Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Бульба Наталья: " Галактика Белая Книга 13 " - читать онлайн

Сохранить .
Галактика-Белая. Книга 13 Наталья Бульба
        Им некуда было отступать. Им некуда было уходить. Все, что у них было - Галактика Белая. Для них всех и для каждого. И только они могли решить, кем останутся в ставшем чужим доме. Рабами или героями, отдавшими свои жизни ради того, чтобы другие могли быть свободными. Им, неназванным поименно героям Галактики Белая, посвящается этот роман.
        Бульба Наталья Владимировна
        Галактика Белая. Под знаком надежды…
        Часть 1. На линии судьбы. Глава 1
        Двенадцать месяцев с начала войны.
        На три больше, как не стало Искандера.
        Та жизнь, которая «до» уже давно перестала быть реальной. Что-то такое, оставшееся в счастливых воспоминаниях.
        - Капитан, легли. Стапель технический код принял, - Антон развернул ложемент в мою сторону, демонстрируя уже слегка подлинявший фингал.
        Новый первый помощник тоже был Антоном. Антоном Ильиным. Волосы черные, жгучие, крупной волной. Глаза зеленые, задиристые. Плечи широкие.
        В отличие от Сумарокова, попавшего в мои руки флегматиком и вроде как службистом, этот свое нутро баламута продемонстрировал сразу. Когда пришел черед доказывать, почему именно он должен занять место справа от меня, не нашел ничего лучше, как начать травить ходившие о группе «Ворош» байки.
        К тому времени, когда доложил о выполнении тестовых заданий, показав лучший в сборке из десяти кандидатов результат, я уже едва не заикалась от смеха.
        Как оказалось, это был не предел. Анекдоты, шаржи, розыгрыши, куплеты, которые сочинялись прямо на ходу. И - барышни, которых он отбивал, соблазнял, очаровывал и бросал, но так, что те продолжали ждать его возвращения.
        - Принято! Стапель код принял, - повторила я за ним. Отстегнуться успела раньше, поэтому сразу поднялась. Потянулась.
        Двенадцать месяцев с начала войны.
        Мы возвращались, чтобы снова уйти в бой.
        Мы уходили в бой, чтобы вновь и вновь возвращаться.
        - Так, парни, - окинув командный тяжелым взглядом, произнесла я, - если все будет, как в прошлый раз…
        Тарас поднялся рывком, посмотрел на меня едва ли не обиженно. Мол, капитан, ты о чем? Сидевший вторым Стэш, доставшийся нам благодаря стараниям Джориша, идеально скопировал.
        До места дислокации мы не дотянули - на выходе из очередного прыжка напоролись на охранение домонов, пришлось запросить поддержку. Ближе всех оказались разведчики стархов. Они-то и притащили на свою базу.
        - Кайман, - вызвала я Кравчика, принявшего после Слайдера командование штурмовой группой, - твоих это тоже касается.
        - А мы тут при чем? - ожидаемо «удивился» тот, появившись на поднявшейся внешке.
        - Вот и я думаю, - кивнув, «согласилась» я, - при чем тут вы?
        - Капитан, так мы же…
        - Все, Кайман, - оборвала я веселье. - Я - сказала, вы - услышали. Будут проблемы, одним внушением не отделаетесь. О нас и так уже…
        Легенды о нас действительно ходили. Разные легенды. С диапазоном от безрассудных отморозков, до любимчиков Судьбы.
        Махнув рукой - все с офицерскими нашивками, сами разберутся, подошла к площадке телепортатора.
        Обо мне, как и о команде, говорили. Хорошего - мало, чаще…
        На фоне слухов, с кем из своих капитанов я уже переспала, высшие награды кангората и империи Старх’Эй совершенно терялись, так что в череде всего остального «бесчувственная сука» звучало едва ли не уважительно. Как и «белокурая бестия». Когда-то.
        Мне было все равно! Умерло. Отболело. Ушло вместе с теми, ради кого грызла бы глотки, отстаивая собственную честь.
        Добравшись до каюты, сменила рабочий комбинезон на повседневку, да забрала вещи. Быстрее, чем за двое-трое суток техники вряд ли разберутся. Не с теми проблемами, с которыми мы свалились им на голову.
        Кирьен перехватил на выходе, забрал дорожную сумку, добавив ее к своей, пристроился за спиной. Кайман догнал уже на стапельной площадке, на пару шагов опередив Тараса.
        - Стас передал, что Торрек у медиков. Говорят, буянил.
        «Кертачи», которым тот командовал вот уже три месяца, шел у меня двойкой, прикрывая до подхода стархов. По итогам боестолкновения «Дальнир» вышел на оранжевом, они - на красном. Хорошо еще, без невосполнимых, а то бы…
        Без собственного скорбного списка мы не обошлись. Пока по минимуму, но для меня и этого было много.
        - Принято, - кивнула я, спускаясь. Подошла к вахтенному офицеру, замершему в центральной точке маятника, который «раскачивал» шагами, дожидаясь нашего появления. - Лидер-капитан Орлова.
        - Рихтех Бердикс, - поприветствовав, представился он. - Вас ожидает капдар Ридэс, но если вы…
        Рихтех - капитан-лейтенант, если соотносить с нашей иерархией. Капдар - капитан второго ранга…
        Судя по всему, меня только что пытались поставить на место.
        - Захвати сумки и сбрось, где нас разместят, - обернулась я к Кравчику, тут же вновь посмотрев на старха: - Можем идти.
        - Капдар ожидает лишь вас, - не знаю, что уж он решил продемонстрировать, но прозвучало довольно категорично.
        - Приказ адмирала Соболева, - жестко отрезала я. И добавила, не без иронии: - Скажите спасибо, что второго уволокли медики. А то бы здесь…
        Похоже, кого именно уволокли, старх понял, потому больше настаивать не стал, приняв, как факт, что отделался легким испугом. В отличие от Торрека, Кирьен предпочитал выглядеть безобидным.
        - Следуйте за мной, - с каменной физиономией бросил старх, тут же направившись к выходу из ангара.
        - Раньше нас не любили только скайлы, - чуть слышно произнес Кирьен.
        - Ты еще помнишь те счастливые времена? - усмехнулась я, заметив, как напряглась спина шедшего впереди офицера.
        - Капитан, а может… - вроде как «поймал» кураж Кирьен. И даже подобрался, намекая, что собирается перейти вот к этому самому… может.
        - Отставить, капитан-лейтенант, - холодно отчеканила я, добавляя образу «самодурства». А что, сами разукрасили меня мрачными красками. Пусть привыкают.
        - Как прикажете, лидер-капитан, - тут же подтянулся Кирьен, вписываясь в игру.
        Люди, демоны, стархи, скайлы, самариняне, домоны, тарсы…
        Ашкер ардона, капитан дорга, дарон, жрецы высшего и полного посвящения, матессу…
        Капитаны и их помощники, пилоты, техники, специалисты других направлений…
        Группа «Ворош» перемолола всех, найдя то общее, что делало нас похожими. Мы знали, что такое честь и долг! Мы шли до конца!
        Патетика, как средство борьбы с раздиравшей душу тоской?
        Это был мой вариант. Возможно, не самый лучший, но пока помогало.
        - Давно вас сюда выставили? - посчитав, что окончательно испортить оношения всегда успею, спросила я, входя в лифтовую кабину. Сопровождавший нас офицер как раз развернулся, так что получилось глаза в глаза.
        - Да уже месяц, - показалось, что устало, ответил он. - До этого стояли у Ройхе.
        Скривившись, понимающе кивнула. Ройхейская бойня. Шесть ардонов с полной загрузкой против трех эскадр и двух мобильных баз.
        Держались те сутки, пока не подошел корпус скайлов. Из каждых десяти - девять погибших…
        - Твари! - не стал сдерживаться вставший за спиной Кирьен.
        - Твари, - едва ли не равнодушно подтвердил Бердикс.
        Я могла повторить за ними, но не стала. На помощь стархам вышел тогда корпус «Миджари», командовал которым аркон Андриш, старший брат моего Джастина.
        О том, что тот - жив, мы узнали только через неделю. Как и он, о том, что мы.
        - Группа тогда прикрывала Ремойю, - не оправдываясь - связывая нас и их, произнесла я, раздавив повисшую тишину.
        - Слышал, - посмотрел старх на меня. - У меня там…
        Кабина встала, не дав ему закончить. Наверное, к лучшему. Ардонов у той планеты не было, только дорги и архи. Прикрывала Ремойю орбитальная группировка - двенадцать старховских тяжелых. Ну и мы. Шли с разведки, когда поступил приказ.
        - Вы сделали все, что могли, - заметив, как я сглотнула, произнес вдруг Бердикс.
        - Возможно, вы правы, - не стала я спорить.
        Шестнадцать часов и два прорвавшихся СиЭс, на борту которых находились заряды с демкашем.
        Мы действительно сделали все, что могли, но этого оказалось мало. В районе главного космопорта, куда упала одна из бомб, готовились к эвакуации почти двести тысяч человек. У второй жертв оказалось на порядок больше. Центр мегаполиса…
        Всего зарядов было десять. Все десять достигли своей цели.
        - Пока мы живы…
        Я хотела ответить, но лишь кивнула, выходя на тамбурную площадку восьмого, насколько я была осведомлена, центрального уровня. Посторонилась, пропуская спешившего к лифту офицера с нашивками капсора. Оглянулась, проследив взглядом, пока не сдвинулась панель, отрезая нас друг от друга…
        - Встречались?
        - Что? - поймав себя на дежавю, повернулась я к Бердиксу. - Кто это?
        - Капсор Эрхель, командир второй эскадры. Перевели к нам четыре месяца назад.
        - Капсор Эрхель? - переспросила я. Заметив, как обманчиво расслабился Кирьен, качнула головой. Да, похож, но…
        За этим «но» следовала еще одна смерть. Смерть знакомого мне капитана корабля сопровождения, уничтоженного вместе с флагманом, на котором в тот момент находился Индарс.
        Не император - человек, который был мне дорог.

***
        Там, на стапельной площадке ангара, насколько досталось базе, было едва заметно - кое-где не затертые наплывы, да свежие секции конструкции, здесь же, в кабинете капдара, все выглядело так, словно они только вчера вышли из боя.
        - Господин капдар, лидер-капитан Орлова…
        Командир базы довольно тяжело поднялся из-за стола, прихрамывая, вышел навстречу:
        - Мне сказали, вы терпеть не можете официоз, - слегка сбил он меня с настроя.
        - Это кто же такой осведомленный? - уменьшила и я расстояние между нами.
        - Скоро увидите, - добродушно ухмыльнулся капдар. - Можете быть свободны, - кивнул застывшему у двери Бердиксу.
        - Хотела бы я повторить то же самое, - оглянулась я на Кирьена.
        Тот сделал вид, что намека не понял. Капдар понимающе ухмыльнулся:
        - Да, слышал, что вас обложили со всех сторон, - протянул он мне руку. - Айвон Ридэс.
        - Наталья Орлова, - улыбнулась в ответ. На душе легче не стало - война не позволяла подобной роскоши, но хотя бы спокойнее. После такого приема вряд ли придется восстанавливать статус-кво.
        - Надолго вас не задержу, - освободив мою ладонь от крепкого захвата, капдар указал на кресло в зоне отдыха кабинета. - Догадываюсь, о чем мечтаете.
        - Душ и спать, - не стала я спорить с очевидным, но садиться не торопилась. Одно дело - отсутствие официоза, другое - откровенное нарушение субординации.
        - С этим могут быть сложности, - с теми же добродушными интонациями заметил он, вздохнув, сел. Поморщился. - Последствия ранений, - вроде как повинился передо мной.
        - Рихтех рассказал о Ройхе, - еще раз окинув внимательным взглядом помещение, кивнула я.
        Скайлы предпочитали аскетизм, стархи, как и самариняне - минимализм. Лишь то, без чего не обойтись.
        Здесь было так же. Рабочий стол, многофункциональный стул с модулем дополнительной реальности, сектор закрытой связи.
        Немного комфорта в зоне отдыха, но и это в пределах необходимости. Причем, не той, которая для себя, скорее уж, для других.
        Что же касалось остального…
        Запах дыма в каюте ощущался до сих пор. Как напоминание.
        - Уверен, вам тоже есть о чем поведать, - капдар не стал развивать начатую тему. Вновь указал на стоявшее напротив кресло. - Давайте начнем с главного, - предложил он, когда я присела. - Техники предварительно дают шестьдесят часов, но в ближайшие двадцать четыре мы ожидаем подхода флагмана самаринян. Судя по всему, по вашу душу.
        - Судя по всему, - повторила я, но с другими интонациями. Эрари Джориш продолжал оставаться где-то рядом даже тогда, когда это выглядело совершенно невозможным.
        Вряд ли капдар пропустил мое недовольство, но и это предпочел обойти стороной:
        - Медблок принял тринадцать человек. Двое тяжелых, по одному с прогнозом не торопятся. Состояние остальных позволяет утверждать, что к моменту технической готовности, будут в строю.
        - Капитан Торрек?
        Прежде чем ответить, капдар многозначительно вздохнул:
        - Средней тяжести. Рваные раны, ушибы внутренних органов, сотрясение. Но настаивает, что все само заживет.
        - Это он может, - кивнула я, - но против приказа не пойдет.
        - Я именно так и подумал, - откликнулся капдар, бросив взгляд на дверь.
        Машинально оглянулась, как раз успев поймать момент, когда информер сменил цвет и створа пошла в сторону.
        - Демоны тебя подери! - резко поднялась я. - А я-то думаю, кто меня сдал! - сделала шаг, тут же попав в крепкие объятия: - Рада тебе! - шепнула куда-то в шею.
        - Запомни эти слова, - многозначительно намекнул Игорь, отступая.
        С Таласки мы не виделись всего-то с полгода, так что серьезно измениться он не успел, да и вряд ли бы смог. Такие, как теперь уже бывший майор…
        - Подполковник?!
        - Время идет, - улыбаясь, развел он руками. Кивнул на стоявшего у двери Кирьена: - Телохранитель?!
        - Только не спрашивай, кого и от кого охраняет, - засмеялась я, чувствуя, как не столь острой становится усталость. - Господин капдар, - развернулась к командиру базы.
        - Можете быть свободны, - не дал он мне закончить. - Оба.
        Повторять ему не пришлось. Только обменялись приветствиями, прежде чем покинуть каюту.
        - Говорить про случайную встречу не стоит, - попросила я уже в коридоре.
        - Даже не собирался, - ухмыльнувшись, заверил меня Игорь. - Очень устала? - спросил уже другим тоном.
        - На полчаса-час еще хватит, но потом…
        - Тогда сейчас по основному, все остальное, как отдохнешь, - кивнул он и, неожиданно остановившись, привлек к себе. Прижал, заставив уткнуться в шею. - Таши!
        - Адреналина не хватает? - не без труда хмыкнула я.
        Таласки отстранился, посмотрел на меня с любопытством.
        - Кирьен - матессу, если тебе это о чем-нибудь говорит.
        - Сильна! - с восхищением протянул он. Не отпустив, оглянулся.
        Командный дал увидеть сцену во всей ее красе. Демонстрировавший смирение Кирьен и тоже демонстрирующий, но уже предвкушение, Таласки.
        - Капитан, - сбил меня с эстетического наслаждения Кайман, - ты в курсе, что у нас гости?
        - В курсе, - воспользовалась я тем, что Игорь ослабил хватку. - Вы там еще держитесь или уже пора спасать?
        - За остальных не скажу, - хохотнул Кайман, - но лично я готов.
        - Ты с этим «готов» осторожнее. У нее в ухажерах такой тип… - встрял в наш разговор Игорь.
        - Красотка? - вскинулась я, без труда предположив, ради кого Кравчик собирался сдаться на милость победителя.
        - И не только, - кивком подтвердил Таласки. Не факт присутствия на базе демоницы - то, что скрывалось за этим. Брови сошлись у переносицы… нет, не хмурясь - сожалея, что снова - я.
        Пальцами провела по его лбу, вызвав удивленный взгляд у проходившего мимо старховского офицера, спустилась к скуле, обвела подбородок.
        Мальчишкой Игорь и раньше не был, но тогда в нем была легкомысленная бесшабашность. Теперь же…
        - Тогда, вперед, - усмехнулась я, убирая руку.
        Уровень, где нас разместили, Кайман сбросил. Схему прохода - тоже. Лифт значительно ускорял продвижение, но, насколько я успела понять, Таласки требовалось поговорить. И, желательно, до того, как доберемся до остальных.
        - Задание?
        Игорь занял позицию справа, подстроился под шаг:
        - Скорее, идея.
        - И отмороженнее нас в реализации никого нет, - не без горькой усмешки констатировала я.
        Репутация!
        Война без труда делила на лучших и самых лучших, оставляя без шанса одних и предоставляя надежду другим. Мы продолжали держать планку. Не как гарантию выживания, как фору, которую дала нам Судьба.
        - Я бы не стал говорить столь категорично, - провоцируя, насмешливо протянул Таласки. Опередив меня, ответил на приветствие младшего офицера. - Слышала о разгроме у Кортли?
        - Глупый вопрос, - качнула я головой, подумав, что все-таки стоило воспользоваться лифтом. Это на восьмом уровне было довольно спокойно, на седьмом, куда спустились, стало неожиданно многолюдно.
        - Это, смотря с какой стороны смотреть, - словно и не замечая взлядов, которыми провожали нашу необычную троицу, продолжил Игорь.
        - Ты о предательстве?
        Тихий, на тот момент тыловой сектор на границе ХоШорХош. Заштатная аграрная планета, не самая серьезная прыжковая зона, помеченная на навигационных картах, как третий резерв. Медицинская база с минимальным охранением.
        Когда прошла информация, что домоны собираются использовать направление для прорыва, на поддержку вышли четыре Берсеневские эскадры и корпус скайлов.
        Варианта, что все эта кутерьма может быть ловушкой, никто не просчитал, так что результат оказался плачевным: восемь тяжелых, четырнадцать средних и три десятка малых крейсеров. Половина - уничтожена, половина…
        Не сработай, пусть и с опозданием, ССБ флота, все могло быть значительно хуже. Корпус скайлов вошел в сектор, уже точно зная, что его ждет.
        - О тех, кто значится в пропавших без вести, - отвечая на вопрос, «припечатал» меня Игорь.
        Остановившись - Таласки, как и положено интуитивщику, следующего шага тоже не сделал, задумчиво приподняла бровь.
        - В плену?
        - Я тебя не разочаровал? - искушающе улыбнулся Игорь, тут же вновь став серьезным: - Есть точная информация, где именно их держат.
        - Сдали вольные?
        - А ты не теряешь хватку, - чуть склонил он голову. - Возьмешься?
        Предложение было более чем заманчивым, но…
        - Пока не узнаю подробностей - нет, - качнула я головой. - Ты же понимаешь, что на смерть я своих парней не поведу.
        - Вот именно поэтому и предложил твою кандидатуру, - «порадовал» он меня. - А то были горячие головы.
        - Ну, раз поэтому… - криво улыбнулась я, сглатывая зевок. - Все, Игорь, шесть часов сна или я сдохну.
        - Восемь, - поправил он меня. - А мы пока с твоими парнями…
        Все, что мне оставалось - радоваться. Пока Торрек находился под надзором медиков, у этой базы оставляя шанс выстоять.

***
        Не восемь - девять с половиной часов. Едва ли не рекорд.
        - А теперь улыбнись Таши и помаши ей ручкой.
        Эту запись я смотрела чаще остальных. Кэтрин, маленькая Таши и крошечная Олюшка. Кусочек чужого, выстраданного счастья, которого могло и не быть. В том числе и без меня.
        На оправдание всего, через что пришлось пройти, не тянуло, но для стимула жить дальше вполне хватало.
        - Капитан…
        Отключив запись, дала команду на открытие двери. Парни и так держались дольше, чем рассчитывала, заставлять их ждать и дальше точно не стоило.
        - Сбежал? - обернулась я к Торреку, переступившему черту направляющих.
        - Обижаешь, капитан, - довольно ощерился он, дождавшись, когда створа встанет на место. - Отпустили.
        - Понятно, - кивнула я недоверчиво, - местная медицина не выдержала столкновения с самыми яркими представителями группы «Ворош». - Он хотел что-то сказать, но я остановила жестом, тут же вызвав Стаса. Тот испытывать мое терпение не стал, ответил сразу: - Что по капитану Торреку?
        - Ограничение по нагрузкам на ближайшие сорок восемь часов, - несколько устало посмотрел он на меня с экрана визора.
        - Твою…! - вызверилась я, но теперь уже не на Торрека. - Мне еще тебе объяснять, что пока есть возможность…
        - Там подошел наш тяжелый, - перебил меня Стас. Тон был таким, что заткнулась я сама и сразу. - Много раненых, стархи собирали всех медиков.
        - Принято, - поморщившись, отключилась я. - А ты почему молчал, что освобождал койку? - нашла я, на ком сорваться.
        - Капитан… - поднял он руки. - Так ты же…
        - Все, - оборвала я домона, - на этом ставим точку. Где Таласки?
        - В кают-компании, - тут же подозрительно подобрался Торрек.
        - И что не так? - застегнув китель, уточнила я. Провела ладонью по волосам. Начала вновь отращивать после смерти Индарса. Как память.
        - По базе прошел слух, что группа «Ворош» опять собирается во что-то ввязаться, - дернул Торрек плечом.
        - Твою…! - на этот раз я только поморщилась.
        - Насколько я понял, Игорь отыгрывает прикрытие, - несколько «утешил» меня Торрек. - Вряд ли он всерьез рассматривает вариант налета на базу Ишхир.
        - Ишхир? - переспросила я, мысленно разложив перед глазами навигационку.
        Окраины. Большая прыжковая зона системы Нор. До войны стратегического значения не имела - ни одной населенной планеты в районе двенадцати СК, но ставшая лакомым кусочком теперь. База подскока, в пределах которой были выставлены несколько блоков дальней связи РЕГОН.
        Уровень защиты соответствующий. Когда попытались сунуться - командованию нужны были данные об этом секторе, нас зацепили еще на подходе.
        И ведь сами виноваты. Параноиков из демонов сделали именно мы.
        - Вот и я о том же, - ощерился Торрек. - Даже нашего безрассудства на нее не хватит.
        - Принято, - кивнула я. Втиснула парализатор в фиксаторы, окинула быстрым взглядом предоставленную мне каюту.
        Рассчитана та была на шестерых, так что расположилась я с комфортом. Если этот самый минимализм можно было назвать комфортом.
        Модуль внутренней связи, узкие шкафы для одежды, «убирающиеся» в переборки двухъярусные лежаки, выдвижные столики и гигиенический блок. Все серо, но не уныло - строго и категорично.
        В общих отсеках, где служащие базы проводили свободное время, было веселее и свободнее, но это если сравнивать одно с другим. Стархи. Отношение к службе у них было соответствующим.
        - Где Тимка? - отвлекаясь от этого самого… стархи, спросила я.
        - Ты же знаешь, он не пропадет, - понимающе хохотнул Торрек.
        - Вот именно потому, что знаю, и спрашиваю, - активировав командный на полную, направилась я к двери. - Ему же последнее отдадут.
        На визоре закончилась настройка, вывалив последнюю сводку. У медиков оставались семеро, технический контроль по «Дальниру» и «Кертачи» продолжал держать те же шестьдесят часов.
        - Все не так страшно, капитан, - пристроился за плечом Торрек.
        - Конкретней, - потребовала я. В последний раз, когда было «не так страшно», звереныш вскрыл аварийный запас и раздал его детям с вставшего на дозаправку эвакуационного транспорта.
        Я бы и сама так сделала, но… На следующий день мы уходили на разведку. Непредсказуемо.
        - Он в медицинском. Развлекает раненых, - обошел меня Торрек. Встал, преградив путь. - Капитан…
        Очередная попытка объясниться. Эта была уже трехсот какая-то.
        - Как прежде не будет!
        Моей твердости можно было бы позавидовать.
        А его упорству?
        - Кирьен сказал, что ты зацепилась за какого-то капсора, - легко ушел Торрек на запасную тему.
        - Кому сказал? - нахмурилась я. Тот самый, показавшийся знакомым офицер-старх, продолжал беспокоить.
        - Кравчику, - вроде как удивился Торрек. - А я стоял рядом, - счел нужным пояснить он свою осведомленность.
        - Обозналась, - как можно беспечнее ответила я. Этим только дай повод, вгрызутся, не оторвешь.
        - Кравчик дал запрос, наткнулся на ограниченный допуск, - намекая, что со своей осторожностью я опоздала, усмехнулся Торрек. - Я попытался повторить через свои каналы, но там мне предложили не лезть не в свои дела.
        - Шторм? - слегка напряглась я.
        - Злобин, - поправил он меня.
        - Плохо, - качнула я головой. Потом подумала и добавила: - Очень плохо.
        - Это ты о том, что генерал уже в курсе инициативы? - глядя хоть и с ухмылкой, но в том ее варианте, когда несказанное становится значительно серьезнее произнесенного, уточнил Торрек.
        - Это я о том, что мне все это не нравится, - поморщилась я. И ведь действительно не нравилось. Всего лишь череда случайностей, а приходилось уже думать о последствиях. - Таши подросла, - решила я воспользоваться его способом и свернуть ставший непредсказуемым разговор.
        - Будем в секторе демонов, можно будет заскочить, - отошел он в сторону.
        Отец и инора. Ни в случае Кими, ни в этом, приемной матери из меня не получилось. Все, что могла - при необходимости послужить прикрытием.
        - Можно будет, - согласилась я, выходя в общий бокс. На этой базе, как и на многих других, подразделения размещались в отдельных отсеках. - С нашими связывался? - кивнув дожидавшемуся меня Кирьену, поинтересовалась я у того же Торрека.
        - Вернулись все, кроме нас, - оправдал он мои ожидания. - По выбытию - нуль. По заданиям группа отработала в полном объеме.
        - Почему не разбудил? - недовольно качнула я головой.
        Когда выходила на связь, воспользовавшись добротой командира базы, данных по нескольким кораблям у Ягомо еще не было.
        - Капитан, будь что серьезное… - попытался оправдаться Торрек, но замолчал, стоило мне только махнуть рукой.
        Все, как всегда. Лидер-капитан у них я, но каждый норовил заткнуть собой даже намеки на образовавшиеся дыры.
        Наше появление в кают-компании заметили не сразу. Что обсуждали не понять - говорили все и сразу, но явно с чем-то не соглашались.
        - Все-таки «Ишхир»? - опередив, поинтересовался Торрек у стоявшего ближе всего капитана. Не нашего - старха.
        - Точно, отморозки, - недовольно бросил тот, даже не оглянувшись. - И лидер у них такая же. Себя не…
        Он не закончил, словно что-то ощутив, резко развернулся.
        - Господа офицеры! - рявкнул Торрек, разбивая возникшую неловкость.
        Они поднялись все и сразу, встали стеной. И не важно, что плечом к плечу получилось не везде - оставляли проход для меня, были достаточно близко, чтобы собраться в монолит.
        - Вольно! - разрешила я, поймав себя на том, что появление Игоря опять грозило нарушить мою размеренную жизнь. - Подполковник Таласки…
        Дожидаться его реакции я не стала, просто вышла из кают-компании. Соответствующий антураж он создал, теперь можно было обсудить и само задание.

***
        Собрались в оперативном курьерского, на котором прибыл Таласки. Кроме меня, Кирьена, Кравчика, Игоря и Торрека еще два капитана, одного из которых в подобной роли до этого мгновения я совершенно не представляла, считая чистым боевиком. Второй же был мне хорошо знаком еще по тем временам, когда командовала «Легендой». Капитан Фрай, правая рука Гросса. Не самая последняя сволочь, но…
        Это опять была она. Война, перетасовавшая игровые фигуры так, что мы с ними оказались на одном поле.
        - Окраины. Сектор Шах. Находится под контролем капитанов Шахина и Лавира, - поднял Игорь картинку над тактическим столом. - По данным разведки…
        Красотка хмыкнула, Фрай собственнически притянул ее к себе, шепнул что-то на ухо. Она сначала мотнула головой, потом кивнула на меня.
        - Похоже, Кравчик нарывается на драку, - наклонился ко мне Торрек.
        В ответ усмехнулась. Мужские игры. Адреналина, который обеспечивала я, парням явно не хватало.
        - По данным разведки, - повторил Игорь, бросив в мою сторону недовольный взгляд, - захваченные у Кортли корабли, выставлены на ближней орбите Бесси, второй планеты системы. Экипажи находятся на наземной базе.
        - В ближайшее время людей отправят на торги, - продолжая удерживать демоницу рядом с собой, добавил Фрай, давая понять, кто именно был той самой разведкой, благодаря которой и получены сведения. - Ждут еще один груз. Откуда - узнать не удалось. Там все мутно.
        - Информацию подтвердили еще два источника, - произнес Игорь, похоже, догадываясь, насколько я доверяла Гроссу и его дружку.
        То, что в нынешней ситуации предпочли затесаться среди нас, было понятно, но…
        И Шахин, и Гросс умели подстраиваться под обстоятельства, находя причины, чтобы в случае необходимости сменить окрас. С учетом того, что мы едва-едва удерживали названные рубежами позиции, вариант с их верностью я считала сомнительным.
        - Сандерс, - чуть сдвинулся Торрек.
        - Сандерс, - повторила я вслед за ним. Подразделение, которым еще не так давно командовал домон, взаимодействовало с капитаном Шахином, так что с его повадками он должен быть знаком. Да и сам сектор…
        - Я тоже об этом подумал, - кивнул Игорь. - Возьмешься?
        - А что о твоей авантюре говорит командование? - предпочтя пока обойтись без окончательного ответа, уточнила я.
        - С одной стороны - считает ее рискованной, - усмехнулся он, - с другой…
        - Мы своих не бросаем, - закончила я за него. - Сколько там человек?
        - Там не только с Кортли, - довольно холодно произнес Фрай.
        Я ему точно не нравилась.
        В этом мы были с ним солидарны.
        - Сколько? - повторила я вопрос, но уже жестче.
        Данные по берсеневским эскадрам у меня имелись. С подачи того же Таласки, считавшего, что я должна полностью осознавать, во что ввязываюсь. И по потерям, и по тем, кто был в условных, и по разделу «без вести». Последних - семьсот девяносто восемь. В основном, с тяжелых и средних. Малые крейсера практически все были уничтожены.
        - От двух до двух с половиной тысяч, - опередил Фрая Игорь.
        - «Нарото» - опять подал голос Торрек.
        Бывший скайловский супертяж, доставшийся мне вместе с первым заместителем, капитаном Ягомо. Если мы собирались вывезти такое количество народу, без него было не обойтись. Да и в поддержке крейсер хорош. Когда требуется продемонстрировать серьезность намерений.
        - Я еще не сказала своего слова, - огрызнулась я, продолжая рассматривать сектор.
        Не самая сложная навигация, не единственный вектор подхода. По данным уже нашей разведки, домонов в секторе нет, только вольные, но они были в двух соседних. В одном - база подскока, во втором - тыловая поддержка действовавшей в этом направлении группировки. Стоило засветиться, могли перехватить во время отхода.
        - Таши… - Красотка освободилась от опеки Фрая.
        - Лидер-капитан, - поправила я демоницу.
        К ней претензий не имела - Олиш Кураи, вместе с Торреком возвращавший его дочь, отзывался о Красотке очень хорошо, но…
        Не будь за моей спиной кучи парней, за которых я отвечала, уже бы давно сказала да. Но парни были, поэтому я продолжала оценивать наши шансы.
        - Придется задействовать если и не всю группу, то большую ее часть, - сделав вид, что не заметил моей выходки, произнес Торрек.
        - Обычно на орбите крутится с десяток кораблей, но как оно будет на самом деле…
        - Принято, - оборвала я Фрая. - Отойдем, - кивнула Игорю.
        Кирьен отступил в сторону, пропуская, когда я остановилась у створы тамбурного модуля, сменил позицию, отделяя нас с подошедшим Таласки от остальных.
        - Что по критично? - спросила я, не скрывая своего неудовольствия. Не нравилась мне эта история. И потому, что дурно пахла, и просто не нравилась.
        - Четверо суток, - на этот раз поморщился Игорь. - Это по решению. Если не найду исполнителя, операция все равно состоится, но будет называться уже не спасательной.
        - Кто там? - бросила я взгдяд на стоявшего у тактического стола Торрека. Смотрел тот не на меня - на объемку, но это если не знать о его способностях.
        - Двое, - не стал юлить Игорь. - Один - сын Шмалькова. Второй - очень важный человечек. Извини, но в отношении него подробностей не будет, там все на запредельном уровне.
        - И этот запредельный…
        - Таши, так получилось, - вздохнул он. - Знал только капитан, для остальных тот был таким же, как они.
        - А сын Шмалькова?
        Среди тех семиста девяноста восьми знакомых имен я не зацепила, проверяла в первую очередь.
        - У него фамилия матери. Кротов, первый помощник с ДэЭр-тридцатого. Кстати, этот запредельный, как ты его назвала, как раз под ним и ходил.
        - Значит, либо - спасти, либо - уничтожить, - повторила я то же самое, но уже с той четкостью, когда ни прибавить, ни убавить. - Через двенадцать часов к базе подойдет флагман самаринян, - добавила с намеком, что даже сказанное мною «да» не гарантирует точки в этом разговоре.
        Особой интернациональной группой с правом самостоятельного принятия решений мы считались лишь на бумаге, реальность же внесла свои коррективы, выставив определенные ограничения. Эрари Джориш был одним из них, имея полное право произнести свое категоричное «нет».
        Касалось это в первую очередь именно меня, как посредника между альдорами, признанными новой энергетической расой, и биологическими существами. Последствия слияния, будь оно неладно!
        Как Джоришу удалось продавить Соболева, лично завизировавшего изменения встатусе, я так и не выяснила, но факт оставался фактом. По мелочам бывший лиската в наши дела не лез, но когда начинало проявляться крупнячком…
        Если уж быть совсем уж честной, то своими привилегиями эрари еще ни разу не воспользовался, но ведь рано или поздно все случалось впервые.
        - За Джориша не беспокойся, - многообещающе улыбнулся Игорь. - Все, что он сможет сделать, дать тебе усиление.
        - Вот даже как… - протянула я, вновь подумав о том… запредельном. - А как быть с ДэЭр-тридцатым? - ощерилась ему в ответ.
        - Уничтожить, - подтвердил Таласки мелькнувшее у меня предположение.
        Запредельный - запредельным, но вряд ли он находился на борту среднего без особых на то причин, да еще и в составе экипажа.
        - Принято, - кивнула я, давая понять, что все остальное меня не касается. - Теперь по этой парочке…
        Игорь тяжело вздохнул, но промолчал, демонстрируя свое смирение. В последнее мне не очень верилось - не в его варианте, но заострять на этом внимание я не стала:
        - Эту сладкую парочку возьму с собой только в качестве пассажиров.
        - Таши… - попытался воззвать он к моей совести.
        - Вот что, подполковник, - подалась я чуть вперед, - я берусь за задание только на своих условиях. На всех моих условиях, - подчеркнула я. - Никаких компромиссов, никаких попыток внести изменения в последний момент. Если что-то не нравится…
        - А ведь меня предупреждали, - уже без малейшего намека на ребячество, произнес он, - да и сам почувствовал, но не поверил.
        - Не поверил, что стала бесчувственной сукой? - склонив голову, язвительно уточнила я.
        - Не поверил, что научилась вгрызаться в глотку, - поправил он меня неожиданно удовлетворенно. - Примешь к себе? - тут же подтвердил он, что слова не пропали даром.
        - Не хотела бы, но…
        - Таши, я буду паинькой, - улыбнулся он, да так, что я едва не растаяла. Уже и забыла, каким мог быть обаятельным.
        - У меня половина экипажа новенькие, - с намеком протянула я.
        - Я же сказал, что буду паинькой, - вроде как обиделся он на меня.
        - Третьим пилотом девушка.
        - Я что - девушек не видел? - приподнял он бровь.
        - На гитаре сыграешь? - еще на шаг приблизилась я к тому, ради чего затеяла эту пикировку.
        - Для тебя - все, что угодно! - оправдал он мои ожидания.
        - Достанешь информацию по одному человечку?
        - Да без… Таши! - укоризненно посмотрел он на меня.
        - Должна же я была попробовать, - ответила я ему невинным взглядом.
        - Что-то серьезное? - продолжая улыбаться, уже другим тоном поинтересовался Игорь.
        - Скорее, зацепило и не отпускает, - не стала я его обманывать. - Показалось, что знаком, но… - сделала я неопределенный жест. - Торрек попытался пробить, наткнулся на Злобина.
        - Наш?
        Качнула головой:
        - Старх.
        Думал он недолго:
        - Я попробую, но если…
        - Я настаивать не буду, - кивнула я, догадываясь, что и он не всесилен. - Ну что, порадуем остальных? - оскалилалась я по-ангельски.
        - Порадуем, - кивнул Игорь. Уже наметил движение, собираясь развернуться, но остановился, положил руку мне на плечо: - Две недели назад видел генерала.
        - Как он? - не снаружи - внутри дернулась я, без подсказки сообразив, о каком из двух близко знакомых мне генералов он говорил.
        - Держится, - в одно слово облек он все, что было связано с отцом.
        - Держится, - повторила я, чувствуя, как много в нем уместилось. Тревоги, заботы, проблемы, надежды… - Значит, мы тоже будет держаться, - как можно оптимистичнее улыбнулась я ему.
        Держаться!
        В качестве приказа оно тоже было незаменимо.

***
        Прощание с командиром базы вышло скомканным, но это была не моя вина. Эрари Джориш. Умел он производить соответствующее впечатление.
        - Капитан Дарфин! - сдав технические коды и поднявшись на мостик флагманского крейсера ударной армады самаринян, приветствовала я своего наставника, капитана «Ирхачи».
        - Лидер-капитан, - ворчливо протянул тот, развернувшись ко мне вместе с ложементом. - Удивительно, но вы все еще живы.
        - Считаете это недопустимым попустительством своей Богини? - уже привычно огрызнулась я, подмигнув укоризненно посмотревшему на меня первому навигатору. Так уж получилось, но этих парней я знала не хуже, чем своих.
        - У вас портится характер, лидер-капитан, - «порадовал» меня Дарфин своим видением ситуации.
        - Вряд ли данный факт является следствием, как вы это называете, предоставленной мне свободы действий, - продолжила я в том же духе. - Скорее уж пониманием, что могла бы сделать значительно больше, чем делаю сейчас.
        - Надеюсь, героическая гибель в это самое… «значительно больше», не входит? - поинтересовался появившийся в командном Джориш.
        - Вы несколько преувеличиваете мои способности, господин эрари, - вытянулась я, демонстрируя выправку. С некоторых пор манера общения, в рамках которой все определялось местоположением каждого в военной иерархии, стала для нас на людях единственно возможной. - Чем обязана этой встрече?
        - Предпочли бы задержаться на базе и добираться своим ходом? - встал Джориш рядом. - Расслабьтесь, лидер-капитан, мы действительно шли мимо, - добавил он, как мне показалось, несколько раздраженно.
        - Проблемы? - не отказала я себе в возможности задеть за живое.
        - Проблемы? - чуть развернувшись, окинул он меня быстрым взглядом. - Кстати, вам ведь неизвестно, что отец капитан-лейтенанта Рома самаринянин?
        - Стаса?! - вскинулась я. Потом обмякла, понимающе ухмыльнулась. Мои… возможности, его… возможности. - Раньше повода не было сказать?
        - Причины, - поправил он меня. - Он находится на борту «Ирхачи». Чем чаще общаются, тем больше вероятность, что «родство» сработает.
        - Лаишь? - тут же вспомнила я знакомого медика. Жрец высшего посвящения Храма Судьбы, успевший вытащить меня с того света.
        - Лаишь, - спокойно подтвердил Джориш.
        - Твою мать! - процедила я сквозь зубы. И ведь обещала себе поменьше скверноскловить. - Что?! - подняла я голову, снизу вверх посмотрев на спокойно наблюдавшего за мной Джориша.
        - Вы - аллера! - вместо эрари ответил на мой вопрос Дарфин.
        - Предлагаете вести себя соответствующе? - с оскалом вместо улыбки уточнила я у него. Потом усмехнулась, но уже без вот этой агрессивной показухи: - Капитан Дарфин, - сделала я шаг к терминалу.
        Тот поднялся, успев придержать, чтобы я не свалилась в его объятия, а «вошла» мягко, словно пристыковалась:
        - Ты разочаровала меня, девочка, - все так же, ворчливо, выдохнул он мне в макушку. - Так подставиться!
        - Простите меня, дядюшка, - протянула я жалобно.
        Дарфин был прав. Не в том, что подставилась - в том, что не поверила предчувствию, которое требовало не лезть в тот сектор.
        Роли я не выдержала. Отстранившись, заметила не без сожаления:
        - В последнее время все чаще чувствую себя паяцем.
        - Не самый худший вариант, - «успокоил» меня Джориш, догадываясь, о чем именно я не сказала. Слишком много внимания моим взаимоотношениям с самаринянами. И не важно, что группа работала автономно, редко когда стыкуясь с другими подразделениями. Персона ее лидер-капитана интересовала слишком многих.
        - Позволишь поговорить со Стасом? - Джориш не дал мне слишком далеко уйти в своих размышлениях.
        - Да, - ответ был однозначным. Нравилось мне это или нет… Мне - не нравилось, но Стас должен был знать. - Как так получилось?
        - Судьба, - едва ли не удивился эрари.
        Все, что оставалось, только кивнуть. Разве могло быть иначе, когда речь шла о жреце именно этой Богини.
        - Поужинаешь со мной?
        Прежде чем ответить, посмотрела вниз, одним взглядом «взяв» весь командный. Архитектура другая, «лесенкой», каждая служба на своем уровне.
        - Это - свидание? - вернулась я к Джоришу.
        - Я не всегда успеваю за ходом твоих мыслей, - чуть заметно качнул он головой. - Так…
        - А как же капитан Дарфин? - поймала я себя на том, что на мостике этого крейсера чувствую себя своей. Не самое правильное ощущение. Даже без учета прошлого, чей след и захочешь, а не сотрешь.
        - Мне вас благословить? - устраиваясь в ложементе, не без усмешки поинтересовался капитан. Поерзал, усаживаясь удобнее.
        Я слишком хорошо помнила нашу первую встречу. Требовавшее выдержки равнодушие, слишком явная самодостаточность и четкое осознание того, какая именно пропасть лежит между нами.
        Последнее продолжало оставаться реальностью - капитан «Ирхачи» «думал» все еще недосягаемыми для меня категориями, а вот первое и второе…
        Деление на наших или не наших было больше не актуально. Люди или нелюди. Цвет формы при этом особого значения не имел.
        - Я приняла предложение подполковника Таласки, - из чистой вредности заявила я.
        Дарфин вздохнул, давая понять, что ничего иного и не ожидал. Джориш, судя по всему, был с ним полностью согласен, но демонстрировать этого столь явно не стал:
        - Возьмешь эскадрилью Дэна, - прокомментировал он сказанное. И ведь даже не спросил, о каком именно предложении идет речь.
        - И когда успели согласовать… - теперь уже я качнула головой. - Я поужинаю с тобой, - остановила Джориша. Судя по данным на большом экране, «Ирхачи» входил в прыжковую зону, делая меня здесь лишней. Какими бы ни стали наши отношения, требования инструкция Дарфин соблюдал в полном объеме.
        - Повторяться не хотелось бы, но я действительно не всегда успеваю за твоей мыслью, - заметил он и, кивнув Дарфину, первым направился к выходу из командного.
        Пришлось последовать ему примеру. Раз уж согласилась…
        От необходимости закончить мысль избавила реплика Джориша. Предназначалась она не мне - Торреку, дожидавшемуся с той стороны тамбурного отсека, предварявшего командный:
        - Мои гарантии безопасности!
        В отличие от меня, эрари Джориш помнил, что я - аллера, а домон - один из старших офицеров ближнего круга. И не важно, что их только двое…
        Пока - двое, поправила я себя. Это тоже была своего рода неизбежность. Сказав «а»…
        - Простите, господин эрари, - лицо Торрека не изменилось, но…
        - Говори! - приказала я, прекрасно понимая, что вылавливать меня здесь ради показухи этот бы не стал. Со многими, но не с Джоришем, сумевшим как-то исподволь, но завоевать у моих уважением.
        Торрек на мгновение замялся - свое удивление мне удалось скрыть, но для этого потребовалось определенное усилие, потом посмотрел… твердо, готовя к тому, что произнесет дальше:
        - Госпожа лидер-капитан, со мной связался генерал Шторм…
        Опять пауза, как раз чтобы осмыслить и кивнуть. Осмыслить даже не на сам факт контакта со Штормом - это был тот самый вариант, когда просто уже точно не будет, а то, какой именно канал был задействован.
        Машинально бросила взгляд на экран наручного комма. Четыре разложившиеся веером восьмерки. Новый стандарт системы безопасности.
        - С тобой связался генерал Шторм, - медленно повторила, сдвигая тишину.
        - На борту крейсера «Байярд» выявлена группа метаморфов. Генерал-полковник…
        - Что?! - не сдержала я ярости. Крейсер ударной армады Союза, на котором расположился оперативный модуль Коалиционного Штаба!
        - Подожди, - Джориш положил мне руку на плечо. - Дальше, - приказал он Торреку.
        Ерничать на тему, кто именно и у кого здесь имеет право требовать, домон не стал:
        - Генерал-полковник Злобин просит провести негласную проверку экипажей. По его сведениям…
        На этот раз Торрека остановила я, не догадываясь - зная, что последует дальше. Метаморфы среди моих…
        Это было не просто паскудно.
        Более чем паскудно!
        Глава 2
        Их служба такие вещи не приветствовала, но иногда случалось. Вряд ли наградой, скорее уж испытанием.
        - Откуда? - окинув дочь быстрым взглядом и удостоверившись, что ничего страшнее царапины на щеке с Анхелией не произошло, спросил Злобин у сопровождавшего ее офицера службы охраны.
        - Технический. Третий уровень, седьмой блок, - коротко отчитался тот. На физиономии ни проблеска мыслей, а вот в глазах…
        О ставках Злобин знал. И не только благодаря Шторму, который не мог обойти своим вниманием подобное развлечение.
        - Кто обнаружил?
        - Дежурный техник, старший лейтенант Плотников, - офицер не задержался с ответом и на этот вопрос.
        Впрочем, история повторялась. Не без нюансов, конечно, но, к сожалению, не в первый раз.
        - Обстоятельства?
        Взгляд на дочь был не столько коротким, сколько «рассеянным». Коснуться, но не лечь тяжестью испытанного им за последний час.
        И неважно, что о чувствах говорить не стоило, не в его варианте. У переживаний нашлись и иные уровни, о которых Злобин доселе даже не догадывался.
        - Обнаружена во время обхода. Система безопасности выдала тревожный код.
        - Принято, - отозвался адмирал, отметив на визоре командного, как едва ли не самодовольно опустила голову Кэр.
        На третьем уровне «стояли» курьерские. Особый доступ…
        Возглавляемое генерал-полковником Орловым Управление «Д», основной задачей которого являлось пресечение разведывательной и диверсионной деятельности в границах, объявленных зоной военных действий, размещалось на борту супертяжа с многозначительным названием «Харон». Здесь, на «Байярде», где располагался оперативный блок Коалиционного Штаба, они были лишь гостями, что не помешало дочери облазить его, начиная с мостика и, заканчивая, нижней палубой.
        Просьбы, увещевания, обещания не брать с собой… Она кивала головой и продолжала сбегать от охраны, появляясь в самых неожиданных местах.
        Соболев, когда ему доложили об очередном ЧП с ее участием, вызвал Злобина к себе и долго смотрел, подбирая слова. С одной стороны девочка и ее очередная выходка. С другой…
        С другой были рекомендации эклиса Ильдара, подтвердившего проснувшийся у Анхелии дар видящей: беречь, но не ограничивать. Ну и особая… булькающая благодарность с соответствующей выдержкой от ССБ за выявленные слабые места выстроенной на крейсере системы безопасности. Где-то халатность, где-то недосмотр, а где-то…
        - Свободны, - разрешил Злобин офицеру. Отошел к тактическому столу, дожидаясь, когда посторонний покинет каюту.
        Объемка была погашена, но «взгляд» помнил множество отметок, из которых складывался Рубеж.
        То ли… отчаяния, то ли… все-таки надежды.
        - Она еще очень мала, - тихо произнесла за его спиной Кэр.
        Самаринянанка, жрец высшего посвящения Храма Предназначения, специалист по сумеречным матрицам, прикрепленный к Управлению эксперт по сухлебам и его жена.
        Новая действительность, которую последние годы создавали собственными руками, допускала и подобные казусы.
        - Кэр, она еще очень мала, - повторил он то же самое, но вкладывая совершенно иной смысл.
        - Она не знает границ, - возразила ему Кэр, возвращая к тому, о чем сказал Ильдар. Этот дар не терпит ограничений. Если они хотят…
        Злобин знал, чего он хотел для своей дочери. Детства! Беспечного, наполненного любовью и заботой детства.
        Так просто и…
        - Я все слышу, - вроде как тяжело вздохнула продолжавшая стоять у тамбура Анхелия.
        Кэр была права, пока жизнь не втиснула малышкув рамки…
        Злобин обернулся, в один миг вписав тонюсенькую фигурку дочери, затянутую в тактический костюм, серый цвет композитных плит, которыми была «обшита» каюта, горевший красным информер на тамбурной двери, тревожную панель…
        Картина, в которую складывалось увиденное, выглядела противоестественно. Дети не должны…
        Не должны, но транспорты в систему Баркот, где формировался основной эвакуационный лагерь, продолжали прибывать.
        Подойдя к дочери, присел на корточки, удерживая себя от того, чтобы не схватить ее, прижать к себе…
        Разрушенная нападением жреца эмоциональная матрица могла никогда и не восстановиться, но некоторым потребностям удавалось без труда заменять собой чувства.
        Эта - встать между девочкой и войной, была как раз их таких.
        - Кто научил тебя новой игре? - заправив за ушко капризные волоски, спросил он.
        - Ты! - Хелия смотрела на него без испуга, но слегка настороженно.
        - И как я тебя учил? - помянул Злобин эклиса недобрым словом. В этом самаринянин тоже оказался прав. Свои видения девочка воспринимала такой же реальностью, как и эту.
        - Попросил найти странного человека, о котором я тебе рассказала, - улыбнулась она. Потянулась, обхватила за шею.
        Злобин поднялся вместе с дочерью, прошелся по каюте, ловя себя на том, что приятная тяжесть ее тельца не столько расслабляла, сколько придавала особую значимость тому, что им приходилось делать.
        Высший смысл…
        - Ты его нашла? - стараясь не смотреть на подобравшуюся Кэр, поинтересовался он.
        - Да! - воскликнув, поерзала Анжелия в его руках. - Это дядя Плотников.
        - Старший лейтенант Плотников? - чуть отстранился Злобин, чтобы увидеть мордашку Хелии. Та была довольной.
        - Да, пап, - несколько раз кивнула она. - Я хотела спрятаться в ястребок…
        - Об этом мы поговорим позже, - не резко, стараясь не напугать, но с легким нажимом остановил он дочь.
        - Пап, - легко переключилась девочка, - а разве у человека может быть два лица?
        - Два лица? - опередила его Кэр. Подошла к ним, встав сбоку. - Ты точно видела у него два лица?
        - Точно, - вывернулась Анхелия.
        Злобин не стал ни удерживать, ни торопить. Раз уж начала говорить…
        Продолжая стоять в центре каюты, дождался, когда дочь вернется с альбомом для рисования, который подарил ей Ильдар.
        - Вот, смотри, - усевшись на пол и перелистав, открыла она нужную страницу.
        Злобин вновь опустился на корточки, разглядывая неуклюжий портрет Плотникова, чья голография уже «висела» на визоре. В исполнении дочери старший лейтенант был мало похож на себя. Хотя бы тем, что имел две пары глаз, нарисованных разными цветами. Синие и зеленые.
        - Мы когда прилетели, - продолжила рассказывать Анхелия, - ты сказал подождать тебя в сторонке. Мне было скучно, я хотела посмотреть на ястребки…
        - Метаморф, - одними губами произнесла стоявшая за спиной дочери Кэр.
        - Он тебя не обидел? - мягко остановил Анхелию Злобин. Об истребителях ближнего боя девочка могла говорить долго и самозабвенно.
        - Нет! - мотнула она головой, перескочив с одного на другое. - Он сказал, что детям находиться там нельзя и отошел ко второму, с которым пришел. Но его я еще не нашла.
        - А у него тоже два лица? - уточнила Кэр.
        Орлов и Соболев были уже на связи, слушая их разговор.
        - Тоже, - вздохнула Хелия, показав еще один рисунок. - Пап, а они плохие? - едва ли не жалобно посмотрела она на него. Страх в ее глазах мелькнул и не исчез.
        - Плохие? - нахмурился Злобин.
        Вместо ответа Анхелия перевернула лист и… зажмурилась, чтобы не видеть…
        - Тебе придется отпустить ее еще раз.
        Злобин и сам это понимал, но…
        - Она еще совсем ребенок, - отказываясь признавать эту, новую для него правду, качнул он головой.
        Медицинский диагност подмигивал зеленым - введение специдентификатора девочка перенесла хорошо, но там, где должна была находиться его, Злобина, душа, пылало алым.
        - Нам остается только благодарить судьбу, - Орлов обошел кровать, встал рядом с ним.
        С генералом Злобин был согласен. Только благодарить. Метаморфы на борту крейсера «Байярд»! Одна-единственная диверсия…
        - Борис…
        Взрыв на том рисунке был страшным. Черного и красного Анхелия не пожалела, детской, неумелой рукой передав весь ужас того, что еще не случилось.
        - Если с ней…
        Не договорил он сам.
        Не потому что банальность, потому что не могло ничего изменить…

***
        Освещение было приглушенным, но оно не успокаивало, скорее, «переводило» в режим ожидания.
        - Мы закончили, можешь вставать, - Стас оглянулся лишь на мгновенье, тут же вновь вернувшись к терминалу, за которым сидел.
        Фиксаторы раскрылись, освобождая руки и ноги, но подниматься я не торопилась. Здесь была недосягаема. Для всех остальных.
        - Когда планируешь покинуть базу?
        - Семьдесят два часа, - вновь закрыла я глаза и расслабилась. И неважно, что все еще лежала на диагностическом столе. - Есть возражения?
        Медицина метаморфов не выявляла, но не так, чтобы совсем без вариантов. Глубокая диагностика и анализ по архивным данным. Многоликие, принимая чужую форму, были более стабильны, что теоретически позволяло отследить их по изменениям на длительных промежутках времени.
        Всего лишь шанс, но и его упускать мы не собирались.
        Как «пошутил» Джориш, контакт с Альдорами исключал меня из списка подозреваемых, но в качестве подтверждения официальной версии, по которой проводилась рекомендуемая Штабом полная проверка, мне стоило пройти через эту процедуру едва ли не первой.
        Спорить я не стала. Если они хотели, чтобы я подала пример…
        - Распишу тебе поддержку, - лишь теперь развернулся Стас. Видеть этого я не могла - командный был выведен в теневой режим, но ощутила. Не слухом - невольным напряжением, которым реагировала на него. - Ну и восемь часов сна на каждые двадцать четыре.
        - Иначе никакого допуска к заданию, - «сбивая» собственную реакцию, проворчала я, максимально воспроизведя его интонации.
        - Иначе никакого допуска к заданию, - подойдя, в точности повторил Стас. И ведь знал… - Ты - устала, - добавил он, остановившись совсем рядом.
        - Устала, - не стала я спорить. Открыв глаза, посмотрела на него и села, свесив ноги. - Устала от войны. Чем быстрее мы ее закончим…
        - Тебе еще вынашивать сына, - качнув головой, довольно холодно отрезал Стас. Небрежным движением откинул упавшую на лицо прядь.
        Русые волосы подбило сединой…
        - Мне - что?! - сдержав порыв вцепиться ему в глотку, соскочила я с диагностического стола.
        Оснащение не хуже, чем на «Ирхачи». Самые передовые разработки…
        Самариняне чтили жизнь. Не ту, что в категориях индивидуального, а как проявление воли Богинь. Раз уж довелось родиться…
        Смерть тоже вполне эстетично вписывалась в их восприятие мира, но уже как точка, окончание пройденного Пути. Если ничто другое больше не доступно.
        - Надеюсь, ты не собираешься отдать эмбрион суррогатной матери? - сделав шаг назад, добавил мне Стас места для маневра.
        Медленно выдохнув, усмирила поднявшуюся изнутри волну ярости. Как бы мне не хотелось…
        - Нет, не собираюсь, - взяла я со стула китель. Надела, застегнув под горло.
        Очередная дань моему нынешнему статусу. Еще не так давно хватало чистого комплекта рабочей формы.
        - Таши…
        Затянув ботинки, выпрямилась. Встань Стас у меня на пути, нашла бы что ответить, а так…
        Больше десяти стандартов вместе. И каких стандартов!
        - Тогда было проще, Стас, - не то улыбнулась, не то скривилась я. - Мы отвечали только за себя. Теперь…
        - Тебя вызывает Штаб, - не дал он мне закончить, намекая, что ошиблась в своих предположениях.
        Наверное, к лучшему. Кто его знал, куда мог завести нас этот разговор.
        - Принято, - кивнула я, активируя командный. На входящих действительно семафорило. Не «экстра», но код Кошелева, одного из заместителей Соболева, курировавшего группу. - Стас… - подняла я голову, посмотрев на того, кого безуспешно пыталась вычеркнуть из собственной жизни.
        Вырвалось само, вопреки здравому смыслу, но мне стало вдруг легче. Словно переступила, вновь воскресла, уже считая, что больше не дано.
        - Не надо слов, капитан, - сдвинулся он еще. Чуть заметно улыбнулся, дав увидеть, чего стоила ему демонстрируемая сдержанность. - Просто идем дальше.
        Больше десяти стандартов вместе…
        Стас часто оставался в тени, выступая вперед, когда уже срывало на край. А мы едва ли не привыкли к этому, забывая, что он тоже вел бой. До самого конца. За каждого из нас.
        - Просто идем дальше, - повторила я, выводя его слова в статус приказа. Как минимум, для себя. - С отцом разговаривал? - сменила тему, посчитав эту более безопасной.
        - Я привык считать, что у меня его нет, - поморщился Стас, проведя ладонью по шевелюре. Опять мелькнуло серебром, отдавшись во мне вновь вспыхнувшей яростью. Они, как могли, берегли меня, а я…
        Я тоже, как могла, берегла. Иногда даже вопреки их желанию.
        - Кажется, не одна я предпочитаю игнорировать некоторые проблемы, - напомнила о том времени, когда числила отца среди врагов. Получилось едва ли ни легко, как когда-то.
        - До тех пор, пока она не встанет перед тобой в полный рост, - несколько натужно, но засмеялся и он. - Протянул руку и спросил, точно прочувствовав момент: - Мир?
        Я еще не забыла, как «потеряла» его. Как существовала, не виня себя в чужой смерти, но понимая, что могло быть и иначе.
        - Мир, - подала я ладонь, в очередной раз бросаясь в неизвестность.
        В той реальности, где мы с ним оставались каждый сам по себе, спокойнее не было. Больнее - тоже, просто уже некуда. И даже пустоты не прибавилось, если только осознания, что выдохнуть яростное: «Мы - вместе», больше не имею права.
        - Мне не хватало тебя, - добавила я, не сдвинувшись с места.
        Столько дней и ночей!
        Тогда все было правильно. А теперь?
        Главное, что это - было, со всем остальным я собиралась разобраться. Если понадобится.
        - Лаишь - твой отец, - вернулась я к тому, что считала важным. - К тому же…
        - Что: к тому же? - в глазах Стаса четко читалось предупреждение.
        - К тому же, - поймав себя на желании щелкуть Стаса по носу, продолжилал я, - кое в чем вы с ним похожи. Оба спасали мою жизнь.
        Нет, он не расслабился и не принял мои слова, но слегка обмяк, вроде как ожидая одно, а получив другое.
        Обольщаться я не торопилась. Прошлое! У Стаса оно тоже имелось. С теми самыми самаринянами, один из которых оказался среди его родителей.
        - Если ты так ставишь вопрос…
        - Именно так, - подтвердила я. - Кстати, пока лежала, появилась идея. По метаморфам. Надо посоветоваться с Тарасом.
        - Это ты по поводу их гормональных циклов, - едва ли не заржал Стас. Когда кивнула, поманив пальцем, пошел к терминалу. Подождал, пока встану рядом, вывел на экран несколько схем: - Не ты первая, кто пытался подобрать химию, способную вызвать всплеск. Когда метаморф в своей истинной форме, проблем нет, а вот в личине…
        - Значит, вся надежда на его Величество Случай, - вспомнила я слова Слайдера о том, что еще одна проверка вряд ли что-то изменит. Просеяли всех и не по одному разу.
        - Не самый плохой вариант, - «успокоил» меня Стас. - Значительно лучше, чем совсем ничего.
        И ведь не поспоришь…
        - А если спровоцировать цепную реакцию? - задумчиво протянула я, вспомнив, как «сорвался» Тарас, почувствовав «свою» женщину.
        - Что ты имеешь в виду? - тут же подобрался Стас.
        - Кого, - поправила я. - Вывести из равновесия ангела и позволить ему вдоволь покуролесить.
        - Эффект синхронизации, - кивнул Стас, давая понять, что не упустил мысль. - Знаешь, а ведь в этом что-то есть… - добавил он спустя пару минут.
        - Люблю нестандартные решения, - засмеялась я, с огромным удовольствием наблюдая, как в глазах Стаса появляется азарт.
        Незабываемое зрелище. Незабываемое и…
        - С идеей разберешься сам, а я… - хлопнув его по плечу, направилась к выходу. И не важно, что похоже было на бегство. - И не вычеркивай отца из жизни, - добавила, когда створа уже сдвинулась, открывая тамбурный модуль. - Хотя бы из принципа: чтобы не оказалось поздно.
        - Умеешь ты воодушевлять, - усмехнулся Стас мне в спину. Командный «сдал», показав, как закаменело его лицо.
        - Умею, - согласилась я и резко остановилась, буквально напоровшись на внимательный взгляд подпиравшего переборку Торрека. - Что у нас еще случилось?
        Судя по тому, как скривились губы домона, пытаясь сложиться в многообещающую улыбку, вызов из Штаба был не самой большой проблемой.

***
        Пятеро моих, семеро скайлов и попытка взлома ИР лежавшего на стапеле «Ирхачи-1».
        Трибунал. Расстрельная статья. Без малейшей надежды на снисхождение.
        - Что будем делать? - не шевельнувшись и даже не посмотрев в мою сторону, поинтересовался замерший справа экар Вилькеш, командир базы Дебора, на которой все еще размещалась группа «Ворош».
        Корпус «Миджари» стоял здесь же, но аркон Андриш, чьи парни тоже числились среди отличившихся, находился на задании, так что разбираться с этими недоумками, предстояло нам: мне, этому самому Вилькешу и эрари Джоришу, за которым оставалось последнее слово.
        - Ваши предложения? - попыталась я спихнуть почетную обязанность определить соответствующее проступку… преступлению наказание.
        - Ну, уж нет, - качнул головой Вилькеш, с которым у нас, вопреки моей предвзятости к скайлам, сложились весьма неплохие отношения, - среди зачинщиков ваши, вам и отдуваться.
        - Это вы зря! - невесело засмеялась я. - У меня богатая фантазия.
        - На нее-то и вся надежда, - бросив взгляд на Джориша, заметил экар. - А если учесть, что эрари официально не зафиксировал хакерскую атаку…
        - Это не было хакерской атакой, - восстанавливая справедливость, не дала я ему закончить. - Определялась степень устойчивости ИР к внедрению зараженных эктонов.
        - Подводите под учебную задачу? - развернувшись, иронично посмотрел на меня Вилькеш.
        - Размышляю, - обтекаемо ответила я.
        С одной стороны, идея подобной проверки давно витала в воздухе - наши проделки с управляющими системами ардонов рано или поздно, но должны были получить свое продолжение, с другой…
        С другой, парни слишком много на себя взяли. Всего-то и требовалось, прикрыться мной, сотворив соответствующий рапорт. Я бы, конечно, им потом все припомнила, но…
        - Семьдесят часов до вылета, - вроде как невпопад произнес Джориш.
        То, что хотел этим сказать, было понятно. Кирьен, Костас, Флайшир, Валетов, Гдаш. Из пятерых моих этим самым пятерым предстояло отправиться в гости к вольным.
        - Разжаловать до лейтенантов, - пришел на помощь Вилькеш.
        Вариант был вполне рабочим. Более того, полностью меня устраивал. С нашим везением в самое ближайшее время вполне могла найти предлог вернуть им звания. Да и Андриш…
        Зачинщиками действительно были мои. Дальше взяли на слабо и…
        - Слишком просто, - все-таки отказалась я от этой идеи. - Торрек, будь его воля, до конца войны щеголял бы в юнгах, а эти…
        Сволочи! А то мне других проблем не хватало!
        - Так что вы решили? - лишь теперь подал голос Джориш.
        И хотела бы сказать, что ошибается, но…
        - Выставить всех на младших навигаторов. Пока не справятся с задачей, - не стала я тянуть паузу. Драматизмом в происходящем зашкаливало и без нее.
        - Пока - что? - непонимающе переспросил Вилькеш.
        - Они - лучшие, - и на этот раз не задержалась я с ответом, - но серьезно облажались. Станет хорошим уроком, впредь будут брать по силам.
        - Изящно, - заметил Джориш, пока Вилькеш раздумывал. - К тому же послужит стимулом.
        - Но ведь это…
        Вилькеш замолчал сам. Подошел ближе к перегородке, за которой находились взятые под арест, замер там, всей своей идеальной выправкой демонстрируя несогласие.
        Скайл! Понятие дисциплины у них приближалось к слепому подчинению.
        - То, что пришло в голову одним, придет и другим, - предпочла я заполнить своим голосом повисшую тишину. - Нам удалось обнаружить уязвимость ИР ардонов, но это не значит, что домоны не способны повторить то же самое, но уже с участием наших систем.
        - Над вопросом работают несколько групп специалистов, однако эти парни продвинулись дальше всего.
        - Что? - не без удивления посмотрела я на Джориша.
        Вилькеш тоже обернулся, но говорить ничего не стал, предпочтя слушать.
        - Мы контролировали ситуацию, пока не стало понятно, что они уперлись.
        - И почему я не удивлена, - поморщившись, отвела я взгляд. Будь на месте эрари кто другой, сказала бы, что подводили под трибунал, а так… - Только не говорите, что выступили в роли провокатора, - качнула головой, догадываясь, что все было значительно сложнее, чем думала.
        - Не скажу, - отвесив церемонный поклон, отозвался Джориш. - Понижение в должности визирую, - не дал он мне высказаться соответствующе. - Добро на дальнейшую работу с ИР у вас есть, но…
        - … без излишней самодеятельности, - тяжело вздохнув, закончила за него. Было желание повториться, сказав, что и без этого расклада у меня проблем достаточно, но я промолчала. Раз уж взвалила на себя группу «Ворош»… - Я могу быть свободна?
        - Не задерживаю, - коротко бросил эрари и, ответив на приветствие, подошел ближе к Вилькешу.
        Неизвестный метаморф в группе, Кошелев, теперь это…
        Выйдя из карцера, куда поместили парней, остановилась, встретив понимающий взгляд Ягомо. Все это время он находился на связи, так что был в курсе принятого решения.
        - Готовь приказ, - повернувшись к выходу, бросила я резче, чем стоило.
        - Я - не знал, - пристроился он рядом.
        - Это что-то бы изменило? - не без горечи усмехнулась в ответ.
        Кирьен, Костас, Влайшир - почти уже бывший старший навигатор «Нарото», Михаил Валетов с «Эссанди» Сашки Аронова, Гдаш - Ван Хилда… Таланта этим парням было отмерено полной мерой.
        - Кошелев вызывал по будущему рейду? - правильно признав мой вопрос риторическим, поинтересовался Ягомо, вот уже почти полгода числившийся у меня первым заместителем.
        - Не только, - оправдала я его ожидания. Следом вошла в лифт - блок, где размещали заключенных, расположился на минус третьем довольно невзрачного корпуса, находившегося в особом защитном периметре базы. Прислонилась к прохладной поверхности. - Еще одна награда от скайлов. Вторая лента литара.
        - Заслужено, - чуть заметно улыбнулся Ягомо. - За спасение кангора?
        - Всех остальных тоже не обошли, - кивнула я. - В Штабе хотят устроить показуху. И не где-нибудь, а в столице кангората. Награждать будет сам Аршан.
        - И тебе это не нравится, - тут же подобрался самаринянин.
        - С учетом придаваемых группе еще двух кораблей, командовать которыми будут домоны? - скорее оскалилась, чем скривилась я.
        - Мы предполагали подобный вариант развития событий, - передвинулся вперед Ягомо. Лифт остановился, шла трехсекундная пауза.
        Еще раз кивнув - двенадцать давших личную клятву капитанов образовывали личный круг аллеры, определяя ее статус уже без всякой казуистики, встала за его спиной. Мы, действительно, предполагали, но все происходило быстрее, чем хотелось.
        Торрек и Сандерс, это уже из тех, кто стали своим. Два демона: Дарил и Роб Вернер, капитан «Джаны», попавший к нам с последней парой ЭсКаров.
        Их было уже четверо, а скоро станет шестеро. Половина от необходимого, чтобы объявить о появлении новой ооры, но уже с этой стороны Рубежей.
        - Неизбежность во всей ее красе, - прокомментировала я его слова, выходя в небольшой холл. Из охраны на виду пятеро, но сканеры командного «выдали» еще семерых. А к ним дроны и системы активной защиты…
        Шла война, это тоже были ее черты.
        - За шесть часов до вылета на базу прибудет курьерский, - не стала я скрывать от Ягомо основной причины вызова Кошелева. - Кто на нем, не сообщили, но Таласки переходит в их распоряжении. Да и у нас приоритет ниже. В том, что касается пленных.
        - А эрари Джориш? - задал Ягомо закономерный вопрос.
        - Предлагаешь пойти и спросить? - передернула я плечами, попав под гулявший по помещению «луч». По спине протянуло холодком, по голове побежали мурашки.
        Не самое приятное ощущение, но меры предосторожности были оправданными.
        - Считаешь, что без вариантов? - намекнул Ягомо на то, что Джориш благоволил мне.
        В последнее время, это самое… благоволение, напоминало преследование.
        - Считаю, что пока не критично, - приветствовав шедшего навстречу скайла, ответила я. Вновь пропустила Ягомо вперед - требование безопасности, будь оно неладно, вслед за ним прошла тамбур, тут же зажмурившись от яркого света.
        После искусственной прохлады, мягкое, живое тепло было приятно, хоть и на миг, но вернув к тому прошлому, в котором еще оставалось место дял беспечности, в котором радовали краски, а влюбленность становилась поводом мечтать…
        - Капитан? - заставил меня открыть глаза Дарил. Был не один - с Сандерсом, что заставляло вновь вспомнить о проблемах. Присутствие демона вопросов не вызывало - роль второго заместителя ему, конечно, не нравилось, но тут уж не изменить, а вот домон…
        Бывший ашкер ардона, командир группы, наблюдатель с расширенными полномочиями, а теперь и мой капитан…
        - Дарил? - заметив, как загадочно скалится демон, еще сильнее напряглась я.
        - Капитан, там Тарас…
        С момента, как расстались со Стасом, прошло два часа.
        Судя по всему, идея вывести ангела на гормональный всплеск и дать ему разгуляться, кому-то пришлась по-душе.
        Оставалось понять, выдержит ли группа следующие семьдесят часов. Семьдесят часов буйствующего в поиске своей второй половинки метаморфа…

***
        - Почему без моей санкции? - переступила я направляющие медицинского блока «Нарото». Покидая не так давно, не думала, что придется вернуться столь скоро.
        - Это было мое решение, - уже далеко не в первый раз повторил оставшийся за спиной Слайдер. - И мы договаривались…
        - Демоны вас! - выдохнула я, сдерживая гнев, но с собой не справилась, развернувшись, долбанула кулаком по переборке.
        Тараса уже видела, без труда разглядев начинающийся гормональный всплеск. Внешне и захочешь, а не придерешься, но в глазах было хорошо заметно зарождающееся безумие.
        - Я не завизирую выход кораблей в рейд, если не буду уверен…
        О том, что обещала не лезть в дела ССБ, которую он возглавлял, я не забыла, но…
        До вылета семьдесят часов. Костас, Кирьен, Влайшир, Валетов и Гдаш - под арестом. Пока пройдет приказом, пока завизируют в Штабе, пока я объясню парням, чем им грозит дальнейшее непослушание…
        А ведь был еще Таласки, курьерский крейсер с очередной головной болью в виде типа с серьезными полномочиями, о которых я не узнаю, пока он не появится, и парочка демонов со своими…
        До конца до меня дошло только теперь. Со своими кораблями и… своими же не людьми - демонами.
        - Парней срезали до младших навигаторов, - «сбегая» от очередной проблемы, встретилась я взглядом со Слайдером. - А еще у нас будет наблюдатель, так что…
        - Это ничего не меняет, - «огрызнулся» тарс, но дернулся, пусть и слегка.
        - Не меняет, - неожиданно для себя согласилась я, - но добавляет сложностей. Надеюсь, не придется делать в последний момент замену по экипажам.
        - Шестьдесят часов, - бросил из-за терминала Стас, заставив меня повернуться.
        - В расчетах уверен? - кивнула, что поняла, о чем он сказал. Та самая синхронизация. Либо - да, либо…
        Либо нам предстояло надеяться только на его Величество Случай.
        - Погрешность есть, но…
        - Принято, - оборвала я его. - Все остальное - под твою ответственность, - развернулась к Слайдеру. Тот ничего не ответил, но от двери отступил, пропуская на выход. - И придумайте причину, почему тапси началось раньше, чем должно было начаться.
        Тапси - готовность мужчины-метаморфа к размножению. Ребенок Тараса был еще слишком мал, чтобы ангела вновь накрыло.
        - Экстремальные нагрузки и твое воздействие, - «порадовал» меня Стас.
        Хмыкнув - на изменение моего разума под влиянием контактов с Альдорами можно было списать все, что угодно, переступила через порог. Слайдер сделал шаг, собираясь последовать за мной, однако я качнула головой. Хоть немного, но побыть в относительном одиночестве…
        В последнее время для меня это стало роскошью.
        Ярусы «Нарото» пустыми не были, но самариняне чтили личное пространство, старательно убираясь с моего пути, так что если я кого и замечала, то мельком, исчезающими за очередным поворотом или сиянием защитного поля телепортатора. Но даже в таком, щадящем режиме, за мной наблюдали, деляя одиночество совсем уж относительным.
        Еще один отрицательный аспект нынешнего положения, с которым приходилось мириться. Раз уж взялась…
        - Лидер-капитан, - выбил меня из легкой меланхолии голос оперативного, - на дальних звено Кодальски. Желтый вымпел для «Паджеро» подтвержден. Для остальных - зеленый. Без вытия.
        Последняя, остававшаяся на задании четверка…
        Окончательного решения, кто пойдет со мной, я еще не приняла. И это было плохо, намекая на неуверенность в правильности того, что взвалила на себя.
        Атаковать лежку вольных в непосредственной близости от баз домонов…
        То, что в меня верили, легче задачу не делало.
        - Принято, - тем не менее, довольно спокойно отозвалась я, отвечая на приветствие вахтенного дежурного.
        Форму самариняне носили свою - болотная зелень, но так было даже лучше, не позволяя принимать до конца и оставляя что-то для той, ретушированной этой войной памяти. Да и «Нарото» продолжал значиться приданным группе, хоть и числился в списочном составе кораблей.
        Очередное проявление юридической казуистики, игравшее нам на руку. Как бы ни повернулись события…
        - Не против, если пригляжу за тобой? - встретил меня на стапельной площадке Дарил.
        Я ожидала Торрека или Сандерса, пытавшихся стать чем-то вроде ангела и демона в прошлом, так что появлению Дарила была даже довольна. Этот хотя бы…
        - Ты бы поговорила с Фраем, - дождавшись, когда мы спустимся вниз, вроде как ненавязчиво заметил демон.
        - О чем? - лишь теперь сообразив, насколько ошиблась, сдержанно уточнила я.
        - Он - нормальный мужик. Таши? - обернулся Дарил, когда я остановилась.
        Обычный день обычного лидер-капитана обычной группы…
        - Это тебе Олиш сказал, что он нормальный мужик, или Красотка?
        - Ты не так поняла… - отступил Дарил.
        Хочешь - смейся, хочешь…
        - Капитан Ягомо, - глядя демону в глаза, вызвала я первого помощника.
        - Лидер-капитан! - появился он на поднятой внешке. Не знаю, что было в его брошенном на меня взгляде - все-таки самаринянин, так что реакции нивелированы практически до нуля, но показалось, что отливало сочувствием.
        - Приказываю провести внеочередную аттестацию экипажей кораблей группы «Ворош». Ответственными назначить капитанов или исполняющих их обязанности. Выполнять немедленно!
        - Принял, лидер-капитан, - подтянулся Ягомо, заставив подумать, что даже у совершенства нет предела. - Приказ выполнять немедленно.
        - Ты никуда не торопишься? - не без улыбки посмотрела я на насупившегося демона. За «Дальнир» отвечал сейчас Ильин, ближайшие же шесть часов Дарила обещали быть весьма веселыми.
        - Скора ты на расправу, - качнул он головой, потом наклонился и добавил, обдав кожу горячим дыханием: - и за это мы тебя любим. Еще больше.
        Уверена, Дарил мог бы и продолжить, но уже не получилось. Ягомо мое «немедленно» воспринял именно как немедленно, расцветив визор соответствующими кодами.
        Дарил уже давно ушел, торопясь к своему экипажу, а я продолжала стоять у стапельной площадки «Нарото». Максимальная длина базы - главного корпуса, на который «подвешивались» выносные модули - девятьсот двадцать метров, всей конструкции - на двести тридцать больше. Ширина, в наибольшем ее значении, четыреста девяносто, по минимуму - триста десять. Высота…
        Невольно подняв голову, загляделась на мягкие обводы. Супертяж самаринян был красив той сдержанной, внутренней красотой, перед которой хотелось благоговеть.
        - Пообедаешь со мной?
        Я не оглянулась - Джориш защитой не воспользовался, так что командный о его появлении за спиной предупредил заранее.
        - Еще не завтракала, - вряд ли поставила в известность, скорее, пожаловалась я.
        Ударная ардада самаринян по итогам первого года войны была признана наиболее эффективным подразделением, опередив в негласном соревновании и наших, и стархов, а ее командующий назван сильнейшим стратегом и тактиком, заставив каше Изарде уступить приписываему ему позицию.
        Информацией поделился Шторм, так что не верить причин не было.
        Впрочем, в сказанном я не сомневалась, если только удивлялась, какудавалось эрари сочетать собственные свершения с опекой, которую взял надо мной и моей группой.
        - У тебя не получится стать жестче, - вместо того, чтобы пожалеть, заявил самаринянин. Вы - другие. Ваши взаимоотношения - часть реальности. Попытаешься изменить, разрушишь основу, которая делает вас вами.
        Вот теперь я повернулась. Хотелось окинуть быстрым взглядом, заново собирая знакомый образ, но к чему, если неожиданностью стали не сами слова, а лишь время, которое выбрал, чтобы их произнести.
        - А как же будущее?
        - Будущее? - переспросил он, рассеянно глядя куда-то мимо меня. - Лориана все еще не видит нашей победы.
        - Это что-то значит?
        О дочери эклиса Ильдара Джориш мне рассказывал. О ее способности воплощать в картинках еще не наступившие события - тоже.
        - Возможно, лишь то, что мы еще не дошли до точки перемен. А возможно…
        - Я пообедаю с тобой, - не дала я ему закончить. Пока слова не сказаны…
        Я не была суеверной, но предпочитала оставлять тишиной все, что имело шанс лишить уже сделанного.
        - О курьерском знаешь? - признав, что не имеет ничего против окончания начатого разговора, указал он на «лежавший» в километре от нас «Рэйкам», поднялся на коммуникационную дорожку. Та - дернулась, пришлось поторопиться, встать рядом.
        - Без конкретики, - отозвалась я, в очередной раз поймав себя на том, что ненавидеть его, как Джориш когда-то хотел, у меня не получилось.
        - Специальная группа СБ. Среди них специалист по сухлебам, Храм Предназначения. За ее безопасность…
        - Жена Злобина? - перебив, передвинулась я так, чтобы встать лицом к нему.
        - Сдается мне, твои парни работают в обоих направлениях, - неожиданно легко улыбнулся Джориш. И так был вне возраста, в это же мгновение стал похож на мальчишку.
        Искандер. Индарс. Теперь - он.
        Я всегда чувствовала, что с ним могла и могу переступить черту. Переступить и не терзаться, считая этот шаг предательством.
        Я знала, что никогда этого не сделаю. Не из-за Стаса, которому обещала лишь то, что выживу - самого Джориша и страха отдать его Судьбе платой за собственную удачливость.
        - Тебе не нравится их трактовка безопасности? - без труда избавившись от всего, что мешало быть здесь и сейчас, засмеялась я, довольная его похвалой.
        Парни…
        Движение Джориша ко мне я заметила, причину поняла не сразу, осознав все до конца, лишь когда нас, сметенных мощным ударом, бросило на ощетинившуюся изломанными конструкциями землю…

***
        То, что выжила, было заслугой Джориша, сумевшего отреагировать на угрозу и укрыть плащом. Ушибы и рваные раны при таком раскладе можно было считать малой кровью. Не красило, да и только.
        - Будет лучше…
        Я понимала, что моя мнимая смерть могла серьезно облегчить им задачу, но…
        Ответ Штаба звучал категорично: любой ценой. Вряд ли шли на подобные меры только ради меня, скорее уж в комплексе: более чем реальная угроза; потенциал группы, требовавший задействовать ее в полном объеме; оказавшееся под большим вопросом задание.
        - Нет, - осторожно, чтобы не вызвать очередной приступ боли, качнула я головой. Перед глазами все равно поплыло, но не настолько, чтобы пришлось хвататься за аварийный поручень. - Ситуация паскудна при любом раскладе. То, что предатель среди нас, понятно и без выведения меня из игры.
        - Не согласен, но… - Слайдер посмотрел на меня, потом на Джориша, который предпочитал пока оставаться сторонним наблюдателем.
        Стояли в одном из коридоров «Нарото». Эрари перехватил, когда мы со Слаем покидали медицинский отсек. Слева - с десяток хошши. Справа - столько же. И мы - между теми и этими.
        - Пока Кирьен остается под арестом… - попытался продолжить начальник ССБ.
        Не вышло. Джориш был настроен более чем решительно:
        - За безопасность госпожи лидер-капитана с этого мгновения и до выявления метаморфа будут отвечать мои люди, - довольно жестко перебил он.
        - Господин эрари? - слегка приподняла я бровь, не столько прося объяснений, сколько предлагая поделиться той самой информацией, которая заставила его не сдержать резкости.
        С надеждой поторопилась. Джориш решил повернуть все по-своему:
        - Прошу меня простить, - обращаясь к Слайдеру, чуть склонил он голову, - но я вынужден настоять на своем решении.
        - Спорить не стану, - бросив на меня лишь короткий взгляд, отозвался Слай. Поморщился. - Если так пойдет и дальше, придется расписаться в собственном бессилии. Рассчитывать только на случайность…
        Я могла ожидать чего угодно, но не подобных слов. От кого угодно, но не от Слайдера. И если он их произнес…
        Ситуация, паскудная при любом раскладе.
        Перекодированный технический дрон наводился на мою ментальную матрицу. А ведь среди целей могли оказаться и корабли группы…
        Скрининга на метаморфов не существовало. Изменчивость этих существ затрагивала все, включая генетику. Не каждый из них был способен на столь глубокое погружение в личину, но те, кому оказывалось по силам, становился недосягаем для обычных проверок.
        - А если на живца? - подняла я взгляд на Джориша.
        Тот даже не дернулся, но хватило и ощущения. Не ярости - сносившей все на своем пути силы, которую он контролировал из последних сил.
        Даже не подсказка, практически открытым текстом!
        - Твою…! Они там совсем охренели! - опередил меня Слайдер, как и я, без труда определив причину, по которой срывало эрари. Под любой ценой Штабом понимался и такой вариант.
        - Шестьдесят шесть часов до вылета, - не поддавшись эмоциям, слегка остудила я Слайдера. - Не удивлюсь, если экстренно готовится еще одна группа.
        - Готовится, - глухо подтвердил предположение Джориш. - Для уничтожения базы.
        Сын Шмалькова и тот запредельный, ради которого Таласки и старался…
        Усмехнувшись - про паскудный расклад еще и преуменьшила, тут же «дернулась», зацепившись за другое. Игорь, о котором едва не забыла, настолько незаметным он был, выполняя мое требование не отсвечивать.
        Подполковник Игорь Таласки…
        За что именно получил очередное звание, он рассказал сам. За того самого метаморфа, которого вычислил на борту императорского флагмана стархов.
        Тогда Индарса пытались уничтожить в первый раз…
        Тогда…
        Я не ошиблась, предположив, что ту тварь Игорь нашел раньше, чем тот выдал себя во время мордобоя, устроенного моими парнями. Ненамного, но…
        Они поставили последнюю точку, он - первую.
        В нынешней ситуации это ничего не меняло, но…
        Кроме меня из списка подозреваемых стоило вычеркнуть Дарила и Аронова. Основание: полный контакт с ИР кораблей артосов. При таком взаимодействии ментальную кальку не подделать, как ни старайся.
        Следующими, кого можно было не рассматривать, как объект для подозрений, шли Сандерс, Торрек, Шураи и Слайдер, но эти по причине своей принадлежности к другой Галактике. Иные вибрации, с которыми нужно родиться. Затем - жрецы высшего и полного посвящения и те, кто постоянно общался с Тимкой. Не абсолютная гарантия, как в случае с Альдорами или ИР «Тсерры» и «Эссанди», но слишком большой риск, чтобы на него пойти. Потом - все старенькие, но и тут не без вопросов. С одной стороны - длительность общения, нюансы мало кому известных событий, с другой…
        - «Ирхачи» и «Рэйкам» должны покинуть базу, - оценив количество оставшихся варинтов и понимая, что только нестандартным методами на этот раз не обойтись, вырвала я себя из размышлений.
        - Что? - первым подобрался Слайдер.
        - Лидер-капитан? - повернулся ко мне Джориш. Выглядевшее естественным спокойствие воспринималось скорее предупреждением, чем убеждало в его способности удержаться в текущей реальности.
        - «Ирхачи» и «Рэйкам» должны покинуть базу. Чем быстрее вы это сделаете…
        Закончить он мне не дал. Шагнул вперед, до самого минимума срезая расстояние между нами:
        - Ты играешь с огнем! Если с тобой…
        Глаза не серые, как у большинства самаринян, зеленые. Безэмоциональное лицо, как у большинства жрецов… Хотела добавить, что его уровня посвящения, но вовремя остановилась. Таких, как он, единицы. Не успеешь начать считать, как придется заканчивать.
        Все, что крутилось сейчас в голове, никакого отношения к происходящему не имело. Если только к нам с ним.
        - Ты мне веришь? - вновь подняла я голову. Разница в пятнадцать сантиметров… достаточно, чтобы приходилось смотреть снизу вверх.
        Искандер. Индарс. Джориш…
        Он не опустился на колени. Не склонился, прижимаясь лбом к моим ногам. Не произнес то, что мог произнести не раз: «Ты станешь моей кайри?», а я не ответила то, что уже отвечала. Не ему - себе!
        Он еще не опустился на колени…
        - Не делай этого со мной, - попросила я чуть слышно, понимая, что сейчас он стал для меня не силой - слабостью.
        Слабостью, которой хотелось поддаться. В которую хотелось рухнуть, отдавая себя на откуп ему, обстоятельствам, будущему, которое могло стать совершенно другим.
        Слабостью, в которой он мог стать следующим…
        На любовь?
        На смерть?!
        - Я тебе верю, - отступил он, не дав мне дойти в своих ощущениях до очередного края. Замер на миг, похожий на распластавшуюся в воздухе безудержность и… отошел, успев бросить в самую душу: - Не обмани мою веру.
        Он уже давно исчез за поворотом, а я все продолжала смотреть в пустоту коридора, пытаясь осознать, что это сейчас было. Мои видения. Его слова…
        - Что собираешься делать? - пришел на помощь Слайдер.
        Я вздрогнула. Взгляд тут же зацепился за Каймана и Рэю, так и не переступивших границы, за которой для меня уже ничего не было.
        - То же, что и всегда. Еще одно невозможное, - огрызнулась я. - Организуешь экстренный на Шторма?
        - Для тебя все, что угодно, - тут же осклабился тарс. - А если ты еще…
        - У тебя тридцать минут! - оборвала я Слайдера. Не дав ничего сказать, вышла на оперативного: - Капитанов Ягомо, Дрея, Аронова и Ван Хилда ко мне в кабинет. Немедленно!
        - Принято! Капитанов… - отозвался тот, но я уже не услышала. Счет опять шел даже не на часы или минуты. В этой игре каждая секунда могла оказаться последней.
        - Капитан? - по знаку Слайдера ко мне подошли Кайман и Рэя.
        - Найди Таласки и приведи ко мне, - загрузила я Кравчика. Тот попытался что-то сказать, но я опять перебила: - Но так, чтобы никто…
        - Я присмотрю, - давая понять, что ему не стоит сейчас со мной спорить, пообещала Рэя.
        - Она - присмотрит, - как можно беспечнее улыбнулась я Кайману. То, что не поверит, понятно - интуитивщик, но тут ведь и хотелось бы, но по-другому не получалось. - И еще… - остановила я его до того, как он повернулся. - Ты там…
        - Капитан? - нахмурился Кравчик.
        - Ничего, Кайман, - попыталась я улыбнуться, - прорвемся.
        И добавила, уже для себя…
        Обязательно прорвемся. Иначе…

