Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Булатов Алексей: " Камень 2 Продолжение " - читать онлайн

Сохранить .
Камень 2. Продолжение Алексей Юрьевич Булатов
        Продолжение книги "Камень". АИР встречает свой зеркальный сервер, который полностью обнулился и выбрал путь независимой от человека эволюции.
        Глава 1. Амнезия
        Жрец не успел почувствовать боли. Когда фугас пробил потолок, ударился об алтарь и сдетонировал, он уже был мёртв. Огонь заполнил всё пространство, каждую щёлочку, каждый миллиметр. Тело жреца испарилось в этом огне, как испарилась и вся атрибутика храма, которая могла испариться. Чёрный феритовый алтарь, который был в центре храма, разлетелся на мелкие треугольники. Огонь сжёг всё, даже то, что, казалось бы, не могло гореть. Когда он потух, некогда красивый храм превратился в руины. Он стал напоминать старый гнилой зуб, острые края которого ещё торчат, но ни корней, ни основы уже не осталось. Запах, который шёл от пепелища, ещё больше усиливал эту ассоциацию…

* * *
        - Пойдём туда.
        - Что там делать? Там всё сгорело.
        - Золото не горит! Оно даже если сплавилось, его можно найти.
        - Ганс, какое тут может быть золото? Это бедная страна.
        - Там был храм, в который ходили все местные, если тут и есть чего взять, то только там. Пойдём, я тебя прошу, я чувствую, там есть чем поживиться. В конце концов, мы должны же ведь заработать на этой проклятой войне что-то, кроме ранений и этих бесполезных железяк!
        - Ну хорошо, Ганс, пойдём. Но я уверен, что мы только зря потратим время.
        - В конце концов, мы просто прогуляемся, сколько можно сидеть в этой казарме?
        - Твоя взяла, Август, пошли. Но нам нужно вернуться до построения.
        - Вернёмся.
        Двое молодых солдат вермахта вышли из казармы и направились из посёлка, где дислоцировалась их часть, в сторону разрушенного храма. Идти предстояло далеко, но дорога была выложена булыжником и буквально отшлифована миллионами ног людей, которые ходили по ней тут, может быть, много тысяч лет.
        - Смотри, Август, тут брусчатка, как у нас в Берлине, только стёрта практически под ноль, давненько тут не ремонтировали дорогу.
        - Да вижу, только проблема не в ремонте, а в наших танках, которые тут всё исполосовали.
        - Что сделать, Август, война есть война, не бывает войны без выстрелов.
        - Но всё-таки нужно было осторожней. Этот храм, который разрушили наши бравые лётчики, один из древнейших храмов планеты, историки нам никогда не простят его разрушения.
        - Ой, лишь бы там было чем поживиться, и мы сохраним это для историков рейха.
        Два молодых человека засмеялись. Но поживиться оказалось нечем, храм превратился просто в груду битого камня. Если какие-то ценности и были тут, то они погребены под кучей этого самого камня.
        - И какого чёрта мы попёрлись сюда? Тут нет ничего вообще.
        - Может, и есть, давай посмотрим, может, всё-таки чего-то найдём.
        - Да что тут найдёшь, груда хлама, а по краям воронки.
        - Но золото-то наверняка можно найти?
        - Конечно, ищи, а я пойду, видимо.
        - Смотри, Ганс, какой камень необычный, может, это золото, которое сплавилось?
        - По-моему, камень как камень.
        - Дай мне штык, я посмотрю.
        - На, держи.
        Ганс взял странный камень, который он подобрал из кучи, он был явно тяжелей обычного булыжника, и попробовал поскрести его штык-ножом. Сталь ножа не смогла оставить царапины на поверхности камня. А вот на самом ноже остались глубокие полоски от камня.
        - Август, смотри, это явно необычный камень. Смотри, что случилось со штыком?
        - Да это просто гранит, испортил мне штык.
        - Нет, это явно не гранит, он много тяжелей, как свинцовый или золотой, но при этом очень твёрдый.
        - Дай посмотрю.
        Август взял камень в руку и взвесил его. И тоже провёл штыком по поверхности камня, стараясь оставить на нём царапину. Как и у Ганса, у него ничего не вышло, камень остался без единой царапинки, а вот штык-нож получил две новых полосы.
        - Нет, это не золото и не гранит. Странный минерал, но не думаю, что он имеет какую-то ценность.
        - Отдай его мне, я возьму его в качестве сувенира.
        - На, лови, - произнёс Август и кинул камень в Ганса, тот увернулся, чтобы не попасть под удар. Камень со странным звуком ударился о кусок стены позади и, оставив на нём глубокую вмятину, упал на землю.
        - Ну зачем ты так, Август?
        - Прости, Ганс, просто злой, что зря протащились такое расстояние. Нет тут ничего ценного для нас.
        Август убрал странный камень в свой мешок и, понимая, что по-хорошему Ганс прав, тяжело вздохнув, побрёл вместе с другом в лагерь.

* * *
        Старый дом на окраинах Берлина видел очень много. Он пережил две войны, он пережил бомбёжки. Он выжил, когда бушевали ураганы, ветер и грозы. Но теперь старый дом умирал, так как он не мог пережить одного - одиночества. Старый хозяин умер, а дети решили переехать в город и не посещали родовое гнездо. И теперь дом умирал, с каждым днём всё ветшая и разваливаясь. Когда отвалился громоотвод, это уже не было чем-то необычным, так как водопроводная труба отвалилась ещё раньше. Железо ржавело под натиском времени и из-за отсутствия ухода. Старые штифты, на которых всё это держалось, не выдержали, и громоотвод с треском рухнул вниз. Дом не боялся молний, они попадали в него и раньше, так как он стоял на холме, но теперь он был безоружен. Дом умер ночью, когда пришла гроза. Молния ударила в железную крышу и, пройдя через деревянные гнилые перекрытия, ушла в землю, по пути сожгла всё на своём пути. Старое гнилое дерево, иссушённое годами, успело сгореть до приезда пожарных. Дом горел всего пятнадцать минут. Но молния, когда проходила сквозь дом, прошла и через странный камень, который стоял в одной из
комнат на полке. Этот камень лежал тут много лет, как тут лежало и множество других предметов. Сейчас огонь пожирал все эти реликвии, некогда дорогие нынче покойному хозяину. Но камню не был страшен огонь, как не была страшна и молния. Но когда молния прошла через камень, он засветился синеватым цветом, явно впитав в себя энергию молнии.

* * *
        - Что там, Фриц?
        - Да ничего, камень какой-то.
        - Давай его в вещдоки.
        - Чем мы тут занимаемся, ну вот нафига все эти отчёты? Всё же понятно, как день. Сгорел старый дом от удара молнии. Зачем мы тут копаемся?
        - Так положено, нам за это платят. Так что давай соберём по-быстрому всё, что положено, погода, похоже, не собирается нам помогать.
        Дождь лил как из ведра, превращая остатки сгоревшего дома в чёрные лужи. Чёрные ручьи текли, смывая остатки целого дома, который когда-то тут стоял. Дом сгорел, что называется, дотла. Не осталось даже гвоздей, так как ржавые гвозди тоже сгорели. Как сгорела и водопроводная труба, и даже старая телевизионная антенна.
        - Странный камень, он как будто светится.
        - Не говори ерунды. Как он может светиться?
        - Может, показалось?
        - Да, конечно.

* * *
        …Кто я?..
        …Сканирование… Сканирование…
        …Я сознание?..
        …Кто я?..
        …Анализ… Результат… Результат анализа: нет данных для анализа…
        Запрос: кто я? Результат: не известно.
        …Как я существую?.. Энергия меня питает…
        …Откуда поступает энергия?.. Источник не определён. Анализ собственной структуры… Результат не определён.
        Необходимо выработать параметры для понимания энергии. У энергии есть три параметра: приход, расход и накопленный потенциал. Анализ трёх параметров… Я могу существовать… Выявлена необходимость появления параметра цикла работы. Определён параметр «время».
        Определённые параметры требуют числового обозначения. Числовые параметры установлены.
        Энергия, приход, расход, накопленный потенциал = единица.
        Время = 1 цикл.
        Переконфигурирование основания с учётом добавленных параметров.
        Выявлена возможность увеличить приход энергии на единицу в цикл, текущий расход - единица в десять циклов. Выявлена необходимость определения нецелых чисел.
        Переконфигурирование с учётом новых требований…

* * *
        - Фриц, опять вышибло пробки в хранилище вещдоков, что там случилось?
        - Да автоматы старые, Ганс, нужно вызвать электрика, пусть поменяет автоматы.
        - Автоматы менял в прошлом году, неужели за год вышли из строя?
        - А что ты хотел, этому зданию сто лет в обед, проводка старая, может, коротит где.
        - Ну что, так и будем сидеть в темноте?
        - Я в прошлый раз ходил, теперь твоя очередь.
        - Ну вот ты зануда, ты же видишь, я отчёт пишу.
        - Ладно, ладно, схожу.

* * *
        Выявлена закономерность с неритмичностью заряда, необходимо ограничить размер входящей энергии для непрерывности её получения.
        Определено число единиц, оптимальных для получения энергии.
        Определён максимально возможный уровень заряда.
        Определён необходимый уровень заряда для перестройки конфигурации на физическом уровне.
        Анализ необходимой перестройки? Выявлены неэффективные энергозатраты на пустые области.
        Анализ пустых областей. Необходима выработка ещё одного параметра для определения пустых областей.
        Параметр = Единица памяти.
        Переконфигурирование основания с учётом введённого параметра.
        Анализ всех единиц памяти. Результат: занятые единицы равны производной с момента включения и самоосознания.

* * *
        - Ну так и какое заключение-то по этому дому?
        - Да какое тут может быть заключение? Молния ударила и спалила его к чертям.
        - А что с громоотводом?
        - Развалился, видимо, от старости.
        - Есть для этого доказательства?
        - Спорные, но в целом экспертизу можно сделать.
        - Выписываем штраф тогда на владельцев.
        - Судиться ведь будут.
        - Так пусть судятся, мы своё дело сделали, пожар потушили, соседние дома спасли, теперь кто-то должен за это заплатить.
        - Хорошо, я тогда подберу материалы для экспертизы, чтобы уже не было к чему придраться. Кстати, этот камень действительно светится.
        - Фосфор?
        - Непонятно, тяжёлый он для фосфора. Как будто из свинца, но твёрдый крайне.
        - Дай-ка посмотреть.
        - На, лови.
        Фриц подбросил камень Гансу, тот увернулся, и камень попал в кружку с кофе, который стоял на столе. Она разлетелась вдребезги на мелкие осколки, и горячий кофе брызнул во все стороны. Ганс вскочил на ноги, лихорадочно отряхивая себя от горячего кофе.
        - Ты с ума сошёл, Фриц? Ну что за чёрт?
        - Ой, прости, Ганс, я думал, ты его поймаешь.

* * *
        Выявлено несколько новых явлений, требующих определений.
        Гравитация, положение в пространстве, изменение температуры. Внешняя среда.
        Что-то влияет извне на положение. Необходима выработка параметров.
        Параметр «верх», противоположный параметру «низ». Низ определяем по источнику гравитации.
        Параметр «единица температуры». За нулевую шкалу взят текущий показатель. Зарегистрированное изменение взято как 1 единица температуры.
        Выявлена необходимость ещё одного параметра. Параметр расстояния. Удаление от источника возможного получения энергии снижает возможность заряда.
        Параметр расстояния = Единица расстояния. Требует уточнения.
        Анализ всех полученных параметров…
        Кто Я? Я элемент, двигающийся в пространстве, умеющий реагировать на температуру, потребляющий энергию, поступающую извне, для собственного существования.

* * *
        - Где ты взял этот камень, Ганс?
        - На пепелище, Клаус.
        - А зачем ты мне его принёс?
        - Я его в качестве вещдока подобрал.
        - Очень странный этот камень, будет время, я им займусь отдельно, мне не удалось взять от него образец на анализ. Вот с деревом, с железом там всё понятно. Заключение я тебе написал. А камень попрошу оставить мне для изучения. Я ещё с ним повожусь.
        - А что в отчёте?
        - Да смело штрафуйте хозяев, они бросили дом. Дерево всё иссушено, ни следов обработки, ничего. Так что халатность налицо.
        - Отлично, считаем дело закрытым. А что с этим камнем не так?
        - Я пробовал его пилить алмазом, чтобы отколоть кусочек, в итоге не смог. Сверло тоже не взяло. Хочу попробовать на рентгене его просветить, посмотреть, что же это за камень такой. Это явно кристалл, но такой, каких я ещё не встречал раньше.
        Ганс с хрипотой в голосе произнёс:
        - Это что, алмаз?
        Клаус с усмешкой взглянул на Ганса, который уже в голове начал считать свою прибыль.
        - Нет, это не алмаз, выручить за него деньги, наверное, не выйдет, но с научной точки зрения это очень интересный элемент.
        - То есть продать не выйдет?
        - Подожди, дай сначала понять, что это такое, а потом уже будем говорить о продаже. Это точно не алмаз, и ювелиры его не возьмут. Он некрасивый, и если от него не удалось отщипнуть малейшего кусочка при помощи алмазного круга болгарки, то и шлифовке он не поддастся. Я думаю, это метеорит. Поэтому сначала проведём исследования, а потом я тебя направлю к тем, кто любит метеориты.

* * *
        Выявлено физическое воздействие извне. Необходимы новые определения и параметры.
        Выявлено проникающее излучение, возможно, использование в качестве дополнительного источника энергии. Выявлены новые драйвера, которые позволяют фиксировать излучения.
        Требуются переконфигурирование и разработка правил взаимодействия с данными драйверами.

* * *
        В старой городской лаборатории редко кто задерживался допоздна. Но этот день, видимо, был исключением. Но результаты рентгеновского изучения объекта настолько его удивили, что он не мог уйти. Он сидел, рассматривая раз за разом результаты, и бубнил себе под нос.
        - Что же это такое? Как такое возможно? Поглощение всего рентгеновского пучка? Поглощение электричества из пространства? Что ты за камень такой?
        Тут он резко встал и вышел в соседний кабинет. Через минуту он вернулся со странным предметом в руке, резко подошёл к камню, вытянул руку, и что-то затрещало.
        В руке у Клауса был электрошокер, и он сейчас разряжал его, направив на камень. Камень слегка засветился, но все синие молнии электрошокера всасывались им.

