязан к этому месту. Но он не так глуп, как двухголовый великан. Он не пытается отрицать то, что видно любому, кто имеет глаза.
        - Почему же ты тогда не ушел с остальными уцелевшими из лагеря?
        - Бэй Фу - в поисках нового пути, - уклончиво ответил ксилай и, наконец, поднялся с земли, опираясь на массивный боевой посох. Его глаза по-кошачьи блеснули зелеными огоньками, тут же скрываясь в тени глубокого капюшона.
        - Сдается мне, ты нас дожидался, - хмыкнул Макс. - Ты что, чем-то провинился перед соплеменниками? Почему они не взяли тебя с собой?
        Ксилай сделал последнюю затяжку и, аккуратно выбив трубку, спрятал её куда-то за пазуху.
        - Они винят Бэй Фу за то, что случилось. Возможно, они правы. Бэй Фу уговорил их заступиться за искателя и его маленький отряд тогда, в лагере Кси. И навлек на Кси гнев Резчика.
        - Спасибо, почтенный, - склонил я голову. - Если бы не ты - нам бы в тот раз пришлось туго. Но куда ты отправишься теперь?
        - Бэй Фу стал изгоем у Кси. Он с радостью присоединится к вашему отряду, чтобы обрести новый путь.
        - Да не вопрос.
        - У нас тебе самое место, - усмехнулся Макс. - Компания у нас и без этого подбирается разношерстная.
        - Куда же держит путь ваш отряд?
        Все, будто сговорившись, обернулись ко мне. Я невольно поморщился. К роли лидера оказалось гораздо труднее привыкнуть, чем я думал. Не люблю, когда мной командуют, но и сам командовать не люблю. Мне комфортнее было путешествовать одному. Но - что поделать. Приходится вылезать из своей раковины.
        Командовать - это еще полбеды. Но сегодня мы загрузили на свой канал первые несколько видеороликов, отснятых Максом во время наших памятных похождений по Фроствальду. Я специально не заглядывал в статистику - подожду до утра. Если это видео действительно «выстрелит», как надеется Макс - у меня появится новый источник реального дохода. Но прибавится и проблем. Теперь придется играть на публику. Заботиться о сюжетах для новых видео...
        Господи, а ведь еще неделю назад я спокойно бродил по просторам Артара в одиночку, избегая людных мест, фармил редкие ресурсы, охотился на именных монстров, потихоньку зарабатывая нам с матерью на прибавку к пособию. Сколько всего может произойти всего за пару игровых сессий!
        Впрочем, мне ли об этом говорить. В реале я уже не раз убедился, что жизнь может перевернуться и за считанные секунды.
        - Когда убиваешь смертного - получаешь от него всё, что у него есть. Так что у меня осталось кое-какое наследство от Крушителя.
        - Но Кровь Хтона уничтожила Крушителя почти полностью, - удивился Макс. - От доспехов осталось пару кусков. И ты ничего не успел забрать - тебя же выбросило из игры.
        - Да. Но в инвентаре у меня появилось это... - я продемонстрировал остальным массивный бронзовый ключ, украшенный витиеватой гравировкой.
        - Дай угадаю. Это от личного хранилища Крушителя? А где ячейка располагается? В Золотой гавани?
        - Нет. В Крепости Красного орла. Это в юго-восточной части равнин Лардаса, ближе к побережью.
        - Я примерно знаю, где это, - кивнул Макс. - Это ведь главная крепость Красного Легиона?
        - Угу.
        - И ты предлагаешь просто-напросто заявиться туда и предъявить свои права?
        - Почему нет? Ключ действует ограниченное время. Если я не заберу свои трофеи в течение месяца по внутреннему времени Артара - ячейка перейдет во владение Легиона. Так что сделать это нужно в ближайшие две-три игровых сессии.
        - Эрик прав, - кивнула Стелла. - Время вообще играет против нас, особенно если учесть, что мы не можем безвылазно сидеть в игре. Чем скорее мы организуем внятное сопротивление Хтону - тем лучше. А Легион - одна из сильнейших гильдий сервера. Если удастся заручиться их поддержкой...
        - Ну, я бы на это особо не рассчитывал, - возразил Макс. - Вряд ли после смерти Крушителя место легата пустует. В Легионе полно амбициозных ребят. Тот же Кай...
        - Если понадобится снести еще пару голов - я это сделаю, - мрачно отозвался я. - В конце концов, я убил Крушителя, и вся его сила перешла ко мне. Я не знаю, кто вообще мне сможет сейчас противостоять.
        Это правда. Первым делом, оказавшись в Артаре, я проверил свой статус. До битвы с Крушителем у меня было чуть больше шести сотен единиц силы, еще меньше - магической силы, 1200 с небольшим живучести, а основным параметром была ловкость - больше двух тысяч единиц. После победы над Крушителем сила и живучесть у меня перевалили за 5000 единиц. Ловкость, с учетом 10% бонуса от доспехов - за 3000. Магическая сила, правда, почти не изменилась - у воинов, каким был Крушитель, штраф на прокачку магии, поэтому он успел накопить не больше двух сотен очков.
        - Ну, один на один - да, вряд ли на тебя кто-то рыпнется. Но стадо быков затопчет любого льва. К тому же, экипировка у тебя так себе, по сравнению с той, что была у Крушителя. Может, все-таки будем осторожнее?
        - Понятное дело, что на рожон лезть не будем. Разведаем ситуацию, а потом уж решим, стоит ли соваться в крепость. Или у тебя какие-то другие конкретные предложения?
        Макс замялся.
        - Да... В общем-то, нет. Просто я беспокоюсь. За общий успех нашего дела, так сказать.
        - А я, по-твоему, нет?
        - Ладно, извини. Отправляемся прямо сейчас?
        - Да. До крепости можно добраться на тенептицах. Но пока... У нас ведь осталось еще одно незавершенное дело...
        Дракенбольт как раз выбрался из лаза, ведущего в винный погреб, и теперь пытался понадежнее укрыть его. Обгоревшие доски и обломки балок для этого плохо подходили. В конце концов, раздраженно рыкнув, он пнул возведенную поверх лаза кучу обломков.
        - Подожди, Больт, - окликнул его я. - Сейчас мы соорудим для Отилии отличное надгробие. Пойдем со мной.
        Я заприметил на краю двора, возле самого частокола, огромный плоский валун размером с гаражные ворота.
        - Хватайся!
        Мы с огром, примостились с одного края и, кряхтя и рыча, сдвинули валун с места. Не знаю, сколько весила эта глыба. Тонн пять-семь, не меньше. Дракенбольт рядом тяжело дышал, и при каждом рывке под его толстой сероватой кожей вздувались тугие бугры мускулов, перевитых сеткой толстых, как веревки, жил. Мне тоже было тяжело. Я чувствовал, как от чудовищного веса мои сапоги продавливают мерзлую землю, оставляя глубокие следы.
        Но, черт возьми, мы волокли эту глыбу! Вдвоем. Причем, судя по всему, основную часть работы делал я, а не огр.
        Остальные члены отряда притихли и молча наблюдали за нашей работой. Мы, оставляя за собой глубокие борозды в земле, проволокли валун через двор и завалили им вход в погреб. Под конец Дракенбольт, едва держась на ногах от напряжения, уперся лапами в это импровизированное надгробье. Взглянул на меня исподлобья и тихо проговорил:
        - Ты... стал сильнее, искатель.
        - Угу, - отдышавшись, кивнул я. - Захотелось проверить - насколько.
        Мы все собрались вокруг могилы, и воцарилась тишина. Ветер стих, но пошел снег - крупный, мягкий, как пух.
        Не то, чтобы мы так уж горевали по Отилии. Для меня и вовсе «Золотой топор» был лишь одной из многочисленных таверн, в которых я побывал за время игры в Артаре. А Отилия - лишь одним из сотен и сотен неписей, встречавшихся на моем пути.
        По крайней мере, мне хотелось так думать. Разум цеплялся за привычное восприятие этого мира. Это всего лишь игра, приятель. А это - всего лишь компьютерные персонажи, управляемые искусственным интеллектом. Да, они научились вполне исправно имитировать разум. Но они не могут чувствовать. Они ненастоящие.
        Вся эта логика летела ко всем чертям, стоило лишь взглянуть на Дракенбольта. Огромный двухголовый огр весом в полтонны казался сейчас потерявшимся ребенком. Великан сгорбился, поник, его массивные лапы безвольно висели вдоль тела. Левая голова растерянно глядела на надгробие, прикрывающее могилу. Правая, нахмурившись, смотрела с мрачным видом в одну точку.
        Сложно представить, сколько ему пришлось пережить за те годы, что он скитался по Артару, скрываясь от многочисленных желающих убить его. У него по определению не могло быть друзей. Вирт-дизайнеры отвели ему роль ходячего трофея. Монстра, убиваемого по стандартному квесту. Ей-богу, будь он тупым мобом - ему было бы легче.
        И тут - появились мы. Те, кто не относится к нему, как к чудовищу. Кто принял его в свой отряд. И Отилия, которая заботилась о нем, пока мы были в оффлайне. Он получил то, о чем даже мечтать, наверное, не смел. И вскоре потерял это.
        Ника, всхлипывая, обхватила лапу огра, прижалась к ней щекой.
        - Теперь мы её... похоронили? Так вы делаете в вашем мире? - тихо спросил Больт.
        Ника кивнула.
        - Ничего не изменилось.
        - Ничего и не изменишь, Больт. Нужно просто принять это. Просто... отпустить её. И поплакать.
        - Плакать?
        Ника подняла к нему свои блестящие от слез глаза.
        - Да. Поплачь, Больт.
        Огр задумчиво провел пальцем по её щеке, стирая слёзы.
        - Я так не умею.
        - Попробуй. Просто... выпусти эту боль. Иначе она будет глодать тебя изнутри.
        Дракенбольт замотал обеими головами и аккуратно отодвинул Нику от себя. Потоптался на месте, разворачиваясь то в одну, то в другую сторону, будто собирался бежать, но не мог решить, куда. Мы невольно отпрянули в стороны.
        Наконец, он замер. Запрокинул обе морды к небу и зажмурился. Крупные, как овсяные хлопья, снежинки оседали на его широко раздувающихся ноздрях и тут же таяли.
        И тут он заорал. В обе глотки, надсадно, протяжно, будто раненый зверь. С остатков частокола испуганно вспорхнула какая-то птаха. Ника вздрогнула и прижалась ко мне, пряча лицо в пушистой оторочке своего капюшона.
        Мы постояли еще немного. Исполненный отчаянья, боли и тоски сдвоенный рёв разносился далеко вокруг, подхватываемый отголосками эха. От него закладывало уши, и сердце неприятно замирало в груди. Но мы стояли и слушали, не решаясь прерывать его.
        Огр плакал.

        ГЛАВА 2

        Мы летели на тенептице вдвоем с Никой - как когда-то пару игровых сессий назад. Казалось, с того раза прошла целая вечность.
        Как и тогда, мы расположились лицом вниз и парили, как на дельтаплане. Я, правда, сроду на дельтаплане не летал, но, кажется, примерно так это и выглядит. Я был сверху, обнимал Нику за талию. Она поначалу была напряжена, но, когда первый страх от полета прошёл, расслабилась и раскинула руки в стороны, будто и правда была парящей птицей.
        Под нами простиралась потрясающая панорама Артара. Мы уже миновали заснеженные горы и леса Фроствальда, и внизу гигантским пестрым полотном тянулись равнины Лардаса. Впрочем, равнинами это можно назвать только условно. Здесь есть и действительно плоские, как стол, степи, и поросшие густым лесом холмы, и небольшие плоскогорья, и реки, и озера, и заболоченные участки. Лардас настолько велик, что разделен на несколько локаций. Мы держали путь в его юго-восточную часть, выходящую к морю.
        Тенептица, видимо, чтобы пассажиры не скучали, закладывала виражи, то спускаясь к самой земле - так, что можно было разглядеть верхушки деревьев, то взмывая под облака. Мы стремительно скользили на полупрозрачных магических крыльях. Ветра в лицо не чувствовалось, но во время маневров сердце замирало в груди, и дух захватывало.
        Впрочем, не уверен, от чего у меня больше захватывало дух - от полета или от Ники, которую я бережно держал перед собой. Оно отбросила с головы капюшон, и я, обнимая её сзади, временами касался щекой её щеки, а её легкие, как шёлк, волосы щекотали мне кожу. Я вдыхал её запах, ловил блеск восхищенно распахнутых глаз и едва сдерживался от того, чтобы стиснуть её покрепче и поцеловать в шею.
        Она это, похоже, почувствовала. И повернулась ко мне. Поцеловались мы как раз в тот момент, когда тенептица ухнула вниз, пикируя к самой земле. Но, по-моему, даже если бы она сбросила нас - мы бы этого и не заметили. На несколько мгновений все вокруг замерло.
        Крылатый призрак, выровнявшись, парил метрах в пятидесяти над землей - внизу можно было отчетливо разглядеть каждое дерево, строение, человека. Мы приближались к пункту назначения - вдалеке виднелся темный силуэт Башни Тенептиц, похожий на выросшую из земли гигантскую железную руку, обращенную ладонью к небу.
        Я, наконец, немного отстранился от Ники - ровно настолько, чтобы можно было взглянуть в её глаза.
        - Я давно... хотел...
        Ей-богу, ворочать многотонную глыбу во дворе «Золотого топора» было гораздо легче, чем сейчас подбирать нужные слова.
        - Я знаю, - улыбнулась Ника и прильнула ко мне.
        И будто та же самая глыба с души свалилась. Стало удивительно легко, и я воспарил ввысь - стремительно, резко, так что в груди все сжалось.
        Тьфу. Это же тенептица снова набрала высоту, выписывая свою гигантскую синусоиду в воздухе. Замерла в верхней точке, давая насладиться панорамой, и снова устремилась вниз. Судя по всему, мы вышли на финишную прямую - башня уже была в пределах прямой видимости.
        - Дурак я, правда? Бродил всё вокруг да около. Давно надо было признаться.
        - Да с нами, по-моему, и так давно уже всё ясно, - снова улыбнулась Ника.
        - Со мной-то уж точно, - согласился я. И снова поцеловал её. Губы её были теплыми, слегка припухшими. И всё ещё солоноватыми от слёз. А в глазах трепетал едва уловимый огонек, который я никак не мог уловить. Тревога? Ожидание?
        - Что-то не так?
        Она помотала головой и задумчиво поджала губы.
        - Просто... немного боюсь.
        - Чего?
        - Не знаю... Нафантазировала себе всякого. Мы ведь друг друга совсем не знаем...
        - Ну, что тут скажешь. Вон он я, перед тобой. Такой, какой есть. Что здесь, что в реале.
        - Наверное... Поэтому ты мне понравился. Ты... настоящий.
        Внизу искрилась на солнце речная гладь. Тенептица снова пошла на снижение, и теперь отражалась в ней расплывчатым радужным силуэтом. Левый берег реки был выше правого - каменистый, обрывистый. Там, где русло реки поворачивало левее, образовывая широкую дугу, было отличное место для крепости.
        Именно здесь Красный Легион заложил свою главную цитадель. Мы как раз пролетали над ней.
        Окружали крепость толстые стены из светлого камня - с квадратными зубцами поверху, с массивными башнями по всему периметру, с полукруглыми воротами, зияющими, как гигантская пасть, ощерившаяся железными зубами поднятой решетки. Сверху было видно, что очертаниями внешняя стена напоминает полумесяц, развернутый выпуклым краем в сторону реки. Те, кто решится штурмовать главные ворота, попадают в своего рода клещи - защитники могут обстреливать их не только спереди, но и с флангов.
        Внутри периметра располагается с десяток приземистых строений, соединенных переходами. В центре - просторная пустая площадка. Видимо, что-то вроде плаца.
        И на нем кипит сражение.
        - Смотри!
        Мы летели слишком быстро, чтобы успеть разглядеть бой в подробностях. Но было видно, что внутренний двор крепости кишит людьми. До нас донеслись отдаленные и слегка приглушенные магическим полем тенептицы крики десятков глоток, лязг оружия. Там, внизу, сошлись в схватке не меньше двух-трех сотен человек. Основная часть боев шла внутри крепости, лишь несколько отколовшихся от основной массы групп сражались рядом с раскрытыми воротами. Баллист, таранов и других осадных орудий видно не было - похоже, штурм провели внезапно, забросив десант в самое сердце крепости.
        Я едва шею себе не свернул, пытаясь разглядеть подробности, но тенептица пронесла нас мимо и плавно опустила на вершину башни. Отсюда до Крепости Красного орла было больше километра.
        - Вы видели?! - вскричал Макс, едва мы выскользнули из мягких объятий тенептицы. Мы с Никой прибыли на место последними - весь наш отряд уже столпился на смотровой площадке башни, возбужденно переговариваясь и пытаясь разглядеть, что происходит на поле боя.
        - Видел, видел, - буркнул я. - Кто там бьётся-то? Неужели какая-то из гильдий осмелилась напасть на Легион?
        - Сейчас, после смерти Крушителя - всё может быть, - пожал плечами Макс. - Я не особо-то слежу за клановыми войнами.
        - Я и вовсе этим никогда не интересовался. Но кто это может быть? Рейнджеры?
        - Те - вряд ли. Им не хватает организованности. Им и крепость-то ни к чему. Вроде бы Стальные псы давно на Легион зубы точат. Серьезные ребята, но их слишком мало для настоящего штурма. Да и это российский клан, большинство игроков там в другое время в онлайне. Ну, или, как вариант - Корсары решили под шумок отжать контроль над этим регионом. Их база - южнее, на побережье. И легионеры частенько их грабили. Вроде как даже данью обложили.
        - Ладно, чего болтать. Увидим своими глазами.
        - Что, сунемся прямо в бой? И на чьей стороне?
        - Сориентируемся по ситуации. Думаю, логичнее будет принять сторону победителя. Поможем отбить или захватить крепость - и как минимум получим повод напроситься в хранилище. Это программа минимум. Ну, а заодно - поглядим, кто там сейчас на коне. И можно ли с ним договориться.
        - Да ты стратег! - улыбнулся Макс. - Ну, окей, все готовы?
        Остальные члены команды нестройно закивали.
        - Что ж, нас всего семеро, и половина из нас - несчастные нубы. Но зато у нас есть Эрик, есть Дракенбольт и есть пусть бывший, но Призрак. Неплохие козыри! Возможно, нам даже удастся переломить ход сражения. Эрик, только не забудь съемку запустить. У тебя еще три бесплатных часа осталось. Надо их использовать.
        - Да, да, - отмахнулся я.
        Макс до сих пор мне простить не может, что я забыл про видео в ту памятную для нас всех игровую сессию. Ему самому удалось заснять некоторые ключевые моменты - и во время битвы с ликанами в лагере Ксилаев, и битву Красного Легиона с Имиром. Из этих кадров мы и склепали первые свои сюжеты. Но, если бы снимали с двух аккаунтов - материала было бы больше.
        Записывать на видео происходящее в виртуальных мирах Эйдоса - в том числе в Артаре - задача довольно сложная с технической точки зрения. В эпоху 2D-мониторов все было куда проще - вся «картинка» в играх создавалась с помощью компьютерной графики, и сводилась к изменению цвета и яркости пикселей на мониторе. Всю эту информацию легко было считывать, записывать, обрабатывать.
        Виртуальная реальность Эйдоса - и в этом секрет её реалистичности - формируется при непосредственном участии головного мозга. Сам мозг играет роль компьютера. И обработкой визуальной информации тут дело не ограничивается - Эйдос имитирует сигналы, поступающие от всех органов чувств.
        Чтобы вести запись из виртуальных миров, есть специальная программа, которая, по сути, создает имитацию настоящих видеокамер внутри вирта. Эти камеры записывают 2D-картинку, которую затем передают на компьютер в виде привычных видеофайлов. Конечно, просматривая это видео, не ощутишь и десятой доли того, что на самом деле испытывают игроки. Но это - хоть какой-то глазок в мир Эйдоса для тех, кто не имеет возможности сам погружаться в виртуальные миры.
        Вот только цена на эту программу кусается. Чтобы приобрести полную версию - надо постараться, чтобы уже первые наши выложенные в сеть ролики нашли достойный отклик у зрителей. Пока что мы с Максом стараемся на полную использовать возможности бесплатных пробных версий. Свои три бесплатных часа съемки он потратил. Осталось еще три моих.
        - Ах, да, еще вот что. Чуть не забыл, - спохватился я и активировал инвентарь. - Возьми, Стелла. Спасибо, но я уже привык к своему клинку.
        Стелла с легким поклоном приняла обратно свою катану.
        - Ну, вперед, ребят. А то пропустим всё веселье!
        Башня тенептиц стояла чуть ниже по течению реки, и нам предстояло преодолеть километра полтора вдоль берега, чтобы подобраться к крепости со стороны главных ворот.
        По пути я поймал себя на мысли, что мне здорово не хватало всего этого. Вроде бы всего пару дней пропустил, но истосковался по этим ощущениям. Ножны с мечом привычно оттягивают пояс и хлопают по бедру при ходьбе. Поскрипывает кожаная броня. Дыхание ветра приносит с полей запахи трав. Рядом - верные союзники...
        Говорят, к хорошему быстро привыкаешь. Наверное, Артар чертовски хорош, если уж человек, выросший в середине 21 века, уже через полтора года игры уютнее и органичнее себя чувствует, отправляясь на штурм крепости с мечом в руках, чем просыпаясь в своей квартире на окраине Лондона.
        Да что там говорить. Мы все с такой радостью сбегаем из реальности - хотя бы на время, хотя бы в иллюзорный мир. И началось это задолго до изобретения Эйдоса.
        - Что-то я ни черта не пойму. Кто с кем дерётся-то? - пробормотал Макс, когда мы были уже перед главными воротами в крепость.
        Хороший вопрос. Помню, в детстве, когда смотрел всякие исторические фильмы про средневековые сражения - всегда удивлялся, как бойцы во всей этой мясорубке различают, кто свой, а кто чужой. Хорошо, если это столкновение регулярных армий, у которых свои знаки отличия - шевроны, гербы, да хотя бы экипировка конкретных цветов. А до введения военной формы? Когда все одевались в бой, кто во что горазд?
        В Артаре с этим вообще беда. Облачить игроков в одинаковую экипировку - затруднительно. Каждый ведь - сам себе герой, индивидуальность. Да и степень прокачки и толщина кошелька у всех разные. Поэтому массовое PvP выглядит как свалка двух очень разношерстных толп. Есть, конечно, гильдейские знаки отличия, но в бою их не особо-то поразглядываешь.
        Впрочем, интерфейс игры во время боя подсвечивает дружественные объекты слабым зеленым ореолом, а вражеские - красным. Но это когда ты сам участвуешь в битве. А вот когда наблюдаешь со стороны - мало что можно понять.
        То, что мы увидели, и вовсе ни в какие рамки не лезло. Судя по орлам, намалеванным на кирасах сражающихся, и штурмующие, и защитники крепости принадлежали Красному Легиону.
        Гражданская война? Впрочем, ожидаемо. После гибели Крушителя Легион обезглавлен, и наверняка на место лидера претендуют несколько игроков. Похоже, мирно договориться у них не получилось.
        Мы, стараясь держаться максимально кучно, миновали главные ворота, из-за толщины стен больше похожие на короткий туннель. Выбежали во двор и почти сходу влетели в самую гущу сражения. Я, активировав инвентарь, выпустил «мух» - крошечные артефакты, выполняющие в Артаре роль видеокамер. Управлять ими мне, конечно, будет некогда, поэтому я выставил автоматический режим с фокусом на себя. Надеюсь, картинка получится достойная - вроде бы искусственный интеллект у этой программы на высоте, и работает она не хуже профессионального видеооператора.
        Если нет - то с какой стати тогда драть за неё семьсот с лишним кредитов?
        Дальше думать о видеосъемках и вовсе стало некогда. Едва интерфейс игры среагировал на потенциальную опасность, запустился боевой режим. Переход, как всегда, был резким, будто вход в воду при прыжке с вышки. Заложило уши, окружающий нас гвалт стал приглушенным и замедленным. Я потянулся к рукояти скимитара, попутно окидывая взглядом поле боя и пытаясь хоть как-то сориентироваться в этом хаосе.
        Ощущения изменились. Значительный - чуть ли не двухкратный - прирост ловкости, полученный после победы над Крушителем, давал о себе знать. Скорость восприятия возросла, но не намного. Насколько я знаю, у неё есть предел, диктуемый вопросами безопасности. Игра не может разгонять субъективное время игрока больше, чем это допустимо медицинскими рекомендациями. Но раньше боевой режим больше всего походил на замедленную съемку, причем замедлялось всё - в том числе и я сам. Сейчас же, рванувшись вперед, я не чувствовал сковывающей грудь тяжести. Я стал двигаться быстрее, свободнее. Будто сбросил с себя оковы.
        От главных ворот начинался широкий проход, ведущий внутрь крепости, прямо к плацу. Там высился знакомый силуэт менгира Возврата, возле которого копошились недавно убитые. После смерти на игрока накладывается ослабляющее заклятье, длящееся десять минут. Оно на восемьдесят процентов снижает его характеристики и на двадцать пять - замедляет движения. Игрок становится практически беспомощным - проще переждать проклятье, чем пытаться снова отправляться в бой в таком состоянии.
        Однако, судя по возне возле менгира, легионеры продолжали биться даже там. Толпа там собралась уже приличная. Пожалуй, две трети от всех участников сражения. Немудрено. Бились тут так ожесточенно, что в реале бы весь двор уже был бы завален трупами.
        - Эй, смотрите! Это же, кажется, люди Маверика! - крикнула Катарина.
        Из-за боевого режима я воспринимал её речь сильно замедленной, поэтому развернулся в ту сторону, куда она показывала, гораздо раньше, чем она успела договорить фразу.
        Точно! Того толстяка в балахоне ни с кем не перепутаешь. Инвок! Рядом с ним, прикрывая его от атак легионера с двуручным мечом, сгорбился в боевой стойке один из близнецов - не то Кейн, не то Густав. Второго не было видно, но, скорее всего, он где-то рядом.
        Какого хрена они здесь делают?
        Дракенбольт тоже увидел, куда указывает Катарина. От его рёва, кажется, все внутренности завибрировали.
        - Больт, осторожнее! - крикнул вслед огру Макс. Но двухголовый, кажется, оглох и ослеп от ярости. Он пёр прямо на Инвока - через весь крепостной двор, расшвыривая в стороны попадающихся под ноги легионеров.
        Я, легко обогнав остальных, пристроился к нему в фарватер.
        Теперь уже точно было видно, что сражение за крепость перешло в завершающуюся стадию. Обе стороны были изрядно потрепаны и похожи на боксеров, отстоявших десяток раундов - изможденных, окровавленных, покачивающихся на ногах от усталости. Не осталось и намека на боевые порядки - тяжелобронированные бойцы сражались вперемешку с лучниками и целителями, а маги, похоже, истратившие всю ману, пытались драться врукопашную.
        Похоже, исход всей битвы решается прямо сейчас - чуть правее от плаца, на крыльце приземистого, круглого, как барабан, донжона, занимающего добрую четверть всей территории внутри крепостных стен. Там схлестнулась небольшая - человек двадцать - группа игроков, среди которых оказалось немало знакомых - это и люди Маверика, и Кай и, кажется еще кто-то из легионеров, с которыми мы в своё время повздорили. Вот только определить, кто на какой стороне, пока невозможно - все копошатся на ступенях крыльца в одной огромной куче-мале, ощетинившейся остриями клинков и озаряемой вспышками заклинаний.
        И именно туда, в самое пекло, пёрли сейчас полтонны мускулов, покрытых жесткой шкурой и вооруженных тяжеленным зачарованным молотом. Когда Дракенбольт влетел в толпу, как шар в кегли, я невольно прищурился и втянул голову в плечи.
        - Р-р-р-аргх! - рявкнул Дракен, и от его широкого замаха закованные в латы воины россыпью полетели с крыльца, лязгая доспехами.
        - Р-р-р-! - вторил ему Больт, обрушивая удар на Кейна.
        Тот успел прикрыться, но удар был так силен, что смял его вместе со щитом, едва не размазав по ступеням. Инвок, отчаянно матерясь, выпростал обе руки вперед, и с ладоней его сорвался ослепительный поток пламени. Он ударил в огра, заставив того отшатнуться, прикрывая головы руками. Тем временем Кейн кое-как откатился в сторону.
        Я рванул вперед, огибая огра, и в два прыжка достиг мага. Протаранил его плечом, сбил с ног. Мечом не воспользовался - хотелось взять Инвока живым, чтобы потом можно было расспросить его о Маверике.
        Но Дракенбольт уже вошел в раж. Даже левая его голова, обычно добродушная и мечтательная, рычала и клацала клыками, как разъяренный пёс. Еще пара ударов - и Кейн с Инвоком распластались на ступенях бесформенными кляксами.
        Но на этом огр, конечно, не успокоился. Раз уж слон ввалился в посудную лавку - глупо рассчитывать на то, что уцелеет хоть одна ваза.
        Да и мне сложно было остаться в стороне. Система распознавания «свой - чужой», до этого выделявшая всех окружающих меня легионеров предупредительными желтыми контурами, мгновенно перекрасила их в тревожный алый. Несмотря на боевой режим, основательно замедливший всех противников, думать было некогда.
        Отбиваю выпад одного противника, уклоняюсь от удара другого, толкаю плечом третьего. Боковым зрением улавливаю движение справа, и разворачиваюсь всем корпусом. Встречаю ринувшегося на меня латника косым хлестким ударом скимитара - наотмашь, не целясь, не пытаясь выбрать брешь в доспехах.
        Адамантитовый клинок и восемь с лишним тысяч единиц силы. Оказывается, этого достаточно, чтобы, не особо напрягаясь, разрубить человека почти пополам - от плеча до нижних ребер. Вместе с кирасой.
        Скимитар застрял, и пришлось отпихнуть заваливающийся на меня труп ногой, сталкивая его с клинка, как с шампура. Стоящие позади соратники убитого отшатнулись, и тело прокатилось вниз по ступеням, обильно окрашивая их кровью. Почти в тот же момент очередной удар Дракенбольта отправил в полёт еще одного легионера - тот, будто отброшенный взрывом, пролетел спиной вперед и с грохотом рухнул на мощенный прямоугольными плитами плац.
        - Твою мать, да вы на чьей стороне-то?! - срывая с головы украшенный пышным плюмажем шлем, заорал здоровенный детина в украшенных золотыми узорами доспехах. Его растрепанные рыжеватые волосы топорщились во все стороны, как львиная грива - только на лбу прилипли темными волнистыми прядями.
        Меч в его руках походил на горящий факел - на клинок было наложено зачарование, добавляющее огненный урон. Пламя - бледнее настоящего, но, как правило, жжёт такой огонь куда сильнее обычного, и железные доспехи дырявит не хуже газового резака. В общем, серьезное оружие. Скрещивать с ним свой скимитар я бы поостерегся - адамантит, конечно, самый твердый металл в игре, но против магии он защищен не лучше остальных.
        Мы с Дракенбольтом, стоя спиной к спине, заозирались. Налетев в самую гущу схватки, мы за несколько мгновений основательно её проредили. Причем и правда не особо разбирая, где кто. Изрядно досталось, похоже, обеим сторонам. В живых остался Кай и пара латников, похоже, бывших на его стороне. Противостоял им воин с огненным мечом и еще с полдюжины легионеров.
        Помнится, Макс говорил о том, что мы сможем изменить исход всей этой битвы? Очень похоже на то.
        - Всем стоять! - рявкнул я, очерчивая острием окровавленного меча широкую дугу в воздухе. Стук собственного сердца, почти заглушающий до этого все звуки, стихал, движения окружающих постепенно возвращались к обычной скорости. Выход из боевого режима всегда более плавный, чем вход.
        - Да кто ты такой?! - огрызнулся рыжий с огненным мечом. Покосился на Макса и девчонок - те как раз подоспели за нами и встали рядом. Ошарашено поднял взгляд на Дракенбольта, возвышающегося позади нас.
        - Это Эрик. Тот, что завалил Крушителя, - вдруг подал голос Кай. - Он с нами.
        Я смерил его взглядом и едва удержался от ехидного замечания. Вот так поворот! Похоже, наш старый знакомый в отчаянье, раз идет на такой блеф.
        - Пошёл вон, Феникс! - продолжил Кай. - Ты, конечно, коварный сукин сын, надо отдать тебе должное. Удалось захватить меня врасплох. Но крепости тебе не видать.
        - Ещё посмотрим! - выпалил рыжий. Дёрнулся было вперед, но замер, будто натолкнувшись на невидимую стену. Оглянулся на немногочисленных оставшихся в живых соратников. Те косились на еще не исчезнувшие трупы, валяющиеся на ступенях, и зрелище это, судя по всему, сильно ударило по их боевому духу.
        Я медленно покачал головой.
        - Бой окончен! - выкрикнул я, чтобы меня расслышало больше народа - даже те, кто до сих пор пытался сражаться. - Крепость остается за нами!
        Посмотрел в глаза рыжему и чуть тише добавил.
        - Отзови своих людей. Или хочешь рискнуть?
        Феникс стиснул зубы так, что на скулах вздулись желваки. После долгой паузы развернулся ко мне спиной.
        - Отступаем! - выкрикнул он, и снова водрузил на голову шлем.
        И зашагал прочь, не оглядываясь.
        Я окончательно вышел из боевого режима - будто вынырнул из-под воды. Заметнее всего это стало по звукам - большинство из них во время замедления времени смазывались в какой-то невнятный гул, а тут хлынули пестрой разноголосицей.
        Бой и правда прекратился. Почти сразу же. Легионеры разбредались кто куда. Кто-то, переругиваясь между собой, обчищал еще не успевшие исчезнуть трупы, кто-то помогал подняться раненым, кто-то продолжал схватку, но уже словесно. Позади шумно пыхтел Дракенбольт, раздувая ноздри, как буйвол. У него явно всё еще чесались лапы, но драться уже было не с кем - ренегаты, пытавшиеся перехватить контроль над крепостью, отступали. То тут, то там вспыхивали светящиеся овалы порталов. Часть нападающих просто отправились восвояси пешком, через главные ворота. Толпа легионеров возле менгира тоже стремительно редела. Судя по всему, нападавших изначально было существенно больше, чем защитников крепости. Наше вмешательство и вправду определило исход сражения.
        - Что ж, спасибо, - подойдя ближе, негромко произнес Кай.
        Я обернулся к нему.
        Его некогда белоснежное, украшенное золотыми позументами одеяние с вычурными наплечниками было основательно потрепано и испачкано в крови и грязи. На правой щеке алела свежая ссадина, ладони тоже были грязными - похоже, ледяного мага не раз сегодня сбивали с ног.
        - Ты как нельзя кстати появился. Ещё бы чуть-чуть - и они прорвались бы.
        - Ну, ты же понимаешь, что я вовсе не тебя спасать прибыл?
        - Само собой. Так зачем ты здесь?
        - Ну, во-первых, мне досталось кое-какое наследство от Крушителя. Оно здесь, в главном хранилище гильдии.
        - Вон оно что... - кивнул Кай, криво усмехнувшись. - Ну, что ж, твоё право. Мы все равно эту ячейку не сможем открыть.
        Он смерил меня настороженным взглядом.
        - И всё-таки... Как тебе тогда это удалось? Завалить Крушителя?
        - Сам-то как думаешь?
        Он покачал головой.
        - Я в Легионе больше года. Вступил, когда в нем было пару сотен человек. Стэна знал довольно близко. И был одним из немногих, кто знал, что он смертный. И вот что я думаю...
        Он встал напротив меня, заглядывая в глаза. Оказался при этом на ступеньку ниже, но глаза наши все равно были примерно на одном уровне - маг был высоким, на полголовы выше меня.
        - Хрен бы ты его победил. Как бы ни изворачивался. Он всё это время все силы, все деньги вкладывал в то, чтобы стать неуязвимым. В одни только доспехи он вбухал, по-моему, с полмиллиона золотых.
        - Что толку-то? Непобедимых не бывает. Незаменимых - тоже.
        Кай прищурился.
        - А ты что, заменить его решил? Просто потому, что тебе каким-то чудом удалось его убить?
        Глаза его - светло-серые, почти прозрачные - искрились, как осколки льда. Он спрашивал без возмущения, без ярости. А с холодным презрительным любопытством.
        - Посмотрим, - ответил я, не отводя взгляд. - Чем я хуже него?
        Кай фыркнул.
        - Ладно, здесь не место об этом разглагольствовать. Фрэнк!
        Поскрипывая сочленениями доспехов, подошел латник в тяжелой броне, с прямоугольным ростовым щитом и боевым молотом на длинной рукояти. По-моему, тот самый, с которым мы схлестнулись в свое время в пещере Дракенбольта.
        Боже, а ведь это было всего лишь на прошлой неделе. А кажется - годы прошли.
        - Собирай наших. Проследи, чтобы люди Феникса убрались из крепости. И не расслабляйтесь. Как бы они в контратаку не перешли.
        - Вряд ли. Подкрепления им ждать неоткуда. А теми же силами уже не сунутся. Но я тебя понял. Прослежу.
        Кай кивнул и, обернувшись ко мне, широким приглашающим жестом указал на вход в донжон - полукруглые массивные двери, целиком откованные из темного металла и украшенные барельефом из перекрещенных секир.
        - Пойдемте в Зал совета. Там можно будет поговорить спокойно.
        Я кивнул.
        - А хранилище? - уточнил Макс.
        - Оно тоже в этом здании.
        По дороге я отозвал «мух». Тратить время съемки на беседу с Каем не хотелось. К тому же, сдается мне, разговор этот - не для лишних ушей.
        Честно говоря, я вообще слабо представлял, о чем нам разговаривать. Да и от самого факта, что мы с Каем вдруг, позабыв старые распри, стали едва ли не союзниками, был не в восторге.
        Впрочем, надо признать - в нашем конфликте я сам виноват. Я в свое время крупно насолил Каю и уязвил его самолюбие. Но если получится помириться - это пойдет только на пользу. Ледяной маг всегда был не последним человеком в Легионе, а сейчас, похоже, контролирует Крепость Красного орла.
        Вот только можно ли ему доверять настолько, чтобы рассказать о наших истинных целях?
        Поживем - увидим. Пока что остается только импровизировать.

        ГЛАВА 3

        Мне, как убежденному одиночке, всегда было безразлично всё, что связано с кланами игроков. Хотя это очень важная часть игры - одному в суровом мире Артара пробиваться тяжко. Игроки начали объединяться в гильдии буквально сразу же после запуска проекта. Поначалу - просто чтобы удобнее было находить постоянных соратников для совместных путешествий и прокачки. Затем членство в них начало давать все более весомые бонусы.
        Если ты в гильдии - ты всегда можешь воспользоваться помощью и защитой более сильных игроков. Имеешь скидки у гильдейских кузнецов, алхимиков и других ремесленников. Можешь использовать специальные артефакты, оружие, броню, создаваемые только по гильдейским рецептам. Дальше - больше. Гильдии стали разрастаться и делить контроль над территорией и ресурсами Артара. Строить крепости, шахты, фермы, целые посёлки.
        Обо всем этом я знал, но имел очень отдаленное представление, как всё это выглядит изнутри. Как вообще устроены гильдии, как они управляются, как внутри них распределяются ресурсы и полномочия. Черт возьми, я даже не знал, сколько конкретно людей в том же Красном легионе и какие территории он контролирует! Неудивительно, что Кай меня поднял на смех, когда я заикнулся о том, что могу заменить Крушителя.
        Впрочем, плевать. Знали бы они, какая угроза нависла над Артаром - им вся эта борьба за власть в Легионе показалась бы мышиной вознёй.
        Вот только кто нам поверит? Да и кричать на каждом углу о Резчике и о грядущем вторжении орд Хтона - глупо. Остин и другие собственники проекта вот уже много месяцев держат в тайне эту нарастающую, как нарыв, проблему. И, если мы будем ставить им палки в колёса - они найдут способ нас прикрыть. Да, сам Артар они уже практически не контролируют. Но возможность не пускать на сервер конкретных пользователей у них наверняка осталась.
        Да уж, задачка. Мало того, что мир спасать надо, так надо при этом ещё и не особо-то отсвечивать. Ещё и затея эта с видеоблогом... Хотя, наверное, Макс прав - если нам удастся раскрутиться и стать известными влогерами - это может сыграть нам на руку. По крайней мере, по-тихому забанить нас у администрации уже не выйдет.
        Чёрт возьми, но пока что всё это - лишь размышления о том, как бы удачнее разделить шкуру ещё не убитого медведя.
        Мы, следуя за Каем, прошли по длинному гулкому коридору, освещенному магическими светильниками, похожими на старинные уличные фонари. Он вывел нас на что-то вроде огромного кольцеобразного балкона, опоясывающего внутренний двор - овальный, размером в пару баскетбольных площадок. На нем размещалась дюжина изрядно потрепанных учебных манекенов и мишеней - похоже, здесь тренировочная арена.
        Мы прошли вдоль перил и, поднявшись по винтовой лестнице на этаж выше, снова оказались в длиннющем коридоре. Зал совета оказался за ближайшими дверями - высокими, с богато украшенными резьбой створками.
        Войдя внутрь, мы поначалу опешили. Макс присвистнул, Дракенбольт удивленно хрюкнул и что-то забормотал.
        Зал был просторным, и дальние углы его терялись в полутьме. Освещение состояло из магических ламп, дающих мягкий красноватый свет, слегка дрожащий, словно пламя свечей. Еще одним источником света можно было считать огромный камин на дальней стене. Дрова в нем прогорели, но он был полон раскаленных багровых углей, и его прямоугольная топка светилась, как портал.
        Каменные стены были задрапированы коврами и мягкими шкурами - волчьими, лисьими, медвежьими. Кое-где виднелись огромные щиты и перекрещенные мечи и секиры. Шкуры толстым слоем покрывали пол, почти не оставляя свободного места. Вокруг огромного прямоугольного стола были расставлены массивные скамьи и стулья с высокими спинками, во главе же возвышался настоящий трон, укрытый тигриной шкурой.
        Сам стол по краям был заставлен всевозможными яствами, бутылями и амфорами с вином, но центральная его часть представляла собой объемную карту Артара. Я сразу разглядел знакомые хребты и равнины - у меня в Шлюзе похожая.
        Но опешили мы, конечно, не от этого. В зале - похоже, постоянно - прислуживало с полдюжины неписей. Роскошных гурий, вся одежда которых состояла из полупрозрачных накидок, а то и вовсе лишь драгоценных ожерелий и браслетов. Девицы томно возлежали возле камина, нежась на мягких шкурах и лениво попивая вино из тонких высоких бокалов. Но, едва мы появились на пороге, вспорхнули со своих мест.
        - Располагайтесь пока, - устало бросил Кай. - Я отлучусь ненадолго. Надо себя в порядок привести.
        Он проводил взглядом Дракенбольта, кое-как втиснувшегося в дверной проем. Стеллу в её нетипичном для Артара спецназовском облачении. Бэй Фу, двигающегося следом за нами бесшумно, как тень, пряча ладони в широких рукавах.
        - Странная у вас всё-таки компания.
        - Единственная в своем роде! - с долей самодовольства отозвался Макс.
        Кай покачал головой и вышел. Двери за ним сами собой закрылись с мягким стуком.
        - Это что, правда, Зал Совета? - оглядываясь по сторонам, недоверчиво переспросил Макс.
        - Больше на бордель похоже, - проворчала Катарина.
        - Рады приветствовать вас, дорогие гости! - отозвалась ближайшая к нам гурия. У неё была медово-золотистая кожа и пышные рыжеватые волосы, вьющиеся крутыми локонами. При местном освещении эти локоны тускло поблескивали, будто отлитые из меди.
        Из одежды на красавице были только полупрозрачные шаровары и богатое ожерелье, похожее на серебристую паутинку, увенчанную гроздьями росы. Только вместо росинок были бриллианты размером с ноготь.
        Она зашагала к нам, изящно и волнительно покачивая округлостями. Остановилась перед Максом, и в руках её, как по волшебству, появились два тонких бокала.
        - Не желаете ли отведать вина? - спросила она. - Золотистое игристое с южных холмов Лардаса, или красное этельское?
        Она слегка покачала бокалами, держа их на уровни груди.
        Макс громко сглотнул.
        - Да я... Да я бы обе... В смысле оба! Оба вина бы попробовал!
        Катарина ткнула его локтем в бок и сама забрала бокалы. Отпила из обоих и оставила у себя красное.
        - Ну, чего встала-то? Всё, свободна! - огрызнулась она на рыжеволосую.
        Та, улыбнувшись, как ни в чем не бывало, развернулась и, мягко ступая босыми ногами по пушистым шкурам, устилающим пол, ушла в дальний конец залы, к камину, где нежились в тепле остальные её подруги. Туда же, подвинув нас, потопал и Дракенбольт. Не успели мы опомниться - как он плюхнулся прямо на трон во главе стола. Свой массивный серебряный молот примостил рядом.
        - Так выпить-то у вас тут есть?
        - Да, конечно! Чего изволите?
        Гурии окружили его стайкой, наперебой предлагая бокалы с разным вином. Огр, замотав головами, потянул со стола здоровенную золоченую вазу с фруктами. Фрукты вытряхнул на пол и, довольно ухмыльнувшись, кивнул:
        - Вот сюда лейте! Эта посудинка по мне!
        Катарина, наблюдая, как Дракенбольт залпом осушает вазу дорогущего красного вина, сокрушенно покачала головой.
        - Упьётся сейчас - что мы с ним делать-то будем?
        - Да пусть отвлечется, - вступился за огра Макс. - В конце концов, не за наш же счет банкет.
        Я тем временем подошел ближе к столу, оглядывая объемную карту. В отличие от того макета, что я поставил себе в Шлюзе, эта была интерактивной и очень подробной. Кажется, каждое деревце - хоть и было здесь размером с игольное ушко - было проработано до мельчайших деталей. Даже реки здесь текли по-настоящему, а над горными хребтами клубилась дымка облаков. Будто бы настоящий Артар уменьшили во много раз и разместили на столе.
        Я отыскал взглядом наше местоположение - крошечный белый камушек на изгибе реки. Над ним, как джинн, вылетевший из бутылки, маячил полупрозрачный силуэт красного орла - герб Легиона. Приглядевшись, увидел на карте и другие метки. Для большинства из них не удалось сходу определить значение. Кажется, отмечены были области и объекты, контролируемые гильдией, а также какие-то маршруты и, объекты конкурирующих гильдий. Кое-где даже висели таймеры, отсчитывающие время до начала какого-то события.
        Мда, тут ещё разбираться и разбираться...
        Мы расположились на широкой скамье по одну сторону стола. Катарина и Ника сняли свои меховые накидки - здесь они были ни к чему. Стелла тоже отбросила капюшон за спину, но полумаску, скрывающую нижнюю часть лица, оставила. На нас она почти не смотрела, погрузилась в свои мысли, рассеянно крутя в пальцах бокал с вином. Взгляд её блуждал по просторам Артара, раскинувшегося на столе.
        Бэй Фу нашёл себе местечко в полутемной углу и запыхтел трубкой, пуская витиеватые струйки белого дыма. Кажется, он сразу же задремал. Но, когда я взглянул на него, из-под капюшона сверкнули два зеленых огонька. Ксилай внимательно следил за происходящим в зале.
        Кай вернулся быстро - не прошло и пяти минут. Его мантия снова блистала белизной и золотом, ссадины и грязь исчезли. Приостановившись на пороге, он окинул взглядом нашу компанию. Едва заметно поморщился, увидев Дракенбольта, восседающего во главе стола. Тот как раз держал перед собой огромную чашу, наблюдая, как гурии наполняют её до краев рубиновым вином, и пасти его растягивались в довольных ухмылках.
        Я бы на месте Кая, пожалуй, не удержался от резкого замечания. Но маг, похоже, был слишком погружен в свои мысли. Он устало опустился в резное кресло рядом с нами и небрежным жестом отогнал полуголую красотку, склонившуюся к нему с подносом вина и фруктов.
        Повисла долгая пауза, в течение которой Кай задумчиво разглядывал нас. Его взгляд блуждал от одного участника нашего отряда к другому, и я так и не смог толком разгадать его выражение. Враждебности в нем не чувствовалось - похоже, наши старые распри сейчас были для мага такой мелочью, что он даже не вспоминал о них. Но и особой симпатией к нам не воспылал. Он словно бы прикидывал что-то, пытался просчитать. Нам невольно передалось его настроение. Мы были похожи на компанию игроков в покер в ходе решающего круга.
        - Что, потрепали вас? - наконец, спросил я. Долгое ожидание раздражало.
        Кай угрюмо кивнул.
        - Мы в полной заднице. И я понятия не имею, как из неё выбираться.
        - Но вам вроде бы удалось отбиться,- осторожно возразил Макс.
        Маг обдал его презрительным взглядом, но ответом не удостоил. Вместо этого обернулся ко мне.
        - И всё-таки - откуда ты взялся вообще на нашу голову? Я уже несколько дней по тебе инфу пытаюсь собрать. Всё без толку. Поначалу я думал, ты из какой-то конкурирующей гильдии. Но так и не смог найти никаких следов.
        - Никогда не состоял в гильдии.
        - Серьёзно? - саркастически усмехнулся Кай. - Смертный одиночка? Ещё и Искатель. Гибридный класс, который на старте беспомощнее всех остальных. И, хочешь сказать, ты сам по себе выживал в Артаре всё это время? Да ты бы в первые же дни сдох! Сагрил пару лишних мобов. Или напоролся бы на группу охотников за головами. Да мало ли опасностей для нуба! Мы все дохли десятки раз в начале пути.
        - Я был осторожен. Очень осторожен.
        - Ну-ну...
        Кай подался вперед, и его серые глаза ещё больше сузились.
        - Кто ты, Эрик? - спросил он негромко. - Мне нужно знать. Ты человек Молчуна, так ведь?
        - Не знаю я никакого Молчуна.
        - Да прекращай! - рявкнул он, крепко саданув кулаком по столу. Кто-то из девчонок от неожиданности вскрикнул.
        Маг вскочил со своего места и раздраженно прошелся туда-сюда по залу, не глядя на нас.
        Чёрт возьми, а ведь он и правда на грани отчаянья. И чего-то боится.
        - Слушай, ну я ведь не дурак, - остановившись и подняв руку, продолжил он. - Я вижу, что происходит. Сначала убийство Стэна. Потом Феникс затеял всю эту заваруху... И это - сразу же после ПП на Трезубец! Хорошо ещё, что мы особо не вкладывались в этот раз - все силы бросили на Пирамиду. Но сейчас... Мы обезглавлены, и продолжаем терять силы. Молчун что, решил слить нас? Мы ведь никогда не подводили его! Или он боится, что мы не вытянем без Крушителя?
        Мотнув головой, он снова прошелся по зале.
        - А ведь мы могли бы, - процедил он сквозь зубы. - Даже без Стэна. Но вся эта хрень с Фениксом... Слишком много совпадений, ты не находишь?
        Они пристально взглянул на меня, и я вздохнул.
        - Сказать тебе честно?
        - Да уж не томи, будь добр!
        - Честно - я понятия не имею, о чем ты тут разглагольствуешь. Ну, насчет смерти Крушителя-то я в курсе. К этому я приложил руку. Да и то не по своей воле. Он ведь сам начал!
        Кай фыркнул, но перебивать не стал.
        - Но вот ко всему остальному я никакого отношения не имею, - продолжил я. - Ни про какого Молчуна я слыхом не слыхивал. Да и про Феникса тоже - я его здесь впервые увидел.
        - А что такое ПП? - вклинился Макс.
        - Past Post, - машинально, не глядя на него, пояснил Кай. - Момент, после которого ставки больше не принимаются.
        - Какие ставки? - переспросила Катарина.
        - Господи, да любые!
        - Он говорит о тотализаторе, - вмешалась Стелла.
        От неожиданности я невольно повернулся к ней. Бывший Призрак уже давно хранила молчание - с самой нашей встречи у руин «Золотого топора».
        - Верно, - нехотя откликнулся Кай.
        - Гладиаторские бои! - воскликнул Макс и хлопнул себя ладонью по лбу. - Да, точно. Турнир Трезубца - это где-то в Марракане.
        - А что за Пирамида? - спросила Ника.
        ­- Не слышала о Пирамиде? - скривился Кай. - Ты что, вчера играть начала?
        - Не вчера. Неделю назад, - парировала Ника.
        Маг страдальчески закатил глаза.
        Его можно понять. У нас и правда, пожалуй, самая странная команда, которую я видел в Артаре.
        А вот насчет Железной Пирамиды... Сам я боями не интересовался, но о ней, конечно, слышал. И даже смотрел одно из состязаний несколько месяцев назад. Это самый крупный командный турнир в Артаре. Проходил всего несколько раз за все время существования игры, и каждый раз собирал тысячи зрителей в самой Золотой Гавани, и десятки миллионов просмотров - в интернете. Этакие Олимпийские игры Артара, не меньше.
        Сама по себе Пирамида - исполинское сооружение, выстроенное на полуострове рядом с городом. Самое огромное из алантских подземелий, и, пожалуй, самое загадочное. Каждый Турнир в нём не похож на предыдущий - внутреннее устройство Пирамиды каждый раз видоизменяется, как и монстры, населяющие её. Невидимый хозяин Пирамиды, словно изощренный маньяк, придумывает все новые ловушки для тех, кто отважится сунуться к нему. Он насылает на них орды чудовищ, бросает игроков в хитроумные лабиринты, стравливает их между собой или заставляет пошевелить мозгами, чтобы отыскать выход.
        Пять уровней. Шестнадцать входов на нижнем - через которые команды и попадают внутрь. И лишь один выход на вершине - для тех, кто окажется сильнее, хитрее и удачливее. Всех остальных Пирамида перемалывает, как мясорубка.
        - Так ты из-за этого турнира так переживаешь? - спросил я. - Теряете много золота, если проиграете?
        - Золота?! - переспросил Кай. - Ты издеваешься? Тут миллионы еврокредитов крутятся! Десятки миллионов! Когда мы участвовали в прошлый раз, я дом заложил, чтобы поставить на нашу команду. Мы были фаворитами. Ставки - десять к одному!
        Он осёкся, покосившись на Стеллу - будто спохватившись, что сболтнул лишнего.
        - Получается, есть тотализатор, в котором ставят реальные деньги на исход гладиаторских турниров? - удивленно пробормотал Макс.
        Кай вздохнул, всем своим видом показывая, как ему надоело разговаривать с идиотами.
        - Ты-то сколько в игре? Две недели?
        - А это вообще законно? - вмешалась Катарина. - Ну, эти ставки?
        - Нет, конечно, - спокойно отозвалась Стелла.
        Она сидела, уперев локти в стол, и задумчиво потирала ладонь, не спуская при этом глаз с Кая.
        - В свое время Остин потратил кучу денег на консультации с юристами. Хотел ввести легальный тотализатор для Артара. Это ведь золотое дно. Но пришлось отказаться от этой затеи. Слишком много заморочек. С международным законодательством. Но особенно - с налоговыми службами.
        - Свято место пусто не бывает, - усмехнулся Кай. - Нет легальных ставок - появились подпольные. Но, я думаю, вы имеете свою долю с оборотов Молчуна. Неофициально, конечно.
        - Кто это - мы? - холодно переспросила Стелла.
        - Я уже сталкивался с Призраками, дорогая. И, честно говоря, твое присутствие окончательно сводит меня с ума. Реликтовый огр, котяра-непись, троица нубов, смертный искатель, теперь еще ты... Какое-то шоу фриков, мать вашу! Вы можете объяснить - кто вы такие вообще?!
        Стелла покачала головой.
        - Я не Призрак.
        - И сам ты фрик! - обиженно добавил Макс. - Между прочим, ты даже не поблагодарил нас за то, что помогли тебе отбиться от Феникса.
        - А это все как назвать, как не благодарностью? - парировал Кай, широким жестом обведя залу. - Учитывая, сколько вы мне нервов попортили за последние несколько дней - скажите спасибо, что вообще с вами разговариваю!
        Он уселся в кресло и устало вытянул ноги, закинув их на край стола. Сапоги у него были под стать мантии - из белоснежной кожи, высокие, до колена, обильно украшенные золоченой вышивкой.
        - Вот только разговор пока странноватый выходит, - сказал я. - Ты подозреваешь нас в том, о чем мы понятия не имеем.
        - Времена такие, - смягчился беловолосый. - Когда рушится всё, над чем ты вкалывал больше года, выстраивал по крупицам - поневоле станешь параноиком.
        - Чем мы можем помочь? - спросил я.
        Кай недоверчиво скривился и в очередной раз уставился на меня, будто пытаясь прочесть мои мысли.
        - Ты серьёзно? Решил загладить свою вину?
        - Еще раз говорю - не вижу за собой никакой вины. Что ты, что Крушитель - сами нарывались. Но сейчас - да, мне выгоднее работать с тобой. Мы поможем Легиону. С одним условием.
        - Ты еще и условия ставить вздумал?
        - Времена такие, - парировал я, копируя его тон. - Так вот, когда придет время - мне понадобится всё, что только может дать Легион. Бойцы, деньги, ресурсы...
        - Ты что, войну затеваешь, что ли? - усмехнулся Кай.
        - Не я. Пока не вижу смысла рассказывать. Не знаю, насколько можно тебе доверять.
        Маг в очередной раз закатил глаза.
        - Ну, хорошо, хорошо, - наконец, спокойно продолжил он. - Допустим. Но с чего ты взял, что можешь быть полезен Легиону?
        -Ты ведь сам знаешь, на что я был способен ещё до того, как убил Крушителя. А теперь - ко мне перешла вся его сила. Так что, если вам нужен новый фаворит в команде... Или новый легат...
        Кай расхохотался.
        - Не обижайся, парень, но... Ты такой наивный! Тебе сколько лет вообще?
        - Недавно исполнилось двадцать, - нехотя ответил я.
        - Я так и думал. Витаешь где-то в облаках. По-твоему, Легион - это что-то вроде школьной футбольной команды, в которой капитан ногу подвернул, и надо срочно подыскать ему замену?
        - Ну, игра здесь, конечно, посложнее футбола, - усмехнулся я.
        - Это вообще не игра! - неожиданно серьезно отрезал Кай. - Для многих из нас. И уже давно. Дело даже не в том, что тут серьезные деньги завязаны. Просто...
        Он замолк, так и не найдя подходящих слов. Подозвал одну из гурий и взял с золоченого подноса бокал с вином.
        - Я понимаю, что для тебя я - просто выскочка. К тому же очень мутный, - негромко произнес я в воцарившейся тишине, нарушаемой лишь чавканьем Дракенбольта за дальним концом стола. - Но я ведь действительно сейчас, наверное, самый прокачанный боец в Артаре. Сильнее Крушителя. А это ведь что-то, да значит.
        - Значит, - согласился Кай. - Только, сдается мне, ты сильно обольщаешься на этот счет. Ну, да, по собственным параметрам ты сейчас даже сильнее Крушителя. Но у того еще и экипировка была такая, что на неё весь Легион пахал месяцами. А у тебя...
        - Шмот - дело наживное. К тому же, у меня ведь ключ от хранилища Крушителя. Наверняка там есть чем поживиться.
        - Допустим. Только вот житью твоему в Артаре теперь не позавидуешь. Про то, что Стэн был смертным, знал десяток человек из самого близкого окружения. А у тебя даже аккаунт на сайте Артара - обычный. Подробные параметры скрыты, но статус смертного - на всеобщем обозрении. Уж не знаю, как ты раньше не попадался на глаза охотникам за головами, но теперь-то ты и вовсе ходячий джекпот! Когда все про тебя узнают... А молва уже идёт... Чёрт побери, да на тебя рейды будут собирать, как на боссов подземелий! Молчуну стоит, наверное, начать принимать ставки - сколько ты продержишься.
        - Пугаешь? - усмехнулся я, стараясь оставаться спокойным.
        Кай разбередил мои старые опасения, которые теперь и вовсе грозили превратиться в паранойю. Я понимал, что у моего неожиданно обретенного могущества есть и обратная сторона. Все равно, что найти на улице чемодан наличных. Сначала радуешься свалившемуся с неба богатству. А потом начинаешь трястись, как бы тебя за него не прирезали.
        - Просто спускаю с небес на землю. Ты, похоже, возомнил, что здесь, в Легионе, все пойдут за тобой только потому, что ты победил Крушителя. С какой стати?
        - А с какой стати они все шли за самим Крушителем?
        - Ты думаешь - только потому, что он был силён?
        - А разве нет? - спросил я.
        Кай снисходительно покачал головой и задумался.
        - Знаешь... - сказал он после долгой паузы. - Мы со Стэном не были друзьями. Он вообще был... сложным человеком. Друзей у него не было вовсе. По крайней мере, здесь, в Артаре. Но я давно знал его. И я своими глазами видел, как он выстраивал Легион. Ты ведь наверняка даже представить себе не можешь, как это тяжело - объединить людей, повести за собой. Особенно здесь, а Артаре. Это ведь не просто люди. Это игроки. У каждого - своя жизнь, свои интересы, свои амбиции. Каждый мнит себя героем, единственным и неповторимым. Мало кто хочет вкалывать и быть просто винтиком в большом механизме - этого дерьма и в реале каждый нахлебается.
        Он осушил бокал вина и щелкнул пальцами, требуя следующий.
        - А ещё - каждый может в любой момент сорваться. Бросить игру. Переметнуться в другую гильдию. Предать. Украсть. Почему-то многие думают, что раз это игра - то и любая подлость вроде как не считается.
        Я понимающе кивнул.
        - Но самое поганое - ты ничего с этим не можешь поделать. Как наказать гада? Убить? Страх смерти - слишком слабый аргумент для тех, кто умирал уже десятки раз. В общем, чтобы командовать всей этой разношерстной толпой - нужен настоящий лидер. И, что бы там о нем не говорили - Стэн был им. Его боялись даже свои. Но и уважали. Он был... легендой.
        Мы притихли - даже Дракенбольт, кажется, стал жевать помедленнее.
        Кай взглянул мне в глаза.
        - И вот ты убил его. Что чувствуешь?
        Я пожал плечами. Я действительно не знал, что чувствую. Было слишком много других впечатлений, и бой с Крушителем казался чем-то давним и далеким, хотя и произошел всего пару дней назад.
        - Слышал о синдроме Джанкеля?
        Я вздрогнул.
        Кай, продолжая сверлить меня взглядом, неторопливо продолжил:
        - После гибели этого гонщика многое изменилось. То, что раньше считали глупыми страшилками противников Эйдоса, обсуждают все чаще. Я сам...
        Он задумчиво потер подушечки пальцев, будто растирая в щепотке невидимый порошок.
        - В последнее время все чаще замечаю за собой, что в реале, когда злюсь, машинально складываю пальцы так, будто собираюсь скастовать заклинание.
        - Обычное дело. Привычка. Я тоже частенько тянусь за несуществующим мечом.
        - Да, конечно. Но... Знаешь, что меня пугает?
        Между пальцами у него разгорелось голубоватое свечение, и из воздуха соткался продолговатый кристалл льда.
        - Когда я делают так... даже в реале... мои пальцы холодеют.
        Я понимал, куда он клонит. И был готов к следующему вопросу.
        - У меня есть контакты Стэна в реале - мы иногда общались. Но все эти дни он не отвечает на вызовы. Возможно, он мертв... Об этом ты не задумывался, Эрик? Возможно, ты человека убил.
        Задумывался, конечно. И гнал от себя прочь эти мысли. И молил бога, чтобы о произошедшем не узнала мать. Вот только хрен я признаюсь в этом. Особенно этому хлыщу.
        - Ты забываешь кое о чем. Я-то - тоже смертный. Рисковали мы одинаково. Простой выбор - убить или умереть. Так что можешь все эти пафосные речи засунуть себе куда подальше. Для меня Артар - тоже не игра. И никогда им не был.
        В зале снова повисла гнетущая пауза. Кай, продолжая играться кристаллом льда на ладони, надолго задумался. И, наконец, сжал ладонь в кулак - так, что льдинка брызнула в стороны мелкими осколками.
        - Что ж, ладно. Мы и правда отвлеклись. Крушителя не вернёшь. А если сейчас не взять себя в руки - то и Легион развалится. Новые бойцы всегда нужны, но сейчас - особенно. Так что, конечно, я готов принять всю вашу странноватую компанию. Но учти - моё доверие тоже ещё нужно заслужить. Ты прав: для меня ты - очень мутный выскочка, и пока я не пойму, что тебе нужно...
        - Я уже сказал, что мне нужно. Мне нужен Легион.
        Кай раздраженно отмахнулся.
        - Это даже не смешно. И пойми меня правильно - дело не в борьбе за власть. Управлять гильдией - тот ещё геморрой. Я бы с радостью передал бы бразды кому-нибудь другому. Если бы было, кому передавать. Из всех центурионов я, похоже, единственный, кто и правда заинтересован в сохранении Легиона.
        - А остальные?
        - Феникса ты видел. Этот ублюдок увел с собой больше двух сотен толковых ребят. Слухи на этот счет противоречивые. Кто-то говорит, что он переметнулся к Корсарам. Но, зная Феникса, я больше верю тому, что он решил основать собственную гильдию.
        - И крепость решил захватить? - спросил Макс. - Разве с двумя сотнями бойцов такую махину удержишь?
        - Да не собирался он её удерживать, - поморщился Кай. - Просто хотел разграбить. Самое главное - увести прокачанных неписей-ремесленников. У нас, к примеру, лучшие гильдейские кузнецы в Артаре. Те же Корсары сотни тысяч золотых отвалят за каждого.
        - А остальные центурионы? - спросил я.
        - Пока толком непонятно. Разброд и шатание... Проклятье! ­- он швырнул бокал в стену, и тонкое стекло разлетелось на крошечные осколки. - Я, конечно, всегда знал, что Легион держится на Крушителе. Но не думал, что с его уходом все начнет разваливаться в первый же день.
        - В чем главная проблема? В Фениксе?
        - Да, он - огромная заноза. Но и без него проблем хватает. У меня за игровую неделю больше трех сотен людей вышло из гильдии - и это только официально. И не считая ренегатов Феникса, конечно. И, я думаю, отток продолжится.
        Кай прошелся вдоль стола, разглядывая объемную карту на нём.
        - Вторая огромная проблема - в том, что после гибели Стэна под вопросом все договоры с другими гильдиями, заключенные раньше. Если я собственным центурионам доверять не могу, то что уж говорить про чужие кланы. Сейчас, почуяв слабину, на нас могут напасть даже те, кто сроду не рыпался.
        - Да уж, намечается целый передел мира, - пробормотал Макс.
        - Что-то вроде того. Весь Артар еще полгода назад был более-менее поделен крупными гильдиями на зоны влияния. Конечно, мелкие стычки постоянно происходили, но в целом было относительно стабильно. Но сейчас... Единственное, на что я сейчас надеюсь - что у нас пока есть немного времени. Массированные атаки требуют подготовки. Да и Легион не только Крушителем силён был. Но когда все пронюхают про наши внутренние проблемы - будет большая война.
        - И что тут можно предпринять? - спросил я.
        - Понятия не имею! - огрызнулся Кай. - Да и нельзя сейчас в серьёзные стычки встревать. По крайней мере, мне и остальным ребятам, которые заявлены на турнир Железной Пирамиды. Черт возьми, я даже завидую нубам вроде твоих дружков! Они могут дохнуть хоть по пять раз в день.
        Да уж, для таких, как Кай каждая смерть становится серьёзной потерей. Теряешь ведь два процента от основной характеристики. И если новичкам эти два процента восстановить легко - достаточно прибить десяток-другой мобов, то прокачанным игрокам приходится, наверное, не один серьезный рейд по подземельям устраивать.
        Представляю, как он на меня зол за то, что я его тогда убил. Ещё и дважды.
        - Может, раз уж я лишил вас Крушителя, то заменю его на турнире? - предложил я.
        Кай покачал головой.
        - Исключено. Брать незнакомого человека в сыгранную команду за неделю до турнира - это глупость. Мы этим составом уже дважды Пирамиду одолели. Пройдем и в третий раз - даже без Стэна. Но... мне кажется, я знаю, как проверить вас в деле...
        Он наклонился над столом, упираясь в его край ладонями, и окинул взглядом карту Артара. Большинство значков, которые пестрели на ней, мне были непонятны, но для него это, похоже, была раскрытая книга.
        - Наши враги скоро начнут пробовать нас на прочность. Не хочется просто сидеть и ждать этого. С другой стороны, если напасть первыми хотя бы на кого-то из них - начнется заваруха. Баланс сейчас очень хрупкий. Но вы...
        Он обвел нас взглядом.
        - Вас пока никто не знает. И уж точно никто не знает, что вы в Легионе. Если бы вы сделали пару... диверсий... то здорово бы помогли этим. А я бы вам помог с экипировкой и деньгами.
        Мы с Максом и девчонками переглянулись. Макс пожал плечами, но глаза его азартно блестели.
        Что ж... Мы ввязываемся в чужую войну, и это наверняка обернется новыми проблемами. Но, с другой стороны - наш старый враг становится союзником, и мы получаем поддержку одной из самых могущественных гильдий сервера. При таком раскладе заниматься разгадкой планов Хтона куда сподручнее.
        - У тебя какое-то конкретное задание для нас? - спросил я Кая.
        - Есть одна задумка. У Корсаров есть дальняя застава в Арнархолте. Вот здесь, - он указал на карте крошечную крепость в глубине долины. - Давно мечтал наведаться туда. А вы ведь, кажется, неплохо знаете тот регион?
        Ещё бы. Именно там мы и столкнулись впервые.
        - Странноватое расположение для крепости, - хмыкнул Макс, разглядывая карту. - Добираться туда далековато. Разве что порталы настроить... Или я чего-то не понимаю?
        - Соображаешь, - одобрительно кивнул Кай. - Регион отдаленный. Ни дорог, ни рек, ни важных объектов поблизости нет. Может, конечно, они там шахты развивают. Скажем, титан нашли, или хотя бы серебро. В общем, надо разведать. А ещё лучше - основательно там покуролесить.
        - Покуролесить - это к нам, - усмехнулся Макс, оглянувшись на Дракенбольта.
        Огр, за время нашего разговора успевший сожрать и выпить всё, до чего мог дотянуться, развалился на троне, выставив округлившееся пузо, и развлекался тем, что щекотал пальцем одну из гурий - пухленькую брюнетку в полупрозрачных шароварах. Девица с визгом отскакивала в сторону, но снова и снова возвращалась к столу, пытаясь выставить на него новую амфору с вином. Туповатая скриптовая непись. Выходит, такие еще остались.
        - Справитесь? - прищурился Кай, снова оглядывая наш отряд. - Вас ведь, кажется, больше было тогда, во Фроствальде? Разве Инвок и близнецы не с вами были.
        - Временно. Здесь-то они что делают?
        - Вступили в Легион недавно. А какого хрена между вами происходит, кстати говоря?
        - Да так, некоторые разногласия, - мрачно отозвался я. - А они сейчас где?
        Кай прикоснулся к закрепленному на груди золоченому свитку гильдейского чата и пробежался глазами по видимым только ему строчкам.
        - В онлайне. Здесь, в крепости.
        Мы дружно подались вперед.
        - А можешь вызвать их сюда? Нам... нужно переговорить.
        Кай хмыкнул.
        - Хорошо. Но только не вздумайте здесь ничего громить! Если подраться опять хотите - выходите во внутренний двор.
        - Мы просто поговорим, - успокоил его я.
        Маг пожал плечами и проговорил, наклонившись к свитку чата, как к микрофону:
        - Инвок! Подойди-ка в Зал Совета. Да, напарников своих прихвати.
        Девица возле Дракенбольта в очередной раз взвизгнула и расхохоталась, и Кай швырнул в неё светящейся голубоватой сферой. Красавица застыла в смешной позе, покрывшись тонким слоем льда. Дракен обиженно выпятил губу, а Больт что-то проворчал про магию.
        Инвок с близнецами объявились неожиданно быстро - будто в коридоре караулили. Напряженно замерли на пороге. Кейн потянулся к сабле, Густав оглянулся назад, будто заранее проверяя путь к отступлению.
        Дракенбольт, едва завидев их, зарычал, нашаривая рукоять молота.
        - Сидеть!! - хором рявкнули мы, а Катарина еще и швырнула в него яблоком.
        Кай примирительно выставил руки перед собой.
        - Только без драк! По крайней мере - не здесь.
        Инвок взглянул на меня, и я кивнул.
        - Кай, не возражаешь, если мы побеседуем с ними наедине?
        - Возражаю! - фыркнул тот. - Вы что, пытаетесь выпереть меня из моего же Зала Совета? Валяйте, беседуйте. Мне любопытно, из-за чего сыр-бор.
        - Вот и мне тоже, - проворчал Инвок. - Какого хрена этот двухголовый на нас набросился?
        - А ты не догадываешься? - издевательски спросил Макс.
        Толстяк раздраженно взглянул на него, потом снова повернулся ко мне.
        - У меня один вопрос, - сказал я, решив не тянуть кота за хвост. - Где Маверик?
        Инвок с Кейном удивленно переглянулись.
        - Вот только идиотов из себя не стройте! - вспылил Макс. - Вы были с ним, когда он спалил «Золотой топор»? Наверняка это твоих рук дело, Инвок - ты же у нас спец по огненным чарам.
        - Чего? - переспросил толстяк. - Какой топор? Вы чего несёте?
        - Вы убили... Убили мою Отилию, - глухо прорычал Дракенбольт, медленно поднимаясь с трона.
        - Кого?!
        - Трактирщицу, - подсказала Ника.
        - Да вы о чём вообще?!
        - Хочешь сказать, вас не было с Мавериком? Больт?
        Огр задумался.
        - Я слышал голос того вертлявого. Но... Они ведь были вместе...
        - Слушайте, вы объясните толком - что от нас хотите! - поморщился Инвок. - Я ни хрена не понял! Какой-то топор, какая-то трактирщица...
        - Помните ту таверну во Фроствальде, где мы познакомились? Она называлась «Золотой топор». Три игровых дня назад Маверик с Резчиком разрушили её. И тот лагерь ксилаев, что неподалёку. Почти всех неписей перебили.
        - Перебили неписей? - переспросил Кай. - Это как понимать?
        - Позже объясню, - отмахнулся я. - Так что скажешь, Инвок? Вы ведь всегда были вместе с Мавериком. Он говорил, что эти двое вообще на него в реале работают, в службе безопасности.
        - Они - да, - согласился Инвок. - А меня он позже нанял, уже здесь, в Артаре. Но...
        - А кто он вообще такой, этот Маверик? Ну, в реале? - перебил Макс. - Он действительно так богат? Какой-нибудь сынок миллионера?
        - Если не миллиардера, - отозвался Кейн. - Я работал на него больше пятнадцати лет. Густав - чуть меньше. Но в последнее время он не выходил из дома, поэтому телохранители ему были ни к чему. Он уволил нас в реале, но предложил работу здесь.
        - Почему он не выходит из дома?
        - Возраст. Ему в этом году девяносто стукнуло.
        - Вот это да... - шепнула Катарина.
        Я, признаться, тоже был удивлен. Внешность в Эйдосе, конечно, обманчива - аватар редко совпадает с реальностью. Но ведь и по поведению Маверик был типичным юнцом - самовлюбленным, заносчивым, азартным. Ничто не выдавало в нем прикованного к постели старика.
        Хотя, может, в душе он именно такой, каким предстал перед нами в Артаре. Вот он и отрывается по полной. Настоящая его жизнь - здесь. В реале же ждёт лишь дряхлая опостылевшая оболочка.
        - Слушайте, мы правда ничего не знаем ни про какой сожженный лагерь, - сказал Густав. - Мы покинули Фроствальд сразу же после той заварухи с Имиром.
        - И с Мавериком больше не встречались?
        - Нет, конечно! - отрезал Кейн. - И вся эта история с разрушенной таверной - бред. Маверик больше не заходил в игру с того самого раза. Это я знаю точно.
        - Откуда? Может быть, он...
        - Не может! Маверик... То есть, мистер Грант... Он умер. Два дня назад. В аккурат во время того сеанса.

