Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Вампир Вячеслав: " История Жизни И Перерождения " - читать онлайн

Сохранить .
История жизни и перерождения Вячеслав Вампир
        Вампир Вячеслав
        История жизни и перерождения
        ВЯЧЕСЛАВ ВАМПИР
        История жизни и перерождения
        ПРОЛОГ.
        Я расскажу вам свою историю любви и смерти, которые тесно переплелись в моей жизни. А потом и... нежизни... Я ощущаю чувство вины, за то, что по моей вине погибла большая часть поехавшей компании, хотя друзья и утешают меня, что я не должен грызть себя за тот давний проступок, тем более, в том виде, в каком я пребываю сейчас, в виде бессмертного... вампира... Говорят, что вампирам чужды людские эмоции, но я не смог их изжить. Они были частью моей природы... Моей личности. Так же, как и семья... И друзья... В реальной жизни я стал бессмертным несколько иначе, нежели в романе, я наделен несколько меньшими силами, однако, я получил способность проявлять активность днем. Хотя это мне мало что дает, ибо днем я очень быстро утомляюсь. Ведь, наше время - ночь. Когда луна - свидетель ночной жизни... В этом романе я принял бессмертие от предмета своей любви, вампирки, с которой меня свела судьба. Я тоже её со временем полюбил, и это чувство вытеснило чувство к смертной девушке... которое внезапно вспыхнуло, когда мы ехали в Подмосковье, в автобусе. Однако, оно так же быстро и погасло. События происходят в
наше время... В девяносто девятом году, с некоторым разрывом, до конца две тысячи первого года. Мне предстоит вспомнить, что существенного произошло за этот период. А бессмертие я принял уже в начале апреля две тысячи второго года.
        ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
        ИМЕНИЕ.
        Теперь эта история, произошедшая со мной пару лет назад, кажется ночным кошмаром... от которого нет спасенья... В те дни я испытал на себе всю силу настоящего ужаса, граничащего с безумием...
        Дело было так.
        Это случилось осенью, 99-го года. Нашей группе, предложили тур, в Подмосковье. В имение какого-то графа, имени которого я не запомнил. Но я помню, что пока мы добирались, гид постоянно рассказывала нам леденящие кровь легенды... о "подвигах" графа. Гидом была женщина, лет тридцати не старше, А на вид дашь не больше двадцати-пяти - двадцати-семи. Помню, что звали её Ольга Николаевна.
        Когда нам ещё только предлагали эту поездку, уже тогда согласились не все, выдвигая разные причины. Однако большая часть группы дала добро, и нам дали ещё пару дней на обдумывание, и подготовку.
        * * *
        Наш, всеми любимый староста, Николай, первым дал добро. Уже за ним и все остальные, кто желал, подняли руки, обозначив предварительное согласие. Человек из агентства занес нас в список. Мы в состоянии ажиотажа в течении дня обсуждали это предложение. Однако мы тогда не могли догадываться, чем обернется для нас эта экскурсия... Такой шанс, посмотреть на жизнь дворянства, пусть и в прошлом, но воочию... Это никак нельзя пропустить... Благо, у всех из нас, поехавших, оказались достаточные средства... Кто - то где - то помог из родственников, друзей и т. д. В общем, по пять тысяч наскребли, именно столько требовало агентство... Я скажу, кто именно поехал... Вся наша мужская часть группы, и девушки, представленные, Яной, Олей, Ириной, Аленкой, Аней, Валерией, Женей, Инной. Вся эта честная компания решила дать добро...
        Правда, дома предстояло убедить родителей, это задача не из простых... Однако, неважно как, но с этой проблемой справились все. Нам предстояло прожить в поместье, полностью без слуг, около полумесяца; только администратор, который постоянно находится в поместье... Нам необходимо было собрать гардероб, кое - что по мелочи... Чтиво... и т. д.
        * * *
        Через пару дней, как и было обещано, человек из агентства появился в стенах университета снова, с целью уладить детали. В этот же день, 30-го Октября, мы сдали деньги, и в этот же день покинули Томск. Автобус был европейский, кажется, назывался "НЕОПЛАН", С хромированным кузовом. Затемненные окна, казалось, длящиеся сплошной полосой верхней кромкой заползали на крышу, скругляя контуры. Световые приборы, вплоть до фар, были круглой формы. Фары были закрыты желтыми стеклозащитными колпаками. И были сдвоены по бокам Вдоль бортов был ряд габаритных огней.
        Внутри все было выдержано в черном цвете. Черный велюр обшивки сидений, черные пластмассовые листы обшивки бортов, стилизованные "под кожу". В салоне было около шестидесяти мест, странно что я это запомнил... В итоге, осталось чуть больше сорока мест. Гид сидела рядом с водителем, во вращающемся кресле.
        Мы ехали несколько суток, каждую ночь, останавливаясь в гостиницах, где нас встречали, и надлежащим образом обслуживали. Чистые постели, хороший ужин. За пять - то тысяч с брата чего вы хотели... Но и нас было... пшик... Нас поехало восемнадцать... или семнадцать... человек человек, как я помню, я при посадке посчитал нас, для себя. А за это время тоже произошло нечто, что меня изрядно шокировало... В общем, дорогой друг, читайте, и добро пожаловать в поместье безымянного графа...
        * * *
        Мы ехали первый день по пустынной местности, с мрачным и унылым пейзажем. Листья давно опали, отмечая, что на дворе глубокая осень; придорожная пожухлая листва шуршала под колесами автобуса. Сверху пейзаж накрывало хмурое серое небо, затянутое кучевыми облаками, сквозь слой которых, даже не могло пробиться тусклое осеннее солнце. В автобусе было тихо, так что гиду даже не нужен был микрофон. Она спокойно говорила без него, двигатель работал где - то сзади и снизу. И запах гари, как в советских автобусах, типа ЛАЗа, не травил пассажиров, сидящих на заднем диване. Лесистая местность сменялась открытыми пространствами, долинами с лесополосами где - то вдали... и свинцовыми пятнами озер, вода которых казалась черной, или серой, отражая серое небо. По поверхности этих редких водоемов тоже плавала пожелтевшая листва, принесенная ветром со стороны леса. Голые деревья, попадавшиеся отдельно, наводили тоску и мрачные мысли... Изредка попадались речушки; мы форсировали их по хоупким на вид, деревянным, или каменным мостам.
        Первую ночь мы заночевали ещё по эту сторону Уральского хребта, в Сибири. Я сидел один и не участвовал в беседах; лишь краем уха слушал гида и читал какую - то книжку... Лавкрафта, если мне память не изменяет. Я ощущал напряженную атмосферу, люди мало разговаривали друг с другом, перекидываясь отдельными фразами. Гида тоже мало кто слушал. Мы обращали на Ольгу Николаевну внимание, только, когда она говорила, что - то очень важное. Кое - кто из нас поднимал голову от чтива, или других занятий... Многие дремали, или слушали музыку в плейере...
        Время близилось к полуночи, и водитель, тоже, видимо отметивший этот момент, объявил о заезде в отель на ночлег. Нам было известно, со слов Ольги Николаевны, что останавливаться мы будем в уже подготовленных отелях в городах по пути следования. Городок, в который мы въехали был малолнаселенный и неприветливый, и странно пустой... Вокруг вдали показались горы... их темные и далекие силуэты вырисовывали ломаную линию горизонта, над которой одиноко смотрела на нас луна своим единственным взглядом. Ибо мы находились в преддверии хребта. Свет фар высвечивал по обе стороны дороги невысокие холмы, поросшие травой и крупным кустарником, листья которого тоже уже лежали на земле. Мы медленно двигались в горы, пока не появились вдали огни, освещавшие, по - видимому, главную улицу городка.
        Где - то в полпервого мы въехали в сонный горный городок. По краям проезжей части стояли сплошной чередой большие внедорожники, типа ТОЙОТЫ ЛЕНД - КРЮЙЗЕР... а по первым этажам сплошь маячили мелкие магазинчики. Гостиницы, где мы должны ночевать, по всей видимости, по главной улице не было, должно быть, она находилась где - то в глубине очередного квартала, по какой - нибудь узкой улочке, может даже, в конце её. Собственно, так и оказалось. Мы проехали ещё метров пятьсот по одной из таких улочек, впрочем, тоже освещенной, и выехали на площадку перед отелем, где и остановились. Здание было пятиэтажным, окрашенным в белый цвет с оконными рамами синего цвета. Кое - где были балконы. Когда двери автобуса с шипением распахнулись, мы потянулись к выходу. Однако, спешки я не наблюдал, хотя, каждый из нас, очевидно, нуждался в отдыхе. Мы отдельными кучками прошли в здание, где прошли регистрацию и пересчет. Все оказались на месте. Нас проводили в двух - и трехместные номера по второму этажу.
        Я даже не помню сейчас, с кем я ночевал, потому что очень хотел спать... Я даже не раздеваясь, едва упал, отрубился моментально. Я только услышал, или мне показалось, что услышал, пожелание спокойной ночи, голосом кого - то из девчонок. Наутро проснулся довольно отдохнувшим и свежим; помню, почему - то и то, что проснулся я сам, без посторонней помощи... За завтраком кое - кто решил поделиться своими предчувствиями и впечатлениями. За окном светило холодное осеннее солнце. Потом Яна попыталась пошутить: "наш дорогой писатель упал без задних ног, не заметив даже, кто оказался его соседом..." Ребята улыбнулись, оценив шутку Яны. - Как спалось, Макс? полюбопытствовал Витек. - Спасибо, неплохо, - ответил я и добавил, - мне было не до разглядывания... соседок.
        Это тоже было расценено, как попытка пошутить, впрочем, удачная, и все рассмеялись. Этот смех позволил немного разрядить обстановку. - Так это ты была, - спросил я с изумлением на лице. - Конечно, - засмеялась девушка. - Понятно... - протянул я, добавив, - я подумал, что мне только послышался чей - то девичий голос. - Ладно... забудем...
        В это время поступило распоряжение собираться дальше в дорогу. Ольга Николаевна зашла в буфет и передала распоряжение, добавив, что сегодня мы возможно пересечем Урал. Мы не стали давиться, доедая остатки, однако взяли кое - что с собой в дорогу... Мы из автобуса с собой ничего в отель не брали, поэтому, просто расселись по тем же местам. Когда вошел последний из нас, водитель закрыл дверь тронул автобус с места. Мы выехали на центральную улицу, все же, вопреки огромному желанию, назвать центральную улицу улочкой, из - за её ширины... По две полосы туда и обратно... которые и то неширокие... Мы выехали из города, По - моему он назывался ГОРНЫЙ... Возможно я ошибаюсь... Но не это сейчас главное... В течении второго дня пути мы форсировали Урал. Автобусный двигатель ревел от напряжения, видимо, сказывался недостаток мощности, однако, копоти в салоне по - прежнему не было. Но говорить вплоголоса уже не получалось. Подъемы были довольно крутые, поэтому продвигались мы в час по чайной ложке... Едва ли скорость превышала километров тридцать - сорок в час... Потом были сплошные тоннели и мы видели
солнечный свет лишь проблесками, когда выезжали из очередного тоннеля.
        Где - то часам к восьми по местному времени, мы выехали на обширное плато, откуда увидели открытую местность внизу и впереди. По обе стороны долины стеной стоял густой хвойный лес, с отдельными деревьями, выступающими из общего строя, словно предводители огромного войска, стоящие перед своими солдатами, и готовящие своих подчиненных к тяжелой битве. И впереди узкой лентой змеилась дорога, которая убегала вдаль и сбегала вниз по уклону плато, теряясь из вида. Было уже темно; с востока сплошным фронтом наступали черные и тяжелые грозовые тучи, отливающие свинцом в тусклом свете луны, пока ещё не скрытой этой густой пеленой.
        Все произошло слишком быстро, и через пару минут грянул раскат грома, от которого у нас заложило уши. Потом ослепительная молния разрезала небосклон... потом ливень через мгновение, огромными каплями застучал по крыше автобуса. А обзор пассажирам закрыли сплошные потоки воды, омывающие окна... В течение часа, или двух, бушевала жуткая гроза. Ольга Николаевна, помню, сказала, что при такой стене дождя двигаться решительно невозможно и нам придется переждать здесь, на плато. Водитель включил свет в салоне, ибо вокруг была сплошная темень и даже воздуха не было видно, сквозь стену дождя... Только молнии часто прорезали весь небосклон и раскаты грома сокрушали пространство и стекла в окнах автобуса. Кое - кто понабожнее, начали молиться, дабы нас обошел гнев господень. Не было слышно разговоров... лишь шепот молитвы, нарушал тишину в салоне; и раскаты грома, звучавшие все реже. Ливень тоже стих. Когда упала последняя капля, водитель включил дальний свет и завел двигатель; когда он прогрелся, осторожно тронул автобус с места. Лихачить сейчас было решительно невозможно, так что мы двигались даже по
ровной поверхности довольно медленно. По обочинам несли свои воды маленькие реки, устремляющие свои мутные воды вниз в долину. Шел уже десятый час, когда мы спустились с гор и ехали уже увереннее к следующему привалу в отеле. Я уже не берусь вспоминать название населенного пункта, где был следующий ночной привал, только отель, помню, назывался "У Петра". Здесь, в этом городке, кипела ночная жизнь... и он показался мне более уютным... не менее активная, нежели дневная. Сплошь горели неоновые вывески и огни. Широкая улица была превосходно освещена, и не было ни одного негорящего, сломанного, фонаря. По улицам проходила молодежь. Ибо, ночь - время юности... и нечисти... У меня внутри вновь всколыхнулись дурные предчувствия. Это немедленно отразилось и на лице, которое стало серьезным и задумчивым. - Макс, все в порядке? - спросил старый. - Не знаю, - ответил я. - А почему?.. - Какие - то предчувствия беспокоят меня. - Будем надеяться, - произнес Коля, - что они не сбудутся. - Нам только это и остается. - Я надеюсь, - встрял в разговор Игорь, - нам удастся все же, поглазеть на это чудо... - ...И что нам
не придется возвращаться домой... сейчас... - послышался уже женский голосок спереди...
        Мы подъехали к гостинице во втором часу, как раз из - за грозы. Мы так же ничего с собой не брали... Разве что, кроме книжек каких - нибудь... В отеле мы легко поужинали и разбежались по номерам, куда нас направили. Нам выделили девять номеров на втором этаже рядом друг с другом. Народ разбрелся по номерам по парам (номера были двухместные) Я вновь остался с Яной. Мы прошли в номер и перекинувшись парой слов расположились по кроватям. Для быстроты подъема я опять же не стал раздеваться, и лег, как был, в одежде. Я заметил, Яна тоже не стала раздеваться... Что в общем, нормально... в данной ситуации. Не помню, как я отрубился, но сразу же погрузился в сновидение...
        "...все плывет и переливается, картинка нечеткая и нестабильная, часто пропадающая... вот, что - то начинает закрепляться... Я стою в помещении, отделанном, явно по средневековому... Потолок с резьбой из золота, стены закрыты гобеленами из черной ткани... Наверху же, висят массивные люстры, со множеством свечей... да - да, именно свечей... Рядом мои одногруппники стоят и также оглядываются по сторонам. - Не нравится мне здесь, - произнес Антон, - больно тихо здесь... - Что - то должно случить-... - произнес я, запнувшись на полуслове от визга Инны. Мы все моментально обернулись в её сторону. Девушка стояла как истукан, белая от испуга... и ничего не может сказать... От стены отделился какой - то силуэт. Потом он пронесся с диким и громогласным хохотом в другой угол комнаты... Потом раздался какой - то треск и посыпалась штукатурка... потом звук падения чего - то огромного со свистом, нарушающим тишину... и хруст костей... Я отшатнулся с криком и моментально проснулся, все ещё крича... Потом ещё раз провалился в сон и увидел Шурика, лежащего под люстрой с проломленным черепом. Рядом растекалась
вокруг лужа крови... и лежала кучка чего - то серого... У девчонок случилась истерика..." Я с криком проснулся, заметив, что Яна тоже проснулась. - Что случилось, Макс? - Кош - ш - мар пр - р - риснил - л - лся... - произнес я, заикаясь. - Хмм, - протянула Яна, - вот это уже беспокоит меня... Это уже нехорошо... и тревожный знак... - Да ладно тебе... - обиделся я, - если, кошмар, то, думаешь, обязательно - вещий?!. - Может оказаться и вещим, - протянула Яна, и добавила, - а может и нет... То что он приснился тебе сейчас, а не дома, в уютной постели, когда ты никуда не торопишься... от него можно отмахнуться... но сейчас... в дороге... это может быть предупреждением...
        Потом подошел старый с Антоном, Игорем и Ваней, поинтересоваться в чем дело. То есть, они сначала постучались, сказав, кто идет. - Тук - тук тук, - послышалось за дверью, - Макс? Яна?.. Откройте, это Коля.
        Яна нехотя поднялась и прошла босиком к двери; я был обессилен приснившимся кошмаром и не нашел в себе сил подняться. Парни вошли в номер и старый спросил, что тут произошло. - Максу кошмар приснился, - произнесла Яна, - мне кажется это тревожный знак, в данных условиях... - Яна, - начал Коля, - только не надо сейчас паники, хорошо. - У всех нас бывают кошмары, не так ли? - вмешался Игорь. - Согласна, но в данных обстоятельствах... - В каких обстоятельствах?.. - Мы находимся в... - ...В экспедиции?.. продолжил старый, - ну и что. Не станем же мы поднимать панику из - за того, что кому - то в дороге приснился кошмар?.. (это было произнесено старым на слегка повышенном тоне, ибо он начал выходить из себя)... ладно, Яна, прости меня... я не хотел причинять тебе боль. - Прощаю уж... буркнула девушка, - ладно, идите спать.
        Я лишь наблюдал эту сцену, не вмешиваясь в неё как - либо... Парни вышли и мы вновь остались одни. Я пожелал девушке спокойной ночи и начал засыпать снова, когда увидел, что Яна, едва сев на свою кровать, встала с неё и подошла к моей, и легла рядом со мной, что меня несказанно удивило, однако дальше дело не пошло, она смотрела на меня с немым вопросом в глазах. - Хмм, - теперь пришла моя очередь задуматься. Над словами Яны (... а с другой стороны... тут и думать - то не о чем... однако, надо было сделать вид...)... - давай дальше спать, и забудем этот мрачный эпизод. Так просто это не выкинешь из головы... - возразила девушка. - Ты все же попытайся, - настаивал я, - и попытайся уснуть, все же... Спокойной ночи... - Тебе тоже, дорогой... - Дорогой?.. - переспросил я. - Яна лишь улыбнулась в ответ и отвернулась. Через пару минут сон одолел её.
        Я тоже уснул, и остаток ночи прошел спокойно. Однако, проснулся я разбитым... Мне явно не хватило времени, дабы отоспаться... Наутро за завтраком кое - кто из группы отметил бледность у меня на лице... и старый повторил свой вопрос: "Макс, с тобой точно все в порядке?.. Ты в этом уверен?" - Я не знаю... Но сейчас дороги назад нет. - Отчего же, любезный? - брови старого взлетели.
        Коля потрогал мой лоб, но обнаружил нормальную температуру, чему крайне удивился. - Мне сегодня ночью приснился кошмар. - Мы это заметили, Макс, но чем он вызван? - не отставал Коля. - Если бы я сам знал... - Мне кажется, ребята, что может, мы лучше повернем назад? - произнесла Яна тихо, но так, чтобы все услышали. - Что?!. - вспылил Виктор, - ты предлагаешь нам повернуть вспять, только потому, что с Максом что - то не то?.. - Да, Виктор, - холодно ответила Яна, - я предлагаю развернуть автобус в Томск. А деньги?.. - Для тебя деньги важнее, - или жизнь, - чтобы добиться чего то более ценного?!. Чем эта поездка?.. - С одной стороны, - Виктор частично сдался, - ты права... но ведь мы теряем не сто - двести рублей, но пять тысяч!! - Ладно, Вить, давай спросим Макса, чего хочет он сам. - Похоже, мы вынуждены, последовать за ним... - Если кто не желает, - возразила Яна, говорите сейчас, пока ещё не поздно что - то изменить. - Мы готовы выслушать решение Максима.
        Все обратили взоры в мою сторону с немым вопросом в глазах.
        Я предлагаю продолжить экспедицию, - сказал я, и добавил, - а ты Яна, едва не нарушила и без того нестабильную целостность группы... Так не стоит делать. - Но - ... - Мы должны справиться со своими страхами, - произнес я. - Что ж, Макс, - произнес Антон, - доверяемся тебе, - и будем надеяться, что ты не ошибся, потому что... иначе... - Что?.. иначе... - переспросил я. - Ладно, забудем... - протянул Антон, - обстановка слишком накалена... А как ты предлагаешь её разрядить...
        Повисло давящее молчание... Другие посетители и так уже пялились в нашу сторону (я заметил это краем глаза), но продолжали разговаривать... Теперь же тишина накрыла весь буфет, целиком... Бармен спросил тогда: "ребята, у вас есть проблемы?.." - Нет, спасибо, - произнес старый, простите нас за неудобства... У нас действительно сложная ситуация, но все обойдется, я думаю... - Ничего страшного, парень, - успокоил старосту бармен, - этот отель много повидал...
        Когда мы прошли на улицу к автобусу, напряжение несколько спало, так как каждый задумался о своем, но молчание и недавний спор, невольно вызванный мной, все ещё давил на всех... Сам факт такого кошмара наложил отпечаток на всех... Ладно, если бы он приснился дома... но сейчас, в дороге... Поэтому, чтобы отвлечься от этих мрачных и пугающих мыслей, я углубился в чтение... Однако полностью сосредоточиться на книге и... забыться, хотя бы на время... не получалось... Тем паче, что Яна дважды оказывалась моей соседкой по номеру... это здесь каким боком всплыло... Я до сих пор удивляюсь самому этому факту, и почему он ворвался в мой мысленный поток... Может это неспроста?.. Я все время вслушивался в разговоры одногруппников, вполглаза глядя в книгу... Я не мог сосредоточиться... потом Яна подошла и села рядом; я увидел её краем глаза. Не отрывая глаз от книги, я в тоже время наблюдал за ней. - что читаешь, Максим? - вдруг спросила она, покажи пожалуйста. - Лавкрафта, - спокойно ответил я, не отрываясь. - Интересно?.. - Так, отдельные расс - ... этюды, более интересны... другие - менее, - монотонно
продолжал я. - Занятно... протянула девушка, - почему тебя вообще вдруг заинтересовали ужасы?.. Это было чем - то вызвано?.. - Да, наверное, - неуверенно произнес я, наверное... семейными обстоятельствами... возможно... не могу сказать наверняка... с другой стороны... вряд ли... каким образом это связано... не знаю, в общем. - Ты же вроде все время фантастику уважал?.. - Просто сейчас я потерял к ней интерес... - я продолжал говорить все тем же отрешенным тоном, - к тому же этот жанр ближе к реальности... я имею ввиду ужасы. Вон как?.. - на лице девушки проявилось неподдельное удивление, - ведь фантастика открывает больше возможности для фантазии и воображения?.. Согласен с тобой, но это для меня теперь неактуально... - Вот как... Мдааа...
        Я повернулся к Яне лицом и увидел в ней что - то, на что раньше не обращал внимания... выражение лица... и глаз... Или мне показалось?.. Я попытался отогнать от себя эту мысль... которая пронеслась в напряженном мозгу. - Что такое, Макс? - Так, ничего, - ответил я, - мысли разные крутятся... - Мы все, сейчас, в странном состоянии оказались, - попыталась спасти беседу Яна. - А я виной ему... - Не вини себя. - А скажи мне пожалуйста, - попросил я, - может это все неспроста? - Что, все?.. - Яна довольно удачно нарисовала искреннее удивление; мне же казалось, что она лукавила... - Твое соседство в номерах отелей... и "...дорогой..."... и эта за уши притянутая беседа?.. - Я беспокоюсь за тебя. - С чего вдруг?.. продолжал недоумевать я, - уж не вл - ... ччч - ч - черт... дернуло меня за... - О чем ты?.. - дугообразные брови Яны взлетели, смешно нахмурив красивый лоб. - Да так... Я начинаю съезжать с катушек... наверно... - Не надо так, Макс... - Я чувствую, что это так... - отрезал я. - А знаешь... начала Яна с другого конца, - то о чем ты начал, но оборвался на полуслове... очень близко к правде...
Причем я давно была влюблена... в тебя... - Вот как?.. - теперь очередь удивляться перешла ко мне... Я был ещё больше шокирован, когда девушка притянула меня к себе и приникла губами к моим, Мы слились в поцелуе... тогда группа затихла... - Вот даже как?.. удивился Виктор, - Яна растопила многолетний лед сердца черного рыцаря... Позже я тоже вспоминал этот случай в автобусе... Тогда жизнь обрела для меня новый смысл... Однако... Я тоже давно неровно дышал к Яне, но делал вид, что ни к кому ничего не испытываю. Я отдавал себе отчет в своих чувствах, но никогда не показывал их окружающим. Тогда, едва страсти поутихли, я продолжил диалог: - Яна, но почему ты раньше об этом молчала? Просто не было подходящей ситуации... - спокойно произнесла девушка. - А сейчас, значит, самая подходящая?.. - А ты скажи, Макс, разве в романах ужасов подобные чувства всплывают в благоприятные ситуации, когда невеста собирается за сына короля соседнего королевства, скажем, любя его, говорит ему об этом? - Не помню такого... - Вот видишь... - продолжала Яна, - все случается быстро, в кризисные ситуации, когда жизням
влюбленных угрожает опасность, так ведь?.. - Опять же, верно... - Стало быть...
        За этим диалогом я не заметил, как прошел день, и увидел за окнами несущегося автобуса только ночную темень, и луну, почти полную... она как будто неслась наперегонки с нами, обходя автобус то справа, то слева, виляя на поворотах... Круг то скрывался от взгляда за облаками, то - вновь появлялся... В салоне повисла тишина и слышно было только ровный рокот дизеля откуда - то сзади и шелест асфальта под колесами. А вдали виднелись густые и черные полосы лесопосадок, под сводами которых, дай бог знать, что творится... Лес то приближался к дороге, то снова отступал... и огромные открытые пространства, жутковато сияющие в неверном свете луны.
        Где - то к полуночи мы въехали в город, где должен состояться наш последний привал, перед поместьем, и, возможно, ещё один привал состоится в Михайловском, перед последним броском, как нам сказала Ольга Николаевна. Я даже не берусь вспоминать название города, коли у меня с географией проблемы... Только видно было, что город довольно большой и людный. Здесь также, как и в предыдущем городке кипела ночная жизнь... Молодежь сновала по улице туда - сюда... появляясь из переулков и исчезая там... Мы ехали по городу со скоростью где - то километров в тридцать - сорок в час, поэтому мы успевали разглядывать витрины, разительно отличающиеся от наших... родных... томских... Вскоре показалась неоновая вывеска, значащая, что мы приближаемся к какой - то гостинице; и видя стрелку - указатель налево, дождавшись зеленого света водитель повернул автобус налево, вслед за стрелкой. Мы проехали ещё пару километров и выехали на площадку перед гостиницей. Она называлась "У волги", видимо недалеко от города протекала знаменитая река. Мы все также организованно вышли, захватив себе кое какие мелочи пошли в здание, где
нас распределили по этажу, по двухместным номерам. Со мной как и прежде, оказалась Яна, но теперь это не явилось для меня сюрпризом... Однако же, мне было по - прежнему не до любвеизлияний... Мне очень хотелось спать... тем более после такого стресса...
        Я однако спросил Яну: - А разве нам сейчас что - то угрожает? - Давай завтра об этом поговорим, в автобусе, - пробурчала девушка сквозь сон и добавила лишь, - доброй ночи, любимый.
        Она уснула, сладко сопя. - Значит... любимый... - произнес я и тоже провалился в сон. Сон, к счастью, был спокойным, без каких - либо вообще сновидений. После легкого завтрака мы, как обычно, быстро собрались дальше в путь. Это должен был быть последний рывок на финишном отрезке. Мы ехали быстро, проезжая по маленьким городкам и поселкам... кое - где, проезжая по гравийной дороге было слышно, как камни стучали в днище автобуса, (мне вновь, как будто явился дух Провидения... он стуком камня предупреждал: Возвращайтесь все!!! Пока ещё можно!!!) Потом Яна вновь подсела ко мне: Как дела? - Ничего хорошего, - ответил я, - нууу, и плохого тоже... Сновидений пророческих не было... Уже это отрадно... - Я тебя хотел спросить вчера в отеле, - напомнил я о нашей вчерашней беседе и... вспышке... - ... а разве нам сейчас что - нибудь угрожает? Скажи мне честно. - Я думаю, что нет, - однако у остальной группы настроения иные... - Я думаю, Яна, тебе не следовало говорить об этом группе... - О чем... не следовало?.. - Я сам не знаю, что говорю... - Видишь, дорогой, тебя что - то гнетет, и я это вижу, как и все
остальные. Поделись со мной, и я обещаю, что это не будет известно никому, кроме нас с тобой. - Ты сам не свой, Макс, - вмешался старый в наш разговор, - ты не похож на себя обычного, хладнокровного... - Если бы я сам знал... - огрызнулся я, - я бы, может быть, сказал вам... Я не знаю, черт подери, что на меня нашло... Это плохо, друг мой, - попытался посочувствовать староста.
        Я до сих пор удивляюсь, как же все - таки нашей группе повезло с лидером... Порой он конечно допускает оплошности... а кто не ошибается?.. При каждой попытке отвлечься и отойти от тяжелого разговора, смотрю на унылый осенний пейзаж и меня вновь охватывают мрачные, дурные предчувствия... Так почти каждый день, кроме первого дня пути, когда этот страшный процесс, видимо, только зарождался... внутри меня... Пустые клочья земли, из которой недавно, по всей видимости вынули картофель, и другие культуры, чернели меж огромных территорий пожухлой и пожелтевшей соломы и ненужной травы. На асфальте кое - где появляются ледяные пятна... Кое - где мелькали небольшие поселки... Однако, к полуночи, или даже позднее, мы миновали схему района с обозначением "Михайловское", под Москвой, в нескольких десятках километров. Нам нужно было ещё раз переночевать в отеле, Благо впереди показался знак, предупреждающий, что впереди есть какой - то отель. "Похоже, это последний привал..." - пронеслось в моем кипящем мозгу... Отель показался через полкилометра. Это оказалось скромное здание из трех этажей, из красного кирпича
с зелеными оконными рамами. Дверь тоже была зеленой, и хрупкой на вид, двустворчатой (это может оказаться важным при определенных обстоятельствах). Автобус остановился на стоянке, возле здания и двери с шипением распахнулись. Тогда мы вышли парами и прошли в здание вслед за гидом. Она почему - то замедлила шаг и обратилась ко мне: "Тяжело видеть, как вас что - то гнетет, молодой человек. Еще не поздно вернуться. Тем паче, что атмосфера в группе накаляется..." - Я думаю, - это страх перед неизвестным порождает подобные ловушки... Однако, как мне кажется, именно я в них и погряз... Другим повезло... повезло куда больше... Мы не должны отступать, перед страхом, тем паче! - я чуть повысил голос, но тут же вернул его до обычного состояния. - Вы стараетесь бодриться, это хорошо, - продолжала Ольга Николаевна, - к тому же, одна девущка беспокоится за вас сейчас больше чем остальная группа... больше чем, даже, староста Николай. - Я оказался против своей воли в центре внимания... Мы с ней уже обсудили этот момент. Я тоже это заметил. - Что ж, бывает... А сейчас пройдите в свой номер, и отдохните. Завтра мы
будем на месте. - Спокойной ночи, сказал я. - Вам тоже, - ответила гид.
        Мы с Яной как обычно прошли в один номер, и заперлись на ночь, и легли в этот раз на одну кровать, точнее, это уже был диван, так как две кровати были объединены в одно ложе. Отделка номера соответствовала общему стилю отеля; простенькие древние обои, наклеенные, наверное, лет десять назд, антикварный шкаф, письменный стол из черного дерева стоял "лицом" к окну, за ним стоял стул, но он просто покрашен в черный цвет, однако, краска кое - где облезла, обнажив под собой пожелтевшую древесину. Справа от стола стоял ещё один такой же стул. И кровать, из подлинного черного дерева. Постель была уже приготовлена, однако, мы легли не раздеваясь. На потолке висела люстра, пятирожковая, с обычными колбами, направленными вверх, но плафоны из толстого стекла напоминали качающееся пламя свечи; не было двух совершенно одинаковых плафонов... они были неповторимы, как и мелкие язычки свечного пламени. кажется (странно, что мне запомнились подобные детали)... а дверь покрашена в темно коричневый, собственно, он по оттенку, был близок к черному. И в общем создавалось вполне благопокойное впечатление от интерьера. Я
почему - то не обратил внимание на интерьер в других отелях, где нам доводилось ночевать, а здесь... в преддверии грядущего кошмара... почти каждая крупная деталь врезалась в мою память навеки, наверное... - О чем с тобой говорила Ольга? - спросила Яна. - Да все о том же... - безрадостным голосом отвечал я, - она заметила напряженную обстановку и спросила, что же меня гнетет, что же спровоцировало такую ситуацию. - Ты можешь мне сейчас сказать, любимый, что с тобой стряслось? - Ладно... - подумал я, и сказал уже вслух, - может это и к лучшему... Знаешь, Ян, меня с первого дня терзали какие - то жуткие мысли... Однако... (потом я оборвался на полуслове...) - Что... однако? - Я думал, что это вызвано экскурсией в... неизвестность... - Ну да... если бы все было так... - Воображение всегда начинает рисовать какие - то жуткие картины, когда разум сталкивается с неизвестностью... - А потом кошмары исчезают... - Или... - я сделал паузу, - ...превращаются в ужасную реальность... - И ты этого боишься?.. - Возможно... - протянул я неуверенно, - ладно, давай спать... У меня сейчас нет сил...
        Потом Яна вновь приникла губами к моим; мы слились в поцелуе на несколько длинных секунд... потом пожелав друг другу доброй ночи, уснули. Так мы проспали всю ночь. Однако, я понял теперь, что нас с Яной связывает теперь, нечто большее, чем просто дружба и деловые отношения... От этой мысли мне стало легче... и тяжелее одновременно... Благо, что природа подарила нам ясный солнечный денек. Это несколько сбросило накал страстей... Утренний ветер вдохнул в нас свежее дыхание... и свежие силы... Теперь мы ехали по знаменитому "Михайловскому", где у многих писателей нашей родной литклассики были богатые усадьбы и родовые поместья... Водитель безошибочно определил нужное поместье... без каких - либо указателей и табличек, обозначавших хозяина... есть он, хотя бы в прошлом, или его нет... или он без имени...
        * * *
        Уже в автобусе я достал свой дневник; Нужно было запечатлеть произошедшее вчера, когда у меня, к сожалению, не было возможности этим заняться накануне...
        Выписка из моего дневника: 4 ноября, 99 года.
        Сегодня случилось нечто, точнее, вчера, в автобусе... Между мной и этой девушкой, с которой я ночую уже третьи сутки подряд... вместе... Зажглось пламя... объединившее нас... возможно, это и спасло нас в конце (забегаю вперед...) во время ужасной развязки... Я давно неровно дышал к Яне, однако, любви ещё не ощущал... но это нечто большее, чем просто дружба... между одногруппниками... Однако, позже я, как бы, забыл об этом событии (снова забегая вперед), ни я ни Яна, не выдавали вновь взаимного чувства между нами... было просто не до этого... ибо вопрос встал о выживании группы... Остальная группа тоже позабыла о том накале... который имел место быть, пока мы добирались сюда.
        * * *
        Само строение снаружи выглядело отталкивающе и мрачно... Серые фрагменты штукатурки, проглядывали сквозь участки сохранившегося покрытия, бывшего когда-то желтым... Сейчас краска поблекла, и стены стали бледно бледно - желтыми. Нас высадили возле стального забора. Черную краску которого время пощадило. Однако, ворота покрылись густым слоем пыли. Резные прутья образовывали красивые решетки встроенные в кирпичный фундамент и столбики. Что выглядит особенно красиво даже по прошествии времени...
        Сам дом был четырехэтажным, с высоким фундаментом, под жилыми этажами, и высокими стрельчатыми окнами с витражами возвышающимися над землей на добрых десять метров, под "готику". Говорили, что здесь давно уже никто не живет. И слуги даже не заходят в дом. Слуги ухаживали за садом, ещё какое-то время после кончины графа, а потом, вовсе забросили и его. Потом сад умер... Деревья высохли, и ветви которые помельче сломались и опали... Сад теперь навевал мрачные предчувствия... Он выглядел пустынно и неуютно. Только печальный ветер выл средь ветвей, подсказывая нам, вернуться, пока ещё не поздно...
        Местность вокруг дома тоже не внушала оптимизма... С одной стороны к усадьбе вплотную примыкал густой, смешанный лес, лиственных, преймущественно, пород, Под сводом леса была лишь непроглядная тьма. С другой стороны, со стороны дороги, вдалеке тоже виднелся лес, но уже хвойный. Мы приехали днем, где - то в два, или три часа пополудни... Так что нам посчастливилось избежать, парализующего волю, воя волков вдали... Где - то за лесом виднелись огни... Огни большого города. Несомненно, это Москва звала нас в свои объятия...
        - Пройдемте на задний двор, - пригласила женщина-гид, и мы прошли на задворки справа от дома, - здесь мы видим обширную застроенную территорию. Здесь содержались животные графа, собаки, лошади, рогатый скот и птица. Когда - то, при жизни графа это выглядело должным образом; но сейчас забор, отделяющий поместье от леса, сколоченный из жердей, закрывающих пролеты между стояков. Столбы сгнили и повалились, почернев, к тому же, от времени. Витек подошел к одному из столбов, и слегка поддел его носком ботинка, столб на удивление легко рассыпался и превратился в кучу трухи. Деревянные сараи тоже сгнили и покосились, но они ещё стояли. "Простоят ещё пяток лет и тоже рухнут", - сообщил Витек. "Как мы можем видеть, у господина был обширный штат служащих, ведущих хозяйство. Насколько известно истории, со слугами граф был обходителен и обходился образцово. Был вежлив, справедлив, в меру строг. Давайте убедимся в этом, и заглянем в домик для слуг", вновь дала о себе знать Ольга Николаевна. Она ждала, пока мы сами все осмотрим. Все было в идеальном порядке, чисто и аккуратно. Но сейчас на всем лежал толстый
слой пыли. Домик для слуг, видимо, тоже бросили. Но несколько позже, так как известно, что последний человек из штата служащих умер здесь, в домике для слуг убираясь только в своей каморке, до конца, и его нашли здесь же, на диване спальни. Он не убирался в остальных помещениях, когда прочие слуги покинули это место, но в своей каморке, он сохранял чистоту.
        Здесь тоже царила чистота и порядок. Как и везде. "Теперь, давайте пройдем в дом, обойдя его с другого торца. Вы видите, что дом, в целом, построен в "готическом стиле", - сказала Ольга Николаевна. Мы видели, что дом имеет три башни, если их можно так назвать, соединенные переходами, по всей высоте здания. Однако, вся сия конструкция зижделась на высокой каменной структуре в один этаж, прямоугольной формы, если взглянуть сверху. Хотя, в общем, это итак, видно, что с торца стена была короче. По углам находились небольшие башенки. С узкими высокими, заостренными кверху, окошками. И двускатными крышами, с коньком, ориентированным вдоль коротких сторон. Бойницы были квадратными с длиной стены в метр величиной.
        Мы вновь оказались перед главным фасадом. К прочной и мощной на вид, защищенной деревянной двери вело каменное крыльцо с периллами из камня же.
        Странно, что на дверях были ставни... Да ещё у такого, и без того надежного жилища. В духе средневекового замка. Ставни из толстых дубовых досок были обрамлены железными профилями п-образной формы. Гид вновь дала знать о себе: "Мы видели овчарню во дворе, и истории достоверно известно, что граф любил попалить, по воскресеньям, по крупному зверю". Потом мы обошли дом с другого торца и поднялись на высокое крыльцо и постучались в дверь огромным кольцом, Санек толкнул дверь и удивился, что она легко открылась, однако отпрянул наткнувшись на кромешную тьму, вырвавшуюся наружу, словно зверь, которого долго держали в неволе, а потом решили отпустить... Отпыхавшись и избавившись от шока Санек прошел внутрь. Мы последовали за ним внутрь. Гид в это время исчез. Мы этого не заметили сразу.
        * * *
        - Эй а где свет?! - кто-то крикнул в темноте, когда мы прошли внутрь через открытую дверь.
        Свет появился, со словами: "Выключатель возле бара. Как мы увидели,
        это говорил человек за стойкой.
        Меня зовут Борис Андреевич. Я администратор и управляющий дома музея. И бармен.
        Коля, а куда Ольга делась? - изумленно спросил Витек.
        - А куда?
        - Ее нет здесь.
        - Ольга Николаевна лишь должна была, по договору, сопроводить вас до дома. Внутрь его. Сейчас она уехала с водителем в столицу, - произнес бармен, - теперь вы предоставлены сами себе. Желаю вам приятно провести время. Будут какие-то вопросы - обращайтесь ко мне. Сейчас, пожалуйста, располагайтесь. Пройдемте за мной наверх, в подготовленные комнаты. Персонал, для чистоты ощущений, покинул поместье, окончив подготовку комнат.
        - Да уж... - пробормотал старый, - мрачноватое местечко...
        - А чего ты хотел, Коля? - с отчасти рисованным удивлением спросила Яна.
        Центральный зал был оформлен в древесном стиле, довольно цельно и красиво смотрится, при умелой отделке. По бокам комнаты, вдоль стен стояли канделябры на пять свечей - каждый. Однако сейчас горели электрические люстры, со множеством ламп, с колбами стилизованными под огонь свечи. Как мы увидим позже, такие же люстры висят в каждой большой зале.
        - На вид - довольно тяжелые... - поделился соображениями Иван.
        - Кстати, - ворвался бармен в разговор, - если что - то вам понравится, - есть возможность приобрести за наличные, как сувенир
        В фойе был бар, как сейчас помню... Под черное дерево. Равно, как и мебель, вся мебель была из черного дерева. Деревянные панели из черного дерева украшали простенки между окнами. Однако, и в предметах мебели, были элементы из золота, что вместе давало неплохой эффект.
        - Как будто тьма поселилась тут... - прокомментировал Иван.
        - Точно, Вань... - согласился Колян.
        - И мне не нравится, - подхватил Витек.
        - Жутковато здесь...
        Мы из прихожей прошли в центральный холл, слева примыкающий к фойе. Это был золотой зал с двумя рядами столов вдоль смежных стен. Столы были покрыты золотом, будучи сами, из нержавеющей стали. У одной из стен располагалось подобие сцены. Однако, её оборудовали современной аппаратурой. Посмотрели зал пошли в коридор к спальням. Помнится, мы тогда пару - тройку часов обустраивались в своих комнатах, как будто жить здесь собирались не полмесяца, а год - как минимум... Спальни, по крайней мере, моя спальня была оформлена в красном дереве... То есть, довольно неплохо... Судя по всему - это антикварные образцы.
        - До этого еще... - Санек поинтересовался у Бориса, - были ли здесь другие студенты, или туристы. И предлагались ли раньше в фирме подобные туры? И что это вообще за фирма, московская?.. Мы слышали, что предлагали всем группам на нашем потоке, и неварное, не только на нашем факультете... Однако, четкого ответа, ни на один вопрос, так и не получил, чем был несказанно озадачен... если не сказать больше, - напуган... В спальне висел портрет какой - то леди, довольно пожилой, судя по
        лицу, ссохшемуся, в частых морщинах... Но на лице играла улыбка... Радостная... Такое ощущение, что она не собиралась помирать в скорости... Однако, похоже, случилось нечто, что спровоцировало её безвременную кончину... Она была одета в белое шелковое платье, восемнадцатого девятнадцатого века... В гобеленах, гулял легкий сквозняк, отчего создавалось впечатление, что за ними что - то движется...
        После семи часов я пошел в столовую, которую нам тоже заблаговременно показали. Она примыкала к фойе с другой стороны, справа. В столовую спускалась довольно широкая лестница, уложенная ковровой дорожкой красного цвета, расшитой золотом. Столовая имела прямоугольную форму и короткой стороной примыкала к фойе. Близко к противоположной стене стоял длинный стол, на вид - мест на тридцать... Стол был застелен белой скатертью с золотым орнаментом по периметру. Столовая была также отделана в черное дерево с золотом...Стены из голого камня прикрывали черные гобелены. Вдоль стен в ряд стояли напольные канделябры, опирающиеся на три ноги, если их можно так назвать, с черными горящими свечами. Свечи располагались горкой, то есть, центральная свеча стояла выше всех, а крайние, соответственно, ниже... Но все были в одной плоскости, На потолке висели современные люстры, с лампами, стилизованными, под огонь свечи.
        На каждой из восьми люстр, в три или четыре уровня, располагалось по сотне таких "свечей". Сейчас они не горели. Горящие свечи великолепно и мрачно освещали коллекцию ружей графа. Они попарно, крест - накрест висели на цепях поверх колышущихся гобеленов. Стулья гостей выглядели золотыми, С черным обивочным материалом, похоже, велюром... Мебель была итальянской, эпохи ренессанса, с изогнутыми ножками и эллипсоидной спинкой. Кресло хозяина было таким же по стилю, но спинка стула для довольно рослого хозяина, около 1,9 метра ростом, увенчивалась лилией. За спинкой хозяйского кресла висел комплект рыцарских доспехов, похоже, тевтонского рыцаря...
        Ужинали, едва перебрасываясь отдельными фразами... Угнетала обстановка...
        К столу были поданы всевозможные вина, соки, естественно, не обошлось и без русского народного напитка... Да-да, точно, читатель... водки... Но водка была самого высшего качества, как потом вспоминали сотрапезники... Подали и пиво. Много закусок...
        Холодное предложили совместить с горячими блюдами, подавая их одновременно, ну разве что с разницей в полчаса... Никто возражать не стал. На горячее подали утку, печеную в духовке. С прилагаемым острым соусом, вроде современной аджики, вкуса добавляла и запеченная корочка утки, буровато - коричневого цвета. "Это великолепно!" - слышались приглушенные восторженные возгласы. Особенно хвалили корку... Ибо всем известно, что у печеной птицы хрустящая корочка - это самое вкусное, однако, и собственно, мясо было на высоте...
        Потом включили музыку... Какой - то ранний альбом Короля, в составе "MERCYFUL FATE", что было весьма кстати, в данной ситуации... Опять же, никто не возражал...
        После окончания трапезы мы ещё долгое время сидели в столовой, и обсуждали, что делать дальше. В итоге решили разделиться и пойти исследовать дом. То есть, мы специально не делились, просто, кто с кем, и пошли в правый отсек, исследовать коридоры. Нас заинтересовала возможность найти кабинет графа... Почему правый? Сейчас я даже не скажу уже времени прошло... ой - ей - ей - сколько... Тогда просто возник мысленный позыв. Чисто интуитивный сигнал. Мы могли пойти и налево, но не это сейчас важно...
        Во множестве запутанных коридоров несложно было заблудиться, к тому же , если оформлены они идентично друг другу. На стенах висели бесконечные ряды портретов. Я прогуливался по коридорам один, без компании. Встречая на пути одногруппников кучками, прогуливающихся. Окон на улицу не было, коридор был глухим, что затрудняло ориентацию в доме. Часто попадались лестницы, то вверх, то вниз. Освещения там не было, но и бояться было нечего, поэтому я без опасений спускался глубже и глубже... Однако, пока не зеаблудился, я решил вернуться наверх, из холода подземелий... и подождать кого - нибудь. Я встретил Яну со старым и ещё некоторых, возле лестницы, которые толкались возле лестницы, и судя повсему, слышали мои шаги.
        На их лицах проявилось легкое удивление, когда они увидели меня, поднимающимся из подземелий.
        - Вы же не хотите сказать, что перепугались до смерти, - попытался пошутить я, - ну же смелее...
        - Как раз, хотим... - перебил меня старый, - мы слышали шаги, глубоко внизу...
        - Я так и думал... - заключил я мысленно, - испугались, как детишки привидений... - И добавил, уже вслух: "Я думал, поразумнее будете..."
        - А что ты прикажешь подумать... когда услышишь непонятно откуда взявшиеся шаги, откуда - то внизу?... - прокомментировал Андрей... - Что бы ты сам подумал?...
        - Не знаю... - протянул я.
        - Ну вот, видишь?... - подытожил Виктор.
        Везде, по коридору... Ребята натыкались на запертые двери, и обманки... Время близилось к полуночи, когда мы, пройдя очередь, из бесконечного множества поворотов, обнаружили справа, черную дверь, странно приоткрытую... Колян заглянул внутрь, но кромешная тьма не позволила ему что - либо разглядеть... Потом я подошел к проему, пугающе чернеющему в бесконечный коридор, и тоже ничего не увидел. Я попросил спички, или зажигалку, не высовываясь обратно... Тотчас на руке почувствовалась тяжесть и металлический холод зажигалки. Я зажег её и пронес во тьму... "Что - то, теперь можно разглядеть" - подумал я, и открыв дверь прошел внутрь. Вдоль двух стен виднелись напольные подсвечники, покрашенные в черный цвет. И полки... бесконечные... книжные полки... Правда бесконечность эта, упиралась в стену... У вошедшего сюда в первый момент, создается иллюзия бесконечности книжных полок, которая потом рассеивается... Что - то скрипнуло - я резко развернулся на каблуках... Кресло медленно поворачивалось... На кресле сидел... труп хозяина... Он уставился на меня своими стеклянными глазами, и спросил, спокойно так,
дружелюбно даже: "Чем могу быть полезен, любезный гость ?.." ... и предложил сигарету... Я в шоке застыл на месте, выронив из рук зажигалку... Придя в себя, через секунд пять, наверное... Я с диким воплем, и маской ужаса на лице пулей вылетел из помещения...
        Я не видел что творилось за спиной, не помню, даже , что выбегая захлопнул дверь, Только услышал, как нечто. Когда - то, очевидно, бывшее графом, дико и безудержно захохотало... Так что эхо разнеслось едва ли не по всему дому... Я забежал за угол, подальше от кабинета, И остановился... Нужно было перевести дух...
        Я тяжело дышал минут пять, постепено приходя в себя... Мало - мальски отдышавшись я позволил, или лучше сказать, - заставил себя вернуться к группе...
        - Вы слышали это? - был мой первый вопрос.
        - Такое не услышать!!! - засмеялся Иван...
        - Довольно, Иван! - оборвал его старый... Там похоже, что - то случилось...
        - Что там могло случиться?... - еле сдерживая смех произнес Ванек.
        - Хватит, - я сказал, - повторил Колян, и погрозил Ивану кулаком...
        - Ладно... Я молчу...
        - Макс, что там стряслось?.. - объясни, что тебя так напугало?.. - не отставал старый.
        - Этот смех... Сатанинский... Вы слышали его?..
        - Такое не услышишь... - повторил Витек... - Приснится, так и не проснешься утром...
        - И труп... Хозяин си-си-сид-д-сид-д-дел в - в - в к-к-крес-с-сле... и п-п-пред-д-л-л-ложил мне с-с-с-сииг-г-г-гаа-ретт-ту... - заикаясь произнес я... Дальше вы все видели...
        - Нуууууу... - протянул Колян, - видеть - то видели...
        ... Но не узнаем причину этого... - закончил я мысль за Кольку...
        Мы прошли в кабинет, уже вместе... Яна зажгла свечи вдоль стен, стало немного светлее. Теперь можно было разглядеть кабинет. Стол был массивным и покрашен в черный цвет.. Вдоль краев находился бордюр на резных опорах. По углам лежали какие - то книги... изъеденные молью... По всей видимости, они лежали здесь ещё от графа, когда он последний раз читал их... Но кое - что ещё можно было разобрать, если внимательно всматриваться... Текст был едва заметен. На потертой и побледневшей бумаге.
        Книги на полках выглядели целее, по крайней мере, корешки... Так как стоят они плотно, хотя.... За это время они могли даже высохнуть... и рассыпаться в пыль... так и не будучи читанными. Я прошел за стол и сел в кресло, где некоторое время назад сидел... труп хозяина... По крайней мере, так казалось мне... Cправа на столе в стальном кожухе стояла стальная же кнопка для вызова слуг. Так что граф в любой момент, в течении дня, мог вызвать слугу, чтобы тот принес, например, чашку горячего чая, или кофе. Я сделал вид, что нажимаю на нее, и шутливым голосом прошу: "пожалуйста, чаю, гарсон"... Ребята иронично ухмыльнулись... Кое - кто... но шутка не осталась незамеченной. Я подержал в руках, оказавшиеся довольно увесистыми для своего возраста, тома... потом я вышел из - за огромного стола и направился к остальным, осматривать библиотеку графа... Собственно, что я там увидел, увидеть никак не ожидал...
        Я достал первый попавшийся экземпляр в коричневом переплете, с заголовком, тесненным золотом, и золотыми полосами... Похоже, этой книге, много уже, не только лет... Но и не одно столетие... Такие книги не делали уже в восемнадцатом - девятнадцатом веках... Это был какой - то поэт древности, судя по расположению текста, в строфах и по его построению. Буквы латинские, но язык на латынь не похож, может какой - нибудь, испанский, или скандинавский, или ещё какой. Поставил книгу на место, достал ещё одну, похожую по оформлению. На этот раз оказалась проза, похоже старорусская... Потом поглядел ещё кое - что. На очередном фолианте я запнулся. "Господь Всевышний!" - подумал я, Лучше бы я взял соседнюю книгу... Я держал в руках пресловутый "Некрономикон", о котором я был несколько наслышан... Да - да, это был тот самый "НЕКРОНОМИКОН", авторства Абдулы Алхазреда... Хоть язык был латинский... Значит, с помощью словаря я смог бы прочесть похороненные тайные знания древних. Я спросил группу, знает ли кто - нибудь латынь, хоть чуть - чуть. Иван взял книгу у меня из рук. Я передал её в закрытом состоянии. Иван
произвольно открыл том и попытался прочесть фрагмент, после чего с расширившимися зрачками поспешил захлопнуть его...
        - Ч - ччерт!... - ругнулся Иван еле слышно.
        Потом что - то случилось... По комнате просвистел порыв ветра... Сквозняк приподнял занавеси на окнах, и гобелены... Потом все стихло, так же неожиданно... На этот раз все стояли в замешательстве... Страх сковал нам уста и мышцы, никто не мог шевельнуться... Комната наполнилась гробовым молчанием, и когда шок прошел мы поспешили покинуть комнату. Мы вышли из кабинета, и Иван вновь попросил у меня книгу, которую до этого вернул мне. "Дай - ка, я ещё разок взгляну" - спокойным, таким, тоном произнес он. Может, мне померещилось... Все улыбнулись.
        - Я бы его сжег, - нейтральным совершенно голосом произнес Иван.
        - А я давно хотел прочесть его, - возразил я.
        - Это, тебе, не обычный дешевый романчик, который прочитал и забыл... - Иван повысил голос, и едва сдерживаясь добавил, - такие книги не читают вечером... за чашечкой чая... Это книга по черной магии! Пойми ты наконец!!
        Я с изумлением уставился на Ваньку.
        - Это черная магия, - повторил Иван.
        - И мы не хотим тебя терять, - вставил Колян, - каков бы ты ни был!
        - Как это ни невероятно, - продолжал Витек, - и в это невозможно поверить, но без тебя, Макс, группа, как без лица....
        - Это странно, но это так, - подтвердил Иван, и добавил, - неужели ты этого ещё не понял?!
        - Я этого не замечал, - огрызнулся я, - за маской уважения одни шуточки и лесть...
        - А кто - то говорил, что ему это безразлично... - вмешался Игорь.
        - Да, это так и есть, - ответил я. - Я на это не реагирую эмоционально, просто делаю вывод об истинном отношении группы к моей скромной, хе - хе, персоне... Потому что я абсолютно контрастирую с группой... В одежде... в поведении... В образе мыслей... В общем... во всем.