***
        Все когда-то происходит в первый раз…
        Не дай Богини повторения подобного!
        Смену технических кодов кораблей я контролировала сама. Блокировку всех систем коммуникации - тоже. Единственная ниточка, связывавшая нас с тем, большим миром - Шторм, да и он…
        - Таши! - отрывая от Джекаро, перехватил меня Дарил.
        - Ненавижу скайлов! - продолжая пьяно орать, вновь и вновь пыталась я добраться до горла отступавшего от меня капитана «Райбери-2». - И стархов ненавижу! И демонов!
        - Таши, тебе надо просто отдохнуть! - обхватил меня Дарил руками.
        Ему не стоило осторожничать, за что и поплатился, когда первым ударом я едва не сломала ему гортань, а вторым «добила» по мужскому достоинству, заставив сложиться вдвое.
        А я ведь предупреждала! Предупреждала!
        - Сссука бешеная! - с трудом прошипел он. Глаза налились алым…
        - Не смей прикасаться ко мне! - сбросив руку подскочившего Сандерса со своего плеча и подавшись вперед, прорычала я в ответ. - Не смей!
        Периметр сектора, который занимала группа, был закрыт защитным полем. Избавиться от него экар Вилькеш мог без труда, но не в том варианте, когда главный калибр «Дальнира» держал на сетке наведения не только модуль дальней связи, но и центр управления стапелем.
        Всего лишь мера предосторожности.
        Всего лишь…
        - Твари они! Суки и твари! - «поддержал» меня Тарас. Стоял далековато, но командный не дал пропустить ни слова.
        - Капитан, что произощло? - вперед вышел только час, как прибывший Кодальски.
        Как раз успел «разойтись» на встречных с уходящей в зону прыжка спайкой «Ирхачи», следовавшей за покинувшим базу «Рэйкамом».
        Вопроса хватило, чтобы давивший на уши гул затих, да так, что в присутствие на площадке перед жилым корпусом всех, кто был свободен от вахт, поверить было практически невозможно. Если только увидеть… застывших в напряжении, пытавшихся в этот момент просчитать, что именно могло сорвать их лидер-капитана.
        Знали бы они…
        Достаточно, что об этом знали те, кто должен.
        - Нас на растерзание, - «опередил» меня тут же вступивший в игру Юл. Мотнул башкой, осклабился той самой, ангельской улыбкой, но образ не удержал, голос сорвался на фальцет, когда рвано продолжил: - Группу расформировать. Лидер-капитана…
        - В расход лидер-капитана! - сбил его Торрек. Жестко провел ладонью по лицу. То и так выглядело маской, теперь же вообще утратило всякое сходство с человеческим. - Покушение на нее было. Если бы не Джориш…
        - Ты веришь этой сволочи?! - «очухавшись», кинулся на домона Дарил. - Да он же сам…
        - Капитан, это правда? - повернулся ко мне Кодальски.
        Бесчувственная сука…
        Это было обо мне.
        Более шести сотен человек, а тишина такая, что только завыть, лишь бы не расползтись в ней, прекратив свое существование.
        - Извините, парни, но… - Я пошатнулась, проклиная это мгновение. Не предательства, но… - Отныне каждый сам за себя! - ухмыльнулась зло и развернулась, собираясь покинуть площадь перед корпусом.
        - Капитан, скажи, что надо сделать?! - дико, по-звериному зарычал мне вслед Тарас. Командный показал начавшуюся, но так и не оконченную трансформацию.
        Жуткое зрелище. Да и боль…
        - Капитан! - утробно заорал демон.
        Пятьдесят восемь часов до задания…
        Твою мать! Что я творила?!
        Ради одной крысы…
        «Ради одной крысы, - поправила саму себя, - которая могла уничтожить нас всех».
        - Фрай, - остановилась я, не сделав следующего шага. Повернулась к стоявшему чуть в стороне капитану вольных, - у вас для меня найдется местечко?
        И опять все замерли.
        В ожидании его ответа?!
        Моего решения?!
        - Извини, Таши, - с сожалением развел руками Фрай, - но вряд ли тебя примут. Ты даже для нас отмороженная.
        - Вот видишь, - добавила я еще градусов к своему вектору, вновь обращаясь к Кодальски, - я даже для них…
        - А все так хорошо начиналось, - процедил сквозь зубы Роб Вернер, капитан переименнованного в «Джану» одного из шести недавно появившихся у нас ЭсКаров.
        - А разве оно уже закончилось? - как-то спокойно, весомо, поинтересовался Самерс. - Лидер-капитан проспится и вот тогда, на свежую голову…
        Посмотрев на него с прищуром, выставила вперед указательный палец, взяв капитана «Иллюзора» в прицел. Для тех, кто в курсе, подсказка, что Виктора стоит временно вывести из игры.
        - Ты прав, - тяжело вздохнула я, возвращая всех в свою реальность, - все только начинается. Так что… - обвела я жесткую, монолитную толпу невидящим взглядом, - резвитесь. Пока.
        Продолжать не стала, все так же, пошатываясь, словно тащила неподъемный груз, направилась реке. Не убежище, но…
        За мной не последовал ни один. Стояли, сбившись не в стадо - в стаю и смотрели мне вслед.
        … в ответе за то, что сделали или не сделали…
        Высшая мера справедливости, по которой будем судить мы и нас.
        Кирьен «появился», когда спустилась к самой воде. Темной, кажущейся мрачной от безысходности. Подойдя, набросил на плечи плащ, все еще хранивший тепло его тела.
        - Игорь начал работать. Сказал, что если так пойдет и дальше, то шанс найти эту тварь у нас есть.
        - Это - хорошо, - кивнула я, глядя куда-то…. Зацепиться, чтобы осознать то самое «здесь и сейчас», о котором когда-то говорил Джориш, не получалось. Что-то - видела, а что… - Я знаю, они поймут, но…
        - Капитан, - не стал спорить со мной Кирьен, - был перекодирован технический дрон.
        Вместо ответа кивнула - высший доступ, позволявший внести изменения в настройки любой системы любого корабля…
        Паскудно?
        Нет! Точного слова, чтобы определить степень угрозы, которую метаморф представлял для группы, у меня не было.
        - Десять - двенадцать часов.
        И опять я предпочла промолчать. Шторм с моим планом согласился. И даже определил этот самый срок, согласовав с Таласки, которому и предстояло заняться подставившей нас под это развлечение тварью.
        - Не хочешь пока отдохнуть? Стас приготовил…
        - Нет! - перебила я Кирьена. Из всей компании проштрафившихся из-под ареста выпустили лишь его, да и то по требованию Джориша, гарантировавшего командованию мою безопасность. - Кто вас спровоцировал? - повернулась резко, наконец, поймав за хвост то, что беспокоило все это время.
        - Капитан? - едва заметно, но нахмурился матессу.
        Активировав связывавший со Слайдером канал, скорректировала свой вопрос:
        - Кир, кто спровоцировал вас на работу с ИР?
        На этот раз убеждать меня, что ничего такого не было, Кирьен не стал, лишь дернулся, когда я впервые уменьшила его имя, давая понять, что больше он не чей-то там… он - мой, не со всеми потрохами - со всем, что было есть и будет. Потом отошел, встал, даже не замечая, как вода трется об его ботинки.
        - Со мной разговаривал Костас, - так и не обернулся он, - но это было уже конкретное решение. До этого слышал от Юла, они с Дарилом и Тарасом вспоминали проделки в Изумрудной.
        - Где и когда? - насторожилась я.
        - На Рикшай, за несколько дней до смерти Арины, - все так же ровно ответил самаринянин.
        Спутник четвертой планеты системы Гаям. База, на которой я перестала ненавидеть Аршана и потеряла Арину, чья гибель продолжала лежать грузом на том, что мы называли совестью.
        - Половина стандарта назад, - чуть слышно протянула я, добавив уже громче и жестче: - Где вы находились и кто был рядом?
        - На тренировочной площадке, - на пару секунд задержался Кирьен с ответом. - Из наших… - еще одна пауза, и затем уверенно: - Шураи, Рэй, Джекаро. Из скайлов… - Он развернулся, но посмотрел не на меня, на спускавшегося к нам Фрая, только что высветившегося отметкой на визоре командного. - Из скайлов - двое штурмовиков и кто-то из помощников капитанов корпуса «Миджари». Это те, кто мог слышать разговор.
        - Принято, - кивнула я, надеясь, что Слай найдет, за что зацепиться. - Побудь поблизости, но…
        Оборвав саму себя, застегнула плащ и накинула на голову капюшон. Если подставлюсь, все уже сделанное не будет иметь смысла.
        - Таши, - окликнул меня подошедший совсем близко Фрай.
        - Ты сказал: кто-то из помощников капитанов корпуса «Миджари»? - проигнорировав вольного, вновь обратилась я к матессу. - Случайно не тот, который потом так настойчиво просился в нашу группу?
        Кирьен на мгновение отвел взгляд, потом вновь посмотрел на меня, улыбнувшись так, что я едва не вздрогнула:
        - Знаешь, капитан, а ведь он предпочитает уходить, если я появляюсь поблизости.
        В ответ удовлетворенно хмыкнула - с этим уже можно было работать, и развернулась к Фраю: - Еще не пожалел, что связался с нами?
        Судя по тому, что видела на его физиономии, этот тоже был из тех, кто любил нестандартные решения…

***
        «…Ирония текущего момента состоит в том, что каждая из сторон конфликта все глубже загоняет себя в ситуацию, из которой сама же не видит выхода, имея при этом целью необходимость его разрешения…»
        Сигнал информера не отвлек от мысли, если только от процесса переноса ее на бумагу.
        - Открыть, - четко произнес Индарс, но головы так и не поднял, продолжая писать. Обычной ручкой, в обычном блокноте.
        «Одним из немногочисленных результативных решений подобного рода задач является появление «третьей», внешней силы, способной пусть и на время, но изменить приоритеты, выставив на верхнюю строчку наиболее злободневные. Однако, чем глубже породившие разногласие противоречия, тем быстрее система вернется к изначальному положению, еще более усугубив его.
        На мой взгляд, наиболее интересным с точки зрения развития является вариант, при котором «третья», принудительно стабилизирующая ситуацию сила возникает не вне, а внутри системы, вычленяясь из противоборствующих структур. А если она, к тому же, не только несет в себе ключевые признаки обеих, но и способна их уравновешивать, создавая базу для выстраивания более жизнеспособной надстройки…»
        Выставив многоточие, Индарс посмотрел на вошедшего в его кабинет Соболева и, решительно, словно опасаясь передумать, выписал четко и однозначно: «Особая интернациональная группа «Ворош».
        - Воодушевление Рассела на вашей совести? - адмирал передвинул кресло, определив его место у самой переборки, сел.
        - Возможно, - Индарс задумчиво посмотрел на записи.
        Назвать мемуарами то, чем занимался последние три месяца, вырывая для этого минуты из спрессованного множеством задач времени, было трудно. Скорее уж, собственным взглядом на жизнь во всем ее многообразии процессов, создававших текущую реальность.
        - Ждем еще кого-нибудь? - Соболев расстегнул верхний фиксатор кителя, откинулся на спинку, позволяя себе расслабиться.
        - Его и ждем, - отозвался Индарс, продолжая терзать взглядом лежавший перед ним лист бумаги.
        Император без империи.
        Три месяца назад, все именно так и было. Три месяца назад, но не теперь, когда приходилось решать за всю Галактику.
        - Простите, Владимир Михайлович, еще пара минут… - попросил он, вновь берясь за ручку.
        «Отрицательным моментом данного сценария разрешения конфликта является то, что по мере обретения жизнеспособности эта самая, «третья» сила, так же вступает в противоречие с породившими ее структурами, что, в конечном итоге, способно привести к уничтожению уже ее, как нового дестабилизирующего фактора».
        Поставив точку, Индарс встал, прихватил висевший на спинке кресла китель и, надев, неторопливо подошел к тактическому столу. «Поднял» объемку, определив в качестве наглядного пособия линию Рубежа.
        Линией та не была - россыпь отметок, на которые выставлялись основные подразделения Коалиции, но в качестве термина использовалось.
        - Слышал, вас можно поздравить? - закончив застегиваться, произнес он.
        - Сам узнал два часа назад, - не то усмехнулся, не то стушевался Соболев, еще не успевший привыкнуть к тому, что станет дедом.
        - Я разговаривал с Йоргом, он поделился, - заметил Индарс, продолжая рассеянно рассматривать объемку.
        Треть от сектора скайлов. Четверть - демонов. У стархов между тем и этим…
        Благодаря предательству некоторых членов правительства Союза, связанных с трансгалактическими корпорациями, а через них и с домонами, эти потери имели все шансы стать невосполнимыми.
        - И ведь не время, а у меня словно второе дыхание открылось, - поднялся и Соболев. Подошел, пристроился рядом.
        По возрасту почти ровесники. Бывший император чуть выше, глава Коалиционного Штаба - тоже чуть, но шире в плечах. Это - если сравнивать. А так…
        - Для детей всегда время, - твердо поправил его Индарс. - Они - смысл для всего, что было, есть и будет. Внуки в плане мотивации еще значимее. Дети - потенциальная возможность. Внуки - их воплощение в реальность.
        - Неожиданная точка зрения, - повел головой Соболев.
        - Скорее, опыт, - едва заметно улыбнулся Индарс. - Новая жизнь придает значимость твоей собственной, делает ее не бессмысленной, позволяя верить, что уйдя за черту смерти, ты действительно оставляешь что-то после себя.
        - А как же дела? - не без интереса полюбопытствовал Соболев.
        Орлов, Шторм, Кривых, Ежов…
        Все они были фигурами, но…
        Бывшему императору стархов удавалось великое сделать простым, а простое - великим.
        Странное умение, даже среди себе подобных оставаться недосягаемым.
        - Дела… - протяжно повторил Индарс. Скривился… - Не хотите попробовать бесстрастно оценить мое становление, как императора?
        Соболев сначала машинально кивнул, но тут же поправился, качнув головой из стороны в сторону. Залитые кровью первые годы правления…
        Кто-то мог сказать, что это было неизбежностью. Кто-то…
        В любом из случаев, о беспристрастности речь не шла.
        Продолжить разговор не дал новый сигнал информера:
        - Открыть, - мгновенно отреагировал Индарс, тут же меняя тему и переходя к тому главному, ради которого и позволил себе лишить Соболева пусть короткого, но отдыха. - Пришло время вернуться к нашему первому разговору и той задаче, которую вы поставили передо мной и моей группой.
        - Вы говорите об оценке стратегических планов и их возможной корректировке с точки зрения глобальных процессов, с которыми вы знакомы лучше, чем мы? - уточнил Соболев, окинув быстрым взглядом вошедшего Рассела.
        Нашивки капитана первого ранга, но это, скорее, требование по безопасности, чем отражение фактической ситуации. О действительной роли аналитика в рамках текущей войны, было известно весьма ограниченному кругу людей.
        - Иногда очень полезно оказываться вне системы, - не ответив на вопрос, но подразумевая, что речь об этом и пойдет, начал Индарс, приняв у Рассела протянутый слот. Вставил в разъем комма, тут же перебросив информацию на управляющий блок тактического стола.
        Объемка изменилась, разбившись на несколько зон. Тот же Рубеж, но в этом центром стал сектор скайлов.
        - Арест Арлии серьезно ухудшил позицию Сдильмы в отношении кангората. Оборванные связи со спецслужбами лишили возможности оперативного планирования, а отсутствие поддержи «на земле» - двойного удара.
        - Мы оценивали данный факт, как условно положительный, однако понимали, что рано или поздно, но ситуация изменится, - вступил в разговор Рассел. - Вопрос выживаемости перед домонами стоит чрезвычайно остро. Именно он, а не попытка избавиться от возможной конкуренции станет основным при принятии решения Советом оор.
        - Смена приоритетов?
        - Ни в коем случае, - повел головой Индарс. Впрочем, Индарсом он уже не был - Айзер аль Карим Ирадис, вице-адмирал, возглавивший особый аналитический отдел при Коалиционном Штабе. - Мы говорим о корректировке. Цель неизменна, а вот методы ее достижения…
        - Дислокация группы «Ворош» в секторе скайлов, на которой вы так категорически настаиваете, имеет к этому отношение? - чуть развернулся Соболев.
        - Самое непосредственное, - подтвердил Ирадис, встретившись с Соболевым взглядом. - О том, что Дерхаи и Харитэ не применут использовать сложившуюся ситуацию в свою пользу, мы просчитывали. Более того, предполагали, что произойдет это в рамках оперативного плана третьего этапа вторжения. Однако до недавнего времени наши прогнозы продолжали оставаться прогнозами…
        - Господин адмирал, - Рассел перехватил управление, выведя в красную зону два из двенадцати активированных секторов, - полученные разведгруппами первого и четвертого корпусов данные позволяют считать, что мы видим начало процесса передислокации подразделений оор Дерхаи и Харитэ. Но…
        Ирадис остановил каперанга жестом, отступил на шаг, словно заново оглядывая поле боя, которым была часть его Галактики.
        Треть от сектора скайлов. Четверть - демонов. У стархов между тем и этим…
        Домонам нужен был кангорат, все остальное…
        - Это - не передислокация, - твердо произнес он, «видя», как выставляются курсы, сдвигая армады, как вспыхивают над терминалами те, последние команды, когда уже не изменить… - Нам готовят ловушку здесь, - он указал на довольно большую зону в Старх’Эй, - и - здесь, - небрежно очертил он контуры в ХоШорХош.
        - А как же кангорат? - не торопился согласиться с ним Соболев.
        - А вот это уже другая история. И с ней нам только предстоит разобраться, - с тем внутренним спокойствием, которое не позволяло сомневаться, отозвался Ирадис. - Нам нужна дальняя разведка. И чем скорее…
        Соболев покинул его кабинет первым. Затем, пообещав держать в курсе, ушел и Рассел. Потом…
        Когда с кодом «экстра» пробился вызов от Шторма, Ирадис опять сидел за столом, выписывая одно и то же слово: «Ворош».
        - Ежов не согласен, но я считаю, ты должен знать, - обойдясь без приветствий, жестко припечатал генерал. Рывком поднялся, подошел к самой зоне визуализации.
        С Соболевым, тем самым Ежовым, Злобиным, Вороновым и большинством из тех, кого по самаринянским традициям можно было считать ближним кругом, на «вы», а вот с этим типом…
        С этим типом получилось только на «ты». Словно существовал еще один Рубеж, за которым только они… двое.
        - Таши? - прежде чем посмотреть в глаза Шторму, бросил он короткий взгляд на лежавший перед ним лист.
        Особая интернациональная группа «Ворош», которой не без его участия в скором времени предстояло стать оорой аллеры Таши.
        - Есть неподтвержденные данные, что в закрытом блоке наземной базы планеты Бесси находится аварийная капсула с идентификатором щитоносца «Витария» и личным кодом адмирала, - твердо, бескомпромиссно произнес Шторм.Дождался, когда бывший император встанет и, подойдя, замрет настолько близко, что несложно будет заметить, как пульсирует в нетерпении зрачок. - Я отдам приказ штурмовой группе, но…
        - Таши не должна об этом узнать, - холодно отрезал Ирадис. - Ни сейчас, ни…
        О том, что этого потом может и не быть, понимали оба, но…
        Смерть Искандера стала не только утратой, но и проблемой. Его воскрешение могло обернуться катастрофой…
        Глава 3
        Дождь шел вторые сутки, но так было даже лучше. Мокрая пелена за окном, живой огонь в камине, бокал вина…
        Маргрет и Валесантери, беззлобно переругиваясь, играли в слова, Сашка сидел на полу и, откинувшись на подложенную под спину подушку, смотрел, как танцует пламя, ну а он…
        - Когда улетаешь?
        Олиш наклонил голову, прижимаясь щекой к легшей на его плече ладони. Замер, ловя миг даже не счастья - покоя, о котором и мечтать не мог и улыбнулся, вспоминая прошлую ночь…
        Поцелуй был робким, объятия - неуверенными, но они - были!
        - Остаюсь с тобой, - придержав ее за руку, поднялся он с кресла. Подхватив Кэтрин под колени, осторожно усадил на свое место, сам устроился на подлокотнике. - Уснули?
        - Да, - кивнула она. Вздохнула… показалось, что устало. - Няня с ними.
        Маленькой Таши - одиннадцать месяцев, их Олюшке - два…
        Их. Олюшке…
        - Хочешь, отнесу тебя наверх? - наклонился он к жене, поправил волосы.
        Курс лечения сделал свое дело, убрав седину и вернув яркую рыжину, но одна прядь так и не поддалась, оставшись сиять серебром. Как напоминание.
        Не изменить, не вычеркнуть…
        - Посижу немного с вами, - запахнув тонкую шаль - подарок Маргрет, чуть заметно улыбнулась она. Закрыла на миг глаза.
        Надрывная морщинка на лбу. Жестче стала линия губ…
        - Как думаешь, кто выиграет? - беспечно поинтересовался Олиш, в очередной раз вырывая Кэтрин из прошлого. Все еще зыбкого, наполненного не столько воспоминаниями, сколько ощущениями, но пугающего теми красками, которые преобладалив мимолетных образах.
        Коряво вставший блок сорвало во время родов. Мучительных не только своей продолжительностью, но и тем непониманием, с которым женщина-ребенок смотрела на него сквозь слезы, когда боль на миг отступала, давая короткую передышку.
        Страшно? Нет, страшно было, когда вытаскивали Рикрейна, когда вместе в Торреком вызволяли его дочь, когда… Тогда - да, было страшно! Что не успеют, не справятся, не вернутся. Страшно, что останутся там, где некому будет приложить руку к могильному камню, где некому окажется замереть, склонив в горе голову.
        Да, там было страшно, здесь - невыносимо! До разрывающего нутро воя, до желания сдохнуть, отдать себя, лишь бы не слышать ее крик, не чувствовать каждой клеткой ее боль. Здесь было невозможно, но Олиш продолжал держать ее руки, прижимать плечи и говорил, говорил, говорил… пока не сорвался на полуслове, увидев, как ошеломленно открылись глаза Кэтрин, за собственным хрипом расслышавшей слабый, похожий на писк крик ребенка. Как появилось в них осознание того, что сейчас происходило, как…
        - Маргрет, - без малейших сомнений отозвалась Кэт. Поерзала в кресле, прислонилась к нему, устраиваясь удобнее, - Валесантери поддается, - теперь уже она потерлась щекой о его руку. - Он часто влюблялся, но полюбил впервые.
        - Она значительно старше… - качнул головой Олиш.
        О чувствах Горевски к своей матери Олиш догадывался, но…
        Их мир не сошел с ума, он просто заставил главное вновь стать главным, вернув любовь на тот пьедестал, где ей и было место. И не важно, что звучало патетично! Не пройдя путь до конца не поймешь, где его цена, а где - ценность.
        - Пусть они будут счастливы, - созвучно его мыслям, отозвалась Кэтрин. И добавила, чуть слышно: - Сколько смогут.
        - Пусть будут, - согласился с ней Олиш, приняв это и для себя. Сколько смогут. - Император Хандорс просил разрешение на встречу с тобой.
        Перехватить Кэтрин Олиш не успел. Она сорвалась рывком, бросилась вперед, тут же попав в объятия кинувшегося ей навстречу Сашки. Замерла в кольце его рук…
        - Нет! - не крикнула, всхлипнула она, уткнувшись носом Кабарге в шею.
        Женщина-ребенок…
        Больше всего на свете Олиш боялся ее потерять.
        Больше всего на свете он боялся, что она вновь станет той, прежней, вычеркнув его из своей жизни.
        Больше всего на свете…
        Все, что он сейчас делал, лишь приближало этот миг. То ли потери, то ли…
        - Зачем?! - Маргарет подошла стремительно, остановилась напротив. Когда Олиш не отвел взгляда, прекрасно понимая, о чем именно она спросила, первой опустила глаза, тут же тихо добавив: - Прости…
        О необходимости этих встреч предупреждали отвечавшие за реабилитацию Кэтрин медики. Маргрет об этом было известно.
        Как и Кабарге.
        И старшему Горевски…
        - Значит, я не дам ему разрешения, - старательно выдержав спокойный тон, произнес Олиш. - Когда борт? - обращаясь уже к Валесантери, спросил он.
        - Утром, - так же, словно ничего необычного не происходило, отозвался тот. - Там будет Красотка. Передать что-нибудь от тебя?
        - Красотка? - продолжая прятаться в объятиях Сашки, повернула Кэтрин голову. - Я ее помню.
        - Она теперь с Фраем, - небрежно бросил Олиш. Отошел к столику, налил себе воды из прозрачного кувшина. - Странный выбор, но выглядит она счастливой.
        - Фрая не помню, - отстранилась Кэтрин от Кабарги. Подошла, остановилась за спиной.
        Больше всего на свете он боялся…
        - Мне обязательно встречаться с императором Хандорсом?
        Он должен был сказать «да», но…
        - Нет, - поставив стакан, повернулся он к ней. Улыбнулся… мягко, не по необходимости, потому что так чувствовал. И еще раз повторил, чтобы уж точно без сомнений: - Нет!
        Катер поднялся, сделав круг над домом, ушел к алеющему рассветом горизонту. И исчез, растаял в начинающемся дне.
        - Я больше не могу! - вздрогнув всем телом, протяжно выдохнула Маргрет. - Не могу! - повторила она со стоном и дернулась, согнулась, готовая в бессилии рухнуть на колени.
        - Можешь! - перехватив, прижал ее Олиш к себе. Зарывшись пальцами в волосы, успокаивая, заставил опустить голову себе на плечо. Бережно провел ладонью по спине. - Можешь, потому что других вариантов у тебя нет! Только верить и надеяться.
        - А у тебя! - все-таки вывернулась она, с вызовом посмотрела ему в глаза. - Почему ты…
        - Мама! - не повышая голоса, оборвал Олиш.
        Что творилось в ее душе, прекрасно понимал, но…
        Провожать тяжело. Ждать - невыносимо. А вот так, как он? Изо дня в день видеть, как любимая балансирует на грани между тем и этим?
        Женщина-девочка. Девочка-женщина…
        Той, прошлой Кэтрин Горевски, ей уже не быть. Но сумеет ли стать Кэтрин Кураи?
        - Ты разговаривал со Штормом? - Маргрет предпочла ему окно. Вязанная кофта натянулась, когда она, словно мерзла, запахнулась сильнее.
        - Да, - ответил он, подходя к креслу, в котором вечером сидела Кэт. Поднял забытую ею шаль, переложил на спинку. - Генерал завизировал заключение экспертов. Кэтрин признана необратимо ограниченно дееспособной и в списках личного состава больше не числится.
        - Он - что?! - резко развернулась Маргрет. - И ты молчал?! - возмущенно вскинулась она.
        - А о чем говорить? - равнодушно усмехнулся Олиш, присаживаясь на подлокотник. - Шторм свое слово сдержал. Осталось, чтобы это сделал император.
        - Но ты не рад? - Маргрет пересекла комнату, остановившись напротив.
        - Я - рад, - попытался он улыбнуться.
        Пока Кэт была рядом, ему удавалось. А вот так…
        - У тебя тоже вариантов нет, - обхватив ладонью за затылок, прижала она его голову к своей груди. - Только верить и надеяться.
        Верить и надеяться…
        Всего два слова, но хватало и на молитву, и на клятву.

***
        Сорок восемь часов до задания…
        Парнями я могла гордиться. Уже вторая смена вахт прошла точно по графику: сдали-приняли. Все четко, без малейшего намека на происходящее. Ну а то, что главный калибр «Дальнира» продолжал держать в прицеле модуль дальней связи и центр управления стапельной площадки…
        Три щитоносца корпуса «Миджари», зависшие над нашими головами, могли без труда решить эту проблему, но по «приказу» Штаба никаких активных действий против вышедшей из повиновения группы «Ворош» не предпринималось.
        Время на размышление.
        В запасе его оставалось совсем немного.
        - Капитан, - окликнул меня Дарил.
        - Уйди, - попросила я, протянув руку к лежавшему рядом парализатору.
        Большую часть ночи провела в каюте, давая себе возможность отдохнуть перед основными событиями, а утром, надев парадную форму, украшенную высшими наградами двух секторов, вернулась на берег.
        - Тараса сорвало, - сделал он шаг ко мне, но был вынужден остановиться, когда я направила выставленное на максимум оружение в его сторону. - Принято, капитан, - усмехнулся он, отступая. - Но если что…
        - Если что - не будет, - отозвалась я спокойно.
        Спокойно не было. Да и не могло быть. Я должна была находиться там, среди парней…
        Я продолжала оставаться здесь, четко придерживаясь высказанной позиции, в которой каждый был сам за себя.
        - Что будешь делать, если не получится? - спустился ко мне Фрай. Присел рядом.
        Он, да Кирьен… Всем остальным я запретила ко мне приближаться.
        - Это была только разминка, - ухмыльнулась я. - Красотка не выдерет космы?
        - Может, но я решил рискнуть, - протянул он мне термоемкость. - Твой медик передал. Сказал, что нагнетать напряжение можно и сытой.
        - Не нравится мне идея с Бесси, - сделав вид, что не заметила подношения, легла я на землю. - Свербит.
        Настаивать Фрай не стал, отставив емкость, тоже откинулся назад:
        - С нашей стороны подвоха можешь не ждать. Мы, конечно, не ангелы, но…
        - Ты тогда мог представить, что мы с тобой… вот так…
        Фрай хохотнул, но предпочел не распространяться о прошлом, вернув нас обоих в настоящее:
        - Я бы не сказал, что Гросс возлагает на эту операцию большие надежды, но это если не брать во внимание некоторые нюансы. Оставаться в стороне, удерживая нейтралитет, больше не получается. У большинства капитанов, что ходят под ним, к домонам свой счет. И - немаленький.
        - Про нейтралитет это ты хорошо сказал, - хмыкнула я, прекрасно представляя, как все выглядело на самом деле. Первое время все в рамках договоренностей, потом… Сначала продавливали по мелочам, затем уже по крупному. И все под соусом будущих поблажек, до которых еще предстояло дожить.
        С одной стороны вроде и неплохо - помогало окончательно определиться, ради кого или чего ты готов сдохнуть, а вот с другой…
        Рано или поздно, но наступал момент, когда ты не свой ни там, ни там, и вот тогда…
        - Я ведь здесь не просто в качестве заложника, - приподнялся он на локте, - но и парламентария.
        - Да уж догадалась, - закинула я руки за голову.
        Небо было синим-синим…
        Мирное небо, изуродованное тушами щитоносцев.
        - Гросс готов перейти под твое командование.
        Прежде чем ответить, усмехнулась. Капитан Гросс…
        Дело было даже не в одиозной фигуре вольного, инстинкт самосохранения которого толкал на безрассудный поступок. Единственным крейсером рангом выше среднего в моей группе был «Нарото», здесь же мне предлагалось взять под свое крыло полтора десятка тяжелых.
        - Даже если я соглашусь…
        - Таши, - оборвал он меня, - Гросс словами не бросается и на пустом месте не говорит. Есть договоренности…
        - Капитан, - не дал мне ответить Дарил, - Игорь просит добавить нагрузку. Пошли подвижки…
        - Принято! - рывком поднялась я. - Извини, - посмотрела на повторившего мой маневр Фрая, - но разговор закончим позже.
        - Похоже, - с каким-то злым удовлетворением, ощерился Фрай, - все самое интересное только начинается.
        - Не сглазь! - жестко одернула я. Кивнула в сторону, давая понять, что ему стоит уйти.
        Вольный испытывать моего терпения не стал. Когда поднялся на пригорок, оглянулся. Я стояла спиной, но командный позволил увидеть, как Фрай качнул головой, потом что-то бросил подошедшему к нему Кирьену.
        Хотелось бы знать, что именно, но я предпочла отложить подобные откровения на потом. Вот сделаю свое дело…
        - Можешь начинать, - вызвала я командующего корпусом «Миджари», аркона Андриша.
        - Уверена? - тут же откликнулся он, появившись в секторе визора. Судя по антуражу, находился на мостике.
        - Нет, но другого варианта все равно не просматривается, - попыталась я улыбнуться. Получилось не плохо - отвратительно.
        Сорок восемь часов до задания. Тридцать шесть до прибытия на базу курьерского из Штаба. На подготовку к операции самый минимум. А ведь предстояло еще успокаивать команды…
        - Принято, начинаю, - не стал убеждать меня еще раз подумать Андриш. - На связи.
        - Принято, на связи, - отозвалась я. Закинула голову назад, слепо глядя в раскинувшееся надо мной небо.
        Я так давно не была на Земле, что начала забывать, какое оно там, где даже звезды свои, родные.
        - Внимание группе «Ворош», - разнеслось отовсюду, вырывая из ностальгии. - Командование Коалиционного Штаба, принимая во внимание заслуги подразделения, предлагает амнистию добровольно сдавшимся СБ корпуса «Миджари». Все, кто выполнит данное условие, получит возможность продолжить службу…
        Тяжелый гул снижавшегося щитоносца сорвал окончание фразы, но о дальнейшем нетрудно было и догадаться. Выбор из очень плохого и совсем плохого…
        Вбив парализатор в фиксаторы, подняла лежавший на земле плащ. Не мой - тот остался в каюте, Кирьена. Перекинула через локоть, оглянулась. Контуры зависшего над нами крейсера расплывались, отражаясь в беспокойной воде.
        Когда я подошла к краю площадки, там были все. Стояли экипажами, выставив ровные прямоугольники. Мои - крайними слева. Как и положено, определяя порядок.
        - Госпожа лидер-капитан! - строевым шагом подошел ко мне Ягомо, - вверенное вам подразделение…
        - Отставить! - оборвала я, догадываясь, что вряд ли когда-нибудь забуду эти мгновения. - Отставить, - повторила чуть слышно.
        Паскудно на душе не было. Да и мертво - тоже. Просто никак…
        - Капитан, - Ягомо сделал еще один шаг, но остановился, когда я качнула головой. Бесстрастный. Уверенный.
        - Группа «Ворош», слушай приказ, - удивляясь, насколько ровно звучит мой голос, начала я, - всем сдать оружие и перейти в подчинение службы безопасности корпуса «Миджари». - И, не давая им возможности осмыслить сказанное, жестко добавила: - Выполнять!
        Не шевельнулся ни один. Лишь глуше стала тишина, забившая даже рев «державших» крейсера антигравов.
        - Капитан Ягомо! - процедила я, продолжая добивать ситуацию. - Вы получили приказ! Выполнять!
        На этот раз дожидаться реакции не стала. Оставался последний акт… самый короткий.
        - Внимание группе «Ворош»! - вновь разнеслось над площадкой перед нашим корпусом. - Командование Коалиционного Штаба, принимая во внимание заслуги подразделения, предлагает амнистию…
        - Капитан, дожимай! - рявкнул через командный Дарил. - Капитан!
        - Принято, - устало отозвалась я. Эти несколько часов не просто вымотали меня, они опустошили… не тело - душу. Изуродовали ее, измазали в грязи…
        - Капитан… - Ягомо подошел ко мне вплотную.
        - Ты отвечаешь за каждого из них, - разворачиваясь, бросила я. Сделала шаг, усмехнулась, отметив, как слаженно закрывают периметр парни Андриша, второй… - На этот раз выхода нет. Прости…
        Доля секунды на то, чтобы вырвать парализатор из фиксаторов, еще столько же, чтобы приставить его к груди и нажать на акер, догадываясь, что в том, другом случае это называлось бы трусость.
        В том, другом, но не этом…

***
        - Кто?!
        Игорь не дернулся под моим взглядом, хоть и понимал, что я была на грани того, чтобы вцепиться ему в горло.
        - Антон Ильин. Твой первый помощник.
        Сейчас бы отступить, опустить глаза, чтобы не видеть, насколько измотали Таласки последние двадцать четыре часа, но поддаться собственной слабости - принизить то, что ему удалось сделать.
        - Сука! - качнула я головой.
        Балагур и юморист. Он был настолько рядом, что…
        - Таши! - Игорь попытался положить мне руку на плечо.
        - Отставить! - выдохнула я, не позволяя себе даже этой передышки. - Капитан Ягомо! Общее построение! - приказала через командный.
        В медотсеке «Нарото», где мы находились, только Стас, Кирьен, Таласки и я. Тарас лежал в реанимационной капсуле, приходя в себя после инициированного гормонального всплеска.
        - Принято, лидер-капитан, общее построение!
        С момента моей «смерти» прошло полтора часа. Группа все еще была блокирована парнями из СБ «Миджари».
        На всего лишь предосторожность не тянуло, скорее уж на жизненную необходимость. По словам Кирьена, единственное, что их еще сдерживало - намек Дарила, что все не совсем так, как кажется.
        - Таши… - Таласки сделал еще одну попытку объяснить мне то, о чем я и так знала.
        Везеньем это не было - точным рассчетом, хоть и выглядело полным экспромтом. Разнос Тараса, эмпатическая нагрузка… Игорю достаточно было небольшого сдвига в личине, чтобы вычислить эту тварь.
        Ну а то, что цена оказалась столь велика, так безопасность группы того стоила. И если бы мне пришлось еще раз…
        Я надеялась, повторять нечто подобное мне больше никогда не придется.
        - Кто с ним?
        - Торрек, Сандерс и Слайдер, - понимающе вздохнул Игорь. - Как только сядет «Ирхачи», передадим эрари.
        - Принято, - отчеканила я. - Стас, займись им, - кивнула на Игоря.
        - Таши, - укоризненно посмотрел он на меня. Мол, не теперь же…
        - Стас! - жестче повторила я.
        Впрочем, могла и не стараться. Этот точно знал, где начиналась мера его ответственности.
        Покинуть отсек я не успела:
        - Кого собираешься посадить на место первого? - у самого тамбура остановил меня Стас, уже уложив Таласки на диагностический стол.
        - Не знаю, - не обернувшись, честно ответила я. Была бы моя воля…
        После этой суки вопрос доверия вновь стоял очень остро.
        - Возьми кого-нибудь из самаринян. Или - скайлов, но с соответствующими кодировками. Тебе будет спокойнее.
        Прежде чем ответить, ухмыльнулась. От подобной заботы довольно четко веяло диагнозом.
        - Это совет медика или заместителя начальника ССБ? - на всякий случай уточнила я, посчитав, что лучше обойтись без догадок.
        - Скорее, второе, - добродушно засмеялся Стас. - Ну и от первого немного.
        - Принято! - кивнула я все еще закрытой двери. - Осталось только найти этого самого… самаринянина или скайла под соответствующими кодировками.
        - А чем тебе не нравится Вэйрин? - не растерялся Стас.
        Дакири Вэйрин Хэнриш, старший офицер первого статуса, с которым довелось поработать во время эвакуации Самри. Чуть больше тридцати. Прошел полный ментальный контроль у эрари Джориша и по итогам отбора вписан в резерв группы «Ворош».
        - Тем, что он не такой сумасшедший, как я, - дала я команду на открытие тамбура. Перешагнула направляющие. - Если не будет других вариантов, возьму его, но…
        - Я понял тебя, капитан, - вполне серьезно отозвался Стас. - Будем искать такого же сумасшедшего.
        Полный сюр! Это если помнить, что именно творилось последние сутки.
        От стапеля, на котором лежал «Нарото» до площадки перед нашим корпусом чуть больше километра. Если пешком, тот как раз хватит, чтобы понять: все остальное будет значительно сложнее.
        - Капитан, они поймут, - когда мы уже почти подошла к оцеплению, попытался успокоить меня Кирьен.
        Зря старался! В том, что касалось спокойствия, равных мне сейчас не было.
        - Лидер-капитан, - поправила я матессу, давая понять, что пора возвращаться на курс. Вычеркнуть из памяти эти часы вряд ли когда-нибудь удастся, но я и пытаться не собиралась. Еще один урок… Страшный урок, после которого прежними нам уже не быть.
        - Принято, лидер-капитан, - поправился он, - но это не отменяет главного.
        Говорить, что полностью с ним согласна, я не стала. Сбросив плащ Кирьену на руки, первой прошла между двумя скайлами.
        Еще одна черта.
        Между тем и этим…
        Меня заметили не сразу - командный был блокирован, связывая между собой лишь службу собственной безопасности и внешний контроль. Стояли, как и полтора часа назад, по экипажам, идеально выверенными прямоугольниками.
        Мои! Все! От первого до последнего! За каждого я…
        С кого началось вот это: «Капитан!», - брошенное глухо, не веря самому себе, уже не узнать. Но оно было, тут же обвалив нависшую над плацем тишину. Сорвало ее, забив похожим на стон ревом. Одно слово: «Капитан!», а столько оттенков…
        Выйдя в центр, подняла руку, прося сбавить накал и радуясь, что о дисциплине мои отмороженные парни все-таки имели хоть какое-то, но представление.
        Гул затих не сразу. Как затянувшиеся рыдания срывался на всхлипы, потом взрывался новым воплем, чтобы тут же стать похожим на скулеж…
        Если мне и не хватало чего-то для осознания, что я сотворила, то это оно и было. Не только они стали моими, но и я…
        - Я не буду говорить, что у нас не было выбора, - начала я, не став дожидаться, когда шум стихнет окончательно. - Был. Но… - Медленно выдохнула, качнув головой.
        Как же все это было паскудно! И как же не вовремя!
        - Каждый, кто посчитает, что я не достойна больше быть его командиром, может написать рапорт о переводе в другое подразделение. Я лично прослежу…
        Мне уже приходилось произносить эту фразу. Мне уже приходилось стоять вот так, перед строем. Мне уже…
        - Капитан, в чем было дело? - довольно грубо перебил меня Аронов.
        Вот ведь…
        - Метаморф под личиной, - коротко ответила я.
        Впрочем, после таких слов подробности были не нужны. Для полного понимания и этого вполне достаточно.
        - Кто?! - подался вперед Ван Хилд.
        Кто…
        Балагур и весельчак. Любитель и любимчик женщин. Успевший стать своим не только в моем экипаже…
        Я помнила, словно это было только вчера, как он проиходил тесты, успевая не только делать задания, но и шутить, заставляя задыхаться от смеха.
        Антон Ильинский… Не тот Антон Ильинский, у которого в Союзе остались отец, мать и трое сестренок. Тварь, забравшая чужую жизнь…
        - Мой первый помощник, Антон Ильинский, - на миг закрыв глаза, ответила я. И повторила, но уже только для себя: - Мой первый помощник…

***
        Вопрос: имела ли я право действовать столь жестко, так никто и не поднял. А вот готовы ли служить под началом Бешенной… Не той, об удачливости которой слагали легенды, у этой, вполне себе живой и способной, если окажется без вариантов, переступить через грань…
        Для стареньких таких проблем не существовало - мне просто верили, зная, что именно эта их вера и станет мерой, по которой буду оценивать то, что сделала или не сделала, а вот для новеньких…
        Шесть часов на принятие решения и двадцать восемь рапортов о переводе в другие подразделения. То, что могло быть значительно хуже, я понимала, но…
        Мой выбор, их выбор…
        - И так, что мы имеем? - я окинула быстрым взглядом собравшихся в малом оперативном зале.
        - Полную хрень мы имеем, лидер-капитан, - посчитав, что присутствие капитана Дарфина и эрари Джориша не повод следить за языком, недовольно протянул Дарил. - Пройдете, отработаете, но на отходе вас возьмут. Или даже чуть раньше, если окажетесь нерасторопными.
        - Согласен, - поддержал его Ван Хилд.
        Окраины уже давно стали вотчиной вольных. А еще и домоны, чья база находилась в крейсерской доступности от прыжковой зоны, через которую предстояло идти.
        - Спорить не буду, - после короткой паузы кивнул Аронов, - хрень полная.
        - На земле проблем быть не должно, - подал голос Кравчик. - Схемы достаточно подробные, с кодами тоже…
        - Не о вас речь, - перебил его Ван Хилд. Укрупнив, подтянул к себе навигационку системы Шах, в которой предстояло действовать. - Если только сваливать вглубь Окраин, но…
        Торрек, Сандерс, Ван Хилд, Аронов, Ягомо, Шураи, Сумароков, Джекаро, Дэн Ханиль. Дарил на время операции оставался исполняющим обязанности командира группы и от того бесился, вполне искренне считая, что подрабатывать нянькой он не нанимался.
        Я его понимала. Впрочем, он меня - тоже.
        - Мы-то отойдем, а вот «Нарото»… - подмигнул мне Дэн Ханиль.
        От сопровождения его эскадры я категорически отказалась - своих оболтусов хватало, а вот самого отпрыска Ягомо брала с собой. Правда, не столько для поддержки, пусть Дэн в этом деле был весьма неплох, сколько для успокоения Джориша, продолжавшего считать себя кем-то вроде нашего куратора.
        - Таши, меня так и подмывает напомнить, что заказ ты взяла, - меняя курс, хмыкнул все еще отдававший в зелень Таласки. Из медицинского его Стас выпустил, но только под контролем диагноста, семафорившего на грани между оранжевым и красным.
        - Скажи, раз подмывает, - «милостиво» разрешила я, тут же оказавшись в перекрестье взглядов.
        - Капитан… - заблестев глазками, предвкушающее протянул Дарил.
        На этот раз повторять про лидер-капитана не стала. Все были на нервах, так что немного панибратства, если и не решало проблемы, так хотя бы слегка смягчало обстановку.
        - Я - капитан, - отозвалась я, делая вид, что чужое внимание меня нисколько не беспокоит. - Вариант с отходом вглубь Окраин вполне рабочий. Особенно, если вспомнить, что вот здесь, - я ткнула пальцем в ничем не примечательный район за орбитой последней планеты системы, - есть еще одна прыжковая зона. Слабенькая, но…
        - Демоны меня задери! - весьма экспрессивно схватился за голову Дарил.
        - Вот именно, - иронично хмыкнула я. - Теперь ты понимаешь, почему я все еще твой капитан?
        - Я о ней не слышал, - решил восстановить справедливость Ван Хилд. Тоже из бывших вольных, так что на подобную реплику имел полное право.
        - Да и я… - неожиданно поддержал его Фрай.
        - А это потому, что ваши пилоты не были такими отморозками, как Тарас, - неожиданно даже для себя самой улыбнулась я, вспоминая, как мы раньше…
        Рисковать мы не только любили, но и умели. Лучшие из лучших!
        Иногда, оглядываясь назад, я «видела» то, что упускала тогда. Мы не были бы лучшими - держа фасон друг перед другом, становились такими, доказывая, что можем.
        А еще мы хотели выжить. Дико хотели, до внутреннего рева, до сжигающей ярости! Только бы выжить! Несмотря ни на что и вопреки всему.
        Хороший стимул, когда вокруг одни хищники.
        - Но этим путем мы не пойдем, - не дала я всем окончательно расслабиться. - Хотя, надо признать, еще недавно именно так и собиралась действовать.
        Прежде чем продолжить, обошла тактический стол, встала напротив тут же развернувшегося ко мне Фрая.
        Щенками мои парни не были - у каждого за спиной своя история, вылепившая из них тех, кем они стали, не говоря уже о домонах, тарсах и демонах, отличавшихся особой, звериной фактурой, но этот даже на их фоне выглядел матерым.
        От рабочего комбинезона, способного хоть немного, но скрыть суть, Фрай отказался, предпочтя остаться в своей «униформе», не дававшей обмануться в том, кем был. Не просто вольный - правая рука одного из известнейших на Окраинах капитана.
        - Говоришь, Гросс хочет под защиту статуса интернациональной группы? - приподняла я голову, чтобы встретиться с ним взглядом.
        - Я бы не назвал это желанием, - равнодушно отозвался Фрай, - скорее - жизненной необходимостью.
        - И на что он пойдет ради этой самой жизненной необходимости? - забросила я следующий крючок.
        - Уверен, ты не прогадаешь. - Уголок его рта дернулся, добавив образу законченности. Самоуверенного, самодостаточно, само…
        Присутствие рядом с ним Красотки вот этого… «само…» нисколько не смягчало.
        - А если я потребую тебя? - чуть прищурилась я, чувствуя, как по коже пробивет мурашками. Кураж! Тот самый, похожий на шальную волну, про который уже начала забывать, погрязнув в войне, как в рутине.
        - Капитан?! - Дарил решил, что его место рядом со мной. Как и я, недавно, обошел тактический стол, встал справа. - Тебе нас мало?
        - Неожиданно… - едва ли не одновременно с ним протянул Сандерс, зайдя с другой стороны.
        - Ну, так что? - проигнорировав своих, поторопила я Фрая.
        - Конкретней? - все с тем же спокойствием попросил капитан.
        - Говоришь, конкретней, - мельком задев обманчиво расслабленную Красотку, перевела я взгляд на Джориша. - Как думаете, домоны полезут в разборки вольных?
        Вот тут их и пробило. Кого-то облегчением - я опять вывернула все так, что предыдущие подвиги начинали меркнуть перед грядущими, кого-то - напряжением, но по тому же самому поводу.
        - Не полезут, - добавляя значимости уже сказанному, ответил вместо эрари Сандерс.
        - Не полезут, - с той же однозначностью поддержал его Торрек.
        - Нет! - качнул головой Шураи.
        - Если все правильно обставить, - предпочел обойтись без категоричности Джориш.
        Что ж, именно с ним я и была согласна. Если все правильно обставить…
        - На чем кроме принципов взяли Гросса? - вновь посмотрела на Фрая.
        - На сыне, - обошелся тот без уточнений. - А ведь ты права, - медленно выдохнув, произнес, воспользовавшись подкинутой мною паузой, чтобы сообразить о чем именно пойдет речь. - Конфликтов у нас было достаточно, чтобы сыграть на этом.
        - Капитан, ты хочешь… - Дарил передвинулся, предпочтя «брать» меня взглядом, а не сканерами командного.
        - Все упирается во время, - слегка охладила я пыл демона, - поэтому действовать нужно быстро. Ты, - вновь обратилась я к Фраю, - связывайся с Гроссом. Пусть организует шухер и два, а лучше три корабля, которые мы перехватим вот здесь, - ткнула я пальцем в навигационку. Тоже Окраины, но те, которые ближе к бывшей Люцении. - Ангары должны быть пустыми.
        - Сделаю, - кивнул тот, отбив координаты на поднятой с наручного комма внешке.
        Про матерого я сказала не зря. В каждом движении виделась выверенная неспешность, спокойствие, которое дают только опыт и безразличие к собственной смерти.
        С одной стороны это было и неплохо, а вот с другой…
        Мысль о том, что с этим типом мне будет непросто, мелькнула и пропала, оставив после себя лишь понимание, что рано или поздно…
        - Капитанов на шухер выбери сам, - избавилась я от остатков сомнений. «Рано или поздно» было из тех категорий, которые не избежать. - От того, как сыграете вы…
        - Принято, лидер-капитан, - сбросив внешку, посмотрел он на меня. Усмехнулся, когда я вопросительно приподняла бровь, отреагировав на его «лидер-капитан». - Разрешите выполнять?
        Очень хотелось выругаться, но я только коротко кивнула.
        Еще одна ноша, которую сама взвалила себе на плечи…
        Этой ношей были новые шансы и возможности, пусть и прилагались они к тем проблемам, что ассоциировались у меня с Гроссом и его командой.
        ***
        Еще одна ночь… Звезды в воде и шорохи, навевавшие воспоминания не о том. Если бы не прожектора над стапелем, можно было бы и забыться, а так…
        - Эрари Джориш…
        - Оставь нас!
        Оглядываться я не стала. Убеждать себя, что не ждала его появления - тоже. История с метаморфом требовала своей точки. Джориш был одним из немногих, кто мог ее поставить.
        - Господин эрари! - развернулась я, когда до меня ему осталось три-четыре шага.
        - Его интересовала не ты и не группа, - не ответив на приветствие, прошел он мимо меня. Остановился у самой воды, откинул капюшон, подставив лицо ветру. - Наняли ради кодов доступа к Альдорам. Потом перенацелили на поиски дочери Дерхаи. Об остальном… извини, - заминкой дал понять, что вот это самое… «остальное», еще только предстоит разгребать.
        - Как в этот расклад вписывалась моя смерть? - Я предпочла остаться на месте. Откровения насчет баз артосов не пропустила, но насколько все было изящно задумано, оценила. Коды доступа….
        На стандартные метаморф вряд ли рассчитывал - алгоритм был известен лишь мне, а вот экстренные… Разовый вариант, но вполне реальный.
        - Косвенно, - не оставил меня Джориш без ответа. - О том, что ты - инора девочки, скрыть не удалось.
        - Принято, - кивнула я, тут же начав прикидывать риски. Не для меня, для юной Таши.
        - Это - не твоя проблема. - Джориш развернулся, посмотрел на меня как всегда с отстраненным спокойствием, но я умела его чувствовать, потому и ощущала сейчас легкое беспокойство. Словно все это зудело, заставляя обращать на себя внимание.
        - И моя - тоже, - вопреки желанию спрятаться под защитой его силы, ответила я твердо. - Почему ты до сих пор не сделал меня своей кайри?
        Для вопроса было не время и не место, но…
        - Ты об этом скоро узнаешь, - освободил он меня от своего взгляда. Потом добавил, вроде как невпопад: - Плюс два капитана.
        Возникшая пауза была короткой, но жалящей:
        - Твою! - выдохнув, качнула я головой. Постоянно забывала о том, что была главой ооры, собиравшей свой ближний круг. - Уверен?
        Торрек, Сандерс, Дарил и Роб Вернер.
        Я грешила на парочку домонов с приданных кораблей, которые должны были подойти, когда мы уже уйдем на задание, а тут оказалось…
        - По каким критериям определяется ближний круг? - исправилась я с вопросом.
        - Отказ от собственного пути, - Джориш продолжал смотреть на что-то, находящееся за моим левым плечом. - У каждого, кто присягнул или еще присягнет тебе, была своя Судьба, от которой они добровольно отказались, чтобы следовать за тобой.
        - Что накладывает на меня особую ответственность, - не сказать, что довольно, добавила я.
        - Я этого не говорил. - Джориш был все так же невозмутим.
        - Я это услышала, - жестко парировала я. - Клятва имеет значение или…
        - Или, - лишь теперь вновь взглянул он на меня. - Форма - внешнее, главное - суть. Фрай присягнул тебе, и это поняли все, кто уже рядом. Ощутили, что их стало больше, что они стали сильнее.
        - А если я испугаюсь того, что они готовы отдать мне. Если…
        - Пока будешь помнить, что ты - капитан Таши, этого не произойдет, - улыбнувшись одними уголками губ, вновь оборвал меня Джориш. - Пусть Судьба будет к тебе милостива и…
        - … милосердна, - закончила я за него их формулу прощания. И добавила, когда эрари, обойдя меня, начал подниматься по склону: - Принято!
        Значит: Торрек, Сандерс, Дарил, Роб Вернер, Фрай. А в ближайшей перспективе еще и Гросс.
        - Капитан, там наши собираются устроить посиделки у костра, - неслышно подошел ко мне Кирьен. Командный, правда, привычно сдал матессу, но я все равно едва ли не вздрогнула, услышав его голос. - Приглашают присоединиться.
        - Почему именно Вернер? - продолжая наблюдать за играющими в воде звездами, спросила я. - Личное дело такое же, как у многих, да и сам…
        Я была не совсем честна. На фоне того же Фрая, Сандерса или Торрека, Роб мог и потеряться, а вот сам по себе…
        Гибкий, вбитый в оплетшие его тело мышцы. По-демонски изящный, верткий. Не балагур, но в мягкости улыбки чудилась легкая ирония, словно ему было доступно то, чего никогда не узнать другим - смысл этой жизни, ее суть.
        Среди моих капитанов недавно, но уже успел заслужить уважение своими взвешенными, наполненными незамутненной уверенностью суждениями и холодным, расчетливым отношением к смерти.
        - Идем к нашим, - не дала я Кирьену ничего ответить. Достаточно было вспомнить, кем был его отец. Грай Вернер - глава корпорации «Джу ру шан», занимавшейся модернизацией супертяжелых крейсеров.
        Вряд ли родитель не хотел, чтобы старший сын пошел по его стопам.
        Народу на более пологом берегу реки, которое облюбовали парни для вот таких вот посиделок, было много, так что одним костром не обошлось. Сидели не экипажами, у кого как получилось.
        Где-то пели… надрывно, вкладывая душу в каждый исторгнутый глоткой звук, откуда-то доносился дружный ржач, а где-то было подозрительно тихо.
        - Капитан, давай к нам! - первым заметив мое появление, приподнялся Дарил.
        - Там и одного тебя много! - крикнула я в ответ, решительно проходя мимо.
        Стас, Тарас, Валечка… Очень хотелось посидеть со старенькими, но я, как та, многодетная мамаша, должна была помнить обо всех.
        За спиной слаженно загоготали, потом кто-то что-то крикнул, но за волной смеха я только и расслышала: «Захват…!»
        - Там - шаре, - приблизился ко мне вплотную Кирьен.
        - Знаю, - усмехнулась я. Шаре - не алкоголь, пусть раскрепощаются.
        Впрочем, куда уж дальше.
        Судя по очередной взрыву хохота, куда дальше - было.
        - Капитан! - махнули рукой от очередного костра.
        Ответив таким же жестом, качнула головой. Общаться с Фраем мне сейчас не очень-то хотелось.
        А вот к следующему подошла уже сама. Положила руку на плечо сидевшему на бревне Барову. Тот попытался вскочить, но я придержала, лишь попросила:
        - Подвинься.
        Серега «ушел» вправо, освобождая место. Слева тоже сгруппировались, предлагая устроиться Кирьену, но тот сел на песок, подобрав под себя ноги.
        И до меня разговор не клеился, теперь же вообще затих. Капитаны шестерки ЭсКаров, приданные нам во время последнего доукомплектования, их помощники и члены экипажей…
        От моего «самодурства» больше всего пострадали именно эти команды.
        - Позволите? - то ли спасая положение, то ли его еще более усугубляя, из темноты шагнул к нам Таласки.
        - Это не ко мне, - избегая прикосновения, шевельнулась я. - Я тут сама приблудная.
        - Садитесь к нам, господин подполковник, - окликнули Игоря с другой стороны костра. Кто именно - не увидела, но по голосу предположила, что первый помощник Лемешева.
        - Ну, хоть кто-то, - недовольно буркнул Таласки, вновь уходя в темноту.
        - Тебе не хватает внимания? - усмехнулась я, подмигнув наблюдавшему за мной Смолину.
        Как и предполагала, Игорь предпочел обойтись без ответа. Лишь там, где должен был появиться, зашевелились, освобождая место.
        И опять… нет, не тишина - настороженность, когда понимаешь, что кто-то просто обязан сделать первый шаг, но…
        - Госпожа лидер-капитан, а расскажите что-нибудь из своих заданий. Ну, тех, перевозчицей.
        Этого я не опознала совсем, но Таласки не дал остаться в неведении, отбив через командный: Владимир Переверзев.
        Второй пилот из экипажа Долгина…
        С завтрашнего дня ему предстояло стать первым.
        - Из тех… - задумчиво повторила я и вопросительно посмотрела на Смолина. Мол, стоит? Тот на мгновенье задумался и, улыбнувшись, кивнул, словно давая добро. - Еще бы сообразить, что именно…
        - О драконах! - положил мне руки на плечи Дарил, очень вовремя оказавшись рядом. - Не забыла еще, как везли яйца в природный заповедник на Шуше?
        - Такое забудешь! - вспомнив, как это было, засмеялась я. - Особенно, тот момент, когда они начали вылупляться.
        - Кто? - спросил кто-то невидимый справа.
        - Драконы, - заржал Дарил. - В сопроводиловке был указан температурный режим, а я, когда выставлял, был слегка не в себе…
        - Слегка?! - «возмущенно» повернулась я к демону. - Да ты тогда на борт вернулся едва живой…
        - Много пили? - понимающе уточнил Баров.
        - Скорее, много… - Дарил кхеканьем дал понять, чего именно было много.
        - Они тогда поспорили с Валечкой, кто больше, - перебив смех, «сдала» я парней. - Хорошо еще Костас отказался от весьма сомнительной чести стать победителем и сдался сам, а то ведь могло занести в другую Галактику.
        - И кто победил? - в наступившей вдруг тишине четко раздался голос того самого Переверзева.
        - Сказали, что дружба, - опередила я Дарила, - но представить, как это выглядело, даже моей извращенной фантазии не хватает.
        Этот хохот был похож на лавину. Отдался гулом и… понесся, не столько сметая все на своем пути, сколько смывая то, что было…
        А, может…
        Джориш был прав. Пока оставалось капитаном Таши, мне было ничего не страшно!

***
        - Ты там еще жив?
        Вопрос пробился сквозь гул, стоны и вой тревожной сирены, сорвал со счета, но память оказалась услужлива, тут же вернув правильный ориентир. Тысяча четыреста двадцать восемь. Секунд. После той, что могла стать последней.
        - Жив, - глухо отозвался он и тут же вывел, уже мысленно: - Тысяча четыреста двадцать девять…
        Тысяча шестьсот двенадцатая осталась не отмеченной. Боец в тяжелой аварийной сбруе вывернул последнюю из не дававших добраться до него искореженных панелей, поднял лицевой щиток:
        - Все, генерал, свободен! - подмигнул он, явно не страдая излишним почтением к чужим нашивкам. Вопреки сказанному, наклонился, придержал забранной в композитную перчатку пятерней за плечо, зафиксировав в кресле, которое вырвало вместе с ним: - Сначала медицина!
        Аргумент был весомым - против и генералы не спорили, но натура требовала своего, пусть и по минимуму из возможного:
        - Что со вторым? - заставив себя расслабиться, сипло спросил он. Голос все-таки сорвал, хотя и не помнил, как и когда. То ли пока падали, то ли отметился уже на земле, выясняя, кого и как приложило.
        - Всмятку твой второй, - продолжая его удерживать, зло огрызнулся боец. - Не повезло.
        Шторм тоже поморщился. На втором должен был лететь он сам, но в последний момент в сопровождении увидел знакомую физиономию и решил потрепаться за жизнь.
        Потрепался…
        - Не повезло, - был вынужден согласиться он и обреченно вздохнул, когда боец подался в сторону, пропуская пару мордоворотов с медицинской эмблемой на облегченных БАЗах.
        Несмотря на габариты, втиснулись оба. Передав фонарь спасателю, впечатали парня в самый угол, под ту самую, прижавшую Шторма во время взрыва, панель.
        Боец и не спорил, лишь довольно щерился белоснежной улыбкой. Похоже, уже представлял, как будет рассказывать…
        На этой мысли Шторма и дернуло…
        - Обойдемся без подвигов, господин генерал, - не дав соответствующе высказаться, придержал его тот, что оказался ближе. Приставил к груди тубус: - В отношении вас у нас особые полномочия.
        - Генерал Орлов? - скривился Шторм, когда по телу прошлось морозной волной. Тоже боты, экстренная поддержка.
        - О диверсии успели доложить на Самаринию, - не то утешил, не то посочувствовал ему второй, закреплявший браслет диагноста. - До этого тоже было жарко, - теперь уже точно пожаловался он.
        Пока Шторм осмысливал сказанное - упоминание Самаринии отдавало неприятным душком, в него вогнали содержимое еще одного тубуса. На этот раз обошлось без эффектов, но в голове окончательно прояснилось, позволив оценить все то же самое, но уже с другой точки зрения.
        Нет, о диверсии он и до этого думал, просто…
        - Считайте, вам повезло, - тот второй, с диагностом, поднялся.
        - И насколько? - «порадовался» он вместе с медиком.
        - На уровне «родился в рубашке», - со смешком отозвался юморист. Отстегнул страховочные ремни, все еще удерживавшие Шторма в кресле. - Можете вставать.
        Красоваться он не стал. Сначала перевалился на бок, примостившись на четвереньки и оценивая границы вот этого, названного «родился в рубашке». Принял протянутую руку, поднялся, лишь теперь признав, что действительно повезло. И тем, что вопреки инструкции пересел в катер сопровождения, и тем, что выбрал место среди парней, а не там, в закрытой зоне, где сейчас все было искорежено и оплавлено жаром.
        - Нас ждет катер, - не дав до конца проникнуться степенью собственной удачливости, поторопил его медик.
        - Нас? - уочнил Шторм, но только для проформы. В чьи лапы и с какими последствиями попал, он догадывался. Медицина свою добычу просто так не отдавала.
        - Господин генерал… - понимающе ухмыльнулся в ответ мордоворот и, кивнув на что-то напарнику, протиснулся к выходу.
        - К тебе как обращаться-то? - не столь изящно, как медик, поднырнув под перекрывавшую проход плиту, поинтересовался Шторм.
        БАЗ «развернул» чужое тело на усилении, но и без него было понятно, что парень - полевик. Серьезные ребята. Из тех, кто и подлатать, и расхерачить, если потребуется.
        - Можете называть просто - полковник, - хмыкнул тот, приняв оценивающий взгляд.
        - Значит, просто полковник, - кивнул Шторм и, резко выдохнул сквозь стиснутые зубы. Где-то внутри резануло, прошибло болью. - А это что за хрень? - прислонившись к чему-то выгнутому спиралью, потер он грудь.
        - А это - сломанные ребра, - в тех же интонациях, просветил его полковник. - Но вы не переживайте, господин генерал, с этим мы разберемся.
        - Это была шутка? - довольно добродушно полюбопытствовал он и не без труда сделал последние несколько шагов до ведущего наружу проема.
        Приняли курьерский на спецстапеле ОСО. Тридцать восемь километров от Кошево. Оттуда двумя катерами при поддержке еще четырех, которые контролировали дальний периметр.
        Рвануло, когда большая часть пути была уже позади. Сначала во втором, затем, дав секунду на осознание, у них.
        Что было потом, он помнил отрывками. И ведь не отключался, если только ненадолго оглох и ослеп, но вся цепочка событий воспринималась по кадрам.
        Аварийный код с командного, тут же «ушедшего» в нулевой режим, пара ударов сердца на оценку ситуации, половина от этого, чтобы признать - его позиция с точки зрения выживания оказалась едва ли не оптимальной.
        О парнях, которые, как и он, действовали на автомате, тоже подумал, но…
        Это было вбито в подкорку: главное - он. И неважно, что кому-то другому могло показаться трусостью и подлостью. Важны все, но он…
        - Господин генерал…
        Шторм перевел взгляд на полковника.
        Помогло мало - перед глазами все так же «стояла» вспаханная при падении катеров земля, выкладывали смертельный узор куски обшивки и отлетевшие модули, лежали сложенные рядком тела, а в ноздри бился сладкий запах сгоревшей плоти.
        - Суки! - хрипло протянул он, ухватившись за рваный край. Покачнулся… нет, не от слабости, хотя и она имела место быть, от холодной, взвешенной будущими действиями ярости, от накатившего понимая, что все уже сделанное…
        - Господин генерал, - тот, второй, про которого уже успел забыть, тронул за плечо. - Это еще не конец.
        - Принято! - Шторм все-таки сделал шаг вперед. Сощурился - солнце ударило по глазам, попытался еще раз оценить все с нового ракурса, но ему не дали, зажав с двух сторон и потянув к лежавшему неподалеку медицинскому катеру.
        - Ты уж постарайся, чтобы без следующего раза, - полковник крепко пожал ладонь, кивнул застывшим у двери СБешникам: - Можете забирать.
        Шестнадцать погибших. Это со второго катера. В том, где находился Шторм - пятеро. Остальные - в разной степени «отделались легким испугом». Кто-то - только царапинами, кто-то…
        Парню, сидевшему справа от него, начисто отрезало ухо, но в их варианте могло оказаться и значительно хуже.
        Не оказалось, и за то спасибо!
        На том, к кому именно обращался с благодарностью, Шторм предпочел не заострять внимания. Сотворивший чудо поймет, а если и остальные примут на свой счет, так еще лучше. Вдруг где и зачтется.
        - Подожди, - придержал он медика, прежде чем тот развернулся, чтобы покинуть предварявший медицинский блок тамбур. - Имя?
        Тот посмотрел уже иначе, словно взвешивая.
        - Ждан Храев. Полковник. Командир особой…
        - Ко мне пойдешь? - перебил его Шторм.
        - Если у вас воюют, - не отвел тот взгляда.
        - Воюют, - «успокоил» его Шторм, даже в мыслях не покривив душой. Эта диверсия - лишь начало, дальше будет… - Забирешь всех, кто нужен. На сборы - сутки.
        Дожидаться ответа он не стал. Сказанного - достаточно, а несказанного…
        Лазовски перехватил, стоило войти в кабинет Орлова. Сграбастал, прижимая:
        - Живой!
        - Рано радуешься! - наметив болевой прием, вывернулся Шторм из жесткого захвата. Спокойно встретив холодный взгляд Орлова, стремительно подошел к столу.
        Как мишень, переложил в центр чистый лист бумаги, карандашом, в столбик, написал несколько фамилий.
        Лазовски встал за правым плечом, прочитав, качнул головой:
        - Неожиданно…
        - А ты что скажешь, генерал? - не ответив на реплику Ровера, повернулся он к так и стоявшему у окна Орлову.
        Догнало Шторм у самой двери кабинета. Прошибло… нет, не запоздалым страхом - осознаничем, что оттуда, с Самаринии, все выглядело если и не проще, то хотя бы без той обреченности, когда ты уже сделал все, что мог, да только все равно оказалось мало.
        - Обложить бы тебя…
        - Если станет легче, - понимающе кивнул Шторм.
        Сейчас бы коньячку, чтобы хоть ненадолго, но отпустило.
        В Союзе собирался задержаться на неделю - было, что обсудить в тесном кругу, но диверсия спутала все планы. Не потому, что могла стать последним предупреждением - потому, что облажался, подставившись под кардинальные меры раньше, чем мог позволить себе сдохнуть.
        - Что ты задумал? - Орлов все-таки подошел к столу. Тяжело, словно пересиливал каждым шагом.
        - Сыграть на конфликте и посмотреть, кто из них пойдет на контакт, - не задержался он с ответом.
        - Элизабет в качестве крючка? - Ровер забрал карандаш, дополнил список, увеличив его до семи имен.
        Директива «Зед»!
        Каждому из них нашлось в ней место.
        - До тех пор пока у власти на Самаринии Ильдар, Элизабет в ее новом качестве неприкосновенна, - Шторм бросил взгляд на стоявшую на столике в зоне отдыха бутылку коньяка.
        Медики налили за чудесное спасение, и даже составили компанию, отсчитав все три положенных тоста, но там был спирт, душа же требовала эстетства. Как доказательства, что в этом мире еще осталось что-то неизменное.
        - Ее идея? - Орлов забрал лист со стола, отошел к окну.
        Семь фамилий членов Правительства, которых они подозревали в организации заговора, результатом которого и стала директива «Зед», не только предусматривавшая уничтожение лиц, способных помешать осуществлению их планов, но и определявшая желаемые формы будущего мироустройства.
        - Ее брак с Риманом добавит оперативного простора, грех не воспользоваться, - подтвердил Шторм, прислонясь к столу. - Так что скажешь, генерал? - ухмыльнулся он, когда Орлов отбросил листок на подоконник. - Мне возвращаться на Самаринию или пора заняться инспекцией мобильных групп?
        Впрочем, ответ ему и не требовался - другой возможности внедрить своего человека в структуру, собиравшуюся продать Галактику трансгалактическим корпорациям, у них не было.
        А могло и не появиться…
        Глава 4
        Подписи под договором поставили все заинтересованные стороны, остальное можно было считать проформой, но это если не помнить, где именно они находились. Самариния. Достаточно, чтобы смириться с тем, что так просто она не отделается.
        От курящихся благовоний слегка кружилась голова, а от звука падающих капель, создававших в этом каменном склепе замысловатое эхо, мутило, но Элизабет продолжала стоять неподвижно, не отводя взгляда от замершего рядом с братом Римана.
        Если он считал, что должно быть так, а не иначе…
        Воротник кителя сдавил горло, когда попыталась сглотнуть ставшую вязкой слюну, ее повело, но Грони чуть сдвинулся, подставив плечо. Вовремя…
        - Я его пристрелю. А потом еще раз.
        - Это ты про генерала? - чуть слышно уточнил Марвел и добавил, не без усмешки. - То-то он свалил на Землю, сбросив все на Валеру.
        Низморин, словно догадываясь, о ком именно шептались, сначала вопросительно приподнял бровь, потом нахмурился.
        Элизабет предупреждению вняла, подтянулась, радуясь, что китель «держал» спину.
        Форма в качестве свадебного облачения была ее заслугой. Шторм откровенно намекал на белое платье, Валанд предлагал добавить остроты, украсив наряд набедренным фиксатором с заряженным по полной парализатором. Раксель суть пожеланий не упустил, но предпочел остаться сторонним наблюдателем.
        Поддержал ее фактически только один Низморин, но в этом Элизабет и не сомневалась. Валера знал, форма для нее - символ. Как и для Римана то, что происходило сейчас.
        - Я обязан спросить в третий раз, - Ильдар не шевельнулся, лишь сорвались с его губ слова. Прошлись гулом, сдвигая лавину. - По доброй ли воле…
        Элизабет подобралась, успев подумать, что рано или поздно, но отыграется, вцепилась взглядом в шедшего к ней Римана.
        Легче не стало, но внутри словно отпустило. Не изменить.
        И ведь не сомневалась, но…
        - По доброй воле, - четко произнес Риман, остановившись напротив. Опустился на колени, прижался лицом к ее ногам. Не только спутница - кайри.
        - По доброй воле, - следуя ритуалу, провела она ладонью по его волосам. - День и ночь. Настоящее и будушее. Жизнь и смерть.
        - Да будет так! - Ильдар поднял с постамента наполненную вином чашу, сделав щедрый глоток, протянул ее Низморину, который олицетворял сторону теперь уже жены. - Мой род - ваш род.
        - Да будет так! - с тем же величественным спокойствием повторил полковник. - Мой род - ваш род.
        - Да будет так! - поднялся с колен Риман. - День и ночь. Настоящее и будущее. Жизнь и смерть!
        С остальным было проще - поздравления, пожелания. Сначала там же, в Храме Богини Предназначения, к которому принадлежал Риман, затем в резиденции эклиса, готового и на большее, лишь бы они были вместе.
        В этом Элизабетом была с ним согласна, но…
        - Ты не выглядишь счастливой.
        Мария нашла ее на балконе, куда Элизабет вышла глотнуть свежего воздуха. Аромат благовоний продолжал преследовать, как и легкая тошнота, от которой не избавил и стакан воды, принесенный по ее просьбе Грони.
        - Это - другое, - улыбнулась она кайри эклиса. Посмотрела в зал, взглядом найдя Римана. Тот не оглянулся, продолжая разговаривать о чем-то с Низмориным и Валандом, но она знала - он чувствует эту нить. Нить между ним и… - Не люблю подобных мероприятий, - сетуя, закончила она.
        - Я заметила, - кивнула Мария в ответ. Встала рядом. Плотнее закутавшись в тонкую шаль, накинутую поверх белого платья, облокотилась на перила. - Вы с Риманом другие. Каждый сам по себе самодостаточен, но когда вместе - видишь, что эта самодостаточность ущербна.
        - Не стоит сравнивать Ильдара и Римана.
        Элизабет закинула голову назад, глядя на небо. О чем именно сказала Мария, она не упустила, но…
        Горы. Звезды были совсем рядом. Как и туши зависших над ними супертяжей.
        - Ты смотришь на это иначе.
        - Я смотрю на это с точки зрения заточенности под разные задачи, - смягчив интонации, отозвалась Элизабет. Опустила голову, оставляя только здесь и сейчас. - Ильдар изначально является миром, принимая его или создавая таким, каким сумел бы принять. Он - всеобщ, он - сам существование. Риман же всегда снаружи. Страж, охраняющий его покой.
        - Как и ты, - выпрямилась Мария. - Неожиданно услышать от тебя подобное.
        - День сегодня такой, - вздохнула Элизабет, вновь ощутив, как подступает к горлу тошнота.
        Не знай точно свой статус, уже подумала о беременности, а так…
        Мысль осталась незаконченной. Взгляд выхватил направлявшегося в их сторону Виллера.
        - Извини, - мягко улыбнулась она Марии, коснулась ее руки, еще и так прося прощения за то, что даже в этих обстоятельствах вынуждена помнить о службе.
        - Я дождусь, - заверила кайри эклиса, тут же повернувшись к ней спиной.
        Похоже, не только Элизабет требовалась передышка…
        Стоило вернуться в зал, где проходил прием, стало хуже. Не настолько, чтобы начинать тревожиться, но достаточно, чтобы обратить внимание.
        - Ты в порядке? - подошедший Юрген не упустил, как ее слегка качнуло. Придержал за плечо, наклонился, заглядывая в лицо.
        - Похоже, устала сильнее, чем думала, - злясь на собственную слабость, ответила Элизабет. - Ты ведь не просто так? - вернула она майора к конструктиву. В том, что искал именно ее, Элизабет не сомневалась.
        - Ты просила сообщить, если появится что новое, - с намеком произнес Виллер, указав на стоявшее у стены кресло.
        Элизабет кивнула - уголок был спокойным, да и присесть казалось хорошей идеей.
        Приглашенных было не так много, как она боялась, но даже их хватало, чтобы рябило от ритуальных одежд.
        - Мы нашли четвертого из скайлов…
        - Что? - едва не подсочила она, только удобно расположившись в кресле.
        Сообразить о чем шла речь, труда не составило - расследование гибели адмирала Искандера на особом контроле, но вот сама вероятность подвижки…. После нескольких месяцев безрезультатных поисков!
        Последняя проверка экипажа адмиральского щитоносца на ментальные кодировки была проведена за восемь месяцев до гибели адмирала. Четверо скайлов, облеченных высочайшим доверием.
        С тремя из них проблем не возникло - информацию СБ кангората предоставило по первому же запросу, а вот четвертый…
        В истории с Визардом они шли от общей картины к имени, назвать которое смогли лишь после того, как стал окончательно ясен масштаб происходившего, в которое оказался вовлечен их неизвестный. Здесь все было с точностью до наоборот: вся жизнь, расписанная едва ли не по минутам, и… ничего. Тщательно собранная из кусочков иллюзия.
        - Кто? - заставила она себя расслабиться.
        - Имя тебе ни о чем не скажет, - понимающе скривился Юрген, - а вот его контакты…
        - Майор, ты нарываешься! - все-таки поднялась она, чувствуя, как отступает перед куражом слабость. Машинально одернула китель.
        - Риман мне этого не простит, - вопреки сказанному, удовлетворенно хохотнул Виллер. - Уведу прямо со свадьбы.
        - Позубоскаль еще, - угрожающе протянула Элизабет, тут же качнув головой. Не Юргену - Риману, который все это время наблюдал за ними.
        - Шахин, - Виллер не стал и дальше испытывать судьбу, - Похоже, мы недооценили участие этого типа в том, что творится сейчас на Окраинах, - поморщился он. Не договорив, замер. Взгляд «застекленел», давая подсказку.
        Чтобы подняться, командному хватило и секунды. Всплывшая сводка ушла в сторону, уступив место сообщению оперативного дежурного, помеченному кодом экстра.
        Покушение на генерала Шторма.
        Для Элизабет это стало полной неожиданностью…
        - Лиз…
        Она тяжело вздохнула и подняла голову:
        - Сволочь ты, Слава. Тварь, каких поискать.
        - Но это не мешает тебе меня любить, - осклабился тот довольной улыбкой, но вот в глазах…
        За то, что было в глазах, Элизабет готова была простить ему многое.
        - Люблю я Римана, а тебя… - Она поморщилась, сглотнула вставший в горле ком. Благовониями «пахло» и здесь, в кабинете.
        - Лиз? - На лице генерала с той стороны экрана мелькнуло беспокойство.
        - Нет, я не беременна, - заставила она себя улыбнуться. Произнести оказалось легко. Не потому, что этот факт ее радовал, потому что перед Штормом можно было не утруждать себя наигранной беспечностью.
        - Жаль, - вполне искренне заметил он. Вальяжно откинулся на спинку, тут же поморщившись…
        О его сломанных ребрах Элизабет уже знала. Как и о том, что начала воплощаться в конкретный план еще не так давно витавшая в воздухе идея использовать ее как канал проникновения в ядро заговорщиков от Правительства Союза.
        - Так что ты скажешь? - прищурившись, поторопил ее Шторм.
        День был долгим. Ночь…
        Для первой ночи было уже поздно, но вот для первой брачной…
        - Я уже все сказала, - присела она на подлокотник кресла. Избавляя себя от мысли о дожидавшемся ее Римане, подняла внешку.
        Расцвеченная алым оперативка…
        Было уже привычно.
        - Лиз? - не удовлетворился он ее ответом.
        Сволочь! Но такая обаятельная…
        - Я в игре! - наклонилась она вперед, собираясь взять лежавший на столе лист бумаги.
        Пальцы скользнули по столешнице, перед глазами на миг стало темно…
        - Лиз!
        В пелене его резкое движение размылось, разложившись на слои. От этого стало смешно, но засмеяться ей не удалось. В горле хлюпнуло, по губам потекло и… все…
        Мысль о смерти была последней.
        Бессильной, в своей неотвратимости…

***
        Вместо двух-трех кораблей, о которых просила Фрая, на точку встречи подошло пять. Один средний, командовала которым Красотка, и четыре тяжелых. Не те, модифицированные ШерАхары, с которыми приходилось сталкиваться перед самым вторжением и которые предстояло увидеть на орбите Бесси, а ничем не уступающие им крейсера серии «Драгон», сошедшие со стапелей верфей ХоШорХош и через посредников с Приама попавшие в руки вольных.
        Впрочем, ничего нового для меня в этом не было. Встречались и раньше.
        - Они полностью осознают, чем все это может закончиться? - уточнила я, не глядя на Фрая, занявшего свое место на мостике «Эбразы».
        - Все еще сомневаешься, лидер-капитан? - в ответ холодно прищурился он. Развернулся вместе с ложементом.
        В командном кроме нас с ним, Торрека и Ван Хилда - четверо. Два пилота, навигатор и помощник капитана, чем-то похожий на самого Фрая. С той же матерой зрелостью в глазах, отличавшей повидавших в этой жизни достаточно, чтобы относиться к ней философски.
        Форма одежды единая - темно-серая роба, высокие ботинки с магнитными нашлепками. Из оружия - парализаторы, но это то, что на виду. Волновики, плазмеры, ЕМ-гранаты… Парни готовились к бойне, на борту было все, что могло пригодиться.
        - Не в них - в их понимании ситуации, - криво усмехнулась я, лишь теперь отведя взгляд от навигационной карты, на которой были отмечены позиции кораблей. - Обратного пути не будет, только вперед.
        - Тогда тебе не о чем беспокоиться. - Фрай косо посмотрел на стоявшего слева от меня Торрека. - И расслабься, шухер уже идет. К нашему появлению на базе о моем решении оставить Гросса не будет знать только мертвый.
        Спорить было глупо - информацию получали и из других источников, но…
        План был моим, риск - нашим. Я предпочитала верить, но не доверять.
        - Если загонят на дальние, - Ван Хилд посчитал, что тема наших взаимоотношений с вольными исчерпала себя, и укрупнил сектор планеты, - действовать будет на порядок сложнее. А если еще и сорвут по времени…
        Соглашаться я не торопилась, хоть и не видела причин оспаривать его видение ситуации. Чтобы отыграть в рамках задуманного, нам нужны были ближние орбиты. И - Удача. В том варианте, когда безоговорочно!
        Удача…
        Очень напоминало Судьбу. С ее милостью и милосердием…
        - Как Шахину удалось уйти? - вспомнив недобрым словом Джориша, продолжавшего смущать меня одним фактом своего существования, вернулась я к злободневному.
        Если Фрай и был удивлен вопросом, то вида не подал, лишь нахмурился, словно считал, что упоминание этой твари было совершенно некстати.
        Вот это он зря!
        Впрочем…
        Я опять повторялось, но на этот раз не без веских оснований.
        Шахин. Сергей Игоревич Шахов. Офицер контрразведки Союза, получивший погоны на два года позже отца и когда-то служивший под его началом. Предатель, сдавший работавшую на Окраинах группу и разыскиваемый не только нашими спецслужбами. Садист, настолько умело скрывавший свою суть, что психологический контроль при поступлении в Академию не выявил паталогии. Вольный…
        Четыре стандарта тому назад благодаря мне и Камилу его взял Таласки. Спустя полгода стало известно, что этот ублюдок опять на свободе и собирает новую команду.
        - Выкупил свою жизнь, - после довольно длительной паузы, равнодушно выдал Фрай.
        Кинув еще один взгляд на навигационку, посмотрела на капитана.
        - Гросс?
        Подтверждение не требовалось - Гросс слишком легко после ареста Шахина перехватил его каналы, но я все равно ждала ответа. Как если бы от этого что-либо зависело.
        - Он, - с тем же безразличием признал Фрай. - Гросс был ему должен еще по делам на заре своей бурной молодости, а тут подвернулся повод и избавиться от обязательств, и подняться на ступень выше. Тогда мы не поняли причин для щедрости Шахина, уже позже разобрались, что вся эта дурь, контрабанда и торговля людьми были лишь прикрытием для того, чем он действительно занимался.
        Прикрытием…
        Оставаться капитаном Таши, как просил Джориш, было не сложно - моя суть, но память…
        - Капитан, - Торрек положил мне руку на плечо. Возможно, вовремя. То, что подкатило к горлу, трудно было назвать яростью. Скорее уж, потребностью. Вцепиться. Разодрать…
        Сколько бы ни прошло, а я помнила, как если бы только очнулась в пустыне, куда меня сбросили подыхать. Вопрос. Удар. Снова вопрос. Опять удар…
        Тогда я была уверена, что все! Конец. Предел. Грань… Оказалось, это было только начало, как и тот взгляд глаза в глаза, когда Индарс произнес свое сакраментальное: «Казнить», а я признала, что имел право.
        - Капитан, - повторил Торрек. Но уже жестче, требовательнее.
        - Отставить, капитан! - дернула я плечом, скидывая ладонь. - Останься здесь. Ты, Ван, тоже, - приказала я, разворачиваясь, чтобы покинуть мостик.
        - Не доверяешь?
        Оглядываться я не стала. Фрай - понимал. Я - понимала…
        - Пока еще нет.
        «Дальнир», «Рокси» Ван Хилда и «Кертачи» Торрека лежали на стапелях главного ангара. «Райбери» Джекаро, «Мэрдос» Шураи и «Трейси» Сумарокова - следовали багажом на «Марено», капитана Лайдо. Была еще группа, возглавлял которую Сашка Аронов, но те добирались своим ходом, готовые, если все пойдет не так, как я рассчитывала, встать на поддержку.
        «Нарото», которому предстояло принять на борт пленников, шел в сопровождении «Ларди» Дэна Ханиля и трех моих ЭсКаров.
        Перестраховка!
        План операции был прост, но это если без учета количество слабых мест, способных решить исход не в нашу пользу.
        - Таши! - Собственное имя в исполнении Фрая сбило с шага, заставив не только остановится, но и замереть в ожидании продолжения. - Ходили слухи, что Шахин наткнулся на колонию метаморфов. И те, вроде как, считали себя его должниками.
        - Давно? - Голос не подвел, прозучав довольно спокойно.
        - Я тогда еще только начинал… Стандартов двадцать назад.
        Демоны его…
        - Принято, - кивнула я и на этот раз действительно покинула командный. Вышла в тамбур в надежде на мгновение передышки, но Судьба считала иначе, тут же ткнув в дожидавшегося меня Сандерса
        - Ну? - Прозвучало грубовато, но это было лучше, чем, если бы сорвалось стоном.
        - Что у тебя с Шахином? - загородил он собой проход.
        - Откуда? - подумав, что слабость не для меня, процедила я сквозь зубы.
        - Что у тебя с Шахином? - проигнорировав вопрос, навис домон надо мной.
        Стоило бы вспылить и отправить к демонам, но я только поморщилась, признав, что выглядел Сандерс впечатляюще:
        - Ничего выходящего за рамки отношений перевозчик-вольный. Шахин пытался меня убить, я - сдать его спецслужбам.
        - И - все?! - криво усмехнулся он. - И ради этого Дарил попросил присмотреть за тобой?
        Вот теперь точно стоило разозлиться, но на душе стало неожиданно спокойно. Все, как всегда…
        - Это ты так присматриваешь? - с долей язвительности уточнила я, отступив на шаг, чтобы удобнее было смотреть ему в глаза. Ответить не дала, признав, что выбранный им путь, мог оказаться весьма действенным: - Это - старая история, в которой слишком много личного.
        - Ты с ним спала?
        - Что?! - оценив его талант доводить, взревела я. - Капитан Сандерс!
        - Не спала. - На морде домона проявилось удовлетворение.
        Вздохнув - с этими парнями не угадаешь, откуда прилетит, неожиданно для самой себя хмыкнула:
        - Опасался, что замкнет?
        - Опасался, что пробьет на жалость, - отступил домон. - Приглядись к Слайдеру, - резко сменил он тему. Развернулся, сдвинул тамбурную дверь, первым выйдя в коридор.
        - Я что-то пропустила? - пристроилась я рядом.
        Снаружи «Эбраза» выглядела потасканно. Грубые заплатки, оставшиеся после залпов потеки. Нутро корабля было другим, на мой взгляд, максимально близко подбираясь к тому, что можно было считать идеалом для боевого корабля. Натерто, надраено, выведено в нуль.
        С командой происходили те же метаморфозы. На грунте - свора, здесь - сбитый в единое целое экипаж.
        С учетом того, что мне предстояло взять их под свое командование, не самый худший вариант.
        - Они о чем-то долго разговаривали с Таласки, - вновь остановился Сандерс. Проводил взглядом проходившего мимо вольного - я не пропустила, как тот напрягся и заторопился, явно не желая чувствовать себя в «прицеле». - Слайдер не в себе. Дергается, но молчит.
        - Выяснить пытался, но неудачно, - сделала я соответствующий вывод. - Считаешь, что-то серьезное?
        - Уверен, он получил приказ, - колюче прищурился Сандерс. - И вот этот приказ…
        - Капитан, на связи Шорн! - не дали ему закончить. - Говорит, важно!
        - Принято, - ответила я невидимому Костасу. - Я присмотрюсь, - подняла взгляд на наблюдавшего за мной Сандерса, - но и ты…
        Молчит и дергается…
        Когда рядом появлялся Таласки, говорить о том, все будет просто, не приходилось. Глупо надеяться, что это раз мог стать исключением….