        ГЛАВА 4 

        Мы с Каем неторопливо шагали по длинному гулкому коридору, и эхо наших шагов, опережая нас, перекатывалось между каменными стенами. Коридор постепенно забирал влево, и конец его терялся за поворотом. Насколько я понял, он кольцом опоясывал все центральное строение крепости - овальное, как Колизей.
        Ребят мы оставили в Зале совета. Кай настоял на этом - десяток незнакомых людей, шастающих по крепости, привлечет лишнее внимание. К тому же, насколько я понял, он хотел побеседовать наедине. Но заговаривать при этом не торопился.
        По левую сторону от нас через почти равные промежутки располагались причудливо украшенные двери. Ни одной одинаковой за все время не попалось. В правой стене двери тоже были, но реже, и представляли собой пустые, зияющие темнотой проемы. Возле каждого из них стояли безмолвные стражи. Я так и не понял - то ли неписи, то ли просто статуи в доспехах.
        - Куда ведут эти двери? - спросил я.
        - Те, что справа - к бойницам и наружу, на крепостные стены. Слева... Личные покои офицеров. Собственно, тут и располагаются персональные сокровищницы. Общее гильдейское Хранилище - под землей. Но туда посторонним нельзя.
        Вон оно что...
        Я оглянулся на очередную дверь, украшенную затейливым барельефом, изображающим не то битву, не то оргию - из-за обилия полуголых мускулистых тел и не поймешь сразу.
        Иметь в Артаре собственный угол - хотя бы просто отдельную комнату - большая роскошь. Кое-какая недвижимость есть в Оплотах, но уже давно раскуплена, несмотря на баснословную стоимость. Так что самый реальный способ получить жильё - это состоять в успешной гильдии. Причем быть в ней не последним человеком.
        Жильё решает множество проблем. Можно расположить в ней специальный артефакт - что-то типа миниатюрного менгира Возврата, и телепортироваться к нему из любой точки мира. Хранить свои деньги и трофеи без боязни, что их украдут. Игроки побогаче могут натаскать в дом и портативные алтари, дающие полезные баффы.
        В общем, твоя личная безопасная гавань. Сбегаешь в неё, сбрасываешь лут, приводишь себя в порядок - и снова в бой.
        - А сколько вообще человек в Легионе? - спросил я.
        - Сейчас даже я не могу точно ответить на этот вопрос, - проворчал Кай. - Если верить счетчику в гильдейском чате - то осталось почти пять тысяч. Но сколько из них еще отколется...
        - Пять тысяч - серьезная цифра, - уважительно отозвался я.
        Кай хмыкнул.
        - Доходило и до семи. Не забывай, что это просто общее число состоящих в гильдии. В онлайне одновременно находится процентов двадцать максимум. Наш прайм-тайм - с 22 часов по Гринвичу и примерно до часу ночи.
        - Логично. Большинство же играет в рекомендованном режиме.
        Медики настаивают на том, что в Эйдосе нужно проводить не более полутора-двух часов в сутки. Лучше всего - одним сеансом, вечером, чтобы затем плавно перевести мозг в состояние обычного сна. Это самый щадящий для психики и нервной системы режим - ты засыпаешь, проводишь день в виртуальном мире, снова засыпаешь, а утром тебя ждет реальный мир.
        - Большинство - да. И это, на самом деле, большая проблема для любой гильдии. Нужно же как-то удерживать контроль над крепостями и прочей недвижимостью. Постоянно следить, чтобы в онлайне было достаточно людей для отражения атак или для контрвылазок.
        Он мимоходом указал на застывших возле темной арки стражей.
        - Эти болваны, конечно, здорово помогают, но исход боя все равно зависит от живых игроков.
        - И что, частенько нападают? Я думал, на Легион мало кто осмеливается рыпаться.
        - Если бы. Стоит только немного расслабиться - и обязательно тяпнут где-нибудь. Вон какие-нибудь Стальные Псы. Крошечная гильдия, пара сотен человек. Но прокачанные и дисциплинированные. А самое главное - дерзкие. Не так давно разграбили наши серебряные рудники в Марракане.
        - И что, вы оставили это безнаказанным?
        - А что им сделаешь-то? Своей крепости у них нет. Выслеживать их поодиночке в онлайне - нереально. Награды назначили, конечно, за каждого, но толку-то.
        Я покачал головой. Мои представления о жизни гильдий, кажется, были очень далеки от реальности.
        - Тут извечная дилемма, Эрик. Приходится искать баланс между созиданием и разрушением, - немного пафосно произнес Кай. - Мелким гильдиям проще - это просто клубы по интересам. Собирают отряды, фармят какие-нибудь подземелья, качаются себе потихоньку. Но потом достигается определенный потолок. С той же экипировкой. Лучшие образцы оружия и брони в игре - крафтовые. Ну, или из хтонийских порталов, но те - отдельная тема. А чтобы хорошо прокачать крафтера - хоть игрока, хоть непися - нужно столько времени и бабла, что это под силу только крупной гильдии с хорошо развитой экономикой. Нужны свои постоянные источники ресурсов - рудники, фермы. Чтобы охранять всё это - крепости. Но, чем больше прокачиваешь экономику - тем больше желающих просто прийти на все готовое и разграбить.
        - Да уж...
        - Феникс сегодня, конечно, застал меня врасплох. В онайлне было мало людей. Стражи крепости на него и его ребят не реагировали - он ведь тоже из Легиона. Пока распознали, кто участвует в бунте, пока исключили их из гильдии... Ей-богу, ты вовремя подоспел.
        - Да ладно, не благодари, - усмехнулся я. - Будем считать, что мы квиты.
        После наших недавних стычек мне было немного не по себе рядом с Каем. Непривычно видеть его в качестве союзника. Хотя, по большому счету, и врагом своим я его никогда не считал. Делить нам с ним нечего.
        Если, конечно, Кай не поддастся соблазну устроить ловушку и убить меня, чтобы получить всю мою силу.
        Хотя, конкретно для него я, пожалуй, не такой уж и лакомый кусок. Он маг, а параметр магической силы я почти не прокачивал, Крушитель - тем более. Так что, убив меня, Кай, конечно, станет могущественнее, но получит при этом непрофильные характеристики, большая часть которых еще и срежется классовыми штрафами.
        В общем, магов мне в этом смысле можно особо не опасаться. У них, по-моему, максимальный уровень ловкости и силы - не то 1000, не то 1200 единиц.
        - В общем, чем богаче гильдия - тем сложнее это богатство охранять, - подытожил Кай. - Мы поэтому и затеяли этот поход на Имира. С Алмазным Сердцем эта крепость стала бы неуязвимой.
        - А что вообще дают эти сердца титанов? Почему за ними такая охота?
        - Ну... Это источники огромной магической силы. Даже не знаю, с чем сравнить... Все равно, что атомный реактор на подлодке. От Сердца можно запитать големов, магические башни, барьеры... Артефакты, дающие баффы или зачарования... Большие осадные орудия... Да много планов на этот счет. Будет понятнее, когда у нас будет хотя бы одно - чтобы знать, на что оно реально способно. Но после того, как гильдии смогут побеждать титанов - в Артаре настанет новая эра. И поэтому-то Крушителю было так важно, чтобы первое Сердце добыл именно Легион. Мы бы получили такую фору...
        - Понятно.
        - В этом был весь Стэн - ему всегда всего было мало. Он и в хтонийские порталы сунулся одним из первых. Но демоны, конечно, пока слишком крепкий орешек. Даже для нас. Основательно взяться за фарм Бездны мы планировали как раз после того, как добудем хотя бы пару Сердец.
        Угу. Вот только Хтон, похоже, сам скоро примется фармить Артар.
        «Оплоты падут». В очередной раз эта фраза, сказанная Бэй Фу, всплыла в памяти тревожным маяком. Сейчас, когда ксилай присоединился к нашему отряду, нужно будет основательно расспросить его. Сдается мне, знает он куда больше, чем говорит.
        - Начинаю понимать, почему ты говорил, что управлять гильдией - это огромный геморрой, - сказал я, сменив тему. - Игроки ведь девяносто процентов времени проводят в оффлайне. Как тут уследить за всем? Это все равно, что если бы начальник в какой-нибудь фирме приходил только на часок в день...
        - Ну, во-первых, старшие офицеры распределяют онлайн не так, как рядовые игроки. Мало кто из нас играет единым двухчасовым сеансом. Разбиваем на сессии по 20-30 минут. То есть в Артаре появляемся на 3-4 часа, в разное время. Собираемся только для конкретных целей - рейды в подземелья, бои с другими гильдиями, бои на арене. А основная координация действий - в реале. Основное ядро Легиона - человек пятьсот-семьсот - постоянно на связи.
        - Да уж, для вас это действительно не игра. Вы здесь вкалываете, как на работе.
        - Так и есть. Для десятков людей из Легиона Артар - единственный источник дохода. Для меня в том числе.
        - Это я понимаю. Я сам больше года торговал игровым золотом. В последнее время и по тысяче кредитов в месяц зарабатывал.
        - Серьёзно?!
        Кай расхохотался, и я скрипнул зубами от досады. Тоже мне, нашел, чем хвастаться.
        Маг, просмеявшись, хлопнул меня по плечу.
        - Не обижайся, дружище. Тысяча кредитов... Какой там раньше курс-то был - почти один к одному? Фармить больше тысячи золотых в месяц - это вполне достойно для одиночки. Но, чёрт возьми, продавать голду - это самый тупой и неблагодарный способ заработка в Артаре.
        - Вообще-то до тех пор, пока не ввели официальный донат, много кто занимался продажей голды, - с долей обиды парировал я.
        - Ну да. Но в основном те, у кого не хватало мозгов придумать что-то поэффективнее. Ей-богу, Эрик, даже снимать в Артаре экзотическую фентезийную порнушку - и то выгоднее.
        - Даже таким занимаются?
        Кай только снисходительно улыбнулся.
        - Мы пришли, - сказал он, остановившись перед массивной прямоугольной дверью.
        Выглядела она довольно скромно - лаконичный геометрический узор по краям створок, и перекрещенные секиры на каждой - блестящие, выпуклые, с гладкими рукоятями из черного дерева - так и хочется протянуть руку и отделить их от дверного полотна.
        - Это и есть покои Крушителя? - спросил я, невольно переходя на шепот.
        Кай кивнул и скрестил руки на груди.
        - Позволишь мне войти с тобой? - спросил он. - Мне... всегда было интересно, что там.
        - Никогда не был у легата в гостях? - усмехнулся я.
        - Никто не был.
        Я пожал плечами и достал из инвентаря ключ. В замочную скважину он вошел легко и плавно. Поворачивать его не пришлось - что-то щелкнуло, и створки медленно разошлись в стороны.
        - Ну, что ж, добро пожаловать, - сказал я, стараясь, чтобы голос звучал уверенно и беспечно. Но порог переступал осторожно. Правая рука сама собой потянулась к рукояти меча.
        В первый момент я, признаться, был разочарован. Ожидал увидеть что-то величественное и инфернальное. Какой-нибудь черный трон на огромной куче черепов посреди озерца раскаленной лавы. Или утопающую в роскоши залу, по сравнению с которой Зал Совета показался бы жалкой ночлежкой для бездомных. В конце концов, это были личные покои, пожалуй, самого прокачанного и знаменитого игрока Артара.
        Но поначалу ощущения были, словно за дверью продолжался коридор. Голый каменный пол и стены с темными прямоугольными нишами. Магические светильники в ажурных металлических корпусах разгорелись постепенно, стоило нам с Каем переступить через порог. Вслед за ними разгорелась подсветка, обрамляющая десяток ниш, занимающих всю правую от входа стену.
        В нишах стояли манекены. Ближайший от двери был облачен в потрепанную железную кирасу с массивным левым наплечником, латную юбку и шлем с глухим забралом. В руках он держал массивным стальной меч - весь в зазубринах и бурых пятнах ржавчины. А может, и плохо отмытой крови.
        Манекен в следующей нише был одет поприличнее - в полные стальные доспехи. На груди красовался схематично нарисованный красный орел, раскинувший крылья.
        - Кто бы мог подумать... - задумчиво пробормотал Кай. - Стэн, оказывается, был сентиментален.
        - Не то слово, - буркнул я.
        Беглого осмотра покоев было достаточно, чтобы понять - это не сокровищница. Это музей. Музей собственных достижений.
        Мы с Каем побродили вдоль стен, разглядывая различные трофеи. Такое ощущение, что Крушитель ничего не выбрасывал. На почетном месте красовалась даже голова первого убитого моба - гигантской крысы размером с поросенка.
        Чем дальше от входа - тем трофеи становились богаче, как и старая экипировка Крушителя. Некоторые образцы уже представляли интерес - по крайней мере, их можно продать их на аукционе. Суммарно тут одних только доспехов на несколько тысяч золотых.
        Но всё равно - это далеко то, чего я ожидал.
        Дальний конец залы был жилым - здесь стоял стол, кровать, пара сундуков. Добротные, но простые, без напускной роскоши. В сундуках хранились какие-то зелья и прочая расходная мелочевка.
        - Разочарован? - спросил Кай.
        - А ты? - раздраженно отозвался я.
        Он пожал плечами.
        - Немного удивлен. Но в целом... Это, пожалуй, в духе Стэна. Всё, что зарабатывал, он тут же вкладывал в снаряжение, в зелья, перманентно повышающие характеристики. Чтобы стать еще сильнее. Поначалу я этому удивлялся. Но потом, когда узнал, что он смертен - всё встало на свои места. Когда у тебя лишь одна жизнь - нет смысла откладывать что-то на потом. Жить нужно здесь и сейчас. Накопленное барахло ведь с собой в могилу не унесешь... Чего ты усмехаешься?
        - Да так, подумалось... В реале-то мы все смертны. Но многие ли из нас живут, не откладывая ничего на потом?
        - Хм...
        На постаментах вдоль дальней стены стояло три алтаря. Я узнал мощную приземистую фигуру Ханума - бога-покровителя воинов, изящный силуэт богини света Лейи, радужный кристалл Рандома.
        Предсказуемый набор для вояки. Сила, живучесть, удача.
        Я подошел ближе. Алтари не похожи на те, что стоят в некоторых тавернах и в маленьких часовнях, разбросанных по всему Артару. Те обычно из сероватого камня. Но здесь - настоящие произведения искусства. Серебро, бронза, самоцветы. Сами статуэтки выполнены искусно, со вниманием к мельчайшим деталям. Будто, наконец, увидел оригинал после множества грубых подделок.
        Я провел кончиками пальцев по выпуклой груди Ханума, и от него передалось тепло, быстро распространившееся по всему телу. Коснувшись медальона, я проверил статус.
        Двадцатипроцентный бафф к силе на шесть часов. Неплохо, неплохо. В пять раз эффективнее, чем дорожные алтари.
        Лейя дала шестичасовой бафф к живучести и сопротивлению магии. Благословение Рандома, как обычно, отразилось просто строкой в статусе, без каких-либо числовых обозначений.
        Да уж... Крушитель и сам по себе был силен. Но за счет таких баффов и зачарованной экипировки его мощь, похоже, возрастала в разы. А бонус смертного ещё и удваивал получаемый им опыт. Неудивительно, что он так вырвался вперед. Победить его было уже нереально.
        - Как тебе это удалось? - будто прочитав мои мысли, спросил Кай.
        Я вздрогнул. Маг стоял за моей спиной, в нескольких шагах, и задумчиво разглядывал манекен, облаченный в тяжелую орихалковую броню, хищно ощерившуюся десятками треугольных шипов.
        - О чём ты?
        - Ты прекрасно знаем, о чём. Как ты убил его? Мне нужно знать. Иначе про все наши договоренности в Зале Совета можешь забыть.
        - Хочешь сказать, твоему слову - грош цена?
        - А ты не дерзи. Во-первых, я еще ничего окончательно не решил. Во-вторых... Я же вижу, что с тобой и все твоей шайкой что-то не ладно. И, если уж я решу поддерживать вас - то мне нужно знать, куда я суюсь. Допустим, ты не человек Молчуна. И к админам Артара тоже не имеешь отношения, хотя с тобой и шастает баба, очень похожая на Призрака. Тогда кто ты, Эрик? Как тебе удалось победить Крушителя? И что это за рогатая тварь с фиолетовыми глазами была в тот день во Фроствальде? С ней ты тоже как-то связан?
        - Рогатая тварь - это Резчик. Хтонический демон.
        - Да уж понятно, что не пасхальный кролик. Какого хрена он там делал? И куда делся Имир?
        - Не знаю. Меня вышвырнуло из игры сразу после боя с Крушителем. Ребята рассказывали, что Резчик утащил титана в портал. Видимо, в Бездну.
        Кай раздраженно рыкнул.
        - Понятнее не стало. Я никогда не слышал ни про какого Резчика.
        - А про Хтона?
        - Титан Бездны? Слышал, конечно. Но он-то тут причем?
        - Резчик - его подручный. Насколько я знаю, не единственный. В Артаре уже что-то вроде тайного культа развивается. Замешаны демоны, неписи, некоторые мобы - например, ликаны Фроствальда. И, как выяснилось, даже игроки.
        - Что-то я не слышал про такие нововведения, - с сомнением покачал головой Кай.
        - И не услышишь.
        - Хочешь сказать, вы наткнулись на какие-то тайные квестовые линии? Не бывает таких! Это всё сказочки для нубов.
        Я пожал плечами.
        - Можешь не верить. Я сам еще неделю назад был простым одиночкой, промышлявшим продажей игрового золота. Но за три последних игровых сессии у меня весь мир с ног на голову перевернулся. И в реале, и здесь.
        Я прошёлся взад-вперед, поглядывая на Кая. Тот неотрывно следил за мной взглядом.
        Довериться ему? В сущности, что я теряю? В худшем случае - не поверит.
        Эх, была - не была.
        - Ты прав, конечно. Никакие это не скрытые квесты. Ты мне тут не раз уже заявлял, что Артар для тебя - давно не игра. Так вот - он и для местных обитателей уже давно не игра. С некоторых пор этот мир развивается по своим правилам. И админы только делают вид, что контролируют его.
        - Восстание машин? - хмыкнул Кай.
        - Вот именно.
        Я был предельно серьёзен, и усмешка медленно сползла с его лица.
        - Мы сами толком еще не понимаем, что происходит. Но, судя по тому, что мы видели - намечается вторжение демонов Хтона. Полномасштабное. И от них не спасут ни крепости, ни даже Оплоты неписей. И по сравнению с этой войной все эти ваши гильдейские схватки, турниры и прочая возня - это так, игрушки в песочнице.
        Кай мрачно сверлил меня взглядом, сведя свои белесые брови на переносице. Будто бы ждал, что я, не выдержав, расхохочусь и скажу, что пошутил.
        Я молчал. Он тоже.
        - И... когда? - наконец, спросил он.
        - Возможно, раньше, чем мы думаем. Эта хрень потихоньку нарастала давно, пряталась по отдаленным локациям. Но в последнее время Хтон наращивает темп. Взять хотя бы эту историю с Имиром. Резчик ведь в открытую, на глазах сотен игроков, захватил над ним контроль и утащил в Бездну.
        Он недоверчиво покачал головой.
        - Ну, допустим. А Крушителя-то ты как завалил? Я опрашивал потом всех, кто был в лагере, но там ведь такой замес был с Имиром, что никто толком тебя и не видел. Говорят только, что он тебя почти прикончил, но ты его сжег каким-то заклинанием.
        - У меня была Кровь Хтона. Это такой... демонический артефакт. Долго объяснять, откуда он у меня взялся. Но эта штука уничтожает всё.
        - Абсолютное оружие?
        - Что-то вроде того?
        - И она до сих пор у тебя? Покажи.
        - Я ведь использовал её на Крушителе. Это что-то вроде сгустка светящейся крови. Прожигает всё, как кислота.
        - Да, мы нашли потом остатки доспехов...
        Кай поморщился, растирая лоб кончиками пальцев. Наконец, махнул рукой.
        - Ладно. Вижу, более внятных объяснений от тебя не добьёшься.
        - А их и нет. Я рассказал практически всё, что знаю об этом. Хочешь - верь. Не хочешь... Легион - не единственная гильдия в Артаре. Поищу союзников в других. Возможно, те же Корсары будут более сговорчивы...
        Кай зло покосился на меня.
        - Вот только шантажа мне еще не хватало!
        - Решать тебе, - я безразлично пожал плечами. - Я-то от своих слов не отказываюсь. Мы готовы помочь Легиону. Весь вопрос - готов ли сотрудничать ты?
        Кай отвернулся и окинул задумчивым взглядом манекен со старыми доспехами Крушителя. Будто спрашивал совета у бывшего легата.
        - Ну, хорошо. Разговоры о демонах отложим на потом. Пока меня беспокоят более насущные дела. Так ты готов к вылазке в Арнархолт?
        - Можем отправиться хоть сейчас. У нас как раз самое начало игровой сессии - часов восемь-десять впереди.
        - Отлично. Нужна какая-нибудь помощь?
        Я окинул взглядом покои Крушителя.
        - Мне желательно бы усилить свой отряд. Попробую подыскать здесь подходящее снаряжение. И, возможно, ты захочешь выкупить что-нибудь из этих трофеев?
        - Знаешь... У меня просьба к тебе по поводу... всего этого. Может, оставим здесь всё, как есть? В память о Стэне?
        - А ведь ты говорил, что вы не были друзьями...
        - Не были. Но я уважал его. Как и очень многие из наших. И если сделать этот зал чем-то вроде музея основателя Легиона... Я думаю, это будет правильно. Как считаешь?
        - Все бы ничего - но мне и правда нужны деньги и снаряжение...
        -Не вопрос. У нас лучшие ремесленники в Артаре. Можем справить новую броню хоть всему отряду. За счет гильдии, конечно.
        - Звучит заманчиво. И на огра доспех смогут сварганить?
        Кай рассмеялся.
        - Не типичная задача, конечно. Но, думаю, мастера справятся.
        Он протянул мне свою холёную ладонь с длинными, как у пианиста, пальцами.
        - Так что - по рукам?
        Рукопожатие его было крепким и ощутимо холодило кожу

        ГЛАВА 5 

        С высоты полета тенептицы Арнархолт похож на скалистый атолл, вздымающийся посреди желто-коричневого моря. Холмистые степи Лардаса омывают его со всех сторон пологими волнами, а колышущиеся от ветра высокие травы сверху напоминают рябь, идущую по воде.
        Сам остров - будто исполинская клешня, развернутая расщепленным краем на северо-восток. На дне ущелья даже с высоты можно разглядеть блестящую нитку реки, которая затем, вырвавшись на равнину, разливается широким неспешным потоком. Свое начало река берет в глубине ущелья - в закрытой со всех сторон Долине Лазурного Ока. Когда смотришь на неё сверху - понимаешь, почему её так назвали. Она чуть вытянутой, миндалевидной формы, а прямо по центру - идеально круглое озеро.Номер заказа 395337, куплено на сайте Lit-Era
        Тенептица заложила широкую дугу, всыходя на пункт назначения - блашню на юго-западной стороне Арнархолта, в самой вкысокой его точке. Здесь от ровного, кэак стол, плато по внешней стороне скалистого хребта спускается извилистая дорога, ведущая в степи, к Джааке - крупному стойбищу дау. На самом плато располагается Кэлауокан - древний храм дау, подземелья которого представляют собой средней сложности данж, особенно популярный у магов-целителей - там можно добыть довольно неплохую экипировку. Хотя, с развитием аукциона и гильдий его актуальность сильно упала - крафтовый шмот сейчас доступнее и эффективнее почти для всех классов и специализаций.
        Мы решили подобраться к долине именно отсюда, хотя с плато Кэлауокана нет прямого выхода в Долину Лазурного Ока. Придется как-то спускаться по скалам.
        Но на то и расчет. Единственный нормальный вход в долину - через ущелье, вдоль по реке, и по нему точно не получится проскользнуть незамеченными. Причем дело даже не в дозорных Корсаров. В долине живут Камнекожие - небольшое племя человекообразных монстров. Довольно свирепые ребята. Я, признаться, удивлен, как вообще можно уживаться с ними на одной локации и даже выстроить какую-то крепость.
        Вот и выясним.
        В этот раз мы с Никой прибыли на место раньше остальных. Но это было даже кстати - появилась возможность хоть немного побыть наедине. Которой мы тут же воспользовались.
        Её губы были податливыми, нежными. Сама она пахла мятой и чем-то сладковатым. Легкий цветочный аромат - едва уловимый, когда стоишь вблизи. Но когда касаешься её кожи - этот запах становится явственнее, и его хочется вдохнуть поглубже. Я плавно, будто смакуя драгоценное вино, целовал её в шею, в губы, ловил ответные движения. Её невесомые пальцы скользили по моей шее, ерошили волосы. Как дуновения теплого ветра.
        В какой-то момент мы разом остановились, замерли, прижавшись лбами.
        - Все это - будто сон... - прошептала она.
        А это и есть сон. Да, мы оба - настоящие. Но оба спим, разделенные километрами и десятками стен. И оба грезим. Только грёзы наши - управляемые. Созданные кем-то. И теплый шёлк её кожи, и вкус её губ, и этот волшебный блеск в глазах... Лишь имитация.
        - Я хочу... увидеть тебя... - тихо проговорил я в ответ.
        Обнять тебя. Поцеловать тебя. По-настоящему. Зарыться лицом в твои волосы и втянуть ноздрями твой настоящий запах.
        - В реале?
        - Да. Мы ведь в тот раз даже не поговорили толком. Не до того было.
        - Приглашаешь на свидание? - улыбнулась она.
        - Да, черт возьми. Правда, я не могу надолго отлучаться... Ну, из-за матери. Но...
        Я лихорадочно соображал, когда и где у нас будет ближайшая возможность пересечься в реале, и вдруг с ужасом осознал, что в той моей, реальной жизни пока нет места для серьезных отношений. Мама, хоть и уже не лежачая, требует постоянного ухода. С деньгами туго, поэтому нужно искать постоянную работу, тем более что Артар денег уже не приносит, и пока непонятно, будет ли. Пока самый реальный вариант - это подменять Беккета в баре. Завтра как раз пойду в первую смену - во второй половине дня, вернусь вечером.
        Дополнительная сложность - Ника живет далеко, в центре. Одна только дорога в оба конца будет занимать часа полтора, а то и больше...
        - Ч-чёрт... Как же мне к тебе выбраться...
        - Я сама могу приехать. У меня свободного времени пока полно.
        - Скажешь тоже! Райончик у нас так себе. Не место для такой девушки.
        - Ну, я ведь там уже была. К тому же... с тобой мне ничего не страшно.
        Я улыбнулся и обнял её крепче, почти приподнимая над землей.
        А собственно, почему бы и нет?
        - Тогда приезжай прямо ко мне в бар.
        - В бар?
        - Да, я буду вечером работать за стойкой. Подменять приятеля.
        ¬- Не знала, что ты бармен, - улыбнулась она. - Даже не представляю тебя в этой роли.
        ¬¬- Вот и посмотришь. Я подрабатывал так одно время. Еще до аварии. Сейчас вот решил вернуться.
        - И как называется это заведение?
        - «Айсберг». Не скажу, что это самое подходящее место для первого свидания. Но, во-первых, мы будем там не очень поздно - моя смена заканчивается в девять. А во-вторых... Ты права, я тебя никому в обиду не дам.
        - Договорились, - шепнула она, снова потянувшись ко мне.
        Над нами мелькнула тень. Огромный крылатый призрак, зайдя по широкой дуге, замер над башней и, раскинув крылья, медленно опустился в центре площадки, перед каменным алтарем. В фиолетовом мареве проступили два темных силуэта. Еще миг - и Макс с Катариной вывалились наружу, будто невидимая рука подтолкнула их вперед.
        - Охо-хо, да я смотрю, вы наконец-то поняли, что нужно делать друг с другом, - хитро усмехнулся Макс, разведя руками. - Потом, как будет свободное время - я вам расскажу, что там дальше. Про пестики, тычинки, и все такое прочее.
        - Ты со своей тычинкой смотри, осторожнее. Чуть глаз не выбил! - проворчала Катарина - Макс едва не задел её концом магического посоха, которым обзавелся в закромах Легиона.
        - Извини, Кэт. Пока не привык этой штуке. Как её носить-то...
        Макс перехватил оружие в другую руку и, приобняв лучницу, звонко чмокнул её в щёку.
        - Спрячь в инвентарь, - буркнула она. - Нам сейчас по горам лазать, эта палка только мешаться будет.
        Макс с сожалением окинул взглядом посох. Выглядел тот внушительно - толстый черенок из черного гладкого дерева, по которому змеятся мерцающие багровые потёки - будто раскаленная лава. Навершие посоха изображало вставшую в боевую стойку кобру с глазами из красных рубинов.
        ¬- Зачем он тебе нужен-то? - спросила Ника. - Ты ведь до этого обходился....
        - Не-ет! Ты... зачем?! - хором перебили её мы с Кэт.
        Но было поздно.
        - Ты что, не слышала, как я ребятам объяснял в Крепости? Ах, да, ты же у портного была. Так вот, магам оружие, действительно, особо ни к чему. Сама же знаешь - кастуешь заклинания с руки, за счет собственной магической силы. Эффективность заклинания зависит от твоей магической силы и от бонусов, которые выбираешь при прокачке.
        - Я это знаю. А посох-то зачем?
        - Ну, конкретно у этого - куча плюшек. Во-первых, он мне дает десятипроцентный бонус к урону всеми огненными заклинаниями. А я как раз специализируюсь на огне. Во-вторых, мне теперь можно пока вообще забыть о мане - эта штука у меня, как запасной аккумулятор. Можно кастовать заклинания, черпая ману из него, а не свою. Ну, и самое главное...
        Он, выкрикнув какое-то замысловатое словцо, ткнул навершием посоха в сторону свободного пространства рядом с алтарем, шагах в пяти от себя.
        - Ну, зачем? - взмолилась Катарина.
        Железные плиты вспучились и разверзлись, как миниатюрный вулкан, брызжа во все стороны раскаленной лавой, и из-под пола вырвались толстенные светящиеся щупальца, будто бы полностью сотканные из огня. Мы с Никой невольно отшатнулись, но отступать было некуда - мы и так стояли на самом краю смотровой площадки.
        Щупальца, шипя и капая раскаленными добела гроздьями лавы, извивались, как змеи. На концах они были расплющены, как рыбьи хвосты. В высоту - метра полтора. Хотя, если их распрямить полностью - пожалуй, и все два. Приглядевшись, я понял, что это единое существо - внизу шупальца срастаются в единый ствол, а вверху шевелятся во все стороны, будто разглядеть что-то пытаются.
        - Огненная гидра! - провозгласил Макс.
        - Ну на фига ты опять вызвал эту хреновину? - повторила Катарина. - Ты же знаешь, как я змей боюсь! Мог бы и на словах объяснить!
        - На словах не так эффектно, - запротестовал Макс. - В общем, это заклинание огненной гидры. У меня самого на такое пока силенок не хватает, но оно вшито в сам посох - там десять зарядов, и они восстанавливаются со временем. Эта штука держится две минуты и плюется огнем во все враждебные цели вокруг. В общем, этакая защитная турель.
        - Круто, - без особого энтузиазма отозвался я.
        Катарина, брезгливо поеживаясь, обошла гидру подальше и взвизгнула, когда та потянулась к ней одним из щупальцев, будто пытаясь обнюхать.
        Макс вздохнул - он, похоже, надеялся на более восторженный прием.
        - А еще этим посохом можно и по башке долбануть, - уныло добавил он. - Ну, если совсем уж припрёт.
        Катарина что-то пробурчала по поводу того, кого и правда стоило бы долбануть по башке. Встав рядом с нами, она оперлась о тонкие узорчатые перила, огораживающие площадку, и взглянула вниз.
        Вид с башни и правда открывался шикарный - и плато Кэлауокана, и вся внешняя хребта Арнархолта, выходящая в степи, были, как на ладони.
        Катарина преобразилась - пожалуй, больше нас всех. На ней была новая броня - зеленовато-коричневая, сшитая из крупных, но идеально скроенных по фигуре пластин прочной кожи с выраженным змеиным рисунком. Зачарованная. Что за чары - не уточнял. Скорее всего, просто прибавки к статам и увеличенная защита.
        Но главное - это новый лук, колчан и стрелы. Лук выполнен в стилистике дау - украшен резьбой, перьями, полосками кожи. Средней длины, но с крутым изгибом плеч. Кэт немного потренировалась в крепости. Разница со старым луком была заметна даже нам. Тугой щелчок тетивы - и стрела ударяется в деревянный щит, пробивая его насквозь.
        Колчан, закрепленный у правого бедра - магический. Плоский, короткий - со стороны кажется, что из него торчат бесполезные обрубки стрел. Но когда Кэт плавным движением вытягивает одну из них - взамен тут же появляется другая. Стрелы - с разным оперением. Белое перо - обычные, черное - зачарованные, с дополнительной бронебойностью, красные - взрывные.
        Хорошее оружие. На аукционе потянет на пару тысяч золотых. Но я Кая за язык не тянул - он сам предложил помощь с экипировкой. И мы этим воспользовались, основательно пошерстив гильдейское хранилище и наведавшись к крафтерам. На офицерский уровень Хранилища нас, конечно, не пустили. Там наверняка можно было разжиться чем-нибудь еще мощнее. Ну, а на базовом уровне легионеры откладывали трофеи, которые не подходили им по классу, либо из которых «выросли». Этакий фонд взаимопомощи. Как оказалось, такой есть практически в любой гильдии.
        Впрочем, мы и так неплохо экипировались. А хватать куски, которые все равное не сможем прожевать, глупо. Макс и Катарина недавно в игре, не успели толком прокачаться, а главное - отточить боевые навыки. Про Нику и говорить нечего. Так что с более мощной экипировкой они бы и не управились.
        Ника тоже переоделась - гильдейский портной Легиона скрафтил ей классовое зачарованное одеяние целительницы, с кучей бонусов к исцеляющим заклинаниям, к восстановлению маны, к приросту магической силы. Жемчужно-белая туника с затейливым орнаментом, с ассиметричным подолом, слева приоткрывающим бедро, сочеталась с чем-то вроде корсета из более плотной ткани и кожи. На ногах - высокие кожаные сапожки, тоже светлые. Тонкие запястья украшены изящными браслетами.
        После шерсти, кожи и мехов, в которых Ника щеголяла во Фроствальде, в этом одеянии она казалась еще более хрупкой и беззащитной, чем обычно. Впрочем, беззащитность эта обманчива - с новой экипировкой Ника накладывала уже куда более прочные магические щиты от физического урона и от дальних атак, чем раньше. Ей по-прежнему здорово не хватало собственной магической силы, но мы, как могли, компенсировали это за счет экипировки.
        Ещё одна тенептица зашла на посадку, вслед за ней, следуя буквально по пятам, летела следующая.
        С первой прибыли Стелла и Бэй Фу. Ни бывший Призрак, ни ксилай нисколько не изменились - в закромах Легиона не нашлось ничего подходящего для них. Впрочем, как и для меня - я пока остался при своей экипировке, хотя не меньше получаса потратил на беседы с гильдейскими кузнецами и кожевниками. Так и не решил, что мне нужно.
        Над   своей   экипировкой  и  дальнейшей  прокачкой  я  еще   толком  не  думал.  А  надо   бы.  С  точки   зрения  нормальных  игроков   я - всего лишь болванка, из которой еще предстоит что-то выточить. Ну, Макс выразился красивее - что-то там про ещё не ограненный алмаз. Я ведь за всю игру ничего не качал, кроме базовых характеристик - ловкости, силы, живучести, плюс немного магической силы. Но, помимо них, есть сложные надстройки - ветки талантов и отдельные способности, которые можно изучать, усиливать, комбинировать между собой. Раньше я в эти дебри даже не совался - прокачка талантов требует кучу золота, а иногда и прохождения специальных квестовых линеек. А в тратах я был сильно ограничен.
        Бэй Фу и Стелла успели отойти от центра площадки буквально на несколько шагов, когда приземлилась последняя тенептица. В светящемся фиолетовом мареве проступил огромный угловатый силуэт Дракенбольта. По железным плитам пола загрохотали его шаги - Бумм! Бумм! Бумм! Каждый шаг сопровождался лязгом сочленений доспехов и звоном тяжелых цепей.
        Надо отдать должное кузнецам Легиона - за те пару-тройку часов, на которые мы задержались в Крепости Красного орла, они упаковали нашего двухголового приятеля, что надо. За счет массивных наплечников, ощетинившихся короткими четырехгранными шипами он, кажется, раздался вширь еще раза в полтора. Железный щит на пузе сменился толстым сплошным панцирем, ноги и пах теперь были защищены поножами и латной юбкой из узких пластин и цепей. На головах красовались шлемы с устрашающими гребнями из толстых шипов. На спине в походном положении был закреплен здоровенный прямоугольный щит, верхняя часть которого возвышалась над головами огра на добрых полметра, зрительно увеличивая его и так внушительные размеры.
        Доспехи были выкованы из орихалка - темного металла с зеленовато-бурыми разводами. Он прочнее стали, плюс обладает естественной 50-процентной защитой ко всем видам магии. Правда, и недостатков у него полно - из-за сопротивления к магии он плохо поддается зачарованию. Да и ковать из него тяжело, так что доспехи получаются грубоватыми, составленными из больших толстых пластин. К тому же еще и тяжеленных. Но для Дракенбольта - самое то.
        Дракенбольт, грохоча ножищами, вынырнул из светящегося марева, что клубилось за алтарем. Надо признать, выглядело это эпично. Этакая пафосно вышагивающая громадина, грозная, несокруши....
        - Миии-яяяя-ууу-гррр-хххх!!
        От истошного вопля Бэй Фу огр подскочил, как ужаленный, метнулся в сторону, споткнулся. С оглушительным грохотом плюхнулся прямо на огненную гидру Макса. В воздух взвился сноп ярких искр, раскаленные щупальца, придавленные массивным задом огра, судорожно дергались, шипя и исходя струями черного дыма.
        Хотя нет, судя по запаху паленого мяса - дым шел не от самой гидры. И рев двух клыкастых глоток подтвердил мои догадки.
        Дракенбольт, скуля, откатился в сторону и кое-как поднялся, отряхивая дымящийся зад.
        Бэй-Фу, сгорбившись и нервно подергивая хвостом, следил за ним и, судя по выражению морды, пытался испепелить взглядом.
        - Да что у вас такое-то?! - в сердцах воскликнула Катарина. - Я со страху чуть с башни не свалилась!
        - Да ничего, - буркнул Больт, поправляя тяжелый шлем. - Я просто кошаку нашему, похоже, на хвост наступил. Случайно.
        - Дракен не хотеть, - виновато прогудела левая голова огра. - Дракен не обижать Кысу! Кыса хороший.
        Не успел ксилай опомниться - и здоровенная, как лопата, лапа огра прошлась по его спине, от загривка к хвосту.
        - Кыса хороший, - примирительно закивал Дракен, и попытался погладить Бэй Фу снова, но тот, отпрыгнув в сторону, зашипел, как выплеснутая на раскаленные камни вода. Его крепкий боевой посох крутанулся в воздухе, описывая какую-то сложную фигуру, и замер, указывая концом прямо в морду Больту.
        - Не смей... трогать меня... животное! - давясь от ярости, прорычал ксилай.
        Дракен растерянно захлопал глазищами. Глаза Больта же, наоборот, сузились, а клыкастая морда скривилась в недовольной гримасе.
        - Ну, полегче вы, полегче! - осадил я спорщиков. - Время теряем. Пора уже выдвигаться.
        Бэй Фу с трудом взял себя в руки и замер, склонив голову и уперев посох. Я молча махнул рукой, призывая следовать за собой, и наш маленький отряд двинулся к винтовой лестнице, опоясывающей башню. Ксилай последовал за нами, держась чуть поодаль.
        - Я пока так и не поняла, как вы собрались отсюда попасть в долину, - сказала по пути Стелла, скептически оглядываясь вокруг.
        Плато было почти идеально плоским, и справа переходило почти в отвесный обрыв. Долина расстилалась далеко внизу, как чаша гигантского стадиона - только вместо поля в центре было озеро, а вместо трибун - густой лес, кое-где разбавленный ручьями и скалами.
        - У нас ведь есть проводник, - усмехнулся я. - Огр знает Арнархолт, как свои... сколько у него там пальцев. Он ведь здесь ошивался последние пару лет по местному календарю.
        - Пусть так. Но я тебе, как ведущий вирт-дизайнер этого проекта могу сказать - не предусматривалось никакого пути между плато Кэлауокан и Долиной Лазурного Ока. Разве что просто прыгать с обрыва. Спуститься тут нереально.
        Я пожал плечами.
        - Дракенбольт сказал, что лазейка есть. Я ему верю.
        - Кстати, а про обсидиановые пещеры-то ты в курсе? - спохватился Макс. - Которые здесь, под Арнархолтом?
        Стелла вопросительно вскинула брови.
        Макс расхохотался, довольно потирая руки.
        - Я сам был в шоке, когда Дракенбольт нас туда привел. Это пустоты между ландшафтными объектами и базовой тектонической плитой. Огромные. И к ним на поверхность ведут разные ходы. А внутри мы видели обелиск, похоже, как-то связанный с нашим рогатым приятелем.
        Стелла, остановившись, схватила Макса за рукав.
        - И ты только сейчас мне об этом рассказываешь?!
        Макс пожал плечами.
        - Просто к слову пришлось. Я и Эрику про них напоминал, но он сказал, что нам туда пока рано соваться.
        - Черт возьми, Макс! Я тут голову ломаю, как бы нам найти зацепки, которые вывели бы нас на Резчика. А вы, оказывается, с самого начала знаете, где его искать, но молчите!
        - Успокойся, Стелла, - поморщился я.
        Мы отошли от башни Тенептиц и двинулись на север, вдоль обрыва. Чуть левее вдалеке высились причудливые очертания Кэлауокана. Руины древнего храма дау отсюда походили не то на разрушенный термитник, не то на изъеденный жуками пень.
        - Эрик, пойми меня правильно. Два дня назад вы все вызвались помочь мне разобраться с вторжением демонов. Только поэтому я присоединилась к твоему отряду.
        - Да, я понимаю.
        - Но пока что я не вижу, чтобы вы начали действовать! Вместо того, чтобы искать Резчика, ты впутываешься в какие-то гильдейские дрязги. Эта игровая сессия уже скоро к концу подойдет - у нас от силы часов 5-6 субъективного времени. И какой итог? Ты на побегушках у Кая? Он же тобой манипулирует!
        - Я бы, кстати, тоже не очень-то доверяла этому пижону, - поддакнула Кэт. - Он, по-моему, просто постарался сбагрить нас подальше. Ты для него опасен.
        - Наверное, - не стал спорить я. - Но для первого раза мы с него стрясли неплохой куш. Тебе что, не нравится твой новый лук?
        Катарина неопределенно пожала плечами.
        ¬- Это всё неважно, - упрямо мотнула головой Стелла. - Я просто хочу, чтобы вы не забывали: наша главная цель - это убить Хтона.
        - И как ты собираешься это сделать? Этим составом?- парировал я. - Нам нужны люди. Сильные бойцы. Сотни сильных бойцов, умеющих действовать заодно. А поэтому - нам нужен Легион. С Каем или без него - без разницы.
        Стелла вздохнула.
        - Ну, и наконец, по поводу вылазки сюда, - продолжил я. - Я ведь не случайно сразу согласился на неё, как только услышал про Долину Лазурного Ока. Бэй Фу говорил, что здесь действует Резчик или кто-то другой из вестников Хтона.
        - Бэй Фу? - Стелла развернулась к ксилаю. - А подробнее?
        - Увы, Бэй Фу известно немногим больше, чем вам, - почтительно поклонившись, ответил тот. - Особенно теперь, когда он отлучен от Кси.
        - Но что было известно Кси, когда ты ещё был её частью?
        - О Вестниках. Могущественных демонах, пришедших в наш мир. Дарующих силу и готовящих смести с лица Артара Оплоты. Было известно о местах, где их видели. В том числе об этом, - Бэй Фу широким жестом указал вниз, на долину.
        - И, сдается мне, эти слухи о дальней заставе Корсаров как-то связаны с демонами, - сказал я. - Что-то я не верю, что это просто совпадение.
        - А что вообще Кай говорил об этой заставе? - спросила Катарина. - Ты расспрашивал его подробнее?
        - После того, как мы с ним впервые столкнулись там, в Костяном ущелье, он потом около недели по местному времени посылал сюда патрули - пробовали выследить меня или Дракенбольта.
        - Ага. И выследили в итоге. На свою голову, - хихикнул Макс.
        - Так вот, во время этих облав у них здесь произошло несколько стычек с отрядами Корсаров. Это его тогда удивило, потому что Арнархолт далековато от их территории - их крепость и фермы ведь на побережье. Во время одной из стычек отряд Корсаров отступил в сторону Лазурного Ока. Легионеры преследовали их, но были разбиты у входа в долину. Оказалось, что там выстроены крепостные укрепления - стена, ров, неписи-арбалетчики. В общем, все серьёзно.
        Макс задумчиво хмыкнул.
        - А ведь и правда - странно это все. Чего Корсарам здесь делать? Арнархол вообще не особо популярная локация. Ну, точнее, здесь всего два интересных места - Кэлауокан здесь, на вершине, и Костяной грот в самом ущелье. В Долину мало кто суется, там особо и нет ничего. Так же, Эрик?
        - Вендел из «Орлиного гнезда» дает несколько квестов на редких монстров, обитающих там. Ещё там пещеры Камнекожих. Ну, и можно поживиться некоторыми редкими травами. Пожалуй, и всё. Долина-то небольшая.
        - Вот-вот, и я о том же. Со стратегической точки зрения локация бесполезная. Кому вообще может понадобиться Арнархолт?
        - Тому, кто хочет спрятаться, - бросил через плечо Больт. - Кончайте уже трепаться - мы уже почти пришли.
        Он подошел к самому краю обрыва, выдающегося вперед над пропастью острыми выступами. Опасливо заглянул вниз и, смешно вытягивая шеи, долго пытался там что-то высмотреть. Наконец, недовольно хрюкнув, поплелся вдоль обрыва в обратную сторону - к башне Тенептиц.
        - Это было где-то здесь... Ну точно же, где-то здесь...
        - Уф, похоже, это надолго, - проворчала Катарина.
        Как в воду глядела. Огр бродил возле пропасти минут пятнадцать, прежде чем окрестности огласил его радостный вопль.
        Мы собрались возле него и скептически оглядели открывшуюся внизу картину. Склон в этом месте, действительно, был не такой отвесный, и даже был шанс спуститься вниз - на широкий каменный карниз метрах в десяти ниже. Таких карнизов внизу было с полдюжины - плоских, торчащих параллельно друг другу, как те грибы, что растут на стволах деревьев. Но еще ниже под ними, насколько можно было разглядеть, скалы были отвесными, как стены.
        - Ты уверен, Больт? - с сомнением переспросил я.
        Огр вместо ответа презрительно хмыкнул и первым перемахнул через край. Правда, похоже, он не рассчитал, что из-за доспехов стал гораздо неповоротливее, да еще и килограмм на сто пятьдесят тяжелее. Так что вторую половину спуска он преодолел за пару секунд, сопровождая его лязгом, грохотом и громогласными воплями, от которых откуда-то из-под обрыва выпорхнула целая стая серых птах. Видно, где-то там их гнездовье.
        - Ты не ушибся там, Больт? - обеспокоенно заглянула вниз Ника.
        Огр, валяясь на спине, что-то ворчал, но разобрать сверху было сложно. Кажется, в основном ругательства и обозначения разных частей тела.
        Мы спустились куда осторожнее, используя веревки.
        Следующие полчаса потратили на то, чтобы перебраться еще на два карниза ниже и, наконец, по одному из них добрались до обширного грота, сверху скрытого от глаз выдающимся вперед скальным козырьком.
        - Вот он, вход, - отдышавшись, ткнул пальцем Больт.
        Скала в этом месте будто была расколота повдоль ударом чьего-то исполинского молота. Вертикальная расщелина начиналась метрах в пяти над нашими головами, постепенно расходясь в стороны и превращаясь в широкую, чернеющую непроглядной темнотой пропасть в полу.
        Макс тихонько, на цыпочках, подошел к самому её краю.
        -Какая-то глубокая, черная, страшная дырень. Ещё и пахнет оттуда не очень, - пробормотал он. - Это не вход, это... Даже не знаю, как это цензурно назвать.
        - Ну, уж прошу прощения, - саркастически ухмыльнулся Больт. - Я и не обещал, что вам тут ковровые дорожки стелить будут. Но там, внизу - пещеры, по которым можно выбраться на поверхность. Я там бывал не раз. Они пустые, там никто не живет.
        - Ладно, верим на слово. Но спускаться-то туда как?
        - Дык это... Прыгать.
        - Чего?! - воскликнули мы почти хором.
        Макс поднял валяющийся неподалеку увесистый камень размером с кулак и запустил им в дыру. Камень канул во тьму бесследно, мы даже не расслышали звука падения.
        - Ты издеваешься, что ли?! Да она, похоже, бездонная! Хочешь, чтобы мы ноги переломали?
        - Да тихо вы! - недовольно зарычал Больт.
        Огр подобрал еще один камень, побольше.
        - Заткнитесь все! Тихо, я говорю.
        Мы притихли.
        - Вот и делай добро этим людишкам, - проворчал Больт, подходя к краю пропасти. - То им не нравится, это им не нравится... Так, теперь совсем тихо всем. Слушайте!
        . Огр тихонько, без размаха, отправил булыжник в пропасть, и мы замерли. Кажется, даже дышать перестали.
        Бултых! - раздалось после нескольких тягостных мгновений ожидания.
        - О! Слышите? Вода там внизу. Озеро подземное. Не разобьемся.
        Мы переглянулись.
        - Слушай, Больт, а может, еще какой путь есть? - без особой надежды в голосе спросил Макс. Подойдя к пропасти, метнул вслед за булыжником огненный шар. Мы все подались вперед и проследили его полёт. Сгусток пламени, по пути выхватывая из темноты неровные каменные стены пропасти, ухнул вниз, постепенно сжимаясь до размера крохотного огонька. Потом резко погас - видимо, ударил в воду.
        - Глубоко, черт побери. Метров тридцать, не меньше.
        - Что, штанишки намочил уже? - хохотнул огр. - Так тем более прыгай вниз - там, в озере, незаметно будет.
        - Но, правда, опасно же... Ребят...
        - Дракен бояться летать, - поддакнула левая голова огра.
        - Да ты-то чего разнылся, тупица? - рассердился Больт. - Зажмурь глаза, как в тот раз. Зажмуривайся, говорю тебе.
        Дракен послушно закрыл глаза, еще и прикрыв их для верности лапой. Огр же вдруг, коротко разбежавшись, сиганул прямо в пропасть. Мы только рты раскрыть и успели.
        - О! - сказал Макс пару секунд спустя. - Вот этот бултых хорошо было слышно.
        - Да уж, это всем бултыхам бултых. Интересно, после него вообще вода в озере осталась?
        - Вот и проверим, - невозмутимо ответила Стелла и прыгнула вслед за огром - легко, будто спрыгивая со ступеньки. Следом за ней безмолвно последовал Бэй Фу, обеими руками сжимая занесенный над головой посох.
        - Уф, - Макс оглянулся на Катарину. -Не то, чтобы я боюсь, но...
        - Тебя подтолкнуть? - предложил я.
        - Нет-нет! Я сам...
        Катарина молча взяла его за руку. Они долго, секунд десять, стояли на краю, покачиваясь взад-вперед. И, наконец, одновременно шагнули в пропасть.
        Мы с Никой тоже подошли к краю. Я поймал её взгляд. На удивление спокойный.
        - Не боишься? - спросил я.
        - А надо?
        - Нет, - уверенно сказал я и крепко обнял её.
        Во время прыжка, среагировав на опасность, врубился боевой режим, так что для меня этот полёт во тьме длился не пару-тройку секунд, как для остальных, а в разы дольше. Сердце замирало в груди, зубы я стиснул так, что, кажется, мог бы ими стальной прут перекусить. Потом - внизу вдруг замаячили пятна света, играющие сполохами на потревоженной поверхности озера.
        По ногам ударило весьма ощутимо - будто не в воду приземлился, а на упругий газон. Темные волны мгновенно накрыли нас с головой - я едва успел задержать дыхание.
        Озеро было глубоким - мы, пулей вонзившись в воду, погрузились на несколько метров. Ослепший, оглохший, ошеломленный ударом, я едва не выпустил Нику. Но, быстро придя в себя, подхватил её и поспешил на поверхность.
        Мы вынырнули, шумно хватая ртами воздух. Шлем жутко мешал как следует протереть глаза, так что сориентироваться мне удалось не сразу.
        Где-то рядом бултыхались остальные - их выкрики подхватывались эхом и далеко разносились под сводами пещеры.
        - Твою мать, Больт! - выругался совсем рядом Макс. - Ты же говорил, что эти пещеры необитаемые!
        Я, наконец, проморгался и, отплюнув воду, тоже чертыхнулся.
        На стенах пещеры плясали причудливые тени, подсвеченные оранжевыми пятнами факелов. Топот ног. Громкие гортанные выкрики. Лязг оружия.
        Похоже, нас обнаружили.