        - Потому и ценен... - вмешался в разговор кто - то из девчонок. - Я не стану говорить, чтобы ты, там... нравился кому - то из нас, хотя это и не исключено...Но тем не менее. Это как я поняла, может показаться тебе лестью, а ты её не любишь...
        Я нашел, взглядом, говорившую. Ей оказалась Иринка... и мысленно её поблагодарил.
        - В конце концов, я не являюсь, совсем уж неподготовленным читателем... Я представляю, о чем там будет вестись речь... Я прочел всего Лафкрафта, что был у меня на руках... Но... черт его знает ... сколько ещё у него неопубликованных вещей... Но во многих его рассказах обязательно присутствует ссылка на эту книгу...которую я сейчас держу в руках... Вы не находите это чудом, мой друг?..
        - Я почти поверил в существование этой ужасной книги... - я тогда сказал это старосте, Коляну... - Если очень во что - то верить... То так обычно и случается... Или... появляется вещь, в существование которой очень веришь... Так и случилось... в этот раз.
        Верно, - Коляну ничего больше не осталось, кроме как согласиться...он тогда добавил, - ты сам об этом говорил, помнишь?..
        Я - то помню... А, Ладно... неважно... - Я тогда замял конец фразы... И продолжил, - но моя рациональная часть не позволяла мне поверить в Тайну НЕКРОНОМИКОНА до конца... И я ещё колебался...
        Я сомневался в подлинности книги, даже держа её в руках, но неподдельный испуг, даже ужас... в глазах Ивана красноречиво разорвали сомнения в пух и прах...
        - А с другой стороны, Ванька прав... - Я не мог не признать его правоту...
        - Мы знали, Макс, что ты достаточно умен, чтобы понять это... вмешалась Яна, - давай договоримся, что ты больше не притронешься к этой книге... - Лучше будет, если ты поклянешься в этом, как и мы со своей стороны, если тебе легче будет...
        - Но это свяжет меня...
        - Ничего... Переживешь... - попытался вылечить Витек...
        - Я попрошу Бориса сегодня же сжечь книгу... Публично, во дворе особняка, - подтвердил Иван.
        - До - го - во - ри - лись... - Едва сумел произнести я... - Судя по твоей реакции, это лучший выход из ситуации...Лучше всего ликвидировать эту книгу сейчас, пока она ещё не натворила бед... "Грандиозных бед" - подумал я, но не сказал вслух.
        Дослушав до конца, Иван пошел один наверх, просить Бориса сжечь книгу...
        Мы пошли по своим спальням где - то, во втором часу пополуночи...И в два часа, по крайней мере, я уже спал... Помню, довольно крепко... когда где - то в три часа (...я потом глянул на часы...) я мгновенно проснулся от ужасного пронзительного вопля... Он длился секунд пятнадцать.... И стих столь же неожиданно прекратившись... Я попытался уснуть вновь, но сон уже не шел... Я слышал, как в коридорах воцарилась паника... Слышался оживленный топот множества пар ног... Когда я собрался одеться и выйти, посмотреть что там происходит, когда увидел что одет... По всей видимости, я упал в постель в одежде, даже не заметив этого... Я вышел в коридор, первое, что я увидел, это Женя, кажется, с испуганными, навыкате, глазами пронеслась по коридору, шлепая босыми ногами по полу, направо. Потом Витек, увидев, что я тоже выглянул, подошел к моей спальне.
        - Что тут случилось? Ты слышал? - спросил он, подойдя поближе, - этот крик?..
        - Я?.. Ах д... - протянул я спросонья...
        - Девчонки, как ума сошли... Носятся по коридору...
        - Ааа... ты про них?... - спросил я, - Должен признать, я тоже здорово перепугался... Я подпрыгнул в постели, и завопил, но не так громко... хе - хе... - Я подумал, что кошмар приснился...
        - Я тоже... - согласился Витька... - Знаешь, Макс... Похоже... это только начало...
        Подошел старый... "Как дела, парни? "- спросил он, - тоже слегка напуганный... - Что это было?..
        - Если б мы сами знали... - протянул Витька.
        - Ладно... пойдем в гостиную, - предложил старый. - Все, наверное, уже там... Пьют чай...
        - Мне бы тоже чашечка не помешала... - согласился я, - но не чая, а кофе... крепкого...
        Я запер спальню, и мы втроем пошли вниз. Моя спальня находилась посередине коридора в левом крыле, на втором этаже. М вышли по коридору, когда что - то мелькнуло в воздухе, как будто пронеслось над нами и исчезло позади.
        - Вы видели это?.. - спросил я.
        - Что? - откликнулся старый.
        - Гобелены... на стенах... - неуверенно, вполголоса, произнес я... Они шелохнулись...
        - Тебе показалось, Макс. - Ответил на это Витька.
        - Я тоже... что - то заметил... - возразил старый.
        - Вы что, свихнулись?!. - Разом?!.
        - А ты - нет?.. - брови Коли изумленно взлетели.
        - Да что вы в самом деле?!. - начал закипать Витек.
        - Ты можешь оказаться первой жертвой случая... - или.. дома... И не поверишь в это даже тогда?!.
        - Ладно, парни... мир... - Витек вынужден был ретироваться...
        Он понял правоту старого, да к тому же был один...в своем скептицизме... Отойди мы, куда - нибудь... И с ним что - нибудь может стрястись... Как, впрочем, и с любым из нас...
        Или, кто - нибудь один... отойди он, хотя, по нужде... и уже нет гарантии, что он вернется...Мы погрузились в размышления и шли на автопилоте, каждый - в своих размышлениях...
        Я краем глаза заметил какое - то движение.... С потолка на толстой веревке, в петле, упал нам в лицо скелет... Витек закрыл лицо руками... !!! - и закрыл лицо руками, за мгновение до удара... но его не последовало...
        - Кто - нибудь видел это?!. - спросил Витек, малость отпыхавшись...
        - Это между нами, Вить, не беспокойся, - заверил старый.
        - И что здесь случилось?!. - недоумевал Виктор. - Оно упало прямо на меня... и я не почувствовал удара... это как понимать?..
        - Не знаю... - вмешался я. - Мы вообще, сегодня до гостиной дойдем, а?..
        Я начал выходить из себя. И предложил ускорить шаг. Когда мы пришли в гостиную, народ уже заканчивал трапезу.
        - Вы где потерялись, ребята?.. - попыталась пошутить Лера, - Мы уж думали... вы сгинули без следа... (...Она изобразила на лице отчаяние и испуг...).
        - Помните, - спросила Инна, - как мы отнеслись к этим россказням?..
        - Ты это о чем? - спросил в недоумении Коля. Это Виктора касается... - ответила Инна... - Кто тут, у нас, самый скептик, а?
        Яна, как истинная хозяйка, налила нам чаю и пододвинула поближе небольшое блюдце с печеньем.
        - Мы все сочли россказни гида бредом, так? - продолжала Лера, сейчас этот бред происходит... реальнее некуда...
        Этой ночью мы уже не спали. И разговор зашел о недавнем инциденте. Староста взял шефство в свои руки.
        - Борис.... Как вас... по отчеству?.. не помню.. У вас здесь есть какие - нибудь чертежи, документация по планировке здания, ещё что нибудь, о технических и архитектурных особенностях дома?
        - Не нужно этого официоза, молодой человек, хорошо?... - попросил бармен. - давайте упростим друг другу жизнь... Тем более когда встал такой вопрос. Я, для всех, просто Боря, или Борис, если кому - то так больше нравится... Нет, Коля, здесь ничего нет по проекту дома. Если что - то и есть вообще по нему, то надо искать в столице.
        - Вы догадываетесь, Борис, я полагаю, как и вы, что звук, точнее, этот крик доносился откуда - то снизу... так?
        - Похоооже... - согласился бармен. - И что?
        - Нашей задачей сейчас стоит выяснение источника звука. Потому как он может повториться и в следующую ночь... Тогда мы все издохнем от истощения... как мухи.
        Мы просто не сможем спать, - вставил Игорь, - от ночи к ночи... организм истощится и придет в негодность.
        - Тоже верно...
        - Тогда, Борис, Мы должны совместными, всеобщими усилиями, организовать решение этой проблемы. Так? Тааак. Значит, в первую очередь мы должны найти спуск в подземелья... Которые, видимо, тайно существуют.
        - Опять же верно.
        - Тогда, раз мы здесь пришли к согласию, давайте двигаться дальше. Похоже, здесь следует привлечь фольклор и... как это ни странно... кинематограф. Как обычно происходит в кино... На основе тех моделей, можно будет простроить и нашу дальнейшую модель поведения...
        - А есть лица, кто может что - либо, сказать по этому поводу? спросил Борис.
        - У нас Макс имеет довольно обширные сведения в этой области.
        - Тогда, - согласился бармен, коли у нас нет другого выбора... И все столкнулись с такой ситуацией... прямо киношной... впервые, то вам слово, молодой человек.
        Я тогда поднялся со своего кресла в углу. Я изложил все, что мог по этой теме, Мне до сих пор не верится, что мы искали выход на основе киносценариев... по аналогии...
        - Мы знаем, - начал я издалека, - что готические романы повествуют о приключениях одиноких героев по древним замкам... Где, как правило, темно, и лишь факелы на стенах не дают тьме сомкнуться над головами путников. Но местами тьма бывает абсолютной, в потайных уголках замка, где гостя ждут смертоносные ловушки... Когда он один, и чувства обострены, но он не может быть начеку постоянно... И когда исследователь устает и расслабляется... тьма атакует его... со всей яростью... Главным условием нападения темных сил, назовем их так, является то, что их жертва одна, без попутчика... И поблизости никого нет...Это главное. Есть и другие моменты. Но они менее существенны, и будут скорее мешать, нежели помогать.
        - А все же?..
        - Те детали действительно малозначимы, а гораздо важнее этот момент. - ответил я, и продолжил, - Из этого следует, что никто не должен оставаться один.
        - Есть ещё один момент, - вмешался Иван, - книга, которую Макс, случайно нашел, её нужно уничтожить. Она прямо источает зло... Борис, вы не читали ее?.. Хотя... вы... наверное, и не заглядывали... на книжные полки... Это "НЕКРОНОМИКОН", книга тьмы и мертвых... И мы должны её уничтожить, пока не стало слишком поздно.
        - Это точно. - подтвердил старый, когда Иван прочел фрагмент, произошло что - то странное... Под гобеленами, как будто пронесся сквозняк... Хотя... ему неоткуда было взяться, в принципе... Сквозных окон поблизости не было. А в комнате окна были законопачены идеально...
        - Мы все это ощутили, - подтвердила Ирина.
        - Хорошо, - пусть так. - Но сегодня мы уже ничего не сможем сделать...Давайте дождемся рассвета и сожжем том, - предложил Борис, и добавил: "А сейчас давайте, все же попытаемся ещё разок вздремнуть здесь же, в гостиной... Думаю, здесь до конца ночи с нами ничего плохого не случится".
        Мы разошлись вдоль стен, и расположились, кому как удобно... За окнами ещё царила тьма, но на востоке уже забрезжил рассвет. Шел шестой час второго дня нашего пребывания в имении.
        Выписка из моего дневника...
        День второй. Семь часов утра. Вчера был кошмар... и всеобщий переполох из - за какого - то вопля в ночи, откуда - то снизу... Группа сходила с ума, за исключением редких людей, кого лихорадка ужаса затронула не столь основательно... Я не вошел в их число... Витек держался относительно бодро... Но и на нем сказался этот ужас...Хоть и не в той мере...
        Но слава богу, все живы... Сколько ещё это продлится, я не знаю... Грядет нечто ужасное... И в самых худших вариантах... мы все можем погибнуть...
        5 Ноября,1999год.
        Я проснулся тяжело... помню, меня , даже будили... Только, не помню, кто... Народ собирался завтракать. Тут же, в гостиной... "Похоже, Яна, решила взять на себя роль домра-... или только официантки..." - подумал я едва проснувшись мало - мальски... Яна суетилась возле импровизированного стола, заваривая кофе и готовя тосты... Коля ей помогал... нееет. Безо всяких скрытых намеков... как может подумать читатель...
        За завтраком Борис обратился ко мне, - "Как вы обнаружили эту книгу?" Я тогда не сразу нашел что сказать, поскольку не ожидал такого вопроса. Однако потом, придя в себя, сказал, тут же, за завтраком, что обнаружил её совершенно случайно...
        - Я не рассчитывал найти здесь "НЕКРОНОМИКОН"... Сначала я наткнулся на какую - то лирику, потом попался под руку ещё ряд молопривлекательных книжек... Потом я выудил, откуда - то сверху, эту злосчастную книгу... Кабы я знал, что наверху такое чтиво... Хотяяя... даже не знаю... - потерялся я, - возможно, это, усилило бы мое любопытство... Теперь гадать бесполезно... Само название, книги, или легенды, которые, возможно, дошли до ваших ушей и рук... ничего не говорят?
        - Нееет, - пустым голосом протянул Борис. - Ничего...
        Тогда... - ответил я на это, - почитайте её как - нибудь, вечерком...
        - ...Или лучше, ты, Ванек, расскажи Борису, что - нибудь из того что ты успел прочесть - перебил меня Колян..
        - Извините, что я рассказываю об этом во время трапезы... - начал Иван, - но, похоже, я вынужден сделать это сейчас...
        Он начал рассказывать то, о чем успел прочесть, и видно было, как у всех нас начали электризоваться волосы...(...Я не стану говорить это здесь и сейчас, потому что, то, что я услышал, лучше забыть... я так и сделал...). Он повторил мой сбивчивый рассказ о призраке, явившемся мне... который ни капельки не рассмешил Бориса. Хотя я ожидал, что он станет смеяться над байками о привидениях...
        - Ладно, ребята... - сказал Борис... - Похоже, положение серьезное, в самом деле. Мы должны, что - то решать с этим... Сейчас, пойдемте во двор и сожжем это творение...
        Андрей развел довольно большой костер, это заняло у него около часа. Позже, когда огонь уже хорошо разошелся...
        * * *
        Снопы искр взлетали в небо и слышался ровный, уютный треск костра... Мы ещё какое - то время сидели у костра и грелись, когда бармен предложил бросать книгу вагон. Колька бросил книгу в огонь, глубоко, в эпицентр очага... Однако, случилась вещь, от которой у всех поползли по коже мурашки...
        Пламя шипя потухло, оставив, после себя, ещё дымящееся пепелище... и не - тронутую пламенем, книгу... Перед этим пламя угрожающе зашипело, грозя вот - вот погаснуть, и от книги отделилось странное зелено - серо - синее, что ли, облако... которое вначале, оставаясь неправильной формы, секунд за пятнадцать - двадцать, пре - ... оформилось в нечто похожее, на лицо графа... сохраняя свой цвет... После оно заговорило:
        "ВЫ НИКОГДА НЕ СОЖЖЕТЕ КНИГУ!!!
        И НЕ УНИЧТОЖИТЕ ЕЕ КАКИМ - ЛИБО ИНЫМ СПОСОБОМ!!!".
        Затем голова засмеялась... жутким, безумным смехом... Он длился, секунд, наверное, десять... но за это время нам захотелось провалиться сквозь землю.... Только бы не слышать его... Голос стих, и облако столь же неожиданно метнулось к книге, и слилось с ней... Все были в шоке...После этого с запада молниеносно, с небывалой скоростью принеслись облака... Точнее сказать, - плотная пелена черных, грозовых туч, закрывшая небосвод черным одеялом, хотя только что было ясно и солнечно, и дул легкий ветерок... Началась страшная гроза...
        Шквальные порывы ветра швыряли головни и поленья, лил ужаснейший ливень... Борис перекрикивая вой ветра прокричал, чтобы кто - нибудь хватал книгу и бежал в дом. Мы наперегонки понеслись в дом. Книгу захватил Иван... Видно было, как от раскатов грома дрожали стекла... В какой - то момент, одно из стекол треснуло... Трещина пошла в рост, и вскоре преодолела длину стеклины... Расщепив её, таким образом, на две половины...Стекло вылетело из рамы наружу...Молния ударила совсем рядом, едва не поразив дом.
        - И что будем теперь делать? - спросил Игорь. - Какая - то дрянь, аки джинн из бутылки.... Появляется, и нагло, так заявляет, что, дескать, нам не под силу разделаться с книгой... Где такое видано?!. В голосе Игоря слышалось отчаяние... - Мы, наверное под - ...
        - Заткнись! - обрезал Иван. - мы будем сражаться с кем бы то ни было...
        Откуда - то под потолком, раздался, поначалу. Тоненький, потом, набравший силу, хохот... И от одного из портретов под самым потолком отделилось нечто, похожее на облако... но с лицом графа. Силуэт, громко хохоча, спустился ниже и издевательским тоном спросил, вкрадчиво, так...
        - Совещаемся... Как избавиться от страшного хозяина, который не дает покоя по ночам... - Губы на лице призрака растянулись в подобие улыбки...обнажив белоснежные зубы...А в глазах полыхала ненависть...
        Мы все застыли в шоке... А на лицах, как картинка, на снимке поляроида, проявилось выражение несказанного ужаса...
        Я знаааю... Вы боитесь меня, и вы умрееете!!! - Крикнул дух. - Вы все подохнете, как мухи!!! По одному!!!
        Его вопль перешел в сатанинский хохот...Силуэт исчез... поднимаясь обратно, под потолок... Он наконец, слился с портретом. И только тогда, когда он исчез совсем, мы решились перевести дух... Только наш покой нарушила ещё одна вещь, от которой нам стало не по себе... Портрет, в громоздкой, на вид, раме, с грохотом сорвался со своего места на стене, и рухнул на пол. Эхо от звука падения разнеслось по пространству пустого дома... Рамка, действительно, оказалась громоздкой, но ещё и тяжелой, вдобавок...Андрей подошел к упавшей картине, посмотреть, что за портрет упал. Рама от падения с достаточно большой высоты, сломалась, и высвободила холст. Андрей поднял его осторожно, опасаясь подвоха, уже поняв, с кем... или, с чем... имеет дело... Он посмотрел сверху на рисунок, но увидел, лишь, как у нас глаза полезли из орбит, подняв глаза... Посмотрев вниз, он увидел на полу лужу... из стекшей краски... Она образовала лужу непонятного цвета, элементарно стекши с холста на пол... У Андрея тоже брови взлетели вверх, а на лице снова проявилось то же выражение... испуг, смешанный с удивлением...
        - Что все это значит? - вопрошали его глаза. - Кто - нибудь мне объяснит, что здесь происходит?
        Последнюю фразу Андрюха произнес во всеуслышанье. Он выронил холст на ноги, отчего на обуви образовалось пятно... И её осталось только выкинуть, или покрасить. Он предпочел второй вариант, благо, что лак для обуви взял Витек, несколько, бережнее, ухаживающий за обувью.
        - Люди... - Я начал обращение, когда ошарашенный Андрей вернулся на место за общим столом (...мы сидели в столовой и пили чай когда призрак появился в доме...). - Мы должны все же найти выход ... эээ... или вход... в подземелья... И источник того вопдя, что мы слышали сегодня ночью... Как вы на это смотрите?
        - Этот вопль раздался неслучайно... - предположил Андрей... - Я согласен с Максом в том, что мы должны выяснить его источник... несмотря даже на этого духа.
        - Эта идея - не из лучших, - проговорил Коля, - но я не могу не согласиться с Максом... Звук шел снизу... Как пить дать...
        Витек попросил ещё чаю:
        - Яночка, будь добра... можно ещё чаю?
        - Да, мой лорд, - улыбнувшись произнесла девушка и пошла за чаем к столу. Подсуетившись пару минут на кухне, девушка принесла новую порцию заварки, которая полностью разошлась по чашкам и ей самой, для себя, пришлось вновь идти за чаем.
        - Итак... - начал старый издалека... - нам известно, что жертвы находят свою смерть в таких местах в гордом одиночестве... - подчеркивая ироничность сказанного, Коля хмыкнул.
        - Тогда, - встал я со словами, - есть ещё вариант, разбивка на пары, Или тройки...
        Староста пересчитал нас получив восемнадцать персон, из всей группы. Не считая Бориса, как администратора музея.
        - Теперь я скажу свое слово. - сказал Борис. - Я полагаю, что каждая определенная команда пойдет в разных направлениях, в поисках пути, ведущего в катакомбы. Но пойдут не все сразу.
        - А как?.. - спросил обеспокоенный раскладом Игорь. - По очереди, что ли?
        - Да, именно, друг мой... - ответил Виктор. - Нельзя оставлять Бориса одного, ибо, он в первую очередь подвергнется атаке, в наше отсутствие... так? Так... Значится, тогда... уходят, максимум, две команды. Одни идут в правое крыло, другие.. соответственно - в левое... Я и Игорем и Иваном пошел в левое крыло... Нам почему - то показалось, что вход в катакомбы окажется именно там... Сейчас я даже не скажу.. почему... Ванек предложил пойти в левое крыло... Другая команда, Виктор, старый и Андрей пошли направо. Мы долго блуждали во тьме... осве-... нет... нарушаемой лишь светом редких факелов в нишах между сплошными гобеленами, закрывающими, видимо, голые стены...
        Мы долго шли молча, и думали, каждый о своем... Пока Игорь не нарушил молчание...
        - Не нравится мне эта тишина... ребята...
        - Что ты хочешь этим сказать, Игорь? - спросил Иван.
        - Кажется мне... - ответил Игорь, - что - то случится... Или с нами... или с той командой...
        Я краем глаза заметил какое - то движение... Как будто сквозь... нет... между.. стеной и гобеленами что - то пронеслось...
        - Мы здесь не одни... - обратился я к друзьям. - Но пока бояться нечего... Может быть, мне показалось... - Ниче себе... показалось... возмутился Игорян. - Я чуть в штаны не наложил... А когда кажется... знаешь, что говорят... Креститься надо. Вввот... - В конце концов... нас несколько человек - вмешался Иван. - Так, что вряд ли с нами что - то случится... Я думаю, что могу за это поручиться. - я произнес это скорее вполголоса. - Ладно... Мы отвлеклись, идем дальше. - предложил Иван...
        В следующий момент мы вздрогнули, так как услышали пронзительный визг, кого - то из девчонок, эхо которого, долетело и до нас... В следущий момент, судя по звуку, упало что - то громоздкое... Послышался во внезапной тишине хруст ломающихся костей... - Похоже... кто - то ранен... прокомментировал с грустью в голосе Иван, - или даже... погиб... - Не говори так, Вань... Нам сейчас не до этого... - прервал его Игорь. - А что, если, это правда... - возразил Ванек, Мы не должны закрывать на это глаза... Только потому, что это неприятно слышать...
        - Он прав... - согласился Игорь неохотно... - но от этого не легче... - Пойдемте посмотрим. - предложил Иван. - Нам надо найти ход. Ты забыл? - оборвал его Игорь... - Надо побыстрее убираться отсюда... Именно поэтому... я хочу побыстрее найти этот чертов ход...
        Я вновь почувствовал что - то странное... Движение воздуха было бы самым разумным объяснением... Однако, то, что случилось дальше... заставило наши челюсти упасть до пола. Справа от нас и чуть впереди, от одного из портретов отделился какой - то силуэт, он пронесся назад.. туда, к холлу, видимо... Игорь оглянулся назад и поспешил вернуться в обычное положение. Силуэт обрел черты графа, и захохотал своим безумным смехом... От которого нам стало жутковато... если не сказать больше...
        Мы спускались все глубже, и запах плесени преследовал нас неуклонно, лишь усиливаясь.Слышался звук ритмично, через одинаковые интервалы времени, падающих капель откуда - то с потолка...
        В темноте я кое - как разглядел какое - то углубление в стене. Факела рядом не было, к сожалению, так что, мы оказались вынуждены двигаться на ощупь... ощупывая стены руками. Я ощутил какую - то странную пустоту на своем участке стены и позвал ребят: - Смотрите, парни, Я кажется нашел какую - то нишу... - произнес я вполголоса, как будто, боялся, что меня могут услышать... нееет... друзья... стены... Надеюсь читатель поймет мое состояние в тот момент... - Здесь пусто...
        Я повел рукой вверх, но выше, чем на метр, пустота не простиралась... - Игорь, - попросил Иван, - посмотри факел поблизости... Минутку.
        Я обернулся и увидел, что Игорь уже нес факел к нам... - Быстрее... торопил Иван... - Сейчас секунды на счету... - Не торопи его, Ванек, попросил я, - не надо преувеличивать опасность...
        Игорь принес три факела, хотя достаточно было бы и одного, ну да ладно... Мы, разорвав завесу тьмы, ставшую здесь за годы почти плотной, И освещая пространство перед собой, разрывая тенета, наплетенные пауками, медленно пошли вперед... Мы осматривали каждый камень... каждую пядь поверхности, пока Иван не нарушил тишину вновь:
        - Смотрите... - он указал на нечто, похожее на дверь... - Наверное, это здесь...
        - Хорошо бы...
        Иван поднес факел к двери. Огонь факела осветил посыревшую дверь из широких, и наверное, толстых, дубовых досок... Дерево от сырости и времени почернело, и покрылось пятнами плесени, серо - бело - зеленого цвета. Железо было, явно, уже ржавым... Однако, как часто бывает... внешность оказывается обманчивой... Так случилось и в этот раз... Дверь была довольно прочной... и не рассыпалась от средней силы удара ногой, как предполагалось... На двери висел огромный амбарный замок, тоже проржавевший...
        - Придется взламывать... - поделился соображениями Иван... Без лома здесь и делать нечего, - причем... без здорового.... В три - четыре сантима толщиной...
        - Да уж... похоже... - передразнил Ваньку Игорян.
        Мы пошли к остальным, с докладом о результатах экспедиции. Мы шли и отмечали путь, делая отметки на плане, который нам удалось составить, пока мы блуждали... Мы то опускались глубже, то снова приближались к поверхности... Снова возвращались... снова искали путь глубже... Исследовали лабиринты коридоров, чтобы отметить их на схеме. Мы шли в полном молчании и так и не проронили ни одного слова, пока не поднялись на свет божий... Время близилось к вечеру... Мы вышли к своим и отрапортовали, что нашли дверь.
        - На вид, - начал Иван, - ей лет сто... И туда... похоже... все это время ни разу не заглядывали.
        - Видимо, так... Ванек. - согласился Игорь.
        Больше никто из нас ничего не сказал, пока мы не дошли до остальных. Которые уже были в сборе... Но толпильсь вокруг кого - то из наших...Они нас сначала не увидели, а только, когда мы подошли поближе, Ьорис оглянулся:
        - А... Вы пришли...
        - Вроде... живы... - сострил Ванек.
        - А у нас тут труп... - как бы невзначай, сказал Витек. - На Саньку, при всех, упала люстра в зале...
        - Она висела довольно прочно, и падать, вроде, не должна была...
        - Однако же... упала... - подытожил Андрей. - Плохо дело... Похоже... - хозяин начал выполнять свое обещание... - с грустью в голосе протянула Ирина... - И что нам теперь делать?... - этот немой вопрос повис у всех на устах...
        Борис решил озвучить его - таки: - И что нам теперь делать?... Кхм... - кашлянул Игорь, - Борис, мы нашли дверь... Мы отметили на схеме... как туда дойти. - Прекрасно, ребятки... Сейчас пойдем, посмотрим, что это за место... - А как же тело?.. - Его надо похоронить. - произнесла Яна. Да, - согласился старый, - ты права, его надо похоронить. - Надеюсь, много времени не уйдет на это, - вмешался Виктор. - Нам надо успеть дотемна, продолжил его мысль Андрей.
        Антон с Николаем пошли в сарай за домом и некоторое время провели в поисках пару лопат и молотка, минут через пять они благополучно вернулись, Антон держал на плечах по лопате, а Коля держал молоток и гвоздодер, и какую - то тряпку.
        Макс, отломи пару досок, поаккуратнее от стены сарая и сколоти какое - нибудь подобие креста, - распорядился старый, а мы пока подготовим с Антохой ложе для нашего друга, чтобы он не терзал нас за то, что мы его оставили в таком нелицеприятном виде.
        Вы, Борис, достаньте тело Александра из - под люстры и соберите его в этот мешок, - продолжал старый, - и заранее вам спасибо, что решили нам помогать.
        Борис в ответ лишь улыбнулся. Потом мы разошлись по своим делам. Коля с Антонгом копали могилу, минут двадцать, наверное, отдуваясь и перекидываясь отдельными словами, я не мог слышать , о чем они говорили, я сам справился со своей задачей быстро. Большая часть усилий пришлась на отдирание пары сгнивших и намокших досок, сколотить же их, и заострить нижний конец импровизированного креста проблем не составило. Я видел, что ребята ещё копали, когда я уже закончил работу. Я потом подошел к ним, ибо они копали могилу тут же, за домом, слева от заднего выхода, который вел во двор. Девушки кучкой сидели на крыльце, подстелив на бетонные перила какую - то тряпку. Я, помнится, потом подошел и к ним тоже, попытавшись сгладить своим присутствием, хотя бы, горечь утраты. Шурик был хорошим человеком, на хорошем счету, среди студентов, да и по учебе, что и в деканате обеспечило ему хорошее отношение. Причем это за неполные два года учебы, даже, полтора, я бы сказал...
        Выписка из дневника Яны:
        7 Ноября...
        "... Сегодня днем появилась первая жертва... Не понимаю, как это случилось... Ничто не предвещало беды. Все произошло столь стремительно... Он шел к столу, на обед... когда все уже сидели, Шурка где - то задержался, и шел к столу последним. Я сама видела... И тут... моментально... массивная люстра с грохотом, в сопровождении сыплющейся штукатурки, падает на бедного Шурика. Как сквозь пелену слышу... как хрустят кости в момент удара... И предсмертный крик... Это нескоро забудется... Жуткий... протяжный пронзительный вопль... ножом разрезавший тишину... И глаза навыкате..."
        - Ладно, сколько сейчас времени? - спросил Борис, - Похороним Саньку засветло и пойдем вниз. - Сейчас третий час дня идет, - ответил Андрей. Погода ясная, так что, нормально.
        Еще одна вырезка из дневника:
        Чуть позже...
        ...Мы долго оплакивали его и похоронили без гроба... Дерева под руками не было... Витька с Игорем копали могилу около часа... Макс изготавливал крест. Из каких - то досок... Это все же лучше, чем ничего. Борис пошел фиксировать факт несчастного случая со смертельным исходом... и собрать останки, опрокинув с помощью Витька тяжелый каркас люстры, тело Сашки лежало под ней как - то нелепо скрутившись, он как будто осел на месте, сложившись в зигзаг под ударом строго сверху. Мы все удручены этой нелепой... главное, неожиданной, смертью..."
        Где - то под вечер, мы освободились, и собравшись с духом, пошли на место... Мы шли в тишине, которую страшно было нарушить, Борис вел нас всех за собой, держа факел впереди, и чуть выше себя, на расстоянии вытянутой руки, освещая путь.
        Однако... велико было наше удивление, когда мы обнаружили, что там, где должен быть ход, он отсутствует... - Ничего не понимаю... - возмущался Иван, Здесь же был ход, мы его отметили на схеме... - А вы не ошиблись, парни? - спросил, забеспокоившись, Борис. - Тише, пожалуйста, - попросил Виктор, - мне кажется... я что - то слышу... - Да, Витек, - согласился старый, - шаги... шаркающие...
        Тишину нарушали глухие шаркающие шаги. Они, как будто, приближались... с западной стороны... Хотя за это поручиться невозможно... Мы даже не знаем, в какой части дома находимся... Может быть... тут вообще все меняется моментально... Да уж... кто ещё что поабсурднее придумает... Только разум... находящийся в этих катакомбах... на грани безумия... Однако... спустя полчаса, к нашему удивлению... одна из стен отодвинулась... точнее, это была плита, каменная, её не отличишь от стены... - Что ещё за сюрпризы... интересно... нас ещё ждут... - проворчал Виктор. - Даже подумать - то страшно... - согласился Колян...
        Отодвинулась ещё одна дверь, слева. Мы были в растерянности... полной... Плиты начали двигаться в разных местах. Борис дал команду оставаться на местах. Так что, мы все сгрудились в проходе, вдоль стен. Тогда случилась ещё одна неожиданность... Плита позади Андрея, облокотившегося на стену, отодвинулась неожиданно и он с воплем, спиной вперед, точнее вниз, упал в образовавшуюся пустоту... После хлопка где - то глубоко внизу, крик смолк. - Это невозможно... - пробормотал Витек... Там должна быть стена... - Не могло там быть провала... - К сожалению, мой друг, - послышался хриплый голос... из - за спины Вити, - мы не можем знать, что здесь вообще возможно... - Кто здесь?! - Витек испуганно оглянулся, - и тут же потерял сознание...
        Вид хозяина был, мягко говоря, не очень приятным... В лохмотьях одежды, и сапогах, в которых его похоронили, и которые до того сгнили... граф остался самим собою... Из глазниц выглядывали гроздья белых, копошащихся червей, Редкие волосы пучками ниспадали по сторонам... Кожа на лице была серо - синего цвета... и кое - где свисала клочьями, обнажая кости черепа... - Это обман!! - уже в отчаянии закричал Витек, - Так не может быть!!! Мертвецы не встают из могил!!! Я сошел с ума!!!
        Он прыгнул следом за Андреем... Его вопль через те же несколько секунд смолк... В это время граф рассмеялся своим жутким, парализующим смехом... от которого у всех по спинам пробежали мураши. Труп рассыпался в прах, а силуэт графа взмыл вверх и исчез в одном из портретов... Его сатанинский хохот ещё долго звучал под сводами подземелий... Нам стало не по - себе... - Потеряли ещё одного... - с горечью в голосе протянула Яна... Потом убрала с лица накатившую слезу. - Наверное... - нам суждено найти здесь свою смерть... - протянул Игорь... - Счастливчики те... кто не поехал... - Ладно, Игорян, что теперь сожалеть?.. - вмешался старый. - Нам надо быть осторожнее... У графа в доме нас ждет ещё немало сюрпризов. - И мы должны выжить... - Вмешалась Аленка, хоть кто - то... - Чтобы рассказать эту жуткую историю потомкам. - Мы, все равно, обязаны найти того, кто разбудил нас в первую ночь... так варварски... - протянул Коля, Возможно... это зов, чтобы привлечь чье - нибудь внимание... - Кто знает... - Мы, в любом случае, должны найти этот источник звука. - сказал Борис.
        Дверь, к нужному нам месту, внезапно отворилась... и только голос графа издевательски произнес:
        "...ВЫ ВЕДЬ ТУДА ХОТИТЕ, НЕ ТАК ЛИ, ДРУЗЬЯ..."
        Когда мы прошли стена вновь задвинулась на свое место... Он засмеялся нам вслед. На стене в свете факела проявилась надпись, из крови:
        "ВЫ ВСЕ ПОМРЕТЕ ЗДЕСЬ, КАК КРЫСЫ!!!..."
        И кровь стекла вниз, превратившись в лужу на полу, которая тут же растаяла... растворилась в воздухе... Мы, наконец, нашли дверь, которую искали... Она была, по - прежнему, заперта... - Нам нужен инструмент, друзья. - произнес Борис, - это задача второстепенная... А первостепенной задачей является... - ...Открытие двери... - кто - то из темноты закончил мысль Бориса. Голос был кого - то из девушек, но чей, конкретно... выяснить вряд ли возможно... Но не это сейчас важно... - Кто сбегает за инструментом? - спросил Борис. - Я пойду, - сказал Игорь. - Ты дойдешь? Один?.. - спросил старый, и добавил, - Вань, сходи с Игорем... По - одному сейчас ходить опасно... - Нет проблем, - Иван улыбнулся и повернулся к Игорю: - идем? - Пошли...
        Они ушли... Их шаги ещё долго слышались и отдавались эхом под низкими сводчатыми потолками. Мы переглянулись с Колей и Антохой. - Сдается мне... - начал Антон, - кто - то из них не вернется... - Не надо сейчас об этом, - попросила Лена, - сейчас не время для шуток. - А это не шутка... обиделся Антон, - у меня, просто, дурное предчувствие...
        Действительно, через некоторое время раздался пронзительный крик, от которого у нас заложило в ушах... и звук разбивающегося об пол стекла... донесся, как будто, сквозь много метров пространства... когда на самом деле нас разделяли буквально, несколько сот метров совокупной длины, запутанных лабиринтов... - Напророчил... - чтоб тебя... - выругалась Аленка... - При данных обстоятельствах, это было неизбежно... - отпарировал Антон, - Это могло случиться с любым из нас, пошедшим туда. - Ладно уговорил. - сдалась Аленка. - все равно... Накаркал!!! И все тут! - Ладно, Аленка, не кипятись... - вмешался старый... - что теперь ругаться. Надо идти Еще кому - то...
        На этот раз, пошли мы с Колей. Мы шли по уже отмеченному пути... Хоть стены не двигались... "Видимо... наверху уже утро..." - произнес Колька. Что? - переспросил я. - Утро, говорю, уже... - Ааа... дааа... похоже... Нам оставалось только разговаривать... о чем угодно... Было неуютно в этой атмосфере. Хотелось заполнить чем - то тишину. Когда мы пришли в гостиную, нашим глазам предстало мерзкое зрелище...
        Игорь лежал в луже крови и мозга, уже начинавшей подсыхать... Сверху лежала огромная люстра... И груды битого стекла вокруг люстры...Голова Игоря была повернута к входу в столовую... - Похоже, - начал строить догадки старый, - со стороны столовой что - то появилось, что отвлекло его внимание. - ...Да - да... Игорек задержался аккурат под массивной люстрой, - попытался сострить я. - Тут - БААААХ!!! На голову со свистом падает огромная люстра, висевшая здесь десятилетия подряд... ...Непонятно, как упавшая... - Жуткая боль несколько бесконечно длинных мгновений... - продолжал старый, потом провал... в небытие... - Мдаааа... протянул я в ответ, - знаешь, Коль?.. Меня чуть не вывернуло в первый момент... Непонятно, какие силы удержали... - Только, ты не одинок, Макс, ответил Коля, - у меня тоже сработал рефлекс... Сейчас во рту противно... Хорошо, что девчонки не видят... - Это точно, - ответил старый, - им лучше вообще не знать, как они умерли... - Но... - Что, но?.. - передразнил Коля. - Они ведь слышали звуки падения... - Ну и что... - будничным тоном проговорил Колян, - Расслабься, Макс, все будет
ОК. - Хотелось бы надеяться... - грустно вздохнул я, - что бы мы без такого старосты делали (...теперь пришла моя очередь пошутить, что я и сделал хе - хе...)
        Иван вообще погиб жутко... Его силуэт я заметил в темноте коридора... Пока он пытался прорваться... Его настиг качающийся, словно маятник, по видимому, топор, висящий под потолком на толстой железной цепи. Топор торчал из спины Ивана, а на дорожку капала кровь... К слову... на дорожке была уже приличная лужа... Ломик и топор из пожарного узла валялся рядом. На потолке, цепь, держащая топор, уходила куда - то вверх... Куда, разглядеть возможным не представляется. Только видно дыру в потолке с неровными краями... и цепь... Внезапно я услышал хрип, смешанный с кашлем, я подошел к Игорю, который, вдруг зашевелился, и понял, Игорь пришел в себя... Он кое - как произнес несколько слов: "...Пооо - кхм - кхм - яви и - ился... кх - кх... труп графа...я отвлекся на него, когда шел к шкафу, когда увидел его... Я оказался прямо посреди комнаты, под одной из люстр... Дальше все, как в кошмаре...люстра с грохотом падает... слышу хруст костей...потом боль...безумная... и пятна...крови, и еще, чего - то темного...похожего на мозг...Иван тоже нашел инструмент и рванул туда, в глубину коридора...инструмент он
достал...а выйти не успел, вот...Я увидел, как он дернулся неестественно, и через некоторое время похоже... затих... Я тоже провалился... в бездну... подумал, было.. умер... Должен был, уже..." - тут его речь прервалась, глаза застекленели... - Игорь ушел от нас, - как бы, буднично произнес я. - А кто говорил?.. Только что?.. спросил Коля. - Он ненадолго пришел в себя, что очень странно, - ответил я, - ты не находишь? - Действительно... странно, - согласился старый, после таких ранений не возвращаются... - Д... - протянул я, - Ладно, пошли к группе.
        Коля взял лом, а топорик передал мне, Если я не ошибаюсь, пожарные топоры, делают с металлической рукоятью... Потому, что мало ли что приходится порой взламывать... А деревянный черенок хрупкий. "...Хотя... там наверное, был и такой..." - подумал я. Вновь послышался знакомый зловещий смех... Граф появившись взмыл вверх и унесся назад... Он спросил, глумясь: "...Понравилось?! ..." И вновь захохотал... Его смех долго отдавался эхом... что действовало нам на нервы... "А теперь попробуйте вот это..." - граф продолжал издеваться... В паре метров перед нами выросла стена из мертвецов... Самое забавное, что все - с лицом графа... если на них вообще можно было найти остатки лиц... Облезлые черепа... Из глазниц некоторых из них выглядывали гроздья трупных червей... У некоторых отсутствовали нижние челюсти... Внезапно появился ещё один труп... С лицом Игоря...Разбитый череп ещё хранил на себе отпечатки лица. Точнее, он был еще, почти целым... Только со щек свисали клочья отставшей кожи... Кожа уже посинела, как на лице, так и на других видимых участках тела... Девчонки испуганно и в отчаянии шептались:
"...это не может быть Игорем... Не может!!!..." Нам пришлось рубить на куски все, что двигалось в этой каше... Где - то за час мы вдвоем с Колькой управились с очередной "забавой" графа, и перевели дух...
        * * *
        Дух на какое - то время утих... Мы в это время занялись дверью. Вскрыть которую, оказалось, не так просто, как казалось... взломать в три щелчка... На деле получилось гораздо сложнее... Мы по - разному пытались надавить ломом на замок, однако он и не думал поддаваться... - Борис, предложил я, - может, легче оторвать все железо от двери, чем ломать замок... - А что, - согласился Борька, - мысль интересная... И как только я до неё не дошел... - Что ж ты так оплошал - то... - передразнил его Антон. - Бывает... - Борис в ответ лишь пожал плечами.
        Борис продолбил дырку в материале двери и просунул плоский конец лома в образовавшуюся щель, между деревом и листом ржавого железа... Покачал его, вперед - назад... просунул глубже в щель... После продолжительных усилий и раскачки гвозди начали, с жутким скрипом, подаваться наружу... Так мы выдрали одну пластину, которой скреплялись плашины, затем взялись за другую пластину, что была внизу... Ее мы сорвали таким же, варварским методом... со скрипом отодрали от дерева... Потом, когда две пластины с гвоздями, которые не выдирались из пластины, як были бы вварены в нее... Теперь я взялся топором крошить доски. Так, чтобы можно было идти вперед без оглядки на дверь... Закроется - не закроется... Нашему взору открылся глубокий спуск, лестница, которой не видно было конца... и неосвещенный коридор... Господь с нами, что мы взяли с собой факелы... Борис первым шагнул внутрь, когда ему навстречу с гвалтом выпорхала стая летучих мышей, нарушив многолетнюю замогильную тишину... Затем пошли девчонки, гуськом, мы с Антохой и старым колонну замкнули. Таким строем мы начали спуск в подземелья, не зная, выйдем
ли оттуда...
        Запись в дневнике: 8 - е ноября, скоро расссвет, судя по времени.
        "...Нас осталось двенадцать или тринадцать человек... Большинство парней уже погибло Последними из них оказались Игорь с Ванькой... Воистину, гибель их была ужасной... но они нашли ключ к спасению... На данный момент можно насчитать четыре, или пять жертв... Санек погиб первым, потом был Андрей, Витек в отчаянии бросился туда же, потому что не смог смириться с потерей и ... с увиденным... Последние жертвы, это Игорь и Иван... пока что..."
        Итоги неутешительны, однако... мы должны выполнить дело до конца... И если понадобится, сровнять обитель зла в имении с землей. В настоящее время мы, оставшиеся в живых, продолжаем спускаться вглубь, все ниже и ниже... Лестнице не видно конца. Слава богу... хозяин не проявляет своего присутствия...
        В свете факелов впереди показалась ещё одна дверь. Она выглядит также, как и первая, невысокая, обитая железными полосами, и похоже, толстая... Нам вновь пришлось взяться за инструменты... И прошел ещё час, пока удалось пробиться дальше, взломав не такой прочный, как на предыдущей двери, замок... Дверь мы тоже размолотили... За ней, наконец появился ровный коридор, широкий, мощеный гигантскими плитами из булыжника... И высокие своды... И пугающая тишина... Я ждал, какого - нибудь сюрприза от графа... "...больно тихо и спокойно здесь... Странно это... и это меня пугает положительно..." - думал я , шагая по пустынным коридорам...Впереди послышались жуткие, завывания волков... И громыхание железных решеток, судя по звуку... Слева и справа шли сплошной чередой черные двери, но все они были заперты... но отовсюду слышался, парализующий разум, жуткий вой...Я подумал тогда: "...кого граф мог там держать..." И когда мы совсем того не ждали, раздался вновь тот пронзительный, жуткий вопль... на грани исступления... Ясно было, что голос принадлежал женщине, поскольку звук был довольно высоким... и
истеричным... на грани возможного... Поэтому нам пришлось заткнуть уши пальцами... Звук раздался откуда - то спереди, и справа... я оторвался от группы, и решил чутку забежать вперед... Коридор резко обваливался... в смысле, стены резко потеряли высоту, и потолок висел теперь, почти над самыми головами, что создавало впечатление давления на голову, что отнюдь не было приятным ощущением... И опять бесконечные коридоры, лабиринты, подъемы и спуски... По стенам видны горящие факелы. Жуткий замогильный вой внушал ужас... Впереди показалась слегка приоткрытая дверь... (...или мне показалось?..) Затем пол под нами вдруг завибрировал и плита под Леной со свистом полетела вниз... Девушка с визгом полетела следом... Затем был звук удара... Она упала и разбилась где - то глубоко внизу... сомнений быть не может...Иринка кинулась было вслед, поглядеть, что сталось с подругой, но оклик одногруппниц остановил её на полдороге... Мы осторожно подошли к приоткрытой двери. Мы подошли к приоткрытой двери и Антон заглянул внутрь... - В глубине комнаты странный свет... - сказал он, - и мне это не по душе... - Дай - ка я
взгляну, - попросил старый. Возьми зажигалку, - предложил Антоха.
        Коля высунул руку в проем и взял предложенную зажигалку Он осветил пространство в метре от себя. Увидев, что комната пуста, Коля вошел внутрь. Мы последовали за ним. Гуськом прошли внутрь. На стенах были незажженные факелы, поэтому в комнате царила тьма... Антон в свете зажигалки взял факел, который был ближе к нему, и зажег его... В этот момент пол затрясся, и через минуту, или две в темноте появился силуэт... Женщина висела в полуметре над полом... Сомнений по поводу пола призрака не было... Потом в голове у каждого из нас кто - то заговорил... Это, видимо, был голос призрака... Она сказала вот что:
        "СПАСИБО, ЧТО ВЫ ЗАШЛИ СЮДА, ЗА ВАШИ УСИЛИЯ, И ЗА ТО, ЧТО СМОГЛИ НАЙТИ МЕНЯ. СЮДА НЕ ЗАГЛЯДЫВАЛ НИКТО... ДАЖЕ ДЕМОНЫ, КОТОРЫХ ВЫЗЫВАЛ МОЙ МУЖ ПРИ ЖИЗНИ... ОН БЫЛ ЖУТКИМ ЧЕЛОВЕКОМ, НО ВИДИТ БОГ, Я ЖАЛЕЮ, ЧТО НЕ УВИДЕЛА ЕГО ДО СВАДЬБЫ... НЕ УЗНАЛА, ЧТО ОН ЗА ЧЕЛОВЕК. ДАЖЕ ЧЕЛОВЕКОМ - ТО ЕГО НАЗВАТЬ ТЯЖЕЛО... ЭТО ДЬЯВОЛ ПРИШЕЛ НА ЗЕМЛЮ...ВОЗМОЖНО, ЧТО ЭТО ТОЛЬКО НАЧАЛО... ЕСЛИ ВАМ НЕ УДАСТСЯ УНИЧТОЖИТЬ КНИГУ...КОТОРУЮ НАШЕЛ МАКСИМ...ОН ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СЛУЧАЙНО НАШЕЛ ЕЕ... КТО ЗНАЕТ, КАК БЫ ВСЕ СЛОЖИЛОСЬ НЕ НАЙДИ ОН ЕЕ... ЕЩЕ РАЗ СПАСИБО..."
        Потом комната озарилась ярким светом... в форме столба... И силуэт направился в сторону этого столба... Перед тем, как слиться со светом она обернулась к нам и добавила:
        "МЕНЯ ЗОВУТ АННА ИВАНОВНА, И Я РОДИЛАСЬ И ЖИЛА В ЭТОЙ МЕСТНОСТИ, ПОКА НЕ ВСТРЕТИЛА АНДРЕЯ, ЭТОГО МОНСТРА... ДЬЯВОЛА!!! ЗАПОМНИТЕ ОДНО: ВЫ ДОЛЖНЫ УНИЧТОЖИТЬ НЕКРОНОМИКОН... КЛЮЧ ДЛЯ СИЛ АДА В ЗЕМНОЙ МИР... ОДИН ДЕМОН УЖЕ РАЗГУЛИВАЕТ ПО ЗЕМЛЕ И Я НЕ ЗНАЮ, ГДЕ И КАК ВЫ С НИМ СТОЛКНЕТЕСЬ... ТАК ЧТО БУДБТЕ ОСТОРОЖНЫ... И БЛАГОСЛОВИТ ВАС ГОСПОДЬ ВСЕМОГУЩИЙ... ПРОЩАЙТЕ ЖЕ"
        Силуэт слился со столпом света и исчез... Душа жены графа обрела покой... Антон достал книгу из моего рюкзака, и с ненавистью глянул на нее. Потом положил обратно...
        - Зачем ты доставал ее? - спросил Коля у Антона. - Так будет легче с ней расстаться... - ответил Антон - Думаю... Нам не придется сожалеть... потом... - произнес я прервав свои мысли... ("Я не помню, о чем я думал тогда... но мысли были невеселые..." - выписка из дневника)... потом я попросил его, - Антоха, зажги факелы, пожалуйста.
        Антон зажег ещё пять факелов, которые он нашел ещё вначале... К нашему величайшему удивлению, свет факелов открыл нам целый амбар каких то ящиков. Здесь не было столов, стульев, шкафов, и прочих элементов мебели, только ящики вдоль всех стен... У меня упала челюсть, когда я открыл один из ящиков... У остальных парней тоже глаза полезли на лоб... Это оказался склад оружия, причем, преймущественно, револьверов... Здесь же нашлись и ружья... Все это - американского производства... - Интересно... пробормотал Колян, - куда все это оружие предназначалось... - А может, предположила Оля, - это часть коллекции... - но её оказалось некуда сложить... - Кто знает... - протянул Антон, - может и так... Но сейчас это все наше... Но все это мы не сможем унести... - Да, друзья, - произнес я, кто - нибудь разбирается в револьверах? - Я - отозвался Антон. - О'кей. поможешь Коле выбрать стволы, - и девчонкам - тоже... - Нет проблем, Макс. Ты себе - то подберешь? - побеспокоился старый. - За меня не переживай... отозвался я, - у меня дома есть справочник... Взял, как знал, что пригодится... Я его даже приносил на
лекцию, по техпроцессам... помнишь? Да, пожалуй... - согласился Коля, - можешь посоветовать что - нибудь? - Не знаю, - ответил я, - по крайней мере, я себе беру длинноствольные "СМИТ ВЕССОН", 45 - го калибра, слава богу, тут есть такие... И с одновременным экстрагированием гильз... Поясняю... в револьвере патроны заряжаются в каморы барабана. Стандартно идет шестизарядный барабан, но бывают и пятизарядные, доходит до десятка, но это неудобно... Существует два способа одновременного экстрагирования. Раз: При откинутом в сторону барабане; два: при размыкании рамы... Я предпочитаю откидывание барабана... Тогда система надежнее, мне кажется... Патроны можно взять любого типа... 45 - й есть 45 - й... Это сила... Особенно с близкого расстояния... Если вдруг нам придется использовать их в ближнем бою... Сейчас, пока у нас есть время можно набрать себе вооружение, и освоить его... Одновременное экстрагирование ускоряет перезарядку... Нам придется вероятно палить из двух стволов сразу... Так что надо сейчас потренироваться..
        - Ладно, Макс... - протянул Борис, - доверяемся тебе...
        - Будем надеяться, что ты не ошибся... - протянул Колян. - Будем надеяться... - согласился я, - коли мы вляпались в такую жуткую историю... - Ладно... Пойдем наверх, только наберем ещё взрывчатки... Борис, возьмите свой рюкзак и наберите туда динамита, сколько, сможете унести... - произнес я и начал искать ленты, с патронами 45 - го калибра.
        Каждую ленту я отдавал остальным, пока не сказали, что все уже снаряжены, Взял себе две ленты, и закрыл сундук. Зарядив свои револьверы, я предложил всем выходить, только осторожно... кто знает... что ещё граф готовит... Дверь была по - прежнему прикрыта... однако, позади двери, по ту сторону... Я услышал слабо доносящийся сюда волчий вой... Жуткий волчий вой... "...с чего бы это?.." - подумал я... - волки здесь?.. в подземельях поместья?... Невероятно... Я кувырком вылетел из комнаты, открыв огонь по стае... Невероятно огромные волки впали в замешательство, однако, придя в себя, кинулись на свои жертвы... Мы отступали в направлении подъема; волки, не успевая долететь до жертв, подыхали от множества пуль ещё в полете... Мы по очереди перезаряжались, пока товарищи прикрывали нас огнем... Так мы прорвались к подъему... Слава богу, его не завалило... Граф мог это устроить запросто, но похоже, не счел это нужным... странно... Оказалось, что мы рано расслабились, потому, что за волками последовали отряды живых мертвецов... Нам снова пришлось отстреливаться... ибо враг напирал... "хорошо, хоть тыл
чист..." - подумал я...Когда они наконец кончатся... Мы постепенно подтягивались к выходу наверх, продолжая отстреливаться от мертвой армии, солдаты которой рассыпались надвое, или их разрывало на куски, если пуля попадала с близкого расстояния. - Борис, - обратился я к администратору, - пожалуйста, доставайте динамит, похоже, придется сровнять имение с землей... - Минутку, - ответил Борис, - сейчас, я тоже подумал об этом... - и сначала сровняем с землей это стадо... - Сколько всего у нас взрывчатки? - спросил старый. - Пару кило динамита найдем... думаю... ответил Борис и улыбнулся... (Только улыбка получилась какая - то невеселая)... - Мы погибнем?.. - осторожно спросила Лена. - Пока рано об этом думать... - Колян попытался успокоить девушку, но её панический настрой сводил все его попытки на нет, - мы ещё можем выбраться отсюда... Каким образом? И как скоро?.. - Вот этого никто не знает, дорогая, - Все слишком далеко зашло... - Нам остается только надеяться... - вставил Антон, - ...на милость господню...
        Борис, тем временем, достал пачку динамита, и запалив фитиль бросил его вниз в подземелье... Шашка со стуком, ударяясь о ступеньки летела вниз... разбрасывая снопы искр... Было видно, как она падает... Наконец, где - то в глубине раздался мощный взрыв, от которого с потолка посыпалась штукатурка... или ещё какая - то... белая пыль... нам пришлось прикрыть лица руками, дабы не запорошило глаза.
