Сохранить как .
Смертный Владимир Сергеевич Василенко


        Аннотация: Для них это всего лишь игра. Для меня – единственный способ изменить свою жизнь. Для них сражения – забава, а смерть – лишь досадное препятствие. Я же постоянно хожу по краю. В песочнице, придуманной для тех, кто хочет почувствовать себя богами, я - последний смертный.

        Хроники Эйдоса #1

        Владимир Василенко
        Хроники Эйдоса. Смертный

        Глава 1

         Знаете, как сразу определить, непись перед вами или живой игрок? По взгляду. При первой встрече любой игрок будет смотреть на вас цепко, настороженно. Оценивающе. Важно понять, кто из вас сильнее.
        Сильнее быть не обязательно. Главное - не выглядеть лёгкой добычей. Иначе практически любой игрок попытается вас убить. Не ради трофеев, не ради опыта, не для прокачки навыков. Просто так. Потому что может. Потому что за это ему ничего не будет. Вседозволенность вообще вскрывает такие поганые черты человеческой натуры, что диву даёшься.
        Я это точно знаю. Я и сам не лучше. Слишком давно здесь.
        Вошедшая в «Орлиное гнездо» троица вела себя шумно, уверенно. По-хозяйски. Впрочем, втроем здесь можно чувствовать себя комфортно, особенно если возглавляет вас такой здоровяк.
        Главарь группы - лысый бородатый воин с двуручным молотом. Сразу видно - самый прокаченный и опытный среди них. Огромная гора мяса в новенькой кирасе. Титановой, судя по характерному голубоватому отблеску металла. Не бог весть какое сокровище, даже не зачарована, но вышагивает он в ней, будто в полном комплекте эпиков. Видно, первое серьезное приобретение, и недавнее. Кираса без наручей, без наплечников - просто панцирь, закрывающий торс. На остальное не накопил пока.
        Второй - лучник. Невысокий, черноволосый, жилистый. В простой кожаной броне, едва ли не дефолтной. Но уже с неплохим композитным луком. Даже без чар такой стоит на ауке не меньше двадцати золотых.
        Третий - пижон. Иначе и не скажешь. Ярко-красные волосы, уложенные в витиеватую прическу, тисненая кожаная броня, украшенная серебристым мехом, татуировка, переходящая с левой щеки на шею. Похоже, мнит себя опасным и пафосным типом. Меч  покоится за спиной - рукоять выглядывает из-за плеча. Новички любят так носить.
        Все эти детали я срисовал, мельком взглянув на вошедших, пока те двигались к стойке. На меня они вряд ли обратили внимание. Выгляжу я неброско. Но на всякий случай я вытянул из ножен лежащий на коленях меч. Потихоньку, чтобы не было заметно под столом.
        Обернулся к своему собеседнику.
        - Итак, ты принес коготь? - повторил Вендел. Всё с той же интонацией и так же, как в прошлый раз, чуть вздернув подбородок.
        За что люблю неписей - так это за постоянство. Живым людям этого здорово не хватает.
        Я аккуратно выложил на стол, поверх клочка пергамента с квестом, коготь Серпса, серебряного врана. Острая изогнутая хреновина размером с добрый кинжал. К счастью, опробовать его остроту на своей шкуре не пришлось. Убить эту тварь оказалось куда проще, чем выследить. Потому и квесты, которые дает Вендел, не особо популярны, несмотря на высокую награду. Игрокам обычно хочется всего и сразу. Мало кто готов прочесывать несколько квадратных километров скал и лесов в поисках именного монстра.
        Что ж, мне больше достанется.
        - О, я вижу, это он! - довольно кивнул Вендел, ухватив себя пятерней за бороду. - Что ж, выбирай награду. Пятьдесят золотых или...
        Он слегка завис, выбирая альтернативу. Обычно это оружие или элемент брони, подходящие по классу. Но в моем случае выбрать не так просто. Искателей в игре уже практически не осталось - непопулярны, как и все гибридные классы. Упоминания о нас, похоже, даже в скрипты разговоров неписей уже не вставляют.
        - Или добротный дубовый посох огня, - решился, наконец, коротышка.
        Не угадал. Впрочем, это не имеет значения.
        -Золото, - отозвался я.
        Я всегда беру золото.
        - Эй, погоди-ка...
        У стола нарисовался красноволосый пижон из вновь прибывшей троицы. Видно, услышал про награду. Вот ведь паскудство!
        Вендел выложил на стол увесистый кошель с золотом, и я быстро забрал его. Пересчитывать нет нужды, не обманет. Еще одна причина, почему я больше люблю иметь дело с неписями, чем с живыми.
        - Неплохой куш, - усмехнулся пижон. - Поделиться не хочешь?
        - Нет, - честно признался я.
        - А придется!
        Пятьдесят золотых для этой компании - действительно солидная сумма. Здесь убивают и за меньшее.
        - Не думаю, - отозвался я, взглянув ему в глаза.
        - Да мне плевать, чего ты там думаешь, - рассмеялся пижон.
        Лучник, заслышав наш разговор, тоже подтянулся поближе. Только бородатый воин оставался за стойкой - о чем-то трепался с хозяином.
        - Ну, так что молчишь? Ты тупой, что ли?
        Красавчик наклонился вперед, навис надо мной, опираясь обеими руками в стол. Лучник встал чуть позади, паскудно ухмыляясь.
        - Давай, выворачивай карманы, иначе быстро прогуляешься до менгира.
        Гартлоб их дери. Ну просто дети.
        Можно было попробовать припугнуть их, чтоб отвязались. Для начала намекнуть, что тупо угрожать человеку, который сдает квест на полсотни золотых, в то время, как у тебя вся экипировка стоит дешевле. Или что трое на одного - не такой уж критический перевес. Особенно когда один из троих - лучник, бесполезный в замкнутом пространстве.
        Я не стал.
        Небольшой нож для снятия шкур у меня закреплен слева, на груди, рукоятью вниз. На первый взгляд странное расположение. Но я привык. Удобно. Выхватить можно за доли секунды.
        Ударил снизу, загоняя клинок между кадыком и подбородком - так, что красноволосый явственно клацнул челюстью. Провернув лезвие, дернул в сторону. Кровь хлынула на стол, как из разбитого кувшина.
        У пижона подкосились руки, которыми он упирался в стол, и он рухнул мордой вниз. Я же, подхватив лежащий на коленях меч, метнулся к лучнику. Тот, бедолага, и сообразить ничего не успел - умер почти мгновенно. Острие скимитара вошло ему в верхнюю часть живота, под самой грудиной, и вышло между лопаток.
        Медальон на шее ощутимо завибрировал, и по телу пробежала привычная волна приятного покалывания. Лучник мертв, и часть его  силы перешла ко мне.
        Я мельком оглянулся на красноволосого. Еще жив. Хрипит, бестолково елозит по столу, зажимая разорванное горло ладонью.
        Не до него пока.
        А вот бородач у стойки уже развернулся. Выпучил глаза, нашаривает рукой прислоненный к стойке молот.
        Я рывком выдернул меч из груди лучника, и труп грузно свалился мне под ноги. Я замер, выставив меч перед собой.
        Мой скимитар - единственная дорогая вещь, которую я таскаю с собой. Да и то стараюсь не светить его перед другими игроками без крайней необходимости. Лаконично оформленная черная рукоять без гарды - длинная, так что можно перехватывать её и второй рукой. Клинок - широкий, средней длины, немного изогнут, как у сабли. На гладкой, как зеркало, поверхности - никаких украшений. Только несколько угловатых рун ближе к рукояти - знаки наложенных чар.
        Но даже последний нуб узнает этот блестящий, серебристый, как застывшая ртуть, металл. Адамантит. Самый твердый из всех немагических материалов. Имей я достаточно силы - мог бы запросто разрубить бородача надвое вместе с кирасой, а на мече даже зазубрины бы не осталось. И если этот здоровяк с молотом не совсем идиот - не станет рыпаться.
        - Ах ты, паскуда!
        Бородач с ревом бросился на меня, на бегу замахиваясь молотом.
        Нет, все-таки они все трое - полные дебилы.
        Бородач, коротко рыкнув, атаковал. Я легко ушел в сторону, и молот ухнул в деревянный столб - да так, что, кажется, вся таверна содрогнулась.
        Могуч, могуч. Опыта, сразу видно, не хватает, но силищи набрал. Впрочем, сейчас качаются быстро. Особенно те, кто сообразил, что убивать игроков слабее себя - куда проще, безопаснее и выгоднее, чем сражаться с монстрами. Да и классовые бонусы сейчас куда весомее, чем в те времена, когда я начинал.
        Но сейчас у него нет шансов. Какой прок от превосходства в силе, когда ни один из твоих ударов не приходится в цель? Я немного повертелся вокруг бородача, пока тот бестолково махал молотом, круша столы и сбывая со стен масляные светильники. Выбрав подходящий момент, нанес удар. Голова  его  отлетела в сторону, разбрызгивая вокруг алые капли. Глухо стукнулась о стену и откатилась куда-то под лавки.
        Медальон снова задрожал - на этот раз куда сильнее. Дрожь эта быстро передалась мне самому, скользнула вдоль хребта, заставив поежиться.
        Сбоку брякнула поваленная лавка.
        Надо же. Красноволосый. Всё ещё жив. Судя по розоватому свечению вокруг головы - успел выхлебать лечебное зелье. Зажимая шею ладонью, пятится в сторону выхода, выпучившись на меня полными ужаса глазами.
        Я зашагал к нему.
        - Н-н.. не надо, н-не убивай! - отплевывая сгустки крови, прошептал он, заслоняясь свободной рукой.
        Они все почему-то очень боятся смерти. Хотя сами любят сеять её направо и налево. А ведь, умирая, они ничего не теряют, кроме того, что несли в сумке, и толики накопленного опыта.
        Я добил его коротким точным ударом  в сердце.
        Стало тихо. Неписи - хозяин таверны и Вендел - оставались на своих местах, как ни в чем не бывало. Трупы скоро исчезнут. Поломанная мебель тоже восстановится, когда я уйду. Для этой таверны произошедшее - малозначительный эпизод.
        И самое поганое, что для меня - тоже. Я только что убил трех человек. Но - ни сожалений, ни страха, ни угрызений совести. Пустота внутри.
        Наверное, мать права. Эйдос превращает людей в чудовищ. Особенно такие его миры, как этот.
        Закусив губу, я спрятал меч в ножны и принялся обыскивать трупы. Нужно быстренько сбагрить добычу Венделу и сваливать отсюда.
        Азарт схватки быстро улетучился, и мысли взяли свой обычный деловитый разбег.
        Ближайший менгир - метрах в пятистах отсюда, у моста через Костяное ущелье. Это одновременно и место для воскрешения, и Выход - точка, где можно выйти из игры. Натыканы они по всему Артару, не более чем в полутора километрах друг от друга - чтобы игрок, захотевший отключиться, мог сделать это в течение пяти-десяти минут, даже если у него в откате стандартное заклинание Возврата.
        Даже если эта троица решит сразу вернуться - у меня не меньше десяти-пятнадцати минут. Пока возродятся, пока сойдет ослабляющее проклятье, действующее какое-то время после смерти. Вполне хватит, чтобы обчистить трупы и сдать Венделу то, что неудобно тащить с собой.
        Шансы на то, что троица вернется с подмогой, минимальны. Гильдейских знаков отличия на них не видно. Я стараюсь не связываться с теми, кто состоит в многочисленных шайках. Не люблю рисковать.
        Нет, не так. Вообще не рискую. Не могу себе этого позволить.
        Отыскал свой нож - во время схватки я отбросил его в сторону, и он воткнулся в пол. Наклоняясь за ним, заметил движение в дальнем углу залы, под столом. Замер, взвешивая нож на ладони. Метать его я наловчился довольно метко.
        - Не надо, пожалуйста! - донесся из-под стола испуганный голос.
        - Вылезай.
        Девчонка. Темные волосы. Тонкая хрупкая фигурка в светлой тунике и просторных шароварах.  Самых-самых простых. Сколько она в игре? День? Два? Тогда что делает здесь, в Арнархолте? Ей бы осваиваться в «яслях» - безопасных стартовых локациях возле одного из Оплотов.
        На шее у неё - крупный серебристый медальон в форме лилии. Целительница. Тоже странно. Такие вообще не путешествуют в одиночку - без прикрытия они беззащитны. Особенно поначалу.
        Вопросов было много, но я промолчал. Когда понял, что девчонка не представляет опасности, быстро потерял к ней интерес. Не мое дело. Нужно заняться добычей.
        Улов был не ахти. Денег на трупах нашлось немного - в основном серебро и медь, в общей сложности на пару полновесных золотых монет. Доспехи и оружие тоже не снимешь - мы не на арене, а при убийстве в открытом мире шанс забрать элемент экипировки с игрока - то ли пять, то ли десять процентов. Мне не везло ни разу. Впрочем, я и не охочусь на людей целенаправленно.
        В инвентарях завалялось немного всякой мелочи - шкуры, полудрагоценные камни, ингредиенты для различных ремесел. Похоже, дроп с монстров. За них в общей сложности удалось выручить у Вендела еще немного серебра.
        Единственное, что удалось найти полезного - это несколько сильных лечебных зелий. И на том спасибо.
        Девчонка робко мялась поодаль, наблюдая, как я торгуюсь с Венделом. Коротышка, как всегда, нещадно сбивал цену, так что пришлось немного повозиться.
        Я уже двинулся к выходу, когда она окликнула меня.
        Молча обернулся и еще раз окинул её взглядом. Симпатичная, хотя и слишком худенькая на мой вкус. Тонкие черты лица, пухлые губки. Глаза... В этих глазах утопиться можно. Большие, чистые, синие, как небо. Я невольно загляделся.
        Девчонка молчала, испуганно глядя на меня и не решаясь заговорить.
        - Ну, чего тебе? - не выдержал я.
        - Ты... можешь мне помочь?
        Будь это кто другой - я бы просто развернулся и ушел, не удостоив даже отказом. Но этот жалобный взгляд... Не каменный же я, в самом деле.
        - Чем помочь-то?
        И тут её будто прорвало.
        - Мои друзья! Они застряли в той пещере! На нас напал огр - жуткий такой, с двумя головами! То, есть, мы на него напали! Но теперь он нас запер, и грозится... - на этом месте она почему-то запнулась и густо покраснела. - В общем, он теперь их будет пытать и потом сожрёт, если я не принесу ему... то есть им... бочку эля.
        Я пожал плечами.
        - Ну, бочки эля у меня точно нет. Да и времени помогать всяким нубам - тоже.
        - Ну, пожалуйста! Я не могу их там бросить! Да я и сама без них тут пропаду. Я даже до ближайшей башни Тенептиц не доберусь.
        - Не преувеличивай. Придерживайся дороги, да старайся не агрить мобов почем зря.
        - Чего-чего не делать?
        Я недоверчиво покачал головой.
        - Ты вообще давно в Артаре?
        - Третий день. Но я в группе с ребятами, которые здесь уже больше месяца. Они позвали...
        - Не агрить мобов - это значит, не привлекать внимания монстров, которые будут попадаться тебе на пути. Чаще всего они не нападают, если не подходить к ним близко.
        - Это я знаю, но...
        - Что «но»?
        - Я уже пробовала пройти по дороге на север-восток. Хотела дойти до заставы звероловов на той стороне ущелья. Там место более людное, больше шансов кого-то найти.
        - Ну, и?
        - Ну, и нашла... - поджав задрожавшие губы, ответила девчонка, оглядываясь на всё еще валяющийся позади неё труп лучника.
        - Этих, что ли?
        - Нет. Но их тоже было трое. Я попросила их помочь, но они...
        Она замолчала, еле сдерживая слезы. Впрочем, можно и не продолжать, и так понятно. Одинокая девчонка, вдали от Оплотов. В этих краях, пожалуй, не монстров надо бояться, а людей. С монстрами все понятно - либо бей, либо убегай. А вот от игроков никогда не знаешь, чего ждать.
        - Ограбили?
        - До нитки. Да у меня толком-то и не было ничего. А потом пытались... хотели... в общем, я отбивалась, и они меня сбросили в пропасть. Я очнулась у колонны неподалеку отсюда. Увидела эту таверну и спряталась тут.
        - Да уж... Ну, тебе проще прогуляться обратно до менгира и выйти из Эйдоса. При следующем заходе на сервер вернись в Оплот. Где ты начинала? В Золотой Гавани?
        -  Но как же ребята? Я не могу их бросить! Он же их сожрёт!
        - Ничего, не велика потеря. В следующий раз будут осмотрительнее. Может, они уже возродились у какого-нибудь менгира поблизости, и тебя ищут.
        Хорошо, когда после любой ошибки, даже смертельной,  тебе дается очередная попытка. Мне бы так.
        Я развернулся к выходу. И так слишком много времени потерял на разговоры. Еще не хватало нарваться на очередную партию игроков, решивших забрести к Венделу.
        - Ну, пожалуйста, не уходи!
        Девчонка бросилась ко мне, перегородила дорогу к выходу.
        - Дело ведь даже не в том, что он их убьёт! Он пообещал, что будет делать это медленно. Чтобы они мучались, понимаешь? Ты не представляешь, что это за чудище! А ещё он грозится оставить Кейт напоследок, и... ну, ты понимаешь.
        Я устало вздохнул, намереваясь отказать ей снова, и на этот раз уже в более жестких выражениях.
        Но тут меня как током шарахнуло.
        - Постой-ка... Так, кто, говоришь, на вас напал-то?
        - Огр, я же говорю! Здоровенный такой, метра два с половиной.  Он сидел за камнем, спал, мы сначала и не сообразили, что он такой огромный. А потом...
        - Погоди, погоди, не части! - я зажал ей рот ладонью. - Так ты говоришь - огр? Пузатый такой великан, человекообразный, с каменной чешуей на руках?
        Она закивала.
        - Ты ничего не путаешь?
        Она помотала головой.
        - И он... разговаривает? - осторожно, будто боясь спугнуть удачу, спросил я.
        Девчонка промычала что-то, и я, наконец, убрал руку.
        - Разговаривает, конечно. Ещё как! Обе башки болтают без умолку, даже между собой ссорятся. И говорят всякие гадости. Особенно правая!
        - Так. Помолчи-ка минутку...
        Я начал шарить в одной из поясных сумок.
        Последний раз я видел огра больше года назад, когда только начинал играть. Они в игре вообще продержались недолго. Их убрали уже в версии 1.1 - вместе с зеленокожими орками, гоблинами-инженерами, воргенами и еще дюжиной видов монстров. Из-за судебных тяжб по поводу авторских прав с какой-то там американской компанией. Их быстро заменили немного переделанными версиями, сменили названия, убрали или поменяли ряд квестов.
        Сервер работает непрерывно, практически без перезагрузок. Полноценный режим редактирования здесь не запускается. Изменения производят плавно. Для тех же огров просто убрали респаун - то есть после смерти эти монстры не появлялись заново. За несколько месяцев игроки их благополучно перебили.
        Но, выходит, не всех.
        Я, наконец, отыскал в одном из дальних слотов сумки небольшой свиток. Стандартный контракт на квест, взятый давным-давно, еще во времена 1.0.
        Развернул.
        Квест на убийство Дракенбольта, двухголового говорящего огра, разоряющего фермы в окрестностях Золотой гавани и грабящего проходящие караваны. Давался Крейгом Лайонхартом, капитаном Львиной стражи. После того, как огров убрали из игры, это просто бесполезный кусок пергамента. Оставил я его только по одной причине.
        За головы Дракенбольта была назначена награда в пять тысяч монет. В те времена денежная система в Артаре была проще. Был только один вид монет - золотые. Да и сыпалась добыча из монстров куда щедрее, чем сейчас. Из-за быстрой инфляции пришлось срочно вводить новую систему. Но на пергаменте с  квестом по-прежнему стояла сумма в пять тысяч золотых. Баг или просто оплошность разработчиков. Но, если Дракенбольт действительно еще жив - то этот свиток превращается в лотерейный билет с выигрышем джекпота. Пять тысяч золотых! Мне, к примеру, за месяц удается заработать не больше тысячи.
        Если, конечно, это действительно тот самый именной монстр. Но как он сумел продержаться столько времени? Огр - конечно, сильный противник, но уже успело появиться немало прокачанных игроков, которые могли бы завалить его даже в одиночку. И как он забрался так далеко от своей локации? Или это совсем не Дракенбольт?
        Проверить, в любом случае, стоит. Я неплохо знаю ущелья Арнархолта, но пещер здесь - чертова прорва. Может, и правда, есть та, куда я не заглядывал. Лишь бы девчонка смогла мне её показать.
        - Идём! - сказал я, пряча свиток в сумку.
        - То есть ты все-таки поможешь? Спасибо! Спасибо тебе!
        Она бросилась мне на шею и расцеловала. Прикосновения губ были легкими, будто дуновения ветра, и теплыми, почти горячими. Я замер, смотря сверху вниз в её огромные синие глаза и придерживая за талию. Какая же она маленькая и хрупкая. Как цветок.
        Какими тварями нужно быть, чтобы пытаться её обидеть.
        - Ладно, ладно, - пробормотал я, неуклюже отстраняясь. - Нам надо поторопиться, если и вправду хотим помочь твоим друзьям.
        И если не хотим упустить награду.
        - Да, конечно, пойдем скорее! Лишь бы мне удалось найти эту пещеру. Я так плохо ориентируюсь здесь. Так все непривычно...
        Ещё бы. Потому-то новичкам первый месяц рекомендуют держаться вблизи Оплотов. А уж тащить человека, который третий день в игре, сюда, в ущелья Арнархолта - и вовсе несусветная глупость.
        Впрочем, когда дело касается других игроков, я уже давно ничему не удивляюсь.
        - Меня зовут Ника. Я знаю, что тут все придумывают себе красивые прозвища. Но я пока не успела.
        -  По мне, и так красиво.
        Мы вышли из таверны, и я первым делом взглянул на катящийся к горизонту диск солнца. Пещеру желательно отыскать до наступления темноты. В запасе всего пара-тройка часов.
        - А у тебя какое прозвище?
        - Нет у меня прозвища. Ни к чему оно мне. Ты хотя бы примерно помнишь, куда идти?
        - Не уверена. Когда я упала в пропасть... Так испугалась... Больно не было - просто сразу темнота. Но падать было страшно. А потом я очнулась у того столба со светящимися узорами.
        - Да, это погано. Может сбить нас со следа. Ладно, идем к менгиру. Лучше начать оттуда.
        Я зашагал на восток. Ровная расчищенная площадка, на которой стояло «Орлиное гнездо», быстро перешла в  тропу, вьющуюся вдоль каменистого обрыва. Метрах в пятистах впереди - поворот, и там, за скалой - мост через ущелье. И менгир. Обычно я стараюсь не ошиваться поблизости этих штук без крайней на то надобности. Не люблю лишний раз попадаться на глаза другим игрокам.
        - Может быть, ты позовешь ещё кого-нибудь из друзей? То чудище такое огромное...
        - Нет у меня друзей.
        - Совсем нет? А Макс говорил, что здесь все держатся группами. Одному выжить сложно.
        - Твой Макс прав.
        Путешествовать в одиночку и правда непросто. Но я привык. К тому же, особого выбора у меня нет. Полтора года назад, только начиная играть, я сделал ошибку. Увы, исправить её не получится, а последствия её усугубляются с каждым днем. И начать все заново - тоже нельзя.
        Я слишком далеко зашел.
        - Странный ты какой-то, - улыбнулась Ника, убирая с лица прядь волос, потревоженную порывом ветра. - Ну, а хоть имя твое узнать можно?
        - Эрик.
        - Спасибо тебе еще раз.
        - За что?
        - За то, что помогаешь. И не требуешь ничего взамен. Это просто... удивительно. Ведь этот мир, оказывается, такой жестокий...
        Надо же, ей хватило и трех дней здесь, чтобы понять, что к чему. Хотя, зря она так. Да, Артар полон опасностей. Здесь нужно всегда быть начеку. Здесь всё нужно зарабатывать своими силами, порой рискуя жизнью. Но ещё - он красив. Он огромен. Он загадочен. В нем - дух свободы, подвигов, приключений, славы. Всего того, чего так не хватает в реале.
        Жестоким его делают сами люди. Как и любой из миров, в котором живут.


        Глава 2

        Черная глыба менгира возвышалась в центре идеально круглой ровной площадки метров пяти в диаметре. Они все выглядят одинаково - четырехгранная стела, испещренная крупными рунами, хорошо заметная издалека. Размещают их обычно на видных местах - на возвышенностях, на опушках лесов, на перекрестках дорог.
        Здесь тоже развилка. Основная дорога идет на восток, через длиннющий висячий мост, прокинутый над пропастью. На север ответвляется узкая извилистая тропа, постепенно спускающаяся вниз, ко дну ущелья. На юг дороги нет. Зато можно забраться на утес, нависающий над обрывом, как бушприт корабля, и полюбоваться раскинувшимся внизу пейзажем. Отсюда хорошо видно устье Костяного ущелья с вытекающей из него рекой. Пенясь на каменистых порогах, река все больше расширяется и выходит дальше на юг, на равнины.
        - Ну как, что-нибудь припоминаешь? - спросил я Нику.
        Та, мелкими шажками подойдя к краю обрыва, заглянула в пропасть.
        - Мы были там, внизу. Пришли с равнин, вдоль реки.
        - А пещера?
        - Тоже где-то там, неподалеку. Правда, мы её совершенно случайно нашли. Там такой вход неприметный...
        На противоположной стороне моста показался идущий с востока отряд. Человек пять-шесть.
        - Ладно, будем спускаться. Надо поторапливаться, если хотим успеть до темноты.
        Я быстро зашагал вперед по тропе. Девчонка за мной едва поспевала, временами ойкая и спотыкаясь на камнях. Я покосился на её ноги. Да уж. Эти легкие сандалии в греческом стиле, конечно, здорово смотрятся на её тонких изящных лодыжках. Но по горам в таких ходить - одно мучение. Как она только ступни до крови не сбила.
        Ответа не пришлось долго ждать.
        Оцарапавшись об острый камень, Ника охнула и, сморщившись от боли, опустилась на корточки. Я остановился.
        - Ты как там?
        - Ничего-ничего, я сейчас...
        Её ладони засветились изнутри мягким розоватым светом. Пару осторожных, гладящих движений - и царапина на ноге мигом затянулась. Удобно, ничего не скажешь.
        Тропа петляла по уступам, постепенно спускаясь все ниже. Вскоре она и вовсе развернулась на 180 градусов. Так и будем спускаться - зигзагами. До дна ущелья - еще метров семьдесят, не меньше.
        Наверху над нами раздался топот ног по деревянным доскам - отряд переходил висячий мост. Ника, запрокинув голову, оглянулась на них.
        - Почему ты избегаешь людей?
        - С чего ты взяла?
        - Ну, мы ведь могли их дождаться, попросить помощи.
        - Ты недавно уже попросила, - усмехнулся я.
        - Ну, не все же здесь такие уроды, как те трое.
        - Не все, конечно.
        Но рисковать не хочется. Я, конечно, не беззащитная смазливая девчонка. Но, стоит им узнать, кто я такой - ими овладеет соблазн совсем другого рода. Проверено, и не раз.
        Чем ниже спускалась тропа - тем шире становилась. На ней даже начали попадаться чахлые деревца, колючие кустарники.
        И мобы.
        - Ой! - вскрикнула Ника, прячась за моей спиной.
        Я поначалу даже не сообразил, чего это она.
        Ниже по тропе, глодая сухую белую кость, лежали два некрупных пса с узкими хищными мордами и рыжеватой шерстью. Красные волки. Их здесь, как грязи. Низкоуровневые мобы, на меня они даже не агрятся.
        - Ты чего? Пойдем.
        Если девчонка будет шарахаться от каждой собаки - мы с ней далеко не продвинемся.
        Мы пошли дальше по тропе, немного забирая вправо, чтобы обойти волков. Но не тут-то было. На меня-то они не рыпались, а вот Нику сразу восприняли как добычу. Ощетинились, оскалили полные мелких желтоватых зубов пасти и кинулись в атаку.
        Первого я попросту разрубил надвое - прямо на лету, когда тот прыгнул в сторону девчонки. Второй, припадая к земле, зарычал, попытался ухватить меня за щиколотку, но я пригвоздил его ударом сверху. Он жалобно тявкнул и затих.
        Медальон под курткой слабо завибрировал.
        - Идем, - сказал я девчонке, на ходу вытирая меч краем плаща. Даже не стал останавливаться, чтобы снять шкуры. Провозишься несколько минут, а профиту - на полсотни медяков.
        - Уф, я еще не привыкла, - догоняя меня, призналась Ника. - Когда смотришь видео по игре - кажется, все так просто. Но когда и правда на тебя какой-нибудь монстр прёт... Я просто цепенею.
        - Это хреново.
        - Да нет, я не трусиха! Просто еще не освоилась. Да и я же с ребятами всё время была. Стояла позади, просто их лечила и накладывала баффы. Кстати, совсем забыла!
        Она остановила меня и легонько, будто омывая мое лицо, погладила меня светящимися ладонями. От прикосновения её пальцев кожу приятно покалывало. Я сразу почувствовал себя бодрее.
        Проверил статус. Пять процентов ко всем характеристикам, сроком на час. Стандартный базовый бафф целителей. Мелочь, но приятно. В такие моменты я жалею, что путешествую в одиночку.
        Мы отправились дальше. Тропа снова развернулась. Это был предпоследний зигзаг - внизу уже виднелось дно ущелья. Оттуда доносился шум реки, бурлящей в своем тесном каменистом русле. Склоны ущелья нависли над головой, как небоскребы по сторонам узкой улицы. Серый клочок неба между ними темнел прямо на глазах.
        Черт, здесь, на дне ущелья, стемнеет еще раньше. У нас от силы час.
        - У тебя интересный меч. Никогда не видела таких.
        Неудивительно. Сделан по заказу. Мне повезло найти несколько самородков адамантита, поэтому здорово сэкономил - они на аукционе стоят семьсот-восемьсот золотых, не меньше. За ковку клинка и наложение рун остроты отдал чуть больше двухсот. Тот редкий случай, когда решил вложиться в снаряжение. На протяжении всех полутора лет, что я в игре, я практически всё заработанное золото продаю за реальные кредиты. Собственно, ради этого я здесь.
        - Ты давно играешь? - не унималась Ника. Её, похоже, так и распирало от любопытства.
        - Давно.
        - Больше месяца?
        - Больше года.
        - Ого! Так ты почти с самого запуска здесь? Круто! Я, правда, немного иначе представляла себе таких, как ты...
        - Каких это - таких?
        - Ну, я видела, например, ролики с Крушителем. Он тоже давно играет. И он... выглядит внушительнее.
        Я усмехнулся. Крушитель - глава гильдии Красный Легион. Личность в Артаре и впрямь легендарная - во все рекламные ролики его пихают. Во многом благодаря ему стал так популярен класс воинов.
        - Мне как-то по барабану, как я выгляжу.
        Ника пожала плечами.
        - Странный ты какой-то.
        - Ты уже говорила.
        - И медальона твоего не видно. Зачем его прячешь? Какой у тебя класс?
        - Искатель.
        - Ммм... Не помню такого.
        - Был такой... экспериментальный вариант. Еще в версии 1.0. Сейчас, по-моему, его даже нет в списке при создании персонажа.
        - Интересно. А что он даёт, какие бонусы?
        - Никаких.
        - То есть как?
        - То есть так! - передразнил я. - Ты поменьше болтай, и побольше по сторонам смотри. Припоминаешь местность?
        Ника замолчала. Похоже, даже обиделась. Черт с ней. Я её взял с собой не для задушевных разговоров, а чтобы она привела меня к огру.
        Мы, наконец, спустились на дно ущелья. Возле реки пришлось прибить еще пару красных волков, тоже позарившихся на девчонку. Что ж ты будешь делать-то, не спутница, а приманка для мобов.
        - Смотри, вон там! - Ника указывала куда-то на противоположный склон ущелья.
        Там по узкому карнизу тоже шла тропа, постепенно снижаясь по направлению к выходу из ущелья.
        - Где-то там я упала. Я помню, там деревце было на самом краю.
        - А поднялась туда как?
        - Где-то там есть лазейка, - она махнула рукой по течению реки.
        Стало быть, пещера где-то у самого выхода из ущелья.
        Я присел на камень и развернул карту. Ника - тут как тут, заглядывает через плечо.
        - Ух ты, интересно у тебя тут! Столько пометок всяких. Что они означают?
        - Долго рассказывать.
        За полтора года я излазил многие закоулки Артара. Моими излюбленными местами были окраины регионов, на отшибе от основных дорог, таверн и квестовых локаций. Там можно разбить лагерь и не спеша охотиться, искать редкие травы, самородки, зачищать низкоуровневые подземелья. Ресурсы, добываемые собирательством, практически не падают в цене. Игроков в Артаре все больше, но мало кто готов заниматься такими скучными вещами. Всем хочется сразу вступить в какую-нибудь гильдию и начать сражаться. С другими гильдиями и с аборигенами-дау за контроль над территориями. Грабить раз за разом древние подземелья алантов или дрэков. А кто уже достаточно силен - штурмовать хтонийские порталы. Впрочем, на демонов пока мало кто рыпается.
        - Странно. Основная часть пещер - там, в глубине ущелья. Там целые галереи. Ну, и Костяной грот.
        - Да-да, мы туда и собирались! Это вроде какая-то гробница.
        -Кладбище дрэков.
        Низкоуровневое подземелье, одно из первых, которое начинают фармить новички, более-менее освоившиеся в Артаре. Бедняга Улук-Ан, Хранитель праха. Я сам ему башку сносил раз двадцать, не меньше.
        Сверху, со склона, с которого мы только что спустились, с сухим стуком, подхваченным эхом,  осыпались несколько мелких камней. Я замер, прислушиваясь. Глянул вверх. Отсюда не видно большей части тропы - она идет по узким карнизам вдоль отвесного склона.
        - Кто-то идет? - вслед за мной встрепенулась Ника.
        - Не знаю. Ладно, попробуем проверить тот берег. Будем идти по течению реки. Ты что-нибудь еще помнишь?
        - Там еще столб поблизости.
        - Менгир?
        - Ну да. Но он прямо возле тропы. А мы до него не дошли и свернули немного. Там заросли кустарника такие...
        - Ладно, проверим.
        Я еще раз оглянулся на тропу позади нас.
        Кажется, какое-то движение. Вроде как кто-то выглядывал из-за края, но быстро спрятался.
        Я сделал вид, что ничего не заметил.
        Мы продвинулись вниз по течению, пока не наткнулись на переправу. Громко сказано, конечно. Просто цепочка крупных камней, прыгая по которым, можно перебраться на другую сторону, не замочив ноги.
        Я пошел первым. Камни были мокрые, округлые, вокруг них, шипя и пенясь, неслась прозрачная вода. Холоднющая, надо сказать. Купаться здесь не хочется.
        Ника, конечно, жутко тормозила. На каждом камне зависала секунда на десять, отчаянно балансируя руками. Когда перепрыгнула на соседний со мной валун, вообще чуть не свалилась в воду. Я успел подхватить её за руку и притянул к себе.
        - Спокойнее, спокойнее. Ты слишком суетишься.
        - Да сандалии скользкие!
        - Сними.
        - Камни холодные и мокрые!
        - Да ёп...
        Я раздраженно закатил глаза.
        - Держись за шею.
        - Да не надо, я сама. Тяжело же!
        - Держись, говорю!
         Я подхватил её на руки и оставшийся путь на тот берег преодолел в несколько прыжков.
        - Уф, спасибо!
        - Не за что. Давай, двигаем дальше. В темпе только, пока не стемнело. В потемках мы вообще ни черта не найдем.
        А ещё - по ночам здесь вылезают зверушки куда серьёзнее красных волков и стервятников.
        - Подожди, сейчас присяду, ремешки на сандалиях надо завязать потуже...
        -  Эй, эй, только не туда!
        Поздно.
        Ника плюхнулась на округлый, покрытый зеленоватыми наростами валун. Тот зашевелился. Девчонка завизжала.
        Каменистые вараны - зверюги, в общем-то, мирные. Лежат себе, на солнышке греются. Можно в метре от них пройти - и глазом не поведут. Но если уж их задеть...
        - Беги!
        Варан привстал, хлопнул по земле коротким толстым хвостом и зашипел, ощерив усеянную треугольными зубами пасть. Туша здоровенная, как у быка, только лапы короткие, едва из-под брюха видны. Ника бросилась бежать. Зверюга - за ней. Я - вдогонку, на ходу выхватывая скимитар.
        Рубанул на бегу по спине. Клинок звякнул по твердой, как камень, чешуе, высекая искры. Отсек один из зеленоватых наростов. Варан, дернувшись, изогнулся, щелкнул пастью. Остановился.
        Я рубанул еще несколько раз, оставляя на его спине длинные тонкие шрамы. Проткнуть бы его, конечно, попытаться до сердца добраться. Но меч может застрять. Надо выбрать подходящий момент.
        Мир вокруг замедлился, как всегда во время боя с противником, уступающим мне по параметру ловкости. Варан, и так-то медлительный, превратился в неповоротливую тушу для битья. Если бы не прочная каменная шкура - мне бы и пяти секунд хватило. Но тут придется повозиться.
        Именно ради таких случаев я и решил потратиться на адамантитовый клинок.
        Несколько ударов по уродливой, покрытой наростами морде. По глазам, по верхней части шеи. Ослепленная зверюга неуклюже завертелась на месте, колотя хвостом по земле. Из глотки его вырывалось уже не шипение, а хриплый клекот.
        Прибить его удалось только с трех колющих ударов в район шеи. Клинок вонзался почти наполовину, и я тут же выдергивал его, чтобы не закусило. Наконец, ноги зверюги подкосились, и он грузно плюхнулся на камни. Я заскочил на него сверху и загнал меч глубоко в шею, возле основания черепа.
        - Не делай так больше, ладно? - зло бросил я Нике, спрыгивая с туши. - Нам что теперь - всех встречных мобов зачищать?
        - Ну, прости, я же не знала...
        - Идём уже! Вон он, кажется, следующий менгир.
        Я, поглядывая по сторонам, торопливо зашагал вдоль берега реки. Девчонка еле за мной поспевала.
        - А огра этого ты сможешь убить? - на бегу спросила она.
        Честно говоря, я не знал. Слишком увлекся мыслями о награде. Впрочем, я же буду не один. Может, дружки Ники чем-то смогут быть полезны. Плевать, что опыт разделится на нескольких. Мне главное - чтобы я участвовал в убийстве. Тогда смогу забрать головы.
        - А кто с тобой был в пати?
        - Где?
        - В отряде твоем кто был?
        - Кэт, Карлос, еще один парень - то ли Джо, то ли Джон. Мы первый раз с ним. В таверне познакомились. Ну, и Макс, мой брат.
        - И что же вы, впятером не смогли справиться с одним огром?
        - Да он знаешь, какой? Джона и Карлоса он тут же убил, я даже оглянуться не успела. Мы убежать потом попытались, но он нас догнал...
        - И не убил?
        - Нет. Просто схватил и утащил обратно в пещеру.
        Странное поведение для моба. Даже для разумного.
        - А что эти твои Джо и Карлос? Их не встретила у менгира?
        - Нет. Они, похоже, вообще вышли. Испугались.
        - А Кэт и Макс? Кто они?
        - Макс - мой брат, я же сказала. А Кэт - его подруга, они вместе начинали играть.
        - Да не об этом я! Что они умеют?
        - Макс - маг. Огонь изучает. А Кэт - лучница.
        Паршиво. Слабо прокачанные рейнджи и вообще нулевая целительница. Не самые лучшие помощники для охоты на именного монстра. Тем более на огра.
        Впрочем, я привык рассчитывать только на себя.
        Мы миновали менгир, и Ника потащила меня с тропы влево, на склон, загроможденный валунами и зарослями колючего кустарника.
        - Где-то здесь...
        - Точно? Это край локации, тут не должно...
        Я осекся, замер.
        - Что? - испуганно спросила Ника.
        Звяканье стали о камень. Отдаленные крики. Рык. Где-то там, впереди, за камнями.
        Я, уже не оглядываясь на девчонку, бросился вперед, карабкаясь по склону. Обогнув огромный, похожий на лошадиную голову валун, увидел вертикальную расщелину в скале, будто нарочно прикрытую от посторонних глаз огромной кучей хвороста.
        А может, и нарочно. Раз уж этот Дракенбольт умудрился выживать здесь почти год, у него вполне могло хватить мозгов на то, чтобы соорудить себе тайное убежище.
        Расщелина в скале явно была расширена вручную - на стенках виднелись следы ударов киркой. Через десяток метров она обрывалась, выходя в большую пещеру со скошенным к дальнему краю каменистым полом и сужающимся кверху потолком, похожим на шатер. С потолка пещеры из нескольких узких, наполовину затянутых ползучими растениями отверстий падал слабый свет.
        В пещере шла битва.
        Недалеко от выхода, придавленные бревном толщиной в обхват, барахтались двое: худой черноволосый паренек в красном балахоне и смуглая девица. Похоже, друзья Ники. А у дальней стены двое воинов, закованных в титановую броню, и ледяной маг расправлялись с друхголовым огром.
        Моим огром!
        Он оказался огромнее, чем я предполагал - и правда, метра два с половиной росту, а то и все три.  Чуть ли не столько же - в ширину. Толстенные, как колонны, ручищи с внешней стороны будто  бы покрыты серой коркой засохшей грязи - каменная чешуя, прочная, как у варана, что я только что убил. На пузе - примотанный цепями круглый железный щит. Головы и правда две. Одна - на обычном месте, вторая, поменьше, растет с правой стороны шеи.
        И - да, этот огр умел разговаривать.
        - Дракен бить! - гулким, как из бочки, басом прогудела левая голова, сопровождая возглас взмахом огромного каменного топора. Воины дружно отпрыгнули назад, уворачиваясь от удара.
        - Размажь, размажь этих гребаных недомерков! - верещала правая голова противнейшим голосом, от которого, кажется, даже зубы начинали ныть. - Вдарь им, вдарь им! Выбей из них все дерьмо!
        Мне хватило нескольких секунд, чтобы оценить ситуацию.
        Огр держится храбро, но он обречен. Его прижали к стенке и уже основательно изранили. Ребята подобрались серьёзные. Два мощных воина с неплохой экипировкой. Один - со щитом и молотом, второй - с двуручным топором. Неплохо сыграны между собой. Взяли бедолагу в клещи и, пока он отвлекается на одного, второй жалит его с другого боку. Маг, судя по всем, тоже не первый месяц в игре - даёт жару. Точнее, холоду.
        Маг - высокий, беловолосый, в богатой золотисто-белой мантии - сделал витиеватый пасс руками и запустил в Дракенбольта ледяной шар размером с футбольный мяч. Он ударился огру прямо в пузо, разбившись вдребезги о железный щит.
        - Дракен больно! - пожаловалась левая голова.
        - Я тебе следующую твою ледышку в жопу засуну, белобрысый! - злобно огрызнулась правая, бешено вращая глазами. - Отвалите от меня, вонючие засранцы! Не злите Дракенбольта!
        Огр замахал дубиной, пытаясь отогнать от себя наседающую троицу. Ему удалось только вскользь задеть одного из воинов, но тот успел блокировать удар. Огромный ростовой щит загудел, как колокол.
        - О, боже! - раздалось у меня за спиной.
        Ника, наконец, догнала меня. Её и без того большие глаза расширились еще больше, когда она увидела развернувшуюся битву.
        Которая уже, похоже, вот-вот перейдет в заключительную стадию. Откуда только взялась эта троица!
        - Ника! - закричал черноволосый  парень из-под бревна. - Ты жива! Классно! Сейчас ребята добьют огра и освободят нас! Мы по мировому чату позвали подмогу, и наконец-то кто-то откликнулся!
        Я, стиснув зубы, наблюдал за схваткой. Мне нет смысла вмешиваться - бой начался давно, и даже если я сейчас добью огра - мне не засчитают победу.
        Пять тысяч золотых. Головы этого огра стоят больше, чем я заработал в игре за последние полгода. И всё псу под хвост! Эти громилы сейчас просто его прикончат, даже не подозревая, что выбросят на ветер целую гору золота.
        Я никогда не рискую. Мне просто нельзя рисковать. Но в этот раз придется сделать исключение. Не потому, что я так жаден. Просто мне нужно это золото. Больше, чем кому бы то ни было в этом мирке.
        Я еще даже не вытащил меч, а в висках уже застучало, и крики Дракенбольта резко замедлились, будто он вдруг опьянел и едва выговаривал слова.
        Я готов к битве.
        Бросаюсь вперед - изо всех сил, чувствуя, как немеют от напряжения мышцы. Воздух вокруг будто сгустился, и я проталкиваюсь сквозь него, как сквозь прозрачный студень. Резким, отработанным тысячу раз движением выхватываю из ножен скимитар. Прыжок, еще один. Клинок входит магу в спину, ровно между лопатками. От удара он выгибается дугой, вытаращив глаза на вылезшее из груди острие.
        Дергаю меч на себя, и маг падает на землю, как обмякшая тряпичная кукла. С разворота налетаю на воина с топором. Тот тоже еще не успел оглянуться - его внимание занято огром. Я тараню его плечом, сбивая с ног.
        Щитоносец разворачивается в мою сторону. Я замечаю в  прорези его шлема вытаращенные от удивления глаза. Он замахивается на меня молотом.
        Мощный удар каменного топора отбрасывает щитоносца к стене.
        - Таак тееебе, засрааанец! - в слегка замедленном темпе злорадно верещит правая голова огра.
        Левая взирает на меня в полнейшем замешательстве.
        - Беги, дурак! - в сердцах ору я.
        Воин с топором уже поднимается на ноги. Щитоносец тоже вот-вот оклемается.
        Дракенбольт, на секунду замешкавшись, бросился к выходу - смешно, вразвалку, волоча за собой топор, как собачонку на веревочке. Ника, взвизгнув, порхнула в сторону с его пути. Огр втиснулся в расселину, пробираясь к выходу. Я поспешил за ним.
        Сзади налетела волна обжигающего холода. Я бросился навзничь, и заклинание, лишь вскользь задев меня, пролетело дальше. Ухнуло в стену, образовав огромное пятно белого инея.
        Я оглянулся. Ледяной маг с перекошенным от злости лицом и с огромным кровавым пятном на белоснежной мантии что-то кричит. Его руки с растопыренными, как орлиные когти, пальцами, направлены в сторону выхода.
        Вот ведь живучая сволочь!
        Маг завершил заклинание, и с его пальцев сорвался ослепительно-белый ледяной поток. Я перекатился в сторону, уворачиваясь от удара, но потом понял, что целился он не в меня, а в сторону выхода. Расщелину, ведущую наружу, затянуло голубоватым прозрачным льдом.
        Отсекли мне путь к отступлению.
        Стало тихо - только кровь продолжала бешено стучать в висках.
        Воины, лязгая доспехами, помогли друг другу подняться. Щитоносец, сняв рогатый шлем, со злостью сплюнул в сторону и уставился на меня злющим взглядом. Его растрепанные волосы торчали во все стороны, как перья у намокшей птицы.
        - Это что за херня сейчас была?!
        - Ну, ты нарвался, гнида! - прошипел беловолосый, доставая с пояса красный флакон с целебным зельем. - В спину бьёшь, значит? Ну, я с тобой сейчас разберусь!
        Воин с топором молча наклонил голову вправо, потом влево, явственно хрустя позвонками.
        Я рывком вскочил на ноги и перехватил рукоять меча обеими руками.
        Ну что ж, я сам напросился.


        Глава 3

        Большинство людей - прирожденные убийцы. Одно из первых и вместе с тем самых пугающих открытий, сделанных благодаря Артару. Убивать для нас - так же естественно, как дышать, есть, пить.
        Да, в реальном мире тоже убивают каждый день. Но мы привыкли думать, что на это способен не каждый. Что большинство случаев, когда один человек отнимает жизнь у другого, можно оправдать - воинским долгом, праведным гневом. Да хоть временным помешательством. Что людей, способных убивать хладнокровно и методично - не так уж много, и с ними что-то не так. Это психопаты. Изгои. Чудовища.
        Артар же показал - мы все такие. Если создать для нас подходящие условия.
        Да, можно утверждать, что всё это - понарошку. Что люди, находясь в эйдетическом трансе, осознают иллюзорность происходящего с ними. Но что есть реальность? С тех пор, как изобрели Эйдос - всемирную эйдетическую сеть - мы спрашиваем себя об этом всё чаще.
        Мы научились транслировать образы любой сложности напрямую в височные доли мозга. Научились задействовать механизмы, отвечающие за сновидения, для создания виртуальной реальности. Сам по себе эйдетический транс, или ЭТ-фаза - состояние мозга, больше всего похожее на  так называемую «фазу быстрого сна».
        Вирт-дизайнеры начали творить целые миры, которые буквально за десятилетие оттеснили далеко назад кино, книги и многие другие развлечения.
        Следующий шаг был очевиден. Создание пабликов - больших серверов, в которых одновременно могут находиться и взаимодействовать друг с другом десятки тысяч людей. Поначалу это были просто виртуальные декорации для общения и развлечений. Артар же стал первым проектом, возрождающим жанр ММОРПГ, популярный в начале века.
        При запуске сервера было много скептиков. Но успех оказался колоссальным. Меньше чем за два года - десятки, сотни тысяч игроков и миллионы тех, кто следит за происходящим в Артаре, как за огромным многогранным реалити-шоу. И популярнее всего - ролики с боями. Красочными, массовыми, изощренными.
        Может, и не все готовы убивать сами. Но наблюдать за чужими схватками точно обожают все. Есть что-то завораживающее в наблюдении за тем, как одно существо пытается перегрызть глотку другому.
        Сам я сейчас с удовольствием бы оказался в роли зрителя. Но, увы.
        - Только аккуратнее, ребят! - одним глотком опустошив флакон с исцеляющим зельем, предупредил беловолосый маг. - Шустрая сволочь! Если бы не последний шанс, он бы меня с одного удара завалил.
        «Последний шанс». Одноразовый бафф, позволяющий выжить после любого, даже самого мощного удара. Оказавшись при этом на волосок от смерти, буквально с одним хитпойнтом. Но - выжить.
        Досадная промашка с моей стороны. Надо было добавить контрольный удар. Сказывается, что редко дерусь с другими игроками.
        Маг отступил к центру пещеры, пропуская вперед обоих воинов. Те в своих одинаковых титановых кирасах с намалеванными на них красными орлами походили на близнецов. Только тот, что справа - с прямоугольным ростовым щитом и боевым молотом на длинной рукоятке, а второй - с двуручной секирой.
        Во время их боя с огром я уже оценил, на что они способны. Довольно серьёзные противники - мощные, сыгранные. Но у меня преимущество в скорости. А адамантитовый клинок разрубает титан, как жестянку. Лишь бы клинок не завяз.
        Вот только чертов маг путает все карты.
        - Ребята, не надо, пожалуйста! Не убивайте его!
        Маг обернулся на Нику.
        - Это ещё что за девка?
        - Она с нами! - откликнулся черноволосый паренек, по-прежнему придавленный бревном на пару с темнокожей лучницей.
        - Да, я убегала за помощью! И привела его.
        - Хорош помощничек! - криво усмехнулся щитоносец, сверля меня взглядом.
        Воины осторожно продвигались вперед, беря меня в клещи. Видимо, ожидали, что я начну отступать, и они прижмут меня к стенке. Но я стоял на месте - не двигаясь, и лишь вскользь прохаживаясь по ним взглядом. Основное мое внимание было приковано к магу. Он для меня опаснее.
        - Просто дайте мне уйти, - спокойно проговорил я.
        - Ага, как же! - отозвался маг. Он у них, видно, за главного. Да и зол на меня больше остальных.
        Я и не надеялся, что меня отпустят. Но стоит немного потянуть время. Стена магического льда, перегородившая выход, не должна продержаться долго. Если повезет - даже драться не придется.
        Латники, приближаясь, замедляли шаг. И остановились в паре метров от меня.
        Боятся. Хороший знак.
        Здесь, как с дикими зверями. Сильный - сразу бросается в атаку. Тот, кто неуверен - скалит клыки, рычит, ощетинивается, пытаясь напугать... И в итоге отступает.
        - Ну что, крыса, боишься? - громко лязгнув молотом о щит, оскалился правый.
        Топнул ногой, делая вид, что бросается вперед. Я не шелохнулся.
        - Да чего мы с ним возимся? - прогудел из-под забрала второй. - Кай, прикрой нас, сейчас мы его размажем!
        - Ребята, ну не надо! - взмолилась опять Ника, но на неё уже никто не обращал внимания.
        Маг поднял руку, и на ладони у него, будто раскрывающийся бутон, начал расти ледяной кристалл.
        Его подручные бросились вперед почти одновременно, пытаясь оттеснить меня к стене.
        Время снова загустело - так что я даже сам себе казался неповоротливым, медлительным.
        Уклонился от широкого замаха секирой. Дождавшись пока атакующий по инерции основательно завалится вперед - пнул его по голени. С ног не сбил, но хватило, чтобы тот пошатнулся и попятился назад.
        Второй, со щитом, попытался протаранить меня, но я тоже довольно легко ушел с его траектории, попутно рубанув мечом. Лязг металла о металл разнесся в замкнутом пространстве пещеры, многократно повторенный эхом. Изрядный кусок щита, размером с ладонь, отлетел в сторону, звякнул о стену пещеры.
        - Ни хрена себе!
        Латник уставился на срезанный, будто лазером, уголок щита. Я, воспользовавшись его замешательством, бросился прямиком к магу.
        Наши взгляды встретились.
        Надо отдать ему должное - не растерялся. Я в три прыжка преодолел разделяющее нас расстояние, но он стоял твердо, не пытаясь уклониться или бежать. Он кастовал заклинание.
        И в тот момент, когда я уже был от него на расстоянии удара - он резко выбросил руку вперед.
        Меня будто кувалдой в грудь ударило, и я с трудом удержался на ногах. Тело занемело от холода, дыхание перехватило, как от резкого удара под дых.
        Сзади налетел один из латников, шарахнул плашмя щитом.
        Падаю вперед. Удалось сгруппироваться, поэтому прокатываюсь на несколько шагов в сторону, вскакиваю на ноги...
        Сгусток холода пролетает в сантиметрах от моей головы. Еще один - ударяется в плечо, третий - снова мимо, где-то в районе бедра.
        Маг сменил тактику. Вместо мощных, но медленных заклинаний забрасывает меня небольшими сосульками длиной в ладонь.
        Кувырок в сторону. Отбиваю одну из сосулек на лету - меня обдает градом колючих ледяных брызг.
        - Фрэнк, отрезай его от выхода! - кричит маг.
        Латник со щитом встал у ледяной стены, принимая защитную стойку. Второй воин заходит сбоку, его секира уже занесена для удара. Я снова прыгаю в сторону, пытаясь уйти из-под обстрела.
        Вокруг меня что-то засветилось, и будто крохотные свирели проиграли короткую мелодию. Боль в плече, ушибленном сосулькой, моментально прошла.
        Ника?
        - Эта сучка его хилит! - заорал латник с топором. - Выруби её, Кай.
        Пара ледяных зарядов полетела в Нику, но та, по-моему, успела спрятаться за бревно, валяющееся у стены. Маг же, развернувшись в мою сторону, начал лупить в меня попеременно  с обеих рук, как из пулемета.
        Пуляй, пуляй. Мана-то у тебя не бесконечная.
        Но и мое везение, видимо, тоже.
        Я и не понял, что произошло. Очнулся уже валяющимся на спине, оглохший, ослепший. Что-то горячее ползло мне по лбу, заливая глаза. Я смахнул скользкие капли свободной рукой. Кровь. Похоже, схлопотал заряд прямо в голову.
        Ко мне метнулся огромный темный силуэт. Я инстинктивно вскинул руку с мечом, пытаясь парировать удар.
        Не вышло.
        Навершие молота обрушилось на мое левое плечо, пригвоздив к земле. От боли я на мгновение отключился - все вокруг заволокла красная пульсирующая мгла, взрывающаяся отголосками чьих-то криков. А воин тем временем уже занес молот для следующего удара.
        Мне удалось пнуть его снизу, в пах. Он пошатнулся. Справа появился еще один силуэт.
        - Бей!
        Орал, кажется, маг.
        Сбоку раздался грохот, и меня обдало крупными осколками льда. Я зажмурился прикрывая лицо.
        Оглушительный лязг. Сверху меня что-то придавило - тяжеленное, твёрдое. Я и не сразу сообразил, что это щитоносец. Повалился прямо на меня мордой вниз, заливая чем-то горячим и липким.
        Кровь.
        Все вокруг заволокло красным. Пульс бешено стучал в висках. Этот звук почти полностью заглушал все остальные. Крики. Лязг ударов. Испуганные женские возгласы.
        И рёв огра.
        Придавившая меня сверху туша воина душила, не давала пошевелиться, загораживала обзор. Но вдруг какая-то сила подняла её в воздух.
        Дракебольт, обхватив латника за туловище одной рукой, легко поднял его, как куклу. Одним махом откусил голову, отплюнул. Отбросил тело в сторону. Латы загремели по каменному полу, как груда железных кастрюль.
        - Дракен бить! - удовлетворенно рявкнул огр. Его левая, основная голова.
        Правая, окинув меня пристальным взглядом маленьких, но цепких, как рыболовные крючки, глаз, буркнула:
        - Ты поглянь-ка, живой еще!
        Я, тяжело дыша, просто валялся, глядя на него снизу вверх. Из этого положения огр казался просто гигантским, достающим макушками до самого потолка пещеры.
        Я оглянулся в сторону остальных.
        Маг валялся метрах в трех от меня бесформенным бело-красным пятном. Второй воин - рядом. Кираса его была заметно вдавлена на груди - видимо, схлопотал прямой удар каменным топором.
        Ника со своими приятелями-нубами тоже здесь. Живы. Мальчишка и смуглянка по-прежнему придавлены бревном.
        - Искатель спасай Дракенбольта, - прогудела левая голова огра. - Дракенбольт спасай искателя.
        - Охренеть! - честно признался я.
        Никогда не видел, чтобы мобы себя так вели. Этот огр - действительно уникален. Единственный в своем роде.
        - Я говорил этой тупой башке, что это хреновая идея, - пожаловалась правая голова огра, хмуря мохнатые рыжие брови. - С людьми нельзя иметь дело.
        - Резонно, - согласился я. - Лихо ты их. А ведь поначалу они тебя чуть не прикончили.
        - Магия, - поморщившись, ответила правая голова.
        - Дракен не люби магия, - подхватила левая.
        - Но без маны-то он не такой крутой!
        Правая злорадно хмыкнула и, вытянув шею, плюнула в сторону распластавшегося на полу ледяного колдуна.
        - Это точно, - согласился я.
        Попытался подняться, но, едва оперся на левую руку - плечо прострелила адская боль. Я заорал, бессильно рухнув назад.
        - Эрик!
        Ника стояла поодаль, в ужасе глядя на огра.
        - Я могу помочь... Если он...
        - Если бы он хотел нас убить - уже давно бы это сделал, - сказал я.
        - Эт точно! - злорадно захихикала правая голова.
        Ника, опасливо косясь на великана, подошла ко мне, опустилась на колени. Её ладони засветились, оглаживая моё лицо, шею, раненое плечо.
        Приятнейшее чувство. Будто прохладная вода на исцарапанную, горящую от ожогов кожу. Я, прикрыв глаза, блаженно расслабился.
        - Полностью не вылечу, - предупредила девчонка. - Мана быстро кончается. Да и эффект слабый. Я еще только учусь.
        Я кивнул.
        - Всё равно - спасибо!
        Нашарил в подсумке лечебное зелье. Зубами вытянул упругую пробку, опрокинул в рот пряную освежающую жидкость. По телу разлилось тепло. Ещё пара минут - и я буду в норме.
        - Эй, а нас кто-нибудь освободит, наконец? - донеслось из угла пещеры. - Мы здесь уже часа два торчим!
        Бурчала смуглая девчонка, придавленная бревном к стене на пару с пареньком в красном балахоне.
        - Освобожу, конечно, - осклабилась правая голова огра. - Я ж тебе сказал, что нужно сделать!
        - Пошел в задницу, извращенец! - злобно прошипела смуглянка.
        Правая голова захихикала. Левая молчала, добродушно моргая и поворачиваясь из стороны в сторону.
        - Отпустил бы ты их, - предложил я.
        - А чего нам за это будет? - прищурилась правая голова.
        - А чего ты хочешь?
        - Выпить я хочу! Бухать! Нажраться! Я уже полгода спиртного не видел!
        - Дракен люби эль!
        - Будет тебе эль. Обещаю.
        Правая голова с сомнением воззрилась на меня, а левая расплылась в довольной ухмылке. Огр зашагал к пленникам.
        - Погоди, погоди, тупая башка! Он же нас обманет! Нельзя верить людишкам! Стой, тебе говорю! Р-р-р-р!
        Огр легко, как мягкую диванную подушку, отбросил толстенное бревно. Пленники проворно расползлись в стороны, кое-как поднимаясь на ноги.
        Ника тем временем выдохлась.
        - Вроде всё. Ты как?
        - Получше, - кивнул я, садясь на полу. Осторожно попробовал подвигать плечом.
        - Дай-ка я посмотрю...
        Ника расстегнула мне куртку, аккуратно сдвинула её вбок.
        Вся левая сторона груди и плечо превратились в сплошной кровоподтек. Выглядело жутковато, и на каждое движение плечо отзывалось болью. Но в целом, судя по статусу - ситуация не критичная. Кровотечения нет, регенерация идет полным ходом, подстегнутая лечебным зельем. Да и параметр живучести у меня набран приличный.
        Но стоило вспомнить, как я валялся тут, беззащитный - стало дурно. Запоздалый страх накатил волной, пробежал дрожью по хребту. Ведь еще буквально пара ударов и...
        Я еще никогда не был так близок к смерти. Этот огр действительно спас меня. По-настоящему спас.
        - Какой у тебя интересный медальон...
        Ника приподняла на ладони мой медальон игрока. Круглый, серебристый, с кроваво-красной окантовкой. На одной стороне выгравирована змея, кусающая себя за хвост - символ Искателей. Вторая - гладкая, на ней никто ничего не увидит, кроме меня. Там - основные элементы интерфейса. Информация о параметрах, о статусе, о продолжительности текущего сеанса игры и тому подобное.
        - А что это за красный ободок? Ни у кого такого не видела...
        - Это же... - выпучил глаза паренек, стоящий позади Ники. Я и не заметил, как они с подружкой подошли к нам.
        Я спрятал медальон под куртку, плотно затянул шнуровку на груди.
        - Ты что - смертный?! - не унимался черноволосый.
        - Смертный? - переспросила Ника.
        - Ну да!  В первые месяцы игры был такой вариант, для экстремалов. Хардкор. Всего одна жизнь, без возрождений. В обмен - нехилые бонусы к набору опыта и автоматически обновляемый бафф «Последнего шанса».
        - А если умереть? - спросила Катарина.
        - Теряешь всё. И покупаешь новый аккаунт.
        - Бред какой-то. И что, много дураков выбирали такие условия?
        - Не знаю. Этот режим всё равно быстро закрыли. После скандала с тем гонщиком. Как его... Даниэль... или Жаннель...
        - Рамон Джанкель, - поправил я.
        - Вот-вот. Ты что, не слышала про синдром Джанкеля? Теперь и в Артаре, и вообще на всех серверах Эйдоса ужесточают меры безопасности. Наверное, даже законодательно заставят снижать уровень реалистичности миров...
        - Макс, опять ты со своей болтовней, - поморщилась Катарина.
        - Да, не обращай на него внимания, - посоветовала Ника. - Он учится на вирт-дизайнера, так уже все уши нам прожужжал всей этой технической фигней.
        - Вам что, неинтересно, как это все работает?
        - Давай не сейчас, а?
        - Хорошо, хорошо, - нехотя согласился Макс. - Но... Блин, смертный! Это же невероятно! Как тебе удалось продержаться столько времени?
        Я подобрал свой меч, поднялся, вложил меч в ножны.
        - Отвечать он не будет, я уже поняла, - вздохнула Ника. - Он вообще не разговорчивый.
        - Кто это вообще? - спросил парень.
        - Это Эрик. Я нашла его в таверне недалеко отсюда. В «Орлином гнезде». Он согласился помочь.
        - А я Макс.
        Парень протянул мне руку и я, немного замешкавшись, пожал её.
        - Катарина, - кивнула смуглая девушка, стоящая позади Макса.
        - Дракен, - прогудела левая голова огра.
        - Да тебя-то никто не спрашивал, тупица! - проворчала правая. И, помедлив, добавила:
        - А меня зовут Больт. Хотя, кого это интересует. Вы, недомерки, либо сразу убегаете, либо пытаетесь меня убить. Хоть бы один спросил - как поживаешь, Больт? Не хочешь ли пенного холодного эля, Больт?
        - Дракен люби эль! - оживилась левая голова.
        - Да заткнись ты уже!
        - Сваливать нам отсюда надо, - прервал я их перепалку.
        - Это точно! - поддакнул Макс. - Зря ты перешел дорогу этим парням. Они из Красного Легиона. Друг за дружку мстят люто. Как пить дать - скоро вернутся сюда с подмогой.
        Вот паскудство! Так вот что значат эти красные орлы на кирасах!
        Ты просто гений, Эрик. Огра не убил. Сам чуть не сдох. Ещё и подставился перед самой крупной гильдией сервера.
        Жадность никогда не доводит до добра.
        - Куда же нам бежать? Может, к ближайшему менгиру, и выйти из Эйдоса? - предложила Ника.
        - Нам-то зачем бежать? Мы ничего такого не сделали, - пожала плечами Катарина.
        Я только сейчас разглядел её толком. Облегающая лёгкая броня, типичная для лучников. Кожа - цвета кофе с молоком, но черты лица - европейские, точеные, будто кукольные. Эффектный разлет бровей, белоснежные зубы, четко очерченные губы кораллового оттенка. Волосы - необычного, розовато-медного оттенка. Сразу видно, что её аватар - не просто слепок с реальной внешности. Старалась сделать себя красивее.
        Вот насчет Ники - не удивлюсь, что она и в реале такая.
        - Оставайтесь, - я тоже пожал плечами. - Я-то уж точно тащить вас за собой не собираюсь.
        Я направился к выходу.
        - Я б на твоем месте не ходил туда, - подал голос Больт.
        - Чего?
        - Огр дело говорит, - кивнул Макс. - У ближнего менгира сейчас эти трое - только что возродились. Выйти они тебе не дадут. Добежать до соседних менгиров - тоже вряд ли успеешь. Особенно если они уже вызвали подмогу по чату. Вы с огром, конечно, силища, но с десятком прокачанных бойцов не справитесь.
        - С чего это ты взял, что я буду ему помогать? - проворчал Больт.
        - Ну... вы ведь вроде как вместе? Я правильно понял? Правда, не знал, что можно приручить огра.
        - Приручить? Да я вообще первый раз вижу эту облезлую фигуру! - оскорбился Больт. - Я б и спасать его не стал, если б не эта дурья башка!
        - Искатель спасай Дракена. Дракен спасай искателя, - терпеливо объяснила левая голова.
        - Да-да, рыцарь хренов! - закатил глаза Больт. - Но может, сейчас-то всё-таки всех убьём?
        Дракен задумчиво закатил глаза, и мы все, признаться, здорово напряглись. Я и сам не заметил, как выхватил меч из ножен.
        - Ты железяку убери, искатель, - снисходительно бросил Больт. - Жизнь у тебя одна. Правда хочешь рискнуть?
        - Дракен не хочет драться, - вынесла, наконец, вердикт левая голова огра.
        - Да грёбаный же ты пацифист! - чуть не плача, взвыл Больт. - Ну что мне с ним делать? Что мне с вами со всеми теперь делать?
        - Ты-то куда собрался прятаться? - спросил я. - Эти ребята вот-вот вернутся, и тебя тоже прикончат.
        - У меня-то есть вариант. Но это моя тайна. А если я сейчас вам её покажу - то это уже не будет тайной. Р-р-р-р, если бы я мог единолично управлять этой тушей - мы бы сейчас тут не разговаривали!
        - Знаете, мне кажется, мы тут все попали под раздачу, - почесал в затылке Макс. - Эти чуваки из Легиона особо разбираться не будут - вместе мы, не вместе. Тем более, что это Ника привела Эрика. Еще и лечить его пыталась во время боя.
        - Вот, кстати, зачем? - раздраженно спросила Катарина. - Нас уже почти спасли. А ты притащила какого-то странного типа, из-за которого нам всем сейчас мало не покажется.
        - Угу. Ещё окажемся в черном списке у Легиона, - буркнул Макс. - Будут нас убивать каждый раз, как встретят. Или награду назначат за наши головы.
        - Тьфу, не болтай зазря!
        Ника молчала, виновато опустив голову.
        - Да уж, ситуация... - вздохнул Макс.
        - Тсс!
        Катарина прижала палец к губам, напряженно прислушиваясь.
        Я тоже расслышал доносящийся снаружи топот и лязг доспехов. Явно не три человека, целый отряд. Пока мы тут болтали, ребята даром времени не теряли.
        - Ну, всё, приплыли! - испуганно прошептал Макс.
        Это уж точно. Я более-менее пришел в себя, но плечо еще болит. Нужно хотя бы полчаса, чтобы окончательно восстановиться. От Ники в бою помощи никакой, к тому же она всю ману слила, пытаясь меня вылечить. Катарина и Макс, может, и сами не захотят помогать. А огр...
        А что огр?
        Дракенбольт, едва заслышав доносящийся снаружи шум, проворно бросился в дальний угол пещеры. Там в стене чернела широкая щель. Но не в неё же он собрался пролезать? Туда даже Ника не поместится.
        Огр, повесив свой каменный топор в лямку на поясе, запустил обе ладони в щель и начал тянуть - будто пытаясь расширить её.
        И у него получалось! Там, похоже, каменная плита, прикрывающая еще один выход из пещеры.
        Плита, судя по всему, тяжеленная. Мускулы на огромных руках огра отчетливо вздулись, даже вены сквозь кожу проступили - толстенные, как поливочные шланги. Плита со скрежетом ушла в сторону. Я, не дожидаясь остальных, бросился в зияющую за ней черноту.
        Впрочем, остальных тоже не пришлось долго ждать - мы проскочили в открывшийся туннель, едва не сталкиваясь лбами в темноте.
        Дракенбольт протиснулся последним и, кряхтя, задвинул плиту обратно.
        Полнейшая, беспросветная тьма. Как в запертом погребе.
        - Уф, тяжело, - отплевываясь от пыли, проворчал Больт.
        - Дракен уставай.
        Огр шумно выдохнул и плюхнулся на землю, чуть не передавив нас в темноте.
        - Эй, аккуратнее!
        - И долго нам здесь торчать? - проворчала Катарина. - Пока эти парни из Легиона не уйдут?
        - Угу, проблему-то это не решает, - подтвердил Макс. - Ну, не найдут они нас в пещере. Наверняка ведь у ближайших менгиров караулить будут. Кай - довольно большая шишка в Легионе. Может сюда и несколько десятков человек согнать.
        - А с какой стати он взялся вам помогать? - спросил я. - Вы тоже в гильдии?
        - Нет, но собирались вступить. Надо только подкачаться - в Легион совсем уж новичков не берут. А Кай... Не знаю. Я как только сообщил, что у нас тут говорящий двухголовый огр - как он тут же откликнулся.
        Да уж, видно, не я один коллекционирую старые квесты.
        - Так что скажешь, Больт? - окликнул я огра. - Долго нам здесь сидеть?
        - Зачем сидеть? Идти надо.
        - Куда?
        - Сейчас, погодите-ка, - спохватился Макс.
        В темноте вдруг вспыхнуло пламя - паренёк держал его прямо на раскрытой ладони, будто цветок. Поднял руку выше.
        Красноватый, отбрасывающий рваные тени свет выхватил из темноты неровные каменные стены и бездонное жерло уходящего вдаль туннеля.
        - Куда ведёт этот ход? - спросил я.
        - Всё тебе расскажи! - буркнул Больт. - Людишкам здесь вообще быть не положено. Это мои владения.
        - Ну, так веди. Показывай свои хоромы.
        - Ладно, - нехотя согласился огр, поднимаясь с земли. - Только вот что, искатель...
        Он обернулся, навис надо мной, как туча.
        - Ты меня, конечно, спас, и всё такое. Но мы с тобой квиты, усёк?
        - Резонно.
        - Так что за то, что я второй раз спасаю твою шкуру - с тебя две бочки эля. И ещё одна - за то, что я оставил в живых твоих дружков.
        - Не лопнешь?
        - Да о чем ты? С трех бочонков-то? Даже не напьюсь толком. Мне бы так, сам вкус вспомнить.
        - Ты, главное, выведи нас отсюда. А там - я тебе хоть пять бочонков выставлю.
        - Я тебя за язык не тянул.
        - Дракен люби эль!
        - А ты, мелкий...
        Огр развернулся так, что его правая голова оказалась прямо напротив лица Макса. Тот съежился от страха.
        - Как ты вызвал эту троицу?
        - Через чат... Ну, свиток такой, через него можно общаться с другими игроками, у которых тоже есть такие.
        - Дай-ка его сюда!
        Макс порылся за пазухой и вытянул наружу небольшой медный цилиндр. Огр тут же отобрал его и с хрустом разжевал.
        - Эй! Он полсотни золотых стоит!
        - Ты повякай мне ещё! Ещё у кого-нибудь такие хреновины есть?
        Ника и Катарина покачали головами.
        - Мне она ни к чему, - пожал я плечами, когда огр развернулся в мою сторону.
        - Так-то лучше! Ладно, шагайте за мной, недомерки. Я сегодня добрый. Считайте, что вам жутко повезло!
        Развернувшись, огр попёр вглубь тоннеля. Ему, похоже, даже факела не требовалось. То ли в темноте видит, то ли просто знает эти ходы, как свои пять пальцев.
        - В гробу я видала такое везенье! - мрачно проворчала Катарина.
        И, хотя симпатии она у меня вызывала меньше всего из троицы новых знакомых, я мысленно с ней согласился.
        Не лучший мой день в Артаре.