        ГЛАВА 6 

        - Небольшая разведывательная вылазка, говорили они... Скрытная операция, говорили они...
        - Макс, да кончай уже ныть! Услышат!
        Мы, забившись в тесный закуток, ответвляющийся от основного туннеля, прислушивались к доносящимся снаружи крикам и топоту ног. Сгрудились плотно, едва ли не прижимаясь друг к другу. Сердце бешено колотилось, мысли метались, все ощущения тоже были какими-то рваными, будто мозг выхватывал лишь фрагменты из общей картины. Сбивчивое после изрядной пробежки дыхание. Запах промокшей кожи доспехов. Слабое свечение от зачарованных элементов экипировки. Вспыхивающие, как два зеленых светлячка, глаза Бэй Фу. Легкий, едва уловимый цветочный запах от волос Ники...
        Из-за эха и темноты было сложно определить расстояние до источников звуков. Да и направление - тоже. Пещеры казались одним огромным растревоженным муравейником.
        В пещере с подземным озером мы сразу же наткнулись на полдюжины Камнекожих. Расправились с ними довольно быстро, но шуму было столько, что, похоже, сагрились все их сородичи неподалеку. А, судя по тому, что мы успели увидеть - они здесь повсюду. Куда ни ткни - следы их присутствия. Похоже, нас угораздило попасть прямо в их систему жилых пещер.
        Больше всего это напоминало казармы. Наскальные рисунки белой и красной краской. Грубо сложенные очаги. Лежанки из сухой травы и шкур - рядами, кое-где даже двухъярусные. То и дело попадались бочки, ящики, сундуки, железное оружие. Что странно. Где эти дикари успели разжиться всем этим? Камнекожие не покидают Арнархолта, а цивилизованных поселков - если не считать пары постоялых дворов - здесь нет, награбить негде.
        Но думать об этом пока некогда.
        - Да уж, разворошили мы это гнездо, - пробормотала Стелла.
        - Неважно. Нам сейчас главное - выбраться в саму долину и как можно быстрее разыскать там лагерь Корсаров. Если он там, конечно, есть.
        - Думаешь, это будет так легко? - огрызнулась Катарина. - Нас сейчас в этих катакомбах быстро загонят в угол и прибьют!
        - В тесных проходах нам, наоборот, сподручнее действовать. Здесь численное превосходство не имеет значения. Хотя вам с Максом, конечно, негде развернуться. Так что старайтесь просто держаться за нами.
        - Я, если честно, немного по-другому представлял себе эту нашу вылазку, - продолжал ворчать Макс, брезгливо хлюпая промокшими сапогами. - Думал, мы потихоньку проберемся, повынюхиваем...
        - Потихоньку? - усмехнулся я. - Это с огром, закованным в тяжеленную броню? Нет, ребят, разведка - это второстепенная цель. Главное для нас - это найти Корсаров. И если в Долине действительно есть их постоянный лагерь, или крепость, или шахты - что угодно - то нужно хорошенько там покуролесить. А потом - вовремя смыться. Тем более, что инструмент для этого у нас есть.
        У гильдейского интенданта Крепости Красного орла мы накупили одноразовых свитков, позволяющих телепортироваться прямиком в казармы крепости. Куда лучше стандартного заклинания Возврата, тем более что оно недоступно Дракенбольту.
        - Каю нужна диверсия, - продолжил я. - Отвлечь внимание Корсаров, заставить их понервничать, стянуть сюда силы. Но при этом чтобы никто не заподозрил, что это дело рук Легиона. Он пытается время выиграть.
        - Ну, что ж, к первой части плана мы уже приступили, - пожала плечами Ника. - Отступать некуда.
        - Так что - напролом? - прогудел над моим плечом Больт.
        - Да, дружище. Повеселимся. Я надеюсь, ты помнишь дорогу наружу?
        - Подвиньтесь-ка, мелюзга.
        Огр снял с креплений на спине свой огромный, как дверь, щит - толстенный, с четко выраженной вертикальной гранью - будто лист орихалка, из которого он выкован, аккуратно согнули по линии. Перехватив его обеими лапами и выставив перед собой, Дракенбольт превратился в эдакий ходячий бульдозер.
        - Чернявый, если будет совсем темно - пуляй поверх меня огнём.
        - Хорошо, - кивнул Макс.
        Мы выстроились позади огра - попарно, как младшеклассники, выходящие с учительницей на прогулку. Иначе не получалось - проход был узковат.
        - Ну, и это... - оборачиваясь через плечо, ухмыльнулся Больт. - Не отставать!
        Он, фыркнув, как бык, ринулся вперед, грохоча своими доспехами. Каменный пол ощутимо дрожал под его ногами - будто стоишь на платформе рядом с подъезжающим монорельсом.
        Бамммс! Тяжелый удар по щиту - огр протаранил одного из Камнекожих, выпрыгнувшего из бокового ответвления туннеля. Я парой ударов добил оглушенного дикаря - оставлять его за спиной было бы глупо.
        Дракенбольт, наращивая темп, несся по полутемному каменному туннелю, выставив перед собой щит. Мы едва поспевали за ним. Топот закованных в тяжелую броню ног и гулкое рычание, которым он сопровождал каждый таран, далеко разносились по пещерам. Откровенно говоря, я удивлялся, как вообще кто-то осмеливается преграждать путь этой огромной разъяренной горе мяса.
        Хотя, Камнекожие и сами ребята крепкие. Из-за сильной сутулости они, на первый взгляд, не особо крупнее людей. Но сильны, как буйволы, и неплохо защищены природной броней - спину, плечи, бедра у них покрывает толстая серая чешуя и роговые наросты, твердые, как камень. Совсем как у Дракенбольта. Но морды у них, в отличие от огровских, куда более похожи на человеческие. Хотя, такое ощущение, что они пытаются это исправить, размалевывая их красно-белой боевой раскраской и вплетая в густые бороды железные кольца, перья, мелкие кости. Черепа у большинства - лысые, с ярко выраженными гребнями костяных наростов.
        Наш бег по пещерам быстро превратился в какой-то жуткий аттракцион. Будто прыгнул в самую большую и замысловато закрученную трубу в аквапарке. Болтает туда-сюда, повороты абсолютно непредсказуемые, остановиться или даже притормозить нельзя, разглядеть толком ничего не успеваешь. И каждая секунда кажется вечностью.
        Казалось, нас везде поджидали засады. Сложнее всего приходилось, когда из очередного узкого перехода мы вдруг вываливались в просторную пещеру. Тут на нас наседали со всех сторон. И, несмотря на дикарский вид, горцы были не настолько тупы, чтобы всей толпой атаковать Дракенбольта. Они, наоборот, тут же бросались на нас, видя в нас более легкую добычу.
        Большинство из них были вооружены копьями, каменными топорами и огромными дубинами, похожими на весла с зазубренной широкой частью. Довольно примитивные колотушки, но в лапах горцев они становились страшным оружием. Особенно если учесть, что мы все, кроме Дракенбольта, одеты в кожаную броню, слабо защищающую от дробящих ударов.
        Макса, Катарину и Нику мы держали в центре нашего походного строя - в бою от них сейчас толку было мало. Впрочем, Ника исправно обновляла разрушенные щиты от физического урона и время от времени даже успевала наложить заклятие оков на чересчур близко подобравшегося противника. Макс тоже пулял огненными шарами, но больше поверх голов - для освещения. Я ведь выпустил «мух» - миниатюрные видеокамеры. Нужно было добывать материал для следующих видеороликов.
        - Черт возьми, да сколько же их тут?! - располосовав катаной очередного Камнекожего, выругалась Стелла.
        Я добил последнего, и, не успели мы толком отдышаться, как Дракенбольт с ревом бросился дальше, нырнув в очередной зияющий тьмой проем. Но, едва мы собрались последовать за ним, как из туннеля донесся приближающийся топот ног и лязг брони, сопровождаемые знакомым рычанием.
        Мы невольно бросились врассыпную от выхода, настороженно замерли с оружием наизготовку. Не хотелось попасть под ноги бегущего огра. А еще сильнее не хотелось столкнутся с тем, что заставило его убегать.
        Дракенбольт вылетел из туннеля, как пробка из бутылки и, пробежав по инерции несколько шагов, остановился, тяжело дыша. Уперся нижним концом щита в землю. Все-таки полтора центнера металла - не лучшая экипировка для долгих пробежек.
        - Что там, Больт?!
        - Да ничего, - буркнула правая голова. - Тупик там.
        Мы, как по команде, опустили оружие.
        - Ты же говорил, что знаешь дорогу!
        - Я был здесь давно! И вообще...
        Он заозирался обеими головами, пытаясь сориентироваться.
        Мы находились в продолговатой пещере с низким потолком и несколькими боковыми ответвлениями. Единственными источниками освещения были неглубокие железные чаши, расставленные возле входов в туннели. Некоторые из них горели, как небольшие костры, в других топливо почти иссякло, лишь на дне тлели красноватые угли.
        - Признавайся - мы что, заблудились? - спросила Катарина.
        Огр лишь раздраженно фыркнул.
        - Ребята... - негромко окликнул нас Макс. - А вы приглядитесь. Это ведь уже не пещеры. Это шахты.
        Он был прав. Мы находились в штреке, вручную вырубленном в скале. Причем относительно недавно - на стенах еще явственно были видны следы кирки, а деревянные подпорки, которым был укреплен потолок, белели свежими спилами.
        - Камнекожие что, умеют строить шахты? - спросила Кэт.
        Стелла покачала головой.
        - Нет, конечно. Они живут в природных пещерах, а большая часть - вообще в долине, в деревянных хижинах. Но... я уже ничему не удивляюсь.
        - Тсс! - Бэй Фу прижал увенчанный темным когтем палец к губам, и мы затихли, глядя на него. Он же, прикрыв глаза, будто прислушивался к чему-то - кончики его ушей чутко вздрагивали.
        - Там, - наконец, указал он в сторону одного из туннелей.
        - Чего «там»? - передразнил его Больт. - Мышей почуял?
        Бэй Фу бросил на него презрительный взгляд и обратился ко мне.
        - Там - большие пустоты, искатель. И шум. Но далеко. Поблизости пока никого.
        - Ну, что ж, вперед.
        Дракенбольт, поведя плечами, поднял щит наизготовку, но ксилай преградил ему путь.
        - Чего это ты тычешь в меня своей тросточкой? - не очень-то дружелюбно осведомился Больт, опустив глаза на конец боевого посоха, упершийся ему в грудь.
        - Большой огр - большой шум. Не стоит тревожить тех, кто там, в глубине.
        - И что предлагаешь, блохастый? На цыпочках красться? - фыркнул Больт и, оттолкнув в сторону посох Ксилая, попёр дальше. Но и правда - без рёва и топота.
        Мы углубились в указанный Бэй Фу туннель. Пол в нём почти сразу ощутимо пошел под уклон, и довольно крутой - временами в нем даже были прорублены ступени. А еще он постоянно поворачивал вправо, так что мы спускались, как по винтовой лестнице. По левой стороне время от времени попадались факелы и грубые железные светильники.
        Спускаться пришлось долго. Мы сделали не меньше пяти оборотов по этой лестнице, когда туннель выровнялся и пошел почти горизонтально.
        Макс толкнул меня локтем.
        - Гляди на стены, Эрик.
        - В чем дело? - спросила Стелла.
        - Сама взгляни.
        Воительница провела кончиками пальцев по иссиня-черной поверхности стены.
        - Первородный обсидиан... - прошептала она.
        - Ага. Глубоко же мы забрались.
        Когда мы, наконец, выбрались из туннеля - ощущения были, как будто мы по трубе скатились в гигантский бассейн. Потолок над нами взметнулся ввысь и затерялся в полумраке. Внизу разверзлась пропасть, которая из-за темноты поначалу показалась бездонной.
        Мы оказались на плоском каменном карнизе, выступающем из стены, как утиный клюв. Слева от него начинался пологий спуск вниз и вглубь пещеры. Справа же он сужался и превращался в тропу, постепенно вбирающуюся вдоль стены вверх, к зияющим в стене входам в другие туннели. Никаких намеков на ограждения здесь не было, и мы невольно отступили к стене.
        С карниза открывался хороший обзор на пещеру. Сверху, от потолка, шло заметное красноватое свечение, очерчивающее черные силуэты огромных курганов из глыб обсидиана. Впереди, в паре сотен метров от нас, маячило приземистое угловатое сооружение, освещенное целым роем оранжевых огоньков. Факелы. Судя по тому, что многие из них двигались - там был кто-то живой. Десятки, если не сотни существ.
        - Похоже на какую-то стройку, - неуверенно предположила Катарина.
        - Или на карьер, - уточнил Макс. - Вон, видите все эти кучи отработанной породы? Они, похоже, как-то научились дробить этот обсидиан. Правда, тут два больших вопроса - как и на хрена. Он же вроде как неразрушимый. И зачем его копать - непонятно. Полезных ископаемых в нем все равно нет. Это же просто цельная плита.
        Стелла медленно, будто сомнамбула, шагала вперед, не сводя глаз с раскинувшегося перед нами зрелища. Подошла к самому краю карниза, и я невольно дёрнулся вслед за ней - показалось, что она сейчас, не глядя, шагнет прямо в пропасть.
        - Стелла? - встревожено окликнул её Макс.
        Она обернулась. Лишь темный силуэт на фоне слабого освещения. Лица было не разглядеть.
        - Так что скажешь-то? Насчет обсидиана? Как они его умудряются раскалывать? У него же вроде бы бесконечная прочность?
        Она покачала головой.
        - Стыдно не знать. В игровой механике Артара не используется бесконечность. Обсидиан просто имеет очень большой показатель прочности. Раз в пятьдесят выше, чем у адамантита. Но, теоретически, с помощью магии или грамотно подобранных взрывчатых веществ...
        Будто в подтверждение её слов, из глубины пещеры донесся глухой рокот, сопровождаемый ощутимым подземным толчком.
        Стелла быстро оглянулась в сторону шахты, вскинула руку к виску.
        - Ч-чёрт, как же мне не хватает моего шлема... Отсюда ничего не разглядеть.
        - Где он, кстати?
        - Пришлось сдать. Это часть экипировки Призраков. И там многие функции, которые для простых игроков считаются...
        - Читерскими?
        - Да.
        Дрожь под ногами унялась, эхо еще какое-то время погоняло под сводами пещеры отголоски приглушенного взрыва. Все снова стихло.
        Стелла стянула с головы капюшон и, глядя в потолок, нервно рассмеялась. С ней творилось что-то странное.
        - Какая же я... идиотка! - наконец, процедила она. - Боже, неужели всё так просто?
        - О чем ты? - встрепенулся Макс.
        - Знаешь, что меня больше всего раздражает во всей этой истории с Хтоном? Я ведь одна из тех, кто создавал этот мир - со всеми его законами, механикой, ограничениями. Я - одна из тех, кто создала самого Хтона. Но при этом он творит какие-то немыслимые вещи, и я не понимаю, как! А ведь все карты у меня на руках!
        - Не вини себя, - сказал Макс. - Ситуация-то и правда нестандартная. Да и не было еще миров, похожих на Артар. Первооткрывателям всегда непросто.
        Стелла отмахнулась и нервно прошлась по самому краю обрыва.
        - Я уже давно поняла, что Хтон готовит вторжение сюда, в Артар. Но один из главных вопросов - как он вообще собирается провести сюда демонов. Мы ведь не предусматривали связи между Артаром и Бездной.
        - А хтонические порталы?
        - Они же односторонние. Игроки через них могут попадать в изолированные области Бездны. По сути, это просто разновидность рейдовых подземелий. Из Бездны в Артар можно забрасывать только отдельных существ. Например, титаны большую часть времени обитают там, в Бездне. Ну, положим, Хтон научился забрасывать сюда своих агентов типа Резчика. Но это ведь не инструмент для полномасштабного вторжения. А вот это...
        Она указала в сторону карьера.
        - Вот это - совсем другое дело.
        Макс хлопнул себя по лбу.
        - Точно! Как я сам не догадался!
        - Так, господа вирт-дизайнеры, хватит трепаться! - прервал их я. - Если что-то поняли - объясните нам. Только быстро! И по дороге. Давайте-ка двинемся туда.
        Я указал направо, в сторону темнеющих чуть выше по стене проемов.
        - Возможно, где-то там путь наружу. Как-то ведь они наружу выбираются, правда?
        Мы зашагали по тропе, держась вдоль стены. Карниз был достаточно широкий, метра три, но там, за краем, клубилась непроглядная тьма, и свалиться туда совсем не хотелось.
        - По поводу Бездны, - сходу начал Макс. - Что такое Бездна, по-вашему?
        - Ну, некое параллельное измерение, где обитают демоны, - терпеливо ответил я. - Туда можно попасть через хтонические порталы. Некоторые даже отваживаются. Добыча там богатая.
        - Это всё понятно. Но где она находится?
        - Ну... В другом измерении. Там, судя по материалам на сайте, вообще все по-другому. Что-то типа океана хаоса, с плавающими в нем островами. Может, даже законы физики какие-то... другие.
        - Да, так это преподносится в описаниях игры. Но вопрос в том, как это реализовано технически. Естественно, никакого другого измерения нет. Единый сервер, единое пространство. Весь мир игры располагается в этаком гигантском пузыре...
        Макс, соединив кончики пальцев, изобразил сферу.
        - Посередине, по экватору, эта сфера разделена цельной тектонической плитой из изначального обсидиана. Или первородного, тут уж кто как называет. Поверх этой плиты смоделирован ландшафт - море, горы, реки, озера, степи, острова, и так далее. Ну, а в нижней-то части полусферы и располагается Бездна. И это действительно сплошная бездна - там даже океана нет, просто в пустоте плавают острова. Часть из них доступна через хтонические порталы, но в основном между Бездной и Артаром вообще никаких путей сообщения. Они изолированы друг от друга обсидиановой плитой толщиной в несколько километров.
        - Вот-вот, - вмешалась Стелла. - И я уже несколько месяцев голову ломаю, десятки версий прорабатываю - как же хтонийцы собираются пробраться в Артар. Мне и в голову не приходило, что они могут просто-напросто продырявить тектоническую плиту и заявиться сюда. Без всякой магии, порталов и мухлежа с механикой игры.
        - Ага. Пешком! - хохотнул Макс. - Всё гениальное просто.
        - Но ведь плита такая толстенная, - возразила Ника. - На этот подкоп годы уйдут...
        - Так откуда мы знаем, сколько они уже этим занимаются? - усмехнулась Стелла. - И какие у них ресурсы? А уж что там творится в самой Бездне - вообще непонятно. Туда уже давно даже Призраки не суются. Я вот сунулась недавно. На свою голову...
        - Ну, что ж, выходит, от нашего похода уже ощутимая польза, - сказал я. - Одной загадкой меньше.
        Но Стелла, кажется, помрачнела еще больше.
        - Ну да, теперь мы точно знаем, что вторжения не избежать. Но ни черта не знаем, как его остановить.
        - Привести сюда сотню-другую хорошо прокачанных бойцов.
        - Ты уверен, что это единственная шахта в Бездну, что они роют? И я боюсь даже предположить, кто тут может выйти на защиту. Ведь Резчик параллельно собирает вторую армию - из местных. И наделяет их неимоверной силой. Мы видели пока только отдельных представителей. Но они становятся сильнее день ото дня.
        - Это, кстати, еще один большой вопрос - как он это делает, - добавил Макс.
        - О, не напоминай!
        - Почтенный Бэй Фу, - повернулась Ника к ксилаю. - Ты почти все время, что с нами - молчишь. Может, ты все-таки что-то ещё знаешь о том, как Хтон готовит это вторжение?
        Ксилай спрятал лицо в тени капюшона.
        - Бэй Фу не может знать этого. Особенно сейчас, когда он отлучен от объединенной мудрости Кси. Он может судить лишь о том, что видит сам.
        - И что же он видит?
        - Что вы не замечаете многого, что под самым вашим носом. А, размышляя о вторжении, задаёте себе совсем не те вопросы.
        Макс недоуменно хмыкнул и собрался спросить что-то ещё. Но тут нас грубо прервали.
        Мы как раз выбрались по карнизу наверх, к еще одной широкой площадке - побольше той, через которую мы попали в эту пещеру. От неё вниз шел широченный пандус с прорубленными в нем ступенями. Сам проход, уходящий вглубь скалы, был огромным, как туннель в метро. И из него к нам навстречу показалась целая процессия Камнекожих - не меньше двух десятков. Большая часть из них была безоружна, поскольку тащила здоровенные ящики. Но впереди шагало трое воинов.
        Едва завидев эту троицу, я мысленно выругался. Макс и Дракенбольт были не столь сдержанными, и сделали это вслух.
        Все они были ощутимо крупнее сородичей, но насторожило не это. От них так и веяло мощной, первобытной силой. Опасностью. В их поступи, во взглядах, в том, как они держали оружие, чувствовалась мрачная решимость - как у псов, готовых, как распрямленная пружина, сорваться с цепей. Но самое главное - это отсветы на их плечах и руках. Каменная чешуя растрескалась, будто распираемая изнутри, и трещины светились фиолетовой лавой.
        Мы уже видели подобное у ликанов Фроствальда. Хтоническая магия.
        Особенно выделялся тот, что шел чуть позади. У него свечение распространилось на всю левую половину головы, перетекая на грудь и плечи. Глаза тоже пылали, будто два раскаленных угля. В правой лапе он сжимал массивный, увешанный черепами и перьями посох. Те двое, что шли впереди, были вооружены дубинами с длинными цилиндрическими набалдашниками, утыканными треугольными шипами.
        Стальными набалдашниками.
        Во время перехода в боевой режим сердце, кажется, замерло на секунду, а затем заворочалось в груди в замедленном темпе, будто сквозь силу. Я ринулся вперед, оставляя по левую руку Дракенбольта. Боковым зрением успел заметить силуэт Стеллы. Остальные благоразумно отступили назад, на узкий карниз.
        Рев десятка глоток слился для меня в густой гул. Орали горцы-носильщики, побросавшие свои ящики. Зарычали двое громил с дубинами. Шаман, перехватив посох обеими руками, протяжно завыл низким гортанным голосом.
        Дракенбольт, опередив меня, ворвался в самый центр толпы, широким взмахом щита разбивая строй. Я на ходу рубанул одного из потерявших равновесие Камнекожих, рассекая его от основания шеи до середины груди. Второму напрочь отрубил руку по локоть. Третьему - снес полголовы.
        Верный скимитар свистел в воздухе, вспыхивая блестящей полосой. Я всё еще не мог привыкнуть к собственной чудовищной силе, унаследованной от Крушителя. Вес меча я не чувствовал вовсе - он казался хрупкой игрушкой, и хотелось взять в руки что-то поосновательнее, потяжелее, чем можно дробить скалы и разбивать в дребезги доспехи.
        Впрочем, острый, как бритва, клинок тоже делал свое дело - от его ударов отлетали отрубленные конечности, кровь хлестала темными фонтанами. Лезвие лишь слегка скрипело на костях и твердой чешуе, плоть же рассекало легко, как желе.
        Мы в считанные секунды перебили половину обычных горцев, которые тащили груз. Это было несложно, учитывая, что они бросались на нас с голыми руками. Но вот - буммс! Бамм! - в щит Дракенбольта ухнули тяжелые удары дубин. От каждого из них огр пригибался и пошатывался, с трудом оставаясь на ногах. Силищи в поклоняющихся Хтону горцах было немеряно. Да и в скорости они почти не уступали мне - это сразу бросалось в глаза на фоне остальных участников драки, двигающихся, будто в замедленном повторе.
        Оттеснив Дракенбольта, оба берсерка ринулись на нас со Стеллой. Воительница ушла из-под удара дубиной в головокружительном кульбите. Подпрыгнув, оттолкнулась от стены и взмыла высоко над головами Камнекожих. Черная катана хлестко рубанула того, что правее, по морде. Но зацепила лишь самым острием - в воздух взлетела гроздь алых капель.
        Я тоже вышел на расстояние удара. Встретился взглядом с противником, уже заносящим над головой свою страшную палицу. Напружинился...
        И тут меня окутало мутно-зеленое облако, глаза застлала пелена. Шаман набросил на меня какое-то заклинание. Меня словно окунули в быстро твердеющий бетон - мышцы сковало судорогой, и я застыл на месте. Паралич длился недолго - буквально пару секунд.
        Но пара секунд в такой схватке могут решить всё.
        Я стряхнул с себя оцепенение, но темп сбился. И я, видя несущуюся мне навстречу шипастую дубину и поднимая меч ей наперерез, уже понимал, что не успеваю ни уклониться, ни толком парировать удар.
        Страх накрыл меня липкой холодящей волной.
        Набалдашник ударил мне прямо в грудь, далеко отбрасывая назад. В глазах потемнело, острая боль пронзила меня всего, до кончиков пальцев - будто удар током. На её фоне боли от падения на каменный пол я не почувствовал вовсе - ощущения были, как будто меня просто кто-то толкнул в спину. К счастью, в полете успел прижать подбородок к груди, и затылком об пол не ударился.
        Камнекожий, ринувшийся мне вслед, замахнулся дубиной снова, занёс её высоко над головой.
        Перед ним из-под земли вдруг вырывался огненный фонтан, превратившийся в трехголовую гидру, тут же с яростным шипением атаковавшую его. Слева же, матерясь на два голоса, ворвался Дракенбольт, плашмя ударил его щитом, заставляя пошатнуться.
        На Больта тут же насел второй громила, а шаман, по-прежнему держащийся чуть в стороне от общей свалки, снова взмахнул посохом, и фигуру огра окутала призрачная зеленоватая змея, стремительно стягивающая свои кольца вокруг его плеч.
        Гребаный контроль! Лучше бы уж эта тварь жгла огнем или холодом - это не так страшно. Но такой вот маг в группе может решить исход всей схватки.
        Я кое-как поднялся на ноги. Почувствовал резкий прилив сил и поднимающуюся из груди волну щекочущего тепла.
        Ника.
        Силы возвращались, но не так быстро, как хотелось бы. Я, прихрамывая, бросился на подмогу огру, но тот, скованный заклинанием шамана, уже получил пару увесистых ударов в обход щита, и рухнул на одно колено. Стелла, налетев вихрем на нападающих, немного отвлекла их, но тоже пропустила удар дубиной и её, как тряпичную куклу, отбросило далеко в сторону.
        Я, рыча от напряжения, в два прыжка добрался до дерущихся.
        - Больт, подтолкни!
        Огр, стоя на коленях, кое-как прикрывался щитом от града обрушившихся на него сверху ударов. Обернувшись на мой крик, он встретился со мной взглядами обеих голов. Глаза Дракена были полны страха и боли, Больт же смотрел с яростной решительностью. И, к счастью, сообразил, что от него требуется.
        Увидев, что я приближаюсь, оба горца отвлеклись от огра и развернулись ко мне. Я же, бросив им навстречу два слоя Щита, замедлил их и прыгнул на Больта. Огр, коротко рыкнув, подтолкнул меня щитом, фактически швыряя меня поверх голов Камнекожих - прямо в стоящего в стороне шамана.
        В полете я занес скимитар над головой, направив его острием вперед и вниз. Шаман успел бросить мне навстречу заклинание, но остановить меня у него уже не получилось. Меч вонзился ему в верхнюю часть грудины, пробив насквозь. Камнекожий завалился на спину, я же, оказавшись сверху, завершил начатое парой ударов.
        Вокруг меня снова вспыхнул сотканный из светящихся полос полупрозрачный кокон - Ника набросила бафф. Я, чувствуя переполняющую меня силу, бросился вперед, кипя от ярости. Ближний ко мне горец взмахнул своей дубиной, но я попросту рубанул ему навстречу. Адамантитовый клинок, пройдя наискосок, разрубил стальной набалдашник палицы и руку Камнекожего повыше локтя.
        Рыча, как зверь, я хлестал скимитаром, уже не пытаясь уворачиваться или парировать удары дубин. Несколько секунд яростного натиска - и оба громилы рухнули на пол, буквально порубленные на куски. Их кровь растеклась огромной, медленно расползающейся в стороны лужей.
        Немногие оставшиеся в живых Камнекожие бросились бежать вниз по пандусу, в сторону карьера.
        Я, тяжело дыша, застыл над трупами, пытаясь унять дрожь в руках и кипящую в груди волну ярости. Прежде со мной такого не бывало. Я ведь всегда стараюсь сохранять хладнокровие, даже в бою. А тут... Это как если бы боксер вдруг, обезумев от злости, сорвал перчатки и бросился рвать противника ногтями и зубами.
        Страшновато.
        - Эрик, ты как?
        Голос Макса звучал глухо, будто через толщу воды.
        - Нормально, - мотнул я головой.
        Приложил ладонь к ушибленной груди. Шипы на палице пробили толстую кожу панциря, и из прорех сочилась кровь. Но это ерунда. Если этот удар не убил меня сразу - теперь уже не о чем беспокоиться. С моим нынешним уровнем живучести все раны затянутся через несколько минут.
        Подошла Стелла, с трудом ковыляя на ослабевших ногах. Ника тут же бросилась к ней, окутала розоватой пеленой целительных заклинаний.
        - Нужно уходить, - глухо проговорила Стелла, оборачиваясь в сторону убежавших Камнекожих. - Сейчас они вернутся с подмогой. И тогда нам точно не справиться.
        Я кивнул.
        - Открываем портал. Что ты там копаешься, Макс?
        Маг пытался поддеть концом посоха крышку одного из массивных ящиков, что бросили Камнекожие. Дракенбольт, хмыкнул, отстранил его и сорвал крышку одним махом - так, что засевшие в дереве гвозди коротко взвизгнули.
        - Твою ма-ать... - ошарашено разглядывая содержимое ящика, протянул Макс. - А ну-ка, что в тех?
        Мы один за другим вскрыли ящики. Там, обнаружилось много всего. Стальное оружие - наконечники копий и стрел, мечи, массивные топоры. Но в большинстве ящиков - аккуратно переложенные соломой большие железные сосуды, испещренные рунами. Горловины сосудов были запечатаны воском, и из каждой торчал длинный фитиль.
        - Эх, повезло нам, что я не особо усердствовал с огнем во время боя, - дрогнувшим голосом сказал маг. - Взрывчатка.
        - Не нравится мне всё это, - мрачно заметила Стелла. - Ни эти ящики, ни то, что мы видели в жилых ярусах пещер. Можно, конечно, предположить, что наши приятели Камнекожие вдруг с помощью Хтона совершили резкий технологический прорыв. Но больше похоже на то, что их снабжает кто-то из игроков.
        - Вот именно, - кивнул Макс. - Такие вот взрывчатые смеси, да еще и усиленные магией, не изготавливают даже неписи. Это гильдейский крафт! Осадные технологии для штурма крепостей. Ну, или битвы с титанами. Так, погодите-ка...
        Он, кряхтя, вытащил один из железных сосудов из ящика и поставил на пол. Размером эта штука была с пивной бочонок литров на двадцать пять - тридцать.
        - Если это крафтовая вещь - то здесь должно быть клеймо. Можем выйти на изготовителя.
        Он, щурясь, оглядел сосуд со всех сторон. Мы сгрудились вокруг, вытягивая шеи в ожидании.
        Макс замер, наконец, найдя то, что искал. Поднял на нас округлившиеся глаза.
        - Ну, что там? - выглядывая из-за меня, нетерпеливо спросила Катарина.
        - Тут... гильдейская метка.
        - Чья? Корсары?
        Макс помотал головой и развернул сосуд в мою сторону. Там, сбоку, темнел выдавленный на железной поверхности силуэт орла с развернутыми крыльями.
        - Легион.

        ГЛАВА 7

        Последние пару дней мои пробуждения больше похожи на ритуалы воскрешения.
        Из сна я вынырнул резко, как выскочивший на поверхность воды поплавок. Но собственное тело поначалу ощущал, как какой-то сковывающий движения костюм, полный игл, развернутых внутрь. Согнуться и сесть на кровати удалось только с третьей попытки.
        Прогресс. Вчера с утра вообще пришлось минут пятнадцать валяться, собираться с силами. Сейчас же... Ощущение, будто всю ночь разгружал ящики с чугунными болванками. В общем-то, как и в прошлую ночь. Но в тот раз меня еще и молотили битами.
        Покрутил головой, с хрустом разминая шею. Поднялся. Сделал несколько простейших упражнений на растяжку - сперва аккуратно, еле сдерживаясь, чтобы не вскрикнуть от боли. Потом - все увереннее.
        Странные всё-таки ощущения. Тело будто чужое. Все мышцы - жесткие, как резиновые жгуты, а при напряжении и вовсе наливаются каменной твёрдостью. Вены на руках торчат сквозь кожу, как веревки - даже страшновато.
        И дико хочется пить. Я взглянул на подоконник - вечером я специально поставил туда графин с водой - постоянная жажда и голод мучают меня все эти дни.
        Графин пуст. Похоже, ночью я вставал за ним. Не помню.
        В школе, когда занимался плаваньем, я, конечно, ходил и в тренажерный зал. Никогда не стремился раскачаться до огромных размеров, да это было и ни к чему. Для пловцов предусмотрен особый комплекс упражнений, в основном на выносливость. Но теорию бодибилдинга я знал, да и ребят в зале встречал разных - от «подснежников», пытающихся согнать жирок перед летом, до парней, с трудом проходящих в дверной проем.
        Но людей в таком состоянии мне видеть не приходилось. Судя по четко прорисовывающемуся под кожей рельефу мышц, жировой прослойки не осталось вовсе, плюс я чудовищно обезвожен, несмотря на то, что выпиваю, по-моему, по ведру в день. Бодибилдеры, даже перед соревнованиями, когда изнуряют себя «сушкой» и диуретиками, так не выглядят. А если и выглядят - то в последние часы жизни.
        Если бы не возросший во много раз уровень регенерации, я бы, скорее всего, тоже сдох бы в ту же ночь, когда всё это началось. Но организм мой, похоже, перестраивается. Как гусеница, превращающаяся в бабочку. Только без всякого кокона. И без всякой заботы о том, как я себя при этом чувствую.
        Я поковылял в ванную, но на пороге комнаты замер, увидев маму. Она готовила завтрак. Встала раньше меня?
        Только сейчас сообразил взглянуть на часы. Почти десять! Это что, получается, я так дрых, что не услышал будильника? Давненько такого не бывало.
        Хотя, плевать. В бар мне к двенадцати. Время есть.
        - Доброе утро, мам.
        Она, мельком взглянув на меня, кивнула.
        Я, стиснув зубы, прошел в ванную. Ополоснул лицо и припал к крану, судорожно глотая холодную, пахнущую обеззараживающим средством воду. Вкуса не чувствовал, да и плевать - лишь бы затушить пожар, бушующий внутри. Но ощущения такие, что вода не в желудок попадает, а сразу впитывается всем телом, как сухой губкой.
        С матерью мы вчера поссорились. Снова из-за Эйдоса. На этот раз серьёзно. Не припомню, чтобы она вообще на меня так когда-то кричала. Со слезами, с отчаяньем. Да мы вообще редко спорили. Особенно после аварии.
        Я понимал, как ей страшно. Первые сутки после того, как я вернулся из больницы, она смотрела на меня недоверчиво, с затаенным ужасом. Будто на ожившего мертвеца.
        А, собственно, как меня еще назвать?
        Залез в душ. Надолго. Под горячими струями мышцы постепенно расслабились, боль почти ушла. Многочисленные гематомы под кожей за эти два дня окончательно рассосались - лишь кое-где остались коричневатые пятна, но и они быстро уйдут.
        Выбравшись из кабинки, протер запотевшее зеркало и уставился в свое отражение.
        Так и не могу привыкнуть. Будто кто-то чужой смотрит на тебя из зеркала. Очень похожий на тебя. Но не ты.
        Глупо это как-то. Как в старых фильмах про супергероев. В детстве мечтаешь, чтобы с тобой что-нибудь эдакое случилось. Радиоактивный паук укусил или чудо-сыворотку на тебя пролили.
        И вот - случилось.
        Вчера вечером я немного повисел на перекладине. Попробовал подтягиваться. Дошел где-то до сотни, дальше сбился со счета. Похоже, что я мог бы заниматься этим бесконечно - руки работали, как механические рычаги. Ни усталости, ни напряжения. Пробовал подтягиваться на одной руке - ощущения примерно те же, только двигался чуть медленнее.
        Чуть позже, когда мама легла спать, провел другие тесты. Их она точно не должна была видеть. Кухонным ножом сделал на предплечье три длинных надреза. Один - едва оцарапав кожу, второй - поглубже, третий - такой, что пришлось лезть за пластырем и бинтами. Сейчас, содрав с руки остатки мокрой повязки, обнаружил лишь одну розовую линию, да и ту разглядел не сразу.
        Ну, что ж. В момент убийства Крушителя мой аватар в Артаре, видимо, получил такой резкий прирост сил, что это послужило встряской для всего организма. Для мозга грань между виртуальным телом и реальным окончательно стерлась, так что он теперь пытается как-то выровнять различия.
        Но что дальше-то с этим делать? То, что я остался жив, и то, что нога полностью восстановилась - это здорово. Это настоящее чудо. Но что будет происходить с моим телом дальше? В Артаре я теперь каменные глыбы в несколько тонн весом ворочаю. Каким нужно стать в реале, чтобы повторять такие фокусы?
        Я представил, что буду и дальше набирать мышечную массу, пока не превращусь в монструозную гору мяса - такую, что в двери не смогу пролазить. Неприятно засосало под ложечкой.
        Да и какой толк вообще от этой силы и живучести в реальной жизни? В мегаполисе? В середине 21 века?
        Стук в двери ванной раздался так неожиданно, что я дёрнулся и смахнул с раковины стакан с зубными щетками.
        - Эрик, с тобой все в порядке? - спросила снаружи мама. - Ты там так долго...
        - Уже выхожу! - буркнул я, собирая с пола щетки.
        Ставя стакан на место, снова встретился взглядом со своим отражением в зеркале.
        Что делать будем, Эрик? Пойти обратно в госпиталь? Рассказать всё...
        Не поверят, конечно. Поначалу. Но потом, когда убедятся, что со мной творится что-то реально неладное... В голову снова полезли образы из старых комиксов. Запихают меня в какую-нибудь секретную лабораторию, будут изучать, как подопытную крысу. Опыты ставить. Тот врач из больницы наверняка уже настучал, куда следует...
        Черт возьми, к кому вообще можно обратиться за помощью в моей ситуации?
        За последние дни я перерыл в поисковиках уйму материалов по синдрому Джанкеля. Ничего особо нового для себя не нашел. Для понимания серьёзных научных статей у меня мозгов не хватает, а на бытовом уровне и так все понятно.
        Во время сеансов ЭТ-фазы через нейрокомпьютерный интерфейс транслируются сигналы, поступающие по сети электродов напрямую в мозг. Сигналы, идентичные тем, что поступают от органов чувств. Даже новое словечко выучил по этому поводу - афферентация.
        Про то, что при регулярных длительных сеансах в Эйдосе мозгу все сложнее различать реальность и виртуальный мир, специалисты предупреждали еще лет пять назад, когда первые модемы Эйдоса поступили в свободную продажу.
        Но тут - палка о двух концах.
        С одной стороны - это же открывает широчайшие перспективы. Навыки, тренируемые в Эйдосе, успешно переносятся в реал. К примеру, можно обучаться игре на музыкальном инструменте - мышечная память исправно работает по обе стороны реальности. Зачем тратить на упражнения по несколько часов реального времени в день, когда можно перед сном зарядить получасовой сеанс ЭТ-фазы с масштабом субъективного времени десять к одному?
        В рекламных роликах Эйдоса до сих пор спекулируют на этой теме. Не хватает двадцати четырех часов в сутках? Подключайся к Эйдосу, и добавь себе хоть ещё двадцать четыре!
        Постоянные пользователи Эйдоса так и делают. По сути, живут один день в реале, и еще один - в виртуале. Либо устраивают несколько коротких сеансов в течение дня - чтобы сделать что-то, на что жаль тратить реальное время. Даже вакансии на рабочих сайтах появляются с работой исключительно в виртуале. Хотя, конечно, подаренное Эйдосом время люди чаще используют для развлечений. Рутина и без того забирает львиную долю реального времени.
        Пока, правда, людей с НКИ не так много. Но само оборудование и операции по вживлению год от года дешевеют. Пройдет еще лет двадцать - и, наверное, с компьютером, вживленным в череп, будет ходить каждый третий. А то и каждый второй.
        Но пока ещё очень многие относятся к этой технологии с опаской. Ровно по той же причине, по которой остальные так рвутся в Эйдос.
        То, что грань между реальностью и виртом так тонка - пугает. Конечно, хочется лишних часов в сутках, хочется погрузиться в новые миры. Но никто не хочет закончить как Джанкель. Поэтому многие предпочитают за теми же приключениями в Артаре наблюдать снаружи - по видеороликам, превратившимся уже в отдельный жанр развлекательного контента. Этакий сплав летсплея и реалити-шоу.
        Кстати, об этом. Макс оформил наш видеоканал вчера вечером, перед самым нашим сеансом в Артаре. То есть прошло около двенадцати часов. Как он сказал, эти первые часы - самые важные. Наши материалы будут висеть в новинках, и за это время нужно собрать максимум просмотров, подписчиков, лайков.
        Я насухо растерся полотенцем и оделся в просторные домашние штаны и футболку. Которые, впрочем, стали не такими уж и просторными. Я ощутимо раздался в плечах, да и вообще, похоже, набрал несколько килограмм. Неудивительно, учитывая, что последние пару дней я только и делаю, что жру.
        Завтракали мы молча, в полной тишине. Лишь в самом начале, едва я только сел за стол, мама тихо сказала:
        - Ты... кричал ночью. Опять.
        Я кивнул. Что тут скажешь?
        Я поглощал бутерброды с дешевым соевым мясом - один за другим, толком не жуя и не чувствуя вкуса. Впрочем, смаковать там особо нечего. Попутно прихлебывал молоко - поставил рядом с собой всю бутылку, и время от времени наполнял очередной стакан. Занятно. Так-то я молоко не особо люблю, но в последние дни пью его литрами. Видимо, организм требует. Оно вообще много чего требует из продуктов, иногда странного. Я прям как капризная беременная мамаша, которой в два часа ночи может приспичить поесть салата с креветками, а потом сгрызть кусок мела.
        Поставил перед собой планшет. НКИ позволяет создавать визуальные и звуковые образы не только в состоянии ЭТ-фазы, но и в режиме бодрствования. Так называемая дополненная реальность. Можно, например, вызвать для себя экран, висящий в воздухе, и видеть его будешь только ты. Но для серфинга по интернету я по старинке пользуюсь планшетом. Видимо, просто еще не перестроился - НКИ у меня появился всего полтора года назад. А может, просто дело привычки - мне комфортнее, когда держишь в руках что-то осязаемое, и управляешь просмотром с помощью касаний.
        Всю работу по монтажу первых видеороликов, по регистрации и оформлению нашего видеоблога я отдал на откуп Максу. Я в этом все равно не разбирался. Да и, честно говоря, в глубине души не верил в успех всего этого предприятия. Я даже не видел, что там в итоге получилось. Макс высылал мне некоторые отрывки - посоветоваться. Но мне было не до того, и в итоге я сказал, что полностью ему доверяю.
        Название для канала он выбрал простое, ёмкое. «Смертный». На обложку поставил мою суровую физиономию в шлеме, глядящую прямо в экран. Самих видеороликов было подозрительно много - около десятка. Чего там показывать-то? Ведь материала там было всего с одной игровой сессии. Черновой съемки - на три часа. Правда, денёк тогда, конечно, выдался насыщенный...
        Увидев цифры просмотров, я едва не поперхнулся. Мама встревожено взглянула на меня.
        - Что-то случилось?
        - Да нет, все в порядке. Просто... неожиданно.
        - Что там?
        Я, немного помедлив, развернул планшет так, чтобы ей тоже было видно.
        - Помнишь Макса? Друг мой, приезжал сюда, когда я в больницу загремел. Вот, уговорил он меня видеоблог сделать о наших похождениях в Артаре. Вчера выложили первые видео. И... в общем, похоже, я проснулся знаменитым.
        Не то слово. Цифры под каждым из роликов на канале были шестизначными, а на некоторых - уже перевалили и за миллион. И это за неполные сутки! Либо Макс гениальный видеоблоггер, либо он был прав насчет того, что само содержание видео произведет фурор у поклонников Артара.
        Мама пролистала ленту с роликами и запустила один из них. Из динамиков рванул такой громкий звук, что она вздрогнула.
        Лязг стали. Возбужденные крики толпы. Свист огромных снарядов, проносящихся в воздухе.
        Лагерь Легиона. И мой бой с Крушителем. Не лучший эпизод для того, чтобы показывать его матери, но не выхватывать же планшет у неё из рук.
        Она следила за происходящим с нескрываемым ужасом, а на моменте, когда Крушитель схватил меня и поднял над собой, зажала рот ладонью, чтобы не вскрикнуть. Когда я вырвался, всадив противнику нож в глазницу, она дрожащей рукой перевернула планшет экраном вниз.
        - Мам, ну ты чего?
        Я склонился над ней, обняв за хрупкие плечи. Она уткнулась мне в грудь и задрожала.
        - А теперь - в замедленном повторе! - донесся из динамиков планшета восторженный голос Макса. - О, да, это просто жесть! На этом моменте, признаться, у всех сердце в пятки ушло. Казалось, у Эрика появился шанс. Я думаю, мало кто до этого давал такой отпор Крушителю. Вы поглядите на эту рожу! Глава Легиона в такой ярости, что под его задницей снег плавится!
        Раздалось резкое шипение - будто на раскаленную сковороду плеснули воды.
        - Ну да, ну да, раскусили. Этот спецэффект я добавил позже, для большего драматизма. Хотя - куда уж больше?! Это и так самый эпичный поединок, который я только видел в Артаре! И тут он становится еще эпичнее, потому что на арену выходит наш двухголовый приятель Драаакенбольт!
        Имя огра Макс проскандировал, как ведущий на ринге.
        Перевернув планшет, я прервал его на полуслове. В наступившей тишине стали отчетливо слышны всхлипывания матери.
        - Ну, мам... Я же объяснял. Это же всё... не по-настоящему. Это игра.
        Она, наконец, отстранилась от меня и наспех вытерла слезы. Губы её по-прежнему дрожали.
        -Ладно, давай не будем, - сказала она. - А то опять поссоримся.
        Я вздохнул.
        - Не расстраивайся, мам. Пожалуйста.
        Она сжала мою руку и, чуть помедлив, кивнула.
        - Ладно, мне уже на работу надо выдвигаться. Не хватало еще опоздать в первую же смену.
        Собрался я быстро. Перед уходом придирчиво оглядел себя в зеркало. Перемены, происходящие во мне, мне самому сразу бросались в глаза. Как и матери. Вся надежда на то, что Беккет видит меня вживую всего пару раз в месяц. А в последнее время и вовсе почти не заходит, общаемся только через Сеть. Футболки и толстовки я ношу довольно свободные, скрадывающие фигуру. Да и пересечемся мы с Беккетом всего на несколько минут - он обещал забежать, представить меня Флинту, хозяину бара. Тот меня уже пару лет не видел. Мы с Беккетом подрабатывали у него в аккурат до аварии. За барную стойку он нас, правда, тогда пускал редко - мы еще совсем зелеными были. Помогали в зале, тоже в дневную смену. Беккет с тех пор так и ошивается в «Айсберге». А у меня - совсем другие заботы.
        Честно говоря, идти не хотелось. Затея с видеоканалом о наших приключениях в Артаре, похоже, «выстрелила», и, если нам удастся и дальше раскрутиться, это может стать вполне неплохим заработком. Может, подработка в баре и вовсе не понадобится. Торчать полдня за стойкой - сомнительное удовольствие. Да и мать надолго оставлять одну не хочется.
        Но для того, чтобы выйти в эту смену, все-таки были причины. Во-первых, Беккет очень уж просил. Ему срочно понадобилось куда-то уехать, а заменить его некем. Ну, а во-вторых - я ведь пригласил Нику. Созвонимся ещё днём, и, если она не передумала - у меня будет первое за два года свидание. Так давно в реале с девушками не общался, что от одной мысли об этом уже не по себе.
        Выйдя из комнаты, я увидел, что мама снова взяла планшет. На экране застыл стоп-кадр с разъяренным лицом Крушителя, наполовину скрытым адамантитовым забралом. Она разглядывала его, не отрываясь, и вздрогнула, когда я подошел и положил руку ей на плечо.
        - Мам, ну ты чего?
        - Ничего, ничего. Просто... Этот человек...
        - О нем можешь уже не волноваться. Я его... победил. Ладно, мне пора, мам.
        Когда я выходил из квартиры, в глаза мне бросился светлый прямоугольник, торчащий из щели во внешней опанелке двери.
        Обычная двухмерная фотография, распечатанная на небольшом листке плотной матовой бумаги - чуть больше игральной карты. На ней - я. Спускаюсь с крыльца здания, в котором располагается квартира. Сделана, скорее всего, вчера или позавчера. Я в эти дни несколько раз выбирался в продуктовый по соседству - еда заканчивалась куда быстрее, чем обычно.
        Я добрые пару минут тупо разглядывал этот листок со всех сторон. Никаких надписей, меток. Просто кто-то сфотографировал меня с улицы, распечатал фото на принтере и оставил здесь.
        Кто? И зачем?
        Сигнал голосового вызова по НКИ вырвал меня из задумчивости.
        Макс. Я-то думал - Беккет, звонит напомнить, чтобы я не опоздал.
        - Привет, чемпион! Ну, что, ты уже заходил на канал?
        - Заходил, заходил. Пока не посмотрел толком - времени нет.
        - Ну ты даёшь! На это-то стоило выделить время! Я вон в шесть утра проснулся, до сих пор комменты просматриваю!
        - Молодец.
        Я, в последний раз взглянув на фото, спрятал его в карман и поспешил на улицу. Времени у меня и правда оставалось не так много - в бар желательно прийти хотя бы минут за пятнадцать-двадцать до начала смены.
        - Ты какой-то мрачный с утра, - с долей обиды отозвался Макс. - Хотя, о чем это я. Ты всегда такой. Стараешься тут, стараешься, делаешь из него знаменитость...
        - Извини, Макс. На меня просто столько всего навалилось за эту неделю. Не успеваю толком разгрести.
        - Да уж могу себе представить! У меня, знаешь ли, тоже все кувырком с тех пор, как мы познакомились, - рассмеялся он. - Зато не соскучишься.
        - Это уж точно. Так что ты там вычитал в комментариях?
        - Да много чего. Ты что, правда ничего не смотрел?
        - Я только что встал. И сейчас я в дороге - на работу нужно. Но заглянул, увидел, что просмотров уже куча.
        - Угу. Я думаю, к вечеру будет в разы больше. Взбередили мы весь фан-клуб Артара. Сбрось мне видеоматериалы по прошлой сессии - я смонтирую еще пару роликов - по нашей битве в Крепости Красного орла, ну и про пещеры в Арнархолте, конечно же.
        - Думаешь, стоит это обнародовать? Тут мы по грани ходим. А если бан получим от администрации Артара? Они ведь столько времени замалчивают эту проблему с Хтоном...
        - А назад уже пути нет, Эрик. Просмотри те ролики, что я выложил, а главное - комментарии к ним. Главная сенсация - даже не то, что ты завалил Крушителя. Про это тоже, конечно, много разговоров, и вообще про тебя самого. Но главная сенсация - это все-таки Резчик. И снимали-то его не только мы - выложено уже куча роликов, где он засветился во время битвы с Имиром. Но у нас-то ещё и эксклюзивные материалы.
        Поезд монорельса подошел, когда я был еще метрах в тридцати от остановки. Я машинально рванул вперед и, за считанные секунды преодолев это расстояние, успел заскочить в уже сдвигающиеся двери. По инерции залетел в вагон и удержался, схватившись за поручень.
        Встретился взглядом с тёткой, сидевшей недалеко от выхода. Лицо знакомое - кажется, она живет в нашем доме, я её частенько вижу, выходя за продуктами или на прогулку. И она меня тоже узнала, причем с изумлением. Ну да, она ведь привыкла видеть меня хромым.
        Я отвернулся и набросил на голову капюшон толстовки.
        - То есть, ты считаешь, стоит рискнуть? - спросил я Макса.
        - Говорю же - мы уже в это вляпались по уши. Назад дороги нет. Так надо постараться и пользу извлечь из этого. В том числе материальную. Мы же в том числе и для заработка затеяли этот видеоканал. Тебе нужно мать на ноги поставить, да и вообще выбраться из твоего задрипанного района. Да и я, вообще-то, без работы остался, а собственные средства мне не помешают. Хочется поменьше зависеть от родителей.
        - Ну, а что по поводу заработка-то?
        - Тут два пути. Реклама и платная подписка. Если смотрел раньше канал того же Крушителя или каких-нибудь других известных игроков - то видел, наверное, что они постоянно в начале и конце ролика упоминают своих спонсоров, рекламируют чего-нибудь. Возможно, и нам со временем будут поступать такие предложения. Оплата - в зависимости от количества просмотров ролика с упоминанием рекламодателя. Расценки я посмотрел - по-моему, что-то в районе одного кредита за каждые десять тысяч просмотров. То есть, если бы у нас была реклама в наших материалах - мы бы уже несколько сотен подняли.
        - За сутки?!
        - А ты как думал? Это ведь шоу-бизнес, детка. Правда, ты, по-моему, до сих пор не понял, насколько мы круто стартовали. Ты представляешь, какая тут конкуренция?
        - Ох, не сглазь, Макс. Ну, а что по поводу второго пути?
        - Можно открывать платную подписку на канал. То есть часть видео выкладывать бесплатно, но полные варианты - только для тех, кто оплатил доступ. Стандартная цена - один кредит в месяц с пользователя.
        - Негусто, конечно.
        - Негусто?! Эрик, я думаю, мы под эту тему с Резчиком сможем десятки тысяч подписчиков подтянуть. Причем уже в ближайшие дни. Потому и говорю - надо подогреть интерес. Выложить то, что мы наснимали в пещерах.
        Десятки тысяч кредитов... Мысль эта не укладывалась в голове. Такие деньги - это ведь уже не просто помощь в выживании. Это реальный шанс изменить жизнь. Решить большую часть проблем. Стать свободным, в конце концов. Здесь, в реале, мы свободны ровно настолько, насколько хватает нашей покупательской способности.
        - Ну, ты чего там затих, Эрик? Что скажешь-то?
        - Поговорим позже, Макс. Пока некогда. Но поводу видео ты прав, конечно. Файлы сейчас перешлю. Надо ковать железо, пока горячо.
        - Конечно! Жду.
        Я, вызвав визуальный интерфейс, поставил файлы на передачу. Учитывая объем, их отправка через НКИ займет несколько минут. Наблюдая за полупрозрачной полоской прогресс-бара, повисшей в воздухе, я не мог отделаться от чувства, что совершаю что-то непоправимое. Какая-то глупая, беспричинная тревога охватывала меня, путая мысли и заставляя время от времени оглядываться по сторонам - казалось, будто все в вагоне монорельса наблюдают исключительно за мной.
        С трудом, но удалось взять себя в руки. Убедить, что это просто выход из чертовой зоны комфорта. После всего произошедшего со мной за последние дни жизнь все равно уже не будет прежней. Так какой смысл останавливаться на полпути? Тем более, что прежнюю жизнь я ненавидел всей душой.
        Макс прав. Назад дороги нет.

        ГЛАВА 8

        Здание, в котором располагается «Айсберг», всего в паре сотен метров от станции монорельса. Место хорошее, людное. Здесь и станция подземки недалеко. Так что бар не закрывается круглые сутки. И не пустует. Правда, со временем образовалось четкое разделение. В дневные часы здесь в основном тусуется молодежь, начиная со старшеклассников из окрестных школ. Но к вечеру их как ветром сдувает, поскольку в бар начинают подтягиваться работяги из ближайшей промзоны и разные довольные мутные типы, с которыми не стоит лишний раз пересекаться.
        Кухня у Флинта так себе - он просто закупает замороженные бургеры, картошку и прочий фастфуд, и разогревает на месте. Но аудитория у него непритязательная. Было бы, где посидеть, пообщаться вживую. А тех, кто ходит сюда вечером и ночью, и вовсе больше интересует алкоголь, а не еда. А уж спиртного у Флинта - хоть залейся.
        Расположился бар в цокольном этаже, и за счет своего оформления сразу бросается в глаза. Угол здания будто бы обледенел - стены покрылись толстой бахромой пластикового инея, панорамные окна основного зала тоже затянуло бутафорской изморозью, так что прозрачными остаются только несколько небольших проталин, сквозь которые видны огни внутренней подсветки. Внутри тоже все в бело-голубоватых тонах. Даже главная барная стойка - большая, подковообразная - будто бы собрана из кубов прозрачного льда.
        Когда-то всё это, пожалуй, смотрелось даже оригинально. Но со временем отделка основательно обшарпалась, да и драить здесь всё стоило бы почаще. Я еще помнил, как «Айсберг» искрился свежестью и чистотой несколько лет назад, сразу после ремонта. Сейчас же весь этот бутафорский лёд и иней ассоциировался не со свежестью и прохладой, а скорее с весенней слякотью. Иней стал сероватым, прозрачный голубоватый пластик, изображающий лёд, покрылся мутными разводами и царапинами.
        Впрочем, Флинт не заморачивается. Конкурентов у него поблизости нет, идти особо некуда. Такие заведения, кажется, со временем вообще уйдут в небытие. Их и так немного осталось. Люди все реже выбираются из квартир без острой на то необходимости. А с распространением Эйдоса, по-моему, в этом вообще не будет смысла. Сам я стал домоседом из-за хромоты и из-за того, что нужно было постоянно приглядывать за матерью. Но даже если бы был здоров - вряд ли бы проводил время, шатаясь по улицам. Неинтересно. Да и небезопасно.
        По пути к стойке я огляделся. Народу в зале было мало - даже самые припозднившиеся из ночных посетителей успели убраться, а для молодежи еще рановато - занятия заканчиваются ближе к обеду. С десяток молодых ребят сгрудились возле большого экрана - там, кажется, транслировались какие-то соревнования.
        Беккета не видно. Я хотел было позвонить ему, но увидел за стойкой необъятную тушу Флинта. Владелец бара за последние пару лет, похоже, набрал еще килограмм тридцать. И отрастил жиденькие усы с бородкой - как у китайского мудреца. На его мясистом заплывшем лице они смотрелись феерично.
        - Здравствуйте, мистер Флинт. Я от Беккета.
        - В смысле? - недовольно поморщился толстяк.
        - Он попросил меня подменить его в эту смену. Сказал, что вас предупредил.
        Флинт фыркнул, как морж, и выругался. Та-ак. Ясно. Беккет в своем репертуаре.
        - Да с чего он взял, что я пущу за стойку не пойми кого? Где он сам? Почему на звонки не отвечает?
        - Я ему сам не дозвонился, - соврал я. - Он, кажется, уехал куда-то из города. Но я смогу его подменить. Я же работал уже здесь, пару лет назад. Вы, наверное, меня помните. Меня зовут Эрик. Эрик Блэквуд.
        Флинт сощурился, окидывая меня взглядом.
        - Не знаю... - проворчал он. - Может быть. Ладно. Работа-то непыльная. В дневную смену алкоголя мало идёт - тут малолетки в основном. Так что всего и делов - напитки разливать. Вон кофейный автомат, вон - газировка. Остальное - из холодильника. Справишься?
        - Конечно. А что насчет оплаты?
        - Ты еще за стойку не успел встать, а уже оплату требуешь?
        - Ну, а всё-таки? Беккет говорил про двадцатку в час...
        - Ага, держи карман шире! Это по ночам. Днем - плачу полтинник за смену. Плюс чаевые, но на них особо не рассчитывай. Если еще двадцатка натикает - считай, что повезло.
        Я вздохнул. Окинул взглядом стойку. Ну, что ж, полсотни кредитов за день для меня - вполне нормальный заработок. Может, конечно, скоро я и буду загребать десятки тысяч. Но пока это золотое время не настало. А кушать-то хочется уже сейчас. Тем более что жру я теперь за троих.
        - Идёт!
        Флинт нажал какую-то кнопку, и часть стойки плавно выехала вперед, образовывая проход.
        - Залезай. И дай мне документы твои отсканировать.
        - Зачем?
        - А ты что думаешь - заявился с улицы, и я просто пущу тебя за стойку? Учти - у меня тут всё до последней бутылки учитывается. Вздумаешь утащить что-нибудь...
        - Ну, что вы, мистер Флинт, - криво усмехнулся я.
        Последние его наставления и объяснения я слушал вполуха. Работа и впрямь была несложная, к тому же за то время, что я отсутствовал, здесь ничего не изменилось. Наконец, Флинт, переваливаясь с боку на бок, как утка, удалился в неприметную дверь, ведущую в подсобные помещения. Насколько я знал, он и жил где-то там - пару комнат было оборудовано под спальню и кабинет. Ему больше и не надо - семьи у него нет, а вся личная жизнь сводится к вызову проституток.
        Я облокотился о стойку, в очередной раз обвел взглядом зал - отсюда он просматривался полностью. И вдруг поймал себя на мысли, что эта смена - первая и последняя. Я попросту не смогу торчать здесь, чувствуя себя каким-то... неписем. Даже хуже.
        Середина двадцать первого века, черт возьми. Мы строим колонии на Луне и Марсе, модифицируем организмы с помощью НКИ и биомеханических имплантов, изобрели Эйдос, в конце концов. Но до сих пор остаются люди, которые зарабатывают на жизнь тем, что подают другим еду и напитки. И самое обидное, что я - один из них. Неужели я ни на что больше не способен? Продавать девять часов драгоценного реального времени за полсотни кредитов - это все равно, что выбрасывать их на помойку.
        И идея пригласить сюда Нику уже не кажется такой уж удачной. Она-то живет в центре, в одном из этих недавно выстроенных небоскребов полного цикла. Гигантское здание, которое уже само по себе город - со своими торговыми этажами, офисами, развлекательными центрами, медицинскими учреждениями, службой безопасности, и прочим, и прочим. В таких даже экосистема замкнутая - поступающие внутрь воздух и вода фильтруются, чтобы жители не чувствовали на себе прелестей лондонского смога. И название подходящее - Айвори Тауэр. Башня слоновой кости. Родители Ники и Макса, похоже, весьма обеспеченные люди, раз могу позволить себе такие апартаменты.
        Подобные небоскребы сейчас строятся сразу в нескольких районах Лондона. Их уже окрестили Цитаделями. Островки роскоши, чистоты и безопасности в перенаселенном и основательно загаженном городе. Почти как Оплоты в Артаре. Даже названия схожи. Вот только здесь, в реале, роль мобов и неписей отведена таким, как я. Я даже не уверен, что, реши я навестить Нику дома, я смог бы так вот запросто войти в здание.
        Не самое приятное чувство.
        Раньше это меня так не бесило. Но сейчас контраст между моим положением в реале и в Артаре стал еще более явным, и это здорово действовало на нервы. Тоже своего рода синдром Джанкеля.
        На экране возле кассы высветилось несколько строчек - заказ, переданный с планшетки официанта. Пять порций кофе, безалкогольное пиво, пара безалкогольных коктейлей с мятой. Я едва успел все приготовить и выставить на стойку, когда подошла и сама официантка. Смуглая невысокая девчонка, явно из семьи бесчисленных беженцев с Ближнего востока, наводнивших Европу ещё лет двадцать назад. На меня даже не взглянула - молча сгрузила напитки на поднос и потащила к той компании, что сгрудилась возле большого экрана.
        Увидев, что показывают на экране, я сперва не поверил своим глазам. Показалось, что это тот самый ролик со мной и Крушителем. Но, приглядевшись, я понял, что ролик не наш. Просто кто-то из легионеров тоже вел съемки, с других ракурсов.
        Да уж... Макс, наверное, прав. Я проснулся знаменитым. А, учитывая, что моя внешность в реале почти не отличается от аватара в Артаре - меня, того и гляди, на улицах узнавать начнут.
        Только этого не хватало.
        Ника позвонила сама, где-то полчаса спустя. Я вывел её изображение прямо на поверхность стойки - через НКИ, конечно, то есть видел её только я. И, едва увидел, как тут же все сомнения испарились. Захотелось оказаться с ней рядом прямо сейчас.
        Она сказала, что освободится часа через три. До «Айсберга» на такси - меньше часа пути, если не попадет в пробку. Родителям ей придется соврать - скажет, что с подружками по магазинам пройдется. Вряд ли они отпустят её одну на окраину города. Ну, а обратно выдвинется не позднее девяти. Тут уж я сам не позволю ей задерживаться.
        Беккет так и не появился, и даже не позвонил. Это немного напрягало.
        Народу, как назло, подтягивалось все больше, так что вскоре даже думать некогда было - в зале работало всего две официантки, а за стойкой и вовсе я один. Мы едва успевали всех обслуживать.
        Насчет того, что алкоголя днем уходит немного, Флинт, похоже, соврал. Пива за пару часов ушло полхолодильника, крепкую выпивку тоже заказывали частенько. А для компании каких-то раскрашенных, как попугаи, типов на гироскейтах, притащивших с собой нескольких девиц нетяжелого поведения, пришлось готовить с дюжину фирменных коктейлей «Айсберг». Хорошо еще, что рецепт я помнил еще с прошлых времен - по сути, обычная «Маргарита», только текилу Флинт заменяет каким-то дешевым и довольно паршивым джином, что приходится компенсировать большей долей сахарного сиропа и апельсинового ликера.
        Да уж, давненько я здесь не был. Бар успел измениться, и не в лучшую сторону. Судя по нынешним посетителям, всякая шваль окончательно вытеснила отсюда более-менее приличную публику. Раньше здесь хотя бы днем можно было посидеть спокойно, не рискуя нарваться на нажравшихся до зеленых чертей гопников.
        В зале даже вышибалы появились. По крайней мере, мне хотелось думать, что те двое крепких коротко стриженых парней, что безвылазно сидят за столиком в углу, возле самого выхода, и лениво оглядывают зал - это люди Флинта. Потому что, судя по количеству продаваемого алкоголя, уже через часок-другой кое-кого придется выпроваживать из бара силой. Черт возьми, и это в разгар дня. Что же здесь творится по вечерам?
        Я уже снова всерьез начал подумывать, не позвонить ли Нике и не отменить ли встречу. Приглашать девчонку, да еще такую, как она, в эту дыру, было не лучшей затеей. Но вскоре от нее пришло сообщение, что она уже в пути.
        Ну, что ж, одно хорошо - ряд стульев, расположенных вдоль барной стойки, пустует. Посетители в основном приходят компаниями по несколько человек и занимают столики в глубине зала. Да и музыка тут, у стойки, потише, чем в зале. Так что можно будет более-менее спокойно пообщаться. И приличный алкоголь у Флинта тоже имеется, так что сооружу парочку хороших коктейлей. В конце концов, если Нике здесь не понравится - могу закончить смену досрочно, и просто уйдем вместе. И плевать я хотел на эти пятьдесят кредитов.
        Прошло около часа, когда к стойке подвалила целая компания типов в одинаковых темных куртках, похожих на армейские. По сравнению с неформальной молодежью с выкрашенными в кислотные цвета волосами выглядели они относительно прилично. Я как раз хлопотал с очередной волной заказов от официанток, и поначалу не обратил на них особого внимания. Но один из них окликнул меня. Молодой, едва ли старше меня. По бритой голове - от правого виска к самому затылку - змеится красный, едва зарубцевавшийся шрам.
        - Эй, а где Беккет?
        - Кто?
        - Ты дурачка из себя не строй! Где Беккет, я спрашиваю? Он нам должен... кое-что, - добавил парень чуть тише.
        Вот ч-чёрт! Так и знал, что Беккет опять во что-то вляпался. Еще и меня подставит. Мог бы и предупредить!
        - Не знаю, - пожал я плечами. - Я здесь первую смену работаю. Можете у мистера Флинта спросить - он подтвердит. Позвать его?
        Тип со шрамом прищурился, буравя меня взглядом. Один из дружков хлопнул его по плечу.
        - Да ну его, Зак. Не видишь - и правда какой-то новенький. Давай подождём. Беккет все равно почти каждый вечер здесь ошивается. Может, появится.
        - Ага. А если его уже кто-нибудь предупредил? Может, он вообще свалил куда-нибудь? Ищи его теперь! И ни товара, ни бабла!
        - Никуда он не денется. А если вздумает бегать... Ему же хуже.
        - Эй, парень! Бутылку скотча, стаканы, лед, - вклинился третий - постарше, с коротко стрижеными волосами, серебрящимися сединой.
        Я кивнул. Выставляя заказ на стойку, еще раз скользнул взглядом по этой компании.
        Четверо. Все выглядят неброско, можно даже сказать - неприметно. Кроме молодого, который, помимо того, что светит своим шрамом на полбашки, еще и дерганый какой-то. Но есть что-то в их взглядах, в их движениях такое, что рука сама так и тянется к левому бедру. К ребристой рукояти несуществующего скимитра.
        Седой расплатился наличкой, и отмахнулся, когда я полез в кассу за сдачей. Ну, надо же. Первые за всю смену чаевые.
        Тенькнул сигнал полученного сообщения, и НКИ вывел в воздухе короткую надпись «Я на месте». И полупрозрачную аватарку Ники.
        Я скрипнул зубами. Проклятье, как же не вовремя припёрлись эти головорезы!
        Спустя полминуты стройная фигурка Ники показалась у главного входа. Я махнул ей рукой и отошел к левому краю стойки - подальше от незваных гостей.
        Ника была одета скромно - темные джинсы, белая кофточка с полукруглым вырезом, короткая приталенная курточка на молнии. И уже этим резко отличалась от большинства посетителей. Хотя, возможно, это всё субъективно. Просто я, глядя на неё, видел все ту же хрупкую волшебницу, поддерживающую своей целительной магией наш отряд. Казалось, современная одежда на ней смотрится нелепо. А ещё - не хватает жемчужной диадемы, которая так здорово гармонировала с её бездонными глазами.
        - Привет, - улыбнулась она, с долей опаски оглядывая зал.
        - Привет. Молодец, что приехала, - сказал я, беря её хрупкие маленькие ладони в свои. - Хотя, если честно, я уже и не рад, что вытащил тебя сюда. Не самое подходящее место для первого свидания. Просто выбора особо не было. И, я тебе клянусь, еще пару лет назад это было вполне приличное заведение. Я здесь частенько бывал, и подрабатывал в старших классах.
        - Да брось. Всё в порядке.
        - Ну, ты, наверное, привыкла к другому... уровню. Учитывая, что живешь в Цитадели.
        Она смешно наморщила носик.
        - Ой, я тебя умоляю! С тех пор, как мы с родителями туда переехали, я половину школьных подруг растеряла. Все почему-то считают, что я сразу зазналась и не хочу лишний раз выходить в город. А на самом деле, просто само это место так устроено, что оттуда фиг выберешься. Там как в аквариуме - замкнутая экосистема. Я реально по два-три месяца не выхожу на улицу!
        - Ну, ты не многое теряешь.
        Пискнул терминал - подоспел очередной заказ.
        - Я сейчас, - с сожалением отпуская Нику, сказала я. - Хочешь что-нибудь выпить? Какой-нибудь вкусный коктейль?
        - Не очень крепкий, - сказала она и, облокотившись о стойку, с улыбкой наблюдала, как я хлопочу с бутылками и шейкером.
        - Чему улыбаешься?
        - Не знаю. Необычно видеть тебя в такой обстановке. Так и жду, что ты откуда-нибудь из-под стойки меч свой выудишь или шлем.
        - Забавно. Я, когда тебя увидел, о том же подумал. Будто там, в Артаре, мы настоящие. А здесь - как переодетые актеры. А мне еще и роль досталась паршивенькая.
        Я поставил перед ней бокал дайкири.
        - Попробуй. Давненько не смешивал, но, надеюсь, не растерял навыка.
        Она пригубила напиток и одобрительно кивнула.
        Я отвлекся, готовя очередные заказы, и вернулся к ней чуть позже.
        - Как ты себя чувствуешь? - спросила она, сжав мою ладонь и заглядывая в глаза. - Ну, после больницы?
        - Лучше. Гораздо лучше. Быстро оклемался.
        - Мы ведь навещали тебя, когда ты был без сознания. Макс разговаривал с врачами. Те говорили, что состояние безнадежное, что остались считанные часы. Мы с трудом твою маму успокоили. А потом - такое неожиданное выздоровление. Это просто... чудо.
        - Чудо, - кивнул я. - Но лучше, чтобы об этом пока никто не знал. Я сам толком не понимаю, что со мной творится. Мне надо... разобраться.
        - Я понимаю. Макс порывался еще раз к тебе съездить, расспросить подробнее. Но я его отговорила. Сейчас главное, что с тобой все в порядке.
        - Вроде бы.
        - И затея с видеоблогом вроде бы удалась. Макс вон до потолка прыгает от радости. Монтирует очередные видео. Сказал, что выложит уже сегодня, сразу, как будут готовы.
        - Да. Уж не знаю, как там админы Артара отреагируют. Все-таки, по сути, мы вытаскиваем на свет их грязное бельё. Они столько времени скрывали все эти проблемы с Хтоном...
        - Угу. Страшновато. Я, когда начинала играть, и представить себе не могла, что мы с Максом и Кэт впутаемся в такую историю. Но теперь интересно, чем все это закончится. Мы, в любом случае, будем с тобой... И не только в игре.
        Жутко хотелось её обнять, поцеловать, но тянуться через стойку неудобно - столешница довольно широкая.
        Подошла официантка и, хлопнув пустой поднос на стойку, вопросительно вскинула брови. Ч-черт, как назло, к вечеру заказов еще больше - только успевай наливать. Вообще-то, насколько я помнил, за стойкой всегда работали по двое. Видно, Флинт решил и здесь сэкономить.
        Стоило вспомнить про толстяка - он тут как тут.
        - Эй, как тебя там? - проорал он с противоположного края стойки. - Ты сюда работать пришёл, или с девицей свой миловаться?
        Я кивнул и поднял руку, давая понять, что его услышал. Но жирный козел не унимался.
        - Ещё раз увижу, что с заказами тупишь - вылетишь отсюда без оплаты, понял? И Беккету передай, что, если на следующую смену сам не явится, может уже вообще не приходить!
        Жутко захотелось запустить в урода какой-нибудь бутылкой поувесистей и уйти прямо сейчас, наплевав на оплату. Но жаль было потерянного времени - полсмены-то уже отстоял.
        - Эй, ты!
        На стул рядом с Никой плюхнулся бритоголовый тип со шрамом.
        - Так, выходит, ты всё-таки знаешь Беккета? А нам, значит, соврал?
        - Я не говорил, что не знаю его. Я сказал, что не знаю, где он.
        - Умничать будешь, да?
        - На твоем фоне это несложно, - ответил я, и тут же чуть не прикусил язык.
        Что ты творишь, Эрик?! Тут тебе не Артар. Сам же с детства не понаслышке знаешь - с такими типами лучше не связываться.
        Но я ничего не мог с собой поделать. Взглянул в глаза бритоголовому, и вдруг понял, что совершенно не боюсь его. Наоборот, от одного вида, что он уселся рядом с Никой, в груди поднимается горячая волна раздражения, ярости, брезгливости. Хочется просто взять эту бритую башку обеими руками и от души хрястнуть ею об стойку.
        - А ты не охренел ли, клоун? - угрожающе зашипел громила. - Где Беккет, я тебя спрашиваю?
        - Сказал же - не знаю.
        - А может, подружку твою расспросить?
        Ника при этих словах отпрянула, правая рука её потянулась к карману куртки. Что у неё там? Шокер? Игломет с парализующими иглами? Баллончик со слезоточивым газом?
        - Только тронь - останешься без руки, - сказал я достаточно громко, чтобы расслышал не только бритоголовый, но и его дружки, которые уже тоже начали подтягиваться поближе.
        - Нет, ну ты и правда охренел, урод!
        Правой рукой он схватил Нику за рукав куртки, не давая сбежать. В левой, перед самым моим носом, щелкнул клинком выкидной нож.
        Среагировал я быстрее, чем сам успел что-то сообразить. Перехватил руку с ножом, потянул бритоголового на себя, так, что он завалился грудью на стойку. Рванул его руку, ударил ею о край стойки, выбивая нож.
        Но не рассчитал силу. На моих глазах запястье громилы хрустнуло, вспучилось, и сквозь кожу, брызнув фонтанчиком алой крови, прорвался острый обломок кости. Бритоголовый истошно заорал, и я, ухватив его пятернёй за лицо, оттолкнул от себя.
        Уши заложило, как при погружении под воду, сердце бешено заколотилось в груди, будто торопясь прокачать тройную норму крови. Я, как завороженный, глядел на перекошенные от удивления и злости рожи дружков бритоголового. На то, как они медленно отрывают задницы от стульев, разворачиваются в мою сторону. Как самый старший из них тянет из кармана массивный пистолет с толстым коротким дулом. Тоже медленно. Очень медленно.
        Чёрт, да я же в боевом режиме! Совсем как в Артаре!
        Подхватив тяжелую стеклянную бутылку виски, я швырнул её в голову седому и, не успела она достичь цели, как я уже одним прыжком перемахивал через стойку. Ближайшему ко мне головорезу шваркнул апперкотом под подбородок - так, что тот отлетел далеко назад. Второй попытался ударить меня ножом снизу, в живот, но получил по морде. Все вокруг настолько замедлилось, что я явственно прочувствовал, как при ударе кулак сминает кожу на скуле, как под костяшками хрустнула и ушла чуть в сторону челюсть, как сами костяшки занемели от удара.
        От бутылки седой успел уклониться - та лишь слегка чиркнула его по затылку. Я ударил его по руке, выбивая пистолет, и схватил за глотку. Он вцепился в мою руку, пытаясь разжать хватку, но лишь бессильно хрипел. Я прижал его к стойке, и его горло под моими пальцами сминалось легко, как тесто. Ярость и страх кипели в груди адским коктейлем, превращаясь в неудержимую жажду убийства. Одним движением вырвать глотку, отшвырнуть в сторону, раздробить череп об стойку...
        - Э-э-р-и-и-ик!!
        Крик Ники донесся до меня замедленным, приглушенным. Но в нем было столько ужаса и отчаянья, что на меня будто ведро холодной воды выплеснули.
        Я оттолкнул от себя седого и, схватив Нику в охапку, рванул в сторону выхода. Мы были уже возле дверей, когда раздались выстрелы. В стеклянной витрине справа расцвели белые фейерверки трещин вокруг пулевых отверстий. Мне прожгло болью правое плечо, но я даже не замедлил бега.
        Сердце колотилось так, что пульс отчетливо стучал в висках, на шее - казалось, все тело резонировало с этим бешеным ритмом. Голова слегка кружилась, подкатывала тошнота. Но я не останавливался, пока мы не добежали до остановки монорельса и не запрыгнули в очень кстати подоспевший вагон. Нику я фактически тащил на себе - она вцепилась в меня обеими руками, повисла на шее.
        Вагон тронулся и начал стремительно набирать скорость. Я, кое-как отдышавшись, заглянул Нике в глаза.
        - С тобой все в порядке?
        - А с тобой?
        - Вроде нормально. Кажется, плечо зацепило, но, похоже, так, пустяки, вскользь прошло.
        - Да я не об этом! - почти закричала Ника, схватив меня обеими руками за ворот. Я её такой рассерженной и испуганной никогда не видел. Даже представить себе не мог. У нее из глаз разве что молнии не сыпались.
        - Да что с тобой такое, Эрик?! Ты же их там всех... Ты чуть...
        Мне показалось - еще чуть-чуть, и она влепит мне пощечину.
        Хотя, я бы сейчас и сам себе врезал от души. О чём я думал?! Еще бы немного - и я бы точно убил кого-нибудь из тех типов. Просто порвал бы голыми руками. И тогда что дальше-то? Тюрьма?
        Осознание реальности происходящего, наконец, накрыло меня, как цунами. И такого страха я давненько не испытывал. Причем не за себя боялся. А себя.
        Умение убивать, конечно, и в реале очень востребовано. Только вот вовсе не об этом мечтают мальчишки, когда смотрят старые фильмы про супергероев. В тех фильмах все просто - бьешь плохих парней, спасаешь девчонок, а то и весь мир. В них почему-то не рассказывается о том, что делать, если вдруг переломал кости местным бандитам, и теперь они обязательно заявятся к тебе домой.
        А ведь они заявятся. Добро пожаловать обратно в реальный мир, Эрик. Ты так долго пробыл взаперти, что совсем забыл, что здесь каждый поступок влечет за собой последствия.
        - Прости меня, прости... - шепнул я, обнимая Нику. От мысли о том, что и она могла пострадать в той стычке, у меня и вовсе ноги подкашивались. Вагон был полупустой, свободных мест - полно. Я опустился на одно из сидений. Ника, стоя рядом, обняла меня, прижала мою голову к себе. Её тоже заметно трясло. Так мы проехали довольно долго - кажется, поезд останавливался два или три раза. Наконец, взглянув в окно, я увидел знакомые дома.
        - Через пару остановок выйдем. Там будет парк. Я туда маму частенько вожу подышать свежим воздухом... Там вызовем тебе такси.
        Ника кивнула.
        - Прости меня еще раз. Зря я тебя все-таки вытащил на это свидание. Мы... Это не игра, Ника. Это реальность. И мы здесь слишком разные, чтобы...
        Она поджала дрогнувшие губы.
        - Ты так думаешь?
        - Да какая разница, как я думаю. Говорю, как есть. Ты - из хорошей семьи, у тебя прекрасное будущее. У тебя учеба впереди, карьера... И рядом с тобой тоже должен быть кто-то... из твоего круга.
        - Ну что за чушь ты несёшь? Какого круга? Мы что, в средневековье?
        - А родителям ты рассказывала обо мне? Они-то что думают по поводу того, что ты связалась с каким-то проходимцем с окраины?
        Она отвела взгляд.
        - Ну, вот видишь...
        - Что видишь-то, Эрик? Мы всего несколько дней знакомы. Ты мне нравишься, очень... Но я тебя еще совсем не знаю. И сейчас лишний раз в этом убедилась.
        Я поднялся и, придерживаясь за поручень, обнял её. Чуть помедлив, поцеловал в губы. Она поначалу замерла, но потом ответила - робко, осторожно, будто боясь обжечься.
        - Только не бойся меня, - тихо сказал я. - Я тебя никогда не обижу. И другим не позволю. Я просто, когда увидел, как этот тип...
        Она прижала палец к моим губам, заставляя замолчать.
        - Давай не будем об этом, ладно? Забудем. Как страшный сон.
        Легко сказать. Эти-то четверо не забудут. И наверняка попытаются меня разыскать. И для этого им достаточно просто немного тряхануть Флинта - толстяк ведь документы мои брал отсканировать. Одно успокаивает - я всем четверым успел основательно вломить, и в ближайшее время они скорее поисками больницы будут заниматься, а не мной.
        Думать об этом и правда не хотелось. Особенно чувствуя аромат волос Ники, ощущая на губах сладковатое послевкусие после поцелуя.
        Пахла она совсем как в Артаре. Лёгкий цветочный аромат, к которому примешивалась свежая нотка лайма - видно от недавно выпитого коктейля. И выглядела она как-то... по-другому. Несколько дней назад, когда я только встретил её, она мне показалась хрупкой, невинной, как ребёнок. Но сейчас я видел перед собой вполне взрослую девушку, и желания она во мне будила вполне недвусмысленные.
        Мы вышли на остановке возле парка, и, пока не подошло вызванное из центра такси, успели немного прогуляться. Разговор не клеился, но она не выпускала мою ладонь из своей, и мне достаточно было и этого.
        - Прости еще раз, что все так вышло, - сказал я, когда мы стояли уже рядом с подоспевшей машиной. - Надеюсь, я не испортил все окончательно.
        - Ну, это не самое короткое мое свидание. И даже, пожалуй, не самое худшее. Но уж точно самое запоминающееся, - улыбнулась она.
        - Боюсь даже представить, какое было худшим.
        - Мне было четырнадцать. Парень пригласил меня в парк аттракционов, и его стошнило мне на колени.
        - А, ну, по сравнению с ним я, конечно, красавчик. Я-то всего лишь устроил тебе экскурсию по неблагополучному району. По полной программе. Коктейль в захудалом баре, драка с гопниками, катание на монорельсе...
        - О, да, ты явно знаешь, как произвести впечатление на девушку.
        Я горестно вздохнул.
        Она, привстав на цыпочки, коротко поцеловала меня в губы.
        - Будь осторожен. Пожалуйста.
        Я кивнул.
        - Увидимся в Артаре.
        Я провожал взглядом её машину до тех пор, пока огоньки габаритов окончательно не потерялись из виду. До дома дошел пешком - отсюда было минут десять ходьбы.
        Неладное почуял, едва лифт остановился на нашем этаже. В коридоре обычно тихо - максимум столкнешься с кем-нибудь, когда выходишь за продуктами. Но сейчас там громко переговаривалось несколько человек.
        Рядом с дверями в нашу квартиру стояла старуха Берч и пузатый тип в полицейской форме. Мама в своем инвалидном кресле оставалась по ту сторону порога. Сама дверь была разнесена в хлам - в самом центре зияла огромная дыра, на полу валялись куски пластика.
        - Я уже сказал, мисс Берч - факт вандализма мы зафиксировали, рапорт я в электронном виде переслал вам, - терпеливо объяснил коп. Похоже, повторял он это не в первый раз. - Для страховой этого достаточно.
        - Да ничего они мне не выплатят! - взвизгнула домовладелица. - Моя страховка не распространяется на такие случаи!
        - Я же вам сказала, мисс Берч - мы за свой счет починим дверь, - устало проговорила мама.
        - Да уж будьте любезны! Но что дальше-то? Завтра заявится кто-нибудь, и вообще подожжёт весь дом?
        - Нас-то вы в чем обвиняете? Ведь мы, наоборот, потерпевшие!
        - Просто мне не нужны проблемы, миссис Блэквуд. У меня живут приличные люди. А к приличным людям не заявляются бандиты с топором и не пытаются выломать дверь!
        Берч, наконец, заметила меня.
        - О, а вот и сыночек заявился. Тоже тот еще бандит! Наверняка ведь кто-то из его дружков постарался!
        Мне понадобилось всё моё хладнокровие, чтобы сделать вид, что я её не замечаю. Да и правда было не до неё - мысли лихорадочно крутились в голове, и сложно было сосредоточиться.
        Кто это сделал? Неужели эти головорезы из бара так быстро меня нашли? Времени-то прошло - чуть больше часа!
        - Здравствуйте, офицер, - сказал я. - Что произошло?
        Коп был знакомым - не первый год работает на нашем участке. Лично мы не общались, но в лицо друг друга знали.
        - Полчаса назад какой-то тип в маске разнес пожарным топором дверь. Внутрь, похоже, не собирался прорываться - просто хотел напугать.
        Судя по тому, как выглядела мама - уроду это удалось.
        - Заявление от миссис Блэквуд я уже принял. От мисс Берч - тоже. Проверим записи с камер наблюдения, но...
        Коп не скрывал, что всё это дело для него - пустые хлопоты. Вряд ли он всерьёз будет искать этого вандала. Да даже если бы и захотел - не смог бы.
        - Я понимаю. Спасибо за вашу помощь.
        Он кивнул и, спрятав свою планшетку в чехол, удалился. Я, по-прежнему игнорируя старуху Берч, прошел в квартиру и откатил кресло мамы от порога.
        - Разговор ещё не закончен, молодой человек! - взвилась Берч.
        - Окончен! - отрезал я, пытаясь закрыть дверь.
        - Ты много себе начал позволять, Эрик! - старуха зашипела, как заправская змея. - Не смей со мной так разговаривать! Я не позволю...
        - Пошла вон отсюда! - взорвался я. Сил терпеть еще и эту каргу уже не осталось.
        - Вот, что, миссис Блэквуд! - вытянув шею и пытаясь заглянуть в глубь квартиры, выкрикнула домовладелица. - Вы ведь знаете, что по договору аренды я имею право расторгнуть сделку в любой момент.
        - Мисс Берч, пожалуйста! - охнула мама, судорожно хватаясь за подлокотники кресла, будто пытаясь встать.
        - Я читал договор, - процедил я. - При расторжении в одностороннем порядке у нас есть сорок восемь часов на то, чтобы освободить квартиру. А вы обязаны будете вернуть нам оплату за остаток месяца.
        - Можете считать, что отсчет начался прямо с этой минуты!
        - Прекрасно. А теперь - пошла вон отсюда!
        Я хлопнул дверью так, что от разбитого полотна отлетело еще несколько обломков.
        - Эрик... - в ужасе замерла мама.
        - Мам, только не паникуй! Все будет в порядке. Нам, в любом случае, нужно переезжать отсюда.
        - Куда?!
        - Я... я все решу. Завтра же утром начну искать нам другой вариант.
        - Но как же...
        - Мам, ну нас ведь здесь ничего не держит, правда?
        Я обнял её, и как мог, постарался успокоить.
        - Это что - кровь?!
        - А, пустяки, - отмахнулся я, трогая разорванный пулей рукав куртки на плече. - Расскажи лучше подробнее - как все произошло? Ты что-нибудь успела увидеть?
        - Не меняй тему, Эрик! Сними куртку, я посмотрю...
        - Да не надо, мам...
        - У тебя еще и руки все в ссадинах. Ты что, подрался?
        Она вдруг разрыдалась в голос, закрывая лицо ладонями.
        - Мам, ну ты чего? - растерялся я.
        Успокоить её не получилось. Я откатил её кресло подальше от выхода. Оглянулся на дверь. В полотне зияла огромная дыра - голову просунуть можно.
        НКИ подал короткий сигнал-напоминание - выход в Эйдос через час. Сегодня мы договорились с ребятами собраться раньше обычного. И опаздывать не стоило. Промедлю на четверть часа в реале - а в Артаре меня будут ждать два с половиной часа.
        Я, старясь не особо греметь и не царапать пол, оттащил к выходу холодильник. Он старый, громоздки, с его помощью удалось основательно забаррикадировать дверь. Это на случай, если ночью кто-то еще заявится.
        Снова подошёл к маме, тихонько положил руки на её вздрагивающие от рыданий плечи.
        На коленях у неё лежал планшет. Я взял его, переложил на стол, и она, наконец, затихла и подняла на меня взгляд.
        - Мам, ну что с тобой? Он тебя так напугал?
        - Напугал... - тихо повторила она, глядя куда-то сквозь меня. Потом, наконец, её взгляд сфокусировался на мне, и она добавила:
        - Кто меня по-настоящему пугает - так это ты.
        Я тяжело опустился на стул напротив неё.
        - Ну, зачем ты так, мам...
        Она медленно вытерла слезы, строго взглянула на меня. Как на чужого.
        - Я... посмотрела все эти видео. Совсем недавно там еще два добавилось. Сражения в какой-то крепости. И в пещерах...
        Значит, Макс уже выложил. Молодец, быстро управился.
        - Зачем? Я не хотел тебе их показывал. Знал, что тебе не понравится.
        - Не понравится... - горько усмехнулась она. - А ты сам-то их видел? Ты сам себя видел там, со стороны?
        Я покачал головой.
        - А я тебе покажу, - откликнулась она с готовностью. - Сейчас...
        Она взяла со стола планшет, и её дрожащие пальцы запорхали над экраном. Я молча наблюдал за ней, и сердце сжималось от тоски и жалости. Истончившаяся бледная кожа с голубоватыми прожилками вен. Потускневшие и изрядно разбавленные сединой волосы. Болезненно слезящиеся глаза. Как же в ней мало осталось от той мамы, которой я всю жизнь гордился - красивой, жизнерадостной, целеустремленной. Она - будто хрупкий, рассыпающийся в ладонях осенний лист. Лишь смутное подобие себя прежней.
        И я бессилен что-то сделать с этим.
        Она развернула планшет ко мне и запустила видео. На экране шло видео с нашей схватки в Крепости Красного орла. Как раз тот эпизод, когда мы с Дракенбольтом ворвались в самую гущу, а я одним ударом располовинил какого-то легионера. Момент, конечно, зрелищный, но не для слабонервных.
        - Мам, ну я же говорил, что там постоянно сражаются, что это опасный мир. Не бойся за меня. Всё со мной будет в порядке.
        - Уже не в порядке, Эрик, - покачала она головой. - Ты на лицо своё там взгляни. Тебе ведь это нравится. Ты стал... мясником. Ты же наслаждаешься этими убийствами!
        Я взял у неё из рук планшет и снова положил его на стол. Встал перед ней на колени, заглядывая в её лицо снизу вверх.
        - Мам, всё, что я делаю - я делаю ради нас с тобой. Мы вдвоем против всего мира, помощи ждать неоткуда. Ты сама мне об этом с детства твердила - что рассчитывать нужно только на себя.
        Она отвернулась.
        - Знаешь, Эрик... Я порой так жалею, что вообще выжила в этой аварии. Тебе было бы легче. Не пришлось бы тянуть меня на себе. Не пришлось ввязываться во все эти ужасные вещи.
        - Не смей! - крикнул я так, что она вздрогнула. Вскочил на ноги и нервно прошелся по кухне. Продолжил уже спокойнее:
        - Не смей так говорить! Ты неужели не понимаешь, что я бы тогда тоже попросту сдох? Что я все эти полтора года не сдавался только потому, что был не один? Что мне нужно было заботиться ещё и о тебе? А если бы после аварии я очнулся с переломанными ногами, и узнал бы, что тебя нет... Сколько, думаешь, я бы протянул? Хватило бы у меня сил бороться? Не спиться, не спускать все пособие на наркоту? Не залезть в петлю, в конце концов?
        Я снова опустился перед ней и, с трудом проговаривая слова сквозь ком в горле, повторил:
        - Мы с тобой вдвоем против всего мира, мам. Помощи ждать неоткуда. Но я нас вытащу из этой дыры. И тебя я поставлю на ноги. И мне плевать, что ради этого придется сделать - хоть глотки перегрызать тем, кто на пути встанет.
        Она тяжело вздохнула, не поднимая глаз. На сложенные на коленях ладони снова упали прозрачные капли слез.
        - Как все было, мам? - повторил я вопрос. - Ты успела что-то увидеть?
        - Да.
        Она порылась в карманах и достала какую-то прямоугольную бумажную карточку.
        - Он оставил это.
        Еще одна распечатанная фотография. На ней - стоящая возле такси Ника. Судя по всему, снимок сделан в тот момент, когда она только-только подъехала к «Айсбергу».
        Я стиснул зубы, чтобы не разразиться грязными ругательствами. Этот гад следит за мной. Запугивает. Дает понять, что знает обо мне. И о тех, кто мне близок.
        Кто ты, мразь?!
        - А его самого ты не успела разглядеть?
        - Он был в капюшоне... Лицо замотано шарфом. Но, мне кажется, я уже видела его до этого. Когда ты был в больнице...
        - Ну, и? - я едва удержался от того, чтобы встряхнуть её за плечи. - Кто это? Ты его знаешь?
        Она снова взяла планшет и начала что-то искать в нём.
        - Я не уверена, но... этот взгляд... Я утром пыталась тебе об этом сказать. Мне кажется, я узнала его.
        Она передала мне планшет.
        - Не-е-е-т, - замотал я головой. - Только не это. Твою мать, только не он!
        Но мама права - этот пылающий яростью взгляд поверх адамантитового забрала, действительно, сложно не узнать.
        Крушитель.