***
        Командный «Эбразы» разложился на три яруса. На нижнем - терминалы служб сопровождения: связь, второй и третий пилоты, навигация, сводный технический блок, за главным пультом которого сидел помощник Фрая, и дублирующий по вооружению. На втором, поднятом на полметра выше, капитан, первый пилот и первый же навигатор.
        Третий - сверху, террасой, занимал противоположный от обзорного экрана полуовал.На нем мы с Торреком и находились. Домон держался слева, но не за плечом, как обычно, рядом. Ноги чуть расставлены, ладонь небрежно сжимала поручень…
        Внушительно, если не обращать внимания на то, что Торрек вновь щеголял в своем старом кителе с сорванными нашивками. По его словам, сливался с антуражем.
        Картинка сменилась - переключился режим сканеров, стала четче, позволяя взять визуально то, что еще пару мгновений назад фиксировалось лишь отметками.
        - Много мусора.
        Вместо ответа - кивнула. Система Шах уже давно числилась под вольными, так что увиденное меня нисколько не удивляло, рассматриваясь лишь с точки зрения предстоящей операции.
        - Наденьку поимели, маяк взял. Цифирь два на восемь…
        «Прошли дальние, идем ближние. Получили коды прохождения», - перевела я.
        Жаргон. У нас тоже случалось - вырывалось в порыве, здесь же все выглядело как в той, ставшей лишь памятью жизни.
        - Индекс загрязненности нуль шесть.
        У Гимли, где прыгали сверхкороткий, было нуль четыре и то считали опасным. Паскудно…
        - Могло быть и хуже, - прокомментировал отчет навигатора Торрек.
        - Могло, - согласилась я с ним, продолжая следить за передаваемым со сканеров изображением.
        Бесси, вторая из четырех планет системы Шах, относилась к типу «Земля-малая». Атмосфера относительно дружелюбная. Более восьмидесяти процентов поверхности планеты - океан. Половина из приходившегося на твердь - небольшие острова, раскиданные по поясам с высокой сейсмической активностью.
        Наземная база, на которой держали захваченные у Кортли экипажи, находилась на единственном материке в экваториальной части. Влажность. Днем до плюс шестидесяти.
        Несмотря на это, Торрек был прав. Могло быть и хуже. Причем, значительно.
        - Цифирь два на восемь вскрыл, - сбил меня с мысли навигатор. - Без отрыжки.
        Коды система приняла, обработка прошла…
        Чувствовать себя на мостике гостем было непривычно, но это если не рассматривать, как новый опыт. С учетом ближайшего будущего, вполне могло пригодиться.
        - Восемь буров и до хрена самоубийц…
        Буры - тяжелые. Самоубийцы - мелочевка из тех, что ниже средних…
        - Одиннадцать рабов…
        - Пятерку можешь отхерачивать сразу, влежку.
        Одиннадцать - захваченных в бою, из них пятеро в окончательном минусе и по ходу, и по вооружению.
        - По данным разведки…
        - Зайрех рахрас! - рыкнул вдруг Фрай, так и оставив незаконченной реплику Ван Хилда о том, что по данным разведки, захваченных кораблей числилось значительно меньше.
        - Непереводимая игра слов, - флегматично буркнул Торрек, но судя по тому, как закаменело лицо, с этой самой непереводимой игрой слов домон был полностью согласен.
        Впрочем, не он один. Не знаю уж, о каких данных разведки шла речь, но мобильная внеорбиталка, выходившая из тени планеты, в них точно отсутствовала.
        - Не кладем, - не дав «испугаться», грубо хохотнул помощник Фрая с труднопроизносимым именем Тшаттакраш, - это - Сонечка три на два.
        Тоже жаргон, но этот гулял по всей Галактике. Стыковочный комплекс «СНЧК», на основе которого «собирали» внепланетные космопорты малой нагрузки. Приплюснутый с условных полюсов шар, три основные фермы, на каждой из которых по два стыковочных узла с изменяемой геометрией переходного модуля.
        Уродливая конструкция, но из тех, которые за высокий индекс живучески называли неубиваемыми.
        - Я бы не обольщался, - недовольно проскрежетал Фрай. - Когда заглядывали на Бесси в последний раз, ее не было.
        - Принято, - опередила я, сбросив предупреждение Слайдеру.
        По экипажам - боевая тревога, штурмовые команды экипированы так, что можно сразу в пекло, а здесь…
        Память была навязчивой, вновь и вновь возвращая прошлое. Ивар. Шахин. Гросс…
        С Фраем в той жизни я пересекалась. Повезло, что мельком, не приходилось теперь наступать себе не горло, уверяя, что и этот успел стать немного меньше, чем врагом.
        - Кэп, Сонечка забита под завязку, - вторя предостережению Фрая, отстучал капитан «Марено» Лайдо. На стыковку он не шел, оставался в сопровождении, но на курс комплекса выставился первым. - Пищит на всех.
        - А кто сказал, что будет просто? - дернула я плечом, приняв тяжелый взгляд Фрая. Снизу вверх. - Если хочешь…
        - Остынь! - оборвал он меня. - Пойдешь со мной?
        Этот момент особо не оговаривался, но по-умолчанию я командовала операцией, участвуя в ней лишь в своем основном качестве.
        - Добычей? - позволила я себе улыбку.
        Признаться честно, хотелось! Сделать последний шаг, посмотреть Шахину в глаза, увидев в них понимание того, что будет дальше.
        Он. Я.
        - Давай обойдемся без самодеятельности, - не стала я дожидаться ответа на свой вопрос.
        - Уговаривать не буду, - словно ничего другого и не ожидал, Фрай вернул ложемент в боевую позицию.
        Капитаны Фрай, Лайдо, Тимур, Беркин. «Эбраза», «Марено», «Курва» и «Старта». Не считая «Нарото» - первые тяжелые поступавшие в мое распоряжение, после чего группа «Ворош» выводилась на уровень корпуса. Ну а я…
        Во время последнего разговора с Шорном именно этот момент и обсуждали. Иной статус, иные задачи. С одной стороны оно и к лучшему - потенциал, несоразмеримый с тем, который имели сейчас, с другой…
        С другой все выглядело не столь оптимистично. Группа «Ворош» сумела подтвердить свой особый статус, удастся ли повторить то же самое уже корпусу «Ворош»?
        - Зеркало рябит, - подтвержая слова Лайдо, поднял красный вымпел оператор систем активного поиска САП. Работали те все еще на дальних дистанциях, но для определения типа и мощности установленных на станции боевых модулей вполне хватало. - Фрай, у кого-то паранойя, - несколько растерянно выглянул парень из-за терминала.
        - Скорее уж, помешательство, - поправила, оценив не только список по вооружению Сонечки, но и калибры. - Они тут что, воюют? - дойдя до последней строчки, задумчиво посмотрела я на экран.
        Уродливая конструкция с повышенным индексом живучести…
        Сейчас эта громадина была полноценной вне орбиталкой со всеми вытекающими из этого последствиями.
        - Мам, если не модифицировали маршевые, то Сонечка пыхтит на пределе возможностей.
        Это «мам» должно было сбить напряжение, но…
        - Юл прав, - шевельнулся Торрек. Сдвинулся. - Идет натужно, заметно рыскает на курсе. Скорее всего, проседают по питающим цепям.
        О чем говорил, было понятно - на пиковых нагрузках должно было сбоить, но это - в теории, а что в действительности…
        - Стоит протестировать на стандартной схеме, - вновь подал голос Торрек.
        - Сделаю, - не дожидаясь моей реакции, тут же пробасил сын.
        Этому было проще…
        Сонечка, восемь буров, дохрена самоубийц и одиннадцать рабов…
        Даже если убрать те пять, которые в окончательном минусе, соотношение получалось не один к двум, как рассчитывали, а один к четырем. Не для нас - нашей задачей была наземная база, для Фрая и его парней.
        - Капитан…
        Откликаясь, подняла взгляд на Торрека.
        Он - понимал, я - понимала…
        При таком раскладе и не захочешь, а задумаешься. Как минимум, о вере и доверии.
        - Лидер-капитан? - точно оценив момент, развернулся вместе с ложементом Фрай.
        - Здесь, лидер-капитан, - жестко отрезала я, продолжая рассматривать домона.
        Мне бы отвести взгляд. Мне бы не заметить его решимости, его готовности идти вслед за мной хоть в бездну, но я продолжала смотреть, видя в его глазах все, что нам предстояло. Невообразимое, невозможное, неизбежное…
        - Лидер-капитан? - Фрай отстегнул ленты фиксаторов, поднялся.
        Сонечка, восемь буров, дохрена самоубийц и одиннадцать рабов…
        Сын Шмалькова, очень важный человечек и две-две с половиной тысячи парней, которые даже не рассчитывали на спасение…
        - Говоришь, проседают по питающим цепям? - понимая, что пути назад у нас нет, уточнила я.
        Легче после этого вопроса не стало. Если только…

***
        Этот мир не терпел незаконченных историй…
        Законченные тоже не доставляли ему удовольствия.
        - Таши, время! - вырвал меня из размышлений Торрек.
        - Ждем, - коротко отрезала я, не позволяя себе сомневаться. Не во Фрае, находившемся на аудиенции у Шахина, в покровительствовавшей нам Судьбе.
        Режим боевой готовности. До начала операции…
        Все опять было не так, как планировали, но этому уже давно никто не удивлялся.
        - Он и не из такого выкручивался, - подошла к моему терминалу Красотка.
        Форма та же - темно-серая роба, но подогнана по фигуре так, что того и гляди разойдется по швам. Вместо ботинок - высокие сапоги. Фиксаторы нестандартные, под автоматическую шнуровку. На капитанской нашивке название и тип корабля - «Красотка», Херон-РК, еще ниже имя - Ванесса Лираи…
        Для меня она всегда была просто Красоткой.
        Пока разглядывала ее, Ванесса попыталась оттеснить стоявшего монолитом Торрека. Жаль, Фрай не видел. Или Кайман, которому она тоже трепала нервы.
        Комментировать реплику демоницы я не стала, лишь понадеялась, что если и не у обоих, то хотя бы у одного благоразумия хватит.
        С последним не ошиблась. Торрек чуть сдвинулся, Ванесса идеально вписалась между ним и боковой стойкой моего ложемента.
        Передислокацию я отметила машинально, продолжая отслеживать ситуацию на экранах.
        «Эбраза», «Марено», «Курва», «Старта» и «Красотка».
        Лучшая позиция у «Марено», в ангарах которого находились «Райбери» Джекаро, «Мэрдос» Шураи и «Трейси» Сумарокова. Чуть хуже у «Курвы» и «Старты», которые играли в одиночку.
        Мы «стояли» пристыкованными к Сонечке. С одной стороны вроде и неплохо - проблема решалась раз и навсегда, с другой…
        - Капитан, входим в зону.
        - Вижу, - кивнула я наблюдавшему за мной с экрана Ван Хилду. - Ждем.
        - Принято, ждем, - откликнулся он, небрежно откинувшись на спинку пилот-ложемента. Еще один паяц…
        Обманываться было приятно, но насчет бывшего вольного я не обольщалась. Взгляд острый, да и в позе виделось что-то от готовности вцепиться.
        С Фраем - пятеро. Его второй помощник, чем-то напоминавший Олиша, и четверо моих парней. Подбирал их сам капитан «Эбразы». Что искал и нашел, угадать я бы не взялась, но когда ребята Каймана переоделись, в образ искателей приключений вписывались идеально.
        - У нас сорок семь…
        - Еще слово и пристрелю, - предупреждающе выдавила я. И ведь понимала, что Торрек прав…
        Ситуация отдавала сволочизмом. Вроде и договоренность с Фраем имелась - в случае чего, каждый сам за себя, но вот бросить…
        На кону стояла не только жизнь вольного и его сопровождения, но и будущее корпуса «Ворош». Либо они наши и тогда мы вместе до последнего, либо…
        - Да понял я, - излишне ворчливо ответил домон, но стоило оглянуться, как тут же подтянулся и добавил: - Разрешите покинуть мостик?
        Я повторялась, но ситуация действительно отдавала сволочизмом. Вариант, в котором Фрай не возвращался на борт «Эбразы», мы рассматривали, как и тот, когда оставался в невосполнимых, но…
        - Разрешаю, - признав, что Торрек очень четко поставил меня перед выбором, ответила я. - Ты бы… тоже… - посмотрела на Красотку.
        - А я разве не в качестве страховки? - одарила она меня ироничной улыбкой.
        С Фраем было сложно - слишком давно в капитанах, чтобы прогнуть под себя, с этой - близко к отметке «невыносимо». Внешне не придерешься, все в рамках взаимоотношений начальник-подчиненный, но это если не встречаться взглядом.
        - Ты бы с ней сейчас не спорила, - разворачиваясь, пришел мне на помощь Торрек.
        - Тебе - виднее, - тем не менее, оставила последнее слово за собой Красотка.
        Что порадовало, дальше этого не пошло, из командного «Дальнира», где мы находились, они вышли вместе.
        - Капитан… - на этот раз довести меня решил Тарас.
        - Отставить, капитан! - добавила я голосу угрожающих ноток. Следуя примеру Ван Хилда, откинулась на спинку. Прикрыла глаза. - Сейчас бы кофе и булочку, - протянула мечтательно.
        - Капитан? - неуверенно переспросил Джастин.
        Сплошная показуха! Телеметрия еще не зашкаливала, но уже тянулась к границе терпения.
        - Сандерс! - резко выпрямившись, вызвала я домона. Этот шел во главе одной из двух нацеленных на Сонечку штурмовых групп.
        - Здесь - Сандерс, - тут же отозвался тот. В глазах беспросветный туман, на физиономии ни проблеска эмоций.
        - Нужен юнга. Не можешь подогнать еще кого-нибудь из ашкеров? - без малейшего намека на улыбку, поинтересовалась я.
        - Значит, капитан дорга тебя уже не устраивает? - задумчиво уточнил домон.
        Я вздохнула - держать «картинку» с каждым мгновением становилось все тяжелее, но ответила достаточно твердо, чтобы не скатиться в истерику:
        - Нет, не устраивает.
        - Принято, лидер-капитан, - так же, на полном серьезе ответил он. - Будет тебе в юнги ашкер ардона.
        На последней фразе парни не выдержали. «Работали» на все корабли, так что хохот был похож на лавину. Не заметишь, как сметет!
        Если бы все остальное оказывалось столь же просто.
        - Капитан, до границы зоны тридцать восемь минут, - уже по личному каналу «дернул» меня сидевший первым Костас.
        Критично!
        - Принято. Ждем. - Было похоже на молитву.
        На сброс - четыре минуты. Еще восемь - разгон и выход на позицию. Девять на снижение. Для «Райбери», «Мэрдоса» и «Трейси», лежавших сейчас на стапелях грузового ангара «Марено», на полторы меньше…
        Запас был, но это если не считать первой фазы операции, во время которой Сандерс со своими должен был нейтрализовать Сонечку.
        Шахин тоже значился среди его задач, но тут уж повезет - не повезет.
        Мне хотелось, чтобы первое.
        - Капитан, Торрек на мостике «Кертачи», - прокомментировал Дальнир появившийся на визоре вымпел. - Бот с Красоткой покинул «Эбразу».
        Сссуки…
        К кому конкретно относилось, сказать бы не взялась, но бывший офицер контрразведки Союза, нынче сотрудничавший с домонами, в списке шел одним из первых.
        - Капитан…
        Тридцать три минуты. Если не успеем закрыть вопрос с Сонечкой до выхода из зоны, придется ждать еще один оборот. Вроде и ничего серьезного, могло быть и хуже, но…
        Восемь буров и дохрена самоубийц. А еще шестерка рабов и стыковочный комплекс.Ну и наземная база, стоявшая нашей главной целью.
        Брошу Фрая, вряд ли смогу полноценно рассчитывать на его парней. Приму решение ждать…
        В этом, втором варианте, все выглядело еще более неоднозначно. Шахин - зверь. У таких чутье, так что, по большому счету, оставалось без вариантов. Либо сейчас, либо…
        «Эбраза», «Марено», «Курва», «Старта» и «Красотка»…
        Сашка Аронов, «Нарото» с поддержкой «Ларди» Дэна Ханиля и трех ЭсКаров…
        Наличие в системе еще одной группы, о которой мне только и было известно, что она существует, подтвердил Шторм. Если не справимся мы, задачу уничтожить здесь все, возьмет на себя она.
        Паскудный расклад, в котором как не поверни, где-то потеряешь, а где-то…
        Ложемент в стартовую позицию перевела на автомате. Выбор без выбора…
        - До выхода из зоны?
        Хохот стих, словно и не драли всего мгновение назад привычные к ору глотки.
        - Тридцать одна минута, - тут же отчеканил Костас. В нарушении всех возможных инструкций в рейд мы вышли без обоих помощников капитана.
        - Принято, тридцать одна минуты, - нутром чувствуя, как «критично» выползает на красное, отбила я.
        Десять на захват мало, если только на шухер, но и он…
        - Капитан! - Это был уже Сандерс.
        - Держим готовность! - как за спасение, продолжая цепляться взглядом за навигационку, жестко отрезала я.
        Красотка права, Фрай и не из таких передряг выбирался, но…
        - Тридцать…
        - Капитан, а помнишь… - развернулся ко мне вместе с ложементом Тарас.
        Я - помнила. И о том, как до последнего ждали его возвращения на Иари, уйдя со стапеля вплотную к грани последнего момента. И о том, как не бросили Искандера, уже переступив за нее. И о том…
        - Готовность к сбросу - девяносто секунд! - не позволила я продолжить ангелу. - Штурмовым командам…
        Девяносто секунд…
        Полторы минуты. Для милости и… милосердия.

***
        Ветренная особа…
        Сегодня Удача играла против нас.
        - Стапель готовность принял. Отсчет сброса…
        - До активации вируса…
        - Штурмовым командам…
        - Принимай борт, - чувствуя, как «погружаюсь» в знакомую вакханалию, посмотрела я на Тшаттакраша. - И ты знаешь, если что…
        - Не суетись, детка, - сидя за капитанским терминалом, довольно глумливо выдал он. - Фрай и не из такого дерьма с прибылью выбирался.
        Что-то подобное я уже слышала, пусть и не в столь похабном исполнении.
        Помоги оно Фраю, выслушала бы еще ни раз.
        - Принято, не суетиться, - хмыкнула я, отметив, как выставил готовность Сандерс.
        На Сонечку шли две команды. Для такой базы маловато, но на появления здесь СНЧК мы не рассчитывали, как и на визит Фрая к Шахину, так что план операции пришлось перекраивать буквально на ходу.
        - До сброса шестьдесят секунд…
        - Шестьдесят секунд принято, - откликнулась я, отследив контроль фиксаторов. Ложементы не в боевой - аварийной позиции. На всякий случай. - Красотка…
        - Принято, капитан, - не дав закончить, отчеканила демоница. Ее задача - подобрать штурмовые группы. А вот с Фраем или нет…
        Оставалось надеяться, что повезет.
        - Сорок пять…
        - Вспомогательные на мощности. Крепимся на дополнительных…
        - Ну что, капитан, поиграем в войну? - подмигнул с внешки Ван Хилд. И ведь серьезный мужик…
        - Главное, не заиграться, - не без злобы огрызнулась я. Тут и так все…
        - Двадцать пять!
        - Принято, двадцать пять! - привычно «успокоилась» я. Хуже быть не могло - некуда, а вот лучше…
        Сброс еще то испытание. Нет, не для техники - для нервов. Пока разгонные примут нагрузку, пока ее перехватят маршевые. Похоже на выход из прыжка, только еще хуже. Видишь все, сделать ничего не можешь.
        - Штурмовые в тамбуре. Вирус пошел…
        Милости им и…
        А нам?
        - Десять… Девять… Семь… Четыре… Два. Один. Зеро!
        Компенсаторы не позволили «упасть», но тело все равно сорвалось ощущением падения. Вжалось в ложемент, «уйдя» под его ненадежную защиту.
        - Демоны их! - выдохнула я, проклиная свое богатое воображение. Не без удовлетворения заметила, как «расслабился» Тарас, начиная эквилибристику под брюхом «Эбразы».
        - «Лайдо» сброс подтвердил! Работают!
        - Принято! - ответила я Костасу.
        Отметки на навигационке выставились на позиции. «Эбраза», «Марено», «Курва», «Старта», «Красотка». Это из тех, кто на большом шухере.«Дальнир», «Рокси», «Кертачи», «Райбери», «Мэрдос», «Трейси»…
        Нам предстояло сделать очередное невозможное.
        До этого невозможного требовалось еще дожить.
        - Капитан, разгонные пошли. Вывожу на курс.
        - Вижу, - наблюдая, как «Дальнир» «скользит» по внутренней поверхности намеченной ангелом сферы, отрезала я. - Оружейному принять цели.
        «Кертачи» Торрека, «Мэрдос» Шураи и «Трейси» Сумарокова уходили к планете, наша троица прикрывала, держа на контроле и вольных.
        - Цели принял, - отстучал Валечка. - Коды выставлены.
        - Отсечка двести сорок…
        - Капитан, до выхода «Нарото» из прыжка восемьдесят минут.
        Вместо «принято» зафиксировала таймер. Восемьдесят в прыжке, еще чуть больше чем столько же на крейсерской… На все про все около трех часов. Не уложимся…
        - «Кертачи» взял купол. Передал готовность к атаке…
        Куполом на жаргоне вольных назывался управляющий модуль ретранслятора дальней связи. Своего рода генератор прокола, перебрасывавший пакет на нужную станцию.
        - Принято! Передать на «Кертачи»: готовность держать…
        - Выход на цель номер один…
        - «Эбраза» все еще пристыкована к базе.
        На курьерском прибыло четверо. Одного я уже хорошо знала - тот самый интуитивщик, который был с командой Торрека, когда они вызволяли его дочь. О втором… второй была осведомлена благодаря Шторму. Жена заместителя отца, самаринянка, жрец Храма Предназначения и специалист по сумеречным матрицам. Третьим оказался мрачный тип. Мне его не представили, но так было даже лучше. Взгляд высокоуровневого ментата, не желающего скрывать свою сущность, говорил больше, чем нашивки.
        Но эти меня сильно не беспокоили - находились на «Нарото» и вступали в игру лишь после того, как штурмовые группы вскроют наземную базу. А вот четвертый… Шард Дикр.
        Этот домон вел себя настолько незаметно, что время от времени позволял забыть о своем существовании.
        - Сандерс, что у тебя? - проигнорировала я Шарда.
        - Капитан, ты не вовремя! - воодушевленно огрызнулся Дэркс. Попыхтел, высказался в духе, что кому-то криворукому все лишнее оторвет и добавил, уже для меня: - Все по плану. Работаем.
        Спрашивать, по какому именно плану я не стала. Меньше знаешь…
        - «Рокси» выставила готовность…
        - Таши, время! - рыкнул с поднявшейся внешки Торрек. И ведь молчал…
        - «Эбраза», демоны тебя…! - присланный хоть и лез под руку, но был прав. Тшаттакраш продолжал держать тяжелый на привязи.
        - Капитан, эти твари, похоже, прочухались…
        Про «прочухались» я и сама не упустила. Буры еще не дергались, а вот мелочевка уже замельтешила, смахивая на узревших хищника мальков.
        - «Эбраза», мать твою… - рявкнула я, понимая, что еще немного…
        - Капитан, на курсе. Цель номер один. Главный калибр…
        - Извини, капитан, у нас тут груз нарисовался, - вывалился вдруг на внешку помощник Фрая. Морда довольная, глазки блестят. - Тридцать секунд…
        - Шлюзование закончено. Расстыковка… - Это не у нас, с той стороны экрана.
        - Не горячись, капитан, - за шкирку вышвырнул Тшаттакраша из ложемента слегка потрепанный Фрай. Плюхнулся, вбил друг в друга разъемы фиксторов и лишь затем рукавом вытер кровь с разбитой губы. - Я тут слегка задержался…
        Сссуки…
        - Если ты сейчас же…
        - Понял, капитан, - ощерился тот. В глазах даже не кураж, а что-то дикое, сумасшедшее.
        - Готовность подтверждаю, - успев подумать о том, что попадись он мне сейчас под руку, просто взглядом бы не отделался, вбила я коды. - Цели…
        - Ну что, парни, резвимся! - С тем, что Фрай был в ударе, я не ошиблась. - Отваливаем! - словно опровергая мои предположения, жестко бросил он. Потом посмотрел на меня… - Шахин твой, лидер-капитан.
        На этот раз обошлась без экспрессии. Он сделал все, что мог и даже больше, я…
        - Принято, капитан Фрай, - кивнула я. Бонус к невозможному… - Работаем, - оставив все остальное на потом, закончила игру в гляделки.
        - Принято, работаем! - самодовольно ухмыльнулся теперь уже бывший вольный, разворачивая ложемент. - Курс… Цели выставить….
        Еще не победа, но…
        В это «но» очень хотелось верить!

***
        На нашем счету два самоубийцы и потрепанная Сонечка, на которой продолжали работать команды Сандерса. У Ван Хилда - четверо. От одного избавился Торрек, но в зачете домона значился уничтоженный купол, что вполне выставляло его на равных с Ваном.
        - ДэЭр-тридцатый…
        «Прилетело» от Рока, сумевшего первым зацепить нашего «запредельного».
        Суки! Средний, который требовалось уничтожить, уходил за границы дальних.
        - Принято, - отбила я ответку, тут же принимая решение. - Аронова!
        «Эссанди» стоял на прикрытии, на тот случай…
        Этот случай был не тем, но сейчас оставалось без вариантов.
        - Лидер-капитан? - Сашка с посветлевшего экрана смотрел исподлобья. Тоже рвался…
        Скинув информацию, не пропустила, как разгладилась тяжелая складка на его лбу.
        - Он не должен выйти за пределы системы, - слегка вернула я Аронова на землю. - И если ты…
        В этом его взгляде было что-то от вселенской обиды. Мол, капитан, ты о чем?
        О чем - понимали оба. Тот самый запредельный, на котором находился опытный образец.
        - Принято, лидер-капитан, - на этот раз без всякой показухи отчеканил Сашка. - Любой ценой…
        Про цену упомянул не зря. В группе, вместе с которой уходил бывший ДэЭр-тридцатый, восемь кораблей. С Ароновым - трое.
        - Вы уверены в правильности своих действий?
        Отведя взгляд от навигационки, посмотрела на присланного.
        В командном на мгновение стало тихо - ставили на то, когда я сорвусь, но я облегчать им задачу не собиралась:
        - У вас есть предложения? - глядя на Шарда, иронично приподняла бровь.
        Каждый раз, как первый. Они приходили, я - доказывала…
        - Капитан, - «спас» кого-то из нас Кравчик, - не буду повторяться, но нам здесь не рады…
        О том, что штурмовики начали обработку наземной базы, Слайдер доложил четверть часа назад.
        Девять команд по двенадцать человек. Меня уверяли, что идут с излишком, но…
        - У вас сорок минут, - избавив домона от своего внимания, ответила я на реплику Каймана. - Хоть наизнанку.
        - Принято, наизнанку, - согласился тот, тут же свалив с основного канала.
        - Пацаны… - буркнув себе под нос, недовольно качнула головой. Группа становилась все больше…
        Подготовка Дарфина сыграла свою роль, добавив уверенности в собственных силах, но не мешала признать, что на данный момент эта операция - предел моих возможностей.
        - Плюс один, - Ван Хилд не дал зависнуть в некоем подобии перфекционизма.
        - Принято, - зафиксировала я результат. И ведь не на спор…
        С моими парнями быть уверенной в чем-либо не стоило.
        - Пятый! - мрачно протянул невидимый Валечка.
        - Не завидуй, - бросила я в ответ, отметив, как дружно «дернулась» телеметрия.
        Кураж, мать его! Парни были под завязку отравлены адреналином.
        - Капитан, «Марено» добил бурого. Просит цель, - возвращая к насущному, вывернулся из-за внешки Костас.
        - Просит - дадим, - тут же наметила я следующую жертву Лайдо. После завершения первого этапа операции «Дальнир» сидел на координации.
        - Капитан, Сандерс…
        - Капитан, «Курва» заигралась! - обернулся ко мне Тарас.
        - Принято, - холодно, с намеком, отрезала я. Это мои знали, что будет за вот это… заигрались, вольные же, как с ума посходили. То ли действительно настолько ненавидели Шахина и все, что с ним связано, то ли просто дорвались до возможности порезвиться. - Сандерс, - подняла я внешку. - Срочно?
        Объяснять суть не пришлось, достаточно оказалось вопроса:
        - Жду, - прислонился он к тамбурной переборке. В штурмовом БАЗе сильно не расслабишься, но у этого получилось.
        «Курву» я не проглядела - надеялась на Фрая. И ведь понимала…
        За капитаном «Эбразы» самим требовался глаз да глаз.
        Позиция «Курвы» еще не из худших - противник потерял большую часть трескалок и половину модулей главного калибра, но это если не считать крутившейся поблизости четверки самоубийц. Едва ли не исключение…
        Большинство малых в бой не лезло, предпочтя сваливать с нашего пути, но были и такие. Сдохнуть, но не отступить! И ведь даже не за идею…
        С бурами все выглядело значительно хуже. Вольные до мозга костей. Бились до последнего.
        - Торрек…
        - Здесь, капитан, - там, у себя, повернулся ко мне вместе с ложементом Торрек.
        - Прикрой «Курву», - перебросила ему скан. - И…
        Его головной болью была пристыкованная к Сонечке «Красотка». Еще одна проблема, с которой рано или поздно, но предстояло разбираться.
        - Понял, лидер-капитан, - ощерился Рок многообещающей улыбкой. - Предлагаешь провести профилактическую беседу?
        Подтверждать очевидное не стала. Вразумлять Торрек умел. Чаще всего одного раза было более чем достаточно.
        - Говори, - возвращаясь к Сандерсу, подняла я свернутую внешку.
        Тот отлепился от переборки, но лицевой щиток не поднял:
        - Взяли архив Шахина. Большая часть зашифрована, но и без того есть, чем поживиться.
        - Конкретней! - потребовала я, догадываясь, что ради одного факта захватабеспокоить Сандерс бы не стал.
        - Списки пленников, - оправдал ожидания домон. - В каждом чип. Готовили к продаже.
        Подробности коробили - в перевозчицах о рабстве узнала достаточно, но это если только с одной стороны. С другой…
        - Сбрасывай, - кивнула я, понимая, о чем хотел сказать домон. - Как только «Нарото» выйдет…
        - На базе есть закрытый блок, - на этот раз Сандерс избавился от щитка. - В случае угрозы подлежит немедленному уничтожению.
        Смотреть друг другу в глаза долго не пришлось. Кто бы там ни находился…
        - Дальнир, открой ему канал связи на Слайдера, - приказала я, кивнув на так и не высказанное предостережение. - Если нужна поддержка…
        - Принято, капитан, - хмыкнул бывший ашкер, явно намекая на «поддержку».
        Сонечку сбили с курса, маневренные двигатели вывели в нулевой цикл. Личный состав заблокирован в отсеках и, лишен доступа к управлению. Как только покинем систему…
        - Заканчивайте и возвращайтесь, - предпочла я поставить на этом точку. - Можете понадобиться на грунте.
        Обошлось без принято. Сандерс просто «ушел» с внешки.
        Если бы остальные вопросы решались столь же просто…
        - Капитан, «Нарото»…
        - Подожди! - перебила я сидевшего вторым Стэша. - Слай, мать твою…!
        - Капитан? - недоуменно посмотрел тот на меня с тут же поднявшейся внешки. За спиной то же самое, что и на сканерах - алое зарево.
        - Ты меня…
        - Принято, капитан, - хмыкнул тот, явно скрывая довольную гримасу. - Три четверти базы наша. С остальным…
        Похоже, именно это самое остальное я сейчас и видела на экране.
        - Слай… - я предупреждающе качнула головой. Здесь тоже имелась своя цена, но это не значило, что готова была заплатить ее их жизнями.
        - Таши, мы аккуратно! - Во взгляде искренность и ничего кроме искренности.
        - Капитан, «Нарото»…
        Сейчас бы в бой…
        - Ты меня понял! - угрожающе рыкнула я, тут же сбросив внешку. - «Нарото»?
        - Капитан…
        - Что? - В глазах Ягомо было что-то, заставившее выставить защитное поле.
        - Я не должен был…
        - Говори! - бросив взгляд на навигационку, хрипло потребовала я.
        Искандер. Индарс…
        Почему вспомнила о них именно теперь?!
        - Получили перед прыжком. Подтвердить…
        - Говори! - на этот раз прорычала я. Уж если Ягомо мялся…
        - Домоны прорвались у Стезы, Кариян, Бердозы, Вердери, Шиташхи и Лайтойи. Часть группировки…
        Об этом мог и не говорить. Все упомянутые сектора тут, перед глазами.Три - стархов, два - демонов, один - скайлов. Если соотносить с Рубежом…
        - Кто? - сглотнув, посмотрела я на Ягомо. Если соотносить с Рубежом, то речь шла о мешке, в который попала часть нашей группировки.
        - Корпус Шорна и три эскадры ударной армады самаринян, - все так же, бесстрастно, ответил он. - Это из тех, кто на слуху. А так…
        Кивнув - сектор был достаточно большим, чтобы говорить о серьезной проблеме, вновь посмотрела на навигационку. Три сектора стархов, два - демонов, один…
        - Эрари Джориш? - подняла взгляд на Ягомо.
        Впрочем, ответ мне не требовался. Война продолжала собирать дань и все, что оставалось - надеяться.
        Надеяться, что на этот раз она выбрала добычу не по зубам…

***
        Тихо не удалось, но так оказалось даже лучше. Душа не просила - требовала чего-нибудь эдакого. Отказывать ей в подобной малости Слайдер не собирался.
        Полученный через перешедших на их сторону вольных план оказался довольно точным. Четыре сектора: жилой, рабский, технический и ремонтный, площадка которого располагалась в десяти километрах от основного комплекса.
        Сценарий, по которому действовали, был жестким: никаких переговоров, работали на поражение. Три группы «держали» периметр зоны ангаров, где находились пленные, еще одна - зачищала охрану и выводила из строя системы управления и связи. Задачей остальных было уничтожить все, что встретится на пути. Выжечь…
        - Две тысячи триста восемьдесят шесть. - Кайман подошел со спины, встал рядом, но не плечом к плечу, вполоборота. - Около трехсот в крайней степени истощения. Есть критические…
        - Мы не боги, - откликнулся в ответ Слайдер. Вздохнул, посмотрев в ясное, яркое небо.
        Нет, не боги, но иногда появлялось желание.
        - Готовьте к погрузке всех. Информацию на «Нарото». Там есть, кому брать на себя ответственность.
        - Принято, - кивнул Кайман. Лицевой щиток опущен - оценка риска первое, чемуучили в Академиях, но для понимания хватало и интонаций. Кравчик был еще там, в бою.
        Он, впрочем, тоже.
        Коды на визоре сменились, выставив последний нуль. Команда Марса…
        Оттягивать дальше было некуда, но ведь хотелось. Просто послать, забыть, сделать не по инструкции, а по тому, что люди называли совестью.
        Хотелось, но… Привкус у оказанного командованием доверия был сволочным. Он мог, конечно, и отказаться, но Шторм намекнул, что все это имело непосредственное отношение к Таши.
        За капитана Слайдер был готов на все, что угодно и даже больше.
        - За старшего, - принимая решение, приказал он. Сбросил в систему известный лишь немногим код.
        - Слай…
        - Тебе не стоит лезть в это дерьмо, - оборвал он Каймана. Шевельнулся. Показалось, что БАЗ скрипнул сочленениями, но это только казалось.
        Информация от Сандерса пришла вовремя. По имевшимся у них данным, закрытый блок находился под одним из ангаров, оказалось - в жилом секторе, так что пришлось зачищать и его. Не блокировать, как предполагалось изначально, действовать по принципу: все живое.
        За то, что парни потом будут просыпаться от кошмаров, Слайдер не опасался - сентиментальностью уже давно не страдали, да и знали, куда и зачем шли, но…
        На близких дистанциях даже враг становился человеком.
        Стоило направиться в сторону дымившихся за огороженным периметром построек, как к нему пристроились трое. Тоже… облеченные.
        - «Нарото» встал на орбиту. К нам ушли шлюпки.
        Говорить не хотелось. Молчать…
        Неподалеку взбалмошно заверещала птица. Оттуда, куда они шли, ей вторила другая. Истерично, надрывно.
        Природа была буйной, тропической, но это там, за пределами базы, здесь же, лишь редкие деревья, похожие на столбики с зонтиками. Коричневый, ровный, словно отшлифованный ствол и изумрудно-зеленая верхушка.
        - Пятнадцать минут, - «перевел» он слова Рэи.
        Пятнадцать минут до посадки катера. Пятнадцать минут до…
        Шесть трехэтажных зданий и пара десятков домиков. Площадки для отдыха, небольшой тренировочный полигон, два бассейна, хоть до океана и рукой подать.
        Сектор без боя не сдали. Охрана, дроны, мобильные установки, защитные поля…
        Лежавшие в немыслимых для живого позах трупы лишали антураж курортной идиллии.
        - Командир, - навстречу, словно из пустоты «вывалился» Марс, - там вход завалило, но мы…
        На гадости у парней чутье, так что когда Марс оборвал сам себя на полуслове, Слайдер не удивился. Не стал неожиданностью и активированный личный канал, и взгляд. Задумчивый, испытующий:
        - Командир?
        - Периметр - триста метров, - вместо ответа приказал Слайдер. - Катер принять и отойти.
        Марс отреагировал не сразу. Сначала смотрел, словно взвешивал, потом усмехнулся… понимающе. Мол, теперь хоть ясно, ради чего.
        Ирония в ухмылке была злой, намекая не на те две тысячи триста восемьдесят шесть человек, которых вытаскивали из ангаров, а на то, что там, под завалом.
        И ведь был прав…
        Лучше бы ошибался.
        - Хочешь под кодировки? - смягчать ситуацию Слайдер не собирался.
        Марс дрогнул, но лишь на миг. В глазах стало пусто. О каких именно кодировках шла речь, понятно и без объяснений. Кусок из памяти.
        Паскудно, как говорила Таши. Но и тут без вариантов.
        - Принято, командир. Периметр - триста метров. Встретить катер и отойти.
        «Исчез» Марс, как и появился, сразу. Был - нету, лишь отметка на визоре не оставляла сомнений.
        Рэй попытался положить руку на плечо, но композитная перчатка сорвалась, так и не дав ощутить ему выказанной поддержки. Каждый из них знал, на что шел, но…
        Здание было таким же, как и соседние. Три этажа, огромные окна, лоджии под защищающими от солнца навесами.
        Вход, как и сказал Марс, уже расчистили, но внутри еще горело. Из провала тянуло дымом, кучи мусора вперемешку с кусками обвалившихся плит «парили» невидимым огнем.
        - Ты - здесь, - бросил Рэю, пропустил его сестру вперед. Сам вошел, когда между ними протянулось с десяток шагов. Датчики уверяли, что живых кроме них нет, но Слайдер предпочел перестраховаться. Судьба любила преподносить сюрпризы.
        На этот раз обошлось. И без тех, и без других. Несколько тел у все еще закрытого тамбура не только гарантировали безопасность, но и подтвержали, что дальше, чем следовало, парни не сунулись.
        - Док…
        Тот обошел, подойдя к двери, сдвинул замешкавшуюся Рэю. Когда самаринянка отступила в сторону, ногой очистил место от мусора, поставил похожий на саквоях чемоданчик.
        - Посвети.
        Рэя опередила, врубила нагрудный фонарь. Сноп света пробил висевшую в воздухе пыль, ударил в темную плиту.
        Один. Два. Три. Четыре…
        Считать секунды нужды не было - таймер делал это за него, но получилось машинально. Словно…
        От них уже ничего не зависело. Сделали все, что могли.
        - Командир… - Док обернулся на двенадцатой, посмотрел на него. Лица за защитой не видно, если только взгляд. - Система уничтожения отработала полностью.
        Ругательство не вырвалось, но выдохнул сквозь стиснутые зубы. И ведь предполагали подобный вариант…
        - Идем вниз, - не дал он себе возможности передумать.
        - Принято, - «тяжело», укрытой шлемом головой, кивнул Док. Вновь развернулся к панели доступа. Там что-то щелкнуло, загудело…
        Дверь была толстой, уходила в сторону тяжело, надсадно.
        - Останься здесь, - придержал он Дока, когда тот собрался рвануть за Рэей. - Не стоит тебе…
        За самаринянку он не дергался, там своя история, за себя - тоже, а вот Док…
        И не важно, что ходил под Штормом. У парня еще оставался шанс на нормальную жизнь.
        Док спорить не стал, отступил, продолжая смотреть вслед, пока они не скрылись за поворотом. Взгляда Слайдер не видел…
        В таких случаях достаточно чувствовать, как чужое внимание кромсает спину.
        БАЗы под полной защитой, но визор «отметку» Рэи держал, позволяя идти шаг в шаг.
        Короткий коридор, лестница вниз, опять коридор, в конце которого уперлись в еще одну тамбурную дверь. Эту вскрывать не пришлось - блок автономного питания показывал нуль, только сдвинуть, вырывая из пазов.
        Помещение, в которое попали, оказалось практически пустым. Конусы света сошлись в одной точке, тут же разбежавшись, давая рассмотреть все вокруг.
        Бункер, восемь на восемь, да три в высоту… Напротив - распределительный щиток и опавшая гофра системы вентиляции. Справа, у самой стены, подсвеченный красным терминал, слева…
        - Нихрена себе! - не удержался он, когда луч выхватил эмблему на крышке стоявшей на подставке спасательной капсулы.
        - Слай? - Рэя обернулась на возглас, подошла, встала рядом. - Скажи, что я…
        Вместо ответа, Слайдер наклонился над идентификационной панелью, подсветил с перчатки, надеясь, что они…
        - Адмирал Искандер, - больше не веря в чудо, выпрямился он. Отошел к стене, чувствуя, что не может справиться с тем, что поднималось в груди, двинул кулаком…
        Усиление сработало, выбив в плите извилистую трещину. За спиной моргнуло, вспыхнуло, заверещало тревожным сигналом.
        Быть так близко…
        - Слай! - вырвал из чего-то похожего на отчаяние крик Рэи.
        Плазмер он вскинул на автомате, развернулся…
        Это практически ничего не меняло, но…
        Внешний блок диагноста медленно моргал красным, оставляя им последний шанс…
        Глава 5
        Этаж был тем же, тринадцатым, кабинет - чужим. Шаевский предлагал уступить свой, но Шторм, сочтя это плохой приметой, предпочел в прошлое не возвращаться.
        Пауза затягивалась. Начинать разговор первым он не торопился, а она… Будь она рядом, имела бы полное право набить морду. Не по факту самих действий, потому что отыграл вслепую.
        Вид болезненно кутавшейся в плед Лиз не вызывал ничего, кроме глухой ярости, но так было даже лучше. Отвлекало от желания с усилием потереть грудь, в надежде избавиться от доводившей последние дни ноющей боли.
        - Сволочь ты, Слава, - поймав на так и незаконченном движении, наконец, выдавила она из себя.
        - Сволочь, - с кривой улыбкой согласился Шторм, отметив, как Элизабет вздрогнула от звука его голоса. - У тебя минута. Взвесить все и решить: или - или.
        Избавляя от своего внимания, развернулся, встал вполоборота. Перевел взгляд на раскинувшийся почти до самых гор парк.
        Все знакомо…
        Под сентиментальный вздох грудь пробило огнем, в очередной раз возвращая к мысли о гложащей совести. Скажи, кто другой, рассмеялся бы в лицо, но когда вот так…
        - Оно того стоило?
        Вопрос был глупым: стоило ли оно того? Видеть, как становится безвольным тело. Как стекленеют смертью глаза…
        - Да! - продолжая смотреть вдаль, где под защитным куполом находилась резиденция императора стархов, твердо произнес он.
        И ведь не обманул, действительно, стоило. И заделом на будущее, и по текущей работе. А то, что действовали жестко…
        Другие варианты у него были. С десяток. Один хуже другого. В половине из них не успевал вывести из разработки, во второй….
        - Если без особых предисловий и коротко, - одернув китель, вернулся он к столу, - то мы серьезно ошиблись с оценкой временных рамок директивы «Зед», соотнеся начало активных действий с ситуацией на Рубеже. Как оказалось…
        - Я была среди первых? - перебила она.
        Шторм не пропустил, как заострились, выдавая напряжение, скулы, но предпочел сделать вид, что не заметил.
        Не нужная ни ей, ни ему слабость…
        - В общей сложности около пятидесяти имен. Среднее и низшее звено. Из исключений - четверо. Все - аналитики.
        - Сколько в минусе?
        - Две трети, - не стал он скрывать расклад. - С тобой все выглядело неоднозначно, но решили перестраховаться. Время показало - поступили правильно. Ты была в списке.
        - А ты, значит…
        - Сейчас речь не обо мне, а о тебе, - резко оборвал он ее. Поерзал, устраиваясь в чужом кресле. - Пока медики боролись за твою жизнь, эклис Ильдар подписал меморандум об обмене технологиями, по которому Союз, в лице Штаба Объединенного Флота, назван стратегическим партнером со всеми вытекающими из этого последствиями, включая право вето на поставки в другие сектора.
        - Тот самый, пробуксовывавший, о котором так долго говорили?
        - Он, - кивнул Шторм, поднимая внешку, - но с дополнениями, о которых, как ты понимаешь, широкой общественности не известно.
        - Но которые если и не меняют смысл, то оставляют достаточно лазеек, чтобы стороны не считали себя загнанными в угол, - уже едва ли ни с яростью качнула головой Элизабет. Освободившись от пледа, поднялась, отошла к окну.
        Три дня в критическом состоянии. Три дня, когда медики отказывались что-либо гарантировать…
        О том, что это только соответствующий антураж, кроме него и Орлова знали лишь четверо. Капитан второго ранга Рогов, разработчик тех самых спецботов, лиската Риман, признавший, что другого, столь же эффективного по своим результатам варианта у них нет, эклис Ильдар и его кайри.
        - Меморандум стал вроде как отступным за мое существование?
        Столичный город Таркана заливало солнцем. Пронзительным, безудержным…
        За ее окном тоже заливало. Серым и беспросветным дождем.
        - О реальном положении дел известно единицам, - подтвердил ее догадку Шторм. Ощерился… не то довольной улыбкой, не то тоже довольным, но оскалом. - Оперативный простор мы тебе обеспечили, теперь…
        - Значит, решил сыграть на разногласиях с Риманом и подставить себя? - обернулась она резко. Тренировочный костюм, в который была одета, делал их неравноценными противниками, но Шторм прекрасно осознавал, что это - иллюзия.
        Не заставившее себя ждать продолжение лишь подтвердило выводы:
        - И что дальше?! - поймала она его взгляд. - Что?! Дальше?! Один против всех?!
        - Все могло быть значительно хуже, - флегматично ответил он, пройдясь пальцами по подлокотнику. Легче не стало, но… - Лиз, не разочаруй меня, - попросил после короткой паузы.
        - Говоришь, не разочаруй… - зло усмехнулась она в ответ. - В Управлении крыса?
        - Скажи спасибо Шаилю и его источникам, - без особой радости кивнул он. - Эта сука действовала очень аккуратно, все, что удалось нарыть, мелочи. Едва-едва ухватиться.
        - У кого? - Лиз подошла к самой границе визуализации. Остановилась.
        Лицо было еще бледным, под глазами залегли тени…
        Рогов признался, что пришлось постараться, добиваясь подобного эффекта.
        - У тебя, Лиз. У тебя, - не отведя взгляда, повторил он. - Потому и действовали жестко, что этот ублюдок оказалась слишком близко. Малейшее подозрение…
        Главного Шторм Элизабет так и не сказал. Не то, что не смог, просто…
        Кэтрин он потерял, ее…
        И не важно, что принадлежала она другому.
        - Знал бы, что придется воевать с тобой…
        Отреагировав на сдвинувшуюся по медицинскому доступу дверь, Шторм сбросил внешку и откинулся на спинку кресла, на миг закрывая глаза. Не передышка - необходимость.
        Игла пробила китель и рубашку, впилась в тело…
        Оставалось лишь дождаться, когда станет легче.
        Ощутив, как нутро обдало холодком, освобождая от поселившейся там боли, шевельнулся. Сначала осторожно, затем смелее:
        - В ночь вылетаем на Ярлтон, - выпрямился он, отметив, что на этот раз подействовало не сразу. - Будьте готовы…
        Особая группа. Семь человек с нашивками медицинской службы и повадками дуболомов.
        - Тебе бы отлежаться, командир, - всадив в плечо содержимое еще одного тубуса, отошел от него полковник. Пустые инъекторы убрал в пластиковый блистер. - Ты, конечно, всемогущ…
        - Курс возьми у СБ, посмотри на свежачка, - с легким раздражением перебил его Шторм. С другими помогало, позволяя избавиться от излишней опеки. - Потом проверим, у меня одного свербит или…
        - Принято, командир, - уже другим тоном отозвался Храев.
        Радовался Шторм рано. Полковник окинул его потяжелевшим взглядом, с намеком качнул головой.
        Последнее покушение не осталось без последствий, да и режим работы…
        - Восем часов сна тебя устроит? - отметив, как угрожающе дернулись уголки губ полковника, пошел Шторм на попятый. О полномочиях договаривались на берегу, переигрывать было поздно.
        - Два раза по восемь, - тут же вцепился в него Храев. - Под моим контролем.
        - Принято, - понимая, что могло быть и хуже, поторопился согласиться Шторм. - Как только окажемся… - не закончив фразы, дал знак полковнику покинуть кабинет. Дождавшись, когда система безопасности вновь выставит четыре восьмерки, активировал внешку, отвечая на входящий.
        Настройка, кодировка…
        Идентификаторы станций, через которые шел сигнал, говорили больше, чем слова.
        Впрочем, сейчас и они были бессильны.
        Когда на экране появилось лицо Слайдера, заставил себя встать. Сердце дернулось, вбилось в глотку, отказываясь подчиняться выпестованному тренировками самообладанию.
        И ведь не вспоминал…
        Старался. До этого мгновения.
        - Он?
        - Он, - глухо подтвердил тарс. За спиной темнела тамбурная дверь, подмигивал красным информер. - Подняли на борт «Нарото». Состояние… - Слайдер сглотнул, нервно дернул головой. - Твари они, генерал. Твари!
        - Состояние? - Голос не сорвался, но это уже на пределе возможностей.
        - Кома, - Слайдер взгляда не отвел. - Подключили аппаратуру, но…
        Не продолжив, сбросил отчет. Скупые строчки, за которыми стояли полтора года плена.
        Медицина утверждала, что с ума скайлы не сходили…
        Лучше бы она иногда ошибалась.
        - Значит, шансов практически никаких…
        - Будь я на месте адмирала, предпочел бы без чуда, - кивнул тарс. Его кулаки сжались до белых костяшек, выдавая крайнюю степень ярости. - А ведь ты прав, генерал, ей об этом знать не стоит. Ни сейчас, ни…
        Про потом было рано, но…
        - Передавай на курьерский и…
        Про «забудь и не вспоминай», они уже говорили.
        Впрочем…
        Тарс уже давно отключился, оставив наедине с пустотой экрана, а Шторм продолжал стоять у стола, вглядываться в висевшую напротив серость. И смотреть… то ли видя что-то, доступное лишь ему, то ли думая о тех, кого хотел бы, но так и не успел спасти, то ли…
        То ли мечтал о чуде, точно зная, что лучше бы ему не случиться.

***
        - Капитан, прыгнули.
        - Принято, - отстегнула я ремни и, сдвинув терминал, поднялась с ложемента. - Смена вахт. Дальнир, принимай командование.
        Тот в ответ что-то буркнул, заставив меня пусть и через силу, но улыбнуться. Шард отступил в сторону, освобождая место для маневра, но тут же пристроился слева.
        Больше, чем слова. Пока Кирьен не вернется на борт…
        - Десять минут на душ и переодеться, потом спустимся в грузовой, - не стала я нагнетать обстановку. Этот тип довольно ясно дал понять, что теперь с нами надолго.
        - А жрать-то как хочется! - вставая из-за терминала, утробно протянул Тарас. - А еще…
        - А еще умелую девочку, - «поддержал» его Костас. - А еще лучше - две.
        - А как насчет учебной тревоги? - предупреждающе хмыкнул Стэш. На ближайшие четыре часа он садился первым.
        - Из какой ооры, - старательно не обращая внимание на легкомысленный треп парней, поднялась я на платформу телепортатора.
        - Имеет значение? - встал Шард рядом.
        Он был прав - не имело.
        - Статус?
        Защитное поле еще не поднялось, не успев скрыть направленных на нас взглядов.
        - Дарон, - на этот раз снизошел он до ответа. - Если по вашему, то командир особой разведывательной группы.
        - Серьезно! - протянула я, но уже спускаясь с платформы на жилом уровне. - К нам в наказание или…?
        Судя по всему, этот шуток не понимал.
        - Считай, не спрашивала, - подошла я к своей каюте. - Десять минут…
        - Для формального подтверждения положения главы ооры рядом с тобой постоянно должен находиться кто-то из домонов, - произнес Шард мне в спину.
        Оборачиваться я не стала. Моя жизнь обростала новыми нюансами, к чему-то подобному была уже готова.
        - Принято! - кивнула я, переступая направляющие.
        «Отпустило» меня резко. Ноги не подогнулись, но я предпочла опуститься на корточки, давая себе короткую передышку.
        Там, за закрывшейся створой, была еще в бою, здесь…
        - Таши, у тебя отходняк, - вывел меня из похожего на небытие состояния голос Стаса.
        - Знаю, - отозвалась я, но так и не шевельнулась.
        Сейчас бы сдохнуть…
        Задание мы выполнили в полном объеме. ДэЭр-тридцатый, спец… тот самый «запредельный», которого должны были вытащить любой ценой, и Евгений Кротов, сын контр-адмирала Шмалького, бывший первый помощник капитана…
        С остальным, намеченным в качестве бонусов, тоже прошло относительно гладко. Капитан Шахин с парочкой лизоблюдов и две тысячи триста восемьдесят шесть душ, так и не ставших рабами.
        Пришлось поправить себя: в соответствии с полученной перед самым прыжком сводкой, две тысячи триста сорок одна. Девятнадцать человек потеряли еще на грунте, остальных при подъеме.
        Обиднее всего будет за тех, кто погибнет уже в капсулах. Шанс был, но…
        - Таши?!
        - Принято, Стас, - сбросила я личный канал и заставила себя встать. - Принято!
        Взять всех «Нарото» не смог. Оставить, лишив последнего шанса, не позволила совесть. Или понимание, что, возможно, и нас когда-нибудь… так же…
        Остальных разбирали мы и вольные. Кто сколько сможет… или не сможет, но посчитает для себя правильным.
        «Дальнир» исключением не стал. Девять критических, которыми сейчас занимались Стас и Марк, еще двадцать семь в состоянии серьезного истощения.
        Холодный душ вернул подобие бодрости. По крайней мере, на смену желанию сдохнуть самой, появилось другое - пристрелить любого, кто посмеет попасться под руку. Но и оно было таким… скорее уж философским, чем побуждало к действию.
        Когда покинула каюту, кроме Шарда в коридоре дожидался Кайман. Судя по лихорадочному блеску в глазах, тоже был еще где-то там…
        - Капитан, всех разместили, начали санобработку, - стоило появиться, сделал он шаг ко мне.
        - Идем, посмотрим, - кивнула я, первой направляясь к переходной шахте. - Что по проверке?
        - Копии архива Шахина Сандерс передал, - Кайман оттер домона, пристроился рядом. - Будем, конечно, копать заново, но…
        - Что «но»? - пропустив Шарда, «спрыгнула» я на нижний ярус.
        - Капитан, - Кайман вновь занял место слева, - ты сама все увидишь.
        - Сама, так сама, - не стала я спорить.
        Коридор перед грузовым ангаром был коротким. Тамбурная дверь на входе, десять шагов эвакуационной кишки и еще один тамбур.
        Плита с круглым смотровым окошком чмокнула, отошла, пропуская на опоясывающую отсек галерею.
        - Лидер-капитан! - встретил нас Док. Второй, в штурмовом БАЗе с закрытым лицевым щитком, отделался поднятой ладонью.
        - На всякий случай, - ответил на мой вопросительный взгляд Кайман. - Пока не убедимся…
        Говорить, что это - их епархия, я не стала. И сам все знал.
        Ангар был поделен на квадраты. Три, что справа, за искажающим полем, но визор «сдал» штурмовые катера и разместившиеся рядом с ними команды. Слева тоже три, но эти были «оцеплены» медицинскими излучателями.
        Тоже… на всякий случай.
        - Двадцать семь человек. По данным диагностов в ближайшие пару-тройку часов обойдется без неожиданностей, потом…
        - Подожди, - остановила я Каймана, глядя на стоявшего ближе всего к нам парня. Сканер командного приблизил, добавив четкости.
        Куда он смотрел, не понять, но улыбался… Наполовину беззубый рот, седые пряди, впалые щеки на исхудавшем лице, острый кадык, слишком широкий для тощей шеи воротник комбинезона, в который его переодели…
        - Кирилл Лисневский, третий навигатор с «Миксоты», - заметив, кто именно привлек мое внимание, произнес за спиной Кайман. - Двадцать четыре года. Только из Академии.
        - Сссуки…
        Отходняк, говоришь?! Да я бы сейчас…
        - А вот те двое, - показал Кайман на парочку, только что вышедшую из установленной с краю палатки санобработки, - братья Лузовы, техники с «Криты». Близнецы. Двадцать шесть…
        - Что у него с рукой? - заметила я у одного из них наполовину пустой рукав.
        - Брат отрезал, когда началась гангрена, - слишком спокойно, чтобы это было правдой, произнес Кайман.
        - Что сказал Стас? - обернулась я к Кравчику. Смотреть вниз было…
        Больно не было. Было зло! Яростно до зубовного скрежета!
        - Сказал, что придется резать дальше, - не отвел тот взгляда. - Они готовили захват корабля. Среди разработчиков плана эти двое и Кротов.
        - Где он? - уцепилась я за знакомую фамилию.
        - Там, - кивком указал Кайман.
        - Где? - вновь вынуждена была я посмотреть вниз.
        - Сидит у переборки. Один. - Кайман жестом задал направление. - За ними следили. Собирались взять на горяченьком, ну и устроить показательную.
        - Это тоже из документов Шахина? - сдержалась я, чтобы выругаться.
        Операция обрастала подробностями, переставая быть просто операцией и становясь частью жизни. Их. Моей.
        - В том, что касалось своих действий, эта тварь была скрупулезна, - подтвердил Кравчик. - Тебе бы поговорить с Кротовым. Крепкий парень, да и знает, похоже, много.
        Крепкий парень? На той голографии, что из личного дела, он действительно был крепким. А вот теперь…
        - Что с ними будет? - сглотнула я вставший в горле ком.
        Знать - одно, видеть перед глазами…
        - Пройдут проверку и реабилитацию, а там… - Кайман правильно понял, о чем именно я спросила. - Таши…
        - Если он в состоянии разговаривать, - перебила я Кравчика. Он был прав - свое дело мы сделали, но в душе все равно свербило, - через полчаса приведешь в кают-компанию. А мы пока…
        Развернулась я резко, едва не вбившись в грудь стоявшего за спиной Шарда. Отступила, разглядывая, словно увидела впервые.
        Свои. Чужие…
        Бывший контрразведчик, ставший тварью и домон, которому предстояло пройти путь войны с нами.
        - Капитан, мы справимся, - четко поймав на мысли, произнес за спиной Кравчик.
        Я была с ним согласна, но…

***
        Из девяти критических - один.
        Счет запоздавших потерь был все еще в нашу пользу, но это не утешало.
        - Не вставайте, - махнула я рукой пытавшемуся подняться при моем появлении Кротову. - Я - лидер-капитан группы «Ворош», Наталья Орлова.
        - Наслышан, - дернув губой, вроде как улыбнулся он. Потом все-таки встал: - Старший лейтенант Евгений Кротов. Первый помощник капитана ДэЭр-тридцатого.
        - Вас кормили? - присела я на приготовленный для меня стул.
        - Минимальная порция и поддержка, - вместо него ответил пристроившийся в углу Кайман.
        - Вас кормили? - кивнув на табурет, с которого Кротов поднялся, повторила я вопрос.
        На переданной нам голографии сын Шмалькова был коренастым, крепко сбитым. Сероглазый брюнет с шальной улыбкой.
        Сейчас он вполне мог служить пособием для курсантов медакадемии. Выпирающие ключицы, острые плечи…
        Все, что осталось от того, прежнего, взгляд. Спокойный, уверенный.
        - Да, госпожа лидер-капитан, но я бы не отказался, предложи вы еще.
        - Не раньше, чем через час, - вновь подал голос Кайман. - Медицина…
        - Против чашки сладкого чая медицина вряд ли будет возражать, - перебила я Кравчика. - Принесешь?
        Тот вышел молча, лишь кивнул Шарду на меня, мол, присмотри.
        Ближний круг. Их опека надо мной становилась частью создаваемого ими же ритуала.
        - Расскажите, как попали в плен?
        Подменять собой службу собственной безопасности я не собиралась, но этот человек был мне интересен, потому и решила зайти жестко.
        - В бою у Кортли, - даже не спокойно - равнодушно ответил он, но кулаки сжались, выдавая настоящие чувства.
        - А подробнее, - откинулась я на спинку стула.
        - Подробнее? - посмотрел он на меня. На миг показалось, что с ухмылкой, но утверждать я бы не стала. - Что ж, можно и подробнее, - подобрался он. И ведь даже не шевельнулся, но нарочитая расслабленность ушла, показав то, о чем сказал Кравчик. Крепкий мужик. - Мы с ДэЭр-тридцать первым прикрывали отход «Миксоты». На борту были раненые, которых успели эвакуировать с базы, пока ее…
        - Покажете? - кивнула я на тактический стол за его спиной.
        Тот оглянулся:
        - Да, покажу, - поднялся, поморщившись.
        - Вы - ранены?
        - Старое, - с тем же безразличием ответил он. Подошел к столу, взглянул на меня, дожидаясь активации. Когда между направляющими протянулась навигационная сетка нужного сектора, отступил на шаг, рассматривая позицию. - Мы выходили отсюда, - протянул курсовую движением руки. - От охранения, которое там стояло, на ходу оставались четыре средних, все под красным. Третья эскадра вступила в бой с продолжавшими добивать базу доргами, мы ушли на прикрытие вставших на погрузку «Миксоты» и «Криты». «Авалон» держался в резерве. На всякий случай.
        - Как вы оказались в корпусе Берсенева? - обойдя стол, встала я напротив Кротова.
        - Считал, что не имею права служить под началом отца, - не отвел он взгляда. - Потому и фамилию матери взял. Чтобы все самому.
        Чтобы все самому…
        Мне это было более чем хорошо знакомо.
        - Что дальше? - кивнула я на мерцающую навигационку.
        Что дальше, мне было известно - разбирали с капитаном Дарфином. Но если там были позиции кораблей и ошибочные действия, то здесь - люди. Прошедшие через невозможное.
        - Дальше? - повторил Кротов, напомнив мне Джориша.
        Внутри на мгновение замерло, но тут же прошло. Пусть Судьба будет к нему милостива… Со всем остальным он справится сам.
        - Через сорок минут, когда подошли первая и четвертая эскадры, дорги предпочли уйти. Прыжковая зона там небольшая…
        - Чай, - не дал ему продолжить вошедший в кают-компанию Кайман. Оценив расклад, поставил одну из принесенных кружек на край стола, поближе к Кротову, со второй подошел ко мне. - Парни говорят, ты не ужинала.
        - Когда обедала, тоже не помню, - воспользовавшись моментом, пожаловалась я. Взявшись за кружку двумя руками, поднесла к лицу, вдохнула вившийся над ней парок. - Валечка заваривал?
        - Опять угадала! - с каким-то мальчишеским восторгом выдал вдруг Кайман.
        - Кроме Валечки и Дарила так чай заваривать никто не умеет, - улыбнулась я в ответ. - Дарила нет, остается… Вы - пейте, пейте, - вернула я Кротова на землю.
        Тот под моим взглядом сделал глоток…
        - Говорят, у вас нет первого помощника.
        И ведь даже мысли такой не было, но…
        - До выхода из прыжка полтора часа. Ты бы отдохнула.
        - Отдохну, - сделала я еще один глоток.
        Эта кружка была второй.
        - Как считаешь, у них был шанс? - кивнула я на продолжавшую висеть над тактическим столом навигационку.
        Сектор Кортли. Восемь тяжелых, четырнадцать средних и три десятка малых крейсеров. Половина - уничтожена, половина… Это не считая медицинской базы и охранения.
        Когда подошли первая и четвертая эскадра корпуса Берсенева, дорги отошли. Наши и расслабились, мол, все самое серьезное уже позади.
        А через два с половиной часа, как раз к окончанию эвакуации раненых, в систему вошел ардон в сопровождении двенадцати тяжелых. Вольные. Тогда-то все и началось…
        Если бы не скайлы…
        - Шанс? - Шард встал рядом. Всего сутки на борту, но к его присутствию я уже почти привыкла. - Нет, капитан. Не при таком раскладе. Вот если бы им пробили этот вектор… - он провел ладонью линию, выводившую в условный тыл домонов.
        - Этот вектор, говоришь, - протянула я, оценивая предложенный вариант. Отставила кружку.
        Кротова увели обедать, затем на осмотр к медикам. Если Стас…
        Думать об этом пока было рано. Если пройдет проверку ССБ, если Стас даст положительное заключение…
        - Сколько было в группе?
        Шард даже не дернулся, лишь посмотрел искоса:
        - Три дорга и шестнадцать СиЭс.
        - Неплохо, - уважительно кивнула я. Парни подбирались с потенциалом. Грех не использовать.
        - В Белой пришлось…
        - Капитан, мы все из запасных, - жестко перебил он меня. - И те, кто уже есть, и те, кто еще только будет. Торрек…
        - И опять этот Торрек, - преувеличенно тяжело вздохнула я.
        - Он - второй после аллеры, - флегматично заметил Шард. Потом обошел навигационку. - Но ты ведь не об этом хотела поговорить.
        И опять он был прав.
        - Нет, не об этом, - сменила я сектор на навигационке.
        Стеза, Кариян, Бердоза, Вердери, Шитахши, Латойя. Три системы стархов, две - демонов и одна скайлов. Корпус Шорна, эскадры ударной армады самаринян… Это те, кто уже на слуху. Но ведь были и другие. Корпуса Матецкого и Фейреди. Шесть эскадр из армады «АрРош»…
        - Что скажешь? - кивнула я на получившийся расклад. Точные позиции кораблей известны не были, но…
        - Массированная разведка внутри сектора, затем будут отрезать от основных прыжковых зон. Потом…
        - Фрай передал карты, - не дав ему продолжить, сбросила подготовленную мною кальку. - У вольных свои тропы.
        Он кивнул, отступил в сторону, прищурился, разглядывая новые отметки.
        - Ты ведь уже что-то решила?
        - Да, - не задержалась я с ответом. - Атаковать отсюда, - очертила я пальцем соответствующий сектор, - и отсюда, - указала на второй. - И, вместо того, чтобы пробиваться к Рубежам, вернуться в систему Шах и уже из нее ударить по базе подскока и тыловой поддержке действующей в этом направлении группировки домонов. И лишь после этого…
        Судя по похожей на оскал улыбке, моя идея ему нравилась. Оставалось самое сложное - убедить адмирала Соболева, что и эта задача нам по силам…

***
        Нас встретили при входе в систему Рухай - пограничный сектор кангората. Три крейсера, транспорт и эскадра сопровождения.
        Самых тяжелых, несмотря на первоначальные договоренности, оставили на «Нарото», которому предстояло доставить их на Дебору, а затем уже и в глубокий тыл, остальных передали на подошедший медицинский борт. Этот уходил в ХоШорХош, на базу подскока, которую облюбовала СБ для одного из своих перевалочных пунктов.
        Еще не точка, но…
        Вздохнув, шевельнулась в кресле. От усталости слегка знобило, но я старательно не обращала на это внимания. Вот вернемся на базу…
        Такое простое желание.
        - Давид Роу, техник с «Курвы», - Стас, вырывая из мгновения, в котором я была ни там, ни здесь, перебросил следующий файл.
        Картинка на висевшем над моим рабочим сталом экране сменилась, жаль, что суть - нет. Голография, несколько строчек биографии и заключение медика: травмы, не совместимые с жизнью.
        Уже не мальчишка - пожил, да и какова судьба вольного, вот только легче от этого понимания не было.
        - Дальше, - проставив соответствующий код, посмотрела я на Стаса.
        Из восемнадцати кораблей, которые привела в систему Шах, не потеряли ни одного. Это было из хорошего. Из плохого - девять аварийных вымпелов. Восемь оранжевых, один - красный.
        Могло быть не просто хуже - значительно хуже. Я это понимала, но на душе все равно оставалось хренового. Нашим главным ресурсом был люди. За каждым из них чья-то жизнь, чья-то начатая, но имеющая все шансы остаться незаконченной история.
        - Рим Экс, третий пилот. Оттуда же.
        С голографии на меня смотрел совсем молодой парень. Задорно смотрел, с тем азартом, который выдает покорителей мира.
        - Игорь Косторский, специлист по вооружению с «Аматы».
        Этот уже мой.
        В невосполнимых - шестнадцать. Да плюс пятеро у штурмовиков.
        Про «значительно хуже» я уже говорила, повторяться не стоило.
        - Руслан Даридзе…
        - Я знаю откуда, - остановила я Стаса. Этого помнила, хоть и появился у нас недавно. Познакомилась ближе благодаря Тимке, которого Руслан учил играть в футбол.
        Когда увидела впервые, звереныш «стоял» на воротах, а Даридзе…
        - Таши, - Стас положил руку мне на плечо.
        Наклонив голову, прижалась щекой к ладони. Всего на миг…
        Счет моих личных потерь начался с Анриго и Сэйра. Оставалось узнать, кем закончится.
        - Дальше! - выпрямилась я.
        В ответе за каждую жизнь.
        Визировать свидетельства о смерти тоже входило в обязанности командира группы.
        - Остальные не наши, - Стас забрал у меня планшет. - Слайдер общался со Штормом. Говорят…
        - Капитан, - спас от продолжения повернувшийся с еще одной поднявшейся внешки Кайман, - транспорт отсемафорил, что приняли всех.
        - Спасибо, Андрей, - ответила я совершенно не по Уставу. - Надеюсь, никого не забыли?
        - Капитан! - вроде как обиженно качнул он головой. Уголок губы дернулся.
        - Лидер-капитан! - Эта внешка показала кусок командного. - «Нарото» передал: готов следовать на базу.
        - Принято! - ответила я Кротову. Тот сидел за терминалом, но пока еще с минимальной нагрузкой, обеспечивая лишь связь. - Передать на крейсер: пусть Судьба будет к вам милостива и милосердна.
        Пауза была короткой, но я ее зацепила, тут же посмотрев на новенького. Пока еще не поздно…
        Шестнадцать часов и три прыжка.
        Кротова за это время успели проверить, подлатать и утвердить временно исполняющим обязанности моего первого помощника. Ну а то, что его заносило на виражах…
        Тут я полностью доверяла Стасу. Раз сказал - справимся, значит, без вариантов.
        - Принято, передать на «Нарото», - вопреки опасениям, твердо отчеканил Кротов и «ушел» с экрана, вновь оставив меня наедине со Стасом.
        - У тебя все? - лишая себя права на слабость, поднялась я.
        - Да, капитан, - отступил он в сторону. - Ты ведь уверена, что Соболев согласует операцию.
        - Уверена, - кивнула я, застегивая фиксатор кителя. - Вариантов там немного, этот отличается не только оригинальностью, но и минимумом используемых ресурсов. Как ты сам понимаешь…
        Он - понимал, я - понимала. Если был хоть малейший шанс разорвать мешок, в который попала часть нашей группировки, мы обязаны были им воспользоваться.
        - Определилась, кто пойдет? - Стас отошел к двери.
        - «Рокси», «Кертачи», «Райбери», «Эссанди», «Ларди» и «Джана», - окинув каюту быстрым взглядом - не забыла ли чего, ответила я. - Я бы взяла еще и Фрая…
        - Что тебя смущает? - Стас чуть развернулся. Встал, заложив руки за спину.
        - То, какими темпами они становятся своими, - не задержалась я с ответом. - Все, Стас, - подошла к нему, - на этом тему сворачиваем.
        - Принято, капитан, - сдвинул он створу. Пропустил меня. - На Кротова сильно не дави. Насколько я понял, с тормозами у него плохо, будет выкладываться до последнего.
        Кивнув, что не пропустила, о чем говорил, направилась к платформе телепортатора. Пока командование решало…
        - Капитан, техническая сводка, - «перехватил» меня Вихрев. Собиралась подняться на мостик.
        - Сейчас спущусь, - встала я на платформу. Сбросив нужный код, тут же оказалась на нижнем уровне. Направо, налево. В одну сторону к грузовому ангару, в другую…
        - Что там было?
        Я остановилась, так и не свернув в нужный мне коридор. Голос спросившего, несмотря на хрипоту, узнала без проблем - Сандерс, оставалось услышать, с кем именно общался.
        - Не знаю, - сухо, жестко отозвался Кайман. - Слайдер ушел к точке с Марсом, Доком, Рэем и Рэей. Марса оставил на периметре, Дока выставил, когда вскрыли блок. Вниз спускался с самаринянкой. То, что подняли, было прикрыто искажающим полем. Размеры плыли, но…
        - Что - но?! - «надавил» Сандерс.
        - Я бы предположил, что это была спасательная капсула. Видел, как выносили, там крепления…
        - Спасательная капсула? - вроде и ровно уточнил домон, но я едва не вздрогнула, столько в интонации было скрытого напряжения.
        - Чего ты от меня хочешь?! - рыкнул в ответ Кайман. - Я стоял за периметром, а Слайдер свое дело знает. Там все так…
        - Да не рви ты жилы, - грубо оборвал его Сандерс, - лучше подумай…
        - Я туда не полезу! - не дал ему закончить Кравчик. - Считаешь, Слай зря выставил Марса и Дока? - Пауза была короткой, продолжение… - Ни к нему, ни к самаринянам в голову не полезут, а я еще…
        - Судя по датам, - Сандерс словно и не услышал предупреждения Каймана, - груз Шахин взял либо в самом начале войны, либо незадолго до нее. Там были упоминания о допросах…
        - Заткнись! - остановил его Андрей. - Заткнись и забудь! А не то…
        Медленно выдохнув, вернулась к панели телепортатора. Подняла защитное поле.
        Взял либо в самом начале войны, либо незадолго до нее…
        Кравчик был прав: некоторым тайнам лучше оставаться тайнами. У нас и так…
        Вновь сбросив поле, грубо выругалась, вроде как, выражая недовольство. Маневр сработал: из-за угла вышел Сандерс, окинул меня непонятным взглядом.
        - Ты где должен быть? - тут же напустилась я на домона.
        - Капитан? - непонимающе посмотрел он на меня.
        - Отставить, капитан, - медленно выдохнула я. Продолжая играть свою роль, криво усмехнулась: - Я все чаще вспоминаю те семь стандартов, когда была простой перевозчицей.
        Не рассчитывая на ответ, прошла мимо Сандерса. Свернула в ведущий к техническому коридор. И только подойдя к тамбурной двери, остановилась и оглянулась:
        - Я долго буду ждать?!
        Тот догнал, пристроился за спиной, ожидая, когда дам команду на открытие. Вместо этого оглянулась, ухмыльнулась, глядя на Слайдера снизу вверх. Вот ведь…
        - С Шахином удалось пообщаться?
        Домон вопроса не ожидал. Лицо стало неподвижным, взгляд тяжелым:
        - Нет, и не жалею. Показуху ему СБ устроит. Или контрразведка, когда доберется. А нам… - Он не закончил, кивнул на дверь.
        А я…
        С Сандерсом я была согласна, но иногда так хотелось просто посмотреть своему врагу в глаза и увидеть в них не страх - осознание. Осознание, что против нас у них не было, нет, и никогда не будет ни одного шанса!

***
        Вызов из Штаба застал меня в каюте, куда зашла переодеться перед вахтой. Заблокировав дверь и выставив соответствующий уровень защиты, дала команду на открытие канала.
        Я ожидала курировавшего нашу группу Кошелева, но украшенная четырьмя восьмерками внешка выдала в качестве собеседника Соболева. Собственной, идеально упакованной в адмиральский мундир персоной.
        - Господин адмирал! - защелкнув верхний фиксатор, поднялась я. Не по необходимости демонстрировать официоз, по внутреннему ощущению.
        Пока вставала, оценила обстановку с той стороны экрана. За спиной Соболева угол тактического стола, справа и слева границы искажающего поля, за которыми едва проступали контуры рабочих терминалов. Не кабинет - оперативный зал.
        Для нас это ничего не меняло, если только четче расставляло акценты.
        - Командование высоко оценило ваши действия в системе Шах, - кивком ответив на мое приветствие, не стал он затягивать с началом разговора. Качнулся с пятки на носок и обратно, и лишь после этого посмотрел на меня. - Как ты понимаешь, это - не первая такого рода операция, но единственная успешная на данный момент.
        - Состав и подготовка группы позволяют проводить подобные рейды с высоким уровнем эффективности, - отчеканила я, как по-писаному. Не любила такие ситуации, слишком много пафоса, за которым надежно скрывалось человеческое.
        - Про эффективность ты точно сказала, - совершенно другим тоном произнес вдруг Соболев. Смотрел на меня не то, что бы мрачно, но с явной укоризной. - Ты хотя бы с отцом свяжись, моим заверениям, что у тебя все в порядке, он уже не верит.
        - Свяжусь, - на миг отведя взгляд, пообещала я. Про отца помнила, но в том варианте, когда при всей реальности своего существования он стал едва ли не иллюзией. - Господин адмирал…
        - План Штабом одобрен, - не дал он мне закончить. - Через восемнадцать часов в указанные тобой сектора выйдут эскадры контр-адмирала Шорна. Ваша задача - освободить для них зону прыжка. Затем…
        - Кто отвечает за операцию? - воспользовалась я предоставленной паузой.
        - Ты, - не задержался он с ответом, - но…
        Что следовало за этим «но» было понятно. Артур - контр-адмирал, я…
        Как же я ошибалась!
        - После завершения первой фазы операции, ты возвращаешься на базу. Все остальное - задача Шорна.
        - Господин адмирал! - я непроизвольно сделала шаг вперед, словно это могло что-либо изменить.
        - Приказ ясен?! - чуть повысил он голос. Взгляд стал жестче, выдавая всю ту меру ответственности, которую на себя взвалил.
        - Так точно! - твердо ответила я. - Канал связи?
        - Канал связи для вас выделен. Все контакты с Шорном через Штаб.
        - Принято, - отчеканила я, мысленно убеждая себя, что могло не быть и этого. - Разрешите выполнять?
        - Выполняйте! - отрезал Соболев. Потом окинул меня еще одним тяжелым взглядом: - Про отца стоит напомнить?
        - Я свяжусь с ним, - заверила я адмирала. Когда внешка вновь замерцала настроечной таблицей, впилась взглядом в идентификаторы станций. Всего два, да и уровень шифрования…
        Судя по всему, там что-то происходило. И это что-то мне категорически не нравилось.
        Отойдя от стола, прошлась по каюте. Десять шагов до подсвеченной красным информером двери, десять - обратно, до продолжавшей приковывать взгляд внешки.
        Соболев политиком не был - воин, но жизнь она такая, и не захочешь, а заставит. Вот и его… похоже…
        Код Шторма я ввела не раздумывая. Если кто и мог просветить по старой дружбе…
        Ответил тот не сразу. Напоминающая шахматную доску из крестиков-ноликов таблица сменилась кодировкой, но дальше процесс не шел, заставляя меня не то, что бы нервничать, но испытывать нетерпение - точно. Тут каждая минута…
        С минутами я слегка преувеличила. Запас по времени держали с учетом непредвиденных обстоятельств.
        Шторм «проявился» внезапно, едва ли не застав врасплох, настолько задумалась о хитросплетениях подковерных течений. Окинул быстрым взглядом, заметив мой «боевой» настрой, усмехнулся:
        - Загнали в угол?
        - Это тебе лучше знать, - в очередной раз отметив, что с этим типом мы общались, словно только что расстались, не без иронии отрезала я. - Что там у вас происходит?
        - У нас? - удивление на его физиономии было вполне искренним. - А ты ничего не путаешь?
        - Соболев советовал поговорить с отцом, - не стала я скрывать источник своих сомнений. - Не скажу, что для наших отношений с адмиралом это что-то новенькое, но его настойчивость…
        - Умная стала, - Шторм с некоторым недовольством качнул головой. Потом поднялся с кресла, прихватил висевший на спинке китель. - У Соболева проблемы. В нашем Правительстве не все довольны тем, как развиваются события на Рубежах.
        - Вот даже как?! - зло усмехнулась я. - А где они… - не закончив, махнула рукой, прося не обращать внимания на эскападу. - Все серьезно или…
        - Все еще «или», - застегивая китель, ответил Шторм. - Ты своей блестящей операцией слегка остудила горячие головы, но… - он посмотрел на меня, предлагая продолжить самой.
        Что ж, после уже сказанного, закончить начатое было несложно. На скорую победу в этой войне никто не рассчитывал, но чем дольше она шла, тем больше было желающих спихнуть вину за выползавшие наружу проблемы еще той, мирной жизни, на тех, кто сейчас брал ответственность на себя.
        Паскудный расклад!
        Один из многих, с которыми уже приходилось сталкиваться.
        - Если бы не император Радормир и эклис Ильдар, с мнением которых приходится считаться…
        - Это намек на то, что эрари Джориш должен вернуться любой ценой? - не дала я ему закончить.
        - Я бы не был столь категоричен, - на этот раз с довольной улыбкой ответил Шторм. - Твой эрари Джориш…
        - Он не мой, - фыркнула я, поддерживая видимую легкость разговора.
        - А вот это - совершенно не важно, - с хитрым прищуром посмотрел на меня Слава. - Подробности узнаешь потом сама, но уверен: вам будет, о чем поговорить.
        Кивнув, что поняла - судя по некоторой насмешливости тона Шторма, с Джоришем все было более чем в порядке, вернулась к главному:
        - Я могу помочь?
        - Помочь? - Шторм подошел к столу, развернув кресло боком, присел на подлокотник. - А ты уверена, что хочешь?
        Уверена я была в обратном, но говорить об этом сейчас не стоило. Если кто и мог вытянуть эту войну, так только нынешний состав Штаба Коалиционного флота, уже доказавший свою способность принимать нелегкие решения и отвечать за их последствия.
        Ну а то, что это не всем нравилось…
        - Что я могу сделать? - еще раз спросила я, несколько изменив суть вопроса.
        - Что сделать? - Шторм приподнял бровь, вроде как, советуя хорошо подумать.
        Я была бы рада…
        Мне ничего не оставалось, как идти вперед. Вместе с теми, кому доверяла. С теми, кто, как и я, хотел бы другой жизни, но…
        - Слава, давай не будем меня злить. Если у тебя есть, что сказать…
        - Есть ли у меня, что сказать? - соскочил он с подлокотника. Одернул китель, подошел вплотную к зоне визуализации. Лицо осунулось недосыпом, да и в движениях виделась легкая натужность, но все это отступало перед его взглядом. Твердым. Бескомпромиссным.
        - Нашим ты - кость в горле. Они лишь теперь сообразили, насколько неудобна им лидер-капитан Орлова. Своей везучестью, своей способностью делать то, что другим не по силам. Своим собственным мнением. Своей близостью к тем, кто имеет вес в этом мире.
        - Решил меня запугать? - скрывая смятение, иронично приподняла я бровь.
        - Еще даже не начинал, - не равнодушно - деловито отозвался он. Усы дернулись, намекая, что все остальное мне понравится значительно меньше. - Конкретики никакой, но есть косвенные данные, что от тебя попытаются избавиться. Как ты можешь догадаться, обставлено это будет в антураже героической гибели.
        - Суки! - не сдержалась я.
        - Надеюсь, для тебя это не стало откровением? - слегка прищурился он.
        - Теперь хотя бы понятно, зачем Соболев меня придерживает, - кивнув - не стало, заметила я. - Адмирал знал, что свяжусь с тобой?
        - Скажем так, - Шторм позволил себе намек на улыбку, - адмирал был уверен, что генерал не первый в списке твоих возможных контактов.
        - Даже так! - протянула я, уже далеко не в первый раз восторгаясь этим типом.
        И ведь не им одним. Вся эта братия…
        - Император Радормир продавил приказ о развертывании на базе Особой интерациональной группы «Ворош» Отдельного корпуса «Ворош». Предварительно, в составе четырех эскадр.
        Вместо ответа - поморщилась. Не просто ожидаемо, благодаря вольным становилось реальностью, но как же все это было…
        Нет, о несвоевременности здесь речь не шла, если только о внутреннем неприятии будущего статуса.
        - До тебя доведут, как только вернешься с Ирассы, где пройдет официальное вручение второй ленты литара кангората.
        Я опять предпочла промолчать, с той же отстраненностью рассматривая Шторма. Не кот - котяра. Из тех, у кого не стоит стоять на дороге.
        - Насколько мне известно, кангор Аршан намерен принять тебя в своей резиденции. Вроде как знак высочайшей милости.
        - И что с этим не так? - все-таки не сдержалась я.
        На этот он развел руками:
        - Я и так сказал больше, чем должен.
        - Больше? - хмыкнула я, понимая, что только что влипла в очередной хатч.
        Впрочем, вариант, когда знаешь, за кого именно играешь, был не самым худшим. Для этого положения.

***
        К уюту Гросс был равнодушен. Главное, чтобы было, куда свалить вещи, да рухнуть самому, когда станет невмоготу.
        - Да не стой ты на пороге, - бросил он, пройдя в комнату.
        Эта, ставшая логовом, исключением из правил не была. Узкая кровать, рабочий стол, два шкафа: один с одеждой, второй - оружейный. Были еще сдвинутые в угол ящики, набитые моделями кораблей. Единственная его слабость.
        - А куда мне торопиться? - флегматично отозвался Кабарга, но внутрь вошел, позволив створе закрыться за его спиной. - Мне на коврик?
        Гросс оглянулся, смерил Сашку холодным взглядом. На отца тот был похож, но если только внешне. Внутренне парень оказался другим. Открытым. Не равнодушным.
        Странное сочетание. И для сына твари, которой был старший Скорповски, и для капитана из группы Ши-Эй двадцать два пятьдесят четыре, которая собирала под свое крыло сирот с особой ментальной картой.
        - Коврик еще заслужить надо, - буркнул он, подойдя к окну. Снег до самого горизонта…
        Бывать на базе Гросс не любил. Расслабляло. Навевало воспоминания о детстве. О домике, где жил вместе родителями и сестрами. Где…
        - Уже заслужил, - сбил его с мысли Кабарга.
        Пришлось обернуться, окинув отпрыска бывшего друга-врага еще одним взглядом.
        Идея заполучить парня координатором, с самого начала не была удачной. Вытаскивать на свет похороненное прошлое…
        - Что?
        - Коврик. Заслужил. - Кабарга подошел ближе, протянул слот. - Твои родные. Их нашли и вывезли в безопасную зону.
        - Союз?
        - Приам, - продолжая удерживать накопитель, поправил Кабарга.
        - Оставь, - кивнул он на стол и вновь повернулся к окну. - Семь тяжелых, не считая тех четырех, что ушли к Бесси. Двенадцать средних.
        - Вас никто не тянет. Штаб вполне устраивают достигнутые договоренности, - безразлично произнес за спиной Кабарга.
        - Для тебя приготовили соседний домик. Как выйдешь, налево.
        Тот спорить не стал. К лучшему. Необходимость столь резких изменений Гросс принял, а вот сами изменения…
        Со старшим Скорповски он познакомился на Ргое. Несколько сотен парней из нескольких тысяч вывезенных с Гимли, в одночасье лишившихся всего. Родных, дома, планеты…
        Двенадцать суток в трюме, набитом так, что если и удавалось лечь, то только зажатым чужими телами. Из питья - бутылка воды в день. Из еды - две питательные плитки, от которых жрать хотелось еще больше.
        Но к этим тяготам можно было притерпеться - умение выживать было в крови у тех, кто родился на Окраинах, тяжелее оказалось принять то, что ты остался один. Еще вчера у тебя были мать, отец, две сестры. Сегодня…
        Выгрузив, как скот и прогнав через санобработку, их распределили по ангарам. Возраст, физические данные, психологическая устойчивость. В группе, в которой оказался он, было триста двадцать девять человек. Через восемь месяцев подготовки осталось чуть больше половины. Тех, кто не только умел, но и был готов убить каждого, кто попробует посягнуть на его жизнь.
        Он оказался среди них. Не потому что был лучше - потому что удачливее.
        Считать ли их встречу удачей…
        Скорповски был с Шахином. Оба молодые, дерзкие. Один более молчалив, другой, наоборот, весел, заносчив.
        На их тренировочную площадку занесло именно Шахина, Скорповски появился, когда вольный, что-то крикнув их наставнику, подошел к полосе припятствий.
        - Даю фору сорок секунд, - снимая куртку, бросил он.
        - Что? - Гросс тогда не понял, что вольный обращался именно к нему.
        - Даю фору сорок секунд, - довольно спокойно повторил Шахин. - Сумеешь прийти первым, возьму к себе. Нет…
        Гросс оглянулся на наставника, тот в ответ кивнул и отошел к остановившемуся у защитного поля Скорповски.
        Забава. Развлечение…
        - Как кличут тебя, пацан? - Шахин избавился и от футболки, оставшись с голым торсом.
        - Михай, - ворчливо - казалось, что это добавляло ему лет, отозвался Гросс. Окинул оценивающим взглядом вольного. Был тот поджарым, свитым из жил.
        - Михай? - ухмыльнулся в ответ Шахин. - Ну что ж, Михай, если нравится жить - беги!
        И Гросс побежал. Побежал так, как никогда до этого не бегал.
        Когда добрался до черты, дышать уже не мог. В глотке билось сердце, легкие стали камнем, отказываясь гнать воздух. Но все это было неважно. Главное…
        - Фрай отстучал: оно того стоило.
        Гросс обернулся, встретился взглядом с Гидансом, застывшим в проеме двери помощником. Тоже из тех… чуть больше половины.
        - Услышал.
        - Капитан… - Гиданс не торопился уйти. Приподнял принесенную бутылку. - Или тебе лучше девку?
        Девку, наверное, было лучше, но…
        - За ним смотрят?
        За кем именно, Гиданс уточнять не стал, лишь кивнул, проходя внутрь.
        - Нашли? - ставя бутылку на стол, сдвинул он слот.
        - Да. Вывезли на Приам.
        - Не худший вариант, - Гиданс вытащил из-за голенища плазменный нож, выверенным движением отрезал верх голышка. - Давай за них.
        Гросс, молча, отошел от окна, из оружейного шкафа достал пару кружек, поставил на стол.
        Мать. Отец. Две сестры.
        Отец погиб там же, на Гимли. Пытался защитить дочерей и жену.Остальным повезло больше. Если ту их жизнь можно было назвать везением.
        - За них, - поднял Гросс свою кружку. - Что говорят капитаны? - опрокинув в себя кружку с пойлом, спросил он.
        - Ржут, что под бабой они еще не ходили, - криво ухмыльнулся Гиданс. Потом мотнул головой: - Белокурую еще по тем временам многие помнят. А уж теперь…
        Еще по тем временам…
        Гросс дождался, когда помощник вновь наполнит кружки. Ногой придвинул стул:
        - А я ведь хотел ему за отца…
        - Я так и понял, - кивнул Гиданс. - За то, когда кинул?
        За то, когда кинул…
        Стандарт в мальчиках на побегушках. Потом еще два младшим техником. Был уверен, что Шахин про него уже и забыл, но тот помнил, приглядываясь к удачливому пареньку, которому удавалось не просто выжить - продолжать уперто карабкаться вверх.
        На пилота выучился сам, на симуляторах. С навигацией так просто не получилось, но Михай умел заводить готовых помочь приятелей. А еще он умел драться. До самого конца.
        После одного такого боя и стал Гроссом. За холодную, взвешенную ярость.
        Свой первый корабль Гросс выиграл в споре. Второй - отбил в схватке. Шахин против не был. Явно не благоволил, но и на дороге не стоял, позволяя урывать кусок послаще.
        Через семь стандартов у Гросса было уже четыре корабля. Через восемь - шесть. В лидеры он не рвался, но считался из крепких, надежных капитанов. Ходил под Шахином, но…
        Гиданс ошибся - историю с Фринхаи* Гросс предпочел забыть, уже изначально догадываясь, что правильно сделал, не связавшись с демкашем. И ведь о домонах тогда даже не слышал, Удача отвела, не дав вляпаться в это дерьмо.
        Однако счеты были. И к Шахину, который не раз и не два проворачивал сомнительные даже для Окраин сделки, прикрываясь его именем. И к Скорповски, с которым одно время считались кем-то вроде приятелей, что не мешало тому драть цены за заказ.
        Но все это были мелочи - на Окраинах свои законы, а вот чтобы по крупному…
        - Ты помнишь того пацана?
        Гросс отставил все еще полную кружку, поднялся со стула и вновь отошел к окну.
        Ночь, но бившие по снегу прожектора лишали ожидаемого ощущения покоя.
        - Зря ты о нем, капитан, - глухо бросил за спиной Гиданс. - Не ко времени говорить о покойниках.
        - Значит, помнишь, - не без удовлетворения произнес Гросс. - Когда увидел этого, - напомнил он про Кабаргу, - хотел глаза протереть. Вроде и Скорповски, а вроде как мальчишка тот, выросший. И ведь знаю, что подох, а что-то мелькнуло…
        - Взгляд у него такой же, - Гиданс подошел, встал рядом. - Странно это, капитан. Сколько мертвых видел, скольких сам убил, но тот пацаненок…
        Гросс был согласен - странно.
        Странно, что единственной причиной, по которой хотел сам удавить эту тварь, оказался мальчишка-юнга, которому Скорповски перерезал глотку. Не за дело, всего лишь за то, что тот не так на него посмотрел…
        *Линия «Космический маршал»
        Глава 6
        Отсек был небольшим, но когда речь шла о курьерском, ничего другого и не предполагалось - экономили пространство. И - серым, безликим, как и полагалось быть тюремному помещению. А вот по уровню защиты…
        Это тоже была вроде как его специфика.
        - У вас есть ко мне вопросы? - Иарель с той стороны экрана развернулась, посмотрев на сидевшего у противоположной переборки Шахина.
        Аляписто-пятнистая арестантская роба не делала его слабым, не ставила точку, оставляя шанс для продолжения.
        - А они должны быть? - равнодушно уточнил тот. Поднял скованные руки. - Не в моем положении.
        - Просьбы? - Иарель на демарш Шахина никак не отреагировала. - Претензии по содержанию?
        - Нет. - На этот раз ответил он коротко.
        - Тогда - последнее, - все так же, без малейшего намека на эмоции, произнесла самаринянка. - Вашим делом будет заниматься Управление контрразведки Коалиционного Штаба. Передача произойдет через двое суток, на борту крейсера «Харон». До этого момента за вашу безопасность отвечаю лично я. И я очень надеюсь…
        Я очень надеюсь…
        Она обернулась именно в этот момент. Словно зная, где именно он будет стоять, посмотрела ему прямо в глаза.
        Ему бы ее уверенность…
        Посчитав, что для дальнейшего общения этого вполне достаточно, Злобин остановил запись и, вытащив слот из разъема наручного комма, протянул стоявшему рядом с ним Орлову:
        - Предположение о том, что Шахин находится под кодировками, подтвердилось. Четыре довольно безобидные, а вот пятая…
        Дремавший в кресле Шторм шевельнулся. Глаза так и не открыл, только плотнее вжался в кресло, но голос подал, напоминая что его участия в беседе никто не отменял:
        - Ими есть, кому заняться.
        Злобин посмотрел на Орлова - мол, ну и как с ним разговаривать, но тот лишь пожал плечами, предлагая разбираться самому.
        Впрочем, что-то подобное уже было. Не раз и не два.
        - Так вы же вроде как с Риманом… - начал он с той степенью задумчивости, которая должна была продемонстировать возникшие у него вопросы.
        - Так это мы с Риманом, - оборвав Злобина, все так же сонно пробурчал Шторм, - но есть еще Валанд и Низморин. - Вздохнув, потянулся, потом резко поднялся и, сделав несколько выпадов, словно сражаясь с невидимым противником, посмотрел на ставшего заместителем Орлова Бориса. - Мы, конечно, об этом не распространяемся, но Валеру дотянули до уровня жреца высшего посвящения. Если понадобится…
        Он замолчал, оглянулся на вернувшегося за рабочий стол Орлова.
        Тот в ответ кивнул - про Низморина не пропустил, откинулся на спинку кресла, продолжая буровить Шторма тяжелым взглядом. Выглядел тот несколько лучше, чем сутки назад, когда с бандой головорезов появился на «Хароне», но все еще хреново.
        Когда Шторм «дрогнул», явно вспомнив о состоявшемся еще там, на Земле, разговоре, вновь кивнул, подтверждая сказанное тогда. Задачи - задачами, но каждый их тех, кто играл сейчас за «наших» был на вес туорана. А такие, как Шторм…
        - С Шахином все понятно, - посчитав, что для правильных выводов Вячек проникся достаточно, произнес Орлов. - Что по остальным?
        - Вместе с Шахином взяли троих, - не задержался Злобин, первым из причастных к этой истории лиц получивший доклад Иарель.
        Кое-что, естественно, прошло по сводке, но это было так… мелочи по сравнению с тем, что «держала» в своей голове его жена, подключившаяся к операции на ее заключительном этапе.
        - Двенадцать - на наземной базе. Большинство если и представляют какой-либо интерес, то лишь в плане оперативной информации. Но и для перспективы кое-что есть, - Злобин поднял внешку. Дождался, когда на экране появится лицо одного из помощников Шахина. - Дитер Брой, посредник между вольными и домонами. Тоже под кодировками, но по заключению Иарель проблем с ним не будет. Кристиан Вай, - продолжил он, когда картинка сменилась. - По официальной версии - один из капитанов, а вот по неофициальной…
        - Всеволод Кразин, капитан-лейтенант, бывший офицер службы собственной безопасности, принимавший участие в заговоре «За будущее Галактики, - перехватил Шторм. - Во время арестов по делу Скорповски покинул Союз. Отследили до Ярлтона, но взять не успели, ушел. Потом были сведения, что его видели на Гордоне, но без подтверждения.
        - Считай, что уже, - задумчиво протянул Орлов. Этого типа он тоже помнил, пусть и не с теми подробностями, чем занимавшийся им Шторм. - Кто еще?
        - Луиза Марей, - не задержался Злобин. - Личный медик Шахина.
        - А вот это - действительно интересно, - Шторм подошел ближе к внешке, чуть склонил голову к плечу, разглядывая голографию женщины. Про внешность много чего можно было сказать - хороша, чертовка, но он отметил другое. Взгляд. Уж чего-чего, а растерянности в нем не было. Принятия своей участи - тоже. - Вряд ли она была только личным медиком, - наконец, произнес он. - И если я прав…
        - А я - прав, - с легкой ухмылкой поддел его Орлов.
        - А я - прав, - поддержав, повторил Шторм, - то в голове у дамочки может оказаться много интересного. Но работать с ней нужно… - Он качнул головой, намекая, что это самое… осторожно, должно быть запредельным.
        - Возьмешься? - на этот раз вполне серьезно спросил Орлов.
        Много интересного…
        Шторм был прав и в другом: «вскрыть» Шахина не проблема, «поставить» под ментальный контроль - тоже, но…
        Необходимые им ответы требовали правильных вопросов. А вот с ними и была проблема. О деятельности Шахина знали достаточного, но не для этого случая.
        - Возьмусь, - твердо ответил Шторм. Потом поморщился и… улыбнулся, как-то мягко… беззащитно: - А у вас кормят? Жрать так хочется.
        - Пап, а мама скоро вернется?
        Злобин поцеловал дочь в подставленный лоб, повыше подтянул укрывавшее ее одеяло:
        - Через два дня.
        - Еще долго, - нахмурилась девочка. Потом повернулась на бок, подложив под щеку ладошку. - А если я буду спать, она вернется скорее?
        - Скорее, - механически улыбнувшись, кивнул Злобин. - Спи.
        - Сплю, - засопела Анхелия.
        Шторм отступил - сердце щемило совершенно не нужной сейчас сентиментальностью, но отойти от двери не успел.
        - Пап, а дядя Вячек останется с нами?
        Дядя Вячек…
        Когда появился Злобин, он успел плеснуть в стаканы и теперь задумчиво рассматривал разложенную на столе закусь. Не сказать, что скромно, но там, на Самаринии, уже привык к разнообразию.
        - Она скучает. - Злобин передвинул табурет в угол, сел. - По тебе, Ликраю, Волгину, Ежову.
        - Не думал, что скажу подобное, - Шторм тоже предпочел присесть, - но и я успел соскучиться. По тем вечерам…
        Злобин пододвинул к себе один из стаканов, кивнул. И неважно, что встречаться тогда удавалось нечасто. Тут ведь дело в другом.
        - Давай за них, - поднял он стакан.
        - И за память, - поддержал его Шторм. Выпил коньяк одним глотком, чуть поморщился. - Николай затеял свою игру?
        - Игру? - без малейшего намека на вопросительные интониции, уточнил Злобин.
        - Ты меня за салагу не держи, - Шторм добавил в стаканы еще. Потом поставил ближе к себе тарелку с вяленым мясом. - У меня нюх на его закулисные игры.
        - Предлагаешь стать твоим осведомителем? - Злобин предпочел зелень.
        - Так это для его же пользы, - осклабился Шторм. Прихватил зубами мясо, дернув, оторвал кусок. - Генерал предпочитает масштаб. А в таких делах сам знаешь, иногда нужно, чтобы посмотрели со стороны. Оценили, так сказать…
        - А мне ты уже не доверяешь? - продолжая терзать свернутую в жгут траву, равнодушно поинтересовался Злобин.
        - Нет, - качнул головой Шторм. Потянулся за стаканом, опорожнил, вылив содержимое себе в глотку. - В безопасности ты хорош, а вот в том, куда лезет сейчас Николай…
        - Договорились, - перебил его Злобин. - Кстати, Женя тоже намекал…
        - Куда же мы без Жени, - на этот раз довольно хмыкнул Шторм. - Знаешь, а я ведь…
        - Что у вас? - сорвал его Злобин, рывком поднимая внешку с куском оперативного зала с той стороны.
        - Господин генерал, служба контроля…
        - Кокретней! - поднимаясь, опередил Злобина Шторм.
        - Потеряна связь с курьерским ЭйДиЭрКа-шестнадцатым. Расчетное время выхода из прыжка…
        ЭйДиЭрКа-шестнадцатым был тот самым, на борту которого находилась жена Злобина Иарель Кэр и захваченный на Бесси бывший офицер контрразведки, а ныне капитан вольных Шахин.
        Вот тебе и два дня…
        … до встречи…

***
        Семнадцать с половиной часов…
        Тридцать минут до выхода из прыжка и столько же до начала операции.
        - Вы уже делали что-либо подобное?
        Тарас, отреагировав на вопрос сидевшего уже за своим терминалом нового первого помощника, развернулся вместе с ложементом и довольно оскалился, похоже, вспоминая самоубийственный трюк, когда мы с Дарилом уводили «Дальнир» и «Тсерру» в один прокол. Потом замер и расслабленно откинулся на спинку. Мол, ну и что ты скажешь…
        Говорить ничего не хотелось, поэтому я просто качнула головой, продолжая отслеживить разворачивавшуюся над консолью симуляцию.
        «Дальнир», «Рокси», «Райбери», «Джана» и «Марено». Вошли в прокол «цветком», в центре которого находился тяжелый капитана Лайдо. Выйти должны были так же. Дельта - двести сорок секунд. Сначала - наша четверка, затем - теперь уже бывший вольный.
        Раскладка знакомая, но в чужом исполнении. Четыре арха и дорг. Стандартная спайка разведки домонов.
        «Кертачи», «Эссанди», «Райбери», «Ларди» и «Эбразе» предстояло сотворить то же самое, но в другом секторе.
        - Риск.
        Кротов был прав, но это ничего не меняло.
        - Риск, - согласилась я. Трех первых минут после выхода из прыжка для корректировки обычно хватало, но кто его знал, как будет в этом случае.
        - Капитан, - Тарас поднялся рывком, - да мы их…
        - И мы их, и они нас, - повторила я уже однажды сказанные слова.
        Полная загрузка ардона - девять доргов и до двадцати ракетоносцев. Эти по информации Штаба стояли пустыми, что подтвердила разведгруппа Артура, уже заглядывавшая в этот сектор.
        Нам хватало и того, что было. Попавшие в котел эскадры понесли серьезные потери. Рассчитывать на них…
        Рассчет был только на нас. Ну и на Удачу, в любимцах которой до сих пор ходили.
        - У тебя ведь уже есть план? - Сидевшего за дополнительным терминалом Сандерса моя недосказанность не устроила.
        Поза даже не закрытая - руки сложены на груди, одна нога закинута на другую, я бы посчитала, что агрессивная. Да и во взгляде, пусть и достаточно рассеянном, читалось что-то такое, на что хотелось огрызнуться.
        - У меня уже есть план, - оправдала я его ожидания.
        Костас приоткрыл один глаз, давая понять, что следит за разговором, но тут же его закрыл. Хакер. Знал значительно больше, чем остальные.
        - Но с нами ты не поделишься? - явно наслаждаясь каждым движением, прошелся по командному Тарас. Этот, в отличие от домона, был даже не весел - задирист. В глазах любовь ко всему миру, в движениях - ненасытная потребность.
        - Пусть это станет для вас сюрпризом, - с тем же равнодушием ответила я.
        По согласованию со Штабом остатки эскадр Шорна выходили в заданный район, отвлекая внимание стоявшего в прыжковой зоне охранения.
        Наша задача - ударить с тыла, став тем фактором неожиданности, который изменит соотношение сил не в пользу двух ардонов и четырех доргов, находившихся там по данным разведки.
        - Таши… - Сандерс шевельнулся, вроде как, собираясь встать.
        - Отставить, капитан третьего ранга Сандерс, - остановила я его.
        - Как скажешь, - поднял руки домон, - но очень хотелось бы узнать, на что именно ты рассчитываешь?
        На что именно я рассчитывала?!
        - Мам, - не дал мне ответить появившийся на поднявшейся внешке Юл. Показал сведенные в кольцо большой и указательный палец.
        Я не замечала, как он менялся. Лишь иногда, вот так, как сейчас, вдруг осознавала, что продолжаю воспринимать этого молодого мужчину тем мальчишкой, которым помнило его сердце.
        Тонкий, подвижный, с огромными, глядевшими преданно глазами…
        Этот парень был крепким, собранным по кальке экипажа «Легенды», в которой способность к выживаемости всегда стояла на первом месте.
        Кивнув - поняла, вновь вернулась к Кротову.
        Тот отвел взгляд от развернутой перед ним навигационки, посмотрел на меня:
        - Хотите узнать мое мнение?
        О том, что вне официальных рамок мы общались друг с другом на «ты», я ему уже говорила. Дважды.
        Тарас хмыкнул, прислонился к вертикальной стойке терминала, за которым сидел Костас. Во взгляде курился кураж…
        - Было бы интересно, - сдвинув внешку, с которой продолжал наблюдать за нами Юл, откинулась я на спинку ложемента.
        Двадцать две минуты до выхода из прыжка. Двенадцать до объявления боевой тревоги.
        - Отец рассказывал, что вы любите нестандартные решения, да и ваши операции, записи которых я изучил, лишь подтверждают его мнение.
        Я в очередной раз кивнула, гладя не на Кротова, а на симулятор, на котором Дальнир в ускоренном режиме моделировал наш выход из прыжка.
        Вот пространственная сетка дрогнула, пошла волнами, вспучилась, выбрасывая из центра будущего прокола окрашенные в драматичные оттенки линии напряженности гравитационного поля. Защелкали показатели, сбились, выдавая некорректные за счет наложений значения.
        Потом «нарыв» побагровел и вскрылся, выпуская из своего нутра «Дальнир», «Эссанди», «Райбери» и «Ларди». Последним тяжело, натужно, выбрался из появившейся на месте прокола воронки «Марено».
        Красиво, если смотреть на все это со стороны. А вот если…
        - Сверхдальний, сверхкороткий, погружение, двойной прыжок, - продолжил между тем Кротов. - Первый в истории этой войны захват СиЭс. Уже вошедшая в учебники операция у Гимли.
        Тарас иронично приподнял бровь. Сандерс - скривился, словно это вызывало у него не самые приятные ассоциации.
        Я бы предпочла ни того, ни другого не видеть, но командный «сдавал» парней, не оставляя им права на единоличные эмоции.
        - Что еще можно придумать после такого? - качнул головой Кротов, как если бы разговаривал сам с собой. - Я сначала спасовал - не хватило фантазии, а потом подумал…
        - Капитан, - оставляя паузу незаконченной, на площадке телепортатора появился Стас. Подошел ко мне. - Шесть часов. Потом только уносить.
        Шесть часов боя…
        - Принято, - расслабляясь, закрыла я на миг глаза. Игла вошла в плечо. Вторая… - Сандерс на подхвате. Подготовь, - поморщившись от слишком сильно окатившего меня изнутри холодка, вновь посмотрела я на Стаса.
        - Лидер-капитан? - не сказать, что удивленно, но с явными вопросительными интонациями, уточнил домон.
        - Предлагаешь посадить его, - выпрямляясь, кивнула я на Кротова.
        Каким бы головастым тот ни был…
        - Принято, - подобрался Сандерс, принимая, что дошла очередь и до него.
        Шесть часов боя. Двадцать одна тысяча шестьсот секунд…
        - Так что там с «ты подумал», - поторопила я Кротова. Еще несколько минут…
        - Я подумал, что у вас не осталось другого варианта, как захватить ардон, - с насмешливой улыбкой выдал тот, подставляя плечо Стасу.
        - Что? - отлепившись от стойки, вскинулся Тарас. - Капитан, только не говори…
        - Ну, раз ты просишь… - протянула я, мысленно «оценивая» догадливость новенького.
        Несмотря на приказ ограничить свое вхождение в должность просмотром документации и связью, он успел не только обшарить весь «Дальнир», но и перезнакомиться со всем экипажем. И хотя приняли его настороженно - воспоминания о лже-Ильине были достаточно свежими, кое-каких сдвигов в отношении к себе он уже добился.
        Про предостережения Стаса я помнила, но как капитана меня это радовало: чем быстрее освоится, тем легче мне будет.
        Ну а все остальное…
        - Так он прав? - равнодушнее, чем стоило, чтобы я ему поверила, уточнил Сандерс.
        Прежде чем ответить, рывком перевела ложемент в боевое положение. Проверила страховочные ремни, отметив, что и остальные последовали моему примеру. Сбросив симулятор, выставила рабочую консоль.
        Тяжело вздохнув - последние секунды самые затяжные, активировала протокол выхода из прыжка.
        - Капитан? - Сандерс решил напомнить мне о своем интересе.
        Что ж, теперь уже было можно. И захочешь, а не изменить.
        - Извини, - улыбнулась я ему, глядевшему на меня с визора, - но супертяж тебе вряд ли кто-то даст, а корпус предполагает наличие четырех кораблей этого класса. Так что… - очень хотелось ухмыльнуться - от меня такого точно не ожидали, но раскладка на табло сменилось, не оставляя такой возможности. - Внимание экипажу… - подобралась я, выставляя в нашей истории новую отметку, - боевая тревога! До выхода из прыжка…
        Время для вопросов: как оно будет, истекло. Начиналось время ответов.