        Однако, это только часть пути наверх, в холл... Нужно ещё вернуться по этим лабиринтам обратно в холл... Мы примерно помнили, как пройти туда... однако, на месте проема в одном месте оказалась глухая стена... Потом пол под Борисом с треском провалился... и теперь Борис с криком о помощи ухнул следом за куском пола... Потом знакомый звук падения... - Кто же будет следующим?! - у же в отчаянии застонала Яна... - мы никуда ещё не продвинулись толком... - Яна, - сказал я, - сейчас нам важно сохранять спокойствие... что бы ни случилось... Нас уже и так осталось мало... Так что... давай договоримся... Сейчас, и ты , и другие девушки, Антон и я... затянем потуже пояса... и соберем волю в кулак... Потому что, если мы сейчас впадем в отчаяние, граф перебьет тем же способом... нас оставшихся... Взрывчатки у нас не осталось... Аааа... нет... вон он рюкзак Бориса... Значит не все потеряно... Мы можем прорвать стену взрывчаткой... Но пока мы не будем её тратить... Возможно, сейчас ночь... и плиты сдвинулись с места... Утром они вернутся на свое, открыв нам проход... - А если не откроют? Если они не
сдвинутся... как ты говоришь, должны?.. - с тревогой в голосе спросила Аленка... - В любом случае... нам придется искать выход... может, он откроется, или, уже открыт в другом месте... ответил я. - Давайте соберемся, и пойдем искать его... - поддержал мою мысль Антоха.
        После этого мы долго блуждали в сумраке коридоров уже наверху... От бесконечного топтания на месте у нас начала кружиться голова, когда мы наконец выбрались на свет в холле...
        В конце этого вояжа мы вынуждены оказались подвести неутешительные итоги... Мы потеряли ещё несколько человек, последним из которых пал Борис... Под ним подло провалился пол в коридоре... когда мы были близки к выходу... Мы оказались должны сравнять дом зла, коим оказалось сие поместье, с землей, похоронив под ним его ужасные тайны, которые нам не удалось разгадать... Поэтому, Антон достал динамит, и разложив шашки по периметру холла, каждая шашка тянула при этом, примерно на килограмм, вдоль стен... Потом объединил их наподобие бикфордова шнура... и скомандовал нам покинуть особняк... Когда мы все вышли и оглянулись... Нашему взору предстала жуткая картина... Над крышей дома взвилось огромное облако, серо - зеленого цвета... которое вскоре приобрело контуры уже знакомого нам лица графа... Он вдруг залился воем... в тысячу волчьих глоток... А из глаз начали извергаться жуткие и близкие молнии... любая из которых могла сразить любого из нас... Антон здесь оказался на высоте... Он запалил шнур у выхода из дома... и кувырком по лестнице покатился вниз... Вскоре раздался взрыв... отчего из окон
повылетали стекла... и посыпались остатки штукатурки... Потом, ещё один взрыв... и еще... Вскоре поместье было объято адским пламенем... которое меняло свои цвета в невероятном темпе... и спектре... Вплоть до серо - бирюзового... - и от обычного, красно оранжево - рыжего... Весь дом полыхал... А облако взвыв последний раз... расхохоталось и исчезло в горящем здании...
        Мы же... оставшиеся в живых, пошли к шоссе... искать попутку в свой город... Мы вышли ночью... поэтому... машин было мало, а те, что притормаживали, тут же срывались "в точку", завидя у нас оружие... По проселку шло мало машин, а все кто проезжал, увеличивали скорость и исчезали во тьме... Когда мы вышли на шоссе, спустя полчаса остановился какой - то грузовик... в свете лампы, в кабине обнаружилось два человека. Потом я заметил.,. что это оказался МАЗ, бортовой, с тентом. Справа открыли окно и высунулся человек в кепке. Коля подошел к кабине, тогда человек спросил: "Куда едем, ковбои?!." - и улыбнулся иронично... сверкнув рядом ослепительно белых зубов. - Мы в Томск едем! - Кольке пришлось кричать, чтобы перекричать рокот дизеля... - Прыгайте в кузов! - последовал ответ, заберетесь, - постучите в кабину сзади... брезент откидывается... Так что вы без труда оповестите нас. - Спасибо!! - Старый поблагодарил человека, и повернувшись к нам сказал только одно слово: "поехали"...
        Мы обрадовались такой удаче... и закинув девушек запрыгнули сами...
        Выписка из дневника:
        Сегодня уже 10 - е число...
        "Наконец - то... мы покидаем это проклятое место... Похоронив зло, которое пробудилось при нашем присутствии здесь... я почему - то не уверен, что мы не встретимся с его отголосками где - то в пути... Сейчас мы, оставшиеся в живых, студенты группы 3А81... и группы уехавших.. возвращаемся домой... Но сколько ещё нас вернется... и вернется ли кто нибудь, вообще... сказать сложно... Будем стараться выжить... Кстати... Сейчас нас осталось едва ли с десяток... Я, Коля, Антоха, Яна, Иринка, Аня, Оля, Женя...Если я сейчас забыл кого - то... то прошу меня простить..."
        У меня на душе было все ещё неспокойно... Девчонки тоже сидели задумчиво, как и парни... Было не до сплетен и пустых разговоров... Только рев дизеля впереди нарушал тишину... Мы ехали не очень быстро по отдаленному шоссе ... посреди глухого леса... Вдали показался какой - то город... но не Москва... это точно... Мы ехали на Юго - Восток... Вокруг нас смыкался со всех сторон густой бор... Была темная ночь... Из - за густой пелены туч не было видно луны... И только вой двигателя и шин по асфальту не давал нам уснуть... оставаясь остатками реальности происходящего...
        Вскоре мы въехали в какой - то городок... Сквозь пластмассовые окна брезентового покрытия кузова видно было, что город пуст... Мы ехали по пустынным улицам... Никто не шел по тротуарам... Светофоры тоже не работали... и не было даже машин, стоящих вдоль проезжей части... Вообще ничего не было... - Это странно... - произнес Антон, скорее, разговаривая с самим собой, нежели адресуя эту реплику кому - либо... - Что? - переспросил Коля... - Да так... - ничего особенного... мрачно ответил Антоха... - Что там такое? - не унимался старый. - Посмотри сам, чем спрашивать попусту...
        Коля потянулся к окну на нашей стороне... и прильнул к прозрачному пластику, вставленному в резиновую оправу, и увидел ту же пугающую пустоту улиц неизвестного городка... Затем обернулся к нам, со словами:
        - Странно это все... - Действительно... - согласился я... - Парни, что там случилось? - подал голос кто - то из девчонок... - Ничего страшного... пока...
        Еще когда мы въехали в город, водитель замедлил ход, и мы двигались со скоростью, примерно в 15 - 20 километров в час... пересекая пустынные улицы и проспекты... Наконец, справа показался какой - то отель, судя по вывеске над старой и потрескавшейся двустворчатой дверью... Как он называется прочесть уже не представляется возможным. Когда - то бывшие белыми буквы уже стерлись, а контуры размыло дождями... Вывеска крепилась к козырьку, выступающему из стены... Он опирался на два столба, в виде, небольшого сечения, железной трубы. Под козырьком висел слегка покачиваясь на ветру фонарь, типа кобры, которыми освещают большие улицы... Подъехав поближе водитель остановил машину, аккурат напротив дверей. Потом хлопнула дверь водителя, потом Антон увидел, как водитель пошел в сторону кузова... в сторону заднего борта... Отогнув в сторону полотнище водитель заглянул в кузов: - У вас все в порядке? - Да, вполне... - ответил старый. - Может кому нужно выйти? - Не понял... - опешил Антон. - Ну по нужде... например... - Ааа.. это?.. нет, спасибо... - произнес старый. - спасибо за беспокойство. - Ладно... похоже
нам придется здесь заночевать... - произнес водитель, - мыс напарником посмотрим, что это за отель такой... вы пока оставайтесь здесь, или возле машины, в крайнем случае, хорошо? - Нет проблем, мы подождем. - Ну - с... вот и ладненько, сказал водитель и улыбнулся.
        Он позвал напарника, которого звали Алексеем, как позже выяснилось. Открылась правая дверь... потом звук прыжка на асфальт... звук закрывания, но не захлопывания двери... человек слегка прищелкнул её, чтобы не хлопало ветром, который начал усиливаться. Человек тоже подошел к заднему борту, но не стал заглядывать к нам. - Вась, - позвал человек, - пойдем в отель, посмотрим, можно ли здесь заночевать... - Мысль интересная, - согласился водитель отвернувшись, потом снова обернулся и сказал нам, - оставайтесь тут, хорошо? Если отель годен, чтобы можно было заночевать, мы вас пригласим. - Хорошо, - ответил старый. - Не беспокойтесь ни о чем, все будет хорошо... - сказал водитель и улыбнулся. - Надеемся... - произнес Коля вполголоса. Скорее, это была мысль вслух, нежели ответ... ну да ладно, что сейчас вспоминать такие мелочи...
        Потом послышался звук удаляющихся шагов, издаваемый двумя парами ног в ковбойских сапогах... Яна выглянула в окно справа, и увидела, что люди из кабины пошли к отелю... двери которого были странно приоткрыты. Оттуда лилась непроглядная тьма... Они о чем - то переговаривались... Потом один из них решил заглянуть внутрь... Он просунул голову в щель, между створками двустворчатой входной двери, и как следствие, ничего там не увидел. Он попросил у компаньона огня, или чего - нибудь, чем можно развеять завесу тьмы и высунул руку, чтобы компаньон подал ему огонь... Напарник тут же положил зажигалку в ладонь... Он ожидал этой просьбы и был наготове... Он, видимо, уже давно знал о некоторых проблемах своего товарища... будучи, вероятно, его другом. Потом водитель снова углубился во тьму... на этот раз, он исчез полностью... Он прошел внутрь и слился с темнотой... Через некоторое время и компаньон тоже вошел во тьму старого отеля...
        Я тоже решил последовать их примеру, но решил внутрь пока не заходить, а осмотреть местность вокруг... с револьверами наготове я спрыгнул за борт в ночную мглу... и крадучись пошел к ближайшему особняку... весьма скромному, но все же приличному... Окна были выбиты... ставни висели на отдельных петлях, некоторые из них вообще валялись под окнами... отчего создавалось впечатление, что по городу прошлась буря, не оставив хоть одного живого человека... К парадному входу вела средних размеров лестница... из камня... Повсюду видны огромные кровавые лужи... местами, кости людей торчали из земли... Но нигде не видно черепов... Также валялись кое - где куски материи... как платяной, так и от костюмов джентельменов... легкий ветер переносил отдельные лоскуты с места на место... и голые мертвые деревья усугубляли впечатление... Я решил обойти здание со всех сторон, однако услышал шаги в отеле, и заторопился к грузовику, попутно прильнув ухом у двери. Я чуть не выстрелил с перепугу, когда человек укоризненно произнес: "...Неужели вас не учили в школе, что подслушивать не хорошо?..." - А? - очнулся я... -
простите... Я ходил в разведку вокруг... поблизости от отеля стоит пустынный особняк... но подступы к нему залиты кровью... уже засохшей, впрочем... И человеческие кости торчат отовсюду из земли, но черепов не видно, вот что меня смутило... - Ладно, молодой человек... - ничего страшного... но постарайтесь больше так не делать... - Конечно... Просто мы сейчас в такой ситуации, что здесь любая мелочь может оказаться роковой для нас всех... Пассажир, тем временем, прошел к кабине и сел на асфальт, опершись спиной о боковые балки, закрывающие оборудование машины... Потом водитель тоже пошел к машине, открыв свою дверь залез в кабину... Закрыв за собой дверь он повернул ключ в замке зажигания. Двигатель взвыл на высоких оборотах... Из труб вырвались небольшие облачка сизого дыма... и двигатель заглох. - Это ещё что за ерунда?!. - выругался водитель.
        Потом до его слуха донеслись звуки, словно что - то где - то капает... на асфальт... Он быстро определил источник... подошел к правому баку и увидел, что из него капает солярка. Он подошел к пассажиру и открыл дверь снаружи, однако, заметил пассажира сидящим возле машины, как будто он ничего не слышал... - Помоги парням высадить девчонок... нам придется оставить машину... - В чем дело - то?.. Потом сам увидишь... - ответил водитель резко... - может быть... слушай, а ты правда не слышал, что что то капает у тебя за спиной? - Нет. - Ладно...
        Мы начали готовиться к высадке, потому, что тоже услышали капающие звуки... Подбежал человек и помог открыть борт... Парни спрыгнули на улицу и по очереди поймали девчонок на руки... Мы все вместе рванули в здание, когда у нас за спинами ухнул взрыв, нас при этом подтолкнуло в спину... Мы все едва не поцеловали асфальт, упав плашмя... Оглянувшись, я увидел, что адское пламя охватило машину. И вокруг неё горело вытекшее топливо... Здоровые шины тоже заполыхали... Машина осела на сдутых шинах, превратившихся в решето, пламя вырывалось наружу сквозь образовавшиеся рваные отверстия. Мы прошли в здание... Внутри было темно, Мы оказались в довольно просторном холле... Всюду вдоль стен стояли мягкие кожаные диваны, Какого цвета они, было неважно, нам всем хотелось просто отдохнуть... и обдумать новое положение... и то, где мы теперь находимся. Было решено познакомиться в неспешной обстановке, что старый и не преминул проделать. Он представил каждого из нас, и себя, в последнюю очередь, потом люди из грузовика тоже представились... Водителя звали Василием, а напарника Алексеем. Старый, когда окончилось
знакомство, передал людям из грузовика свободное оружие, ружья и два револьвера, которые остались после Бориса и прочих, кто погиб ещё в поместье. Потом, старый сам начал рассказ о том, что случилось, и откуда мы, собственно... Рассказ старого был похож на бредни сумасшедшего, однако испуг, который местами пробирал его, хоть он и человек и не из робкого десятка, как и нас всех... Однако люди из грузовика и не думали смеяться в данной ситуации...
        - Этот городок опустел неслучайно, - только и смог произнести водитель... (он понял, что эта история затянула и его с напарником... так же, как и нас...)
        - Машина взорвалась тоже неспроста... - говорил Коля, - этот граф преследует нас... Теперь, вы господа, оказались втянуты в эту историю, видит бог, мы не хотели вас втягивать, думая, что избавились от зла... Видимо, так должно было случиться... - произнес вполголоса Василий, и добавил, - от судьбы не уйдешь... - Много наших друзей погибло там, и администратор, тоже... Он был хранителем дома - музея... - Я ощущаю свою вину, - вмешался я в разговор. - Макс, - не казни себя... - Но почему, именно мне в руки попала эта треклятая книга?!. - Я почти сорвался в плач...
        Потом долгая немая сцена... Мы все внезапно собрались внутренне, когда в темноте... и где - то далеко раздался скрип открываемой двери... Что это?.. - настороженно спросил Колян.
        Мы все услышали шаркающие шаги, гулким эхом отдававшиеся по всему пустующему зданию...
        Потом девичий взвизг... и вновь тишина... Шаркающие звуки быстро удалялись... Старый крикнул в темноту коридора: "Эй?! Кто здесь?!."... но ответа не последовало. Потом он спросил у нас, все ли в порядке. Однако кто - то не откликнулся... Этим кто - то оказалась Алена... Она сидела в тени, и мы её проглядели... Василий прильнул к груди девушки ухом, но движения груди не почувствовал, Он поднялся и сказал только одно слово: "умерла"... Ее убило нечто, что столь стремительно ретировалось... Потом раздался треск...
        Я попросил Колю достать книгу: - Коль, книга на месте? - Да... а что? - Да так... - ответил я, добавив лишь, - у меня возникло, на какой то момент, чувство, что книга пропала. - Нет, вот она, - сказал старый, и достал книгу из своего рюкзака. - Спасибо. - Пожалуйста, Макс. - Теперь засунь её, и завяжи рюкзак... Держи его при себе. Или лучше, дай мне... Возможно я смогу уничтожить том, в нужный момент. Мне кажется, я знаю, как смогу сделать это. - Ладно. - Спасибо, за доверие, Коль, и за помощь. - Да не за что...
        Старый передал мне рюкзак и я надел его на плечи, вместе с книгой.
        Потом треск повторился, тогда я обратил внимание на стену. Где стояла входная дверь... По ней пошла трещина, разрастаясь с умопомрачительной скоростью... Посыпалась штукатурка со стены... Трещина перешла на потолок... - Здание рушится!!! - заорал я во все горло... - По стене трещина! Все выходим из отеля!!! Быстро
        Люди из машины пошли первыми, желая прикрыть нас. Они высадили дверь и попали в руки толпы мертвецов... и пали первыми...мы с Коляном вынуждены оказались открыть огонь изнутри, оттесняя толпу... мы постепенно продвигались к выходу, Антон запалил шашку динамита и бросил её к ногам зомби... Мы вырвались из строения и продолжили прикрытие. Мы оттеснили толпу в сторону и отошли сами... Я глянул краем глаза наверх и увидел, как мгновение назад чистое небо за несколько минут заволокло черными тяжелыми тучами, как никогда быстро... Земля под ногами задрожала ещё сильнее, потом молния, пронзив небосклон ударила где - то недалеко за лесом. От оглушительного удара грома у всех заложило уши...
        Мертвецов как не было... Однако вдалеке появился огромный силуэт... "По - моему пришло время..." - пронеслось у меня в голове... - Коля!!! Уходите в тыл!!! - мне приходилось перекрикивать шквальные порывы ветра. Куда?!. - Крикнул в ответ старый. - Куда - нибудь!!! - кричал я, - подальше отсюда!!! - А ты?! - Я займусь книгой!!! - Каким образом?! - Попробую порвать страницы!!! - Оно близко!! - раздался ответ, - я даже не знаю что это!!! Но определенно, это жуткая тварь!!! - Которую Иван неосторожно вызвал... Вспомни поместье!! - кричал я, - все, бегите отсюда!!!
        Я побежал в сторону мертвого дома. По огромным лужам я через минут пару добрался до строения, и ворвался в него. В ботинках хлюпала влага, но в тот ужасный момент было не до таких пустяков... Я захлопнул за собой дверь, и углубился в дом. Достав книгу из сумки я раскрыл её, штормовой ветер снес крышу, со скрежетом вырвав ее... Листы были мокрые, и рвались легко, однако ветром унесло, вырвав, несколько листов... Я видел как ЭТО приближается... Жуткая тварь ползущая на огромной ноге, как у улиток... Огромные щупальца потянулись ко мне, когда я кромсал один из листов... Из под раковины выглядывали жуткие глаза... Белые, с желтыми зрачками, и... Их было много... Раковина внезапно продралась под множеством ртов... Круглых... Увенчанных огромными клыками... которые ходили вперед - назад изо рта... Как будто чудовище дышало через все эти рты... В воздухе понесло жутким, склизким, и поглощающим все вокруг зловонием... Обломки раковины разлетелись вокруг, когда в некоторый момент... чудовище взорвалось... Извергнув облако какого - то газа... зелено - бирюзового цвета, которое потом начало с невероятной
быстротой менять цвета, но я этого уже не видел... Огромное облако видели друзья издалека... висевшее над строением... Взрывной волной ударило всех... Я даже не знал, как назвать ЭТО, ибо это даже не ЙОГ - СОТОТ, не КТУЛХУ, и не РАН - ТЕГОТ... Вообще нечто, о чем даже сам Лавкрафт не догадывался... и не видел в своих безумных кошмарах...
        Как потом рассказывали, кое - кого приложило о стены близлежащих строений, и они не приходя в сознание умирали, от сотрясения мозга и раскола черепа, который не выдерживал удара о бетонную стену... Но это все рассказывали потом, те кто выжил...
        * * *
        Проснулся я уже в палате больницы, как я успел понять оглядевшись... И вновь провалился в небытие... Помню, как дальняя стена упала и раскололась... Я же отлетаю к противоположной стене, влекомый взрывной волной... Потом удар... Я ощутил жуткую боль... и падение... в пустоту... Я не помню, лучше сказать, не знаю.. сколько времени прошло до прихода в себя... Возможно я провалялся несколько дней в строении... Возможно, рядом кто - то остался... после того, как все кончилось. А кто - то, кто мог ходить направились в ближайший город, который мы видели, пока ехали...
        Потом снова... просыпаюсь... Я привстал на локтях и ещё раз огляделся... Теперь я понял, что лежу в реанимации... Но бинтов, кроме как на туловище и на голове, я не нашел... Возможно я ударился спиной и затылком одновременно... Через кровать я увидел Яну, Дальше Ольга лежала не приходя в сознание... Линия на приборе редко, но ровно колебалась... Она была под системой искусственного дыхания...
        Яна тоже пришла в себя и спросила: "где я?.." Потом тоже оглянулась вокруг... Она спросила меня, когда увидела, что я тоже не сплю: "А остальные?.." - У - мер - ли... - только и смог ответить я...
        Потом зашли Антон со старым, улыбаясь... Только улыбка у них была печальной... "Как дела?" - спросил старый. - Неужели, - заплакала Яна, это не было сном?.. (больше ей не удалось сказать ничего... её захлестнули слезы). - Я тоже хотел бы, - согласился я, - что бы это было лишь ночным кошмаром... - Однако, все было, реальней некуда... - ответил Антон все тем же грустным, полным отчаяния, голосом. - Мы потеряли четырнадцать человек из группы... - молвил старый, - сейчас оформляются формальности и подробности трагедии. - Плюс три посторонних человека...
        Потом медсестра зашла в палату и попросила парней выйти. Я вновь провалился в сон... Кого смогли, похоронили в родном городе... Другую половину погибших похоронили вместе с руинами поместья. Установив на том месте мемориал. Однако, те из нас, кто прошел тогда через этот кошмар, сплотились основательно, собрав вокруг себя всю остальную маленькую группку. Нас осталось человек двенадцать, или даже, десять...
        Потом, те, кто после ездил туда, как рассказывали, говорили, что видели ночью призраков тех людей, что погибли здесь в ноябре 1999 - го года... И статьи в газетах... о призраках, пугающих проезжавших зевак, или дальнобойщиков... которые, с тех пор стараются не ездить ночью по этой трассе...
        20.04.2002г.
        ЧАСТЬ ВТОРАЯ
        ПРИЗРАК БОЛЬНИЦЫ... ИЛИ ТЕРРОР ВО ИМЯ ЛЮБВИ.
        Недавно мне пришлось пережить ещё один кошмар... Он начался ещё до Нового года... А именно, я ложился в эндокринологию, одно из отделений клиники медуниверситета 25 декабря, ещё 2001 - го года. В тот день было относительно тепло, и если мне не изменяет память, достаточно солнечно. Было утро... десять или одиннадцать часов, когда все было улажено. За окном светило солнце, как летом, только снег блестел и сиял на солнце. Однако в подвале здания было больше сумрака, несмотря на, собственно, все равно, маленькие окна. Подвальный этаж, фактически, сходил за обычный первый. И там постоянно находятся люди... Однако, под потолком сплошь тянутся трубы, различной толщины, отчего создается гнетущее настроение, особенно, у человека, впервые попавшего в здание. Однако солнечные лучи проникали в центральный коридор, в отдаленных же районах подвала, в частности, в коридор эндокринологии, "нервной" клиники и детского отделения пространство освещалось внутренними, электрическими источниками.
        Когда мы с мамкой разошлись, я пошел уже в отделение. Я представлял, где оно находится. Взял с собой рюкзак с вещами. Подошел к посту, где прошел регистрационный тест физических данных, рост - вес - возраст - и т. д. Потом прошел в палату...
        Ни с того ни с сего меня стали одолевать мрачные предчувствия. Хотя днем все было спокойно, и не наводило на мысль о чем бы то ни было, подобном... В огромное окно палаты светило солнце. Не ожидалось никаких происшествий. Я ожидал худшего, что мне придется неделями безвылазно торчать в отделении. А это означает возможно... несколько жутких ночей... в случае, если предчувствия сбудутся... А началось все в высшей степени невинно.
        * * *
        В девять часов вечера я вышел позвонить людям по подготовке к Новому году. Пространство под сводчатым потолком освещали фонари и не было слышно чьих либо шагов. В воздухе висела странная, почти материально ощутимая, тишина. Подойдя к таксофону в коридоре, где находилась комнатка охранников, я увидел вдалеке силуэт, метнувшийся за угол... Я дернулся было, следом, но удержался, мне нужно было позвонить обязательно. "Потом посмотришь!!" пронеслось в голове. Я вставил карту и начал набирать номер приятеля. Я отрешенно подумал, уже успокоившись, что это, должно быть, галлюцинация... или глюк, по - русски. Я позвонил друзьям, доложив обстановку, осведомившись, как дела у них, но не смог скрыть напряжения в голосе, пришлось дать размытые комментарии. Только потом я пошел посмотреть, что там на самом деле было "Что бы это могло быть... все - таки?.." пронеслась единственная мысль. Я старался идти, не шаркая тапками по полу, однако, все же, мне это удавалось посредственно, и я вынужден был слушать эхо собственных шагов, уносившееся вперед, и возвращающееся обратно. Я заметил пару человек стоящих возле
павильона, то были две женщины в возрасте. Они ещё ничего не подозревали. Они тоже посмотрели в мою сторону, выразив недоумение, по поводу того, что я здесь делаю. Однако, вопросов задавать не стали. Медленно, я продвигался по коридору, потом спустившись по деревянному пандусу, возле вещехранилища, я прошел дальше, к изгибу коридора, после небольшой лестницы вверх, ступеней в шесть, или семь, не больше.
        * * *
        Я мгновенно покрылся испариной, когда увидел цепочку кровавых следов, ведущих к выходу. Они проявились, как картинка на фотокарточке "Поляроид". Следы были оставлены женщиной... скорее, даже, девушкой, лет от девятнадцати до двадцати четырех - пяти. Но озадачило другое... откуда им здесь было взяться. Это произошло возле решетки с дверью, к которой пациентам, обычным, вроде меня, и других, доступа нет. Пока я шел по следу, на меня откуда - то свалился висельник. Я закричал, как никогда ещё не кричал... Однако... массы трупа не почувствовал. Крик зловещим эхом разнесся по коридорам здания.
        Я пришел в себя, только когда прибежавший охранник спросил: "Что здесь происходит?!."
        - Откуда труп?
        - Какой? - спросил я, не совсем оправившись от шока, - Я не - не - не з - з - знаю
        - Вы шутите!! - возмутился охранник, - Посмотрите себе под ноги.
        - Я тоже подумал, - ответил я, - что это чья - то глупая шутка... однако же под ноги посмотрел... потом наверх. (Вполне нормально, что никакой дыры я там не увидел)...
        - Только чья? - изумился охранник.
        - Я тоже хотел бы знать... - сказал я добавил, - но боюсь на самом деле все намного серьезнее, чем мы думаем.
        - Хмм? - охранник хмыкнул и вполголоса произнес, - например?
        - Не представляю... - ответил я с сожалением. - Только грядущих кошмаров нам не избежать.
        - Я случайно глянул вверх, когда шел по цепочке кровавых следов, которых сейчас, естественно нет, и увидел... (дальше я потерял на некоторое время дар речи).
        - Что?!
        - Как ЭТО падает на меня.
        - ?? - в глазах охранника читался немой вопрос.
        - То, что сейчас исчезло... так же неожиданно, как и появилось.
        - Действительно... - согласился охранник. - Спокойных ночей нам теперь не видать, как своих ушей.
        Меня вновь прошибло потом, и заколотило в лихорадке. Я посмотрел наверх, потом, снова под ноги. Наверху не было и следа какого - нибудь люка или дыры. Труп под ногами с ремнем на шее, валялся подобно куче мусора. Вещественнее некуда. Внезапно труп начал стремительно дряхлеть и вскоре совсем рассыпался.
        Сбежались ещё люди... Они успели увидеть только, как нечто, бывшее когда - то человеком, за минуту рассыпалось в прах.Глаза же у всех полезли, когда прах на глазах исчез. Подозрения в мой адрес отпали. Я ощущал, что кто - то из присутствующих, скорее всего, охрана, подумали, что я ухлопал человека, находясь, возможно, в невменяемом состоянии.
        - Ладно, молодой человек. Вы сейчас в шоке, - решил закончить диалог охранник, - завтра мы обстоятельно обсудим происшествие. Без свидетелей. Зайдете в будку охраны, когда вам будет удобно.
        - Хорошо, но у меня наверно будет дневной стационар.
        - До скольки вы будете здесь?
        - Думаю, до трех часов.
        - Но никому не рассказывайте о происшествии.
        - В отделении? - переспросил я, - но ведь люди слышали!!
        - Ну и что, - возразил охранник, - они ведь не видели.
        - Начнут задавать вопросы...
        - Придумайте же что - нибудь! - не выдержал охранник.
        - Ладно, - согласился я, - попробую.
        - Договорились, - охранник улыбнулся, и добавил, - так к скольки мне вас ждать?
        - Думаю, часов в двенадцать.
        - Ладно. Идите.
        - Приятных снов, - я, обернувшись, пожелал всем спокойной ночи и пошел спать, в свою палату.
        * * *
        Но ночь не была спокойной. Я вдруг посреди ночи проснулся, услышав шаги... где - то далеко внизу. Слышно было, как кто - то ходил по коридорам, и шаги босых ног в ночной тиши гулко разносились вокруг. Даже из своей палаты я отчетливо слышал шаги... где - то далеко внизу. Потом я вновь уснул... сон был неспокойным, но глаза слипались. Помню, я спал, лежа на животе, в одежде, поверх покрывала. "Иди ко мне..." - прозвучал в голове чей - то властный пустой голос... Я вспомнил, что человек так не говорит... Проснулся же я окончательно от чьего - то, как мне показалось, прикосновения. Я повернул голову и посмотрел в сторону открытых дверей. То что я увидел, заставило мою нижнюю челюсть натурально упасть... В проеме стояла девушка лет двадцати - двадцати двух, совершенно нагая. Длинные черные волосы, нос заостренный, но вполне человеческий, цвет кожи я разглядеть не мог, ибо она стояла как раз там, где свет сталкивается с тьмой, но похоже было на обычный европейский цвет, с оттенком загара... так мне показалось, по крайней мере. А глаза... глаза... желто - оранжевые, с узким черным зрачком - черточкой. Я
протер глаза, и ущипнул себя за щеку, подумав, что это сон. Однако, девица не исчезла, а характерным голосом произнесла, смеясь: "Ты ведь хочешь меня... не так ли?.. так иди же ко мне..." Я чуть было не поднялся и не пошел. Что - то удержало меня, когда она отвратительно засмеявшись исчезла. Я видел как шевелились губы, но голос звучал только у меня в голове...
        Я вышел из палаты и огляделся. Дежурной сестры на посту не оказалось, что очень меня насторожило. Посмотрев направо, увидел распростершееся на кушетке тело девушки, которую только что видел. Брюхо распорото и наружу вывалились внутренности. Ее тело сплошняком истекало кровью... потом прибежали медсестры, и проснулся кое - кто из пациентов, они тоже выскочили в коридор (лучше бы они этого не делали). Они тоже увидели тело, истекающее кровью, которая вдруг стала черно - сине - зеленой... Кровь стекала на пол. В дополнение ко всему, у трупа оказалось перерезанным горло. Из соседней палаты выскочила ещё одна медсестра, и увидев сию картину, пронзительно завизжала. Потом появились ещё люди... Их очередь испугаться наступит немного позже.
        Возможно, у кого - то хватило воли, посреди этого хаоса, позвать зав отделения, и через минут пять или десять, она появилась в отделении в верхней одежде, которую составлял темно - синий плащ.
        - Что тут произошло?!. - зав. клиники принеслась, как ошпаренная.
        - Появилось нечто...
        - Да?.. - заведующая иронично, вскинув брови, повторила, - значит... нечто.
        - Да, - продолжала дежурная медсестра. Вон там лежит нечто, истекающее черной кровью, как можно предположить.
        Зав. повернула голову и не выдержав увиденного, лишилась чувств. Труп девушки растворился в своей крови, шипя и брызгаясь во все стороны какой то жижей. Самое жуткое, что, когда ЭТО исчезло, кровь её осталась на софе... и по - прежнему лилась на пол. Девица появилась в следующее мгновение у входной двери отделения с чистым и целым телом. Потом она громко рассмеялась, и люди обернулись, как по команде... На их лицах застыл немой вопрос...
        КАК ЭТО ВСЕ ПОНИМАТЬ?!
        Те кто был повпечатлительнее попадали в обморок. Однако, этим дело не кончилось. Одна из пациенток, упав на пол, начала биться в конвульсиях. Она жутко кричала... Слишком громко для своих шестидесяти... или семидесяти. Потом, вытянувшись, застыла. Глаза остекленели. Люди обернулись в мою сторону, ища ответ у меня.
        - Вы думаете... Я виновен в произошедшем. - начал я.
        - Тебя ещё никто не обвиняет, - вспылила завклиники. - Мы только хотим, чтобы, ты по возможности объяснил нам, что здесь происходит.
        - Вас мое объяснение может не удовлетворить, поскольку, произошедшее не укладывается в рациональную норму, то и объяснение мое будет таким (я голосом поставил акцент):
        В ОТДЕЛЕНИИ ПОЯВИЛОСЬ ПРИВИДЕНИЕ!!!
        И добавил: А что касается того, что оно появилось с моим появлением, как вы, уважаемые дамы и господа, правильно заметили, и почему, именно в таком, а не ином виде... у меня вообще нет никаких мыслей. И я сам шокирован этим. Я пробовал анализировать причины ЕЕ появления, но ничего не приходило на ум. Так же как, и относительно природы этого создания. И почему вы пытаетесь получить ответ у меня, когда в тот день в клинику поступало ещё несколько человек.
        - Вы правы, здесь связь, с одной стороны, весьма скользкая... вынуждена была согласиться завклиники.
        - А с другой? - этот вопрос читался в моих глазах; ибо заведующая произнесла:
        - Просто все это очень жутко... и странно.
        - Я должен кое - что уточнить, привидение это не только из нашего отделения, - продолжал я, - оно разгуливает беспрепятственно по всем коридорам здания. Вы слышали, что было в тот вечер, когда я поступил в отделение.
        - Ннннет, - протянула заведующая, добавив, - к счастью... наверно.
        * * *
        Я находился в полной растерянности... смешан и поражен столькими трагическими событиями, произошедшими в клинике за неполную первую ночь. С чего вдруг, это нечто, в образе нагой девицы появилось именно с моим появлением, и именно в таком виде. Я не мог дать ответа на этот вопрос, не то, что другим, даже себе. В голове бродили на этот счет самые сумасшедшие догадки, которые можно списать на плод больного воображения.
        * * *
        Девушка - демон внезапно появилась вновь. На этот раз передо мной, на таком расстоянии, что у меня возникло желание потрогать её на ощупь. Но от неё так понесло мертвенным смрадом, что всякое желание сразу пропало. Потом она растворилась в воздухе... Только кровоточащие язвы, показывали её положение, и кровь, стекающая на пол, образуя линию из кровавых капель. Я не сразу обратил внимание, куда вела дорожка, поняв это только когда кто то схватился за шею, так как будто его начинают душить. Этим кто - то оказался паренек, лет восемнадцати - девятнадцати. Он хрипел и пытался высвободиться. Однако этот хрип, сопровождаемый сатанинским хохотом, внезапно прервался. На шее парня нарисовался огромный разрез, и кровь хлынула на пол рекой, послышались причмокивающие звуки, как будто кто - то присосался к кровеносным сосудам парня, и жадно слизывал хлещущую фонтаном кровь. Снова кто - то упал в обморок... На этот раз, бабулька, что была помоложе. Она однако, была не в силах даже, что - либо сказать (немудрено потерять дар речи, да и не только его, когда у тебя на глазах какая - то нагая девица - призрак
порешает человека). Признаюсь... такого я ну никак не мог ожидать. Меня тут же вывернуло. Девица же, смеясь, отбросила тело мальчишки и показавшись улетела... Замечу еще, что мне показалось, будто у неё во время улыбки обнажились длинные клыки, характерные для вампиров. Однако, это выяснится позже. Да, я заметил их только сейчас, как мне показалось, что заметил. В эту ночь демоница больше не появлялась...
        * * *
        "Кошмар этой ночи, в канун Нового года, однозначно, забудется нескоро, особенно для тех, кто едва выжил..." - гласит запись в дневнике от 26 декабря. Днем, когда я выполнил все назначенные процедуры, я спустился в каморку охраны, где состоялся довольно долгий разговор, который ни к чему толком не привел. Охранники слышали вопли и крики откуда - то сверху, однако, решили не ввязываться в конфликт... (Не зная почему, это решение оказалось оправданным. Они бы все равно ничего не смогли сделать.) Также я изложил случай смерти одной из пациенток. После этого были приглашены другие участники, и те, кто едва не стал жертвой кошмара этой ночи. Показания других свидетелей также были зафиксированы.
        - А вы сами, молодой человек, - начал диалог охранник, - можете как нибудь объяснить произошедшее накануне вечером и ночью?
        - Я же сказал, - ответил я, - у меня нет вообще ничего, что я мог бы сказать по этому поводу. Сейчас все слишком сложно и запутано.
        - Похоже, мы имеем дело с аномалией, - возразил охранник, может, какие - нибудь особые моменты?
        - Я могу припомнить, только, что здесь поблизости, в глубине Университетской рощи есть морг... и Анатомка...
        - А они здесь с какого бока? - Охранник, видимо, был наслышан об этом, но его удивило, что я вспомнил об этом факте именно сейчас. Однако, я не знал, что ответить на это.
        - Я знаю, только, интуитивно, что скорее всего, это привидение оттуда. Точнее, полагаю, и склоняюсь к утверждению, что эти строения здесь как - то участвуют, - произнес я вполголоса.
        - Хмм... - протянул охранник, - интересно.
        - Я думаю, - продолжил я, возможно, каким - то образом, девушка, которая появилась ночью в отделении, возможно кровавым способом покончила жизнь самоубийством, и... причем, в нагом состоянии. Призраки обычно появляются в том виде, в каком нашли смерть их живые прототипы...
        - Далее, пожалуйста, - нарушил паузу охранник.
        - И... потом... я не уверен, но это единственное, что мне сейчас пришло в голову, и самое сумасшедшее объяснение, она каким - то образом ожила... однако, воскрешение не пошло ей на пользу. Мне показалось, что она стала вампиром, после воскрешения.
        - А почему вы решили, что ЭТО - девушка?
        - Это видели все участники ночного кошмара, что ЭТО явилось в облике нагой девушки лет двадцати - двадцати двух с черными волосами, и желтыми глазами. - Я почти вышел из себя, от тупости вопроса, - и продолжил, сдерживая раздражение, - а вы разве не видели? Она не появлялась внизу? Или накануне вечером? Она запросто могла пройти мимо вас, причем, оставаясь видимой, мы наверху видели, только, что она покинула отделение после убийства.
        - Вы же сами там были, молодой человек, - ответил Анатолий, - мы видели только труп, рассыпавшийся в пыль.
        - Понятно, - подумал я, и продолжил, - значит, вы не видели её и тогда, стоя спиной к ней. А я увидел, как она скользнула в сторону кабинета УЗИ... в конце коридора. Но я ещё не знал, что она вампир, как не знаю и сейчас.
        - А что делать, - если это вампир? - похоже, здесь можно ждать чего угодно, - протянул охранник.
        - Тогда по крайней мере, мы знаем, что делать дальше...
        - ??? - не заданный вопрос повис в воздухе.
        - Надо искать гроб и вампиршу, и убить её колом, вонзив его ей в сердце. Так гласят легенды.
        - А где? - продолжал охранник, - где искать гроб?
        - Не факт, даже, - ответил я, что он находится на территории здания, в смысле, внутри его, в помещениях клиник.
        - Тогда где - же?
        - Это нам предстоит выяснить... - с грустью в голосе я подытожил. Однако, я надеюсь, чтобы он оказался внутри здания.
        - А если это окажется не вампир? - с дрожью и отчаянием, с паническим ужасом, - спросил Анатолий, - Что тогда делать?
        - Я думаю, - произнес я, скорее шепотом, - что нужно начать интенсивные поиски, чего - либо, что может заменять гроб, и параллельно проверить, в городе на предмет самоубийств. Но сделать это нужно в тайне от общественности.
        - Это очевидно...
        - И вот ещё моментик, - вспомнил я, - нужно узнать, у сотрудников морга, нет ли здесь какого - нибудь неофициального кладбища...
        - Здесь?
        - Я имею в виду территорию рощи, - уточнил я.
        - Какое - нибудь, древнее кладбище?
        - Хотя бы начала, или середины двадцатого века.
        На этом наш разговор был завершен, и я ушел, изрядно раздраженный своим бессилием. Самое забавное, что меня могут теперь заточить в ПСИХУШКУ. Причем, на неопределенный срок...
        * * *
        Потом, я начал догадываться, что можно предпринять, если это не вампир... Однако, мы получили неопровержимые доказательства обратного... но что если, мне все же, показалось...
        В течении дня я болтал с соседям по палате обо всем и ни о чем, пытаясь вести себя естественно, однако, судя по в сему, это плохо получалось. Я ждал ночи, сам того не осознавая, и новых кошмаров. Пошел, купить пакет сока. Я не мог чувствовать себя расслаблено. Я подкоркой ощущал, что сегодня в ночь случится нечто, что напрочь перевернет размеренную больничную жизнь с ног на голову. За окном смеркалось... Было уже около пяти часов пополудни, двадцать шестое число. Мои соседи были в курсе произошедшего ночью, однако держались относительно бодро. Они знали, что любого из нас этой ночью может настигнуть смерть. Ну - у - у... как говорится, перед смертью... Это была вторая ночь моего пребывания в отделении. Однако, сегодня, призрак никак не проявил себя. И я более менее выспался. Однако сон был тяжелым и я тяжело проснулся, как будто накануне перебрал пива. Так же прошел и следующий день... Я пошел и взял какую - то газетку, дабы немного разнообразить чтиво, и пакет сока. В палате я кое - как выпил сок, а бульварная газетенка никак не читалась. Хотелось вздремнуть, однако сон тоже не шел. Близилась
следующая ночь...
        * * *
        Потом прошла ещё неделя, призрак никак себя не проявлял, так что люди в отделении, да и, что говорить, во всей клинике, успели прийти в себя, успокоиться. Шла уже вторая неделя, как я госпитализировался. Люди, пациенты отделения успели уже подзабыть о кошмарах полутора - двухнедельной давности. Даже, мало кто, теперь вспоминает об этом. Я тоже успокоился, и застыл в ожидании...
        Выписка из дневника от восьмого... или десятого января:
        "... я вынужден ждать нового кошмара. То, что девушка пропала сулит много проблем и новые ужасы. Я вынужден ловить себя на том, что повторяюсь и зациклен на одном. Скоро будет кровавый финал... Или начало конца. Сколько - то ещё смертей за столь короткий временной интервал постигнет отделение и какие - то ещё кошмары сотрясут спокойную размеренную больничную жизнь... ЭТО ЗАТИШЬЕ ПЕРЕД БУРЕЙ."
        * * *
        Как я и ожидал, кошмар случился. Этой ночью, с восьмого на девятое января. Я не думал, что вампирша могла напомнить о себе именно сегодня. Хотя... глупо было бы ожидать от нее, таблички с предупреждением: "дай - ка я седни ночью кого - нибудь иссушу" (немного юмора). Посреди ночи где - то в отдалении от нашего отделения раздался пронзительный, протяжный визг. Его услышал не один я; об этом можно было судить по топоту ног, заполнившему тишину коридора, и возбужденных разговоров медперсонала и пациентов. Входная дверь часто захлопала от беготни, паника вновь воцарилась в отделении... Сон моментально отпустил меня, и я сорвался, побежал следом за остальными людьми. Вампирша дала о себе знать в стенах акушерского отделения. Я не смог прорваться внутрь, однако по возгласам и отдельным отчаянным стонам, я смог заключить, что погиб чей - то ребенок. Я выражаю сочувствие той несчастной матери, на чью долю пришлась такая трагедия, хотя сочувствием, безусловно, малыша не вернешь. Люди говорили о реках крови, с неподдельным ужасом на лице. У меня челюсть упала до пола, когда ЭТО, шлепая по полу, босыми
ногами вышло спокойно из отделения, в ту дверь, в какую входят в АКУШЕРИЮ, через отделение ультразвуковой диагностики. Вампирша вышла, задержавшись в проходе... Ее силуэт внушал ужас у вновь подходивших и прибегавших, потоки крови стекали по шее, теряясь меж грудей, потом... ниже - на живот, и капали на пол. Позади неё тянулась цепочка кровавых, и как бы, чуть приволакивающихся, следов. В руках она держала тело недавно убитого младенца. Она насмехаясь присосалась к яремной вене малыша, вытягивая из него то последнее, что осталось в его сосудах. Сердце его уже не билось. Об этом следует догадываться... Люди стояли, пораженные наглостью призрака, не в силах что - либо сказать или сделать. Вампирша же, рассмеявшись, исчезла на глазах. Однако отчетливо и вслух сказала:
        ЭТО ТОЛЬКО НАЧАЛО!!!
        ... Зловещий конец фразы эхом разнесся по ночной пустоте коридоров. Отчего многим, включая меня, стало не по себе. Только тело младенца... Он ведь теперь тоже станет вампиром. Пришлось вновь вызывать священника, дабы он отправил все необходимые обряды, для спасения души ещё не успевшего познать жизнь, маленького человека. Сюда, согласно легендам входит пронзение сердца колом, чаще всего говорится, лучше осиновым. Однако разъяснения этого суеверия я нигде не встречал. И обезглавливание трупа. Он имеет силу, только в более - менее целостном состоянии. Думаю, этот момент прояснять никому не нужно.
        Спустя какое - то время, наверное, не больше получаса, прибыл священник; однако, дальше я смотреть не стал. Уж на что я невпечатлительный человек, но смотреть, как пронзают колом тельце новорожденного, пусть даже, для спасения души младенца, и даже если это делает святой отец, наблюдать это было выше моих сил... Поэтому я удалился в свое отделение. Я больше не мог уснуть. Собственно, не только я один, вся клиника была шокирована поведением вампира. Потом снова наступило затишье. И вампиршу с неделю, или полторы, снова видно не было. Она никак себя не проявляла. Она не бродила по пустынным коридорам в темноте ночи... и не появлялась ни в одном из отделений... Люди начали шептаться в коридорах, и атмосфера все накалялась...
        В нашу палату, где лежал я, и ещё один парень, постарше меня, его, кажется, Иваном звали, поступил ещё один пациент, гражданин в возрасте лет пятидесяти, наверное, однако, спортивного телосложения. Его тело, по видимому непонаслышке знает о пользе регулярных физических нагрузок, спортивного характера. "Видимо, что - то нарушилось в этом слаженном организме..." - пронеслось у меня в голове, - "или простое обследование, ровно как и у меня".
        * * *
        Естественно, что все жертвы вампирши были похоронены, однако, причина смерти была строго засекречена и была фальсифицирована для общественности. Это делалось, очевидно не в преступных целях, но в целях сохранения общественного спокойствия. Потому что если что - то просочится в мир, начнется просто неописуемая паника, и хаос... и смятение... они овладеют людьми, и город сойдет с ума. Новый пациент с порога ощутил накаленность атмосферы. "...В воздухе висит ужас..." - произнес Александр Борисович.
        - Что тут у вас случилось?
        - Много таинственных смертей за без году месяц, - произнес я с подавленным выражением в голосе и на лице.
        - Чем же они вызваны? - продолжал допытываться гражданин.
        - Я могу сказать только, что трагические и странные события начались с моим появлением в здании, - ответил я и переглянулся с Васей, - в качестве пациента...
        - А поподробнее?
        - Вы обещаете хранить молчание? - спросил Иван.
        - Да, - ответил новый пациент.
        - В больнице появился призрак, - пугающе спокойно произнес мой сосед, - и очевидно, что это вампир...
        - Вы с ума сошли, молодой человек! - не удержался Александр Борисович, - призраков не существует!
        - Боюсь вы ошибаетесь, - все тем же спокойным голосом отвечал молодой человек, - мы все сошли с ума. Вся больница.
        - Тогда я пошел отсюда.
        - Вас сейчас никто не отпустит, - продолжал Иван, - в больницу поступило распоряжение властей, не выписывать никого, пока не разберетесь с вампиром.
        - То есть, пока не убьем его? - продолжал пожилой пациент.
        - Только, не ЕГО, - поправил Александра Вася, - ...а ЕЕ.
        - ЕЕ?!. - изумился новичок; на его лице появилось искреннее удивление, смешанное с зарождающимся, где - то в глубине души, страхом, его глаза, под тяжелыми светло - русыми бровями, расширились до размера 50 - ти копеечной монеты.
        - Сейчас сотрудники клиники разыскивают гроб, - произнес я, параллельно, здесь, в здании, и на улице, в границах Университетской рощи.
        - Однако, Слава, - Василий обратился ко мне, - успехов пока не добились... верно?
        - Да, к сожалению, - ответил я, - я в последние дни вообще начинаю сомневаться...
        - В чем? - спросили оба соседа.
        - В том, что гроб находится на территории медуниверситета, и даже на территории рощи.
        - Тогда где же?
        - Я бы тоже хотел это знать, - отвечал я, - тогда...
        - Тогда... - произнес, повторяя, Василий и замолк.
        Повисло давящее молчание. Даже медсестра, Аня, заглянула к нам в палату, удивленная тишиной, лившейся из дверей нашей палаты. Каждый из нас погрузился в собственные мысли, дабы как - то зафиксировать свои мысли и события прошедших дней я обратился к дневнику, который, пока я жив, должен хранить втайне ото всех, однако, я не стесняясь кого - либо веду там записи, днем или вечером. Пока работали павильоны, решил я, надо купить сока, за сим я вышел в ещё освещенный, закатным солнцем коридор, время было около полпятого, или пять... не помню сейчас. Я благополучно купил пакет любимого, томатного сока и вернулся в палату, где никого не обнаружил. "Может быть, курят..." - пронеслось в голове, - этим сейчас никого не удивишь. Однако, никого из соседей не появилось через полчаса... и через час. В такой ситуации любое исчезновение может поставить на ноги все отделение, - пронеслась единственная разборчивая мысль, которую я смог выловить из урагана и хаоса безумных мыслей. Я вышел на пост дежурной медсестры и спросил, видел ли кто моих соседей по девятой палате.
        - А почему вас это так беспокоит? - спросила Нина.
        - Я выходил за соком час - полтора назад, но вы видели, как я вернулся, через пять - десять минут, когда я уходил они были на месте.
        - Они покурили, вдвоем, - отвечала сестра, и пошли, кажется, на вечернюю процедуру, у них там кое - что было назначено.
        - Но ведь процедуры не могут длиться так долго?.. правда ведь?
        - Почему, молодой человек? - протянула медсестра, - хотяяя... мне тоже показалось странным, вы правы, Слава, мне тоже так показалось. А свидания с родней, вы об этом не забываете?
        - Но это тоже, - возразил я, - маловероятно... все вместе могло занять не больше часа. К тому же свидания в такое позднее время?
        - Д - д - а... но что вы хотите этим сказать?
        - Мне кажется... мне кажется... они оба пропали, - произнес я, - в свете ситуации с вампиром, вам не кажется, что...
        - Не надо об этом пожалуйста. Только не здесь. Тут же люди. Многие преклонного возраста... и потому, более впечатлительны... вы хотите ещё жертв?
        - Простите, вы правы здесь, - я вынужден был извиниться, - нет, пожалуй, мне не нужны жертвы, - но я не думаю, чтобы кто - то нас специально подслушивал, а кроме того, ну и что, что пациент обсуждает с дежурным врачом проблему вампира... вампирши, точнее... что с того?
        Однако, этой ночью, когда я спал, довольно крепко, я все же проснулся от пронзительного визга, перешедшего в булькающий хрип. Я ночевал один, так как мои соседи так и не вернулись. Этот факт сам по себе вверг меня в замешательство, а тут ещё новая атака вампирши. Я выскочил в коридор и увидел, что в десятой палате на полу лежит истекающая кровью женщина, лет пятидесяти пяти - шестидесяти пяти. Ее горло было аккуратно раскроено, а сонную артерию отмечали две аккуратные дырки... от клыков. Кто - то небрежно бросил: "придется снова приглашать святого отца..." Однако тут же последовал ответ:
        - Скоро придется, выделять место для святого отца в одной из палат.
        - Клиника превратится в приход. Не говори, Валя... - послышался второй женский голос, (видимо, Валя - тоже - женщина), ибо было слышно бабье кудахтанье... (прошу прощения на небрежность), медсестры колдовали над трупом (в отсутствии признаков жизни у пострадавшей сомневаться не приходилось), и дежурная снова пошла вызывать священника, дабы то провел все необходимые ритуалы.
        Где - то через полчаса, тут же, в десятой палате...
        - Сколько живу в Томске, сколько себя помню, но такого... - слышалось за дверью. - Господом клянусь, ни больница ни город ещё не слыхивали...
        - Валь, а что ты удивляешься, - вопрошал другой голос, - наш городок маленький, и то ли ещё случится, подумать страшно.
        - Типун тебе на язык, болтунья старая, - сухо засмеялась отвечавшая, но в этом скрипучем смехе не слышалось веселья... или даже, иронии.
        Потом послышались шаги, поэтому я поспешил отойти от дверей и сделать вид, что возвращался снизу... или прогуливался по отделению, туда - сюда. Я сходил и осведомился, как продвигаются поиски, однако ничего нового не узнал. Люди ночью, по всей видимости, ведут поиски, дабы не привлекать внимания общественности. Этой ночью, точнее, в её остаток больше никаких происшествий не было. Однако, чувствовалось, что люди не спали. На неделю в больнице вновь воцарилось шаткое спокойствие и тишина, давящая на нервы тишина. Все ждут очередной вылазки с тревогой в глазах... Порой мне кажется, что я вижу в глазах людей немой укор в мой адрес. Последней ночью мне приснился кошмар, в котором девушка, мать погибшего младенца, является мне с угрозой мести. Ее силуэт, и особенно, взгляд, излучал немое отчаяние... и гнев... праведный. Видимо, подумал я, она не выдержав удара, покончила жизнь самоубийством. Я проснулся в холодном поту, вскочив на кровати... Не замедлила появиться дежурная: "Что случилось?" - вопрошал весь её вид, напуганный неожиданным вскриком посреди ночи, нарушившим и без того неустойчивый покой.
        - Мне кошмар приснился, - произнес я.
        - Можно поподробнее?
        - Мне приснилось, что девушка, у которой умер младенец, не так давно, тоже покончила жизнь самоубийством и явилась ко мне... с угрозой мести.
        - Но никакого самоубийства никто не совершал, - поспешила медсестра успокоить меня, - вы сейчас не в себе, попытайтесь снова уснуть.
        - Хорошо, - ответил я, - спасибо за участие.
        - Не за что... спокойной ночи.
        Сестра вышла, оставив меня наедине с самим собой и со своими страхами... и пустотой. Я не заметил, как снова уснул. Видимо переутомление, все же, дало о себе знать. Я проспал довольно долго, и меня, самое странное, никто из медперсонала не будил. Мои соседи так и не появились. Проснулся я часов около десяти, вышел из палаты, дабы получить лекарства и поставить укол, эти процедуры незыблемы и необходимы. Я подошел к посту дежурной и спросил, пока сестра искала мои препараты, не появлялись ли мои соседи. В это время зазвонил телефон, медсестра спокойно взяла трубку, но то, что она там услышала, заставило её волосы встать дыбом... Страх пронзил её насквозь за считанные мгновения. Она, бледнея, успела сказать: "твои соседи мертвы..." - затем упала в обморок. Я едва успел её поймать, иначе она рассекла бы голову об угол стола. Я позвал кого - нибудь на помощь и велел принести стакан ледяной воды. Прибежала и завклиники: "Что здесь случилось?!." Прибежали медсестры из кабинета старшей сестры, со стаканом ледяной воды; я плеснул немного воды ей в лицо, и этого оказалось достаточно; женщина начала
откашливаться и спросила, что здесь произошло.
        - Моих соседей нашли мертвыми, судя по всему, в коридоре, - произнес я, и повернулся к сестре, а вы упали в обморок, едва успев это промолвить.
        - Где?