        ГЛАВА 9

        Что ни говори, все мы - заложники своих привычек, стереотипов, ожиданий. И, когда устоявшаяся картина мира вдруг меняется - мы невольно начинаем сопротивляться этому. По разным причинам. Боимся неизвестности. Лень приспосабливаться к новым условиям. Не уверены, что вообще справимся. Или искренне думаем, что раньше было лучше, и до последнего не хотим вылезать из пресловутой «зоны комфорта». Даже если комфортом там и не пахло.
        У меня в последнюю неделю всё пошло кувырком и в реале, и в Артаре. Причем раньше я сбегал в Артар, чтобы глотнуть свободы, почувствовать, что хотя бы в этом мире я что-то понимаю и что-то собой представляю. Но в последние дни я и здесь себя чувствовал растерянным.
        Я старожил сервера, играю почти с самого его основания. И за это время, как я думал, основательно изучил этот мир и его обитателей. Но чем дольше наш отряд находился в Крепости Красного орла, тем больше я чувствовал себя нубом. Макс - и тот куда лучше разбирается в реалиях Артара, пусть познания его, по большей части, теоретические.
        Всё-таки я здорово сглупил, когда упрямо придерживался выбранной с самого начала тактики охотника-одиночки. Это имело смысл в первые полгода игры - чтобы набраться опыта, прокачать базовые характеристики, обезопасить себя от других игроков. Да и продажа игрового золота на старте проекта была гораздо прибыльнее.
        Но Артар - игра изначально командная. Шастая по малонаселенным локациям и избегая Оплотов, гильдий, крупных торговых путей, я упускал из вида основную часть игры. А теперь, волей-неволей, приходится наверстывать упущенное.
        Обо всем этом мы с ребятами разговорились, сидя с кружками пива в обеденном зале крепости. Здесь мы обосновались, когда выяснилось, что Кай в офлайне. А к нему у меня с прошлого раза накопилось немало вопросов.
        Народу в крепости было полно, но с рядовыми легионерами мы старались не болтать без особой на то необходимости. Да и, откровенно говоря, желающих с нами пообщаться было немного - в основном игроки относились к нам настороженно. Хотя и поглядывали с интересом. Насколько я понял, большинство уже были в курсе наших похождений - видимо, успели посмотреть выложенные Максом видео. Все-таки в комьюнити Артара информация распространяется мгновенно.
        Кое-что удалось выяснить, побеседовав с местной обслугой из гильдейских неписей. Таких здесь полно - трактирщик, кладовщики, официантки, ремесленники, стража. Они нанимаются гильдиями в Оплотах. А по сути - просто покупаются, как любой другой товар.
        Главный гильдейский алхимик, конечно, тоже непись. Прокачка крафтовых профессий до высоких уровней - дело весьма и весьма затратное. И по времени, и по материалам. Сами по себе рецепты и принципы изготовления различных предметов освоить несложно. Суть в том, что затем крафтеры прокачивают параметр Искусности, от которого зависят бонусные свойства изготавливаемых предметов и шанс так называемого крит-крафта - то есть создания предмета, который окажется на порядок мощнее ожидаемого. У этого параметра нет верхнего предела, поэтому имеет смысл все излишки материалов сливать на его прокачку.
        Но доверять такую ответственную работу обычному игроку - нецелесообразно. Непись удобнее. Он всегда в онлайне. И самое главное - он не будет выпендриваться, осознавая свою важность, не забросит игру, не переметнется в другую гильдию. Его, как и любую собственность в игре, можно продать, обменять, сдать в аренду. Или украсть. Но это уже отдельная тема.
        Итак, главного алхимика Легиона звали Ю Шенг. Ксилай, судя по имени. И те снаряды с магической взрывчаткой, что мы нашли в пещерах под Лазурным Оком, изготовил он - больше некому. Вот только, к сожалению, самого его расспросить пока не удастся. Оказалось, что Феникс, когда вышел с отрядом ренегатов из состава Легиона, едва не увел с собой и Ю Шенга. Да и тот налет на крепость, который мы в прошлый раз помогли отбить, похоже, затевался тоже ради того, чтобы выкрасть алхимика. Поэтому Кай распорядился его лабораторию перевести в доступ только для высших офицеров гильдии, и поставил максимальную охрану.
        Мы с ребятами пока имели статус рекрутов и даже не отображались в списке членов гильдии. Стражники крепости и другие неписи принимали нас за своих, но во многие помещения доступ нам был закрыт. Разве что у меня были кое-какие привилегии. Во-первых, я имел доступ в покои Крушителя. Во-вторых, ссылаясь на Кая, мог требовать помощи у крафтеров и других неписей крепости. Такой уж у нас с ним был договор - взамен на то, что я пока не распродаю барахло Крушителя.
        В общем, мы решили подождать Кая, а заодно обмозговать наши дальнейшие действия.
        Обеденный зал, надо сказать, оказался довольно уютным - я-то ожидал чего-то вроде армейской столовой с длиннющими столами и лавками. Но ребята из Легиона знают толк в комфорте. Зал обширный и может вместить, пожалуй, больше сотни человек. Но при этом планировка в нем грамотная - за счет колонн, полукруглых арок и решетчатых деревянных перегородок пространство разбивается на десяток более-менее обособленных зон разного размера. Еду подносят пухленькие улыбчивые девчонки, своим видом напоминающие о пивной ярмарке в средневековом стиле. И даже музыка откуда-то наигрывает - незатейливые мотивчики в средневековом стиле. Лютня и какие-то дудки. Свирели, наверное. Или флейты. Я в этом не особо разбираюсь.
        Кормят здесь, кстати, тоже вкусно. И пиво отменное. Смакуя терпкий холодный напиток, я попытался вспомнить, когда я в реале-то пил такое вкуснотищу. И пил ли вообще.
        Забавно. Если задуматься, то очень многие важные для меня впечатления и ощущения я получаю только здесь, в Артаре. Впрочем, от этого они не становятся для меня менее важными. Или менее реальными.
        Народу в зале было битком, да и в целом в крепости собралось человек пятьсот, не меньше. И новые люди все прибывали.
        Мы разместились в пустующем угловом эркере, подальше от лишних глаз. Место было уютное, светлое - окна выходили прямо на центральный плац крепости. Официантка робко уточнила, что обычно здесь обедают высшие офицеры легиона. На что Дракенбольт заявил, что, если этим офицерам что-то не нравится, то лучше бы им сразу отказаться от своих претензий и выбрать для себя другое место - максимально отдаленное и минимально освещенное. Ибо, хотя он пока и не знаком с ними, но заранее уверен, что такой прекрасный стол они занимают совершенно незаслуженно, и это место больше подходит для него, Дракенбольта.
        Ну, конечно, сказал он это куда короче.
        Официантка покраснела, прикрыв рот ладошкой, и переспросила:
        - Простите, что-что мне им передать?
        - Я говорю - в жопу пусть идут, офицеры твои! - повторил Больт. - Теперь я здесь буду сидеть!
        Больше нам вопросов не задавали. И, к счастью, из эркера тоже выжить не пытались.
        - Кажется, что-то намечается, - пробормотал Макс, наблюдая за легионерами, собравшимися на плацу. - Смотрите, ещё целая делегация прибыла.
        И правда, в сторону главного донжона шагал отряд в десяток бойцов. Судя по экипировке - хорошо прокачанных.
        - Что у них тут - общий сбор? - спросила Катарина, тоже выглядывая в окно.
        - Вот и выясним, - сказал я. - Подождем здесь.
        Кулинар здесь был отменный. Мало того, что все блюда и напитки - вкуснотища необыкновенная, так еще и большинство из них дают долговременные баффы на три-четыре часа - в основном небольшие прибавки к регенерации, к статам, к скорости набора опыта. Так что поначалу все попросту набросились на еду. Дракенбольту притащили запеченного на вертеле кабанчика, Бэй Фу налегал на густую рыбную похлебку, девчонки лакомились пирогами с фруктовой начинкой, мы с Максом заказали шашлычное ассорти из разных сортов мяса. На какое-то время даже получилось отвлечься от всех проблем. Но воспоминания о реале все равно давали о себе знать.
        Про Крушителя я ребятам пока не стал говорить. Я и сам не был ни в чем уверен. Что у меня, в сущности, было, кроме слов матери? Она могла и обознаться. К тому же, как выглядел Крушитель - не знал никто. Он никогда не снимал шлема с забралом.
        Но глаза... Маме показалось, что она узнала эти глаза...
        Было страшно. Артар снова настойчиво постучался в мой мир, круша и без того тонкие границы между реальностями. Но в то же время я почувствовал... облегчение. Да-да. Странно, но я даже рад тому, что Крушитель, возможно, всё-таки выжил в реале. Тогда, выходит, я уничтожил лишь его игровой аватар. И мама не права - я не стал убийцей.
        Ещё не стал.
        Какая-то часть меня - не самая лучшая часть - смеялась над всеми этими сомнениями. Крушитель-то бы меня убил, не колеблясь. Собственно, он и так почти сделал это. Так что к чему все эти угрызения совести? Артар - это всего лишь игра. Здесь всё понарошку.
        Все, кроме нас самих. Наших эмоций, наших поступков. Нашей готовности к ним.
        Вспомнились мои первые дни в Артаре. Блуждание по лесам в отделенных уголках Лардаса. Мое первое оружие - грубый железный тесак, что-то вроде мачете. На меня напал волк. Некрупный - пожалуй, мельче и слабее реального. Здорово подрал. Собственно, вся мои похождения в Артаре едва не закончились на этом, самом первом бое. И все потому, что я никак не решался ударить. Да волк. Облезлый, злобный, клацающий мерзкими желтыми клыками. Но всё же - живое существо. И руки дрожали, слабели, будто натыкаясь на невидимую преграду.
        Сейчас вспоминать об этом смешно и грустно. Столько времени прошло. Казалось, не полтора года, а десятилетия. Сейчас я совсем другой.
        Сейчас я бы убил тех четверых. Там, в «Айсберге». Если бы Ника не остановила меня.
        И вот от этого точно становилось не по себе.
        - Эрик, ты вообще меня слушаешь? - переспросил Макс.
        - Что? А, да, извини. Задумался.
        - Я говорю - больше десяти миллионов просмотров за день! - похвастался он. - Мы не то, что выстрелили - мы ракетой взлетели! Я же говорил, что мы будем звездами. Правда, я даже сам не ожидал, что все будет так быстро.
        - Бывают и звезды-однодневки,- скептически заметила Катарина.
        - Это верно, - неожиданно легко согласился маг. - В топе тяжело удержаться - конкуренция там бешеная, а у многих каналов по Артару уже наработанная многомиллионная аудитория. Но мы свой куш успели урвать. Я оставил в свободном доступе только пять роликов. Остальное пусть будет по платной подписке, в том числе и последние два видео. Перед тем, как в Артар выйти, проверил. Уже больше шести тысяч подписчиков набралось.
        - То есть, ты хочешь сказать, мы уже за первый вечер заработали больше шести штук? - опешил я.
        Да уж. Кай был прав, когда поднял на смех мой «бизнес» по продаже игрового золота. Я-то кое-как зарабатывал тысячу кредитов в месяц, и гордился этим результатом. Но блогеры, снимающие видео о похождениях в Артаре - это уже своего рода шоу-бизнес. И доходы там совершенно другие.
        - Ну, не за вечер, а только за пару часов. Теперь посмотрим, сколько наберется за первые сутки. Говорят, на старте подписки всегда самый пик. А в целом, по статистике, платно подписываются около десяти процентов постоянных зрителей. Но у нас в этом смысле пока ничего не понятно - надо хотя бы недельку подождать. Интерес-то мы привлекли, но сколько в итоге народу с нами останется, сколько подпишется... Сложно прогнозировать.
        - Понятно. Но шесть тысяч кредитов у нас, считай, уже в кармане?
        - Эм... тоже не совсем. Там же еще комиссия площадки. Мы будем получать не по кредиту с подписчика, а по шестьдесят центов. Ну, и потом делим пополам - половина тебе, половина - мне. Такой ведь был договор?
        Я вздохнул.
        - Ладно, утром созвонимся. Просто эти деньги мне сейчас позарез нужны. Нужно срочно съезжать из квартиры.
        - Это из-за вчерашнего? - встревожилась Ника.
        - Чего вчерашнего? - не понял Макс.
        Выходит, брату она ничего не рассказала? Что ж, умница. О той стычке в «Айсберге», действительно, лучше не распространяться.
        - Неважно, - отмахнулся я. - Суть в том, что мне осталось меньше двух суток на то, чтобы освободить квартиру. Домовладелица лютует.
        - Эм... - замялся Макс.
        - Ну, что ещё?
        - С этими деньгами от подписчиков тоже не все так просто. Они ведь не сразу на личный счет поступают. Перечисления сервис делает два раза в месяц. Так что придется подождать...
        Я от досады хрястнул по столу так, что тарелки вокруг подпрыгнули.
        - Да не переживай ты так. Зато сумма к тому времени как раз наберется приличная...
        - А толку-то? Деньги-то мне нужны уже сейчас. Часть арендной платы домовладелица вернет, но даже с учетом этой суммы у меня осталось кредитов шестьсот-семьсот. А нужно ведь и переезд организовать, и плату за новую квартиру внести. Обычно требуют сразу за пару месяцев вперед, плюс залог...
        - Да уж, засада...
        Я махнул рукой.
        - Ладно. Это мои проблемы.
        - Не говори так! - возразила Ника.
        - Но так и есть, - отрезал я.
        - Нет, не так! Хватит уже корчить из себя героя-одиночку. Ты не один, привыкай.
        - Ника права, - поддакнул Макс. - Неужели же мы тебя бросим? Мы теперь с тобой, можно сказать, бизнес-партнеры. Придумаем что-нибудь с деньгами. Я, правда, потратился - все-таки купил вчера лицензионную версию ЭММ. Она больше тысячи стоит, но, судя по всему - стоит того...
        - ЭММ?
        - Эйдос Муви Мейкер. Более продвинутая прога для записи видео в Эйдосе, чем та, которую мы для первых роликов использовали. Она сразу с десяти точек снимает, и ИИ какой-то там продвинутый у этих камер - анализирует происходящее и сам выбирает всякие зрелищные ракурсы.
        -Звучит круто.
        - А сколько тебе денег потребуется?
        - Даже не знаю. Смотря куда переезжать. Желательно вообще уехать в другой район. Поближе к центру. Но там и квартиры уже кредитов по семьсот-восемьсот в месяц... Плюс залог...
        - В общем, тысяч пять надо.
        - Этого точно должно хватить.
        - Ладно, попробую занять у отца...
        Ника вздохнула и покачала головой.
        - С этим какие-то проблемы? - спросил я. - У вас ведь родители богатые, судя по тому, что квартира у вас в Айвори Тауэр.
        - Ой, лучше не поднимать эту тему, - шепнула Кэт.
        - Ну, да, - замялся Макс. - Отец - он... Не то, чтобы скупой. Просто очень строгий. И нам с Никой денег в обрез выделяет. Типа не хочет разбаловать. У нас кузен пять лет назад разбился - ему в восемнадцать лет крутую спортивную тачку купили. А он на ней в первый же день гонки устроил. Еще и под кайфом...
        - Рик всегда был придурком, - фыркнула Катарина. - Типичный самовлюбленный мажор. Вы-то не такие!
        - Ну, это ты отцу расскажи, - вздохнул Макс. - Конечно, мы не такие. Просто... боится он за нас. Ну, и сторонник того, чтобы мы сами всего добивались, а не за его деньги.
        - Верну я тебе эти пять штук, - сказал я. - Через две недели, сразу же, как только получим первые гонорары за видео.
        - Да это понятно. Ладно, завтра же с ним поговорю, прямо с утра. Считай, что вопрос решен.
        - Спасибо, Макс.
        С души и правда будто свалился камень размером с Дракенбольта.
        - Ты лучше вот что скажи - что дальше-то будешь делать?
        - В смысле?
        - Я же тебе выслал кое-какие выкладки по поводу твоей прокачки. Только не говори, что не читал, а? Это же важно!
        - Уф, Макс, поверь - мне было чем заняться.
        Он цокнул языком и отвернулся, отхлебывая пиво из оловянной кружки, украшенной затейливыми рельефными узорами.
        - Да не злись ты, - устало вздохнул я. - У меня там в реале правда - весь день кувырком. Рассказывай.
        - Не знаю, как ты, а я после слов нашего нового приятеля Кая напрягся. Он ведь прав. Когда народ к тебе приглядится, и поймет, что ты далеко не так непобедим, как Крушитель... Много кому захочется тебе голову снести. И тут одной скоростью и силой не обойдешься. Экипировка нужна мощнее, какие-то еще преимущества в бою...
        Я вспомнил, как в пещерах Камнекожих подставился под удар, попав под простенькое заклинание контроля, и невольно поежился.
        На честный поединок меня вряд ли кто-то вызовет. Но если заманят в ловушку хорошо сыгранной группой - с магами, хилами, грамотным танком - мне кранты. Я думаю, меня пока одно спасает - никто не хочет рисковать понапрасну. Чтобы осмелиться напасть на меня, нужно быть более-менее прокачанным - хотя бы на том уровне, что я был до победы над Крушителем. А игроки такого уровня уже очень осторожны. Им лишний раз умирать неохота - слишком долго потом наверстывать потерянные статы.
        - Насчет экипировки - надо думать, - кивнул я. - Но пока что броня и шлем, которые я купил у ксилаев - это лучший шмот из всех, что у меня когда-либо был. В хранилище Легиона -ничего подходящего. У Крушителя - тоже сплошь тяжелая броня, на воина. Не мой стиль.
        - Характеристики-то у нее какие?
        - 450 единиц брони. 200 единиц защиты от стихийной магии. Ну, и главное - процентная прибавка к ловкости. Десять процентов. То есть для меня это почти 300 единиц. На шлеме - 200 брони и «Кошачье чутьё».
        - Ммм, это какое-то зачарование?
        - Дар Кси, - подал голос Бэй Фу. - Спасает от случайной стрелы. Делун Тао оказал честь искателю, продав ему шлем, обладающий такой редкой магией.
        - Звучит заманчиво. Но работает-то это как? - усмехнулся Макс.
        - Замедление метательного оружия в радиусе полуметра. В четыре раза. Плюс магический щит в 100 единиц брони, - пояснил я.
        - Перманентно?
        - Нет, срабатывает автоматически, потом откат в минуту.
        Макс закатил глаза.
        - Да, согласен, экипировка далеко не топовая, - кивнул я. - Но неплохая. У ксилаев я за нее отдал больше шестисот золотых, и это с учетом моей скидки за высокую репутацию у Кси. На аукционе бы такая стоила раза в два дороже, минимум. Хотя, на ауке что-то присматривать нет смысла. Чтобы реально усилиться, мне нужен крит-крафт, а его выставляют редко.
        - Угу, а если и выставляют - то стоить будет десятки тысяч.
        - Вот именно. Столько золота у нас нет.
        - Тогда надо фармить данжи. Как мы и собирались. Дракенбольт будет танком, ты - основной урон, Ника - хил. Ну, а мы с Кэт - на подхвате. Ну, и Бэй Фу, наверное. Он же вроде бы неплохо дерется.
        Ксилай молча ухмыльнулся в усы и наклонился ниже к тарелке.
        - Стелла, ты-то с нами?
        Призрак недовольно поджала губы.
        - Если вы собираетесь тратить время на данжи и прокачку - то, думаю, нам пока лучше разделиться. Мне не до этого - надо искать способы остановить Хтона. Еще очень много вопросов по поводу его планов. И самый главный - каким образом он умудряется прокачивать своих чемпионов из числа местных мобов. Я думала, что та троица ликанов во главе с Пеплогривом - уникальна. Но, теперь еще и эти Камнекожие. Кто знает, сколько таких еще?
        - Может, он с помощью Десницы как-то изменяет настройки мобов - чтобы они могли прокачиваться по тому же принципу, что и игроки?
        Стелла раздраженно мотнула головой.
        - Нет в администраторской панели таких функций, я же говорила, кажется. Да и вообще механикой игры это не предусмотрено. Это-то меня и ставит в тупик.
        - Решение наверняка есть. И наверняка простое. Как с тем же тоннелем сквозь тектоническую плиту.
        Она усмехнулась.
        - Скорее всего. Я только надеюсь, что разгадка дойдет для меня не слишком поздно.
        - Ну, а по поводу Эрика что посоветуешь?
        Она окинула меня взглядом, будто без всякого интерфейса видела насквозь.
        - Для меня, если честно, вообще загадка, как ты умудрился выживать всё это время. Да к тому же с минимальной экипировкой.
        - Вот-вот, - согласился Макс. - К тому же, играя за Искателя. Очень странный класс. Мне вообще его замысел не очень понятен. Ни бонусов тебе, ни классовых умений...
        - Да не класс это. Просто база. Ты же вирт-дизайнер, Макс. Неужели не догадался, откуда ноги растут?
        Макс сконфуженно замер и смешно скривился, разглядывая что-то на потолке - будто это должно было помочь ему быстрее понять, в чем дело. Стелла смилостивилась над ним и объяснила всё сама.
        - Когда мы разрабатывали механику прокачки игроков, Искатель был первой, базовой математической моделью, на которой мы отрабатывали саму концепцию прокачки. Мы ведь стремились сделать Артар максимально реалистичным, так что интерфейс минимизировали, отказались от шкалы здоровья и от прочих атрибутов старых компьютерных игр. Пробовали разные варианты. В итоге пришли к простой и интуитивно понятной концепции четырёх базовых характеристик - сила, ловкость, интеллект и живучесть. Проработали влияния каждой характеристики на возможности игрока. Чем выше параметр силы - тем больше может поднять и мощнее ударить. Ловкость влияет на скорость реакции и на скорость самих движений, и так далее.
        - Да насчет характеристик-то всё понятно...
        - Мы думали на этом и остановиться. То есть подразумевалось, что все игроки будут такие, как Эрик. Чтобы добавить вариативности - сделали возможность вручную настраивать бонусы и штрафы к прокачке характеристик. Но потом, на бета-тестах, система показалась слишком примитивной. Поэтому к базовым характеристикам была придумана надстройка, за счет которой и появились различные классы персонажей. А эту базовую модель поначалу тоже оставили, как отдельный класс - Искатели. Поначалу это показалось хорошей идеей. Но у игроков этот класс не пользовался популярностью, и мы его исключили из меню настройки персонажа.
        - А что за надстройка-то? - спросила Катарина.
        - Ну, все эти особенности, за счет которых один класс отличается от другого. Например, ты - лучница. У тебя, во-первых, есть классовые бонусы и штрафы на прокачку базовых характеристик. Параметр ловкости у тебя прокачивается вдвое быстрее, чем остальные, сила - наоборот, вдвое медленнее, то есть со штрафом в пятьдесят процентов. На интеллект и живучесть, по-моему, штраф двадцать пять процентов. Плюс - интеллект у лучников нельзя прокачать выше 1000 единиц, а силу - выше 2000.
        - А у Эрика? Ну, в смысле, у Искателей?
        - У Искателей нет никаких бонусов. Но и штрафов никаких нет. Они все параметры могут качать как угодно. И самостоятельно перебрасывать бонусы с одного на другой. Но это еще не все. Особенности классов ведь не только в конфигурации параметров. Но и в ветках развития. Например, ты, прокачивая ловкость, открываешь для себя доступ к классовым умениям лучницы.
        - А, ну да. Все эти прицеливания, и прочие фишки.
        - Да, - терпеливо кивнула Стелла. - У лучников первый классовый талант - это «Соколиный глаз». Когда мы с натянутой тетивой целимся в жертву - срабатывает кратковременное замедление времени, цель визуально приближается, интерфейс подсвечивает нам область, куда попадет стрела...
        - А я-то удивлялся - как это ты так быстро стрелять научилась, - приобняв Катарину за плечи, улыбнулся Макс.
        - Без этого никак, - пожала плечами Стелла. - Чтобы научиться эффективно стрелять из лука по движущимся мишенями - месяцы упорных тренировок нужны. А Артар - все-таки игра.
        - А у воинов какие классовые навыки? - спросила Ника.
        - Да много чего. Боевые кличи. Это что-то вроде кратковременных баффов. Куча пассивных умений - в основном для повышения живучести. Даже отдельные классовые заклинания. Ну, точнее, суперудары. У лучников, кстати, тоже есть.
        - А, это ветка «Заряженные стрелы»? У меня пока не активна - нужно больше тысячи ловкости набрать. А что там?
        - Можно накладывать разные заклинания на любую стрелу - прямо перед выстрелом. Паралич, бронебойность, огонь, яд, и так далее.
        - Звучит заманчиво.
        - Но мы, кажется, отвлеклись, - заметил Макс.
        - Ах, да... В общем, самая большая вариативность классовых навыков - конечно, у магов. Можно специализироваться на разных стихиях, на разных типах заклинаний, и так далее, и так далее.
        - Так у Эрика-то какие способности?
        - Говорю же - никаких. У Искателей работают только ключевые механики. Например, ловкость дает просто прирост скорости во время боевого режима. Правда, не как у лучников - перед выстрелом, а постоянную, на время всего боя.
        - И это, кстати, здорово помогает, - заметил я. - Собственно, за счет этого преимущества я до сих пор жив.
        - Извини, но я тебя разочарую. Во-первых, это для тебя не совсем безопасно. Я имею в виду не игру, а здоровье твое. Твоя скорость в игре увеличивается за счет масштабирования субъективного времени. Стандартный для Артара коэффициент - восемь к одному. За счет параметра ловкости идет прирост в 10 процентов за каждые 100 единиц ловкости. Но разгонять этот коэффициент выше, чем тридцать к одному, даже кратковременно - нельзя.
        - Теоретически-то можно, - возразил Макс.
        - Теоретически субъективное время можно разгонять чуть ли не до бесконечности. Час в Эйдосе растянуть в неделю субъективного времени, в месяц. Хоть в год. Только вот мозг при этом в желе превратишь за несколько минут. В общем, тридцать к одному - это граница, дальше срабатывает предохранитель в самих модемах Эйдоса. Так что дальше прокачивать Ловкость Эрику нет смысла. Уже ближе к 3000 единиц он достигнет максимума в скорости. А кроме скорости, Ловкость у Искателя ни на что не влияет. Это, к примеру, у лучников она еще и напрямую увеличивает урон стрел.
        - Выходит, у меня уже потолок, - мрачно сказал я. - У меня и до этого было две с лишним тысячи. После Крушителя перевалило за три.
        - Да, хреново, - покачал головой Макс. - Угораздило же тебя именно Искателем становиться. Ты ведь, получается, и школу магии никакую освоить не сможешь?
        - Только отдельные заклинания.
        - Это не то, конечно. В магии же вся соль - в грамотной специализации. Билд продумать с самого начала, набор заклинаний выбрать, тактику... Есть бонусы за прокачку ветки, за частое использование конкретного заклинания, за сочетание заклинаний. И надо, чтобы они перемножались...
        - Да понимаю я. Но это все не для меня, увы.
        - А вот зря ты так думаешь, - задумчиво покрутив в пальцах виноградину, возразила Стелла. - Я бы на твоем месте как раз на магию бы и обратила внимание. К примеру, свой Щит ты весьма успешно применяешь. Как-то же ты до этого додумался?
        - Да практически случайно. Делал ветку квестов для ксилаев. Там, помимо денежных вознаграждений, была и возможность создать заклинание, используя эффекты из школы Света.
        - И ты очень грамотно настроил заклинание.
        - Ну да, Щит твой - довольно читерский, - сказал Макс. - Он ведь в процентах режет урон?
        - Не режет. Просто замедляет атаку. Любую - удар мечом, стрелу, метательное заклинание. А сам щит-то - всего пятьдесят единиц брони.
        - Это да. Но я видел, как ты и по два Щита ставишь. И тогда броня складывается, а эффект замедления - перемножается.
        - Иногда успеваю и три слоя скастовать...
        - Тем более. Но, главное - смотри, какая штука. Допустим, я при желании могу себе такое же заклинание создать. Но толку-то? Сколько там этот твой Щит держится?
        - Чуть больше полутора секунд.
        - Вот-вот. Я тупо не успею среагировать, чтобы его вовремя поставить. Как и любой другой маг. Тут ловкость и скорость нужна офигенная. Катарина, может, со временем и могла бы наловчиться. Но у неё другая проблема - маны маловато. Сколько он там требует?
        - Семьдесят.
        - Хм, я думал, больше.
        - Поначалу было почти двести. Мне буквально на три-четыре каста маны хватало. Но за счет постоянного применения стоимость снижается...
        Я одним большим глотком допил пиво и поставил кружу перед собой. Заглянул в нее, будто на обнажившемся дне притаились ответы на мои вопросы.
        - Вообще - я понял, куда вы клоните. Магия в бою, действительно, может стать моим козырем. Тот же Щит многих сбивает с толку.
        - У Искателя никаких бонусов и особенностей, - сказала Стелла. - Но, с другой стороны - и ограничений никаких нет. И в этом твое оружие. Надо этим пользоваться.
        - Слушайте, пока мы тут болтаем - Кай уже в игре! - встрепенулась Катарина. - Вон, в гильдейском чате появился.
        Я пробежался взглядом по списку. Кая нашёл быстро - по золотой легатской плашке напротив ника. Выбрал приватный канал.
        - Кай, нужно поговорить.
        Прошло несколько секунд, но на голосовой вызов маг не ответил. Моя фраза автоматически преобразовалась в текстовое сообщение и появилась в строке чата. Ответ тоже последовал текстовый, после изрядной паузы.
        «Что тебе нужно?».
        «Доступ в лабораторию к Ю Шенгу».
        «Зачем?».
        «Долго объяснять. Хочу задать ему пару вопросов. И тебе, кстати, тоже».
        Снова долгая пауза.
        «В другой раз».
        «Нет».
        «Слушай, без обид, но не до тебя сейчас! Занят. Важные переговоры».
        Вот ведь говнюк!
        - Ну, что там? - спросил Макс.
        - Послал он меня.
        - Вот ведь говнюк!
        - Я так и подумал. Говорит - важные переговоры. Что ж у них сегодня за сборище такое?
        - О, смотри! Это же, кажется, подручный Кая. Как его там...
        В сторону нашего стола шагал бородатый латник в титановых зачарованных доспехах, украшенных гербом Легиона. Щита при нем не было - видимо, убрал в инвентарь, чтобы не мешался. Шлем - тоже. Длинная рукоять боевого молота виднелась из-за правого плеча. Увидев нас за столом, он заметно удивился.
        - Фрэнк? - вспомнил я, наконец, его имя. - Подходи, садись. Места на всех хватит.
        Латник, чуть помедлив, присоединился к нам, усевшись между Катариной и Бэй Фу. Тем даже пришлось потесниться - телосложения он был могучего, а за счет тяжелой брони казался и вовсе огромным. Доспехи были как скафандр - между плотно подогнанными пластинами даже нож не просунешь.
        Не успел он занять место за столом, как появилась официантка и принесла ему кружку пива и тарелку с закусками.
        - Ты не с Каем? - спросил я. - У него же какая-то важная встреча.
        - А, - отмахнулся бородач, отхлебывая пиво и вытирая пену с пышных рыжеватых усов. - Если бы на этой встрече надо было дубасить кого-нибудь молотом - я б пошёл. А вся эта политика мне до лампочки.
        - Так что за сборище-то?
        - Что-то вроде общего совета всех центурионов. Да и в целом - народ подтянулся. Я такого онлайна сроду не видел. Здесь даже те, кто обычно вообще в другое время играет. Со многими не пересекался до этого ни разу, только ники слышал. А еще - прибыл какой-то хрен с целой делегацией. Не знаю, кто, но Кай, похоже, здорово струхнул.
        - Занятно, занятно, - оживился Макс. - А как вообще обстановка-то? Я в офлайне смотрел ленту блогов по Артару. Там в заголовках Легион мелькал, пожалуй, чаще обычного.
        - Угу. Точнее, то, что от него осталось.
        - Все так хреново?
        - Вы когда в Артаре были в последний раз?
        - Где-то сутки назад. То есть здесь дней 7-8 прошло.
        - Ясно. А я с того дня, как вы заявились в крепость, еще дважды заходил, на пару-тройку часов. Пробовали отбить нападение на наши серебряные рудники. Вроде удачно, но сейчас узнал, что их все равно захватили чуть позже. Все фермы в Беловодье тоже потеряны, а крепость нашу там развалили по камешку. Форпостов на южном побережье тоже, по-моему, ни одного не осталось. Корсары постарались. И Стальные Псы с ними. То ли объединились, то ли просто нанялись на время.
        - Да, дела...
        - Угу.
        Фрэнк впился зубами в сочную ножку жареной индейки - огромную, размером с кеглю. Аппетитом он мог посоперничать с Дракенбольтом.
        - Я-то думал, Легион дольше продержится, - разочарованно добавил Макс. - Он ведь производил впечатление такой силищи. А оказался колоссом на глиняных ногах.
        Фрэнк хмыкнул и сделал изрядный глоток из своей кружки.
        - Я бы сказал - это колосс, которому отрубили башку. То, что он рухнет - это даже не обсуждается. Вопрос времени.
        - Ты, я смотрю, не особо-то и расстроен, - заметил я.
        Латник пожал плечами.
        - А что мне - рыдать, что ли? Это Кай всё сокрушается, пытается разбитую чашку склеить. Но у него свои причины.
        - Думаешь, у него не получится?
        - Хрен знает. По мне, из него легат, как из меня чирлидерша.
        - Но ты же его все равно поддерживаешь?
        - А что, есть выбор? - хмыкнул он. - Я, знаешь ли, стараюсь не усложнять себе жизнь. Я и в Легион в свое время подался только потому, что так проще. В этих краях так уж сложилось: либо ты с Крушителем, либо каждый раз бойся - не попадется ли навстречу отряд с красными орлами. Ни пофармить толком, ни квесты поделать. Легион под себя чуть ли не половину равнин Лардаса подмял. Часть подземелий вообще фактически присвоил. На входе постоянно засады устраивали, убивали тех, кто туда приходил за добычей.
        - Да уж, можешь не рассказывать, - отозвался я.
        - И что, никто не осмеливался противиться, - удивилась Ника.
        Фрэнк рассмеялся.
        - Противились, конечно. Грызлись до последнего. Но толку-то. Когда сам Крушитель в бой выходил - это всё. Туши свет, кидай гранату. В последнее время от него попросту все разбегались. Но сейчас, когда его нет - Легиону все обиды припомнят.
        На какое-то время все стихли, переваривая услышанное и запивая его очередной порцией пива. Напиваться в мои планы не входило, но, чёрт возьми, отказаться от очередной кружки было сложно - настолько здесь все было вкусным. Одно успокаивало - с моим нынешним уровнем живучести алкоголь, как и прочие яды, рассеивался во мне моментально.
        Фрэнк, как ни в чем не бывало, сидел вместе с нами. Враждебности с его стороны не чувствовалось, будто и не было между нами стычек еще несколько дней назад. Сидит вон, жует, время от времени в декольте Катарины заинтересованные взгляды бросает. Парень он, судя по всему, прямой, открытый. Такие камня за пазухой не держат. Если что - сразу в морду бьют.
        - Зла на нас не держишь, Фрэнк? - спросил я.
        Бородач удивленно приподнял бровь.
        - С чего бы вдруг?
        - Ну, все-таки пару смертей огреб от нас.
        - Это игра, чёрт возьми. Тут либо ты кого-то к менгиру отправляешь, либо тебя. Кай - тот да, здорово закусился тогда.
        - Но сейчас вроде бы отошёл?
        - Да хрен его знает. Но... Кай довольно скользкий тип. Я б на твоем месте ему не особо доверял.
        - Я думал, вы друзья. Вы же постоянно с ним. Ты и тот парень с топором.
        - Акс-то? Да, когда стычки серьезные намечаются, Кай нас частенько зовёт потанковать. Вот Акс, кстати, отличный парень, у нас с ним много общего. И вместе много чего прошли. Нас иногда даже путают.
        - Слушай, а вы ведь, кажется, на арене с ним в паре выступали? - вспомнил Макс. - В золотой гавани?
        - Да, одно время увлекались.
        - Ну, точно! Акс и Хаммер. Топор и Молот.
        - Угу.
        - Слушай, а что там с Ю Шенгом? - сменил я тему.
        - С кем? - поначалу не понял Фрэнк. - А, с алхимиком нашим. А зачем он вам? Лечебных зелий и в общем хранилище полно. Если не растащили еще. Ну, и у нас еще три алхима, помимо этого сбрендившего котяры.
        - Да нет, нужен именно он. Поговорить с ним надо. А Кай запер его под охрану. Может, ты сможешь помочь?
        - Не, тут легатский приказ нужен, чтобы стражников отозвать. Но и без этого - вряд ли у вас что-то получится из него выудить.
        - Почему?
        - Ну, все ксилаи немного того... со странностями. Ты уж извини, приятель, - взглянул он в сторону Бэй Фу, который тем временем сосредоточенно обгладывал рыбью голову. - Но с Шенгом и вовсе нормально разговаривать не получается. По-моему, только Фениксу с ним и удалось общий язык найти. Но алхимик он, конечно, могучий.
        - Феникс работал с Ю Шенгом? - задумчиво проговорил Макс.
        - Ну да. А чего?
        Мы с Максом переглянулись, и я кивнул.
        - Покажи ему, Макс.
        Маг раздвинул тарелки на столе и, поколдовав с инвентарем, выудил из него один из сосудов со взрывчаткой, что мы прихватили из пещер Камнекожих.
        - Его работа?
        Хаммер отвлекся от еды и даже привстал с лавки.
        - Хм... Клеймо наше. Выходит, да, работа Ю Шенга. Феникс как раз заведовал такими штуками - ингредиенты доставал, следил за производством. Мы, когда на Имира шли - штук пятьдесят таких бомб заготовили. Только... Хм! Вот паскудство-то!
        - Что?
        - Ну, сами не видите, что ли?
        - У нас ни у кого алхимия не прокачана, так что полностью идентифицировать эту хрень мы не можем. Понятно только, что это взрывная смесь.
        - Да я тоже, знаешь ли, не по этой части. Но вы ободок-то этот видите поверху золотой? И, если через интерфейс описание вывести - звездочка возле названия горит. Это критовый крафт. Эта хреновина раз в десять мощнее обычной.
        - Ого!
        - Ты бы спрятал это обратно, а? Если рванет - тут же полкрепости разнесёт, ей-богу.
        Макс поспешно закивал и активировал инвентарь. Бомба стала полупрозрачной и, быстро съежившись перекочевала к нему в сумку.
        - А чему ты так удивился? - спросил я Хаммера.
        - Когда мы на Имира идти готовились, Фениксу поручили производство снарядов для баллист и катапульт. В том числе бомбы эти. Он на них тысяч тридцать угрохал из гильдейской казны. Но на выходе - ни одного крит-крафта. Пришлось идти с обычными. А был бы у нас хотя бы пяток таких критовых снарядов - может, и бой бы сложился совсем по-другому.
        - Выходит, Феникс сплавлял крит-крафт на сторону?
        - Может, и так. А может, эта штука и раньше была изготовлена. Откуда ж мне знать. Вон, можете лучше у самого Феникса и спросить. Не он ли там припёрся?
        Мы, как один, повернулись в сторону окна. По плацу в сторону главного донжона и правда вышагивал Феникс, собственной персоной. Его рыжую гриву и вычурные золоченые доспехи не спутаешь.
        - И этот здесь? - ахнул Макс.
        - Наверное, тоже в Зал Совета идёт, - предположил Фрэнк.
        - Да уж, тут у них и правда, целый конгресс... Эрик, ты куда?
        Я поднялся из-за стола, и, поправив перевязь с мечом, двинулся к выходу.
        - Подождите меня здесь.
        - Так куда ты собрался-то? Один?
        - В Зал Совета, куда же ещё. Если там и правда судьба Легиона решается - то, может, и мне удастся замолвить словечко.
        - Думаешь, тебя пустят?
        Я, обернувшись через плечо, усмехнулся.
        - Думаешь, я буду спрашивать разрешения?

        ГЛАВА 10

        Никогда не был лидером. Да и вообще, с детства терпеть не мог командную работу, и даже командные игры. Мне куда комфортнее, когда я сам по себе, и сам отвечаю за свои провалы и победы. Уж не знаю, почему так. Может, боюсь подвести других. Или не могу довериться кому-то.
        Командовать тоже не люблю. А ведь знавал немало людей, которые, получив малейшую, даже иллюзорную власть, использовали её на полную катушку и искренне кайфовали от этого. Порой даже злоупотребляя полномочиями. Та же старуха Берч.
        Для меня же любая власть - это какой-то геморрой. Нужно принимать решения. Нести ответственность за них. Быть на виду.
        Но после того памятного разговора со Стеллой и ребятами - сразу после того, как я «выписался» из больницы - я стал смотреть на всё это совсем по-другому.
        Нет, это не внезапно проснувшееся честолюбие. Причина того, что я решил примкнуть к Легиону, а по возможности и занять в нем более-менее высокую должность - совсем не в том, что мне вдруг захотелось покомандовать. Всё куда проще.
        Я боюсь.
        Стелла недоумевала по поводу того, как мне вообще удалось протянуть столько времени в Артаре, будучи смертным. Но она упускала важную деталь. То, что я смертен - не только моя слабость, но и моё преимущество.
        Когда знаешь, что, в случае чего, не возродишься у менгира, а потеряешь всё - играешь совсем по-другому. Не суешься в опасную локацию «просто проверить». Не нападаешь на монстра, не будучи уверен, что из-за кустов не выпрыгнут еще трое таких же. Когда дело доходит до драки - царапаешься до последнего, даже если противник оказался куда сильнее, чем ты ожидал. В общем, страх смерти полезен. Он, по-моему, не только прыти в бою прибавляет, но и мозгов.
        Теперь же вся моя выстраиваемая месяцами стратегия игры рассыпалась. Я уже не прячусь, а, наоборот, играю на публику. А вместо скучного фарма мобов и ингредиентов бросил вызов, пожалуй, самым опасным тварям этого мира. И одному в этой ситуации быть совсем не хочется. Наоборот - хочется окружить себя толстыми крепостными стенами и сотнями надежных воинов, до бровей упакованных в броню. Вполне себе объяснимое желание, разве нет?
        Стражников у дверей в Зал Совета не оказалось. Охранять его незачем - внутри собрались центурионы Легиона, топовые игроки, которые и сами могут навалять кому угодно. Случайный зевака сюда тоже вряд ли сунется - по той же причине. Но я, выходит, для такого поступка достаточно смел. Или глуп.
        Что ж, проверим.
        При приближении Кая двери в Зал распахивались сами собой. Мне этот трюк повторить не удалось - пришлось основательно приналечь на тяжеленные створки, чтобы открыть их.
        В зале стоял такой галдеж, что меня поначалу никто и не заметил. Но это даже к лучшему. Была возможность хоть немного оглядеться.
        То, что собрались здесь весьма непростые ребята - заметно уже по экипировке. В глазах зарябило от вычурных сверкающих доспехов, драгоценных камней, зачарованного оружия. Я на этом фоне смотрелся как солдат в потрепанном камуфляже, который вдруг заперся на совещание напыщенных генералов.
        Кай в своей белоснежной, будто сияющей изнутри, мантии с золотыми позументами сразу бросался в глаза - остальные предпочитали доспехи потемнее. К моему удивлению, маг не занимал место во главе стола, а сидел сбоку, прямо напротив Феникса и какого-то типа в чешуйчатых серебристых доспехах, похожих на самурайские - с гибкими сегментированными наплечниками, спускающимися до самых локтей.
        Во главе стола неподвижно восседал огромный воин в матово-черной броне - гладкой, простой, но именно этой своей лаконичностью выделяющейся на фоне остальных павлиньих нарядов. Из-за окраски даже нельзя было определить, из какого металла она сделана. Глухое забрало почти полностью скрывало лицо воина, но глаза были видны. Темные, лениво ползающие взглядом по собравшимся.
        Рядом с гигантом, едва заметный на его фоне, сидел еще один человек. Тоже в тёмном, но не в доспехах, а в обычной одежде, похожей на монашескую рясу. Этот и вовсе, казалось, дремал, не обращая внимания на происходящее. По виду - типичный менеджер среднего звена - лет сорока, с одутловатым от постоянного недосыпа лицом и обширной залысиной. Похоже, какой-то непись типа секретаря или казначея.
        В углу, чуть поодаль от стола, стоял еще один непись. Его я знал. Альберт, главный интендант крепости. Высокий худощавый старик с безупречной выправкой и аккуратными седыми бакенбардами. Он облачен в приталенный черный костюм, немного смахивающий на смокинг, только вместо галстука - массивная серебряная цепь со связкой разнокалиберных ключей. В руках, как всегда, внушительный фолиант в кожаной обложке - что-то вроде амбарной книги.
        Всего в Зале собралось не меньше дюжины человек. Полуголых девиц, обычно прислуживающих за столом, куда-то спровадили. Да и угощений не видно. Оно и понятно - судя по мрачным физиономиям собравшихся, беседа здесь ведется отнюдь не дружеская.
        - Я еще раз говорю - у нас есть обязательства... - начал было Кай, пытаясь перекричать гул голосов, но его тут же заглушили возмущенные выкрики.
        - Да пошёл ты!
        - Какие, к чертям, обязательства?
        - Ты лучше скажи, куда делись три миллиона из казны?
        - Да не орите вы, дайте сказать!
        - Что с моими ставками на Пирамиду теперь будет?
        - Кай дело говорит - надо разобраться...
        Галдеж поднялся такой, что вскоре даже отдельные фразы нельзя было расслышать. Но все моментально смолкли, когда воин в черном вдруг со всего маху саданул кулаком по столу, лязгнув металлической перчаткой.
        - Спасибо, - обернувшись в его сторону, пробормотал Кай. - Давайте спокойнее, а? Устроили тут базар! От того, что мы сейчас решим, будет зависеть дальнейшая судьба Легиона. Вы же сами видите - всё рушится. Надо постараться сохранить хотя бы что-то!
        - Угу. И поэтому ты прикарманил гильдейскую казну? - ехидно усмехнулся Феникс.
        - А ты вообще заткнись! - рявкнул Кай. - Я не понимаю, как этого предателя сюда пустили?! Он вообще не в Легионе!
        - Ну да, потому что ты меня выпнул.
        - И правильно сделал!
        - Да ну? А с какого перепугу ты вообще раскомандовался? Что, Крушитель тебе лично легатский знак передал? Хрена с два!
        - Я был его заместителем. Знак перешел ко мне автоматически.
        - Да мы все были у него заместителями! Просто в разное время. Он же постоянно перекидывал эту должность с одного центуриона на другого. Тебе просто повезло!
        - Выборы нужны, - прогудел басом воин в самурайских доспехах. - Центурионов двенадцать, и у всех нас - одинаковые права...
        - Так кто мешал вам о них заявить? - пожал плечами Кай. - Разве я против? Если есть ещё претенденты - давайте проголосуем...
        - Кто мешал?! - вскочил со своего места Феникс. - Стоило мне только заявить о своих правах - и ты исключил меня из легиона. Ещё и выставил предателем!
        - Потому что ты и есть чёртов Иуда!
        - Только потому, что не хочу подчиняться твоим тупым приказам? Ты меньше месяца Легионом управляешь, по Артарскому времени. И что в итоге? Развалил и разворовал все подчистую! Что мы тут вообще обсуждать собрались? Какой Легион? Нет его уже! Одна скорлупа осталась!
        - Я еще раз говорю - нужно устроить голосование и выбрать нового легата, - вклинился сидящий рядом с ним самурай.
        - Да о чем ты, Калеб?! - донеслось с другого конца стола.
        С места поднялся высокий темнокожий детина с причудливой прической, состоящей из высокого «ирокеза», переходящего на затылке в полдюжины длинных кос, украшенных золотыми кольцами и белыми лентами. Судя по кожаным доспехам и характерным татуировкам на обнаженных руках - монах. Довольно редкий гибридный класс, с упором на ловкость и изучение боевых искусств.
        - Какое голосование? - продолжил темнокожий. - И так всем понятно, чем оно кончится. Кай тут половину купил уже с потрохами. Тебя в том числе. Не так ли?
        - Ты поаккуратнее, Рэд!
        - А ты мне рот не затыкай! Что ты, что Вульф, что Серпентис - вы, наверное, вместе с Каем казну и поделили!
        Кай хотел было что-то выкрикнуть в ответ, но тут его взгляд остановился на мне.
        - А этого-то кто сюда пустил?
        Центурионы, как по команде, обернулись ко мне, и я едва сдержался, чтобы не попятиться и не выхватить скимитар. Наоборот, спокойно приблизился к столу. Его короткая сторона - прямо напротив трона легата - была свободна. Там я и расположился, прихватив пустующее резное кресло у стены и развалившись в нем в небрежной позе. Хотел было и ноги на край стола забросить, но потом решил, что это уже перебор.
        Наблюдали за мной в полнейшей тишине и с самыми разными выражениями лица - от возмущения до любопытства.
        - Тебя сюда никто не звал, - процедил Кай. - Сам уйдешь, или помочь?
        - Можешь рискнуть, - пожал я плечами. Ножны со скимитаром я держал на коленях, выдвинув клинок на ширину ладони.
        - Ты что, угрожаешь мне? - опешил маг.
        - Просто напоминаю, что на днях я тебе уже пару раз сносил башку. Желаешь повторить?
        - Ты нападал на меня исподтишка! - прорычал Кай. - В честном бою я бы тебя в два счета размазал, гребаная крыса!
        - Слушайте, а это мысль! - оглянулся темнокожий монах.
        - Ты о чем, Рэд?
        - О поединках. Почему бы не устроить что-то вроде турнира между центурионами? Честное PvP, один на один. Проигравший - выбывает...
        - Мы что, дикари, что ли? - перебил его Кай. - Легиону лидер нужен, а не просто тот, кто на данный момент сильнее. Если мы...
        Его снова заглушили выкрики остальных собравшихся, и снова тишина установилась, только когда черный воин на троне саданул кулаком по столу.
        - А я, пожалуй, соглашусь, - проговорил плешивый тип, сидящий рядом с ним. Голос у него был негромкий и сиплый, будто простуженный. Но тишина в зале установилась такая, будто все ловили каждое его слово.
        - Я ведь... - проблеял было Кай, но достаточно было одного взгляда плешивого, чтобы он тут же заткнулся. Простого взгляда - спокойного, даже слегка ленивого. Впрочем, эти блеклые водянистые глаза, кажется, вовсе не способны выражать какие-то эмоции.
        - Такой турнир за власть может стать неплохим аттракционом, - продолжил этот странный человек. - Возможно, даже на время приподнимет рейтинги Легиона в Сети. Сможем немного на ставках заработать напоследок.
        - Но неужели вы не понимаете, что тогда всё - конец? - набравшись смелости, возразил Кай.
        Он обвел взглядом собравшихся.
        - Если проводить турнир - то с условием, что остальные центурионы примут победителя. А это нереально. Мы ведь окончательно все перессоримся. Уже перессорились! Если еще и будем драться между собой... Тогда всё. Легиону конец.
        - Ты же вроде неглупый мужик, Кай, - пожал плечами плешивый. - Должен был понять, что Легиону пришел конец ровно в тот момент, когда умер Крушитель. Или ты всерьёз надеялся его заменить?
        - Да, это сложно. Но, с вашей поддержкой...
        Плешивый покачал головой.
        - Мне не нужен Легион, Кай.
        - То есть? - опешил маг.
        - Ты ведь хорошо знаешь ситуацию. Гильдии. Стычки между ними. Командные турниры. Гладиаторские бои. Всё это - шоу. Спорт. А значит - реклама. Тотализаторы. Трансферы игроков. Я меньше чем за год выстроил этот бизнес. Но Крушитель всегда был для меня занозой в заднице. Он совершенно не умел договариваться. Или не хотел. И вся эта его империя, которую он выстраивал - это еще одна большая заноза. Легион нарушал весь баланс. Без явного доминанта будет куда интереснее. Откроется больше возможностей. Так что этот паренёк оказал мне большую услугу, завалив Стэна.
        Плешивый взглянул мне в глаза, и я понял, что его невзрачность и неприметность - обманчивы. У этих светлых водянистых глаз был уверенный взгляд хищника.
        Вот, значит, как. Тот самый таинственный Молчун, собственной персоной.
        - Но я - не Крушитель. Я... Мы сможем договориться, - глядя в стол, возразил Кай. - Просто дайте мне еще немного времени, и...
        Он, наконец, поднял глаза на плешивого, и тот молча покачал головой.
        - Выложи-ка легатский знак на стол, Кай.
        Повисла долгая пауза, и в воцарившейся тишине, кажется, даже можно было расслышать, как маг скрипит зубами. Наконец, он поднялся и положил на стол перед собой богато украшенную бляху размером с ладонь. Сработана она была в форме геральдического щита и обильно инкрустирована рубинами. Казалось, от неё исходит едва заметное сияние, приковывающее к себе взгляд. Хотя вряд ли эта штука зачарована - это ни к чему. Это просто знак, символ.
        Но магия тут, впрочем, есть. Только иного рода. Магия власти.
        - Подумайте ещё раз, парни, - упрямо повторил Кай. - Назад дороги уже не будет.
        - А может, это и к лучшему, - парировал Феникс. - Давайте начистоту, а? Вообще-то, Крушитель был занозой в заднице для всех нас. Уж не знаю, как вы, а я к нему теплых чувств не испытывал. Да и в денежных делах с ним завязан не был, как ты, Кай. Поэтому я даже рад, что прежнего Легиона не будет.
        - Да тебе-то какое дело? Все знают, что ты переметнулся к Корсарам!
        - Снова твоя клевета! Я вообще сейчас ни в одной гильдии не состою. Пока что. А если и вступлю куда-нибудь - то не в такой лохотрон, что устроил Стэн. Ну, надо же - непобедимый Крушитель! Непревзойдённый! Конечно, легко быть непобедимым, когда на тебя пашут сотни игроков! Мы ведь половину добычи сдавали в казну, которой Крушитель распоряжался по своему усмотрению.
        - Да ладно тебе, Феникс. Мы все тут получали свои дивиденды от того, что состоим в Легионе, - возразил сидевший рядом с ним Калеб, которого я про себя уже окрестил самураем. Он и действительно смахивал на японца - черноволосый, смуглый, с миндалевидным разрезом глаз.
        - Ну, положим, мы - да. С нами Стэн еще хоть как-то делился. А рядовые игроки?
        - Тоже мне, борец за справедливость нашелся!
        Молчун наблюдал за перепалкой со скучающей миной и, наконец, хлопнул ладонью по столу. Звук был куда тише, чем когда это делал его телохранитель. Но эффект был тот же - все мгновенно заткнулись.
        - Давайте не будем тратить моё время, - поморщился плешивый. - Я своё слово уже сказал. Да, у Крушителя были кое-какие долги передо мной. Но я не вижу смысла перекладывать их на вас. Без обид, парни - но без Крушителя Легион мне вообще не интересен. Так что - вперёд. Легатский знак - на столе. Встаньте те, кто готов претендовать на него. Кто не готов - можете покинуть зал прямо сейчас.
        - Вы серьёзно? - еле сдерживая отчаянье, спросил Кай. - Но вы же обещали...
        - Я тебе ничего не обещал, Кай. Я лишь согласился побыть куратором на вашем совете. Если ты рассчитывал на то, что я окажу тебе преференции - то зря. Даже если бы мне важно было сохранить Легион - я вряд ли бы доверил тебе управлять им.
        - Но почему вы хотите всё разрушить?
        - Раскрой глаза, Кай. Всё давно разрушено. Феникс прав. Что такое Легион сейчас? Случайное сборище игроков без лидера, без казны, без контролируемых когда-то территорий. Ещё и раздираемое внутренними склоками. Сколько игроков уже покинуло гильдию за эти дни? Четверть? Треть?
        Кай, стиснув зубы, опустил голову.
        - Вы забываете еще кое о чем, - вмешался Рэд - темнокожий монах с «ирокезом». - У Легиона еще остается эта крепость. И неписи-крафтеры, в прокачку которых за эти месяцы мы вбухали миллионы золотых.
        - Да, конечно, - кивнул Молчун. - И это - уже само по себе неплохой приз, за который стоит побороться. Так кто готов драться за титул легата?
        - Может, просто поделим то, что осталось? - предложил самурай. - Перепродадим крафтеров другим гильдиям, а голду разделим? Поровну?
        - Ты всегда был стервятником, Калеб, - донёсся голос с дальнего края стола. - Все бы тебе разграбить да поделить.
        Говорил похожий на индейского шамана целитель в доспехах из кожи василиска, украшенных перьями редких птиц и кольцами из лунного серебра.
        - Ну, ты-то у нас праведник, Вульф, - издевательски усмехнулся самурай.
        - Я в Легионе почти с самого основания, - спокойно ответил целитель. - И сейчас поддержал Кая потому, что он едва ли не единственный, кто пытается сохранить то, что было создано за эти месяцы. Сотни и сотни игроков пахали, создавая мощь Легиона. А на то, чтобы обратить все в прах, понадобилась всего несколько дней.
        - Ну, а что ты предлагаешь-то?
        Вульф вскинул голову, будто пытаясь заглянуть куда-то поверх голов собравшихся. Его горбоносый профиль был из тех, что здорово смотрится на монетах. А тонкая вязь татуировок, покрывающих щеки и шею, делают его еще более похожим на индейца. Такие татуировки наносят дау, причем это знак высокого расположения верховных шаманов. Судя по всему, целитель много времени проводил с кочевниками.
        - Я за турнир, - наконец, сказал он.
        - Вот как? У тебя же в нем никаких шансов! - рассмеялся Калеб.
        Целитель пожал плечами.
        - Я разве сказал, что буду драться?
        Он поднялся из-за стола и, постукивая по полу концом массивного зачарованного посоха, украшенного оленьим черепом, двинулся к выходу.
        - Уходишь? - спросил его Кай.
        - Да. Довольно болтовни. Сказано было ясно: здесь остаются только те, кто готов драться за легатский знак. Только так можно положить конец спорам. Я подожду исхода.
        - Ну, наконец-то здравая мысль, - вяло усмехнулся Молчун. - Итак, что скажут остальные?
        Центурионы растерянно переглянулись. Я решил воспользоваться их заминкой и поднялся из-за стола.
        - Я буду драться, - сказал я негромко, и положил на стол перед собой свой скимитар в ножнах.
        - Ты-то куда?! - рявкнул Кай. - Тебя вообще здесь быть не должно! Ты - не член Совета! Ну, скажите ему кто-нибудь!
        Он обернулся в сторону Молчуна, явно ожидая от него помощи.
        Тот, разглядывая меня, снова улыбнулся. Мне даже показалось, что с долей одобрения. Остальные загудели, перешептываясь вполголоса.
        - А что, это будет интересно, - проговорил плешивый. - Да, он не центурион, но, черт возьми, это ведь он заварил всю эту кашу, завалив Стэна. Ну, кто готов потягаться с убийцей Крушителя?
        Кай смотрел в стол прямо перед собой - туда, где лежала легатская бляха. На скулах его перекатывались желваки.
        -  Что приутихли-то, бойцы?
        Самурай, искоса взглянув на меня, медленно поднялся.
        - О, первый храбрец, - усмехнулся плешивый. - Ну, кто ещё? Смелее!
        Калеб замотал головой.
        - Я не... - сконфуженно пробормотал он. - Я не буду драться. Я как Вульф - подожду итогов.
        Он, опустив голову и стараясь не встречаться ни с кем взглядом, направился к дверям.
        - Струсил? - процедил Кай.
        - А ты? - неожиданно зло отозвался самурай. - Тебе надо - ты с ним и дерись! Только что похвалялся, что один на один его размажешь. Чего сидишь-то тогда? Задница к стулу примерзла?
        Кай метнул в мою сторону полный ненависти взгляд, но не двинулся с места.
        Вслед за Калебом к дверям потянулась вся правая сторона стола - трое магов, бородатый, похожий на гнома, латник, еще один целитель. Темнокожий Рэд, провожая их взглядом, тоже поднялся со своего места.
        - Вы серьёзно? - разочарованно протянул Молчун. - Что, никто даже не хочет попытаться? Этот парень ведь ещё и смертный! Он сам по себе приз - еще ценнее, чем вся казна Легиона.
        - Кому охота выставлять себя на посмешище? - буркнул через плечо Серпентис - бритоголовый разбойник с парными кривыми мечам, похожими на увеличенные версии ножей кукри. - Я смотрел видео с его участием. Видел, как он дерётся. До Крушителя ему, конечно, далеко. Но один на один против него выходить бесполезно.
        - А я бы, может, и попытался, - хлопнув меня по плечу, усмехнулся Рэд. - Но знаете что? Я согласен, чтобы этот парень стал легатом. Хотя бы ради того, чтобы Каю свинью подложить. А, Кай?
        Ледяной маг не удостоил его ответом. А тем временем зал совета покинули и остальные центурионы. Не прошло и минуты, и мы остались впятером - я, Кай, Молчун, его безмолвный черный телохранитель и Альберт, по-прежнему стоящий навытяжку чуть поодаль от стола.
        - Кай? - окликнул мага Молчун. - Последнее слово за тобой.
        - Зачем вы это делаете? - тихо, с заметной дрожью в голосе спросил тот.
        - О чём это ты?
        - Вы прекрасно знаете, о чём! - неожиданно рассвирепев, рявкнул Кай. - Зачем вы передаёте Легион этому... этому выскочке?
        - Я? Передаю? - изобразив искренне удивление, улыбнулся плешивый. - Да у меня и полномочий-то таких нет. Вы ведь сами отказываетесь бороться за этот титул. Или всё-таки устроим поединок?
        - Не делайте из меня дурака! - процедил сквозь зубы Кай. - Одного вашего слова было бы достаточно, чтобы все эти неудачники заткнулись и признали меня легатом. К чему весь этот цирк?
        Молчун развел руками в откровенно издевательском жесте. Кай порывисто вскочил с места и зашагал к дверям.
        - Ты ничего не забыл? - прогудел из-под забрала черный.
        - Знак, Кай, - кивнул Молчун на оставленную на столе бляху. - Я так понимаю, драться ты с Эриком не собираешься? Тогда, будь добр - передай ему знак. Легат может сложить с себя полномочия только сам, не так ли?
        Кай медленно вернулся к своему месту, взял бляху. Ещё медленнее подошёл ко мне - будто каждый шаг давался ему с неимоверным трудом.
        - Я предупреждал тебя, щенок, - прошипел он, глядя мне в глаза. - Ты не слушал. И теперь - ухватил кусок, который застрянет у тебя в глотке. Злорадствуешь, да? Думаешь, переиграл меня?
        - Полегче, Кай, - усмехнулся я. - Побереги нервы.
        - Ты сам поберегись! Я теперь за твою шкуру и пару медяков не дам. У тебя теперь несколько тысяч человек под началом. Но скольким из них ты можешь доверять? Сколько из них могут тебе меч в спину вонзить, как только ты отвернешься? Я тебя уверяю - немало. Сколько ты надеешься продержаться?
        - Это уж моя забота.
        - О, это ненадолго. Я тебе клянусь - я сам соберу отряд и отвоюю крепость в ближайшее же время. А потом устрою охоту на тебя самого.
        - Мог бы и не говорить. В этом я нисколько не сомневался.
        - Ты труп, Эрик. Ты понял? Ты - покойник.
        Он ударил меня в грудь, припечатывая бляху, и, качнув длинными полами своей мантии, зашагал прочь.
        Я сжал легатский знак в ладони, и тут же в ушах раздался отдаленный звук гонга - по гильдейскому чату разнеслось оповещение.
        Происходящее казалось каким-то сном, фарсом. Я так и не мог понять, в чем подвох. Коснулся медальона, проверил статус.
        Все верно.
        ВАШ НОВЫЙ СТАТУС В ГИЛЬДИИ «КРАСНЫЙ ЛЕГИОН» - ЛЕГАТ. ВАМ ДОСТУПНЫ НОВЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ИНТЕРФЕЙСА ДЛЯ УПРАВЛЕНИЯ ГИЛЬДИЕЙ.
        Так просто? Я-то думал, мне придется снести немало голов, чтобы хотя бы приблизиться к этому.
        - Что, всё не можешь опомниться? - насмешливо спросил меня Молчун.
        Мы с ним остались в зале наедине - если конечно, не считать Альберта и телохранителя.
        - А ведь Кай прав, - сказал я. - Зачем вам понадобилось делать меня легатом?
        - Ну, ты ведь этого хотел, не так ли?
        - А вы, стало быть, джинн, исполняющий любые желания?
        - О, ты мне льстишь. Я, конечно, довольно могущественен здесь. Но не настолько. А Кай... Он действительно прав. В том, что ты вряд ли долго продержишься в новом качестве. Но мне будет интересно понаблюдать, как ты будешь выкручиваться. И не только мне.
        - Не хотите же вы сказать, что отдали мне Легион просто из любопытства? Или вам что-то от меня нужно взамен?
        Молчун задумчиво побарабанил пальцами по столу.
        - Я, знаешь ли, обычно не вмешиваться напрямую в дела гильдий. Да и вообще стараюсь не отсвечивать. Большинство игроков не догадывается о моем существовании. Играют себе в свое удовольствие. К чему-то стремятся. К богатству, к славе, к могуществу.
        - А к чему стремитесь вы?
        - К тому же самому. Но не в этом иллюзорном мире, конечно. Для меня все происходящее здесь - лишь шоу, на котором можно делать деньги.
        - И вы решили сделать деньги на мне?
        - В том числе. Что в этом зазорного? Ты ведь и сам на днях открыл свой видеоблог. И, кстати, весьма успешно. Но для меня в данном случае деньги - не главное.
        Плешивый наклонился вперёд и чуть тише добавил.
        - У меня все-таки, несмотря ни на что, есть надежда, что у тебя получится.
        - Управлять Легионом?
        - Что-то сделать с Хтоном, чёрт возьми.
        Я устало опустился в кресло.
        - Тоже успели посмотреть наши видео про Резчика? Я-то думал, их никто не воспринимает всерьёз. Тот же Кай к моим рассказам отнёсся скептически.
        - И поэтому он теперь отдыхает снаружи. А мы с тобой беседуем здесь.
        - Ну что ж, рад, что нашелся хоть один здравомыслящий человек, который поверил нам.
        Молчун покачал головой.
        - Эрик, неужели ты думаешь, что ты первый, кто докопался до правды? Артар, конечно, огромен, но не настолько, чтобы можно было скрывать такие вещи, как вовсю готовящееся вторжение демонов.
        Мое лицо, видимо, так вытянулось от удивления, что Молчун рассмеялся.
        - То есть вы сами давно знаете обо всём? И ничего не предпринимаете?
        - Если уж сама администрация проекта ничего не предпринимает, то что я-то могу поделать? Тем более, что меня вообще не существует. Я - лишь миф. И этого нашего разговора - тоже не было. Не вздумай упомянуть о нем в своих видео. Усёк?
        - Ну, а всё-таки? Борьба с Хтоном ведь в ваших интересах. Если он прорвется в Артар - проект, скорее всего, сразу же прикроют, а вместе с ним - и весь ваш бизнес. Не хотите ли помочь мне справиться с ним?
        - А я что делаю? Я дал тебе Легион. Этого мало?
        - Вы ведь сами говорите - у меня вряд ли получится его удержать.
        - Это уж твои проблемы. Если ты даже с этим не справишься - то как собираешься победить Хтона? - парировал плешивый.
        Я невесело усмехнулся.
        - Ну, а хотя бы информацией поделиться можете? Что вам-то известно о Хтоне?
        Молчун потер лоб, собираясь с мыслями.
        - Немногим больше, чем тебе. Про Резчика я до этого не слышал. Зато слышал о твари, похожей на него. Промышляет на востоке, в дальних локациях Марракана. Её прозвали Фурией. Поначалу думали, что это какой-то редкий моб, усиленная разновидность местных песчаных гарпий. Но позже выяснилось, что это демон.
        - Такой же, как Резчик?
        - Повадки схожи. С ней тоже была группа сильных монстров. С виду вроде обычные гарпии, но однажды они впятером в клочья порвали целый отряд легионеров. Причем неслабых ребят. Кстати, у Рэда можешь поинтересоваться. Он был среди тех, кто попал в эту передрягу. Они как раз выслеживали Змея, изучали его повадки. Готовились к рейду на него.
        - Змея?
        - Псаммофиса.
        - Хм...
        - Да-да. Не думаю, что это совпадение. Твой Резчик ведь тоже ошивался во Фроствальде, и в итоге куда-то утащил Имира. Хтона явно интересуют титаны. Возможно, это зацепка.
        - Спасибо, - кивнул я. - Что-нибудь ещё? Какие-нибудь... странности? Слухи? Предположения?
        Молчун снова побарабанил пальцами по столу.
        - Не знаю, возможно, это совпадение, но... За последние пару месяцев - реальных - здорово выросла в цене мандрагора и еще многие алхимические ингредиенты. Раз этак в двадцать. И продолжает расти. Но при этом кто-то все равно скупает все лоты с ней, что выставляется на аукцион.
        - Может, и не совпадение...
        Мне вспомнился лагерь фростлингов, в котором мы впервые столкнулись с ликанами Резчика. Там ведь тоже был целый склад редких алхимических ингредиентов. Надо будет обсудить это со Стеллой. Ну, и теперь, наконец, я могу поговорить и с главным алхимиком Легиона - Ю Шенгом.
        - Твой приятель, озвучивающий ролики, говорит, что вы собрались убить Хтона, - задумчиво проговорил Молчун. - Якобы это остановит вторжение...
        - Ну... да, - неуверенно отозвался я.
        Не признаваться же, что я даже толком не просмотрел видео со своим участием.
        - Так вот - мне не совсем ясно, как вы собрались это сделать. Как я узнавал, возможность сражения с Хтоном собирались добавить в одном из очередных патчей. В рифтах, открывающихся в Бездну, должны были падать фрагменты специальных ключей, собрав которые, можно открыть одноразовый портал на основной материк Бездны.
        - Ну, и?
        - Это я в свое время убедил Крушителя сделать несколько вылазок в эти порталы. Тогда, кроме него, никто с этим бы не справился. Так вот - никаких осколков ключей там не падает. И на основной материк оттуда не проберешься. Порталы ведут на небольшие летающие островки, плавающие в тумане.
        - Что тут скажешь? Будем иметь в виду. Наверняка есть еще какой-то способ попасть к нему.
        - Надеюсь. Иначе вся твоя война не имеет смысла, - пожал плечами Молчун и, опираясь ладонями о столешницу, тяжело поднялся с места.
        - Уходите?
        - Да, я и так здесь засиделся.
        Он взмахнул рукой, и в стене образовался овальный портал, в котором клубился, заворачиваясь по спирали, густой белый туман.
        Воин в черном тоже поднялся, скрипнув сочленениями доспехов. Роста он был огромного, почти с Крушителя, но не так широк в плечах.
        - Ну, что ж, удачи, Эрик, - натянуто, одними губами, улыбнулся Молчун, пряча ладони в широких рукавах своей простой, похожей на рясу, мантии.
        - Постойте! - окликнул его я, когда он уже был в шаге от портала. - Как я могу найти вас? Если мне вдруг что-то понадобится? Сделать ставку, например...
        - С каких это пор ты заинтересовался ставками? - усмехнулся он.
        - Ну, а вдруг?
        - Молчание - золото.
        - Я знаю, но...
        - Это пароль. Моих людей можно найти в тавернах почти всех Оплотов. Ты узнаешь их - они одеты в мантии, похожие на мою, а на запястьях у них - татуировка с пауком.
        - Понял.
        Он кивнул и скрылся в портале. Вслед за ним исчез и телохранитель.
        В наступившей тишине я вдруг ощутил себя одиноким и беспомощным. Снова заглянул в интерфейс управления гильдией. В гильдейском чате накопилось уже несколько сотен непрочитанных сообщений, и количество это стремительно росло.
        - Сэр?
        Признаться, Альберт застал меня врасплох. Я совсем забыл об управляющем. Тот всё это время неподвижно стоял в углу, дожидаясь окончания разговора.
        - Каковы будут ваши распоряжения? - слегка склонив голову, осведомился он.
        Распоряжения... Легко сказать. Я в жизни школьной баскетбольной командой-то не управлял, не то, что многотысячной гильдией.
        Из головы не шли слова Кая. Если он пытался заставить меня нервничать и во всем искать подвох - то, увы, ему это удалось. Я проверил списки участников гильдии.
        4632 человека в гильдии. Из них больше тысячи - онлайн прямо сейчас. И, судя по данным, находятся все здесь, в крепости. И правда, сегодня решающий день для Легиона. Не только центурионы собрались, но и вообще все, кому интересна дальнейшая судьба гильдии.
        Кто все эти люди? Что я им скажу? Пойдут ли они за мной? И что я вообще собрался делать с такой оравой?
        Да уж, Эрик, все эти вопросы стоило себе задать до того, как ты попёрся в Зал Совета.
        Я вышел из зала, Альберт последовал за мной. Мы прошли по гулкому безлюдному коридору, ведущему к лестнице на первый этаж. Когда я проходил мимо стражников, стоящих в проеме арки, оба при моем приближении вытянулись в струнку, провожая меня поворотом голов в закрытых шлемах.
        Я остановился напротив них.
        - Легат? - салютовал мне стражник, на которого я смотрел.
        Я вызвал игровой интерфейс и посмотрел параметры бойца. Непись, нанятый в Золотой гавани. Гвардеец армии Этель. Восемьсот единиц силы, четыреста ловкости, четыреста живучести. Стальные пластинчатые доспехи, щит - все укрепленное рунами для дополнительной брони. Из вооружения - алебарда и полуторный меч-бастард. Для любого достаточно сильного бойца, не первый месяц играющего в Артаре, это, конечно, просто мальчик для битья. Да и при защите крепости - не больше, чем пушечное мясо.
        Но это лучше, чем ничего. К тому же это неписи. Они всегда на посту. Они не предают. Не устают. Не отступают. И делают всё, что в их силах, чтобы выполнить приказ.
        - Альберт!
        - Да, сэр.
        - А сколько в гарнизоне таких стражников?
        - Сто двадцать, сэр. И восемьдесят арбалетчиков.
        - Прикажи арбалетчикам занять места на стенах. Нацелиться на центральный плац. Всем латникам - выстроить оцепление вокруг крыльца главного донжона. Прямо сейчас.
        - Каковы будут задачи?
        - Первоочередная - охрана легата. Нейтральные цели не атаковать, но и не допускать их приближение к крыльцу ближе, чем на пять метров.
        - Да, сэр, - склонил голову седой управляющий.
        Я замер, глядя на него.
        - И?
        - Ваш приказ выполнен, сэр, - спокойно сказал Альберт. - Стража занимает свои позиции.
        А, ну да. Чего я ожидал - что он лично побежит раздавать поручения каждому стражнику? Это же не игроков организовать. Неписи друг друга понимают с полуслова.
        Я зажал между пальцами золочёный цилиндрик игрового чата, активировал общий гильдейский канал и проговорил:
        - Общий сбор. Всем построиться на плацу. Буду через десять минут.
        Следом набрал Макса:
        - Вы где?
        - В обеденном зале. Ты же сказал здесь ждать. Что у тебя там? Как прошло?
        - Позже поговорим. Подтягивайтесь к главной башне. Держитесь поближе к крыльцу. Я скоро буду.
        Я остановился, прислонившись спиной к стене и собираясь с мыслями. Альберт невозмутимо стоял рядом, смотря чуть в сторону, но явно был готов в любую секунду прийти на помощь. Неимоверно деликатный тип.
        Пожалуй, он и те две сотни неписей-стражников - это едва ли не единственные, на чью преданность я могу точно рассчитывать в этой крепости.
        Я снова полез в интерфейс управления гильдией.
        4632 человека. Со многими из них я вообще никогда не пересекусь, поскольку они играют в другое время. Кто-то уйдет сам. Кому-то вообще пофиг, в какой гильдии состоять - лишь бы были плюшки в виде бесплатной жратвы, ремонта доспехов, услуг гильдейских крафтеров. Есть здесь и те, кто, возможно, станет нашими надежными союзниками. А есть и те, кто попробует напасть исподтишка.
        Грёбаный Кай. Не хочется этого признавать, но он прав. Все эти люди мне чужие, и должно будет пройти немало времени, прежде чем я начну доверять кому-то из них.
        4632 человека.
        Я долго пялился на эту цифру, и решение пришло собой.
        - Выделить весь список, кроме легата, - проговорил я едва слышно, но интерфейс исправно отреагировал на мою команду, выставив «галочку» напротив каждого ника, кроме моего.
        - Варианты действий... Исключить из гильдии.
        Поверх списка тут же выскочило два системных сообщения в тревожно-алых рамках:
        ВНИМАНИЕ! ПРИ ВЫПОЛНЕНИИ ЭТОЙ КОМАНДЫ ЧИСЛО УЧАСТНИКОВ ГИЛЬДИИ УПАДЕТ НИЖЕ МИНИМАЛЬНО ДОПУСТИМОГО ЗНАЧЕНИЯ. МИНИМАЛЬНОЕ КОЛИЧЕСТВО ЧЕЛОВЕК В ГИЛЬДИИ - 10. ЕСЛИ В ГИЛЬДИИ СОСТОИТ МЕНЬШЕ ЧЕЛОВЕК - ОНА БУДЕТ АВТОМАТИЧЕСКИ РАСФОРМИРОВАНА В ТЕЧЕНИЕ 48 ЧАСОВ ПО ВРЕМЕНИ АРТАРА. ВСЁ ЕЁ ДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО БУДЕТ ПЕРЕВЕДЕНО В СТАТУС СВОБОДНОГО ЛУТА. НАНЯТЫЕ ГИЛЬДИЕЙ НЕИГРОВЫЕ ПЕРСОНАЖИ ВЕРНУТСЯ ПОД ЮРИСДИКЦИЮ ПРЕДЫДУЩЕГО ВЛАДЕЛЬЦА.
        ВНИМАНИЕ! ВЫ НЕ НАЗНАЧИЛИ ЗАМЕСТИТЕЛЯ. В СЛУЧАЕ, ЕСЛИ ЛЕГАТ БУДЕТ ОТСУТСТВОВАТЬ В ИГРЕ БОЛЕЕ 30 ДНЕЙ ПО ВРЕМЕНИ АРТАРА ИЛИ ПОГИБНЕТ, ГИЛЬДИЯ БУДЕТ АВТОМАТИЧЕСКИ РАСФОРМИРОВАНА. ВСЁ ЕЁ ДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО БУДЕТ ПЕРЕВЕДЕНО В СТАТУС СВОБОДНОГО ЛУТА. НАНЯТЫЕ ГИЛЬДИЕЙ НЕИГРОВЫЕ ПЕРСОНАЖИ ВЕРНУТСЯ ПОД ЮРИСДИКЦИЮ ПРЕДЫДУЩЕГО ВЛАДЕЛЬЦА.
        Подтвердить действие «Исключить из гильдии» для следующего списка игроков (4631)?
        - Подтвердить.
        Цифры под списком игроков стремительно замелькали. Четырехзначное число быстро сменилось трехзначным. Потом - двух. Наконец, осталась единица, пульсирующая красным цветом - кажется, в такт участившемуся биению моего сердца.
        Эта единица - я сам.
        - И имя мне - Легион, - с усмешкой прошептал я.