***
        Шард продолжал оставаться в стороне, предпочитая находиться где-то поблизости, но так, чтобы лишний раз на глаза не попадаться.
        Вот и теперь держался особняком, заняв дополнительный терминал, частично прикрытый внешним контуром телепортационной площадки.
        Есть и… нет.
        Еще один странный тип в моей коллекции, к которому только предстояло подобрать ключик.
        Ближние вышли на режим, сбивая с мелькнувшей мысли. Засеребрились экраны дальних…
        - Сфера на плюс семь - чисто. Фиксирую признаки боя! - отчеканил Дальнир, первым разобравшись в той неразберихе, что творилась на загружавшейся после прыжка навигационке.
        - Принято, - глухо отрезала я, зацепившись взглядом за появлявшиеся на объемке отметки.
        Одна, вторая, третья…
        - Капитан, в точку. Два ардона и четыре дорга, - подал голос Валечка.
        - Вижу, - медленно, внутренне расслабляясь, выдохнула я.
        Судя по нагрузке, которую выставлял Дальнир, разведка с данными не ошиблась - матки держали сектор пустыми, что радовало. Хотя бы тем, что обошлось без очередной подставы.
        Это то, что из хорошего. Из плохого…
        - Твою…! - дернулся Тарас.
        Я с ним была полностью согласна. Три тяжелых и шесть средних. Это с нашей стороны.
        Ни у одного из кораблей вступившей в прямой контакт передовой эскадры Шорна не было зеленого вымпела.
        - Системы вооружений активированы. Готовность…
        - Торможение на минус два закончили, выходим на режим…
        - «Марено» коды отправил… - вновь взметнув напряжение, чуть хрипловато бросил Костас.
        Все когда-то происходило впервые…
        Еще один спорный момент в моем плане. Шард, конечно, уверял, что идентификаторы, переданные нам лояльными, как он их назвал, домонами, чистые, но…
        - Принято, коды отправлены, - чувствуя, как невольно подалась вперед,заставила себя вновь откинуться на спинку ложемента.
        Прыжковая зона, в которой вывалились, была из «коротких». Минимум времени для разгона, еще меньше - на принятие решений.
        Других вариантов нам домоны не оставили, что в какой-то мере даже играло на руку. В таких случаях только и оставалось, что идти и делать.
        Справа «вывалилась» контрольная сводка по отсекам…
        - Капитан, с «Марено» отбили: ардон коды принял, - слегка сбил накал Костас. - Предлагают встать на поддержку.
        Не утерпев, оглянулась на Сандерса. Подмигнула. Тот чуть заметно пожал плечом, мол, это еще только начало.
        Был, конечно, прав, но сейчас речь шла совершенно о другом.
        Удача!
        Она либо есть, либо…
        - Ответить: встаем на поддержку, - приказала я, вновь возвращаясь к насущному. Разговор о риске: взвешенном и не очень, нам еще только предстоял. - Держим курс.
        Мы продолжали раскрывать «цветок», расходясь из точки выхода. Все та же стандартная спайка, когда архи прикрывали протягивавший центральную ось дорг.
        - Принято, держим курс…
        Шесть средних, три тяжелых…
        Из двух ардонов в бой вступил только один, второй держался ближе к сектору прыжка. Плюс четыре дорга…
        Пока сидели на дальних, защита мешала точной идентификации, оставляя нашего противника в заблуждении, как только выскочим на ближние, рассчитывать на коды больше не придется.
        У «Дальнира», как и у дорга, сканеры брали двенадцать и пять стандартов соответственно. У ардона на две единицы выше, что уменьшало запас по времени до критичного. Еще минут пятнадцать….
        До подхода остатка основных сил корпуса Шорна около часа, да и тот…
        Шард правильно сказал про мешок, в который загнали наших: массированная разведка внутри сектора, затем будут отрезать от основных прыжковых зон.
        По последним данным из Штаба, все именно так и происходило.
        Зря о них подумала…
        - Капитан, Штаб запрашивает…
        - Отставить Штаб, - протянув, «остудила» я Кротова. Теперь уже вместе с ложементом развернулась к Сандерсу: - Какой выбираешь?
        Около часа, за который нам предстояло захватить ардон и полностью освободить сектор прыжка…
        Вместо ответа бывший ашкер отстегнул фиксаторы и, поднявшись, подошел ко мне. Когда вновь выставила ложемент в боевое положение, встал слева.
        - Этот, - ткнул он пальцем в тот из ардонов, который как раз в этот момент дербанил тяжелый Шорна.
        - А почему не второй? - уточнила я, машинально отметив, что при таких нагрузках оранжевый вымпел рядом с идентификатором корабля скоро сменится на красный.
        - Более интересная модификация, - ожидаемо произнес Сандерс. - На том…
        - Принято! - не дала я ему закончить. - Внимание, цель определена. Готовность…
        - Капитан, я согласен и на… - решил пойти на попятный Сандерс, сообразив, насколько его «хотелки» усложнят поставленную перед нами задачу.
        - Поздно, - усмехнулась я, даже не пытаясь представить, что именно творилось сейчас в его голове. - Ты бы сел, - дала понять, что разговор закончен.
        Когда домон вернулся к своему терминалу, по пути устроив представление в стиле жертвы капитанского произвола, усмехнулась. Лица менялись, проблемы оставались.
        Впрочем, это был наш мир и наши правила, по которым мы и играли.
        - Капитан, Штаб… - напомнил о себе Кротов.
        Выглянувший из-за внешек Костас хмыкнул. Тарас, посчитав этот повод вполне подходящим, отправил по кругу очередное свое произведение в духе: лишь бы поржать.
        На рисунке, который вроде как не должен был попасть мне в руки, была я, затянутая в кожу и с кнутом, и Кротов…
        За спиной хохотнул Сандерс. Дрогнули плечи у Джастина.
        Бардак, но повторяться я не собирлась. Это был наш мир…
        - Передать в Штаб: работаем, - сделала я вид, что ничего необычного не происходило.
        - Принято, передать в Штаб… - совершенно невозмутимо повторил Кротов.
        Костас недовольно дернул головой - тоже заметил, Тарас на визоре командного приподнял бровь, уточняя, настолько ли все серьезно, как ему показалось.
        Мне только и оставалось, что развести руками. Судя по всему, научить нового помощника идти в бой с куражем, будет совсем непросто.
        - Ну что, парни… - посчитав, что разберусь и с этим, вывела я над консолью еще четыре внешки, на которых тут же появились физиономии Ван Хилда, Джекаро, Роба Вернера и Лайдо.
        - Капитан, ардон запрашивает дубль кодов…
        - Демоны их…! - исподлобья зыркнул на меня Костас.
        А ведь Шард предупреждал…
        - Дубль кодов? - вроде как непонимающе переспросила я у теперь уже у бывшего вольного. Потом зловеще улыбнулась, заметив, как тут же подобрались Тарас и сидевший вторым Джастин. - Будет им дубль кодов, демоны их задери! Курсы принять! Работаем!
        Внешне после моего спича не изменилось ничего.
        Внутренне…
        Девятнадцать минут после выхода из прыжка. Две, как вошли в ближние забракованного Сандерсом ардона.
        - Ардон меняет позицию. Перехват…
        - Хрен ему, а не перехват! - забывшись, процедил сквозь зубы Тарас.
        Уверена, его точку зрения разделяла не только я.
        - Капитан, снэги заряжены. Настройки…
        - Ван, ардон твой…
        Хилд оторвался от терминала, посмотрел на меня, тут же выдав едва ли не недовольно:
        - Чувствую себя старым извращенцем.
        - Почему именно старым? - не нашлась я, что ответить на подобное заявление.
        - Ну, так не молодым же, - хохотнул он, тут же кивнув: - Принял, ардон мой.
        - Это он серьезно? - попался на крючок Кротов. Имел в виду готовность Ван Хилда в одиночку выставить матку домонов своей целью.
        Отвечать не пришлось. Отметка «Марено» сместилась, определяясь на новый курс.
        - А я уже испугался, - вздохнул Кротов, похоже, все-таки сообразив, что в этом командном действуют совершенно другие правила.
        - Поторопился, - многозначительно заметил со своего экрана Джекаро. Этот пока что шел моей двойкой. - Капитан, дашь отвести душу? - тут же поинтересовался он с заискивающими интонациями.
        - Если будешь хорошо себя вести, - бросила я, не отводя взгляда от навигационки.
        Шесть средних и три тяжелых…
        Как я и предполагала, тот, против которого играл выбранный Сандерсом ардон, успел сменить окраску, уйдя в красное.
        - А хорошо, это - как? - ожидаемо уточнил Джекаро.
        - Не нервируя лидер-капитана, - пришел мне на помощь Вернер.
        - Понял! - шутливо поднял руки Джекаро, но тут же нахмурился. - Капитан…
        - Вижу, - сглотнула я, отметив исчезнувшись с раскладки идентификатор.
        Тяжелый.
        Наш тяжелый…
        - Капитан, - очень вовремя напомнил о своем существовании Шард, - нужно что-нибудь неожиданное.
        И ведь был прав. Мы, конечно, стали для домонов раздражающим фактором, но…
        - Говоришь, неожиданное… - не столько для него, сколько для себя, протянула я вслух. Подняла голову, встретившись взглядом со смотревшим на меня с внешки Робом.
        Один из шести. Ближний круг.
        Шард был прав, но ошибался. С нашей славой мы вполне могли обойтись и без неожиданного.
        - Внимание кораблям! - выставив первую цель, оскалилась я той самой, знаменитой ангельской улыбкой. - Вымпелы группы «Ворош» поднять! В бой вступить!
        Кто-то сказал, что нами начали пугать домонов…
        Я собиралась сделать все, чтобы они об этом не забыли!

***
        Ушли в погружение мы из-под самого брюха ардона. Выскочить собирались так же, на грани.
        - До выхода…
        - Капитан, ви-сектор, - разглядывая висевшую над моей консолью модель крейсера-матки, наклонился Сандерс. - Сорок секунд и…
        - Тридцать семь, - флегматично поправил его с другой стороны Шард. - Не знаю, на что вы рассчитываете.
        - Юл, слышал? - перебила я своего новенького.
        О том, что Соболев за подобную авантюру по головке не погладит, я догадывалась, но других вариантов не просчитывалось. И не Сандерс, которому предназначался корабль, был тому причиной, а Альдоры, чью просьбу я собиралась исполнить, посчитав эту операцию вполне подходящей для реализации разработанного вместе с ними плана.
        - Мам, ты меня все еще за пацана держишь? - вроде как обиженно отозвался сын. Появился на внешке.
        Сам весь взъерошенный, но в глазах пылало азартом.
        Я его понимала: захватить ардон не то же самое, что его завалить, но…
        Если бы все было так же просто, как и на словах.
        - Слышал? - не без иронии посмотрела я на Сандерса.
        - Двадцать секунд! - не дал ему ответить Кротов. - Девятнадцать…
        - Готовность к сбросу снэка и волновых мин, - уже другим тоном приказала я. Передвинула вправо раскладку ардона с отмеченными на ней точками. - Внимание экипажу…
        - … восемь… шесть… четыре… два… Вышли!
        - Принято, вышли!
        На границе пространства дернуло, но компенсаторы удержали, лишь слегка качнув сверху вниз и обратно. Сканеры выдали картинку, выставив на экран текущую позицию.
        Стоило признать, выглядела та отнюдь не в нашу пользу. Если бы не второй ардон, шедший сейчас на поддежку основной группе…
        Парни свое дело знали. Уничтожить матку было не просто, но возможно. То, что собирались сделать мы…
        - Капитан, «Рокси»…
        - Вижу, - коротко бросила я, поймав себя на мысли, что про извращения Ван Хилд упомянул не зря.
        То, что он сейчас вытворял, называлось прикрытием. На схемах в учебных пособиях выглядело довольно оригинально - крейсер высокого класса закрывал своим защитным полем борт с более низкими параметрами, что позволяло вывести тот из-под сканеров вражеского корабля и давало определенный просто для маневра, но в реалиях боя все воспринималось значительно серьезнее. Опасное сближение. Малейшая ошибка пилотирования…
        - До сброса снэка…
        - Фиксирую, - приняла я подачу сына.
        Вымпелы «Рокси» и «Марено» оставались на зеленом. Все остальное…
        - Двадцать семь секунд до идентификации, - вновь подал голос Кротов, наложив его на отсчет, который вел Юл.
        Говорил о том самом промежутке времени, за которые системы активного поиска ардона не только опознают нас, как цель, но и передадут СПУ.
        - Капитан, мины пошли…
        - Принято, мины пошли, - повторила я за Валечкой. Если у нас ничего не получится…
        - Снэк сброшен, - Юл не дал мне скатиться в пессимизм. - Таймер активации выставлен!
        - Принято, таймер выставлен! - отчеканила я, бросив еще один быстрый взгляд на раскладку позиций.
        «Райбери» и «Джана» вместе с парнями Шорна развлекались с доргами.
        Впрочем, вопрос: кто с кем, продолжал оставался открытым.
        - Готовность к погружению… Курс… - посчитав ситуацию вполне стабильной, сбросила я в систему новые данные.
        - Девять секунд до идентификации, - то ли предостерег, то ли просто поторопил меня Кротов.
        - Курс принят. Маршевые…
        - Капитан, фиксирую захват! - вновь ворвался в вакханалию команд голос Валечки.
        - Принято, - ухмыльнулась я. Все было довольно серьезно, но…
        Отсчет на панели слева от меня слетел на нуль, компенсаторы опять вытянули, позволив не рухнуть, а всего лишь соскользнуть в открывшиеся перед нами недра пространства.
        - Внимание экипажу! Погружение. Четыреста двадцать секунд, - не отказав себе в минуте слабости, откинулась я на спинку ложемента.
        Все было довольно хреново, но с этим хреново еще можно было что-то сделать.
        - Капитан, мы ведь чего-то не знаем? - не дал мне до конца расслабиться Костас.
        Сейчас бы вызвериться, да послать…
        - Вы еще чего-то не знаете, - так и не открыв глаз, подтвердила я.
        Открыть прыжковую зону для вывода эскадр корпуса Шорна было серьезной задачей.
        А та, что поручили Альдоры?
        - Капитан? - положил мне руку на плечо Сандерс.
        Шевельнувшись, посмотрела на домона.
        Корпус «Ворош».
        Пусть и создавало множество неоднозначных ситуаций, но звучало неожиданно приятно.
        - Четвертый снэк содержит зародыш ИР по типу Дальнира, - рывком выпрямилась я. Дернула плечом, скидывая ладонь домона.
        - Что?! - развернул ко мне ложемент Тарас.
        - И почему я не удивлен? - задумчиво протянул, выглянув из-за внешек Костас.
        - Потому что рано или поздно, но нечто подобное должно было случиться, - проигнорировав ангела, улыбнулась я приамцу. - Эктоны с трех снэков взломают системы ардона и возьмут под контроль его ядро. Задача зародыша - внедрившись, раскрыться заложенной в нем надстройкой.
        - И адмиралу Соболеву об этом, конечно же, неизвестно, - вряд ли уточняя, заметил продолжавшись оставаться справа Шард.
        - К чему лишний раз нервировать адмирала? - чуть развернувшись, подарила я домону одну из своих самых невинных улыбок. - У него и так проблем хватает.
        - Я имею полное право…
        - А вот этого - не надо! - неожиданно холодно, весомо, оборвал его Сандерс. Передвинулся, чтобы оказаться напротив Шарда.
        Встал со своего ложемента Джастин…
        - Так, парни! - слегка повысила я голос, прекрасно понимая, что ситуацию пора брать под свой контроль. - Он - пошутил.
        - Госпожа лидер-капитан! - не внял моему предостережению Шард.
        Еще одна головная боль к тем, которые уже были…
        - До чего же вы все одинаковые, - ворчливо протянула я, отстегивая фиксаторы. Поднялась, заставив пришлого отступить назад.
        Двести сорок секунд до выхода из погружения.
        Самое время для разборок.
        - Объясняю один раз, - встав напротив бывшего дарона, без малейшего намека на напряжения, начала я. Будь на его месте кто другой…
        Домон. Схемы взаимодействия между теми, кто приказывает, и теми, кто исполняет, у них были заложены на уровне инстинктов.
        - Ты либо с нами, либо…
        -… за борт, - закончил за меня Кирьен, уже стоявший за спиной Шарда. - Других вариантов здесь нет.
        - Это…
        - … похоже на самоубийство, - пришел на помощь Сандерс, - но это делает нас нами.
        Мне бы ухмыльнуться - ничего подобного от этого типа услышать не ожидала, но я, чувствуя, как уходит драгоценные секунды, продолжала смотреть на Шарда.
        На лице ни проблеска эмоций. Поза кажется расслабленной, но судя по присутствию поблизости матессу, тот со мной явно не согласен.
        - Сто девяносто… - заставив усомниться в сделанных ранее выводах, добавил задора Кротов.
        - Это - выбор, - позволив себе наметить улыбку, последовала я примеру новоявленного первого помощника. - Лидер-капитан здесь я. Будущая аллера - тоже я. На мне все! И принимаемые решения, и ответственность за их последствия. И ты либо…
        - Мам, а может, скормим Тимке? - Юл посчитал, что до окончательного беспредела мы еще не дотянули.
        - Он уже страдал несварением, - пожалев саму себя, все-таки поддержала я инициативу сына.
        - Ну, тогда я даже не знаю… - продолжил веселиться Юл. - Вряд ли он согласится на кофе с булочкой.
        - Ты только Торреку об этом не рассказывай, - со смешком предостерег его Сандерс. - Он у нас жутко ранимый.
        - Кто? - не сдержавшись, обернулась я к бывшему-будущему ашкеру.
        - Рок, - вроде как удивился он.
        - Еще один паяц, - вздохнув, качнула я головой. Повернулась к Шарду.
        На визоре командного шестьдесят секунд до выхода…
        - Твое слово? - на этот раз обойдясь без показухи, твердо спросила я. - Десять секунд. Отсчет пошел.
        - Капитан… - вновь попытался вмешаться Сандерс.
        - Восемь, - дала я понять, что на этом развлечение закончилось. - Семь. Шесть. Пять…
        Следующую цифру произнести не получилось. Пол под ногами вздыбился, меня рывком кинуло на Шарда, который не только поймал, но и перебросил в ложемент, успев ухватиться за стойку.
        - Твою…! - хрипло выдавила я, едва не получив по пальцам застежкой фиксатора. - Дальнир, ты можешь…
        - Фиксирую области искривления пространства, - тут же отозвался ИР. - Могу предположить…
        - Глубинные бомбы, - опередил его Шард. - Извини, капитан, но это…
        Судя по всему то, что он назвал глубинными бомбами, тоже было из истории, когда рано или поздно, но должно случиться…

***
        Из погружения мы все-таки вышли. А потом еще раз. И еще…
        Чьими молитвами?
        Этот вопрос я предпочитала самой себе не задавать. Ответ мог оказаться весьма неожиданным.
        - Капитан, снэк сброшен! - заорал Юл, перекрикивая стоявший в командном гул.
        Шумовые и часть тепловых фильтров, компенсаторы, трескалка, модуль главного калибра…
        Предоставленный везением счет мы оплатили сполна.
        - Капитан, контр-адмирал Шорн…
        - Суки… - процедила сквозь зубы, и сама не понимая, кого именно имела в виду. - Ставь на удержание, - дернув фиксатор сдавившего горло воротника, бросила я Кротову.
        Сорок пять минут с момента выхода из прыжка. Из четырех находившихся в секторе доргов, на ходу остался только один, да и он едва шевелился, только огрызался, не подпуская к себе близко.
        Не будь здесь ардонов…
        Ардоны - были. И тот, который дербанили сейчас остатки передовой эскадры Шорна, и наш, приготовленный Альдорам на заклание.
        - Курс принять! Цель…
        - Курс принят…
        Три сброшенных под прикрытием волновых мин снэка. Оставался четвертый. Тот самый, с зародышем ИР, для которого мое решение станет либо жизнью, либо…
        - Вышли из ви-сектора. Удаление…
        - Фиксирую отклик СПУ. Залп!
        - Перехват…
        Компенсаторы не сгладили, но это была мелочь по сравнению со всем остальным. Нас только подняло, как на гребень, да сбросило, позволив хоть и на миг, но ощутить собственную беспомощность.
        - Капитан, если мы немедленно…
        - Тормозные на минус два, - приказала я, на своей шкуре прочувствовав рванувшую в районе четвертой трескалки ракету.
        Прыгали под брюхом матки домонов, как кузнечики, старательно выпадая из зоны действия его защитных и атакующих систем. Меняли курс, уходили в погружение…
        Серьезные планы на него лишали удовольствия долбануть в ответ.
        - Извини, Валечка, - хмыкнула я, прекрасно осознавая всю степень его негодования, - немедленно не получится. Но я обещаю…
        - Умеешь ты обнадежить, капитан, - хмыкнул тот, так и не появившись на экране. - Внимание…
        - Капитан, адмирал Шорн, - сбил с мысли о неубиваемой надежде Кротов.
        Его голос пусть и слегка, но дрогнул, напомнив еще об одной проблеме. Нагрузку мой новый первый помощник не держал, хоть и пытался хорохориться.
        - Принято, адмирал… - подумав о том, что придется все-таки посадить на его место Шарда, отозвалась я. - Не будем…
        - Капитан, «Марено»! - не дав закончить фразы, рявкнул Валечка.
        - Твою…! - согласился с ним Костас, имея в виду выставленный капитаном Лайдо оранжевый вымпел.
        Суки…
        Но это я уже повторялась.
        - Если их угробят…
        Сандерс предпочел замолчать сам, не пришлось даже намекать на то, чтобы заткнулся.
        Что будет, если «Марено» свалится на красный, я понимала и без его подсказок. В условиях ограниченных ресурсов…
        - Капитан, основные силы Шорна, - то ли смягчая ситуацию, то ли еще более ее усугубляя, Дальнир обновил данные с дальнего сканера.
        Отметки кораблей были смазанными, на грани чувствительности, но уже выставлялись, намекая, что с этой историей пора заканчивать.
        Двадцать-тридцать минут…
        - Вот что, парни, - вбросив в систему новый курс, медленно выдохнула я, - все возможное мы уже сделали. Осталось…
        - Предлагаешь захватить не один, а два ардона? - тут же решил проявить себя Роб, как и я, перейдя на канал «на всех».
        - Сначала пройди подготовку на ашкера, - слегка поддел его Ван Хилд.
        - Так и скажи, что и сам нацелился на него, - огрызнулся в ответ Вернер.
        - А я не тороплюсь, - заржал бывший вольный. - С каждым разом ставки все выше!
        - Ждешь чего-то особенного? - сообразив, что может оказаться не у дел, подключился Джекаро.
        - С нашим капитаном…
        - Парни знают толк в извращениях, - подался ко мне Сандерс.
        - Главное, чтобы в удовольствие, - фальцетом выдал Юл, заставив даже меня улыбнуться.
        - Госпожа лидер-капитан, контр-адмирал Шорн…
        Реплика сына не вызвала такого шквала смеха, как попытка Кротова донести всю неправильность моего поведения.
        - Похоже, сейчас начнется самое веселое, - на мгновение обернувшись, ухмыльнулся Тарас.
        Был прав. Артур - история старая, но такие, как эта, раз начавшись, уже никогда не заканчиваются.
        - Капитан…
        Костасу тоже не пришлось довести начатое до конца:
        - Роб, я тебя сама… - перебила я навигатора.
        - Да понял я, капитан, - подмигнул мне с экрана Вернер.
        Не видела бы, как стекают с виска капли пота, поверила в его беспечность. «ЭсКар» - крепкий середнячок, но не тогда, когда против ардона.
        Мысль вбилась в подкорку, оставшись на нем вспыхнувшим табло с одним только словом: «Готовность!»
        Когда не остается ничего другого…
        - Вот что, парни, - принимая, что не стоит и дальше оттягивать неизбежное, выбрала я из всех одного. Посмотрела в глаза сына, видя в них каждого из тех, кто шел за мной. - Сейчас или никогда!
        Юл улыбнулся мне своей… мальчишеской улыбкой, откинул назад мешавший чуб:
        - Сейчас или никогда! - повторил не с уверенностью - с верой, в которой не было ни тени сомнений.
        - Сейчас или никогда! - поддержав его, утробно засмеялся Тарас. Вывел «Дальнир» в очередной вираж…
        - Сейчас или никогда! - откликнулся тот самый Роб, едва не подставивший «Джану» под залп с ардона.
        - Сейчас или никогда… - повторил за ним Ван Хилд.
        - Сейчас или никогда… - хрипло отозвался Лайдо, окончательно вводя себя в нашу команду.
        - Сейчас или никогда… - одними губами произнес Кротов, сбрасывая адмиральский вызов.
        Артур меня хорошо знал, он поймет…
        Не сразу, так позже.
        - Удаление нуль сорок пять…
        - Капитан, СПУ!
        - Хрен вам, а не «Дальнир»! - процедила я чуть слышно. - Тормозные на…
        - Залп!
        - Перехват невозможен!
        Он еще не закончил, когда «Дальнир» вздрогнул, словно всей своей тушей напоровшись на преграду, меня кинуло вперед, тут же вновь отбросив назад.
        Зубы клацнули, заставив в очередной раз вспомнить о суках и тварях.
        Один на один с ардоном…
        Остальные корабли группы, следуя моему приказу, отошли, оставив матку домонов нам на растерзание.
        Звучало смешно, но…
        - Капитан, есть внедрение!
        - Тарас! - не успев обрадоваться, рявкнула я на ангела, замешкавшегося с маневром. Тот дернулся, начал заваливаться….
        Сидевший вторым Джастин перехватил управление, выводя «Дальнир» из-под удара.
        Шард, опередив Кротова, бросился к терминалу, за которым сидел ангел. Сорвав фиксаторы, подхватил ставшее безвольным тело.
        - Стас, мать твою…!
        - Спокойно, капитан! Спокойно… - жестко сжал мое плечо Сандерс. - Все нормально… по плану…
        О каком плане, демоны его, он говорил?!
        - Отказ второго маршевого…
        - Залп!
        - Перехват нево…
        Сссуки…
        На их месте я бы тоже хваталась… за жизнь!
        - Нагрузку на разгонные…
        - Ты с ума сошла?! - бросил невидимый Юл, намекая, что категорически против моего решения.
        Я была с ним тоже не согласна, но…
        Когда нет вариантов, выбирают самый лучший из тех, что остались.
        - Капитан, вирус пошел! - заорал Костас, забивая своим голосом все остальное. - Капитан!
        Влетевший в командный Стас перехватил Шарда, рывком сорвал с его плеча ангела, разложил на полу за моим терминалом.
        Мне бы оглянуться…
        Я даже не шевельнулась, ловя себя на том, что вот именно этого… уже за гранью, мне и не хватало, чтобы кураж сменился четким пониманием: мы это сделали!
        Словно подтверждая, справа поднялась внешка, раскрылась списком…
        - Слай, готовность!
        - Принято, готовность! - не без воодушевления откликнулся Слайдер.
        - Ты бы тоже, - повернула я голову к Сандерсу. Взглядом остановилась на ладони, все еще цеплявшейся за мое плечо.
        - Уверена? - криво улыбнулся он, давая мне увидеть то бесшабашное, что просвечивалось через показное спокойствие.
        Была ли я уверена?!
        Вместо ответа вновь посмотрела на тот самый раскрывшийся список, который с каждым мгновением становился все длиннее и бескомпромисснее.
        Блок защиты…
        Контроль дальних…
        … ближних…
        Контроль системы связи…
        Контроль системы вооружения…
        Он еще огрызался.
        Он еще пытался быть опасным и безжалостным.
        Он…
        Чтобы он еще не делал, это была лишь попытка отсрочить неизбежное. Отказ принимать то, что уже успело стать реальностью.
        Ардон был наш!
        Со всей его неукротимой мощью, безудержной яростью, символизмом принадлежности к ближнему кругу тех, кого называли аллерами.
        Со всей его чуждостью, ставшей для нас олицетворением не нашего - их мира.
        С тем ужасом, который он приносил с собой, со страхом, который вселял в наши сердца.
        С безумием, заставлявшим верить, когда оставалось без шансов.
        С горечью потерь.
        С ненавистью.
        С признанием…
        Он был наш, и этого было не изменить!
        Как не изменить и того факта, что эта Галактика тоже принадлежала нам!
        Нам и только нам!
        Часть 2. Выбор судьбы.
        Глава 1
        Восемнадцать месяцев, как не стало Искандера.
        Пятнадцать…
        За окном громыхнуло, небо озарилось заревом расцветшего над садом фейерверка.
        - И не скажешь, что где-то там идут бои, - четко вписался в мои мысли Дарил.
        Я оглянулась на залитый ярким светом зал императорского дворца, кивнула, соглашаясь.
        Мужчины на Ярлтоне всегда предпочитали форму, ну а женщины…
        Демоницы умели себя подать. Война этого навыка у них не отняла.
        - Не хочешь потанцевать? - Дарил сдвинулся, готовясь протянуть мне руку.
        Юбилей Хандорса. Мы прибыли на столичную планету ХоШорХош по его личному приглашению.
        - Уверен, что это - хорошая идея? - развернувшись, иронично приподняла я бровь.
        Кэтрин и мама Олиша настаивали, чтобы надела платье, но я предпочла сделать по-своему. Нашивки командор-капитана и вымпел корпуса «Ворош» на парадной форме прекрасно остужали особо горячие головы.
        - Капитан, - хитро прищурившись, низко, рокочаще, протянул демон.
        Помощи ждать было неоткуда - сама попросила не дергать, если на то не будет серьезных оснований, но она пришла, приняв вид мелькнувшего неподалеку Торрека.
        Демон еще не успел скривиться, давая понять, что именно он думал по поводу появления третьего, как бывший вечный юнга уже направлялся к нам.
        - Извини, Дарил, но капитан обещала этот танец мне, - подойдя и оценив диспозицию, с насмешливой улыбкой выдал он.
        - Слушай, Рок, - угрожающе подался вперед Дарил.
        Смотрелось грозно, но взгляд демона был шальным, безрассудным.
        - Принято, - кивнул Торрек, подавая мне руку, - встретимся вечером в саду. Поговорим.
        - Встретимся. Поговорим, - процедил Дарил уже нам в спину.
        Не знай я подоплеку их игр, могла бы и испугаться.
        Я - знала, что лишало части удовольствия.
        - Капитан, ты не на поле боя, - вывел меня Торрек едва ли не в центр зала. - А я - не ардон.
        - В этом варианте все было бы значительно проще, - ухмыльнулась я, кладя ему руку на плечо.
        Наверное, Кэтрин была права, но…
        Эту мысль я предпочла оставить незаконченной. Права - не права…
        Музыка не была легкой, но обошлось без противостояния. Скорее, тоска по тому, что могло, но так и не случилось, так и не выпущенная на свободу боль, невысказанное сожаление.
        Торрек вел уверенно, позволяя забыть обо всем, кроме «здесь и сейчас». Па, еще па…
        Жаль, нельзя было растянуть эти мгновения на вечность.
        - Ты сегодня удивительно тихая, - неожиданно мягко заметил Рок.
        Оторвавшись от созерцания его подбородка, подняла глаза:
        - Капитан Торрек?
        - А если это наш последний вечер? - глядя не грустно - отчаянно, вдруг произнес он. - А если у нас лишь эта ночь?
        И ведь был прав, но…
        - Нам с тобой еще дочь воспитывать, - улыбнулась я, не позволив увидеть, как полоснули по сердцу сказанные им слова.
        Последний вечер.
        Лишь эта ночь.
        Там, на грани, об этом не думалось. Здесь…
        - Прошу меня простить, - выскочил из-за чужих спин Тарас. Ловко перехватил мою руку, положил ее себе на плечо.
        - Против ангела я бессилен, - отступая, ехидно прокомментировал его действия Торрек.
        Ответить я не успела, Тарас развернул, прижимая к себе несколько крепче, чем позволяли приличия.
        - Таши, ты ведь не против? - заговорщицки прошептал он, наклонившись к самому уху.
        На Ярлтоне совмещали приятное с полезным. Приятным был сам прием и возможность хоть ненадолго, но вырваться из круговерти заданий, в которых без труда терялся счет дням. Полезным…
        Ардон пришлось отдать - технологии домонов, да и юный ИР требовал к себе особого внимания, но взамен Соболев пообещал супертяж.
        Именно его мы и принимали. Новенький «Сой» серии «Традиш» с бортовым номером сто тридцать, капитаном которого предстояло стать так и не принявшему командование модификантом Сандерсу.
        - Но если вы…
        - Обижаешь, капитан! - отстранившись, одарил Тарас меня своей ангельской улыбкой. Прямо в движении передал четко вписавшемуся в маневр Торреку.
        - Это что сейчас было? - едва не сбившись с шага от неожиданности, с легким раздражением уточнила я у Рока.
        Шесть дней без войны.
        Иногда я ловила себя на том, что терялась. Терялась без звука сирен. Без алых вспышек абриса командного. Без замершего на линии смерти отсчета, с застывшим на табло «зеро». Без куража, в котором исчезало, становилось нереальностью слово «невозможно».
        Странное ощущение. Ненавидеть эту бойню так, как ненавидела ее я и…
        Как могла, выворачиваясь наизнанку, я приближала мир, но как буду жить в нем, не представляла.
        - Капитан, - многозначительно улыбнулся Торрек, - парням надо расслабиться.
        Кивнув вместо ответа, отвела взгляд. Маленькой Таши удалось то, с чем не справился он сам - вернуть Рока в мой ближний круг.
        Самый ближний круг, что только добавляло сложности нашим взаимоотношениям.
        Про Стаса и мое ему обещание Торреку было известно. И о Джорише, от которого отказалась лишь потому, что боялась отдать его откупом судьбе за свою везучесть. И об Индарсе, память о котором продолжала хранить бережнее, чем собственную жизнь. И об Искандере…
        Он много чего знал, Рок Торрек, домон, ставший первым из тех двенадцати, которым предстояло сделать из меня аллеру, но перечеркивал все это одним взглядом, в котором категоричность «я всегда буду рядом» рвала на клочья мое жесткое «нет».
        - Госпожа командор-капитан, - остановившийся рядом с нами дарк поставил точку в очередной затянувшейся паузе, - вас просят пройти в малую библиотеку.
        - Кто? - Торрек выступил чуть вперед, закрывая меня собой.
        Чистой воды позерство, но право задавать подобные вопросы он имел. Как и дарк, не отвечать.
        На нас и так поглядывали с любопытством, теперь же вообще не скрывали интереса. Диковинные зверушки. Капитан-бешенная и ее цепные псы.
        Все было не совсем так - демоны, в отличие от скайлов, принимали нас с поразительным радушием, но думать подобным образом уже давно стало привычкой, помогавшей отстаивать завоеванное группой место в четкой, сложившейся задолго до нашего появления воинской иерархии.
        С ними, но сами по себе. Похожие, но не они.
        Интернациональный корпус «Ворош». Специальный резерв Штаба. Люди, демоны, скайлы, самариняне, тарсы, домоны…
        Изгои.
        Мы нужны были сейчас. А потом…
        - Вы можете сопровождать, - наконец произнес дарк, похоже, получив соответствующие указания. - Следуйте за мной.
        Торрек оглянулся, посмотрел на меня самодовольно.
        Позер!
        Положение в группе «Ворош» это вполне ему позволяло.
        В этой части дворца мне раньше бывать не приходилось. Когда появлялись на Ярлтоне в бытность нашу перевозчиками, останавливались в принадлежащем Дарилу доме, но где именно находилась малая библиотека, я себе приблизительно представляла. Закрытая зона, относившаяся уже к личным покоям императора.
        С догадками не ошиблась. Пройдя через весь зал, мы вошли в прикрытый защитными и искажающими полями коридор, затем поднялись по лестнице.
        Внизу громко играла музыка, здесь же было тихо. Для меня, привыкшей за последнее время к постоянному гулу, даже слишком.
        Ковер под ногами глушил шаги. Императорские предки осуждающе смотрели с висевших на стенах портретов, намекая, что нам в этом мире не место.
        Неожиданное ощущение - быть лишней. Здесь и сейчас.
        - Капитан, ты точно ничего не натворила? - не пропустив накатившего на меня раздражения, придержал за руку Торрек.
        Дарк даже не оглянулся, хотя и должен был расслышать его шепот.
        - Уверен, что хочешь знать? - ответила я резче, чем стоило. Извиняясь, криво улыбнулась. Не его вина, что там мне было проще.
        Рок понимающе кивнул, потом отстранился, позволяя догнать продолжавшего идти вперед демона. Когда снова поравнялся, пристроившись рядом, заметил, вроде как обнадеживающе:
        - Ты меня пугаешь, капитан, но если что…
        - Мы пришли, - не дал ему договорить дарк. Открыл дверь, пропуская меня вперед.
        Я машинально сделала несколько шагов, оглянулась, ощутив за спиной пустоту.
        Направленный на меня взгляд Торрека не был спокойным, но…
        Рок чуть заметно улыбнулся, отступил, но продолжал смотреть, пока дверь не закрылась, отрезая его от меня.
        Что было в его глазах?
        Что хотел, но так и не смог сказать?
        В чем признавался? Что обещал? Кому клялся?
        - Наташа! - сбил меня раздавшийся из глубины комнаты голос.
        Я резко обернулась…
        Капитан-бешенная?!
        Тем, кто называл меня так, не стоило видеть того, что происходило дальше.
        Первый шаг оказался самым трудным. Поверить. Принять…
        Когда говорила с ним, находившимся с той стороны экрана, было проще. Он. Я.
        Когда вот так…
        - Папа! - чуть слышно прошептала я, сглатывая вставший в горле ком. - Папка!
        Ну а то, что он был генералом…
        Жизнь продолжалась, и я в ней все еще оставалась его дочерью.

***
        У него было всего лишь два часа.
        Целая жизнь и одно мгновение.
        - Мне пора, - сбросив очередной входящий, резко, не давая себе передумать, поднялся отец. Одернув китель, отошел к столу, рядом с которым бросил свою дорожную сумку.
        Память подсуетилась, напомнив то, о чем хотелось забыть. Вот так же, жестко, не позволяя слабости, прощался он с матерью. Подходил ко мне, брал на руки, целовал в лоб, говоря, что остаюсь за старшую, затем опускал на пол и, не оглянувшись, выходил из комнаты.
        А мама продолжала стоять, слепо глядя на закрывшуюся за ним дверь, кусала губы, не позволяя себе ни кинуться следом, ни разрыдаться, хотя бы слезами облегчая свою боль.
        Знать, но все равно ждать и надеяться.
        Так свойственно женщинам…
        Так свойственно любящим женщинам.
        - Она ведь когда-нибудь закончится? - невпопад произнесла я, заставляя себя вырваться из прошлого.
        Ничего не изменить. Ничего не вернуть.
        Страшно, когда сильными нас делают те, кого теряешь навсегда.
        - Тебе без патетики? - достав из сумки сверток, выпрямился отец.
        - Как получится, - грустно улыбнулась я.
        Два часа. Так много и так…
        - Все рано или поздно, но заканчивается, - философски заметил он. Избавив от бумаги, которую сбросил обратно в сумку, поставил на стол бутылку вина. Развернул, чтобы была видна этикетка. Не просто тарканское - то самое тарканское. - Император Радормир передал тебе подарок. Еще дюжина у Дарила, но эта…
        Я остановила отца нетерпеливым жестом. Выдохнув сквозь стиснутые зубы, сжала ладонью виски.
        Сердце в груди не билось, оно истерило, срываясь с ритма.
        Знал бы он…
        - Передай Индарсу, что он - сволочь! - чуть слышно попросила я, ловя себя на том, что зверею той холодной, взвешенной яростью, когда можно и на ардон.
        - Наташа? - отец вернулся ко мне, коснувшись подбородка, заставил на себя посмотреть.
        - Ничего не говори, - качнула я головой. - Просто передай.
        - Наташа? - сделал он еще одну попытку. Взгляд был не сказать, что тяжелым, но с ознобом по спине.
        Офицер контрразведки. Генерал.
        Жизнь не только продолжалась, она продолжала поражать своим сволочизмом.
        - Когда мы встречались в последний раз, - предпочтя оказаться подальше от отца, отошла я к окну, - он принес с собой две бутылки. Второй была именно эта, с надорванной мною этикеткой. Ее Индарс оставил для будущего.
        - Он мог…
        - Пап, - повернулась я к нему, - не будь я уверена… - Потолок, на который посмотрела, предпочел обойтись без подсказок. Жаль. - Капсор Эрхель. Вряд ли это имя тебе о чем-то говорит, - предвосхитила я вопрос. - Он был всего лишь похож на капитана одного из кораблей сопровождения императорского флагмана, но у меня хорошая память на мелочи, и захочешь - не обманешься.
        - Ты - ошиблась, - твердо произнес отец, не сдвинувшись с места.
        - Мои парни - лучшие в том, чем они занимаются, - грустно улыбнулась я. - Когда знаешь, что и где искать… Успеешь увидеться с Юлом? - предпочла я перевести разговор. Он - понимал. Я…
        - Нет, - нахмурился он. - Ты скажи ему…
        - Он - поймет, - перебила я, вновь подходя к отцу. Прижалась, позволяя себя обнять.
        Время немилосердно, но когда вот так… сердце к сердцу, оно бессильно. Главное об этом не забывать.
        - С этим миром меня связываешь лишь ты, - отстранившись, посмотрела ему прямо в глаза. - Если с тобой что-нибудь случится…
        - У тебя есть сын! - убийственно твердо произнес он. - У тебя…
        - Это - другая история, - ответила я кривой усмешкой. - И лучше, если ею будет, кому заняться, когда станет совсем горячо. И о Славке позаботься, - добавила после короткой паузы. - Он мне дорог, как память.
        - Ты выросла! - дернул он головой. Отойдя, поднял сумку, закинул ее на плечо. - И ты очень похожа на нее.
        На кого именно, отец так и не сказал. Резко развернувшись, вышел, легко задев плечом застывшего с той стороны двери Торрека.
        Сссуки!
        Тело было напряжено - не гнулось, хоть ломай. В голове гудело.
        Сейчас бы в бой! Чтобы до кровавых точек перед глазами. Чтобы сердце рвалось из горла. Чтобы…
        Оглянувшись, посмотрела на сиротливо стоявшую на столике бутылку.
        Выглядела та предупреждением. Предупреждением, что все идет не так, как кому-то хотелось.
        Оружия с собой не было, но душа продолжала требовать чего-то неординарного. Мозолившая все эти два часа весьма вульгарная статуэтка легла в руку так, словно для того и предназначалась.
        Бросок практически без замаха, звон разбитого стекла, струйка вина, стекающая на пол…
        Легче не стало, если только встало на свои места.
        - Возвращаемся на «Дальнир», - удовлетворившись увиденным, одернула я китель. Развернулась к Торреку…
        - Капитан, нас ждут, - попытался он напомнить, что обещали остаться на эту ночь у Олиша.
        - Ты прав, - перебила я домона, - нас ждут. Но не здесь, а там.
        Шесть дней на Ярлтоне…
        Слишком мало, чтобы забыть, но вполне достаточно, чтобы понять, где именно твое место.
        Когда вернулась на «Дальнир», только перевалило за полночь. Торжественный прием был в самом разгаре, но я не жалела, что покинула дворец. Разводить политесы не вписывалось в мой характер.
        Из двух вариантов: направиться сразу в каюту или заглянуть в командный, выбрала второй. Не по необходимости - давая себе возможность собрать себя из залитых тарканским вином кусков.
        - Командор-капитан? - как только опало защитное поле, развернулся ко мне вместе с ложементом Вэйрин.
        Дакири Хэнриш. Скайл. Старший офицер первого статуса, с которым довелось поработать во время эвакуации Самри.
        Кротов так и остался на «Дальнире» первым помощником. Вэйрин стал вторым, приняв командование над третьей вахтой.
        - Что по сто тридцатому? - предпочтя остаться на платформе телепортатора, спросила я.
        Сводку могла посмотреть и сама, но…
        - Заканчивают погрузку. Полная готовность - восемь нуль-нуль, - отчеканил тот, продолжая взирать на меня с безграничным спокойствием.
        С некоторых пор меня это более чем устраивало.
        - Принято, - кивнула я. - Согласовывай стапельную на двенадцать. Пора возвращаться.
        - Принято, согласовать стапельную на двенадцать, - показалось, что в его голосе прорезалось воодушевление.
        - Вот и хорошо, - окинув командный быстрым взглядом, вздохнула я.
        Судя по тому, что чувствовала, именно этого мне последние шесть дней и не хватало. Взвешенности, целесообразности, бескомпромиссности.
        - Слышала, получил известия от брата, - так и не дала я команду на телепортацию.
        Сектор скайлов. Самри. Законсервированная военная база в семидесяти километрах от распределительного пункта Эндоран, где разместили около ста тысяч не успевших эвакуироваться жителей планеты. Две трети из них женщины и дети.
        Если бы ни Ривейн…
        О цене в данном случае говорить смысла не имело. Она была запредельной.
        - Разведка пробилась, - пусть и на миг, но все-таки отвел он взгляд. - Жив.
        Жив…
        Полностью разрушенная инфраструктура планеты. Критический уровень зараженности биосферы. Это не считая заминированных подходов и выставленного на орбите блока дальней связи РЕГОН.
        С учетом всего перчисленного, это - «жив», было сродни подвигу.
        - Я тебе ни о чем не говорила, но нам предложили навестить сектор.
        - Капитан?! - как шкуру содрав с себя скайловскую невозмутимость, подскочил Вэйрин.
        - Не забудь про стапельную, - напомнила я, лишь теперь сбрасывая код перемещения.
        Я ему про очередное «невозможно», а он…
        Он был как все. Другие в корпусе «Ворош» просто не задерживались.
        Каюта встретила тишиной. Все лаконично, без излишков, но не безлико. На полу валялся розовый заяц - подарок Тимке на день рожденье, в кресле - шаль. Тоже подарок, но уже от мамы Олиша мне. На переборке несколько детских рисунков. На столике…
        - Сволочь ты, Индарс, - глядя в глаза смотревшему на меня с голографии бывшему императору стархов, процедила я.
        Тот, как и следовало ожидать, ничего не ответил, продолжая сидеть в кресле и прижимать меня к себе.
        Наша последняя встреча…
        Столик на снимке тоже был. С той самой бутылкой тарканского.
        Разобраться с историей капсора Эрхеля оказалось непросто. И ведь не было причин…
        Причин не было, было понимание, что ничего в этом мире не происходит случайно.
        Видя мою заинтересованность в информации об этом стархе, парни проявили настойчивость, но все попытки пробиться за преграду дня, когда тот появился на мобильной базе, оставались без результата.
        Не обошлось и без проблем. Шторм, на которого напоролся Слайдер, посоветовал не лезть, куда не надо. Джориш, принявший эстафету, намекнул, что многие знания - многие печали, но к тому моменту докопаться до дна этой истории было уже делом принципа.
        Прямо - не получалось, криво…
        Взяв эту дату «плюс-минус» за рубеж, мы вышли на еще несколько тысяч стархов, прибывших к новому месту службы с похожей пометкой: «доступ запрещен».
        С одной стороны это ни о чем не говорило. С другой…
        Императорский флагман и крейсера сопровождения. Это тоже был «плюс-минус», но уже по численности.
        - Сволочь ты, - повторила я чуть слышно, заставив себя «уйти» от его взгляда.
        Причина, по которой Индарс предпочел «погибнуть», была понятна. Почему меня не оказалось в числе осведомленных о его жизни после смерти, тоже. Своеобразная индульгенция, благословение на свободу от него и всего, что нас связывало.
        Оставалось разобраться, почему изменил принятое им же решение и нашел способ напомнить о себе.
        Сделанное мною предположение о том, что что-то пошло не так, как он планировал, не исключало множества вариантов этого самого «что-то».
        Сняв китель и бросив его на спинку кресла, достала бутылку шаре. Открутив крышку, глотнула из горлышка, тут же ощутив, как по горлу плеснуло свежестью.
        Еще б и с остальным было так же просто.
        Корпус «Ворош», в котором заканчивалось формирование трех полноценных эскадр.
        Ближний круг аллеры, в котором было уже девять капитанов. Торрек, Сандерс, Дарил, Роб Вернер, Фрай, Гросс, Шард, Крайн, Маркело…
        Происходящее вокруг мне самой иногда казалось бредом.
        Сделав еще один щедрый глоток, отставила бутылку. Моя вахта начиналась за пятнадцать минут до восьми. Достаточно, чтобы хорошо отдохнуть.
        Вызов сорвал на фиксаторе рубашки. Только и успела, что вздохнуть полной грудью.
        - Капитан Торрек? - Рок, сопроводив меня до «Дальнира», собирался присоединиться к парням.
        - Таши… - протянул он с теми, не предвещающими ничего хорошего, особыми интонациями.
        - Если вы…
        Закончить мысль о том, что Дарил с Тарасом, похоже, заигрались, мне не удалось.
        А жаль. Уж лучше бы…
        - Взрыв на курьерском крейсере. Генерал Орлов…
        - Что с ним?! - чувствуя, как сжимаются кулаки, подалась я вперед.
        - По официальной версии - тяжело ранен. Состояние…
        Слушать дальше я не стала. Отец знал, что делал, но…
        Когда говорила, что наше место не здесь, душой не кривила.
        В тех играх, которые велись там, все была значительно проще.
        Весь мир там без труда делился на тех, кто с нами, и тех, кто…

***
        До вахты два часа. Сейчас бы спать, да спать…
        Резким порывом ветра в лицо бросило снежное крошево, но я даже не отвернулась, только крепче обняла саму себя, безуспешно сберегая оставшиеся крохи тепла.
        Как же я ненавидела закулисные игры!
        Как же я не хотела, но все глубже запутывалась в их паутине.
        …взрыв на курьерском…
        …генерал Орлов…
        Информканалы ХоШорХош никакой конкретики не давали, не говоря уже об имени остававшегося в критическом состоянии высокопоставленного пассажира, но сообщения о происшествии на императорском стапеле звучали под аккомпанемент военных маршей, что то ли добавляло трагизма, то ли намекало: за каждого погибшего рано или поздно, но нам ответят.
        Не касайся моего отца, я бы ничего против подобной постановки вопроса не имела, но оно - касалось. А то, что на этот раз все получилось по его плану…
        Подняв голову, заставила себя посмотреть на звезды. Если абстрагироваться от завораживающей красоты, то всего лишь миллиарды разбросанных в черноте неба точек.
        Глядя на их безразличие, спокойнее не становилось, но хотя бы отступало, позволяя дышать.
        - Был уверен, что найду тебя здесь, - Стас, подойдя, набросил мне на плечи куртку. Не мою - ту, которую снял с себя, оставшись в рабочей робе.
        - Что по экипажу? - слегка расслабляясь в оставленном его телом тепле, сделала я вид, что не поняла, ради чего поднялся на смотровую площадку стапеля.
        - Парни уже на борту, - отстранился Стас, встал рядом. Попытался поправить растрепанные волосы, но быстро осознал безуспешность своих усилий, позволив ветру делать все, что ему заблагорассудится. - Ты ведь и сама все понимаешь, - добавил он после короткой паузы.
        Говорил о том самом, о чем я как раз и думала. Закулисье и мое в нем участие.
        В том, что я все понимала, был прав.
        Если бы от этого стало легче.
        - Индарс вышел на связь.
        - Что? - Стас резко развернулся, встав лицом ко мне. Потом, усмехнувшись, качнул головой. - Значит, все-таки жив.
        Стоило признать, что вот этот, проявившийся лишь в его интонациях восторг, я полностью разделяла. Сначала догадывалась, потом знала точно, что реальный скорбный список обошелся без имени бывшего императора стархов, но продолжала оставлять себе право на ошибку, на то, что принимаю желаемое за действительное. И вот теперь…
        Теперь ничего не изменилось, если только стало масштабнее. Среди фигур, игравших сейчас на карте «Галактика Белая», этот тип значился среди самых непредсказуемых. И если ему потребовалась моя поддержка…
        - Красавец, - вместо того, чтобы подтвердить предположение Стаса, кивнула я в сторону находившегося в четырех километрах от нас посадочного стола.
        Вроде и далеко, но благодаря сканерам командного сто тридцатый был, как на ладони.
        База «Нарото» составляла девятьсот двадцать метров. У этого - на сто пятьдесят больше. Ну и дополнительные модули плюсом триста шестьдесят. Ширина по-максимуму - семьсот и четыреста сорок в своем минимальном значении.
        Карта вооружения тоже не оставляла равнодушной. Все самые последние разработки!
        Насколько я была в курсе, на корабль претендовал Берсенев, но Соболев свое слово держал, заменив отбитый ардон на эту более чем серьезную игрушку.
        - С тобой не поспоришь, - согласился со мной Стас. Передвинулся, встав плечом к плечу. - Осталось пристроить Шарда.
        Замечание не было лишено смысла, но…
        Шард - отдельная история. Этого типа с его ублюдочным характером я пока предпочитала держать поблизости.
        - Сандерс приглашал к себе на подъем, - предпочла я обойтись нейтральным.
        - А ты, конечно же, отказалась, - хмыкнул Стас, как и я, свернув тему Индарса.
        Пока император не сделает следующего шага, можно только гадать, ради чего решил все-таки воскреснуть.
        - Почему не пошел с остальными? - сдвинулась я, чтобы видеть его лицо.
        Куда именно направились парни, просветил Торрек, но я бы и без него сообразила. Тоже наше едва ли не забытое прошлое.
        Экипаж «Легенды» в притонах дна столичной планеты ХоШорХош был хорошо известен. Рукопашные бои, закрытые гонки, экзотические девочки, которые были в восторге от щедрости моих ребят.
        Мы вносили в их устоявшийся мирок долю новизны, за что нам пусть не всё, но очень многое прощалось.
        Нас даже ждали, точно зная - будет весело. Что опять парни отыщут какого-нибудь лоха, подставив ему меня, как слабую и беззащитную жертву, а потом устроят развлечение для всех желающих, вытрясая из него душу и лишая всего, с чем тот имел наглость появиться на Ярлтоне.
        Что опять будут рассказывать байки о своих заказах, заставляя всех, кто знаком с перевозками только понаслышке, замирать от восторга.
        Что опять местные барышни станут драться за возможность ублажить героических мужиков, для которых и сам демон не демон.
        Что опять…
        Имея такие воспоминания, Дарил не мог не воспользоваться возможностью, чтобы вновь пройти путем боевой славы, напомнив этому миру о нашем существовании.
        - Ты про ребят? - не без лукавства улыбнулся Стас. Потом качнул головой, негромко засмеялся. - Таши, для того притона и их вполне хватало.
        - Стас, - не поддалась я его веселью. - Ты сам говорил…
        - Командор-капитан, - Вэйрин не дал мне напомнить о сказанных как-то Стасом словах: не стоит сегодня отказываться о того, чего завтра уже может и не быть. - Адмирал Соболев.
        - Принято, - отрезала я. - Возвращаемся, - бросила уже Стасу.
        Шесть дней на Ярлтоне.
        Я была рада, что сегодня они закончатся.
        Не дежавю, но это если придираться. Как только появилась в командном, Вэйрин поднялся, уступая место. Пересел за свой терминал, выставил над консолью учебное задание из тех, которыми нас продолжал баловать капитан Дарфин.
        Подняв защитное поле, сняла вызов с удержания, тут же напоровшись на настроечную таблицу.
        И ведь ничего особенного - у адмирала заботой целый флот, но в груди екнуло предчувствием.
        Впрочем, оснований для него более чем достаточно. Если в очередной раз дошло до нас…
        Мысль так и осталась незаконченной. Заставка слетела резко, ткнув носом в находившийся с той стороны оперативный зал.
        - По данным разведки в ближайшие несколько недель предполагается прорыв в направлении системы Рексли, - остановив, когда я попыталась подняться, заговорил Соболев. - Аналитики считают, что это - ложная цель, прикрывающая наступление через прыжковые зоны Самри и Херош.
        Рексли - сектор скайлов, державший курсовой вектор на граничные зоны ХоШорХош. Самри и Херош…
        Уже сданные домонам Самри, Херош, Кендари и Миамай.
        Планеты под названием Новая Земля не было ни на одной из известных мне навигационных карт, но, похоже, ее местонахождение для домонов секретом больше не являлось. Уж больно четко действовали.
        - Наша задача? - даже несколько расслабилась я.
        Формирование корпуса затянулось, лишая возможности развернуться по полной.
        Нет, без дела мы не сидели, но…
        Заточенные на адреналин парни с трудом переносили рутину.
        - Уничтожить РЕГОН на орбите Самри и любой ценой предотвратить проход их кораблей, - не задержался с ответом Соболев.
        - Поддержка?
        На этот раз адмирал только качнул головой:
        - Действуете самостоятельно. И…
        - Господин адмирал? - позволила я себе легкую улыбку. Все остальное было ясно - нашлась работа для нашего нового статуса, но пока слова не сказаны…
        - Наташа, - подтверждая мысль, твердо посмотрел он на меня, - это - задача не для группы «Ворош» - для корпуса. И от ее выполнения…
        - Мне нужны все оперативные данные, - не дала я ему закончить. - Восемь часов на первоначальный план. Все остальное…
        Про все остальное говорить пока что не стоило, но…
        У меня имелся личный стимул, чтобы все получилось так, а не иначе.
        И не только наш с Искандером эмбрион, который находился на Новой Земле, но и люди, которых я не сумела спасти тогда, но получила шанс вывезти с гибнущей планеты теперь.

***
        Управление «Д», основной задачей которого было пресечений разведывательной и диверсионной деятельности в границах, объявленных зоновой военных действий, размещался на супертяже «Харон». Внешний рейд Джадиа, второй планеты системы Харлай, входившей в конгломерат стархов.
        «Байярд», супертяж ударной армады Союза, на котором расположился оперативный модуль Коалиционного Штаба, после той истории с метаморфами был выведен в сектор ХоШорХош.
        Правильно или неправильно…
        Сменившиеся на табло цифры выставили полночь, потом зафиксировали первую минуту нового дня.
        Индарс заставил себя свернуть объемку и, закрыв глаза, откинулся на спинку кресла.
        Помогло мало. Счастливое лицо Лауры, державшей на руках его внука, продолжало терзать, напоминая, чего лишил себя сам.
        И ведь не сожалел о том, что сделал так, а не иначе…
        Сожалел! Не о том, что сделал так, а не иначе, а о том, что другого варианта ни тогда, ни сейчас не просматривалось.
        Впрочем…
        Радормир справлялся. Иногда советовался, признавая в нем самого жесткого из возможных оппонентов, но чаще просто ставил в известность, еще раз в разговоре взвешивая правильность принимаемых решений.
        Индарс в сыне и не сомневался, но верить и знать, не одно и то же. Там лишь надежда, здесь…
        Здесь была гордость. И - уверенность. Уверенность в будущем, в котором у его империи был достойный преемник.
        Им обоим досталось не просто тяжелое время - безвременье. Либо - начало, либо…
        Радормир свою ношу принял, не оставляя второму «либо» ни единого шанса.
        - Как же я от вас с Орловым устал!
        Индарс открыл глаза, встретил взгляд застывшего у переборки Шторма.
        Тверд, подтянут, готов в бой. А то, что под глазами мешки от усталости…
        - Когда вернулся? - Индарс неторопливо поднялся с кресла. Застегнув китель, вышел из-за стола, тут же направившись к кофе-машине.
        Шторм, это - кофе и коньяк. Ну и очередная идея, от масштабов которой на миг станет страшно.
        Но это уже потом. Сначала - кофе и коньяк.
        - А я разве вернулся? - напомная, что после очередного, уже четвертого за последние три месяца покушения, действовать предпочитал под чужими именами, хмуро поинтересовался Шторм. Когда потянуло терпким ароматом, шумно вдохнул. - Ярлтон - ваша работа?
        Спрашивать, откуда получил информацию, если по сводкам еще не прошло, Индарс не стал. Шторм, это - Шторм.
        - У Николая Сергеевича там дела.
        Шторм резко выдохнул, заставив Индарса отвлечься от своего занятия, усмехнулся.
        Вот ведь…
        С Орловым дружбы не получалось. Безоговорочное доверие, умение понимать друг друга с полуслова, искреннее уважение, но не дружба.
        Наталья стояла между ними, не столько добавляя сложностей взаимоотношениям, сколько выводя те совершенно на иной уровень. Дочь и любимая женщина.
        А вот со Штормом сложилось. Сначала в порыве спора, уже хрипя и по третьему кругу повторяя одни и те же аргументы, перешли на «ты», потом, заливая коньяком, закрепили. А то, что один старше, а второй - наглее, так в этом варианте оказалось даже лучше. Индарс вынужден был соответствовать, держа уровень, который когда-то установил, Шторм - подтягиваться, теша свое, не терпящее застоя нутро.
        - Не будь ты императором… - скривился Шторм.
        Отстранился от переборки, пройдя вперед, остановился у рабочего стола. Выщелкнул из разъема наручного комма слот, передвинул к центру, выложив рядом с закрытым блокнотом, но руку убирать не торопился, как если бы сомневался.
        - Так я вроде как… - не без усмешки отозвался Индрарс, наблюдая за генералом.
        Был тот в глухой обороне, но это и не удивительно. События сыпались, срывались, заставляя идти на разрыв. Это он, Индарс, сидел на прогнозах, оставаясь лишь сторонним наблюдателем, Шторм же предпочитал крутиться в самой гуще, не жалея ни себя, ни тех, кому не посчастливилось войти в ближайшее окружение.
        - В том то и дело, что только вроде как, - не оглянувшись, парировал Шторм. Развернулся, словно первый раз видел, окинул кабинет быстрым взглядом. - Извини, если не перехвачу хотя бы пару часов, сдохну, - направляясь к стоявшему за перегородкой дивану, бросил он.
        И ведь ничего нового…
        Так уже было, есть и будет.
        Когда, отставив чашку с кофе, Индарс подошел к Шторму, тот уже спал. Лежал на боку, согнув ноги и обхватив себя руками.
        Ботинки он так и не снял, как и китель, лишь расстегнув верхний фиксатор.
        Вездесущ и всемогущ…
        В ходивших на Рубежах анекдотах главе Управления контрразведки коалиционного штаба отводилась именно эта роль.
        Злобин, вот уже несколько дней, как находившийся на «Байярде» с инспекцией, появился в его кабинете ровно через два часа. Индарс как раз успел просмотреть привезенные Штормом записи допросов капитана Шахина и его личного медика, Луизы Марей.
        Информации было много. Что-то уже не имело значения - пока работали с блоками вольного, успело устареть, что-то вполне можно было использовать в будущих разработках.
        - Спит?
        Индарс кивнул сразу на все: и на приветствие, и на заданный вопрос. Потом еще раз, указав на закрытый угол, где стоял диван.
        Адмирал, как и он не так уж и давно, подошел к перегородке, встал, разглядывая укрытого пледом Шторма.
        Пусть недолгий, но все-таки сон, сделал свое дело. Морщины на лбу Шторма разгладились, смягчив выражение лица и сделав его расслабленным и умиротворенным.
        Странное впечатление. Глаза видели одно - память подставляла другой образ, точно зная, что все это лишь иллюзия.
        - С этим надо что-то делать.
        Индарс говорить ничего не стал, но мысленно со Злобиным согласился.
        По-дружески не получалось - Шторм соглашался с тем, что просто обязан себя жалеть, но тут же забывал, вновь ввязываясь в какую-нибудь авантюру.
        Надежда на мордоворотов, которых генерал притащил за собой с Земли, не оправдалась. Хоть и медики…
        Энтузаизма Шторма вполне хватило, чтобы сломить и их сопротивление.
        Ну а приказывать генералу оказалось некому. Это там, на Самаринии, эклису Ильдару удавалось хотя бы слегка остужать пыл главы Управления контрразведки Коалиционного Штаба, здесь желающих спорить с генералом и способных добиться своего, не наблюдалось.
        - А ведь я ему завидую, - продолжая смотреть на спящего Шторма, произнес неожиданно для Индарса Злобин.
        Бывший император и хотел бы возразить, но было нечего. Он и сам…
        - Адмирал в курсе? - так и не открыв глаз, хрипло, сонно поинтересовался вдруг Шторм. Подтянул плед повыше, давая понять, что пусть минуту, но он еще урвет.
        - В курсе чего? - развернулся Злобин к Индарсу.
        Вместо ответа Индарс откинулся на спинку кресла, сложил руки на груди.
        Провокация была примитивной, но это если без учета вот этой самой, кажущейся беззащитности задавшего главный вопрос.
        - Слушай, император, - Шторм сел, качнулся, пытаясь почувствовать тело. Когда удалось, откинул плед, растер лицо, прошелся ладонями по волосам, лишь после этого открыв глаза и четко впечатавшись холодным, жестким взглядом в Индарса. - Значит, четвертая сила?
        - Это он о чем? - поинтересовался Злобин.
        Индарс от противостояния не отказался, продолжал смотреть на Шторма, пока тот вставал, подходил к кофе-машине, потом, обжигаясь и фыркая, вливал в себя горький от крепости напиток.
        - А я-то думаю, что происходит? - подставив чашку под очиститель, с теми же, задумчивыми интонациями, продолжил Шторм. - Покушение за покушением. На дилетанство не тянет - подготовка серьезная, но чтобы списать подчистую, каждый раз не хватало мелочи. Парни уже звереют. Как же, имеют дважды! Сначала, когда удар становится полной неожиданностью. Потом, когда помощь приходит, откуда ее совершенно не ждешь. И как все выверено - если не приглядываться, и не сообразишь, что речь идет о постороннем вмешательстве в чужие планы.
        Злобин, переведя взгляд с одного на другого, предпочел уйти с линии огня и занял место в стоявшем рядом со столом кресле.
        Индарс шевельнулся, но позы не сменил. Сидел все так же, откинувшись на спинку и сложив руки на груди.
        Шторм в ударе…
        - Я не лез, когда Орлов с твоего молчаливого согласия начал игру в перевертыша, но использовать Наталью…
        - Наталью? - чуть подался вперед Злобин.
        Индарс поморщился, но опять промолчал.
        План, который начали реализовывать авторы директивы «Зед», был глобальным. Кардинальная перекройка границ Галактики под прикрытием вторжения домонов.
        Идея Орлова, которую действительно поддержал Индарс, была простой, но имела все шансы оказаться действенной. Создание еще одной псевдоструктуры с подобными целями, которая позволила бы пусть и частично, но перетянуть внимание на себя, давая время Управлениям контрразведки, военной разведки и ОСО отрабатывать по максимуму.
        Замысел был хорош. Та самая, третья сила, которую противник не имел возможности учитывать до момента ее проявления, но которая была способна сбить с уже выверенных действий.
        Шторм говорил о другом. Еще один фактор, которому до сих пор не находилось места в раскладе. Корпус «Ворош» и его командор-капитан.
        Будущая аллера новой ооры…
        - Ты чего кипятишься? - «поймал» Индарс Шторма, не дав начать следующей фразы.
        Шторм был прав.
        И не прав.
        Но это не с его - с их стороны.
        - К Элизабет подошли с предложением. Она взяла время на размышление, - уже другим тоном ответил Шторм, подтверждая мысль Индарса, что все уже сказанное было лишь прелюдией.
        Индарс кивнул - серьезный повод, чтобы сорваться. И не важно, что сам просчитал каждый шаг. Когда речь шла о своих…
        - Но ведь это еще не все? - поднявшись, подошел он к стоявшему в центре кабинета Шторму. Одной Элизабет на то, что он видел, явно не хватало.
        - Не все, - скривившись, выдавил из себя Шторм.
        Его взгляд вильнул, уйдя на спокойного до безразличия Злобина, вернулся к Индарсу, связывая их, оставляя один на один.
        Как предупреждение…
        - Не все, - повторил Шторм, - но лучше бы… - Он мотнул головой, ладонью растер шею. - Риман сообщил: Искандер пришел в себя.
        - Что?! - рывком поднялся Злобин.
        - Вот именно, - словно невпопад выдал Шторм. Тронул Индарса за плечо, отошел к столу. - У тебя коньяк есть?
        Коньяк у него был.
        Как воздух необходимый им сейчас коньяк….
        Глава 2
        Первую рюмку выпили молча. Каждый о своем, но в том, что адмирал Искандер в этом… своем присутствовал, Шторм не сомневался.
        Такие люди, как он…
        - Запись? - дождавшись, когда Шторм вновь разольет по полной, спросил Злобин. Как обычно, без эмоций, но все, кто общался с адмиралом, уже без труда разбирались, что скрывалось за этим вынужденным спокойствием.
        На этот раз это была глухая злость на то, что все получилось так, а не иначе.
        - Она, - коротко кивнул Шторм, вспомнив весточку от Римана.
        Запись разовая - ни остановить, ни повторить, уничтожалась по мере просмотра.
        Но так было даже лучше. При необходимости он бы и во второй, и в третий, и даже в десятый раз прошелся от начала до конца, но к чему, если и первого достаточно.
        - Как он? - На этот раз подал голос Индарс.
        Шторм поднял глаза, встретив такой же, как и у него, ничего не выражающий взгляд бывшего императора.
        - Как? - переспросил, вспомнив, как задал этот вопрос лиската Храма Предназначения. - В здравом уме и твердой памяти, хотя и не верится. - Скривился, когда перед глазами встали кадры записей допроса Шахина и его личного медика, оказавшегося по совместительству и личным палачом. - Когда сдыхают последние боты, боль можно заблокировать, но вряд ли получится избавиться от осознания того, что с тобой делают. Да и принять, когда с живого срезают куски плоти, не выйдет. Или забыть, как развешивали перед тобой твои же кишки, завязывая их бантиком, а потом засовывали внутрь, зашивая ржавыми иглами.
        Он залил в себя коньяк, протянул стакан Злобину, с трудом сдерживаясь, чтобы не сжать ладонь, засыпав все вокруг осколками.
        - Первое, что спросил: она знает? Когда сказали, что - нет, не попросил - приказал, чтобы не сообщали. Вторым - держимся ли? Услышав ответ, закрыл оставшийся глаз и уснул. Тихо, спокойно.
        Пока Шторм говорил, Злобин успел налить до краев. Придержал, когда генерал собрался выхлестать и этот. Выпил сам, взглядом поторопил Индарса, снованаполнил до тех же краев, что и Шторму, встал, в память о тех, кого уже не будет.
        Шторм тоже поднялся, потом Индарс.
        Кто кого вспоминал…
        - Левую руку восстановить не удалось, поставили нейропротез. Глаз - тоже. А все остальное…
        Коньяк он выпил, как воду, несколькими крупными глотками.
        Риман сказал, что ментальные способности адмирала не пострадали, скорее даже возросли, да и разум не задет. Ну а то, что тело…
        Шторм знал, что лежавший в регенерационной капсуле скайл - адмирал Искандер.
        А если бы не знал?
        - В том, что жива, он даже не сомневался. Твердо спросил, уверенно.
        - Шахина интересовала Новая Земля? - Злобин сел первым, сменив тему.
        Нет, Шторма не заносило…
        Злобин остановил вовремя. Еще немного…
        - Новая Земля интересовала домонов, - резко выдохнув, поправил адмирала Шторм. Трижды по сто пятьдесят, да без закуски, на одних ботах…
        Его слегка повело, но рука, когда ставил стакан, даже не дернулась.
        - А теперь возвращаемся к третьей и четвертой силам, - качнул он головой, отказываясь от продолжения.
        Отойдя к рабочему столу Индарса, прихватил чистый лист бумаги из лежавшей на углу стопки. Вернулся в зону отдыха, пристроился на подлокотнике кресла, в котором сидел Злобин, наклонившись вперед, положил лист перед собой.
        Не сомневаясь, что за каждым его движением внимательно следят, выписал в один столбец семь фамилий членов Правительства Галактического Союза, которых они подозревали в организации заговора. Одного жирно вычернул, добавил еще двоих, делять свежей информацией.
        Снизу, через промежуток, дописал глав нескольких трансгалактических корпораций, чьи контакты с домонами были уже подтверждены.
        Потом провел еще одну черту, на этот раз вертикальную. За ней аббревиатуры ОСО, О-два, УККШ, ССБ и Управления «Д». Без фамилий здесь тоже не обошлось: Лазовски, Орлов, Ежов, Злобин, младший Кривых, Мельников… Себя он тоже не забыл, скромно поставив последним.
        И вновь отчеркнул, выявляя теневую сторону. Эклис Ильдар, незабвенный император Индарс, который вроде как и не император, но с возможностями едва ли не больше чем те, которые имел до этого. Туда же добавились глава ХоШорХош и канир Аршан.
        Вторая вертикальная и третий столбец. Орлов, Индарс, Ежов, Злобин.
        Короткая заминка и к этим четверым добавился пятый: Кривых, но теперь уже старший. Еще одна фигура, до поры, до времени скрывавшаяся в тени генерала.
        - Ничего не забыл? - посмотрел он на императора.
        Орлов стал отцом, не заменив того, родившего, но разделив на двоих то, что должен был сделать один. Индарс - другом. А вот Искандер…
        Кровного брата Шторм так и не узнал. Этого - едва не потерял.
        - Моя идея - точечные удары, способные навести на мысль о существовании в Союзе еще одной силы, так же жаждущей урвать кусок в этой бойне, - продолжил он, не дождадаясь ответа Индарса. - Вы пошли дальше - сформировали контуры этой структуры, добавив ей веса. Подвижки у Элизабет я связываю именно с вашей деятельностью. Директивщики задергались, начали совершать ошибки.
        Он опять замолчал. Медленно, аккуратно, выведя идеальную вертикаль, провел очередную черту. Столь же скрупулезно написал одно-единственное имя, подчеркнул его двумя линиями.
        Наталья Орлова.
        Дочь генерала Орлова.
        То ли вдова, то ли все еще жена адмирала Искандера.
        Командор-капитан корпуса «Ворош».
        Чем дальше, тем эта история становилась все более паскудной.
        - Насколько я понимаю, пришло время формировать в будущей ооре разведку и контрразведку? - не то насмешливо, не то зло уточнил он у молчавшего все это время Индарса.
        Тот ответил не сразу. Под взглядом Шторма развернул лист, задумавшись, несколько раз стукнул пальцами по столу. Потом вскрыл новую бутылку, разлил коньяк по стаканам. Сдвинул один в сторону Злобина, второй взял себе, предлагая Шторму самому решать, хватит ему или нет.
        - У тебя есть кандидатуры?
        - Есть, - подхватив третий, Шторм сделал щедрый глоток. - На контрразведку Шаевского с его группой. На разведку - Гросса. А чтобы не зарывался, - предвосхитил он реплику Индарса, - поставить заместителем Кабаргу. И еще… - пауза была короткой, но жалящей. - Передай Орлову, что еще одна игра без моего участия…
        Заканчивать он не стал. Поднялся, прихватив с собой и стакан с коньяком. Прошелся по кабинету. Остановился у самой двери и, залпом допив остальное, все-таки сделал то, о чем мечтал с самого начала разговора. Сжал ладонь, яростью преодолевая сопротивление стекла, с какой-то неистовой, звериной радостью ощущая, как впиваются острые грани в кожу, как теплеет она выступившей кровью, если и не успокаивая взбесившееся нутро, так хотя бы просто возвращая возможность думать без алой пелены перед глазами.
        - Ты не всесилен, - Злобин подтолкнул его, заставляя пройти вглубь каюты.
        - Знаю, - осматриваясь, произнес Шторм. Сделал шаг, отступил в сторону, пропуская адмирала.
        Ничего нового увидеть не мог - размещение стандартное, но здесь, в отличие от других, однотипных, ощущался жилой дух.
        Впрочем, это и не удивительно. Была у Злобина такая способность - добавлять серости оттенков.
        - Слав…
        - Боря, - качнул он головой, прося не бередить.
        Два часа сна. Пять в обсуждении планов на ближайшее будущее, в которых ему отводилась не последняя роль.
        А ведь был еще Лазовски со своим ОСО, да собственная вотчина, временно оставленная на попечении Низморина. Тот, конечно, справится, но…
        - Как Кэр и Анхелия? - признавая, что и это ему по силам, спросил он.
        Кураж затихал, оставляя место уже привычной усталости.
        - Будут рады, если заглянешь на «Хурагву», - достав из встроенного шкафа две термоемкости, ответил Злобин. - Ты на Николая…
        - Боря, я попросил, - на этот раз поморщился Шторм.
        Ради чего Орлов выводил его из разработки, было понятно - запасной игрок, способный подхватить, если вдруг что-то пойдет не так, но…
        - Передаш Хелии подарок? - вытащил он из кармана небольшую коробочку.
        - Яйцо дракона? - поднимая крышки с термоемкостей, равнодушно поинтересовался Злобин.
        Потом посмотрел, словно уточняя, помнит ли он, с кем именно имеет дело. Пусть и юная, но уже видящая.
        Эмоций во взгляде Злобина не было, но Шторм знал, что там, в глубине его души, в это мгновение пробило болью.
        Такой судьбы для своей дочери адмирал точно не желал.
        - Тогда - другой, - не без задора улыбнувшись, спрятал он коробочку, тут же достав вторую. - Мои парни сказали, что все девушки любят украшения, - открыл, показав набор из сережек и цепочки с подвеской.
        - А сам ты об этом никогда не знал, - приглашая за стол, произнес Злобин.
        Если бы он мог…
        Злобин не мог, но все равно прозвучало ворчливо.
        - Может и знал, - не стал спорить Шторм. Присел на край лежанки, после недолгих раздумий добавив к украшениям и то самое яйцо дракона с Шуши, которое ради развлечения притащил кто-то из его бойцов. - И это не дракон, а ящерица.
        - Считаешь, многое меняет? - без малейшего намека на вопросительные интонации поинтересовался Злобин.
        - Просто констатирую факт, - хмыкнул Шторм, берясь за ложку. - Слушай, а…
        - Командир, - сбил вклинившийся в их разговор голос Храева, старшего сопровождавшей его особой группы, - мы тут кое-что нашли. Еще не пылает, но уже горит.
        - Понял, - отодвинув пряно пахнущее жаркое, поднялся он. Жрать, конечно, хотелось… - Отбивай готовность к вылету.
        Продолжения он уже не услышал, сбросив входящий. Застегнул верхний фиксатор, посмотрел на Злобина.
        - Борь, ты тут…
        Тот в ответ кивнул, принимая несказанное.
        Там. Тут.
        Не важно, где проходили рубежи.
        Главное, что они все еще держались.
        ***
        Двенадцать часов до базы. Затем дозаправка, боевая загрузка, постановка задач…
        Предварительный план адмирал Соболев утвердил. Визировать окончательный предстояло сложившимся обстоятельствам.
        - Сложный проход, - вклинился Шард в мое молчание. Сделал пометку на висевшей над консолью навигационной карте.
        Хотелось сказать, что в отличие от него я этот сектор едва ли не на брюхе перепахала, но говорить что-либо этому типу было бесполезно. Уж если захват ардона его не впечатлил…
        - Не только для нас, - все-таки попыталась я восстановить статус-кво. - К тому же…
        - Капитан, кофе, - сбил меня с продолжения Кирьен.
        Вставив кружку-непроливайку в разъем ложемента, вместе со второй отправился к пилотскому терминалу, за которым сидела моя новенькая. Старший лейтенант Анастасия Вербицкая, доставшаяся нам по тому же принципу, что и остальные - дальше некуда.
        После трех месяцев вместе решение принять участие в ее судьбе больше не вызывало сомнений. Девочка оказалась крепенькой. И в том, что касалось навыков пилотирования, и в устойчивости к обаянию моих парней.
        - Спасибо, - буркнув в спину Кирьену, развернула я карту, выставив для оценки новый вектор подхода.
        Как бы не хотелось признавать, но Шард вновь оказался прав. Там, где я легко могла провести средние, ни тяжелым, ни тем более супертяжу делать было нечего.
        - Сдается мне, ты все-таки решила нарушить приказ командования, - выбрав момент, когда я потянулась за кружкой, задумчиво произнес Шард.
        - Сдается мне, ты лезешь не в свое дело, - закончив движение, небрежно бросила я.
        Сделала глоток. Второй.
        Кофе был хорош, а вот все остальное…
        Работать группой проще. Пришел невидимкой, нанес удар и ушел, снова став невидимкой.
        Для корпуса все выглядело совершенно иначе. Да и поставленная задача…
        - На мне все еще функции наблюдателя, - напомнил Шард, в очередной раз вызвав у меня желание развернуться и дать в морду.
        Несбыточная мечта.
        Я, конечно, могла поддаться порыву - домон, уже признавший власть аллеры, принимал и подобное обращение, но в этом случае вопрос: что делать дальше, оставался открытым, потому что дальше только расстрелять.
        - А на мне - командира корпуса, - равнодушно напомнила я. - Значит, придется что-нибудь неординарное, - признав, что и этот сектор меня не устраивает, откинулась я на спинку ложемента. Закрыла глаза, позволяя себе расслабиться.
        Двенадцать часов до базы…
        В стандартную структуру корпуса «Ворош» вписывался с трудом. Численность кораблей, их технические характеристики, схемы взаимодействия, навыки ведения боя…
        Пятнадцать тяжелых и девять средних, еще недавно ходивших под Гроссом, «Нарото», новенький сто тридцатый, два борта технической поддержки, координационная тройка в составе «Дальнира», «Тсерры» и «Эссанди», восемнадцать кораблей, входивших в тот, старый реестр группы.
        Сломать под существующие рамки было легко, но вот какими окажутся последствия?
        - Капитан, сводка.
        - Принято, - открывая глаза, выпрямилась я. Раскодировала поступивший из Штаба файл, тут же выведя новые данные на навигационку. - Суки!
        - Трудно не согласиться, - протянул Шард, сдвинувшись. - Значит, этот сектор тоже закрыт, - очертил он систему, рядом с которой наша разведка зацепила архи домонов.
        - Что только подтверждает выводы аналитиков, - кивнула я. - Прорыв на Рексли станет лишь прикрытием.
        - А если все-таки нет? - Шард обошелся без привычной издевки.
        - Может, и нет, - отстегнув ремни, поднялась я с ложемента. Засиделась, пора было размяться.
        - Ты уже обрадовала Сандерса?
        Я оглянулась, только и сделав, что пару шагов.
        - Нет, - качнула головой. - Хочу сделать это в более торжественной обстановке.
        Проблему по схеме формирования корпуса решил Джориш.
        Впрочем, данному факту удивляться и не стоило. В последнее время все чаще создавалось впечатление, что я буквально обречена на его плотное присутствие в своей жизни.
        Старый состав группы «Ворош» вошел в разведывательное ядро, возглавил которое Торрек. Тяжелые и средние, ходившие под Гроссом, были разведены в три эскадры поддержки, одну из которых взял под командование он сам. Вторую принял Фрай, а Сандерс стал исполняющим обязанности лидер-капитана первой.
        Приказ об утверждении его на должность Соболев согласовал, как только Сандерс перестал быть безлошадным.
        Сам виновник торжества об этом пока еще не знал.
        - С некоторых пор парни опасаются общих построений, - вроде как равнодушно заметил Кирьен. Намекал на недавнюю историю, когда поиски метаморфа заставили пойти на весьма неординарные меры.
        - Может им психотерапевта пригласить? - не без издевки посмотрела я на матессу.
        Тот предпочел отвести взгляд, но улыбки скрывать не стал.
        Как ни странно, но тот случай не разбил группу, а сделал ее еще более монолитной. Тезис, вокруг которого произошло сплочение, звучал довольно неожиданно: «За капитана, который ради их безопасности готов на все».
        В какой-то мере так оно и было.
        В какой-то мере…
        - Весточку от родных давно получал? - сменив направление, остановилась я напротив терминала Кирьена.
        - Позавчера, - на этот раз уже открыто улыбнулся матессу. - Отец жалуется, что дочку скоро совсем избалуют, а у самого слезы на глазах. Первая девочка в нашей семье.
        Девочка была не его - Кирьен во время эвакуации с Самри принял в семью дочь жрицы-отступницы, но, похоже, об этом факте там, на Самаринии, уже благополучно забыли.
        - Скучаешь? - не успела я остановить себя со следующим вопросом.
        Не стоило лезть…
        - Скучаю, - ничуть не стесняясь эмоций, кивнул он. - Помнишь, как она испуганно прижалась ко мне?
        Я - помнила. Крошечное тельце в грязной, разодранной одежде. Испуганный взгляд, влажные дорожки на потемневшем от пыли личике, две торчавшие в разные стороны косички.
        Процесс удочерения был коротким. Один вопрос, один ответ и в личном деле Кирьена Латиша, самаринянина, матессу, второго навигатора «Дальнира» и моего личного телохранителя, появилась запись о дочери, Катарине Латиш.
        Через десять минут после этого девочку отправили на обработку к Тимке - Катарина была одаренной, а потом забрали на один из последних эвакуационных транспортов.
        Я не могу спасти всех, но спасти ее в моих силах…
        Сказанные тогда слова Кирьена не стали панацеей - у всего были свои рамки, но если появлялась такая возможность…
        - Девчонки, это - хорошо, - неожиданно нарушил молчание Шард.
        Я резко обернулась, опасаясь, что он успеет вновь уйти в свою раковину невозмутимости.
        Не успел. Или, что было более вероятно, не посчитал нужным.
        - Почему?
        - Девчонки - жизнь. Будущее, которое обязательно наступит, - с теми же, непонятными мне пока интонациями, продолжил он. - Когда в семье девочка, это значит, что и спустя годы в доме снова будут звучать детские голоса.
        - А ты, оказывается, философ, - хмыкнул Кирьен. Без злости, но с иронией. Мол, от кого угодно ожидал, но только не от тебя.
        Я - тоже, но…
        Взгляд дернулся, соскочив в лица домона на висевшую над моим терминалом навигационку.
        Объемка, вобравшая в себя кусок нашей Галактики…
        - Подожди! - жестом остановила я собиравшегося высказаться Шарда.
        Подошла к карте «с тылу», охватывая взглядом хорошо знакомые мне сектора.
        Вот здесь мы выставляли подставу, выводя ардон на мобильную базу. Здесь - прикрывали подходы к прыжковой зоне, открывавшей курсовой вектор на Самри. Здесь…
        - Капитан? - подошел ко мне Шард. Встал слева, продолжая занимать место Торрека.
        - Командор-капитан, - поправила я, едва не сбившись на более привычное: лидер-капитан. Новый статус был не только у группы, но и у меня.
        - Командор-капитан? - с теми же вопросительными интонациями повторил Шард.
        - Ты спросил, собираюсь ли я нарушить приказ командования? - признав, что пришедшее в голову решение было именно неординарным, с насмешливой улыбкой поинтересовалась я у домона.
        Когда он кивнул, подтверждая, медленно выдохнула, усмиряя подобравшуюся к самому горлу волну куража:
        - По данным разведки на бывшей военной базе и в подземных катакомбах эвакуационных пунктов находится около двухсот сорока тысяч жителей планеты. Более двух третей из них - женщины и дети. И если ты считаешь…
        Эту фразу я не закончила сама.
        К чему слова, если и так все понятно.
        Да, я собиралась нарушить приказ командования!
        Выполнив его от точки, до точки.