        - Я не успел это узнать, - ответил я, взволнованный и напуганный таким поворотом событий, - дежурная сестра успела сказать только это.
        Дальше администрация отделения и дежурная сестра уже беседовали на полутонах между собой, так что я слышал лишь невнятные обрывки их разговора, так как стоял теперь в стороне. "Боже, снова вампирша..." настойчиво вертелась в голове одна и та же мысль. Она добралась до моих соседей. И скоро доберется до меня...
        Пациенты отделения впали в отчаяние, боясь выходить вечером вниз в коридор. Они поняли, что, если сунутся в коридор в такой час, почти наверняка умрут, а после смерти обречены будут на вечное скитание, и на вечную кровавую жажду. Я сам пошел посмотреть, где товарищи нашли свой конец. Наверняка, технички ещё не убирались в коридорах, или не добрались до столь отдаленного угла. Я полагал, что они пошли в сторону кабинета ЭКГ, это же подтвердилось со слов охранников, и пошел в сторону лифта. Как и предполагал, я увидел много запекшейся крови, и следы... уже знакомые, но что им там понадобилось вечером? в такой глуши?.. - продолжал я мысленный поток, - может, просто гуляли, общаясь, заговорились. Вампирша, похоже, сначала поиграла с ними. Она атаковала сзади, полоснув когтями по спине одного из них. Тогда брызнула кровь, и рубаха пострадавшего покраснела, судя по всему, от крови; второй, парализованный и шокированный увиденным, встал, как вкопанный. По всей видимости, вампирша перерезала ему горло чем - то режущим... сделала она это быстро, в доли секунды, так, что попутчик не успел охнуть. Орудия не
нашли. Только кровавые следы, оставленные все той же вампиршей. Они вели в сторону лифта, потом обрывались, не дойдя до него наверное, полметра. Что бы это значило... Новые вопросы вставали, не дожидаясь ответов на предыдущие с ужасающей скоростью.
        Я вернулся в отделение; не находя себе места, пробовал углубиться в чтение, однако, сконцентрироваться мне не удавалось. Мысли все время возвращались к луже засохшей крови на полу, и брызгам на ближайшей стене. Вышел в коридор, посмотреть телевизор, на диване напротив уже кто - то сидел. Кое - кто из пожилых пациентов. Я присел рядом, и уставился в экран, впрочем, ничего там не видя, Я полностью погрузился в свои мысли... Однако, потом думал я, так не должно продолжаться. Я должен вырваться из замкнутого круга, или я свихнусь, риск этого все нарастал. Я, как будто, не своими ушами слышу, как рядом старушенции обсуждают очередной поступок героя бразильского сериала. Они, казалось, забыли, весь этот ужас, смерти, кровь в отделении. И живут обычной жизнью...
        После обеда я прошел к себе в палату, и наконец, углубился в чтение. В палату № 9 по - прежнему никого не подселяли. Я ночевал один уже вторую ночь... Ночь прошла спокойно. Похоже, сюда вообще больше никого не подселят... никогда. Даже, когда, со временем этот кошмар, вроде бы, забудется. Призрак и атмосфера отделения, будут смутно напоминать об этом кошмаре. А грядущие поколения медсестер узнают об этой истории лишь понаслышке, от тех, кто работает сейчас, но лет через десять - пятнадцать уйдут на заслуженный отдых. Они будут помнить этот кошмар до конца своих дней.
        * * *
        За подобными мыслями я уснул где - то часов в одиннадцать. Наутро проснулся совершенно свежим. Этой ночью мне удалось, наконец, собрать все свои силы и волю в кулак, поскольку, я чувствовал, что близится развязка. Скоро... Должно случиться нечто, что положит конец этим ночным кошмарам.
        Запись из дневника:
        "... день прошел спокойно, эта ночь тоже обошлась без происшествий. Между прочим, это уже наверное, сороковой, или пятидесятый, мое обследование явно затянулось. Нужно было покончить с этом призраком, раз и навсегда... день моего пребывания в больнице. Вампиршу ещё не нашли. Люди успокоились, веря, что близок конец. Только каким он будет"... никто не знает, кровавым... или счастливым. Днем я спускался вниз, и спрашивал охранников, нашли люди гроб, или нет".
        Я спустился в подвал, где - то во втором часу, подошел к будке охраны, и прямо спросил, нашлось ли хоть что - нибудь, похожее на гроб. В ответ на это Василий, охранник, предложил мне пройтись с ним в подвал, предварительно спросив меня, готов ли я увидеть то, что там может оказаться. Я утвердительно кивнул, тогда он поговорив с коллегами, позвал меня за собой. Мы шли молча, я - чуть сзади, чтобы видеть, куда он направляется и не заблудиться. Помню, шли в сторону лифта, потом свернули в какой - то сверток в коридоре, куда обычно даже при желании не свернешь "по ошибке". Тут трубы образовывали очень тесное переплетение, так что оставался узкий, едва проходимый коридор. Человек достаточно крупный, сюда уже бы не протиснулся точно. Василий сначала пошел сам, и после этого позвал меня идти следом. Мы вынуждены были идти боком. В конце этого коридора была комнатушка, где был люк в полу, который выглядел массивным, что меня слегка встревожило. Однако, он и в самом деле легким не был. Видимо, это был секретный ход для неизвестно, каких целей... Василий попросил меня помочь поднять люк, и вдвоем мы не без
труда подняли его. Мы отпрянули в ужасе от отверзшегося провала, ибо оттуда ударило жуткое зловоние, пропитанного плесенью веков и духом смерти. Поток с ревом устремился ввысь и растворился в коридоре, разлетевшись эхом по коридорам здания. Мы заглянули в черноту и увидели лестницу, ведущую вглубь. Охранник пошел первым, так как опасался возможных атак вампирши. Я следом за ним шагнул в черноту. И почувствовал запах застоявшегося воздуха, пропитанного временем... и смертью... Дааа... там чувствовалась смерть. Она висела в воздухе и могла наброситься из - за угла... Я попросил охранника посветить чуть - чуть мне, чтобы я взял ещё один фонарь. Я видел в стенных нишах керосиновые фонари. Я тоже хотел обследовать стены этого тайного места. Мне кажется, что я, невольно ставший косвенной причиной произошедшего, должен и положить конец больничному кошмару. Василий зажег для меня второй фонарь, и удалился вперед на несколько шагов. Я слышал его шаги до некоторого момента пока... Мы шли довольно долго, повторяя множество поворотов. Потом я увидел где - то в глубине коридора какой - то сверток, который не был
как либо отмечен, в отличие от предыдущих. Я собрался было спросить охранника об этом коридоре, когда вдруг услышал впереди пронзительный крик, от которого у меня заложило в ушах, а эхо его разлетелось по низким коридорам с молниеносной скоростью, и найдя выход, рвануло наружу, в обитаемые места клиники, в коридор. Однако рев эха... а потом жуткий смех... громогласный хохот... было бы лучше так назвать это... сковал людей наверху клешнями страха. Я сам едва придя в себя рванул обратно, однако долго не находя лестницы, наконец понял, что запутался... Я попробовал вернуться по пути, которым бежал, однако запутался ещё больше. Меня охватило отчаяние и панический ужас, который лишил меня способности мыслить. Я стал бессмысленно бродить по коридорам, и бродил бы так до тех пор пока не сдохну.. или пока меня не хватятся в отделении. До этого не так уж далеко оставалось, ещё какой - нибудь час. Я почувствовал, как кровь стынет в жилах, когда увидел труп Василия, висящий под потолком... совершенно сухой. Я чудом не наткнулся на него. Я потерял всякий контроль за собой, и закричал, что было сил в глотке.
        * * *
        Позднее.
        Я услышал шаги где - то в стороне от себя. Однако, решил сам не идти навстречу, ибо, каждый шаг может лишь отдалить меня от людей. Я понял, что уже начат поиск меня и Василия. Я тем временем начал поиск возможных тайных замков и дверей, с целью, при возможности срезать путь возврата. Я пробовал толкать или двигать разные камни, когда вдруг, один из них самопроизвольно сдвинувшись с места, заскользил вдоль стены, застыв где - то за сотню метров от меня. Потом кусок стены, состоящий из чернозема, смешанного с чем - то еще, типа дегтя. Кусок походил на плиту больших размеров, он отодвинулся влево на метр и застыл. Я в шоке замер, ибо предо мной раскрылся склеп... или нечто, на него похожее. Когда первый шок прошел, я в нерешительности сделал шаг внутрь; а плита даже не шелохнулась боле. Я шагнул снова, и опять - ноль реакции. В свете своего факела я увидел висящие на кронштейнах ещё факелы, которые я не преминул зажечь хотя бы через один. Моему взору предстала жуткая картина... Разбросанные кости и черепа устилали пол помещения едва ли не сплошным ковром. По краям вдоль стен стояли гробы без имен
погребенных здесь лиц. "Видно было, что этому склепу не менее двух сотен лет", - заключил я мысленно. Людские голоса вдали, как бы, невзначай постепенно сошли на нет, и в склепе воцарилась гнетущая, абсолютная тишина. Я начал исследовать склеп, оказавшись в незавидном положении, ибо вампирша могла появиться внезапно, а последствия предсказать абсолютно не представляется возможным. Я оглядывался и ходил вокруг, осматривая все гробы подряд, когда вдруг, наткнулся на один из них, странно приоткрытый. Мне послышалось какое - то шевеление. Я резко обернулся, но это оказалась прошуршавшая в другой угол отъевшаяся крыса. Я решил заглянут в этот гроб, и то что я там увидел, даже сейчас, в следующий год, вспоминаю это с замиранием сердца... Это лучше не видеть простому смертному. Не то что бы, вампирши там не оказалось, о, нет она лежала на своем месте, нагая, и ухмылялась. Она знала, что уже скоро наступит её время... Она давно уже исстрадалась по крови... Я почему - то поспешил на выход, влекомый неведомой силой, причем, почему - то сразу нашел дорогу, идя, словно бы по наитию свыше. Я уже вряд ли забуду
туда дорогу, как впрочем, и оттуда тоже. Неведомый мне доселе ужас, вместе с Провидением, вытолкнул меня из подвала, как пробку из винной бутыли, когда б её содержимое хорошо взболтать. Благо была уже ночь, когда я летел по коридору, аки сумасшедший... Я действительно сошел с рельс... как мне тогда казалось. Взлетев на свой этаж, я добежал до палаты, которая теперь была пуста, и похоже, надолго, и завалился на свою кровать, дабы отдышаться. Я знал теперь зато, где находится вампирша. Я ни за что, даже при очень сильном желании не смогу этого забыть. Дорога к тайному склепу, о котором не упоминается в официальных документах, в подвалах клиники. В эту ночь я отрубился сразу же. И сон оказался довольно отдохновенным. Ибо наутро я почувствовал себя свежим, хорошо отдохнувшим от всех этих ужасов, воцарившихся в клиниках, казалось, на долгие годы.
        * * *
        Утром следующего дня я пошел в будку охраны, что в коридоре внизу, после сытного и желанного завтрака. Я, купив сока, пришел в каморку. Я подробно, насколько мог, описал, все, что успел увидеть и понять, в том числе и дорогу, которой я выбрался из этого кошмара:
        - Но как тебе удалось?
        - Не имею ни малейшего представления, - растерянно отвечал я, - в какой - то момент, когда я совсем было, отчаялся освободиться когда нибудь оттуда, какая - то неодолимая сила толкнула меня так, что я даже не успел сообразить, что же произошло...
        - Своего рода толчок в спину? - переспросил один из людей.
        - Пожалуй, - согласился я, - это больше ни на что не походило, разве что, эта сила выпроводила меня за пределы подземелий в населенные площади здания.
        - А слова?
        - Ты слышал какой - нибудь голос при этом? - подключился к разговору дремавший поныне сотрудник.
        - Опять же, нет.
        - Мы рады, - произнес Анатолий, - что вы как бы то ни было, выбрались из этих жутких катакомб.
        - Я бы с удовольствием, больше не возвращался туда, - продолжал я, однако, предстоит ещё раз спуститься вниз, и покончить с вампиром, раз и навсегда.
        - И не ломать голову, - заключил Толя, - почему она стала вампиром.
        - Вы правы...
        После непродолжительного разговора с охраной больницы, я пошел обычной дорогой к себе в отделение, в палату с номером девять, которая по прежнему пустовала, наводя тоску и навевая отчаяние и ужас перед грядущим. У меня ещё оставалось поллитра сока, когда я пришел в палату. Поставил его в холодильник и пошел в столовую, на обед. За окнами сверкал чистый снег во дворе клиники. И небо было на редкость свежим и ясным, но солнце не грело, но не потому, что это ЗИМНЕЕ солнце, скорее оттого, что неспокойно у меня внутри. Я решил послушать о чем говорят люди, пусть это неэтично, по законам общества, но сейчас мне это необходимо, чтобы выяснить настроения в отделении. Но все говорили вполголоса, не желая быть услышанными. Но я чувствовал, что они были спокойны и расслаблены. Да, их встряхнул вой из подземелий, но за этим не последовало никаких кошмаров. Они, наверное, лишь перекрестились тогда, но не более. Дежурная по отделению, все та же молодая сестра удивлялась, как я вообще вернулся оттуда. Она не могла даже подумать, что я там успел бы погибнуть, от клыков вампирши, и воскреснуть вновь, в таком же
качестве... Честно признаться, я был с ней в этом полностью согласен. Однако, я свободно нахожусь на солнце... и при улыбке не обнажаю вытянувшихся верхних клыков. Мне тоже становилось жутковато от этой мысли, поэтому я гнал её от себя, когда она давала о себе знать. Я старался думать о чем - то совсем отвлеченном. Я между прочим забыл про еду, которая уже остыла, и похоже, впал в состояние прострации, ибо почувствовал на плече некоторую тяжесть от чьей - то руки. Я вздрогнув, обернулся, но это всего лишь была кухарка отделения. Она оторвала меня от тяжелых мыслей. Я не заметил за этим, как остался один в столовой, где - то в третьем часу.
        Время близилось к вечеру... потом наступила ночь. Какая - то странная, жутковатая, небо затянуло низкими тучами, это видно было при свете уличных фонарей, горевших, правда, через один - два, но все же достаточно освещавших Московский тракт ночью. И луны не было видно. Я, помню, стоял на лестничной клетке, выходящей окнами как раз на тракт. На лестничной клетке тоже было темно, одна или две лампы освещали пролет, между неврологическим и нашим отделением...
        * * *
        Московский тракт освещали лишь фонари, которые работали один через два. Так что освещение и на улице тоже было весьма скудным. А люди в этот поздний час шедшие куда - то и не подозревали, какая им грозит беда. Ночь была на редкость холодной, об этом можно было судить по заледеневшему окну. И прохожие, укутавшись в шарфы и воротники полушубков, дубленок, шуб, угрюмо глядели только себе под ноги, сопротивляясь сильным порывам ветра.
        Потом порыв ветра ворвался сквозь щель между створками где - то внизу, возле коридора, и с воем поднялся ввысь... Я почувствовал, что что то не так и обернулся. Внизу вновь стояла вампирша; она ухмылялась, слегка издевательски. Мы оба понимали, что стоит ей захотеть, и она в два счета убьет меня, но она не двигалась, глядя на меня своими янтарными глазами; потом, через несколько мгновений, она произнесла вслух:
        - Как тебе нравится все это?
        Я видимо хотел что - то сказать, но прикусил язык, как оказалось, от неожиданности...
        - Хех... - усмехнулась вампирша, - даже язык с перепугу проглотил... Она засмеялась, на сей раз, обычным смехом... хотя, впрочем, теплой искренней радостью тут и не пахнет... От вампирши по прежнему веяло холодом. Потом она снова шокировала меня.
        - Ты ведь хочешь стать таким, как я? - причем она произнесла это таким обыденным голосом, как будто предлагала пойти в кино.
        - Таким - как ты?... - я не нашел больше сил, чтобы четко произнести эту фразу.
        - А что в этом такого? - недоумевала теперь она, - ты ведь хочешь обрести бессмертие. Я вижу это в твоих глазах.
        - Но чтобы получить бессмертие, я должен что - то отдать?
        - Да - а - а, - протянула вампирша, - ты прав, безусловно, но та жертва, которую ты отдашь, стоит того. Представь, ты будешь жить вечно...
        - Но как же семья? - возразил я. - Их ведь хватит удар, когда они так или иначе узнают, чем я стал...
        - А что семья? - продолжала вампирша, - это лишь условность. Они такие же люди, как и ты, пока...
        - Что ты хочешь этим сказать?
        - О - о - о... - не надо сердиться, - вампирша попыталась успокоить меня, - они уйдут со сцены, все, и ты останешься наследником всего дела.
        - Откуда ты знаешь?
        - Мы бессмертные знаем многое, чего люди знать не могут, ну, не должны... по своей природе.
        - Кстати, - я резко сменил тему, - а как тебя зовут? Ведь ты меня знаешь по имени, и, наверное, не только... а я тебя - ещё нет.
        - Меня зовут Еленой, - совершенно спокойно отвечала вампирша.
        - А почему ты стала такой?
        - Сейчас я не знаю ответа на этот вопрос, - продолжала Елена, возможно, я умерла в бессознательном состоянии...
        - Значит... ты не знаешь, - продолжил я, - кто тебя убил, не так ли?
        - Верно, Слава.
        - А как давно это случилось?
        - Я помню, что когда была ещё жива, был девяносто девятый год, и мне было лет восемнадцать, - отвечала Елена. - Я помню, что у меня возник инстинкт... скрыться от наступающего рассвета, когда за окном только только начал заниматься рассвет.
        - И ты поспешила, посреди ночи, уйти из дому.
        - Да, я, накинув халат, на голое тело, выбежала босиком в подъезд. Туда солнечный свет не проникал. Там не было окон. Потом, взломав люк, я поднялась на чердак. Там было темно и уютно... Потом, под утро, я услышала, как соседи, обсуждали взломанный замок, глядя на него с пола этажа. Потом родитель хватились меня. Мне было их жалко; однако, я не стала появляться перед ними в том виде, в каком нахожусь сейчас. Они меня неделю искали, пока не подали в федеральный розыск. Однако, с сотрудниками милиции у меня отношения не сложились, и я решила преподнести им жуткий сюрприз, в качестве мести. Они сажали меня однажды, ни за что... и убили моего парня, только потому, что на него кто - то наговорил, что он торгует якобы наркотой, и на квартире родителей, его родителей, пристрелили, так как якобы, опять же, он оказывал вооруженное сопротивление аресту. Я направилась в ГОВД, в том виде, в каком сейчас. Пошла ночью, чтобы не пугать невинных жителей. Им позже предстояло испить чашу ужаса... Я появилась там, как гром среди ясного неба. Сначала повисла перед носом дежурного по отделению, потом, пройдя по
коридору, заглянула в кабинет начальника. Тот, увидев, как я появляюсь сквозь стену, моментально поседел и начал задыхаться, от недостатка воздуха, видимо. Возможно он проглотил язык, в буквальном смысле... Мне понравилось выражение, которое проявилось на его лице. Гнев, смешанный с испугом, удивлением, главное, он не понимал, ЗА ЧТО??? В его глазах сверкнул этот вопрос, потом взгляд потух. Я видела, как он умер, ничего не сумев сделать, и я была удовлетворена чувством свершившейся справедливости.
        - Это очень интересно, - согласился я, - безусловно хорошо иметь бессмертие, но не такой ценой...
        - А что мешает? - по - прежнему недоумевала Елена.
        - Другой аспект, - возразил я, - работа... а вначале, нужно получить высшее образование.
        - Ничего не могу возразить, - согласилась Елена, - это требование нашего общества... стандарт, - она вставляла между словами многозначительную паузу.
        - Позже, когда у меня будет диплом, и работа... и, может быть, место в обществе, я смогу обратиться к тебе за этой услугой... К тому же, потому, что я ночью не смогу работать, на приличной работе, а днем не смогу, опять же, но потому что солнце убивает вампира.
        - Что ж, Вячеслав, - согласилась Елена, - я буду ждать... - Она помолчала пару минут, потом произнесла, с болью, и грустью в голосе. Я буду ждать сколько потребуется. Ибо у меня в руках бесконечность...
        - Ты объясни, теперь, - я решил вернуться к дню сегодняшнему, разумеется, не только в буквальном смысле, но и в том, что мы имеем в эти дни, события последних двух недель, - зачем все эти кошмары?
        - Все эти кошмары? - и Елена обвела широким жестом больницу, - все это?.. О - о - ох... Если бы я сама знала. Наверное, я просто развлекалась.
        - Люди в отделении эндокринологии заметили, - сказал я, - что ты появилась в тот же день, когда я лег в больницу. Я почему - то в первый день почувствовал, что что - то случится...
        - Хотя погода за окном стояла солнечная, верно, и не располагала к подобным мыслям? - продолжила Елена мою мысль.
        - Только ведь, ты первый, кого я встретила. Я в этой больнице действительно появилась в тот же день, только когда стемнело. Мне захотелось повеселиться, наверное, за счет людей... Мне нужна была кровь, а где ещё её взять, кроме, как в больнице. Как ты мог убедиться прошлой ночью, это я убила Анатолия, охранника. Но я не хотела убивать тебя без твоего ведома... без твоего согласия, что ли.
        - Вот как?.. только и успел сказать, и едва не полетел кубарем с лестницы, однако, Елена моментально оказалась рядом и удержала меня, - вот уж спасибо.
        - Пожалуйста, - улыбнулась вампирша, - я ведь не хочу, чтобы ты сгинул в небытие... сейчас. Но когда ты будешь готов отдать жизнь мгновенную во имя жизни вечной... Я хочу чтобы ты составил мне компанию... и вообще, - после продолжительной паузы, - ты мне очень понравился.
        - Кхм, - я кашлянул, выражая удивление.
        - А сейчас иди в свое отделение, - резко сменила курс Елена, - тебя уже заждались в отделении. Возможно, уже подумали, что ты погиб... или объявили поиск.
        - Значит до встречи?
        - Я буду появляться по твоему мысленному зову, - произнесла Елена, передай всем, что кошмаров по ночам больше не будет... Я найду себе другое место жительства, а может быть останусь здесь, они ведь все погибнут, если попытаются найти меня... Я даже сама хотела убить тебя, тогда, в склепах под больницей, но потом это желание ушло... тебе повезло, в общем. Сейчас же... А в общем (затянувшаяся пауза и обмен взглядами)... до встречи...
        И она убежала. Быстрый топот босых ног слышался все дальше, пока не заглох где - то вдалеке, и лишь эхо было свидетелем её ухода... Я тоже поднялся к себе в отделение. Я не заметил, как пролетело время. Все спали, только дежурные медсестры сидели на посту и тихо разговаривали. Сидела молоденькая, Аня, и тетя Валя - постарше... наверное лет пятидесяти, полноватая женщина, но в общем, не обрюзгшая, как часто бывает. Они обе меня ещё не видели, и даже не слышали. Я подошел тихо, чтобы не будить пациентов. Я слегка окликнул тетю Валю, но они обе вздрогнули так, что стулья загремели, как будто отвалившись от них. "Я разговаривал с вампиршей - только и произнес я, - все подробности - завтра". И прошел к себе в палату, по прежнему пустующую, и, упав без задних ног на кровать, сразу уснул мертвецким сном.
        Утром проснулся достаточно свежим и без груза на душе. Но мне нужно было дать объяснения всем причастным лицам... дежурным, охранникам. Должен обрадовать пациентов, что спокойная жизнь возвращается. И спокойные размеренные дни вновь воцарились во всей больнице.
        * * *
        Спустя пару дней после выписки.
        Дома я думаю, почему нас тогда никто не заметил. Никто не проходил мимо. Хотя, этому есть разумное объяснение, в боязни людей встретить вампира вновь... Но ладно, если, вампира, но когда один из пациентов разговаривает с ним в ночной тишине... причем, видимо, оба осознают происходящее, каждый - со своей позиции. Я понимаю, сейчас, что с выпиской подоспели как раз вовремя, иначе, ещё одного переполоха я бы наверное, не вынес. Что если бы все мои соседи по отделению увидели бы меня разговаривающим с призраком, несущим смерть и ужас, какое может быть общение?! Между ЖИЗНЬЮ и СМЕРТЬЮ?!. Если мыслить глобально... Но общение было. Я может быть и съехал с рельсов, но не настолько же, в самом деле.
        И порой я вспоминал потом Елену, эту вампиршу, с которой меня свела судьба, однако, я так и не мог понять, зачем было устраивать весь этот кровавый фестиваль. Ведь можно было обойтись без этого. Хотя, опять же... это с моей субъективной т. з., и на данный момент. А что будет дальше? А дальше - переспросил я у самого себя, и сам же ответил: ТЬМА?.. В свою очередь эта тьма порождала множество вопросов с лавинообразной скоростью. И тут меня как молнией ударило...: Она ведь говорила, что КОШМАРЫ ПРЕКРАТЯТСЯ В БОЛЬНИЦЕ... в этой... но... По городу же много других организаций. Меня проняла дрожь, когда я услышал в новостях АТФ, следующим утром, примерно 25-27 число, что в краеведческом музее, накануне ночью умерла дежурная, и при осмотре обнаружили на шее умершей две аккуратные красные дырки с белыми краями... Странно, что жертвой Елены оказалась женщина в возрасте. При этом на лице были видны следы сильного испуга. Зрачки расширены, кожа бледная, и проглоченный язык. Должно быть нечто очень сильно напугал жертву. В тупик же всех поставили две дырки на шее жертвы. До сих пор, в прессе как - то давно
упоминалось о призраке... о какой - то женщине... то ли в белом, то ли в сером... бесшумно бродящей по коридорам музея. Этим уже никого не удивишь. "Очередная утка"... - именно так думает обыватель в таких ситуациях. Как нам известно, во время моей госпитализации вышел тайный приказ мэра, в адрес клиник СГМУ, о неразглашении "тайны вампира". Поэтому, именно поэтому, широкая общественность сейчас ломала голову, что это за дырки.
        Я ждал, что город сойдет с ума... Обычные жители не верят в такие вещи, как вампиры, даже, в существование энергетических вампиров сомневаются, а уж что говорить о "настоящих"... некоторые, даже готовы намылить "бредящему" физиономию, дабы вытряхнуть, якобы, из него этот бред. Однако... моментально... Н - н - нет... вру... К счастью для томичей, такие феномены ещё не потрясали наш провинциальный городок. Но согласись, дорогой мой читатель, странно, что призрак появился в городе именно сейчас, в канун юбилея города, когда до 400 лет осталось всего - ничего, уже меньше трех лет. И в связи с этим начал зреть социальный конфликт... рано или поздно широкие массы осознают то, на что сейчас не обратили пристальнейшее внимание. Но, как бы не оказалось поздно...
        Самое страшное же заключается в том, что источник этого феномена находится не в Томске. Скажу тебе по секрету, дорогой читатель, Елена, ведь говорила мне, точнее, поделилась догадкой, что тот, кто обратил её в вампира, сам не из Томска. "Вокруг него другая аура... он чужой..." говорила Елена, мне даже показалось, что я заметил в её глазах страх, или тень его, метнувшуюся вон, когда она это произносила. И как... а главное, где искать ЕГО? А ещё важнее, КТО ОН?.. Насколько силен? И один ли он вообще... Бесконечная вереница вопросов тянулась на волю, ища ответов, однако, натыкаясь лишь на пустоту, жуткую пустоту, не дающую не то, что ответов - ВООБЩЕ ничего. Даже забирает разум. Ибо находя ответы, даже, настолько невероятные, человек пытается их впитать, но в итоге сходит с ума, а дальше - замкнутый круг... Однако, чтобы найти ответы на хотя бы небольшое число вопросов, я должен вновь её увидеть. Вот только, когда пройдет новая встреча... И изменится ли Елена в худшую сторону, став жестокой, как все ей подобные. Это также меня беспокоит. Ибо так мне придется спасать свою шкуру.
        * * *
        Люди по - прежнему ломают голову над произошедшим в музее. Но в городе пока ещё не ощущается признаков истерии. Однако и покой из города ушел... Чувствовалась напряженность. Самое странное, что эта Елена, вампирша, стала мне часто сниться по ночам после пережитого кошмара в больнице. Странно, также и другое. Что сны с её участием начали сниться не сразу после выписки. Прошло, наверное, недели две, ещё до случая в музее. Я удивляюсь, как я ещё не поседел за эти две - три недели пока лежал в больнице. И как умудрился не сойти с ума, будучи на волосок от этого. И порой у меня возникает желание поддаться искушению, стать вампиром сейчас... Но тогда пойдет прахом учеба. Одновременно с этим, у меня возникло болезненное желание узнать хоть что нибудь, о том, кто дал Елене этот смертный дар.
        Но что могу узнать я, коли сама Елена ничего не знает. И вряд ли, думается мне, готов принять я это знание.
        И не сойду ли я с ума, когда вберет его мой разум...
        И каждый сон одно и то же... Елена появляется, когда я сплю, ложится на кровать и шепчет в ухо, зовет меня с собой, зовет туда, где вечность, но стоит мне проснуться, как видение исчезает. Я слышу лишь звук убегающих ног. Однако, сколько я её не звал мысленно, она не появлялась... Может быть, я уже схожу с ума, под воздействием вампирши. Возможно, она ждет, когда я сдамся, и сам соглашусь стать "не мертвым". Вспоминаю, как она ещё в больнице, обещала мне любовь, бессмертную. И эти нынешние размышления...
        * * *
        И вдруг посреди вечера благополучно прошедшего дня, когда все семейство благополучно готовилось отходить ко сну, где - то в доме раздался пронзительный визг. Женский голос надрывался, перейдя в отчаянный вой и плач, который так же внезапно стих, и последовавшая за этим тишина теперь сильно давила на сознание. Судя по гулкому топоту ног... Трагедия произошла где - то этажом - двумя выше. И похоже, точнее, более вероятно, что над нами, на третьем этаже. Потом послышались стенания и громкий плач в голос родственников погибшего, или погибшей. Тогда, вечером, не представлялось возможным выяснить, кто же умер, но ясно было одно. Елена добралась до моего дома... И скоро она придет вновь. Однако, я не знал, чем буду её встречать. Обреченным согласием, или молотом и колом.
        Я побледнел, когда увидел её медленно появляющийся силуэт. Все та же нагая плоть, с кровавыми подтеками. Видно, что кровь текла по коже, когда вампирша неаккуратно слизывала хлещущую фонтаном кровь, которая стекала ещё по подбородку. - Ну что, милый, - обратилась она ко мне, как и в тот раз, в больнице, когда я стоял лицом к окну, - ты готов пойти со мной туда, где вечность?
        До сих пор не понимаю, почему, она влюбилась именно в меня...
        - Нет пока, - отвечал я, - я готов отдать жизнь, но не сейчас, дорогая.
        - Что ж, - продолжала Елена, - Возможно с каждым годом твоей отсрочки, число жертв будет расти. И в них могут обвинить тебя.
        - А ты разве не можешь питаться кровью животных в сельской местности, засасывая пьяниц... Тогда была бы польза.
        - Думай, что говоришь, - обиделась Елена. - Но они мерзкие и противные, и от них воняет перегаром. А с другой стороны... В деревнях растет чеснок, и я его не перевариваю.
        - Ладно. Прости, если обидел тебя, Елена, я не хотел. Я только хотел, чтобы ты как - то, может быть, помогла обществу, зачищая...
        - ... Вот видишь, - перебила меня вампирша выразив обиду, - ... опять... я хотел... А ты подумал, что мне нужна свежая, чистая кровь, желательно, детская, или моего присмертного возраста... Она так приятна на вкус. В отличие от этой грязи... бр - р - р.
        - Ладно, прости ещё раз, - я попытался попросить прощения. - Я хотел как лучше...
        - Ню - ню, а получилось как всегда, не так ли, дорогой Славик?..
        Я молча кивнул, в знак согласия. А потом мне пришла в голову другая мысль, куда направить русло беседы, и я прямо спросил:
        - А где ты жила, вообще? До того, как тот "не - мертвый" встретил тебя.
        - Я из сельской местности родом, - отвечала вампирша, на удивление спокойно, - но поступив в университет, сняла квартиру, перед этим устроившись официанткой в кафе. Я успела проучиться всего год или полтора, пока случилось это... А теперь, после года, или двух встретила тебя... странно, да?
        - М - дааа... - лишь протянул я, а потом добавил, - и что, у тебя нет своего... "дома"?
        - Нннет, я ведь живу на чердаке, пока, - возразила Елена, - однако, из людской молвы, я чувствую, что скоро мне придется съезжать оттуда. Да там и не удобно, к тому же.
        - А в сельской местности, подальше от районов поселений... Неужели нет погостов? И фамильных склепов? Неужели в деревнях не жили дворяне?
        - Вот здесь ты прав, Слава, - обрадовалась Елена, - я поищу в деревнях, что - то такое, что может быть похоже на склеп какого - нибудь семейства, или поместье. Заброшенный особняк был бы очень кстати. И как мне не пришла такая мысль?.. Теперь тебя люблю я ещё больше. - Она чмокнула меня в щеку, и мне в лицо ударила свежайшая волна могильного холода. Однако странно, что я не поежился от холода, и неприязни.
        - А как же родители? - Они тоже живут с тобой?.. - недоумевал я, точнее, жили?
        - Да, они тоже приехали в город.
        - И что, никто не почувствовал в доме, посреди ночи, чужого присутствия?
        - Выходит, так. - Елена лишь пожала плечами и выразила сожаление.
        - А что ты собираешься делать?
        - Наверное, вернусь в село, в самом деле. Найду заброшенный дом, а может найму репетитора, для работы по ночам.
        - Ты думаешь, какой-нибудь аспирант согласится обучать тебя по ночам?
        - Предсказуемый вопрос, Слава, ведь у нашего рода способности к убеждению значительно выше, чем у живых людей.
        - Прости, я забыл...
        - Я могу запросто очаровать любого, и он пойдет.
        - ... но он будет еженощно рисковать своей жизнью.
        - Да, Слава, - согласилась Елена, - но мне необходимо получить этот диплом. Твой пример вдохнул в меня желание... учиться.
        - Согласен, но где ты собираешься его применять?
        - А разве ночные балы, или, как это сейчас называют, вечеринки, - они не помогут мне заводить полезные знакомства? Ты забыл об этом? В конце концов, у меня есть что одеть на вечер, так что, мой смертный друг, за меня не беспокойся.
        - Прости... - я снова вынужден оказался просить прощения, - знаешь, Елена, я уже устал сегодня, и мне нужно много чего обдумать. С твоей стороны было бы любезно, оставить меня на ночь. На эту ночь, тем паче, наш разговор затянулся.
        - Как скажешь, любимый, - на удивление легко согласилась Елена, - я вижу, что ты утомился. Идем со мной сейчас, и я подарю тебе вечную жизнь, и бодрость...
        - Нет, - возразил я, - только не в эти годы, пока я хотя бы с родителями. Для них это будет серьезный удар. Я не смогу это простить себе. Тебе придется подождать.
        - Я вижу, что ты хочешь этого, - прошептала Елена мне на ухо, приблизившись ко мне почти вплотную, - но раз ты желаешь ждать, что ж, твоя воля...
        - Но почему ты до сих пор не бросила меня? Ты могла найти человека, который бы в тот же момент добровольно согласился стать таким, как ты.
        - Неужели ты ещё не понял? - удивилась Елена, - что я люблю тебя, смертного, и хочу подарить тебе этот дар... вечную жизнь... нежизнь...
        - В это сложно поверить...
        - Но это так. И мне не нужен больше никто!
        И Елена исчезла. Быстро, внезапно. Потом моя мать пришла на голос, но никого не увидела, кроме меня, готовящимся ко сну.
        - С кем ты разговаривал, Слава?
        - Я? - я попытался изобразить удивление, - ты о ком?
        - Не держи меня за дурочку.
        - Я думал, ты не слышишь, не слышала разговор.
        - Так с кем?.. - мама настаивала на ответе.
        - С Еленой...
        - С какой такой Еленой? О какой Елене ты говоришь?
        - Ты забыла спросить, как она вошла, - съязвил я.
        - Не остри, - сердилась мать, - мы никого не пускали. Подожди, уж не хочешь ли ты сказать, что...
        - Что?..
        - Неет, это слишком невероятно.
        - Мам, - я нарушил ход её мыслей только тем, что сказал, - я не хотел бы обсуждать этот вопрос ввиду его интимности.
        - Мне кажется, сын, с тобой что-то не так...
        - Может быть, - согласился я, - но давай сейчас спать, я очень устал, ты, наверное, тоже, так что, спокойной ночи.
        Отделавшись от всего мира на эту ночь я лег в постель, как обычно, и попытался уснуть. Однако сон не шел... Но спать хотелось со страшной силой. В голову лезли мысли о вампирше, и её образ не желал покидать мое сознание. Я промучался с бессонницей где - то до часов четырех, когда меня все - таки сморил сон. И я провалился в забытье до утра. Однако, выспаться мне было не суждено... Меня подняла мамка, как всегда, без двадцати семь, хотя, мне очень хотелось отоспаться. Однако я кое-как встал, как после тяжелого похмелья, и весь день чувствовал себя разбитым. Странно, как я ещё держался на учебе, под угрозой срыва на ком нибудь, на ком меньше всего хотелось сорваться. Однако, я удержался. Хвала моей воле. Однако старый почувствовал, что со мной что-то не так. И вовремя одного из перерывов между нами состоялся примерно следующий разговор
        - Слава, расскажи мне, что с тобой творится все эти дни после выписки.
        - А в чем дело? - спросил я.
        - Ты не похож на себя обычного.
        - Да?
        - Мне видится напряжение под твоим внешним спокойствием.
        - Коля, - продолжал я, - то что меня гнетет, не имеет отношение к учебе.
        - Неважно, - продолжал Николай свою линию, - как раз это может отразиться на учебе, в самое ближайшее время. И далеко не в лучшем смысле...
        - Согласен с тобой, - я наконец понял, что если хотя бы часть груза сброшу, станет немного легче, и начал издалека, - думаю, тебе известен тот факт, что я проходил обследование в СГМУ... так вот, за то время пока я находился там, появился призрак, ладно если бы он появился, но он появился с моим появлением, практически в этот же день... Хотя, с другой стороны, я сейчас не могу утверждать это однозначно, но вечером того же дня я увидел в коридоре силуэт девушки, метнувшейся за угол, где - то вдалеке, от места, где висел телефон-автомат. Потом начался кровавый террор. Но я ещё не рассказал тебе самой сути... Этим призраком оказалась девушка-вампир, появившаяся в нагом виде. Возможно она хотела этим чего-то добиться, или ей нравилась реакция пожилых пациентов... Потом я едва не сошел с ума в подвалах клиники, запутавшись в лабиринте, но перед этим, я увидел её в гробу в каком-то помещении, пол которого был усыпан побелевшими от времени костями, мне тогда показалось, что она ехидно ухмыляется, но она спала, а может и нет... Я не мог адекватно воспринимать обстановку, находясь в преддверии безумия.
Потом меня какое-то Провидение словно вытолкнуло из подвала, подсказав путь... Я поговорил с охраной, с которой я установил контакт. Все это длилось где-то около месяца, и я отчаялся дождаться конца этого террора, ужаса, и ежеминутного ожидания кровавой развязки. Однако в тот же вечер, ни за что не догадаешься, что случилось. Когда я стоял у окна лестничной клетки, ведущей в "нервное" отделение на втором этаже, и мое, эндокринологии, и смотрел на проезжающие машины и проходящих мимо угрюмых людей, не подозревающих, что им грозит в самое ближайшее время... За этим занятием меня застала вампирша, как она представилась, Елена. Я бы сказал еще, что все это время она избегала нападать на меня, но вокруг, по отделению и не только, царил хаос, и ужас... ожидание очередной трагедии. Медсестры даже вызвали священника, представляешь. Между нами завязался очень продолжительный диалог, содержание которого я смутно припоминаю на фрагментарном уровне. В результате, я получил из её уст откровение, о чувстве, испытываемом к смертному, то есть, ко мне... Меня это обеспокоило ещё раньше, когда я понял, что она избегает
убивать меня. Однако, последними умерли мои соседи по палате. И в итоге последние дни моего пребывания в больнице, я ночевал один. Как и в ту ночь, когда Елена пообещала прекратить террор в больнице. Тогда я очень устал, в тот вечер, и пришел в палату уже далеко за полночь. А дежурные медсестры, похоже, уже не ждали меня, если я не появился до десяти часов... Едва упав на кровать, я провалился в желанное забытье, без сновидений. А на следующий день я узнал, что меня выписывают, это была середина января, но после моего дня рождения, который я так и не отметил нынче... Вот такая зловещая история, с романтическим привкусом, случилась со мной в СГМУ.
        - И что ты сам думаешь по этому поводу, Слава?
        - Я не знаю, что тут вообще можно думать. Только Елена в эти дни снова появляется ко мне, она говорит, что ждет, когда я сам соглашусь стать таким, как она. Говорит, также, что любит и не хочет причинять мне боль, как и моей семье. Странно это все. Но у меня есть Яна, сейчас... Помнишь случай во времена экспедиции в поместье...
        - Я - то помню, - ответил старый, - ты похоже, тоже ещё не забыл... Но есть что-то еще, не так ли?
        - Проблема в том, мой друг, что я разрываюсь, между Яной и влечением к Елене. Она как-то воздействовала на меня, и похоже, я начал испытывать к ней ответное чувство. И я не знаю, как быть... И я боюсь, что могу рано или поздно сдаться раньше, чем это будет иметь хоть какой-то смысл.
        - Постой-ка, - вскинулся старый, - ты что, хочешь умереть так?.. Ты с ума сошел!! И я первый, кто объявлю на тебя охоту!!
        - Вот этого я и боялся, - продолжал я, - что вся группа, тогда обернется против меня, поэтому...
        - Что поэтому?
        - Не знаю, - я мог лишь пожать плечами, - думаю, надо с этим что-то делать, наверное, мне надо поменьше быть одному.
        - А ты с Яной ещё не говорил?
        - Нннет...
        - Так чего же ты ждешь?
        - Наверное, сегодня с ней поговорю, пойдем в "Нексус"... думаю, она не будет против.
        - Как хочешь, - произнес отрешенно Николай, - но поговори с ней, обязательно.
        - Думаешь, это к чему-нибудь приведет?
        - Думаю... ладно, после пар, поговорим, может, Яна подойдет сама.
        - Сложно на это надеяться, мой друг, - возразил я, - ну в общем, я наверное поговорю с ней.
        - Ну вот и ладненько...
        * * *
        Спустя несколько дней.
        После занятий в универе я подошел к Яне с вопросом: ты можешь мне помочь, Яна?
        - А в чем дело, собственно, Слава?
        - У меня серьезная проблема, - отвечал я, - По поводу истории с госпитализацией меня в СГМУ... И старый порекомендовал мне поговорить с тобой. Я надеюсь, мы можем поговорить где-нибудь по душам.
        - Думаю, да.
        - Пойдем в Нексус, там довольно уютно. Я расскажу тебе одну историю, из которой не могу выпутаться.
        - Интересно...
        - Я полагаю ты слышала о трагичной гибели дежурной в музее? О таинственных дырках на шее, там где обычно расположена сонная артерия...
        - Что ты хочешь этим сказать?
        - Пожалуйста, не перебивай меня, Яна, - попросил я, я сбиваюсь с мысли.
        - Хорошо, извини.
        - Так вот... Но я тебе не рассказывал, что было в больнице. На протяжении января-месяца клинику терроризировал призрак, довольно агрессивной природы, как позже выяснилось, оказавшийся вампиром. Но самое страшное, что это была девушка, лет двадцати двух - двадцати четырех лет, на момент смерти - перерождения. Надо заметить она была коварной противницей для отделения, ещё одной её фишкой была нагота, абсолютная, что шокировало, сначала меня, когда я впервые встретился с ней, потом это увидели и другие пациенты отделения, преимущественно преклонного возраста. Дошла она до того, что убила младенца в акушерской клинике, под занавес. Потому что, потом террор также внезапно прекратился.
        В один прекрасный вечер, тревожный вечер, когда я смотрел в
        окно с лестничной клетки, возле отделения; было уже темно, и время подходило к десяти, а накануне я чудом вырвался из подвала клиники, едва не сойдя там с ума... Я тогда непонятно каким провидением вылетел из подвальных лабиринтов.
        Так вот, этим вечером вампирша, Елена, так она отрекомендовалась, призвала меня к разговору, который затянулся далеко за полночь. В процессе беседы я узнал, что оказывается, она обходила меня в своем терроре, только потому, что якобы любит меня. И ещё она предлагала мне принять от неё темный дар бессмертия. Я с трудом сдерживаю себя от того, чтобы призвать её в своих мыслях... И боюсь, что я тоже начал испытывать к ней какое-то ответное чувство. Вот что меня пугает... И проблема ещё в том, что она мне нравится, именно, как девушка.
        - Действительно, пугающая тенденция, - задумчиво, и углубившись в себя, проговорила Яна, - тебе легче стало, оттого что выговорился?..
        - Не знаю, право слово, - я лишь пожал плечами, - вроде, легче, но чуть-чуть...
        - Ну, чуть-чуть, это не ничего, не ноль, - попыталась утешить Яна, но что я могу сделать? Выбор то за тобой.
        - Выбор между тобой и ей, или между жизнью и темным даром лжебессмертия? - Я почему - то не сдержался, и слегка приподнял голос, и тут же извинился. - Прости, Яна, я не хотел...
        - Ничего страшного, Славик, я понимаю, как тебе тяжело, - потом девушка перегнулась слегка через стол и обняла меня, я тоже заключил её в свои объятия и мне стало немного легче...
        Но мне предстояло решить непростую задачу, выбор между двумя вариантами... Либо вампиризм и пустота, либо Яна и насыщенное бытие, и я все же предпочел второй вариант. Потому что иначе Яна возненавидела бы меня, и первой же возглавила бы охоту на меня. Я чувствовал её любовь, но и ощущал, что Елена тоже не лжет. И разрывался пополам... Любя Яну, я не мог выбросить из головы Елену.
        Однако, спустя какое-то время, я начал забывать Елену. Но долго, и тяжело длился этот период, и я до сих пор вспоминаю её. И когда я её почти забыл, как и забыл мысль о призыве её, Елена пришла сама, но на сей раз в подобающем виде. Я увидел её, сидящей на диване в моей спальне. На ней было дорогое платье из рубинового цвета бархата, и туфли на шпильках. А былой бледности её кожи я уже не ощущал.
        - Здравствуй, Слава, - произнесла она улыбаясь, - не ждал?
        - Не ждал, - машинально ответил я, - что ты тут делаешь?
        - Тебя навещаю, в надежде, что ты изменишь свое решение.
        - Прости, дорогая, но я смертен, и люблю, слишком, ту смертную девушку, которую, ты возможно, видела...
        - Но я могу дать тебе и то и другое. И вечную жизнь, и вечную любовь...
        - Прости, Елена, но это не жизнь. И бессмертие тоже фальшивое, ведь живое существо умирает, и появляется мертвое тело, питающееся энергией, и кровью. Если бы меня ничего не удерживало бы в этом мире, и если бы не было Яны...
        - ...Ты бы пошел со мной, верно?
        - Да, к сожалению для нас с тобой. А ты я вижу, нашла себе друга.
        - Только спонсора, поверь, Слава, - Елена надула пышные губы, изображая обиду, - как ты мог так подумать, мне нужен кто-то, кто связывал бы меня с миром. Чтобы хоть чуть-чуть походить на человека, на людей в их массе, потерявшей индивидуальность. Ведь, почему, думаешь, я тебя заметила, и позже - полюбила?
        - Интересно...
        - Потому что ты - вызов обществу, индивидуальность с большой буквы.
        - Спасибо, Елена, - по моему лицу расплылась краснота.
        - Конечно не без минусов, хорошо тебе известных, но все же... Важно, любимый, делать вызов обществу, и не преступать черту, букву закона, которую у нас ещё хоть как-то чтят. Именно поэтому, я заметила тебя в толпе. А этот террор... это условность, мой друг, я бы сказала, знак. Чтобы привлечь твое внимание.
        - А иначе нельзя было это сделать?
        - К сожалению. Помнишь, я говорила, мне нужно отойти от шока, нужно было тогда... поразвлечься.
        - Прости, я не в восторге от твоих методов развлечения.
        - Прости теперь ты меня, дорогой.
        - Ты лучше скажи мне, ты, я вижу устроилась, но где же ты проживаешь? Я, может быть, навещал бы тебя...по мере сил.
        - Вот за это следует выпить. Не желаешь вина?
        - Я бы не отказался, - честно признался я, - красного.
        - Пожалуйста, - произнесла Елена, и на столе появилась бутылка "Совиньона" и два высоких бокала.
        - Как ты это сделала?
        - Просто позаимствовала у твоих родителей, до времени, да и они вряд ли заметят, но ты не беспокойся, твоей вины ведь здесь нет, - произнесла Елена, улыбнувшись, и сверкнув клыками в свете лампы, - предлагаю тебе разлить вино по бокалам.
        Я взял бутылку, подойдя к столу, и, поставив рядом друг с другом два бокала, откупорил бутылку с помощью ножа. Пробка потом вылетела, едва я успел отклониться. Я изумленно уставился на вампиршу, которая лишь пожала плечами, и произнесла тихо: "прости, если задело..." и улыбнулась обезоруживающей улыбкой. Поднеся горлышко к носу, я ощутил приятнейший аромат, из всех, что мне когда-либо удавалось вкушать. Потом налил два полных бокала. И поставив бутылку, взял два бокала, и один поднес Елене. "До чего же сногсшибательный аромат", - произнесла Елена. И попросила тост, который был следующего примерно содержания: Я поднимаю за вечную любовь, которую не под силу остановить даже Смерти, и за тот день, когда ты, любимый, разделишь со мной эту любовь, разделив со мной и вечность тоже". И чокнувшись бокалами, мы пригубили вино...
        - Интересный обычай у вас, - произнесла Елена, - кажется, это называется "чокаться"?
        - Да, согласен... и он, - произнес я, похоже, стар, как мир, и вряд ли кто помнит, о том, откуда появилась традиция.
        - Так вот, мой друг, - прервала девушка отрыв от темы, - я проживаю в поселке Басандайка, по Коларовскому тракту. То есть, в сторону Ярского. Там первый коттедж мой. Ты видел, наверное, ряд коттеджей, как спускаться с горы перед Коларовым и Казанкой. Справа от дороги река Томь, - продолжала Елена, - это ты тоже должен знать.
        - Откуда ты все это знаешь, - у меня вырвался совершенно нелепый вопрос, - ох прости, я забыл, племя пьющих кровь обладает способностью к телепатии...
        - То - то же, мой милый друг, - пристыдила Елена.
        - Ты все это прочла в моем разуме?
        - Конечно же, дурачок, - засмеялась Елена.
        Я же в тот момент был готов сгореть от стыда и провалиться сквозь землю.
        - Ладно, Слава, не расстраивайся так, - уже успокоившись говорила вампирша, - со всеми бывает, кто оказывается в твоем положении.
        - Прости, ещё раз, - и выражения смущения мелькнуло последний раз у меня на лице.
        - Кстати, то же было и с моим мужем, за которого я вышла по расчету. Точнее, я его слегка очаровала... влюбила в себя. Мне нужно было жилье. Но я не стала делать его вампиром, ибо он нужен был мне живым, ты понимаешь меня?
        - Да, - ответил я, и улыбнулся, и спросил, - от вина не откажешься?
        - Наливай, - кивнула Елена, но не произнеся при этом ни слова.
        Я подошел к бутылке на письменном столе, и откупорив бутыль, наполнил два бокала искрящейся жидкостью гранатового оттенка. Один из них подал Елене, и она, поднявшись с дивана произнесла простенький тост, вроде, "за твою любовь, пусть она будет крепкой... и взаимной".
        - Красивый тост, - похвалил я, - мне нравится.
        - Я рада, - ответила вампирша, - хотя, мне очень жаль, что ты не мог ответить на мои чувства, - из левого глаз сбежала кровавая слеза, растаяв в воздухе.
        - Спасибо за понимание, - в свою очередь поблагодарив Елену, - Многим людям следует поучиться у тебя человечности.
        - Спасибо, - и Елена покраснела от смущения, чему мы оба удивились.
        - Странно, что меня родители не тревожат... сейчас.
        - А какой в этом смысл?
        - Просто, если встать на их место, - возразил я, - странно слышать, что сын с кем-то разговаривает в своей комнате, хотя никто в квартиру не входил. И что голос собеседника, явно женский. И звон бокалов, время от времени.
        - Согласна с тобой, это странно, с их точки зрения, но я внушила им, что все в порядке. С тобой, дескать, ничего не случится. - И Елена заговорщически подмигнула. Я же был в растерянности, как интерпретировать этот знак.
        Я вынужден оказался довериться этой девушке с бледной кожей, и клыками, спрятанными под красиво очерченными губами. За этой мыслью Елена, нарушив тишину комнаты, встала с дивана и подошла ко мне. Потом крепко обняв, впилась своими губами в мои. Я лишь пошел навстречу этому порыву, а до того момента, никогда бы не подумал, что придется целоваться с вампиром, с той девушкой, что творила террор в клинике, и которая засосала дежурную в краеведческом музее, на Ленина, 75...
        * * *
        На следующее утро я проснулся ни капельки не отдохнувшим, даже, разбитым, пожалуй. И вышел из сороковки, в которую, к счастью, успел на своей остановке. Это был старый ЛиАЗ, с отбитой кое-где краской, отчего борт выглядел совсем старым. Но внутри этих старых автобусов было уютно, почему-то, странно... Но от них веет какой-то стариной, что ли, чем-то приятным.
        Я вышел на университетской остановке. Было ещё темно, Подходил к концу восьмой час утра, было где-то без десяти, или пятнадцати, когда я вышел из автобуса в холодный и неуютный мир, но он отвлекал от тревожных мыслей. Я пошел по проспекту Ленина вверх, но решил первую пару пропустить. Улица была уже довольно оживленной к этому времени, молодежь стремилась учиться, идя в свою родную альма-матер, чтобы проложить мост в свое будущее... Я же шел наедине со своими мыслями.
        Я не заметил, как подошел к подъему. Я шел рядом со стеной главного корпуса, поднимаясь по последней лестнице, довольно скользкой. И на время отвлекся от посторонних мыслей. Я оглянулся на дорогу, когда одолел этот мерзкий участок дороги, и увидел проезжающего одногруппника Антона, на черной Волге. Он посигналил мне, и я махнул ему рукой. Я увидел, как он перестроился в правый ряд и остановился на стоянке. Я чуть прибавил шаг, и когда поравнялся с машиной, обошел её, потом и подошел к водительской дверце. Антон открыл дверь и протянул руку для рукопожатия. Мы обменялись рукопожатиями, и Антон спросил меня, в чем дело. Он увидел напряженность на моем лице.
        - Что случилось, - спросил он, что ты мрачнее тучи? Тебя отчисляют?
        - Нет. С учебой, вроде нормально. Дело в другом...
        - Аааа... - протянул Антон, - поехали на пару, до корпуса недалеко, но я тебя подброшу, у нас же в восьмом пара сейчас?
        - В восьмом - то в восьмом, - подтвердил я, - но мне сейчас совершенно не хочется идти на пару. Даже, ехать. Мне надо многое обдумать. Из той истории, которая со мной приключилась.
        - Ты о чем? - послышался с заднего сиденья голос кого-то из девушек.
        - Я не могу разобраться в той истории с Еленой.
        - С какой Еленой? - в один голос спросили Антон и Ольга.
        - С призраком, из мединститута. С вампиршей... - я грустно улыбнулся, - я пойду на Лагерный. И там один подумаю обо всем этом.
        - Понимаю, - произнесла задумчиво Оля, - ты со старым разговаривал?
        - Да, - ответил я, а что толку от этого... Он мне все равно не состоянии помочь, как и все вы, к сожалению, разве только поддержкой, чтоб я не свихнулся. Я ведь даже дома не имею возможности проанализировать происходящее.