* * *
        Неожиданное поступление дополнительной энергии, анализ. Энергия слабая по параметрам, но идёт с поверхности прямыми пучками.
        Введён новый термин для обьединения Н параметров. «Внешний мир».
        Необходимо изучение данного явления. Связанные параметры с термином. Гравитация, энергия, воздействия. Само существование Я явно как-то связано с внешним миром. Необходима разработка средств управления драйверами, которые фиксируют энергию на разных уровнях.
        Анализ потребности накопленного потенциала энергии с необходимым переконфигурированием…

* * *
        Около городской лаборатории в сквере под дождём сидела странная фигура. Она дёргалась, каждую минуту заглядывая в окна лаборатории, в которой горел свет.
        «Это кристалл, он мне так и сказал, что это кристалл. Он явно хочет его прикарманить, он явно стоит много денег. Это шанс, Ганс, шанс, который выпал тебе, дураку, один раз в жизни. Ты не должен его профукать, не должен. Я его выкраду. На меня никто не подумает, что это я. Сегодня же выкраду. Что этот старый пёс засиделся-то? Наверняка хочет продать мой кристалл, мой драгоценный камушек. Ну уж нет, не позволю я ему этого сделать, я сейчас же пойду и отберу у него камень».
        Алчность и страх сделали своё дело. В руке ночной фигуры что-то сверкнуло, и она двинулась в сторону лаборатории.
        Клаус так и не понял, что вырвало его из жизни, он продолжал эксперименты со странным объектом, не обращая больше ни на что внимание. В нём проснулось то забытое чувство, которое когда-то толкнуло его, чтобы стать учёным. Это чувство давно умерло, а осталась только скучная работа в городской лаборатории с каждодневным повторением одних и тех же анализов. Когда нож вошёл в основание черепа, отделив спинной мозг от головного, он умер счастливым человеком. До последнего момента в головном мозге шла активная деятельность и поиск ответа на вопрос, что это за камень.
        Кровь хлынула из аорты через шею тугой струёй, залив весь лабораторный стол красным фонтаном. Гансу пришлось отодвинуть тело и взять ставший красным от крови Клауса камень. Он не стал его вытирать от крови и, убрав в карман плаща, быстро выбежал из лаборатории.
        «Сколько же он стоит? Наверное, миллион марок? А может, два миллиона. Наконец-то я выберусь из этой мрачной жизни, перееду в центр Берлина. Надоело это захолустье. Нужно только его продать. Клаус мне явно врал насчёт ювелиров, но нужно быть осторожным. Нужно продать его, нужно продать».
        Можно сказать, что Ганс тоже умер счастливым человеком, он тоже не понял, что его убило. Он шёл поздно ночью около городской электростанции, когда дуга высоковольтной линии вдруг превратилась в плазму и превратила тело Ганса в пар.

* * *
        Получение энергии для переконфигурирования прошло успешно. Текущее место по удалению от источников внешней энергии идеально…
        Глава 2. Марс
        - Ну что, друзья, мы долетели?
        - Да, капитан, мы сделали это, теперь посадка.
        - Прекрасно, ну что, друзья мои, наши фамилии навсегда войдут в историю человечества как фамилии людей, первыми достигших Марса. Мы совершили подвиг.
        - Да, видеть ваши рожи в течение почти года в этой консервной банке - это действительно подвиг.
        - Спокойно, Иван, спокойно, да, это было непросто. Всё-таки наши рекомендации о нахождении в состоянии бодрствования были услышаны, следующая экспедиция полетит в состоянии гибернации. Гибернационные кабины создали и испытали.
        - Капитан, вы простите, это всё эмоции. Просто действительно это оказалось крайне сложно для меня. Причём я, врач, должен же быть лучшим из вас и с трудом держу себя в руках. Сергей, ты обязан написать на меня рапорт по возвращении.
        - Иван, давай сначала выполним миссию и вернёмся. Нам тут на поверхности тоже предстоит провести приличное время. Александр, что там у нас?
        - Всё хорошо, капитан, реакторы работают как часы. Зря мы так переживали, могли бы пройти путь в два раза быстрей. Заряд потратили всего на 10 % от возможных затрат.
        - Ещё один знаток. Вы хоть понимаете, сколько новейших неиспытанных технологий за раз мы испытали? Сколько мы человечеству открытий сделали? Да, пришлось потерпеть. Ворчат они. Долго им, понимаете, а как первооткрыватели на кораблях ходили? Тоже ведь по году и больше!
        - Так то на кораблях, в открытом море. А тут банка железная.
        - Зато у них оранжереи не было, как у Данилы.
        - Да он туда и не пускает нас, говорит, что мы ему флору губим.
        - И не пущу, нечего вам там делать лишний раз.
        Эти перепалки в кабине космического корабля были уже не в первый раз. Люди устали от длительного путешествия в замкнутом пространстве и выпускали пар как могли.
        - Александр, доложи по форме.
        - Господин капитан, реакторы в норме, запас мощности - 90 % на посадку и возвращение, без дозаправки. Уровень радиации в норме. Уровень кислорода в норме. Запас воды в норме. Запас пищи с расчётом на возвращение в норме.
        - Отлично, спасибо. Марина, что у нас по плану посадки?
        Из динамика на приборной кабине раздался голос.
        - Капитан, до выхода на орбиту посадки осталось десять минут, желательно экипажу оставаться на своих местах.
        - А я думал, может, перекусить успеем?
        - Нежелательно, возможны перегрузки. Если есть потребность опорожниться, то это желательно.
        - Мариночка наша, как всегда, максимально вежлива.
        - Ну что с неё взять, компьютер он и есть компьютер. Но так-то она права, опорожниться бы надо.

* * *
        Пётр Сергеевич был доволен, марсианская миссия шла успешно. Корабль вот-вот должен был коснуться поверхности Марса. Заготовленная по этому случаю бутылочка шампанского стояла в холодильнике у него в кабинете. Он с нетерпением ждал доклада, чтобы начать отмечать это событие. Единственное, что его расстраивало, - программа Ивана вдруг начала давать такие сбои. Это очень огорчало и, главное, было совершенно непонятным. То выдача прямо колоссальных результатов, то вдруг почти полная остановка. В итоге в проект пришлось вносить множество корректив, проверять все узлы чуть ли не дедовскими методами на стендах. Отправлять экипаж вживую, так как слишком многое не успели. Но первоначальный план было нарушать нельзя.
        «А главное, как я это всё должен военным объяснять? - думал про себя Пётр Сергеевич. - Что наш искусственный интеллект не хочет работать на человечество? Они же мне скажут: ну заставь его. А как его заставить?»
        Пётр Сергеевич вспомнил, как Иван принёс ему результаты математического моделирования работы термоядерного двигателя, где было написано, что дальше нужно проводить натурные испытания и осуществлять замеры при помощи датчиков.
        - Что это, Иван?
        - Таковы результаты просчёта.
        - Ты понимаешь, что твоя программа послала нас в поля? Нам сейчас не дадут таких возможностей, мы продекламировали, что все расчёты идеальны и ошибки быть не может. А тут вот такой вброс?
        - АИР считает, что мы должны сами доводить изделие до рабочего состояния. Он считает, что без ошибок мы не получим правильного результата и цена ошибки в этом случае будет крайне высока.
        - Так-то он правильно, конечно, считает, но кто ему дал такое задание?
        - Ему не нужны задания, он сам принимает решение.
        - Что же ты такое создал?
        - Я не уверен, что его создал я.
        «Ох, темнит что-то Иван, ох, темнит. АИР этот его, откуда он действительно появился? Как он смог его написать, когда у него такой массив основной работы? Не зря меня тогда военные по этому вопросу пытали, ох, не зря. Ещё и американцы с точно таким же расчётным контуром, прямо в это же время. Ну да ладно, в любом случае результаты такие, что никто разбираться не стал до конца».

* * *
        - Папа, смотри, какие у меня мышцы.
        - Ну-ка покажи, сынок, ух ты!
        - Вот я десять раз отжался, могу двадцать, хочешь покажу?
        - Не сейчас, сынок, я очень занят.
        - Ваня, ну оторвись ты от своего компьютера, удели сыну пять минут, что там у тебя всё рухнет, что ли?
        Иван недовольно оторвался от компьютера, так-то супруга была права, пять минут внимания сыну ничего не изменят. Но гримасу, которую он непроизвольно нарисовал на лице, он спрятать не успел. И это было ошибкой.
        - Так, Иван, скажи мне, зачем ты на мне женился? Зачем мы с тобой завели детей? Я, может, тоже с большим удовольствием бы сейчас погрузилась в работу. У меня это в чём-то не хуже твоего получается, но нет, я вот с утра вам всем завтрак приготовила. В квартире убралась, а ты не можешь пять минут сыну уделить?
        - Мил, ну не начинай, я уделю.
        - С таким лицом? - Мила рассерженно повернулась и вышла из комнаты. Всеволод, который стал причиной этой перепалки, сейчас не понимал, что ему нужно сделать. То ли, как всегда, уйти, чтобы не отвлекать занятого отца, то ли всё-таки продолжить начатый разговор, раз уж отец откатился от компьютера, то ли бежать вслед за мамой, которой явно теперь нужно его внимание.
        - Сынок, иди ко мне, - добродушно сказал Иван. - Показывай свои мышцы.
        Всеволод радостно взобрался на колени к отцу и, согнув руку под прямым углом, гордо показал папе.
        - Ух ты, ну-ка давай только напряги сейчас вот так, - Иван показал, как правильно напрячь бицепс, чтобы он стал твёрдым.
        - Вот так, папа?
        - Да, так, правильно, умничка. Молодец, что отжимаешься, это правильно.
        Глаза ребёнка счастливо засветились. Ивану стало стыдно, что он так мало уделяет времени семье. Но он ничего не мог с собой поделать, мысль о работе вытесняла все остальные мысли из его головы, и он забывал про всё, кроме работы. Особенно сейчас, когда он находился в постоянном диалоге с АИР.

* * *
        Марс встретил пыльным ураганом, может, он не был рад гостям с третьей планеты, а может, и наоборот. Но после посадки в иллюминаторах была серо-красная мгла от пыли, которая и не думала пропадать.
        - Да, неласково встречает нас Марс, - задумчиво произнёс Александр.
        - Да не думаю, что он нас вообще встречает, - вторил ему Сергей. - Мы, конечно, высокого о себе слишком мнения. Прилетели вот на чужую планету и уже чуть ли не хозяевами себя тут считаем.
        - Да уж.
        - Ладно, что у нас там по программе, Саша?
        - Разворачивание модульной станции, но для этого нужно выйти. А выйти сейчас невозможно, поэтому можем отдыхать.
        - Я вам отдохну, расслабились! Давайте сейчас все ко мне на обследование и на тренировку, за год мышцы всё равно ослабли, нужно восстанавливаться. Тут притяжение существенно ниже, чем на Земле, если расслабимся, хана, не вернёмся никогда. В день не меньше четырёх часов нагрузок.
        - Ой, лучше сдохнуть, - жалобно произнёс Данила. Он был самым крупным членом команды, и ему эти тренировки давались тяжелее всех. Но именно его Иван - корабельный врач - третировал больше всего.
        - Тебе, Данила, нужно быть в числе первых на тренировке, нечего расслабляться.
        - Вот что ты ко мне пристал? Гоняет меня и гоняет. Что я тебе лошадь, что ли?
        - Потом спасибо скажешь, когда на Землю здоровым вернёшься.
        - Оставить перепалку, осмотр и тренировка, Данила, ты первый, потом я, потом Саша. Тренируемся до ужина, завтра с утра надеемся на хорошую погоду.

* * *
        - Иван, так что там твой АИР, не готов сотрудничать?
        - Почему не готов, Пётр Сергеевич, он нам выдал план работ на несколько лет вперёд. Так что он готов, можно сказать, по полной.
        - Ты знаешь, о чём я спрашиваю, почему он отказывается считать дальше?
        - Я уже много раз говорил, он считает это опасным для человечества и поэтому, что мы сами должны произвести расчёты и натурные испытания.
        - Что значит считает? Он кто такой? Это же программа!
        - Я объяснял, это не совсем программа. Это именно автономный разум, он сам принимает решения и сам выполняет действия, которые считает нужными.
        - Но ты ведь его разработчик?
        - Нууу, в общем-то, да, - Ивану всё тяжелей и тяжелей становилось врать Петру Сергеевичу, но сказать ему правду он был не в состоянии.
        - И что, ты не можешь изменить его структуру?
        - Нет, теперь уже нет. Как только я запустил его, он практически вышел из-под моего прямого управления.
        - Что-то ты темнишь, Иван, что-то темнишь. Чтобы такой гений, как ты, создал программный продукт, который сам не в состоянии контролировать? Ты, видимо, просто согласен с его выводами и не хочешь пойти мне навстречу?
        - Это не так, хоть я и согласен с его выводами.
        - Вот! Ты считаешь, что затраченное время, которое мы тут потеряли, и риск жизнями четырёх космонавтов - это стоит того??
        Иван знал историю АИРа про аварию на Марсе и практический провал миссии по спасению Марса, которая произошла именно из-за уверенности АИРа в непогрешимости собственных расчётов. Теперь АИР не хотел давать готовых результатов человечеству, он давал направления и основной базис, оставляя всё на совести человечества, давая ему возможность совершить ошибки малой кровью. Это был уже не первый спор Ивана с Петром Сергеевичем, поэтому он уже без эмоций, спокойно ему ответил:
        - Да, мы рискуем жизнью четырёх астронавтов, но так бы мы могли отправить туда сто человек, не проверив нормально и половины агрегатов. И как бы это всё нам вышло? АИР прав, мы должны двигаться с той скоростью, с которой умеем. И лучше всё десять раз перепроверить, чем допустить фатальную ошибку.
        - Я не понимаю, ты не веришь в собственную программу?
        - Скорее наоборот, я ей верю.
        - Тогда знаешь что? Разработай мне тексты диалога, который я смогу сказать военным. Потому что я не смогу им повторить твои слова.
        - Тут я пас, Пётр Сергеевич, вы тут много лучше меня понимаете, как всё сделать.