***
        Подготовка подразделения к рейду - особая история. И не важно, что существует четко прописанный порядок действий, всегда найдется нечто экстраординарное, нарушившее его в самый неподходящий момент.
        - Что это такое?! - едва не споткнулась я о вылетевшего на меня из-за угла Тимку.
        Тот отскочил, попав под ноги гнавшемуся за ним Валечке. Застыл.
        Застыли они оба, но с разным выражением на лице и морде.
        - Кто, - поддержав за локоть, поправил меня невозмутимый Кирьен.
        - Кто это - я вижу, - стараясь не улыбаться, даже не спокойно - холодно, произнесла я. - А вот что у него на ухе?
        - На ухе? - переспросил, словно не понял, Кирьен. - Бантик.
        - Ах, бантик?! - не без угрозы протянула я. Не засмеяться в подобной ситуации было еще той задачкой. - И с каких это пор…
        - А Насте нравится, - неожиданно выдал Валечка и, судорожно сглотнув, попытался стать меньше.
        Демоны их задери! Взрослые мужики с офицерскими нашивками, а вели себя, как дети.
        - Командор-капитан! - Ягомо в сопровождении Дарила весьма несвоевременно появился из другого прохода. Тут и без них…
        - Я, командор-капитан, - чуть заметно хмыкнув, выдала я, глядя на капитана «Нарото».
        Про мужиков с нашивками упомянула не зря. Что самаринянин, что демон смотрели на звереныша с одинаковым умилением.
        Жаль, витавшего в воздухе благодушия на всех явно не хватило:
        - Если ты скажешь хоть что-нибудь… - чуть слышно протянула я, точно зная, что моего шипения домон не пропустит.
        На этот раз кому-то из нас повезло - Шарду хватило благоразумия промолчать, остановившись на коротком вздохе.
        - Двадцать четыре часа до вылета, а у нас тут бантики, - осознавая, что здравомыслие Шарда долго не продлится, поторопилась я взять ситуацию под контроль. Перевела взгляд на Тимку. Тот прикрыл нос лапой и сопел, глядя на меня своими глазками-бусинками. - Почему красный?
        - Другого не нашлось, - с детской непосредственностью пожал плечами Валечка.
        - Значит, опять пасуем перед невыполнимыми задачами? - приподняла я бровь.
        Тимка попятился, догадываясь, что просто так я подобными фразами не разбрасываюсь, но уперся в стоявшего за ним Валечку. Тому двигаться было некуда. Не потому, что за ним кто-то стоял, потому что…
        - Аркон Андриш, - не дал продолжить в том же духе Кирьен. Перекинул вызов на меня.
        - Пятнадцать минут, - обращаясь к Ягомо, уже другим тоном произнесла я и, отойдя к окну, активировала защиту. - Только не говори, что они справились.
        - Справились, Таши, - появшись в поле командного, ровно произнес старший брат моего опекуна. - Удалось обнаружить несколько уязвимостей ИР щитоносца. Более того, подтвердилось предположение, что часть из них была заложена еще при разработке.
        Я оглянулась.
        Коридор оказался ожидаемо пуст. Не считая, конечно, замершего в нескольких шагах от меня Кирьена.
        - А я надеялась, что мы ошибаемся, - скривившись, вновь посмотрела я в окно.
        За окном шел дождь. Лил из серых туч, серым забивая грязно-серый плац.
        Выходка с Тимкой больше не выглядела развлечением. Скорее уж, упущенным мною предупреждением.
        - Наверное, это даже хорошо, - вроде как невпопад продолжила я, но Андриш кивнул, соглашаясь.
        Кирьен, Костас, Флайшир, Валетов, Гдаш. Это из моих. И семеро скайлов из корпуса «Миджари», командовал которым Андриш.
        За попытку взломать ИР «Ирхачи» все они были переведены на должности младших навигаторов. До полного исправления. Не их - ситуации.
        Ситуация была исправлена, я имела полное право испытать моральное удовлетворение и вернуть им соответствующий статус, но…
        Со вторым все понятно - приказ оставалось только подписать и довести до личного состава, а вот с первым…
        ИР артосов - полноценная, осознавшая себя личность, для которой мы фактически являлись симбиотами. ИР щитоносца, как и ИР кораблей самаринян - максимально приближенная к самоидентификации система, способная к той степени оценки собственной целостности, в рамках которой даже предательство высокопоставленных офицеров, имеющих соответствующий уровень доступа, не мог привести к потере контроля над кораблем.
        И если бы не смерть Искандера…
        До войны скайлов называли отморозками, а встречу в бою с их щитоносцами - гарантированной путевкой в небытие.
        Как оказалось, и то, и другое, было только иллюзией.
        - Кангор Аршан просил передать тебе свою благодарность.
        - А я тут при чем? - не без труда выдираясь из воспоминаний о муже, выдавила я из себя улыбку.
        - Твое воспитание, - словно и не заметив проблем с самообладанием, с улыбкой заметил Андриш, в очередной раз подвергая сомнению мое мнение о скайлах, и отключился.
        - Значит, воспитание, - едва ли не зло ухмыльнулась я. Повернулась к Кирьену. - И когда собирался сказать?
        Ответить он не успел - я махнула рукой, предлагая на этот остановиться. Не тот вопрос, которым стоило сейчас заниматься.
        Нас становилось все больше….
        Новые схемы взаимодействия разбивали всех на круги, до максимума сужая самый ближний, не только увеличивая нагрузку, но и делая более значимым каждого, кто в него попадал.
        - Господа офицеры! - первым гаркнул демон, заметив мое появление в оперативном зале.
        Кирьен остался с той стороны сдвинувшейся за моей спиной створы, я же сразу направилась к тактическому столу.
        Ягомо, Дарил, Шард, Торрек, Сандерс, Гросс, Фрай, Стас, Слайдер, Морозов и недавно появившийся у нас капитан третьего ранга Загаевский, отвечавший в корпусе за вооружение.
        Джориш сказал: «Пока ты остаешься капитаном Таши…»
        Глядя в их глаза, это становилось нелегкой задачей.
        - Начнем с технического статуса, - заняв свое место, не стала я затягивать с предисловием.
        Морозов посмотрел на меня исподлобья…
        О чем думал в этот момент, догадаться было несложно. Количество кораблей за последние три месяца увеличилось вдвое, половина списочного - тяжелые, а в составе технической службы все те же шестнадцать ремонтных бригад, в нормальном режиме обеспечивавших выполнение хорошо, если четверти из стоявших перед ними задач.
        И это сейчас, на этапе формирования. Что будет потом, когда корпус начнет активно участвовать в боевых действиях, даже думать было страшно.
        Джориш, взявший над нами опеку, обещал помочь, но эту помощь еще только предстояло дождаться. А пока…
        Пока все оставалось на грани не только человеческих, но и технических возможностей.
        - Разведгруппа, первая и вторая эскадры - готовность. Третья…
        Морозов не то чтобы замялся, но замолчал, явно подбирая относительно безопасные формулировки.
        Я, зная о ситуации из карты подготовки к рейду, перевела взгляд на Фрая, с чьего попустительства вопрос до сих пор не был закрыт. Тот поморщился, но глаз не отвел:
        - Шесть часов, командор-капитан.
        - Шесть часов? - Получилось жестко, но смягчать расклад интонациями я не собиралась. - Неужели что-то куда-то не лезет? - продолжила довольно язвительно.
        Торрек хоть и сдержанно, но хмыкнул. Похоже, тоже вспомнил эпопею с залетным СиЭс, которому мы пытались скормить наши топливные сборки.
        Дарил его поддержал, но без особого энтузиазма, только отметиться.
        - Шесть часов, - сдержанно повторил Фрай, отказываясь вписываться в предложенный Торреком и демоном вариант перевести все в шутку. - Под мою ответственность.
        Принимать сторону лидер-капитана я не торопилась. Создай прецедент, потом замучаешься доказывать, что речь шла об особых обстоятельствах.
        Так и тут. С одной стороны, инициатива вольных, отказавшихся допустить ремонтную бригаду к восстановлению поврежденных блоков разгонного генератора, не только позволила парням Морозова вовремя закончить подготовку других кораблей, но и поставила Фрая в ситуацию, когда все последствия предстояло разгребать именно ему. С другой…
        С другой была стоявшая перед нами задача и роль, которую предстояло сыграть в ее выполнении именно третьей эскадры.
        А ведь был и еще один момент, о котором тоже не стоило забывать. Мы и они…
        Несмотря на то, что вольные уже успели поучаствовать в боевых операциях под вымпелом корпуса «Ворош», они все еще продолжали оставаться для нас чужими.
        И, что было еще более паскудно, не собирались ничего менять.
        - Значит, под твою ответственность? - переспросила я, понимая, что пока мне нечего им противопоставить. - Хорошо. У вас есть шесть часов и ни минутой больше. Не справитесь, эскадра в полном составе останется на базе. Каптри Загаевский? - обойдясь без малейшей паузы, повернулась я к начальнику службы вооружения.
        - Боевой комплект, - шевельнулся, словно отмирая, мой новенький. Еще один крепыш, одним своим видом олицетворявший уверенность в том, что все будет сделано, как надо. - «Лея» на погрузке, но пока техники не отстучат готовность…
        «Лея» - тот самый тяжелый. Шесть часов на ремонт, еще два на то, чтобы боекомплекты легли в модули.
        В принципе, запас по времени у нас был, но…
        Я рассчитывала, что обойдется без форс-мажора.
        - Капитан-лейтенант Ром?
        - По медицине вопросов нет, - «успокоил» меня Стас. - Как только получим временную раскладку, начнем готовить поддержку.
        - Принято, - сделала я отметку на поднятой внешке. - Теперь по заданию, - выставив высший уровень защиты, вывела на тактический стол объемку системы планеты Самри. - Станция дальней связи РЕГОН и, до подхода основных сил, контроль прыжковых зон, через которые, по мнению командования, домоны намерены развивать продвижение вглубь сектора скайлов.
        - Очередное самоубийство? - не без ожидаемого воодушевления уточнил Торрек.
        - В особо извращенной форме, - поддержал его Дарил, хорошо знавший толк в развлечениях. - Ляжем там все, - закончил он уже без малейшего намека на позерство.
        С тем, о чем сказал, трудно было не согласиться. Корпус против шедшей на прорыв армады…
        Соболев, отдавая приказ, не мог об этом не знать.
        - Не все, - «обнадежила» я, обращаясь к Дарилу. - Утвержденный Штабом предварительный план операции предусматривает четыре этапа. На первом кораблям второй и третьей эскадр надлежит выйти курсом на Рексли и присоединиться к группировке, выдвигаемой на этот рубеж, - подняла я над столом еще один кусок нашей Галактики. - Их задача - иммитация прохождения корпуса и его участия в маневрах. Лидер-капитан Гросс. Лидер-капитан Фрай…
        - Принято! - за двоих отозвался Фрай.
        Гросс лишь на миг пересекся взглядами, предпочтя вновь уткнуться в висевшую над столом объемку.
        Что ж… если ему так было проще.
        - На втором, вы, под прикрытием «Миджари» выдвинетесь в этот район, - подсветила сектор на бывшей границе кангората, - где будете ожидать дальнейших указаний. Капитан Ягомо, - не дав никому прокомментировать свои слова, повернулась я к самаринянину, - берете на себя координацию и следуете в составе второй эскадры.
        - Принято, командор-капитан, - отчеканил самаринянин, тут же уйдя в тень.
        - Лидер-капитана Сандерс. Ваша точка встречи, - выделила я еще один сектор. - Лидер-капитана Торрек…
        - Прошу прощения, командор-капитан, - перебил меня Сандерс, - у меня такое ощущение, что я чего-то не понял.
        Дарил кивнул, намекая, что все происходящее его тоже не устраивает.
        А то я об этом не догадывалась…
        Взгляд скользнул по стоявшим с той стороны стола парням.
        Ягомо, Дарил, Шард, Торрек, Сандерс, Гросс, Фрай, Стас, Слайдер, Морозов, Загаевский.
        Большинство из них меня уже слишком хорошо знали, чтобы не ощутить аромат скрывавшейся за сухостью слов авантюры.
        Тридцать минут на постановку задач. Десять - на вопросы.
        Обратный отсчет, приближавший нас к неизбежному.
        - На этом - всё, - перебросила я коды допуска к заданию и свернула объемку. - Капитаны Гросс и Фрай, задержитесь. Остальные - свободны.
        Все, пусть и нехотя - в них еще кипела моя недосказанность, потянулись к выходу. Шард тоже сделал шаг, но в последний момент остановился, заняв место слева от меня.
        Я бы предпочла видеть рядом Торрека или Кирьена, но…
        Особые полномочия домона отменять никто не торопился.
        - Сколько примете в ангары? - дождавшись, когда закроется створа, отошла я к окну. Заложила руки за спину, медленно выдохнула, успокаивая то, что грызло изнутри.
        Сутки назад, когда вернулись с Ярлтона, на плацу лежал снег. Сегодня сутра пошел дождь, лишив землю девственной чистоты.
        - Смотря что, - не задержался Гросс с ответом. - Если средние…
        - Скорее, кого, - перебила я, так и не обернувшись. - Разведке Штаба удалось связаться с остатками выживших на Самри. Несколько баз. В основном те, кого не успели поднять с поверхности во время эвакуции.
        - Сколько их? - сухо уточнил Гросс.
        Командный позволил увидеть то, что он попытался скрыть.
        Всего лишь мгновение, когда его «дернуло», прежде чем на лице вновь появилась маска невозмутимости.
        - Около двухсот сорока тысяч. Большинство - женщины и дети.
        - Какое это имеет отношение к нам? - вступил в разговор Фрай.
        - Самое непосредственное, - развернувшись, вернулась я к тактическому столу. - Ваша задача - взять всех, кого сможете. Первая эскадра…
        - Подожди, капитан! - резко оборвал меня Гросс. Набычился, глядя налившимися яростью глазами. - Значит, пока вы будете там подыхать, мы…
        - …будете спасать тех, кого удастся спасти, - закончила я за него. - Всех, кого удастся спасти.
        Они и мы.
        Мы оба с ним сейчас понимали, что после этой операции, как было уже не будет.
        Ни для них. Ни для нас.
        Если, конечно, выживем…

***
        - Что же ты хотел сказать? - посмотрела я в глаза наблюдавшему за мной с голографии Индарсу.
        Тот - молчал. Прижимая меня к себе, чуть заметно улыбался. Успокаивал своей уверенностью. Убеждал невозмутимостью. Взглядом обещал справиться с любой проблемой.
        В последнем я нисколько не сомневалась. Как и в том, что бутылка тарканского, с надорванной мною же этикеткой, не могла появиться без серьезных на то причин.
        - Значит, так? - продолжая наш «разговор», протянула я иронично. - Предлагаешь хатч?
        Император и хотел бы, но вряд ли мог ответить.
        Впрочем, в его ответе я не нуждалась. Он свой ход сделал. Следующий был за мной.
        - Капитан, третья вошла в зону прыжка, - вернул меня в реальность Кротов.
        - Принято. Сейчас поднимусь.
        Окинув каюту быстрым взглядом - в отличие от комнаты на базе, это было более похоже на дом, закрепила парализатор в фиксаторе набедренной кобуры и вышла в коридор.
        - Капитан, - отстранился от переборки напротив Шард.
        Наша форма нашим его не делала, оставляя тем, кем он и был. Домоном.
        Непонятным мне домоном, с полномочиями, от осознания которых хотелось грязно выругаться.
        - Следующий корабль - твой, - широким шагом направляясь к панели телепортатора, «порадовала» я Шарда.
        - Моя задача… - пристроился он рядом.
        - Моя задача, - перебила я жестко, - чтобы подразделение действовало максимально эффективно. И если ради этого мне придется…
        - Принято, командор-капитан, - как ни странно, не став спорить, вместе со мной поднялся он на платформу. Сдвинулся, чтобы оказаться за левым плечом.
        Защитное поле отрезало от нас ярус, чтобы через мгновенье опасть уже в командном.
        - Командор-капитан на мостике! - Кротов неторопливо встал с моего ложемента. - Вымпел поднять, по корпусу передать…
        - Принято! Вымпел поднять…
        - Выставить позиции кораблей на главный, - подходя к терминалу, приказала я.
        Одиннадцать часов, как покинули базу.
        Вторая и третья вышли на семь часов раньше. Первая, на два.
        На вахте Кротов, Кирьен, Джастин и Ларк, специалист по вооружению, перебравшийся к нам с «Ирхачи». Ну и Дальнир, без этого было никуда.
        Слайдер, чье место тоже было здесь, вместе со штурмовой группой ушел с Гроссом. Не сказать, что необходимость, но мне так было спокойнее.
        На месте второго сидела Настя, но за высоко поднятой спинкой пилот-ложемента ее не было даже видно. Метр шестьдесят.
        Она была ниже меня на восемь сантиметров, оказавшись самой маленькой во всем корпусе, за что уже получила позывной «дочка».
        - Принято, позиции кораблей на главный…
        - Почему все-таки Гросс?
        - Потому что он сумеет остановиться, спасая лишь тех, кого реально спасти, - устраиваясь в кресле, не скрыла я недовольства. Это была не та тема, которую хотелось обсуждать с Шардом.
        - Остановиться?
        Кирьен выглянул из-за внешки, посмотрел сочувственно.
        С Торреком в роли юнги было нелегко, но атмосферно. Даже разыгрывая чужого, Рок все равно продолжал оставаться своим. Этого, добровольно взявшего на себя обязанности моей няньки, хотелось пристрелить. Хотя бы ради профилактики, чтобы кто другой не вздумал перенять его манеру общения.
        - У них с Фраем хорошо развит инстинкт самосохранения, не раз выручавший в набегах. Они чувствуют, когда пора сваливать.
        - А у тебя? - не дал мне расслабиться Шард.
        - А я буду рисковать и за гранью, зная, что могу вытащить еще одного, - добавив раздражения в голос, дала я понять, что дальше давить не стоит.
        Похоже, чутье у Шадра все-таки имелось. По-крайней мере, продолжения не последовало. Он просто отступил, прислонившись плечом к боковой стойке.
        - Капитан, третья передала готовность к прыжку. Вторая входит в зону.
        - Передать на третью: пусть Судьба будет к вам милостива и милосердна.
        Сидевший первым Джастин обернулся. Если бы не скайловская выдержка, точно бы заржал.
        Я в ответ усмехнулась. Для этого рейда вполне была готова просить благословения Богинь самаринян.
        - Капитан, Фрай…
        - Что, Фрай? - поторопила я тут же несколько замявшегося Кротова.
        - Капитан, он…
        Перехватив сообщение, довольно улыбнулась. Бывший первый помощник Гросса был лаконичен, отделавшись коротким: «Иди к демонам!»
        Как раз то, чего мне сейчас и не хватало.
        С «Леей» они закончили за пять с половиной часов. Загрузку боекомплектов - за полтора.
        В том, что именно так и будет, я практически не сомневалась. Эти тоже предпочитали быть лучшими.
        То, что сменили робу вольных на форму с соответствующими нашивками, вряд ли могло это изменить.
        - Капитан, Сандерс передал: встали на курс.
        - Принято, первая встала на курс, - повторила я, взглядом оценив то же самое, но уже отметками на главном.
        Мы расходились разными векторами. Вторая и третья, координатором которой вышел «Нарото», держались направления Рарда-Дорос, выводившего прямо на Рексли.
        Первая, с которой отправился Сашка Аронов, под прикрытием основных сил корпуса «Миджари» выставилась на Эборей-Дишан, чтобы затем, через зону, которую вытащили с навигационных карт вольных, прыгнуть в окрестности системы, где находились Самри и Херош.
        Мы с разведгруппой Торрека в составе небольшой группировки аркона Андриша шли на Бебораз, откуда в режиме молчания, должны были отправиться на границу сектора скайлов.
        Это было в том предварительном плане, который утвердил Соболев.
        Он же и отменил, согласовав второй, весьма рискованный вариант.
        - Капитан, - неожиданно наклонился ко мне Шард, - что тебя беспокоит?
        - Уверен? - не оглянувшись, иронично поинтересовалась я.
        - Капитан, третья ушла, - не дал ему ответить Кротов. - Вторая отстучала готовность к разгону.
        - Принято. Передай Гроссу: пусть прибудет с тобой милость удачи.
        - Капитан…
        - Решила тряхнуть стариной? - не пропустив намека, отметился Гросс на поднявшейся справа внешке.
        - Решила напомнить, за что тебя уважали на Окраинах, - встретила его взгляд. Выставила защиту. Тот повторил за мной, отрезая от уже идущего отсчета. - Прими координаты.
        Гросс вбил команду, получил, вывел сектор на висевшую перед ним навигационку.
        - Что это? - оторвав взгляд от высветившейся отметки, посмотрел он на меня.
        - Через пятьдесят два часа в этой точке тебя будет ждать курьерский под вымпелом кангора Аршана. Заберешь у них груз и…
        - Что там? - Гросс в прятки играть не собирался.
        Я - тоже:
        - Капсула с эмбрионом, - не стала я скрывать правды.
        - Тем самым? - нахмурился Гросс.
        В том, что он будет вполне осведомлен о некоторых событиях прошлого, я не сомневалась.
        - Тем самым, Михай, - впервые назвала я его по имени. - Если этого не сделаешь ты…
        Он ответил не сразу. Кинул взгляд на табло - по мои подсчетам до прыжка им оставалось секунд сорок, вновь посмотрел на меня.
        Глядел тяжело, веско. Кривился, словно оценивая все, что я на него взвалила. Уголок губы дергался, выдавая готовые сорваться с них слова.
        Я не торопила, догадываясь, что творилось сейчас у него внутри.
        Люди, за которых тот капитан Гросс мог получить серьезные кредиты. Эмбрион, способный стать индульгенцией, реши он вернуться к старому.
        Соблазн был велик.
        Впрочем, а был ли он, этот соблазн?!
        - Принято, сделаю, - сорвав затянувшуюся паузу, хмыкнул он. Правда, получилось довольно грубо, но это и не удивительно. А потом добавил, заставив меня улыбнуться: - А ты сука, Белокурая бестия!
        - На том и держимся! - не стала я спорить. - Пусть Судьба будет к вам милостива и милосердна.
        - Принято, командор-капитан, - откликнулся он и «ушел» с экрана.
        Мне должно было стать легче…
        Сбросив защиту, откинулась на спинку ложемента. Разговор был коротким, но…
        Сейчас бы кофе с булочкой.
        Оглянувшись на Шарда, оценила шансы получить желаемое.
        Невозмутим. Монументален. И на подобное геройство точно не способен.
        - Настя, принеси мне кофе, - незаметно вздохнув - Торрека за плечом точно не хватало, попросила я Вербицкую.
        - Сделаю, капитан, - развернувшись вместе с ложментом, улыбнулась она. Отстегнув фиксаторы, поднялась. Кинула уничижительный взгляд на Шарда…
        Будь здесь Тарас, уже бы изобразил что-нибудь… эпическое.
        Вахта Тараса начиналась через три часа.
        - Капитан, можно вопрос? - не дал мне расслабиться Кротов.
        - Давай, - миролюбиво разрешила я. Шли на крейсерской, да в условном тылу…
        Вероятность напороться на разведку домонов была и здесь, но оставалась минимальной.
        - Как мы собираемся не пропустить армаду через Самри?
        Кирьен тут же высунулся из-за внешки, Джастин оглянулся, давая понять, что его этот вопрос тоже интересует.
        - Как собираемся? - переспросила я задумчиво. - Просто, - пожала плечом, мол, а что тут такого. - Очень просто.
        - Капитан… - едва ли не обиженно протянул Кротов.
        За последние три месяца он отъелся, вновь став похожим на крепыша, когда-то смотревшего на меня с голографии. Да и горечь из глаз пусть и не ушла до конца, но смягчилась возможностью мстить этим тварям за все, что они делали.
        - Отставить…
        Закончить мне не дал Дальнир. Перебил, тут же выставив на навигационке соответствующие отметки:
        - Капитан, «Ларди».
        Я только кивнула.
        Эскадра Дэна Ханиля, которой вместе с нами предстояло участвовать в рейде к Самри, вышла на дальние в согласованной точке в точно назначенное время.
        Впрочем, иначе и быть не могло!

***
        Виски ломило, не позволяя ни сосредоточиться, ни, наоборт, расслабиться.
        Элизабет прекрасно понимала, что сама довела себя до такого состояния, но… Точно зная, что убежать от проблем не получится, она все-таки пыталась это сделать.
        - Лиз, так нельзя.
        - Можно, Валера, можно! - сбросив вниз внешку, поднялась она с кресла. Пошатнулась, тут же ухватившись за край стола и радуясь, что Низморин даже не дернулся, чтобы помочь. Это было бы уже слишком для ее истрепанных нервов.
        Головокружение прекратилось быстро, позволив уже твердым шагом дойти до зоны отдыха:
        - Чай с бутербродами будешь?
        - Валанд заходил? - не пропустил намека Низморин.
        Настроение было не тем, но Элизабет улыбнулась. Бывший офицер О-два, а ныне жрец высшего посвящения Марк Валанд, возглявший службу аркатов, позволил им выявить еще одно отличие между людьми и самаринянами.
        Первые, увлекаясь, забывали обо всем. Вторые, чем жестче становились условия, тем четче следили за приемом пищи и продолжительностью сна.
        Валанд, зная о способности своих бывших коллег полностью отдаваться работе, принял над ними шефство. Бутерброды и травяной чай как раз и были частью этого процесса.
        - Полчаса назад, - подтведила Элизабет, доставая кружки. - Я вычислила эту тварь, - продолжила она тем же тоном.
        - Что? - не сразу понял Низморин. Посмотрел на нее с легким недоумением. - Ты…
        - Я вычислила эту тварь, - сглотнув вставший в горле ком, повернулась Элизабет к полковнику.
        - Лиз! - резко выдохнув, сделал к ней шаг Низморин.
        Она остановила жестом, потом качнула головой:
        - Дай мне десять минут.
        Тот кивнул. Нахмурившись, посмотрел на рабочий стол. Внешка была свернута, но не отлючена.
        - Близко?
        Элизабет разлила чай, протянула ему одну из кружек.
        Сейчас бы что покрепче…
        Заставив себя сделать глоток, посмотрела на Низморина снизу вверх.
        Иногда ей хотелось все вернуть…
        Оставалось только определить точку невозврата.
        - Очень, - ответила глухо. Вновь глотнула.
        Хоть и трава, но на вкус была приятна. Да и в послевкусии не горчила, оставляя мятную свежесть.
        - Мы искали его связь с правительством.
        - А нужно было? - Низморин все-таки отошел, освободив ей личное пространство.
        Легче от этого не стало, но хотя бы больше не приходилось следить за дыханием.
        - А нужно было выходить на трансгалактические корпорации, заинтересованные в переделе границ, - ответила она. Обошла стол. Переставив тарелку с бутербродами, села на диван.
        Отсутствие Римана на Самаринии сказывалось. Хотя бы тем, что ей не перед кем было держаться.
        - Все равно разброс остается большим. - Низморин передвинул стул, устроился напротив нее. - Надо позвать Валанда и Ракселя.
        - Надо, - устало согласилась она. - У меня еще шесть минут.
        И опять Низморин спорить не стал. Теперь, когда главное сделано…
        Для главного это было самое начало.
        - Когда возвращается Риман?
        - Через два дня.
        - Разговаривали?
        Элизабет невольно усмехнулась.
        Выкормышей вокруг нее становилось все больше и больше. Шторм, Валанд, теперь вот Валера. Посещения Низмориным Храма Предназначения не прошли бесследно. Все, что ему оставалось - формальность.
        С точки зрения самаринян ранг жреца высшего посвящения он уже подтвердил.
        - Да, вчера, - кивнула она. - Переговоры идут не так легко, как предполагалось.
        - Приамцы всегда были себе на уме. И нашим, и вашим.
        Очень хотелось поспорить, но Элизабет вновь кивнула. У войны было удивительное свойство. Она меняла все и все оставляла прежним. Для кого-то становилась откровением. Для кого-то - источником сил и устремлений. А для кого-то…
        Вопреки предварительным договоренностям, шейх Приама отказался согласовывать увеличение количества беженцев, которое сектор был готов принять.
        - Риман справится, - отставив уже пустую кружку, поднялась она. Бросила еще один взгляд на так и не тронутые бутерброды. Есть хотелось - мешал комок горечи в горле. - Вот теперь пора!
        Вызов она сбросила сама. На входящем у Валанда стоял красный, но код экстра сделал свое дело, пробив блокировку.
        - Лиз? - вскинул тот на нее тревожный взгляд. Находился у себя в кабинете. Судя по взъерошенному виду и еще затуманенным глазам, дремал, сидя в кресле.
        Четвертый час ночи…
        Угрызений совести по этому поводу Элизабет не испытывала.
        - Ты нужен. Вместе с Ракселем, - отрезала она и отключилась.
        Ждать долго не пришлось. Только и успела, что дойти до рабочего стола и переложить в центр исписанный ее каракулями лист, когда над телепортационной платформой поднялось защитное поле.
        - Отдает ностальгией, - порывисто шагнул вперед Валанд. Сняв плащ и бросив его на стойку, протянул руку Низморину. - Как в старые добрые времена.
        - Не такие уж и старые, - пожимая ладонь, со смешком отозвался Низморин.
        - Значит, против добрых ты возражений не имеешь, - вполне искренне засмеялся Валанд. Коротко посмотрел в ее сторону. - У нас очередное откровение?
        - Злой ты стал, - поддаваясь напору, на этот раз открыто улыбнулась Элизабет.
        Последние три месяца были не просто тяжелыми - невыносимыми. Искать тварей среди чужих было нелегко, но терпимо, а вот среди своих…
        Уроки Шторма не помогали. Возможно, будь он здесь, а не на Рубежах, сумел бы вернуть не уверенность - той она не теряла, кураж, с которым переступала через препятствия и шла вперед.
        Шторм был там. Шторм не выходил на связь, переведя все контакты на Низморина. Шторм играл в свои игры, полностью исключив ее из круга доверенных лиц.
        Они вместе согласовывали эти моменты, но ей все равно было тяжело.
        Братья по крови…
        - С этим не поспоришь, - с неожиданной грустью ответил Валанд на ее реплику и, не давая что-либо сказать, повернулся в сторону платформы. - Долго спишь, - попенял он появившемуся Ракселю.
        - Зачищаю за вами следы, - здороваясь сначала с Низмориным, а потом и с Валандом, пробурчал тот. Подошел к ее столу: - Чем порадуешь, девочка?
        - Уверен, что порадую? - подняла Элизабет внешку.
        С Ракселем всегда было просто. Большой и щедрый.
        Странная характеристика для жреца Храма иллюзий, но другой у Элизабет не было. Раксель действительно был щедр. Для тех, кого принял, как своих.
        У них с ним получилось.
        Впрочем, это была отнюдь не ее заслуга.
        - Уверен, - наклонился тот к ней. По-отечески коснулся губами лба. - Я тебя уже несколько дней прикрываю. Звенишь, как натянутая струна.
        - Знал? - вместе с креслом развернулась Элизабет к Низморину.
        Тот пожал плечом и кивнул на поднятую внешку. Мол, это не то, ради чего собрались.
        Он была прав, но…
        Три месяца боя, который она считала своим.
        Три месяца, когда они незримо стояли у нее за спиной…
        - Повторяю для тех, кто не слышал, - вновь повернулась Элизабет к внешке. - Как предпосылку для выявления этой твари мы взяли директиву «Зед», определившую список неугодных. Родился этот труд в недрах правительства Союза и направлен, в первую очередь, против наших спецслужб и смешанных групп.
        - Что дало основания искать крысу в своей среде, используя возможную связь между ним и тем самым правительством, - обойдя стол, встал Низморин слева от нее.
        - И из-за чего потеряли два месяца столь драгоценного для нас времени, - ворчливо парировала Элизабет.
        - Два, а не три?
        - Два, - уже спокойно ответила Элизабет Валанду.
        Это была не их - ее ошибка. А то, что схему действий набрасывали вместе…
        Главным аналитиком в команде была именно она. Ей и отвечать.
        - Понимая, что раз за разом упираюсь в тупик, я решила сменить предпосылку, выведя на первый план тех, кто в этой истории выступал в качестве заказчика. Трансгалактические корпорации.
        - Нестандартные схемы? - задумчиво протянул Валанд.
        - Они самые, - жестом дала она понять, что Марк со своим предположением попал в точку. - В данном случае информационное обеспечение заказчик взял на себя.
        - Тогда получается… - Раксель свел брови в переносице.
        - Что нас хорошо поимели еще на стадии формирования, - поднялась Элизабет. - И все наши действия просчитывались задолго до того, как мы сами в них вписались.
        Усталость!
        Хорошо выполненная работа должна была принести удовлетворение и открыть второе дыхание…
        Вместо удовлетворения - злость. Вместо второго дыхания…
        Отойдя к окну, впилась взглядом в расчерченную прожекторами темноту.
        Где-то они успевали. Где-то - опаздывали.
        Главное, не отступали. Со всем остальным…
        - «Релайбилити».
        - «Релайбилити»? - подойдя, вновь встал рядом с ней Низморин.
        - Компания, специализирующаяся на страховании шоу-бизнеса и ЧВК. Через нее мы выходили на Шарафундинову, Сяглова, Рикрейна, а потом и выявили исполнителей готовившегося на триаду покушения.
        - Это было предисловие? - подал голос Раксель.
        Командный работал в полном объеме, так что Элизабет не пропустила, с каким вниманием он рассматривал записи, которые она делала, вытаскивая из небытия эту тварь.
        - Подсказка, - поправила она. - Тогда все выглядело логично, да и к обоснованию и захочешь, а не придерешься.
        - Суки! - выдавил из себя Низморин, первым сообразив, о ком именно она говорила.
        - Суки, - уже даже не спокойно - апатично, ответила Элизабет. - Их проверяли, но до того, как несколько прямых контактов Оливера и Камю Лекар с одним из высокопоставленных сотрудников люценианской «Ардазы», могли показаться подозрительными. К тому же, было это на Гордоне, во время туристической поездки, не попав в официальные отчеты.
        - Спрашивать, уверена ты или нет…
        - Не стоит, - качнула она головой. Развернувшись, подошла к столу, положила слот. - Здесь - все. Вы пока разбирайтесь, а я…
        Она хотела сказать, что отправится спать, но не успела.
        Вызов от Орлова в очередной раз заставил изменить планы.
        Глава 3
        - Поживешь пока здесь.
        Орлов окинул окрестности быстрым, но внимательным взглядом. Внешне - не придерешься. Сад, как сад. Дом, как дом. Поселок небольшой, как раз для любителей спокойной, размеренной жизни.
        - И как будем объяснять военные катера? - не очень тонко намекнул он на обстоятельство, не слишком вписывающееся в окружающую идиллию.
        - А зачем объяснять? - не без удовольствия улыбнулся Валентин. Свернул на дорожку, ведущую прочь от дома. - Они здесь частенько. Утром, вечером. Днем, если появится необходимость. И, что самое главное, коридор закрытый, правительственный. Контроль пропускает, даже не фиксируя.
        - Неожиданно! - задумчиво протянул Орлов. - И с кем же я буду делить логово? Уж не с Кривых ли Георгием Варлановичем?
        - С тобой неинтересно, - хмыкнул Кривых-младший, поддев носком попавший под ногу камушек. - Отец так и сказал, что быстро сообразишь.
        - Могу не только я, - на этот раз уже серьезно произнес Орлов. Огляделся еще раз.
        До столицы не так и далеко. И до Кошево, где расположился ОСО, тоже. Но это если по карте, а так…
        Вокруг лес: березки, осинки. Птички поют, в траве насекомые стрекочут. Хоть и август, а зелень яркая, свежая. Лето, похоже, было не жарким - теплым, да и на дожди в самую меру. Лишней влаги в воздухе он тоже не чувствовал.
        - А ты сейчас при смерти у демонов в госпитале, - не без иронии напомнил Кривых. - И прогноз отнюдь не благоприятный.
        - Умеешь ты утешить, - качнул головой Орлов.
        И ведь сам все придумал…
        - Твое место здесь, Николай, - уже другим тоном произнес Кривых. - Там Славка и без тебя справится. Да и Борис прикроет. А вот ты…
        - Славка?! - неожиданно даже для самого себя вспылил Орлов. Воспоминание о последнем их разговоре приятным не было. И не предал, но ощущение было именно таким. - Славка на кураже.
        - Он всегда на кураже, - перебил его Валентин. - И пока это так… Пройдемся? - резко сменил он тему.
        Возможно, был прав.
        Шторм всегда был отдельной историей. Вне правил и категорий.
        - Есть повод?
        - Скажем так, - Валентин вновь свернул, первым направившись вдоль аллеи отяжелевших краснобокими яблоками деревьев, - я решил, что тебя стоит подготовить к будущему разговору.
        - Очередные грандиозные планы? - пристроился рядом Орлов.
        Дело шло к вечеру. Ненавязчивая свежесть, фон из птичьих голосов и шелеста деревьев.
        Оба по гражданке - легкие рубашки, свободные брюки, мокасины, - так что в антураж вписывались. Если только самим было дико.
        - Это ты сам решишь, - с намеком ухмыльнулся Валентин. Не пропустив, как Орлов оглянулся, добавил: - Охрану отца я сменил, все из наших. Да твой Риман троих подкинул. Звери, но посмотришь, даже не подумаешь.
        - Он не мой, - ради проформы огрызнулся Орлов.
        Кривых-старший был…
        Занозой в одном месте был Кривых-старший.
        Вся эта махина, начиная с ОСО, продолжая Управлением контрразведки коалиционного Штаба и, заканчивая, Управлением «Д», была поднята с его подачи. Не в том виде, в котором проявила себя в текущих обстоятельствах, но вектор роста был тем, который в полушутливой форме накидывали во время одного из первых после знакомства разговоров.
        И ведь мысли тогда не было…
        Мысль была. И о внутренних проблемах Союза, о которых предпочитали молчать. И о войне, которая с фатальной неизбежностью рано или поздно, но должна была случиться. А уж с кем…
        - Отец рассказал о вашей встрече с Риманом, - повернул к нему голову Кривых. - Той, еще до Лазовски.
        - Никак на покой собрался? - с легким недовольством качнул головой Орлов.
        - Вряд ли, - «утешил» его Валентин, - но после всех этих покушений счел необходимым перестраховаться, скинув часть своего груза на меня, ну и на тех…
        - Вот это - «тех» мне и не нравится, - Орлов остановился, оглянулся, посмотрев на едва видневшийся за деревьями дом.
        Ничего особенного - кубик в три этажа.
        Сколько их было под землей, оставалось только догадываться.
        - Ситуация у нас, Николай, сложилась интересная. Грех не воспользоваться, - сбил его с какой-то неясной мысли Кривых. Встал не рядом, замер сзади и справа. - Последние лет двадцать мы только и выясняли, кто из нас для кого. С одной стороны Штаб Объединенного флота со своей нужностью. С другой - мы.
        - Под «мы» ты подразумеваешь спецслужбы? - не отведя взгляда от своей будущей обители, уточнил Орлов.
        Про идилию он подумал точно. Домик, крылечко, подстриженный газон.
        Это поле боя мирным только казалось.
        - Не столь конкретно, но близко. Несмотря на конкурентную борьбу и лелеемые амбиции, наша работа на перспективу строилась в рамках фактической и с высокой вероятностью прогнозируемой реальности.
        - Штаб ты этого…
        - Николай! - Кривых обошел, встал напротив. - Вспомни последние годы перед войной. Мы только и делали…
        - Конкретней, - не попросил - приказал Орлов.
        - Конкретней? - переспросил Кривых. - Хорошо, будет тебе конкретней. - Он бросил быстрый взгляд на наручный комм. - Из трех первых заместителей Булганина, два - откровенные ставленники той части правительства, которая продавливает интересы трансгалактических корпораций. Эта ситуация не нравится не только мне и отцу, об этом говорят высшие офицеры Штаба, до которых наконец начало доходить, какую именно участь готовят Союзу.
        - Предлагаешь устроить военный переворот?
        - Я не предлагаю устраивать военный переворот! - рыкнул в ответ Кривых. - Если понадобится, тут и без меня желающие найдутся! Тебя три месяца на Земле не было… - Он резко выдохнул, с усилием потер затылок. - У нас тут тоже… день за год. Утром - одно, к ночи уже не знаешь, чего ждать.
        - Мне тебя пожалеть? - набычился Орлов.
        И ведь знал…
        Еще один разговор, на этот раз с Индарсом. И его предположения о том, как именно будут развиваться события. Не там, на Рубежах. Здесь, на Земле.
        Он тогда предпочел молчать, слушая аргументы бывшего императора. Слушал и думал, что это тоже было неизбежностью. С того самого мига, как сделал первый шаг.
        Последнее покушение, которое использовал в собственных интересах, полностью укладывалось в эту схему.
        Валентин об этом мог и не догадываться. А вот его отчим…
        - Твое место рядом с Булганиным. Заместитель по безопасности, - никак не отреагировал на вопрос Кривых. - С тобой ОСО впишется в структуру Штаба, потом подтянутся и остальные. Такой расклад остудит в правительстве многие горячие головы. Это сейчас, пока мы разделены…
        - Краткосрочная перспектива, - в очередной раз перебил его Орлов. - Что дальше?
        - Что или кто? - не без сарказма поддел его Кривых. - Николай, среди твоих учеников шавок нет, одни волкодавы. Да и у тех… Ты поднял ОСО, поднял контрразведку Коалиционного Штаба. Ты за полгода собрал по винтику Управление «Д». Неужели…
        - На «слабо»? - обрывая, ухмыльнулся Орлов. На этот раз хоть и с иронией, но уже не злой.
        Домик-кубик в три этажа…
        - На мое место Шторм?
        - Да, - не скрывая облегчения, вздохнул Валентин. - Низморин за него. Лазовски на своем, но с серьезным расширением функционала. Воронов - ССБ. Ежов на первого заместителя в О-два. Остальное уже по мере.
        - Сроки?
        Вот тут Валентин поморщился:
        - Месяц-полтора. Времени на раскачку нет. Все должно быть быстро и жестко.
        - Одним не справиться, - уже просчитывая варианты, нахмурился Орлов. - Нужна поддержка в околовоенных кругах. Наши ресурсы. СМИ.
        - А вот об этом уже с отцом, - отступил в сторону Кривых. - Вы пока пообщаетесь, я соображу баньку.
        - Что-то это мне напоминает, - оглянувшись, заметил Орлов.
        Там, на крейсере, этого не хватало.
        Здесь не хватало того.
        - Кого-то, Николай, - поправил его Кривых.
        И кивнул, отвечая на вопросительный взгляд. Любитель баньки, охоты и женщин, генерал Воронов, тоже был уже здесь.

***
        Семьдесят шесть часов после вылета на задание.
        Сорок семь из них в режиме полного молчания. То ли есть мы, то ли…
        Сейчас больше беспокоили не мы или происходящее в секторе Рексли, где собиралась группировка, а три моих эскадры, которые уже должны были выставиться в определенные планом сектора.
        - Капитан, до выхода из прыжка…
        Абрис командного беззвучно раскручивало алым, добавляя лицам напряжения и жесткости.
        - Таши, сбой по телеметрии, - по закрытому каналу предупредил Стас.
        А то я об этом не догадывалась! Сердце колготилось в горле, эхом уходя в виски.
        За столько-то лет пора было привыкнуть.
        Я так и не привыкла. Каждый раз, как первый. Так было. Есть. И - будет!
        - Шестьдесять… пятьдесят… сорок… - монотонно вещал Кротов.
        Это не успокаивало. Если только выводило на неизбежность.
        Первой выходила эскадра Дэна.
        Об этом пока было известно только Соболеву, Джоришу и мне, но подразделению младшего Ханиля предстояло войти в состав корпуса «Ворош», став четвертым номером в реестре.
        Место самого Дэна было среди двенадцати капитанов. Ближний круг аллеры.
        Прихоть Судьбы…
        Впрочем, вполне мог быть и ее коварный план, о котором рано или поздно, нам предстояло узнать.
        - …десять… восемь… Зеро! Капитан, вышли!
        - Принято, вышли! - повторила я за Кротовым. - Тормозные минус два. Анализ сферы…
        - Тормозные на минус два принял, - первым отозвался Юл.
        - Запрос на «Ларди»…
        - Принято, запрос…
        - Дальние пошли! Ближние…
        Экраны сканеров подернулись свежей серостью, на консоли начала разворачиваться последовательность карты выхода из прыжка. Отчеты служб. Контроль отсеков.
        Кофе захотелось как всегда невовремя. Его аромата, терпкой горечи. И булочки. Свежей, еще горячей, с одуряющим запахом корицы. Как дома.
        - Капитан, «Ларди» - Кротов поймал, когда я сглатывала ставшую вязкой слюну.
        Подняв внешку, встретилась взглядом с взъерошенным Дэном.
        Вот ведь странная история. Дэн - мой ровесник, но выглядел, как мальчишка. Да и вел себя так же. Бесшабашно. Разудало.
        - Мы здесь уже осмотрелись, - задорно улыбаясь, в очередной раз подтвердил он мнение о себе. - Чисто. Все, как ты и говорила.
        - А еще я говорила: выйти и замереть, - напомнила я о своих комментариях к приказу.
        Дэн посмотрел на меня, демонстрируя вселенское разочарование, потом тяжело вздохнул:
        - Прости, не удержался.
        - В следующий раз отдам Тимке на растерзание, - жестко произнесла я, не пропустив, как переданными с «Ларди» данными начала заполняться висевшая передо мной навигационка. Потом выставилась сфера на плюс три, вписываясь в сказанное Ханилем. На плюс пять…
        В прыжке не хватало звуков и цвета. Теперь их становилось слишком много.
        - Внимание экипажу, отбой боевой тревоги! - посчитав, что уже можно, перевела я ложемент в рабочее положение.
        - В следующий? - дождавшись, когда сменю консоль, переспросил Дэн. Скрытого намека самаринянин не пропустил.
        И не он один. Брошенный на меня Костасом взгляд был многозначительным.
        - Капитан, отбой боевой тревоги принят и выполнен, последовательность завершена. По секторам…
        - Принято, - отметив, что без алых всполыхов стало как-то посвободее, выставила я код на высветившейся на моем терминале итоговой форме. Вновь посмотрела на Дэна. - Докладывай.
        Таких операций, как эта…
        Таких операций, как эта, не было не только у нас.
        - Сектор чист, - тут же подобрался Дэн. - Разведка ушла. Данные жду минут через сорок.
        - Принято, - кивнула я.
        На карте появлялись все новые и новые отметки выходивших из прыжка кораблей.
        «Кертачи», «Тсерра», «Рокси», «Райбери», «Майори», «Айлари», «Истори», «Паджеро»…
        Из корпуса «Ворош» на базе остались только техники.
        - И что дальше, капитан?
        Качнув головой, отвела взгляд от Дэна.
        «Эксани», «Иллюзор», «Амата», «Холин», «Вайтери», «Джана», «Бездна», «Ураган», «Мэрдос», «Трейси», «Барси»…
        - У нас будет только одна попытка. Повторить…
        Я оглянулась на стоявшего за спиной Соболева, потом вновь посмотрела на карту сектора, в котором предстояло работать.
        Разведка сделала практически невозможное - выявила место дислокации армады домонов, готовившейся к последнему, сокрушительному удару по Рубежам.
        Если их не остановить здесь и сейчас…
        Я вновь качнула головой, на этот раз, избавляясь от вставшего перед глазами видения.
        Система Ассан, спорные территории, на которые претендовали когда-то и стархи, и демоны. Обитаемая планета и мощнейшая прыжковая зона, как раз интересовавшая двух императоров.
        Еще один повод для конфликта.
        Один из огромного множества других.
        - Хочешь знать, что дальше? - отметив в памяти, что с игрой собственного воображения надо будет разобраться, встретила я взгляд младшего Ханиля. - Торрека и Дрэя на связь. Шард, - обернулась к застывшему слева домону.
        Объяснять, что требовалось, не пришлось. Шаг вперед домон сделал до того, какактивировала защитное поле.
        Рока торопить не пришлось. Дарила - тоже. Оба ждали вызова.
        Четыре восьмерки сменился крутившимся знаком бесконечности. Высший уровень по безопасности.
        Дождавшись, когда символ выставится и на остальных экранах, обвела всех быстрым взглядом:
        - Господа офицеры…
        Дарил вопросительно приподнял бровь, посмотрел на Торрека. Тот пожал плечом и кивнул в сторону Дэна.
        Демоны их…!
        С такой поддержкой стать аллерой мне точно не грозило. Только остаться перевозчицей.
        Поймав себя на том, что расслабляюсь, предвкушающе улыбнулась. С этими парнями хоть к демонам! А то, что не все это еще осознают…
        - Ну, господа отморозки, хотели невозможного? - сменила я тональность.
        Вопрос был риторическим, но парни дружно закивали, благославляя на дальнейшее представление.
        - Тогда - вперед, - слегка добавила я воодушевления.
        «Подняла» сектор, в котором предстояло вновь доказывать, что мы - лучшие. Выставила соответствующи отметки, тут же прокомментировав свои действия:
        - Шесть прыжковых зон. Две большие способны пропустить серьезную группировку тяжелых кораблей. Вторая пара малых сдохнет после первого же ардона, но с десяток доргов выдержат без труда. Остальные…
        - Об остальных домонам, насколько я понимаю, неизвестно, - пришел мне на помощь Шард.
        Его выходку помощью я бы не назвала - в тоне явно слышались покровительственные нотки, но в наших с ним взаимоотношениях это было серьезным шагом вперед.
        - Напоминаю, наша задача, - проигнорировала я сказанное Шардом, - уничтожить систему дальней связи РЕГОН на орбите Самри и не допустить прохождения кораблей домонов вглубь сектора.
        - Кажется, мы все-таки добрались до плана, - едва ли не с облегчением вздохнул Торрек.
        Дэн задумчиво откинулся на спинку пилот-ложемента. Бесстрастной физиономия самаринянина при этом не выглядела.
        - А такое вообще возможно? - похоже, по-достоинству оценил он предстоящую работу.
        - Вот только не надо сомневаться в капитане! - продемонстрировал клыки Дарил. И подмигнул. Мол, как бы оно ни было, я с тобой.
        В последнем я нисколько не сомневалась. Помани их и в преисподнюю…
        Мысль о преисподней была паскудной. Чувствовалось в ней то привлекательное, что однажды должно было привести и на эту грань.
        - Возможно, - увеличила я одну из прыжковых зон. - Действия домонов просчитываемы, - проигнорировав Шарда, улыбнулась Торреку. - Сначала - разведка: дорг и архи поддержки. Возможно, две спайки, но вряд ли они пойдут на эти меры в собственном тылу. Затем оценка сектора, передача данных на армаду и ожидание.
        - Что это нам дает? - поторопил Дэн, когда я затянула паузу.
        - Это нам дает время и понимание, где именно ждать гостей, - не оставила я без ответа.
        - Погрешность может быть довольно существенной, - подал голос Шард. - Если пойдут с дальнего…
        На его удачу, интонации были достаточно серьезными, чтобы я приняла реплику, как конструктивное замечание.
        - Нас это вполне устраивает, - продолжая рассматривать выведенную зону прыжка, откликнулась я. - Схема действий… Пропускаем разведку. Даем успокоиться и передать добро на прохождение армады, затем уничтожаем, выставляем пару-тройку загруженных под завязку посадочных ботов и ждем выхода ардона.
        - И взрываем его нахрен! - не сдержал экспрессии Дарил.
        - И взрываем его нахрен, - повторила я, запуская симулятор.
        Стоило признать, на экране все выглядело довольно красиво. Вырывающийся из воронки линий напряженности гравитационного поля «цветок» разведки. Короткий бой. Нашпигованные боеприпасами посадочные боты вместо глубинных бомб, действие которых мы имели сомнительную честь прочувствовать на себе. Счетчик времени, по которому каждая секунда отмеряла возможность рождения новой жизни. Возмущение, предупреждающее о выходе ардона. Кореживший навигационную сетку взрыв…
        Выглядело это красиво.
        По рассчетам альдоров, последствия возникшего гравитационного шторма должны были закрыть прыжковый сектор минимум на ближайшие лет десять.
        Тоже цена.
        Эту цену за наше будущее мы готовы были заплатить.

***
        - Дожимай! Дожимай! Дожимай…
        На Настю, не сдержавшую эмоций, цикнули, зашипели. Кого-то толкнули, кого-то двинули по плечу. Шаркнули ботинки, раздался приглушенный смех.
        Я шевельнулась, приоткрыла один глаз - собравшиеся вокруг терминала Кротова парни мгновенно затихли, старательно делая вид, что они тут вообще ни при чем. Насти между ними видно не было, но я не сомневалась, что она, как и остальные, старательно пыталась не отсвечивать.
        Третьи сутки бездействия.
        В планах все выглядело красиво, а вот в действительности…
        Закрыв глаз, заставила себя расслабиться. Когда нет других вариантов, нужно спать.
        Парни эту истину решили проигнорировать, устроив очередное соревнование. Что радовало, с пользой. На время щелкали задачки Дарфина.
        По итогам двенадцати пройденных заданий лидировал Торрек, но это и не удивительно. Мозги у Рока были извращенными, выворачивая все так, что иногда ставил в тупик.
        Дарил и Дэн делили второе место. Потом, как и следовало ожидать, шел Ван Хилд. Кротов держался одиннадцатым, но для его трех месяцев с нами это был весьма неплохой результат.
        - Уводи, демоны тебя! Сейчас он…
        - Шла бы ты в каюту, - подошел к моему ложементу Стас. Наклонился - его дыхание было совсем близко, сбивая с внутренней умиротворенности. - Эти оболтусы…
        - Мне и здесь хорошо, - ворчливо протянула я, но глаза так и не открыла.
        Мне действительно было хорошо. Спокойно.
        - Это - заметно, - усмехнулся Стас.
        Я демонстративно перевернулась на другой бок. Обняла себя за плечи.
        Стас хмыкнул, но продолжать разговор не стал, отошел.
        Относительная тишина продержалась недолго:
        - Вектор! Вектор держи! - На этот раз сорвался Костас. - Да не этот…
        - Сам ты… к демонам!
        - Цыц! Капитан спит! - едва ли не громче всех рыкнул Стас.
        Голоса укачивали, заставляя верить, что все в порядке. Создавали ту уютную целесообразность, в которой я была на своем месте.
        Уже погружаясь в это месиво звуков, почувствовала, как меня укрыли курткой. Теплой. Пахнущей чужим телом.
        Крепким телом изводящего меня домона.
        Полностью я так и не отключилась, но все оставалось там, за некой гранью. Как защитное поле, в границах которого я могла ни о чем не беспокоиться.
        Здесь же…
        - Госпожа Таши хочет иметь снимок. Нас двоих, - без малейшего намека на иронию произнес в этом, моем мире, Индарс.
        - Как прикажет госпожа Таши, - склонил голову Рокос, скрыв от меня то, что было в его глазах.
        - Кресло? На полу с бутылкой шаре?
        - Что? - обернулась я к Индарсу.
        Шелк, играя движением, «погладил» кожу.
        - Кресло, - кивнула я, сообразив, о чем именно спросил старх. Указала на то, что стояло рядом с ним.
        - Как прикажет госпожа Таши, - повторил Индарс слова Рокоса. Получилось с чем-то похожим на смирение.
        Присев, расправил хинкар и только после этого свободно откинулся на спинку.
        Расслабленный после удачной охоты Песчаный лев.
        Всхлипнув - иначе сдержать смех не удалось, подошла, встала рядом, положив ладонь ему на плечо.
        - У госпожи Таши дерзкий взгляд. Женщина рядом с императором должна быть кроткой и почтительной.
        - У госпожи Таши не может быть кроткого и почтительного взгляда, - равнодушно ответил на слова Рокоса Индарс. - Даже рядом с императором.
        - Госпожа Таши может все… если ее хорошо об этом попросить, - «мило» улыбнулась я, не удержавшись от оскала.
        Прошлое было теплым. Как и укрывавшая меня куртка. И - надежным.
        Жаль, только казалось.
        Словно подтверждая сделанный вывод, иллюзия подернулась дымкой, выставляя на новый ракурс. На мостик «Дальнира», перед россыпью аварийных вымпелов на навигационной карте.
        Сердце дернулось. Зашлось.
        В тот момент еще ничего не случилось. В этот…
        В этот мне только и оставалось, что признать - ни сейчас, ни тогда я ничего не могла изменить.
        - Господин адмирал, - продолжила я ровно, как только Искандер появился на экране. Машинально отметила, что Дальнир «поднял» вокруг ложемента защитное поле.
        Даже не забота - сопричастность.
        - Таши… - Искандер смотрел на меня, улыбаясь.
        Едва заметно, одними уголками губ, но с такой нежностью, что от нее хотелось сжаться в комок и завыть.
        Завыть, проклиная всех и всё!
        Каждый день, который мы провели не вместе; каждое слово, в котором не было нашей любви; каждое мгновение, в котором мы не ловили дыхание друг друга.
        Проклиная все, что упустили, что…
        Ложемент я подняла, еще до конца не проснувшись. Сбросила куртку.
        Не ошиблась. Заботливым оказался именно Шард. Перехватил, натянул на себя и тут же передвинулся, оказавшись у вертикальной стойки.
        - Капитан? - развернулся ко мне Стас, вторым отреагировав на движение.
        Потом был Костас. Джастин. Валечка. Настя…
        Взглядом прошлась по экранам, благодаря командному продолжая видеть, как парни смотрят на меня.
        Не в ожидании. С надеждой!
        Ближние. Дальние.
        На экранах было чисто, по показателям…
        Но ведь что-то меня дернуло, вырвало из…
        Абрис вспыхнул еще до того, как додумала мысль до конца. Взвизгнула сирена, прерывая застывшую, ставшую вязкой тишину.
        - Демоны тебя! - выдохнул, выворачивая мне душу своим взглядом Стас.
        - Капитан! - уже на срыве поддержал его Костас.
        Три дня бездействия! Три дня, в которых мы не жили!
        - Внимание разведгруппе! - неторопливо, словно алым не вычерчивало вокруг спирали, выставила я терминал в позицию. - Боевая тревога! Режим молчания прервать! Связь на эскадры!
        - Боевая тревога! - рявкнув, резко, несдержанно повторил за мной Кротов. И успокоился, мгновенно «перейдя» в рабочий режим. - Связь на эскадры! Готовность на координаторов!
        - Принято, связь на эскадры! Готовность… - рыкнул Костас, буквально вбивая свое тело в ложемент.
        - Второй пилот управление…
        - Фиксирую изменение напряженности гравитационного поля, - бесстрастно поддержал вакханалию Дальнир. - Один и восемь. Два и нуль…
        - Внимание, пошла карта боевой тревоги!
        - Контроль отсеков принимаю. Коды активации… Ангары…
        - Кто ставил против меня? - воспользовавшись паузой, поинтересовалась я у Валечки, уже успевшего отстучать готовность из оружейного отсека.
        Четыре прыжковые зоны.
        Две малые, не забыв определить их под контроль разведки, мы отбросили сразу, а вот оставшуюся пару…
        Эту, в которой сконцентрировали основные силы, выбрала я. Не наитием - четким расчетом, но разве в этом убедишь, когда просматривался такой вариант для спора?
        - Капитан?! - едва ли не возмущенно отозвался Валентин. Вот только взгляд…
        - Список мне, - тем же, жестким, не терпящим возражения тоном, потребовала я. - Вернемся на базу, строевую, пока чутье не проснется.
        - Капитан, ты - крут, - расплываясь довольной улыбкой протянул с поднявшейся внешки Дарил.
        - Сурово! - качнул головой Торрек. Судя по удовлетворению на физиономии, этот, как и демон, точно был в выигрыше.
        - А я ведь предупреждал, - с самаринянской невозмутимостью заметил Дэн.
        Пацаны!
        - Два и четыре. Два и шесть…
        - Капитан, вторая!
        - Принято, вторая, - выставила я еще один экран.
        Появившаяся на нем физиономия Фрая явно была недовольной:
        - Командор-капитан! - не сменив позы, небрежно поприветствовал он. Потом чуть сдвинулся вперед, не пропустив признаков кипиша с нашей стороны.
        Точно, пацаны!
        А то, что великовозрастные…
        Это ситуацию только усложняло.
        - Готовность, капитан Фрай, - понимающе усмехнулась я.
        Тот сначала вроде как не поверил. Но взгляд менялся, как менялись и черты лица, делая его похожим на приметившего добычу хищника:
        - Принято, командор-капитан, - сыто, довольно ответил он. - Опять что-нибудь…
        - Опять, - не дала я продолжить. Дальнир закончил отсчет, перескочив через показатели дорга и остановившись на нестандартных шесть и два.Сборка. Тяжелый домонов и четверка СиЭс при выходе выводили именно на эти цифры. - Выдвигайся на позицию. Отсечка - четыре часа.
        - Принято, - кивнул он. Оглянулся.
        Поле визуализации сдвинулось, давая увидеть, как вслед за Фраем подтянулись и находившиеся в командном парни.
        Это было больше чем жажда. Больше, чем дурь.
        Другим, не подсевшим, не понять, что наша жизнь начиналась там, где другие отступали, отводя взгляд. Что мы…
        - Фрай, - ретушируя вот это, патетичное, позвала я бывшего помощника Гросса.
        Тот посмотрел, словно вывалился из этого же, пропитанного будущей бойней. Подался вперед.
        - Помнишь, как играли в карты?
        - Это когда я взял тебя в заложницы? - чуть замявшись - вспоминал, ощерился тот довольной улыбкой.
        - Точно, - кивнула я. - А потом появились мои парни и надрали тебе…
        - Будешь должен, - подошла я стоявшему у стены Фраю. Опустив взгляд, улыбнулась. Вот этому… раструбом волновика, да в промежность, парни научились у меня.
        - Сука, ты, Таши, - беззлобно огрызнулся вольный. - А ведь могли и договориться.
        - А мы разве не договорились?! - приподняла я удивленно бровь. Оглянулась, посмотрев на столик, за которым играли в карты.
        Начали - убивая слишком медленно тянувшееся время, потом вошли во вкус.
        Первый круг по мелочи - мне пришлось рассчитывать в уме курс подхода к Ргое и рассказывать во всех подробностях, как увела у Ивара из-под носа заказ императора Индарса, ему - показывать на пальцах абордажные маневры и перечислять в порядке от кормы отсеки агрегатной палубы тяжелого серии «Драгон».
        На втором обменялись навигационными картами, и тут выведя все в ничью.
        А вот на третьем…
        Когда до нас с Фраем добрались парни, мы оба ржали. Он - рассказывая байку о своих похождениях. Я - веря, что так оно все и было.
        - Капитан, там Тарас нервничает, - намекая, что тут каждая минута на вес туорана, поторопил меня Дарил.
        - Слышал? - поинтересовалась я у Фрая. - Там Тарас нервничает.
        На того мои слова не произвели никакого впечатления. Впрочем, это и не удивительно. Кто - мы, а кто - он. Все, что сейчас происходило на стапеле, было сплошным везеньем. Ну а та капелька расчета…
        - Фрай? - качнула я головой, намекая, что с кем, с кем, а с ним расставаться врагами мне не хотелось.
        - Договорились, - успев до «критично», перевел он взгляд на меня. - Но ты…
        - Сочтемся, - кивнула я, отходя от капитана. Махнула рукой замешкавшемуся Костасу, предлагая оставить Фрая в покое.
        Не все среди вольных чтили кодекс, но…
        Фрай был из тех, кто дрался до конца, и уж если проигрывал…
        Бить в спину точно было не в его правилах.
        - Таши, - вырвал меня Фрай из очередного витка воспоминаний. Продолжая усмехаться, качнул головой. Мол, давай без подробностей.
        - Если ты просишь, - хохотнула я. - Но было…
        - Капитан, фиксирую выход архов, - сбил меня Дальнир.
        - Принято, - еще раз показав на пальцах «четыре», сбросила я внешку с Фраем. Встретимся на базе, вспомним. - Костас! - гаркнула уже другим тоном.
        - Первая на связи, - тут же перебросил приамец канал. - Третья…
        Судя по тому, как сдвинулись к переносице брови, капитан Гросс на вызов так и не ответил.

***
        Система Альтрос. Еще не так давно - границы сектора скайлов.
        Из семи планет на двух из них, пригодных к существованию, до войны проживало девять с половиной миллиардов человек. За время эвакуации удалось вывезли едва ли четвертую часть.
        Остальные…
        По данным разведки после бомбардировок на Херош в живых осталось не более десяти процентов населения. На Самри немногим больше. Около ста пятидесяти тысяч мы могли поднять сейчас.
        А могли и не…
        Разведгруппа первой эскадры выставилась на РЕГОН, чтобы при поддержке основных сил, которые возьмут на себя охранение, с молниеносного броска уничтожить модуль дальней связи. Вторая в это же время должна была, избавив дальние и ближние орбиты Самри от кораблей домонов, выйти к планете. Третья…
        Задача подразделения Торрека и эскадры младшего Ханиля - прыжковые зоны, открывавшие проход через систему вглубь сектора скайлов.
        Это уже было четыре месяца назад - высокая вероятность прорыва именно в этом направлении и мы, как гарантия, что будет сделано все и даже больше.
        Сейчас история повторялась на другом уровне, грозя пробить серьезную брешь в обороне Рубежей. Если мы…
        Приказ Штаба был категоричен: не допустить! Ну а шансы…
        С момента начала операции у нас было двадцать восемь часов, чтобы реализовать утвержденный Соболевым план. Ровно столько потребуется стоявшим в соседней системе ардонам, чтобы оставить без вариантов.
        Малейшая задержка…
        - Три тридцать семь.
        Делать вид, что адреналин не зашкаливает, с каждой минутой становилось все сложнее.
        Не делать…
        - Каналы связи на координаторов открыты. Связь установлена.
        - Принято, открыты и установлена, - зафиксировала я появление на консоли терминала двух новых отметок.
        Сашка Аронов и капитан Ягомо.
        Первый обеспечивал координацию с эскадрой Сандерса, второй должен был согласовывать действия Фрая и Гросса.
        Прошедшие три с половиной часа в сложившемся раскладе ничего не изменили. Гросс на вызов «Дальнира» не отвечал, не только полностью ломая план, но и заставляя думать о предательстве.
        Фрай, которому я предложила еще раз обдумать, стоит ли прикрытие корпусом «Ворош» подобной самоотверженности, от участия в операции не отказался.
        Это было его решение.
        Мы оба понимали, что для большей части его кораблей оно выходило за границы критичного.
        - Капитан…
        В ответ предупреждающе качнула головой.
        Шард опять был слишком близко, вытаскивая из глубины души не самые лучшие порывы.
        - Это - риск, - не внял он намеку.
        Впрочем, ничего другого от домона я и не ожидала. Цельность моей шкуры была в зоне его ответственности.
        - Риск, - с трудом заставив себя шевельнуться, согласилась я. Перевела взгляд на табло. Успев до того, как сменятся цифры, произнесла, лишая нас иного будущего: - На корпус двадцатиминутная готовность.
        Работать двумя эскадрами вместо трех…
        - Принято, на корпус двадцатиминутная готовность, - отчеканил Вэйрин, занявший место Кротова.
        Вахты пришлось перетасовать, посадив на боевое самых…
        Скайла трудно было назвать отмороженным, но после работы со мной на эвакуации Самри, он точно знал, к чему готовиться.
        - Три сорок, - как раз успев вписаться вслед за Вэйрином, порадовал меня моим же голосом Дальнир.
        Я уже собиралась предупредить, что не стоит испытывать моего терпения, но скайл перехватил, продолжая раскручивать протокол:
        - Первая эскадра готовность приняла. Вторая…
        Телеметрия сбоила, выдавая, что я все-таки живой человек, но Стас молчал, понимая, что у нас в очередной раз было без вариантов.
        Да и нужны ли они были… варианты?!
        - Разведгруппе…
        - Капитан, а может по кофе? - появляясь на экране, поднял непроливайку Торрек.
        Губы дергались, срываясь с шальной улыбки на злобный оскал.
        Я бы на его месте со мной сейчас не связывалась, но разве они когда искали легких путей?!
        - Соскучился по принеси-подай? - не дал мне ответить Дэн, но уже с другого экрана.
        - Да я бы…
        - Три сорок три, - продолжая капать на нервы, вклинился в наше общение Дальнир. И ведь каждый раз очень точно попадал на пик, то ли разряжая обстановку, то ли, наоборот, доводя ее до предела.
        Этот раз был именно таким:
        - Демоны тебя! - все-таки прошипела я, но едва ли не шепотом.
        По нашим расчетам армада домонов должна была уйти в прыжок еще час назад. Дополнительные шестьдесят минут брали плюсом. На тот самый случай…
        Тот самый случай уже играл против нас, не выведя эскадру Гросса в назначенное время на связь.
        - Ненавижу ждать! - процедил сквозь зубы Тарас. Сидел первым, находясь ужетам, в бою.
        - Не только ты, - поддержала его Настя. - Помню, как-то… - вывернулась она из-за своего терминала и тут же спряталась назад, напоровшись на мой взгляд.
        Привычные схемы, когда в бой шли под завязку напичканные куражем, на этот раз не действовали. Не потому, что не было куража, потому что кураж был другой пробы. Жесткий, холодный, безжалостный.
        Взгляд метался по выставленным над консолью экранам, цеплялся за нюансы, для которых не было места в границах существенности. Вытаскивал их на главные роли, словно прослеживал в происходящем иной сценарий.
        Иного сценария не было.
        Или - был, но в другой объективной реальности.
        - Три сорок пять, - флегматично сообщил Дальнир. Потом еще и вздохнул, вроде как, сожалея.
        Сожалеть было о чем. Вызов на третью шел непрерывно.
        Ответ…
        - Капитан, а может…
        - Заткнись, - попросила я Торрека. О чем хотел сказать, было понятно и без продолжения.
        Рубеж в четыре часа. Изменить его было в моей власти, но рассматривать эту возможность я не собиралась. Было ощущение…
        Это было не ощущение - уверенность, что все должно происходить так, а не иначе.
        - Три сорок восемь…
        Я опять не сдержалась, но на этот раз, качнув в другую сторону, пробило смешком. Картинку Дальниру передала ментально, тот с реализацией не затянул, слегка облагородив, отправил на корабли корпуса.
        Запечатлеть всех капитанов не удалось, но мы с Дарилом, грызущие ногти, должны были в полной мере отразить общее нетерпение.
        Первым заржал Дэн. Откинулся на спинку ложемента, буквально захлебываясь смехом. Его поддержал Аронов, потом Торрек.
        Ягомо был более сдержан, но это и не удивительно. Жрец высшего посвящения.
        Перед его отстраненным равнодушием я чаще всего была бессильная.
        - Три пятьдесят две… - из-за общего веселья пропустил Дальнир нулевую отметку.
        Торрек сглотнул смешок, посмотрел на меня. Взгляд был пронзительным, препарируя до самого нутра. Не меня препарируя - себя. Выворачивая наизнанку, отдавая не только все, что у него было, но и то, что еще не случилось.
        Я помнила его другим. И этой другой стоял с той стороны границы, делившей на наших и чужих.
        - Он не мог предать.
        Оглянувшись, невольно еще раз оценила фактуру Шарда. Стоило признать, что из всех домонов, которых приютила под крышей корпуса «Ворош», этот оказался самым представительным. И не только по внешним данным, но и по внутреннему наполнению.
        Уж на что Сандерс…
        По сравнению с Шардом Сандерс был просто душкой.
        - Не мог, - кивнула я.
        О ком он говорил, было понятно - Гросс. Почему посчитал именно так - тоже. Я частенько забывала, что домоны были ментатами, только в отличие от тех же скайлов или самаринян, которые без нужды в чужие головы не лезли, рамками морали себя не обременяли.
        Но если меня сейчас что-то интересовало, так не сделанные Шардом выводы - в предательство Гросса я и сама не верила, а его фактический статус. Не здесь - там, откуда он появился.
        Увы, удовлетворить собственное любопытство я и не рассчитывала, догадываясь, что на свой вопрос, если и задам, ответа не получу. Пока Шард сам не посчитает, что для этого пришло время…
        Впрочем, сейчас если что и имело значение…
        - Три пятьдесят пять, - опередила я Дальнира, успев на последней секунде. - Пятиминутная готовность.
        - Пятиминутная готовность, - подхватил Вэйрин, переводя ложемент в боевую позицию.
        - Пятиминутная готовность, - донеслось с той стороны экрана, с которого еще несколько мгновений назад смотрел на меня Торрек.
        - Пятиминутная готовность…
        - Пятиминутная…
        Тем, кто не вписывал себя в ритм этих мгновений, вряд ли понять, что именно ради них и стоило жить!

***
        Никто не рассчитывал, что будет легко, но…
        - Твою…! Кто-нибудь сбросит с меня эту суку?!
        - Кир, морду…
        - Это он сейчас что такое сделал?!
        Домоны и до нас умели воевать. Мы научили их сражаться, нарушая все мыслимые и немыслимые правила.
        По-другому быть не могло - сильный противник, но иногда хотелось, чтобы обошлось без вот этого, когда кроме как на грани, ничего не получалось.
        - А как тебе это…
        - Ван…
        - Парни, еще немного, и он наш!
        - Капитан, «Холин» на оранжевом, - не отрывая взгляда от внешек, бросил Вэйрин.
        - Вижу, - поморщилась я. - Выводи из боя.
        Разведгруппа против дорга и четырех утяжеленных архов.
        Численное преимущество было у нас, что не исключало вот таких, досадных ошибок. Волнин не просчитал действия капитана СиЭс и…
        Радовало лишь то, что «Холин» продолжал оставаться на ходу, потеряв лишь часть трескалок.
        - Капитан, а может… - посмотрел на меня с мольбой Костас.
        Я бы, как и он, предпочла быть сейчас там, ловя свой драйв, но…
        Новый статус лишал нас такой возможности.
        - Может, - наблюдая, как «Кертачи» на пару с «Рокси» дербанят тот самый, отметившийся залпом по «Холину» арх, все-таки обнадежила я Костаса.
        И ведь понимала…
        Я понимала, что последнее слово в этой истории будет отнюдь не за мной.
        - Торрек заигрался.
        Шард был прав - именно так все и казалось, но…
        Во-первых, это был его первый бой в статусе лидер-капитана эскадры, во-вторых, у Торрека имелась своя голова на плечах, а в-третьих…
        - У аллер бывают советники? - невинно поинтересовалась я у Шарда. Оглядываться не стала - физиономия домона и так была в поле командного.
        Тот промолчал, но как раз этого молчания вполне хватило, чтобы подтвердить догадку. Этот тип…
        Стоило признать, что при внешней простоте, схема функционирования ооры для меня все еще оставалась не совсем понятной. И ведь не их вина…
        Это решение было не самым правильным, но я, как могла, отдаляла то мгновение, когда двенадцать отказавшихся от своей судьбы капитанов уже безвозвратно сделают из меня аллеру.
        - Есть! Демоны его…
        Еще одна отметка исчезла с экрана, заставляя мое сердце биться ровнее. Воевать самой было значительно проще, чем наблюдать, как это делают другие.
        - Дорг долго не продержится.
        - Считаешь, стоит предложить ему сдаться? - «поймала» я мысль Шарда.
        - Я мог бы…
        Идея была интересной - доргов в моей коллекции еще не было, но создавать проблемы, которые самой же и придется решать, желание отсутствовало. В экипаже не менее двухсот человек. Да и минимальная вахта…
        В нашей операции самым тяжелым был отход. Дорг мог серьезно осложнить и без того непростую ситуацию.
        - У тебя слабость конкретно к этому доргу или просто проснулось человеколюбие? - не отказалась я от возможности пощекотать ему нервы.
        - Переживаю за твою репутацию, - не остался он в долгу.
        Высунувшийся из-за внешки Костас поднял большой палец - мол, процесс общения с домоном перешел на новую стадию, я в ответ усмехнулась. Все-то они…
        Подобных развлечений в группе «Ворош» никогда не пропускали.
        - Капитан, Джекаро отбил: чисто, - не дал мне додумать эту мысль Вэйрин.
        - Принято, чисто, - сделала я пометку в журнале.
        Три прыжковые зоны, находившиеся в этом же секторе, без внимания мы не оставили. «Райбери», «Иллюзор» и «Амата», с поддержкой кораблей эскадры Дэна Ханиля.
        Джекаро, Самерс и Лемешев.
        Парни подобным развитием событий вряд ли были довольны, но у них, как и у нас, было без вариантов. Одни за всех…
        Про все мыслимые и немыслимые правила я вспомнила не зря. Если для домонов это направление было столь важным, вполне могли и подстраховаться.
        - Запрос на «Иллюзор» и «Амату».
        - Принято, запрос…
        - Первый…
        - Здесь первый, - ответила я Аронову, давая команду поднять внешку.
        Канал на координаторов был открыт, но экран я свернула, чтобы не поедать взглядом, ожидая известий.
        - Таши, модуль дальней связи сбили, но охранение… - не без энтузиазма отчитался Сашка.
        С момента начала операции прошло два сорок. Если не брать во внимание отсутствие эскадры Гросса, пока что мы вписывались во временные рамки утвержденного Соболевым плана.
        - Не хватает воодушевления или…? - хмуро посмотрела я на Аронова.
        Находиться здесь, когда они были там, казалось невыносимым, но…
        Я знала, что именно этим рано или поздно, но все и закончится.
        - Принято, командор-капитан, - понимающе усмехнулся Сашка. - Так Сандерсу и передам.
        - И напомни, что он еще не проставился, - слегка подняла я градус общения.
        - Берешь архами? - уточнил Аронов. Но смотрел теперь не на меня, на висевшие перед ним экраны.
        - Мелко, - фыркнула я. - Дорг мне уже предлагали.
        - И кто это…
        - Первый…
        - У вас тридцать минут, - предупредила я Аронова, прежде чем ответить Ягомо. - Тридцать и ни минутой больше.
        - Принято, капитан, - бросив на меня короткий, но жгучий взгляд, отчеканил он, тут же «уйдя» в тень.
        - Третий, здесь первый…
        - Капитан, разведка ушла. Пробились, - поднял на меня взгляд Ягомо. - Пока все…
        - Мать его…!
        - Я разрешал ругаться в эфире?! - с каким-то звериным рыком рявкнул мне прямо в ухо Торрек.
        Я переглянулась с Вэйрином - установившаяся после этого тишина была такой, что морозом прошлось по коже.
        К счастью, это был всего лишь миг. Страшный миг пустоты.
        - Капитан…
        - Я когда-нибудь тебя точно пристрелю, - прошипела я в ответ на торжествующий крик Торрека. - Третий, кто ушел в разведку? - давая Року возможность слегка остыть, вернулась к Ягомо.
        Что именно Торрек вытворял с доргом, я сообразила - слишком хорошо знакомая тактика. Шард, кстати, тоже не просто так посчитал, что тот вполне может и сдаться.
        Нас было не только больше. Мы были…
        - Звено Красотки, - не задержался с ответом Ягомо. - Совершенно отмороженная баба.
        Не заржала я только благодаря выдержке.
        Впрочем, о какой выдержке сейчас могла идти речь?
        - Капитан Ягомо… - укоризненно протянула я.
        Он дернул плечом, словно говоря, что и хотел бы, но ничего другого не получалось.
        - Присмотри за Фраем, - уже другим тоном попросила-приказала я. - Эта отмороженная…
        - Принято, - бросил он, как и Аронов недавно «уходя» с экрана.
        Я хотела быть там.
        Я была здесь, и это было не менее важно чем то, что делали парни.
        - Ну и что у тебя? - перевела я взгляд на обманчиво расслабленного Торрека.
        - Таши, капитан дорга просит милости и милосердия для себя и своего экипажа, - произнес он, довольно ухмыляясь. - Кажется, они тебя боятся.
        - А ты говорил - предложить, - обернулась я к Шарду. Укоризненно качнула головой, вроде как сетуя на его непрофессионализм. - Инициатива должна исходить от тех, кому больше всех надо, - добавила я тоном, которым можно было бы объяснять прописные истины.
        Шард иронично скривился, но смотрел при этом не на меня, а на Торрека. Выглядело, как предупреждение.
        Игнорировать его я не стала, развернулась, наблюдая, как меняется выражение лица Рока. Воодушевление на нем еще было, но уже вперемешку то ли с упертостью, то ли с решимостью.
        - Таши, я отдал приказ поднять экипажи архов, - четко произнес он, когда пауза затянулась до критических значений.
        - Твое право, - не стала я спорить. Сама бы вряд ли…
        О пленных Соболев в открытую не говорил, но не думаю, что был против. При том недостатке информации…
        - Таши, капитан дорга… - опять подал голос Торрек.
        - Твой хороший приятель, а то и друг, - резко закончила я за него. Качнула головой, в очередной раз чувствуя себя загнанной в тот самый дамариб. Угол, из которого не было выхода. - Твою…
        - Если он присягнет тебе, как аллере, - сделал шаг ко мне Шард.
        - А потом присягнет другой… как аллере, - жестко перебила я.
        Заиметь собственный дорг, это было, конечно, здорово, но…
        В рамки поставленной перед нами задачи эта история совершенно не вписывалась.
        - Капитан дорга принадлежит Сдильме по факту рождения. У него есть выбор, который он может сделать один раз. Это - не предательство, это - признание сильнейшей.
        Эскадра Сандерса рвала на клочья корабли охранения. Парни Фрая пробивали проход к планете. А я…
        - Таши, мы там с архами аккуратно, - вновь подал голос Торрек. Во взгляде появилось что-то от побитой собаки, но это была уже игра на публику. Мол, не получилось прямо, попробуем криво. - Поднимем на дорг, а на базе…
        - Если он даст клятву аллере, - перебила я Рока. - Если нет…
        - Думаю, мне его даже тащить не придется, - показав свою суть, зло прищурился Торрек. - Да они…
        Он не закончил, предпочтя свалить с экрана.
        Правильно, а главное, вовремя. Дэн Ханиль становился десятым в ближнем круге аллеры. Этот…
        Этому, если он пойдет на клятву, предстояло быть одиннадцатым.
        Вряд ли Торрек не понимал, что настроения данный факт мне не прибавлял.
        - Николаи не хотел войны.
        - Что?! - вместе с ложементом развернулась я к Шарду. Потом усмехнулась. Это надо же было… - Так ты тоже из ооры Сдильмы?
        - Разве это имеет какое-либо значение? - Шард смотрел на меня настолько спокойно, что хотелось встать и…
        Испытывать мое терпение уже давно стало для них любимым развлечением.
        - Значит, Николаи. А полное имя?
        В выражении его лица ничего не изменилось. И даже взгляд…
        Взгляд Шарда был все таким же отстраненно-рассеянным, но…
        - Его имя?! - прошипела я, не пропустив, как отстегнув страховочные ленты, шевельнулся Вэйрин.
        Ощутил ли скайл ту же неизбежность, что и я?! Почувствовал ли, как срывается все в пропасть?!
        В нашей истории всегда было так - все самое главное происходило в самый неподходящий момент.
        Этот раз исключением становиться не собирался.
        - Можешь не называть, - лишь теперь до конца осознавая, какими именно были эти мгновения, хрипло произнесла я. - Николаи Дикр. Твой сын.
        Дожидаться ответа не стала. Вновь выставив ложемент в боевую позицию, на миг закрыла глаза. Не успокаиваясь - принимая, что этот ход был расписан задолго до того, как Судьба свела нас всех в это время и в этом месте.
        Жизнь любила преподносить нам сюрпризы.
        Иногда они были вот такими…