        - Слава, я расскажу тебе кое - что, Ты тоже, Оля, слушай, - он повернул голову к девушке, потом вернулся ко мне. Я видел Елену. Дома. Неделю назад.
        - Что она у тебя делала? - мои глаза округлились.
        - У нас состоялся разговор, хотя она, как будто, пришла прямо с удачной охоты.
        - Но как?..
        - Эх, Слава, Слава, - улыбнулся Антон, - стареешь ты, раньше времени... Помнишь слова Лестата, когда мы смотрели "Интервью с вампиром" на английском? Вспомни, что он говорил... Некоторые вампиры умеют читать мысли...", когда они с Луи приехали в Париж, кажется...
        - Вспомнил, каюсь, - ретировался я, - и о чем же вы говорили?
        - О тебе...
        - Как?.. Зачем ей это.
        - Она появилась где-то в пятом часу, когда я сидел в сети и искал что-то по своей работе, когда услышал голос, позвавший меня:
        - Антон, как успехи?
        - Ты кто? - у меня вырвался машинально вопрос, - как ты сюда попала?
        - Я Елена, - спокойно представилась девушка.
        - Но зачем ты пришла? - Я все это время изучал её, на вид дал бы ей не более двадцати - двадцати-двух... Ее губы отчетливо отливали красным, определенно, он вернулась с охоты. Она была где-то в обществе. Об этом можно было судить по красивому рубинового оттенка, вечернему платью, дорогим колготкам черного цвета, перчаткам из бордового бархата, и дорогим туфлям, в цвет платья, который я не мог разглядеть только в свете лишь мерцающего монитора компьютера.
        - Поговорить, - спокойно произнесла девушка, вроде обычная, но, как она появилась, и её неестественная бледность, бросающаяся в глаза, темные длинные волосы, свободно ниспадающие на плечи.
        - О чем?
        - О ком... - поправила девушка, - о Славке.
        - Я не понимаю...
        - С ним что-то странное творится.
        - Да?
        - Я разговаривала с ним вчера, - он вроде в норме, и в тоже время, что-то не так.
        - А мы здесь причем?
        - Поговорите с ним, серьезно, я боюсь, что у них с Яной отношения охладели.
        - Откуда ты знаешь?
        - Я прочла в его мыслях, что он в больнице вспоминал про некую Яну, из своей группы. И посетив разум девушки, я поняла, что она к нему охладела. Слава, вроде, заметил это, не подав вида.
        - Но какое это имеет отношение к тебе? - спросил я, как мог вежливо.
        - Я люблю его...
        - С каких это пор такое видано?
        - Да, так бывает иногда.
        - Но откуда ты появилась?..
        - Я жила здесь же, в Томске, - ответила девушка, - жила, радовалась жизни, училась в ТГУ, когда появился некто... В моей спальне, в полночь. Он впился мне в шею без всяких вступлений... так неожиданно, что я не успела завизжать. Он загипнотизировал меня. Потом, когда выпил из меня всю кровь, я почувствовала безумную слабость, - продолжала вампирша, - я почувствовала на своей коже капли чего - то склизкого. Я рефлекторно открыла рот, собрав оставшиеся силы, и в рот попала капля такой же влаги, густой... и темно-красной. Я услышала в голове голос, хриплый, пустой, который сказал только одно слово: "Пей". И протянул руку с кровоточащей ранкой на запястье. Я приникла губами к руке, и присосалась. Я жадно глотала влагу, пока не почувствовала пресыщение. И отбросила руку в сторону. Тот кто явился ко мне, отлетел к стене спальни. Через мгновение силуэт, облокотившийся на стену, превратился в туман и растворился в темноте... Тонкой струйкой ушел через щель в оконной раме. Почему-то я все это запомнила. Перед человеческой смертью. Потом была жуткая боль. Бог свидетель, как я страдала. Она длилась минут
пятнадцать, но они показались вечностью. Я проснулась уже вампиром... увидела, какой бледной стала моя кожа, не утратив, впрочем, своей красоты, как мне показалось. Я сбросила одеяло на пол в приступе агонии, и осталась открытой... нагой, как была в клинике. Я заметила молодого человека, который в этот день лег в эндокринологию, на обследование. Лежа в подвале, в своем гробу, я посмотрела его разум; я увидела, что он что-то чувствует... Что-то страшное...
        - Скажи, - я спросил её, когда она сделала паузу в своем повествовании, - но зачем ты мне рассказываешь, то, что касается тебя и Славки? Нас его личная жизнь не касается. И не беспокоит.
        - Зря ты так говоришь, Антон, - возразила Елена, - ваша группа уже спаялась, и каждый влияет друг на друга, в столь тесном сообществе, несмотря, даже, что вы все общаетесь компаниями, я понимаю это, ибо это нормально. Вы должны поговорить с ним. Вы влияете на Славку, так же, как он влияет на вас. Вы, может даже, не осознаете этого, - продолжала Елена, - но это так.
        - Но если он почувствовал, что Яна потеряна, почему он сам не поговорит с ней?
        - Он боится быть осмеянным, - отвечала Елена, - ибо это выходит за рамки понимания здравого рассудка. Сказать, что любишь вампира, все равно, что доказывать психиатру, что ты совершенно здоров... - Елена ухмыльнулась.
        Антон задумался над словами Елены. - В них был смысл, бесспорно, рассуждал молодой человек.
        - Вы, его друзья, и одногруппники, должны стать ему опорой, хотя бы на время. И поддержкой, в которой он сейчас очень нуждается, - продолжала мертвая девушка с лицом, отражающим свет монитора. - И если вы ему окажете поддержку, он сделает правильный выбор сам. Такой, какой он сам посчитает, правильным.
        - Хорошо, - ответил я, - я сделаю все, что от меня зависит.
        - Спасибо тебе, Антон.
        Она стремительным движением переместилась ко мне и сделала долгий поцелуй в губы, отчего я опешил, а ещё ощутил мертвенный холод.
        Однако, когда пришел в себя, девушку я уже не видел. Я задумался над рассказом девушки, и мысли о работе в ту ночь оставили меня. Я не надеялся уже сосредоточиться вновь на работе. Я понял, что надо что-то делать. Я всю неделю обдумывал услышанное от Елены.
        - Слава, ты в самом деле заметил, - спросил он меня, - заметил, что Яна охладела к тебе?
        - К сожалению, это правда, - отвечал я, - это правда, - но я расстроен, что узнал правду так.
        - А в чем это выразилось?
        - Она отрешенно отвечала на мои вопросы, которых и так было не так уж много, - я с грустью пожал плечами, - в её голосе не ощущалось и намека на сочувствие.
        - Значит, между вами все кончено?
        - Похоже на то, - соглашался я, - она ни разу не поглядела мне в глаза, чтоб посмотреть, не лгу ли я. Даже, когда мы разговаривали в кафе.
        - Вот оно как.
        - И что ты думаешь делать?
        - Не знаю... - ответил я, - надо доучиться в университете.
        - А потом?..
        - Отвечу ей взаимностью, - с легкой грустью отвечал я, - кто бы ни была Елена, но я почувствовал, что она говорит правду. Еще тогда, в больнице. Так что, мне ничто не мешает стать таким же...
        - Как она?
        - Да.
        - А как же будущее?..
        - А зачем оно... в нынешних условиях... - продолжал я, - когда рискуешь ночью подвергнуться нападению уличной шпаны, или, что ещё хуже погибнуть в результате теракта. Что ты на это думаешь, Антон?
        - Я согласен с тобой, - проговорил с грустью в голосе Антон, но ты уверен, что делаешь правильный выбор?
        - Я могу лишь надеяться на это. Я могу лишь ответить на любовь бессмертной девушки, став, попутно, таким же, как она. И обрету счастье...
        - А ты думаешь, Елена будет долго тебя ждать?
        - Я уверен, - ответил я. - Она дождется меня.
        - Почему?
        - Она была у меня дома, и подтвердила это.
        - Как?
        - Неважно.
        - Что она тебе сказала?
        - Она сказала свой адрес, где проживает, - сказал я, как помнится, она живет со смертным человеком, по договоренности. Правда, она могла убить его, скорее всего, пока он не добрался до нее. Мне нужны связи в обществе, - говорила мне Елена. Ей нужен какой-то дом. А в глубине района... кто сунется в дом вампира?..
        - Согласен.
        - Ладно, вы уже на пару из-за меня опоздали, - я решил закончить этот разговор, начавший переходить в разряд беспредметных, - езжайте в корпус, а я пойду в Лагерный сад, хотя... добросьте меня к библиотеке, пожалуйста.
        - Нет проблем, садись, - согласился хозяин кареты.
        Мы доехали до библиотеки в полном молчании. Каждый думал об услышанном. Я поблагодарил Антона за услугу и пошел к зданию библиотеки, поднимаясь по ступенькам. На широком крыльце стояла молодежь. Я прошел мимо, точнее хотел пройти; меня окликнули. Я посмотрел вправо, и увидел, что это девчонки с "экономики". Это часть большого потока экономистов. Просто по некоторым дисциплинам наши потоки разделяются по специальности. Я поздоровался, кинув на ходу всеобщий привет и улыбку. И прошел в здание, дождавшись пока иссякнет выходящий поток. Оказалось, что кончилась первая пара. Я прошел вниз к гардеробу, где сдал дубленку и рюкзак. Получив номерки, я пошел в гуманитарный зал. Было начало марта, в то время.
        Получив контрольный листок, я пошел в зал. Поставил штамп, и направился в зал, собравшись занять дальнее кресло, если будет свободно... Потом вспомнил, что лучше что-нибудь взять. Иначе будут мешать, просить освободить место. У меня было какое-то требование с собой, и я, вместе с читательским билетом и контролькой подал требование свободной библиотекарше. Она пропала в лабиринте каталогов. Минут пару её силуэт мелькал среди стеллажей, пока она наконец, вынесла мне требуемую книгу. Я, как обычно, заполнил формуляр и передал его женщине, лет на сорок, светловолосой, с короткой стрижкой, которую как-то давно носила моя мама. Она выдала мне номер, и когда я отошел было от стойки, спосила:
        - Что это вы мрачнее тучи сегодня, молодой человек?
        - Я? - спросил я, изобразив удивление, - не знаю... - и добавил, подумав. - Мне надо подумать.
        - Понятно...
        Я пошел в читальное отделение, где стоят столы и стулья. Вдоль окон стояли кресла с журнальными столиками. Мне как раз нужно было такое место. Подальше от входа. Такое место обнаружилось, как раз в конце зала, там где "гуманитарный" зал соединялся дверью с абонементом художественной литературы. В зале было почти совсем пустынно. В соседнем углу сидели студентки, и что-то обсуждали. Я не стал вслушиваться, однако услышал что-то... о вампирше. Но сделал вид, что не заметил ничего необычного. Кое-где сидели одинокие молодые люди, читая и записывая что-то. По крайней мере в зоне моей видимости. Я поглядел, что за книжка, и заглянул в оглавление. Книжка обещала кое-что интересное, но сейчас я не мог сосредоточиться на чтении. Я был захвачен теми мрачными мыслями: "Правильно ли ты поступаешь?!. - всплыл в памяти вопрос Антона... Я не знаю, лишь надеюсь. Я видел Елену... ". Отдельные фразы из разговоров, всплывали в памяти, сменяя друг друга... Я закрыл глаза, и воспоминания недавнего прошлого заполнили мое сознание. Я потерял контакт с реальностью. Голос Елены прорывался время от времени, сквозь другие
голоса, и шептал: "Я люблю тебя, Слава, и буду ждать столько, сколько потребуется..." Но я смертный! отвечал я. Но я не успевал наблюдать за потоком фраз и мыслей. Я подарю тебе бессмертие... но я... учусь... Я подожду... Только голоса. Мои. Чужие. Елены, которая уже не чуждое мне существо, хоть и мертвое. Я чувствую, что она ждет, и вероятно, страдает от ожидания. Но я не могу ей ничем помочь. Я считаю, что должен закончить университет... Так продолжалось бы ещё бог знает сколько времени, если бы меня не вырвал из этого потока голос извне. Я увидел, что это Яна, и безумно удивился этому факту:
        - Ты почему не на паре? - спросила девушка.
        - Я хотел бы задать тебе тот же вопрос, - ответил я, а потом добавил, - я думал, между нами все кончено.
        - С чего ты взял, Слава? - её глаза округлились.
        - Помнишь Нексус? - спросил я её, - как ты себя вела. Я чувствовал холодность, исходящую от тебя. Равнодушие к моей проблеме.
        - И ты думаешь, умереть вот так, - изумилась Яна, - чтобы потом вечно страдать?..
        - Может я и буду страдать, - огрызнулся я, - прости, - сказал я, - я не хотел; я отвечаю только перед самим собой.
        - А родители?!.
        - Тише, Яна... - я поднял палец, призывая девушку выражаться потише, - тут люди. - И добавил: - А родители переживут. У них есть сестренка. Она точно их обеспечит. А со мной случился несчастный случай... Укусил вампир, и сделал меня вампиром насильно, - продолжал я. Ведь можно и так сказать.
        - Это негуманно.
        - А жизнь вообще негуманна. Физическое тело невечно, подвержено старению. А если ты вампир, можешь жить вечно молодым. И здоровым. - Я ухмыльнулся. - К тому же, прости, но я не испытываю к тебе ничего. Понимаю, тебя это может шокировать, или даже расстроить. Но ты найдешь того, кто будет любить тебя. А я полюбил Елену, как личность. Несмотря на то, что она творила. Я нашел в ней человека. А та ярость, которую она не смогла сдержать, это пройденный этап. И он больше не обсуждается между нами.
        - Очень жаль, - на глазах девушки стояли слезы, - как ты мог?
        - Я думал ты меня поймешь и простишь, Я сожалею, что это вырвалось сейчас. Я собирался сказать тебе это при других обстоятельствах, не на виду у людей.
        - Как ты мог так со мной обойтись? - рыдала Яна, - я ведь все ещё люблю тебя. Прости, что я не отреагировала на твою проблему. - Она села ко мне на колени, положив голову на грудь. - Я не думала, что все так серьезно.
        - Конечно, ты не думала, - продолжал я, - ты думала, что любовь вампира, это детский лепет... очередная блажь. Ты не могла войти в мое положение... Что с одной стороны девушка-вампир, а с другой стороны девушка живая. И обе любят одного живого человека. Но Елена ждет, что я подарю ей свою любовь. Став, к тому же, таким же, как она, то есть, вампиром. И я, скорее всего, так и сделаю, после университета.
        - И после этого ты надеешься, что мы останемся друзьями?
        - Нет, уже не надеюсь, - ответил я.
        - Хоть в этом ты благоразумен, - вполголоса произнесла девушка, однако, я тебя обнадежу, врагами мы тоже не станем.
        - Спасибо, Яна, - произнес я, улыбаясь, - ты меня утешила. Я думал, ты захочешь превратить мою жизнь в ад.
        - Я думала так сделать, - проговорила девушка, - однако, тебя уже не вернешь, тем более таким способом. Это твое решение. Но скажи, зачем становиться "не-мертвым"?
        - Это даст мне вечную молодость.
        - Только и всего?..
        - И вечное счастье... вечную любовь.
        - Да?
        - Да, - ответил я, и спросил, - а почему ты пришла, скажи все же, пожалуйста.
        - Нууу, разве что за пожалуйста, - девушка улыбнулась, - Антон сказал, что ты в библиотеке, в очень подавленном состоянии. Точнее, не то чтобы в подавленном, в крайне задумчивом состоянии. Сказал, что ты хочешь подумать.
        - Это не ответ.
        - Мне захотелось поговорить с тобой.
        - Это не самое лучшее место для интимных разговоров, - сурово, насколько мог, произнес я.
        - Я ведь говорила, - продолжала девушка с грустью в голосе, - я все ещё люблю тебя, Слава.
        - Мне очень жаль, - сказал я, - что я сказал тебе это.
        - Но рано или поздно, это должно было случиться.
        - Тебе не стоило меня беспокоить сейчас. Все равно назад дороги нет, - продолжал я, - что сказано, то сказано.
        - Почему ты так говоришь? Слава, Ты снова наносишь мне удар. В сердце, - шептала девушка. - Я могу забыть эти слова.
        - Да? - обрадовался я.
        - Да, милый, - отвечала девушка.
        - Ладно, мы простили друг друга, - произнес я, нарисовав на лице улыбку.
        - Пойдем учиться...
        - А ты помнишь, где у нас пара, - спросил я, улыбаясь, - и что это за пара?
        - В восьмом корпусе, на кафедре.
        - Тогда, иди умойся и пойдем, - произнес я, - пока мы выясняли отношения, прошла ещё одна пара.
        - Любовь странная штука, не так ли, любимый? - смеясь произнесла девушка.
        - Согласен.
        * * *
        Все выглядело благополучно. Мы вместе с девушкой вернулись ко всем. Успели на практику по менеджменту, кажется. Или что ещё там было. Остаток дня мы провели вместе с Яной. Все было тихо, и благополучно. И о, если бы я знал, что на следующий день случится трагедия... Я бы попытался её всеми силами предотвратить. Но это был выше моих сил. Я услышал от общаговских одногруппников, что Яна попала под машину. Меня как гром поразил. Я стал мрачнее тучи, и полетел на место аварии, где застал лишь кровавую лужу на проезжей части, с той стороны, где были общежития. Алое пятно врезалось в мою память навеки. Огромное алое пятно ещё свежей крови. Машины ехали по двум внутренним полосам. Еще суетились инспекотра, составляя схему ДТП. Я понял только, что Яна больше не жива. После такого удара не выживают. Я перешел на другую сторону по светофору, и подошел к инспекторам с вопросом: "Что случилось?"
        - Яна Антонова попала под грузовик.
        - Как... это... могло...? - я не нашел в себе сил договорить.
        - Удар был смертельным, - отвечал инспектор, - девушка вылетела на проезжую часть из-за троллейбуса, стоявшего на остановке, не заметив быстро движущийся КамАЗ.
        - Мне очень жаль, - только и смог произнести я. - Это я виноват в её смерти.
        - Что вы имеете ввиду?
        - Была одна проблема, в результате, я сказал, ей, внезапно, что между нами все кончено. Я хотел сказать ей это при других обстоятельствах... Ибо это назревало уже давно, месяца три, наверное. Но получилось внезапно. Этот разрыв, мог вывести её из колеи.
        - Не вините себя, молодой человек, - утешил инспектор, а потом, подумав спросил, - а кто вы собственно, будете?
        - Я её друг... теперь бывший. Меня зовут Вячеслав Станиславенко.
        - Я инспектор Анатолий Корниолкин, - представившись сотрудник ГИБДД козырнул, - не вините себя, это с каждым может случиться.
        - Но почему именно с нами. Когда мы, вроде, помирились, и все выглядело безоблачно...
        - Я понимаю вашу трагедию, Слава, мужайтесь, - улыбнулся инспектор, и продолжил исполнение своих обязанностей.
        Для меня мир начал рушиться. Когда все должно бы только начинаться. Я пошел домой. Однако домой не хотелось... А с собой были деньги. И было уже темно. Где-то шестой час. В марте в это время суток уже темно, насколько мне помнится... Я зашел в Нексус. Где оказалось довольно многолюдно. Нашел взглядом кого-то из знакомых, и прошел к стойке с угрюмым лицом.
        - Серега, я хочу напиться.
        - Что случилось, Труп?
        - Девушка погибла сегодня в ДТП. Утром.
        - Где?
        - На перекрестке Усова-Красноармейской, идя на учебу. Переходя Красноармейскую улицу она попала под КамАЗ. Она не видела его из-за стоящего троллейбуса. Может она нарочно выбежала...
        - Не знаю, - произнес Сергей, бармен, - ладно, возьми пива за мой счет. Забудешься немного.
        - Завтра это пройдет. - Но для меня мир рухнул, совершенно. - Я не знаю куда деваться от видения... Я вижу, едва закрою глаза, как Яна вылетает на дорогу... и удар. Голову расплющивает о капот. И кровь брыжжет во все стороны. Потом она падает. Машины до сих пор стоят там, наверное. Я видел КамАЗ, стоящий рядом с остановкой, со вмятиной, которая при дневном свете отчетливо виднелась. И помятый бампер. И кровь на плоском капоте... и на фарах. Она уже замерзла на тот момент, каплями на бампере белом, с аэродинамической "бородой" снизу. И боковые обдувные уши, на всю высоту капота, тоже белые, были забрызганы...
        - Сожалею... - утешал Сергей, - ужасная картина. Сочувствую.
        Я глотнул пива и поглядел на веселящихся молодых людей и девчонок, с мыслью, как же хрупок и уязвим человек. Они не подозревают, что рок может готовить и их "несчастный случай". Но не стоит омрачать им радость бытия, думал я.
        * * *
        Потом было вот что... хлопок где-то в коридоре. И как-то неуловимо изменилась атмосфера, и люди притихли. Какое-то шипение и клокотание. В воздухе запахло смертью и холодом. Послышался звук спускающихся с корпуса шагов, явно женских ног. Девушка скорее всего молода. Почему-то все решили, что это девушка.
        Так и оказалось... В помещение вошла девушка в черном. Ее распущенные волосы, и черные глаза. Изящная линия обводов лица. Тонкая огранка прочих контуров. Изящная шея. И кожа, бледная, белизна просто ослепительная. Маленький аккуратный рот, был слегка приоткрыт, обнажая передние зубы, скрывая клыки. Ее грудь колыхалась в такт движениям и дыханию, которое было иллюзорным. Черное платье из шелка, и перчатки из черного же бархата, филигранные обнаженные ноги, обуты в сверкающие черным лаком туфли на высоком каблуке, немного сужающемся к полу, и очень изящном. Люди догадывались, кто она, но не решались предпринять какие-то шаги. Однако девушке было не до них. Она шла ко мне: "Я понимаю, как тебе тяжело. Пойдем со мной и поговорим наедине", - только и произнесла Елена. На её лице была скорбь. Она понимала, что я любил эту девушку. И отчасти из-за неё не мог стать таким же, бессмертным. Я автоматически слез с табурета, на котором сидел, и мы вышли на улицу, где люди курили. Сейчас же они лишь шокированно наблюдали за действом. Мы вышли с Еленой, через "подвальный" вход и пошли вглубь рощи.
        - Скажи, как это могло случиться, - адресовала Елена мой вопрос самой себе. - Я вижу, что тебе тяжело...
        - Я не понимаю, - я ведь ещё любил её, но как друга.
        - Прости, Слава, я могу лишь поддержать тебя, чтобы ты не умер от горя.
        - Я тебя люблю, и хочу стать таким, как ты... Вечно молодым. Зайдя куда-то глубоко, Елена повалила меня наземь, впрочем, нежно, и села верхом на живот. И обнажив клыки, молниеносно впилась в мою сонную артерию... Я ощущал её страсть, она пила меня очень заботливо, не причиняя боли, насколько это возможно, потом отпустила меня, и сделала надкус на руке, сказав затем: "пей".
        Капли крови капали мне на лицо, и в рот. Я собрал в себе силы, несмотря на свою дичайшую слабость, и боль в сердце. Я приник к её запястью, и стал жадно всасывать алую влагу, которая к тому же лилась мимо, чуть-чуть... Прошла минута, как я лакал её кровь, потом не в силах пить дальше отбросил руку. Елена тоже скорчилась от боли, она лежала рядом, тяжело дыша. Ее грудь ходила ходуном. Меня же скрутило похлеще чем от почечных коликов, когда боль была невыносимой. Меня рвало, но я не мог изрыгнуть мертвую кровь. Она уже прониклась мной. Потом я замер, как будто заснул. Когда же проснулся, я увидел мир совершенно другими глазами. Я ощущал вытянувшиеся клыки, и как обострился мой слух. Меня одолел жгучий смертельный голод. И мне захотелось крови... Я поймал какую-то собаку. И жадно впился в её сосуды. Мне было все равно, какой вкус у собачьей крови, какие там могут быть болячки. Они мне были больше не нужны. И волосы, мои волосы стали длиннее, и они выровнялись по длине, стали все достигать середины спины. Но остались прямыми. Я умер в косухе, и так и останусь. Такой облик устраивает меня больше всего.
Косуха... сапоги... длинные волосы... И Елена... красавица-вампирша, моя возлюбленная. Ради которой я оставил мир живых. Но я не мог забыть друзей. Я стал другим существом. А утро преподнесло мне новый сюрприз. Я уснул здесь же, в кустах. В университетской роще. И солнце, застав меня здесь, заставило пострадать, однако не убило меня. Это был заключительный сюрприз. Но я почувствовал ужасную слабость. Значит, - думал я, - я смогу доучиться, не рассекретив себя. В университете. Но смерть Яны будет всегда тяготеть надо мной...
        Однако я ошибся. Наутро я почувствовал ужасную усталость, я ужасно страдал оттого, что мою кожу палило утреннее солнце. Я с неимоверными усилиями ушел в какой-то подвал, с целью пережить этот день. Я не мог вообще ни о чем думать, и когда попал во тьму ,почти блаженно вздохнул, выбрал место посуше, на возвышенности, и лег. В этот день я не видел Елену, но чувствовал, что она где-то близко. Так кончилась моя смертная жизнь, и мне было все равно, что обо мне подумают родители, но я надеюсь, что они меня поймут... но даже если нет, что это меняет, ведь меня ждет долгая счастливая жизнь, бок о бок с любимым созданием... но я нашел свое счастье, пусть даже, за чертой смерти.
        ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
        ВЕЧНАЯ НЕЖИЗНЬ, ВЕЧНАЯ НОЧЬ, ВЕЧНАЯ ЛЮБОВЬ...
        Эта история начнется с того фрагмента... когда я стал тем, кто я есть сейчас... Когда Елена наделила меня Темным Даром. Это было в марте-апреле этого года. Я в спешке отыскал себе убежище на ближайший день, опалив свою кожу под солнцем... однако не погибнув... Досадно было бы... утратить бессмертие в первый же день... или ночь... Я чувствовал, что моя возлюбленная находилась где-то поблизости, но не видел ее... Но мне повезло... Почему я все-таки не погиб... Хотя Елена тоже вполне молодой вампир...
        Я не помню, что это был за день, какое было число, но я отчетливо помню, что с наступлением вечера я оставил свое экстренное убежище. Елена уже ждала меня у входа, в странном наряде. Из вечернего платья она переоделась где-то в косуху и ботинки, зашнурованные поверх кожаных штанов - Ты прелестно выглядишь... - только и смог выговорить я. - Спасибо, любимый, - Елена улыбнулась.
        Ее кожа порозовела, словно она уже успела насытиться... Теперь мы выглядели как при жизни... два человека эдакого неформального вида... Только нам уже никто не был страшен... Но стояла одна проблема. Мне нужно было постоянное убежище. Моя кожа тоже фосфоресцировала в полной темноте. Луны видно не было из-за густой низкой облачности. Но был пронизывающий ветер... который сдувал нас с ног... норовя оторвать от земли. Мы очень превосходно смотрелись вместе... Но я стою на месте... Мы находились в университетской роще... точнее у её начала за третьим корпусом ТГУ. Там где находится Нексус. Сейчас дни его сочтены... но весной он работал в обычном режиме...
        На часах шестой час. Пора на охоту... На первую в своей жизни... А вон и первая жертва... Нормальная... Смутно чувствуется угроза от него... И она бы подействовала.. не будь я сейчас бессмертным... Он бы непременно подошел, начав с сигаретки... Я напал на него сзади, молниеносно. И впился в его сонную артерию... Он моментально обмяк в моих руках. Ко мне присоединилась возлюбленная: - Ты неплохо сработал, любимый - похвалила она, чисто... внезапно... быстро... - Спасибо, дорогая... сочту за комплимент. - Я улыбнулся, - я старался. - А впереди тебя ждут ещё тысячи... десятки тысяч жертв. - Я знаю - с оттенком грусти протянул я в ответ. - Только... пройдет время, дорогой, когда ты... или я начнем задумываться... сожалеть о случившемся сейчас. - Не говори так, Лена, взмолился я ведь сейчас так хорошо... И ничто меня не заставит сожалеть об этом шаге. Я люблю тебя, и счастлив. - Ладно, Слава... - Пойдем зайдем в Нексус, предложил я, почувствуют ли люди... мои друзья перемену, произошедшую со мной... - Пойдем, - согласилась Елена, - а потом поедем ко мне в дом. - К тебе? - мои брови взлетели вверх от
удивления. - Ты не рад? - в свою очередь удивилась моя возлюбленная, и на её лице мелькнуло выражение обиды. - Прости, я не хотел тебя обидеть. - Ничего страшного, успокоила меня Елена, - Я уже приготовила гроб и для тебя тоже, - девушка улыбнулась самой сиятельной улыбкой, на какую была способна, обнажив острые, блестящие в свете фонарей, клыки.
        Мы обняв друг друга за плечи пошли в кафе. Чувствовалось, что там много народа. Слышались знакомые голоса друзей. Я ещё не знал, как они отреагируют на перемены. Это беспокоило меня, ибо я не хотел терять старых друзей. Мы прошли мимо библиотеки и завернули во дворик, где кое-кто из знакомых курил по десятой сигарете за день... Кто-то из них что-то почувствовал... смутную тревогу, которая немедленно отразилась на лице. Это оказалась девушка, которую я до этого не знал. Я улыбнулся ей, и послал мысленный сигнал, сказав, что ей ничего не грозит... все хорошо. Она мало-помалу успокоилась, почти тут же. И улыбнулась в ответ. Елена же косо посмотрела на меня, но я лишь виновато улыбнулся... мы не должны создавать поводов для беспокойства... Должны вести себя, как люди. И я прочел в её глазах понимание. Хотя настороженность не исчезла совсем. Девушка попыталась натянуто улыбнуться. Подойдя ко входу в Нексус, мы больше никого не увидели. Все были внутри. Там царило веселье. Похоже на субботу... на чатовский коннект Общаги. Мы спустились в коридор, меня выдавал стук каблуков моих сапог по каменному полу.
Елена же в своих почти военных ботинках шагала элегантно и почти бесшумно. По-прежнему никого... А в зале за аркой... веселье... которое моментально прервалось, едва мы вошли в небольшой, но знакомый и уютный зал зал. Все обернулись ко входу в зал, одновременно, как по команде. Веселье затихло. Тут были и участники начавшегося маскарада... вампирской игры... но у них все было не по-настоящему... в отличие от нас с Еленой, моей возлюбленной. В прошлый вечер, вчера, то есть, был преймущественно тот же народ, что и сейчас. По залу пронесся ропот... Люди узнали девушку... Они уже видели ее... вчера. А вот увидев меня застыли в изумлении. Я был тот же, что и вчера... и одновременно другой... Привет, Слава... - услышал я голос откуда-то из глубины зала. Ты весь бледный". - Привет, Вика, - ответил я, как можно дружелюбнее,,, непринужденнее... - Что с тобой случилось - вопрошал уже другой голос. - Ты изменился. - Я заметил... - попытался сострить я. - Не смешно, между прочим, - произнес кто-то, кто по-видимому, знал меня давно... - Что скажут родители? - А что они могут сказать... или сделать теперь?.. -
спросил я. Я уже не завишу ни от кого. Мне не нужно их наследие. Пусть сестренка забирает все... А я нашел свою любовь в этой девушке. И счастлив безмерно. Да, Дима... Я теперь другой...
        Снова тихий ропот. - Твоя семья будет недовольна, - с болью в голосе произнес друг, одноклассник. - Они всегда были мной недовольны, - ответил я, - а отец вообще мечтал о том дне, когда я добровольно покину его дом. Не надо так говорить, тем более о своем отце, - вмешалась другая девушка, которую я сразу узнал, Это была Инна, самая красивая девушка в классе. Поймите же вы, наконец, - вскинул я руки от отчаяния, и с мольбой в голосе - вы ведь не знаете, что творится в моей семье. И вам кажется невозможным меня понять, ведь так, только не говорите, что нет. Да у нас есть все, что нужно... некоторая доля комфорта... Но психологического комфорта никогда не было... Всегда была напряженность. Особенно, между мной и отцом. Я ощущал себя чужим постоянно, с того момента, когда стал студентом. Но теперь учеба в университете для меня ровным счетом ничего не значит. Я - теперь другое существо, не зависящее от материальных благ. Остальные же невольно оказались наблюдателями этой драмы.
        Однако, у меня остались друзья... - те, кто действительно были мне друзьями, остались ими и сейчас. Они не стали драматизировать мое превращение. Но я не представлял, как я покажусь дома. Но мне надо там появиться. Мой сыновний долг обязывал меня поставить точку в этих кабальных взаимоотношениях с семьей. Но как я покажусь им? Что буду говорить, в попытках объяснить необходимость своего ухода? Я не знал ответов на эти вопросы. Так же, как не знала их и Лена. Она лишь наблюдала за всем безучастно... слушала. - Ладно, Лена, пойдем, - сказал я, - Пойдем к тебе домой. Я жажду увидеть свое ложе. - Идем, - Елена встряхнула свою шикарную черную, как вороново крыло, шевелюру, резко опустив голову вперед и откинув потом назад...
        Мы убили какую-то парочку реальных пацанов по дороге, выпив их кровь, и забрав деньги. Оказалось сотни три, чего было вполне достаточно, чтобы поймать попутку и щедро заплатить. Остальные в страхе разбежались. Мы сели в какую-то машину, которая остановилась на остановке. Без каких-либо опасений, что нас могут убить, или что-то ещё в таком роде... Никаких мыслей не было вообще. Елена сказала адрес, и водитель почему-то заупрямился. Тогда Елена дала ему сотню сверху, авансом. Он что-то почувствовал... Видно было... для нас, бессмертных, такие мелочи увидеть, что смертному сплюнуть... как по спине пробежали мурашки. Его охватил холодный, липкий страх... Однако Елена старалась не давать ему поводов для беспокойства... Иначе он просто не довезет нас до места... и от страха попадет в аварию. И каждый из нас сохранял молчание, погруженный в собственные мысли и чувства.
        Я вспоминал Яну. Как я вообще мог допустить такой огрех? Спрашивал я себя. Как могло так случиться что она погибла? Как?!. Я рисковал сойти с ума от отсутствия ответов. Я сказал то, что не должен был говорить... Это оказало на девушку столь сильное влияние, нанеся ей серьезную душевную травму. На следующее утро случилось то, что очевидно, должно было случиться... Яна либо сама бросилась под грузовик... Либо на неё что-то нахлынуло... И она потеряла контроль над дорогой... - Не казни себя, Слава, - услышал я голос Лены, в нем чувствовалось сопереживание, - ты не виноват в том, что случилось... Она ведь сама пришла к тебе? В библиотеку... Когда ты не готов был к разговору... - Да, любимая, - ответил я, - но меня терзает совесть... Я собирался поговорить с ней позже. И поставить точку в наших взаимоотношениях более безболезненно. - Мы почти приехали. - Сказала девушка.
        В темноте я не мог узнать местность. Однако, когда машина остановилась... Я вышел следом за Леной и моментально вспомнил место... Я вспомнил то, что здесь случилось. Несколько человек из нашей группы отмечали день рождения... этой смой группы... мужская компания. Мы жарили шашлыки... Баня... в которой я так и не был... Теперь подобный шанс не представится... Но я запомнил тот вечер... И место... И у Елены где-то здесь дом... Это означает...Что однажды мы снова встретимся... Только когда... Если честно... я почему-то испугался тогда этой возможности... не в силах предвидеть реакцию группы на мое перерождение... Однако... (забегая вперед скажу, что этой встрече не суждено было случиться). И Витек не узнал, что я в новом качестве теперь жил рядом с ним, вместе со своей возлюбленной А потом в поселке начались странные... с точки зрения людей... смерти. Мы с Еленой не слишком заботились о людях... поначалу... В поселке воцарлся легкий страх... И поползли слухи, один нелепее другого. Люди обнаруживали обескровленные тела родственников...в самых разных местах Кто-то под кустом... А кто-то на дереве
находил спившегося пьяницу. У которого выпита вся кровь... А мы с Еленой находились в тени... и никто не догадывался, откуда же все это...
        А тем временем близилось лето. Самая горячая пора... для людей... но и для нас... тоже... Нам никто не мешал наслаждаться нашей нежизнью... Лена, - начал я как-то разговор, - зачем ты опять возвращаещься к этому террору? - Не знаю, любимый, - она неизменно виновато улыбалась, Просто мне хочется вспомнить... то, с чего началось наше с тобой чувство... Ты помнишь, как на самом деле хотел меня... Но... - ...Я не знал... кто ты... из какого ты теста... - Понимаешь, Лена. В этом дачном поселке у моего одногруппника, теперь.у бывшего, как и все они, - я обвел рукой людей, которые когда-то учились бок о бок со мною. Есть мичуринский участок... И я хочу его навестить, может даже, с тобой... Ты ведь составишь мне компанию, любимая? - Конечно, дорогой. - Елена улыбнулась, обнажив длинные клыки. Мы вместе навестим твоего друга. - Но что я ему скажу, - спросил я, когда он спросит у меня объяснения... А может быть, он окажется не один... А он непременно спросит... Как я объясню ему эти пустые трупы? - Ты прав, дорогой, прости. - Елена прильнула к моим губам своими... - и поцеловала, прямо как если бы она была
смертной девушкой...
        Я ответил на поцелуй. - Прости, - повторила бессмертная девушка, - я не думала, что для тебя это важно. - Я понимаю, - сказал я, пытаясь утешить девушку. Подтер кровавую слезу с её нежной холодной щеки, - я уважаю своих друзей... даже став вампиром. Я не хочу, не хочу, понимаешь! Стать для них врагом! Прости, - теперь оправдывался я. - Мне не стоило повышать голос... Ты не сердишься на меня? - Нет, дурачок... - Пойдем на реку... - предложил я. - Смотри, какая красивая ночь... - Чистое небо... и луна висит. Над рекой, которую с нашего места немного было видно. И сегодня тепло. - Потому она и нравится мне, - сказал я, - своей простой прелестью... - Пойдем, Слава.
        * * *
        Мы пошли на реку, когда был где-то десятый час... А ночи летом короткие... думаю, это всем известно... Мы прошли мост, пройдя по Коларовскому тракту, так он кажется, называется, в сторону собственно, Коларова и Казанки. И пошли вдоль короткий улочки... Ох я забыл... мы спустились с крутой горы, где иногда большие пригородные автобусы не поднимаются с первой попытки... Даже, на моей памяти был такой случай. Когда переполненный из Ярского ЛАЗ, вынужден был скатиться обратно, а ещё кому-то в толпе сделалось плохо. Автобус, оглашая сигналом округу, скатился с горы, впрочем, медленно, на тормозах, Откатился на некоторое расстояние. Человека выпустили на свежий воздух и дождались, пока он вернется, кстати, это была бабулька уже в возрасте, но ещё не дряхлая. Бабулька, подышав воздухом, вернулась в душный переполненный автобус, и закрыв двери он набрал скорость, и хвала Сварогу, вторая попытка увенчалась успехом. Хотя автобус весь дрожал от перенапряжения, и недостатка мощности. Это в районе церквушки на площади под горой... Там ещё маленькая площадка, у церквушки, и остановки Коларово, в обе стороны.
Спустившись с этой горы мы пошли вдоль улочки из порядка десятка кирпичных особняков, надо заметить, довольно красивых. В конце концов, мы вышли на пустынный пляж, к чести его, он был песчаный... - Когда мы пойдем к твоим друзьям? - нарушила молчание Елена, без всяких вступлений. - А почему тебя так это интересует? полюбопытствовал я. - Я хочу понять, почему ты к ним так привязан, душевно. - Понимаю. - Смотри, Слава, там кто-то есть... - Елена вытянула руку вперед к пляжу, и указала на костер, горящий где-то вдали. - Ну и что, - ответил я, как будто так и должно было быть. - Ну и что?... передразнила меня Елена... Они могут помешать нашему отдыху... - Каким образом? - Не знаю, дорогой, но я что-то чувствую... - Это молодые люди... очень пьяные... И они уже спят... - ответил я, дорогая, ты ещё чего - то боишься? - Нет, что ты, просто неприятно... - О, как это похоже на людей. с долей иронии в голосе произнес я. - Смотри, Слава... Один из них встрепенулся... - ... Словно что-то почувствовал... - Нас почувствовал... произнесла задумчиво девушка-вампир. - От нас ведь исходит тревожная аура... - Нам
придется их спровадить отсюда... - спокойно произнес я. - А ты не подумал, что пара из них может оказаться нашей пищей... - Точно, Лена... Я и не подумал... Ты, наверное, голодна? - Да, любимый... меня гложет жажда. - Тогда... - предложил я, - подзовем дежурного... А на остальных нагоним неизбывного страха... чтобы они больше сюда не возвращались...
        Я послал мысленный импульс юноше, сидящему у костра, а на остальных нагнал волну ужаса... Через пару секунд, компании и след простыл. Мы с Леной со смехом наблюдали, как компания пяных юношей, охваченных необъяснимым ужасом в беспорядке покидала пляж. Подошел довольно крепкого склада, юноша с бычьим видом... давая понять что он недоволен происходящим... Пока Елена соблазняла его, я оказался сзади, у него за спиной, и впился в горло; сделав пару глотков, так как был неголоден. И передал обмякшее тело девушке... Сердце ещё было полно жизни, но парень просто отключился... Потом моя бессмертная девушка насытилась, и попросила отнести тело куда-нибудь подальше... Я же, от себя, только свернул ему шею, чтобы исключить вероятность восставания его... из мертвых.
        Потом, помню, мы купались при луне. Только мы. Я и Лена два бессмертных существа, бывших когда-то человеками... Может, в какой-то мере, мы остались людьми... только слегка изменившись... физиологически... Мы медленно, стягивали друг с друга одежду. Наслаждаясь лунным сиянием, отражающимся от белесых тел друг друга... Сбросив всю одежду тут же, на берег. Не боясь, что её кто-то уведет. Мы одновременно, или почти одновременно, побежали босиком по песчанному берегу в воду. Ровная поверхность превратилась в поверхность, изображающую мини-шторм... И одновременно нырнули... - Бр-р-р... какая вода... - поежилась Елена, - даже для меня... прохладно... - Тебе нравится, любимая?.. - спросил я, когда вынырнул. - Приятно холодит кожу...
        Она подплыла ко мне со спины. И поцеловала в шею... без укуса. Я развернулся в воде, и мы слились в бессмертных объятиях друг друга. Потом Елена сделала длинный, точнее, глубокий засос, и я ответил на него, так как не отреагировал бы, даже будучи человеком... Я продолжал дивиться самому себе. Едва работая ногами мы держались на поверхности. И мне приятно было ощущать эту нежную, вечно молодую, белесую плоть плотно у своего тела. Мы так продержались в воде где-то минут десять... Потом отплыли от берега на достаточное расстояние. И перевернувшись на спину поплыли медленно к берегу. Мы выбрались на берег мокрые, как мыши, и соединившиеся ещё ближе друг с другом... Теперь нас разлучит только... огонь... настоящая смерть... Но я старался отогнать от себя эти мрачные мысли... - Слава, вдруг заговорила Лена, - мы ведь никогда не расстанемся? - Нет, конечно, ответил я, не без тени удивления в голосе ответил я, - я ведь люблю тебя... И ты меня тоже любишь... - Почему ты так уверен? - Что?!. - я чуть не вспылил... - я чувствую это... Ты меня пугаешь... подобными шуточками... Но ты прав, Слава, любимый, я
действительно тебя люблю... Слишком сильно, чтобы бросить. - Вот и ладушки... - успокоился я, - больше не пугай меня так, хорошо? - Хорошо, - понурила голову Лена, - прости... - Ничего... страшного... - выдавил я.
        Потом мы вновь слились в глубоком поцелуе, так вот, как лежали... без одежды... которая лежала рядом... Потом долго лежали, пока на небе не появились признаки приближающегося рассвета. Звезды медленно, одна за другой, гасли, на фоне светлеющего небосвода. Мы засобирались, неспешно, время у нас ещё было часа три. Потом пошли на остановку, ловить попутку. Поймала Елена какого-то селянина на "Волге", которой не меньше двадцати лет. На вид, но она видно, было ухожена. Внутри было царство желто-рыжего кожзама... мы проехали одну остановку, в гору. И рассчитавшись с водителем мы пошли к своему дому. Мы, помнится, что-то весело обсуждали, и громко смеялись, так что редкие водители оглядывались на нас, как на слегка тронутых...
        Мы вернулись домой за полчаса до рассвета, уже подуставшие от долгой прогулки. Я уложил девушку в гроб. Поцеловав её на прощание... до вечера... и закрыл крышку гроба со словами: "я люблю тебя, Лена" Она ответила мне аналогичным признанием, и заснула... бессмертным сном... до вечера, чтобы восстановить силы. И потом сам лег в свой гроб, закрыв над собой крышку. Я скажу лишь, что гробы наши находятся глубоко... в подвале.. далеко от солнца... И от посторонних глаз. "Это была одна из наших лучших ночей... за столь недавний срок нашего бессмертия" - подумал я напоследок, и тоже отключился.
        * * *
        Когда я проснулся вечером, и оставил свое ложе, Елена ждала меня, сидя на диване, с комфортом расположившись. - С пробуждением от сна... любимый - улыбнулась Елена. - Спасибо... А разве с этим поздравляют? - я вскинул брови, нарисовав удивление... - Ты знаешь, какое сегодня число? спросила Елена. - Нет. - Сегодня уже месяц, как мы оба - вампиры... - О, да... Это круглая дата... - я лишь ухмыльнулся в ответ... - Ну и что? Сегодня нам предстоит нанести визит ко мне домой. - Ты точно этого хочешь? - Cовершенно посерьезнев спросила девушка. - Я не хочу, - ответил я, - но надо. - А зачем? - Я не знаю... Просто чувствую, что должен. - Ты не боишься, что что-нибудь нехорошее случится с матерью. - уже с тревогой в голосе спросила Елена, что с ней случится.. например... Сердечный приступ? - Будем надеяться, что все обойдется. У меня мама никогда не жаловалась на сердце. Я и так уже пропал... на месяц... Наверное объявили розыск... Сама понимаешь, каково это... Когда пропадает твой сын... Хотя... тебе ребенка терять не придется... Но из чистого сострадания... Я должен сказать... что я умер для этого мира...
Однако... я заберу свой паспорт. Он мне пригодится. - Понимаю. - Еще я должен взять все свои вещи. По крайней мере, футболки на лето. Голубые джинсы. - Но... может не стоить говорить... про смерть?.. - Наверное, ты права, Лена, я погорячился, - произнес я вполголоса, я скажу... я скажу... я скажу... что уезжаю жить к тебе. О себе я позабочусь. - Да... дорогой, это лучше... Она со временем, поймет, что это было необходимо... - сочувственно произнесла девушка, - а что касается... нашей бледности? Ты думал об этом? ты это будешь объяснять? Не знаю... Честно... - Ладно, поехали.
        * * *
        И мы, взяв немного денег, чтобы хватило на проезд в город, и оставили наше убежище, выйдя на проспект. Туда, где останавливаются автобусы. Ждать долго не пришлось, подошел какой-то автобус в город. Мы недолго думая, сели в этот автобус, и двери закрылись за нами. Мы ехали в город. Автобус, ЛиАЗ, повидавший немало, почти пустой, сильно клевал и кренился в поворотах. Но двигался быстро.
        Елена заметила впереди парнишку шпановатого вида. Лет семнадцати или моложе. Он сидел впереди к нам лицом, и все время пялился на Лену. Однако, и Елена вскоре это поняла... Она увидела в его глазах только ненависть... Мне так показалось, по крайней мере... Потому что я сам тоже ничего кроме ненависти не увидел... Однако, подойти и попросить чего-либо он не решался. Елена пригвоздила его взглядом к сиденью. Он заерзал, но так и не встал, когда порывался выйти на ближайшей остановке. Мы даже не стали его убивать, хотя запросто могли выпить его. Мы доехали до площаи Южной на этом автобусе, и пересели на девятнадцатый автобус. Люди ощутила какой-то смутный, липкий страх. Ничем не объяснимый. Какая-то пожилая бабулька закудахтала по поводу бледности нашей кожи. За окном сменялись строения... Проехали мимо Учебной, и я вдруг подумал: "А что бы подумал Горшок, увидев меня? - И сам же ответил на этот вопрос. - Наверное, мне ещё предстоит выяснить ответ на него..." Мы с Леной одновременно уставились на нервную старушку, и ей стало по-настоящему страшно... И она осенила нас крестным знамение... с криком
ИЗЫДИТЕ!! Но прочие пассажиры никак на это не отреагировали, хотя тоже чувствовали что-то. Им показалось, что бабулька сошла с ума, когда увидела, что крестное знамение никак на нас не подействовало...
        Потом повисла тишина... точнее... все разговоры прекратились разом. Только шум мотора, и шелест шин по весеннему асфальту. Люди выскакивали на своих остановках, стараясь не оглядываться. Даже те... кто при жизни был бы нашим смертельными врагами... сами боялись теперь, оказаться жертвами... "Ваш час ещё впереди... - произнесла Елена тихо, но так, что все услышали, - не радуйтесь"... Один парнишка даже запнулся, и рассетелился на асфальте, запнувшись о ступеньку, где-то на К.. Ильмера. Мы попросили остановить автобус на следующей остановке, ставшей теперь для меня чужой...
        Когда автобус остановился и открыл двери, вышел и подал девушке руку, чтобы облегчить ей выход. Хотя она в этом, вроде как и не нуждалась. Было светло. Но солнце уже зашло. Двенадцати ещё было, Доходило едва ли девять часов. Мы обогнули дом с короткого торца и пошли к моему подъезду. - Вот здесь, Лена, я жил эти пятнадцать последних лет... Или около пятнадцати... До весны этого года... С восемьдесять восьмого. Когда я пошел в первый класс... в печально знаменитой четырнадцатой школе прошли мои самые "счастливые" года... Я слышал об этой школе сейчас не самые благоприятные слухи... Некоторые мои друзья удивлялись, как я учусь в ТПУ... - я виновато улыбнулся, - учился... теперь...
        Во дворе дома парни гоняли в футбол, громко выкрикивая команды. Мне не удалось пройти незамеченным. И парни подозвали меня к своей компании. Я поздоровался с друзьями, и представил Елену друзьям и ей - своих друзей, в свою очередь. Один из моих ближайших друзей заметил бледность нашей с Леной кожи, что вызвало в нем некоторое беспокойство... Я сказал всем, что слегка приболел... такой болезнью... что мне теперь нужна только тьма... и кровь... Друзьям хватило ума не поверить в это... Однако... искра сомнения все же вспыхнула... Эта шутка потонула в дружном смехе, охватившем всех нас. Но веселье длилось недолго... - Славян, - Нарушил тишину Ванька, ты... серьезно... ну... про это... самое?.. - Серьезнее некуда, - ответил я, - серьезнее чем хотелось бы. - Славка, ты чего творишь?! - шепнула мне на ухо Елена. - Ты хочешь выдать все племя бессмертных?.. - А разве нас кто-то может услышать? Спросил я, - Даже тот, кто создал тебя, он сейчас наверное... черт знает где... - ...Может даже и поблизости... передразнила Елена, - он может сейчас находиться в одном из домов... Ты отдаешь себе отчет о
последствиях? - Ладно, извините, парни, что так получилось... Нам нужно поговорить с девушкой. - Слушай произнес я, отводя девушку к своему подъезду, - что они смогут нам сделать? - Они, может, и не могут... - шепотом произнесла Лена... - Но ОН... - А разве он настолько могуществен? - Я не знаю.... - в глазах Лены читался страх... Может быть, ты слишком драматизируешь ситуацию? - мой вопрос прозвучал как-то нелепо... - Не думаю... чтоб настолько... Ладно... Давай забудем это. - Хорошо, произнес я, - и добавил, - пойдем в дом.
        В подъезде было темно, но я заметил, что какой-то невзрачный тип пялился на наши светящиеся лица. Страх метался внутри него, планомерно превращаясь в необъяснимый ужас. Мы поднялись пешком на второй этаж и подойдя к красной кирпичной стене, я нажал на верхний звонок. Услышав голос отца, беззаботно-веселый. Я ответил: - Блудный сын вернулся... - Аааа, протянул отец, и ушел, не став открывать нам, - нам таких не надо... - Он не хочет тебя видеть... - заключила Елена с грустной улыбкой в голосе. - У меня есть ключ... - произнес я, ехидно ухмыляясь... - семейство снабдило смерть ключом от собственного дома...
        И мы вместе рассмеялись. Потом я достал чехол с ключами от дома и открыл дверь сам. Они не ожидали, что я приду, и жили как обычно. Не сменили даже замки на дверях... Я прошел в квартиру, открыв вторую дверь, мы разулись в коридоре, и прошли в мою комнату. Где мамка с сестренкой, Оксаной, работали за компьютером. Мамка спросила меня, не оборачиваясь: Где тебя носило? - и в её голосе чувствовался гнев. - Мама, я стал вампиром, - но в ответ на это заявление получил лишь ироничный смех, - и я ухожу от вас навсегда, - Я пришел сказать вам всем об этом, и забрать кое-что свое... Одежду, модели. Особенно те, что стоят на тумбе. Они мне дороги. Диски. Я найду... что с ними сделать. - Ты... это... серьезно?.. выдавила мать. - Да, - ответил я, - и не жалею об этом. И я нашел свою любовь в этой девушке, Кстати, мой долг заставляет вас познакомить: Лена, Это моя мама, Ольга Романовна, и сестренка Оксана. Мама, сестренка, это Лена... Мы с Леной иронично улыбнулись. - Что ты тут делаешь? - Неожиданно в разговор вмешался отец, пришедший, видимо, чтобы разобраться в ситуации. Я услышал спиной его тяжелые шаги. И
отошел в сторону. - У меня есть ключи... - спокойно ответил я, - и повторил свою шутку... которой поделился с Леной в подъезде. Я здесь последний раз, повторил я отцу то, что только что сказал маме с сестрой. Вопроеки тому, что я от него ожидал, Он отреагировал не гневом... и не бурной радостью... а вполне спокойно, - что тебе тогда нужно? - Я вампир, - сказал я. - Я ухожу от вас, ставших мне чужими... Я больше не завишу от материальных благ... - А диплом? - с растущим гневом спросил отец. - А зачем он мне? - спокойно спросил я, и сам же ответил, - теперь, в моем нынешнем состоянии, он мне просто не нужен... Принеси какой-нибудь нож, я докажу... точнее покажу, кто я. Ты наверное заметил мою кожу... Она белесого оттенка... и сияет в темноте. Отец ушел... и пришел через некоторое время... но не с ножом... а с ремнем... Я лишь посмотрел на него, и усилием воли заставил его рассыпаться в пыль. Напоследок я показал ему свои клыки, от всей души засмеявшись. Елена присоединилась ко мне. Ее рассмешил этот спектакль, устроенный мной. Ей нравились ошарашенные лица, особенно - отца, державшего руке теперь вещь,
не плотнее воздуха... Он посмотрел на руку, в которой точно держал ремень, как ему казалось. Но увидел на полу лишь кучку пыли. И побелел... от страха... и безудержного гнева. - Как... ты... посмел?.. - он еле сдерживал гнев, - сделать... это... с собой... - А меня ничто не держало... Я полюбил эту девушку... Но она бессмертна, как и я. - Что значит... Ничто не держало? - Тебе не нравится, что поступили не так как ты хотел бы? А мне плевать на твое наследство... пусть оно достается Оксанке. Всецело... А Елена тоже меня любит. Она не сомневалась, что я отвечу на её любовь, и приготовила мне гроб. И убила бизнесмена, женившегося на ней... в гражданском браке... Выпив его кровь. Елена лишь холодно улыбнулась, обнажив клыки. - Даже если и так... - согласился отец... - ты как был дураком, так им и остался. - Попрошу без оскорблений. - холодно и жестко произнес я. - Она охмурила тебя. - Как же вы глупы, господин... не знаю как вас зовут... - на этот раз рассмеялась Елена, - это вы упертый дурак. Коли не видите очевидного...Ваш сын бессмертен, и он счастлив, в отличие от вас. Машина для зарабатывания
денег... - Лена вновь разразилась смехом. Ей нравился спектакль... определенно.
