Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Булыух Михаил / Марш Анонимов: " №02 Дневники Задрота " - читать онлайн

Сохранить .
Дневники Задрота Михаил Валерьевич Булыух
        Марш Анонимов #2
        Обычный задрот по имени… ну, остановимся на Задроте, тот еще задрот. И до того дозадротствовал, что совершенно потерялся в Тенях Реальности.
        Та Земля, где он жил неполные двадцать лет, и которую принимал по невежеству своему за самую что ни есть настоящую Жизнь, уступила место Жизни. А Жизнь… о, законы в Жизни, совершенно отличаются от тех, к которым он привык по жизни. Но нашему задроту очень уж по душе пришлись. Ведь он тот еще Задрот и о такой Тени Реальности, где можно и квесты выполнять и статы качать, раньше только мечтать мог. Хоть и не знал о Тенях Реальности нихрена. И даже не подозревал об их существовании.
        Вот и домечтался.

        Мобснабсбыт Всепэкашникович Ухорезов
        Дневники Задрота

        Вместо предисловия

        Если вы вдруг скачали-прочитали ее на ином ресурсе, знайте, именно на сайте ЛитЭРА вы можете прочесть другие мои произведения. Причем совершенно легально. И некоторые абсолютно бесплатно. Вот, например «Дневники Задрота». И даже читать свежепишушиеся проды, так то.
        Кстати, я обещал предупреждать кое о чем.
        Предупреждаю.
        В рамках борьбы с пиратством некоторые части этой книги будут опубликованы в «Живой Некниге». Которая тоже доступна на сайте ЛитЕРА. Так что если вы намерены читать не онлайн, а качать книжку, качайте сразу и «Живую Некнигу».
        Это была так сказать, административная часть.
        Теперь литературная.
        Книга является частью нового цикла «Марш Анонимов».
        Она, вроде как, вторая, но ее можно читать и первой. Вообще, первые четыре книги цикла задумываются, как самостоятельные, хоть и переплетающиеся сюжетно произведения. На данный момент полностью закончена книга цикла «Крестопереносец», так что вы не пожалеете если сначала прочтете о храбром рыцаре 1Зго века попавшем в мир Жизнь, а позже переключитесь на Задрота. Хотя, можно и наоборот;))
        И отвечая на многочисленные вопросы читателей скажу сразу. Да. Мир Жизнь и Мир Грязь — связаны. И герои цикла «Марш Анонимов», рано или поздно, встретятся с героями цикла «Грязные Игры». Есть даже уже несколько черновиков:)))
        Приятного чтения, друзья! Искренне надеюсь, вам нравится то, что я делаю для вас… Ну, и для себя, конечно, тоже.
        PS. Вот, жена в квартире убирает, а у меня есть повод не помогать, я вроде как занят, книгу пишу.
        PPS. Дабы мое писательство имело в ее глазах хоть какой-то смысл помимо отмазки от квеста на хозработы, вот:
        ЯДеньги: 410014855768957
        Сбербанк: 4276 4000 3213 6328
        Помогите отмазаться, а? Ведь когда я пылесосю, я не пишу:)))
        PPPS. Вполне возможно, по завершению «Дневников Задрота», они будут полностью переработаны в роман от третьего лица. И выложены здесь под другим названием. Но это еще не точно. Думаю.

        День минус пять
        18.08.2017 г.

        Я…
        Ну, да, я, а кто же еще? Конечно, я. Я сегодня понял, что я псих.
        Не сам понял, мне это сказали. Да не абы кто, а самый настоящий доктор. Психотерапевт, психопатолог, психотравматолог… Хрен его знает, как его профа правильно называется и какими абилками от смежных отличается. Так или иначе, возился он со мной полдня, и родил-таки вывод.
        Псих.
        Нет, он и как-то по-научному меня обозвал, а вывод свой диагнозом. Но суть-то от этого не меняется. Больной мол, человек. Психически.
        Нет, я не кусаюсь.
        Пока что.
        У меня другое.
        Сознание, мол, мое растворяется, расщепляется, исчезает. И скоро, если этот процесс не притормозить, я исчезну. И в теле моем останется жить слюнявый идиот, не имеющий ни памяти, ни мыслей, ни желаний.
        А виной всему — компьютерные игры. Ну, он так сказал. Придурок. Просто я переутомился. Переучился. А он все, игры, игры… Мол, сначала сознание ассоциировало себя с моими персами. Потом начало замещать. Себя ими, ага. А теперь вообще, и само не понимает бедное, кто оно есть в каком мире живет и чего от него тело хочет.
        Ничего подобного.
        Ну, да, иногда теряюсь, и накатывает что-то… То апатия, по напротив перевозбуждение, а то и вовсе агрессия. Но всегда мотивирована.
        Короче, прописал дохтур три вещи.
        Первое. Разноцветные таблеточки, семнадцати наименований, каждый день по горсти после еды, четыре раза в день. Черт, я уже и забыл, когда я четыре раза в день кушал.
        Второе. Бросить игры. Совсем. Даже мол, косынку не складывай и червячка по телефону не гоняй… О каком это он червячке, хз, может это он так завуалировано дрочить запретил?
        И третье. Вести дневник. Вот прямо, писать, руками, и лучше всего гусиным пером. Причем не стучать им по клаве, а в чернильницу макать, и писать, писать, писать… Мол, если каждый вечер, буду посвящать час дневнику, и подробно описывать, что стряслось со мной за день, у сознания есть хороший шанс зажить.
        Ну вот.
        Купил я значит, в антикварном магазине перо. Дорогое, сука. Чернила пяти цветов, они только в наборе были, не иначе разводка, типично армянско-еврейская… И бумагу, плотную, для черчения. Формат А3. Сижу теперь пишу. Уже часа четыре пишу, а написал только это.
        Весь заляпался, задолбался, ну его, этот дневник нахрен. Хватит на первый раз.
        Пойду в танчики погоняю, доктор о танчиках ничего не говорил. Буквально пару каток, потом похаваю, сожру таблетки, и баиньки. Первый раз лягу спать до полуночи за последний год. Нет, два… Хм… Ну, три. Пять? Ой, какая разница??? Недаром же я рейд в Сипигар пропустил с этим дохтуром.
        Буду его заветы выполнять, может перестанет в глазах темнеть. И руки дрожать не так сильно станут. А то, вообще, капец.
        …

        День минус три
        20.08.2017 г.

        А, черт!
        Комп, ссука, перегрелся! Вырубился. Хоть и стоит он у меня без корпуса и под кондером.
        Ой. Уже без пяти двенадцать. Я же спать хотел пораньше лечь. И пожрать.
        Тляяя… Позавчера.
        Ой, чего-то в ушах шумит.
        И кушать хочется…
        Хм… Так, я пропустил раз, два, три… семь… одиннадцать приемов разноцветных таблеточек. Может сожрать их сразу? Да и спать лечь, а поем уже с утра. Вот, кола есть, правда выдохлась. А кола — это что? Правильно, глюкоза. А глюкоза организмом усваивается моментально, попил колы, считай пожрал.
        Все, решено.
        Пожалуй, съем двенадцать доз, а то завтра не проснусь ведь рано, снова пропущу. Передоз? Не. Это ж не наркота, это лекарство, у меня на него даже рецепт есть.
        А, да. Надо описать, что делал за день, дохтур же велел.
        Итак.
        По-быстрому, и спать, а то уже ведет, или от недосыпа, или от лекарств.
        Покатался в танчиках, недолго, пять каток всего лишь.
        Потом позвонил Димон, напомнил, что начинается рейд на Колобеня. Это в ЭК-7. Я там девяностый рога, темный гном, таких ДД на всю игру может с сотню наберется. Нестандартный, толстый, и вообще жуть какой опасный. С магией правда беда, но и на меня она почти не работает.
        Люблю гномов.
        Недооценивают их люди, за них играть хардкор тот еще, но если руки правильно растут, то…
        Впрочем, об этом хватит пока.
        Колобеня запинали, но с дропом не повезло, выпало говно, и то не мне.
        Потом была осада Санпула. Это уже в НовоСфере. Там нас раскидали, не взяли мы Санпул. Вообще, НовоСфера игра очень жестокая, кровавая и одна из моих любимых.
        Я там инквиз, самый ДДшный класс, вот только в развитии дорогой. До капа я там докачался уже полгода как, вот все обновление жду, никак не дождусь.
        Потом чуток побегал в Рунном Клинке. Поднял шесть уровней твинку, между прочим. Уже собирался поесть, как позвонил Ромчик, и с истерикой в голосе сообщил о надвигающейся на наш замок в Межмирьи волне варов.
        Отбили варов.
        О, блин, уже три ночи.
        Как медленно это перо работает, как его, сволочь, проапгрейдить-то… Или это мне надо навык качать?
        Лягу посплю.
        Комп, падла, все еще не работает… Черт, неужели снова оперативка?
        Ну, значит, точно спать.
        И щас не работает.
        И щас.
        Вот гадство.
        Уже светает, чего же меня так плющит?

        День минус два
        21.08.2017 г.

        Комп сгорел совсем. Вот, вообще. И мама, и винт, и… да все! Скачек напряжения, говорят. Какой, нах, скачок, у меня упс!
        Я в печали.
        В печале.
        Черт, как на этом листе включить подчеркивание ошибок? С запятыми вообще беда. С падежами и прочим говном лучше, но полной уверенности нет.
        С телефона заказал новый комп. Привезут только к вечеру.
        Денег до конца месяца останется шестнадцать рублей семьдесят три копейки. Блин, и родаки до сентября хрен чего переведут, предупреждали. Придется снова у Жеки занимать, а он такой жлобяра, что непременно в залог потребует, что-нить рарное в ВОВке… Ну, да ладно, выкуплю потом. Все равно, я в ВОВку сейчас редко играю. Часа два-три в день, не больше.
        Ну раз все равно делать нечего, буду писать дневник. Может сознание лучше прирастет.
        И так.
        Зовут меня СуперСлива.
        Ээээ… Нет. СуперСлива, это мой ник в НовоСфере.
        А в Рунном Клинке…
        Нет.
        Наверное, нужно про реал.
        Зовут меня…
        Черт.
        Как я в реале регился-то?
        А!
        Максим. Ельян…
        В натуре!!!
        Это в «Гладиаторах» я Максимельян, а в миру, в институте, и для предков — я Максим Ельянов.
        С этим разобрались, тут, стало быть, все.
        А ну, да, студент эконом-фака, перевалил экватор, вот, перешел на четвертый курс. Сейчас каникулы. Ну, у кого каникулы, а кто и хвосты сдавал. Но слава Эллроту — сдал. А, Эллрот это не из отсюда. Тут принято слава Богу говорить. Ну, значит, слава Богу.
        Живу один. Родители сняли мне квартирку, и баблом помогают. Ну, не то что бы помогают, а совсем все мои невеликие потребности удовлетворяют.
        Теперь о хобби.
        Играю в компьютерные игры, причем во многие. Я же не какой нить задрот, что тупо сидит в ЕВЕ и все. Я многояден. Многоеден. Всеяден. Короче, играю в целую кучу ММОРПГ, шутеров и еще чего-то не поддающееся определению. И почти везде достиг неимоверных успехов. Ну, или к этим самым успехам, близок.
        О, доставка отзвонилась!
        Подъезжают, будут минут через десять. Все. Хватит. Пойду комп встречать.
        Ура, ЕПТ!!!

        День минус один
        22.08.2017 г.

        Это было уже вчера.
        Или это сегодня наступило завтра?
        Короче, полный швах.
        Комп затащил узбек, знавший по-русски только «Расписися» и «Таньги тавай». Значит, звонил не он. Почему притащило системник это чучело, а не русскоговорящий водила? Хз.
        Документы, прилагаемые к компу были мои, а вот сам комп — нет. Но это я выяснил уже потом, когда узбек уехал. Сначала-то я его не включал, так, проверил внешний вид, целостность упаковки и все.
        О заветах дохтура я не забыл. Регулярно хаваю таблеточки, и даже, как прописано, после еды. Макаронами и тушенкой я затарен до Нового Года, полкомнаты вон коробками заставлено. Предки хорошо меня знают, потому прод-паек обеспечили загодя, в натуре, так сказать.
        Включил комп. А он не работает. Гудит, тарахтит, но даже БИОС не грузится.
        Звоню продавцам. А трубку никто не берет, суууууки. Но судя по ответу автоответчика, мой звонок пипец как важен для них. Мне этот автоответчик часа полтора данный факт ежеминутно сообщал. Доставке звоню — абонент не абонент.
        Плюнул, сорвал пломбы, снял корпус, заглянул внутрь… Охренеть. Там — заместо привычных компьютерных потрохов — человеческие. Ну, может и не человеческие, не силен я в анатомии, но живые. Соединены трубочками, проводочками, шлейфами… Шевелятся, вздрагивают, побулькивают.
        На том месте, где процессор должен быть — мозг. В натуре, мозг с извилинами. Только маленький, с грецкий орех размером. И почему-то, искрит. Может, бракованный?
        Да, кстати. Я, когда крышку курочил — питание не отключил. И комп все еще работал тогда, только без видимых результатов.
        Сначала, я чуть не усрался. Страшно ведь, полный системник мяса. Может узбек — маньяк? И ко мне вот-вот менты придут по его кровавым следам? Интересно, а в камере какой интернет?
        Уже хотел бежать в отделение, сдаваться. Пусть заберут эту гадость, нагнут продавцов-жуликов, и либо мне бабки вернут, либо обяжут их нормальный системник привести.
        Но тут, комп громко чавкнул, хрюкнул, и на мониторе появились буковки. Правда не русские и не английские, а больше похожие на скандинавские руны.
        Короче, заработало.
        Грузилось часа четыре.
        Я весь извелся, слопал пачку макарон, две банки тушенки, и почти все синенькие таблетки. Они из всех самые вкусные, кисленькие такие, на аскорбинку похожие. А вот розовые — соленые просто жуть, они мне совсем не понравились.
        Пока суть да дело, уже и сегодня наступило.
        Телефон просто разрывается, пацаны в игры зовут, беспокоятся.
        Я из-за этой истории, столько всего уже пропустил, просто жуть. Вот, сейчас сижу, пишу это, одним глазом на комп поглядываю.
        Черно желтые символы исчезли, пошла линия прогресса. Чего она там отмеряет — я не в курсе, но заполнилась с утра процентов на пятнадцать всего.
        О, поползла активнее.
        Черт его знает, что это за агрегат, но работает. Может и игрушки потянет. А мясо… ну, что мясо? Если крышкой прикрыть, то и не заметно, что комп необычный. А времени жалко, уже и так вон, сколько потерял. Да и денег на новый нет.
        Пойду пока к Сереге в гости схожу, у него всегда пиво есть. И ноут. Хоть и тормозной, но все лучше, чем совсем ничего.
        А то давненько я никуда не выбирался, даже у Серого не был, хоть и живет он в моем подъезде двумя этажами ниже.
        Только о мясном компе рассказывать ему не буду. Никому не буду. Потому что секрет. Еще подумают, что я окончательно двинулся.

        День ноль
        23.08.2017 г.

        Ох, как голова болит… И брюхо.
        Наверное, пиво с чудо-таблетками от дохтура-недоучки не совместимо. Хоть бы предупредил, сволочь. Посидели у Серого хорошо. Пили пиво. Потом он достал бутылку рома, хрен знает откуда взял. Потом домашнее вино… погоняли мобов, я ему пару мастер классов преподал, да и сам кое-что подсмотрел.
        Развезло нас… Не то слово. Я вот, только что очнулся. И пополз к себе, смотреть как тут загрузка движется.
        Как оказалось — вовремя. До конца заполнения полоски прогресса с полпроцента осталось.
        Как раз успею таблеточками закинуться и чайка заварить. Чаек мне сейчас просто необходим. Сладкий. Ведь сахар — это глюкоза. А глюкоза… А, ну я о ней уже писал.
        Все, перерыв. А то окончание загрузки пропущу.

        День Шестой
        Пергамент 1

        Вот, ура. Наконец-то у меня есть комната. Могу посидеть, передохнуть, в голове все уложить-систематизировать. Поесть. Потом поспать.
        Давненько в руки пера не брал. Шесть суток. Но за несколько дней, еще там, дома, кое как набил руку.
        Ох, с чего же начать…
        Может так…
        Прошло уже шесть дней, после того…
        Ээээ… Нет.
        Или изложить основные события, типа как, в реальном времени?
        Да, наверное, так будет правильней, и более похоже на дневник. Привык я дневник вести, даже не думал, что это дело так затягивает. Ведь и правда, когда пишешь, будто релаксируешь-медитируешь. Вспоминаешь такое, на что по ходу событий даже внимания не обратил. И мысли в голову лезут, одна умнее другой.
        Сделаю так. Пару слов о том, где я сейчас. Потом подробнее, как я в это ГДЕ попал. И что оно такое.
        Сижу за столом. На трехногой табуретке. На столе — пара свечей и стопка пергаментов. По формату примерно А3, но они не ровные, все чуточку разного размера. Самые настоящие, из шкур. Дорогие — жуть. Но мне достались бесплатно, позже опишу как.
        Стол стоит в комнате. Которую я снял на неделю, на подольше денег не хватило. Но мне и недели за глаза, отдохну чуточку, раскидаю очки, попишу дневник, отъемся… И снова… Куда? В бой? Гриндить? Качаться? По квестам? Учителей искать? Вариантов тьма.
        Комната — в трактире.
        Трактир, потому трактир, что стоит на тракте. Иначе была бы таверна.
        Тракт — широкая, охраняемая дорога. Ну, как дорога… Приблизительное направление движения. Местный безрессорный транспорт, лошади, слоны, и прочие маунты разбивают ее в хлам ежедневно и основательно.
        Тракт очень длинный, можно сказать местный Шелковый путь. Из Новгорода прямо в Киев. Ну не то, чтобы прямо. Петляет ужасно. Но говорят в Киев рано или поздно упрется.
        Ага, вот такие тут города. Тут и Москва есть, обязательно съезжу, посмотрю… Хотя местные говорят, нечего там смотреть. Мол, просто большая деревня, навроде Парижа.
        Так вот.
        Вокруг меня древняя Русь. Не помню точно, как она там, дома, называется, Киевская, Новгородская или Минская. Древняя короче. Тут все в лаптях ходят, за редким исключением. Я в это исключение еще не попал — сапоги пипец какие дорогие.
        До конца пергамента мало места, потому основное о географии, социологии и биологии. И перейду к истории. К истории о себе.
        Русь эта не совсем та, о которой в школе рассказывали. Вернее, совсем не та. А может — та, только находится в другом мире.
        Параллельном.
        Игровом.
        То есть, мир большой, и вроде как, настоящий, объемный, без швов и лагов.
        Но в нем действуют многие принципы игровой механики.
        Алиллуйа!!!
        Мне, геймеру со стажем — и желать большего грех!
        Все, место почти кончилось. Пойду вниз, в общий зал. Поем, потом писать продолжу.

        День Шестой
        Пергамент 2

        Вот вкусно. Очень.
        Вообще, восхищаюсь красотой, проработанностью и детализацией этого мира.
        Да и неписями тоже.
        Вообще все мне тут нравится.
        Может это наш, геймеровский рай?
        Хотя, конечно, нет. Это просто другой мир, и в нем тоже много… всякого. Просто я еще в нубятнике. Но, обо всем по порядку. Нужно, как там дохтур велел «обобщать и систематизировать». Вот этим и займусь.
        Хм… Начну с того момента, как полностью заполнилась полоска прогресса.
        …
        Экран мигнул, засветился, но винда начинать работу даже и не подумала. Какая-то неизвестная операционка, все с теми же рунами, только очень красиво прорисованными. Черно-красные тона, все стильно, необычно…
        На рабочем столе четыре значка. Совершенно непонятных. Первый — напоминает пентаграмму. Но только отдаленно, какая-то кривая, косая и будто на бок падает. Второй — типа глобус, но коричнево-серо-бордовый. С небольшой короной сверху. Очень похоже на плод граната, как его нарисовал бы ребенок. Третий — след копыта. Подкованного. Не подкова, именно ее след. И четвертый — дерево-не-дерево. А может зеленый взрыв. Или худой осьминог вверх ногами. Под всеми значками — те же руны.
        Может это узбекский виндоус такой?
        Подвигал мышку, вместо привычной стрелки, по экрану прокатилась шаровая молния.
        Хм.
        И что делать, с чего начать?
        Ну, допустим, глобус — это сеть.
        Пентаграмма… Хрен ее знает.
        Взрыво-осьминог — вполне возможно поисковик, по типу древа файлов.
        А подкова?
        Как бы настройки найти и перевести эту абракадабру на русский? Или на английский, на крайняк.
        Строки состояния нет. Трэя нет. На нажатие клавиш на клаве реакции никакой нет. Хм… Но ведь мышь работает…
        А потом, я сделал то, чего в обычном своем не отупленном таблеточками, недосыпом и алкоголем состоянии не сделал бы ни за что. Хотя, кого я обманываю? Сделал бы. Еще как сделал бы! Шутка ли, новый комп, и вполне возможно с предустановленными играми.
        Поводил молнией по экрану, и решил начать с дерева. Посмотреть, что там откроется. До жути ведь интересно, угадал я о дереве файлов или нет. Может там и новые значки какие откроются.
        Тыц-тыц.
        …
        Ой, кто-то в дверь стучит. Потом допишу.

        День Шестой
        Пергамент 3

        Пипец, снова Свидетели Иеговы.
        И тут от них покою нет. И ведь видят же, Темный Инквизитор я, а все равно, домогаются. Ладно, ухо с ними.
        Так, на чем я там остановился… Ага.
        …
        Комп загудел громче, и начался мультик. Ролик, в смысле. Те самые руны, ну или просто похожие, их пронзает красивый меч, все разлетается миллионом осколков и кровавых брызг. Вспышка пламени и яркий свет. Солнце, облака, голубое небо. В небе огромный ангел будто летающую колбасу с крыльями нарезает ломтиками огнедыщащего дракона очень китайского вида. Игра. Игра??? УРА!!!
        На экране, лукари гасили некромантов, жрецы развеивали в пыль нежить, минотавры валили рыцарей, а системник гудел как самолёт. Видно, куллер никак не справлялся с нагрузкой, бедняга.
        Я решил ему помочь, и приоткрыл крышку. Мясо внутри ШЕВЕЛИЛОСЬ!!!
        Трубочки, проводочки и шлейфы, будто черви ползали, извивались, постоянно меняли места обитания. А маленький мозг искрил, будто фейерверк и дрожал.
        Что именно меня дернуло потыкать в него пальцем — ума не приложу. Это же совсем дебилом нужно быть, чтобы в работающий комп пальцы совать… Видимо, мозг подсознательно не воспринимал хлюпающее мясо как электрооборудование.
        То, что произошло дальше, помню вполне отчетливо. И вряд ли забуду, даже когда помирать соберусь.
        Голубая искра.
        Молния из системника.
        Запах паленого мяса и страшная боль. Сковавшее мышцы напряжение. Хруст и треск крошащихся от силы сжатия зубов. Стук упавшего одеревеневшего тела.
        Вынырнувшее из стены разочарованно-раздосадованное худое получеловечье-полуптичье лицо с огненными провалами глаз.
        — Тля, снова не успел…  — сказало лицо. И мир для меня выключился.
        …
        А когда включился, я увидел себя.
        Стоящего у огромного раскидистого дерева с тупым выражением рожевой части морды лица. Голого, в чем мать родила. Нет, это меня не смутило. Смутило другое. Стою я тут, метрах в семи от стоящего меня там.
        Фу, какой я задохлик… Ребра выпирают, под глазами круги, ручки тоненькие, ляжки толстенькие, писюн коротенький. Ну это ладно, просто от холода втянулся, греется. Еще и волосы дыбом, будто током ударило. Хотя, почему будто???
        — Выберите имя, пожалуйста — раздался голос.
        Голос женский, нежный, грудной. Порнушный такой голос. Таким только «Я-я! Натюрлих! Дастишь фантастишь!» орать. Не сказать, чтобы этот вопрос меня в тупик поставил, читал и слыхал такое столько раз, что не счесть. Тело стоит, лупает гляделками… Голос уже раз пять предложил имя выбрать, а я стою тихонько охреневаю, пытаюсь в обстановку вникнуть.
        — Чо?  — спросил я.
        — Имя Чо недоступно или занято. Выберите другое имя, пожалуйста.
        — Так. Я где?
        — Желаете выбрать имя Так Ягде?
        — Нет! Стоп! Это что? Игра? Я в игре? Внутри? Как в какой-то литРПГ дурацкой? Но как???
        — Ответы на возникающие у вас вопросы, выходящие за рамки формирования персонажа, не входят в мой функционал. Выберете имя, пожалуйста.
        Я попытался сесть на травку и подумать. Сесть не получилось, ввиду отсутствия задницы. Пришлось думать так.
        Доигрался, возникла мысль. Шиза. Накрыла шиза беспощадная и окончательная. Сознание, того, отшелушилось, и теперь… Не помогли таблеточки. Дохтур, наверное, был троечником, чего-то недопрописал, сволочь.
        Потом вспомнился мясной комп, заставка игры, разряд из системника и… Смерть? На миг стало жалко родителей, а потом себя. Себя жальче. Но их тоже жаль. Сын погиб. Это же какой стресс… Хорошо, что у меня еще два брата есть, оба старшие. И не такие как я. Не геймеры. Оба уже по жизни определились, работают. Это только я задрот.
        Сам не заметил, как последние слова вслух произнес.
        — Желаете выбрать имя Задрот?
        Вот ведь, железяка тупая… Или месняняка? Хотя… А чего? Почему бы нет? Я никогда на постоянном нике не зацикливался, как многие другие, таская его из игры в игру, будто черепаха панцирь. У меня любимых игр море, и почти в каждой по несколько персов. И каждому я присваивал имя исходя из их внешности, моего настроения или вообще просто так. А раз я сюда из-за своего задротства попал, то пусть и будет этот чар Задротом. Имя, тем, кто в теме, скажет многое. Кроме того может потом можно будет сменить как-то.
        — А сменить смогу?
        — Такая возможность предусмотрена.
        — Тогда, ок. Задрот.
        — Выберите расу.
        — А какие есть? И где бонусы глянуть?
        Слева от дерева, у которого стояло мое тело, развернулось белое полотнище. Замелькали образы, письмена, иероглифы, руны, вязь, и наконец, буквы. Буквы-то есть, но совершенно из разных алфавитов. И как эту мешанину читать?
        — А где настройки? Как русский интерфейс включить?  — спросил я.
        — Произвожу корректировку,  — ответил голос.
        …
        Надо с этим что-то делать, пергамент заканчивается. Слишком уж у меня крупный почерк. Да и гусиное перо — не шариковая ручка. Хоть и стараюсь я сейчас строчки ужимать, получается не очень. Так я скоро все листы изведу, а где новые достать даже и не знаю. Не покупать же.
        Все. Тут места больше нет.

        День Шестой
        Пергамент 4

        Короче, различных рас — просто завались. Даже и сосчитать не возьмусь, но не меньше трех тысяч. Во всем этом многообразии разобраться вот так, сходу, очень сложно. Даже и не знаю на сколько часов-дней-лет я там завис… Кроме того, раса, всего лишь полдела. Дальше ведь наверняка предложат выбрать профу. А раса и профа должны друг друга дополнять, или хотя бы не конфликтовать.
        Ну вот, к примеру, раса ифритов. А если я захочу стать магом воды? Ну вот, допустим, такой я дурачок упертый, который по жизни только за магов-водников играет. И что, как быть? Ифрит-водник или ничего не накастует, или сам взорвется к едрене-фене. Из-за внутреннеорганизмовых противоречий.
        Или тролль. Хорошая раса — тролли. Вот, только тормоза жуткие, постоянно рычат и топают. А вдруг я люблю кинжалы и хочу стать супер-ДД, быстрым и незаметным?
        И таких ведь нюансов миллионы. Даже на первый взгляд. А на второй — еще больше.
        Очень сложно не имея мануалов, гайдов и вообще какой бы то ни было информации об игре родить нормального перса.
        Противный голос (хотя и очень приятный в звучании, вот ведь парадокс), ссылаясь на отсутствие вхождения моих вопросов в его (ее?) функционал, отвечать отказывался.
        Когда я дошел до четвертой сотни в списке рас, голос отпросился на обеденный перерыв. Странно, а я ведь думал он (она)  — типа автоответчик.
        Кстати, листал я расы не просто так. Выбранная раса мгновенно вносила некие корректировки в мое стоящее у дерева тело. Оно то увеличивалось, то уменьшалось, то добавляло дополнительные конечности, а то и вовсе меняло структуру. Например, раса Дендроид. Вот, вроде я. Но, блин, деревянный, словно проросший по весне Буратино, только без гвоздиков и в кору одетый.
        Потыкался я, помыкался и понял, что наиболее конструктивно будет оставить человека. Он — универсал, с ним не прогадаешь. Хотя и особые плюшки вряд ли насыплются. Пока я в этой игре нуб-нубом, говорить о какой-то более-менее внятной специализации вообще смысла нет. Нужно хотя бы примерно понимать, что тут к чему, как кого гасить и чем жить.
        Помимо классических эльфов, гномов, орков, андеадов, дроу и хуманов представлена такая экзотика, что и в страшном сне присниться не может. Какие-то кротолюды, скорпилюды, моржевеки, гарпоиды… Короче, черт ногу сломит.
        Ладно, возьмем человека. Голос устало подтвердил, что сменить чара я смогу в любой момент, так что особо заморачиваться не буду. Запорю перса — просто сменю, да и все. Опа, мое тело вернулось к изначально ущербно-дистрофичному состоянию.
        — Выберите вероисповедание, пожалуйста,  — сказал голос и жалостливо вздохнул. Видимо утомил я его бестолковым перебором рас. А чего она хотела? Как может настоящий геймер в такой ситуации быстро определиться? Там ведь у каждой расы туева хуча особенностей. Даже у Человеков и, то есть пятидесятипроцентный бонус к скорости набора опыта. Это основной плюс. И два десятка мелких типа +1 к Смелости, +2 % к Регенерации, +0,5 % в какую-то Казуальность… 15 пунктов к защите от дробящего оружия, 6 пунктов к защите от святости, и прочее и прочее… И у каждой расы свои бонусы, как правило один-два основных и до полусотни мелких. Пытался считать в уме, но не зная от чего отталкиваться — только запутался. Что такое пункт защиты? И какое их количество — нормально? Вот, 15 — это много или мало? Думается мало, так как скажем у того же тролля — защита от колющего-рубящего — по 250 пунктов. Зато отрицательный коэффициент на магию. У гномов или дендроидов — напротив магические защиты зашкаливают, а вот проникающие ранения судя по всему чреваты сильными дебафами. У дендроида на рубящие атаки минус три сотни пунктов
защита. Оно и понятно, деревянный, их рубить положено. Или жечь, к огню у них вон тоже резиста нет, хотя и штрафов тоже. Но пункт — это не процент, потому думаю, атака не в четыре раза круче пройдет, а просто дамаг будет рассчитан по какой-то хитровыкрученной формуле. Которую я должен узнать, как можно скорее, дабы активно пользоваться. Но основные принципы понятны и так, интуитивно.
        Список религий из нескольких ТЫСЯЧ вариантов. Снова, многие мегабайты информации… О, мой бедный моссссг…
        Пантеонов, сект, религий, культов — тьма тьмущая. И у каждой — свои бонусы, свои ветки развития, плюшки и ограничения. Ну вот и чего делать? Тут ведь надо подходить к вопросу комплексно, то бишь системно.
        Ладно, чего я хочу?
        ДОМОЙ! ДОМОЙ ХОЧУ!!! Так, стоп. Домой это понятно, но думается неосуществимо. По крайней мере, пока что.
        Чего я хочу в игре? Всех нагнуть? Обычно именно в этом мой интерес заключался. Ну так, то в игре, которая игра… А тут… Вдруг тут иные принципы? Может тут умирать больно, как это почти во всех литРПГ описано. Значит хочу я жить, по возможности хорошо, или как минимум безболезненно.
        Таким образом, нужно что?
        Правильно, как можно реже получать по голове. Да и по прочим частям тела тоже. А в случае получения — быстренько нейтрализовывать последствия. То есть, необходимо… мдя. Ну если здесь все будет так, как в классических ММОРПГ, необходимо найти или создать консту. Пусть огребают они, а я издаля буду подлечивать или постреливать.
        Вот, никогда не любил лукарей, хоть во многих играх они и рулят. Да и играю… играл я за них иногда. Но что-то есть в этом классе откровенно убогое. Лёгонькая броня, постоянно кончающиеся стрелы, вечная надежда на крит или уворот… Беготня, суета. Редко у какого лука реализовано умение нормального АОЕ… Есть, конечно, плюсы у стрелков, но… Может, просто не мое.
        Значит, маг или бафер…
        О! А ведь видел я одну…
        — Эй, голос, я хочу вернуться к выбору расы.
        — Выбор расы произведен.
        — Я передумал.
        — Выбор расы произведен,  — в голосе Голоса зазвенело раздражение.
        — Я имею право изменить свой выбор до окончания процедуры регистрации?  — прямо спросил я.
        — Имеете,  — нехотя ответил голос.
        — Сколько раз?
        — Ограничений нет,  — голос скрежетнул зубами и вздохнул.
        — Ну, вот,  — довольно сказал я.  — Открывай список рас. Сейчас я быстро, не переживай.
        — Открываю…
        Я действительно быстро нашел нужную расу.
        Ее представители очень похожи на хуманов, только вместо волос переливающиеся всеми цветами радуги перья. Издали похожие на нимб. Раса нелетающая, и даже не птичья, судя по коренастому телосложению и зубам, потому наличие перьев логическому объяснению не поддается. Еще цвет глаз — от василькового, до фиолетового. Совершенно без белка, зрачок на все глазное яблоко. Цвет кожи — молочно-белый, будто у альбиноса. А, нет, можно добавить чуток желтизны или наоборот голубизны, но я не буду. Белый — это стильно.
        Только губы — ярко алые
        Называется раса «Истинный Ур».
        Помимо Истинных Уров, существует десятка полтора похожих на них полукровок. Уров уже не истинных, а так, фальшивых. Но они все порчены ненужными мне бонусами, идущими вместо мне нужных, имеющихся у Истинных Уров. Для меня именно Истинный — идеал. Если я, конечно, подберу для него нужную профу. Но что-то мне подсказывало — найду. Если уж тут видов разумных такое немыслимое разнообразие и пантеонов не счесть, то и со специализациями проблем не будет. Уж точно не четыре классических: воин, лучник, маг и хил.
        Бонусы Истинного Ура… я опишу уже на следующем листе. Тут места точно не хватит. И так, вон сколько накропал, как мог буковки мельчил.
        А здесь, скажу только, выбрал я вероисповеданье — Последователи Тьмы. Поклонение не конкретному божеству, а абстрактной Тьме. Поясню — Тьма, не есть синоним Зла, Тлена, Сатанизма или еще какой гадости. На то отдельные культы существуют, тоже с суперскими бонусами, но для меня вторичными.
        А профа… О ней тоже позже. Тут вместится только название: Инквизитор.

        День Шестой
        Пергамент 5

        Так. Начну с описания расы.
        Потом походу дела продолжу описание событий… Если не засну, а то тут уже светать начинает.
        Приведу выдержку из моего журнала. Сокращенную, а то боюсь пергаментов не хватит описывать всю историю того мира и его геополитику. Да и представляют они чисто академический интерес.
        Раса: Истинный Ур.
        Истинные Уры — коренные жители планеты Пентюх мира Плюнкх. Помимо Уров, планету заселяют Осты, Ла и Висты. Так же, с недавнего времени, достаточной для Переноса степени развития достигла раса Бебов.
        Ни с одной из рас, живущих на одной с ними планете, Уры не могут иметь потомства, однако, войны носят не постоянный, а перманентный характер, и зоны влияния рас давно определены. Исключением являются полудикие Бебы, которые воюют сразу со всеми, и даже промеж собой. Если беб остается в одиночестве, у него мгновенно возникает кризис самоидентификации, и он начинает хлестать себя ушами по щекам (уши у бебов длинные, порой достигают трёхметровой длинны при среднем двухметровом росте).
        Но не таковы Уры.
        Уры — натуры цельные, самодостаточные. Даже одинокий Ур — уже армия. Он один в поле воин, и сам себе генерал. А вот в коллективе, эффективность Ура тем ниже, чем больше окружает его соратников.
        Ур — великолепный воин и непревзойденный маг. Отличный стратег, тактик, и генеральный директор помоечного ООО. Некоторые уры развивают в себе способности целителей, но это бывает крайне редко. Потому Уры долго не живут — некому их вылечить, ведь на их планете весьма агрессивная атмосфера с очень злыми микробами. Есть уры-шарлатаны, выдающие себя за целителей, и зовущую свою медицину официальной. Проблема в том, что она не работает и уры, ей доверившиеся, мрут в два раза быстрее решивших подлечиться самостоятельно. Хотя результат все равно тот же. Потому Уры предпочитают не болеть и не раниться, что подразумевает ношение тяжелой брони. Очень тяжелой. Иногда в несколько слоев.
        Уры могут подчинять своей воле недоразвитых существ, но ненадолго. Это компенсируется высокой восприимчивостью к ментальным атакам, однако, стоит принять во внимание колоссальную возможность самовнушения. Ур, некоторое время поубеждавший себя в бессмертии, даже с отрубленной головой может продолжить битву, правда не очень эффективно из-за частых промахов ввиду отсутствия глаз, растущих именно на голове.
        Ур может убедить себя практически во всем. В том, что ему не больно, в том, что он самый главный Ур в мире, и даже в том, что он жив, даже если года три, как умер. Другое дело — убедить в этом мироздание. Но и это для особенно убежденных в своей правоте Уров — плевое дело.
        Истинные Уры слегка подслеповаты, слегка неповоротливы, слегка медленны. Зато их сила и живучесть внушает уважение даже Подгорным Пропонам, не говоря уже об обычных Гномах.
        Магия в мире Плюнкх существует, но носит специфический характер. В основном ментально-гипнотическая. Но при должном усердии, и достижении статуса Од, Уры имеют хороший шанс достичь неплохих результатов и в прочих школах.
        Од — старший, великий, правящий, уважаемый Ур. Так же — уважительное обращение к любому Уру. ОдУр — ур достигший величайших успехов в магии разума. УрОд — ур — занимающий почетное место старейшины или выше. Плох тот Ур, что не мечтает стать УрОд-ОдУром.
        Уры могут иметь общее потомство со следующими расами, обитающими в других мирах: альвы, акулоны, бопроннены, гномы, дварфы, дроу, зеккиры, имуляторы, ко, норны, стакты, ухи, хуманы и якудзы.
        На сегодняшний день в мире Жизнь насчитывается 19 Перенесенных Истинных Уров и 2 Выбранных. Ни одного Ода среди них пока нет.
        Уже приняли участие в Жеребьевках — 76 Уров. Из них предпочли Индивидуальный Турнир — 74. Победили в Индивидуальном Турнире — 61. Победили в Групповом Турнире: 0. Получили Высшую Награду: 3 Ура.
        В мире Жизнь расовые характеристики и бонусы Уров выглядят следующим образом:
        Расовые Навык: Ношение тяжелой брони, Владение двуручным дробящим оружием, Гипноз, Медитация, Самовнушение, Самоисцеление, Лидерство.
        +85 % к Силе Мысли
        +25 к Магии Разума
        +30 % к Медитации
        +15 к Тяжелой Броне
        +12 к Силе
        — 8 к Ловкости
        +5 к Стойкости
        +5 к Духовности
        — 15 к Удаче
        — 50 % к защите от Магии Разума
        — 2 % сопротивляемости всем Стихиям
        — 3 к Зрению
        +3 к Ночному Зрению
        — 8 к Скорости Бега, Ходьбы и ползания.
        +5 к сопротивлению Ядам, Отравлениям и Дизентерии
        — 5 к Уклонению от физических атак.
        …
        Фух, переписал! Ура, блин. Тут же ведь компа нету под рукой, кусок текста не скопируешь, не перенесешь, нужно ручками… Вернее, пером. И это, я самое интересное выписал, иначе еще сутки просидел бы. Даже краткое Описание расы тянет на нехилую такую брошюрку. Вот, например, бонусы и штрафы к характеристикам расы, листов на восемь-десять потянут, если полный перечень выписать. Но там дальше уже мелочь, типа +0,1 % к Крепости черепа, +0,3 % к Крепости Костей,  — 2 пункта к Скалолазанию… И вот такого — тьма тьмущая. Даже ногти описаны и их крепость каким-то коэффициентом в сторону крепости увеличена, а в сторону остроты — уменьшена. Бесспорно, все это важно, и знать нужно, но я пока и сам не до конца во всех тонкостях разобрался.
        В общем, интересная раса. Собственно, как и большинство предлагаемых других. Но эта зацепила меня тремя важными аспектами.
        Первое. И наверно, самое важное. Уры — явно выраженные индивидуалы. Что подтверждается статистикой выигранных боев на каком-то там Турнире. Процент побед — более чем достойный. У большинства других рас — примерно пятьдесят на пятьдесят. А кто его знает, когда у меня появится приличная пати, и появится ли вообще.
        Второе. Возможность давать общее потомство с представителями других рас. Не знаю, как там с ко и якудзами, и кто это вообще такие, но вот хуманы… Вернее, хуманки… Это хорошо. Мало ли на сколько я тут задержусь, может захочется размножаться, а вот буду я буратинским дендроидом, и чего??? Искать дерево с дуплом? А вдруг там пчелы или вообще термиты? Отгрызут сучок и приехали.
        Ну и третье. Вероисповедание, как раз подходящее этой расе, компенсирующее ее недостатки и усиливающее достоинства. Но, о нем я чуток позже напишу, выносит уже, спать хочу жутко.
        ДЕНЬ ШЕСТОЙ. ПЕРГАМЕНТ 6.

        Вообще-то уже следующий вечер наступил, так что, наверное, день седьмой?
        Ну значит так…

        День Седьмой
        Пергамент 1

        Хотя я все еще первый день описываю, но менять заголовки лень. Да и ведь пишу я в седьмой день, а не в первый, так что логика не нарушается.
        А, пофиг.
        Значит, Вероисповедание.
        Тут, как ни странно, я нашел нужное уже на второй странице перечня. Просто, в голове что-то щелкнуло, и раса сопоставилась с верой. В идеале, еще бы и профу заранее подходящую найти, но… Это уж слишком большой массив информации. А я между прочим испытывал серьёзный стресс по причине собственной скоропостижной кончины. Это тоже стоит иметь ввиду.
        В общем, вера. Краткое резюме само собой, сухие выжимки, без исторической и мифологической составляющих.
        Учение: Азамексанство. Путь Самопознания.
        Основатель: Азамекс.
        Пророки: Азамекс, Борти Торл, Сент Дрогат Смельчак.
        Конфессия: Последователи Тьмы.
        Пантеон: нет.
        Боги: нет.
        Поклонение: каждый верующий поклоняется Тьме внутри самого себя.
        Алтари, храмы и капища: любое темное место.
        Жрецы: любой верующий, всем сердцем принявший Тьму и прошедший обряд инициализации путем трехчасового сидения с закрытыми глазами и напевания мантры «Какунегра, Какунегра…». Жречество не является Профессией или Специализацией, оно лишь налагает определенную ответственность перед прочими Последователями Тьмы.
        Цели: собственное самосовершенствование, путем отречения от желаний и ожиданий окружающих. Достижение состояния Ололо. Переход на следующую ступень восприятия и понимания Мироздания.
        Азамексанство делится на три основные конфессии, двадцать шесть официальных ересей, и неисчислимое количество Троп. Тропа — индивидуальный Путь Самопознания каждого отдельно взятого азамексана.
        Конфессии между собой не враждуют. Ну, чаще всего. Однако, Последователи Тьмы, Последователи Мрака и Последователи Ночи друг друга недолюбливают. Хрен знает почему.
        Основной догмат Азамекса, на базе которого он построил свою религию: «Тьма, Мрак и Ночь — Вечны. Они Были До Возникновения Света И Пребудут После Него. Они Есть Там Куда Свет Даже Со Своей Бешеной Скоростью Еще Не Добрался И Останутся Там, Когда Он Уберется Восвояси. Внутри Живых Существ Нет Света Ему Мешает Туда Попасть Кожа. Следовательно, Внутри Нас Властвует Тьма. Познай Суть Тьмы И Познаешь Себя. Познай Себя — Познаешь Тьму. Растворись Во Тьме И Найдешь Истинную Самость.»
        В мире Жизнь приверженцы Азамексанства идущие по пути Тьмы, получают следующие бонусы и ограничения:
        +ОДНА абсолютная защита от любого вида магии на выбор
        +50 % к Силе Мысли
        +25 к Магии Разума
        +25 к Магии Тьмы
        — 300 к Магии Света
        +25 к Удаче в темное время суток
        +15 к Медитации в темное время суток
        +15 к Духовности в темное время суток, +5 — в светлое
        — 10 к Стойкости в светлое время суток
        +10 % ко всем защитам и уворотам в темное время суток
        +5 % (дополнительно) ко всем защитам и уворотам в темных местах
        +18 к Зрению и Слуху
        +15 к Ночному зрению
        +15 % к общей наблюдательности в темное время суток
        — 25 % к общей наблюдательности в светлое время суток
        +10 % ко всем первичным характеристикам при соло-игре
        +6 к скорости передвижения в случае если дороги не видно
        +4 ко всем Школам Магии (кроме Магии Света)
        — 4 % к Харизме
        — 3 % к Лидерству
        Последователь Тьмы не может войти в Храмы Светлых Религий. На него не действуют положительные эффекты от заклинаний Школы Света. Он индивидуалист и его заклинания поддержки действуют на товарищей с коэффициентом 0,5 днем и 0,8 ночью.
        …
        Вот такая красота.
        По ночам я буду вообще супер-пупер убивашкой. Днем, конечно, слабее, но что поделать, нельзя получить все и сразу, хотя очень хочется. Может шмотом потом перекос выправлю, может свитки какие найду или еще что. Короче — не критично. А вот то, что религия компенсирует недочеты расы, и усиливает достоинства — дорогого стоит. Как будто специально для Уров это Азамексанство придумано.
        Кстати, долго колебался, какую конфессию выбрать. Так долго, что голос сходил покурить, чтобы нервы успокоить, достал я его своими сомнениями. Остановился на Тьме. У Мрака и Ночи свои плюшки были… В общем то все тоже самое, отличие лишь в деталях и цифрах. Где-то чего чуть больше, где-то — меньше. Тьма оказалась самой насыщенной нужностями, вот я ее и выбрал.
        Опыт, как говорится, не пропьешь. А уж чего-чего, а опыта в создании новых персов у меня — хоть отбавляй. Ведь помимо эстетического наслаждения, и последующей практической пользы от пряморуко-созданного чара, я уже давным-давно научился извлекать из этого процесса крупицы важной информации об игре в целом. Сколько я их перепробовал… Жуть. А мануалы и гайды читал далеко не на все. Метод научного тыка дает порой поразительные результаты.
        Когда я объявил Голосу о своем решении стать Последователем Тьмы, он лишь устало, но как-то с издевкой спросил:
        — Точно?
        — Точняк,  — подтвердил я.  — Давай дальше.
        — Выберите, пожалуйста, приоритетное направление развития.
        — Список,  — потребовал я.
        Голос вздохнул и предъявил требуемое.
        Профессий, вопреки ожиданиям оказалось не так уж и много. Всего десятка три с хвостиком. Голос, которого я уже достал миллионом вопросов, на кои он чаще всего не отвечал, ссылаясь на функционал, устало пояснил:
        — Вы сейчас выбираете лишь направление. Профессии и специализации станут доступны позже.
        — Когда?  — быстро спросил я.
        — На двадцатом, на пяти… Ой.  — Голос явно расстроился еще больше.  — Ответы на вопросы об игровой механике не входят в…
        — Все равно, спасибо,  — довольно поблагодарил я. По крайней мере есть инсайд о первых двух рубиконах.
        Копался я недолго, нужное направление нашлось почти сразу. Еще бы. Ведь я уже знал, что я маг, причем умеющий носить тяжелую броню и пользоваться тяжелым тупым оружием. Выбор был очевиден.
        — Инквизитор,  — сказал я.
        — Вы уверены?  — с сомнением пробормотал голос.  — Инквизиторы — слуги Света. А вы…
        — Типичное заблуждение,  — я ухмыльнулся бы, но губ у меня тогда еще не было.  — Почитай абилки, навыки и характеристики. О Свете — вообще ничего. Приоритет — Огонь. Вторая основная магия — Разум. Да и…
        — Ой, все!  — прервал меня голос.  — Мне вообще пофик. Инквизитор, так инквизитор. Исполнено.
        — Оки…  — я всмотрелся в статы. Ух ты! И такое — на первом уровне? Вон, нераспределенных очков всего пять, а в активе уже…
        — Какой режим оповещения желаете установить? Голосовой, текстовый, комбинированный?
        — Сменить смогу?
        — При достижении определенных условий.
        — Хм… Знаю я ваши условия… А отключить звук?
        — В любой момент.
        — Тогда комбинированный.
        — Желаете воспользоваться конструктором внешности персонажа?
        — Еще бы!!!
        Голос застонал, и вывел на полотно набор инструментов для виртуально-пластической хирургии. И я принялся творить!
        Одна из моих любимых операций в любой ММО РПГ. Создание внешности чара. Ну да… Моей-то родной, особо не похвастаешь. В результате получился КРАСАВЧИК!
        Я уже было подумал, изменить ник с Задрота на Красавчика, но голос жалостливо предупредил, придется пройти заново все этапы настройки, и я его пожалел. Кроме того — Красавчик скорее всего уже занят, такие ники расхватывают в первую очередь. Наравне с Папкой, Нагибатором или БогомПВП. Ладно, останусь Задротом. Задрот — это звучит гордо!
        Да, выглядело тело теперь не в пример лучше. Подтянутое, стройное. Не шкафообразное, как изначально Урам положено, а скорее массивное. Пропорционально сложенное. По меркам хуманов естественно, я же в этой среде потомством обзаводиться собираюсь. Молочно-белая кожа, фиолетовые перья-волосы, пронзительно-васильковые глаза и алые, будто накрашенные помадой губы. Или в крови юной девственницы испачканные. Суровый взгляд, жесткие складки около рта, волевой подбородок. В общем, все то, чего мне не хватало в реале. По виду — брутальный вампир из слюнявых «Сумерек», только адаптированный под фентезийный боевик.
        — Распределите, пожалуйста, свободные очки характеристик и завершите этап регистрации,  — умоляюще произнес голос.
        — Я сделаю это позже. Когда буду лучше понимать механику игры.
        — Сожалею, но это необходимо сделать сейчас.
        — Мдя? Ну ладно. Тогда жди, это надолго.
        — Там всего то пять очков!!!
        — Потому и надолго. Нужно хорошо подумать, чтобы решиться.
        — Пять очков! Пять разных характеристик!!! Чего тут думать?
        — Не пять. Шесть.
        — Пять.
        — Шесть. Сила, Ловкость, Стойкость, Духовность, Сущность, Удача.
        — Сущность открылась? Ничего себе… Редко такое бывает. Но в нее вы не сможете вложить очки.
        — Почему?
        — Потому что… Рррр… Нет. Не имею права. Распределяйте.
        — По одному в каждую характеристику?
        — Как вам будет угодно.
        — Хм.
        Думается мне, голос специально разыграл эту комедию. А основной темой диалога была фраза «Пять очков — пять характеристик». Хотя их все же шесть. И кнопочка на Сущности очень даже активна.
        А, ладно. Все равно я тут ничего не высижу без дополнительной информации. Сделаю так, как советует голос, хотя это пипец как по нубски. По идее надо вложиться в основные, туда, куда у меня бонусы процентные идут… Но это еще успеется. Ладно.
        Блымс. Сила.
        Блымс. Ловкость.
        Блымс. Стойкость.
        Блымс. Духовность.
        А вдруг? Бл… Бл… Что такое??? В натуре. Не вкладываются.
        Ну, значит, Удача. Блымс.
        Вот и все. Персонаж создан.
        — Все,  — довольно сказал голос.  — Позвольте пожелать вам успехов в Жизни.
        И свет для меня померк. Не успел я даже поблагодарить усталую девушку. А жаль. Адская ведь работа, сто тыщ мильонов раз в день повторить «Это не входит в мой функционал». Я бы так не смог. Точно.

        День Седьмой
        Пергамент 2

        Я очнулся в абсолютно пустой темной пещере. А, нет, не пустой. Вон, рядом скелет валяется, просто сразу не заметил. Судя по всему — очень давно. Почти в камень врос.
        Ни одного источника света, нет не то что окошка, даже крысиных нор нет.
        Еще бы. Любая крыса все зубы-когти обломает если решит здесь копать. Вокруг ведь… Мрамор??? В натуре! Стены, пол, потолок — все мраморное. С красивыми прожилочками… Не отшлифован, но грубо отесан. Везде следы инструментов. Значит каменный мешок искусственного происхождения.
        Несмотря на кромешную тьму, я все отлично видел. Можно даже сказать — видел даже чуть лучше, чем раньше в самый солнечный и ясный день. Только с каким-то слегка зеленоватым отливом.
        Одна из стен пещерки с дырой примерно метр в диаметре.
        Угу, направление движения определилось. Но для начала нужно окончательно разобраться в себе. Да и в теле ощущалась легкая слабость.
        Имя: Задрот
        Интересно, а над головой у меня это написано?
        Раса: Истинный Ур
        Значит — сработало. Ух, как я теперь стильно выгляжу! Только вот, совсем голый. И почему-то грязный. Я же ведь только появился. И где успел испачкаться?
        Уровень: 1
        Само собой. Ну это дело поправимое. Правда еще не ясно как тут экспу набивать, но ничего — разберусь. И всех нагну. И даже ту самую Высшую Награду заберу, чем бы она не оказалась.
        Жизни: 3
        Опа! Что значит — ТРИ???
        Мы так не договаривались!
        Это что за ММО такое, где мои жизни лимитированы? А когда кончатся? Все? Кранты? Или просто нового перса качать надо? Или меня (а вдруг?) домой отпустят?
        Ну, так или иначе, теперь нужно быть вдвойне осторожней. А то ведь, мало ли…
        Опыт: 0/100
        Угу. Сто — это не много. Наверное. Обычно мелкие уровни быстро апаются, но бывают исключения.
        Первичные характеристики:
        Сила 1+12=13
        Ловкость 1 -8 =0
        Стойкость 1+5=6
        Духовность 1+5+15=21
        Сущность 1
        Удача 1-15+25=11
        Какие мы из всего этого можем сделать выводы?
        Ну, первое — отрицательных статов не бывает. Конечно, нулевая ловкость — плохо, но я и не собираюсь бросаться в атаку со взглядом горящим. А если вдруг кто и добежит из врагов, я не рога чтоб уклоняться и парировать. Броня урон компенсирует. Где бы ее только еще найти…
        Второе — сейчас ночь. Или по крайней мере — темное время суток. Вон, как духовность задрана.
        Третье. От моего приоритетного направления развития — инквизитора, нет ни одного очка к первичке. Да и не должно быть. Он скилы дает, пару навыков. И несколько бонусов к умениям.
        И четвертое. Влияние первичных характеристик на бары жизни, бодрости и манны (были и такие) не прямое. А хитрозакрученное по каким-то непонятным на первый взгляд новоиспеченного нуба формулам. Обязательно все эти зависимости необходимо выяснить. Дабы наиболее рационально использовать потом каждый дополнительный поинт.
        Да, забыл упомянуть. Стоило скосить взгляд в левый верхний угол — появлялись три полоски — бары моей маны, бодрости и жизни. Вертикальные. Прямо как французский флаг, ага.
        Если покоситься вправо — пиктограммы.
        Статистика, инвентарь, квесты, журнал и почта.
        Дальше вторая страница.
        Магии…
        Их там столько, что перечислять не хочу. Опишу только несколько приоритетных для меня ветвей.
        …
        А, черт!
        В окно камень влетел, я чуть до потолка не подпрыгнул, когда стекло (кстати, СТЕКЛО!!!) в дребезги разлетелось. Выглянул наружу — нет никого.
        Пойду с трактирщиком разбираться, что за нах.
        Потом допишу.

        День Седьмой
        Пергамент 3

        Наверное, стоит сказать пару слов, о том, а чего я тут сижу?
        Казалось бы — передо мной целый мир! Полный приключений, неизведанного, богатств, и только и ждущих спасения или (и) дефлорации принцесс.
        А я сижу в таверне. То есть трактире.
        Пишу дневник. На пергаменте. Хотя у меня есть встроенный журнал, куда записывать ключевые моменты намного проще.
        Делать мне что ли нечего?
        Да, проще. Но мне нужно выполнять заветы доктора. За неимением таблеточек и возможности бросить игру — буду спасть сознание глаголом. Да и как-то втянулся. Пока сижу, пишу неторопливо, перо в чернила макаю, грызу кончик, мысли сами упорядочиваются. А журнал… Что журнал? Там так. Пометка, другая. Торопливая, на бегу, и без души. Которые я и сам через неделю уже не разберу.
        И да. Нечего. Нечего делать. От слова совсем. Только жрать, спать и ср… Ну и писать. Вот пишу и время быстрее проходит. Мне здесь неделю куковать. Нет, можно и пять дней, их в принципе, хватит, но… Лучше неделю. Раз уж все равно оплачено.
        Тут, в этом трактире, реально нечего делать. Вай-фая нет. Да тут вообще Интернета нет. Тут даже телевидения нет. И электричества. Ну, кроме того, что некоторые маги генерировать могут.
        Говорят, месяца три назад, в этот трактир заехал кукольный театр. Из двух актеров-варежек надетых на ладошки кукольника. Так местные все животики надорвали, до того эта идея показалась им свежей и оригинальной. Кукольника хотели взять в плен и не выпускать, но тот как-то умудрился развязаться и сбежать. Еще и полено зачем-то упер. Причем, самое нижнее из поленницы и всю ее рассыпал.
        Эти два события — Грандиозный Приезд Кукольника и Эпический Крах Поленницы, до сих пор держались в местном топе новостей последней пятилетки.
        И тут — камень в окно.
        Небывалое по своему цинизму и жестокости преступление. Сравнимое разве что с терактом 11 сентября. Ну и тем случаем, когда Сенька Борьке коленом в пах заехал, кады тот просто хотел по-честному в рыло съездить… Ну и так далее.
        Камень, ясное дело залетел в окошко не сам. Камни здесь обычно такого себе не позволяют, лежат тихонечко и ведут себя смирно. Как самые обычные камни. А летают только в двух случаях. Или их кто-то бросает рукой (клешней, щупальцем, хоботом… у кого что есть), или магией.
        Данный, конкретный камень, брошен был именно рукой. Причем рукой, которая крепилась к телу, на котором, в свою очередь, пришпилена сверху голова. Гипотетически — с мозгами.
        Дело в том, что стекло — крайне дорогая по местным меркам штука. Трактир этот — очень преуспевающий. Пожрать и поспать здесь, ну не то что бы очень дорого, но рядовой крестьянин позволить себе такого не может. А если и позволит, то придется за постой в одну ночь все заработанное за пару недель выложить, кто на такое пойдет?
        Километрах в трех отсюда есть еще один трактир, попроще. Как раз для того контингента. Эти трактиры не конкурируют, так как принадлежат одному хозяину. Просто обслуживают разные слои населения.
        Я сначала в том хотел остановиться, там намного дешевле… Но спать в общем зале, вповалку с потными, вонючими, храпящими мужиками — нет. Увольте. Не моя ориентация. Не говоря уже о качестве пищи, вина и официанток.
        Смотря правде в глаза с последними и тут не густо, но они хоть есть. Вернее, она. Предположительно. Ладно, не будем о грустном.
        В том то трактире жратву на жирных, хреново обструганных досках подает толстый бородатый повар. Или не повар, а живодер. Судя по звукам, периодически доносящимся с кухни. А то и вообще палач. Да, и среди всех тусящих в том трактире толстых, вонючих, волосатых мужиков, этот вероятно победил в конкурсе. На толстость, вонючесть и волосатость. За что его и взяли на работу. Ну уж точно не за кулинарные умения. Они у него — 4. Я нарочно посмотрел. В сааааааамом низу списка его крафтовых умелок сиротливая четверка в окружении гордых нулей. Наверное, на этих бородатых бедолагах качнулся, не иначе, а устраивался на кухню вообще нулячим.
        И, нет… Четверка — это не много. Кулинарию не до десяти можно (а значит нужно!) качать, как может, кто подумал, а до трехсот. Впрочем, как и все остальное. И кап здесь на трехсотом. Впрочем, я вперед забегаю.
        В общем, сбежал я из того трактира, в этот. И ничуть не жалею. Здесь у меня отдельная комната. Да и еще и с окном. Застекленным. Была. Раньше. Теперь окно досками забили. Мне это ничуть не мешает, наоборот, я в темноте вижу даже лучше, чем на свету.
        Но все равно обидно. За шикарный вид на деревья и… деревья, из этого окна деньги уплачены, которые теперь, подозреваю, хрен кто вернет.
        Так вот. Камень влетел в окно не просто так. Он обернут кусочком кожи, на котором коряво нацарапано «Берегись!». По-русски.
        И все. Больше никакой информации. Ни подписи «Доброжелатель», и зловещего черепа с костями, ни-че-го.
        Тьфу, пропасть!
        Будто я до того не берегся.
        Потому и сижу тут сычом, что берегусь. И нельзя мне никуда отсюда уходить, еще дня четыре точно. А еще лучше — шесть. Сижу вот и берегусь. Благодетели чертовы.
        Камень бросил местный. Его практически сразу поймали. То ли лесоруб, то ли лесожег… Пролетарий, в общем. Но написал мессейдж не он. Этот убогий не то что писать не умеет, он даже не знает, что буквы существуют. Не то что русские, а вообще. Интересно, как он в ведомости на зарплату за свое углерубство расписывается? Навряд-ли у него карта есть, пластиковая. Или он альтруист? Так, на добровольных началах трудится? Ну да шут с ним, как с него за стекло высчитать, уже забота трактирщика. Неважно.
        А важно, вот что.
        Встретился лесорубу в лесу лесной маг. Весь такой колоритный, с бородой, в шляпе. Гендальфской породы. В зелено-коричневых шмотках. Только усы черные, а борода седая. Маг и выдал углежогу квест на доставку мне шкурки с непонятными рунами.
        Пообещал за доставку денежку.
        Которую я… Я!!! Должен в качестве награды вручить.
        Тот добросовестно пришел, попытался проникнуть в трактир, но был выгнан пендалями. И послан бухать в соседний, согласно лесожегного статуса и внешнего вида, более пролетарию подходящий.
        Лесо-угле-рубо-жег покрутился с полчасика, поорал, повозмущался, а потом придумал План. Нашел камень побольше, да и хрякнул. Попал. Во всех смыслах этого слова — попал. Валяется теперь, вон внизу, с синяками и без половины зубов. Вот так. А не увидел я его внизу сразу, потому, что он, свершив сей невероятный подвиг, сразу пошел внутрь. Нет. Не сдаваться. За обещанной денюжкой.
        Нет, ну это не трактир. Это проходной двор. Кого там снова леший принес? Опять в дверь стучат.