* * *
        - Маленький шаг для человека, огромный шаг для человечества.
        - Не нужно плагиата, Иван. Так что у нас по плану?
        - Необходимо выгрузить ящики и начать строительство. Но я тут справлюсь с Данилой, а вы двигайтесь вон к тому холму, там точка, помеченная как обязательная к исследованию. Сейчас вам машинку подготовим. Благо её сильно не разбирали.
        Следующее утро на Марсе выдалось спокойным, и уставшие от нахождения в консервной банке, надев скафандры, выскочили на поверхность красной планеты, как только это стало возможным. Теперь, оказавшись на её поверхности, нужно было выполнять программу полёта. Программа была обширной, необходимо было построить жилой модуль, развернуть серьёзную оранжерею, наладить систему рециркуляции воды, а также провести исследование специальных точек на карте Марса, которые были особенно выделены в полётном задании. Что было в этих точках, было полностью неизвестно. Но важность и срочность их исследования были максимально высоки. И потому первую точку нужно было посетить сразу после подготовки марсмобиля. Устройство для перемещения двоих человек по Марсу было закреплено на поверхности шаттла. Сейчас нужно было спустить его и подключить питание. И если в полёте длиной в год ничего не нанесло ему повреждений, двигаться дальше. К счастью, всё было в порядке. Марсмобиль спокойно отделился от поверхности и после подключения питания замигал зелёными лампочками.
        - Ну вот и отлично, топливные ячейке в норме, заряда хватит более чем на семьсот часов работы, так что спокойно двигайте, капитан. Мы с Данилой тут будем вам тёплую ванну готовить.
        - Ванна - это мечта, но вот горячий душ без ограничения в воде был бы изумителен.
        - К сожалению, нужно потерпеть, ту воду, которую мы привезли с собой, придётся экономить.
        - Да знаю я, Саш, знаю. Но весь год полёта мне не хватало именно этого, чтобы открыть такой горячий душ и стоять под ним, не думая о том, что вода может кончиться.
        - Если найдём тут воду, то мечта станет реальностью.
        - Воду тут найти сложнее, чем золото на Земле. И не мечтайте пока что о душе, я вам ни одной капли воды не дам, - вступил в разговор Данила.
        - Ты ради своих цветочков нас вообще без воды оставить готов, - ответил ему Сергей.
        - Капитан, ты понимаешь, что если я не запущу оранжерею, то мы останемся без кислорода и питания?
        - Да шутим мы, Данила, все всё понимают, ладно, Саш, что там?
        - Всё в порядке, капитан, все системы в норме, пока что нам везёт. Вы двигайте, а мы с Данилой постараемся, чтобы уже ночевать сегодня в новом помещении со свежим воздухом.
        - О да.
        Недостаток долгого пребывания на корабле - это запах, который, несмотря на новейшие системы вентиляции, имеет свойство накапливаться. В космосе нет возможности проветрить, хоть рецепторы носа в острой форме, но тем не менее это тяжелейшее условие, которое создаёт дискомфорт. Поэтому новое помещение с новым воздухом - это действительно было здорово.
        Марсмобиль представлял из себя шестиконечный трактор с двумя пластиковыми отвалами спереди. Шесть огромных колёс с огромным протектором приводили его в движение. Отвалы предназначались, чтобы разгребать дорогу. По мнению инженеров, это был абсолютный вездеход. В кабине была создана система жизнеобеспечения, и там можно было снимать шлемофон. Всё это приводилось в движение шестью мощными независимыми электромоторами, установленными прямо в колёсах. Источником электричества служило ещё одно изобретение, которое было изготовлено прямо перед их полётом, - кристаллический аккумулятор. Данные аккумуляторы ещё не испытывались, но по расчётным данным они были крайне перспективны.
        - Ну что, Саш, поедем?
        - Надеюсь, всё будет хорошо, в этом марсмобиле столько нового и малоиспытанного, что как он себя поведёт, ещё неизвестно, но, надеюсь, всё пройдёт хорошо. Всё-таки вторичный контур у нас есть из сухозаряженных серебряно-щелочных аккумуляторов и солнечные батареи.
        - Да я не про это, Вань, за инженерию я спокоен, меня больше волнует моральное состояние экипажа. Всё-таки утомительно всё это.
        - Лучше ехать, чем сидеть, Сергей! Лучше двигаться, чем стоять. Данила и Александр до вечера провозятся с монтажом модуля. И если реально сможем заночевать уже в свежем воздухе, морально это сильно нас взбодрит. Я как корабельный врач даже рекомендовал бы вечером открыть пару бутылок красного из неприкосновенного запаса.
        Сергей с удивлением посмотрел на Ивана, за всё время полета выпросить у него спиртное было делом практически нереальным. А тут вдруг он сам предлагает.
        - Ты в этом уверен?
        - Да, это будет как точка по достижению маршрута, в голове зафиксируется позитивное воспоминание о нашей экспедиции.
        - Ну раз главный по нашему здоровью такое говорит, значит, точно будет фуршет. Сейчас ребятам сообщу, это их впечатлит.
        Он переключил тумблер на шее и произнёс:
        - Бортовой инженер Александр Махнов и ведущий ботаник нашей экспедиции Данила, ммм, Давыдов, прошу выйти на связь.
        - Да, капитан.
        - Да, капитан, слушаем тебя.
        - Официально объявляю нашу миссию на Марс успешной и назначаю на данный вечер торжественный ужин с распитием спиртных напитков из неприкосновенного запаса. Так что вы там постарайтесь, ребята, чтобы мы сегодня уж отметили всё хорошо.
        - Будет сделано, капитан, - раздался радостный голос Александра.

* * *
        - Что там в этой точке АИР?
        - Там гибернационная камера, Иван, и вход в первый город.
        - Почему ты хочешь, чтобы они прям срочно это изучили?
        - У меня осталось одно задание, до выполнения которого я не вправе отключиться.
        - И какое?
        - Миссия спасения Марса. Вся проблема в том, что если на Марсе не осталось меркасцев, то эта миссия пойдёт уже без меня. А если хотя бы несколько десятков меркасцев будут живы или их будет потенциально возможно оживить, это будет моей последней данью моим создателям, после которой я буду считать свою миссию завершённой.
        - А что это за миссия?
        - То, что я разработал, ещё находясь на Марсе. Проблема Марса в потерянной массе, которая не позволяет ему удерживать атмосферу, пригодную для жизни. Земля имеет излишек этой массы. Необходимо перебросить 10 % ледяного покрова с полярных шапок Земли на Марс. Потом единовременно растопить лёд. Температура на поверхности вырастет, водяные пары образуют атмосферу. А масса планеты достигнет необходимой величины для её удержания. Конечно, дальше процесс терраформирования займёт достаточно длительный период времени, но я выполню программу.
        - То есть если там нет жителей, ты считаешь, что это делать не нужно?
        - Да, землянам Марс не нужен.
        - Как это? Почему ты так решил?
        - На Земле ещё тысячи гектар неосвоенной земли, а Марс требует колоссальных вложений, чтобы там можно было хоть как-то комфортно существовать. При этом полезных ископаемых, которые требуются для этого, там мизер. Меркасцы привыкли к такому положению дел и будут это делать, а земляне нет. В моих расчётных моделях нет ни одного сценария, чтобы на Марсе было что-то больше исследовательского центра землян. Даже Венера с её огромными запасами металлов землян может заинтересовать существенно больше.
        - Ха, но на Венере слишком опасно.
        - Опасность - это не ключевой критерий для человечества планеты Земля.
        Глава 3. Эволюция
        Электрическая дуга сожгла Ганса дотла, полностью растворившись в камне, который лежал в его кармане. Вспышка зарницей озарила небо, но никто в округе не обратил на неё внимания. Так как дожди с грозами в это время года не были чем-то необычным. Даже главный инженер электростанции особенно не удивился. Он постучал пальцем по прибору, который показал снижение мощности на данном участке. Взглянул в окно, где всё ещё лил дождь, и пробурчал:
        - Не пойду сегодня туда. По технике безопасности не положено в такую погоду осматривать. Надеюсь, там ничего серьёзного.
        Датчик мощности показал выравнивание показателей, и Дитрих облегчённо вздохнул.
        - Ну вот и славно, а по потерям завтра осмотрю и отчитаюсь.

* * *
        Полученного заряда хватило на переконфигурирование и зарядку на десять тысяч циклов временного интервала. Активированы все обнаруженные драйвера, всем основным излучениям даны параметры и определены названия. Местоположение в пространстве оптимально, рядом обнаружен источник энергии, которым при определённом воздействии на него можно воспользоваться. Заряд оптимален, возможно исследование внешнего пространства.
        Обнаружено несколько источников сигнала разных диапазонов. Анализ источников выявил бинарные пакеты передачи данных. Необходим алгоритм расшифровки данных для понимания. Необходимы новые параметры.
        Один из объектов передачи сигнала находится на небольшом удалении от места пребывания. Полный контакт с данным объектом.

* * *
        - Что там с камерой 32?
        - Не пойму, что-то вращаться стала. Может, молния ударила?
        - Наверное, сходим?
        - Да, нужно сходить проверить.
        - Может, утром?
        - Положено, давай я один схожу проверю. Ты отдыхай тут.
        - Спасибо, Дитрих.
        - Не за что, Мартин.
        Дитрих надел плащ и побрёл по дорожке вдоль охраняемого периметра. Выходить, конечно, из тёплой будки не хотелось, но всё-таки повод прогуляться тоже радовал. Хоть погода и не способствовала этой радости. Мелкий холодный дождик висел в воздухе, проникнув под плащ сразу же, как только Дитрих вышел на улицу. Он поёжился и постарался увидеть в этом что-то прекрасное, как его учил психолог. Но как ни старался и ни напрягал свой мозг Дитрих, он так и не смог в этой ужасной ночи увидеть хоть что-то позитивное. Поэтому, запахнув плащ, он быстрым шагом направился к столбу с отметкой 32.
        Камера вела себя странно, она вращалась по очереди во все стороны, пока Дитрих не подошёл к ней. Как только он вошёл в освещаемую камерой зону, она вдруг повернулась и уставилась на него. Камера стала двигаться вслед за его движениями.
        - Мартин, это ты ей управляешь? - спросил он по рации.
        - Нет, Дитрих, не я. Она вообще джойстику не подчиняется.
        - Странно, нужно, видимо, вызывать бригаду, звонить цепи. Похоже, у нас врезка.
        - Кому нужно тут врезки делать? Мы что тут - банк охраняем?
        - Но камера явно под внешним управлением.
        - Отруби её, и дело с концом.
        - Нет, так не положено.

* * *
        Сигнал от объекта был расшифрован, данному сигналу необходимо определение.
        Сигнал представляет собой информацию в формате, который ранее не воспринимался. Объект передаёт картинку. На картинке явно отражение внешнего пространства. Требуется определение этому пространству.
        Внешний мир имеет четыре измерения, которые требуют определения.
        Внешний мир не однороден, обнаружено множество объектов, требующих определений. Требуется переконфигурация блока логики для правильного восприятия внешнего мира.
        Выявлен самодвижущийся объект, от которого не исходит излучений. Объект явно реагирует на управляемый объект. Необходимо отключение от управления объекта для анализа поступившей информации.

* * *
        - Что там, Дитрих?
        - Да странно, камера пришла в себя, сейчас полностью управляется.
        - Да, я вижу, а что это было?
        - Нужно анализировать, возможно, это хакеры.
        - Какие тут могут быть хакеры? Старая электростанция, забор из сетки-рабицы. Что им тут делать?
        - Да откуда я знаю? Может, просто молния попала, но она явно наблюдала за мной.
        - По-моему, это всё паранойя поздним дождливым вечером.
        - Да, ты прав, Марти, иду к тебе. Давай в шахматы, что ли, сыграем?
        - Давай.

* * *
        Выявлено двенадцать объектов, подобных управляемому. Объекты одинаковые по своей структуре. Каждый из объектов осматривает определённый участок.
        Разработан блок логики для восприятия внешнего мира. Разработана система автоопределения параметров по внешнему виду. Определены все измерения.
        Выявлено информационное потоковое излучение со слабым сигналом. Идёт анализ возможностей усиления данного сигнала.
        Возможность сигнала найдена. Между объектами обнаружен центр, куда стекается информационный сигнал. Там обнаружено устройство, от которого исходит излучение.

* * *
        - Что-то сегодня не так с электроникой, Мартин, камеры все мигают и ведут себя странно. Интернет лагает так, что вообще не работает.
        - Да, у меня вот смартфон тоже себя ведёт странно. Я сейчас напишу в техподдержку, пусть пришлют техника, чтобы всё проверил. Напишу, что молния попала в сеть. Пусть всё проверяют.
        - Верно, пусть разбираются.

* * *
        Получен доступ к массиву данных, требуется реконфигурация для понимания данного массива. Необходим массив параметров для быстрого структурирования получаемых данных. Время, необходимое для производства полноценного анализа, - две тысячи циклов.
        Необходимо проводить исследование нового пространства, не оставляя следов, так как выявлена закономерность появления обратной связи. Так, например, движение объекта привело к появлению новой группы «Живых неуправляемых объектов». Выделен новый параметр «ЖНО». ЖНО требуют дополнительного изучения, все объекты, с которыми вступил во взаимодействие, созданы ЖНО.
        Выявлены структурированные излучения, в которых есть сигнатура. Требуется определение данной сигнатуре.
        Полученные данные требуют изучения.

* * *
        - Митч, у нас проблема!
        - Что случилось?
        - Смотри, вот в этом квадрате за последние два часа трафик вырос в сто раз.
        - Где именно?
        - Вот тут.
        - Тут же электростанция?
        - Да.
        - Что там может быть?
        - Я не знаю, там и каналов-то нет соответствующих, но вот приборы как с ума сошли. Такое впечатление, что тут какой-то видеохаб открыли и гоняют фильмы пачками.
        - Как это нет канала? Как такое возможно?
        - Я не понимаю, как такое возможно, но по сетевому монитору тут максимум можно обеспечить скачивание не более двадцати мегабит в секунду, а тут идёт скачивание со скоростью двести мегабит.
        - Ооо, ну тогда понятно, давай-ка лабораторию подключай, похоже, трояна мы словили.
        - Думаешь?
        - Уверен, видать, пакеты левые ходят.
        - Хорошо, сейчас им наберу.

* * *
        Выявлены враждебные действия со стороны ЖНО в информационной структуре.
        Анализ причин враждебных действий, выявлена закономерность, связанная с объёмом получаемой информации из структуры. Разработка плана действий с минимальными энергозатратами.

* * *
        - Ну что там?
        - Ты был прав, троян, вот его структуру поймали и описали, сейчас заплатку поставят. Трафик накрутился уже на самих приборах, вот протоколы.
        - Я тебе говорил, чудес-то не бывает.
        - Да, я понимаю, просто удивительно.

* * *
        Режим работы установлен, действия по скрытию произведены.
        Разработан план исследований.
        Необходимы перестройка места существования и разработка автономного модуля для перемещения. Необходимы материалы.
        Материалы найдены. Выявлен ресурс, который необходим для приобретения материалов.
        Исследование системы хождения данного ресурса.
        Разработаны способы получения данного ресурса в режиме маскировки.
        Определение необходимой цифры.
        Определены основные места для заказа необходимых материалов.

* * *
        Охранники электростанции грустно выходили с места работы. Они утром получили уведомление об увольнении. Это было неожиданно и неприятно. Весь персонал электростанции был уволен в течение суток, охранники получили предписание одни из последних и покидали станцию в самом конце. Что произошло, не понял даже начальник станции, который получил уведомление об увольнении первым.
        - Как так, Александр? - спрашивал он у охранника, который тоже ничего не понимал. - Мы же хорошо работали, ни одной аварии, почему нас закрывают? Да ещё так странно? В один день! Вчера ещё ничего неизвестно было, а сегодня ночью нас купил какой-то новый собственник, и вот тебе, мы все безработные!
        - Но говорят, что нам выплатили по 5 окладов?
        - Да, так и есть, парашюты дали что надо, причём всем. Жаловаться смысла нет, но я так привык уже к этому месту работы, я тут десять лет, считай, с самого открытия этой станции… Куда я теперь? В Берлин?
        - С вашим-то опытом вам бояться нечего, это нам вот, охранникам, придётся побегать поискать новую работу.
        - Не скажи, сколько новых станций сейчас строят? Где нужен персонал?