        Глава 4

        Сегодня - понедельник. Вообще, в последние месяцы я стал плохо ориентироваться в днях недели. Это немудрено, когда почти не выходишь из дома, а жизнь твоя наполнена однообразными, превратившимися в ритуал действиями.
        Но сегодня - точно понедельник. Обещал приехать доктор Фишер. Мы долго ждали этого.
        Я растер лицо ладонями и выудил из-под подушки мобильник.
        6:47.
        Всегда так. Завожу будильник на семь утра, но просыпаюсь раньше. Ворочаюсь, прислушиваюсь, напряженно жду сигнала. И отключаю, не дожидаясь.
        Сел на кровати, спустил левую ногу на пол. Медленно, методично помассировал правую - от бедра к колену. С утра почти не болит. Так, ноет немного и чешется вокруг шрама. Терпимо. Вот к вечеру, натруженная за день, будет просто разрываться.
        Аккуратно, кончиками пальцев, потер шрам, тянущийся через всю внешнюю сторону бедра. Синевато-красный, неровный, с пятнами от швов по краям. Еще несколько шрамов поменьше - по всей окружности бедра, от спиц и пластин, которые стояли там, пока срасталась кость.
        Встал, натянул просторные домашние штаны, футболку, убрал постельное белье в отсек под диваном. Потопал к холодильнику.
        Молоко опять кончилось. Черт, когда я уже отвыкну ставить пустой пакет в холодильник! Мама меня раньше за это постоянно ругала. Да и сейчас бы ругала, если бы видела.
        Я вытряхнул последние капли из пакета в рот. Порылся в раковине, выудил две кружки, ополоснул.
        Дальше, как всегда.
        Ставлю чайник. Нарезаю хлеб, делаю два бутерброда с колбасой, один большой, второй - поменьше, со срезанной с хлеба корочкой. Второй разрезаю ещё на четыре части - как раз на укус. Когда чайник закипает, завариваю две кружки. В одной - кофе, во второй - густой куриный бульон из пакетиков. Выставляю всё на поднос. Бросаю в кружку с бульоном сразу несколько железных ложек, чтобы быстрее остыл.
        Осторожно заглядываю в комнату. Полутьма рассеивается полосками света, пробивающимися через щели в неплотно прикрытых жалюзи.
        - Мам, спишь? Ма... Вот, ч-чёрт!
        Видно, опять пыталась дотянуться до тумбочки. Голова и левое плечо съехали с подушек, рука свисает с кровати.
        - Ну, ты чего? Кнопка же есть, позвонила бы мне!
        - Не хотела... будить...
        Взбиваю подушки. Аккуратно укладываю её, как следует.
        - Пить хочешь?
        Слабый кивок. Подношу к её рту пластиковый стакан с трубочкой.
        - Я завтрак приготовил, подождем только, как бульон остынет. Давай пока управимся...
        Она отворачивается, плотно закрывает глаза и поджимает губы.
        Каждый раз так. Да мне и самому неловко. Не так, как в первые недели, но всё же.
        Меняю памперс. Подмываю. Влажная губка, присыпка, крем от пролежней. Поворачиваю её набок, тщательно расправляю простыни - чтобы ни единой складочки. Сейчас, с этой медицинской кроватью, гораздо удобнее - тут специальные зажимы, не дающие простыням съезжать. И верхнюю часть приподнимать можно. И поручни эти по краям. Как вспомню, как я мучался первый месяц, пока она лежала на обычном матрасе. А ведь я тогда и сам не мог без костылей.
        - Ну вот, встретишь доктора Фишера свеженькой! Я тебе еще прическу сделаю модную. Только давай сначала позавтракаем.
        Она улыбается, но глаза влажно блестят.
        - Так, так, давай, не раскисай! Сейчас принесу бутерброды. Фишер обещал заехать часов в восемь. Время у нас еще есть.
        - Я не хочу, Эрик...
        - Возражения не принимаются! Ты вчера и не ужинала толком.
        - Я... просто не хочу... ничего не хочу...
        - Мам, ну не начинай. Пожалуйста!
        Я целую её в лоб, приглаживаю спутавшиеся волосы. Когда-то они были у неё роскошные - волнистые, блестящие, цвета меди. Потускнели. Как и взгляд, который раньше тоже был искристым и живым. Моя мама вообще была красавицей. Когда-то. Вечность назад.
        Впрочем, у этой вечности вполне конкретный срок. Три месяца и восемнадцать дней.
        В дверь позвонили.
        - О, это, наверное, Фишер!
        Я пропрыгал на левой ноге к дверям - так быстрее.
        - Доброе утро, Эрик!
        - Здравствуйте, доктор Фишер! Спасибо огромное, что нашли время заехать!
        - Да пустяки.
        Фишер прошел в комнату, огляделся. Без белого халата он выглядел непривычно. Будто стал ниже ростом. Худощавый, лысоватый, с тяжелыми коричневатыми «мешками» под глазами. Мы не виделись больше месяца - с тех пор, как маму выписали. Мне показалось, что за это время Фишер постарел лет на пять.
        Или, может, дело в обстановке. В нашей конуре, по-моему, даже свадебный торт будет выглядеть унылой горой прокисшего крема.
        - Как нога?
        - О, отлично, спасибо! Стометровку пока не бегаю, но костыли уже закинул в дальний угол.
        - Молодец, - улыбнулся Фишер и ободряюще хлопнул меня по плечу. - О, ты поставил себе НКИ?
        - Да...
        Я машинально коснулся виска - там, где немного выпирала из-под кожи пластина нейрокомпьютерного интерфейса.
         - Недешевое ведь удовольствие.
        - Нам наконец-то выплатили компенсацию.
        - О, понятно. Удалось-таки взыскать деньги с виновников аварии?
        - Нет. Сам-то виновник погиб.
        - А родственники?
        Я покачал головой.
        - Нет, там... Дохлый номер.
        - Понятно. Мне очень жаль, Эрик. То, что с вами случилось... Жуткая история.
        Я кивнул. Все так говорят. Если бы чужими соболезнованиями можно было оплачивать счета - мы бы с мамой были обеспечены до конца жизни.
        - В общем, удалось получить только минимальную страховку. Большая часть ушла на оплату больницы. А на остаток я купил НКИ, модем для подключения к Эйдосу... ну, и еще кое-что, по мелочи.
        - Странный выбор. Но ладно, не мое дело. Как мама?
        Я замялся.
        - Ну... Мы надеялись, что это вы нам скажете. В целом - получше. Разговаривает уже внятно, и начала немного двигать левой рукой.
        - О, это отлично! Где она?
        - Вон там, проходите...
        Я распахнул перед ним дверь в спальню.
        - Доброе утро, миссис Блэквуд!
        - Здравствуйте, доктор.
        - О, как вы тут шикарно устроились! Отличное оборудование!
        - Я говорила Эрику... Не надо было тратиться...
        - Ну, что вы. Так ведь и вам гораздо удобнее, и ему.
        - Да, наверное...
        - Что ж, давайте посмотрим, как ваши дела...
        Фишер поставил свой чемоданчик на прикроватную тумбочку, достал стетоскоп. Я, пока он проводил осмотр, присел на старое продавленное кресло, стоящее в углу.
        - Отлично, отлично, - бормотал Фишер. - Вы вызываете медсестру на дом?
        - Нет, что вы, доктор... Откуда такие деньги... Он всё сам...
        - Ты молодец, Эрик! Мышцы в хорошем тонусе, пролежней нет...
        - Я переворачиваю её каждые полтора часа. И проверяю простыни. И гимнастику мы делаем три раза в день.
        - Да, да, всё верно! Пролежни легче предотвратить, чем лечить. А гимнастика уже дает результаты. Вы ведь в больнице не могли шевелить рукой?
        - Только... пальцами.
        - Ну вот, видите, какой прогресс!
        - Если бы не Эрик...
        - У вас замечательный сын, миссис Блэквуд. Настоящий герой!
        - Я знаю...
        - Так, ложитесь поудобнее. А сейчас - внимательнее. Здесь чувствуете?
        Он провел маме по ступне какой-то блестящей железкой.
        Она покачала головой.
        - А здесь?
        - Н-нет... Нет.
        - Ну, ничего страшного. А здесь?
        - Немножко... Чуть-чуть.
        - Во-от. Уже лучше! Не ленитесь, продолжайте гимнастику. Будем надеяться, мы сможем восстановить подвижность обеих рук.
        - Это было бы... Просто замечательно, доктор.
        - Мам, ну не плачь! Ты чего! Все же хорошо!
        - Всё действительно замечательно, миссис Блэквуд. Гораздо лучше, чем я ожидал. Просто наберитесь терпения. Хороший уход, регулярные упражнения. И главное - хорошее настроение!
        - Я ей тоже всегда так говорю.
        - Ладно, мне нужно быть в клинике к девяти. Я постараюсь вас навестить через месяц. Если понадобится что-то срочное - мой номер есть у Эрика.
        - Спасибо, доктор!
        - Я вас провожу, мистер Фишер.
        Мы вышли из спальни, и я плотно прикрыл за собой дверь. Выжидающе поглядел на доктора.
        Тот опустил глаза.
        - Что я могу сказать, Эрик. Она правда в хорошем состоянии. Ты отлично за ней ухаживаешь. Похоже, действительно, есть надежда, что она сможет двигать обеими руками...
        - Вы же знаете, чего я хочу от вас услышать. Она будет когда-нибудь ходить? Или хотя бы сидеть? Она ведь не сможет долго в этой кровати, взаперти...
        - Эрик, я все понимаю, но... Подвижность нижней части тела, скорее всего, уже не восстановить. Больше трех месяцев прошло, а она до сих пор не чувствует ног.
        - И что, никаких шансов?
        - Шансы всегда есть. Нужно надеяться.
        - А операция какая-нибудь?
        - Это обойдется в сотни тысяч.
        - Я знаю, но все-таки?
        - Я мог бы посоветовать клинику. Сейчас в этом направлении вообще есть такие прорывные разработки, что уже, кажется, нет ничего невозможного. Реалистичные протезы, импланты с сервоприводами...
        - Мама-киборг, - усмехнулся я.
        - Зато она будет ходить.
        - Сколько это будет стоить? Ну, поднять её на ноги?
        - Я же говорю - очень дорого.
        - Сколько?
        - Ну... Четыреста-пятьсот тысяч кредитов. Может, больше, если учесть весь период реабилитации. Мне жаль, но вряд ли у вас будет такая возможность...
        Я вздохнул.
        - Слушай, Эрик. Это, конечно, не мое дело, но... Эйдос? Ты уверен, что можешь это себе позволить? В вашей-то ситуации.
        Я раздраженно отвернулся.
        - Знаете, у меня не так давно похожий разговор был с тётей Эммой, сестрой мамы. Мы тогда здорово поссорились. Мне бы не хотелось и на вас всё это вываливать, доктор. Вы хороший человек, я вам очень благодарен за все, что вы для нас делаете. Но... Давайте не будем, ладно?
        - Ну, твоя тетя, видимо, тоже беспокоится?
        - О, да, конечно. Ах, как же вы будете жить вдвоем на мизерное пособие. Ах, как же ты будешь ухаживать за матерью. Ах, как бы вам нанять сиделку. Вместо всех этих причитаний лучше бы лишний раз принесла хоть пакет молока.
        - Ладно, прости, что вмешиваюсь.
        - Я в Эйдос полез не для развлечений, доктор. Я там зарабатываю. Слышали об Артаре?
        - Ммм, погоди... Это что-то вроде гладиаторских боёв? На мечах? Их еще не запретили? Целые демонстрации ведь устраивали.
        -  Нет. Это не бои. Ну, точнее, там хватает всяких драк. Как бы покороче объяснить... Это первый массовый ролевой сервер в Эйдосе. В фентези-жанре.
        - Ролевой?
        - РПГ.
        - Да-да, я и сам в детстве в такое поигрывал. Но тогда мы управляли нарисованными персонажами на экране. Но это вот... Это совсем другое, Эрик. Вот увидишь - пройдет пару лет, и психбольницы будут забиты игроками из Артара.
        - Скажете тоже...
        - Я тебе как врач говорю. Я всегда считал, что технологии Эйдоса - не то, что стоило пускать в массы. Само по себе состояние эйдетического транса еще плохо изучено. А такие сервера, как Артар, побуждают людей входить в него чуть ли не ежедневно. Как это будет отражаться на психике - это... просто непредсказуемо.
        - Не знал, что вы такой противник Эйдоса, доктор Фишер.
        - Можешь считать меня ретроградом. Но мне кажется, тебе не стоило в это ввязываться. И вообще, как ты там зарабатывать собрался?
        - Продаю игровую валюту. Многим игрокам лень копить золото на какую-нибудь крутую шмотку из игры, и они готовы платить реальными кредитами за золото Артара. Я уже второй месяц в игре, и заработал больше трехсот кредитов. Притом, что у нас пособие - всего пятьсот.
        - Но ведь и за саму игру нужно платить?
        - Тут я... немного схитрил. Когда я подключался, в игре еще был режим смертного. Сейчас его убрали. Видимо, из-за скандала с Джанкелем.
        - Что это за режим?
        - В обычном режиме ты создаешь себе аватар и играешь им, пока платишь абонентскую плату. Двести кредитов в месяц, вроде бы. Если умираешь - просто воскресаешь, становясь чуть слабее. А можно было создать смертного персонажа. Разовый платеж в двести кредитов - и играешь до тех пор, пока персонаж жив. Если умрешь - придется начинать все сначала. Покупать новый аккаунт, развиваться с нуля...
        - Какой в этом смысл?
        - Ну, такой вот вызов игрокам - кто сколько сможет продержаться. На самом деле, мало кто протягивал больше двух-трех недель. Так что на таких любителях экстрима сервер зарабатывал даже больше, чем на тех, кто платит абонентку.
        Фишер покачал головой.
        - А самим-то игрокам какой интерес? Просто нервишки пощекотать?
        - Ну да, - пожал я плечами.
        - И как? Ты-то уже достаточно пощекотал?
        - У меня своя тактика. Я ушел из густонаселенных районов, брожу один. Охочусь, добываю ресурсы для продажи. Я думаю, что смогу так долго продержаться.
        - Не проще ли найти настоящую работу?
        - Здесь, в реале? Окей, доктор. Мне девятнадцать, я едва оклемался после аварии, и у меня на руках мать, которую я не могу оставить больше, чем на пару часов. Много ли у меня вариантов? А в Эйдосе полуторачасовой сеанс растягивается часов на двенадцать-пятнадцать субъективного времени.
        - Ну, а про Джанкеля-то ты слышал? Эта история тебя не переубедила?
        - По-моему, слишком много шумихи из-за этого Джанкеля. Ну, разбился гонщик на виртуальной трассе. Ну, перемкнуло у него что-то в мозгах...
        - Он три дня с ума сходил от чудовищных фантомных болей. И покончил с собой. Эрик, это очень серьёзно. Частые сеансы в Эйдосе приводят к тому, что мозг постепенно перестает различать, где реал, а где смоделированный мир, где аватар, а где ты сам. Что будет, когда ты умрешь там, в Артаре?
        Я пожал плечами.
        - Ничего не будет. Они же пачками дохли, другие смертные. Просто создавали новый аватар.
        - Но ты же сказал, что они не играли долго. Две-три недели. А если ты будешь играть несколько месяцев? Окончательно сживёшься с этим своим аватаром? Хочешь стать вторым Джанкелем? А что будет с матерью, если с тобой что-то случится?
        Я вздохнул. Оперся спиной о стену, прикрыв глаза.
        - Ладно, я не хочу на тебя давить, Эрик. К тому же, я уже опаздываю в клинику. Но ты крепко подумай, ладно?
        Фишер открыл двери, но уже на пороге обернулся.
        - Мне кажется, ты загоняешь себя в угол. Тем более, что этот твой Артар, насколько я понимаю, становится все популярнее. Долго ли у тебя получится там жить, не привлекая лишнего внимания? Что ты будешь делать дальше, когда сервер станет настолько густонаселенным, что негде будет прятаться?
        - Тоже, что и здесь, доктор. Буду пытаться выжить.
        Фишер неодобрительно покачал головой и вышел.
        Больше мы с ним не виделись. Ирония судьбы - спустя две недели доктора тоже сбила машина.
        С тех пор прошло больше года. Но я частенько вспоминаю тот наш разговор. И порой кажется, что Фишер был не так уж неправ. Вот только дороги назад у меня уже не осталось.
        Первые пару месяцев после отмены хардкор-режима мне еще приходили письма с сервера с предложением создать обычный аватар. Даже сулили бесплатный период. Потом перестали. Похоже, я действительно играю слишком долго, и сросся со своим виртуальным «я».
        Забавно. Постоянное стремление обитателей Артара убивать друг дружку компенсируется тем, что здесь всё воскресает и восстанавливается - убитые игроки и монстры, сорванные растения и собранная руда. Даже сломанная мебель - и та сама собой починится. Это ведь игра. Жестокая, натуралистичная, не всегда честная. Но всего лишь игра. Песочница, придуманная для тех, кто хочет почувствовать себя богами.
        А я в ней - последний смертный.


        Глава 5

        Занятные ощущения, когда пробираешься по подземелью в кромешной тьме. Факелами удается осветить только небольшой пятачок вокруг себя, а за его пределами темнота, кажется, сгущается еще больше. И вскоре вообще теряешься - где ты, куда идешь. Будто маленький островок света, плывущий в чернильно-черном океане. Единственное, что служило нам ориентиром - это маячившая впереди широченная спина Дракенбольта.
        Поначалу мы шли по туннелю, явно прорубленному или расширенному вручную - на стенах виднелись следы кирки. Но он быстро кончился, выведя нас в гигантскую гулкую пещеру. Макс метнул пару огненных шаров вверх, чтобы оценить её размеры, и мы замерли, разинув рты.
        Первый шар ударился в наклонную стену метрах в десяти над нами, выхватив из темноты ломаные грани скалы из черного блестящего камня, похожего на обсидиан. Второй Макс пустил по более пологой траектории. Сгусток пламени полетел вперед и вверх, да так и растворился где-то вдалеке, будто проглоченный тьмой.
        Огр эксперименты парня не оценил - левая голова пробубнила что-то вроде «Магия - плохо!», а правая обложила бедолагу несколькими слоями отборнейшей брани и пригрозила откусить ему руки, если он и дальше будет их распускать.
        - Вас здесь вообще быть не должно! - закончил свою тираду Больт. - Это тайное место. Не для людишек!
        Что-то мне подсказывало, что игроки сюда и правда попадают редко. Если вообще попадают. Место было странным.  Пол состоял из гигантских гладко отполированных плит, но выложены они были хаотично, под углами, к тому же были разной формы. Временами мы карабкались вверх по довольно крутым подъемам, то и дело поскальзываясь и отъезжая назад. А то, наоборот, как по детской горке, съезжали по пологим спускам. Когда подходили близко к стенам, обнаруживалось, что и они такие же, как пол - гладкие, антрацитово-черные. Свет факелов оставлял на них глянцевые отсветы.
        Я и обе девчонки шли молча, стараясь держаться на оптимальном расстоянии от огра - чтобы и из виду его не терять, и слишком близко не подходить. Ибо пах он, мягко говоря, специфично, а лапами при ходьбе махал так, что запросто мог мимоходом сбить кого-нибудь из нас, и даже не заметить.
        Я старался не терять бдительности.  То, что огр не напал на нас, да ещё и потащил в свое тайное логово - было просто чудом. Да, он, конечно, не обычный моб, у которого все поведение сводится к тому, чтобы попытаться убить любого близко подошедшего игрока. Судя по всему, для него использовали тот же самообучающийся модуль искусственного интеллекта, что и для неписей. Но, будь он действительно достаточно разумным - понял бы, что игроки ему не друзья. Даже те, кто в данный момент для него не опасны.
        Макс, похоже, был единственным, кого наше скитание по этим странным подземельям привело в настоящий восторг.
        - Огр прав, - шепнул он нам. - Нам здесь не место. Да и никому здесь не место. И вообще - этого места не должно быть! То, что мы здесь - это потрясно просто!
        - Ты говори уже понятнее! - прошипела Катарина. - Где мы, чёрт возьми?
        - Это... Это как провалиться под текстуры в играх старого типа. Ну, которые раньше были. С трехмерной компьютерной графикой, без погружения в Эйдос.
        - Что тебе было непонятно во фразе «Говори понятнее»?
        Макс вздохнул.
        - Ну, окей. Мне просто сложно объяснять что-то людям, которые понятия не имеют, как вообще создается виртуальная реальность в Эйдосе.
        - А ты попробуй, - предложил я.
        - Ну, смотри. Вирт можно загрузить в двух режимах - обычном пользовательском или режиме редактирования. Режимом редактирования пользуются только вирт-дизайнеры. Потому что, чтобы работать в нем, нужно иметь специальные лицензии и устанавливать дополнительный инструментарий в свой НКИ. Я, к примеру, получу лицензию на интерфейсы класса С только на последнем году обучения в академии - когда дипломный проект начну делать.
        - Понятно. Дальше.
        - Так вот, в этом режиме вирт-дизайнеры - как боги. Они могут двигать горы, поворачивать реки, выращивать леса. Но при этом они, конечно, пользуются разными шаблонами. Кто-то, например, делает черновую работу - создает двадцать видов разных скал. Ну, или сто двадцать. А кто-то уже из этих скал, как из кубиков Лего, складывает ландшафт.
        - И что?
        - А то, что горы - не кубики Лего. И не пазл. Границы объектов не идеально совпадают. Поэтому в глубине могут оставаться всякие зазоры, пустоты. Вот где-то в одной из них мы, мне кажется, и бродим.
        - Как же дизайнеры проглядели такие дыры? - недоверчиво спросила Катарина, поднимая факел повыше. Границ пещеры не было видно - мы освещали только участок глянцево-черного пола вокруг себя.
        Макс пожал плечами.
        - Ну, сами по себе эти дыры никому не мешают. Просто с поверхности в них не должно было быть входов. А этот огр как-то умудрился пробить сюда дорогу. Обратили внимание на тот тоннель?
        - Да, похоже, пробивали вручную.
        - Угу. Там еще обычная скальная порода, её можно прорубить кирками. Потому что эти вот черные скалы, насколько я понимаю, вообще неразрушимы.
        - А выберемся-то мы как? - проворчала Катарина. - Куда эта вонючая громадина нас ведет? Мы ведь не можем здесь долго шляться. Мне уже через час-полтора нужно выходить из Эйдоса! Сеанс заканчивается.
        - Между прочим, пигалица, я тебя слышу! - обернувшись, мрачно изрек Больт.
        Мы ненадолго затихли.
        - Ну, заклинание возврата-то здесь работает, - сказал Макс немного погодя. - Мы всегда можем открыть портал, и он перебросит нас к ближайшему от нас менгиру.
        Об этом я уже и сам думал. Куда бы ни вел нас огр - нам это пока на руку. Чем дальше мы заберемся от места драки с той троицей из Красного Легиона - тем больше шансов, что Возврат выбросит нас к менгиру, возле которого не будет засады.
        К тому же, у меня сеанс игры еще не подходит к концу. Могу позволить себе еще часов пять-шесть блужданий. Должно хватить на то, чтобы ледяной маг со своими приятелями остыл. В конце концов, не так уж я ему и насолил. Всего лишь потеряли немного опыта. Я даже их инвентари после убийства не обчистил.
        Хотя, если у Кая тоже открытый квест на убийство Дракенбольта - то, получается, я увел у него из-под носа пять тысяч золотых. Это уже куда более весомая причина для того, чтобы обидеться.
        Я бы точно был зол.
        - Эй! Куда он пропал?!
        Дракенбольт, действительно, как сквозь землю провалился. А потом чуть не провалились и мы. Я в последний момент увидел край обрыва.
        - Прыгайте сюда, - донесся откуда-то снизу голос Больта.
        Катарина сбросила вниз факел, едва не попав великану по спине. Тот отреагировал на удивление спокойно - ограничился лишь обещанием засунуть этот факел туда, куда он обещал уже много чего засунуть.
        Мы же увидели, что стоим на краю гигантской ступеньки. Прыгать было высоковато - метров пять-шесть, не меньше. Для великана-то пустяки - он, задрав лапы, мог почти дотянуться до нас. А вот нам бросаться вниз на каменный пол не очень хотелось.
        - Давайте, чего копаетесь! Я вас поймаю.
        Дракенбольт распахнул свои лапищи и широко улыбнулся обеими головами. В красноватом свете факелов это зрелище выглядело жутковато. Да, наверное, и при свете дня тоже. По крайней мере, прыгать в его объятья желающих не нашлось.
        - Что же делать? - робко спросила Ника, отодвигаясь подальше от края. Остальные тоже замерли в нерешительности.
        Я закатил глаза. Мало мне было одной беспомощной девчонки, так и приятели её немногим лучше.
        Порылся в инвентаре и достал веревку. Огляделся. Никакого крупного камня или столба, чтобы перекинуть через них веревку, поблизости не было - сплошь гладкие черные скалы. Придется спускать друг друга прямо на весу.
        - Так, пойдем по очереди. Я последний. Первым спустим самого тяжелого из вас троих.
        Все переглянулись. Ну, Ника сразу отпадает - тростинка ещё та. Фигуру Макса скрадывает просторная роба мага, но все равно видно, что парень не намного мощнее сестры. Осталась Катарина - высокая, почти с меня ростом, с крутыми бедрами и затянутым в узорчатую кожаную броню бюстом крепкого третьего размера.
        - Чего это - я самая тяжелая, что ли? - недовольно буркнула она.
        - Да у тебя одни сиськи килограмма на полтора потянут, - хохотнул Макс и тут же отскочил, уворачиваясь от подзатыльника.
        - Дракен люби сиськи, - донеслось снизу.
        - Да ты-то помолчи, образина двухголовая! - огрызнулась Кэт.
        - Ну, не злись. Давай уже, хватайся за веревку. Сама же говоришь - надо выбираться отсюда быстрее.
        Я дал ей конец веревки и накинул пару витков на талию.
        - Ох, Макс, я тебя когда-нибудь пришибу. Зачем ты только нас потащил в этот Арнархолт? До Костяного грота вообще не добрались, три часа потеряли на эту историю с оргом. Еще и в Красный Легион теперь не примут, как пить дать.
        - Держись крепче. От стены отталкивайся ногами. Но не сильно, по чуть-чуть.
        - Да разберусь...
        - Ладно. Так, и вы хватайтесь.
        Мы втроем вцепились в веревку, натянули её, и Катарина аккуратно, спиной вперед, перешагнула за край.
        - А в Легион нас и так бы не взяли, - пыхтя от напряжения, сказал ей вдогонку Макс. - У них там отбор строгий, еще полгода качаться бы пришлось. Найдем другую гильдию.
        Вторым спустили Макса, потом - Нику. Я спрятал веревку в инвентарь и подошел к краю обрыва.
        Площадка внизу теперь была освещена факелами, и хорошо было видно, куда прыгать. Я, сосредоточившись, аккуратно шагнул с края, полетел «солдатиком» вниз. Где-то на полпути сделал жест правой рукой - резко раскрывая ладонь параллельно полу, будто швыряя себе под ноги горсть  песка.
        Полупрозрачный голубоватый диск Щита возник подо мной буквально на секунду - ровно настолько, чтобы дать опору ногам и притормозить моё падение. Затем растворился, распался в мелкую светящуюся пыль. Пролетев оставшиеся пару метров, я относительно мягко и даже с некоторой долей эпичности приземлился рядом со своими попутчиками.
        - Хороший трюк, искатель, - одобрительно кивнул Больт. - Я смотрю, у тебя припрятаны кое-какие козыри в рукаве.
        - И их больше, чем ты думаешь, - мимоходом бросил я, присоединяясь к остальным.
        - Охо-хо, какой  грозный! - хохотнула правая голова огра. Левая тоже расплылась в добродушной ухмылке. - Ладно, не отставайте. Уже скоро придем.
        Он забросил свой каменный топор на плечо и вразвалочку пошагал дальше. Мы двинулись следом.
        - Слушай, а не слишком ли здоровенные эти пещеры? - спросила Катарина. - Как-то халтурно вирт-дизайнеры здесь поработали.
        - Артар - гигантский проект. Пока единственный в своем роде. Здесь сложно за всем уследить. Да и вообще - может, они не такие уж и огромные. Просто здесь темно, и... Ай, ч-чёрт!
        Раздался громкий всплеск - Макс неожиданно оказался по колено в воде.
        - Аккуратнее там, - обернулся огр. - Смотри, куда прёшь!
        Мы оказались на берегу целого подземного озера. Или правильнее сказать - бассейна? Поверхность воды была черной и гладкой, только Макс слегка разбередил её у берега. Огни факелов  отражались в ней, как в зеркале.
        - Ого! А здесь глубоко?
        - Проверять не надо, - посоветовал Больт. - И вообще, пошевеливайтесь уже! Не хватало ещё, чтоб вас тут увидели.
        - Кто увидел? - настороженно спросил я.
        Огр только сердито хрюкнул и  потопал дальше, ощутимо прибавив шагу. Мы поспешили следом, только Макс слегка замешкался, выжимая намокшие полы своей мантии.
        - Дурацкий балахон! - проворчал он, догоняя нас. - Ну почему такая несправедливость? Почему для магов здесь придумали такую неудобную одежду?
        - А ты бы предпочел обтянуть свой тощий зад кожаными штанами? - усмехнулась Катарина.
        - Да хотя бы! Почему, если маг - так обязательно таскайся в этих бабских мантиях? Разве что на заказ себе что-нибудь сшить и зачаровать. Но это ведь столько бабла нужно!
        - Вот ты сам и ответил на свой вопрос, - усмехнулся я.
        Из темноты вынырнул темный силуэт. Груда крупных округлых камней, выложенных в некое подобие пирамиды высотой в человеческий рост. Венчали её несколько продолговатых рогатых черепов.
        Завидев курган, огр свернул влево и начал карабкаться вверх по крутому склону, усеянному крупными камнями. Здесь блестящий черный обсидиан сменился обычным камнем. Похоже, мы недалеко от выхода.
        - Это ещё что за хреновина? - спросил было Макс, остановившись у кургана, но я одернул его. Вряд ли огр бы ответил, а злить его лишний раз не стоило.
        Но похожие штуки я уже видел. Только очень далеко отсюда. Странно...
        Мы с трудом поспевали за Дракенбольтом - карабкаться пришлось на высоту третьего этажа, не меньше. Наконец, запыхавшиеся и растрепанные, мы вслед за огром выбрались на широкий каменный карниз. Сдвинув в стороны пару здоровенных валунов, которые вряд ли кто-то смог бы поднять, кроме него, огр освободил вход в очередную пещеру.
        - Похоже, мы на месте, - сказал я.
        - Ага! Добро пожаловать, стало быть, - издевательски ухмыльнулась права голова огра. - Только не забывайте, что в гостях.
        Пещера была почти похожа на каменный шатер. Почти идеально круглая, с относительно ровным полом.  С куполообразного потолка свисали десятки железных цепей с крюками, похожими на мясницкие. На некоторых и правда висели коровьи туши. Продукты в Артаре не портятся, так что огр вполне мог хранить здесь солидные запасы.
        - Эй, маг, разожги-ка огонь! Хоть какая-то от тебя польза будет, - предложил Больт, плюхаясь на гору шкур возле огромного кострища, обложенного кругом крупных камней.
        Дрова в очаге уже были сложены, так что Максу только осталось запулить в них пару огненных шаров. Вскоре посреди пещеры весело затрещал огонь. Мы с Катариной затушили свои факелы за ненадобностью - света от костра с лихвой хватало на то, чтобы осветить пещеру.
        Изысканной обстановкой логово огра не блистало, что, впрочем, неудивительно. Звериные шкуры на полу, груда обглоданных костей у дальней стены. Рядом с ней - еще один выход. Похоже, прямо наружу, судя по дуновениям свежего воздуха. Я подошел поближе.
        Второй выход выводил на крохотную площадку на отвесной скале. Добраться досюда снаружи, похоже, нереально. Зато вид открывается потрясный - до самого горизонта.
        Уже стемнело. Вышла огромная круглая луна, залила окрестности синеватым призрачным светом.
        Мы, похоже, на самом краю скалистого гребня Арнархолта, по другую сторону от Костяного ущелья. Внизу - поросший лесом склон, переходящий в обширные холмистые равнины Лардаса, тянущиеся на восток до самого побережья, а с севера обрамленные каймой вековых лесов Фроствальда. За лесами виднеются белые пики Ледяного хребта. В тех краях я вообще еще не бывал. Да и не тороплюсь. Не люблю холод.
        - А что там за огни? - спросила подошедшая Ника. - Во-он там, внизу, чуть справа.
        - Похоже, Эривин. Это единственный Оплот поблизости.
        Огр, привалившись спиной к покатому камню, накрытому мохнатой бурой шкурой, блаженно щурил все свои четыре глаза на огонь. Ему-то что, он дома. А вот нам что теперь делать?
        - И зачем ты нас сюда притащил? - спросил его я.
        - Вы сами за мной увязались,  - лениво отозвался Больт. - Мне-то вообще чихать. Хотите - побудьте здесь. Хотите - прыгайте со скалы. Я тебе обещал, что вас не трону. Не трону. Пока.
        - Интересно, какой отсюда ближайший менгир? - задумчиво пробормотал Макс, тоже оглядывая окрестности со смотровой площадки. - Скорее всего, где-то внизу, на склоне.
        - Угу. И чего мы там делать будем среди ночи? - проворчала Кэт. - До Эривина топать далековато...
        Для дальних путешествий игроки обычно используют одноразовые свитки, с помощью которых можно открывать портал в любой из крупных городов Артара, так называемых Оплотов. Но для этой троицы это, похоже, пока слишком дорогое удовольствие. Новички больше путешествуют пешком. Либо добираются в другие регионы с помощью Тенептиц - это что-то вроде местных авиалиний с разветвленной системой маршрутов, тоже между крупными городами.
        - Вы как хотите, а у меня Возврат готов, - сказала Катарина. - Телепортируюсь к ближайшему менгиру и сразу выхожу из игры. Кто со мной?
        Макс и Ника переглянулись.
        - Можешь, все-таки останешься ненадолго? - робко предложил Макс. - Это же такое приключение! Сюда ведь, наверное, еще никто из игроков не попадал.
        - Эт точно, - кивнул Больт. - Живыми - никто.
        Катарина, скрестив руки на груди, покосилась на огра.
        - Вон, видал? А вдруг он передумает да сожрёт нас?
        - Ага. Ну, тебя-то, мягонькую, в первую очередь, - обе головы огра озарились широкими ухмылками.
        - Да пошёл ты!
        - Ну, не злись, Кэт. Он же не серьёзно, - заступилась за огра Ника.
        - Да ты-то сбежала, а мы с этой образиной часа два в пещере сидели. Я там такого от него наслушалась...
        - Но ведь не тронул он тебя. Безобидный он.
        - Угу, - поддакнул Макс. - Просто нравишься ты ему.
        Катарина только фыркнула.
        - Парень прав, - согласился и я. - Он бы вас уже сто раз успел убить за это время, если бы хотел. Да и не видно тут человеческих костей. Сдается мне, что он и не людоед вовсе. Так ведь, Дракенбольт?
        Огр, задумчиво глядя в огонь, промолчал.
        - Как ты вообще здесь оказался? - спросил его я, тоже садясь у костра. - Я слышал, что ты жил раньше возле Золотой гавани? Далековато забрался от родных краев.
        - Я... сбежал, - неохотно ответил Больт. Левая голова сонно щурилась, глядя на огонь - похоже, начинала засыпать.
        - Почему?
        - Будто ты не знаешь.
        Макс и Ника сели радом со мной. Катарина, видя, что мы и впрямь собрались задержаться, неодобрительно покачала головой. Но тоже села, сбросив рядом колчан со стрелами и простенький ясеневый лук.
        - Может, угостишь чем? - спросил я огра.
        - Ещё чего! Это ты мне должен уже целую прорву эля! - проворчала его правая голова.
        - Дракен люби эль! - встрепенулась уже совсем было задремавшая левая.
        - Как же я тебе отдам долг, если мы сейчас уйдем?
        Огр заметно погрустнел.
        - Да знаю я, что ничего ты не отдашь. Не встретимся мы больше, искатель.
        - Ну, почему же? Можно договориться встретиться в условленном месте...
        - Чтобы ты привел с собой дюжину дружков? - зло перебил меня Больт. - И не таких занюханных слабаков, как эти, а хороших воинов?
        Я встретился с ним взглядом.
        - Ты ведь тоже пришел, чтобы убить меня, искатель. Разве не так?
        - Это я его позвала, - вмешалась Ника. - Попросила его спасти ребят. Ты ведь грозился сожрать их, если я тебе не принесу выпивки.
        - Дурная затея. Так и знал, что ничего не выйдет. Я обычно не показываюсь людям. Прячусь. Но просто... скучно. Так хотелось выпить.
        Огр сидел, понуро склонив плечи, и в его черных, как маслины, глазах плясали отблески костра. До меня вдруг дошло, что с ним у меня больше общего, чем с большинством игроков Артара. Я тоже избегаю людей. И меня тоже постоянно пытаются убить. Стоит только узнать, кто я.
        После скандальной истории с Рамоном Джанкелем в Артаре больше нельзя создавать смертных персонажей. И от тех, что уже были созданы, админы старались избавиться всеми способами. С юридической точки зрения запретить нам играть они не могли - оферта принята, изменять договор нельзя. Перевести смертного в обычный режим не позволяли какие-то технические ограничения. Так же, как, например, сменить класс. Поэтому предлагали создать персонажа заново, а в качестве бонуса давали бесплатные месяцы игры, сохраняли все накопленное золото и предметы.
        Наверное, многие соглашались. Но не я. Играл я и так бесплатно - собственно, из-за этого и выбрал этот режим. Все заработанное золото выводил в реал. Поэтому все, что у меня есть - это я сам. Мой опыт, моя сила, накопленные за месяцы игры. Если бы пришлось начинать сначала - я был бы слишком слаб, чтобы зарабатывать достаточно золота. Первое время вряд ли смог бы даже отбивать ежемесячную плату за игру. Да и времена сейчас другие. Соло-игрокам приходится все тяжелее, особенно на старте.
        А в одном из патчей админы подложили еще одну свинью смертным. Чтобы даже те счастливчики, что умудрялись выживать все это время, постепенно выбыли из игры.
        Убивая моба в Артаре, ты получаешь часть его силы, которая превращается в небольшую прибавку к четырем основным твоим характеристикам: силе, ловкости, живучести и магии.
        Когда убиваешь другого игрока - эта прибавка более существенна. Если поверженный противник примерно равен тебе по силам - тебе переходит около пяти процентов его главной характеристики. То есть убьешь воина - украдешь у него немного силы, у лучника - ловкости, у колдуна - магии.
        Админы решили, что проще всего вывести смертных из игры силами других игроков. И просто сделали так, что, убивая смертного, победитель получает всю накопленную им силу. В моем случае всё ещё заманчивей. Я искатель. Гибридный класс, у которого нет никаких бонусов к прокачке характеристик, но нет и никаких ограничений. У меня все характеристики - главные. Так что для своего убийцы я и вовсе превращаюсь в ходячий джек-пот.
        Да, мы с Дракенбольтом чертовски похожи. Оба - реликты, оставшиеся со старта игры. Нас давно уже должны были ухайдокать. Но, вопреки всему, мы еще живы. И только потому, что не лезем на рожон.
        - Я скучаю по дому, - будто услышав мои мысли, проговорил огр. - Я раньше жил на равнине. Там хорошо, привольно. Не надо лазать по этим чертовым скалам и пещерам. А в караванах на дороге частенько попадались бочонки эля.
        - Как ты здесь-то оказался?
        - Сколько я себя помню - людишки вроде вас пытались меня убить. Я поначалу думал, что это из-за того, что я караваны граблю. Пробовал отсиживаться в лесу. Вообще никого не трогал. Но все равно приходили такие, как вы, и заставляли драться.
        - Дракен не люби драться, - обиженно прогудела левая голова.
        - Если бы не людишки, я бы никогда не ушел оттуда.  У меня там были друзья.
        - Другие огры?
        - Да. У нас в лесу была целая деревня. Я жил отдельно, но туда часто наведывался. А потом... Все стало по-другому. Убитые огры перестали возвращаться. Деревня опустела...
        Я понимающе кивнул. Я как раз впервые прибыл в те края. Успел взять квест на убийство Дракенбольта. Но огров и без меня быстро перебили.
        - Ты боишься умереть, искатель? - вдруг спросил Больт, взглянув мне в глаза. Его взгляд был исполнен такой тоски и затаённой надежды, что я вздрогнул.
        Черт возьми, он ведь ненастоящий! Это ведь всего лишь иллюзия, управляемая искусственным интеллектом. Но почему тогда от мысли о том, что нужно его убить, все внутри сжимается?
        Может, потому,  что это убийство - самое настоящее? Он умрет навсегда, а не возродится где-нибудь у менгира.
        - Кстати, да, Эрик, - повернулся ко мне Макс. - Почему ты не бросил играть? Или не создал обычного персонажа? Если умрешь сейчас, после того, как столько времени отыграл в этом аватаре...  Это может быть опасно. Можешь закончить, как Джанкель.
        - Ну чего ты болтаешь! - ткнула его в плечо Катарина. - Нагоняешь страху.
        - Его, пожалуй, испугаешь, ага, - усмехнулся Макс. - Так почему, Эрик?
        - У меня свои причины, - отмахнулся я. - Вам не все ли равно? Мы видимся в первый и последний раз.
        - Почему? - удивленно спросила Ника. - Я думала... Ну, что мы могли бы и дальше вместе играть.
        Она опустила глаза и покраснела. Или, может, это просто в свете костра так показалось.
        - Компания мне ни к чему.
        - Разве тебе не скучно одному?
        - Иногда. Но одному надежнее. Меньше шансов, что кто-нибудь вонзит нож в спину.
        - Невысокого ты мнения о людях, - усмехнулся Макс.
        - А это не образное выражение. Я несколько месяцев назад подружился с одним парнем, помогал ему в прокачке. А потом как-то на привале он подкрался сзади и всадил мне кинжал между лопаток. Хотел прокачаться еще быстрее.
        - Вот ведь предатель! - ахнула Ника.
        - Его можно понять. Может, в жизни он и неплохой  парень. Но здесь, в Артаре, многие ведут себя по-свински. Это ведь всего лишь игра.
        - Ну, не знаю... - задумалась Ника. - Мне кажется, всегда нужно оставаться человеком. Чтобы перед самим собой не было противно.
        Я только усмехнулся.
        И снова встретился взглядом с огром. Левая его голова уже вовсю клевала носом. Но правая цепко следила за мной. Я и не заметил, как огромные лапы великана легли на толстую рукоять топора.
        - Не надо, Больт, - негромко сказал я.
        - Да ну? Все людишки одинаковы, искатель. А ты опаснее, чем я думал поначалу. Зря я тебя пустил сюда.
        - Эй, вы чего, ребят! - завертел головой Макс, глядя то на меня, то на огра. - Ну, мирно же сидим...
        - Знаешь, искатель, Дракен и правда не любит драться. А я иногда думаю - а может, и к лучшему было бы напасть на кого-нибудь вроде тебя. И чтобы всё это, наконец, закончилось. Всё лучше, чем целыми днями торчать в этой пещере.
        - Ну, так давай всё решим.
        Я положил меч перед собой и наполовину вытащил его из ножен. На блестящей поверхности клинка заплясали отсветы пламени.
        - Адамантит, - кивнул Больт. - Красиво.
        - Ты дорого стоишь, приятель, - признался я. - А мне нужны деньги. Правда, нужны. Прости.
        - Тот твой друг, что всадил тебе нож в спину, наверное, тоже сказал что-то вроде этого?
        Я стиснул зубы.
        Мы с огром глядели друг на друга, ловя малейшее движение зрачков. Как стрелки в старинных вестернах. Еще секунда - и кто-то из нас сорвется с места.
        - Ребята, ну пожалуйста! - испуганно вскрикнула Ника. - Не надо!
        Макс тоже вскочил с места.
        - Ну правда, зачем нам драться?
        - У меня квест. За головы Дракенбольта в Золотой гавани отвалят пять тысяч золотых.
        - Но он же тебя спас! - чуть не плача, закричала Ника.
        - Он... всего лишь огр.
        - Может быть, последний огр!
        От криков левая голова Дракенбольта проснулась и, осовело моргая, переводила взгляд с меня на Макса и обратно.
        Пальцы огра крепко стиснули рукоять топора. Я молча смотрел на него. И вдруг понял, что не хочу нападать первым.
        Ну же, образина двухголовая. Вскочи, заори, бросайся на меня!
        - Больно будет? - вдруг спросил Больт.
        Я поднялся на ноги. Поднял блистающий отблесками пламени скимитар на уровень глаз.
        - Он острый, как бритва, - ответил я. - И сообразить ничего не успеешь.
        - Обещаешь?
        Обе головы огра глядели мне в глаза. Взгляд Больта был жестким, выжидательным. Дракен же таращился на меня простодушно и слегка удивленно, как ребёнок.
        - Ну, пожалуйста, Эрик... - Ника легонько, будто боясь обжечься, коснулась моего рукава. - Не надо...
        Лицо её блестело от слез.
        Я стиснул рукоять меча. Пять тысяч золотых. По нынешнему курсу - почти столько же кредитов реальной валюты. Чтобы заработать такой куш, мне даже при хорошем раскладе понадобится несколько месяцев. А тут - короткий бой. Да, риск есть. Силища у огра огромная. Стоит пропустить один прямой удар этого огромного топора - и второго уже может не понадобиться.
        Но он слишком медлителен, чтобы всерьёз рассчитывать на победу. И, похоже, знает об этом. Неписей не обманешь - они видят параметры игроков.
        Дракенбольт молча сидел, стиснув рукоять топора, и глазел на меня.
        - Поднимайся, огр. Или сдаешься без боя?
        - Дракен не люби драться, - сказала левая голова.
        Правая, скривившись, смотрела на меня с плохо скрываемым презрением.
        - Сделай это, - сказала она, наконец. - Только мою башку руби первой. Не хочу видеть, как этот тупица умрет. Он меня раздражает, но... Я к нему привык.
        - Эрик! - Ника вцепилась мне в куртку обеими руками. Я оттолкнул её и, вогнав меч обратно в ножны, выругался.
        Вышел на карниз над пропастью. Прохладный ночной ветер пахнул в лицо, быстро высушив влагу с разгоряченного лба.
        Я стоял, глядя в ночное небо и пытаясь угомонить бешено колотящееся сердце.
        Слабак! Тряпка! Размяк, сопли распустил, и всё из-за чего? Из-за слез девчонки? Пожалел компьютерного персонажа? Образ, созданный вирт-дизайнерами?
        А дома - мать в инвалидном кресле. Вполне реальная. А сам ты пока не нашел другого способа зарабатывать на жизнь, кроме как убивать придуманных монстров.
        Впрочем, именно это мать и расстраивало. Я даже обещал ей, что не буду убивать других игроков здесь, в Артаре. Она говорит, что убийство - это всегда убийство. Даже в Эйдосе. Любой поступок начинается с твоей готовности к нему.
        Готов ли я убить этого огра?
        Я вспомнил добродушный взгляд Дракена. Язвительного сквернослова Больта. Представил, как их головы, отделяясь от тела, взлетают в воздух, разбрызгивая жирные алые капли...
        Странное дело. Я мимоходом прикончил ту троицу в таверне, и не задумываясь сделал бы это снова. Но убить это двухголовое чудовище, если оно не будет мне сопротивляться - вряд ли смогу. Я не палач.
        Я вернулся в пещеру, в проходе почти столкнулся с Никой. Она, глядя на меня снизу вверх, молча улыбнулась и, привстав на цыпочках, поцеловала в щеку.
        Я покачал головой.
        Огр, как ни в чем не бывало, насаживал на огромный вертел коровью ногу.
        - А не пожрать ли нам мясца? - увидев меня, предложил Больт. - Я угощаю!
        - Вот это другое дело! - одобрительно воскликнул Макс и потер ладони в ожидании угощения. - Садись, Эрик. Поедим да отправимся по домам.
        Я, положив меч рядом с собой, уселся у костра. Обвел взглядом остальных. Все трое смотрели на меня с нескрываемым интересом, будто ждали от меня чего-то.
        - Ну, чего? - раздраженно спросил я.
        - У меня сегодня определенно самый удивительный день в Артаре, - сказал Макс. - И самое классное, что кажется, все только начинается.
        - Да нет, уже точно по домам пора.
        - Я не про сегодня. Я вообще. Ну почему бы нам и правда не путешествовать вместе? Поверь, нам ты можешь доверять. И команда подбирается, что надо. Маг, целитель, лучница, воин...
        - Дракен, - вклинилась левая голова огра.
        - Да не про тебя говорят, балбес! - привычно огрызнулся Больт.
        - И Дракен, - согласился Макс. - А что? Вы представляете, какой танк из огра получится?
        - Ты хочешь взять его в команду? - недоверчиво спросила Катарина. - Но он же... Он...
        - Моб! - продолжил я. - Самый необычный моб из всех, что я видел, но всё же...
        - А что нам мешает? Дракенбольт, а ты бы пошел с нами?
        - Зачем? - с подозрением покосился Больт.
        - Ну... Путешествовать по Артару. Браться за всякие задания. Сражаться.
        - Эль пить, - улыбнулась Ника.
        - Дракен люби эль! - встрепенулась левая голова.
        - Да уж кто бы сомневался! - проворчал Больт. - Я тоже люблю выпить. Но ведь... Людишки будут пытаться меня убить.
        - Они и сейчас пытаются. Но теперь ты будешь не один. Мы тебя в обиду не дадим!
        - Вы-то?
        Обе головы огра залились смехом. Дракен хохотал гулко, будто филин ухал, а Больт повизгивал и похрюкивал, сморщившись, как печеное яблоко.
        - Ну а чего? - обиделся Макс. - С вашей помощью мы быстро прокачаемся. Да нам и гильдия не нужна! Свою создадим! Эрик, ты с нами?
        Я неопределенно пожал плечами и посмотрел на Нику. Та отвела взгляд.
        - Эрик, соглашайся! - настаивал Макс. - Ну что ты теряешь?
        Я всерьёз задумался. Командная игра имеет свои преимущества. Да что там - Артар вообще заточен под командную игру. У меня, как и у других одиночек, остается все меньше возможностей для заработка и прокачки. По сути, мне остался только поиск редких реагентов и охота за именными мобами. Да и то только потому, что большинству других игроков скучно этим заниматься.
        Но если и правда удастся убедить Дракенбольта перейти на нашу сторону... Макс прав, команда-то подбирается полноценная, разносторонняя - два игрока с дальнобойной атакой, причем и физической, и магической. Целительница. Танк - тот, что будет отвлекать врагов и принимать на себя большую часть их урона. Огр для этого подходит идеально.
        Немного поднатаскать ребят - и можно было бы штурмовать куда более серьезные подземелья, чем те, что я сейчас прохожу в одиночку. И награда будет соответствующей.
        В перспективе, Дракенбольт может принести куда больше золота, чем те пять тысяч, что назначены за его головы.
        Но вот можно ли доверять этим троим? Ника с Максом вроде ребята безобидные. Но Катарина... Та еще стервозина.
        - Ты-то что думаешь? - спросил я лучницу.
        Та пожала плечами.
        - Меня Макс в эту игру притащил. Куда он - туда и я.
        - Серьёзно?
        - Ну да. Кэт же моя девушка, - пояснил Макс. - В реале тоже. Мы уже месяц вместе играем, а на днях я и Нику сюда затащил. В одиночку здесь сложно. Я уж не знаю, как ты справляешься.
        - Ладно. Я подумаю.
        - Круто! Ты часто играешь?
        - Каждый день. Примерно в это же время.
        - Мы тоже. Ну, а Дракенбольт и вовсе местный. Так что, по рукам?
        - Я же сказал - я подумаю.
        - Зануда ты!
        Я усмехнулся и еще раз обвел взглядом нашу разношерстную компанию. Да уж. Едва ли не последний смертный во всем Артаре, моб-ренегат, недоучка вирт-дизайнер и две девчонки-нуба. Впрочем, несмотря на наше короткое знакомство, мне бы даже жаль было с ними расставаться. А может, я просто устал скитаться в одиночку.
        Мы сидели у костра еще не меньше часа. Шутили, делились историями о приключениях, прикидывали планы на совместную игру. Договорились, где встретимся в следующий раз. Потом ребята один за другим активировали Возврат и покинули Артар.
        На какое-то время мы остались с огром наедине. Молча сидели у догорающего костра, каждый думая о чем-то своем. Перед тем, как уйти, я достал из инвентаря маленький прямоугольник потемневшего пергамента. Тот самый злополучный контракт на головы Дракенбольта.
        - Пять тысяч золотых, двухголовый.
        - Это много?
        - Игроки убивают друг друга и за меньшее. Да что там - в моем мире и люди друг друга убивают за меньшее.
        - А ты меня не стал. Ты удивил меня, искатель.
        - Наверное. Но уж точно не больше, чем ты всех нас.
        Больт довольно хихикнул.
        - Встретимся завтра, огр, - сказал я. - Надеюсь, я не пожалею об этом.
        Чуть помедлив, я бросил пергамент в огонь.


        Глава 6

        Темно и тихо. Жалюзи на окнах плотно закрыты - не могу спать, когда с улицы то и дело врываются отсветы фар. На пластмассовой шайбе «радионяни» горит крохотных зеленый огонек - значит, с мамой тоже все в порядке.
        Но что-то заставило меня открыть глаза. Прислушиваясь к своим ощущениям, я понял, что уже утро. Потянулся к модему Эйдоса, чтобы активировать информационную панель, и левое плечо пронзила дикая боль
        Твою мать!
        Я стиснул зубы, чтобы не вскрикнуть. Отлежался немного и сел на кровати. Коснулся, наконец, кончиками  пальцев панели модема. На экране высветилась информация о последнем сеансе, а заодно и текущее время. 6.37. Пора вставать.
        Шлепая босыми ногами по полу, побрел в ванную. Криво усмехнулся своей заспанной, осунувшейся физиономии в зеркале.
        Боль в плече отступила так же неожиданно, как и возникла. Я стянул через голову футболку, в глубине души ожидая увидеть огромный кровоподтек на том месте, где получил удар молотом в Артаре.
        Синяков, конечно, не было. Я подвигал плечом. Последние отголоски боли потихоньку ушли.
        Бывает. Я редко подставляюсь так, чтобы получить серьёзные ранения, но, если уж угораздит - потом пару дней побаливает и в реале. Пока мозг не сообразит, что повреждения получены не мной, а моим виртуальным аватаром.
        «Закончишь, как Джанкель».
        Эта фраза Макса резанула меня и зудела в мозгу до сих пор назойливым комариным писком.
        Конечно, случаи, похожие на тот, что произошел с Джанкелем, бывали раньше. Да и до сих пор происходят. Просто он знаменитость, и его смерть получила широкую огласку. Но, чем больше пользователей Эйдоса ежедневно выходит в сеть, тем чаще всплывают сообщения о том, что ощущения, переживаемые в состоянии эйдетического транса, передаются и в реальность. Мозг легко обмануть. Сигналы, которые транслируются в его височные доли в ходе сеансов ЭТ-фазы, ничем не отличаются от тех, что он получает от органов чувств.
        Мы оцифровали реальность. И теперь творим собственные миры.
        Помню, как меня заворожили первые рекламные ролики Артара. Причем привлекли меня не обещания кровавых сражений, не диковинные монстры, не желание покрасоваться в эпичных доспехах. И даже не девицы в бронелифчиках, хотя их в рекламе было предостаточно.
        Меня манили огромные неизведанные просторы, на которых можно было почувствовать себя первооткрывателем. Для меня, простого парня из не самого благополучного района, да к тому же вынужденного долгие месяцы безвылазно торчать сначала в больничной палате, а потом - в крохотной квартире, этот мир стал глотком свободы.
        Артар - это целый континент, по размерам с половину земной Австралии. На начало запуска он был почти не заселён человекообразными расами, если не считать нескольких племён дау - кочевников с равнин Лардаса. Это единственная раса аборигенов, имеющая статус полноценной фракции. У них есть большие постоянные селения, в которых можно торговать и даже брать кое-какие квесты.
        Нечеловеческих разумных рас в Артаре полно. Расплодившиеся по всему материку дрэки - мелкие, но очень злобные дикари-полуящеры, по развитию не далеко ушедшие от пещерных людей. Ликаны Фроствальда и окрестностей Ледяного Хребта. Камнекожие горцы Арнархолта. Серые гарпии пустошей Марракана. Да много кто ещё. Но им создатели отвели незавидную роль мальчиков для битья.
        Основные союзники игроков в деле оьсвоения Артара - фракции нжеписей, которые, по задумке разработчиков, тоже пщрибыли на материк издалека. Они основали нхесколько крупных крепостей - Оплотов, которые служат игрокам главными опорными пунктами. Здесь можно торговать, тренироваться, искать новобранцев для гильдии, участвовать в гладиаторских боях. А иногда и просто спускать заработанное или купленное за реал золото в местных борделях,  трактирах, игорных домах.
        Если бы я мечтал о карьере воина, то на старте отправился бы в Золотую гавань - главный Оплот империи Этель, Королевы-львицы. Империя принялась за колонизацию Артара со всей основательностью, присущей военизированному государству. Развивает сеть патрулей, небольших фортов, строит шахты, фермы, лесопилки, каменоломни. Квестов для игроков у них - хоть отбавляй. На любой вкус. Хочешь - зачищай территории от хищников или агрессивных аборигенов. Хочешь - добывай ресурсы. Хочешь - сопровождай торговые караваны. А то и помогай в строительстве очередного форта.
        Те, кто предпочитает стиль плаща и кинжала, налаживают отношения со Стальными Крысами, Джокерами или с кем-нибудь ещё из полудюжины крупных банд. В них собирается всякий сброд: пираты, грабители, наемные убийцы, дезертиры из армии Этель. Но и игроков, любящих образ «плохого парня», тоже хоть отбавляй. Тем более, что банды - едва ли не единственное место, где можно овладеть некоторыми заклинаниями типа паралича или иллюзий, научиться варить яды, скрафтить мощное снаряжение для любителей скрытного боя.
        Банды не в ладах с Империей, да и между собой у них сложные взаимоотношения. Но вместе они - серьезная сила, с которой приходится считаться. И собственные разбойничьи Оплоты у них есть - в основном вдоль побережья.
        Будь я магом, подружился бы с Кси - орденом торговцев и исследователей. У Ксилаев нет своих Оплотов, но их маленькие передвижные лагеря можно встретить по всему материку.
        Ксилаи не столько колонизируют Артар, сколько изучают его. Торгуют, исследуют,  занимаются раскопками, добывают артефакты и редкие ресурсы. Особенно интересуются всем, что связано с алантами - древней высокотехнологичной расой, когда-то жившей в этих краях, но оставившей после себя только гробницы, руины подземных городов и до сих пор работающую систему башен Тенептиц. Гигантские крылатые призраки переносят любых желающих на огромные расстояния - достаточно оставить на их алтаре немного серебра.
        Впрочем, как раз у Ксилаев я частенько бываю. У них интересные квесты и полезное снаряжение. Да и кое-каким заклинаниям у них обучился. Тот же Щит - незаменимая во многих ситуациях штука. Прочности - всего сто единиц, и держится всего полторы секунды. Зато замедляет вдвое любой приходящийся в него удар. Здорово помогает и против дальнобойных атак, и в ближнем бою - особенно когда противник не ожидает от тебя никаких магических фокусов.
        Но в целом - я так и не примкнул ни к одной фракции. Начиная с самого старта, ушел подальше от Оплотов. Занялся тем, что игроки считали скучной и грязной работой. Сбор трав, шкур, минералов. Выслеживание редких именных монстров, с которых порой можно добыть уникальные вещи. Выполнение мелких ежедневных квестов. В общем, всем тем, что давало стабильный доход в единицу времени, и при этом было относительно безопасно.
        С квестами создатели Артара поначалу здорово просчитались. Наклепали заданий в духе классических игр начала 21 века. Что-нибудь вроде «убей десять волков», «собери двадцать грибов», «отнеси письмо вон тому хмырю за углом». В старых играх такие квесты вполне прокатывали. Но одно дело лениво кликать мышкой, гоняя персонажа по экрану. Самому быть на побегушках у неписей - совсем не увлекательно.
        С крафтом, кстати, та же беда. Поначалу предполагалось, что игроки будут сами создавать лучшее оружие, броню, магические артефакты. Но прокачка профессий тоже оказалась слишком скучным занятием. Кому охота торчать у наковальни или ткацкого станка, когда вокруг - целый неизведанный мир?
        Поэтому крафт, за исключением прикладных мелочей вроде кулинарии или варки зелий полностью перешел к неписям. А дефицит на редкие ингредиенты сохраняется до сих пор. Мало кто собирает их целенаправленно. А спрос растет постоянно - игроков-то с каждым днем все больше.
        Меня скука не останавливала. В конце концов, охотиться и собирать реагенты в Артаре - не скучнее, чем стоять где-нибудь за конвейером или торчать в душном офисе. А я воспринимал игру именно как работу. Это единственный способ заработка, который был мне доступен, особенно первые месяцы после аварии.
        С тех пор, как я сделал свои первые шаги в Артаре, прошло больше года. И многое изменилось.
        Во-первых, я, пожалуй, достиг своего потолка в заработках. За месяц редко удается добыть больше тысячи золотых. Почти все эти деньги я вывожу в реал, получая семьсот-восемьсот кредитов. Плюс наши с матерью пособия - и выходит вполне приличная сумма. Хватает на еду, одежду, лекарства, квартплату. Я даже смог нанять сиделку для матери. С медицинским образованием.
        Но на этом, пожалуй, и все. Откладывать не получается. Да и продавцов игрового золота становится все больше. Крупные гильдии вообще, по слухам, зарабатывают десятки тысяч кредитов в месяц. Правда, и цена игрового золота из-за них неуклонно падает.
         И надежда поставить мать на ноги тает с каждым днем.
        Во-вторых, за этот год население Артара выросло в десятки раз. Все сложнее избегать других игроков. Тем более, что крупные гильдии вроде Красного легиона или Рейнджеров уже стали соперничать по своему влиянию с основными фракциями. Они захватывают территории, перекупают друг у друга лучших неписей-ремесленников, устраивают рейды в подземелья, потихоньку начинают воевать между собой. Оставаться одиночкой в этом мире становится всё сложнее.
        Статус смертного позволял мне получать вдвое больше опыта за убийства, а класс Искателя снимал любые ограничения на прокачку характеристик, а также позволял самому менять приоритеты в получении опыта.
        Немного поэкспериментировав, я убрал до минимума поглощение магии, снизил вполовину поглощении силы и превратил всё в бонусы к прокачке  ловкости и живучести. Высокая ловкость обеспечивает ощутимое преимущество в скорости - как оказалось, в бою это важнее, чем грубая сила. А живучесть, раскаченная, как у меня, выше 1000 единиц, уже дает, помимо ускоренной регенерации, некоторую защиту от ядов, кровотечения и даже магии. Здорово экономлю на разных защитных эликсирах и лечебных зельях.
        Хоть я никогда и не ставил такой цели, прокачаться я за этот год успел неплохо. Да и драться научился. Но из-за того, что мне приходится выводить всё золото в реал, кроме адамантитового скимитара, у меня нет толкового снаряжения. А оно в битвах с другими игроками начинает играть всё большую роль. Особенно зачарованное.
        Давно пора было что-то менять, и вся эта история с Дракенбольтом оказалась как нельзя кстати.
        Весь день до следующего сеанса игры я обдумывал, с чего начать.
        Первая проблема - это, как ни странно, обеспечить безопасность Дракенбольта, если он все-таки не передумает путешествовать с нами. Да, он парень крепкий. Но против хорошо подготовленной группы не устоит. А самое главное - он, в отличие от остальных членов нашей новоиспеченной команды, в Артаре постоянно. А это значит, ему нужно где-то прятаться, пока мы будем вне игры.
        А прятаться, ему, выходит, придется большую часть времени.
        Одна из самых потрясающих особенностей Эйдоса - в том, что в ЭТ-фазе мозг иначе воспринимает время. Его можно разгонять так, что часовой сеанс виртуальной реальности растягивается часов на десять, а то и пятнадцать субъективного времени. Правда, для регулярных сеансов все-таки выбирают более щадящий для организма режим.
        В Артаре, к примеру, масштаб времени - один к восьми. Играть рекомендуется не больше полутора-двух часов в сутки, желательно одним сеансом. Я так и делаю - подключаюсь к игре перед сном на два часа, получая, таким образом, шестнадцать часов игрового времени. По сути, живу день в реале, а день - в Артаре.
        Но сам сервер работает круглосуточно. Так что, с точки зрения неписей, игрок проводит там день, а потом пропадает куда-то на неделю. С Максом, Никой и Кэт мы постараемся синхронизировать время наших сеансов. Но вот огра-то куда девать, пока мы будем в оффлайне?
        Первые пару сеансов, похоже, придется провести в Арнархолте, чтобы Дракенбольт после наших совместных походов мог быстро добираться до своего логова. Но дальше - нужно будет что-то придумать. Как-то научить его телепортироваться к нам из логова и обратно. Тут не обойтись без Кси. Свитки у них какие-нибудь заказать, или артефакт. Обойдется, конечно, в кругленькую сумму.
        Вторая проблема - Ника. Макс с Катариной, конечно, тоже те еще нубы. Но за месяц игры они, по крайней мере, научились не шарахаться от каждого встречного моба и освоили хоть какие-то азы боя. Но теперь надо будет быстро подтягивать их всех до более приличного уровня, чтобы они не были для нас с огром обузой.
        Начать, конечно, можно с Костяного грота. Туда ребята в прошлый раз и направлялись. Посмотрим, как вообще получится действовать в команде. Но потом надо быстрее переходить к более серьезным испытаниям. Я не могу тратить много времени на их прокачку. Время - деньги.
        Пока вариант один. Сразу после того, как старина Улук-Ан, Хранитель Праха, в очередной раз сложит свою голову, пытаясь защитить от игроков священное кладбище дрэков, надо будет продвигаться дальше в ущелье, до самой Долины туманов. Я как раз собирался наведаться к горцам из клана Железного зуба. В прошлый раз мне пришлось бежать оттуда с пустыми руками.
        Но это было до того, как я обзавелся клинком из адамантита. И группой поддержки в виде двухголового огра.
        Я с трудом дождался вечера. Пожалуй, уже давно я не воспринимал погружение в Артар как награду после скучного дня. Ведь там меня ждал порой не менее скучный день, разве что скрашенный живописными пейзажами. Но в этот раз все было по-другому.
        Хотя, казалось бы, что изменилось-то? Неужели я так соскучился по общению? Так не терпится превратить нашу команду смертников в сыгранную боевую единицу?
        Я уже почти провалился в дрему, предшествующую погружению в ЭТ-фазу, когда до меня вдруг дошло, что дело вовсе не в предвкушении новых приключений.
        Я просто хотел снова увидеть Нику.
        С этой же мыслью я очнулся в Шлюзе.
        Шлюз - своего рода прослойка между реалом и серверами Эйдоса. Ты уже погружен в ЭТ-фазу, но пока не подключен к конкретному серверу. И оказываешься в своем личном пространстве, на границе между мирами.
        Каждый пользователь может настраивать обстановку шлюза по своему вкусу. Рекомендуется минимализм, функциональность и постоянство, ибо Шлюз - это и своего рода психологический якорь. Но я превратил его во что-то вроде преддверия Артара.
        В самом Артаре у меня никогда не было постоянного убежища - я постоянно мотаюсь по материку и, как говорится, всё свою ношу с собой. Здесь же я устроил себе по-королевски шикарный кабинет - с мебелью из черного дерева, с развешанными по стенам трофеями, с огромной объемной картой Артара в центре, на массивном круглом столе. Дальняя стена выходила на просторный открытый балкон с витиеватой балюстрадой. Оттуда открывается потрясающий вид на Артар. Будто кабинет мой венчает башню на вершине одного из пиков Ледяного хребта.
        Выход располагается на противоположной от балкона стене, и выполнен в форме овального, переливающегося фиолетовыми волнами, портала.
        А еще здесь есть огромный трон, застеленный мягкой шкурой. В нем можно развалиться, коротая время, пока мозг выходит из ЭТ-фазы. Обычно это занимает минут двадцать-тридцать. Быстро выйти из Эйдоса нельзя - это как подводнику мгновенно всплыть на поверхность. Только вместо кессонной болезни можно схлопотать инсульт.
        На входе ждать не приходится - мозг уже подготовлен, субъективная скорость течения времени синхронизирована с сервером, в который ты собираешься войти. Я-то вообще хожу только в Артар, мне еще проще.
        Я взглянул в огромное зеркало в тяжелой бронзовой раме. Я настроил Шлюз так, чтобы уже в нем загружался мой аватар из Артара, так что с отражения на меня смотрел воин, затянутый в изрядно потертые доспехи из толстой дубленой кожи, обвешанный подсумками, патронташами с зельями, укрытый темным дорожным плащом. Саму внешность я не подправлял, но со временем мне стало казаться, что здесь, в Артаре, я старше лет на пять. Взгляд мой стал тяжелым и подозрительным, движения - мягкими, будто крадущимися.
        Впрочем, мать не раз отмечала эти перемены и в реале.
        Привычно попрыгав на месте, проверяя, не брякает ли чего из снаряжения, и плотно ли затянуты все нужные ремни, я шагнул в портал.
        Меня накрыла тьма, воздух вокруг сгустился до состояния плотного желе. Несколько медленных шагов - и вокруг начало проясняться. На последнем шаге, как обычно, едва не спотыкаешься - Шлюз выплевывает тебя, и по инерции подаешься вперед. Будто идешь, и не заметил небольшой ступеньки под ногами.
        Мы договорились встретиться неподалеку от менгира, что на полпути между входом в ущелье и Костяным гротом. Им практически никто не пользуется для входа в Артар - расположение неудобное. Если хочешь наведяться к Улук-Ану - есть менгир прямо рядом с гротом. Если только начинаешь исследовать регион - то лучше выйти где-нибудь наверху ущелья, например, возле «Орлиного гнезда». Если собираешься на равнины - то есть менгир у самого устья ущелья, как раз неподалеку от пещеры, где мы встретили огра.
        А этот менгир - лишь дань требованиям безопасности. Эти обелиски располагаются не больше чем полутора километрах друг от друга. Чтобы даже игрок, у которого заклинание Возврата в откате,  мог добежать до ближайшего выхода в течение нескольких минут. Ну, и чтобы, если убьют - не пришлось бы далеко бежать обратно к месту схватки.
        Я по привычке огляделся, не покидая безопасную зону вокруг менгира.
        На первый взгляд, места здесь безжизненные. Но это обманчивое впечатление.
        Вон замер, грея на солнце покатую чешуйчатую спину, каменистый варан. Вон копошатся, выкапывая что-то из земли, мелкие зверьки, похожие на сурикатов.  Вон пронеслась в небе тень парящего орла.
        Людей не видно. И это хорошо. Я предупредил эту троицу нубов, что нужно будет вести себя тихо.  И не светиться возле самого менгира. У них хватило ума последовать совету. Что ж, уже обнадеживает.
        Я двинулся на север, в сторону Костяного грота. Если Макс меня правильно понял, ждать они меня должны возле расщелины в скале, метров через триста отсюда. Там как раз небольшое тупиковое ответвление от основного пути. Укромное местечко, вдали от посторонних глаз. И огру можно туда подобраться достаточно незаметно.
        Но первым, кого я увидел на месте встречи, оказался вовсе не Дракенбольт. А Ника.
        Она стояла у высокого плоского камня, похожего на торчащий из земли зуб. Как-то странно прижималась к нему спиной, будто стараясь держаться подальше от чего-то, пока скрытого от моих глаз за выступом скалы.
        Я прибавил шагу.
        Увидев меня, Ника вскрикнула.
        - Эрик!
        Голос одновременно радостный и испуганный. Я хотел было спросить, всё ли в порядке, но...
        - Эрик, беги! - закричала Ника.
        В живот ей тут же впилась длинная, оперенная белым стрела. Девушка, охнув, скорчилась, упала на колени. На светлой тунике начало расплываться алое пятно.
        Сердце моё на мгновение замерло, а потом тяжело заворочалось в груди, будто с усилием проталкивая загустевшую, превратившуюся в желе кровь. Пульс гулко застучал в висках, вокруг все смазалось, замедлилось, как всегда при переходе в боевой режим.
        В голове моей что-то  помутилось при виде упавшей, побелевшей от боли Ники. Это всего лишь игра. Боль - ненастоящая. Да и девушку эту я вижу второй раз в жизни. Но почему, чёрт возьми, я чувствую себя так, будто это мне стрелу под ребра всадили?
        Я бросился к Нике и, преодолев половину дистанции, разделявшей нас, увидел, наконец, остальных.
        Нику выставили впереди, как приманку. Остальные прятались за выступом скалы - как раз в том укромном закоулке, где мы и надеялись скрыться от посторонних взглядов.
        Макс и Кэт сидели на земле, изрядно потрепанные, под присмотром тех самых двух латников в титановых кирасах - один с топором, второй - со щитом и молотом. Помимо них, в засаде ждало еще не меньше десятка бойцов.
        Я на бегу развернулся, метнулся обратно. И едва успел заметить летящую в меня ледяную глыбу. Инстинктивно выбросил руку вперед, ставя Щит. Глыба разбила его вдребезги, но замедлилась, и я успел увернуться. Ледяной снаряд ударился в скалу, брызнув в стороны фейерверком белых осколков.
        Кай стоял позади меня, перегораживая путь к менгиру. Его белоснежная мантия и серебристые волосы резко контрастировала с окружающим пейзажем. Правую руку он держал перед собой, и на ладони его уже вызревал очередной ледяной кристалл.
        Я напружинился, держа меч наготове, и мысленно костеря себя последними словами.
        Гартлоб тебя раздери, Эрик. Ты, похоже, так увлекся этой глазастой девчонкой, что совсем из ума выжил. Весь день же рассуждал о проблемах, которые возникнут с новой компанией. И совсем упустил из виду главную. Ты, похоже, так насолил Красному легиону, что они настырно охотятся за тобой до сих пор. Целый рейд вон собрали.
        Кай, будто прочитав мои мысли, самодовольно ухмыльнулся.
        - Какая встреча, не правда ли? Ну, здравствуй, Эрик. Здравствуй, смертный.