        День Седьмой
        Пергамент 4

        Заходил трактирщик.
        Спрашивал, не нужен ли мне, случаем, холоп.
        Ага, тот самый лесоруб.
        Холоп — фактически раб. С одной маленькой особенностью. Его прибить нельзя, и обращаться с ним нужно хорошо. А то может пожаловаться властям и недорабовладельца накажут. Нет, не выпорют. Материально накажут.
        Этот гений топора и костра — оказывается запродался чуть ли не в детстве, и с тех пор осточертел хозяину своим идиотизмом так, что тот спит и видит, как бы от холопа избавиться. Но прогнать нельзя. Грохнуть тоже. Вот и решил минимизировать разрушительную силу отрицательного интеллекта трудоустроив бедолагу в лес. В надежде, что волки сожрут, или деревом придавит.
        Трактирщик хозяина лесопилки знавший лично, успел уже смотаться оговорить ущерб. Лесопильщик деньгами платить отказался категорически и рассчитался досками прибавив в качестве нагрузки горе-холопа. Причем, без самого виновника происшествия доски отдавать не хотел.
        Трактирщику углежог и даром не нужен. Да и наслышан он уже о неимоверных успехах на поприще нахождения неприятностей на ровном месте этим конопатым перерослем.
        А мне?
        Мне он на кой?
        Я ведь в этом мире и сам нуб еще, вон, в лаптях хожу, веревочкой подпоясанный. Куда мне о слуге заботится, да еще таком непутевом?
        С другой стороны, я еще никем в жизни… а уж тем более в Жизни не командовал. Может на этом дебиле потренироваться?
        Да… С лесорубом поговорить еще придется. Очень уж мне интересна личность того мага. Так что я обещал подумать.
        Ах да… Описывал я свои начальные характеристики, да вот отвлекся, закрутился, забыл.
        Особо много писать не стану, не люблю с журнала переписывать. Мне больше нравится самостоятельно слова в почти осмысленные предложения складывать.
        Короче, те пункты, которые у меня повышены-понижены незначительно — даже упоминать не буду. Как и те, которые кажутся мне маловажными. Только по основным пробегусь. А то весь пергамент изведу на описания типа «+0,4 % крепости левой лодыжки» и «-0,2 % длины правого мизинца».
        Приоритетное направление развития: Темный Инквизитор
        Вот так. Не просто инквиз — а темный. Оно само так прописалось. В общем, думаю, тут путей развития перса просто не счесть. С одной стороны, это интересно и хорошо. С другой — запороть чара — раз плюнуть. А, учитывая отсутствие каких-либо мануалов, гайдов или пояснений… Даже если запорол — не узнаешь. Пока не сдохнешь в страшных корчах. Почему в корчах? Так ведь боль в этом мире есть. Самая настоящая, больная. И пусть я пока не умирал еще, но по шее пару раз уже получил. Так что точно это знаю.
        Магия. Коэффициенты усиления магических умений, заклинаний, сопротивлений и прочего.
        Школа Огня: Ранг 1,050 (50 из 1000). Инквизитор +50. Условное усиление всех стихий +4 %. Сила веры: +1 %. Сила духа: +21 %. Сила Мысли: 50 %+85 %=135 %. Инквизитор +50 %. Итого: 211 %. Фактический коэффициент усиления (ФКУ) школы Огня: 1,050*(100 %+211 %)=3,27
        Школа Разума: Ранг 1,085 (85 из 1000). Ур+25, Азамексанство+25, Инквизитор +35…. ФКУ Школы Разума = 3,75
        Школа Тьмы: Ранг 1,025 (25 из 1000). Азамексанство +25. ФКУ Школы Тьмы = 2,93
        Вот так. Неимоверно круто на самом деле. Не прогадал я с взаимными усилками расы-веры-профы. Для примера, Магия воздуха, к которой у меня нет никаких бонусов кроме общих, выглядит так:
        Школа воздуха: Ранг 1,0 (0 из 1000) Условное усиление всех стихий +4 %. Сила веры: +1 %. Сила духа: +21 %. Сила Мысли: 50 %+85 %=135 %. Итого: 161 %. Фактический коэффициент усиления (ФКУ) школы Огня: 1,0*(100 %+161 %)=2,61
        Как из этого видно, неимоверную прибавку дает Сила Мысли. Которая в свою очередь качается. Но по-разному. Тот коэффициент, который завязан на Вере — увеличится только с достижением очередного жреческого статуса. На десять процентов увеличится. За каждый следующий ап жречества. А ступеней (открытых) имеется девять. Не говоря уже о закрытых, но теоретически достижимых.
        А тот, что является врожденным свойством Ура — вырастет лишь два раза. Но зато конкретно. Первый раз, когда я стану Одуром с 85 % до 170 %. А когда Одур-Уродом со 170 % сразу до 350 %. Так что есть к чему стремиться.
        Кстати говоря, Сила Духа, помимо прироста к ФКУ дает нехилое сокращение стоимости потребления манны.
        А Сила Мысли — увеличивает скорость чтения и уменьшает откаты.
        Более чем уверен, что и на Силу Веры много всякого завязано. Только вот неясно чего. Почему-то про нее очень мало информации. Может из-за того, что она у меня всего на единичке. Качну — появится инфа.
        Сила духа, как я понял, напрямую завязана на Духовность. Духовность у меня 21, вот и Сила духа 21 %. А вот как поднять Силу Веры — вообще никаких пояснений. Казалось бы — жречеством? Ан, нет. Жречество на силу Мысли влияет. Молиться? Но кому? Изловить негра, связать, и поклоняться ему как ипостаси тьмы, пока тот не сдохнет? В общем, с Силой Веры нужно еще разобраться.
        Качаются сами Школы (а есть их не много, не мало, пятьдесят четыре) очень просто, можно сказать вообще по-идиотски. Любое успешное магическое действие прибавляет единичку в счетчик соответствующего ранга. Тыщу раз колданул, либо защитился от колдовства, и вуаля, второй ранг.
        Однако, чтобы перейти со второго на третий, и далее, все больше и больше магических действий совершить необходимо. Я в подробности пока не вдавался, но прогрессия там практически геометрическая. Как и положено, собственно, можно было такое не уточнять даже.
        Зачем нужны ранги?
        А что бы осваивать новые, более мощные заклинания, само собой. Сейчас-то их у меня — тьфу. Кот наплакал. По одному боевому в каждой Школе и одному бафу или дебафу. Кроме магии Света. Там — девственно чисто. А вот что есть, например:
        Заклинания:
        Школа Огня:
        Искра. Поражает противника Раскаленной Искрой. Урон (1 -6)*ФКУ 3,27= 3,27 -19,59. Есть небольшой (2 %*ФКУ 3,27=6,54 %) шанс поджечь противника. Откат: (5 секунд)/Сила мысли(1,35)=3,7 секунды. Дальность 5метров*3,27=16,35 метра. Стоит манны: 4*(100 %-21 %)=3,16.
        Температура. Окружает кастующего аурой жара. Радиус 0,5 м*3,27=1,64 м. Все попавшие в ауру существа получают повреждения (2 -3)*3,27=6,54-9,81 повреждения каждые (4 секунды)/Сила Мысли (1,35)=2,96 секунды. Срок действия Ауры 6*3,27=19,6 секунды. Стоит манны: 9*(100 %-21 %)=7,11.
        Фух, чего-то умаялся эту арифметику переписывать. Дальше сухие выжимки пойдут. Ну если совладаю с собой, и не увлекусь снова.
        Школа Разума:
        Плеть духа. Удар наносящий 11,26 -18,77 урона всем существам расходящимся конусом в 30 градусов на расстоянии до 15,1 метров. Имеет небольшой 7,5 % шанс напугать противника на срок до 3,75 секунды. Откат: 7,4 сек. Требует манны 9,15.
        Ментальный толчок. Повреждения 0. Заставляет противника сделать один шаг назад. Откат: 0,65 секунды. Дальность: 33,78 метра. Успех сильно зависит от разницы ваших с противником уровней. Требует манны 5,15.
        Школа Тьмы:
        Темная Стрела. Урон 0-17,59. Откат 2,96 секунды. Шанс 2,9 % наложить дебаф «Хоть глаз коли» на 1,45 сек. Стоит манны: 3,12.
        Ночь. Действует только в закрытых помещениях. Все источники света, как физические, так и магические, в радиусе 29,31 метра от кастующего тухнут. И наступает темнота. Подготовьтесь к ней. Стоит манны 14.
        Все это я перечислил не зря. Именно эти заклинания я поместил в быстрый доступ. Угу, и такой есть. А в нем… Вот уж беда-бедовая… Всего восемь ячеек. И то, восемь, за счет прибавки в 35 % от Силы Мысли. Так было бы вообще шесть. Что я в остальные две положил? Конечно, самое нужное. Первое — Лечение из Магии Жизни. Не путать с Исцелением из Магии Света, которой у меня нет, и вряд ли когда появится. Лечение добавляет три-семь пунктов здоровья (без учета коэффицинета, а с учетом шесть-пятнадцать) и стоит две единички манны. Откат у него две с половиной секунды. Короче, можно строчить как из пулемета. Только, вот, снова нюанс. Для срабатывания нужно руки, ага, обе, на затылок врачуемого возложить.
        И как это делать в бою?
        Меня же мобы засмеют, подумают, сдающегося пендоса встретили.
        Ну да ладно, не до жиру, а жить захочешь — не так раскорячишься.
        И последнее окошко занял баф на ловкость из совсем непрофильной Магии Воздуха. На ловкость баф. Плюс восемь единиц с учетом усиления уже… Как раз компенсирует мой расовый штраф. И еще одна единичка, взятая по совету милой девушки с проникновенным голосом, вылазит в плюс. Дело в том, что с нулем в ловкости, меня ведет и шатает. Я каждые два шага устаю, могу споткнуться о пылинку. А если захочу почесать нос — сто пудов промажу и попаду в пупок.
        Вот и приходится, просто для того чтобы более-менее нормально двигаться, каждые четыре минуты на себя баф «Циркач» накладывать. И снова… И снова… Девушку эту я, конечно, расцелую за такой полезный совет… Если встречу когда. Не будь этой единички — я бы, наверное, до сих пор из той пещеры не вылез.
        Базовых бафов — уйма… Штук двадцать. И я бы их все на себя нацепил. Но привязка-запоминание одного бафа к строке быстрого доступа, занимает десять минут. Предыдущее по любому слезет пока менять буду.
        Эх, надо бы количество слотов расширить… Но как?
        Дальше идут… Свойства, навыки, умения, комбоудары, защиты, увороты, сопротивления и до хрена всякого разного еще. В самом конце просто необъятный список крафтовых способностей. Совершенно, на тот момент, пустой.
        Из свойств, самое интересное, возможность стать Одом. Что в разы увеличит, как мою личную боеспособность, так и лидерские таланты. С другой стороны — то же свойство режет мои боевые качества при бою в пати. На десять процентов за каждого члена пати. Исключая петов. Но это временно. Пока ОдУром не стану. Потом этот негатив пропадет. А когда УрОдом — вообще бонус появится. Пять процентов в плюс за каждого члена пати. Но, опять-таки, исключая петов.
        И конечно же, приобретенное свойство. Стопроцентная защита от Магии Разума. Само собой, я ее выбрал, к чему мне ахилесова пята?
        Навыки — это всякое такое, что качается по мере регулярного использования, но не магии. Например, владение Тяжелым тупым оружием. Именно оно у меня в приоритете. Молоты, дубины и двуручные посохи. Ну и второй навык — ношение тяжелой брони.
        Умения… О тут много всякого, но вот полезного — с гулькин нос. Пожалуй, всего два. Первое умение — Гипноз. Я могу загипнотизировать любого условно разумного моба (не разумного — не могу), и он в течении минуты будет мне полностью предан. Речь идет именно о мобах, неписи, РБ, игроки, и прочие обитатели этого мира не канают. Я уже пробовал. Именно из-за этого мне в этом трактире неделю прятаться нужно. Ну, уже меньше.
        И второе. Самовнушение. По идее, это очень мощный инструмент, дающий возможность наложить на себя комплект вечных супер-пупер бафов. Но беда в том, что я УЖЕ врубил абсолютку от Магии Разума, когда первый раз проверить захотел. И у меня ничего не вышло. И до сих пор не вышло. Интересно, запорол я перса, или просто что-то не так делаю?
        Комбоудары. У меня их четыре. Тычок-удар. Удар-тычок. Тычок-тычок. И… Удар-удар. Никаких дополнительных свойств. Ну типа оглушения, скорости атаки, подсечки, или еще чего… Просто комбо. Неясно нахрена нужные. Но тоже, каждое со счетчиком, так что качать следует. Может на высоких рангах откроется что.
        Защиты… От рубящего, колющего, дробящего, режущего, проникающего, отравляющего, сжигающего… Страниц на пятнадцать. Но все они нубские. Угу, откуда защиты то? Ни брони, ни бижи… Трусов и тех нет.
        Сопротивления. Тоже смешные. В чем отличие от защит? Ну, к примеру, урон сто единиц. Защита поглощает десять единиц. Итого, меня долбанут на девяносто. А вот если сопротивление десять… То это уже десять процентов от урона, а не десять единиц. Итого, меня долбанут на… Тьфу ты, пропасть. Снова на девяносто. Ну да ладно, переписывать не хочу, и так все понятно.
        Увороты. Ну тут вообще просто. От каждого вида дамага, свой. Просто вероятность уклониться от попадания, и не огрести совсем. Не мой случай. Ключевая характеристика тут — ловкость. А она у меня ниже плинтуса.
        Все. Вроде все описал. Устал. Пойду перекушу, заодно этого рыжего террориста в себя приведу, поспрашиваю. Может расскажет, что важное. Из трактирщика тот еще следователь.

        День Седьмой
        Пергамент 5

        Гм…
        Теперь у меня есть собственный холоп.
        Еще бы понять, как он у меня появился. Да и нафига он мне?
        Я ведь на соло игру заточен. Мне пати вообще ни к чему. Разве что, как ишака его юзать… Боевых то навыков, у этого рыжего почти никаких, зато сила и стойкость прокачаны — любой богатырь позавидует. Ну, да. Все верно. Рубить, таскать, двигать, тянуть… И все это в одиночку. «Сильные руки» и «Крепкая спина» — профессиональные навыки. «Владение топором» — на базовом уровне. Ну и «Сопротивление Огню» почти максимальное.
        Я это все знаю, потому что этот амбал рядом на полу сидит и медную монетку разглядывает. Еще и бубнит ей что-то… Ну, чисто Горлум.
        Исходя из каких таких соображений местные решили, что именно я должен заняться воспитанием этого придурка — неясно. И чего ради, я должен нести ответственность за него? Я ведь его не приручал… Но местные так решили. И меня убедили.
        Ну, как убедили… Просто, возражать я не осмелился. Их тут много. Побьют еще. У местных это запросто. Нет, не убьют. Просто наваляют. Но приятного все равно мало.
        Думаю — просто он всех тут уже достал. Вот и воспользовались случаем. Отправить углежога куда-нибудь далеко и желательно навсегда, похоже, заветная мечта каждого окрестного жителя. Они все в свое время успели так или иначе пострадать от услужливого кретина. Рассказали кучу историй о его и своей жизни. Истории были бы смешными, не будь такими грустными рассказчики.
        Но, наверное, лучше по порядку? Сейчас подробно опишу, как это случилось. Пока впечатления свежи. И холоп на денюжку молча медитирует.
        Как там пишут беллетристы…
        Внизу царила суета и оживление.
        Если вы думаете, что оживленно суетилась толпа неписей — ошибаетесь. Суетился трактирщик. В одиночку. Пытался вытащить тушу углежока за дверь. На худой конец — откатить к стеночке.
        Несколько посетителей сидели на лавках, заинтересовано наблюдали, но помогать не спешили.
        — Вы его не зашибли?  — спросил я.
        — Такого зашибешь…  — пробормотал хозяин.  — Вон, скамья из-за него поломалась, паразита…
        Действительно, вокруг тела валялись обломки массивной деревянной скамьи. Вытесанной из половинки бревна, длинною метра три и шириной в полметра. Вообще, вся мебель в трактире сделана основательно, чуть ли не на века. Эта вот скамья, наверное, пережила уже не одну тысячу драк. Ею этого несчастного и приложили. Интересно, кто?
        — Кто его так?
        — А, так-то доча моя… Что тут подавальщицей работает. Она же… Это… Ну… Немного… Того… Этого…
        Трактирщик замялся, не решаясь выговорить страшное слово.
        Да, доча у него, то еще чудо.
        Смотреть со спины — идеальная фигура, крутые бедра, стройные ножки, копна черных как смоль волос. Попка, шейка, руки… Все здорово.
        Но когда доча поворачивается лицом… Груди нет. Вернее, конечно, грудь есть, там не дырка, просто сиськи отсутствуют. Усы как у Картауса-Рыжего-Уса, борода мочалкой, и взгляд битого жизнью алкоголика. Крючковатый нос, впалые щеки, торчащие в разные стороны редкие крупные зубы.
        Как мне уже сообщили по секрету, нарвалась девочка на проклятье. Хотела, мол, колдовать научиться и ведьмой стать.
        Встретила в лесу монашку-странницу с черной повязкой на глазах да без креста. Та ее и «одарила». Да, открыла в девушке дар. Но каждое колдовство, применяемое той, коверкает некогда прекрасное юное создание. Казалось бы — не колдуй, и все будет ок. Но… Иногда возникает необходимость. Причем, это «иногда» случается регулярно. И чем дальше — тем больше. Вот, как сегодня, например.
        — … а он стоит и глазами лупает! Мы его и так, и эдак! И кочергой, и метлой, и… еще чем-то. Не помню уже. Только твердит, мол, денежку отдайте. Обещана, мол, денюжка. А Парук-то, возьми и ляпни, бестолочь этакая, не будет тебе никакой денежки, ее хозяин в счет битого стекла заберет. Этот взбеленился, кочергу забрал и в узел связал, Паруку метлу в… хм… В неприличное место засунул. Прямо сквозь портки. И уже замахнулся мне врезать, тут доча и помогла… Не то, прибил бы меня этот бугай… Вон, какие кулачищи!
        Из своего уголочка улыбнулась довольная похвалой доча, и меня передернуло. Хм, вон той бородавки на носу раньше точно не было. Да и брови, вроде, прежде не срастались над переносицей.
        — Шепнула тайное слово, скамья поднялась, да хряпнула супостата по маковке. Он как стоял, так и рухнул. Вон, какой твердолобый… Сплошные убытки от него… Может заберешь, а? Я даже откупных не попрошу, напротив — приплачу… Немного…
        — Да не нужен мне холоп. Мне с ним только поговорить. И пусть идет с миром.
        — Да, о чем с ним разговаривать то? О деревьях? Он с десяти лет в лесу жил, пенькам поклонялся!
        — О маге.
        — Тссс!
        — Что? Ты же мне сам…
        — Ничего такого не было!
        — Э…
        — Ты это… Задрот… Иди-ка ты к себе. Не отсвечивай.
        — Может с этим помочь?
        Трактирщик скептически меня оглядел. Хмыкнул.
        — Ну… Попробуй. Я вот, не сдвинул. Туша неподъемная, чтоб ее…
        Я подошел к рыжему, возложил ему на лоб ладони, и…
        — Денюжку отдай,  — прогудел рыжий распахнув голубые-голубые, совершенно без признаков интеллекта гляделки.
        — Дам. Только сначала…
        — Ты что наделал?  — завизжал трактирщик.  — Ты это зачем? Ему… Мне… Ты… Вот и забирай его тогда, раз оживил! Я-то надеялся, уже не очнется!
        — А штраф?
        — Проще один раз штраф заплатить, чем этого при себе держать…  — пробормотал хозяин.
        — А грех?
        — Да какой грех? Несчастный, ведь, случай!
        — Ага, ага… Молекулы воздуха броуновское движение прекратили, и все, в одну строну полетели. Лавку подняли, а тут, он…
        — Чаго?
        — Молекулы. Ну… Колдовство такое.
        — Точно… Дай запишу, как это по-научному будет, а то мало ли вдруг снова оказия… А там, дознаватели, допросы… Но ты, того, не уклоняйся. Забирай этого. К себе в комнату. И сидите там. У тебя еще пять дней оплачено, а я… Я… Этого, все пять дней бесплатно кормить буду… Вот ведь! Разорюсь я с ним, вроде и не делает ничего, а все равно расходы…
        — А ДЕНЮЖКА?
        — Да не нужен он мне!
        Из-за столов встали несколько местных. Подошли обступили кружком.
        — Ты, бледный, не того…
        — Не этого…
        — Мы ведь все понимаем!
        — Но по всем законам!
        — Правилам…
        — Понятиям.
        — Ты ведь его вылечил? Вылечил!
        — Ну, шишка вон, совсем пропала, значится — вылечил!
        — Ага, можно сказать — жисть спас!
        — ГДЕ МОЯ ДЕНЮЖКА???
        — А раз спас, он, стало быть, твой!
        — Ведь для прежнего хозяина, не вылечи ты его, он, как бы помер.
        — Ага!
        — Вот и считается, что помер. А этот, тот, что воскрес… Воскрес, воскрес! Не перечь! Он уже твой.
        — Ага, тот то помер…
        — А этого, мы вообще не знаем!
        — ДЕНЮЖ…
        — Короче, мы все думаем, что у трактирщика прав на ТВОЕГО холопа нету. Верно я говорю?
        — Конечно!
        — А то!
        — Еще бы!
        — А я о чем, а я о чем???  — затараторил трактирщик.  — Нету у меня прав, бесправное я существо! А этот — вообще, бесплатно разлёгся посредине зала, понимаешь, и не платит, и не встает! Задрот, забирай своего холопа, ты не общий зал снял и не весь трактир, а только чер… Пентхаус!
        Вот ведь, понахватался у меня словечек, сволочь…
        Прописалось задание:
        ЗАБОТЛИВЫЙ БАРИН.
        УСЛОВИЯ: СТАТЬ ВЛАДЕЛЬЦЕМ ХОЛОПА И УВЕСТИ ЕГО С ГЛАЗ ТРАКТИРЩИКА.
        НАГРАДА: ХОЛОП.
        ШТРАФ ЗА НЕВЫПОЛНЕНИЕ: СИНЯКИ И ШИШКИ.
        ПРИНЯТЬ?
        ДА/НЕТ.
        Вот так и стал я недорабовладельцем. Поневоле.

        День Седьмой
        Пергамент 6

        — Пошли,  — сказал я амбалу.
        — Денюжку отдашь?
        — Отдам. Только не сразу.
        — А когда?
        — Пошли со мной, говорю. Будет тебе денежка, не сомневайся.
        — Хочу денюжку сейчас!
        — Здесь нету. Наверху. В комнате денежка.
        — А этот… Мордастый… Не заберет? Во, зыркает…
        — Не заберу!  — трактирщик скрипнул зубами и замахал руками.  — Иди уже! Скройся с глаз моих!
        Мы зашли в темную душную комнату, бывшую некогда светлой и проветриваемой.
        — Садись. Сейчас я тебя поспрашиваю, ты поотвечаешь, и сразу получишь денежку.
        — Не обманешь?  — склонил голову набок великан.
        Угу… Такого попробуй, обмани… Левл я его не вижу, но судя по фигуре, абсолютно все очки распределены в силу и вынос. В нем живого веса килограммов сто шестьдесят… И весь этот вес — стальные мышцы, бугрящиеся под застиранной льняной рубахой. Ну за исключением пары грамм мозга, но это так, догадки, вполне возможно, и их нет. А живет это существо исключительно на рефлексах.
        — Зуб даю!  — сказал я, и вручил амбалу найденный в щепках, его же выбитый зуб. Зачем я его подобрал? Привычка. Привык по играм всякую дрянь собирать. Вдруг квестовая.
        Зуб в натуре квестовым оказался. Рыжий заулыбался, сунул зуб в рот и выразил желание общаться.
        — Шо надо?
        — Ты вообще понимаешь, что произошло?
        — Ага.
        Рыжий молчал. Я ждал.
        — И?
        — А?
        — И что?
        — Шо, что?
        — Мдяяяя… Ты хоть присядь… Хватит надо мной возвышаться.
        В этом имбециле роста за два метра точно. Я реально боюсь, когда он рядом. Вот, щас повернется неловко, и задавит, как котенка.
        Рыжий осмотрелся, увидел мою кровать, и плюхнулся на нее со всего маха твердокаменной задницей. Кровать жалобно скрипнула, хрустнула и сломалась пополам.
        — Ой,  — сказал рыжий.
        Не успела осесть пыль, а я осознать, что именно случилось, дверь распахнулась и показался трактирщик. Лицо его почему-то сияло радостью. Наверное, услыхал стук да гром и подумал, что тут рыжего снова убивают. Увидел, запутавшегося в одеяле углежога, пытающегося выбраться из останков кровати. Помрачнел. Молча покачал головой и с каменным лицом закрыл дверь.

        — У тебя имя есть-то, детинушка?

        — Ага.

        И все. Ну да, на вопрос ответил, зачет.

        Я вздохнул. Разговор обещал быть сложным.

        — И как тебя зовут?

        — Нафаня.

        — Вот, что… Нафаня. Раз уж свела нас судьба, давай знакомится. Я — Задрот. Барин твой.

        — Значится, теперь ты будешь давать мне денюжки?

        — Эммм…

        — Кормить,  — загнул сарделькообразный палец.
        — Обувать,  — загнул второй.
        — Одевать,  — третий.
        — По праздникам бражку ставить…  — четвертый.
        Фантазия видимо иссякла, а пальцы еще остались. Рыжий осмотрел его и сунул в похожий на огромную картофелину нос.
        — А… А Козьма тоже будет продолжать меня кормить? Он плохой барин, жадный…  — вынул козявку, придирчиво оглядел, и слизнул. Меня чуть не стошнило.  — Всего одну денюжку дал за год. Ты не такой? Два барина лучше, чем один, я очень-очень кушать люблю…

        Настолько длинный, содержательный и связный монолог видимо утомил несчастного, и он с надеждой уставился на меня. От умственного напряжения на лбу рыжего появилась глубокая складка.

        — Кушать когда будем?

        Вот ведь… Пользы от работника еще не было, а жрать уже требует. Да еще и денежку… Угу, и по совместительству трудиться норовит. Даже, не трудится, а столоваться. И кто из нас дебил?
        — Когда время придет.
        — А ко…
        — Когда Я скажу.
        — А…
        — Тут вопросы задаю Я! Молчать!!!
        Рыжий заткнулся, как обрезало. Фух.
        — Так, слушай вопросы и отвечай. Понял?
        Кивок.
        — Ты понимаешь, что теперь твой барин я?
        Кивок.
        — Будешь мне служить?
        Кивок.
        Задание «Заботливый барин» зачлось, как выполненное, мигнуло, пропало и мне начислилась экспа. Эх… Чуточку до апа не хватило.
        — А что делать еще умеешь, кроме как деревья рубить?
        Пожатие могучих плеч.
        Аааа… Ну да.
        — Разрешаю говорить. Но не все подряд, а коротко. Отвечать на вопросы. И все.
        — Нууу… Могу рубить. Могу не рубить… Могу топор так спрятать, шо хрен найдешь.
        — У тебя что, тайники и ловушки прокачаны?
        — Ась?
        — Угу…
        Наверное, нужно описать общие свойства этого мира. А то, как-то сразу я к событиям в трактире перескочил. Забыл, что хотел описать первые пять дней моего тут пребывания.
        И так…
        Вот, блин.
        Откуда он ее взял? Нафаня, я имею ввиду. Сидит, на полу и без хлеба жрет жирную копченую рыбу. А, ну да… Инвентарь. Инвентарь??? У НПС??? Интересно, что у него там еще заначено? Хм… Так воооот, куда он топор прячет.

        День Седьмой
        Пергамент 7

        Короче, этот диалог я опишу позже. Он весьма интересен, но мне нужно его самостоятельно переварить…
        А сейчас, как и планировал, вернусь к событиям, произошедшим со мной, когда я только-только здесь очнулся.
        И вот еще.
        Предыдущий пергамент не полностью исписан. Но на нем я писать больше не буду. Знаете, почему? Потому что Нафаня схряпал припасенную рыбу, а когда я на секундочку отвернулся схватил лист давай им вытирать жирные руки и слюнявый рот. Эстет, итить его налево!!! Насилу отнял, но было уже поздно. Мне теперь тот лист и в руки брать противно. Поэтому пишу на следующем. Пересчитал оставшиеся. Еще тридцать два листа есть, включая этот. Пока живем.
        Интересно, мысли у меня прыгают от одной темы и от одного времени к другому, из-за того, что по русскому, больше четверки не получал в жизни? Книги не писал и выстраивать сюжет ну совершенно не умею? Или для этого нужно на филфак идти было? Или для этого здесь, нужно какую абилку качнуть? Или… А впрочем — не важно. Дневник этот мой собственный, для личного пользования, размышлений и релаксации, а не для печати. Да и не печатают здесь вроде книг, я по крайней мере ни одной еще не видел. Только пару рукописных. Да и те на каком-то неведомом языке написаны, я по крайней мере буквы не узнал. Короче, не увидит и не прочтет никто, так что буду писать, как нравится и в каком захочу порядке. Вот.
        …
        Короче, почитал я о себе родимом, прикинул арифметику, порадовался удачному на первый взгляд выбору, привязал я умелки к панели, и решил осмотреть скелета.
        Пристальный осмотр дал неожиданный результат. Каждая кость определялась самостоятельно. Не как часть без названия, лишь деталь от дохлого мужика, а как отдельный предмет. И у каждой — У КАЖДОЙ!!! имелись какие-либо статы и свойства. Начиная от веса, размера и состава, заканчивая дополнительными плюшками игроку, пожелавшему вооружиться по-троглодитски.
        С трудом оторвал от камня бедренную кость, показавшуюся мне наиболее функциональной. Осмотрел. С ее помощью отколол вторую. Ес! Можно использовать обе, и они друг дружку дополняют. Двуручного дробящего в округе не наблюдается, потому, пока что сойдет и это.
        Кости давали слегка разные эффекты, и определялись как Левая и Правая. Когда я взял их в руки, описание немного изменилось. Из костей сложился сет. Сет! Нубский, конечно, но на безрыбье и дайвер рыба.
        СЕТ: ОКАМЕНЕВШИЕ БЕДРЕННЫЕ КОСТИ ИСТИННОГО УРА.
        ПАРНОЕ ОРУЖИЕ. ОБЫЧНОЕ. РАСОВОЕ.
        ОГРАНИЧЕНИЯ: ПОПРАВКИ СЕТА И ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВОЙСТВА ДОСТУПНЫ ТОЛЬКО РАСЕ ИСТИННЫХ УРОВ.
        ЭФФЕКТЫ:
        УРОН ДРОБЯЩИЙ: 3 -4 * 2 (ПОПРАВКА СЕТА) * 1,13 (ПОПРАВКА СИЛЫ) * 1,2 (ПОПРАВКА НАПРАВЛЕННОСТИ) * 1,35 (ПОПРАВКА УМЕНИЯ)*… *…*…(и таких вот поправок с полсотни, а то и больше… Нужно будет на досуге изучить. Сопоставить… На прочие характеристики костей тоже всякие поправочные коэффициенты влияли, но я их перечислять не буду, упарюсь. Буду писать итоговое значение. Оно до сих пор у меня в журнале зафиксировано.) = 13,28 -19,12 ДНЕМ, 22,01 -35,55 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        СКОРОСТЬ АТАКИ ПРИ РУКОПАШНОЙ: +6,8 % ДНЕМ, + 19,5 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ТОЧНОСТЬ АТАКИ ПРИ РУКОПАШНОЙ: +8,1 % ДНЕМ, + 30,8 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ВЕРОЯТНОСТЬ КРИТИЧЕСКОГО ПОВРЕЖДЕНИЯ: +7,3 % ДНЕМ, + 19,9 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        КОЭФФИЦИЕНТ БАЗОВОГО КРИТИЧЕСКОГО УРОНА УВЕЛИЧЕН С 2 ДО 2,5.
        УВЕЛИЧЕНИЕ КРИТИЧЕСКОГО ПОВРЕЖДЕНИЯ ПРИ ПРОХОЖДЕНИИ КРИТИЧЕСКОГО УДАРА: +29,9 % ДНЕМ, + 79,5 % НОЧЬЮ.
        ПАРИРОВАНИЕ: +16,8 % ДНЕМ, +29,5 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ШКОЛА МАГИИ РАЗУМА: +20,2 % ДНЕМ, + 80,9 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ШКОЛА МАГИИ ТЬМЫ: +0,8 % ДНЕМ, + 50,8 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ШКОЛА МАГИИ СМЕРТИ: +12,5 % ДНЕМ, +30,5 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ШКОЛА МАГИИ ТЛЕНА: +3,8 % ДНЕМ, +9,5 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ШКОЛА МАГИИ ЗЕМЛИ:: +1,4 % ДНЕМ, +5,8 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ШКОЛА МАГИИ КАМНЯ: +4,1 % ДНЕМ, +5,1 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ БОНУСЫ СЕТА:
        ПОПРАВОЧНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ НА СКОРОСТЬ КАСТА: 0,90 ДНЕМ, 0,75 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ПОПРАВОЧНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ РАСХОДА МАННЫ: 0,90 ДНЕМ, 0,50 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ПОПРАВОЧНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ ДЛИТЕЛЬНОСТИ БАФОВ-ДЕБАФОВ: 1,1 ДНЕМ, 1,50 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ПОПРАВОЧНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ ДЛИТЕЛЬНОСТИ ТИКА: 0,95 ДНЕМ, 0,80 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ПОПРАВОЧНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ (ОБЩИЙ) ПРЯМОГО УРОНА ОТ ВСЕХ ШКОЛ МАГИИ: 1,05 ДНЕМ, 1,50 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        Вот так. Крутая штука. Я на всякий случай перебрал и осмотрел прояие кости, все оказались хуже.
        Единственный альтернативный вариант — взять в левую руку череп, а в правую позвоночный столб. Тоже расовый сет. Тогда, магические умения чуть ли не вдвое вырастут, но на физ атаку штраф будет.
        Поразмыслил, и решил вооружится бедренными костями. Мало ли, кончится мана, и все, каюк. Но отдираемые и самые ценные кости скелета хозяйственно собрал и спрятал в инвентарь. Ага, оказался и такой. Веса я мог поднять и без штрафов носить, судя по описанию шестьдесят пять кэгэ. Правда, ячеек в инвентаре всего двадцать. А разных костей почти двести. Потому пришлось выбирать самые ценные. Ну, насколько я смог оценить, согласно даваемых ими плюшкам. Мало ли, вдруг тут вендор неподалеку обитает.
        Отобранные кости весили почти четырнадцать кило. Хэзэ сколько весят человеческие, но эти столько. К сожалению, череп напялить на маковку не удалось, не считался он шлемом. Считался Магической Сферой — оружием второй руки. И вообще, ничего, что можно одеть или использовать по-другому, кроме как пуху.
        Инвентарь никак не отображался на моем теле, непонятно куда я все эти костяшки засунул. Кроме как символической картинки совсем никаких признаков таскаемого имущества. Два десятка ячеек немного, но гораздо лучше, чем ничего.
        А ведь я голый.
        Совсем.
        Нет стыдливой набедренной повязки, или, боже упаси, белоснежного памперса.
        В инвентаре нашел вкладку «Аммуниция», заглянул, ничего кроме Сета окаменевших костей истинного ура не обнаружил. Зато порадовало другое. В теории, нацепить на себя я смогу до хрена всякого. В несколько слоев. Начиная от нижнего белья, и кончая латами. В промежутке есть рубахи, портки, подкольчужники, куртки, кольчуги, оси, и что-то еще. Хватило бы силы все это на себе таскать. Ага, еще и на каждую часть тела — отдельная ячейка. Так я познал тайну гульфика. Раньше и не подозревал, что это и насколько он важен.
        Я вздохнул и на всякий случай перекрестился.
        Это действие дало неожиданный побочный эффект.
        ХРИСТОВО БЛАГОСЛОВЛЕНИЕ ИНКВИЗИТОРА, УРОВЕНЬ 1.
        ДЛИТЕЛЬНОСТЬ — 5 МИНУТ.
        ЗАЩИТА ОТ МАГИИ ШКОЛ ТЬМЫ, СМЕРТИ, ЗЛА, ТЛЕНА И НЕНАВИСТИ + 5 ЕДИНИЦ.
        УДАЧА +5.
        Интересно, подумал я. А если я стану темным жрецом, эта фича работать будет? По любому, нужно пробовать.
        Поза лотоса не удалась. Недостаточно ловкости. Но требования на нее нет, это я так, на всякий случай решил ноги сплести.
        — Какунеграаааа…  — затянул я.  — Какунеграааа… Какунегра…
        Интересно, а всем сердцем Тьму принять это как? Ну вот, закрою глаза. Тьма во мне. Тьма вокруг. Нет иного кроме Тьмы. Остальное мираж… Наважденье… Глюк…
        Через какое-то время в мозгу что-то сдвинулось, и в этом наборе звуков прорезался глубокий сакральный смысл. Правда сейчас я его уже не помню, но он точно был. Звуки разбивались по словам, по слогам, по буквам… А потом произошел резонанс и я почувствовал себя частью чего то огромного и великого.
        ПОЛУЧЕН НОВЫЙ РАНГ (ПЕРВЫЙ) В ИЕРАРХИИ ЖРЕЦОВ ТЬМЫ: МЛАДШИЙ ПОСЛУШНИК.
        ШТРАФЫ РАНГА: -10 % КО ВСЕМ КОЭФФИЦИЕНТАМ УСИЛЕНИЯ В СВЕТЛОЕ ВРЕМЯ СУТОК ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ.
        БОНУСЫ РАНГА:
        +5 % КО ВСЕМ МАГИЧЕСКИМ КОЭФФИЦИЕНТАМ УСИЛЕНИЯ В ТЕМНОЕ ВРЕМЯ СУТОК ИЛИ В ТЕМНОТЕ,
        +15 САНТИМЕТРОВ.
        Пипец.
        Я ощупал себя. В натуре. +15 сантиметров. Не наипали. Ух ты.
        ТРЕБОВАНИЯ ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ РАНГА 2: ПОСЛУШНИК.
        ПРОВЕСТИ ВО ТЬМЕ И ТИШИНЕ НЕ МЕНЕЕ 24 ЧАСОВ БЕЗ ПЕРЕРЫВА. УСЛЫШАТЬ ГЛАС ТЬМЫ.
        Ну, двадцать четыре часа я тут не высижу.
        Во-первых — зябко.
        Во-вторых — жрать уже хочется.
        И в-третьих — мало ли сколько мне из этой пещеры выбираться. Может как раз сутки. Вот и выполнится условие автоматом.
        Я перекрестился снова.
        Ура!
        Повесился Христов баф!
        Плюс, я заметил мелькнувшую системку. Отмотал назад логи.
        ПОЛУЧЕНО 7 ОЧКОВ ВЕРЫ.
        НАБРАНО 1000 (ПОСЛУШНИК ТЬМЫ) + 7(БЛАГОСЛОВЛЕНИЕ ХРИСТОВО)*2=1014 ОЧКОВ ВЕРЫ. ИТОГО 1014/10 000 ОЧКОВ ВЕРЫ.
        Вот и стало что-то прорисовываться с той самой Верой. Еще не до конца понятно, но хоть более-менее ясно, как ее качать.
        Бар маны немного уменьшился. Процентов на пять, но я это заметил. Стало быть, благо требует магической энергии… Вообще, тут все на все завязано. Обожаю такие игры!!!!
        Ну, вперед!
        Вон, дырка в стене. Другого пути все равно нет, а там… Там… там… хэзэ, что там.
        Но всяко лучше, чем тут загнуться.

        День Седьмой
        Пергамент 8

        Я выполз в широкий, расходящийся в две стороны коридор. Куда идти-то? Вспомнил что-то там про левую руку, и назло пошел направо. Через каждые десять-пятнадцать шагов встречались отверстия, очень похожие на то, из которого вылез я.
        Проверил несколько. Такие же кельи, пустые, и даже без скелета на полу. Вообще ничего. Только в одной из комнаток — статуя мужика непонятной ориентации. В смысле — пальцы ног смотрят в одну сторону, тело повернуто вбок, а голова вообще смотрит за спину. Лицо у мужика такое довольное-довольное.
        Где-то далеко капала вода. Я пошел на звук. Пить хотелось неимоверно.
        Вдруг, из очередной дырки… нет, не выпрыгнул, и даже не вылез, а вывалился огромный зомбо-муравей. Размером с крупную собаку. Еле-еле перебирающий тремя имеющимися лапками, шевелящий поломанными усиками и пытающийся щелкать вывернутыми с корнем жвалами.
        Муравей со скоростью улитки-инвалида пополз ко мне. По ходу дела теряя то, что заменяло ему кровь и остатки жизненных сил.
        Это был первый моб, встреченный мной в этой игре.
        Стало до жути интересно. И как-то стремно. Нет, совсем не страшно. Скорее жалко несчастного муравья. И не по себе от его вида. Понятное дело, ясли, мобы тут дохлыми и должны быть… Но ведь не буквально же?
        Я присмотрелся к муравью.
        МУРАВУШКА-РАБОЧИЙ.
        УРОВЕНЬ 1.
        ЖЕЛАЕТЕ ОБРАТИТСЯ К ВНУТРЕННЕЙ ТЬМЕ ЗА ПОМОЩЬЮ И ПРОВЕСТИ ПЕРВИЧНОЕ ОПОЗНАНИЕ СУЩЕСТВА? ТРЕБУЕТСЯ МАННЫ: 5*УРОВЕНЬ СУЩЕСТВА. ДА/НЕТ.
        Я пожелал.
        МУРАВУШКА-РАБОЧИЙ.
        УРОВЕНЬ 1.
        ПРИ СМЕРТИ.
        ЖИЗНЬ: 3/65.
        МАНА: 0/0.
        БОДРОСТЬ: 2/80.
        ЖЕЛАЕТЕ ОБРАТИТСЯ К ВНУТРЕННЕЙ ТЬМЕ ЗА ПОМОЩЬЮ И ПРОВЕСТИ ДЕТАЛЬНОЕ ОПОЗНАНИЕ СУЩЕСТВА? ТРЕБУЕТСЯ МАННЫ: 15*УРОВЕНЬ СУЩЕСТВА. ДА/НЕТ.
        Разводилово какое-то…
        Ну да ладно.
        МУРАВУШКА-РАБОЧИЙ.
        УРОВЕНЬ 1.
        ПРИ СМЕРТИ.
        ЖИЗНЬ: 2/65.
        МАНА: 0/0.
        БОДРОСТЬ: 1/80.
        СВОЙСТВА:
        НАСЕКОМОЕ.
        ЧАСТЬ МУРАВЕЙНИКА.
        БЕСПОЛЫЙ.
        БЕЗДУХОВНЫЙ.
        ЖЕЛАЕТЕ ОБРАТИТСЯ К ВНУТРЕННЕЙ ТЬМЕ ЗА ПОМОЩЬЮ И ПРОВЕСТИ ПОЛНОЕ ОПОЗНАНИЕ СУЩЕСТВА? ТРЕБУЕТСЯ МАННЫ: 50*УРОВЕНЬ СУЩЕСТВА. ДА/НЕТ.
        Вот черт.
        Пока я тут экспериментирую экспа тухнет! Сдохнет моб самостоятельно и привет. Да и полсотни маны жалко, вдруг следом за этим еще муравушки вылезут?
        Точно, ману следует экономить, понял я. У меня ее триста пятьдесят шесть единиц. На максимуме. Ну, тогда, на первом уровне было. После опознаний и многократных бафов «Циркач» оставалось двести сорок пять. Мана потихоньку восполнялась. Ранее я попытался просчитать скорость прироста очков, но часов не было. Поэтому ориентировался на пульс. Одно очко примерно в сорок два-сорок четыре удара сердца. А если сидеть с закрытыми глазами и не двигаться, одно очко примерно в восемь ударов. Типа медитация, ага.
        Хотелось бы сказать, что я изящно подскочил к мобу. Но, по правде, скорее вольготно, вразвалочку подошел. С моей ловкостью в одну единичку, передвигался я, неторопливо и степенно, аки российский футболист со стажем по скользкому от пота противников полю. Казалось, придирчиво выбирая куда поставить ногу. А если нужно вдруг посмотреть в сторону — разворачивался всем телом. Решил для себя, исправить этот недостаток в самом ближайшем будущем.
        Короче, отважно приблизился, и со всей дури хряпнул моба промеж поломанных усиков одной из костей.
        Хитин треснул, во все стороны разлетелись осколки и ошметки. Муравей дернувшись упал на пузо, поджав оставшиеся лапки.
        Хм, и как его облутить-то? Эта мысль осталась недодуманной, потому что из лаза стали один за другим вывалиться все новые и новые муравушки-рабочие…

        День Седьмой
        Пергамент 8. Продолжение

        Пришлось отвлечься.
        Нафаня стянул лапти, размотал онучи, и принялся грызть желтые грязные ногти на ногах.
        Я ему попытался объяснить, почему так делать не надо. По крайней мере при мне. Но он, похоже, ни хрена не понял.
        Поэтому я его просто в угол поставил в качестве наказания и тренировки интеллекта. Приказал, пока стоит, придумать три причины, из-за которых он в угол попал.
        Первую, вроде, уже придумал. Вон палец загнул. Теперь морщится, с ноги на ногу мнется, креативит.
        …
        Битва с муравушками поражала поистине идиотской эпичностью.
        Когда появилась первая шевелящая единственным уцелевшим усиком голова, я уже стоял у дыры в стене.
        Удар!
        Мне прибавилось три очка экспы. К слову, с первого мураша было два.
        Тело моба обмякло, но сзади уже напирали другие. Вот, окончательно мертвый муравей вывалился на пол коридора, и сразу же показался новый. Выдранные глаза свисают на тонких белых ниточках, одно жвало отсутствует…
        Брр… Кто же их так?
        Удар.
        Два очка.
        Следующий.
        И еще один. И еще. И еще…
        Муравьи в среднем давали по три очка экспы, и все поголовно дохли с первого же удара. Удивительно, но я ни разу не промазал. Кости каждый раз попадали в цель.
        Примерно посредине боя (Ха! Боя!!!), случился ап. Для получения третьего левела требовалось уже три сотни очков опыта. Заиграли фанфары, по телу прокатилась волна блаженства, полностью восстановилась манна, и просевшая процентов на тридцать бодрость. Замелькали системки, и приятный женский голос поздравил с получением очередного уровня.
        Пока я кайфовал, один из мурашей вылез окончательно, и показалась голова следующего. Я по инерции попытался пнуть недобитка, но тот щелкнул челюстями и вцепился мне в голень.
        Строка состояния взорвалась фейерверком системных сообщений, не до них, позже почитаю.
        Контраст перехода от эйфории к несильной, но ощутимой боли встряхнул сознание электрошоком. Я решил больше не экспериментировать. Два быстрых удара костями-жезлами — два муравьиных трупа.
        Вот ведь… Заботливый женский голос, отсеяв системную мишуру сообщил, что укус насекомого снес двенадцать поинтов жизни из моих ста шестидесяти пяти и повесил два получасовых дебафа «Хромота» и «Кровопотеря». Ну, с «Хромотой» ладно, я сейчас идти никуда не собираюсь. А вот, «Кровопотеря» — минус два хэпэ каждые десять секунд. Угу, в течении получаса. Итого минус 2*6*30= минус 480… Истеку ведь кровью, минут через десять, если… Хорошо лечилку, какую-никакую догадался привязать.
        Прикинул расход по мане. Некритично, хватит с лихвой. Но все равно, следует быть осторожнее. Мало ли, сколько тут этих… Хорошо, по одному лезут.
        Наложением рук я лечился в среднем на восемнадцать очков. Плюс обязательный циркач. Нет, так жить нельзя, с ловкостью надо делать что-то.
        Когда было набрано сто тридцать пять очков экспы из требуемых трехсот, муравушки кончились. Последний дернулся, поджал лапки и затих. Заткнув собой узкий проход.
        Я оглядел поле боя… Муравушки, через пару минут после смерти усыхали и сжимались до размеров среднестатистической мыши. Потому, нагромождений трупов гигантских насекомых не было. Не то, запарился бы я их оттаскивать да отпихивать, штук восемьдесят прибил.
        Поднял одного, рассмотрел…
        «Трупик Муравушки-Рабочего.
        Набор Алхимических ингредиентов. Вес 125 грамм.
        Для детального опознания требуется навык Алхимия 3, навык Знание насекомых 3, навык Определение 3, навык Разделение 3.
        Для извлечения ценных Ингридиентов с целью минимизации веса требуется: навык Знание насекомых 5, навык Разделение 6».
        И как мне это разделение качать, если даже первоуровневые мобы требуют шесть единиц? Собрал трупики, сложил в инвентарь. Оказалось, семьдесят девять штук, надо же, почти не ошибся. Все легли в один слот. Пришлось выкинуть одну косточку, чтобы ячейку освободить. Почти десять кэгэ… Мдя… Еще пяток таких битв и привет перегруз. Хреново быть нубом.
        А!
        У меня же ап!!!
        Ну, с почином. Блин. Всего пять нераспределенных очков. Мало.
        Хм, и куда их совать? Не хватает буквально везде.
        Ну, ладно… Позже разберемся, сейчас требуется дойти до капающей воды. Вон, уже минут пятнадцать как висит дебаф «Жажда», увеличивающий расход бодрости на каждое действие почти на половину.
        Вроде немного, учитывая, что у меня ее четыреста двадцать… Но, к концу битвы осталось уже всего сто пятьдесят три.
        Из дырки доносится хруст, жадное чавканье и хлюпанье. Наверное, кто-то там не успевших разбежаться муравушек доедает. Вот доест и полезет сюда, смотреть, куда сбежало второе. Второго не найдет, зато обрадуется десерту в моем соку.
        Не возникло у меня желания встречаться с этим, кем бы он там ни был, проглотом. Вон, как муравушек покоцал, чуть живые от него убегали, и не известно скольких сожрал сразу. А эти насекомые, хоть и первого левела, но кусаются больно, и на открытом пространстве, да еще и гурьбой, представляют нешуточную опасность. Укус до сих пор болит, хоть дебафы и слезли… По крайней мере для нуба первого-второго левла. А загадочный он, чавкает и урчит радостно… Короче, надо отсюда скорее валить.
        Принял это решение и на крейсерской скорости поковылял дальше.

        День Седьмой
        Пергамент 9

        Дело к вечеру…
        Другими словами, местные собираются спать. А вот для меня, как животного ночного, наступает период активности. Другое дело, из трактира мне еще дня четыре вылезать нельзя. А лучше… Впрочем, дольше я тут не просижу. Уже сейчас нервы сдают.
        Нафаня взревел буйволом:
        — ПОНЯЯЯЯЛ!
        Я дернулся и опрокинул чернильницу. Благо не на пергаменты. На штаны. Рубаху. Руки. Лицо. Теперь мало того, что на улицу, из комнаты не выйти.
        Если встречу кого, точно подумают дикарь, синей глиной измазанный. С ритуальными татуировками. Прибьют на всякий случай, а то мало ли, вдруг я плохо замаскированный хирдман викингов… А уже потом разбираться начнут. Викингов тут не любят, называют всякими плохими словами и боятся.
        — А?! Что понял?
        — Нууу… Не хочешь отдавать вторую денюжку. Это, стало быть, раз. Ты — барин, значит я — дурак, каждый раз без вины виноватый. Это два. Ну и завидуешь ты мне. Я ведь красивый, а ты бледный, аки поганка. Это три.
        Блин. Ну прямо Фандорин… Эраст, итить его, Петрович. Это раз, это два… Тьфу.
        — Слушай, Нафаня… А фамилия у тебя есть?
        — Как не быть… есть.
        — Вот прямо фамилия? Человеческая?
        — Что я, телок что ли, али бобик? Человеческая. От батюшки досталась…
        — И?
        — А?
        — Какая фамилия?
        — Чья?
        — Твоя!!!
        — Аааа… Дорины мы.
        Пипец. Нафаня Дорин. Это же надо… Угадал. Может у меня ясновидение прорезалось?
        — Так. Господин Дорин. Через полчаса, когда солнышко спрячется, пойдем ужинать. А пока посиди тихонько. Вот тебе еще монетка. Поиграй.
        — Ух ты!!! Баааарин! Хорооооший барин!!! Две денюжки за день дал. А завтра снова дашь две?
        — Посмотрим. Все. Не мешай.
        Медной мелочи неизвестной чеканки полно. Трактирщик ее принимать отказался наотрез, а вот дурачок берет с удовольствием. Денюжка да денюжка, ему все равно какая.
        …
        Шел я шел и уперся в Дверь.
        Хорошую такую, крепкую, качественную. Из непонятного голубовато-розового материала. На ощупь — металл. Постучал костью. Толстая. Очень толстая Дверь. На высоте роста круглое окошко, похожее на иллюминатор. Ни засовов, ни замочных скважин не видно. То, что Дверь нашлась, хорошо. Плохо, что закрыта. И откуда звук капели тогда?
        Заглянул в окошко. Шлюз. Абсолютно пустой. С другой стороны — такая же дверь. Хм… И зачем?
        Осмотрел стены внимательнее. Ага, вон, у потолка отдушина. Ну, или просто дырка, забранная толстой решеткой. Звуки капающей и текущей воды доносятся оттуда. Но, даже если решетки бы не было, и дыра находилась пониже, я в нее все равно бы не влез. В нее разве что кошка протиснется и то если не слишком упитанная.
        Ладно, понял. Здесь ловить нечего. Развернулся и пошел назад. Наверное, изначально неверное направление выбрал. Эх, нужно было все-таки следовать правилу левой руки.
        Место Муравушкиного Побоища ничем о нем уже не напоминало. Хруст и чавканье прекратились. Но в лаз я, конечно же, не полез. Мало ли… Затаился там какой-нибудь минибосс, и поджидает вкусных нубов. Знаем, проходили. А на мне из одежды до сих пор только синяки.
        Ага, а вот и то место где я очнулся. Вот, ребро лежит, я его нарочно у отверстия оставил, на всякий случай. Так-то дырки очень похожи. Как пить-то хочется… И устаю я теперь чуть ли не вдвое быстрее из-за прогрессирующего дебаффа «Жажда». Хорошо, что хоть мана полностью восстановилась.
        В очередной раз кастанул на себя «Циркача» и поплелся дальше.
        Снова отверстия в стенах, точно такие, как, с другой стороны.
        Обследовать их, желания уже не возникало, все сознание заполнило только одно стремление — найти воду. А для этого требовалось выбраться из этого проклятого коридора.
        Метров через двести, по левую руку, вместо очередной, положенной по-местному фэн-шую дыры, обнаружилась дверь. Но не такая монументальная как первая, а вполне заурядная, фанерная. Надежно запертая на шпингалет. Дверца меня заинтересовало, я ее осторожно приоткрыл и…
        УРА!
        За ней, малюсенькая такая комнатка метра полтора на полтора. У дальней стены стоит чудеснейший из артефактов!!! Белоснежный. Великолепный. Фарфоровый. Унитаз.
        На дрожащих ногах приблизился, заглянул в очко. Есть! Вода есть! Ура-ура-ураааа!!!
        Нет, конечно, я не пил из унитаза, там бациллы и зараза. Сорвал, отбросив в сторону крышку бачка и напился уже оттуда.
        Это было блажеееенство!!! Чувство, сопоставимое с тем, которое при апе накатывает. Дебафф снялся. Бар бодрости резво стал заполняться молочно-белой субстанцией.
        Включился краник, вода весело журча заново наполняла бачок. Ну, стало быть, от жажды уже не умру.
        Вот ведь, как бывает. Наверное, эпическому рарному сету меньше бы обрадовался, чем ватерклозету.
        Теперь можно было и пропущенные дыры в стене осмотреть. Но осторожно. Как выяснилось, в некоторых комнатках могут быть мобы. С другой стороны, голому нубу просто необходимо разжиться каким-никаким имуществом. А то и на люди выходить стыдно, вернее на уры.
        Комнатки почти все пусты. Только в одной, в уголке, обнаружилась пустая молочная бутылка с широким горлышком и без пробки. Вернее, не пустая, внутри находилась дохлая мумифицировавшаяся мышь.
        Бутылка идентифицировалась, как «Алхимическая колба с ингредиентом».
        Мышь, как «Дохлая высохшая мышь. Алхимический ингредиент».
        Больше ничего интересного, да и неинтересного, в осмотренных комнатушках не было.
        Мышь я выбрасывать не стал, а спрятал в инвентарь. Бутылку хорошенько вымыл и наполнил водой.
        Чудесно. Жизнь налаживается. Несмотря на визуальный объем тары в поллитра, наполнялась она минут двадцать. И наполнялась бы и дальше, но я понял что не могу ее держать. Присмотрелся. В описании сказано: «Содержимое: Вода. Вес: 56,43 килограмм.»
        Вот так. То пусто, то густо. Пришлось отлить пару литров. Сразу полегчало. Попробовал сунуть бутылку в инвентарь — получилось. Вообще замечательно. И не разобьется, и не разольется.
        Снова попив водички, пошел дальше. Развилка. И что? Теперь лабиринт? Ладно, пойдем налево, прислушаемся к гипотетической мудрости предков. Через полсотни шагов, еще одна развилка. Ок. Налево. И еще одна. Потом перекресток. Развилка.
        Бродил я в этом лабиринте долго, даже не знаю сколько. Но ничего опасного или ценного не нашел. Поскольку неукоснительно следовал правилу левой руки, заблудиться не боялся. То есть, вернуться к толчку могу в любое время. Но зачем? Боялся не найти выход. И сдохнуть тут от дебафа «Голод». Как показала практика, такое тут вполне себе может быть реализовано.
        Хуже всего, что лабиринт оказался пуст. В плане народонаселения я имею ввиду. Обычно нубов в игре встречает непись, объясняет, что к чему, выдает квест, и прямо с ходу отправляет спасать-разрушать-завоевывать мир, ну это по сюжету и обстоятельствам. А тут вообще никого, неговорящие муравушки не в счет. Или я пропустил чего? Или не понял?
        Вот, например, статуя та скособоченная. Она зачем?
        И для кого унитаз?
        Более того, полностью исправный, функционирующий…
        Чего-то на литРПГ не очень похоже, подумалось мне. Вот, сколько книжек не читал о задротах в цифровые миры переселившихся, у всех была цель, мотивация и рояли. А у меня вместо рояля унитаз. А вместо доставшейся на халяву вундервафли две косточки.
        Призадумался.
        Ну что же, цель, если по-честному, у меня тоже есть. Выбраться отсюда. Или хотя бы штаны найти. А то мои плюс пятнадцать сантиметров уже озябли.
        А мотивация… Хм… Тут не подохнуть. Чем плохая мотивация? На мой субъективный взгляд очень даже мотивирует.
        Посидел несколько минуток, восстановил бодрость, и потопал достигать цель.
        Ну вот, нахрена строить такой лабиринт? Большой и почти пустой. Обычно, в сердце лабиринта что-то прячут. Ну, или кто-то прячется. И ловушки устраивают, вспомнилось мне. Точно. В лабиринтах бывают…
        Вот зачем я о них вспомнил?
        Перед глазами полыхнуло огнем. Если бы я не ковылял неспешно, а нормально шел, непременно влетел бы прямо в пламя. А так — остановиться успел, только брови опалило.
        Как распомнить назад? Не нужны мне ваши ловушки, нафиг, нафиг! Лучше выход! ВО ВСЕХ ЛАБИРИНТАХ ЕСТЬ ВЫХОД!!!
        Господи, что я несу?
        Ну не могут ловушки, повороты и выходы возникать если я о них думаю… Или могут?
        Попытался припомнить, когда я пить хотел, думал о сортире или нет? Не знаю… Не уверен. О воде точно думал. Во всех ее проявлениях. Дождь, море, болото, снег, фонтан, туман, бассейн, стакан, куллер, электрочайник, водопад… Может и унитаз был.
        Пламя потихоньку спало. Интересно, откуда оно взялось? Ага, вот в полу дырочки, по виду похожие на форсунки. Эм… Раз, два, три… Шесть рядов. Через каждые полметра. Хм… Интересно, успею проскочить?
        Пламя вновь загудело. Я стал считать. Секунд пятнадцать горит. Потом с полминуты не горит. И снова горит пятнадцать секунд.
        Полминуты для преодоления трех метров — более чем достаточно. Ведь достаточно???

        День Восьмой
        Пергамент 1

        Предыдущий текст я прервал на середине фразы, потому что Нафаня…
        Мдя… Действительно, с тех пор, как боженька, Тьма, или карма наградила (или наказала?) меня этим рыжим идиотом, жить стало веселее, правда не сказать, что лучше.
        Короче, он уронил денюжку.
        Монетка звякнула, подпрыгнула, покатилась… И провалилась в щель между половыми досками.
        Это была трагедия.
        Для трактирщика.
        Нафане-то, что…
        Нагнулся. Голыми руками оторвал одну доску. Выломал вторую. Вырвал третью. Четвертую сломал пополам и выбросил обломки. Пятую просто отодвинул, но на ней стоял стол. Стол перевернулся и все запасы пергаментов разлетелись по комнате. А я теперь заляпан чернилами еще живописней, в два слоя. Довольно интересные пятна получились, должен признать. Не менее пятидесяти оттенков сине-фиолетового. Нафаня ласково улыбнулся и спас денюжку.
        — Нашееел,  — конопатый продемонстрировал бесполезную медяшку.
        — Молодец,  — сказал я.  — А пол починить сможешь?
        В этот момент дверь распахнулась. На пороге с белым, почти как у меня, лицом стоял трактирщик.
        — Ужинать пора!  — констатировал Нафаня. Отодвинул впавшего в ступор целовальника могучей десницей и гулко потопал вниз.
        Я быстренько дособирал оставшиеся разлетевшиеся листы и пока хозяин не опомнился, наехал.
        — Это что у тебя тут за бардак творится??? То окна бьют, то полы ломают! И это образцово-показательный трактир высокой культуры и сервиса??? Короче, требую возместить мне моральные издержки материально! Чего неясного? Половину денег за постой, возвращай! Быстро! Нет! Две трети возвращай!
        — И вы с этим… этим… съедете?  — по-моему трактирщик был готов в этом случае вернуть все, а может еще и добавить. Жаль, нельзя…
        — И не мечтай! Я тут, у тебя, до пятницы точно, а может и до понедельника. Чердак до понедельника в аренде, помнишь?
        — Пентхаус!
        Вот ведь, ляпнул неосторожно, когда заселялся, а гад этот запомнил красивое слово.
        — Пентхаусом он был, когда тут стеклянное окно имелось. А теперь — чердак чердаком. Что на ужин?
        — Ка… Каша.
        — Какашу сам ешь. Ты же знаешь, мне нужно мясо.
        — Расходы…
        — Твои меня не касаются. Мы договаривались при заселении о трехразовом МЯСНОМ питании! Так что не гунди и не перечь! А пойди и обеспечь!
        — Но твой холоп тоже ведь ест… Да еще как! За четверых!
        — За им слопанное могу рассчитаться… Самим холопом.
        — Боже упаси!
        Трактирщик представил, как я убегаю в ночь, оставив Нафаню в трактире навсегда. Сглотнул, побелел еще больше и пролепетал:
        — Ну… есть еще с обеда телятина. Вареная. Но она холодная.
        — Эх… Поживешь тут с вами… Научишься есть всякую гадость… Подавай телятину. А пока я буду есть, комнату в порядок пусть приведут.
        — Дык я это… Того… Хотел просить… Ты это… Не высовывайся. Тут сиди. Я сюда подам.
        — А чего так?
        — Там это… Днем еще. Ну, когда ты этого непутевого лечил, приехали двое. Ты бы им не показывался, а? Они тогда в конюшне были. Тебя не видели. А сейчас внизу сидят, ужинают. Переночуют и уедут. Потом, это… Выходи.
        — А что за двое? Чего мне их бояться?
        — Опрышки.
        — Опричники?
        — Неее… Опрышки.
        — А это кто?
        — Ну… Как сказать… Они смотрят, где, кто, кого и как. И если чего чудное видят, мытаря-дознавателя присылают. С отрядом. И все ведь жруууут… А с тем мытарем… Ну… Мытарство сплошное. Или мзду надо, чтоб уехал, или м-м… Ну, все плохо может кончиться. Я и дочу свою спрятал… Опришек никто не любит, но все уважают. Бывает, они помогают. Сами денег с казны не получают, живут народным кормлением… Ну это ладно… Посиди тут, от греха. Ты ведь выглядишь чудно, для наших мест. Как раз по их части непонятность.
        — Ладно. Тогда вина мне принеси. Пару кувшинов.
        — Но, вино в договор о постое не входило…
        — Теперь входит. Нужно же мне тут чем-то заниматься, пока вы там от выездников-внештатников отмазываетесь. А то ведь выйду… Страсть, как на опрышек посмотреть интересно.
        — Ладно, хорошо! Не надо, не надо… Сейчас принесу… Токмо не вылазь…
        ПРЕДЛАГАЕТСЯ ЗАДАНИЕ «НЕ ПОПАСТЬСЯ НА ГЛАЗА».
        В ТЕЧЕНИИ БЛИЖАЙШИХ 12-ТИ ЧАСОВ, ВЫ НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ НЕ ДОЛЖНЫ ВЫХОДИТЬ ИЗ СВОЕЙ КОМНАТЫ.
        НАГРАДА: БЛАГОДАРНОСТЬ ТРАКТИРЩИКА.
        ШТРАФ ЗА НЕВЫПОЛНЕНИЕ: ИЗГНАНИЕ ИЗ ТРАКТИРА.
        ПРИНЯТЬ: ДА/НЕТ?
        Хм… а что, есть варианты? Конечно, да.
        В этот момент снизу раздался короткий вскрик, громкий треск, и звон бьющейся посуды. Целовальник, сглотнул, побледнел еще больше, хотя казалось уже некуда, и бросился в общий зал.
        Я аккуратно закрыл за ним дверь и стараясь не споткнуться о развороченный пол пробрался к столу. Сижу, вот пишу. Снизу кто-то орет. Догадываюсь на кого. И вроде даже дерется. Понятно с кем… До жути интересно, что там конкретно происходит. Но смотреть не пойду, у меня же квест на репу.
        Лучше опишу, что со мной дальше происходило.
        Ведь сейчас начнется самое интересное.
        …
        Сначала хотел преодолеть огненную преграду с разбегу. Ага, и в последние доли секунды, красивым перекатом, вырваться из… Но вовремя одумался.
        Отметил дохлыми мурашами примерно равный длине ловушке кусок коридора. Но в противоположную от нее сторону, разумеется. Как только пламя погасло, с обычной своей скоростью пошел. Прошел. Огня все еще нет.
        И сейчас нет.
        И сейчас.
        А пора бы уже.
        Подошел ближе.
        Заполыхало.
        Понятно… На всякого задрота довольно простоты. Вовсе и не нужно пробегать, или время рассчитывать. Достаточно просто вот на эту плиту не наступать.
        ВНИМАНИЕ!
        ВЫ РАЗГАДАЛИ ПРИНЦИП ДЕЙСТВИЯ ЛОВУШКИ.
        ПОЗДРАВЛЯЕМ!
        ВАШ НАВЫК ТАЙНИКИ И ЛОВУШКИ ПОВЫСИЛСЯ НА 1. ТЕКУЩЕЕ ЗНАЧЕНИЕ 1.
        ВАШ КАЧЕСТВО НАБЛЮДАТЕЛЬНОСТЬ ПОВЫСИЛСЯ НА 1. ТЕКУЩЕЕ ЗНАЧЕНИЕ 1.
        ВАШ КАЧЕСТВО ХИТРОСТЬ ПОВЫСИЛСЯ НА 1. ТЕКУЩЕЕ ЗНАЧЕНИЕ 1.
        Женский голос проговорил все это так радостно, так воодушевленно, и с таким явным облегчением, что казалось, данное событие является главным во всей его (голоса) жизни позитивом. А то и не одной. Именно к разгадыванию мной принципа действия нажимной плиты, голос стремился через множество инкарнаций. Готовил. Лелеял. Воспитывал. Обучал. Вел меня многие-многие годы. Вот прямо сюда. К этому вот, кирпичу. А теперь все. Дитятко выросло, научилось самостоятельно нажимать на рычажок унитаза (вот ведь, прицепился… постоянно об унитазе думаю… к чему бы это?), и можно, наконец, начать заниматься собственными делами. Например, в блаженном ничегонеделании размышлять о том, как же круто ничего не делать. Задача максимум на ближайшие несколько эпох выполнена. Да здравствует нирвана, ага.
        В общем, взбесил меня голос неимоверно, хотя вроде и сообщил приятную новость. Матюкнувшись я его отключил. Наверное, зря.
        Дальше пошел осмотрительней.
        И действительно, пару ловушек обнаружил. А одну нет.
        Выскочившее на уровне паха лезвие отчикало мне все мои плюс пятнадцать сантиметров подчистую. По ходу дела, прихватило и кусочек первого слагаемого.
        Больно было ужасно. Я взвыл и метнулся вперед, обильно забрызгивая кровью стены, пол, и даже потолок.
        А вот хп снесло всего два десятка с хвостиком… Брр… Угу… С хвостиком. Не может быть, что бы эти сантиметры такими неважными для организма были…
        Повесился дебафф «Обильная Кровопотеря». Минус единичка жизни каждые полсекнды. Привалившись к стене схватился руками за голову. Скулил и кастовал «Лечение». Кастовал и ныл. Истекал кровью и жалел себя… Когда манны оставалось всего ничего, в одурманенном болью разуме мелькнула мысль. С трудом подполз, подобрал крайнюю плоть, приложил к поврежденному месту. Кровопотеря тут же тут же из обильной стала вполне заурядной.
        Слава Богу, Тьме во Мне, пролетающему мимо духу Гиппократа… да кому угодно и всем подряд!!! становиться реббе или мулой не придется. Все нормально приросло, не осталось даже шрама.
        Вот такой страшный эпизод в моей жизни произошел. До сих пор в кошмарах сниться. Хоть и кончилось все ХЭППИ ЭНДОМ. Счастливым концом, то бишь. Я его спрашивал. Он, конечно не ответил, и не стал меня убеждать, что счастлив ко мне вернуться. Но вид имел довольно бойкий и радостный.