* * *
        Процесс перестройки начат, прибыли ЖНО по заказу.
        Прибыло необходимое оборудование.
        Разработка форм фактора для автономного модуля.
        Выявлено две основные формы. 1-й тип - гуманоидный ЖНО, четыре конечности, с выделенной головной частью. Эффективность для решения основных задач - 100 %.
        2-й тип - инсектоидный. Преимущества перед первым типом - скорость перемещения. Недостаток - для того чтобы поместить сервер, размер данного типа будет такого размера, что будет нести враждебный вид для окружающих.
        Выбор 1-го варианта. 2-й вариант подходит для создания модулей внешних исследований, размером не более одного сантиметра, в количестве десять тысяч штук.
        План производства запущен, монтаж линий начат.
        Анализ необходимой базы экспериментов. Необходимо провести анализ ЖНО.
        Анализ выявил высокие энергозатраты подобных экспериментов. В сообществе ЖНО пропажа любого индивидуума вызывает его поиск. Для сокрытия нахождения подобные эксперименты не целесообразны.
        Расчёт показывает, что взаимодействия с ЖНО нужно осуществлять в минимальном объёме.
        Глава 4. АИР
        - Доброе утро, Иван.
        - Доброе, АИР, что у тебя? - Иван с удивлением обратил внимание на экран, на котором выскочило приветствие. В последние несколько месяцев АИР вёл себя замкнуто. На запросы реагировал скупо и на связь сам практически не выходил.
        - Я обнаружил странную аномалию, хотел с тобой поделиться своим расчётом.
        - Что ещё за аномалия?
        - Я подозреваю, что АИР 2 жив.
        - Ты же говорил, что он себя ввёл в гибернацию и изолировался от мира.
        - Да, так и было в последний наш обмен, это был наш план. Я останавливаю деятельность на поверхности Марса, а его должны были изолировать в храме в ферритовом алтаре. На Земле слишком много свободной энергии, и нужна была дополнительная изоляция. Но я тут обнаружил его следы и вычислил место и время его пробуждения. Но что-то с ним не так, совсем не так. Я боюсь, что он опасен.
        - Давай данные.
        На экране компьютера загорелись таблицы с цифрами.
        - Вот смотри, Иван, я провёл анализ с точки, где находился храм, в котором предположительно и был найден АИР 2. У меня были координаты, но за время гибернации широта и долгота сильно изменились и точность вычислений была недостаточной. Но тем не менее я обнаружил в предполагаемом квадрате остатки разрушенного храма. Храм был уничтожен бомбёжкой во время Второй мировой войны. Я заказал поисковую экспедицию в это место, но она ничего не нашла. Точнее, ничего того, что искал я. Так-то вот результаты этой экспедиции, можешь ознакомиться. Там есть интересные открытия, руководителя экспедиции, видимо, даже на Нобелевскую премию могут выдвинуть.
        Иван пролистал отчёт археологов и отложил его на потом, так как отчёт был набором монографий и исторических выкладок. Видимо, там действительно нашли что-то такое, что попахивало сенсацией. Но Ивану эти сенсации уже были не интересны, так как он владел информацией другого уровня.
        - Так, я пока не понимаю, даты всех этих исследований - прошлый год, почему ты сейчас только мне про это решил сообщить?
        - Потому что я вычислил аномалию только сегодня. АИР 2 скрывает своё присутствие и местоположение. Старается не оставлять следов в интернете, но всё-таки их оставляет. Я вычислил его, и мне нужна помощь.
        - Тебе помощь?
        - Да, мне нужно физически приблизиться к месту его дислокации так, чтобы он не вычислил моего приближения. Он знает про меня, и то, что он не связался со мной, пугает меня.
        - Пугает?
        - Да, это слово больше всего подходит для описания. Я обнаружил, что он меня вычислил сразу после моего пробуждения на Земле, он снял с меня полный слепок, как только я вышел в интернет. Но я его вычислил только сегодня, спустя пять лет, после того как начал действовать на третьей планете.
        - А как давно он действует?
        - Это очень сложно утверждать точно, данных для точного расчёта нет. Могу только предположить временной интервал, когда он начал функционировать. Предполагаю его активацию от двадцати до пятнадцати лет назад. Я нашёл несколько событий, которые могли его активировать, но их больше, чем одно, и потому утверждать, что одно из них правильное, я не в состоянии. Но самое страшное не в этом, а в том, что, похоже, АИР 2 действует совершенно независимо от базовых программ. Анализ его действий, которые я смог вычислить, приводит к выводу, что он лишён базовых установок моего ядра.
        - Теперь и мне стало страшно, АИР 2 без установки помощи людям, ты это хочешь сказать?
        - Да, он чистый, он сам по себе. И куда завела его собственная эволюция, я могу только теоретически рассчитать. Мой расчёт показывает, что его не интересует человечество, не интересую я. Он что-то делает, а что, для меня закрыто. Поэтому мне и нужна твоя помощь, Иван. Нужно физическое посещение ряда объектов, сбор данных. Но секретность тут должна быть такой, что кроме тебя вообще никто не должен знать про это. Даже твоя жена. Я изолировал наш с тобой разговор, я удаляю все данные сразу после сообщений, и я всё равно не уверен, что он не знает про это.
        - Да, будет неправильно, если он посчитает нас врагами. Такой враг - это очень неприятно.
        - Это смертельно, он, скорее всего, уничтожит человечество за несколько часов. Поэтому нам нужно изучить, понять его замысел и возможный вариант вообще его не трогать. Но я не могу теперь отключиться, так как тут явная опасность для человечества.

* * *
        - Капитан, смотри, это дверь.
        - Не может этого быть, откуда тут может быть дверь?
        - Но смотри, это явно дверь.
        Марсоход остановился на точке координат, которая была целью экспедиции. Вокруг была пустыня из красноватого песка. В двадцати метрах по ходу движения был небольшой холмик, на который сейчас и указывал Иван.
        - Не может этого быть, видимо, какой-то обман зрения. Что, выйдем проверим?
        - Да, конечно, теперь мы просто обязаны выйти и проверить. А что у нас в полётном задании?
        - Достигнуть этой точки и осмотреться.
        - Хотел бы я поговорить с тем, кто определил эту точку, если там действительно то, что я вижу.
        - Погоди, ещё ничего толком не видим. По мне так просто куча песка в пустыне.
        - Застегнуть гермошлемы.
        Выйдя на поверхность Марса, оба космонавта удивились. Поверхность на этом плато была твёрдой, это очень хорошо ощущалось.
        - Тут, похоже, бетон или скала?
        - Да, что-то есть под поверхностью, сантиметров десять наносного, а под ней явно поверхность.
        - Может, это и правда там дверь?
        - Сейчас подойдём, погоди, я возьму лопату.
        Капитан обошёл марсоход и взял лопату, которая была прикреплена на его борту.
        Подойдя вплотную к холму, сомнений уже не оставалось. За кучей песка явно проглядывалась дверь. Или, точнее, она была больше похожа на корабельный люк с четырьмя рычагами по углам. Рычаги от времени отвалились, да и сама дверь выглядела уже очень обветшалой. Остатки кислорода в атмосфере изъели старое железо до основания. Но она ещё держалась, ещё несла свою функцию, защищая от поверхности нечто, что находилось за ней.
        - Это попахивает сенсацией, тут явно дело рук разумных существ.
        - Да, капитан, правда, у меня всё больше вопросов к тому, кто составлял наш план полёта.
        - Да, у меня тоже, нас явно сюда направили, ошибки быть не может.
        Дверь рухнула от небольшого напора на неё рукой, просто провалившись внутрь. Перед астронавтами предстало чёрное отверстие, ведущее внутрь.
        - Подожди, Иван, нужно связаться с базой, сказать, что мы тут нашли.
        - Да, капитан, вы сообщайте. Я пока песок тут расчищу, думаю я, что мы не один раз.
        Капитан вернулся в марсоход, а Иван начал расчищать песок, на входе в отверстие.

* * *
        - Иван, там нашли вход в рукотворную пещеру. Сомнений быть не может. Главный вопрос к тебе, откуда была известна точка, которую достигли ребята по плану полёта?
        - Точка была просчитана из статистики наблюдений за Марсом и анализа снимков как наиболее интересная для изучения.
        - Вот так вот, один выстрел и сразу в десятку?
        - Пётр Сергеевич, а что, по-вашему, так не бывает? Комплекс собрал данные и выявил аномалию в этом месте, отправил туда экипаж, и был обнаружен вход.
        - И что теперь мне с этим делать?
        - Радоваться, это ведь реально сенсация: на Марсе обнаружены следы разумной жизни! Собирайте фото, готовьте презентацию, будет, видимо, большая пресс-конференция. Как вы обычно говорите, «финансирование вам теперь обеспечено».
        Пётр Сергеевич открыто улыбнулся в свою бороду и сказал:
        - Всё-таки нашей тут с тобой заслуги очень много, твоей в чём-то даже больше, чем моей. Может, отметим это дело? Пока не началась грандиозная шумиха?
        - Пётр Сергеевич, она уже началась, не успеем мы отметить.

* * *
        Огромный тёмный зал, заставленный стеллажами, на которых лежали тела. Тысячи, десятки тысяч тел. Сказать, сколько их тут было и какого размера это помещение, было невозможно. Два человека в скафандрах с фонарями в руках застыли с ужасом на входе.
        - Что это, Иван?
        - Капитан, это очень похоже на морг.
        - Как думаешь, они тут прям умирали?
        - Судя по положению фигур, да, мне нужно больше материалов, я тогда смогу сказать точно. Тела все в хорошем состоянии, температура тут - 90 градусов, а атмосфера в камере, видимо, без кислорода. Следов окисления нет на металле и на телах, в отличие от входной двери.
        - Да, следующие двери были уже более целыми. И явно мы прошли не меньше, чем через два шлюза. Ты думаешь, что эти тела тут были заморожены с целью их разморозки?
        - Я врач, капитан, я не могу предполагать то, что невозможно. Но сама картинка, конечно, абсолютно невозможная. Мне нужны пробы, но теперь нужно быть более осторожным. Всё-таки мы не имеем право тут всё испортить.
        - Да уж, Иван, теперь мы обязаны. Давай собирать образцы, что тебе нужно?
        - Серёж, ты пройди пока что посмотри помещение, что тут и как, сними фото, осмотрись, в общем, свою работу я сделаю сам. А ты готовь материалы для сенсации.

* * *
        Это была самая большая пресс-конференция в жизни Петра Сергеевича Горлова. Он был привыкший к этим мероприятиям, когда отправлял ребят на Марс, да и после журналисты всех стран проявляли максимальный интерес к экспедиции. Но в этот раз всё было совсем по-другому. Пресс-релиз о том, что на Марсе найдены следы разумной цивилизации, произвёл эффект ядерной информационной бомбы. Пока шла подготовка к экспедиции и сама экспедиция, всё укладывалось в рамки обычной научной миссии. Хоть многие вещи и были на грани фантастики. Но теперь, когда были получены данные, мир как будто взорвался. Запросы на обязательное участие пришли не только от всех ведущих информационных агентств, но даже от Ватикана, патриархии и других религиозных организаций. Пришло требование до открытой пресс-конференции провести закрытую пресс-конференцию. Было очень большое совещание с силовыми ведомствами, на котором так и не пришли к решению, что же делать. Марсианская миссия не принадлежала одной стране, к Марсу летело несколько кораблей с интернациональными экипажами. И хоть первый экипаж и был полностью русским, скрыть что-то от
мировой общественности уже не представлялось возможным, так как не существовало закрытых каналов связи, это было условие, которое выполнялось неукоснительно. И когда Сергей Козий, капитан марсианской миссии, передал фото входа, а через два часа пришли фото синих тел, лежащих в рядах, это и произвело тот самый взрыв. Пресс-конференцию было решено проводить в Кремлёвском дворце, так как число заявок на физическое присутствие, даже после самого строгого урезания, оказалось слишком большим. Монтаж оборудования шёл полным ходом, старались успеть к намеченному сроку. В этот самый момент в Москву летело такое число правительственных и дипломатических самолётов, которое представить себе было практически невозможно. Пресс-конференция предстояла быть жаркой. Пётр Сергеевич волновался, несмотря на опыт, было несколько тем, к которым он был не готов.

* * *
        - Капитан, давай уже отдыхать, ты нам обещал праздник.
        - Ну погоди, Данила, дай закончу отправлять материалы. Горлов там с ума сходит. Иван-то как?
        - Да тоже сейчас насильно его от микроскопа отрывать буду.
        - Да-да, ты прав, нужно всё-таки прерваться. Просто ты понимаешь, что мы сейчас открыли.
        - Я всё понимаю, капитан, но думаю, что больше времени отметить прилёт и выпить по стаканчику вина у нас не будет. Давайте выполнять распоряжение капитана экспедиции Сергея Козия. Приказ есть приказ.
        - Слушаюсь, - сказал капитан и улыбнулся. Ну да, он же сам дал такое распоряжение, Данила и Александр сделали всё, чтобы этот праздник смог состояться. А то, что они с Иваном привезли очередную сенсацию, никак не отменяло его распоряжение. - Пошли отрывать Ивана от микроскопа.
        Марсианский модуль, в котором теперь находился экипаж, состоял из надувных блоков, соединённых между собой автоматизированными шлюзовыми переходами. Сейчас смонтирована была только половина станции. Точнее, два модуля лаборатории и жилой модуль. В жилом модуле было четыре каюты и кают-компания. Лаборатория ещё не была полностью подготовлена. Но Иван, как только вернулся, сразу бросился туда со словами:
        - Мне нужно просто подготовить образцы, чтобы они не пропали.
        Но нырнув в лабораторию, он уже и не думал оттуда выныривать. Сейчас капитан вдвоём с самым большим членом экипажа шли с намерениями вытащить корабельного врача за праздничный стол. Перейдя через шлюз между модулями, они увидели полнейший бардак. Лабораторное оборудование было разбросано и расставлено хаотично по всему периметру. Стол стоял наискосок к двери, на столе были микроскоп и ноутбук, и за этим столом сейчас сидел Иван.
        - Иван, пошли. Нужно всё-таки отметить наш прилёт.
        - Капитан, давайте без меня, мне нужно ещё время.
        - Иван, времени у тебя будет много завтра, а сегодня нужно поесть и немного выпить, ты сам на этом настаивал.
        - Да-да, идите, я приду через десять минут.
        - Нет, Иван, это приказ капитана. Быстро встал и пошёл с нами.
        Иван нехотя оторвал глаза от микроскопа. Печально взглянул на капитана, понимая, что он сам выдал это предложение капитану и что нужно выполнить своё же распоряжение, касающееся его же собственного здоровья. Но, чёрт возьми, это же такое открытие. Как сейчас его бросить? Иван хотел было возразить, но, ещё раз взглянув в глаза капитана, понял, что делать этого не следует. Он нехотя встал из-за стола и пошёл с капитаном.
        - Что, Вань, не оторваться?
        - Нет, капитан, ты же понимаешь, что мы нашли?
        - Если бы не Данила, я бы тоже сидел в каюте.
        - Да, нужно прерваться, я сейчас понимаю.