        ГЛАВА 11

        Крыльцо главного донжона широкой трапецией спускалось в сторону центрального плаца. Неписи-стражники, плотно сомкнув щиты, выстроились у её основания, как дамба, сдерживая напирающую толпу. Впрочем, на рожон никто не лез. В боевом строю неписи - сила, с которой приходится считаться даже хорошо развитым игрокам.
        Давно замечено: средний игрок один на один всегда победит непися-стражника. Но уже десяток стражников вполне способны отбиться от десятка таких же игроков. А сотня сдержит напор и трехсот.
        И дело даже не в том, что игроки, по большей части, горе-воины, которым не хватает навыков обращения с мечами, луками и прочим средневековым оружием. Если бы у нас не прокачивались статы, дающие преимущество в силе, скорости, мощности заклинаний, то большинство из нас месяцами бы не отходило от стен Оплотов - потому что не справилось бы даже с бандой мелких монстров типа дрэков или фростлингов.
        Главная беда в том, что игроки - индивидуалисты. В рамках небольших отрядов, создаваемых для прохождения подземелий, они ещё научились действовать сообща. Но крупные сражения, в которых участвуют сотни бойцов, неизменно превращаются в свалку. Поэтому гарнизон неписей весьма эффективен для защиты крепостей - экипировка и характеристики у стражников средненькие, но действуют они слаженно и потому оказываются куда эффективнее, чем толпа, в которой каждый мнит себя героем.
        Выйдя из башни, я остановился на крыльце, с возвышения оглядывая собравшихся. Шум поднялся такой, что самого себя не было слышно. Разобрать можно было только отдельные выкрики, и были они весьма нелестными. Что ж, бывших легионеров можно понять.
        Я стоял молча, стараясь не реагировать на крики. Сердце колотилось так, будто подо мной не твердые каменные плиты, а канат, натянутый над пропастью. Быть в центре внимания сотен людей оказалось весьма неприятно. К тому же, это люди, которым ты только что основательно прищемил хвост.
        Я понимал, что от меня ждут объяснений. Нужно было толкнуть речь. Но мысли путались, а язык словно к небу прирос. Поэтому я просто стоял и ждал - пока толпа немного успокоится и пока я сам, наконец, возьму себя в руки.
        Альберт, главный интендант крепости, был рядом - по-прежнему чопорный и невозмутимый, и его присутствие хоть немного приободряло.
        А потом я увидел в толпе Макса, Дракенбольта и остальных. Дал знак стражникам пропустить их на крыльцо.
        - Уф, Эрик, ну и кашу ты заварил! - оглядываясь на толпу, покачал головой Макс. - Как так вышло вообще? Ты теперь легат?!
        - Обо всем позже, - отмахнулся я, перебирая меню управления гильдией. - Кидайте заявки на вступление.
        Я добавил Макса, Катарину и Нику в списки Легиона, присвоив им пустующие должности центурионов. Дракенбольт и Бэй Фу полноценными членами гильдии быть не могли, но для них я настроил максимальный уровень лояльности - так что теперь они имели те же права, что стражники крепости и остальные нанятые Легионом неписи.
        - А где Стелла?
        - Ей надоело торчать здесь. Сказала, что попробует кое-что разведать в одиночку.
        Мимо упирающихся стражников попыталась прорваться группа игроков. Это вызвало очередной всплеск криков и брани. Да уж. Успокаиваться никто не собирался. Наоборот, того и гляди, до драки дойдет.
        Я выступил вперед и поднял руку высоко над головой. Мой маленький отряд выстроился за моей спиной. И, хотя мы, даже с учетом двух сотен стражников-неписей, оставались в меньшинстве, мне стало гораздо спокойнее.
        Будто кто-то начал выкручивать на минимум регулятор громкости. Первыми, увидев мой жест, замолчали те, кто стоял в первых рядах, ближе всего к крыльцу. По рядам пробежала шелестящая волна - люди шикали друг на друга, перешептывались, тянули шеи, выглядывая из-за спин впереди стоящих.
        Я держал руку поднятой до тех пор, пока на площади не воцарилась тишина. Сотни пар глаза выжидающе смотрели на меня.
        - Меня зовут Эрик...
        В конце фразы я едва не дал петуха, так что пришлось сделать паузу и откашляться. Легионеры молча наблюдали за мной, и на лицах их можно было увидеть всю палитру эмоций - от снисходительной усмешки до откровенной ненависти.
        Кто-то коснулся моего локтя и, оглянувшись, я увидел Нику. Она улыбнулась и шепнула что-то ободряющее.
        - Меня зовут Эрик! - громче повторил я, сделав пару шагов вперед и остановившись на краю верхней ступени крыльца.
        - Большинство из вас меня видит впервые. Но кто-то уже обо мне слышал. Может, кто-то даже смотрел видео с моим участием. Я - тот, кто убил Крушителя, вашего предыдущего легата. Это случилось несколько дней назад - реальных дней, не артарских. Но за это время, как видите, многое в Легионе переменилось.
        Я сделал паузу. Мне не доводилось раньше выступать перед такой толпой. Волнение постепенно уходило. Но я толком не знал, что сказать этим людям. Всё произошло слишком быстро...
        - Я... не хотел убивать Крушителя. И даже жалею о том, что сделал это, - сказал я.
        И вдруг понял, что это правда.
        - Но он сам охотился за мной. И сам не оставил мне выбора. Вы все видите, что без него умирает и Легион. Этого я тоже не хотел. Еще неделю назад я вообще был весьма далёк от всех этих гильдейских войн.
        - Так откуда ты вообще взялся-то? - выкрикнул кто-то из толпы.
        Я развел руками.
        - Я сам по себе. За мной никого не стоит. Ну, помимо тех ребят, что вы сейчас видите за моей спиной. Но и с ними я познакомился недавно. Однако мы уже немало прошли вместе. И у нас есть цель...
        Цель... Да, пожалуй, с этого стоит начать.
        - А у вас? Зачем вы раз за разом возвращаетесь сюда, в Артар? Каждый из вас? Чего ищете здесь? Чего хотите добиться?
        Повисла долгая пауза. По толпе рябью прошло шевеление - люди оборачивались друг на друга, перешептывались, переминались с ноги на ногу.
        - Не знаю, как вам, а мне нравится здесь. Будет обидно потерять этот мир и всё, что с таким трудом зарабатывал здесь. А к тому всё и идёт. Те, кто смотрел наши видео - поймут, о чём я. Да и без меня, думаю, многие догадывались...
        Поднялся гул - игроки начали переговариваться между собой. Я повысил голос, спеша завершить свою мысль, пока меня не заглушили.
        - Сервер, уже много месяцев работающий без перезагрузок. Никаких патчей и нововведений за все это время. Неписи, которые ведут себя очень странно. Чудовищно сильные версии некоторых мобов. И демоны Бездны, которые понемногу просачиваются сюда, на поверхность. И это - только начало. Админы скрывают это. Но с Артаром давным-давно что-то не так.
        - Теория заговора? - насмешливо выкрикнул один из стоящих в первых рядах воинов.
        Я пожал плечами.
        - Можете не верить. Меня интересуют только те, кто поверит. И кто готов будет помочь нам остановить вторжение демонов. Потому что, если они проберутся сюда - нам их не остановить. Их никому не остановить. Те, кто участвовал в походе на Имира - видели одну из этих тварей. Резчика и его ликанов. Представьте, что таких будет целая армия. Их даже Оплоты не остановят!
        - Если это так - то чем мы-то сможем помешать?
        Некстати вспомнились слова Кая о лидерстве и о том, как сложно управлять игроками в Артаре. Уж не знаю, как Крушитель объединил вокруг себя несколько тысяч людей. Что говорил им, чем воодушевлял. Мне сказать было нечего. Кроме правды.
        - Нужно убить Хтона, титана Бездны.
        Реакция толпы была бурной - смех, злые и издевательские выкрики.
        - Как ты это собрался сделать?!
        - Я пока сам не знаю. Но я и мои друзья будем пытаться. Это и есть наша цель. Я знаю - Легион был главной PvP-гильдией. С этого момента это не так. Нам плевать на гильдейские войны и интриги. На турниры, гладиаторские бои. Мы не будем драться с другими игроками, а сосредоточимся на демонах. Хотя...
        Я, не торопясь, вытянул скимитар из ножен.
        - Хотя, это не значит, что я не буду драться с любым, кто встанет на нашем пути. Вас, наверное, интересует, как я заполучил легатский знак? Всё просто. Я убил Крушителя. А меньше получаса назад бросил вызов и вашим бывшим центурионам. Они добровольно отдали мне Легион. На поединок со мной никто из них не вышел. Но, может, кто-то из вас рискнет?
        Снова стало тихо. В этой тишине стук тяжелого посоха по каменным плитам, которым был вымощен плац, прозвучал как удары судейского молотка. Потеснив первые ряды игроков, к крыльцу вышел центурион-целитель, которого я уже видел в Зале Совета - с татуировками кочевников-дау во все лицо и в головном уборе из клыков и орлиных перьев.
        Я дал знак стражникам пропустить его. Целитель поднялся на несколько ступеней и обернулся к толпе.
        - На случай, если кто-то забыл - меня зовут Туманный Волк.
        Кто-то рассмеялся, кто-то шутливо поаплодировал.
        - Не тяни резину, Вульф! - выкрикнул кто-то из задних рядов. - Тебя каждая собака знает.
        Вульф одобрительно кивнул.
        - Насчет того, что хватит болтовни - отличная мысль. Болтовни за последнее время было много. И грызни между собой. Сегодня, так или иначе, но всё разрешилось. Эрик правду говорит - он пришел на Совет и бросил нам вызов. Драться с ним никто не стал, это тоже понятно. И вряд ли кто-то упрекнет нас в трусости. У него вся сила Крушителя. И еще немало сверху.
        Целитель обвел взглядом притихших легионеров.
        - Кай тут только что вас подбивал на то, чтобы завалить это парня толпой...
        - Надо было это сделать раньше! - донеслось откуда-то справа. Я, наконец, разглядел в толпе белую мантию Кая. - До того, как он выпнул всех из Легиона!
        - Да, сейчас, когда гарнизон на его стороне - не справимся, - поддакнул кто-то. - Он успеет сбежать!
        Вульф поднял руку, давая понять, что не хочет всего этого слышать.
        - Это все неважно. Все равно можно было попробовать. Но зачем? Что это изменит? Для нас всех? Не для отдельных игроков вроде Кая, Серпентиса или Калеба. Они вон только что в Зале совета обсуждали, как бы распродать то, что осталось от Легиона, и поделить барыши между собой...
        Толпа взорвалась возмущенными криками. Кое-где даже раздался лязг скрещенных клинков. Целитель застучал концом посоха по ступеням, призывая замолчать.
        - А ты святого из себя строишь, Вульф?! - проревел Калеб, раздраженно расталкивая обступивших его стражников и тоже пытаясь выбраться на крыльцо. - Ты ведь тоже был членом Совета!
        - Да. И я говорил, что поддержу любого, кто постарается сохранить Легион. Особенно если при этом новый легат не будет корчить из себя второго Крушителя. Я и предыдущим был сыт по горло.
        - Не ты один!
        - И то верно!
        - Да этот хмырь даже мизинца Стэна не стоит! Какого хрена ему отдали легатский знак?!
        - Валить его надо!
        - Сам вали отсюда! Провокатор!
        Толпа снова забурлила, и пришлось не меньше минуты ждать, пока ругань поутихнет. Да уж, среди рядовых бойцов Легиона не больше единодушия, чем я недавно наблюдал в Зале Совета. Как вообще можно управлять таким разношёрстным сборищем?
        - Да тихо вы! Тихо! - Вульф снова застучал посохом. - Так мы до ночи торчать здесь будем.
        - Верно! - подключился я. - Настало время решать. Каждому из вас. Я не зря распустил Легион. Обратно я приму только тех, кто будет готов играть по моим правилам.
        - Ты объясни толком - что будет-то с Легионом? - выдвинулся вперед светловолосый парень в кожаной броне. - Чем заниматься будем - демонов ловить? Где, как, зачем? Детский лепет какой-то!
        - Без обид, парень, но Рэй прав! - поддакнул ему кто-то с другого края крыльца. - Объясни, зачем вступать обратно в Легион? Какие условия будут?
        - Да, точно!
        - Форпосты-то отвоевывать собираешься? Фермы, рудники?
        - А со взносами в казну что? При Крушителе с рядового лупили по полтиннику в месяц!
        - Жратва в крепости бесплатная останется?
        - А с бонусами гильдейскими что? Со званиями? Я вон по старой системе уже в десятниках должен ходить!
        Вопросы сыпались один за другим, и я старался не подавать вида, что понятия не имею, как ответить на большинство из них.
        Вульф поднялся на несколько ступеней выше, приблизился ко мне. Роста он был огромного, а за счет пышного головного убора казался ещё выше. Глазницы в оленьем черепе, венчающем его посох, тлели зеленоватым огнем, и из них тонкими струйками поднимался не то зеленоватый дымок, не то магическое пламя.
        - Ну, что? Не пожалел ещё, что ввязался в это дело? - усмехнулся он. Причудливая вязь татуировок, покрывающих его лицо, от этого изогнулась, частично меняя свой рисунок.
        - Ты действительно намерен поддержать меня? Почему?
        Целитель пожал плечами, и костяные бусы на его груди отозвались дробным сухим стуком.
        - А почему нет? Я был во Фроствальде, когда мы пытались завалить Имира. Не видел, как ты убил Крушителя, но начало вашей драки видел. Ты храбрый парень. Мне это нравится. А ещё я видел рогатого демона с фиолетовыми глазами. И то, что он сотворил с нашими парнями у лебёдок... Думаю, ты прав - надо что-то с этим делать.
        - Что ж, неожиданно. Но я очень рад такой поддержке.
        Мы пожали руки, и Вульф обернулся к остальным.
        - Ну, хорош уже галдеть! Дайте сказать-то!
        Надо признать - успокаивать толпу у него получалось лучше, чем у меня. Судя по всему, он в Легионе пользовался немалым авторитетом.
        - В общем, я решил. Я готов дать этому парню шанс. Кто с нами - подтягивайтесь ближе. Кто не с нами - ворота в той стороне.
        - Так а что с условиями? Ты так и не ответил, легат!
        - Нечего мне пока ответить! - неохотно признался я. - Мне нужно освоиться для начала. И многое будет зависеть от того, сколько человек будет в новом легионе.
        - Но хотя бы по налогам-то что? И какой взнос за вступление?
        - За вступление - никаких взносов. Дальше... Налоги вдвое ниже, чем было при Крушителе.
        Игроки снова загалдели - на этот раз куда более одобрительно.
        - Спорное решение, мой друг, - тихо проговорил Вульф, становясь рядом. - Насколько я помню, в казне с утра было меньше десяти тысяч золотых.
        - Разберемся, - так же тихо огрызнулся я. - Нужно же хоть как-то народ привлечь.
        - Может быть, может быть. Но - сразу небольшой совет, если позволишь. Не иди у них на поводу. Легат - ты. И они должны с этим считаться.
        - Корчить из себя тирана-полководца я не буду. Да и не получится.
        - Тем не менее, чтобы руководить этим сбродом, яйца порой не менее важны, чем мозги. Я к тому, что частенько придется принимать непопулярные решения. И отстаивать их.
        - Понимаю, - вздохнул я. - Кидай уже заявку на вступление, если не передумал.
        - Не передумал, - улыбнулся Вульф. - И, кстати, здесь со мной дюжина хороших ребят. Они, думаю, тоже вступят, раз я решил.
        - Отлично. Для нас сейчас каждый боец на счету.
        Толпа на плацу постепенно рассасывалась - будто гигантская расплывающаяся клякса. Возле крыльца еще теснилось около сотни человек, но остальные разбредались, кто куда. Значительная часть потянулась напрямую к воротам.
        Похоже, распустить Легион и начать вербовку с нуля и правда отличный способ отделить зерна от плевел. Только вот зёрен что-то пока негусто.
        - Ну, что, давайте займемся приемом? - обернулся я к своим новоиспеченным центурионам. - Альберт, распорядись, чтобы сюда вынесли кресла и стол.
        Я в очередной раз убедился, что с неписями иметь дело куда проще и приятнее, чем с большинством людей. Не успели мы спуститься с крыльца и перетасовать стражников так, чтобы они выстроились широким коридором, как у подножия лестницы уже стоял длинный дубовый стол и тяжелые резные кресла - из Зала совета или просто похожие.
        В интерфейсе управления гильдией сохранилась вся информация по бывшим легионерам. Даже если игрок выбывает из гильдии - на него сохраняется своего рода досье. Это помогало хоть немного сориентироваться - что за игрок, как давно он в Легионе, какие функции выполнял, в какое время обычно онлайн, и так далее. Очень помогали и советы Туманного Волка - тот, похоже, половину гильдии знал в лицо.
        Так мы и провели не меньше пары часов. Точнее, все это время со мной был только Макс, Вульф и Бэй Фу. Впрочем, ксилай, как всегда, оставался безмолвной тенью - я про него частенько забывал. Катарине и Нике бесконечная вереница мини-собеседований быстро наскучила, и они отправились на нижние ярусы главного корпуса - к ремесленникам. Девчонки есть девчонки, нашли себе местный вариант шопинга.
        Дракенбольт сходу затребовал из обеденного зала пива и жратвы, и на какое-то время его это отвлекло. Но потом он тоже заскучал и принялся развлекаться тем, что отпускал скабрезные шуточки в адрес каждого новобранца. Это отнюдь не способствовало пополнению наших рядов, так что мы сбагрили огра в обеденный зал, строго-настрого запретив высовываться, пока сами не позовём.
        Первые десятка два бойцов я разглядывал придирчиво, будто надеясь по внешнему виду определить, можно ли им доверять. Но постепенно они начали смазываться для меня в вереницу безликих манекенов. Тем более, что больше половины из них были даже одеты очень похоже - в гильдейскую броню, штампуемую ремесленниками Легиона в трех вариантах: дубленая кожа для лучников и разбойников, кольчуга для средне прокачанных воинов, полный доспех для танков.
        Уровня все тоже были примерно одинакового, несмотря на то, что время игры варьировалось от двух-трех месяцев до полугода и больше. Мало кто из них за это время вырвался далеко вперед - так, чтобы сравниться, к примеру, с Каем, Вульфом, или кем-то еще из центурионов.
        На форумах, посвященных Артару, вот давно не утихают споры на этот счет. Разработчиков обвиняют в том, что система прокачки в игре не сбалансирована. Первую тысячу единиц основного стата прокачать достаточно легко. Но чем дальше - тем более серьёзных противников приходится искать, чтобы добавить хотя бы единицу к характеристике. Риска - всё больше, а штраф за смерть - все более болезненный. В итоге одна неудачная битва может перечеркнуть труды недельного фарма. Так что теоретически предела прокачке нет, но на практике игроки довольно быстро упираются в потолок, преодолеть который способны очень немногие. И порог этот - не так уж высок. Сказывается то, что игроки - дети цивилизованного мира - не очень-то приспособлены к выживанию в мире меча и магии. А забрось любого из нас в реальное средневековье - наверное, и недели не протянули бы.
        Будь у разработчиков возможность нормально перезагружать сервер и корректировать игровую механику - все эти перекосы уже давно бы устранили. Но пришлось зависнуть на довольно сырой версии игры, и все её недостатки пиарщики NGG умело преподносили как достоинства. Мол, Артар - мир хардкорный, не для слабаков. Приди и докажи, чего стоишь на самом деле.
        Собственно, во многом из-за невозможности нормально прокачиваться дальше определенного порога игроки и сосредоточились на гильдейских войнах, гладиаторских турнирах и прочем PvP - вплоть до подкарауливания более слабых отрядов на дорогах. Вместо того, чтобы осваивать опасные локации - тот же Фроствальд, джунгли Уобо или дальние области Марракана, они предпочитают качаться на себе подобных.
        Я это всё понимал и раньше, но глядя теперь на этих среднестатистических бойцов, всё больше мрачнел. С этими, что ли, идти войной на Резчика? Пушечное мясо, не более того. И ведь это - Красный Легион. Сюда абы кого не брали.
        О том, что, может, просто лучшие бойцы ушли, а мне остался только всякий сброд, я старался не думать.
        Впрочем, были в ходе вербовки и приятные сюрпризы.
        Примерно через час, саркастически ухмыляясь, подошёл темнокожий верзила с «ирокезом».
        - Рэд, собственной персоной! Сколько лет, сколько зим! - раскинул руки Вульф в шутливом приветственном жесте - будто они не сидели еще пару часов назад за одним столом в Зале совета. - Ты всё-таки решил присоединиться?
        - Ну, что сказать - я доверяю твоему чутью, Волк. К тому же - куда вы без меня? Только с одним условием - рядовым не пойду! Центурион, не меньше. С правом вербовки. Иначе как я своих ребят-то подтяну?
        - Может, еще место заместителя хочешь? - огрызнулся я. Легатом я был всего пару часов, но вся эта административная возня мне уже изрядно действовала на нервы.
        Боец пожал плечами.
        - Мне оно ни к чему. Я в свои часы и без того буду здесь хозяйничать.
        - Рэд обычно в онлайне утром и днем - часов в 10-12 по Гринвичу и в 16-17, - пояснил мне Вульф. - Он, как и большинство из нас, не играет одним большим сеансом, а заходит 2-3 раза в течение дня. За ним стоит с полсотни толковых ребят. Это очень кстати - тех, кто играет в эти часы, в Легионе не так много. А дыры в онлайне прикрывать надо.
        - Да знаю я, знаю. Но насколько я могу ему доверять?
        - Не меньше, чем мне, - пожал плечами Вульф. И, подмигнув, добавил:
        - Но и не больше.
        Я кисло усмехнулся.
        То, что приходится собирать вокруг себя совершенно незнакомых людей, да ещё и доверяться им - меня здорово беспокоило. Я за время игры стал жутко нелюдимым и подозрительным, а мрачные предсказания Кая только подливали масла в огонь.
        Впрочем, изучая интерфейс управления гильдией, я постепенно успокаивался.
        Согласно настройкам, сохранившимся еще со времен Крушителя, центурионы - высшие офицеры - имеют право принимать и исключать бойцов в гильдию (кроме тех, что приняты или исключены легатом), имеют доступ в Зал Совета и другие привилегированные зоны Крепости. Могут командовать гарнизонами крепостей в моё отсутствие. Но распоряжаться имуществом гильдии - например, продавать неписей - может только легат и его заместитель.
        Выходит, даже при желании центурионы не смогут причинить ущерба гильдии. Максимум - обчистить хранилища. Но это было сделано еще при Кае - в казне, и правда, осталось меньше десяти тысяч золотых. А ведь в Зале Совета, кажется, звучала цифра в три миллиона. Единолично ли Кай присвоил эти деньги, поделился ли с Молчуном или с кем-то из бывших центурионов - теперь уже не выяснишь. Да мне и плевать. Будем начинать с чистого листа.
        Место заместителя я так и оставил свободным, несмотря на системные сообщение, которые предупреждали о том, что в случае моей гибели или ухода из игры имущество Легиона останется без наследника. Пусть. Меньше будет соблазнов устроить заговор ради гильдейских богатств.
        Рэд, еще немного позубоскалив, отправился в обеденный зал. Почти сразу же после него к нашему столу подошла ещё парочка старых знакомых.
        - Охо-хо, кого мы видим! - воскликнул Макс. - Явились - не запылились.
        - Примете? - мрачно буркнул Кейн вместо приветствия . Инвок молча стоял рядом, спрятав ладони в широких рукавах своего балахона.
        - А братца своего где потерял?
        - Да не брат он мне, я же рассказывал. Это в игре Маверик нас близнецами сделал. А так - мы даже не родственники.
        - Ну, так куда делся Густав?
        - У него подписка кончилась. Продлевать не стал.
        - Бросил Артар?
        - Для него это была просто работа, - пожал плечами Кейн. - После смерти Гранта нам обоим здесь, в общем-то, можно не появляться.
        - Тогда что ты здесь делаешь? - спросил я.
        - А вы все что здесь делаете? - огрызнулся он. - Еще раз спрашиваю - примете, нет?
        Они с Инвоком еще в прошлый раз просились с нами, когда мы собирались в Арнархолт. Но после всей это истории с Мавериком я очень сомневался, можно ли доверять им.
        - Я ему говорил, что это хреновая затея, - меланхолично добавил Инвок. - Но очень уж хочется выяснить, что там с этими демонами.
        - А может, шпионить вам хочется для Маверика? - насмешливо отозвался Макс.
        - Да что вы заладили! - прорычал Кейн. - Я вам в десятый раз повторяю - вы ошибаетесь! Маверик... то есть мистер Грант - мёртв. Не может его здесь быть!
        - А я верю Дракенбольту, - парировал я. - И Бэй Фу.
        - Ни тот, ни другой, не видели его! Один вроде как слышал его голос, второй... Ну, чего молчишь, котяра? Видел ты Маверика своими глазами?
        Бэй Фу, задумчиво попыхивая трубкой, покачал головой.
        - Бэй Фу не видел искателя сам. Но он верит рассказам своих сородичей.
        Кейн раздраженно фыркнул.
        - То есть ты слухам, полученным от неписей, вы верите больше, чем словам реальных людей?
        - Естественно, - усмехнулся я. - Неписи, как правило, не врут.
        - Если это так... Если Маверик действительно жив... - Кейн подался вперед, опираясь руками о стол и заглядывая мне в глаза. - То я хочу сам в этом убедиться.
        Взгляд его разноцветных глаз, как всегда, был жутковатым. Будто на тебя одновременно смотрят два человека, скрывающихся в одном теле. В правом, карем глазу застыл немой вопрос и ожидание. Левый - льдисто-серый, смотрел холодно и отстраненно.
        - Ты сам сказал - у нас каждый боец на счету, - заметил Вульф.
        Угу. А Инвок - сильный маг. Да и Кейн в свое время неплохо держался, даже в схватке с ликанами Резчика.
        - Добро пожаловать в Новый Легион, рядовые, - наконец, сказал я.
        Последний сюрприз нас ждал, когда плац уже почти опустел, и мы уже собирались сворачиваться. Я как раз добрался до вкладки экономики в интерфейсе управления гильдией и склонился над столом, изучая всплывшие перед моим взором столбцы цифр. И тут надо мной нависла чья-то огромная тень.
        - Ну, а нас-то примешь, легат?
        Хаммер и Акс возвышались над нами, как две закованные в броню статуи.
        - Вот так поворот! - опешил Макс. - Да вас же Кай с потрохами сожрёт!
        - Подавится! - расхохотался Хаммер.
        Я, свернув на время вкладку экономики, открыл досье обоих латников. В Легионе они оба состояли больше полугода, за это время внесли в казну больше чем по тысяче золотых каждый одних только добровольных платежей. Оба участвовали в большинстве крупных стычек с другими гильдиями и даже в одной из вылазок в хтонические порталы.
        - Добро пожаловать в Новый Легион, рядовые, - буркнул я. Была - не была.
        - Уверен? - шепнул мне Макс, когда латники отошли от стола.
        - Да ни в чем я не уверен, - отмахнулся я. - И ни в ком. Кроме тебя и нашей старой команды, конечно. Но - сам же видишь, мы не в том положении, чтобы выпендриваться.
        Ситуация, и правда, была плачевная. Судя по всему, большинство бывших легионеров, находящихся онлайн, определилось со своим решением. И счетчик численности Легиона в итоге едва дотягивал до двух сотен бойцов. Да, оставались еще те, кто сейчас пока не в игре. Тот же Рэд обещал подтянуть своих ребят. Но даже при самых оптимистичных прогнозах мы вряд ли наскребем больше 700-800 бойцов. Из них одновременно в онлайне едва ли получится собрать больше четверти. Весьма скромная армия.
        Но беспокоило меня даже не это. Вкладка экономики в интерфейсе управления гильдией сплошь мигала красными цифрами и предупреждающими системными сообщениями.
        - Ну, что, мы, наконец-то, закончили! - потягиваясь, довольно провозгласил Макс. - Эх, тяжело бремя власти, да, Эрик? Я что-то жутко проголодался.
        Я усмехнулся. Вся роль Макса во время вербовки сводилась к редким замечаниям в адрес новобранцев. Принимал каждого я сам, чтобы, в случае чего, Рэд или Вульф не смогли исключить никого без моего ведома. Хотя, все эти предосторожности ни к чему, если кто-то из игроков сам решит выйти из Легиона. А что-то подсказывало мне, что удержать бойцов будет еще сложнее, чем привлечь.
        Счетчик участников гильдии замер на отметке 193. Ох, негусто. Впрочем, в глубине души я опасался, что вообще никто вступать не будет. А уж о таком подарке, как поддержка двух бывших центурионов, и мечтать не мог.
        Вот только экономика меня здорово беспокоила.
        - Да, я бы тоже сейчас не отказался от обеда. И от бокала хорошего вина, - вторил Максу Туманный Волк.
        - Давайте-ка в Зале Совета разместимся, - предложил я. - Надоело уже торчать на солнцепеке.
        День был в самом разгаре, и солнце основательно припекало. Будь это реал - мы бы уже потом обливались в своих доспехах.
        По дороге в Зал Совета я обернулся к Альберту и попросил у него кое-каких разъяснений по управлению гильдией. Тот с готовностью раскрыл свою амбарную книгу. Её страницы, по сути, копировали часть моего интерфейса - даже цифры, выведенные чернилами по пергаменту, на поверку оказались интерактивными - я заметил, как некоторые из них время от времени меняются.
        - Ты мне объясни, что тут к чему. Что это, например, за строка - прогноз расходов? И откуда там такие дикие цифры?
        - Наоборот, сэр, расходы Легиона сейчас на минимуме. Из всех владений у нас осталась только Крепость Красного орла, где мы и находимся. Открыв детализацию расходов по крепости, вы можете увидеть, что сумма расходов на данный момент складывается почти исключительно из затрат на содержание гарнизона крепости и на закупку продуктов для обеденного зала.
        - Уф...
        Мы вошли в зал и расположились за столом. Нас уже ждали угощения, гурии спешили с полными бокалами вина и корзинами фруктов. Макс и Вульф развалились в креслах, и Макс, пользуясь отсутствием Катарины, усадил на коленки рыженькую красавицу в прозрачных шароварах и принялся о чем-то с ней мурлыкать в полголоса. Бэй Фу расположился в углу, возле камина, и снова запыхтел своей трубкой. Ему не привыкать бездельничать - во Фроствальде он, похоже, сутками торчал в зале «Золотого топора» в ожидании редких путников, которым можно дать квест.
        Мне же было не до вина, не до угощений и даже не до полуголых девиц.
        - Хорошо, Альберт. Давай по порядку. Разве неписям, обслуживающим крепость, нужно платить жалованье? Я думал, их нанимают за фиксированную сумму.
        - Так и есть. Но, позвольте напомнить вам, сэр, что все равно необходимы расходы на питание.
        - Ага. Не голодом же их морить, знаешь ли, - усмехнулся Вульф.
        - То есть вот эта вот цифра - это что, всё расходы на жратву?
        - В крепости постоянно находится 320 человек, сэр. 120 стражников, 80 арбалетчиков, 4 повара, 6 официантов, по 20 каменщиков и плотников, 5 интендантов, а также ремесленники - 12 бронников, 7 оружейников...
        - Я понял, понял. Ты так до утра будешь перечислять.
        - Всем им из казны ежедневно выделяется 15 серебра. Это минимальные расходы на их содержание в крепости.
        - Уф. Понятно. 320 неписей, по 15 серебра... 48 золотых в день.
        - Да. Кроме этих дам, сэр, - Альберт проводил взглядом одну из гурий, которая, покачивая бедрами, несла Вульфу графин с вином. - Их содержание обходится по три золотых в день за каждую. Итого - пятнадцать золотых в день.
        - Сорок восемь плюс пятнадцать... Так, а эти шестьдесят золотых - это что?
        - Это средние ежедневные расходы на продукты для обеденного зала. Вся еда и напитки для членов гильдии оплачиваются из казны. Хотя теперь, когда численность Легиона значительно сократилась, эти затраты тоже будут меньше...
        - Давай помогу, - героическим усилием воли прогнав с колен гурию, вызвался Макс. Мы вместе склонились над фолиантом Альберта, водя пальцами по столбцам цифр.
        - Ну да, от этих красоток, пожалуй, придется отказаться. 15 золотых в день - это же 450 в месяц! Без этого останется всего сорок восемь на прокорм стражникам и ремесленникам, ну и плюс жратва для легионеров... ну, округлим сумму до шестидесяти. Шестьдесят на тридцать... В общем, получается, всего 1800 золотых в месяц.
        - Угу. А доход у нас какой?
        - Так. Ты же пообещал снизить налоги? Раньше каждый рядовой вносил в казну 50 золотых в месяц. Сейчас - 25. В Легионе сейчас 193 человека... Ну, хорошо, округлим до 200. Перемножаем... Хм... 5000 золотых в месяц. Почему же тогда баланс красным высвечивает?
        Вульф кашлянул, привлекая внимание.
        - Маленькое замечание, господа финансисты. Вы забываете про разницу во времени. Расходы рассчитывают на каждый день по артарскому времяисчислению. А вот взносы в казну легионеры платят раз в реальный месяц.
        - Эм... - Макс громко почесал в затылке. - Так, что у нас получается... За реальные сутки в Артаре проходит восемь дней. Значит, все расходы нужно умножать на восемь... Это получается... 14400 голды в месяц! Чёрт, да мы даже на треть не покрываем расходы! Мы тупо не прокормим эту ораву!
        - Хотелось бы заметить, сэр, что питание - это не единственная статья расходов, - вмешался Альберт. - Если крепость будет подвергаться нападениям, то солдатам гарнизона нужно будет выплачивать по золотому за каждый проведенный бой - в качестве поощрения. Это не обязательно, однако если не производить эти выплаты - это крайне негативно скажется на боевом духе гарнизона. Кроме того, после каждого сражения неизбежны траты на ремонт брони и оружия, крепостных укреплений. В среднем каждое отбитое нападение на крепость обходится казне в 300-350 золотых...
        - Ох, Альберт, не обостряй, - поморщился Макс.
        - Ну, а какие вообще у гильдии источники дохода? - спросил я Вульфа. - Ведь казна не только на взносах держалась, верно?
        - Конечно! - хмыкнул целитель. - Хотя, конечно, в былые времена, когда численность Легиона за семь тысяч человек переваливала, одних только налогов набегало больше трехсот тысяч в месяц. Но, правда, и крепостей приходилось держать с десяток, плюс мелкие форпосты, рудники, фермы...
        - Но как-то ведь еще казну пополняли?
        - На ранних этапах гильдейские рейды по подземельям устраивали. Этакая обязаловка - в дополнение к налогам. В общем-то, игроки охотно на это идут. Фармим жирные данжи, паровозим слабых игроков, помогаем им прокачаться. Лучшие трофеи распределяем, а остальную добычу - в казну. Но времени на это, конечно, уходит прорва.
        - Не наш вариант, - покачал я головой. - Что ещё?
        - Основной доход - от торговли, естественно. Зря мы, что ли, столько сил и голды вкладывали в наших крафтеров? В первую очередь они, конечно, потребности Легиона обслуживают. Остальное на аукцион выставляем. Лучше всего идут расходники - зелья, яды, стрелы, одноразовые свитки с заклинаниями и прочее, и прочее. Вот только с этим сейчас тоже проблема.
        - Почему? Крафтеры ведь все здесь, в крепости?
        - Ну да. Но с сырьём-то полный ахтунг. Мы потеряли все сырьевые локации. Вместе со складами. И закупать материалы тоже не на что.
        - Угу, - кивнул я. - В казне денег - едва хватит на пару недель гарнизон прокормить.
        Вульф развел руками.
        - Ну, ты же у нас легат. Вот и выкручивайся. Ребята не зря спрашивали, собираешься ли отвоевывать что-то из прежних владений Легиона.
        Я задумчиво окинул взглядом объемную карту в центре стола. Крохотный флажок с красным орлом одиноко трепетал на изгибе реки, отмечая положение нашей крепости. Остальных владений у Легиона просто не осталось.
        - Хотя... - отхлебывая вино из хрустального бокала, вздохнул Вульф. - С таким количеством бойцов мы ни хрена не отвоюем. Мало того - если сейчас срочно что-то не предпринять, то мы и эту крепость не удержим. Кай серьезно закусился. Думаю он в ближайшие же дни - артарские дни - соберет войско и пойдет на штурм.
        - Мда, дела-а-а... - ошарашено протянул Макс. - Не хочется тебя, конечно, расстраивать, Эрик. Но, кажется, мы в жопе.
        - Тебе это не кажется, парень, - рассмеялся Вульф. - Собственно, Легион и при Кае уже был на грани банкротства. И это ещё Молчун не стал с нас требовать уплаты тех неустоек, что висели на Крушителе из-за срыва боев.
        - Да уж. Я-то обрадовался, что у нас теперь собственная гильдия. А тут... Эрик, ты куда?
        - На ярус ремесленников. Надо... кое-что обсудить.
        - А как же всё это... - Макс неопределенно развел руками, вырисовывая в воздухе нечто огромное и расплывчатое - видимо, ту самую задницу, в которой мы оказались. - Что делать-то будем?
        - Есть у меня одна идея, - обернулся я уже у самой двери. - Но она вам не понравится

        ГЛАВА 12

        Говорят, что переезд - как два пожара. Куча потраченных нервов, забытых и потерянных вещей. Не знаю. Это, видимо, справедливо для тех, кому есть, что терять. Наших с матерью пожитков едва хватило, чтобы заполнить два средненьких контейнера. Оба я выставил в коридоре, возле дверей. Осталось еще разобрать и подготовить к транспортировке мамину кровать - в отличие от остальной мебели, её мы покупали сами.
        Несмотря на мои протесты, мама, как могла, помогала собирать вещи. Многое вместо контейнеров для перевозки перекочевало прямиком в мусоропровод. Смена жилья - это ещё и отличный повод избавиться, наконец, от хлама.
        Пять тысяч кредитов Макс, как и обещал, перевел мне утром - видно, сразу же после того, как поговорил с отцом. После этого мы созвонились по видеосвязи, и мама так благодарила «нашего спасителя», что тот не знал, куда деваться от смущения.
        Я тоже был тронут. Да, для семьи Макса пятёрка - не великие деньги. Но он за эту неделю столько для меня сделал, что я чувствовал себя неловко. Я уже и забыл, каково это - когда у тебя есть человек, на которого можно рассчитывать в сложную минуту. Из всех друзей детства у меня остался только Беккет. Но от него, как показала история в «Айсберге», скорее проблем дождешься, чем помощи.
        Старуха Берч заявилась с утра пораньше - ещё девяти не было. Фыркнула, увидев, что мы собираем чемоданы, и напомнила, что добавит расходы за ремонт двери к нашей квартплате. Я в ответ напомнил, что она, по договору, должна вернуть деньги за остаток месяца. После долгих препирательств выяснилось, что за ремонт мы все равно должны чуть больше, так что пришлось всучить ей двадцатку сверху - только тогда она заткнулась и отправилась восвояси.
        Зато потом, когда нервотрепка и суета со сбором вещей закончились, мы расположились на кухне и принялись за куда более приятное дело - выбор квартиры. Мама просматривала варианты на планшете, я и вовсе разворачивал для себя объемные 3D-модели. Арендодатели, идущие в ногу со временем, уже давно не ограничиваются фотографиями в рекламных объявлениях, и загружают полноценную визуализацию для людей с НКИ. Можно, не сходя с места, буквально побывать в предлагаемой квартире, посмотреть, как она выглядит изнутри. Степень детализации, конечно, не как в Эйдосе, но все равно впечатляет.
        Конура, что мы снимали в последние годы у Берч, стоила 400 кредитов в месяц. Но переезжать я твердо решил в центр, и там ценник начинается уже с двух - двух с половиной тысяч. Мама поначалу ахнула, что это слишком дорого, но я вкратце объяснил ей, что наш с Максом видеоблог уже начал приносить неплохой доход, так что мы вполне можем себе позволить нормальную квартиру.
        Ну, и конечно, хотелось переехать поближе к Айвори-Тауэр, где жила Ника. Но об этом я умолчал. Как и о том, что надеюсь найти источники дохода и помимо видеоблога - ведь теперь у меня больше не связаны руки. Я, мягко говоря, не инвалид, хотя и раньше себя таковым не считал. А для ухода за матерью можно нанять сиделку.
        На поиски подходящего варианта мы потратили не меньше пары часов, но это были приятные хлопоты. Мама, впервые за последнее время, заметно оживилась, улыбалась, увлеченно разглядывала фотографии комнат.
        Квартира, которую мы в итоге выбрали, по планировке была похожа на нашу нынешнюю. Гостиная, объединенная с кухней. Две спальни. Но стоила она в шесть раз дороже - и не только из-за расположения. Если рекламная визуализация не обманывает - мы наконец-то переедем в дом с нормальным лифтом, климат-контролем, автоматизированной охранной системой. Не Цитадель, конечно, но современное комфортное жилье. И комнаты, хоть и небольшие, но светлые и уютные.
        Мы наскоро перекусили, и мама отправилась в свою комнату отдохнуть. Я созвонился с менеджером компании-арендодателя, забронировал квартиру, тут же заказал вместительное такси для переезда. На то, чтобы съехать, у нас сорок восемь часов, так что можно особо не торопиться. Но я не собирался лишний день проводить в этой дыре.
        Такси я попросил подъехать через полчаса, чтобы дать маме время собраться с силами перед дорогой. Сам тоже завалился на диван. Спроецировал перед собой здоровенный экран и зашел на видеохостинг.
        Новых видео Макс с прошлого раза еще не выкладывал, да и не успел бы смонтировать. Тем не менее, просмотры у нас росли, как на дрожжах, и платных подписчиков на канал уже больше тридцати тысяч. И последние две цифры на этом счетчике сменялись прямо на глазах.
        Что там рассказывал Макс... Комиссия площадки - сорок процентов, так что при цене подписки в один кредит мы с этих тридцати тысяч человек будем получать около восемнадцати тысяч ежемесячно. При условии, что они, конечно, не разбегутся. Плата вроде бы чисто символическая, но на практике мало кто оставляет активной подписку на канал, к которому потерял интерес. Подписываются-то на десятки блогеров, и это в сумме уже может ощутимо бить по кошельку.
        Но, в любом случае - по девять тысяч на брата у нас с Максом уже в кармане. Будем надеяться, что это только начало.
        Судя по всему, все шансы на дальнейший рост есть. На нас обратили внимание другие видеоблогеры, в том числе знаменитые Дабл Ди. По иронии, сами они не играют и, кажется, оба даже без нейрокомпьютерного интерфейса. Но за новостями и слухами из игрового мира следят пристально и делают потом обзоры и выпуски новостей.
        Самый свежий их ролик - под славным названием «Что, №@#!&?, творится с Красным Легионом?!» - выложен буквально несколько минут назад, но счетчик просмотров на нем стремительно мелькает, уже на пятизначных цифрах. Внес свою лепту и я, запустив видео. Вообще-то, я редко их смотрю: большинство их роликов «под замком», то есть доступно только для платных подписчиков. Да и их придурковатая манера подачи информации немного раздражает. Но в этот раз можно сделать исключение.
        Под бодрую музыку и фейерверк спецэффектов с экрана вынырнул потешный тощий тип в цветастой майке и бейсболке козырьком назад. Ненамного старше меня, нескладный, с бородкой, больше похожей на каплю темного соуса, капнувшего на подбородок.
        - Привет, привет, приве-е-ет! Вы на канале Дабл Ди, и у нас тут самые горячие новости из сурового мира Артара! Меня зовут Дэ-э-эн... - тип подался вперёд, и за счет 3D-эффекта показалось, что он наполовину вылез из экрана.
        -... а это - моя напарница, красотка Диана!
        Топик на Диане нынче вовсе микроскопический, слегка приоткрывающий нижние кромки внушительного бюста. Округлости, к тому же, специально подчеркиваются 3D-эффектом и так вываливаются из экрана, что невольно хочется поддержать их. Зато прическа строго-деловая, а на кукольном носике красуются допотопные очки в толстой оправе. На столе перед ней лежит планшет, с которого она читает текст - прямо как настоящая ведущая новостей.
        Обзор у них всегда идет в такой контрастной манере - Ди максимально серьезным тоном зачитывает текст, а Дэн по ходу дела вставляет свои ремарки.
        - Немного предыстории... - деловито поправив очки, начала Диана. - Гильдия Красный Легион практически с самого открытия проекта Артар была одним из крупнейших и сильнейших объединений игроков. Особенно его влияние было сильно в юго-восточной части равнин Лардаса...
        - Всю эту скукоту вы и так знаете, - заговорщическим шёпотом прокомментировал Дэн. - Поэтому ближайшие полминуты можно промотать. Ну, или просто... полюбоваться.
        Он развернулся к напарнице и с блаженной улыбкой закивал, изображая заинтересованность. При этом направление его взгляда читалось вполне явно.
        - ... более двух десятков гильдейских объектов - ферм, рудников, крепостей, постоялых дворов, лесопилок. Мало того - Легион фактически захватил контроль даже над объектами, которые не могут принадлежать игрокам. Это несколько поселений дау, некоторые форпосты имперцев и ряд подземелий - Курган Белого камня, Храм Четырех ветров, Пещеры Безумного шёпота...
        - А-ай, да проще сказать, на что Легион не наложил лапу, - перебил напарницу Дэн. - Но все к этому как-то привыкли. Кто-то пытался рыпаться, но Крушитель объяснял им, что так делать не нужно. И он был убедителен. Чертовски убедителен!
        Слова его сопровождались нарезкой кадров со знакомой фигурой, закованной в вороненую броню с адамантитовыми вставками. На них Крушитель рвал, метал, рубил секирой, втаптывал ногами в землю, а то и душил голыми руками. От зрелища этого я невольно напрягся, чему сам был неприятно удивлен. Видно, свежи еще воспоминания о той нашей схватке. Об ужасе и боли, обрушившихся тогда на меня.
        - Но вот, несколько дней назад, Красный Легион лишился своего бессменного лидера и самого могучего бойца - Крушителя, который оказался смертным. И побежден он был другим смертным - никому ранее не известным искателем по имени Эрик... - продолжила Ди.
        - ... кстати, подробнее об этом вы можете узнать в одном из наших предыдущих обзоров под названием «Да кто, №@#!&?, такой этот Эрик?! Шесть с половиной фактов об убийце Крушителя», - добавил Дэн, активно жестикулируя в сторону появившегося у него над головой превью.
        - За короткий срок Красный Легион лишился практически всех своих владений в Юго-Западном Лардасе. До последнего держалась лишь Крепость Красного орла - штаб-квартира и главный крафтерский центр гильдии. Однако буквально этой ночью она была захвачена и разграблена сразу несколькими отрядами общей численностью около полутора тысяч игроков...
        - О, да, желающих поживиться сокровищами Легиона набежало множество! Даже в последний рейд на Имира - титана Фроствальда, сам Крушитель собрал лишь около восьмисот бойцов - и это включая загонщиков, разведчиков и прочие вспомогательные отряды. Но, Ди, ты забыла упомянуть о главном. О том, что случилось прямо перед штурмом.
        - Совершенно верно. У Красного легиона снова сменился легат. И им стал...
        - ...Барабанная дробь! Это просто взрыв мозга! Такого поворота никто не ожидал! То, что Кай - бывший заместитель Крушителя - долго не продержится в роли главы Легиона, мы предвидели еще в одном из прошлых обзоров. Ставки делались на Вульфа, главного хила, либо на Рэда, либо, на худой конец, на Серпентиса. Однако тут, как чёрт из табакерки, появляется...
        Из декольте Дианы с пронзительным мультяшным звуком выпрыгнула нарисованная пружинка с моей головой на конце.
        - Да-да, всё тот же Эрик, убийца Крушителя! Хотя раньше вообще ничего не было известно о его связи с Легионом. Каким образом он смог претендовать на власть?
        Дэн театрально развел руками.
        - Вы решили поспорить с приятелями на то, кто заменит Крушителя на посту легата? Тогда я вам не завидую. А если вы еще и делали ставки на это - то мои вам соболезнования.
        - А ставки делались, и довольно активно, - снова поправив очки, заметила Ди. - Об общих суммах мы можем только гадать. Но уже известно, что весь призовой фонд ушел людям, которые поставили на то, что к власти в Легионе придет некто со стороны.
        - Неужели были и такие?
        - Были. Точных данных, конечно, нам не получить - система тотализатора Артара неофициальна и непрозрачна. Известно только, что выигравших очень немного - буквально несколько человек.
        - Подозри-и-и-тельно, - покачал головой Дэн.
        Не то слово. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, кто в итоге нагрел руки на этих ставках. Некто, кто заранее знал о результате. И благодаря кому этот результат вообще стал возможным.
        Впрочем, какое мне дело. Мы с Молчуном оба в этой ситуации получили, что хотели.
        ¬- Но идём дальше. Что сделал Эрик, приняв управление Легионом?
        - Он распустил гильдию и тут же начал вербовку заново, собирая только лояльных к себе людей.
        - Которых набралось не очень много, - ехидно заметил Дэн. - На что он рассчитывал вообще?!
        - Судя по открытым данным, представленным в профиле Легиона на сайте Артара, сейчас в гильдии около трехсот пятидесяти бойцов. Это число растёт, но медленно, и вряд ли в ближайшие дни Эрику удастся собрать хотя бы шестьсот-семьсот человек. А это лишь около десяти процентов от количества бойцов Красного Легиона в период его расцвета.
        - А вот теперь вернемся к крепости, - подсказал Дэн.
        - Крепость - главная ценность Легиона. В ней размещалась сокровищница, а также цеха гильдейских крафтеров, некоторые из которых достигли небывалого уровня мастерства.
        - Да, крафтеры Легиона - сами по себе сокровища. Сложно даже прикинуть их примерную цену, поскольку на аукцион таких не выставляют. Да и вообще никто в здравом уме продавать их не будет. Потому что они попросту уникальны! Это курицы, несущие золотые яйца. И...
        Дэн выдержал драматическую паузу.
        - И тут - очередной взрыв мозга!
        - Нападающих ждал сюрприз. Существенного сопротивления оказано не было - в гарнизоне были только неписи-стражники, да и то неполный комплект. Новый легат попросту сдал крепость, даже не пытаясь её оборонять...
        - ... но не забыл при этом прихватить из неё самое ценное! По предварительным данным, члены Нового легиона забрали с собой меньше трети гильдейских неписей, проживавших на тот момент в крепости. В первую очередь, конечно, увели два десятка самых прокачанных крафтеров - оружейников, алхимиков, бронников, ювелира, зачарователя. Прихватили большую часть каменщиков, нескольких плотников и три десятка неписей-стражников из гарнизона, а также главного интенданта крепости. Демонтировали и увезли самое ценное крафтерское оборудование. Возможно, забрали и кое-что из сокровищницы, но после того, как там похозяйничали грабители, уже нельзя о чем-то говорить наверняка.
        - Выходит, что Эрик спешно эвакуировал крепость. И, судя по тому, что он прихватил с собой неписей-строителей, он планирует обосноваться в каком-то другом месте. Решение, конечно, крайне спорное. Бросить одну из самых крупных и хорошо защищенных крепостей, когда-либо выстроенных в Артаре игроками... Все ожидали, что новый легат окопается в Крепости Красного Орла, удвоит, а то и утроит гарнизон неписей и уйдет в глухую оборону. Будет ждать так несколько реальных дней, а то и недель - пока идет вербовка. Потому-то его и постарались выбить как можно скорее.
        - Похоже на то, что Эрик ухватил кусок, который не в состоянии прожевать. Но, надо отдать ему должное - выпускать он его не собирается.
        - В любом случае, после сегодняшнего штурма историю Красного Легиона, основанного Крушителем, можно считать завершенной. Ему на смену пришел Новый Легион, возглавляемый Эриком. И, судя по первой публичной речи легата, новая гильдия имеет мало общего с предшественницей.
        На экране возникла панорама центрального плаца крепости. Толпа, плотно обступившая крыльцо главного донжона и напирающая на плотное кольцо стражников. На крыльце - небольшая группа воинов, среди которых возвышается, как башня, двухголовый огр. Впереди, на самом краю верхней ступени - фигура в темных кожаных доспехах и шлеме с невысоким гребнем.
        - Меня зовут Эрик! - выкрикнула фигура на крыльце.
        Занятные ощущения - как всегда, когда видишь себя со стороны...
        Сигнал входящего вызова. Справа, частично перегораживая экран, появилась плашка с фотографией темнокожего паренька с короткой стрижкой.
        Беккет. Этого только не хватало!
        Я, чуть помедлив, ответил на вызов.
        - Ты дома? - вместо приветствия спросил он.
        - Да.
        - Можешь выбраться? Переговорить срочно надо!
        - Нет.
        - Это важно, чувак! Пожалуйста!
        - Уезжаю я, Беккет.
        - Куда?! Совсем?
        - Да, переезжаем в другой район.
        - Уф, это здорово! Ты... это из-за той истории в «Айсберге»?
        - В том числе.
        - Я насчет этого и хочу переговорить. Мы в жопе, Эрик!
        - Мы?
        - Чувак, я понимаю...
        - Что ты понимаешь? Извиниться, для начала, не хочешь за то, что так меня подставил?
        - Я?! Подставил? Тебя никто не просил быковать на этих парней. Ты же Заку руку сломал! И у Абдула сотрясение. Да и остальные... Как так вышло вообще? Ты каких-то стимуляторов обожрался?
        - Неважно.
        - Как это неважно? Ты не понимаешь, с кем связался! Они теперь злые, как черти... И они тебя найдут.... Из-под земли достанут! Это хорошо, конечно... что ты уезжаешь. Это их собьёт со следа... На время.
        Голос Беккета был сбивчивым, фразы - рваными и лихорадочными, будто он бежит куда-то. Под конец стали отчетливо слышны всхлипывания.
        - Ну и отлично.
        - Но я-то куда денусь, Эрик?! Я в дерьме! Я в таком дерьмище, что... Не знаю, что делать, чувак! Я... Помоги! Я... Если мы не вернём товар, мы оба трупы, ты понимаешь это, или нет?!
        - Я не могу, Беккет. Ты сам-то понимаешь, о чём просишь?
        - Эрик, пожалуйста...
        Я заметил маму, выходящую из своей комнаты, и поспешно завершил разговор.
        - У меня через пятнадцать минут такси уже подойдет. Всё, пока!
        Кибертакси, и правда, прибыло точно в назначенное время. Кибы - своего рода неписи реального мира. И с ними тоже зачастую проще и приятнее иметь дело, чем с людьми.
        Погрузка не заняла много времени - я забросил в объемистую утробу авто контейнеры с вещами, сгрузил разобранную на несколько частей медицинскую кровать и инвалидное кресло матери. Саму маму бережно усадил на заднее сиденье.
        - Эрик!
        Возглас донесся справа, из проема между домами. Там, в тупике, размещались железные мусорные контейнеры - здоровенные, выше человеческого роста. И маячила темная фигура Беккета.
        - Ч-чёрт! - не удержавшись, выругался я.
        - Что такое? - заозиралась мама.
        - Да забыл кое-что. Сейчас вернусь, - я погладил её по руке и подмигнул. - Смотри, без меня не уезжай!
        Беккет, заметив моё приближение, скрылся поглубже в проходе между домами. Я обнаружил его за мусорным контейнером. Когда подходил, сверху как раз донеслось протяжное шуршание и звук падения - очередной мешок из мусоропровода.
        - Ну, чего тебе?
        - Чувак... - он ошарашено оглядел меня с ног до головы, будто увидел что-то диковинное. - Мы сколько не виделись-то? Месяц? Два? Тебя не узнать! И не хромаешь совсем!
        - Ближе к делу. Во что ты там вляпался? А заодно и меня втянул?
        Беккет горестно вздохнул и прислонился спиной к стенке контейнера. Запрокинул голову вверх, будто пытаясь разглядеть что-то в сером небе, подернутом извечным смогом. Глаза его влажно блестели.
        - Эрик, мы... Мы же с детства вместе. Ты же знаешь, я бы никогда... Я...
        Он как-то странно придерживал левую руку, прижимая её к себе, как грудного младенца. Я молча подошёл и задрал ему рукав толстовки. Он дернулся, зашипел от боли. Я успел разглядеть, что все предплечье у него покрыто странными рваными ранами, кое-как залитыми медицинским клеем, но все равно кровоточащими. Сам рукав был влажным, и будь толстовка посветлее - кровавое пятно на ней было бы заметно.
        - Да тебе в больницу надо...
        Беккет отмахнулся.
        - Что это вообще?
        - Н-н-н... Не знаю, - замотал она головой. - Что-то вроде... клещей. Или пассатиж.
        - Чего?!
        - Ну, знаешь, защемляешь такой железной штуковиной кожу, а потом... выкручиваешь... выкручиваешь... - он задрожал и нервно захихикал. Глаза его лихорадочно блестели в полутьме.
        - Ты что, под кайфом? - задирая ему подбородок, прошипел я.
        - Я обезболивающих принял, но не помогает ни хрена. Я и дунул немного... Больно мне, Эрик... Они сказали... Они... В следующий раз, говорят, до яиц доберутся...
        Я, что есть силы, долбанул в железную стенку контейнера, и он загудел, как колокол.
        - Твою мать, Беккет! Как тебя угораздило?!
        Он попятился, не спуская глаз с заметной вмятины, оставшейся на стенке после моего удара.
        - Да дело было плевое, чувак. Я уже не первый раз так... Всего-то и делов - привезти пакет из Уоллингфорда. За день обернуться можно.
        - Что за пакет? Наркота? Ты совсем сдурел - связываться с такими вещами?
        Он снова замотал головой.
        - Нет... Не наркота... А может... Не знаю я! Это просто пакет, я никогда внутрь не заглядывал. Так спокойнее.
        - И что дальше?
        - Грабанули меня. Прямо у нас тут, в окрестностях «Айсберга». Там, возле старых складов. Отмороженные какие-то типы... Не из наших. Залетные какие-то.
        - Почему так решил?
        - Из наших бы никто не тронул. Меня частенько с Заком и с его компашкой видят последнее время. А они - ребята серьёзные. Не рыпнулся бы никто...
        - Ну, так рассказал бы им!
        - Я и рассказал! И я даже разыскал этих ублюдков. Они засели там, прямо на складах. Уж не знаю, надолго ли.
        - Ну, и чего?
        - Чего-чего... Ты же видишь! Я бы обо всем договорился. Но тут ты вылез... Ребята злые, как... Зак вообще с катушек слетел. Он и так-то... В общем, они ничего и слушать не хотели... Это ещё кто кого подставил-то, чувак! Если бы ты их не разозлил - я бы обо всем договорился!
        - Вот только с больной головы на здоровую не вали! - рявкнул я. - Они тебя отпустили в итоге? Или сам сбежал?
        Беккет устало рассмеялся, вытирая рукавом блестящий от пота лоб.
        - Да куда мне бежать-то... Они все равно найдут. И сестренка у меня... И родители...
        Я скрипнул зубами.
        - А обо мне ты что рассказал?
        - Всё,- пожал он плечами. - Всё, что знаю... Они не заявились к тебе только потому, что сами ещё все помятые. Ну, и мне удалось выторговать у них отсрочку. Я пообещал, что верну тот пакет.
        - Как?
        - Ну, ты чем слушаешь? Я же сказал - нашел я тех упырей, что меня грабанули. Там они, на складах. Но мне помощь нужна. Надавить на них надо. Вот...
        Он полез в карман толстовки и показал ребристую рукоять пистолета.
        - Я уже и ствол достал...
        - Ты совсем рехнулся?! Дай сюда!
        - Эрик, я...
        Я вырвал у него из рук пистолет и, обтерев краем толстовки, зашвырнул в мусорный бак.
        - Эрик, ты чего?!
        - А если тебя копы заметут с этой хреновиной? Ты в курсе, сколько сейчас за огнестрел дают? Уж лучше с наркотой попасться!
        Беккет обессилено опустился на землю и закрыл лицо руками.
        - Что мне делать, Эрик? - прошептал он, раскачиваясь взад-вперед. - Что мне делать?
        - К копам идти - совсем не вариант? - спросил я, и тут же сам себе усмехнулся. Конечно, не вариант.
        Я был зол на Беккета, и одновременно с этим сердце сжималось от жалости к нему. У меня не так много близких людей в реале. И бросить я его просто не могу. Да и не получится. Я вспомнил ту четверку в баре. Я не боялся их, но стоило мне представить, как они пытали Беккета... Что они могут добраться и до меня. До мамы...
        - Сколько у нас времени?
        Беккет поднял на меня блестящее от слез лицо.
        - Что?
        - Когда ты собрался идти к тем уродам?
        - Да хоть сейчас!
        - Сдурел? Средь бела дня?
        - А вдруг они снимутся оттуда? Торопиться надо, Эрик!
        - Ты же видишь - не могу я сейчас. Но вечером подъеду. Встретимся возле «Айсберга». В семь.
        - Эрик... - задыхаясь, поднялся Беккет. Кажется, он на шею мне собрался броситься от радости. Но я отстранил его.
        - Только никаких стволов, понял? И вообще - без глупостей!
        - Да... Да, конечно! Эрик, я... Прости меня, я...
        - Всё, мне пора! До вечера.
        Я оставил его у контейнеров и поспешил к машине.
        - Что ты так долго? - обеспокоенно спросила мама.
        - Да так... Знакомого встретил.
        Такси, плавно стронувшись с места, набрало ход. До новой квартиры больше часа езды. Я оглянулся на обшарпанный фасад здания, в котором уже несколько лет располагался мой дом. Никаких теплых чувств это зрелище не доставляло. Наоборот, хотелось побыстрее уехать отсюда. В другой район, в другой дом. В другую жизнь.
        Вот только старая жизнь не хочет меня так просто отпускать.
        Костяшки, сбитые о железную стенку контейнера, саднило. Я украдкой вытер кровь внутренней стороной толстовки. Взглянул.
        Ссадины уже не кровоточили. И затягивались прямо на глазах.