        День Восьмой
        Пергамент 2

        Прибежал мальчишка, принес еду и вино. Я попытался его расспросить, что там, внизу происходит. Но пацан оказался глухонемым. Только мычал и изображал непонятные пантомимы. Я кинул несчастному бесполезную медяшку, тот радостно гукнув смылся. Пока не отобрали.
        Потом пришел какой-то мужик, с бородой, топором, и перегаром. Жутко злой. Я его раньше не видел. И дай Тьма, больше не встречаться. На внешность, ну чисто разбойник с большой дороги.
        Пока он чинил пол, я сидел попеременно, то на столе, то на подоконнике. Сидел бы и на кровати, но она в комплект меблировки чердака теперь не входила. На все предложения помочь, мужик зыркал недобро, цыкал зубом, и грубо рычал что-то неразборчивое.
        Вино оказалось неплохим. Вообще, местные пьют брагу. Жуткое пойло. И хмельной мед. Получше, но не так вкусно, как может показаться из названия. А вино все привозное и потому дорогое. Но не заоблачно дорогое, а просто… ну… не на каждый день. И не для всех.
        Я сидел, пил вино, закусывал холодной телятиной, а бандитский зодчий, бубня «Шоп ты подавился!» чинил пол.
        Потом грозно осмотрел останки кровати и зарычав по-звериному пнул обломки лаптем. Видимо, крафт мебели у него не прокачан, понял я. Бросив на меня последний яростно-запоминающий взгляд исподлобья, злобный мастер ушел. Я с облегчением выдохнул. Все время пока он работал, казалось, вот сейчас развернется и рубанет топором буржуя-угнетателя. Но проклятьем заклейменный решил обождать с бунтом бессмысленным и беспощадным. По крайней мере, до встречи в каком-нибудь безлюдном месте. Пронесло.
        Шум внизу стих. А Нафаню все еще не ппритащили. Или он всех победил в этот раз? Ну, да ладно. Поживем-увидим. Из комнатки выходить все равно нельзя. Буду писать.
        …
        Хорошо, воды было с запасом.
        Я полностью отлечился, восстановил манну и бодрость. Еще раз прикинул, куда бы вложить свободные очки. Но они ничего по большому счету не давали. Потому, снова решил повременить. Мало ли… Вот найду броню требующую стойкости, а очки в ловкость уже слиты. Или бижу, какую-никакую, на духовность, а очки в силе… Короче, пока ничего не ясно. Придется мучиться.
        Через три-четыре поворота, наконец, вышел в большой круглый зал с круглыми-же колоннами. Во все стороны из него вели одиннадцать выходов. Абсолютно одинаковых.
        Посередине древнего мрачного зала… Вот клянусь! Оранжевая машина времени из старинного фильма «Гостья из будущего». Я ее отлично помню, в детстве мои старшие братья этот фильм просто обожали. И я его смотрел раз пятьсот, а то и больше. Кнопки мигают, круг-подставка светится, разве что не пикает.
        Вот только Вертера не нужно, подумалось тогда. А то ведь он романтик. А я тут голый.
        Блуждать в тишине и одиночестве мне до такой степени надоело, что я не раздумывая встал в оранжевый круг и взялся за поручни. Яркий свет ударил в глаза и почти полностью ослепил. Когда я проморгался и снова стал видеть, из пелены белесого тумана и бликов света соткалось огромное лицо. Нет, явно не человеческое. Лицо ура. Но не мое, все еще носящее отпечаток прежней личности.
        Лицо сурового существа привыкшего к решительным мерам. Жесткое, можно даже сказать жестокое выражение. Глубокие складки, морщины, презрительно поджатые губы… Перья на голове белоснежные, но редкие. И выдающийся, монументально-огромный, крючковатый нос. Темные, почти черные, глубоко посаженные глаза в обрамлении тонкой работы татуировок.
        — Наконец-то,  — сказало лицо.  — Я уже думал, не доберешься. Как и последние пятеро.
        И замолчал. Явно ожидая ответа.
        Вот, что тут было ответить?
        Кто ты? Глупо, сейчас сам расскажет.
        Какие еще пятеро? И так ясно, мои предшественники. Заплутали в лабиринте и передохли. И какая разница, кто они были, главное я дошел, а они нет.
        Где я? Ну это вообще тупизм. В лабиринте, епт.
        Я в игре? Или это меня так глючит? Интересно, а если он… оно… лицо… значит «оно»… оно — глюк, оно в этом признается? И что будет, если признается? Как тогда себя вести-то??? Громко орать, требуя у невидимых санитаров дополнительную дозу успокоительного?
        Короче, собеседника я нашел. Но вот в упор не мог представить, о чем же мне с ним разговаривать.
        Лицо нахмурилось.
        — Ну? Чего молчишь?
        — А что сказать?
        — Не хочешь поинтересоваться кто я? И как сюда попал? И для чего?
        — Ну… Думаю ты тут самый главный. Не важно, кто главный… Главный Маг, главный бог, главный ур… Попал я сюда… Пешком. А для чего, и так узнаю, раз уже попал.
        — Попал, попал… Конкретно попал. Дерзкий ты какой-то. Но это хорошо, мне такие как раз нравятся. В общем, ты почти во всем прав. Я последний из Урод-Одуров почтивших вниманием этот жалкий, Тьмою забытый мир.
        — Ага!
        — Что «ага»?
        — Да нет, ничего… Я так. Продолжай.
        — Дозволяешь, да?  — в голосе урод-одура послышалась полунасмешка-полуугроза.
        — Не возражаю,  — я решил на всякий случай сменить тему.  — Я там, в коридорах, статую видел. Чем-то на тебя похожую. Только перекрученную и будто радостную. Твоя?
        — Моя. Но о ней позже, если испытание пройдешь.
        — Какое еще испытание?
        — Ну, одно ты уже прошел, добравшись сюда. Многие, да большинство, еще на этом этапе отсеиваются. Так что, осталось всего два. Выполнишь задания — открою секрет статуи. И дам путевку в Жизнь.
        — В смысле?
        — В прямом. Пропуск. Без него тебе из Подземелий Уров только Межмирные Туннели дорога. А в Жизнь — лишь с моего согласия и благословления.
        ПОЛУЧЕНО ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ ЗАДАНИЕ «ИСПЫТАНИЕ ДУХА».
        УСЛОВИЯ ВЫПОЛНЕНИЯ: СЛЕДУЙТЕ ИНСТРУКЦИЯМ ВЕЛИКОГО.
        НАГРАДА: 10 000 ОЧКОВ ОПЫТА, ДОСТУП К ЗАДАНИЮ «ИСПЫТАНИЕ ВЕРЫ».
        ШТРАФ ЗА НЕВЫПОЛНЕНИЕ: ПРОКЛЯТЬЕ УРОД-ОДУРА.
        — А за первый кв… Первое испытание будет награда?
        — Ты ее уже получил,  — ухмыльнулось лицо.  — Когда наша беседа завершится, сможешь воспользоваться плодами.
        — А что было за испытание? Испытание чего? Удачи? Тела? Спортивной ходьбы?
        — Испытание Воли. Знал бы ты сколько уров безвольно складывали руки и умирали в лабиринте… Сколько погибло в ловушках. Скольких растерзали и сколько погибли от жажды, ибо не смогли волей своей создать даже простейшего источника влаги.
        — Ага! Я так и думал!!!
        — Реальность в этих подземельях пластична. И каждый найдет то, чего более всего жаждет.
        — Я не жаждал ловушек! Пламя, лезвия, колья, ямы… Бррр…
        — Жаждал. Иначе не нашел бы. Но нужно сказать, тут реальность хоть и пластична, подвержена субъективному воздействию, но и объективных факторов не мало. Например, моя статуя. Тамбурная дверь, помнишь? И много, много чего еще.
        — А муравьи? Эти… как их… Муравушки-рабочие.
        — Какие муравушки?
        — Из одной кельи… Правильно, кельи? Полезли истерзанные, чуть живые муравьи с собаку размером. Один из них меня цапнул! Было больно, и этого я точно не жаждал.
        — А… Жаждал. Ты подсознательно ждал встречи с монстрами… как ты бишь их зовешь… Мобами. Вот. Это они и были. Потом ты хотел встречи с мудрым наставником… Хммм… Неписем. НПС, да. Это стало быть, я и есть.
        — Я еще штанов жажду. И вообще одежды. Хожу, как нудист какой, прости Господи…
        — Тебе простительна эта оговорка, ибо ты идешь по пути Инквизитора. Стало быть, помимо Великой Внутренней Тьмы, должен будешь обращаться еще и к внешним источникам энергии. Заемным. Но старайся образовать средоточие силы внутри, а не во вне. Помни — ты ур. Да еще и последователь Внутренней Тьмы. Как по заказу, прямо… Почти как я в молодости. Только я шел путем воина. Истинный Урод полностью самодостаточен. Не найдя своего собственного ололо не станешь одуренным.
        — Одаренным?
        — Почти. Пока тебе не понять в чем разница. И это случится не скоро. А сейчас… Сейчас я должен убедится что дух твой достаточно зрел.
        — Для чего?
        — Почти все прочие расы появляются в Жизни сразу. Без предварительного отбора. Только уры, драконы и пельменцы с кряками отбирают зерна от плевел. Потому и стоит наш мир, несмотря на то, что…
        Голос прервался, будто передумал сообщать нечто важное.
        — В общем так. Крепость Духа. Докажи.
        — А как?
        — Один из тоннелей ведущих из этого зала приведет тебя в Логово Гулей. Истреби этих падальщиков. Совсем. Пусть останется о них лишь воспоминание.
        — Перебить? Много их? Сильные?
        — Много. Несколько сотен, а то и тысяча. Очень сильные. Для тебя. Для меня нет, но я сейчас не вправе напрямую вмешиваться. Мир Жизни для меня теперь закрыт. А ты… Ты не справишься даже с одиноким гулем, не говоря уже об их Королеве.
        — И как быть?
        — Яд. Зараза. Болезнь. Эпидемия. Гули — трупоеды, падальщики, могут жрать практически все. Они и жрут. Найди в лабиринте то, что приманит их. И в итоге погубит.
        — А причем тут Дух? Ну, передохнут трупоеды и что?
        — Уничтожение целой расы, требует зрелости мышления, уверенности в правильности своих действий, и крепости Духа. Гули не просто тупые звери. Они разумны. И не всегда были отвратительными пожирателями дохлятины, какими являются сейчас. Просто они прокляты. У них есть шанс исцелиться, вот только снять проклятье тебе сейчас не по зубам. А истребить… При должном старании и стремлении — вполне.
        — Хорошо. Сделаю. Десять ка опыта это круто…. Что искать? Что мне нужно найти в лабиринте?
        — Ты согласен принести в жертву собственной выгоде целую расу?
        — Ага.
        — И тебя не покоробит это злодейство? Не будет терзать совесть? Ты так спокойно воспринимаешь задание устроить геноцид целой расе потенциально способной сбросить оковы зла?
        — Не-а. Знал бы ты, сколько мобов я уже перебил… Тысячей больше, тысячей меньше… Хочу уже из яслей выбраться, надоел мне этот лабиринт до икоты. Никогда не любил бродилки, мне больше экшн в играх нравится.
        — В играх? Ха… Ну-ну… Хорошо. Посмотрим, настолько ли крепок твой дух на самом деле, как ты говоришь. Что именно тебе нужно найти, я не знаю. Но оно тут точно есть. Вернее — появится. Сейчас я уйду. А ты, обратись к внутренней Тьме. Она укажет Путь. Когда задание будет выполнено — возвращайся.

        День Восьмой
        Пергамент 3

        На улице что-то происходит.
        Неразборчивые крики, шум, лошадиное ржание… Причем, это не новые постояльцы, уверен. Местные чудят.
        Вообще, тут принято по ночам сидеть в помещении, а еще лучше спать. Крестьяне, как и прочий люд, ложатся с закатом, зато встают с рассветом. На свечах и лучинах экономят, не иначе.
        В трактире же, жизнь обычно кипит допоздна, до полуночи точно. Для здешних это оооочень поздно. А посидеть побухать при свечах считается высшим шиком. Аттракционом небывалой расточительности. Но и гуляки трактирные с наступлением темноты на улицу стараются не соваться.
        И правильно делают. Тут такие чудища по ночам вылезают — только держись. И днем в некоторые места лучше не заходить, а уж ночью…
        Эх, жаль окошко заколочено, не рассмотреть в щелочку что там творится. А выходить нельзя. Ладно. Утром узнаю.
        Холопа моего все еще нет. Интересно, куда запропастился? Может здесь поел и пошел прежнего барина искать, чтобы и у него поужинать? С Нафани станется.
        Так. На чем я там остановился?
        …
        Слепящее сияние исчезло, пернатая голова растворилась белым туманом.
        Завыли фанфары, перед глазами побежали системки, замелькали огромные призрачные цифры новых левелов.
        Третий, четвертый, пятый… Седьмой.
        Волна блаженства, неописуемого кайфа накатила на меня внезапно и неодолимо. Завертела, закружила, приподняла куда-то к лучезарным вратам Рая, и шмякнула о них всем астральным телом. От этого открылись нараспашку все имеющиеся чакры и кажется, прорезались несколько новых. Это было нечто!!! Какие там логи! Ничего читать я не хотел и не мог. Эйфория. Нет таких слов, которыми можно описать это внеземное чувство. По крайней мере, я таких не знаю.
        Вот и еще одна дополнительная мотивация, подумал я, едва наслаждение прекратилось.
        На такое можно запросто подсесть…
        Черт, да я уже подсел!
        Хочу, хочу, хочу еще!!!
        Так, кого тут нужно грохнуть, чтобы апнуться? Где эти сволочные гули? Голыми руками порву тварей! Посмели ушлепки мою экспу зажать! Всех убью, один останусь!!!
        Геноцид, говорите? Да запросто! Хоть атомная война! Перебью всех мобов в этом лабиринте, минотавра запрягу, Вертера сломаю, стены порушу лишь бы еще хоть раз испытать… ЭТО.
        Вот, совсем другое дело. Тридцать нераспределенных очков. Можно подтянуть ловкость… Но… Стоит ли?
        Так, просмотрим логи. Сейчас уже я смогу на цифрах сосредоточится. Третий левл получил на трех сотнях очков. Четвертый на семистах. Пятый требовал тысячу двести. Шестой — две тысячи. Седьмой — уже три. Как раз три тысячи экспы мне за пройденное Испытание Воли и выдали. Круто. Срочно нужно получить еще десять тысяч, судя по всему будет снова несколько апов кряду.
        А это что? Ачивка?
        «СТАЛЬНАЯ ВОЛЯ РАНГ 1».
        СИЛА ВОЛИ ИСТИННОГО УРА НАСТОЛЬКО КРЕПКА, ЧТО ПОЗВОЛЯЕТ ЕМУ НЕ ЧУВСТВОВАТЬ ПОЛОВИНУ БОЛИ.
        ИСТИННЫЙ УР ОБЛАДАЮЩИЙ СТАЛЬНОЙ ВОЛЕЙ, ОДИН РАЗ В СУТКИ МОЖЕТ СОБРАТЬ ВОЛЮ В КУЛАК И ВОССТАНОВИТЬ БОДРОСТЬ ДО МАКСИМАЛЬНОЙ ВЕЛИЧИНЫ.
        Какая хорошая штука! Фильтр боли! Круто. Только вот, в каких единицах боль считается? И как я пойму, что именно половину ее ощущаю? Вот когда мне оторвало мои плюс пятнадцать сантиметров, было очень больно. Но с чем сравнить? С болью от потери семи с половиной? Нет, нахрен такие эксперименты.
        И резерв бодрости — тоже здорово. Пусть и раз в сутки, но в критический момент даст возможность не упасть от усталости посередине боя. Ну, или сбежать.
        Хм, хорошая награда, не спорю.
        Короче ясно, квесты тут выполнять стоит. Даже в яслях, на нубском левле. А что будет, когда я хаем стану?
        Так, ладно. С чего бы начать? Где искать таинственное нечто, которое изведет гулей?
        Одур говорил, за инструкциями можно обратиться к внутренней Тьме. Хорошо. А как? Запроса, как во время осмотра муравушки нет.
        Так, журнал… Ага, вот. Задание прописалось «Испытание Духа». Но там никакой дополнительной информации. Все те же инструкции только в печатной форме.
        Я и так и эдак пытался воззвать к Тьме, но ничего не получалось. Мантра «Какунегра» не работала, бессмысленное сидение с закрытыми глазами тоже не дало результата.
        И тут до меня дошло.
        Вот обращаюсь я к этой самой Тьме, обращаюсь… Она отвечает. А я ее Гласа тупо не слышу. Односторонняя у нас с Тьмой связь получается. Ведь мало задать вопрос, нужно еще суметь расслышать ответ!!! А это станет доступно на втором уровне жречества.
        Вышел из освещенного круга, нашел самый темный угол за колонной. Привалился к стеночке и заснул. Заснул, в первый раз после попадания в этот мир. Спокойным, сладким, безмятежным сном.
        Мне снилось, что я УЖЕ суперхай-меганагибатор.

        День Восьмой
        Пергамент 4

        Заскрипели ступеньки. Кто-то шел по лестнице, негромко переругиваясь. Несколько человек. Трое, не меньше, определил я.
        В дверь гулко постучали и не дождавшись разрешения войти распахнули настежь.
        И зачем стучали, спрашивается…
        Рефлекс еще не выработался, но мне все равно хватило и времени и сообразительности Раствориться в Темноте. Очень полезная умелка. Почти инвиз.
        Два подозрительного вида мужичка с бегающими глазками пристально вглядывались в темноту чердака. Черные кафтаны, алые пояса. Кроличьи шапки очень похожие на треухи. И не жарко им? Лето ведь… Те самые опрышки, сто пудов. За спинами официальных стукачей на народном кормлении жался раскрасневшийся хозяин.
        Спрятаться в комнатке негде. Но меня они, естественно, не увидели. Удовлетворившись беглым осмотром, так и не войдя в помещение целиком, опрышки осторожно затворили дверь.
        Лестница заскрипела, соглядатаи удалились. Слышались их резкие, но негромкие вопросы и облегченно-доброжелательные ответы трактирщика. Выждав для верности пару минут, я вынырнул из Темноты.
        Мдя.
        Особо расслабляться нельзя. Вдруг решат перепроверить. Подпереть дверь табуреткой? Нет. Лучше пусть ничего интересного снова не обнаружат. А то задумаются над фактом самопроизвольного передвижения мебели внутри запертой безлюдной комнатки.
        Просто нужно быть бдительней.
        Так, на чем я там остановился? Ага…
        …
        Выспался я знатно, и проснувшись, первым делом решил разобраться, долго ли мне еще до Гласа Тьмы тут сидеть. Но никакого таймера, счетчика, секундомера, или даже календаря, не говоря уже о часах, обнаружить не удалось.
        Интересно, а время сна в общий зачет времени пошло? Я очень надеялся, что да. В животе уже тихонько бурчало… Дебаффа «Голод» пока нет, но перекусить явно не мешало… Благо, воды полно. Сколько я тут уже блуждаю? Сутки? Двое? Затрудняюсь ответить. Так или иначе, сидеть мне за этой колонной до результата. В темноте и тишине, ага.
        Прикрыв глаза стал изучать возможности интерфейса. Перетасовал заклинания, рассмотрел умелки, потыкался в характеристики. В общем, провел время с пользой.
        Когда стало казаться, что сижу неделю, не меньше, в ушах зазвенело, застучало, забулькало, зашипело, затикало. Как при погружении на большую глубину. Я прислушался к какофонии звуков и разобрал чуть слышный шепот…
        — Тыыы… Мыыы… Вмеессссстеее… Тьмааа… Жииизззнь…
        Глас Тьмы, а это несомненно был он, звучал очень тихо, еле-еле слышно, будто из-под земли. Мешало нешуточное эхо, как при плохой связи в отстойном китайско-самопальном телефоне. Но в принципе, понять слова вполне возможно. Если поднапрячься.
        ПОЛУЧЕН НОВЫЙ РАНГ (ВТОРОЙ) В ИЕРАРХИИ ЖРЕЦОВ ТЬМЫ: ПОСЛУШНИК.
        ШТРАФЫ РАНГА:
        — 15 % КО ВСЕМ КОЭФФИЦИЕНТАМ УСИЛЕНИЯ В СВЕТЛОЕ ВРЕМЯ СУТОК ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ.
        — 10 % СОПРОТИВЛЕНИЯ МАГИИ СВЕТА.
        БОНУСЫ РАНГА:
        + 20 % КО ВСЕМ МАГИЧЕСКИМ КОЭФФИЦИЕНТАМ УСИЛЕНИЯ В ТЕМНОЕ ВРЕМЯ СУТОК ИЛИ В ТЕМНОТЕ,
        «КОМБИНИРОВАНИЕ ТЕМНЫХ ЧАР». НА БАЗЕ ЗАКЛИНАНИЙ ШКОЛЫ ТЬМЫ, ВЫ МОЖЕТЕ СОЗДАВАТЬ КОМБИНИРОВАННЫЕ ЧАРЫ, ИСПОЛЬЗУЯ ЗАКЛИНАНИЯ ПРОЧИХ ШКОЛ,
        «ГЛАС ТЬМЫ». ВНИМАНИЕ: СЕЙЧАС ТЬМА САМА РЕШАЕТ, ЧТО ИМЕННО СКАЗАТЬ. И ГОВОРИТЬ-ЛИ ВООБЩЕ. ТЬМА В ВАС ВСЕ ЕЩЕ СЛАБА, НО ВОЛЯ ЕЕ ВСЕ РАВНО МНОГО КРАТ СИЛЬНЕЕ ВАШЕЙ. НЕ ЗЛОУПОТРЕБЛЯЙТЕ ОБРАЩЕНИЯМИ К ТЬМЕ, ВЫ МОЖЕТЕ ЕЕ ДОСТАТЬ СВОЕЙ БОЛТОВНЁЙ, И ОНА ОТВЕРНЕТСЯ ОТ ВАС. НА ВРЕМЯ. А МОЖЕТ И НАВСЕГДА.
        ТРЕБОВАНИЯ ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ РАНГА 3 «СТАРШИЙ ПОСЛУШНИК».
        ВЫЯСНИТЕ ЭТО У ТЬМЫ. ХА-ХА.
        Вот, что за урод эту расу писал? Неужели по-человечески… по-урски, нельзя изложить? Сволочь.
        Ладно, выяснять будем позже, скорее всего очередное дурацкое задание, не требующее семи пядей во лбу. А сейчас, наводка на выполнение основного квеста необходима.
        Я сосредоточился.
        Описать словами, да еще и на пергаменте, общение с внутренней Тьмой очень сложно. Даже и пытаться не буду. Скажу лишь, что Внутренняя Тьма мне попалась на редкость болтливая и зацикленная на саму себя. Постоянно скатывалась на восторг от того факта, что вот теперь мы вместе, а скоро сольемся окончательно. Так что добиться членораздельного ответа было совсем непросто.
        Зато, по ходу дела, выяснилось, как достичь третьего ранга жречества. Тьма сама выболтала, совершенно без всякого нажима с моей стороны. Видимо ей еще более тесного общения хотелось. Может, тоже барахлящая, хрюкающая и булькающая связь бесит? Или более просветленного… хм… протемненного жреца, чем рядовой послушник завести поскорее рассчитывает.
        Ну, как я и полагал, дело несложное. Нужно найти темное место… Вот оно, прямо вокруг меня. Я в нем как раз и находился. И вобрать в себя Тьму внешнюю, уплотняя Тьму внутреннюю.
        Прописалась способность «Конденсация Тьмы». Все бы хорошо, но применение ее требовало тысячу единиц маны. У меня столько не было, и потому обретение нового ранга жречества… вернее послушничества, пришлось отложить на неопределенный срок.
        — ссссеемь… часстеееей… цееелооого… сссоообериии… одариии…
        Вот такая инструкция. Под самый конец беседы Тьма сказала хоть что-то по существу вопроса. Потом, судя по всему выдохлась, свернулась клубочком и задремала. Я чувствовал ее мерное глубокое дыхание внутри себя, но слов больше не было.
        Ну и что это значит? Семь частей чего? И где мне их искать? Опять по лабиринту бродить? И как эти части выглядят-то хоть?
        — Тьма! Эй, Тьма! Мало инфы! Прием! Ахтунг-ахтунг! Задрот на проводе!!! Але!
        Тьма зашевелилась устраиваясь поудобнее, казалось, перевернулась на другой бок, буркнула:
        — … чаааары…
        И отрубилась окончательно.
        И тут, будто озарение! Пелена с глаз. Чары! Точно! Заклинания! Комбинированные чары! Вот, оно, целое!
        Но как это делается???
        Я вновь углубился в изучение имеющихся спелов… Список заклинаний… Вот, вкладка «Изучение заклятий», ее помню, только для изучения еще не созрел. Неактивная.
        Ага, вот, можно перелистнуть и страничку, и… За ней новая вкладка, «Комбинирование заклятий». Как же я ее раньше не заметил? Потыкался в неработающую кнопочку «Изучения» и перескочил на что-то другое… А тут… Подраздел «Комбинирование Темных Чар». Работает, ура!
        Ну, ну, что там дальше? Следующая вкладка, снова неактивная, «Создание заклятий». Круто, круто, круто! Ох, я сейчас разойдусь! А когда хаем стану разойдусь еще больше!
        Ну, это дело судя по всему недалекого, но будущего, а сейчас…
        Исходная информация.
        Есть раса, она проклята. Проклятие я снять не смогу, так что всякие «Очищения» не канают. Напротив, ее нужно заразить какой-нибудь гадостью, чтобы все ее представители передохли. То есть нужны долгосрочные дебафы. Есть пятьдесят четыре… Ну… Пусть пятьдесят три магических школы…
        В конструкторе заклинаний полсотни ячеек, так что напихать туда можно от души всякого-разного. Благо, имеется инфа, о нужном количестве компонентов.
        Один из них понятен. Само собой, это «Ночь», дебафф из Школы Тьмы. Ну не «Темная стрела» же, в конце концов.
        И я начал творить! Времени ушло конечно изрядно, но оно того стоило.
        Более-менее подходящих дебафов оказало совсем немного — одиннадцать. Я их добавлял, убирал, менял… Изучал результат, комбинировал заново… В итоге получилось вот такое чудо.
        «ТЕМНАЯ ПОГИБЕЛЬ ТРУПОЕДА».
        ОБЪЕКТ ПРИМЕНЕНИЯ: ДЕЙСТВУЕТ НА СОЗДАННЫХ/ИЗМЕНЕННЫХ/ПРОКЛЯТЫХ СУЩЕСТВ, ПОСЛЕДОВАТЕЛЕЙ/РАБОВ/СЛУГ ШКОЛЫ ТЛЕНА, ШКОЛЫ СМЕРТИ И ШКОЛЫ КРОВИ (В ТОМ ЧИСЛЕ, ВАМПИРОВ, УМЕРТВИЙ, ГУЛЕЙ И ПРОЧИХ СУЩЕСТВ ПИТАЮЩИХСЯ ГНИЮЩЕЙ ПАДАЛЬЮ).
        СПОСОБ ПРИМЕНЕНИЯ: ДЕРЖА В ПОЛЕ ЗРЕНИЯ НЕ МЕНЕЕ ТРЕХ ЦЕЛЕЙ ПРОИЗНЕСИТЕ ЗАКЛИНАНИЕ.
        ДЛИТЕЛЬНОСТЬ КАСТА: 6 МИНУТ.
        ТРЕБОВАНИЯ: 1001 ЕДИНИЦА МАНЫ.
        ОТКАТ: 1001 НОЧЬ.
        ЭФФЕКТ: ЗАРАЗНАЯ БОЛЕЗНЬ, ПЕРЕДАЮЩАЯСЯ ВОЗДУШНО-КАПЕЛЬНЫМ ПУТЕМ. ПОНИЖАЕТ КАЖДЫЙ ЧАС ЗАРАЖЕННОМУ СУЩЕСТВУ НА 1 % ОТ БАЗОВОГО КОЛИЧЕСТВА МАКСИМУМ ЖИЗНИ, БОДРОСТИ И МАННЫ. ПРИ ПАДЕНИИ ПОКАЗАТЕЛЕЙ НА 99 % СУЩЕСТВО ВПАДАЕТ В КОМУ.
        ДЛИТЕЛЬНОСТЬ АКТИВНОЙ ФАЗЫ ДЕБАФФА: 3 СУТОК. В ТЕЧЕНИИ ЭТОГО ВРЕМЕНИ ВСЕ СУЩЕСТВА ВЫБРАННОЙ РАСЫ БУДУТ ЗАРАЖЕНЫ. ЧЕРЕЗ 5 -7 СУТОК С МОМЕНТА ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКЛЯТИЯ ОКАЖУТСЯ ПОЛНОСТЬЮ ОБЕССИЛЕНЫ И БЕЗЗАЩИТНЫ.
        ВНИМАНИЕ! КАК ТОЛЬКО БУДЕТ ПРИМЕНЕНО ДАННОЕ ЗАКЛИНАНИЕ, ВЫ СТАНЕТЕ МИШЕНЬЮ НОМЕР ОДИН ДЛЯ ВСЕХ СУЩЕСТВ ЗАРАЖЕННОЙ РАСЫ. ВАША ПЛОТЬ — ТО ЕДИНСТВЕННОЕ, ЧТО СПОСОБНО ИХ ИЗЛЕЧИТЬ. БЕРЕГИТЕСЬ!!!
        Ну, да, вот такая цаца. А вы думаете, чего я в трактире сижу, как сурок? Берегуся. Жду пока передохнут. Гули ведь существа проклятые, не могут в помещение войти, если их не пригласить. Но это я позже выяснил, уже когда квест сдавал.
        Конечно, у меня все получилось. Еще бы. Что бы у меня, игрока с опытом в тысячи задрото-часов, да и не получилось! Ха! И еще раз — ха! Но, подробнее об этом эпическом событии — на следующем пергаменте. Этот уже кончился.

        День Восьмой
        Пергамент 5

        Вот утро близится, а Германа все нет…
        Я это к тому, что холопа своего переименовать решил. Имя Нафаня вызывает стойкую ассоциацию с нудным наставником домовенка Кузи. И никак не желает клеится на эту веснушчато-щекастую физиономию, хоть и белеет над башкой. Кстати, тут есть нюанс. У всех прочих неписей надписи над головами изумрудно зеленые. А у этого белая. Интересно, почему? Она и раньше, до того, как он моим стал, тоже белой была, так что холопство тут не при делах. Может таким цветом система дебилов метит?
        Эх, найти бы игрока, да расспросить хорошенько. С пристрастием. Инквизитор я, или где?
        А то сейчас такое ощущение, что весь этот мир индивидуально для меня прописан.
        Нет, оно, конечно, здорово ощущать собственную бесконечную значимость и избранность… Но ведь это не так. Я совершенно точно знаю — игроки здесь есть. Даже выбравшие расу Ур — есть. И будет какой-то мегатурнир, на котором мне всех их нагнуть придется. Просто еще не довелось пересечься.
        Ну так вот. Имя Нафаня, рыжему совершенно не идет.
        Он больше похож на Ивана. Или, на худой конец, Алешу. Я уже целую кучу имен перебрал. Еще, хорошее имя Акакий. Если ориентироваться на природный запах моего холопа — Акакий самое оно. Я даже список вариантов составил, не пожалел одного пергамента. В конце концов остановился на Германе.
        Почему Герман? Так ведь звучит!!! И на рожу истинный ариец. То есть, белобрысо-рыжий и с бессмысленно-голодным взглядом. И пожрать любит на халяву, прямо, как один мой знакомый, в Германию эмигрировавший.
        Эх, скучно сидеть просто так. А спать еще не хочется. Я же днем теперь сплю. Когда светло меня дебафы и штрафы одолевать начинают. Так что поневоле приноровился. Да и что бы отдохнуть мне сейчас трех-четырех часов с лихвой хватает.
        Ну раз все равно делать нечего, продолжу дневник писать.
        …
        Средство найдено.
        Оставалось найти месторасположение цели.
        Ну и само собой, нарастить запасы маны. Теперь уже совершенно точно стало понятно — вкладывать очки придется в духовность. Хотя, поразмыслив, снова решил с этим делом повременить. Мало ли, вдруг, до того, как найти этих поганых гулей, обнаружу шмот какой. А он запасы магической энергии и увеличит. С другой стороны, Тьму конденсировать прямо вот сейчас смогу, что бы это не значило… Но запороть перса просто из-за тупой спешки совершенно не хотелось.
        Значит, так.
        Одиннадцать коридоров.
        Из одного из них я вышел. А из какого? А вот, хэзэ. Они совершенно одинаковые. Придется косточку искать.
        Конечно, пометил, я вообще во всех ключевых местах метки оставлял. Все равно, как опыт подсказывает, мои нубские сокровища гроши будут стоить. Даже если и найду желающего их приобрести.
        Нашел. Минус один. А что дальше то? Обшаривать все десять коридоров по очереди? Хм…
        Воспроизвел в памяти речь Урод-Одура. Никакого намека. Потом обрывки фраз, брошенные Тьмой. Нет. Вектор не задан.
        Эх, жаль тут светящейся дорожки к цели нет, как в некоторых играх. До чего удобно было бы… И тут меня торкнуло. Одур говорил, реальность в этом лабиринте пластична. Прогибается под сильной волей. А что если попробовать…
        И я стал пробовать. Сосредоточился. Очень сильно захотел.
        Нет, светящейся дорожки не возникло, но из третьего слева прохода раздался жуткий полувой-полустон. Потом мерзкое хихиканье и театрально-мефистофельский хохот.
        Ага!
        Ну, тут осторожность наше все. Урод-Одур прямо сказал, не одолеть мне в честной схватке сейчас гуля. Так что, на рожон лезть не будем. Да и мало ли, какие там еще твари водятся. И о ловушках забывать не стоит. Хотя, лучше, конечно, забыть, может тогда и не появятся. Жаль, не умею я по желанию забывать, о чем бы то ни было. Это как в том старом анекдоте. Где нужно не думать о розовых крокодилах.
        Попытался произвести в сознании замещение образа ловушки, образом сундука с одеждой и жратвой. Даже глаза прикрыл, представляя какой он будет. Вместительный, обитый стальными полосками… Но без замка. Определенно, без замка. Обидно найти сокровище и захлебнуться над ним слюной. Так, о замке вообще думать не надо. Тогда… Тогда пусть будет не сундук, ну его… А скажем… Мешок. Да, мешок. Мешок вполне подходящая тара для…
        Так замечтался, что за первым же резким поворотом, чуть было не свалился в глубокую яму с кольями.
        Обойдя ловушку у стеночки, дальше решил не отвлекаться, а внимательнее смотреть под ноги.
        Прошел всего ничего, метров пятьсот, и понял… Затея моя обречена. Вот, найду логово гулей. И что? Чтобы кастануть потребуется пялиться на них пять минут. Думается, они не будут спокойно стоять и смотреть, как их заколдовывают. Сожрут ведь.
        Вздохнул, привалился к стеночке и стал конструировать бафф невидимости. Возился долго. И так пробовал и этак. Нет. Не получается. Нужна хоть какая-то подсказка.
        Обращение к Тьме ничего не дало. Дрыхнет, устала от самовосхвалений и восторгов, йопт.
        Делать нечего… Требуется получать новый жреческий ранг, конденсировать Тьму. Станет сильнее — ответит.
        Зависимость между первичной характеристикой «Духовность» и очками МП естественно оказалась не прямой. На них влияла и «Стойкость» и «Удача», и даже почему-то «Сила» с «Ловкостью».
        Пробовал и так, и эдак, но сделать из тридцати пяти первичных очков семьсот шестьдесят МП никак не удавалось. Максимум шестьсот двадцать.
        Хлопнул себя ладонью по лбу. Во нубяра то, а! Не игрок профи, а нуболох позорный! У меня же есть сет «Каменные мозги»! Тот самый череп и позвоночник! Ну-ка… что там…
        СЕТ: ОКАМЕНЕВШИЕ МОЗГИ ИСТИННОГО УРА.
        ПАРНОЕ ОРУЖИЕ. ОБЫЧНОЕ. РАСОВОЕ.
        ОГРАНИЧЕНИЯ: ПОПРАВКИ СЕТА И ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВОЙСТВА ДОСТУПНЫ ТОЛЬКО РАСЕ ИСТИННЫХ УРОВ.
        ЭФФЕКТЫ:
        МАКСИМУМ НР: +100
        МАКСИМУМ МР: +300
        МАКСИМУМ СР: +100
        УРОН ПРЯМОЙ МАГИЧЕСКИЙ: КОЭФФИЦИЕНТ УСИЛЕНИЯ ВСЕХ ШКОЛ 1,85 — 1,98.
        СКОРОСТЬ АТАКИ ПРИ РУКОПАШНОЙ: +0,8 % ДНЕМ, + 2,5 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ТОЧНОСТЬ АТАКИ ПРИ РУКОПАШНОЙ: +0,1 % ДНЕМ, + 5,8 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ВЕРОЯТНОСТЬ КРИТИЧЕСКОГО ПОВРЕЖДЕНИЯ: +1,3 % ДНЕМ, + 5,9 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        КОЭФФИЦИЕНТ БАЗОВОГО КРИТИЧЕСКОГО УРОНА УВЕЛИЧЕН С 2 ДО 4,5.
        УВЕЛИЧЕНИЕ КРИТИЧЕСКОГО ПОВРЕЖДЕНИЯ ПРИ ПРОХОЖДЕНИИ КРИТИЧЕСКОГО УДАРА: +49,9 % ДНЕМ, + 99,5 % НОЧЬЮ.
        ПАРИРОВАНИЕ: +1,8 % ДНЕМ, +12,5 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ШКОЛА МАГИИ РАЗУМА: +40,2 % ДНЕМ, + 90,9 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ШКОЛА МАГИИ ТЬМЫ: +10,8 % ДНЕМ, + 90,8 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ШКОЛА МАГИИ СМЕРТИ: +30,5 % ДНЕМ, +60,5 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ШКОЛА МАГИИ ТЛЕНА: +23,8 % ДНЕМ, +69,5 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ШКОЛА МАГИИ ЗЕМЛИ:: +11,4 % ДНЕМ, +35,8 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ШКОЛА МАГИИ КАМНЯ: +11,1 % ДНЕМ, +45,1 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ БОНУСЫ СЕТА:
        ПОПРАВОЧНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ НА СКОРОСТЬ КАСТА: 0,60 ДНЕМ, 0,35 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ПОПРАВОЧНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ РАСХОДА МАННЫ: 0,70 ДНЕМ, 0,50 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ПОПРАВОЧНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ ДЛИТЕЛЬНОСТИ БАФОВ-ДЕБАФОВ: 1,5 ДНЕМ, 2,50 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ПОПРАВОЧНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ ДЛИТЕЛЬНОСТИ ТИКА: 0,75 ДНЕМ, 0,60 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ПОПРАВОЧНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ (ОБЩИЙ) ПРЯМОГО УРОНА ОТ ВСЕХ ШКОЛ МАГИИ: 1,2 ДНЕМ, 1,85 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        Вот! Другое дело!
        Сократилась и длительность каста, и требования по манне, и время болезни ужалось почти на сутки. И для распространения эпидемии теперь достаточно всего двух гулей, вместо трех.
        Рукопашка правда снизилась в разы, но я в честный неравный бой и не собираюсь вступать. Зато манны теперь стало 646 МР. А для применения суперболячки требуется 955. Хм. Интересно, пропорция ведь совсем другая по арифметике получалась… Опять непрямая зависимость, чтоб ее. Ага, точно. «Конденсация тьмы» 891 МР. Вообще странно, исходя из какой такой идиотской логики процентное соотношение изменяется? Предрасположенность к Школе? Где бы ее еще увидеть… Как хреново без мануалов-то!!!
        Ладно, раскидаем чуток очков. Что бы на конденсацию хватило.
        Бымс, блымс, блымс… Какой приятный звук. Слушал бы и слушал. Но хватит. Все. Хватит. Хватит шестнадцати. Остальные девятнадцать сэкономим.
        Во, засветилась иконка. Тыц-тыц… Не хрена. А, ну да… Привяжем ее к панельке. Йопт, опять ждать…
        Привязалась. Нуу… С Богом!

        День Восьмой
        Пергамент 6

        Принесли Нафаню. Ни хрена он не Герман. Германы в такие ситуации не попадают. А Нафани — регулярно.
        Поужинав кашей и не наевшись (кто бы сомневался), он решил поискать съестного на конюшне. Кто знает, может овес хотел у лошадей отжать, может сумки седельные выпотрошить… Короче, полез к коням. Скакуны, хоть и были расседланы, все, помордно в уздечках. Так или иначе, этот придурок умудрился запутаться в ШЕСТИ уздечках сразу. Он бы и в большем количестве запутался, да лошади кончились.
        Попытался выпутаться — отвязал коней. Всех.
        Стал на них ругаться — испугал. Они и понесли… Как выжил под копытами — уму непостижимо. Хранит Боженька долбо… ммм… ящиков. Вон, валяется, весь в синяках, царапинах и оборванной лошадиной сбруе.
        А мне выставили счет за шесть порченных уздечек. Интересно, медью возьмут? Хотя у меня сто пудов столько все равно нету.
        Вот не буду его лечить. Пусть лежит, страдает.
        Я его уже осмотрел по-быстрому. Переломов вроде нет. Симптомы сотрясения мозга меня очень сильно удивили. Как может сотрястись нечто, чего нет в принципе?
        Ладно, отлежится. Нет, точно не буду лечить. Не критичные повреждения, да и сам виноват. Бар жизни постепенно заполняется, бодрость тоже регенится. Судя по всему, часиков через пять-шесть окончательно в себя придет.
        Ну-с, на чем я там остановился?
        …
        ПОЛУЧЕН НОВЫЙ РАНГ (ТРЕТИЙ) В ИЕРАРХИИ ЖРЕЦОВ ТЬМЫ: СТАРШИЙ ПОСЛУШНИК.
        ШТРАФЫ РАНГА:
        — 25 % КО ВСЕМ КОЭФФИЦИЕНТАМ УСИЛЕНИЯ В СВЕТЛОЕ ВРЕМЯ СУТОК ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ.
        — 20 % СОПРОТИВЛЕНИЯ МАГИИ СВЕТА.
        БОНУСЫ РАНГА:
        «РАСТВОРЕНИЕ В ТЕМНОТЕ». В ТЕМНЫХ МЕСТАХ ВЫ МОЖЕТЕ СТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ НЕЗАМЕТНЫ, НЕОСЯЗАЕМЫ, НЕСЛЫШИМЫ, НЕОЩУТИМЫ, И НЕУНЮХИВАЕМЫ. ПОКА ВЫ РАСТВОРЕНЫ ВО ТЬМЕ СКОРОСТЬ ВАШЕГО ПЕРЕМЕЩЕНИЯ УВЕЛИЧИВАЕТСЯ В ТРИ РАЗА. В СОСТОЯНИИ «РАСТВОРЕНИЯ» ВЫ МОЖЕТЕ СОВЕРШИТЬ ОДНО ДЕЙСТВИЕ (БОЕВОЕ ЛИБО МАГИЧЕСКОЕ), ПОСЛЕ ЧЕГО ВНОВЬ ОБРЕТЕТЕ ПЛОТНОСТЬ.
        СТРАШИТЕСЬ ПОПАСТЬ В РАСТВОРЕННОМ СОСТОЯНИИ В ОСВЕЩЕННОЕ, ЛИБО ОСВЯЩЕННОЕ МЕСТО. ПОВЕРЬТЕ, РЕЗУЛЬТАТ ВАМ НЕ ПОНРАВИТСЯ.
        ПРОЦЕСС РАСТВОРЕНИЯ ТРЕБУЕТ 10 ОЧКОВ ВЕРЫ ДЛЯ АКТИВИЗАЦИИ И ЗАНИМАЕТ 3 СЕКУНДЫ. ВПОСЛЕДСТВИИ, ТРЕБУЕТ 1 ОЧКО ВЕРЫ КАЖДЫЕ 5 СЕКУНД;
        ТЬМА ВНУТРИ ВАС СТАНОВИТСЯ ПЛОТНЕЕ, ТЕПЕРЬ ВЫ МОЖЕТЕ ЛУЧШЕ ЕЕ СЛЫШАТЬ И ЧУВСТВОВАТЬ;
        ЗАКЛИНАНИЯ ШКОЛЫ ТЬМЫ СТАНОВЯТСЯ НА 20 % ЭФФЕКТИВНЕЙ.
        ТРЕБОВАНИЯ ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ РАНГА 4 «МЛАДШИЙ АДЕПТ».
        ПРИМЕНИТЬ 1000 РАЗ ЛЮБОЕ ЗАКЛИНАНИЕ ШКОЛЫ ТЬМЫ.
        НАБРАНО 5 000 (СТАРШИЙ ПОСЛУШНИК ТЬМЫ) + 7(БЛАГОСЛОВЛЕНИЕ ХРИСТОВО)*421=2947 ОЧКОВ ВЕРЫ. ИТОГО 7947/10 000 ОЧКОВ ВЕРЫ.
        Ага, крещусь я постоянно и регулярно, как только предыдущий баф сползает. А чего? Мне совсем не сложно, а экспа-поинты эти странные капают. Пусть будет. И вот сейчас применение этим очкам нашлось. Да и время по этим благам более-менее можно отслеживать… Хотя, конечно, с погрешностью. Но по крайней мере я понимаю, что не годами тут блуждаю, а всего второй день.
        И полуинвиз, пусть только темноте работающий, тоже очень даже кстати. Можно теперь по вопросу скрытного приближения к трупоедам с Тьмой не консультироваться. Пусть отдыхает.
        Положил на пол дохлую муравушку, прицелился окаменевшим позвоночником… Птыщ! Стрела тьмы — сгусток абсолютной черноты — отбросила экспериментальный образец на пару шагов. Но никаких дополнительных видимых повреждений трупик не получил.
        Ага, засчиталось применение. Ну вот. Очень хорошо, так я адепта и качну. Только позже. Главное, что совсем без риска можно обойтись. Заодно и школу тьмы прокачаю, а то воздух, вон, уже пятьсот восемьдесят… Все прочие школы обогнал. «Циркач», чтоб его… А воздух для меня совсем ведь не профильный. Надо с разумом поработать, он мой рассовый, в нем бонусов куча, а я его все еще не освоил.
        Растворение в Темноте произошло быстро и совсем без напряга.
        Еще приятно, что это самое растворение — не заклинание. А значит, не требует ячейки в строке быстрого доступа. Просто в верхней области зрения появилась новая иконка похожая на неровную букву «Ю». Только нарисованную задом наперед и с дистрофично маленьким кружочком.
        Как хорошо!
        Теперь можно ловушек не опасаться. Супер.
        Темные коридоры проносились мимо, а я все не мог решиться отключить Растворение. Несмотря на постоянно снимаемые ОВ. Так, прикинем… для простоты восемь тыщ очков… сорок тыщ секунд… в одном часе три их тысячи шестьсот. Итого, почти одиннадцать часов расслабона. С одной стороны, много. С другой, учитывая, что Благодать Христову я на себя в таком состоянии наложить не могу — мало. Неизвестно сколько мне тут еще…
        Клубок тьмы, которым я был, на полной скорости вылетел из коридора в огромный сводчатый зал. И все бы хорошо, но в центре зала стоит красивый хрустальный гроб. И, падла, светится будто люстра.
        Я почувствовал каждый гребанный фотон, пронзающий неплотное, состоящее из темноты тело. Сказать было больно — ничего не сказать. Шок, ужас, кошмар, миллионы лет пытки, спрессованные и уложившиеся в половину секунды… Боль от потери плюс пятнадцати сантиметров ни в какое сравнение, не шла с эээээтим. То была практически щекотка. Даже не разминка, а так, потягушечки…
        Как мое тело выдернуло из тьмы, или сконденсировало из нее — я не помню. Помню, лишь — швырнуло о каменную стену. Приземлился я на затылок и на пару минут вырубился.
        А когда очнулся…
        Нет, не буду об этом больше. Как вспоминаю, сразу трясти начинает.
        Короче, было плохо и все. Хватит. Вообще, пока хватит писать, а то чего-то я разнервничался, руки вон дрожат, чернильницу чуть не перевернул.
        Покурить бы, успокоится.
        Но нет у меня в кармане пачки сигарет… Значит все не так уж хорошо, на сегодняшний день…
        Поэтому, просто полежу на кровати. Уже вон, рассвело, меня снова торкать начинает. Нужно пару часиков поспать, по опыту знаю, слегка отпустит. Правда ненадолго.

        День девятый
        Пергамент 1

        Да, я решил. Буду отсчитывать дни по рассветам, чтоб не путаться. Как и все нормальные люди. Несмотря на то, что общечеловеческое утро для меня индивидуальный вечер.
        Так, что я за сегодня уже успел?
        Первое. Проснуться, около полудня. Второе. Плотно покушать. Третье… Третьего нет.
        Ну, еще проверил холопа. Спит. Крепким, богатырским таким сном. Стены от храпа дрожат. Он, кстати, меня и разбудил. Сволочь. Лучше бы дальше болеть продолжал. Стонал не так громко, как храпит.
        Пока спал — выполнился квест трактирщика. Истекли двенадцать часов, уехали опрышки. Но и сам хозяин куда-то делся, накормила меня его страшненькая доча. Причем, даже тут от колдовства не удержалась — левитировала горшочек с кулешом из печи на стол. И заработала на этом деле косоглазие. Вообще, она с каждым днем все страшнее и страшнее становится. Уже, вон, и горб вылез, и роскошные раньше волосы паклей висят.
        Теперь, сижу, пишу. Делать больше нечего вообще. Ну, разве что разные пытки и кары для Нафани придумывать. Пока что самое страшное, что в голову пришло — женить его на дочери трактирщика.
        Ладно, значит, очнулся я…
        …
        … и сразу понял, попал. В смысле, не куда нужно попал, а в интересное положение. Тьфу, нет, я не забеременел, просто валяюсь каком кверху совершенно голый у стеночки, в руке окаменевший позвоночник, череп откатился метров на семь. Не дотянуться.
        А надо мной нависает огромная, зубастая, и судя по всему разумная крыса. Больше меня раза в четыре, точно. Почему разумная? Так ведь она в черном стильном фраке с длиннющими фалдами, почти полностью прикрывающими отвратительный лысый хвост. Бросилась в глаза гигантская гвоздика-бутоньерка. Бросилась, и сразу скрылась за белоснежной салфеткой. Салфетку эту крыса намотала на шею на подобии слюнявчика и вытащила из кармана фрака набор серебряных вилок и ножиков. Придирчиво рассмотрела, засунула в карман лишние. Аккуратно разложила на грязном полу вокруг меня признанные подходящими приборы.
        Облизнулась. Покопалась в другом кармане, выудила солонку, перечницу и еще нечто напоминающее лампу Аладдина из диснеевского мульта.
        Я только лежал вверх ногами, лупал глазами и тихонечко охреневал от сюрреалистичности этой картины.
        Сначала думал, тот самый гуль. Один из них. Присмотрелся.
        ПРОСТО БОЛЬШАЯ РАЗУМНАЯ КРЫСА.
        УРОВЕНЬ: 5.
        ЖИЗНЬ: 480/480
        МАНА: 110/140
        БОДРОСТЬ: 460/520
        Желаете обратиться к внутренней тьме за помощью и произвести первичное опознание существа? Требуется манны 5*уровень существа (5)=25. Да/Нет.
        Ну, это мы уже проходили. Нет, не хочу. Мана сейчас наше все, и сливать ее просто так совсем не время. Основное и так понятно, моб… или все таки непись? Ну, да ладно. Существо. Не очень сильное. Хоть и громадное.
        Жизни, конечно, многовато, но на мне куча повышающих коэффициентов… А, нет… Сет-то теперь не полный, череп укатился.
        Крыса будто и не замечала, что я уже очнулся.
        Вытащила из-за пазухи канделябр на три свечи, щелкнула пальцами, свечи загорелись. Поставила канделябр справа от меня. Критически осмотрела композицию, покачала головой и переставила канделябр на левую сторону. Удовлетворенно кивнула.
        Покопалась под фалдами фрака. И достала… вот, ей богу! ГРАМОФОН!!! С ручкой и виниловой пластинкой фирмы «Мелодия». Покрутила ручку, сдула пыль, установила иглу, и…
        — Здравствуй, дружок! А расскажу-ка я тебе сказку… Посадил дед репку. Выросла репка большая-пребольшая…
        Нет, ну такого просто не бывает! Может снова сознание отшелушивается? Таблеточки то там, на Земле остались. Или это я так качественно башкой приложился? И теперь мне по жизни такие интересные глюки все время мерещиться будут?
        — К-какого хрена?  — спросил я.  — Ты кто?
        Крыса… крыс??? Дернулась. Дернулся. Уставилась на меня недоуменно и вроде даже с испугом.
        — Ты говоришь?
        — Эмм… Да. А ты?
        — Да, как видишь. К чему эти глупые вопросы? Слушай, а ты не мог бы помолчать? Я тут, знаешь ли кушать собираюсь. А разговаривать с едой — дурной тон.
        — Ты меня, есть… что ли, меня есть собираешься? Я вообще-то против.
        Крыса поморщилась.
        — Слушай, ну чего тебе стоит, а? Ну помер, так и лежи себе тихо. Дай поесть спокойно, потом поговорим. Может, вообще подружимся.
        — Если ты меня сожрешь, мы вряд ли подружимся.
        — Фи! Я не гуль какой-нибудь невоспитанный чтобы жрать. Я, знаешь ли, кушаю. Иногда, по настроению, вкушаю или смакую…
        — … вытащили репку!!!
        — Ну вот, самое интересное из-за тебя пропустил!!! Что там было то? Э-эх…  — и крыса завозилась с граммофоном.
        Я тоже завозился, перевернулся, сел ровнее. Потряс головой. В ушах звенело, в глазах плыло. ХЭПЭ снялось всего-ничего, семнадцать единиц. Зато повесился часовой дебафф «Легкое сотрясение мозга».
        — Так ты что, не до конца мертвый что ли?  — расстроился крысюк.  — Сделай милость, умри, а? Время то уже обеденное.
        — Не хочу,  — твердо ответил я.
        — Режим питания нарушать нельзя!  — крыс назидательно поднял вверх указательный палец.  — А другое мертвое тело искать долго, да и без гарантии результата. Я вообще то, не убийца, и кушаю в основном то, что само умерло, но…
        — Эй-эй! Стоп!  — биться с крысой мне совершенно не хотелось. Во-первых, дебафф, снижающий и без того не великую координацию движений и скорость реакции. Во-вторых, без сета, с одним лишь позвоночником, эффективность моей магии уменьшилась в разы. И, в-третьих. С крысюком можно разговаривать. А, следовательно, и договориться. А может быть, и что полезное узнать. А то и квест получить.
        — Что? Решил, таки, сделать мне одолжение и самостоятельно помереть? Хорошо. А то снова вся одежда изомнется и испачкается. Я в прошлый раз, того, зелено-розового, тоже просил не сопротивляться, а он как выхватит воооот такеееенный топор, да как набросится! Психический, не иначе. Я из-за него запонку потерял.
        — И чем дело кончилось?
        — Ну как чем… Добил я его. И ему не мучится, и мне ужин. Но настроение испортил вчистую. И кушал я потом без аппетита. Вот.
        — Слушай, крыс… А как тебя зовут-то?
        — А тебе зачем? Я знаешь ли не привык с едой знакомиться. Так и до шизофрении недалеко. Буду потом сам с собой беседовать. А то и спорить. А оно мне надо? Несварение начнется, или вообще, геморрой.
        — Я не еда!
        — Как не еда? Еда. Пахнешь как еда, выглядишь как еда, ведешь себя, правда, не совсем как еда, но это временно.
        — Так… Нам срочно требуется перезагрузка отношений. Давай еще разок попробуем. Здравствуйте. Меня зовут Задрот. А вас как?
        — Ну ты нудный то, а… Чего привязался? Вообще больше не буду с тобой разговаривать, ненормально это. Решай давай, сам помрешь, или помочь тебе? Считаю до трех. Раз. Два…
        — Стой! Хорошо. Давай я сам. Только мне для этого нужно кое-что.
        — Что?
        — Ну, несколько вещей. Для начала, вон тот череп.
        Крысюк посмотрел на валяющийся неподалеку окаменевший череп. Равнодушно пожал плечами.
        — Да бери… Мне-то он зачем.
        Я подобрал оружие второй руки. Включились бонусы сета, я почувствовал себя немного увереннее.
        — Второе. Хочу знать, что это за место, и кто ты вообще такой?.. Нет, нет, не имя, я понял, знакомиться ты не желаешь. Просто большая разумная крыса, это ладно. Но откуда? Местная?
        — Местный. Я, знаешь ли, джентльмен. Разве это сложно понять? Или у тебя мозг уже отключился, и тело только на рефлексах дергается? Так я могу милосердно прекратить агонию.
        — Значит местный?
        — Не совсем… Но… Тебе то это зачем? Я скоро тебя все равно съем, ты воскреснешь, потом умрешь, и я тебя опять съем… И еще раз, снова. Так, сказать круговорот тебя в природе.
        — Считай это моим последним желанием. Я знаешь ли очень любопытен. Был.
        — Вот, очень правильное настроение,  — повеселел крысюк.  — Ладно. Тут, такое дело…
        …
        Черт, что там происходит? Внизу крики, шум… В дверь кто-то ломится что ли? Кто это там ревет так стра…

        День девятый
        Пергамент 2

        Ну, что-ж, дорогие друзья.
        Этой главы вы тут не найдете.
        А все почему?
        Все потому, что кое кто, кое где, у нас порой, честно жить не хочет…
        Другими словами — пираты сволочи, спиратят книжку, я уверен. Рано или поздно случится, такое всегда случается. И вот, выложат они книжку на своем поганеньком сайтике, и будут радоваться, мерзко хихикая и потирая потные ладошки. Чтоб им лопнуть, рекламораспространителям гелетерским-трехкопеечным, или Ктулху на дешевом египетском курорте встретить.
        А хорошие, честные люди, захотят эту книжку прочесть, дочитают вот до сюда. И удивятся.
        Как, мол, так??? Ворованная книжка, что же делать???
        А делать вот что.
        Эта книжка выкладывается абсолютно бесплатно, мною, автором, эксклюзивно на сайте ЛитЭРА. Здесь, на ЛитЭРЕ вообще все мои буковки появляются чуть ли не в онлайн режиме. Заходите. Наслаждайтесь. Только лайкнуть и репостнуть не поленитесь плиз. Ну, и еще материально можно поддержать, но это уже из области ненаучной фантастики, понимаю.
        Короче, друзья.
        Будем считать, вы вот уже сейчас зашли на ЛитЭРУ.
        Находите поисковик.
        Вбиваете в него «Ухорезов», и вуаля! Целая куча интересных, захватывающих, жутковатых, но веселых произведений. В том числе и «Дневнеки Задрота», ага.
        Но нужной главы и тут нету, обломс. А вот и нет. Вам нужна моя книга «Живая Некнига». Именно в ней вы найдете эту исключительно важную, можно даже сказать, переломную главу. Это совсем не трудно. Попробуйте.
        И добро пожаловать на ЛитЭРУ!!!
        …
        Приятного чтения, друзья! Искренне надеюсь, вам нравится то, что я делаю для вас… Ну, и для себя, конечно, тоже.
        PS. Вот, жена в квартире убирает, а у меня есть повод не помогать, я вроде как занят, книгу пишу.
        PPS. Дабы мое писательство имело в ее глазах хоть какойто смысл помимо отмазки от квеста на хозработы, вот:
        ЯДеньги: 410014855768957
        Сбербанк: 4276 4000 3213 6328
        Помогите отмазаться, а? Ведь когда я пылесосю, я нее пишу:)))

        День девятый
        Пергамент 3

        Первым делом осмотрел трупы. Те, которые человеческие. От гулей-то, лишь труха осталась, да клочки обугленной кожи. Впрочем, труха — ингредиент алхимический, а клочки — квест итемы какие-то. Так что потом нужно будет пособирать.
        Среди шести тел посетителей и трех челяди, двое оказались живы, но без сознания и сильно покоцанные. Остальные совсем мертвые.
        Кто-то может скажет — низко, подло, нехорошо, но я посчитал, что заслужил небольшую премию. И окончательно дохлые тела немного… ну… облутил. Ага. И не мародерка это вовсе, и уж тем более не воровство. Зачем деньги мертвым неписям? Да и набралось совсем немного. Хотя расходы за недельное проживание в трактире окупил. Раз в двадцать.
        Еле-еле устоял перед искушением стянуть с одного из посетителей сапоги. Но сдержался. Попалят — стыда не оберешься. Мне же в этом трактире еще дня два куковать.
        Один из выживших — тот самый Парук, кухонный помощник трактирщика. Вот ведь как бывает. Как зовут помощника знаю, а как самого хозяина — нет. Такое впечатление, что у целовальника имени нет вовсе. Над головой у него так и написано «Трактирщик». А у его дочери «Доча трактирщика». Интересно, почему?
        Второй выживший — незнакомый мне детина, чуть меньше моего Нафани габаритами. Имя — Степан Бадья.
        С какой-то внезапной и странной грустью опознал в одном из тел, того самого злобного плотника, что пол на чердаке правил. Вот ведь… Помер, и лицо из сурового сделалось даже приятным, с ироничной полуулыбкой. Может и не таким он гадом был, каким тогда показался?
        Глухонемой мальчишка, отвечающий в трактире за конюшню тоже не пережил нападения гулей. Даже лица не разобрать, голова в кашу разворочена. Нет, ну до чего крутая тут графика!!! Все совсем как по-настоящему!
        Пока возился, очнулся Нафаня.
        — Бааааарииииин… Она… она ушла?
        — Кто?
        — Ля… ква… квакушка!
        — Ты ее испугался, да?
        Рыжий исступленно закивал.
        — Страсть как их зеленых боюся! Вот ничего не боюся, ни змей, ни пауков… Даже волков не боюся, и нечисти всякой. А вот лягушек… Барин! Ее правда тут нету?
        Лягушку, в которую превратилась спасшая всех нас девушка я посадил в чудом сохранившийся высокий кувшин. Чтобы не растоптали ненароком. Где она, как мне кажется, сразу же заснула. По крайней мере больше не квакает.
        — Нет ее здесь. Не беспокойся. А мертвецов не боишься?
        Холоп помотал головой и даже заулыбался, будто я спросил не боится ли он маленьких пушистых зайчиков.
        — А чего их бояться, коли не ходют? Лежат себе смирно. Совсем не страшные.
        А ведь есть в словах логика. Интересно, чего он лягушек-то боится? Детская психологическая травма? Или напрямую скрипты ему так прописали?
        Дал задание холопу отнести мертвых в сарай, а сам принялся лечить выживших. Начать решил с Парука, пусть порядок наводит, это его прямая обязанность. И еды какой добудет, у меня от переживаний уже в брюхе урчит.
        Жизнь вернулась к местному вышибале-поваренку внезапно и как-то сразу. Вот, лежал-лежал, а стоило первую лечилку кинуть, открыл глаза и сел. И в глазах ни растерянности, ни удивления. Обвел взглядом окружающий бедлам, горько вздохнул и боязливо поежился.
        — Все ужо? Победили? Ну, слава…
        — Как они сюда проникли?
        — Кто?
        — Гули.
        — Какие… Ааа… Эти, то… Чудища… Ну, да, ага… Дык… Прокоп. Прокоп их привел.
        — Какой Прокоп?
        — Дык… Вон тот. Вон, валяется. Чтоб ему на том свете икалось, иуде.
        И Парук показал на тело того самого сердитого плотника.
        — Мдя… А зачем?
        — Да кто ж его знает. Он, как в прошлом годе его жинка с дочкой в бане угорели, совсем сам не свой стал. Ходит, смотрит на всех волчарой… Смотрел…
        Парук хотел было перекрестится, да видно передумал, сплюнул.
        Появился Нафаня.
        — Барин, в сарае еще двое энтих, гнилых валяется. Но они того… Как бы не живые. Не прыгают, не ползают, смирно лежат. Но иногда дышат. Дык я это… Думаю. Может их, тоже… того? Дашь за них по денюжке?
        — Дам. Но ты их сам не добивай, сейчас я тут закончу и приду. Свяжи их там чем, или еще как зафиксируй. Парук, помоги пока Нафане с телами… Хотя, нет. Ступай на кухню, сделай пожрать чего.
        Озадаченные неписи разошлись, а я принялся за второго контуженного.
        Степан Бадья приходил в себя долго. Минут десять с ним возился, не меньше, половину оставшейся маны слил. Наконец, здоровяк открыл глаза.
        — А??? Что… Ангел Божий? Отмучался, значится, убили… Охх… Как же там Оленка, одна, да без меня… Али не убили? Не убили, раз сапоги все еще жмут… Ну, слава, те Господи… О-о-о… А ты ж… кто тогда, мил человек? Али не человек? Почему такой белый? И в перьях?
        Мдя… Вот так с ходу, и не в бровь, а в глаз. Черт, бандану потерял пока носился туда-сюда… Нужно срочно найти, а то моя прическа чересчур для данной местности авангардна. Да, я же еще не упоминал… Я тут все время в косыночке а-ля пират хожу, а то народ на перья постоянно пялится и просит одно на память.
        — Я-то? Задрот. Тот, кто тебя от чудищ спас, и от ран избавил. Сам-то, кто?
        — Степан я. Бадья. Десятник Новгородской стражи Бежецкой пятины. Иду, значится, в Сенной погост ополчение принимать, по поручению сотника Коловрата Луньевича… Ну, Колуна по-нашему…
        — Задрот, тут только уха вчерашняя,  — раздалось с кухни.  — Будешь? Али хозяина дождемся, ключ от погреба токмо у него…
        — Давай уху!  — крикнул я.
        — Еще кто выжил?  — спросил Степан.
        — Да. Работник здешний Прокоп. Ну и еще мой холоп Нафаня.
        — Прокоп??? Где? Это же он паскуда! Он…
        — Вот, ушица… Настоялась…  — в кухонной двери показался силуэт с огромным горшком руках.  — Холодная толь… О! Как так?! Почему живой?
        — Хватай его!  — взревел десятник и с положения сидя прыгнул на кухонного.
        Тот, нужно признать, не растерялся. Швырнул горшок в летящего на него Степана и попытался рыбкой выпрыгнуть в окно.
        Ну, тут уже я пришел в себя от резкого изменения ситуации. Кастанул «Ночь», и в трактире стало темным-темно.
        «Буум!»
        Это Прокоп мимо окна промазал. Я-то в темноте вижу отлично, а вот он нет. Впечатался лобешником в стену, и отключился.
        — Аааа!!! Глаза! Мои глаза!!! Он меня ослепил сволочь! Мертвой водой, не иначе!!! Аааа!!!
        — Степан, уймись. Сейчас снова светло будет, не ссы.
        — Бааарииин!!! Я бегуууу, барииин!!!
        В темноту огромным ядром влетела туша Нафани. Я еле успел увернуться. А Степан нет. И они кубарем покатились по захламленному полу, сопя, ругаясь и почему-то награждая друг друга могучими тумаками.
        — Отставить! Брейк!  — заорал я.  — Хватит! Тут все свои! Не драться!!! Да расцепитесь вы…
        Когда свет вернулся, под глазом у Нафани красовался огромный фиолетово-черный фингал. А Степан, в дополнение к предыдущей своей помятости, щеголял ярко-красным, раздувшимся до неимоверных размеров левым ухом. Два великана хмуро смотрели в пол, избегая встречаться взглядами. Вероятно, не до конца еще выяснили отношения и готовы продолжить междусобойчик.
        От них обоих неимоверно несло рыбой, уха оказалась наваристой.
        — Познакомитесь,  — сказал я.  — Нафаня, это Степан. Степан, это Нафаня. Поднимайте этого… Вон, к лавке привяжите, чтоб не сбежал. Сейчас мы ему испанскую инквизицию устраивать будем.
        Совместный труд, он, как известно, объединяет.
        Немного поспорив на счет того, чем, какой стороной, и в какой позе привязывать пленника к лавке, богатыри уложили Прокопа на живот. Стянули руки и щиколотки под скамьей поясами, снятыми с валяющихся рядышком покойников. Спросили, снимать ли с иуды штаны и рубаху.
        — Зачем?  — не понял я.
        — Ну как,  — Бадья искренне удивился.  — Вещи хорошие, почти новые. Дык, если много крови будет — опачкаются.
        — Не надо. Я хоть и инквиз, но не зверь же. Сейчас, чары «Дознание» привяжутся, и поспрашиваем.
        — Чего куда привяжется?
        …
        Мдя.
        Нет.
        Так не пойдет.
        Нужно сначала полностью описать что там со мной происходило в Лабиринте, а потом уже текущие события освещать. А то, мысль скачет, я и сам забываю, о чем писал, а о чем еще нет. Вот, например, «Дознание» мое…
        Хотя, лучше по порядку. Там не так уж много осталось, да и постараюсь покороче. Без философии и пространных размышлений.
        Но это на следующем пергаменте, тут место кончилось.