***
        Он отключился сразу. Еще мгновение назад перед глазами расплывались от усталости строчки, теперь…
        Когда тронули за плечо, Шторм уже не спал. Сознание было еще смазанным, пытаясь зацепиться за последние мгновения отдыха, но реальность наваливалась. Звуками. Запахами. Ощущениями.
        - Командир.
        Шторм поднял голову, встретив до противного бодрый взгляд Храева.
        - Сколько? - шевельнув затекшей шеей - уснул за столом, прямо на бумагах, спросил он.
        - Не сколько, а где, - поправил полковник, давая понять, что все остальное - не принципиально. - Легли на стапель. Капитан сдает коды.
        - Это хорошо, что сдает, - не без труда выпрямился Шторм. Тело было вялым. Чужим. - Как раз успею умыться.
        Храев кивнул, отступил, но покидать каюту не торопился. Пока Шторм, кряхтя, поднимался, сдвинул бумаги к центру откидного столика и поставил на край чемоданчик.
        - А без этого никак? - прежде чем свалить в гигиенический отсек, не с самыми добродушными интонациями поинтересовался Шторм.
        И дернуло ведь его…
        Тогда, после сбитого катера, казалось, что иметь при себе группу полевых медиков, вполне способных составить конкуренцию дуболомам из десанта, хорошая идея. Теперь…
        Пиететом перед его генеральскими нашивками эти парни не страдали.
        Они вообще им не страдали.
        На его вопрос, как и ожидалось, Храев не ответил. Щелкнули фиксаторы…
        Когда за спиной закрылась дверная створа, Шторм прижался лбом к переборке, пережидая подступавший приступ. Знал, как оно будет… вот это, появившееся в груди неприятное ощущение, сменится удушающей тяжестью, потом растечется жаром, чтобы, отступив, стать простой ноющей болью.
        Сердце напоминало о себе уже несколько месяцев.
        В ритме войны он думал лишь о том, чтобы не сдохнуть до того, как станет можно.
        Душ не взбодрил, но хотя бы позволил почувствовать себя живым. Струи били по коже хлестко. Тормошили, грели…
        - Командир, ты там не помер? - долбанули в дверь, когда он, уже успев обсушиться, доставал чистую рубашку.
        - С вами помрешь… - ворчливо протянул Шторм, сдвигая створу. Накинув рубашку поверх майки, переступил направляющие. - Посмотрел бумаги?
        Храев оглянулся на стол - потом с насмешкой посмотрел на него:
        - Командир, только не говори, что боишься уколов?
        Шторм боялся не уколов. Ему просто не нравилось чувствовать себя зависящим от очередной порции химии, благодаря которой был способен продержаться еще сутки.
        - Не боюсь, - буркнул он недовольно, подставляя плечо. Диалог повторался едва ли не каждый день, оба уже привыкли.
        - Рогов ответил на запрос, - впечатав в него содержимое пары тубусов, отступил Храев. Отошел к столу, вложил пустые емкости в чемоданчик. - Он сейчас на Ярлтоне. Просил по возможности заглянуть. Будет тебе что-нибудь убийственное. Как раз прыгать козликом.
        Шторм и не хотел, но хмыкнул. Про отсутствие пиетета вспомнил не зря. За лексиконом ни сам Храев, ни его парни не следили.
        - Лучше бы он на Таркан, - заправляя рубашку в брюки, поморщился Шторм. На химию грешил зря. Не сказать, что приятно, но зато отпустило сразу. - Мы здесь задержимся. Да и лаборатории…
        - Вот и я ему так сказал, - обронил Храев. - Обещал подумать.
        Игорь Рогов, капитан второго ранга, разработчик спецботов, которыми они были напичканы под завязку.
        Все, что было до войны, казалось теперь таким нереальным…
        Храев с мысли сбил. Очень вовремя. Про то, что было до войны, думать не стоило.
        - А бумаги я посмотрел и нихрена не понял. Мы же своими глазами видели…
        - Вы, - упаковывая себя в китель, поправил его Шторм. - Меня, как ты помнишь, там не было.
        Полковник согласно кивнул - во время инспекции полевых подразделений Управления контрразведки Коалиционного Штаба, которое возглавлял, Шторм скрывался под простыми майорскими нашивками.
        По свидетельству того же самого Храева, быть въедливым, нудным, но ничем не примечательным майором у него получалось.
        - Командир, так это выходит… - полковник смотрел на него даже не пристально, а настойчиво.
        - Вот именно это и получается, - застегивая набедренную кобуру, недовольно протянул Шторм. - Если бы не видели своими глазами, продолжали верить этой херне, - кивнул он на стол, где лежали отчеты командира подразделения, которое они посетили одним из последних. И ведь не побоялся…
        Личное дело у подполковника было далеко не идеальным, но все погрешности из тех, что только в плюс. А по факту…
        Дерьмом оказался подполковник. Откровенным, скурвившимся дерьмом.
        Шторм, подняв голову, посмотрел на Храева. Парни они были хорошие, но…
        Шаевскому не пришлось бы объяснять. И Левицкому. И Ромшезу. И Валеву. И каждому из тех, кто в свое время прошел через его руки. И не через его - тоже. А вот этому…
        Не будь у этого соответствующего потенциала, оставил бы все, как есть.
        - Ты прав, Ждан, не мое это дело, прыгать козликом, - произнес он спокойно, - но это сейчас на той базе тишь, да благодать. А как сдвинемся с Рубежа, да начнем просеивать, кто и что делал на захваченных домонами территориях, вот тогда все и выползет. Хорошо еще, если только халатностью, а если откровенным саботажем?
        - Думаешь, сдвинемся? - совершенно о другом спросил вдруг Храев. Веско так спросил, словно от этого, сказанного им, все и зависит.
        - Сдвинемся, - едва ли не равнодушно, не задумываясь, ответил Шторм. Вот только получилось так, что поверил и сам.
        Сдвинутся. А если нет…
        Варианта с «нет» их случай не предусматривал.
        Его должен был встретить Шаевский, но лежавший перед стапелем катер радовал императорскими эмблемами.
        - Это - в качестве предупреждения? - протягивая руку Йоргу, кивнул он на верных, которые тут же отсекли его мордоворотов.
        Хорошо еще успел дать знак не дергаться, а то бы…
        О его взаимоотношениях с императорским родом Храев знал, но рефлексы иногда сильнее разума.
        - В почетный караул ты, конечно же, не веришь, - отвечая на приветствие, усмехнулся советник императора по безопасности.
        За те несколько месяцев, что не виделись вживую, не сказать, что постарел, но осунулся - точно.
        Война…
        - Не в моем случае, - закончил Шторм шутку. - Рад видеть тебя живым и здоровым, - поймав себя на сентиментальности, не отказался он облечь ее в слова.
        - Взаимно, - кивнул Йорг. Приглашающим жестом указал на катер: - Император ждет во дворце.
        - С корабля на бал? - качнул головой Шторм. Хотелось спросить, что у них еще случилось, но ситуация не обеспечивала режима безопасности.
        - Шаевский уже там, - несколько успокоил его Йорг. - Коньяк… Впрочем… - он оглянулся на его мордоворотов, изоброжавших из себя пай-девочек, и добавил, добивая: - Насколько мне известно, коньяк тебе тоже запретили.
        - Все-то ты… - «вспыхнул» Шторм, но тут за «стих».
        Слова были не о том, но смысла в них оказалось больше, чем, если бы говорили откровенно. Тут тебе и гарантии безопасности, и прошлое, связавшее так, что не разорвать. И будущее, которое опять же вместе. И намек. И даже не один.
        - Об остальном на борту, - предупредил Йорг, кивком давая понять, что все именно так, как Шторм и подумал.
        И прошлое. И настоящее. И…
        Отвечать Шторм не стал. К чему, когда и так все…
        На борт катера Йорг поднялся первым. Шторм чуть задержался. Остановился, посмотрев на небо.
        Орлов говорил, что на Таркане чувствовал себя, как дома.
        Шторм был готов с ним согласиться. Все здесь было если и не своим, то не чужим - точно.
        А еще здесь все было иначе. Тоже на кураже, но уже другом. Помогавшим не верить - знать.
        - Ностальгия? - когда вошел в закрытую зону катера, поинтересовался вдруг Йорг. Без сарказма поинтересовался, как друг у друга.
        - Есть такое, - устраиваясь в кресле напротив, не стал ерничать Шторм. Пристегнулся, заставив себя не вспоминать о том, другом катере, в котором лишь случайность не поставила точку в его жизни. - Да и устал, если честно, - поднял он голову. - Устал не чувствовать землю под ногами.
        - Это несложно исправить, - словно только и ждал подобных откровений, заметил Йорг.
        - Я еще о чем-то не знаю? - не сказать, что насторожился Шторм. Будь что серьезное…
        - Об этом - во дворце, а пока… - Йорг бросил взгляд на браслет наручного комма. Убедившись, что восьмерки раскрылись веером, обеспечивая максимум по защите, посмотрел на него: - Как он?
        Как он?
        Вопрос, на который легко было ответить, касайся он бывшего императора стархов.
        Бывшего императора стархов он тоже касался, но сейчас Йорг спрашивал не о нем.
        - Восстанавливается, и даже быстрее, чем предполагалось изначально, - поморщился Шторм. Кадры последней записи все ще стояли перед глазами. - Риман убеждает, что все идет нормально, но…
        Не закончил он сам. Взглянул в окно. Катер уже начал подъем, давая возможность оценить перспективу. Кажущиеся отсюда иллюзией горы, у подножия которых располагалась резиденция императора. Желтую степь. Посадочные стапеля.
        Пейзаж был мирным.
        Слишком мирным, чтобы в него верить.
        - Эклис Ильдар предлагает его на вторую армаду, которую они заканчивают формировать, - твердо продолжил он, уже не в первый раз давая себе слово сделать все возможное и невозможное, но сохранить вот это… как и Орлову, ставшее ему домом. - Как ты понимаешь, варианта с возвратом к скайлам, у него нет.
        - Может, это и к лучшему, - понимающе вздохнул Йорг. - Главное…
        В этом он тоже был прав.
        Главное, чтобы судьба, взяв решение на себя, вновь не свела в одном бою теперь уже бывшего адмирала Искандера, и нынешнего командор-капитана Наталью Орлову…
        Глава 4
        Свернув последний из отчетов по стоявшим на контроле объектам, Злобин откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. До сводного еще было время.
        Эта война, будь она неладна!
        Обстановка на Рубежах оставалась тяжелой. Сорвавшись едва ли не до критично, застыла, то ли давая надежду на спасение, то ли время на осознание, что уже ничего не изменить.
        Он шевельнулся, устраиваясь удобнее, расслабился, давая телу отдых.
        Корабельный режим сбивал настройки организма, создавая иллюзию дополнительных часов. В конечном итоге на пользу это не шло, так что Орлов был прав - пора перебираться на грунт. Предполагаемая безопасность, которую определяли в плюсы, уже давно ушла в минус. Как и маневренность. К тому же остро начал стоять вопрос связи. С этим могли помочь Альдоры, но…
        Входящий не дал закончить мысль, хотя там и оставалось немного. Это раньше на орбите Таркана Альдоров не было, теперь - появился. БиСи, эвакуированный из системы, где находились ставшие символом их поражения Самри и Херош. Но для взаимодействия с ним требовались другие каналы, другая подготовка.
        Кодировка прошла быстро, шифровали с обеих сторон.
        - Я ведь первый? - устроившись на краю стола, довольной улыбкой ощерился с внешки Волгин. Был он в полевке, слегка взъерошенный.
        Ностальгия - не ностальгия, но чем-то пробило. На этих часах ушло за полночь, на тех к ней только подбиралось, объясняя и форму, и вид. Заведенный им же порядок - заканчивать день обходом.
        - Первый? - отметив это, как факт, выпрямился Злобин. В голове что-то щелкало…
        - Ну, ты даешь, генерал! - едва ли не восхищенно воскликнул Николай, сбросив куртку и оставшись в футболке. - С днем рожденья!
        Бесчувственность не дала сбой, но в глазах предательски защипало. Памятью.
        Год назад было что-то похожее, только происходило все не здесь, под боком у императора стархов, а там, в системе Баркот, в эвакуационном лагере. Он не то дремал, не то пытался не думать о том, сколько еще предстояло сделать, когда входящий заставил вынырнуть из этого странного состояния, возвращая в реальность. Взгляд появившегося на внешке Волгина не предвещал ничего хорошего…
        Затем было мгновение, в течение которого перебирал список всего, что могло произойти. Потом…
        Они ввалились в его модуль все вместе. Волгин, Ликрай, Лютый, Кэр… Выскочила из своей комнаты Анхелия, тут же запрыгнув к нему на руки и дернув за уши…
        - Я успел забыть, - почувствовав, как в груди разлилось теплом, кивнув Злобин. Наклонился, доставая из ящика стола початую бутылку коньяка и стакан.
        Привычку держать под рукой перенял у Шторма. А тот…
        - Я так и понял, - хохотнул Волгин. Потянувшись, поднял свой, уже наполненный на треть. - Чтобы не последнее! - на контрасте с улыбкой, жестко, категорично бросил он и опрокинул содержимое в себя.
        - Чтобы следующее было уже мирным, - поправил его Злобин, последовав примеру. Выпил, ощутив, как тепло стало и в горле. - Как вы там?
        Система Баркот была вне его сферы деятельности - в отличие от «Противодействия», возглавлял которое Шторм, Управление «Д» контролировало зону военных действий, но информацию о происходящем на планетах, куда эвакуировали сначала тарсов, а теперь и скайлов, он получал регулярно.
        - Тяжело, - вздохнул Волгин, принимая, что злоупотреблять поводом было не время. - Тяжело, но не так страшно, как было. Мы, конечно, не расслабляемся, но… Кстати, - не без воодушевления начал он после короткой паузы, - мы же выпустили первый офицерский курс. Двадцать два младших лейтенанта.
        Теперь, пусть и механически, но улыбнулся и Злобин. С лидерами местного самоуправления тарсов он хоть и не так часто, как хотелось бы, но переписывался. Находил время, чтобы отвечать на вопросы, поддерживать, если требовалось.
        За ними - будущее. Каким будет…
        С Натаном, одним из капитанов, ведших транспорты из Изумрудной, переписка стала началом дружбы. Тому - восемнадцать, ему…
        В нынешних реалиях это не имело никакого значения.
        - Знаю, - улыбнулся и он. - Натан прислал голографию. И запись парада.
        - Хороший парень, - догадываясь, что стояло за нейтральными фразами, согласился с ним Волгин. - Назначили заместителем командира первого батальона. Заканчиваем формирование второго и третьего.
        - А что с кадетами? - вновь окунаясь в атмосферу планов, которые когда-то намечали, поинтересовался Злобин.
        - С этим было проще всего, - вышел Волгин из зоны визуализации. Вернулся с уже наполненным стаканом, вновь устроился на краю стола. - Несколько подготовительных курсов, один - основной. Для неодаренных девушек формируем группы по мирным специальностям. Но… - во взгляде Николая появилось сожаление. - Они рвутся в бой. Хотят мстить.
        - А вот этого допускать нельзя! - качнул головой Злобин. И повторил, то ли для себя, то ли для него. - Нельзя!
        - Так я же не только с поздравлениями, - Волгин, «чокаясь», приподнял стакан. - Здесь много боли и потерь. На тарсах концентрация уже зашкаливала, теперь еще и скайлы. Те хоть были готовы к столь кардинальным изменениям, а эти… С детьми проще, их достаточно окружить заботой. А женщины… они же на своих мужчин едва ли не молились, а тут… - с горечью махнул Николай рукой.
        - Что ты хочешь? - догадываясь, что это была лишь подводка, спросил Злобин. Мысль Волгина была понятна - когда болезнь заходит так далеко, нужны кардинальные меры, а вот ее реализация…
        - Хочу организовать прямую линию, - не стал тянуть с предложением Николай. - Вопросы и ответы. Глаза в глаза. Чтобы они увидели, о чем мечтают те, кто держит Рубежи. О ком вспоминают. Ради чего…
        Злобин, не дав договорить, поднялся. Тоже долил в стакан, выпил.
        О чем мечтают?
        О ком вспоминают?
        Примерив к себе, Злобин поморщился. Эти вопросы и раньше не были простыми…
        Иногда казалось, что война избавила от лишних сложностей, доведя до нужной ценности то, что в свое время обесценили. Иногда…
        Сначала он соглашался - главное, что бы было. Теперь уверился в другом - как именно будет, важно не менее.
        - А пресс-служба? - продолжая крутить идею в голове, уточнил он.
        - Им нужна не пресс-служба, - вздохнув, твердо посмотрел на него Волгин, - им нужен ты, Боря. Им нужен Злобин, с которым они разговаривали на улицах поселений. Им нужен человек, которого они называют - тот, с большим сердцем. Тебе они верят, а пресс-службе…
        - Кто еще? - Злобин вновь перебил Волгина.
        Тот, с большим сердцем…
        Для него это было… нет, не наградой - подтверждением, что делал все правильно.
        Чтобы принять, как заслушенное, нужно было закончить войну и, закладывая новый мир, вернуть всех по домам.
        - Шторм, Ежов, Кэр. Соболев, если это возможно. И… - Николай слегка напрягся.
        - И? - вскинулся Злобин. Предположения были, оставалось дождаться ответа и их проверить.
        - Император Радормир, - не разочаровал его Волгин. - Он и сам потерял…
        - Я тебя понял, - кивнул Злобин, соглашаясь, что нечто подобное уже давно назрело.
        Ради чего…
        У этой фразы было слишком много смыслов, чтобы ненароком не подменить один другим.
        - Давай сделаем так, - задумчиво протянул он, мысленно освобождая время в своем графике, - ты дашь мне пару дней на размышление. Я свяжусь с теми, кого назвал, мы подумаем…
        - Принято! - согласился Волгин. Вновь вывалился из зоны вызуализации, но на этот раз, когда появился, стакан был заполнен наполовину. - Как Анхелия?
        - Учиться надо Анхелии, - посетовал Злобин, облегчая бутылку. - Если все это дерьмо затянется, потеряем мы их. Потом придется догонять, а это тоже…- Он щелкнул фиксатором, застегивая воротник кителя. Выпрямился, наблюдая, как встает по стойке смирно Волгин. - За тех, кто всегда с нами!
        - За них! - четко отрезал Николай. Выпил до дна, поморщился. И добавил, прежде чем отключиться, оставляя время для других: - Будь жив, генерал!
        Будь жив…
        До сводного отметилась большая часть из тех, кто мог помнить. Кто-то, как Волгин, появившись на внешке, кто-то - сбросив сообщением.
        Шторм совместил и то, и это, но пить отказался, пожаловавшись, что медики взяли за… За что именно, уточнять не стал, но и так было понятно.
        Орлов, по официальной версии все еще находившийся в критическом состоянии, через курьера передал ящик коньяка и клетчатый плед, как намек на подступающую старость. Ежов - гитару, напомнив, что Злобин когда-то весьма неплохо пел.
        Круче всех отличился Воронов. Несколько банок с соленьями-вареньями и парочка замороженных уток. Открытым текстом намекая, что от посиделок он все равно не отвертится.
        А Злобин и не собирался. Они могли и без повода, а уж когда с ним…
        Кэр поздравила собой, дождавшись, когда после проверки сведенных воедино отчетов аналитиков, уже ближе к трем добрался до каюты. Зная, что желанна, вывернула наизнанку, заставив забыть обо всем, кроме себя и, собрав заново… легкого, усталого, позволила нырнуть в спокойный, наполненнный ее запахом сон.
        Он провалился в него, как в детстве… беспечно, без горечи и грусти, зная, что новый день…
        Входящий не вырвал - выбил из тишины, поставив перед фактом, что опять поверил в иллюзию.
        На вызов Злобин ответил на автомате, сел на кровати, успев прикрыть Кэр до того, как на экране появился оперативный дежурный.
        - Господин генерал…
        - Короче! - двинув шеей - все-таки затекла, приказал он.
        - Объект двенадцать. Угроза взрыва…
        - Принято! - рывком поднялся он. Протянув руку, снял со спинки стула китель. - Выставить на особый. Всю информацию…
        Объектом двенадцать был фильтрационный пункт, расположенный на внеорбитальной базе «Морсафт» в системе Эркай сектора демонов. От пяти до двадцати тысяч человек в сутки…
        Что ж, так у них уже было.
        И сколько еще будет…

***
        Они были похожи. Шард и его сын Николаи. Вся разница - возраст и форма. На отце была наша, на том… Темно-синие брюки, заправленные в сапоги. Такого же цвета китель с символом ооры Сдильмы поверх черной водолазки.
        На борт «Дальнира» капитана дорга и его первого помощника притащил не Торрек - инстинкт самосохранения подсказал, что на глаза мне пока показываться не стоит, а Дарил.
        Стоило признать, учитывая возможные варианты разговора, который нам предстоял, решение было наиболее правильным. Мало ли как повернет, демон же всегда действовал на меня отрезвляюще.
        - Первый…
        Не без труда оторвав взгляд от стоявшего за спиной Николаи Дарила, в глазах которого видела сожаление, что все получилось так, а не иначе, перевела его на поднявшуюся внешку.
        - Третий, здесь первый.
        - Капитан, проход пробили. Готовы…
        - Отставить, готовы, - перебила я его. - Работайте на зачистке орбит.
        - Капитан, я могу уточнить… - В интонациях Ягомо ясно читалось непонимание.
        Четыре с половиной часа с момента начала операции. Мы держались в графике, но…
        С архами все было просто - подняли на борт дорга и дело с концом. А вот с самим доргом…
        - Это - приказ, - жестко бросила я и, свернув внешку, вновь посмотрела на демона. - Ты - согласен?
        Дарил поморщился, потом закатил глаза.
        Позер, демоны его…!
        - Да или нет? - избавившись от бьющих по самообладанию эмоций, перефразировала я вопрос.
        - Капитан, лишние смерти нам не нужны, - на этот раз снизошел Дарил до ответа. - Если у него на руках нет нашей крови…
        - А ты что скажешь? - перевела взгляд на Николаи.
        Не то время и не то место.
        Сыну Шарда, на мой взгляд, было едва ли больше двадцати пяти. Пацан! Растеряный пацан, иронией Судьбы выброшенный на обочину жизни.
        Еще несколько часов назад у него было все. Теперь…
        С пацаном было бы проще - выбить дурь и пусть привыкает к новой реальности. С этим…
        Хоть и совсем еще молодой, но уже капитан дорга, входившего в армаду, продвижение которой нам приказали остановить.
        - Мы находились в резерве, - сухо ответил он. С подоплекой моего интереса Николаи не ошибся.
        - Все вы… находились в резерве! - так же, скорее безжизненно, чем спокойно, отрезала я. - Суки!
        Все было так и не так, но…
        С Гроссом и Фраем выглядело похоже, но иначе. Тоже враги, но - свои. А этот…
        - Капитан, я готов гарантировать…
        - Молчать! - холодно бросила я, обрывая Шарда. - Разговаривать будем на базе. Сейчас обоих под арест.
        - Принято, командор-капитан! - вытянулся Дарил. Подтолкнул Николаи.
        Расслабиться они поторопились. Еще ничего не закончилось - только начиналось.
        - Сколько кораблей в армаде? - не дала я сделать и шага.
        Отпрыск Шарда задержался с ответом лишь на секунду:
        - Шесть ардонов с полной загрузкой и двадцать доргов сопровождения. Еще два ардона и двенадцать доргов идут через другую прыжковую зону.
        - Без разведки?
        - Ашкер командного ардона посчитал…
        - Можешь показать? - перебила я.
        Стандартные схемы…
        Они действительно учились, больше не вписываясь в принятые у них же правила.
        На этот раз Николаи сначала посмотрел на отца, потом сглотнул и, облизав губы, кивнул:
        - Да, могу.
        - Прошу, - попросила я Дальниру подвесить перед ними навигационную карту сектора.
        Когда объемка «встала», с командного отметила четыре прыжковые зоны, взятые под наш контроль. Еще две, которые собиралась использовать во время отхода, выводить не стала.
        Что порадовало, замялся Николаи ненадолго. Оценил раскладку, нахмурился, словно чего-то не находя, потом кивнул, похоже, сам себе и ткнул в ту самую систему, через которую предстояло уходить второй и третьей эскадрам.
        - Здесь.
        - Уверен?
        - Да, - твердо ответил он. - Сложный проход, но на тех двух ардонах опытные ашкеры.
        - Опытные, говоришь, - перевела я взгдял на Дарила.
        - Вольные, - скривился демон, догадываясь, что именно осталось не сказанным. Информацию об этих зонах мы получили от Гросса.
        Судя по всему, Михай оказался не единственным, кто ею владел.
        - Что будем делать? - нисколько не смутившись присутствием на мостике пленных, уточнил Дарил.
        - Думать, - отрезала я.
        - Думать, говоришь? - хмыкнул демон, намекая, что вариантов было не так уж много.
        - Думать, - подтвердила я. - Рок, - вызвала Торрека. - Всю навигационку с дорга мне.
        - В журнале этих сведений нет, - вновь подал голос Николаи. - Это были… личные контакты.
        - С кем? - отстегнув страховочные ленты, поднялась я с ложемента. Дав команду свернуть объемку, подошла к домонам.
        Помощник Николаи при ближайшем рассмотрение выглядел еще моложе, чем сын Шарда. И не менее растерянным. Как минимум, на первый взгляд.
        - Капитан одного из доргов сопровождения второй группы, - вновь привлек мое внимание Николаи. - Вместе учились.
        - Значит, вместе учились, - вроде как задумчиво повторила я за ним. Продолжила резко, сменив тон: - Когда вторая группа должна уйти в прыжок?
        Он еще раз облизал губы. Ну точно, мальчишка!
        - Час-полтора. Там проблемы…
        - Связаться сможешь?
        - Да. Что я должен сказать?
        - Что ты должен сказать… Тебя как звать? - проигнорировав вопрос, жестко спросила у второго.
        Он дернулся.
        Стоявший рядом Кайман в штурмовом комплекте положил руку на плечо, удерживая парня на месте.
        - Мирка, - замерев, словно перед прыжком, хрипло произнес он. - Мирка Калебо.
        - Что, Мирка, не нравлюсь? - усмехнулась я, заметив, как сквозь растерянность в его глазах мелькнула злоба. - Не нравлюсь, - кивнула, давая понять, что не пропустила метаморфозы. - И то, что делает твой капитан, тебе тоже не нравится, - слегка продавливая голосом, продолжила я. - А ведь это только начало. Хочешь знать, каким будет продолжение? Вижу, что хочешь, - протянула, насмешливо глядя на него. - Я тебе расскажу. Расскажу, как ты и твой капитан…
        - Вы… Вы сдохнете! - сорвавший на фальцет, внезапно закричал он, поймавшись на примитивную провокацию. Кинулся вперед, тут же рухнув на колени, когда Кайман зафиксировал болевым захватом. Губы дрожали, на глазах выступили слезы…
        «Твою ж…!» - переглянулись мы с Дарилом. Расскажи кому, не поверят!Чтобы первый помощник капитана дорга при малейшей эмоциональной нагрузке начинал закатывать истерику…
        - Этого - увести, - признав, что у всего происходящего обязательно найдется объяснение, кивнула я на поскуливавшего Мирка. - Ты… - перевела взгляд на Николаи.
        Тот поежился, но все-таки попытался сохранить остатки достоинства. Проводил взглядом собрата по несчастью встретиться с нами.
        - Давно после дахрана?
        - Ускоренный выпуск, - слегка замявшись, посмотрел он на меня. - Два месяца назад.
        - И много вас таких?
        Он отвел взгляд, потом опустил голову.
        Шард подошел ближе, встал у меня за левым плечом, определяя свой статус при будущей аллере.
        Все было не совсем так, но сейчас можно было обойтись и без уточнений.
        - Все капитаны доргов сопровождения, - решительно посмотрел на меня Николаи. - Из опытных только ашкеры ардонов, да и то…
        - Рексли, - чуть слышно произнес Шард.
        Я нехотя, но кивнула.
        Рексли - сектор скайлов, державший курсовой вектор на граничные зоны ХоШорХош. По данным разведки прорыв домонов предполагался в том направлении, однако некоторые из аналитиков Штаба считали эту цель ложной, прикрывавшей наступление через прыжковые зоны Самри и Херош.
        Наша задача вписывалась в разработанную стратегию, сводившую воедино оба варианта.
        С одной стороны - шухер, который устраивал корпус «Ворош», должен был отвлечь на себя часть сил в том случае, если права разведка.
        С другой, если верен оказывался расчет аналитиков, мы, блокируя прыжковые зоны, обеспечивали дополнительное время для передислокации основных сил.
        С третьей, не имеющей никакого отношения ни к одному, ни к другому, уничтожение модуля дальней связи РЕГОН было важно и само по себе. Как и дополнительная эвакуация с гибнущей планеты.
        - Информацию в Штаб, - обернулась я к Вэйрину.
        Тот кивнул, поднял внешку.
        Разведка домонов, выход которой мы зафиксировали, стала точкой отсчета, сдвинувшей собранные у Рексли резервы, выдвигая их в направлении Самри и Херош.
        И если бы не этот самый дорг…
        Точнее, если бы не сын Шарда, командовавший этим самым доргом.
        Мне предстояло сказать спасибо Торреку за самоуправство.
        И не только от себя.
        - Вот что, парень, - подошла я вплотную к Николаи. - Ты понимаешь, что сейчас решается твое будущее?
        - Да, командор-капитан, - на этот раз четко и твердо произнес он.
        - И ты понимаешь, что если солгал хоть словом, я уничтожу не только тебя и весь твой экипаж, но и твоего отца?
        - Да, командор-капитан, - даже не дрогнув, отчеканил он.
        - И ты понимаешь, что с этой минуты для своих ты - предатель? - не стала я щадить его чувства.
        - Да, командор-капитан, - сглотнул он, но взгляда так и не отвел. - Нам не нужна эта война. Мы должны были найти другой путь, чтобы выбраться из генетического тупика.
        - Что? - не сразу сообразила я, о чем это он сказал.
        - Николаи - генетик.
        Я оглянулась на Шарда…
        Хотела сказать, что именно этого для полного счастья мне не хватало, но не успела:
        - Капитан, третья! - ощерившись довольной улыбкой, вывернулся из-за внешек Костас.
        - Наконец-то! - резко выдохнула я, разворачиваясь, чтобы занять пилот-ложемент.
        - Похоже, для тебя их появление сюрпризом не является? - остановил меня Шард.
        - Я просто знаю Гросса лучше, чем ты, - отмахнулась я, чувствуя, как на сердце становится легче. В теперь уже бывшем капитане вольных я, конечно, была уверена, но… - Давай мне третью и сбрасывай всю информацию в Штаб, - обходя Шарда, приказала я Вэйрину.
        - А я?
        Вздохнув - такого детского сада у меня еще точно не было, повернулась к Николаи. Окинула с ног до головы тяжелым взглядом.
        И это - мой одиннадцатый капитан! Мой ближний круг, на который я должна буду всецело положиться!
        - Хочешь спасти друга?
        - Да, - ответил он, не задумываясь.
        - Ну если да… Дарил, устрой его за дополнительным терминалом, - приказала я демону. - Торрек, кто у тебя хозяйничает на дорге?
        - Антон-один, - сообразив, что гроза окончательно прошла мимо, показался тот на внешке.
        - Это хорошо, что Сумароков, - вспомнила я добрым словом своего бывшего первого помощника. - Объясни Антону, как открыть Дальниру терминальный доступ к ИР дорга, а я тут пока…
        Что - пока, он спрашивать не стал. Наверное, к лучшему. Разговор с Соболевым, который мне предстоял, обещал быть весьма нелегким…
        ***
        - Где напоролись?
        О том, что эмбрион у него на борту, Гросс уже доложил. Не словами - кивком в ответ на вопросительный взгляд.
        - У Ливайи, - недовольно скривился он. Выглядел, честно сказать, не очень, но говорить об этом вслух я не собиралась. У него имелся свой медик. И пока он молчал…
        - Уйти удалось чисто, но пришлось поплутать, - продолжил между тем Гросс. - Сама понимаешь…
        Когда третья в назначенное время на связь не вышла, о чем-то подобном я и подумала.
        Ливайя. Тот самый сектор скайлов, в котором когда-то оставила «Легенду», чтобы стать гостьей на щитоносце Искандера, следовавшего курсом на Новую Землю.
        Не знаю уж, что их так привлекало, но домоны рвались к планете с поразительной настойчивостью.
        - Карты?
        - Готов к передаче, - не задержался с ответом Гросс. Щелчком отправив в нашу сторону файл, бросил взгляд мне за спину.
        Дополнительный терминал, за которым под контролем Каймана сидел отпрыск Шарда, как раз попадал в поле его зрения.
        - Тебя поздравить с пополнением? - после недолгого молчания уточнил Гросс. Еще и озадаченно приподнял бровь, словно спрашивая, уверена ли я в том, что делаю.
        В моем окружении ничего не менялось. Они приходили и считали своим долгом заботиться, оберегать, давать советы, сетовать, если мои действия не соответствовали их представлениям о происходящем. Они предугадывали, просчитывали, взваливали на себя…
        Утешало только одно: о том, что последнее слово все равно будет за мной, никто из них никогда не забывал.
        - Скорее, с очередной головной болью, - поправила я, искренне надеясь, что общее прошлое не позволит теперь уже бывшему вольному скатиться до уровня еще одной моей няньки. - Капитан захваченного дорга.
        На этот раз пауза затянулась. Гросс продолжал рассматривать наше приобретение, я - смотрела на него.
        - Сколько ему?
        Я оглянулась, еще раз взглянув на Николаи.
        - Двадцать шесть, - вместо меня ответил Шард.
        - Остальные тоже такие?
        В том, что Гросс без труда ухватил суть, не было ничего удивительного. Нацеленный на выживание опыт…
        У этого кроме опыта имелось еще и стратегическое мышление.
        - Судя по всему - да, - скривилась я. - Михай…
        Он чуть заметно усмехнулся:
        - Развлечемся, командор-капитан?
        - Развлечемся, лидер-капитан, - ответила я с многообещающей улыбкой, которая тут же сошла на нет. - Третьей эскадре…
        - Капитан, Штаб! - сбил меня Вэйрин.
        - Принято, - кивнула я, вновь посмотрев на Гросса. - Пусть Судьба будет к тебе…
        - Разберемся, капитан, - хмыкнул он, «уходя» с внешки.
        Шард шагнул вперед, успев до того, как поднимется защитное поле. Еще не привычно, но…
        В каждом, кто вставал за моим левым плечом, я ощущала безграничную уверенность.
        И не только в себе.
        - Господин… господа адмиралы, - вписала я в приветствие и присутсвовавшего в оперативном Кошелева. Заместителя Соболева, в недавнем прошлом курировавшего группу «Ворош», а теперь принявшего корпус.
        - Командор-капитан, - сдвинулся Соболев так, чтобы я могла видеть не только его, но и тактический стол, на который был выведен наш расклад. - Неожиданное решение.
        - Это вы про вариант использования салаг в роли жертвенных баранов? - уточнила я, предпочтя обойтись без догадок.
        - Жестко, но верно, - посмотрел на меня Кошелев. - Вы осознаете, командор-капитан, ту ответственность…
        Про ответственность это он точно. Наш первый доклад о появлении разведки сдвинул группировку у Рексли, выводя ее на вектор Самри-Херош. Теперь же…
        Мы опять возвращались к тому, что домоны и до нас умели воевать, теперь же делали это не только жестко, но и максимально используя обманные маневры.
        Эта их операция могла стать признанным лидером среди уже реализованных многоходовок. Ввести в сектор армаду, как подтверждение факта, что основной прорыв планируется именно здесь, дать время для перегруппировки и ударить совсем не там, где их ожидали.
        - Осознаю, - позволила я себе перебить заместителя Соболева. - Решение о захвате дорга было принято по условиям боестолкновения. Предположить, что кто-то из капитанов попадет в наши руки… - Я качнула головой. - Это слишком сложно. Спрогнозировать наличие разведки в этом секторе - да, возможно, но не наше присутствие.
        - И все-таки вероятность этого существует, - дождавшись паузы, заметил Кошелев. - Нам необходимо подтверждение…
        - Я прошу разрешения на разговор с капитаном дорга, входящего в охранение второй группы кораблей домонов, - четко, с расстановкой произнесла я. - И если по его итогам…
        - Что по ходу операции? - слегка снизил накал Соболев.
        - Все по плану, - бросив быстрый взгляд на обновившиеся данные, отозвалась я. - Третья вышла на исходные. Вторая продолжает зачистку орбит. Первая ждет приказа на прикрытие. Ну а мы… - я пожала плечом - мол, а мы тут пока прохлаждаемся.
        Все выглядело не совсем так - из двадцати восьми нашпигованных боеприпасамами посадочных ботов на свои позиции была выставлена половина, но по сравнению с тем, что творилось сейчас у Самри, это воспринималось рутинной работой.
        - Значит, все по плану… - посмотрев на меня, задумчиво протянул Соболев. - Добро на разговор с капитаном дорга у вас есть, - закончил он резко. - Но прежде чем…
        Прежде чем…
        Экран посерел, оставив нас с так и незаконченной фразой.
        Впрочем, с ее смыслом затруднений не возникало. Думать, прежде чем делать. Не раз, не два, не три…
        Кошелев тоже был прав - на кону сотни тысяч жизней. Если даже не миллионы.
        - Ну что скажешь, советник? - дождавшись, когда опадет защитное поле, развернулась я к Шарду.
        Вместо ответа тот отступил, развернулся, тут же направившись к дополнительному терминалу, за которым сидел его сын.
        Пришлось вновь сменить положение ложемента. Решительность домона наталкивала на мысль дамарибе. Еще одном в череде подобных.
        Успела я вовремя.
        - Встать! - рявкнул Шард, не дойдя до отпрыска шагов десять.
        Что порадовало, Николаи приказ выполнил расторопно, но без трусливой поспешности. Поднялся, встал, чуть расставив ноги и заложив руки за спину. Смотрел не на отца - на меня, выставив между нами троими четкую иерархию.
        - У тебя минута, - отступил в сторону Шард. - Время пошло, - не то прошипел, не то глухо произнес он.
        - Капитан, тут… - начал появившийся на оставшейся за спиной внешке Торрек и замолчал. Командный не оставил меня в неведении, дав увидеть, как закаменело лицо Рока.
        Второй после аллеры…
        Николаи, опустив правую руку и прижав ее к телу, строевым шагом преодолел те несколько метров, что нас разделяли. Остановившись, опустился на колено:
        - Аллера Таши…
        - Капитан, Лемешев! Экстра! - не дал ему продолжить Вэйрин.
        - Принято, экстра! - вернула я ложемент в боевую позицию. - Влад?
        - Капитан, - подался Лемешев вперед с появившейся внешки. - Фиксируем выход разведки. Дорг и четыре арха.
        Сейчас бы вызвериться…
        - Я могу взглянуть на навигационку? - неожиданно подал голос поднявшийся с колена Николаи.
        Я посмотрела не на Шарда - на Торрека. Тот не сразу, но кивнул, разделяя на двоих принятое решение.
        - Смотри, - подняла объемку. Вывела на нее прыжковую зону, которую контролировало звено Лемешева.
        Николаи подошел, встал слева, заняв место отца. Не такой крепкий, не такой уверенный, но…
        Мне нравилось, как держался этот парень.
        - Это - не наша армада, - уже спустя пару секунд развернулся он ко мне. - Из сектора дислокации мы выходили двумя группами. Одна шла курсом на Самри. Вторая…
        - Капитан, Джекаро! - на этот раз как-то натужно выдал Вэйрин.
        - Капитан, похоже мы… - с каким-то странным… пугающим выражением лица протянул Торрек.
        В том, что мы, похоже, вляпались по самое немогу, я с ним была полностью согласна.
        - Что у тебя? - встретила я взгляд на капитана «Райбери-2».
        - Разведка, капитан. Дорг и…
        - Принято, - не дав ему закончить, кивнула я. Сбросила внешку. Ту, с которой на меня смотрел Лемешев, тоже.
        Все было…
        Все было, как всегда - за гранью.
        Жизнь показывала, что подобная ноша была нам вполне по силам. Даже если казалось, что это не так.

***
        Очередная вводная не заставила себя ждать.
        - Первый…
        - Здесь первый, - переключилась я на канал координаторов.
        - Таши, звено Красотки на точке, - оторвавшись от экранов, посмотрел на меня Ягомо. - Там все…
        Эвакуационный пункт Эндоран, в семидесяти километрах от которого находилась законсервированная военная база.
        Еще одна надежда. Не для нас, для тех, кому стала убежищем.
        - Конкретней, капитан Ягомо, - жестко оборвала я капитана «Нарото».
        Когда сама - проще, когда…
        Ни то, ни другое сейчас не имело значения.
        - Данные по биосфере на красном. Уровень кислорода критический, - не задержался он с ответом. - Использование реагентов нецелесообразно. Скорость ветра на поверхности около тридцати метров в секунду. Эффективность…
        - Решение лидер-капитана Гросса? - перебила я Ягомо, прекрасно представляя себе, о чем именно он сказал. При таких параметрах можно было говорить не об эффективности, а ее полном отсутствии.
        - Грузовой лифт на низких высотах, - «порадовал» меня Ягомо. - Плюс ограниченный метеорологический купол.
        - Рискованно, - сдвинув сына, занял его место Шард.
        Для кого другого - да. Для Гросса…
        Тактика вольных. Корабль зависал на минимальной высоте в сто пятьдесят - двести метров и сбрасывал «шланги» грузовых платформ. При мастерстве капитана и должной сноровке…
        Уж в чем-чем, а в должной сноровке, когда речь шла об экипажах моих второй и третьей эскадр, сомневаться не приходилось. Подобные операции были для них способом выживания.
        - Решение лидер-капитана Гросса визирую, - проигнорировала я Шарда. - Контроль каждые двадцать минут.
        - Принято, командор-капитан, - отчеканил Ягомо. - Контроль каждые…
        К Шарду я повернулась, как только Ягомо отключился:
        - Ну а теперь вернемся к нашим жертвенным баранам.
        - Это - не наш уровень, - говоря уже совершенно о другом решении, твердо произнес Шард.
        - Не наш, - была вынуждена признать я. Чтобы разбираться в происходящем, требовалась не только информация, но и серьезная аналитическая работа.
        Самри-Херош, Рексли…
        Лично я продолжала считать, что происходящее здесь - лишь еще один кусочек все той же мозаики.
        Шесть прыжковых зон. Об одной (хотелось так думать) домонам ничего не было известно. Еще пять…
        Разведка противника появилась в трех из них, что вполне вписывалось в предположение о том, что перед нами разыгрывали пустышку, которая должна была сдвинуть группировку Рексли, выведя ее на новый курс.
        - И что будем делать?
        Вопрос был интересным. Ответ…
        Ответ на него ждал не только Шард.
        - Что будем делать? - переспросила я. В голове опять щелкали варинаты. Оценивались, отбрасывались…
        Первая мысль - спихнуть все на Штаб, оставив последнее слово за ними, но…
        Мы и группой «Ворош» в рамках поставленных задач предпочитали действовать самостоятельно. Став корпусом, заложенные нами же традиции менять не собирались.
        - Начнем с тебя, - признав, что на второй взгляд все выглядело не столь страшно, как на первый, развернулась я к Николаи. - Что твой друг выберет: героически сдохнуть или…?
        - Мы были против этой войны, - не задержался он с реакцией.
        - Ну, раз против… - протянула я, еще раз взвешивая, нужно ли мне это.
        По всему выходило, что - нет, но…
        - Свяжись со своим другом и передай ему точку встречи. Все, кто хочет жить… Ты, - перевела я взгляд на Шарда, - с ним. Пятнадцать минут на убеждение. Если откажется…
        - Капитан, ты ведь что-то… - с явным интересом посмотрел на меня Торрек.
        Костас и так поглядывал на нас из-за внешек, теперь же высунулся наполовину, явно опасаясь пропустить все самое интересное.
        - Я ведь что-то… - не стала разочаровывать ни его, ни остальных. - Пятнадцать минут, - рыкнула я, намекая Шарду, что время пошло.
        Большего не потребовалось. Прихватив сына за шкирку, мой очередной наблюдатель подтолкнул его к дополнительному терминалу.
        Улыбку я с трудом, но сдержала. Если так будет продолжаться, придется брать парня под свою защиту.
        Подумав о том, что до этого предстояло дожить, подняла взгляд на Торрека:
        - Еще не забыл, как управлять доргом?
        - Обижаешь, капитан, - осклабился он довольной улыбкой. - Такое… Капитан, что ты задумала? - оборвав сам себя, не без предвкушения посмотрел он на меня.
        Тарас обернулся. Взгляд Вэйрина стал тревожным.
        Все они знали меня. Кто-то больше. Кто-то…
        - Помнится, я обещала, что они будут бояться собственной тени, - задумчиво произнесла я, разглядывая висевшую над моей консолью россыпь звезд.
        - Пора пугаться? - падая в свой ложемент, протянул появившийся на внешке Дарил. На «Тсерру» он вернулся весьма вовремя.
        - Вызови Рэя, - проигнорировала я вопрос демона.
        - Рэя? - подобрался Дарил, раньше остальных учуяв, в чем именно заключался подвох. - Капитан, - повел он головой, - только не говори…
        - Не говорю, - хмыкнула я.
        Отморозки. Авантюристы, не знающие слова невозможно…
        Это тоже было про нас.
        - Всю информацию в Штаб, - не забывая о главном, приказала я Вэйрину. Отстегнув страховочные ленты, поднялась с ложемента.
        Шард и Николаи уже устроились за терминалом. Кайман стоял рядом, но не внутри - снаружи выставленного домонами защитного поля. Первым сидел Тарас, вторым… второй - Настя. За спинкой пилот-ложемента не видно, но ее присутствие ощущалось. Не спокойствием - мягкостью.
        Да и вся эта обстановка…
        Здесь и сейчас. Здесь и…
        Я думала совершенно не о том.
        Я думала о том. Точнее - тех, ради кого готова была сотворить очередное невозможное.
        Из двадцати восьми посадочных ботов в прыжковую зону были выставлены восемнадцать. Еще десять…
        С Лемешевым четыре средних из эскадры Дэна. С Джекаро - пятеро.
        Если я права в своих рассуждениях и капитанами доргов разведки, как и в нашем случае, были сосунки, то картинка вырисовывалась довольно интересная. Часть кораблей на заклание, часть…
        Задачей ардонов было убедить нас в серьезности происходящего в этом секторе.
        - Капитан… - сорвал меня с продолжения этой мысли Рэй.
        Я обернулась, окинула быстрым взглядом стоявшего рядом с Дарилом самаринянина.
        Бывший акрекатор, выпускник Храма Выбора, владеющий даром творить иллюзии.
        - Капитан? - повторил он с той же отстраненностью, но уже с вопросительными интонациями.
        Если я права.
        А если…
        - Сколько тебе понадобится, чтобы на мостике «Тсерры» сотворить рубку борка? - уточнила я, предпочтя все сомнения толковать не в свою пользу.
        - Борка? - непонимающе переспросил Вэйрин. Этому было простительно. О наших проделках в Изумрудной кроме тех, кто непосредственно в них участвовал, известно никому не было.
        А вот Рэй выглядел все таким же отрешенным.
        Правда, этой его маске я уже давно не верила:
        - Заготовка у меня осталась, - продолжая смотреть только на меня, начал он. - Выставить реперные точки. Заполнить уровни…
        - Еще быстрее, - поторопила я.
        - Пять-семь минут, - тут же отчеканил он.
        - А создать образ леора?
        Во взгляде Рэя промелькнуло что-то от обиды. Мол, капитан, о чем ты говоришь?!
        И ведь не поспоришь. Все то время, что числились в списочном составе группы, совершенствовать свое мастерство они с Рэей не прекращали.
        - Значит, действуем…
        - Аллера Таши!
        Я резко развернулась, посмотрела на Шарда, выступившего за линию защитного поля.
        Судя по некоторому воодушевлению на его физиономии, прибегать к угрозам им не пришлось. А вот его обращение ко мне…
        - Аллера Таши, - повторил он, чуть склонив голову.
        Все, что оставалось - надеяться, что этот тип не нашел только что последнего, двенадцатого капитана, способного окончательно утвердить меня в новом статусе.

***
        Элизабет прошлась по кабинету, бросила короткий взгляд за окно, рядом с которым неожиданно даже для самой себя оказалась.
        Одно к другому отношения не имело, если только вспоминались букетики полевых цветов, которыми баловал ее Кабарга, но каждый раз, когда подходила вот так, близко, на душе становилось муторно.
        И ведь понимала, что Сашка и до нее был птицей высокого полета, хоть и ходил в салагах, а теперь уже окончательно оперился, но…
        Пресловутое ли - мы в ответе за тех, кого приручили, или просто тот самый, нереализованный материнский инстинкт…
        Она остановилась, не сделав следующего шага, развернулась, глядя на висевшие над столом внешки.
        На обеих - записи, обе - без звука, с текстовой расшифровкой, чтобы не сбивать иные маркеры. На одной - допрос Шахова Сергея Игоревича, более известного, как Шахин. На второй - тоже допрос, но уже адмирала Искандера.
        Один - жив, но пуст. Другой…
        - Не помешаю? - лишил ее возможности закончить мысль стоявший у двери Низморин.
        Впрочем, особо заканчивать бы и не пришлось. Мертв другой. Силен, но мертв.
        - Нет, - холодно бросила Элизабет, продолжая смотреть на адмирала.
        Седые волосы, исполосованный тяжелыми морщинами лоб, искривленный переломом острый нос. Грубые скулы, скошенный овал лица. Одно плечо выше. Вместо левой руки нейропротез, вместо глаза…
        Физические недостатки, исправлять которые адмирал категорически отказался, сделали его неузнаваемым, но не они вызывали смятение, если только сожаление о том, через что ему пришлось пройти.
        - Странное от него ощущение, - Низморин подошел, встал плечом к плечу. - Равнодушная, хладнокровная мощь.
        - Тебя это не пугает? - поинтересовалась Элизабет, согласившись с тем, что более точно не смогла бы определить возникающие у нее при взгляде на адмирала ассоциации.
        - Это не пугает эклиса и его Триаду, почему должно пугать меня? - вопросом на вопрос ответил Низморин и добавил, похоже, догадываясь, что сказанное ее не удовлетворит: - Он - стабилен, но этот он - не тот, каким был.
        Не тот, каким был…
        Джориш рассказывал когда-то - таких, как скайл, на Самаринии называли Возрожденными. Отказавшиеся от личности, которую однажды признали главной, и создавшие новую.
        Полноценную новую, становившуюся началом иного пути.
        Именно это Элизабет и сбивало. Того адмирала Искандера она понимала и принимала, этого…
        Понимать и принимать, не входило в ее обязанности, но значительно облегчало выполнение задачи.
        Низморин развернулся к ней неожиданно, не дав возможности стереть с лица выражение то ли злости, то ли беспомощности:
        - Лиз…
        - Я в норме, Валера, - глядя ему в глаза, солгала она. О норме…
        Говорить о норме давно уже не приходилось.
        - Не пора по-душам?
        - Нет, - качнула она головой, отходя к окну. Встала спиной, чтобы не видеть… Ни здание второго корпуса, где размещалась служба аркатов, которую возглавлял Валанд. Ни степь, чью безграничность сжирал метеорологический купол. Ни… - Вопросов по адмиралу Искандеру у меня больше нет. Все, что в пределах допусков, мы восстановили. Все остальное…
        - Про допуски у тебя неплохо получилось, - хмыкнул Низморин, намекая, что тот был у нее одним из высших. - А что по Шахину?
        - По Шахину? - задумчиво повторила Элизабет. По вольному ей тоже все было более-менее ясно, но… - Мне нужен Шторм, - решительно посмотрела она на Низморина.
        - Лиз? - оторвавшись от внешки, перевел тот взгляд на нее.
        - Валера! - Элизабет качнула головой. Как бы ни хотела избавиться от этого… по-душам, вариант получался наиболее коротким и безболезненным, - я не мастер длительных многоходовок. Я на них горю, выжигаю себя. Моя фишка - работа в цейтноте. Один удар…
        - Насколько я понимаю, мы говорим сейчас о разработках по директиве «Зед»? - развернув боком ее рабочее кресло, присел в него Низморин. И даже расслабился, давая понять, что его все устраивает.
        - О ней самой, - скривилась Элизабет. Стоило признать, что после откровений стало хоть и не легче, но спокойнее. - Ты же видишь, я работаю на пределе. Если так будет продолжаться…
        - У тебя есть конкретные предложения? - остановил ее Низморин.
        Ее всегда размыкало вот так: резко, бескомпромиссно. На одном выдохе меняя представление о происходящем. Стирая старое, чтобы тут же восстановить, но уже новой, более устойчивой картиной.
        - Ну и сука же он! - впившись пальцами в подоконник за спиной, сквозь зубы выдавила из себя Элизабет. Вспышка ярости длилась недолго - в этой жизни было кое-что неизменное, но от обещания при встрече оторвать Шторму все, до чего дотянется, не отказалась. - Так значит…
        Вместо ответа Низморин развернул кресло и, подняв еще одну внешку, отправил вызов, выставив код экстра.
        Шифрование не затянулось, Элизабет только и успела, что подойти и присесть на подлокотник кресла, в котором по-хозяйски устроился Низморин.
        На провокацию не тянуло, если только…
        Стиль общения, настраивавший на нужный лад.
        Впрочем, на этот раз все оказалось иначе. Ушедшие с экрана восьмерки открыли знакомый кабинет и…
        - Надеюсь, ему там икается, - имея в виду Шторма, соскочила она с подлокотника. Наклонившись, прихватила Низморина за затылок, сгоняя со своего места.
        Когда тот, кряхтя и бурча, встал, села сама. Машинально подтянула поближелист бумаги, карандаш. Вывела на белом поле четкую букву «О» и лишь после этого попросила:
        - Сделай нам кофе.
        - Это к вопросу: кто здесь главный, - вроде как, жалуясь, прокомментировал ее слова Низморин, но продолжать тему не стал, направившись в зону отдыха.
        Стиль общения…
        - Рад тебя видеть, - пусть и несколько устало, но искренне улыбнулся ей Лазовски. - Без тебя здесь все чинно и…
        - Уверен, что именно этого тебе и не хватает? - рядом с первой буквой добавив еще две, уточнила она. Потом вздохнула, осознавая, как лично ей действительно не хватало. Прошлого, которое связало их в один узел. - Ты бы себе тоже налил, - улыбнулась и она, не пропустив, как едва заметно, но закаменело лицо Ровера.
        - Тянет на серьезный разговор, - тут же «успокоился» тот. Поднялся из-за стола, вышел за край «картинки». - Нам и самим мало, что известно, - оставаясь там, за кадром, не то повинился, не то предупредил он, что подробностей не будет. - Все, что касается директивщиков, перебросили на меня. Сказали, чтобы вникал плотно.
        - Кто перебросил? - оглянулась Элизабет на Низморина.
        Аромат кофе добрался и до нее, будоража желание.
        - На словах - Кривых, - под шум бьющей о дно чашки струи, удовлетворил Лазовски ее любопытство. - Материалы получил от Шторма.
        - Значит, опять Орлов, - не скрывая воодушевления, протянула Элизабет. - Наш любимый Николай Сергеевич…
        - Неожиданный вывод, - вернулся в зону визуализации Лазовски. В руке держал чашку, над которой курился пар. Без блюдца, как всегда…
        Она была права. В этой жизни еще оставалось что-то неизменное.
        - Готова поспорить, - протянув руку и забрав у подошедшего Низморина свою чашку, небрежно произнесла она.
        - С тобой?! - качнул головой Лазовски. Прислонился к столу, бедром упершись в его край. - Лиз…
        Геннори Лазовски. Ровер. Первый наставник. Первый муж…
        Сделав глоток, Элизабет поставила чашку, прикрыв ею те самые три буквы. ОСО. Отдел стратегических операций при Штабе объединенного флота Галактического союза. Структура, собравшая себя на стыке разноплановых служб…
        - История с моей вербовкой может тянуться еще долго, - принимая решения, спокойно встретила она взгляд Ровера. - Тем более с учетом происходящего у вас… - добавила, не удержавшись от легкого сарказма.
        - У тебя есть предложения? - Ровер улыбнулся, лишь на миг переведя взгляд на стоявшего за ее спиной Низморина.
        - Предложения, но пока без конкретики, - дала Элизабет понять, что от поддержки в разработке не откажется. - Нам нужен один удар, но такой, чтобы развалить всю эту структуру к демонам. И, желательно, не своими руками.
        Пауза, как она и ожидала, не затянулась. Первым, тяжело вздохнув, выступил вперед Валера. Вторым…
        - Я ведь правильно понимаю, что ты собираешься подставить их под гнев Римана? - отодвинул чашку Лазовски.
        - Я лишь собираюсь довести ситуацию до критично, - напомнила Элизабет о том, что до сих пор находится в списке на уничтожение. - Упреждающий удар, решающий проблему до того, как она оставит нам только кардинальные меры.
        - Звучит интересно, - то ли поддержал, то ли просто высказал свое мнение Низморин.
        - А я разве спорю? - вроде как удивился Лазовски. Вот только взгляд… - Давай дальше.
        - А дальше только ключевые точки, - подалась Элизабет чуть вперед. - Нам нужно слить кое-какую информацию и дать понять, что я имею к ней доступ, тем самым спровоцировав на более активные действия. Вплоть до силовых методов.
        - И под информацией… - опередил Лазовски Низморин. Про силовые методы он вряд ли пропустил, но заострять внимание не стал.
        - Некий фигурант, которого притащили с Окраин и который каким-то образом связан с особо секретными разработками, проводившимися в союзе с домонами трансгалактической корпорацией «Траш», - не задержалась с ответом Элизабет. Поднялась, обернулась, бросив короткий взгляд в окно.
        Валанду идея понравится - Самаринии не удалось вытравить из него то… штормовское, отличавшееся взвешенным, выверенным безумием.
        Риману…
        - Риман на Землю тебя не отпустит, - привлекая внимание, закончил за нее мысль Низморин.
        - Так даже лучше, - не стала спорить Элизабет. - Приам под боком.
        - А потом использовать, как повод, чтобы разобраться с несговорчивым шейхом, - не без удовлетворения протянул Низморин.
        - А ты считал, что я буду разбрасываться по мелочам?! - огрызнулась Элизабет, тут же извиняюще посмотрев на Лазовски. С ним она была…
        Прошлое связало их всех в один узел.
        Для кого-то это могло стать слабостью. Для них…
        Для них было силой!
        Глава 5
        На этот раз мне повезло.
        - От имени адмирала Соболева, главы Коалиционного Штаба, я гарантирую безопасность экипажам кораблей, подошедших на точку сбора, - лаконично произнес адмирал Кошелев.
        Это тоже был не наш уровень, так что пришлось срочно подключать Штаб.
        Уверена, причины, по которым в процесс не вписался сам Соболев, были серьезными, но и его заместитель в роли переговорщика выглядел убедительно. Был основателен, выдержан, уверен и в себе, и в том, о чем говорил.
        Не знаю, как чувствовал себя при этом…
        Первый контакт с домонами такого рода. Переговоры о сдаче.
        От одной мысли об этом ком вставал в горле.
        - Я бы предпочел услышать личные гарантии аллеры, - чуть склонил голову смотревший на нас с экрана капитан дорга.
        Тоже мальчишка, но…
        Капитан Андреас, тот самый друг Николаи, вряд ли был старше отпрыска Шарда, однако держался значительно увереннее.
        - Они у вас есть, - не задержалась я с ответом. - И как аллеры, и как командор-капитана корпуса «Ворош».
        - За вас назначена награда, - после короткой паузы сообщил домон.
        Кошелева он не то, что игнорировал, но явно ставил на позицию ниже.
        Еще один момент, о котором до этого мгновения если и задумывалась, то совершенно по иным поводам. Пусть и псевдо, но все равно матриархат.
        Домоны признавали власть женщины.
        Сильной женщины.
        Вспомнив недобрым словом тех, кто об этом нюансе никогда не забывал, скептически хмыкнула:
        - Вряд ли это что-либо изменит в вашем случае, - добавила с угрозой.
        Приятель Николаи сделал вид, что ее не услышал, вернувшись к тому, с чего начали:
        - Статус военнопленных и личная гарантия безопасности.
        - Со всеми вытекающими из этого последствиями, - кивнула я. - Про комфортные условия говорить не буду, но без угрозы жизни и здоровью. Ну и отношение… вполне терпимое. За этим я прослежу лично. По окончании войны…
        - Давайте не будем загадывать столь далеко, - весьма вежливо попросил капитан Андреас. Потом перевел взгляд на Шарда, замершего за моим левым плечом.
        Вряд ли он не сомневался в том, что делал.
        Вряд ли…
        Если смотреть с нашей стороны, то они делали правильный выбор. С их же это было предательством. Даже в том случае, когда изначально выступаешь против войны.
        - Принято, - согласилась я с его предложением. - А теперь прошу меня простить…
        Заканчивать фразу не стала. Как и дожидаться реакции. Кошелев - умница, и сам все поймет, а этот юнец…
        - Останься, - приказала я Шарду, поднимаясь с ложемента дополнительного терминала. - Ты - тоже, - добавила, бросив быстрый взгляд на продолжавшего стоять рядом с нами Николаи.
        Каких-то тридцать минут…
        Проще было в бой.
        Впрочем, я повторялась.
        Кротов перехватил, стоило выйти за границу защитного поля. Пристроился рядом:
        - Капитан, Торрек и Шураи на борту дорга. Команда Каймана ждет…
        - Рэй! - уже ставя ногу на плиту собственного пилот-ложемента, перебила я своего первого помощника.
        - Здесь, капитан, - появился на внешке самаринянин. Рукавом стер с лица выступивший пот.
        Заготовки образов леоров оставались у парней, но их требовалось подправить и, как пояснил Рэй, подпитать. А была еще и рубка дорга, которую собирались «разместить» в командном «Тсерры».
        В жалости жрец своей Богини не нуждался, но то, что последние полчаса дались ему нелегко, было отчетливо заметно.
        - Время, Рэй. Время!
        - Еще несколько минут, - заверил он, тут же уступив место Дарилу.
        - Капитан? - вопросительно посмотрел на меня демон.
        - Этот, - имея в виду капитана Андреаса, кивнула я на терминал, рядом с которым продолжали оставаться Шард и Николаи, - подтвердил, что кроме «нашей» армады была еще одна. И тоже сосунки в роли капитанов доргов сопровождения. Но там все еще хуже. Четыре ардона на две группировки. Три пойдут на большую прыжковую зону, один - на малую.
        - Значит, пацанов в расход, - довольно неприязненно протянул Дарил.
        Я его понимала. Когда противник на равных, его хотя бы уважаешь. Здесь же…
        Этот их план, поймать нас на пустышку и «вывести» группировку из сектора Рексли, оставив тот без прикрытия, отдавал одним большим паскудством.
        - На этом и сыграем, - застегивая страховочные ленты, продолжила я. - Говорят, у страха глаза велики. Устроим им… - подняла я взгляд на Дарила.
        Судя по тому, что видела, демон был со мной полностью согласен.
        - Ты же позволишь мне…
        - Подожди, - сдвинула я внешку, тут же подняв на ее место еще одну. - Да, третий…
        - Капитан… - Ягомо, несмотря на его внешнее спокойствие, воспринимался взбудораженным, - «Лея» и «Батиса» сбросили грузовые шланги. Закрепляются. На подходе «Крона». Буи для метеорологического купола выставлены. Готовность…
        Горло опять сжало, но теперь уже по другому поводу. Первые три корабля Гросса. Капитаны Джонсон, Давлас и Ульрик.
        - Принято, готовность, - сделала я отметку в сводном. - Дэн?
        - Здесь, капитан, - поднял голову Ханиль. - Двадцать четыре, - произнес он, не дожидаясь вопроса. - Еще пятнадцать-двадцать минут…
        - Заканчивай и собирай своих, - бросила я, возращаясь в Дарилу. - Готовь снэг на тринадцать и один. Пока леоры будут развлекаться на дорге, ваша с Лемешевым задача устроить в прыжковой зоне большой шухер. Дэн поможет. И чтобы…
        Снэг - обманка, создававшая гравитационный след корабля. Тринадцать и один - засветка корабля леоров, которую мы использовали в Изумрудной.
        Ардон высвечивался на навигационных картах с отметкой в двенадцать и шесть.
        - Сделаю, капитан, - ухмыльнулся демон. Посмотрел мне за спину.
        Появление Шарда и Николаи не пропустил. Как и то, что отпрыск выглядел, мягко говоря, помятым.
        - Действуйте, капитан Дрэй, - закончила я, слегка разворачивая ложемент. - Нужна твоя помощь, - посмотрела я на Николаи.
        - Как прикажет командор-капитан, - тут же подтянулся этот… салага.
        Эпитет был обидным, но…
        Ничего другого он пока не заслужил.
        - Знаешь, кто такие леоры?
        Его взгляд вильнул, тело напряглось…
        Надо признать, Шард тоже не воспринимался больше отстраненно-расслабленным.
        - Да, командор-капитан, - тем не менее, четко ответил Николаи, продолжая демонстрировать выправку.
        - Андрей! - вызвала я Каймана.
        Тот развернулся ко мне в поле командного. Откинул лицевой щиток:
        - Капитан?
        - Забирай новенького и можете отправляться. Торрек расскажет…
        - Да нас уже просветили, - добродушно хмыкнул он. Потом сделал зверскую физиономию и зловеще протянул: - Цхаай!
        Прыснули все - канал был общим, но не все понимающе. Последнее я собиралась в скором времени исправить.
        - Считай, что это, - вновь посмотрела на Николаи, - твой шанс. И если…
        - Аллера Таши, - не то перебил меня, не то воспользовался паузой Николаи, - Андреас - племянник аллеры Харитэ. Его мать…
        - Сука! - все-таки не выдержала я.
        Заметив, как «дернуло» Николаи, медленно выдохнула, заставляя себя не успокоиться - с этим проблем не было, а смириться.
        Смириться с тем, что каждое решение буду оценивать теперь не только с точки зрения победы, но с точки зрения будущего, которое придет за ней.

***
        Три сорок. Три пятьдесят. Четыре…
        Николаи сказал, что группа кораблей, для которой его дорг обеспечивал разведку, прыгала на четыре тридцать.
        Нам оставалось около получаса, чтобы удостовериться в искренности отпрыска Шарда.
        - Капитан, третий!
        - Принято, - откликнулась я, ловя себя на том, что все происходящее очень остро напоминало мне эвакуацию тарсов. - Капитан Ягомо…
        - «Лея» начала подъем, - посмотрел он на меня. - Взяли восемь с половиной тысяч. Мы рассчитывали…
        Я помнила, что рассчитывали мы хотя бы на десять, но…
        У действительности, как всегда, имелось свое представление о происходящем.
        - Что у Фрая? - не дала я ему продолжить.
        - Заканчивают пробивать еще один проход. И если ты…
        - Саша… - опять перебила я Ягомо.
        - Здесь, капитан, - Аронов так и не оторвал взгляд от висевших перед ним внешек.
        - Начинайте перегруппировку, - догадываясь, какими словами поминал меня последние два часа Сандерс, разрешила я. - И постарайтесь там…
        Сашка поднял голову еще на «перегруппировке». В глазах мелькнуло недоверием - на все попытки доказать, что поставленную перед ними задачу первая эскадра выполнила в полном объеме и готова приступить к следующему этапу, я отвечала только одно: «Ждите».
        - Капитан? - все еще сомневаясь, переспросил он.
        - Отставить, капитан, - ухмыльнулась я. - Капитан Ягомо, - перевела взгляд на другую внешку, - второй эскадре приступить к эвакуации.
        В отличие от похожего на ошалевшего пацана Аронова, самаринянин обошелся коротким: «Принято».
        Я ему практически поверила.
        - Ну, вот теперь…
        На этот раз я замолчала сама. Дальнир подсуетился, дав возможность понаблюдать за творившемся на мостике дорга.
        Стоило признать, реальность превзошла самые смелые ожидание. Несмотря на то, что Николаи и несколько его парней, которых отобрали для постановки, знали, с чем именно придется столкнуться, изображать ужас им не пришлось.
        - Капитан, мы готовы, - подтверждая увиденное, появился на внешке Торрек.
        Впрочем, Торреком он уже не был. Как и Кайман с Шураи, мелькавшие на втором плане.
        Живая смерть. Кочевники, как называли леоров сами домоны.
        Гуманоиды с голубоватой кожа, на которой четко просматривались прожилки кровеносных сосудов. Большие серые глаза. Такого же цвета волосы и ногти.
        Если не видеть их обольстительных, лишающих воли улыбок и не слышать пресловутого «цхаай», означавшего близость качественной ментальной пиши, то выглядели они весьма привлекательно.
        А если видеть и знать?
        - Наши новые друзья прониклись? - уточнила я, с трудом воспринимая этого нового… дикого, необузданного, изголодавшегося Торрека.
        - Обижаешь, капитан! - не без предвкушения рыкнул он. Потом улыбнулся.
        - Принято, - едва не вздрогнув от прошедшего по коже озноба, кивнула я. - Начинайте.
        Торрек одарил меня еще одним оскалом и, давая передышку, сдвинулся вглубь внешки.
        Леоры были давним страхом домонов. Существа, из всех видов энергии предпочитавшие питаться именно ментальной. Пресловутые вампиры, способные надолго впадать в спячку, дожидаясь, когда служивший им домом борг не достигнет очередного, населенного разумными, куска нашей необъятной Вселенной. И вот тогда…
        По найденным у домонов летописям, одна единственная голодная матка леоров, была способна «выпить» за минуту несколько сотен обреченных.
        Страшная смерть.
        Как и любая другая.
        - Неожиданное решение.
        Вот теперь я вздрогнула. Как всегда, когда Шард становился тихим, о его присутствии поблизости успевала забыть.
        - Предпочитаю не рисковать парнями там, где можно обойтись без крови. К тому же…
        Сказать, что избавить этот мир от сосунков, если они не одумаются, я еще успею, мне не удалось. Усиленный стараниями Дальнира рык Торрека заставил машинально отшатнуться и слегка расслабиться, готовясь действовать.
        Потом был еще один, но в нем уже четко слышалось голодное «цхаай», потом…
        - Всем! Всем кто меня слышит… - Голос Николаи до краев наполненный ужасом, однако был достаточно тверд, чтобы, если не знать подоплеки событий, гордиться его выдержкой. - Внимание всем кораблям Вэй Ахар… Дорг БиЭс-три-один…
        - Пора серьезно заняться вашим языком, - не пропустив, с каким вниманием Шард следит за происходящим с той стороны экрана, заметила я небрежно.
        И ведь не покривила душой. Дальнир, конечно, обеспечил перевод, но…
        Его интонации не отличались столь выразительной экспрессией.
        - Если позволите…
        Я - кивнула, соглашаясь взять его на роль учителя. Хоть и раздражал…
        О том, кем именно он был при одной из аллер, забывать не стоило.
        - Внимание всем корабля Вэй Ахар! Нападение леоров! Повторяю…
        С той стороны что-то взорвалось, к вою сирены добавились истошные крики. Николаи мотнул головой, рванул страховочные ленты…
        - Капитан, они на командной палубе! - вывалился из-за границы внешки один из отобранных нами для представления. Глаза сумасшедшие, на лице кровь и копоть. - Там…
        - Всем корабля Вэй Ахар… - Николаи резко оглянулся. Не знаю уж, как ему это удалось, но смуглая кожа зеленела прямо на глазах.
        Того, второго, дернуло, вырвало из зоны визуализации…
        - Капитан, «Тсерра» ушла в прыжок. Час десять. «Тумароз» следует курсом.
        - Принято, - отвлекшись от Николаи, вцепившегося скрюченными пальцами в воротник кителя, ответила я Кротову. Подбадривая - разыгрываемым спектаклем мой первый помощник тоже проникся, улыбнулась и только после этого внесла изменения на навигационку.
        «Тсерра» и часть эскадры Дэна Ханиля уходили на поддержку Лемешеву, «державшему» вторую из больших прыжковых зон. «Тумароз», командовал которым заместител Дэна Йоки Пало, шел на помощь Джекаро, под контролем которого находилась малая, с уже засветившейся в ней разведкой домонов.
        С одной стороны - распыление сил, с другой…
        Приказ: не допустить прохождение противника курсом «Самри-Херош» нам так и не отменили.
        - Андреас - готовый двенадцатый. А после этого… - когда я оглянулась, кивнул Шард на внешку.
        - Предлагаешь разобраться с этим именно сейчас? - довольно холодно уточнила я у своего… советника.
        И ведь нашел время…
        Одиннадцать часов от начала операции. Одиннадцать из тех двадцати восьми, которые Штаб утвердил на ее проведение.
        Что будет потом…
        Каждая минута сверх этого выводила нас на критично, серьезно увеличивая риск оказаться под ударом подразделений домонов, находившихся в соседних секторах.
        - Всем… кораблям… - рука Николаи безвольно упала, глаза выкатились…
        - Торрек стал силен, - не без удовлетворения заметил Шард. - Рядом с тобой он…
        - Что?! - не хуже леора рыкнула я, разворачиваясь к домону. - Это…
        Пока я умилялась талантам своего будущего одиннадцатого капитана, как оказалось, он едва не подыхал под ментальной атакой Торрека!
        - Это - наши законы, аллера, - без малейшего напряжения отреагировал на мой гнев Шард. - Николаи знал, как это…
        - Это - ваши законы, - резко осадила я его, - но - не наши. И если еще хоть раз…
        - Капитан, - очень вовремя остановил меня Дальнир, - в секторе прыжка фиксирую изменение напряженности гравитационного поля. В прогнозе выход ардона.
        - Демоны вас… - успокаивая ярость, процедила я сквозь зубы.
        Винить было некого, если только…
        Я слишком долго отверагала все, что касалось будущего статуса, чтобы рано или поздно, это не ударило по мне же самой.
        Сбросив внешку, с которой на меня плотоядно скалился слишком глубоко вошедший в образ Торрек, перетащила вперед панель управления выведенными в прыжковую зону посадочными ботами.
        Сначала - поставленная перед нами задача. Потом…
        С парнями я разберусь.
        С парнями я так разберусь, что они забудут, как было у них, и навсегда запомнят, как будет у нас.

***
        Дальнир ошибся - первыми из прокола вышли два дорга.
        Впрочем…
        Впрочем, изменить это ничего не могло. Следом за ними из плена иного пространства лез ардон. Тот самый, который и должен был надолго закупорить своими останками прыжковую зону.
        - Торрек, демоны тебя! Если ты немедленно не уберешься оттуда…
        - Принято, капитан, - подозрительно покладисто отчеканил Рок, сидевший на управлении приблудным доргом. - Выхожу на…
        Маска леора распадалась на глазах. Слезала кусками, вызывая странные ассоциации. Словно проявленная, обнаженная суть вновь скрывалась за более цивилизованным образом.
        - Капитан, а может его в юнги? - вывалился из-за внешек Костас.
        Я бы и рада…
        - Первый, здесь третий…
        - Третий… А вот и ты! - предвкушающе протянула я, отметив стабильный рост напряженности гравитационного поля, вывалившийся за пять и один. - Да, капитан Ягомо? - оценив скорость изменений, перевела я взгляд на внешку координаторов.
        - Капитан, «Батиса» взяла девять двести. Начали подъем. На погрузке «Крона» и «Исидор». Прогнозное время сорок пять и час десять. У Фрая первыми пошли «Курва» и «Марино». Контроль…
        Двадцать-двадцать пять минут до грунта. Там закрепить грузовые шланги и выставить малый метеорологический купол.
        В отличие от базы у Эндорана, подземный бункер, на который нацелились корабли Фрая, был оснащен работающей системой шлюзования, что пусть и немного, но облегчало выполнение поставленной перед ними задачи.
        - Принято, - сделала я еще одну отметку в сводном.
        Одиннадцать часов…
        - Капитан, семь и один, - с каким-то душевным трепетом отчеканил Кротов. - Растет.
        - Принято, - повторила я, возвращаясь к насущному.
        Парни справятся. Вывернувшись, на грани, а то и за гранью собственных возможностей, соразмеряя все свои действия с тем, что мы - лучшие, помня о жизни и смерти, символом которых сейчас являлись, но справятся, чего бы это им не стоило.
        Я же…
        Дорги вышли четыре минуты назад.
        Первые три - загрузка систем ближних, дальних сканеров и начальный анализ сферы, определявший положение корабля относительно реперных координат. Ну и начало торможения. Не того, критичного, на максимальных показателях, когда вываливаешься без данных разведки, а размеренного, позволявшего без лишней нагрузки на системы погасить скорость вхождения в прокол.
        Следующие две - оценка ситуации по уже полученным данным. Затем…
        Корабли эскадры покинули зону действия дальних сканеров не только доргов, но и ардона. Если кто и оставался в секторе, то тот самый БиЭс-три-один группировки Вэй Ахар, на борту которого находился Торрек со штурмовой командой и Николаи с шестью отобранными для представления парнями. Ну и боты. Нашпигованные боеприпасами посадочные боты.
        Про трюмы дорга, забитые экипажами разведки домонов, тоже забывать не стоило. Ответственность за их жизни теперь тоже была на мне.
        - Еще немного и он доиграется, - сглотнув, прошипела я.
        С этим типом…
        - Восемь и растет…
        - Принято: восемь и растет, - откликнулась я, наблюдая, как вспучиваются линии напряженности гравитационного поля.
        Не растекаются, как на малом тоннаже, бугрятся, чтобы, достигнув пика, сорваться в пропасть, сбивая волной все, до чего дотянутся.
        Если взорвать боты на этом самом пике… Расхерачить, сплющив уже частично выползший из провала ардон. Уничтожить на границе, за которой действовали другие физические законы…
        О таких гравитационных штормах говорили, что они глобально влияли на навигацию в секторе.
        - Капитан, Сандерс выставляется на позиции, - слегка сбил напряжение Аронов.
        Дальнир, посчитав, что самое время продолжить шухер, подукрасил физиономию Сашки, придав ей жалобно-просительное выражение. Рядом изобразил Торрека в роли леора и озвучил голосом Аронова: «Мамочка, я тоже так хочу».
        Справа фыркнул Кротов. Дрогнули плечи у сидевшего первым Тараса. Дружно заржали в командном «Эссанди». Ягомо не растерялся, дав услышать, как утробно фыркнул Фрай.
        Летопись интернациональной группы «Ворош».
        Летопись корпуса «Ворош», сохранившего лучшие традиции своей предшественницы.
        - Капитан, девять… - не забыл про свои обязанности Кротов.
        - Принято, - бросив взгляд на таймер, выдохнула я.
        Семь минут после выхода доргов.
        Двадцать восемь посадочных ботов уже стояли отметками на их сканерах. Еще не критично, но…
        - Капитан… - наклонился ко мне Шард.
        О чем собирался сказать, было понятно.
        О том же самом. О времени, которое опять играло против нас.
        - Рок, - полностью отдавая себе отчет в происходящем, вызвала я Торрека. Тот развернулся вместе с капитанским ложементом. Смотрелся в нем более чем органично. - Я тебя, конечно, пристрелю, но это будет потом. А пока…
        - Принято, капитан, - ухмыльнулся он мне. От леоров у него оставалась только тонкая сеть прожилок кровеносных сосудов. - Кайман…
        - Здесь Кайман, - подтянулся к внешке Кравчик. Этот все еще держался в образе.
        - Тут предлагают повторить, - явно довольно ухмыльнулся Торрек.
        - Так это не ко мне, - хмыкнул Кравчик. - Николаи…
        - Капитан, дорги меняют курс, - сработал у Кротова предел самообладания. Голос сорвался на фальцет, выдавая всю гамму пожиравших его эмоций.
        Демоны их…
        - Командор-капитан? - посмотрел на меня с внешки сын Шарда. Выглядел помятым, но вполне живым.
        - Девять и шесть. Растет! - подхватил Дальнир, дав передышку первому помощнику.
        - Вот что, парни, нужна еще пара-тройка минут, - твердо ответила я на взгляд Николаи. - Если вы…
        - Принято, капитан, - опередил Николаи Кравчик. Как-то… мягко, изящно, выкинул Торрека из ложемента. - Прошу, - склонился перед нашим новеньким.
        Выглядело, как позерство.
        Позерством это не было. Активировались каналы связи, загружался протокол боевой тревоги, подвешивались записи…
        - Десять! - справился с собой Кротов. - Капитан, пошла морда!
        На мостике дорга вспыхнул алым абрис…
        - Всем не дышать! - рявкнула я, ловя себя на том, что руки сами тянутся ввести коды главного калибра.
        - Принято, не дышать! - замер Кротов.
        Демоны их…!
        - Мам, а мы, правда, завалим шесть ардонов? - вроде как, все еще не веря, осторожно поинтересовался Юл.
        Костас едва ли не завыл, попытался сползти вниз по ложементу…
        Человеческий глаз не в состоянии замечать такое множество нюансов…
        Не нам рассказывать о возможностях человеческого глаза. Это трудно передать словами, но каждое движение, каждый невольный жест, каждый вздох…
        Я цепляла все, собирая мелочи в единую картинку, которая и называлась жизнью.
        Нашей жизнью! В нашем мире! По нашим…
        Правила в этом мире тоже устанавливали мы!
        - Правда, сынок, правда, - поддержала я шутку Юла, продолжая вглядываться в то, как появляется из прокола нос ардона.
        Тупой нос.
        С наростами огневых модулей.
        С чашами дальних сканеров, вписанных в корпус.
        С натянутой на них сетью фокусировщиков.
        - …здесь дорг БиЭс-три-один… - обессиленно, едва ворочая языком, протянул с внешки Николаи. В ложементе он не сидел - висел на страховочных ремнях.
        Попытался выпрямиться… с подбородка потекло, плюхнувшись куда-то на колени кровавой кляксой.
        - …БиЭс-три… - Ему все-таки удалось поднять голову. Обескровленные губы, серие тени, налитые красным глаза… - леоры… цхаай…
        Это тоже было в списке…
        В списке того, за что домоны мне ответят!
        - Одиннадцать и шесть…
        - Вижу, - коротко бросила я, продолжая наблюдать, как подтягивается на волну матка.
        Как вслед за мордой показывается первый генераторный пояс с восемнадцатью защитными блоками. Как появляются модули орудий главного калибра и еще один генераторный пояс со спиралью из двадцати четырех трескалок.
        - Похоже, на доргах паника. - Это был уже Шард.
        Он был прав - похоже. Курсовая сбилась у обоих, давая представление о происходившем на мостике.
        Древний страх… Когда подобное зашито в генетику, справиться становится трудно.
        - Двенадцать! - не доложил - рявкнул Кротов.
        - Ну что, парни! - теперь уже и я подалась вперед. - Кто к нам…
        Заканчивать не пришлось. Если только дать команду на разгон за секунду до того, как сработал введенный на панели управления код. Да смотреть, как там, где еще мгновение назад пучилась гравитационная волна, теперь корежило и сминало.
        Корежило и сминало…
        …ставя точку там, где вполне могло стоять уносящее наши жизни многоточие…

***
        Гросс спрыгнул на грунт еще до того, как закрепили платформу. Порывом ветра дернуло, но экзо приняло удар на себя, удержав на месте.
        Бывать на Самри раньше ему не доводилось, но…
        Ярости в душе давно уже не было - жизнь выбила все чувства, кроме одного: держаться за нее до последнего, но глядя на ржавые камни под грязным небом, внутри сжималось.
        Право оказалось то, что осталось от совести. Это был их мир. Их - не тех тварей.
        В командном захрипело чем-то похожим на «капитан». Он оглянулся.
        Кто-то из парней - в скафандре не узнал, показал два вытянутых горизонтально пальца. Потом поднял их вертикально, покрутил, заворачивая воронку… Закрепились, готовы запускать генераторы метеорологического купола.
        Он, подняв руку, соединил кольцом большой и указательный палец - действуйте, и направился к освещенному прожекторами входу в подземный бункер.
        «Вера» встала на погрузку последней. Одиннадцать с небольшим тысяч…
        Те, кого не успеют взять, останутся здесь навсегда.
        Метров за двадцать до площадки, сканеры дернулись и поползли на зеленое. Гросс откинул щиток - здесь уже работали генераторы малого купола, окинул все быстрым, цепким взглядом.
        Оттуда, сверху, все выглядело хреново. Отсюда…
        Внешняя дверь шлюзовой камеры валялась справа от входа - замуровывали намертво, пришлось взрывать. Слева от него, метрах в семи, обрыв. Дальше…
        Схема шахт у них была. Нижняя точка - два с половиной километра вниз. Шесть автономных залов, в каждом из которых действовали установки замкнутого цикла. В двух - продовольствие и запасы воды. Полгода. Восемь-девять месяцев, если серьезно экономить.
        - Капитан Гросс?
        Он развернулся, посмотрел на вышедшего из темного нутра скайла. Форма, конечно, не в идеальном порядке, но того, что этот тип следил за собой, не скрывала.
        Но не это было главным. Глаза.
        Смертельно уставшие глаза.
        - Дакири Ривейн? - ответил он вопросом. Голографию видел, но изможденный вид подошедшего мужчины сбивал восприятие.
        - Не ожидал, - первым протянул руку скайл. - У вас…
        - … не та репутация, - закончил за него Гросс, пожимая довольно крепкую ладонь. - На этом со знакомством заканчиваем, - продолжил он уже другим тоном. - У меня приказ. Через час сорок я должен начать подъем корабля. Если мы…
        - Капитан Таши? - очень по-человечески усмехнулся Ривейн. В глазах полыхнуло…
        - Командор-капитан Таши, - поправил он, весьма кстати вспомнив о второй части отданного этой самой Таши приказа. Ривейн должен быть доставлен на борт живым и любой ценой.
        Глядя на этого скайла становилось понятно, что выполнить распоряжение командор-капитана можно было только одним способом: прихватив с собой всех, кто был с ним.
        - Сколько?
        - Десять тысяч восемьсот двадцать три, - без запинки ответил тот. - Остальные…
        Гросс понял, о чем тот не сказал. Для остальных эти несколько часов стали последними.
        - В этой группе самые крепкие. Должны успеть, - слегка смягчая, добавил скайл.
        Должны…
        «Вера» висела на ста восьмидесяти. Можно было и чуть ниже…
        Можно было, но уже с запредельным риском, которого Гросс позволить себе не мог.
        Платформа большая, на сто сорок тонн. Но это потеря в скорости подъема, так что на полную загрузку рассчитывать не приходится.
        С учетом того, что остались самые крепкие, больше, чем тысяча семьсот за раз брать не стоило.
        Он оглянулся…
        - Дядя, а вы правда нас спасете?
        Перевел взгляд вниз он резко, но все равно успел заметить появившихся у входа людей. Женщины. Дети…
        Детей было много. Совсем маленьких, которых прижимали к себе матери. Постарше…
        Мужчины там тоже были. Вчерашние пацаны.
        - Правда, Селия, - едва ли не спасая, опередил его Ривейн. Поднял подбежавшую к нимдевчушку на руки. - Это - инор Гросс. Он прилетел за нами.
        Мать его…
        Внутри резануло от горла до брюха. Расскажи кому…
        Рассказывать стоило лишь тем, кто сам видел.
        - Первая группа - тысяча семьсот. Замеряем, - бросил он, разворачиваясь.
        Видел…
        Уже увиденного ему было более чем достаточно.
        - Первая группа - тысяча семьсот, - повторив за ним, крикнул кому-то Ривейн. Уже за спиной.
        Сканер командного показал, как скайл опустил девочку в длинном мешковатом платье на землю, но убежать не позволил, прижал к себе. Когда она обхватила его ногу тонкими ручонками, машинально погладил по голове…
        - Капитан, семь минут, - сбил его старший из абордажной команды.
        Поймав себя на том, что злая ирония кривит губы, мысленно выругался. Абордажная…
        От того, что теперь их называли штурмовиками, милее они не стали.
        - Принято, семь минут, - повторил он. Метеорологический купол встал, шло его наполнение.
        На грунте, не считая самого Гросса, двадцать шесть человек. Закрепить, помочь подняться на платформу, выставить защиту, вновь принять, когда платформа вернется уже пустой…
        - Третий, что у Фрая? - вызвал он Ягомо.
        Теперь, когда парни выставили станцию, командный загрузился в полном объеме.
        - «Эбраза» закончила погрузку, - появился перед глазами самаринянин. - Прошла команда на подъем.
        - Принято, - отозвался он, в чем-то даже завидуя своему бывшему помощнику. Все четыре бункера, на которые были нацелены его корабли, имели систему шлюзования, что хоть немного, но облегчало задачу.
        - Разведка доложила, что зафиксировали движение в соседнем секторе, - продолжил между тем Ягомо. - В прогнозе перехват.
        - Принято, - вновь отозвался Гросс.
        Все шло…
        Все шло, как и предполагалось. Фактор неожиданности, игравший «за», они использовали до конца.
        - Две минуты!
        - Две минуты, - отключившись, повторил он, но уже для Ривейна, который так и стоял у него за спиной.
        - Принято, две минуты, - отчеканил тот. - Стив…
        У времени было много порадоксов. Этот, когда оно одновременно и текло, и бежало, был лишь одним из них.
        - Мне иногда кажется, что я уже давно сдох и все это - лишь тот кошмар, которому надлежало стать моим посмертием, - удачно попал в его мысли скайл. - И тогда я думаю, что и когда сделал не так…
        - У нас есть возможность исправить это «не так», - едва ли не равнодушно буркнул Гросс и рявкнул, повторяя вслед за своим парнем, снявшим заглушку между куполами: - Вперед!
        Десять-четырнадцать минут на погрузку. Пять-семь на подъем. Выгрузка. Спуск…
        Если им хоть немного повезет, то в отведенные час сорок они укладывались…
        Им не повезло. После четвертого подъема, уже на спуске, платформу заклинило.
        Такое в их истории бывало, но не в таких ситуациях. Проще было сбросить, но…
        На ремонт ушло почти двадцать минут. Потом еще одиннадцать, чтобы восстановить плотность метеорологического купола, который повредили, «дернув» шланг. И - одна, чтобы послать нахрен приказ Таши, требовавший немедленно закончить эвакуацию и поднять корабль.
        Или - повезло. Подземный толчок вызвал камнепад, который едва не снес их вместе со всей этой хилой, по сравнению с мощью разгневанной природы, конструкцию.
        - Пятая…
        Гросс отскочил за ограничители, едва не сбив опередившего его Ривейна. Отстранился, когда тот придержал. Согнулся, судорожно выдохнул, мечтая лишь об одном… закрыть глаза и забыть…
        Неподалеку присел на землю один из его парней. Потом второй… Пока была возможность передохнуть.
        Он не был сентиментальным, да и его прошлое…
        В том прошлом у каждого с той и другой стороны были свои шансы, у этих единственным шансом был он. И от этого…
        Грехом он свою жизнь не считал - был тем, кем получалось. И сейчас ничего не изменилось. Если только…
        - Лидер-капитан Гросс…
        - Здесь лидер-капитан Гросс, - выпрямляясь, ответил он на вызов Ягомо.
        - Приказ командор-капитана, - невозмутимо посмотрел тот на него, как только включился видеорежим. - «Вере» покинуть планету. Немедленно!
        - Принято, - сипло ответил он, бросив взгляд на Ривейна, который тоже пытался отдышаться. - Приказ командор-капитана. «Вере» покинуть планету. Немедленно.
        - Она тебя расстреляет, - все-таки справившись с дыханием, усехнулся Ривейн.
        Гросс посмотрел на Ягомо.
        Тот дернул плечом. Мол…
        - Передать командор-капитану. Эвакуацию заканчиваю. Готовность…
        Пять-семь минут на подъем. Выгрузка. Спуск…
        Вместе с ним и Ривейном на грунте оставалось одна тысяча девятьсот сорок шесть человек. И если, как Таши говорила, судьба будет к ним милостива и милосердна…
        - Почему инор? - неожиданно даже для самого себя, спросил он у Ривейна.
        Тот, похоже, вопросу не удивился. Лишь вздохнул, да посмотрел на искаженное метеорологическим куполом недружелюбное небо.
        - Ты спас их, - опустив голову, уперся он в Гросса каким-то спокойным, умиротворенным взглядом. - Дал вторую жизнь. Как отец…
        Вот так… просто и однозначно.
        Дал вторую жизнь.
        Как отец…