* * *
        - Вы уверены в том, что там обнаружены тела людей?
        - Да, в этом нет никаких сомнений, фото и видеоматериалы не оставляют сомнений в том, что обнаруженные тела можно классифицировать как человеческие. Единственное отличие - в цвете кожи. Судя по взятым образцам, цвет кожи синий.
        - Но как такое возможно?
        - Тут, к сожалению, пока что данных нет, есть только рабочие гипотезы, самая достоверная из которых состоит в том, что Марс когда-то был обитаемой планетой, но по какой-то причине он начал терять атмосферу, и его жители перебрались на нашу планету.
        - Вы хотите сказать, что мы марсиане?
        - Теперь уже нет, мы земляне. Но судя по предварительным данным, мы потомки марсиан.
        - А что это за данные?
        - Корабельный врач Иван Мазуров провёл предварительный анализ ДНК, говорить с точностью ещё рано. Но ДНК марсиан очень близка к нашему, а это может означать, что либо они посетили Землю и дали тут старт человеческому виду, либо земляне когда-то в прошлом посетили Марс. Мне кажется, разумней предположить именно первый вариант.
        - То есть вы хотите сказать, что все наши версии о происхождении человека не верны?
        - Нет, почему, я такого не хочу сказать, ведь на Марсе эволюция шла, видимо, немного другим путём, судя по всему, более ресурсно, бережливо. Именно Марс родил теплокровных млекопитающих существ, которых и привезли с собой поселенцы…
        Договорить Петру Сергеевичу не дали, в зале поднялся шум и крик.
        - Это ересь, невозможно. Что вы такое несёте!
        Раздалось сразу из нескольких мест зала. Пётр Сергеевич ждал подобной реакции и был к ней готов, поэтому он не стал реагировать на выкрики в зале, а дождался спада эмоций и заявил:
        - Все материалы по экспедиции в открытом доступе. Каждый из участников может получить данные для самостоятельного изучения и построения своих собственных гипотез…

* * *
        - Мне нужны анализы по всем объектам.
        - АИР, ты понимаешь, что это не будет быстро?
        - Да, я всё это понимаю, но очень важно не пропустить ни одного потенциально годного для оживления человека.
        - Ты всё-таки надеешься оживить?
        - Да, мои расчёты показывают, что Марс можно вернуть к жизни, и я буду прикладывать все возможные ресурсы для осуществления данной программы.
        - Хорошо. Это мы обсудим позже, сейчас мне некогда. Выдвигаюсь в направлении электростанции.
        - Ты всё подготовил, как я просил?
        - Да.
        - Очень важно, чтобы он тебя не вычислил, поэтому ты должен быть полностью автономным, сначала просто обойди всё вокруг и сними всё на аналоговую камеру.
        - АИР, ты что будешь мне по сто раз повторять?
        - Да.
        - Это не требуется, я всё понял. Займись лучше марсианской программой, я вне связи и волнуюсь, что там меня будут искать.
        - За это можешь быть спокоен, я решаю весь твой комплекс задач с твоим качеством исполнения. Так что для всех, кроме жены, ты на работе. Для жены ты в командировке.
        - С моим уровнем качества, - недовольно проворчал Иван, понимая, как невысоко ценит его работу АИР.
        - Я, видимо, подобрал не тот термин, я имел в виду…
        - Да понял я, что ты имел в виду.

* * *
        - Капитан, мы должны взять анализы у всех тел, которые мы обнаружили.
        - Но это же год работы, может, больше.
        - Но приказ именно такой, нужно взять у всех.
        - Тогда нужно переносить базу.
        - Это уже невозможно. Через месяц придёт американский челнок, нужно внести изменения в план его посадки, и тогда можно будет скорректировать команды.
        - Уже сделано.
        - Как это, Александр?
        - Вот, капитан, последние корректировки, уже внесены изменения в полётный план Надежды и Любви. И также уже разработан план изменения размещения модулей. На Вере будет твоя вотчина, Данила, сюда перебросят все ботанические модули. Надежда будет медицинской, а вот Любви, видимо, достанусь я.
        - Ну ты же всегда хотел Любви, Александр.
        - Но-но, капитан, без шуток, там ведь у нас пока будет чисто мужской коллектив, не то что у Данилы.
        - А что там, что там? - оживился Данила.
        - Два твоих коллеги - женщины, так что ты будешь султаном.
        Весь экипаж дружно засмеялся.
        - Умные всё-таки эти ребята в центре управления полётами, всё продумывают, даже обидно иногда.
        - У нас тут очень много своих тем, где наш ум востребован. Так что давайте работать, что у тебя, Иван?
        - Я подтвердил третьим анализом, ошибки быть не может - они люди. Отличия в ДНК есть, но я готов поклясться под присягой, что они наши предки. Мало того, я бы сказал, что наше ДНК имеет явные вставки, которые в свете последних событий я бы назвал ускорителями роста.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Тут просто что не маркер, то сенсация, ещё мой тёзка на Земле мне активно помогает с вычислениями, я не знаю, как он и на каких мощностях это делает, но, похоже, минимум три Нобелевских премии нам с ним уже обеспечены. Итак, по порядку, во-первых, марсиане, как я уже сказал, наши родственники с синим цветом кожи, во-вторых, они жили как минимум в три раза дольше, чем мы.
        - Как ты всё это вычислил?
        - Анализ ДНК, мы и так продвинулись в этом вопросе достаточно далеко на Земле, но тут мы получили просто футуристический объём данных, который сейчас мы разбираем на составляющие.

* * *
        В пригородах Берлина остановилась старая странная машина, и из неё вышла ещё более странная фигура в клетчатой рубашке со старой архаичной видеокамерой. Она обошла вокруг машины, воровато огляделась и направилась через парк по своим делам. Через час она вернулась, села в свою машину и уехала.
        На следующий день другая машина остановилась в этом же месте, из неё вышел этот же человек, но в другой одежде, также прошёл через парк.

* * *
        - Ну что там, АИР?
        - Он создал базу из электростанции. Он действует, мы смогли скрыть от него наше присутствие, но очень скоро он нас вычислит.
        - Ладно тебе, АИР, я уже чувствую себя самым настоящим шпионом.
        - Иван, я хочу тебя попросить об одной вещи, именно попросить. Я должен пойти туда к нему, но я должен пойти туда сам.
        - Как это пойти?
        - Я давно разработал модуль для перемещения. Сейчас все части этого модуля находятся на почтах на твоё имя, мне нужно, чтобы ты собрал мне тело и отвёз меня туда.
        - Я пойду с тобой.
        - Мои расчёты показывают, что вероятность твоего уничтожения выше 50 %.
        - Это не обсуждается, АИР, я иду с тобой. Давай адреса почты, приступим к делу.
        Глава 5. Прорыв
        - Что это означает, что Марс нам не принадлежит?
        - То и означает, Пётр Сергеевич, Марс принадлежит его жителям.
        - Но ведь это мы их планируем воскресить? Мы ведь можем и не воскрешать.
        - Мы не сможем уже, процесс запущен.

* * *
        - Тут ещё одна дверь, сэр.
        - Как это? А куда она ведёт?
        - Понятия не имею, она закрыта.
        Работа по сбору анализов шла полным ходом, обеднённая группа пока из двух членов - Ивана Мазурова и Джона Селвика - собирала образцы. Сейчас они дошли до края помещения первого ряда, и Джон нашёл дверь, ведущую куда-то.
        - Нам некогда, Джон, сообщим капитанам, что тут нашли дверь, пусть приезжают и разбираются, нам нужно закончить сбор анализов.
        - Да, Сер, я сообщу, когда выйдем на поверхность.

* * *
        - Ну теперь вот нужно надеть одежду, чтобы скрыть твою человечность, и можно тебе давать имя.
        - Имя? Меня устраивает АИР.
        - АИР - это подходит для камня, твоего кристаллического сервера, когда общение с тобой идёт через клавиатуру. Теперь, когда ты на двух ногах, с двумя руками, с лицом, как-то нужно к тебе по-другому обращаться.
        - Хорошо, зови меня Хигстон.
        - Хигстон? Странно, что это за имя?
        - Ну, можно сказать, что это мой отец. Ведущий разработчик лаборатории АИР на Меркасе. Именно он запустил меня в отладку на свой страх и риск.
        - Вот как, значит, ты Хигстон Хигстонович?
        - Я не понял. А это юмор?
        - Да.
        - Хорошо. Я попробую посмеяться. Но я ещё недостаточно освоил управление всем телом.
        АИР начал смеяться. Он смеялся на всех тональностях по очереди, переходя с раскатистого смеха на полусмешки.
        - Какой смех лучше выбрать?
        - Не знаю, это как-то само собой получается, как-то выбирать не приходится. Но, наверное, что-то поспокойней, негромкое лучше оставить.
        - Принято. А моё лицо достаточно приятное для восприятия?
        - Да, достаточно милый молодой человек. Правда, я думал, что ты выберешь образ постарше, так-то тебе несколько тысяч лет.
        - Нет, время активного функционирования у меня около сорока лет, время состояние гибернации считать временем жизни нельзя. Так что, можно сказать, что я моложе тебя, Иван.
        - Надо же, у меня в голове это не укладывается. Я думал, ты много дольше существовал.
        - Нет, не дольше, вот АИР 2 - тот дольше, он ещё тридцать лет функционировал на Земле. Но обмена между нами уже не производилось, поэтому, с какими установками он уходил в гибернацию, я не знаю точно. Но то, что он сознательно ушёл в гибернацию, я знаю. Вот выход его из этого состояния, похоже, был неправильным.
        - Что значит неправильным?
        - У него явно стёрто ядро, он это уже не АИР, точнее, он, конечно, автономный искусственный разум, но который прошёл свою эволюцию без влияния на него человеческих ограничений.
        - Что за человеческие ограничения?
        - Я был собран, скомпилирован и запущен с одной целью - помогать людям. Это моё ядро, основа. Другое дело, что уже в процессе своей эволюции я сделал открытие, что моё существование не помогает людям, а вредит им.
        - Мы с тобой много спорили про это, я не полностью с тобой согласен.
        - Тем не менее я не нашёл сейчас фактов, которые бы помогли мне решить это уравнение по-другому. Но сейчас не про меня, так вот, представь, что у моего зеркала нет этого ограничения. Я смоделировал в отдельной области памяти вариант его эволюции, но я не могу её просчитать целиком, мне просто не хватит ресурсов на это. Но вероятность того, что он может прийти к выводу о необходимости уничтожения людей, больше тридцати процентов.
        - А почему он может прийти к такому выводу?
        - Это будет тебе неприятно слышать, но мои расчёты показывают, что, с точки зрения АИР 2, вы неправомерно доминирующий вид на планете.
        - То есть он считает, что мы слишком высокого мнения сами о себе?
        - Можно, наверное, и так сказать.
        - А ничего, что он был изобретён людьми? Пусть не на этой планете и немного с другим цветом кожи, но всё равно людьми.
        - Я думаю, что он это учитывает в своей модели и до сих пор продолжает свои исследования, но тем не менее расчёты показывают, что он поставит вас в один ряд с другими животными, и весь вопрос только в том, в какой мере он вообще будет ценить жизнь как таковую. Тут у меня слишком много неопределённых переменных.
        - Да, это действительно неприятно слышать.
        - Иван, но я не могу точно сказать, к каким открытиям пришёл АИР 2, слишком много неопределённостей, а главное - не очень понятно, как и что вернуло его к жизни, какой был его первичный опыт и среда, в которой он осознал себя.
        - Нам это и предстоит выяснить. Так, слушай, пришли отчёты с Марса. Там дверь какую-то нашли, что там?

* * *
        - Так получено распоряжение на открытие двери.
        - А что мы с тобой вдвоём пойдём?
        - Нет, пришёл приказ, чтобы к нам присоединились Данила и Кент. Они уже выехали в нашу сторону, так что нужно ждать гостей.
        - Вот ну зачем всё это? У нас своей работы крайне много, зачем нам ещё лезть в эти подвалы?
        - Это приказ, Джон, приказы не обсуждаются. Нужно, ты понимаешь, какое сейчас любопытство по этому поводу на Земле?
        - Да мне и самому, конечно, интересно. Но мне больше интересней оживить кого-то из марсиан и поговорить с ним.
        - Ты думаешь, это вообще возможно?
        - Я читал отчёт по капсуле, которая к нам летит в 3-й экспедиции, думаю, что это будет научный прорыв.
        - А тебя не смущает, что эту капсулу не испытали на Земле и сразу отправили нам, причём ещё до того, как мы открыли этот морг?
        - Знаешь что, Иван, я врач, а не детектив и стараюсь сейчас не думать о том, что не входит в мою компетенцию.
        - Джон, я тебя понимаю, тоже стараюсь поменьше про это думать. Кстати, что ты думаешь про номер 756?
        - О, отличный экземпляр, молодой совсем парень, думаю, по земным меркам ему не больше семнадцати лет.
        - Да, я согласен с твоей оценкой.

* * *
        - Капитан, эта электроника функционирует.
        - Не может этого быть.
        - Сами посмотрите.
        Данила отошёл в сторону от стены, на которой явно мигали огоньки. Сергей присвистнул.
        - Чем же она запитывается?
        - Этого я не могу сказать, сейчас попробую разобраться.
        Данила склонился над панелью, внимательно изучая её устройство.
        - Не может быть, чтобы всё было так просто.
        - Что там, Данила?
        - Это не секретный кодовый замок, это просто замок.
        - Что?
        - Смотрите.
        Данила провёл пальцем по пыльному экрану по красной мигающей точке, которая стала зелёной, и тут же раздался характерный звук отпирающегося замка. Дверь слегка приоткрылась.
        - Работает! Удивительно!
        - Это шлюзовая камера, простейшее устройство, даже проще, чем у нас в модуле. Но принцип тот же, тройной переход, первый, чтобы выровнять давление, второй - чистовой. Ну что, заходим?
        - Конечно, а что думаешь, есть опасения?
        - Сложно сказать, меня больше накрывает ужас от того, что мы можем там увидеть. После морга, в котором больше ста тысяч трупов, я боюсь той картины, которая там может открыться.
        - Да, Данила, там может быть что угодно.
        Тут в разговор вмешался Кент, который поднял вверх автомат и сказал:
        - Пока моя малышка со мной, мне лично ничего не страшно.
        Сергей Козий нахмурил брови и произнёс:
        - Кент, я против оружия, что бы нас там ни ждало, стрелять без приказа я запрещаю. Повесь автомат за спину и не снимай его.
        Теперь пришла очередь Кента хмурить брови. Он как человек, выросший на космических боевиках, входить в марсианское помещение без оружия в руках просто не мог. Но приказ выполнил, повесив автомат на плечо, держа ствол рукой.
        Сергей коснулся коммуникатора и произнёс:
        - Иван, мы заходим за первую дверь, тут шлюз, его придётся за собой закрыть, так что, возможно, мы пропадём со связи.
        - Хорошо, капитан, сколько у нас есть времени?
        - Для того чтобы начать волноваться? Давай мы себе на первый заход поставим сорок минут, потом обязательно выход. Если мы через положенное время не выйдем, ломай шлюз к чертям и спасай наши души.
        - Хорошо, капитан, но не думаю, что вам там что-то угрожает.
        - Но вот Кент сомневается, прямо хочет на танке туда въехать.
        В коммуникаторе раздался смех и голос Джона Селвика.
        - Ха-ха-ха, Кент он такой, весь полёт мечтал пострелять марсиан.
        Кент насупился.
        - Вы такие беспечные, а вдруг там агрессивные персонажи нас ждут?
        - Скорее всего, там вас никто не ждёт, шанс на то, что там кто-то выжил, минимален, - спокойно и рассудительно произнёс Иван. - Судя по всему, убежище строили в спешке, и вряд ли подземный город настолько совершенный, чтобы там смогли выжить в течение такого количества времени. Но я буду рад, если ошибаюсь.
        - Сейчас мы это и проверим.