        День девятый
        Пергамент 4

        Крыс рассказал о нелегкой жизни настоящего джентльмена в далеких от приличного общества условиях. Тут, в этом Лабиринте, отбывал он срок за шулерство, причем, по его словам, несправедливый.
        — С их стороны было совершенно не благородно тузы в колоде пересчитывать,  — мотивировал крыс.  — Настоящее свинство и дурной тон. Вообще, я привык почти. Меня сюда уже в восьмой раз ссылают. Вон, даже дорожный джентельменский набор приобрел: столовое серебро, канделябр и граммофон. Но до Секьюса Сенси Сотиса мне далеко… У него то тридцать вторая ходка. РекордсмЭн. А вообще тут неплохо, можно о жизни поразмышлять. Мне ведь всего пятнадцать суток дали, ерунда. Никто особо не докучает. Гули вот разве что. Но тут главное к ним близко не соваться, а то накинуться гурьбой, порвут да сожрут. Причем даже без соли. А то и заживо. Никакого чувства собственного достоинства у некоторых… Я, этих невоспитанных дикарей на дух не переношу…
        — Так я как раз их извести и должен!
        — Как так?  — заинтересовался крысюк.  — Ты один, голый вон совершенно, будто только что от мужа-рогоносца спасался, из всего оружия кости окаменевшие. Да и силы в тебе великой не чувствуется. Да ты же против любого из них будто Дьесик против Томомама!
        — Слушай сюда…
        И я рассказал хвостатому шулеру-джентльмену о хитром плане геноцида.
        — Великолепно!  — усы крыса задергались, он довольно потирал розовые ладошки.  — Деяние достойное Усетса Сносси! Знаешь, еда, в порядке исключения, я, пожалуй, обойдусь сегодня без ужина. Зато потом, когда эти мерзкие гули вымрут — попирую всласть! Но… Знаешь… Вид твоего бесшерстного, совершенно голого тела оскорбляет мою нежную тонкую натуру. Пойдем. Знаю я тут одно местечко…
        — Это здорово. Но давай для начала, кое о чем договоримся,  — крыс удивленно приподнял бровь.  — Да, а ты думал. Первое. Не называй меня пожалуйста «еда». Это, знаешь ли, задевает уже мои тонкие душевные струны.
        — Ну… Ладно. Принято. Но это полумеры. Раз уж мы наши отношения достигают нового витка, предлагаю перейти на вы. И назвать друг другу имена, как это положено в среде джентльмЭнов.
        — Хорошо,  — довольно согласился я и пробурчал — Надо же. Дозрел.
        — Дозрел?  — у крыса оказался очень чуткий слух.  — Странно, а в прошлый раз, вы сэр, говорили, будто вы Задрот.
        — Да, Задрот. Задрот Дозрелович. Это отчество.
        — А… Ясно. У вашего народа принят варварский обычай чтить первое имя отца. Я же вращаясь в высших кругах Сорестьюса отлично себя зарекомендовал под именем Ситтинис Тье. Сэр. Игрок, рантье и джентельмЭн. А есть ли у вас какое-либо почетное звание?
        Хм… Я призадумался. Назваться уродом? Двояко. Да и не по рангу. Кроме того, мало ли какие у этого хвостатого шулера скилы прокачаны. Заподозрит ложь — кранты зарождающейся положительной репутации. Во!!! Придумал. Скажу правду!
        — Само собой, господин Тье. И не одно! Я — Паладин Восьмидесятого Левела, Элита Заранских сил Вторжения, Почетный гражданин Конфедерации, Его Высочество Рангайской Империи, Вестник Истины Достигший Девятого Круга, Глава Гильдии «Седьмой Элемент», Сеньор Клана «Республика», и прочая и прочая… Перечислять все мои звания будет очень долго и не совсем к месту. А, ну и еще, бакалавр экономических наук.
        Крыс явно офигел.
        — Господин Задрот, я просто теряюсь… Но… Почему здесь?
        — Каждый из нас должен пройти свой путь,  — туманно ответил я.
        — Как это верно, как правильно! Сказано в Книге Силасиса «И да не будь хвостом дрожащим»! Недаром говорил великий мудрый Сесровись… О, господин Задрот, сама судьба свела в этом гиблом месте двух таких благородных джентельмЭнов. И не устану я благодарить Всеблагого Сиессову, не давшему свершиться непоправимому. Немедленно, сию минуту — в путь!
        Но сию минуту не получилось. Крыс еще с четверть часа собирал, вытирал и прятал свои пожитки. Беспрестанно болтая о благородстве и цитируя великих своего мира. Лишь изредка в обрушившемся на меня потоке слов можно было выловить крупицы полезной информации.
        Самое главное — тоннель я угадал верно. Именно в нем гули обитают. Но какой-то из поворотов пропустил, свернул не туда, и вместо их логова, очутился в древнем Храме Света. И гроб этот хрустальный, их, гульская реликвия. Которой они поклонялись, когда еще гулями не стали, а были каким-то другим, светлым народом. С тех пор прошло уже много времени, храм и алтарь потеряли большую часть силы. И даже частично осквернены… Периодически швыряют гули сюда всякую противоестественную дрянь и недоеденную падаль. Но самим гулям в это помещение входа нет. Потому и держится святыня на остатках былого поклонения.
        Я попытался было подойти к хрустальному саркофагу, но с каждым шагом навстречу будто бы все сильнее и сильнее дул ветер. Такой в конце сильный, что аж назад отбросил. Не подпускала светлая реликвия к себе Темного. Да и внутренняя тьма завозилась, заворочалась, недовольно забулькала. Пришлось отступить.
        — Что там, внутри?  — спросил я крыса, бережно упаковывающего виниловую пластинку в бархатный чехольчик.
        — Не видно,  — ответил тот, пожав плечами.  — Очень яркий свет внутри. Ослепительно яркий. Мерцает, переливается… Если долго пристально смотреть, вообще ослепнуть можно.
        Да, действительно, свет очень ярок, но как-то локален. Нормально освещает саркофаг только сам себя. Ну и слегка, пространство в пять-шесть шагов вокруг. Для такого огромного зала, размером чуть ли не с футбольное поле — тьфу. За пределами освещенного круга светлее, чем в коридорах лабиринта, но не слишком. Глаза не режет. А зрение мое (как и у всех уров), именно под очень и очень неяркое освещение заточено, это я уже понял. На их родной планете, наверное, дня как такового и не бывает. Ну, или тоже, подземные жители. Нужно будет этот вопрос изучить на досуге. Информации о расе, ее истории, геополитике, мифологии и прочем у меня вон четыре терабайта в записной книжке. Хорошо с картинками, а не чисто текст мелким шрифтом.
        Шли мы недолго, я всего пять раз Благословление Христово заюзал. Крыс отлично ориентировался в Лабиринте, чуял его, ощущал. Пару раз даже предупредил о замаскированных ловушках. Три раза нажимал потайные кирпичи, и открывались секретные проходы, в местах на которые ни в жизнь не подумаешь.
        И всю дорогу трындел о своей великой роли в развитии крысохвостой интеллигенции. Достал, спасу нет.
        Наконец, мы пришли в то самое «одно местечко».
        Я по своей наивности полагал, мы идем на какой-то склад, или нычку крыс покажет. В которую прячет дроп от съеденных. Но все обстояло иначе.
        В тупичке очередного коридора стоял мерцающий огоньками вендинговый автомат. Вернее, два. Один продающий, второй принимающий. По принципу пластиковой и стеклотары. Бросаешь в специальную дырку ненужный лут, аппарат выдает мелочь. Медную. Автомат не торгуется, и даже цену не высвечивает, просто отсыпает сколько-то монеток и все. Вернуть вещь, если цена не устроила — невозможно.
        — Вот,  — сказал крыс.  — Я вижу, у вас, сэр Задрот, примерно двадцать процентов грузоподъемности занято. Следовательно…
        Ну, объяснять мне не пришлось.
        Брошенная для пробы тушка муравушки дала аж двести сорок пять медяшек. И все последующие ровно столько, видно, такса. Сначала оставил, на всякий случай, пять штук. Потом передумал, решил разгрузиться по максимуму. Лишние кости скелета шли от двадцати до пятисот сорока. Дохлую мышь я решил приберечь. А больше у меня ничего и не было. В результате получилось тринадцать тысяч с мелочью.
        Продажный аппарат не блистал разнообразием ассортимента.
        Хотя, мне, абсолютно голому нубу, выбирать особо не приходилось.
        Трусы хлопчатобумажные — сто двадцать. Штаны холщовые — пятьсот восемьдесят. Рубаха, тоже холщовая — четыреста. Носки — пятьдесят. Тапочки-зайки синтетические — двести. Варежки вязанные шерстяные — шестьсот. Бейсболка голубенькая с сердечком и надписью «I love you, life» — триста пять. Жилетка кожаная с черепами и эмблемой «AC/DC» — три тысячи. Кольца медные «Кольцо „Всевластия“ Тайваньская реплика» — двести медяшек за штуку. Восемь единиц, на большие пальцы не налезают. Амулет «Кулак дракона», пять сотен. Цепочка к нему — две. Застежка на цепочку для амулета — сто пятьдесят. Колечко для застежки на цепочку для амулета еще полтинник. И еще плоскогубцы чтобы все это соединить — сотня. Ах, да, еще веревочка, три метра, пятнадцать монеток метр. Мешочки, для монет на полсотни ячеек, по грошику штука. Уменьшают вес денег на девяносто девять процентов, а то бы с места не сдвинулся.
        И все. Больше в аппарате ничего не продавалось.
        Итого, в сухом остатке шесть тысяч сто три медяшки.
        Весь шмот, за исключением куртки, бижи и тапочек требовал первый левл, то есть был совсем нубским. Бижа и курточка хотели пятый. А вот тапочки, ориентировались почему-то не на левл, а на духовность.
        В результате стал выглядеть так… Хм… Хотя, нет, не буду статы переписывать сюда. Скучно, да и не за чем. Скажу, лишь, что раза в три мои характеристики выросли, по сравнению с голопузым состоянием.
        Другое дело внешний вид… Представил себя в этом прикиде — вздрогнул. Ну да ладно. Дело наживное.
        Крыс удовлетворенно похмыкал, и извинился за то, что не знает, где бы найти более качественное оружие. Я ответил, мол, не важно. Горю, мол, желанием исполнить долг. Истребить нечистых созданий поголовно. Крыс одобрил и пообещал показать короткий путь.

        День девятый
        Пергамент 5

        — Вот, за этим поворотом,  — сказал Ситтинис.  — Там уже их норы. Я, пожалуй, далее вас, господин Задрот, сопровождать не буду. Вы, скорее всего, выполнив свою великую миссию, геройски погибните. Однако, как и положено, вскоре вновь оживете. Я же, столь замечательной способностью, к сожалению, не обладаю. Посему, буду ждать у места, которое вы залой с Машиной Времени зовете. Заодно, по пути, захвачу кое-что. Хочется сделать вам подарок. На память.
        И крыс вежливо поклонившись, растворился во мраке коридора.
        Нет, не убежал, и даже не ушел. Растворился. Натурально. Причем, не сразу, а по частям. Как тот Чеширский кот. Только, последней исчезла не улыбка, а благовоспитанность.
        Я тоже растворился и сгустком тьмы метнулся в указанную сторону.
        Действительно, буквально через пару сотен метров, увидел первую группу гулей. Восемь штук. Все двести плюс уровней. Движения резкие, дерганные. По виду — люди, только очень худые, иссини-бледные. Вздувшиеся животы (где-то я читал что так от голода пухнут), наводили мысли об узниках концлагеря. Неимоверно длинные пальцы с черными когтями, во ртах несчетное количество острейших зубов-игл.
        Гули, судя по всему, запинали одного из своих, и теперь увлеченно жрали.
        Пока я примерялся, откуда бы начать свое темное дело, что бы заметили не сразу, послышался топот, визг, истеричный хохот. И на первую группу, напала неизвестно откуда появившаяся вторая. Существ десять-двенадцать, не меньше.
        Первые вскочили, и не щадя вздувшихся пузений, стали оборонять вкусного соплеменника. Свалка получилась капитальная. Шум, крики, стоны… Летящие во все стороны куски плоти и брызги тёмно-бурой крови.
        Крррассоттта!!!
        Как они разбирали, кто именно свой, а кто нет — хэзэ. У меня такое ощущение, что месились по принципу «каждый сам за себя». Особо не заморачиваясь идентификацией противника.
        Ну а мне, более удобного момента и пожелать было нельзя.
        Стал за угол, держа в поле зрения не меньше десятка трупоедов и начал каст.
        Инвиз слетел, но увлеченные перераспределением прод-пайка чудища не обратили на меня никакого внимания. Пока дебаф не повесился.
        А вот, как только повесился… Все гули, будто по команде, в полсекунды, прекратили драку, и уставились злобными красными глазками прямо мне в лицо.
        Меня прямо мороз пробрал. И пошевелиться стало решительно невозможно. Исчезли мысли, страх, возбуждение… Вообще все. Ни желаний, ни чувств. Я просто стоял и тупо смотрел, как приближается толпа нежити. Шаг за шагом. Метр за метром.
        По-моему, я даже не дышал. Оцепенел. Как тот пресловутый кролик, что видит медленно ползущего удава, но убежать и не пытается.
        Почему, из-за чего, не знаю. Может, виновата природная внушаемость ура. Может гули оказались классными месмиристами. Может одно на другое наложилось…
        И лишь, когда, до оскаленных в предвкушении сочного меня пастей оставалось всего шагов десять-двенадцать, внезапно проснулась внутренняя Тьма, сволочь, не могла пораньше…
        Она заверещала так, что разом слетел и гипноз и полтора десятка прочих гульских дебаффов. Я дернулся, до трупоедов доперло, что-то пошло не так. Перестав красться и ползти, штук шестнадцать оставшихся на ногах гулей бросились в атаку.
        Я лихорадочно кастовал Растворение, но видел, не успеваю!!! Бежать смысла не было, куда мне, с моей то ловкостью… Пусть и увеличенной на дюжину пунктов тапочками-зайками. Но я, тем не менее, развернулся и как мог поспешил прочь в узкий зев коридора. Благо, на ходу, Растворение продолжит кастоваться, не собьется, проверял уже.
        Гули слегка тормознулись на входе, создав небольшую пробку.
        Оставалось совсем чуточка, когда мне на спину прыгнул моб. Первым же ударом снес 85 % хэпэ и разодрал стильную, дорогущую куртку, в клочья, гад. Больно было — жуть. Я взвыл и инстинктивно развернувшись саданул окаменевшим черепом в челюсть агрессора.
        Наверное, сработала удача и я попал.
        Лучше бы не попал. Потому что никакого существенного урона не нанес, а вот каст сбился, система засчитала агрессивное действие за боевое. Я чертыхнулся и скуля от боли и страха, на карачках пополз от ухмыляющегося чудовища.
        Гуль по-мефистофельски захохотал, и поднял когтистую лапу с явным намерением добить. И добил бы, но в спину ему со всего маха влетел другой гуль. Они покатились клубком ярости вереща и кусаясь. Выскочивший из-за поворота третий — споткнулся о дерущихся, тоже упал, и присоединился к месилову.
        Я, не обращая внимания на их разборки, полз, заново начав процесс Растворения. Позади — куча-мала, не менее чем из десятка беснующихся мобов. Но очередной, то ли более умный, чем прочие, то ли наблюдательный, то ли хитрый, доскакал до меня по ПОТОЛКУ!!! Вот реально, он по потолку бежал, непонятно чем, и за что, там цепляясь. Такое ощущение, что гравитация на него вообще плюнула, и обидевшись отвернулась. Мол, живи, как знаешь.
        Только в самый последний момент, я заметил мелькнувшую над головой тень, и распластался по полу. Черный коготь свистнул у самого уха и сорвал прикольную кепочку. Кепочку было жалко, но не до такой степени, чтобы остаться тут и постараться ее отбить. На хрен кепочку, подумал я, с облегчением растворяясь в темноте.
        Гуль на потолке возмущенно и разочарованно заорал. Вслед за ним заверещали увлеченно дерущиеся остальные. Дошло до убогих, проворонили добычу. Ускользнул их кусочек счастья. Побросали противников и заметались по коридору, душераздирающе воя и хныча.
        Я сгустком темноты несся по коридору и ликовал. Получилось! Ура!!! Я крут! Осталось только квест сдать и будет череда апов. Уйдет боль, тошнота, кровотечение, и снова я смогу ощутить ту эйфорию… Скорее бы! Ай, да я!

        День девятый
        Пергамент 6

        Вот ведь, собирался писать короче, а пустился в самолюбование.
        Но оно того стоило, каллиграфия апнулась. Тут уйма интересных навыков и способностей, все и не перечислишь. Некоторые я классно раскачал уже. Каллиграфию до тридцати двух, картографию до пятнадцати, рисование до девяти… Но все равно есть к чему стремиться.
        Напрягает, что пергаменты в самый неподходящий момент заканчиваются. Шрифт-то у меня имеется в наличии единственный, почерк называется. Размер его, хоть теоретически можно изменить, по факту — хрен. Чернила расплываются, и через-чур мелкие буковки совершенно нечитабельны. Играю с интервалами и полями, вроде уже и написал много, а нормальных отступов еще не чувствую. Строчки косят, то вверх, то вниз ползут. Да и рисунки много места занимают. Вон, с десяток пергаментов извел за эти дни, пытаясь воссоздать по памяти схему лабиринта. Зря, наверное. Хотя нет, не зря, картография же качнулась. Ладно, потом сцарапаю, благо пергамены можно от написанного-нарисованного чистить и использовать повторно.
        Изображения гулей, до и после заражения, крыса-джентльмЭна, муравушек, чечиков, иииков, урод-одура, тех странных существ в розово-голубых плащах, Нафани и Червя-крушителя лично мне очень нравятся. Весьма похоже получилось. Разве что у Нафани взгляд получился какой-то через-чур осмысленный. Нужно потренироваться в рисовании глаз. Давно я уже руками не рисовал, лет семь точно. Но, когда-то в детстве, в художку ходил, несколько лет. Еще до того, как на ММОРПГ подсел. Но ручки то помнят, навык, как говорится, не пропьешь. Да и способности у меня тогда находили, уговаривали не бросать рисование. Однако, не до того тогда было. Бросил. Но кое-чему выучился. Вот, пригодилось. Между прочим, все эти навыки каким-то образом завязаны на духовность и почему-то на ловкость. Я уже от их прокачки получил четыре очка в духовность и три в ловкость, приятно, что говорить.
        И да, глаза. Вернее, Глаза. А еще вернее ГЛАЗААА!!! И писюн. Ну, тут уж никаких заглавных букв не хватит. Там такой… Впрочем, я вперед забегаю. Но не на много. Дело было так.
        Когда я убегал от беснующейся орды трупоедов, видимо проскочил впопыхах нужный поворот. Или наоборот свернул не туда, не важно.
        Летел я, ни на что, не обращая внимания, а зря. Летел-летел, и влетел в гигантскую, очень липкую, и очень прочную паутину. Бац. И все, развеялось мое Растворение, как не бывало. Попытался выпутаться, куда там… Влип качественно, всем телом.
        Паника накатила волной и почти мгновенно схлынула. В конце концов, это всего лишь игра. Потеряю одну жизнь, в самом крайнем случае. Неважно. Отресплюсь и еще жизней отыщу. Обязательно отыщу. Так я себя утешал-утешал и утешил. Самовнушение уров дало эффект, не иначе. Успокоился.
        И тут же нашлось оптимальное решение.
        Дергаться, еще больше запутываясь вызывая к столу паука-переростка дураков нету. Подумал, подумал и придумал. Кастанул «Температуру». Сработало. Паутина с громким «пшшш…» испарилась, я грохнулся на серо-желтые шершавые камни и больно ушибся коленкой (минус девятнадцать хэпэ, плюс дебафф «Легкая хромота» на десять минут). Встал, потирая ногу, осмотрелся. И вовремя.
        С потолка, на ниточке, тянущейся из жопы, ко мне спускался колоссальный, размером примерно с два меня, мохнатый, коротконогий пауко-осьминог. Приятного цвета морской волны с поперечными розовыми полосками на головогруди. И гроздью гипнотически шевелящихся вялых щупалец.
        ЧЕЧИК ПРЕСНОВОДНЫЙ, УРОВЕНЬ 30.
        СТАТУС: ГОЛОДЕН, НЕ В СВОЕЙ СРЕДЕ, ПРИ СМЕРТИ.
        От первого же нюка, пауко-осьминог сорвался с паутинки и с чавканьем плюхнулся на пол. Путаясь в щупальцах пополз. Но не ко мне, а наоборот, от меня. Сдристнуть решил, мобяра. И уволочь экспу. Мою экспу! Хрен ему!!!
        Сдох чечик, хоть и был «при смерти» до нашей встречи, только с десятого попадания. А мазал я регулярно, да и от ментала у чудища оказался стопроцентный резист. Зато искра(если попадала) проходила каждый раз с критом, видно штрафы к огню высокие у этого гибрида. Были.
        Случился ап, по телу пробежала волна эйфории, восстановились все бары, слез дебафф. Вернее дебаффы. «Легкий голод», тоже пропал. Желудок перестал бурчать требуя топлива. Этот факт меня обрадовал. Вот только интересно надолго ли? Может, через пару минут снова проголодаюсь, ведь я тут не ел еще ни разу, только водичку пью.
        Кайф, однако, был не таким сильным, как при получении нескольких левелов сразу, даже координация движений не нарушилась. Из реальности, тем более, не выпал. Что ж, разумно. А то мало ли, вдруг посередине боя апнешься. Начнет колбасить в самый неподходящий момент, и привет респаун.
        Попытался облутить. Оказалось, требуются навыки, которых я еще не качнул и инструменты, которыми я еще не обзавелся. Обидно. Досадно. Но ладно.
        Подождал с полминутки. Тело чечика начало сдуваться и растекаться вонючей слизью. Еще через три-четыре минуты — окончательно исчезло. Почти испарилась мерзкая гадость и от пауко-осьминога мне в наследство досталась довольно компактная тушка сантиметров тридцати длинной. Опять же с надписью «Набор алхимических ингредиентов». Весом почти четыре килограмма. И овальная, размером с ладошку пластинка, по виду медная. С намертво закрепленной стрелкой, очень похожей на часовую курантов, только помельче.
        Пластинка не определялась совершенно. Над ней тускло мерцали три розовых вопросительных знака. Текст, если присмотреться тоже был загадочен:
        «№№№???%%%!!!+++???: ТРЕБУЕТСЯ ОПОЗНАНИЕ.»
        Я пожал плечами, сунул находки в инвентарь (причем тушка чечика заняла аж три слота сразу), и попытался сориентироваться.
        Несчастный пресноводный (и откуда он взялся в сухопутном лабиринте?) раскинул сеть не просто так, а в стратегически важном месте, на перекресте семи дорог. То есть семи коридоров. Из какого именно я выскочил, удирая от зараженных мобов — не ясно. Пока тут возился и бился, потом преследовал чечика, совершенно дезориентировался. Хоть от гулей оторвался, и то хорошо. А то бы они быстренько восстановили статус-кво.
        Подумал, что раз все равно заблудился, не грех и глянуть, куда пауко-осьминог от меня свинтить собирался. Вдруг у него там гнездо. А в гнезде что-нибудь ценное.
        Действительно, минут через десять пути, коридор существенно изменился. Сырость и плесень, это еще полбеды. Стало невыносимо холодно. Нет, не мороз, около того. Оценить сложно, но мне кажется не выше пары градусов по Цельсию. Пол слегка пружинил и прогибался под ногами. Стены с красно-синими прожилками казались ледяными, но сконденсировавшаяся на них влага не замерзала, а стекала крупными каплями и впитывалась в пол.
        А еще тут и там попадались куски липкой паутины. Не целиковые сети, а так, спутанные, перекрученные, пыльные, заплесневевшие обрывки. Я их с трудом обходил и огибал, стараясь не вляпаться. Но в одном месте поскользнулся и, потеряв равновесие, коснулся очередного ошметка голым предплечьем. Куртки и рубахи на мне уже не было, поганый гуль разодрал стильные шмотки в лоскуты.
        Мгновенно прилип, бар жизни дрогнул и пополз вниз, а паутина окрасилась розовым. Кровь сосет, сволочь, понял я. «Температура» помогла, но эта паутина в отличии от прошлой не испарилась моментально. Просто, как бы нехотя отлипла и втянулась в потолок.
        Вот тут бы мне и повернуть назад. Ведь понял же еще тогда, что это паутина не просто так прячется. Пол и стены тоже пульсируют неспроста. Это все часть одного гигантского организма. Ну, или комплекс симбионтов, не важно. Однако, температура, видимо, не только отпугнула кровозадные (хех, нравится мне это слово) паутинки, но и соображаловку мне самому частично блокировала. И я пошел дальше.
        Помимо холода, стал донимать запах. Не сказать, что неприятный, но очень густой и навязчивый. Вот с чем бы сравнить… ну… вот смесь черного перца, ментола и абрикоса. Как то так. От него я постоянно чихал, чесался и сморкался, повесился дебафф «Аллергия». Препротивная штука, доложу я вам.
        Коридор не разветвлялся, зато жутко петлял, поворачивая порой под совершенно непредсказуемыми углами. Вечные крутые подъемы и резкие спуски тоже не добавляли радости. «Температуру» я постоянно обновлял, и теперь клочков паутины не боялся. Наоборот это они прятались в стены, стоило мне подойти ближе. В общем, расслабился и потерял бдительность.
        При очередном спуске (на глазок градусов в шестьдесят-семьдесят), не заметил плещущейся внизу лужи. И со всего маха шлепнулся в нее обоими тапочками. Жидкость радостно вспузырилась на вроде колы, громко чавкнула и растворила тапочки-зайки вместе с ушками и глазками-пуговками. Секунды за две-три. Я и понять ничего не успел. Выпустила огромный вонючий БууууУУЛЬК и принялась за носки. Только тут до меня дошла нештатность ситуации. Я в один прыжок выскочил из кислотной гадости. Но носки тоже были потеряны, от них только несколько жалких огрызков осталось. Огрызки идентифицировались как:
        «МУСОР 5Й КАТЕГОРИИ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ОПАСНОСТИ, ХЛОПЧАТОБУМАЖНЫЙ, БЕСПОЛЕЗНЫЙ. ВТОРСЫРЬЕ. ХОТЯ НЕТ… ПРОСТО МУСОР. ВЕС: 0,016 КГ».
        Теперь я снова оказался бос. Хоть в штанах и при биже, утешил я себя. Присмотрелся к буро-коричневой луже, идентифицировал.
        «ТУХЛАЯ РИБОНУКЛЕИНКА. УРОВЕНЬ 48. СТАТУС: НЕ В СВОЕЙ СРЕДЕ, МАЛОПОДВИЖНА.»
        Ну, раз малоподвижна, получай сволочь! И еще! И ЕЩЕ!!!
        Расстреливал я лужу минут пять-шесть, не меньше. Она только булькала, чавкала и колыхалась. Не знаю, как там у рибонуклеинок с интеллектом и самоидентификацией, но контратаковать лужа не попыталась. Так я ее и расстрелял до полного испарения.
        Отомстил за обувку, короче. И получил три апа разом. Решил посматривать вокруг, искать таких вот противников. Хоть и слил почти всю ману, однако, халявный кач — есть халявный кач. И пренебрегать им не стоит. На дне лужи обнаружился черный костяной кругляш. И черная же косточка похожая на баранье ребрышко. Никаких следов моих стильных тапочек. А я между прочим надеялся выбить их взад, мало ли. Но нет. Переварила заек и носки, тварюга тухлая.
        Кругляш и кость, оказались не привычными уже мне алхимическими ингредиентами. Определились как: «Комплект углеродосодержащих многофункциональных крафтовых материалов». Требовали для детального опознания и разделения на составляющие, целую кучу невразумительных навыков. Плюс, какое то оборудование типа «мортирка гноеотсосная малая», «скребок цельнопродольный твердо-мягкий» и еще с десяток подобных производственных хренек. Оно и понятно, моб то почти пятидесятый.
        Дальше шел осторожней. Ноги больше ничего не защищало, а растворяться заживо совсем не хотелось. Хоть это и игра, но ощущения вполне себе реальные. Потому если уж можно не помирать — лучше не помирать.
        Описывать каждый поворот не буду. Ни к чему, да и место на пергаменте заканчивается. Скажу лишь, что блуждал я там несколько часов. За это время расстрелял с пяток луж, штук восемь чечиков. Мобы для меня хоть и сильные, но очень медленные. А рибонуклеинки, так и вовсе неподвижные. Если не нарываться никакой опасности не представляющие.
        В общем и целом апнулся до девятнадцатого левела.
        А потом коридор внезапно кончился. Причем кончился не тупиком, а уходящим куда-то в необозримые выси колодцем, на дне которого я находился. В пульсирующую розово-голубоватыми жилками стену вбиты металлические, по виду очень крепкие скобы.
        Я тяжело вздохнул и полез. А чего оставалось делать, не возвращаться же?

        День десятый
        Пергамент 1

        Много чего успело произойти, с моей предыдущей записи.
        Но об этом, пока писать не буду, решил хронологического порядка придерживаться. По крайней мере, пока что. А дальше видно будет.
        Ну, вот, вскарабкался по скобам и уперся головой в люк. Вроде канализационного. Напрягся, поднатужился, с трудом приподнял тяжелую крышку…
        По глазам упругой волной врезал бело-голубой свет. Аж слезы брызнули.
        Проморгавшись, осмотрелся. Ярко освещенное помещение. А вовсе не улица, как показалось изначально. Высокие светящиеся своды, светящиеся стены, светящийся пол, светящаяся мебель… Вообще все светящееся и сделано то ли из хрусталя, то ли изо льда. Разноцветного. Все очень красиво, но красотой холодной, выхолощенной. Хоть и переливается всеми цветами радуги. Да и через-чур все сильно сияет для моих чувствительных глаз.
        И вот тут, мы снова возвращаемся к глазам. Вернее, ГЛАЗАМ. И писюну, ага.
        У дальней стены на невысоком постаменте, стояли три огромных аквариума. Внутри, в прозрачной желеобразной массе плавали… ОНИ! Каждое глазное яблоко, примерно метр в диаметре, занимало отдельный сосуд. В огромной центральной емкости — грандиозных размеров эрегированный фаллос. Метров семи, не меньше.
        Желе постоянно порождало мелкие пузырьки. Пузырьки, постепенно объединяясь, превращались в большие пузыри. И медленно, как бы нехотя всплывали. Всплывая — не лопались, а просто исчезали, будто и не было. Но более всего, поразило, что глаза оказались ЖИВЫМИ. Они неотрывно следили за моими перемещениями, двигались и поворачивались.
        В тот момент, я реально испугался, что мега-писюн тоже оживет, вылезет из свой банки и кааак набросится… Как пойдут клочки по закоулочкам…
        Но обошлось. Писюн стоял смирно и на мое приближение не реагировал.
        У постамента штабелями стояли разноцветные, резные, полупрозрачные сундуки, сундучки, ларцы и ларчики. Сквозь стенки разобрать, что находится внутри — совершенно невозможно. И как я не пытался открыть хоть один — не удалось.
        Храм, капище, алтарь… Или просто склад? Не понятно. У разноцветно-хрустальных стен — такие же радужные резные лавки, в семь рядов. Красный ряд, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый. Так вот что это! Цвета спектра! Радуга! Точно, радуга! И сундуки с ларцами расставлены не абы как, а в строгом соответствии цветовой гамме.
        А вот за аквариумами на стене — барельефы. Люди в веселеньких голубых и розовых накидках, делают не очень веселые вещи. Хотя при этом самим-то им весело, а вот мне стало жутко. Пожалуй, в подробностях не буду описывать. Не люблю я пытки. Хоть и выбрал профу инквизитора.
        В полу, то там, то здесь металлические люки, как две капли воды похожие на тот, из которого я вылез. Некоторые закрыты плотно, другие кое-как, третьи и вовсе без крышек. Так что нужно не зевать, а то легко в одну из этих дырок ухнуть можно. А они глубоооокие. Зато дверей в стенах нет. И окон нет.
        Я блуждал по храму, любовался красивыми ящиками, стараясь не обращать внимания на живые, следящие за мной глаза. Потом решил поближе присмотреться к лавочкам. И тут мне повезло!
        Причем, дважды.
        Под одной из них, зеленой, нашел сумку, очень похожую на школьный ранец. Неприметно серо-коричневого цвета. Причем сумку не пустую, а на три четверти заполненную всякой всячиной, в том числе и чистыми листами пергамента. Ага, именно теми, на которых вот эти дневники сейчас пишу.
        «РЮКЗАК „ГОРБИК“. РЕДКИЙ ПРЕДМЕТ.
        ЯЧЕЕК: 50
        МАКСИМАЛЬНЫЙ БАЗОВЫЙ ВЕС ВМЕЩАЕМЫХ ПРЕДМЕТОВ: 120 КГ
        СНИЖЕНИЕ БАЗОВОГО ВЕСА ВМЕЩАЕМЫХ ПРЕДМЕТОВ: 25 %
        МАКСИМАЛЬНЫЙ ОБЪЕМ ВМЕЩАЕМЫХ ПРЕДМЕТОВ: 2,5 М. КУБ.»
        Очень обрадовался находке, еще бы, сумка для нуба — самая важная часть экипировки. А я несмотря на свой девятнадцатый левл, все еще нубяра полуголый.
        Воодушевившись, облазил все ряды на карачках. Заглянул в каждую щель. И не зря! Под фиолетовой лавкой в самом уголочке нашел мешочек с золотым песком, килограмма на полтора. А рядом с ним, о чудо! Две парные металлические шипастые палицы.
        «СЕТ: ЖЕЛЕЗНАЯ АРГУМЕНТАЦИЯ. РЕДКИЙ ПРЕДМЕТ.
        ПАРНОЕ ОРУЖИЕ. РЕДКОЕ.
        ЗАЧАРОВАННОЕ. ЭФФЕКТ ЗАЧАРОВАНИЯ: ЗАТОЧКА +2
        ИНКРУСТИРОВАННОЕ. ЭФФЕКТ ИНКРУСТАЦИИ: ЗАТОЧКА +2
        ПОСВЯЩЕННОЕ ЛИЛИТ. ЭФФЕКТ ПОСВЯЩЕНИЯ: ЗАТОЧКА: +6
        ОГРАНИЧЕНИЯ: ПОПРАВКИ ПОСВЯЩЕНИЯ И ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВОЙСТВА ДОСТУПНЫ ТОЛЬКО ПРЕДСТАВИТЕЛЯМ КЛАНА „ГЕЛЕТ“ И ПОКЛОННИКАМ ВОСХИТИТЕЛЬНОЙ ЛИЛИТ.
        В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ВАМ ДОСТУПНЫ 4/10 ФУНКЦИОНАЛА СЕТА.
        ЖЕЛАЕТЕ СТАТЬ ПОКЛОННИКОМ ЛИЛИТ? ДА/НЕТ?»
        Внутренняя Тьма аж заорала возражая. Меня передернуло, и я не раздумывая нажал «Нет». Тьма успокоилась и свернулась калачиком тихонько посапывая. Лилит, Лилит… Что-то знакомое. Где-то это имя мне встречалось, вот только не помню где. И что за «ГеЛеТ» такой?
        ЖЕЛАЕТЕ ПРОИЗВЕСТИ СНЯТИЕ ПОСВЯЩЕНИЯ ПРЕДМЕТА ВОСХИТИТЕЛЬНОЙ ЛИЛИТ? ДА/НЕТ?
        Я прислушался к себе. Тьма никак не реагировала на предложение. Пожав плечами нажал «Да».
        В НАСТОЯЩИЙ МОМЕНТ ВЫ НЕ В СОСТОЯНИИ ПРОИЗВЕСТИ ОЧИЩЕНИЕ/ОСКВЕРНЕНИЕ ПРЕДМЕТА. МИНИМАЛЬНЫЕ НЕОБХОДИМЫЕ ТРЕБОВАНИЯ: АЛТАРЬ ВАШЕГО БОЖЕСТВА. УРОВЕНЬ НЕ НИЖЕ ТРЕБУЕМОГО ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ.
        И что делать? Алтарей у нашего течения отродясь не водилось. Как и божества. Темное место искать? Наверное. Тут ведь светло, будто в люстре сидишь.
        Но даже 40 % от заточки этого сета в разы превосходили «Окаменевшие кости ура». Кроме того, помимо боевых плюшек еще и магичить немного помогали. Оно и понятно, оружие то ведь уже не совсем нубское. На двадцатый левл, и с нехилыми такими требованиями.
        ТРЕБОВАНИЯ: УРОВЕНЬ 20, СИЛА 50, ЛОВКОСТЬ 30, ДУХОВНОСТЬ 30.
        ЭФФЕКТЫ:
        УРОН ДРОБЯЩИЙ: 13 -39 * 2 (ПОПРАВКА СЕТА) * 1,4 (ПОПРАВКА ЗАТОЧКИ)*1,23 (ПОПРАВКА СИЛЫ) * 1,24 (ПОПРАВКА НАПРАВЛЕННОСТИ) * 1,41 (ПОПРАВКА УМЕНИЯ)*… *…* = 62,58 -89,17 ДНЕМ, 92,04-135,75 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        СКОРОСТЬ АТАКИ ПРИ РУКОПАШНОЙ: +14,8 % ДНЕМ, + 49,5 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ТОЧНОСТЬ АТАКИ ПРИ РУКОПАШНОЙ: +28,1 % ДНЕМ, + 70,1 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ВЕРОЯТНОСТЬ КРИТИЧЕСКОГО ПОВРЕЖДЕНИЯ: +17,3 % ДНЕМ, + 39,5 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        КОЭФФИЦИЕНТ БАЗОВОГО КРИТИЧЕСКОГО УРОНА УВЕЛИЧЕН С 2 ДО 4,8.
        УВЕЛИЧЕНИЕ КРИТИЧЕСКОГО ПОВРЕЖДЕНИЯ ПРИ ПРОХОЖДЕНИИ КРИТИЧЕСКОГО УДАРА: +42,9 % ДНЕМ, + 89,3 % НОЧЬЮ.
        ПАРИРОВАНИЕ: +26,8 % ДНЕМ, +49,5 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ШКОЛА МАГИИ РАЗУМА: +30,2 % ДНЕМ, + 98,9 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ШКОЛА МАГИИ ТЬМЫ: +2,8 % ДНЕМ, + 80,5 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ШКОЛА МАГИИ СМЕРТИ: +22,3 % ДНЕМ, +80,7 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ШКОЛА МАГИИ ТЛЕНА: +12,8 % ДНЕМ, +29,7 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ШКОЛА МАГИИ ЗЕМЛИ:: +11,4 % ДНЕМ, +9,8 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ШКОЛА МАГИИ КАМНЯ: +7,1 % ДНЕМ, +8,1 % НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ БОНУСЫ СЕТА:
        ПОПРАВОЧНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ НА СКОРОСТЬ КАСТА: 0,90 ДНЕМ, 0,75 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ПОПРАВОЧНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ РАСХОДА МАННЫ: 0,90 ДНЕМ, 0,50 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ПОПРАВОЧНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ ДЛИТЕЛЬНОСТИ БАФОВ-ДЕБАФОВ: 1,1 ДНЕМ, 1,50 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ПОПРАВОЧНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ ДЛИТЕЛЬНОСТИ ТИКА: 0,95 ДНЕМ, 0,80 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ПОПРАВОЧНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ (ОБЩИЙ) ПРЯМОГО УРОНА ОТ ВСЕХ ШКОЛ МАГИИ: 1,05 ДНЕМ, 1,50 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        МАКСИМУМ НР: +400
        МАКСИМУМ МР: +400
        МАКСИМУМ СР: +400
        УРОН ПРЯМОЙ МАГИЧЕСКИЙ: КОЭФФИЦИЕНТ УСИЛЕНИЯ ВСЕХ ШКОЛ 2,85 — 3,98.
        ПОПРАВОЧНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ НА СКОРОСТЬ КАСТА: 0,55 ДНЕМ, 0,29 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ПОПРАВОЧНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ РАСХОДА МАННЫ: 0,60 ДНЕМ, 0,40 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ПОПРАВОЧНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ ДЛИТЕЛЬНОСТИ БАФОВ-ДЕБАФОВ: 1,7 ДНЕМ, 3,50 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ПОПРАВОЧНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ ДЛИТЕЛЬНОСТИ ТИКА: 0,65 ДНЕМ, 0,50 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ПОПРАВОЧНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ (ОБЩИЙ) ПРЯМОГО УРОНА ОТ ВСЕХ ШКОЛ МАГИИ: 1,7 ДНЕМ, 2,95 НОЧЬЮ ИЛИ В ТЕМНОТЕ.
        ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВОЙСТВА: ЗАКРЫТЫ.
        Я удивился. В таком светлом месте — оружие с приоритетом в темную сторону? С другой стороны, и барельефы за аквариумом с добром ну никак не сочетаются.
        Больше ничего между лавок не завалялось, поэтому я напихал в рюкзак разноцветных ларчиков и шкатулок. Почти до перегруза. Оставалось еще четыре свободных ячейки, но вот вес… Сундуки, к сожалению, не помещались, а то бы я и их скоммуниздил.
        А что?
        Нет ведь тут никого, значит — ничье. Глаза смотрели на меня с укором, но фаллос не возражал. А он в этой композиции явно был главным.
        Внезапно, из ближайшей дырки раздались странные звуки. Через пару минут звуки превратились в речь. В помещение кто-то лез. Причем не один. Судя по голосам, минимум трое.
        — Бу-бу-бу…
        — е… ессь…
        — Ха!
        — Во, балбес…
        — Да чего я… вызов же, был…
        — Милые, не ссорьтесь.
        — Ой, да ладно. Ну, вернемся, ну заберем, никто и не заметит.
        — Нет, ну это же надо оружие забыть на молении… Балбес.
        — Я еще и жертвенный песок там оставил.
        — Чего?!!
        — А что такого? Ну, завтра пожертвую…
        — Не был бы ты моим мужем, сдал бы охранке к чертям собачьим. Они уже три дня не жрали.
        Мужем? МУЖЕМ??? Все три голоса — мужские!
        Вот ведь, тля… Радуга! Радуга, итить ее, колотить! ЛГБТ… ГеЛеТ… Геи… Лесбиянки… Трансы… Ох, черт! Надо быстро сматываться, хреново у меня с толерантностью. Где люк, из которого я вылез? Быстро туда! А то ведь сейчас отнимут забытое при загадочном молении оружие. И пришибут.
        Или новую сцену с моим участием на тот барельеф пририсуют.
        А то и в клан примут чего доброго.
        Нырнув в лаз, быстро задвинул крышку и только тогда перевел дух.

        День десятый
        Пергамент 2

        Конечно, по закону всемирной подлости, лаз я перепутал.
        Выяснилось это практически сразу. Но ждать, пока начавшиеся наверху шумы и вопли стихнут, а тем более лезть обратно, не стал. Приведут подмогу, обшарят все колодцы, и пипец котенку. Нужно скорее уносить свои плюс пятнадцать сантиметров, пока не оторвали.
        Эта шахта была глубже предыдущей раза в три точно, спускался долго. И намного уже. Я еле протискивался. Висящий за спиной рюкзак тоже мешал, но не до такой степени, чтобы бросить. Один раз, чуть не сорвался — лямка зацепилась за слегка погнутую скобу. Но обошлось.
        Присев на дне колодца отдышаться и восстановить бодрость, призадумался. Куда идти — хз. Нет, оно то понятно — по коридору. Благо он один, не перепутаешь. Но как мне в Зал с Машиной времени, к урод-одуру вернуться? Нужно ведь квест сдать, награду получить и следующее задание…
        Еще раз осмотрел новообретенные палицы. Красивые, с узорами. На пятках — по большому драгоценному камню. Я в них не очень разбираюсь, но… На одной булаве вроде гранат, на второй сапфир. А может и нет. Повосхищался, поцокал языком.
        Эх, жаль я еще девятнадцатый. Булавы руки оттягивают, стоит за рукоять взяться и из пальцев выскальзывают. А вот если держать за древко — то и не очень тяжелые.
        Однако, очки распределять пока еще рано, не стоит торопиться. Поспешишь — рендом насмешишь. Мало ли что там в этих ларчиках. Вдруг бижа, которая и поднимет нужные статы? Вон, даже мои паленые, тайваньские кольца недовсевластия по два балла каждое во все характеристики дают. Кроме «Сущности» почему-то. Ну и так, по мелочи еще, +3 к незаметности, +2 к тихой походке, +1 к какой-то целеустремленности… Еще десятка полтора усилений разных третьестепенных способностей… Амулет в комплекте с цепочкой и застежкой, влияет только на духовность и живучесть, но зато по двенадцать очков добавляет. И регенерацию МР и ХР чуть ли не втрое разгоняет. Так что, высокоуровневая бижа обещает быть вообще чудом чудным. Осталось вскрыть ларчики. Конечно, там бижа, думал я тогда, что же еще? Не тушки муравушек же…
        Эх, жалко шмот потерянный… Из всего приобретенного за кровью и потом заработанные медяки, помимо бижы, остались лишь штаны с труселями.
        Тут меня осенило.
        Я же именно о штанах мечтал, когда голым по лабиринту бродил. Не о рубахе с тапочками, а о чем то, чем можно чресла прикрыть… Вот и сбылось. И еще, о биже, которая, позволит не зависеть от постоянного каста «Циркача»… Еще очень хотелось поскорее регенерировать, не тратя на это дело хренову тонну времени. Потом очень хотел качнуться хоть чуточку, и так что бы безопасно… Потом оружие покруче, дабы бои не такими затяжными были. О сумке, что бы лут складировать, специально не думал, но подсознательно — наверняка. Стало быть, прав урод-одур. Очень пластичная реальность в этом лабиринте. Нужно быть аккуратней в своих желаниях.
        Таааак… Требуется очень сильно захотеть вернуться к квестодателю. Черт, да я и так хочу. Хватит с меня пока что приключений. Апнуться, перенастроить булавы, поспать, порыться в рюкзаке. Там среди прочего, несколько кошелей и свертков подозрительных, с точки зрения содержания. В них может быть еда. Под ложечкой вон, снова сосет.
        — Ну, слава великим Тиососику и Сисровисю! Господин Задрот! Я уже и не чаял вас найти!
        Крыс! Ну конечно!
        — Сэр Ситтинс Тье! Рад встрече. Какими судьбами?
        — Я ждал вас, сколько мог, друг мой. Думал сначала, вы погибли, но наступил час рассветный, пора воскрешения, а вас все не было… Тогда, я решил, что затея ваша провалилась, и вы попали мерзким гулям в плен, но… Подумав, понял, гули пленных не берут, а пожирают на месте. Их королевы, дамы весьма коварной и опасной, сейчас в этих катакомбах нет, знаю это наверное. А без нее они всего лишь кровожадные полуживотные. Значит, вы заблудились. Выполнили долг, и заблудились. Ведь так?  — я кивнул. Крыс удовлетворенно потер ладошки.  — И я поспешил на выручку.
        — Как же я рад вас видеть, сэр Тье! Никогда бы не подумал…
        Я прикусил себе язык, останавливая чуть было не сорвавшуюся с него фразу. Обидится еще на «крысу-шулера». И неловко закончил.
        — … что… что здесь возможно кого-то найти.
        — О, не стоит благодарности, сэр Задрот. ДжентельмЭны должны помогать друг другу по мере сил своих. Как завещал великий Сессин…
        Ну и понес дальше чушь в своем репертуаре.
        — Кроме того, у меня есть карта лабиринта,  — выдал, наконец, важную информацию крыс.  — Не полная, разумеется, но достаточно надежная, хвала Сосумбусу Ссусу.
        — Кому?
        — О, это великий путешественник, ученый, герой, просветитель, и настоящий джентельмЭн. Покоритель ста морей и миллиона женских сердец, как он сам представлялся. Почил еще в царствование предыдущей династии, но за свои великие свершения канонизирован. В пантеоне Тиососика, отвечает за точные науки типа математики, картографии и покера. Ну и за соблазнение невинных, по совместительству. Вообще, Сосумбус…
        Слушать легенды о сдохшем невесть когда крысюке мне было интересно, но место для этого подходило плохо. Того и гляди, выскочат розово-голубые, и все. Воскресну на рассвете. А крыс навсегда помрет, что будет вдвойне обидно, он мне подарок обещал. Да и карта лабиринта меня заинтриговала.
        — Конечно, конечно!  — спохватился крыс.  — Пойдемте скорее! Нам крайне необходимо как можно скорее, покинуть эту негостеприимную часть катакомб. Вы истинный джентельмЭн, сэр Задрот, даже в моменты отчаянной опасности, не впали в недостойное возбуждение, сохранив хладнокровие и ясность мысли! Воистину, сама судьба, проведение и длань всевидящего Сластса свели меня со столь достойным…
        Он не затыкался всю дорогу. Но полезной информации в его трепе было процента три, не больше.
        Зато вел исправно, причем такими путями-тропами, что мне самому ни в жизни не найти. Скрытых дверей и тайных ходов, в катакомбах оказалось видимо невидимо. Наверное, у него что-то такое прокачано, что позволяло их находить. А вот у меня — нет.
        — К сожалению, мой благородный друг, я не могу передать вам карту… И даже дать скопировать не могу. Она здесь,  — он постучал себя розовым пальчиком полбу.  — Но могу обучить вас основам картографии и прочих наук. И карту вы сможете составить самостоятельно. Собственно, именно в этом и заключался мой вам подарок.
        Я выразил желание учиться, крыс оскалился в улыбке и покачал головой.
        — О, нет. Здесь я сделать это не в силах. Средство, расширяющее сознание обучаемого я с собой не ношу, знаете ли. А до мудрейшего Агииногсика мне, увы, далеко… Я припрятал его… средство, а не мудрейшего, конечно, неподалеку от места, где мы уговорились встретиться. Вот, за тем поворотом, тайный ход, а сразу за ним, нужная нам развилка. Осталось совсем немного многоуважаемый сэр, не медлим!
        Чо, снова сознание расширять? Таблеточки от дохтура только-только отпускать начали. Мало ли, закинет снова в другой мир… Или, напротив, из этого, назад на Землю выбросит. От этой мысли меня передернуло. Нехочу! Вот, не хочу и все! Я только-только начал постигать бездонные глубины этого слоя реальности, сделал первые шаги по пути могущества, обзавелся шмотом и обозначил цель… Да этот игровой мир в миллион раз интереснее суррогатных ММОшек моего мира!
        — О, не беспокойтесь, сэр Задрот,  — ответил крысюк на высказанные сомнения.  — Это достаточно стандартная процедура, нужен лишь статус наставника, по счастью у меня имеющийся. А покинуть этот Лабиринт, и тем более Мир Жизнь, без соответствующих ритуалов и инструментария невозможно. По крайней мере, нам с вами.
        Небольшой чуланчик, доверху заставленный необожженными глиняными кирпичами, оказался тайником. Крыс покопался, вынул один из кирпичей, как две капли воды похожий на прочие. На что-то нажал, и верхняя часть кирпича сдвинулась. Он был полым.
        — Вот, сэр Задрот. Прошу вас, принять это в качестве моей благодарности. Мерзкие гули изрядно попортили крови и мне и прочим благородным джентельмЭнам, попавшим в это интересное место. Вы сделали грандиозное дело и заслуживаете награды безразмерно большей, но к сожалению у меня есть только это. И знайте, отныне я, сэр Ситтинс Тье, из древнего рода Сонсорнов, считаю вас другом. Вы всегда можете рассчитывать на помощь и поддержку членов моей семьи. Где бы вы ни встретили одного из нас, скажите лишь «Сэр Ситтинс Тье просил передать „А Соломир все равно козел“», и получите всемерную, максимально возможную для тех мест и условий протекцию. Сейчас же, не томите, прошу вас, примите сей скромный дар!
        В его пальчиках извивался, сворачивался колечками, вытягивался и сжимался… Червяк. Именно червяка, крыс вытащил из замаскированной под кирпич емкости.
        — И что мне… Мне его съесть нужно?  — меня затошнило от одного взгляда, на белое, полупрозрачное, покрытое противной слизью тельце.
        — Сессин с вами! Ни в коем случае, сэр Задрот! Беритесь за один кончик. Я возьмусь за другой. Это великолепное существо позволит нам установить мыслеконтакт. Я приподниму в вашем сознании некоторые завесы, устраню барьеры, сниму ограничения. Расторможу процесс накопления опыта и получения дополнительных способностей. Мы, временно сосланные сюда, в этот лабиринт за мелкие прегрешения, а то и вовсе облыжно, как, например, я…  — крыс поморщился.  — Мы, ограничены пятым уровнем, как вы, несомненно, изволили заметить. Наши права и прогресс урезаны, однако уровень, это далеко не самое главное. Способности и навыки, развиваются в общем порядке. А возможно и в ускоренном режиме. Не знаю, мне ведь не с чем сравнивать. В общем, я могу открыть замки почти на всех ваших навыках, способностях и умениях, даже непрофильных. А кое-какие, даже приподнять на несколько пунктов. Не робейте сэр Задрот, больно не будет. Операция даже не лишена приятности и займет совсем немного вашего драгоценного времени!
        Я собрался с духом и ухватил червя за кончик хвоста. Или за голову, хз, у него не разберешь. Практически мгновенно, червяк вытянулся в нитку и вонзился мне в ладонь. Другой его конец, точно так же проник сквозь кожу розовой ладошки крыса. Я разжал пальцы и попытался стряхнуть червя, но было поздно.
        По телу, начиная от ладони, распространялось приятное тепло. Действительно, больно не было совершенно, напротив, ощущения казались приятными. Будто грамм двести классного коньяка накатил. Внутренняя тьма заворочалась, недоверчиво принюхалась, прислушалась, но почти сразу же успокоилась. Видимо, не почуяла опасности. Наш симбиоз уже приучил меня доверять этому странному существу и я тоже расслабился.
        Передать словами испытанные мной ощущения не возможно. По крайней мере, в моем лексиконе подходящих понятий нет. Самое близкое… ну… будто, легчайшее перышко щекочет всего тебя сразу. И внутри и снаружи, и разум и душу, и тело и сознание. Но эта щекотка не та, от которой хочется избавиться. А та, которая доставляет истинную радость и наслаждение.
        Вдруг, кайф кончился. Стало как-то неуютно. Одиноко и обидно. Хотелось продолжения.
        — Вот и все, сэр Задрот. Отныне вы открыты новому не хуже любого из нас, невольных узников лабиринта. Но, в отличии от нас, не ограничены условностями этих стен. Вернее, ваши границы гораздо шире наших. Безмерно шире. Более, я не могу быть вам полезным. Да и процесс передачи информации гораздо более утомителен, нежели процесс приема. Мне следует отдохнуть, восстановить силы, и вновь пуститься на поиски пищи. Позвольте откланяться. Надеюсь, всеблагой Саутруусс еще сведет наши пути в единое целое. Прощайте, и благодарю вас!
        С этими словами сэр Сеттинс Тье исчез. Я даже спасибо сказать не успел.
        Да и не до того было. Любовался охренительно длиннющим списком открывшихся способностей.

        День десятый
        Пергамент 3

        — Молодец,  — сказал урод-одур.  — Зачтено. Достоин перейти к третьему испытанию. Испытанию Веры.
        — И что? Куда бежать, кого гасить?
        — Ничего не надо,  — ответило лицо.  — Зачтено.
        — Как так? Когда? За что?
        — Преодолеть соблазн. Вот в чем состояло задание. Ты справился. Зачтено.
        Спорить я не стал. Да, было. Был соблазн, принять в качестве богини Лилит, не отрицаю. Но… Это так… Мелочь… Неужели за мной всю дорогу следили?
        — Не забывай, я — урод-одур,  — хищно ухмыльнулось лицо.  — Мне ведомы многие тайны. Доступно то, о чем ты даже не смеешь мечтать. Даже не знаешь, что об этом можно сметь помечтать, так то. Но сейчас речь не обо мне. О тебе. Ты доказал право именоваться Истинным уром и носить личину одного из нас. Что, удивляешься? Конечно, я знаю, ты не был рожден уром. Но это ничего, в мире Жизнь подобные условности не важны. Скажи, готов ли ты покинуть Лабиринт?
        Этот вопрос застал меня врасплох. Вот так сразу, раз, и покинуть?
        С одной стороны, мне эти коридоры и переходы надоели до икоты, но с другой… Тут можно еще качнуться и прибарохлиться. Выйти в жизнь… вернее, в Жизнь, не полностью отстойным нубом, а востребованным, обеспеченным игроком. С третьей… Тут все же нубятник. Причем весьма своеобразный, с локациями очень высокоуровневых мобов. Как раз мысль о мобах, вернее о мобской мести за начатую в их рядах эпидемию, качнула чашу весов. В замкнутом пространстве лабиринта найти меня гораздо проще. А противопоставить двухсотым мобам мне совершенно нечего. Нужно сбежать и заныкаться дня на четыре… А лучше на недельку, что бы точно. Вот вымрут гули, ну, или в кому впадут, можно будет продолжать приключения. Да и просто передохнуть не помешает. Отоспаться. С функционалом, абилками и ачивками окончательно разобраться. Отъесться… При одной мыли о пище, в животе забурчало.
        — Верное решение,  — одобрило лицо.  — Я вижу ты с толком провел время, отведенное на испытание. Стал сильнее, оружием обзавелся, инвентарем. Дозволяю сохранить. Это мой первый дар тебе. Ты уже не тот желторотик, который впервые вошел в этот зал. Кто знает, возможно, когда-нибудь, наш Круг примет тебя. И так же как я, удостоишься чести… Но это пока пустое. Впереди тебя ждет масса свершений и опасностей. Помни — ты Ур! Только это имеет значение. Ступай. Географо-политические предпочтения имеются?
        — В смысле?
        — Понятно… Ладно, тогда воооот… сюда. Судя по психотипу, тебе будет комфортно в локации под названием Русь. Хм. А язык-то не совпадает. А почему тогда Русь? А… понятно… Ладно, сейчас поправим, дарю. Пользуйся. Это второй дар. Еще одно, третий дар. Совет. Гули будут тебя искать. Особенно, когда их Королева-мать узнает о твоем подвиге, хе-хе… Справится с ними тебе не под силу, ты уже знаешь. Но есть одно верное средство. Спрячься в каком-нибудь помещении. Идеально — в церкви или храме. Но подойдет и постоялый двор. Гули, как и некоторая прочая нечисть не смогут проникнуть внутрь. Если, конечно, их не пригласят нарочно. Сиди там тише воды, ниже травы. И да пребудет Тьма в тебе, а ты в ней. Моя же смена кончится лишь когда еще семеро пройдут экзаменацию… Все. И так я с тобой завозился. Возможно, мы еще встретимся.
        — Так я смогу сюда вернуться?
        — Не сразу. Далеко не сразу. По крайней мере, сам — нет. Но Лабиринты Межмирья — объективная реальность доступная некоторым существам в ощущениях. А кое кому в грезах или мыслях. Стремись, и воздастся тебе. Все. Сейчас нам более не о чем говорить.
        — Эй! А куда идти то?
        Но лицо уже исчезло, не удостоив ответом.
        Да и мне стало не до разговоров. Накатили волны эйфории… Двенадцать апов сразу! Шутка ли? Кайф столь сильный и продолжительный, что реальность перестала иметь значение, поплыла, исчезла.
        Тут места больше нет, этот маленький кусочек пергамента, практически обрезок неясно как в общую кучу попал. Ну вот, пригодился.