***
        Двадцать шесть часов от начала операции.
        Еще два и…
        Группа Торрека и эскадра Дэна Ханиля стояли в готовности. Свои задачи в секторах второй большой и малой прыжковых зон, в которых засветилась разведка, они выполнили в полном объеме - прохождение кораблей домонов и через ту, и через другую, был больше невозможен. Как и через эту, которая считалась основной.
        Хороший задел на будущее. Оставалось только окончательно разобраться с настоящим.
        - Третий?
        - Эскадра Фрая пошла, - не удостоив меня даже взглядом, отозвался Ягомо. - Гросс…
        - Саша, дай мне Сандерса, - посчитав, что услышала все, что хотела, перебила я самаринянина.
        Ждать появления лидер-капитана первой не пришлось:
        - Здесь, капитан, - подняв голову от терминала, посмотрел он на меня.
        - Что по ситуации?
        Прежде чем ответить, Сандерс повернулся к своему помощнику, потом вновь перевел взгляд в мою сторону:
        - Командор-капитан?
        Я знала, что легко с ними не будет, но чтобы так…
        Бывший ашкер ардона ооры Дерхаи, командир группы из пяти кораблей…
        Вся эта история показывала, что дорвавшись до любимого развлечения, эти парни тут же забывали, кому и по какой причине должны подчиняться.
        - Я даже считать до трех не буду, - без всякой жесткости в голосе начала я, надеясь, что это хотя бы слегка охладит его пыл, - просто вышвырну тебя…
        - В предварительный план мы укладываемся, - не порадовав меня даже намеком на то, что осознал и проникся, воспользовался он паузой. - Успеем уйти даже с учетом вводных.
        - Принято, - отчеканила я, сбросив внешку. Перетянула на ее место ту, с которой на меня едва ли не сочувственно смотрел Аронов.
        Сейчас бы обратно, в перевозчицы…
        - Гросс еще на грунте, - заметил Шард.
        - Он знает, что делает, - отрезала я. Выложила перед собой срез по текущим позициям.
        Все не так плохо, но еще и не хорошо. Если третья своевременно не покинет зону, то первой придется вступить в бой, а нам встать на поддержку.
        Не самый критичный варинант - в крови парней все еще бурлил адреналин, да и расклад по силам был на равных - два ардона и восемь доргов после всего сделанного выглядели легкой закуской, но я предпочла бы уйти так же тихо, как и пришли.
        - А твой приказ?
        Теперь уже я посмотрела на Шарда с недоумением. Если он не видел разницы между одним и другим…
        - У вольных есть правило - повязать кровью, - равнодушно заметила я.
        - Ты решила повязать жизнью? - поняв, о чем идет речь, уточнил Шард.
        - Если бы он выполнил приказ и оставил людей…
        - Капитан, - перебил меня Ягомо, - «Вера» начала подъем. Эскадра перестраивается в конвойный ордер.
        - Принято! - «выдохнула» я. Хоть и говорила, что Гросс знает, что делает, но…
        Это риск был не запредельным, но - на пределе.
        - Это еще не конец, - заметил Шард.
        Я оглянулась, посмотрев на дополнительный терминал, за которым сидел Николаи.
        Как не жаль, но дорг пришлось бросить. Тащить с собой…
        Его экипаж, как и экипажи двух недобитых архов подняли на борт корабли группы Торрека. Это было его решение, ему с ними и разбираться.
        - Знаю, - хмыкнула я.
        И ведь не сказать, что все прошло гладко - шероховатостей в этой операции хватало, но, похоже, «своего» мы все-таки не добрали. Требовала душа…
        В приказном порядке заставив ее заткнуться, отстегнула страховочные ремни и поднялась с ложемента. Десять шагов в одну сторону, десять…
        - Не к добру это, - сдвинув пару внешек, проводил меня взглядом Костас.
        - У нее чутье… - согласился с ним Кротов. Выглядел при этом подозрительно довольным.
        - Дальнир, дай объемку по соседним секторам, - попросила я, в очередной раз остановившись у своего терминала.
        Под легкий гул, в который четко вписывались отрывистые команды, хорошо думалось.
        Объемка повисла шаром, развернулась…
        Штаб подтвердил, что семь доргов, одним из которых командовал дружок Николаи, капитан Андреас, ушли курсом к месту встречи, где их должна была принять наша разведка. Оставались два ардона и пять доргов…
        Два ардона и пять доргов, из-за которых мы собирались отказаться от первоначального плана и вывести вторую и третью эскадру через другую прыжковую зону.
        И ведь тоже вроде бы ничего…
        Окончательное решение: пойти на прорыв или воспользоваться пусть и более сложным по навигации, но более безопасным вариантом, Соболев оставил на мое усмотрение.
        - Капитан, что тебя смущает? - развернулся вместе с ложементом Тарас.
        - Что меня смущает? - хмыкнула я. - Да вот думаю, нужны нам эти проблемы или нет?
        - Это ты о чем, капитан? - нахмурился ангел.
        - О чем? - вновь повторила я за ним, поймав себя на том, что начала использовать приемы Джориша. - Третий, что по Гроссу?
        - Восемь минут до курса, - твердо посмотрел на меня Ягомо. - По данным разведки через сорок пять - пятьдесят минут корабли домонов будут фиксироваться на дальних.
        - Прямо из-под носа, - прокомментировал его слова Кротов.
        - Если уйдут на форсированную… - Это был уже Шард.
        Во второй эскадре пять тяжелых и четыре средних. В третьей на один средний больше…
        И там и там ангары под завязку забиты людьми. Случись что, вся нагрузка уйдет на защитные поля. Компенсаторы…
        Душа требовала чего-то эдакого…
        - Вот что, парни, - бросив последний взгляд на объемку, поднялась я на платформу ложемента, - на этот раз обойдемся без развлечений.
        Как ни странно, не возмутился ни один. Похоже, они, как и я, помнили, что компенсаторы в ангарах стояли обычно на самом минимуме.
        - Таши…
        Я дернулась, реагируя не на голос, а на прикосновение. Голос меня уже давно не брал, если только это не было командой «подъем».
        У нас получилось все, как и рассчитывали. Не сказать, что совсем чисто - корабли домонов все-таки вышли на форсированную, едва не «взяв» на подходе к прыжковой зоне, но как раз этого «едва» нам и хватило, чтобы уйти до того, как не останется иного варианта, кроме, как вступить в бой.
        Потом было четыре с половиной часа в проколе, десять до следующей прыжковой и еще один прокол…
        По данным медицинской службы за последние стандартные сутки мы потеряли сто девятнадцать человек из тех, кого спасли на Самри.
        Стас убеждал меня, что они были обречены в любом случае, но…
        Сто девятнадцать человек! Практически все - дети до пяти лет.
        - Таши, - повторил Стас, заметив, что я хоть и открыла глаза, но все еще не проснулась.
        - Что у нас? - мотнула я головой, разгоняя пелену перед глазами. Отходняк после тонизаторов.
        - Тебя вызывает Штаб, - отступил он, освобождая место, чтобы могла встать.
        Уснула я за рабочим столом в каюте. Прежде чем утвердить списочный резерва, собиралась еще раз пройтись по комплектации экипажей.
        - Звучит как-то…
        Стас довольно улыбнулся и кивнул:
        - Наши перехватили идущую на Рексли группировку. Сводка была сорок минут назад. Счет идет на десятки ардонов.
        - Твою…! - рывком поднялась я. - И вы…
        - Ты на себя в зеркало смотрела? - несколько остудил он мой пыл.
        Что ж, с этим был прав. Все могло быть значительно хуже, но, стоило признать - даже в этом, не столь уж драматичном варианте, операция далась мне тяжело.
        Первая задача, выполненная силами корпуса…
        - Принято, - кивнула я. - Сейчас поднимусь.
        В командный я вошла через семь минут. Только умылась, да сменила рабочую робу на форму.
        На вахте сидел Кротов. Увидев меня, радостно ощерился:
        - Капитан, ты слышала?!
        Повернулся Джастин. Сдвинул внешки Кирьен…
        В том, что творилось там, на курсовой Рексли, была и наша заслуга.
        Впрочем, какое это имело значение? Все мы, где бы не находились, делали всё возможное и…
        Шард успел встать слева от ложемента до того, как подняла защиту. Кивнул на мой вопросительный взгляд. Тоже… слышал.
        Я должна была радоваться…
        Я и радовалась, только радость эта была с привкусом горечи.
        Сто девятнадцать человек. Практически все - дети.
        Пока шла настройка, пыталась понять, почему в жизни все вот так: с одной стороны… с другой…
        - Командор-капитан, - вернул меня к насущному Кошелев.
        - Господин адмирал…
        Судя по тому, как хмурился заместитель Соболева, нас в очередной раз ожидало нечто неординарное.
        - Командор-капитан, - потверждая мою мысль о неординарном, повторил Кошелев. - С нами связался капитан дорга Дэ-Эс-четыре-два-нуль…
        Пристрелить бы…
        Похоже, Шард был прав, когда говорил, что именно дружку его сына и племяннику аллеры Харитэ предстояло занять место моего двенадцатого капитана.
        Ближний круг аллеры.
        Мой ближний круг.
        Часть 3. Игры судьбы
        Глава 1
        Девятнадцать месяцев, как не стало Искандера.
        Шестнадцать…
        Впору было вводить новый отсчет. Семь дней, как двенадцать отказавшихся от собственной судьбы капитанов образовали ближний круг новой аллеры.
        Аллеры Таши…
        Рок Торрек. Дэркс Сандерс. Дарил Дрей. Роб Вернер. Фрай Матеко. Михай Оль Дер, предпочитавший значиться в реестре, как Гросс. Шард и Николаи Дикр. Ошен Крайн. Джан Маркело. Дэн Ханиль. Андреас Уарес.
        Домоны, демоны, самариняне, люди…
        Лично я предпочла бы иную статистику. Ту, в которой к уже указанным добавлялись скайлы, стархи и тарсы, а меня продолжали называть капитаном Таши.
        - Николаи заберешь к себе помощником-стажером, - припечатала я взглядом стоявшего напротив Дарила. - И только попробуй…
        Демон, как и я сама, рвался в бой, тяжело переживая новый статус.
        Очень хотелось его чем-нибудь порадовать…
        Радовать было нечем. Экипаж «Легенды» стал легендой, как и группа «Ворош», не раз доказавшая, что вполне возможно и через невозможное. Теперь нам предстояло писать летопись корпуса «Ворош».
        Славную летопись, в которой будет не только безрассудство, бесстрашие и умение находить выход и из самых отчаянных ситуаций, но и дружба, надежнее которой не сыскать. А еще сплоченность, которую не разъест ни время, ни обстоятельства. И - вера!
        Вера в то, что пока мы вместе…
        - Капитан… - не внял предостережению Дарил.
        - Вопрос закрыли, - чуть понизила я голос, давая понять, что продавливать меня бесполезно.
        - Принято, - на этот раз демон внял голосу разума и отступил, но…
        История была знакомой. Парни защищали меня от меня же самой. Если не поддамся им, то устою и перед остальными.
        - Ну, а теперь главное, - я окинула взглядом собравшихся в малом оперативном.
        Двенадцать капитанов, Ягомо, Кирьен, Слайдер, Сандерс, Шураи и Стас.
        На ближний круг уже не тянуло, если только на близкий.
        - Говорю в первый и в последний раз. Малейшее поползновение в сторону салаг… - посмотрела я на Торрека.
        - Иерархическая система ооры…
        - И это я повторяю в первый и в последний раз, - перебив, перевела взгляд на Шарда. - Иерархическая система этой ооры не будет строиться на принципе доминирования сильного над более слабым. И если кто-то с этим не согласен…
        - За борт, - решил спасти ситуацию Дарил. - Или скормить Тимке, - добавил он, явно ожидая продолжения в том же духе.
        - Помнишь, как выживала «Легенда»? - не поддержала я демона. - Помнишь, почему держались там, где другие ломались? - обращаясь лично к нему, спросила у всех. - Помнишь, почему выбирались из передряг, в которых другие оставляли свои жизни?
        - Потому что были готовы перегрызть глотку друг за друга, - низко, утробно, словно действительно собирался вцепиться, прорычал Дарил. - Потому что…
        - Мы - изгои, - оборвав демона, вновь развернулась я к старшему Шарду. - Мы нужны сейчас, но станем лишними, как только закончится войны. И если мы…
        - Командор-капитан! - сорвал продолжение вызов оперативного.
        Наверное, к лучшему. Говорить больше, чем уже сказано, не стоило. Если кто-то не понял…
        - Здесь командор-капитан, - сдержанно произнесла я, отвечая на вызов.
        - Командор-капитан, - в поле командного появился Баров, - экар Вилькеш просит вас прибыть в командный модуль.
        - Принято! - ответила я, отключаясь.
        Командный модуль. Экар Вилькеш, в чьем ведении находилась база «Дебора», на которой мы размещались…
        На рассвете на стапель лег посадочный лидера корпуса «Миджари», командовал которым аркон Андриш, старший брат моего бывшего опекуна.
        Одно к другому прямого отношения не имело, но связывалось, намекая, что сюрпризы для меня у этой действительности еще не закончились.
        - Присмотри за ними, - бросила я Ягомо, застегивая фиксатор воротника.
        Тот кивнул, отступил в сторону, пропуская Кирьена, который продолжал быть не только вторым навигатором на «Дальнире», но и моим личным телохранителем.
        Десять дней, как мы, передав эвакуированных с Самри на подошедшие транспорты стархов, вернулись на базу. Семь, как Андреас, последним из капитанов, принес мне личную клятву.
        Официальную церемонию, после которой пути назад уже не будет, император Хандорс предложил провести на Ярлтоне. И символично - демоны, как потомки домонов, были наследниками их ритуалов, и гарантировало неоспоримость моего статуса. Уж если признал глава ХоШорХош…
        Насколько мне было известно, на мероприятии должен был присутствовать не только он, но и кангор Аршан.
        Еще одна незыблемость. В последнее время его участие в моей жизни было незримым, но достаточно плотным, чтобы вновь начинать пугаться.
        Спускались со второго этажа мы молча. Шли пустыми коридорами… Время занятий. Все, свободные от вахты, в учебных классах.
        Сколько бы нас ни было…
        - Торрек уже все осознал, - когда оказались на улице, произнес вдруг Кирьен.
        Дебора располагалась на одноименной планете - меньшей из системы двух, вращающихся вокруг общего барицентра, и, в отличие от своей более массивной товарки, имела атмосферу и была вполне пригодна для жизни.
        До того, как ее облюбовали вояки, мало кого интересовала - ничего ценного, кроме стандартного списка полезных ископаемых, на ней не нашлось, но для создания базы подскока подходила едва ли не идеально. Две прыжковые зоны в пределах крейсерской доступности…
        Обе были способны пропустить через себя крупные подразделения, что делало местоположение Деборы еще более привлекательным.
        - В курсе, - улыбнулась я, вспомнив картинку, которой поделился со мной вездесущий Тимка.
        Торрек уже не в первый раз получал от моих стареньких, но так и не унимался.
        Отец наследницы…
        Та проблема, которую он вытащил на свет, рано или поздно могла разрушить все, что мы создавали.
        Благодаря Року, этого уже не произойдет.
        Ни рано, ни…
        - Хорошо здесь, - «ушел» от продолжения Кирьен, заняв место у меня за плечом.
        - Хорошо, - согласилась я, щурясь от яркого света.
        Если не видеть стапеля и посадочные подушки…
        База была поделена на сектора. Десять жилых, командный, в блок которого входили модуль дальней связи и основной узел управления стапелями, четыре технических и несколько складких. По три вооружения и топливных. А еще продольственные, вещевые…
        Хозяйство большое, требующее не только рук, но и внимания. Собственное охранение и служба безопасности.
        - Капитан… - вернул меня в реальность Кирьен.
        То, о чем я думала, тоже было реальностью, но уже другой. Переформатирование особой группы «Ворош» в корпус «Ворош» - стратегический резерв Коалиционного Штаба, несло в себе и серьезные структурные изменения.
        Все понимали, что это - неизбежно, но как и Дарил, хотели в бой, оставляя то, что касалось обеспечения и обслуживания, на откуп другим, которых чаще всего даже и не замечали.
        Еще одна проблема, которую предстояло решать не им - мне. Причем, в самое ближайшее время.
        - Идем, - решительно кивнула я. Эта ноша тоже была…
        Появлению Андриша, шедшего мне наперерез из сектора, который занимал его корпус, я не удивилась. Опять то ощущение, что все это…
        Вселенная, центром которой я становилась, создавалась чужими руками. И это - пугало. Как минимум заинтересованностью в ее появлении.
        - Как отработали? - отказавшись от приветствия, поинтересовалась я, когда скайл пристроился рядом.
        Тот поморщил, но ответил:
        - Шестнадцать на оранжевом, четыре красных, два в минусе. По выбытию полторы тясячи человек. Почти одиннадцать - раненых.
        - Твою…! - качнула я головой.
        Прикрыв выход моей первой эскадры, корпус «Миджари» выдвинулся курсом на Рексли. Не основные силы - резерв, но, похоже, досталось там всем.
        - Они знали, за что погибали, - не равнодушно, но отстраненно отозвался Андриш. - Такой победы, как эта, у нас еще не было. Сотня ардонов, более трехсот пятидесяти доргов…
        Он был прав - этот разгром крупнейшей группировки домонов уже назвали переломом в войне, но…
        Наши подразделения тоже потрепали знатно. Даже то, что прошло по сводкам, заставляло стискивать зубы, а уж как там на самом деле…
        - Знали, - не соглашаясь, согласилась я. - Вас на доукомлектование?
        - Да, - кивнул Андриш. - Практически пятьдесят процентов по личному составу…
        Он остановился резко. Я машинально сделала еще шаг, потом развернулась.
        Трудно, когда вот так… когда ты сильный, но боль оказыватся сильнее.
        Наверное, в чем-то я все-таки ошиблась. Андриш поднял голову, посмотрел на меня…
        - Когда там говорили за победу, вспоминали тебя и твоих парней. Если бы не вы…
        Я понимала, о чем именно он сказал - не выясни мы, что появление группировки, которую мы перехватили на курсе Самри-Херош, было всего лишь попыткой ввести в заблужение Коалиционный Штаб, избежать прорыва Рубежей у Рексли вряд ли бы удалось.
        Понимала, но…
        Сто тридцать восемь тысяч семьсот тринадцать вывезенных с Самри.
        Сто тридцать восемь тысяч семьсот тринадцать жизней, для которых ничего не закончится.
        Будущие отцы и матери. Рожденные дети. Внуки. Правнуки…
        Я не могла посмотреть в глаза каждому из них, но мне хватило и одних.
        Глаз мальчишки, которого звали, как и моего адмирала.
        Искандер…

***
        Вилькеш стоял у окна. Когда мы, получив разрешение, вошли, развернулся, застегнул фиксатор воротника.
        Черная скайловская форма делала его литым. Монолитным.
        - Командор-капитан. Дарих.
        - Экар, - в ответ приветствовала я скайла.
        Если брать во внимание все нюансы сведения воедино воинских иерархий Союза и кангората, то его статус был ниже моего и, тем более, статуса Андриша, но…
        Многие моменты становились очевидными, когда приходило время возвращаться на грунт.
        - Присаживайтесь, - указав на два стула рядом со своим столом, предложил он. - Много времени я у вас не отниму.
        - Не нравится мне это предисловие, - прежде чем последовать приглашению, машинально оглянулась я на дверь. Привыкла, что Кирьен всегда рядом.
        В кабинет экара он никогда не заходил, давая понять, что в присутствии командира базы я в полной безопасности.
        - Возможно, вы и правы, - как-то подозрительно задумчиво произнес Вилькеш. Дождавшись, когда мы устроимся, бросил короткий взгляд на Андриша и начал, обойдясь без хождения вокруг да около. - Командор-капитан, командование приняло решение передать Дебору вашему корпусу. Положение базы-подскока для нее сохраняется, но…
        После такого только и оставалось, что выругаться. С одной стороны, самое время гордиться - выглядело, как признание нашего особого статуса, с другой…
        К тем проблемам, которые у меня уже были, еще и эти. Размещение с развертыванием полноценного тылового обеспечения…
        - База передается корпусу «Ворош» или ооре аллеры Таши? - уточнила я, не скрыв раздражения.
        - Хотел бы я вас успокоить… - не без сочувствия посмотрел на меня Вилькеш.
        И это - скайл! Скайл, которому уже по факту своего рождения предписывалось быть бесстрастным.
        - Значит, ооре аллеры Таши, - сделала я соответствующий вывод. - Но пока не соблюдены все формальности…
        - Теперь это уже только формальности, - не дал он мне закончить. - В ближайшее время на базу прибудет ваш начальник тыла. Меня попросили помочь ему создать службу с нуля. И до тех пор, пока он полноценно не войдет в должность…
        Я воспользовалась паузой и поднялась. Отошла к окну, у которого перед нашим появлением стоял экар.
        Слева виднелись фермы стапельной площадки. Справа…
        - Куда вы?
        - Мобильная база, - не задержался он с ответом.
        - Поближе к войне, - хмыкнула я понимающе. - Мой потолок по Академии - эскадра малых крейсеров.
        - Всем нам пришлось подниматься над своим потолком, - философски заметил Вилькеш.
        Очень не хотелось с этим соглашаться, но…
        Слишком много примеров перед глазами, чтобы отрицать очевидное.
        - Ты знал? - развернувшись, спросила я у Андриша.
        - Нет, - качнул он головой, - но догадывался. К этому все и шло. А после того, что слышал о вас на Рубежах…
        Спрашивать, что именно, я не стала - разведка доносила исправно. Корпус «Ворош» вместе с ее командор-капитаном опять называли отмороженными, но теперь уже с налетом гордости. Прыжковые зоны с выходящими из них кораблями домонов до нас еще никто не взрывал. Как и не проводил захват доргов, не сделав ни единого выстрела.
        И хотя Андриш говорил не сколько об этом, сколько о слухах, касавшихсянашего будущего, одно без другого не существовало.
        - Корпус «Миджари» и группа «Север»? - уточнила я еще один момент.
        - «Север» - на ваше усмотрение. «Миджари»…
        - Остатки корпуса ушли на Дарик, - поднялся и Андриш. Чуть сдвинул стул, но сам так и остался стоять рядом с ним, положив руку на спинку. - Окончательное место дислокации под вопросом. И вряд ли он решится в ближайший месяц.
        - Как же все это… - поморщилась я.
        Двенадцать отказавшихся от своей судьбы капитанов…
        Прав был Ордан, попросив для меня у своей Богини милости и милосердия.
        - Если это все, экар Вилькеш, то мы…
        - Да, можете быть свободны, - «отпустил» нас Вилькеш. Поднял внешку, демонстрируя занятость.
        Мы с Андришем переглянулись, но оба предпочли промолчать. Если экару так было проще…
        Вилькеш несколько раз просился на фронт, но вновь и вновь получая отказ, мотивированный тем, что он - на своем месте.
        Он действительно был на своем месте, но…
        Все мы рвались в бой. Туда, где…
        - Мои гарантии безопасности, - сбил меня с мысли Андриш.
        Кирьен лишь кивнул и отступил, дожидаясь, когда пройдем мимо. Потом пристроился у меня за спиной, но не рядом, а отстав на пару шагов.
        Это ни о чем не говорило, но…
        - Сюпризы не закончились? - усмехнулась я, бросив взгляд на скайла. Хоть и в профиль, но хватало и этого. Андриш был сосредоточен и решителен.
        - Все не так страшно, как кажется, - снизошел он до улыбки. Получилось не вымученно, но с налетом сожаления.
        - Только и остается, что поверить, - хмыкнула я, следом за ним выходя на улицу.
        Налево - в наш сектор. Направо…
        Мы повернули направо, к жилым модулям, которые занимал корпус «Миджари».
        Самое время было сказать: « когда-то занимал», но я предпочитала не торопиться с выводами. Моя Судьба любила неожиданные повороты, время от времени выворачивая все наизнаку в самый последний момент.
        - Как Ханиль воспринял передачу его экскадры тебе?
        - Равнодушно, - поддерживая разговор, дернула я плечом. - Как и положено жрецу высшего посвящения.
        - А мне рассказывали, что это он потребовал у Джориша перевода, - усмехнулся Андриш. - Едва не вызвал эрари на поединок.
        - Тебе не кажется, - не сделала я следующего шага, - что ты слишком осведомлен о том, чего знать не должнен?
        Синее небо. Обманчивая тишина, в которой короткое чок-чок местной птахи, чем-то напоминало отсчет метронома.
        - Для этого есть причины, - остановился и Андриш. Обернулся.
        У них тоже был свой предел прочности. И тогда их жесткие, кажущиеся высеченными лица, становились еще более грубыми, раня острыми гранями. Скулы, линия подбородка…
        Они не терпели к себе жалости. Но то, что я чувствовала, к жалости не имело никакого отношения.
        Это было соучастие. Большое дело, разделенное на нас всех.
        - Наташа, просто поверь, что так - надо, - дав мне несколько секунд, чтобы привести мысли в порядок, произнес он. Взгляд был твердым, не знающим сомнений.
        - Кому? - скривилась я. В моей жизни это все уже было. И бескомпромиссность. И вот это… надо!
        - Тебе, - жестко произнес Андриш.
        - Обо всем остальном, я так понимаю, говорить ты не собираешься? - качнула я головой. Ох уж эти…
        Будь это просто мужские игры, все выглядело бы не столь драматично.
        Скайлы. Самариняне. Демоны. Домоны. Ментальные расы, для которых ритуальные слова не были просто словами, определяя путь, которым они следовали.
        - Ты скоро узнаешь об этом сама, - чуть заметно улыбнулся он.
        - Как скоро? - насторожилась я. Их сюрпризы…
        Ответа не последовало. Он смотрел на меня. Я…
        - Принято! - кивнула я, соглашаясь на его правила. Когда он, развернувшись, вновь направился к модулю, в котором находился оперативный корпуса «Миджари», пристроилась рядом.
        - Не знаешь, где сейчас «Рэйкам»?
        - Джориш на борту «Ирхачи», - правильно понял он суть вопроса. - «Рэйкам» ушел на Самаринию. Самариняне заканчивают слетку второй армады. Ее эрари перебирается на Рубежи.
        - И Джориш отправил за ним командный борт? - несколько даже удивилась я.
        - На конкоре говорили, что именно он будет представлять эклиса Ильдара на церемонии представления тебя в качестве аллеры.
        - Даже так… - недовольно качнула я головой. - Как его имя?
        - Эрари Ксандр. Жрец высшего посвящения Храма Судьбы.
        - Ксандр… - повторила я. Имя ни о чем не говорило.
        Впрочем, происходящее на Самаринии меня мало интересовало. Тем более то, что касалось Храма Судьбы.
        Останься Ордан Камилом…
        Ордан Камилом не был и никогда уже не будет.
        Первая из потерь.
        Первая, но далеко не последняя.
        - Как у тебя с Найденовым?
        Я посмотрела на Андриша, усмехнулась.
        - Ты же хотел спросить про Никольски?
        Тот хмыкнул тоже, потом, улыбнувшись, кивнул. Командир группы «Север» Найденов был только предлогом. А вот Юрай Никольски, его первый заместитель и мой друг еще по временам учебы в Академии.
        Мой первый наставник. Мой первый мужчина…
        Об этой части наших взаимоотношений ни я, ни Юрай не распространялись, но, похоже, что-то такое осталось, раз время от времени звучало подобными вопросами.
        - Иногда мне хочется его пристрелить, - честно ответила я. - Такое ощущение, что для него я все та же салага.
        - А меня? - неожиданно сменил тему Андриш.
        - Тебя? - переспросила я, но теперь уже ошарашено.
        Заметив появившихся из-за другого угла Джастина, Вейрина и Джекаро - капитана «Райбери-2», кивнула. Его - тоже.
        На первом этаже было пусто. Двери во вспомогательные помещения заблокированы, над всеми красные информеры.
        Непривычное зрелище. Сколько обитали бок о бок, здесь всегда было шумно.
        На втором, за небольшим исключением, картина оказалась похожей.
        - Что это? - глухо поинтересовалась я, глядя на восемь одинаковых ящиков, стоявших у стены перед входом в сектор оперативного. На каждом рядом с незнакомой маркировкой символ корпуса «Ворош».
        Андриш предпочел промолчать. Открыв тамбурную дверь, пропустил меня вперед.
        У помещений, переданных на консервацию, свой запах. Щемящий запах сожалению, что все случилось именно так, а не иначе.
        В этот зал не заходили чуть больше трех недель. Вполне хватило, чтобы ощутить эту самую безлюдность.
        Свершившееся прощание.
        Со многими уже навсегда.
        Я дошла до прикрытого экраном тактического стола. Провела ладонью по одной из вертикальных стоек…
        - Не пришло время объясниться? - не оглянувшись, насмешливо поинтересовалась я.
        Джастин, Вейрин, Джекаро, сам Андриш. Все четверо - сыновья младших каниров.
        Это ничего не значило, но это если не знать, что у скайлов даже такие мелочи имеют значение.
        - Ты права, - произнес он, останавливаясь у меня за спиной. - Наташа…
        Я развернулась, отметив, что личное пространство Андриш не нарушил. Перевела взгляд на парней, среди которых затесался и Кирьен.
        - Дальше, - скорее уж приказала, чем попросила я. Взгляды у ребят были такие, что в голову лезла одна хрень.
        - Здесь - все, - Андриш расстегнул китель, вынул из внутреннего кармана несколько свернутых листов.
        Не поинтересовавшись, что это, взяла бумаги.
        Развернула верхний лист. Прошлась взглядом по диагонали, отметив символы внесения в реестры. Убрав его вниз, уже внимательнее изучила второй. Потом третий. Четвертый. Пятый.
        - Что это? - все-таки не удержалась я от вопроса, растерянно посмотрев на Андриша.
        - Там все написано, - не без облегчения улыбнулся он. - И сразу предупреждаю, кангор Аршан подтвердил решение каниров. Это если ты захочешь что-либо изменить.
        Он был прав - хотела. И - не прав.
        Дочь двух старших и трех младших каниров…
        Еще один юридический казус, окончательно запутывавший уже запутанное, что давало шанс выжить, если вдруг загонят в угол.
        - Вернулся только ради этого? - все еще пытаясь осмыслить очередной поворот Судьбы, аккуратно свернула я бумаги.
        - Не только, - подтвердил Андриш мелькнувшую у меня мысль, что еще ничего не закончилось. - В тех ящиках, прошения о признании приемным ребенком.
        - Что? - не сразу переключившись, переспросила я.
        - Официальные прошения признать приемным ребенком, - с ощутимой торжественностью повторил Андриш. - Бланк, в который любой офицер корпуса «Ворош» может вписать свое имя, став опекуном.
        - Твою… - не без труда выдохнула я, чувствуя, как стягивает горло подступающим криком. Стиснув зубы, закрыла глаза, пережидая накатившую волну, в которой хватало и ярости, и гордости.
        - Наташа… - Андриш все-таки нарушил мое личное пространство. Подойдя, прижал к себе. Не как мужчина женщину, как брат сестру. - Их никто не заставлял. Решили сами. Через капитанов транспортов обратились к командованию. Когда выяснилось, что многих твоих по именам просто не знают, посчитали… - Он сглотнул, уткнулся носом мне в макушку. - Не отказывай им в этом праве. Праве чувствовать себя защищенными.
        Право быть защищенными…
        Вот ведь странно… Он говорил про тех мальчише и девчонок, которых мы вытащили с Самри, а я думала о своих парнях. И индульгенции, которую они только что получили на тот случай, если я вдруг не справлюсь.

***
        Второй день, как парни ходили пришибленными. Сменялись вахты, в соответствии с утвержденным мною графиком проходили учебные занятия и тренировки, но все это выглядело лишь фоном.
        Чтобы понять это, достаточно было посмотреть им в глаза. Глаза, в которых смешались растерянность и надежда.
        Шестьдесят две тысячи триста семьдесят три вывезенных с Самри ребенка, не достигших возраста самоопределения, который начинался у скайлов в четырнадцать лет.
        На каждого из моих по двадцать человек…
        Кто-то пошутил, что готовим себе смену - набирался полноценный экипаж для малого, но шутка продолжения не получила. Все были слишком обескуражены. И самой возможностью взять над кем-то опеку, и ответственностью, которая прилагалась к этой возможности.
        - Дезинфекция модулей завершена. Завтра начинаем размещение. Первыми идет эскадра Ханиля. За сутки должны управиться. Затем Гросс…
        Я отвела взгляд от предварительного плана распределения эскадр на поступившей в наше полное распоряжение базе.
        Корпус…
        - Когда возвращается Найденов? - не сказать, что перебила я Ягомо, но воспользовалась паузой - точно.
        - Четверо суток, - не задержался с ответом капитан «Нарото».
        Мне с ним повезло.
        Нет, мне с ним очень повезло! О таком первом заместителе можно было только мечтать.
        - Стас, нужна полноценная медицинская служба.
        Тот, молча, перебросил мне файл с предложениями.
        Наличие медотсеков на каждом корабле проблему не решало. Это на малых и средних экипажи раз-два и обчелся, а если брать тяжелые и супертяжи…
        О потерях думать не хотелось, но рассчитывать на лучшее в наших обстоятельствах не приходилось.
        - Марк справится? - дойдя до последнего, двадцать восьмого пункта, посмотрела я на Стаса.
        Лучше бы сам Стас…
        Ему хватало того, что кроме своих медицинских дел он занимался еще и собственной безопасностью.
        - Справится, - уверенно произнес он. - Если воспользуется старыми связями, думаю, сумеет большую часть необходимого получить у самаринян. А если очень повезет, то и заполучить санитарный транспорт.
        В этом он тоже был прав. Марк Дразер, второй медик «Дальнира», пришел к нам с «Ирхачи». Кроме чисто профессиональных контактов, еще и стоявший за его спиной Храм Судьбы.
        - Не хочешь задействовать отца?
        Стас не то, что поморщился, но выражение лица изменилось. Признать свои самаринянские корни ему оказалось непросто, но разговор с Лаишем Рихэлем, старшим медиком флагмана армады Джориша и его биологическим отцом, все-таки состоялся.
        Чем закончился, я не спрашивала, но, судя по сводке внутреннего контроля, время от времени они общались.
        - Вряд ли без него обойдется, - после короткой паузы согласился Стас, что вариант не худший. Свою медицину самариняне дотянули до весьма серьезного уровня.
        - Тогда постарайся решить как можно скорее, - закончила я и с этим вопросом. - База должна функционировать в полном объеме.
        - Принято, - кивнул Стас. - Я могу быть… - он чуть приподнялся, собираясь покинуть импровизированную пятиминутку.
        А все начиналось совершенно безобидно. Ягомо заглянул со срочным вопросом. За ним появился Дарил…
        Так и получилось, что назначенное на десять совещание пришлось перенести на час раньше.
        - Нет, - оборвала я его, заставив вернуться на стул. Сама же встала, прошлась до тактического стола и обратно.
        Малый оперативный зал.
        Мне предлагали перебраться в модуль, который до недавнего времени занимал Андриш, но я предпочла остаться. Пусть и тесновато, но…
        С учетом всех наших передислокаций, признаться самой себе, что не хочу ничего менять, было неожиданно.
        - На начальника штаба пойдешь? - развернувшись, поймала я взгляд Шарда.
        Дарил присвистнул, Торрек довольно прищурился. Мол, и до тебя очередь дошла.
        - Другие варианты? - «осчастливил» меня домон.
        Вот ведь…
        После того, как Сандерс ушел на командира эскадры, должность третьего заместителя, по функционалу практически полностью совпадавшая с обязанностями начальника штаба, оказалась свободна. Ну и раз уж структуру все равно приходилось перекраивать…
        Вместо ответа, развела руками. Либо - так, либо…
        - Пойду, - не стал он и дальше привередничать.
        - Вот и хорошо, - закрыла я еще один пункт. Подойдя, протянула ему планшет. - Теперь по денежному довольствию, - вернулась к Ягомо, как только Шард принял свою «участь».
        - Капитан… - приподнялся Дарил. - О чем тут…
        С их точки зрения говорить действительно было не о чем.
        А вот с моей… Несколько рапортов с просьбой перечислить полагавшееся по штатке содержание принятым под опеку детям, были лишь началом.
        С одной стороны, своими парнями я могла гордиться. С другой…
        - Капитан Ягомо, подготовьте и согласуйте с соответствующими службами приказ о создании фонда корпуса «Ворош». Цели, на которые будут использоваться перечисленные кредиты, мы определим. А что касается сумм…
        - Капитан… - сделал еще одну попытку демон. Еще и приподнялся, чтобы звучало весомее.
        Его заинтересованность была понятна. Как всегда, среди первых. Он, да Тарас. Да Валечка. Да Костас. Да Стас…
        - Не более четверти от окладов по воинской должности и воинскому званию, - жестко усадила я Дарила обратно. - Если кому не нравится, можете отправлять ко мне, я разъясню, что сейчас детям будут помогать всем миром, а вот потом…
        - Можно подумать о создании приюта под нашим контролем, - с присущим ему спокойствием, заметил Ягомо. - Для тех, у кого не осталось родственников.
        - Приютов, - поправил его Стас, напомнив, что у скайлов мальчики и девочки обучение проходят отдельно.
        - Это - обсуждаемо, - предпочла я не согласиться сразу. После обработки Альдорами и разрыва привязки к вибрациям планеты, можно было попытаться сломать систему. Но…
        Действовать огульно, лишь бы вопреки, я не собиралась. Сначала серьезно подумать, посоветоваться, и лишь затем…
        - Там возник вопрос по Андреасу и Николаи, - подал голос, молчавший до этого Слайдер.
        - Проблемы? - уточнила я у Ягомо. Он не докладывал…
        - Они не принимали участия в эвакуации, - ответил тот с едва заметной усмешкой.
        Еще один… провокатор.
        Что ж, формально все так и выглядело, но…
        - А давайте представим, что было бы, если бы…
        Судя по тут же помрачневшим физиономиям, представлять им не хотелось. Ладно - мы, выкрутились бы, а группировка у Рексли?
        - Считаем, что вопрос снят. Еще?
        - Нужно определить график дальней и ближней разведки. С учетом контроля над базой…
        - Жду твои предложения к двадцати нуль-нуль, - не дала я закончить Шарду. Это теперь было его вопросом.
        - Как прикажете…
        - Штурмовые группы, - то ли перебил, то ли заткнул его Слайдер.
        - Есть идеи? - удержалась я от тяжелого вздоха.
        Уже даже не корпус «Ворош» - оора. Несколько иные правила.
        - У меня - нет, а вот у Кравчика…
        - В восемнадцать нуль-нуль. Рэй, Рэя, Шураи, ты…
        - Принято, - довольно ощерился Слай.
        Ох уж эти парни…
        Даже на войне они продолжали играть в войнушку.
        - Еще? - обвела я всех быстрым взглядом. Соединяя воедино. Все и каждый…
        - Командор-капитан, - слегка сбил меня с патетики оперативный.
        Стоило признать, что весьма своевременно. Если говорить об этом… все и каждый, то мы находились в самом начале довольно долгого пути.
        - Здесь, командор-капитан, - отозвалась я, встретив взгляд смотревшего на меня Барова.
        Опять Серега. Как и два дня назад.
        То, что «попал», без сомнений, а вот за что…
        - Командор-капитан, Штаб. Генерал Злобин.
        Генерал Злобин. Безопасность… Хорошо еще, шел не экстренным, а то впору пугаться.
        - Ставь на удержание, - отчеканила я. - Господа офицеры…
        Я не зря подумала о войне и войнушке. Судя по их довольным физиономиям, эту новую игру парни приняли со значительно большим энтузиазмом, чем я.
        Правильно это было или…
        К сожалению, другого варианта, как оставить ответ на него тем, кому предстоит прийти после нас, у меня не было.

***
        - Вот теперь все, - отойдя от рабочего терминала, подошел к нему Рогов. Расстегнул браслет стационарного диагноста. - Можете вставать, господин генерал.
        Шторм глубоко вздохнул, тут же поймав себя на желании потянуться. Поднять руки, захватив ладонью одной запястье второй, отвести их назад, выгнуться… А лучше, свалив тело на пол, отжаться, раз так сто. Для разминки. И повторить…
        Капитан второго ранга Игорь Рогов вряд ли читал чужие мысли, но в тайных желаниях, похоже, разбирался. Качнул головой он буквально за мгновение до того, как Шторм едва не поддался искусу:
        - Схему по нагрузкам передам Храеву. На стабилизацию две-три недели. Затем - контрольный осмотр.
        Шторм поморщился - две-три недели на восстановление было слишком много, но лишь кивнул. Уж лучше так, чем как последние дни. Химия, которой колол его полковник, уже не помогала.
        - И еще, господин генерал, - Рогов отступил, когда Шторм поднялся, но отходить не торопился, наблюдая за тем, как тот одевается, - давайте обойдемся без экспериментов, оставив это для меня. Ваша задача - выполнять назначения от и до. И если…
        На этот раз Шторм кивнул уже четче. Нашивки капитана второго ранга не обманывали. Полномочия у этого парня были серьезными. Одно слово…
        - Если с вами все пройдет успешно, то под загрузку ботами пойдут и остальные, - Рогов все-таки оставил Шторма в покое и вернулся к рабочему терминалу. - Злобин, Соболев, Орлов…
        - Так я, - ухмыльнулся Шторм, - в качестве подопытного кролика?
        - Не надо было доводить себя до такого состояния, - равнодушно парировал Рогов. - Слушались бы рекомендаций…
        В этом он был прав. Рекомендаций Шторм не слушал.
        Нет, он пытался, но…
        - Сон - семь плюс два, - продолжил Рогов, наклонившись над консолью. - Кофе, спиртное, шаре полностью исключить. Чай - некрепкий. Соблюдайте режим питания. Отдых…
        - А работать когда? - съюморил Шторм, поймав короткую паузу.
        - Работать? - повернул к нему голову Рогов. - В свободное от всего остального время.
        Это была шутка.
        Смеяться Шторму совершенно не хотелось.
        - И - последнее, - выпрямился Рогов. - Император Радормир и эклис Ильдар затребовали ежедневный отчет о состоянии вашего здоровья. Надеюсь, мне не придется…
        - Не придется, - перебил его Шторм, застегивая фикстор кителя.
        Его - обложили. И, что было самое паскудное, сдался он сам и даже без боя.
        - Тогда мне больше нечего добавить, - спокойно произнес Рогов и разблокировал дверь лаборатории. - Если будете соблюдать правила, меня увидите только через три недели. Не будете…
        Шторм предпочел выйти из помещения молча. Даже не попрощавшись, но это была уже не его вина - Рогова больше интересовало поведение ботов в его организме, чем он сам.
        - Господин генерал! - Храев оборвал свой разговор с дежурным и подошел к нему. Видимость подобострастия стер одной-единственной репликой: - А мы тут вас уже…
        Еще один… юморист.
        - Немного поторопились, - выдохнул он на полном серьезе.
        - Генерал? - нахмурился Храев. В его исполнении получилось весьма эпически. Выше на полголовы, шире в плечах… Полковник слегка подался вперед, наклонился, взглядом взяв в перекрестье.
        Соображал он быстро. Выпрямился, ухмыльнулся…
        - Юмор у тебя, генерал…
        - Шаевский? - не дал он продолжить мысль. Парни предпочитали больше молчать, чем говорить, но иногда их прорывало.
        - Ждет на тринадцатом, - легко переключился полковник. - Остальные - тоже.
        Остальные, это - Ромшез, Левицкий, Валев и Кабарга.
        Шторм предпочел бы увидеть еще и Олиша, но в эту историю он больше не лез, лишь приглядывал издалека, чтобы, случись такая необходимость, вписаться «за наших». Нашими были сам Кураи и Кэтрин. Ну и две девчонки, несмотря на то, что одна - дочь Ларкина, а вторая - Дерхаи.
        - Это хорошо, что ждут… - задумчиво протянул он и, резко развернувшись, направился в конец коридора, к лифтовой площадке.
        Лаборатории были в том же здании, что и бывший Координационный совет, связавший когда-то стархов и Союз, но этаж в глубоком минусе. Так просто не доберешься, ну и не выбирешься.
        Пока поднялись до нулевого, проверили их с десяток раз. И ведь сам утверждал когда-то инструкцию по безопасности, но стоило попасть в жернова…
        Вот это… попасть в жернова, к реальности не имело никакого отношения. Просто… Просто тоже не было. На ближайшие три недели у него были серьезные планы, но в свете требований медицины как минимум от половины предстояло отказаться.
        На нулевом их встречали двое из команды Храева. В облегченных БАЗах, с оружием…
        Он еще помнил те времена, когда его охраной занимались парни Андрея Лисневского. Тихие, незаметные…
        Ребята полковника тоже умели быть незаметными, но чаще предпочитали такую игру, как эта. Кто-то - напоказ, кто-то…
        - Еще не пожалел, что отправился со мной? - неожиданная мысль заставила облечь себя в слова.
        Возможно, Храев вопросу и удивился, но ничем не дал этого понять. Лишь ответил четко и однозначно:
        - Нет!
        Это ничего не значило и ничего не меняло, но Шторм кивнул. Нет, так нет.
        Его действительно ждали.
        Шаевский спал, вместо подушки подложив под голову свернутый китель. Левицкий тоже спал. Сложив руки на груди, откинулся на спинку стула и тихо посапывал, чему-то мягко улыбаясь. Как и Ромшез, но этот со всеми удобствами, свернувшись на диване. Валев занял кресло. Кабарга…
        Несмотря на то, что кабинет был небольшим, уместились все. И даже еще оставалось… Для него.
        Александр открыл глаза первым. Потянулся, как хотелось совсем недавно Шторму, зевнул.
        Четыре часа утра…
        Будь в запасе хотя бы сутки, Шторм предпочел тихо выйти из кабинета, оставив все, как есть.
        Суток не было. Несмотря на то, что некоторые вопросы решались уже давно, окончательно решились они едва ли не в последний момент.
        Издержки их работы. Сначала тянешь, не веря в чудо, но продолжая надеяться на него, затем…
        - Подъем, - подойдя к столу, тронул он Шаевского за плечо.
        Тому хватило. Подскочил, лишь после этого открыв глаза, бросил быстрый взгляд на остальных…
        Остальные тоже зашевелились, осознавая его появление.
        - Господин генерал…
        Шторм отмахнулся. Прихватив свободный стул, переставил его к стене. Сел. Из тех «семь плюс два», два он уже отбил в лаборатории. Что делать с семью…
        - Есть работа, - заговорил он, заставив себя расслабиться. Со всем остальным тоже разберется, но потом. - Нужная готовая команда, которая станет ядром новой структуры.
        - Специфика? - Шаевский успел застегнуться, но не окончательно проснуться. Несмотря на вопрос по делу, во взгляде еще оставалось что-то… потустороннее.
        - Контрразведка. На самом высшем уровне, - не задержался с ответом Шторм, не упустив, как «ожили» парни.
        - На самом высшем? - чуть прищурившись, уточнил Кабарга.
        - Тебя это не касается, - слегка остудил его Шторм.
        Орловский ученичок, прошедший через его руки и окончательно заматеревший под крылом Элизабет.
        Цветочки - цветочками, но аналитику ему Лиз подтянула весьма серьезно.
        - На самом высшем? - повторил его вопрос Левицкий.
        - И организация с нуля, - ухмыльнувшись, порадовал Шторм.
        Эти парни могли обойтись и приказом…
        Эти парни лучше всего ловились на интерес.
        - И что в минусах? - вернулся в кресло Шаевский. Взгляд был уже осмысленным. Даже - слишком.
        - Как минимум, возможность невозвращения домой, - шевельнулся Шторм. Подался вперед. - Правда, есть и другой вариант. После такого…
        - Корпус «Ворош», - не дал ему закончить Кабарга. - Контрразведка на нем, - кивнул он на Шаевского, а я…
        - Дела передаешь мне, - поднялся Шторм со стула. - Курьерский уходит в полночь. Если есть что-то личное…
        По-хорошему, уничтожить бы их всех, начав с самого нуля, но…
        Вот это… уничтожить, уже начало входить в привычку. Пора было отвыкать.
        Глава 2
        У Кэтрин все валилось из рук. С самого утра.
        Сначала она едва не упала, запнувшись буквально на ровном месте. Затем с трудом удержала бутылочку с молоком - у маленькой Олюшки появились зубки, так что приходилось сцеживаться, чтобы она не прихватывала, пробуя их остроту на ней. Потом она потеряла книгу, которую - Кэтрин это отчетливо помнила, положила на кресло в малой гостиной. Затем…
        К обеду она настолько устала от всех этих мелочей, что не выдержала и, уйдя в детскую, позволила себе выплакаться. Иногда трудно удержаться от слез, даже прекрасно понимая, что это всего лишь усталость.
        Маргрет, которая зашла позвать к обеду, застала ее стоявшей у кроватки Таши. Раскапризничавшуюся Олюшку Кэтрин держала на руках. Прижимала к себе, баюкая. И говорила, говорила, говорила…
        Рассказывала о ярком, залитом светом дне. О птичках с желтыми грудками, которые частенько заглядывали в окна старого дома семейства Кураи. Об озере, к которому они пойдут сегодня гулять. О новых игрушках, которые обязательно привезет папа. О маленькой лошадке, которую обещала подарить бабушка Марго, когда Оли подрастет. О…
        О том, что уговаривает, скорее всего, себя, а не дочь, Кэтрин тоже догадывалась, но…
        Олиш должен был вернуться со дня на день, но с каждой минутой ждать его было все труднее.
        Маргарет вошла в детскую, когда Кэтрин уже практически отчаялась успокоить хныкавшую дочь. И ведь та не плакала - хмурила бровки, кривила ротик и, покряхтывая, сопела носиком.
        - И опять все сама, - с мягким укором произнесла она, подойдя к ним. Улыбнулась внимательно наблюдавшей за ними Таши.
        Полтора года. Для своего возраста у девочки был слишком взрослый взгляд.
        - Я хотела только… - на глазах Кэт опять выступили слезы. Она прикусила губу, мотнула головой, словно пытаясь отогнать от себя вот это… комком подобравшееся к горлу. - Не понимаю, что со мной происходит.
        - С тобой происходит плохой сон и постоянная тревога, - посетовала Маргрет, собираясь забрать из рук Кэтрин внучку, но та засопела еще сильнее, намекая, что лучше ее не трогать. - И с этим нужно что-то делать! - отступив, - закончила мать Олиша.
        - Что? - пусть и не очень удачно, но все-таки заставила себя улыбнуться Кэтрин.
        - Например, отдать детей няням, подняться к себе и отдохнуть. Но сначала покушать и выпить мятный чай.
        Кэтрин вздохнула и произнесла… тихо-тихо… вряд ли для Маргрет, скорее уж для себя:
        - Я не могу.
        Она действительно не могла. Не могла без того, чтобы не видеть дочь, не цепляться за нее, как за символ жизни. Не могла без своей нужности… нет, не для всех, именно для этой крохи, которая привязывала к реальности значительно крепче, чем усилия психологов, стабилизировавших ее состояние.
        Она не могла…
        Нет, себе она не лгала. Она просто не хотела.
        Девять месяцев, прошедшие с рождения дочери, легкими не были. Кэтрин восстанавливалась, возвращалась память, заставляя вновь и вновь переживать все, что, спасая, скрыли пусть и коряво, но вставшие блоки.
        Она боролась Спрошлым. С настоящим. С…
        Она отвоевывала каждый день нормального существования, в котором не срывалась, прекращая осознавать себя той Кэт, которая преодолеет все, что бы ни подкинули ей обстоятельства.
        Она…
        Не будь рядом дочери, Олиша и Маргрет, Кэтрин вряд ли бы справилась. Сдалась уже давно, позволив себе окончательно стать той, другой.
        - У тебя восстанавливается гормональный фон, - встав за спиной, обняла ее за плечи Маргрет. - Нас предупреждали…
        Об этом Кэтрин тоже помнила, но не понимала до конца, пока не столкнулась с эмоциональным штормом, который носил ее, как утлую лодочку. От тоски к безудержной радости. От пронзительной боли к уютной, умиротворяющей тишине.
        Ей бы застыть, поймав точку между тем и этим. Почувствовать, как успокаивается в четком, уравновешенном ритме сердце…
        - Я справлюсь, - крепче прижимаясь спиной к Маргрет, прошептала Кэт. - Я…
        - Мы, - поправила та ее. - И добавила… твердо и бескомпромиссно: - Мы!
        Сколько они так стояли… Две женщины. Две матери…
        Два тепла. Две тишины. Две безграничные веры…
        - Она спит, - неожиданно произнесла Маргрет.
        Кэтрин посмотрела на дочь и улыбнулась. Та действительно спала. Вцепилась крошечной ручонкой в ее платье, удерживая рядом с собой.
        Такая же рыжеволосая, как она сама…
        - Клади ее в кроватку и идем, - чуть поторопила Маргрет. - Тебе нужно…
        Мать Олиша была права - ей действительно нужно было отдохнуть, но…
        Переложить Олюшку в кроватку она себя заставила. Прикрыла тонким одеяльцем. Подошла ко второй. Таши не спала, глядя на нее темными, выворачивающими наизнанку глазами.
        Еще один ребенок. Еще одна…
        Да, Таши была ответственностью, но и радостью. Она редко давала поводы для беспокойства, но при этом оказалась отзывчивой на ласку, щедрой на улыбки и искреннюю, по-детски бесхитростную нежность.
        - Закрывай глазки, ладушка, - почувствовав, как Маргрет вновь встала у нее за спиной, наклонилась к Таши Кэтрин.
        Провела ладонью по волосам… Сейчас они были черными, мрачными, но на ярком свету отдавали огнем. Не жгучим - мягким, теплым.
        Девочка улыбнулась, повернулась на бочок, подложив ладошки под щечку.
        Награда за боль…
        Маргрет вздохнула, разделяя вот это… невысказанное.
        Награда. Высшая!
        Она все-таки уснула, хоть и была уверена, что не удастся. Сдавшись перед напором Маргрет, прилегла на кушетке в гостиной, подложив под голову крошечную подушечку и укрывшись шалью. Но стоило закрыть глаза, и провалилась. В темноту, теплоту, тишину…
        Кошмары ей не снились. Но иногда подступало… выбором, который приходилось делать.
        Этот раз был похожим на другие. Череда картинок, в круговерти которых хотелось куда-то бежать. Мать, с ее нежной, слегка растерянной улыбкой… Отец. Брат…
        Хандорс, во всем своем императорском великолепии. Его ладонь, собственнически ложившаяся на ее талию. Шторм, смотревший с легкой укоризной. Олиш…
        Покои Хандорса с комнатой, наполненной множеством статуэток. Он и она…
        Кабинет. Тот самый, на тринадцатом этаже здания, в котором располагался Координационный совет. И стол, прижимая к которому Шторм заставлял ее кричать от страсти. И его руки. И губы… требовательные, ненасытные. И - жар, в котором она…
        Кэтрин там, во сне, «вырвалась» из объятий, отступила, чтобы тут же оказаться в других руках. Сильных. Крепких…
        «Ты - моя, - шептал ей в ухо голос императора демонов. - Только…»
        «Ты должна вернуться!» - приказом вторил ему другой голос.
        «Нет!» - оттолкивала она и Хандорса.
        «Нет!» - уходила от Шторма.
        И повторяла, словно от этого что-то зависело: - «Нет! Нет! Нет!»
        Ей бы проснуться, избавиться от прикосновений, в которых запутывалась, как в паутине. Ей бы…
        А сердце билось, разрывалось, горело…
        Наверное, ей повезло, но Ларкин в ее сны не приходил, оставаясь просто памятью, от которой болело тело, но не душа.
        - Не разбуди, - голос Маргрет связал с реальностью, дал опору, которую она едва не потеряла, избегая чужой ласки.
        - Я только побуду рядом.
        Рядом…
        Звачало паролем, возвращавшим ее к жизни.
        - Олиш… - не открывая глаз, протянула Кэтрин к нему руки. Не видя - чувствуя, обхватила шею, когда наклонился.
        - Если ты проснешься, меня накажут, - со смешком коснулся он губами ее уха. - Ты же знаешь, Маргрет…
        - Я никому не дам тебя в обиду, - потерлась щекой о его щеку Кэтрин.
        Горячий. Крепкий. Сильный. Ненасытный. Надежный. Верный.
        То ли все еще сон. То ли уже явь…
        Кэтрин все еще сонно приоткрыла глаза, чувствуя, как затихают терзавшие ее бури.
        Ее личный демон, ставший счастьем. Мужчина, сумевший разбудить в ней желание жить.
        Друг. Муж…
        - С Фархадом удалось встретиться? - когда Маргрет вышла из гостиной, оставив их вдвоем, чуть слышно спросила она.
        - Да, - похватив ее на руки и усадив к себе на колени, произнес Олиш. Прижал, губами щекоча висок. - Идея ему не понравилась, но с тем, что ты можешь увидеть то, что мы пропустили, он согласен.
        Друг. Муж. Нежданное счастье…
        Все было именно так!
        Было бы, если бы не война…

***
        - Мне нужен Хараб-два.
        - Я могу уточнить…
        Я - там, на экране, кивнула, потом перевела взляд на Дарила.
        Мои старички. Моя семья. Те, кому безоговорочно…
        - Круг капитанов ооры - структура мирного времени. Ее задача - обеспечение преемственности ценностей, которые будут заложены в процессе формирования. На них - социальная политика, в основу которой ляжет не формальное, а фактическое равенство представителей всех рас, признавших для себя приемлемость принятых нами законов. На них - выстраивание базиса, на котором заработает остальная надстройка. Планетоида в аренду на сто лет, к тому же в чужом секторе, для этих целей будет явно недостаточно.
        Джориш паузу не затянул, но выдержал до той грани, когда появлялась потребность выругаться. Потом улыбнулся и… кивнул:
        - С одной стороны - ожидаемо, но все равно неожиданно, - произнес он не без одобрения. - А что по корпусу «Ворош»?
        - По аналогии - структура военного времени, в мирных условиях реализующая функции обеспечения внешней безопасности, - не показала я, что пусть и невысказанная, но похвала Джориша была приятна.
        - Это нарушает стандартные принципы построения ооры, - подал голос еще один участник нашей встречи.
        Самаринянин. Жрец высшего посвящения Храма Судьбы. Эрари, как и Джориш. Мне его представили, как Ксандра.
        На этом наше общение с ним и закончилось. Эрари приветствовал всех коротким кивком, но капюшона, как это делал Джориш, не откинул.
        Говорить он тоже отказывался, лишь слушал. Эти слова, произнесенные даже не хрипло - с довольно отчетливым скрежетом, были первыми.
        - А кто утверждал, что будет просто? - усмехнулась я там, посмотрев на Шарда.
        Тому все эти идеи…
        Его тяжелому взгляду и вечному недовольству я больше не верила. Шард оказался еще более мутным, чем я изначально предполагала.
        - Вот об этом я и говорил, - повернулся Джориш к Ксандру.
        Оба находились на борту «Рэйкама», но каналы связи обеспечивали их «визуальное» отображение в кают-компании «Дальнира», где кроме меня, Шарда и Дарила, присутствовали еще Тарас и Стас.
        - Вопрос с Харабом-два считаю вполне реализуемым, - пропустив последнюю реплику, произнес Ксандр.
        Смотрел он при этом на меня. И не важно, что капюшон практически полностью закрывал лицо, хватало и ощущений.
        - Учитывая поддержку императоров Радормира и Хандорса…
        - И позицию эклиса Ильдара и кангора Аршана…
        - Командор-капитан.
        Я выключила запись - пересматривала уже не в первый раз, пытаясь понять, что именно смущало меня в этом разговоре, и только после этого разблокировала кабинет.
        - Командор-капитан… - повторил Шард, уже с этой стороны.
        Двадцать дней, как вернулись на базу. Семнадцать, как стала аллерой Таши…
        Что радовало, аллерой меня называл только один человек. Точнее, домон. Тот самый, что стоял сейчас передо мной.
        - Присаживайся, - кивнула я на стул. Вряд ли он заявился, чтобы доложить о выходе из прыжка курьерского, о котором мы ни сном, ни духом.
        Если бы не дальнее охранение, которое выставилось уже на второй день после того, как Шард стал начальником штаба корпуса, оставались в неведении еще как минимум часов шесть, до вхождения корабля в границы ближнего. А так…
        А так, курьерский шел под негласным сопровождением двух ЭсКаров и все были довольны. Они - что соблюли секретность своего задания. Мы…
        Мы были отдельной историей, говорить о которой точно не стоило.
        - Слайдеру удалось выяснить, кого ждем в гости, - не стал спорить Шард. Пройдя, устроился на стуле, но это было единственным послаблением, которое себе позволил. Спина прямая, фиксатор воротника-стойки застегнут.
        - Значит, не начальник тыла.
        - Не только он, - кивнул Шард, подтверждая сделанное предположение. - Курьерский генерала Шторма, но он ли на борту…
        - Есть версии? - перебила я. Поднялась, махнув Шарду рукой, чтобы не вставал.
        Не подействовало. У этого иерархические установки были вбиты на уровень инстинкта самосохранения.
        - Есть, - словно и не заметив моего недовольства, ответил он, отступив от стула на шаг. - Для полноценного функционирования ооре необходима разведка и контрразведка. Уверен, ваши покровители об этом уже позаботились.
        - Мои покровители? - не дойдя до окна, развернулась я.
        - Позволите начистоту? - Мое раздражение он проигнорировал.
        - Действуй, - поощрительно усмехнулась я, готовясь к любым откровениям.
        В том, что голова у этого типа работает более чем хорошо, успела убедиться не раз.
        - Я практически уверен, что все происходящее вокруг вас, аллера, является реализацией плана бывшего императора стархов. Его цель - спасти вашу жизнь. Любой ценой.
        Будь у меня в руках оружие…
        Я даже пальцем не шевельнула, чтобы оно оказалось у меня в руках.
        - Откуда ты…
        - Правильный вопрос, аллера, зачем? - не дал он мне закончить. - Ради чего император Индарс вписался в этот межгалактический хатч, выбрав своей фигурой Тень?
        - Капитан Шард! - слегка повысила я голос, сбросив сообщение Дарилу, что он мне нужен.
        - Капитан, - склонил домон голову, едва ли не впервые отказавшись от безликой официальщины.
        Мне бы успокоиться…
        - Три Богини, госпожа капитан. Три женщины, ради которых трое мужчин сделают все возможное и невозможное, но сохранят существующий порядок. Две из них заняли свое место в мироздании. Остались лишь вы…
        - Таши? - Дарил в кабинет влетел. Остановился резко. Оценил диспозицию, обмяк, давая подсказку.
        Этот был не просто в теме. Он был среди тех, благодаря кому эта тема стала столь актуальной.
        - Вам от своей судьбы не отказаться. - Шард дал мне время прийти в себя. Или мне так лишь казалось? - Как только он окажется рядом…
        - Демоны тебя…! - процедила я сквозь зубы.
        - Капитан, я - не враг, - продолжил Шард с тем же спокойствием, с которым говорил и до этого. Четко, взвешенно, однозначно. - Камил Рауле отказался от тебя, потому что понял - ему не быть на равных. Джориш отступился по той же причине. Эрари будет поблизости, но он не примет на себя чужую роль. А вот тот, кто предназначен…
        - Предлагаю на этом остановиться, - сглотнув подступивший ком, заставила я себя посмотреть на то же самое, но уже без предубеждения к этому конкретному домону. Для выводов сказанного достаточно. А несказанного, но вполне просчитываемого, тем более. - Это все вопросы…
        - Нет, капитан, - вернулся он за стол.
        Я переглянулась с Дарилом, но тот лишь пожал плечом. Мол, это ваши с ним игры.
        Неожиданная для демона позиция, но я в последнее время уже ничему не удивлялась.
        Бросив взгляд за окно - кабинет для себя выбирала с видом на озеро, устроилась напротив Шарда.
        - Базы Ригорой и Враксли, - протянул он мне слот.
        Вставив накопитель в разъем наручного комма, подняла внешку.
        Ригорой - планета Лаца, сектор демонов. Враксли - внеорбиталка у стархов.
        - На Враксли находятся экипажи сдавшихся нам доргов, - пояснил Шард еще до того, как задала вопрос. - Почти пять тысяч домонов, большинство из которых вписалось в эту войну лишь потому, что других вариантов не было.
        - Других вариантов? - не без иронии посмотрела я на Шарда.
        Наш разговор, там, у Самри, я помнила, но…
        - Капитан, - ответил он едва ли не усталой улыбкой, - власть в ооре носит двойственный характер. С одной стороны - кланы, каждый из которых транслирует свои интересы через находящихся в окружении аллеры мужчин. С другой…
        - Подожди! - остановила я Шарда. - А как же безоговорочное подчинение?
        Тот качнул головой, весьма по-человечески хмыкнул:
        - Хатч.
        Демоны их…
        Не прямое - опосредованное влияние на ключевую фигуру. Те же манипуляции, но на высочайшем уровне.
        - Ты тоже из лагеря проигравших? - не сдержавшись, прошлась я пальцами по краю стола. Есть только мы и…
        - Нет, - качнул Шард головой. - А вон они, - кивнул он на внешку, - были обречены в любом случае. Большинство сделало выбор, спасая родных. Дали им отсрочку.
        - Твои предложения? - уточнила я, не скрывая, что все эти хождения вокруг, да около, мне совершенно не по вкусу.
        - Среди них есть специалисты, которые рано или поздно, но потребуются ооре, - не задержался Шард с ответом. - Если решить этот вопрос сейчас…
        - Капитан, - Дарил занял место рядом с домоном, - Слайдер гарантирует, что сможет проверить каждого. Каналы остались…
        Дарил Дрей. Один из сыновей императора Хандорса…
        Ирония момента заключалась в том, что именно Дарилу первым предстояло отказаться от подданства империи, приняв, как это у домонов называлось, покровительство аллеры.
        Очередной казус.
        На этот раз не юридический - морально-этический. Отрекаться от долга крови он при этом не собирался.
        - Откуда списки? - отбросив все, что напрямую не касалось именно этой проблемы, поинтересовалась я у Шарда.
        - Подготовили Андреас с Николаи, - поднял он взгляд на меня. - Капитан…
        - Что будет с родственниками тех, кто присягнет мне, как аллере? - перебила я.
        И опять ждать ответа не пришлось:
        - Приобретут статус военнопленных. И если их казнят… Капитан, это будет вызовом лично тебе. Фактически, объявление войны.
        - Твою…! - поднялась я.
        Окно спасением не было.
        И небо…
        И кружившая в вышине птица.
        И озеро, выглядывавшее из-за холма голубым серпом.
        И деревья, за границей жилого сектора…
        - Капитан, с тобой у них появится шанс. Без тебя этого шанса не будет, - встал и Шард. Подошел, пристроился у меня за левым плечом. - Это - паскудство, капитан. Но это - жизнь. Наша жизнь. Мы изменить ее не можем, а вот ты…
        - Что думаешь об эрари Ксандре? - давая себе возможность взвесить все «за» и «против», ушла я на другую тему.
        - Он - опасен, - не задумываясь, произнес Шард. - Насколько силен ментально, сказать трудно - нужен непосредственный контакт, но Джориш предпочитал держаться хоть немного, но в стороне, что не может не настораживать. В движениях себя сдерживает. В разговоре…
        - Согласовывай со Штабом мое посещение Враксли, - вновь не дала я ему закончить мысль. Главное уже сказано, с остальным только предстояло разобраться. - И постарайся, чтобы об этом раньше времени…
        - Сделаю, капитан, - кивнул он. - Я могу быть…
        - Да, - выдохнула я, продолжая следить взглядом за птицей.
        Свободной.
        Не знающей границ…
        - Таши, мы - живы! - дождавшись, когда Шард покинет кабинет, подошел ко мне Дарил. Встал за спиной, обнял, позволяя откинуться назад. - И пока это так…
        Он был прав. Мы - живы.
        И пока это так…

***
        Шторм на борту курьерского был.
        И не только он.
        - Подполковник Шаевский. Майор Левицкий. Майор Ромшез. Майор Валев. Капитан Кабарга, - представил он прибывших вместе с ним офицеров. - Дакири Ривейн…
        Еще семерых мордоворотов, глядя на которых мои начали легкую «движуху», генерал проигнорировал, давая понять, что к нам эти типы не имели никакого отношения.
        Я бы с ним согласилась, но, глядя, как плотоядно смотрели на этих парней Кайман и его ребята, вполне могла предположить, каким будет продолжение.
        Если Шторма это не беспокоило…
        - Как ко мне обращаться, спросите у него, - кивнула я на Александра, с которым успела неплохо познакомиться еще во время операции по вызволению маленькой Таши. Встретилась взглядом с Ривейном. В качестве начальника тыла старший брат моего второго помощника меня более чем устраивал. - Все остальное… Дарил, пока мы с генералом общаемся, размести гостей. И чтобы без…
        - Как прикажете, командор-капитан, - устоил демон показуху, продолжив в том же духе: - Господа офицеры…
        Я предпочла отвернуться, выбрав объектом своего внимания стапель с лежавшим на нем курьерским.
        Средний малознакомой мне модификации «Дорон». Хорошая маневренность, довольно внушительный для его скоростных характеристик список по вооружению. Шестнадцать, что для подобного класса даже многовато, перекресных трескалок.
        На управлении ИР разработки самаринян, адаптированный под человеческую скорость реакций.
        Красивая игрушка. Даже в сравнении с «Дальниром».
        - Наташа… - дотянув до момента, когда мы, пусть и весьма условно, но все-таки останемся вдвоем, отвлек меня от созерцания Шторм.
        Я оглянулась…
        Шторм, как коньяк, со временем только крепчал.
        Неожиданная мысль, которую не опровергали и следы усталости под его глазами.
        - Пройдемся? - кивнула я на дорожку, которая вела от стапеля к жилому сектору.
        - Так заметно? - хмыкнул он, намекая, что даже о такой, мнимой свободе, ему оставалось только мечтать.
        Минусы нашего статуса. У меня - Кирьен, который и сейчас держался поблизости. У него…
        Вряд ли ошибалась, кем именно были при нем те самые семь мордоворотов с медицинскими нашивками на облегченных БАЗах.
        - Заметно, - не стала я скрывать очевидного, первой направившись прочь от стапеля. - Надолго к нам?
        - Уже гонишь? - фыркнул он едва ли не довольно.
        Тогда, на Земле, я его не разглядела. Близость к отцу ни понимать, ни принимать которого не позволили детские обиды, застила взгляд, не давая увидеть ни твердости в том, что называлось жизненной позицией, ни грубой, мужской привлекательности.
        Теперь же…
        Нет, ничего кроме иронии мысль о том, чтобы влюбиться в Славу Шторма у меня не вызывала, но…
        Все мы нуждались хотя бы в капле человеческого тепла.
        Генерал исключением из этого правила не был.
        - Пытаюсь понять, не пора ли объявлять учения? - улыбнулась я в ответ. - Вячеслав Владимирович…
        - Наташа… - качнул он головой. - С отцом давно разговаривала?
        - На юбилее Хандорса, - искоса посмотрела я на Шторма. - Я чего-то не знаю?
        - Как и я, - явно посетовал генерал. - Он жив, здоров. А вот остальное…
        Разговор не клеился. Его неожиданные вопросы и незаконченные реплики. Мои…
        - Шаевский на контрразведку?
        - Хороший мальчик, - легко переключился Шторм. - Да и поддержка на уровне.
        Я - кивнула. О чем сказал, поняла - все те же родственные связи. Дочь подполковника контрразведки была замужем за братом нынешнего императора стархов, что добавляло ему не только устойчивости, но и возможности «быть в курсе».
        - Не жаль отдавать?
        Шторм подбил носком ботинка попавшийся на пути камушек, остановившись, проследил за тем, как тот отлетел в невысокий кустарник.
        Там что-то зашебуршало. Потом кто-то зашипел…
        На генерала это если и произвело впечатление, то незначительное.
        - Ты ведь уже знаешь, что Индарс жив? - неожиданно повернулся он ко мне.
        - Как я понимаю, не без твоей подачи, - вспомнив, насколько тщательно Шторм пытался увести с поиска прошлого одного заинтерсовавшего меня старха, предположила я.
        - Заберешь его к себе?
        - Что?! - машинально отступила я назад. Поймав себя на этом движении, выдохнула сквозь стиснутые зубы.
        Последние семнадцать дней…
        Те, которые до них, назвать легкими было бы неправильным.
        - Не сейчас. После войны, - поправился он. - Радормир, конечно, отца не бросит, но там не тот масштаб…
        - А у меня, значит… - чувствуя, что зверею, качнула я головой. - Генерал, ты не охренел?!
        - Зря я беспокоился, - ощерился он довольной улыбкой. Продержалась она на его лице недолго. Уже через мгновение Шторм был не просто серьезен - категоричен. - Наташа, я ведь не зря спросил о генерале…
        - Ему что-то… - перебила я Шторма.
        Я ожидала… надеялась, на один ответ, а получила…
        - Да, Наташа. Ему - что-то. Та война, которая идет там…
        Война, которая идет там…
        Не сказать, что была совершенно не в теме - реальность, в которой существовали, требовала знать ответы на вопросы, с которыми сталкивала лоб в лоб, но без нюансов, способных изменить картину до неузнаваемости, о чем и говорил сейчас Шторм.
        Об остальном я тоже могла догадываться, но…
        - Некоторые члены правительства Союза, - хмуро посмотрел он на меня, - еще до вторжения домонов вступили в сговор с главами транцгалактических корпораций и разработали план территориального передела в нашей Галактике. В соответствии с ним развалили Люцению, но этого им мало. Подобная участь, если ничего не предпринять, ожидает стархов, демонов, скайлов. Признаки реализации плана уже более чем заметны, так что не приходится сомневаться, кто и ради чего это затеял.
        Очень хотелось возразить, но…
        Карта военных действий четко и однозначно подтверждала этот факт.
        - Союз? - поймав себя на том, что состояние даже не спокойствия - уверенности, что все будет так, как этого захотим мы, было похоже на то… перед боем. Когда ты знаешь, что грань пройдена и…
        Варианта сдаться и отступить, при таком раскладе не было.
        Как и сдохнуть… до того, как победишь.
        - Ситуация с Союзом выглядит еще более катастрофической, - поморщился Шторм. - Дробление на мелкие сектора. Фактически, нас собираются превратить в новые Окраины под контролем тех самых корпораций.
        - Суки! - выдохнула я.
        Передернула плечами… от отвращения хотелось добраться до чьей-нибудь шеи и душить, душить, душить…
        - В этих условиях появление такой структуры, как твоя оора…
        - Заткнись! - довольно грубо попросила я. Сошла с дорожки на траву, закинула голову назад, глядя в небо.
        Бескрайняя синь…
        Если забыть, что находились мы на другом конце Галактики, можно принять за Землю.
        И эти облака.
        И легкий ветерок, в котором запах металла забивал аромат цветов.
        И тепло, которое обволакивало, создавая ощущение уюта…
        И тишина, каждый звук в которой был частью ее гармоничности.
        - Ты в курсе моего интереса к Харабу-два? - опустив голову но, не обернувшись, спросила я у Шторма.
        - Да, - подошел он ко мне. Встал рядом. - Индарс рассказал о ваших договоренностях, в соответствии с которыми он отказался от претензий на планету.
        - Но Индарс был бы не Индарс, если бы и в этой ситуации не сделал все по-своему, - хмыкнула я, догадываясь, к чему подобное предисловие. - И кому она теперь принадлежит?
        - Никому, - обнадеживающе хмыкнул Шторм, - но есть соглашение, по которому Хараб-два может быть объявлен свободной зоной, перейдя в совместное ведение секторов Старх’эй, ХоШорХош и кангората Скайл, либо их совместным же решением передан в собственность или под управление существующему или вновь образуемому конгломерату.
        - Песчаный лев… - качнула я головой, в очередной раз поражаясь дальновидности Индарса. Предугадывать события не имея о них ни малейшего представления…
        - Песчаный лев, - соглашаясь со мной, кивнул Шторм. - Николай вряд ли будет доволен таким поворотом событий, но… - Он развернулся, оказавшись ко мне лицом к лицу. - Ты можешь считать меня тварью…
        Жизнь она такая…
        Хочешь - не хочешь, а все расставит по своим местам, каждому отмерив по силам и мужеству.
        До самых краев. До стона, когда невозможное вновь становится возможным…
        - Давай-ка мы сначала поедим, - перебила я его, - потом я познакомлю тебя со своим начальником Штаба и вот тогда…
        А еще война…
        Война, срывающая покровы и обнажающая то, что было скрыто.
        Страшная, грязная, бесчеловечная и… бескомпромиссная, когда речь шла о чести и бесчестии…

***
        Ривейна я нашла у технических корпусов. Вместе с все еще действующим командиром базы, экаром Вилькешем. Один - говорил, второй - внимательно слушал.
        Впрочем, его присутствие именно в этом месте меня совершенно не удивило. Во-первых, скайл - вся их жизнь, до последней минуты, была отдана делу. Во-вторых, характер. Такие, как дакири, не просто брали на себя ответственность, они исполняли свой долг до конца.
        - Командор-капитан, - стоило подойти, приветствовал меня Вилькеш.
        В ответ только кивнула, не в силах отвести взгляд от стоявшего рядом с ним Ривейна. Вот она… память! Живая память о том, что сделали.
        Очередное невозможно…
        - Я вас оставлю, - догадавшись, что искала я отнюдь не его, проявил тактичность экар.
        Я опять кивнула. Эвакуация Самри. Джориш, перехвативший командование, когда стало критично. Ривейн…
        Вилькеш уже ушел, а мы продолжали молчать.
        Нет, эта относительная тишина не напрягала, но… Кто-то должен был сделать первый шаг, так почему бы не я:
        - Как удалось обойти медиков?
        - Не удалось, - ответил он, улыбнувшись. Не мягко, не легко… как будто я радовала его тем, что выжила.
        Осознать, как внутри сорвалось пониманием, что там, на Самри, сложилось свое братство, для которого ни различие в расах, ни статус не имели значения, я не успела. Ривейн пришел на помощь, вернув в существующую действительность:
        - Предоставили выбор: либо в тыл, либо…
        - Я рада, что ты сделал правильный, - шагнула я к нему.
        Обнял меня он, но лишь потому, что имел преимущество в росте. А так…
        Отпустил практически сразу, отступил.
        - Госпожа командор-капитан, дакири Ривейн…
        - Отставить! - хмыкнула я. Оглянулась.
        База жила своей жизнью. Несмотря на перебивавший все гул - на ремонтном стапеле «лежал» один из ЭсКаров, с поля, находившегося рядом с тренировочной площадкой, доносились крики.
        Если не знать, что там сейчас играли в футбол, что хочешь, то и думай.
        - Литайя вместе с детьми на Приаме, - вновь посмотрела я на Ривейна.
        Он похудел. Осунулся. Шея, не прижатая воротником-стойкой, казалась тощей.
        Тогда, во время эвакуации, был молодым мужчиной, сейчас казался едва ли не стариком.
        Все это было обратимо, но…
        Силы и здоровье вернутся, но те несколько месяцев под землей на гибнущей планете, навсегда останутся с ним.
        И с нами.
        - Мне предоставили возможность разговора с ней, - не сказать, что холодно, но довольно отстраненно произнес Ривейн.
        Еще одна больная тема. Верховная жрица Храма Огня Самри.
        Теперь уже бывшая жрица.
        - Сдвинем Рубеж, можно будет перевезти их сюда, - неожиданно даже для самой себя произнесла я. Но взгляд, когда Ривейн посмотрел на меня, то ли с недоумением, то ли с недоверием, не отвела. - База передается ооре. Как бы ни повернулась ситуация, уверена, для семей офицеров корпуса это будет самым безопасным местом.
        - Серьезная задача, - уже задумчиво качнул он головой.
        - Но начинать решать ее нужно сейчас, - согласилась я с тем, что стояло за его словами.
        Это у нас не было необходимости организовывать свой досуг - хотя бы просто выспаться, а там женщины, дети, старики…
        С медициной все понятно - один уровень для всех, а вот занятость и социальная структура…
        - Я…
        - Нет, - тут же перебила я его. - В этом вопросе никаких «я» - только «мы». Готовь вопросы. Сбросим на экипажи и посмотрим, что об этом думают остальные. И вот тогда…
        - Мне нужна команда, - заметил Ривейн. Чуть развернулся, чтобы лицом к стапелю. - Кое-какие контакты остались, но…
        - Стыкуйся со Слайдером, он организует быструю проверку. Но сначала список на согласование. Я, конечно, имею представление о работе службы тыла, но, как ты понимаешь, скорее, потребительское.
        Он посмотрел на меня… нет, не с удивлением, но с некоторым интересом, потом кивнул:
        - Дашь пару дней?
        Удивляться впору было мне. Что такое два дня, когда речь идет о столь глобальных изменениях?!
        - Столько, сколько потребуется. И еще…
        - Если ты о решении отца…
        - Капитан, - не дал мне подтвердить его предположение оперативный, - дальний дозор фиксирует выход кораблей. Разведка, корпус Берсенева. Аварийный.
        - Принято, - отчеканила я. Отключившись, вновь перевела взгляд на Ривейна. - Скоро здесь будет весело. На подходе аварийный.
        - Принято, - повторил он за мной, посчитав это за приказ. - Разрешите…
        - Иди, - вздохнула я.
        Все было так и…
        Ривейн уже ушел, а я все еще смотрела ему вслед, вновь и вновь возвращаясь к одной и той же мысли. О том, что сделала с нами война.
        И кого из нас она сделала.
        - Капитан…
        Пока разговаривала с Ривейном, Кирьен держался в стороне, теперь же подошел и встал рядом.
        - Как думаешь, где лучше строить городок?
        Моему вопросу самаринянин не удивился - слышал, о чем беседовала со скайлом. Развернулся, посмотрев в сторону озера. Потом в другую…
        - Ближе к горам. Там и места красивые, и с точки зрения безопасности надежнее.
        Ближе к горам. Километров сорок-шестьдесят…
        Была там неплохая долина. Сейсмическая активность на нуле, склоны заросли лесом…
        - Ладно, - заставила я себя отвлечься от встававших перед глазами картин, - это - не наша задача.
        - Пока не наша, - поправил Кирьен, не пропустив сожаления в моем голосе.
        В ответ промолчала. Наша - не наша…
        Еще недавно думала о том, что там, в бою, проще, а теперь…
        До мира было далеко, но оказалось достаточно лишь намека на его возможность, как проблемы именно мирной жизни захватили, выставившись едва ли не на первый план.
        - Пока не наша… - машинально повторила я.
        С поля донесся даже не крик - вопль, изданный несколькими лужеными глотками.
        - Кто? - кивнула я в ту сторону.
        Кирьен улыбнулся, на мгновение, но став мальчишкой:
        - Экипажи «Айлари» и «Паджеро» против «Барси» и «Эксани».
        Раньше бы сказала: наши, имея в виду выпускников военных Академий Союза, против стархов, а теперь…
        Теперь все были свои. Чужие - тоже.
        - Оперативный…
        - Здесь оперативный, - тут же откликнулся Лемешев, появившись в поле командного. Встретился со мной взглядом.
        - Что по разведке Берсенева? - уточнила я, уже направляясь в сторону модуля, который с чьей-то легкой руки назвали логовом аллеры.
        И ведь хотела оставить все, как есть…
        Оставить, как есть, у меня не получилось. Вилькеш настоял, чтобы Штаб корпуса расположился в командном модуле базы.
        Логика в этом была, потому и не стала настаивать на своем варианте. Готовые коммуникационные сети, все системы управления…
        - Четыре средних, два малых. Идут своим ходом. Запрос технической поддержки - отрицательно. Сводка по медицине: шестеро тяжелых, семнадцать средних. По приказу начальника штаба на перехват вышли «Ларди» и «Тумароз».
        «Ларди» - корабль Дэна Ханиля. «Тумароз» - его заместителя, Йоки Пало.
        Лучше бы, конечно, «Нарото» - медицинский модуль супертяжа рассчитан на одновременное размещение до шестидесяти человек, но…
        Мы вновь возвращались к проблеме санитарного транспорта. Более того, не одного, как предполагала изначально, а двух. Сдвинутся Рубежи…
        В том, что они сдвинутся, я больше не сомневалась. Вопрос был только в одном: когда?
        - Принято, - ответила я, поймав себя на мысли, что, как минимум, база на «Харабе-два», способном стать весьма удачной точкой подскока, уже не только мое желание, но едва ли ни жизненная необходимось. - Докладывать обо всех изменениях…
        - Принято, докладывать обо всех изменениях, - отчеканил Лемешев, «уходя» с командного.
        - Мне показалось, что Шард с генералом нашли общий язык, - неожиданно произнес Кирьен.
        В ответ только хмыкнула. Эти двое…
        Шард - начальник Штаба. Слайдер - служба собственной безопасности. Шаевский - контрразведка. Гросс, что удивило меня только в первую минуту, на разведку. Кабарга - его заместителем…
        Это была уже третья структура, объединявшая первые две.
        - Капитан, у нас ЧП, - не дав продолжить в том же духе, вызвал меня Кротов.
        - Докладывай! - слегка напряглась я. Голос у первого помощника, конечно, подрагивал с трудом сдерживаемым смехом, но…
        С моими парнями стоило быть готовым ко всему.
        - Капитан, тут Тимка… - все-таки не сдержавшись, прыснул Кротов. Попытался остановиться…
        Я только махнула рукой.
        Тимка тоже был моей проблемой.
        Звереныш, которого так и не удавалось ограничить в еде…

***
        - Капитан, - протянул за моим правым плечом Дарил, - похоже, у нас проблемы.
        - Большие проблемы, - поправил его стоявший слева Торрек.
        Оба были правы, но подтверждать очевидное я не торопилась, просто смотрела на берсеневских парней, которых встречали все свободные от вахт. Усталых, потрепанных, но…
        - Тут учения не помогут, - флегматично заметил Костас. Этот пристроился рядом с Кирьеном. Вроде и поблизости, но все равно в стороне.
        Они были правы. Вот это… мы только из боя, читалось в том, как тяжело, все еще «фиксируясь» на магнитных захватах, шли парни. В том, как «экономили» движения. Как смотрели…
        Две декады «мирной» жизни затянули пружину ожидания до самого «не могу». Если не принять кардинальные меры, могло сорвать.
        Нет, проблем с дисциплиной я не ожидала - мои прекрасно знали, чем это грозило, а вот с тоской…
        Тоской в глазах. Тоской в словах, произнесенных бодрым, решительным тоном.
        - Шарда ко мне, - не собираясь делать вид, что ничего не понимаю, приказала я. - Ты с Ягомо - тоже, - не повернувшись, бросила демону.
        С тем, к кому именно обращалась, Дарил не ошибся. Кивнул, но шага не сделал…
        Точно, пацаны!
        - И командиров эскадр, - вздохнула я, оглянувшись на Торрека.
        Кто бы еще недавно сказал, что вся эта братия спаяется за моей спиной…
        Недовольство было наигранным. К тому, что они теперь вот так… друг за друга, я тоже приложила немало усилий.
        Торрек с Дарилом, продемонстрировав идеальную выправку, ушли. Костас отправился с ними. Тоже нюх на будущие события. Если мы до чего-нибудь договоримся, то без его участия дальнейшее общение не обойдется. Старший навигатор корпуса…
        Мои парни продолжали оставаться лучшими. Чего бы им это не стоило.
        - Еще один день… - Кирьен приблизился ко мне неслышно.
        - Еще один день, - повторила я. Какой смысл вкладывал в слова, нужно спрашивать, но лезть в нюансы не хотелось. Опасалась, что опять собьет на что-нибудь, похожее на сентиментальность.
        - Я могу сказать…
        - Да, - коротко выдохнула я, так и не отведя взгляда от плаца.
        Командный модуль стоял на небольшом возвышении, видимость с его крыльца была отличной.
        - Эрари Ксандр не самаринянин.
        - Что? - нахмурившись, развернулась я к Кирьену.
        - Он не самаринянин, - твердо произнес матессу. - Возможно, скайл или домон. Сильный. Очень сильный. Но покореженный. И, скорее всего, Возрожденный.
        «Как и Ордан Ханиль», - добавила я. Кирьен же предпочел промолчать.
        - Я приму это к сведению, - кивнула я. Вновь посмотрела на плац…
        Из шестерых тяжело раненных, один скончался. Не дождался подхода «Ларди» и «Тумароза» с их регенерационными капсулами. Медик Дэна Ханиля сказал, что тот был обречен, но…
        Нам предстояло не только строить городок для семей, но и расширять кладбище, продолжая смертный список…
        - У нас новая байка, - вновь не дал мне уйти в свои мысли Кирьен.
        - У нас, что ни день, так новая байка, - фыркнула я, зацепившись взглядом за кого-то из капитанов Берсенева.
        Тот о чем-то спросил у Ривейна, которому пришлось начать свое вхождение в должность со встречи гостей, потом посмотрел в мою сторону.
        Можно было бы активировать сканер…
        Доложились они еще при подходе к базе, все остальное способно было подождать, когда отдохнут.
        - Говорят, Шард и Настя…
        - Шард и Настя или только Шард? - перебила я Кирьена, не упустив суть проблемы.
        Из пар в корпусе только Рэй и Карин Йорг, но это - отдельная история. Эти же…
        - В том-то и дело, что Шард и Настя, - хмыкнул Кирьен. - Парни хотели ему сначала…
        Замолчал он сам. Снова хмыкнул.
        Еще одна проблема. Несколько тысяч мужиков…
        - Передай парням, чтобы не совались. Там и так все непросто, а еще вы…
        - Мы? - вроде как удивился Кирьен, сыграв под дурочка. Но добавил уже серьезно: - А то мы не понимаем…
        - Понимают они… - протянула я, оставив последнее слово за собой. Резко выдохнула, заканчивая передышку.
        Всего лишь короткая пауза.
        Пауза между тем и…
        Зал управления командного модуля размещался на трех уровнях. На первом - дежурные служб во главе с оперативным. На втором - непосредственно сектор управления. Еще выше - постановка задач, где мы сейчас и находились. Тактический стол, несколько голографических экранов, установка визуализации сколов…
        Последняя попала к нам вместе с курьерским Шторма, продолжая традицию, по которой корпус должен был иметь самые передовые средства связи.
        На вопрос: «Кому должен», Слава мне так и не ответил. Только мотнул головой, да усмехнулся в свои знаменитые усы. Мол, бери, пока дают.
        Спорить не собиралась. Пока дают…
        - Начнем с тебя, - подняла я взгляд на стоявшего напротив Шарда.
        «Говорят, Шард и Настя…»
        Этот - крупный, крепкий, самодостаточный. Настя - хрупкая, мягкая и упертая, когда доходило до дела.
        Представить их рядом невозможно, но…
        В жизни случались и такие сюрпризы.
        - Три возможных объекта. - Новоявленный начальник штаба меня не разочаровал, оказавшись готовым к разговору. - Блок дальней связи РЕГОН в системе Лош - секторе стархов. Крупная ТЗС в системе Аркой - бывшая Люцения, - поднял он над тактическим столом еще один кусок навигационки. - И транспортная база, выставленная в системе Киара. Входит в тыловое обеспечение группировки Харитэ. Все объекты согласованы. По каждому получено добро. И если мы возьмемся…
        - Подожди, - остановила я Шарда. Подтянула к себе сектор с системой Лош. Увеличила.
        Шесть планет. Две из них земного типа, но не «доросшие» до появления разумной жизни. Крупное астероидное поле на самой границе, не представляющее особых проблем для прохождения. Прыжковая зона с хорошими подходами…
        Бывать мне там приходилось. Удирая от пограничников Индарса.
        - По данным Штаба, там же стоит ПТАРС. Охранение соответствующее - шесть ардонов с полной загрузкой, - добавил Шард, разбавив своим голосом довольно напряженную тишину.
        ПТАРС - командная тройка. Три матки, через которые шло управление группировкой. Шесть ардонов с полной загрузкой, это по девять доргов и до двадцати ракетоносцев на каждом…
        - И с какой формулировкой Штаб согласовал данный объект? - невозмутимо посмотрела я на домона.
        Дарил хмыкнул. Костас - медленно выдохнул, словно затянувшееся молчание едва не лишило его сил.
        Гросс - скривился, возвращая к мысли, что после Самри мы так серьезно и не поговорили. Ни об эмбрионе, который находился теперь на борту «Дальнира», ни о его выходке на грунте.
        С одной стороны, я бы на его месте и сама держалась до последнего. С другой…
        Сложно, когда за спиной прошлое. Еще сложнее, когда такое.
        - До соответвующего распоряжения приказано оставить на уровне разработанного плана, - не задержался с ответом Шард.
        Задаваться вопросом: чьим было пагубное влияние, я не стала. Уж если Шард начал пусть и своеобразно, но юморить…
        Сдвинув Лош, увеличила блок с системой Аркой.
        Бывшая Люцения, разодранная едва ли не в клочья еще до вторжения домонов. Глубокий тыл.
        Не наш - их.
        - Данных разведки нет. Все, что известно - точное местонахождение, - заметил Шард.
        - Я могу заняться, - шевельнулся Торрек.
        - Можешь, - не стала я спорить. Лезть, не имея на руках информации о том, что там творится…
        - Капитан, позволишь мне? - подался вперед Дарил.
        - Ты бы…
        - Молчать! - чуть повысила я голос. - Подними наши навигационные карты, - перевела взгляд на Костаса.
        - Капитан, только не говори… - тут же «поймал» суть Торрек.
        - Не буду, - иронично улыбнулась я, - но мы там однажды…
        - Дважды, капитан, - поправил меня Костас. - Сначала, когда туда, а потом, уже оттуда.
        За семь лет в перевозке чего только не было…
        Тело для погребения мы перевозили тогда в первый и в последний раз. И то…
        История банальная, как и большинство подобных историй. Не уложись в отведенные четверо суток и не успей до восхода Красной луны, вождем племени стал бы отнюдь не наш заказчик.
        Успеть-то мы успели, хоть нам пытались помешать, но довольны таким поворотом событий, оказались далеко не все, так что обратный путь легким тоже не был.
        - Да, дважды, - задумчиво протянула я. - Торрек, готовь план, - вернула я блок на место, тут же подтянув к себе третий из предложенных секторов.
        Киара.
        Окраины…
        - Группировка Николаи загружалась именно там, - сбил меня с пока еще неясной мысли Шард. - По их данным, в охранении три ардона и пара десятков доргов. База сборная, состоит из шести блоков. В одном из них находятся заряды с демкашем.
        - Хорошая цель, - дождавшись, когда домон закончит, подал голос, молчавший до этого Ягомо.
        - Даже слишком, - поморщился в ответ на его реплику Шард.
        - Похоже на западню, - хрипло - получил в кадык, когда общались с мордоворотами Шторма, заметил Фрай.
        С этим «слишком» и «похоже», я была согласна. И неважно, что Окраины изначально были вотчиной вольных, так что домоны чувствовали себя там, как дома. Три ардона и пара десятков доргов…
        Для транспортной базы, обеспечивавшей едва ли не главное направление удара, это было подозрительно мало.
        - Капитан, мы же не… - явно беря на слабо, поинтересовался у меня Торрек.
        Ох уж эти парни…
        - Мы - не, - качнула я головой, рассматривая картинку. Слишком… Похоже… Западня… Та самая, неясная мысль только этого и ждала. - А если отыграть строенным ударом? - сбросив с тактического стола все лишнее, укрупнила я Каиру, добавив к ней соседние сектора. - Первые два нанести по Ргое и Гордону, почистив им дальние и ближние орбиты, и лишь потом уйти на базу.
        - Гордон и Ргою? - подался вперед Дарил. - Капитан…
        - Командор-капитан, - не дал ему закончить оперативный. - Штаб. Адмирал Соболев.
        Штаб. Соболев…
        - Продолжай, - бросила я Шарду, тут же направившись к модулю дальней связи.
        Полная непредсказуемость.
        Начиная с даты официальной церемонии, которая должна была объявить о формировании новой ооры, и, заканчивая…