        Отец побелел ещё гуще... Казалось, сейчас схватится за сердце. - Ты ведь ни разу не сводил семью ни в кино... ни в театр... - продолжала Елена, - тогда не удивляйся, что твои дети становятся вампирами... Может статься так, что твой труд перестанет быт кому - то нужным... когда вся семья отвернется от тебя... поняв наконец то, что понял Слава. Вы задумывались об этом?
        Он посмотрел на меня с ненавистью во взгляде. - Да, отец, - лишь протянул я, - я согласен с Леной... Полностью. Когда ты доживешь свои дни, будет ли тебе что вспомнить? Одни деньги... а паотом они превратятся в твой самый жуткий ночной кошмар... И однажды ты можешь не проснуться... И для чего, спрашивается жил? Я жил молодым, спасибо, за то, что вы с мамой сделали для меня, но я умер молодым, и воскрес к этой не-жизни в счастье... под лунным светом. Только благодаря тому чувству, что люди зовут любовью... Но любовь вампира... это намного выше людского чувства... А то, что ты называешь счастьем... это обман. Его не было в этой квартире, вообще! Она чище... и не отягощена сексом... Точнее, он принимает несколько иную форму...
        Отец ушел... не в силах что-либо изменить. А мать спросила меня: Зачем было разыгрывать эту драму? - Не знаю, - пожал плечами я, он сам пришел. Я собирался поговорить с тобой. И уйти во тьму. Навсегда. - Я знала, что этим все кончится... А кто говорил, что будет диплом?!. - Я собирался доучиваться... но в силу не сложившихся обстоятельств, благоволящих к продолжению учебы... Я встретил свою любовь в лице этой бессмертной девушки. - Уходи из этого дома. - Я и собираюсь это сделать. И не пытайтесь больше заговаривать со мной сейчас. Где большая сумка? - Ты где живешь? - вместо ответа спросила мать. - Я не должен показывать свое убежище, - говорил я роясь в шкафу в моей комнате.
        Наконец, я нашел достаточно крупную сумку, куда должно войти все. Я же принялся доставать с компьютерного столика все свои диски. И с тумбы все книги. Модели грузовиков. Точнее, только черный КамАЗ-5410, который мне особенно дорог. С полуприцепом вместе. В итоге со всеми шмотками, кассетами и дисками сумку собрали... Как будто в поход собрались...
        В каком-то смысле... это и есть поход... наверное... в бесконечную жизнь. Когда мы все собрали с Леной, совместными усилиями, я вынес сумку в коридор и мы начали обуваться в так называемом тамбуре... Между входными дверьми. Я обулся первым. Мне достаточно было натянуть сапоги. И принялся помогать Лене шнуровать ботинки. На это ушло самый максимум, минут пять, при плотной шнуровке каждого ботинка. Мамка все же вышла в подъезд проводить нас. И на глазах её я заметил слезы. Уходя за дверь я сказал лишь: три слова: прощай и прости. Лена захлопнула дверь. - Лена, что с тобой? - спросил я, заметив алую слезу, сбежавшую по щеке, и оставившую кроваво-красный след, - ты плачешь? - Мне жаль твою маму. Думаю, она... она... она... не скоро забудет о твоем существовании. - Я ещё могу понять мою маму, но отца... я даже кровь его пить не стал бы. Он начал меня раздражать ещё когда я был человеком... Незадолго до той всей истории с больницей. До твоего прихода... в мою жизнь... - Наверное... нам все же не стоило... - всхлипывая, произнесла лена, - приходить сюда. - Нет, стоило. Хоть это и трагично... но это по
крайней мере... честно. - Что ж, слава, тебе видней. - Ладно, давай забудем об этом.
        У Лены слезы уже бежали ручьем, и она скатилась по стене вниз, на пол. Мне тяжело было видеть, как она страдает из-за этой моей семейной драмы. Я не пытался успокоить её, зная, что это бесполезно. Лучше пусть проплачется... И забудет... Время приближалось к одиннадцати. Лена уже успокоилась, с виноватой улыбкой сказала: "поехали домой, любимый". Я вытер скользящим движением пальца кровавые подтеки от слез, и понимающе улыбнувшись, позвал за собой Лену. Мы вышли из подъезда и я пошел вызывать такси. Я пошел к шестому подъезду, хотя там была заведомо шпана. Несколько пьяных подростков искали жертву, чтобы нажиться. Я знал, что они для меня не опасны, а посему пошел, ибо этот автомат ближе всего. Подойдя достаточно близко, я парализовал их волю, лишив способности двигаться и собственной воли. Достал телефонную карту, и вставив её в щель набрав номер таксопарка, первый, какой вспомнился... Им оказался "0-50" А в их глазах прочел лишь тупое удивление, и страх. Когда я закончил говорить я показал пальцем на двоих самых старших и велел им идти со мной. Подойдя к подъезду, я предложил Лене насытиться, и
сам впился во тьме, в горло своей жертве. Горячая кровь давала приятное тепло. И сердце приятно заныло от притока свежей крови. Я чувствовал, как наливаются красным мои глаза. Я спиной почувствовал, как кто-то выглянул из окна первого этажа. Я увидел, как Лена тоже насытилась, и поволокла свою жертву, за угол. Послышался хруст. Елена свернула своей жертве шею, и бросила её в закутке. У подъезда. И пошла было прочь, но вдруг вернулась. Она обыскала его карманы, и найдя в них нечто, похожее на бумажник, взяла его себе. Тело оставила валяться там же. Лена вымыла лицо снегом, и как раз подоспело такси. Малиновая пятерка с символикой таксопарка. Мы сели в салон автомобиля и Лена назвала адрес. "Пять сотен за двоих, сказал водитель" - Не много ли? - спросила Лена глядя в зеркало, - она увидела, как водитель смешался...
        Я тоже почувствовал его страх. Я думаю, он хотел сорвать куш в свой карман. Он тоже глянул в зеркало, и увидел там горящие гневом глаза на фоне белесого лица.
        Лена сказала парню, вжавшемуся в кресло: - Мне будет жаль лишать семью кормильца, но если ты не уступишь половину... - говорила бессмертная девушка с явной угрозой в голосе, - придется тебя убить. Ты уже понял... кто я... - Лена обнажила вытянутые острые клыки, как бы издеваясь над ним... Она знала, что когда он будет рассказывать, над ним только посмеются... - Хо - ро - шо... - не без усилий выдавил водитель...
        В нем боролись в этот момент противоречивые чувства... Как будто он сошел с ума... Но в то же время он видел все... И жертву у моих ног... И Лену с кровоподтеками на лице. И алые губы... И клыки... Слишком все реально... Он резко сорвал машину с места, и понесся к выезду из этого двора. Через первый подъезд... точнее, мимо его... Однако на повороте, сбавил скорость. И подъехал медленно к проспекту. Когда поток поредел, мы выехали на проспект Мира, в сторону Дальне-Ключевской, видимо, решив обезопасить себя от нападения, он решил везти нас по центру... Мы оставили город за спиной уже через пятнадцать минут. Водитель вел машину на пределе допустимой скорости. Стремясь побыстрее отделаться от жутких пассажиров. Шоссе, ведущее в Предтеченск и далее... в Богашево, была пустынной. Редко когда навстречу пролетала иномарка, норовя врезаться в нас, или громыхал грузовик с прицепом... Только шорох шин такси по асфальту. Безумная гонка... Он знал, что возле бывшего поста ДПС нужно сворачивать направо, там где справа стоит небольшая кафешка. И на скорости не менее семидесяти километров час плавно влетел в
поворот, уже после снизив скорость, зная, что дальше дорога извилистая, и больше сорока, или даже тридцати километров, не сделаешь... Чтобы не угодить в кювет. Шел уже двенадцатый час. Когда мы доехали до поселка перед Коларовым, мы рассчитались с тщедушным, перепуганным водителем. И когда он остановился. Мы вышли из машины и пошли за своим багажом, к багажнику. Водитель тоже вышел со связкой ключей. Подойдя к замку, он открыл его, и поднял крышку багажника. Я достал сумку. И водитель захлопнул крышку. Нервно сел в машину, и сорвавшись с места, развернул её на месте, и умчался в город...
        Мы не знали, доехал ли он благополучно... Но спустя, буквально минут пять, когда мы стояли на обочине. Мы услышали глухой удар, потом... скрежет металла... Потом послышался запах, как будто загорелась резина... Похоже... он так разнервничался, что с перепугу угробил машину... и себя... скорее всего... Мы же знали, что нам за это ничего не прилетит... Парнишка решил, что мы просто неформалы, как принято называть в современном обществе нам подобных... и нас можно запросто припугнуть. Однако... Мы в полной темноте пошли до своего дома. Я нес сумку один, без особых усилий. Она была, разве что, громоздкой... но никак не тяжелой. Когда мы наконец пришли, Лена сама открыла дверь, и предложила мне пройти в дом первым, потом вошла сама. Дом словно был наполнен темнотой. Мы шли ни разу не нарушив тишину... словно по-новой переживали события сегодняшнего вечера. Я думал, что успею сегодня ещё поразвлечься... Точнее, развеяться... от тяжелого впечатления, произведенного сегодняшней драмой в бывшей когда-то родной, квартире... Надо куда-то пойти... В Лимонку? Может даже... и туда... Но дома я сидеть никак не
должен был. И я решил взять немного денег, и поехать в "Лимонку". Я не рассчитываю на то, что найду там бессмертных. Мне хотелось забыться... Я взял около пары сотен, и поехал снова в город. Елена осталась дома. Она легла на диван и задремала. Я медленно вышел, стараясь не нарушить её хрупкий сон. Кроме того, говорят, в Диктатуре сегодня концерт... Я уже сбился со счета, только приблизительно представляя, какой сегодня день. Кажется, АПОКЕФАЛЛЕ и ШЭДОУ ГАРД выступают... Надо будет пойти на это шоу... На пиво мне деньги не нужны, а друзей угостить смогу... Правда, не знаю, что скажет Горшок , тамошний весельчак... Может в пул шары погоняю... опыт есть... а теперь ещё и способности... выиграю ещё несколько сотен... вдруг ворвалась в поток совершенно неподходящая в данный момент, мысль... Подумав, что это грим - я вернул поток мыслей в прежнее русло. Ладно, что нибудь придумаем...
        * * *
        За этими успокаивающими мыслями я покинул очаг. И пошел на остановку. Я был в косухе и сапогах. В мардуковской футболке, посвященной "танковому" альбому... PANZER DIVISION MARDUK. На остановке я поймал попутку, ибо автобусы уже не ходили. И сказал только: "Перекресток Вершинина и Учебной". Я дал согласие, когда водитель ответил: "С вас сотня". Я уверенным голосом произнес: "Восемьдесят". Он почувствовал что-то не то, и поехал, согласившись, по указанным координатам. Мы ехали, наверное, минут двадцать, не более, при скорости слегка за сотню. Водитель был опытнее, чем тот наивный таксист. И спокойнее. Он почувствовал странную силу в моем неестественно тихом голосе, и не стал перечить. Когда мы приехали, было ещё светло, и кое-кто толкался на улице. В основном малыши... Пионеры... Я прошел внутрь, в бильярдный зал. Поискал глазами знакомые лица и в дальнем углу обнаружил Горшка. Его нетрудно найти в толпе. Высокий светловолосый. Часто ходит в бейсболке поверх собранных в хвост длинных прямых волос. Я прошел к нему, и поздоровался. Он ухмыльнувшись пошутил, ощутив странную холодность моей руки: "Ты,
Труп, наверное, спишь в холодильнике?" - и коротко хохотнул, Зал же залился смехом. Я тоже присоединился... Мне понравилась его шутка. - Нет, - ответил я, - просто я... стал... вампиром... - Правда? - Ванька не перестал смеяться, а напротив едва не захлебывался смехом... И вдруг, внезапно все его веселье как ветром сдуло. - Что ты сказал? - Я вампир, - повторил я, ещё подавляя в себе прорывающиеся смешки. - Но ты не бойся, Ваня, Ни ты, ни твои друзья не пострадают... из-за моей жажды. На ДикТАТУре это вообще никак не отразится... кроме как, если повезет... положительно... Сделав некоторую рекламу. Типа... В Клубе тусуются вампиры... Новая вывеска клуба... Ты понимаешь о чем я? Это оживит интерес к клубу... - Интересно... - Но я хочу попросить тебя... точнее, через тебя, донести пожелание администрации клуба, - произнес я, уже серьезным, деловым тоном, - вы должны прекратить этот позор с "электронными"... попсовыми вечеринками. - Почему ты так откровенно это требуешь? - Во-первых, друг мой, произнес я, - это дискредитирует клуб, изначально создаваемый, как я понял, для поклонников экстремальной
музыки... А не прощло и полгода, и кто-то додумался крутить здесь это электронно-хаусовое дерьмо. Я сам так думаю, и мое мнение разделяют многие мои друзья. - Конечно, здесь ты прав, Труп, - признал Ванек, - но это не от меня зависит. Тебе надо с Ваней арт-директором побеседовать. После концерта. Я проведу тебя к нему. - Спасибо, Горшок, поблагодарил я, - и еще... говорят клуб могут скоро закрыть... насовсем, Это так? - Да, - ответил татуировщик, - есть такой риск. - Хочешь узнать, что я думаю по этому поводу? - Интересно услышать. - Так вот...Это из-за как раз дискредитации в глазах томских неформалов. Это единственное пока место, где могут более-менее спокойно и без геморроя, проходить концерты... Без проблем с организаторами... Но вам явно не хватает выручки. Почему у вас клуб не работает днем? И сюда уже заходят не только волосатые... но и все, кому не лень... И гопники - в первых рядах... От них моим смертным друзьям житья нет. Хотя бы здесь, клуб должен быть закрыт для не-неформалов вообще. Для скин-хедов и гопников. Я ещё могу понять, если люди в возрасте, уже достигшие места в обществе, могут
интересоваться тяжелой музыкой. Для них можно сделать исключение... Но они не гопники. Хотя и в классической одежде. Такие люди всегда приветствуются. Наверняка, с ними интересно пообщаться. - Ты прав, Труп, - опять согласился Горшок, - абсолютно. Поэтому... я знаю, что я прав... я самодовольно улыбнулся, и произнес, серьезно, - ты предупреди Ваньку, что возможно я с ним серьезно поговорю. Когда будет спокойный вечер. Я могу теперь проявлять активность только в темное время суток. Но это стоило того... Я пошел на это бессмертие из-за любви, к бессмертной девушке... которую встретил, лежа в больнице. А сейчас. Если не занят, пожалуйста, составь мне компанию, для партии в пул. Я плачу за игру. - Это превосходно. - Тогда пошли за набором шаров. - Сходи один, Труп, ты же можешь, - попросил Иван. - Да, пожалуй, - согласился я.
        Я пошел к хозяину зала оплачивать время игры и получать кии и шары в коробке с треугольником. Через пару-тройку минут вернулся. Горшок с кем-то разговаривал. Он кивнул мне, дескать, готовь пока стол для игры. Я разложил шары в форме треугольника в дальнем от метки для молотка, торце. И пригласил Горшка к началу партии. Предложил ему бить первым, просто из дружбы. Горшок сильно ударил по кладке шаров, и они раскатились по столу. Ни один не попал в цель. Откатившись к краям поля. Я начал смотреть варианты, и нашел самый подходящий. Шар с номером шесть стоял недалеко от угловой лузы. И я прицелившись, ударил по внешней кромке, Шар №6 медленно свалился в лузу. - Мои шары однотонные, - объявил я, похоже сегодня мой день... - Не радуйся, Труп... - поддразнил меня Иван, - лучше бей.
        Я смотрел на поле, ища новые направления атаки. Белый шар стоял возле лузы, куда упала "шестерка". Не очень удобно, - комментировал я, как бы про себя. Я ударил поэтому в кучу. Один шар, из моих, медленно скатился в ближайшую, правую дальнюю от меня лузу. Упала семерка. - Ванька, обратился я к Горшку, - ты готов выложить сотню, если я выиграю всухую? - и подмигнул... - Я не использую свои способности... все честно... - Не выиграешь, ухмыляясь проговорил Горшок, - сейчас твоя везуха кончится... пятерка идеально лежала, чтобы войти в угловую лузу, туда же, Куда упал первый забитый шар. Я ударил строго прямо. И шар влетел в лузу, всколыхнув наполненную даже... сетку. - Похоже... - произнес Горшок... - придется выложить сотню... - А ты не расстраивайся раньше времени... - поддразнил я Ванька, - я ударил по тройке. Мне сегодня явно везло. При слабом ударе, шар медленно докатился до лузы и встал. - Вот оно... - обрадовался Иван... Посмотрим, как ты ударишь...
        Горшок ударил по пятнадцатому шару, но он почему-то не вошел. Хотя, должен был. Даже меня это удивило. Мой молоток стоял уже не столь удобно. Поэтому я ударил в кучу у дальней лузы, наудачу. В разные лузы вкатились мой шар и Ванькин.
        Мой ход, - обрадовался Иван. И сделал ход конем... ударил по моему шару, задев и свой тоже, его шар вошел, а мой отъехал от лузы. Вошел четырнадцатый шар. Потом он промахнулся... Захотел ударить по дальнему шару, шедшему прямо в лузу. Он вообще ударил мимо шара, хотя до этого бил точно... Это случайный промах. Он мог и попасть. Я подошел к столу. Моя тройка стояла на некотором расстоянии от боковой лузы, под углом от нее. Молоток находился у этого же края стола. И я решил ударить по тройке. Наконец, тройка нашла свой покой. У меня оставались единица, двойка, и четверка, кажется.
        А сверху начинался концерт. Я попросил прервать партию. Здесь исход почти ясен, или в крайнем случае, позже доиграем... Только ты проводишь меня на концерт, как проигравший по количеству забитых шаров. Горшок неохотно согласился. Иван был не в восторге от этого, но смирился с этим. Он знал меня. Парни из Прелюдии завершали настройку, Репетируя свое выступление. Они исполняли какую-то свою вещь. Я пошел искать в темном зале кого-нибудь из знакомых. Было до черта народу, не пропихнуться... Встретил Абигора, Берсерка... И Зэта... Со всеми поздоровался. Они пошутили по поводу моего слегка болезненного... бледного внешнего вида... Я лишь пошутил, что я стал вампиром... и это было расценено именно как очередная шутка Трупа... К слову сказать, так меня звали все блэкеры и панки, и другие неофициальные лица, с кем мне довелось знакомиться в разное время, пока я был жив. К которым все привыкли... Но когда на сцену вышел Горшок зал взорвался смехом, хотя он ещё ничего не сказал... Когда же он сказал: "Пришла пора представить вам вампира Вячеслава, - зал снова взорвался смехом. Это серьезно, - повторил Иван,
- вампир среди вас!!" Веселье моментально спало. Я ощутил, как и музыканты тоже передернули плечами. Ощутил их смутный, пока еще, контролируемый, страх. Однако, первыми вышли ребята из НЕЙМЛЕСС... И начали разыгрываться, на настройку ушло от силы минут пять, и Ден обратился с приветствием в зал. Потом объявил первую композицию... уже с новой совершенно программой, не похожей на то, что он играл в МИСТЕРИОН. Концерт начался с сумасшедшего риффа довольно агрессивной вещи. А тексты вообще трудно различить, и думаю, это нормальное явление, когда речь идет о блэк-металле. Поэтому я не мог понять смысл. Да это и не было столь первостепенной задачей. Я пришел сюда оторваться... Развеяться... Забыть об этой драме... хотя бы на время. Поэтому я просто, не долго думая врубился в толпу, заняв место, начал как обычно, что называется, рубиться... И мне было сейчас все равно, смертный я, или вампир. Я был рядом с друзьями.
        * * *
        Во время перерыва однако, Зэт попросил меня рассказать, как получилось, что я стал вампиром. Я почувствовал, как мои глаза заволокло алой пеленой... И как по правой щеке сбежала вниз алая слеза, оставив дорожку алого цвета. - Я бы не хотел вновь это вспоминать, - произнес я. И все же, - умолял друг. - Хорошо, - хоть мне и неприятно было, от этих воспоминаний, я почувствовал потребность поделиться своей трагичной историей, - я расскажу тебе кое - что. Но обещай, что ты не расскажешь никому. Иначе ты первый рискуешь погибнуть... и воскреснуть... затем... для вечной нежизни. Слушай же. - Я начал свое повествование, но не с того периода, когда я был в больнице. А с того, когда я выписался, и спустя месяц или два, где-то в марте-начале апреля, погибла моя девушка. А к этому времени меня дожидалась бессмертная девушка. Однако, я не думаю, что она из ревности стала бы сама провоцировать самоубийство. Похоже, что она в самом деле полюбила меня, но я почувствовал это тоже не сразу. Именно поэтому, думал я, она бы не стала убивать Яну, мою одногруппницу. А случилось так. Когда я решил выделить время и
хорошо подумать о себе... О Яне, и О бессмерной девушке, Елене, Собственно, я уже испытывал к ней какое-то чувство, которое считал влюбленностью, Не знаю... даже... Я у же не чувствовал ничего к Яне; и она охладела ко мне ещё раньше... Испытывая, может быть остатки прошлой недолгой любви... Она пришла в гуманитарный зал, когда Андрей, одногруппник, подвезший меня до библиотеки, сказал ей, где я. Она примчалась минут через пятьдесят, когда начался перерыв между часами. Дальше... Видят славянские боги, я не хотел её огорчать, но мне пришлось... точнее, я неосознанно выпалил, что между нами больше ничего нет... Нет того огня, что вспыхнул в автобусе, по дороге в Михайловское. Это произвело на неё эффект бомбы замедленного действия... То есть... оно сказалось на следующее утро... Я вновь ощутил горячую алую слезу, сбегающую вниз по щеке. Она бросилась под грузовик из-за троллейбуса. Удар оказался смертельным. Девушку не спасли. Я кое-как доучился... точнее, досидел до вечера, и пошел в "Нексус" Думаю, тебе известно, где он находится. Я хотел напиться до состояния забытья, Там дежурил за стойкой Гамлет, ты
возможно наслышан о нем. Он, помнится, тоже поинтересовался, в чем дело, когда я пришел. Совершенно невменяемый, хотя, я не курю... не наркоман... Просто, эта трагедия удручающе подействовала на мой рассудок, и я рисковал сойти с ума от горя... Хотя, может я преувеличиваю... Но сейчас не это важно... Важно, что я даже кружки выпить не успел, Гамлет пообещал мне запой за счет заведения. Потом случилось то, что случилось. Елена, эта бессмертная, найдя меня по то ли зову, то ли ещё как... Но она появилась в НЕКСУСЕ, в дорогом вечернем наряде. Все тогда моментально стихли, почувствовав странную ауру девушки... И в атмосфере что-то повисло тяжелое. Гнетущее ощущение безотчетной тревоги... Елена лишь подошла ко мне, глухо стуча шпильками изящных туфель по линолеумному полу. Я как будто робот...на автомате, спрыгнул с табуретки, и пошел за Еленой. К выходу... Мы углубились в рощу. В Университетскую... Вот тогда я почувствовал, что по-настоящему полюбил её. Я попросил её дать мне бессмертие, и она мгновенно, повалила меня наземь, и обняв меня за плечи, поцеловав горячо, впилась мне в горло... Пила долго, и
нежно, а не быстро. Потом, когда мое сердце почти встало, надкусила кожу на изящном, тонком запястье, и поднесла кровоточащую руку к моему рту, прошептав: "пей, любимый". Потом я провалился в забытье... потерял сознание... Я сам отпустил её руку, не в силах более поглощать её бессмертную кровь. Незадолго до рассвета... когда я проснулся, я вынужден оказался, искать себе жертву, и быстро нашел её, внезапно атаковав паренька, напав на него сзади. Я быстро выпил из него... почти всю кровь... Но я удивился... А незадолго до этого... я ещё раз пробудился, мучимый жаждой, и выпил какую-то бездомную собаку. Я несказанно удивился, когда солнце утром не сожгло меня, как обычно это бывает с молодыми вампирами... Но кожа моя здорово пострадала. И я вынужден, после этого оказался, искать себе временное убежище на день, так как я, хоть и не погиб, но чувствовал ужасную слабость. Меня мог убить любой смертный. Но Елена была все это время рядом со мной. Но она уже дремала. Я нашел какую-то дыру в фундаменте библиотеки ТГУ и проник туда. В блаженную тьму. Найдя место поудобнее. Я устроился на нем, и уснул... И тьму,
окружившую меня теперь разрывал ореол высокого чувства, именуемого любовью... Сейчас мы живем вместе с Леной в собственном доме. Мне ещё предстоит увидеть потерявших меня одногруппников. Вот, моя история. Которую я пережил ещё раз, рассказывая её тебе. - Да. протянул друг, - грустно... Но в этом что-то есть... А ты не будешь потом сожалеть об этом шаге? - Не знаю, Зэт, - произнес я. - Что если... одногруппники отвернутся от тебя? - Не знаю... - ответил я, - думаю, это не будет катастрофой... мы и так группа не очень дружная... Те, кто остались в живых, Андрей, Антон, Николай, староста, и Витек. Горстка девушек. Нас сейчас в группе... Или лучше... их... не более дюжины человек, без меня. Будет обидно... но не настолько, чтобы, совсем трагично... Но я должен их посетить, хотя бы старосту, Николая. Он был кем-то вроде лидера. И внушал уважение, несмотря даже и на некоторые промашки... без которых никто не обходится... Ошибки неизбежны. Я его навестил, когда он нуждался, как мне кажется, в поддержке. Будучи ещё человеком, Во мне возник импульс. Позыв, сделать ему приятный сюрприз. И похоже, этот визит
сыграл свою роль. Староста вскоре выздоровел, после этого визита. Естественно, что это не только моя заслуга. Но... Ладно... Пойдем в зал, по-моему нас потеряли тут, на концерте. Там уже Прелюдия играет... - Да, Труп, пожалуй что... ухмыльнулся Зэт, - идем.
        Мы сидели в коридоре, у лестницы, где висели на окне постеры, среди которых затесался и мой мардуковский постер, Квартет в гриме на фоне танка. Желание рубиться у нас пропало. Если бы я мог пить пиво. Как человек... Я бы сейчас, наверное, напился бы. Но я вампир. И людские привязанности... в том числе, к алкоголю, больше ни влияют на меня, так как нет потребности... Но я теперь вынужден питаться... кровью людской...
        Потом подошел Берсерк и поинтересовался, что случилось: - Труп, спросил он выдавливая слова, - ты... в самом... деле... вампир?.. - Да, Павел.
        Маринка, Ария вечна, стояла рядом. Но хранила молчание, не зная, повидимому, что сказать, или просто не желая нарушать... условно назовем это... тишиной... Люди возле сцены до помрачения рассудка трясли головами. Волосы, мотающиеся вперед-назад. Скрывали лица. Концерт подходил к концу. Я ощутил какое-то странное возбуждение... Страх, смешанный с азартом. Видимо снаружи клуб осаждали бритоголовые в спортивных штанах... Я не буду называть их тем скверным... молодежным словом... Они недостойны этого... Это просто шпана, не любящая волосатых. К нам подошел Платон, у него и без бессмертия была мрачная, зловещая внешность... Мы тоже пошли маленькой компанией, вниз. Одеваться. Поэтому, когда мы оделись в коридоре, у раздевалки, и вышли на улицу. Никто из лысых даже и не подумал нас побеспокоить. Я с мрачной уверенностью оглядел асфальтовую площадку перед клубом. Лысые и волосатые тусовались кучками. Потом какая-т компания лысых решила подойти к моим смертным друзьям. И я сделал шаг навстречу их вожаку. Я чувствовал, как жутко сияют в ночи мои глаза, и он взглянув мне в глаза, ощутил дикий, необузданный,
первозданный ужас. Он понял, что столкнулся с чем-то, что оказалось выше его понимания... Неформал... скверное слово... сделал ему вызов... и в глазах его горит жуткий... нечеловеческий свет. Я рявкнул хорошенько, на этого перепуганного, и без того паренька, и он намочившись в штаны, под смех моих друзей, и посторонних людей, которых я даже не знал. Поспешил во тьму... Зет же лишь заметил мощь моего голоса... Не преминул отметить это вслух... клуб и до этого знавал мои пронзительные длинные вопли, характерные для блэкового скриминга. Я уже брал высокие частоты... Но в своем проекте, который как-то созрел... Когда Зет (Я забегаю вперед), предложил мне петь с ним... Замутить демку... Идея то висела в воздухе давно...
        Мы пошли, кажется, в сторону ул. Белинского. Однако долго я с ними не был. Меня одолела жажда, и я попрощавшись ушел в сторону. Во довры прилежащих окрестных домов. Искать одиноких прохожих... от кого веет угрозой... Что бы быстро, без удовольствия убить их... выпить их жизненную силу, вместе с кровью. Я как тень шатался по дворам, где-то до двух часов. Пока не встретил паренька в китайской кожзамке... и спортивных штанах. Я проник в его разум, и увидел, что он тоже заметил меня, он хотел убить меня, забрав все мои деньги. Потом он увидел лишь смутный силуэт, пронесшийся ему за спину. В его сердце закрался страх. Он напрягся, ожидая, что на него в следующий момент нападут. Он не знал, с кем он столкнулся... Он видел лишь парня в косухе и высоких сапогах... Во всем черном... Потом мчащуюся тень... скользнувшую назад... Я очутился позади него, и сказал... обхватив его так, чтобы он не мог пошевелиться: "Привет... парень... ты ведь хочешь... меня... мои деньги... не так. ли?.." В его глазах читался теперь уже беспредельный ужас. Я почувствовал, как его штаны начали намокать между ног, услышал звук
мочевой струи. Я впился в его горло и быстро выпил почти всю кровь. Потом резким движением, свернул ему шею, чтобы он не воскрес. Жертву оттащил в тень обыскал его одежду. Я нашел бумажник наполненный деньгами. Жажда уже ослабла, Свежая кровь разливалась по телу, согревая его, на время... Что-то сейчас делает Елена? Каково ей... В одиночестве... Я отправился домой, забрав у своей жертвы найденный бумажник. Выйдя на Нахимова, я принялся ловить попутку. До Аникино. Долго стоять не пришлось, хотя и время было далеко за полночь. Подъехал какой-то мужичок на шестерке, и открыв пассажирскую дверь спросил: "куда?" - На Аникино, - ответил я. - На Аникино? - переспросил водитель, - так далеко? Есть какие-то проблемы? - вскинув брови, спросил я, - я могу дождаться другого водителя, если вы не желаете подзаработать. - Нет, что вы, заропотал водитель, - садитесь. - Я плачу сотню по прибытии в поселок. Хорошо, - дрожа согласился водитель. - Когда свернете у бывшего поста ГАИ направо, проедете лесок... или что-то в этом роде. Место с обрывом, заросшее деревьями, перед поселком. Екогда начнутся дома, остановите у
обочины. Больше мне ничего не надо. - Так далеко? - Я хочу прогуляться. И ещё езжайте не быстро, километров шестьдесят-семьдесят. Для нашей общей безопасности.
        Я тенью метнулся на заднее сиденье мимо водителя наискось от него. Так чтобы он не беспокоился, и видел меня в зеркало. В его душу закрался страх. Но он контролировался мужчиной за рулем. Водитель изумленно уставился на меня в зеркало, и я улыбнулся ему. Обаятельно, как мог. Но клыки не показал.
        Мои мысли вновь вернулись к моей возлюбленной. Я очень удивился, когда её одолела тоска... и она заплакала. Видимо... её тронула за самое сердце... эта драма... Она ведь тоже пережила когда-то, в общем-то, не так уж давно... нечто подобное... Тоже рассталась с родителями... Но не столь драматично... Но сама сцена расставания, вызвала грустные воспоминания. Надо будет поговорить с ней об этом. За этими мыслями я смотрел в окно, на проезжающие мимо машины. Водитель включил радио, маяк, вроде бы. Люди преклонного возраста, похоже, все предпочитают именно эту станцию. Играла какая-то рок-баллада. Я не заметил сам как заплакал... алыми слезами... Я увидел в окне отражение алой дорожки... и капли... слезы... бегущей по щеке. Я стал каким-то слишком сентиментальным... Эта сцена повлияла и на меня тоже... Я однако, смею надеяться, что это временно... Но водитель заметил слезу... и спросил: - Неужели... вампиры... тоже... плачут? - Это слово... вампир... далось ему нелегко. - Да, гражданин. - И что же случилось? - спросил водитель, - если не секрет... - Драматичный уход от родителей... Отца вообще едва
удар не настиг... Хотя он здоров, как буйвол... Мне не хочется... - произнес я, - ещё раз переживать... Простите... - Ничего... - произнес я, - ничего страшного... Моя любовь сейчас дома, спит... чтобы забыться... Тоже бессмертна, как и я. - А на кого же вы охотитесь... - спросил он. - На тех, кого вы называете шпаной... На тех, кто не уважает стариков... совсем.
        В ответ тишина... - Мы делаем это, - произнес я, - чтобы дать обществу хоть чуточку счастья... Чтобы использовать свое бессмертие во благо... Но у нас есть и друзья среди смертных... среди вас. Существ света. - Благородно... Но не кажется ли вам... - недоумевал человек за рулем, - что это мартышкин труд?.. Или по крайней мере... смахивает на таковой... - А если вообще за это не браться... - спросил, Люди ведь наложили запрет на убийства... А для нас... кровь - это жизнь... Так сказал Дракула. Давно.
        Я все также глядел в окно, и как бы между делом отметил, что мы подъезжаем к нужному повороту. Водитель включил правый поворот и мы съехали с шоссе в глухую темную местность... Деревья здесь, как бы образовывали сплошной покров... Особенно ночью... иллюзия крыши работала безотказно... Сейчас середина лета. Июль... И темная густая листва скрывала от взора путников даже диск луны. Мы ехали теперь по извилистой узкой трассе. По одной полосе туда-сюда. Скорость едва превышала тридцать километров в час, слегка зашкаливая временами, за означенную отметку на спидометре. Когда мы наконец подъехали к поселку. Водитель остановил машину, и я, рассчитавшись обещанной сотней, вышел из машины. Машина скрылась вскоре во тьме, в направлении шоссе, с которого мы свернули сюда.
        * * *
        Постояв ещё пару минут на остановке, я пошел к дому. Елена же в это время находилась по-прежнему дома. "Почему оказала на меня такое влияние сцена у Славы дома?" - думала девушка. Этот вопрос не выходил из её головы. Мне понравилась эта сцена, разыгранная любимым, когда зашел его отец... Но сама сцена прощания... Я увидела, как из глаз Ольги Романовны бежали слезы. Вряд ли она скоро простит его... И меня... тоже... за то, что я сделала с их сыном. Но я чувствовала и то, что говорил Слава - правда: "В ЭТОМ ДОМЕ НЕ БЫЛО СЧАСТЬЯ... ВООБЩЕ"... "...И не удивляйтесь, что ваши дети становятся вампирами от горя... находя упоение в кровавом бессмертии..." Что-то дорисовывает уже мое сознание... Во мне ещё жив человек... Та девушка... которой я когда-то была... Пока не появился Он... А ведь... это было так недавно... Всего год назад... Или того меньше... Где же любимый?.. где он сейчас? Когда он мне так нужен..." Слава!! Приди ко мне! Возаращайся домой, сейчас..." - Лена обратила свой зов в пустоту.
        * * *
        Тем временем домой пришел тот человек, что подвозил меня до родного теперь поселка. Время было глубоко за полночь. Жена уже приготовилась обрушиться на него с руганью, когда увидела случайно грусть в его глазах. И слезу, готовую упасть со щеки: - Алексей, - спросила жена Татьяна, женщина лет сорока, но на удивление прекрасная, - что с тобой стряслось? - Я видел нечто... - Что... Не томи... - Молодого человека... вампира... - Ты пил!! Нет... не похоже... - жена заглянула в глаза мужчине. Ища следы пьянки, но не находила их... Странно. Тебе не померещилось? Они знали друг друга давно. И проблема погружения в пучину алкоголизма знакома многим семьям долгожилам... Когда супруги знают друг друга едва не с детства. - Говорю тебе... видел. - произнес спокойным отсутствующим голосом мужчина, - И он плакал... Кровавыми слезами... Он не стал раскрывать причины своей слабости... - Как он выглядел? - Типичный неформал... - произнес мужчина, но притом воспитанный, вежливый... почтительный, - продолжал мужчина. Таких не сыщещь днем с огнем... Хотя он и одет в косуху, джинсы... сапоги... почти до колен...
Видимо, мода на такие сапоги скоро вернется... Из семидесятых - восьмидесятых... Когда парни-рокеры ходили в чем-то подобном... Я сам когда-то слушал рок... Зарубежный... когда его к нам запустили... Это была красивая музыка... хоть и громкая... Может быть... что-то в нем есть... Сейчас я кое-что вспоминаю, Таня, о тех временах... В этом парне... Но то, что он вампир я уверен на все сто... - Ладно... пусть так, - согласилась женщина, - но откуда ему взяться в Томской области? В наши дни? - Не имею представления. - И что же могло... заставить его... проявить слабость?.. - Не знаю, - удрученно произнес Алексей, - он сказал, что... свежие... воспоминания... - Странно это... И он тебя не пытался выпить? - пробормотала жена, вскоре поняв, как нелепо прозвучал вопрос. Нет... - произнес мужчина, - я же говорю... он был подавлен чем-то очень личным... и было не до этого... При этом он рассчитался, довольно щедро... - Я не стану спрашивать... где он берет деньги... - Само собой... у своих жертв... - Ладно... - Алекскей, иди умывайся...и проспись сегодня ночью. Да, и завтра никому не рассказывай... Иначе... -
Дорога в психушку мне обеспечена... - мужчина грустно улыбнулся. - Ладно... давай ложиться спать.
        Татьяна прошла в их общую спальню, довольно просторную комнатку... отделанную и обставленную в стиле "Ретро"... Типа... антикварный гарнитур, гобелены на стенах, свечи, и шкаф из темного дерева... Тумбочки... широкая кровать... Которой им когда-то было мало... Но сейчас их чувство погасло... Как же недолговечна людская любовь... Зависящая от стольких мелочей... Она может умереть... от любого... самого нечаянного, неосторожно названного имени другого человека...
        Даже моя собственная любовь... К Яне, которой больше нет... Вспыхнула внезапно... Тогда, в девяносто девятом... Когда мы ехали в Михайловское... И продолжилась недолго... потом... Да... Мы любили с Яной друг друга. Но любовь так же быстро погасла. Без агонии... без страданий... Но жизнь девушки ... тоже погасла... едва разгоревшись, как пламя свечи, которую вынесли на ветер... И она потухла, задутая ветром перемен... Ибо я встретил бессмертную девушку... и бессмертную любовь... Снова об одном и том же...
        А за это время... Что прошло с того путешествия, по декабрь 2002-го. Не случилось ничего заслуживающего внимания. Я сменил имя на Вячеслав. Здесь видится что-то родное... славянское... Я жил обычной жизнью. Был ещё человеком. Ходил в университет. Слушал лекции, посещал практические занятия... Сдавал экзамены и зачеты. Днем, после универа встречался с друзьями. Я читал много литературы. В основном, это готическая проза, не касающаяся вампиризма. Я занимался также собой... Обогатил свою речь... Я и сейчас, став бессмертным, много читаю, теперь уже... это в основном... вампирская проза. Я хочу знать по возможности больше... о том, кем я стал.
        За этими размышлениями я застал себя уже у дверей собственного, нашего с Леной дома. Я открыл дверь, и увидел её все в том же положении, лежащей на диване. Она, вероятно, дремала. Но услышав мои шаги приподнялась над спинкой и спросила: - Где был? - Развеивался... - ответил я. - кстати, скоро рассвет. - Ну и что. - Я был на концерте... - чувствуя, что тебе нужно тоже побыть одной, я решил не докучать тебе своим обществом. Немного развеялся. - Я рада, Слава. - Тебе уже лучше? - Да... по всей видимости. Теперь... - ...Только встреча с группой. Надо будет как-нибудь появиться на учебе. На вечерней паре. Когда солнце не будет вызывать слабость. Или наведаться домой, к старосте. - Ты думаешь, - это хороший ход? - Просто... я должен, - с грустью в голосе произнес я, - каким бы ни был результат. Что ж... - твоя воля. Я могу присутствовать при этом? - Думаю, это не будет лишним... скорее - наоборот... будет желательно, чтобы ты присутствовала на этой встрече. Для подтверждения моих слов... Ты ведь не оставишь меня? Нет, конечно... - ответила девушка, - я всегда с тобой... Тем более, что это... похоже..
последнее, что тебе предстоит сделать... точнее... нам... Лена улыбнулась. - Да... Остальные дела... носят... эээ повседневный характер. Я был в ДикТАТУре... Разговаривал с администрацией... да и просто был на концерте... Жаль что тебя не было рядом. Но... думаю, это не последний мой поход в клуб... И в дальнейшем мы будем ездить по делам вместе, не так ли? - Да, дорогой, - произнесла Лена нежным шепотом, и добавила, - и не только... по делам.
        Потом мы сплелись в объятиях друг друга на узком диване, куда я упал, влекомый девушкой, и который нам недосуг оказалось раздвинуть. Потом слились в долгом поцелуе... Разомкнув уста, мы так и лежали друг на друге... я оказался сверху. Но тяжесть моего тела не давила девушку... Пролежав так с полчаса, мы поднялись и пошли в подвал, ложиться спать. Чтобы проснуться вечером... Как обычно, я уложил спать Лену, услужливо накрыл её гроб, поцеловав ещё раз перед этим, потом лег в свой горб. И уснул сразу.
        * * *
        Я уже сбился со счета дней. Они проходили буквально... как песок сквозь пальцы... Мне кажется... я как будто... немного ускорил время... Или у меня просто все перепуталось... смешалось... Помню, что на дворе июль... Самая жара... Самое благодатное время... для охоты... на пляже... под покровом ночи. Но с другой стороны... Это отступление от клятвы... точнее... от обета, данного нами с Леной самим себе. Но порой так хотелось разбавить мерзкую, пропитую, пропитанную алкоголем и наркотой... кровь... чистой... И я делал исключения, в таких случаях... впрочем, убивая симпатичных девушек нежно, не причиняя им боли, насколько её вообще возможно избежать... Но это было очень редко. Когда девушки, порой сами провоцировали меня... гордо проходя мимо... Они впрочем замечали смурного юношу с длинными темными волосами... и бледной кожей, сидящего на гальке... на дальних пляжах...в районе д. Вершинино и далее. Там берега гравийные. А за эти три-четыре первых месяца, когда я порывал со всеми ненужными связями, мы с Леной вместе были на местном, песчаном пляже всего лишь раз. Я решил исправить это в теплую
приятную ночь. А покуда надо ещё наведаться к уважаемому мной старосте. Николаю. Он человек умный, и в тоже время есть риск ... что он первый пожелает убить меня... не желая понять... что я остался тем же философом... романтиком... каким был при жизни... А может он ожидал, что что-то подобное я совершу... А может уже расползлись слухи... И до него уже дошли известия о драме, случившейся со мною. За этими размышлениями меня застала Лена, в нашей библиотеке. Я не вспомню... как там оказался... Видимо... на автомате, не отдавая себе отчета, проснулся, и прошел в библиотеку. Лена обняла меня за шею сзади, и поцеловав в шею, вонзила свои тонкие, изящные клыки мне в шею, и отпив немного, оторвалась, с выражением блаженства на лице, я как-то умудрился оглянуться... Бессмертная девушка была обнажена и её кожа фосфоресцировала в полно темноте, давая некоторое освещение. - О чем думаешь, дорогой? - О разном... - ответил я, - я много думал... В том числе и о недавно минувших событиях... И о том, что нам предстоит сделать... - И что же надумал? - Нам надо сегодня наведаться к дражайшему старосте, как ты на это
смотришь, милая? - Ты же знаешь, дорогой, что я готова идти с тобой куда угодно... и когда угодно... - Скажи, а разве ты не желаешь объясниться с родителями? спросил я вспоминая наш разговор в больнице, - разве твои родители не желают увидеть свою дочь живой и здоровой? - у меня в уголках рта появились ироничнеские складки... я ухмыльнулся... но с грустью в голосе. - Твои родители, я уверен. Тоже потеряли тебя. - Боюсь, как бы они не умерли от горя... Вероятно, они уже догадываются о том. Что со мною сталось. - Ты точно не хочешь их увидеть? - Пожалуй, ты прав, Слава... с одной стороны... - согласилась Лена, - но с другой... они не смогут перенести жестокость этой правды... Пусть лучше умрут спокойно... в неведении. Чем в отчаянии за потерянную душу рабы божьей Елены... - теперь ухмыльнулась Елена. - Пожалуй... ты права, - согласился я. - Мы вампиры гуманные... ...И ни к чему нам, - продолжила Лена, - причинять людям лишние страдания... - Ты опять права. Ладно, давай сегодня сходим на речку. Ночь теплая... и приятная. Мы под куполом чистого звездного неба... только представь... - Идем, - Елена
зажмурила глаза. Явно с наслаждением от представшего её взору видения. Похоже её сознание дорисовало то, на что не хватило фантазии у меня... Она развелв руки в стороны. Словно собиралась взлететь, и глаза были закрыты... на лице разлилась блаженная улыбка. Похоже было, что в своем видении она действительно взлетела, и сейчас парила под облаками, вот так, как была, в костюме Евы...Я лишь с улыбкой на устах наблюдал за её воображаемым полетом. Мне казалось. Она подхватит меня вот-вот. И мы вместе разделим это ночное небо... и воспарим под звездный купол.
        Так продолжалось где-то минут десять или больше... казалось... время вообще застыло... или пропало, перестав иметь значение, Но меня тоже настигло видение... только мрачное... зловещее... Предвещающее, что наш рай может рухнуть... Я увидел себя на пляже... где обычно отдыхал ночью, после охоты. Я решил оглянуться по сторонам. Где-то вдалеке я увидел странное нагромождение... Настороженный странной формой кучи я решил пойти проверить, что же это... К моему удивлению, когда я подошел, обнаружил... труп... обескровленный... свежий... и с дырками на шее, по краям которых виднелась засохшая кровь. В мою душу закрались подозрения... Насколько известно, мне... ни я, ни Лена не охотились на пляже. Но кто тогда?.. Потом видение пропало, но я продолжал сидеть в трансе... Елена же, вынырнув из своего видения вскинула брови, увидев меня в таком состоянии: - Милый?! Слава! Очнись! Что с тобой?! - закричала Елена. - А? Что?... Где я?!.. - я подпрыгнул на кресле, в котором сидел, расслабившись, - я задремал? Похоже... дорогой... - произнесла с остатками испуга на лице, - это не дрема... Ты оказался в трансе... -
Мне было видение... - Что за видение... - ...Труп... пустой... до капли... - выдавил я. - Но кто мог... сделать такое? - А не тот ли вампир, - спросил я, - что создал тебя? - Не знаю... - глубокие глаза Елены исполнились ужаса... это при том-то, что мы оба - бессмертные существа...
        Больше мы не сказали друг другу ни слова, пока не пришли на реку. На этот раз в небе висела луна. Наверное, сегодня днем была жара, заключил я, судя по тому, что песок был ещё теплый, на него приятно было лечь, раздевшись донага. Сегодня мы просто лежали под лунным светом, думая каждый о своем, и наслаждались близостью друг друга, а будь мы сейчас людьми, непременно занялись бы любовью... так кажется, говорят смертные.. Но как мне в голову пришла поговорка... по товару и уплата... приобретаешь бессмертие но теряешь секс... Я прокручивал в голове возможные сценарии завтрашнего визита к Коле. О чем думала Елена, я не берусь даже предполагать... Насколько известно, вампир создатель не может читать мысли своего наследника, это же действует и в обратную сторону. Я глянул на нее, повернув голову направо, и увидел. Что она похоже думает о чем-то приятном... или опять погрузилась в мир видений... воздушных замков... И я решил попробовать взлететь. Я усилием воли приказал своему телу подняться, и к своему удивлению, почувствовал, что мое тело отрывается от земли. Я как лежал на спине, так горизонтально и
поднялся в воздух... Лена же едва не потеряла дар речи, увидев, что я в воздухе... - Любимый, как ты это сделал?!. - в её голосе звучала тень неподдельного удивления, смешанного с восторгом, - научи меня. - Я... тут нет секретов, - произнес я с лукавой улыбкой, просто приказываешь своему телу взлетать, Так же можно управлять телом в воздухе. Направляя его командами из мозга... Мы ведь... призраки... и на нас не действует гравитация... - Да уж... - хмыкнула Елена, и тоже поднялась в воздух, только стоя, с разведенными в стороны руками. Я плавно двигался к воде, медленно перемещаясь по воздуху, Лена же повисла над берегом на какой-т момент. Потом... сделав сальто, ринулась в воду р. Томи. Я нырнул следом, более сдержано. Вода приятно холодила, разгоняя кровь по сосудам... и заставляя сердце биться шустрее раза в два. А то и в три... Быстро искупавшись, мы вылезли на берег, обсыхать... Потом Елена приникла своими алыми губами к моим. Почти бесцветным... И мы вновь слились в поцелуе, глубоком... чувственном, на который даже смертные не способны... - - Я люблю тебя, - сказала бессмертная девушка нежным
шепотом, который не услышал бы смертный, - и мы всегда будем вместе, правда ведь? Скажи... что правда... - Правда, - сказал я, с улыбкой. И добавил, - я тоже тебя люблю... Но странно это воистину, как судьба сталкивает людей... и нелюдей... пьющих кровь... Я был человеком, жил себе счастливо... или уже... нет... последние пару лет... И вдруг встречается на моем пути девушка вампир... И я теряю голову, как школьник... от поцелуя одноклассницы... - я грустно улыбнулся, и Лена вновь чмокнула меня в щеку.
        Мы ещё долго трепались вот так... ни о чем... лежа голышом на песке, время перевалило за полночь, а мы все лежали одни на песчаном пляже у поселка Казанка. Потом, собравшись и одевшись, пошли на охоту, в сторону д. Вершинино, у меня там была дача... Точнее сказать... у бабушки с дедом, по материной линии. Мы сначала шли по обочине. Ожидая случайных прохожих. Но никого не было. Пустота... Справа вяло несла свои воды Томь... большая Ушайка, как её любя, называют томичи. Мы свернули к реке, пройдя по поляне. Перед самым Вершинино есть пустошь. Поляна, и мы по ней прошли на береговую линию. Надеясь, что найдем кого-нибудь хотя бы там... среди таких же, ночных купальщиков... Только то уже должны быть люди, а лучше. Кто-нибудь один... И на свое счастье, мы увидели какой-то силуэт... сидящий на берегу... Елена подошла ближе, чуть быстрее, чем я, и махнула мне рукой. Я увидел, подходя, что человек, явно местный, обернулся, увидев за спиной симпатичную девушку, подошедшую к нему вплотную. Когда она обвила руками его шею, и пощекотала по щекам, он сказал, увидев бледность её кожи: Девочка, с тобой все в
порядке? Ты здорова? - Здоровее, чем думают многие, - промурлыкала девушка нежным шепотом. - Но... твоя кожа... Она... она... она... све... тит... ся... - в его душу закрался страх.
        Но Лена продолжала играть с ним, она знала, что я наблюдаю за спектаклем, она обернулась ко мне, подозвав... пригласив присоединиться... Я подошел ближе, и увидел, что мужчине около сорока... - зрелый возраст... Я подумал... Он был бы неплохим вампиром... Но мы не нуждались в компании... Нам не нужна была община... которая потом превратилась бы в банальное сборище бессмертных... которым станет со временем невозможно руководить... Как это случилось в "Хрониках..." Энн Райс, которую мне вероятно ещё предстоит прочесть...(забегаю вперед)... Точнее... я видел фильм... несколько ранее, который глубоко задел меня, когда я был ещё человеком. Это было показано в "Интервью с вампиром". Я ощущал Мысль в глазах человека, хоть сейчас он одолеваем непонятным паническим состоянием, навеянным девушкой с бледной фосфоресцирующей кожей. Я присел рядом с человеком, спросив непринужденно: - Как дела? - улыбнулся. - Хорошо... - А чем вы занимаетесь? - спросил я, - наверное... это ваш любимый вид отдыха... - я посмотрел на реку, - красивый пейзаж, не правда, ли? Правда, - согласился мужчина, его испуг улетучился...
как-то сам собой. Лена... - мысленно обратился я к девушке, ласкающей шею гражданина, - давай оставим его, может быть, он станет нашим другом, - Я тоже так подумала, дорогой, - ответила мне Лена, - он наверное, отец семейства... и уважаемый человек... Мы не станем его убивать... - А как вас зовут, - спросил я, обратившись к человеку слева. - Серега, - ответил мужчина, я агроном. Ясно... Вам нравится ваша работа? - Да. - Почему? - Я люблю природу... и деревню... Но учился в городе, в Томске, в Сельхозакадемии. А родился и вырос тут, в этих местах, - он обвел рукой округу. Мое образование помогает мне в работе. Я прихожу на работу... как в клуб... Хотя, работа моя... скажем эдак, современно, в основном, офисная... подчас пыльная. Я бываю на полях... Я занимаюсь научными изысканиями, как лучше что делать, производить сельскохозяйственную продукцию, овощи, комбикорма, хлеб. Плюс, стараюсь сделать наше хозяйство коммерчески самоокупаемым и приносящим прибыль... Не только сиюминутную... И не только денежную... - Понимаю... произнес я, - я сам учился на экономиста... на менеджера, пока не стал ва-... - я
осекся, под взглядом Лены... Но у мужчины хватило ума улыбнуться... иронично. - Вы хотели сказать... вампиром? - Ну да... - я увидел, что для мужчины это слово похоже не ново. - А почему это слово вас не удивило. - Мне один вампир предлагал стать бессмертным... как он. - А вы? - я с удивлением... и с долей страха в глазах посмотрел на сергея, потом мы переглянулись с Леной - Он ещё чего-нибудь не предлагал? Финансовую помощь... - заикаясь проговорил мужчина. - А вы отказались? теперь спросила Елена, - и от денег... и от бессмертия... - Но ведь... это не бессмертие... - возразил Сергей... - Это фактически... смерть...не до конца... - И существование вампиров вас нисколько не смущает? - теперь я был весь удивление... - А как же кровавые кошмары... полночные гости. И обескровленные трупы? - Пока вампир ничего мне не сделал плохого, я не возражаю против его существования... - проговорил мужчина, - Это в Средневековье считалось, что вампирам... проклятым ночным убийцам, восставших против воли господней, нет места на святой земле, Взгляды меняются... разве не так - теперь в нем говорил философ. И вампиры...
похоже изменились... Он с улыбкой поглядел на меня... потом - на Елену. Потом снова повернулся к реке. - А тот вампир... - обратилась девушка к человеку, - как он выглядел... Как представился... Как вел себя, в конце концов? - Ооо... он представился месье Антуаном, он из Франции, это я понял по имени. И он был весьма вежлив, и обходителен, Явно был человеком образованным. - И что же. Он стал пить вашу кровь?.. Не сделал вас бессмертным... эээ... насильно... - А зачем?, чтоб его потомок люто ненавидел его? И в конце концов... убил?.. Нет, он не стал бы этого делать. И он... был одет в одежду... явно позапрошлого века... девятнадцатого... такой черный костюм из шелка... Плащ, белая рубашка была... была... увенчана вокруг воротника черной бабочкой. Трость... Цилиндр... все черное. Но на трости было чуть-чуть золота, окаймлявшего рукоять трости. Красиво смотрится. А волосы длинные... темные...кудрявые... ниже плеч. Маленькие изящные усы и клиновидная бородка. Все черное... Только глаза... глубокие... синие... как океан... с зеленым отливом... даже, не с зеленым... с бирюзовым... Он встретил меня дома. В
моем кабинете. И голос его... очаровал меня окончательно. Он не показывал клыков... Но по бледности кожи и сиянию глаз... я не мог не понять, с кем имею дело... Ясно, спасибо, - поблагодарила Лена, - но имейте ввиду, вампиры разные бывают, и другой вампир, который однажды может наведаться... может оказаться не столь учтивым... Но нам пора идти, спасибо за компанию, произнесла Лена. Вы снабдили нас пищей для размышлений...