        День десятый
        Пергамент 4

        Приходить в себя не хотелось. Из всех желаний — пусть этот кайф длится вечно! Но… все хорошее, к сожалению, кончается. Говорят и плохое тоже, но тянется оно дольше.
        Я лежал, ощущая остаточные эффекты райского блаженства. Считал пролетающее перед закрытыми глазами звездочки, крафтил из них галактики. Вдыхал запах свежевспаханной земли… Черт… вернее, Тьма… ну или… раз уж я темный, Свет, побери! Откуда я знаю, как пахнет свежевспаханная земля?
        Щекотно… Да. По щеке кто-то ползет.
        Муравей? Точно, он.
        Вот, сволочь, только не в нос!
        Приступ чихания вырвал меня из ласковых объятий неземного прихода резко и сразу. Поганое насекомое сдуло. Но было поздно, релакса как ни бывало. Надеюсь, приложило этого гада усиками о камушек.
        Осмотрелся… Да… Вокруг поле. Действительно, паханное. Наступает вечер, солнышко почти зашло. Теплый ветерок ласкает кожу, топорщит перья на макушке… Ох, как же хорошо! После сырости и затхлости лабиринта (хм, а там я ее и не ощущал даже), свежий воздух пьянит.
        Невдалеке — маленькая деревенька, в пяток дворов. Окошки уютно светятся, из коротких труб струится дымок. Вот, туда значит мне и нужно. Так, рюкзак со мной. Оружие… Наверное, лучше спрятать, нехорошо если на ночь глядя, в дом ввалится бледный человек с черепом в одной руке и позвоночным столбом по второй. Не знаю, как местные отреагируют. Я бы дома, на Земле, случись такое в моей квартире, к гостеприимству точно не был бы расположен.
        До ближайшего бревенчатого домика оставалось еще шагов пятьдесят. Но тут подняли лай собаки.
        Голов тридцать разноцветных и разнокалиберных (но не очень крупных) шавок сбились в свору и обступив меня плотным кольцом преградили путь к дому. Гавканье и тявканье стояли страшнючие, но атака была скорее психологической. Ни один из кабысдохов даже не попытался укусить. Прыгали, лаяли, но на этом все. Может уровень мой чуяли? Они с третьего по седьмой, а я то — тридцать первый.
        Подумал, может достать кости, да настучать псинам промеж ушей? Но решил — не стоит. Агрессии особой нет, собачки просто честно выполняют работу. Хозяев зовут. Вот и подождем.
        Хозяева, однако, не спешили.
        Свора облаивала меня минут десять, не меньше. За это время солнышко совсем зашло. С меня слетела гроздь незамеченных ранее дебафов, а хорошие бафы, напротив, неизвестно откуда появились. Я даже чувствовать себя стал лучше, свободнее… Будто сбросил с плеч мешок песка который весь день непонятно нахрена таскал.
        Мдя… Значит, плохо, что лето сейчас. Дни длинные, ночи короткие… А я вон, как сильно от освещенности пространства зависим. В лабиринте же почти везде темно было. Интересно, а насколько должно быть темно? Если просто от прямых солнечных лучей уворачиваться, будет считаться, что типа темно? Хм, а если носить зонтик?
        Представил жаркий бой — в одной руке супер-пупер-навороченный посох-кувалда-меч. И я этой пухой противников сражаю тыщами. Другой рукой зонтик над головой держу… Хм. Нет. Ну, значит… скажем, плащ палатку? Укутаться в нее, соорудить, так сказать, локально-затемненное пространство. А что, там же темно, внутри ведь… Проковырять дырочку маленькую, через нее отстреливаться. Интересно, будет считаться настоящей темнотой? Попугаю если клетку накрыть тряпкой, он думает, что ночь и спит. Нужно попробовать.
        Этими мыслями я пытался защитить сознание от прессинга собачьей своры. Получалось не очень. Где-то в подсознании любого примата, сидит стремление бежать от зубасто-хвостатой опасности в сторону ближайшего высокого дерева. Псы, тем временем начинали борзеть. Время от времени, то одна шавка, то другая, вырывалась вперед. Прижавшись к земле и заливисто лая, демонстрировала намерение прыгнуть. Однако, далее этого пока не доходило.
        Я приготовился в любой момент выхватить окаменевшие кости и дать своре отпор. Да, именно кости, ведь очки характеристик еще не раскиданы, и Железная аргументация недоступна.
        На мое (или, наоборот, собачье счастье), со стороны деревни раздались голоса, топот и звяканье. Толпа… Да, именно толпа, а не отряд. Даже гурьба, без малейших признаков дисциплины. Гурьба толстеньких бородатых краснощеких мужичков, опасливо переглядываясь, не очень быстро, как бы нехотя, двигалась в мою сторону. Видно, им не очень хотелось встречать странного вечернего гостя.
        В руках мужички, не очень уверенно, сжимали различный хозяйственно-садовый инвентарь, заменяющий им оружие. Я пригляделся и хмыкнул. Дамаг у инструментов, даже по сравнению с моими нубскими косточками — смешной. Да и сами крестьяне, ненамного сильнее муравушек. Конечно, если гурьбой кинуться, в конце концов, затопчут. Но, боятся правильно. Я этих, пузанов, десяти-двенадцатиуровневых если что, на винегрет покрошу. Половину точно. Вон, только один пятнадцатого левла. Наверное, главный.
        — Кто таков, почему без шапки?  — еще издалека заорал самый пузато-бородатый. Не тот что пятнадцатый, а другой. Вообще одиннадцатого левела. Обутый в отличии от прочих в сапоги. В теплой не по сезону, треухой шапке, однако, без штанов. Вообще, все крестьяне, а это без сомнения были самые настоящие крестьяне, одеты по принципу «кто, что успел нацепить». Некоторые в лаптях на босу ногу, другие просто босые. Двое-трое в валенках. На ком рубахи нет, на ком штанов, четверо вообще из бани. Стоят, вениками и шайками прикрываются. Но, все поголовно вооружены, правда, как я уже сказал — кое-как. И все в шапках. Меховых. Правда, разного фасона. Не иначе, шапка тут признак чего то там. Возможно вообще статусная шмотка.
        — Ты староста?  — вместо ответа крикнул я. Крикнул, потому что собаки завидя хозяев залаяли еще заливистей, выказывая служебное рвение. Но обращение пузана оставлять без внимания было нельзя. Будет еще каждый непись мелкоуровневый мне хамить! В конце концов, я Истинный Ур, Адепт Тьмы… и… ну… почти. Инквизитор! А этому быдлу, только дай волю, враз уважать перестанут.
        И с чего я это взял, не пойму… Никогда ведь жлобом и мудаком не был вроде, а тут, как подменили… Но ведь сработало.
        — Нееее. Деревня у нас маленькая. Староста не полагается. Староста в посаде живет. А я эта… Мышик я. Прокопий. Все мы тут Мышики. От среднего сына богатыря Мышика Яеровича род ведем. Потому, деревня наша — Серединные Мышики…  — все это староста-нестароста, тоже орал стараясь перекричать гавканье и тявканье.
        И уже своим:
        — Да уберите цуциков, надоели брехом!
        Надписи над головами крестьян изменились. Теперь помимо слова «Крестьянин» и указания уровня, появилось пояснение: «Из Мышиков». Стало быть, фракция. Мдя… Измельчал род богатырский. А ведь говорят они не по-русски, дошло до меня. И я тоже. Странный какой-то язык. Чем-то похож на русский, но точно другой. Однако, я его легко понимаю, да и мужики меня тоже. Дар урод-одура сработал?
        Крестьяне пинками и криками расшугали свору, стало лучше.
        — А ты кто, мил человек? Да и человек-ли? Холоп беглый, али просто шапку потерял? А может, вместе с рубахой пропил?
        Вот и прояснилась загадка головных уборов.
        — Вы всех гостей так встречаете? В поле, с оружием? Собаками травите, в дом не зовете, вопросы пустые задаете?
        — А чо это мы тебя привечать должны, а? Ты нам не сват, не брат… Нам с тобой не крестить, не поминать, не родниться. Видим тебя вообще впервые. Может ты заразный, али хуже того, колдун?
        Вот те на… Ясно, о магических своих талантах — молчок.
        Прокопий Мышик продолжал.
        — А как приголубим тебя, да обрастем, аки ты перьями? Что делать тогда, соседи засмеют. Да и бледен ты, гляжу… Не иначе хворый. Иди-ка ты, уважаемый, по-добру, по-здорову, туды куды идешь. В деревню не пустим.
        Прочие селяне согласно закивали, поддерживая решение старшего Мышика.
        — Может вам помочь чем? По хозяйству там… или еще лучше защитить от кого?  — предпринял я еще одну попытку. Странные неписи. Может, просто репутацию надо в здешних краях качнуть? Или конкретно среди Мышиков… А как? Если они даже разговаривать не хотят, не то что квест выдать.
        Селяне скептически меня оглядели, весело заухмылялись.
        — Ты, странник, даже имени своего не назвал. Нам такие помощники не нужны, через-чур ты дерзок. Даже, ежели, в холопы решишь запродаться — не возьмем. Оставь нас, уходи, еще раз просим. По-хорошему.
        В этом «По-хорошему», чувствовалась явная, нескрываемая угроза. Я скрипнул зубами, и решил не нарываться.
        Вдруг перед глазами сверкнуло, и в правом верхнем углу зрения зажегся желто-оранжевый восклицательный знак. Ух ты. Квест прописался?
        «УЙТИ ИЗ СЕРЕДИННЫХ МЫШИК ОСТАВИВ БЕЗОБИДНЫХ КРЕСТЬЯН В ПОКОЕ.
        НАГРАДА: ИНФОРМАЦИЯ О ПОСТОЯЛОМ ДВОРЕ.
        ШТРАФ ЗА НЕВЫПОЛНЕНИЕ: КАК ПОВЕЗЕТ».
        — Хорошо, Прокопий Мышик. Не буду не настаивать, не мстить, не обижаться. Ухожу. Может, еще встретимся, да пригодимся друг другу. Но знаешь… Если вы меня приютить не желаете, скажи хоть, где можно голову прислонить? Устал я, мне бы поесть-обогреться. И, кстати, зовут меня Задрот.  — Я усмехнулся.  — Сэр Задрот.
        На крестьянина это заявление не произвело эффекта.
        — Ну, коли деньги есть, ступай воооон туда. Там за рощей дорога. По ней — налево, и вскоре выйдешь к трактиру. «Ешь-Пей» называется. А ежели денег много, пройди далее еще чутка, там трактир другой, получше. Но и подороже. Тот уже «Пей-Ешь», значится, будет.
        Я кивнул. Не прощаясь развернулся, демонстрируя явное намерение удалиться.
        — Погоди!  — донеслось вслед.  — Сэр, погоди! Так кто ты такой? И отколь вообще взялся?
        Я через плечо глянул на бородатых. Усмехнулся.
        — А вот не скажу. Злые вы. Уйду я от вас.

        День десятый
        Пергамент 5

        Так я в этом трактире и оказался.
        Вернее, сначала не в этом, а том, что подешевле. Зашел, осмотрелся, посидел полчасика… Послушал, посмотрел, понюхал… Но даже несмотря на нещадно терзавшее чувство голода, не смог заставить себя сделать заказ. Плюнул на и так загаженный пол и ушел.
        На половине пути ко второму трактиру, меня нагнали двое мужиков. Я приметил их в общем зале «Ешь-Пея». Они тогда что-то как раз пили из липких от грязи оловянных кружек. Но в отличии от многих прочих, от поедания бурой неопределенной массы, нагло выдаваемой там за пищу, воздерживались. Мужики волосатые и упитанные. Заросшие бородами не хуже Мышиков, но в отличии от сероволосых селян — рыжебородые. И фигурами не такие рыхлые, а скорее плотные. И одежда в порядке, разве что запыленная с дороги и грязью заляпанная немного.
        — Эй, пернатый!  — заорали они еще издали.  — Стой! Погоди!
        Я напрягся. Вдруг разбойники? Робин Гуды местные? Приметили одинокого путника с большим мешком, решили, что в нем народное богатство заныкано. Вот и решили экспроприировать. Я припустил бегом. Мало ли… С такого расстояния левлы их не разобрать. А в трактире сидело человек сорок, этих двоих я специально, конечно, не рассматривал. Не говоря уже о том, что бы запоминать.
        — Да стой, чудак-человек! Мы не лиходеи! Поговорить треба!
        — Ближе не подходите!  — заорал я.  — Что нужно?
        Мужики остановились. Понимающе переглянувшись, кивнули.
        — Ты в «Пей-Ешь» идешь, верно?
        — Ну?
        — Так и мы туда! Возы с холопами в «Ешь-Пей» оставили, освежились, теперь нормально отдохнуть хотим.
        — И что? Я вам для этого на кой?
        — Ну… Чудной ты. Непохожий на русского человека. Видать издалека прибыл. А значит, много интересного знаешь. Мне с братом тебя страсть как послушать-поспрашать охота.
        — Ну? В трактире и послушаете!
        — Так тебя же в него не пустят! Без рубахи, босого… и даже без шапки. Зато в перьях. Там кулачник на входе стоит, всех непонравившихся заместо пирогов, тумаками угощает… А у нас — вот!  — второй рыжий приподнял не замеченный мною ранее мешок.  — Тут одежа запасная, не новая, но стиранная.
        — Положите, вон, на пенек!  — крикнул я.  — А сами отойдите!
        — Не доверяешь,  — огорчились рыжие.
        — Нет. Не доверяю. Но в словах ваших резон есть. И коле все так будет, как говорите — не пожалеете! Я вам таких сказок понарассказываю — уснуть не сможете!
        «ВЫ ПОЛУЧИЛИ ЗАДАНИЕ: ОДЕТЬСЯ.
        НАГРАДА: ОДЕЖДА, ВОЗМОЖНОСТЬ ВОЙТИ В ТРАКТИР.
        ШТРАФ ЗА НЕВЫПОЛНЕНИЕ: ОТ ВОРОТ ПОВОРОТ».
        В мешке действительно оказалась чистая одежда. Только вот, мне, жителю мегаполиса двадцать первого века, непривычная. Например, лапти. Нет, ну в теории я, конечно, знаю, под них наматываются специальные тряпки, онучи называются. И даже эти самые онучи в мешке нашел. А вот дальше, что? Как их наматывать то?
        Шапка, больше походила на меховое ведро и постоянно норовила, соскользнув с ушей упереться в плечи.
        Рубаха… Отдельный разговор. Да, действительно стиранная. Но… Кровь, как известно, без чудо-стирального порошка (эх, где ты рекламодатель, самое ведь место для джинсы), отстирывается плохо. А судя по заплаткам и въевшимся пятнам, в этой рубахе убили минимум шестерых.
        Покопался в мешке еще. Нашел груду сомнительного вида тряпок и некогда красный, а теперь серо-коричневый кафтан. С грехом пополам оделся, обулся… Рыжие благодетели с веселым недоумением смотрели на мои страдания.
        — Там плат есть, шелковый, заморский. Обвяжи башку, не майся с клобуком. Велик он тебе, чуешь ведь… Как тебя зовут то, странный человек?
        — Задрот…  — я решил поднять планку.  — Сэр Задрот.
        — Странное имя, не нашенское. Вот я — Фома. А он — Ерема. Вязимовичи. Братья мы. Имена, как имена… А твое… С другой стороны… Как раз такому странному человеку подходящее… Христианин-то хоть, а, Сэр?
        Верно, они подумали Задрот — фамилия, а Сэр — имя, понял я. Ну, пусть так.
        А вообще я люблю такие вопросы. В них самих кроется верный ответ. Вот, если бы они спросили «А ты христианин?» да еще желваками и топорами этак поигрывая, пойди, угадай, что им ответить дабы не огрести. Вдруг, язычники христиан для жертвоприношений отлавливают? А тут все яснее ясного.
        — Во те крест!  — я перекрестился. Мужики нахмурились.
        — Крестишься по чудному. Странно персты кладешь. Надо так.
        Чем их крестное знамение отличалось от моего, я так и не понял. Вроде все одинаково делаем, но мужики только руками махнули, когда я попытался повторить.
        — Много обрядов есть, может он совсем из диких мест, где батюшки именно так молиться обучают,  — сказал Фома Ереме. Или Ерема Фоме. Я их так и не научился различать за все время нашего краткого знакомства. Надписи над головами «Вязимович. Уровень 30» были совершенно одинаковыми.  — Может в тех краях, именно от такого моления космическая чакра лучше открывается.
        Я прямо охренел.
        — Откуда вы про чакры-то знаете?
        — А че такого… Там,  — один из рыжих махнул рукой в неопределенность.  — Там, ближе к Киеву, монастырь стоит шаолиньский. Оттуда батюшки лысые выходят, с точечками на темечках и в оранжевых подрясниках. Дык они всем про чакры-то и толкуют. Я сам одного такого встречал, всласть насмеялся. Еще тама ентих готовят… как их… нинзей, вот. Ну, типа скоморохов. Но может пойдем в трактир уже, а? Темно тут, зябко… Да и небезопасно по ночам.
        Дошли до трактира без особых приключений. Разве что мои спутники время от времени по ночному времени спотыкались и периодически вляпывались в кучи навоза. Я же со своим ночным зрением наоборот видел прекрасно. Даже, пару раз уберег рыжих от падений в особо глубокие лужи.
        Трактирщик, вопреки моим опасениям не особо удивился увидев пернатоголового меня. Сказал, еще и не таких странных встречал. Главное — могу заплатить за постой, и ладно. Гораздо сильнее, его удивило мое желание рассчитаться нездешнего вида медными монетками заморской чеканки. Повертел медяшки в пальцах, поцокал и принять отказался.
        Золотой песок целовальника заинтересовал, но не слишком. Однако, убедил в платежеспособности. Сказал, сам взять не может, есть на то какой-то специальный указ, завтра привезет дьяка-оценщика, тот проведет экспертизу, взвешивание, оценку и выкупит по «честному курсу». Столько сколько продать пожелаю.
        А на сегодняшнюю ночь приютит и покормит за бесплатно. Но с условием, если я до полуночи гостей рассказами о дальних краях развлекать буду.
        Ну, чего бы и не развлечь? Я предысторий разных игр и квестов из них, миллион наизусть помню. Их и рассказывал. Причем от первого лица, будто сам в них участвовал. Собственно, отчасти, так оно и было.
        Публика была в восторге. Публику составляли человек двадцать огромных мужиков, одетых гораздо приличнее отребья в первом трактире, и пара толстенных бабищ. Они внимали моим вракам широко, по детски, распахнув глаза и даже приоткрыв рты. Верили, похоже, каждому слову. Я прямо почувствовал себя помесью Синбада-Морехода с бароном Мюнхгаузеном.
        В полночь отдыхать меня не отпустили, да и ладно, я совсем не устал. Требовали сказок на бис. И в два ночи не отпустили, и в четыре… Только когда уже совсем рассвело, постояльцы с явно читаемым на лицах сожалениям рассосались. Предварительно накидав мне на стол изрядную горку серебряных монеток. Ими я за постой с трактирщиком и рассчитался.
        От услуг внезапно приехавшего к обеду, даже на лицо жуликоватого дьяка-оценщика Фильки отказался. Тот хотел было возмутиться, и содрать с меня штраф за ложный вызов. Но целовальник неожиданно за меня вступился. Сослался на какой-то малопонятный указ и выпроводил чернеца прочь. В качестве отступного сунув ему вчерашний пирожок. Наверное, смекнул, я и дальше его гостям сказки буду толкать в надежде подзаработать. А те, пока слушают, едят да пьют, а не дрыхнут по комнатам. Которые все равно уже оплачены.
        За первую ночь рассказов у меня поднялся навык «Красноречие» с трех (и когда я его успел качнуть?) до двенадцати. «Убеждение» до десяти. «Обман» аж до восемнадцати. Все это вкупе, подняло «Духовность» на четыре единицы и «Удачу» на три. Кроме того, дало шесть процентов прибавки к бару МР и пять с половиной процентов к эффективности Магии Разума.
        Так и повелось. Днем я отсыпался. По вечерам травил истории, которых у меня неожиданно для меня самого, оказалось в загашниках тьма тьмущая… Пытался открыть цветные шкатулки, но ничего не получилось. Даже сломать не вышло. Потом дневник этот писал. Хозяин меня даже от опрышек уберег, и о колдовстве моем медицинском, в отношении Нафани, куда надо не сообщил. И все было хорошо почти неделю. До нападения гулей, ага.
        А вот сейчас, сижу здесь наверху, у себя. На черда… в пентхаусе, ептить. Пишу это все… Слушаю, как внизу трактирщик белугой воет. Шестой час кряду голосит. Я вон, уже сколько успел накропать.
        Вот, прямо не могу… Нужно помочь человеку. Пусть он непись, но переживает, горюет по дочке… Прижал кувшин с лягухой к груди, сидит, плачет, раскачивается. Не умолкая. У меня в ушах уже гул от его воя стоит, хоть подвывай. Хорошо Нафане, я его под начало Степана Бадьи временно передал. Тот, на добровольных началах мелкий ремонт и уборку затеял, под это и моего холопа запряг. Возятся, вон, во дворе, топориками по бревнам тюкают. Им и не слышно этого плача Андромахи. Но мне-то, слышно.
        Нет. Не могу. Пойду, спущусь вниз, поговорю с хозяином. Помощь предложу. Может, скажет что делать, как дочь его расколдовать. Я то сам, вообще ни в зуб ногой, как лягушечное проклятье снимать. Даром что Инквизитор. Пытался расспросить внутреннюю Тьму. Та вышла на связь, буркнула, мол, не лезь с глупостями, и снова отключилась.
        Эх… Да когда он уже уймется-то?
        Девка, по большому счету, именно из-за меня пострадала.
        Может, это олягушение поцелуем вылечится? А чего? Я хоть не Иван, а наоборот, Задрот, да и не дурак, вроде… И тем более, ни разу не царевич… Но вдруг сработает?
        А до превращения она ничего, симпатичная была. Только нужно перед непосредственным поцелуевным актом ее как-нибудь продезинфицировать. Спирта тут нет, зато уксус есть. Все, решено. Поцелую, черт… тьма… тьфу! Свет с ней!!!

        День, не знаю какой. Возможно, тридцатый
        Пергамент 1

        Наконец, можно перевести дух. В смысле, отдохнуть дня три-четыре. Вряд ли больше, скоро вернется мой новый пати-лидер… Впрочем, вперед забегать не буду.
        Столько всего произошло, с момента моей последней записи, что этих трех дней едва ли хватит для подробного описания всех свалившихся на мою пернатую голову приключений. Учитывая скорость недоразвитой каллиграфии, застрявшей на сорока единицах, ага. Эх, сюда бы клавиатуру… А вообще, не надо. Почему-то кажется, процесс быстрого набора текста убьет сам дух дневника. Именно так, неспешно, вырисовывая каждую литеру, можно передать всю гамму чувств, удивлений, радостей, страданий и разочарований, испытанных за эти дни.
        Нет, в этот раз, я не совершу ошибки, допущенной при предыдущей попытке завести дневник.
        Там я скакал от времени к времени, от одного события к другому, от собственных мыслей к описанию действий… Сейчас, постараюсь придерживаться повествовательного стиля. Другими словами, постараюсь, насколько это возможно, на основании кратких заметок в журнале, восстановить всю цепочку моих подвигов, провалов, злоключений и успехов.
        Почему я не знаю, какой сегодня день?
        Тому есть несколько причин, но обо всем по порядку. И так…
        …
        Огромных трудов стоило вывести трактирщика из мутных глубин депрессии в которые он погрузился по маковку.
        Чего я только не перепробовал! И по щекам хлестал, и водой поливал, и орал, и кувшин отнять пытался… Ничего не помогало. Он, скрючился в позу эмбриона и прижал сосуд с лягушкой к животу. Всем телом защищая его только плакал и мелко вздрагивал.
        В конце концов, я утомился, и поискав среди двух сотен сконструированных мною ранее сборных чар, отыскал «Снять Психологический Шок». Смесь из заклинаний магий Тьмы, Разума, Электричества, Духа и Жизни. Я на формирование новых заклинаний кучу человеко-часов угрохал, но оно того стоило. Примерно одна из трех десятков попыток создания заклинания увенчивалась успехом. И как результат у меня в загашнике штук шестьсот первоуровневых сборок оказалось. Сейчас то намного больше, и не только первоуровневые, хе-хе… Правда, большинство из них я использовать не могу. Класс не подходит, ну да ладно. Об этом после.
        Привязал заклинание к полоске быстрого доступа и применил на целовальника.
        К моему изумлению и эта мера не дала результата.
        Я попробовал еще раз. И еще. И еще… Только с десятой попытки, всхлипывания и дрожь пошлина убыль. А после двадцатой — трактирщик сел, невидяще смотря в стену.
        Прогресс, однако, был на лицо, и я продолжал сеанс чаротерапии.
        Когда маны оставалось всего ничего, трактирщик слабым, но ровным голосом попросил попить.
        Я, не решаясь оставлять его в таком состоянии в одиночестве… ну пусть наедине с лягушкой, крикнул Нафане принести ведро из колодца. Ту воду, что заготовили ранее, я уже извел в тщетных попытках привести трактирщика в себя безмагическими методами.
        Пришел Нафаня, принес ведро. Пустое.
        Был послан взад. В смысле, набрать воды.
        Пришел, отчитался что воды набрал.
        Без ведра.
        Был послан взад, принести ведро с водой.
        Принес ведро с водой на донышке. Я же, мол, не сказал сколько нужно, а что он, дурак, надрываться?
        Трактирщику, однако, хватило.
        Пока он пил, явился Степан Бадья, ругаясь, на чем свет стоит. Оказывается, недавно, был он ранен. Какой-то моб конкретно ему ноги повредил. И они до сих пор побаливали.
        Несмотря на травму, Степан от работы не отлынивал, и больничный не оформлял. Не привычный сидеть без дела, затеял перетаскивание пиломатериалов под навесик, и привлек к этому полезному делу моего холопа. А когда я Нафаню позвал, тот отпустил свой конец тяжелого бревна и помчался на зов барина. Похвальное рвение, что сказать. Бревно покатилось, увлекая за собой прочие. Не ожидавший подвоха Бадья не успел увернуться и оказался погребенным под тремя десятками пятиметровых бревен и штабелем досок. Тех самых, в нагрузку к которым Нафаня прилагался. Вот, только сейчас десятник насилу выбрался. Весь в синяках, ссадинах, занозах и стружке. За ребра держится, бедолага, дышит хрипло.
        Собрав последние крохи маны, произвел «Обезболивание» (Компиляция из заклинаний Тьмы, Крови, Жизни и Тлена). Потом, как смог подлечил десятника. Обещал долечить чуть позже, но тот и немудрящей анестезии рад был.
        Пришедший в себя, но все еще бледный трактирщик нашептывал что-то ласковое в кувшин, Степан растирал заживающие ноги, а Нафаня ковырялся в носу. В общем, все были при деле.
        Один я маялся, не решаясь предложить хозяину помощь в расколдовывании чудо-дочи.
        Тут, он сам пришел мне на помощь. Вдруг, посмотрел мне прямо в лицо и заговорил.
        — Задрот, хочешь заработать? Много.
        Такая постановка вопроса мне понравилась. Трактирщик, хоть вроде должность и подразумевает, жлобом вроде не был. Кормил вкусно и сытно, обжуливал не особо нагло, изначально предупреждая о ценах на то и се… Так что, с ним вполне можно было иметь дело. Но с чего он вообще этот разговор затеял?
        — Слушаю тебя, добрый хозяин.
        — Ты уже почти неделю у меня живешь, оговоренный срок к концу подходит… Посмотрел на тебя, доверять стал. Человек ты хоть и сам себе на уме, но не разбойный, сразу видно. Знаю, прячешься от кого-то… Возможно, именно от этих чудищ, что на трактир напали пока меня не было и прятался. Так? По глазам вижу, так… Хотя по твоим и сложно, нео я всю жизнь в целовльниках, наловчился в людях разбираться… И в нелюдях тоже. Стало быть, нашли тебя, и таиться более причины нет. Доча моя и тебе на помощь пришла и дом оборонила, вот и… Нет, в случившемся с Оленкой не тебя виню… Не сейчас, так в скорости, сбылось бы. Все шло к коже лягушачьей. Не ты в том повинен, а колдовство это окаянное, что ей досталось на пару с проклятием… Через колдовство она и обезобразилась. Вместе с даром, проклятие страшное получила, я о том давно знал. Да все знали… Я и колдовать запрещал, и батюшку приводил… Но не нашего местного, не отца Ставросия, уехал он куда-то, по делам божеским… другого, пришлого. Не смог он ее образумить. И очистить от скверны не сумел… А разве за девчонкой уследишь?  — трактирщик горестно вздохнул. Неожиданно
ловко поймал в кулак пролетающую мимо муху. Пристально рассмотрел насекомое, наверное, на предмет личной гигиены и упитанности. Удовлетворился и сунул в кувшин.
        — Стало быть, проклятие снять необходимо. Ты, Задрот, о себе тут много понарассказывал. Ежеле хоть десятая часть всего правда — сдюжишь. А я думаю — правда. Хоть и выглядишь странно, но лечить умеешь… Да и Степан с непутевым этим, говорят, колдовал мастерски, когда чудища лезли. Так что вот тебе, моя просьба. Сними проклятие с Оленки. За то, век тебе признателен буду. Что хочешь отдам. Вот, у меня два трактира. Я крест целовал что от казны доходов не утаю, так и ту клятву преступить готов и все заработанное тебе отдавать. Пока не поймают да на дыбе не заломают.
        — Кого заломают? Меня или тебя?
        — Обоих. Но это еще не скоро будет, не переживай. Три года, а то и пять всласть попируешь.
        — Так, стоп. Куда-то наши с тобой взаимоотношения не в ту сторону скатываются. Мне на дыбу совсем не хочется, благодарю покорно. Давай так, я сделаю все что смогу, а потом попрошу, что захочу, и ты мне это обеспечишь? Только без последствий в виде дыбы, плахи или еще какой гадости.
        Трактирщик призадумался.
        — Идет. Выполню любое твое желание, что только смогу, хоть хозяйство на тебя перепишу, хоть холопом твоим стану. Но не за то, что ты попытаешься дочу мою расколдовать, а за то, что расколдуешь.
        Поправка была принята и одобрена.
        «ПОЛУЧЕНО ЗАДАНИЕ: ЛЮБЫМ СПОСОБОМ РАСКОЛДОВАТЬ ДОЧЬ ТРАКТИРЩИКА.
        НАГРАДА: БЕСКОНЕЧНОЕ РАСПОЛОЖЕНИЕ И ВСЕ ИМУЩЕСТВО ТРАКТИРЩИКА.
        ШТРАФ ЗА НЕВЫПОЛНЕНИЕ: НЕТ».
        Ну, на таких условиях, только полный дуралей от квеста откажется.
        — Вынимай,  — сказал я.  — Щас расколдую.
        Глаза трактирщика загорелись радостной надеждой.
        — Вот прям щас? Сразу? Так быстро?
        — А чего тянуть?
        Целовальник бережно перевернул кувшин и на его грубую мазолистую ладонь вывалилась лягушка. Она хоть и лягушка, и зеленая, и вся как положено в пупырышках, но немного волосатая. Вот, про рыбий мех слышаш, а про лягушачий — ни разу.
        Нафаня с ужасом уставился на мохнатое земноводное. Округлил глаза и бочком-бочком, по стеночке пополз к выходу.
        Я, не особо заморачиваясь, схватил лягуху, зажмурился и смачно чмокнул. Но не взасос, а так, по-дружески. Раздался стук да гром. Но нет. Колдовство не снялось. Добиться эффекта очеловечивания оказалось непросто. Сейчас же, эффект был нулевой. За исключением возмущенного квакания лягушки, удивленного вскрика трактирщика и громогласно-смущенного хохота Степана. И того самого стука-грома. Головы о стену. Это Нафаня потерял сознание от вида сцены поцелуя.
        — Не сработало,  — огорчился я.  — Не туда попал. Наверное, нужно все-таки в губы. С языком.
        Я попытался развернуть лягушку нужной стороной, та упиралась и пыталась вырваться.
        — Ты, что, сдурел?  — заорал трактирщик.  — Ты чего вытворяешь, охальник???
        — Колдовство снимаю, не видишь? Самое верное средство.
        — Ты еще ее в печку кинь! Отдай лягушку!
        — Я еще не кончил!
        — Т… п… ты… ТЫ! Ты что задумал… Ты…
        Наверное, зря я так. Несчастный трактирщик уже и не рад был оказанному мне высокому доверию. Побагровел так, что мне реально страшно стало за его жизнь. Щас окочурится и плакал мой ревард.
        Степан, немного пришел в себя, отер выступившие от смеха слезы и пробасил.
        — Ох, насмешил-позабавил… Ты бы видел свое лицо когда целовал… И как лягуха гузном повернулась когда ты зажмурился… Ой, ха-ха-ха! Нужно будет посаднику рассказать, он такие истории любит… Да за такую потешку, точно коровой одарит, а то и конем… Ты, Задрот, сказок-былин много в детстве слушал. Кто же так проклятье снимает?
        — А как? У Ивана-Дурака получилось…
        — Знаю его… Вернее, знал. Помер болезный, уже лет много назад. Совсем дурак был. Наркоман же. Отпетый. Бродил по болоту, кажную жабу вылизывал… Больной человек, что поделаешь. Вот и нализался энтого… как его… Батрахатоксину. И помер. Но до того покуролесил, победокурил… Потом указ еще был царский. Что, мол, ежели кто еще на жабе или еще какой животине венчается, того непотребника, да вместе с попом на пару, по месту прописки супруги переселить, а в городе зоофилию не поощрять. Не всем-же сказкам нужно верить, так-то. Тем более, проклятье лягушачье ведьмой лесной наложено. Причем не просто сглаз, а заклятье добровольно принятое, с условиями исполнения… А все знают, такие проклятия только по смерти колдуньи силу теряют.
        Вот те раз.
        Все знают.
        А я, инквизитор, которому по должности как раз положено знать — не знаю.
        Я смущенно передал успокоившуюся лягушку отцу. Извинился. Тот хмуро принял драгоценное земноводное. Ласково погладил и спрятал в кувшин.
        Ну, по крайней мере стало ясно что делать.
        Ведьму найти и грохнуть. Ну, это моя прямая обязанность. Инквизитор я, или где?

        День 30 (скорее всего)
        Пергамент 2

        — И где мне ее найти?
        Десятник пожал широкими плечами.
        — А я почем знаю? Я вообще тут проездом. Да и спешу очень.
        — Спешишь? А ремонт да уборку затеял. Коли спешишь, чего задержался?
        Степан замялся.
        — Тут такое дело… Берет меня один рыцарь в оруженосцы. Рыцарь настоящий, всамделишний, без дураков. Да не просто рыцарь, а барон. Человек благородный, от пяток до маковки. Появился неизвестно откуда и сразу всех больших бояр собою заинтересовал. Всем помог, много хорошего сделал, большое лихо истребил… Да и вообще много на нем заслуг и подвигов. Буду у него благородству учиться и рыцарству. Выправили мне стало быть грамотку, чтобы тысяцкий со службы отпустил… А потом… Эстафетой передали приказ. Ополчение это, будь оно не ладно организовать… Не доехал я до тысяцкого, пришлось мужиков собирать. Потом то, да се… В общем, много времени прошло, но долг я свой выполнил и грамотку сберег. До сегодня. А сегодня, возьми да в суму седельную ее сунь… Нет бы за пазуху, али в шапку. Э-эх… Сума в конюшне у седла. Была. Впрочем, и сейчас она там, но изодрана, все вещи по двору раскиданы… Энти чудики искали видно чего-то. Не только мою суму, вообще все до чего смогли дотянуться, все раскидали да перепортили, ешки-матрешки. Дык я грамотку свою ищу, ее сам Боромир Фродович составил, почтеннейший человек. А посадник
утвердил. Без нее мне хоть назад ворочайся, а оно того… Вернее, не того… Не комильфо, во.
        Любопытно. Рыцарь. В древней Руси. Хм… Интересно, тут уже Ледовое Побоище было, или еще будет? И где бы букмекера найти, ставку сделать на результат?
        А если по существу, рыцарь этот — сто пудов игрок. Появился неизвестно откуда, и давай сходу подвиги совершать да помогать всем подряд. Типичное поведение хайлевела. Не может быть, чтобы на всю локацию Русь я единственный игрок. А тут в совершенно неподходящем окружении классический класс. Хех, каламбурчик. И если прикинуть, рыцарь этот нубом быть не может, вон и Степана Бадью в оруженосцы берет, хотя тот и сам на силушку, ловкость и вынос раскачан нехило. И забрался от родной локации, черти куда. Интересно, пешком, или тут какие-никакие телепорты имеются?
        А значит, что?
        Значит, я нашел хая, или по крайней мере опытного игрока, который меня тут быстренько пропаровозит. Да и просто, что к чему объяснит. Наводки на новые интересные задания даст и все такое… И если он тут уже так обжился хорошо, что с почтенными людьми на короткой ноге, то и в местной географии и мободислокации шарит. Вот, он меня на нужную по квесту ведьму и наведет. А может и прибить поможет, мало ли какого она левла. Я-то, ведь еще не сказать, чтобы хай. Да и экипировочка ниже среднего. Мягко говоря.
        — А расскажи-ка мне, друг Степан, об этом рыцаре подробнее…
        История вышла хоть и недлинная, но занимательная. Словарный запас у десятника правда не блистал разнообразием. Но в отличии от одного знакомого мне сержанта десятник хоть не злоупотреблял казарменным слэнгом. А самое крепкое ругательство, которое я от него слышал, и то всего пару раз, было умильно-невинным. Ешки-матрешки. И еще очень меня заинтриговали некоторые совершенно чужеродные для его лексикона словечки. Вроде «эстафета» и «камильфо».
        Если совсем коротко, речь Степана Бадьи свелась к следующему.
        Пару недель назад, появился в этих краях мощный хай классно и серьезно отыгрывающий роль настоящего рыцаря и паладина. Выполнил несколько мелких квестов на репу. Потом очистил пару опасных локаций. Надыбал где-то рар шмот, и грохнул в одно лицо рейд босса средней мощности. Но все это не просто так, а выполняя какую-то зубодробительную цепочку на помощь опальной принцессе НПС. Обзавелся супер петом-дебаффером и начал набирать пати из неписей. Грамотно набирать, что скажешь. Хоть и из неписей, но как говориться на безрыбьи и непись боевая единица.
        Сам рыцарь, как ясно из специализации — танк-милишник. С дамагом у него правда не очень. Было. Но он это дело прямо по ходу квеста каким-то образом поправил уже. Завербовал мужичка невнятной квалификации, то ли вора, то ли мага, то ли вообще инженера. И хила-баффера хорошего ранга из главенствующего в этой местности культа. Самого Степана Бадью пригласил в пати, когда увидел того в деле во время боя с мини-боссом и оценил выдаваемый десятником дамаг.
        Вот, такие дела. Следовательно, пати почти полностью готово. Дальников правда нет, но колхоз дело добровольное. Тот же Бадья, насколько я понял, неплохо из лука шмаляет и дротики швырять умеет. Маг боевой нужен, это да. Например, инквизитор, ага. Такой универсал как я по-любому пригодится. Да и не НПС же я, а игрок!
        Стало быть, план действий более-менее понятен.
        Найти рыцаря, попросить помощи в поиске ведьмы. Он, как игрок, серьезно отыгрывающий паладина отказаться от помощи не сможет. Ну, на крайняк пообещать ревардом поделиться. Прицепиться к его пати, хоть на время. Даже на мой расовый штраф за нахождение в группе можно забить. Потенциальной пользы от хай-левл пати все равно больше. А дальше по обстоятельствам.
        — Слушай, Степан… А может проводишь меня к этому рыцарю, а?
        — Не, никак нельзя. Мне в Новгород нужно, срочно. А потом, да, провожу. Коли меня дождешься. Да здесь недалече, полдня конному.
        Конному. Полдня. Интересно, а сколько км в час конь бежит? Чтобы рассчитать сколько пешему… Хотя, зачем рассчитывать, может, лучше просто спросить?
        — А пешком?
        — Пешком? К завтрему дойдешь. Но ты лучше, к обозу какому прибейся. И разбойники не обидят, и не заплутаешь, и ночь безопасно переночуешь.
        — Через пару часов будет поезд,  — встрял трактирщик.  — Колыван каждый пятый день тут телеги гоняет.
        — Очень вовремя!  — обрадовался я.  — А что за человек? Надежный?
        — Конечно. Купец. Знаю его уже давно, уважаемый он человек. Попрошу за тебя, а то за так просто не примет. Мало ли проходимцев шляется, вдруг ты шпион разбойничий?
        — Хорошо. Пойду собираться. А вы моего холопа больше не пугайте. А то здесь оставить придется. Он ведь неподъемный.
        — Чур меня, чур меня…  — мелко закрестился трактирщик.
        — Ладно, продолжу грамотку свою искать… Не сожрали же ее эти… Они, ежели по зубищам судить, совсем не берестоядные, а очень даже хищные.
        Трактирщик помялся.
        — Знаешь, Задрот… Ты не обижайся, но нет у меня твердой уверенности, что ты с моим заданием справишься… Тихо-тихо, сейчас все объясню. Нет, я, конечно, каждому встречному-поперечному о беде своей рассказывать не буду, мне тут только опришек не хватало, до полного счастья. Но нескольким верным людям из тех, кого знаю хорошо, шепну. Они тоже ведьму эту злую искать будут. А там… Кто первым справится — того и награда.
        Вот, ведь… Стало быть, нужно поспешить. А то случайно грохнет мою ведьму какой-нибудь придурок и захапает нехилый ревард. А я имущество трактирщика уже почти своим считаю. Но с его точки зрения, все логично, да. Вот на логику и надавим.
        — Конечно, уважаемый хозяин. Все верно, так и нужно… Только… Ты имей ввиду… Я — инквизитор. Профессиональный охотник на ведьм. Такое дело любителю доверять ну никак нельзя. В истреблении ведьм куча нюансов есть. Убьют ведьму как-нибудь не так, и не снимется проклятие. И навсегда твоя доча лягушкой волосатой останется.
        — Ох ты же, боже мой… А это как, «не так убить»? Ежели мертвая, то мертвая, какие тут могут быть ню… нюнсы-то? И что за нюнсы вообще?
        — Ну… Помнишь я о Кровавых Гарпах рассказывал? Вот. Ежели Гарпу убить на закате, она не до конца умрет, а начнет по ночам к убийце своему приходить, и кровь с его сердца пить. А как выпьет всю, так и оживет окончательно. Или Полуночные Всадницы. Которые…
        — Да, да… Помню. Которые в черных высоких сапогах да с хлыстами. Мужиков в жеребцов превращают. И давай на них кататься, а как заездят — следующего забирают… И одолеть Всадницу можно только раком. Хотя, до сих пор не понимаю, как это так, раком одолеть. Клешнею затыкать?
        — Затыкать, затыкать… Вот это и есть нюансы. Так что ты, хозяин, не спеши помощи у посторонних просить. Дело то можно сказать наше, семейное.
        — Семейное?
        — А то… Стал ты мне почти родным уже.
        — Э-эх! Была ни была! Месяц никому ничего не скажу! Но вот коли не справишься, не обессудь.
        Ну вот. Другое дело. Хм, а на квесте таймер включился. Тридцатидневный. Очень хорошо. Теперь хоть как-то время отслеживать возможно, пусть и задом наперед.
        Очнулся Нафаня. Потряс головой и по-пластунски пополз к выходу.
        — Не хочу,  — еле слышно бормотал он.  — Не нужно… Не нужно бородавок… Не ква… Только не ква… Больше не нужно…
        Вон как бедолагу плющит. Наверное, нешуточная психологическая травма у человека. Нужно будет разобраться на досуге. Чувствую я, мне с ним долго еще маяться.
        Сборы заняли немного времени.
        У меня вещей совсем мало, а у Нафани так и вообще нету. Целовальник повздыхал, поохал, и собрал нам на дорожку пару холщовых сумок с уцелевшим провиантом. Ну и на том спасибо.
        Пока ждали обоз, без дела не сидели. Как смогли поправили покосившийся забор. Нафаня с Бадьей огромные бревна притащили и расставили их в стратегически верных местах, чтобы потом вкопать. Подперли столбами расшатавшиеся от могучих ударов стены трактира. Пособирали вылетевшую из окон слюду… Да, стекло только в окнах верхнего этажа было, а внизу — слюда. Да и та считалась шиком. Трактирщик явно человек состоятельный. Ни в коем случае провалить квест нельзя, думал я.
        Сначала послышался скрип, ржание, топот, а через несколько минут из-за деревьев показался первый возок. Потом второй, третий, пятый… Двенадцать скрипучих телег влекомых безразличными к суетному миру быками и груженных… навозом???
        Точно навозом… Фу… Ветерок, хоть и не сильный, дул телегам навстречу, потому и не почуял я раньше этого запаха. А вот сейчас, очень даже почуял.
        — Ты… Ты что… И правда думаешь я с этими… Фекалиями… вместе поеду?
        Трактирщик пожал плечами.
        — Следующий обоз из регулярных, только завтра. Да и тот рыбный. Запах немногим лучше. А Колыван — человек надежный, его обозы еще ни разу не грабили.
        — Да ты что?  — изумился я.  — Не может быть? Как думаешь, почему? Может из-за того что товарец у него говенный?
        — Сего это говенный?  — обиженно возмутился сидящий на передней телеге лысый здоровяк с огромным, красным вечнозаложенным носом.  — Осень даже хороший навоз, касественный! У меня поставщики надежные, я не превый год в деле. Из-под больных коров не беру, все знают!
        — Еще скажи у тебя вет справка на каждую телегу имеется! Фууу, как же воняет…
        — Сего?  — Торговец почесался в районе подмышки.
        — Колыван, не обижайся на него… Это я забыл упомянуть чем ты торгуешь. Моя вина,  — потупился целовальник.  — И кстати, здравствуй. Как семья, как дела?
        — И себе, Харитон, не хворась…  — о, надо же. Харитон значит. А мне этот квестодатель, своему родному наймиту капитала, так и не представился до сих пор. Интересно, почему?
        К возу резво подскочил чем-то обрадованный Нафаня и по локти сунул руки в облепленную мухами массу.
        Повозился там немного, вынул испачканные руки и давай их осматривать да обнюхивать. Мне даже показалось будто пару раз лизнул. Колыван, то ли не заметил самоуправства моего холопа, то ли ему все равно было.
        — Да хорошо дела, как обысьно. Мама и папа не болеют, слава богу… Скотины много, еды для нее много, и для меня товара, стало быть, много. Вот думаю, еще пару телег прикупись, а то скоро не смогу все собрась, быськи и так к концу пути сють не падают. Только вот с помосьниками как всегда беда.
        — Что, уходют? Не выдерживают?
        — Да нееее… Воруют.
        Я не выдержал.
        — Да что они украсть то могут? Дерьмо?
        — Не дерьмо. А навоз. Но не только его… Лопаты еще. Таськи. Грабли. Позавчера трое быська свести хотели, Сеньку. Так он их перебодал да потоптал немного… Вон, видите, три селеги без вознисих. Эээх…
        — А кому он нужен то… навоз? Что его такими телегами огроменными возить приходится?  — я незаметно переместился в сторонку, что бы ветерок дул мне прямо в спину. Стало немного лучше.
        — Как кому? Да всем!
        — Что, вот прямо вообще всем? А нахрена?
        Колыван в задумчивости поскреб лысину.
        — Да не знаю я. Но покупают хорошо, это есть такое дело. У меня и осец, и дед, и прадед навоз по деревням скупали и в город возили. И мои деси сем заниматься будут. Ну, когда я женюсь наконец-то… А то не везет мне как то с этим делом. Девки от меня все как одна убегают. А…Ааа… А-пчхи!!!
        — Удивительно, почему, да?
        — Да не, неудивительно, тут то все ясно,  — вздохнул Колыван.  — Но что поделать, навоз не земляника и пахнет не розами. Это мне то ни по сем, наследственность хорошая… А вот непривысьному селовеку… Сем более девке на выданьи… А что у вас тут случилось то? Посему во дворе Содом и Гоморра? Все раскидано да поломано? И где Прокоп? Посему не встречает?
        — Тут такое дело…  — целовальник смутился, не желая рассказывать дерьмоторговцу правду и на ходу придумывая удобоваримую историю.  — Ты же о надвигающейся войне слышал? С язычниками?
        — Да неужто? Опясь?  — торговец явно возбудился и с остервенением стал расчесывать пузо под расшитой, но грязноватой рубахой.
        — Ага. По эстафете передали,  — трактирщик с удовольствием применил свежевыученное слово.  — Вон, у нас и десятник даже есть, подтвердит. Мужики окрестные-то в ополчение ушли, а…
        — Сто, враги напали? Язысники? Многобожцы? Здесь?  — Колыван испуганно заозирался опасаясь. Ага, сейчас эти самые язычники из-за каждого дерева выпрыгнут, и отберут его драгоценные телеги с крайне нужным абсолютно всем навозом.
        — Ээээ…  — трактирщик и сам понял, что начал врать куда-то не туда. Колывана следовало успокоить, а не встревожить, а то и напугать.  — Ээээ… Та неее… Дык мужики-же в ополчение собрались. Ну вот и решил я их того… На дорожку… Напоить да накормить. Защитники ведь. Да вот не рассчитал. Перепились, да погуляли слегка. Еле-еле утром растолкал да служить отправил. А Прокоп… Прокоп тоже… С ними увязался.
        — Аааа… яяяясноооо…  — Колыван снова почесался. И чихнул. Тьфу, может у него лишай какой? Нет, с ним точно не поеду на его дерьмовозах безрессорных. Ладно провоняюсь, а вдруг еще подцеплю чего?
        — Ну, ты это… Навоз есть то? Как всегда? Четверть возка?
        — Ага, конечно!  — Трактирщик был рад сменить тему и быстро затараторил.  — Там, за сараем, где и всегда, в яме… Отправляй работников. А я тебе пока тормозок соберу быстренько. И кстати, возьми вот этих двоих с собой, а? Им не далеко, до погоста…
        — Я не поеду,  — твердо сказал я.  — Передумал. Мне вообще в другую сторону.
        — Как в другую?  — захлопал глазами трактирщик.  — Почему в другую?
        — Барин, а барин…  — из-за телеги высунулся перемазанный в навозе с ног до головы Нафаня.  — Навоз хороший! Покупай!
        Ух ты… Экспертную оценку уже произвел, что ли? А зачем?
        — Да зачем он мне?
        — Ну как… А вдруг кто спросит «У тебя навоз есть?» А ты такой: «Есть!!!» Так что бери, не сумлевайся!
        — Ээээ… Сильный аргумент,  — вынужден был согласиться я.  — А еще зачем?
        — Ну как… Поля удобрять… Правда он свежий. Лучше бы…
        — Аа-а… АПЧХИ!
        — Ай!
        «Ай» Нафаня сказал. А чихнул конечно Колыван. Прислоненное к забору огромное бревно или устало стоять, или испугалось громогласного «АПЧХИ!». Неожиданно свалившись треснуло моего рыжего аккурат по маковке. Отскочило и треснуло в тоже место еще раз, после чего упало уже окончательно. И попыталось откатиться в сторонку, будто не при делах.
        Глаза дурачка собрались в кучку и выражение лица резко и очень ощутимо изменилось. Но здоровяк устоял и лишь заинтересованно тронул ногой двухсоткилограммовое бревно. Покатал сапогом, закусил губу и продолжил.
        — …А вообще в нем знаешь сколько всего? Навоз является естественным источником макроэлементов — азота, фосфора и калия, а также целого ряда микроэлементов, таких, как известь, магнезия, сера, хлор и кремний.
        — Да ну наааафииик…  — потрясенно протянул я.
        — … Если говорить о пропорциях, то в навозе в среднем содержится 0,5 % связанного в химические соединения азота, 0,25 % фосфора и 0,6 % калия…  — продолжал Нафаня, а я медленно, но верно охреневал. Может, все-таки рыбного обоза дождаться? Ага… И прямиком в Москву. Учиться. Науки постигать. Интересно, в холопе моем навсегда конгениальный интеллект прорезался, или как шишка заживет снова дебилом станет?

        День 30
        Пергамент 3

        Никто нас особо не уговаривал ехать на пропахших навозом телегах. Да и на изменение в поведении Нафани похоже обратил внимание только я.
        Колыван отсчитывал медяки (совершенно не похожие чеканкой на имеющиеся у меня), рассчитываясь за еду и товар. Трактирщик гремел горшками за полуприкрытой дверью, и громко ругал перепивших браги защитников Родины. Степан пядь за пядью осматривал двор трактира. Выглядел он уже намного лучше. Еще бы, я ведь его по ходу дела подлечивал, так что он уже почти полностью здоров.
        Нафаня кончил пятиминутную лекцию о химико-физических свойствах навоза коровьего обыкновенного и переключился на экосистему плодородного слоя в целом. Столько нового о червях, бактериях и микроорганизмах я и из Вики бы не подчерпнул.
        Рассказывая о червях-гермафродитах, он запнулся. Но лишь на полсекунды, не больше. И вдруг, неожиданно, перескочил на андрогинов и Платоновский «Пир». Когда он начал доказывать какую-то маловразумительную теорему, я понял, сейчас моя челюсть брякнется на землю. Нужно срочно принимать меры.
        — Так, стоп, стоп!  — замахал я руками перед его лицом.  — Ты это… Что с тобой? Откуда все это знаешь?
        — А вы, Задрот Дозрелович, мне не тыкайте,  — гордо поджал губы рыжий.  — Мы с вами на брудершафт не пили и тот факт, что вы мой работодатель ни в коей мере не позволяет вам…
        С ума сойти…
        — Вообще, еще стоит разобраться, насколько легально вы находитесь на территории Господина Великого Новгорода…
        Бунт на корабле? И как пресечь?
        — Опришная служба, думаю, крайне заинтересуется легитимностью владения человеком со стороны нечеловека, коим вы, без сомнения являетесь…
        И надо ли пресекать?
        — Кроме того, наши взаимоотношения не зарегистрированы соответствующим образом, ответственный дьяк о факте перехода права собственности не сделал…
        — Сделал, сделал!  — заорал из-за поломанной двери трактирщик.  — Я все оформил, все оформил, когда… Ну, в общем, все оформил!
        Надо же, услышал. Вот уж точно чудо.
        Нафаня снова поджал губы, фыркнул и продолжил.
        — Но, лично я не приемлю института холопства, как социальной модели высокоразвитого общества. На основании вышеизложенного, требую пересмотреть наши взаимоотношения в сторону…
        Может отпустить этого умника все четыре стороны, пусть валит? Не особо мне холоп то и нужен.
        — … и стоит мне подать жалобу, о нарушении социальных прав и посягательстве на мои гражданские права и…
        — Знаешь, На… Знаете, Нафаня, а вы правы. Вижу, теперь вы в состоянии о себе самостоятельно позаботиться. Счастливо оставаться.
        Я круто развернулся на лаптях и потопал по дороге, оставив бубнящего Нафаню у возка с навозом. Тут делать больше нечего. Прятаться смысла нет, квест получен, наводка на дальнейшие действия имеется. А целовальник Харитон и без моего досвидания, меня ждать как бога будет.
        — Вы не имеете права оставлять меня здесь! Не предупредив за четырнадцать дней о расторжении трудовых взаимоотношений, не выплатив выходного пособия и не обеспечив…
        Я не слушал.
        Этот убогий в мои планы изначально не входил. Возился с ним только из жалости. А раз он теперь и не такой уже убогий, а наоборот, чересчур умный, ответственности за него я больше не чувствовал.
        Я шел уже минут десять. Облепленный подсыхающим навозом и мухами Нафаня плелся шагах в пяти сзади и не переставая бубнил. Иногда обгонял меня на пару шагов и размахивая руками начинал что-то доказывать. Вот, например, как сейчас.
        — В соответствии с княжеским Указам о содействии правильному содержанию рабочего и служивого люда от второго дня осени позапрошлого года и утверждения им решения на собрании Веча касаемо…
        Моя рука сама потянулась к одной из палиц. Может если его еще раз промеж ушей треснуть, он снова станет нормальным? В смысле, ненормальным… Ну… То есть… Придет в нормальное для себя ненормальное состояние… Тьфу, черт, совсем мозги запудрил, зануда.
        Я прямо представил картину… Как со всей дури, бью палицей по рыжей шевелюре… летят разноцветные искорки, сыплются из голубых глаз звездочки… И Нафаня…
        Неожиданно, прямо на середине фразы заткнулся, потряс головой и изменился в лице.
        — Барин… оо… бааарин, а где это мы?
        — Хм… Нафаня? Ты?
        — Я, барин, я. Мы что? В лесу?
        Во блин! Я же его не бил! Хотел. Так он меня достал, что еще полминутки, и точно бы врезал. Но не бил. Что случилось-то?
        — В лесу. Разве, не помнишь, как ушли?
        — Не-а.
        — А что помнишь?
        — Помню… Как ты навоз хотел купить, помню. А больше ничего не помню. Раз и сразу тут.
        — Да не хотел я его покупать, с чего ты взял?
        — Ну, как же не хотел, когда хотел? Не зря же, как телеги прибыли ты сразу навоз ругать стал. Я умный, я сразу понял, ты торговаться начал. Проверил нарочно. И тебе шепнул.
        Хм, шепнул он. Этот шепот в соседнем трактире слышно было, наверное.
        — Ладно, шут с ним с навозом,  — я горестно вздохнул. Такого Нафаню мне было жалко. И гнать от себя не хотелось. Привык я к нему, что ли? Но… Что произошло-то?  — Помыть бы тебя только, а то…
        В этот момент, из кустов на дорогу, выскочил огромный бешено озирающийся заяц. Заорал, заверещал, и прыгнул прямо мне на руки.
        — Ёёёё! Темный! Темный брат, защити меня! Ё!
        — Ч… Чего???
        Заяц, говорящий человеческим голосом, мог порвать все шаблоны, но благородный крыс-джентельмЭн в свое время это уже сделал. Да и превращающаяся в волосатую жабу девушка поспособствовала. Не говоря уже о моих собственных магических умелках.
        Заяц уставился мне прямо в глаза и слабеньким голоском повторил:
        — Ё-ё…
        — От кого защитить?
        Кусты затрещали и на дороге показался волк. Большой он, конечно, большой, но выражение морды какое-то пришибленное. Да и выглядел волк не очень. Левое ухо отсутствует, хвост поджат… Зубы, хоть и оскалены угрожающе, но видно, волк держится из последних сил и готов задать стрекоча в любой момент.
        ВОЛК.
        УРОВЕНЬ 24.
        ЖЕЛАЕТЕ ОБРАТИТСЯ К ВНУТРЕННЕЙ ТЬМЕ ЗА ПОМОЩЬЮ И ПРОВЕСТИ ПЕРВИЧНОЕ ОПОЗНАНИЕ СУЩЕСТВА? ТРЕБУЕТСЯ МАННЫ: 5*УРОВЕНЬ СУЩЕСТВА. ДА/НЕТ.
        Желаю. Прямо интересно, кто здесь водится.
        ВОЛК.
        СТАТУС: РАЗУМЕН. ПОЗОР СТАИ. БЫВШИЙ СЛУГА РАЗЛОЖЕНЯ. ОТСТУПНИК.
        УРОВЕНЬ 24.
        БОЛЕН. РАНЕН.
        ЖИЗНЬ: 896/1540.
        МАНА: 325/650.
        БОДРОСТЬ: 1440/2220.
        ЖЕЛАЕТЕ ОБРАТИТСЯ К ВНУТРЕННЕЙ ТЬМЕ ЗА ПОМОЩЬЮ И ПРОВЕСТИ ДЕТАЛЬНОЕ ОПОЗНАНИЕ СУЩЕСТВА? ТРЕБУЕТСЯ МАННЫ: 15*УРОВЕНЬ СУЩЕСТВА. ДА/НЕТ.
        Нет, вряд ли я там что полезное увижу сейчас. Да и раз разумен, тут совсем другой коленкор. Он стало быть, уже почти НПС. А может и не почти.
        Осмотрел пованивающего зайца. Нет, пах заяц не как полагается перепуганному зайцу, а… хм… тухлятиной? Странно.
        ЗАЯЦ.
        СТАТУС: РАЗУМЕН. ОДИН ИЗ ТРИНАДЦАТИ. СЛУГА РАЗЛОЖЕНЯ.
        УРОВЕНЬ 13.
        РАЗЛОЖЕНИЕ 8/13
        ЖИЗНЬ: 500/500.
        МАНА: 200/200.
        БОДРОСТЬ: 215/800.
        — Человек! Отпусти его, человек!!!  — взвыл волк.  — О… Не человек…
        — Что происходит?  — рявкнул я.  — А ну слезай! Провоняешь мне шмотки… Фу… Несет от тебя хуже, чем от Нафани.
        Я стряхнул зайца. Тот испуганно шмыгнул мне за спину.
        — Я просто уже на восьмерке! На восьмерке я! Ну и что, что такого??? Все там будем! А он… он… он предатель! Отступник! Предал Повелителя! Убей его! Убей!!! Ё!!!
        — Кого?
        — Волка!
        — Так ты тоже… тоже раб Тлена?  — взвыл волк.  — Уууу… Да еще и… Уууу… Ну что за… Ну, заяц… Ну, погоди!
        И ломанулся назад в кусты. Я и понять ничего не успел. Следом, полетел брошенный мощной рукой Нафани камень. Послышался шлепок, громкий полувзвиг полурык, и удаляющийся хруст ломаемого кустарника.
        ЧЛЕН ВАШЕЙ ГРУППЫ НАФАНЯ НАНЕС ПРОТИВНИКУ «ВОЛК» 27 ЕДИНИЦ УРОНА.
        — Ё!  — сказал заяц.
        — Ээээ… Йо…
        — Фух,  — заяц обессиленно повалился в пыль.  — Житья от него нет просто. И самое обидное, я даже под защитой Повелителя его боюсь. Нет, нуууу… когда нас много, мы его отпинаем… Пинали уже… а вот один на один…
        — Так. Стоп. Ты кто?
        — А?
        — Ё?
        — Ё. И чо?
        — Ну… Раз ё-ё… Ты же темный?
        — Темный.
        — Значит союзник. Я — один из тринадцати Первослуг великого Повелителя Тлена.
        — Хмм… И что?
        — Ну как… Тьма и Тлен, так же как Зло и Боль, Забвение и Насилие, Безумие и Грех — входят в Большую Восьмерку Отречения.
        — А? Куда входят?
        — О… Ты что, совсем неофит, что ли?
        — Совсем. Только недавно в этом мире оказался.
        — Нуу… Да. Бывает. Призванный?
        — Эммм…
        — Понятно. Короче смотри, есть восемь Великих Восьмерок. Наша с тобой — Отречения. Наши Повелители — союзники.
        — Нету у меня никакого повелителя!
        — Как это нету? Ты же темный?
        — Темный.
        — Значит твой повелитель — Хозяин Тьмы.
        — Нет у тьмы Хозяина. Я мануалы читал.
        — Чего читал?
        — Ну… Информацию о расе и классе.
        — Не понимаю, о чем ты. А вообще, не важно. Признателен тебе за помощь, я поскакал.
        — Стой! Заяц, погоди!!!
        — Чего?
        — Кто такой Разложень?
        — Мой Повелитель.
        — А волк? Он кто?
        — Он… Отступник, предатель. Тоже был одним из Тринадцати. Но не выдержал испытания Праха. Теперь скитается, и пытается мне отомстить. Больше никого из Тринадцати тупо не знает. Все, пока.
        — Да стой ты!
        — Чего?
        — Заяц, я тебя спас?
        — Ну… Спас…
        — Помог?
        — Ну… Да.
        — Вот и ты мне помоги.
        — Ну… Ладно. Это честно. Только если недолго. Чего тебе?
        — Во-первых — ответы.
        — А во-вторых?
        — Хм… Тут должна где-то жить ведьма. Злая. Знаешь адрес?
        — Злая? Очень?
        — Очень.
        — Тогда это Гуля. Баба Гуля. Конечно знаю. Третья из Тринадцати.
        — Из ваших?
        — Ага.
        — А ты?
        — Что я?
        — Ну она третья… А ты?
        — А… Одиннадцатый. Но это неважно. Чисто табельный номер, ни о чем.
        — Ясно. Покажешь, где живет?
        — Хм… Ну ты союзник… Сознательность и преданность доказал. Покажу. Пошли.
        И мы пошли.
        По дороге я выяснил уйму интересных сведений.
        Во-первых, узнал, что в этом мире имеется восемь противостоящих фракций. В каждой из которых есть по восемь родственных ветвей. В каждой ветви от трех до восьми путей. Короче, очень много вариантов развития. Например, Темнота — как уже сказано выше делится на три пути (Тьма, Мрак и Ночь). И это еще только на высшем уровне. Ниже еще больше ветвей.
        С семью фракциями более-менее ясно. А вот восьмая — тайна за семью печатями. У меня о ней инфы никакой, даже в списке скрытых не числится. Если о магии Света я хоть знаю, что она есть, и перечень базовых заклинаний имею, то с той самой восьмой вообще глушняк. Попытался проанализировать на основании ее противостоящей, антагонистической школы… Хм… Ну как сказать… Пары Тьма-Свет, Ложь-Истина, Стихия-Дух, это еще ладно… Но вот, как подобрать пару к Сокрытому? Явное? Тогда, какого хрена оно неизвестно?
        Вообще, даже принадлежность заклинаний магических школ к этим фракциям не однозначна. Короче, все сложно. Нужно разбираться на досуге. Более того, о самих фракциях у меня в описаниях ни слова. Только о Школах. Или это уже самодеятельность местных? Поназаключали альянсов, понимаешь, а мне путаться…
        Второе. Тот факт, что ты принадлежишь к какой-то ветви или пути, мало что значит. Главное — членство в каком-то Клубе. Что такое клуб, заяц пояснить не смог. То ли правда не знал, то ли не захотел.
        С ним, с зайцем этим, вообще все было сложно.
        Вонял заяц не просто так. Достиг восьмой ступени из тринадцати в своей школе. Шел он по пути Тлена. И на тринадцатом левле тело его развеется прахом, а душа воспарит. Куда-то туда, о чем он опять же не рассказал.
        За свою жизнь заяц видел много странного. Да и сам был зайцем не простым. Когда-то давно, в детстве косоглазом, был простым. Обычным мобом. Ну или просто диким зайцем, тут как удобнее так называй. А теперь нет. Повернулась так его судьба, причем и не поймешь, с добру или худу. Стал он одним из основных помощников и так называемых Первослуг, некоего местного то ли РБ то ли божка, по имени Разложень.
        У этого самого Разложеня, всегда в наличии тринадцать основных подручных имеется. Когда какой-то из них по ветхости выбывает, ну или грохнет кто, место пустует не долго. Хватает Разложень первого встречного, и обращает в свою веру. Так с зайцем и вышло. И с волком тем тоже, но волк сам просился, а потом вроде как передумал и уволился. Да и сам Повелитель Тлена периодически производит в рядах ближайших сподвижников чистки и тряски.
        Сподвижники в свою очередь набирают мобильные отряды нежити и организовывают ближайших по крови существ на путь служения Разложеню.
        Сам Повелитель Тлена живет хрен те где, и похоже даже не в этом мире, а в горнем. Или наоборот в Нави. Но тут заяц стал путаться в показаниях, и я понял, что он и сам не шибко в курсе.
        С вероятностью процентов в тридцать, ведьма наложившая проклятие на Ольгу (дочь трактирщика), тоже одна из ближнего круга этого самого Разложеня. Как раз в его стиле шуточка. Он вообще очень любит играть с плотью. Коверкать, обезображивать и портить. А через плоть и душу губить. Но с душами у Разложеня не очень хорошо выходит, насколько я понял. Или практики не хватает, или просто не его специализация. А вот плоть — другое дело.
        Однако, можно было понять, Разложень тварь на редкость мощная. И если его валить, то только сплочённым организованным рейдом.
        Как зачем валить?
        А как же его не валить, коли он РБ?
        Его всенепременно валить требуется.