        Глава 7

        Почему мы так любим игры? Почему, даже когда виртуальная реальность была лишь скоплением пикселей на мониторе, миллионы людей погружались в неё с головой, забывая о сне, отдыхе, общении?
        Может быть, потому, что, в отличие от игры под названием Жизнь, у игры компьютерной - вполне четкие правила. Ты видишь цель, и знаешь, что твои усилия приведут к результату. А если нет - сам виноват. Значит, что-то сделал не так. Потому что в конечном итоге в игре все равно побеждает тот, кто достойнее. Кто сильнее, умнее, удачливее.
        А в жизни... Мать вырастила меня одна, работая на двух работах. И сам я, хоть был и далеко не пай-мальчиком, пытался выкарабкаться. Сносно учился, занимался спортом, не подсел на наркоту, как половина парней в моем районе. Мы с матерью всю жизнь пахали, как проклятые, чтобы доказать, что тоже достойны места под солнцем. Я даже всерьез рассчитывал пробиться в колледж.
        Но человек со смешной фамилией Уилли распорядился иначе.
        Мистер Уилли не умнее, не сильнее и не удачливее меня. Он, откровенно говоря, полный мудак - жирный, прыщавый, с вечно грязными засаленными волосами и запахом перегара изо рта. А в тот день он и вовсе сел за руль, нажравшись до поросячьего визга.
        А потом я, едва не теряя сознание от боли в раздробленной ноге, ломал ногти и в кровь разбивал кулаки, пытаясь вышибить заклинившую дверь машины. В ужасе смотрел на замершую в неестественной позе маму, вдавленную искореженным металлом в кресло. По странной случайности её лицо осталось чистым и бледным - ни царапинки, ни капли крови. И спокойным - она была без сознания, глаза закрыты. А я не мог понять, чего боюсь больше. Что она никогда уже не откроет глаза. Или, наоборот, что сейчас очнется, и чудовищная боль накроет её. И она закричит.
        Она очнулась.
        Может, и есть что-то страшнее, чем самый близкий человек, корчащийся и орущий от боли. Не знаю. Я - не видел.
        И с некоторых пор меня вообще сложно испугать.
        Вот и беловолосый маг со своими дружками, поджидавшими в засаде, вызвал не испуг, а раздражение. Хотя бы этим своим театральным появлением.
        А, вот еще одна причина, по которой многие так любят Артар. Здесь можно вдоволь повыпендриваться. Этот вон, похоже, чувствует себя злодеем из старых фильмов, загнавшим главного героя в ловушку. Теперь, как водится, будет стоять в пафосной позе и делиться кровожадными планами на мой счет.
        Ну что за пижонство.
        - Мы тебя и огра выслеживаем уже неделю, - похвастался Кай. - Человек сорок из легиона подтянули, чтобы по очереди патрули по Арнархолту устраивать. Вдруг ты бы в другие часы решил в игру зайти.
        - И не лень же вам.
        Я скользнул взглядом по собравшимся. Помимо двух латников, что были в прошлый раз с Каем, обнаружились и другие знакомые лица. Воин с двуручным молотом, чернявый лучник и красноволосый франт с катаной. Та самая троица, которую я завалил в «Орлином гнезде».
        У них тут что, клуб обиженных Эриком Блэквудом?
        Еще одного лучника я заметил позади себя, шагах в двадцати. И наверняка где-то поблизости прячутся еще.
        - В общем, слушай сюда, крысёныш, - продолжил Кай. - Во-первых, ты сейчас выведешь нас на огра. У меня припасен квест на его убийство. Пять тысяч золотом на дороге не валяются. Во-вторых - отдаешь мне свой скимитар. Адамантитовый клинок - штука отличная. Загоню на аукционе еще тысячи за две - две с половиной. И будем считать, что мы с тобой квиты.
        - Всего-то?
        - Ну, я бы с удовольствием тебя еще и башку бы снёс. Но голова твоя, к сожалению, не мне достаётся.  Тобой сам легат заинтересовался. Эх, а  я бы от такой прибавки к статам, конечно, не отказался.
        - Да кто б отказался! - хмыкнул щитоносец в рогатом шлеме. Старый знакомый.
        - Но вообще, я ведь могу Крушителю сказать, что ты очень уж сопротивлялся. И поэтому пришлось тебя завалить, - вкрадчиво произнес Кай, поигрывая кристаллом льда на своей ладони. - Ты ведь будешь сопротивляться, правда?
        - Не-а.
        - Ты меня разочаровываешь,-  усмехнулся Кай.
        - Ты меня тоже, - сказал я, поднимая зажатый в правой руке хрупкий темный кристалл. Левой рукой я продемонстрировал магу средний палец.
        - Что это?
        - Телепорт в Золотую гавань, - сказал я, раздавив кристалл пальцами.
        И исчез.
        - Твою мать, Кай!
        - Куда он делся?!
        - Ну ты и придурок! Валить его надо было! Сразу, как увидели! Какого хрена ты с ним лясы точить начал?!
        - Да я... Да куда бы он делся! - обескуражено бормотал Кай, вертя головой. - Откуда ж я знал? Как он смог телепортнуться?
        - У кого-нибудь есть свиток телепорта? Догоним?
        - Нашим в Гавань пишите! Может, успеют перехватить!
        - А смысл? Там десяток менгиров, где они его искать-то будут?
        - Может, он и не в Гавани вообще! Так, брякнул, чтобы нас со следу спутать...
        Легионеры галдели, споря между собой и понося на чем свет ледяного мага. Тот, изрядно растеряв свой пафос, разводил руками и оправдывался, как нашкодивший школьник. Катарина помогала бледной от боли и страха Нике вытащить стрелу. А Макс, сидя на земле, хохотал, глядя на разразившийся вокруг переполох. Этот парень умудряется получать удовольствие в любой ситуации.
        Я, конечно, никуда не телепортировался. Да и вообще за год игры не видел артефактов, которые мгновенно бы перебрасывали игрока в другую локацию. Даже на то, чтобы скастовать Возврат, нужно секунд десять. Свитки телепорта тоже требуют времени на активацию, плюс надо еще заскочить в открывшийся портал.
        Но на случай, если схватка выходит слишком жаркой, я всегда имею пару запасных вариантов для отступления. Например, кристаллы Теней. По сути - одноразовое заклинание невидимости. На три минуты. За глаза хватает, чтобы потихоньку сбежать из опасной локации. Или, наоборот, пробраться сквозь неё, не тревожа противников.
        Я плавными, мягкими шагами двинулся в обход Кая. Обогнуть его, пройти чуть дальше вглубь ущелья. Свернуть направо. Вскарабкаться по крутому склону наверх, спрятаться за вон той, торчащей, как обломанный клык, скалой. А уже там активировать настоящий портал.
        Не в Гавань, конечно. Я сбегаю в Джааку - одно из крупных поселений дау. Игроков там обычно мало - чтобы торговать там и брать квесты, нужна достаточно прокачанная репутация у дау. А её сложно набрать, если примкнул к Империи или к Бандам. Те вырезают аборигенов почем зря. Даже Ксилаев дау недолюбливают из-за того, что те частенько суют нос в их святилища.
        Двигаться надо осторожно. Во-первых, чтобы не нашуметь. Во-вторых - из-за резких движений невидимость спадает. Атаковать из нее тем более нельзя - сразу раскроешься.
        Ребят придется бросить. Впрочем, что легионеры могут им сделать? Убить? От смерти они практически ничего не теряют, с их-то минимальной прокачкой. И взять у них особо нечего. Да и, в конце концов, кто они такие, чтобы я из-за них рисковал? Думаю, поймут.
        Я, тщательно смотря под ноги, начал взбираться по склону. Заденешь ещё камешки какие-нибудь, посыплются вниз. Могут заметить. Задачу осложняло то, что собственное тело я видел смутно - даже для меня оно стало почти прозрачным и размазанным, будто колебания нагретого воздуха.
        Обогнув заросли колючих кустов, я вскарабкался на скалу. И наткнулся на Дракенбольта.
        Твою мать!
        От удивления я едва не сбросил пелену невидимости.
        Как эта громадина сюда умудрилась пробраться? Или сидит здесь уже давно? Но главное - как его до сих пор не заметили?
        А заметить должны были с минуты на минуту. Потому что огр не просто сидел на заднице, привалившись к камню. Он еще и потихоньку переругивался между собой. Если бы легионеры внизу сами заткнулись на секунду - наверняка бы его расслышали.
        - Искатель бросай Дракена, - гудела левая голова.
        - Да заткнись ты! - шипела на неё правая. - Заткнись, услышат же!
        - Искатель предавай Дракена...
        - А я тебе говорил - людишкам нельзя верить!
        - Искатель обещай Дракену эль...
        Вместо ответа Больт клацнул зубами, пытаясь дотянуться до соседней головы и укусить её за ухо.
        Я скрипнул зубами. Да что ж за невезуха в последние дни! На тех-то троих нубов плевать - ничего им не сделается. Но если Кай с дружками сейчас увидит огра... Проклятье, надо было мне самому в прошлый раз снести его тупые головы! Хоть золота бы заработал.
        Нужно было что-то решать. Действие кристалла Теней заканчивалось.
        Уйти? Бросить их? Что я теряю-то, собственно? Вернусь к своим обычным занятиям...
        Самоуспокоение, Эрик. Ты прекрасно знаешь, что по-прежнему уже не получится. Ты подставился перед Красным Легионом. И недооценил их настырность. Все это время тебе удавалось не наживать себе серьёзных врагов среди других игроков. Но теперь...
        - Дракенбольт, - вполголоса сказал я, приблизившись к огру вплотную.
        Тот вздрогнул, завертел по сторонам обеими головами.
        - Драться пора, старина, - продолжил я. - Когда я начну - врывайся. Только сопли не надо жевать, как в прошлый раз. Покажи мне настоящую ярость огра!
        Я двинулся обратно, на ходу вытягивая скимитар из ножен. Последние секунды невидимости надо постараться использовать по максимуму.
        Мельком оглянувшись на огра, я увидел, как обе его башки расплываются в широких клыкастых ухмылках.
        Я же скользящим, постепенно ускоряющимся шагом приближался к магу. Начать хотелось именно с него. И уж в этот раз я не буду столь беспечен, чтобы дать ему второй шанс.
        Убить человека в Артаре почти так же просто, как и в реале.
        Конечно, здесь есть свои игровые условности. Но в целом - все почти по-настоящему. Персонаж, как и реальный человек, имеет критически уязвимые точки. Например, мгновенно умирает от удара в сердце или от отсечения головы. Может истечь  кровью или медленно умереть от яда. Чувствует боль. Конечно, не такую, как в реале - уж мне-то есть с чем сравнить. Но достаточную, чтобы воспринимать опасность всерьёз.
        Я не люблю убивать. И в Артар пришел совсем не за этим. Но, надо признать - каждый раз, когда вступаешь в схватку, тебя охватывает азарт и возбуждение. И со временем этого начинает не хватать. Жажда сражений, видимо, заложена в нас. Глубоко впечатана в гены. И утолить её можно только в ближнем бою. Когда ярость кипит в крови, придавая силу. Когда смертоносные, отточенные до бритвенной остроты лезвия клинков свистят в воздухе, и каждый пропущенный удар - верный шаг к смерти. Когда ты видишь глаза противника, чувствуешь его страх, боль, отчаянную решимость.
        Там, в реальном мире, мы давно привыкли убивать нажатием клавиш. Порой даже не видя того, кого убиваем. Может, от этого наши войны стали такими кровопролитными. Потому что жертвы далеки и безлики. Льются реки крови, а первобытная жажда убийства остается неутоленной.
        Но свою-то жажду я сегодня утолю с лихвой.
        К ледяному магу я подоспел в аккурат на последних секундах невидимости. Рубанул от души, сплеча. Адамантитовый клинок легко рассек хрупкий золоченый наплечник, белую ткань мантии, плоть и кости под ними. Удар прошел от правого плеча, возле шеи, и наискосок вниз, через сердце. Разрубленное тело рухнуло на камни, обагряя их ярко-алой кровью. Слишком яркой, похожей на кетчуп. Еще одна условность Артара.
        Надо отдать должное остальным легионерам - на смерть главаря они среагировали быстро и, что самое паскудное, слаженно.
        Двое латников и бородач с молотом ринулись ко мне, окружая и пытаясь сходу сбить с ног. Следом подоспели еще трое.  Двое лучников и какой-то тип в темном балахоне маячили за их спинами.
        Я едва успел увернуться от размашистого удара двуручной секирой, следом пришлось парировать удар катаны красноволосого пижона с татуировкой на шее. Катана в результате стала короче на треть - отсеченный обломок, блеснув в воздухе, отлетел далеко в сторону.
        Я подпрыгнул, уходя от удара по ногам. Находясь в воздухе, бросил под себя Щит, оттолкнулся от него, взлетел высоко над нападающими. Обрушился всем весом на щитоносца с молотом. Тот успел поднять щит, но недостаточно высоко - я рубанул поверху, прямо по рогатому шлему.
        Противник пошатнулся, попятился назад и рухнул на спину, загремев доспехами.
        Удар, удар! Ещё удар! Не останавливаясь ни на мгновение, я метался между осадившими меня противниками. Воздух вокруг меня, кажется, сгущался все сильнее, весь мир вокруг замедлился, в том числе мое собственное тело. Но - это было видно невооруженным взглядом - двигался я все равно гораздо быстрее противников. А реагировал - еще быстрее.
        Скимитар в моих руках превратился в стремительно мелькающую серебряную полосу. Я и сам его едва видел во время ударов. Вот, кажется, голова бородача с двуручным молотам сама собой взорвалась красным фонтаном, как разбившийся арбуз.
        Обзаведись уже шлемом, приятель.
        Щелчок тетивы где-то за спиной. Я оборачиваюсь и в последний момент успеваю чуток отклониться. Стрела с длинным граненым наконечником лениво пролетает в сантиметрах от моего лица, напоследок щекотнув ухо белым опереним.
        Выхватываю левой рукой нож, висящий на груди рукоятью вниз. Лучник как раз отвел взгляд, доставая очередную стрелу из колчана.
        Бросок. До него метров семь-восемь, да и левой рукой бросаю хуже, чем правой. Поэтому в голову не целюсь. Но в корпус точно попаду, отвлеку его секунд на пять.
        Пять секунд в такой схватке - это много.
        Ухожу от прямого удара тяжелой секирой, с трудом парирую удар парных клинков бритоголового азиата в черных кольчужных доспехах. Этот двигается быстро. Почти так же быстро, как я. А вон тот тип чуть позади него, с бердышом на длинном древке, похоже, доставит еще больше проблем. Оба - монахи. Класс ближнего боя с упором на ловкость. Плюс кое-какое обучение боевым искусствам. И экипировка лучше, чем у меня. Их доспехи обманчиво легкие. Наверняка зачарованные.
        Слева донесся истошный крик. Мельком оглянувшись, я увидел, как Макс, привстав на одно колено, запустил с обеих рук длинную полосу пламени, поджигая уже приготовившегося к выстрелу чернявого лучника из «Орлиного гнезда». Катарина тоже, воспользовавшись тем, что все отвлеклись на меня, подхватила свой лук и встала в стойку.
        Приятно, черт возьми. Обычно-то мне приходится сражаться одному против всех. Толку с ребят, конечно, мало, но хоть отвлекут на себя внимание.
        Над головой мелькнула огромная тень.
        Огр сиганул прямо сверху, со скалы, обрушившись в центр схватки. Я едва успел отпрыгнуть в сторону, иначе рисковал быть раздавленным. Сколько в нем весу? Полтонны? А если заковать его в броню?
         - Дракен бить!!!
        Бумм! Латник с секирой подлетел высоко в воздух. Еще один размашистый удар каменного топора - и круг нападавших разбился. Зазевавшегося азиата с клинками огр прихлопнул ударом сверху.
        Полетели стрелы. Одна лишь чирнула по каменной чешуе, покрывающей руки огра, вторая звякнула о щит на его пузе. Третья вонзилась в шею рядом с правой головой.
        Больту это очень не понравилось
        - Р-р-раздави этих гребаных засранцев! - заверещал он. - Бей их, бей! Бей, пока совсем не убьёшь! И потом все равно бей!
        Каменный топор мелькал в воздухе, и окружившие огра воины прыскали в стороны, как мухи от мухобойки. Я по дуге обогнул основную схватку, заходя с фланга.
        Эффект неожиданности сделал свое дело. Рисунок боя резко поменялся. Теперь легионеры не были в безоговорочном большинстве, и не напирали толпой на одного. Мы с огром прижали их к скале, а с другого края их жалили стрелами и огненными шарами Катарина с Максом. Разом растеряв весь свой боевой настрой, дружки погибшего Кая продержались недолго.
        Последним я добил монаха с алебардой.
        - Йу-уу-ххуу! - победно вскричал Макс. - Вот это мы их расхлестали!
        Огр, вошедший в раж, все не мог успокоиться и ревел, колотя топором по земле.
        - Трупы обыщите! - рявкнул я. - И быстро сваливаем отсюда!
        Подошел к Нике. Та по-прежнему сидела на земле, прижимая светящуюся ладонь к животу. Туника её была красной от крови.
        - Ты как?
        - Нормально. Выпила зелье, еще заклинанием подлечусь.
        - Идти сможешь?
        - Наверное...
        Я помог ей подняться.
        На обыск трупов ушло не больше минуты.
        - Куда нам теперь? - спросил Макс.
        - Туда, - я махнул рукой в сторону выхода из ущелья. - К башне. В Арнархолте оставаться нельзя.
        - И мне предлагаешь с вами? - нахмурился Больт. - Мне и здесь нравится. Я здесь обжился.
        - Ты слышал, что сказал беловолосый? У него квест на твое убийство. И они уже знают, что твое логово где-то здесь. Выследят.
        Огр понурил обе головы.
        - Ладно, обсудим по дороге. Шевелитесь! Тут наверняка могут быть еще легионеры. Да и эти скоро очухаются.
        Будто в подтверждение моим словам, обысканные трупы начали медленно растворяться в воздухе, оставляя после себя лишь лужи крови.
        Мы побежали прочь от места схватки. Ника отставала, придерживаясь рукой за раненый бок, и огр, подхватив её, забросил на плечо.
        - Но куда нам бежать? - поравнявшись со мной, снова спросил Макс.
        Я только скрипнул зубами. Мои планы летят ко всем чертям. Арнархолт был идеальным местом для начала тренировок. И для ребят не слишком сложно, и огру есть, где спрятаться.
        Но теперь...
        Теперь нужно спрятаться там, где нас точно не подумают искать. Желательно там, где Красный Легион не очень силен. А они контролируют изрядную долю юго-восточного побережья и часть равнин Лардаса.
        Придется бежать на север. Чем дальше - тем лучше.
        - Добежим до тенептиц, и там разделимся. Огр, ты сможешь полететь?
        - Дракен бойся летать, - пожаловалась левая голова.
        - На тенептице? - уточнил Больт. - Да. Только без попутчиков.
        Кто бы сомневался. Тенептица может унести за раз до пяти человек - как раз стандартная группа. Но огр для нее слишком тяжел, чтобы брать на борт еще кого-нибудь.
        - Отлично.
        Хотя ни хрена хорошего, конечно. Я делал вид, что у меня есть какой-то план, но, на самом деле, действовать придется наобум. Ладно, позже обмозгуем. Сейчас главное - свалить подальше из этой локации.
        Я озирался по сторонам, каждую секунду ожидая засады.
        Вскоре мы снова увидели наших противников. Тропа, змеящаяся по дну ущелья вдоль реки, проходила мимо очередного менгира. Все поверженные нами противники возродились здесь, и сгрудились сейчас на испещренном рунами круге вокруг обелиска. Кто-то сидел на земле, кто-то бродил рядом, ожидая, пока восстановятся силы и спадет ослабляющее заклятие, накладываемое после смерти.
        Кай, увидев нас, разразился отборной бранью. Дернулся было вперед, но остановился у самого края безопасной зоны. Макс бросил в него огненным шаром, и заклинание, ударившись в невидимый защитный купол, рассыпалось красными искрами.
        Возле менгира драться нельзя, даже если обоим противникам зайти под купол. Там действует так называемое Зеркальное поле. Любое атакующее заклинание автоматически прилетает и в тебя, а нанесенные тобой раны дублируются и на твоем персонаже.
        Впрочем, бывалые наловчились обходить и эти ограничения. Оттесняют противника за пределы круга. Либо, если значительно превосходят его по живучести и защитной экипировке - просто бьют наповал, а причиненные обраткой повреждения потом залечивают. Главное - не дать жертве коснуться менгира и выйти из игры.
        - Ну, ты попал, гадёныш! Все, можешь считать, что ты труп! - процедил сквозь зубы Кай, буравя меня взглядом. Остальные легионеры тоже смотрели мрачно, исподлобья.
        Надо же, как у меня быстро получается наживать себе врагов. Ох, не зря я избегаю встреч с другими игроками.
        - Ты и в прошлые разы так грозился, - ответил я. - Отдыхайте, ребята. Мы вам не по зубам.
        - Подлянку ты, конечно, знатную устроил, ничего не скажешь. Но не надейся, что тебе так будет везти всегда. Я на вас настоящую охоту устрою. Слышишь, ты, образина двухголовая?
        Огр лениво обернулся на мага.
        - О, это опять ты, белобрысый! - ехидно хохотнул Больт. - А чего это ты тут? Когда я в прошлый раз ублажал твою мамашу, она обещала, что запретит тебе играть во взрослые игры.
        Макс расхохотался.
        - Слушай, а ты где набрался таких выражений, Дракенбольт? Ты же фентезийное существо. А ругаешься, как гопник из негритянского гетто.
        - Чего?
        - Ладно, проехали. Видно, у вирт-дизайнера, который тебя моделировал, какое-то специфическое чувство юмора.
        - Я тебя сейчас сам моделирую, малявка! - обиженно огрызнулся Больт. - Что бы это ни значило. Но тебе будет больно!
        - Дракен люби эль,  - сказала левая голова. Видимо, просто чтобы поучаствовать в разговоре.
        - Ладно, идём, - скомандовал я, и мы двинулись дальше по тропе, провожаемые злобными взглядами легионеров.
        Еще минут десять они за нами не сунутся  - пока дебафф не спадет. Да и в целом, тем же составом атаковать нас было бы глупо. Несмотря на всю похвальбу Кая, думаю, он уже понял, что здорово нас недооценил.
        Я его ошибки повторять не буду. И в его способность быстро подтянуть подкрепление и устроить на нас целый рейд я вполне верю.
        По пути к башне мы миновали еще два менгира, но, к счастью, возле них засад не было. Вскоре впереди показалась и само алантийское сооружение, похожее на выросшую из земли механическую руку, обращенную ладонью вверх. Длинные заостренные пальцы смотрели в небо, а между ними мерцало фиолетовое марево.
        - Погоня! - охнул Макс, оглядываясь назад.
        Далеко позади нас на тропе и вправду маячила целая толпа. Кай, судя по всему, подтянул еще человек десять, не меньше. И приближались они довольно быстро.
        Мы все дружно выругались. Даже Дракенбольт, похоже, струхнул.
        - Бежим! - скомандовал я.
        До башни еще метров пятьсот. А надо ведь еще забраться наверх и задать маршрут Тенептицам.
        - Так куда нам лететь? - спросила Катарина, опасливо оглядываясь на преследователей.
        - Фроствальд, - бросил я на бегу.
        - Ты что! Для нас там слишком опасно, - возразил Макс. - Вам-то с огром, может, и терпимо, но нас там любой моб прибьёт. Нечего нам там делать!
        - Будем надеяться, что и Красный легион думает также. Ориентируйтесь на башню возле Трех Клыков. Но не летите напрямую к ней. Разделимся. Вы с Катариной летите на восток. Сделайте несколько пересадок, и по дуге выходите на Фроствальд.
        - Хорошо, понял.
        - Дракен бойся летать! - снова пожаловался огр.
        - Больт, ты тогда дуй на север прямиком. Тогда до Клыков тебе всего две пересадки.
        - А я? - обернувшись на плече огра, испуганно спросила Ника.
        - А мы с тобой на запад полетим, тоже немного попутаем следы.
        Когда мы добрались до башни, преследователи здорово нас нагнали. Лучники даже пробовали стрелять на бегу. Прицелиться толком, конечно, не удавалось, и стрелы летели у нас над головами.
        Железная винтовая лестница, обивающая башню, загудела от топота наших ног. Мы спешили наверх, едва не наступая друг другу на пятки.
        Пара стрел гулко ударилась в башню, совсем близко с нами. Макс в ответ швырнул вниз огненный шар.
        - Не отвлекайся! - одернул я его. - Бой принимать не будем. В этот раз не справимся.
        Мы выскочили на смотровую площадку, обрамленную длинными заостренными пальцами. В её центре полыхало фиолетовое магическое пламя выше человеческого роста. В его сполохах угадывались фрагменты надписей на незнакомом языке, витиеватых руны и расплывчатые силуэты длинношеих крылатых созданий.
        Пламя не обжигало, но вблизи его кожу слегка пощипывало, и по телу пробегал холодок.
        Мы подбежали к алтарю из отполированного черного камня. На его плоской, как стол, поверхности, была выгравирована карта Артара. На ней острыми пиками с фиолетовыми огоньками на вершинах отображались другие башни тенептиц.
        Я задал маршрут для Дракенбольта и бросил горсть серебряных монет в круглую каменную чашу. Монеты вспыхнули синеватым пламенем и исчезли.
        - Давай, шагай, здоровяк, - подтолкнул я огра в сторону бушующего в центре площадки сияния. Впрочем, с тем же успехом можно было попробовать подтолкнуть стену.
        - Дракен бойся... - начала было его левая голова.
        - Улетай, дубина! - заорали мы на него все разом. Огр, поежившись, шагнул прямо в пламя.
        Сияние взвилось столбом, и из него, разворачивая исполинские крылья, вырвалась полупрозрачная тварь, похожая на дракона. Внутри нее темным пятном угадывался силуэт огра.
        Развернувшись в воздухе и едва не задев нас своим призрачным хвостом, тенептица сорвалась с вершины башни и, стремительно набирая скорость, улетела на север. Макс, не теряя времени, бросил монеты в чашу и задал свой маршрут. В пламя они с Катариной шагнули, крепко взявшись за руки.
        Позади нас уже грохотали по лестнице сапоги. Легионеры вот-вот ворвутся на площадку.
        Я задал маршрут, бросил монеты в чашу и, ухватив Нику за талию, запрыгнул в фиолетовое марево.
        На секунду перехватило дух. Сердце ёкнуло в груди, когда невидимая сила подхватила нас и подбросила в воздух. Спустя мгновение, уже находясь в цепких лапах тенептицы, мы увидели далеко внизу равнину, башню, фигурки людей, копошащиеся возле неё. Оглянувшись, я даже разглядел удаляющиеся призрачные силуэты двух других тенептиц, разносящих наш маленький отряд в разные стороны.
        Что ж, будем надеяться, это поможет сбить Легион со следа.
        Ника заметно дрожала, и я обнял её крепче.
        - Не летала еще?
        - Н-нет. Но я понимаю Дракена. И правда страшновато.
        - Да уж, это тебе не авиаперелет в бизнес-классе. Но зато посмотри, какая красотища! Расслабься. Представь, что ты сама летишь.
        Я раздвинул её руки в стороны и, придерживая сзади за талию, сам глядел вниз из-за её плеча. Под нами, слегка смазанный из-за окутывавшего нас фиолетового марева, развернулся Артар, во всей его красе - с равнинами, горными хребтами, реками, степями и пустынями, с имперскими крепостями и стоянками дау. Сердце то замирало, то колотилось, как бешеное. Прямо американские горки. Только на высоте пары километров.
        Да уж, бодренькое начало игровой сессии. Вот только что делать дальше?


        Глава 8

        Мы с Никой прилетели к Трем Клыкам последними. Я, похоже, перемудрил с последней частью маршрута - от Марракана сюда можно было добраться в две пересадки, а не в три.
        Тенептица освободила нас из своих объятий и, медленно тая в воздухе, сделала прощальный круг над башней прежде, чем нырнуть обратно в вечное фиолетовое пламя, цветущее на её вершине. Я же моментально вспомнил, почему раньше не совался во Фроствальд.
        Холодрыга!
        Порывистый ветер швырял нам в лица горсти сухого и колючего, как песок, снега. Мы спустились по обледеневшей лестнице к подножию башни. Здесь Дракенбольт, Макс и Катарина уже вытоптали в снегу площадку размером с баскетбольную штрафную зону. Видимо, пытались согреться.
        - Да куда вы запропастились? - едва завидев нас, крикнул Макс. - Мы уж думали, с вами что-то случилось!
        - Дракен холодно! - пожаловалась левая голова огра.
        - Да мы все тут околеем скоро! - поддакнула Катарина, пританцовывая на месте. - В реале мы бы тут уже пару неприятных болезней заработали. Да и так приходится зельями отлечиваться.
        - Угу, - кивнул Макс. - Мороз такой, что от него повреждения идут потихоньку.
        Ника не жаловалась, хотя она-то, похоже, задубела сразу же по прилету. Её туника, шаровары и легкие сандалии в греческом стиле явно не предназначены для путешествия по заснеженным горам.
        - Ника, у тебя бафф есть какой-нибудь на защиту от холода? - стуча зубами, спросил Макс. Он зажигал пламя то на одной ладони, то на другой, но это его, похоже, не особо согревало.
        - Нет, - виновато ответила Ника. - Только небольшой щит от физического урона.
        - Я же помню - мы тебе покупали свитки на стихийную защиту!
        - Ну да. На вырост, как ты сказал. Но у меня их отобрали, когда я за помощью бегала. Меня же ограбили. Да и все равно я не могу их еще изучить. Они за раз маны требуют больше, чем мой полный запас.
        Макс расстроено зарычал.
        - Вам не обязательно было нас дожидаться, - сказал я. - Можно было укрыться в ближайшей таверне.
        - Так ты же ничего не уточнил! - зло сверкнув глазами, возразила Катарина. Её смуглая кожа от мороза посерела, губы и вовсе стали белыми. - Командир хренов!
        -Время поджимало, знаешь ли, - парировал я.
        Развернул карту.
        Имперских Оплотов во Фроствальде нет. Есть крупное логово банды Зверобоев. Формально считается Оплотом, там даже аукционный дом есть, включенный в общую сеть. Но оно гораздо севернее, у самого Ледяного хребта. Ближайшее же к Трем клыкам поселение - это, судя по карте, лагерь Кси рядом с постоялым двором «Золотой топор».
        Ксилаи - это хорошо. У них можно будет разжиться всем необходимым.
        - Пойдем! - скомандовал я. - Дракенбольт, подвези-ка Нику. Она почти босиком.
        - Я тебе что - вьючный мул? - проворчал Больт. - Мы не договаривались, что я буду твою девчонку на горбу таскать!
        Дракен же, расплывшись в добродушной улыбке, бережно подхватил целительницу своей лапищей и усадил на плечо со стороны своей головы. Впрочем, когда Ника принялась лечить рану от стрелы возле головы Больта, смягчился и тот.
        Пусть тренируется. Целитель и баффер в отряде - краеугольный камень.
        Мы, пригибаясь и порой заслоняя рукавами лица от порывов ветра со снегом, двинулись по мощенной булыжником дороге, идущей мимо башни в лес. Катарина была права - если бы это был реал, мы бы уже замерзли в такой одежде. По ощущениям, было минус двадцать, не меньше. Коснувшись своего медальона, я проверил статус. За счет высокого показателя живучести мороз не наносил мне повреждений. Но неприятные ощущения оставались.
        Башня тенептиц была на открытой площадке, там ветер был сильнее. Когда вошли в лес, стало терпимее. Правда, сугробы здесь были глубже - кое-где дорогу перемело так, что приходилось выискивать путевые столбы, чтобы уточнить направление.
        Столбы были расставлены через каждую сотню шагов. Каменные, четырехгранные, расширяющиеся книзу. Невысокие, в человеческий рост. На верхушках повязаны длинные узкие флаги с выцветшими от времени надписями. Они трепались на ветру и были хорошо заметны даже сквозь пургу.
        Постоялый двор показался неожиданно. Лес немного расступился, и тропа уперлась в высокий частокол из неошкуренных бревен. Массивные ворота были приоткрыты - ровно настолько, чтобы мог проехать одинокий всадник. Ну, или протиснуться Дракенбольт.
        Внутри огороженного пространства ветра и вовсе не было. Сама таверна занимала полдвора и была похожа на огромную перевернутую лодку, в бортах которой пробили двери и ряд узких решетчатых окошек. Справа от неё расположилась пустая крытая коновязь с покатым навесом, крышу которого венчал толстенный сугроб. Слева торчали несколько изрядно потрепанных тренировочных чучел.
        Я немного   опасался,   как   в   таверне   воспримут   появление  Дракенбольта.   Не   игроки.   Неписи.   Обычно  управляемые  искусственным  интеллектом   персонажи  дерутся   с  агрессивными мобами, выступая на стороне игроков. Но это если мобы сами нападают. Огр - псевдоразумный. И тут уже вступают в силу настройки дружелюбности/враждебности различных фракций неписей. К примеру, имперцы без разговоров нападают на представителей Банд и на агрессивно настроенных дау. Бандиты вообще в контрах практически со всеми фракциями. Но Дракенбольт-то к кому относится? Учитывая, что таких, как он, вообще не должно было остаться в игре.
        Как, впрочем, и таких, как я.
        Мы отворили тяжеленную дверь, украшенную резьбой и укрепленную массивными железными  полосами. В лицо пахнуло теплом и сдобным запахом чего-то съестного.
        - Ура-а!
        Расталкивая друг друга, Макс, Катарина и Ника бросились вглубь залы, мягко освещенной толстенными, как полена, свечами и масляными лампами.
        Встретили нас не очень-то дружелюбно.
        - Эй, эй, куда прётесь?! Снег с обувки сметите, натопчете мне тут!
        Трактирщица оказалась самой внушительной дамой, которую я только видел в обоих мирах. Не сказать, чтобы жирная, но телосложения богатырского. На голову выше меня ростом, с ручищами толще моего бедра и необъятнейшим бюстом - будто два баскетбольных мяча. Он был подчеркнут глубоким квадратным декольте, и в ложбинке между полушариями запросто можно было спрятать... ну, к примеру, пару бутылок шампанского. Но в ней покоился изящный кулон на серебристой цепочке - то ли цветок, то ли бабочка - кажущийся крошечным в таких-то ландшафтах.
        - Ты куда это пялишься-то, искатель? - уперев руки в бока, осведомилась трактирщица.
        Я, кашлянув, отвернулся и, делая вид, что разглядываю резную фигуру лося, украшающую потолочную балку, ответил:
        - Мы ищем лагерь Кси.
        - Это вам надо обойти забор и пройти чуть дальше в лес.
        - Не, не, давай пока здесь посидим, обогреемся! - взмолился Макс.
        Остальные его поддержали.
        - Оставайтесь, оставайтесь! - подбодрила их трактирщица. - Только от снега отряхнитесь. Я - Отилия, хозяйка «Золотого топора».
        - Очень приятно, - буркнул я. - А далеко до ксилаев?
        - Нет. Но в такую погоду, конечно, прогулка так себе. Да, впрочем, один из них и так здесь постоянно ошивается. Может, он вам и сгодится? Вон он, в уголке сидит, дымит...
        За дальним столом и впрямь вились клубы сизого дыма - ксилаи почти все поголовно курят трубки  с длинными тонкими мундштуками.
        - Это очень кстати, - согласился я. - Спасибо тебе, Отилия! Ребят, пойдем. Дракенбольт?
        С огром творилось что-то странное. Его левая голова с глуповатой застенчивой ухмылкой разглядывала потолок, стены, светильники - в общем, все вокруг, в то время как правая, не мигая, таращилась на трактирщицу.
        - Дракенбольт! - окликнул я громче.
        Великан встрепенулся, будто очнувшись ото сна.
        - Чего тебе, искатель?
        - За мной был должок. Отилия, у тебя есть эль?
        - Нету. Но есть отличная медовуха. Лучшая во всем Фроствальде!
        Обе головы огра разразились радостным возгласом, от которого с потолка посыпалась мелкая труха.
        Я тоже невольно улыбнулся. Пусть двухголовый потешится. Заслужил.
        - Отлично. Неси первый бочонок. И какой-нибудь закуски.
        - Копченые свиные ребрышки? Рагу с зайчатиной? Пирог с грибами и перепелками?
        - Ага, ага, вот это всё и неси! - радостно закивал обеими головами огр.
        - С вас двенадцать серебра. И тридцать медяков сверху.
        - Годится, - ответил я.
        Отилия, одобрительно кивнув, вытерла руки о фартук и скрылась в подсобке. Мы же пока расположились за массивным столом рядом с очагом, сложенным из неотесанных серых камней. От огня так полыхало жаром, что мы быстро обсушились, согрелись и даже слегка разомлели.
        Ксилай занимал небольшой столик в углу, через один от нас. Он сидел в тени, и лица его не было видно под широкополой конусовидной шляпой. Из-под краев шляпы то и дело вырывались витиеватые клубы светлого дыма. На столе, прижатые подсвечником и деревянной кружкой, лежали какие-то развернутые свитки - то ли карты, то ли чертежи.
        Дракенбольт уселся во главе стола, прямо на пол, подставив широченную спину теплу очага. Я занял противоположный от него край, а Макс, Катарина и Ника расположились вдоль длинной стороны, привалившись спинами к обитой шкурами стене.
        Кроме нас и ксилая, посетителей в таверне не было, хотя ее размеры позволяли легко разместить десятка три гостей. Фроствальд - не самый обжитой и не самый популярный регион.
        - Ну что, можно сказать, первый военный совет нашей маленькой гильдии! - потирая руки, сказал Макс. - А то нас все время отвлекали, и не поговорить толком.
        - Зато столько приключений! - улыбнулась Ника.
        - О да, приключений мы на наши задницы заработали, - покачала головой Катарина.  - Эти хмыри из Красного легиона от нас теперь долго не отвяжутся.
        Смуглянка была права. Хотя я в целом смотрел на эту ситуацию более-менее оптимистично. Было бы куда хуже испортить отношения с какой-нибудь фракцией неписей. Те не забывают ни добра, ни зла. А игроки, как правило, непостоянны. Скроемся от Кая и его дружков на недельку-другую. А там ему уже и надоест за нами бегать. Забудет, успокоится, отвлечётся на что-нибудь другое.
        Но лучше, конечно, впредь вообще не попадаться на глаза Легиону. Особенно мне. Если Кай не врал, и сам их глава, Крушитель, заинтересовался мной - то дело плохо. Чтобы получить накопленный мной за год с лишним опыт в качестве прибавки к характеристикам, любой более-менее амбициозный игрок на многое пойдет. Тем более Крушитель. Он уже так прокачан, что ему сложно находить достойных противников, а убивая более слабых, он почти не получает прибавки к силе - из-за штрафов за разницу в уровне.
        Я вспомнил рекламные ролики Артара с Крушителем. Судя по тем кадрам, это просто непобедимая машина убийства. Ростом почти с Дракенбольта, закованный в кобальтовую броню с адамантитовыми пластинами. Со знаменитым зачарованным обсидиановым топором, добытым в хтонических порталах. Красный легион, по-моему, до сих пор единственная гильдия, уверенно штурмующая владения демонов. Основной массе игроков Артара до хай-энд контента ещё далеко.
        - А вот и ваше угощение! - провозгласила Отилия.
        Когда я говорил «неси первый бочонок», я и представить себе не мог, что эта бабища сама его припрёт. Но для хозяйки «Золотого топора» это было как раз плюнуть - бочонок она держала на плече, придерживая одной рукой. На второй её руке покоился гигантский деревянный поднос размером чуть ли не со снятую с петель дверь. На нём уместились глиняные горшки, миски, деревянные кружки, ведерный чугунный котелок, полдюжины деревянных ложек, порезанный хлеб.
        Поднос она выставила на стол. А из бочонка с медовухой выбила пробку и разлила мутноватый золотистый напиток по исполинского размера кружкам. Здесь вообще все было основательным и здоровенным. Вон, ложкой вполне можно  отбиваться от каких-нибудь гоблинов.
        Дракенбольт, впрочем, свою кружку разглядывал скептически, аккуратно держа её двумя пальцами. В его лапище она казалась посудкой из кукольного набора.
        Отилия, хмыкнув, поставила бочонок на пол и, достав из-за пояса короткий массивный топорик, в пару ударов вышибла дно.
        - О, да! Спасибо, красавица! - облизываясь, воскликнул Больт. - Давай, давай сюда...
        Огр обхватил бочонок руками и поднес к головам, втягивая запах обеими парами ноздрей.
        - Ммм, пахнет вкусно! - одобрительно кивнул Больт. - Аккуратнее только, тупица, не расплескай!
        Великан прильнул к бочонку левой головой. Послышались громкие булькающие звуки. Мы, притихнув, наблюдали за этой сценой. В бочонке оставалось литров тридцать, не меньше. Сколько же эта прорва сможет выпить?
        - Эй, мне, мне оставь! Хватит, хватит! Ты, жадная скотина, а ну отдай! Дай мне, говорю!
        Огр покачивался из стороны в сторону, будто борясь сам с собой. При этом левая голова не отрывалась от бочки, будто зубами в нее вцепилась.
        - Да какая тебе разница-то, Больт? - засмеялся Макс. - Пузо-то у тебя все равно одно на двоих!
        - Ты дурак? По-твоему, смысл выпивки в том, чтобы набить ею брюхо?
        Дракен, наконец, сделал передышку и протяжно рыгнул. Настала очередь Больта. Глыть-глыть-глыть-глыть. Мы к своим кружкам и притронуться не успели, а бочонок огра уже опустел. Великан, с грохотом поставив его рядом с собой, снова громко отрыгнул - сначала правой головой, потом левой, будто соревнуясь.
        - Слушай, прекращай уже! - возмутилась Катарина. - Мы здесь вообще-то есть собрались.
        - О, точно! Жратва! - отозвался Больт и, разломив пирог с перепелками надвое, принялся жевать его обеими пастями. Размером пирог был с крышку от канализационного люка. И, наблюдая, как он стремительно исчезает, я подозвал Отилию и повторил наш заказ.
        - Мы отвлеклись, - осторожно отхлебывая из кружки, напомнил Макс. - Надо план какой-то разработать. На сегодня и вообще...
        - Что у вас по деньгам? - спросил я. - Много удалось собрать с легионеров?
        - Чуть больше четырех золотых... Несколько лечебных зелий... Какие-то свитки... - пробубнил Макс, заглядывая в свой подсумок. - В общем, так, по мелочи. Никто же много денег с собой не таскает.
        - Ну, а у самих у вас какие запасы? Я думаю, нам стоит осесть во Фроствальде на недельку. Но при этом забуриться куда-нибудь в лес, подальше от людных мест. А для этого нужно снарядиться как следует.
        - Да у нас и самих с деньгами пока негусто. Может, поможешь?
        - Спонсором вашим я не буду, не надейтесь, - ответил я жестко. Возможно, слишком жестко. Ребята притихли и занялись едой, время от времени искоса поглядывая на меня.
        Я сам пригубил медовухи. Напиток был пряным, сладким и оставлял за собой явственное медовое послевкусие. Хмеля в нем не чувствовалось, но я слышал, что это обманчивое впечатление. Увлекаться этим пойлом не стоило.
        - Давайте проясним несколько вещей, - чуть погодя продолжил я, видя, что Макс и остальные не торопятся возобновлять беседу. -  Я привык быть один. И не привык делиться. Деньги мне очень нужны. Иначе бы я вообще не ввязался в эту историю с Дракенбольтом. Поэтому, если мы будем действовать вместе - то половину всей добычи я буду забирать себе.
        Макс хмыкнул было, но потом, подумав, кивнул.
        - Да, пожалуй, это справедливо. От нас пока пользы не очень много.
        - Вот именно. Мало того - если выяснится, что зарабатывать в группе я буду меньше, чем в одиночку - разбежимся.
        - Тебе что, только деньги интересны? - спросила Ника.
        - Я здесь только из-за них.
        - Погоди-ка, - встрепенулся Макс. - Так ты голдселлер? Выводишь золото в реал?
        Я кивнул.
        - То-то, я смотрю, ты даже на экипировке экономишь.
        - Я практически всё, что зарабатываю здесь, вывожу. В реале у меня туго с деньгами. И с работой. Это, по сути, основной мой источник дохода.
        - Блин... - Макс как-то странно посмотрел на меня, будто собирался что-то сказать, но в последний момент передумал.
        - Если с первым условием согласны - двигаемся дальше, - продолжил я. - Места здесь опасные, без меня и огра вас любой моб к менгиру отправит. Поэтому держимся только вместе. В игру заходим в условленное время. И в бою держитесь за нашими спинами. Представьте, что у вас, как и у нас с Дракенбольтом, нет дополнительных жизней. Умирать вам нельзя. Иначе прокачка затянется.
        - Да это-то понятно!
        - Еще один момент. Профили у всех скрыты?
        - А, точно! - Макс коснулся своего медальона и прикрыл глаза.
        Ника и Катарина, похоже, не поняли, о чем речь.
        Профиль игрока - это своего рода досье на сайте Артара. В нем отображается подробная информация о характеристиках персонажа, его снаряжении, ключевых событиях. Часть этой инфы доступна всем желающим, часть - только самому игроку. Например, он может посмотреть логи событий последней игровой сессии. Скорее всего, кто-то из убитых мной вчера так и сделал. Мой профиль скрыт, но минимум информации все равно остается доступен - аватар, имя, класс, режим и дата регистрации в игре. Так что Кай и его дружки знают, как я выгляжу в игре, знают, что я смертный Искатель, и что играю давно. В остальном я для них - темная лошадка.
        Пусть и о моих спутниках у них будет только самый минимум данных. К тому же, в открытом профиле отображается локация последнего входа в игру. А это - прямой способ выследить нас.
        Я объяснил девчонкам, что к чему, и те тоже закрыли свои профили. Когда выйду из игры - обязательно проверю.
        - А может, все-таки выберем более приятный регион для прокачки? - спросила Катарина, ковыряясь в рагу с зайчатиной. - Обязательно, что ли, морозить задницу?
        - Ты, как я погляжу, всем недовольна, - ответил я. - Я никого не держу. К тому же - не так уж здесь и хреново. Заменишь свой бронелифчик на что-нибудь потеплее, и все будет отлично.
        Лучница фыркнула и отвернулась.
        Ника, наклонившись ко мне, шикнула.
        - Ну зачем ты так? Это для нее и так больной вопрос.
        - В смысле?
        Ника подсела еще ближе и начала шёпотом рассказывать:
        - Мы с Кэт давно знакомы, еще с детства. И с Максом они вместе еще со школы. Макс и в игру-то её затащил, потому что бредит этим Артаром. Он же учится на вирт-дизайнера, а недавно еще и устроился стажером в NGG.
        - Серьёзно?
        New Generation Games - это компания-разработчик Артара. Еще три-четыре года назад они были никому не известным стартапом. Но потом получили инвестиции, запустили сервер Артара, и за год с небольшим стали самой быстрорастущей IT-компанией в Европе. Хотя, кое-какие слухи о нестабильном финансовом положении компании ходят. Но, учитывая, как быстро растет база подписчиков Артара, они вполне смогут любые свои проблемы решить за счет денег игроков.
        - Ну да. Если все пойдет хорошо, то через пару лет, когда он закончит академию, его сразу же возьмут в штат. Он с детства мечтал разрабатывать такие игры.
        - Круто. Но с Катариной-то что?
        - Ей эта игра не особо-то была интересна. Просто Макс только об Артаре и говорит, и сеансы у него ежедневные. Ну, и она решила тоже ему компанию составить, чтобы больше времени проводить вместе. Он её уболтал. И оплатил за нее абонентку за три месяца. Ну, и сам настроил ей персонажа. Из-за этого у них скандал и вышел.
        - Из-за чего? - не понял я.
        - Ну, он ей внешность аватара настроил. Её теперь только за дополнительную плату изменить можно.
        - А что у неё не так с внешностью-то? Вроде всё при ней...
        - Ну, вообще-то, в реале Кэт не так выглядит. Не с такими буферами, и не с такими ногами от ушей, и вообще. В общем, приукрасил Макс её основательно. Еще и мулаткой какой-то сделал.
        Я пожал плечами.
        - Так чего жаловаться-то, если она даже лучше, чем в жизни стала?
        Ника закатила глаза.
        - Блин, ну что ж вы, парни, тупые-то такие...
        - В смысле?
        - Ладно, проехали! Просто учитывай, что мы с Кэт, по сути, просто за Максом следуем. А ты его очень заинтересовал.
        - Это да, - кивнул Макс, расслышав окончание нашего разговора. - Ты же настоящий раритет, Эрик! У меня к тебе, можно сказать, профессиональный интерес. Ты вторая по важности причина, ради которой я даже с Красным Легионом рассорился.
        - А первая?
        - Он, конечно, - Макс мотнул головой в сторону огра.
        Наклонившись к нам, шёпотом продолжил:
        - Он же просто офигенен! Да я по нему диссертацию напишу, ей-богу! Докторскую!
        - Ты серьёзно? - скептически оглянувшись на двухголового, поморщилась Катарина.
        - Конечно! Вы не понимаете...
        Макс прожевал кусок пирога и, запив его медовухой, продолжил:
        - Простые игроки мало что знают о технологиях, которые используются при создании Артара. Поэтому вы даже не осознаёте, что это за уникум.
        - Ну, так поясни, не умничай, - поморщился я.
        - Ну, смотри. В игре же тысячи всяких условно разумных персонажей - неписей. Которые внятно могут поддерживать разговор с игроком, квесты ему давать, отвечать на его вопросы. Ну, и даже кое-какие индивидуальные  настройки у них есть, чтобы имитировать разные характеры.
        - Ну да.
        - Всеми неписями управляет модуль искина - искусственного интеллекта. Конкретно в Артаре используют ядро CyberMind  2.1. Не самый продвинутый ИИ на сегодняшний день, но это не суть. Главное, что модуль этот самообучаемый. И, по большому счету, он ещё никогда не применялся в таких масштабах, как в Артаре. Ведь здесь он постоянно взаимодействует с десятками тысяч игроков. Это уникальная ситуация. Он быстро совершенствуется.
        - Кстати, да, неписи стали умнее, - кивнул я. - Мне есть с чем сравнить. В первые месяцы игры было ощущение, что разговариваешь с дебилами. У них было всего по паре вариантов ответов на ключевые вопросы. А стоило немного отдалиться от темы - отвечали невпопад.
        - Вот-вот. Но Дракенбольт... - Макс перешел на заговорщический шёпот. - Мне кажется, тут мы вообще имеем дело с каким-то прорывом. Он ведь, по идее, запрограммирован был жить во вполне определенной локации и грабить окрестные фермы. Чтобы игроки по квесту приходили и убивали его. Но наш приятель начал действовать вопреки своей программе.
        - Но огров убрали из игры, и квестовые скрипты, наверное, тоже стерли из базы, - предположил я.
        - А судя по его рассказу, он еще до отмены квеста не хотел драться с игроками и даже пробовал прятаться в лесу. Мне кажется... Мне кажется, он уже больше, чем просто моб. Похоже, мы имеем дело... Не знаю. С неким пробуждением самосознания у ИИ. Это... У меня просто мурашки по коже, ей-богу!
        Мы дружно обернулись в сторону Дракенбольта.
        Левая голова воплощения пробужденного самосознания как раз в этот момент задумчиво ковыряла в носу, что-то разглядывая на потолке. Правая же, оглушительно чавкая, хрустела свиными ребрышками, перемалывая кости, как чипсы. Второй бочонок медовухи, уже наполовину опустевший, огр держал между ног, прижимая коленями.
        Воцарившейся в нашем разговоре паузой поспешил воспользоваться ксилай.
        - Что привело пятерых храбрых путников в этот суровый заснеженный край? - донеслось из темного угла.
        Обращает на себя внимание. Значит, наверняка может предложить что-то, кроме болтовни. Например, квест.
        Я подмигнул остальным и направился к столику ксилая. Ребята подтянулись за мной, только Дракенбольт остался на своем месте - расправляться с остатками еды.
        - Приветствую тебя, почтенный! - сказал я и слегка поклонился.
        Вежливость и лесть при разговоре с ксилаями автоматически улучшает их отношение к тебе на несколько пунктов. У меня и без того неплохая репутация у Кси, но хорошие манеры при общении с ними для меня уже стали привычкой. К тому же, мне вообще нравятся эти ребята.
        - Хорошей добычи и верного глаза тебе и твоим спутникам, искатель, - выпустив огромное облако сизого дыма, пахнущего вишней, изрёк ксилай. - Духи подсказывают мне, что искатель может быть полезен Бэй Фу.
        - Искатель с почтением выслушает, и постарается помочь, если это в его силах, - снова поклонился я.
        Широкополая шляпа качнулась пару раз - ксилай одобрительно закивал. А потом, наконец, взглянул на нас, крепко зажимая зубами тонкий черный мундштук.
        - Ой, какой милый котик! - шепнула Ника.
        Ксилай сверкнул своими зелеными, поблескивающими в полутьме глазищами, и цыкнул верхней губой.
        А вот этого они жутко не любят. Стоит сравнить их с кошкой - сразу минус в карму.
        - Стойте молча! - шикнул я на остальных. - А то отправлю обратно к Дракенбольту!
        - Так чем я могу помочь почтенному? - спросил я, кланяясь ещё ниже.
        Ксилай, сощурив глаза, будто глядя на огонь, долго попыхивал трубкой, что-то обдумывая. Его серебристые вислые усы шевелились, словно от дуновений ветра.
        - Будь искатель один, Бэй Фу попросил бы его выследить Седогрива. Искатель, кажется, достаточно силён, чтобы одолеть его. Однако спутники искателя слишком слабы, и я бы не поручил им даже отобрать ореха у детеныша фростлинга.
        - Ты не выпендривайся, кошак! - выпалил из-за моего плеча Макс. - Говори, какие у тебя квесты есть, и всё.
        Я зыркнул на него так, что он вжал голову в плечи.
        - Не слушай моих спутников, почтенный. Они беспечны и неразумны. Я лишь обучаю их премудростям этого мира.
        - Хм. Тогда я помогу тебе, искатель.
        Не успел я опомниться, как ксилай темной мохнатой молнией пролетел мимо меня, сшиб Макса с ног и, усевшись сверху, занес над его лицом лапу. Блеснувшие в свете свечей когти казались стальными. А может, такими и были.
        - Урок первый, маг-новичок, - прошипел Бэй Фу, выгибая спину дугой. - Не дерзи тому, кто может выпотрошить тебя, как рыбу.
        - П-простите меня, я не знал... - пропыхтел Макс, выпучившись на зависшие в сантиметре от его лица острия. - Я больше не буду!
        Ксилай, грациозно спрыгнув с бедолаги, поправил свою шляпу и степенно поклонился. Росту он был мне едва по плечо, но драться я бы с ним тоже не стал. Ксилаи проворны, хитры и сочетают скорость с недюжинными магическим навыками. Мечом замахнуться не успеешь, а в тебя уже несколько заклинаний полетит, а острые, как иглы, когти, вопьются в лицо.
        Плавали, знаем.
        - Мы чужаки здесь. Просто расскажи, с чего нам начать, почтенный, - попросил я. - Что беспокоит жителей этих мест?
        Ксилай покивал и, заложив руки за спину, прошелся туда-сюда. Из-под его длинной черно-серой мантии, напоминающей кимоно, виднелся кончик пушистого, как у рыси, хвоста.
        - Странники заглядывают к нам не так часто, как хотелось бы, - наконец, продолжил он. - Поэтому даже простые житейские сложности для нас превратились в проблему. Фростлинги расплодились так, что житья от них нет. Воруют припасы, портят крыши домов, гадят везде. Бэй Фу готов платить  по пять серебряных монет за каждую пару ушей фростлинга.
        - Годится. Что-то ещё?
        - Возможно, вам удастся отыскать логова фростлингов и убить их главарей. За головные уборы вожаков мохнатых разбойников Бэй Фу готов платить вам по золотому.
        - Мы возьмемся.
        - Тогда, может, у вас получится и объяснить странности в поведении фростлингов. Мы заметили, что они стали утаскивать гораздо больше припасов, чем могут съесть. Если вы выясните, куда они их девают, Бэй Фу заплатит вам двадцать золотых.
        - Неплохо, - кивнул я. - Что-то ещё?
        - Если вы справитесь с этими заданиями - Бэй Фу с радостью даст вам новые, - поклонился ксилай.
        - А кто такой этот Бэй Фу? - шепнула Ника.
        Катарина шикнула на неё.
        - Да он и есть! Ты что, не поняла, что ли? Он просто про себя говорит в третьем лице.
        - Да, - терпеливо пояснил я. - Как и все ксилаи.
        - Благодарю тебя, почтенный, - повернувшись к коту, в очередной раз склонил голову я. - Твой мудрый взор наверняка подметил, что я и мои спутники не вполне подобающим образом одеты для путешествия по столь суровому краю. Не подскажешь ли нам, где можно найти теплую одежду и прочее снаряжение?
        - В лагере Кси, что в тысяче шагов отсюда по направлению к Ледяному хребту, спросите почтенного Делун Тао. Если вы расскажете, что помогаете Бэй Фу, и покажете в знак подтверждения ваши контракты - он сделает вам скидку.
        - Отлично!
        Ксилай, ловко орудуя длинным стилусом, оформил нам контракты на три квеста.
        - Благодарю тебя, почтенный, - раскланялся я, принимая клочки пергамента.
        - Ну вот, с планами на день определились, - довольно кивнул Макс. - Закупимся сейчас в лагере и айда в лес. Как думаешь, управимся за день?
        - А эти фростлинги очень опасные? - осторожно спросила Ника.
        - Понятия не имею, - ответил я на оба вопроса. - Я здесь никогда не бывал прежде, нужно для начала осмотреться. И у нас ещё одна проблема. Нам нужно придумать, где нам прятать Больта, пока мы будем в оффлайне. А это та ещё задачка.
        - Эм... - смущенно замялся Макс, глядя куда-то мне за спину. Вслед за ним оглянулись и Катарина с Никой.
        - Эрик, по-моему, одной проблемой стало меньше.
        Я развернулся.
        Огр по-прежнему сидел на полу рядом со столом. Рядом с ним стояли два пустых бочонка с элем. А с другого боку прижалась Отилия. В таком положении она была даже немножко выше него. Двухголовый шептал ей что-то на ушко правой головой, нежно поглаживая лапой пониже талии. Толстушка смущенно хихикала, чудесным образом преобразившись из грозной бой-бабы в смешливую девчонку. Левая башка огра застенчиво косилась на трактирщицу и невпопад поддакивала правой.
        - Ф-фу! - брезгливо сморщила нос Катарина.
        - Не, ну а чего? - рассудил Макс. - Про огров-женщин в Артаре я вообще не слышал. А учитывая, какие у нашего приятеля причиндалы - ему только такую бабищу и надо.
        - Ты-то откуда знаешь, какие у него причиндалы? - спросила Ника.
        - Так он показывал, - пожав плечами, спокойно отозвался Макс. - Ну, не мне. Кэт.
        Катарина закатила глаза и со смачным шлепком закрыла лицо ладонью.
         - Чего, правда?!
        - Ника, ты-то сбежала! А нас эта образина два часа в пещере держала. Я там такого от него наслушалась...
        - И насмотрелась! - хихикнул Макс.
        Лучница влепила ему такой подзатыльник, что его черные волосы вихрем взметнулись вокруг головы. Но ржать он от этого не перестал, а Ника его только поддержала. Смеялись они так громко, что спугнули нашу романтическую парочку. Отилия отпрыгнула от огра, как от огня, и, схватив метлу, сделала вид, что прибирается в зале.
        Я покачал головой.
        А я-то думал, что хорошо изучил обитателей Артара.


        Глава 9

        Огр, получив несколько болезненных уколов копьём по ногам, разъярился окончательно. Дракен оглушительно заревел и принялся с методичностью парового молота орудовать своей колотушкой. Сугробы взметались, как от взрывов, ветви елей роняли свои тяжелые снежные шапки. Я на всякий случай отскочил подальше, чтобы не угодить под горячую руку.
        - Мелкие волосатые ублюдки! Как же вы меня задрали! - верещал Больт таким голосом, что казалось - уши наши вот-вот свернутся в трубочки и спрячутся в глубине черепа. По крайней мере, сейчас никто из нашей команды от такого умения не отказался бы.
        Последний недобитый фростлинг едва уловимой тенью метался вокруг нас, ныряя под снег и выныривая в самих неожиданных местах. Впрочем, огровский метод ковровой бомбардировки дал-таки плоды. В искристом облаке снега взметнулась распластанная мохнатая фигурка, подхваченная ударом топора, как мячик клюшкой для гольфа. Пролетев добрый десяток метров, фростлинг коротко вякнул, впечатавшись в ствол сосны. Копье его, отлетев далеко в сторону, плюхнулось плашмя в сугроб.
        Мы всей группой торжествующе заулюлюкали.
        - Наконец-то! Наконец-то! - верещал вместе со всеми Больт.
        Это уж точно. Последний оказался очень уж шустрым. Или просто везучим.
        - Ой! - спохватилась левая голова огра, когда крики утихли. - Дракен больно!
        - Чего это ты? - спросил его я. - Да эти мелкие тебя толком и ранить-то не могли.
        - Больно! - возразил Дракен, недоуменно оглядывая себя.
        - Да где больно-то?
        Причина нашлась не сразу и представляла собой длинную крепкую стрелу с белым оперением, торчащую у огра из задней части бедра. Ну, или так скажем, из верхней задней части бедра.
        - Она это специально, да? - спросил у меня Больт.
        И, не дожидаясь ответа, заорал, указывая обличающим перстом на стоящую поодаль Катарину:
         - Ты это специально, да?!
        - Да я... Да нет, конечно! - ошарашено глядя на стрелу, запротестовала лучница. - Случайно вышло! Эти мохнатые так скачут - не прицелишься толком!
        - В меня ты зато отлично прицелилась, дура криворукая! - прорычал Больт.
        - Да в тебя-то можно и с зажмуренными глазами попасть!
        - Так в следующий раз открывай зенки свои косые! Иначе сама воюй, помогать не буду!
        - Да что с тебя толку-то? Почти всех Эрик с Максом перебили, а ты попасть ни по кому не можешь! Вояка, тоже мне!
        - А вот сейчас проверим!
        - Больт, Кэт, заткнитесь, а? - вмешался Макс, выскакивая между спорщиками, как рефери на боксерском поединке. - Разорались на весь лес!
        - Вот именно! - поддержал я. - Остынь, Больт. Это всего лишь стрела.
        И я одним движением выдернул её.
        От дружного вопля обеих голов огра с соседней ели посыпалась снежная труха.
        - А-а-а!!! Ты чего творишь-то, искатель, мать твою три гартлоба дери?!
        Неожиданно даже для меня самого острие мое скимитара замерло в сантиметре от носа Больта. Тот смешно скосил глаза, вытаращившись на адамантитовый клинок.
        - А вот мать мою упоминать не смей, - негромко сказал я. - Никогда.
        Огр фыркнул и отшагнул от меня подальше.
        - Ладно, давайте за работу, ребят. Обыскать этих надо, и уши собрать.
        Мои компаньоны разбрелись, выискивая в развороченных сугробах тела поверженных фростлингов - невысоких человекообразных монстров с пышными, как у львов, серебристо-белыми гривами, закрывающими всю спину. Морды у тварей были похожи на обезьяньи - морщинистые, чуть вытянутые. Только ноздри - узкие, как прорези.
        Вооружены они были не ахти - в основном копья с каменными наконечниками, грубые короткие луки, пращи, каменные топорики. Доспехов и вовсе никаких. Но сами по себе были довольно проворные и, несмотря на скромные габариты - сильнее обычных людей. Учитывая, что они ещё и собирались в стаи не меньше чем по пять-шесть особей, для Макса, Катарины и Ники они представляли серьёзную опасность. Макса они даже разок укокошили - зазевался, подпустил одного слишком близко и схлопотал копьё прямо в горло.
        Эта стая была уже третьей, которую мы встретили, и куда многочисленнее, чем предыдущие. В снегу валялись десятка полтора фростлингов, и среди них, помимо рядовых бойцов, даже был кто-то вроде шамана или мага - весь увешанный ожерельями из цветных камней, в высоком головном уборе из лосиных рогов. Что он умеет делать, кроме как выкрикивать какие-то странные слова, мы не успели выяснить - Дракенбольт размазал его одним ударом.
        Но посох шамана, украшенный грубой резьбой и медвежьими когтями, я забрал в инвентарь. И головной убор - тоже. Кажется, за такие Бэй Фу обещал платить по золотому. И посох вроде зачарованный, может что-то стоить. Остальное оружие дикарей я ребятам сказал не собирать - весит оно много, а стоит гроши. Только инвентари зря забивать. До лагеря Кси недалеко, но каждый раз в него не набегаешься. К тому же добыча для нас сейчас - дело второстепенное. Главное - помочь новичкам прокачаться. Особенно Нике.
        По этому поводу Макс даже закатил для девчонок целый ликбез. Судя по всему, он и раньше пытался это делать, но Катарина отмахивалась - ей подробные объяснения были не очень интересны. Но тут я настоял на том, чтобы маг выговорился. В конце концов, он вирт-дизайнер, хоть и недоучка.
        - Так, на чем мы там остановились?
        - На характеристиках персонажа, - подсказала Ника, наклоняясь к одному из поверженных мобов.
        В своем новом наряде она смотрелась настоящей снежной феей. Как и у Катарины, основу его составляли плотные шерстяные штаны типа лосин, высокие меховые сапожки и короткая приталенная куртка. Но у Кэт они были украшены рыжим лисьим мехом, а у Ники оторочка была белоснежной и гораздо более пушистой, особенно на капюшоне.
        Макс, наконец, тоже избавился от красного балахона, который ему так не нравился, и обрядился в кожу и меха. Только запястья, чтобы не опалить мех при кастовании огненных заклинаний, защитил стальными наручами. В итоге преобразился, даже стал выглядеть чуть старше. Но взъерошенные волосы и хитроватый взгляд по-прежнему не давали воспринимать его всерьёз. У него в любой ситуации было такое выражение лица, будто он подложил тебе подушку-пердушку на стул и только и ждет, когда ты на неё сядешь.
        Мне новое снаряжение практически не понадобилось - просто прикупил себе плотную меховую накидку из волчьей шкуры, чтобы не мерзнуть зазря. Дракенбольту мы купили похожую. Размера подходящего, конечно, подобрать не удалось, так что накидка едва прикрывала его необъятную спину. Но жаловаться на холод он перестал, и то ладно.
        - А, ну да! - кивнул Макс, складывая в сумку очередную пару мохнатых ушей. - С характеристиками игроков самое интересное...
        Не знаю, почему девчонки раньше постоянно одергивали Макса, когда он пытался объяснить им игровые премудрости. Рассказывал он довольно интересно. Чувствовалось, что парень искренне интересуется вопросом и разбирается в механике Артара куда лучше, чем большинство игроков. С точки зрения того, как все устроено, я ничего особо нового для себя не услышал. Зато узнал, почему это так устроено.
        - Еще на заре компьютерных игр - когда наши отцы и деды гоняли коряво нарисованных персонажей по жидкокристаллическим мониторам - мечтали люди о том, что когда-нибудь появится полноценная виртуальная реальность. Чтоб ну прям не отличить от реала. Никто не сомневался, что что-нибудь такое изобретут - это был только вопрос времени. Компьютеры с каждым годом были все мощнее, графика компьютерная - все более навороченной. Стали шлемы виртуальной реальности создавать. Позже - даже что-то типа капсул.
        - Ты что-то опять совсем уж издалека начал, - проворчала Катарина.
        - Ты не сбивай меня, а то заново начну!
        - Всё, всё, молчу!
        - Но, как вы все понимаете, всё пошло совсем не так, как себе представляли наши деды. Грянуло, откуда не ждали. Не со стороны ай-ти корпораций, а со стороны исследователей работы мозга. Изобрели наши яйцеголовые ЭТ-фазу. Ну, или открыли, тут даже не знаю, как правильнее сказать. То есть научились погружать мозг в состояние так называемого эйдетического транса. По сути - что-то близкое к фазе быстрого сна, только более стабильное и  управляемое. Поначалу эта технология была жутко засекречена, называли её пси-форсаж, и лет пять-десять она не выходила за пределы всяких секретных лабораторий...
        - Слушай, мы про игру хотели поговорить, а ты опять начинаешь свои лекции про Эйдос, - перебила его Катарина. - Мы уже сколько раз начинали про это говорить, а в итоге так до сути и не добираемся.
        - Да подожди, это же важно! - запротестовал Макс.
        - Ребят, вроде всё, последний! - окликнула нас  Ника, обыскав того самого фростлинга, которым Дракенбольт сыграл в гольф. - Куда теперь?
        Я развернул карту - на ней точно отображалось наше местоположение. Без карты я в этих дебрях пока ориентировался с трудом.
        Мы шастали по лесу уже больше двух часов, но удалось исследовать только небольшой участок к западу от базы ксилаев. Я рассчитывал за сегодня разобраться с квестом, который дал Бэй Фу, а заодно набить побольше монет, охотясь на фростлингов. А в идеале бы ещё пару-тройку квестов сделать, чтобы суммарно заработать хотя бы десятка три золотых. Будь я один - точно бы успел. Но группа здорово путалась под ногами.
        - Попробуем двинуть дальше на запад, - решил я.
        - Но тропы туда никакой не видно.
        - Ну и здорово. А вы думали, все интересное прям у дороги валяется?
        - Ладно...
        Огра мы пустили вперед - по его следам, широким, как тракторная колея, идти было удобнее. Сами выстроились гуськом за ним.
        - Так вот, про Эйдос, - продолжил Макс. - Самая загвоздка в том, что виртуальная реальность ЭТ-фазы - она ведь совсем не такая, какой представляли виртуальную реальность люди конца двадцатого века. Слишком значительный скачок. От компьютерной графики - сразу к передаче информации напрямую в мозг. Причем ЭТ-импульсы ведь не отличаются от тех, что мозг в реале получает от органов чувств. Это как запах реальной клубники и ароматизатор, идентичный натуральному. По химическому составу -  абсолютно одинаковы.
        - Давай и правда покороче, дружище, - посоветовал я.
        - Так я уже подошел к главному. До Артара такая вот реалистичность Эйдоса была только на руку. Сразу же начали всякие симуляторы делать для военных, пожарных, пилотов, копов. Во-первых - тренировка для них в реальных условиях. Во-вторых, за счет того, что в Эйдосе субъективное время бежит в разы быстрее - сроки подготовки сократились. Солдат дрыхнет - а на самом деле тренируется вовсю.
        - Ну да, как и мы сейчас.
        - Вроде того. Но я к чему веду. Артар, по сути, первый массовый игровой проект в Эйдосе. И многое здесь приходилось придумывать с нуля. И первая проблема, с которой столкнулись разработчики - это как превратить пользователя в персонажа игры. Ну, и вообще - как реализовать привычную для нас механику игр в Эйдосе. В старых-то играх все понятно. Там персонаж, как и любой другой объект игры - это просто математическая модель.  В цифрах определяются его параметры, формулами просчитываются зависимости между ними. Скажем, здоровье отображается в цифрах. Монстры  тебя бьют - циферки отнимаются. Здоровье на нуле - ты умираешь.
        - Так почему и здесь так не сделать? - спросила Ника.
        - Да потому что это бред! - засмеялся Макс. - Мы на практике загружали один из таких вариантов, с закрытых бета-тестов Артара. Ну, представь себе - тыкает тебя фростлинг копьем, а у тебя над головой красная полоска такая призрачная висит, уменьшается от каждого удара. И если, скажем, девять раз тебя проткнут - еще нормально. Но на десятый раз - все, падаешь замертво. В старых играх это нормально воспринимается. Но Эйдос-то с точки зрения ощущений - почти полная копия реала. Здесь можно есть, пить, сексом заниматься...
        - Но здесь не потеешь, например, - возразила Ника.
        - И в туалет не ходишь, - добавила Катарина.
        - С туалетом - отдельная история, - усмехнулся Макс. - Рассказать, почему эти функции отключают? Не только в Артаре - вообще на любом сервере Эйдоса?
        -Догадываемся, - буркнула Катарина.
        - Вот-вот. Просыпаться на мокрых простынях никому неохота. Но, блин, вы меня опять отвлекли... - Макс закатил глаза, пытаясь поймать упущенную мысль. - В общем, что. Получается, аватар в Эйдосе - это полная копия тебя самого. Ментальная проекция. Но для игры нужно было к ней некую надстройку придумать - чтобы ты не просто попадал в этот новый мир, но и постепенно здесь становился все сильнее, могущественнее. Прокачивался, в общем.
        - Ну, и? - едва ли не хором  спросили мы с Кэт.
        - И вот тут-то застопорились. Нужно было придумать систему, которая бы нормально вплеталась в  этот вот реалистичный мир. Но это получилось не сразу. Закрытые бета-тесты затянулись, сроки запуска проекта были сорваны. NGG из-за этого чуть не разорилась. Деньги-то инвесторские уже проели, а сервер нужно было запускать. Вот и пришлось им в долги залезать. Да и сам Артар в итоге вышел довольно сырым, и приходилось многие ляпы прямо на ходу править.
        - Да уж, я застал те времена, - кивнул я.
        - По сути, бета-тест продолжался и после запуска. Много было неразберихи поначалу и с контентом. Но особенно - со всякими классами персонажей, их бонусами, ветками развития. И с режимом смертного, кстати. Более-менее устаканилось все только сейчас.
        - Устаканилось - в смысле, упростилось до максимума? - уточнил я.
        - Ну да. Но это ведь только на пользу пошло.
        - Возможно, ты прав...
        - Итак, Ника, Кэт! - Макс окликнул девчонок, засмотревшихся на двух белок, спустившихся на нижнюю ветку ели. - С этого момента - внимательнее. Начинаю объяснять.
        - Ну, наконец-то!
        -  У каждого игрока четыре основных характеристики. Их начальные уровни - по сто очков. Растут они от нескольких источников. Первый - когда применяешь свои навыки...
        Макс метнул огненный шар в свисающую с ветки сосульку.
        - Вот так, к примеру. Чем больше я заклинаний применяю - тем больше прокачивается конкретно это заклинание и одна из моих базовых характеристик - магия. Но так качаться медленно. Ещё характеристики можно повысить, надевая зачарованное снаряжение. Ещё - за счет баффов, то есть временных благословений, типа тех, что Ника на нас накладывает. Их целители раздают, либо эликсиры есть, либо одноразовые свитки. Ну, а самый главный источник прироста характеристик - это убийство монстров или других игроков. Тогда небольшая часть их характеристик переходит к тебе. Очень небольшая - доли процента. Но убиваем-то мы их сотнями. Так что со временем становимся в разы сильнее.
        - Я чего-то пока этого вообще не чувствую, - вздохнула Ника.
        - Целителям вообще сложновато поначалу. Но зато потом ты будешь очень полезна в группе, - ободрил её Макс. - Ладно, теперь о самих характеристиках. Их четыре, как я уже сказал. Сила. Здесь всё просто - больше можешь поднять, сильнее бить, мускулы вырастают. Это довольно просто было реализовать. Живучесть. Здесь тоже всё понятно. Живучесть влияет на скорость регенерации, на эффективность лечения зельями и заклинаниями, на болевой порог. А на высоких уровнях - еще и начинает давать небольшую защиту от яда и от магии стихий. Вроде как на совсем высоких - даже от физического урона.
        - Что, прям стрелы будут отскакивать? - недоверчиво спросила Кэт.
        - Если бы, - отозвался я. - Жду не дождусь.
        Хотя я, конечно, лукавил. Класс искателя позволял мне перебрасывать бонусы к получаемому опыту с одной характеристики на другую - в зависимости от ситуации. Первое время я действительно делал упор на живучесть, но потом понял, что для выживания это не первостепенная задача. Да, полезно, конечно, когда на тебе все быстро заживает. Но лучшая защита все-таки - это нападение. Поэтому я стал больше качать ловкость.
        - Ну, теоретически - да, - удивил меня Макс. - В прокачке характеристик нет верхнего порога. Поэтому кто его знает, какие у нас тут полубоги будут играть через пару лет.
        - Да нет, тут все сбалансировано более-менее. До немыслимых высот не раскачаешься, - возразил я. - Во-первых, противников подходящих не будет. Во-вторых - теряется же часть характеристик при каждой смерти.
        - Про это давай попозже. Я еще основное не рассказал. Итак, третья характеристика - это ловкость. И тут уже интереснее. Как можно объективно показать, что персонаж стал более ловким, чем прежде? Разрабы решили поиграть с показателем временнОго сдвига. Стандартный сдвиг для Артара - восемь к одному. То есть одна минута реального времени растягивается на восемь субъективных. Но этот показатель, когда человек в ЭТ-фазе, можно очень гибко варьировать. Причем мгновенно. Поэтому показатель ловкости увеличивает коэффициент временного сдвига, и таким образом...
        - Ни хрена не понятно! - хором запростестовали Ника, Катарина и Больт.
        - Тебе-то какая разница? - сказал я огру.
        - А что? - возразил Макс. - Ты думаешь, у мобов и неписей какая-то другая модель? Те же самые характеристики. А по поводу ловкости... Как же попроще-то объяснить...
        - С прокачкой ловкости ты начинаешь двигаться быстрее во время боя, - помог ему я. Тем более, что я в этом вопросе, похоже, был подкован лучше него. - Вокруг тебя как будто все замедляются. И чем выше у тебя ловкость - тем больше преимущество в скорости.
        - Точно! - кивнула Катарина. - А еще глаза у тебя начинают работать, как бинокль. Нацеливаешься на кого-то - и он будто приближается немного, и подсвечивается область, куда попадет стрела.
        - Нет-нет, это фишка конкретно у лучников, - пояснил Макс. - Это классовый бонус. Чем дальше будешь прокачиваться - тем лучше у тебя будет работать этот прицел. Ну, и скорость тоже будет расти.
        - Вон оно что...
        - Да. Про классовые бонусы и фишки - чуть позже. Сейчас - про характеристики. Осталась последняя. Это магия. Наверное, единственная характеристика, которая работает, как в старых играх. Есть числовой показатель уровня магии. От него зависит количество магической энергии - маны. А также то, какие заклинания ты сможешь изучить. А сами заклинания запускаются либо голосовой командой, либо мысленной, либо жестовой.
        И тут, без всякого предупреждения, Макс снова продемонстрировал жестовое управление заклинаниями, швырнув огненный сгусток куда-то в кусты. Оттуда метнулась ушастая тень, улепетывая от нас гигантскими скачками. Заяц.
        - Тьфу, я думал, опять фростлинги! - сконфуженно пробормотал Макс.
        Огр, остановившись, задрал головы, будто прислушиваясь к чему-то. Ноздри на обеих его головах расширились, с шумом втягивая морозный воздух.
        - Малец прав. Они близко, - сказал Больт.
        Серьёзно сказал. Настороженно. Я невольно тоже напрягся.
        - Что, много их?
        - Да. Чую мех, дым, мясо... кровь...
        - Может, это их стоянка? - оживился Макс. - То-то поживимся!
        - Тсс! - шикнул на него я.
        - А что? Мы же для того и пришли сюда, чтобы на этих мелких поохотиться.
        - Эти мелкие тебя уже разок отправили к менгиру с копьем в горле, - сказал я. - Нельзя недооценивать противника. Особенно если их много.
        - Ну, вам-то с огром особо нечего бояться... - пожал плечами Макс.
        - Надеюсь. Я еще не бывал в этом регионе. Не знаю, чего ждать от местных. Может, те мохнатые, с которыми мы встречались - это самая слабая разновидность.
        Дракенбольт продолжал стоять, настороженно прислушиваясь.
        - Ну чего там, Больт? - спросил его я. - Лагерь? Фростлинги?
        - Наверное, - снова ответила правая голова огра. Но как-то неуверенно. - И... что-то ещё.
        - Что?
        - Не знаю.
        - Стоит соваться туда?
        - Ты ж командир. Испугался, что ли?
        Я оглядел притихших компаньонов. Опасался я не столько за себя, сколько за них. Кристаллы теней у меня ещё есть - всегда смогу улизнуть, если что.
        Впрочем, не разбив яйца - яичницы не пожаришь. И мы неподалеку от лагеря Кси. Обычно возле обжитых локаций не водится совсем уж опасных монстров. К тому же, с нами - полтонны мускулов, клыков и сквернословия. Прикроет ребят, если что.
        - Так, соберитесь. Схема прежняя. Больт отвлекает их на себя, танкует. Я помогаю ему. Вы держитесь позади нас, следите, чтобы никто не зашел к вам с тыла и с флангов.
        - Ага. Ника, и не забывай постоянно обновлять защитные баффы.
        - Точно. А вы с Кэт, по возможности, расстреливайте раненых. Только не стреляйте во всех подряд, как в прошлый раз! Лишнего внимания не привлекайте, а то на вас попрут. Выбирайте одну цель и лупите в неё, пока не сдохнет. Опыт всё равно делится на нас всех, мы же в группе.
        - Окей.
        - Все готовы?
        Катарина достала из-за спины лук и достала из колчана стрелу. Макс поводил плечами, как боксер, разминающийся перед боем. Позажигал пламя то на левой, то на правой ладони. Ника, на секунду прикрыв глаза, взметнула вверх засветившиеся розовым ладони, обновляя на нас баффы.  Огр почесал задницу.
        - Ладно, айда за мной, мелюзга! Поглядим, как нас там встретят, - ухмыльнулся Больт и, забросив на плечо свой каменный топор, углубился в чащу.