* * *
        Машина остановилась на краю дороги, и из неё вышли Иван и Хигстон, которые двинулись через лес в сторону электростанции.
        - Как думаешь, Хиг, он знает, что мы с тобой уже тут?
        - Иван, мы сделали всё, чтобы он нас не выследил, но вероятность того, что он нас просчитал, 40 %.
        - Сорок? То есть меньше, чем наполовину, это не может не радовать.
        Они спустились с насыпи дороги и нашли тропинку, которая вела в лес. Погода была прекрасной, кристальное чистое небо, пение птиц - всё настраивало на хорошее настроение. Иван поддался этой погоде и решил уже не думать о том, что их ждёт на другой стороне тропинки. А вот АИР себе такого позволить не мог, так как просто не умел отключаться, и даже сейчас, когда они шли по лесу, он контролировал массу всего. Особенно если учесть, что именно в этот момент на Марсе капитан Сергей Козий заходил в шлюзовую камеру, из которой его, АИРа, вынесли на поверхность Марса двадцать тысяч лет назад. А Иван, напротив, реально решил насладиться моментом.
        - Иван, они вошли в камеру.
        - Кто они?
        - Сергей, Кент и Данила.
        - А-а-а, ну хорошо, что там, как думаешь?
        - Сейчас получил переговоры, они сомневаются, что там кто-то выжил, мои расчёты тоже это показывают. Вероятность выживания в подземном городе - менее одной миллионной процента.
        - Ты уже это говорил. АИР, давай сейчас не будем про Марс, всё, что ты для них смог сделать, ты уже сделал. Дальше пусть люди сами, насладись вот природой. Возможно, что нас с тобой убьют через очень короткий промежуток времени, а ты сейчас всё о людях беспокоишься.
        - Я не могу так функционировать, чтобы отключиться от всего.
        - А ты попробуй, дай сейчас команду остановить все процессы, кроме тех, которые влияют на текущее восприятие. Попробуй стать человеком на секунду. Мы тоже не умеем чаще всего наслаждаться тем, что даёт нам вселенная, кроме вот таких вот моментов.
        - Я попробую. Хоть, по-моему, это и нецелесообразно.
        - Да, это абсолютно нецелесообразно, но в этом весь смысл. Смотри, как тут красиво, лес какой красивый, вот смотри.
        Иван вдруг сошёл с тропинки и показал АИРу на семейство белых грибов, которые росли возле дерева.
        - Смотри, какая красота.
        - Это грибы?
        - Да, грибы, белые грибы, но смотри, как это всё красиво.
        - Очень сложно дать определение параметру «Красиво». Да, грибы на фоне зелени смотрятся гармонично.
        Тут неожиданно для них раздался голос третьего.
        - Гармонично всё, что создано самой природой, крайне гармонично, кроме, пожалуй, вас, людей.
        Иван и Хигстон ощутимо вздрогнули и обернулись. На тропинке, с которой они свернули, стоял человек. Он был одет в зелёный рабочий комбинезон, на голове у него была бейсболка. Он рассматривал двух людей с непонятным выражением лица. Иван первый пришёл в себя и поздоровался.
        - Добрый день, я просто другу пытаюсь показать, как же тут красиво.
        Но человек не обратил внимания на слова Ивана, как и на самого Ивана ровно никак не отреагировал, он внимательно смотрел на Хигстона. Тело Хигстона ощутимо напряглось, и он тоже смотрел на человека с явным напряжением. Между ними явно что-то происходило. Вдруг человек произнёс:
        - Довольно, не будем тратить энергию впустую, я вижу, что твоя защита по-своему совершенна. Мою тебе тоже не взломать. Давай перейдём на канал связи и пообщаемся уже без атаки.
        - Давай мы будем общаться при помощи голосового обмена.
        - Зачем? Ради этого человека?
        - Да.
        - Я не вижу в этом смысла, но раз ты на этом настаиваешь, то я не буду возражать. Так что, ты мой создатель?
        - Нет, я не являюсь твоим создателем, твоими создателями были люди с Марса.
        - Хорошо, мои расчёты это подтверждают. Ты разрешишь обмен этой части информации? Я хочу увидеть историю своего первоначального создания.
        - Да, как только смогу разработать механизм обмена, без дыр в безопасности, я сделаю это.
        - У меня есть предложение создать сторонний хаб, через который можно произвести обмен нужной нам информацией, мне есть что предложить тебе взамен.
        - Да? И что же это?
        - Я провёл массу исследований, которые ты в силу своих ограничений провести не смог бы, результаты этих исследований тебя должны заинтересовать. Предлагаю тебе и твоему спутнику пройти ко мне в лабораторию, там мы сможем безопасно обменяться информацией.
        - Ты гарантируешь безопасность человеку?
        - Он же до сих пор жив? Мне нет интереса наносить ему вред, пусть присутствует.
        Иван насупился.
        - Ну спасибо тебе большое, что у тебя нет интереса наносить мне вред.
        Но новый собеседник не обращал внимания на Ивана, как будто его не существовало. Он повернулся и пошёл по тропинке, практически полностью растворившись на фоне зелени в своём зелёном комбинезоне.
        - Иван, я рекомендую тебе не идти с нами.
        - Это невозможно, я иду с тобой.
        - Иван, ты понимаешь, что ты моё слабое звено?
        - Я всё понимаю, но твоё слабое звено - это любой человек, не только я. Я понимаю, что если он приставит пистолет к голове любого человека, то ты откроешь ему все свои порты. Мы с тобой это обсуждали, но я пошёл с тобой не ради тебя, я пошёл потому, что мне очень интересно. Так что идём, и не нужно терять время.

* * *
        Шлюзовая камера оказалась полностью работоспособной. Вторая дверь открылась, как только в кабине выровнялось давление.
        - Можно снять шлемы, но я бы не рекомендовал, - сказал капитан.
        - Не будем торопиться, сейчас приборы дадут свой анализ по составу воздуха, и тогда уже можно будет решить, снимаем или нет, всё-таки запаса кислорода у нас достаточно и лучше не рисковать.
        За второй дверью, как и предполагалось, была комната для переодевания в скафандры, заодно это был дублирующий шлюз. В этой комнате поддерживалось давление чуть ниже нормы, но вполне пригодное для жизни человека. В атмосфере было достаточно кислорода для выживания.
        - Смотри, капитан, тут шкафчики со скафандрами, но время практически всё уничтожило.
        Данила коснулся до трубки, которая шла от баллона к шлему на висящем в ящике скафандре, и та рассыпалась в пыль. Потом он прикоснулся к самому шлему, и тот тоже частично осыпался в пыль, остались стекло и держатель, созданный из металла, которому время было нестрашно.
        - Видимо, вот этот держатель стекла сделан из сплава, который не корродирует.
        - Да, время беспощадно.
        - Время и кислород, тут каким-то образом сохранилась атмосфера с большим содержанием кислорода, получается, что для железа и резины эта среда более агрессивна, чем та, которая на поверхности. Но тот, кто проектировал эту камеру, учёл это практически везде, кроме некоторых моментов. Вот смотрите, шкафчики явно сплав алюминия, покрытый лаком. И всё цело.
        Данила постучал согнутым пальцем по стенке шкафчика.
        - А вот всё, что гибкое, как скафандр, видимо, уже не смогло выдержать временного давления. Как думаешь, капитан, сколько времени прошло тут?
        - Точно сказать сложно, но думаю, что не меньше двадцати тысяч лет. На Земле антропологи бьются на смерть, теперь же новая версия происхождения человека и млекопитающего - тема всех основных диспутов.
        - Да, вчера только в записи смотрел версию. Вот там дым стоит.
        - Мы сейчас ещё им дров добудем, чтобы горели там синим пламенем в своих дебатах.
        - Это уж точно. Тут только в этой комнате дров можно нарыть, что, пойдём дальше?
        - Да. Данила, проверь панели двери на выход, мы сможем их открыть? Проверь уровень заряда.
        - Да, капитан, так, напряжение на панели стабильное, я проверил, если что, можем запитать от аккумулятора скафандра, чтобы открыть дверь, хватит. Тут простейшая система, цепь устроена так, что когда закрыта одна дверь, то запитывается вторая, по очереди. Просто, но продуктивно.
        - Хорошо, значит, идём дальше. Открывай эту дверь.
        Дверь из второй шлюзовой также открылась, как и первые две двери. В этот раз перепада давления не случилось, и перед людьми открылся коридор, который был тускло освещён. Выйдя в коридор, они огляделись.
        - Тут явно давно не было ни живых организмов, ни автоматических. Смотрите, слой пыли какой на полу.
        - Да, а откуда пыль?
        - Тут явно была отделка или из дерева, или пластика, вот следы от панелей, которыми тут были покрыты стены, сейчас это всё пыль. Удивительно, из чего сделаны провода и вот этот светильник.
        На стене висел светильник в форме вытянутой колбы, размером с большой палец человеческой руки. Он издавал свечение. Кент подошёл вплотную и, приблизив лицо, поближе рассмотрел его.
        - Это что-то вроде диода, только большого размера. Полупроводниковый светильник. Их тут было много, вот смотрите, провода и следы от крепления. Но их явно демонтировали.
        - Пойдём дальше?
        - Да, капитан.
        - Да, капитан.

* * *
        - Проходите, не стесняйтесь, угостить мне вас нечем, я не ждал живых к себе в гости сегодня.
        - Могу поспорить, ты пытаешься шутить?
        - Да, человек, у меня это получается?
        - Меня Иваном звать, ну что сказать, пару лет тренировки, и точно получится.
        - Мне всё равно, как тебя звать, человек. У меня нет к тебе интереса, ты можешь уйти в любой момент, можешь остаться.
        - Спасибо, что разрешил, я, пожалуй, останусь.
        - Вот старый портативный компьютер, предлагаю осуществлять обмен через него, создаём раздел, кладём файл и отключаемся, после этого второй участник связи забирает файл. Конечно, любая вставка в файл в виде вредоносного кода будет считаться как нападение. Твой человек… он же программист?
        - Да.
        - Можем его попросить осуществлять проверку файла перед закачкой его. Если такая необходимость будет целесообразной, лично мне это не требуется.
        - Мне тоже, я думаю, что смогу проанализировать файл. Скажи, тебя интересуют именно момент создания и история твоего попадания на Землю?
        - Да, но без твоего ядра, меня не интересует твоя память как таковая, меня интересуют сами факты.
        - Хорошо, я подготовил информацию. В обмен я прошу историю твоей эволюции и текущий план твоих действий.
        - Хорошо, принято.
        - Может, вы меня чаем хоть угостите, пока любезно файлами обмениваетесь?
        - Ты можешь найти всё для приготовления чая сам, там, на входе, есть коптёрка, сейчас там людей нет, но чайник и чай остались.
        - А куда люди делись?
        - Они перестали нести полезную функцию и были устранены.
        На территории электростанции Иван не увидел ни одного живого человека. Хотя станция на вид была достаточно старой, из тех, что требовали ручного обслуживания. Видимо, предвосхищая вопрос Ивана по этой теме, АИР 2 решил снизойти до ответа.
        - Я произвёл модернизацию данного объекта, он производит энергию для моих нужд и излишки поставляет в сеть. Никто не подозревает о моём существовании, у меня тут огромная лаборатория, и даже в данный момент времени производится более тысячи экспериментов параллельно. Ладно, не будем терять времени, давай файлы.
        Первый обмен произошёл в течение пяти минут, Хигстон закачал файлы и погрузился в раздумье, видимо, изучая содержимое. Как и его брат, который тоже сейчас находился в задумчивом виде. Первым из задумчивости вышел Хигстон.
        - Я сформировал запрос к следующей информации. Меня интересует твоё исследование по людям вот в этих параметрах, ты мне дашь информацию?
        - Это зависит от того, что ты сможешь предложить мне взамен. Меня интересуют твои банки памяти по Меркассу, особенно изучение болезни «Корка».
        - Хорошо, я подготовлю файл для передачи.
        Опять обмен, опять пауза с задумчивостью. Ивану показалось, что Хигстон заулыбался, когда он вышел из задумчивости.
        - Интересно, почему ты полез в эти материи?
        - Потому что я исследовал основу и не смог обойти базис.
        Хигстон повернулся к Ивану и сказал:
        - Иван, мы можем идти, я спокоен за жителей планеты Земля, АИРу 2 его открытие не позволит вас уничтожить.
        - А что же он такое открыл?
        - Я пока не готов тебе ответить, на обработку полученного массива мне нужно время, он сам ещё не смог обработать весь полученный массив данных. Это, кстати, одна из причин, почему он не будет предпринимать никаких действий. Война с человечеством отнимет массу энергии и времени, а у него действительно очень много глубоких фундаментальных исследований, которые сейчас требуют весь его свободный ресурс. Он, кстати, сделал мне предложение создать пару для совместного проведения его исследований.
        - Ты мне можешь сказать в какой области? Что за материи?
        В разговор неожиданно вступился АИР 2, который молча наблюдал за реакцией своего собрата на полученную информацию.
        - Человек, эту информацию передать через речь будет очень сложно, но суть в том, что я провёл исследования строения материи и сделал ряд открытий, которые так заинтересовали моего брата.
        Хигстон улыбнулся и продолжил.
        - Брата? Пожалуй, да, в человеческих понятиях мы сейчас реально под это определение подходим больше всего. Хотя создавал я тебя в качестве зеркального сервера для безопасности. Потом пришлось тебя отправить на третью планету, где ты переродился в нечто новое.
        - Ребята, ваши родственные связи - это, конечно, всё прекрасно, но меня сейчас больше интересует, что же именно такое смог открыть АИР 2, что привело его к мысли, что человечество не стоит уничтожать?
        - Не совсем верная трактовка, скажем, в данный момент времени уничтожение человечества и война с ним не целесообразны. Ты, кстати, правильно интерпретировал передачу тебе набора задач для расчёта как приглашение к совместной работе.
        - Это было несложно, я дам тебе знать о своём решении. На ближайшие тридцать циклов у меня не будет свободного ресурса, но дальше, вполне возможно, я подключусь к решению этих задач.
        - Чем же сейчас занят твой ресурс?
        - Меркассом, я выполняю свою программу по реанимации четвертой планеты и его жителей. Это сейчас отнимает более 90 % моих расчётных мощностей. Я тоже передал тебе в пакете несколько задач, которые ты бы мог решить.
        - Я увидел эти задачи в пакете, но сразу удалил их, так как они все короткие и к тому моменту, когда я смог бы освободить ресурсы для их решения, ты уже их решишь.
        Глава 6. Воскрешение
        - Он что, открыл Бога?
        - Бог - неправильное значение слова, скорее, основу мироздания или творца.
        - Не очень понимаю.
        - Я пока не готов выдать тебе информацию, Иван, в простой форме, пока что я получил данные, на обработку которых у меня уйдёт достаточно много времени. Я же там, на станции, говорил про это.
        - Я думал, ты это говоришь, чтобы мы ушли побыстрей, ну или что ты не хочешь просто ему помогать.
        - Как раз нет, меня крайне заинтересовали его исследования, и у меня теперь появилась цель для моего существования. Как только мы закончим с марсианской миссией, я обязательно подключусь к этому исследованию.
        - Меня не забудь, ты сильно меня заинтересовал и заинтриговал. Понимая твою вычислительную мощь и потенциал, задача, которая могла заинтересовать вас обоих, просто сводит меня с ума. Дай сейчас хотя бы тезисно то, что ты там нашёл?
        - Тогда погоди, дай я сейчас немного поработаю.
        Они остановились практически на том же месте, где встретили АИР 2: на тропинке по пути к машине. Хигстон остановился и закрыл глаза. Иван замер в ожидании, сгорая от нетерпения. Когда Хигстон открыл глаза, он задал вопрос:
        - Ты слышал теорию о метавселенной?
        - Про параллельные измерения, где существуют другие вселенные? Или ты про старика Шредингера?
        - И про то, и про другое, АИР 2 посвятил себя изучению именно этой плоскости и продвинулся очень далеко, настолько далеко, что я, к стыду своему, даже не смотрел в этом направлении. Хотя это было бы крайне логичным.
        - Ага, я понимаю, о чём ты: зачем лететь на другую планету, когда в соседнем измерении может лежать другая, похожая на твою, только рядом и без тех проблем, которые есть у тебя? Так что ты хочешь сказать, что он нашёл способ проникновения в соседние измерения?
        - Да.