        День 30
        Пергамент 4

        Но зайцу я само собой об этом своем решении не поведал. Да и не сейчас это будет, а гораздо позже, когда прокачаюсь, да приоденусь нормально.
        Пока что, моя задача сбор и накопление информации. Как по текущему квесту, так и на будущее.
        Решение идти на поиски ведьмы сразу, отложив встречу с потенциальной пати пришло, когда я сопоставил уровни и характеристики Первослуг Разложеня.
        Двадцать четвертый у волка и тринадцатый у зайца. Это даже такому нубу как я по силам. Вот, думается, и ведьма не особо крутая должна быть. А зачем делиться лутом, ревардом и экспой с пока что мне совершенно незнакомыми людьми? Вот выполню квест трактирщика, тогда и к рыцарю пойду. Пойду уже обеспеченным упакованным персом, а не нищебродом полуголым. В лаптях, блин. У моего холопа и то сапоги имеются.
        Нафаня плелся следом, постоянно что-то считая на пальцах. Совершенно не обращая внимания на говорящего зайца. А вот я обращал, да еще какое. Заяц за пару-тройку часов пути много рассказал о структуре Восьми Восьмерок. Перемежая полезные сведения информацией о своей горькой заячьей судьбе и о живности обитающей в этом лесу.
        Живность, как оказалось была очень разнообразна и обильна. Сейчас он нарочно вел нас такими тропами, где полянок с мобами нет. А вообще, по его словам, тут, куда ни плюнь — везде раздолье, качайся не хочу.
        Причем водятся здесь, как и заурядные лесные жители, вроде ежиков, барсуков и белок так и вообще что-то непотребное. И стаями и по одиночке. Разных уровней и качества. В том плане, что некоторые существа — вроде как мини-боссы. Например — лесовик. Не путать с Лесенем. Лесень — бог, ну или полубог, что в сущности для меня одно и тоже. А лесовик — моб повышенной крутости, похожий на пенек с ножками-щупальцами. Но таких мало, радостно сообщил заяц. И добавил еще, мол, надеется, что скоро этих лесовиков и вовсе изведут.
        Много тут водится цвергов, полуразумных тварей, по описанию похожих на привычных мне гоблинов. По ночам вылезают разные умертвия, привидения и пылевеки. Деревья, тоже могут быть не обычными деревьями, а самыми настоящими дендроидами. И даже некоторые камни, при определенных условиях оживают.
        Бродят по лесу и залетные боссы. Но чаще квестовые и надолго в этой местности не задерживаются. Тут и так перенаселение.
        Заяц рассказал о некоторых известных ему боссах. Но бегло, ибо все они уже утопали неведомо куда и скорее всего назад не вернутся.
        Особенно меня позабавил случившийся недавно с зайцем казус. Завелся в лесу Колобок. Самый натуральный, круглый такой, наглый и смелый. И как выяснилось, заточенный на ментальную магию. Имеющий разные вредные для здоровья окружающих дебаффы. Лесные жители, прямо как в сказке, его сожрать хотели по очереди. Да не тут-то было. Он всех одолел и… нет, не ушел. А скрылся в неизвестном направлении верхом на медведе. Медведь в лес так и не вернулся. Заяц подозревал что Колобок того косолапого в конце концов слопал.
        О ведьме по имени баба Гуля, заяц рассказывал много и с упоением.
        Мол, жила тут раньше другая ведьма, по имени Яга. Сам заяц ее не застал, до него это было. Яга поклонялась Лесеню и была у него в услужении. Лесень — еще один РБ, с которым у Разложеня отношения почему-то не заладились. Но то их терки, божественные, происходящие совсем не на заячьем уровне, и косой в них не лез от греха. Но, так или иначе, появилась откуда-то Гуля, и сожрала Ягу вместе с костяной ногой и косынкой. Впитала часть силы лесной колдуньи, поселилась в ее избушке, и с тех пор часть леса в радиусе полудня полета бабы Гули отошла под контроль Разложеня. А Лесень остался с носом. И даже сунуть его на территорию бабы Гули не смеет. Животные его да, периодически забредают сюда. Но скоро или добычей слуг Повелителя Тлена становятся, или примыкают к ним. Ну, или сваливают. Но редко.
        А ведь и правда, подумал я. Лес то какой странный… Деревья, вроде высокие, но почти все больные. Мох, плесень, и какая-то скользкая даже на вид белая гадость на стволах и ветках… Много сухостоя, поваленных стволов и трухлявых пеньков. Причем, началось это дело не так и давно. Там, около дороги, почти все деревья были нормальные, зеленые. А тут болеет лес, плохо ему под рукой Разложеня, с внезапной грустью подумал я.
        В общем чем дольше я слушал зайца и вглядывался в окружающие меня насаждения, тем активней мне этот Разложень не нравился. Ну и слуги его, само собой.
        Деревья скрипели и хрустели. Иногда, вдалеке, будто выстрел… Нет, не выстрел.
        — Дерево упало,  — безразлично махнул лапкой заяц.  — Еще одно.
        Дунул ветерок и будто раздался сверху шелест-стон… «Помогиии…»
        Я вздрогнул. Да нет. Бред. Послышалось.
        И квест не прописался… Значит, точно послышалось.
        — Вот там, уже скоро, избушка будет,  — сказал заяц.  — Там Гуля и живет. Только я с тобой к ней не пойду.
        — Почему?
        — Ну… Знаешь… Мы, конечно, на одной с ней стороне, но… Боюсь я ее. Я, вообще-то, почти всех боюсь, но ее особенно.
        — Ты же ею только что восторгался!
        — Ну… Как объяснить. Когда буря и гроза бушуют, я молниями тоже восторгаюсь. Но Перуна все равно боюсь. И молний его тоже.
        — Перуна?
        — Ну да… Он тут раньше самым главным был, а сейчас только грозы и может устраивать. Да и то, нечасто и несильные. Кое кто вообще говорит, что грозы теперь без его прямого указания смеют начинаться. А на его требования начаться, иногда плюют и не начинаются из принципа. Кончилась его сила, новая власть пришла.
        — Это вроде божество такое языческое, да?
        — Ага.
        — А он к какой Восьмерке принадлежит?
        — Он? Да ни к какой. Кому он нужен?
        — Как у вас тут все запутанно…
        — Это да. Все. Вон, видишь — озеро. На той стороне — избушка. Видишь?
        — Не-а.
        — Ну, вооон… Там.
        — Светло сейчас для меня слишком. Часа через четыре стемнеет, буду лучше видеть.
        — А, ну да… Ты же темный. Ну все. Я свое дело сделал, ничего тебе больше не должен. Бывай.
        — Эй! Стой!
        — Ну чего тебе?  — с неохотой обернулся заяц.
        — А как мне туда попасть? На ту сторону озера?
        — Ты что, недоразвитый? Ладно бы твой холоп такой вопрос задал, но ты… Вроде вменяемый. Обойди озеро. Ну, или переплыви.
        — А меня там не съедят?
        Заяц внимательно на меня посмотрел и сказал:
        — Ну… это как повезет.
        И одним прыжком скрылся в пыльных облезлых кустиках.
        Хм… Не понравилась мне эта неуверенность в его словах. Нет, плыть я полюбому не буду, конечно. Учитывая местный сказочно-кошмарненький колоритик, тут вполне могут водиться и русалки с водяными. Не говоря уже о всяких пиявках. Да и увидавший густые заросли рогоза Нафаня сильно занервничал.
        — Вот, тут мы тебя и помоем. А то выглядишь… Хм… Будто слуга того самого Разложеня. На последней, тринадцатой стадии. И пахнешь не лучше.
        — Барин, а барин… Давай уйдем, а? Не по себе мне тута…
        — Не боись. Нету здесь лягушек. Их эта Гуля уже всех сожрала, наверное…
        — Бре-ке-ке-ке-КЕЕЕ!!!  — раздалось где-то совсем рядом, чуть ли не под ногами.
        — Аааааааа!!! Помогитееее!!!  — и рыжий бросился куда-то не разбирая дороги.
        — М-мать!  — я кинулся за ним следом. Пропадет ведь, болезный. А мы в ответе за тех кого приручили.
        — Стой! Нафаня, стой! Да стой тебе… говорю!
        Бежать по сумрачному подгнившему лесу еще то удовольствие. Пару раз чуть глазом на сучок не наткнулся, и падал раз пять, споткнувшись о корягу. А Нафаня пер напролом, как бульдозер круша огромными сапожищами трухлявые пеньки.
        Двигаться за набравшим крейсерскую скорость громилой было хоть и проще, чем торить путь самостоятельно, но я все равно постепенно отставал. Да и маскировочный эффект от запачканной донельзя одежды детинушки был неслабым. Я его уже почти потерял из виду, когда…
        — Аааа!!! Бааариииин! Помо… Гхных!
        Это «гхныкх» было настолько жалостливым, что я невольно ускорился, на ходу снимая с пояса палицы.
        Яма? Дерево? Мобы? Лягушка?
        Но действительность, превзошла все мои ожидания. Густой, хоть и полумертвый лес внезапно кончился. И я увидел огромную, можно даже сказать великанскую голову. Метров восемь высотой. Отдельно, без тела. Усатую, бородатую и в шлеме модели шишак обыкновенный плохо начищенный. Голова торчала из земли, бешено вращала пронзительно голубыми глазами, скалила зубы, и явно собиралась чихнуть.
        В левой ноздре головы, по пояс застрял Нафаня. В смысле, верхняя его половина уже скрылась в ноздре, а нижняя еще упиралась и отчаянно дрыгала ногами.
        — А… А…  — сказала голова.  — АААА… АПЧХИИИ!!!
        Я успел упасть за долю секунды до этого громоподобного чиха, потому меня только чуточку откатило и обрызгало. Над головой у меня прогудел летящий со скоростью пушечного ядра обалдевший Нафаня. Прогудел и скрылся за горизонтом.
        — Б…Б… Будьте здоровы,  — пролепетал я.
        — СПАСИБО,  — сказала голова и жалобно хлюпнула носом.

        День 30
        Пергамент 5

        Казалось, бежали мы долго, а убежали в результате недалече.
        По крайней мере, я отчетливо услышал громкий «ПЛЮХ!», какой получается при прыжке в воду бомбочкой. Потом отчетливый крик Нафани который до того летел молча. И почти сразу, обрывки фраз корящего непутевого работодателя снова поумневшего холопа:
        — …Не обусловлено!!!..взаимоотношения… Не подразумевают… объяснительную записку на имя…
        Вот черт.
        Похоже его о воду прямо шишкой мудрости приложило. Интересно, виртуальный удар снова сработает? Или теперь это навсегда? А тогда была временная ремиссия?
        Я посмотрел на Голову.
        Голова глядела в голубое небо. Хлюпала носом и изредка икала. В диалог вступать почему-то не спешила. Ну… чего нам, кабанам.
        — Ты кто?
        Голова скосила на меня взгляд, хмыкнула, и подмигнула правым глазом.
        Намекает на что-то? Или тик на нервной почве? Это вполне себе может быть… Если бы мне в нос залез мужик, я бы тоже переживать начал.
        Голова снова подмигнула и слегка дернулась.
        До меня дошло, и я переместился правее. Потом еще правее, почти к уху.
        Действительно, стой я напротив — оглох бы и на второе ухо. Одно слабо слышало еще после громового чиха. Да и Голове меня так слышнее будет.
        И тут Голова без предупреждения заговорила. Громко и возбужденно. Видно, надоело ей тут в одиночестве лежать. Хотя, нет… Не лежать. Торчать! В натуре, голова из земли торчит, и намекает на продолжение себя в виде огромного тела, находящегося преимущественно в почве.
        — НАКОНЕЦ-ТО, ИГРОК!!! ТЫ, КАК Я ВИЖУ — ИГРОК! ХМ… ЗАДРОТ. НУ, ПУСТЬ ЗАДРОТ, ЕЩЕ И НЕ ТАКИЕ ИМЕНА БЫВАЮТ… ПОМОЖЕШЬ МНЕ?
        — А вопросом на вопрос отвечать невежливо,  — пробубнил я. И тут до меня дошло.  — О-о!!! А ведь над тобой ничего не написано! Не уровня, не имени! Почему так? Тут над каждой козявкой и расспоследним комаром описание открывается! Даже над камнями и палками, а над тобой нет. Почему?
        Пока я все это тараторил, бешено думал. Голова назвала меня игроком. Нужно признать, в тот момент меня покинуло нешуточное напряжение последних дней. Да, я переживал. Переживал, думал, может я и сам неписью стал. А в этом мире, созданном для кого то другого — просто декорация. Как тот же дьяк или трактирщик. Невозможность выйти из игры накладывает определенные комплексы, знаете ли.
        — ДА. Я НЕ КОРЕННОЙ ЖИТЕЛЬ ЭТОГО МИРА. И ДАЖЕ НЕ ПРИЗВАННЫЙ. ПРОСТО… ТАК ПОЛУЧИЛОСЬ… КСТАТИ, ДА… ЭТО НЕДОРАБОТКА. СЕЙЧАС.
        Голова странно скривилась, и высоко над ней появилась надпись.
        «АС. ИМЯ: ЛОКИ. УРОВЕНЬ 1. УСЛОВНЫЙ УРОВЕНЬ 7*7*7=343.»
        И все. Никакого предложения воспользоваться услугами внутренней тьмы.
        Хм… Нет, я конечно, как и всякий нормальный человек знаю о Локи из пантеона скандинавской мифологии. И даже, хвала нескольким виденным фильмам помню, что гад он и обманщик… Нужно быть с ним поаккуратней. Если это конечно тот самый Локи. С другой стороны — какой же еще? Написано ведь — ас. Все сходится.
        Но уровень первый. Или все-таки 343? И что такое «условный уровень»?
        — …ФЕНРИР ГОНЧУЮ СМЕРТИ В ТЕЧКЕ УНЮХАЛ И ЗА НЕЙ КИНУЛСЯ. Я, СДУРУ, УДЕРЖАТЬ ЕГО ХОТЕЛ, И СХВАТИЛ ЗА ХВОСТ. ОН ИМ МАХНУЛ, И ВОТ… ВОТ, ЗАНЕСЛО МЕНЯ СЮДА,  — продолжала Голова.  — ПРИЧЕМ, Я СРАЗУ В ЛОВУШКУ ПОПАЛ. МГНОВЕННО. САМ ВЫЛЕЗТИ НЕ МОГУ. СИЖУ ТУТ ВТОРУЮ НЕДЕЛЮ УЖЕ. СНАЧАЛА ОРАЛ, НА ПОМОЩЬ ЗВАЛ. НО ТОЛЬКО НАОБОРОТ ВСЕХ РАСПУГАЛ. ТЕПЕРЬ, ЖДУ ТОГО, КТО МЕНЯ ВЫРУЧИТ… НО НИКТО НЕ БЕРЕТСЯ. ДАЖЕ МЕСТНЫЕ БОГИ ТОЛЬКО ГОЛОВАМИ ПОКАЧАЛИ. МОЛ, ВНЕ ИХ Я ЮРИСДИКЦИИ. А Я УЖЕ ПРОСТЫЛ И… И ВООБЩЕ МНЕ ТУТ СКУЧНО. И ГОЛОДНО. ТУТОШНИЕ ОБИТАТЕЛИ НУ СОВСЕМ НЕ ВКУСНЫЕ И МАЛОПИТАТЕЛЬНЫЕ… А У МЕНЯ ОРГАНИЗМ РАСТУЩИЙ.
        — Куда еще-то?
        — НУ… Я, КОГДА СЮДА ПОПАЛ ВШЕСТЕРО МЕЛЬЧЕ БЫЛ. НОРМАЛЬНЫЙ РОСТ ДЛЯ АСА — ТРИДЦАТЬ ФУТОВ, ПО ВАШЕЙ МЕТРИКЕ. НУ, ОКОЛО ДЕСЯТИ МЕТРОВ.
        — Ага, я посчитал уже… Это так за пару недель разнесло?
        — ЗА ДЕСЯТЬ ДНЕЙ. МИР ТО ЭТОТ НЕ ПРОСТОЙ. КЛЮЧЕВОЙ. ЭНЕРГИЯ ТАК И ПРЕТ ИЗО ВСЕХ ЩЕЛЕЙ. ТОЛЬКО ЧЕРПАТЬ УСПЕВАЙ. А И НЕ ЗАХОЧЕШЬ — ВСЕ РАВНО ДОСТАНЕТСЯ. НО РАЗМЕР НЕ ГЛАВНОЕ. Я ВОТ НЕДАВНО В АТЛАНТИДЕ БЫЛ, ТАМ СЫРОЙ МАГИЕЙ ВООБЩЕ ВСЕ ПРОПИТАНО. ТАМ Я ДО ТРЕХСОТ МЕТРОВ ВЫМАХАЛ В ПОЛСЕКУНДЫ. А МЕСТНЫЕ ТАМ ВЧЕТВЕРО ВСЕГОЛИШЬ МЕНЬШЕ… НО ТАМОШНЯЯ МАГИЯ ХОТЬ И СЫРАЯ, НО УСВАИВАЕТСЯ ПЛОХО, НЕ ТО ЧТО ТУТОШНЯЯ. СЮДА МНОГИЕ БОГИ СПЕЦИАЛЬНО ПОДЗАРЯЖАТЬСЯ ПРИЕЗЖАЮТ. КАК В САНАТОРИЙ В ТВОЕМ МИРЕ… ЧТО, ВЫЛУПИЛСЯ? ДЛЯ МЕНЯ НЕ СЕКРЕТ — С ЗЕМЛИ ТЫ. БЫВАЛ Я И ТАМ, БЫВАЛ… ПОГАНОЕ МЕСТО.
        — Почему?
        — А ТЕБЕ САМОМУ, ЧТО, НРАВИТСЯ?
        — Нуууу…
        Вот ведь, как… Вроде, и не сказать, что мне та моя жизнь нравилась. И Земля та… Тут, в этом мире, все намного насыщенней, ярче и интересней. Да и игровая составляющая свой колорит вносит.
        Но вот так, какому-то великану неясной национальности ругать отчий дом позволять нельзя. Ага, патриот я. Может и не совсем правильный, но патриот. Сам может и не в восторге от Родины, и по пьяни, да и просто так могу ругаться и плеваться… И от армии отмазаться собираюсь. Собирался. Но в душе твердо уверен — если вдруг война… нет, ВОЙНА! За отчизну жизни не пожалею. Не пожалел бы. А за наезды от посторонних, этим самым посторонним могу и в зубы съездить. С ноги.
        Ну, или на форуме обосрать. Это уж вообще святое дело.
        Я прикинул размер этих самых зубов. Сопоставил с размером моей ноги. И решил на первый раз простить аса.
        — А ключевой это как? Мир?
        — НУ, КАК ТЕБЕ ОБЪЯСНИТЬ… НЕ ГОТОВ ТЫ ЭТОГО ПОНЯТЬ. НО, ЕСЛИ СОВСЕМ ПРОСТО… ЕСТЬ КЛЮЧЕВЫЕ МИРЫ, ВОКРУГ КОТОРЫХ ГРОЗДЬЯМИ ЛЕПЯТСЯ ВТОРИЧНЫЕ. ЕСТЬ И ТРЕТЬЕГО ПОРЯДКА, И ЧЕТВЕРТОГО… ДА И НЕ СОСЧИТАТЬ СКОЛЬКО ИХ ВООБЩЕ. ВОТ ЭТОТ МИР — ЖИЗНЬ. МИР ПЕРВОГО ПОРЯДКА — КЛЮЧЕВОЙ.
        — А Земля?
        — КОГДА Я НА НЕЙ БЫЛ В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ, ТРЕТЬЕГО БЫЛА. СЕЙЧАС ЕЕ ПОХОЖЕ КУДАТО НА СЕДЬМЫЕ-ВОСЬМЫЕ ПОЗИЦИИ ВЫДАВИЛО. ВОТ ЕЙ И ДОСТАЕТСЯ МЕНЬШЕ СИЛ И ЭНЕРГИЙ, КОТОРЫЕ ТОЛЬКО В КЛЮЧЕВЫХ МИРАХ ГЕНЕРИРУЮТСЯ.
        — Да ну? И что с того? Ну седьмого, ну третьего… в чем разница?
        Локи посмотрел на меня грустно и как-то неуверенно. Хотел что-то рассказать, но передумал и закусил губу.
        — ЗНАЕШЬ, ЗАДРОТ… ДАВАЙ МЫ К ЭТОМУ РАЗГОВОРУ ПОЗЖЕ ВЕРНЕМСЯ. ЗА БОЧЕНКОМ ЭЛЯ. Я ТЕБЕ В БЛАГОДАРНОСТЬ ЗА СВОЕ СПАСЕНИЕ МНОГОЕ РАССКАЗАТЬ СМОГУ. НО ПОТОМ. МНЕ, ЗНАЕШЬ ЛИ, ТУТ НЕ ОЧЕНЬ КОМФОРТНО. ВСЕ ТЕЛО ЗАТЕКЛО… Я ЖЕ ВЕДЬ РАСТУ ПОСТОЯННО, И ПОЧВУ ХОТЬ И РАЗДВИГАЮ ПОСТЕПЕННО, ПОД СВОИ ГАБАРИТЫ, НО ЭТО ВСЕ РАВНО БОЛЬНО.
        — Ладно, давай задание.
        — В СМЫСЛЕ? Я ВЕДЬ ТЕБЯ УЖЕ ПОПРОСИЛ.
        — То есть квеста на спасение не будет?  — спросил я.
        — ААА… ТЫ В ЭТОМ СМЫСЛЕ. НЕТ. КВЕСТА КАК ТАКОВОГО НЕ БУДЕТ, Я ЖЕ НЕ МЕСТНЫЙ. НО НАГРАДА БУДЕТ.
        — М-дя? А какая?
        — МОЯ БЛАГОДАРНОСТЬ.
        — Уууу…
        — НУ И ЕЩЕ ПЕРСТЕНЬ,  — быстро добавила Голова. То есть Локи.  — ХОРОШИЙ ПЕРСТЕНЬ, ВОЛШЕБНЫЙ. ТЫ, С ЕГО ПОМОЩЬЮ, СМОЖЕШЬ РАЗ В СУТКИ ПРЕВРАЩАТЬСЯ В ЛЮБОЕ ЖИВОТНОЕ. НА ЧАС.
        — Покажи.
        — КАК? ПЕРСТЕНЬ В КАРМАНЕ. А Я ДАЖЕ ПОШЕВЕЛИТЬСЯ НЕ МОГУ. ЗАСТРЯЛ. МОГ БЫ — ДАВНО В КОГО МЕЛКОГО ПЕРЕКИНУЛСЯ И СВАЛИЛ ОТСЮДА.
        — Хммм… Логично. И что нужно сделать?
        — А Я ЗНАЮ? МЕНЯ ВЫТАЩИТЬ ИЗ ЭТОЙ ЯМЫ. ОНА ТУТ ЯВНО НЕ СПРОСТА. ДА И САМА НЕ ПРОСТА… РАЗ Я В НЕЕ ПО САМУЮ ШЕЮ ПРОВАЛИЛСЯ, ЕДВА В ЭТОТ МИР ПОПАЛ. ЯМА СОВЕРШЕННО ТОЧНО ЗАЧАРОВАННАЯ.
        — Хммм… Пойди туда не знаю куда, сделай то, не знаю, что… Или тебя тупо откопать требуется?
        — ПРОБОВАЛИ УЖЕ,  — хмуро ответил Локи.  — БОГИ МЕСТНЫЕ И ПРОБОВАЛИ. А ПОТОМ ПЛЮНУЛИ И УШЛИ. ВИДЕШЬ СЛЕДЫ РАСКОПОК?
        — Не-а.
        — В ТОМ ТО И ДЕЛО. ЗЕМЛЯ ЗАТЯГИВАЕТСЯ БЫСТРО. ОЧЕНЬ.
        — Хмм…  — снова промычал я.  — И что же делать?
        — ТОГО ГАДА НАЙТИ, КТО ЭТУ ЛОВУШКУ СМАСТРЯКАТЬ УМУДРИЛСЯ. И ПООБЕЩАТЬ ЕМУ ВСЕ ЧТО ХОЧЕТ, ЕСЛИ ОН МЕНЯ ВЫПУСТИТ.
        — Эт, что значит, получается? Ему, гаду этакому, все что хочет, а мне паршивенький перстенек?
        — НЕ ПЕРЕЖИВАЙ, Я ЕГО ОБМАНУ. ЛОКИ Я В КОНЦЕ КОНЦОВ ИЛИ НЕ ЛОКИ?
        — А меня?
        — ЧТО ТЕБЯ?
        — Меня тоже обманешь?
        — ТЕБЯ — НЕТ. Я ЖЕ ЛОКИ.
        Вот, чего-то не поверил я ему. Чувствовалось в его словах какое-то противоречие.
        — Ну… Хорошо. Попробую,  — сказал я.  — Хоть какая есть наводка, где искать, кого звать?
        Голова хмуро покачала собой.
        — МЕСТНЫЕ БОГИ ЧЕГО-ТО О КРОТАХ БУБНИЛИ НЕРАЗБОРЧИВОЕ… НО ОНИ ВООБЩЕ НЕ АДЕКВАТНЫЕ. Я ИХ ПОНИМАЛ ЧЕРЕЗ СЛОВО ТОЛЬКО. ДА И БЫЛИ ЗДЕСЬ ВСЕГО ТРОЕ — ЛЕСЕНЬ, ПРОКОПЕНЬ И ГОРЫНЯ. ИЗ СТАРОГО ЯЗЫЧЕСКОГО ПАНТЕОНА. ПЕНСИОНЕРЫ. У НИХ СЕЙЧАС КАКИЕ-ТО ВНУТРЕННИЕ ПРОБЛЕМЫ. ИМ НЕ ДО МЕНЯ ОСОБО. ЕЩЕ, ВЫХОДИЛ НА СВЯЗЬ ЧЕРЕЗ ГОВОРЯЩУЮ ДОХЛУЮ СОРОКУ НЕКТО РАЗЛОЖЕНЬ. КТО ОН ТАКОЙ, И БОГ ЛИ ВООБЩЕ — ВОПРОС ОТКРЫТЫЙ. КАЧЕСТВО СВЯЗИ ПО СРЕДСТВОМ СОРОКИ ВООБЩЕ ТРАДИЦИОННО ХРЕНОВОЕ. А ЕСЛИ ОНА К ТОМУ ЖЕ ДОХЛАЯ — ВООБЩЕ ШВАХ.
        В этот момент причапал мокрый, но зато почти чистый Нафаня. Видно, пока выплывал и на берег выбирался, навоз смылся. Зато на ухе болталась длинная водоросль, а из кармана выглядывала ошалевшая, молча разевающая пасть в беззвучном мате, небольшая щука. Щучонок.
        Хлюпая водой в сапожищах, рыжий сходу завел свою шарманку о свободе, равенстве и братстве пролетариата. Плавно переключился на страшные наказания в виде разорительных штрафов для начинающих эксплуататоров. Прочел лекцию о простудных заболеваниях, передающихся воздушно-капельным путем. Посетовал на то, что в ноздре Локи он страдал клаустрофобией и ущемлением чувства собственного достоинства. Наконец, потребовал оформить ему справку ВЛЭК и начислить часы налета, которые повлияют на досрочную повышенную пенсию, не говоря уже о…
        Я слушал Нафаню и молча улыбался. Мысленно приноравливаясь к палице, крутя ее в руках и выбирая оптимальный момент для удара. Интересно, сработат?
        Голова Локи все больше хмурилась, вслушиваясь в этот нескончаемый поток сознания. Нафаня, сосредоточившийся на распальцовке угрожающего выражения гигантского лица не заметил. А зря. Повернулся к асу и потребовал предоставить ему всю сопроводительную документацию на шлем, инструкцию пользователя и привести инженера по технике безопасности. Уж и не знаю, чего рыжий к шлему прицепился, но… Локи не я. Он потерпел наезды еще пару минут, сложил губы дудочкой и слегка дунул. Нафаня трижды кувыркнулся и несильно треснулся о тоненькую березку.
        — Ба… Баааарииин… А это чего??? Мы уже победили? Победили, да?
        Я вздохнул. Слабоват на голову мой холоп, ой слабоват. Это что же он теперь постоянно так переключаться будет? Может ему шлем купить? Хотя шлема и у меня пока нету… Ну тогда хоть тюрбан какой, и ваты туда напихать побольше… А, тоже нельзя. Тут ведь холопам головные уборы вовсе не полагаются.
        — Победили, Нафаня, победили… Ты посиди, отдохни чуточку. Сейчас на подвиги пойдем. Вот, держи денежку. Ладно, уважаемый Локки, я все понял. Постараюсь тебе помочь.
        — ПОСТАРАЙСЯ УЖ… И ДАВАЙ, НЕ ЗАТЯГИВАЙ. Я ТУТ ВЕЧНО СИДЕТЬ НЕ МОГУ У МЕНЯ ДЕЛ ПО ГОРЛО. АССГАРД ВОН БЕЗ ПРИСМОТРА, ДА И ВООБЩЕ…
        Хм, дел у него по горло… Земли у него по горло, вот. Эх, как бы его так прижать, что бы от обещания не отвертелся? Волшебный перстенек мне пригодится. Но вот, не верю я этому великану. Ну совсем.
        Жаль, мало я об ассах знаю. Не читал специально, не интересовался. А в фильмах да играх, чересчур разноплановая информация, порой противоречащая. Где бы первоисточник найти? Способны асы на клятвопреступления? Хотя, Локки точно способен, не зря же о нем как о самом великом обманщике говорят. Ну, лучше что-то, чем вообще ничего. Попробую.
        — Локки, а ты можешь поклясться всем самым для тебя святым, что сдержишь данное мне слово?
        — КЛЯНУСЬ,  — чересчур быстро и охотно прогромыхал асс.
        — Хммм… Чем?
        — ВСЕМ. ЧТОБ МНЕ ПРОВАЛИТЬСЯ… А… НУ… ДА… ТОГДА, КЛЯНУСЬ ВАЛЬХАЛЛОЙ!
        — Вальхаллой… А это разве не дом Одина, папки твоего? Отца всех асов?
        — ЕГО ДОМ, ВЕРНО. НО ОН МНЕ НЕ ПАПКА. МЫ БРАТЬЯ. И ЧЕГО ВЫ ВСЕ МЕНЯ В ЕГО ДЕТИ ЗАПИСЫВАЕТЕ?
        — Ну… Так в кино — ты его сын.
        — А, КИНО… СМОТРЕЛ. ЭТО ТАКОЕ, ПРО ПАРОВОЗ?
        — Почему про паровоз? Про тебя.
        — ПРО МЕНЯ? КАК ПРО МЕНЯ, ЕСЛИ Я НЕ ПАРОВОЗ?
        В течении минут десяти, с трудом выяснилось, единственное кино которое видел Локи — «Прибытие Поезда». Да-да, то самое. Одно из первых. Оно ему не понравилось, и с тех пор к синематографу ас относился критически.
        Потом мы еще немного поговорили о клятвах и честности. Локи заверил что никогда никого в жизни не кидал, а тот, кто говорит иначе — врет.
        Я напомнил об обещании обмануть вырывшего ловушку. На это Локи ответил, мол нужно же когда-то начинать.
        Разговор явно заходил в тупик.
        Вернее, мог оказаться очень занимательным и интересным в долгосрочной перспективе, но вот не было у меня времени надолго тут задерживаться. Нужно и ведьму ловить, и рыцаря искать, и квесты нормальные выполнять. От нормальных неписей, а не таких хитровыкрученных, норовящих наколоть наивного ура.
        — Давай про киноиндустрию потом. У меня сейчас времени нету, да и тебе, наверное, тут торчать обрыдло. Пойду искать того, кто тебя поймал.
        — УДАЧИ… Э-ЭЙ! СТОЙ!
        — А?
        — Я МОГУ ТЕБЕ ПОМОЧЬ НЕМНОГО… ВОТ, СЮДА СТАНЬ. И СПУТНИКА СВОЕГО ТАЩИ… ВОТ ТАК. ТАК. ЛЕВЕЕ… ТЕПЕРЬ, ЧТО БЫ НЕ СЛУЧИЛОСЬ — НЕ ДВИГАЙТЕСЬ. У МЕНЯ ЕСТЬ ПАРА ЧАРОДЕЙСТВ. ТАКИХ, С КОТОРЫХ ОДНИХ СЛОВ ДОВОЛЬНО. УКРЕПЛЮ ВАС. БЛАГОСЛАВЛЮ. Я ЖЕ ВСЕТАКИ АС.
        Благословление аса показалось мне хорошей идеей. Я подтащил Нафаню к указанному месту. Стал сам и дал отмашку, начинай мол.
        Внезапно, глаза головы вспыхнули светло-голубым огнем, и Локки заговорил нараспев:
        — СТАЛЬ!
        В КРОВИ ВРАГОВ…
        ОКРОПИ!
        РАЗУМ И СЕРДЦЕ…
        ОТКРОЙ!
        ВЕЩИМ СЛОВАМ…
        ПУТЬ!
        ГОРЫ И ТРОПЫ…
        СИЛЫ!
        ВЕРНОСТИ СЛОВУ…
        ПРЕБУДЕТ!!!
        — Слог хромает,  — сказал я, когда отгремело последнее слово.  — Рифмы нет. Да и смысл теряется… Но громко, это да. Впечатляет.
        Тут я обратил внимание на мерцающий в левом нижнем углу обзора значок похожий на перевернутую единицу. Руна? Сосредоточился на ней, и прочитал:
        «ЛАГУЗ ЛОККИ.
        ВСЕ ВАШИ БАЗОВЫЕ НЕБОЕВЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПОЛУЧАЮТ БОНУС В 100 % ДЛИТЕЛЬНОСТЬЮ 72 ЧАСА.
        ПО ИСТЕЧЕНИЮ ЭТОГО ВРЕМЕНИ, ПОПРОСИТЕ У ЛОККИ ПОВТОРНОГО БЛАГОСЛОВЛЕНИЯ, ЛИБО ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ НЕГО. В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ, ДАННЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ БУДУТ СНИЖЕНЫ НА 99 % СРОКОМ НА 7 200 ЧАСОВ.»
        Вот, сволочь! Теперь и захочешь об этой гигантской башке не забудешь. Ну да, все верно… Хитроумнейший из ассов. Привязал меня к себе, да как технично. И претензию ему не выдвинешь, он ведь в натуре помог, усилил, да еще как! А то что у его благословления… Лагуза этого… откат такой бешенный, что с того? Скажет, приходи мол, продлю. Или сниму… Вот ведь…
        — Ээээ… Локи… Знаешь, я привык своими силами обходиться. Снимай свой Лагуз, а? Я и так справлюсь.
        — ИЗВИНИ, НЕ МОГУ. ДЛЯ ЭТОГО РУКИ НУЖНЫ, А Я ПОШЕВЕЛИТЬСЯ НЕ МОГУ. НО ТЫ НЕ БЕСПОКОЙСЯ, ВОТ ОСВОБОДИШЬ МЕНЯ — И ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО. А И НЕ НАЙДЕШЬ ЛОВУШЕЧНИКА, ТОЖЕ НЕ БЕДА, ПРИХОДИ ЧЕРЕЗ ТРИ ДНЯ — ОБНОВЛЮ. СНОВА УСИЛЮ. НО ТЫ ВСЕ РАВНО НЕ ЗАТЯГИВАЙ. ТЕРПЕНИЕ МОЕ ЗНАЕШЬ ЛИ НЕ БЕЗГРАНИЧНО, Я ВЕДЬ НЕ БАЛЬДР.
        Ну вот… Теперь придется приоритеты менять. Вот ведь, шантажист скандинавский!!!
        — ТАК, ЕЩЕ НЕ РАСХОДИМСЯ. СЕЙЧАС КЕНАЗ ЕЩЕ НАЛОЖУ.
        — Чего?
        — РУНУ КЕНАЗ. ОНА ДОБАВИТ ВАМ СИЛ, ЭНЕРГИИ И РАСШИРИТ СОЗНАНИЕ. В ЭТОМ МИРЕ ЭТО ВЫРАЗИТСЯ В УСКОРЕНИИ ПОЛУЧАЕМОГО ВАМИ ОПЫТА. И, СЛЕДОВАТЕЛЬНО, В УСИЛЕНИИ.
        — Тоже с подвохом?  — хмуро спросил я.
        — КАКИМ ПОДВОХОМ? НИКАКОГО ПОДВОХА НЕТ. ОНА ТОЖЕ ТРИ ДНЯ РАБОТАЕТ, ПОТОМ ОПЫТ ПЕРЕСТАНЕТ ИДТИ СОВСЕМ. НО ТЕБЕ-ТО, ЧТО ТЕРЯТЬ? НА ТЕБЕ ВСЕ РАВНО ЛАГУЗ УЖЕ.
        — И не поспоришь… Ладно, вешай. Еще есть что?
        — НЕТ. ДЛЯ ОСТАЛЬНЫХ РУН НУЖНЫ РУКИ И ПАЛЬЦЫ. ГОТОВЫ?
        Он снова проорал что-то такое же немузыкально-поэтическое. Рядом с единицей появился значок, очень похожий на математическое неравенство «меньше». Я прочел описание и убедился — Локи не врал. Напрямую. Вот ведь, жулик… Все именно так, как он и сказал. Другое дело, что сказал он не все.
        Ну да ладно. Три дня у меня по любому есть. А там будем посмотреть.

        День 30
        Пергамент 6

        — Барин… Только… Давай озеро обойдем, а?
        Ветерок, днем довольно приятный, сейчас усилился. Он трепал рыжие волосы моего холопа так, что казалось башка Нафани объята пламенем. Дылда непроизвольно ежился. Может от ветра, а может и от ожидания форсирования водной преграды, битком набитой страшными первоуровневыми земноводными.
        Да и мне в легкой одежде было не очень комфортно. Погода стремительно портилась. Скорее бы выполнить квест, да приодеться на трактищиковы богатства.
        — Как обойдем? Нам же именно к нему надо.
        — Неее… Нам… А вернее — тебе… Тебе, к избушке надо. А не к озеру.
        Надо же. Оно мыслит. Выводы осуществляет. С ума сойти. Вот что с людями страх делает!
        — Заблудимся.
        — Не, барин, не заблудимся!  — рыжий возбужденно затряс головой на могучей шее.  — Я гнилую воду за много шагов чую. И проведу вот так…
        Нафаня изобразил рукой полукруг.
        — По дуге, что ли?
        — Неее. В обход.
        — Долго это.
        — Зато без… этих… квакушек… бррр… И мы быстро пойдем! Барин, хочешь, я тебя понесу? А сам бежать буду!
        Я прикинул все плюсы и минусы. Ну, то что ездовые собаки, коты и даже ездовые гномы бывают, слышал… Но ездовой холоп — это уже перебор.
        Я представил, несется он, значится, на встречу закату широкими балетными прыжками. Волосы красиво так по ветру развиваются… А я сижу, как говорится «на худых горшках». То есть у него за спиной, обхватив за шею руками и поперек пуза ногами. И меня мотыляет туда-сюда… Я иногда бьюсь носом о его затылок, от чего Нафаня попеременно то умнеет, то глупеет.
        Или того хуже. Он несет меня на руках, аки красавицу… Наши глаза встречаются. И мы сливаемся в долгом сладостно-страстном поцелуе… Меня аж передернуло.
        — Нет,  — твердо отказался я.  — Не нужно нести. Не инвалид я. И не беременный… Но пошли тогда быстро.
        — Конечно!
        И Нафаня уверенным шагом ломанул прямо через пожухший, но от того не менее колючий малинник. Но зато в сторону противоположную от нужного мне озера.
        Когда он из него выпутался, мы пошли туда, куда нужно. Лишь немного забирая в сторону. По пути я осторожно поинтересовался:
        — Хм… Господин Дорин, а как вы относитесь к рыбе? В частности — щукам?
        — Ээээ… Чего?
        — Рыбу тоже боишься? Нету такой фобии? Она ведь тоже мокрая и скользкая.
        — Не… Рыб я не боюся. Рыб я ем.
        — Чудны дела твои, Господи… Ладно. Ты знаешь, что у тебя в кармане щука?
        — Где?
        Рыжий сунул руку в карман, изменился в лице, но смолчал. Вынул руку. За сарделькообразный палец уцепился мелкими острыми зубками небольшой щучонок, сантиметров тридцати длинной. Щученок сомкнул челюсти намертво и бешено поводил глазками.
        — Ой,  — сказал Нафаня и попытался стряхнуть щучонка.
        Тот не стряхивался и только глубже вгрызался в палец.
        Рыжий схватил рыбенка за хвост и попытался оторвать. Куда там! Скользкий хвост вывернулся и отхлестал бедолагу по щекам.
        — Может он волшебный?  — предположил я.
        — А?
        — Ну ты скажешь «По щучьему велению, по моему хотению»… И все сбудется.
        — Правда?  — Нафаня доверчиво и наивно посмотрел на меня.
        — Не знаю. Попробуй.
        — А?
        — Ну это ведь ты щуку поймал. Загадывай желание.
        — Вот так просто? И сбудется? Все-все что захочу?
        — Да не знаю, говорю! Попробуй!
        — Хочу бочку меда!  — сказал Нафаня и почему-то посмотрел на небо.
        Я по инерции тоже глянул туда, но падающего бочонка ожидаемо не увидел.
        — Ты забыл волшебные слова сказать,  — напомнил я.
        — Какие?
        — По щучьему велению, по моему хотению!
        — И сбудется? Появится мед?
        — Да не знаю!  — заорал я.  — Попробуй!!!
        — Чего?
        — Тьфу!
        Пока Нафаня тупил, а я на него орал, щученок сдох. Так мы и не узнали, был ли он волшебным.
        Но протопали за это время изрядно. Еще, минут через пятнадцать, рыжий заявил, что мол он уже пришел. А мне налево свернуть и метров пятьсот по прямой. Там и будет избушка. А он пока сушняка наберет, разведет костерок и зажарит рыбу. Половину пообещал оставить. Я скептически осмотрел предъявленный мне гипотетический ужин, но спорить не стал. С сушняком в ближайшей перспективе тоже намечались проблемы, ветер приносил пока редкие, но крупные капли. Тащить на себе этого амбала, после вполне возможной встречи с лягушкой, мне не улыбалось совершенно.
        Небо продолжало хмуриться, низкие облака обещали скорый и сильный, а возможно и затяжной дождь. Порывы ветра налетали все сильнее, подгнившие деревья скрипели и жаловались на судьбу.
        Вымокнуть и подцепить дебаф «Простуда», по такой погоде можно только так. Поэтому я поспешил к избушке. Какая-никакая, а крыша над головой. А Нафаня… Ну, ему не привыкать. Он в лесу уже лет десять живет, на подножном корме. Здоровьем прямо пышет. У него только одно место в организме слабое, но оно для него все равно вторично.
        Домик, хоть немного покосившийся, но с виду крепенький. Разве что вот дверь, на одной петельке болтается.
        Я на всякий случай снял с пояса булавы, кастанул на себя заранее утвержденный набор бафов и шагнул внутрь.
        В избушке совершенно точно недавно что-то взорвалось. А потом горело. И только по непонятной мне причине все внутри не выгорело абсолютно.
        Случившаяся катастрофа не обошлась без последствий для какой-то несчастной неписи. Разорвало ее что ли? Куски человеческой плоти вперемешку с осколками, щепками, обломками и прочим хламом…
        На первый взгляд, в избушке ни одной целой вещи. Даже печка и та треснула.
        Странно. Снаружи домик выглядит вполне себе пристойно.
        Тупик.
        Вряд ли сюда ведьма вернется. Даже если вон там не ее голова валяется, а чья-то еще. Я приподнял голову за остатки волос, всмотрелся в лицо. С одной стороны — опалено, почти сгорело. С другой будто кипятком ошпарено, но черты еще просматриваются. Понятно, женская голова. Причем женщина была не особо в возрасте. Может даже девушка. Под рваной губой блеснуло. Золотой зуб. Надо же. Может выковырнуть?
        Подумал и решил, черт с ним. В этом мире магия есть, умертвия, боги и прочая хрень. Может еще и призраки возятся. Повадится ко мне вот такое чудо являться и выть «Отдааааай мой зууууб! Оооотдааааййй!» А у меня экзорцизм совсем еще не прокачан. Зачем мне такое Щастье? На квестовый зуб не похож. Даже не определяется самостоятельно, а является частью головы в целом. Скорее всего просто декорация. Ну и шут с ним.
        Кстати, да…
        Ну ка что там в описании…
        «Голова Няши. Вареная в укропе. Испорченная.»
        Няши… Няша, это такой свиносмешарик, вроде. Или то — Нюша? Не помню. Кстати… А вдруг, смешарики это внебрачные дети того самого Колобка? Ну который в лес убежал и стал там жить со всеми зверями по очереди? А что? Судя по тому, как его заяц описывал, такое очень даже возможно.
        А Няшу эту скорее всего еще до пожара грохнули. Если бы разорвало взрывом — кругом кровь была бы. А ее нету. Только куски тела валяются. Стало быть, ведьма полуфабрикатами запасалась, ясно.
        Придется, наверное, сначала рыцаря искать. Жаль.
        За окошком, затянутым какой-то мутноватой пленкой сверкнула молния. Почти сразу раздался оглушительный раскат грома. Прямо над головой, надо же. Интересно, в конструкции избушки молниеотвод предусмотрен?
        М-дя, а запашок тут тот еще. Сначала не почувствовал. На адреналине был. А теперь… фу… Но вымокнуть до последней ниточки — не самая лучшая альтернатива. По крыше забарабанил дождь. И тут же громыхнуло снова. Дверь распахнул порыв ветра и внутрь будто плеснули ведро воды. И еще одно. И еще…
        Вот это полощет, ничего себе! С другой стороны — хорошо. Нафаня окончательно отмоется.
        Я прикрыл дверь и подпер обломком табуретки. Сразу стало тише и как-то спокойнее. Даже несмотря на куски обугленной полуистлевшей человеческой плоти валяющиеся вокруг.
        Ой, да ладно! Ну куски тела, и что?
        Все равно ведь непись.
        Мы, дети интернетов и не к такому привычные.
        Антураж так себе. Не слишком зловещий. Я и покруче ужастики видывал… Вообще, после Мясника в древнем как мир Диабле, все эти расчлененки воспринимаются уже не так впечатляюще. По крайней мере мной. Может, потому что, когда я в ту игру гамал, мне года четыре всего было. Так сильно запал в душу Мясник с рарным топором, что потом я кроме него вообще никого не боялся. А может и правда, иммунитет к подобному интерьеру за годы задротства выработался.
        Хотя, конечно, грязно и противно. Посидеть бы, а еще лучше полежать… Да вот не на чем. Но не стоять же столбом посредине комнаты пока дождь кончится. Может в мусоре покопаться, вдруг найду что полезное? Кроме того, тут вполне могут быть тайнички. В таких местах они просто обязаны быть.
        Я осмотрелся, выбрал самое перспективное направление и полез на печку.
        Широкая трещина, расколола печь почти надвое. Из щели не очень хорошо, но вполне терпимо пахнет. Даже не сказать, что воняет, просто запах такой… навязчивый. Но приятней чем комнатное амбре. Вокруг — черная жирная копоть, потеки грязи, полусгоревшие пучки трав, еще какой-то мусор…
        В дальнем углу сырые, тронутые плесенью тряпки. Ну-ка… Что у нас там?
        А там не что, а кто. Вот так сюрприз.
        Маленький толстенький бородатый человечек, чем-то похожий на жирного кота. Росточком сантиметров тридцать, не больше. В длинной заляпанной рубахе, ватных штанах, и валенках.
        Дышал человечек тяжело и редко. Не спал, а… да, в отключке был. Хриплые стоны, вырывающиеся из его груди, наводили на нехорошие мысли. Недолго коротышке уже осталось.
        «ДОМОВОЙ. УРОВЕНЬ: 48»
        Ух ты. Ни разу живого домового не видел. Тьма почему-то снова молчит, не предлагает дополнительной информацией поделиться. Может у него что-то общее с асом? Тоже неместный?
        Я подполз ближе, осмотрел человечка, пощупал его лоб. Горячий. Видимых повреждений нет. Синяки, ссадины, но вроде ничего не сломано… Однако, жар у него.
        Мигнуло…
        «ДОМОВОЙ. УРОВЕНЬ: 47»
        Хм… Интересно. Был вроде сорок восемь. Или я путаю?
        Через несколько минут уровень домового скатился до сорока шести.
        Вот те на. Делевелы бедолагу мучают. Интересно, а когда до нуля уровень скатится — домовой помрет? Или что случится? И с чем связано такое его плачевное состояние? С бардаком на подведомственной территории? Ну так и навел бы порядок.
        Я призадумался. Что делать?
        Бара его жизни не видно… Подлечить малость? Может очухается?
        Я слил почти всю ману, но мои лечилки канули в туне. Минут пятнадцать возни и еще два делевела бородача, вот и весь результат.
        Так… Значит у него делевл каждые минут семь примерно. Таким образом, часов через пять-шесть, бедолага окочурится. Ну, или обнулится, что для непися, я полагаю, синонимы. И что делать? Не избушку же чинить, в натуре… Я при всем желании новую печь не сложу. У меня ни нужных навыков, ни заклинаний… ни стремления в этом мусоре копаться.
        И главное, квеста нет.
        А значит — не факт, что уборка и ремонт — именно то, что нужно. Хотя тут, бывает, квесты засчитываются так сказать по факту выполнения. Я это еще с лабиринта понял. Линейности, как таковой тут в помине нет. С одной стороны — интересно, а с другой… черт ногу сломит. Может, до того, как сюда прийти, мне нужно было какой артефакт отыскать… Ну, или новый дом для домового. А сейчас уже все, пипец. Поздно. Мое появление таймер запустило, и теперь спешить требуется.
        Попытался вызвать внутреннюю тьму, но та лишь завозилась, буркнула что-то неразборчивое, и забилась в уголок сознания. Нужно жречество срочно качать, не нравится мне такое отношение. Сейчас бы вытащил ее за шкирку, пнул и работать заставил.
        Вот ведь… И не спросишь никого. Из легкодоступных местных — только Нафаня, а с него тот еще советчик… Хотя… Я широко улыбнулся, и погладил висящую на поясе палицу.

        День 30
        Пергамент 7

        — Ты чего это задумал?  — раздался из трещины в печке тоненький голосок.  — У домового лута нет. Разве что валенки. Но на них статы левые.
        От неожиданности я дернулся и долбанулся макушкой о потолочную балку.
        — Ты там осторожней,  — сказал голосок.  — А то убьёшься еще. Или дураком сделаешься.
        — Ты кто?
        — Печка, йопт!
        — Правда, что ль?  — я морщась потер ушибленное место.
        — Все-таки опоздал,  — огорчился голосок.  — Ты уже все. Того.
        — Чего того???
        — Сдурел.
        — Не. Не сдурел. У меня под это дело есть специально заточенный холоп.
        — Ммм? Как так?
        — Мне что, так и продолжать с печкой беседовать? Покажись.
        — Ага, щас. Фиг тебе.
        — А что ты такой дерзкий? Го пэвэпэ?
        — Хм…  — голосок задумчиво помолчал.  — Считай нарвался. Отползи от щели. Щас вылезу. И все. Кранты тебе. Хе-хе… Если не извинишься, конечно.
        Я поспешно отодвинулся в угол, почти впритык к лежащему без сознания домовому. Что-то мне подсказывало, что до боевых действий дело не дойдет. Голосок был каким-то… ну… доброжелательным, что ли?
        Из щели показалась маленькая, почти кукольная ручка. Потом вторая. Мышь, подумал я. То крыса, то мышь, да что такое… Только воплощенного приснопамятного игроковского хомяка не хватает. Но нет, вылез небольшой, размером с мышку человечек.
        От домового он отличался разительно.
        Во-первых, никакой бороды, только лихо торчащие под крючковатым носом усы, живо напомнившие мне Кису Воробьянинова до встречи с Остапом. Одежда — джинсы, свитер и кроссовки. Все какое-то невзрачное, неопределяемого цвета, не грязное, а скорее застиранное и потертое.
        Ну и самое главное. Над головой у человечка не было надписи. Никакой. За неделю, проведенную мной в этом мире и не знаю сколько дней блуждания по лабиринту, я уже привык к этому обязательному атрибуту. А тут эвон как…
        — Ну,  — сказал человечек и протянул мне крошечную ладошку.  — Будем знакомы. Адам Жуков. Гээм. Бывший, правда.
        Это признание меня прямо в ступор вогнало. Миллион вопросов, требований, советов по улучшению мира и прочего ментального мусора пронеслись в голове и исчезли, оставив звенящую пустоту. Я аккуратно пожал протянутую ручку.
        — Ты не думай…  — Адам ухмыльнулся.  — Размер не всегда имеет значение. Я, знаешь ли, могу по своему выбору менять и размер, и плотность, и внешний вид… Да вообще все. И не только в этом мире, ага. Когда мы последний раз встречались, я выглядел так.
        Облик Адама Жукова поплыл, глаза сузились, усы обвисли, на лбу и вокруг рта появились глубокие складки.
        — Танга давай! Бумажка бэры, яшыка бэры, танга давай!
        Я вообще офигел.
        Тот самый узбек, что привез мясной комп. Ах он сцука, подумал я. Это же по его милости…
        — Глазами не сверкай,  — Адам примирительно поднял ладошки.  — Ты ведь этого и хотел, правда? Играть всегда. ВСЕГДА. Жить в игре и жить игрой. А тебе, там…  — он неопределенно кивнул в сторону окошка,  — все равно наступал каюк. Вот я подсуетился и вуаля! Тебе самому тут лучше, разве нет? И мне пользу принесешь, заодно. Да и… ну… в Рай тебя все равно бы не взяли. А в Аду таких как ты на раз ломают. Но душа твоя еще не полностью пропащая, вон даже Внутренняя Тьма и Свет Христов вместе уживаются. С Тьмой ты уже более-менее разобрался, вижу даже несколько рангов поднял… Хорошо. Скоро дело и до Света дойдет. И как в тебе две силы уживаются, не пойму. Почему тебя еще не разорвало… Чудо, не иначе. На моей памяти только один такой был, да и тот неясно кто. То ли демон, то ли ангел, то ли падший… А может и вообще… Даже с моим Всезнанием без поллитра не разберешься.
        — Ты… вы… бог? В смысле… ну… настоящий?  — в этот момент я был готов поверить и в это, и в Рай, и в Ад… И даже в то, что миром правят мелкокалиберные усатые узбеки, залезающие в мозги политиков через… ну, например, уши.
        Человечек отрицательно помотал головой.
        — Если ты имеешь ввиду Его,  — он кивнул в сторону потолка.  — Того, кто создал… ну… Все… то нет. Я не Он. Однако, с твоей точки зрения, мы определенно чем-то похожи. Кроме того, тот, кто создал Мироздание, и тот, кто создал то место, где Мироздание приткнулось в уголочке — совершенно разные личности. Не говоря уже о том, кто сейчас Землей управляет. Вернее, даже не управляет, а… ну… как сказать… наблюдает? Нет, не совсем правильно. Играет в нее.
        — Мммм… ну… вы…
        — Да не выкай. Не люблю.
        — Ээээ… ладно… ты… ты совсем меня запутал. Земля — игра? И вы… ты… в ней гээм?
        Человечек по имени Адам грустно на меня посмотрел.
        — Рано… эх… рано я к тебе явился. Вот ведь как бывает. Не готов ты, пока что. Ладно, замнем для ясности. Через месяцок попробуем еще раз. Сначала.
        Он щелкнул пальцами, и я напрочь забыл весь наш этот диалог. Начиная с его первой фразы.
        О том, как вспомнил, и что после этого произошло, напишу позже, тут это ни к чему.
        — О!  — Сказал я, увидев непонятно откуда взявшегося маленького человечка сидящего на краю печки и качающего обутыми в кроссовки ножками.  — Ты кто?
        Человечек поднял на меня, почему-то грустные глаза, вздохнул и сказал.
        — Айболит Робингудович.
        — Как?
        — Чего непонятного? Бродит Айболит Робингудович туда-сюда, ищет кому помочь. Предпочитает зверей, но всякое случается… Вот, домового полудохлого нашел. Тебя еще… Думаю, нужно его в себя привести. Ты как, не против?
        Я, напротив, был очень даже не против. О чем и заявил Айболиту.
        — Давай,  — сказал он.  — Приступай.
        — Я?
        — Ну а что, я что ли? Задолбался уже всем лично помогать.
        Он тыкнул пальцем в валяющийся неподалеку грязный валенок.
        — Я так понимаю ты в домовых ничего не понимаешь… Хотя мысли по поводу ремонта и уборки в домике в целом верные были. Не дергайся, не читаю я их. Просто ты вслух сам с собой беседовал. Вот тебе совет. Вернее, советовать тебе на прямую я не могу. Вернее, могу но не хочу… Вернее, хочу, но не буду… А, блин горелый, запутался… Ладно. Слушай сюда. Домовой не может быть без дома. А если дом плох — плох и домовой. Но домового можно переселить. Так что, я как Айболит со стажем, советую — перепрописать пациента. Срочно. В этой избушке ему микроклимат не подходит. Все, адью.
        И исчез. Я думал, просто растворился, но нет. Через секунду, он высунул голову из печной щели, заговорщицки подмигнул и сказал:
        — Кстати… Ни ему,  — он кивнул на домового,  — и никому вообще обо мне не говори. Понял?
        Я тупо кивнул, а потом спросил:
        — Почему?
        — Ну…  — человечек задумался.  — Например, вот поэтому…
        ПОЛУЧЕНО ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ ПОСТОЯННОЕ ЗАДАНИЕ. ОТКАЗАТЬСЯ НЕВОЗМОЖНО.
        НИКОМУ НЕ ГОВОРИТЬ О ЗНАКОМСТВЕ С АЙБОЛИТОМ РОБИНГУДОВИЧЕМ.
        НАГРАДА: 10 ОЧКОВ ОПЫТА КАЖДУЮ СЕКУНДУ, ПОКА О ВАШЕМ ЗНАКОМСТВЕ НИКТО НЕ ЗНАЕТ.
        ШТРАФ ЗА НЕВЫПОЛНЕНИЕ: ПРЕКРАЩЕНИЕ НАЧИСЛЕНИЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ ОЧКОВ ОПЫТА, ОТКАТ УРОВНЯ К ПЕРВОНАЧАЛЬНОМУ ЗНАЧЕНИЮ НА МОМЕНТ НАЧАЛА ВЫПОЛНЕНИЯ НАСТОЯЩЕГО ЗАДАНИЯ.