        Глава 10

        Так почему мы любим игры?
        Наверное,  потому,  что жизнь среднестатистического европейца с конца двадцатого века, хоть и благополучна, но похожа на «день сурка». Дома - работа - дом - работа. В перерывах - автомобильные пробки, перекусы фастфудом, тупое прожигание времени в соцсетях. Каждый вечер пятницы - маленький праздник. Ура, два дня ты можешь не ходить на работу и делать всё, что захочешь. Хотя... Часто вы проводите выходной так, как вам хочется?
        А игры... Они давали и дают то, чего так не хватает. Новые впечатления. Эмоции. Настоящие, яркие  - даже в те времена, когда игры были в примитивной 2D-графике. А некоторые из этих эмоций современный цивилизованный человек и вовсе может получить только в Артаре. Те, что связаны с, казалось бы, давно забытыми, но глубоко впечатанными в наши гены инстинктами.
        Те, от которых чувствуешь себя по-настоящему живым.
        Пригнувшись, внутренне ощетинившись, мы подкрадывались к стойбищу фростлингов, и в крови разгорался огонек азарта, предвкушения битвы и хорошей добычи. В реале я вроде бы не кровожаден. Но в Артаре частенько замечаю за собой, что сам ищу драки. Серьёзной драки, в которой противник не заведомо слабее, а вполне может дать отпор.
        Не знаю, откуда это берётся. В моем положении глупо рисковать. Но что-то внутри меня порой толкает меня к краю. Наверное, и в реале со многими бывает. Знаете, когда стоишь на балконе или у перил моста, заглядываешь вниз. Сердце ёкает, замирает от высоты. А ты вместо того, чтобы сделать шаг назад - наоборот, наклоняешься, заглядываешь в бездну. Дразнишь свой инстинкт самосохранения.
        Стойбище раскинулось на большой поляне и представляло собой хаотичное нагромождение увешанных черепами и когтями шестов, груд сухого валежника, приземистых куполообразных юрт, обтянутых шкурами, кострищ, обложенных крупными булыжниками. Частично оно было огорожено частоколом из заостренных жердей. Но мы подобрались с той стороны, где юрты лепились прямо у деревьев и были наполовину заметены снегом.
        - Семнадцать, восемнадцать, девятн... нет, этого ушастого уже считал... девятнадцать, двадцать, - бормотал Макс, пытаясь определить точную численность противника.
        Фростлингов и впрямь было больше двух десятков. В том числе - четверо вожаков в уже знакомых коронах из лосиных рогов. Пять-шесть золотых гарантированной добычи, по привычке прикинул я. Плюс то, что удастся добыть с дропа. Обычно в таких селениях есть какие-нибудь сокровищницы. А, учитывая, что игроки в этот регион наведываются нечасто, в сундуках мохнатых разбойников могло накопиться немало добычи.
        Мы подобрались уже к самым границам стойбища, спрятались за крайней юртой, возле разлапистой пушистой ели, ветви которой клонились к земле под тяжестью снежных шапок. Нас могли заметить в любой момент - из огра лазутчик так себе. Так что нужно было давать сигнал к атаке. Неожиданность в таких делах - половина успеха.
        Но что-то меня настораживало. Я не сразу понял, что.
        - Не нравится мне здесь, искатель, - проворчал Больт, подлив масла в огонь моих сомнений.
        - Что не нравится? - спросил Макс. - Многовато их?
        - Справимся, - отмахнулся я. Медленно вытянул из ножен скимитар, еще раз окинул взглядом юрты, кострища, расчищенную до земли площадку в центре.
        И понял, что меня насторожило. Тишина.
        Во время предыдущих наших стычек с мохнатыми дикарями те постоянно чего-то бормотали, взвизгивали, выкрикивали, отчего становились еще более похожими на обезьян. Разве что слишком обросших. Но здесь фростлинги вели себя тихо и как-то заторможено. Толпились они по большей части в центре стойбища, стаскивая какие-то тюки к высокому тотему, украшенному рогатыми черепами из странной черной кости.
        - Где-то я уже видел такую штуку... - задумчиво прошептал Макс. - Точно! Вспомнил! В тех пещерах, где мы плутали с Дракенбольтом!
        Огр фыркнул и дернулся, будто от укуса насекомого. Левая голова его обеспокоенно заозиралась.
        - Уходить надо, искатель, - мрачно проговорил Больт и попятился, скрываясь за деревом.
        - Да в чем дело-то? - запротестовал Макс. - Мы уже три часа плутаем по этому лесу, а толку - чуть. Что теперь, возвращаться в лагерь без добычи? Вон они, глядите, к тотему что-то стаскивают. Наверняка там что-то ценное.... Эй! Вы только поглядите!
        Продолговатые предметы, которые мы поначалу приняли за тюки мехов, оказались фростлингами, крепко связанными по рукам и ногам и, похоже, частично остриженными. Они вяло дергались в безуспешных попытках освободиться. Но сородичи подтаскивали их к плоскому камню, покрытому засохшими бурыми потёками, и сбрасывали штабелями. Их уже было не меньше дюжины.
        У камня замер, как изваяние, один из вожаков с короной из лосиных рогов. В руках он держал что-то вроде длинного изогнутого рога. Приглядевшись, я понял, что это кинжал.
        Одного из связанных бросили на алтарь. Жрец, перехватив кинжал обеими лапами, с размаху воткнул его в грудину бедняги, распорол её и извлек наружу еще трепещущее сердце.
        - Фу! Меня сейчас стошнит, - пожаловалась Катарина. - Зачем они это делают?
        - Понятия не имею, - пробормотал Макс, заворожено наблюдая за жертвоприношениями. - Надо будет почитать. Я-то думал, фростлинги - полуразумные дикари. У них вроде нет никаких культов. А уж тем более - убивать друг друга...
        Я с ним мысленно согласился. Тем более, что странный какой-то ритуал. Никаких песнопений, плясок, взываний к богам. Действуют спокойно и деловито, как мясники. Может, и правда, не стоит сюда соваться?
        Но, пока мы мешкали,  выбора у нас не осталось.
         - О-оу, нас, похоже, заметили! - воскликнул Макс, дернувшись назад и нечаянно стряхнув мне за шиворот здоровенный шмат снега с ветки.
        У монстров в Артаре, как и в старых компьютерных играх, есть важный параметр - радиус агра. Они запрограммированы так, что нападают на игрока, только если он подойдет на достаточно близкое расстояние. Расстояние это конкретное и его можно определить с точностью до сантиметра. Действуя осторожно и методично, даже из большой толпы можно выманивать монстров по одному, отсекая их от основной группы.
        Но либо на фростлингов эти правила не распространяются, либо и правда в селении что-то нечисто. Ибо, стоило одному из них увидеть нас и заверещать, как все эти мохнатые дьяволы - все до единого - бросились к нам. И это был первый неприятный сюрприз.
        Второй заключался в том, что бойцов в селении оказалось вдвое больше, чем мы прикидывали. Когда началась заварушка, из юрт выскочило подкрепление.
        Надо отдать должное моим ребятам - не растерялись. Видимо, здорово помогли предыдущие схватки с фростлингами - у нас потихоньку начало получаться действовать в команде. Дракенбольт, мимоходом закинув Макса и Нику на верхушку одной юрты, а Катарину - на другую, попёр прямо в центр стойбища, на расчищенную площадку. Там ему было, где развернуться.
        Я, сбросив свой меховой плащ, чтоб не мешался, ринулся следом, держась от огра метрах в пяти, чтобы не угодить под случайный удар. Великан, войдя в раж, уже плохо разбирал, где свои, где чужие. И не успокаивался, пока не доведет противников до состояния отбивной.
        С крыш юрт Макс и Катарина могли беспрепятственно расстреливать копошащихся внизу фростлингов. Особенно удачно получалось у Макса - шерсть мохнатых дикарей отлично загоралась, и порой одного удачно брошенного огненного шара хватало, чтобы фростлинг начинал с визгом кататься по земле, пытаясь сбить пламя, и надолго выбывал из строя.
        У Ники тоже был отличный обзор. Она, как я учил - не торопясь, чтобы не расходовать зазря манну - кастовала на нас с Больтом то щиты от физического урона, то пятисекундные баффы, на двадцать процентов увеличивающие силу и скорость. Это заклинание мы купили ей в лагере ксилаев, вместе с еще одним - позволяющим набрасывать трехсекундное проклятье оцепенения на одиночную цель. Заодно прикупили пару колец, увеличивающих запас маны. В итоге наша целительница стала гораздо полезнее в бою. Правда, ей пока катастрофически не хватало опыта и стратегического мышления. Вовремя наброшенный бафф, оцепенение или исцеляющий свет порой может решить исход всего боя. Поэтому обычно целитель в группе координирует действия, фактически управляя бойцами, как фигурами на шахматной доске, сам оставаясь в стороне.
        Но не в нашем случае. Ника призналась, что выбрала класс целительницы просто потому, что не любит драться. Ох уж эта женская логика.
        Увидев, что компаньоны в относительной безопасности, я со спокойной душой ринулся в схватку. Хотя, надо признать, особо отвлекаться и не получилось бы. Мохнатых тварей было много, и они были достаточно шустрыми, чтобы даже при моем уровне ловкости держать ухо востро.
        Все-таки не зря рост ловкости в Артаре свели к наращиванию субъективной скорости течения времени. После определенного порога прокачки все вокруг во время боя настолько начали замедляться, что меня это поначалу слегка раздражало. Потому что тормозить начинал и я сам - у тела тоже есть определенный предел скорости, и повышается он медленно. Рвёшься вперед изо всех сил, а ощущения такие, словно протискиваешься через вязкую болотную жижу.
        Но потом я понял, в чем фишка. Когда мысль работает быстрее, чем тело, и появляются лишние пару секунд на то, чтобы продумать до мелочей каждое своё движение - тут-то и начинаешь демонстрировать чудеса ловкости. Будто смотришь хитроумные приемы в замедленном повторе.
        Сразу трое фростлингов, окружив меня веером, бросились в атаку. Протяжные вопли, как тягучий мёд, вырывались из их клыкастых пастей.
        Стоящий напротив меня дикарь, обросший рыжевато-серым мехом, делает выпад. Длинное копье с каменным наконечником устремляется мне прямо в живот. Я же бросаюсь навстречу, делая полшага вправо и закручиваясь вокруг своей оси. Чувствую, как наконечник копья слегка царапает куртку на боку, а потом древко скользит вдоль поясницы. Мой скимитар, описывая широкую дугу, разрубает нападавшего почти надвое, попутно цепляя того, что справа.
        Левый успел-таки ткнуть меня копьем в бедро. Неглубоко, но болезненно. В этом, кстати, неприятный момент замедления времени. Успеваешь во всех подробностях прочувствовать каждый пропущенный удар.
        Пронзаю мохнатого насквозь. Вырывая меч назад, едва успеваю парировать удар следующего. Прикрываюсь двумя слоями Щита от брошенного издалека копья. Снаряд прошибает оба слоя, но замедляется вчетверо, так что совсем уж лениво проплывает мимо моего лица - так, что можно разглядеть все царапины и сколы на грубом древке.
        - Дракен бить!! - доносится рядом рев, и я пригибаюсь, уклоняясь от пролетающего надо мной тела фростлинга.
        Противники накатывали на огра серой мохнатой волной, ощетинившейся остриями копий, но после каждого размашистого удара огромным топором отскакивали далеко в стороны. И снова накатывали. Копья не пробивали каменную чешую на его руках и плечах. Пузо тоже защищено железным щитом. А вот ногам доставалось, особенно чувствительным местам вроде внутренней стороны бедра. Ранения несерьёзные, но Больта, они, похоже, очень злили. И даже обычно добродушный Дракен ревел буйволом, оскалив свои страшные клыки.
        За последней дюжиной фростлингов пришлось бегать, добивая по одному - почуяв, что разгромлены, те пытались укрыться в уцелевших юртах. Но шансов никаких. Кого-то настиг мой скимитар, кого-то - стрелы Катарины. Кстати, смуглянка стреляет прилично для новичка - почти половину стрел кладет в цель. Целится в корпус, конечно, не в голову. Но все равно, для стрельбы по движущимся мишеням - вполне прилично.
        Дракенбольт в расправе над последними уцелевшими не участвовал. Увидев, что противники разбегаются, он со спокойной душой плюхнулся на задницу рядом со стащенными к тотему запасами. Когда мы с ребятами загнали в угол последнего фростлинга, огр уже отыскал какой-то бочонок и вовсю хлебал из него.
        - Эй, что у тебя там? - окликнул его Макс.
        - Какая-то брага. На ягодах. Вкусно! - похвастался Больт, на секунду отстраняясь от бочонка.
        Этим тут же воспользовался Дракен. Глыть-глыть-глыть. Бочонок был небольшим, литров на двадцать. По-моему, такой он может и в один присест оприходовать.
        - Эй, мне оставь! - заверещал Больт. - Оставь мне, я тебе говорю! Р-р-р! Алкашня ненасытная!
        Дракен, оторвавшись от бочонка, оглушительно рыгнул и расплылся в блаженной улыбке. Вторая голова, заглянув в опустевшую посудину, взвыла и отбросила её в сторону.
        - Ну вот, опять всё выхлебал! Чтоб тебя!
        Мы, рассредоточившись, быстро обыскали тела фростлингов. Стандартное время респауна для таких локаций - не меньше часа, так что можно было не опасаться, что фростлинги начнут воскресать. Но и задерживаться не хотелось.
        Собрали уши и рогатые короны, чтобы предъявить их Бэй Фу. Нашли несколько зачарованных копьев и посохов. Но самое интересное нас ожидало, конечно, у тотема.
        Издалека тотем  выглядел вполне в духе остальных строений фростлингов - увешан каким-то тряпьем, связками кореньев, ожерельями из костей и клыков. Но, разглядев его поближе, мы притихли.
        Из земли торчал угловатый кусок иссиня-черного обсидиана, раскрашенный грубоватыми алыми письменами. Помимо прочей мишуры, которой его обвешали фростлинги, венчали его три черных рогатых черепа с узкими глазницами. Черепа, кажется, были выполнены из того же материала. Когда я сказал об этом, Макс замотал головой.
        - Не, Эрик, этого не может быть! Это же... Ну, если я не ошибаюсь, конечно... Это так называемый первородный обсидиан. Что здесь делает этот кусок - непонятно. По идее, его вообще не должно встречаться на поверхности.
        - А где он должен быть?
        - Это материал, из которого сделана тектоническая плита, на которой выстроен Артар. Ну, и в тех пещерах, где мы шастали с Дракенбольтом, мы его видели. Помните, я говорил вам, что это просто случайные пустоты, которые образовались при моделировании местности.
        - Ну, может, просто какой отколовшийся кусок?
        - Чем ты его отколешь? Этот материал, по идее, принципиально неразрушимый. С бесконечной прочностью.
        - Так может, он прямо из-под земли и идет?
        - Может быть. Но тогда это верхушка шипа высотой в десятки метров. А черепа эти... Да, выглядят похоже. Но... нет, не может быть...
        Я дотянулся скимитаром до ближайшего черепа и попытался отковырнуть его от обелиска. Бесполезно. Либо намертво приклеен чем-то, либо составляет с глыбой единое целое.
        - Отойдите-ка, - предупредил я. Покрепче перехватив рукоять меча обеими ладонями, ударил, целясь в один из рогов.
        Гулкий протяжный звон, алые искры, высеченные из камня. И огромная зазубрина на безупречно гладком клинке.
        - Твою мать! - в сердцах выругался я, ошарашено глядя на скимитар. Если бы ударил сильнее - можно было и клинок сломать. А починка адамантитового клинка обойдется в десятки золотых.
        Я все еще разглядывал щербину на лезвии, когда Макс уже начал вовсю шарить по грубым, сшитым из шкур, торбам и плетеным корзинам, выставленным перед тотемом.
        - Эй, погляди-ка! А тут есть чем поживиться!
        Я вместе с остальными начал перебирать содержимое контейнеров, и многое откладывал себе в инвентарь. Лечебные зелья и целая батарея неопознанных эликсиров в пузатых бутылках из мутного стекла. Алхимические ингредиенты, в том числе довольно дорогие и редкие. Серебряные самородки. Опалы. Куски титановой руды. Несколько неограненных рубинов размером с ноготь. Волчьи шкуры. Грубые амулеты из перьев, клыков и костей.
        Действительно, настоящая сокровищница. Причем многие вещи было удивительно видеть в селении фростлингов. К примеру, мандрагору, лунную пыль, засушенные лепестки хизиса. Макс прав - фростлинги дикари, они вряд ли владеют алхимией. По крайней мере, на таком уровне, чтобы им могли понадобиться такие ингредиенты.
        Самое ценное оказалось на небольшом постаменте возле самого обелиска. Несколько золотых слитков, зелья в дорогих граненых флаконах, рубины. И с десяток свежевырезанных сердец, все еще пульсирующих.
        - Это какая-то магия? - спросила Ника, с опаской указывая на бьющиеся сердца.
        Макс, с сомнением оглядывая багровые руны, покрывающие поверхность обелиска, покачал головой.
        - Я этой магии не знаю. Я как-то больше по стихийной. А здесь, похоже, что-то из темных искусств. Проклятья. Поглощения силы. Вампиризм. Плюс алхимия. Вон, поглядите, сколько здесь мандрагоры.
        - Да, редкая штука, - кивнул я. - Больше семидесяти серебром за каждый корешок. А здесь их... десятки.
        - А для чего эта мандрагора? - спросила Ника.
        - Для очень сильных зелий, - пояснил Макс. - В основном всяких укрепляющих. Перманентное повышение характеристик. Временные иммунитеты к ядам или к стихийной магии. Дубовая кожа. Воскрешение. Такие стоят десятки золотых за флакон. И то во всем Артаре всего несколько неписей, которые могут их изготовить. Ну и, может быть, еще несколько игроков, которые тоже прокачали алхимию до такого уровня.
        - Повезло нам. На целый склад напоролись, - пожала плечами Катарина, складывая в сумку разветвленные, похожие на человеческие фигурки корни мандрагоры, стараясь при этом не дотронуться до влажных пульсирующих сердец, до сих пор пузырящихся розоватой сукровицей на обрубках артерий.
        - Не похоже, что это склад, - покачал Макс. - Они ведь специально к глыбе этой подтащили всё, разложили. Будто приготовили для кого-то.
        Мы притихли. Даже сумки набивать перестали.
        - Для кого? - тихо спросила Ника.
        - Для нас! - раздался гулкий рокочущий голос за нашими спинами.


        Глава 11

        Меня непросто застать врасплох. За последний год в Артаре я вообще стал параноиком. Но эти трое подобрались к нам абсолютно неожиданно. И абсолютно бесшумно.
        Впрочем, им удалось обдурить не только меня. Даже у Дракенбольта агр не сработал, хотя наши незваные гости остановились метрах в пяти от нас. Шагов их не было слышно, в то время как у нас под ногами снег скрипел и хрустел, как чипсы.
         Черт возьми, с неба они свалились, что ли?
        Три высокие, статные фигуры, облаченные в меха и дубленую кожу, тускло поблескивающую железными шипами и клёпками. Кажутся еще массивнее и шире в плечах из-за толстых косматых накидок. Головы не покрыты, и волосы - у всех троих длинные, густые - искрятся паутинкой инея. На лицах - узоры, выведенные темно-красным. То ли татуировка, то ли просто боевая раскраска.
        Тот, что в центре - явно старше остальных. С лицом, будто вырубленным из твердого, потемневшего от времени дерева. Старые белесые шрамы только усиливают это сходство - они как зарубки на древке боевого топора. Пепельно-серая борода, перехваченная под подбородком тугим золотым кольцом, спускается до середины груди. Усов нет, зато бакенбарды пышные, торчат, как у рыси. Длинные, слегка вьющиеся волосы - чуть светлее бороды, с заметным серебристым оттенком седины - обрамляют голову буйной гривой, их пряди заслоняют часть лица, располосованного красной краской сверху вниз. Правая сторона лица почти чистая, левая же - будто залита кровью, потеки которой сложились в узор из угловатых рун.
        Справа от него - воин чёрный, будто ворон. Безбородый, с гладко зачесанными назад и убранными в тугой хвост волосами. Массивный горбатый нос, тонкие, плотно поджатые губы, искривившиеся в мрачной ухмылке. Верхняя часть лица будто скрыта под красной полумаской, от которой вниз по щеке стекают две тонкие витиеватые строчки.
        Слева - девушка. Чуть пониже спутников, но почти такая же мощная. Или так кажется из-за косматой накидки. Одежда у неё посветлее, чем у остальных - серая, с едва заметным рыжеватым отливом. Темно-русые волосы заплетены в две толстые косы, спадающие на грудь. Лицо, пожалуй, даже красивое, несмотря на хищный разлет бровей и багровую боевую раскраску.
        Оружия ни у одного из них непрошеных гостей не видно, но угроза, исходящая от них, так явственна, что холодок пробегает по хребту. Даже Дракенбольт притих, крепко сжав обеими лапами рукоять своего каменного топора.
        - Кто вы? - спросил я. Меч держал опущенным. Кажется, угрожать этим троим - не лучшая идея.
        - Хозяева, - отозвался седой. - Выгребайте назад всё, что забрали.
        - Или что? - задиристо отозвался Макс из-за моей спины.
        - Или умрете не быстро и легко, а медленно и мучительно, - спокойно проговорил Седой. От его голоса - густого и рокочущего - кажется, внутренности начинали вибрировать, как возле колонок на дискотеке. - Покажем, что мы делаем с ворами.
        - И с предателями, - добавил черноволосый, метнув злой взгляд в сторону огра.
        - Не громко ли сказано? Вас всего трое!
        - Макс... - прошипел я сквозь зубы. Вести переговоры его никто не просил.
        Впрочем, переговорами тут и не пахнет.
        - Это вас всего пятеро, - сладко улыбнулась валькирия.
        В ушах гулко стукнуло, как всегда при переходе в боевой режим. Будто прыгаешь с вышки в воду - короткое замирание сердца и резкое, с головой, погружение.
        Все трое чужаков бросились к нам. Чернявый и девушка по крутым дугам обходили с флангов. Пеплогривый же попер прямо на меня, в три прыжка преодолев разделяющее нас расстояние. Я закрутился вокруг своей оси, уходя в сторону и попутно хлестнув скимитаром параллельно земле.
        Промазал. Седой молниеносно отшатнулся от клинка и снова бросился ко мне - сгорбившись, пригнувшись к самой земле и не сводя с меня взгляда своих желтых глаз. Было в его движениях что-то странное. Будто звериное. И ещё...
        Он быстрее меня!
        Оружия при нем по-прежнему не было. Метнувшись ко мне, он просто взмахнул рукой, и я разглядел на его пальцах длинные черные когти. Сами ладони его будто что-то распирало изнутри - прямо на глазах они становились крупнее, когти выдвигались все дальше. Осанка его тоже быстро менялась - он все сильнее горбился, будто собираясь опереться руками в землю.
        За спиной раздался рык Дракенбольта - протяжный, замедленный моим восприятием. Я рискнул на секунду отвлечься, бросил взгляд в его сторону.
        Вокруг огра, как охотничьи псы вокруг подраненного медведя, метались два огромных волка - серый и угольно-чёрный.
        Отвлекаться от противника было плохой затеей - воспользовавшись моей заминкой, седой прыгнул. Я успел пригнуться, и он темной тенью пролетел надо мной. В полете крепко саданул меня когтистой лапой, сбив с ног и разодрав кожаный доспех на груди. Я прокатился по утрамбованному снегу, едва не выронив меч. Заодно понял ещё одну вещь. Очень неприятную.
        Он сильнее меня!
        Снова рёв Дракенбольта. Не знакомый яростный клич, а полный боли и... страха?
        Оборотни двигались быстро и бесшумно, как тени. Они кружились вокруг огра, и тот едва успевал поворачиваться то к одному, то к другому. Ударил топором в серую волчицу, но та легко увернулась, а черный в это время хватанул великана с другого бока, оставив на бедре глубокие, сочащиеся кровью следы от когтей. Дракен снова взревел. Больт молчал, в ужасе выпучив глаза и пытаясь уследить за передвижениями нападавших.
        Ника, Макс и Кэт отбежали чуть в сторону. Впрочем, толку от них сейчас все равно никакого.
        Седой, развернувшись, снова ринулся на меня, отталкиваясь от земли всеми четырьмя конечностями. Он еще не полностью обратился - лицо было почти человеческим, только  чуть вытянутым, с торчащими из уголков рта клыками.
        Прыгнул. Распластался в полёте, широко раскинув лапы.
        Я выбросил ему навстречу сразу три Щита - один за другим, в три слоя. На лету-то не увернёшься, гад.
        Щиты взорвались почти одновременно, рассыпались светящейся голубой пылью. Замедление от них практически остановило оборотня на пару секунд и я, воспользовавшись этим, ударил его острием скимитара в грудь. Замедление спало резко - будто мыльный пузырь лопнул. А седой фактически сам насадился на острие моего меча. Клинок с хрустом вошел в него почти наполовину.
        Седой рухнул на колено. Я едва удержал рукоять меча, перехватился обеими руками, чтобы выдернуть его и нанести следующий удар.
        И тут оборотень схватил меня левой рукой за запястье. Рванул на себя, проталкивая клинок глубже. Я по инерции дернулся вперед, и он, воспользовавшись сократившимся расстоянием, вцепился мне второй лапой в горло. Я отшатнулся назад, но было поздно.
        Когти легко пробили доспех. Я почувствовал, как они входят в плоть, как кровь горячими потоками заструилась по груди. Один из когтей вонзился в аккурат под ключицей и скрипел, скользя по кости.
        Седой медленно поднимался, с жуткой ухмылкой глядя мне в глаза и медленно сжимая когтистую лапу у меня на горле. Я пытался разжать его хватку свободной рукой, но это было всё равно, что пытаться голыми руками тиски раздвинуть.
        Лицо его вытягивалось всё сильнее, клыки росли, выдвигаясь из челюстей, как складные ножи. Только глаза оставались прежними - желтые, будто светящиеся изнутри ненавистью.
        Левой рукой он продолжал проталкивать скимитар дальше - клинок вошел ему в грудь уже почти по рукоять, кажется, не причиняя никакого вреда. Его лицо приближалось к моему - ещё чуть-чуть, и эти клыки коснутся меня.
        Я оцепенел, уже ничего не слыша и не видя вокруг. Только эти желтые глаза передо мной. И гулко бьющийся в висках собственный пульс.
        Голова оборотня дернулась вправо, как от удара, и я увидел глубоко засевшую в его череп стрелу - черную, блестящую, с какими-то серебристыми рунами по древку.
        Седой заорал, обдав меня горячей волной зловонного дыхания. Отскочив от меня, он попытался вырвать стрелу, но та сломалась, оставив торчащий в черепе обломок, от которого с шипением поднимался белесый дымок. Обломок, кажется, доставлял оборотню адскую боль - куда более сильную, чем пронзивший его насквозь скимитар. Тот он выдернул и отбросил, как незначительную помеху.
        Я, одной рукой зажимая разодранную грудь, второй шарил на поясе, ища целебное зелье. Жизнь стремительно утекала сквозь пальцы. Если не остановить кровотечение - точно сдохну.
        С трудом вытянул зубами пробку. Опрокинул содержимое в рот, пролив едва не половину. Ноги подкосились, и я рухнул на колени. По-прежнему ничего не замечая вокруг себя - все заволокло красным туманом. Был только судорожно бьющийся в жилах пульс, будто отсчитывающий последние секунды.
        Но зелье и живучесть взяли своё. Кровотечение остановилось, сердцебиение начало выравниваться. Я обнаружил себя сидящим на земле. Кто-то тормошил меня за плечи.
        Макс.
        - Живой?
        - Где они? - спохватился я, шаря вокруг в поисках меча.
        Скимитар валялся в нескольких шагах от меня, по самую рукоять перепачканный в крови.
        - Сбежали. Я вообще не понял, что произошло. Этот седой заорал, и они все вместе в лес ринулись. Ты сам как? Выглядишь хреново. В крови весь...
        - Чувствую себя не лучше. Если бы не Кэт...
        - Я?
        Катарина стояла рядом, и её колчан со стрелами болтался как раз на уровне моих глаз. Обычные недорогие стрелы - деревянные, с белым оперением.
        Я, с трудом поднявшись на ноги, окинул взглядом перебуровленную площадку вокруг себя. Чтобы отыскать обломок стрелы, пришлось потрудиться - он отлетел далеко, и я бы не заметил его, если бы не блестящие руны на древке.
        Само древко - из дорогого эбенового дерева. Руны нанесены серебром. Оперение - иссиня-черное, слегка закрученное оп спирали. С первого взгляда видно - штучный товар. Наверняка зачарована.
        Я огляделся. Лес вокруг был безмолвен и неподвижен, но от этого еще больше пугал. Страх медленно поднимался откуда-то глубоко изнутри, будто отходя после глубокой спячки.
        Я ведь вовсе не герой, если разобраться. И выживал до сих пор только потому, что сохранял осторожность и предпочитал иметь дело с противниками слабее себя. Это на фоне своих новых компаньонов я мог чувствовать себя этаким гуру и полубогом. У меня уровень силы, ловкости, живучести и даже, наверное, магии - больше, чем у них всех, вместе взятых.
        Но сейчас...
        Я слышал о ликанах Фроствальда. Псевдоразумные мобы. Вроде бы даже объединенные в небольшую фракцию - со своими селениями, иерархией. Довольно сильные - Фроствальд вообще регион не для новичков.
        Но они не должны быть настолько сильны! Если бы не эта неожиданная помощь - седой и в одиночку расправился бы с нашей группой. А уж втроем они почти размазали нас за полминуты. Даже огр не помог.
        Я взглянул на Дракенбольта. Ника колдовала над ним, пытаясь залечить раны от когтей. Дракен обиженно причитал, а Больт тихонько бубнил себе что-то под нос. Наверняка ругательства.
        Я крепко сжал в ладони обломок стрелы. Седой испугался её, как черт ладана. И неудивительно. Я его на меч, как на вертел насадил - а ему хоть бы хны. А эта стрела его чуть не прикончила.
        Но кто стрелял?!
        Лежащее неподалеку тело фростлинга замерцало и начало потихоньку растворяться в воздухе. Респаун. Скоро эта деревня снова наполнится мохнатыми дикарями.
        - Пора отсюда сваливать! Где был ближайший менгир?
        - Вроде бы на дороге - на перекрестке.
        - Кастуем Возврат. Надо убираться отсюда! Ника!
        Целительница прервала лечение и обернулась ко мне.
        - А как же Дракенбольт? Мы же не можем его здесь бросить одного!
        Ч-чёрт, постоянно забываю, что с огром - свои заморочки.
        - Идти сможешь, Больт?
        - Спрашиваешь! Да если бы даже эти твари отгрызли мне ноги - я бы на культяпках отсюда улепётывал!
        - Окей! Выдвигаемся!
        - Тут еще много чего осталось... - начал было Макс, но потом сам махнул рукой. Мы и так почти под завязку забили сумки. Не стоило жадничать. Если ликаны вернутся - второй встречи мы можем и не пережить.
        Да что там - наверняка не переживем.
        - А я тебя предупреждал, искатель - не надо было сюда соваться! - буркнул мне Больт на бегу.
        - Хреново предупреждал! - огрызнулся я. - Ты знал про ликанов?
        - Нет. Но... Эта штука... От таких лучше держаться подальше.
        Я и сам знал это. Нам уже попадался тотем с такими черепами в пещерах Арнархолта, где мы с огром скрывались от Красного легиона. А незадолго до этого я видел похожий в одном из окраинных южных регионов, в селении дрэков. Правда, издалека. Мне хватило ума не лезть на рожон.
        Но что это за чертовщина?
        Нужно быстрее вернуться в лагерь. Если кто и знает о том, что за хрень здесь творится - так это ксилаи.


        Глава 12

        Пиво было темным, горьковатым и пахло разнотравьем. Разливалось приятной прохладой на языке, щекотало нёбо, оставляя едва уловимое терпкое послевкусие, которое хотелось продлить подольше. И потому тянуло сделать ещё глоток, и ещё.
        Мой маленький отряд расположился в «Золотом топоре» и занял уже знакомый стол рядом с очагом. Ребята галдели, смеялись, пили медовуху и пиво, оживленно обсуждали недавние приключения. Помимо нас, в таверне снова не было никого из игроков, поэтому огр составил нам компанию. Он сидел на полу в обнимку с очередным бочонком медовухи, закидывал в обе пасти пригоршни копченых свиных ребрышек и время от времени хихикал над шутками Макса.
        Еще пару дней назад такая картина показалась бы мне бредовой. Но сейчас... Такое чувство, что Дракенбольт вполне на своем месте. И, кажется, даже счастлив. Что ж, его можно понять. Сколько он себя помнит - люди либо убегали от него сразу, либо для начала пытались убить. А тут - разговаривают, угощают выпивкой, прикрывают во время боя. Он о таком и мечтать, наверное, не мог.
        Я мотнул головой. Он же моб. Разве мобы умеют мечтать?
        Я сидел, уперев локти в столешницу и обхватив шершавую деревянную кружку обеими ладонями. Голоса ребят доносились будто бы издалека, сплошным гулом, я почти не различал слов. Но меня не покидало ощущение, что я... дома. Что именно эта таверна, эти одетые в меха и кожу люди, даже двухголовый великан напротив меня - куда более реальны, чем тот, второй мир, в который мне нужно было вскоре вернуться.
        Моя потрепанная кожаная броня. Привычно оттягивающая плечо лямка, на которой висит сумка инвентаря - во много раз более вместительная, чем кажется снаружи. Длинная ребристая рукоять скимитара у левого бедра. Завывающая за толстыми бревенчатыми стенами метель и жар открытого огня из очага. Вкусное, пахнущее летом и солнцем, пиво.
        Каждый раз, просыпаясь в своей постели в тесной лондонской квартирке и топая готовить завтрак из полуфабрикатов, я чувствую легкое разочарование. Тем, что придется целый день ждать следующего сеанса. Целый день мириться с хромотой, с безденежьем, с мутной мглой смога вместо синего неба.
        Когда наступил этот перелом? Когда игра, в которую я сунулся просто, чтобы подзаработать, начала отодвигать на задний план реальный мир?
        Я не спрашиваю - почему. Как раз на этот счет у меня никаких вопросов.
        - Эрик...
        Ника теребила меня за рукав. Я повернулся к ней. Локоть соскользнул со стола, и я едва не выплеснул пиво ей на колени.
        Гартлоб меня дери, да я же в драбадан!
        Эта мысль меня почему-то развеселила. Я ведь сроду не напивался - ни в реале, ни тем более в Артаре.
        - С тобой все нормально? - спросила Ника, обеспокоенно вглядываясь в мое лицо.
        Её лоб украшала тонкая серебристая диадема, инкрустированная жемчужинами. Самая крупная висела, как капля, прямо над переносицей, обрамленная тонкой, как кружево, оправой. Как и Макс с Катариной, она свою долю сегодняшней добычи потратила в лагере Кси, прикупив нового снаряжения. Диадема, запас зелий, восстанавливающих ману, одежда, заклинания.
        - Что ты так смотришь? - спросила она со смущенной улыбкой.
        ...Свет пробивается через щели в жалюзи, расчерчивает яркими полосами одеяло, сползшее с хрупкого плеча. Играет на темных волосах, лёгких и мягких, как пух, щекочет отсветами закрытые глаза. Пушистые ресницы вздрагивают. Улыбнувшись в полудрёме, она поворачивается ко мне, подтягивает одеяло повыше, но я успеваю скользнуть взглядом по тоненьким ключицам, по упругим маленьким холмикам со светлыми, едва различимыми ареолами. Обнимаю её поверх одеяла, притягиваю к себе, вдыхая сладковато-молочный запах...
        - Эрик?
        Я мотнул головой и отставил кружку. Хватит с меня на сегодня.
        - Да так, просто... Пытался представить, как ты... как вы все выглядите в реале. Мы, может, и не узнали бы друг друга, если бы встретились.
        - Забавно! Я тоже об этом думала, - оживилась Ника. - Интересно было бы увидеть тебя в другой обстановке. Ты, по-моему, родился в этой своей броне и с мечом. Я даже вообразить тебя не могу... не знаю... в пиджаке и галстуке.
        - Сроду не носил галстуков.
        - А вот Макс любит. Он тот еще франт.
        Я поглядел на Макса. Всю свою долю добычи он спустил на новый наряд. Ксилаям удалось втюхать ему дорогущую зачарованную куртку из кожи скальных варанов. Черную с красным, приталенную, с жесткими наплечниками, слегка загибающимися вверх, с высоким воротником-стойкой. С ассиметричными полами - слева опускаются ниже колена, справа едва доходят до середины бедра. На вид слишком легкая для климата Фроствальда, но Макс объяснил, что на ней чары, дающие неплохую защиту от всех трех стихий - огня, холода и молний. Надо сказать, парень в ней и правда преобразился. Не кажется таким недотепой, как в том балахоне, что я его впервые увидел.
        - Я за тебя так испугалась... - тихо, так что я едва расслышал, сказала Ника.
        Я невольно потер горло. Раны уже затянулись. Да и на броне после ремонта не осталось и следа. Но на душе было погано.
        Я ведь за последние месяцы уже и забыл об этом ощущении. Когда понимаешь, что права на ошибку нет. Что твоя затянувшаяся игра может оборваться мгновенно, из-за одного неверного решения. Я был осторожен. Не совался в локации, в которых не имел бы серьёзного преимущества перед местными. С одной стороны, это правильно. Но с другой... Я привык, что мне не встречалось серьёзных противников. Расслабился. Почувствовал себя крутым. Хотя по сути, все, чего я добился в игре - не за счет храбрости и умения драться, а за счет ежедневного, монотонного, занудного фарма.
        Да, собственно, чего я добился-то. Все мое богатство здесь - это меч и собственные характеристики. То, что все добытое золото приходится выводить в реал - здорово сужает мои возможности. К примеру, в лагере фростлингов мы неплохо поживились - ксилаи отвалили нам за ингредиенты и прочую добычу больше двухсот золотых. Весьма неожиданный куш для лагеря мелких мобов. Я загреб себе половину, но ничего не покупал. Только потратил немного на заточку меча и на добавление на клинок руны серебра - ксилаи объяснили, что против ликанов эффективно серебро и магия.
        Впрочем, встречаться с оборотнями второй раз я не горел желанием. Да и вообще вся эта затея с командной игрой начинала мне казаться не очень удачной.
        Компания мне явно не на пользу. Будь я один - обязательно бы прислушался к предупреждениям Дракенбольта и не стал соваться в тот лагерь. Но тут... Как же, как же. Не выставлять же себя трусом перед командой.
        А ведь, в отличие от них, мне есть, что терять.
        Макс, размашисто жестикулируя, что-то рассказывал Катарине и огру. Смуглянка смеялась, Больт недоверчиво морщился, Дракен и вовсе не слушал, сосредоточенно обгладывая баранью ногу. Для них - кроме огра, конечно - произошедшее пару часов назад было всего лишь увлекательным приключением. Пощекотали нервы, сорвали куш. Даже если бы их убили пару раз - для них ничего бы не изменилось. Еще немного - и они вернутся в привычный мир. Маг вон превратится в стажера компьютерной фирмы, напялит пиджак с галстуком. Девчонки... тоже вернутся к своим делам.
        А я? Что будут делать я, когда оступлюсь?
        - А чем ты занимаешься? Ну, в реале? - спросил я.
        - Пока ничем. Готовлюсь к поступлению в медицинский.
        -Здорово.
        - Ага. С детства мечтала. Почти так же, как Макс о своих виртуальных мирах. А ты?
        - Что я?
        - Ну, чем занимаешься?
        Я поморщился и пожал плечами. Рассказывать не хотелось. Школу я закончил в аккурат перед аварией, почти два года назад. Тогда еще были надежды на поступление в колледж. Даже на спортивную стипендию - я с восьми лет занимался плаванием, кучу наград насобирал на детских и юношеских соревнованиях. Пылятся сейчас где-то в кладовке. Ну, а после аварии... После вообще не осталось места для надежд.
        - Эрик!
        Я встрепенулся. Черт, опять задумался, уткнувшись взглядом в стол, и прозевал, когда меня окликнул Макс.
        - Чего?
        - Так ты-то что скажешь? По поводу тех троих?
        Весь маленький отряд притих, ожидая моего ответа. Даже Дракен жевать перестал, застыл с приоткрытой пастью.
        - Я... не знаю, - честно признался я.
        - Они нас врасплох захватили, конечно. Как думаешь, справимся в следующий раз?
        В следующий раз? В животе все сжалось, сердце ёкнуло, как при прыжке с высоты.
        - Ты серьёзно? - с долей издевки спросил я. - Драться с ними собрался?
        Больт тоже хмыкнул, задумчиво поковыряв в зубах.
        - А что с ними делать-то? - удивился Макс. - Это ведь ликаны. Живут они здесь. И, я так понимаю, договориться с ними не получится.
        - Это точно.
        - Так что делать?
        Я вздохнул. Та деревня фростлингов совсем неподалеку от лагеря Кси. Удобно. Если придерживаться моей старой стратегии, то я бы возвращался в неё снова и снова, дожидаясь, пока мобы в ней воскреснут. Конечно, такой добычи, как в первый раз, уже не соберешь, но зато без лишней беготни получаешь опыт и гарантированный доход за срезанные уши и прочую мелочевку.
        Да, занудно. Да, однообразно. Но не скучнее какой-нибудь работы за конвейером в реале. Главное -сколько золота в единицу времени можно выдоить из локации.
        Однако теперь возвращаться в тот лагерь не особо хотелось. От одной мысли о ликанах становилось не по себе.
        - А ты ничего не хочешь нам рассказать, дружище?  - спросил я огра.
        - О чём? - с невинным выражением на морде отозвался Больт и отхлебнул из бочонка.
        - Дурачка из себя не строй. Мы видели похожий тотем в твоих пещерах. Ты еще сказал «Я их не трогаю - и они меня не трогают».
        - Точно-точно, я вспомнил! - поддакнул Макс.
        - Это... не мои пещеры,- буркнул Больт, снова пряча морду в бочонке с медовухой.
        Мы терпеливо дождались, пока она сделает несколько громких булькающих глотков.
        - И все-таки? - настойчиво повторил я.
        - Плохой человек. С синими глазами, - прогудел Дракен.
        - Заткнись, тупица! - рявкнул Больт. - Всё сейчас разболтаешь!
        - Плохой человек? - переспросил Макс.
        - Плохой человек приходи из глубины, - продолжила левая голова огра, не обращая внимания на шиканье и выпученные глаза Больта. - С рогами. Говори - Дракен служить ему. Говори - Дракен быть сильным.
        - А ты отказался?
        - Дракен и так сильный! - обиделся Дракен.
        - Ну да, ну да, - усмехнулся я. - Но почему отказался-то?
        - Дракен не люби убивать.
        - Но у тебя это вроде неплохо получается, - возразил Макс.
        - Дракен не люби убивать! - повторил огр.
        - Так что за рогатый-то? Опиши, как он выглядел!
        Но Дракен замолчал, а Больт, похоже, не собирался распространяться на эту тему.
        - Не суйтесь вы в это дело, малявки, - посоветовал он. - С этим вам не справиться.
        - С чем - с этим? - осторожно, будто боясь спугнуть, уточнил я.
        Больт пристально взглянул на меня и покачал головой.
        - Не хватай кусок, который не сможешь прожевать, искатель. Если думаешь, что здесь есть чем поживиться - то зря. Сам станешь добычей.
        - Ммм, кажется, мы нащупали какой-то скрытый квест, - потирая руки, сказал Макс.
        Больт зыркнул на него так, что маг поежился.
        - Я же сказал - забудь! Это не ваши забавы. Держитесь подальше, иначе только беду накликаете.
        - Больт, ты что... боишься? - спросил я.
        - Да, боюсь! - рявкнул огр. - И будь у вас мозгов побольше, чем у Дракена - вы бы тоже боялись. Ну, ладно эти - с них как с гуся вода. Но ты, искатель...
        Он прав. Мы-то с ним после смерти не воскреснем у ближайшего менгира. Забавно, но с мобом у меня больше общего, чем с живыми игроками.
        - Расскажи все-таки подробнее, - попросил я. - Надо понимать, с чем мы имеем дело.
        - А я и сам не понимаю, - нехотя отозвался Больт после продолжительной паузы. - Этот рогатый хрен... Он не из наших.
        - Не из ваших - это как? - хмыкнул Макс.
        - Чужой он... Неправильный какой-то.... Р-р-р, как вспомню - аж в брюхе крутит.
        - Да как выглядит-то?
        - Рогатый. В черном балахоне каком-то. Глаза светятся. Фиолетовым таким огнем... Больше и не разглядеть толком - темно там, в пещерах.
        - Хтониец? - предположил Макс. - Фиолетовое магическое пламя... Это демоны.
        - Не знаю, не знаю, - ответил я. - Не сталкивался пока. И слава богу. Но ведь демоны приходят в Артар только через порталы. А порталы эти нестабильны - появляются ненадолго.
        - Угу, - подтвердил Макс. - Надо перечитать еще описания патчей. И на работе поспрашиваю. Но вообще, хтонийцев только начали вводить в игру. Рановато для них ещё - мало пока игроков, которые могут с ними справиться. И я точно не слышал, чтобы они взаимодействовали с другими фракциями неписей или с мобами. Такое на ходу не пропишешь - только в режиме редактирования. А сервер уже давно не останавливали.
        - Но наши-то трое приятелей из лагеря фростлингов - не демоны.
        - Ну да, просто ликаны...
        - Да не просто ликаны! - разозлился я. Ударил кулаком по столу, и посуда брякнула, подпрыгнув. Кружка с недопитым пивом опрокинулась. Ника, сидевшая рядом, отстранилась, уворачиваясь от стекающей со столешницы струйки.
        - Ребят, вы просто не совсем понимаете... - уже тише сказал я, поднимая кружку. - Этот лагерь фростлингов - обычная локация средней сложности. И ликаны эти - обычные мобы, не боссы. Не должны они быть так сильны! Или, если уж они такие сильные - то не должны были быть там. Сложность локаций распределяется плавно. Не бывает так, что рубишь каких-нибудь мелких монстров одной левой, а потом бац - и натыкаешься на того, кто тебя размазывает, как букашку. Не должно так быть!
        - Это верно, - кивнул Макс. - Но таких жалоб в последнее время довольно много. Ты что, форумы не читаешь?
        - А что там?
        - Да разное поговаривают. В основном, кстати, на хтонийские порталы и жалуются. Открываются они на время в случайных местах, и некоторые монстры оттуда приходит в Артар. И тогда большинству игроков - все, туши свет. С демонами мало кто может справиться. Приходится или рейды человек по тридцать-сорок собирать, или звать кого-нибудь из топовых игроков.
        - Да хрен с ними, с демонами. Почему обычные-то мобы вдруг стали так сильны? Больт, больше ничего не хочешь добавить?
        Огр задумчиво поигрывал обглоданной до кости бараньей ногой.
        - Мне-то откуда знать, искатель?
        - Но что-то же этот рогатый тебе говорил? Когда склонял на свою сторону?
        Двухголовый бросил кость на стол и, кряхтя, поднялся.
        - Дракен спать! - заявила левая голова.
        - Эй, эй, ты куда?
        - Засиделись мы. Отилия мне комнату приготовила в подвале. Рядом с винным погребом, - он довольно ухмыльнулся.
        - Будешь таскать выпивку - мигом вылетишь оттуда! - проворчала трактирщица, как раз подошедшая к нам собрать пустую посуду со стола.
        - Ну что ты, красавица, я ведь обещал! - осклабился Больт, подмигивая. Дракен смотрел на дородную хозяйку «Золотого топора» щенячьими глазками и смущенно улыбался. - Бывайте, малявки! Отдохну от вас чуток.
        - Эй, Больт! - окликнул я огра.
        Тот остановился, положив лапищу на плечо Отилии. Кто другой бы от такой тяжести согнулся, но трактирщица и бровью не повела.
        - Ты нас дождешься? - спросил я.
        Спросить стоило. Наш сеанс игры заканчивался, и пока мы будем в оффлайне - здесь, в Артаре, пройдет неделя. Что огр будет делать здесь всё время?
        - А куда ж я денусь? Мне здесь нравится, - хитро покосившись на Отилию, ответил Больт.
        - Да уж, это не твоя старая нора в Арнархолте, - засмеялся Макс. - Там-то ты вконец бы одичал.
        - Ладно, бывай, мелюзга!
        Огр, пригнувшись, чтобы не стукнуться бошками о потолочную балку, потопал в подсобку. Отилия шла впереди него, показывая дорогу.
        - Ну, пора и нам собираться, - вздохнул Макс. - Насыщенный был денек.
        - Да уж, с вами не соскучишься, - кивнул я.
        - Может, Возврат не будем кастовать, а прогуляемся до менгира? - предложил маг.
        - Ну, нет уж! - запротестовала Катарина. - Ты слышишь, как там завывает? Метель опять!
        - Ну, ладно...
        Все трое выбрались из-за стола.
        - Вы идите, я останусь еще ненадолго, - сказал я, уловив вопросительный взгляд Ники. - Есть еще одно дело.
        - Ну, хорошо...
        - Встретимся здесь завтра, в то же время? - уточнил Макс, пристально взглянув на меня.
        - Ну да.
        - Ты... точно придешь?
        - А почему нет-то?
        Он замялся.
        - Ну... У нас на работе давно слухи ходили... Ты видел сегодняшнее объявление на сайте? Я успел прочитать перед самым выходом в Эйдос.
        Я покачал головой.
        - А, ну значит, загляни сейчас, после сеанса. Там... важное. Для тебя особенно.
        - Что-то, связанное с режимом смертного? - насторожился я.
        - Не совсем... Ну, сам увидишь. Не хочу тебе плохие новости сообщать.
        - Ладно, гляну.
        - До завтра?
        Я кивнул и заглянул в свою почти пустую кружку.
        Макс начал кастовать Возврат первым, почти сразу вслед за ним - Катарина. Они держали ладони одна над другой, будто сжимая ими невидимый мяч, и начали окутываться золотистым светом. Постепенно их тела становились прозрачными, а потом резко исчезли, оставив за собой быстро тающие облачка светящейся пыли.
        Ника немного припозднилась с заклинанием. Мы встретились с ней взглядами, и прежде, чем она исчезла, я успел улыбнуться и махнуть ей рукой.
        Стало тихо. Только догорающие угли в очаге потрескивали. Я допил остатки пива. Последние глотки были такими же прохладными и вкусными, как первые. Еще один плюс виртуальной реальности - пиво здесь не выдыхается.
        Бэй Фу все так же сидел в своем темном углу, дымил трубкой и перебирал свитки у себя на столе. Он будто почуял мой взгляд - широкополая шляпа приподнялась, и зеленые глаза совсем по-кошачьи полыхнули во мгле.
        - Вижу, у искателя какое-то дело к Бэй Фу.
        - Всего лишь вопрос, - сказал я, поднимаясь из-за стола.
        - Вряд ли Бэй Фу сможет помочь там, где оказался бессилен почтенный Делун Тао, - развел руками ксилай. - Вы ведь уже расспросили его о напавших на вас ликанах?
        От Делун Тао - толстого, как шар, котяры, главы местного лагеря ксилаев - мы ничего не добились. Я даже репутацию с Кси слегка подпортил, пытаясь на него надавить и выудить хоть какие-то подробности. Если он что-то и знал - то говорить не хотел. И вряд ли дело в том, что у меня не хватало для этого репутации. Я достаточно много общаюсь с неписями, чтобы понять, когда те просто набивают цену, а когда реально не хотят идти на сделку.
        Я подошел к столу Бэй Фу.
        - Нет, я хотел спросить не о ликанах. А об этом.
        Выложил поверх его свитков и карт обломок черной стрелы. Бэй Фу мельком взглянул на него, и верхняя губа его чуть дернулась. Белоснежные клыки на мгновение блеснули в полутьме.
         - Бэй Фу ничего не известно об этой вещи, искатель.
        - Даже не посмотришь поближе? А если я добавлю это?
        Я выложил рядом со стрелой стопку золотых.
        - Бэй Фу ничего не известно об этой вещи, искатель, - повторил ксилай.
        Это уже начинало раздражать. Мобы и неписи в последнее время стали вести себя совсем не как подобает компьютерным имитациям. Огры-пацифисты, бросающие своё разбойное ремесло и скрывающиеся в горах. Фростлинги, массово вырезающие друг дружке сердца и собирающие несметные сокровища в своих убогих поселениях. Ликаны, превратившиеся в настоящих терминаторов.
        И ксилаи, которым даже блеск золотых монет не развязывает язык.
        - Назови свою цену, Бэй Фу, - предложил я, опуская приставки «почтенный» и прочую мишуру. - Я хочу знать.
        - Что знать?
        - Много чего. Чья эта стрела. Почему этот кто-то спас нас от оборотней. Что это за тотемы с обсидиановыми черепами. В общем, что за хренотень здесь творится?
        - Зачем?
        - Что зачем?
        - Зачем искателю ответы на эти вопросы?
        - По-твоему, это праздный интерес?
        - Кси хорошо знает искателя. Его всегда интересовала только нажива. Но, копаясь в этих тайнах, искатель не найдет добычи. Только смерть.
        - А может, я и не ищу добычи? Просто хочу понять, как избежать опасности.
        Бэй Фу покачал головой.
        - Тогда уходи из этих снегов, искатель. Но знай: пройдет время - и от этой опасности не будет спасения нигде.
        - Что это за рогатый тип с фиолетовыми глазами, про которого говорил огр?
        - Вестник. Один из многих.
        - Хочешь сказать, что эта напасть не только во Фроствальде?
        - Ты сам видел.
        - Да, в Арнархолте...
        - Арнархолт. Ледяной хребет. Пустыни Маракана. Долина Лазурного Ока. Джунгли Уобо. Это распространяется быстро. Скоро вы все сами поймете.
        Регионы, названные ксилаем, располагаются на окраинах материка, в отдалении от крупных Оплотов и от основных обжитых территорий типа равнин Лардаса, где сейчас идут основные стычки крупных гильдий. Надо, конечно, пересмотреть объявления разработчиков, но не помню, чтобы  в этих локациях анонсировались какие-то нововведения. Да и вообще крупных изменений в игре не было уже с месяца три-четыре - кроме введения хтонийских порталов.
        - Ты прямо можешь сказать, в чем дело? - устало проворчал я.
        - А что ты видишь?
        Как же меня бесит эта манера ксилаев отвечать вопросом на вопрос!
        - Вижу, что обитатели Артара все чаще ведут себя не так, как им полагается. Не так, как задумано их создателями.
        Бэй Фу не ответил, но на морде его мелькнула одобрительная ухмылка.
        - И что дальше-то? - усмехнувшись в ответ, спросил я. - Мобы будут все сильнее, и в итоге запрут игроков в Оплотах?
        - Оплоты падут.
        Я опешил.
        - Ты... Ты с ума сошёл, котяра?
        Бэй Фу раздраженно цыкнул, скривив губы и обнажив острый, как игла, клык.
        - Те, кто создал этот мир, создал и законы, по которым он существует, - продолжил я. - Ты знаешь об этом не хуже меня. Есть те, кто приходит в этот мир, чтобы становиться сильнее. И есть те, кто просто ходячие чучела для битья. Так было, и так будет.
        Ксилай глубоко затянулся своей трубкой и выпустил густое облако дыма, которое окутало его медленно оседающей пеленой. Кошачьи глаза сверкнули сквозь неё зелёными сполохами, и тут же скрылись под краем широкой шляпы.
        - Ты так и не понял, искатель. Те, кто создал этот мир, ему уже не хозяева.


        Глава 13

        Давненько не просыпался в таком раздрае. Не сразу удалось понять, где я и что происходит. Пробивающиеся откуда-то сбоку вспышки света резали глаза даже сквозь закрытые веки, отдаваясь в мозгу пульсирующей болью. В ушах стоял пронзительный, вгрызающийся в кости черепа писк. И не пошевелиться - я будто завяз в плотной паутине.
        Попытавшись освободиться, обнаружил, что левая рука не слушается вовсе. Сердце гулко колотится в груди, холодной и липкой от пота. Какой-то кошмар, горячечный невнятный бред, и сознание бьётся в его застенках, стремясь вырваться.
        Лишь спустя несколько секунд я сообразил, что это и есть моя реальность.
        Над ухом пищала панель «домового» - пора было вставать. Ослепляющие вспышки света оказались всего лишь светодиодными огоньками на панели. За ночь я запутался в одеяле, как в коконе, и здорово отлежал руку.
        Чертыхаясь, кое-как распутался и отключил будильник. Принялся растирать затекшую, висевшую плетью руку. Поначалу вообще ничего не чувствовал, и было жутковато. Когда кровоток начал восстанавливаться - на смену онемению пришла адская боль, от которой я зашипел, стиснув зубы. Ощущения - будто локтем об острый угол приложился, только сильнее. Тысячи острых вибрирующих зубов вгрызаются в плоть до самых костей.
        Хромая, поплелся в ванную, на ходу продолжая массировать руку. Мимоходом глянул на безвольно повисшие бумажные полоски на вентиляционной решетке. Проклятье, опять вентилятор накрылся! То-то духота в комнате - не продохнуть.
        Дальше все как всегда, на автомате. Душ, почистить зубы, приготовить завтрак для себя и матери. Но мысли в это время витают далеко.
        Как же это тяжко - засыпать в одном мире и просыпаться в другом! Поначалу мои походы в Артар воспринимались как яркие, невероятно реалистичные сны. Которые, в отличие от обычных, еще и запоминались во всех подробностях. Но чем дальше - тем сложнее переключаться между реальностями.  Что самое поганое - вот этот, настоящий мир все чаще кажется серым, скучным, с глупыми, мелочными проблемами.
        Да, пусть и в Артаре я никто. Мелкая сошка, безымянный и никому не известный искатель, что старается лишний раз не попадаться на глаза тем, кто сильнее. Но там проще. Я волен делать, что захочу. Идти, куда захочу. А большинство проблем можно решить пригоршней монет или ударом меча.
        Впрочем, после последнего разговора с Бэй Фу я уже не был в этом уверен.
        Заглянул в комнату к матери. Ещё спит. Не стал беспокоить - позавтракать можно позже, перед тем, как повезу её в парк. С тех пор, как мама перебралась из постели в инвалидную коляску - я стараюсь каждый день вывозить её на свежий воздух, если погода позволяет. Да и самому полезно развеяться - в четырех стенах выть хочется. Особенно после просторов Артара.
        Я усмехнулся про себя. Эх, видел бы нас сейчас доктор Фишер. Наверное, был бы рад. Нам удалось восстановить матери подвижность обеих рук и плечевого пояса. Год назад я не мог на это и надеяться. Прекрасно помню, как док прятал глаза, когда говорил о перспективах её выздоровления. Он не очень-то верил. И ему было стыдно за это.
        Хотя... Если бы мы этот год по-прежнему жили на наши пособия - мама так и чахла бы, не вставая с постели. Деньги, заработанные в Артаре, я полностью тратил на её лечение. И это принесло плоды. Но всё равно это полумеры. Чтобы поставить её на ноги, нужны сотни тысяч кредитов.
        Которых у меня нет.
        Первые месяцы после аварии я особо и не пытался найти работу - мама была в таком состоянии, что её нельзя было оставлять одну дольше, чем на пару часов. Даже среди ночи вставать приходилось, проверять, как она. Сейчас ей получше, можно было бы устроиться куда-нибудь посменно. Сам-то я уже давно оклемался. Разве что остаток жизни придется ковылять с костылем или тростью. Ну, либо сделать современный биопротез - говорят, они как настоящие. Но на это снова нужны такие деньжищи, каких я сроду в руках не держал.
        От этой беспомощности порой хочется рычать и бить кулаком в стену. Раньше я так и делал, но перестал, чтобы не пугать мать. Вместо этого прикрутил стальную трубу в коридоре.
        Прохладная, отполированная за месяцы занятий труба привычно легла в ладони, приняла на себя вес тела. Плавно, с выдохом, подтянулся, зафиксировал подбородок над перекладиной. Так же плавно опустился. И ещё раз. И ещё. И ещё. Фиксируясь на верхней точке, чувствуя затвердевшие, как камень, бицепсы. Хорошо. Кипящее внутри раздражение уже не бурлит внутри ядом, а сгорает в мышцах, придавая сил.
        За последние месяцы это уже вошло в привычку, так что первые десять-двенадцать повторений  пролетают на одном дыхании. Дальше - каждый подъем дается сложнее предыдущего. После двадцати и вовсе будто за ноги кто-то начинает тянуть. Но в этих-то последних повторах и весь кайф преодоления себя.
        В дверь позвонили, сбив весь настрой.
        Чертыхнувшись, повисел еще немного на перекладине и спрыгнул. Ибо звонивший был настойчив.
        На зернистом экранчике «домового» рядом с входной дверью красовалась потасканная физиономия мисс Берч. Я с детства называл её старухой. Ну, знаете, бывают такие бабы без возраста. С пегими тусклыми волосами, убранными в пучок, с морщинистыми ладонями и гардеробом, полностью состоящим из оттенков серого и коричневого. Понятия не имею, сколько лет ей на самом деле. Запросто может оказаться и сорок, и пятьдесят, и семьдесят.
         Я вздохнул. Ох, если бы ЭТУ проблему можно было решить ударом меча.
        - Не помешала? - вскинув густо подведенные брови, спросила домовладелица. - У тебя, кажется, заспанный вид, Эрик.
        Конечно, заспанный. Ещё же восьми нет, грёбаная ты дура!
        - Нет, что вы, мисс Берч. Что-то хотели узнать?
        Квартплату я отдал на прошлой неделе - как всегда, в срок. Чего тебе ещё надо?
        - Вчера вами интересовалась какая-то дама. Расспрашивала меня, соседей. Надеюсь, это не из полиции?
        - Нет, мисс Берч, не из полиции, - терпеливо ответил я.
        - А кто тогда?
        Да какое твое собачье дело? Тем более, что ты наверняка её расспросила обо всем ещё вчера, а сейчас это просто лишний повод сунуть нос в квартиру.
        Мисс Берч почему-то считает, что я торгую наркотиками. Или что-то в этом духе. Скорее всего, из-за того, что пару раз видела меня с Беккетом. Мы с ним со школы знакомы, и, несмотря на то, что он связался с плохой компанией, мы до сих общаемся. Выбирать мне особо не приходится - больше у меня никого не осталось из той, прошлой жизни.
        Попасть в такую передрягу, как мы с матерью - лучший способ узнать, сколько у тебя на самом деле друзей.
        Я снова глубоко вздохнул, стараясь не распаляться. Обещал же матери - больше никаких пререканий с мисс Берч. Квартиру дешевле, чем эта, будет сложно найти. Да и вообще, переезжать в нашей ситуации - плохая затея. Но как только дела пойдут в гору - я сразу же свалю из этого клоповника, и мать увезу.
        - Это из социальной службы, мисс Берч. Новый инспектор. Она будет заходить время от времени.
        - А, понятно. Как себя чувствует миссис Блэквуд?
        - Спасибо, хорошо.
        - М-м-м, ну и отлично, - грымза расплылась в приторной улыбочке, продолжая буравить меня взглядом своих водянистых голубовато-серых глаз.
        - Что-то ещё, мисс Берч? - из последних сил сохраняя спокойствие, спросил я.
        - М-м-м, да, пока всё, но... Эта дама сказала мне, что через два месяца тебе перестанут выплачивать пособие, Эрик.
        - Да, мое пособие временное, на период реабилитации. Мне и так его почти два года платят, это максимальный срок. Но у мамы останется пенсия по инвалидности.
        - Но я ведь предупреждала, что к Рождеству буду вынуждена поднять плату? Это не только для вас, для всего дома...
        - Я помню, мисс Берч, - едва не скрипнув зубами, перебил её я.
        - Но, учитывая вашу ситуацию...
        - Мы когда-нибудь задерживали оплату?
        - Нет, но...
        - Так в чём дело?
        Домовладелица укоризненно покачала головой.
        - Ты ведь молодой здоровый парень. Та дама из социальной службы - она сказала, что предложила тебе несколько вариантов работы. Но ты от всего отказался...
        - И?
        -Это, конечно, не моё дело, но неужели ты и дальше собираешься сидеть на шее у больной матери?
        - Вы правы - это не ваше дело!
        - Просто я беспокоюсь...
        Я уже не расслышал, о чём она там беспокоится, потому что с размаху захлопнул дверь.  Жалобно хрястнул пластиковый наличник, по экрану «домового» пробежала серая рябь. Я дрожащими пальцами повернул рукоятку дверного замка на три оборота.
        Колотило так, что на ногах едва держался. Мр-разь! Какая же мразь!
        - Эрик? - донеслось из комнаты.
        Я устало уперся лбом в шершавую крашеную стену и зажмурился, пытаясь успокоиться. Внутри все клокотало. Но надо взять себя в руки.
        - Доброе утро, мам! - сказал я, как ни в чем не бывало, появившись на пороге комнаты через пару минут.
        - Что там был за шум?
        Мама обеспокоенно приподнялась на кровати, упираясь дрожащими от напряжения руками в поручни.
        - Всё нормально, мам. Завтракать здесь будешь или на кухне?
        - На кухне, - уверенно сказала она.
        С тех пор, как у неё появилась коляска, она и полчаса лишних не хочет проводить в постели.
        - Окей, давай я помогу тебе собраться.
        Спустя двадцать минут мы уже хлопотали на кухне. Она сидела за столом. Медленно, но аккуратно орудуя закругленным ножом, делала бутерброды с паштетом. Я бы сделал раза в три быстрее, но предоставил это ей. Ей важно хоть иногда чувствовать себя полезной.
        Я разлил кофе по кружкам и устроился напротив с мультимедийной планшеткой в руке. Совсем забыл - Макс ведь говорил, что на сайте Артара вчера вечером опубликовали что-то важное. Думал посмотреть ещё в Шлюзе, но тот разговор с Бэй Фу выбил меня из колеи.
        Запустил последний видеофайл в ленте анонсов. Попутно отметив про себя, что комментов к нему за ночь уже набралось несколько тысяч. Похоже, и правда что-то важное.
        Я переключил звук с планшетки на свой НКИ, чтобы не мешать разговору. Тем более, что мама недолюбливала моё увлечение Артаром, и много раз пыталась уговорить меня бросить его вовсе. Мы пару раз даже здорово поссорились, и в итоге стали просто избегать этой темы.
        - Завершился второй день ежегодного конвента E3 - главной мировой выставки игровой индустрии, проходящей, по традиции, в Лос-Анджелесе...
        Закадровый голос принадлежит Марте Липман. Бессменная пиарщица проекта «Артар», начиная с первых дней. Смазливая мордашка, точеная фигурка, отлично смотрящаяся в любых нарядах - от купальника до тяжелых доспехов. И неизменно жизнерадостные интонации, которые со временем начинают раздражать.
        - Выступление главы Next Generation Games Дерека Остина, безусловно, стало одним из важнейших событий этого дня. Дерек поделился планами развития проекта «Артар» и развеял некоторые слухи...
        - Берч приходила? - спросила мама.
        - Да, - ответил я, чуть приглушая звук. Смысл отпираться? - Напомнила, что к Рождеству оплату поднимет.
        Мама поджала губы, и нож в её руке задрожал сильнее.
        - Мы справимся, мам.
        - Конечно, - слабо улыбнулась она. - Но, Эрик... Может, стоит все-таки подумать над тем, что предлагают в соцслужбе? Бесплатное обучение, и гарантия трудоустройства...
        - В службу санации? Нет уж, спасибо, - буркнул я.
        - Ну что в этом плохого? Это ведь муниципальная служба, и льготы на ней есть. И, возможно, какая-то перспектива...
        - Ну какая перспектива, мам? Ездить на мусоровозе и ковыряться в чужом дерьме за двенадцать кредитов в час?
        - Это неплохая зарплата. Инвалиду сложно найти работу, Эрик...
        - Мам, ну я же просил! Даже слово это забудь!
        - Прости...
        Я поставил видео на паузу и отложил планшет. Какое-то время мы молча ели.
        - Эрик, но нам ведь правда нужно думать о будущем. Твое пособие заканчивается...
        - Я знаю, мам. Я уже нашел работу.
        - Если ты про эти твои сеансы в Эйдосе....
        - Нет. Я договорился о подработке в реале.
        - Правда?
        - Да. И недалеко от нас. Не придется болтаться по всему городу, как в этой твоей службе санации.
        - Что за работа?
        Я помедлил. Ей, конечно, не понравится. Но когда-то все равно придется сказать.
        - Буду время от времени подменять Беккета в баре. Два-три раза в неделю. Смена восьмичасовая, так что надолго тебя оставлять одну не придется. Оплата - двадцать кредитов в час плюс чаевые. В общем, больше двух тысяч в месяц должно выходить. Плюс в Артаре у меня не меньше тысячи в месяц получается. А скоро, возможно, будет ещё больше. Появились там кое-какие новые возможности...
        - Эрик...
        - Да знаю я, тебе не нравится вся эта виртуальная реальность...
        - Я не об этом. Беккет...
        - Ну что Беккет? Я не собираюсь влезать, куда не надо. Это просто работа бармена.
        - Восемь часов на ногах. Ты же не сможешь...
        - Мам, ну мне, наверное, виднее - что я смогу, а что нет? Да и есть там, где присесть!
        Я сжал её подрагивающие ладони.
        - Мам. Посмотри на меня. Я тебе обещаю - все будет хорошо!
        Вряд ли я её убедил. Но она промолчала. Развернув кресло, откатилась от стола.
        - Отдохну немного.
        - А завтрак?
        - Не хочется больше. Может, позже.
        Я вздохнул. Не люблю её расстраивать, но, в конце концов, я уже взрослый. И только от меня зависит, выберемся мы из этой дыры, или нет. А я собираюсь выбраться. Во что бы то ни стало.
        Отхлебнув кофе, снова запустил видео на планшетке. На фоне ярких кадров с игровой выставки голос Марты звучал особенно восторженно.
        -Недавно было объявлено о переносе сроков запуска второго сервера Артара, а также о заморозке работы над крупным дополнением «Тайны глубин», в котором предполагалось добавить целый архипелаг к югу от основного материка. После этих новостей начали ходить слухи о полном закрытии проекта, однако Дерек Остин в своем выступлении подчеркнул, что Артар будет жить.
        В кадре появился сам Остин - полноватый мужик лет тридцати пяти, в своих неизменных старомодных очках в толстой черной оправе.
        - Что я могу сказать по поводу закрытия Артара... - произнес он, наклоняясь к микрофону. - Не дождётесь!
        С улыбкой переждав шквал аплодисментов, он продолжил:
        - Конечно, Артар преподносит нам множество сюрпризов, и не всегда приятных. Очень сложно быть первыми в чем-то. Особенно когда вы как минимум на десятилетие опережаете своё время. Артар - уникальный проект, и ориентироваться нам пока приходится только на самих себя. Мы пробуем, ошибаемся, набиваем шишки. Но стараемся двигаться вперёд.
        В кадре проплыла панорама зрительного зала. Забавно. Я думал, что среди поклонников игры в основном молодежь. Но в толпе можно разглядеть людей самых разных возрастов.
        - Я буду честен, ребят. Да, признаюсь, мы недооценили многие сложности, с которыми пришлось столкнуться. Ведь никто до нас не делал многопользовательскую игру с использованием технологий Эйдоса. А здесь и технические, и юридические, и моральные дилеммы. Не секрет, что с первых дней запуска сервера мы вынуждены участвовать в сотнях судебных тяжб по всему миру. Есть множество людей, которым сама идея такой игры кажется кощунственной - по религиозным или этическим соображениям.
        Я сразу вспомнил Фишера. Хотя он, пожалуй, еще не худший вариант. Просто скептик. Религиозные фанатики куда опасней. Есть банды активистов, которые на улицах подлавливают людей с НКИ, избивают их, а то и пытаются ножами выковырять вживленные под кожу пластины на висках. Они называют это спасением. Для них весь Эйдос - это дьявольское наваждение.
        - Но, с другой стороны, за эти полтора года Артар получил и многомиллионную армию поклонников. Не только тех, кто играет сам, но и тех, кто следит за игровыми событиями. И именно эти люди - все вы - наша главное богатство и опора.
        Снова аплодисменты.
        - Одна из главных проблем NGG, начиная со старта проекта «Артар» - это финансовая сторона вопроса. И, к сожалению, решить её до сих пор не удается. Мы рассчитывали покрыть все расходы и рассчитаться с кредитами за счет расширения базы игроков. Для этого и планировался запуск второго, а затем и третьего сервера игры, которые вместили бы всех желающих. Однако наши аналитики пришли к выводу, что запуск дополнительных серверов пока преждевременен. Несмотря на то, что интерес к проекту колоссальный - порог входа в саму игру по-прежнему достаточно высокий. Главное препятствие - даже не стоимость абонентской платы, а то, что нужно вживить себе нейрокомпьютерный интерфейс. Эта операция сейчас уже не столь дорогостоящая, но до сих пор вызывает множество споров и разногласий в обществе. Люди в массе своей все еще боятся Эйдоса, а недавние скандалы, связанные с так называемым синдромом Джанкеля, только усугубляют ситуацию. Поэтому на сегодняшний день даже единственный сервер Артара заполнен только на восемьдесят - восемьдесят пять процентов. Онлайн в нём редко бывает больше ста тысяч человек. Чтобы
расширяться, нам придется подождать пару лет, пока не увеличится общее число пользователей Эйдоса, пока не снизятся тарифы на доступ в эту сеть.
        Остин откашлялся и отхлебнул из прозрачного высокого стакана.
        -Мы оказались перед сложным выбором. Чтобы вывести проект хотя бы на минимальную прибыль при имеющемся количестве игроков, нам пришлось бы поднять стоимость абонемента как минимум вчетверо...
        По залу прошелся возмущенный гул, и Остин успокаивающе выставил перед собой руки.
        - Но, естественно, мы этого не будем делать. Абонентская плата никогда не была единственной статьёй дохода проекта. Мы получаем достаточно много денег с рекламы, с сувенирной продукции, и так далее. Но пока этого недостаточно. Поэтому мы приняли решение, о котором раздумывали уже около полугода...
        Он сделал паузу, обвел взглядом зал.
        - Мы хотим поэкспериментировать с самой моделью монетизации игры. Первый этап начнется прямо завтра - игроки увидят соответствующие изменения в личном кабинете. Абонентская плата останется на прежнем уровне. Однако теперь для игроков появится еще одна услуга, непосредственно влияющая на игровой процесс...
        Остин наклонился к микрофону и медленно, выделяя каждое слово, произнес:
         - Мы будем продавать золото.
        Камера снова переключилась на нарезку кадров с выставки, а за кадром зазвучал бойкий голосок Марты. Но первые несколько её фраз пролетели у меня мимо ушей.
        Всё вокруг расплылось, в ушах гулко стучал пульс - совсем как во время боя в Артаре. Смутное чувство беспокойства быстро переросло в ужас и ощущение чего-то непоправимого. Последний раз я чувствовал себя так, сидя на асфальте, пока бригада спасателей орудовала резаками, пытаясь вытащить маму из искореженной машины.
        -... отдельно отметил, что, по сути, с самого запуска проекта игроки активно покупали золото Артара за реальные деньги. Но делали они это нелегально, у других игроков. И очень часто сталкивались с мошенничеством, завышенными ценами, со сложностями в передаче золота в игре или переводе денег в реале. Но с сегодняшнего дня появилась прозрачная и простая схема покупки игровой валюты непосредственно у администрации, так что не нужно будет рисковать и связываться с частными продавцами. Ну, а чтобы избежать демпинга и другой недобросовестной конкуренции со стороны нынешних голдселлеров, был введен полный запрет на продажу игроками золота за реальные деньги. Как отметил Дерек Остин, дополнительные доходы, которые получит проект Артар за счет продажи игрового золота, позволят...
        - Эрик, что с тобой?
        Я и не заметил, как мама снова заехала на кухню.
        - Всё в порядке, мам, - выдавил я, переворачивая планшетку экранов вниз. Голос плохо слушался - в горле будто застыл огромный вязкий комок.
        - Что случилось? На тебе же лица нет!
        - Нормально всё, я же сказал. Как себя чувствуешь? Пойдем, прогуляемся?