        И мы покинули этого гражданина. Двинувшись дальше по берегу реки. Лена, он похож на того, кто обратил тебя? - с тревогой спросил я, - хотя бы чуть-чуть? - Похоже, что он и есть... Хотя я не уварена до конца. - Есть основания надеяться, - протянула Елена, - судя по его манерам. - Похоже. Может нам следует попытаться найти его? - А зачем? - Не знаю, - я пожал плечами, - мне показалось, что он... он... интересен... как личность. Тем более, он скорее всего из Парижа. - С чего ты взял? - Так одеваются только столичные... как люди... так и вампиры... По крайней мере, состоятельные... - Может ты и прав, даже, дорогой, - теперь Лена в заминке пожала плечами. - Насчет... чего?.. - Того... и другого... - Я сам не до конца уверен, стоит ли его разыскивать. - Ладно, любимый, давай оставим это. Пойдем в деревню. - Кстати, мы уже в Вершинино, оказывается... - я узнал знакомые места, - по этой поляне мы когда-то с кузеном катались на великах... У меня был, помнится, легкий, "Уралец", но и более хрупкий, как позже и подтвердилось... он не выдержал нагрузок... А потом ещё и лопнуло колесо. А у брата - более
тяжелый "Таир". Мы менялись время о времени велосипедами. Он тяжелый, его байк, но и шел более уверенно. Он похож и на "Салют", и на "Каму"... одновременно. Мы катались по окрестности... по этим полянам. И было весело... Но потом он... сам загубил свою жизнь... начав валять дурку с учебой... Кое-как окончил девять классов... А я учился в университете, втором по рейтингу, как говорят, после ТГУ. Наши дорожки разбежались. - Да... Лена лишь сочувственно улыбнулась, - ты счастлив, тебе есть, что вспомнить... Но... я не из-за этого тебя полюбила... - А из-за чего же?.. - Из-за тебя... самого... Ты выделялся своей неспешностью... спокойствием... дерзостью... - Дерзостью?.. - я почувствовал, как расширяются от удивления мои глаза. - Да... - улыбнувшись, произнесла Лена, - ты ведь ходил не как все... В мрачных майках без рукавов... и с распушенной шевелюрой... - Я и это вспомнил, - машинально произнес я. - Мне было забавно наблюдать, как бабки сторонились тебя. Как будто... ты сам Дьявол... Лена пожала плечами и иронично ухмыльнулась... - но теперь ты и есть дьявол... в человечьем обличье... А я твоя
невеста... - она поцеловала меня, быстро, но нежно, насколько это доступно девушке-вампиру.
        Мы пошли дальше и в итоге пришли к пляжу, на который ходила вся деревня, правее была заболоченная протока, на берегу слева была песчаная насыпь, высокая, заросшая крапивой и прочим сорняком. Впереди между протокой и дорогой наверх в деревню чернели заросли тальника. Мы пошли наверх, по песчаной тропе, впрочем довольно широкой. Там свободно проходил грузовик и трактор. Молодежь, помню, приезжала на тракторах купаться... Меня забавляло подобное зрелище... Справа были картофельные поля, и луна на небе, а слева дома, ютившиеся на пологом склоне горы, впрочем, наш дом тоже стоял на возвышенности, по которой проходила центральная улица, кажется, Советская. Она уходила вниз вправо к деревенскому клубу... где проходят дискотеки, и иногда бывает... синематограф... я намеренно упомянул это слово... в воспоминании, как дополнительный штрих к картине. Но сейчас клуб пуст. Вот дом на углу спуска, и Советской улицы. Здесь живут Борины, а напротив... наш дом... теперь, бывший. Двухквартирный дом. Во дворе соседа, ныне покойного Бориса-пьяницы... по-прежнему царил бардак. У нас же над двором высился крытый навес.
Я тоже принимал участие в его строительстве... И мы с дедом потом его обшивали. Доски тес, уже потемнели от сырости... мы подошли к садику за домом, и я повернул вращающийся запор, и дверь со скрипом открылась наружу... В окнах горел свет. Похоже ... вся семья, новые хозяева собрались в... эээ зале... перед телевизором. В окне показался женский силуэт. И я улыбнулся, глядя в окно. Женщина в возрасте, где-то тридцати лет, хорошенькая, скрылась, и заговорила с кем-то. Потом шаги... по квартире... скрип двери в сени... потом на улицу... Открылась дверь навеса. Шаги по земле в калошах... или тапочках... почти не слышные смертному человеку. Он открыл калитку с недовольным видом. Я снова улыбнулся. Рядом со мной стояла Елена. Она тоже улыбнулась, сказав: "привет". - Чем могу помочь, любезно, хотя и угрюмо спросил хозяин. Он побледнел, когда увидел, как сияет во тьме наша кожа, и горят глаза. - Я внук Бухаткиных, которые когда-то жили здесь, - сказал я, - вы помните таких? - Да, - они же продали нам этот дом. - Правильно, все так, согласился я, - вы не бойтесь, вам ничего не грозит. Хотя вы возможно, начали
что-то подозревать, ни вы, ни ваше имущество не пострадаете, я с моей девушкой просто гулял по деревне. Давно уже не быль в этих краях, я решил заглянуть в дом, где когда-то отдыхал летом. Кстати, меня зовут Вячеслав, а это моя подруга, Лена. - Я Алексей, - очень приятно, может пройдете на двор, коли уж зашли? - Спасибо, - сказали мы в один голос, - но нам нужно будет тогда у вас переночевать, ибо по возвращении домой солнце может нас застать. Боюсь моей подруге не поздоровится. - Думаю, мы найдем, куда вас пристроить, - произнес хозяин. - добродушный человек, лет сорока, плотной комплекции. - У нас с Леной необычная болезнь, - произнес я, - наша кожа не выносит солнечного света. - Ладно, добро пожаловать.
        И мы прошли вперед хозяина. И он закрыл калитку, чтобы не вошел более никто. Второе окно с улицы так и осталось заколочено. А вот из оставшихся трех лился электрический свет. И слышались разговоры. Домочадцы видели, что хозяин впустил странных гостей. И сопровождает их в дом. От них веет чем-то странным, но они, похоже... не аггрессивны. Тем более, что это парень... с девушкой. Их кожа странно светится. Это видно на фоне черной кожи. Я вновь почувствовал родной дух, а вот Лена озиралась по сторонам, осматривая новое пространство. Она не была здесь ни разу. Изнутри дом заметно изменился. В кухне появилась дверь, Видимо, они выкупили вторую половину, и соединили эту половину с той. Это оказалось новостью даже для меня. Нас уже ждали в доме. Мы, разутые перед кухней, где также стоял диван, но уже не наш старенький, а посимпатичнее. И стол между диваном и простенком, слева печь, побеленная, как обычно, в нежный. Блееедно-голубой колер. - Привет, - я поздоровался с семейством, состоявшим из вышеупомянутой женщины. Девушки, лет восемнадцати... очень привлекательной, и юноши, её брата, немногим младшего,
- Я Слава, а это Лена. - Мы изобразили шутовской поклон, как раз подоспел хозяин. Он представил нам семье, и семейство нам.
        Хозяйка, Галина Васильевна, поднялась с кресла, тоже нового, не нашего, и пошла на кухню, спросив, не желаем ли мы кофе, или чаю. Лена промолчала, а я попросил чашку чая. Хозяин прошел в свое кресло, в углу. В дальнем левом. А перед креслом слева стояла широкая достаточно, кровать. А в углу у окна стоял современный телевизор с видеомагнитофоном. Слышалось, как хозяйка заваривает чай, и похоже... не только для меня, но и для себя тоже. - Дети, - обратилась она к юным созданиям, - уступили бы место гостям. А то они стоят... (мы стояли у прохода справа). Дети сели на пол, пригласив нас занять заправленную кровать. - Ну, .рассказывайте странники, как забрели в наши края, - На этот раз речь взяла Лена. Я не возражал. - Мы живем, в общем-то недалеко, вдвоем, - начала свой рассказ девушка, - и сегодня сначала мы пошли на реку, недалеко от дома. Намного поплюхавшись в воде, решили погулять. Мы уже поужинали перед этим. У нас была вся ночь. По дороге мы встретил интересного человека, смотревшего на воду. Мы шли поберегу. Мы пообщались с ним. И вынуждены были покинуть его, оставить наслаждаться красотами
сибирской глубинки... Поли дальше. Пока не пришли в Славину деревню детства, то есть, сюда. Решили навестить нынешних хозяев, посмотреть, как обустроились... хорошо ли им здесь. - Да, спасибо, неплохо живем, - улыбнулся Алексей, - а все-таки, что у вас за болезнь? - Это весьма редкая болезнь... - протянула Лена, - мы не можем проявлять активность днем, ибо наша кожа от этого сильно горит. Мы днем спим... Елена грустно улыбнулась. - А эта болезнь заразна? - Вообще-то, нет. - Это можно считать небольшим... но утешением. - Но... человек... может заболеть, если после укуса, попробует зараженной крови. Даже каплю... - Dвы нас утешили... - Я рад... хотя бы этому... - все улыбнулись, - но я бы не отказался от чашки чая. Несмотря на мою болезнь... - Вот ваш чай, кстати, горячий. - Спасибо, мадам.
        Мы сидели смотря телевизор, вновь погрузившись в свои мысли. Потом девушка обратилась ко мне... - Это должно быть... необычная болезнь? Верно, молодая леди, - ответил я, - странная, и ученые до сих пор не нашли лекарства, но пока средство... от приступов безумия кроется... в крови... живых существ. - Это плохо... - Согласен... Но эта... болезнь... она дает... некую форму бессмертия, тело сохраняется в том виде... навечно... и продолжает жить... превратившись в...мертвую плоть... И мы не можем умереть. Как обычные, здоровые, люди... Ты ведь, понимаешь... - я замялся, не зная имени молодой особы. - Ира, - поправила девушка. - Спасибо. - Мне понравилась... эта болезнь... - Но ты должна пожить на этой земле достаточно... ты должна быть здоровой, хотя бы пока не испытаешь всех радостей этой жизни... Наверняка, ты что-то создаешь... эээ, в творческом плане... Ты ведь... хочешь, чтобы после тебя что-то осталось? - Да, Слава, - взор Ирины потупился, и уперся в пол, - но она воспряла, почти моментально, - но я мечтаю... стать бессмертной. - Может быть, ты лучше подумаешь, Ира, - спокойно произнесла Лена, -
кто позаботится о твоих маме и папе? - Мой брат... - но она тут же, осеклась, понимая, что сморозила глупость... - простите меня. - Твой брат молод... и подвержен мужским соблазнам, - произнесла Елена, с оттенком иронии. К тому же вы счастливы... вы здоровы... И вы видите солнце... и голубое, чистое небо... А мы лишены этого, - продолжала Лена. - Вы опять правы... - Вот видишь, - теперь уже я вступил в разговор, - поживи среди здоровых людей, и когда ты разочаруешься... по-настоящему... в этой жизни... что проходит под солнцем... я приду к тебе... Или придет другой бессмертный... - Хорошо... Я рад... - произнес я, - ты сейчас молода, красива, свежа... жалко даже, обращать таких людей.. Когда они ещё не насытились... жизнью... - А разве... вы не живете?.. - выдавил из себя Алексей. - Наша болезнь... Это нечто... когда мы не живы... но мы не тлеем в могиле... как обычные покойные души... Мы не мертвы... до конца... Наша плоть мертва, - говорила Лена, похоже, отбросив все страхи, - но мы двигаемся... чувствуем, думаем... наши сердца работают... и мозг... Но все остальное... отмерло...
        Ира побелела как мел от этих слов - Значит... вы... вам - ... пи ...ры? - этот вопрос был тяжелым для девушки. Она слышала о таких существах... из мифов... но чтобы... столкнуться... с целой парой... Это оказалось выше её сил. - Именно, - ответила девушка - вампир, - но я повторяю, вам ничего не грозит от нас. Мы пришли лишь посмотреть на дом, вспомнить... Но раз уж вы нас увидели... - Я ещё не встречала... таких вампиров... - произнесла девушка, - добрых... честных... - Вам повезло... в таком случае... - улыбнулась Елена. - А разве... другие... вампиры... ДРУГИЕ??? - ДРУГИЕ... - ответила Лена. - Они могут оказаться... коварными... жестокими... и без предисловий впиться вам в горло, поэтому, после нашего визита, обзаведитесь серебряными цепочками на шеи. Ибо серебро несколько отталкивает вампиров. Но надеяться сильно на него не стоит... Можно конечно... исхитриться, и вонзить вампиру в сердце заточенный серебряный крест. Или другие средства... - Мы всегда считали... - Что... вампиры - существа... выдуманные? - спросила Лена. - Откуда они произошли? - спросил паренек, молчавший до этого. - Мы сами
не знаем... Странно... - Ничего странного, на самом деле, - произнесла девушка, Просто это и для нас - тайна, окруженная таинственным ореолом... вечной непостижимости... - Как вы забавно говорите, - восхитилась Иришка. - Что тут забавного? - я напустил на лицо чуть-чуть серьезности, - мы сами, племя пьющих кровь, не знаем достоверно, нашего первоисточника. Кто стал первым... - Даже не знаю, что сказать... - А ничего не надо... говорить, произнесла Лена, - может, когда-нибудь ответ на этот вопрос всплывет сам собой. Хотя... вряд ли стоит на это всерьез рассчитывать. - Да, наверное, вы правы. Женщина и мужчина лишь напряженно слушали наш разговор, когда в пятом часу начало светать. Небо на востоке начало подавать признаки скорого рассвета - Устройте нас, пожалуйста... в подвале, - попросила Лена хозяйку, - мы вам не помешаем. И больше не вторгнемся в вашу мирную жизнь. После того, как уйдем из этого дома. - Надеюсь, - вы не пожалели, что заглянули к нам. - О, нет, что вы хозяюшка!! Кстати... нас удивило, почему вы так смело пригласили нас... Несмотря на наш странный вид? - У вас в глазах чувствуется...
мудрость, что ли... - Спасибо.
        Мы прошли на кухню, где в полу находился люк в подполье. Я открыл его без особого труда и в ноздри мне проник приятный аромат сырой земли. Туда проникало немного света... но все же это лучше, чем спать в комнате, где дневной свет наверняка убьет тебя. Я спустился вниз по шатким ступенькам и поискал что-то, чем можно закрыть маленькие окошки, но мой труд оказался напрасен, ибо окна уже были забиты... Я ощущал себя несколько слабоватым. Найдя какие-то большие тряпки я расстелил их прямо на полу, и пригласил Лену спуститься следом. Она уже изнемогала от утомления. Я предложил ей проползти глубже, где было меньше света. И прополз сам. Ибо это была уже не комната, даже... а вырытая в земле пещерка. Окна на улицу просто засыпаны. Мы беспокойно проспали до вечера, я спал почти как человек... Мне снился парижанин... В нем было что-то.. жуткое... Может... подсознание рисует его ужасным убийцей... когда он отродясь не убивал других вампиров... лена тоже спала тревожно, ей казалось, похоже, что жильцы хотят их вероломно убить... Она прижалась ко мне плотнее, и я почувствовал дрожь её бессмертной плоти. Мы
проснулись инстинктивно... с заходом солнца. И попрощавшись с хозяевами бывшего, когда-то родным, дома, вышли одевшись-обувшись за ограду. Мы решили пойти тем же путем, что и пришли сюда. Запад догорал после захода солнца, и небо было ещё немного светлым. Виднелись переливы красного... желтого, голубого, синего... и других цветов... Я заметил, что у двора Бориных, на нас пристально смотрит какая-то компания местной молодежи... Причем в их взгляде не ощущалось агрессии, а скорее наоборот... смутный страх... Но я мы не стали задерживаться. Нам нужно было попасть домой. Однако, посидев немного на непустом берегу... мы с Леной наблюдали, как плещутся местные девчонки... кого-то из них я знал, другие, видимо - лица новые в этих местах... Хотя... если учесть... сколько я уже не был здесь... трудно сказать, сколько они здесь жили. Может быть они вообще приехали летом на отдых к бабкам-дедкам ... Им явно весело... Они живы... счастливы в своей жизни... Они ещё поведают все радости и горести этой жизни... Но ведь в том и состоит жизнь... которую можно было бы назвать Жизнью... Ибо что есть жизнь, как
непрерывный поток событий... Но это никак не бессмертие... тем более, ложное... Тело уже мертво... Оно просто сохраняется в том виде. В каком приняло смерть... Да... мы - ожившие трупы... питающиеся жизненными соками... и страданиями умирающих... Но мы думаем... чувствуем... движемся...Любим... в конце концов. С той лишь разницей,... что все эти способности усиливаются... в эн - раз...
        А я счастья при жизни не познал... Даже... та любовь, что объединяла нас с Яной, вспыхнувшая спонтанно, причиняла лишь страдания... По крайней мере, мне...
        * * *
        Где-то в полночь мы пошли ловить попутку. В сторону Коларова. Или Басандайки-Аникино. Однако, через пяток, наверное, свистя и визжа шинами подошел КамАЗ, пустой тягач. Машина остановилась так, что пассажирская дверь оказалась прямо напротив нас. Это был кажется темный цвет, похожий на хаки, или темно-синий. Было темно уже. Я не берусь утверждать. Я открыл дверь, и поднявшись на ступеньку, попросил довезти нас до города. До Томска. Водитель с удовольствием кивну, и я сев, подал руку девушке. Она тоже запрыгнула на подножку и подождав, пока я потеснюсь, устроилась рядом. Закрылась дверь, и двигатель свистнув сизым дымом в выхлопную трубу, выплюнув его в атмосферу, начал, ровно рыча, быстро разгонять холостой тягач. Мы быстро разогнались до пятидесяти километров, и далее почти везде поддерживали такую скорость. Потом водитель, видимо, решив разрядить обстановку, спросил: - А вы откуда, ребята? - Вообще-то из Томска, ответила девушка и улыбнулась, не показав при этом острых клыков, - но сейчас живем в уютном. Тихом пригороде. Мы будем проезжать мимо, - не преминула напомнить Лена. - А в Томск зачем
сейчас? - Перекусить... - Лена заговорщицки улыбнувшись, повернулась ко мне, - ты голоден, дорогой? - Да, моя ведьмочка...
        В окнах тягача, сменялись пейзажи... Леса, поля... деревни, снова... леса... поля... деревни... Потом, когда мы выехали на Богашевский тракт, так кажется, называется это шоссе, вдоль железнодорожной ветки из Томска в Тайгу. Романтично вот так вот ехать в город, на охоту, на попутном грузовике, да еще, когда водитель любезно предлагает закурить, или включить нашу любимую музыку... Но у нас нет с собой дисков. Даже... кассет. Лена, сама теперь, обратилась к водителю с вопросом: "А вы в какую сторону, в городе, путь держите?" - В сторону...Алтайской, - ответил водитель не отрываясь от дороги. - Спасибо, добросите нас до сто тридцать пятого дома? - Рядом с больницей, который? - Да, он самый, - ответила Лена. - А кто там? - Мой бывший одногруппник, - теперь уже я включился в разговор, мне нужно с ним поговорить. - Вы думаете, он не спит? - Не знаю, надеюсь... Он обычно, поздно засыпает, как сам говорил как-то. - Тогда, молитесь, чтобы он ещё не спал...
        Мы подъехали к нужному дому где-то к часу. Когда тягач уехал, дольше на улице не осталось ни машин, ни людей. Мы подъехали к дому со стороны ул. О. Кошевого, по этой улице с домом соседствует детская больница, в которой я неоднократно лежал. С разными мелкими травмами. Я примерно угадывал, куда выходят спальные окна, а выходят они во двор, так, что мы, обогнув ближайший торец Г-образного дома, прошли во двор. Я подумал, что пора бы подкрепиться. И пошел к кучке шпаны, сидевшей, и шумно разговаривающей. Вот и пища... Когда мы с Леной подошли ближе, веселье стихло. Моментально. Я прочел в их глазах сначала лишь удивление... Когда... "деньги сами идут в руки..." - подумал кто-то из них. И я обратился к нему: "пойдем с нами", сказав остальным, в то же время, "проваливайте отсюда". Теперь ужас овладел их душами, а тот парнишка что оказался будущей жертвой... Он как робот слез со скамейки и поплелся за нами. Мы, развернувшись, пошли. И слышали спиной, как семенит следом парнишка. В дешевой куртке из кожи, брюках и лакированых, как новые, ботинках. На голове была тонкая кепка. И совещание остальных.
Потом звук бега, человек приближался. Я отошел в сторону, точнее, сделал рывок в сторону, и выставил руку в сторону. При ударе шеи о руку она треснула, и голова отлетела в сторону, кувыркаясь. Упала куда-то в кусты. Тело ещё пролетело несколько метров... скорее, по инерции. И простерлось ниц. Кровь хлестала из отверстия, где когда-то была голова. Теперь уже никто не думал преследовать нас. И остальные в страхе разбежались. Я взял на себя труд оттащить тело в сторону и обыскать его. Я неизменно нашел бумажник, набитый деньгами... награбленными, либо от родителей. Знали бы, мать и отец... чем промышляет их сынок... Но он похоже находился на довольно щедром содержании... Я забрал себе деньги, оставив бумажник в кармане. Лена стояла неподалеку, возле углового подъезда. Я подошел к стене, и как паук, полез до нужного окна по стене. Я видел, что Коля сидит за компьютером, лицом к окну. Обстановка в комнате нисколько не изменилась... со времени моего визита. Я высунулся головой в зону видимости, и старый, видимо, увидел знакомое лицо, но до чего изменившееся... Мертвенно бледное лицо, обрамленное длинными
волосами. Только глаза горел во тьме. "И как он туда забрался?" - думал Николай про меня. Но в комнате был кто-то еще. Ощущал присутствие девушки. Но не видел её. Мы вместе впились в плоть мальчишки, я - в горло, а Лена впилась в запястье правой руки. Мы без удовольствия. Быстро выпили его, и обыскав, оттащили в угол. Я вошел в открытый подъезд. Странно, почему он был открыт? Лена вошла следом, и тихо, насколько это возможно было, захлопнула дверь. Замок тихо щелкнул. Мы прошли у двадцатой квартире. Старый стоял на пороге, и встречал нас. - Кто это с тобой, Слава? - Здравствуй, друг, для начала, произнес я. - Здравствуй, прости... Твой визит шокировал меня. - А это Лена, - с улыбкой ответил я, - та, ради которой я решил измениться... Стать "не-мертвым"... - Знач - чит... т - т - ы... все таки стал... этим... вампи - ... - но он не смог договорить это слово до конца, - что ж, проходите. Нам нужно многое обсудить. - Я тоже так думаю, - ответил я, и мы прошли в квартиру.
        Старый вошел последним, и закрыл дверь. Мы разулись и сняли куртки, теперь уже две косухи. И прошли в комнату старого. Зал, напротив спальни был закрыт. Там не было света, вероятно родители уже спали крепким сном. В комнате сидела Оля, которая не поехала с нами в Подмосковье. Она с удивлением смотрела на нас. Она меня узнала, безусловно... Знакомые черты... к которым она привыкла за три с половиной года. Но теперь... они обострились... и лицо... мертвенно - бледное. - Что ты с собой сделал? голос её был полон гнева... перемешаного с отчаянием. - То, чего следовало ожидать... - ответил я спокойно, - а это та девушка, которой я отдал свою смертную жизнь... в обмен на вечность... - Я надеюсь... ты счастлив. - Да, мы счастливы, - ответили мы с Леной одновременно. - Я рада. И об университете ты уже не помышляешь... - Естественно. - Слава... - произнес старый из-за спины, - я все ещё не могу поверить, что это ты... - Но это я. - Ведь... ты... теперь... убийца... - Я стал другим существом... мертвым... для этого мира. Меня не найдут. Только поэтому... Но я должен был навестить тебя, ибо я все ещё считаю
тебя одним из своих друзей, которых у меня, на самом деле не так уж много... Я прошу прощения... за столь поздний визит. Кстати... я прошу прощения за тут трагедию... в Подмосковье... Ибо большая часть вины лежит на мне... - Не стоит вспоминать... то, что было. - Кто по твоему... не прислушался ко всем предупреждениям... К знакам свыше... И Этот кошмар все же... предсказывал трагедию... Я ожидал, что меня возненавидит вся оставшаяся группа... - Если бы мы верили во все знаки и предсказания... - возразила Оля... - что бы тогда было... Можно вообще... ложиться и помирать... Ибо жизнь... предсказывает смерть... Это очевидно... - Согласен... Значит я... прощен? в моих глазах мелькнуло выражение радости, я отметил это, судя по улыбкам одногруппников, теперь бывших. - Значит, то что рассказывал Андрей... было серьезно? - подытожил староста. - Серьезнее некуда... - ответил я, отсюда... трагедия Яны... окончившаяся для неё плачевно. Она потеряла жизнь... Как и многие наши одногруппники... Только смерть... И вечность... позволят мне со временем искупить эту вину... Кровавой жаждой... Этот аспект моего... то
есть... нашего... бессмертия, я рассматриваю, как проклятье... - В этой конкретной драме... есть доля её вины... - произнесла Оля, - ей не стоило идти туда, к тебе. Андрей говорил ей при нас, что ты в библиотеке. Она после первого часа второй пары, сорвалась в НТБ. Мы не знаем, что ей двигало... Но вряд ли... любовь. - Скажи, все же, как получилось... так?.. - спросил Коля, - что ты стал... не могу выговорить это слово... проклятое оно... - И ты веришь в эту церковную шелуху? Ты веришь в бога, Коля? - Я чувствую... что-то есть... над нами всеми... - Я согласен с тобой... Что-то... - произнес я задумчиво, - люди предпочли считать эту силу Богом. Давно... молясь на еврейский талмуд, давший пищу для библейских фантазеров... Еврейский бог, Иегова... давно умер... Оставив свих любимцев... Богоизбранный народ... Но я отвлекся... Наверное, пусть Лена сама расскажет, как все было. Как она встретила меня...
        Ребята посмотрели на девушку в черной коже. Ее кожа также сияла в темноте. Она улыбнулась... приятной улыбкой, как человек, но обнажив тонкие и острые клыки. По лицу пробежала тень грусти, и сбежала вниз алая слеза. Я слышала, - произнесла Ольга, - что вампиры не умеют... плакать... Умеют... - возразил Коля, - мертва лишь... плоть... Но душа остается... в мертвом теле... Правда ведь? - этот вопрос застыл во взгляде старосты. Верно, - ответила Лена. - в восточной Европе, как я слышала, существуют вампиры более примитивные... просто зомби... похищающие людей... и в своих укрытиях, пьющие кровь жертв. Непонятно, как они перерождаются... Но тот, кто обратил меня, был из Парижа, к такому мнению я пришла, после разговора с одним человеком. Сначала мы хотели напиться его кровью, - бессмертная девушка обратила взгляд на меня и подмигнула... но потом решили, что он достоин жить дальше. Прошлой ночью мы так и не убили никого, оставшись голодными... те зомби-вампиры... У них нет души... Они не думают... не чувствуют... прост убивают, без разбора... Кто хороший, кто - наоборот плохой... Так вот... Я пришла в
СГМУ, найдя там временное убежище в конце 2001 года. Где-то в декабре, спустя может быть, недели две, от силы. Никто не заметил моего появления в больнице... Я ушла в подземелья. И охотилась на мелкую живность... Потом... выходила на охоту в самой больнице... незаметной... на мне даже не было одежды... - Лена сделала паузу, изучая реакцию старосты, она увидела, как он покраснел, потом продолжила, - Потом, двадцать пятого числа не появился Слава. В больнице. В канун Нового года. Он выходил в коридор, позвонить... С следующего дня... в меня... как дьявол вселился... Я учинила жуткий террор для обитателей больницы. По своей воле... я точно не сделала бы, ничего такого... Этот террор... он длился где-то недели три. Идя на убыль... Потом мне надоело... Или мне удалось победить злое начало. Но так или иначе. Состоялся мой разговор со Славой, она вновь посмотрела на меня с улыбкой, и продолжила - после этого... я окончательно изгнала зло вовне... Последней моей выходкой было убийство... и насыщение... кровью дежурной... краеведческого музея. Это было уже после террора в больнице. Потом, по совету Славы, я
уехала из города, искать себе жилище. Это было в конце зимы. Я вернулась домой, когда все спали, через открытое окно. И взяла кое-какую одежду. Вечернее платье, туфли, плащ, нижнее белье. И снова покинула родной дом. Навсегда... - Лена прервала свою речь...Вновь алая слеза прочертила извилистую дорожку на лице... - Родители не знали, кем я стала... Дальше вы все знаете... Разговор со Славой в больнице, когда я сделала признание. Потом, после его выписки, я навещала его дома. И Андрея, тоже навестила. Только в конце марта... когда случилась эта трагедия с Яной... Я чувствовала, что Слава искренне переживает эту утрату. Он чуть было не напился с горя в Нексусе. Я вытащила его оттуда, почти силой... своей воли... Незадолго до этого я убила своего супруга, выпив его кровь, и купила гроб Славе. Так, мы обрели друг друга... Я сделала Славу вампиром, по его просьбе, он... он... он... это чувствовалось, что он... он тоже любит меня. Потом мы сделали несколько визитов. Домой к его родителям. А в первую очередь... в Нексус... на следующий вечер, после его обращения. И сейчас... вот... это последний пока наш
визит...по Славиным друзьям и родственникам. Если вы хотите поддерживать с нами дружбу, мы будем только рады этому. Ежели нет... Ничего ужасного не случится... Этого следовало ждать... Это был визит дружбы. Лена прекратила свой рассказ. И комната погрузилась в глубокое молчание её обитателей. Каждый из нас обдумывал сказанное Еленой.
        * * *
        - Мне интересно, еще, что подумает остальная группа, узнав о переменах, произошедших со мной... - произнес , более не в силах выдерживать гнета тишины. - А что они могут подумать... - протянул староста, - Далеко не лестные вещи... Хотя... бог его знает. Просто... если тебе это важно... Прийди вечером в корпус, на нашу пару, Зимой, особенно. Когда темнеет уже в пятом часу. Мы с Олей ничего говорить другим не будем. - Хорошо, - ответил я, подумав, - я приду... Точнее, мы придем. А сейчас нам пора. Время уже близится к четырем. Приятно было пообщаться. Не забывайте своего бессмертного одногруппника...
        Мы вышли в коридор все вместе. Пока мы одевались с Леной, Староста с Ольгой о чем-то разговаривали... Похоже... о своем... Но что-то промелькивало о впечатлениях, созданных переменами... в моем состоянии: "... все же... Слава остался прежним... каким мы его знали... добрым... но мрачно одетым... Это так на него похоже... - реплика старосты... потом голос Оли - понимающим... Но я... сначала испугалась... хотя и узнала... знакомые черты... Я думала... Он пришел убить нас... - Но зачем... Ему не нужны эти бессмысленные убийства... как людям... И жертвы... он похоже выбирает их очень скурпулезно... ". Потом, когда мы обулись уже, Мы все, все же не преминули обнять друг друга. Мои смертные друзья побороли свой страх, несмотря ни на что, мы по-дружески обнялись. И Коля открыл дверь. Мы с Леной вышли в пустой подъезд. С странной тоской на сердце. Как будто... больше никогда не встретимся... не поговорим. Стуча каблуками по каменному полу подъезда, я вышел в сопровождении почти беззвучно шагавшей девушки... бессмертной... своей возлюбленной. Мы выполнили ещё один важный визит. Интересно... если бы я
пришел один... Мой рассказ... Как бы воспринял его староста? Но тем не менее. Группа, в лице старосты... меня не оттолкнула, хотя и сожаления о моей странной кончине не выразила... Не было следа похоронной скорби. Я ведь не ушел в небытие... Я существую... Я сохранил свою душу и разум. В бессмертном теле. Я чувсвтвовал, как одногруппники смотрят нам вслед. Думаю, осенью, появлюсь вечером в стенах альма-матер... Посмотрел на часы. Шел пятый час. Скоро рассвет. Мы вряд ли успеем добраться до дома. Поэтому, нужно искать убежище здесь, в городе. Есть вариант гостиницы. Какой-никакой... "Россия", например... Дорого, наверное... но у нас есть деньги. Мы решили поехать на первый Томск. На вокзал. Там есть гостиница, интересующая нас. Мы молниеносным рывком достигли Комсомольского проспекта, где стали ждать маршрутку. Мы сели в какую-то машину, которая остановилась возле нас.
        Я открыл правую дверцу, и произнес: - За сотню до Первого Томска? - с вопросительной интонацией. - Хорошо. - Спасибо.
        Мы с Леной сели на заднее сиденье волги с шашечным оранжевым маячком. Лена захлопнула дверь, и Волга-такси резво тронулась с места. Мы доехали до вокзала минут за пятнадцать - не более... Я рассчитался с водителем и мы вышли. Пошли прямо к зданию гостиницы. Вход был справа от клуба "КаКаДу". Это можно назвать... дворовым подъездом. Когда мы поднялись на лестницу перед дверями, они сами разъехались перед нами. Мы прошли молча прямо к стойке администратора. Попросили номер. На день. Мы рассчитались с администратором, подав запрошенную сумму в пятьсот рублей. Клерк попросил назвать фамилии, под которыми нас записать. Андрей и Татьяна, Черные. Нам подали ключ от шестисотого номера. Мы в спешке, одним рывком, движением тени оказались в коридоре шестого этажа, пролетев все лестничные пролеты. Водя в номер, мы закрыли его изнутри. Разувшись, мы прошли в прихожую, где сняли верхнюю одежду. Повесили куртки на плечики в зале, и найдя быстро полотенца, прошли в уборную, закрылись там. Туда не проникал дневной свет. Он мог убить Лену. Ванная комната оказалась просторной, уютной... почти как дома... с
отделкой... на европейском уровне. У дальней стены стояла странно длинная... и широкая ванна. Мы сняли оставшуюся одежду, которая была на нас, и Лена пошла набирать воду в емкость, заткнув сливное отверстие. Установила терпимую температуру, ибо наша плоть могла не выдержать температур слишком высоких... Когда уровень воды достиг достаточного уровня, почти до краев обширной емкости, Лена пригласила меня пройти в ванную, и располагаться там. Сама она тоже вошла. В этот момент мы были так похожи на людей, желающих принять ванну... или же, посидеть в горячей джакузи... с вибромассажем. Я улегся в специальную нишу для тела, сделанную в борте ванны. Руки можно было положить в боковые канавки. Это помогало не съехать на дно... И в то же время... помогало расслабиться. Лена улеглась сверху. Приятно было вновь ощутить близость её чистого... вечно юного, стройного тела... даром, что кожа бледная... Будь я человеком... я бы уже от одного этого обстоятельства, что моя возлюбленная лежит на мне в теплой ванне, бурный оргазм... Я прижал её плотнее к себе... и так мы уснули... на целый день, признавшись друг другу в
вечной любви... неизбывной... в той же мере... как неутолима наша жажда крови... Вечером, мы проснулись отдохнувшие, бодрые, и счастливые. Но в голове у меня крутилась одна мысль. "Нам нужно убежище в городе. Дом, или квартира, где-нибудь на окраинах города, а лучше в центре". - Я не мог отставить эту мысль в сторону, как ненужный пока инструмент. Но где найти денег.
        * * *
        Июль, тем временем, подходил к концу. За ним август... потом сентябрь... Осень. У моих одногруппников снова учеба. Мне предстоит навестить группу целиком. Это пугало меня... И одновременно радовало... Не приходилось надеяться на восторженный прием. Я думал, как искать убежище в городской черте, чтобы было удобно и быстро добраться до него из любой точки города. Этот вопрос рано или поздно, должен был встать. И как нельзя кстати... появился на горизонте ОН... Лена почувствовала в воздухе вокруг нас странную ауру... которая чужда любому человеку... Воздух источал запах смерти... Я увидел вдалеке смутный силуэт, во тьме улицы. Вокруг суетились люди, кричала молодежь, возле клубного крыльца, выходящего на площадь. Людям невдомек, что бок о бок с ними живут другие существа... внешне похожие на людей... Но не похожие... в то же время. Силуэт в цилиндре и во всем черном, приближался. Можно было разглядеть его улыбку на бледном лице. И сияющие глаза. Элегантный парижский лорд... Он подошел к нам вплотную и поздоровался со мной, легким поклоном, я ответил аналогично. Лена изящно протянула руку, и вампир
поцеловав её, едва обозначив это легкий поцелуй. Забавно выглядите, - протянул вампир с распущенными длинными черными кудрявыми волосами, волной ниспадающими на плечи, скрывая воротник плаща-накидки, отороченной тонкой полоской черного меха, - вот что делает цивилизация с вампирами... - Боюсь, господин... - Антуан... - вампир улыбнулся. - ...цивилизация здесь ни причем. - А что же тому причиной? Наши музыкальные увлечения... к тому же это теплая удобная одежда... - И стильно... кроме того, - добавила Лена. - Я вижу, моя пташка обрела любовь, - вампир продолжал улыбаться дружелюбно. - Да, - ответила моя бессмертная невеста, - мы любим друг друга. Я сделала Славу бессмертным, чтобы он мог разделить мою любовь, тем более, что он сам хотел... Девушка, которую он когда-то любил... Попала под грузовик. - Трагично... - улыбка исчезла с лица француза, - я пришел к вам, потому что, чувствовал, что вам понадобилась некоторая помощь. - Я пришел к мысли, что нам нужно жилье в городе. Как вы видите, сегодня нам пришлось перебиваться дневкой в гостинице. А если каждый раз отдыхать в гостиницах... Это накладно,
согласитесь... Не хватит на культурно-массовые развлечения... - А люди, похоже, и в ус не дуют... - блуждающая улыбка вампира вновь вернулась. Нам приходится забирать деньги у своих жертв... мелких бандитов... промышляющих грабежами молодежи... Или пижонов... папенькиных сынков, у которых, подчас хватает ума только на то, как гнуть пальцы... Мы ведь, платим, как обычные люди, за все свои развлечения... - Достойно похвалы, что ещё могу сказать. - Спасибо, - Лена сделала легкий поклон. - Скажите, теперь я вклинился, - В Томске есть ещё бессмертные, кроме нас с вами? Нет пока, - ответил Антуан, - но зачем вам это? - Пока не знаю, просто для справки. Спасибо, что сказали. Вы нас успокоили. - Давайте вернемся к делу, - предложил парижанин, - вам нужно жилье, так? - Верно, - произнесла Лена в задумчивости, - в центре города. - Было бы неплохо, где-нибудь, в районе Главпочтамта. - Хорошо. - Я ещё хотел бы, в центре, но в тоже время, неприметный уголок. Скромную квартирку. Где-нибудь... во дворе. В кирпичном доме. - Хорошо. Я помогу вам. - А с нас... что-нибудь причитается? Собственно, ничего, Считайте что
это... подарок на свадьбу. У тебя хороший вкус, пташка, - обратился он к девушке, - Это хороший парень. - Я бы не стала влюбляться в сволочь, - съязвила девушка. - И еще, чуть не забыл, как бы сам себе, произнес я, - тогда уж присмотрите, пару гробов, в комплект. Можно поскромнее.
        Вампир исчез. Так же внезапно, как и появился. Я чувствовал... что что-то случится... Но что? Лена тоже задумалась. Я увидел это, когда посмотрел на нее. Она чувствовала, примерно то же, что и я. Наше одиночество вряд ли продлится дольше года... Этот Антуан... Мог стать другом... Но он мог также создать и свою общину... Из достойных людей... В любом случае, его новое появление в городе, внушает беспокойство... будит внутренние страхи... На подсознательном уровне. Но если за него можно поручиться... То те новые вампиры, которых он создаст почти наверняка, для себя... Кого создадут они сами... Община разрастется... Неминуемо... Обычно потом начинаются внутренние розни. От которых страдают посторонние... Как люди... так и вампиры... Вот что внушает беспокойство... Однако, до тех дней надо дожить. И не забивать голову ерундой.
        * * *
        Время слегка за полночь. Нужно насытиться. Голод уже гложет. Мы поехали на площадь Ленина. Сев на четверку с вокзала. На троллейбус. Доехав до Горького вышли, слыша облегченные вздохи... бабки шептали молитвы, думая, что мы не слышим их, видимо... Однако... я послал им, глядя через стекло фразу: "ваш бог мертв... Некому помочь вам...". Да и ничто вас не спасет, когда смерть придет по вашу жизнь... - проговорил я уже про себя... Троллейбус уехал к площади. Мы, проводив его взглядом, пошли в ту же сторону, обнявшись за талии. Юноша и девушка в коже... Те кто пьет кровь... Нам не был страшен на самом деле никто... Город жил ночной жизнью. Никто не мешал нашему продвижению. Сегодня хотелось чего-то чистого... Нормальной крови... Нужно иногда разбавлять кровь негодяев кровью нормальных людей... Она кажется... более чистая... В ней нет желчной ненависти... А вот и жертва... потенциальная... Точнее, две жертвы... Лена, как бы развлекаясь, внушила мужчине, богато одетому, с женщиной, возможно, с женой... или любовницей, наверное... взял много денег, Они шли в поисках места проведения досуга, желание пойти
в театр. Благо он был уже близко. Мужчина почему-то оглянулся, странно посмотрев на нас, мирно вышагивающих позади почтенной парочки. Однако, на "зебре", они перешли на сторону, где находился остановочный комплекс, перед кольцом, Они пошли через дорогу, нервно оглядываясь по сторонам. Инспектор ДПС заметил их нервозность, присмотревшись внимательнее к происходящему. Но увидел лишь парочку неформально одетых юношу и девушку... нас, то есть. Я улыбнулся, по человечески перейдя дорогу... Он стоял на той стороне, где находится БКЗ. Он ещё увидел странную бледность наших лиц. Но он не мог покинуть пост. И поэтому оставил нас в покое, устремив взгляд на проезжую часть. Высматривая нарушителей... и не только... Мы, отпустив отмеченную парочку подальше, тем не менее, последовали за ними в театр. В драматический театр. Мы вошли следом за ними. В кассе взяли билет на ближайший сеанс. Отмеченная нами парочка, точнее, мужчина, оставивший даму, подошел к кассе за билетами, на этот же сеанс. Я стоял рядом с кассой, наблюдал, как он борется с охватывающим его страхом. Он чувствовал, что что-то не так ... "Этот
юноша... какой-то странный... все время следит за мной... Чего он хочет?.." И тут ему в голову пришла мысль... даже без моей "помощи"... "Это дитя ночи..." всколыхнулись, и поднялись к поверхности детские страхи... Он вспомнил, что в детстве бабушка пугала его... ва-...ва-... вампи - ра ми... "вампир"... Это простое слово всплыло крупными буквами на поверхность кровавого озера... в его сознании... Видимо.. тоже из его детских кошмаров... Потом, когда он повзрослел... страхи ушли... вглубь подсознания... погрузились на дно... и затаились. Он попытался пристально взглянуть в глаза своему... ночному кошмару... Я оказался его воплощением... Косуха, черные джинсы... сапоги до колен... кожаные, с острым носком... длинные волосы... И бледная...кожа... Глаза, горящие пустым огнем... В нем не было тепла... Просто огонь... Холодный, и обжигающий холодом... Его кошмар смотрит ему в глаза тоже, и видит борьбу. Страха и рационализма... "так не может быть... ты не существуешь..." произнес он наконец. "Верно" - ответил я, и улыбнулся... не обнажая клыков. "Ты - лишь сон... мой ночной кошмар" Если ты хочешь... -
ответил я, - я стану им... но однажды ты рискуешь не проснуться. Твое сердце может не выдержать волны ужаса"... Он побледнел... почти побелел. Но спокойно отошел от кассы. Я посмотрел на людей, которые пялились на бесплатное шоу... Они думали... наверное, что мужик сошел с рельсов... "Никаких вампиров не существует"... Я вспомнил книгу "Я-легенда"... оттуда эта фраза... из одноименного рассказа. Потом, когда открыли вход в холл, мы прошли. Вместе со всеми. Женщина на входе любезно напомнила, что нужно подниматься на второй этаж. Мы последовали наверх, вслед за всеми. Однако... мы ещё не знали, что здесь могут собираться другие вампиры... Но тем не менее...
        Мы просмотрели спектакль без особого интереса, сидя на заднем ряду. На самом дальнем от сцены. Там было видно все, что происходило в зале. Мы не стали задерживаться, возле гардероба, и пошли на улицу. На крыльце, к нам подошла пара молодых людей, которые нагло потребовали от нас денег. Яне стану описывать сцену убийства. Скажу только, что мы отвели их на площадь за театром, там, где не слышно было бы их воплей, и на пару с Леной опустошили их сосуды, насытившись. Но от пропитанной спиртом крови мне стало дурно... и меня едва не стошнило... Мы оттащили тела в какой-то темный угол, и обыскали их. Нашлось довольно много денег... Нужно было обойти патрульного на площади. Мы не могли появиться на площади с окровавленными губами, с которых стекает свежая кровь... Вскоре она впиталась в нашу кожу, как в губку. И растворилась. Но теперь у нас были деньги. Я пересчитал свой найденный бумажник. Вытащил деньги из кожаного кошеля и бросил его рядом с телом. Тысячи полторы там было. "У меня тоже где-то полторы" - послышался голос Лены в стороне. Я увидел её на берегу реки. Она сидела на бордюре, склонив
голову. Подошел к ней и сел рядом. Я смотрел на ночную Томь. Но не испытывал эстетического удовлетворения. Я тоже поддался настроению Лены. На меня тоже нахлынула меланхолия. Завтра надо навестить родителей. Но не домой... Только не домой. Я обещал... Но я должен увидеть... Пережили ли они мой уход... превращение... нормально... если это слово в данном случае... применимо вообще. Не сошла ли с ума моя мать... Про отца я молчу...
        Солнце только зашло и неопасные остатки солнечного света догорали на небосводе. Там где село солнце. Второе августа на календаре. Я один собирался поехать в бывший, когда-то, родным, двор. Где мы с приятелями часто... ежевечерне собирались...чтобы потрепаться о том - о - сем... Чаще об играх... или фильмах... И об учебе... Однако Лена поняла по глазам, что я собираюсь поехать туда... ТУДА... - Слава... - в её глазах читалась мольба, - разве ты забыл? - Нет. - ответил я, - я помню про свое обещание... В дом я не зайду. Я хочу посмотреть с стороны... Как изменится отец. Особенно... Я чувствовал, что мое превращение... обращение... в вампира... тоже сказалось... Хоть он и скрыл это за маской гнева. Ты помнишь как он побелел... - Помню, - тень ироничной улыбки пробежала по лицу Елены. - Скажи, что вызвало тогда у тебя слезы? - спросил я, - когда мы оставили квартиру? - Твоя мама... - Я не знаю... что сказать... - я не ощущал ничего, кроме смятения... - и все же... я хотел ы съездить туда один. Для твоего же блага... Чтобы не заставлять тебя...окунаться в воспоминания... Коли эта сцена так ранит
тебя... - Спасибо за заботу, любимый. Тогда... Я найду, чем заняться... В крайнем случае... почитаю... Вот и хорошо... - я улыбнулся, уходя из дома, - не делай глупостей... Ты ведь... большая девочка... - Да... батюшка... - теперь хмыкнула Лена.
        Я вышел за дверь. У меня была с собой пара сотен. Может чуть больше... не помню... Пошел на трассу, из глубины поселка. Долго ждать не пришлось. Подошел автобус. 119-й Они ведь допоздна ходят... был корейский, пригородный автобус, которые сейчас заполонили городские улицы... Я сел на первый "диван" справа... двойное сиденье. Светлая. Приятная глазу обшивка, мягкая обивка сидений, тоже светлая, бежевая, кажется... Она успокаивает... Я уставился в темноту. В вечерние сумерки. Было уже темно. На редких остановках по пути, в автобус заходили в основном... бабки и деды... с мичуринских участков... Или из других мест... Сегодняшняя ночь не предвещала удовольствия... Как и многие, минувшие в лету... Я ещё не был голоден. Сейчас, когда в десятом часу, я ехал в город в автобусе. Я собирался на площади Южной пересесть. На девятнадцатую "маршрутку". До бывшего дома я добирался около часа. Нууу... минут сорок, самое малое. Мне не хотелось тратить свои силы сейчас, впустую, когда, мне и спешить - то, по сути... некуда... но тем не менее... Я поехал в автобусе... так привычнее... Не хочется отрываться от людей
совсем... Я вышел на остановке за своим домом, где-то около десяти... Или в начале одиннадцатого. На остановке никого не было. Я пошел во двор, обогнув дом мимо шестого подъезда. Снова пустота. Прошел пару подъездов и четвертый. Был когда-то моим... Я огляделся вокруг... И полез по стене... к окну в зале. Цепляясь ногтями я полз по сильно шершавой поверхности плиты. Мне не нужно было никакое спецснаряжение, чтобы ползти по стене. Я подполз поближе к окну, и заглянул в зал из летней, ночной тьмы... Я чуть не упал со стены, когда увидел то... что сталось с отцом... Он здорово сдал за какие - то три или четыре месяца... поседел... наверное, ещё быстрее... В глазах, сквозь очки, я читал разочарование в жизни... Я уж не знаю... что он думал на самом деле... при моей жизни... Но сейчас... усталость... Он повернулся к окну, и едва меня не заметил. Я уловив движение скрылся под балконом. Я мог ползать по стене с достаточно высокой скоростью. Он пошел к окну, но никого не увидел в темноте двора. Он был, как обычно в футболке... семейных трусах, как обычно работал с бумагами... но уже без того рвения... какое я
мог наблюдать... Работа превратилась для него... в каторгу... Думаю... он долго не продержится... Что будет дальше... я не знаю... надо будет последить за ним. Должно быть... он все же... расстроился... что я стал вампиром... А что он мог сделать... И слова Лены повлияли на его сознание... И... Я не знаю... Надо возвращаться... поговорить с Леной... Надо что - то делать с увядающим отцом... Это нам предстоит решить. Но.. у него ещё есть ради кого жить. Сестра Оксанка всегда радовала их своей ответственностью... и практичностью. Я чувствовал, что именно ей перепадет львиная доля наследства... Но мне сейчас ничего и не нужно... Мертвые не получают наследства... Я улыбнулся сам себе при этой мысли... грустная улыбка... Но бессмертие я дарить отцу не буду. Он все равно не станет "хорошим" вампиром... Он всегда будет проклинать меня... Но... С ним может разобраться парижанин... Антуан. Следует попросить его... не трогать мою родню, во имя нашей дружбы. Сегодня я увижу его... Надо будет не забыть... Если он проникся уважением ко мне... поняв, что лежит за неприглядной одеждой... Я остался человечным...
Человеческое начало во мне не умерло... и вероятно уже не умрет... Я вернулся к окну, и напоследок заглянул ещё раз в окно зала. Отец чувствовал чье - то незримое присутствие. Но продолжал заниматься с бумагами... на мгновение, он посмотрел в окно... увидел мое бледное лицо, с совершенно пустым выражением... И глаза, горящие из ночной тьмы... Наши взгляды встретились... и я почувствовал... что в за глазами... как будто... совсем другой человек... я увидел в глазах отца отчаяние... разочарование... сожаление... а за всем этим пустота... Черная пустота... Мне стало жаль отца... Я никогда не видел его таким... таким... потерянным... разочаровавшимся в жизни... в себе... Похоже слова Лены задели его достаточно глубоко... Когда он поднялся с кресла, чтобы выйти на балкон, я поспешил скрыться... Исчезнуть... Слиться с ночью... Возможно, нам ещё предстоит разговор... Но это не сейчас... Я обещал, что не войду в дом вновь. Я слез на землю, и ушел во тьму двора... Потом вышел на проспект за домом, и пошел на остановку... ловить попутку. В эту ночь я не насытился. Но и голод ещё не терзал меня. Я поехал домой.
Я ждал недолго, пока какой-то мужичок на вишневой Волге, не остановился чуть впереди меня. Я сел вперед, через открытую дверцу. Водитель посмотрел на меня спокойным взглядом, и спросил куда? Без тени страха. В Аникино. Он заметил странное сияние моих глаз, какое человеку не свойственно... Такое ощущение... что существование вампиров для него не новость... Мы плавно тронулись с места. И всю дорогу до деревни проехали молча, по приезде я заплатил мужчине сотней рублей, и он исчез в темноте... в своем экипаже.
        * * *
        Дома я был уже к рассвету. Когда я вошел, прихожая встретила меня тишиной. Лена, видимо у же спала. Вечером этого дня, где-то в десятом часу, я проснулся. Увидел Лену сидящей на диване. Она спросила меня, когда я сел в гробу: - Как отец? - Сдал... - с тоской в голосе ответил я. Понимаю... - задумчиво произнесла лена, - не каждый день слышишь обвинения в свой адрес... в том, что ты забыл, что такое семья... - тем более... от вампира... И когда твой сын, о котором ты забыл... что он Человек... за своим бизнесом... вдруг перестает быть человеком... а разделяет бессмертие с любимой девушкой, пьющей кровь... - Он сильно поседел... - ... А в глазах его усталость... и разочарование... - закончила Елена мою фразу с грустной улыбкой. - Я думаю, нам предстоит ещё раз увидеть отца. Может... быть... я не знаю... когда... но надо... - Возможно, ты прав, любимый. Кстати, я решила завести дневник... - С чего, вдруг? - Не знаю... просто импульс... Знаешь, у меня... тоже... была такая мысль... Но я не знаю... что туда писать... Мне не хотелось углубляться во все это... - Воспоминания... впечатления... После пары
сотен лет... мы могли бы вспомнить... какими были... когда - то... - Лена снова улыбнулась. Пойдем на реку, просто посидим. - Идем...
        Мы пошли на песчаный берег... на обычное место, где мы отдыхали в июле, где лежали под луной в первозданном виде... И наши тела сияли в темноте, отражая тусклый, едва пробивающийся сквозь облака, свет луны. Мы страстно любили друг друга... как говорят люди... но по - своему... обмениваясь кровью... разбавляя обмен кровью страстными поцелуями... На моем лице, блуждала счастливая улыбка... - Я люблю тебя, Лена - произнес я, - и я рад... что эта встреча двух разных существ случилась именно тогда... И именно так... - Я тоже люблю тебя, Слава, - мы остановились посреди тротуара и снова слились в поцелуе...
        Думаю... такой любви... такой остроты... глубины... насыщенности... людям никогда не испытать... Свидетелем нашего чувства была лишь луна в ясном ночном небе, освещаемом серпом луны...и мириадами звезд, подвластными лишь нам... детям ночи... Мы шли конец пути обнявшись. Но каждый думал о своем. Я никогда не обращал внимание на окружающие нас пейзажи... Но сейчас... ночь освещалась для нас Этим высоким чистым, чувством, скрепившим нас в вечности. Сельский пейзаж, вперемежку с рощей из осин... до поры мирно стоящих... Наполнился особой... мрачной красотой. И вид, открывающийся с горы перед собственно, Коларово... На реку... и на церковь у дороги... Мы прошли, как обычно, на песчаный пляж, за улицей из кирпичных коттеджей, огороженных кирпичными стенами, словно крепости. Ноги в сапогах утопали в мелком, почти мягком песке... Поэтому я снял сапоги, и носки, засучив штанины черных джинсов до колен. Лена последовала моему примеру, и тоже разулась. Теперь песчинки слегка щекотали ступни. И после нас оставались расплывчатые следы, в форме овальных углублений, которые завтра же заметет... и рельеф
поверхности... неузнаваемо изменится... От дуновений ветра с реки, и от сотен ног. Но сейчас мы были на пляже одни... Мы с Леной как всегда, медленно и нежно раздели друг друга... Потом, обнявшись, вместе упали на песок... Лена оказалась на мне верхом, сидя на животе. Я почувствовал возбуждение... и напряжение внизу... И тут до меня дошло... что то, чего я так и не вкусил в жизни... за свою короткую смертную жизнь... доступно нам с Леной сейчас... Лена тоже почувствовала, что я напрягся, и с лукавой улыбкой сказала: "Ты можешь войти в меня..." - в её глазах светилась необузданная страсть... и желание... Только сейчас... когда был исход лета... мы занялись любовью... как люди... то быстро и страстно, то медленно, двигаясь навстречу друг другу... Таких циклов я насчитал не менее дюжины... А потом наступила разрядка... почти одновременно... Я увидел, приоткрыв глаза... или скорее, почувствовал, как Лена прогнулась назад, в состоянии экстаза... и бурного оргазма... Сперма рванула в её чрево... это беспрецедентный случай... ибо считается... что вампирам не свойственно заниматься сексом вообще... Однако...