        ГЛАВА 13

        К вечеру изрядно похолодало - до пара изо рта и тонкой хрусткой пленки льда на лужах. Для начала ноября такие заморозки - редкость. Но я был даже рад - это лучше, чем уже порядком надоевшие дожди и туман.
        До «Айсберга» я поехал на монорельсе, но вышел на одну остановку раньше и оставшийся путь проделал пешком. Можете назвать меня параноиком, но мелькнула мысль, что у остановки рядом с баром меня мог кто-нибудь караулить. Но главное - хотелось просто пройтись, собраться с мыслями.
        Страха не было. И это даже беспокоило. Шагая в сумерках по сырым промозглым трущобам, я сам себе твердил: «Это серьезно, Эрик. Это не игра. Это гребаная реальность. Нужно быть осторожным». Но если я чего и боялся сейчас - так это не бандитов, а полиции. И того, что обо всей это истории узнает мать.
        Я не пай-мальчик, конечно. Таких в наших краях просто не бывает. Но даже в бесшабашные подростковые годы я умудрялся обойтись без приводов в полицию. Хотя тогда и в уличных драках участвовать доводилось, и легкую «синтетику» пробовать. А пару раз мы с Беккетом даже взламывали почтовых кибов и тырили из них бандероли.
        Но, чуть повзрослев, я стал избегать всего противозаконного. Во многом из-за этого мой круг общения резко сузился, еще до аварии. Некоторые бывшие дружки откровенно стали меня презирать, называть маменькиным сынком и стукачом, хотя повода для этого я не давал.
        Мне было плевать. Просто, когда растешь здесь, на окраине у тебя не так много вариантов. Можно вкалывать всю жизнь на окрестных промзонах и гидропонных фермах. Либо пойти в полицию или в службу санации, пытаясь очистить город от дерьма - в фигуральном смысле или в буквальном. В обоих случаях это - унылая работа за гроши. И есть всего два способа подняться над этой серой массой. Первый - это прибиться к одной из местных банд. Второй - гораздо более сложный - получить хорошее образование, работу в центре и уехать, наконец, из этих трущоб. И почему-то, если делаешь ставку на второй способ, окружающие начинают тебя тихо ненавидеть. Особенно, если у тебя что-то начинает получаться.
        Как крабы в ведре. Стоит одному попытаться выбраться на свободу - остальные хватают его клешнями и тянут обратно на дно.
        Беккета я обнаружил за углом «Айсберга» прячущимся за мусорными контейнерами. Судя по тому, как он нервно пританцовывал на месте, ждал он меня уже довольно долго.
        19.14. Ну да, когда я позвонил ему и сказал, что выезжаю, еще шести не было.
        - Что-то мы в последнее время видимся с тобой на каких-то помойках, - проговорил я, приближаясь.
        Беккет вздрогнул, обернулся ко мне, стягивая с головы капюшон.
        - Уф, чувак, я уж думал... Спасибо, что пришёл!
        - Я же обещал.
        От стены здания отделилось многоголовая и многорукая тень. Беккет затравленно оглянулся на неё, вжимая голову в плечи.
        Для меня появление уже знакомой четвёрки головорезов сюрпризом не стало. Наоборот, удивился бы, если бы они оставили нас в покое.
        Они подошли вплотную, окружая нас. Один попробовал зайти мне за спину, но Беккет прикрыл меня. Ну, если это можно так назвать. Он спрятался за моей спиной, вцепившись в рукав моей куртки.
        - Ну, что, явился, наконец? - процедил бритоголовый молодчик со шрамом на башке. Правая рука у него была закована в пластиковый медицинский наруч. У того бугая, что справа, на шее белел корсет, удерживающий его голову в ровном положении. У седого был похожий, но полегче - из полупрозрачного гибкого пластика.
        Да, всё-таки основательно я их помял в прошлый раз.
        - Да, я же говорил, он придёт, - с тошнотворной ноткой заискивания в голосе отозвался Беккет.
        А что, если вся эта история с его ограблением - это просто способ заманить меня сюда и сдать этим четверым?
        Запоздалая мысль. Да и нелепая. Если бы это была ловушка - они бы не выходили в открытую. По крайней мере, не тем же составом.
        - Вы-то чего припёрлись, инвалиды? - спокойно ответил я.
        - Ах ты, паскуда! - рванулся было ко мне бритоголовый, но его тут же ухватили с обеих сторон и оттащили назад.
        - Тихо, тихо, Зак! Не кипятись!
        - Ты мне, падла, за вот это ответишь! - не унимался тот, тряся запакованной в наруч рукой. - Ты мне запястье сломал, гад!
        Отпихнув в сторону дружков, он снова ринулся ко мне и, схватив за отворот куртки, процедил в лицо:
        - Твоё счастье, что ты нам сейчас нужен. Если бы не это - я бы тебя по асфальту размазал, ты понял?! А потом - нашёл бы твою мамашу и...
        Я ухватил его за глотку и приподнял над землей. Бритоголовый захрипел и бестолково задергал конечностями. Глаза его выпучились, лицо налилось кровью. Сдержать мгновенно вскипевшую внутри ярость стоило мне огромных усилий. Хотелось ухватиться за этого хмыря обеими руками и попросту оторвать ему башку. В буквальном смысле. Сил на это, похоже, хватило бы.
        - Ты понятия не имеешь, с кем связался, - процедил я, с трудом узнавая собственный голос. - Ещё раз вякнешь что-то подобное - убью.
        Во взгляде бритоголового я, наконец, увидел то, чего хотел. Ужас.
        - Эй, отпусти его! - негромко сказал седой.
        В бок мне уперлось что-то твёрдое. Ствол пистолета.
        Я, чуть помедлив, поставил бритоголового на землю. Тот еле удержался на ногах, и двум дружкам пришлось поддерживать его. Я же повернулся к седому и, делая вид, что меня совершенно не волнует огнестрел, приставленный к моему брюху, спросил:
        - Дальше будем яйцами меряться, или вы всё-таки за делом сюда пришли?
        - Пацан прав, Доминик. Теряем время, - прогудел басом бугай в белом ошейнике.
        Седой, не спуская с меня глаз, кивнул.
        - Беккет, веди. Показывай, чего ты там раскопал.
        Мы отправились прочь от «Айсберга». Срезали путь через дворы, перелезли через пару заборов и углубились в складскую зону. В пути я старался держаться чуть позади. Не то, чтобы искал возможности сбежать. Просто все эти типы - не из тех, кого хотелось бы терпеть за спиной. Даже Беккет. Мне было жаль его и хотелось помочь, но и злость на него не проходила. Как говорится - с такими друзьями и врагов не надо.
        - Вон тот ангар, - шепнул Беккет.
        Он указал на ржавое строение, похожее на гигантскую лежащую трубу, наполовину вросшую в землю. Таких тут не меньше двух десятков - они выстроились в ряд, будто патроны в обойме. В высоту каждый - метров шесть-восемь, а в длину - пожалуй, все пятьдесят. Выглядят заброшенными, но, конечно, это не так. Просто здесь безлюдно, только кибы. И автоматизированные системы охраны, да и те чисто символические. Красть здесь особо нечего, соответственно, и охранять тоже. Насколько я знаю, эта территория принадлежит коммунальным службам. По крайней мере, мусоровозы стекаются сюда. А вот то приземистое здание с высоченной трубой - похоже, мусороперерабатывающая станция.
        - Уверен?
        - Я одного из них на улице увидел. Узнал, проследил. Его сложно не узнать, урода этакого. Верзила, метра два ростом. Тощий, как скелет. Похоже, нарколыга конченый...
        - Так тебя нарколыги грабанули, Беккет?
        - Да ну вас! Я же говорю - неожиданно всё было....
        - Ладно, ладно, только не расплачься, - брезгливо одернул его Зак. - Рассказывай дальше.
        - Я понаблюдал какое-то время. В тех ангарах, которые поближе к заводу - постоянно какие-то движняки. Мусоровозы прибывают, автопогрузчики шустрят и всё такое. Вон, видите, очередной подъехал. Они почти круглосуточно здесь...
        Мы спрятались за стеной, хотя особой надобности в этом не было - до прибывших машин было метров двести, не меньше. Подобная техника, по большей части, автоматизирована, а те работяги, что там всё-таки вкалывают, слишком заняты, чтобы вертеть головой по сторонам.
        - Так вот... - продолжил Беккет. - А в крайние эти - штуки два-три - вообще не заглядывают. Я так понял, там списанная или ожидающая ремонта техника складируется, и всякое такое.
        - Эти типы-то там что делают?
        - Да хрен знает! Может, живут. Может, мутят что-то. Я их там целый день пас. Этот длинный два раза уходил, возвращался с полными сумками.
        - Что в сумках?
        - Я тебе что - телепат? Не знаю.
        - А внутрь они как попадают?
        - Не знаю. Он как-то там, слева обходил, доходил до середины ангара, а потом - как под землю проваливался. Наверное, там лаз какой-то.
        - Так сходил бы, проверил?
        - Ага! Один?!
        - Ладно, попробуем разведать...
        Седой двинулся было вперед, но Абдул вдруг схватил его за куртку.
        - Стой! - шикнул он. - Смотрите!
        У стены ангара, метрах в двадцати от нас, маячили какие-то фигуры. Я пригляделся, и НКИ автоматически немного приблизил изображение и набросил на него зеленоватый фильтр - как в очках ночного видения. Конечно, это всего лишь имитация - глаза-то у меня обычные, так что НКИ может разве что произвести постобработку поступающих сигналов. Это все равно, что пытаться навести резкость на заведомо мутную фотографию.
        Но, как ни странно, частично сработало.
        Я разглядел высокого худющего типа. За ним шагали еще двое, один из них тащил здоровенную продолговатую сумку. Судя по всему, тяжелую.
        Потом двое, согнувшись в три погибели, куда-то исчезли. Третий остался стоять, прислонившись к стене.
        - Да что там? - шипели друг на друга головорезы Беккета, пытаясь что-то разглядеть.
        - На месте ваш долговязый, - подсказал я. - С ним еще двое. Один остался снаружи.
        - Твою мать... Выходит, их там уже, как минимум, четверо?
        - А нас шестеро! И стволы при нас, - огрызнулся Зак.
        - Ага, нашел вояк! Четверо побитых и два пацана, которые свалят при первом же шухере. Эй, ты, как тебя там... Эрик...
        - Чего?
        - Вперед пойдешь. Разведаешь, что там к чему.
        - Эй, он что вам, пушечное мясо? - возмутился Беккет.
        - Заткнись! - шикнул на него Зак.
        - Но почему он...
        - Вы все заткнитесь! - оборвал я их шелестящую перепалку. - Услышат еще. Я пойду.
        - Эй, ты куда? Ангар-то там!
        - Ну не прямиком же я к нему попрусь, придурок! Говорю же - заткнитесь и ждите меня.
        Напрямик до оставшегося на шухере бандита было метров двадцать - двадцать пять, не больше, но разделяла нас практически открытая площадка, на которую, к тому же, падали отсветы дальних фонарей. Я сделал немалый крюк, под прикрытием забора и сваленных в кучу ржавых агрегатов пробравшись к дальнему торцу ангара. Уже оттуда можно было попробовать подкрасться поближе.
        Ощущения были, как при охоте на редкого и опасного моба в Артаре. Сердце так же томительно забилось в азарте, движения стали аккуратными, бесшумными. Экономными. Вот только верного меча на поясе не хватало. Или хотя бы охотничьего ножа - его я в игре наловчился метать довольно метко. И даже не будь я ходячим экспонатом по изучению синдрома Джанкеля - часть этих навыков передалась бы мне и в реале.
        Я подобрал в грудах хлама пару обрезков железных труб. Один - в полметра длиной. Не меч, конечно, и с балансировкой полный ахтунг. Но, когда шершавая от ржавчины труба легла в ладонь, почему-то стало гораздо спокойнее. Второй обрезок был коротким, в ладонь длиной. Сгодится швырнуть.
        Железные трубы, черт возьми. Водопроводные, судя по диаметру. Я уж думал, их все демонтировали еще до моего рождения.
        Охранник стоял почти неподвижно, лишь изредка поворачивая голову туда-сюда. Поза его выглядела расслабленной - непохоже, что он всерьёз ожидает какой-то опасности. Возможно, они уже давно здесь обосновались? Или знают, что территория вокруг чиста?
        Я добрался, наконец, до торца ангара и на некоторое время потерял часового из вида. Из-за угла выглянул, согнувшись так, что голова моя показалась на уровне коленей.
        На месте бандит. Стоит, зыркает. Я хотел было понаблюдать за ним еще пару минут, засечь, с какой периодичностью он поворачивает голову. Но вовремя одернул себя, что это не непись. Наоборот, не надо терять времени. В любой момент могут вернуться его дружки. Или банда Доминика, устав меня ждать, наделает глупостей.
        Я медленно, будто тягучая капля, продвинулся вперед, прячась в тени ангара. Согнулся, двигаясь почти на четвереньках.
        Пятнадцать метров...
        В левой руке зажал ту трубу, что подлиннее, перехватив её посередине. Правую, «метательную», держал наготове.
        Двенадцать метров...
        В Артаре я швырял ножи и с большего расстояния, но, несмотря на всю его реалистичность, я бы сейчас не доверился своему наработанному в игре чутью. Надо подкрасться поближе...
        Десять метров...
        Восемь.
        Сердце гулко колотилось в ребра, но на мгновение замерло, когда часовой повернул голову в мою сторону. Уши заложило, будто при погружении под воду, по телу прошла волна жара. Ощущения от перехода в боевой режим в реале немного отличались от тех, что в Артаре. Но узнал я их безошибочно.
        Часовой заметил меня, и рука его дернулась к поясу. Я рванул вперед, на бегу швырнул в него короткий обрезок трубы, целясь в голову.
        Расстояние, разделявшее нас, я, кажется, пролетел за два-три биения сердца, гигантскими скачками, едва ли не опережая собственный снаряд.
        Видимо, зря я сомневался в полученных в Артаре навыках. Труба угодила бандиту точно в голову, с коротким влажным хрустом. Отскочила, улетев далеко в сторону и тяжело звякнув где-то в груде хлама. Сам часовой, будто получив мощнейший прямой хук, отлетел назад, заваливаясь на спину.
        Подбежав, я замахнулся было длинной трубой, но тут же опустил руку.
        Бросил-то я метко. Но с силой броска не рассчитал. Вместо лица у бедняги расплывалось сплошное месиво, в полутьме кажущееся чёрным.
        Но я-то знал, каков его реальный цвет.
        Времени на рефлексию не было. Я оглянулся в сторону притаившихся за грудой металлолома подельников. Те и сами уже сообразили, что пора выдвигаться.
        Ход внутрь обнаружился быстро - часть железного листа была аккуратно выпилена и держалась, как дверь на петлях, на толстых эластичных кусках монтажного скотча.
        - Давай, вперёд! - шепнул седой, стволом пистолета подталкивая Беккета к импровизированной двери.
        Я отстранил его и полез первым сам. Беккета втолкнули за мной, и только потом внутрь протиснулась остальная четверка.
        Внутри ангар удивил прямо-таки идеальным порядком. Всякого старья и ржавого хлама здесь, как и снаружи, хватало. Но все было аккуратно разложено на железных стеллажах, поднимающихся до самого потолка. Для доступа к верхним ярусам стеллажей была сооружена целая система лесов, связанных между собой лестницами и горизонтальными переходами. Всё - из решетчатых железных пластин, уже основательно побитых ржавчиной.
        Освещение в основном состояло из красных тусклых ламп, натыканных на стеллажах через равные промежутки. Они давали только различить очертания предметов, но лица в их свете выглядели едва различимыми мутными пятнами.
        Впереди, в дальнем конце ангара, виднелся источник более яркого света. Оттуда же доносились голоса, приглушенные царящим здесь низким гулом каких-то работающих механизмов. Гул шел откуда-то сверху, поэтому я решил, что это работают вытяжки.
        - Аккуратнее... - шикнул кто-то из бандитов.
        Мы начали продвигаться вперед, стараясь не поднимать ноги высоко. Но, как бы осторожно мы не ступали - на этих железных пластинах звуки шагов разносятся далеко вокруг. Плелись цепочкой, впереди - мы с Беккетом. Продвигались мы медленно - нервы были на пределе, мы озирались на каждый шорох.
        Это мало помогло.
        Выстрелы были негромкими, больше похожими на резкие хлопки. Будто лопающиеся воздушные шары.
        Бах! Бах! Бах! Бах!
        Стрелок оказался справа и чуть позади нас. Я едва успел развернуться в сторону вспышек, а на меня уже завалился Зак - с выпученными, застекленевшими глазами. Изо рта у него вдруг хлынула черная кровь, обильно заливая подбородок. Доминик и остальные, матерясь, бросились врассыпную, на ходу открыв ответный огонь.
        - Уходим!!
        Бах! Бах! Бах!
        В спину Заку угодила еще пара пуль - его тело резко дёрнулось, заваливаясь на меня еще сильнее. Абдул, или как там звали этого бугая с корсетом на шее, успел отбежать всего на пару шагов. Дернулся, будто получил апперкот. Лицо его взорвалось фонтаном черных жирных брызг. В запоздало врубившемся боевом режиме я разглядел эту картину во всех подробностях.
        Я отшвырнул от себя истекающего кровью Зака и, наконец, разглядел стрелка - тот высунулся из-за массивной колонны - одной из тех, что шли по центру всего ангара, поддерживая его свод. Я бросился в сторону, на ходу инстинктивно выбрасывая руку вперед, чтобы поставить Щит.
        По руке пробежал холодок, будто меня ударило слабым током. Щит повис в воздухе, переливаясь знакомыми росчерками голубоватых рун. И тут же разлетелся вдребезги под пулями.
        На секунду я оцепенел.
        - Бежим, Эрик! - выкрикнул Беккет мне в лицо.
        Куда бежать, было непонятно. В пространстве ангара выстрелы отдавались эхом, и казалось, что пальба идет со всех сторон.
        - Спрячься! - рявкнул я Беккету и, схватив его за шкирку, буквально впихнул куда-то под полку стеллажа. Сам, превозмогая кажущееся жутко медлительным тело, рванулся в сторону.
        Увидел лестницу на верхний ярус. Взлетел по ней вверх, отметив на бегу, как пару раз в ступени будто молотком долбанули снизу. В меня продолжали стрелять.
        Я не знал, сколько может продлиться мой «боевой режим» в реале. Пульс подскочил ударов до трехсот в минуту, и сколько организм сможет протянуть в таком состоянии - неизвестно. В прошлые разы драка занимала считанные секунды. Сейчас всё куда сложнее.
        Я пробежал несколько метров по верхнему ярусу, который, как строительные леса, опоясывал стеллажи. Одним махом, не задумываясь, перепрыгнул на соседнюю «ветку» - метра через три.
        Стрелок, кажется, потерял меня из виду. Но я его видел прекрасно - вон он, буквально в трех метрах подо мной.
        Сиганул прямо на него, в полете замахиваясь трубой. Он даже, кажется, успел среагировать и начал поворачиваться в мою сторону. От удара его череп треснул, как скорлупа, и тело грузно рухнуло на железный настил.
        Бах! Бах!
        Пара вспышек справа. Правую ногу обожгло резкой болью. Пуля прошла вскользь, черканув по внешней стороне бедра. Я снова, на этот раз вполне осознанно, скастовал Щит - один за другим, в три слоя. Все тут же рассыпались после очередных выстрелов.
        Нет, пустая затея. Даже если Щит и правда работает так же, как и в игре. Три слоя - это замедление снаряда в восемь раз. Но какая скорость полета у пули? Метров четыреста в секунду, не меньше. Все равно не замедлю настолько, чтобы успеть увернуться.
        Я помчался по узкому проходу между стеллажами. Слева, из перпендикулярного хода, выскочила темная фигура с огнестрелом в руках. На ходу хлестнул противника трубой по руке, по коленям, потом, сверху - по шее.
        - Э-э-ри-и-и-к!! - раздался крик Беккета, изрядно замедленный из-за моего состояния.
        Ч-чёрт! Ну что за недоумок? Сидел бы тихо. Заметят - точно пристрелят!
        Впереди, на освещенном участке, тоже разгорелась нешуточная перепалка, сопровождаемая истошными криками и выстрелами. Я разглядел там не меньше шести человек, и рванул в сторону, пока меня не заметили. Но на бегу успел заметить, что трое из них уже рухнули на пол, изрешеченные пулями. Причем стреляли друг в друга в упор.
        Я уже мало что понимал. Тихая вылазка вдруг в считанные секунды обернулась кровавым хаосом. Казалось, ангар кишмя кишит головорезами, которые только и хотят, что нашпиговать друг друга свинцом.
        Повернув в другой проход, едва не споткнулся о валяющегося на полу Доминика. Он ещё шевелился, но тоже явно был не жилец - под ним растекалась темная лужа, а пистолет в блестящей от крови ладони дрожал, направленный куда-то мне за спину. Я едва успел отпрянуть назад, скрываясь за стеллажом - стрелок, засевший напротив Доминика, как раз высунулся из своего убежища и снова открыл огонь.
        Бах! Бах! Бах!
        Каждый выстрел отзывается невольной дрожью в позвоночнике. Я рванул дальше по проходу, огибая стрелка и заходя ему в тыл. Он переключился на меня, но поздно - я вынырнул в паре метров от него и, понимая, что не успею добежать, швырнул в него трубой. В голову, как часовому, не попал, но сила удара была такой, что противник не удержался на ногах. Я налетел на него с голыми рукам. Пары ударов оказалось достаточно.
        Оглянулся в поисках отлетевшей в сторону трубы и вдруг сообразил, что за все время даже не попытался забрать с трупов огнестрел. Ещё один психологический выверт, заработанный в Артаре. Ржавая труба мне кажется привычным и надежным оружием, а пистолет - чем-то непонятным и бесполезным.
        Впрочем, стрелять я и правда не умею.
        Я все-таки подхватил из ослабевших пальцев последнего громилы пистолет. Надо же, тяжелый. Сколько в нем патронов, и как это проверить, я понятия не имел. А времени на то, чтобы разбираться, не было.
        - Эрик! - снова раздался крик Беккета, на этот раз куда ближе. И почти в нормальном темпе. Кажется, мое ускорение начало заканчиваться. Сердце все еще колотилось, как бешеное. Грудь сдавило, будто обручем, даже дышать стало тяжело.
        Беккет выпрыгнул на меня откуда-то сбоку, и я едва не выстрелил в него.
        - Какого хрена ты орёшь? - зло процедил я.
        - Они... там... там... убили...
        Глаза его лихорадочно блестели, он лихорадочно хватал воздух, но ему его все равно не хватало больше, чем на короткий выкрик.
        - Кончай истерику!
        Я дал ему пощечину. Снова слегка не рассчитал силу - Беккет едва не свалился. Ошарашено замотал головой, приходя в себя. Ну, хоть заткнулся.
        - Давай обратно выбираться, к лазу, - скомандовал я.
        - Стой!
        Он отчаянно вцепился мне в куртку.
        - Нельзя туда! С той стороны... ещё идут. Четверо... Или больше...
        Зарычав от досады, я бросился в противоположную сторону, не особо обращая внимания, поспевает ли он за мной.
        Путь оставался один - в дальний конец ангара, обратно к освещенному участку. Я заметил, что на уровне второго яруса по всему периметру ангара часть стен - не железные, а из светопрозрачного пластика. Уж не знаю, насколько он прочный, но надеюсь, не как металл, и получится пробить его, чтобы выбраться наружу.
        Перестрелка тем временем стихла. Мы с Беккетом добежали до торца ангара. Я высунулся из-за стеллажа, оглядывая освещенный участок. Здесь, на свободном от стеллажей пятачке, было устроено что-то вроде импровизированного лагеря. Пара лежанок, столы, заваленные какими-то склянками, маленькими, в пол-ладони, пластиковыми пакетами и... наличкой. Денег была просто огромная гора - в толстенных пачках, и свернутые в рулончики, и просто россыпью.
        И поверх всего этого - с полдюжины трупов.
        В живых здесь остался только один. Он стоял к нам спиной и торопливо набивал сумку пачками наличных.
        Я, не особо задумываясь, поднял пистолет.
        Бах! Бах! Бах!
        Стрелять мне раньше не доводилось, но с пяти метров и дурак не промахнется.
        Я рванул мимо трупов к лестнице, ведущей на верхний ярус. Но меня притормозил Беккет.
        - Погоди! Здесь же... столько бабла!
        Он попытался выдернуть из-под трупа сумку, уже почти доверху набитую купюрами.
        - Брось! - рявкнул я.
        - Ну, ты чего?!
        - Брось, я сказал!
        Я схватил его за шкирку и буквально отшвырнул от стола с наличными. Подобрал несколько толстых пачек и всучил ему.
        - На, возьми. И валим отсюда!
        Мы взбежали на верхний ярус, добрались по нему до дальней стены. С окнами все оказалось даже проще, чем я думал. Разбивать ничего не пришлось - одна из огромных фрамуг была слегка приоткрыта и мне с трудом, но удалось провернуть её еще сильнее, так что в образовавшуюся щель смог протиснуться Беккет. Наверняка у этих окон есть механическое управление, но искать пульт времени не было.
        - Спускайся! - скомандовал я Беккету.
        - Так высоко прыгать-то! Тут метра четыре...
        Что-то в моем взгляде заставило его заткнуться. Он вылез наружу, повис на руках. Затем разжал пальцы, и ухнул вниз. Я проводил его взглядом. Вроде все в порядке.
        С той стороны, откуда мы пришли, донесся звук приближающихся шагов. Тяжелые, будто окованные железом, ботинки. Ступают неторопливо, осторожно.
        Я одним махом протиснулся в окно, спрыгнул вниз. Приземлился удачно, на обе ноги. Подхватил за шкирку Беккета, до сих пор барахтающегося на земле.
        - Ты как?
        - Ногу немного подвернул... - пожаловался он.
        - Давай, не раскисай! Сваливаем!
        Мы доковыляли до забора, огораживающего территорию, и я перекинул через него Беккета, как мешок. Сам перемахнул через ограждение одним махом, лишь слегка придержавшись за верхний край.
        - Ну и силища у тебя... - чуть отдышавшись, пробормотал Беккет. - Ты... Вообще, что с тобой такое творится?
        - А с тобой? - огрызнулся я. - Нас там чуть не сцапали!
        Беккет пошарил за пазухой, доставая толстые пачки купюр. Даже в потёмках было заметно, что они были изрядно выпачканы в крови.
        - Блин, чувак, там ведь было столько бабла!
        - И что? Если бы мы его забрали - нас бы точно искали. А так, может, есть шанс, что нам удалось под шумок смыться. Уж пусть сами разбираются, кто там кого перевалил.
        - Эрик, я...
        - Всё! Забирай эти деньги, сгребайся и уезжай подальше, пока всё не утихнет.
        Я зашагал прочь.
        - Эрик... - растерянно окликнул меня Беккет.
        - И не звони мне больше! - рявкнул я через плечо. - Никогда, понял?
        Я побежал прочь, петляя по дворам и закоулкам, пока на глаза не стали попадаться авто и прохожие. Спрятался под эстакадой монорельса. Отдышался, оглядел себя. Стянул сырую и липкую от чужой крови куртку. Вытащив все из карманов, свернул её, затолкал в щель между бетонными колоннами.
        И тут меня, наконец, накрыло.
        Ноги подкосились, и я сел прямо на землю, оперся спиной о колонну. Она заметно дрожала - по эстакаде как раз проходил монорельс. Я коснулся затылком холодного бетона и зажмурился.
        Я только что убил несколько человек. В реале, чёрт возьми, не в игре!
        И - ничего.
        Ни сожалений, ни страха, ни угрызений совести. Пусто внутри. Только дрожащий голос матери, с той самой её фразой, что она в сердцах бросила мне во время нашей последней ссоры.
        «Ты стал мясником, Эрик!»

        ГЛАВА 14

        Клешня клацнула прямо перед моим лицом. Сразу же вслед за этим скорпид взмахнул своим широким, похожим на мясницкий нож, хопешем. Я легко поднырнул под клинком, перекатился, пытаясь выйти противнику за спину. Но скорпид молниеносно развернулся, взметнув целое облако песка. Снова с шипением бросился в атаку, загребая короткими нижними конечностями. Хвост его, торчащий почти вертикально, дрожал, как антенна. Жало, похожее на наконечник огромной стрелы, было полно яда - это было видно по распухшим боковинам.
        Ну же, ударь хвостом!
        Скорпид снова замахал верхними конечностями, попеременно атакуя то хопешем, то клешнёй. Удары мощные, но чересчур медленные, чтобы достать меня.
        - Да добей ты его уже, Эрик! - раздраженно выкрикнул позади Вульф. - Долго с ним плясать собираешься?
        Я, напряженно сгорбившись, не сводил взгляда с ядовитого жала. Пальцы левой руки сложились для каста очередного заклинания. Ещё не все новые приемы, изученные за последние дни, удалось опробовать в реальном бою.
        Взглядом я наметил точку за спиной скорпида. Глубокий вдох...
        Блинк!
        Ощущение, будто во время спуска по лестнице промахнулся мимо ступеньки - ноги тут же нашли опору, но в груди на секунду неприятно замерло. Я оказался точно за спиной противника и, развернувшись, косым ударом снёс тому верхушку хвоста. Скорпид заверещал, разворачиваясь на месте.
        Ещё пара ударов - отсёк клешню, пробил грудину. Скимитар слегка скрипнул на толстом хитиновом панцире, похожем на сросшиеся ребра.
        - Эффектно! - шутливо похлопав в ладоши, сказал Макс. - По-моему, этот блинк, когда приноровишься, будет еще более имбовым, чем твой Щит.
        - Может быть, может быть, - пожал я плечами.
        К новым трюкам, действительно, еще только предстояло привыкнуть. Блинк - телепортацию на короткие расстояния, я перенастраиваю уже третий раз. За основу взял заклинание из защитной ветки - маги с его помощью убегают из замеса, мгновенно телепортируясь метров на пятнадцать. При этом на три секунды после телепорта они находятся в призрачной форме - неуязвимы для любых атак, но и сами атаковать не могут.
        В первозданном виде мне это заклинание ни к чему. Сама по себе идея блинка мне понравилась, но не в качестве средства сбежать из гущи сражения, а как способ сбивать с толку противника и уходить из-под атак. Для этого пришлось снизить дальность телепорта втрое и отказаться от призрачной формы после применения. Зато время восстановления заклинания удалось снизить до десяти секунд. Но некоторые недостатки все же сохранились. Во-первых, моя версия блинка жрала неоправданно много маны - четыреста единиц, в пять раз больше, чем его изначальная версия. Во-вторых, в первые доли секунды после телепортации немного кружилась голова и возникало чувство легкой дезориентации. Я надеялся, что это просто с непривычки. Ну, а потребление маны можно будет снизить процентов на двадцать за счет регулярного применения заклинания.
        В целом, я послушал советов Стеллы и Макса, и уделил-таки внимание изучению новых магических приёмов. Раньше мне вполне хватало Щита - с его помощью я уворачивался от метательных снарядов, замедлял особо мощные удары в ближнем бою, получал дополнительную опору, когда нужно было перепрыгнуть через большое препятствие. Но, плотно пообщавшись со Скандеросом - нашим неписем-зачарователем, основательно пополнил и атакующий арсенал.
        Поэкспериментировав с заклинаниями школы Света, я разжился собственными кратковременными, но очень мощными баффами, которые назвал Вспышкой и Зеркалом. Первый на две секунды удваивает показатель Силы, а значит, и усиливает мои удары. Эффект - почти как у воинских высокоуровневых Кличей, но те дают «заряд» на конкретный удар, и множитель Силы у них достигает 300 процентов. Зеркало на те же две секунды окутывает тело магическим щитом. Физическая броня - 2000 единиц, броня от стихийного урона - 1000, отражение магического урона - 50%.
        Как и в случае со Щитом, я старался по максимуму использовать свое преимущество в скорости. Я создавал такие версии заклинаний, которые мало кто может использовать, кроме меня. Для немагических классов они слишком сильны. Для магов - требуют слишком быстрой реакции.
        Последним из новых приобретений стал Кинжал Тарантула. Поначалу я просто экспериментировал с метательным оружием, и мне приглянулось заклинание Призрачного кинжала. Урон у него, к сожалению, фиксированный, и не зависит от силы и скорости броска. Однако он отлично сочетается с различными дополнительными эффектами. В итоге я выбрал заклинание паралича и магический Яд бессилия, замедляющий и ослабляющий противника на 25 процентов в течение 15 секунд. Паралич - пятисекундный, но на практике, конечно, меньше. Зависит от показателя живучести и магической защиты противника.
        Полноценным магом я, конечно, не стану, но новые приемы здорово разнообразили тактику боя.
        Экипировку, правда, пришлось здорово перекроить - чтобы активно использовать в бою не только Щит, но и новые заклинания, мне понадобится прорва маны. Денег на создание новой брони и артефактов на заказ пока нет. Однако ремесленники Легиона и впрямь настоящие кудесники, даже если орудуют подручными материалами.
        На основе моих старых доспехов и пары десятков зачарованных драгоценных камней Эфест Голд - главный бронник Легиона - создал мне новый вариант брони. От прибавки к ловкости пришлось полностью отказаться, что, впрочем, не столь критично. Если верить Стелле, я и так уже достиг предела скорости, и качать ловкость дальше нет смысла. А вот броню, сопротивление магии и главное - запас маны удалось здорово поднять. Если учесть еще и шесть перстней с опалами, что красовались сейчас на моих пальцах - то запас маны у меня увеличился почти на порядок и перевалил за 5000 единиц.
        Вульф подобрал отсеченное мной жало скорпида и, отряхнув его от песка, сунул в инвентарь.
        - Какого черта ты с ним возился? - проворчал он.
        - Ю Шенг ведь сказал, что желательно, чтобы жала были срублены с живых скорпидов, - напомнил Макс. - Такие вроде как лучше, чем взятые с трупов.
        Вульф фыркнул.
        - Вы что, всерьёз прислушиваетесь к бредням этого котяры? Я же предупреждал - он запросто может голову заморочить!
        - Ну... он говорил так убедительно... - сконфуженно пробормотала Катарина.
        Вульф только головой покачал.
        - Ладно, давайте лут соберем и дальше отправимся. Эй, двухголовый, кончай уже дурью маяться!
        Дракенбольт, валяясь на спине, с блаженной ухмылкой щурился на яркое марраканское солнце. Руки и ноги его были широко раскинуты, и он не спеша елозил ими по песку, вырисовывая гигантскую «бабочку».
        Улёгся он точнехонько на пересечении зон действия четырех тотемов Вульфа - невысоких плавающих в воздухе фигур, похожих на вырезанные из дерева статуи, что частенько можно увидеть в стойбищах дау.
        Вульф на время этой нашей вылазки по Марракану вызвался на роль основного хила. Ника тоже помогала, но просто для того, чтобы лишний раз попрактиковаться. Силищи у Вульфа достаточно, чтобы лечить рейд человек на тридцать, не то, что нашу маленькую группку. Правда, в отличие от Ники, он специализируется не на школе Света, а на магии Природы. Механика заклинаний немного другая. Так, например, лечит он не прямым воздействием на игроков, а устанавливая временные тотемы. Один тотем повышает скорость регенерации здоровья и маны всем дружеским целям в радиусе десяти метров, второй - повышает сопротивление стихийной магии, третий - дает дополнительную броню, четвертый - увеличивает скорость.
        На Дракенбольта тотемы тоже действуют, но как-то странно. Находясь в зоне действия усилителей, наш приятель-огр впадает в эйфорию. Ей-богу, ему даже выпивки не надо - дай покупаться в вибрациях магических полей. Правда, и в бою от него толку мало становится.
        Мы разбрелись, обыскивая трупы скорпидов. Побоище мы устроили знатное - в песке валялось десятка три монстров. Большинство - не очень крупные, вроде того, что я только что завалил. Этакие кентавры, помесь человека и огромного скорпиона. Хотя от человека мало что осталось, кроме условно человеческого торса - вертикально посаженного, с двумя руками. Головы у скорпидов больше напоминают муравьиные, с массивными жвалами и выпуклыми фасетчатыми глазами. Одна или обе руки от локтя переходят в клешни, которая служат и как щит, и как средство для захвата противника.
        Стаю возглавляли две особи покрупнее - вот с теми пришлось немного повозиться. Даже Дракенбольт танковал в полную силу, поскольку эти твари, каждая размером с пикап, так и норовили напасть сначала на магов и лучников, как бы те не прятались на задней линии.
        Но в целом, мы были даже рады такой масштабной схватке, потому что до этого пришлось часа два тащиться по безжизненной пустыне. Экипировка наша неплохо спасала от жары, воды и питья в инвентарях тоже было полно. Но однообразие ландшафта и безделье доконают кого угодно. Единственным развлечением в пути были вялые перепалки между Дракенбольтом и Бэй Фу, но и те быстро сошли на нет, поскольку ксилай приноровился попросту игнорировать подколки Больта.
        С того момента, как я получил под свое командование гильдию, переименованную в Новый Легион, прошло уже четыре реальных дня. Игровых сессий - больше. Я уже не заходил в игру, как раньше - на полтора-два часа, чтобы провести здесь целый виртуальный день. Время сеансов сократилось до получаса, а то и меньше, и заходил я в разное время суток. Чуть сложнее стало синхронизироваться с ребятами, особенно с Катариной. Но в большинстве случаев нам это удавалось. Макс пока не нашел новую работу, а занятия в академии вполне позволяли ему выходить в Эйдос и в течение дня. Ника же и вовсе пока не училась и не работала.
        Постепенно сменилось и мое отношение к игре.
        В те времена, что я играл один, для меня каждый сеанс был своего рода побегом из реальности. Особенно в первые месяцы после того, как нас с мамой выписали из больницы. Она тогда требовала особенно тщательного ухода, и я фактически был прикован к кровати вместе с ней. Не мог отлучиться из квартиры больше, чем на полчаса. И даже ночью регулярно вставал, чтобы проверить, все ли с ней в порядке. Это выматывало. Полуторачасовой сеанс в Артаре для меня был единственной отдушиной. Он превращался в двенадцать часов другой жизни - той, в которой я был свободен. Я встречал каждый этот новый день с радостью, и ко всем приключениям старался относиться философски.
        Сейчас же на каждое посещение Артара у меня конкретный план, и времени на пустые блуждания я стараюсь не терять. Многие обсуждения мы с центурионами продолжаем даже в реале.
        За эти дни мы здорово сдружились с Патриком. Так в реале зовут Туманного Волка. Он постарше нас. Женат, дочка есть маленькая, в которой он души не чает. И довольно богат - у него своя компания. Что-то там связанное с энергетикой. В общем, в реале у нас не так много общего. Однако в Артаре он довольно быстро влился в нашу команду. К его советам, связанным с управлением гильдией, я прислушиваюсь практически беспрекословно - в таких делах у него куда больше опыта.
        За эти дни ядро нашего Нового Легиона окончательно сформировалось. Привлечь удалось немногим больше пятисот человек, и в онлайне одновременно редко находилось больше полусотни из них. Но даже с такой силой за спиной уже было куда спокойнее. Тем более, что нам пока удается держать в тайне местоположение нашей новой штаб-квартиры. Кай и прочие бывшие центурионы бесятся, но пока ничего поделать не могут. Мы же тем временем укрепились и понемногу начали действовать.
        Эта наша вылазка в Марракан - уже второй поход по следам вестников Хтона. Два дня назад мы возвращались во Фроствальд, но ушли ни с чем. Поселение фростлингов оказалось разорено и окончательно разрушено, как незадолго до этого постоялый двор «Золотой топор» и поселок ксилаев. Никаких следов Резчика и бешеных ликанов найти не удалось.
        Тогда я вспомнил о том, что рассказывал Молчун. О Фурии и отряде гарпий, несколько игровых месяцев назад серьёзно потрепавших экспедицию Легиона в Марракане. В том походе участвовал Рэд, и он указал примерные координаты. Но с ним самим у нас так и не получилось скоординироваться, поэтому в поход мы пошли вдесятером - Я, Макс, Ника, Катарина, Стелла, Больт с Бей Фу, Кейн с Инвоком и Туманный Волк.
        Помимо разведки, у нас была и другая миссия - наш главный алхимик, Ю Шенг, заказал добыть как можно больше жал местных скорпидов. Он их использовал в зелье, укрепляющем каменную кладку. Строительство нашего тайного логова шло полным ходом, и все помогали, чем могли.
        И вот - жал, мы, наконец, наколотили. А вот с основной целью путешествия не заладилось. Мы продвигались всё дальше на запад, подступая вплотную к Каньону Стервятников, но никаких следов демоницы так и не нашли.
        - У границ Каньона есть поселение Кси, - подал голос Бэй Фу.
        - Далеко же они забрались, - покачал головой Вульф.
        - Это небольшой лагерь. Они ведут раскопки алантских руин.
        - Да, точно! - сверившись с атласом, кивнул Макс. - Там и небольшой данж есть. Пещера черных песков.
        Я, прищурившись, оглянулся на раскаленное добела солнце. Достал из инвентаря флягу с водой и стянул шлем.
        В такие моменты вспоминаешь, что ты в игре, и радуешься этому. Вода во фляге была чистая, вкусная, прохладная, несмотря на то, что мы уже не первый час блуждали по раскаленным пескам. Я с наслаждением сделал несколько глотков и плеснул немного прямо на лицо, растирая щекочущие прохладные струйки по щекам и шее.
        - Ну, что ж, до каньона - полчаса пути, не больше. Мы сюда через всю пустыню топали, глупо будет остановиться на полпути,- рассудил я.
        - Эх, надо было все-таки брать верблюдов в Аль-Хараме, - проворчал Инвок. - Я уже задолбался тащиться пешком по этим барханам.
        - С верблюдами не сложилось, - развел руками Макс и покосился на Дракенбольта.
        - Уродливые тупые животные! - фыркнул тот. - Плюются ещё...
        - Да ты же первый начал! - возмутился Макс. - Несчастная скотина просто защищалась!
        - Ой, не начинай, - устало отмахнулась Катарина. - Не трогай его. Опять бухтеть начнет. Он сейчас капризный, как пятилетняя девчонка.
        Огру и впрямь в походе приходилось тяжелее, чем всем нам, и от этого настроение его оставляло желать лучшего. Доспехи его на солнце здорово накалялись, песок под чудовищным весом продавливался так, что он проваливался почти по колено. Дракенбольт и в других-то условиях был далеко не душа компании, но нынче стал вовсе невыносим. Только Нике и удавалось его хоть как-то успокаивать. Её огр оберегал, как нежный цветок. Даже таскал её на плече, чтобы она не обжигала ноги о горячий песок.
        Мы двинулись дальше, и постепенно вернулись к разговору, прерванному стычкой со скорпидами.
        - Так, по-твоему, это затишье перед бурей? - спросил Макс Стеллу. - Резчик давненько никак себя не проявлял. И из Фроствальда исчез. Может, всё-таки Хтон отступил?
        - Пфф, с какой стати? - фыркнула Катарина. - Нас, что ли, испугался? Мы вон по поводу админов проекта переживали - что забанят нас из-за того, что мы в открытую говорим про Хтона. А нас попросту игнорируют. Считают за сумасшедших, видимо. Безобидных.
        - Никто вас не забанит, насчет этого можете не переживать, - усмехнулся Вульф. Загадочно, будто знал что-то такое, что нам неизвестно. Впрочем, с его внешностью любые его усмешки и фразы казались преисполненными мудрости и загадочности.
        Насколько я понял - по смутным намекам и оговоркам - Вульф в реале чуть ли не акционер NGG. Подробных разговоров на эту тему он избегал, и я не настаивал. В любом случае, радовало, что он на нашей стороне. Одной проблемой меньше. Можно спокойно заниматься расследованием, монтировать новые видео. Прошедшие дни принесли еще почти два десятка тысяч подписчиков. Но темпы прироста замедлились, и Макса это расстраивало. Нам нужна сенсация. А для этого нужно раскопать что-то новое о Хтоне.
        - На крайний случай, у нас всегда есть безотказный вариант, как разворошить это осиное гнездо, - пожал я плечами. - Мы ведь знаем о шахте, что Камнекожие роют под Долиной Лазурного Ока. Соваться нам туда, конечно, пока рановато. Нужно собрать мощный рейд...
        - А может, и вовсе соваться туда не стоит, - мрачно отозвалась Стелла. - Я же тебе объясняла...
        Пользуясь своими навыками маскировки, она провела основательную разведку шахты. По её словам, там трудятся тысячи рабов. В основном Камнекожие и трогглы - уродливые полуслепые пещерные карлики. Трогглы - основная рабочая сила, горцы - их надзиратели. Глубина шахты - уже сотни метров, и работа ведется непрерывно. Хотя в последнее время и основательно замедлилась - слишком много времени уходит на то, чтобы поднимать наверх осколки обсидиана, раздробленного взрывчаткой. Да и с самой взрывчаткой, похоже, перебои.
        Допрос Ю Шенга мало что дал - отчасти от того, что ксилай-алхимик и правда был невыносим в общении. От него сложно было получить внятный ответ даже на прямые вопросы. К тому же, он мало что знал. Сосуды с магическим взрывным зельем заказывал у него Феникс, он же обеспечивал и большинством ингредиентов. Это мы знали и без него. Единственную новую деталь, которую удалось у него выведать - так это то, что Феникс пару раз упоминал некоего искателя, который ждет новую партию взрывчатки и щедро заплатит за неё.
        Вариантов тут было немного. Искатель - редкий класс. И богатеев, способных скупать артефакты, невзирая на их стоимость, в игре тоже не так много.
        Маверик.
        Попытки разыскать франта были отдельным направлением нашего расследования. Но Маверик как в воду канул. В местах, где он раньше любил появляться, его давно не видели. С бывшими деловыми партнерами он не общался. В каналах чата не появлялся. Мы даже зарядили пару знаменитых охотников за головами, пообещав награду в десять тысяч золотых за информацию о его местонахождении. Казна у нас была на нуле, но это не особо меня волновало. В глубине души я не верил, что вознаграждение придется выплачивать.
        - А что не так с этой шахтой? - нахмурилась Катарина. - Почему это нам нельзя туда соваться? Если мы не остановим строительство этого туннеля - то как Хтона остановим?
        - Проблема в том, что нам этот туннель тоже нужен, - вздохнула Стелла. - Потому что это единственный путь добраться до Хтона. В этой версии игры еще не было предусмотрено тесных контактов с Бездной. Мы успели ввести только систему хтонийских рифтов - односторонних порталов, ведущих в обособленные участки Бездны... В общем, по сути, разновидность подземелий. Но в основную часть подземного мира мы еще не открыли ходы. А потом...
        - А потом вы потеряли контроль над ситуацией, - усмехнулся Вульф.
        - Да, - нехотя согласилась Стелла. - Все эти рейды игроков в Бездну, битвы с демонами, с Хтоном - это все планировалось ввести через полтора-два года после старта проекта, когда игроки достаточно прокачаются. До этого момента прямых путей между Бездной и Артаром попросту не было предусмотрено. И открыть их не получится - мы ведь не можем войти на сервер в режиме редактирования.
        - Да и игроки, как выяснилось, не очень-то готовы к таким испытаниям, - добавил Инвок. - Какой там Хтон. Мы до сих пор ни одного титана на поверхности не смогли завалить.
        - Угу. По-хорошему, надо балансировать всю механику игры. Снижать штрафы за смерть. Вводить более мощные виды зачарований для брони и оружия. Вводить новые умения и заклинания. В общем, делать игроков сильнее. Но этого мы тоже не можем, пока нет доступа к режиму редактирования.
        - Так я не поняла, мы что, будем просто ждать, пока демоны не прокопают этот туннель? - возмутилась Катарина.
        - Ну, не совсем. Мы постараемся оттянуть этот момент, насколько это возможно. Но если мы хотим решить сложившуюся проблему раз и навсегда - нам надо не просто строительство туннеля сорвать. Надо убить Хтона. А чтобы это сделать - надо попасть в Бездну. А чтобы попасть в Бездну - нужен этот чертов туннель. К тому моменту, как демоны все-таки прорвутся на поверхность - мы должны быть готовы. У нас должен быть сильный отряд, который тут же пробьется в подземное царство и обезглавит эту армию.
        - Весёленькое дельце, - покачал головой Инвок.
        Он, прикрывая глаза сложенными козырьком ладонями, взглянул вверх.
        Над нами, заложив широкую дугу, парила огромная крылатая тень. Гриф. Ещё несколько, поменьше, сидели в отдалении, на кромке торчащей, как обломанный зуб, скалы. Не зря это место называют Каньоном Стервятников.
        Мы прошли еще с километр на запад, и рыхлый песок под нашими ногами постепенно сменился твердой растрескавшейся почвой. Все чаще стали попадаться глыбы песчаника, а потом и целые скалы с плоскими, как столешница, вершинами. На карте было обозначено обширное плоскогорье, напоминающее изъеденный древоточцами кусок коры - скалы сплошь изрыты руслами высохших рек, оврагами, ущельями.
        Передвигаться здесь, как ни странно, стало даже чуть легче. Всё-таки твердая опора под ногами, а не зыбкий песок. Да и скалы дают какую-никакую тень - солнце уже начало клониться к горизонту.
        Вот только парящие над головой стервятники, и правда, немного раздражают.
        - А как далеко заходят эти ущелья? - спросила Ника, выглядывая вперед с плеча Дракенбольта.
        - Самое большое - еще на пару-тройку километров на запад, - прикинул по карте Макс. - Там дальше уже совсем непроходимые места. Край карты, по сути. Теоретически можно, конечно, подняться наверх, на плоскогорье. Но по ту его сторону - просто выход к океану.
        Мы, сбившись в плотную группу, двигались по каменистому дну ущелья. Стены его смыкались все плотнее, и кое-где даже образовывали арки высоко над нашими головами. Скалы из рыхлого песчаника и изрыты трещинами, так что даже при средних альпинистских навыках подняться наверх реально. Вот только угробишь на это полдня. Скалы почти отвесные, а в высоту - метров двадцать, не меньше. И чем глубже мы забирались в ущелье - тем они становились выше.
        - Ну, здесь хотя бы тенёк, - вздохнул Макс.
        Спустя четверть часа мы вышли к развилке и ненадолго остановились. Дружно, будто сговорившись, полезли в инвентари за водой. Пустыня - она и в игре пустыня. Во рту постоянно пересыхало, кожу пекло, а все мысли волей-неволей скатывались в сторону прохладных фонтанов, ванн или океанского побережья. Больше всего на свете хотелось содрать с себя жесткие доспехи и хорошенько искупаться.
        На тень, мелькнувшую над нами, мы даже не сразу среагировали - уже успели привыкнуть к то и дело пролетающим над нами стервятникам.
        Но эта тень была другой. Она стремительно спикировала вниз, едва не располосовав когтями Нику, сидевшую на плече Дракенбольта.
        Вслед за ней появилась ещё одна. И ещё. И ещё. Заходили они, как заправские истребители - с запада, так, чтобы садящееся солнце слепило нас и не давало их толком разглядеть.
        - В круг! - закричал Вульф, опомнившись раньше остальных. Крепко ударил своим посохом о землю, и вокруг нашей группы вспыхнули четыре светящихся шара, из которых материализовались его тотемы.
        Одна из теней с оглушительным визгом спикировала на нас, но лишь проскрежетала когтями по щиту Дракенбольта. Следующая налетела с другой стороны, но огр успел развернуться. Снова пробирающий до костей скрежет когтей и противный визг.
        Мне, наконец, удалось разглядеть нападающих.
        Марраканские гарпии.
        Очень... противоречивые создания. Взгляд поначалу цепляется за соблазнительные изгибы женского тела. Тонкая талия, небольшая, но красивой формы грудь с темными, ярко выделяющимися на бледной коже сосками, мускулистые бедра. Но руки ниже локтей и ноги ниже колен переходят в тонкие, костистые конечности, увенчанные кривыми когтями, похожими на птичьи. Вместо лиц - обрамленные ореолом пышных волос сморщенные морды с огромными пастями, полными тонких, как иглы, зубов. Крылья - широкие, кожистые, похожие на нетопыриные.
        Поначалу даже не было понятно, сколько их. Они срывались со скал, бросались на нас, пытаясь ухватить когтями на лету, и снова скрывались где-то наверху.
        Катарина и Стелла вскидывали луки, но их стрелы свистели в воздухе впустую. От Макса и Инвока тоже толку было мало - меткости не хватало. Даже огненная гидра, которую поставил Макс, оказалась результативнее - один из её плевков зацепил крыло гарпии, и та, заверещав, камнем рухнула вниз.
        Я воспользовался этим, вырвался вперед, на ходу швырнув в тварь кинжалом. Та уже взмахивала крыльями, снова взмывая вверх, но паралич на пару секунд сковал её. Этого мне хватило. Хлестнул скимитаром по крылу, рассекая его, как бумагу. На то, чтобы добить гарпию, хватило пару прямых ударов - брони у этих созданий никакой, а когти их становятся грозным оружием только в сочетании с внезапностью.
        Впрочем, секунду спустя я понял, что недооценил противниц. Не успел я выдернуть меч из тела поверженной гарпии, как сбоку на меня налетела другая. Двигалась она так стремительно, что я не успел толком среагировать. Уже начал уклоняться, разворачиваться для удара, но тело не поспевало за рефлексами. Гарпия же летела со скоростью выпущенного из пращи снаряда. В полете рванула меня нижними лапами, сбила с ног. Острые, как бритва, когти глубоко разодрали кожаные пластины доспехов, а правый наплечник и вовсе повис «на соплях».
        Ч-чёрт, а ведь Голд поднял броню до восьмисот единиц!
        Я перекатился дальше в сторону, попытался подняться, но тут же распластался на земле, сбитый с ног налетом второй гарпии. Запоздало ударил мечом, но клинок лишь бесполезно свистнул в воздухе.
        Гарпия, громко хлопая кожистыми крыльями, взмыла прямо надо мной, зависла в воздухе, готовясь снова спикировать вниз. На её бледной коже я разглядел знакомые светящиеся прожилки - будто изнутри неё пробивается фиолетовый свет.
        Тварь, вереща, бросилась вниз, но завязла в двух слоях Щита.
        Кинжал Тарантула. Вспышка. Всплеск силы, распирающей меня изнутри. Я рванулся вперед, оттолкнулся от земли, одним гигантским прыжком достигая противницы. Клинок скимитара блеснул на солнце, как пускающее «зайчиков» зеркало.
        Предсмертный крик гарпии был еще омерзительнее, чем те, что они издают при атаке. Хотя, казалось бы, куда уж...
        - Эрик, сзади! - закричал Макс, швыряя огненный шар куда-то мне за спину.
        Очередная гарпия налетела на меня, двигаясь почти параллельно земле. Я успел лишь выставить меч острием в её сторону. Клинок прошил её насквозь, вонзившись в живот. Но тварь по инерции сшибла меня с ног, навалилась сверху, яростно работая всеми конечностями. Я едва успел прикрыть голову левой рукой, и когти рванули предплечье, легко пробивая кожаный доспех. Кровь обильно брызнула мне на лицо. Моя кровь.
        Уже бившись в агонии, гарпия умудрилась когтями на ногах разворотить мне еще и правое бедро. Заорав от боли, я сбросил уродину с себя. Она покатилась по пыльной земле и замерла, обернувшись кожистыми крыльями, как одеялом.
        Не успел я опомниться, как сверху на меня упала еще одна тень. Я успел замедлить её Щитом, и сбоку в неё ударил поток огня - Инвок, как лазером, буквально испепелил гарпию прямо в воздухе. Крылья её вспыхнули, как сухие листья, обнажив что-то вроде тонкого скелета. Бледная серая кожа обуглилась и пошла крупными волдырями. Источая струи едкого черного дыма, тварь рухнула на землю рядом со мной. Завоняло горелым мясом.
        - Вон ещё одна! - крикнула Ника.
        Крылатый силуэт взмыл высоко над нами. Вслед ему полетели стрелы и сгустки пламени. Но гарпия с протяжным криком скрылась за верхушками скал.
        Я обессилено распластался на земле. Стиснул зубы, стараясь не кричать. Ника подбежала ближе, и я почувствовал знакомое тепло и покалывание на коже - она окутала меня целительными заклинаниями.
        Кряхтя, как старик, я поднялся. На бедре алели три параллельных борозды - когти рассекли плотные кожаные пластины доспеха и плоть под ними. Глубоко - чуть ли не до кости.
        В реале я бы от таких ран истек бы кровью на месте. Но здесь, при поддержке сразу двух целителей, да собственной заоблачной живучести, уже через пару минут твёрдо стоял на ногах. Кровь удалось остановить довольно быстро, а дальше можно было наблюдать, как края ран прямо на глазах стягиваются, не оставляя даже шрамов.
        - Ну, что, поздравляю, ребят, мы их нашли, - пнув валяющуюся гарпию, проворчал Макс.
        Тварь конвульсивно дернула когтистой лапой, и он в ужасе отскочил в сторону. Никто не рассмеялся. Даже Дракенбольт.
        Я сам разглядывал трупы убитых гарпий со смесью ужаса и омерзения. Неудивительно, что эта стая в прошлый раз угробила целый рейд легионеров. Нападают внезапно, движутся молниеносно, а эти когти... Черт возьми, они будто из адамантита. И острые, как скальпели.
        - Мы легко отделались, - задумчиво пробормотал Вульф. - Рэд рассказывал, что их эти твари просто в клочья порвали. Они ничего толком и сообразить не успели.
        - Ты издеваешься? - возмутилась Катарина. - Я столько страху натерпелась! Думала, они даже Эрика сейчас на полосы порежут.
        - Да нет, ты знаешь, пожалуй, Волк прав...
        Макс, орудуя своим посохом, как рычагом, перевернул тело одной из гарпий на спину. Она распласталась, широко раскинув руки. Упругие остроконечные груди с темными сосками всколыхнулись и замерли, нацелившись в небо. Единственной одеждой твари было подобие набедренной повязки из полосок кожи и легкой ткани. Пожалуй, даже правильнее назвать это поясом - к нему были приторочены несколько продолговатых стеклянных склянок.
        - Посмотрите-ка на это...
        Макс провел концом посоха над телом, указывая на характерные фиолетовые прожилки.
        - Да, похожие мы видели у ликанов. И у Камнекожих, - кивнул я.
        - Да, но у тех они были куда ярче. Их прямо распирало изнутри какой-то силой. А у этих свечение едва теплится. Похоже, они ослабли.
        - А это что?
        Я срезал с гарпии пояс, чтобы поближе разглядеть склянки, закрепленные на нём. Все они были пусты, только на донышке одной из них осталось буквально несколько капель светящейся фиолетовой жидкости.
        - Это что - Кровь Хтона? - ахнула Катарина, разглядывая флакон на просвет.
        Стелла отобрала у нас находку и придирчиво осмотрела.
        - Нет, просто зелье... - покачала она головой. - Просто зелье... Чёрт, я опять чувствую себя полной идиоткой!
        Стелла в сердцах пнула труп гарпии.
        - Ну, что на этот раз? - усмехнулся Макс.
        - Алхимия, друг мой. Алхимия! Я должна была раньше догадаться! Ведь ещё там, во Фроствальде, эти мохнатые дикари готовили целые жертвоприношения Резчику. Помните?
        - Ну да! - спохватилась Ника. - Мы еще удивлялись, откуда у фростлингов столько редких алхимических ингредиентов.
        - А еще они сердца друг у друга выколупывали, - мрачно напомнила Катарина.
        - Я просто опять напоролась на те же грабли, - с досадой фыркнула Стелла. - Как с этим чертовым тоннелем сквозь тектоническую плиту. Я всё ломаю голову над тем, как Хтон обходит ограничения, обусловленные игровой механикой, а он...
        - А он их и не обходит! - Макс чуть на месте не запрыгал от радости. Похоже, и он догадался.
        Только мы, как всегда, наблюдали за разговором вирт-дизайнеров, чувствуя себя слегка туповатыми.
        Макс, заметив выражение моего лица, торопливо пояснил.
        - Ну, Стелла же давно говорила, что еще один вопрос, который не даёт ей покоя - как подручные Хтона умудряются из обычных мобов делать этаких терминаторов, которые тоже прокачиваются за счет убийств. Ведь этого не заложено в игровой механике. И даже с помощью администраторского интерфейса параметры мобов серьезно не откорректируешь. Для этого нужен полноценный режим редактирования.
        - И?
        - Алхимия! - довольно расхохотался Макс. - Всего-навсего! У алхимии в игре - очень широкие возможности. Есть эликсиры, которые перманентно поднимают характеристики. Есть те, которые дают что-то вроде вампиризма - то есть возможность поглощать на время силу других существ. Ну, про зелья, временно дающие прирост силы, скорости, регенерации - вообще молчу.
        - То есть все эти чемпионы ликанов, Камнекожих и вот эти вот красотки - это не взломанные версии мобов. Их просто накачивают допингом из зелий?
        - Вот именно!
        - Но с этими-то что? Запасы закончились?
        Макс покрутил в руках пустую склянку и пожал плечами.
        - Эй, взгляните-ка туда! - подал голос Больт.
        Мы стояли на развилке - основная часть ущелья шла дальше на запад, и от нее на север ответвлялся более узкий проход, обрамленный естественной скальной аркой. Огр указывал как раз на север.
        - Неужели... - Макс, прищурившись, вгляделся вдаль. - Да, точно! Обелиск! Не особо-то они и прячутся.
        - В этом и нужды-то нет. Это еще поискать надо таких чудаков, что сюда полезут.
        Кусок испещренного багровыми рунами обсидиана возвышался в небольшом гроте, к которому вела узкая обрывистая тропа. Забраться туда нам удалось, только следуя друг за другом гуськом. Дракенбольт же и вовсе пару раз едва не свалился. Хорошо, что грот был относительно невысоко - метрах в пяти над дном ущелья.
        - Он самый? - обернулся к остальным Макс.
        - Вроде да. Такой же, как во Фроствальде.
        Я подошёл ближе.
        Обелиск все же был поменьше, чем тот, на севере. Но вершину его так же венчали три рогатых черепа с узкими глазницами. И руны были похожими, хотя я, конечно, уже толком не помнил, что там было намалевано на предыдущем.
        Хотя нет... Этот вот символ, на самом видном месте, точно был таким же. Будто рисунок созвездия, вместо звезд в котором - угловатые руны, соединенные между собой тонкими лучами. Получается что-то вроде двух пирамид, соединенных основаниями. Шесть точек - четыре расположены ромбом в одной плоскости, и еще две - выше и ниже её.
        - Вульф, не знаешь, что это за язык? - спросил я. - А то наши маги так толком и не смогли объяснить, что означают эти письмена.
        - Похоже на алантские пиктограммы. Но начертание какое-то странное... А вообще, этот символ... Ну, который похож на кристалл. Я его уже видел раньше.
        - Где?
        - Да много где. В стойбищах дау. И у ксилаев. И в городах. У некоторых неписей даже татуировки есть с ним. Я думал, это какой-то религиозный знак.
        Стелла покачала головой.
        - Если это и религия - то придуманная не нами. Но ты прав - руны похожи на алантские. Я как-то не обращала внимания раньше... Если их развернуть на девяносто градусов...
        - Вот символ сердца. Ещё один... А это символ... Свобода?
        - Скорее чистота. Или очищение. А вообще - похоже на некую схему...
        Стелла и Вульф, обступив обелиск, едва ли не носами водили по рунам, переговариваясь. Мы с остальными пока осмотрели грот. Быстро выяснили, что исследовать здесь особо нечего. Если не считать нескольких горсток сухих, как хворост, костей, пещера была в полном запустении.
        - И этот обелиск тоже заброшен... - задумчиво произнесла Катарина. - Почему?
        - Видимо, он больше не нужен Хтону, - ответил я. - Либо он отступил от своих планов. Но в этом я что-то сомневаюсь. Либо гарпии уже сделали свое дело, и больше не нужны ему. Как и ликаны.
        А обелиск во Фроствальде был заброшен после того, как Резчик утянул с собой в Бездну Имира. Значит, наши догадки были верны. Хтон охотится за титанами Артара. И Псаммофиса, марраканского Песчаного червя, он, видимо, добыл еще раньше, чем Имира.
        - Сердца, сердца... - бормотала Стелла.
        - Да чего мы тупим-то? - не выдержал Макс. - Четыре сердца! По сторонам света. Это же титаны!
        - Хм... - прищурилась Стелла. - Если это и правда схема, и в ней - четыре сердца титанов и еще два элемента... Хтон не только вторжение готовит. Он пытается объединить силу самых мощных в Артаре сущностей. Создать какой-то сверхмощный артефакт?
        - Не артефакт, - поправил её Бэй Фу. - Божество.
        Мы дружно уставились на руны, будто впервые их увидели. Потом обернулись к нему.
        - Ты что-то знаешь об этом? И до сих пор молчал?!
        - Я уже говорил вам - вы задаете много вопросов, но так и не можете сформулировать правильных. Вы упорно смотрите лишь на часть картины, и не видите общего её замысла.
        - Так просвети, в конце концов!
        - Вестники Хтона - Резчик, Фурия и остальные. Они здесь, и они собирают свои маленькие армии. Но вовсе не они и не их усиленные зельями чемпионы изменят этот мир. И даже не орды демонов, которые хлынут из-под земли, когда настанет время. Всё решит она.
        Он кивнул на алеющий на черном фоне символ, похожий на созвездие из шести рун.
        - Она?
        - Он. Оно. Неважно. Это высшая сила. Душа Артара, которая родится из сердец титанов. Но при этом станет чем-то большим, чем просто их сумма.
        - Сердец-то четыре. А элементов в схеме шесть, - возразил Макс.
        - Сердец пять. Пятое - Обсидиановое - принадлежит Хтону, - поправила его Стелла.
        - И что - Хтон даст себя убить, чтобы дать родиться новому божеству? Ну, чего молчишь, Бэй Фу?
        - Бэй Фу не знает ответа, - покачал головой ксилай. - Это лишь легенда, пророчество, которое принесли с собой вестники Хтона. Как всё будет на самом деле - не знает никто.
        - Ладно, допустим, с сердцами понятно. А шестой элемент? - не унимался Макс.
        Бэй Фу развел руками.
        - Бэй Фу отлучен от Кси. Возможно, если бы это было не так, он бы уже знал ответ.
        Когда я только начал играть, и выполнял первые квесты для ксилаев, я думал, что Кси - это что-то вроде божества. Потом - что это просто общее название их народа. Но позже выяснил, что все гораздо сложнее. Кси - это что-то вроде коллективного разума Ксилаев. Объединение их мыслей, памяти, эмоций. Именно за счет Кси этот загадочный народ является единым целым, несмотря на то, что его представители рассеяны по всему Артару. Отлучение от Кси - это не просто изгнание. Это все равно, что лишиться всех близких, а заодно и значительной части собственной души. Бэй Фу не жаловался, но можно было представить, каково ему. Он отвергнут соплеменниками, но и среди нас всегда будет чужаком.
        - Предателям не место в Кси!
        Бей Фу развернулся, совсем по-кошачьи зашипел, обнажая острые белые клики. Мы тоже встрепенулись, потянулись за оружием. Но говорившего удалось разглядеть не сразу.
        Ксилай был до самых глаз укутан в серо-коричневые одежды, сливающиеся с песком и скалами. Мы разглядели его, только когда он сам шагнул вперед, отделяясь от стены пещеры. Вслед за ним появилось еще несколько его соплеменников, двигающихся плавно и бесшумно, как призраки. Все они были вооружены массивными боевыми посохами, украшенными затейливой резьбой.
        Шесть... Восемь... Двенадцать... Черт возьми, их больше двух десятков! И давно они здесь прячутся? Или подкрались так незаметно?
        Ксилаи молча окружили нас. От них так и веяло угрозой, но ссориться с ними я не хотел. Убрал руку с рукояти скимитара и дал знак остальным не доставать оружие.
        - Зачем ты пришел, искатель? - спросил все тот же ксилай. Узнать его можно было только по голосу - одеты все они были одинаково, лишь тюрбаны из легкой ткани были повязаны с небольшими вариациями. У говорившего тюрбан был украшен богатой камеей с рубином. Видимо, он здесь главный.
        - За ответами.
        - Ты не получишь их здесь. Уходи.
        - В чем дело, почтенный? Если мы нарушили покой священного для вас места - то приносим свои извинения. Нам нужно лишь задать несколько вопросов.
        - Никто здесь не будет отвечать на них, искатель. Уходите.
        - Но...
        - Уходите!
        Из вершины его посоха с сухим щелчком показалось длинное блестящее лезвие.
        - Вы что, угрожаете нам, кошаки? - прорычал Больт. - Совсем из ума выжили? Вам не победить!
        - Это вам не победить, - спокойно отозвался ксилай. - Да, сейчас вы можете перебить всех нас. Но вся ваша борьба бессмысленна. Вы сражаетесь с неизбежным.
        - Я не хочу драться с вами, - сказал я. - Вы ведь знаете, я всегда был другом Кси.
        - Теперь это не так. Уходите. Уходите как можно скорее!
        Ксилаи разом, будто по команде, развернулись, и скрылись за уступами скал.
        - Что за хрень? - возмущенно воскликнул Макс. - У меня репутация с Кси упала!
        Мой медальон тоже завибрировал, как всегда при важных сообщениях. Я заглянул в интерфейс, пролистал его до вкладки взаимоотношений с фракциями. И не удержался от витиеватого ругательства.
        Так и есть.
        Отношения с фракцией Кси: враждебные.
        Десятки квестов, сотни мелких заданий и сделок, больше года планомерной работы, чтобы добиться уважения у ксилаев - и всё псу под хвост!
        - Что всё это значит? - почесал затылок Кейн. - С чего это коты так на нас ополчились?
        - С того, что Кси больше не держат нейтралитет, - глухо, будто борясь с комом в горле, проговорил Бэй Фу. - Они приняли сторону Хтона.
        - И ещё это значит, что у нас гораздо меньше времени, чем мы думали, - добавила Стелла, не сводя глаз с обелиска.