        Глава 14

        Сигнал входящего звонка раздался, когда мы были уже на пути домой. Погода стояла не по-осеннему тёплая, солнечная, и мы задержались в парке до самого обеда. Даже перекусить зашли в небольшое кафе, в котором с лета осталось несколько столиков на открытой террасе. Пол в ней был весь усыпан хрусткими опавшими листьями - желтыми, багровыми, коричневыми.
        Почти всю дорогу мы молчали, думая каждый о своём. Мама пару раз пробовала меня растормошить, выяснить, что случилось. Я отнекивался. Думать ни о чём не хотелось, не то, что обсуждать.
        Мы как раз ковыляли по тротуару домой. Я не спеша катил перед собой коляску матери. Трость мне была не нужна - хватало того, что я опирался на ручки коляски. Нога почти не болела, несмотря на то, что мы полдня провели на улице. Приступы боли в ней вообще возникают совершенно непредсказуемо. Иногда бывает так, что весь день проваляешься на кровати, а нога всё равно болит так, будто её бензопилой кромсают.
        Звонок был от Макса - надпись об этом всплыла в воздухе перед моим лицом. Я поднес руку к виску. Сейчас, когда я установил себе нейрокомпьютерный интерфейс, мне не нужен телефон - НКИ поддерживает функцию мобильной связи. Намного удобнее обычного смартфона - батарейка не сядет, и слышимость всегда отличная, ведь звук транслируется прямо в мозг. При необходимости НКИ создает и зрительные образы - например, план города, или схему маршрута в виде зеленых стрелок, горящих под твоими ногами. Дополненная реальность, которую видишь только ты.
        - Эрик, привет!
        Голос Макса звучал так, будто тот стоит рядом со мной. Можно было бы и видео вывести, но я не пользуюсь этой функцией на улице. Со стороны выглядит, будто разговариваешь с пустотой, как псих какой-нибудь.
        - Что-то срочное?
        - Отвлекаю? Ну, извини. Просто на меня тут столько навалилось, надо выговориться. Денёк сегодня просто безумный какой-то.
        - Ты это мне говоришь? - саркастически усмехнулся я.
        - Посмотрел вчерашнее выступление Остина на Е3?
        - Да.
        - Ты, как всегда немногословен, - засмеялся Макс. - Ты, надеюсь, не особо расстроился?
        - Как сказать.
        - Но мы тебя ждем сегодня в «Золотом топоре»?
        Я раздраженно мотнул головой. Ну да, для Макса и остальных ничего не изменилось. Им вообще эти нововведения по боку. Это у меня месяцами выстраиваемый мирок рушится. Какой мне теперь вообще смысл возвращаться в Артар?
        - Эрик? Ну, чего молчишь? Ты же не думаешь соскочить, а?
        - Это моё дело.
        - Ты только не горячись, ладно? Давай обсудим кое-что...
        - Макс, мне правда сейчас не совсем удобно.
        - Ну, окей, отстал. Но ты перезвони мне обязательно, как освободишься. У меня к тебе офигенно важный разговор. Даже два разговора! И тебя они тоже касаются.
        - Ладно.
        - Обязательно перезвони, слышишь? Буду ждать!
        Я дал отбой.
        - Кто это? Беккет? - спросила мама, с трудом поворачивая голову, чтобы оглянуться на меня.
        - Нет. Новый знакомый.
        - Кто он?
        - Играем вместе. В Артаре познакомились.
        - Ну, игра - игрой. Но кто он?
        - Не знаю, мам. Я что, допрос ему устраивать буду? Ну, студент. Учится в Академии виртдизайна в Блумсбери.
        - О! Наверное, из хорошей семьи.
        Я невесело улыбнулся.
        - А что это значит, мам?
        - Что?
        - Ну, выражение это. Из хорошей семьи...  У нас, например, хорошая семья?
        Она дотянулась до моей ладони и сжала её своими прохладными, остывшими на свежем воздухе пальцами.
        - Не знаю.  Но у меня замечательный сын. Самый лучший.
        Самый ненавистный и трудоемкий этап наших прогулок - это возращение в квартиру. Четверть часа, а то и больше, ушла на то, чтобы взгромоздиться по пандусу в подъезд, дождаться лифта, погрузиться в него, потом выгрузиться на нашем этаже. Дома я уложил маму в её комнате, приготовил чаю, и только после этого дополз до своей кровати.
        Всё это время из головы не выходил разговор с Максом. Что там такого важного он хочет рассказать? И имеет ли смысл ему перезванивать? Всё кончено. Я отправился в Артар для того, чтобы заработать. И у меня это получалось какое-то время. Но ничто не вечно. И хорошо, что возможность торговать игровым золотом прикрыли сейчас, а не, к примеру, полгода назад, когда у меня и альтернатив-то не было. А сейчас... Буду помогать Беккету. На крайний случай - обращусь в соцслужбу, подыщут какую-нибудь работёнку.
        И мама будет только рада, что я заброшу свои походы в Эйдос. Модем можно будет продать. Они постепенно дешевеют, но тысячи две за него можно выручить, хоть и подержанный.
        Я рассуждал так, бормоча под нос - будто вел с кем-то диалог. Уговаривал сам себя. И сам понимал, что не очень-то получается.
        Есть старая байка про лягушонка, который упал в кастрюлю, стоящую на огне, и принялся купаться в теплой воде. Вода в кастрюле нагревалась всё сильнее, но происходило это постепенно, так что лягушонок и сам не заметил, как сварился.
        Вот и я, похоже, незаметно для себя подсел на виртуальную иглу. Сама мысль о том, что мой мир может снова сузиться до этой вот убогой квартирки, приводила в ужас.
        Кого я обманываю? Я в Артаре уже давно не ради денег.
        Я набрал Макса.
        - О, Эрик, привет ещё раз! Классно, что ты перезвонил!
        Визуальный образ возник на стене напротив кровати. Обычное двухмерное изображение. Говорят, со временем НКИ сможет создавать трехмерные образы - что-то вроде голограмм.
        Макса я не сразу узнал. Да, его аватар в Артаре не особо отличался от реальной внешности. Но одежда, прическа... Было странно видеть его на фоне обычной комнаты, в самой обычной футболке с принтом какой-то музыкальной группы.
        - Ау! Я тебя не вижу. Есть камера где-нибудь?
        Я неохотно потянулся за планшетом и настроил видеосигнал.
        - Охо-хо, вот и наш герой!
        Макс помахал мне рукой.
        - А ты, я смотрю, мой ровесник. Я-то думал, тебе тридцатник, не меньше. Ника, глянь! Я тут с Эриком разговариваю!
        Я с трудом удержался от того, чтобы закрыть глазок камеры ладонью. Вдруг бросило в жар. Даже самому смешно стало. В Артаре я вроде при встрече с ней так не нервничаю.
        Подобрался на кровати, сел ровнее.
        Ника появилась в области зрения камеры откуда-то справа. Немного наклонилась, заглядывая в объектив.
        - Привет!
        Я вымученно улыбнулся и приветственно поднял руку.
        Простая короткая прическа, минимум макияжа, свободная светлая футболка с широким воротом, сползшая набок так, что обнажилось правое плечо. С виду - обычная девчонка.  Почему же мне она даже в таком виде кажется переодетой принцессой из сказки? И самое главное - когда я успел-то так втрескаться? Ведь пару дней как знакомы.
        - Что-то ты выглядишь неважнецки. Тоже день не задался?
        - Жизнь не задалась, - проворчал я. - Ты же говорил, что у тебя что-то важное. Или просто потрепаться звонишь?
        - Да не рычи ты. Дай с мыслями собраться. Я сам с утра как чумной. С работы меня выгнали, в академии свободный день. Вот, домой приехал. Хоть с сестрой увиделись в реале, в кои-то веки.
        - Ага! - поддакнула Ника, усаживаясь рядом с Максом. Так стало еще заметнее, как они похожи. - С тех пор, как он в академию поступил, я его месяцами не вижу. Я, как Кэт, и в Артар-то пошла, чтобы с ним можно было чаще общаться.
        - Ну, прости, сестренка. Я постараюсь заезжать почаще.
        - Ну да, ты только обещаешь...
        - С работы выгнали? Совсем? - прервал я их семейное воркование.
        - Ну, надеюсь, что нет. Но на сегодня дали отгул, чтобы не путался под ногами. Я, видно, задавал слишком много вопросов.
        Макс подобрался, наклонился поближе к камере и с заговорщическим видом затараторил:
        - Я же обещал разведать, что да как с этим странными тотемами из обсидиана, да с синеглазыми демонами. Заодно и наших приятелей ликанов проверить на допинг-контроль. Но в итоге докопался до такого, что все эти наши приключения во Фроствальде - так, мелкие казусы. Ты, говоришь, посмотрел выступление Остина?
        - Да. Утром.
        - Понял, к чему дело идёт?
        - К тому, что мне больше не заработать на продаже золота.
        - Это да. Но кроме того?
        Он сделал паузу, вопросительно приподняв бровь. Я растерялся. После заявления об открытии официальной продажи игрового золота я тот ролик не досматривал. Хватило и одной дурной новости.
        - Понял, - вздохнул Макс. - Окей,  я вкратце объясню.
        - Только вкратце, ладно? - поморщился я. - Если начнешь опять лекции читать по истории Эйдоса - отключусь нафик.
        - Ладно. Если совсем коротко - в NGG творится полная херня. Такое ощущение, что оттуда все бегут, как крысы с тонущего корабля.
        - Остин вроде бы, наоборот, был вполне оптимистичен.
        - Это да! Это он умеет. Но сам он, кстати, в офисе уже пару месяцев не появлялся. Он уже давно перебрался в Калифорнию, у него там неслабый домик на побережье. Даром что компания в долгах по уши.
        - Что, дела у компании еще хуже, чем говорят?
        - Понимаешь, какая штука... - Макс почесал в затылке, взъерошив и без того торчащие пучками волосы. - И да, и нет. С финансовой точки зрения все более-менее выровнялось. Поэтому идея вводить продажу золота выглядит странновато. Такое ощущение, что владельцы хотят выдоить из Артара побольше бабла за короткий срок.
        - Почему?
        - Во-от! Правильный вопрос. Вот только за такие вопросы меня чуть и не попёрли с работы. Но факт остается фактом - NGG вообще забила болт на развитие проекта. Заморозили работу над дополнением. Заморозили работу по открытию дополнительных серверов. Кстати, слова Остина про то, что якобы одного сервера пока хватает для всех желающих - херня полная.
        - Я тоже так подумал. Наоборот - очереди ведь частенько на вход.
        - Вот-вот. Но это еще не всё. Слушай дальше. По поводу кадровой политики. Я-то, устраиваясь сюда, думал, что это перспективно. Думал, что компания набирает стажеров из академии вирт-дизайна, потому что в планах - расти и расширяться. Но и это фигня. Стажеров набрали. А реальные спецы потихоньку куда-то сваливают. В итоге у нас гигантский проект, один из самых масштабных в Эйдосе, а обслуживают его по большей части нубы вроде меня. Которые толком не понимают, как и чего тут устроено.
        - И правда, ерунда какая-то...
        - И это ещё цветочки. Самое главное...
        Тут Макс выдержал долгую драматическую паузу, эффект от которой был здорово смазан тем, что Ника влепила ему подзатыльник.
        - Рассказывай уже, не тяни!
        - Перезагрузки! - обиженно буркнул он, потирая затылок.
        - Что перезагрузки?
        - Вы задумывались, что сервер Артара уже много месяцев работает без перезагрузок?
        - Ну, так почти с самого запуска было, - сказал я, пожимая плечами. - На то, чтобы загрузить сервер в режиме редактирования и внести изменения, уходит пара дней как минимум. На этом компания теряет кучу денег.
        - Ну, мне-то ты можешь не рассказывать! - рассмеялся Макс. - Это всё сказочки для простачков. Да, может, в первые месяцы так и было - Остина здорово дрючили инвесторы, потому что он не укладывался ни в какие сроки. Но вообще, почти все время существования Артара администрирование ведется исключительно инструментами, вшитыми в саму игровую механику. Это как... не знаю... как затяжная операция на живом сердце.
        - Ну и что?
        - Что, что.... Я озадачился этим вопросом. Начал потихоньку расспрашивать, полез в логи, журналы... В общем, Артар не перезагружали уже почти год - со времен патча 1.2. И знаете, почему?
        Он снова замер в предвкушении нашей реакции. Я сидел с каменным лицом, Ника тоже скорчила скучающую гримаску. Макс разочарованно хмыкнул.
        - Злыдни вы!
        - Ну так почему они не перезагружают сервер? - не выдержала Ника.
        - Потому что не могут.
        Мы с Никой ошарашено переглянулись.
        - Прикиньте! - Максу будто пригоршню раскаленных углей за шиворот насыпали - он не мог спокойно усидеть на месте. - Разработчики уже почти год не могут войти в собственный проект в режиме редактирования! Их что-то не пускает!
        - Как такое может быть?
        - Да взломан сервер, очевидно же! Вопрос только - кем. Желающих-то полно. Экстремисты всякие, противники Эйдоса. Конкуренты. Вы же знаете, что только в Америке штук пять проектов, похожих на Артар, готовится. Если бы не скандал с Джанкелем - уже давно бы стартовали. Сейчас вообще все сервера в Эйдосе дорабатывают в сторону уменьшения реалистичности.
        - Вот это да! - Ника округлила свои и без того немаленькие глаза.
        - Я сам офигел. И дело даже не в том, что их взломали. Вы прикиньте, сколько это уже тянется! Если бы взломщики просто хотели угробить проект - уже бы угробили. Но Артар-то работает! Внешне всё благополучно. Только вот постепенно все администраторские инструменты отказывают, один за другим. По большому счету, сейчас админы вообще не управляют сервером. Единственное, что они могут - это просто вырубить его. Но кто же будет резать курицу, которая золотые яйца несёт? Поэтому они просто стригут бабло с него, пока могут.
        Я удивленно присвистнул.
        - Но последние нововведения... - Макс задумчиво покачал головой. - Продажа золота за реал - это же бред! Вся экономика Артара рухнет за пару месяцев. А может, и раньше. Значит, они подозревают, что Артар не продержится дольше. Значит, что-то происходит. Что-то, чего простые игроки пока не замечают.
        - Те, кто создал этот мир, больше ему не хозяева... - проговорил я, вспомнив слова Бэй Фу.
        - Точно! Лучше и не скажешь! Вы только задумайтесь - десятки тысяч игроков каждый день заходят на сервер, который контролируется непонятно кем. Это тянет на неслабый такой скандальчик, если просочится куда-нибудь в сеть.
        - За слив такой информации и грохнуть могут, - мрачно сказал я.
        Ника охнула.
        -Ой, Эрик, не нагнетай! - поморщился Макс. - Тем более, что про Артар и так куча всяких бредовых слухов ходит. Сам как-то смотрел ролик про очередную теорию заговора. Там говорят, что весь Эйдос - это происки инопланетян-рептилоидов, которые устанавливают контроль над человечеством. Так что без весомых доказательств моим россказням все равно никто не поверит.
        - И где ты собрался искать доказательства?
        - Где, как не в самом Артаре? Мне кажется, это все взаимосвязано. Демоны. Обсидиановые черепа. Странные культы. Даже наш приятель-огр. Мне кажется... - Макс перешел почти на шёпот. - Мне кажется, если Артар и правда взломан... То взломан изнутри.
        - Кем-то из команды разработчиков?
        - Да нет же! Кем-то изнутри самого Артара!
        Я покачал головой.
        - Знаешь, версия про инопланетян-рептилоидов, мне кажется, более правдоподобна.
        - Да зря ты так, Эрик! Ты просто не знаешь того, что знаю я! К примеру, я сегодня перелопатил весь дизайн-документ Артара в поисках инфы про этот странный культ фростлингов. Я тебе точно могу сказать - не предусмотрено разработчиками, чтобы эти мохнатые чудики сердца друг другу вырезали и у какого-то там тотема складывали. Ты понимаешь? Этого не прописано в коде!
        - Ну, значит, это прописал тот, кто его взломал... - предположила Ника, но голос её звучал не очень уверенно.
        - Да как?! И главное - когда? Если сервер даже не перезагружался хрен знает сколько времени!
        - Ну, может, как-то без перезагрузки...
        - Да не может! Вы просто не совсем понимаете, как работает Эйдос. Когда сервер работает в пользовательском режиме - в вирте ничего нельзя поменять. Это как отснятый фильм - актеры свое отыграли, их засняли на пленку, пленку смонтировали. Ни убавить, ни прибавить! Вносить изменения в вирт, находясь в нём - просто не-воз-мож-но. Противоречит законам физики. Ну, и кибернетики. И физиологии мозга. Да вообще всем законам!
        - Но откуда тогда всё это взялось?
        - Так это я и хочу выяснить! - расхохотался Макс. - Да я полжизни отдам, чтобы это выяснить. А вы?
        У нас с Никой энтузиазма было куда меньше.
        - Я тебе уже говорила, что, когда ты вот так чем-то увлечешься - ты меня пугаешь?
        - С самого детства так твердишь, сестрёнка, - улыбнулся Макс.
        Да уж, не удивлюсь. Но, надо признать - азарт парня так силён, что и я невольно загорелся. Даже забыл про утренние неприятности.
        - Ну, так что, Эрик? Поможешь мне?
        - Я-то тебе зачем?
        - Ну, а с кем мне расследовать всё это дело? С девчонками? Дракенбольт меня точно кинет, если ты забросишь игру. Он из всей нашей команды только тебя и уважает.
        - Ты что, хочешь забросить игру? - удивилась Ника. - Почему?
        Я тяжело вздохнул и растер лицо ладонями. Что им ответить? Да, я в Артаре не только из-за денег. Но мой заработок всегда был железобетонным оправданием перед матерью. Она уговаривала бросить, я убеждал, что без этого нам не выкарабкаться. А теперь придется как-то врать, изворачиваться...
        - Слушай, если ты так переживаешь из-за денег, то продажа золота ведь не единственный вариант, - сказал Макс. - И не самый доходный.
        - Что же ты предлагаешь?
        - Стримить.
        - Чего? - переспросила Ника.
        - Видео снимать. Вести что-то вроде дневника наших похождений. У таких роликов - дикая популярность в интернете. Играть самим в Артаре не у всех возможность есть, но интересуются им миллионы людей.
        Я отмахнулся.
        - Не мой вариант.
        - Да почему? Ты знаешь, сколько популярные стримеры зарабатывают на этих видео? Десятки тысяч!
        - Во-первых, нужна сама программа. Она стоит больше тысячи кредитов.
        - Фигня. Она быстро окупится. А первые ролики вообще можно будет снять бесплатной пробной версией программы. Там первые два или три часа съемки - бесплатные. Ну, и мы можем скинуться. Снимать-то будем вместе, про похождения всей нашей команды. И заработком тоже можем делиться.
        - Так ты тайны разведывать собрался, или деньги зарабатывать? - улыбнулась Ника.
        - А что, одно другому мешает?
        - Да какие заработки? - разозлился я. - Знаю я про стримы, сам частенько смотрю, и не только про Артар. Но канал-то как-то раскрутить надо, чтобы он начал приносить доход. Ты думаешь, с первых же выложенных роликов мы начнем собирать миллионы просмотров? Да кому мы на хрен нужны?
        - Эрик, ты меня извини, конечно, но ты балбес. Ты ни хрена не смыслишь в пиаре. Да не сопи ты так! Сам посуди.
        Макс начал с апломбом загибать пальцы.
        - У нас же сразу несколько офигенных козырей! Чуть ли не последний на весь Артар смертный - это раз. Танком у нас подрабатывает двухголовый огр - это два. Снимать мы будем не очередные прохождения подземелий и не хроники гильдейских войн, а то, что до нас еще никто не снимал - это три. В конце концов, у нас сразу две красивые девчонки! Одна с большими сиськами, вторая - с маленькими. Это же вообще дрим-тим, команда мечты! Да мы первым же роликом охватим всю целевую аудиторию, которая хоть как-то интересуется Артаром!
        Я рассмеялся. Мне бы такой азарт и оптимизм.
        - Да даже если и так, Макс. Остаётся ещё одна причина. Я до сих пор жив только потому, что старался особо не отсвечивать. А тут мы начнем трезвонить по всему интернету - вот он, ископаемый смертный! Да по этим видео тот же Красный легион меня вычислит в два счета и устроит целый рейд.
        - Тут ты прав, конечно, - помрачнев, буркнул Макс. - Но, с другой стороны, этот наш конфликт с Легионом - еще одна завлекалочка для зрителей. Да, ставки резко возрастают, и риск большой. Но и награда может быть соответствующей. Ну, сколько ты мог в одиночку зарабатывать на продаже игрового золота? Пятьсот кредитов в месяц? Семьсот? В стримах совсем другие деньги. Если тебе действительно они так нужны.
        Вот ведь змей-искуситель!
        Нужны деньги. Ещё как нужны. И не несколько сотен в месяц, а такой куш, чтобы хватило на всё. Поднять на ноги мать. Самому вылечиться полностью. Выбраться с этой помойки и переехать в нормальную квартиру...
        - В стрим-сетях ведь и тотализаторы есть, - продолжил Макс. - В основном там ставки делают на исход боев на арене. Но в твоем случае, по-моему, можно хоть каждый день делать ставки - выживешь ты или нет.
        - Предлагаешь меня в аттракцион превратить, на потеху зрителям?
        - Ну почему же на потеху? Ты же не клоун в этой ситуации. Ты... гладиатор. Рискуешь жизнью, чтобы обрести свободу. Это красиво, черт побери.
        Макс сказал это совершенно серьёзно, без стёба. Но вряд ли он даже подозревал, насколько его слова пришлись в цель.
        - Торопиться пока не будем, - тихо проговорил я. - Надо обмозговать.
        - Конечно! Я же просто предложил. Если для тебя Артар - это способ заработать, то мы постараемся помочь. Пока сами съемки можно осваивать потихоньку. Наберем материал для первых роликов, смонтируем. А уж когда выкладывать - сам решишь.
        Я кивнул.
        - Эрик! - донеслось из-за стены.
        - Ладно, мне пора, - засуетился я. Время за разговором пролетело незаметно.
        - Так что - встречаемся сегодня в «Золотом топоре»? - уточнил Макс.
        - Да, конечно, - чуть помедлив, ответил я.
        - Договорились! Тогда до вечера!
        - Пока! - улыбнулась Ника.
        - До вечера. И... спасибо вам, ребят.
        - За что? - удивился Макс.
        - Есть за что... - тихо проговорил я.
        День сегодня и правда сумасшедший. Один из тех, что, как удар меча, разделяют жизнь на «до» и «после». Это «после» пока загадочно и непонятно. Может быть, в нем скрывается то, о чем я давно мечтал. А может, наоборот - смерть, крах, полная безнадёга. Пока понятно лишь одно - все ответы скрываются где-то там, в другой реальности.
        Артар ждёт.


        Глава 15

        Все мы носим маски. Всегда. Всю жизнь. И порой снимаем одну только для того, чтобы показать следующую. Этакий нескончаемый и всеобщий парад лицемерия, достигший апофеоза с изобретением виртуальности.
        Взять тот же Артар. Я ведь далеко не сразу стал волком-одиночкой, не сразу научился сторониться людных мест и проторенных троп. Был короткий период - буквально первые недели - когда я пытался найти друзей, влиться в какой-нибудь клан. Когда в реале заперт в четырех стенах наедине с болью и беспомощностью - хочется хотя бы в иллюзорном мире быть не одиноким.
        И заметил я парадоксальную вещь.
        С одной стороны, Артар - как гигантский бал-маскарад. Здесь суровый седобородый воин запросто может оказаться аватаром прыщавого юнца, а за образом длинноногой стервозины-волшебницы с кукольным личиком частенько скрывается какой-нибудь серый неприметный тип с землистым лицом и проплешиной на затылке. При создании аватаров мало кто берет собственную внешность. Все с упоением рисуют себе новые маски.
        Но в то же время - именно здесь, в Артаре, надежно укрытые за выдуманными именами и фальшивой внешностью, люди начинают показывать свою истинную сущность. Им нет больше смысла притворяться. Некого стесняться. Некого бояться. Воспитание, нормы морали, репутация, стереотипы поведения - на все плевать. Многие здесь, порой и сами не осознавая, становятся самими собой.
        И вот тут-то начинается самое интересное.
        Здесь суровый седой воин запросто может сдружиться со стервозиной-волшебницей и месяцами путешествовать вдвоем по просторам Артара. Хотя, казалось бы, ничего общего у них нет и быть не может - ни у вояки с волшебницей, ни у юнца с серым типом, что скрываются за ними в реале.
        Здесь парень, зарабатывающий игровое золото, чтобы вылечить больную мать, берет к себе в напарники целителя. В реале тот - добряк и скромняга, учитель в старших классах, отец очаровательных трехлетних дочек-близняшек, Эмилии и Софии. Парень доверяет ему свою виртуальную жизнь без оглядки, а через несколько дней совместного похода получает кинжал в спину.
        Здесь юные трепетные девы в облике волосатых варваров с наслаждением орудуют секирами в схватке и жестоко насилуют наложниц в борделях Золотой Гавани. А чопорные старые девы типа  старухи Берч становятся роковыми красавицами, разбивающими сердца приключенцам. Или, наоборот, легкомысленными потаскушками, ложащимися под каждого встречного.
        Что это? Желание прожить другую жизнь, максимально непохожую на ту, что в реале? Или тщательно подавляемые в реале наклонности, которые в Артаре нет нужды прятать?  Ведь здесь всё понарошку, а значит - всё можно.
        Не знаю. Может, всё сразу. Мне всё равно не понять. Самому мне даже в голову не приходило кого-то из себя корчить. Я в Артаре ровно такой же, как и в жизни. Разве что не хромаю.
        А может, у меня просто совсем туго с фантазией.
        Я размышлял обо всем этом, шагая по искрящемуся, уютно поскрипывающему под ногами снегу от менгира к «Золотому топору». И вдруг понял, почему мне так быстро удалось найти общий язык с Максом и Никой.
        Они... настоящие. И последний наш разговор в реале это окончательно подтвердил.
        Тяжелая дверь в «Золотой топор» слегка скрипнула, впуская меня внутрь. В лицо пахнуло теплым воздухом и запахом жареного мяса. На вертеле над очагом млела подрумянившаяся тушка молодого кабанчика.
        Я на секунду замер на пороге.
        В зале таверны было непривычно многолюдно. Наше место у очага было занято компанией чужаков. Мак, Ника и Катарина забились в самый угол, рассевшись за небольшим столиком, освещаемым огарком толстой, как полено, свечи. Бэй Фу развалился на своем месте и, кажется, дремал.
        Собравшаяся у очага компания не обратила на меня особого внимания - как раз подошла Отилия с целым подносом пивных кружек, увенчанных пенными шапками. Игроки загалдели, встречая угощение, наперебой потянулись к пиву. Только улыбчивый парень в черной шипастой куртке скользнул по мне цепким взглядом - мельком, будто бы невзначай.
        Я, не торопясь, направился к своим, не сбрасывая капюшона. На ходу искоса оглядел чужаков.
        Четверо, как и нас. Но, судя по снаряжению, все куда опытнее моих спутников.
        Парень, с которым мы пересеклись взглядами - похоже, лидер группы. Либо разбойник, либо лучник. В общем, что-то с упором на прокачку ловкости. Оружия у него не разглядел. Доспех - из кожи черного василиска, с сохранившимися на наплечниках характерными костяными шипами.  Василиски - редкие твари, и опасные. Водятся всего в паре мест - в дальних локациях Марракана и южнее, у самого побережья. Завалить такого в одиночку  нереально. Эта шкура покрепче стали. А сама зверюга мало того, что размером с быка, так ещё и ядовитая, как кобра.
        Ещё двое сидят ко мне спиной, одинаковые, как две стрелы в колчане. Бритые затылки, туго обтянутые черной кожей широкие спины. Короткие массивные тесаки у бедра - с широкими, чуть загнутыми клинками. Приглядевшись, я понял, что эти двое и правда близнецы - черноглазые, носатые, похожи то ли на арабов, то ли на греков. По классу - вряд ли чистые воины. У тех все классовые бонусы сводятся к быстрому набору силы, и недостаток скорости они стараются компенсировать тем, что запаковываются до бровей в тяжелую броню. У этих же - кожаные доспехи, сабли и небольшие щиты. Тоже разбойники.
        Четвертый - похоже, маг. Но специализацию и степень мастерства на глазок определить трудно. Маги любят увешиваться всякими цацками - отчасти из-за того, что часто используют эти артефакты в бою. Этот - не из таких. Наряжен в какой-то серый замызганный балахон, весь в пятнах и заплатах. Да и сам выглядит, как типичный задрот. Пухлая одутловатая физиономия, висящие сосульками рыжеватые волосы - спутанные, давно не стриженные. Аватар, похоже, копировался с реальной внешности, и это как раз тот случай, когда стоило бы немного себя приукрасить. Но этому типу, похоже, абсолютно плевать, как он выглядит.
        Трое ловкачей и маг. Странноватый состав для группы. Если они, конечно, не ждут ещё кого-то.
        - Привет! Ну, наконец-то! - радостно встретил меня Макс. - Ты немного задержался, мы уже волноваться начали.
        - Все в порядке, - буркнул я, усаживаясь на лавку напротив Макса и Кэт. Пришлось сесть спиной к чужакам, и это немного раздражало. Но зато рядом была Ника. Лавки возле этого столика короткие, так что мы с ней оказались почти вплотную, слегка соприкасаясь бедрами. И от этого прикосновения по телу пошла жаркая томительная волна.
         - Давно эти здесь? - спросил я у Макса, стараясь не глядеть на целительницу.
        - Почти одновременно с нами пришли. Вроде безобидные. Только этот вон смазливый к Кэт пытался клеиться.
        Лучница усмехнулась и покосилась на Макса.
        - Как от них теперь избавиться - даже не знаю. Больта же надо как-то вывести.
        - Как он, кстати? Спрашивал у Отилии?
        - Да чего ему сделается, оглоеду? Я сам к нему в подвал спустился, проверил. Жрёт себе да медовуху глыщет. Ну, и когда игроков поблизости нет - Отилия его наверх отпускает, по хозяйству помочь.
        Я кивнул. Обвел взглядом свой маленький отряд.
        - А вы чего такие хмурые, девчат?
        Катарина поежилась, потерлась щекой о воротник куртки.
        - Да неуютно как-то. После всего, что Макс вчера порассказывал. Я даже заходить в игру не хотела.
        Макс страдальчески закатил глаза.
        - Кэт, ну перестань! Ничего ведь не изменилось. Просто мы теперь знаем чуть больше остальных.
        - Да вот лучше бы не знали. Спокойнее было бы.
        В чем-то она права. Я тоже, шагая из Шлюза в портал, ведущий на сервер Артара, невольно задержался на пороге. После того, что я вчера узнал от Макса и от Бэй Фу, этот мир уже сложно было воспринимать по-прежнему. В воздухе натянутой до предела струной дрожало ощущение тревоги.
        - Да и, честно говоря, без тебя было страшновато, - шепнула Ника, касаясь моего плеча. - Кто знает, чего от этих ожидать...
        И её можно понять. После того, как она в первые же дни игры нарвалась на отморозков, которые её чуть не изнасиловали, она теперь наверняка ко всем незнакомым игрокам будет относиться с опаской. Впрочем, это как раз полезная привычка.
        - А я вам, выходит, не защитник? - обиженно фыркнул Макс.
        Кэт молча улыбнулась, взъерошила ему волосы. Маг приобнял её и звонко чмокнул куда-то в шею, зарываясь лицом в её пушистый лисий воротник.
        Вот Кэт я, кстати, в реале так и не увидел. Интересно, какая она...
        - Чего делать-то будем, командир? - повернулся ко мне Макс. - Не прямо сейчас, а вообще? Программку для стрима установил?
        Я кивнул.
        - Я тоже. Там по три часа бесплатных - вдвоем уж наберем хорошего материала для первых роликов. Ты только не забывай запускать шмелей, когда будет что-то интересное начинаться.
        Да уж, с этими стримами - целая эпопея. Самая продвинутая программа - TwitchPro - имеет отдельную модификацию специально для Эйдоса. Съемка ведется не только «из глаз», но и с помощью крохотных летающих дронов. В пробной версии программы их три, в полной - штук десять. Летают, снимают происходящее с разных точек и вроде как даже умеют выбирать наиболее удачные ракурсы.
        Мне весь этот шоу-бизнес не по душе, но Макс прав - если я по-прежнему хочу зарабатывать в Артаре, то придется перестраиваться. Сам стиль игры менять кардинально. Если раньше я не лез на рожон и предпочитал скучные, но надежные и безопасные способы заработка и прокачки - то теперь надо будет учиться рисковать и играть зрелищно.
        К мысли этой надо привыкнуть, так что я решил пока не торопиться.  Нужно придумать, на съемку каких эпизодов потратить имеющиеся у нас бесплатные часы. Плюс теперь, когда мне не нужно выводить все золото в реал, я могу тратить его на снаряжение. И это - самая приятная часть изменений. За время игры я постепенно привык, что заработанное мной золото утекает мимо. Да, всё было не напрасно - золото превращалось в евро-кредиты, благодаря которым мы с матерью относительно сносно жили этот год. Умом я это понимал. Но меня не покидало ощущение, что я сам себя обкрадываю, оставаясь нищебродом что в Артаре, что в реале.
        Перед самым выходом в Артар я пошерстил форумы, на которых обычно искал клиентов для продажи золота. В основном игровую валюту покупали либо богатенькие нубы, желающие облегчить себе старт игры, либо казначеи активно развивающихся кланов, либо посредники. Первая категория клиентов испарилась сразу же - действительно, им проще и надежнее покупать у администрации. Остальные вроде пока не собираются сворачивать бизнес - просто уходят в подполье. Но цены на золото за первые же часы после выступления Остина обрушились почти вдвое.
        У меня успело скопиться почти шестьсот золотых. Теперь за них не выручишь и трех сотен кредитов, да еще и рискуешь при этом нарваться на бан. Игра точно не стоит свеч.
        А вот обновить броню и закупить разных полезностей на эту сумму вполне можно. Тем более, что драться с достойными противниками теперь, похоже, придется куда чаще.
        - Здесь нам задерживаться не стоит, - рассудил я. - Надо выдвигаться на север, дальше в леса.
        - А на ночевку где останавливаться?
        - Надо подгадать так, чтобы на ночевку ходить в оффлайн.
        - А Больт?
        Я вздохнул.
        - Все-таки придется раскошелиться и купить для него ту штуку у Ксилаев, с заклинанием Возврата. Другого выхода я не вижу. Поставим метку на возвращение сюда. Договоримся, чтобы, пока мы в оффлайне, он прятался здесь, в «Золотом топоре». Если, конечно, Отилия его будет терпеть.
        - О, да она, похоже, совсем не против, - хихикнул Макс. И вдруг притих, глядя куда-то поверх моего плеча. Я чуть повернулся и боковым зрением уловил движение за спиной.
        Рефлексы сработали быстрее, чем я успел что-то сообразить. Еще секунда - и я стоял лицом к лицу с чужаками. Шипение вынимаемых из ножен клинков слилось в единый шепот, закончившийся звонким цоканьем - острие моего скимитара соприкоснулось с тесаками близнецов. Клинки их были из темного серого металла, и по всей длине украшены мерцающими рунами.
        - Воу-воу, вы чего все такие нервные-то? - рассмеялся парень в шипастой куртке. Он стоял между близнецами, но те, выдвинувшись чуть вперед, заслонили его своими широченными плечами.
        Покачав головой, он легонько, тыльными сторонами ладоней, подвинул громил. Те послушно расступились, не сводя с меня взглядов из-под одинаково нахмуренных бровей и одинаково раздувая ноздри. Различить их можно было только по глазам - у того, что справа, один глаз был обычный, карий, а второй - светло-светло-серый, почти прозрачный, с ярко выделяющимся зрачком. Выглядело жутковато.
        - Ну всё, всё! - примирительно поднял руки главарь. - Кейн, Густав, остыньте. Я же просто поговорить подошёл.
        Куртка его переливалась в отсветах свечей разноцветными сполохами. Чешуя василиска и сама по себе гладкая и блестящая, как стекло. Но вдобавок ко всему она ещё и здорово удерживает магию, так что чарами такой доспех можно накачать под самую завязку. Приглядевшись, я увидел, что доспех незнакомца еще и богато инкрустирован крупными рубинами и вставками из блестящего металла с зеленоватым отливом. Лунное серебро.
        Гартлоб меня дери, да один этот доспех стоит больше, чем я заработал за всю свою игру в Артаре!
        Сам обладатель сокровища выглядел немногим старше меня. Тонкие черты лица, блестящие черные волосы - будто только что из модной парикмахерской. Внимательный, чуть насмешливый взгляд темных глаз. Четкие, будто тушью подведенные брови - тонкие, прямые, с идеально выверенным изломом.
        А на груди поблескивает круглый медальон, на лицевой стороне которого чешуйчатый змей кусает собственный хвост. Искатель. Надо же. Давненько я не встречал себе подобных.
        - Железяки в ножны, говорю!
        Близнецы нехотя опустили оружие. Вслед за ними и я.
        - Что тебе нужно? - спросил я.
        Красавчик неодобрительно поцокал языком, но тут же рассмеялся. Его, кажется, забавляет абсолютно все, что он видит. Мне бы такой позитивный настрой по жизни.
        - Ты не очень-то вежлив, дружище. Как тебя зовут?
        - Эрик, - немного помедлив, ответил я.
        - О-хо-хо, да мы почти тёзки! Здесь мое прозвище - Маверик. А зовут меня Ричард. Для друзей - Рик.
        - Может, тогда, чтобы не путаться, мы будем называть тебя Дик? - насмешливо отозвался Макс.
        - Да нет уж, я бы предпочел Рика, - рассмеялся Маверик, обнажив белоснежные зубы.
        - Я слышал о тебе, - сказал я.
        - Вот как? Польщен. Я действительно довольно известен... в некоторых кругах. Хотя не особенно-то стремлюсь к славе. В гильдиях не состою, во всякие местные разборки не вмешиваюсь. Я сам по себе.
        Имя Маверик частенько упоминали скупщики золота - те, что из посредников. Болтали о каком-то богатеньком скучающем пижоне, коллекционере игровых редкостей. Пару раз мне даже предлагали что-то типа квестов, ссылаясь на него. Но речь шла о вещах, о которых я слыхом не слыхивал. Либо о трофеях, которые нереально добыть в одиночку.
        Артар изначально задумывался как игра, в которой у всех равные возможности. Абонентская плата для всех одинакова, и особые игровые преимущества за реальные деньги не купишь. Но тот, кто очень хочет, конечно, найдет способы обойти систему. Деньги решают всё. В любом из миров.
        Так вот он, значит, какой, этот Рик. Действительно, денег у него, видно, хоть лопатой греби. Вон, даже  парочку собственных церберов таскает с собой. Для этих двоих громил тут явно не игра, а повседневная работа. Не удивлюсь, что они и в реале его телохранители.
        Вот только что он здесь-то забыл, в этой промерзшей насквозь глуши?
        - Кое-кто говорил мне, что ты интересуешься разными редкостями. И готов за них щедро платить.
        - А, ты об этом. Ну да, есть у меня такое... хобби. Люблю то, чего ни у кого нет.
        - Кто ж не любит.
        - Классная куртка, кстати, - вставил Макс. - Сразу видно - бешеных денег стоит. Не боишься разгуливать-то так по Артару? Разденут ещё.
        - Ну, и разденусь. Если правильно попросят, - парировал Маверик, подмигивая Катарине.
        - А если неправильно? - не унимался Макс.
        - Тогда им придется побеседовать с ребятами.
        Рик небрежно оперся на плечи своих громил. Он был чуть ниже их ростом и куда менее мощный. Но что-то в его движениях и манере держаться подсказывало, что он и сам в бою не отсиживается в сторонке. Изогнутая, похожая на пиратскую, сабля и богато украшенный кинжал с волнистым клинком явно обосновались у него на поясе не для красоты.
        - Ну, а совсем уж на крайний случай - у нас есть Инвок.
        - Что?
        - Не что, а кто, - Рик качнул головой в сторону последнего члена их команды.
        Маг остался за столом и деловито расправлялся с запеченным на вертеле поросенком, руками отламывая ароматное, исходящее паром мясо и прихлебывая пиво из деревянной кружки. Наш разговор его будто бы вообще не касается - даже не глядит в нашу сторону.
        - Ладно, хватит болтовни, - поморщился я. - У тебя к нам какой-то разговор?
        - Предложение, - уточнил Маверик. - Тысячу золотых вон за ту глазастенькую красавицу.
        Он указал на Нику. Та растерянно оглянулась на Макса, потом на меня.
        - В смысле? - грозно спросил Макс. - Ты за кого нас принимаешь-то?
        - Воу-воу, не нервничайте вы так! Я, может, не совсем точно выразился...
        Он подошел ближе к нашему столику и, слегка приобняв Нику за плечи, мягко произнес:
        - Надеюсь, я тебя не обидел?
        Ника смущенно улыбнулась, глядя на него снизу вверх.
        - Как тебя зовут?
        - Ника.
        Рик взял ее за руку, помог подняться. И поцеловал ей тыльную сторону ладони в старомодном джентльменском поклоне. Ника окончательно смутилась и не знала, куда девать взгляд. На щеках её проступил заметный румянец.
        Пальцы мои сами собой потянулись к рукояти скимитара, но я вовремя одернул себя - раньше, чем успели среагировать телохранители Рика. Чего я дергаюсь-то?
        - Я хотел лишь сказать, что заметил лилию на медальоне вашей очаровательной спутницы...
        - Экий ты глазастый, - хмыкнул Макс.
        - Ну да, я наблюдательный, - согласился Рик. - Я бы и раньше её заметил, но она сидела спиной. Да и, признаться, сложно было оторвать взгляд от твоей темнокожей подружки.
        - Слушай, ты, кобелина, ты говори уже внятно, чего тебе нужно, и проваливай! - не выдержал Макс.
        Его этот хлыщ, похоже, тоже здорово раздражал. Как и меня.
        -- А вот дерзить мне не надо, - вкрадчиво отозвался Маверик, и взгляд его из добродушного мгновенно сделалось жестким и властным. Будто пелена спала.
        - А то что? - не унимался Макс. Вскинул руку ладонью кверху, и в воздухе завис яркий огненный сгусток.
        Уши слегка заложило - будто при входе в воду. Боевой режим.
        Заняло все пару секунд, но для меня время растянулось, так что я успел разглядеть все в подробностях.
        Макс не собирался швырять огненный шар - просто хотел припугнуть. Вот ведь задира чёртов! Надо с ним  серьезный разговор составить по этому поводу. Когда-нибудь он нас основательно подставит такими выходками.
        Но Маверик угрозу воспринял всерьез. А может, просто от неожиданности отпрянул, схватившись за кинжал. Близнецы рванулись вперед, на ходу выдирая свои тесаки из ножен.
        Я метнул два слоя Щита, притормаживая телохранителей, а сам выхватил скимитар, хлестнул им наискосок, по восходящей. Передумал в самый последний момент - лезвие замерло в сантиметре от шеи Маверика.
        У меня и так уже полно врагов. Зачем обзаводиться ещё одним, тем более таким могущественным?
        - Воу-воу-воу! - закричал Рик, поднимая руки и опасливо косясь на клинок у своей шеи. - Тихо! Замерли все!
        Близнецы послушно остановились, но клинки их уперлись остриями мне в бок. Ощущение не из приятных.
        Макс зажег пламя на второй ладони, Катарина потянулась к луку.
        - Стоят всем, я сказал! - рявкнул Маверик.
        Все и правда на пару секунд замерли, как на стопкадре. В повисшей тишине отчетливо раздалась сытая отрыжка - маг за столом продолжал трапезничать, будто все происходящее его вообще не касалось.
        - Да что ж вы все такие агрессивные-то, ребят? - поинтересовался Рик аккуратно, двумя пальцами, отводя мой клинок от своей шеи. - Даже странно. Вам тестостерон девать некуда, что ли? С такими-то девчонками?
        - Не трать наше время, - проворчал я. - Говори, что тебе нужно.
        - Ну, хорошо, деловитый ты наш. Давайте только уберем колющие и режущие предметы подальше. Они меня нервируют.
        Мы с близнецами снова спрятали оружие в ножны. Кейн - тот, что со странным белесым глазом, оценивающе окинул меня взглядом и недоверчиво скривился. Похоже, я застал бравых церберов врасплох. И им это здорово не понравилось.
        - Вот и отлично, - удовлетворенно кивнул Маверик. - Я вижу, вы ребята серьезные. Что ж, я тоже деловой человек. У нас тут возникла... щекотливая ситуация. Мы собрались в небольшое путешествие на север, к Ледяному хребту. Нашли для этого дела еще пару человек в группу. Но в последний момент они нас кинули. И это меня очень печалит. Я понимаю, здесь всего лишь игра. Но нельзя же так наплевательски относиться к договоренностям.
        - Куда именно вы собираетесь?
        - Э, нет, дружище. Конечную цель нашей миссии я раскрывать не хочу.
        - Дело твое. От нас-то тогда чего хочешь?
        - Я же сказал - я готов заплатить вашей очаровательной спутнице тысячу золотых, если она пойдет с нами. Нам нужен целитель и баффер.
        - Я одна никуда не пойду! - запротестовала Ника. - Да и все равно с меня толку мало. Я всего несколько дней играю.
        - Разве? По виду и не скажешь.
        - Мы помогли ей со снаряжением, - пояснил я.
        - Вот оно что... Но что-то же ты умеешь?
        - Благословение небес. Целительный свет. Древесная кожа. Свет справедливости. Призрачные оковы. Всё первого уровня.
        - Хм... Прибавка к характеристикам. Лечение. Щит от физического урона. Короткий бафф на ускорение и силу. И небольшой стан на мобов, - прикинул Маверик.
        - Призрачные оковы на големов все равно не подействуют, - проворчал Кейн. - Да и остальное всё - фигня. Сильный целитель нужен. Чтобы и лечить успевал, и воскрешать на месте.
        - А лучше с бафами на неуязвимость, - поддакнул второй близнец.
        - Да знаю, знаю, - отмахнулся Рик.
        - Големы? - спросил Макс. - Вы в Громовую Кузницу собрались, что ли?
        Маверик вздохнул.
        - Ну да. Но это лишь одно из мест, которое нужно успеть посетить. И желательно добраться за сегодня. Потом мы двинемся дальше на север.
        - Пешком?
        - Это Фроствальд, парень. Здесь всего две башни Тенептиц - у Трех клыков и возле базы Зверобоев. Так что тут большую часть региона приходится пешком обходить. Тебя как зовут-то, кстати, вспыльчивый ты наш?
        - Макс, - буркнул маг. И нехотя добавил: - А это моя девушка, Катарина.
        - Маг и лучница... - задумчиво пробормотал Маверик. - Ну, дальнобойная поддержка никогда не помешает. И ты, Эрик, я смотрю, тоже не промах. Меня поначалу твой внешний вид смутил - думал, ты из новичков. Сколько такой доспех-то стоит? Пятнадцать золотых? Двадцать?  Что,  так туго с деньгами?
        Я не ответил, мрачно буравя его взглядом.
        - Да дохлый номер, босс, - возразил Густав. - Дело даже не в целительнице. Зельями отхилились, на крайний случай. Но танк ведь нормальный нужен. Не потянем мы.
        Мы переглянулись с Максом. Я вопросительно приподнял бровь. Тот поморщился и пожал плечами.
        Мне Маверик тоже не особо нравился. Но он тоже собирается на север. И если уж объединяться с новыми союзниками из числа игроков, то он - один из немногих подходящих вариантов. Судя по тому, что я о нем слышал, его не интересует золото, прокачка, карьера в гильдиях или репутация у фракций неписей. Ему вообще плевать на большую часть игрового процесса - всё, что ему нужно, он может купить за реал. Он ведет в Артаре свою собственную игру, сам для себя придумывая задачи и развлечения.
        Но что же он задумал на этот раз?
        - Мы тоже как раз собирались на север, - сказал я. - Не в Кузню, но можем свернуть с нашего маршрута. Одно условие.  Если тебе нужна наша помощь - то придется взять всех.
        - И мы все стоим по тысяче золотых! - выпалил Макс.
        Маверик рассмеялся.
        - А физиономия у тебя не треснет, высокооплачиваемый ты наш? Будь среди вас хороший танк - я, может, и подумал бы. А пока - могу предложить только тысячу. И то - только за прекрасные глаза вашей целительницы. И за ваше молчание, если вдруг решим взять вас дальше Небесной Кузницы. Об этом моем походе пока никто не должен знать.
        - Три тысячи, - сказал я. - И то, что поход тайный - нас вполне устраивает. Мы сам не любим светиться.
        - Три тысячи? - моя наглость изрядно развеселила Маверика. - С чего ты взял, что вы столько стоите?
        - С того, что, если ты действительно за сегодня хочешь пройти до босса Громовой Кузницы, тебе нужно поторопиться. И кого-то другого ты здесь хрен найдешь. Регион не самый популярный. Мы тут уже пару дней, и впервые встречаем других игроков. Можешь, конечно, клич кинуть по мировому чату. Но ты ведь не хочешь лишний раз светиться.
        - Это верно. Нежелательно, чтобы кто-то вообще знал, что я во Фроствальде. Но - три тысячи золотых...
        Я выложил главный козырь.
        - А ещё - тебе ведь нужен танк. Он у нас есть.
        Рик задумчиво потер подбородок, пересекся взглядом с телохранителями. Те пожали плечами.
        - Ну, три - так три. Деньги-то - не вопрос. Вот только танк нужен толковый. Особенно если вы решите не только Небесную Кузницу с нами пройти, но и двинуться дальше. Сдюжит ваш танк-то? Достаточно силён?
        Мы с Максом и девчонками переглянулись и дружно рассмеялись.
        - О, дружище,- улыбнулся я. - Поверь, ты будешь впечатлён.


        Глава 16

        Ксилаи - те еще приспособленцы. Их лагеря в разных регионах Артара выглядят совершенно по-разному, но так, чтоб не выбиваться из общего стиля локации. В степях Лардаса их издалека можно спутать со стойбищами дау - конусовидные шатры из шкур, плетеные изгороди, тотемы, вырезанные из вертикально вколоченных в землю брёвен. В Марракане они предпочитают селиться вблизи оазисов, а лагерь их выглядит как большая экспедиция на привале - повозки с полотняным верхом, легкие навесы от солнца, наспех сооруженные прилавки из решетчатых ящиков. У побережья их поселки больше похожи на небольшие ярмарки, а то и на стоянки бродячего цирка.
        Во Фроствальде котам, волей-неволей, пришлось укрепиться. Здесь, в царстве снегов и метелей, в шатре или повозке долго не просидишь.
        Непонятно, облюбовали ли Кси готовую поляну для лагеря, или сами расчистили её в лесу, но место что надо - идеально ровная площадка, на которой разместилась дюжина бревенчатых домов, длинная коновязь, колодец с огромным воротом и несколько покатых навесов, под которыми свалены многочисленные тюки, бочки, свертки, ящики. Крыши у домов деревянные, двускатные,  спускаются до самой земли, делая жилища похожими на треугольные шалаши. У коновязи меланхолично жуют сено несколько лошадей на продажу.
        Издалека поселок кажется подернутым каким-то маревом - будто находится внутри гигантского мыльного пузыря. Вблизи это незаметно, но зато бросается в глаза, что в лагере всегда безветренно, а снег, если и падает, то редкими легкими пушинками, покрывая крыши и навесы тонким слоем. Похоже, над ним магический барьер, защищающий от непогоды. Уж кому-кому, а ксилаям такие штуки под силу.
        Строения расположились на поляне так, что образовали две пересекающиеся правильным крестом улочки. На перекрестке, повернутые фасадами к центральной площадке - основные заведения, интересующие игроков. Лавка алхимика, лавка магических артефактов, кузница (или правильнее назвать её ремонтной мастерской), магазин скупщика и небольшой кабак, в котором хозяйничает Джи Ксу - рыжая, зеленоглазая ксилайка, похожая на рысь. Ну, и резиденция Делун Тао - самый большой дом, с огромными лосиными рогами над входом.
        Наш неожиданно увеличившийся отряд оказался единственными гостями лагеря. Впрочем, игроки сюда вообще заглядывают редко, даже те, кто все-таки решил побродить по этим заснеженным лесам. Основная перевалочная база Фроствальда - лагерь Зверобоев. Там и торговцев больше, и аукционный дом есть, и, кажется, даже что-то вроде арены для игроков.
        Нам все это ни к чему. Мы - что я, что Маверик - прибыли во Фроствальд со стороны Трех клыков именно потому, что не хотели лишний раз попадаться на глаза другим игрокам.
        Зато попались друг другу.
        Присоединиться к Маверику было вполне логичным решением, даже если не брать в расчет вознаграждение, что он нам пообещал. После нашей стычки со странной троицей ликанов снова соваться в лес тем же составом было страшновато. Подкрепление оказалось очень кстати. И все равно хотелось поскорее выдвинуться на север, покинуть эту область, чтоб уж точно не наткнуться  на оборотней. Долго преследовать нас они не смогут. У всех монстров и неписей в Артаре - жесткая привязка к локациям.
        Хотя, учитывая то, что мы узнали от Макса, теперь вообще ни в чем нельзя быть уверенным.
        В конце концов, тот же Дракенбольт давным-давно сорвался с обжитых мест. И не думаю, что все это время он провел в той берлоге в Арнархолте, где мы его нашли. Наверняка поскитался по материку. Надо будет как-нибудь расспросить его подробнее.
        Огру, кстати, пополнение отряда  пришлось не по душе. А может, он просто обиделся, что с ним не посоветовались. Поначалу-то, когда мы его вытащили из подвала «Золотого топора», он здорово обрадовался. Особенно Дракен. Чуть ли не расцеловал нас всех - видно, заскучал взаперти, несмотря на наличие выпивки и явную благосклонность Отилии. Однако Маверик и его компания здоровяка явно не впечатлили. И, пока мы шли от таверны к лагерю Кси, настроение двухголового испортилось окончательно. Он сопел, похрюкивал и демонстративно держался чуть позади основной группы.
        Зато наш наниматель разливался соловьем, особенно перед девчонками. Он вообще, похоже, болтливый тип. Разве что когда речь заходит о цели нашего путешествия - внезапно становится деловит и загадочен. Единственное, что он пока сказал - это то, что нам нужно добраться до Громовой кузницы.
        Кузница - большое подземелье алантов. Располагается в глубине сложной системы пещер и заброшенных шахт, имеющей несколько выходов на поверхность. Ближайший из них - в нескольких километрах к северу от нас. Вроде бы недалеко, но Фроствальд - один из регионов, в которых по карте ориентироваться практически бесполезно. Тут всюду скалы, непролазные леса, овраги, горные реки. Сколько может занять дорога - совершенно непредсказуемо.
        Первым делом мы заглянули к Джи Ксу и набрали провианта дня на три-четыре. В Артаре потребность в пище, конечно, не такая насущная, как в реале, но хотя бы один-два раза в день желательно подкрепляться - сытость даёт неплохой бафф к силе и живучести на шесть часов - от трех до пятнадцати процентов, в зависимости от конкретных блюд. Ну, а Дракенбольт и вовсе голоден практически всегда.
        Закупку припасов я предоставил Максу и остальным, сам же отделился от группы, заглянув к Делун Тао. Главари ксилаев - тоже торговцы, только набор товаров у них особый, зависящий от твоей репутации у фракции Кси. Я с котами сотрудничаю давно и плотно, потому доступ к ассортименту имею практически неограниченный.
        И это тот редкий случай, когда я что-то решил купить, а не продать.
        - Делун Тао приветствует искателя в своем скромном жилище! - прогнусавил толстяк, широким жестом приглашая меня войти.
        Я прикрыл за собой украшенную затейливой резьбой дверь и огляделся, щурясь от дыма, источаемого светильниками, понатыканными повсюду ароматическими палочками и трубкой самого Делун Тао. Ноздри защекотали ароматы цитруса, миндаля, эвкалипта. Они причудливо смешивались со смолистым запахом бревенчатого сруба, шерсти, нагретой стали, табака, меда и черт знает чего ещё. Воздух казался густым и пряным, как суп, и от него слегка кружилась голова.
        - Что привело искателя во Фроствальд? Жажда приключений? Поиск сокровищ, сокрытых в глубине этим морозных лесов? Или стремление к тому, что суть есть главное сокровище - к древним знаниям?
        У ксилаев витиеватая и многословная манера речи. Столько тумана напускают, что совсем забываешь, что разговариваешь всего лишь с компьютерной программой. Да, программа эта сложна, многогранна, управляется искусственным интеллектом. Но, по сути - ограниченный набор заранее известных эмоций, реакций, ответов, отражающих придуманные вирт-дизайнерами черты личности.
        Впрочем, в реале я встречал людей, куда более примитивных, чем любой непись Артара.
        - Я тороплюсь, почтенный, - отмахнулся я. - Покажи, что у тебя есть на продажу.
        - У Делун Тао много товаров. Что интересует искателя?
        - Броня.
        Не то, чтобы меня задели слова Маверика там, в таверне. Да, мои кожаные доспехи действительно не стоят и десятка золотых. И таскаю я их чуть ли не с первых недель игры в Артаре, ремонтируя по мере надобности. У них всего восемьдесят единиц брони - даже меньше, чем у моего магического Щита. Но к экипировке у меня всю игру отношение было особое. Этого доспеха мне вполне хватало, чтобы защититься от мелких царапин. В остальном я полагался на преимущество в скорости и на высокий уровень живучести. Ситуаций же, в которых мне могла понадобиться более серьезная защита, я попросту старался избегать.
        Поскольку у Искателя нет классовых бонусов к характеристикам, начинал я игру с минимальными показателями Силы, Ловкости, Живучести и Магии - все по 100 единиц. Эта конфигурация примерно соответствует обычному человеку из реала. Я с самого начал решил, что, раз мне нужно будет продавать все заработанные в Артаре деньги за реальные кредиты, то тратиться на экипировку не буду. Но это нужно было чем-то компенсировать. Режим смертного давал мне бонус х2 к накоплению опыта, так что я решил подкрепить его еще и аналогичным бонусом Искателя. В итоге я получал в четыре раза больше опыта с каждого моба - а значит, мои характеристики росли очень быстро, особенно первое время.
        Но такая стратегия имела вполне очевидный изъян. Нельзя бесконечно качаться на слабых мобах. Каждая новая единица любой характеристики требует все больше опыта - без разницы, как его получать, убийством мобов, тренировкой или зельями. А при убийстве противников, которые сильно слабее себя, и вовсе включаются понижающие коэффициенты.
        Я уже месяца три как уперся в свой потолок, и практически не качаюсь дальше.
        Живучесть я догнал до 1200 - за счет этого получил 40 единиц естественной брони и по 40 единиц защиты от стихийной магии. Ну, и главное, конечно - это быстрая регенерация и отличное сопротивление кровотечению, ядам, проклятьям и другим видам периодического урона.
        Чтобы заниматься геноцидом средненьких мобов и выслеживать одиночных именных монстров по квестам - мне вполне хватало. Но за последние дни я уже пару раз чуть дуба не дал, нарываясь на противников сильнее себя.
        Надо с этим что-то делать.
        - О, у меня как раз есть великолепный экземпляр! - оживился Делун Тао, довольно почесывая свое внушительное пепельно-серое брюхо.
        На прилавке один за другим появились детали комплекта кожаной брони - котяра, как и большинство неписей, отлично определял параметры игроков и понял, что я не из тех, кто таскает на себе груду железа.
        Он продолжал что-то ворковать, расхваливая товар, но времени, чтобы его выслушивать, у меня не было.
        Я сжал в ладони медальон, вызывая игровой интерфейс. Вокруг деталей брони появились поясняющие надписи.
        Прочная многослойная кожа - в палец толщиной, укрепленная стальными кольчужными вставками. 480 единиц брони. 200 единиц защиты от стихий. 10 процентов прибавки к ловкости.
        Я провел кончиками пальцев по твердой тисненой коже. Такую не пробить когтям и клыкам животных, да и обычным стальным клинком сложно проткнуть. А 200 единиц защиты от стихий...  К примеру, обычный открытый огонь - это не то 120, не то 150 единиц. Выходит, в этой броне хоть в костре валяйся - всё нипочем. Да и магический огонь здорово ослабит.
        Цена, конечно, кусается. Уже с учетом моей скидки у ксилаев - четыреста пятьдесят золотых.
        - Беру, - кивнул я.
        - Отличный выбор! Делун Тао даст скидку в двадцать золотых, если искатель выберет себе еще и шлем из его запасов.
        Маркетинговые ходы у ксилаев продуманы не хуже, чем на Амазоне.
        Я сроду не носил шлемов. Пробовал несколько на ранних стадиях игры. Но хорошие стоят недешево, а от обычных больше неудобств, чем пользы - толком ни от чего не защитят, а обзору мешают. Плюс, как правило, выглядят как кастрюли.
        Но у толстяка была неплохая коллекция. Он выставил на прилавок пять дорогих зачарованных шлемов - не меньше чем по сотне золотых за каждый.
        Мой взгляд сразу остановился на том, что справа. Кажется, что-то близкое к римскому стилю - с небольшим гребнем поверху. Без забрала, но с массивным стальным наносником и боковинами, прикрывающими щеки. Я взял его в руки. Неожиданно легкий. Тоже из прочной кожи, с жестким стальным каркасом. 200 единиц брони. И чары «Кошачье чутье» - Щит в 100 единиц и 75% замедления метательного оружия в радиусе полуметра. Жаль, не постоянные, а в виде автоматического заклинания с откатом в минуту. Впрочем, «Кошачье чутье» вообще редко где встретишь. Собственно, только в лавках главарей ксилаев. Перманентный вариант такого зачарования стоил бы раз в десять дороже. Да и не удержали бы сталь и кожа такую магию. Шлем пришлось бы делать как минимум из серебра, и обильно инкрустировать драгоценными камнями.
        Цена - 140 золотых. Плюс 430 за доспехи - и я остаюсь практически с пустыми карманами.
        - Беру, - снова кивнул я и выложил кошелек на стол.
        Потратить несколько сотен золотых за раз... Ощущения необычные. И не особо приятные. Я ведь привык экономить каждую монетку и копить, копить, копить. Самому смешно, в какого крохобора я превратился за время игры. Хватит, Эрик. Новую жизнь начинаем. Играть придется по-другому.
        А если тебя убьют - золото тебе и вовсе не понадобится.
        Читал где-то, что в средние века облачение в доспехи занимало уйму времени - не меньше, чем у современных девиц макияж. В Артаре с этим проще - достаточно дать команду в игровом интерфейсе.
        Я повел плечами, попрыгал на месте, выхватил скимитар и снова спрятал его в ножны. Занятные ощущения. Моя старая броня - по сути, просто плотная кожаная куртка. Она ощущалась, как обычная одежда. В новой же - чувствовалось, что ты защищен. Движения немного сковывает, но это дело привычки.
        Я аккуратно надел шлем, подвигал его, подгоняя получше. Он постепенно ужался, идеально подстраиваясь под форму головы. Я слышал, что вся дорогая амуниция в Артаре - с такой функцией. Но пробовать до этого не доводилось.
        Черт возьми, ощущения такие, как когда ездишь всю жизнь на раздолбанной колымаге, а тут вдруг приятель дал посидеть за рулем отцовского авто представительского класса.
        - Что это за шум?  - встрепенулся Делун Тао, отвлекаясь от пересчета монет. Пустая видимость - неписей при оплате не обманешь, они мгновенно на глазок отсчитывают любую сумму.
        Тут и до меня донеслись приглушенные возгласы, удары, лязг оружия.
        Битва? Здесь, в лагере нейтралов?!
        Я выскочил наружу, едва не сорвав дверь с петель, и на ходу выхватывая меч. И замер, оторопев. Картина мне предстала фееричная.
        Маверик валялся на спине, придавленный сверху огромной ступней Дракенбольта. Близнецы-телохранители пытались отбить его, но безуспешно. Одного из братьев огр схватил за голову, сдерживая на расстоянии вытянутой руки. Громила в бессильной злобе махал саблей, но не мог дотянуться до противника. Второй близнец яростно нападал с другой стороны. Великан прикрывался от его ударов внешней стороной предплечья, и клинок лишь чиркал по окаменевшей шкуре.
        Остальные - включая Инвока, мага из группы Маверика - покатывались со смеху, наблюдая за этой схваткой.
        - О, да ты, я смотрю, прибарахлился! - одобрительно хмыкнул Маверик, поворачивая ко мне голову.
        Его броня, похоже, оправдывала свою баснословную стоимость - судя по виду, он вообще не ощущал веса огра. Хотя воина в обычной стальной кирасе Дракенбольт бы расплющил, как асфальтовый каток банку с консервами.
        - Вау, и правда - выглядишь круто! - похвалил Макс.
        - А темное тебе идет! - окинув меня взглядом, кивнула Катарина.
        - Да, чувак, нормальный прикид! - поддакнул Инвок.
        Ника молча улыбнулась, встретившись со мной взглядом.
        Ко мне же, наконец, вернулся дар речи.
        - А какого хрена здесь вообще происходит?!
        - Я объясню, - предложил Маверик. - Ты только прикажи своему огру, чтобы он с меня слез. Он, похоже, только тебя и слушается.
        - Никто мне не приказывает! - рявкнул Больт, топнув ногой и вдавливая Маверика еще глубже в землю. Руки и ноги у того смешно дернулись, как у тряпичной куклы.
        - Да ладно, ладно! - прохрипел франт. - Никто тебе  не смеет приказывать, и вообще ты здесь самый крутой.
        - И красивый! - выпятил губу Дракен.
        - Ну, насчет этого ты, конечно, погорячи...
        Огр снова топнул ногой.
        - Да красавец, красавец! - отплевывая кусок грязи, заорал Маверик. - Только слезь с меня!
        - Больт, отпусти его, - вступился я.
        Правая голова огра недовольно покосилась на меня, клацнув крепкими желтоватыми клыками.
        - Да не приказываю я. Просто хватит уже дурью маяться. Нам идти пора.
        Дракенбольт нехотя убрал ногу с Маверика, и близнецы помогли тому подняться. На земле осталась внушительная вмятина.
        - Я ж на пару минут всего отошёл. Вы когда успели-то такую заваруху устроить?
        - Началось все с того, что Маверик начал расспрашивать нас, как нам удалось приручить этого огромного урода,- вздохнул Макс.
        - Дракен красивый! - возмутился Дракен.
        - И я вам не пёс, чтобы меня приручать! - добавил Больт.
        - Ладно, ладно, только не начинай снова! - проворчал Маверик, пытаясь оттереть пятна со своей блестящей брони. - Я все понял. Тебя никто не приручал. Ты сам по себе. Но почему-то ты примкнул к этой компании?
        - Дракен люби эль!
        - Так они тебя выпивкой сманили? - удивился франт.  - А ко мне телохранителем пойти не хочешь? Я тебе столько выпивки обеспечу, что в брюхе постоянно булькать будет, как в бочке.
        - Слышь, завязывай! - рявкнул Макс. - Ты уже достал! Мы меньше часа знакомы, и все это время ты к девчонкам нашим клеишься. А теперь и огра нашего хочешь переманить?! Ну, фиг с ними, с девчонками. Но огра мы тебе не отдадим!
        Катарина, приподняв бровь, воззрилась на Макса с непередаваемым возмущением. Тот спохватился, что ляпнул что-то не то. Но было уже поздно - Кэт отвесила ему оглушительный подзатыльник.
        - Ты думаешь, чего говоришь-то?
        - Может, и думал бы! - огрызнулся Макс. - Но ты же постоянно лупишь меня по башке!
        Дракенбольт расхохотался на два голоса. Дракен трубно ухал, как филин, а Больт мелко затрясся, зажмурившись и визгливо хихикая.
        Я вздохнул. Ну и компания подобралась. Не соскучишься.
        Все так увлеклись перепалкой, что не обратили внимания на то, что вокруг творится что-то неладное. Да я и сам заметил слишком поздно.
        Передо мной, прямо на уровне лица, полыхнула голубоватая вспышка, рассыпавшаяся гроздью искр. Звук разбивающегося стекла слился с шипением рассерженной кошки и гулким ударом крови в висках - знаком перехода в боевой режим. Я едва успел отклониться чуть в сторону - массивное короткое копье с волнистым наконечником лениво пролетело мимо моей головы, щекотнув щеку метелкой, украшавшей переднюю часть древка. Ухнуло в бревенчатую стену позади меня, вонзившись на пол-ладони.
        Я запоздало сообразил, что сработали чары нового шлема, ослабив и замедлив летящий мне прямо в голову дротик. Судя по траектории, метнули его откуда-то сверху, с крыши дома на противоположной стороне площади. Я развернулся туда и увидел взметнувшийся с крыши силуэт. Потом второй, третий. Почти одновременно с этим раздался протяжный волчий вой.
        Ликаны!