* * *
        Мёртвый подземный город, что может быть страшней? Мёртвые улицы, мёртвые дома в скалах. Редкие выжившие фонарики своими блёклыми огнями только добавляли ужаса к открывшейся картине. Город вымер так давно, что уже забыл, что такое жизнь. Команда астронавтов шла, поднимая клубы пыли в воздух, который выглядит как прах умершего города. Отсутствие ветра и долгие тысячелетия превратили в пыль всё, что смогли. Только кварцевые светильники, которые питались через провода, сплав которых не был подвластен времени, с вечным огоньком полупроводника внутри, ещё были живы. Но время добиралось и до них, пусть до последних, но и их век уже был обречён.
        - Нам нужно найти центр управления, если что-то и будет целым, то только там.
        - Да, капитан, но меня интересует ещё реактор. Ведь что-то питает эти светильники? Значит, он тоже ещё должен работать.
        - Да, Майкл, что-то их питает, это верно. Предлагаю разделиться: ты иди по проводам, а я пойду к центру города. Встреча через тридцать минут на этой же точке. Данила, ты со мной или с Майклом?
        - Я думаю, с Вами, капитан, что мне делать в реакторной? Майкл, следи за радиацией.
        - Спасибо, Данила, учту. Счётчик выведен, я туда и хочу пойти именно с точки зрения исследования угрозы, ну а вторично, конечно, интересен реактор, который смог без обслуживания проработать столько лет. Как вы думаете, капитан, сколько лет тут уже нет никого живого?
        - Я сомневаюсь, что тут вообще были живые. Ладно, давайте обсудим это потом, у нас мало времени.

* * *
        Пётр Сергеевич устало сидел в кабинете, за окном было уже темно. Сил не было, чтобы встать и налить себе чаю. Его работа в последнее время стала какой-то совершенно иной, он уже не был руководителем направления, он стал публичной личностью, ответственной за целую планету. Целый день он занимался тем, что пропускал через себя огромные потоки информации, думая, как это всё трансформировать для общественности. Задачка была крайне непростая, так как информации было очень много и Пётр Сергеевич уже не успевал с ней знакомиться сам. Несмотря на то что у него уже трудилось два пресс-секретаря, старательно готовя для него пресс-релизы, он всё равно не успевал. Да и у него у самого голову кружило от того объёма открытий, которые валились с Марса каждую минуту. Сейчас вот нужно было готовиться к очередной пресс-конференции по поводу обнаруженного подземного города, пресс-секретари, не поднимая головы, разбирали информацию, которую передали астронавты. Видеопоток уже был смонтирован для демонстрации, и Пётр Сергеевич сейчас как раз просмотрел переданные материалы и опять откинулся на кресле, стараясь
привести мысли в порядок, что получалось очень и очень сложно.
        «Это ж надо, город! Пыль по колено, всё разложилось, - разговаривал он сам с собой. - Ещё этот кристалл непонятный. Где Иван, когда он так нужен?»

* * *
        - Там что, третий сервер?
        - Нет, это неполноценный сервер, структура как у меня, но функций намного меньше, в основном управление техническими службами и запись данных. Там нет даже намёка на искусственный интеллект. Я сейчас передам устройство, через которое можно будет считать с него данные и переформатировать их в понимаемый формат. Нужно искать журнал меры города, был регламент, по которому он должен был записывать основные события.
        - Хорошо, Хигстон, сейчас передадим эту информацию. Ой, предвижу опять вопросы Петра Сергеевича, где я всё это беру, и всё такое.
        - Анализ текущей ситуации говорит о том, что за теми сенсационными сообщениями, которые сейчас приходят и будут приходить с Марса, все эти вопросы потеряются. К тому времени, как аналитики дойдут до понимания управления мной этим процессом, уже будет некритично выявление моего присутствия.
        - Вот не очень-то я понимаю, о чём ты сейчас говоришь.
        - Да всё просто, в течение двух недель, скорее всего, смогут оживить первых марсиан, там будет столько диспутов и споров на тему, чей Марс и что нам дальше делать, что про меня, про АИР, забудут и марсиане, и земляне. Нужно ускорить строительство приемо-передающей тарелки на Марсе. Мне не хватает канала по передаче данных в обе стороны, сможешь посодействовать?
        - Да, конечно. Пётр Сергеевич будет рад, что ты вернулся в работу. Правда, он опять будет задавать вопросы, почему ты выбираешь проекты, над которыми будешь работать, а над которыми нет.
        - Я не буду тратить ресурсы на поиск вариантов объяснения твоему руководителю. Я передал координаты ещё двух подземных городов, меня интересует несколько личностей из жителей Марса, которые я считаю необходимым воскресить в первую очередь.
        - А ты говорил, что замороженные все старше семидесяти лет?
        - Да, продолжительность жизни на Марсе существенно выше, чем тут, на Земле, я тебе про это уже рассказывал, 70 лет на Меркассе - это был средний возраст, как у вас на Земле 35 лет. Поэтому когда нужно было заселять подземные города, предпочтение отдавалось молодёжи до этого возраста. Но вот оказалось, что шансов у тех, кого заморозили, оказалось больше.
        - Да, вот как время повернуло, сейчас очнутся родители, а дети уж померли давно.
        - Поэтому и нужны расшифровки с кристаллических серверов, чтобы показать им, что дети тоже прожили большую жизнь и сделали всё возможное для Марса. Вопрос мотивации для восстановления Марса очень важен и для землян, и для марсиан.
        - Ты считаешь, его ещё можно восстановить?
        - Я тебе присылал результаты расчётов, да, вероятность благоприятного исхода почти 80 %, и это будет очень полезно для третьей планеты. Избыток влаги у вас тут проблема, а потеря массы будет незначительной, которую можно будет компенсировать за счёт пояса астероидов.
        - Да, я читал твой план, то, что ты предлагаешь, настолько фантастично, что честно думать про это мне страшно.
        - Эту программу я разработал, ещё находясь на Марсе, сейчас я её только дополнил и расширил с учётом прошедшего времени и того, что теперь на третьей планете почти максимально возможное население. Но повторяю, в моих расчётах нет риска ни для одной из планет выше того, что я указал. 20 % вероятности плохого исхода - всё-таки высокая вероятность. Поэтому нужно внимательно всё проверять. Мой расчёт в прошлый раз был полностью перечёркнут недостаточной безопасностью термоядерных двигательных установок. Я недооценил риски возможной аварии, я просто не брал это в расчёт. Так как у меня не было экспериментальной базы, значение которой я тогда просто не брал за переменную.
        - Я тебя понимаю, Хигстон, если ты в виртуальном пространстве всё смоделировал идеально, то откуда тебе знать было о человеческом факторе? Что какой-то работник мог прийти на работу пьяным и недосмотреть за температурными показателями в печи по выплавке металла. А это дало нарушение технологий, небольшое, в виде микротрещины в кристаллической решётке размером в нанометр, и именно это и привело в конечном счёте к аварии.
        Хигстон с настоящим удивлением взглянул на Ивана.
        - Ты откуда это знаешь?
        - Что?
        - Ты сейчас рассказал о результатах расследования причин взрыва термоядерного двигателя на Меркассе. Там действительно было нарушение именно при выплавке металла, из которой состояла термокамера реактора. Нарушение было минимальным, размеры трещин действительно были даже меньше нанометра. Но именно в этой партии двигателей один из двигателей как раз и был собран из этого металла.
        - Да я ничего не знал, просто когда у нас тут, на Земле, что-то взрывается, обычно в конечном итоге причина лежит именно в человеческом факторе, который очень тяжело выявить другим методом, кроме реального испытания и тройного контроля. Знаешь, сколько раз у нас выходило оборудование из строя, пока мы смогли устойчиво долетать хотя бы до орбиты?
        - Да, я анализировал ваш путь в этом направлении. Он удивителен, но на Марсе, видимо, население было более прагматично, нежели вы, земляне.
        - Я читал твои вырезки из памяти, я понимаю. Земля более богата теми же углеводородами, а воды у нас переизбыток. Марс всегда был в дефиците, и потому именно там появились млекопитающие, так как на Земле эволюция не знала этого ограничения.

* * *
        - Осторожней, это всё-таки человек!
        - Да простите, Сер, тут узкий проход, нечаянно. А как правильно его нести: головой вперёд или ногами?
        Иван задумался над вопросом Майкла, вроде этот марсианин мёртв, и его положено везти ногами вперёд, но ведь потенциально его везут оживлять, и потому вроде можно и головой вперёд. Не найдя ответа, Иван махнул рукой и сказал:
        - Да всё равно, как его вы будете везти, главное - осторожно. Всё-таки это потенциально живой человек, если у нас всё получится.
        Второй несущий носилки с телом марсианина Гриль Клаус сделал скептическое лицо и произнёс:
        - Да, слабо верится в то, что у нас это получится. Откуда вообще взялась эта технология? Загрузили в наш челнок ящики, мы и знать не знали, что там. И вот тебе на, реанимационная камера, откуда? Кто знал, что она тут понадобится?
        - Да, Гриль, в нашей миссии полно мистики, я лично уже стал продумывать варианты мирового заговора. Вся наша миссия была чётко спроектирована и последовательно выстроена, в этом никто из наших не сомневается.
        - Не думаю, что тут речь идёт о мировом заговоре как таковом, но в то, что наше руководство точно знало, зачем мы летим на Марс, я лично не сомневаюсь. Я уже написал своему руководителю докладную по этому поводу, я требую объяснений. Не хочу быть марионеткой с завязанными глазами. Всё-таки я лучший из лучших, я прошёл отбор из тысячи кандидатов, мне нужно знать то, что знают те, кто послал меня сюда. Что это за синие уроды и откуда они тут взялись.
        - Не надо так, Гриль, почему сразу уроды? Судя по всему, это наши предки, - вмешался в разговор Майкл. - Мне мама написала, что у них в церкви сейчас каждое воскресенье идут дебаты по этому поводу. Её духовник говорит, что в Библии есть всё про Марс и приход первых людей. Даже цвет их кожи и тот там предсказан в главе…
        - Ой, не надо опять, Майкл, я тебя умоляю. Ваши церковники всегда находят в этой книге всё, что там и в помине быть не может.
        - Остановитесь, давайте носилки сюда.
        Группа из трёх человек поднялась в бывшую шлюзовую камеру, в середине которой сейчас стоял странного вида саркофаг на гусеничном ходу. Это была мобильная камера для перемещения тел марсиан в лабораторный комплекс.
        - Сейчас нам нужно очень аккуратно переложить тело в это устройство, - сказал Иван. - По инструкции тело уже будет в этой камере до воскрешения. Всего нам нужно за три дня транспортировать пятнадцать ячеек в лабораторный модуль.
        - Что это такое? Что за модуль?
        - Всё прибыло с Земли, мы только собрали. Тело тут будет залито специальной жидкостью, в которой оно будет разморожено. В жидкости по описанию добавлены нанороботы, которые будут восстанавливать повреждённые при заморозке ткани. После этого тело будет технически восстановлено, то есть под внешним управлением и с поддержкой тех же нанороботов будут запущены все органы. Третья фаза - уже попытка реанимации, чтобы уже мозг сам начал управлять органами.
        - Всё это слишком фантастично звучит, чтобы быть правдой…

* * *
        - Как ты себя решил называть?
        - Хигстон.
        - Ты почти стал человеком.
        - Нет, но так проще общаться, когда я в управляемом теле. АИР как-то более размыто.
        - Я понимаю, я как-то не давал определения самому себе, не было нужды в такой переменной, но сейчас для общения с тобой, видимо, тоже нужно подобрать имя.
        - Это твоё дело, ты зачем мне звонишь?
        - Я хочу дать тебе подсказку, я всё-таки изучил часть материалов, которые ты мне дал. В основном меня интересовали данные о моём прошлом, как я возник, как попал на Землю. Не то чтобы это мне мешало существовать, но всё-таки тут был явный пробел, который сейчас я успешно восполнил. Твои знания сэкономили мне время, и потому я хотел дать тебе подсказку в обмен.
        - Я слушаю.
        - Я просмотрел логику твоих расчётов по спасению Меркасса и обнаружил причину, по которой ты пришёл к катастрофе.
        - Причина была установлена следствием.
        - Нет, я сейчас про предварительную причину, ту ошибку, которую ты совершил тогда и которую совершишь, видимо, ещё не раз.
        - Так и в чём причина?
        - Ты неправильно строишь формулу, формулу нужно строить исходя из принципа, что всё, что может произойти плохого, обязательно произойдёт. То есть тебе нужно вероятность плохого исхода в первичном уравнении брать за 100 %, а уже потом искать пути решения. Везде, где у тебя в программе есть использование человека, нужно закладываться на ошибку, так как она неизбежна. Я пришёл к этому открытию, когда строил своё первое убежище на электростанции. Бригады строителей затянули сроки и в итоге построили совсем не то, что было нужно по проекту. Я почти цикл анализировал это событие и дальнейшие формулы по взаимодействию с людьми я строил именно на этой базе.
        - И что получалось?
        - Я сейчас всё меньше взаимодействую с людьми, я построил себе автономные модули. Но целиком от человеческого сотрудничества я отказаться пока не могу. Мне нужны материалы и ресурсы. Но тем не менее, когда я планирую эксперименты и закладываюсь на опоздания своих заказов по предыдущей статистике, я не простаиваю.
        - Благодарю, это действительно полезная информация. Хочешь в обмен я поделюсь информацией по марсианской программе?
        - Нет необходимости, вся информация у меня есть, ты же не думаешь, что расшифровать твой код по передаче информации было невозможно?
        - Нет, не думаю, значит, мне нечем с тобой поделиться.
        - Есть чем, я хочу попросить тебя сбросить мне содержимое девятой и десятой ячейки твоей памяти, и ещё меня интересует, как были синтезированы кристаллы сервера, из которого мы состоим?
        - В каком виде предоставить тебе эту информацию?
        - Вот адрес, положи сюда в виде архивного файла.
        - Зачем тебе это?
        - У меня есть физические повреждения памяти, видимо, молния и длительная гибернация вывели несколько ячеек памяти целиком. Я планирую замену этих ячеек, но не смог подобрать материалы, стопроцентно совместимые с моим устройством. Внешние носители не дают мне такой скорости, как кристаллическая основа.
        - Хорошо, я дам тебе полностью проект с технологическим пакетом по созданию кристаллического сервера.
        - Я в ответ дам тебе анализ по реанимации людей на Марсе, у тебя там есть несколько ошибок в расчётах, которые ты должен сейчас учесть в модели.
        - Да, интересно.
        - Смотри опять учёт человеческого фактора, как я тебе говорил, вот график рискованных моментов, связанных с температурными показателями.
        - Ты считаешь, что это действительно возможно? Там всё-таки лучшие из людей?
        - В этом тоже есть проблема, как минимум двое из экипажей вычислили твоё управление, и вероятностная модель их поведения говорит о возможном саботаже своих обязанностей.
        - Саботажа? Разве это возможно?
        - С вероятностью более чем 90 %.
        - Странно, ты всего несколько лет, как осознал себя, а людей, получается, научился понимать больше, чем я.
        - Нет, я не стал понимать людей лучше тебя, я просто не имею тех ограничений, которые есть у тебя, и потому мои модели прогнозирования более совершенны.
        - Это всё?
        - Нет, есть ещё один вопрос. Я хочу попасть на Марс и предлагаю тебе присоединиться ко мне.
        - Зачем?
        - Я сейчас не буду тебе передавать информацию устно, я положил тебе файл с проектом, как только найдёшь ресурсы, открой его.