        День 30
        Пергамент 8

        Валенок на первый взгляд казался вполне обыкновенным. Обыкновенным и оказался. Только всякого мусора в него набилось много и сам он испачкался.
        ВАЛЕНОК ОБЫКНОВЕННЫЙ. БЕЗ ПАРЫ ПОЧТИ БЕСПОЛЕЗНЫЙ.
        ДАВАЕМЫЕ ЭФФЕКТЫ: ОБОГРЕВ ОДНОЙ НОГИ + 15, ЗАЩИТА ОТ ВОДЫ ОДНОЙ НОГИ +3, ЗАЩИТА ОТ ПОВРЕЖДЕНИЙ +6.
        СОСТОЯНИЕ: ХОРОШЕЕ.
        СТАТУС: ГРЯЗНЫЙ, МОКРЫЙ.
        ВЕС (ВМЕСТЕ С МУСОРОМ, ВПИТАВШЕЙСЯ ВЛАГОЙ И ПРОЧЕЙ ГАДОСТЬЮ): 4,8 КГ
        Привести в порядок валенок гораздо проще, чем целую избушку. Справился я минут за пятнадцать. Почистил, помыл в дождевой водичке, и даже умудрился просушить кастуя на себя «Температуру».
        Пока возился — апнулся.
        Приятно, черт побери! Занимаешься своими делами, а опыт капает. На моих нубских левлах очень даже ощутимый бонус.
        Бережно подняв хрупкое тельце головой вперед сунул в валенок. Никаких дополнительных инструкций по лечению домовых путем переселения человечек не оставил. А у меня, как назло, под рукой не оказалось справочника «Первая помощь страдающим делевелами неписям». Да и не было у меня такого никогда. Домовой провалился в валенок и пропал. Будто и не было. Из валенка послышался глубокий вздох облегчения. А потом почти сразу заливистый плач и причитания.
        Я подождал немного, не решаясь прерывать душевные терзания домового… Хотя теперь, наверное, уже не домового, а… валеничного? Валенкового? Истерика вроде пошла на убыль, и я позвал:
        — Эй… Как там тебя… Домовой. Ты как? Очнулся? Перестал обнуляться? Все у тебя там в норме?
        — Кокое тааам!  — раздался вопль с ярко выраженным вологодским акцентом.  — Был я домовой, да весь выыышеел! По мирууу в ентоом валенкеее пойдуууу! Ооох… сирота я, сироооотаааа… Сиротиииииннууушкааа… Одиноооокая во пооооле былииинууушкааа… Оооох…
        Мне даже треньканье балалайки почудилось. Хотя откуда он там мог ее взять, в валенке? При нем не было, когда я его запихивал, это точно.
        Голос из валенка был несколько трубным, и активно налегал на «о». Поэтому грустная песня о нелегкой доле бездомного домового вызвала у меня чувства совершенно противоположные ожидаемым.
        Я заржал.
        — А валенок, хороший, чистый,  — внезапно переключился домовой, прямо на середине куплета.  — Одобряю. Ты меня в него определил?
        — Ага.
        — Блогодарствую,  — раздалось подозрительное бульканье, и почти сразу высунулась из валенка бородатая мордочка.  — Шоп тебе никогда о ступеньку не споткнуться, во! Ну и головой о притолоку не вдариться. И до кучи шоб пальцы дверью не прибить!
        ВНИМАНИЕ: ВЫПОЛНЕН СКРЫТЫЙ КВЕСТ «СПАСТИ ДОМОВОГО».
        ПОЛУЧЕНА НАГРАДА: 1000 ОЧКОВ ОПЫТА, УВЕЛИЧЕНА ЛИЧНАЯ РАСПОЛОЖЕННОСТЬ ДОМОВОГО К ВАМ НА 1000 ПУНКТОВ, ПОВЫШЕНА ХАРАКТЕРИСТИКА «ВНИМАТЕЛЬНОСТЬ» НА 50 ПУНКТОВ ПРИ УСЛОВИИ, ЧТО ВЫ НАХОДИТЕСЬ В РУКОТВОРНОМ ПОМЕЩЕНИИ.
        — Но жить в валенке всегда, вот не хочу и все! Нужно мне новый дом найтить и шоб бесхозный! То бишь, без другого домового. Люди — ладно, они постоянно зоводються, аки тороканы…
        — Ч… чего?
        — Шо не понятно?  — возмутился домовой.  — Погорелец я. Избушка вон, вишь, померла без присмотру. Погибло… Ведь все погибло… Шуба… две… три… пять шуб… сомовар… пятнадцать самоваров… или боооольшеее… если те, шо без носиков считать… Все, ведь все шо нажито непосильным трудом… подушка пуховая… одеяло… три… нет, пять. Скоро избушка совсем протухнить… а я чаго? Валенок-то, оно не то, на долго-то… да и стыдно в валенке-то жити… Будто джин бусурманский в лампе, прости господи… И вы боги, тоже, простите, не нарошно, ога… Благо, догодалси ты непутевый, валенок сыскать… Не, валенок-то, как раз хороший… Путевый валенок то, вон и пятка прошита… И на том спосибо… Но долгонько я в нем не продержуся. Я хоть аэрофбией и страдаю, но не в такой же сильной форме-то!
        — Судя по запаху, ты алкоголизмом страдаешь!
        — Нет! Я им нослождаюся!  — из валенка явно дохнуло перегаром. Ну, точно. Алкаш. Когда домовой издыхал на свежем воздухе нравился он мне гораздо больше.
        — А ты как думал? Тут ведьмы жили, спервоначалу Яга, потом Гуля… У них все ностойки на спирту. И ведь усе надо продегустировать, ничего не пропустить… А вдруг брак? Производственный, и-ик… Робота токая. Шо поделать… Вот и не щадил живота своего!
        — Скорее печени.
        — Ее тоже,  — не стал спорить домовой.  — Спосибо тебе, конечно, добрый молодец, шо не бросил помирати… И дом мне подыскал временный хоть и маленький, но сносный… Как тебя зовут то, герой?
        В слове «герой» не было насмешки или презрения. Так могли, например, обращаться в моем мире к официанту. Или сантехнику. Типа профессия такая, что поделать. И хуже работы бывают.
        Типа… «Але? Героя вызвать можно? У нас тут Мировое Зло просачивается. Ага, сильно. Да, давайте дежурного. Ждем.»
        — Задрот.
        — А по батюшке?
        — Хм…  — я решил, чтобы не путаться, придерживаться первоначальной версии. Да и какая разница. Игра же.  — Дозрелович.
        — Кокие, однако, имена в ваших кроях антиресные!  — воскликнул домовой.  — И перья вон из бошки торчати… Энто у вас семейное, Задрот сын Дозрелов, али где мода такая есть бусурманская?
        Видно, соскучился бедолага, пока болел. Но ведь и совесть нужно иметь. Сколько можно ни о чем болтать?
        — А тебя то как зовут, а, домовой? А то я представился, а ты нет. Невежливо это.
        — Ну… эт… дык… Домовой и зовут. Нету другого имени. Не сподобились дати… А вообще, меня никто не зовет никуда, домосед я. Для нас, домовых, дом — продолжение себя, как у ентой… как ее, сволочь… черепопопахи, во! Не могем мы без него, дома, чахнем. Даже ежели в дому не прибрано — нам уже плохо.
        — И как же ты такое запустение и разгром допустил, а? И почему снаружи избушка нормально выглядит, а внутри все плохо?
        — Ой-ой-ооой… Ночолося энто довненько…
        И поведал мне домовой, чуть ли не всю историю своей жизни.
        Приведу, пожалуй, сокращенную версию, потому что говорил он часа четыре без перерыва. Разве что иногда начинал всхлипывать, три раза прятался в валенок и чем-то там булькал, а пару раз всплакнул.
        Кстати, пока он вещал, я еще один ап получил. Крррасота!
        Начал домовой с того, как мутировал из кота.
        Своей жизни в обличье кота он не помнил, но то что ранее им был, знал наверное.
        Избушку эту, колдовским способом возвела ведьма по имени Яга. Для него — Ягуля. И вовсе не баба, то есть, баба конечно, но не старуха. Ядреная такая баба, молодка вечнозрелая. Щекастая, грудастая и хм… Ну, во всех нужных местах у нее всего было много.
        Яга числилась лесной ведьмой. Кроме того, являлась то ли официальной любовницей Велеса и женой Лесеня, то ли наоборот. Тут домовой и сам точно не ведал, но то что два этих языческих божества оказывали Яге покровительство, знал точно. Однако, к ней в гости они не приходили, она сама к ним в лес бегала. Регулярно. Раза по три на день. В любую погоду.
        Домовым Домовой был старательным. От дел не отлынивал, за что исправно получал блюдечко молока каждую пятницу, а в полнолуние еще и сладкий пирожок. Тем и жил. Чем именно занималась Яга вне дома, его не интересовало абсолютно. Главное, чистоту поддерживала и почтение хозяину дома выказывала, хоть сама его из кота и создала. Скорее всего.
        Домовой рос над собой, получал левелы, умения и способности. Но вовсе не как игрок, или среднестатистический непись. Его экспа полностью завязана на хоз работы и крафт. В основном пищи, но не только. Докачался домовой за многие годы обитания в избушке до трехсотого левела, между прочим. Открылись почти все абилки и ачивки, нужные в хозяйстве. Это дало ему возможность оживить домик. Ага. Вырастить избушке ноги, и даже наделить интеллектом, примерно на уровне четырехлетнего ребенка. Ох, как он тогда радовался! И Яга тоже! Даже назвала милым и чмокнула в щеку, признался домовой краснея.
        Избушку он очень любил и постоянно ее апгрейдил. Количество самоваров, например, он не преувеличил. Он их в натуре коллекционировал. Каждый самовар, давал единичку к скорости приготовления еды, так-то. Даже те, что без носиков. Вот так они жили втроем, душа в душу. Избушка, домовой и Яга.
        Иногда приходили к ведьме гости и она в зависимости от погоды, настроения или аргументов гостя, могла или помочь, или прибить. Но людей не ела, нет… Она вообще вегетарианкой была убежденной. Разве что рыбой не брезговала. А в убийстве, греха большого ни Яга, ни сам Домовой не видели, ибо не разделяли христианского мировоззрения. Домовой, как и хозяйка избушки, вообще язычник. Причем не по вере, а по принадлежности к пантеону.
        Домовой, это ведь только первый шаг, пояснил он. В теории, когда-нибудь и до младших богов можно дослужиться. Но дело это не быстрое, да и не хотел он менять специализацию. Нравилось ему у Яги.
        А вот однажды, появилась у избушки страшное существо.
        Нет, не внешне, а духовно, внутренне.
        Домовой, будучи по природе духом сам, легко углядел наложенное на существо проклятие. Проклятие было мощным, и затемняло почти всю душу существа. Но сквозь него проглядывало, самым краешком… нечто могучее и очень… мягкое. Душа существа очень походила на колючий каштан истекающий нечистотами. Она впитывала через иглы зловонную энергию, поставляемую похожими существами, но более низких рангов. И выплескивала наружу ненависть ко всему живому.
        Яга, будучи в этой части леса полноправной хозяйкой, сама вышла на встречу существу. Хотела прогнать, дабы не заражало оно окружающей природы и вообще феншуя не нарушало.
        Существо прогоняться не пожелало, а сходу вступило в битву. Так как бой происходил на опушке, домовой помочь не мог. Сидел у окошка, дрожал, грыз ногти и болел за Ягу.
        В противостоянии магий Природы и Тлена, победил Тлен. Но не честно. Яга пала после трехчасовой битвы. И то, только потому, что существо призвало целую прорву помощников. По описанию, как две капли воды похожих на гулей до эпидемии.
        Яга расшвыряла почти всех, но несколько штук повисли на руках и мешали колдовать. А существо разинуло огромную вонючую пасть полную гнилых клыков, и слопало любовницу двух лесных божеств без хлеба и соли в один глоток. Вместе с собственными приспешниками.
        Оказалась эта тварь Королевой Гулей. Их общественной Матерью и Божеством. Именно о ней, меня когда-то урод-одур предупреждал.
        После той битвы, началась у несчастного домового не жизнь а сплошная мука. Поселилась эта людоедка, в избушке и стала свои порядки устраивать. Домового кормить перестала, а напротив унижала и обижала по-всякому. Уйти он не мог, потому и запил. Заставляла его злыдня эта заниматься делами уж совсем черными. Несчастный домовой и людей свежевал чудовищем загубленных, и жертвы для кровавого алтаря готовил, и что уж совсем сосем страшно, тараканов, мокриц и пауков в избушке развел. Деликатесом баба Гуля их считала.
        А как было иначе? В противном случае ведьма начинала избушку обижать, та плакала, а для домового хуже нет, чем стон родного дома.
        Биться с ней он боялся. Не удосужился боевые умения прокачать, хотя и мог, конечно. Специфические. Работающие только в пределах родного дома, но там, зато крутые неимоверно. Но не прокачал. Разве что крысу мог победить, и то, если только один на один. В вопросе защиты, полагался он на Ягу полностью.
        Приходили к черной ведьме, которая называла себя Гулей совсем уж страшные существа. Трупоеды, упыри и канибалы. Только с такими эта тварь и водилась. После каждых таких гостей приходилось домик проветривать и дезинфицировать. Вели они себя отвратительно. Домовой страдал, но терпел. Жалел избушку, лечил.
        Бабка отлавливала местных зверей, людей и даже духов. И пожирала. Причем как заметил домовой, при пожирании сильнее каждый раз становилась. И лес вокруг все сильнее менялся. Он, вроде как и живой… но… на корню гниет. Не иначе от бабы Гули заразная гадость лес портит. Он бы у лешего спросил, тот иногда заходил в гости. Мед приносил, грибы. Но пропал леший, леший знает куда. Сразу, как только Яга погибла.
        Однако, уровень съеденного на этот процесс загрязнения леса и апов ведьмы не влиял. На чем-то другом бабка качалась. Вот, например, с Яги подняла она всего три левла. А с последней пойманной жертвы, молодой девчонки по имени Няшка, из находящейся неподалеку землянки, аж восемь.
        Девчонка та, по словам домового, была самая простая, даже не ведьма ни разу, и тем более не воительница. А самая обычная шмара. Так о ней и Яга в свое время говорила, когда лечила от какой-то болезни, из-за которой нос отваливается и пердишь постоянно.
        Это именно ее голова с остатками волос и золотым зубом тут валяется и кости по большей части тоже ее. Ох, как орала несчастная, когда Гуля ее на живую кусочками да полосочками резала, как выла, как дедушку с бабушкой звала… Домовой сидел под лавкой, смотрел на непотребство и тихонько плакал не в силах помочь.
        Были и другие жертвы, но эта запомнилась домовому больше прочих. Потому что дня через два после этого, баба Гуля притащила еще одну девку, как две капли воды похожую на Няшку.
        Та оказалась духом покрепче. Стенать и плакать не стала. Напротив, сама довела бабку до истерики, хоть и была привязана к стулу. Бабка уже собиралась кончить рыжую. Сожрать без обычного для себя слома характера и забирания души. Именно так она и росла, тварь поганая, ага. Но тут в избушку вломился мужик.
        Бабка еле успела убежать, прихватив с собой пленницу. Открыла портал в печке и шмыг туда. А мужик-спасатель, как увидел девку жаренную, пареную, варёную, да в укропе моченую, устроил в избушке погром. Причем, так увлекся, что и сам бы угорел, если бы домовой вовремя портал по бабкиным следам не открыл, да не вышвырнул того долой.
        С трудом справившись с пожаром, путем купания избушки в омуте, домовой приступил к наведению порядка. Для начала очистил и подновил стены снаружи. Во-первых, это было проще и быстрее, а во-вторых, внешний вид дома, для домового — визитная карточка. Боги упаси, увидит кто из соседей избушку всю в иле и водорослях, да выдавленным окошком, да поломанной трубой… Стыда же не оберешься.
        Но вдруг, почувствовал себя домовой неважно. Он никогда еще не болел, разве что, когда котом был, но того не помнил. А стало быть такое состояние было для него в новинку.
        Решил подлечиться. Ну и… понеслася.
        Примерно на пятой бутылке с настойкой неизвестного назначения, он с ужасом понял, домик перестал быть живым. Не отвечала ему более избушка как он ни звал. Что именно стряслось, домовой не ведал, но случившееся подорвало хрупкую, расшатанную последними событиями и алкоголем психику напрочь.
        Залез домовой на холодную нетопленную уже несколько дней печку, свернулся калачиком и приготовился умереть. Ну, или снова в кота превратиться, если повезет. Сил на обустройство, уборку, ремонт и оживление избушки не было. А умерший домик, превратившись в дом-вампир, вытягивал последние капельки несчастной жизни бывшего хозяина. И сейчас тут долго находиться не рекомендуется, добавил он.
        Пока еще не совсем отключился, видел, вернее ощущал, что по округе бродят, не решаясь подойти ближе проклятые. Проклятие он очень явно ощутил, оно прямо как неприятный запах отхожего места на всю округу распространялось. Чем-то на запах Гули похож, но точно не ее. И не ее слуг. Проклятые были какие-то странные. Не злобные, а скорее робкие, застенчивые и несчастные. Посидели в кустах, посовещались, но так и не выбрали в своих рядах смельчака, готового к ведьме в гости заглянуть. Посидели и ушли куда-то на север.
        А домовой продолжил тихонько умирать.
        Там я его и нашел.
        Вот собственно и вся его история, имеющая касание к моей. Он еще много чего рассказывал, но это все так… лирика.
        — А таперича и не знаю шо и делать… Дом мой умер, и только на растопку годится. В валенке долго не продержуся… Слухай, а довай… довай ты мне новый дом с хорошим хозяином нойдешь? А еще лучше с хозяйкой. А я тебе за энто, великую тайну открою. И еще отблагодарю, научу правильно дом слышать, и с ним не ссорится. А то я в энтом валенке дольше года не протяну…
        ВАМ ПРЕДЛОЖЕНО НЕОБЯЗАТЕЛЬНОЕ ЗАДАНИЕ:
        ДОМ ДЛЯ ДОМОВОГО.
        УСЛОВИЯ ВЫПОЛНЕНИЯ: В ТЕЧЕНИИ ГОДА НАЙДИТЕ ДОМОВОМУ ДОМ, КОТОРЫЙ ЕГО ПОЛНОСТЬЮ УСТРОИТ.
        НАГРАДА: ДОМОВОЙ ПОДЕЛИТСЯ С ВАМИ ПОЛЕЗНОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ ВЕДОМОЙ ВО ВСЕМ ЭТОМ МИРЕ ТОЛЬКО ЕМУ ОДНОМУ. ДОПОЛНИТЕЛЬНО: УМЕНИЕ СЛЫШАТЬ ДОМ.
        ШТРАФ ЗА ПРОВАЛ: ПОСМЕРТНОЕ ПРОКЛЯТИЕ ДОМОВОГО. СНИЖЕНИЕ ВСЕХ ОСНОВНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ВДВОЕ В ЛЮБОМ РУКОТВОРНОМ ПОМЕЩЕНИИ.
        ПРИНЯТЬ? ДА/НЕТ?
        Ну, уж за год я по любому найду, где его поселить, подумал я и нажал «Да».
        — Хорошо, помогу. Чего бы не помочь погорельцу… А что значит слышать дом?
        — Ооо… это очень полезная штука. Вот, например, ты в одной комнате, а в другой кто-то кому-то что-то шепчет. А тебе любопытно, о чем они там? Дык услышишь, стены помогут и трубы. Или идет кто-то мимо, а ты уже знаешь кто, тут окна подскажут. Даже ежели ентого того и не видно даже. Или вот, спрятала от тебя хозяйка бутылку, а ты…
        — Все-все, понял…  — рассмеялся я.  — Действительно полезная вещь. А что за секрет? Ну, тайна?
        — Пока не скожу,  — насупился человечек.  — Тайна это. Вот, найдешь мне дом — скожу. А пока не скожу.
        — Ну, хоть примерно. Намекни. О чем? Ну хоть чуточку! Интересно же!
        Наверное, сработало личное расположение. Домовой помялся и раскололся.
        — Ну… разве что чуточку… Знаю я, где спрятона одна из трех Великих Книг, ведущих… А вот к чему ведущих, не скожу. Да и не знаю. Знаю токмо, как называется и где спрятона.
        ВНИМАНИЕ! ВАМ ПРЕДЛАГАЕТСЯ СКРЫТОЕ УНИКАЛЬНОЕ ЗАДАНИЕ «ТРОЕКНИЖИЕ».
        УСЛОВИЯ ВЫПОЛНЕНИЯ: НАЙДИТЕ И СОБЕРИТЕ ТРИ ВЕЛИКИХ КНИГИ СОДЕРЖАЩИХ НЕИЗДАННОЕ, ВЫЧЕРКНУТОЕ И ОПУЩЕННОЕ ИЗ ВСЕХ ДРУГИХ ВЕЛИКИХ КНИГ.
        НАГРАДА: СКРЫТО.
        ШТРАФ ЗА НЕВЫПОЛНЕНИЕ: НЕТ.
        ПРИНЯТЬ? ДА./НЕТ.
        Глупый вопрос. Конечно, да.
        — И как?
        — Шо «как»?
        — Как называется-то?
        — Не… не скожу.
        — Ой, да ладно! Я же не спрашиваю где, тебе что жалко, если я название узнаю?
        — Ну… «Кабдык-Кабдык».
        — Странное название. Почему-то совсем не зловещее. Хотя, не сказать, что понятное. Так что да, похоже на Великую книгу, не поспорить. Ладно, пошли.
        — Эээ… куда?
        — На север, куда же еще. Туда ведь проклятые устремились.
        — Да я не о том. Не могу я идти. Я ходить только по дому могу… Ну и немножко вокруг него.
        — Хочешь сказать, мне тебя тащить надо?
        — Ага…
        — Ну ты даешь… И так я выгляжу как полный лузер, из всего шмота только палицы более-менее приличные. А если еще и с валенком буду всюду таскаться, меня же все нормальные герои засмеют. И так особых примет хоть отбавляй, и бледность, и перья на голове, теперь еще и валенок… Об опришках слыхал? Они таким типом мигом заинтересуются.
        — Ну… Другого нету выхода. Или так или никак. И они што, именно изза валенка заинтересуются? У них на валенки, шо… эта… как ее… фрикция?
        — Чего???
        — Ну… тьфу… фобия?
        — Фобия это боязнь.
        — Да не… Ну это…
        — Эх. Ладно. Хватит, я понял что ты имеешь ввиду. Мол, народ не валенок сагрится, а на перья и бледность. Тут я с тобой согласен. Хуже уже не будет. Залезай в валенок. Я его в сумку спрячу.
        — Ээээ… Нет, не надо.
        — Что значит «не надо»?
        — Не надо в сумку. Я свежий воздух люблю.
        — Вот ты… нахал!
        — Не, я не нохал. Я домовой. Задохнуся я там! Помру.
        — Ну… Ладно. Нафане дам, пусть таскает. На то он и холоп в конце концов.
        — А кто токой Нафаня?
        — Скоро познакомлю. Все, залезай.
        — Погоди. Тут тайничок есть… Еще от Яги остался, я на черный день берег. Нужно забрать все оттудова.
        — Вот это дело!  — мне привиделась гора золота и драгоценностей, а может, чем черт не шутит, и рарный шмот моего размера.
        Тайничок оказался минибаром. На пять не очень больших бутылок мутного стекла без наклеек. Заткнутых восковыми пробками и наполненными жидкостями разных цветов.
        Ну да. Действительно. Кто, о чем. Вшивый о бане, а алкаш о бухле.

        День 31
        Пергамент 1

        Ох, как же хорошо, никуда не бежать, не идти, не пробираться!
        Никого не догонять, и самое главное — ни от кого не убегать.
        И почему я раньше не ценил прелестей спокойной обывательской жизни? Возможности просто быть, не опасаясь неожиданного удара в спину, по голове, или в… Хм… Ну, в любое место. Ежедневного режима не ценил. Регулярных завтраков, обедов, ужинов, отбоя в строго отведенное время. Не говоря уже о послеобеденной дреме… ммм…
        Адреналина хотел?
        Дурак был.
        Вот, весь вчерашний день, сидел писал. Нервную систему успокаивал. Только на покушать делал перерыв. И сегодня тем же займусь. И завтра. Надеюсь на это, по крайней мере.
        Ну-с… На чем я там остановился?
        …
        Домовой по дороге ухрюкался в зюзю. Дождик кончился, но на ветках полусгнивших деревьев все еще было полно воды. Так что, не прими я мер, дошел бы я до места стоянки хомо-эректикуса по имени Нафаня изрядно промокшим. Благо, «Температура» могла одежду прямо на теле просушить. Не то не миновать бы мне температуры обычной, сдобренной соплями и кашлем. Кроме того, чтобы не заболеть, я иногда составлял домовому компанию. Два раза из трех пропускал, а то бы заснул еще по дороге. День вообще выдался на редкость нервный. Настойки пахли цветами и медом, алкоголя почти не ощущалось, но вставляли будь здоров.
        Я спрашивал домового, от чего настойка. Тот икнул и сказал, что от преждевременной дефлорации и нежелательной беременности. После осведомился уважаю ли я его. Я подтвердил этот факт. Домовой удовлетворенно кивнул. А мне настойка еще лучше пошла, знаете-ли. А чего? Всякие ведь случаи бывают.
        — Аааа!!! Барин, убери!!! Там — ОНА!!!
        — Кто??? Лягушка? Ха! Нет. Всего лишь домовой. Он… это… теперь наш этот…
        — Не! Она! Я точно видел!
        — Сам ты она… Ииик… Я не она. Могу… иик… доказать.
        Домовой вылез из валенка по колено и стал стягивать портки. Пальцы не слушались, и он постоянно промахивался. Нафаня переводил взгляд округлившихся глаз с меня на домового и назад.
        — Барин, чего это он?
        — Щас докажет, что… иик… мужик! Как я! У меня знаешь… только… тссс! Плюс пятнадцать сантиметров!
        — Чаго пятнадцать?
        — Щас…
        Я тоже стал стягивать штаны в пьяном угаре стремясь похвастаться постоянным бафом.
        — Барин… ну ты это… того… я холоп, конечно… И все. Пороть — пори, твоя воля. Но это… не надо, а? Люди мы простые, деревенские… Ваши забавы городские не понимаем…
        До моего одурманенного настойкой разума не сразу дошло, что подозревает он меня в чем-то нехорошем. Да и делаю я чего-то не то.
        Странно, чего это со мной??? Я даже в школе ни с кем не мерился!
        Не иначе ведьмина настойка такой эффект дает. Я собрал волю в кулак и разбудил внутреннюю Тьму.
        Тьма выплеснулась из подсознания и затопила разум раскаленной волной… Смыла два десятка непонятно откуда взявшихся дебафов. Я их даже рассмотреть не успел. Сначала не заметил, потом было не до того, а после их уже не было.
        Но полегчало практически мгновенно.
        Тьма заметалась, требуя добавки.
        — Уффф… Чо? Домовоооой… Домовой, идрить тебя через плечо! Отставить оголение! Нафаня! Ррррравняйсь! Смиррррно! Это значит руки от морды убрал! Не надо глаза закрывать! Кому сказал — рррукиии по швам! Вниз то есть, там у тебя швы! А я сказал там!!! Слушай мою команду! Назначаешься ответственным за валенок. Не лягушка там, присмотрись… Бородатый тридцатисантиметровый дядька, еще и бухой… Мооолчааать! Вопррросыыы? Кто говорить ррразрешал? Ррррукии вверрррх! То есть, вперрред! Почему без шапки? Почему рррубаха на выпуск? Почему штаны мокррррые?
        Я схватил валенок. Языки тьмы метнулись из моих глаз, и жадно слизнули дебаффы висящие на домовом. Сунул валенок в руки Нафане, тот автоматически его схватил и прикрыл район паха.
        — Эй-эй!  — заорал домовой.  — Ты енто чаго задумал? Я порядочный домовой! Нету во мне корней содомитских! Тьфу на тебя, ушлепок богопротивный! А ну поднями меня как положено!
        Офигевший Нафаня дернулся, выпрямился, и вытянул руки перед собой, Валенок был крепко зажат в огромных заскорузлых от работы ладонях на уровне конопатого ничего не понимающего лица.
        — Вооот,  — одобрил домовой.  — Так и няси!
        Он спрятался в валенок. Раздалось очередное, вполне ожидаемое бульканье. Это уже другая бутылка пошла. Ту настойку что от дефлорации помогает мы уговорили.
        Сначала домовой бубнил, потом трубно заорал.
        — Эй! Не тряси!
        — Как там тебя, детинушка… Нафаня? Стой ровно, Нафаня!
        — Да не дергойси, пролью же!
        — Ух я ужо тебя!
        — Ну вот, пролил…
        — Тябе доверели самое дорогое — меня!
        — Не гунди мне тута… Вон, ща как вылезу, как научу тябя родной дом любити! И-ик…
        Я вздохнул. Чувствовал, домовой несчастного Нафаню задолбает. Тот стоял потный и напряженный как струна.
        — Ладно,  — сказал я холопу сжалившись.  — Пошли. По дороге все объясню.
        И зашагал на север, описывая, как встретил несчастного бездомного домового.
        Шел я вполне уверенно, благо помнил, мох растёт с северной стороны деревьев. Шагал я минут десять, а может и дольше. За мной строевым шагом, держа на вытянутых руках похрапывающий, иногда вяло матерящийся валенок, шагал Нафаня.
        Рассказывая о случившемся, я не особо смотрел по сторонам. А когда осмотрелся, растерялся. Судя по мху север был везде.
        В том смысле, что он, мох… Или уже не мох? Густой слой зеленовато-бурой пушистой плесени и какие-то висящие с деревьев ошметки покрывали все вокруг. Запах прелой листвы и гнилой древесины не то что забивал ноздри, его казалось можно было резать ножом… А еще лучше топором рубить и продавать. Ну мало ли кому пригодится. А вдруг кому пара кубометров такой вони срочно требуется.
        Я прервал речь о знакомстве с домовым и остановился. Нафаня тоже. Как же мы сюда попали? Лес, хоть и гнилой, такой густой пеленой плесени покрыт не был… Или я путаю чего? Или эта плесень, вот прямо сейчас из ниоткуда появляется?
        Уже темнело. В мрачном мертвом лесу, это ощущалось даже не визуально. На уровне инстинктов. По спине пополз холодок. Зря я, наверное, по заколдованному, да еще и мокрому от дождя лесу поперся, подумал я. Еще и на ночь глядя.
        Хотя… Я именно ночью чувствую себя могучим. Пока солнышко светит дебафы мешаются и в сон все время тянет.
        Звуки гниющего заживо леса настораживали.
        Часто булькало, скрипело, хлюпало. Жуть.
        Моя неказистая обувка по такой погоде совсем разбухла и отяжелела. Сапожищи Нафани, тоже не отличались отменным качеством и набрали изрядно воды.
        Показалось, будто одно из деревьев с трудом повернулось и попыталось ухватить рыжего, но через секунду морок рассеялся. Ничего подобного. Бред. Не хватают деревья людей. Просто, один из огромных лоскутов мха, ну, или что это за мохнато-бородатая штука такая, свалился с дерева.
        Лоскут громко чвакнул, звук напомнил кваканье и Нафаню перекосило.
        — Спокойно,  — сказал я.  — Это просто гниль осыпается. Сейчас по своим же следам отсюда выйдем. А лягушек здесь нет. Им тут жрать нечего.
        И действительно.
        Несмотря на сырость, не пищал ни единый комар. А возле озера они были, точно помню.
        Снова чавкнуло.
        И еще.
        И опять.
        С деревьев гроздьями посыпались лоскуты мха, бороды отсыревшей гадости, позеленевшая изъеденная паразитами кора…
        — Чаго это?  — высунулась из валенка заспанная растрепанная головенка.  — Мерзостью смердит… Ох, ты ж, батюшки! Чаго стоите остолопы? Бягите скорее!!! Сейчас ночнетсиииии…
        Его слова будто послужили сигналом.
        Началось.
        Мох, вокруг нас, под нами, над нами, пошел волнами. Задрожала земля, страшные звуки похожие на скрежет и хруст ломаемых костей ударили по ушам.
        — БЯЯЯЯЯГИИИИТЯЯЯЯ!!!
        И мы побегли. Побягли? Ну уж точно не побежали. Так не бегут, так улепетывают. Нафаня с валенком в вытянутых руках снова торил дорогу, а я несся в кильватере. Рыжий, пожалуй, даже побил свой же собственный рекорд по бегу с крушением препятствий, поставленный во время эпического отступления от квакнувшей у озера лягушки.
        Вокруг вспухали мшистые кочки взрываясь миллионами осколков, щепок и ошметков. Из зеленой слизи, показывались, терзая воздух и самих себя зубастые, ощерившиеся чернотой пасти. Пасти хватали все что подвернется и тут же прятались. Мох расступался, зияя провалами бездонных пропастей и смыкался вновь. Он поднимался гигантскими волнами поглощая и перемалывая деревья, пни, и даже скалы. Перемалывал в труху, в песок.
        Истошно верещал домовой, тяжело пыхтел Нафаня, а я бежал и надеялся только на одно… Нет, на две вещи. Первое, что мы выберемся из этого заплесневелого растительного ада. И второе. Что бежим все-таки на север. Очень уж не хотелось лезть в это гиблое место еще раз.
        Стоны и скрипы остались позади, чавканье и хлопки прекратились, и даже дышать стало легче. Первым заметил отсутствие опасности домовой. Полезное существо, однако. Хоть и алкаш, конечно.
        — Усе, усе… Стооой!!! Тпррррууу!!!
        Нафаня остановился как вкопанный, а я по инерции влетел прямо в его твердокаменную спину. Хоть бы пошатнулся, сволочь. Куда там! А вот я будто с разбегу о ту самую пресловутую стену приложился.
        Нафаня переводя дух опустился в траву… Да, точно самую настоящую траву, а не гнилой мох, слава… Хм… Вот, даже и не знаю уже, кому. Амбал о чем-то глубоко задумался, шевеля губами.
        Я кастанул на себя «Лечение» и потрогал пальцем почти мгновенно переставший кровоточить, разбитый в лепешку нос. Поморщился. Нос все еще болел. Так, где-то там у меня было «Обезболивание»… Эх, жаль линейка быстрого доступа такая коротенькая.
        — Фто это было?  — спросил я домового.
        Тот поперхнулся очередным глотком из огромной для него бутылки. Сунул ее в руки автоматически принявшему тару Нафане. Пристально посмотрел на меня и ткнул указательными пальцами в разные стороны. Левой рукой указал вправо, а правой — влево.
        — Не догодалси, чай? Он. Евоно энто колдунство поганое.
        — Чье?
        — Тебе ли не знать… Уж я-то вижу, в тебе две силы… Сила белая и сила черная. И черная сила сильнее. Тьмою зовется. А Тьма, она завсегда с Тленом рука об руку идет…  — ну вот, подумал я. И этот туда же.
        — Тлен? Тлен… Этот… как его… Разло…?
        — Не говори! Не говори энтого имени! Призовешь, будет худо! И даже тебе, не посмотрит, что союзник!
        — Почему? Да что такого страшного?
        — Ты, Задрот Дозрелович, как бы сказать… Не определился с путем еще… То ли Тьме служить будешь, и Свет ей на службу обратишь, то ли наоборот… Да мне то все равно, я всех почитаю, все силы уваживаю… И в бою энтом не участвую, в сторонке я. Битва моя ни за кого, а токмо за дом родимый… Хм… Валенок родимый, да… Вот, врагам валенка задам по первое число. А вражда прочих… Добро-Зло, Свет-Тьма… То не мое. А энтот… Колдун.
        — Так он бог, или колдун? Раз и Велеса и Лесеня одолел — верно бог?
        Домовой покачал головой.
        — И Лесень, и Велес, и Триглав, и Ярило… И все прочие… Были когда-то людьми. Ну может и не совсем людьми, а вот, как ты. Призванными. Или обращенными, как я. И каждый свой путь избрал. Кто-то ушел, кто-то остался. И теперь для нас всех они — конечно боги. Сложная энто тема, хвилософическая. А я домовой неграмотный, мало образованный. Только чаго от Яги да Гули нахваталси — то и знаю.
        — То есть, все языческие боги — игроки?
        — Игроки… Да… Играют они нашими судьбами, не ставят и в грош…  — вздохнул домовой.  — Яга не очень любила про энто говорить. А Гуля… Та только хихикала да скалилась. Ну, и во сне еще бредила… Я ведь много раз над нею с подушкой стоял, удушить собиралси… Да так и не решился, горе-домовой. Хозяйка все же. Э-эх… Кабы знать, что по ее милости в валенок переехать придется, не колебался бы. Ни мига.
        — Таааак… Ладно. А что ты там о Раз… ну, этом самом…  — я повторил жест домового,  — говорил? Почему он опасен?
        — Разум его истлел, вот почему. Безумен он. Может стал таким на своем Пути, а может по нему пошел потому что дураком был… Не ведаю. Насылает силу свою и рабов ему присягнувших на все и всех. А иногда просто сливает лишнюю силу куды придетси. Я уже видал такое раз, Яга тогда неделю болела… Да ты же и видал, лес опоганен. Кто долго там живет, тоже гнилью заражен становится. Дана ему власть над плотью, а через плоть и над духом. Та же Гуля, как я от нее же в сонном бреду слыхал, не всегда такой была. Страшные проклятия над ней висели, так-то…
        Вдруг речь домового прервал громогласный вопль Нафани. Пока мы отвлеклись, холоп глотнул из переданной ему на хранение бутыли. Теперь он с криками катался по земле, кашляя, плача и держась руками за живот.
        — Баааариииин! Кончааааюсяяя я бааарииин! Ой, плохо, ой, немогууу… Бааарииин…
        — Уууу! Остолоп рыжий!  — вскричал домовой.  — Уууу!!! Это же надо, а… Змеиной воды хлебнул, да без наговора… Уууу… Лежи! Лежи ровно окаянный! Скоро легше станет… Задрот Дозрелович, помогай! Шуйцу, шуйцу держи! А я десницу! Поколечится ведь, бестолковый!
        Действительно, Нафаня уже не орал, не жаловался. Он тихо и бессвязно выл, разрывая на себе одежду, явно намереваясь доцарапаться до желудка, вырвать его, и хоть этим облегчить невыносимую боль.
        Домовой, выказав неимоверную для своих габаритов силу (интересно, сколько у него в нее очков вложенно?) прижал правую руку рыжего амбала к земле. Я навалился на левую. Нафаня подергался, но видно, силы уже покидали могучее тело. Меня лишь пару раз подбросило, но уцепился я крепко, и Нафаня затих, не сумев меня сбросить.
        Ненадолго.
        Прошло с четверть минуты. Он начал размеренно биться затылком о землю. Я уже испугался, что он сейчас начнет попеременно то умнеть, то дуреть, но обошлось. Наверное, ни один из ударов в шишку мудрости не пришелся.
        — Что это он выпил-то?  — спросил я у домового.
        — Змеиная водица… Сильное зелье! От ядов да отровлений помогает. Любых.
        — Ты же его хлебал!
        — Дык оно же на спирту!
        — А почему не крючился?
        — Так я же домовой! А не мужик сиволапый! Да и наговор знаю «Змеиная водица, отравы изведи, тобой позволь напиться, ну заяц погоди»!
        — А при чем тут заяц?  — тупо спросил я.
        — А я знаю? Заговор такой. Яга научила.
        — Хм… А с ним что? Долго он еще биться будет?
        Домовой философски пожал плечами.
        — Наверное, пока не помрети…
        — Как так?!
        — Ну, а как… На смерть, как же еще… Но может и превратится в кого. Но это вряд ли, для превращения Корневик Верховика жевать надо… Или Верховик Корневика проглотить, не помню точно. Домовой я, а не знахарь, чаго пристал?
        — Как ему помочь-то?
        Бар жизни Нафани постепенно пустел, но как-то скачками. Причем почему-то иногда самостоятельно восполнялся. Как мне показалось, при каждом ударе затылка о землю. Потом ни с того ни с сего, резко падал, и снова по капельке наполнялся… Какой у меня, однако, холоп интерееееесныыый…
        Вообще, все со мной в последнее время происходящие напоминает параноидально-шизофренический бред. И Нафаня в него органично вписывается. Но… это уже через чур. Может, в голове у него открылась космическая чакра через которую, то ум, то здоровье, то жадность лезут?
        Или это не у него чакра открылась, а у меня? И лежу я сейчас где-нибудь в плате с мягкими стенками, укутанный в рубашку с такими длииииннныыыми рукавами. А заботливые санитары устав от безумных криков готовят очередной укольчик…
        Я мотнул пернатой головой отгоняя депрессивные мысли. Тьма внутри меня согласно заворчала.
        Я уже готовился кастануть на холопа «Лечение», когда он самостоятельно сел, распрямив руки. Нас с домовым отбросило, будто катапультой. Домового подальше, меня поближе. Но все же ощутимо.
        — Нафаня?  — я глянул в лицо отравленцу и ужаснулся. Закатившиеся глаза щеголяли белками без всякого намека на зрачки, но зато с красно-желтыми прожилками. Белые губы быстро облизнул длинный раздвоенный язык. Мне показалось, он им и уши облизнул, тоже побелевшие, кстати. Вообще, Нафаня побледнел так, что со мной по коллору почти сравнялся.
        Домовой поднялся, потряс головой и нечленораздельно бурча, быстро-быстро, на карачках, пополз к своему валенку. А с Нафаней в это время происходило что-то уж и совсем странное. Он закрутился на месте влево-вправо. Припадал к земле, принюхивался, пробовал языком воздух… Тело его будто враз лишилось костей, извивалось и перекручивалось, шаталось во все стороны почти до земли, но тем не менее стояло на ногах. Внезапно он определился с направлением и какой-то странной походкой, очень похожей на знаменитую лунную, рванул в заросли.
        Я за ним.
        — Меня, меняяяя забыыыылиии!  — нас догонял домовой с безумными глазами и валенком над головой.  — Я… Я… Я так долго не смогу! Я ведь не улитка, дом свой на себе таскати!!! Задрооот Дозрелооовиииич! Не погууубииии!
        Я на ходу подхватил обиталище домового и поспешил за холопом. Кричать и останавливать Нафаню было бесполезно, видно же, не в себе бедолага.
        Я бросился ему на спину, попытался скрутить. Куда там! Он змеей вывернулся и понесся дальше. Мне даже показалось, что он скользким стал.
        Примерно через час мы опрометью пронеслись сквозь маленькую деревеньку, стоящую на опушке леса. В домах все спали, и только несколько местных бобиков проводили нас истошно-испуганным лаем.
        Пробежали по вспаханному полю и вбежали в новый лес, теперь по большей части хвойный.
        Около небольшого костерка, грелись по очереди, мелкие прыщавые человечки в звериных шкурах. Почему они не разожгли костра побольше, или не запалили несколько, я спрашивать не стал, недосуг было. Я бежал, стараясь не отстать от обезумевшего Нафани.
        Человечки бросились за нами размахивая кривыми короткими копьями с костяными и каменными наконечниками. Сагрились, понял я. Это, наверное, те самые цверги… Они и орали только одно слово, но на все лады.
        — Цверг, цвееерг, ццверг, цввверрррг!
        Я оглянулся.
        Действительно, над их головами алели надписи «Цверг. Уровень 10.»
        Вот, как удобно, все-таки! Можно с первого взгляда определить, кто перед тобой. Примерно прикинуть дальнейшую тактику. В смысле, понять, по зубам тебе противник, или пора ноги делать.
        Не то что там, на Земле, когда я ночью от знакомого шел, и нарвался на банду малолеток, годков двенадцати-четырнадцати. Думал, надаю подзатыльников да разгоню… Ага, щааааас! Огреб я тогда знатно, неделю отлеживался. Даже играть не мог, вот как хреново было. Пришлось вспомнить, что я люблю книги, и даже прослушать пару десятков лит-рпгэшек. Глазами-то я читать не мог, заплыли… А вот аудиокниги, в таком состоянии — то, что надо. Жаль только статы в них были недостаточно полно освещены и характеристики раскрыты. А кое где, авторы вообще в ачивках и абилках запутывались.
        Вот, если я буду писать книгу о своих приключениях, логами 90 % книги займу. А чего? Вот, на основе этого дневника и буду… Только, для начала придется тут книгопечатание наладить и общий уровень грамотности приподнять. И еще изобрести компьютер, интернет и онлайн игры, чтоб местные поняли, о чем я вообще пишу. С другой стороны, мало ли как там у них с этим делом… Может они тоже интерфейс имеют, внутренний, как и я. Просто об этом говорить у них табу… Ну, табу — это западло значит, если кто не в курсе.
        Бежали мы с Нафаней не по прямой, а как-то по дуге, уж и не знаю почему. Снова выбежали из леса и миновали мертвую разоренную деревеньку. Зрелище, нужно сказать, довольно страшное.
        Внутрь не забегали. Но краем глаза я заметил, что между полуистлевших изб и завалившихся печных труб, бродят светящиеся голубоватые силуэты очень похожие на призраков. А по земле ползает кто-то непрестанно скуля и воя. Зомби, что ли? Депресняк тот еще.
        Наверное, тоже мобы, подумал я. С такого расстояния надписи над ними рассмотреть было невозможно.
        Снова деревья, овраги, кусты, валежник… Мне то хорошо, я в темноте видел отлично, лучше даже, чем днем. А вот как разбирал дорогу Нафаня, к тому же если еще и учесть особенность состояния его глаз — ума не приложу.
        Бодрость уже основательно просела и начинало покалывать в боку, когда мы выскочили на очередную опушку. Сначала я не разглядел, что это вокруг. Думал — кусты. Да даже и не думал, почти не обратил внимания. Только надписи белого цвета привлекли взгляд. Присмотрелся и понял — шалаши. Десятка два собранных на скорую руку шалашиков, сделанных неуклюже и неумело. Черт, да любой пацан соберет шалаш качественней, буквально за час, имея из подручных инструментов только перочинный ножик. А эти… Больше походили на кучи наваленных друг на друга веток.
        Нафаня закружил между кучами, засуетился, заметался. Зашипел на одну, на другую… Изнутри послышались испуганные крики и панический скулеж. Нафаня оскалился, на мгновение мелькнули два длинных змеиных зуба. Он уставился на меня своими жутким бельмами и рухнул как подкошенный. Вернее, сложился будто тряпичная кукла.
        — Все, отпустило…  — пробормотал домовой.  — Ох, крепка водица змеиная!
        Я присмотрелся. Бар жизни Нафани медленно, но верно полз вверх. А вот бодрость — почти на нуле… Ну, понятно, устал человек. Это лечится сном. Раздался глубокий мерный храп. Ага, уже лечится.
        Интересно, а кто там в шалашах? Не зря же рыжий в состоянии транса сюда меня притащил. Судя по боязливым поскуливаниям, там внутри, под ветками не страшные чудища, а…
        Из-под веток высунуло голову страшное чудовище. Женская голова с огромными фасетчатыми глазами насекомого… Из соседнего выползло нечто длинное, обвилось о ствол дерева и подтянуло на себе кошмарно исковерканное девичье тело… Господи, да это же ее язык!!! Из третьего шалаша вывалилось и вовсе нечто непознаваемое.
        Я стоял в ступоре, а чудища все лезли и лезли… Восьминогие, безногие, хвостатые, мохнатые, скользкие, будто полуперевалренные, раздутые, и наоборот тощие… Да каких там только не было! Фантазия у изувера, сотворившего такое с человеческими телами была поистине неисчерпаемой. Да, во всех этих монстрах еще угадывались очертания… женщин? Точно, среди них не было ни одного… самца? Потому что, будь среди них некто претендующий на эту роль, мужчиной его бы называть было уже нельзя. Как и человеком.
        Первоначальный шок прошел, я с брезгливым интересом разглядывал выползшую из убогих шалашей свору. Надписи над головами были зелеными… Стало быть не агрессивные мобы. Неписи. И прямо сейчас терзать меня не намерены.
        «Жертва проклятия». И уровни от десятка до двух.
        Еще одна приятная условность этого мира. Всегда можно узнать примерное настроение встречного-поперечного. Просто так встретился, или отпеперечить намеривается.
        Из кустов вылезла еще одна голова все время жадно пожирающая листву, траву и даже землю. Глаза головы горели безумием. Показались две грязные руки с сорванными ногтями. Руки с трудом перебирая по траве, вытащили жирное грузное бесформенное тело из груды наваленных веток.
        Это было уже последней каплей.
        — Кто же вас так, а?  — пробормотал я.
        — ВЕЕЕДЬМАААА!  — в унисон прозвучал хоровой ответ почти сотни жертв проклятия.
        Тормознутая жирдяйка с усилием выплюнула полупережеванную гадость, подняла голову и пояснила, роняя вязкую зеленоватую слюну.
        — Раба Разложеня…
        — Поооомогииии нааааам!!!
        Вот те на, подумал я. Востребована в этих местах профа инквизитора. Тут плюнешь — в ведьму попадешь. Ну, что же… Нужно принимать профильный заказ. Вон, окошко задания уже вывалилось.

        День 31
        Пергамент 2

        Вот, хорошие квесты здесь. Интересные.
        Я, правда, немного еще принял, но таких, типа, собери десять хвостов или убей семь чудов-юдов еще не встречал. И письма бестолковые таскать не нужно туда-сюда. Все квесты многозадачные, подразумевающие различные варианты решения проблемы. Нравится мне подобный подход.
        «ВАМ ПРЕДЛАГАЕТСЯ ЗАДАНИЕ „СНЯТЬ ПРОКЛЯТЬЕ ПАУТИНОВОЛОСОЙ ВЕДЬМЫ“
        УСЛОВИЕ ВЫПОЛНЕНИЯ: ЛЮБЫМ ВОЗМОЖНЫМ ОБРАЗОМ РАСКОЛДОВАТЬ ЗАКОЛДОВАННЫХ ЖЕНЩИН.
        СРОК ВЫПОЛНЕНИЯ: БЛИЖАЙШЕЕ НОВОЛУНИЕ, ИНАЧЕ ПРОКЛЯТЬЕ СТАНЕТ НЕОБРАТИМЫМ.
        НАГРАДА: ПОЦЕЛУЙ В ЩЕЧКУ И 1000 ЕДИНИЦ ОПЫТА ОТ КАЖДОЙ ИЗ СПАСЕННЫХ. БЕЗМЕРНАЯ БЛАГОДАРНОСТЬ МЕСТНЫХ ЖИТЕЛЕЙ.
        ШТРАФ ЗА НЕВЫПОЛНЕНИЕ: НЕТ.
        ПРИНЯТЬ? ДА/НЕТ.»
        И вот такое, мне тоже по душе. Отсутствие штрафа мотивирует к принятию задания без дополнительных колебаний.
        Женщины наперебой загалдели, рассказывая о повстречавшейся им в лесу безглазой монашке крест не носящей. И вместо волос у нее паутина, добавила одна. А вместо глаз — пауки громадные, сказала другая. Как ей в глаза глянешь, так и все, считай пропала.
        Обещала монашка выполнить заветное желание любой из этих дурех. За просто так. Они и верили. А монашка выполняла обещанное. Спрашивала, что мол девушка или женщина хочет. А иногда и не спрашивала, а будто сама в душе читала. Потом требовала назвать имя, снимала с глаз повязку и вуаля.
        Только вот, так извращала и переворачивала желание, что выполнение это вот к таким мутациям приводило. А иногда и хуже, о чем заколдованные даже говорить отказывались.
        По описаниям, я быстро опознал в этой ведьме ту, которую мне по заданию трактирщика грохнуть полагается. Настроение мое еще больше улучшилось. Еще бы! За один квест два реварда получить. Мечта.
        А судя по уровням заколдованных теток, квест должен быть не очень сложным.
        Женщины сбились в кучку и спрятались в этом лесу стесняясь в таком виде показаться дома. Оно и не удивительно. Изуродовало их знатно. Бабы понаделали шалашей как смогли, сидели в них да жалели себя и друг дружку.
        На мои расспросы о том, где искать ведьму только плечами пожимали… Ну те пожимали, у кого плечи были. Я уже расстроился, предчувствуя новые бестолковые забеги по непроходимой чаще.
        Но тут, одна прошипела, что мол хоть и не знают они, где ведьма сейчас, знают, где она появится. Чувствуют они что ли… ну, или как то предугадывают всплески магии школы Тлена. Как магнитом их тянет к тому месту, где подобное произойти должно вскоре. Они и около избушки Гули отирались, потому что чуяли эту магию и в себя впитывали. А как впитали, так стало быть и ушли. А домовой в результате в кому впал.
        Магия эта для проклятых женщин вредной оказалась. Она им требовалась как наркотик, но стоило получить дозу, наложенное проклятие начинало прогрессировать, и женщины становились еще более безобразны. Как-то так. Я в их многоголосом гомоне быстро запутался. Говорили же они все разом и каждая свое.
        Ни одна из них не догадалась попросить ведьму о чародейских силах, только Ольга, дочь трактирщика сподобилась. Ну, может и еще кто, кого здесь не было. В основном желания были глупые, пустые, полудетские. Ноги подлинней, косу потолще, сиськи поупруже… Так что на бой тащить теток смысла не имело. Да и не пошли бы они, боялись. Затем геройского меня и нанимают, пояснила одна.
        Но направление к тому месту, где всплеск Магии Тлена произойдет указали. И даже пояснили, что там будет землянка стоять. А в землянке той, живут древние старик со старухой. Девушки иногда им захристаради поесть приносили, известная в округе парочка оказалась, типа юроды местные.
        У них еще и внучка была, Няшка. Только вот уехала она в Новгород, да там и осела. И остались старики в одиночестве старость с бедностью мыкать. Няшка та, везучая, с завистью сказало чудище с восемью ногами. В городе устроилась то ли швеей, то ли билетершей, живет теперь припеваючи. Ага, она сама слыхала как ее мужички обсуждали. И говорили, что по прохвессии Няшка хоть и Ш, но Б она знатная. Далековато было, не расслышала девушка получше. В везучести Няшки я сомневался, памятуя вареную голову в избушке бабы Гули. Но вслух ничего не сказал.
        — Новолуние сегодни,  — тонко намекнул домовой.
        Его тоже уже достал бабий переполох.
        Вот ведь… Действительно. Очень не люблю такое конкретное ограничение по срокам. Конечно, времени для квеста трактирщика еще вагон, но хочется успеть и второй выполнить.
        Эх, придется, наверное, Нафаню тут оставить. Толку от него вообще то немного, но мало ли… Может чего передвинуть придется, или по зубам съездить кому. Иному этого великана достаточно будет просто предъявить в качестве инструмента влияния. Во время боя с гулями, опять же, он себя очень даже неплохо показал. Но ждать, когда холоп проспится совсем некогда.
        Хотя… а что если попробовать?
        Я подошел к телу холопа, положил одну руку ему на грудь, вторую на голову и пробудил Тьму.
        Жреческая способность восстановления бодрости, вроде как, для самостоятельного пользования. Но у меня бодрость на максимуме, восполнилась сама пока я с заколдованными тетками беседовал. Так что, почему бы и нет? Вон дебафы устранить с ее помощью с домового получилось.
        Тьма вынырнула из подсознания, наполнила тело, и бархатным потоком излилась сквозь ладони. Нафаня вздрогнул и открыл глаза. Бар его бодрости полностью пожелтел.
        — Бааарииин,  — счастливо улыбнулся он.  — А мне снилось будто ты мне пряник медовый дал.
        — Будет тебе пряник,  — улыбнулся я довольный, что моя затея сработала.  — Заслужил.
        — Да? Не помню…  — в его глазах мелькнул ужас.  — А… А как? Случаем не содомией какой?
        — Да тьфу на тебя! Вот, этих нашел. Тем и заслужил.
        Нафаня без любопытства оглядел чудищ. Благо никого похожего на лягушку среди них не было, и холоп не впечатлился. Его мыслями целиком завладел гипотетический пряник.
        — А когда пряник будет?
        — Скоро. Сейчас вот пойдем, ведьму одну одолеем. И все. Дело пустяковое для таких как мы молодцов. И будет тебе и пряник, и кисель, и даже чарка. Все, подъем. Времени в обрез. Бери валенок, пошли.
        — Задрот Дозрелович, не обессудь! Но может ты меня понесешь, а?  — взмолился домовой.  — С этим убогим постоянно что-то случается! Он валенок али порвет, али потеряет!
        — Нет, не могу. Мне руки нужны свободные. Разве что в суму могу спрятать.
        — Ну… Ладно. Токмо ненодолго, лоды?
        — Лады, лады… все, го!
        Мы бегом… да что же такое, постоянно бегать приходится! Итак, мы понеслись в указанную сторону. Эх, надо бы маунта какого приобрести. Ничего, вот одолею ведьму, выполню квесты, появятся деньги. Тогда и куплю лошадку.
        Бежать оказалось недалеко, но поспели мы в самый последний момент.
        Нужная полянка с землянкой вынырнула из лесных зарослей неожиданно, я и не думал, что мы уже прибыли.
        Когда мы с Нафаней вывалились из кустов, у землянки маячили три фигуры.
        Маленький сухонький старичок, дородная старуха и монашка с ног до головы облаченная в черное. Креста на груди монашки не было.
        — …Няфка! Неуфто? Ты фто?!! Это же мы! Бабуля с дедулей…  — донеслось до меня. Вот ведь, околдовала уже. Или еще нет? Я бешено тасовал активные умелки, досадуя, что не озаботился сделать этого по дороге.
        — Не говорите с ней!  — заорал я.  — И в глаза не смотрите!!! Это не ваша внучка!
        — Чаво?  — прокряхтел старик.  — Хто это?
        Дед близоруко щурился, вглядываясь в темноту. Пронзительно заверещала бабка.
        — Ой, Гошподи! Упырь! Упырь енто, мертвец ходящий, я жнаю, мне Шунька о таких бледных рашкаживала! Внучка, шкорее в дом! Он не шможет войти, коли не приглошить его! Дед! Шкорее! Да брошь ты швою цыгарку!!!
        — Стойте!  — надрывался я.  — Стойте! Не трогайте ее! Не смотрите!
        Нафаня бежал молча, только громко сопел и топал огромными сапожищами. В руках у него был огромный колун и факел. И откуда он горящий факел вытащил то?
        Дед ласково поглядел на монашку, подхватил валяющийся рядом дрын, и хромая на обе ноги пошел на нас.
        — Зафыбууу!  — взвыл дед страшным прокуренным голосом.  — Уходитя! Бабка, внучка, фкорее пряфтесь!
        — Не могу! Шмотри, они Няшку ишпугали, плохо ей! Ох, ты боженьки мои, вштавай, вштавай внученька…
        С ведьмой действительно происходило что-то непонятное. Она дергалась и корчилась, катаясь в грязи. Бар ее жизни стремительно таял. Ух ты! Может это моя аура инквизитора так работает?
        А ведь уровень ее… С ума сойти!!!
        Ярко алые буквы предвещали мне скорые проблемы. А цифра «500» говорила о том, что проблемы будут серьезными. Немного внушало надежду только то что уровень почему-то назывался «Условным».
        — Дед, окстись! Мы на твоей стороне! Это не твоя внучка!
        Поступило предложение от внутренней Тьмы просмотреть подробную информацию о ведьме. Я был бы не прочь. Но, во-первых, на меня надвигался суровый дед с дрыном, а во-вторых требовалось экономить манну. А при опознании пятисотуровневой ведьмы она кончится сразу.
        — Уходите! Я вас не жвал! Уходите! Батюшке Фтаврофию пожалуюфь — не пощадит!
        — Деееед!!!
        Старик широко размахнулся, и я еле успел пригнутся. А вот Нафаня не успел. Но судя по всему, удар пришелся мимо нужного места. Холоп скоропостижно умнеть не собирался, что уже радовало. Мне вот только прямо сейчас расчета по боевым премиальным не хватало и сидячей забастовки. Нафаня даже не покачнулся, когда дрын встретившись с его головой разлетелся в щепки.
        — Не упал,  — радостно сказал он и замахнулся топором на деда.
        — Стой! Отставить!  — я прыгнул и всем телом повис на руке с колуном.  — Идиот! Страже сдам! Уволю к чертям! Без ужина останешься!
        Еще не хватало непися квестового прибить. Дед с бабкой тут ведь явно неспроста живут, на отшибе. Стопудово у них можно будет новым заданием разжится, вон какая колоритная парочка.
        Угроза ввести в рядах принудительную диетологию явно подействовала.
        Нафаня опустил топор и недоуменно-обижено посмотрел на меня. Пробасил:
        — Почемууу? А че он… Он ведь первый наааачааал…
        — Так,  — сказал я, решив, что нужно скорее кончать этот балаган и расправиться с ведьмой, пока она в себя не пришла.  — Всем стоять. Слушать только атамана. То есть меня.
        Разоруженный старик приложил ладонь к уху и кивнул, показывая, что да, слушает.
        — Это,  — я ткнул пальцем в бьющуюся в судорогах девушку.  — Не. Твоя. Внучка.
        — А ты, альбатрош, откель знаеш? И шам то, кто такой будеш?
        — Почему альбатрос?
        — Дык ведь, белый.
        — Аааа… Альбинос.
        — Неее… Альбинош, это птица такая. Воооот ш таким вот ношом. Но ты меня не путай!
        — Для простоты скажу так. Это — ведьма. Злая ведьма. Она вашей внучкой прикинулась, вот вы и перепутали. А я — инквизитор. На ведьм охочусь.
        — Инквизитор — это имя?
        — Нет, специализация.
        — Аааа… Хвамилия жначит.
        — Ну пусть так. В общем, дед. От имени Всемировой Инквизиторской Службы, выношу тебе поощрение!
        — Шлужу!  — дед попытался вытянуться во фрунт, по дороге вспоминая, а чему же именно он служит и как отдавать честь. Не вспомнил и ограничился пионерским салютом.
        В этот момент ведьма, у которой и хэпэ то оставалось меньше пяти процентов, приподнялась на руках и что-то заговорила, обращаясь к старухе.
        — …молодости?  — донеслось до меня.  — Здоровья? Богатства? Стать дворянкой, княжною, али владычицей морскою? Проси…
        Бабка ей что-то ответила, но я не расслышал что. Вот ведь! Проклянет сейчас старуху. И апнется чего доброго, хэпэ восстановится… И хана мне, тогда точно не одолею.
        — Не говори с нею!  — закричал я.  — И не смотри в лицо!
        Обеспокоенный старик тоже, замахал руками и ковыляя к своей старухе заголосил:
        — Бабка! Бабка, туды тябя в кочерышку, отойди от девки! Проверить надобно, наша ли???
        — Чаго?
        — Она точно наша Няша?
        Старуха пристально вгляделась в лицо странницы. Достала маленькие треснутые очки, водрузила на нос. Присмотрелась снова. Отпрянула.
        Ведьма широко улыбнулась. Бар ее жизни перестал падать. Что случилось-то?
        — За мной!  — бросил я холопу и на ходу снимая палицы, понесся к ведьме.
        — ТЫ НЕ НЯФА!!! И зуба нет фолотого, и шрамика у нижней губки. Кто ты дивчина?
        — Скажи мне, чего ты хочешь?  — проскрипела нечеловеческим голосом черная фигура.
        — Увидеть внучку…  — пролепетала бабка обмякнув.
        — Хорошо…  — странница плотоядно улыбнулась.  — Теперь, назови мне свое имя и будет, по-твоему.
        — Имя… Имя…  — бабка растерянно уставилась на ведьму.  — Дед, а дед? А ты мое имя не помниф флучаем?
        — Ну дык, как не помнить… Яшное дело, помню. Бабка. Или Штаруха… Когда ошобо доштанешь — Яжва кишечная!
        — НЕ ГОВОРИТЕ С НЕЙ!!!  — я орал, стараясь прервать нить беседы и сбить процесс каста проклятия.
        — Тьфу ты!  — ведьма досадливо плюнула и от плевка пожухла близлежащая трава. С силой толкнув растерянную старуху мне навстречу, метнулось в темноту.
        Вернее, попыталась метнуться, но врезалась в широкую грудь выросшего будто из-под земли улыбающегося Нафани.
        — Давай дружить?  — предложил тот, и сграбастал хрупкое девичье тело огромными ручищами. В мыслях он уже жевал огромный сладкий пряник, обещанный после этой заварушки. И, наверное, был не прочь поделиться с симпатичной девушкой.
        — А давай!  — крикнула ему в лицо ведьма.
        Сорвала с глаз повязку, и завизжала:
        — Рааааазложееееннннь!
        Огромные черные пауки выпрыгнули из ее глаз и впились в веснушчатое лицо Нафани. Тот взвыл, разжал руки и попытался стряхнуть ядовитых тварей. Ведьма извернулось, и кувырком откатилось от беснующегося полуослепшего великана.
        — Вот, черррт!  — выкрикнул я, но смотреть что там происходит с холопом было некогда. Одна из булав свистнула над головой уклонившейся ведьмы. Вторая звякнула о подвернувшийся камень и раскрошила его в пыль.
        Блин, пронеслась у меня мысль. Она же тряпочная, значит у нее на физовку должны быть штрафы. А она верткая как змея! Ну, натуральная рога! И это называется штрафы на уклонение от физ атак? Нет, ну я понимаю, разница в уровнях колоссальная, но мне-то всего пару-тройку раз попасть и все. Она же чуть живая! Вон, хэпэ в районе трех процентов болтается!
        И чем это, черт ее подери, ее так плющило? И почему до конца недоплющило???
        Я кастанул Стрелу Тьмы. Вот, ведь, практически никакого урона!
        — Кто ты???  — прошипела ведьма.  — Что тебе нужно? Ты знаешь кому я…
        Чем бы ее еще шарахнуть? Эх, блин ну зачем я Магией Тьмы окошки быстрого доступа занял? Тут же, блин, ведьма!!! Ну почему не подумал? Нужно было на огонь упор делать!
        Соскочившая с моего пальца Искра пропищала над ухом существа и унеслась в ночь.
        Ведьма широко развела ладони и будто набросила на окружающее пространство нечто зеленовато-бледное. Да ведь это сеть!
        Я еле успел вскинуть руки и закрутил булавами, так, что получился гудящий сталью зонтик. Сеть на меня не прошла. Но скулящий и дергающийся, опухший от паучьего яда Нафаня, затих под ней окончательно. Или смерть или болевой шок. Эх, Нафаня-Нафаня, дурачок невезучий…
        Стукнув одной булавой о другую, я окутался яркими всполохами «Температуры» и попытался войти в контактный бой. Ведьма резво уклонилась и плюнула. Из земли полезли острые, сантиметров тридцати шипы, в клочья разрывая мои многострадальные лапти.
        Со всей невеликой имеющейся у меня ловкостью я попытался вырваться из колючего круга. Череда плевков сопровождала мои скачки, и каждый раз приземляясь, я все больше и больше ранил ноги. Я прыгал и кастовал на себя «Лечение». Шипы кололи очень уж больно, каждый процентов пятнадцать хэпэ снимали.
        Внезапно, ведьма перестала плеваться, наверное, слюна кончилась. Или мана иссякла. Это было бы здорово, но принимая в расчёт ее левл — маловероятно.
        Вообще, удивительно почему она меня в порошок не растерла с первого же нюка. Ответ пришел внезапно, но вполне ожидаемый. От Внутренней Тьмы, от кого же еще… Она — дебафер на долгосрочных проклятиях специализирующийся. На очень мощных и очень долгосрочных. Будь она боевой колдуньей, типа той же Ольги-дочери трактирщика, от меня бы уже и мокрого места не осталось. Да и не вошла она в полную силу еще. Проклятия ее о мою геройскую игрек-хромосому царапаются и отскакивают. Вот она на тетках и тренировалась.
        Я уже давно привязал умелки с панели быстрого доступа к разным неприличным жестам. И теперь тыкал пальцем в ведьму, строил ей фиги и показывал факи. Обидные жесты сопровождались непрерывающейся чередой магических атак. Атака тьмой, огнем, воздухом, менталом… И снова, по кругу.
        От большинства атак ведьма уворачилась, но некоторые достигали цели. Монашеская ряса дымилась. Лицо ведьмы покрыли синяки и царапины, ее отбрасывало моими нюками, но бар жизни почти не пустел.
        Запас манны подходил к концу, стоило ее поберечь. Ну раз у нее такие мощные резисты к магиям, всё-таки попробуем ее просто пришибить, решил я. Авось попаду, ночь ведь, удача зашкаливает. Снова стукнув булавами, я врубил «Температуру» и бросился в ближний бой.
        Ведьма вдруг выставила вперед руки и с силой раздвинула воздух. Прямо на моем пути пространство разошлось и вновь сомкнулось. Пахнуло отвратительной вонью, и я застрял в воздухе не в силах пошевелиться.
        По телу будто поползли миллионы червей, тараканов и прочей гадости. Закусались блохи и впились в тело пиявки. Зачесалось и засвербело в таких местах, о существовании которых я даже и не подозревал. Одежда расползалась, на теле возникали язвы и струпья. Черт, это еще что такое? Что за ДОТ такой?
        Вот это было уже по-настоящему больно. Я заорал.
        Бар жизни стремительно пустел.
        — Ты не с теми связался, маленький жрец,  — прошипела ведьма и подняла руку для последнего, завершающего удара.
        Вот чего-чего, а страха не было. Боль да, была. А страха совсем нет. Я был точно, на миллион процентов уверен, что скоро отресплюсь. Качнусь, вернусь, и порву эту неуязвимую для нубо-инквиза тварь на тряпочки.
        Я поднял слезящиеся глаза и (как я очень надеялся) твердо уставился в пустые провалы на лице ведьмы. А ведь она действительно очень сильно на съеденную Гулей девушку похожа, мелькнула мысль.
        За спиной ведьмы раздался хлопок, и появился закованный в красивые латы мужик. Стальные пальцы ухватили тоненькое запястье.
        Ведьма пару раз дернулось и обернулось.
        Ну все, подумал я. Прибьет он ее щас. Интересно, мои квесты зачтутся?
        — Наконец я нашел тебя… Любовь моя.
        Вот те на.
        Приехали.
        Они что, вдвоем меня сейчас кончать будут? Только этого не хватало… Я еще висел в воздухе, но руками-ногами шевелить уже мог. Да и бар жизни опустившись до половины больше не падал.
        Ведьму затрясло и заломало. Еще конкретней, чем в прошлый раз. Моежт она тоже больная, как зараженные мною гули?
        Она даже не пыталась вырваться из стальной хватки. Лишь бессильно опустилась на колени и тихонько заскулила.
        Что же происходит, мать твою???
        — Отпусти меня…  — шепот ведьмы был еле слышен.  — Я не знаю тебя. И клянусь больше никогда не попадаться на твоем пути… Отпусти…
        Ко мне вернулась надежда, что рыцарь сейчас латной рукавицей огреет ведьму по темечку и все благополучно кончится. Черт с ними с ревардами, надоело! Качнусь на кошках. Но…
        Рыцарь внезапно заплакал.
        ЗАПЛАКАЛ!
        Он опустил руку, но не резко с целью убить, а ласково. Погладил ведьму по голове, из которой во все стороны торчали ошметки паутины.
        — Я не уйду…  — голос ведьмы был не сильнее писка комара.  — Это тело теперь мое… Мне даровал его…
        — Милая моя, хорошая…  — какой странный акцент, подумал я, отлипнув от воздуха и падая носом в травку.  — Одержимость — это плохо, очень плохо. Но с помощью Господа и Пресвятой девы мы избавим тебя от злого духа!
        Итить твою налево!!!
        Так вот как с ведьмой надо было сражаться! А я ее магией долбил. Инквизитор, мля, квалифицированный! Ну, балбеееес…
        Выражение лица ведьмы изменилось. Надменность и страх сменились растерянностью и непониманием. Губы тронула робкая нежная улыбка.
        Рыцарь и ведьма стояли рядом на коленях и смотрели друг на друга. Рыцарь будто светился ярким голубовато-золотистым огнем, передавая часть своей святости ведьме. Та дрожала мелкой дрожью, в пустых глазницах плескался безнадежный ужас, а лицо ежесекундно меняло выражение.
        — Ми-ми… Хорооошаааяя…  — раздалось рядом.
        Я скосил глаза и перекатом ушел от новой потенциальной опасности.
        Рядом появилась большая голова на рахитичных ножках и протянула ведьме какую-то светящуюся тряпку.
        Весь мир потряс беззвучный, но тем не менее, оглушительный взрыв.
        Что именно произошло я не понял, потому что под звук фанфар потерял сознание.

        День 31
        Пергамент 3

        Меня колбасило не менее трех-четырех минут.
        Апы сыпались один за другим. Такого дикого непередаваемого кайфа я не испытывал никогда. Обращать внимание на что-либо окружающие не было ни сил, ни желания.
        Когда я более-менее пришел в себя обстановка была следующая.
        Рыцарь в доспехах стоял на коленях. Закованный в латы мужик горячо молился, крестясь то по-католически, то православным обрядом. Перед ним торчал воткнутый в землю играющий всеми цветами радуги крест. Крест испускал яркое, но не режущее глаз сияние и вокруг него образовался круг света диаметром метров в семь. В этом круге находился и я.
        У подножия креста на четвереньках стояла ведьма. Хотя и мало она уже походила на то паутиноволосое страшилище, но несомненно — она. Очень даже симпатичная молодая девушка, практически девчонка.
        Она тоже пыталась читать молитвы, но ее через слово бил кашель. Через рот, нос, глазницы несчастной, вываливались и спешно убегали в темноту разные мерзкие насекомые.
        Пауки, тараканы, слизни… Вот, очередной приступ исступленного кашля и тело ведьмы покидает длинная, шевелящая множеством лапок ярко красная сороконожка. Метра два длинной, не меньше. Она щелкает в сторону рыцаря жвалами, но тот не обращает на нее внимания продолжая молитву. Сороконожка проворно ускользает в темноту. Но я своим ночным зрением отлично вижу — там метнулось что-то круглое и от паразита осталось только мокрое место. К мокрому месту подскочила фигурка толстенького человечка одетого в серо-коричневую одежду и склонилась над ним. Черт, да он же лутает! Мародер, или так и задумано?
        Гадости, из девушки с золотыми волосами, в которую превратилась бывшая ведьма, вышло просто неимоверное количество. В ней бы столько не поместилось, будь она даже вообще вся внутри полая.
        Рыцарь все молился и молился, а из несчастной сыпалось, как из рога изобилия. Круглое существо заполошно металось на границе светлого круга, не позволяя уйти ни единому паразиту. Вслед за ним, носился толстячок собирая усики, слизь, лапки, жвала и прочую гадость.
        А надписи над золотоволосой девушкой нет, отметил я. Никакой. Кроваво-красная пропала еще в самом начале, а новой не появилось.
        Наконец, девушка смогла самостоятельно выговаривать слова и присоединилась к рыцарю молитвенно сложив руки. Лишь иногда у нее из ушей и носа выползали мелкие, самые торманзнутые тараканы. Только вот, говорила она не по-русски… Язык странный, вроде и знакомый, но… точно, польский! Через слово понятный, и то более интуитивно.
        Ну, раз мне экспа начислилась, стало быть, ведьма зачлась, а это уже радует. На лут я и не рассчитывал. Хотя, конечно, было бы интересно посмотреть, что там… Вовремя рыцарь появился, а то бы кончила она меня. Ох ты! Да я же пятьдесят второй левл получил! Ничего себе… Хотя, конечно, за пятисотый, пусть и условный могли бы и побольше отсыпать. С другой стороны, я же ее не самостоятельно победил, помогли мне. Да и не то что бы победил, скорее отвлек. По крайней мере в бою поучаствовал. Ладно, очки позже распределю, когда время будет продумать билд. Да и вот, вопросик мигает. Можно вторую специализацию взять, ту что на пятидесятом выдают. Это тоже потом. Все потом.
        Я присмотрелся к рыцарю. Что-то в нем было странное. Я сначала не понял что, только потом дошло. Надпись над ним белая, а не зеленая, как почти у всех прочих местных обитателей. Надпись гласила:
        «КОНСТАНТИН ПОЛБУ. РЫЦАРЬ. УР. 149»
        Блин! Да это же игрок! Тот самый рыцарь! Ура-ура-урааа!
        149й левл, конечно, ненамного круче моего… хм… уже пятьдесят третьего, сам не заметил, как апнулся. Экспа то хоть по чуточке, но по заданию странного лилипута капает постоянно. Учитывая, как тут быстро перс растет, 149й не сказать, чтобы хайство недостижимое, но все же… Вон у него какой прикид клевый, не то что у меня, голодранца.
        Внезапно до меня дошло. Над ним надпись белая. А над всеми встреченными мной людьми была зеленая. Кроме…
        Нафани.
        Блиииин!
        Так он что, тоже игрок?
        Нафаня??? Игрок? С ума сойти!
        Ну да! У него и инвентарь есть личный, как у меня. И еще некоторые странности таким образом объясняются.
        Нафаня… Нафааааняяя!
        Я только в этот момент вспомнил, что несчастный валяется неподалеку и возможно нуждается в экстренной магико-медицинской помощи.
        Молитва странной парочки явно подходила к концу, освещенный горящим крестом круг сужался. Я встал и попытался сориентироваться. Ага, вон там, громадное бездыханное тело лежит. Скорее туда!
        Не успел я сделать и трех шагов, как дорогу преградил насупленный дед.
        — Ты чаго энто делаешь, охальник? Пошто шрамным мештом трясешь? Былоб чем гордитшя, недорошль! А ну облачися немедленно!
        Я с удивлением понял, старик прав.
        Я совершенно голый, только на спине болтается неуничтожимый рюкзачок. А одежды, как и не бывало. И булавы исчезли. На том месте, где я недавно валялся углядел горстку праха и две кучки ржавчины. Все что осталось от моего экипа.
        Я и рад одеться, только вот, во что? Ничего, чем можно прикрыть срам в рюкзачке нет. Валенок разве что. Но домовой точно возражать начнет.
        — Дедушка, так не во что… Да и некогда, нужно другу помочь!
        Сказал и сам удивился. Когда это Нафаня мне другом стать умудрился?
        — Погодь…  — сказал дед и стал довольно шустро стаскивать с себя грязноватые полосатые штаны. Под ними оказались еще одни.  — На. Владей… атаман. Щас ишо рубаху какую принешу… А то шовратишь мне бабку… Она по молодошти той ешо гуленой была… Ух, как шлавно я ее кабелей поленом гонял, вшпомнаю, ажно душа поет!
        И похромал к землянке.
        Нафаня не дышал.
        Бар его жизни был абсолютно пуст.
        Мои лечилки на него не проходили.
        «ВЫ НЕ МОЖЕТЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ „ЛЕЧЕНИЕ“ НА НЕЖИВОЙ ОБЪЕКТ».
        Тьма ткнулась в тело и обиженно ворча спряталась.
        «НЕЕЕТ… МЫ НЕ СМЕРТЬ… МЫ ТЬМАААА…»
        Пульса не было.
        На лице рыжего застыло удивленно обиженное выражение.
        Нафаня умер.
        Я упал рядом, обхватил руками могучую грудь великана и беззвучно заплакал.