        Глава 17

        Их было около десятка. Пара крупных волков выскочило из-за здания таверны, еще несколько - со стороны склада возле южных ворот. Приземистые серые тени скользили плавно, будто и не касаясь лапами земли. Лошади у коновязи истошно заржали от страха, вскидываясь на дыбы.
        Трое оборотней оставались в человеческом обличье, и в них мы сразу распознали наших знакомых из лагеря фростлингов. Только в этот раз они были вооружены: седой - двумя боевыми топорами, черноволосый - внушительным двуручником, а валькирия - копьем. Таким же, что торчало сейчас из стены за моей спиной.
        Волки в два счета окружили нас - стремительно и беззвучно, как призраки.
        - В круг! - заорал я.
        Макс, Катарина, Ника и Инвок бросились к Дракенбольту, укрываясь за его широченной спиной. Маверик с близнецами прикрыли их с другого бока. Я поспешил к ним, на ходу хлестнув мечом по морде сунувшегося было ко мне волка - рыжеватого, с черными подпалинами на холке. Тот, взвизгнув, отпрянул, окропив землю россыпью алых брызг.
        - Какого хрена?! - прорычал Кейн, следя за мечущимися вокруг хищниками. - Это же лагерь ксилаев! Мобы не нападают на нейтральной территории!
        Он был прав. Лагеря нейтралов - это, конечно, не Оплоты, но тоже служат для игроков островками безопасности. Агрессивные мобы либо вообще обходят их стороной, либо отбиваются неписями из самого лагеря. Но в этот раз от ксилаев, похоже, помощи ждать не приходится. Улочки лагеря опустели, все двери и ставни плотно заперты. Коты и когтем не шевельнут, чтобы за нас вступиться.
        А может, они просто боятся. Не меньше нашего. Ведь если появился кто-то, кто плюет на правила игры - то и сами ксилаи уже не могут чувствовать себя в безопасности.
         «Оплоты падут».
        Пока волки вились вокруг когтисто-клыкастым роем, то и дело пытаясь цапнуть кого-нибудь из нас за ногу, троица ликанов приближалась, поигрывая оружием. Не торопясь, давая понять, что деваться нам некуда.
        Мы встретились взглядом с седым, и я невольно стиснул зубы. В этот раз я тебя так близко не подпущу, волчара. Ученый.
        Будто в ответ на мои мысли, седой заорал, вскидывая топоры. Волки ринулись на нас - разом, сминая наш неровный строй и стремясь добраться до уязвимых магов.
        Две угольно-черные твари с желтыми светящимися глазами прыгнули почти одновременно, легко взметнувшись в воздух, будто подброшенные пружинами. Ту, что правее, принял на щит Кейн, отбросил в строну. За моей спиной Ника выкрикнула заклинание, и я почувствовал распирающий меня изнутри прилив сил. И рубанул мечом навстречу волку - сверху вниз, покрепче перехватив рукоять обеими ладонями.
        Оборотни, конечно, живучие твари, и шкура у них прочная, но... Острый, как скальпель, адамантитовый клинок, зачарованный рунами серебра. И усиленный баффом удар, пришедшийся прямо по оскалившейся морде. Против такого не каждый металлический доспех выдержит.
        Кровь фонтаном брызнула вокруг, будто из взорвавшегося пузыря, а сама тварь рухнула мне под ноги бесформенным обрубком. Либо руны серебра и вправду так эффективны, либо этот оборотень - обычный, такой, каким и должен быть по замыслу разработчиков. Значит, не все ликаны Фроствальда  стали неубиваемыми терминаторами? Тогда что же не так с этими тремя? И как они нас выследили здесь?
        А может, это сами ксилаи вызвали их сюда? Заманили нас в ловушку?
        Мысль эта вспыхнула в мозгу, на мгновение парализовав меня. Но времени на раздумья не было - оборотни наседали. Мы старались не разрывать круг, прикрывая магов и Катарину. Те из-за наших спин время от времени пуляли в ликанов стрелы и заклинания. От волков худо-бедно удавалось отбиваться - двое уже валялись в снегу замертво, остальные метались вокруг, рыча в бессильной ярости.
        Но все резко изменилось, когда в схватку вступила троица ликанов в человеческом облике. Они обошли огра и напали с той стороны, где оборону держали мы с Кейном и Густавом. Мы скрестили мечи с черноволосым - он ударил сверху, а я, поставив горизонтальный блок, попытался отбросить его клинок.
        Не лучшая затея.
        От удара мой клинок зазвенел, мышцы задеревенели от напряжения. Меч же ликана неотвратимо надвигался на меня, продавливая мой блок. Ну и силища!
        Лицо оборотня, обрамленное гривой черных волос, застыло жесткой оскаленной маской - лишь глаза горели изнутри ровным фиолетовым пламенем. Это свечение, казалось, переполняет его, окутает легкой дымкой всю фигуру, полыхает отблесками на широком клинке.
        Я пнул противника под колено и метнулся в сторону, уходя из-под удара. Черноволосый, потеряв равновесие, взревел, но моментально попытался достать меня косым ударом снизу вверх. Я едва успел отпрыгнуть. Ликан замахнулся для следующего удара, и вдруг в бок ему впилась стрела Катарины. Особого вреда не причинила, но оборотень отвлекся, чтоб выдернуть её. Ненадолго, буквально на секунду.
        Секунды мне вполне достаточно.
        Я ударил, целясь в шею. Ликан двигался дьявольски быстро - похоже, даже чуть быстрее меня - и успел отклониться назад. Но недостаточно далеко. Острие скимитара рассекло ему горло, прочертив четкий горизонтальный след. Я ожидал, что из раны хлынет кровь, но вместо этого края её расширились, выпуская наружу всё тот же яркий фиолетовый свет. Черноволосый, выпучив глаза, зажал рану ладонью, и свет начал сочиться сквозь его пальцы, разгораясь все ярче.
        Звон разбитого стекла и шипение разъяренной кошки - снова сработали заклинания шлема. Мне в голову летело второе копьё, брошенное разъяренной валькирией. Я едва успел заметить его боковым зрением, а вот отклониться достаточно быстро уже не успел. Удар пришелся вскользь - наконечник царапнул покатую поверхность шлема. Мне будто отвесили неслабую оплеуху - я едва удержался на ногах. В глазах потемнело.
        Черногривый, придя в себя, снова бросился в атаку - его рана еще сочилась магическим светом, но затягивалась прямо на глаза. Но напал он не на меня. Развернувшись, присоединился к седому с валькирией. Кейн с Густавом держались браво, но втроем ликаны разметали их в стороны, ворвавшись в самый центр нашего круга. Больт, осажденный со всех сторон волками, яростно махал своим топором, но, мощь, не подкрепленная достаточной скоростью - бесполезна. Оборотни легко избегали его ударов, зато сами то и дело цапали его за ноги.
        - Бежим! - выкрикнул Маверик, увлекая за руку Катарину.
        Наши бросились врассыпную. Лишь один из близнецов - я не понял, кто именно - остался лежать лицом вниз в луже крови. Огр ревел, размашистыми ударами отгоняя от себя волков. Ликаны на него не обращали внимания - снова ринулись к нам.
        - Инвок! - заорал Маверик. - Ты чего ждешь?! Разберись с ними!
        Толстяк, развернувшись, кивнул и принялся деловито засучивать рукава.
        Раздался протяжный вой. Со стороны южных ворот к нам неслась еще целая стая здоровенных волков - каждый размером с тигра.
        Супер. Бежать некуда.
        Девчонки замерли от страха, вжавшись спинами в стену алхимической лавки. Макс, затравленно озираясь, наращивал между ладонями здоровенный, с футбольный мяч, сгусток пламени - видно, всё не мог решить, в кого его запулить.
        Троица ликанов, видя приближающееся подкрепление, злорадно оскалились.
        - Инвок, мать твою! - рявкнул Маверик.
        - Да что он сделает-то? - огрызнулся я на него.
        И тут...
        Кажется, само небо над нами разверзлось, и из темного его чрева на ликанов рухнул огромный раскаленный шар - метров трех-четырех в диаметре, не меньше. Он ухнул в землю, заметно дрогнувшую от его веса, и от него, как круги по воде, прокатилась волна жара. Маверика эта волна окатила, как порыв ветра - он даже не шелохнулся, торжествующе глядя на визжащих от боли и ужаса оборотней.
        Я метнулся назад, развернувшись к пламени спиной, и едва успел прикрыть собой Нику с Катариной. Макс не особо прятался - у него, как у всякого стихийного мага, неплохая защита от стихии, которой он владеет.
        Огненный шар, тяжело прокатившись несколько метров, ухнул в стену жилища Делун Тао и развалился на несколько частей. Почти все дома вокруг горели - таверна так и вовсе полыхала костром. В черном жирном дыму и сполохах пламени метались смутные силуэты.
        Мимо нас с визгом пробежали двое опаленных волков. На нас даже не взглянули - в их выпученных глазах бился лишь ужас.
        Если и есть средство против оборотней получше серебра - так это огонь.
        - Убираться отсюда надо, Эрик! - крикнул Макс. - Сгорим!
        Он был прав - пожар быстро распространялся, охватывая весь поселок.
        - Уводи девчонок! - крикнул я Максу. Сам, прикрывая лицо от жара, попытался разглядеть за дымом силуэт Дракенбольта. Не иголка ведь - не затеряется. Но великан как в воду канул.
        - Эрик, не отставай! - окликнул меня Макс.
        - Да, приятель, пора сматываться! - поддержал его Маверик.
        Наш поредевший отряд бросился к воротам, стараясь держаться подальше от полыхающих вовсю строений.
        Я почти догнал остальных, когда сбоку на бегущих обрушился темный, источающий струйки дыма силуэт. Он разметал людей в стороны, как кегли.
        - Ника-а! - заорал я.
        Целительница, отброшенная ударом когтистой лапы, отлетела на несколько метров, рухнула на покрытый хлопьями сажи снег изломанной куклой. Я рванулся к ней, но путь мне преградила обгоревшая тварь.
        Седой ликан. Весь черный, в крови и саже, с обуглившейся щекой и с волосами, спекшимися бесформенными колтунами.  Глаза его пылали злобой и ярким фиолетовым пламенем. Это же пламя сочилось из многочисленных мелких ран на шее, руках, оголившейся волосатой груди.
        Прыгнул на меня. Быстро, молниеносно быстро. Бой был не похож на те, к которым я привык за время игры в Артаре. Несмотря на солидную прибавку к ловкости, что давали мне новые доспехи, ликан по-прежнему превосходил меня в скорости. Я отбивался рефлекторно, толком не успевая сообразить, откуда он нанесет удар.
        Но свои топоры седой где-то обронил, а когти против клинка - слабый аргумент.
        Он пытался ухватить меня, смять,  сбить с ног своим весом. Но я не подпускал его близко, и пару раз основательно полоснул мечом - раны вспыхнули магическим пламенем. Следующий мой удар пришелся ему в колено, и он рухнул на четвереньки. Я ринулся к нему, чтобы завершить схватку.
        Рано обрадовался.
        Седой рванулся мне навстречу, вцепился когтями и повалил на землю. Скимитар отлетел в сторону. Я выхватил из ножен на груди нож для снятия шкур и яростно заколотил им, метя в шею, в лицо, в грудь. Ликан же, навалившись сверху, будто не ощущал нанесенных ран - он вцепился мне в доспех, пытаясь разорвать жесткую грудную пластину и добраться до плоти. Но я чувствовал, что силы его стремительно иссякают.
        Не так уж ты и страшен, волчара. Тебя можно ранить. А значит, и убить.
        Вдруг голова его дернулась от удара. Правая сторона шеи будто взорвалась изнутри, полыхнув фиолетовым пламенем. Еще удар - и башка вовсе отлетела в сторону. Обезглавленное тело рухнуло на меня, придавив к земле. Весила тварь килограмм сто пятьдесят, не меньше - я заворочался  под трупом, с трудом сдвигая его с себя.
        Медальон под доспехом дрожал, как старый мобильник на вибровызове. Судя по интенсивности, опыта за ликана дали неслабо, несмотря на то, что добил его не я.
        Маверик, расправившись с оборотнем, подбежал к Нике, помогая ей подняться.
        - Эй-эй, красавица... Ну, очнись! Не вздумай помирать!
        Он сделал пасс рукой, озарив лицо Ники розоватым свечением. Он что, еще и целитель? Впрочем, у Искателей нет никаких ограничений в освоении навыков. В том числе и магических. Я же использую Щит. Да и пару заклинаний школы Света давно не мешало бы выучить. Здорово бы экономил на зельях.
        Ника, закашлявшись, очнулась.
        - Ну вот, умница! - улыбнулся Маверик, проведя пальцами по её щеке. - Встать сможешь?
        - Д-да... - неуверенно ответила она. - Спасибо!
        Маверик бережно поднял её и придержал, давая встать на ноги.
        - Спасибо! - снова сказала она, глядя на него снизу вверх.
        Я яростно заворочался, сталкивая с себя труп ликана.
        - Погоди, сейчас помогу, приятель! - усмехнулся Маверик. - Ты вон, кажется, свой меч потерял.
        Носком сапога он подтолкнул ко мне мой скимитар. Я вскочил на ноги и, подхватив меч, бросился к франту.
        - Воу-воу, ты чего? - вскинув брови, отпрянул  тот, приобнимая Нику. Будто заслоняя её от меня.
        - Эрик? - испуганно охнула Ника.
        Я буравил взглядом Маверика, в бессильной злости стискивая рукоять меча. Но что я мог сказать? Да и не время сейчас для разборок.
        - Да пошёл ты... - выдохнул я и зашагал прочь.
        - Ребят, поторопитесь! - окликнул нас Макс.
        Мы снова двинулись к воротам. До них оставалось метров двадцать - только полыхающий огромным костром склад надо было как-то обойти.
        - Инвок, я, конечно, говорил, что надо что-то делать, - на ходу проворчал Маверик, прикрывая лицо от летящих, как снег, хлопьев пепла. - Но это же не значит, что нужно было расхреначить весь поселок!
        - Извините. Был напуган, - буркнул маг.
        Мы, наконец, обогнули пожарище и тут же столкнулись с Дракенбольтом, который, похоже, двигался другим путем - пробираясь вдоль частокола. Огр был весь черный, обожженный, от него струйками поднимался сизоватый дымок. А еще он был злющий, как дьявол.
        - Магия! Гребаная магия! Ненавижу! Ненавижу! - визжал Больт. Дракен и вовсе, похоже, на время разучился говорить - только рычал и хрипел, разбрызгивая хлопья слюны.
        - Больт, всё хорошо! Остынь! - двинулся я к нему. Я признаться, здорово обрадовался, что со здоровяком все в порядке.
        Огр рявкнул, ударив в землю топором, и я отпрянул. Хрен с ним, пусть успокоится.
        - Бежим наружу! Тут что-то стало совсем жарковато! - подбодрил нас Маверик.
        Но наши злоключения, похоже, так просто не закончатся.
        Со стороны ворот на нас выдвинулись какие-то темные силуэты, плохо различимые в клубах дыма.
        Черногривый ликан и валькирия. Живые, стало быть. Хотя и тоже изрядно обожженные. А между ними...
        Поначалу я принял это за облако черного плотного дыма. Но потом стало видно, что это сама тьма клубится живым сгустком - будто чернильное пятно в воде. От окутанной этой тьмой фигуры веяло запредельным ужасом. Мы все притихли, глядя на него, даже огр. В поселке воцарилась тишина, нарушаемая лишь треском огня, охватившего уже большинство строений и даже перекинувшегося на бревенчатый частокол.
        Из-за тьмы было сложно в подробностях разглядеть его силуэт - непонятно было, есть ли у него ноги, или нижний край длинной мантии парит над землей. Мантия черная, просторная, скрадывающая фигуру. Лицо - если это можно назвать лицом - без носа и рта, вытянутое, заостряющееся книзу. И будто бы выточенное из черного блестящего стекла, играющего сотнями треугольных граней. Узкие, горизонтально вытянутые глаза полыхают ярким фиолетовым пламенем. Венчают голову рога - длинные, загнутые, как у козла, но с четкими продольными гранями.
        Демон не особенно крупный - метра два ростом. Но одним своим видом он подавляет, заставляя себя чувствовать мелким и слабым. Даже Дракенбольт, кажется, съежился.
        - Ты думаешь, что можешь что-то украсть у Резчика и уйти безнаказанными, искатель? - прохрипел черногривый. - Сейчас вы все умрёте.
        - Не на моей земле! - услышал я знакомый голос.
        Обернувшись, мы увидели выступивших из-за наших спин ксилаев. Коты подошли абсолютно бесшумно, будто из воздуха материализовались.
        Не меньше двух десятков. Сосредоточенные, собранные, вооруженные массивными боевыми шестами. Они выстроились полукругом. Я узнал среди них Бэй Фу, Джи Ксу,  других обитателей лагеря.
        - Что это? Кси осмеливаются бросить вызов Хтону? - презрительно скривился черногривый.
        - Кси держат нейтралитет, - проговорил Делун Тао, выступив чуть вперед, и гулко ударил концом посоха в землю, будто ставя печать под своими словами. - А вам здесь не место.
        - Ты будешь указывать Резчику, где его место, блохастый ком шерсти? - выпали валькирия. - Не много ли ты о себе возомнил?
        - Вам здесь не место! - твердо повторил Делун Тао. - И Резчик отлично это знает.
        Демон чуть склонил голову набок, разглядывая собравшихся. Повисла долгая пауза. Напряжение настолько явственно ощущалось в воздухе, что шерсть ксилаев стояла дыбом, будто наэлектризованная.
        Рогатый, так и не проронив ни звука, развернулся и величественно поплыл прочь, окутанный черным туманом.
        - Мы еще встретимся, людишки! - оскалившись, бросил напоследок черногривый. - А ты, котяра... Ты пожалеешь!
        - Наверняка... - негромко отозвался Бэй Фу, когда оборотни уже скрылись из виду.
        - Что это было? - шепнул Макс, глядя на меня.
        Я пожал плечами. Мне-то откуда знать?
        - Спасибо вам! - сказал я громко, и двинулся было навстречу ксилаям. Но те, молча развернувшись, побрели прочь - к догорающим домам.
        Мы, столпившись кучкой, растерянно замерли, не зная, что и делать.
        Бэй Фу и Делун Тао задержались, оглядели нас. Судя по выражению их морд, симпатии они к нам оба не испытывали. Почему же спасли?
        - Ты затеял опасную игру, искатель, - проговорил Бэй Фу. - Наступают непростые времена, а ты расшатываешь и без того хрупкое равновесие. Откажись от своих планов!
        - Да я понятия не имею, что тут за хрень происходит! - огрызнулся я.
        И вдруг сообразил, что смотрит Бэй Фу не на меня. И что в отряде я - не единственный искатель.


        Глава 18

        Кто бы что ни говорил, но каждый человек считает, что весь мир вращается вокруг него. Можно назвать это эгоцентризмом, ограниченностью, зашоренностью. А по мне - так это защитная реакция. Мир настолько огромен, запутан и... безжалостен, что проще ужать его до размеров крохотной скорлупы. В ней и проводить всю сознательную жизнь.
        В итоге твой мир - это твоя квартира, твой двор, пара магазинов, в которые ты заходишь ежедневно. Это десяток близких друзей и родственников и сотня-другая знакомых. Это то, чем твои мысли заняты ежедневно. Чего бы поесть на ужин, хватит ли денег до следующей зарплаты, как бы завязать разговор с той симпатичной девчонкой, с которой вы регулярно пересекаетесь во дворе. Десятки, сотни бытовых мелочей, в которых вязнешь, как в зыбучем песке.
        И, как тот же песок, жизнь постепенно и незаметно утекает сквозь пальцы. Проходит. Тратится на какую-то мелочную херню. Просто потому, что ты, постоянно придавленный грузом повседневных мыслей, смотришь только себе под ноги. И редко поднимаешь взгляд наверх.
        Помню, мне было лет девять-десять. Мы с мамой как раз переехали в ту квартирку, где сейчас живем. По сравнению с предыдущей халупой она мне казалась настоящими хоромами - ведь мы могли спать в разных комнатах. Мать работала на двух работах и постоянно куда-то спешила. Все наши встречи проходили второпях - бегом-бегом-бегом. Суетливые пробежки от школы до дома, от дома до бассейна (я тогда уже вовсю занимался плаванием), разговоры на ходу, обеды и ужины из микроволновки.
        Однажды, когда она уже уложила меня спать, я долго ворочался и, в конце концов, пришел к ней. И увидел, что она сидит на подоконнике у открытого окна и смотрит на звезды.
        В ту ночь над Лондоном было чистое, ясное небо. Само по себе чудо. Но не меньшим чудом для меня было то, что мама - такая занятая, уставшая, которая вечно куда-то спешит, но все равно везде опаздывает - умудряется находить время на то, чтобы просто молча поглядеть  в ночное небо.
        Скажете, глупости? А вы сами-то как, давно смотрели на звезды?
        Самое смешное, что в Артаре у многих всё точно так же, как в реале. В рекламных роликах все красочно и завлекательно. Этот мир создавался, чтобы отвлечь обывателей от их серых  скучных будней. Окунуть их в водоворот приключений. Тут можно бродить по живописным местам, встречаться с загадочными существами, разгадывать тайны. Но большинство игроков, судя по обсуждениям в сети, любуются на красоты Артара максимум первые месяц-два. А потом...
        Потом их мысли постепенно скатываются в одно русло. Как бы побыстрее прокачать живучесть, где бы побыстрее заработать золота, купить ли эту стальную броню или подкопить деньжат на титановую, как бы отмазаться от очередного взноса в гильдейскую казну, но чтобы и из гильдии не попёрли. И прочее, и прочее. Для типичного игрока Артар превращается во вторую работу - такую же рутинную, как и в реале.
        И смысл тогда пыжиться? Создавать новые удивительные миры для тех, кто и в реальном-то - не менее удивительном - сроду не выглянет в окно, чтобы полюбоваться на звёзды?
        К чему я это всё? Ах, да.
        Фроствальд офигенен. Особенно в такую вот, ясную морозную погоду. Мы как раз вскарабкались на гребень заснеженной скалы, и перед нами раскинулась потрясающая панорама - искрящиеся бахромой инея ели и сосны, изломы серых скал, припорошенные серебром, темные воды реки, обрамленные голубоватыми пластинами льда. И вдалеке - подернутая морозной дымкой громада Ледяного хребта.
        Вскарабкался я сюда одним из первых, и все равно нужно было ждать остальных. И я надолго замер, вглядываясь в этой пейзаж.
        Там, внизу, отделенные от нас бурным горным потоком, виднеются наполовину скрытые деревьями изваяния из коричневатого, будто побитого ржавчиной, металла. Единственный признак человеческого присутствия в этом диком краю, который удалось отсюда разглядеть. Ну, не человеческого, если быть точным. Аланты, судя по сохранившимся от них артефактам, были существами хоть и человекоподобными, но размеров внушительных. Пожалуй, повыше Дракенбольта - метра по три ростом, а то и больше.
        Статуи огромные, метров пятнадцать-двадцать в высоту, и будто бы вросшие в камень. Мощные металлические торсы суровых воинов, скрестивших на груди толстенные ручищи, в районе пояса уходят прямо в скалу, служащую им естественным постаментом. Лица воинов скрыты под глухими забралами остроконечных шлемов. Шлемы характерной формы - массивные, великоватые по сравнению с остальными деталями доспехов и сливающиеся воедино с нагрудником. Алантов вообще нигде не изображают без такой вот брони, так что их истинный облик остается загадкой.
        Но это все лирика, сейчас не до того. Где-то там, между этими неподвижными стражами - цель нашего путешествия. Вход в подземное царство, в глубине которого скрывается Громовая кузница. Один из самых крупных алантских данжей, но пока не пользующийся особой популярностью у игроков. Во-первых, из-за удаленности, во-вторых - из-за довольно высокой сложности.
        Впрочем, скоро дойдет черед и до этих мест. Игроков - полный сервер, и многие из них уже неплохо прокачаны и экипированы.
        - Как красиво... - тихо сказал Ника.
        Я и не заметил, как она подошла. Стояла рядом, чуть позади меня, опасливо держась подальше от обрывистого края.
        - Угу, - отозвался я. - И безлюдно. В таких местах забываешь, что Артар - это всего лишь вирт. И он кажется еще огромнее, чем на самом деле.
        - Ну, это ненадолго! - буркнул Маверик, подходя к нам и с неудовольствием оглядывая раскинувшийся внизу ландшафт. - Поэтому я так и тороплюсь.
        - Ты это про что?
        - Про безлюдность. Через пару-тройку дней здесь народ толпами будет шляться. Так что надо успеть за этот сеанс добраться до Кузницы, обтяпать там все дела, и выдвинуться дальше на север.
        - Почему это здесь будут толпы народу? - нахмурился я.
        Маверик фыркнул.
        - А я-то думал, ты хорошо знаешь Артар. Зимнее солнцестояние на носу.
        - И?
        Он страдальчески закатил глаза.
        - Ладно, потом расскажу, по дороге. Или вон спроси у Инвока. Но сейчас нам надо понять, как бы быстрее добраться до тех истуканов.
        Я раздраженно отвернулся. Его снисходительный тон уже начинает жутко раздражать.
        - Мы зря свернули с дороги, босс, - отозвался Кейн, разглядывая огромный свиток с картой. - Надо было дальше двигать на запад - там потом дорога петлю делает и обратно разворачивается, на северо-восток. Да, крюк изрядный, но все равно быстрее бы добрались.
        - Да здесь напрямую - километра полтора! - поморщился Маверик.
        - Ага. Но здесь сплошные скалы. И река. А моста не видно.
        - Значит, будем как-то переправляться.
        - Да как тут переправиться? Вон какое течение!
        - Ищите брод!
        Я равнодушно слушал их перепалку. Даже не оборачивался. Настроение и так было ни к черту. Даже начинал жалеть, что связался с этой компанией. В этом отряде я чувствовал себя лишним. Верховодит всем Маверик, зачем мы прёмся в Кузницу - он пока так и не рассказал. И вообще, он ведет какую-то свою, очень мутную игру.
        Всю дорогу у меня из головы не выходила та сцена в лагере Кси. Маверик, похоже,  тоже влип с этими странными оборотнями и рогатым демоном. И влип куда глубже, чем мы. Только, в отличие от нас, по собственной воле. И это его только забавляет.
        Рассказать ему про то, что известно нам?
        А что нам, собственно, известно? У нас одни догадки, слухи да фантазии Макса. К тому же, сам-то богатей не особо-то спешит поделиться с нами информацией. Вот и я пока буду помалкивать.
        - Эрик, что с тобой? - осторожно спросила Ника, касаясь моей руки. - Ты какой-то... невеселый.
        - А обычно-то я - прям душа компании? - огрызнулся я.
        - Я же вижу, что что-то не так. Что там у вас произошло-то, в лагере? Мне показалось, вы с Мавериком чуть не подрались...
        - Вот у спасителя своего и спроси.
        Я отвернулся и отошел от края. К нам как раз присоединились отстающие - Дракенбольт, которого лазанье по скалам так раздражало, что он пару раз просто плюхался на задницу и долго сидел, ругаясь на чем свет стоит,  и Густав, которого мы подобрали у менгира возрождения и потащили с собой, не дожидаясь, пока развеется ослабляющее проклятье после смерти.
        Найдя более-менее пологий спуск к реке, мы двинулись вперед, оглядывая окрестности в поисках чего-нибудь, хотя бы отдаленно похожего на мост или на брод. Дракенбольт даже согласился подсадить Макса на плечо, и тот, как матрос с мачты парусника, обозревал горизонт, приложив ладонь ко лбу козырьком.
        Не помогло. Никакого намека на переправу.
        Мы брели, по колено утопая в сугробах, то и дело натыкаясь на торчащие из-под снега камни. Выйдя на берег реки, наткнулись на небольшую группку фростлингов. Бедолаги, завидев отряд, попытались скрыться, но мы все были так раздражены, что разорвали убегающих в клочья.
        Река неслась перед нами бурным потоком,  время от времени пронося мимо серые обломки льдин и какие-то коряги. Шириной она была метров десять-двенадцать, не меньше, а в сотне метров ниже по течению расширялась, срываясь рокочущим водопадом с усеянного острыми камнями края, похожего на гигантскую зубастую челюсть.
        - Ну, и чего делать будем? - мрачно осведомился Макс, оглядывая реку. - Я не люблю купаться. В такой воде - тем более.
        - Может, ваш здоровяк перетаскает нас на тот берег? - предложил Маверик. - Тут вроде бы не глубоко.
        Огр фыркнул одновременно обеими головами.
        - Я могу просто тебя взять за шкирку и зашвырнуть  на тот берег, - расплылся в ехидной клыкастой ухмылке Больт.
        - А добросишь?
        - Давай попробуем?
        Маверик прищурился, разглядывая противоположный берег.
        - Если будет недолёт - я плюхнусь прямо в воду, и меня снесёт к водопаду. А если добросишь - я со всего маху брякнусь на скалы.
        -- Отлично! Мне оба варианта нравятся! - отозвался Больт и потянулся лапищей к Маверику.
        - Воу-воу, полегче! Я же не сказал, что согласен. Инвок, ну ты же головастый, придумай чего-нибудь! Может, у тебя заклинание подходящее есть?
        Маг пожал плечами.
        - Да чего проблему создавать на ровном месте? Переберемся по дну. Вряд ли здесь очень глубоко. Защита от холода на экипировке достаточная. На том берегу лагерь разобьем ненадолго, обсушимся.
        - Э, ты не обобщай! - возразил Макс. - Ну, может, Маверика вашего и правда можно хоть в лед вмораживать, хоть в печь совать. А я вот в такой ледяной воде долго не протяну. Да и девчонки тоже.
        - Ах, да... - поморщился Инвок. - Маверик, ну нахрена мы потащили с собой этих нубов? Они только под ногами путаться будут.
        - У тебя-то твой балахон неужто тоже зачарованный? - спросила Катарина. - Похоже, будто ты его с бомжа какого-то снял.
        Инвок самодовольно хмыкнул.
        - Ты на вид-то его не смотри, - пояснил Кейн. - Это же просто трансмог.
        - Транс что? - переспросила Кэт.
        - Ну, мантия у него только выглядит, как лохмотья. Фикция, короче. А на самом-то деле это какой-то навороченный доспех из кожи с жопы дракона, или что-то в этом духе.
        - Странно, - удивилась Катарина. - Обычно игроки, наоборот, стараются выглядеть... круче.
        - К слову, ты выглядишь отпадно, сладкая ты наша, - вклинился Маверик. Катарина скорчила недовольную гримаску.
        - А Инвок вообще странный тип, - хохотнул Кейн.
        - Это мы все уже заметили, - проворчал Макс. - Но почему он так вырядился, я так и не пойму.
        Он, мне кажется, начал изрядно ревновать - до появления Инвока в отряде он был у нас главным экспертом по магии. Но после того, что толстяк продемонстрировал в лагере Кси, Макс со своим пулянием огненными шарами смотрелся довольно бледно.
        - Потому что маги во всех этих дорогих цветастых мантиях выглядят, как педики, - проворчал Инвок. - А еще мне нравится троллить всяких недоумков, которые суются ко мне, думая, что, раз я так одет, то я нуб, который отпор им дать не сможет.
        - О, да! - рассмеялся Кейн. - Помню, помню я, как мы познакомились. Смешная была история. Хотя, это сейчас так кажется. А тогда нам было совсем не до смеха.
        - Кончайте трепаться! - окликнул их Маверик. - Долго собираетесь здесь торчать?
        - Да, да, надо перебираться. Веревка  же есть? - спросил Инвок, оглядываясь на близнецов.
        Густав молча кивнул. Он вообще тип немногословный. Не припомню, чтобы он вообще что-то произнес за все время нашего совместного путешествия.
        - Окей. Отправляем кого-нибудь на тот берег, закрепляем там веревку, остальные переправляются по ней, чтобы течением не унесло. Чего мудрить-то? Это же не реал. На крайний случай - пусть нас в водопад смоет. Может, возродимся у менгира, который будет на той стороне реки. Быстрее доберемся.
        - Ага, и ещё минус два процента к статам? - проворчал Густав. А, выходит, разговаривать он всё-таки умеет. - Я сегодня уже сдох разок, больше неохота.
        Мне такая перспектива и вовсе не понравилась.
        - Ладно, - решился Маверик. -  Густав, гони веревку. Кого отправим первым?
        - Огра, конечно.
        - Чего это? - встрепенулся двухголовый.
        - Ну, ты самый здоровый, тебя не должно течением снести. Можешь кого-нибудь еще на спине потащить, чтобы уж наверняка.
        - Ага, я тебе чего, вьючный мул?
        - Не капризничай, Больт, - попросила Ника. - Нам очень нужна твоя помощь. Без тебя мы не справимся.
        Великан что-то недовольно промычал, но смягчился. Ох уж эти женщины. Умеют найти подход.
        - Дракен бойся воды, - вдруг призналась его левая голова.
        -  Плавать не умеешь, что ли? - спросил Маверик.
        Больт рыкнул и отвернулся. Поглядел на противоположный берег.
        - Давайте свою веревку! Пока не передумал.
        Густав накинул петлю ему на запястье.
        Огр шагнул в воду и аж подпрыгнул.
        - Холодно! - пожаловался Дракен.
        - Не придуривайся! - погрозила ему Катарина. - Босиком по сугробам тебе шагать не холодно, а тут вдруг - замерз?
        - Может, со мной вместе хочешь искупаться?
        - Эй! - крикнул Макс. - Ребят, не время ссориться. Больт, живее в воду!
        - Ну, еще ты мной не командовал, шмакодявка!
        - Быстрее, мать твою! У нас гости!
        Я оглянулся. На гребне скалы - как раз там, где мы не так давно стояли с Никой - темнело три высоких силуэта. Вскоре к ним присоединилась пара четвероногих. Потом ещё парочка, и ещё, и ещё.
        - Ликаны! - выдохнул Инвок.
        Дракенбольт сгреб в охапку девчонок с Максом и, подняв тучу брызг, сиганул в реку. Веревка, привязанная к его запястью, хлестнула нас по ногам и плюхнулась в воду длинной змеёй. Маверик, метнувшись за ней, едва успел ухватиться за самый конец.
        - Быстрее, парни! Не отставать!
        Нам второго приглашения и не требовалось - судя по всему, никто из нас не горел желанием второй раз драться с оборотнями.
        Дно реки было каменистое и неровное - при каждом шаге ноги так и норовили вывернуться под каким-то немыслимым углом. Еще и течение ощутимо влекло в сторону, хотя погрузились мы пока только по бедра. Но впереди нас Дракенбольт брел в воде уже по пояс. Значит, придется поплавать.
        Вовремя же я купил эту новую броню. Высокие показатели живучести дают мне 40 единиц защиты от стихий, но тут этого, пожалуй, было бы маловато. В новых же доспехах вообще не ощущается ни холода, ни влаги - только сопротивление воды, изрядно приглушенное слоями крепкой кожи.
        Позади нас раздался волчий вой - ликаны, мелькая темными тенями между скал, стремительно скатывались по обрывистому склону к реке.
        Сунутся ли они в воду?
        Огр был уже на середине реки, и забрел по самую грудь - значит, там нас скроет с головой. Макс висел у него за спиной, ухватившись за цепи, на которых держится железный щит, прикрывающий пузо великана. Девчонки сидели на плечах огра, Ника - со стороны Дракена, Кэт - возле Больта.
        Несмотря на сильное течение, огру удавалось пока держаться на ногах. Он пошатывался, ревел от натуги, но упрямо пёр к противоположному берегу. Мы с компанией Маверика, держась за веревку, вереницей плелись за ним, но вынуждены были отстать - дальше для нас уже было слишком глубоко. Мы с трудом держались на ногах, сопротивляясь течению.
        - Ребят, не тяните сильно за веревку, а то мы опрокинем огра! - крикнул нам Инвок. Хотя сам вцепился за неё обеими руками, почти повис. Видно было, что силенок сопротивляться потоку ему не хватает. Маг он, может, и сильный, но вот с остальными статами у него напряг. - Пусть он переберется на тот берег, а потом вытянет нас!
        Я сделал еще несколько шагов вперед и встал рядом с ним, чуть ниже по течению. Ухватив за шкирку, помог встать ровнее.
        - Держись за меня!
        - Спасибо, дружище, - выдохнул он.
        - Больт! Осторожнее, справа! - закричала Ника. Кэт взвизгнула.
        Огр, широко расставив руки, брел уже почти по шеи в воде, но это была самая середина реки. Ещё немного - и будет полегче.
        Прямо на него по течению неслась ледяная глыба размером с легковое авто.
        - Бо-ольт! - заорал Макс и швырнул в приближающую льдину огненный шар. Всё равно, что пытаться мухобойкой отбиваться от несущегося на тебя быка.
        Льдина задела огра только вскользь, но бедолага и так едва держался под натиском течения.
        За веревку я держался крепко, для верности перехлестнув её через ладонь. И теперь она, едва не выдернув мне руку из плеча, швырнула прямо в ревущий поток.
        Меня скрыло с головой, и я некоторое время вообще не соображал, где верх, где низ - меня болтало, как лягушку в блендере, я несколько раз получил по голове, по плечам, по руке чем-то увесистым. Но веревку не выпустил. Хорошо, что шлем сидит так плотно, да к тому же под подбородком закреплен поперечной лямкой, иначе бы смыло к чертям.
        Вынырнув на поверхность, я  увидел в паре метров ниже себя Маверика, держащегося одной рукой за ту же веревку. Он отчаянно матерился и хохотал попеременно, будто на экстремальном аттракционе. Близнецы болтались еще чуть ниже. Мы все держались на этой веревке, как лампочки на гирлянде, увлекаемые вниз по течению вслед за Дракенбольтом.
        А вот Инвока мы потеряли. Не удержался, бедняга.
        Меня вертело и швыряло из стороны в сторону, и веревка в руках была единственной точкой опоры. Я болтал ногами, пытаясь нащупать дно, но нас снесло к самой середине потока, а тут было уже слишком глубоко.
        Попытался разглядеть, как там ребята впереди, но вода захлестывала лицо, а время от времени скрывала и с головой. В том, что с огром пока было все в порядке, сомнений не было - его ругательства сейчас, похоже, были слышны половине Фроствальда. Отчаянно визжал кто-то из девчонок - не понять, кто. Макса слышно не было.
        А течение, кажется, всё усиливалось. Мы будто на гигантской горке в аквапарке. Только водичка холодная, а вместо пластмассового гладкого желоба - скалы, о которые нас может размазать, как паштет по бутерброду. А для полного счастья - такие же твердые и острые скалы нас жду впереди, на кромке водопада.
        Твою мать! Водопад!
        Натяжение веревки вдруг ослабло. Я попытался перевернуться на живот, чтобы заглянуть вперед - и тут же налетел на что-то твердое.
        Я всегда думал, что «искры из глаз» - это просто такое образное выражение. Но тут у меня и вправду будто фейерверк перед лицом взорвали. Оглушило, ослепило, голова закружилась, и я чуть было не выпустил из рук веревку. Впрочем, теперь у меня была более прочная опора.
        До водопада оставалось еще метров десять, но путь нам преградили два крупных валуна, торчащих из-под воды двумя неровными горбами. В тот, что покрупнее, врезался Дракенбольт. И, к счастью, удержался на нем, вцепился всеми конечностями. Пассажиров своих тоже каким-то чудом не растерял. За что они только держались - непонятно. За уши, что ли?
        Нас с Мавериком и его телохранителями прибило к другому валуну, чуть пониже по течению и ближе к тому берегу реки, на который мы и стремились. Кому-то из близнецов - кажется, снова Густаву - не повезло. Не удержался на скользком камне, и течением снесло дальше. Мы успели только заметить темный силуэт, мелькнувший над краем.
        Итого - минус два из отряда. Впрочем, могло быть куда хуже. Например, на месте Густава мог оказаться я.
        Я прикинул расстояние до берега. Метра три-четыре, не больше.
        - Чур, я первый! - выкрикнул Маверик и, оттолкнувшись от скалы, рванулся к берегу, сиганув над водой не хуже дельфина. Его протащило на пару метров ниже по течению, но у берега уже было неглубоко, и ему удалось встать на ноги.
        - Давайте за мной! - махнул он рукой с берега и, покрепче перехватив веревку обеими руками, натянул её.
        Кейн, придерживаясь за веревку, выбрался на берег. Дальше я подстраховывал Макса и девчонок. Им, пожалуй, пришлось тяжелее всех - доспехи у них промокаемые и без защиты от холода. И у самих живучесть низкая. Так что купание в ледяной воде для них по ощущениям было близко к реальному.  Ника вообще еле шевелилась, и лицо её, и так-то бледное, приобрело голубоватый оттенок и осунулось - одни глазищи остались.
        А потом мы всей гурьбой тащили из воды Дракенбольта. Все равно, что вручную пытаться пикап отбуксировать. Когда огр, наконец, плюхнулся на берегу на пузо, мы и сами готовы были вповалку разлечься рядом. Не столько от усталости - в Артаре она проходит быстро - сколько от облегчения.
        - Уф, неужели перебрались... - отчаянно шмыгая носом, пробормотал Макс. - И ликанов не видно. Похоже, отстали.
        - Ладно, ищем место для привала, - скомандовал Маверик.  - Костер разведем, обсушимся. А то девчонки вон, синие все. Хлебните пока зелий лечебных, а то совсем околеете.
        - И Инвока с Густавом надо разыскать, - добавил Кейн.
        - Само собой.
        Дракенбольт так и валялся на пузе, и наотрез отказывался подниматься, но когда сказали, что на привале заодно поедим и немного выпьем - сразу ожил.
        Место для стоянки долго не выбирали - просто отошли немного от берега, укрылись от ветра за длинной пологой скалой, торчащей из-под снега, как спина динозавра. Быстро, как смогли, расчистили от снега небольшую площадку между деревьями, натаскали кучу сухих веток и подожгли.
        Костер поначалу упорно не хотел разгораться, как следует, но Макс подбадривал его струями пламени  из ладоней, и в конце концов тот заполыхал так, что пришлось немного посторониться. Зато жар от него шел такой, что все быстро согрелись.
        - Уф, ну и денек у нас! - поворачиваясь к костру то одним, то другим боком, проворчал Макс. - Ей-богу, ребят - что ты, Эрик, что ты, Маверик - вы прям притягиваете неприятности. Мы с Кэт больше месяца в Артаре. Играли себе потихоньку, качались, путешествовали. Но нас и за неделю столько приключений не наваливалось.
        - О, не благодари, - невесело усмехнулся я.
        - Ну, надеюсь, с полчасика хотя бы отдохнем? - спросила Кэт. - Я промокла насквозь! Пока не обсушимся - никуда не двинусь.
        - Отдыхайте, отдыхайте, - кивнул Маверк. - Все равно надо Густава с Инвоком разыскать. Что-то они не пишут. Давно должны были возродиться.
        Он проверил притороченный к поясу свиток чата группы и снова свернул его.
        Да уж, отсутствие в Артаре привычных средств связи - пожалуй, самое раздражающее неудобство. Мне-то до лампочки - мне не было нужды с кем-то переписываться. Но новички к подобным средневековым реалиям привыкают долго.
        - А ликаны-то от нас точно отстали? - с опаской поглядывая в сторону реки, спросила Ника.
        - Вроде не гонятся, - пожал плечами Кейн. - В воду они не сунулись. А переправы здесь поблизости нет. Если только по дороге двинулись в обход - там, на западе, есть мост. Но это как минимум пара часов пути.
        - Ну и отлично, обойдемся без незваных гостей, - удовлетворенно кивнул Макс.
        Будто издеваясь над его словами, в ствол сосны повыше наших голов с громким треском вонзилась стрела, завибрировала, дрожа иссиня-черным оперением. Черная, блестящая, покрытая серебристыми рунами. Я узнал её сразу. Обломок такой же до сих пор хранится у меня в инвентаре.
        Мы все всполошились, вскочили со своих мест, хватаясь за оружие. Спокойно отреагировал только Маверик. Он, поморщившись, взглянул на стрелу и развернулся, прослеживая её траекторию.
        - А ты, я смотрю, всё так и не уймешься? - скрестив руки на груди, поприветствовал он стрелка.


        Глава 19

        Стрелка мы разглядели не сразу. Только когда он сам позволил нам увидеть себя.
        Воздух над большим плоским камнем, торчащим из снега на краю поляны, задрожал. Пелена невидимости рассеялась, напоследок мелькнув светящейся сеткой с шестиугольными ячейками. Стрелок, выпрямившись, опустил лук - простой, но изящной формы, из черного матового материала. Вместо тетивы - тонкий голубоватый луч, постепенно растворившийся в воздухе. Колчана со стрелами не видно. Похоже, лук магический, и стрелы к нему возникают прямо из воздуха, когда лучник натягивает тетиву. Я слышал про такие, но вживую не видел. Сколько он стоит - даже боюсь предположить.
        Костюм тоже не вязался с общим визуальным стилем, характерным для Артара, и больше напоминал снаряжение коммандос. Высокие ботинки на толстой подошве, облегающий темный комбинезон с металлическими вставками, монолитный шлем-маска, почти полностью скрывающий лицо, оставляя лишь узкую полоску для глаз. Из-за спины виднеется длинная рукоять меча. Судя по характерной оплетке из красной плотной тесьмы - очередная разновидность катаны.
        Стрелок, убрав лук куда-то за спину, плавным текучим движением сменил позу - уселся на камень по-турецки. Медленно обвел нас взглядом, будто сканируя.
        Ба, да это же девушка! Стройная, гибкая, как пантера. Я поначалу и не разглядел. Привык, что в Артаре женские варианты доспехов обычно явно подчеркивают особенности фигуры. Даже стальные латы - и те делают с характерными выпуклостями. Этот же костюм был лаконичным и функциональным, как военное снаряжение. О том, что мы в мире меча и магии, напоминало только изредка пробегающее по поверхности доспеха радужное марево - тонкое, как стенки мыльного пузыря. Доспехи зачарованы.
        - Ты что, следишь за мной? - холодно осведомился Маверик.
        - Не льсти себе. Не за тобой. За Резчиком, - отозвалась таинственная лучница. - Но и ты меня в последнее время беспокоишь.
        Голос из-за плотной маски должен был звучать приглушенно, но нет - чистый, звонкий. И гораздо более молодой, чем ожидаешь. Хотя, неблагодарное это дело -судить о человеке по его аватару в Артаре.
        - Чем же я обязан столько повышенным вниманием, заботливая ты наша?
        - Не паясничай, Маверик! Ты прекрасно знаешь о причинах моих опасений. Что ты сделал с... этой штукой?
        Мы все навострили уши. Но незнакомка, похоже, столь же скрытна, как и сам Маверик. Проклятье! Что может быть хуже, чем влипнуть в неприятности? Правильно - влипнуть в неприятности, о сути которых даже не догадываешься.
        - Ничего, - пожал плечами Маверик. - А что я должен был с ней сделать?
        - Вообще-то отдать мне.
        - Ой, не начинай! Мы ещё в прошлый раз все обсудили. Эта хреновина мне досталась слишком дорого - во всех смыслах - чтобы я её кому-то отдал.
        - Она может обойтись тебе ещё дороже, если будет оставаться у тебя.
        Маверик презрительно фыркнул.
        - Давай без этих дешёвых понтов, ладно? Что тебе нужно?
        - Узнать, зачем ты здесь.
        - Не твоё дело. Ещё вопросы?
        Несмотря на то, что лицо незнакомки было скрыто маской, было видно, что внутри она клокочет от раздражения. И я её понимал. Этот кого угодно взбесит.
        - Я слишком хорошо тебя знаю, Маверик. Вряд ли ты сюда свежим воздухом подышать явился. Ты что-то задумал. У меня только одна надежда - что у тебя хватило благоразумия не таскать эту хреновину с собой. Ты понятия не имеешь, что это!
        - Так объясни, - ехидно прищурился Маверик.
        Лучница молча сверлила его взглядом. Глаза у неё, кстати, красивые - изумрудно-зеленые, оттененные темным контуром.
        - Что, сказать нечего? Сдаётся мне, ты сама ни хрена о ней не знаешь.
        - Так и есть, - неожиданно легко согласилась незнакомка. - Я сама до конца не понимаю, что это, и это меня настораживает. А тебя и вовсе должно пугать до чертиков. Ты ведь догадываешься, кто я. Поэтому отдать её мне было бы для тебя самым безопасным решением.
        - О, как ты заговорила! В прошлый раз просто пыталась взять на понт и отжать у меня трофей. А теперь, видите ли, призываешь к благоразумию?
        - В прошлый раз я... недооценила. Ни тебя, ни опасность этой штуки. Пожалуйста, отдай её. Пока ты ничего не натворил.
        - Стелла, давай начистоту, а? - раздраженно отмахнулся Маверик. - Ты ведь знаешь, что я тебе её не отдам. И ничего ты с этим не поделаешь.
        Это его почему-то здорово развеселило.
        - Понимаешь, дорогуша? Ни хрена ты со мной не можешь сделать! Применить какие-то свои админские трюки? Ты бы давно уже это сделала. Но не делаешь. Не хочешь? Или не можешь?
        Глаза лучницы сузились, и Маверик понял, что попал в цель.
        - Вот-вот. Не так уж ты и могущественна. Убить меня? Ну, давай. Это ты, пожалуй, сможешь. Хоть десять раз. Но ты же не думаешь, что я настолько глуп, чтобы хранить её в обычной ячейке инвентаря?
        - Я и не пытаюсь забрать её силой.
        - Тогда ещё раз спрашиваю - зачем припёрлась?
        Незнакомка тяжело вздохнула.
        - В прошлый раз я подумала, что ты успокоишься на том, что заполучил в свою коллекцию уникальный артефакт. Но, я смотрю, это только начало. Ты что-то задумал. Мало того - впутал в свои делишки уже кучу народу. И явился сюда, во Фроствальд. Прямо накануне дня зимнего солнцестояния.
        - И что с того? Чего ты боишься-то?
        Стелла отвела взгляд и довольно долго сидела, что-то обдумывая. Наконец, снова обернулась к нам. Задержала взгляд на мне, и в глазах её, как мне показалось, промелькнуло раздражение.
        Мы все молча наблюдали за её перепалкой с Мавериком, но тут я решил вмешаться. Слишком много вопросов витало в воздухе.
        - Мы ведь уже встречались, не так ли? - спросил я.
        - Оу, правда? - удивился Маверик. - Стелла, я начинаю ревновать! Не думал, что ты так запросто являешься обычным игрокам. Смел надеяться, что только для меня сделала исключение.
        - Мы в прошлую игровую сессию столкнулись с ликанами. С той самой троицей. И она помогла нам отбиться.
        - Вот как? Чем же тебя так заинтересовал мой новый приятель?
        Лучница недовольно покачала головой и, спрыгнув с камня, не спеша двинулась по кругу, обходя полыхающий костер.
        Когда она поравнялась со мной, я сказал:
        - У меня, между прочим, тот же вопрос.
        - Вы с Мавериком похожи. Ты тоже льстишь себе, - усмехнулась  она, заглядывая мне в глаза.
        Взгляд этот было трудно выдержать - казалось, девушка видит тебя насквозь. А может, так и есть. В том, что это не простой игрок - не осталось никаких сомнений. Итак, кто-то из админов сервера.  Их ещё называют Призраками. Личности полумифические, и на что они способны, никто толком не знает. Они не участвуют в игровом процессе и даже не должны показываться на глаза игрокам.
        - Но ты ведь меня спасла? Спасибо, кстати. Но хотелось бы еще понять - почему.
        - Да на тебя-то мне плевать. Уж извини. Я просто не могла позволить Пеплогриву получить такую гору опыта.
        - Опыта? Мобы ведь не могут поглощать чужие статы при убийстве.
        - Эти - могут.
        Маверик, поигрывая кинжалом, насмешливо взглянул на Стеллу.
        - Но так ведь не должно быть, не правда ли?
        - Не должно, - нехотя согласилась она.
        - Ммм, занятно, занятно! Знаешь, когда я узнал про этого рогатого перца - Резчика - я поначалу обрадовался. Решил, что раскопал редкий секретный квест, про который еще никто не знает. Но потом понял, что всё еще интереснее. Это какие-то багги, с которыми вы сами не можете справиться, не так ли?
        - Что же в этом такого интересного? - раздраженно отозвалась Стелла. - Если что-то работает не так, как задумано - это как минимум должно настораживать. А ты, наоборот, суешь голову в петлю.
        - Тебе-то какая печаль?
        - А в чем, по-твоему, заключается моя работа? Как раз в том, чтобы осаживать таких выскочек, как ты.
        - Но ты ведь уже поняла, что остановить меня не получится?
        - Почему же? Могу вообще закрыть для тебя вход на сервер.
        - Мне-то? VIP-игроку, который уже десятки тысяч кредитов влил в этот вирт? И на каком основании? Какое правило я нарушил?
        Не дождавшись ответа, Маверик удовлетворенно хмыкнул.
        - Нечем тебе крыть. Ты блефуешь, Стелла. Если тебе больше нечего сказать - давай прощаться. Мне эта беседа уже основательно поднадоела.
        Лучница, будто не слыша его, сделала еще несколько шагов. Поравнялась с Дракенбольтом. Огр сидел на земле, так что сейчас его головы оказались почти вровень с её. И я только сейчас заметил, с каким выражением великан смотрит на неё. Смесь страха, удивления, ожидания, надежды, восхищения... Не думал, что на этих грубых клыкастых мордах вообще может отражаться такая палитра чувств.
        Стелла, разглядев его вблизи, не смогла скрыть изумления.
        - Эй, это же настоящий двухголовый огр! Из версии 1.0! Где вы его отыскали? И как смогли приручить?
        - Я не собачонка, чтобы меня приручать! - проворчал Больт. - Я сам с ними пошёл.
        Лучница подошла к нему вплотную, присматриваясь. Осторожно, почти ласково, провела по щеке Дракена ладонью в черной плотной перчатке, поблескивающей на суставах металлом.
        - Не может быть... Поразительно... Дракенбольт? Это ты?
        Дракен, не в силах отвести от неё взгляда, медленно закивал.
        - Невероятно! Как тебе удалось выживать всё это время?!
        - Дракен ходить далеко. Прятайся. Убегай. Дракен не люби драться.
        Лица её под маской было не разглядеть, но мне почему-то показалось, что она улыбается.
        - Поразительно... - повторила она тихо.
        - Так ты и с нашим двухголовым другом знакома? Вот уж, действительно, поразительные совпадения!
        - Я в некоторой степени знакома почти с каждым созданием Артара, если ты забыл. А Дракенбольт... Да, я его знаю. Меня-то он, конечно, не помнит. Но я его помню отлично. Да уж... Вот эта встреча.
        Она еще раз погладила по щеке Дракена, второй рукой потрепала по голове Больта.
        - Береги себя, малыш...
        По поверхности её доспеха пробежала серебристая рябь, в которой просматривались шестиугольные ячейки. Ещё секунда - и Стелла исчезла. Кажется, я успел заметить, как она проскользнула мимо огра, но, возможно, это были просто колебания горячего воздуха вокруг костра.
        Почти одновременно с исчезновением лучницы из зарослей на дальнем краю поляны донесся хруст ломаемых веток. Мы дружно потянулись к оружию, но тут же обмякли.
        - Инвок! Густав! Здорово, что вы сами нас отыскали!
        Маверик одобрительно похлопал отставших по плечам. Парни были мокрыми, со слипшимися в сосульки волосами. И мрачными, как цепные бульдоги. Двигались тяжело, заторможено - до сих пор под проклятием после смерти. Его никак не снимешь - приходится ждать.
        - Мы не только вас, мы и вход под землю нашли. До него метров триста-четыреста в ту сторону, - махнул рукой Густав.
        - Супер!
        - А тут что? Видок у вас, будто привидение встретили, - проворчал Инвок, придвигаясь поближе к костру. - Дайте хлебнуть чего-нибудь покрепче.
        Мы, вспомнив о том, что собирались перекусить, начали рассаживаться вокруг костра, доставать из инвентарей закуски, выпивку. Дракенбольту в качестве компенсации выкатили бочонок медовухи, специально захваченный в "Золотом топоре".
        - Ты почти угадал, Инвок, - хмыкнул Кейн, откусывая краюху пирога с зайчатиной. - Не привидение. Призрака.
        - Опять эта бабёнка? А я говорил, босс - она так просто не отвяжется.
        - Да, немного действует на нервы, - признался Маверик. - Но опять ушла ни с чем. И это меня, надо сказать, удивляет. Что-то здесь нечисто.
        - Что тебя удивляет?
        - Есть у игрока какая-то вещь, нужная Призраку. Почему бы Призраку просто не забрать её? Ведь, по идее, для него это как конфетку у ребёнка отобрать!
        - А ты пробовал? - усмехнулся Инвок.
        - В смысле?
        - Ну, конфетку у ребенка? У меня племяннику полтора года. Я как-то пытался у него леденец забрать. Визгу, писку было - на весь квартал. Ещё и за палец меня тяпнул, гаденыш мелкий. Почти до крови. А конфету так и не отдал.
        Вся команда Маверика дружно заржала. Мы с ребятами промолчали. И вообще, как-то незаметно, само собой получилось, что Маверик с дружками оказался по одну сторону костра, а мы - по другую.
        - Что делать-то будем, Эрик? - шепнул мне Макс, придвигаясь ещё ближе.
        - Ты же сам хотел выяснить, что же это за культ, что за рогатые демоны. На ловца и зверь бежит.
        - Да, но... Блин, мне уже страшновато становится. Здесь ещё и Призраки замешаны. Стелла... Если это та, о ком я подумал, то и вовсе дело труба. Ещё и солнцестояние...
        Он задумчиво умолк, так не договорив. А мне жутко захотелось влепить ему подзатыльник. Начинаю понимать Катарину.
        - Выкладывай давай! У тебя какие-то версии есть?
        - Насколько я знаю, в NGG всего одна Стелла. Стелла Вайс. Одна из ведущих вирт-дизайнеров проекта.
        - И по совместительству еще и Призрак?
        - Ну, создателям игры глупо было бы довольствоваться возможностями обычных игроков, - пожал плечами Макс. - Поэтому да - все представители NGG в игре - те еще читеры. Но они, впрочем, в игровой процесс и не вмешиваются.
        - А что там с солнцестоянием этим? - спросила Катарина. - Маверик про него упоминал, теперь еще и девка эта...
        - Титаны.
        Точно! Я едва не хлопнул себя ладонью по лбу. Как я мог забыть? Хотя, для меня все эта возня с титанами всегда была настолько далека, что я даже особо не интересовался новостями на их счет.
        - Титаны - это такие огромные монстры. Великаны. Существуют в Артаре с самого основания, ещё с версии 1.0, - начал объяснять Макс, обернувшись к девчонкам. - Выглядят они внушительно, поэтому вы их в рекламных роликах могли видеть. Но реально пока от них толку не было, потому что сделаны они... ну, как бы сказать. Сильно на вырост.
        - То есть примерно как с этими демонами-хтонийцами? - уточнила Кэт. - Нужны достаточно сильные игроки, чтобы с ними справиться, но таких пока не много?
        - Не совсем. Тут конкретные люди вообще особой погоды не делают. Чтобы завалить титана, не прокачанные игроки нужны, а прокачанные гильдии. Ну, к примеру, Псаммофис, Песчаный змей Марракана - это такая тварь размером с товарный поезд. Появляется в западной части пустыни раз в год на пару недель, в период осеннего равноденствия. Я имею в виду - местный год, по летоисчислению Артара. Здесь же время в восемь раз быстрее идет.
        - И что, кто-то его убивал?
        - Неа. Пока ни одного титана так и не завалили. Но на Псаммофиса, кстати, Красный легион в прошлый раз собирал рейд человек в сто пятьдесят. А может, и больше.
        Девчонки, ахнув, притихли.
        Да, припоминаю. Это было недавно. Я как раз в ту пору ошивался в Марракане, но поспешил свалить оттуда, от греха подальше. Макс забыл упомянуть - помимо основного рейда, в пустыню прибыло еще сотни три легионеров, плюс рейд Рейнджеров и еще двух-трех крупных гильдий. Полноценных оплотов в Марракане нет, только пара небольших лагерей Кси. Так в них не протолкнуться было. Даже не знаю, сколько реально человек участвовало в битве со Змеем. Но точно не завалили. Иначе разговоров было бы - на весь Артар.
        Завалить хотя бы одного титана - это мечта любой гильдии. Сердца титанов - мощнейшие артефакты, с помощью которых можно усиливать гильдейские крепости, делая их практически неприступными. У Имира это Алмазное сердце. Что-то там связанное с магией льда. У Псаммофиса, наоборот, огненное, Рубиновое сердце. У Гидры - Изумрудное... Впрочем, на нынешнем этапе развития игры гильдия, заполучившее любое из сердец, вырвется далеко вперед. И, судя по всему, реальные претенденты уже появились. А ведь еще пару местных лет назад никто даже не пытался рыпаться на титанов.
        - А сколько вообще этих чудищ? - спросила Ника. - И причем здесь  солнцестояния и равноденствия?
        - Четверо их. По сторонам света. И все появляются раз в год - осенью, зимой, весной, летом. Если их убить - то возрождаются только на следующий год. Если не убить - то исчезают сами. Такой вот круговорот. Создавались они с отсылками к разным мифологиям - греческой, персидской, кельтской. Ну, впрочем, как и большая часть контента Артара. Псаммофис - титан-хранитель Запада, появляется осенью, в день равноденствия. На восточном побережье обитает Левиафан, вылезает весной. На юге каждое лето является Гидра. Ну, а последний титан - здесь, во Фроствальде.
        - Имир. Инеистый великан, - подытожил Маверик.
        Я вздрогнул. Вот ведь гад, подкрался незаметно! Подслушивал, что ли?
        - Чего тебе? - не особо церемонясь, отозвался Макс.
        - Да вспомнил тут, что за мной должок.
        Маверик подбросил на ладони увесистый кошель.
        - Это тебе.
        Он передал кошель Максу и с ловкостью иллюзиониста выудил откуда-то из-за пояса еще один.
        - А это тебе. И тебе. И тебе.
        Мне он вручил гонорар в последную очередь, хлопнул по плечу.
        - Здесь пока по пятьсот золотых. Наше приключение еще толком не началось, а вы уже успели натерпеться всякого. Так что считайте это компенсацией.
        Я повертел на ладони кошель - кожаный мешочек с узким горлышком, туго стянутым крепким витым шнурком. На боку темнеет монограмма "М".
        Странные ощущения. Еще несколько дней назад я бы несказанно обрадовался такому кушу. Но после того, как золото Артара стало не так-то просто вывести в реал, оно стремительно теряло ценность и в моих глазах. Я даже вытащил одну монету из кошелька, повертел в руках. Блестящий кругляш с небольшим рубином в центре - эквивалент 10 обычных золотых. Никаких эмоций. Мнимое богатство в иллюзорном мире.
        - Дам еще по тысяче каждому, если доведете дело до конца. Мне правда нужна будет ваша помощь. Особенно вашего здоровяка. Мои ребята - настоящие профи в реале. Густав - бывший лейтенант Иностранного легиона, Кейн тоже больше десяти лет в горячих точках отпахал, прежде чем в телохранители податься. Но в Артаре они что-то пока не блещут.
        Кейн, стоящий позади Маверика, мрачно играл желваками. Близнецам наша компания с первых минут не особо по нраву. Профессиональная ревность. Хотя, Маверик и сам хорош - если уж таскает их с собой в качестве телохранителей, то мог бы позаботиться о более серьезной экипировке для них. А то непонятно, кто кого защищает.
        - У нас еще одно условие, - сказал я, продолжая вертеть монету между пальцами.
        Маверик вопросительно изогнул бровь.
        - Информация. Дальше мы не собираемся бросаться за тобой вслепую. Или ты рассказываешь, куда мы идем и зачем, или разбегаемся прямо сейчас.
        Наш наниматель переглянулся с Кейном. Чуть отклонившись назад, встретился взглядом с Инвоком. Тот равнодушно пожал плечами.
        - Ладно, так и быть. Вы вряд ли успеете кому-нибудь разболтать...
        - Мы не из болтливых, уж поверь, - подбодрил его Макс.
        - Поверю. Впрочем, вы и так почти все знаете. Мы и правда сейчас двинемся под землю, к Громовой кузнице. Но не в Главные чертоги, а дойдем только до одного из промежуточных боссов, Онвальда Серебряного молота. Убивать мы его не будем. Его можно подкупить. Я для этого запасся целой прорвой изумрудов.
        - Ммм, кажется, припоминаю, - Макс задумчиво потер подбордок. - Этот Онвальд, если с ним договориться, может изготовить на заказ оружие или броню по алантским технологиям.
        - Именно. И, к сожалению, тут без вариантов. Нет больше в Артаре кузнеца - хоть непися, хоть живого игрока - который владел бы алантскими технологиями на таком уровне. Это я проверил.
        - И что ты хочешь заказать?
        - Что-то вроде... оправы, что ли. Я еще сам пока смутно представляю.
        - Оправы для чего? Для той штуки, что ты украл у Резчика?
        - Не то, чтобы украл... Впрочем, не суть. Это долгая история. Но ты угадал - вся соль именно в этой штуке.
        - А покажи её! - загорелся Макс.
        - Э, нет, приятель! Во-первых, она не у меня, а у Инвока. Мне с этой хренью в инвентаре ходить как-то боязно. А он у нас вообще безбашенный тип. А во-вторых, я бы не стал её светить почем зря. Особенно здесь. Эта баба зловредная наверняка до сих пор ошивается где-нибудь неподалеку.
        - Но объясни хотя бы, что это такое!
        - Всему свое время, нетерпеливый ты наш. К тому же, ты сам слышал - даже наша приятельница Призрак толком не знает, что это за штука.
        - Ну, допустим, - кивнул я. - Доберемся мы до Онвальда. Дальше что?
        - Выходим на поверхность и двигаем дальше на север. Зимнее солнцестояние уже через пару местных дней. Но время респауна титанов ведь не четко задано. Имир, возможно, уже бродит где-то в предгорьях Ледяного хребта. У меня там с дюжину моих ребят ошивается, напишут мне, когда обнаружат его.
        - Ты, я смотрю, серьезно приготовился.
        - Если бы. Все приходится делать второпях. Но  на Имира в этот раз, насколько я слышал, откроется настоящая охота. А заодно, похоже, и крупная стычка намечается между Легионом и Рейнджерами. Обе гильдии собирают рейд на Имира. А ещё вроде бы в игре с полдюжины более мелких гильдий. То ли объединятся, то ли сами по себе будут пытаться вклиниться в бой. В общем, сюда реально скоро несколько тысяч человек подтянется. Будет мясо.
        Да уж, похоже, и правда здесь намечается нешуточная битва. Я вспомнил кадры из рекламных роликов. Значит, Имир... Огромная человекообразная глыба зачарованного льда и камня. Размером, пожалуй, с пятиэтажный дом. Как вообще можно сражаться с такой махиной - не представляю. Против Песчаного змея, помнится, выстроили целые укрепления с баллистами и минными полями, куда его потом загоняли толпой. И то не помогло.
        - Блин, нам встречаться с Красным легионом совсем ни к чему, - проворчал Макс.
        - А что так?
        - Есть кое-какие разногласия. Особенно у Эрика. На него вроде бы даже сам легат зуб точит.
        Я скрипнул зубами, бросая на Макса испепеляющий взгляд. Ох уж этот болтун!
        - Вы умудрились чем-то насолить Крушителю? - расхохотался Маверик. - Не, ребят, вы мне определенно нравитесь все больше. Рисковые парни!
        - Ладно, хватит трепаться! - буркнул я. - Времени и правда мало. Надо двигать к Кузне.
        - Тут ты прав. Инвок, туши костер! Хватит уже бока греть. В темпе, в темпе! Двухминутная готовность!
        Инвок и близнецы засуетились, убирая остатки еды в сумки и забрасывая снегом догорающие угли костра. Дракнебольт недовольно ворчал, спешно догладывая баранью ногу.
        - Ну, а всё же, - окликнул я Маверика. - Что ты задумал? Ты явно тоже хочешь принять участие в этой заварухе. Но к кому собираешься примкнуть? Если к Легиону - то Макс прав, нам с тобой точно не по пути.
        - Эрик, Эрик, - умехнулся мажор и покровительственно похлопал меня по плечу. - Хороший ты парень. Смелый. Вот только тебе не хватает... воображения.
        Он подмигнул смотревшей на нас Нике, и, развернувшись, зашагал прочь.
        - И всё-таки! - не унимался я.
        Маверик, оглянувшись через плечо, усмехнулся.
        - Эх, все-то тебе надо объяснять! Я не собираюсь ни к кому присоединяться, дружище. Я собираюсь убить Имира.