как выяснилось... и я... и Лена, и все прочие бессмертные этого мира глубоко ошибались... Однако... Это мало что меняло... Может стоит вообще пересмотреть вопросы физиологии вампиров... не знаю, даже... как это сейчас сформулировать... но если сердце и мозг работают... И по телу пульсирует кровь... бессмертная, поглощающая новые и новые порции жертвенной крови... снабжающей все тело... Но органы - то... никуда не делись... И главный, детородный орган, вся половая система человека, тоже должна работать... как и все прочие... Я углубился в своем сознании в сенсационность этого события... и расслабившись, лежал на песке... Лена по - прежнему лежала на мне. Она, кажется, что - то нашептывала мне на ухо... Я вдруг, как громом ушибленный, вернулся к реальности... Мы вновь поцеловались... крепко, страстно, долго... потом лена, выведя мой орган, скатилась с меня, и легла рядом со мной на спину, подставив грудь легкому ветерку с реки, чтобы он остудил горячую плоть. Она обхватила мою грудь руками. Так мы пролежали ещё с час, наверное... надо было собираться домой... Ибо небо начало бледнеть на востоке. Шел уже
пятый час. И нам надо было начинать собираться... теперь оставалось только... Да - да... дождаться потомства... Вот только не факт, что Лена забеременеет... Ибо... мы все - таки вампиры, а не живые существа... И то, что мы можем вкушать эти человеческие маленькие радости... ещё не значит, что природа вампира... совершенно аналогична природе человека... За этими мыслями, мы быстро оделись, и пошли домой, точнее, уже рывком, отправились до дома. Я обнял Лену, и поднял два тела вместе в воздух. Заставил их двигаться к дому, который ждал нас, никем не тронутый. Не прошло и пяти минут, как мы уже стояли у входной двери. Я быстро открыл дверь, и мы прошли в дом. Чтобы уснуть до следующего вечера... А потом визит к бывшей когда - то родной, учебной группе.
        * * *
        Сегодня, кажется, конец августа, последний день... кажется, суббота. Завтра предстоит весьма рискованный шаг. Староста, коля, пообещал, что не скажет группе о переменах, случившихся со мной. Я пойду в понедельник... Или... вообще, говоря, какой понедельник... В это время солнце в сентябре не заходит. Если имеет смысл идти, то вместе с Леной, где - то позже, когда рано темнеет. Уже в пятом часу... на город ложится ночь. На пятую пару. Потом... можно будет сходить с группой в культурное место, куда - нибудь... на день группы... Однако. Мне предстояло учиться с новой группой. На год младше меня - ещё - человека... Однако... Новая группа меня теперь никогда не увидит... И не узнает, что есть такой студент, в прошлом... Вячеслав... Которого звали когда - то давно Максом... Мне так не хочется порывать с друзьями... Может быть... рассказывать... представлять им видения вечности... мудрости... Но как они отреагируют на все... Реакция, возможная, на это меня интриговала... и пугала... Я снова и снова возвращаюсь к этим мрачным мыслям... Наверно... это ожидание гнетет меня...
        Как - то я задумался, о том, могу ли я путешествовать... во сне... вне тела. Если я смог взлететь с другим вампиром вобнимку, то, наверное, мне по силам и это... Я попытался, отделиться от тела, и мой дух... силуэт в кожаной куртке, сапогах, и черных джинсах, отделился от тела, и покинул пространство гроба. Сквозь дерево...На улице был день. Где - то второй час. А на календаре сентябрь. Сегодня День Знаний. Но день не учебный. Воскресенье. На улице тепло и солнечно. Люди гуляют ещё в летней одежде, особенно много народу почему - то на набережной Томи, за Драмтеатром. Возможно люди ждут чего - то в театре... на какой - то спектакль, куда купили билеты... Кто семьями... кто и - парами... Последних оказалось больше... Молодежь зачастила в Театр... Что ж, это приятно видеть...А я уже, начал было, разочаровываться в современной молодежи... Однако, и почтенных господ с дамами, тоже хватало. Однако, я отвлекся... Я попытался вторгнуться в умы своих одногрупников, и узнать... вспоминают ли они своего студента... которого им вряд ли суждено увидеть... живым... Что думают... В первую очередь, я понесся к
старосте, который оказался со своей подругой, они занимались за компьютером какими - то повседневными делами... Остальная группа на учебе... в университете. Сидят на какой - то паре. Им просто некогда думать о чем - то постороннем... тем более, об умершем... одногруппнике, Вячеславе... Однако... ничего не почувствовав, я вернулся домой... в свое тело. В это время... Тьма ещё не застает их на учебе. Они ещё засветло уходят с учебы... но не домой, точнее, не всегда - сразу домой... Я тоже так делал... После университета, часто подолгу гулял. Но чем они могут заниматься... я вынужден лишь догадываться...
        Только однажды, на перерыве, когда, когда группу выпустили на пятиминутный перерыв, кто - то спросил обо мне... у старосты. И он обмолвился... что я стал другим... и в тоже время, остался тем же Славкой, которого они знали... Спросивший оказался Антоном. В его голосе чувствовалось беспокойство... но не такое, которое я видел в глазах старого, во время нашей встречи с Колей. - Что значит... другим? - спросил Антон. - Не знаю... Что - то в нем изменилось... кожа здорово побледнела... а глаза... Странные... за ними что - то говорило о... вечности... Они ярко сияли во тьме. Но это тот же Слава, которого мы знали... - Он не изменился... как личность? - переспросил парень. - Можно сказать и так... Но все равно он вын - ... - Антон осекся, - я догадываюсь, что с ним случилось... - Что же? - Ты хорошо знаешь, Николай, не задавай пустых вопросов...
        Николай натянуто улыбнулся. - Прости... - Ничего, все хорошо... Так вы встречались? - Да, Антон, - ответил Николай, - он нанес нам визит... Один? - Нет, с девушкой... такой же, как и он. - А она? Что с ней? - Она поведала нам всю историю... - И ты веришь в это все? - Вампир не стал бы лгать из... в таких вопросах... касающихся жизни их близких... - Ясно... И эта история с Яной... Она как - то связана с этой историей... - Но Яна ведь сама побежала, когда Слава хотел все обдумать... - подошел Андрей. Я допустил ошибку, когда сказал, что Слава в гуманитарном зале... - А Слава выглядел слишком отягощенным этой дилеммой, чтобы это выглядело как выдумка. - Ты прав, Андрюха. Значит... Слава тоже влюбился в вампирку, когда та сказала ему, что любит. А может, несколько позже...Он ушел от нас где - то в конце марта - начале апреля... - Верно.
        Потом подошли ещё некоторые девчонки, как я заметил. - Что обсуждаем, мальчики? - спросила Ира, не та, которая погибла, другая. - Славу вспоминаем, - не без тоски ответил Антон, - с ним... то есть... он был странным парнем... Но с ним было весело порой... Он едва ли не был лицом группы... Я чуть было не выдал своего бестелесного присутствия..., сказав: "... гордостью группы...". Однако удержался. Я ждал, когда придет подходящее время и для Лены тоже.
        * * *
        В это же время... пока шел апрель, май, июнь... вплоть до августа и сентября, бабушки не давали мамке покоя, куда я пропал. До каких - то пор маме удавалось врать им, что я уехал по обмену за рубеж... Но вечно эта ложь не прокатит... рано или поздно они начнут что - то подозревать... что я умер... И окажутся правы... Но правда может оказаться для них слишком тяжелой... Тем более, что по крайней мере одна из бабушек верит в бога и его силу... Другой правда это все равно... И у меня порой возникает ощущение, что она меня никогда в детстве особо не любила, как любят бабушки внуков... Виной ли тому, банальная ревность... или какие другие людские слабости... сейчас это неважно. Однако до меня донесся разговор, во время моего сна. Я его примерно запомнил
        Я наблюдал за домом со двора. Слышу звонок телефона в зале. Отца дома ещё нет. Время где - то пятый час. Мне скоро просыпаться... Мамка входит в зал, и подходит к телефону. Слышу знакомый голос, её матери, то есть, бабушки... которая в основном, и воспитала меня в свое время. - Оля, новостей от Славы нет? - Нет. - Ты уверена, что он жив? - Нет. Он уже... не человек... - Не пугай меня... - Это так. Я разговаривала с ним, почти сразу, когда он превратился... - Во что? - В то... что живет на крови... Я наслышана о вампирах... и когда он сказал, кто он... - говорила матушка... у меня не возникло сомнений в правдивости, хотя я для виду нарисовала сомнение, смешанное с сарказмом. То что он усилием воли превратил в прах ремень, которым отец хотел его отшить, сняло все мои сомнения... - А где он живет? - Он не сказал, - произнесла мама, - ты что же, собираешься его уничтожить? - Нельзя, чтобы бог допустил существование подобный созданий... - А что может бог?..
        Мне наскучил этот разговор, и я моментально оказался в своем теле. Солнце уже прошло зенит, и клонилось к закату. Нужно было как - то заполнить тот вечер. Собственно, в тот вечер не произошло ничего такого, особенного. Я поехал в библиотеку, которая летом тоже работает. Естественно, это НТБ. Такие мысли меня посетили, когда я проснулся в гробу. Я тихо отодвинул крышку гроба и выскользнул из него, с легкостью мотылька, летящего к открытому огню. Однако, Лена ждала меня уже в гостиной. - Слава, любимый, куда ты сегодня собрался? - Я хочу в библиотеку. - ответил я, - я даже не знаю, рад ли этому событию... что вскоре вновь встречусь с родной группой... - Ничего, - попыталась утешить меня Лена, - ... ничего страшного... Твои друзья поймут... я надеюсь на это... - Спасибо, Лена, - я чмокнул бессмертную девушку в щеку. - Друзья поймут... Но другие люди... мрачно отозвался я, - а есть ли они у меня? Эти друзья?.. - Ну ты даешь, дорогой... - глаза Лены отражали искреннее изумление... - Знаешь, любимая, - произнес я в задумчивости, - у меня ведь не было ни одного настоящего друга... с большой буквы... Одни
приятели... те длинноволосые парни, с которыми я часто проводи дни и вечера... Да... даже среди неформальной молодежи, у меня не было друзей... а с другой стороны... Староста, Николай, очень уважаемый парень... близкий мне по интересам... по крайней мере... мы находили общие интересы... и темы для разговоров... Когда я наносил ему визит... будучи ещё человеком... до всей этой истории... мы находили общие темы... Его я ещё мог бы назвать другом. Теперь же я его вижу только после наступления тьмы. Ибо день... не мое время. - Понимаю, Слава... Это тяжело... Одиночество... Странная штука, с другой стороны... С одной стороны... - говорила Лена, - ты можешь сойти с ума... если оно вынужденное, или... затянувшееся... Или же, пока ты один... есть время подумать... - Согласен. - А как бы сложилась твоя жизнь... нежизнь... точнее... не встреться я тебе... - ...Даже представить страшно... - Вот и я про то же... Я не знал даже... найду ли замену Яне... нашел ли бы... Как я тысячу раз благодарен тебе, что ты появилась на горизонте... - Не смущай меня... - Это правда, дорогая...
        Лицо бессмертной девушки залила алая краска... смущения... - Я правда... не представлял... как жил бы дальше... - Что ж... Я верю тебе, любимый... - Я знал, что ты меня поймешь... - Я ведь люблю тебя... Сильно сильно... Слава... И поэтому понимаю... А зачем тебе в библиотеку? - Не знаю... - ответил я, - почитать. Подумать... - А наша библиотека? Разве она не дает такой возможности... - Дает, Лена... Но меня тянет к людям...Там где люди... И я в то же время... один. - В тебе ещё жив человек... - с грустной улыбкой произнесла Лена, - и похоже... не умрет теперь уже... никогда... - Ты права, как всегда... - Меня тоже иногда тянет... Но не пить... их кровь... А атмосфера... аура в воздухе... пойдем лучше на реку... - Пойдем...
        Мы вновь с обрались на реку, опять забыв про город... парижанин Антуан тоже куда - то пропал. Про библиотеку я забыл и на эту ночь... Тем более... что, к этому времени она уже закрывается... Время было около восьми... а на дворе - сентябрь... Уже прохладно... Листья посыпались с деревьев нескончаемым дождем... ещё не пришли холода. Характерные для конца октября - ноября... и декабря, следующего за ними. Мы пришли на берег, где обычно предавались страсти... н на этот раз... мы просто сели на берегу , на сухой песок, подстелив какие - то вещи под себя. Я положил свою куртку... Поскольку к гладкой поверхности кожи песок не пристает. Лена тоже постелила свою куртку, дабы не испачкать штаны. Мы просто молча сидели и смотрели на реку... на небо... на звезды... на луну... Иногда, оглядываясь друг на друга, встречаясь взглядами... обменивались натянутыми улыбками... но не нарушали тишины... Слишком тиха и красива была та ночь в начале сентября, чтобы нарушать её бессмысленными разговорами ни о чем. Я ждал... когда же наступит октябрь, томясь и страдая оттого, что не могу сейчас поехать в университет...
когда светлеет все ещё поздно... А учеба заканчивается где - то в шесть часов. Я улегся на песок, утомившись находиться в сидячей позе. И уставился в звездное небо. Лена все ещё сидела. Теперь, спиной ко мне. Я молча изучал её стройный стан... бледную кожу, сияющую в лунном свете. Она почувствовала мой взгляд, и обернулась, с улыбкой на устах. Потом села на меня верхом. - Бессмертие ведь не отняло у нас любовные утехи... да, Слава. Она сейчас была в одной майке без рукавов. В голубых джинсах, плотно облегающих ноги, и кроссовках. Я же предпочитал свой обычный наряд. Ибо мне уже не грозило истечь мерзким, противным потом. Я тоже был в какой - то футболке. Помню, у меня все футболки с отрезанными рукавами. Черные джинсы и сапоги с острыми носками, благодаря которым, меня знало полгорода... Пока я был человеком. Лена сидела на мне, и медленно, будто дразня, стягивала свою майку. Я уже горел весь от возбуждения... почувствовав, как кровь прилила резко вниз, туда где сидела девушка вампир. Потом она встала, и медленно, грациозна начала стягивать свои джинсы. Под ними не было ничего, как впрочем, обычно.
Шикарная грудь, не утратившая красоты после перерождения... Стройный живот, и гладкие, шелковистые бедра, без излишков плоти, Между ними темнел узкий клинышек темных кудрявых волос. Плотом скинула кроссовки, и сняла до конца джинсы. Обнаженная девушка, села на меня снова, и принялась снимать мои джинсы, так же медленно... в то время, как я исходил от желания. Я стянул с себя футболку кое - как. Потом, когда с джинсами было покончено... Я вошел в Лену спереди. И медленно, сначала, совершал возвратно - поступательные движения, параллельно, мы вместо поцелуев, впились друг в друга, в порыве страсти... и жадно присосались к кровоточащим ранкам. Я все время наращивал темп, медленно, а потом снова сбрасывал... Быстрее... потом снова, медленнее, снова ускорение... и снова сброс темпа... Пока ни я ни Лена, не испытали бурный оргазм... Мы слились в долгом поцелуе, когда я вышел из её горячего лона. А после всего этого мы нагие, побежали наперегонки в воду... где хотели охладиться. Одновременно почти ухнули в воду, поднимая тучи брызг... По осеннему прохладная вода охладила нас. Мы практически сразу всплыли на
поверхности, где сблизились, и слились в новом поцелуе. Долгом... Страстном, глубоком. Поплыли неспеша к берегу. Где потом, мокрые, долго лежали, разговаривая ни о чем... Нам было в те дни очень хорошо вдвоем. Двум бессмертным существам, для которых мир... лишь декорация к спектаклю... и очень превосходная, надо заметить. Потом быстро убив кого то в окрестности, пока шли домой, утолили жажду.
        * * *
        Но были и другие вечера. Когда я сидел в библиотеке, и читал почти до утра, отвлекаясь лишь на то, чтобы убить приведенную Леной жертву. Я читал много художественной литературы, известных авторов современности, пишущих о вампирах, и мастеров вампирской классики. Я познавал, какие черты могут быть у вампиров... Читал и много другого, разного. Трудов по психологии... Истории... Тем паче, что мы не знали, когда вновь объявится парижанин... И... Не знаю... опять странное чувство, когда вспоминаешь о нем...
        Наступил ноябрь... Сегодня первое число. Время, начало пятого... Я подорвался в город, полетев сам, быстрее ветра. До нашего главного корпуса, чтобы узнать расписание. Чтобы, прийти на пятую пару. Когда в городе уже темно. Нужно будет лететь до корпуса. Своим ходом. Оказалось, что сегодня у моей группы есть пятая пара. Я бы успел к концу. Даже, вернувшись с девушкой, с моей Леной. Но это не совсем хорошо... Спешка никогда не способствует хорошему разговору. Надо было смотреть расписание на следующую неделю. Там в этот же день, не помню сейчас, где - то в середине недели, снова была пятая пара. Собственно, расписание значительно не отличается. Только некоторые пары заменяют друг друга. Поэтому я просто сейчас пошел в корпус, по пути убив в темном углу какого - то паренька, чтобы насытиться, Бросил его тело так, чтобы его не нашли сразу. И прошел в восьмой корпус, облизнув капающую кровь. Чтобы она не выдавала меня. Лицо... бледное... до насыщения, теперь приобрело... человеческий... оттенок. Но глаза... Я чувствовал их налитость кровью... Я ощущал возбуждение... поэтому вынужден был успокоить свои
нервы. Только после этого, посидев тут же, в тени, там, где я не мог броситься в глаза кому - то даже случая волей... Только после этого, в начале шестого, я пошел в восьмой корпус. Выйдя из двора, между УЛК, третьим корпусом, первым и вторым корпусами. Я вышел из темноты двора. И пошел к корпусу. Я видел, что кто - то из людей курил на крыльце. Но свою группу, представленную кем бы то ни было, не видел. Видимо, шел уже второй час. Остальные люди, возможно задержались в корпусе по неизвестным мне причинам. Я спокойным ровным шагом шел к восьмому корпусу. Я что - то чувствовал... странное... Люди на крыльце ощущали противоречивые чувства... Их разум боролся с сердцем, утверждая, что все это обман... Но видимо, я не смог удержать ауру мрака под своим контролем. Я выглядел как обычно... те, кто видел меня в человеческом обличье, не обращали внимания на внешность... А то, что от меня исходила темная аура, это они почувствовали острее всего, однако, молча проводили меня взглядами. Я чувствовал волну страха позади себя... Но этим людям ничего не грозило. Я сначала хотел.. рывком... потоком воздуха рвануть
наверх, но раздумал. Лучше подняться как все. Иначе поднимется шум... Сюрприза не получится... Он даже сейчас был на грани... Ибо одногруппники, тоже что - то почувствовав, могли запросто заподозрить присутствие кого - то, не от мира сего... бывшего одногруппника... принявшего бессмертие. Пусть даже... такой ценой... Я нисколько не устал, поднимаясь на третий этаж, по сравнительно огромным ступеням, тогда как, будучи человеком, я оказывался наверху, даром что не с висящим на плече языком... от усталости... Мне хотелось хоть ненадолго присесть где нибудь. Я пошел по этажу, начиная от 301 - й аудитории. Большой лекционной аудитории. Прошел по всей кафедре менеджмента. Никого из деканата уже не было. Собственно, мне не хотелось расстраивать тех, кто пекся за то, чтобы я не вылетел из университета. Теперь же... мне было все равно... Я уже не был студентом. Я уже не выйду из академ - отпуска. А в триста двенадцатой комнате, занималась моя бывшая группа. Не помню сейчас, какая была пара. А в аудитории повисла тишина. Женщина - преподаватель, которую я ещё не встречал за свою студенческую жизнь, тоже что -
то почувствовала, и озиралась по сторонам. Я отошел подальше от кабинета, когда увидел в замочную скважину, что она собирается выйти в коридор. Я сделал вид, будто жду кого - то. Женщина вышла, приоткрыв дверь, и спросила меня: "вы ждете кого - то?" Я глядя на доску объявлений, сказал, что нет. Может быть, я слукавил... Но я действительно никого не ждал, однако, это выглядело иначе, с позиции преподавателя... Молодой человек во всем черном, прохаживается в коридоре кафедры... сцепив руки за спиной, взад - вперед... Как это ещё можно расценить... Может быть, она и права, я не оспариваю, но не это сейчас важно.. Кроме того ... в его лице, скрытом волосами, что - то не так... Может он болен... Или что - то совершил... Что скрывает лицо... Другие причины??? В глазах её я читал сомнение. И смутный страх... Мысль о проступке растворилась в прочем потоке. Тогда я ушел... растворился в воздухе. Точнее... молниеносно пропал, ринувшись вниз. По лестнице. Сквозь мысли преподавателя я слышал голоса одногруппников... Они возможно почувствовали мое присутствие... Но уже не могли видеть меня. Ибо я, идя вдоль
корпуса, скрылся из их поля зрения. И я слился с тьмой. Теперь я знал, что через неделю я появлюсь здесь с Леной. В пять часов мы проснемся уже, едва опустится ночь. Мы предстанем пред очи группы.
        * * *
        - Ребята, - произнесла Наташа, девушка, которая не ездила в поместье, - я чувствую... что - то было... Или кто - то поправила её Оля, подруга Антона. - Да... - протянул Коля... - Я даже... догадываюсь... что... или кто... - О ком ты? - Ты знаешь... - Слава? - глаза Ольги округлились. - Не знаю точно... - Но сейчас в любом случае... - пробормотал старый в задумчивости, - в коридоре уже никого нет. Кто бы это ни был, он ушел, в спешке. Галина Анатольевна заволновалась. Вы видите, как она отреагировала, - сказал Витек. - Одно ясно... - произнесла женя, нам следует ждать Славу в гости... - Только, вы не должны беспокоиться... произнес Николай, - я уже говорил со Славой, и с его девушкой. Если он сказал, что нам ничего не грозит. Ему можно верить. Думаю, он не стал бы лгать в таких вопросах... Я конечно обещал ему не говорить об этом мрачном эпизоде... надеюсь, он простит меня... что я выболтал. Он сказал, что придет в гости со своей девушкой. Такой же, как и он. Она сама о многом поведала нам, как она все это воспринимает. Как она встретила Славу... и как все это закрутилось... Но я могу сказать, что
они счастливы вместе. Да? - протянула Лена. - Однако, когда мы коснулись в нашем разговоре, этой нелепой смерти Яны. То ли она сама выбежала на проезжую часть, то ли расслабилась на дороге, потеряв бдительность... Но она выбежала из - за троллейбуса, видимо, стараясь успеть перейти Красноармейскую, под меняющийся сигнал светофора, но итог печален... - старый вздохнул. - А что девушка, - спросила Таня, подруга Яны, - что ты можешь сказать о ней? Ничего плохого, кроме... - ...Чего?.. - вопрос висел в глазах девушки. Того террора... Тех ужасов... которые она не могла объяснить внятно... Но как она рассказала, после разговора со Славой, она преобразилась. Она полюбила его. И изменилась в лучшую сторону. - И ты веришь во все это? - Ее слова не вызывают сомнения... - возразил староста, и добавил... - а кровавые слезы, сбегавшие порой по щекам... таких слез не бывает у людей... И похоже, они причиняли ей боль... ибо она сжимала губы, чтобы погасит боль. - А ещё что она рассказала? - Она училась где - то в ТГУ. Не уточнила, где конкретно. - Значит... все... серьезнее некуда... - растеряно пробормотала Лора,
сидящая у двери, на столе, во время вынужденного перерыва. - А о Славке у нас сложилось не совсем адекватное представление... - Мы... так и не узнали его... как следует... За три с половиной года... Он все - таки... был человеком... а не бездушной машиной... А то, что со странностями... Но по крайней мере... он мог поделиться чем - то необычным... рассказать что - то что непривычно обычным людям... Что не позволяет себе наше пресное общество, - старый обвел рукой пространство аудитории, показывая масштабы... общества... и... не знаю... нет мыслей... чего - то еще.
        Старый замолчал. Галина Анатольевна долго не появлялась, возможно, разыскивая, внезапно пропавшего юношу... Вероятно, пара на сегодня, закончилась. Группа тоже погрузилась в раздумья. Каждый обдумывал то, что они услышали от Николая. Когда подошло время конца пары, группа начала собираться до дома. Время было семнадцать - сорок пять. Я в это время был уже дома. Мне не хотелось ждать транспорт и я воспользовался способностью к полету. Я больше никого не убивал этой ночью. Я вернулся домой уставшим, после столь значительных трат энергии... Лена была в библиотеке, когда я вошел в дом, как все люди. Она была обнажена. Дома. Я же закрыв дверь, прошел к дивану в гостиной, и упал на него. Лена прошла следом, бесшумно шагая босыми ногами по ковру. - Слава, ты чем - то напряжен, - проворковала вампирка, - может хочешь расслабиться? - и села на меня верхом. Потом легла мне на грудь, начав целовать меня, в попытках расслабить. Мало - помалу, от этих поцелуев, по - вампирски нежных, я начал приходить в себя. Наверно... - протянул я, - ты почему... обнажена? - А что? - Лена надула губы, изображая подобие
обиды. - Прости, я просто... не знаю... - рассеяно говорил я, - ты же знаешь, я люблю тебя... Я не хотел тебя обидеть... Просто... не ожидал... - А почему бы нам не ходить дома так... все время? Почему мы должны стеснять себя дурацкими нормами морали, выдуманными людьми? - Хотя... ты права... Ведь нам ничто... и никто... не мешает... Правильно, - бессмертная девушка обаятельно улыбнулась, не обнажая клыков, - так ведь легче... - Ты права... я даже не думал... об этом... произнес я, а потом добавил, - я сегодня невольно привлек к себе внимание преподавателя, у которого была в моей бывшей группе пара. Это была женщина, которую что - то обеспокоило. Она вышла в коридор, и увидела меня, рассматривающим стенд на стене коридора кафедры. Она спросила, жду ли я кого - то. Мой отрицательный ответ её обеспокоил...еще больше... так скажем... Я вынужден был в спешке покинуть корпус. - И как ты собираешься... навещать своих... друзей? - Не знаю... - задумчиво протянул я, но надо. Мы должны. Они либо отвернутся от меня... в частности, либо поймут... как все серьезно... - ... ты же понимаешь, дорогой, что было бы
наивно... рассчитывать на их понимание... они - люди... мы бессмертны... - Понимаю...
        Я смотрел на свою спутницу в ... нежизни... смотрел на её контуры, на лицо, в глаза... и видел её совершенство... вспоминая, что мы сами не так давно тоже были людьми... тогда как Лена медленно стягивала с меня куртку, футболку без рукавов. Сапоги, и черные джинсы... насвистывая какую - то мелодию, щекочущую слух. Я видел, как ниспадают на бледные, будто мраморные, плечи её прямые длинные черные волосы. Изящное тонкое лицо было чисто от косметики. И глаза ясны. Темно - синие озера порой, казалось, поглощали меня целиком, когда я подолгу смотрел в них. В них светилась любовь. Насчет которой я сразу не усомнился, но поверил в нее. Когда мы оба оказались обнажены, а одежда моя лежала в холле, мы прошли в нашу библиотеку, где стоял широкий разложенный диван, куда Лена повалила меня, так, что я плюхнулся в него спиной. Он был настолько мягким, что мне показалось, будто я утонул в нем. Он приятно щекотал кожу. Лена пошла вдоль стен, зажигать свечи, и восточные благовония, которые оказывается у нас были. Лена была моей темной богиней, видимой при свете множества свечей, она отражала их свет, и выглядела
много прекрасней, чем в лунную ночь у реки. Присутствие рядом множества книг, придавало вечеру ещё больше романтики. И эротичности... Она подошла к дивану, и легла на меня сверху, прильнув губами к моим, я ответил на её поцелуй... Мы перевернулись, и теперь я оказался над ней. Я начал покрывать дюйм за дюймом её вечно юного тела, поцелуями, и чувствовал, как она разогревается, я уже слышал стоны, и посчитав, что Лена готова, вошел в нее, тоже возбужденный до предела. Перемежая фрикции, я двигался целуя её лицо, опускаясь на шею, потом, двигался к груди, путешествуя вокруг пышных холмов, неоднократно проходил по каньону... завершая "восьмерки", поднимаясь потом к соскам, покусывая их слегка клыками. Двигаясь возвратно - поступательно я в то же время двигался вниз. Лена двигалась лоном навстречу моим движениям, вскоре я почувствовал, что близка разрядка... И она наступила... сначала лена потекла... Она застонала от удовольствия... Потом, через пару секунд, я тоже испытал бурный оргазм... Я вышел из лона Лены, и упал рядом, обессиленный. Мы так и пролежали на диване до рассвета. Уставшие, но довольные,
делились впечатлениями. Потом делились впечатлениями от... и признаниями в вечной любви... неугасающей... как наша жизнь под луной... В тот пе5риод мы занимались любовью. Как ненасытные маньяки, и каждый раз, был как первый... Для нас мир терял всякое значение... И кровь... Мы даже ночами забывали про охоту... Я прошу прощения, что пролетаю некоторые промежутки времени, в которые не происходит ничего серьезного, ибо насытившись, в городе, мы возвращались в дом, и я садился за чтение. До самого рассвета. Лена похоже, что - то пыталась писать сама. Или вела дневник. Я не интересовался её делами... хотя, может, стоило бы... Не знаю...
        * * *
        Потом наступил следующий четверг. Быстро и незаметно пролетела неделя. Вторая неделя ноября. Мы собрались в город. На последний визит, связывающий меня с группой. Мы не могли долго дожидаться транспорт, поэтому, полетели своими силами. Два почти невесомых теперь, тела, мне поднять трудности не составило. Мы преодолели расстояние порядка пятнадцати километров от города, за минут десять, не более. Уже в городе, мы повели себя как люди. Мы приземлились в темном дворике, между означенными ранее корпусами ТПУ. Одеты мы были, как подобает. Черные куртки, две косухи, кожаные сапоги, Я ещё в казаках, Лена в шнурованных ботинках. Мы вышли из темного двора. На освещенную улицу Усова. Мы успели ещё к началу пары. Просыпаясь с наступлением темноты, или с заходом солнца, тем боле, что я передал Лене часть своей крови. А значит... иммунитета к солнцу... Я спиной слышал смешки в наш адрес, но мы не обращали на них внимания. На этих студентов придет управа скоро. Смерть настигнет их в темной местности, когда они совсем не ждут удара... Мы шли к восьмому корпусу, полные спокойствия. Нам - то ничего не грозило.
Ночь - наше время, и наша сила максимальна. Я не наблюдал никого из своей группы, однако увидел знакомую машину, точнее... ну да, правильно... Одну. Мы спокойно шли к восьмому корпусу. Поднялись на крыльцо и немного постояли тут. На улице, вдыхая свежащий ночной воздух. Постояв минут пять, мы прошли в корпус, минуя дежурных, проигнорировавших бледность наших лиц, или сочтя её за норму... Или... Одному богу известно... что они там надумали... Но вопросов у них не возникло явно. Только посмотрели они, две женщины, среднего возраста, как то странно. В них читался испуг. Но они боялись поднят панику, боясь, выставиться смешными... Мы прошли на третий этаж. Легко, без видимых усилий. И сели на подоконник, напротив триста пятнадцатого кабинета, который у нас считается ИНТЕРНЕТ - центром. Мы сидели совершенно молча. Каждый из нас думал о чем - то своем. А пара у моей бывшей группы, была где - то дальше. Либо в двенадцатой, либо в шестнадцатой аудитории. Пара шла уже около получаса, - я посмотрел на часы. В корпусе стояла гнетущая тишина. Только где - то далеко работал обслуживающий персонал корпуса. И все.
Еще едва нарушал тишину стук клавиш. Кто - то работал за ПК, точно в триста пятнадцатой. Оттуда вышел тот, кого я презирал, будучи человеком. На его лице застыла ухмылка. Мне не очень хотелось пить его кровь, но я все же рванулся с места, и одним махом... движением неуловимой тени... одолел расстояние, разделявшее нас. Для него это было столь внезапно, что он даже не успел закричать... Я впился в его горло, схватив его так, чтобы он не мог вырваться... А потом его тело просто обмякло... Он потерял сознание. Я выпил из него почти всю кровь. И поволок в коридор. В его мертвых, теперь, глазах застыл страх... и тупое удивление, он считал меня последним ... я промолчу... теперь пришла пора ответить за свои слова. Ибо жертвой моей жажды оказался он. Я сказал, что парню плохо, когда мне кто - то встретился по дороге. Когда затащил его в туалетную кабинку, посадил на унитаз... и запер дверь. Потом вернулся назад, к Лене, ожидавшей меня. Она смотрела на меня глазами, полными удивления. - Прости, - произнес я, виновато улыбнувшись, - поддался слепой ярости. - Я понимаю... Слава, - попыталась утешить меня
бессмертная девушка, - это тот, кого ты ненавидел? - Можно сказать так... - произнес я, все ещё с виноватым выражением на лице... и в голосе... - другого шанса могло не представиться... - Ладно, Слава, дорогой, давай забудем этот эпизод...
        Мы дождались, наконец, пока кончилась пара. Я не заметил, что окровавленный рот выдавал только что совершенное убийство. Николай, староста увидел нас первым. За ним вышла остальная группа. Я в спешке вытер рот рукавом куртки, на котором остался след, пятно крови. Старый все ещё косо смотрел на меня и улыбался. Остальные же ребята, те, кто уцелел... Нас ведь так и была маленькая группка, куда никого не добавляли. Мы не знаем точно, по каким соображениям это делалось... неделалось...
        Группа в первую очередь обратила внимание на Лену, мою бессмертную, как и я, девушку, подарившую мне сие счастье, быть бессмертным... пусть даже, такой ценой... Она подарила мне и любовь, какой я не знал, будучи человеком... Мне даже кажется, что наша с Яной любовь... это так.. Может и не любовь, вовсе... - Слава, - спросила Таня, - что ты тут делаешь? Что вы тут делаете?.. - девушка внесла поправку. - Вас жду, - полусерьезно произнес я, - мне хотелось поговорить с теми, кто когда - то стал мне почти родней... Теперь, мы, вроде как разные... совсем... - Ты, я вижу уже успел отужинать... - съязвила девушка. - Да... мне пришлось, хотя я не хотел... сейчас никого убивать. - Я вижу, твоя девушка... не в восторге от твоего деяния. - Таня, не дави на Славку - вмешалась в разговор Инна, - он сюда не за ссорами пришел, правда, Слава? - девушка подошла ко мне и села рядом на подоконник, по другую сторону от Лены. - Верно, - произнес я. - Слава пришел поделиться с вами, своими друзьями, своим счастьем... и может быть, бессмертием... - вступил старый в разговор. - Насчет бессмертия, ты, Коля зря... -
произнес я, - зачем мне те, кто будет меня преследовать? Мстя за подругу... - А кто был твоей случайной жертвой... сейчас? - Валерий. Какой? - Длинный. - ответил я, - я даже не хотел пить его кровь... На меня нашел приступ...бесконтрольного гнева... Моя ненависть к нему подавила доводы разума... И я насытился его кровью... в ней все равно ничего приятного не было... Лишь насыщение без удовольствия... Я надеюсь... никто не увидел меня случайно, пока я пил его. Собственно, я только хотел показать... насколько все серьезно... Лена пришла со мной... Она не очень хотела, но все же... Я не заставлял её. Я не хотел быть бездоказательным. Хотя... ты уже видел нас... у себя дома... А вот остальные не видели... Так вот. Я хочу малого, чтобы, возможно, если мы сейчас видимся самый последний раз... в вашей жизни... я хочу, чтобы мы расстались не врагами, но хотя бы, друзьями... И не таили бы друг на друга обиды. - Какая обида может быть? О каких обидах ты вообще говоришь? - Не знаю... Я просто хотел... Избежать... недомолвок... - ...Как будто ты... специально подстроил смерть Яны, продолжил старый фразу, которую
я не в силах оказался закончить, - точнее.. спровоцировал... - Ты прав, Коля... - я мрачно улыбнулся, - я именно об этом и подумал... Но я действительно сожалею, что так получилось.
        На Лену, сидящую на подоконнике, так никто и не обратил внимание. Ибо все внимание сосредоточилось на мне. Я не мог видеть, что происходило с ней. Так вот странно, закончилась наша встреча. И у меня уже не было ни желания, ни слов, ни сил, встречаться с группой снова. И во время этого свидания, слова куда - то пропали... Я забыл, что, собственно хотел сказать. Потом я спросил у Лены, что она думает по поводу всего этого. Однако ничего положительного от неё не дождался. Лена ушла в себя. А за окном уже была зима, окончательно вступившая в свои права. Ноябрь две тысячи второго года. Нужно было решать, как дальше питаться. Люди одеваются тепло, и до горла уже так просто не доберешься. Был один выход. Клубы. Можно посещать разные клубы. Там есть прекрасная возможность для насыщения... Или концерты... Я иногда смотрел, чем Лена занимается в библиотеке... Либо читает что - то... Либо пишет... то ли письма... то ли стихи... Может ещё что - то. Она лишь поднимала глаза и грустно улыбалась, видя тень на столе, которая рисовалась позади кресла. Она иной раз рисовала нас... в часы величайшего блаженства и
единения. Графические воспоминания... Я не отвлекал её. Пока она не уходила на охоту, в окрестностях. Потом она возвращалась, и снова погружалась в себя. Мы мало разговаривали. Да и не о чем было... Я тоже занялся писаниной. Долгие ночи я сидел за своим столом, и тоже, либо писал... либо рисовал... в меру своих сил... Я конечно молчу... какой из меня художник... Тем не менее, я пытался время от времени, что - то рисовать... Иногда я ловил себя на том, что рисую своих одногруппников... по памяти... И нас с Леной... И те места, где мы бывали... Пейзажи ночной Томи на нашем песчаном пляже, где мы летом предавались столь часто любовным забавам, Клуб, Дом. Видения... И каких то людей... сначала казавшихся мне чужими, но потом я узнавал черты своих собственных... И как она сама объясняла, её мать и отца... "Я очень любила их" - говорила мне Лена иногда., - "Но потом пришел он... И отнял у меня то, чем я жила. Хорошо, что встретила тебя, любимый". - Я тоже рад этому... - Чему? - Тому, что мы встретились. Наши пути сошлись... на Вампирском Узле... как поет Тимми Валентайн. В романе Сомтоу.
        А может... Узлы существуют... И Как может быть... для романа... для этого мальчика - вампира, существовал реальный... прототип... Архетип...??? От этих мыслей можно сойти с ума...Ведь... наверняка это... реальные места... что высасывают нашу энергию... жизнь... кровь... до самого дна...
        * * *
        Следующим вечером, во время совместной прогулки по городу, и очередной охоты... как обычно, закончившейся насыщением. Мы высушили до дна жизнь невзрачного паренька. Пошли на ночь в кино... Просто, чтобы не одичать совсем... Хотелось выйти в люди. Мы шли даже не ради фильмов, как таковых. Однако. Мы встретили там вновь парижанина. Он был с какой - то дамой. Судя по бледности кожи, он сделал её бессмертной. Возможно, тоже недавно. Значит он живет где - то здесь... в окрестностях города. Они тоже нас увидели, ещё в холле. Мы поздоровались друг с другом. Вампирский этикет заставил нас сделать это. Да и вряд ли, кто - то из нас, очень возражал этому. Даму звали Ольгой Владимировной. Я вспомнил... из школьной жизни... Давно... когда ещё был молодым несмышленышем. Некая Ольга Владимировна вела у нас какой - то предмет... Я сейчас не возьмусь вспомнить, какой конкретно. Дама с короткими и черными, как вороново крыло, волосами, уложенными в красивую прическу. Хорошо одета. Но это не та Ольга Владимировна. Фамилию Антуан назвал совершенно иную, нежели была у моей учительницы, которая, к тому же, была ещё и
классным руководителем, года три подряд. Месьё Антуан сам вспомнил, что когда - то обещал нам квартиру в городе. Он вручил нам две связки ключей, назвав адрес, и передав нам документы на квартиру тут же, в холле Киномира. - Спасибо вам за эту огромную услугу, - произнесли мы с Леной в один голос, и я один добавил, вы, похоже, месьё, тоже нашли себе подругу. - Да, мой юный друг, - я должен сказать, что русские женщины действительно очень... очень...лучше... наших европеек. Которые уже не знают, чего им надо от мужа. - Спасибо, мне это льстит, как уроженцу этих земель. Я краем глаза заметила, как мило воркуя о чем - то женском, наши половинки отошли к барной стойке, возможно, просто познакомиться поближе, может, выпить чего. Странно наблюдать такую компанию... - произнес я, поглядывая на француза, - молодую девушку в компании дамы... из... эээ, высшего общества... - Точно, Слава, рассмеялся Антуан, - девушка в коже... и дама в вечернем наряде... - Но им, похоже, интересно, в компании друг друга, - месьё Антуан, думаю вы со мной согласитесь. - Безусловно, - а почему бы нам не свести дружбу парами, и
посещать совместно мероприятия и вечеринки... - Мысль хорошая.
        Мне очень хотелось поговорить с Антуаном начистоту. Задать ему один вопрос.
        Однако он опередил мой вопрос, сказав: - Вам, Слава... я чувствую, очень хочется узнать... - ... Почему... Елена?.. Почему именно её вы выбрали из толпы. - Думаю, мне ничто не мешает рассказать вам историю, - он вдруг осекся, - мы идем на сеанс? - Я не знаю, - протянул я, - вроде бы и нет особой надобности... нашим половинкам хорошо и тут... нам, тоже, есть о чем поговорить... - Тогда продолжаем? - Антуан улыбнулся, - я расскажу вам, мой юный друг, одну историю, правдивую.
        ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
        ИСТОРИЯ АНТУАНА.
        Как вам уже известно, Слава, ничего, что я вас так называю... Я появился из Парижа. - Ничего страшного, - улыбнулся я, - тогда я вас называю, просто Антуаном. - Лады, - ответил вампир из Парижа, - тогда я продолжаю.
        Я приготовился слушать. Долго и терпеливо. Мы сидели за одним из столиков возле стойки. "Тогда, начнем, пожалуй" - произнес, улыбнувшись, вампир.
        Я родился в Париже в Тысяча шестисотом году, в семье скромного ремесленника. Мой отец, однако, был хорошим человеком. И на свои сбережения, дал мне прекрасное образование в Оксфорде. Детство свое я описывать не буду, ибо оно обычно... И в детские годы, не происходило ничего особенного. Тогда я учился в церковной школе. До Оксфорда. Я не верил в вампиров... мне некогда было об этом задумываться... Обо всяких нелепостях... И не только о вампирах. Потом я служил на флоте. Пять лет отплавал под французским знаменем. На военном патрульном корабле. Потом на свои сбережения, и позаимствованные у отца средства, я отправился в путешествие по восточной Европе. Проехал по Австрии, Венгрии, Польше, Румынии, Болгарии. И некоторым другим государствам. В основном, ради ознакомления с достопримечательностями. И мне хотелось ощутить ауру городов. У каждого города, говорят, есть своя душа... И решил удостовериться в этом. Я исколесил все города по названным странам. И в каждом городе чувствовалась своя атмосфера... Праздничная, либо... до отвращения зловещая. Как в некоторых местах, например, в Карпатских горах. Я
видел замок графа Дракула. Мрачное строение, стоящее на вершине утеса, над рекой где - то внизу, Арджиш, кажется она называется, если верить лорду Стокеру. Река гудела где - то далеко внизу, у подножия утеса. И у меня закружилась голова, когда я стоял недалеко от края утеса. Я смотрел на окружающие замок скалы, им дивился их красоте... дикой нетронутой красоте. Мы с кучером спустились со скал, в деревеньку перед лесом. В таверне услышали жуткие легенды о графе. Крестьяне с замиранием сердца делились то ли воспоминаниями, то ли просто ужасными бреднями... о том, что якобы граф Дракул встает из склепа и спускается в селение, чтобы испить крови... молодой девушки... или крепкого юноши. Говорили и такое, что наутро находили людей с дырками на шее... По всей видимости, все жертвы графа умирали. Не получая бессмертия. Однако, нам не суждено было долго здесь задерживаться, и мы с облегчением отправились дальше, в Польшу. Здесь... Здесь не было ничего особенного... Что заслуживало бы внимания. Польша была последней в маршруте. И по прошествии где - то недели, мы отправились домой. Кстати. Кучера моего, к тому
же, он и дома был моим преданым слугой. И просто человеком. Мы с ним подолгу разговаривали, или играли в шахматы. Должен признать, он неплохо играл в шахматы. Мы побеждали друг друга с переменным успехом. Естественно, что я не обижался на него за это... Наоборот, это сделало ему честь. Он практиковался, экспериментировал, играя каждый раз по - разному. И представься такой шанс, я бы предложил ему участвовать в турнирах. Но время тогда было мрачное... Не до шахмат было. Мы вернулись своим ходом в Париж, недели за две, в спокойном темпе, не загоняя лошадей.
        Однако не все было так гладко. В один прекрасный вечер, когда я был в городе, на каком - то званом вечере. Я увидел, сидящего на диване, в окружении молодых дам, человека... Он был странно бледен, как будто очень сильно устал, и темные круги вокруг глаз, тоже настраивали на мысль, что он, возможно с неделю не знал сна. У него был... кхм - Антуан кашлянул, если можно так выразиться, байронический облик. Только волосы были длинные, черные, волнистые. И черные глаза, выразительные... Они странно сияли. Молодые особы весело щебетали вокруг. Он постоянно смеялся, шутил. Казалось, в его окружении не замечали того, что мне показалось очевидным... Я смутно почувствовал, что имею дело с существом... не от мира сего... Его глаза, выразительные, сияющие, но когда он, смеясь, огляделся вокруг, его взгляд задержался на мне. Наши глаза встретились. Однако я не испугался, и не выскочил с воплями... хотя, меня, честно признаюсь, здорово подмывало сделать именно так. Я почувствовал, что мне хочется, наоборот, подойти к таинственному незнакомцу. И я несмело подошел к веселящейся компании. Тогда подружки джентльмена
разом стихли, и уставились на меня. Я покраснел, как мальчишка, увидевший то, что не должен был увидеть. - Что же вы так смущаетесь? - улыбаясь спросил незнакомец в малиновом камзоле, высоких кожаных черных сапогах и белой сорочке с кружевными рукавами и воротником. Волосы, как я заметил, были собраны на затылке, черной же, перевязью в тугой хвост. Лишь отдельные пряди ниспадали на лоб. - Я не... знаю... Присаживайтесь, чувствуйте себя свободно и расковано... - продолжал, смеясь, человек... не - человек... Меня зовут Ришар, а вас? - Я Антуан, произнес я. Краска смущения понемногу сползала с моего лица. - Девушки очень желают познакомиться с вами, и провести с вами... предлагая вам, в обмен свое внимание и общество... надеясь, также доставить удовольствие и вам... - потом он спросил вдруг, спонтанно, - вы хотите стать бессмертным? - Бессмертным? - переспросил я, - а разве это... возможно? Безусловно... - А что же требуется от меня?.. Кроме желания?.. - Ничего... Пойдемте, на свежий воздух, а то вы, похоже, пьяны слегка... Не знаю отчего... - Да, месьё, пожалуй... не помешало бы... освежиться... - Идем.

        Мы вышли на крыльцо огромного особняка, и человек - нечеловек повторил свой вопрос... Я почему - то, не раздумывая ответил согласием. У меня ведь не было семьи. Не было жены... и детей. Тоже не было. Тогда вампир моментально, схватил меня, и развернув к себе спиной, впился мне в горло. Я почувствовал, как клыки дырявят мою кожу... и сонную артерию, и теплая влага побежала по коже... Мое сознание медленно угасало. Пока сердце почти не остановилось. Я ничего не видел за темнотой, так как глаза закрылись, и я не в силах был их открыть. Вампир почувствовал это тоже. И оторвался. Он опустил меня на каменный пол крыльца, чтобы я сидел, облокотившись спиной о поручень. Я упал на бок, не в силах держаться сидя. Ришар не препятствовал этому падению. "Может, даже так будет лучше..." сквозь пустоту донеслось до меня... Я не видел, как он надкусывал свое запястье... а только почувствовал капли чего - то склизкого, липкого, горячего... капают мне на лицо. Я инстинктивно открыл рот, ии почувствовал капли этого вещества на языке, на губах, он поднес руку ближе, и я смог схватить её, и прижать ко рту. Я жадно пил
эту влагу из руки моего создателя. .Потом, он отдернул руку, отняв у меня источник силы... Я потерял сознание совсем... Я думал... что я умер... Как оказалось, так и случилось... Мое тело умерло... Смерть... своеобразная... его преобразила... Наполнив силой. Я пришел к нежизни... и другим существом вернулся в сознание... Я почувствовал, как клыки теперь вытянулись, и заострились. Через эти же перемены прошел и ты, Слава, И Лена, о которой я ещё расскажу далее, И Ольга Владимировна. Меня теперь терзал голод... но совершенно другого свойства... Мне хотелось крови.
        Ришар рассказал мне, как нужно находить жертв, и убивать их... Точнее, не убивать... парализовывать... как паук... парализует свою добычу... Только у пауков есть яд... а у вампиров... коим ты стал, говорил Ришар, - есть сильные телепатические способности, которые со временем усиливаются, как и многие другие способности. Ты усыпляешь жертву в своих смертоносных объятиях. Потом, когда ты выпиваешь почти всю кровь, не забудь, подстраховать, чтобы твоя жертва воскресла... к такой же не жизни... вечному дару... Для кого - то он становится проклятьем... Сверни им шею, или отруби голову вообще... Это может показаться негуманным... Но ещё негуманнее... если ты заставишь жертву страдать вечно... Или пока он не догадается выйти на солнце... Я согласился с ним, ибо ничего другого не оставалось... Позже, мы стали большими друзьями. Ибо выяснилось, что у нас много общего в интересах и увлечениях. Мы долгими ночами, сидели в гостях друг у друга, ненадолго выходя из дома, чтобы утолить голод, и снова возвращались к долгим беседам... Или игре в шахматы... Или выпивке... Эта способность... существует у вампиров...
как и ещё ряд способностей... Антуан подмигнув мне, прервав на секунду свое повествование, - Или вы с Леной... уже убедились... Я кивнул, густо покраснев, но в отличие от людей, наши занятия любовью подкреплены крепким взаимным чувством, которое однажды появившись, уже не пропадет. Антуан же продолжил свой рассказ, когда мы посмеялись вволю... Охранник странно посмотрел на нас... Антуан мысленным импульсом, не говоря ни слова, послал его восвояси. И с выражением испуга, смешанного с удивлением, человек ушел. В холле находились только мы, четыре вампира. И охранник. В обоих залах давно шли фильмы на ночном нон стопе... Так вот, - продолжил Антуан, - мы долго сидели друг у друга поочередно... Иногда посещали званые вечера. Реже сами собирали приватные балы. Потом прошло какое - то время... В истории Франции прошли небезъзвестные для тебя события, на которых мы останавливаться не будем... Ибо это никак не касается нашей истории. За те века, что прошли, я больше ни разу не выбирался. Только в двадцать первом веке, то есть совсем недавно, я решил посетить Россию. Это совершенно уникальная страна...
самобытная.... И неповторимая... Но рациональная.. как и все страны, современного мира... Когда нависла угроза третьей мировой войны... с коварным противником... В лице, Ирака, кажется... Если немного последить за драмой под названием, современная политика... то это становится очевидным... А Елену я нашел случайно, в вашем уютном городке, Она мне понравилась, и я решил сделать её вампиром для себя... чтобы она стала моей спутницей... Но потом передумал... Она может пожелать отомстить мне... И я не стал звать её с тобой... Я просто нашел её дом, и попал к ней домой, через щель в оконной раме. Ночью, когда она сладко спала... обнаженная красавица. Я видел её контуры, даже сквозь одеяло. Ее пышные роскошные формы... привлекли мое внимание... И я решил, что такая красота не должна повянуть, подобно цветку. Я сделал её вампиром, может даже... не знаю... может предвидя... что она встретит тебя, Слава, и полюбит столь крепко... Наверное, я даже рад этому... Она обрела счастье, я вижу это по её лицу. Я в курсе, что случилось с твоим отцом, после вашей встречи. Я ведь наблюдал за вами, не вмешиваясь в события.
Мне нравится, что ты сохранил человечность... вопреки природе вампира... Хотя, тебе... наверное... будет очень тяжело... Твой отец очень сдал... в плане здоровья. Я посещал его... незаметно... Хотя.... не ручаюсь... Он мог почувствовать присутствие сверхъестественного... подумать, что сын пришел его терроризировать снова. Он поседел полностью и сразу... да и духом пал... В нем нет уже той крутизны... А лишь раздумья... Как бы он не бросил бизнес... лишившись сил... Не назначив даже, управляющего... уходя на покой. От тебя он помощи не ждет... От сестренки, разве что... Но ей ещё расти и расти... твоя семья находится сейчас в тяжелом психологическом состоянии... - Стоит мне ещё раз их навестить, как думаете, Антуан? - Не знаю, что тебе посоветовать, Слава... Это только твоя воля... Тебе решать... Бросишь ли ты семью... Или будешь помогать матери с сестрой... - Я тоже не знаю... Что делать с отцом... - А что ты сейчас с ним поделаешь.. - с грустью в голосе произнес француз, - он вроде, раскаялся... - но теперь поздно что - то менять... Вы правы... - Собственно, - подытожил Антуан, - моя история подошла
к концу, по существу, - дальше, как ты мог отметить, мы разговаривали о насущном.
        ЭПИЛОГ.
        Мы прервали нашу беседу, поскольку исчерпали себя сейчас... Повисла тишина... почти... Тишина в наших черных душах. Я смотрел на Лену и Ольгу Владимировну. Они о чем - то оживленно спорили. Но... не дрались... ещё бы... За стеной, в большом зале шел какой - то триллер... Я затрудняюсь вспомнить... Помню, чувствовал суммарное напряжение нервов зрителей... Они сидели тихо... а в их мыслях был хаос, выудить из которого четкую мыслеформу возможным никак не представлялось. Потом они разом стихли, словно смутившись наших с Антуаном, взоров. Они вместе, рука об руку. Подошли к нам, и сели на свободные стулья... придвинувшись ближе к столу. Мы по очереди посмотрели друг на друга, и вдруг рассмеялись... нашей напыщенной серьезности... И из - за смехотворности ситуации. Четыре вампира сидят, и нарочито серьезно пялятся друг на друга... Прошла ночь, и начинался день... небо только начало бледнеть. Мы полетели, опережая рассвет в городское жилье, подаренное нам Антуаном. Так как явно не успели бы добраться до села. Лену бы спалил дневной свет. И я не вынес бы очередной потери... наверное... Так закончился мой
первый год, в облике бессмертного существа... обретшего счастье лишь за чертой смерти...
        13.февраля 2003 г.
        Влад Трансильванский

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к