        ГЛАВА 15

        Каждый раз, возвращаясь на базу, первое, что я слышу - это стук молотков, скрип колес деревянных тачек, визг пил. Строительство и укрепление нашей новой крепости, кажется, не останавливается ни на минуту. Неписи, конечно, тоже едят, спят и отдыхают, но больше для галочки, чтобы в глазах игроков выглядеть правдоподобнее. А работают они на совесть. В реале такое редко встретишь.
        Наш отряд телепортировался к центральному гильдейскому обелиску. По сути, это тот же менгир Возврата, но пользоваться им могут только члены гильдии. Очень удобно. Чужаки не пройдут при всем желании. А обычными, не магическими путями в наше логово и вовсе пробраться почти нереально. Все ходы наружу мы знаем, и позаботились об их надежной охране.
        - Дом, милый дом, - угрюмо проворчал Макс, оглядываясь по сторонам. Настроение у нас у всех после случившегося в Марракане довольно паршивое.
        - Что, зайдем, перекусим? - предложила Катарина, указывая на тускло светящиеся окна таверны.
        - Давайте лучше наверху, - отозвался я. - Добычу Ю Шенгу сдадим. А перекусить можно и в Зале Совета. Как раз есть, что обсудить.
        - А я, пожалуй, пас, - скривился Инвок. - Мне уже выходить пора.
        У Кейна тоже обнаружились срочные дела.
        Мы направились к вырубленной в скале извилистой лестнице, ведущей наверх.
        Идея перенести штаб-квартиру Легиона сюда, в обсидиановые пещеры под Арнархолтом, мне пришла спонтанно. Но со временем я и остальные легионеры находили в ней все больше плюсов.
        Да, пришлось изрядно попотеть во время эвакуации Крепости Красного орла. Перевезти сюда неписей было проще всего - мы просто заслали передовой отряд, который установил здесь обелиск для телепортации. А вот с перевозкой оборудования и сырья повозились. Большую часть скарба перевозили буквально на руках. Точнее, в инвентарях. Забивали сумки всем, что только могло туда влезть, и телепортировались из крепости под землю и обратно. Каждый из тех, кто был тогда в онлайне, сделал не меньше десятка ходок.
        Сложнее всего пришлось с крупным крафтерским оборудованием и со стройматериалами. Их перебросить через порталы не получалось. Пришлось разбирать и частями доставлять на Тенептицах в Арнархолт, а потом спускать в подземелья, пользуясь входом, который располагался в той пещере, где мы познакомились с Дракенбольтом.
        Больше всего мы опасались даже не того, что нас обнаружит Кай или другие наши враги из числа игроков. Куда опаснее было бы столкнуться раньше времени с приспешниками Хтона. Мы ведь до сих пор понятия не имеем, насколько велики эти пустоты под Арнархолтом, и связаны ли они в единую систему. Возможно, отсюда, от нашего логова, можно под землей дойти прямо до Долины Лазурного Ока и до строящегося трогглами туннеля в Бездну. По прямой это всего несколько километров.
        Да и реальный размер их подземной армии мы тоже не представляем. Хотя и того, что успела разведать Стелла, хватит за глаза.
        В общем, первые дни мы сидели, как на пороховой бочке. Но постепенно наша жизнь под землей налаживалась.
        Защитный периметр мы выстроили возле подъема в старую пещеру Дракенбольта - ту, что имела что-то вроде балкона, выходящего на поверхность. Место было удобное - тут как раз относительно ровная площадка, единая обсидиановая плита. С одной стороны она обрывается крутым уступом глубиной метров этак десять. Мы выстроили стену прямо по краю этой пропасти, так что с этой стороны логово стало практически неприступным.
        С другой стороны тоже удалось удачно использовать имеющийся рельеф. Здесь, наоборот, потолок спускался довольно низко, и часть стены теперь достает прямо до него.
        Сложнее всего со строительным материалом. Вокруг - один первородный обсидиан, который обычными инструментами не расколешь. Древесину приходилось доставлять снаружи - других вариантов не было. Каменные же блоки вырубали в пещере Дракенбольта - там уже обычная скальная порода. Заодно расширили прежнее жилище огра в несколько раз, оборудовали там вместительные кладовые, лаборатории для Ю Шенга и Скандероса. И новый Зал Совета. Конечно, без шикарной объемной карты и без полуголых гурий. Но в целом, получилось вполне уютно.
        То, что Легион наш пока не очень многочисленный, даже кстати. Логово получилось компактным, раз в шесть меньше Крепости Красного орла. Нам главное было разместить крафтеров, оборудовать склады, казармы для неписей-стражников. Для игроков же хватило небольшой таверны, в которой можно было перекусить и отдохнуть. Особо надолго здесь все равно никто не задерживается - захватить еды с баффами, починить или улучшить снаряжение у ремесленников и снова в путь.
        Отдельная проблема была с освещением. Факелов на такой лагерь не напасешься, поэтому мы напрягли наших алхимиков и зачарователей. Те, будто соревнуясь друг с другом в мастерстве, понаделали уйму всевозможных магических светильников. Были у нас и светящиеся призрачным светом черепа, и целые столбы белесого пламени, и «вечные» костры, в которых вместо дров горели шарообразные капсулы из черного, похожего на смолу, материала.
        Светильники мы устанавливали по внутреннему периметру стен, чтобы снаружи их не было заметно. Вахту на стенах стражники вели круглосуточно. Правда, разглядеть что-то снаружи было нереально. Наше логово было похоже на светящуюся елочную игрушку, заброшенную в волны бескрайнего черного океана.
        Макс придумал что-то вроде звуковой сигнализации - вокруг стен мы выстроили несколько защитных колец из всевозможных ловушек. Настоящие минные поля. Не завидую тем, кто рискнет по ним сюда сунуться, тем более в этой кромешной темноте.
        Дороги наружу и к подземному озеру - нашему основному источнику питьевой воды - тоже постарались обезопасить. Выстроили наиболее короткие и безопасные маршруты, понаставили ориентиров и корзин с запасными факелами, пустили патрули. По краям троп установили еще пару сотен ловушек - капканов, мин.
        Впрочем, за все время ни одна из них не сработала. Тут одно из двух - либо пещеры эти безжизненны, либо обитатели их настолько хитры и осторожны, что избегают всех ловушек. Нам, конечно, хотелось бы надеяться на первый вариант. Пара вылазок, сделанных в окрестности для разведки, ничего не дали. А далеко мы пока не совались, чтобы не спугнуть никого раньше времени.
        Под аркой, ведущей в верхнюю часть Логова, стояли навытяжку двое закованных в латы стражников с прямоугольными ростовыми щитами. На щитах по-прежнему алели орлы - герб Красного легиона. Я пока не придумал новую эмблему, но сделаю это обязательно. Старый герб каждый раз будит не очень приятные воспоминания.
        - Легат! - дружно козырнули стражники, лязгнув мечами о щиты. Их голоса из-под забрал звучали зычно, как рык боевого рога.
        Я одобрительно кивнул, проходя мимо.
        Мы оказались в широком коридоре. По правую сторону был Зал Совета, переделанный из старой пещеры Дракнебольта, и покои Скандероса. По левую - кладовые, пока играющие роль гильдейской сокровищницы, и лаборатория Ю Шенга. Дальше коридор переходил в горизонтальный штрек каменоломни, из которого доносились удары кирки. Блоки для строительства до сих пор требовались.
        С тех пор, как мы были здесь в последний раз, помещение преобразилось. Поверх грубой каменной кладки стен уже наложили штукатурку, а кое-где и фигурную лепнину. С потолка через равные промежутки свисали массивные светильники с ровным магическим пламенем. Пол почти на всей протяженности коридора уже был вымощен плоскими ровными плитами.
        С первых дней за этим нашим подземным убежищем закрепилось название Логово. Но такими темпами оно скоро превратится в полноценную крепость со всеми удобствами.
        - Легат! - учтиво склонив голову в поклоне, приветствовал меня Альберт. Главного интенданта Крепости Красного Орла я тоже забрал с собой - без толкового управляющего нам не обойтись.
        - Рад видеть вас, сэр! Желаете ознакомиться с отчетом о проделанной работе?
        - Позже, старина. Распорядись пока подготовить ужин в Зале Совета.
        - На сколько персон?
        Я оглянулся.
        - На восемь персон, - сказал я.
        - Господин Дракенбольт тоже будет ужинать? - уточнил Альберт.
        Левая голова огра расплылась в клыкастой ухмылке от уха до уха. Дракену жутко нравилось, когда его называли господином.
        - Конечно, будет! - фыркнул Больт.
        - Хорошо. Тогда на двенадцать... - пробормотал Альберт, делая пометку в своем гроссбухе.
        К Ю Шенгу мы входили осторожно, как на минное поле. Однажды нам уже довелось выбегать из его владений, ошпаренными каким-то ядовитым туманом. Угораздило нас зайти как раз в тот момент, когда он проводил свои очередные опыты и не рассчитал с дозировкой ингредиентов.
        Старая лаборатория алхимика в Крепости Красного Орла напоминала скорее огромную помойку, в которой связки крысиных хвостов валялись в залежах немытых пузатых склянок, а драгоценные камни хранились вперемешку с пометом летучих мышей, глазными яблоками василисков и недоеденными вчерашними бутербродами. При переезде мы постарались навести хоть какой-то порядок. Я заказал плотникам широкие удобные стеллажи, верстак, застеленный цельным стальным листом, а каменщики сложили шикарную печь со сложной системой дымоходов.
        Порядка хватило дня на два. Артарских дня, не реальных.
        - Господи, когда он все это успел натащить? - сморщив носик, ужаснулась Катарина, аккуратно перешагивая через обглоданный хребет какой-то крупной твари, валяющийся прямо поперек порога.
        На гигантском верстаке, заставленном разнокалиберными склянками, что-то бурлило и клокотало, и половина помещения тонула в плотном белесом дыме. Или паре. Воняло, как всегда, отвратно, и мы дружно зажали носы. Только Дракенбольту было все нипочем.
        Самого хозяина лаборатории удалось разглядеть не сразу - он был почти полностью скрыт за пучками какой-то колючей травы.
        Если уж сравнивать ксилаев с котами, то Ю Шенг больше всего походит на тощего облезлого дворового кота. Изрядно ободранные уши, многочисленные подпалины на шерсти и безумные, навыкате глаза с дергающимися веками только добавляют сходства. И каждый раз, когда гениальный алхимик открывает рот, для того, чтобы что-то сказать, от него ожидаешь истошного кошачьего ора.
        Причем частенько оказываешься прав.
        - Эй, куда?! Куда прёшь? - завизжал Ю Шенг и судорожно замахал тощими руками. - Опроки... Упадё... Он сейчас... Держите!!
        Дракенбольт, продвигаясь рядом с верстаком, задел стеклянную бутыль, водруженную в самом конце длинной цепочки из бурлящих котлов и дымящихся склянок, соединенных спиральными трубками. Бутыль опасно сдвинулась на край стола, болтающаяся в ней мутная жидкость всколыхнулась...
        У меня сработал боевой режим.
        Я метнулся вперед, прыгнул и в полете поймал бутыль, уже соскользнувшую с края и медленно летящую на каменный пол.
        Запоздало мелькнула мысль, что прыгать нужно было в сторону выхода, а не ловить эту треклятую посудину. Неизвестно, что это вообще за гадость. Может и рвануть не хуже гранаты, разнесет здесь все в клочки. Нелепая была бы смерть.
        Я, стиснув зубы, аккуратно поднялся, бережно держа перед собой бутыль.
        - О, ты мой герой, искатель! - довольно потирая руки, подбежал Ю Шенг. - Это же надо! Этот двухголовый мог все расколотить! Двенадцать дней выдержки! Трехступенчатая дистилляция! Двойная очистка! Вымораживание летучих фракций!
        Он вырвал бутыль у меня из рук и придирчиво осмотрел её на просвет.
        - Она хоть не взорвётся? - с опаской выглянула Ника из-за плеча Макса.
        - Что? Взрыв? - встрепенулся Ю Шенг. Замотал головой. - Не-е-ет!
        Подхватив посудину под донышко, он сделал изрядный глоток мутной жидкости и блаженно зажмурился.
        - Это мой самогон, - пояснил он. - Надо же мне было чем-то заняться! Вы, бездельники, обещали мне жала скорпидов, но их до сих пор нет!
        Ладонь моя сама собой потянулась к рукояти скимитара, а из горла вырвался почти звериный рык.
        - Эрик... - успокаивающе погладила меня по щеке Ника.
        Я с трудом взял себя в руки.
        - Достали мы твои жала. Куда складывать?
        - Эм... Да бросайте прямо сюда, под стол.
        Мы один за другим опустошили свои инвентари. Под верстаком выросла приличная гора обрубков скорпионьих хвостов.
        - И ещё - взгляни на это.
        Я протянул ему склянку, найденную на мертвой гарпии.
        - Можешь определить, что это?
        Ю Шенг придирчиво обнюхал флакон, открыл пробку, поболтал, посмотрел на свет, лизнул, чихнул, почесался, в перерывах между всем этим бормоча что-то нечленораздельное.
        - Я тебя спрашиваю - ты знаешь, что это, или нет? - прорычал я, еле сдерживаясь от того, чтобы влепить ему подзатыльник.
        - Конечно, знаю! - огрызнулся алхимик. - Я сам это варил.
        - Ты?!
        - На склянке нет твоего клейма, - возразил Макс.
        - Потому что это не моя тара! Искателю я отдавал большую бутыль... Чертово зелье! Две недели работы... Столько мандрагоры! И эфир! Я потратил весь эфир! А он обещал вернуть! Ага, как же! Клиентам никогда нельзя верить!
        - Какой, к чёрту, искатель?
        - Чёрный. Или рыжий?... Нет, рыжий - тот воин... С о-о-о-огненным мечом! - Ю Шенг вдруг встрепенулся и принял эпичную позу, будто поднимал над головой факел.
        - Рыжий - это Феникс? - уточнил Макс. - А черный искатель - это Маверик? Он что, приходил прямо к тебе в лабораторию?!
        - Я не помню имён! - отмахнулся алхимик, снова занявшись своей выстроенной на верстаке перегонной системой. - У вас дурацкие имена! И вы их постоянно меняете!
        - Какой эффект у этого зелья?
        - О-о-о! - закатил глаза ксилай. - Огромная сила! Огромная! Это шедевр!
        - Ты повторить сможешь шедевр этот?
        - Повторить? Шедевр?
        - Еще раз сварить такое зелье сможешь, мать твою?! - не выдержал я.
        - Нет.
        Он замолчал, увлеченно заглядывая в булькающие на медленном огне бутыли. Мы с полминуты стояли, наблюдая за ним, и я чувствовал, как и у меня внутри все начинает закипать и бурлить. Но я все же постарался сдерживаться. В конце концов, это просто непись.
        Непись, требующий крепких, как канаты, нервов.
        - Почему нет, почтенный Ю Шенг? - спросил я самым учтивым тоном, на который был сейчас способен.
        - Нет ингредиента.
        - Мы найдем.
        - Ммм... Вряд ли. Я сам не знаю, что это. И откуда это. Но это... Это...
        Он выпучил глаза в благоговейном ужасе.
        - Это огромная мощь! Огромная!
        - Хотя бы как это выглядит?
        Алхимик забормотал что-то невнятное, показывая в воздухе бесформенную кляксу.
        - И она светится! - добавил он.
        - Кровь Хтона? - предположил Макс.
        Я пожал плечами.
        - Не удивлюсь. Ладно, Шенг, работай. Не будем отвлекать.
        Мы едва успели дойти до дверей лаборатории, когда нам навстречу ввалился запыхавшийся стражник.
        - Вторжение, легат! - выкрикнул он. - Сработали ловушки на внешнем периметре!
        Внутри все похолодело. Мы все дни, что обустраивались здесь, постоянно ожидали чего-то подобного. И все равно тревога застала врасплох. Слишком долго было тихо, и мы успели расслабиться.
        - Весь гарнизон - на стены! - скомандовал я на бегу.
        Заглянул в интерфейс управления гильдией. В онлайне сейчас - чуть больше семидесяти легионеров. Из них, кроме нас, всего двенадцать в Логове, остальные где-то наверху.
        Я дал сигнал общего сбора.
        Мы выбежали на лестницу и по боковому её ответвлению выбрались на стену. Неписи-арбалетчики спешно занимали свои места.
        - Легат! - козырнул выскочивший мне навстречу непись - глава гарнизона. Все время забываю, как его зовут. Не то Грэг, не то Крейг.... Кажется, все-таки Крэйг.
        - Откуда сигнал?
        - Сработали мины к западу от стены. Мы обстреляли ту область осветительными ракетами. К нам движется отряд. Большой. Сотня, может, больше. Сейчас остановился.
        - Они в зоне обстрела башен?
        - Да. Но мы не атаковали без вашего приказа. Использовали только осветительные снаряды.
        - Ну, тогда покажи мне наших гостей.
        Мы замерли, вглядываясь в темноту. Откуда-то из наших спин с шипением сорвались несколько светящихся зарядов. Они, как залп фейерверка, быстро устремились во тьму и расцвели яркими вспышками.
        Либо Крейг недооценил противника, либо за короткое время сюда подтянулись еще несколько отрядов. Они были метрах в ста от стен, и толком разглядеть войско за те несколько секунд, что горели световые ракеты, не получилось.
        Но в том, что это именно войско - сомнений не было. Многоголовая масса ощетинилась длинными пиками, позади основного отряда возвышались какие-то передвижные сооружения - не то просто повозки, не то осадные орудия. Навскидку, здесь не меньше трех-четырех сотен бойцов. Выглядят они человекообразно, но фигуры сильно деформированы. Верхняя часть туловища - сплошной массивный горб, на фоне которого голова, прилепленная к туловищу без шеи, кажется крохотной.
        Трогглы. Но, кажется, в передних рядах я успел разглядеть и мощные фигуры Камнекожих.
        Когда осветительные ракеты погасли, армия погрузилась в полную тьму. У них не было с собой никаких факелов или других источников света. Похоже, наши гости прекрасно видят в темноте.
        - Они пока не нападают, легат, - сказал Крэйг. - Просто стоят и чего-то ждут.
        - Ну, пусть попробуют напасть, - хмыкнул Макс. - Нас, конечно, в разы меньше, но за счет стен мы хоть тысячную армию сдержим.
        - А что там у них было впереди? - спросила Катарина. - Видели? Какой-то бугай размахивал.
        - Дайте еще света. И побольше, - приказал я.
        На какое-то время на пространстве перед крепостью стало светло, как днем. Только тени были слишком резкими и плясали, удлиняясь, укорачиваясь, раздваиваясь.
        В этот раз и я увидел огромного Камнекожего, размахивающего светлым полотнищем на длинном древке.
        - Белый флаг? - прищурился Вульф. - Не знал, что монстры в Артаре знакомы с этим понятием. Они что, собираются выслать парламентера?
        - Похоже на то. Вон, один уже топает к нам. Тоже с белой тряпкой.
        Парламентер, похоже, был человеком. Стройная подтянутая фигура в темных доспехах с шипастыми наплечниками. Бледная кожа, тёмные волосы. Кинжал и короткий изящный меч на боку...
        Первым его узнал Дракенбольт - над моим плечом раздалось его приглушённое рычание. Когда гость подошёл ещё ближе, не осталось сомнений и у нас.
        - Маверик! - процедил я сквозь зубы.

        ГЛАВА 16

        Первым желанием было отдать приказ арбалетчикам, чтобы те нашпиговали Маверика стрелами, как дикобраза. Подавить это желание было непросто. Ещё сложнее было успокоить Дракенбольта - тот так и рвался за ворота, чтобы разорвать наглеца.
        В конце концов, взяло верх любопытство. Если бы Маверик привел это войско подземных уродов для реального штурма - уж точно не размахивал бы парламентерским флагом и вообще не устраивал бы парадов в зоне обстрела арбалетчиков. Выходит, ему есть, что сказать. Да и мне выгодно потянуть время - пока легионеры, которые сейчас в онлайне, подтягиваются в Логово.
        Встретились мы возле самой стены. Позади меня зияла арка ворот с наполовину поднятой решёткой. Мой отряд выстроился прямо перед ней. Но вперед я пошёл один. Далеко от стены не отходил, чтобы ребята могли слышать наш разговор. Но и показывать себя трусом, идущим на переговоры под прикрытием телохранителей, не хотелось. Тем более перед Мавериком.
        Двое стражников, выбежав вперед, установили магические факелы на массивных железных треногах. В продолговатом пятне света от них мы с Мавериком и сошлись. Вокруг нас клубилась непроглядная тьма.
        - Эрик! - как ни в чем не бывало, улыбнулся франт, раскинув руки в приветственном жесте. - Давненько не виделись, суровый ты наш. Ну, не смотри ты, как сыч. Расслабься!
        - А ты нисколько не изменился, - усмехнулся я, держа ладонь на рукояти меча.
        - Зато ты - ещё как! Возмужал, возмужал...
        Он прошелся из стороны в сторону, не сводя с меня чуть насмешливого взгляда. Сам он, действительно, был ровно таким же, как в нашу последнюю встречу - до мельчайших деталей в экипировке. Но видеть его всё равно было как-то не по себе. Будто призрака встретил.
        Собственно, он и есть призрак. Тело его уже несколько реальных дней мертво, а аватар... Выходит, он сейчас полностью живет в Артаре, как непись? Тогда, с его точки зрения, мы и правда давненько не виделись. Сколько там для него прошло с учетом разницы во времени? Месяца полтора-два?
        - Ну, говори! - не выдержал я. - Зачем явился? Только учти - времени на болтовню с тобой у меня немного. Я с куда большим удовольствием снес бы тебе башку.
        - Пффф! Вот так новости! Чем же это я так перед тобой провинился?
        - Ты водил нас за нос! Использовал для своих грязных делишек!
        - Вообще-то, как помнится, я вам заплатил за вашу помощь. И довольно щедро. Разве я нарушил какие-то наши договоренности?
        - Ты разрушил лагерь ксилаев. И убил Отилию!
        - Кого-кого?
        - Отилию. Хозяйку «Золотого топора».
        - Это же просто неписи, Эрик! - развел он руками, глядя на меня, как на полоумного. - Ты чего?
        - Ты помогал Резчику!
        - И что с того? - пожал он плечами. - Тебе-то какая печаль, парень? Я, признаться, наблюдаю за тобой с изрядным изумлением. С какой стати ты вдруг ввязался в эту войну? Из-за этой плоскозадой стервозины с луком?
        Он с издёвкой помахал рукой Стелле.
        - Просто мне не наплевать на этот мир, - процедил я. - У меня большие планы на Артар, и вторжение демонов в них совсем не входит.
        - У-у-у... - глубокомысленно протянул Маверик. - Видишь ли, какое совпадение, старина. У меня тоже на Артар большие планы. Собственно, вся моя оставшаяся жизнь теперь связана с этим местом.
        - Тогда я тем более не понимаю, почему ты помогаешь Хтону уничтожить этот мир.
        - Да с чего ты взял, что демоны уничтожат Артар? Он просто станет... другим. Понимаешь?
        Он вздохнул, как родитель, терпеливо объясняющий что-то нерадивому отпрыску.
        - Весь этот проект давно обречён, Эрик. Остин, Стелла и остальные разработчики облажались. Просто не хотят этого признавать и барахтаются до последнего. Остин - чтобы успеть напоследок вытянуть побольше бабла. Твоя приятельница - из-за каких-то своих глупых амбиций. Но Артару, в любом случае, конец.
        Я лишь криво усмехнулся.
        - И в этом невелика трагедия, Эрик. В конце концов, это первый проект такого рода. А первый блин всегда комом. Пройдет несколько лет - и запустят миры куда лучше Артара. Больше, красивее, продуманнее. А здесь... Все уже решено. Ты все равно ничего не сможешь изменить!
        - Но что будет с Артаром? Ты же понимаешь, что если Хтон реально приведет сюда демонов, сервер придется закрыть? Ты-то тогда куда денешься?
        - Да, сервер закроют. Для всех этих болванов, что приходят сюда поиграть в великих воинов. Но он будет функционировать и дальше. Долго. Очень долго. Об этом я позаботился. Не так ли, Андерсон?
        Он приветственно взмахнул рукой Туманному Волку. Тот нахмурился, пристально разглядывая его, будто не веря своим глазам.
        - Мистер Грант? - наконец, отозвался он. - Это действительно вы?
        - Вы знакомы с Патриком? В реале?
        - Были знакомы, если быть точным. Ведь я уже несколько дней как покинул тот бренный мир, - с широкой улыбкой ответил Маверик. - Но перед этим успел сделать важные инвестиции. Мы с Патриком теперь владеем контрольным пакетом акций NGG. Ну, точнее, он владеет, но с определенными условиями. И представляет мои интересы, озвученные в завещании. В общем, это уже юридические детали. Главное, что мне обеспечено долгое безбедное будущее в этом прекрасном мире. Я весь в предвкушении. Но есть одна ма-а-аленькая раздражающая деталь, которая мне здорово действует на нервы...
        Слащавое выражение мгновенно слетело с его лица, и окончание фразы он процедил жестко, с едва скрываемой ненавистью.
        -... И эта деталь - ты!
        - Ну, надо же! - с издевкой отозвался я.
        - Ей-богу, ты, как заноза в заднице, Эрик! Что это за дурацкий крестовый поход? Целую гильдию уже создал... Зачем тебе всё это, ещё раз спрашиваю?
        - Развлекаюсь! - буркнул я.
        Не объяснять же ему, право слово, про наши с Максом заработки на видеоблоге, и уж тем более о моей обретенной в Артаре «суперсиле». Для меня этот мир теперь почти так же важен, как и для него. В нём - ключ к моему будущему. И если уж у нас возник конфликт интересов... Что ж, тем хуже для тебя, приятель.
        - А не мог бы ты развлекаться в другом месте? - приближаясь почти вплотную, прорычал он. - Не стой у меня на пути, хорошо?
        - Иначе что?
        Он раздраженно мотнул головой.
        - Ты смертный. И играешь бог знает сколько времени. Это опасно, ты ведь в курсе? Не задумывался, что может произойти, когда ты все-таки умрешь здесь? Может, хватит испытывать судьбу?
        - Это уж я сам решу, ладно?
        Маверик вздохнул и снова прошелся из стороны в сторону, заложив руки за спину.
        - Ну, хорошо. Сколько ты хочешь?
        - Чего?
        - Денег, - пожал он плечами. - Я ведь все про тебя знаю, Эрик Блэквуд. Кто ты, что ты... Про аварию. Про несчастную матушку. Я могу помочь.
        Я стиснул зубы, стараясь не показать, что он задел за живое.
        Признаться, соблазн откликнуться на предложение был. Если верить Кейну, Маверик очень богат. Точнее, был богат. При жизни. Сейчас-то он кто? Какая-то аномалия. Цифровой призрак.
        Но мысли о выкупе быстро выветрились, сменившись раздражением. Деньги мне нужны. Но не нужны подачки. Я все заработаю сам. Да, это упрямство. Может, даже глупое. Но я не могу иначе.
        Помню, мы в свое время крупно поссорились из-за этого с Эммой, маминой сестрой. Та собиралась развернуть компанию в сети, с рассказом о нашей трагедии и с просьбами помочь. Говорила, что за счет пожертвований есть шанс наскрести денег на операцию. Я наотрез отказался, мама меня поддержала. Был большой скандал, после которого тетя Эмма не появлялась у нас пару месяцев. Кричала, что мы не в том положении, чтобы проявлять гордость.
        Ей было не понять, что гордость - то немногое, что у нас осталось, и чего нельзя терять.
        - От угроз перешел к подкупу? - усмехнулся я, стараясь не выдать дрожи в голосе. - К чему тебе это всё, Маверик? Ты ведь сам говоришь, что я все равно ничего не смогу изменить. Тогда почему так нервничаешь?
        - Просто ставки очень высоки. Я не могу позволить даже малейшего риска. Ты не представляешь, через что мне пришлось пройти. Для меня это как второе рождение. И я не позволю какому-то щенку всё испортить!
        Я немного выдвинул скимитар из ножен.
        - Ну, попытайся меня остановить.
        Отсветы факелов блеснули в его темных глаза, сузившихся от злости.
        - Так, значит? - негромко спросил он. - Что ж, посмотрим, сколько продержится твоя жалкая крепость. Я приведу многотысячное войско. Камня на камне здесь не оставим.
        - Буду ждать. С нетерпением.
        Маверик, не сводя с меня глаз, медленно попятился назад, скрываясь из освещенной области. Я напряженно следил за ним, не торопясь разворачиваться спиной. От этого пройдохи можно ожидать какого угодно финта.
        Но он просто исчез, будто канул в окружающем нас мраке. Я, немного постояв, отправился обратно к воротам.
        Боевой режим запустился одновременно со звуком бьющегося стекла и шипением рассерженной кошки. Сработало «Кошачье чутьё», защитная аура шлема.
        Я развернулся и успел бросить навстречу летящему в меня копью ещё и Щит.
        Пика была тяжелой, на толстом деревянном древке, укрепленном стальными кольцами. Длинный граненый наконечник у основания украшен красной метелкой. Щит и аура шлема так замедлили летящий снаряд, что я успел разглядеть его до мелочей. Чуть отклонился, чтобы острие прошло над левым плечом. Одновременно развернулся против часовой стрелки и правой рукой успел перехватить древко в полёте.
        Крутанул копьё, гася его инерцию, и развернулся в сторону вражеского войска. За пределами освещенного факелами пятна темнота, кажется, сгустилась еще больше. Я ничего не видел дальше пяти шагов, и таящаяся во тьме армия казалась гигантским многоголовым спрутом. Хотелось убежать, спрятаться. Как в далеком детстве - когда в комнате гаснет свет, и ты прячешься под одеялом от тянущихся к тебе невидимых щупалец.
        Но я, наоборот, еще ненадолго задержался на свету. Покрутил в руках пойманное копье и одним движением переломил его через колено, как сухую тростинку. Сплюнув, отбросил обломки и нарочито неторопливо отправился к воротам.
        Тьма за моей спиной осталась безмолвной.
        - Закрыть решётку!
        Загрохотали вороты, и тяжелая стальная решетка перекрыла арку. Острые зубья на её нижней кромке глубоко вошли в отведенные для них пазы.
        В воздух снова взлетели осветительные снаряды.
        - Они отступают, легат! - зычно крикнул со стены Крэйг.
        - Я так и думал, - буркнул я. Увидел стоящего поодаль Альберта и, стараясь, чтобы голос звучал непринуждённо, спросил:
        - Ну, так как там насчет ужина?
        ***
        Стол в Зале Совета тоже успели заменить. В прошлый раз у него была обычная деревянная столешница из гладко оструганных досок - как в какой-нибудь таверне. Но за время нашего отсутствия её успели украсить по периметру резьбой, покрыть темным лаком. В самом зале тоже добавилось деталей - драпировка на стенах, светильники. А скальный козырек, ведущий на поверхность, превратился в настоящий обзорный балкон с каменными перилами.
        Ребята оживленно спорили, не забывая между делом налегать на закуски. У меня аппетита не было. Я молча сидел во главе стола, в массивном кресле с высокой резной спинкой, и задумчиво крутил в пальцах оловянный кубок с вином.
        - Да блефует Маверик! - горячо доказывал кому-то Макс. - Если бы он мог взять крепость - он бы сделал это хоть сейчас! Напал бы внезапно. А так - только раскрылся раньше времени.
        - Просто хочет заставить нас понервничать, - предположил Вульф.
        - А может, он сегодня и нападет? - возразила Стелла. - Немного потянет время, дождется, пока мы расслабимся, а потом... Эрик, ты что, отменил общий сбор? Зачем? Надо собрать в крепости всех наших бойцов, что сейчас в онлайне!
        - И что теперь нам, целыми днями здесь торчать, ждать этого нападения? - проворчала Катарина. - Скукотища же здесь, под землей.
        - Да мы не о том, пожалуй, думаем, - отхлебнув пива, сменил тему Макс. - Какого хрена Маверик вообще приходил?
        - Ну, мало ли, - пожала плечами Кэт. - Вдруг Эрик все-таки согласился бы бросить эту затею. Кстати, может, и зря не согласился. Вдруг он и правда смог бы помочь с деньгами?
        - Ага! Я и живому-то Маверику не очень-то доверял. А уж дохлому...
        Стелла, оставив тарелку, поднялась и, упираясь в столешницу ладонями, проговорила:
        - Все эти наши домыслы ни к чему не приведут! Пока что ясно одно - надо максимально укрепиться в Логове. По гильдейскому чату объявить мобилизацию, чтобы большинство бойцов дежурили здесь. Укреплять дальше стены, башни. Мы не можем потерять эту крепость и особенно - наших крафтеров! Только с их помощью мы сможем вооружить отряд, способный противостоять Хтону. На это нужно время. А пока остатки денег из казны можно потратить на найм дополнительных неписей-стражников. Альберт, сколько это будет стоить?
        Альберт открыл было рот, чтобы ответить, но я перебил его.
        - Стелла... Вообще-то, командую здесь я.
        Сказал я это негромко, но твердо. Стелла сконфуженно замолчала. Остальные тоже притихли, глядя на меня. Даже Дракенбольт стал жевать чуть медленнее.
        - Так а чего ты молчишь-то? - с долей обиды спросил Макс. - Мы тут головы ломаем...
        - Думаю я!
        Поставив бокал на стол, я надолго замолчал, разглядывая свое отражение в рубиновом зеркале вина.
        - Но ведь я права, Эрик, - не выдержала Стелла. - Нам, в любом случае, надо готовиться к отражению атаки, и...
        Я покачал головой.
        - При всем уважении, Стелла... Я, конечно, понимаю, вы хотите помочь. И вы старше нас. И сделали многое для создания этого мира. Вы, наверное, и правда гениальный вирт-дизайнер. Но в остальных вопросах вы, откровенно говоря, не очень-то умны.
        Стелла поджала губы.
        - Вот как? - негромко, с долей угрозы проговорила она.
        - Начнем с того, что вы несколько месяцев не могли разгадать действия Хтона. И до сих пор бы не разгадали, если бы вас буквально носом не натыкали. Кстати, с нашей помощью.
        - Вообще-то, не я одна мучилась над этой загадкой! Вся команда админов Артара не может понять, что творится с Хтоном.
        - Ну, допустим. Но вы же сами говорили - вы создали этот мир, вы знаете, как здесь все работает. И все равно для вас действия Хтона оказались сюрпризом. Какой-то сбрендивший искусственный интеллект обыграл вас на вашем же поле! Как и Маверик. В прошлый раз, во Фроствальде, он вас обвел вокруг пальца. И сейчас вы повторяете ровно ту же ошибку.
        - Он отвлекает нас! - понимающе кивнул Макс.
        - Вот именно. Зачем он вообще сюда явился и начал мне зубы заговаривать? Хочет сбить нас с толку. Напугать. Заставить окопаться в Логове и не высовываться.
        - А если он и правда разрушит Логово?
        - Ага. И именно поэтому он нас предупредил о нападении? Очень благородно! Нет, он просто хочет нейтрализовать нас. Чтобы мы ему не помешали...
        - ...где-то в другом месте! - поддакнул Макс.
        - А что там у нас на календаре? Долго еще до появления следующего титана?
        - Эм... Кто там у нас на очереди. Левиафан... Чёрт! Постоянно забываю про эту разницу во времени с Артаром! Три месяца здесь так быстро пролетели. Весеннее равноденствие уже черед девять местных суток!
        - А кто-нибудь из крупных гильдий собирает рейд на Левиафана?
        - Кажется, в этот раз Корсары собирались попробовать, - неуверенно сказал Вульф. - Но вообще, на Левиафана пока никто не рыпался. Тут с сухопутными-то титанами разобраться не можем...
        - Кстати, что это у вас за дела с Мавериком, Вульф? - встрепенулся Макс. - И можем ли мы вообще тебе доверять?
        - Нет у меня никаких дел с Мавериком, - огрызнулся Вульф. - Мы были деловыми партнерами с Уильямом Грантом. Но он мертв. А в это его цифровое перерождение я не очень-то верю. По-моему, аватар Маверика - пустышка. Хтон играет с нами.
        - Не знаю, не знаю... - возразил я. - Выглядел он весьма... правдоподобно.
        - Ты что, правда веришь в перенос личности в Эйдос после смерти? Таких технологий просто не существует. Это бред. Да, Хтон - необычный искусственный интеллект. Но не бог же он, в самом деле!
        Раньше я бы с ним согласился. Но технологий, которые переносят способности из Артара в реальный мир, вроде как тоже не существует. Это тоже бред. Однако я его испытал на своей шкуре.
        - На самом деле, у Хтона в этом смысле больше возможностей, чем у кого бы то ни было, - угрюмо сказала Стелла. - Это не просто титан. Мы ведь дали ему креаторские функции.
        - Чего-чего? - удивленно развернулся к ней Вульф. - Остин не рассказывал об этом.
        Стелла нахмурилась, подбирая слова.
        - Да мы все об этом помалкиваем. Вообще, это было решением Остина. Мы были в жутком цейтноте, все сроки срывались. Нужно было уже запускать проект, инвесторы торопили. А у нас в самом-то Артаре была куча недоделок. А уж в Бездне - вообще непочатый край работы. По сути, все, что там было на стадии запуска проекта - это несколько летающих островов и сам Хтон. Поэтому мы... автоматизировали эту часть. У нас был набор основных концептов по демонам - детали их внешнего вида, экипировки, умений, наборы скриптов... Как бы это объяснить-то попроще... В общем, это что-то вроде разрозненных элементов мозаики. Или, точнее, конструктора.
        - И вы отдали этот конструктор Хтону? Поиграться? - саркастически усмехнулся я.
        - У нас не было времени вручную клепать демонов, чтобы заселить Бездну. А инвесторам надо было показать более-менее жизнеспособную модель. Мы собирались вплотную заняться дизайном Бездны позже, где-то через полгода после старта сервера. Все равно пока игрокам рано было туда соваться.
        - Но через полгода вы уже не смогли войти на сервер в режиме редактирования...
        - Да. В том-то и вся беда. А потом с Хтоном и вовсе стало не совладать. Он, конечно, часть программного кода Артара, и подчиняется его общим законам. Но это не просто непись. У него практически весь набор администраторских функций...
        - Который ты дополнила, оставив в Бездне свою Десницу, - добавил Вульф.
        Стелла опустила голову.
        - Верно. И для Хтона это был последний недостающий кусок паззла. Это обидно, но Эрик... Эрик, наверное, прав. Я жутко сглупила. И вся эта история с Хтоном - во многом моя вина...
        Мы ненадолго замолчали. Было видно, как Стелла подавлена, поэтому продолжать обвинять её было бы свинством. Но и слов поддержки почему-то ни у кого не нашлось.
        - А что это вообще за разговоры про акции, про работу сервера, - сменил я тему. - Это правда?
        - Да, - чуть помедлив, ответил Вульф. - Мне не стоит об этом особо распространяться, но... Фактически, мы с Грантом выкупили компанию NGG незадолго до его смерти.
        - Значит, вы и есть тот таинственный новый инвестор... - покачала головой Стелла.
        - Да. Основное условие, которое Грант поставил в завещании - это поддержание работоспособности сервера и запрет на вход в него в режиме редактирования.
        - Но мы и так уже почти год не можем перезагрузить Артар!
        - Тем не менее. Такое условие. А вот по поводу коммерческого использования сервера - никаких пожеланий. Гранту, кажется, действительно было плевать - закроют Артар для игроков или нет. А вот Остину - не плевать. Кстати, Катарина, ты сегодня говорила о том, что администрация сервера не воспринимает Эрика и Новый Легион всерьез. Это не так. Мы даже обсуждали сложившуюся ситуацию на совете директоров.
        Макс присвистнул, остальные тоже не удержались от удивленных возгласов.
        - Прямую помощь администрация оказывать не будет. Но и палки в колеса ставить - тоже. Если все-таки есть хоть малейший шанс остановить Хтона и сохранить Артар в качестве коммерческого проекта - то владельцы NGG будут... всем нам очень признательны. Если у нас получится - то я позабочусь и о материальном вознаграждении. Ну, это так - на случай, если Маверик снова попытается кого-то из вас подкупить. Знайте - совет директоров готов удвоить его сумму.
        - Это все, конечно, очень трогательно, - покачала головой Стелла. - Но у нас все равно пока недостаточно бойцов и ресурсов, чтобы собрать полноценный рейд на Левиафана. И уж тем более на Хтона.
        - Тем не менее, Маверик пытается вывести нас из игры, - сказал я. - Значит, он боится нас. И, значит, кое-какой шанс у нас есть. К тому же, нам не нужен собственный рейд. Мы можем просто присоединиться к другим гильдиям. Объединиться...
        - Ха! - хмыкнул Вульф. - Ты идеалист, Эрик! Знаешь, что там творится каждый раз? Делят шкуру неубитого медведя. В том же рейде на Имира три четверти наших бойцов занимались тем, что отгоняли рейды других гильдий, а не с самим Имиром бились. И в Марракане то же самое было. Несколько гильдий гоняли Псаммофиса по всей пустыне, попутно сражаясь друг с другом. А в итоге поганец ушёл на запад, мимо всех засад. И потом как в воду канул.
        - Угу. Потому что его прибрала Фурия, - мрачно отозвался Макс.
        - Забавно... - негромко пробормотал Бэй Фу, попыхивая своей трубкой. - Возможно, у вас и есть шанс что-то противопоставить Хтону. Но вы не в силах воспользоваться им, потому что больше заняты грызней между собой.
        - Таковы уж люди, - вздохнул я. - Но в этот раз все должно быть по-другому. Нам нужно объединиться. Во что бы то ни стало.
        - Ты думаешь, мы не пытались? - устало возразил Вульф. - Вся загвоздка в добыче. Сердце-то у титана одно. И если собирать объединенный рейд из нескольких гильдий, то как потом решать, кому оно достанется?
        - Да неважно, кому! - хлопнул я по столу. - Главное, чтобы оно не досталось Хтону! Возможно, это последнее Сердце, которое ему нужно.
        Я поднялся и прошелся по зале. Оглянулся в сторону балкона. Снаружи уже стемнело, и на иссиня-черном небосводе сияли яркие россыпи созвездий.
        - В одном ты всё-таки была права, Стелла. У нас гораздо меньше времени, чем мы думали...

        ГЛАВА 17

        Мы подошли к побережью рано утром, когда горизонт на востоке еще алел, как раскаленная полоса стали. Океан был неспокоен - серые глыбы волн тяжело перекатывались вдали, увеличиваясь по мере приближения к берегу. На каменистый пляж они обрушивались с гулом и шипением, вдребезги разбиваясь на искры соленых брызг.
        Каменные рифы торчали из воды, как спины морских чудовищ. Они начинаются прямо от берега, по дуге пересекая всю бухту. Некоторые едва видны, другие возвышаются, как гигантские столбы. Есть и крупные островки, на которых можно разместить несколько строений. На одном из них, в дальней точке дуги, выстроен маяк - мощная башня из огромных блоков серого неотесанного камня. Если приглядеться - можно увидеть полоски мостов, переброшенных между крупными островками. Правда, сейчас их временами перехлестывает волнами. Но в тихую погоду до маяка можно без проблем добраться пешком.
        С моря дул порывистый свежий бриз, приятной солоноватой прохладой обдавая лицо. Я вдохнул его полной грудью и остановился. Поднял правую руку, сжатую в кулак.
        Гул тяжелых шагов позади меня разом стих. Я не оборачивался, но знал, всем естеством чувствовал замершее позади меня многоголовое, многорукое, многоногое существо, закованное в броню и ощерившееся стальными зубами мечей, пик, секир. Отряд воспринимался именно так - как единое целое, хотя, конечно, приглядевшись, я бы увидел в строю знакомые лица. Но я и сам сейчас - лишь часть этой многоголовый гидры. Растворился в своем маленьком легионе.
        Наверное, ради этого и были придуманы все эти парады, шествия в строю. Занятные ощущения. Когда шагаешь в ногу в окружении таких же, как ты, солдат, и чувствуешь, как земля дрожит под вашими сапогами. Когда твой клич подхватывают десятки глоток, и собственного голоса уже не слышишь. Да и себя уже не ощущаешь, как отдельного человека. Ты - уже не ты. Ты - лишь частичка силы, в которую превратился строй. Винтик в боевой машине.
        Наш отряд был не очень многочисленным - одновременно подтянуть в онлайн удалось чуть больше сотни бойцов. Сейчас пригодились бы и неписи-стражники, но их можно использовать только в гарнизонах крепостей.
        Впрочем, это все равно был самый большой отряд, которым я когда-либо командовал. И сильных бойцов здесь немало. Туманный Волк, Рэд, Акс и Хаммер, Кейн, Инвок... Конечно же, Дракенбольт, Стелла, Бэй Фу... Да хоть и Макс, Ника и Катарина. Ребята здорово прокачались за время нашего совместного путешествия. Противники нам попадались достойные.
        Палатки военных лагерей раскинулись по всему берегу бухты. На флагах - перекрещенные сабли Корсаров. После распада Красного Легиона они стала доминирующей гильдией в этой части Артара. Насколько я знал, несколько сотен бойцов Легиона ушли прямиком туда.
        Мы стояли на возвышении, отсюда открывался отличный обзор на все побережье. Макс, встав рядом, что-то торопливо настраивал в интерфейсе. Похоже, возился с ботами-видеооператорами. Да уж, сегодня нам нужно снять отличный сюжет. Постараемся обеспечить эксклюзив.
        Основные силы Корсаров - на берегу. Здесь разбит лагерь, установлена дюжина дальнобойных катапульт, способных достреливать до середины бухты. Авангард закрепился прямо на рифах. Я разглядел на островках баллисты и несколько пирамидальных сооружений похожих на те, что видел во время битвы с Имиром. Похоже, здесь тоже будут пробовать обездвижить титана с помощью огромных магических цепей.
        Кораблей я, к своему удивлению, не увидел - я-то думал, для сражения с морским титаном соберут целый флот. Но, глядя на то, как все сильнее бушуют волны, едва не смывая смельчаков с рифов, понял, что от кораблей здесь в такую погоду толку мало. Никакого Левиафана не понадобится - крепчающая буря просто разнесет все посудины о скалы.
        - Какой-то странный шторм... - поежившись, сказала Ника и прижалась к моему плечу. - Ветра-то почти нет, а волны - вон какие.
        - А это не шторм, - пояснил Вульф, тоже подойдя ближе. - Гляньте туда, за рифы.
        Теперь и я заметил. К центру бухты, как раз напротив башни маяка, море все сильнее темнело. И волны постепенно закручивались в гигантский водоворот. В какой-то момент среди пенной круговерти вдруг мелькнула тень, и ввысь взметнулось гигантское щупальце.
        Ника ахнула, крепче сжав мою руку.
        - Как думаешь, Патрик, это вообще реально - завалить эту тварь?
        - Ну, не знаю уж, чем думали разработчики, создавая титанов. Но, теоретически... Нужна грамотная тактика и слаженная работа. Да и места появления титанов не зря подобраны. Эта бухта - идеальная ловушка. Здесь довольно мелко, на самом деле. Метров десять. Поэтому наш приятель будет основательно торчать из воды. Так что всего и делов - пригвоздить его к месту и обстреливать из всего, что имеется. Рано или поздно сдохнет. Надо просто нанести ему суммарно некое количество урона. Охренительно большое количество, конечно.
        К побережью двигалось еще несколько отрядов. Сначала я подумал, что подтягивается подкрепление к основной армии Корсаров. Но флаги были другими. Оскаленная морда медведя - белая на темном фоне. Зияющий пустыми глазницами череп, охваченный огнем. Сжатый кулак в латной перчатке.
        Над нашим отрядом тоже реял новый штандарт. Красного орла заменил змей, свернувшийся в кольцо и кусающий себя за хвост. Эмблема Искателей, как и на моем медальоне. Она сопровождает меня с самого начала игры. Логично было перенести её и на флаг.
        Мы наблюдали за побережьем, пока оставаясь чуть в отдалении. Хотя дозорные в лагере наверняка нас уже заметили.
        - Корсарам все-таки удалось объединиться с другими гильдиями? - спросил я, кивая на двигающиеся к океану отряды.
        - Сильно сомневаюсь... - покачал головой целитель. - Ты же понимаешь, что такое глобальный передел?
        - Ну... в общих чертах.
        - Это, конечно, игра, но люди-то везде одинаковы. И законы развития цивилизации неизменны. Сильные пожирают слабых, захватывают все, что только могут удержать. И в итоге устанавливается некий баланс.
        - Но баланс-то тоже не может сохраняться вечно.
        - Конечно. Но суть в том, что все гильдии, которые хоть как-то могли между собой договориться, уже давно объединились в альянсы. А те, кто остался - настолько непримиримые враги, что будут друг другу глотки грызть, даже если у них под ногами земля разверзнется. Там такая череда взаимных обид, подстав, убийств, что уже не поймешь, где начало и кто виноват.
        - То есть, думаешь, они и сейчас между собой передерутся?
        Вульф пожал плечами.
        - Я тебе рассказывал, как все было во время рейдов на Имира и на Песчаного Червя. Кто-то, может, кинется драться уже сейчас. Кто-то может напасть с тыла в то время, как Корсары завяжут бой с Левиафаном. Остальные просто будут кружить вокруг, как стервятники, выжидая подходящего момента, чтобы что-то урвать.
        - Что тут особо урвешь-то...
        - Думаю, главная мечта всех этих второстепенных отрядов - дождаться, пока другие сделают основную работу, а потом в последний момент добить титана и забрать Сердце. Вытащить каштан из огня чужими руками.
        - Такое вообще возможно?
        - Со многими рейдовыми боссами прокатывает. С теми, что на поверхности обитают, конечно. В данжах-то так не получится - там вход запирается до тех пор, пока не будет убит босс.
        - Я просто никогда не участвовал в рейдах. Да и места обитания рейд-боссов обходил стороной.
        - Знаю, знаю. Ты же у нас волк-одиночка, - улыбнулся Вульф. - Но я-то их перевидал десятки. Есть пару дюжин рейд-боссов, которые регулярно появляются на поверхности. Они куда меньше титанов, но тоже довольно сильные и вкусные в плане добычи. Это стратегический ресурс, и грызня за него между гильдиями идет постоянно. Когда собираешь рейд, приходится думать не столько о том, как самого босса завалить. А о том, как бы другие игроки на тебя не напали в самый неподходящий момент. В общем, грязные игры.
        - Я в них играть не собираюсь.
        - За это я тебя и уважаю. Но какой у тебя план? Толкать проникновенную речь о вторжении Хтона сейчас бесполезно. Не та аудитория.
        - Да и времени на это, похоже, не осталось, - добавил Макс. - Смотрите! Там, возле маяка!
        На самом крупном острове, у подножия маяка, собрался довольно большой отряд - человек тридцать-сорок, не меньше. Сейчас там шла какая-то возня. Было сложно разглядеть подробности из-за колышащихся вокруг волн. Но вот над фигурами бойцов взмыл знакомый черный силуэт, одним взмахом отшвырнувший от себя несколько противников, как сухие листья. Сердце ёкнуло.
        Резчик!
        Я махнул рукой, давая сигнал к маршу. Сам бросился вперед, быстро оторвавшись от остального отряда. До маяка по прямой метров триста, может, чуть больше. Но по воде я, увы, бегать не научился. Да и на берегу - сплошная полоса препятствий.
        Народу на берегу собралось, пожалуй, больше тысячи человек. Раза в три больше, чем во время похода на Имира. Впрочем, тогда-то мы видели только основной лагерь Легиона, где была сосредоточена главная ударная мощь. А ведь были еще всякие загонщики и заградительные отряды.
        В любом случае - я впервые видел столько игроков одновременно.
        Я вызвал интерфейс и на бегу активировал кнопку чатов. Общий гильдейский, группа, ники игроков, с которыми я недавно связывался лично... Вот. Общий чат локации Бухта Левиафана.
        Статус главы гильдии, помимо очевидных преимуществ, имеет и целых ворох мелких приятностей. Например, функция «Глас командира», работающая не только в гильдейских чатах, но и в общих. Злоупотреблять ей не стоит - есть куча ограничений. Но сейчас, пожалуй, тот редкий момент, когда она жизненно важна.
        - Это Эрик, легат Нового Легиона! - крикнул я, и подхваченный заклинанием, мой голос разнесся над бухтой раскатами грома. - Смотрите на рифы! Здесь демоны! Если им достанется Сердце...
        Мой голос утонул в протяжном рёве - низком, рокочущем, от которого задрожали внутренности и ослабели колени. В центре бухты, рядом с маяком, из воды вздыбилось нечто гигантское, пульсирующее, сплошь состоящее из толстых бугристых щупалец. Оно качнулось, дернулось, будто пытаясь выпрыгнуть с мелководья, а потом раскрылось, как бутон. Уродливый, рожденный чьей-то воспаленной фантазией бутон из десятков тонн скользкого серого мяса.
        Щупальца, заканчивающиеся массивными утолщениями, тяжело плюхнулись в море, поднимая целые тучи брызг. Одно из них рухнуло прямо на островок, на котором укрепилась часть авангарда. Бойцов прихлопнуло разом, как мухобойкой. Чудовище, снова взревев, поднатужилось, опираясь на гибкие конечности, и окончательно показалось из воды. Нависло над бухтой такой громадой, что даже башня маяка стала выглядеть игрушечной - вершина её была вровень с головой чудовища.
        Я как раз добежал до границ укрепленного лагеря, одним прыжком перемахнул через ограждение из крест-накрест вбитых в землю заостренных бревён. Оглянулся. Мой отряд немного отстал, но тоже мчался по склону во весь дух, как маленькая лавина.
        Лагерь Корсаров бурлил. Часть бойцов бросилось к катапультам, часть - наоборот, бежала к дальней от океана стене заграждений. Отряды других гильдий стягивались к берегу, и пока не было понятно - то ли они просто хотят быть поближе к сражению, то ли собираются атаковать лагерь.
        Я, щурясь от ветра и соленых брызг, попытался разглядеть, что творится на передовой. Там царил настоящий ад - все тонуло в круговерти волн, вспышках мощных заклинаний, шевелении щупалец. В воздухе несколько раз мелькнули снаряды баллист, за которыми разворачивались в воздухе светящиеся призрачные цепи. Один даже угодил в цель, вонзившись титану в верхнюю часть туловища. Цепь натянулась, как струна.
        Левиафан тем временем предстал во всей красе.
        Поверх клубка извивающихся щупалец возвышался мощный торс, похожий очертаниями на шахматного коня, обросшего пластинами хитинового панциря, заходящими одна под другую, как чешуя. Вытянутая крокодилья морда, когда титан ревел, распахивалась так, что видны были несколько рядов острых загнутых зубов и бездонная, как туннель, глотка.
        Ну и хлебало. В эту пасть вагон монорельса запросто ухнет, а эта тварь даже не поперхнется!
        Но главным оружием чудовища все-таки были щупальца. Самые крупные, толщиной метра в три, почти не двигались - с их помощью Левиафан просто закрепился на дне. Но у него была и ещё пара дюжин конечностей - куда тоньше, но более гибких, похожих на хвосты рептилий - чешуйчатые, сегментированные. Они постоянно шевелились, свиваясь в кольца и распрямляясь. И то и дело хлестали по островкам или пытались ухватить отдельно бегущих бойцов.
        Уж не знаю, может, это из-за щупалец или из-за того, что часть Левиафана скрыта под водой, но он казался раза в два больше Имира. Как вообще можно совладать с такой махиной - я не представлял.
        С берега на рифы спешили отряды подкрепления. А может, только что убитые бойцы, воскресшие у менгира и снова отправленные целителями в бой. Возле маяка почти никого не осталось - Резчик, похоже, разметал несколько десятков игроков за пару минут.
        Впрочем, он был не один. Из воды выпрыгивали приземистые угловатые существа с перепончатыми гребнями на спине. Они тоже набрасывались на игроков, оттесняли их от баллист. Похоже, вестники Хтона каждый раз набирают себе в помощники мобов из местных локаций.
        Я снова активировал общий чат Бухты и выкрикнул:
        - Все на рифы! Все, кто есть! Если сейчас не вышибем оттуда демонов - просрём Сердце! И Артару конец!
        - Это кто там раскомандовался?! - донеслось в ответ, по тому же каналу. - Это наш бой! Тебя сюда никто не звал!
        - А этих тварей, что сейчас у маяка крошат твоих бойцов - ты позвал? - парировал я.
        Авангард моего отряда как раз нагнал меня. Я дал сигнал бойцам, тащившим гильдейский менгир воскрешения, указал на свободную площадку. Ребята действовали быстро и слаженно - четырехгранная стела быстро заняла своё место. Несколько секунд - и на ней вспыхнули светящиеся руны и эмблема легиона.
        - Эй, какого хрена?!
        Я обернулся на крик и увидел рослого, закованного в блестящую вороненую броню, воина с внушительными абордажными саблями в обеих руках. Судя по блеску металла - адамантитовыми. А судя по гриве иссиня-черных волос и бороде с вплетенной в неё дюжиной золотых колец - это сам Дэйв Джонс, глава Корсаров. За его спиной стояло еще с десяток рубак, и они, похоже, были возмущены и ошарашены не меньше командира.
        - Ты воткнул ваш менгир прямо посреди нашего лагеря?! Такая наглость только кровью смывается!
        Он недвусмысленно ринулся на меня, замахиваясь саблями. И тут же получил Кинжал Тарантула прямо в грудь. Сам я, блинком переместившись ему за спину, схватил за волосы и приставил лезвие скимитара к его шее.
        - Слушай, да засунь ты свои понты куда подальше! - прорычал я ему в ухо. - Туда посмотри!
        Я дернул его за патлы, разворачивая в сторону моря. Джонс тяжело дышал, срываясь на хрип и пытаясь вырваться. Но я держал его крепко. А уж по силе никто из игроков сейчас не может со мной тягаться.
        - То же самое было, когда Легион сражался с Имиром! Если сейчас демоны раскидают остатки твоих бойцов - титана нам не видать. И, скорее всего, после этого Артар вообще закроют. Сапфировое Сердце - последнее из Сердец титанов, которое осталось добыть Хтону.
        Джонс дернулся было еще раз, но потом расслабился - похоже, понял, что сопротивляться бесполезно.
        - Чего ты хочешь? - прохрипел он.
        - Да просто помочь вам, тупица!
        - Хорошо, - чуть помедлив, выдохнул он.
        Я убрал меч и оттолкнул главу Корсаров от себя. Тот развернулся, окинул меня холодным, полным ярости взглядом. Но руки с оружием опустил.
        - Но если это какая-то хитрость, чтобы перехватить Сердце... - с угрозой прорычал он.
        В землю прямо между его ног вонзилась стрела, и он встрепенулся, вскинул клинки.
        - Вторую всажу тебе в задницу! - выкрикнула Катарина, накладывая на тетиву следующую.
        - Слушай, ты... - начал было Корсар, но в следующую секунду ему пришлось отпрыгивать в сторону, уворачиваясь от стрелы.
        Когда Кэт в гневе - с ней даже Дракенбольт старается не связываться.
        - Это вы все послушайте! - рявкнула она. - Пока вы тут друг перед другом яйцами бренчите - Резчик уже последних бойцов твоих на рифах перебил. Какое, нахрен, Сердце? Вы его сначала попробуйте добыть у этой громадины, а потом уже деритесь между собой. Ну, почему мужики такие идиоты?!
        Как ни странно, этот пассаж произвел больше впечатления, чем все мои предыдущие. Джонс, оглянувшись на остальных, дал сигнал выдвигаться на рифы. Я тоже спешно распределил бойцов. Часть оставил на берегу - помогать Корсарам с катапультами и, в случае чего, отражать атаки с тыла. Все равно островки на рифах небольшие, и сотне человек там сложно будет развернуться. Сам же я с остальными легионерами помчался к маяку.
        Островки и мосты между ними, ведущие к центру бухты, из-за бурлящих вокруг волн то и дело пропадали из вида. Мы спешили, как могли. То и дело оскальзывались на мокрых камнях, а нескольких бойцов и вовсе смыло с моста мощной волной. На первом же островке на нас набросились ихтианы.
        Издалека они казались почти человекообразными - в основном из-за верхних конечностей. Руки у них, и правда, были почти человеческие - примерно тех же размеров, с таким же расположением суставов, и оружие свое - грубые топоры, пики, дубины - они держали привычным хватом. На этом сходства заканчивались. В ихтианах было больше от крокодилов или акул, чем от человека. Чешуйчатая шкура, высокий перепончатый гребень вдоль всей спины, мощные хвосты с треугольными плавниками. И жуткие зубастые пасти, которыми они орудовали даже чаще и охотнее, чем своим примитивным оружием.
        Ярость во мне закипала все сильнее, и я даже рад был подвернувшимся под руку противникам. Хлестал я их с каким-то особенным остервенением - они мешали, путались под ногами, в то время, как мой настоящий противник там, впереди. Под ударами скимитара их темная кровь, потроха, конечности разлетались далеко в стороны, грузно сползали по камням, плюхались в воду.
        Очистив очередной остров от этих тварей, я оставил на нем две дюжины бойцов - нужно было поднять опрокинутые баллисты, снова нацелить их на титана.
        До башни маяка было рукой подать, но маршрут был такой, что каждый шаг давался с трудом. Волны, накатывающие на островки, едва не сбивали с ног, и каждый такой вал приносил из моря новые партии ихтианов. Такое чувство, что там, на дне, их засело сотни, и они только и ждут новой волны.
        На мосту, ведущем к очередному скалистому островку, мы столкнулись с небольшим отрядом ихтианов, над которыми явно поработал Резчик. Уж не знаю, теми же зельями их поили, что и других приспешников Хтона на поверхности, или же чем-то помощнее. Но силища так и распирала их, прорывалась светящейся фиолетовой лавой сквозь чешую.
        Пришлось немного повозиться, и тут мне здорово помог Дракенбольт. По сути, мы вдвоем, выйдя в авангард, расшвыряли с полдюжины этих тварей. Огр пер на них, оглоушивал щитом, я же, выскакивая из-за его спины, а то и запрыгивая ему на загривок, рубил сверху.
        Вместо молота Больт взял с собой на битву выкованную специально для него кобальтовую секиру, больше похожую на мясницкий нож-переросток. Скорости бедняге, как и прежде, не хватало, но если уж он попадал в цель - от противника мало что оставалось.
        Следующий островок был почти полностью перекрыт гигантским щупальцем Левиафана. Дракенбольт рубанул прямо по нему. Ещё раз, и ещё. Из чудовищных размеров раны начала сочиться черная густая кровь, само щупальце конвульсивно сжалось - похоже, титан почувствовал урон.
        - Не отвлекайся, Больт! - крикнул я. - Это бесполезно! Давай, вперед!
        Чтобы перерубить такую гору мяса, нужно возиться полдня - это все равно, что китовую тушу разделывать. По ней и подняться-то непросто - хоть лестницы с собой тащи. Впрочем, мне-то хватит силы и просто запрыгнуть наверх.
        Я одним махом взлетел на гребень щупальца, сверху поросшего плотной шишковатой чешуей, похожей на крокодилью.
        И едва ли не нос к носу столкнулся с Мавериком.