        Глава 20

        По задумке вирт-дизайнеров NGG, Артар - лишь малая часть виртуального мира, который они планируют построить. Это отдаленный материк, берега которого омываются бурным океаном и дают пристанище самым разным странникам.
        Где-то там, далеко за горизонтом, раскинулась империя Королевы-львицы Этель, посылающей сюда экспедиции в надежде колонизировать этот дикий край и наладить стабильные поставки местных богатств в метрополию. Там же - родина таинственных Ксилаев, что прибыли на Артар раньше имперцев, но осваивают его по-своему. Они считают, что владеть землей невозможно, и истинное богатство - это знание. Потому не строят городов, зато много путешествуют, и их лагеря можно найти практически везде.
        Конечно же, эти земли манят всевозможных авантюристов, контрабандистов, дезертиров, да и просто бандитов. Им нравятся места, в которых единственный закон - это сила. Расселились по равнинам Артара кочевники дау, которые, судя по многочисленным отсылкам в их фольклоре, прибыли сюда относительно недавно - пару столетий назад.
        Так что население Артара сплошь состоит из чужаков. Переселенцев. Игроки в эту картину вписываются органично - прибывают неизвестно откуда и периодически исчезают неизвестно куда. Присоединяются к Империи, к Бандам, к Кси, развивают свои гильдии.
        Коренные же жители Артара сплошь принадлежат к нечеловеческим расам. Дрэки, камнешкуры, гарпии, ликаны и прочие, и прочие. Даже вымершие давным-давно аланты - и те трехметровые великаны, чьи лица скрываются за массивными шлемами.
        Есть версия, что таким образом разработчики постарались смягчить моральную ответственность за убиение игроками сотен мобов. Ради развлечения кромсать других людей мечом - вроде как неэтично. А вот каких-нибудь мохнатых дикарей типа фростлингов - уже вполне можно.
        Впрочем, игроки с первых дней пристрастились кромсать и друг друга, так что вся эта затея потеряла смысл.
        - Мда, впечатляет... - ахнула Катарина, задирая голову в  попытке разглядеть верхушки алантских изваяний. Её отороченный лисьим мехом капюшон спал с головы, и ветер взъерошил розовые волосы, припорошил их искрящимся на солнце снегом.
        Дракенбольт, шумно втянув морозный воздух обеими парами ноздрей, недовольно рыкнул.
        - Плохое место, - проворчал Больт.
        - Магия. Дракен не люби магия! - поддакнула вторая голова.
        - Ты рано панику разводишь, здоровяк, - усмехнулся Маверик, ободряюще хлопнув огра по круглому щиту, прикрывающему пузо. - Нам до настоящей опасности еще топать и топать. Тут поначалу просто пещеры и заброшенные штольни. До алантских подземелий еще добраться надо.
        Вход под землю и правда выглядел неказисто - будто огромная, зияющая непроглядной тьмой нора. Справа от неё, в центре ровной круглой площадки, торчал менгир Возврата.
        Команда Маверика первой углубилась в эту нору. Внутри что-то ярко вспыхнуло, вход засветился изнутри, как туннель метро, из которого вот-вот вынырнет  поезд.
        Мы двинулись следом.
        Было темно, но мы обходились без факелов. Инвок время от времени швырял светящиеся шары, которые прилипали к потолку, к стенам, к колоннам и зависали там на пару минут, постепенно угасая - как раз хватало на то, чтобы мы прошли освещенный участок. Из-за множественных источников света наши тени выглядели причудливо - раздваивались, дрожали, накладывались одна на другую.
        Маверик был неправ - уже пройдя десяток-другой метров вглубь по широкому штреку, мы начали встречать признаки того, что эти подземелья когда-то принадлежали алантам.
        Артар вообще довольно  эклектичен - в нем смешались самые разные стили. Этакий винегрет, приготовленный десятками вирт-дизайнеров, которые, кажется, даже толком не советовались друг с другом. И, конечно, щедро черпали вдохновение в культуре и мифологии реального мира. В итоге здесь военизированная империя Этель, в которой безошибочно угадываются корни Древнего Рима, соседствует с азиатским колоритом Ксилаев и пиратской романтикой Банд. Свободолюбивые дау - нечто среднее между индейскими племенами Великой равнины и степными кочевниками времен Чингисхана. Во Фроствальде, конечно, господствуют кельтские мотивы, в Марракане - арабские.
        Но вот с кого срисовали алантов - не совсем понятно. Видно, тот редкий случай, когда вирт-дизайнер не брал готовый шаблон, а придумывал с нуля.
        В итоге алантские постройки и механизмы - те же башни Тенептиц - ярко выделяются на общем фоне своей непривычностью. А порой и выглядят откровенно чуждо, будто инопланетные.
        - Ты бывал когда-нибудь в таких местах? - спросила Катарина. Мы с ней шли рядом, сразу позади огра. Макс и Ника немного отстали. - Чего нам тут ждать-то?
        - Честно говоря, не совался. В алантских данжах довольно опасно. Защита нужна хорошая. От  молний особенно. Да и просто броня, от физического урона. В общем, будь осторожна. Не высовывайся. Думаю, всю основную работу будут делать Больт и Инвок. Ну, и мы с Мавериком. Твои стрелы тут вряд ли помогут.
        - Как скажешь, - отозвалась она. Не особо радостно.
        Мы спустились по длинной полуразрушенной лестнице и вошли в анфиладу, с обеих сторон обрамленную причудливыми металлическими колоннами, похожими на оплывшие огарки гигантских свечей. Я поначалу подумал, что это какие-то статуи, искореженные мощным пламенем. Но, если присмотреться, в этих плавных линиях прослеживается некий замысел. Будто металл ожил, стал пластичным и гибким, и колонны превратились в подобие деревьев, опутывающих потолок, стены, пол молодыми побегами.
        Пока что все эти катакомбы абсолютно безжизненны. Но, если прислушаться, можно уловить, как впереди время от времени раздается приглушенный гул и лязг.
        - Ты как вообще? - спросил я Катарину. - Не пожалела, что ввязалась в это дело?
        - Ох, хороший вопрос. Я пару месяцев назад и представить себе не могла, что буду играть в Артаре. Я само это слово ненавидела.
        - Почему?
        Она ответила не сразу.
        - Знаешь, с одной стороны, это здорово, когда твой парень чем-то по-настоящему увлечен.  Макс талантлив. И, я думаю, у него правда большое будущее. Он обязательно станет вирт-дизайнером. Но с тех пор, как он поступил в эту академию... Я думала, мы вообще расстанемся. Он же ни о чем говорить не может, кроме этого своего Артара. Жутко бесило!
        - Да, Ника, кажется, рассказывала. Говорила, что ты сюда отправилась вслед за Максом.
        - Ну да. Здесь я с ним провожу больше времени, чем когда-либо. Уж лучше разделить с парнем его увлечения, чем злиться и пытаться перетянуть внимание на себя.
        - Мудрое решение.
        - Угу. Да мне здесь и правда понравилось поначалу. Необычно. Чувствуешь себя совсем другим человеком.
        - Да и выглядишь тоже.
        - Ой, не напоминай! Сейчас я уже привыкла к этому образу. Но поначалу жутко ревновала.
        - Кого? То есть - к кому?
        - Макса, конечно! К этому вот...
        Она красноречивым жестом обрисовала свои формы, угадывающиеся даже под плотным кожаным доспехом.
        -К самой себе ревновала, что ли? - опешил я.
        Катарина страдальчески закатила глаза и отмахнулась.
        - Да ну вас! Я раньше думала, что это Макс не догоняет слегка. Но, похоже, парни все такие.
        Я пожал плечами.
        Катарина оглянулась на шедшего в нескольких шагах позади Макса и, чуть приблизившись ко мне, вполголоса сказала:
        -Страшно мне.
        -Ну да, мрачноватое местечко.
        - Да я не о подземельях этих, я вообще. Как ты с этим справляешься?
        - С чем конкретно?
        - С Артаром. Я поначалу понять не могла, чего все так с ума сходят по этой игре. Но... это ведь не игра. Игра - это когда все понарошку. Но когда вот так... Когда боль, кровь, страх - и всё по-настоящему...
        - Дело привычки. Слышала историю про изобретателей кинопленки? Когда они показали первый свой фильм на публике - про то, как поезд на станцию прибывает - зрители разбежались в ужасе. Думали, что поезд сойдет с экрана и всех передавит.
        - Да дело не в том, что здесь все реалистично. Просто... Я даже в страшном сне не могла представить, что смогу так вот запросто убивать. Я ведь в реале даже мяса не ем. А тут... Мне кажется, этот мир будит в нас все самое плохое. Какие-то первобытные страсти. Мы сражаемся со всякими чудовищами, но в итоге самые страшные чудовища здесь - это мы сами. Вокруг-то -  всего лишь компьютерные имитации. А вот наша жажда убийств и наживы - настоящая.
        Я невесело усмехнулся.
        - Что смешного?
        - Ты напомнила мне маму. Мы с ней часто спорили по этому поводу.
        - Твоя мама - умная женщина.
        - Она - всё, что у меня есть. И только ради неё я здесь.
        - Зарабатываешь деньги? Неужели более простого способа не нашлось?
        - Выходит, не нашлось! - огрызнулся я. - Но если тебе здесь так не нравится - что тебя держит?
        - Да я не за себя беспокоюсь. Макс ведь и Нику сюда притащил. Я была против, но они оба упрямые, как... Это у них семейное. А тут ещё ты.
        - Я-то причём?
        - Господи, ты и правда такой тупой? - воскликнула Катарина. Оглянулась на идущих позади Нику и Макса и снова понизила голос почти до шёпота.
        - Ника - еще совсем ребенок. И она хорошая. Чистая, добрая. Ей здесь не место, понимаешь? И после той жуткой истории, когда на неё напали те трое уродов, которых она попросила о помощи, она бы, скорее всего, бросила играть. А тут - ты. Она же только ради тебя здесь. А ты ей голову морочишь!
        -  Не преувеличивай. Ей вон, кажется, Маверик уже приглянулся. Девчонки любят мажоров.
        Катарина фыркнула, как лисица, и, не будь я в шлеме, она бы точно залепила мне свой фирменный подзатыльник.
        - Просто не будь придурком, ладно? - взяв себя в руки, процедила она. - Поговори с ней.
        - Да с чего ты взяла вообще, что между нами что-то...
        - С того, что не слепая! Господи, да даже Дракенбольт, по-моему, всё понимает!
        - Вы о чем там шепчетесь? - догнал нас Макс.
        - Да так, о своем, - отмахнулась Кэт.
        Мы как раз вышли в просторную гулкую залу, дальняя стена которой подсвечивалась багровым пламенем, разлившимся по металлическому желобу. Желоб тянулся далеко вправо, исчезая в темном тоннеле. А прямо перед нами зияли полукруглые ворота с открытой решеткой, зубцы которой торчали под верхним краем, как змеиные клыки.
        - Развилка! - провозгласил Маверик. - Направо - ход в заброшенные малахитовые штреки. А прямо - спуск на верхние уровни алантских шахт. А там и до Кузни рукой подать. Здоровяк, твой выход!
        - Чего? - настороженно отозвался Дракенбольт.
        - Топай вперед. Мы все за тобой. Продвигайся осторожно.
        - А чего там?
        - Понятия не имею. Но ты главное не подпускай это к нам.
        Дракен растерянно оглянулся на нас, хлопая своими добродушными глазищами. Больт хмурился, что-то бормоча себе под нос. Наверняка ругательства.
        - Не дрейфь, дружище!
        Я ободряюще похлопал его по внешней стороне лапы. Твердая чешуя, покрывающая его бицепсы и предплечья, на ощупь и правда напоминала шершавый камень.
        Огр перехватил покрепче рукоять своего огромного топора и, поведя плечами, первый ринулся в проход. Инвок метнул вслед за ним очередную светящуюся сферу, и та зависла над головой великана, следуя за ним, будто привязанный воздушный шарик.
        За аркой оказался широкий проход, под довольно крутым углом спускающийся вниз и, закручивающийся против часовой стрелки. Ступеней не было, неровный пол был усеян щебнем и крупными булыжниками, так что передвигаться было сложновато.
        Мы сделали пару витков вниз по этой своеобразной винтовой лестнице и вынырнули в гигантскую пещеру. Светящийся шар Инвока поначалу утонул в нахлынувшей на нас тьме, как фонарик рыбы-удильщика в океанской глубине. Но потом мы разглядели другие источники света.
        Когда Маверик говорил о шахтах, я ожидал увидеть что-то вроде темного лабиринта, где мы будем плутать по узким штрекам, отыскивая нужный проход. Но алантские шахты представляли собой куда более масштабное и впечатляющее сооружение.
        Такое ощущение, что скалу выгрызли изнутри, оставив только скорлупу. Пещера получилась таких исполинских размеров, что дно её тонуло во мраке. Снизу из тьмы, подсвечиваемой лишь редкими багровыми сполохами, поднималось несколько гигантских каменных столпов, расширяющихся кверху и сливающихся с потолком пещеры. Столпы эти, судя по всему - остатки невынутой горной породы, обглоданные со всех сторон, как яблочные огрызки. Вокруг них спиралями завиваются широкие каменные карнизы, по которым можно спуститься вниз. Кое-где между столпами перекинулись железные эстакады, по некоторым из которых даже изредка прокатываются пустые железные вагонетки.
        Где-то там, внизу, скрытые от глаз темнотой, тяжело ворочаются какие-то древние механизмы - гудят, лязгают, трещат электрическими разрядами, и тьма то и дело озаряется вспышками голубоватых молний и россыпями ярких искр.
        Мы стояли на широкой, относительно ровной площадке, с которой вниз спускалось сразу три пути - боковые, вдоль стен пещеры, и по центру - ровная, как струна, железная эстакада, ведущая к ближайшему каменному столбу. Стоило нам сделать несколько шагов вперед, как сработала какая-то автоматика. Впереди, освещая нам путь, начали один за другим разгораться светильники - продолговатые мутные кристаллы, заключенные в решетчатые оправы. Стали видны огромные ржавые статуи, стоящие вдоль прохода, штабеля полусгнивших ящиков, кучи отработанной руды. Далеко впереди, где-то на границе освещенного участка, замаячили неясные тени - в шахтах явно кто-то водился.
        Позади нас загрохотала опустившаяся решетка.
        - Нас что, заперли? - ахнула Катарина.
         - Конечно, - пожал плечами Кейн. - Ты в данжах никогда не была?
        Данжи - это особые замкнутые зоны Артара, которые бросают определенный вызов вошедшим в них игрокам. Мобы в них сильнее, возглавляются мощным боссом, ну а в конце - обязательно какой-то приз. Чаще всего - сундук, в котором могут с определенной долей вероятности попасться очень ценные и редкие вещи.
        Когда группа игроков входит в данж - выход его запирается, чтобы им не могли помешать другие игроки, пришедшие позже. Данж, как правило, разбивается на несколько изолированных участков. Когда группа зачищает участок и переходит в следующий - за ними снова отсекается путь, а пройденный участок обновляется - в нем снова оживают все мобы.
        В старых компьютерных играх в таких случаях в момент входа группы в данж просто создавалась его независимая копия, и параллельно одно и то же подземелье могли проходить хоть сотни групп. Технологии Эйдоса не позволяют сделать так же, так что в Артаре порой в популярные данжи целые очереди выстраиваются.
        - Нам туда, - сверившись с картой, скомандовал Маверик, указывая направо.
        - Ой, мамочки! - вдруг взвизгнула Катарина и едва не запрыгнула мне на шею.
        Мимо нас с писком промчались две здоровенные крысы.
        - Ой, мамочки! - завопил обеими головами Дракенбольт, смешно пританцовывая на месте, и взмахом топора чуть не смахнул в пропасть зазевавшегося Густава. Дракен, выпучив глаза, озирался вокруг, что-то жалобно причитая.
        - Ты чего, крыс боишься, что ли? - хохотнул Маверик.
        - Да пошёл ты! - огрызнулся Больт. Развернувшись, потопал по освещенному проходу. Его грубые, затвердевшие, как камень, ступни гулко загрохотали по металлическому настилу, проглядывающему сквозь слой песка и мусора.
        - Не отстаем! - бодро скомандовал Маверик. - Тут недалеко, особенно если не отвлекаться на полную зачистку уровня. Нам надо спуститься на пару ярусов ниже и искать боковой туннель, ведущий на север. Там...
        Договорить он не успел - впереди что-то громко заскрежетало, и справа от стены отвалился огромный кусок, чуть не придавив нас. Мы брызнули в стороны, как стайка потревоженных рыбешек, и едва не угодили под следующий обвал чуть дальше по проходу.
        То, что мы приняли за куски стены, вдруг выпустило длинные железные конечности, похожие на паучьи, и со скрежетом развернулось в нашу сторону.
        - Прикрывай нас, здоровяк! - заорал Маверик.
        Макс метнул в ближнее к нам страшилище сгусток пламени, но тот рассыпался по металлической поверхности, не причинив никакого вреда. Чудище развернуло сегментированное тело, заклекотало, стегануло вдоль пола молниеносным ударом лапы. Маверик был к нему ближе всех, и успел подпрыгнуть. До нас лапа попросту не дотянулась, но по полу мазнула с пробирающим до костей скрежетом, оставив  глубокую борозду.
        Больше всего чудища походили на скорпионов - шесть пар тонких суставчатых ног, пара мощных, похожих на клещи, «рук» и загибающийся кверху остроконечный хвост. Сделаны они были из коричневатого, похожего на бронзу металла, который часто используется в алантских механизмах. Вот только сверху на них налипли наросты мха, засохшей грязи, куски какого-то тряпья, так что поначалу и не разберешь, что перед тобой. Туловища железных тварей были решетчатыми, состоящими из плоских железных ребер. Внутри ходуном ходили какие-то рычаги и шестеренки и то и дело трещали пробегающие змейки молний.
        Мы дружно подались назад, к безопасной площадке у входа, а Больт, преграждая путь ринувшимся за нами скорпионам, сиганул на одного из них сверху.
        Буммм! Буммм! От каждого удара каменной колотушки огра железный скорпион пригибался к земле, с трудом распрямляя дрожащие конечности. По корпусу пробегали маленькие ослепительно-яркие разряды.
        Ника, звонким голосом выкрикивая заклинания, набросила на Дракенбольта баффы. Инвок кастовал с двух рук гудящий поток ярко-белого пламени - такой мощный, что сам с трудом удерживался на ногах. Пламя ударило во второго скорпиона, окутало его облаком искр и сполохов. Чудище, с трудом переставляя лапы, попыталось уйти с линии огня, но сделало лишь несколько шагов и рухнуло на брюхо. Почти одновременно с этим огр доконал второго, последним ударом топора раздробив тому переднюю часть туловища так, что наружу, искрясь, посыпались железные потроха.
        Макс, стоявший рядом со мной, наблюдал за схваткой, держа наготове очередной огненный шар. Но потом махнул рукой - он явно был не в той весовой категории, чтобы быть полезным в этой схватке. Катарина и вовсе спрятала лук за спину - стрелы у нее были обычные, со стальным наконечником. Таким она местных мобов разве что поцарапать может.
        Алантские роботы - источник довольно редких материалов и ингредиентов, но мы даже не остановились, чтобы обыскать останки. Маверик поторапливал, так что мы продвигались вниз чуть ли не трусцой. На пути попадались новые скорпионы, из боковых ответвлений выскакивали отряды странных, обросших мхом и зеленоватыми кристаллами троглодитов, вооруженных кирками и дубинами. Попалось несколько крыс размеров с овчарку, но те с омерзительным писком убегали прочь, едва завидев отряд.
        Пару раз попались препятствия другого рода. Например, над железным мостом, ведущим через пропасть, был водружен затейливый механизм, состоящий из нескольких качающихся маятников-секир, преграждающих путь. Перед мостом была панель с пятью рычагами. Маятники были как-то связаны между собой, и найдя нужную последовательность рычагов, можно было отключить их все.
        Занялся этим Макс, и мы потеряли минуты три. У него никак не получалось застопорить все пять маятников - обязательно один или два продолжали двигаться, со свистом рассекая воздух над мостом. Я-то мог запросто проскочить и так, да и половина нашего отряда тоже. Но у девчонок, да и у самого Макса, вряд ли хватило бы ловкости повторить такой трюк.
        Макс в очередной раз дернул не за тот рычаг, и над мостом замаячили все пять маятников. Мы дружно взвыли. Дракенбольт же, изрыгая проклятья, бросился вперед, прихватив огромный валун. Брякнув камень на пути ближнего к нам маятника, он притормозил его и, ухватившись обеими лапами, с ревом принялся выламывать секиру из направляющих полозьев. Механизм натужно заскрежетал, застонал, потом внутри него что-то основательно грохнуло и задребезжало.
        Все маятники замерли.
        - Дальше пошли, умники! - буркнул Больт, грузно перепрыгивая через валун.
        Макс, смущенно почесав затылок, напоследок бросил взгляд на панель с рычагами.
        - Да уж, тут как в том анекдоте про IQ-тесты в полиции, - проворчал он. - По итогам тестов испытуемые разделились на две группы - просто тупые, и тупые, но очень сильные.
        - Это кто там тупой? Я?! - возмущенно проревел огр, оглядываясь через плечо.
        - Блин, ну и слух у этого недотроги! - совсем уж шёпотом пробормотал Макс.
        - Я всё слышу!
        - Ты у нас молодец, Больт! - отозвалась Ника. - Мы тобой гордимся!
        Довольно хрюкнув, великан двинулся дальше.
        Наконец, мы добрались до места.
        - Вон там, глядите! - указал рукой Инвок.
        Под нами, на следующем витке рампы, ведущей вниз, в стене зияли обрамленные белым тесаным камнем ворота, украшенные затейливым барельефом. По обе стороны от входа стояли статуи алантских рыцарей вроде тех, что мы видели наверху. Только поменьше - метров трех в высоту, с прямоугольными выпуклыми щитами, упирающимися в пол.
        - Это он. Вход в Громовую Кузницу.
        Походя разгромив ещё один небольшой отряд железных скорпионов, мы вышли на площадку рядом с массивными железными воротами. Створки их были заперты. Слева, на небольшом постаменте, пылилась плоская чаша, похожая на те, что установлены на вершинах башен Тенептиц.
        - Здесь что, какая-то плата за вход? - удивился Маверик. - Инвок, ты почему не предупредил? А вдруг у нас нет подходящего ингредиента?
        Маг торопливо зашелестел страницами толстой книги в богатом кожаном переплете. Судя по всему, атлас подземелий.
        - Погоди-погоди... А, ну да, все правильно. Чтобы войти в Кузню, нужно положить в чашу два Камня грома. Артефакты такие алантские. Довольно распространенные.
        - Может, и распространенные, - процедил Маверик. - Только мы, насколько я помнится, их с собой не прихватили! Потому что не знали!
        - Да не нервничай ты так, - поморщился Инвок. - Тут пишут, что проще всего добыть их прямо здесь.
        - Где?
        - А вон у тех парней, - кивнул он на статуи, застывшие по бокам от входа. - И они, судя по всему, уже сами идут к нам в руки.
        Статуи и впрямь оказались вовсе не статуями. В прорезях массивных шлемов медленно разгорелось голубоватое сияние, и оба стража пришли в движение.
        - Твою ма-ать! - выругался Кейн, отпрыгивая подальше. Выхватил было саблю, но, взглянув на клинок, а потом на шагающую навстречу громадину со щитом толщиной в ладонь, просто бросился бежать.
        Ника, Катарина и маги предусмотрительно отбежали подальше. Остальные рассредоточились по площадке, следя за передвижениями стражей. Исполины были довольно медлительны, но запакованы в толстенную броню. К тому же площадка перед воротами была относительно небольшой, края её обрывались в непроглядную пропасть. На этом пятачке даже такая медлительная парочка запросто может размазать весь наш отряд.
        Когда мы увидели, как из-за щитов появляются длиннющие кривые мечи длиной с доброе копьё, и вовсе стало не до смеха. Парировать удары этих штук бессмысленно - только уворачиваться. Но узкая площадка почти не оставляет пространства для маневра - страж одним широким взмахом перекрывает всю её ширину.
        - Эй, да сделай же что-нибудь, огр! - закричал Маверик, перекатываясь в сторону от горизонтального удара. Огромный меч прогудел над ним, едва не задев. - Мы для чего тебя взяли-то?
        Дракенбольт, оглушительно заревев, бросился на одного из стражей, со всего маху саданув того своим топором. Железный рыцарь принял удар на щит. Раздался такой звон, что уши заложило. Навершие каменного топора вдребезги разлетелось.
        - ! - заорал Дракенбольт, в ужасе выпучившись на обломок рукояти у себя в лапе. Выглядел он так, будто не топор сломал, а по меньшей мере ногу.
        - Вот теперь он по-настоящему разозлится, - с долей почтительного ужаса пробормотал Макс.
        Это уж точно. Огр, ревя, как разъяренный лев, вцепился обеими лапами в щит стража, пытаясь вырвать его из рук. Железный голем, скрипя суставами, с трудом удерживал его натиск. Второй страж попытался ударить Больта сбоку, но тот вовремя рванул противника на себя, так что тот получил от своего собрата мощный удар мечом. Впрочем, при такой броне этих громил, по-моему, хоть под поезд бросай - им все нипочем.
        Больт, пробуксовывая по каменному полу, оттеснил стража к стене. Инвок отвлек второго, пытаясь прожечь его своим огненным потоком. Но от заклинания, которое железных скорпионов расплавляло в считанные секунды, в этот раз было мало толку. Страж заслонился своим огромным щитом и медленно, но неумолимо надвигался на нас.
        Я бросился на подмогу огру. Тот прижал противника к стене, давя на щит, но никакого вреда ему голыми лапами причинить не мог. Только бессильно рычал, пытаясь вырвать щит. С клыкастых пастей слетали хлопья пены, глаза налились кровью.
        Я плыл в замедлившемся потоке времени, выверяя каждое движение. Разгоняюсь. Отталкиваюсь от земли в паре метров от сцепившихся великанов. В полете бросаю под ноги Щит, отталкиваюсь от него, как от трамплина. Взлетаю выше, отталкиваюсь левой ногой от стены. И запрыгиваю прямо на плечи Больта.
        Удар! Ещё удар! Адамантит куда крепче металла, из которого изготовлен голем, но шлем толстенный, стенки - в два пальца. Разрубить его удается только с нескольких ударов. Задача усложняется тем, что попасть в одно и то же место проблематично - из огра опора не очень устойчивая. К тому же, столь бесцеремонно взгромоздившись на него, я разозлил его еще больше. Кажется, Больт даже попытался цапнуть меня зубами за лодыжку, но не дотянулся.
        Верхняя часть шлема отлетела в сторону, обнажив искрящиеся электрическими разрядами внутренности. Я, не особо разбираясь, рубанул прямо по ним, и голем вдруг задрожал всем телом, забился, будто в судороге.
        И выпустил щит.
        Дракенбольт, а вместе с ним и я, по инерции отлетели назад. Огр шмякнулся плашмя на спину, я и вовсе пролетел через всю площадку, едва не перевалившись за край. Темная грохочущая бездна разверзлась прямо перед моими глазами, и голова закружилась от ощущения высоты. В груди все сжалось, неприятно засосало под ложечкой. Судорожно сглотнув, я перекатился назад, вскочил на ноги.
        Второй страж методично, как паровой молот, долбил Дракенбольта мечом сверху вниз. Огр прикрывался от ударов вырванным щитом. Гул и грохот стоял - будто сваи забивают. Первый голем валялся у стены и слабо подергивался. Но, судя по тому, что медальон у меня не реагировал - был еще не мертв. Я поспешил к нему - довершить начатое.
        Инвок, видимо, подкопив маны, снова устремил в оставшегося стража поток пламени. Ненадолго, но этого хватило, чтобы огр успел подняться на ноги. Перехватив щит за боковые края, Дракенбольт принялся молотить противника нижним торцом, оттесняя к краю площадки. Теперь уже тот неуклюже парировал его удары, с трудом удерживая равновесие. Инвок оббежал сражающихся сбоку. Его огненный луч, ударивший в неприкрытое щитом туловище голема, оказался куда эффективнее. Несколько секунд - и железный исполин зашатался, потом упал на одно колено. Дальше - дело техники. Я вскрыл череп и второму, и распотрошил искрящиеся шестеренки.
        Медальон, наконец, завибрировал. Оба голема были мертвы.
        В воцарившейся тишине было слышно тяжелое дыхание огра, шипение раскаленной брони, треск разрядов в развороченных внутренностях големов.
        -Во-о-от, - протянул Инвок, кое-как отдышавшись. - А ты еще хотел без танка сюда соваться. Я ж тебе говорил!
        - Охренеть! - покачал головой Маверик. - Не рассчитал немного. Думал, справимся. Ладно, хорошо то, что хорошо кончается.
        - Хорошо кончается?! - зарычал Больт. - Я сломал свой топор! Мой любимый топор!
        - Куплю тебе новый, лучше прежнего! - рассмеялся Маверик. - Этот-то был хреновый, кстати говоря. Каменный век какой-то.
        - Дракен люби топор! - грустно отозвалась левая голова огра.
        - Возьми чего-нибудь у этих железных болванов. Как раз твой размерчик, - подсказал Макс.
        Дракенбольт потянул за рукоять меча, придавленного грудой металла, в которую превратился страж. С трудом выдернул оружие и скривился, оглядывая погнутый клинок. Рыкнув и грязно выругавшись, зашвырнул железяку в пропасть.
        А вот щит пришелся ему по душе. И, действительно, впору. Огромный, размером со створку гаражных ворот, с характерным для алантских изделий угловатым орнаментом. Сколько весит эта хреновина - даже не берусь предположить. Килограмм сто пятьдесят, а то и больше.
        - Э, а второй-то тебе зачем? - засмеялась Ника. - Не жадничай!
        Но огр приладил щит и на вторую руку и лязгнул ими друг о друга, смыкая, как челюсти.
        - Дракен нравится! - довольно прогудела левая голова.
        - А вот и камни Грома! - объявил Инвок, ковыряясь в голове одного из големов. - Всё в порядке, сейчас вскроем этот сейф.
        Он бросил на чашу перед вратами два продолговатых синих камня. Те тут же вспыхнули призрачным пламенем и исчезли.
        Створки врат медленно разъехались. Края у них были зубчатыми, несимметричными, как у деталей паззла.
        - Так, в темпе, ребят! - подбодрил нас Маверик. - И так кучу времени потеряли!
        Мы устремились в открывшийся проход, и тяжелые створки с лязгом захлопнулись за нами.


        Глава 21

        За воротами нас ожидала огромная уходящая вниз скважина, похожая на пусковую шахту ракеты. По стенам её спиралью вилась широкая рампа. Сама скважина постепенно сужалась книзу, так что витки спирали можно было бы разглядеть до самого дна, если бы они были достаточно освещены. Но света было маловато - только хаотичные сполохи, да изредка пробегающие по стенам искры электрических разрядов. Инвоку снова пришлось пустить в ход свои светящиеся сферы.
        Шахта была наполнена гулом и лязгом - какие-то огромные механизмы тяжело ворочались за стенами. А в самом низу будто кто-то сваи заколачивал - Бух! Бух! Бух!
        - Начинаю понимать, почему это место назвали Громовой кузницей, - сплюнув вниз, проворчал Макс.
        - Угу, - поддакнул Кейн. Они оба стояли у края площадки, подсвеченные протуберанцем Инвока, прилепившимся к дальней стене. Черные силуэты, поблескивающие металлическими деталями экипировки.
        - Продвигаемся аккуратнее! - предупредил Маверик. - Здесь вроде не должно быть особо мощных големов. В основном скорпионы типа тех, что мы встречали наверху. Но самое главное - не агрите Онвальда! Не нападайте на него - дайте мне с ним договориться.
        - А как мы его узнаем-то? - спросил Густав.
        - О, уж поверьте - мы его сразу узнаем! - мрачно отозвался Инвок. - Такого типа не пропустишь в толпе.
        Путь был только один - вниз по рампе. Шириной она была метров пяти, так что места всем хватало. Впереди, с трофейными щитами в обеих лапах, вышагивал Дракенбольт. За ним - близнецы и Маверик, за ними - мы с Инвоком. Макс с девчонками замыкал цепочку.
        Рампа закручивалась против часовой стрелки, то есть слева у нас был огороженный железными перилами край, а справа - стена. В ней время от времени обнаруживались проемы, ведущие в боковые ответвления подземелья, но Маверик их игнорировал.
        - Нам нужно спуститься где-то на половину глубины, - пояснил он. - Дальше должны быть большие ворота. Не пропустим.
        - Что-то тихо здесь слишком, босс, - проворчал Густав.
        - В смысле тихо? Грохочет, как на дискотеке!
        - Да я не о том. Почему на нас никто не нападает?
        Это было и впрямь странно.
        Спустившись еще на один виток, мы, наконец, наткнулись на первого моба. Действительно, железный скорпион - вроде тех, с которыми мы сражались наверху, только крупнее.
        И порубленный на куски.
        Я поднял с пола отсеченную железную лапу, провел пальцами по срезу - идеально гладкому, будто зеркало.
        - Как лазером располосовали, - пробормотал Макс, переходя на шёпот.
        - Какого хрена, босс? - настороженно озираясь, спросил Кейн. - Кто-то нас опередил?
        - Ты чего несёшь? Никто сюда раньше нас не мог пройти! Точнее, если бы здесь кто-то был, мы бы не смогли войти в эту локацию.
        - Смысл отрицать? -  огрызнулся я. - Сам не видишь, что ли?
        Чуть поодаль бесформенной грудой железа валялся еще один поверженный голем.
        - А вот это уже не смешно... - пробормотал Маверик, обходя останки.
        - А до этого, я смотрю, веселье было - обхохочешься! - поддел его Макс.
        Он заметно нервничал. Поминутно поглядывал то назад, то вниз, в шахту. И девчонок подталкивал вперед, поближе к основному отряду.
        - Эй, слышите? - насторожился Кейн, давая сигнал остановиться. Дракенбольт заозирался, вертя обеими головами, как локаторами.
        К приглушенному гулу механизмов прибавился еще один звук. Более четкий, лязгающий.
        Инвок швырнул светящийся шар через перила, выхватывая из тьмы пару витков рампы ниже нашего. Правда, ненадолго - шар ни за что не зацепился и пролетел дальше, скрывшись из виду. Но кое-что мы успели разглядеть.
        - Кажется, вон они, ворота! - крикнул Маверик. - Вперед, ребят, поднажмем! Совсем немного осталось!
        Похоже на то. Я действительно увидел этажом ниже широкий проем в стене, за которым открывалась просторная зала, заполненная багровым сиянием. А еще увидел нечто, движущееся из глубин этого зала нам навстречу.
        И это нечто мне совсем не понравилось.
        Онвальд Серебряный Молот и правда не из тех, кто легко затеряется в толпе. Когда-то он был человеком. И, похоже, из той же породы, что Отилия, хозяйка «Золотого топора». Причем по сравнению с ним трактирщица казалась вполне себе хрупкой девушкой. Ибо Онвальд весил килограмм двести, не меньше, а брюхо его можно было обхватить только вдвоем.
        Пышная русая борода, изрядно побитая сединой и подпалинами, заплетена в толстую косу, спускающуюся до самого пуза. Того же цвета волосы придерживает на лбу широкий золотой обруч. Обнаженная правая рука бугрится могучими мускулами, опутанными паутиной толстых жил.
        На этом всё человеческое в нем заканчивается.
        Ног у Онвальда нет - нижняя половина тела скрыта в массивной железной полусфере, поддерживаемой тремя парами мощных паучьих лап. Внешняя кромка каждой лапы - зазубрена,  напоминает серрейтор на армейских ножах. Левая рука человеческая только по локоть - дальше что-то вроде железной клешни с плоскими, как у тисков, створками.  Левая сторона туловища и лица обезображена - похоже, застарелые ожоги. На месте левого глаза - мудреный окуляр, будто у часовщика.
        А правый глаз залит изнутри ярким фиолетовым светом, который прорывается наружу сквозь покрытую трещинами кожу - как раскаленная магма, ищущая путь на поверхность.
        Мы едва успели войти в залу, как чудовищный кузнец, с лязгом поворачиваясь на своих паучьих лапах, устремился к нам. В правой руке его пылал багровыми рунами огромный молот, благодаря которому он, похоже, и получил свое прозвище. Неслабая штука. Человек обычного телосложения такую и поднять-то с трудом сможет. Обеими руками.
        - Онвальд, мы пришли с миром! - выдвинулся вперед Маверик, показывая раскрытую ладонь с кошельком. - Мне нужна твоя помощь. Готов заплатить рубинами!
        Кузнец, кажется, его даже не слышал - пёр нам навстречу, как паровоз, оглушительно лязгая железными лапами по гранитным плитам пола.
        Маверик упрямо стоял, протягивая руку с кошельком. Онвальд приблизился, наотмашь хрястнул молотом. Пижон в последний миг успел отскочить в сторону. Реакция у парня завидная.
        - Какого хрена?! - заорал Маверик, вскакивая на ноги после переката.
        Стыдно это признавать, но мне его досада и разочарование были, как бальзам на душу. Да, мы вроде бы нанялись помочь ему. Но игра, которую он затеял, мне не очень-то нравится. Так что поделом ему. Едва завидев характерное фиолетовое пламя, бушующее в глазницах Онвальда, я понял, что планы Маверика летят ко всем чертям. Резчик отступил в лагере Кси, но ненадолго. Он преследовал нас. И мало того - опередил.
        За нашими спинами с грохотом опустилась железная решетка. Ударил невидимый гонг. Резчик каким-то образом пробрался в эту локацию раньше нас, нарушив игровую механику данжа. Но не сломал её полностью. Фаза сражения с боссом работает, как полагается - нас заперли в зале, и теперь наружу только два пути - через труп Онвальда или через менгиры возрождения.
        А у меня и вовсе альтернатив нет.
        Зала, в которой мы оказались - вытянутой овальной формы. В центральной части двумя ровными рядами выстроилось шесть массивных колонн, обрамленных решетчатым ограждением. Колонны движутся вверх-вниз - похоже, это поршни какого-то гигантского механизма. В дальнем конце зала - что-то вроде железного алтаря с плоской столешницей, а на стене, как разверзнутая пасть - топка огромной печи, полной раскаленных углей. Если не считать дюжины факелов на левой стене, эта печь - основной источник света в зале. Полумрак, смешанный с багровыми отсветами пламени, делает поле боя еще более зловещим.
        Хотя лично мне и без этого хватило бы впечатлений.
        Онвальд, взревев, как буйвол, снова размахнулся молотом. Мы бросились от него во все стороны,  спрятались за колонны, предоставив Дракенбольту принять удар на себя.
        И он принял.
        Сомкнув щиты, попёр на кузнеца, как таран. Онвальд отступать не собирался. В замкнутом пространстве залы удар молота о щиты Дракенбольта прогремел так, что у нас у всех уши заложило. Огр отшатнулся, ошеломленно замотал головами.
        - Вот это силища! - заворожено ахнул Макс.
        - Хреново. Очень хреново! - подлил масла в огонь Кейн.
        Это мы и сами уже поняли. Онвальд и по габаритам-то был сравним с огром, а по силе и вовсе превосходил. Дракенбольт - всего лишь именной моб. Сильнее большинства обычных, но где уж ему тягаться с боссом подземелья, пусть и промежуточным.
        Кузнец обрушил на огра град ударов, тесня к дальнему концу залы, прямо к раскаленной печи. Тот едва успевал прикрываться. Пару раз попробовал атаковать, рубя кромкой щита, как топором, но Онвальд уходил от ударов, а напоследок едва не перехватил щит своей клешней.
        Инвок попытался прожечь кузнеца с фланга своим коронным огненным потоком, но языки алого пламени обтекали того, даже не опаляя.
        - Его огнем не возьмешь! - заорал Инвок. - Резисты!
        Близнецы хором выругались.
        - Какого чёрта, Маверик? - крикнул я, перебираясь к колонне, за которой укрывался мажор. - Чем нам тогда его прищучить?
        - Выходит, что нечем! - огрызнулся тот, не глядя на меня. Все его внимание было поглощено схваткой Онвальда с огром.
        - Здоровяк долго не протянет, - покачал он головой.
        - Так помогите ему! - крикнула Ника.
        - Чем? - рявкнул Маверик. - Тут грамотный отряд нужен, с сильным хилом. А главное - нужен кто-то, кто проковырять сможет эту махину. Магия огня бесполезна. Лучница у нас... Можем считать, что её вообще нет. А в ближнем бою Онвальд нас как мух перехлопает.
        - Так какого хрена мы полезли сюда, если не сможем завалить эту тварь? - заорала Катарина. Из глаз у неё едва ли не молнии сыпали. Впрочем, не она одна была разъярена. Мы все оказались в ловушке.
        - Да не собирался я с ним драться! Кто же знал, что он взбесится!
        - Так что делать-то теперь, босс? - спросил кто-то из близнецов.
        - Чего-чего. Вайпнуться придется.
        - Что сделать? - переспросила Кэт.
        - Сдаться он предлагает, - пояснил Кейн. - Умереть. Все равно не завалим мы его. Чего время терять.
        Повисла пауза. Я поймал на себе взгляд Катарины. Очень знакомый взгляд. Я такие часто видел в реале, особенно в первые месяцы после аварии. Смесь жалости, смущения, чувства вины.
        Ненавижу, когда так смотрят.
        - Да помогите же вы Больту! - сквозь слёзы закричала Ника.
        Огру и правда приходилось несладко. Свою задачу он выполнил исправно - отвлек все внимание босса на себя. Вот только без нашей поддержки он и правда долго не продержится. Если бы не щиты, прихваченные у привратников Кузни, Онвальд бы его давно размазал. Удары кузнеца такой чудовищной силы, что, принимая их на щит, огр едва удерживается на ногах. О том, чтобы контратаковать, он уже не помышляет.
        Одно хорошо - упрямства в Дракенбольте, судя по всему, хватит, чтобы держаться до конца.
        - Макс, Кэт, не стойте! - скомандовал я. - Стреляйте в него! Постарайтесь отвлекать внимание!
        До боли в костяшках стискивая рукоять скимитара, я бросился вперед, расталкивая грудью загустевший воздух. Боевой режим активировался. Кровь гулко билась в висках, крики оставшихся позади сопартийцев доносились замедленными и приглушенными, словно сквозь толщу воды.
        Четкого плана не было. Как не было и уверенности в том, что я смогу реально что-то противопоставить этой огромной махине. Впрочем, судя по замедлившимся движениям самого Онвальда, некоторое преимущество в скорости у меня есть. А адамантитовый клинок должен справиться с его броней, если только она не слишком укреплена магией. Хотя - железные шлемы големов мой скимитар разрубал исправно. Вряд ли у Онвальда броня существенно крепче. Главное - не попасться ему в захват. А тем более - под удар его молота.
        Кузнец оттеснил Дракенбольта через весь зал, так что тот уперся поясницей в алтарь у раскаленной печи.
        Тьфу, какой алтарь. Это же наковальня! А тут, чуть левее, гора каких-то заготовок, в некоторых угадываются части големов - железные головы, шарниры, решетчатые грудные клетки. Ещё левее - огромное каменное корыто с несколькими кубометрами воды - видимо, для закалки.
        Я забежал к кузнецу с тыла, стараясь, чтобы он меня не заметил.
        Онвальд в очередной раз размахнулся молотом. Дракенбольт поднял оба щита, но левый оказался под не очень удачным углом. Удар пришелся не в плоскость, а в аккурат в верхнюю кромку. Щит с грохотом полетел на пол, огр рухнул на колени, взревел. Яростно, отчаянно. С трудом отразил следующий удар. Онвальд ринулся вперед и клацнул своей клешнёй, стискивая правую лапу противника. Зазубренной паучьей лапой ударил Дракенбольта в живот. Острая, как пика, конечность легко пробила железный щит, примотанный на пузо, завязла в нём.
        Больт снова оглушительно взревел, и на этот раз в его крике ярость смешалась с болью и ужасом.
        Я был уже за спиной Онвальда. Бить в нижнюю его часть, сплошь бронированную, не было смысла. Надо целиться в голову, но с пола до нее не дотянуться - за счет своей механической части кузнец возвышается на добрых три метра.
        Я повторил свой излюбленный трюк - подпрыгнул, в полете метнул под ноги Щит, оттолкнулся от него, взмыл ещё выше. Скимитар я держал обеими руками, нацелив острие вниз. И с размаху вонзил его в шею Онвальда. Острие вошло сверху куда-то под ключицу, и я, налегая всем весом, успел углубить его на добрую половину длины клинка, буквально повиснув на мече.
        Онвальд заорал не слабее огра и, выронив молот, схватил меня за шкирку. Швырнул вперед - легко, как пакет с мусором. Меч я из рук не выпустил, так что кузнец попутно разворотил себе рану еще сильнее.
        Я же спиной вперед полетел прямо в раскаленное жерло печи. Ударился в полете о верхнюю кромку, и это меня, пожалуй, спасло.  Я ухнул прямо на угли, но не в глубине топки, а у самого края.
        Мои новые доспехи - с неплохой защитой от огня. Но не от такого же! Жар не испепелил меня сразу, но боль была адская, и я, сквозь заволокшую глаза кровавую пелену с ужасом увидел, что горю. По-настоящему - синим пламенем. Обнаженную кожу лица и ладоней жгло так, что казалось, будто обугленное мясо сейчас начнет слезать с костей. Кожаные пластины брони съеживались, коробились, кольчужные вставки мгновенно раскалились, жгли грудь и плечи.
        Я кое-как поднялся, выпрыгнул из печи и прямо так, объятый языками пламени, снова бросился на Онвальда. Тот успел как-то вырвать из рук Дракенбольта второй щит. Они сцепились намертво - кузнец удерживал лапы огра, тот тщетно пытался перебороть его, высвободиться. Но преимущество было на стороне Серебряного Молота. Тот передней парой своих паучьих нижних конечностей бил бедолагу в грудь, в живот, оставляя глубокие раны. Кровь не просто лилась - она  щедро брызгала в стороны, взлетая алыми фонтанами.
        Правая сторона шеи Онвальда светилась фиолетовым пламенем - из развороченной раны вместо крови сочился все тот же свет. Совсем как у оборотней в лагере Кси. Но оборотня нам тогда удалось убить. Значит, и эта тварь не бессмертна.
        Я налетел на кузнеца, пользуясь тем, что он вовсю занят огром. Целил снова в шею, но немного промазал. Удалось вонзить скимитар ему в верхнюю часть груди. Он отшатнулся, выпустил Дракенбольта, а меня снова отбросил в сторону мощной оплеухой. Я брякнулся прямо на огромную наковальню, прокатился по ней, сбивая языки пламени. Меч отлетел куда-то в сторону, зазвенел по каменному полу.
        Вода! Я рванулся к каменному корыту слева от наковальни и плюхнулся в него. Прохладная вода скрыла меня с головой, зашипела на раскаленных доспехах. Оттолкнувшись от дна, я снова выскочил наружу.
        Перед глазами все плыло, в ушах, перекрывая все остальные звуки, отдавался стук сердца - предупреждение об опасном уровне повреждений.  Я нашарил на поясе лечебное зелье, осушил его в два глотка. Мотнул головой, пытаясь сбросить с глаз пелену и сориентироваться.
        Плохи дела. Мне удалось ранить Онвальда, но, видимо, не очень серьёзно - двигается он по-прежнему бодро. Кэт, Макс и Инвок заливают кузнеца потоком снарядов с дальнего конца зала, и это его несколько отвлекло от Дракенбольта. Но бросаться в погоню за букашками, жалящими его издалека, он, судя по всему, не собирается.
        Огру пришлось несладко. Удивлен, как он вообще еще жив. Кровь сочится из многочисленных ран на его груди, на полу уже натекла приличная лужа. Двухголовый снова подобрал один из щитов, но на то, чтобы подняться с колен, у него уже нет сил. Он хрипло, натужно дышит, упираясь свободной рукой в пол.
        Онвальд отшагнул в сторону от огра, заворочал башкой, ища оброненный молот. Маверик и близнецы подобрались поближе к нему, но замерли, не решаясь нападать. Гребаные трусы!
        Кузнец, засеменив паучьими ногами, отошел еще на пару метров от огра и подобрал свое оружие.
        Развернулся ко мне.
        Происходящее разворачивается перед моими глазами, как замедленное видео - я по-прежнему в боевом режиме. Вот только сделать уже ничего не могу. Меча не видно - отлетел куда-то далеко. От Маверика с дружками особой помощи ждать не приходится, от Макса с девчонками - тем более. Дракенбольт сражался храбро, но, похоже, скоро истечет кровью.
        Замедленные движения Онвальда теперь казались издевательством. Все равно, что сброшенному с крыши вдруг врубить это замедление - чтоб уж точно успел осознать и прочувствовать весь ужас предсмертных мгновений.
        Чудовище, занося молот для удара, ринулось ко мне.
        Первая стрела вонзилась ему в шею, повыше нанесенной мной раны. Вошла глубоко, почти на половину древка. Онвальд дернулся, как от укуса, неуклюже мотнул головой, захрипел. Вторая стрела присоседилась к первой, чуть выше.
        Стрелы знакомые - черные, с блестящими серебряными рунами.
        Я оглянулся. Стелла шагала в нашу сторону. Приостановилась, вскинула лук наизготовку. Стрела материализовалась прямо из воздуха, легла на светящуюся тетиву.
        Третья угодила Онвальду в висок, и кузнец, наконец, зашатался. Метнулся то вправо, то влево, будто в нерешительности. Железные паучьи лапы задрожали, потом подкосились, и чудовище с грохотом рухнуло на пол.
        Стелла подошла еще на несколько шагов и, деловито прицелившись, отправила еще одну стрелу прямо в сияющую фиолетовым пламенем глазницу. Онвальд напрягся, задрожал всем телом, и резко обмяк.
        Медальон на моей груди завибрировал, едва не выскакивая наружу.
        Дракенбольт, увидев, что противник повержен, обессилено рухнул на спину. Его израненная грудь тяжело вздымалась, из глоток вырывалось хриплое дыхание.
        Призрак остановилась над телом Онвальда и молча смотрела, как внутри него гаснет магическое пламя,


        Глава 22

        Мы все, ошалев от случившегося, еще долго не могли прийти в себя. Повисла пауза. Тишину нарушал только гул механизмов Кузницы.
        Первым отреагировал Маверик - медленно и торжественно похлопал в ладоши, одобрительно кивая головой.
        - А вот я как чувствовал, что ты будешь следить за нами, подруга. Ты ведь от самой реки за нами увязалась, не так ли?
        - Да пошёл ты! - неожиданно рявкнула Стелла. Едва различимым силуэтом метнулась в сторону Маверика, подсечкой свалила его с ног. Не успел тот опомниться, как у его горла оказалось лезвие катаны. Клинок меча был темным, почти черным, и блестящая линия заточки четко выделялась на нем.
        - Воу, воу, полегче! - прохрипел Маверик, отстраняясь. - Ты что же, убьёшь меня? Это не по правилам!
        - Помочь вам убить Онвальда - тоже не по правилам! - отрезала Стелла. - Я вообще не имею права вмешиваться в игровой процесс.
        - Но вмешалась же! Кстати, могла бы подоспеть и пораньше. Или ждала момента для наиболее эффектного выхода?
        - Выпендреж - это по твоей части. Я поначалу надеялась, что вовсе не придется стрелять. Теоретически, вы должны были справиться. Но Онвальд... Его поработил Резчик, а тот, похоже, всех своих обращенных делает ещё сильнее.
        Она нехотя убрала меч от горла Маверика и развернулась, задумчиво прошлась по залу.
        Я устало опустился прямо на пол, сел, прислонившись спиной к основанию наковальни. Достал еще одно лечебное зелье. Регенерация и так подстегнута предыдущим, но помимо этого, у зелий и неплохой мгновенный эффект.
        Пряная прохладная жидкость скользнула по глотке, согрела желудок,  как шот хорошего виски.
        С досадой оглядел покоробившиеся, подпаленные детали кожаной брони. Проверил статус. Доспехи не потеряли своих магических свойств, да и показатель брони сохранился на 80 процентов. Но внешний вид, конечно, был изрядно подпорчен.
        Усмехнулся собственным мыслям. Надо же, с каких это пор меня стал волновать внешний вид?
        Ника, опасливо покосившись на Стеллу, пробежала мимо неё ко мне.
        - Эрик, как ты?
        Она стянула с меня шлем. От прикосновения её легких прохладных пальцев обожженное лицо сразу стало болеть меньше. Я невольно прижался щекой к её ладони, прикрыл глаза. Она погладила меня второй рукой по голове, взъерошила примятые шлемом волосы.
        - Больно? - шепнула она.
        Я отрицательно покачал головой. Наврал, конечно. Болело адски. Но это ведь не реал. Пройдет через несколько минут. Лечебные зелья уже действуют. Даже шрамов не останется.
        - Я за тебя так испугалась...
        Я посмотрел на неё.
        В глазах её читалась искренняя тревога. И радость. И нежность. И... черт, да я часами бы мог смотреть на неё, ловя этот взгляд! Сам себя удивляю. До аварии у меня были девушки. С Лизой мы вовсе около полугода встречались. Но я еще никогда девчонку так отчаянно не хотел. До дрожи просто. И даже не в сексе дело. В этом плане мне всегда нравились девушки совсем другого типажа - блондинки, и не такие хрупкие. Нику же хотелось обнять, защитить, заслонить от всего мира.
        Права Катарина. Ей совсем не место в Артаре. Она принцесса из куда более доброй сказки.
        - Подлечить тебя?
        - Не надо. Я уже пару зелий выжрал. Лучше помоги Дракенбольту. Как бы вовсе не помер, бедолага.
        Она кивнула и побежала к огру, окутала его сиянием лечебных заклинаний.
        - А позволь кое-что спросить, смертоносная ты наша, - в своей обычной снисходительно-насмешливой манере обратился Маверик к Стелле. - Чего это ты все-таки ринулась нас спасать? Могла ведь просто подождать, пока Онвальд всех завалит. А если уж он тебе так помешал - убить его после. Не спалилась бы лишний раз перед игроками. Какой-то ты неправильный Призрак, как я погляжу.
        - Если так рвешься к менгиру - я ведь могу и помочь, - парировала Стелла.
        - Мне кажется, дело совсем не в нас, - вмешался Макс. - Ты ведь просто не хотела, чтобы Онвальд получил за нас опыт, так ведь? Он ведь теперь такой же, как те ликаны? Тоже прокачивается за счет убийств, как и игроки?
        - Я смотрю, ты самый сообразительный в этой шайке.
        - Не спорю. И у меня, как у самого сообразительного, тут же возник один резонный вопрос. Раз уж Резчик представляет такую опасность, то почему ты борешься с ним одна? Где другие Призраки? Что вообще делает команда проекта? Они собираются что-то предпринять, или так и будут следить за тем, как этот мир потихоньку рушится изнутри?
        Стелла, не меняя позы, повернула голову в сторону Макса и молча буравила его взглядом.
        - Знаешь, парень, я, конечно, и вполовину не такой сообразительный, как ты, - вмешался Маверик. - Но только, мне кажется, ты не один вопрос задал, а с полдюжины. Да и вообще, дразнить Призрака - не самая хорошая затея. Поверь уж моему опыту.
        Правой ладонью он аккуратно ощупывал шею. Слева там красовался длинный тонкий порез - похоже, Стелла слишком сильно прижала лезвие.
        - Кстати, об этом, - продолжил Макс, деловито прохаживаясь мимо Стеллы, скрестив руки на груди. - Что дает силу Призракам? Дело ведь не просто в сильной магической экипировке - такую и простые игроки со временем смогут добыть или скрафтить. Нет. Дело в особых артефактах, созданных для того, чтобы управлять некоторыми параметрами мира, не прибегая к перезагрузке сервера. У Призраков это, насколько я знаю, специальная перчатка, позволяющая входить в локальный режим редактирования. Она как-то еще мудрено называется. Что-то типа Длани... Нет. Десница!
        Глаза Стеллы опасно сузились. Казалось, еще секунда - и она набросится на Макса, как недавно на Маверика. Только на этот раз не ограничится угрозами, а попросту снимет магу голову с плеч.
        Я огляделся, отыскал взглядом свой меч. Нехотя поднялся. Оставаться безоружным не хотелось, тем более, когда в воздухе повисло такое напряжение.
        - И что делает эта штука? - вмешался Инвок.
        - Позволяет, грубо говоря, перезагружать не весь сервер, а маленький кластер. Чтобы подредактировать конкретного персонажа. Или локацию. Или предмет. Не так ли?
        Лучница молчала.
        - К чему ты это всё, приятель? - заинтересованно оглядываясь то на Макса, то на Стеллу, спросил Маверик. В глазах его разгорался знакомый огонек азарта. Этот пижон страсть как любопытен.
        - К тому, что я не вижу у нашей общей знакомой никакой особой перчатки. Может, она и не Призрак вовсе?
        - Ты действительно задаешь слишком много вопросов, мальчик, - негромко произнесла Стелла таким тоном, что я бы на месте Макса спрятался бы в собственные сапоги.
        - Потому что я хочу разобраться. И потому что мне не плевать на Артар. Черт возьми, мне нравится этот мир! И не нравится, что он летит в пропасть, в то время как его хозяева палец о палец не ударят, чтобы его спасти.
        - Что-то ты преувеличиваешь, приятель, - усмехнулся Маверик.
        - Ты-то вообще заткнись! - отмахнулся Макс. - Ты просто самодовольный  пижон, который понятия не имеет, куда ввязался. И насколько все серьёзно.
        - Э, да кое-кто из нас, кажется, переиграл, - Маверик красноречиво покрутил пальцем у виска. - Не зря же говорят - длительные сеансы в Эйдосе опасны для людей с неустойчивой психикой.
        - А кое-кто из нас, кажется, пытается тайком исправить собственные косяки, - не обращая на него внимания, продолжил Макс. Смотрел он исключительно на Стеллу. Глаза в глаза.
        Та на секунду отвела взгляд.
        - Я прав? - с нажимом спросил Макс.
        - Кто ты такой, чтобы устраивать мне допрос? - раздраженно отозвалась Стелла.
        - Если ты и правда Призрак, то у тебя полный доступ к подробным профилям игроков, - пожал плечами Макс. - Запросто можешь узнать обо мне всё, вплоть до адреса и настоящего имени.
        - Я так и сделаю. Позже. Может быть. Но сейчас - уж извини - мне совсем не до перепалок с каким-то выскочкой. Мне и с этим проблем хватает, - она мотнула головой в сторону Маверика.
        - Какие проблемы, дорогуша? Не ты ли сама их выдумываешь?
        - Этого я тоже сама выдумала? - Стелла пнула распластавшегося на полу Онвальда. - А то, что ты собрался с помощью Крови Хтона завалить Имира - тоже я сама придумала?
        - Все-таки подслушивала? Ай-яй-яй...
        - Шутки кончились, господа! Инвок?
        - А что я-то? - опешил маг.
        Стелла подошла к нему и требовательно протянула руку.
        - Я знаю, что Кровь у тебя. Отдавай.
        - Стелла, мне кажется, мы еще в прошлый раз выяснили... - начал было Маверик, но Призрак, развернувшись, вскинула руку, недвусмысленно проведя пальцами по рукояти катаны, торчащей за спиной.
        - Моё терпение на исходе. Ваш взъерошенный приятель...
        - Макс, - подсказала Катарина.
        - Ваш Макс прав. Я действую в одиночку, и мне не хотелось бы, чтобы об этой истории узнали другие админы. Но эта конспирация мне уже выходит боком. Так что либо вы отдаете мне Кровь Хтона прямо сейчас, либо получаете перманентный бан за читерство. Всей шайкой. А там уж - хоть через международный суд оспаривайте. Главное, что я выведу вас из игры на максимально возможный срок.
        Маверик и Инвок переглянулись.
        - Снова блефуешь? - усмехнулся мажор. Но в голосе его не было прежней уверенности.
        -  Маверик, я знаю, ты любишь острые ощущения. Но ты ведь не идиот, - чуть смягчившись, вздохнула Стелла. - Я тебе уже прямым текстом говорю - это не тайный квест и не полезный для баг, который ты мог бы использовать. Эта штука реально опасна. И я больше не могу позволить, чтобы она оставалась у вас. К тому же ваша затея с Онвальдом все равно провалилась.
        Она снова повернулась к Инвоку.
        - Ну же!
        Маг полез в инвентарь. Мы все затаили дыхание, подобрались поближе.
        В руках Инвока оказалась полупрозрачная мерцающая сфера размером  с шар для боулинга. В её центре, не касаясь стенок, бурлила бесформенной кляксой светящееся фиолетовое пламя - то самое, что скрывалось в порабощенных Мавериком мобах. Разница была лишь в том, что это светилось слабее, но было вполне осязаемым - как жидкость.
        - Как тебе удалось её изолировать?
        - Заклинание «Ловушка душ». Немного модифицированное. В инвентаре-то можно без опаски таскать - там все фиксируется намертво. Но вот в  руках долго держать не стоит - можно запросто расплескать. Если эта штука коснется стенок - то пузырь лопнет. Поэтому мы и пришли сюда. Аланты в своих механизмах частенько используют что-то вроде силовых полей. Я подумал, что получится изготовить что-то вроде гранаты...
        - Умно, - кивнула Стелла, аккуратно принимая магический шар из рук Инвока.
        - А что произойдет, если эта штука выплеснется? - спросил Макс.
        - Она плавает в воздухе, как в невесомости. И разъедает всё, чего коснется. Мы немного экспериментировали. Похоже, для нее вообще без разницы - что сталь, что камень, что титан - прожигает всё, как бумагу.
        - Абсолютное оружие, - негромко произнес Маверик.
        - Это куда большее, чем просто оружие, - покачала головой Стелла, разглядывая субстанцию внутри пузыря. - По крайней мере, в руках Резчика. И самого Хтона. Эта сущность - основа их усилившегося могущества. Нужно будет основательно её изучить.
        Она, наконец, спрятала шар в инвентарь.
        - Спасибо, Инвок. Ты поступил благоразумно.
        Маг пожал плечами. Он, похоже, был только рад избавиться от этой штуки.
        Позади нас раздался протяжный стон. Ника, пока мы трепались, лечила Дракенбольта. Рядом с ней на полу валялись несколько пустых склянок из-под зелий маны. И старания её, похоже, были не напрасны - кровотечение удалось остановить, и огр потихоньку начал приходить в себя. Повернулся на бок, встал на четвереньки, упираясь лапами в пол. Покачиваясь, шумно пыхтел, мотал головами.
        - Он все-таки выжил, - усмехнулась Стелла, подходя ближе. - Я рада.
        Левая голова огра - Дракен - очнулась и открыла глаза. Его затуманенный взгляд скользнул по нам, не задерживаясь. Но Стеллу он узнал. Грубая клыкастая морда будто озарилась изнутри.
        - Мама... - прохрипел огр, с трудом ворочая челюстью.
        Стелла в ужасе отшатнулась от него, сделала пару шагов назад, натолкнувшись спиной на Маверика. Тот, расхохотавшись, положил её руку на плечо.
        - Эй, я правильно расслышал? Здоровяк тебя мамой назвал? Это с кем же ты согрешила, чтобы получился такой красавчик?
        Лучница оттолкнула его с такой силой, что пижон не удержался на ногах. Сорвала с лица маску, встряхнула головой. Светлые длинные волосы рассыпались по плечам.
        Она снова подошла огру, обхватила ладонями уродливую башку Дракена, приподняла её, заглядывая ему в глаза.
        - Этого не может быть... Не может быть!
        Дракенбольт, собравшись с силами, уселся на пол. Правая его голова все ещё безвольно болталась с закрытыми глазами. Но Дракен окончательно очухался и смотрел на Стеллу полным обожания взглядом.
        Та шагнула ближе.
        - Ты что, правда помнишь меня?
        Огр молча кивнул и протянул к ней лапу. Пальцы его замерли в нескольких сантиметрах от Призрака. Он будто боялся прикоснуться к ней, боялся разрушить видение.
        В глазах же Стеллы застыл непередаваемый ужас, быстро сменившийся яростью.
        - Идиоты! Просто идиоты! Гребаные кретины! Я их всех...
        Она в смятении прошлась туда-сюда, бормоча под нос ругательства.
        - Нервишки у дамочки - ни к черту, - проворчал Маверик. - Кто-нибудь мне может объяснить - какого черта вообще происходит?
        - Объяснить?! - рявкнула Стелла. Тут же стихла и, запустив пальцы в волосы, прошептала:
         - Да, пожалуй, это многое объясняет. Эти придурки просто-напросто взяли мои сырые разработки и запихали в игру. А я ведь говорила Остину - спешка до добра не доведёт...
        - Понятнее не стало, - предупредил  Маверик.
        Стелла отмахнулась от него, как от назойливой мухи. Повернулась к Максу.
        - Ты был прав, мальчик. В том, что происходит - есть и моя вина. Я думала, все из-за того, что я натворила два месяца назад. Но, оказывается, корни кроются куда глубже.
        Она плавным движением выхватила катану и ринулась к огру.
        - Эй, эй! - встрепенулись мы разом. Я быстрее, чем успел сообразить, что делаю, бросился вперед, вставая между  ней и Дракенбольтом. Клинок моего скимитара звякнул, столкнувшись с катаной Призрака.
        - Что ты задумала?
        - Мне очень жаль, но мне придется убить его.
        Ника, всё ещё продолжавшая лечить огра, удивленно вскрикнула. Встав к нему спиной, раскинула руки, будто пытаясь прикрыть. Учитывая разницу в габаритах, выглядело это смешно.
        Только никто не смеялся.
        - Вы не понимаете, - вздохнула Стелла. - Он - реликт, которого вообще не должно быть в игре. Два года назад я экспериментировала с модулями искусственного интеллекта. Не для Артара. Это были научные разработки, для диссертации. Но, похоже, мои коллеги что-то напутали, и эти наработки попали сюда.
        - Значит, и Резчик...
        - Я не знаю, кто такой Резчик и откуда берутся такие, как он!  Но, похоже, Хтон, владыка Бездны, управляется тем модулем ИИ, что я разрабатывала тогда. И это совсем не тот интеллект, который должен быть в этой игре. И вообще в каком-нибудь из публичных серверов.
        - А Дракенбольт?
        - Это разработка из той же серии. Только с другими настройками.
        - Ну, вот видишь? Настройки другие. И он получился совсем другой. Он не опасен, поверь нам.
        - Да откуда мы можем знать?! Я даже не знаю, какие именно мои файлы здесь использовались, и как их модифицировали перед внедрением!
        - Да он нам жизнь спасал много раз! - чуть не плача, крикнула Ника. - Он хороший!
        - Стелла, давай спокойнее, - предложил я. - Ты думаешь, если убить Больта, это поможет справиться с Хтоном? Между ними есть какая-то связь?
        - Вполне возможно.
        - Так возможно или точно? Ты можешь это сказать наверняка?
        -  Нет, - нехотя ответила она.
        - Тогда оставь его в покое! А мы за ним приглядим.
        Стелла задумчиво опустила голову. Макс и Катарина подтянулись поближе, тоже встали за моей спиной, заслоняя двухголового. Хотя все мы прекрасно понимали, что Призрак, если захочет, разметает всю нашу компанию за считанные секунды. Если она правда решит убить огра - мы не сможем ей помешать.
        - Кровь Хтона у тебя, - сказал Макс. - Возможно, это ключ к победе над ним. Ну, и вообще - теперь у тебя хотя бы появилась зацепка.
        - Ты... прав, - согласилась Стелла.
        Тело Онвальда тем временем начало постепенно растворяться в воздухе. Лишь его молот остался лежать на полу. Руны на нем медленно пульсировали, будто в такт бьющемуся сердцу.
        - Кстати, Дракенбольт, а вот и подарочек для тебя! Как раз твой размерчик!
        Макс толкнул огра в бок, показывая на молот. Дракен оживился. Голова Больта тоже очнулась, приоткрыла один глаз и обвела взглядом собравшихся. Поднявшись на ноги, двухголовый проковылял несколько шагов и подобрал оружие. Силы еще толком не вернулись к нему, так что он толком не смог поднять его, с оглушительным скрежетом протащил его по полу.
        - Дракен нравится! - одобрительно прогудела левая голова.
        Огр подхватил в другую руку щит и гордо выпрямился, будто позируя для постера.
        - Ну, зашибись, все довольны! - саркастически воскликнул Маверик. - А нам-то что прикажете делать? Я целый день задницу морозил в этом дремучем Фроствальде. И что, выходит, всё зря? Только напрасно время потеряли! А про затею с Имиром можно вообще забыть?
        - Затея с Имиром изначально была глупостью! - отрезала Стелла. - Но, если вы по-прежнему хотите поучаствовать в этой эпичной битве - это я могу устроить. Тем более, что Имир уже в Артаре. Появился даже чуть раньше обычного.
        - Серьёзно?! - ахнул Маверик. - Мы что, опоздали?
        - Пока нет. Ладно, я вам помогу. В конце концов, вы отдали Кровь добровольно. Надо же вас как-то отблагодарить. Да и из подземелья этого пора уже выбираться.
        Она вскинула руку, пробормотала какое-то заклинание, и всю нашу группу обволокло белесым туманом. Мы невольно собрались кучнее, стали спинами друг к другу, будто собираясь обороняться от нападения.
        Голова слегка кружилась, как при падении. Знакомое ощущение. Типично для... телепортации!
        Туман  постепенно рассеялся, и вместо потолка кузницы мы увидели над собой голубое небо, и солнце, клонящееся к закату и окрасившее розоватыми отблесками склоны Ледяного хребта. Нас, судя по всему, забросило на несколько километров севернее от Громовой кузни. Сама Стелла исчезла -то ли осталась в Кузне, то ли просто опять набросила на себя пелену невидимости.
        Вокруг раскинулась относительно ровная площадка, огороженная частоколом и заполненная парой десятков походных шатров. Похоже, здесь спешно разворачивался настоящий боевой лагерь. Царила такая суета, что наше появление поначалу даже мало кто заметил. Весело стучали топоры, несколько человек протащили мимо нас длиннющее заостренное бревно. Чуть поодаль отряд закованных в латы бойцов, переругиваясь, разворачивали баллисту на огромных деревянных колесах, оббитых по контуру стальными полосами. Еще несколько баллист уже выстроились на возвышении. Бойцы подтаскивали к ним снаряды.
        - Твою мать... - ахнула Катарина. - Она что, специально?
        - Необязательно, - отозвался Макс. - Откуда она могла знать...
        Я поначалу и не понял, что им так не понравилось. Но потом взгляд зацепился за полощущиеся на ветру белые вымпелы со стилизованным алым орлом. Такой же символ красовался на доспехах попадающихся нам на глаза игроков, на стенах шатров. Он был повсюду.
        Мы угодили прямиком в лагерь Красного Легиона.