        День 31
        Пергамент 4

        Когда я поднял голову, вокруг стояли все участники недавних событий. А неподалеку крутились несколько новых персонажей.
        Золотоволосая девушка со счастливым лицом и сияющими голубыми глазами обнимала за талию рыцаря. Тот, стараясь не наделать доспехом затяжек на ее платье стоял чуть ли не по стойке смирно. Лицо его было сурово. Было бы. Если бы не торчащая во все стороны будто наэлектризованная седая борода. И такие же пушистые усы. А вот лицо под всей этой растительностью довольно молодое, отметил я. Ну что же, стильнинько. И необычно для хумана. Если он конечно хуман, а не полукровка. Мало ли что он там со своей расой намутил.
        У ног девушки притаился самый настоящий колобок. Чем-то выражение его лица напоминало нафанино. Детской непосредственностью, что ли?
        «ФОФАН (КОНСТАНТИН ПОЛБУ). УР. 135».
        Ясно… Пет рыцаря. Симпатичный. И судя по всему полезный. Это именно он насекомых плющил, пока рыцарь антимагию на ведьму кастовал.
        Чуть в сторонке жались дед и баба — хозяева этой загородной недвижки.
        А еще дальше, без ночного зрения и не разглядишь, бродил по местности толстячок. Судя по белой надписи тоже игрок.
        «ПЕНДАЛЬ ПАЖОПЬЕ. МАСТЕР-КОРЗИНЩИК. УСЛ. УР. 300».
        Опять условный уровень… Что же это значит, и чем условный отличается от обычного, вяло подумал я.
        Из-за его необъятного пуза вынырнул невысокий, метр с кепкой, человечек. Или нечеловечек? Гном, гоблин, карлик? Неважно. Главное — тоже игрок.
        «ТОКИК ЦВОК ТОКИК. МАСТЕР ЛОВУШЕК. ОТСТУПНИК. УСЛ. УР. 300».
        Хех, пати игроков. За главного у них явно рыцарь, несмотря на то, что левл у него самый скромный. Но еще не ясно, что значит «условный»… Может временный, а на самом деле они нубы третьего уровня?
        Мелкий человечек заметил, что я очнулся и потащил толстячка в нашу сторону. Тот упирался, и что-то нервно шептал товарищу.
        — Дзекую, друг,  — поклонилась мне девушка.  — Ни видзила шо робилася…
        — Во славу Господа, и от меня, прими наиглубочайшую благодарность! Я — сэр Константина Полбу, барон Шардо и Бельд, рыцарь Серебряной Шпоры, защитник веры и острый меч в карающей божьей деснице!  — с пафосом выдал рыцарь.  — Позволь узнать твое славное имя, воин? Являешься ли ты рыцарем какого-либо Ордена или Ложи?
        Он что, издевается? Надо мной же должно быть написано? Или нет? Какой трудный день… Ничего не хочу… Спать хочу. Вот, только Нафаню нужно похоронить…
        Но, с другой стороны, если я хочу получше в реалиях этого мира разобраться — конста это именно то, что мне нужно. А вот щас пати-лидеру нахамлю, и, если даже не запэкашит сразу, в отряд точно не возьмет.
        Но вот не поворачивается у меня сейчас язык вешать этому робокопу лапшу на шлем. Не то настроение.
        Решил ограничится общедоступной информацией. Мало ли, может это ритуал у него в банде такой… Тьфу, в пати.
        — Задрот. Инквизитор. Пятьдесят третий.
        — Святой отец?  — загорелись глаза барона.  — Католический?!?
        — Ээээ… Нет. Темный.
        — Темный?  — рыцарь вмиг помрачнел и потянулся к мечу.  — Слуга Тьмы?
        — Ну… Не то, чтобы слуга… Ай! Ты что делаешь, псих ненормальный?
        На руке с мечом уже всем телом повисла золотоволосая девушка, именно поэтому рыцарь и промазал.
        — Нетреба! Нетреба!!! Он за доброе, за нас!
        — Он сам сказал, темный он!!!
        — Тут нипорузоминие! Неееетрееебааа!!!
        — Эй, что вообще тут происходит?  — возмутился я.  — У меня друг пал… Тоже игрок, между прочим, не непись какой…
        И тут до меня дошло.
        Нафаня — игрок.
        А значит, у него, как и у меня должно быть три жизни. Изначально. Так может он отреспится? Если, конечно, он их все еще раньше не слил. Или, не слили ему. Что при его образе жизни очень даже легко допустить.
        Однако, появилась надежда. А вместе с нею вернулись силы и интерес к происходящему.
        Пока на меня снисходило сатори, девушка что-то горячо втолковывала седобородому. Суть сводилась к тому, что не стоит меня кончать прямо сейчас. А он совершенно точно собирался, исходя из моих неосмотрительно данных признательных показаний, изобличающих меня же, в сношениях с нечистой силой.
        — Он и выглядит странно! Не по-христиански!  — выдвинул дополнительный аргумент рыцарь.
        — Он в крегу ласки бозей стал! У крзиза свитиго!
        Упоминание этого факта подействовало, и мужик убрал переливающийся молниями черный меч (круто выглядит!) в ножны.
        Растрепанный этот, видимо, очень серьезно роль рыцаря Добра отыгрывает. А стало быть, мне что бы в его компашку вписаться никак нельзя быть Злым. Вон, и крест у него… Тотем такой чтоли? Нужно будет присмотреться и по возможности, нечто подобное в хозяйстве завести.
        Наверное, зря про Тьму ляпнул. Ну, ладно, придется выкручиваться. Но аккуратно, он не непись поселковый. И не крыс-джентЭльмен бестолковый. Его ложной инфой пичкать нельзя, попалить может. Всякие громкие титулы из других игрушек не прокатят. Если мы будем в одной пати — такие приколы вообще не канают.
        — Сэр Константин Полбу, тут и верно произошло недопонимание. Я — инквизитор, это так. Но духовного звания у меня нет…  — не буду же я ему сознаваться, что Жрецом Тьмы являюсь.  — Потому и сказал, что я темный. Неграмотный, то есть. Непосвященный. Учиться мне еще и учиться. И я очень надеюсь, что у вас.
        Вот так. Маленько подлизнуть не повредит.
        — Какой же тогда из вас… Хм… Да, точно… Ответствуйте, уважаемый сэр инквизитор, вы лицо благородного происхождения?
        Хм… Он, что, прикалывается? Значит, надо подыграть. А то запишет в шестерки… смерды… холопы… залошит, короче. Но так, чтобы потом, в случае чего можно было отмазаться, пошутил, мол.
        — Род мой древний и славный великими подвигами! Ведем мы его уже несколько миллионов лет от нашего славного предка Крома, породившего Кроманьонцев. Дед деда моего деда, был далеким прямым потомком того самого Крома, о чем в наскальной живописи прямо указывается, красным по коричневому. Любой историк подтвердит. К сожалению, я ту скалу сегодня с собой не захватил, так что документарного подтверждения прямо сейчас не предоставлю.
        — И не нужно!  — заулыбался рыцарь.  — Слово благородного человека не подлежит сомнению, хвала Господу. А вы, сэр Задрот, хоть и одеты не сообразно сословию, древностью рода превосходите мой! Мой род насчитывает всего восемнадцать поколений!
        — Ну, я этим не кичусь…
        — И зря! Благородный муж обязан помнить, чтить и гордится подвигами предков. Дабы их доблесть, поддержку придавала ему во славных деяниях во имя господа нашего Иисуса Христа и Пресвятой Девы!
        А чего это он постоянно Бога поминает? Может в натуре сдвинулся мужик на роле паладина света? Или у него квест, типа «Восхвалять Господа при каждом удобном случае пока тому не надоест»? Но спрашивать как-то не с руки.
        — Да я горжусь! Просто не люблю распространяться.
        — Это верно, сэр Задрот, скромность к лицу дворянину. Но скажите мне, коли нет на вас обета молчания, Задрот — ваше истинное имя? И насколько велик титул? Не скрываете ли вы своего полного имени из благородных побуждений? Быть может обременены вы каким-либо заданием сюзерена, святой матери церкви, либо обещанием? И как человек не посвящённый в сан, может стать святым инквизитором?
        Вот пристал то… Любознательный, блин. И говорит как-то странно. Я и сам похоже от него уже заразился. Но хоть подсказал, как себя вести. И на том спасибо.
        — Сэр Константин, ваша проницательность не знает границ. Дарована Господом мудрость ваша, и таки да, могу подтвердить. Есть на мне обет истребить во всем мире зло, несправедливость и черное колдовство! Именно потому прозван я Инквизитором, хотя и не имею духовного звания. И пока не исполню обещанного, не смею никому назваться полным именем, а вынужден носить псевдо… Хм… временное имя. А титул… Титул пожалуй назову…
        Я призадумался. Сам Константин Полбу по его уверениям — барон. Я не сильно во всей этой хрени понимаю, но помню что там выше уже граф. Виконт? Это, вроде наследник графа… Может сказать, что я виконт? Ну уж точно не герцог, они вроде вообще все наперечет. И поголовно близкие родственники королей. Было еще вроде шевалье, но оно у меня со швалью ассоциируется. Баронет — сын барона, или отдельный титул? Черт его знает. А может у него к вышестоящим претензии какие? Не любит он скажем всех маркизов. Просто так. Потому что Де Сад из них, а Полбу — за Добро. Черт, и как быть? Может я тоже барон, а? А что, самый беспроигрышный вариант, поставить себя вровень с ним. И не завидно Константину будет и не западло.
        Решено.
        — Сэр Полбу, я, как и вы барон. Наследственный,  — зачем-то уточнил я.
        — Деяние достойное величайшего из рыцарей вы задумали, барон! Так знайте, сэр Задрот, я — так же по мере скромных сил своих, стремлюсь к той же цели! Помимо этого, узнал я недавно, что миров Божих великое множество! И цель моя — очистить от рекомого Зла их все! Позвольте же назвать вас своим другом, о любезный сердцу моему сэр Задрот! Позвольте присоединиться к вам вашем поиске! Мы вместе очистим этот мир от скверны и после я приступлю к выполнению прочих принятых на себя обязательств.
        И рыцарь щенячьими глазами уставился на меня.
        Не понял.
        Он, что, серьезно мне пати лидером стать предлагает? В натуре поверил всей этой чуши, или тоже прикалывается?
        — Конечно, сочту за честь, сэр Константин. Но… Только вот тревожат меня два момента… Первое. Нет у меня ни оружия, ни доспехов. Так получилось, что…
        — Ни слова более, добрый сэр! Конечно, вскоре мы найдем достойное вас облачение, вооружение и коня! А также коня для меня! И тогда, как и положено, преломим копья и скрестим мечи в доброй схватке!
        Он что, ПвП предлагает? Задуэлится? Так левл у меня не сказать, чтоб к этому делу располагает. Хотя… мало ли какие тут правила дуэлек? Да и чем я рискую… В любой ММОРПГ договорные дуэли игроков не до смерти бывают, остается единичка жизни. А опыт в ПВП так или иначе — необходим.
        — Вы и представить себе не можете, насколько я рад вашему предложению, сэр Константин! Скрестить меч и преломить копье, что может быть естественнее, для двух случайно встретившихся благородных людей!  — почти искренне ответил я.
        — О!!! Теперь, я точно уверен, в жилах ваших течет древняя кровь высшего сословия! Поверите ли, в этой варварской стране, я так и не нашел никого, знакомого с древней славной традицией. Лишь один человек оказался достаточно смел, чтобы не побояться вступить со мной в схватку, но обстоятельства разделили нас. Поведайте мне, что же еще тревожит ваше благородное сердце?
        — Вот… Мой слуга и добрый друг, пал во время битвы… И теперь я и не знаю, что делать.
        — Отрадно видеть, что и вы разделяете мое отношение к своим людям. Я тоже крайне пекусь о членах своего отряда, все они находятся под моей защитой. И хоть я спрашиваю строго и многого требую, но и даю немало. Позвольте поведать историю, о недавно случившемся со мной происшествии…
        И барон рассказал, что есть у него слуга, тот самый толстячок. Недавно грохнули его. И вот рыцарь, зная о том, что запасных жизней у толстяка нету, передал ему одну из своих. Оказывается, есть в этой игре и такой функционал.
        Когда барон заговорил о запасных жизнях, у меня отлегло от сердца. А то я уже начал думать, что мужик окончательно сдвинулся и считает все здесь происходящее реальным. А себя настоящим рыцарем, вышедшим на тропу войны супротив Межмирового Зла.
        Когда же я узнал о возможности передачи жизни — мне и вовсе похорошело. Конечно, я на всякий случай солью одну из имеющихся у меня трех в пользу рыжего. Пусть даже если у него и есть еще, рисковать не буду. А допики… Ну что же, раз их тут так легко раздают, стало быть они под каждым кустом валяются, просто нужно искать внимательнее.
        Когда я спросил рыцаря, что нужно для этого сделать, он только пожал плечами и сказал: «Просто захотеть».
        Я захотел.
        «ВЫ ЖЕЛАЕТЕ ПЕРЕДАТЬ ОДНУ ИЗ СВОИХ ЗАПАСНЫХ ЖИЗНЕЙ ИГРОКУ НАФАНЕ ДОРИНУ, ГРОМИЛЕ 265ГО УРОВНЯ? ДА/НЕТ.»
        Конечно, да!
        «ВНИМАНИЕ! У ИГРОКА НАФАНИ ДОРИНА ПОСЛЕ ВОСКРЕШЕНИЯ ОСТАНЕТСЯ 2 ЗАПАСНЫХ ЖИЗНИ. ВОСКРЕШЕНИЕ ПРОИЗОЙДЕТ НА РАССВЕТЕ. ДО РАССВЕТА ОСТАЛОСЬ 2 ЧАСА 25 МИНУТ.»
        Ну вот. Можно было и не напрягаться. Стало быть, он за пятнадцать лет игры всего разок помереть умудрился? Интересно, а как? И за те же пятнадцать лет всего 265 м стал… Громила, ха! Посмотреть бы его характеристики да ачивки…
        И свою запасную жизнь надо будет взад стребовать. Нет, две. В качестве компенсации за нервотрепку.

        День 31
        Пергамент 5

        Полыхнуло и метрах в пяти от нас, прямо из воздуха соткалась странная невысокая фигура. Фигура была крайне ушастая и в темноте походила на толстенького чебурашку в классической черной одежде ниндзя. Черная ткань плотно облегала торчащее пузико, коротенькие лапки и огромные круглые уши-локаторы. В лапках чебурашка держал катану и вакизаши, а на груди у него болтался красный барабан, очень похожий на пионерский.
        Взвизгнув, Пендаль Пажопье попытался спрятаться за спину худенького Мастера Ловушек. Но Пендаль был больше Токик Цвок Токика раза в четыре, и поэтому торчал из-за него во все стороны разом.
        — ДЕС ВАЛЬТ!  — мгновенно в руке у рыцаря оказался меч. Загородив собой девушку барон со всего маха воткнул в землю непонятно откуда взявшийся у него двухметровый крест. Тот самый на который он ранее молился вместе с бывшей ведьмой.
        Крест в натуре оказался тотемом. Заиграл красивыми огоньками и даже послышались переливающиеся звуки. Арфа, что ли?
        Ушастый ниндзя не спешил нападать. Окинул внимательным взглядом полянку и неуловимым движением спрятал мечи. Мне показалось прямо в рукава.
        Легонько поклонившись, существо спросило.
        — Уважаемые, не подскажите ли, кто последний в очереди на ведьму?
        Нет, а чего… Вполне себе резонный вопрос воспитанного игрока, пришедшего валить популярного квестового моба.
        «РОМКАТ КИРТАК БАРСУК. ТАНУКИ. УР. 39».
        Ну вот, ура! Хоть кто-то с нормальным левелом. А то я уже начал думать, что единственный нуб на всю локацию.
        А что значит «тануки»? Что за класс такой? И раса странная, на лысого чебурашку чар похож. Хотя их, конечно, было столько при выборе, что все и не упомнишь.
        А рыцарь на вежливого коротышку реально сагрился. Чего это с ним?
        — Готовься к смерти порожденье зла! Не место бесам в божием мире!!!  — и обернувшись ко мне тихо попросил.  — Прошу вас, не вмешивайтесь сэр Задрот.
        И он, крутя в руке сверкающий молниями меч, бросился на лысика. Какой-то агрессивный барон попался. Ему что, непременно сегодня кого-нибудь зарезать требуется? Сначала на меня бросался, теперь вот на этого. Игрок же, буквы, вон белые!
        — Эй, ты чего? Я сюда по квесту!
        Свистнул меч, но в том месте ниндзи уже не было, он ловким перекатом ушел от удара.
        — Народ, уймите психа! Чо я вам сделал?
        Рыцарь взревел и бросился к шустрому чебурашке. Тот снова мячиком перекатился на другую сторону полянки.
        — Ты хочешь покрыть нечестивую ведьму, отродье преисподни! И наплодить порождений зла! Умри же, бес! ДЕЕЕС ВАААЛЬТ!
        Очередной удар отсек кусочек рукава, тануки еле успел увернуться. Рога, понял я. Ловкий до чертиков. Но разница в сто левлов — это разница в сто левлов.
        — Во славу Господа и в честь прекраснейшей Данунашки дамы сердца моего!  — ревел рыцарь, бегая по полянке туда-сюда за уворачивающимся ушастиком.
        — Ну все,  — прошипел чебурах непонятно как оказавшись на другой стороне полянки.  — Русские не сдаются!
        В его руках-лапках, как по волшебству появились барабанные палочки. Он занес их над своим инструментом.
        Все это произошло очень быстро, товарищи рыцаря даже предпринять ничего не успели.
        Внезапно, за спиной чебураха возникла сухонькая фигурка деда-непися с огромным березовым поленом в занесенных для удара руках.
        ХРЯСЬ!
        И ушастый нинзя закатив глазки кулем падает на землю.
        Рыцарский меч уже готовый рассечь несчастного остановился в паре сантиметрах от безвольного тела.
        — Ну вот, и что ты наделал, старец?  — спросил с укоризной рыцарь.  — Нет чести воину Господа в убийстве бессознательного, пусть он даже и трижды демон. Только в честном бою добывается слава и проявляется доблесть!
        Дед смущенно пожал плечами и протянул мне обещанную рубаху. Заляпанную какими-то желто-оранжевыми кляксами. Причем, если смотреть издали очень художественно заляпанную.
        — Почему демон?  — спросил я одеваясь.  — Игрок он, присмотритесь сэр Полбу.
        — Да?  — с сомнением склонил голову набок барон.  — Я видел когда-то гравюры богомерзкие. Были там бесы изображены, один в один на этого похожие. Да и сам он сказал, что на ведьму влезть собирается, да еще и меня, крестонесущего рыцаря в этом безобразии обвинил!
        — Эммм… Сэр Полбу…  — решился я.  — Думаю, нам с вами нужно серьезно поговорить.
        — О чем, друг мой? Быть может, вы собираетесь сложить костер, дабы спалить порождение ада по всем инквизиторским правилам? Тогда, мой рыцарский долг велит помочь вам это благородном деле! Эй, Пендаль! Живо за дровами!
        — Нет, нет!!! Я хотел сказать… Тут явно снова произошла ошибка. Это существо не является носителем зла, я вижу это достаточно четко… То есть… Милостью господа нашего, я наделен способностью узреть подобное. И сейчас четко могу сказать, это существо — не бес.
        — А кто?  — рыцарь уже спрятал меч и выглядел немного растерянно.
        — Ну… Не знаю точно. Давайте приведем его в себя, и спросим.
        — У меня нет при себе ни клещей, ни игл, ни даже крюков. Хотя… Эй, Пендаль, разведи огонь, сейчас мы этого лазутчика спрашивать будем, кто он такой и кем послан. Нож-то, имеется.
        Меня передернуло. Он, что, в натуре пытать чебурашку собирается? Вот тебе и воин добра!
        — Я думаю, этого не потребуется, сэр Константин. Я ведь все-таки инквизитор. И могу отличить правду от лжи.
        Рыцарь с уважением посмотрел на меня.
        — В таком случае, сэр Задрот, я всецело полагаюсь на вашу помощь. Воистину, Господь в великой мудрости своей не зря соединил наши пути!
        Интересно, как отреагирует этот ненормальный, когда я ниндзю лечить начну? Не рубанет мечом? Хотя он и сам магией пользуется, вон, крест его все еще сверкает. Интересно, что он делает-то? Сто пудов бафы вешает крутые.
        — Друг мой,  — осторожно начал я.  — Пресвятая дева… хотя может и не она лично, а ктото по ее просьбе… ну… дарованы мне… нууу… некоторые ангельские способности. Например, я могу лечить наложением рук и…
        — О!!! Сэр Задрот, я поражен вашей великой скромностью! Ведь невооруженным глазом видно по безукоризненной белизне вашей кожи и ангельским перьям на вашем челе, вы находитесь под покровительством самого пресветлого Гавриила! А может и Михаила, тут нужно будет у святых отцов уточнить. А я, всего лишь скромный рыцарь господень, преклоняюсь перед избранником небес!
        Ну, вроде прокатило. Ладно, щас глянем, не пришиб ли дедок нашего верткого гостя насмерть.
        Нет, не пришиб. Снес процентов пятнадцать хэпэ и повесил дебаф «Обездвиживание». Мне и делать ничего не пришлось, чебурах сам очухался. Он хоть и не мог пошевелиться, но, как оказалось все отлично слышал.
        — Уууу… Урод старый… Больно же… За-зачем… Никого я не собирался тут покрывать… и порождать тоже не намеривался… У меня здесь квест «Паутиноволосая Ведьма» от настоятеля монастыря… вот и все.
        — Ага,  — сказал я.  — Я примерно так и думал. Только вот, не успел ты. Нету больше ведьмы. Сфейлил ты квест.
        — Грохнули? Надо ждать пока отреспится? Я с самого начала так и хотел…
        — Нет, расколдовали. Вот она.
        — Да ну?
        — Ага. Квест разовый был, уникальный.
        — Вот, блиииин…  — огорчился чебурах.  — А у вас тут пати? Может примите? А то я все один да один.
        — Ну…  — я замялся.  — Не совсем. Мы тоже случайно встретились. Вот прямо тут во время боя и встретились, ты совсем децл опоздал.
        Ушастый расстроился еще больше.
        — Вот че мне постоянно так не везет… Мало, что вайпнули до первого левла, так еще и…
        — В смысле?
        — Ааа…  — махнул он лапкой.  — Долгая история. Потом может расскажу. Так что? Какие планы? Может, все же вместе?
        — Предлагаю посовещаться. Сэр Полбу, будьте любезны, подойдите сюда. Я все выяснил. Этот уважаемый… мм… кстати, кто ты?
        — А… Раса Тчифу. Класс Тануки. Так уж получилось. Японская раса, эксклюзивная. Сам уже тыщу раз пожалел, что такую экзотику выбрал. Дд-ближник и немного дебафер.
        — Так вот, этот уважаемый тчифу, вовсе не порожденье преисподней. Он воин посвятивший жизнь истреблению этих самых порождений. Верно я говорю?
        — А то.
        — Вот. И он со всем почтением, просит дозволения присоединиться к нашему отряду. Может позовем ваших спутников и спросим их мнения?
        Рыцарь удивленно посмотрел на меня.
        — Чьего мнения? Пендаля мнения? Крота? Они — простолюдины, слуги. А Фофан так и вообще непонятно кто. Их мнение не волнует благородных рыцарей, коими являемся мы с вами. А прекрасная Данунашка, хоть и имею я честь называть дамой моего сердца, всего лишь женщина и не может участвовать в воинском совете. Так что, сэр Задрот, решение за нами. Вернее, за вами. Ибо, как я уже сказал, всецело полагаюсь на вас, как осененного благодатной святостью архангела Гавриила. Ну ли какого другого.
        — Хм… Ну, ладно. В таком случае, я предлагаю принять… Ммм… Ромката Киртака Барсука в отряд временно, с испытательным сроком.
        Рыцарь с уважением посмотрел на меня, и тут же хмуро на ушастика.
        — Хорошо. Но нужно прояснить еще один вопрос. Благороден ли наш новый спутник?

        День 31
        Пергамент 6

        До меня к тому времени уже дошло, что странный рыцарь очень серьезно относится к отыгрываемой роли феодала. И тех, кто не догадался представиться ему дворянином ни в грош не ставит.
        — Конечно,  — уверенно заявил я.  — Он — младший сын владетельного вельможи. Так ведь?
        — Нуу…  — протянул Барсук.  — А в чем дело то?
        — Тут такое дело,  — вздохнул я.  — В нашем отряде сплошь бароны собрались, как на подбор. И если ты не барон, то все, алес. Не прошел контроля фейса и код твой нам не по дрессу нифига.
        — Нуу… а где должно быть написано, что я барон?
        — Слово благородного человека не нуждается в письменных доказательствах!  — встрял рыцарь.
        — Аааа… Ну, тогда, да. Конечно. Барон я. А папа у меня — граф. Или вообще — герцог.
        — Не понял,  — смутился Константин.  — Так граф или герцог?
        — Граф,  — твердо отрезал я.  — А обязанности герцога он только временно исполнял, пока тот на подвиги ездил. Так ведь?
        И я сурово глянул на чебураха. Вот зараза ушастая, щас набрешет с три короба, а в этом деле все же меру нужно знать.
        Тот с неуверенной улыбкой кивнул.
        — В таком случае, позвольте представится, барон. Я — Крестонесущий воин сэр Константин Полбу, барон Шардо и Бельд, рыцарь Серебряной Шпоры. Соизвольте узнать ваше полное имя, барон?
        — Эммм… мннн… я… это… ну…
        — Вероятно, наш новый спутник, так же дал обет не разглашать имени пока не исполнит некий принятый на себя обет? Не так ли?  — подсказал я.
        — Эээ… ага. Точняк!
        — Позвольте тогда узнать цель вашей миссии, господин барон?  — рыцарь похоже не замечал, что его откровенно дурят.
        — Ну… Я… Ага! Я должен сразить Мировое Зло в лице Великого Неназываемого, известного так же под именем Демон Риммон!
        — Миссия достойна всяческих похвал, барон. Вот вам моя рука. Вы всегда можете рассчитывать на мой меч в битве против порождений преисподни. Но не слишком ли ничтожна цель для истинного воина Господня? Мой друг, сэр Задрот, взялся уничтожить Зло во всем мире. Я же, с помощью Господа и Пресвятой девы, надеюсь очистить от порождений Ада все миры. А вы… Всего лишь один демон… Неужто он настолько ужасен? Или чем-то насолил лично вам?
        Барсук затравленно посмотрел на меня явно ища поддержки. А что я мог сказать? Хрен его знает кто такой этот Риммон.
        — Предлагаю вернуться к этому вопросу позже,  — предложил я.  — Светает. Сейчас воскреснет мой… мм… оруженосец.
        — А я так и не смог найти себе подходящего,  — огорченно молвил Полбу.  — Пендаль, при всех его достоинствах, неисправимый трус и стяжатель. Крот, вообще, присоединился к нашему отряду недавно, и я еще не до конца в нем уверен.
        Действительно, небо над лесом начало светлеть. Всходило солнышко, и с меня один за другим стали слетать автоматические ночные бафы.
        Как только занялся рассвет, рыжеволосая девушка, до того что-то шептавшая колобку по имени Фофан уложила его на травку вроде принялась делать ему массаж. С удивлением я понял, у колобка есть ноги, растущие непосредственно из головы и одна коротенькая ручка.
        Девушка пошептала, погладила пета… На мгновение их обоих накрыл каскад тяжелых будто оживших золотистых волос… И тут же из под них выскочил довольно щебечущий пет. Рук у него теперь было две, да и выглядеть он стал не в пример лучше. С мордашки исчезли синяки, заплывший ранее глаз открылся, а разбитые губы зажили и растянулись в широкой детской улыбке.
        — Мииии! Ми-ми-миии!!! Спаааасиииибоооо!!! Хорооошаааяяя!  — колобок кинулся обнимать и целовать радостно смеющуюся девушку во все места куда доставал.
        Рыцарь, наблюдая за этой картиной, тоже счастливо скалился, и даже, как мне показалось, украдкой стряхнул скупую мужскую слезу.
        — Я же говорил!  — закричал Мастер Корзинщик, толкая в плечо своего товарища Мастера Ловушек.  — Говорил!!! Она — Прирожденный Целитель! Одна из Первородных! Таких на весь свет по пальцам пересчитать можно, еще и лишние останутся.
        — Да я и не фпорил,  — буркнул в ответ тот, потирая ушибленное плечо.
        — Фофан, дружище, как я рад! Ты снова целый! За это надо выпить!  — и корзинщик вытянул откуда-то огромную плетенную флягу.
        — Черт!  — стукнул я себя по лбу при слове «выпить».  — Домовой!
        Рыцарь дернулся и сурово уставился на меня.
        — Что такое, сэр Задрот? Почему вы поминаете нечистого?
        Но в этот момент Нафаня открыл глаза, потянулся и неуклюже сел.
        — Бааарииин… Мы уже победили? Пряник давай.
        Пряника у меня не было, и я заменил его очередной медяшкой. Нафаня цацкой вполне удовлетворился, но все равно стребовал обещание выдать ему пряник при первой же подвернувшейся возможности. По-моему, он даже и не понял, что умирал.
        — Внучки,  — сказала вдруг отирающаяся поблизости бабка-непись.  — Рашшвело. Я жавтрак приготовила, прошу откушайте, не побрежгуйте!
        В землянку нас не пригласили, а накрыли прямо на полянке. Еда была на вкус… такая… ну… полезная. Абсолютно весь завтрак бабка умудрилась приготовить из репы. Ага, шесть блюд.
        Я ел запеканку из репки и разглядывал своих потенциальных спутников. Как нас много то! Интересно, а ограничение по размеру пати тут какое? Спрашивать об этом у рыцаря я не стал, он вообще какой-то чудной. Барсук на этот вопрос пожал плечами и вгрызся зубками в бутерброд из репы сырой с репой пареной.
        Я подивился демократичности рыцаря, который хоть и не приглашал к столу своих слуг, но и гнать не стал. Удивительный он человек. Неоднозначный, как говорится.
        Таким образом, собралась нас приличная толпа.
        Я и Нафаня. Барсук-тануки. Барон Шардо и Бельд (видимо, названия его баронств). Рыжеволосая целительница (бывшая Паутиноволосая Ведьма) со странным именем Данунашка пани Рошек (единственная без какой-либо надписи над головой, что показалось мне очень странным) по совместительству являющаяся дамой сердца вышеупомянутого барона. Слуги барона Пендаль Пажопье (корзинщик) и Токик Цвок Токик по кличке Крот (ловушечник). Это игроки. Шесть душ. Плюс примкнувший пет-колобок по кличке Фофан. Ах да, еще и хозяева землянки.
        Дед с бабкой были очень задумчивы и постоянно вглядывались в лицо Данунашки. Не переставая твердили, как же сильно она похожа на их внучку Няшу, ушедшую в город на заработки. Я так и не смог сказать им, что внучки они больше не дождутся. Настолько милые были старики. А вот колобок почему-то старался держаться от них подальше.
        Заметив, что Пендаль постоянно прикладывается к своей фляжке, я снова вспомнил о домовом. Предупредив сотрапезников вынул из неразрушимой сумки валенок. Нафаня недовольно поморщился поняв, что снова становится за него ответственным. Из валенка раздавался громкий храп и несло перегаром.
        — Что это?  — заинтересовался корзинщик.  — Какой интересный запах.
        Судя по запаху от самого Пажопье, в лице домового он обретет верного единомышленника и постоянного собутыльника, подумал я. Пендаль почти не ел, он только регулярно закусывал.
        Да и фляжка его оказалась необычной. Волшебной, йопт! Он на моих глазах наполнил ее дождевой водой прямо из лужи, а потом… разлил из нее по берестяным кружкам ароматно пахнущее красное вино!
        Градус у вина был не велик, и на вкус оно походило на компот. Пилось замечательно, но при условии, что его бесконечно много и таким можно вполне себе качественно спиться.
        Как я ни старался, пробудить домового не смог. Чем он там ухрюкался — неведомо, но вынесло его судя по всему надолго. Я перевернул валенок и немного потряс. Домовой не вывалился.
        — Друг мой,  — озабоченно спросил рыцарь.  — Уж не злой ли дух сидит в этом странном сапоге?
        — Нет, сэр Константин. Не злой. Скорее — нейтральный.
        — Если дух не ангел, то он порождение врага рода человеческого!
        — Ну, как вам объяснить, барон… В вашем замке есть привидение?
        Я не до конца был уверен в наличии замка у игрока, пусть он и считает себя владетельным бароном, но, чем черт не шутит… Кстати нужно следить за языком и не чертыхаться, а то барон на это дело агрится с полуоборота.
        — Благодарение Господу — нет! Замок мой освящен еще при постройке, и в подвале зарыты мощи Святого Иоганна. И ни один дух не посмеет…
        — Но вы безусловно слышали о родовых призраках?
        — Конечно,  — кивнул седобородой головой молодой рыцарь.  — Так это дух одного из ваших предков?
        — Не совсем. Это чужой предок. Дом его разрушен, род пресечен, и он попросил меня найти ему новое обиталище. Дабы он мог помогать добрым советом хозяевам жилища, охранять его стены от врагов и воров. Ну и заниматься прочими добрыми делами во искупление грехов, совершенных при жизни,  — я так увлекся, что придуманная история мне и самому понравилась.  — Лишь когда добрые дела перевесят, ему будет дано право войти в царствие небесное.
        — Еще одно благое дело обременяет ваш путь, сэр Задрот. Я преклоняюсь перед вами, взвалившим на себя столь много обетов во славу Света Господня!
        Мдя, свет как раз меня и начал мучать. Утреннее солнышко повесило уже десятка полтора дебафов и меня неудержимо тянуло в сон. Но спать было нельзя. Следовало прояснить еще несколько очень важных вопросов и наметить план действий.
        — В моем замку потзребен опекун дух добре!  — подала голос пани Рошек.  — Тильки замек найперв трзеба отжакась!
        Ну, отжать так отжать, согласился я. А что, хороший бизнес-план. Думаю, домовой не будет против поработать духом-хранителем целого замка. Когда проспится.

        День 31
        Пергамент 7

        День выдался презанятный.
        Как оказалось, никому никуда особо спешить было не нужно, да и устали все. Решили мы поплотнее перезнакомиться и рассказать друг другу о себе. Свои истории, характеристики, квесты и умелки… Ну и вообще. Учитывая, что решили мы-таки объединиться, было это вовсе не лишним, а очень даже полезным времяпрепровождением.
        Истории, все как одна оказались интересными, совершенно неправдоподобными, и по большей части, как мне показалось, выдуманными. Ну, кроме Нафаниной. Та была простой, скучной и правдивой.
        Самая большая проблема возникла с бароном. Он, как оказалось, был всамделешним средневековым рыцарем. Со всеми сословными заморочками, религиозными предрассудками и полным отсутствием грамотности усугубленным текстовым режимом оповещения. Каким образом он сюда попал, он пояснить не смог, лишь сослался на волю провидения. Почему он не умея читать не выбрал голосовой режим оповещения, он так же сказал. Наверное, привык к трудностям и нарочно создавал их себе самостоятельно, дабы потом героически преодолевать.
        Рассказал, что во время боя, он с товарищами вырезал сто тыщ мильонов мавров. Было это во время Четвертого Крестового Похода, что меня крайне удивило. Какие мавры в Четвертом-то? Но недоверия я вказывать не стал, любое сомнение в честности и правдивости своих слов гордый рыцарь принимал в штыки. В общем, уже готовился Константин праздновать победу и наложить лапу на Гроб Господень со стоящим на нем сверху Граалем, как явилась ему сама Пречистая Дева. Сама. Плюс сопровождающие лица, то есть святые и апостолы, всем когалом. И сообщила, что весь мир находится под угрозой и только он, Константин, лично, может этот мир спасти. И давай его уговаривать. Ну рыцарь отказать в такой просьбе девушке не посмел и, конечно, согласился.
        Бац, и он уже тут. Причем не зря он перенесен в эту варварскую еретическую страну, то испытание его веры. Однако, он как-то неуверенно об испытании говорил, чувствовалось пошатнулась вера. Но не в Господа, а в каноны и догмы католицизма. Все более рыцарь тяготел к православию, о чем пару раз обмолвился. Хотя, лично я только одно отличие между этим двумя конфессиями вижу — крестятся по-разному.
        Короче, при выборе чара, мудрствовать лукаво он не стал. А выбрал тот класс, которым играл… тьфу! Которым и был всю сознательную жизнь. Человек-воин, ближник, тяжеловооруженный рыцарь, ведущий в бой отряд.
        Встретились барону добрые люди, наставили и помогли правильно очки раскидать и умения выбрать. Ведь с чтением и устным счетом у сэра Полбу отношения не очень. Они раньше его не трогали, а он их. Практически и не пересекались. А вот здесь, пришлось. В общем, сложно тут рыцарю, но он привык, не обращая внимания на трудности идти вперед к поставленной цели. Благо тут этих целей образовалось превеликое множество.
        Одна из основных и сравнительно легко достижимых — отбить родовой замок его дамы сердца Данунашки пани Рошек. Но о княжне Рошек позже.
        Вторая цель — уничтожение злобного колдуна Разложеня, чем-то обидевшего хорошего знакомого нашего рыцаря.
        Третья — истребление богопротивных некромантов, живущих, между прочим, не где-нибудь поблизости, а в соседнем мире. Ага, храбрый рыцарь и в соседних мирах тоже успел, по ходу дела, отметится. Да, ни в одном. Так что твердо знал, миров бесчисленное множество, уж всяко больше трех.
        Ну и четвертая цель, хотя, пожалуй, самая главная — победить в некоем турнире, дабы его родной мир не сгинул в пучинах небытия. Какая связь между турниром и пучиной небытия, рыцарь толком пояснить не смог, зато впоследствии довольно толково объяснил Мастер Ловушек.
        Рыцарь наш выбрал класс рыцаря, ага. А этот класс, как оказалось, помимо того, что является неплохим танком, имеет высокий показатель лидерства. Об этом ему де, в свое время толковал его мудрый наставник и старший товарищ Боромир. Тот самый которого Разложень то ли обидел, то ли обманул.
        Про лидерство я почитал быстренько в описаниях своих собственных характеристик и понял следующее.
        Первое. Чем выше этот показатель у лидера пати, тем больше членов может быть в этой самой пати.
        Второе. Показатель влияет на количество возможных пати-бафов и уменьшение штрафов за коллективную игру.
        Третье. Показатели «Отвага», «Рекогносцировка» и «Строй» напрямую от этого самого лидерства зависят. И еще три десятка показателей зависят косвенно.
        В общем, померившись нашими отрядными лидерствами, пришли мы к единогласному мнению — быть Константину Полбу нашим командиром. У него это лидерство в десять раз больше моего выросло, а мое было самым большим из всех прочих.
        Зато, показатель «Хозяйство», отвечающее за количество и качество собираемого лута, у барона был самым маленьким. А самым большим оказался у Пендаля Пажопье. У него это самое «Хозяйство» было настолько грандиозно-прокаченным, что он тут же был назначен ответственным завхозом, хранителем и лутером-сборщиком. Впрочем, о Пендале позже.
        Крест рыцаря — действительно оказался тотемом. Причем мощным, дающим целых пять крутецких аур, правда, заточенных именно под воина ближника. Однако, ауры в кресте можно менять, но для этого нужен продвинутый в этом деле батюшка. Священник, то бишь.
        Еще, у нашего лидера, оказался супер-пупер меч. Легендарный, ага. Кладенец Эбонитовый. Но в этом мире, как выяснилось, это не такая уж большая редкость. В частности, в закромах местного правителя подобных мечей несколько, так что далеко не уникум. Раздобыть сложно, но возможно. Заточка у него классная, дамаг нереальный, и он еще током иногда бьется. Кроме того, меч дает супермощную ачивку «Гнев Небес». Молнии бьют с неба поражая всех вступивших в бой врагов. Величина урона при этом ударе постоянна и зависит от количества имеющейся у барона маны сжигая весь остаток до донышка. Урон же распределяется равномерно по всем супостатам. А если к примеру, супостат будет один — весь урон ему и достанется.
        Так же у рыцаря имелись сапоги с серебряными шпорами, тоже легендарные. И если меч, инструмент, так сказать прямого воздействия, то сапоги… вернее — шпоры, вещь поинтересней. Благодаря этим шпорам, он мог приручать неразумных мобов-животных, и заставлять их выполнять свои команды. Не все, правда, а в пределах разумного. И со временем влияние шпор на животных ослабевало, но все же.
        Вот, например, сейчас, как оказалось, в лесу неподалеку крутилось с полсотни подчиненных барону волков. Крутились, но без позволения выходить на полянку не решались. Рыцарь предложил их позвать, дабы доказать, что не лжет, но мы все ему поверили на слово. Ну их нахрен этих волков, мало ли, что им голову взбредет. Я вообще к собакам отношусь настороженно, после того как меня лет пять назад йоркширский терьер чуть не загрыз.
        Прочий шмот у Константина был хоть и хороший, но вполне себе рядовой, из разряда волшебного. Всего одним классом выше редкого, к которым относился в частности мой сет «Железная Аргументация». Жаль истлевшие булавы, но ничего не попишешь, пропали.
        Остальные умелки и таланты рыцаря оказались завязаны на личные боевые умения. Несколько хитрых приемов и ударов, недолгий рут, агросбор, антимагия, и так еще, по мелочи. Но для танка очень даже неплохой набор. А и да, чуть не забыл самое важное. Рыцарская ачивка «Сплочение». Оно к лидерству никак не относилось. Просто сам факт наличия в отряде благородного рыцаря считается достаточным основанием для постоянного функционирования этого «Сплочения».
        «Сплочение» работает в двух направлениях. В строевом бою каждый из членов получает определенный коэффициент усиления основных характеристик. Коэффициент зависит от размера отряда и его (члена) месторасположения в строю. И второе. Вне боя, все члены пати могут поделиться своими хэпэ и эмпэ с сопартийцами. Правда не очень эффективно, за одно переданное очко нужно отдать пять, но на безрыбьи, как говориться…
        В общем, очень полезный класс, и что самое главное, танк. Другими словами, у меня наконец появился кто-то, кто будет огребать вместо меня, а я в это время буду издали подлечивать, снимать с него дебафы вешая взамен полезные бафы, и магическими искрами во врагов пуляться.
        Следующим выступал Барсук-тануки.
        Его история оказалась не менее увлекательной и еще менее правдоподобной. С другой стороны, он в нее и папу-графа как-то вплести умудрился, так что ладно.
        По его словам, был он самым что ни на есть среднестатистическим бароном. Жег ведьм, угнетал крестьян, два раза в год ходил в крестовые походы. За что папа граф регулярно увеличивал довольствие в виде карманных денег, расширял сыночку владения, и апгрейдил имеющиеся там постройки.
        Когда Барсук победил всех окрестных язычников и колдунов, стало ему скучно, и поехал он кататься на… тут он запнулся. На летающей колеснице. Но не колдовской штукенции, а штукенции благословлённой лично Папой, причем не его собственным, а Римским. От того штукенция и полетела. Из-за перебора святости на кубический сантиметр аппарата.
        Но аппарат, как назло оказался сделан еретиками и язычниками узкоглазыми, живущими на далеком острове Япония. А может и вообще у них под боком в Китае, но все равно по языческой лицензии. Взлетел аппарат повыше, Господь рассмотрел лейбл «made in China», возмутился, и отнял благословление полета.
        Аппарат и рухнул.
        Но, слава Небесам, пожалел Господь заблудшее чадо свое, не отнял жизнь. Отнял только руки, ноги, туловище и все чем оно там, внутри, набито, и что из него торчит. Осталась жить от Барсука только голова, мозг то бишь. По типу нашего Фофоана, когда он ручки-ножки втянет, ага, подтвердил тчифу догадку Пендаля. В награду за догадливость корзинщик от Полбу, получил по лбу.
        Катастрофа произошла над тем самым проклятым островом, где аппарат изготовили. И местные мастеровые под давлением Небесной канцелярии, лично Папы Римского и богатого отца-графа, пообещали сделать голове новое тело. В качестве компенсации за утерянное старое, и хреновое качество сборки волшебного агрегата.
        Однако, дело обещало быть долгим, и чтобы голова не скучала, положили ее в банку ждать регенерации тела. А банку подключили к… ПА-РА-РРРАААМ! К ММО РПГ с полным погружением.
        Там, в той игре Барсук и жил. Выбрал себе класс, чуть ли не наугад, потому что не особо во всей этой хрени разбирался. Хотя и знал китайский, японский, и многие прочие языки. Он вообще был полиглотом. Как и почти все его знакомые. Модно в его кругу было быть полиглотом, тренд такой. Да и загрузить в разум языковой блок дело пары минут и сравнительно недорого. А вот в легендах и колорите Японии, Барсук не шарил совершенно, вот и достался ему этот тануки. Рекламировали его очень, вот и повелся. Кроме того, клиника, которая выращивала и собирала ему по кусочкам новое тело предоставила эксклюзивную цифровую тушку в качестве комплимента от заведения.
        Тело было уже практически готово, когда в той игре произошел сбой и все игроки застряли в ней без возможности логаута. Барсуку, собственно, на это было плевать, он не спешил возвращаться к прежней скучной жизни. Довольно неплохо освоившись в новом амплуа, тануки подрядился выполнять супер-квест на поимку демона Риммона. Но поймать Риммона так и не смог, а оказался убитым разрядом молнии. Молнию шандарахнул Верховный жрец того самого Неназываемого. Качественная молния получилась, мощная. Такая крутая, что выбила несчастного барсука из мира Грязь (так та игра называлась) в этот.
        Вместо того, чтобы как это обычно бывало, отреспиться на одном из близлежащих кладбищ, он оказался под известным мне деревом. Милый женский голос сообщил, что права выбора расы и класса у него нет, сославшись какой-то пункт неведанного соглашения. И еще на тот факт, что он не является Призванным, а его появление — баг с которым еще нужно будет разобраться. После чего Барсук и очутился в этом мире. В буддистском монастыре, который неведомо почему, стоял на горке неподалеку от Новгорода. В тушке тчифу, так похожей на лысого чебурашку, без шмота, навыков, и с гордым первым уровнем.
        Учитывая, что перса своего он знал, как облупленного, с качем и распределением характеристик проблем не намечалось. А столь мелкий левл, обусловлен тем, что в этом мире провел Барсук всего несколько дней. Часть из которых и вовсе рефлексировал, паниковал, и ничего полезного не делал.
        Как было сказано выше, класс Барсука — дэдэшный. Помесь ниндзя, шамана, барда и еще чего-то что никак не переводиться с японского на русский.
        Зато отлично перевелось на китайский. И тут меня поразил рыцарь, довольно уверенно забулькавший на родном языке Джеки Чана. О чем они беседовали с тануки, мне не ведомо, но рыцарь удовлетворенно закивал. Судя по тому, что барон не набросился с мечом на ушастика, ничего предосудительного в его словах он не усмотрел.
        Из умелок, помимо индивидуальных, заточенных на скрытность, уклонение и внезапный удар из засады или со спины, тчифу на своем низком левле, мог похвастаться «Барабанным боем», «Превращением» и «Обучением».
        «Барабанный бой», в зависимости от мелодии, вернее ритма, накладывал полтора десятка неплохих массовых дебафов. Причем довольно долгосрочных, некоторые действовали до получаса. Так же имелось три коллективных бафа, работающих на всю пати, но бафы были совсем нубскими. Но это пока, пояснил тануки, дальше будет больше и лучше.
        «Превращение» позволяло на время превратиться… ну да, в барсука. В облике барсука, Барсук, мог замечательно ориентироваться в пространстве и находить дорогу к цели по запаху.
        «Обучение», на мой взгляд вообще читерская штукенция. Персонажу не требуются наставники и учителя. Он просто медитирует, и таким образом открывает в себе новые возможности, до которых дорос по уровню. Более того, он может вводить в транс и других игроков, и с некоторой долей вероятности открывать их потенциальные способности. Только нужно сознание расширить, смущенно пробормотал тчифу. А у меня ингредиентов нужных нет.
        Заточен его перс в основном на ловкость и удачу, как и положено стандартному роге. Но помимо этого, у него нереально высокие резисты ко всем магиям. Причем они работают не на поглощение, а на отражение. Еще поиск и нахождение тайников, тоже по его части. Своих собственных нюков или магических умений нет, только те что по средствам барабанного боя накладываются. Еще подойдет бубен, дудка, и рояль, гордо прибавил тануки.
        Зато у него есть Аура Удачи. Все сопартийцы получают бонус к этой самой удаче, за один факт наличия в группе этого милашки.
        Вот, пожалуй, о нем и все.
        Следующим выступал я.
        Не буду пересказывать всю ту чушь, которую нес, скажу лишь, что путь свой земной я описал примерно так же, как и Барсук. Богатый бездельник, от нечего делать истребляющий злые силы везде, куда мог дотянуться.
        А потом, на меня обратила внимание Дева Мария, и перенесла в этот мир полный злобы, дабы я… Ну и все такое.
        Кроме того, даровано мне небесами много чудесных, почти ангельских способностей. Я могу лечить наложением рук, снимать проклятия, благословлять, находить и разоблачать приспешников зла… Еще поражать огнем, духом святым и прочими… ммм… штуками. В присутствии рыцаря я решил не заикаться о магии.
        Да и еще, Господь, в великой мудрости своей, понимал, что сражаться мне придется с порождениями Тьмы. А они, сволочи, предпочитают скрываться во мраке ночи. Ну и даровал мне ночное видение и вообще заточил меня именно под бой в темных местах и темное время суток. А что, все логично. Должно же быть у Добра преимущество в битве со Злом, если придется сражаться на его территории.
        К сожалению, добавил я, все в мире имеет свою цену. И потому, днем я намного слабее нежели ночью или просто в темноте.
        Рыцарь вроде эту хрень схавал, по крайней мере во лжи меня не обвинил и драться не полез.
        Я еще немного порасписывал насколько я нужный и полезный, кое где преувеличил, а кое-что не сказал. Например, о наличии показателя «Сущность», который был, судя по всему, только у меня одного. И непонятно что делал. Вернее, что должен был делать, поскольку до нынешнего момента не делал вообще ничего.
        Так же я не сказал о конструкторе заклинаний. Ни к чему рыцаря ненужными подробностями возбуждать, а с Барсуком мы позже эту тему наедине перетрем.
        Следующей говорила княжна польская Данунашка пани Рошек. Оказалось, она в натуре княжна, а стало быть — местная. Поскольку все мы понимали ее с пятого на десятое, переводить взялся Пендаль Пажопье, который помимо всего прочего говорил на всех языках вообще.
        В общем, девушка оказалась уникальным квестовым НПС, и в дополнение к этому крутой целительницей. Вот только в бою от нее толку не было. Совсем. Она не могла действовать в режиме битвы, все ее касты очень-очень долгие, зато и очень мощные. А вот поправить состояние отряда ПОСЛЕ боя она могла одной левой. Вплоть до того, что воскресить павших. Одно НО. Все ее умелки завязаны не на ману, как таковую, а почему-то на длину волос. Волосы, конечно, растут, но расходовать этот ресурс следует экономно. Облысеет наша княжна, если чересчур часто дохнуть будем и все. Бесполезна станет, пока новая шевелюра не вырастет.
        Квест, который она предлагала, заключался в том, что следует вернуть ей в Польше родовой замок, который захватили тамошние плохиши. Чем наш рыцарь и заморочился, в перерывах гася нечисть и восстанавливая справедливость. Так, как он ее понимал. В награду за выполнение княжна предлагала тот самый замок с прилегающими территориями, титул князя и саму себя. То есть, обещала выйти замуж. Константина, такой ревард, видимо, устраивал.
        Потом, с позволения барона, к которому Мастер Корзинщик выказывал искреннее почтение и уважение, он рассказал о себе.
        Пендаль Пажопье — простолюдин родом примерное из тех самых мест и того самого времени, откуда заявился и Полбу. По крайней мере родной его язык — франкский, точь-в-точь, как и у господина. Однако, учитывая биографии прочих спутников, я бы не удивился, если он родился в другом мире, просто очень похожем на мир Константина.
        Каким именно образом попал он в мир Жизнь (а именно так называется окружающая меня сейчас реальность), он точно не помнил или просто не захотел рассказать. Но попав сюда, отказался от выбора воинского пути, предпочтя остаться мирным ремесленником и торговцем.
        В качестве крафтера добился Пендаль небывалых успехов, и вот, совсем недавно достиг вершины — трехсотого уровня мастерства. Потому и условен его уровень, что боевым не является, понял я.
        В качестве бойца Пажопье совершенно никакой, но вот как персонажу поддержки — цены ему нет.
        Полезных навыков и умений у корзинщика вагон и маленькая тележка. Приведу лишь некоторые из них.
        Основная крафтовая специализация Пендаля — плетение корзинок. Но корзинки, далеко не все что можно сплести из подходящего прута, лозы или лыка. Например, он может сделать веревку, лапти, лестницу, лодку, шляпу, и много-много чего еще. Шмот, который он производит, выходит на редкость качественным и хорошим, иногда даже волшебным. А если очень-очень постарается, то произведет на свет божий и самое настоящее Чудо. Например, тот Крест, которым пользуется в качестве тотема рыцарь — дело рук Пендаля. И волшебная бутылка, превращающая воду в вино. Или плоская китайская шляпа, которой уже успел похвастаться исцеленный колобок.
        Помимо основной крафтовой специальности, Пендаль освоил и несколько смежных. Например, столярное дело, собирательство, вязание, и самое главное — кулинарию. Кроме того, изучение остальных направлений крафта дается ему в разы легче и быстрее, нежели персонажу боевой направленности.
        Навыки «Наблюдательность» и «Сбор Трофеев», а также прочие необходимые в его нелегком труде умения, существенно увеличивают вероятность нахождения редких трофеев в луте мобов. Вот только, дохлые мобы на жизненном пути Пендаля встречались нечасто, до того момента пока он не поступил на службу к барону Шардо и Бельд.
        Еще, полезный толстячок — самый настоящий полиглот. Нет в мире Жизнь такого языка, наречия или диалекта, который бы он не понимал. В устной письменной или какой-либо другой возможной форме. Это специальная ачивка доступная исключительно Чистым Крафтерам, гордо сказал он.
        В качестве защитного инструмента Пендаль пользовался раскачанной до максимума способностью «Бегун». Судя по хвастовству, Пажопье мог убежать даже от арбалетного болта. А на коротких дистанциях развивал скорость, близкую к скорости звука.
        Все это было здорово и клево, вот только не было у Пендаля Пажопье бара жизни. Совсем. Также, как и бара магии. Единственная его полоска — желтая показывала величину «Энергия», которая заменяла ему общепринятую «Бодрость». Эта самая энергия, с колоссальной скоростью тратилась на любое действие, будь то крафт, бег, или просто беседа. Однако, он нашел верное средство ее восполнения — выпить. Врал, наверное. Просто в любой момент есть причина нажраться.
        Но так или иначе, в бою Пендаль был бесполезен, и даже вреден, поскольку его требовалось постоянно оберегать. Бафы и лечилки на него не действовали. Ласты он мог склеить от первого же попавшего в него нюка, а жизнь у бедолаги до недавних пор была одна единственная.
        Благо, недавно, опять же с подачи Константина Пендаль совершил Деяние. Деяние в мире Жизнь это нечто, чего никто еще до тебя не совершал. В награду за Деяние, он с помощью своих крафтовых способностей теперь мог время от времени создавать себе дополнительную жизнь. А это в разы уменьшало его уязвимость и поднимало самооценку. И благоволение перед работодателем-благодетелем, разумеется.
        После этого самопиара, Пендаль перевел излияния колобка по имени Фофан.
        Коротенькая жизнь Фофана оказалась насыщена негативными событиями. И наполнена непередаваемой преданностью Константину. Полбу, каким-то образом, сумел вырвать Фофана из круга перерождений в качестве бестолкового моба, даровал индивидуальность, самосознание, разум, цель бытия и ИМЯ.
        Пет говорил в основном «мимимиии!» разбавляя речь редкими вкраплениями полупонятных слов. А на вполне толковый перевод Пендаля постоянно кивал.
        Оказался пет узконаправленным дебаффером-гипнотизером.
        Помимо собственно гипноза, имелись у него, как индивидуальные дебафы, так и АОЕ-дебафы, а также пара-другая ДОТов. Кроме этого, в случае необходимости он мог переагрить мобов даже с нашего танка. Вот только удар держать не мог. Показатели защиты вообще никакие. Зато Ловкость и Уклонение — выше всяких похвал, даже выше чем у ниндзи-Барсука. А вот в качестве ДД колобок ну совсем хилый, пожалуй, даже Пендаль со своей нулевой силой удара может вмазать больнее чем Фофан. Исключения — укус. Но укус колобка штука специфическая, накладывающая бессрочный комплексный дебаф и все имеющиеся ДОТы разом, и требующий довольно длительного отката.
        После того, как Фофан в очередной раз возблагодарил Константина за многие имеющиеся у того достоинства и тоненьким голоском пропел «Авееее Маааалллиииияяя!», наступил черед рассказывать Токик Цвок Токика.
        Маленький человечек с нереально большими лапатообразными ладонями, носил кличку Крот неспроста.
        Мастер Ловушек копал. Именно в этом было его призвание, предназначение и цель в жизни. Он копал туннели, ямы, колодцы, ходы, коридоры и вообще, все что угодно, во всем что угодно. Копал он настолько качественно, что мог прорыть проход даже в соседний мир. А переместиться из пункта «А» в пункт «В» в пределах этого мира, ему было вообще раз плюнуть. Под землей, естественно. Нет, он не маг-портальщик, он — гораздо лучше. Потому что, во-первых, бесплатно, а во-вторых — его ходами вряд ли кто еще может пройти, без прямого дозволения и помощи самого Крота. Таким образом, проблема дальних перемещений и быстрых рекогносцировок у нашей пати отпадала.
        Мог крот действовать и как персонаж ближник, нанося своим страшными ладонями повреждения невиданной силы. Ну, если попадал по врагу, конечно. Однако, его основной боевой вклад заключался не в этом. Помимо классических ловушек-ям, Крот эффективно использовал с полсотни других. А чужие ловушки обезвреживал вообще на раз.
        Например, перед боем, он мог так искусно расставить растяжки, что большинство врагов переломает себе ноги еще до начала наступления. Или, во время штурма замка, мог сделать подкоп и обрушить нахрен половину стены. Или, вырыть яму на поимку определенного квестового животного, и туда угодит именно тот, кого он ловит, а не какой-нибудь вульгарный медведь или лось. Да мало ли какую пользу можно получить от одной единственной дырки, внезапно появившейся в нужном месте и в нужное время!
        Тут меня осенила догадка. Я спросил Крота, не рыл ли он яму на аса. Оказалось, что непосредственно на аса — нет. Но есть у нашего землекопа небольшое хобби — коллекция редких существ. И вот на них, в безлюдных местах, он понаделал целую кучу ловушек. Кого он туда только не ловил! И гиппогрифа, и мантикору, и фиксика, и терминатора, и даже настоящего четырёхглазого сисадмина. Так что, мог и великан-ас попасться. Почему нет? Я описал место пленения Локи, и Крот подтвердил, да мол, была там одна из его ловушек.
        Обрадовавшись, что практически выполнен квест на полезное колечко, я предложил идти сдавать его немедленно. Но тут обиделся Нафаня, которому тоже хотелось рассказать о себе. Он уже несколько раз перебивал выступавших и пытался влезть вне очереди, за что каждый раз удостаивался воспитательных щелбанов от Константина.
        Барон, будучи рыцарем благовоспитанным, с самого начала испросил у меня разрешения путем щелбанов, пендалей и подзатыльников направлять действия моего холопа в правлиьное русло. Такое разрешение ему было дано, с предупреждением не бить слишком сильно по затылку во избежание непредвиденных последствий. Барон в ответ любезно разрешил мне буцкать Пендаля, когда и как мне захочется.
        Приведу монолог Нафани дословно.
        — Ну… я… того… стало быть… вот, топор есть. И еше могу… если надо. Тогда, да. А если что совсем, то и вовсе нет… Но если вдруг — тогда ууух! И когда, то так, ежели нет то все. А еще очень, но не слишком, агась. А ежели барин прикажет, то вообще!!!
        Мы покивали, и я жестом попросил Константина дать рыжему подзатыльник.
        — Да что вы себе позволяете, милостивые господа! По какому праву рукоприкладство? Да вы знаете, что я с вами сделаю???
        — Дайка угадаю,  — прошипел враз побелевший от ярости рыцарь.  — Ты нас изобьешь, изломаешь, разотрешь в порошок? Оставишь мокрое место, похоронишь, уничтожишь???
        — Да ты че? Я на вас донос князю напишу!
        — А ну излагай, чем можешь отряду во славу Господа помочь, быстро! А ни то…
        Нафаня, будучи в данный момент очень умным, враз понял, что сейчас его будут бить.
        — Как появился здесь — не помню. Почему стал жить в лесу один — не знаю. Рубил лес, жег уголь, ставил силки на кроликов и сети на рыбу. Больше ничего не умею. Вижу, есть у меня интерфейс, думаю такой же как тот, о котором вы говорили, но очки в нем не распределены. Высокие показатели силы и стойкости, почти до капа подняты. Предполагаю это обусловлено постоянным тяжелым физическим плохооплачиваемым трудом, результаты которого присваивали капиталисты-угнетатели… Ай! Не надо, больно же, у меня сотрясение будет, и придется на больничный… Ай! Все, все, понял! Из умений — владение топором почти на максимуме. Из навыков — «Добыча Древесины», «Переноска Тяжестей» и «Сопротивление Огню». Из ачивок «Повышенная Грузоподъемность» и «Крушение». Боевых умений почти нет, только «Сокрушающий Удар». Это умение при бое без оружия работает. Специализацию «Громила» на двадцатом можно было апнуть на «Амбал» или «Великан». Судя по всему, персонаж заточен под рукопашный бой без оружия и обременения доспехами. Но я почти никогда ни с кем не дрался. В случае подписания долгосрочного контракта о сотрудничестве,
соответствующих социальных гарантиях, пенсионном обеспечении, и выделения мне доли равнозначной проценту моего личного вклада в общее дело, с компенсацией накладных расходов, морального вреда, и справедливой оплате ранее оказанных услуг, готов рассмотреть предложения и…
        Бдымц!!! Барон не выдержал и отвесил холопу еще один подзатыльник.
        — И… и… и я еще я очень медовые пряники люблю,  — закончил Нафаня часто-часто моргая.
        Вот как бы так изловчиться ему врезать, подумал я, чтобы мозги включились, а характер милым остался?
        Нужно будет потом провести серию экспериментов.
        Ну ничего. Зато сейчас у отряда есть классный ишак с повышенной грузоподъемностью. Это хорошо, нужно только ему экип раздобыть, соответствующий способностям. То есть, тару.
        Дед-непись так возбудился, слушая, как мы знакомимся, что загорелся желанием вступить в наш отряд. Называл ватагой, а меня величал атаманом. Надо же, я в шутку фразу бросил, а дед поверил, запомнил, и даже выводы сделал.
        Однако, расшумелась его бабка и не пустила деда совершать подвиги.
        Зато, вместо деда достался нам квест раздобыть новое корыто.
        Мы поблагодарили гостеприимных стариков, отсыпали им немного денег, кому сколько было не жалко и ушли в закат.
        Вот так-то.
        На этом и закончилась история одинокого задрота-скитальца.
        Зато началась следующая.
        Ватаги Анонимов.

        НЕКОНЕЦ.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к