***
        Противостояния не вышло. Да и не могло его быть. Не между ними.
        - Вот такая вот история, Вячек. Заместитель по безопасности главы Штаба объединенного флота Союза. Представился сорок минут назад. Ты…
        - Серьезный замах, - оборвал его Шторм. Поморщился, словно вот этот… серьезный замах, был ему совершенно не по душе. - На Управление я?
        - Ты, - коротко кивнул Орлов с той стороны экрана. - Низморин на твое место. Приказы подписаны, осталось только…
        - Блядь..! - рывком поднялся Шторм. Отошел на пару шагов, остановившись точно у границы визуализации. - Я должен был догадаться, откуда такой кипиш!
        - Слава…
        - Помолчи, - уже спокойнее попросил его Шторм.
        Сложно, серьезно, но…
        Кто именно стоял за комбинацией, которая выставила генерала на этот уровень, Шторм просчитал без труда - старший Кривых. Не потому просчитал, что было очевидно, потому что был в курсе связей и возможностей бессменного вот уже восемнадцать лет генерального директора крупнейшей оборонной корпорации, совмещавшего вместе с этой еще и должность в научном совете при Совете Безопасности Галактического Союза.
        Ну и, конечно, их дружбы с Орловым. Куда ж без нее, без дружбы…
        - А Наталья?
        Николай ждал этого вопроса. Взгляда не отвел, лишь смотрел… отстраненно, без надежды.
        Паскудство, во всей его красе! Сначала интернациональная группа «Ворош», теперь корпус и… Особый статус, не подразумевавший потерю гражданства, но выводивший в отдельную категорию. Свои-чужие.
        С оорой, которую в ближайшее время собирались признать кангор и оба императора, все становилось еще интереснее. Правовая база для образования новых конгломератов существовала, но основывалась она, в первую очередь, на территориальных характеристиках. А здесь…
        - А ты думаешь, почему Правительство пошло на этот шаг? - невесело усмехнулся Орлов. - Помешать формированию не удалось, так хотя бы иметь возможность влиять.
        - Суки! - буквально выплюнул это слово Шторм, но… - Значит, еще повоюем? - едва ли не с довольным урчанием, продолжил он.
        - Повоюем, - кивнув, вздохнув Орлов. - Воевать нам еще… «Противодействие» работает автономно, но под твоим контролем.
        Шторм ответил ироничным взглядом, словно спрашивая, а могло ли быть иначе.
        И ведь даже не сомневался - не могло. Не в тех условиях, в которые их загнали.
        «Противодействие» - Управление контрразведки Коалиционного штаба, основной задачей которой была борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью в условиях иногалактического вторжения, задумывалась как структура, работавшая в глубоком тылу.
        Управление «Д», которое до недавнего времени возглавлял Орлов, фактически занималось тем же самым, но в границах, объявленных зоной военных действий. Пока шла война…
        После войны их слияние выглядело вполне логично. Да и теперь… Действовали они на стыке, отрабатывая плотное взаимодействие, в котором, благодаря Шторму и Орлову, речь о конкуренции не шла.
        - Как она?
        Шторм поморщился - думал о другом, потер пятерней затылок. Вопрос был прост, а вот ответ…
        Есть вещи, которые надо видеть своими глазами.
        Этот был как раз из таких.
        - Так же как и мы, воюет, - твердо посмотрел он на Орлова. Учителя. Друга… - Влиять на нее не получится. Ни у тебя, ни у кого-либо еще. Здесь все так… - Он оборвал сам себя. - Я помню ее девчушкой. Выбивающиеся из двух хвостиков волосенки, голубые глаза, в которых невинности столько, что прямо захлестывает, и твердо сжатые губы…
        И подумал о том, что вот и верь спецам, которые говорят, что смотреть надо по глазам.
        Ее суть была в этих губах…
        Твердо сжатых губах.
        Разговор с Орловым не затянулся. Главное - сказано, все остальное…
        Все остальное - рабочие задачи, которых с каждым днем становилось только больше.
        Шторм откинулся на спинку кресла, закрыл глаза, пробив по подлокотнику… есть только мы и победа! Обмяк, заставив себя расслабиться.
        Сердце билось спокойно, радуя своей покладистостью. Тут впору, то ли выть от ярости, что пропустил такую игру, то ли тоже выть, но уже от открывавшихся перспектив, а оно…
        Заместитель Булганина по безопасности…
        Что стояло за этим назначением, Шторм прекрасно понимал. Возможности. Те самые возможности, которых в последнее время им не хватало.
        Сначала в структуру Штаба впишется ОСО с его уже серьезно расширенным функционалом. Станет перешейком, который состыкует между собой вояк и спецслужбы. Потом…
        Конкуренция между одними и другими была выгодна Правительству, использовавшему существующие противоречия, чтобы на протяжении уже довольно длительного времени сдвигать вектор своей лояльности в сторону трансгалактических корпораций. Теперь же…
        - Виктор, зайди ко мне, - не открывая глаз, произнес он. В его визите на базу пора было ставить точку. Тем более что момент был очень даже подходящим. - И прихвати с собой Гросса, Кабаргу и Слайдера.
        Шаевский не ответил, просто отключился.
        Знал бы он…
        Глава контрразведки ооры. Беззубый когда-то щенок, заматеревший настолько, что оставлять его за спиной Шторм уже бы поостерегся.
        И ведь внешне не скажешь - пластичен подполковник, но Шторм знал - это только видимость. А так…
        Самостоятельная работа Шаевскому только на пользу. Когда никто, кроме тебя, когда планка ответственности на такую высоту, что дух захватывает, вот тогда можно говорить о потенциале.
        Не заложенном - реализованном.
        Когда эти четверо появились, Шторм стоял у окна. С той стороны модуля был плац, с этой вдали виднелись фермы стапелей.
        Не сказать, что мирный пейзаж, но успокаивал.
        - Господин генерал…
        - Отставить, - обернулся Шторм. Окинул вошедших быстрым взглядом…
        Форма корпуса «Ворош» сгладила различия, но вытащила наружу то, что при других условиях не бросилось бы в глаза.
        Все они были из одной стаи. Выкормыши одних обстоятельств.
        - За последние пять месяца службой безопасности Коалиционного флота было пресечено двенадцать попыток внедрения в корпус «Ворош» и четыре покушения на командор-капитана Наталью Орлову. Последнее - на Ярлтоне, во время празднования юбилея императора Хандорса.
        Он сделал паузу, давая им возможность осмыслить названные цифры. Осознать, ощутить на себе реальность, в которой хотя бы одна из этих возможностей была осуществлена…
        - С момента вступления в должность руководителей специальных служб корпуса «Ворош», ССБ флота снимает с себя ответственность за личную безопасность капитана третьего ранга Орловой со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вопросы есть?
        - Уровень взаимодействия? - оправдал его ожидания Шаевский.
        - Первые заместители и главы соответствующих служб коалиции, - не позволив себе даже ухмылки, ответил Шторм. - Еще вопросы?
        Все будет, естественно, не совсем так, но…
        - Вопросов нет, - первым откликнулся тот же Шаевский.
        - Вопросов нет, - повторил за ним Слайдер.
        Шторм перевел взгляд на Гросса.
        Вот так… из списка на уничтожение, в…
        - Вопросов нет, - твердо произнес бывший вольный, вытянув паузу, во время которой Шторм успел закончить фразу.
        В том, другом списке на уничтожение, они тоже были.
        И тоже… врагами.
        Глава 3
        Воодушевлять Шторм умел. А уж когда бросался подобными фразами, появлялось неистребимое желание вывернуться наизнанку и…
        Технологии не просто известны, но и тысячу раз опробованы на других, однако все равно действовали. Причем, так… основательно, до жесткого: никто, кроме нас.
        - Предлагаю ко мне, - произнес Шаевский, дождавшись, когда за выходившим последним Гроссом, закроется дверь.
        - Принимается, - твердо посмотрел на него Слайдер.
        Образа не выдержал, тут же залихватски подмигнув. Мол, не знаю, как остальные, а я - в курсе.
        Впрочем, Виктор подобной осведомленности тарса не удивился. Пока разгружались, его парни крутились поблизости.
        - Согласен, - глухо произнес Гросс. Окинул тяжелым взглядом пустой коридор…
        Шаевский повторил его «путь». Несколько дней на базе, но теперь эта пустота выглядела обманчивой. За модульными перегородками кипела скрытая от чужих глаз жизнь.
        Идти далеко не пришлось, только спустились этажом ниже. В соседнем корпусе располагалось ССБ, этот выделили на разведку и контрразведку. Пока не разрастутся…
        Судя по словам Шторма, тянуть с последним не получится. Не при этих обстоятельствах.
        В секции, куда свернули, несколько зон. В двух разместились оперативный и аналитический отделы, в третьей находился будущий кабинет Шаевского. Но этот пока что был похож на склад. Не до собственных удобств.
        - Прошу, - открыв дверь с командного, отступил Виктор в сторону. Для разговора по душам стола и нескольких стульев вполне хватало. Ну а все остальное шло за соответствующий антураж.
        - С обстановкой помочь? - войдя следом за Шаевским, оценил Слайдер кавардак.
        Ящики у стен. Оружейный шкаф у самой двери. Рядом еще один - сейфовый, для хранения секретных документов.
        Архаичная вещица, но лишь для тех, кто не в курсе. Дублировали, конечно, не на бумагу, а на сверхтонкую пленку, но под копирование, на всякий случай, шло все мало-мальски важное.
        На полу мусор. На единственном окне - аварийная ставня, но освещение уже рабочее, адаптированное для внешек.
        - И сам могу поделиться, - намекая на выставленные вокруг штабеля, усмехнулся в ответ Виктор.
        Шторм с «экипировкой» не поскупился. Чего не хватало, так это рук, которые бы все разобрали и подключили, но с этим Шаевский собирался разбираться на месте. Недостатка в подготовленных кадрах в корпусе не было.
        - Я ведь не откажусь, - принял подачу Слайдер. Прихватив попавшийся по дороге стул, передвинул поближе к столу. Потом кивнул Гроссу… мол, не стесняйся.
        - Коньяк? Виски? Шаре? - уточнил Виктор, подойдя к стоявшему чуть в стороне ящику. Аббревиатура на боковой стенке предупреждала об особой осторожности, что вполне соответствовало действительности.
        - Хорошо подготовился… - взглядом оценив габариты, уважительно протянул тот же Слайдер. - Коньяк.
        - Коньяк, - сухо повторил за ним Гросс. - Закусывать рукавом?
        - Обижаешь, - с ехидной улыбкой отозвался Шаевский, доставая две бутылки. Вернув крышку на место, подошел к столу. - Стаканы в сейфе, - кивком указал он на шкаф для секретки.
        Кроме стаканов нашлась и закуска. Мясо, сыр, зелень… Набор не для эстетства, для основательного мужского разговора.
        Нарезали, расставили, налили. Получилось быстро - у всех опыт, да и к чему тянуть, когда вся картинка лишь предисловием.
        Первым, окинув быстрым взглядом накрытый стол, стакан поднял Шаевский. Дождался, когда примеру последуют остальные.
        - За знакомство, - вытянул он руку вперед.
        Стаканы звякнули, связав их звуком. Шаевский сделал глоток, поморщился.
        «Подарок» собирал Шторм. Толк в горячительных напитках генерал знал, коньяк оказался серьезным, с хорошей выдержкой.
        Остальные повторили. Судя по появившемуся на лицах воодушевлению, оценив по достоинству.
        - Ты давай, контрразведка, не тяни, - зажевав, Слайдер передвинул стакан поближе к Виктору.
        Шаевский хмыкнул - тарс имел в виду отнюдь не продолжение банкета, но сначала долил. Не до полного, но так, чтобы без скупости.
        - Работать с жесткими границами у нас не получится, - произнес он, когда и Гросс поднял свой стакан. Боты еще не включились - в голове слегка шумело, но думалось хорошо. Четко. Остро. - Против нас играют крутые ребята.
        Гросс посмотрел исподлобья, но промолчал. Опрокинул в себя коньяк, прихватил с тарелки кусок сыра и пучок зелени. Завернул одно в другое, запихнул в рот.
        - Речь о сотрудничестве или гибридной структуре? - Слайдер откинулся на спинку стула. Пить не торопился, наблюдая за происходящим.
        - А это, как себя покажем, - поддел его Шаевский. - На первом этапе - сотрудничество, потом, если не поубиваем друг друга, пойдем на гибрид.
        - Кто на главного? - кивнув, похоже, собственным мыслям, уточнил тарс.
        - Ты о нем слышал, но лично не знаком. Он, - двинул Виктор подбородком в сторону Гросса, - тоже. Мужик крепкий. Таких на всю Галактику единицы.
        - А что ж не сразу? - прищурился Слайдер.
        - У него сейчас другие задачи, - спокойно, словно не заметив не проявившей себя жесткости, ответил Шаевский. - Курировать будет, без нужды не полезет, но если мы…
        Гросс, кивнув, подался вперед. Умостив локти на коленях, замер.
        Думал. Хмурился, кривился.
        У Слайдера на руках все козыри - история с показавшимся знакомым Наталье стархом, за которой скрывался погибший-воскресший Индарс, раскручивалась с его участием, но и бывший вольный достаточно подкован, чтобы, если и не сделать правильного вывода, то хотя бы максимально к нему приблизиться.
        - Ты не молчи, контрразведка. Не молчи, - похоже, приняв для себя какое-то решение, наконец, выпрямился Гросс.
        - Так я и не молчу, - усмехнулся Виктор.
        А сам вспомнил… Как сидели со Штормом в его каюте на курьерском. Как пили… не коньяк и не кофе - чай, как разговаривали…
        Слава не пугал - оба достаточно в теме, чтобы выстроить картинку даже на мелочах, не воодушевлял - для этого хватало и понимания, чем и ради чего предстоит заниматься. Он даже не делился имеющейся у него информацией, хотя и выглядело похоже. Он просто говорил. Сухо и до равнодушия спокойно.
        А за словами…
        - За тех, кто не с нами, - Шаевский поднялся, разлил по третьей.
        - За них, - вслед за ним встал Слайдер.
        Гросс поддержал.
        Выпили молча, на этот раз, обойдясь без закуси. Снова устроились на стульях.
        …кто не с нами…
        Думать и делать предстояло и за них.
        - Вольные, за которыми стоят трансгалактические корпорации. Правительство Галактического Союза в связке с ними же и с похожими целями - передел существующих границ секторов. Домоны. И сами по себе, и в коалиции с теми и другими. Антиправительственная организация «За будущее Галактики» - в разработке генерал Орлов и члены его семьи. Это - если без персоналий, большую часть из которых нам предстоит выявлять самостоятельно. Дальше… - наклонившись, поднял он с пола вторую бутылку. Открыл. - Скайлы. В результате совместных операций структуре «Бейликран» нанесен серьезный урон, но она продолжает действовать. Командор-капитан Наталья Орлова в списке «А». Первый десяток. Вместе с кангором Аршаном, каниром Лаэрье и главами кланов, которые их поддержали. Самариняне…
        - А эти каким боком? - протянув руку за своим, уже наполненным стаканом, хмуро поинтересовался Слайдер.
        - Исходя из религиозных взглядов самаринян, капитан может рассматриваться либо как третья Богиня их пантеона, либо…
        - Триединая, - процедив сквозь зубы, произнес Гросс. Поднялся. Дошел до двери, развернулся. - Позиция эклиса?
        - Эклис Ильдар не согласен ни с теми, ни с другими, - не помедлил с ответом Шаевский. В их со Штормом варианте, спрашивал он.
        - Уже легче, - «расслабился» Слайдер.
        - С учетом Ордана Ханиля я бы не радовался раньше времени, - стоя там же, у двери, возразил Гросс. - Да и эрари Джориш…
        Шаевский только кивнул. Доверие - доверием, но…
        Пока что командующий ударной армады играл на их стороне, но это только пока. А что будет дальше…
        - По имеющейся у генерала Шторма информации, - продолжил он, - наиболее опасной с точки зрения безопасности капитана на данный момент является ситуация с домонами. Предполагается, что их действия могут быть направлены как против самой Натальи, так и против экипажа бывшей «Легенды». В качестве обоснования - особое влияние на капитана. И в этом вопросе я с генералом…
        - Подожди… - резко, едва не задев стоявший перед ним стакан, сдвинул рукой тарелки Слайдер. Наклонился к нему через стол, - ты же не хочешь сказать…
        Виктор не хотел, но…
        Ни Шторм, ни бывший император Индарс не исключали варианта, что среди вошедших в круг двенадцати домонов был тот или те, кто, оставаясь в тени, жаждал выстроить структуру ооры по привычному для этой расы сценарию…

***
        В секцию, которую занимал экипаж «Дальнира», я пришла за час до отбоя. Собиралась сразу после ужина, но…
        Самого ужина у меня тоже не получилось. У начальника технической службы возникли вопросы по поводу повреждений, полученных кораблями берсеневской разведки, хотел поделиться.
        И ведь поделился… переложив с одной головы на другую. Судя по всему, парни столкнулись с новым типом вооружения, установленным на хорошо знакомых нам СиЭс.
        Ягомо и Шард, которых вызвала на ремонтную площадку, со мной и Морозовым согласились. А Андреас и Николаи - подтвердили. Слышали о разработках, но…
        Закончилось все разговором с командованием и вопросом, куда смотрела наша разведка.
        Нет, не наша конкретно - Гросс пока еще только «приходил» в себя после назначения, а та, у которой, вроде как, везде были свои глаза и уши.
        Затем я еще раз, пока только мельком, прошлась по записям их боя, потом…
        Парни сидели в общем блоке. Валечка тренькал на гитаре. Юл устроился на полу у его ног и что-то, то ли разбирал, то ли собирал. Тарас читал бумажную книгу. Когда остановила на нем взгляд, перелестнул страницу и… посмотрел на меня. Я успела поднести палец к губам, прося не сообщать о моем присутствии. Он улыбнулся и вновь опустил голову.
        Настя - вязала. Заканчивала свитер. Если оценивать по размеру, то для Шарда, а если по расцветке…
        Мой начальник Штаба предпочитал темные оттенки. И либо я ошиблась с первоначальным выводом, либо кому-то предстояло делать выбор: носить подарок девушки или продолжить следовать своим твердым убеждениям.
        - Ты не стесняйся, капитан! - неожиданно подтолкнули меня сзади. - Не стесняйся!
        - Дарил, демоны тебя… - прошипела я, сожалея, что не успела насладиться и этой тишиной, и этим кусочком не войны.
        - Уже, - хохотнул он, обходя меня справа. - Стас, - крикнул, привлекая внимание, - капитан без ужина. Мы же не оставим его…
        - Не оставим, - засмеялся появившийся откуда-то сбоку Костас. - У нас уже готово…
        Все было знакомо. И вот это, когда успели все предусмотреть, и суета. И ощущение, что я - дома, тоже было тем, с «Легенды». Когда все свое. Когда каждый и за каждого…
        - Мам, говорят, что берсеневцы притащили с собой что-то интересное? - поднявшись, Юл сдвинул ногой свои железки в сторону. Двинул Валечку в плечо, предлагая освободить мне место.
        - Мальчишка… - укоризненно качнул головой чертивший что-то за столом Андрей.
        - А то она… - взвился Юл. Выглядело настолько нарочито, что я не сдержала улыбку.
        К тому же, сын был прав. Морозов и сам не скрывал, что советовался с Валечкой, которого вполне заслуженно считали спецом по вооружению домонов. А от него до Юла…
        Влезать в их спор я не стала - показуха чистой воды, присела на диван, чувствуя, как пусть и слегка, но отпускает напряжение. Сейчас бы еще закрыть глаза и…
        - Зачем вызывал Соболев? - пристроился рядом со мной Дарил.
        - Мне дали разрешение на посещения лагеря военнопленных, - откинулась я на спинку и все-таки сделала то, о чем мечтала. Закрыла глаза, медленно вздохнула, выдохнула. - Ну и согласовали дату проведения ритуала.
        - Когда? - не без недовольства уточнил демон.
        Это тема для нас с ним не была простой. Дарил имел свою точку зрения на происходящее. И вот она-то…
        Нет, думали мы с ним одинаково, но результат этих размышлений был разным.Я считала, что других вариантов, кроме как максимально использовать сложившиеся вокруг корпуса обстоятельства, у меня нет. Он…
        Он был уверен, что мое участие в этом фарсе ни к чему хорошему не приведет. Не вообще - лично для меня.
        В чем-то я была с ним согласна. В чем-то…
        - Через двенадцать дней, - открыла я глаза. Чуть развернувшись, со спокойствием, которого не испытывала, посмотрела Дарила. - Нам отходит Хараб-2. Твой отец передает ооре пару орбитальных и одну наземную базу. Император Радормир - строительный комплекс и гарантирует поддержку топливом и вооружением сроком на десять стандартов.
        - Суки! - Дарил встал рывком. Отходя, сбил плечом направлявшегося к нам Тараса. - Ты не понимаешь… - резко остановившись, развернулся он ко мне. - Тебя же…
        А я ведь догадывалась, что рано или поздно, но его сорвет. Догадывалась, но так и не нашла времени, чтобы сесть и спокойно поговорить.
        Не о прошлом - о будущем, в котором политика вполне могла стать для нас сорванным прыжком.
        - Знаю и понимаю, - извиняясь за демона, посмотрела я на ангела. Тот улыбнулся. Криво. - Давай мы отложим этот…
        - Нет, капитан! - перебил меня демон. - Дооткладывались уже.
        - Дарил! - чуть повысил голос Стас.
        Демон дернулся, но плечи уже опустились, выдавая то, что я давно заметила. Негласный лидер.
        - Возможно, он прав, - поднялась и я. Подошла к демону.
        Вот тебе и спокойный вечер. Вот тебе и почти ритуал, следуя которому я каждый вечер находила минутку, чтобы зайти в один из жилых блоков.
        Посидеть, пообщаться, пошутить. Посмотреть, как живут. Послушать, что тревожит…
        Посещение своих я оттягивала, считая, что им меня хватало и на борту.
        Похоже, ошибалась. Причем, серьезно.
        - Я не буду говорить, что дороже вас у меня никого нет, - обвела я взглядом парней.
        Костас, Стас, Валечка, Юл, Андрей, Кротов, Настя, техник-самаринянин, ушедший к нам с «Ирхачи». Марк. Кирьен…
        Все - мои. За каждого я…
        Вопрос стоял иначе: имела ли я право рисковать? Не ими - в этом у меня не было ни малейших сомнений, той информацией, которую, зная, чем обычно заканчиваются игры в политику, передал мне вместе с эмбрионом Аршан.
        Дилемма была жесткой. Или - или…
        Дилеммы не было. Я могла потерять их, но не этот самый… последний для нас всех шанс.
        - Я не буду говорить, что…
        - Капитан, мы же о чем-то не знаем? - неожиданно пришел мне на помощь Костас. Усмехнулся… даже не довольно, а с хорошо знакомым мне предвкушением.
        Мол, все, как всегда!
        - Вы чего-то не знаете, - вздохнув едва ли не с облегчением, улыбнулась я. - Но я уверена, когда дойдет до дела…
        - Таши? - все еще хмуро посмотрел на меня Дарил. Но в глазах уже было…
        Да, в глазах был тот самый азарт, когда и из-под земли.
        - Извини, - небрежно дернула я плечом. - Я же не виновата в том, что вы расслабились.
        - Даже так… - задумчиво протянул Вихрев. Переглянулся со Стасом.
        Тот хмыкнул, кивнул, намекая, что в игре.
        - Меня кормить будут? - поторопилась я увести с опасной темы. Главное, успокоила, а все остальное…
        С остальным был не все так гладко, как я пыталась представить.
        Новая Земля. Тайны, которые она хранила…
        Несколькими поделился Аршан, передав мне навигационные карты артосов и подробные графики вывода систем в режим прокола, позволявшие прыгать на расстояния, не вызывающие на данном этапе нашего развития ничего, кроме недоверия.
        И ведь не играл в благотворительность, как могло показаться на первый взгляд, отрабатывал тот вариант, когда все станет совсем плохо. Не столько для нас - кангор верил, что я выкручусь в любом случае, вытянув из петли не только себя, но и всех, кого смогу, для скайлов и Галактики Белой.
        Был ли он прав или пошел на этот шаг от отчаяния, осознавая, насколько зыбкой выглядела надежда на нашу победу?
        Ответ мне был неизвестен.
        Впрочем, а хотела ли я его знать или…
        - С этого и надо было начинать, - приняв посыл, радотно засуетился Костас.
        Кивнул парням, чтобы подтащили ближе уже накрытый стол. Сам кинулся в сторону коридора, который вел к жилым помещениям.
        Вернуться на двиван я не успела:
        - Здесь командор-капитан, - ответила оперативному, заставив Костаса остановиться, не сделав следующего шага.
        Чутье!
        - Дальний дозор передал,- тут же породолжил Лемешев, - фиксируем выход трех ардонов. Повторяю…
        - Капитан? - наблюдая, как меняется выражение моего лица, подался вперед Дарил.
        - Принято, - ответила я Лемешеву. Взяла протянутый Кирьеном плащ. Набросила на плечи.
        Фиксатор закрылся, словно отделяя меня от них.
        - Капитан? - повторил Дарил, но уже с легким нажимом.
        - Домоны, три ардона, - перевела я на него взгляд.
        - Демоны их…! - выдохнул, озвучивая общее мнение Валечка.
        И ведь не ошиблись. Все именно так…
        - А я ведь говорил, что с этой штукой что-то не так! - зло воскликнул Юл, предлагая свою версию событий.
        - Ты о чем? - тут же «вцепился» в него Стас.
        - Об осколке, засевшем в обшивке среднего, - ответила вместо сына. Не сказать, что была с ним согласна… - Форма у него…
        - Командор… - вместо ожидаемого Шарда, в поле командного появился Ягомо. Судя по влажным волосам, моего первого заместителя выдернули из душа.
        - Здесь, командор, - протянула я, продолжая цепляться за факты, неплохо укладывающиеся в предложенный сыном вариант.
        Берсеневцы попали под СиЭс в тылу. Не их - нашем. Разведка домонов подвалила, когда те вышли из прыжка. Словно знали и ждали…
        Про ждали - без сомнений. А вот знали…
        Бой был коротким, но жестким. Отрабатывали практически на равных. С нашей стороны четыре средних и два малых. С их - шесть утяжеленных архов. При таком раскладе…
        Повреждения кораблей и понесенные потери вполне вписывались в расклад, так что грешить на берсеневцев не стоило. Если только на «маяк», которые ненароком зацепили.
        - Дозору не отсвечивать, держать контроль, - приказала я продолжавшему оставаться на связи оперативному, признавая, что причину проблем придется искать уже после того, как ее решим.
        - Принято, держать…
        - Если ардоны с полной загрузкой… - натянув майку, посмотрел мне прямо в глаза Ягомо. Свою цепочку рассуждений, он, похоже, тоже уже прошел до конца.
        - «Если» можно отбрасывать, - оборвала я его. - Идут по нашу душу.
        - Тогда у нас остается только один вариант… - глухо произнес Ягомо.
        Как ни паскудно, но он был прав. Вариант…
        Полная загрузка ардона - девять тяжелых и до двадцати архов. Ну и сами матки… вне категорий.
        У меня - два супертяжа, восемнадцать тяжелых, тридцать шесть средних и тройка: «Дальнир», «Тсерра» и «Эссанди».
        Вступить в бой выглядело лестно для самолюбия, но…
        - Корпусу - боевая тревога. Начать подготовку к эвакуации базы. Передать в Штаб…
        Это решение для меня было нелегким.
        К сожалению, иногда других просто не находилось…

***
        Сектор управления. Экраны, на которые выводилась вся доступная нам информация…
        Тут и захочешь, а обмануться не получится, но было чутье, заставлявшее еще более пристально всматриваться в данные, ища то, что скрывалось за ними.
        А еще Шард, Ягомо, Шторм, Вилькеш, Дарил…
        Все в рамках привычных ролей, которые они исполняли, но у меня свербило. Дергало, словно и это было фальшивкой. Игрой, рассчитанной на меня, как на зрителя.
        - Таши…
        Я остановила его жестом, прося Дарила помолчать. К тому, что уже сказано…
        База сворачивалась в соответствии с эвакуационным планом. Спокойно. Четко. Без суеты. Но это только снаружи. Внутри - кипело.
        Кипело невозможностью ничего изменить.
        Два супертяжа, восемнадцать тяжелых, тридцать шесть…
        А еще два корабля технической поддержки и берсеневские парни, не без труда дотянувшие до базы…
        - Мы обязаны сохранить людей, - твердо, категорично посмотрел на меня экар Вилькеш. - Обязаны.
        А я мысленно добавила то, с чего он начал: «Мы…»
        Полную загрузку ардонов разведка подтвердила. То, что по нашу душу, тоже больше сомнению не вызывало. Как встали на вектор, так и шли точно по курсу.
        - А если… - на этот раз Дарил сам не закончил фразу. Укрупнил висевший над тактическим столом сектор.
        Две прыжковые зоны. Одну из них нам отрезали ардоны, вторая…
        Пропускная способность второй была значительно ниже, что не делало наш план на эвакуацию совсем уж безнадежным, но значительно его усложняло.
        Ничего нового увидеть на объемке я не ожидала, потому отошла к окну, за которым от прожекторов было светло, как днем.
        Слева - фермы стапельной площадки. Справа…
        Мой кабинет находился в этом же модуле, но уровнем выше. Да и окна…
        Те выходили на озеро, на контрасте делая осознание войны еще более острым.
        - Господин генерал, - не оборачиваясь, произнесла я, обращаясь к Шторму, - вам надлежит немедленно покинуть базу.
        Он хотел что-то сказать - командный отрабатывал в полном объеме, но я только качнула головой. Каким бы не оказалось окончательное решение…
        Доклад в Штаб ушел сорок пять минут назад.
        Подтверждения приказа на эвакуацию все еще не было.
        - «Зеста» отбила: капитан на борту, - отчитался Аронов, взявший на себя координацию. - «Эбраза» и «Вера» подняли вымпелы.
        - Принято, - коротко отрезала я.
        Сорок пять минут…
        Время подхода ардонов - восемь с половиной часов. На полное развертывание корпуса уйдет половина от этого. Чтобы «собрать» базу…
        - Командор, разведка…
        Я оглянулась, тут же встретившись взглядом с Ван Хилдом, который возглавлял сопровождавшее ардоны звено.
        - Таши, или я чего-то не понимаю…
        - Конкретней, - не столько оборвала, сколько поторопила я смотревшего на меня с внешки бывшего вольного.
        - Да нет конкретики, - с каким-то даже равнодушием произнес он, откинувшись на спинку ложемента. - Идут словно на прогулке. Хоть бы СиЭс сбросили. На всякий случай.
        С этим… словно на прогулке, Хилд не ошибался. Просматривая запись, тоже обратила внимание. Скорость в границах крейсерской, без малейшего намека выхода на форсированную. Построение - кильватерная колонна, нос в корму. Для марша еще куда ни шло, но для боя… Сброс с ардонов производился только в боевом порядке.
        У меня даже грешным делом появилась мысль, что мои прос…пали выход кораблей прикрытия, но это был тот вариант, когда такого быть не может, потому что не может быть.
        - Командор, вторая выставляется в ордер.
        - Принято, - продолжая смотреть на Ван Хилда, бросила я. - Ван…
        Тот закончить не дал. Улыбнулся. Куражливо, с искоркой:
        - Сделаю, Таши.
        - Но смотри там…
        - Как прикажешь, - хмыкнул он. Выпрямился. На мгновение «ушел» с внешки, вновь появился. - Но если что…
        - Я тебе покажу… если что… - рыкнула я, подавшись вперед.
        - Понял, тебя, капитан, - засмеялся он, перебросив канал в теневой режим.
        - Что ты задумала? - подошел ко мне Шторм.
        - Ничего, - «честно» ответила я, продолжая смотреть в «никуда». Вроде и видела поднятый над тактическим столом сектор, но перед глазами была пустота.
        И - тишина, чем-то похожая на смерть.
        Словно опровергая, за окном загудело, внутри все дернулось - один из стапелей слишком резко сбросил нагрузку, но тут же успокоилось. Сейчас это было не самой большой проблемой.
        - Наташа? - Шторм сдвинулся, встав напротив меня. Словно закрывая собой от других.
        Полевка его генеральской уверенности не ретушировала. Что уж говорить про взгляд, в котором он обещал много и со вкусом.
        Жаль, ответить было не чем. Главное сказал Вилькеш. Я могла лишь согласиться.
        - Соболев - правильный мужик, - негромко, только для нас двоих, неожиданно произнес Шторм.
        Сейчас бы выругаться - он понимал больше, чем говорила, но я только усмехнулась.
        Сорок пять минут…
        Расклад у Штаба был полным. Чем обернется попытка защитить базу, там должны были осознавать не хуже меня.
        - Если не подтвердят приказ, я уведу корпус на Хараб-2, - четко, полностью отдавая себе отчет в последствиях сказанного, произнесла я.
        - Категорично… - протянул Слава. Оглянулся, но тут же вновь посмотрел на меня. - Уверен, этот вариант в Штабе тоже учитывают.
        Напоминать, что мы с ним сейчас обсуждали возможность предательства корпуса «Ворош», я не стала. Ситуация из тех, в которые лучше не попадать.
        С одной стороны…
        С другой…
        - Господин генерал, - в оперативный вошел один из штормовских мордоворотов.
        - Одну минуту, - жестко бросил он, даже не обернувшись. - Наташа, я твоему отцу…
        - Командор, - не дал ему закончить Аронов, - эрари Джориш.
        - Демоны его… - резко выдохнув, процедила я сквозь зубы. Только самаринянина мне не хватало. - Прошу простить, господин генерал…
        Шторм «отступил», но лишь для того, чтобы, сдвинувшись, оказаться плечом к плечу.
        Еще один… показушник.
        С эрари обошлось без внешки - командующий армадой самаринян предпочел вариант скола.
        Пространственная сетка, которую «держали» двадцать четыре генератора поля, глазу незаметна, но сканер командного скачок «взял», заставив на миг зажмуриться.
        - Командор-капитан…
        - Эрари, - скривившись - появление скола отдалось на коже неприятным ознобом, приветствовала я «выступившего» вперед Джориша. - БиСи.
        Голографический слепок альдора, еще не так давно контролировавшего сектор планет Самри и Херош, склонил голову, но капюшон, как сделал это Джориш, не откинул, предпочтя скрыть нечеловеческое лицо образа, который принял для своей визуализации.
        - Через два с половиной часа из прыжка выйдет разведгруппа «Север»…
        - … которую хорошо потрепали у Рексли, - перебила я Джориша. - Если верить технической сводке, не верить которой я, как вы понимаете, не могу, то у Найденого на ходу семь «Закатов» и одиннадцать «Стреков». Об остальных…
        - Я ведь правильно понял, что это был сарказм? - мягко, со знакомым стелющимся шелестом уточнил БиСи.
        Я бы и хотела усмехнуться - при всей своей внешней «остроте», которая проявлялась в линиях его тела и порывистости движений, сглаживать углы альдор уже научился, но не получилось. Не при сложившихся обстоятельствах.
        - Это была констатация факта, - вместо этого холодно произнесла. - Если мы вступим в бой, потеряем не менее шестидесяти процентов кораблей. К тому же, дислокация базы противнику уже известна, что делает вопрос ее защиты весьма относительным.
        - С чем я полностью согласен, - напомнил Шторм о своем существовании.
        Еще и провокатор…
        Судьбе происходящего показалось мало:
        - Командор, четвертый стапель…
        Я приподняла руку, прося меня извинить, развернулась. Четвертый стапель из окна виден не был, но хватало и зарева с той стороны.
        - Командор-капитан…
        Повернувшись, встретилась взглядом с Джоришем. Вроде и спокойный взгляд, но было в нем что-то такое…
        - Насколько я понимаю, эрари, вы должны сообщить, что эвакуацию базы командование считает нецелесообразным, - произнесла я, продолжая отслеживать шедшую на экран командного техническую сводку.
        Ничего утешительного в ней не было. Четвертый стапель мы потеряли - взорвался один из антигравитационных блоков. Повреждения находившегося на нем корабля оценивались, как незначительные, но…
        На подушке в этот момент лежал «Исидор», тяжелый серии «Катлос». Махина серьезная, но если начнет подниматься на своих, разнесет все к демонам… Большая амплитуда качания, сдержать которую не сумеет даже самый опытный пилот.
        - Не столь категорично… - начал было Джориш.
        - Командор, ардоны перестраиваются в боевой, - перебил его Аронов.
        Внутри опять дернулась. Но этот вариант был уже конструктивным:
        - Ван… - подняла я сброшенную в теневой режим внешку.
        «Картинка» встала, но вместо физиономии Ван Хилда на экране оказался кусок командного.
        Сорвавшееся с губ ругательство запоздало. Изображение «поехало», сместилось…
        - Извини, капитан… - ощерился улыбкой Ван Хилд. Опять исчез, чтобы вернулся через мгновение. Устроился в ложементе.
        Если бы не страховочные ремни, сказала бы, что вальяжно, а так…
        - Я-то извиню… - с намеком протянула я.
        - Понял, - Ван Хилд поднял руки, откатывая ситуацию назад, но продержался недолго, тут же вновь став серьезным. - Капитан, тут такая история… - посмотрел он на меня едва ли не с обожанием. - Тебе три ардона с полной загрузной не нужны? А то они готовы…
        Они, может, и были готовы, а вот я…
        К такому повороту событий - нет.

***
        Я должна была что-то сказать.
        Должна была…
        Я…
        Все, что у меня получалось, продолжать смотреть на Шарда. Смотреть и звереть от понимания, что он и стоявшая за ним команда, о которой до недавнего времени я только догадывалась, вновь сыграли за моей спиной.
        Сыграли жестко, давая осознать и до конца прочувствовать мысль, следуя которой моя позиция во главе будущей ооры становилась лишь номинальной.
        И ведь знали, что статус аллеры был для меня, скорее, возможностью спасти других, чем попыткой подняться на высшую ступень власти, но…
        Советник, демоны его…
        А как тонко выведено!
        Три ардона с полной загрузкой! Девять тяжелых и до двадцати архов на каждом. Качай аллеру Таши! Гордись…
        - Капитан?
        Мое молчание Ван Хилда если и не обескуражило, то озадачило - точно.
        - Здесь капитан, - заставив себя проглотить вставший в горле ком, хрипло отозвалась я.
        На миг закрыла глаза, продолжая видеть, с каким спокойствием наблюдала за мной эта тварь. Медленно выдохнула.
        Рано или поздно нечто подобное должно было произойти. Как уже происходило. Как еще будет…
        Мне стоило радоваться, что и на этот раз сработал не худший из возможных сценариев.
        - Три ардона с полной загрузкой! - повторив мой мысленный спич, несколько обескураженно протянул Вилькеш. Дернул фиксатор воротника-стойки…
        Жаль, для меня все было не так просто.
        - Таши?
        Очнуться заставил не столько голос Дарила, сколько его взгляд исподлобья. Его и Ягомо, не хуже меня просчитавшего сложившийся расклад.
        Три готовых сдаться ардона…
        После такого… подарка говорить о равенстве двенадцати капитанов, составлявших ближний круг аллеры, не приходилось. Как и о принципах, на которых она должна была строиться.
        - Я - Таши, - глубоко вздохнула я. Откинув голову назад, посмотрела в потолок.
        Корпус «Ворош». Оора «Ворош»…
        Ни одно из решений, которые я могла принять, не было идеальным.
        Демоны их…
        Табло времени показало, что с момента сообщения Ван Хилда прошло лишь две минуты.
        Две минуты, растянувшиеся для меня в вечность.
        - Значит, так… - опустив голову, встретилась я взглядом с Дарилом.
        Демон чуть заметно усмехнулся и расслабился.
        Его вера в меня…
        Испытывать веру остальных я не собиралась, переведя командный в режим «на всех».
        Мы либо вместе, либо…
        - Командор-капитан… - подался вперед Джориш.
        - Здесь командор-капитан, - повторила я, чувствуя, как сдвинулся Шторм, встав плечом к плечу.
        Для памяти не самое лучшее время, но вспомнилось: «Ты будешь меня ненавидеть…»
        Ненавидеть не получилось. Оставалось только расставить все по своим местам.
        - Твоя работа или Торрека? - увеличив зону визуализации, чтобы включить в нее весь оперативный, перевела я взгляд на Шарда
        - Моя, - произнес он. Смотрел спокойно. Без малейшего намека на сожаление.
        Стойка не наша - их. Ноги чуть расставлены, руки заведены за спину.
        - Принято, - на этот раз, едва ли не безразлично произнесла я. - К какой ооре принадлежат ардоны?
        - Аллеры Харитэ. - Шард даже не дернулся, хотя уже должен был сообразить, что все идет отнюдь не по его плану.
        - Они тоже из тех, кто в Белой еще не засветился? - уточнила я, сохраняя выдержку.
        - Я уже говорил, что других не будет, - произнес он все еще отстраненно.
        - Да, помню… - вроде как задумчиво протянула я. Опустила голову, упершись взглядом в фиксаторы ботинок.
        Последний шанс…
        Не для него - он свое решение уже принял, для…
        И опять память подсуетилась, произнеся голосом Индарса: «Ты действительно этого хочешь?»
        Говорили мы тогда совершенно о другом, но ведь вспомнилось…
        Я этого не хотела. Более того, полностью осознавала возможные последствия, но…
        Я могла это сделать сейчас. Потом было бы уже поздно.
        - Под арест, - признав, что все остальные варианты хуже, чем этот, кивнула Дарилу на Шарда. - Временно исполняющим обязанности начальника Штаба назначить капитана Ягомо.
        - Командор-капитан! - шагнул вперед скол Джориша.
        - Отставить! - жестко произнесла я, предпочтя забыть, что говорила с командующим ударной армады. - Имела полное право расстрелять на месте.
        Шард дернулся лишь теперь. Дарил придержал, не дав сдвинуться с места.
        - Госпожа командор-капитан… - повторил попытку домон, но «отступил», когда на помощь демону пришли мордовороты Шторма. Зыркнул… не зло… словно это не он предал меня, а я его.
        Тварь!
        Тут каждая секунда на вес жизни…
        - Нарушение присяги, принятой при вступлении в особый интернациональный корпус «Ворош». Превышение служебных полномочий. Действия, в результате которых были подвергнуты опасности корабли и личный состав корпуса… Кто-то еще сомневается, что я могу это сделать?! - обвела я всех тяжелым взглядом. Остановилась на БиСи, словно именно ему адресовала вопросы.
        Мои молчали. Джориш с Альдором - тоже.
        Не самая лучшая тишина, но…
        - Командор, Штаб! - то ли сбивая напряжение, то ли, наоборот, заставляя его взметнуться, рявкнул вдруг Аронов. - Резолюция адмирала Соболева: на усмотрение командор-капитана Орловой…
        - Твою… - не скрывая облегчения, «сорвался» Шторм. Слегка «обмяк», намекая, что готов побыть зрителем.
        Сука…
        Про сук и иже с ними, я уже не раз говорила, так что повторяться не стоило. Если только признать, что у варианта «за» тоже оказалось множество оттенков.
        «Николаи и Андреаса на контроль», - отправила предупреждение Дарилу.
        Тот кивнул - уже сделано.
        Ничего другого я и не ожидала, но в груди кольнуло. Грань между предусмотрительностью и принятием решения за тебя была очень тонкой.
        Впрочем, в отличие от Шарда, в котором слишком крепко сидел «советник» аллеры, мои точно знали, где она пролегает.
        - Увести, - посчитав, что представление пора заканчивать, коротко бросила я.
        Приказ выполнили парни Шторма, тут же закрыв от меня Шарда своими спинами.
        Еще один… лучший вариант, но…
        Передышка оказалась короткой. Только дождаться, пока сдвинется створа, закончив одну историю и начав другую…
        Сбросив канал «на всех» - иллюстрация к тому… последнему предупреждению, была достаточно красноречивой, направилась к тактическому столу:
        - Возвращаемся к главному вопросу, - уже другим тоном начала я. - Господин эрари, БиСи, - проходя мимо, сделала приглашающий жест. - Шураи!
        - Здесь, капитан, - вывалился тот на поднявшуюся внешку. Подмигнул… не мне - Дарилу. - Капитан, мы там…
        Продолжать он не стал, перебросил навигационку, которую я тут же наложила на висевшую над столом объемку.
        Границы дальнего контроля. Ближние… Позиции ардонов и моей разведки…
        «Рокси» Ван Хилда, «Холин» Волнина, «Мэрдос» Шураи и «Эксани» Лайхи…
        Это «невозможно» отрабатывалось в штатном режиме.
        - Минные поля. Здесь, здесь и здесь, - предпочтя обойтись без патетики, обвела я выделенные красным области, частично перекрывавшие подходы к ближним базы. - Мины не глубинные, но не без сюрпризов. Дополнительно сброшено двадцать снэгов с зараженными эктонами. Вряд ли это их остановит…
        - Вы намерены продолжить эвакуацию? - не равнодушно - отстраненно посмотрел на меня Джориш, воспользовавшись паузой.
        - Я намерена продолжить эвакуацию, - с тем же безразличием повторила я слова эрари, но уже в виде утверждения. - До тех пор, пока ашкеры однозначно не подтвердят свою позицию…
        Мы должны сохранить людей…
        Это были не мои слова - Вилькеша, но это не мешало им продолжать оставаться актуальными.

***
        Ашкеры ардонов подтвердили готовность сдаться Коалиционному флоту. И сделали это еще раз после просмотра записи, на которой я отправила Шарда, как посредника сделки, под арест.
        Кого-то это могло успокоить, меня - нет. Эвакуация базы была приостановлена, но корабли корпуса заняли боевые позиции, готовые к любым неожиданностям.
        Час назад к ним присоединились остатки разведгруппы «Север».
        Найденов, как и я, милости от врага не ждал, предпочитая говорить с ним на более понятном языке.
        В нашем случае все еще более отягощалось берсеневскими парнями. История оказалась совершенно другой - старший из ашкеров координаты базы получил непосредственно от Шарда, но осадок, требовавший справедливости, остался.
        - Капитан, тут…
        Я выпрямилась - уже далеко не в первый раз изучала сектор на окраине системы, где должна была состояться встреча с домонами, посмотрела на вошедшего в кают-компанию Кротова.
        - Жень? - приподняла я бровь, наблюдая за тем, как мнется мой первый помощник.
        Вопроса хватило, чтобы он собрался и отступил в сторону, позволяя войти Андреасу, приписанному к «Дальниру» в качестве стажера, и интуитивщику, для которого Шторм приберег место заместителя у Гросса. Не командира эскадры - главы формируемой в ооре разведки.
        - Неожиданно… - качнула я головой. - И, насколько я понимаю, не терпит, - добавила, не пропустив, с какой решительностью смотрит на меня Андреас.
        - Капитан, парень…
        Домон зыркнул на Кротова так, что тот замолчал. Лишь пожал плечом… мол, хотел, как лучше.
        - Жень… - повторила я заход, давая возможность вошедшим осмотреться, - мне бы кофе…
        - С булочкой, - хмыкнул он. - Тебе бы нормально… - Заметив, как я нахмурилась, выставил ладони вперед. - Я - понял.
        А ведь прошло всего несколько месяцев…
        Все происходящее меня вполне устраивало. Наши становились нашими, вписываясь в те негласные правила, которые делали нас нами. Не наши…
        - Кто начнет? - сделала я приглашающий жест. Сама сдвинулась, воспользовавшись возможностью рассмотреть сектор с другого ракурса.
        Новый взгляд на то же самое, ничего не изменил. Да и не мог. До того, как прибыть на борт «Дальнира», чтобы обсудить условия сдачи, ашкеры ардонов должны были передать аналог технического кода, обеспечивавшего полный доступ к кораблю. Включая и ангары, на стапелях которых находились дорги и архи.
        - Если позволите…
        Я тяжело вздохнула - с Александром Кабаргой были достаточно знакомы, чтобы усвоить тот факт, что лишний официоз при подобных разговорах для меня неприемлем.
        - Давай уточним сразу. Ты в качестве парламентария или гонца?
        Он улыбнулся, уже не в первый раз напомнив мне Игоря. Такой же… то ли бесшабашный, то ли безудержный.
        - А если понемного от того и другого? - обойдя Андреаса, подошел он к тактическому столу.
        Форма уже наша - серый китель и темные брюки, заправленные в высокие ботинки, но это не мешало видеть, что парень «существовал» в другой вселенной. Той, центром которой были мой отец и его лучший ученик, Слава Шторм.
        Я утрировала, но только слегка. Несмотря на шикарную боевую подготовку, было в нем что-то… от того кота, которым я время от времени представляла Вячека.
        - Тогда предлагаю не тянуть, - хмыкнула я, искоса поглядывая на Андреаса.
        С Николаи после ареста отца проблем не возникло. Да я и не ожидала. Шард не был жестким или категоричным, хотя именно таким и казался. Он просто ставил перед собой цель и шел к ней, отказываясь от всего, что могло помешать.
        Младший Дикр воспринимался не столь однозначным. Более пластичен, более податлив. Он не боролся, он либо принимал, либо…
        В нашем случае был первый вариант. Николаи в корпусе «Ворош» стал своим. Не прилагая при этом каких-либо усилий.
        А вот с Андреасом оказалось сложнее. Племянник аллеры Харитэ…
        Тот факт, что тетушка отправила его на закланье, мало что менял. Присягнуть - присягнул, но…
        Осталось в нем что-то от того мира.
        - Капитан, - начал Кабарга, привлекая мое внимание. Отошел в сторону, выбрав позицию, с которой мог контролировать и меня, и Андреаса, - за Шардом серьезная группировка. Недовольных вторжением во всех трех оорах достаточно, но тех, кто готов поставить себя и близких под удар и нарушить клятву - единицы.
        - Это что-то меняет? - несколько расслабилась я. Если не ошибалась, продавливать меня никто не собирался. Только подготовить к будущим проблемам.
        - Корпус - первая ступень. Оора - структура более высокого уровня, - заметил Кабарга едва ли не флегматично.
        Не Игорь - Шторм.
        Когда узнала о решении Славы, парню посочувствовала. Гросс, это - Гросс. Теперь понимала, что беспокоилась не о том. Кабаргу жизнь тоже хорошо потрепала, огрызаться и отыгрываться он вполне научился.
        - Нет! - спокойно, но твердо произнесла я. - Приказ на исключение Шарда Дикр из списков личного состава подписан. В корпус он не вернется.
        - Существует вероятность создания подобных подразделений, - невозмутимо заметил Александр.
        Вместо ответа хмыкнула и развела руками. Этот вопрос был уже не ко мне.
        - Он - двенадцатый капитан, - понимающе улыбнулся Кабарга.
        - Уже нет, - не отвела я взгляда. - С предисловием заканчиваем. Дальше.
        - Эти три ашкера…
        - Капитан, кофе, - весьма своевременно ввалился в кают-компанию Кротов. В руках поднос с тремя кружками и тарелкой, на которой горкой были навалены булочки.
        Уточнять, откуда такое богатсво, я не стала. Вариант, что во время эвакуации успели прихватить часть оставшейся после ужина выпечки, был единственно возможным.
        Кивнул Кротову на стоявший в противоположном углу столик, вновь посмотрела на Кабаргу, предлагая продолжить.
        Повторяться не пришлось:
        - Один из этих ашкеров - брат Андреаса.
        Самое время было выругаться, но я только усмехнулась. Чего-то подобного…
        - Кто? - перевела я взгляд на домона.
        - Ашкер Айк, - вместо Кабарги ответил Андреас.
        - Старший… - задумчиво протянула я, вспомнив имя лидера тройки.
        Дочь Дерхаи, два племянника Харитэ, бывший советник Сдильмы…
        Прежде чем что-либо сказать, направилась к столику. Кротов протянул кружку, которую я тут же обхватила двумя руками. Сжала, согревая ладони.
        - Знал? - не оборачиваясь, уточнила я.
        - Нет, - сухо произнес Андреас, - но догадывался. Когда отправляли на задание, удалось связаться с братом. Он сказал, что скоро увидимся. Тогда не понял, о чем, а когда увидел знакомый код…
        - С этим мы разобрались, - перебила я домона. Сделала глоток. Кофе оказался не слишком крепким и чуть сладковатым. - Значит, у Шарда в оорах есть поддержка…
        - Об этом вам лучше поговорить с братом.
        - Тебе, - встретившись взглядом, поправила я Андреса. - Вы угощайтесь, угощайтесь. - Прихватив булочку - она оказалась теплой, вновь вернулась к тактическому столу. Вклинившись в объемку, села на его край.
        О том, что в оорах не все так просто, говорили все попавшие в корпус домоны. Противоречия между аллерами подогревались стремлением каждой из них урвать кусок пожирнее. Борьба кланов за возможность влияния. Подросшая амбициозная молодежь, не желавшая оставаться на вторых ролях. Ну и огромный дефицит женщин, усугублявший остальные проблемы.
        Всего лишь части мозаики, о которой я имела лишь смутное представление.
        Булочка закончилась быстрее, чем мысли. Да и кофе…
        Сделав последний глоток, поставила кружку, задвинув ее в прыжковую зону, через которую в систему вошли корабли группы «Север».
        - Твои предложения? - подняв голову, посмотрела я на Андреаса.
        В отличие от Кабарги, который, не скрывая удовольствия, прихлебывал из своей кружки, домон с места так и не сдвинулся.
        - Мой брат станет двенадцатым, - едва ли не ультимативно, словно бросив все на кон, произнес он.
        - Если это будет его решением, - не без труда удержала я улыбку.
        Я посчитала мальчишкой Николаи, увидев Андреса более взрослым и уверенным в себе.
        Похоже, в этом ему удалось меня обмануть.
        - Вы…
        - Капитан, выходим на точку… - не дал ему закончить сидевший на вахте Вэйрин.
        - Принято, - отозвалась я, не без сожаления посмотрев на последнюю из оставшихся булочек. Сашка, не пропустивший взгляд, хмыкнул и демонстративно забрал ее себе. - Вот значит как… - протянула я не без угрозы.
        - Кто успел… - ощерился довольной улыбкой Кабарга.
        Штормовский выкормыш…
        Он точно знал, что и когда делать.
        - Ты прав, - после короткой паузы кивнула я. Соскочила со стола, не пропустив, как тут же подобрался Кротов. - Внимание экипажу! Боевая тревога!
        - Внимание экипажу… - разнеслось, но уже голосом Вэйрина. Вспыхнули тревожные табло…
        Парней из кают-компании буквально вынесло.
        Кабарга был последним…
        …вместе с той самой булочкой.
        - Капитан на мостике! - освободил мой ложемент Вэйрин.
        - Капитан на мостике, - повторила я, поднимая вымпел. Выставила над рабочей консолью навигационку с отметками кораблей.
        Три ардона все еще оставались за границами дальних, но их держала разведка, передавая данные на корабли группы.
        - Кто-нибудь выключит эту музыку? - ворчливо поинтересовалась я, не пропустив, с каким вниманием наблюдают за мной парни.
        Сирена еще раз взвизгнула и стихла, оставив после себя лишь звенящую тишину, в которой растворился даже технический шум.
        - Очень интересно… - не пропустила я, как все тут же уткнулись в терминалы. - И что это было?
        Не знаю, что именно они услышали в моем голосе, однако ответ на свой вопрос я получила.
        Картинка пришла от Тараса, но авторство принадлежало, скорее всего, Дальниру. Я, Кротов, Андреас, Кабарга и та несчастная булочка…
        - Принято… - многозначительно протянула я, едва не задыхаясь от сдерживаемого смеха. В запечатленной ИР эпической битве, победителем тоже оказался Сашка. - Я же…
        Закончить угрозы не удалось, о чем я искренне сожалела. На фоне последних часов эти несколько минут…
        На фоне последних часов именно эти несколько минут и были для нас настоящей жизнью.
        Вызов был от Торрека, взявшего на себя организацию встречи:
        - Командор, «Тсерра» и «Эссанди» коды приняли. Контроль прошел. Терминальный доступ…
        - Принято, - подняла я спинку ложемента, зафиксировав ее в боевом положении. - Ну что, парни… - выдохнула, встретившись взглядом с оглянувшимся Тарасом.
        Там, на базе, общение с ашкерами взяли на себя Джориш и БиСи. Здесь…
        - Связь на ардон КюВэй-двести четыре…
        - Принято, связь на ардон… - отчеканил Вэйрин, посмотрев куда-то мимо меня.
        Повернув голову, усмехнулась. Место слева…
        У домонов были свои принципы. С некоторыми из них мне приходилось мириться.
        - Настройка…
        - Принято, настройка, - отметив, что Андреас, замерший у стойки моего ложемента, смотрится там весьма органично, откликнулась я.
        - Кодировка…
        Внешку я подняла там же, слева. Чуть сдвинула, чтобы первый, кого увидит ашкер ардона, был его брат.
        Особого умысла в этом не было, но…
        Таблица сменилась серостью, которая тут же вновь ушла в таблицу. Потом экран потемнел, сорвался в рябь, вновь сорвавшись в настройку…
        Картинка зафиксировалась неожиданно, показав часть дудекера ардона.
        - Командор-капитан…
        Взгляд скользнул по экрану, сформировав объем. Перешел на приветствовавшего меня ашкера…
        Это было, как удар!
        Мне бы закричать…
        Мне бы закрыть глаза, чтобы не видеть…
        Мне бы умереть… Здесь. Сейчас. Чтобы хоть на миг, но стало легче.
        Мне бы…
        - Командор-капитан… - повторил мужчина, стоявший у поднятого в вертикальную позицию сэнкара с той стороны экрана. Подался вперед, позволив себе что-то похожее на демонстрацию эмоций.
        - Я командор-капитан, - голосом сорвав сдавившую мое горло удавку, не произнесла - прохрипела я. - Командор-капитан…
        Пусть будет она к тебе милостива и милосердна…
        Ни милостива…
        Ни милосердна…
        Джориш, передавший мне все полномочия на эти переговоры, не мог не знать, что ашкер Айк Уарес, лидер тройки ардонов, был как две капли похож на адмирала Искандера.
        Моего Искандера…

***
        Рубежи…
        Треть от сектора скайлов. Четверть - демонов. У стархов между тем и этим… Десятки секторов. Планеты, жизнь на которых висела на волоске.
        Рубежи продолжали держаться, хоть иногда и не верилось.
        Уставшие от боев корабли. Люди, забывшие, что такое нормальный отдых. Будущее, застывшее отметками на навигационных картах.
        И они… в чьих руках это все находилось.
        - Затишье.
        Соболев, «очнувшись» - был то ли здесь, то ли где-то там, кивнул, бросив еще один взгляд на висевшую над тактическим столом объемку.
        Россыпь звезд. Линии гравитационной напряженности, рисовавшие схемы галактических течений. Выведенные оттенками серого прыжковые зоны. Вектора возможного прохода. Отметки кораблей, собиравшиеся в звенья, эскадры, корпуса, армады…
        Рубежи отчаяния. Рубежы надежды…
        Кошелев правильно сказал - затишье.
        Вот только забыл добавить - обманчивое. Домоны вели неспешную позиционную игру, стараясь максимально усложнить положение Коалиции и заставить допустить фатальную ошибку.
        Они - реагировали, пытаясь предугадать следующий шаг. Иногда - удавалось. Иногда - нет.
        Что скрывалось за этим, Соболев прекрасно понимал. Подготовка к главному удару.И все это в условиях отсутствия единства в Коалиционном Штабе…
        - Что у Орловой? - недобрым словом вспомнив куратора из правильства, пытавшегося навязать им свое видение разворачивавшихся в секторе Деборы событий, уточнил он.
        Если бы нечто подобное происходило в первый раз…
        Самостоятельность действий Штаба становилась лишь видимостью, все чаще сдаваясь перед тварями, преследовавшими чисто политические цели.
        Соболеву, благодаря открытой поддержке глав секторов стархов, демонов и скайлов, пока удавалось сдерживать обстоятельства, позволяя продавливать себя в мелочах и не отступая в главном, но…
        А ведь были еще и самарянине. Эти действовали значительно тоньше, сохраняя внешний нейтралитет, но, как и в ситуации с корпусом «Ворош», их слово все чаще оказывалось последним.
        С одной стороны, вроде и неплохо - оставался шанс, даже когда загонят в угол, с другой…
        С другой, выглядело не столь оптимистично. Сильная Самариния под боком…
        Сегодня - союзники, а завтра?
        - «Дальнир», «Тсерра», «Эссанди» и разведгруппа Торрека в терминальном режиме сопровождают ардоны на базу Враксли. - Кошелев встал рядом. Вздохнул. - Ситуация с Шардом…
        - Она назревала уже давно, - не то перебил, не то просто не стал дожидаться продолжения Соболев. - Ее разрешение именно в этой форме было делом времени. Если ты помнишь, эрари Джориш…
        Да… Эрари Джориш не был категорически против появления этого домона в будущей ооре, но предупредил - рано или поздно они получат комбинацию, в которой скрытое противостояние приведет к попытке оспорить единовластие аллеры.
        Соболев был с ним согласен. И не только он. Но…
        - Создание еще одного интернационального подразделения - не самый лучший выход, - подал голос бывший император стархов, дремавший в углу. - Однако, это - уже принятое решение, так что думать нужно не о том, соглашаться или нет, а кого именно поставить на усиление, чтобы нейтрализовать излишнюю активность Шарда.
        Адмирал поморщился, но был вынужден согласиться. Бывший командир особой разведывательной группы ооры Сдильмы оказался весьма одиозной фигурой. А уж его контакты…
        Проблема была не только в этом. Домон умел манипулировать, производя именно то впечатление, которое ему и требовалось. И раз уж пошел на открытый конфликт с будущей аллерой…
        По большому счету, именно это была не его проблема - ситуацию контролировали те, кто видел ее глубже и дальше, но…
        - Если в ближайшие несколько дней расстановка сил не изменится, можно ожидать удар в направлении Врадиш и Белокар, с последующей попыткой отрезать часть корпусов армады каше Кардира, - сбивая с мысли, произнес Кошелев. Обошел тактический стол, оценивая то же самое, но с другой стороны.
        Вторая армада стархов. Курсовая, выводившая на ее тыловое обеспечение и на Таркан. Так далеко, конечно, домоны не продвинутся, но…
        Сама мысль о возможной угрозе столичной планете стархов, вызывала у Соболева глухую ярость. Когда определялись границы Рубежей, он настаивал на линии, которая не уходила дальше систем Камши, Вар, Доурей и Бескамп, что определяло бы ее, как и у демонов, между третью и четвертью от сектора.
        Да, на этапе закрепления они бы понесли большие потери, но зато теперь…
        - Корпуса Шорна и Судорцева, - продолжил мысль Кошелева, Ведерников. - Перебросить их на Белокар.
        Тоже контр-адмирал, тоже заместитель Соболева, занявший это место после ареста адмирала Далина.
        Давняя история. Паскудная…
        Давняя…
        Чуть больше года назад, а уже - давняя…
        - Не выход, - возразил ему арконесс Трэдиш. - Корпус Шорна удерживает равновесие на курсовых Бескамп-Сорей и Вар-Ктора. Сдвинем…
        - Тогда… - Ведерников замолчал, не продолжив. Лишь дернул головой, словно споря с самим собой.
        - На подходе шесть корпусов Союза. Свежие силы…
        - Господин адмирал… - не дал закончить Ведерникову вошедший в малый оперативный зал Рассел.
        Соболев отошел к торцу тактического стола, позволяя главному аналитику Коалиционного Штаба занять его место.
        Поднялся бывший император стархов…
        - Данные разведки подтверждают предварительные выводы, - взяв управление объемкой на себя, Рассел разбил ее на пять секторов. - В ближайшие двое-четверо суток можно ожидать удары в направлении Врадиш-Белокар, Вар-Ктора, Сибэй-Шортран, Дэй-Харес, Диш-Дишарэй. На всех векторах фиксируется активность тыловых служб группировок домонов. Более того, - после непродолжительной паузы - только дать оценить сложившийся расклад, продолжил он, - успешная реализация направления Вар-Ктора открывает возможность начала следующего этапа, задачей которого станет соединение с подразделениями, пробивавшимися на Дэй-Харес, что с большой долей вероятности приведет к формированию котла. Под угрозой…
        - А если еще протянут Дэй-Харес, то противопоставить им будет нечего… - посмотрел на Соболева Кошелев. - Господин адмирал, нам придется использовать резерв. Оба направления - стратегически важные. Да и приказ…
        Приказ, действительно, был. Одназначный, не имеющий ни малейшего намека на иное толкование.
        Рубеж!
        За Рубежом…
        За Рубежом Галактики Белой для домонов не существовало.
        - Когда ожидаем подход второй армады самаринян?
        Пауза была короткой. Рассел, поражавший Соболева не только своей способностью держать в голове невообразимый объем информации, но и оптимально быстро с ним работать, с ответом не задержался:
        - Первый-второй корпус - сорок восемь часов. Идут направлением на Ирассу. Третий-четвертый - восемьдесят. Вектор…
        - Местоположение первого и второго корпусов, - перебил его Соболев.
        Восемьдесят часов…
        Для их развития ситуации, этого было слишком много.
        - Первая - направление прыжковой зоны системы Биир. Подход - три с половиной часа, - Рассел дал команду вывести данные на объемку. - Вторая…
        - Вижу, - вновь не дал ему закончить Соболев.
        Еще одна армада самаринян. Четыре усиленных корпуса по шесть эскадр в каждом. Двадцать пять супертяжей, включая командную спайку. Под сотню тяжелых и вдвое больше средних…
        Самариняне четко выполняли достигнутые договоренности и делали это точно в срок.
        Вот только…
        - Первому - продолжать движение. Второй корпус выводите на Белокар.
        - Господин адмирал, хочу напомнить, что эрари Ксандр…
        Соболеву ничего не оставалось, как только кивнуть. Командная спайка - крейсер «Малиш» и его посадочный бот, следовали именно со вторым корпусом.
        Кошелев, Ведерников, Трэдиш и Безони…
        Четыре заместителя, на чьи плечи…
        Про плечи - точно. Даже разделенный на всех, груз все чаще казался неподъемным.
        - Ну а теперь, самое главное, - Рассел сменил объемку над тактическим столом.
        В малом оперативном их трое. Те, кто будет решать за остальных.
        - По данным дальней разведки, - зафиксировав, что система защиты полностью отрезала модуль от остального корабля, тем самым выставив запредельный уровень по безопасности, продолжил аналитик, - на границах Галактики, на курсовых систем АЭр13429 и АЭрКью1440 формируется группировка домонов. Оценить количество ардонов не представляется возможным, но…
        Главный удар!
        - Сколько у нас по времени? - перебив, твердо посмотрел на Рассела Соболев.
        - Три месяца, господин адмирал, - устало вздохнув, произнес тот. И добавил… - Максимум.
        Глава 4
        …В столице Таркана ночь, но заполненная молодежью площадка у императорского дворца была ярко освещена. В Новатеро - день. На Инаре, в первом эвакуационном лагере, где были размещены камеры, раннее утро. На Ирассе, у скайлов, поздний вечер. У демонов…
        Злобин прокрутил запись практически до конца, остановив на зацепившем его месте. Вновь запустил, поймав себя на странных ассоциациях.
        На фоне установленных сбоку от нее экранов Аксинья не выглядела одинокой или беззащитной. Скорее уж, напоминала стремившуюся в небо птицу. Дерзкую, сильную, свободолюбивую.
        Рыжие волосы трепал ветер. Взгляд…
        И - голос. Ее голос:
        - Мы спешим жить и боимся казаться слабыми. Мечтаем о подвигах, рвемся в пекло войны, забывая, о тех словах, которые наши отцы и старшие братья оставили наказом. Жить, бережно храня этот мир. Не черстветь сердцем, не сдаваться перед страхом, не отступать перед трудностями. Верить. Мечтать…
        Аксинья замолчала так же неожиданно, как и заговорила. Спустившись с трибуны, вплотную подошла к невысокому ограждению, которое отделяло зрителей от группы ведущих.
        Вроде ничего не изменилось, но исчезла легкая задумчивость… даже задушевность. Более решительным стал взгляд, напряженнее, категоричнее поза…
        - Олика Рэнг, шестнадцать лет, - дождавшись, когда крупный план выделит на одном из экранов стоявшую в первом ряду девушку, представила она ее. - Проведенные специалистами тесты говорят, что перед нами - будущее светило медицины. Огромное доброе сердце и руки хирурга, способные чувствовать жизнь кончиками пальцев. - Еще одно движение - камера сместилась дальше, остановившись на юноше со шрамом на щеке. - Иран Красс. Всего пара месяцев, как ему исполнилось пятнадцать, но его проект Университета, который планируется открыть на Инари, занял первое место, опередив работы маститых архитекторов.Анна Трэв, - махнула она рукой девушке в столице демонов. Та смущенно опустила голову, но тут же вскинулась, ответив Аксинье приветливой улыбкой, - студентка третьего курса педагогического института. Ее направление - младшая школа. Иван Крутой, - этот молодой человек, хоть и волновался, но смотрел твердо, - пятый курс политихнической Академии. Специализация - системы спасения.
        Ксю опять развернулась. Снова площадь, но теперь уже у стархов:
        - Наталия Бор, - улыбнулась она совсем еще девчушке. - Юная балерина, о знакомстве с которой я буду рассказывать своим детям и внукам. Инар Сави - художник. Ему семнадцать, но несколько его картин уже признаны наследием нации. Ток Кори, - камера вновь ушла в эвакуационный лагерь, - психология катастроф. Таники Линки - информационные системы. Натан Кири, в свои восемнадцать - офицер службы порядка…
        Аксинья медленно выдохнула и задумчиво качнула головой:
        - Ребят, серьезно… Никто не может сказать, что будет завтра, но сегодня наше место здесь. Сегодня наша обязанность, сделать все и даже больше, чтобы сохранить этот мир таким, каким его помнят ушедшие на Рубеж. Сегодня мы…
        Найти правильные слова несложно.
        Сложно найти те самые…
        Запись прямой линии, соединившей Землю, Рубежи, Таркан, Ялтон, Ирассу и эвакуационные лагеря в системе Баркот, прислала Ксю.
        Три часа откровенных вопросов и не менее откровенных ответов. Три часа обнаженных душ…
        Соболев, Ежов, Орлов, Шмальков, Берсенев, император Радормин, кангор Аршан, сам Злобин… Капитаны кораблей, пилоты, навигаторы, специалисты по вооружению… Люди, стархи, демоны, скайлы…
        Такие бои, как этот, в терминологии войны называли решающими. И по вложенным силам, и по последствиям.
        - Господин генерал, генерал-майор… - отметился на экране координации оперативный.
        Закончить фразу не успел. Вошедший в кабинет Шторм остановился на пороге, коротко осмотрелся, дольше всего задержавшись взглядом на стоявшей в углу у окна кофе-машине:
        - А ты неплохо устроился, - сдвинулся он в сторону, пропуская внутрь домона в полевке.
        Физиономия у типа была знакомой, вот только увидеть его здесь, на Таркане, Злобин никак не ожидал.
        - Неплохо, - согласился он, сворачивая внешку и сбрасывая оперативку в теневой режим. Поднялся. Одернув китель, вышел из-за стола.
        Курьерский, на котором Шторм вернулся с Деборы, лег на стапель пару часов назад, так что скорый визит просчитывался. Разве что, не в такой компании.
        - Я искал тебя на тринадцатом, - подойдя, протянул Шторм руку.
        Злобин ответил не сразу. Пожал ладонь, отметив, что выглядел генерал не в пример лучше, чем во время их последней встречи. Повторил с домоном, лишь после этого произнеся… с намеком:
        - Здесь тише.
        Шторм подоплеки не пропустил, усмехнулся - в их званиях и при их должностях тезис о том, что чем дальше от начальства, тем спокойнее, все еще имел право на существование, и, ничего не сказав, отошел к окну. Встал там, заложив руки за спину.
        Шестой этаж…
        - Ты уверен в том, что хочешь усыновить Натана?
        Злобин переглянулся с домоном - одно к другому точно отношения не имело, вернулся за стол, вновь сев в кресло:
        - Ты и об этом… - отзываясь на то… внутреннее, сдвинул он лежавшие на столе бумаги в сторону. - Да, уверен. И - нет, - продолжил, предвосхищая возможный вопрос, - в том, что с точки зрения остальных, для которых я ничего не могу сделать, это решение выглядит правильным.
        - Это хорошо, что нет… - словно бы невпопад произнес Шторм, разворачиваясь. - Коньяк будешь? - спросил он, но уже не у Злобина, а у Шарда.
        - Буду, - насмешливо хмыкнул тот. - И все, что к коньяку. Но не сейчас. Сначала - дело.
        - Понял? - как-то… с вызовом, уточнил Шторм.
        - Если честно… - начал Злобин. Замолчав, посмотрел на Шарда, оценив откровенно шальной взгляд. - Значит, все его выкрутасы…
        - А что сразу… выкрутасы… - вроде как с обидой протянул Шард, перебираясь поближе к столу. - По имени или…
        - По имени, - подтвердил Злобин, продолжая «крутить» в голове услышанное. - Очередной головокружительный?
        - Есть такое, - несколько задумчиво кивнул Шторм. Оглянулся, похоже, ностальгируя по ушедшим временам.
        Этаж - тот самый, как и вид на внутренний двор, но кабинет, который когда-то занимал тогда еще полковник, находился в другом крыле этого же корпуса.
        Координационный блок Союза…
        Первые контакты. Первые договоренности…
        - Вопрос о создании еще одного интернационального подразделения, которое он возглавит, - вновь посмотрев на Злобина, вернулся Шторм к главному, - решен положительно. Приказом пройдет в ближайшие дни, но работу по формированию можно начинать. Предварительное название - «Издора» - возмездие. Статус - особая группы, резерв Штаба. Состав - пять эскадр средних, четыре тяжелых и борт технической поддержки. Дислокация - база Рада, системы Шэй сектора стархов.
        Злобин медленно опустил голову, давая понять, что следит за мыслью.
        Объем работы… Экипаж среднего - от двадцати четырех до сорока восьми человек. Тяжелого…
        - На утряску - три недели. Еще одна…
        - Сколько? - нахмурившись, переспросил Злобин.
        Отбор. Проверка. Перепроверка…
        В рамки задач, поставленных перед Управлением «Д», эта тема вписывалась лишь косвенно, если только…
        - Генерал, я ведь правильно понимаю… - исподлобя посмотрел он на Шторма.
        - Правильно, - вместо того, чтобы вернуться к столу, направился тот к кофе-машине. - Информация о том, что Шард разорвал данную аллере Таши клятву, ушла домонам. Несколько дней и…
        Окончание фразы забил шум кофейной струи. Потянуло ароматом жареных зерен…
        Злобин предпочитал чай, но перспективы требовали эстетства:
        - А ты говоришь, тринадцатый… - поднялся он. Вопросительно посмотрел на домона, когда тот кивнул, повторил за ним, но уже соглашаясь с собственными мыслями про эти самые перспективы. - Игра на противоречиях? - подойдя к Шторму, достал он из шкафчика еще две чашки.
        Дождавшись, когда Шторм заберет свою, поставил одну на подставку.
        Менять режим не стал. Хотелось горечи. Терпкой. Отрезвляющей.
        - И на искреннем раскаянии, - подтвердил Шторм. - Главное ведь, правильно подать. Так, советник?
        - Так, генерал! Так, - отозвался домон в том же духе. Встав, подошел к ним. - Чтобы Сдильма убедилась в моей лояльности, соглашусь на плотный надзор. Подброшу информацию…
        - И будешь докладывать о каждом шаге Таши, - сделав глоток и скривившись - горячо, закончил за него Шторм. - При таком раскладе…
        С этим Злобин был согласен - расклад выглядел интересно. Не говоря уже об оперативном просторе, который открывал…

***
        Ашкеры Айк, Захрий, Назэр…
        Захрий находился на борту «Тсерры», Назэр у Аронова, на «Эссанди». Айк…
        - Шла бы ты в каюту.
        Я не без труда открыла глаза, вздохнула, признавая правоту, стоявшего справа от ложемента Стаса.
        Терминальный контроль доргов держали Дальнир, Тсерра и Эссанди. Если вдруг что-то…
        Ни «вдруг», ни «что-то» не прогнозировались - экипажи и ардонов, и доргов выполняли все согласованные нами требования, но я все равно предпочитала находиться на мостике, а не в собственной каюте.
        - Да, надо, - согласилась я, даже не шевельнувшись.
        Эта вахта была третьей. Одна из них - моя, две остальные я делила с Кротовым и Вэйрином.
        - Таши… - Стас положил руку мне на плечо.
        До базы Враксли в секторе стархов - двое с половиной суток. Крейсерским, игнорируя прыжковые зоны, способные значительно уменьшить этот промежуток времени.
        Я посчитала, что так - надежнее. Командованее со мной согласилось.
        - Я - Таши, - вновь тяжело вздохнула я, понимая, что мне все-таки придется встать и…
        Против Стаса аргументов у меня мало. Медицина! Полный доступ и неограниченные полномочия, когда речь заходила о здоровье.
        - У тебя есть два варианта, - оправдав предположения, склонился он ко мне. - Либо - либо.
        - Принято, - отстегнув ленты фиксаторов, заставила я себя подняться. Оглянулась, одним взглядом охватив данные на рабочем терминале.
        Три ардона с полной загрузкой. «Дальнир», «Тсерра», «Эссанди» и разведгруппа Торрека…
        С учетом информации, которую счел необходимым донести до нас Кошелев, выглядело относительно. Штаб ожидал прорыв в направлении Белокар. Систему, в которой сейчас находилась внеорбитальная база Враксли, можно было считать его тыловым сектором.
        На поддержку шел один из корпусов второй армады самаринян, но…
        Приказав Вэйрину и Дальниру смотреть в оба, поднялась на платформу телепортатора. Сдвинулась, освобождая место для Стаса.
        На жилой уровень он спустился вместе со мной. Следом вошел в каюту. Дождавшись, когда сдвинется створа, заблокировал своим кодом, давая понять, что не уйдет, пока не добьется своего.
        - Я о чем-то не знаю? - не задержался он с этим самым… «своим».
        Вопрос неожиданностью не стал. Более того, терпению Стаса стоило позавидовать. Последние двадцать часов телеметрию корежило так, словно собиралась сдохнуть.
        - Брат Андреаса похож на Искандера, - холодно произнесла я, проходя вглубь каюты. Остановившись у рабочего стола, наклонилась вперед, упершись ладонями в его край.
        Две голографии. На одной я и Индарс. На другой - тоже я, но уже вместе Искандером.
        Один умер, но воскрес. Второй…
        - Мне показалось…
        - Тебе показалось. - Стас подошел, остановился совсем рядом. - Они…
        - Знаю, - резко оборвала я его.
        Стас был прав. Чтобы это понять, стоило лишь присмотреться.
        - Извини, - медленно выдохнула я. - Это просто…
        Просто, как обычно, не было, но…
        Наклон головы. Приподнятый подбородок. Разворот плеч.
        Домой и скайл. Ничего общего, но пробило до самого нутра.
        - Тебе надо отдохнуть.
        - Надо, - вновь не стала я спорить. - Вряд ли смогу уснуть. Дергает.
        Стас сдвинулся вплотную ко мне. Обнял, заставив выпрямиться и прижаться к его груди.
        - Если хочешь, побуду с тобой…
        - Хочу, - не дала я ему закончить. Развернулась, упершись взглядом в его губы. - Я хочу…
        На этот раз не дал мне продолжить фразу он. Прихватив за затылок, наклонил мою голову к своему плечу.
        Там шла война. Здесь…
        Мгновение тишины было недолгим. Стас, отстранившись, развернул меня и подтолкнул в сторону спальной зоны:
        - Ложись. Я…
        - Ты со мной, - уперто посмотрела я на него.
        И ведь знала, как это больно, но…
        Мои силы закончились там, на мостике. Все остальное было лишь необходимостью держаться.
        - Я с тобой, - спустя недолгую паузу, кивнул он. Расстегнул куртку рабочей робы. Снял, оставшись в одной футболке, бросил в кресло. Избавился от ботинок…
        Там шла война. Здесь…
        Здесь она тоже была, принимая причудливые формы.
        Лежанка для двоих оказалась узкой, но мы устроились. Стас лег на спину, положив мне руку под голову. Я - боком, прижавшись к нему.
        Если бы не одежда, выглядели весьма двусмысленно.
        Впрочем, такое уже было. Правда, тогда нас было значительно больше, чем двое.
        Вопреки ожиданиям, уснула я практически мгновенно. Показалось, что только закрыла глаза…
        - Мам…
        Я дернулась, пытаясь сообразить, где именно и почему нахожусь, но Стас перехватил, заставив опуститься обратно. Сам поднялся, жестко растер руку, на которой лежала.
        - Тебя не учили, что врываться в чужие каюты без разрешения нельзя? - наконец, поинтересовался он у застывшего на пороге спальной зоны Юла.
        Я хмыкнула - в направленном на нас взгляде сына ясно читалось предвкушение, уткнулась лицом в подушку.
        Как Стас поставил свой код, я видела. А вот как снял…
        - Учили, - вроде как, сожалея о содеяном, промямлил Юл, тут же добавив уже другим тоном: - но я же не думал…
        - Плохо, что не думал, - перебил его Стас. - В следующий раз…
        Я едва не подавилась смехом, но оказалось, что это - только начало:
        - А будет еще и следующий? - воспользовался оговоркой Юл.
        - Вот ведь паршивец! - угрожающе шевельнулся Стас.
        Тут я уже не сдержалась, расхохоталась в голос. В свои далеко за тридцать оказаться застуканной сыном…
        Стас успокаивать меня не стал. Цыкнув на Юла так, что тот буквально вылетел из каюты, поднялся, тут же направившись в гигиенический отсек.
        Когда вернулся, я все еще улыбалась. Семь часов сна… Это было именно то, чего мне не хватало.
        - Завтракать будешь здесь или с вахтой? - сдвинув мои ноги, присел Стас на край лежанки.
        На табло шесть тридцать корабельного. Полтора часа до смены. Не моей - Вэйрина менял Кротов…
        Тридцать минут на то, чтобы привести себя в порядок и просмотреть последние сводки…
        - С вахтой, - перевернулась я на бок. Приподнялась, подставив под голову руку. - И зачем ты это сделал?
        - Что именно? - вполне искренне поинтересовался Стас.
        - Будем считать, что поверила, - улыбнулась я. - Спасибо.
        - За что? - так же искренне удивился он.
        - За то…
        - Капитан, - не дал мне продолжить Вэйрин, - Торрек передал: фиксирую выход эскадры. Вымпел флагмана самаринян.
        - Джориш? - села я на лежанке. Когда Стас встал, освобождая место, опустила ноги на пол.
        - «Малиш». Эрари Ксандр, - поправил меня Вэйрн. - Передали запрос. Приглашают тебя на борт…
        - Демоны их… - не сдержалась я. Только-только…
        - Хуже, капитан, - поддержал меня скайл. - Ашкера Айка - тоже.
        - Даже так… - без труда сообразив, ради чего самаринянин хотел видеть домона, недовольно качнула я головой. Кандидат на двенадцатого капитана… Тот факт, что его «проверил» Торрек, самаринян не устроило.
        Подняв внешку, загрузила навигационку с отметками текущего положения группы.
        Прыжковая зона прямо по вектору, но… Торможение, затем разгон и выход на крейсерскую…
        Не считая времени нахождения на борту флагмана, мы теряли два часа.
        Два часа в условиях, когда на счету каждая минута…
        - Передать на «Малиш», - приняла я решение, - следую курсом на «Враксли». Выполняю задание Коалиционного Штаба. Запрос вынуждена отклонить…
        Когда Вэйрин отключился, посмотрела на наблюдавшего за мной Стаса.
        Я поступила правильно, но…
        Внутри вновь дернулось, словно я только что потеряла то, что еще не успела даже найти…
        ***
        - Капитан, идем ближние…
        - Принято, идем ближние, - откликнулась я, сделав соответствующую пометку в журнале.
        «Враксли» «сидела» на дальних орбитах безымяной планеты системы Рос-22-24.
        Главный модуль - растянувшийся на тысячу двести сфероид, в максимальной точке выдававший высоту в шестьсот метров, был оснащен и маршевыми, и разгонными установками.
        Четыре автономных блока-сферы диаметром почти в пятьсот метров соединялись с ним фермами переходами. Шесть внешних стыковочных модулей и двенадцать внутренних обеспечивали возможность разгрузки-погрузки транспортов по минимально утвержденным нормативам.
        Список по вооружению тоже внушал уважение. База хоть и играла роль сортировочного узла под контролем служб безопасности, но в случае необходимости была способна отработать и в режиме боевой единицы.
        Ну и охранение…
        Как говорится, все по-взрослому. Правда, не в том варианте, когда на острие.
        - Третий выставляется на второй шлюз…
        - Принято, третий на второй… - отслеживая изменения курса ардона, повторила я.
        «Тсерра» заводила матку домонов на стыковочный узел первой. Потом выдвигалась «Эссанди», Затем…
        - Капитан, а может юнгой? - высунулся из-за внешки Костас.
        - Может и юнгой, - не стала я спорить.
        Андреас, сидевший на месте помощника капитана, посмотрел исподлобья - речь шла о его старшем брате, но счел за лучшее промолчать. Еще не забыл, что пока не побывал с нами в бою, права голоса не имел.
        - А к кому? - развернувшись вместе с ложементом, невинно полюбопытствовала сидевшая второй Настя.
        Принимая решение по Шарду, о своем четвертом пилоте я совершенно забыла, но…
        То ли там все было не столь серьезно, как выглядело, то ли Настя надеялась, что рано или поздно я сменю гнев на милость, но избавление от домона восприняла спокойно.
        - К кому…? - задумчиво протянула я, не пропустив, как подсуетился Дальнир, установив связь на корабли группы. - Главное, чтобы не жалко.
        - Неожиданно, - качнул головой Костас.
        - Но - верно! - глубокомысленно заметил Джастин.
        - И не без далеко идущих планов, - согласился с ними Кротов, в чью задачу входило присматривать за стажером.
        - А кого…
        - Капитан, Штаб. Сводка.
        - Принято, - отметив, что ардон четко лег на стыковочный вектор, перехватила я файл. Открыла…
        - Капитан? - разбил Кротов затянувшуюся паузу.
        Хотелось выругаться, но я только резко выдохнула, выведя на карту переданные данные.
        Аналитики Штаба не ошиблись в прогнозах. Полтора часа назад разведка первого корпуса каше Кардира засекла движение группировки домонов. Двенадцать ардонов с полной загрузкой и двадцать доргов сопровождения. Вектор - Врадиш-Белокар.
        Арифметика работала не в нашу пользу. После сброса - сто двадцать восемь доргов и до двухсот сорока архов. Это не считая самих ардонов.
        С нашей стороны корпус стархов и два самаринян, но эти только на подходе.
        Как итог, картина вырисовывались не очень радужная. Дорг, если перевести на нашу классификацию, между тяжелым и супертяжем. Арх, тоже между, но уже малым и средним…
        Если не случится чуда, то корпус каше Кардира сомнут, даже не заметив. Прыжковую зону наши заблокируют - пара десятков глубинных мин в секторе разгона и шансов уйти в прокол не останется, но вряд ли домоны на нее рассчитывали. И так хватало перспектив…
        - Капитан, капсор Жерис, - попал точно в мысль Андреас.
        - Принято, капсор Жерис, - откликнулась я, поднимая защитное поле.
        Настройка. Кодировка…
        - Ваши выводы, командор-капитан? - пропустив приветствие - общались пару часов назад, поинтересовался старх.
        Капсор - капитан третьего ранга. С учетом боевого опыта - командиром базы Жерис стал после тяжелого ранения, серьезность ситуации он оценивал от и до.
        Прежде чем ответить, развернула навигационку.
        Позиция первого корпуса каше Кардира… Сектор, в котором разведка зацепила ардоны…
        - Врадиш они пройдут, - прекрасно представляя, что именно стояло за моими словами, произнесла я. - Корпуса эрари Ксандра идут на Белокар, но если группировка домонов разделится, и часть ардонов выйдет на вектор Више-12-40, то через тридцать шесть часов мы можем ожидать их появления в этом секторе.
        - Хотелось бы мне вам возразить… - твердо посмотрел на меня Жерис.
        Мне бы - тоже.
        Рубежи не были линией, скорее уж отметками, определявшими места дислокаций подразделений, растянувшиеся вглубь на четыре-шесть СК - расстояние, которое проходил на крейсерской скорости за сутки тяжелый.
        Врадиш находился на одной их границе. Белокар ближе к середине. Так же, как и система Рос-22-24, в которой мы находились. Все, что их отличало - сдвиг вектора.
        Небольшим он был здесь, а вот дальше…
        - У вас ведь уже есть предложения? - оценила я паузу, которую взял старх.
        - Да, командор-капитан, - не стал он тянуть с ответом. Прошелся ладонью по короткому ежику волос с изуродованной шрамами проплешиной ожога от плазмы. - Для контроля ситуации использовать вашу разведгруппу. Все остальное…
        Откинувшись на спинку пилот-ложемента, зацепилась взглядом за навигационку. Использование разведгруппы, это, конечно, хорошо, но…
        Если я правильно помнила тактико-технические характеристики баз этого типа, то все, на что мы могли рассчитывать в критической ситуации - нуль семь от крейсерской, да и то только главный модуль, остальные больше, чем на нуль шесть не были способны.
        Не стоило забывать и о возможностях генераторов защитного поля. Это сейчас они держали удаление в единицу, во время движения их эффективность снижалась более чем наполовину.
        Вывод из всего этого следовал однозначный. В случае прорыва, который был весьма вероятен, защита базы ляжет на охранение и на нас.
        Не самая оптимистичная перспектива. Если смотреть правде в глаза.
        - Принято, - выпрямилась я. - Но вы же понимаете…
        Вместо ответа старх кивнул. Восемь тяжелых и двенадцать средних были неплохим подспорьем, но не при таком раскладе.
        Когда я сбросила поле, третий ардон уже встал на стыковочный. Вошел четко, продемонстрировав высший класс.
        Впрочем, когда речь шла об ИР кораблей артосов, говорить о другом и не стоило.
        - Капитан? - опередил Кротова Костас.
        - Здесь, капитан, - машинально ответила я, продолжая смотреть на навигационку.
        Если они разделятся…
        Проверку экипажей доргов, командовали которыми Андреас и Николаи, служба безопасности закончила. Не знаю уж, какие именно методы они использовали, но всех, кто изъявил желание продолжить службу в корпусе «Ворош», готовы были отдать под мое начало.
        При других обстоятельствах сочла бы хорошей новостью, при этих…
        - Второй на четвертый…
        - Принято, второй на четвертий, - сбросила я данные в журнал. Перевела взгляд на наблюдавшего за мной Андреаса.
        Что один, что второй - салаги. Не без потенциала, но…
        До этого потенциала им было еще…
        - Твари… - все-таки не сдержалась я, процедив сквозь зубы. И ведь ни к кому конкретно, но…
        Обвела тяжелым взглядом командный. Чутье у парней было на уровне. Еще не кураж, но предвкушение проглядывало.
        Знали бы они…
        Им хватало и того, что видели.
        - Связь на Ягомо, - принимая решение, приказала я.
        Когда они разделятся…
        В том варианте, который «висел» на навигационке, «если» было лишь иллюзией.
        Иллюзией, в которую не стоило верить…

***
        Внутреннее устойство базы было знакомо. Структура модульная. Шестнадцать уровней, два из которых трюмные блоки. Столько же технических. Восьмой, девятый, десятый - управление, включая контроль систем вооружения.
        В стандартной комплектации оставшиеся занимали учебные и жилые помещения, в этой - только жилые. Четверть - обслуживающий персонал и спецы службы безопасности, остальные - прошедшие первый этап проверки домоны.
        Мы сейчас находились на втором, в пустом ангаре, куда были переведены экипажи Николаи и Андреаса.
        - Добавили вы нам работы… - намекая на «пригнанные» ардоны, с нарочитым недовольством протянул стоявший справа от меня подполковник.
        За последние сутки слышала эту фразу раз двадцать.
        Судя по всему, этот был не последним.
        - Мы можем и не… - искоса посмотрела я на безопасника. Форма союзная. Нашивки…
        Дмитрий Иванович Вязов. Тридцать шесть лет. Четыре ранения, одно тяжелое. Отличился во время эвакуации одной из планет Люцении…
        Информацию о нем раскопал Слайдер. Немного - все остальное под грифами, за которые не пробиться, но хватало и того, что некоторое время служил непосредственно под командованием Воронова. Характеристика, говорившая сама за себя.
        Подполковник в ответ на мою эскападу понимающе хмыкнул:
        - Нет уж, командор-капитан, давайте оставим все, как есть. Ваша работа, наша работа…
        - Если настаиваете, - не без гримасы улыбнулась я. Потом кивнула на находившихся за искажающим полем домонов: - Значит, в лояльности этих парней вы уверены?
        Отчеты я видела. И заключения трех жрецов полного посвящения Храма Предназначения, прикомандированных к базе. И еще одно, уже скайловского спеца, утверждавшего то же самое.
        Все было так, но…
        - За исключением нескольких офицеров, - уже другим тоном произнес подполковник. - Сто тридцать восемь домонов в одной группе и сто сорок два - во второй. Это те, по которым мы выставляем полный допуск. Еще восемнадцать на усмотрение вашей службы собственной безопасности, но я бы…
        Что «он бы», было понятно - рисковать не стал. А вот я…
        - Ну, раз на усмотрение… - качнула я головой.
        Слайдер, Кайман, Рэя и Рэй…
        Хватило бы и этих четверых, но Шураи и Тимка увязались за компанию.
        Взрывоопасная смесь. После такой либо наши с потрохами, либо…
        - Я могу спросить? - сбил меня с мысли подполковник.
        «Враксли» была базой стархов, но под эгидой того самого Управления «Д», которое на днях принял от отца Шторм, так что разношерстность спецов вопросов не вызывала. Коалиционная структура с особыми полномочиями.
        - Слушаю вас, господин подполковник, - ответила я, не отведя взгляда от привлекших мое внимание домонов, стоявшихся особняком. Трое - помощники Андреаса, еще два - Николаи.
        Пацаны, хоть и старались держать выправку.
        - Как вы с ними…
        Вопроса он не закончил, но и с этим тоже было все понятно. Враги…
        - Просто, Дмитрий Иванович. Просто… - коротко бросила я. - Они - тоже люди. Как бы нам ни хотелось думать иначе.
        - Тоже люди… - задумчиво повторил Вязов за мной. Явно был не согласен, но… - Я не должен был этого говорить… - опроверг он мое предположение.
        - Слушаю, - коротко произнесла я.
        Один из домонов, за которыми наблюдала, развернулся, посмотрел «сквозь» искажающее поле. «Пробиться» вряд ли мог, если только чувствовать…
        Я проследила за его взглядом. Андрес, Николаи, Айк.
        Не хватало Захрия и Назэра, но эти еще общалась с местным СБ.
        Ментальную проверку троица приблудных ашкеров прошла первыми. Насколько поняла по осунувшимся лицам, Торрек их не щадил, действовал жестко.
        Впрочем, имел полное право. Если что, это ему отдавать жизнь за меня, так что старался и для нас обоих, и для дочери, которой рано или поздно, но предстояло стать аллерой.
        - Принято решение о формировании еще одного интернационального корпуса, - сбил меня подполковник с мысли о том, что просто опять не получалось.
        Они. Мы.
        Даже ненавидеть, как раньше, не выходило. Там, в бою, да. Здесь…
        - Даже так… - не сказать, что добродушно усмехнулась я. - Капитан третьего ранга Шард Дикр?
        - В точку, - кивнул подполковник. - У вас приоритет, но…
        - Мне нужны экипажи ардонов, - перебила я его. - Начните с парней ашкера Айка. Затем…
        - Вам придется сделать выбор одного из трех, - воспользовался Вязов короткой паузой. - Статус нового корпуса - «тяжелый». После проверки ему уходит полная загрузка двух ардонов.
        - Неожиданный расклад, - качнула я головой.
        - И - неприятный, - зашел с другой стороны подполковник. - Фактически, на волне вашей репутации…
        - Давайте на этом остановимся, господин подполковник, - оборвала я его. - Ашкер Айк Уарес.
        - Принято, - кивнул Вязов. - Я могу быть…
        - Я вас не задерживаю, - не дала я ему закончить. Дождавшись, когда покинет ангар, жестом подозвала Торрека. Тот подошел, встав слева. - Слышал?
        - Думаешь, что все опять не так, как кажется? - «поймал» он мою мысль.
        Прежде чем ответить, вспомнила последний разговор с Шардом. Тот самый, в оперативном, когда он очень тонко сыграл на моей нелюбви к закулисным играм и буквально заставил избавиться от себя.
        Тогда и там это выглядело совершенно иначе. Здесь и сейчас…
        - Паскудно это, когда везде приходится искать скрытый смысл, - поморщилась я. - Да, - вернулась к вопросу, - думаю. Генерал Шторм…
        - Ну, да… - иронично хмыкнул Торрек. - Генерал Шторм… Капитан, ты стала слишком опасной, - жестко закончил он. - Правительство Союза…
        - Отставить! - холодно бросила я.
        Он был прав, но…
        - Как прикажет моя аллера, - склонил голову Торрек.
        И ведь ни тени недовольства. Скорее уж, удовлетворенное смирение.
        - Как прикажу, - безралично повторила я. - Капитан Андреас. Капитан Николаи, - повысила голос, привлекая их внимание.
        Айк подошел вместе с парочкой, но остановился в шаге от них.
        С нами, но все еще…
        - Принимайте экипажи и грузитесь. Если все будет так плохо, как я предполагаю…
        Заканчивать нужды не было - чуда не случилось. Корпус каше Кардира домоны даже добивать не стали, прошли сквозь него, оставив за спиной истерзанные, смятые грандерами корабли.
        Позиции группировки домонов Штаб отслеживал - насколько это было возможно, но и без этого расклад был понятен. Врадиш они оставили за спиной. Еще немного и та самая развилка, за которую я каждый раз, разглядывая навигационку, цеплялась взглядом.
        Если они разделятся…
     &n