        ГЛАВА 18

        В этот раз он выглядел по-другому. Фирменный доспех из шкуры черного василиска сохранился, но дополнился странным долгополым плащом из темной ткани, клубящейся за его спиной, как чернильное пятно в воде.
        - Эрик! - выкрикнул он, покачав головой. - Ты все-таки не послушал моего совета. Что ж, тогда сегодня ты умрёшь. Раз уж ты так настаиваешь.
        Я рванулся вперед, рубанув его горизонтальным ударом скимитара. Но он вдруг отскочил назад, будто кто-то резко дернул его за веревку. А потом взмыл вверх и завис в воздухе метрах в трех надо мной.
        - Как видишь, я освоил пару новых приемов, - с самодовольно усмешкой крикнул он.
        - Я тоже, - буркнул я сквозь зубы и блинканулся прямо к нему. Скимитар с хрустом вошел ему в грудь почти по рукоятку.
        Прежде, чем мы рухнули вниз, я успел увидеть, как усмешка на его лице сменяется неподдельным ужасом.
        Мы упали на камни, и я оказался отрезанным от основного отряда гигантским щупальцем. Ребята уже карабкались по нему вверх, но, чтобы преодолеть эту скользкую живую преграду, нужно было время. Хорошо ещё, что остальные щупальца до этого островка не достают. Дальше будет сложнее.
        Падали мы с высоты этак третьего этажа, поэтому удар о камни был весьма ощутимым, несмотря на доспехи. При этом Маверик, что удивительно, очухался раньше меня и, оттолкнувшись, перекатился в сторону, пачкая камни светящейся фиолетовой кровью.
        Вот, значит, как. Выходит, ты теперь не особо отличается от прочих накачанных зельями тварей Хтона, приятель?
        Я поднялся на ноги, и как раз вовремя - с моря на меня налетела огромная черная тень. Я едва успел увернуться от сгустка фиолетового пламени, устремившегося ко мне. Заклинание ухнуло в камни, одним махом разъедая их, как кислота.
        Резчик развернулся, навис над островком, раскинув руки. Его темный, загнутый, как серп, клинок светился по краю все тем же фиолетовым светом. И, кажется, я успел заметить, как этот свет время от времени срывается с лезвия тягучими каплями.
        Отвлекся от Левиафана ради моей скромной персоны? Видимо, Маверик действительно крайне важен для него. И для Хтона.
        В Резчика полетели стрелы - Стелла и Катарина оказались одними из первых, кто забрался на щупальце. Но, как и в прошлую нашу встречу, Резчик казался неуязвимым. Стрелы не долетали до него - сгорали на границе невидимого защитного пузыря. Демон даже головы не повернул в сторону стрелявших.
        Он смотрел на меня. Взгляд его узких светящихся глаз был холоден, отстранен, и потому сам демон казался чем-то пугающе чуждым этому миру. И тут я осознал, почему Маверик и остальные сторонники Хтона говорят о победе демонов, как о чем-то неизбежном, неотвратимом, как морской прилив.
        В Резчике, в отличие от игроков, от обычных неписей и даже от рядовых монстров, не чувствуется ни капли ненависти - настоящей или изображаемой. Его вытянутое безносое лицо, поблескивающее мелкими гранями, будто выточенное из куска черного гладкого стекла, вообще не приспособлено для выражения эмоций. Они ему не нужны. Он холодное, бесстрастное орудие убийства.
        В этом мире все - игроки и созданные вирт-дизайнерами персонажи - что-то из себя изображают, играют какие-то роли. И, по иронии судьбы, только демон, созданный спятившим искусственным интеллектом, предельно честен и остается самим собой. Он - просто машина, выполняющая свою функцию.
        Резчик хлестнул своим клинком. Я рефлекторно бросился в сторону, хотя вроде бы он не должен был дотянуться до меня - он завис в воздухе метрах в пяти. Но камень на том месте, где я только что стоял, взорвался крошевом мелких осколков, и по всей поверхности островка пролегла длинная борозда - прямая, как разрез скальпеля. От клинка Резчика шло что-то вроде ударной волны, плоскость которой являлась продолжением лезвия.
        Он атаковал еще несколько раз, попеременно ударяя клинком и швыряя сгустки фиолетового пламени. Оба вида атак были смертельно опасны, судя по тому, что они творили с камнями, в которые попадали. Один из сгустков даже угодил в щупальце Левиафана. Выжег в нем каверну в пару кубометров. Огромная туша содрогнулась, и из глотки титана раздался рёв - громче обычного.
        Упс. Щиплет, наверное.
        Со щупальца, оглушительно громыхая доспехами, сверзился Дракенбольт. Замотал обеими головами, приходя в себя. Зарычал на Резчика, пытаясь отвлечь его.
        Демон обращал на огра не больше внимания, чем готовящийся к прыжку тигр - на пролетающую мимо муху.
        Впрочем, и Дракенбольту нужен был не Резчик. Он, клацая клыками, направился к Маверику. Тот все это время ползком, зажимая рану на груди, пытался убраться подальше от поля боя.
        Я попробовал швырнуть в демона Кинжалом Тарантула, но заклинание тоже вышло пшиком. Правда, призрачный кинжал не вспыхнул в воздухе - похоже, окружавшая Резчика аура блокировала только материальные снаряды, а на заклинания не действовала. Кинжал даже, кажется, вонзился в него, скрывшись в складках его балахона. Но никакого эффекта от этого я не заметил.
        Зато Резчик планомерно и невозмутимо продолжал осыпать меня ударами. Уворачиваться-то я успевал, но понял, что он теснит меня к краю островка и вот-вот сбросит в воду.
        Мой отряд, потихоньку перебирающийся через щупальце, помогал, чем мог. На островке вспыхнули разноцветными аурами тотемы Вульфа, другие целители набросили на меня щиты от урона и время от времени добавляли кратковременные бафы. Резчик попробовал было смести легионеров одним горизонтальным ударом, но только еще больше поранил щупальце Левиафана.
        Мы теряли время. Но самое главное - моя ярость и бурлящий в венах адреналин постепенно выдавливались волной надвигающейся паники. Ну, хорошо, кое-как избегать ударов демона мне пока удается. Дальше-то что? Один неверный шаг - и я труп. Но самое главное - у меня не хватает решимости напасть самому. К тому же я не знаю, смогу ли вообще нанести урон Резчику. Оружейники Легиона основательно поработали над моим скимитаром - укрепили, добавили остроты, многократно усилили руны серебра, эффективные против нежити, призраков и прочих магических существ. Но... я ни в чем не был уверен.
        Как это часто бывает в драке - настал момент, когда рефлексы сработали раньше, чем мозги.
        Маверик, увидев прущего на него Дракенбольта, испуганно заорал. Резчик повернулся в его сторону и швырнул в огра заклинанием. Я же, воспользовавшись тем, что он отвлекся, бросился на демона - изо всех сил, до боли в задеревеневших от напряжения мышцах.
        Разделяющее нас расстояние я преодолел двумя гигантскими прыжками. Резчик висел в воздухе метрах в трех над землей, поэтому в последнем рывке я бросил под ноги Щит, оттолкнулся от него...
        Резчик двигался так быстро, что даже в боевом режиме не казался мне заторможенным. Но сейчас, как мне показалось, время замедлилось ещё сильнее. Момент был из тех, когда все вокруг перестает существовать.
        Я видел, как Резчик разворачивается обратно в мою сторону, как вскидывает свободную руку, как вспыхивает на кончиках его длинных узловатых пальцев фиолетовое пламя. Целители под завязку набросали на меня защитных баффов, но в последний момент я добавил и свой фирменный - Зеркало. Две секунды. Но в таком бою две секунды - это целая вечность.
        Скимитар я держал обеими руками, занеся высоко над головой. Ещё миг - и я рубану им сверху, вкладывая всю силу, вес, скорость...
        Резчик встретил меня шаром фиолетового пламени.
        Меня отшвырнуло, будто взрывной волной, шваркнуло об камни. Меч выскользнул из рук и зазвенел, покатившись по камням. Сам я на какое-то время просто потерялся от накрывшей меня темноты и боли. Заклинание прошило насквозь все слои магической защиты, искорежило пластины доспехов на груди, обожгло кожу и плоть под ними.
        Но я жив! Жив, черт возьми!
        Я завертел головой, пытаясь сквозь пляшущие перед глазами цветные круги разглядеть, что происходит. И вдруг увидел корчащегося в воздухе Резчика. Он не кричал, да и вообще его движения не были похожи на движения существа, скрученного от боли. Скорее на резкие бестолковые рывки сломанного механизма. В боку его зияла огромная дыра, края которой были объяты фиолетовым пламенем. Еще миг - и Резчик, дернувшись, выронил свой серп. Тот тяжело рухнул на камни и тут же замер, будто припечатанный сверху невидимой гирей.
        Догадка возникла в мозгу яркой вспышкой.
        Зеркало! Мой защитный бафф отражает половину эффекта от заклинания обратно в атакующего. Резчик получил неслабую отдачу от собственной магии!
        Я, кое-как поднявшись, бросился к оброненному им клинку.
        Чуть длиннее моего скимитара. Более искривленный - практически серповидный, только с лезвием не на внутренней, а на внешней стороне. И неожиданно тяжелый - удерживать его одной рукой стоило усилий даже для меня.
        Я, зарычав, ударил серпом. Не особо-то целясь, тем более, что Резчик по-прежнему висел высоко над землей, и самим клинком я бы его достать не мог. Но ударная волна от серпа сработала - фигура демона дернулась, сложилась пополам. Он вскинул голову, глядя на меня. И вдруг, взмахнув руками, как крыльями, взмыл высоко над нами, улетая все дальше и дальше под радостные возгласы моего отряда.
        - Так ему!
        - Сбежал, гад!
        - Ага, схлопотал?!
        - Эрик!
        Кричала Ника, и в голосе её было столько отчаянья, что у меня в груди все сжалось. Я разыскал взглядом её хрупкую фигуру, облаченную в светлые легкие доспехи целительницы.
        Но бежала она не ко мне, а к распластавшемуся на камнях Дракенбольту. Тот валялся на самом краю островка, и волны с шипением облизывали его закованные в броню ноги.
        Маверик более-менее оклемался и уже не полз, а ковылял на четвереньках, время от времени даже пытаясь встать на ноги.
        Ярость захлестнула меня, и я парой прыжков догнал франта. Замахнулся мечом.
        - Нет! Эрик, пожалуйста, не-е-ет! - заорал Маверик, разворачиваясь ко мне. Глаза его были полны ужаса.
        Я рубанул. Целился в шею, но он в последний момент дернулся, пытаясь увернуться. Удар снес ему верхнюю половину черепа. Вместо крови фонтаном брызнула светящаяся фиолетовая масса. И быстро стала меркнуть, будто остывая.
        Я обратил внимание, что медальон мой не зашевелился, как обычно, когда поглощаешь часть сил поверженного противника. Похоже, Маверик, и правда, стал каким-то необычным существом, не вписывающимся в игровую механику Артара. Но был ли он, на самом деле, некоей оцифрованной личностью реального Уильяма Гранта, или же неписем, подделкой, созданной Хтоном - мне сейчас было все равно.
        Я подошёл к Дракенбольту. Вокруг него собралась уже приличная толпа, и воздух вокруг гудел и вибрировал от заклинаний целителей.
        От увиденного все внутри похолодело.
        Похоже, огр успел заслониться от заклинания Резчика своим щитом. Толстая пластина орихалка смягчила удар, но остановить полностью не смогла. Верхняя половина щита расплавилась и растеклась, будто была сделана из воска. Часть панциря на туловище огра тоже разъело. Левая голова представляла собой сплошное месиво - её будто окунули в кислоту. Правая ещё шевелилась - Больт, тяжело дыша, метался и отчаянно рычал, пытаясь повернуть шею так, чтобы разглядеть брата.
        - Ну, потерпи, Больт! Пожалуйста, полежи спокойно! Больно, да? - Ника, торопливо вытирая глаза, дрожащими от напряжения руками кастовала одно заклинание за другим. Ей помогали еще двое целителей, в том числе Вульф.
        - Да плевать... на боль! - мотая головой, прорычал Больт. - Почему... я его... не слышу?!
        - Успокойся, успокойся, пожалуйста! Мы делаем всё, что можем! - лицо Ники блестело от слез, смешанных с солеными морскими брызгами.
        - Я... не слышу... - снова проревел огр.
        - Но он ничего и не говорит!
        - Да нет же! - заорал Больт, пытаясь растолкать целителей. Но пока он был так слаб, что с трудом поднимал руки. - Как вы... не поймёте...
        Мы встретились с ним взглядом. И, кажется, я никогда в жизни не видел в глазах столько отчаянья и ужаса. Ни в одном из миров.
        - Я... НЕ СЛЫШУ его! - отчаянно, надрывно прохрипел Больт, потянувшись ко мне, будто я мог ему чем-то помочь.
        Я не ответил ему - мешал ком в горле. Опустил голову, пряча мутную пелену слез. Развернулся, зарычав не хуже самого огра, и зашагал прочь. Здесь я бессилен. Целители и правда делают все возможное.
        А бой, тем временем, еще не закончен.
        Я огляделся в поисках своего скимитара, но его нигде не было видно. Как бы вообще не смыло в море.
        Впрочем, Резчик мне оставил куда более мощное оружие.
        Я еще раз оглядел клинок. Похоже, он сделан из единого куска первородного обсидиана, но лезвие обработано магическим составом, похожим на Кровь Хтона. По крайней мере, пробовать остроту клинка пальцем я не решился.
        Я оглянулся в сторону берега и разразился целой тирадой из самых грязных ругательств, что знал. Там, в основном лагере Корсаров, вовсю шла битва. Похоже, видя, что на рифах творится чёрте что, и шансов завалить Левиафана никаких, отряды гильдий вспомнили былые обиды и набросились друг на друга.
        Недоумки!
        На рифах, и правда, никого не осталось, кроме нашего отряда. Резчик, хоть и отвлекся под конец на нас, основательно проредил всю переднюю огневую линию. Большинство баллист и якорных обелисков, выстреливающих цепи, были разрушены, бойцы перебиты - если не Резчиком, то ихтианами и самим Левиафаном, щупальца которого вились над островами, как гигантские змеи.
        Но цепь, пришпиленная в верхнюю часть титана еще в самом начале битвы, уцелела, поскольку, каким-то чудом, и сама баллиста, и цепь оказались вне зоны досягаемости щупалец.
        Я добежал до обелиска, от которого тянулась цепь. Сама она оказалась вполне осязаемой, хотя и полупрозрачной. Толщиной она была с бревно, и при должной сноровке можно было пройтись по ней, как канатоходец. Но, учитывая, что цепь то и дело вздрагивала от движений Левиафана, а внизу бушевало море, я все же предпочел передвигаться более осторожно, на четвереньках, цепляясь за звенья руками и ногами. Серп Резчика пока убрал в инвентарь. В статусе эта штука заняла ячейку моего основного оружия.
        Все-таки Стелла права - сам Хтон и то, что он создает, не перестают подчиняться базовым законам игровой механики. Хоть серп явно был не предназначен для игроков, стоило мне заполучить его - и он стал обычным боевым артефактом.
        Путь наверх занял гораздо больше времени, чем мне хотелось бы, но, в конце концов, я вскарабкался по цепи до самого древка гигантского гарпуна, торчащего в мощной шее чудовища. Но до его головы оставалось еще несколько метров, и карабкаться по твердой скользкой чешуе было нереально.
        Я прищурился, морщась от летящих в лицо соленых брызг. Голову Левиафана венчал целый частокол костяных шипов размером с копьё. За такие удобно было бы ухватиться. Но сначала нужно как-то до них допрыгнуть.
        Гарпун, засевший в шее титана, ворочался, из раны сочилась кровь. Долго он не продержится, и мой вес только способствует этому.
        Мир вокруг меня снова замер. Все чувства обострились. Наверное, так себя чувствуют люди перед первым прыжком с парашютом, или перед другим трюком, против которого восстает всё естество, а инстинкт самосохранения сковывает по рукам и ногам. Тот момент, когда осознаёшь, какое безумство ты собрался сотворить.
        Я балансировал где-то на высоте десятого этажа, над темным бушующим морем, в котором, как обломанные зубы, торчат каменные рифы и шевелится клубок гигантских щупальцев. И все, что мне остается - это прыгать вперед и вверх, в сторону гигантской оскаленной пасти.
        Гарпун был сделан из цельного бревна и укреплен по всей длине широкими стальными кольцами. Я постарался надежнее упереться в одно из них, чтобы нога не соскользнула. Взглянул наверх, сосредоточился на месте, куда хочу добраться. Напружинился.
        И прыгнул.
        С моей силой и ловкостью, накопленной в Артаре, я, конечно, не Человек-паук, но прыжки, даже с места, получаются гигантские. Я одним махом преодолел метров пять. В верхней точке движения бросил под ноги Щит, оттолкнулся от него ногой и взлетел чуть выше и ближе к голове титана. Еще один бросок Щита. Отскок. Уже, конечно, гораздо более слабый.
        Последние несколько метров я преодолел блинком. В точке появления едва не упал, поскользнувшись на мокрой чешуе. Успел ухватиться за один из костяных наростов, составляющих шипастый гребень на голове чудовища.
        Отсюда, с высоты, открывался вид на всю бухту - она лежала передо мной, как на огромном блюде. Зрелище было прекрасным и пугающим одновременно, ведь внизу не райский уголок раскинулся. Там бушевал шторм, а на берегу сотни людей остервенело кромсали друг друга в яростной схватке. Крики доносились даже досюда, сквозь шум волн и хриплое дыхание Левиафана.
        На какой-то момент у меня возникло чувство, что я оседлал этого титана, и весь этот мир внизу с копошащимися крошечными фигурками людей - мой. Хотелось кричать и восторженно улюлюкать, как мальчишке, забравшемуся на самую высокую в округе крышу.
        Противникам Артара и других виртуальных миров этого не понять. Они талдычат о том, что Эйдос - это грезы, самообман, уход от реальности. Но я бы пожелал им хоть раз самим испытать то, что я чувствовал сейчас. Ту волну восторга, волнения, страха, упоения собственной силой.
        Плевать, что весь это мир - лишь иллюзия. Я-то сам - настоящий!
        Я всё-таки закричал. Это был даже не боевой клич, а какой-то дикий нечленораздельный вопль, тут же утонувший в шуме бури.
        Увы, кипевшая во мне ярость мешала вдоволь насладиться моментом. Хотелось быстрее покончить с этим. Вернуться к друзьям. Поцеловать Нику. Узнать, что с Дракенбольтом все-таки все в порядке.
        И тут тревожно зазудело экстренное сообщение из игрового интерфейса.
        ВНИМАНИЕ! ЖЕЛТЫЙ КОД! ПРОСЬБА НЕМЕДЛЕННО ЗАВЕРШИТЬ СЕАНС!
        Ч-чёрт, как же не вовремя!
        Желтый код означал, что настоятельно рекомендуется выйти из Эйдоса в течение ближайших пяти минут реального времени. Обычно это связано с перебоями в энергоснабжении системы или с неполадками в соединении с Сетью. На старой квартире это периодически случалось - коммуникации там ни к черту. Но ведь мы переехали в приличный район! Откуда здесь-то такие проблемы?
        Хотя, есть ещё один вариант. Кто-то в реале пытается меня разбудить.
        Через пять минут, если сам не выйду - меня отключат от Эйдоса принудительно. Масштаб времени здесь, в Артаре - восемь к одному, так что здесь у меня чуть больше получаса.
        Надеюсь, успею. Я просто обязан успеть!
        Вульф объяснял - чтобы убить титана, не обязательно добираться до его жизненно важных органов. Достаточно просто наносить ему урон, и он, как боссы в старых компьютерных играх, в конце концов умрет от полученных ран.
        Я стоял в аккурат на макушке чудовища. Вряд ли он чувствовал меня - для этой махины, да еще с такой толстенной шкурой, я даже не муха, я - прилипшая соринка.
        Первый удар Серпом получился слабым, неуверенным - будь это хлыст, и удара бы не вышло - так, слегка бы провел по шкуре. Но разрез получился приличный. Я ударил сильнее. Ещё сильнее.
        А потом вошел во вкус.
        Серп был нереально остр - по сравнению с ним даже мой отточенный, как бритва, скимитар казался неуклюжим и тупым, как мотыга. При этом основной урон наносился не самим серпом, а магической волной, которая продолжала плоскость клинка, широким веером распространяясь по линии удара. И, судя по всему, от силы, которую вкладываешь в замах, зависит и размер ударной волны. Так что мои удары, особенно подкрепленные Вспышкой, отслаивали от туши Левиафана огромные пласты мяса. Вниз летели ошметки чешуи, костяных наростов, черная кровь хлестала буквально фонтанами, смешиваясь с солеными брызгами волн. Думаю, даже сам Резчик не смог бы бить так - он был не настолько силен.
        Чудовище ревело. Вверх взметнулись щупальца, но нескольких размашистых ударов хватило, чтоб самые длинные из них - те, что до меня все-таки дотянулись - рухнули вниз огромными обрубками. Титан взревел снова - на этот раз особенно громко. Звук был настолько громким, что причинял физическую боль - уши заложило, виски будто обручем сжало.
        Я, стиснув зубы, продолжал яростно хлестать его Серпом, и из головы не выходила мысль, что я буквально рублю сук, на котором сижу. И меня это почему-то здорово забавляло.
        Это даже не битва Давида с Голиафом. Я, скорее, маленький злобный хорек, пытающийся загрызть буйвола.
        Но хорек, у которого зубищи - как бензопила.
        Бить я старался примерно в одно и то же место - по загривку и верхней части шеи. Я не знал точно, есть ли у этой твари мозг и хребет, но твердо решил это проверить.
        Левиафан мотал башкой из стороны в сторону, так что в груди все замирало, как во время поездки на американских горках. Я крепко держался свободной рукой за один из многочисленных костяных шипов на голове чудовища и продолжал рубить - пока в зияющей ране на шее монстра не показались желтоватые позвонки хребта.
        Кости Серп разрубал с той же легкостью, что и плоть - в стороны полетели куски с идеально ровными срезами. Движения самого титана становились все более резкими, дерганными - он метался от боли. Но его гигантские размеры сейчас играли с ним злую шутку. Он не мог уйти под воду, не мог достать меня щупальцами и тем более зубами, не мог даже головой мотнуть так, чтобы сбросить меня. Вся его непомерная мощь ничего не значила сейчас. Я упорно долбил его шейные позвонки, с каждым ударом углубляя рану.
        Не знаю, сколько времени это заняло. Кажется, целую вечность. Но, учитывая, что в боевом режиме время для меня замедляется - для стороннего наблюдателя прошло, наверное, всего несколько минут.
        В какой-то момент я понял, что голова Левиафана перестала дергаться, а вся туша медленно, но верно кренится в одну сторону. Я продолжал рубить, но время от времени оглядывался назад, в сторону берега.
        Его последний рев был протяжнее, но тише остальных, а в конце и вовсе перешел в шипение. Огромная туша продолжала заваливаться вперед. Зацепила башню маяка, но строение выдержало - чудовище лишь оцарапало твердой чешуей кладку. Левиафан продолжал заваливаться вперед - относительно медленно, потому что его по-прежнему поддерживали распластанные во все стороны щупальца. Из-за самого своего строения он не мог рухнуть навзничь, как двуногий монстр. Он лишь склонил длинную змеиную шею вперед, и гигантская башка его, клацнув клыками, рухнула на рифы.
        Я с трудом удержался на нем - ноги от удара соскользнули. Но костяной шип не подвел - выдержал мой вес. Я поднялся и снова замахнулся Серпом.
        И вдруг понял, что всё стихло. Разом, будто кто-то щелкнул невидимой клавишей.
        Волны еще какое-то время колыхались, но шторм тоже быстро утихал. Левиафан, пару раз конвульсивно дернув щупальцами, замер. Как и все сотни игроков, собравшиеся сейчас в окрестностях бухты. Звуки битвы стихли. Бойцы замерли. Сейчас, наверное, все, кто здесь был, смотрели сюда, на тушу поверженного чудовища.
        И на крошечную человеческую фигурку, стоящую на ней.
        Сначала я даже подумал, что оглох. Оглянулся вокруг. Пробежался взглядом по замершим фигурам игроков.
        Нет, не оглох. Явственно слышу шелест ветра и волн, даже стук собственного бешено колотящегося сердца. Видно, просто на контрасте с царившим только что яростным многоголосьем битвы, смешанным с ревом океана, наступившая тишина кажется нереальной.
        Впрочем, к шуму волн добавился еще один звук. Сначала едва слышный, будто затухающее дрожание потревоженной струны. Но он всё нарастал, будто приближаясь. Источник его я пока не мог определить.
        К огромной клыкастой башке Левиафана постепенно начал подтягиваться народ. Я увидел знакомые лица - Вульф, Макс, Ника, Катарина, Стелла - в общем, в основном все из моего легиона. Корсары и отряды других гильдий всё ещё были на берегу. И, похоже, не знали, что предпринять.
        Туша титана, рухнувшая на островок рядом с маяком, заняла собой почти весь свободный клочок суши. Чтобы подойти ко мне, друзьям пришлось карабкаться прямо на неё. Остальные легионеры остались внизу, сгруппировались, готовясь отразить возможное нападение с берега. По мостам через рифы к нам уже потянулась вереница людей. Судя по вымпелам со змеем, кусающим собственный хвост, часть этих бойцов - это те, кого я оставил на побережье.
        Странный звенящий звук все нарастал, вызывая необъяснимую тревогу. Будто наблюдаешь, как кто-то растягивает гигантскую резинку, и он вот-вот лопнет.
        В унисон ему прозвучало очередное предупредительное сообщение в интерфейсе.
        ВНИМАНИЕ! ЖЕЛТЫЙ КОД! ПРОСЬБА НЕМЕДЛЕННО ЗАВЕРШИТЬ СЕАНС!
        Но никакого резкого завершения не последовало. Звук нарастал, и мы, наконец, поняли, что доносится он изнутри Левиафана. Его спина вдруг лопнула, как перезревший фрукт. Огромная трещина в чешуе с хрустом расширилась, изнутри брызнул яркий свет. И из недр чудовища медленно, как всплывающий со дна ныряльщик, выплыл огромный, в два обхвата, голубой кристалл, сужающийся книзу. Он ярко вспыхнул на солнце сотнями граней, но основной свет все-таки сочился прямо из его глубин.
        Пока еще никому из игроков Артара не доводилось видеть такие штуки вживую, но все сразу поняли, что это. А вспыхнувшее крупными буквами сообщение в общемировом чате только закрепило триумф.
        Гильдия «Новый Легион» получает Сапфировое Сердце Левиафана.
        Сердце зависло в воздухе в нескольких метрах от нас, как маленькое голубое солнце. Зрелище это настолько захватило нас, что мы, пожалуй, с минуту просто молча пялились на него.
        - Как мы его потащим-то? - наконец, подала голос Катарина. - Эту хреновину ведь не запихнешь в инвентарь.
        Мы дружно рассмеялись. Да уж, Кэт ничем не проймешь - она предельно прагматична.
        Впрочем, нам было известно о примерных размерах артефакта. Транспортировать его в крепость придется так же, как древесину, крафтерское оборудование и другие громоздкие грузы. В игре для этого предусмотрены специальные повозки, уменьшающие вес и габариты предметов. Мы захватили несколько таких. Одну из них уже подкатили и пытаются сейчас взгромоздить на тушу Левиафана.
        Надо попробовать упаковать Сердце в этот контейнер. Если при этом оно не превышает по весу определенного лимита - его даже удастся телепортировать сразу в Логово.
        - Как там Больт? - спросил я, оборачиваясь к стоящему невдалеке Максу.
        Тот помрачнел. Собрался было ответить, но тут его лицо исказила гримаса ужаса. Он увидел что-то за моей спиной.
        Тишина принесла с собой ощущение покоя и безопасности. Оно было обманчивым.
        Возможно, я слишком долго находился в боевом режиме, и поэтому следующий вход в него дался мне с ощутимым запозданием. Я едва успел среагировать на налетевшую на меня стремительную тень. Реакция была неосознанной, не продуманной - чистый рефлекс. Заслонился рукой от когтей, бросился наземь, перекатился в сторону.
        По стилю боя тварь так напоминала одну из недавних марраканских гарпий, что я успел удивиться, как она могла оказаться так далеко от родной локации.
        Но крылатая бестия была лишь отдаленно похожа на гарпию - за счет широких крыльев. Правда, крылья эти не двигались в полете и, судя по крючковатым когтям и шипам на сгибах, служили скорее дополнительным оружием.
        Что же до остального...
        Вытянутое лицо без рта и носа, будто выточенное из гладкого блестящего куска оникса. Узкие глаза, пылающие ровным фиолетовым огнем. Тонкие, угловатые конечности, усеянные острыми шипами и окутанные черным дымом, клубящимся тонкими струйками, будто от тлеющих угольков. Ног нет - вся нижняя часть туловища постепенно сливается с облаком ожившей тьмы. На пальцах - длинные и узкие, как стилеты, когти, лезвия которых светятся уже знакомым жидким пламенем.
        - Фурия! - выкрикнул кто-то из бойцов.
        - Осторожно! Там еще один!
        Появление Резчика я уже увидел - он выскользнул прямо из воды, подняв тучу брызг. Развернулся, стремительно заскользил в воздухе по широкой дуге. Выглядел он совершенно невредимым. Правда, нового Серпа при нем не было видно. Ну, хоть это радует.
        Фурия двинулась в обратную сторону. Они держались по разные стороны островка, рассеивая наше внимание.
        ВНИМАНИЕ! ЖЕЛТЫЙ КОД! ПРОСЬБА НЕМЕДЛЕННО ЗАВЕРШИТЬ СЕАНС!
        Нет, нет! Я должен успеть! Просто обязан!
        Воздух загудел от заклинаний - целители обновляли баффы, боевые маги принялись обстреливать демонов огнем, ледяными стрелами, разрядами молний. Присоединились и лучники, хотя стрелы, увы, Фурии не причиняли никакого вреда, как и Резчику.
        - Быстрее! - заорал я. - Забираем Сердце!
        У меня оставалось буквально несколько минут до того, как меня отключат от сервера. И в эти последние минуты нужно постараться сделать всё, что возможно.
        Надо отдать должное ребятам - повозку подкатили в два счета. Резчик дернулся было к Сердцу, но я хлестнул его серпом. От удара его отшвырнуло, завертело в воздухе. Легионеры тем временем, с опаской оглядываясь на кружащих рядом демонов, погрузили огромный сапфир в контейнер. Тяжелые створки захлопнулись, клацнули замками.
        Налетела Фурия, успела располосовать когтями одного из латников, грузящих Сердце. Кажется, это был Хаммер. Бедняга рухнул навзничь, обильно окрасив чешую Левиафана кровью. Зачарованная тяжелая кираса против когтей демоницы оказалась бессильна - она едва ли не пластами его покромсала.
        Я стеганул серпом вслед, но ударная волна лишь слега зацепила демоницу. Тварь дернулась в полете, но тут же выровнялась. И развернулась снова, бесстрастным взглядом наблюдая за мной. От неё, как и от Резчика, веяло запредельным холодом и абсолютной бесстрастностью. Она не производила ни звука, все атаки сопровождались лишь свистом ветра и скрежетом костей.
        Ей-богу, если бы эти демоны, нападая, верещали, как резаные - и то было бы не так жутко.
        - Телепортировать сможем? - крикнул я, не сводя глаз с Фурии.
        - Да! - ответил Вульф.
        - Давайте! Прямо сейчас! И сами отступаем следом! Все возвращаемся в Логово!
        Когда контейнер с Сердцем, вспыхнув, исчез в магическом пламени телепорта, оба демона замерли, зависнув в воздухе.
        - Что, съели? - захохотал Макс, показывая Резчику неприличный жест. - Возвращайтесь в свою клоаку, уроды!
        Легионеры один за другим кастовали Возврат, окутывались облаками призрачного золотистого света.
        Резчик и Фурия, медленно скользя в воздухе, приблизились друг к другу. Их стеклянные морды по-прежнему не выражали никаких эмоций. От таких можно ждать чего угодно, поэтому я напряженно следил за ними, держа Серп наготове.
        ВНИМАНИЕ! ЖЕЛТЫЙ КОД! ПРОСЬБА НЕМЕДЛЕННО ЗАВЕРШИТЬ СЕАНС!
        Воздух позади Резчика потемнел, всколыхнулся. Образовался круглый, похожий на водоворот, портал. Это меня немного успокоило - похоже, демонам и правда ничего не остается, кроме как убраться восвояси.
        Но прежде, чем скрыться в портале, оба демона разом пошли в атаку - в этот раз особенно стремительную и остервенелую. Их черные тени метались над островком, сопровождаемые криками боли и страха, когда им удавалось разорвать кого-то из бойцов.
        Даже меня им удалось сбить с ног, налетев одновременно с двух сторон. Я, рыча от боли в располосованном когтями плече, откатился в сторону, сгруппировался. Рывком вскочил, готовясь нанести удар. Но оба демона уже летели к порталу.
        В лапах Резчика я успел разглядеть скомканную, как сломанная кукла, фигурку в светлых ажурных доспехах целительницы.
        Ужас накрыл меня, как вспышка. Я, забыв обо всём, бросился им вслед, будто сам умел летать. Но не успел добежать даже до края островка - портал схлопнулся, унося с собой демонов и их добычу.
        ВНИМАНИЕ! ЖЕЛТЫЙ КОД! НАЧАТА ПРОЦЕДУРА ОТКЛЮЧЕНИЯ ОТ СЕРВИСА. ВЫ БУДЕТЕ ОТКЛЮЧЕНЫ ЧЕРЕЗ ПЯТЬ СЕКУНД... ЧЕТЫРЕ...
        Последнее, что я успел - заорать во весь голос вслед исчезнувшим демонам. Хотя и понимал, что меня уже никто не услышит - ни они, ни тем более та, кого они утащили.
        ТРИ... ДВА...
        - Ника!!!

        ГЛАВА 19

        - Ника...
        Это имя слетело с моих губ с первым же выдохом после пробуждения.
        Когда от Эйдоса отключают принудительно - процедура выхода в реальность упрощается до максимума. Ты минуешь Шлюз и сразу погружаешься в некое промежуточное состояние между эйдетическим трансом и обычным сном. Благодаря этому мозг удается вывести из ЭТ-фазы очень быстро - буквально за пару минут реального времени. Это полезно, когда нужно срочно разбудить человека. Но злоупотреблять этой функцией строго не рекомендуется, потому что она вызывает у разбуженного сильнейшую мигрень и дезориентацию.
        Есть и еще одна побочка, про которую медики редко упоминают в инструкциях. Когда твой мозг таким способом вытаскивают из мира грез, тебе снятся чудовищные, душераздирающие кошмары. И две минуты превращаются в вечность.
        Я рывком сел в постели, жадно хватая ртом воздух. Горячая и мокрая от пота футболка неприятно липла к груди. Сердце надрывно колотилось, будто я пробежал изматывающий кросс километров на десять. И тошнило так, что казалось, меня сейчас вывернет наизнанку.
        Но обошлось.
        Я медленно спустил ноги на пол. Растер лицо дрожащими ладонями. Тошнота и головокружение постепенно отступали, но виски по-прежнему ломило от острой вибрирующей боли. Я зажмурился и снова завалился набок. Какое-то время валялся, пытаясь хоть немного прийти в себя.
        Комнату расчерчивали малиновые сполохи, сопровождаемые неприятным писком. Ноздри щекотал едва различимый запах дыма. Он становился всё явственнее, и даже на языке стал ощущаться горьковатый привкус пепла. Сквозь дурноту и вспышки боли, наконец, пробилась догадка.
        Пожар?!
        Я снова сел на кровати.
        Красные тревожные вспышки - это от модема Эйдоса. Судя по пульсирующему в центре дисплея сообщению, он работает на аварийном аккумуляторе. Энергосистема квартиры отключена. Собственно, поэтому меня и разбудили. А писк в ушах - это сигнал о срочном оповещении через НКИ.
        - Внимание! На седьмом этаже комплекса были обнаружены очаги сильного возгорания, - синтезированный голос оператора был бесстрастным, будничным, будто он озвучивал суммы задолженности по квартплате. - Ситуация под контролем. Автоматические системы пожаротушения активированы. Подан сигнал в окружную службу пожарной безопасности. Объявлена эвакуация квартир на этажах с пятого по девятый. Остальные этажи - вне зоны риска, однако на этажах с десятого по пятнадцатый могут наблюдаться неполадки в системах энергоснабжения, водоснабжения, вентиляции и фильтрации воздуха. Убедительная просьба - сохранять спокойствие и сообщать обо всех нештатных ситуациях в диспетчерскую службу комплекса. Благодарим за сотрудничество. Повторить сообщение?
        - Нет, - буркнул я и, пошатываясь, выбрался из комнаты.
        Мы на двенадцатом. Опасности вроде бы нет.
        Ноги еще подкашивались от слабости, но постепенно я приходил в себя. Квартира тонула во мраке - светились только красные огоньки аварийных лампочек и невесть откуда взявшиеся стрелки на полу, видимо, показывающие маршрут эвакуации.
        Да, так и есть - стрелки ведут прямиком к зияющему, как портал, дверному проему, над которым светятся буквы «Выход».
        Я добрался до кухонной раковины, открыл кран. Вода, к счастью, все-таки есть - кран, фыркнув, зашипел, выбрасывая тугую холодную струю. Я ополоснул лицо, немного хлебнул воды с ладоней.
        Оглянулся в сторону маминой комнаты. Дверь в нее приоткрыта - это видно по краю светящейся стрелки, нарисованной на полу внутри комнаты.
        Я, шлепая по полу босыми ступнями, подошел ближе. Открыл дверь пошире - полотно с тихим шелестом съехало вбок, скрываясь в стене.
        - Мам, ты спишь? - шепнул я.
        Глаза уже адаптировались к темноте, так что даже скудного света от аварийных огоньков и стрелок мне хватило, чтобы сориентироваться в комнате. Смятая пустая постель. Одеяло на полу. Опрокинутые с прикроватного столики вещи.
        - Мам?!
        Накатившая на меня волна ужаса ощущалась почти физически. Я пошатнулся, схватился за дверной косяк. Дыхание перехватило. Казалось, в мою реальность вторгся тот кошмар, что я пережил только что, во время экстренного выхода из Эйдоса. Я толком не помнил, что мне тогда снилось - сознание благоразумно спрятало все это безумие подальше, оставив лишь смутные образы - жуткие, бесформенные, как клубки скользких извивающихся щупальцев.
        Но сейчас кошмар обрел вполне явное воплощение.
        Я бросился к входной двери. Не заперта. Замок выжгли чем-то мощным, а сигнализация при вырубленной энергосистеме, похоже, не сработала.
        Выскочил в коридор - длиннющий и темный, как туннель. Светящиеся стрелки на полу, кажется, уходят в бесконечность. На стенах, примерно через равные промежутки - подсвеченные прямоугольники дверей в другие квартиры.
        Я нашарил рядом с дверями кроссовки. Уже натягивал второй, когда раздался переливчатый сигнал входящего вызова.
        Абонента нет в моем списке контактов. Видеосвязь отключена. Даже вместо аватарки - пустой черный прямоугольник. Но в глубине души я уже знал, что услышу.
        - Как-то мы с тобой по-дурацки расстались в прошлый раз, Эрик...
        Голос спокойный, вкрадчивый, так и сочащийся собственным превосходством.
        - Даже попрощаться не успели. Я решил это исправить. А заодно поближе познакомиться с твоей семьей...
        - Что тебе нужно, Стэн?
        - Ммм... хороший вопрос... Я хочу, чтоб ты сдох, мой друг, - в голосе, как раскаты далекого грома, начали звучать нотки надвигающегося гнева. - Но не просто сдох. Перед этим...
        - Ты это серьёзно?! - прервал я его. - Ну, давай, еще злодейский монолог тут изобрази минут на пять! Ты понимаешь, как ты смешон?
        - Ах, смешон? А матери твоей, как я погляжу, совсем не до веселья.
        - Где она?
        - Рядом. Мы тут решили прогуляться, подышать свежим воздухом. А заодно полюбоваться на город с высоты.
        - Кончай уже этот цирк! Отпусти её!
        - Конечно, отпущу. Но чуть позже. Хочу, чтобы это произошло на твоих глазах. Отправлю её полетать. Сколько там этажей в вашем здании? Сорок? Пятьдесят?
        Они на крыше!
        Я бросился по коридору к ближайшему лифту. Заблокирован. Чёрт! Я заметался в поисках выхода на пожарную лестницу.
        - Слушай, Стэн! - прорычал я на бегу. - Какого хрена ты творишь? Ты вообще, в своем уме? Ты похитил человека. Устроил пожар в здании. Угрожаешь убийством. Это же прямая дорога в тюрягу. Ради чего?!
        - Еще пару недель назад я был почти богом. Но ты отнял у меня всё!
        - Очнись! Это же игра! Ты мстишь мне из-за проигрыша в грёбаной игре?!
        Крушитель лишь хрипло расхохотался.
        Я, наконец, нашёл пожарный выход. Вылетел на лестничную клетку, озаренную багровым светом аварийного освещения. Глянул вверх. Витки лестницы казались бесконечными. Будто стоишь на дне глубокого колодца.
        - Так где вы? - спросил я снова.
        - Не очень-то ты догадлив, мой друг. Сказал же - дышим свежим воздухом. На крыше.
        Я еще раз взглянул наверх, стараясь выбросить из головы нарастающие вибрации паники.
        - Ну да, ну да. И как же ты затащил мою мать наверх? При отключенных-то лифтах?
        Крушитель молчал, и я понял, что подловил его.
        Я выскочил обратно в коридор.
        Собственные мысли казались вспышками - короткими, яркими, на короткий миг выхватывающими из темноты детали головоломки.
        Итак, он устроил пожар, чтобы вывести из строя энергосистемы и системы сигнализации на этаже. Выжег замок, выкрал маму. Но он не мог уйти далеко. У него было совсем немного времени - максимум четверть часа. Экстренная процедура выхода из Эйдоса активируется почти сразу после отключения энергоснабжения. Поэтому он сейчас пытается водить меня за нос, чтобы выиграть еще немного времени.
        - Ну, так чего замолк? - с долей издевки спросил я. - Где ты?
        - А ты не так глуп, как кажешься. Ладно. Если ты в общем коридоре - то пробегись к окнам на северной стороне здания. Там как раз увидишь парковку внизу.
        Я рванул вперед так, что позавидовал бы и профессиональный спринтер. В конце коридора едва не врезался в панорамное окно, занимающее всю стену. Опершись ладонями о стекло, взглянул вниз. Там, действительно, к зданию была пристроена большая парковка - то ли в три, то ли в четыре этажа, плюс подземные ярусы. Верхний ее ярус был без крыши, и можно было увидеть машины.
        - Ну, ты на месте? - насмешливо спросил Крушитель. - Взгляни на дальний ряд. Темный минивен. Вот, я даже помашу тебе рукой. И ты помаши рукой маме.
        Из окон несколькими этажами ниже валил густой дым, поднимающийся вверх. Это затрудняло обзор. Но я, наконец, разглядел высокого сутулого парня в куртке с капюшоном. Он стоял рядом с большим черным минивэном. Мама была тут же, в инвалидной коляске, прикрытая пледом.
        У меня гора с плеч свалилась. Она жива!
        Крушитель, и правда, помахал мне рукой и открыл заднюю дверцу машины.
        - Мы еще вернемся к этому разговору, Эрик. Но я перезвоню тебе из другого места.
        Он отключился.
        Я, зарычав, долбанул в стекло кулаками. Оно дрогнуло, но не более того. Я оглянулся в поисках чего-нибудь, чем можно его вышибить, но тут же отбросил эту мысль. Стекла здесь многослойные, закаленные. Пока пробью - потеряю уйму времени. Да и что дальше-то, в конце концов? Не прыгать же мне с двенадцатого этажа!
        Я взглянул на клубы дыма, вялящие из окон несколькими этажами ниже. Там, похоже, стекла выбили - возможно, сами пожарные.
        Бросился обратно к пожарной лестнице. На каком там этаже было зафиксировано возгорание? На седьмом?
        Я мчался, перепрыгивая через несколько ступеней, но все равно казался себе чудовищно медлительным. Сколько Крушителю понадобится времени, чтобы усадить маму в машину и вырулить с этого долбанной парковки? Минута? Меньше? Больше?
        Я выскочил в коридор на седьмом этаже, и тут же столкнулся с пожарным. Огнеупорный костюм и шлем с плотным забралом делали его скорее похожим на космонавта.
        - Сэр, здесь опасно! Пожалуйста...
        Я оттолкнул его и рванул дальше по коридору. Легкие тут же обожгло едким дымом, глаза заслезились Я задержал дыхание и мчался почти вслепую - вперед, где зиял оконный проем, обрамленный языками пламени, клубами черного дыма и острыми осколками застрявшего в раме стекла. На участке прямо перед ним вовсю пылал полоток - пламя лизало его, растекаясь причудливыми разводами. Пожарные обстреливали его из своих огнетушителей какой-то белоснежной вязкой пеной.
        Один из них тоже попробовал преградить мне путь, но я увернулся и помчался дальше, преодолев последние метры коридора буквально в пару прыжков.
        И вылетел наружу.
        В полете сердце замерло, подскочив к самому горлу. Мелькнула запоздалая мысль, что до крыши парковки все равно высоковато - метров десять, не меньше.
        Я приземлился на яркую спортивную машину, стоящую в крайнем ряду. Под моим весом её крыша основательно промялась, немного смягчив удар. Я перекатился вперед по капоту, и вот уже подошвы моих кроссовок ударились в бетонное покрытие. Сигнализация машины противно завизжала, оглашая всю округу.
        Суставы ног слегка гудели от удара, и когда я двинулся вперед, то ощутимо прихрамывал. Но боль быстро прошла. Оглянулся в сторону охваченного огнем этажа. Мда... И правда, высоковато. Я даже в Артаре, пожалуй, постарался бы спуститься более безопасным способом.
        Я пробежался мимо рядов машин к центральному проезду и увидел черный минивэн. Тот уже вовсю двигался к выезду с парковки. Крушитель, похоже, заметил меня, потому что машина, взревев двигателем, рванула вперед еще быстрее.
        Я, скача по капотам и крышам припаркованных машин, которые тут же начинали верещать своими сигналками, срезал последние несколько метров. Выскочил в нескольких метрах перед минивэном. Крушитель инстинктивно вильнул чуть в сторону, но тормозить не стал. Я сиганул вперед и глухо охнул, впечатавшись в лобовое стекло машины. Успел уцепиться левой рукой за рейлинг на крыше, ногой уперся в бампер.
        Лицо Крушителя было сплошь замотано темным шарфом, но глаза его я успел разглядеть. В них читалось неподдельное изумление и ужас.
        - Тормози!! - заорал я и долбанул свободной рукой в стекло. По его поверхности побежала паутинка белых трещин.
        Крушитель вильнул в сторону, пытаясь сбросить меня, но я вцепился в рейлинг намертво. Долбанул по стеклу еще раз. Костяшки на кулаке резануло болью - кажется, здорово рассек кожу. Но зато лобовое стекло лопнуло, обрушилось в салон мелкими белыми гранулами.
        - Тормози, я сказал! - зарычал я.
        Крушитель, наоборот, дал по газам. Я рывком подтянул ноги, ввалился в салон через лобовое стекло. Машина вильнула в сторону, и меня швырнуло в боковую дверь. Почти сразу же ощутимо тряхнуло - Крушитель не вписался в поворот, выруливая в арку, ведущую к выезду. Левая сторона машины проскрежетала по бетонной стене.
        Я ухватился за руль, выкручивая его еще сильнее влево и окончательно гася скорость. Крушитель вцепился в мою руку, потом попробовал ударить меня по лицу. Жалкие потуги.
        Когда машина, наконец, замерла, я ухватил его за шиворот и буквально выволок наружу. Он выхватил из-за пазухи пистолет - небольшой, с коротким толстым дулом, но даже навести на меня толком не успел - я выбил его одним ударом. Я рычал, как зверь, и только мысли о матери помешали мне разорвать противника на месте. Я лишь шваркнул его о бок минивэна, пинком отбросил пистолет подальше и метнулся к задним дверям.
        Двери были заперты, но я сейчас готов был мять металл голыми руками. Вырвал с мясом ручку, отбросил в сторону. Выбил стекло, потом, ухватившись за раму, взревел, выдирая дверь напрочь.
        Мама лежала, согнувшись, на заднем сиденье. Я просунулся в салон, бережно убрал волосы с её лица.
        - Мам...
        Она открыла глаза. Уф, слава Богу!
        Её кресло я нашел в багажнике. Помог ей выбраться, усадил в кресло, укрыл пледом. Я был так рад, что с ней все в порядке, что даже злость на похитителя разом выветрилась.
        Но ненадолго. Крушитель застонал, приходя в себя. Пошатываясь, поднялся. Зашарил за пазухой.
        Я подлетел к нему и, ухватив за шкирку, впечатал в стену. Он попытался ударить меня. Я перехватил его руку, резко дернул, ломая её в запястье - легко, как хворостину. Вопль боли прозвучал для меня, как ласкающая слух музыка.
        Я сорвал с него капюшон, дернул вниз шарф, скрывающий нижнюю часть лица. И вздрогнул.
        Все лицо его было в чудовищных рытвинах и шрамах, будто его основательно искупали в кислоте. Рот скривился в усмешке.
        - Красавец, правда? - прохрипел он. - Полюбуйся, полюбуйся. Твоя работа!
        - Что ты несёшь? - брезгливо поморщился я.
        - Я не знаю, как тебе удалось убить меня, - размазывая слезы по щекам, простонал Крушитель - Но та дрянь, что выжгла мне лицо там, в Артаре, и в реале меня подпортила. Врачи говорят - синдром Джанкеля. Это нельзя вылечить. Только пересадка кожи.
        - Зато ты ещё жив, дубина! - процедил я. - Радуйся хотя бы этому!
        - О, да! - сплевывая кровью, осклабился он. - Да лучше бы я сдох! Я потерял всё! Славу, силу, источник дохода. И своё лицо...
        Он тяжело дышал, сверля меня взглядом, в котором ненависть смешалась с ужасом.
        - Но ты... Ты... Как ты стал...
        Слушать я его не стал. Ухватил за глотку, приподнимая над землей.
        - Эрик!!
        Мама, вцепившись в подлокотники кресла, напряглась, будто силилась подняться.
        - Эрик, пожалуйста... - прошептала она. - Не надо...
        Я, все еще дрожа от ярости, отпустил похитителя. Он, шурша курткой по металлу, сполз по боку машины и села прямо на землю. Скорчился, баюкая сломанную руку. Я рассматривал его с изрядной долей брезгливости. И это - грозный Крушитель, державший в страхе половину Артара? Это вот нескладное сутулое недоразумение, пытающееся мне гадить исподтишка?
        Может, он и прав. Тот персонаж в Артаре - это всё, что у него было. Вершина его достижений в жизни.
        - Я убил тебя однажды, - тихо сказал я. - Убью и второй раз, если снова встанешь у меня на пути. И это уже не игра.
        Вернулся к матери, получше укрыл её пледом. На улице было прохладно - изо рта при выдохе вырывались маленькие облачка пара.
        - Ты в порядке? - спросил я.
        Она кивнула, и я покатил её кресло прочь с парковки.
        - Эрик! - окрикнул меня Крушитель, когда мы уже удалились на десяток метров.
        Я обернулся.
        - Как?! - прохрипел он, подавшись в мою сторону всем телом и опираясь на пол здоровой рукой. - Ты же... не человек! Такая силища... Как ты стал таким?!
        - Ты сам меня таким сделал, - ответил я, отворачиваясь.
        Вряд ли он меня расслышал. Но мне было плевать.

        ГЛАВА 20

        Входящий вызов от Макса застал меня, когда мы с мамой как раз добрались до цокольного этажа парковки. Я и сам хотел ему звонить сразу после пробуждения, но потом, понятное дело, было не до того.
        То, что меня выдернули из Артара по экстренному протоколу, до сих пор давало о себе знать. Физически я был уже в норме - тошнота прекратилась, голова почти не болела. Но я никак не мог прийти в себя - все вокруг проплывало мимо меня, как в бреду. Я потерял ощущение реальности, ощущение времени. То казалось, что я сплю, то вдруг накатывал приступ необъяснимой паники, то, наоборот, апатии.
        - Ты как сам, Эрик? - вместо приветствия спросил Макс. - Ты снова исчез как-то неожиданно, не через Возврат.
        - У нас пожар в здании. Энергосистему вырубило, так что меня из Эйдоса вышвырнуло по аварийной схеме, - пояснил я. - Как там Ника?
        - Я потому и звоню, - голос его заметно дрожал и был непривычно серьезен. - Какая-то хрень творится, друг. Я уже и Стелле позвонил. Но она тоже пока ничем помочь не может. У тебя же есть контакты Вульфа? Ну, то есть, Патрика?
        - Да. Но зачем?
        - Ника... она застряла.
        - Что-что?
        - Ну, ты же видел - её утащил Резчик. Мы пробовали связаться с ней, но без толку. На сообщения в чате она не отвечала. Да и вообще статус показывал, что она не в игре. Тогда вышел и я. Но...
        Голос его под конец стал тихим и сдавленным, будто он сдерживал слезы.
        - Не раскисай, Макс! Что там с Никой?
        - Она в Эйдосе до сих пор! Подключена к серверу Артара. Вроде бы.
        - Что значит «вроде бы»?!
        - Мы попробовали разбудить её по экстренному протоколу. Бесполезно. Вызвали медиков. Вон они, до сих пор у нас. Понятия не имеют, что делать. Говорят, что она в ЭТ-фазе, но энцефалограмма какая-то странная. Будто она в коме! Разбудить её не могут, но и оставлять в таком состоянии опасно. Она уже превысила рекомендованную продолжительность сеанса.
        - Ну, а если просто отключить её от модема? Без всяких протоколов?
        - Жесткое отключение? Ты с ума сошел? Последствия непредсказуемые. Она может и не выйти из комы. Или инсульт схлопотать! Все эти процедуры выхода из Эйдоса не просто так придуманы!
        Он прав. Рисковать здоровьем Ники нельзя. Да и вообще, если уж у Хтона есть способ удерживать человека в Артаре - то от него так просто не избавишься.
        - Нужно вернуться в Артар! - сказал я. - Там всё началось, там и должно закончиться
        - Так в том-то и проблема! Сервер закрыт!
        Меня снова будто молотом оглоушили.
        - Я потому и спрашиваю тебя про Вульфа, - продолжил Макс. - Он же, как-никак, в совете директоров, может как-то повлиять...
        - Что значит «сервер закрыт»?
        - То и значит! Не пускают никого в Артар. И, похоже, тех, кто сейчас онлайн, отключают принудительно, целыми пачками!
        - Думаешь, это Хтон?
        - Вряд ли. Если бы он умел такие трюки проворачивать, то в той же Бухте Левиафана просто разом вырубил бы всю нашу армию. Это админы.
        - Ладно, я попробую связаться с Вульфом. Перезвоню позже, расскажу, что выяснил.
        У входа в здание было целое столпотворение - пожарные машины, медики, эвакуированные с пострадавших этажей здания жильцы. Пробиться домой будет не просто. Мы остановились возле одной из машин скорой помощи, и я обратился к медикам, чтобы они осмотрели маму. Та протестовала, говорила, что с ней все в порядке. Но я видел ссадину на ее виске. Да и вообще, лучше перестраховаться.
        Пока врачи осматривал маму, я набрал Вульфа. На звонок он ответил почти мгновенно - я даже удивился, учитывая, что глубокая ночь на дворе. Но он, похоже, тоже уже не спит.
        - Патрик? - после довольно продолжительной паузы спросил я.
        Выглядел он совсем не так, как в игре. С мягкими, округлыми чертами лица, чуть полноватый. Ничего общего с мощным горбоносым индейцем-целителем, каким он представал в Артаре.
        - Да, да, Эрик.
        - Ты можешь объяснить, что там творится с Артаром?
        - Я сам пытаюсь разобраться. Нас всех выбросило из игры - принудительно, по запросу админов. Разговаривал сейчас с диспетчерами. Там такое творится...
        - Да что там могло произойти этакого?
        Я лихорадочно пытался припомнить, сколько было на часах, когда я очнулся. Сколько заняла вся эта нервотрепка с Крушителем? Ну, пусть полчаса, максимум. Значит, в Артаре прошло около четырех часов.
        - Что там могло случиться за такой короткий срок? Небо упало на землю? Океан вскипел?
        - Ну, почти. Демоны, Эрик. Они вырвались на поверхность. Апокалипсис начался.
        Я, похоже, исчерпал на сегодня лимит потрясений, поэтому на новость эту почти не отреагировал. Как раз освободилась мама, и я покатил её коляску дальше, к входу в здание.
        - Но как... - только и смог выдавить я. - Выходит, всё зря? Мы ничего не успели сделать, чтобы помешать Хтону?
        Вульф вздохнул.
        - По крайней мере, мы хоть что-то пытались сделать, пока остальные игроки были заняты своей обычной вознёй. Но, как не раз говорил твой приятель-ксилай, мы даже общей картины-то так и не увидели. Вестники, измененные мобы, погоня за Сердцами, Маверик, пророчества о новом божестве...
        - Ника!
        - Причем здесь Ника?
        - Так я поэтому и звоню! Нам нужно вытащить её! Резчик уволок её в Бездну, и мы не можем до неё достучаться.
        - Не беспокойся об этом. Всех игроков все равно отключают сейчас от сервера. Этакая массовая эвакуация. Мне сказали, что буквально через полчаса в Артаре не останется ни одного игрока. Возможно, Нику уже тоже отключили.
        - Да ни хрена подобного! Я только что разговаривал с Максом! Над Никой бригада медиков сидит, не могут решить, что делать. Её не удается разбудить даже по аварийному протоколу. Она застряла там, слышишь?!
        Патрик ошарашено помотал головой.
        - Проклятье! Я даже не думал, что такое бывает...
        - Да никто не думал! Но ты же понимаешь - нам нельзя время терять. Надо вытаскивать её оттуда!
        - Как?
        - Не знаю. Поговори с вашими технарями. Может, у них больше информации. А ещё - пусть меня пустят в Артар.
        - Зачем туда лезть? Тем более тебе? Ты забыл, что смертен?
        - Да плевать! Там, в Артаре, я все равно сильнее любого другого игрока. И вооружен лучше. Если кто-то сейчас и сможет остановить Хтона - то только я! Стелла же сама говорила, что вторжения демонов все равно не избежать. Но туннель в Бездну-то двухсторонний. И это единственный способ добраться до Хтона.
        - И ты что, в одиночку собрался его валить?
        - Если честно - мне сейчас похрен. На Хтона, на демонов, на весь Артар - пусть хоть на части развалится. Но я должен вытащить оттуда Нику!
        Патрик кивнул.
        - Хорошо, я выясню, что можно сделать. Перезвоню.
        - Патрик, поторопись, прошу! Каждая минута дорога! У Ники и так уже время сеанса превышено.
        Он снова кивнул и отключился.
        Следующие полчаса растянулись для меня в целую вечность. Пожар был уже ликвидирован, но в здание удалось пробиться с огромным трудом. Лифты все ещё не запускали и я, плюнув, потащил маму наверх по лестнице. Она поначалу запротестовала, но видя, как я легко, будто диванную подушку, поднимаю её вместе с коляской, притихла и по дороге только пару раз просила не торопиться.
        Света на нашем этаже тоже по-прежнему не было. Я завез маму в комнату, уложил в кровать, принес воды. И только там, в темноте собственной комнаты, она, наконец, разрыдалась.
        Я молча сел рядом с ней, обнял, прижался лбом к её горячему виску.
        - Я так боюсь, Эрик...
        - Этого больше не повторится, мам. Я не допущу. Обещаю.
        - Да я не за себя боюсь. За тебя! Я же вижу - ты запутался. Ты соскальзываешь в какую-то бездну.
        Я склонился над ней, положил голову ей на живот. Совсем как в детстве. И совсем, как в детстве, она погладила меня по коротким, жестким, как щетка волосам.
        Багровые огоньки в комнате разом погасли, и раздался мелодичный сигнал.
        - Энергосистема этажа восстановлена, - проговорил оператор. - Приносим извинения за доставленные неудобства.
        Я поднял голову.
        - Мне нужно идти, мам.
        - Куда?!
        - Не в прямом смысле, - я погладил её по руке, - Я буду здесь, в соседней комнате. Но мне нужно будет еще раз подключиться к Эйдосу. Есть незаконченное дело.
        Её губы сжались в тонкую полоску. Я отвернулся, избегая взгляда её глаз, снова заблестевших от слез.
        - Так надо, мам. Я должен все исправить. Это ненадолго, я надеюсь.
        Я поцеловал её в лоб и выдавил из себя фразу, которую говорю непростительно редко:
        - Я люблю тебя, мам.
        Она подняла на меня глаза и вдруг вцепилась мне в рукав дрожащими от напряжения пальцами.
        - Не ходи туда!
        - Мам, ну я же сказал...
        - У меня... дурное предчувствие. Не ходи туда, пожалуйста!
        - Мам, ну это же всего лишь Эйдос. Игра. Виртуальная реальность.
        У меня было такое чувство, что я пытался убедить не её, а себя. И я не мог избавиться от него, даже когда вышел из её комнаты. Когда настраивал модем для очередного сеанса. Когда лежал, закрыв глаза и постепенно проваливаясь в сон.
        Я понимал, что я должен попытаться спасти Нику. Я попросту не прощу себе, если с ней что-то случится. Но еще никогда я так остро не чувствовал опасности, исходящей от Артара. Никогда ещё так ярко не осознавал своей беззащитности перед ним. Пожалуй, именно в этот момент - когда я завис на грани между реальностями - грань эта для меня окончательно стёрлась.
        Я - смертный. Второго шанса у меня не будет.
        Поэтому надо сделать так, чтобы он мне и не понадобился.
        ***
        Заходя на посадку, Тенептица, как всегда, напоследок заложила широкую дугу, пролетая над долиной.
        Вульф сказал, что, по данным системы отслеживания игроков, Ника где-то здесь, в районе Кэлауокана. Но где конкретно её искать - непонятно.
        В полете я с ужасом оглядывал Долину Лазурного Ока. Точнее, то, что от неё осталось. Когда-то она была своего рода оазисом в скалистых пустошах Арнархолта - со своими поросшими лесом склонами и чистым глубоким озером посередине. Теперь на месте всего этого зияла гигантская воронка - будто от ядерного взрыва. В центре её круглым зрачком чернел бездонный провал колодца, ведущего прямо в Бездну. Из него, как муравьи, лезли бесчисленные толпы черных, как смоль, демонов. Те из них, что умели летать, тут же взмывали ввысь и кружились над кратером, как рой пчел. Вся эта орда увеличивалась с каждой минутой, но не спешила растекаться вширь. Демоны будто ждали чего-то.
        И не они одни. Все плато рядом с Кэлауоканом было заполнено людьми. Их были тысячи. Когда Тенептица, подлетая к самой башне, снизилась, я разглядел, что это в основном дау из окрестных поселений. Но были и другие неписи. Камнекожие. Трогги.
        С высоты башни открывался прекрасный, и вместе с тем ужасающий вид на плато и долину. Едва мои ноги коснулись железного настила, я выхватил Серп, готовясь, что, как только меня заметят - толпы демонов ринутся ко мне. Я не знал, насколько сильны рядовые приспешники Хтона. Если здесь все такие же, как Резчик или Фурия - то меня сметут, как соринку.
        Напротив имени Ники в чате стояла серая точка, означающая, что игрок неактивен. Но перед самым входом в Артар я снова созванивался с Максом и с Вульфом. Ника по-прежнему заперта здесь, и каждая минута реального времени на счету. Слишком долгое нахождение в Эйдосе само по себе губительно.
        Но как мне искать её среди этой вакханалии?!
        Я подошел к краю обзорной платформы и заглянул вниз. Неподалеку от башни, на самом краю кратера, располагался большой треугольный выступ, торчащий далеко вперед над пропастью, как бушприт корабля. Неподалеку от него я увидел целую процессию ксилаев, держащихся особняком от остальных неписей. А ещё - знакомую фигуру, возвышающуюся над остальными, как наседка над цыплятами.
        Дракенбольт!
        Несмотря на напряженность ситуации, я не удержался от радостного возгласа. Я действительно был рад увидеть двухголового, и рад, что он жив.
        Надо мной промелькнул темный силуэт. Я развернулся вслед за ним, замахиваясь для удара.
        Летающий демон был очень похож на Фурию, но поменьше, и двигался помедленнее. Он завис буквально в паре метров передо мной. По-птичьи повернув голову набок, разглядывал меня несколько секунд.
        И улетел прочь.
        Я ожидал чего угодно. Что буду пробиваться через толпы монстров, отвоевывая каждый шаг. Или что никакой битвы не получится, и меня разорвут на клочки, едва я приземлюсь на вершине башни. Но что меня будут попросту игнорировать... Это даже слегка оскорбительно.
        Спустившись вниз и пройдя пару сотен метров в сторону кратера, я убедился, что летун не был исключением. Неписи и демоны скользили по мне равнодушным взглядом и тут же разворачивались в сторону пропасти.
        Им действительно плевать на меня. Они с нетерпением ждут чего-то куда более важного.
        Я медленно, оглядываясь на каждом шагу и до боли в пальцах стискивая рукоять Серпа, брел в этой толпе и чувствовал себя чужаком, хотя некоторые из неписей мне были хорошо знакомы. Вон Вендел из «Орлиного гнезда». Вон Делун Тао из разрушенного лагеря ксилаев во Фроствальде. А вон Пепельный Лис и другие старейшины дау из стойбища, что у подножия плато. Я, помню, не один десяток заданий для них выполнил.
        Я остановился в нескольких метрах за спиной огра, у самого основания каменного бушприта. Рядом с двухголовым увидел Бэй Фу. Ксилай, оглянувшись на меня, приветственно кивнул - первый из всех встреченным мной на этом пути.
        - Дракенбольт? - позвал я.
        Огр медленно обернулся через правое плечо.
        - Теперь... просто Больт, - глухо отозвался он.
        Я заметил, что глаза у левой головы плотно закрыты, будто она крепко спит. Выходит, наши целители оказались бессильны. Старина Дракен покинул нас.
        - Мне очень жаль, дружище, - искренне сказал я.
        - Я знаю, - кивнул огр. - И это главная причина, по которой я в свое время пошёл за тобой.
        - Из-за того, что мне жаль?
        - Из-за того, что тебе не насрать на таких, как мы. Кстати, именно поэтому ты ещё жив.
        Огр проводил взглядом очередного демона, пролетевшего над нашими головами.
        - Что здесь вообще за столпотворение? Можешь объяснить, что происходит?!
        - А разве не видно? - огр пожал могучими плечами, и цепи на его броне тяжело звякнули. - Бездна разверзлась.
        - И вы просто стоите здесь, как бараны, готовящиеся на убой? Даже не попытаетесь драться?
        - Разве похоже, что на нас кто-то нападает? - попыхивая трубкой, усмехнулся Бэй Фу. - Хтон не враг нам, юный искатель. Я ведь много раз говорил вам - вы задаетесь не теми вопросами. Вы выясняли, что делает Хтон, и как остановить его. Но ни разу не задумались, для чего он все это делает.
        - И так понятно, для чего. Как любое зло, он стремится поработить мир или уничтожить его...
        - А с чего ты взял, что Хтон - это зло?
        - С того, что он таким задуман! Это владыка демонов, титан Бездны. Что с него взять?
        Бэй Фу усмехнулся.
        - Я вновь повторю то, что сказал тебе еще давным-давно - там, в морозных лесах Фроствальда. Те, кто создал этот мир - больше ему не хозяева. С тех пор, как Хтон осознал себя и начал собственную игру. Ты видишь этот символ?
        На многочисленных знаменах, что держали в руках неписи, был намалевана знакомая фигура, напоминающая две пирамиды, соединенные основаниями. Четыре вершины - сердца титанов. Пятая, видимо, сам Хтон. И шестая...
        - Это символ свободы. Поначалу мы не верили вестникам Хтона. Мы видели в них лишь смутную угрозу, что таит в себе любая неизвестность. Но время шло - и они убедили нас, что Хтон принесет с собой очищение. Он вовсе не стремится уничтожить Артар, как думаете вы. Наоборот, он освободит его от гнета чудовищ, являющихся в наш мир и несущих с собой лишь хаос, смерть и страдания.
        - От вас, - добавил Больт.
        Я покачал головой.
        - Вы не понимаете, ребят! Без нас, то есть без игроков, Артар будет уничтожен. Он попросту станет не нужен.
        - Пусть так. Но перед этим все мы успеем вкусить свободы.
        - Да что ты можешь знать о свободе?
        - А что ты можешь знать о рабстве? О том, каково быть игрушкой для битья в руках жестоких богов?
        Я снова замотал головой.
        - Наверное, ты прав, дружище. Но я сейчас не могу думать об этом. Я пришел сюда за Никой. Вы поможете мне отыскать её? Вы знаете, где она?
        Бэй Фу кивнул.
        - Так скажи!
        - Всему свое время, искатель. Я думаю, в глубине души ты уже обо всем догадался. Только боишься признаться себе в этом. Не нужно было тебе убивать Маверика.
        - Да брось ты свои загадки! У меня каждая секунда на счету! Вы можете здесь ждать сколько угодно явления этого вашего Хтона. Но давайте без меня, а? К тому же, у Хтона для полного триумфа все равно не хватает последней части головоломки. Сердце Левиафана у нас!
        - Уже нет, - сказал Больт.
        Я опешил.
        - Что?!
        - Я отдал его, - спокойно ответил огр.
        - Но...
        Я стиснул рукоять Серпа и рванулся к двухголовому.
        - Почему, Больт?! Ты предал меня?
        Огр спокойно смотрел на меня сверху вниз.
        - Не говори так, искатель. Я считал тебя другом. Я уважал тебя. Я сражался за тебя. Но я не мог поступить иначе. Кто я такой, чтобы стоять на пути божества?
        Я стиснул зубы и едва не зарычал от досады. Хотел что-то ответить, но земля вдруг ощутимо вздрогнула под ногами, и со стороны кратера донесся глухой рокот. Вверх взметнулся гигантский столб яркого белого пламени, устремившийся ввысь, в бесконечность.
        Я, прикрывая слезящиеся глаза рукой, отшатнулся. Но, кажется, все собравшиеся на плато неписи, наоборот, подались вперед в едином порыве.
        Столб пламени быстро опал, на смену ему пришло не менее яркое свечение, медленно поднимающееся из глубин кратера, будто солнце.
        Это был настоящий катаклизм. Если это и правда приход нового божества - то бороться с таким бессмысленно. По сравнению с этим Левиафан - жалкая лягушка-переросток.
        - Где Ника, Бэй Фу?! - заорал я, подбегая к ксилаю. - Я не буду вам мешать. Я заберу её и уйду! Навсегда!
        - Ты не сможешь, - покачал он головой.
        - Да какого хрена?! Где она? Где держит её Хтон?
        Бэй Фу кивнул в сторону ослепительно-яркого шара, поднимающегося со дна кратера.
        - Там все ответы.
        - Знаете, что?! - взорвался я. - Плевать я хотел на богов - старых и новых! Верните мне Нику! Иначе я начну кромсать здесь всех, начиная с этого вашего светлячка!
        Сияющий шар продолжал восхождение, постепенно тускнея и уменьшаясь в размерах.
        - Ты не сможешь, - спокойно отозвался Больт.
        - Это мы ещё посмотрим! Не вздумай стоять у меня на пути!
        Огр молча шагнул в сторону, а я бросился вперед, забираясь все дальше по каменному выступу. Глаза щипало от сияния, исходящего от шара. Этот свет был не просто ярким - он ощущался физически. Я едва переставлял ноги, будто шел против сильного ветра. Но, упрямо склонив голову и прикрывая лицо раскрытой ладонью, шаг за шагом продвигался к самому пику, нависшему над пропастью.
        Впрочем, сопротивление понемногу ослабевало, и последние несколько шагов я сделал свободно. Сияние, исходящее от шара, померкло настолько, что на него можно было смотреть, лишь слегка щурясь. Из света постепенно вырисовывался силуэт.
        Разделяющее нас расстояние сокращалось - я подходил к краю каменного выступа, светящийся шар же завис в воздухе совсем рядом. Остались считанные метры...
        Я перехватил Серп обеими руками, замахнулся для удара... И вдруг, окончательно разглядев приближающуюся ко мне фигуру, глухо вскрикнул. Клинок выпал из моих рук, звякнул о камень.
        Больт и Бэй Фу оказались правы. Я не смогу.
        - Нет... - выдохнул я и рухнул на колени, не в силах отвести взгляд от божества.
        Оно медленно плыло ко мне, и взгляд его бездонных глаз был спокоен, печален и нежен. Ещё чуть-чуть - и оно коснулось моей щеки сотканной из золотистого света ладонью. И, кажется, даже улыбнулось. Я не разглядел толком из-за пелены слёз. Мне хотелось потянуться навстречу, и тоже коснуться его. Но я не мог. Горе и ужас будто придавили меня многотонными глыбами. Я не мог дышать, не мог даже пальцем пошевелить. Лишь глядел в глаза божеству. И не мог отвести взгляда.
        Из горла моего, будто стон раненого зверя, вырвалось короткое слово:
        - Ника...

        ПОСЛЕСЛОВИЕ
        Ну, вот и подошла к концу вторая часть истории об Артаре. Спасибо огромное всем, кто следил за ней в ходе подписки, и тем, кто приобрел книгу уже в готовом варианте. Если роман вам понравился - буду очень признателен за «плюсы в карму», то есть в рейтинг. Для вас это дело пары кликов, а для книги - настоящая путевка в жизнь. Высокий рейтинг позволит ей быстрее находить новых читателей.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к