        Глава 23

        Еще только регистрируясь в Артаре, я знал, что играть буду в основном в одиночку. Поэтому, выбирая класс, думал лишь о том, насколько он универсален и насколько быстро я смогу прокачиваться. На «связки» с другими классами, полезность группе, ценность класса для гильдий - вообще не обращал внимания.
        Но это я. Большинство нормальных игроков осваивают Артар в команде. И, наблюдая, как  на сервере появляются, растут, сливаются, воюют друг с другом десятки гильдий, можно диссертацию написать по теории государства.
        Мне этого, пожалуй, не понять. Найти команду для совместного прохождения данжей - это одно. Но добровольно соваться в большую организацию, где своя иерархия, где на тебя будут возлагать обязанности, где тобой будут командовать какие-то непонятные типы... Мне этого и в реале хватало.
        Но, видимо, свобода для меня важнее, чем игровые достижения. Или я просто недостаточно амбициозен. Потому что сейчас в игре сложилась такая ситуация, что одиночка - это заведомый аутсайдер. Хочешь результатов - прокачаться, добыть хорошую экипировку, быть всегда при деньгах - дуй в гильдию.
        Поскольку гильдии образуются самими игроками, правила внутри них тоже зависят только от того, как удастся договориться между собой. Насколько я знаю, те же Рейнджеры - довольно демократичные ребята. Там большинство действий - на добровольных началах. Есть гильдейская казна для помощи новичкам, время от времени собираются рейды в популярные подземелья, потихоньку отстраивается крепость где-то неподалеку от Арнархолта. Формально это вроде бы самая многочисленная гильдия, и самая популярная у среднепрокачанных игроков. Но она с трудом конкурирует с  Легионом - далеко не таким многочисленным, зато известным своей железной дисциплиной.
        С Крушителя всё началось, конечно. Когда я пришёл на сервер, глава Легиона уже славился своими поединками на гладиаторской арене Золотой Гавани и показательными сражениями с боссами подземелий - когда он в одиночку заваливал тех, на кого обычно нужна была полноценная группа.
        А еще он самого начала прославился своей неудержимой яростью и жестокостью. Я видел несколько его поединков - у него один из самых популярных видеоблогов, посвященных Артару. И, судя по тому, что я видел, он какой-то больной ублюдок.
        Ну, а какой легат - такой и легион. Они, похоже, всерьёз решили завоевать весь Артар. И к делу подходят серьёзно. Просто помешаны на собственном могуществе. Видимо, членство в Легионе все-таки приносит весомые дивиденды. А может, просто сказывается тяга многих людей быть частью большой и агрессивной стаи.
        Лагерь, в котором мы очутились стараниями Стеллы, насчитывал не меньше двух, а то и трех сотен бойцов. Большинство - из Красного Легиона, но попадались игроки и без гильдейских знаков отличия - видимо, для боя подтягивали и других добровольцев. По крайней мере, наше появление не произвело фурора.  Большинство его, похоже, просто не заметило в общей суматохе.
        Но выскользнуть по-тихому не получилось.
        - Эй, чего встали на дороге? - заорал на нас здоровенный бугай в титановой кирасе с намалеванным на ней красным орлом. Судя по плюмажу на шлеме - какой-то офицер. Как их там? Центурион? Нет, вряд ли. Центурион - это уже что-то вроде генерала. А это, может, десятник какой.
        Бугай  с тремя помощниками катили к западному, самому укрепленному рубежу ещё одну баллисту - поменьше тех, что стояли на холме. Те, наверху, судя по всему, предназначены для пуляния тяжелых снарядов по навесной траектории. Эта же похожа на арбалет-переросток, только тетива пока ослаблена. Но в желоб уже заложена стрела  размером с доброе бревно. Наконечник у стрелы необычный - из темного металла, переливается радужной пленкой чар. Воздух над ним дрожит, будто над раскаленными углями. Сама баллиста размером с пикап, и легионеры вчетвером кое-как тянут её. В реале бы и вовсе не сдвинули, но здесь эти ребята, похоже, уже давно могут посоревноваться с чемпионами по тяжелой атлетике.
        - Кто такие? - сдвинув съехавший на лоб шлем, воззрился на нас десятник.
        - Да вот, на подмогу вам! Нас Кай прислал! - нашелся Макс. - Сейчас все вместе быстро выкатим эту штуку.
        - Ну, наконец-то! - проворчал кто-то из ребят, толкающих баллисту.
        Бугай недоверчиво окинул взглядом нашу разношерстную компанию.
        - А это что за образина с вами? - мотнул он головой в сторону огра.
        - Э, не очень-то вежливо! - огрызнулся Больт. Оглянулся на стоящего рядом Инвока и добавил. - Нормальный он парень. Ему бы причесаться только.
        Маверик хохотнул и толкнул мага в бок локтем. Тот только фыркнул.
        - Он ещё и разговаривает?
        - Долго объяснять. Давайте за дело, чего стоим-то! - включился и я в игру. Не давая десятнику опомниться, встал между легионерами, ухватился за толстую деревянную раму баллисты. - Ну, поднажмём!
        Пока Маверик с приятелями недоуменно вертели головами, мы с Максом вовсю принялись помогать толкать орудие. Дракенбольт, недовольно ворча, тоже подключился - и баллиста сразу же разогналась, поскрипывая деревянными колёсами.
        - Эй, эй, осторожнее! - заорал десятник. - Левее, левее правь! Катите туда!
        Я через плечо оглянулся назад. Девчонки, понятное дело, потянулись за нами. Команда Маверика, чуть помедлив, тоже двинулась следом за баллистой. Толкать её они, правда, не стали. Ну да, не царское это дело.
        Мы, пыхтя и спотыкаясь на мерзлой земле, продвигались в западную часть лагеря. Вокруг сновали люди, в морозном воздухе далеко разносился многоголосый гул, состоящий  по большей части из окриков и ругательств. Приготовления шли полным ходом. И легионеры явно торопились.
        - Давайте, давайте, быстрее! - крикнул нам попавшийся навстречу десятник в пышной накидке из волчьего меха поверх брони. - Ты где там копаешься, Бифф? Все баллисты уже на рубеже!
        - Да пошёл ты! - огрызнулся бугай. - Ещё ты мне покомандуй тут! Куда так гнать - непонятно. Время же есть ещё!
        - Да ни хрена нету времени, ты чат не слушаешь, что ли? Имир уже здесь!
        - Как?!
        - Так! Его уже отсюда видно! Вторая центурия его пытается сюда приманить. Иначе потопает на север, а там Рейнджеры собрали ополчение.  Там их человек пятьсот-шестьсот. Перехватят!
        - Они его что, в чистом поле собрались бить? У них не видно было укреплений никаких. Мы же их погоняли изрядно, когда они сюда приперлись.
        - Да хрен их знает! Может, какую тактику хитрую придумали. Но рисковать нельзя. Если упустим Имира, у Крушителя вообще башню снесёт. Все огребём.
        Мы с Максом переглянулись. Да уж, из огня - да в полымя. По моему лицу, видимо, тоже было заметно, что с меня на сегодня уже достаточно сражений.
        - Сваливать отсюда надо, - шепнул Макс. - Но через Возврат - не вариант. Видел менгир?
        Я кивнул.
        Менгир мы прошли только что - он возвышался на площадке рядом с одним из больших походных шатров. Вокруг него дежурило несколько легионеров. Что ж, разбить лагерь прямо рядом с менгиром - вполне разумно. Убитые будут воскресать прямо здесь, а прокачанные целители - которых в Легионе достаточно - умеют снимать ослабляющее проклятье. Так что можно максимально быстро возвращать бойцов в строй.
        В инвентаре у меня на крайний случай завалялся Кристалл Теней. Но использовать его сейчас смысла нет - невидимость всего на две минуты. За это время не успею, наверное, даже прокрасться за территорию лагеря.
        Эх, был бы свиток телепорта в один из Оплотов! Как назло, все кончились. Думал в лагере Кси прикупить, но наш шопинг тогда грубо прервали. Чёрт, мы ведь даже так и не придумали, как телепортировать Дракенбольта в «Золотой топор». Собирались же заказать какой-нибудь артефакт у Ксилаев, но Резчик спутал все планы.
        Дракенбольт.
        Он, с одной стороны, наша сила - без него мы бы, к примеру, не выжили в Громовой кузне. Но одновременно с этим он - и наше самое уязвимое место. Если мы сбежим в реал, бросив его здесь - его, как пить дать, убьют.
        Обычно в таких случаях говорят, что мысли лихорадочно мечутся в голове в поисках верного решения. Но у меня что-то, наоборот - шаром покати. Полный тупик. Я просто толкал чертову баллисту и поглядывал по сторонам, не поднимая головы.
        Возможно, мы зря паникуем раньше времени. У легионеров сейчас свои заботы. Даже если нам попадется навстречу кто-то из тех, что участвовали в прошлой засаде на нас - вряд ли они нас так сходу узнают. Мы ведь все экипировку сменили.
        Но Дракенбольт путает все карты, и ничего с этим не поделаешь. Как незаметно протащить через весь лагерь двухголового бугая весом в полтонны?
        Мы выкатили баллисту на рубеж. Западная часть лагеря выходила прямиком на край обрыва. Не очень высокого - кое-где прямо рядом с краем торчали верхушки растущих внизу деревьев.  То есть до низа метров десять-пятнадцать. Здесь, на открытом участке, стали сильнее чувствоваться порывы ветра - снизу поднималась метель, и в лицо то и дело летели целые горсти колючего снега. Видимость была не ахти - отчетливо виднелись только верхушки ближайших деревьев, но дальше все тонуло в белесой круговерти.
        Надо отдать должное командирам легиона - огневая позиция выбрана удачно. Имира, похоже, заманивают с запада, и если он попрёт прямо здесь, то не сможет сходу смять линию укреплений. Его будут расстреливать с возвышения из тяжелой артиллерии. Плюс лучники и маги. Если от них, конечно, есть толк.
        Честно говоря, вспоминая рекламные ролики Артара, в которых мельком показывали титанов, я вообще не представляю, как можно завалить одну из таких махин. Впрочем, как-то ведь наши далекие предки охотились на мамонтов, имея в распоряжении только камни да деревянные копья. Да и, возможно, я просто еще не все увидел, и Крушитель приготовил для ледяного великана сюрпризы повнушительнее баллист и катапульт.
        Но в полной мере оценить стратегический план Легиона я не успел - мои мысли прервал громкий оклик.
        - Вот это да! Попались, крысятники!
        Голос был знакомым. Но не из тех, которым радуешься, услышав.
        - Твою мать! - прошипел Макс. - Этот белобрысый всё-таки тут!
        - Ну, а где ж ему быть, - вздохнул я и выпрямился. Прятаться было бесполезно.
        Кай, властным жестом подозвав ближайших к нему воинов, вальяжно зашагал к нам. Он был, как всегда, великолепен - бело-золотую мантию сменили белые же доспехи, поверх них - накидка с пышным воротником из белоснежного меха. Воротник толстенным питоном огибал его шею, спускаясь спереди до самого живота. Мех от дуновений ветра ходил волнами, взъерошивался с правой стороны.
        - Как вы здесь оказались-то, бестолочи? По мне, что ли, соскучились?
        - Конечно, принцесса! - проворчал Больт. - Прям дождаться не мог, когда же тебя опять увижу!
        Ухмылка слетела с лица ледяного мага, и кажется, даже отсюда было слышно, как он скрипнул зубами.
        - Окружайте их, парни! Не дайте уйти! - резко выкрикнул он приказы.
        - Да куда они денутся-то? - робко возразил кто-то из легионеров.
        - Кто это вообще?
        - Имир же на подходе, надо баллисты настраивать...
        - Заткнулись все! - рявкнул Кай. - С каких  пор мне надо повторять приказы?
        Мы, как в старых мультиках, вдруг мгновенно оказались в плотном кольце направленных на нас мечей и пик. Я бросил запоздалый взгляд в сторону обрыва. Можно попробовать прорваться и спрыгнуть вниз. Высота не очень большая, внизу наверняка снег, да и падение можно смягчить, пару раз удачно подставив Щит.
        Впрочем, проблему потери Дракенбольта это не решает.
        Я вдруг поймал себя на мысли, что думаю о Дракенбольте не как о мобе, а как о реальном друге, которого мне жаль потерять. Жаль не потому, что он не успел еще толком принести прибыли, а потому, что я действительно успел привязаться к этому увальню.
        Вот те раз! А ведь еще пару игровых сессий назад я бы прикончил его, не раздумывая, даже если бы награда за него была в десять раз меньше.
        Все-таки сколько всего может измениться за каких-то пару дней...
        - Воу-воу, полегче! - поморщился Маверик, двумя пальцами отводя от себя наконечник копья. - Мы вообще-то не с ними.
        - А ты кто такой? - прищурившись, спросил Кай.
        - Неважно. Предпочитаю оставаться инкогнито.
        Видно было, что Кая злит самодовольный тон пижона, но связываться он не стал. Маверик вместе с телохранителями ушел из окружения, но остался неподалеку, с интересом глазея на происходящее. Катарина проводила его мрачным взглядом и пробормотала какое-то ругательство.
        Я на предательство отреагировал спокойно. Впрочем, это и предательством не назовешь. С Мавериком мы действительно объединились временно, для конкретной цели, и я бы сильно удивился, если бы он решил за нас вступиться в нынешней ситуации. Да и не изменилось бы ничего. В окружении десятков хорошо прокачанных и экипированных бойцов особо не забалуешь. Я и сам предпочел вести себя тихо. До поры, до времени. Если и получится вырваться - то только на эффекте неожиданности.
        На груди мага, слева, полускрытый воротником, был прикреплен маленький позолоченный цилиндр - свиток чата. Сжав его двумя пальцами, Кай проговорил:
        - Стэн, подойди на западный рубеж! Мы тут лазутчиков поймали. Это тот смертный, про которого я рассказывал. Ну, что в Арнархолте на нас напал.
        - Кай, поторапливаться надо! - снова вмешался кто-то из младших офицеров. - Слышите? Он, кажется, приближается!
        Все притихли, и я вдруг почувствовал под ногами сотрясение - будто подземные толчки. Все дружно развернули головы в сторону обрыва, но там, внизу, метель всё крепчала, и уже ни черта не было видно. Кажется, доносились отдаленные крики, но нельзя было сказать наверняка - всё тонуло в гуле ветра.
        Я огляделся. Игроки, окружившие нас, смотрели настороженно, но без особой злости. Мы не враги - они просто выполняют приказ.
        Я вдруг почувствовал себя смертельно уставшим. Не физически - в Эйдосе можно хоть целый день на ногах провести, не выдохнешься. Это все-таки не реал. Мне просто надоело. Захотелось домой.
        Нас зажали в угол и, по всей логике, я должен места себе не находить от тревоги. Да что там - бояться должен. Но напала какая-то апатия. Все вокруг казалось нереальным. Все происходящее начало казаться чем-то нереальным, несущественным, далеким. Будто не со мной это всё. И не на самом деле.
        А ведь и правда - не со мной и не на самом деле. Но я и правда не знаю, что будет, когда я умру здесь.
        - Эй, как тебя там... Эрик! Что-то ты притих, - издевательски усмехнулся Кай. - Поджилки небось от страха трясутся?
        - Может, просто дашь нам уйти? - вздохнув, предложил я.
        - С какой это стати? - фыркнул маг.
        - А ведь в тот раз, в пещере, он тебе то же самое предлагал, - вмешался Макс. - Послушался бы ты тогда - и вообще ничего бы не было.
        - Ты серьёзно?! - возмутился Кай. - Этот крысятник тогда напал на нас сзади, и из-за него я упустил этого двухголового громилу. У меня квест на его головы незакрытый, еще со времен 1.0! Так что ваша шайка кинула меня на пять тысяч! А потом два раза к менгиру отправила. И уж этого я точно не прощу!
        - Что за квест? - вдруг подал голос Маверик.
        Кай поморщился, взглянув на него, и неохотно пояснил:
        - Головы этого огра стоят пять тысяч золотых.
        - Так вы убить его собираетесь?
        - Да не обязательно, - насмешливо отозвался маг.  - Я только обе башки ему отрублю, а дальше - пусть гуляет.
        - Это хреново, - покачал головой Маверик. - Мне этот здоровяк нравится. Он оказался чертовски полезным. Можно я его заберу? Не бесплатно, разумеется.
        - Чего-чего?
        - Ну, за головы ты собираешься выручить пятерку. Я дам тебе вдвое больше за живого.
        - Десять тысяч золотых за этого огра?
        Стоящие рядом с Мавериком легионеры вытаращились на него так, что даже оружие слегка опустили. Действительно, для рядового игрока десять тысяч золотых - это баснословные богатства. Если прикинуть - я за все время игры в Артаре заработал немногим больше. А ведь целенаправленно фармил целыми днями, не отвлекаясь на всякую ерунду.
        - Ты в курсе вообще, что у огров даже респаун отключили? Если сдохнет - то всё, уплыли твои инвестиции. Он одноразовый. Как и наш приятель Эрик.
        Это сравнение Кая развеселило, и он рассмеялся. Впрочем, ненадолго, ибо никто почему-то не разделил его веселья.
        - Я назвал цену, - пожал плечами Маверик. - Так тебя интересует сделка, или нет?
        - Ты... серьёзно? - опешил Кай.
        Маверик скрестил руки на груди и выжидающе поглядел на него, давая понять, что это не пустой трёп.
        - И мы готовы заплатить еще две тысячи сверху! - вдруг выпалила Ника. - Если ты отпустишь Эрика!
        Тут уже все взгляды переместились на неё. Целительница невольно сжалась.
        - Да, точно! - подхватила Катарина. - Молодец, Ника, как я сама не сообразила.
        - Да вы издеваетесь надо мной, что ли?! - раздраженно выкрикнул Кай. - Откуда у таких нубов, как вы, такие деньжищи? Десять тысяч, двенадцать! Дальше что скажете - миллион?
        - Моё предложение в силе, - снова подал голос Маверик. - И платежеспособность этих ребят я тоже могу подтвердить.
        Я напрягся. Только-только забрезжила надежда договориться, и тут - на тебе! Давай, давай, разболтай, что это ты нам заплатил, и что это золото сейчас у нас при себе. Подпиши нам групповой смертный приговор. Кай явно парень не из щепетильных - просто убьют нас, и выпотрошат инвентари. Крупные суммы игроки при себе не таскают - оставляют в хранилищах где-нибудь в Оплотах.
        Я встретился взглядом с Мавриком, и тот подмигнул мне.
        Сукин сын! Значит, все-таки решил переманить к себе Дракенбольта! И попробуй возрази - может же в любой момент сдать нас с потрохами.
        - Ну, так что, Кай? - подбодрил мага Макс. - Двенадцать тысяч золотых! Хорошая ведь компенсация за причиненные неудобства?
        Он повернулся, обращаясь к окружившим нас бойцам.
         - Ну, ей-богу, ребят, не убивайте вы этих двоих! Это же просто игра! Но эти двое не воскреснут у менгира. Это настоящее убийство, понимаете?
        Кое у кого из легионеров что-то промелькнуло во взгляде. Или мне лишь хотелось в это верить. Нет, не жалость. Мне и не нужна их жалость.
        Скорее... осознание.
        Повисла пауза, и в наступившей тишине со стороны обрыва явственно донеслись гулкие удары, сопровождаемые легким сотрясением земли под ногами.
        - Он близко! - крикнул кто-то из бойцов, стоящих чуть поодаль, у взведенной баллисты. Кольцо окруживших нас легионеров заметно «поплыло».
        - Ну, решайся уже, Кай! - крикнул Макс. - Чего ломаешься, как баба?
        - Да черт с вами! Но, предупреждаю - если это какой-то развод...
        - Никаких разводов, бдительный ты наш, - возразил Маврик. - Слово джентльмена. Меня зовут Маверик. Возможно, ты слышал обо мне.
        - Вот о тебе - слышал, - кивнул Кай и на лице его, кажется, мелькнула тень облегчения. - Сказал бы сразу, кто ты такой, и что это твои люди - и мы бы не потеряли столько времени!
        - Зато в итоге все благополучно разрешилось, - пожал плечами Маверик и, не обращая внимания на торчащие со всех сторон острия мечей, направился к Каю, протягивая руку. - Ну что, по рукам?
        - Да вроде сделка верная, - усмехнулся Кай. - По мне, конечно, ты выбрасываешь деньги на ветер. Но дело твое.
        - Конечно. Итак, десятка от меня за огра, и две тысячи сверху от моих приятелей - за жизнь искателя. Никаких возражений?
        Кай уже протянул было руку, когда из-за спин легионеров раздался голос.
        - Есть возражения!
        Бойцы поспешно расступались, но приближающегося воина прекрасно было видно и поверх их голов - роста он был огромного. Мне даже показалось, что очередные сотрясения почвы были вызваны его шагами.
        - Крушитель... - ахнул Макс.
        Как выглядит глава Красного Легиона, знают даже многие из тех, кто никогда не бывал в Артаре или вовсе не имеет НКИ. Последние несколько месяцев его экипировка не меняется - уже сложно найти что-то более мощное. Двуручная секира из изначального обсидиана добыта в хтонийском портале. Доспехи сделаны на заказ. Композитные - из слоев титана и кобальта, обильно инкрустированные драгоценными камнями для увеличения емкости зачарования. Основная часть брони окрашена в темные тона, но на торсе ярко выделяются адамантитовые пластины - блестящие, как зеркало. Шлем - полностью из адамантита, гладкий, без рогов и гребней. Нижняя часть лица скрыта щитком с длинными вертикальными прорезями. Полностью лица Крушителя я не видел, и не уверен, что вообще кто-то видел.
        - Стэн, я тут... Ты задержался, и я... - промямлил Кай. Остальные бойцы тоже притихли, ловя каждый жест и взгляд легата.
        Его боятся. Не уважают, не восхищаются. Хотя, наверное, и это тоже. Но в первую очередь - боятся. Если верить слухам о порядках в Легионе - неудивительно. Около полугода назад кто-то из легионеров попался на воровстве из гильдейского хранилища. Рассказывают, что Крушитель кромсал его по кускам, отрубая сначала ступни, потом кисти рук, потом ноги по колени, и так далее. А хил рядом подлечивал бедолагу, не давая умереть и перенестись к менгиру. Когда же вор все-таки умер, его перехватили у менгира прежде, чем он успел выйти из игры. И процедура повторилась снова.
        И снова. И снова...
        Возможно, противники Артара в чем-то правы. Реалистичность подобных миров стоит снизить. И уж точно ввести какие-то ограничения на чрезмерное насилие. Одного рейтинга «18+» недостаточно. Тот воришка наверняка даже представить себе не мог, чем рискует.
        Это ведь всего лишь игра, говорили они. Ну, что тут с тобой может случиться, говорили они.
        Крушитель повернулся к нам, и я с трудом удержался от того, чтобы отвести взгляд. Посмотрел ему прямо в глаза.
        И понял, что  те слухи о четвертовании не были пустой болтовней.
        - Они предложили сделку... - продолжил Кай. - Десять тысяч за живого огра. За мертвого-то я только пять получу.
        - Я слышал, - отмахнулся Крушитель, продолжая сверлить меня взглядом. Голос его из-за прикрывающей лицо пластины звучал приглушенно и будто бы слегка вибрировал. - С огром делай, что хочешь. С остальными тоже. Но вот с этим я поговорю отдельно.
        Он недвусмысленно ткнул в меня пальцем, скрипнув филигранно сработанной латной перчаткой.
        - Я как-то не настроен на светскую беседу, - криво усмехнулся я.
        - О, это не страшно! - развел руками Крушитель. Лица его под маской не было видно, но, кажется, он был предельно серьезен. Я-то ожидал издёвок. - Много времени наш разговор не займет. Мне просто нужна твоя голова.


        Глава 24

        Занятная это штука - страх смерти.
        Животные, например, не способны мыслить абстрактно, а значит, не задумываются о смерти как таковой. Но в критических ситуациях за них говорят инстинкты, заставляющие царапаться за жизнь до последнего. Человек разумный, наоборот, точно знает, что когда-нибудь умрёт. И порой изводит себя мыслями об этом. Но отношение к опасности у нас странное. Мы ведь частенько сами дразним собственный инстинкт самосохранения ради дозы адреналина. А когда реально прижмёт, отказываемся верить, что это всё, конец.
        Так и сейчас. Я знал, что рано или поздно допрыгаюсь. И что сейчас шансов у меня - никаких. Но где-то на задворках сознания слабо трепыхалась надежда.
        Плотное кольцо окружения, ощетинившееся остриями клинков. За ним - еще целый лагерь враждебно настроенных бойцов. К ближайшему менгиру не пробиться. До следующего - слишком далеко.
        С другой стороны - обрыв, и к нему, пока полускрытая снежной круговертью, приближается темная громадина, от шагов которой всё ощутимее вздрагивает мерзлая земля под ногами. Силища, способная дробить скалы и вырывать с корнем деревья, уже вот-вот обрушится на этот лагерь. И здесь-то уж точно борьба бессмысленна, ибо эта сила - скорее природный катаклизм, чем противник, которого реально можно надеяться победить.
        Впрочем, то, что происходило за пределами круга, меня сейчас не волновало. Крики слились в приглушенный гул, сами силуэты окружавших нас с Крушителем солдат смазались и двигались замедленно.
        Кровь стучала в висках, отсчитывая пульс. Я нырнул в боевой режим.
        Позади меня ревел Дракенбольт - его вместе с девчонками и Максом пытались оттащить назад, за пределы импровизированной арены. Легионеры нахлынули на него стальной волной, окружили, опутывали паутиной веревок и сетей. Он неуклюже вертелся на месте, раздавая удары налево и направо, но силы явно были неравны.
        - Стэн, титан уже близко! - закричал Кай Крушителю, оглядываясь в сторону обрыва. - Поторопись!
        Часть солдат оцепления подались назад, бросились к баллистам. Но остальные покинуть пост не решались.
        Впрочем, неважно. Всё уже неважно.
        Крушитель, легко удерживая огромную секиру одной рукой, бросился вперёд. В движениях его не чувствовалось медлительности, которой ожидаешь от такого гиганта. Похоже, по скорости он мне нисколько не уступает. Мы вдвоем будто оказались внутри невидимого пузыря, за пределами которого время течет лениво, будто густая смола.
        Я не нашел ничего умнее, чем броситься навстречу. Пятачок земли, служивший нам ареной, был крошечным, так что сошлись мы уже через несколько прыжков.
        Я скорее угадал, чем увидел направление удара - Крушитель махнул секирой почти параллельно земле, на уровне моей груди. Ему, в общем-то, без разницы, куда бить - одного удара в цель будет достаточно.
        Моему подкату, наверное, позавидовал бы и профессиональный футболист. Впрочем, и катиться пришлось по утрамбованному снегу, а не по траве. Я проскользнул прямо между широко расставленными ногами противника и оказался у него за спиной. Едва успел вскочить на ноги, когда в воздухе снова мелькнула секира.
        Удары наискосок, крест-накрест - будто огромная буква Х. От первого удалось уклониться, второй  я замедлил Щитом и отпрыгнул чуть назад.
        Глаза Крушителя над бронированным щитком, защищающим нижнюю половину лица, сузились. Я же, не удержавшись, сделал неприличный жест в его сторону. Легат, рыкнув, снова бросился в атаку.
        Роста он баскетбольного, и замахи двуручной секиры на длинном древке перекрывают добрую половину отведенной для нас площадки. Когда же он в ярости принялся гоняться за мной, маша своим страшным оружием почем зря, зацепил и нескольких человек из оцепления. Легионеры испуганно пятились назад, их кольцо начало расползаться и рваться.
        Я скакал, перекатывался, подпрыгивал, время от времени ставя Щиты. Злость, подстегиваемая страхом, вскипала внутри.
        Крушитель рубанул наискосок сверху, и секира прогудела в считанных сантиметрах от моего плеча, глубоко вонзившись в мерзлую землю. Я, раззадоренный боем, инстинктивно подался вперед для контрудара, поздно спохватившись, что атаковать бессмысленно.
        Куда бить-то? Адамантитовый шлем не пробить, корпус тоже - адамантит плюс укрепленные магией титан и кобальт. Доспехи - сплошные, сегментированные, как панцирь насекомого. Единственное открытое место - это узкая полоска для глаз.
        Крушитель воспользовался моим секундным замешательством и, не тратя время на выдергивание секиры, метнулся вперед и схватил меня, оторвал от земли.
        Он стиснули мои плечи так, что острые концы стальных пальцев продавили кожаную броню, как картон, и больно впились в плоть.
        Такое ощущение, что он собирался меня просто-напросто пополам разорвать, голыми руками. И, судя по всему, это было ему вполне по силам.
        Нож для снятия шкур у меня и на новой броне занимал привычное место. Я выхватил его и вонзил противнику прямо поверх броневого щитка, прикрывающего лицо. Острие скрежетнуло по твердому черепу и глубоко ушло в правую глазницу.
        Крушитель, взревев, как медведь, отбросил меня в сторону. Я, прокатившись по земле, уткнулся в титановые наголенники легионеров из оцепления. Вскочил, готовясь отразить удар.
        Но солдаты и не думали атаковать. Они смотрели на меня с нескрываемым ужасом. Закованная в доспехи стена расползалась на глазах.
        Я развернулся к Крушителю. Тот выдернул нож, отбросил. Алые потеки струились по щитку брони, прикрывающему лицо, по груди. Вместо правого глаза у легата зияла темная, пузырящаяся кровью дыра, но не похоже было, что это его беспокоило. Уцелевший глаз пылал такой яростью, что она, кажется, ощущалась физически, как дуновение ледяного ветра.
        Я же, стискивая рукоять скимитара, сгорбился, ожидая следующего нападения.
        У любых доспехов бывают слабые места. Например, в районе суставов. Или между щитками брони. Возможно, у меня все-таки есть шанс.
        Где-то слева снова раздался рев огра и злые окрики легионеров. Отвлекаться было нельзя, поэтому я лишь мельком взглянул в ту сторону. Кажется, Дракенбольт все-таки освободился.
        - Бо-ольт!! Помоги! - заорал я, не особо-то надеясь, что огр бросится меня спасать.
        Сам принялся кружить вокруг Крушителя, стараясь выбрать такую позицию, чтобы легат оказался между мной и огром. Если Дракенбольт нападет на него со спины - возможно, у меня появится пара секунд на то, чтобы ударить.
        Со стороны обрыва донесся оглушительный гул - что-то среднее между гудком поезда и грохотом горного обвала. Над краем нависла гигантская тень, от которой повеяло холодом. Во Фроствальде и так не Майами, но сейчас, невзирая на приличную защиту от стихий на доспехах, я ощутил, как лицо занемело.
        Все вокруг начало быстро заволакивать белым морозным туманом.
        - Имир!! - заорал кто-то из легионеров.
        - К баллистам! Быстрее, мать вашу!
        Над нашими головами пролетели несколько огромных раскаленных шаров - похоже, снаряды катапульт, установленных в глубине лагеря. Они ударились в исполинскую фигуру, подошедшую уже к самым границам поселка, распустились огненными цветками,
        Гулко ухнула ближайшая к нам баллиста, и огромная стрела, прочертив в воздухе светящуюся полосу, канула в тумане. Началась битва, по сравнению с которой наша стычка с Крушителем смотрелась возней малышей в песочнице.
        Вот только отступать легат не собирался.
        Он одним движением выдернул застрявшую секиру, выворотив при этом огромный кусок мерзлой земли, и снова бросился в атаку.
        Удар! Еще удар! Тяжеленная секира порхает в воздухе с такой скоростью, что её едва видно. Я успеваю уворачиваться только благодаря Щиту. Это вообще мой главный козырь в этой битве. Щит замедляет любой удар, какой бы силы тот не был. И видно, что, когда секира вязнет в нем, Крушитель бесится ещё больше. А чем больше он злится - тем менее точны его удары, и тем больше сил он тратит впустую.
        Вот только зря я надеюсь вымотать его. Похоже, он может хоть целый день так махать. И, рано или поздно, один из ударов придется в цель. Больше и не понадобится.
        Дракенбольт вынырнул из морозного тумана позади Крушителя и, рыкнув, бросился на легата, прикрываясь щитом. Этакий живой таран.
        Да! То, что нужно!
        Я, что было сил, рванулся вперед. Наметил место для удара. Локоть правой руки - там, кажется, броня тонкая, можно попробовать.
        Крушитель отреагировал на огра мгновенно. Но не так, как я предполагал. Он не пытался уйти в сторону. Рубанул прямо навстречу.
        Удар был такой чудовищной силы, что щит Дракенбольта вогнулся, став похожим на ковш бульдозера, а сам огр отлетел в сторону, будто от взрыва. Крушитель оправдывал свое прозвище.
        Я бросился на легата в самоубийственном прыжке, занеся скимитар высоко над головой. Рубанул двумя руками, вкладывая в удар всю свою ярость, скорость, силу.
        Крушитель едва успел развернуться ко мне. Блокировать удар секирой он уже не успевал, поэтому просто прикрылся левой рукой. Я целился в локоть, но тут уже было не до точности. Клинок обрушился ему на предплечье, закованное в цельнометаллические наручи.
        И разлетелся вдребезги блестящими осколками, будто разбившееся зеркало.
        Я по инерции пролетел мимо, прокатился по земле. Вскочил. Ошарашено взглянул на бесполезную рукоять скимитара с коротким обломком лезвия. Потом на Крушителя, ринувшегося на меня, как бык на матадора.
        И бросился бежать.
        От оцепления к тому времени не осталось и следа. В лагере царила полнейшая неразбериха. Крики, проклятья, мечущиеся туда-сюда легионеры, гул пролетающих над головами снарядов, шипение и треск заклинаний. Я крутил головой, пытаясь отыскать своих, но безрезультатно. А позади меня, лязгая сочленениями доспехов, несся, как паровоз, Крушитель.
        Я, перепрыгнув одним махом через поваленную повозку, понесся мимо батареи баллист, нестройно пуляющих в Имира зачарованными гарпунами. От каждого из них тянулась длинная призрачная цепь, соединенная с приземистым обелиском, выстроенным на самом краю обрыва. В теле великана засело уже с дюжину таких снарядов, и цепи от них, натянутые, будто струны, кажется, потихоньку втягивались внутрь обелиска. Судя по направлениям этих светящихся струн, таких узлов было два-три.
        Они пытаются обездвижить его? Это невероятно!
        Я мельком, на бегу, окинул взглядом громадину, ворочающуюся рядом с лагерем, и почувствовал себя персонажем одного из старых фильмов типа «Годзиллы». Я, конечно, знал, что титан огромен, но видеть его своими глазами... Чувствовать, как сотрясается земля под его шагами... Содрогаться всем телом от его рокочущего дыхания...
        Фигура Имира лишь отдаленно напоминала человеческую. Он был скорее похож на гориллу с непомерно длинными руками, которыми упирался в землю. Небольшая голова, практически лишенная шеи, терялась на фоне широченных плеч и покатого горба, покрытого густой порослью ледяных шипов размером с дерево. Ног отсюда не было видно - великан возвышался над кромкой обрыва примерно по пояс. Туловище и руки его казались кое-как слепленными из угловатых скал и льдин, покрытых толстым слоем инея.
        Но глаза его четко выделялись на темном силуэте. Потому что светились изнутри  озерами фиолетового пламени. А наверху, прямо рядом с головой, я заметил знакомую рогатую фигуру.
        Резчик?!
        - Пли!! - заорал рядом со мной десятник, и баллиста, дернувшись, отправила в полёт очередной массивный гарпун длиной метра четыре. В полете из задней части гарпуна развернулась магическая цепь, конец которой тут же притянулся к одному из обелисков. Имир, медленно развернувшись, взмахнул гигантской лапой, пытаясь оборвать эти цепи. Но те лишь натягивались сильнее, а сами гарпуны, похоже, засели слишком глубоко, на всю длину уйдя в ледяную плоть великана.
        Я, расталкивая попадающихся под ноги легионеров, несся дальше, петляя и постоянно меняя направление. На бегу нащупал на поясе кристалл Теней, но уходить в невидимость на бегу не получится. Да и после ухода нельзя совершать резких движений. Так что нужно сначала оторваться от Крушителя, затеряться, спрятаться. А уж потом попытаться потихоньку прокрасться в безопасное место.
        Хотя безопасное место в разразившемся вокруг хаосе найти будет непросто.
        Имир, тщетно пытаясь разорвать тянущиеся к нему нити, сменил тактику. Он шагнул ближе. Его лапы - длиннющие, размером с несколько состыкованных вагонов метро, обрушились на лагерь. Правая ухнула метрах в пяти передо мной, сопровождаемая воплями десятков глоток. Земля содрогнулась так, что я не удержался на ногах. В воздух взлетели комья мерзлой почвы, обломки баллист, камни, укреплявшие бруствер, выстроенный на краю обрыва.
        Я здорово приложился головой, и перед глазами всё поплыло. Кое-как поднявшись на ноги, огляделся. Крушителя я из виду потерял - возможно, его тоже оглоушило чем-то.
        Имир поднял лапы. Судя по замаху - он собирался ударить снова. Я, чертыхаясь и прихрамывая, бросился прочь - подальше от передовой. Возможно, под шумок даже удастся пробиться к менгиру в центре лагеря и выйти из игры.
        Мелькнула мысль о Дракенбольте и остальных ребятах, но я тут же отбросил её. Не время геройствовать. Макс и девчонки ничем особо не рискуют, даже если их убьют. А огр... Ну, что ж, не ставить же все на карту ради компьютерного персонажа.
        - Эрик!
        Я оглянулся на окрик. Голос был знакомым, но я не сразу сообразил, кто это. Наконец, разглядел вынырнувшую из облака дыма темную фигуру Призрака.
        - Скорее! Сюда! - крикнула Стелла, указывая на один из монолитов, от которого к Имиру тянулись мерцающие магические цепи.
        - Зачем? - крикнул я в ответ. Обелиск был на самом краю обрыва, а я сейчас совсем не собирался приближаться к титану. В моих планах, наоборот, было максимально увеличить дистанцию между нами.
        - Ты не видишь?! Там Резчик! Он уже почти взял контроль над Имиром! Если это произойдет - это будет катастрофа!
        - Извини, но это не моя проблема!
        Слева послышался почти звериный рев. Крушитель, расшвыривая вокруг обломки сооружений и попавшихся ему под ноги бедолаг-легионеров, нёсся на меня. Вот ведь настырный гад!
        - Вот моя проблема! - указал я на него.
        Стелла, взглянув на приближающегося легата, метнулась к нему, в пару прыжков преодолев разделяющее их расстояние. Перепрыгнув через глубокую траншею, оставшуюся после удара Имира, она эффектно приземлилась в аккурат на пути Крушителя.
        - Стоять!
         Крушитель не обратил на неё внимания и пер дальше. Стелла неуловимо быстрым движением выхватила из-за спины лук и выстрелила прямо в грудь легату. Черная покрытая рунами стрела, вибрируя, вонзилась между адамантитовыми вставками на кирасе, ушла глубоко внутрь.
        Легат Красного легиона будто налетел на стену. Глухо охнул, уронив подбородок на грудь. Потом резко выпрямился, и в глазах его, устремленных на Стеллу, кипела ярость, смешанная с ужасом.
        - Ты ещё кто такая?!
        - Неважно! Заканчивай маяться дурью и делай то, для чего пришел сюда! Убейте Имира!
        - Ты командовать мной решила, стерва?!
        - Да засунь ты свое эго куда подальше! Делом займись! Оглянись вокруг - твои солдаты сейчас разбегутся, и вы упустите титана!
        Крушитель оглянулся в сторону великана. Дела были и правда плохи - Имир разрушил не меньше половины баллист. Глаза его пылали, и фиолетовое свечение постепенно растекалось по всему туловищу. Двигался он как-то неуклюже, заторможено, будто боролся сам с собой. Если бы не это - он уже давно бы ринулся вперед и сровнял с землей весь лагерь.
        - Я тебя ещё достану, мелкий ублюдок! - развернувшись ко мне, прорычал легат. - Всё из-за тебя!
        - Да, да, достанешь! - раздраженно крикнула Стелла. - Никуда он не денется. А вот Имира мы вот-вот упустим!
        Крушитель взвыл от досады, окидывая взглядом разрушенные укрепления. Поймал за шкирку одного из бегущих с передовой легионеров, одной рукой приподнял того над землей.
        - Куда?! Ну-ка, обратно к баллистам!
        Швырнув бедолагу в сторону ближайшего уцелевшего орудия, легат заорал так, что, несмотря на всеобщий гвалт, его, похоже, расслышали.
        - А ну собраться всем, мать вашу! Трусливые твари! Если сейчас выйдете из игры - лучше вообще не возвращайтесь в Артар! Все дезертиры получат черную метку!
        Уж не знаю, что там за черная метка, но, похоже, большинство легионеров боялось её даже больше, чем тридцатиметрового ледяного исполина, способного размазать десяток человек одним ударом. Один за другим бойцы начали возвращаться на позиции.
        - Эрик!
        Из тумана вынырнул Макс - взъерошенный и почему-то весь перепачканный в саже. Вслед за ним показались и остальные - Катарина, Ника, Дракенбольт. Все живы, и команда снова в сборе. Это радует.
        Я взглянул на огрызок меча, который до сих пор держал в руке. Чертыхнувшись, спрятал его в инвентарь. Без оружия я чувствовал себя не то, что беззащитным - неполноценным каким-то. Будто у меня руку или ногу отняли.
        Ника подбежала ко мне, прижалась всем телом.
        - Ты живой...
        Я неуклюже сгреб её в охапку. Между нами были слои жесткой кожаной брони, а так хотелось почувствовать тепло её тела. Вдохнуть нежный запах её волос, а не витающую вокруг вонь гари и крови.
        Катарина права. Дурак я. Хожу вокруг да около, когда давно надо было... признаться, что ли. Хотя бы перед самим собой. Что эта глазастая девчонка стала для меня... кем-то важным.
        - Эй, смотрите! Это Маверик! - крикнула Катарина, указывая в сторону передовой. Там, рядом с обелиском, служившим одним из якорей для цепей, тянущихся к Имиру, разыгралась нешуточная заварушка. Группу магов, управляющих этой штуковиной, атаковали. Нападавших было сложно разглядеть - метель все крепчала, смешивая снег с пеплом. Но, кажется, некоторые из них передвигались на четырех лапах.
        Ну, конечно. Где Резчик, там и его приятели оборотни.
        Маверик как раз приближался к месту схватки. Не торопясь, вразвалочку. Даже оружия не достал. Странно.
        Нас он заметил и приветственно помахал рукой. Лица было не разглядеть, но я так и представил себе одну из его ухмылочек.
        - Скорее, туда! - призывно взмахнула рукой Стелла. - Надо помочь легионерам!
        - Я вообще-то без оружия! - огрызнулся я. - И Крушитель прав - чего это ты раскомандовалась? Тебя здесь вообще не должно быть!
        Она подскочила ко мне, на ходу выхватывая из-за спины катану. Я невольно сжался, инстинктивно заслоняя собой Нику.
        Стелла протянула мне свой меч, держа его параллельно земле.
        - Возьми! Потом вернёшь. Только заткнись и помоги мне! Ты же видишь - каждый боец на счету!
        Катана оказалась гораздо легче моего скимитара, да и сбалансирована по-другому - в сторону рукояти. Я невольно загляделся на черную гладкую поверхность клинка с четко выделяющейся наточенной кромкой и причудливой вязью рун. Хотелось подробнее изучить параметры оружия через интерфейс, но момент был неподходящий.
        Отдав клинок, Стелла, не дожидаясь нас, бросилась на подмогу магам Легиона.
        Дракенбольт, выбросивший погнутый щит, угрюмо наблюдал за нами, сжимая в лапе молот Онвальда.
        - Спасибо за помощь, дружище! - хлопнул я его по покрытому каменной чешуей предплечью. - Если бы не ты - этот громила меня бы размазал.
        Я говорил искренне. Если до этого у меня порой были сомнения насчет того, стоило ли оставлять в живых Дракенбольта, то сейчас  они рассеялись. Я в долгу у этого огра.
        - Он и так убьёт нас, - мрачно отозвался Больт. - Тебя, меня. Всех. Как только вся эта заваруха с Имиром закончится.
        Огр был прав. Но думать об этом не хотелось.
        - Уходи, - сказал я. - Возвращайся в «Золотой топор» и жди нас там. Ты и так сегодня сделал для нас многое.
        - Снова прятаться?
        - Зато точно останешься в живых.
        Огр раздраженно рыкнул и направился вслед за Стеллой.
        - Отсиживаться в теплом местечке - это не жизнь, искатель. Это лишь ожидание жизни.
        Мы подоспели к обелиску как раз вовремя - удалось отвлечь оборотней и дать магам Легиона возможность перегруппироваться. Стелла с неимоверной скоростью лупила из лука, её стрелы прошивали волков насквозь, оставляя дымящиеся раны. Нам с ребятами даже не пришлось вступать в схватку  - ликаны были отброшены назад в считанные секунды.
        Маверик, увидев нас, покачал головой. Сам он оружия так и не достал. Совершенно спокойно шагал к краю пропасти, будто кипящая вокруг битва его совершенно не касалась.
        Имир качался из стороны в сторону, как пьяный, неуклюже мотал руками. Фиолетовое свечение постепенно охватывало всю его фигуру - от головы и груди перешло на плечи, растекалось по могучим рукам, как светящаяся краска.
        - Ублюдок! - рявкнула Стелла на Маверика. - Всё из-за тебя! Какой же я была дурой! Пока я теряла время на тебя, Резчик подобрался к Имиру! Вот зачем он ошивался во Фроствальде!
        Маверик пожал плечами и рассмеялся.
        - Так и было задумано, сестренка. Извини.
        Стелла, похоже, едва лук не выронила от удивления.
        - Да он же заодно с Резчиком! - вскричал Макс. - Глядите!
        В снежной круговерти позади Маверика появилось темное пятно. Быстро приближаясь, оно приобрело уже знакомые нам очертания. Огромная фигура в бесформенном балахоне, источающем струи черного дыма. Узкий вытянутый череп, увенчанный длинными гранеными рогами. Узкие щели светящихся глаз на обсидианово-черном лице без всяких признаков рта и носа.
        Резчик собственной персоной.
        Маверик обернулся на демона, глянул на него снизу вверх и кивнул, как старому знакомому. Тот, выпростав из широкого рукава тонкую когтистую лапу, взмахнул ею, и рядом с Мавериком образовался небольшой портал, похожий на водоворот.
        - Ты не понимаешь, что ты натворил, глупец! - в отчаянии закричала Стелла и выстрелила в искателя. Стрела, не долетев  до цели, вспыхнула, взорвалась маленьким облачком пепла.
        - О, нет, - неожиданно серьёзно, без обычных своих прибауток, ответил Маверик. - Отлично понимаю. Лучше, чем кто-либо.
        - Да чем он тебя купил-то? - выкрикнул Макс прежде, чем предатель успел скрыться в портале. - У тебя же всё есть! Что он мог тебе дать эдакого?
        - То, чего никто другой не смог дать, - ответил Маверик. Все так же предельно серьёзно. И, кажется, с легкой долей грусти.
        Портал за ним моментально схлопнулся. Резчик же, до этого неподвижно висевший над землей, будто черное облако, ринулся к обелиску, охраняемому магами. Пара взмахов узкого, похожего на серп, клинка - и несколько цепей, тянущихся к Имиру, распались с резким пронзительным звоном - будто лопнувшие струны.
        Стелла бросилась вслед за Резчиком, на ходу пуская в него одну стрелу за другой. Но её оружие оказалось бессильно - стрелы вспыхивали, не долетая до цели, будто врезались в невидимую преграду, моментально сжигающую их.
        Демон двигался неуловимо быстрыми рывками - словно телепортировался на небольшие расстояния. Несколько размашистых ударов - и маги, охраняющие обелиск, разлетелись в стороны. Под очередной удар попала сама Стелла. Она попыталась увернуться, ушла в сторону в головокружительном кульбите. Но черный серп, свистнув в воздухе, рассек её пополам.
        - Боже мой... - дрожащим голосом прошептала Ника, вцепившись мне в руку.
        - Бежим отсюда! Его не победить! - крикнул Макс.
        - К менгиру! - скомандовал я, хватая Нику за руку, и первым ринулся прочь. На ходу оглянулся, внутренне сжимаясь от мысли о том, что Резчик бросится в погоню.
        К счастью, демону было на нас плевать. Он несколькими взмахами своего чудовищного клинка обрубил остальные цепи, а потом разрушил и сам обелиск. Каменная глыба развалилась на несколько кусков с идеально гладкими, будто отполированными срезами.
        Теперь понятно, откуда у Резчика такое прозвище.
        Менгир Возврата был где-то совсем рядом, но во всеобщем хаосе, накрывшем лагерь, найти его удалось не сразу. Часовых возле него не было - видимо, все бойцы были на передовой.
        - Эрик, ты выходи из игры, а мы с Дракенбольтом уйдем на юг. Надо вернуть его в «Золотой топор», - предложил Макс.
        - Да, пожалуй, так будет лучше всего. Встретимся завтра, как обычно. Постарайтесь...
        Я осекся, почувствовав на себе прикосновение невидимых рук. Дернулся, пытаясь освободиться, но не тут-то было.
        Какого чёрта?! Я уже у самого менгира, в круге, дающем защиту от нападения других игроков!
        В воздухе мелькнула светящаяся сетка, состоящая из мелких шестиугольников, и из-под пелены невидимости проявилась Стелла. Она тяжело дышала, и пальцы её, вцепившиеся мне в руку, заметно дрожали. Похоже, посмертное проклятье действует на неё, как и на обычных игроков. Нужно либо найти прокачанного целителя, либо подождать десять минут, пока само не развеется.
        - Не уходи! - выдохнула Стелла, стягивая свой шлем. Глаза её, полускрытые упавшими на лицо спутанными волосами, лихорадочно блестели. - А как же Резчик?!
        - С меня на сегодня хватит! - отмахнулся я. - Да и что я могу сделать? Он неуязвим!
        - Такого не бывает. Сама механика Артара так устроена, что...
        - Хтон, похоже, плевать хотел на вашу механику!
        Я освободился из её захвата и шагнул к менгиру.
        - Да подожди ты! - снова схватила меня Стелла. - Держи!
        Она сунула мне в руки светящуюся сферу. Я вздрогнул, увидев, что это. В хрупком магическом пузыре, как живая, шевелилась светящаяся фиолетовая клякса. Кровь Хтона.
        - Скорее, прячь в инвентарь! Не расплескай раньше времени!
        Я аккуратно отправил артефакт в ячейку инвентаря.
        - И что дальше? Я все равно не собираюсь соваться к Резчику. Он же...
        - Да хрен с ним, с рогатым! Нам нужен Имир! Пусть твои друзья попытаются отвлечь Резчика, а ты постарайся забраться на великана и прожечь его этой штукой. Желательно выплеснуть на голову.
        - Ты издеваешься?!
        - Эрик, это последний шанс!
        - Мы-то тут причем?
        - А кого мне искать?! Если не ты - то кто?
        - Попробуй сделать это сама!
        - Я сейчас беспомощна, нужно ждать, пока проклятье развеется. А у нас нет десяти минут!
        Я оглянулся в сторону Имира. Его громадную фигуру было видно и отсюда. И светящийся ореол окутывал её почти полностью.
        - Да не стой ты столбом! Сделай это!
        - Да с чего ты взяла, что это сработает?! Маверик водил тебя за нос! Он и не собирался убивать Имира с помощью этой штуки.
        - Но это хоть какой-то шанс! Пожалуйста, Эрик! Сделай это - и я в долгу не останусь.
        Я повернулся к остальным. Те дружно качали головами.
        - Дурная затея, Эрик. Не слушай её, - посоветовал Макс.
        По взгляду Ники и без слов было понятно, что она думает по этому поводу.
        - Уходи, -  кивнула Катарина. - Это будет самым разумным решением.
        Я вдохнул.
        - Прости, Стелла. Не будь я смертным - я бы попробовал. Но я слишком многим...
        Договорить я не успел - что-то тяжелое, прогудев в воздухе, ударилось мне в спину. Защитное поле менгира здорово смягчило удар, но я все равно еле удержался на ногах.
        - Стэн, нет! - отчаянно закричала Стелла.
        Крушитель, гигантским прыжком перемахнув через поваленную повозку с рассыпавшимися из неё снарядами для баллисты, рванул ко мне. Что он в меня метнул перед этим - я так и не понял. Кажется, просто булыжник, но с его силищей это все равно, что пушечное ядро.
        Я бросился было к менгиру, но легат опередил меня. Схватил меня за шкирку и одним рывком вышвырнул за пределы безопасного круга.
        - Сбежать решил, гадёныш?
        От того убийственного самоуверенного спокойствия, с которым Крушитель вступал в бой в первый раз, не осталось и следа. Видимо, здорово я его разозлил. Глаза легата на залитом запекшейся кровью лице пылали от ярости.
        Оба глаза. Уже отрастил новый? Да сколько же у него регенерации?!
        Я едва успел подняться на ноги, когда Крушитель снова налетел на меня. Увернуться не получилось - он ухватил меня за ногу и легко, будто тряпичную куклу, поднял над головой. Потом, рыкнув, с силой швырнул оземь.
        Я ненадолго оглох, ослеп и, кажется, даже сознание потерял. Когда очнулся, почувствовал на себе все ту же мертвую хватку закованных в металл пальцев. Крушитель одним рывком разодрал мне доспех на груди, отшвырнул плотную нагрудную пластину. Свободной рукой обхватил меня за  открывшееся горло и снова поднял над головой. Я вцепился ему в руку, отчаянно болтал ногами, пытаясь пнуть. Без толку.
        Кажется, вокруг кричали. Стелла, Ника, Макс. Голоса едва можно было различить - все заглушал гулкий стук моего собственного сердца. В глазах стремительно темнело, и последнее, что я видел  перед собой - это торжествующий взгляд Крушителя над забралом шлема. Еще немного - и он просто переломит мне шею, как сухую ветку.
        Катана Стеллы выпала у меня из рук ещё когда легат шмякнул меня о землю. Нож я тоже потерял. Впрочем, оружие в этой схватке ничего не решало - это я уже успел понять.
        Обычное оружие.
        Мысленным усилием я активировал инвентарь и выбрал ячейку, в которой лежала Кровь Хтона. Едва прозрачная сфера с пульсирующим внутри светящимся сгустком появилась на моей ладони - я просто раздавил её о лицо Крушителя, как кремовый торт в старых глупых комедиях. Хрупкая магическая оболочка лопнула, и фиолетовая субстанция мгновенно облепила легата - его шлем, плечи, верхнюю часть груди.
        Маверик упоминал, что Кровь Хтона действует, как кислота, легко прожигающая любой материал. Он, пожалуй, даже преуменьшил. Это было похоже на воду, выплеснутую на слой свежевыпавшего снега. Светящийся сгусток за пару секунд прожег Крушителя от лица до грудины. Я упал, откатился в сторону. Когда поднял взгляд - от тела легата вообще уже мало что осталось.
        Что-то ударило в меня, заставив выгнуться дугой. Ударило не снаружи, а изнутри, и чудовищная боль пронзила все тело. Казалось, мышцы распирает изнутри,  рвутся связки, мелкие сосуды, хрустят кости. Медальон на груди не вибрировал, как обычно. Он, кажется, раскалился и жег грудь.
        Чудовищная сила, хлынувшая в меня, рвала изнутри, ошеломляла, заставляла до хрипоты орать от боли. Багровый предсмертный туман поглотил все вокруг, в нем тонули мои и чужие крики. Перед глазами повисла алая надпись «Экстренное отключение от сервера». Ниже - цифры. Обратный отсчет. Видимо, мне и в реале так хреново, что НКИ, активировал процедуру срочного выхода из Эйдоса.
        9... 8... 7...
        Ожидание было невыносимым. Я, кажется, катался по земле. А может, завис в воздухе. Боль затмила все остальные ощущения, а сила всё хлестала и хлестала мощным потоком, вливаясь в меня, как в переполненный кувшин.
        6... 5... 4...
        Я не понимал, что происходит. Такого никогда не было, даже после победы над сильными противниками. Крушитель, конечно, могуч, но...
        Догадка промелькнула в мозгу ослепительной вспышкой.
        3... 2... 1...
        Всё сходится. Вот почему легат Красного легиона так опередил других игроков сервера в развитии. Вот почему он был так непримиримо жесток что с врагами, что с подчиненными. Вот почему он так жаждал заполучить мою голову, чтобы стать ещё сильнее.
        Крушитель был смертным.


        Глава 25

        Боль невыносима. Все тело - будто сплошная отбивная, живого места нет. В окружающем меня океане мрака едва проглядывают слабые мутные вспышки. А над ухом - противный размеренный писк. Будто будильник, который никто не торопится выключать.
        - Возьмите. Подложите ему под голову.
        -Да-да, конечно.
        - Так,  и дайте-ка планшет. Сразу начну документы заполнять. Время сэкономим.
        - Документы? А как же пациент?
        - Реанимационный пакет мы использовали. Что мы можем еще сделать? Довезем до больницы - пусть дежурная бригада им занимается. Если довезём.
        Деловитый мужской голос, с хрипотцой. И смертельно усталый. Второй - женский. Судя по всему, совсем молодая девушка.
        - Господи, да что же с ним? Вы когда-нибудь сталкивались с таким?
        - Инсульт. К счастью не очень обширный. За последние полгода - уже четвертый случай. Сплошь молодые парни. Напихают себе в башку всякой дряни...
        - Думаете, это из-за Эйдоса?
        - А из-за чего?
        - А вот это всё... Эти... кровоподтеки...
        -Не знаю, пока сложно судить. Но я такого сроду не видел. Похоже на множественные внутренние кровоизлияния. Но, правда, тогда непонятно, как он вообще еще дышит.
        - Питер, можно побыстрее? Почему остановились?
        - Пробка. Где-то впереди, похоже, авария.
        - Так давай объезжай! Тут пациент тяжелый! Каждая минута на счету!
        - Не нервничайте, мисс Фейн. И не берите так близко к сердцу.
        - Жалко  просто... Молодой ведь совсем парень. И мать в инвалидной коляске.
        - Привыкайте. Сантименты врачам скорой помощи только мешают... Так, попробую найти его карточку в базе данных. Как там у него фамилия? Блеквелл?
        - Блэквуд. Эрик Блэквуд.
        - Угу... Адрес... Что там с показаниями?  Вы следите?
        - Пульс зашкаливает.
        - Он в сознании?
        Яркое пятно света мелькнуло перед глазами, но пошевелиться я не смог. Тело было будто чужое - я не мог двинуть даже пальцем.
        Но боль оставалась.
        - Зрачки реагируют. Мистер Блэквуд, вы нас слышите?
        Я даже не пытался ответить. Единственное, чего мне сейчас хотелось - это чтобы ушла боль. Даже если для этого придется умереть.
        - Добавьте ему еще пятнадцать миллиграмм морфина.
        - Хорошо.
        Голоса постепенно стихли, и я погрузился во мрак.


        * * *
        - Боже мой, что это с ним? Под каток угодил?
        - Не угадали. Никаких внешних повреждений. Но при этом признаки разрывов мягких тканей, множественные  внутренние кровоизлияния, инсульт в височных долях мозга. Есть подозрение на синдром Джанкеля, но тогда уж в какой-то совсем крайней форме. Свяжитесь с доктором Колманом.
        - Хорошо. Но здесь мы мало что сможем сделать, надо было сразу везти в Блумсберри.
        - У него минимальная медицинская страховка. Если придет в сознание - попробуем взять согласие на перевод. Но вряд ли он сможет оплатить счета в Блумсберри.
        - Мда...
        - В общем, у нас есть стандартные семьдесят два часа по социальной страховке и вся безграничная мощь бесплатной медицины.
        - Понятно... Да уж. Сомневаюсь, что он протянет даже столько. Как вам вообще удалось довезти его живым - ума не приложу. Но случай интересный. Думаю, Колман оценит.
        - Порадуем старика. Сестра! Передайте - пусть готовят операционную. И свяжитесь уже кто-нибудь с доктором Колманом!
        - Да, доктор Стивенсон!
        - Ну, что ж, сделаем, что сможем...


        * * *
        Всегда скептически относился к историям про то, как кто-то просыпается после жуткой аварии или не менее жуткой пьянки, ничего не помня и слабо представляя, где он и сколько времени прошло. Сам я никогда не напивался до такой степени, чтобы не помнить вчерашнее. А ту автокатастрофу, в которую мы с матерью попали полтора года назад, до сих пор могу восстановить в мельчайших подробностях.
        Но в этот раз я и правда будто с того света вынырнул. В голове роились, причудливо перемешиваясь, смутные обрывки воспоминаний из Артара и из реала. Кое-где между ними зияли темные провалы.
        Я понимал, что что-то пошло не так в ходе последнего сеанса в Эйдосе. Понимал, что нахожусь в больнице. Но сколько времени прошло - не имел ни малейшего понятия. То казалось, что я едва успел сомкнуть глаза. То всплывала тревожная мысль о том, что я мог впасть в кому и валяться здесь много недель.
        Хорошая новость в том, что боль почти ушла. По крайней мере, перешла в разряд вполне терпимой. Все мышцы были забиты, как после чересчур усердной тренировки, каждое движение отзывалось в них резью и покалыванием.
        Я с трудом разлепил веки и пару минут таращился на белые квадратные плитки потолка, постепенно привыкая к свету. Когда глаза перестали слезиться, чуть приподнял голову и огляделся уже основательнее.
        Больничная палата. Крохотная, на одного. Места едва хватает на медицинскую кровать с поручнями, пару стульев, узкий шкафчик и тумбочку в углу. Слева - приоткрытая дверь санузла, воспользоваться которым хочется прямо сейчас. Но я не уверен, что у меня хватит сил подняться.
        Провалявшись еще пару минут, я понял, что долго так не протерплю, и, кряхтя, сел на кровати.
        Что это за хрень? Господи боже, подгузник для взрослых. Ну, хоть не катетер, и на том спасибо.
        А ещё все эти трубки...
        Я аккуратно, шипя от боли и отвращения, выдернул из вены иглу капельницы, отодрал от лица тонкие трубочки с кислородом. Кое-как поднялся и, пошатываясь на онемевших ногах, потопал в туалет. Гладкие твердые плитки пола неприятно холодили босые ступни.
        Не считая легкой больничной «распашонки», я был абсолютно гол. Никаких повязок на себе я не обнаружил, но все тело было покрыто бледными разводами почти заживших желтовато-коричневых синяков и кровоподтеков.
        В туалете я пробыл довольно долго. Кое-как поднявшись с унитаза, заглянул в зеркало, упираясь руками в стену, чтобы сохранять равновесие. И вздрогнул.
        Из зеркала на меня смотрел кто-то чужой.
        Я едва не вскрикнул от неожиданности. Встряхнул головой. Снова вгляделся в зеркало.
        Да я это. Я. Только, кажется, постарел лет на пять. И заметно раздался в плечах. Я задрал повыше широкий рукав больничного халата. Тело было моё, но я не узнавал его. Руки бугрились твердыми, как камень, мускулами, перевитыми густой сеткой вен. Любой бодибилдер на пике формы позавидует.
        Я медленно, будто боясь того, что увижу, опустил взгляд ниже.
        После аварии у меня из бедра пришлось вырезать изрядный кусок мяса, так что полностью восстановить подвижность ноги без киберпротеза не получилось бы. Но сейчас...
        Даже шрама не осталось!
        Я по привычке стоял, сместив вес на левую ногу. Попробовал встать ровнее. Мышцы ног, как и все остальное тело, были словно деревянные.  Но слушались.
        Сердце колотилось, как после кросса. То ли от волнения, то ли сказывались нагрузки, которые организм перенес за последнее время.
        Я вспомнил. Перед тем, как меня вышибло из Артара, мой аватар разом получил гигантскую прибавку к статам. Особенно к силе - ведь это был основной показатель для Крушителя, в то время как я его почти не развивал.
        Синдром Джанкеля, говорите? Его принято представлять только в негативном свете. Расстройства психики. Травмы, переносящиеся от аватара в Эйдосе на реальный организм.
        Но, если мозг и правда начинает воспринимать аватар и реальное тело, как единое целое, то что мешает ему переносить в реал и положительные воздействия? Пусть даже для этого придется запустить скрытые резервы организма или вовсе перестроить его?
        -М-мистер Блэквуд?!
        Медсестра - женщина средних лет, в голубоватой медицинской униформе и белой стерильной повязке, стянутой с лица на шею - с грохотом уронила пластиковый поднос. По полу зазвенели какие-то склянки. Отлетел к самым моим ногам заряженный одноразовый шприц.
        - Сколько я... здесь провалялся? - проговорил я, с трудом ворочая языком.
        - Вы поступили вчера ночью. Получается... чуть меньше двух суток назад.
        - Моя мама. Как она?
        - Приезжала вчера. Вы были в коме, и она просидела здесь весь день. Но вечером мы попросили её уехать. Ей нужно было отдохнуть. Ваши друзья помогли ей добраться домой.
        Я кивнул. Ну, хоть с мамой все в порядке. Наверняка перепугалась.
        - Вам нужно лечь, мистер Блэквуд! Вы... вы не можете... Как вы вообще стоите?! В вашем состоянии...
        - Да в порядке я!
        Сказав это, я вдруг понял, что и правда чувствую себя вполне сносно. Да, явно нужно отлежаться пару дней. Но больница мне уже точно не нужна.
        - Мне нужно домой. Как мне выписаться?
        - Вы что! - выпучила глаза медсестра. - Это исключено! Вернитесь в постель. Я позову доктора Колмана!
        - Зовите, - кивнул я.
        Сестра скрылась за дверью.
        Я проковылял к шкафу. Внутри обнаружилась моя одежда. Широкие спортивные штаны, футболка, толстовка. Видимо, то, в чем меня забрали из дома. Куртки не было, а на улице наверняка прохладно.
        Плевать.
        Я стянул с себя больничную одежду и принялся надевать своё. Уже зашнуровывал кроссовки, когда расслышал за дверями торопливые шаги и раздраженный мужской голос.
        - Да перестаньте вы! Он при поступлении больше на отбивную котлету был похож, чем на человека. Регенерировал за ночь, что ли? Кто он, по-вашему? Росомаха?
        Дверь распахнулась, и в палату вслед за давешней медсестрой вошел полный лысоватый мужик в белом халате. И замер на пороге.
        - Здравствуйте, доктор, - сказал я, затягивая последний узел, и выпрямился. - Хотел вас предупредить. Я выписываюсь.


        ***
        До дома я добирался целую вечность. Все-таки не рассчитал свои силы. Меня изрядно знобило, все тело била крупная дрожь. Несмотря на осеннюю прохладу, я весь взмок. Задеревеневшие мышцы постепенно разогрелись, но сил не было. Зато проснулся зверский аппетит. Я нашел в карманах куртки немного наличных и на все купил полдюжины хот-догов в первом попавшемся автомате. По дороге умял их все, и такое ощущение, что переваривались они, не успевая толком дойти до желудка.
        Перед дверями квартиры я чуть задержался, чтобы хоть как-то привести себя в порядок. Вытер платком взмокшее лицо, расчесал пятернёй волосы.
        Мама, услышав звук открывающейся двери, развернулась на своем кресле, звякнув ободом колеса о кухонный стол. Она пила чай. Не одна. Вместе с ней за столиком сидели те, кого я совсем не ожидал здесь увидеть.
        - Эрик!
        Ника бросилась ко мне первой, и я, как тогда в лагере Легиона, прижал её к себе - бережно, будто боясь раздавить. Она, едва касаясь, погладила мое лицо своими тонкими теплыми пальцами, и мне показалось, что её целительная магия действует и в этом мире. Сразу стало легче, в голове прояснилось.
        Я осторожно провел ладонью по её щеке, шее, и собственные пальцы казались мне слишком грубыми, шершавыми по сравнению с теплым шелком её кожи.
        Глаза... Глаза её были точно такими же, как в Артаре. И смотрела она на меня точно так же, как там.
        Всё-таки есть вещи, легко разрушающие границы миров. Любовь, например.
        Очень хотелось её поцеловать, но я понимал, что это не лучшая идея. Я бог знает, когда в последний раз чистил зубы и принимал душ. А ещё от меня воняло больницей. А с некоторых пор я возненавидел этот запах.
        - Как ты, сынок? - медленно, будто сквозь ком в горле, проговорила мама, нарушая затянувшуюся паузу.
        Она смотрела на меня настороженно, выжидающе. Я понимал её тревогу. Я и сам-то себя с трудом узнал в зеркале.
        Я подошел к ней, опустился на одно колено рядом с её креслом.
        - Мам, это я. Всё в порядке. Правда.
        Она погладила меня по щеке, пытливо заглядывая в глаза. Наконец, сдалась. Потянулась ко мне, прижала к груди и задрожала, сдерживая рвущиеся наружу рыдания.
        - Ну, не плачь только, мам! Все хорошо.
        - Легко сказать, дружище, - покачал головой Макс. - Натерпелись мы тут страху за последние пару дней.
        - Как вы нашли меня?
        - С трудом, - усмехнулся он. - Но мы ведь созванивались на днях. Удалось вычислить тебя по номеру.
        - Твои друзья очень помогли мне, - улыбаясь сквозь слезы, проговорила мама. - А я ведь так и не поблагодарила их.
        - Ну что вы, миссис Блэквуд! Мы рады, что смогли вас поддержать, - сказала полненькая темноволосая девушка, сидящая рядом с Максом.
        - Катарина? - спросил я.
        На свой аватар из Артара она и правда была нисколько не похожа. Просматривались кое-какие общие черты, но очень смутные. Будто у дальних родственников. Но голос был тот же.
        - Я, кто же ещё, - улыбнулась она.
        Я поднялся.
        - Спасибо вам всем, ребят. Рад вас видеть.
        - Ты вообще как? - обеспокоенно взглянул на меня Макс. - Тебя почему так рано выписали? Даже по бесплатной страховке тебе полагаются еще почти сутки. Мы как раз к вечеру хотели съездить навестить тебя.
        - Да, ты был... в таком ужасном состоянии, - дрогнувшим голосом добавила Ника. - Врачи говорили, что... что вряд ли выживешь.
        - Не дождутся, - буркнул я.
        Встретился взглядом с Максом и увидел в его глазах знакомый огонек разгорающегося азарта и любопытства. Да уж, от этого ничего не утаишь.
        - Я потом рассажу, ладно? - сказал я, пресекая возможные вопросы. - Мне надо прийти в себя.
        - Нам о многом надо поговорить, Эрик, - сказал Макс. - Тут такое творилось, пока ты... пока тебя не было.
        - Могу представить, - хмыкнул я. - Но можно я сначала в душ? И... что у нас поесть? Я голодный, как волк.
        - Да-да, конечно, я приготовлю! - смахивая слезы, улыбнулась мама.


         * * *
        Из душа я выполз едва живой. Силы иссякали. Мы с ребятами расположились в моей комнате. Я завалился на кровать, прихватив тарелку с сэндвичами. От расспросов Макса снова отмахнулся. Мне самому еще надо разобраться, что со мной творится.
        Выходит, в Артаре я был два дня назад. Но казалось, что прошли годы. Рассказ Макса снова  разбередил во мне чувства и воспоминания, на время отошедшие на второй план.
        - Мы жутко перепугались, когда Крушитель вылетел на тебя. Помочь мы тебе ничем не могли. Даже Стелла. К тому же, все произошло так быстро. Мы поначалу и не сообразили, что ты сделал. А потом... Потом тебя начало колбасить. Зрелище не для слабонервных, конечно. Как будто ты вот-вот взорвешься изнутри.
        - Не напоминай. А что с Имиром?
        - Он исчез. Резчик освободил его от цепей и, когда полностью взял под свой контроль, утянул в воронку типа той, в которой Маверик скрылся. Наверное, прямиком в Бездну.
        - И всё? На этом все кончилось?
        - Угу. Мы под шумок сбежали из лагеря. Проводили Дракенбольта до «Золотого топора», сдали на попечение Отилии. И с тех пор не заходили в Артар. Как-то не до того было. Тебя разыскивали. Ну, и у меня на работе - полнейший кавардак. Точнее, на бывшей работе.
        - Тебя всё-таки уволили?
        - Ага. И Стеллу тоже. Точнее, отстранили. Она акционер компании, просто так её не выгонишь. Но в NGG очередные перемены. Выяснилось, что Остин продал свой пакет акций. Фактически, у компании уже пару недель - новый хозяин. Которого, похоже, никто, кроме самого Остина, не видел. По слухам, Стелла закатила настоящий скандал на совете акционеров. Требовала закрытия проекта.
        - И?
        - Вот тут-то и узнали про нового хозяина компании. И его главное требование. Артар должен работать. До тех пор, пока это возможно. Закроют его, разве что если такие миры вообще запретят. А к этому, кстати, давно дело идет. Сейчас разрабатываются новые требования к виртам. Вводят десятибалльную систему - её уже обозвали «шкалой Джанкеля». И собираются законодательно запретить эксплуатацию виртов, у которых реалистичность выше восьми баллов по этой шкале. Виртуальная реальность должна оставаться виртуальной.
        Я задумчиво покачал головой.
        - В этом, пожалуй, есть смысл. Но о чем думает Остин и этот новый хозяин компании? По-прежнему надеются выжать как можно больше бабла из этого проекта прежде, чем его запретят? Или прежде, чем игроки начнут догадываться, что с этой игрой что-то не так?
        - Ну, Остин-то всегда только о бабле и думал. Но этот новый таинственный инвестор... Похоже, его это мало интересует. На совете акционеров даже объявили, что Артар через пару недель переведут в статус Free-to-Play. Не знаю, конечно, как Остин будет выкручиваться. Но, думаю, придумает что-нибудь, за ним не заржавеет. Стелла сказала, что он даже по поводу Резчика и инцидента с Имиром уже разрабатывает официальное объяснение. Типа, так все и было задумано. Хтон наращивает могущество, появляются новые виды мобов, которые прокачиваются, как и игроки. И готовится полномасштабное вторжение демонов вместо единичных хтонийских порталов. Вроде как новый вызов всем игрокам. Повышают сложность игры - чтоб ещё веселее было.
        - Да уж, веселуха. Так вы общаетесь со Стеллой в реале?
        - Да, познакомились вчера лично. Сбылась моя мечта!
        Катарина вздохнула, наблюдая, как Макс встрепенулся, едва речь зашла о Стелле.
        - Она - наверное, самый талантливый вирт-дизайнер из всех! И она пообещала взять меня в помощники. Если и правда получится поработать с ней - я же всем в академии нос утру!
        - Рад за тебя, - улыбнулся я.
        - Кстати, она о тебе спрашивала. Мы можем связаться с ней прямо сейчас. Думаю, она рада будет, что с тобой все в порядке. К тому же... У нее для нас дело.
        - Для нас?
        - Для всей нашей дружной команды, - заговорщически подмигнул Макс. - Ты ведь в игре, Эрик?
        Катарина пихнула его локтем в бок.
        - Ты соображаешь, о чем говоришь? Парень практически с того света вылез. Я б на его месте вообще забыла про Эйдос на пару лет. И уж тем более про Артар!
        - Ох, не думаю, что Эрик забросит Артар. Тем более сейчас. Когда мы откроем видеоканал и выложим ролики про Резчика, про ликанов, про битву с Имиром и Крушителем - это будет настоящая бомба! Жду не дождусь твоих файлов, Эрик. То, что я отснял, я уже бегло просматривал, но от первого лица кадры будут, наверное, ещё круче...Эй, что с тобой?
        Я, видимо, смотрел на Макса с таким ошарашенным видом, что он осекся.
        - Вот только не говори мне, что забыл про съемку, а? Мы же договаривались! У нас две пробные версии программы было, по три бесплатных часа съемок на брата. Я свои три использовал полностью! Последнее, что заснял - это вашу первую схватку с Крушителем - пока ты драпать от него не начал.
        Я виновато пожал плечами, и Макс едва не взвыл от досады.
        - Блин, Эрик, ну ты даёшь! Мы ведь ради тебя это все и затеяли. Как ты мог забыть про видео?
        - Ладно, хватит об этом, - поморщился я. - Мне теперь это уже не кажется такой уж удачной идеей. И Катарина права - возможно, в Артар уже нет смысла возвращаться. Ты же видел, что творил Резчик. Ты видел ликанов. Если мобы получат возможность прокачки - они быстро обгонят игроков хотя бы за счет разницы во времени. Они-то постоянно в игре.
        Макс протестующее замотал головой.
        - Ты неправ! И вот почему я хочу, чтобы ты поговорил со Стеллой.
        - Что, прямо сейчас?
        - Ну, а чего тянуть-то? Давайте конференцию устроим через НКИ.
        Я откинулся на спинку кровати и прикрыл глаза. Навалилась такая усталость, что я бы с радостью выпроводил всех прямо сейчас. Но желание получить последние ответы от Стеллы оказалось сильнее. Артар стал слишком важной частью моей жизни, чтобы вот так, разом, все бросить.
        Пару минут ушло на дозвон и настройку общей конференции через НКИ. Аватар Стеллы, созданный с помощью инструментов дополненной реальности, занял свободное кресло в углу комнаты. Если бы не слабое свечение по контуру - можно было решить, что она пришла ко мне в гости во плоти.
        От своего аватара она отличалась почти так же разительно, как Катарина. Общим был лишь цвет волос и черты лица. В реале Стелла гораздо старше - ей явно за сорок. А уж по фигуре и движениям у нее и вовсе ничего общего с той смертоносной воительницей, какой она представала в Артаре.
        - Ребята, у меня мало времени, - сходу предупредила она. - Я уже заказала такси в аэропорт. Улетаю на конференцию в Нью-Йорк, и в Артаре тоже не буду появляться пару дней.
        - Тебя же вроде отстранили?
        - Да, я теперь не Призрак. Но я смогу входить на сервер, как обычный игрок. И даже часть моего снаряжения осталась со мной.
        - Но - никаких привилегий?
        - Свои привилегии я потеряла уже давно. Макс правильно заметил тогда, в Громовой Кузне. При мне не было Десницы. Главного инструмента Призраков. Я лишилась его в Бездне, когда, по глупости, сунулась туда в надежде выяснить, что происходит с Хтоном. А в итоге - лишь дала ему новое оружие.
        - Так вот в чем дело! Резчик, ликаны...
        - Да. Получив Десницу, Хтон совершил резкий скачок в своей эволюции. Он с самого начала был необычным ИИ. Я недоглядела, и архитекторы использовали для его создания экспериментальный самообучающийся модуль. Я даже сама не знаю, на что он в итоге способен. Особенно сейчас. И особенно меня беспокоит Маверик. Связь Хтона с компьютерными персонажами вполне понятна. Но я даже представить себе не могла, что он сможет привлекать на свою сторону реальных игроков.
        - Вот уж точно - этот пижон нас всех удивил! - поддакнул Макс. - О чем он думал вообще?! У вас есть  хоть какие-то версии ?
        Стелла покачала головой.
        - Нам это еще предстоит выяснить. Возможно, я по-прежнему недооцениваю масштаб беды...
        Она вздохнула, потерла виски, будто мучаясь от головной боли.
        - Мне тяжело об этом говорить. Я столько сил вложила в создание этого мира. А в итоге своими же руками поставила его на краю пропасти.
        - Мне кажется, вы все-таки преувеличиваете, Стелла, - возразил Макс. - Хтон до сих пор особо не проявлял себя. Я же постоянно зависаю на сайте игры, знаю, что обсуждают. Мало кто сталкивался с тем же Резчиком. Да, идут разговоры про то, что хтонийские порталы попадаются все чаще, и демоны слишком сильны для средних игроков. Но пока никто не подозревает о чем-то глобальном.
        - Дело времени. Хтон наращивает силы очень быстро. Думаю, до полномасштабного вторжения осталось совсем недолго. Счет идет на недели. Максимум - на месяцы. Поэтому надо действовать прямо сейчас.
        - И что вы предлагаете? Макс рассказывал, что даже админы сервера не могут войти в Артар в режиме редактирования. Чего же вы хотите от обычных игроков?
        - Выход есть. Хтон - это пятый титан Артара. Хранитель Обсидианового сердца. И, как и у остальных титанов, во время респауна у него все настройки сбрасываются до начальных. Это даст нам шанс как минимум откатить его к состоянию, в котором он был в первые дни работы сервера. А тогда режим редактирования еще работал. Мы перезагрузим сервер, вычистим все лишнее, и запустим снова.
        - Точно! - восхищенно воскликнул Макс.
        - Погодите, погодите, - запротестовала Катарина. - Я что-то ни черта не поняла. Какой-то респаун, откат... О чем вы вообще?
        - Ну, это же очевидно, Кэт! Стелла говорит о том, что Хтона можно вернуть к его начальным настройкам. Нам просто надо убить его.
        - А-а-а, всего-то! - саркастически усмехнулась Катарина. - Чего ж мы раньше-то этого не сделали?
        - Я понимаю, задача кажется невозможной... - начала было Стелла, но Кэт её снова перебила.
        - Кажется?! Мы же все видели, на что способен Резчик! Да он вас-то нашинковал, как на салат. А ведь он всего-навсего подручный этого вашего Хтона!
        - Титан - это ведь такой великан вроде Имира? - робко вклинилась Ника.
        - Да. Только Хтон немного сильнее остальных.
        - Вам напомнить, что и обычных-то титанов никто до сих пор не смог завалить?
        - Кэт, ну не кипятись! - осадил подругу Макс, виновато оглядываясь на Стеллу.
        - Я все понимаю, ребята, - повторила Стелла. - Но поймите и вы меня. Я всей душой болею за этот мир. Боже, я отдала ему несколько лет жизни! Я стольким ради него пожертвовала! И я уверена, что и для игроков он много значит. Неужели вы так легко сможете отказаться от него?
        - Я - точно не смогу! - поддакнул Макс.
        Я промолчал.
        - Да, так получилось, что Хтон и его подручные сейчас имеют огромное преимущество. Но одно остается незыблемым. Как бы могуч не был Хтон - он все равно подчиняется механике этого мира. Он - часть Артара. И его можно победить.
        - Но как? Катарина права - игроки еще слишком слабы. Мы даже обычных-то титанов не можем одолеть. Уж куда нам соваться в Бездну.
        - Все достижимо, если поставить перед собой конкретную цель. И тут я возлагаю большие надежды на тебя, Эрик. Да, я знаю, что ты всегда был себе на уме. Что ты одиночка. Что Артар для тебя был способом заработка. Но так уж получилось, что теперь ты - пожалуй, самый могущественный игрок на сервере.
        - Толку-то? Крушителя я бы сроду не одолел в честном бою. А с демонами и вовсе не имел дела. Наверняка тот же Резчик порубит меня в капусту, стоит мне только столкнуться с ним. А я ведь смертный, не забывайте об этом. Убив меня, демоны только быстрее приблизятся к своей победе.
        - А я и не говорю, что будет легко. И что тебе нужно будет действовать одному. В этой войне отдельные игроки мало что решают. Все зависит от того, сможете ли вы сплотиться. Это настоящий вызов.
        Мы притихли, обдумывая её слова. Задача и правда казалась непосильной. Но Стелле будто удалось заглянуть мне в душу и нащупать в ней струны, о существовании которых даже я сам не догадывался.
        Я намертво сросся с Артаром. Уж после произошедшего в больнице - точно. Граница между двумя мирами для меня окончательно стерлась. Но дело даже не в этом. Я, кажется, начал понимать, что чувствовал Крушитель и почему так рвался к могуществу.
        Быть сильнее всех. Делать то, о чем другие даже не осмеливаются думать. Совершать настоящие подвиги. Стать легендой.
        И спасти Артар.
        Этот мир для нас, конечно, не детище всей жизни, как для Стеллы. Но как жить без него - я уже слабо представляю. Наверняка со временем появятся другие. Более продуманные, более безопасные. Но это будет уже не то. Похоже, то, что пугает меня в Артаре, одновременно больше всего и манит.
        - Стелла права, - кашлянув, сказал Макс, прерывая всеобщее молчание. - Нам нужно будет искать единомышленников. Если мы и правда решимся противостоять Хтону, нам понадобится серьезная поддержка. Сама Стелла больше не Призрак, от остальных админов Артара тоже помощи ждать не приходится. Придется действовать самим. Что скажешь, Эрик? Ты с нами?
        Я поднял голову, будто очнулся ото сна. Обвел взглядом наш маленький отряд.
        - Мы сделаем это. Пока не знаю, как. Но мы это сделаем.
        - Хорошо сказано, конечно, - как обычно, добавила дёгтя Катарина. - Но нужен план. Хотя бы какое-то подобие плана. И чья-то помощь.
        - Да, грядет большая война, - сказал я. - И нам нужен Легион.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к