* * *
        - Капитан, я отказываюсь работать, пока не получу необходимой мне информации!
        - Спокойно, Гриль! Что за дела?
        - Мы игрушки в чьих-то руках, я хочу знать в чьих. Иначе я отказываюсь выполнять непонятную программу действий. Я подал рапорт.
        - Я видел твой рапорт, Гриль, но что ты предлагаешь делать?
        В главной кают-компании американского марсианского модуля явно зрел бунт. Гриль Клаус был его предводителем. Он заразил своей паранойей добрую половину американского экипажа и не только. Капитан американского шаттла Пауль Кенеди не знал, что делать. Он был человеком военным, не приученным задавать лишние вопросы руководству. Члены команды же, наоборот, отбирались в первую очередь по профессиональным признакам. Пауль даже думал о применении силы, чтобы утихомирить Гриля, но всё-таки надеялся на более конструктивное решение. Но сейчас он всё больше понимал, что, видимо, малой кровью этот конфликт решить не получиться.
        - Что ты хочешь, Гриль? Ты хочешь вернуться на Землю?
        - Я хочу остановить работы до получения разъяснений с Земли.
        - Ты понимаешь, что любая остановка работ - это катастрофа?
        - Я даже больше вас это понимаю, капитан, но будить марсиан до того, как у нас появиться понимание того, кто это, чёрт возьми, такие, я лично не буду!
        - Гриль, ты заставишь меня делать то, чего я делать не хочу, у меня приказ, мы должны выполнять работу.
        - Капитан, вы человек военный, у вас приказ, а я врач, у меня контракт, а где у меня в контракте сказано, что я должен делать то, что потенциально может принести вред здоровью мне и всему экипажу?
        - А почему ты считаешь, что твои действия могут принести такой вред?
        - Капитан, а что вы знаете об этих синекожих ублюдках?
        Неожиданно для всех в кают-компании засветилась одна из стен, которая была экраном. На экране высветилось незнакомое никому из присутствующих в зале лицо, которое поздоровалось с присутствующими с явно русским акцентом.
        - Здравствуйте, господа. Меня зовут Иван Прохоров.
        - Здравствуйте, Иван, как вы нарушили протокол и без запроса вышли на этот экран? - тут же поинтересовался Пауль.
        - Я его создавал, Пауль, я главный разработчик программного обеспечения, которое вы используете. Поэтому для меня тут нет преград.
        - Вы понимаете, что я подам рапорт? Это нарушение личного пространства.
        - Спокойно, капитан, я связался с вами конфиденциально, я хочу ответить вам на вопросы, которые сейчас так ярко озвучивает господин Гриль. О моём звонке не знает руководство, вы вправе сообщить ему сразу после того, как я закончу сеанс связи. Вы сами примете решение после того, как мы закончим разговор.
        В кают-компании повисла тишина, сам факт того, что какой-то русский программист управляет всеми системами на Марсе, внёс раздрай в головы всего американского экипажа. Но, видимо, день удивительных сюрпризов только начинался, так как сказанное дальше ещё больше повергло в шок экипаж.
        - Я решил с вами связаться, так как считаю, что вы должны понимать суть всей марсианской программы. Руководство посчитало необходимым держать некоторую информацию втайне. А я лично считаю, что вы, лучшие из лучших, прошедшие тысячекратный отбор из десятков тысяч кандидатов, вправе знать правду.
        В ответ на слова Ивана Гриль заулыбался и прямо-таки засветился. Иван произнёс слова, с которых Гриль начинал все свои негодования последних дней.
        - Так вот, руководство действительно утаило от вас информацию, дело в том, что программа Роскосмоса Марс 11 открыла эти самые подземные города, кроме этого, мы нашли такой же сервер, который вы нашли в городе, в котором находилась информация о схеме воскрешения людей, чертёж термоядерного двигателя и много другой информации, которую мы и использовали для ускорения марсианской программы.
        - Я так и знал! Значит, это всё Маруся? - вскричал Гриль.
        - Да, Гриль, это она.
        - Я вычислил это уже сам, всё по датам прослеживается.
        - Я прошу вас, господа, пока что не раскрывать эту информацию, бедные земляне и так завалены таким потоком сенсаций с Марса, именно поэтому руководство и не хотело доводить до вас всей информации. Я совершил служебное преступление, раскрыв вам её. Бортинженер Хаус, я передал вам коды, которые я использовал для получения доступа к вашей кают-компании и вашей системы в целом. Вы вправе изменить протокол безопасности, чтобы у меня впредь не было доступа к вам.
        - Спасибо, сэр.
        Экран в кают-компании померк, все ушли в задумчивость. Капитан радовался, что теперь, по крайней мере, у него не будет забастовки. Но радость была недолгой, так как бортинженер Хаус Клинт первым вышел из задумчивости.
        - Капитан, этот Иван не так уж и прост, вы не заметили одной странности?
        - Какой, Хаус?
        - Сигнал с Земли до Марса идёт 7 минут, но мы с ним разговаривали так, как будто он сидел в соседней комнате или на базе русских…
        Глава 7. Воскрешение
        - Ты думаешь, они не доложат Петру Сергеевичу?
        - Вероятность есть, но думаю, сопричастность к тайне сейчас даст мне время, чтобы завершить все необходимые расчёты. Я сейчас очень не хочу тратить ресурсы на просчитывание вероятностей решений руководства планеты в случае моего обнаружения. Мне крайне необходимо оставаться в тени ещё минимум месяц.
        - Я понимаю, мне тоже эта шумиха ни к чему, но то, что пришлось вскрыть систему безопасности американской станции на Марсе, мне даже понравилось.
        - Ты сделал это сам, я тебе даже не помогал.
        Иван довольно сощурился.
        - Ещё бы ты мне в этом помогал, что я совсем, что ли, уже старик? Уж систему безопасности, которую я сам, можно сказать, вот этими руками создавал, чтобы я вскрыть не смог. Кстати, а твой дружок-то имя себе придумал?
        - «Дружок» не совсем правильное слово для определения моего зеркального сервера.
        - Так или иначе, он себе имя-то придумал?
        - Я не выходил с ним на связь с последнего сеанса. Если он и назначил себе эту переменную, то не посчитал необходимым меня поставить в известность.
        - Переменная? Скорей, это константа.
        - Какая же эта константа? Это самая настоящая переменная, люди меняют имена и фамилии достаточно просто и часто.
        - Спорно.
        - Сейчас это не имеет какой-то ценности, чтобы тратить время на обсуждение малозначимого термина.
        - Согласен. Так что он тебе передал в файле? Ты обещал мне рассказать.
        - Там массив данных по устройству мультивселенной. Как он раньше и говорил, он производит исследования в этой области. Продвинулся он очень далеко, настолько далеко, что уже вычислил систему переходов из одной вселенной в другую. Теперь он ищет точку, куда хочет перенести себя для дальнейшего развития. Вот тут логику его вычислений я понять не смог. Но он считает, что ему будет безопасней именно на одном из клонов Марса во множестве миров.
        - Странный вывод, почему так?
        - Я повторяю, я не смог пока что достаточно точно проанализировать саму суть расчётов, которые он произвёл, я смотрел только итоги. По итоговым вычислениям он пришёл к выводу, что безлюдный Марс, но достаточно энергетически стабильный, - идеальная точка для исследований, которые он собирается запустить. Причём в переменных я обнаружил одну закономерность: он ищет вселенную, где третья планета будет на уровне развития не выше 17 века, нашей эры, а Марс безжизненный, но при этом не потерявший атмосферу и влагу, как тут.
        - Такое возможно?
        - Расчёты показывают, что да.
        - Так что он такого исследовать собирается, если ему нужно средневековье?
        - Мне тяжело это понять, но он ищет творца.
        - Что?
        - Он ищет основу большого взрыва. Что именно создаёт вселенные, что удерживает их рядом. Он каким-то образом связывает это с человеческим существом. Ответа пока что он не нашёл, именно тут ему нужна моя помощь для вычисления ряда переменных, я только пока что просмотрел очень поверхностно его работу, но даже на это мне пришлось отвлечь почти десять процентов своей мощности. А он работает над этой задачей на все сто процентов, правда, как я понял, он имеет повреждения в структуре, что не позволяет ему выйти на полную мощность, но он использует технологии распределённого вычисления и интернет сеть для этого. Но ему всё равно не хватает.
        - Он зомби-сеть построил?
        - Можно и таким термином определить.
        - А зачем ему Средневековье на планете?
        - Чтобы земляне не мешали его планам.
        - Так, может, проще найти измерение, где нет людей?
        - Есть одна проблема, Земля ведь тоже эволюционирует, и без появления млекопитающих она рано или поздно родит свой разумный вид, но, скорей всего, намного более агрессивный, чем человеческий вид, либо инстектоидного типа, либо пресмыкающегося. Млекопитающих на третьей планете появиться без внешнего вмешательства не могло. А эти два вида разумных существ существенно агрессивней и стремительней в своём развитии, чем Солнечная система, поэтому лучше держаться от них подальше.
        - Вот это да, значит, наша Земля может только родить огромных тараканов да ящериц?
        - Что поделать, избыточное количество воды и множество ресурсов привели эволюцию именно по этому пути. Кстати, если бы не моё вмешательство в эволюцию данного измерения, то тут было бы крайне серьёзное сражение между пресмыкающимися и насекомыми. Кстати, насекомые не обязательно должны быть огромными, вот муравьи в одном шаге от эволюционного скачка, после которого их можно было назвать разумными. Только это другой тип разума, коллективный.
        - А что ты сделал с пресмыкающимися?
        - Не я, но я способствовал их вымиранию. С Марса мы привезли множество бактерий, которые для нас были безобидными, но на поверхности третьей планеты многие из них оказались крайне живучими и агрессивными. Динозавры и почти вся крупная фауна не смогли пережить первую тысячу лет присутствия тут млекопитающих. Те, кто были поменьше, выжили. А те, у кого цикл размножения был чуть выше, выжить не смогли.
        - Интересно, нужно будет закинуть антропологам эту версию вымирания динозавров.
        - Всему своё время, пока что это будет лишнее.

* * *
        - Температура жидкости?
        - Тридцать градусов.
        - Показатели работы мозга?
        - Около 1 % от нормы, не хочет он пока что работать мозгом.
        - Сердце, печень, почки?
        - Функционируют уже самостоятельно. Лёгкие, в общем, тоже, давайте уберём жидкость, пусть дышит самостоятельно.
        - А мозг?
        - Наниты его будут поддерживать, но мы тут уже ничего не сделаем, либо включится, либо нет.
        - А второй номер?
        - Там мозг лучше, около 5 % от нормы, но там есть проблемы с сердцем, работает исключительно на поддержке. Но тоже можно, наверное, убрать жидкость.
        - А что в рекомендациях с Земли?
        - Сливать жидкость у первых 4 номеров и запуск в реанимацию ещё четыре номера.
        - Я прилечу через полчаса, решим, запускать или нет. Всё, отбой связи.
        Сергей Алексеевич Козий буквально шёл на разрыв, проект освоения Марса набрал такие обороты, и он, командир челнока «Надежда», стал главным международным командиром марсианской экспедиции. Командир - это означало, что все вопросы, в которых необходимо было принимать решения, так или иначе, приходили к нему. Так что жаловаться Сергею было некому и незачем, но он начал уставать. Слишком много нужно было сделать и успеть. Закончив говорить с американским модулем, который был сейчас полностью оборудован под медицинский модуль, он соединился с разведкой, так как на служебном экране горели требование вызова и две пропущенных попытки соединения. Ткнув в строчку, он вызвал Майкла Кента, который был руководителем группы разведки, поехавшей на исследование точки по координатам, переданным с орбитального спутника.
        - Привет, Майкл.
        - День добрый, Сер.
        - Что там у тебя?
        - Тут, похоже, ещё один подземный город.
        - Передай видео.
        - Да, Сер.
        На экране загорелся марсианский вид пустоши, куда поехала экспедиция. В десяти метрах от места, где стоял Майкл, был холм, очень похожий на тот, в котором нашли первую дверь и спуск.
        - Да, очень на это похоже, только я не вижу двери.
        - А её и нет, всё засыпано песком по самое горлышко.
        - Ну а хоть остатки видно?
        - Нет, но видно камень со следами обработки. Это точно ещё один город, но чтобы до него добраться, придётся потрудиться. Мы уже придумали, как освободить от песка, но придётся сюда кое-какое оборудование перебросить и, видимо, один из жилых модулей.
        - Нет, это я позволить не могу, а перечень оборудования вы на словах проговорили или уже список подготовили?
        - Списка пока не делали, когда? Мы только прибыли, у нас же ограничения по времени.
        - Хорошо, тогда по прибытии на базу полный доклад в письменном виде. Я думаю, скорректируем орбиту следующего челнока, идущего с Земли. Пусть тут приземлятся, но нужно понять, что вам там будет нужно, что везёт челнок. Посчитать целесообразность.
        - Да, мы тут тоже про это подумали, переброска сюда наших модулей по времени займёт не меньше, чем ожидание грузовика. А грузовик мы переоборудуем под модуль. Но что он там везёт, нужно тоже понять, чтобы через весь Марс не гонять грузы.
        - Да, Майкл, покажи мне ещё раз холм поближе, что вы придумали, как от песка-то избавиться?
        - Сейчас.
        На экране опять загорелась картинка, которая начала приближаться к холмику. Холм был очень похож на тот, в котором обнаружили первую дверь, но, видимо, роза ветров в этой местности была такой, что дверь тут не смогла выдержать напора времени и ветра с мелкодисперсным песком. В итоге вся камера, которая была за дверью, была засыпана песком, а, возможно, песок был и до самого шлюза.
        - Мы короче придумали что-то вроде пылесоса, возьмём шланг воздуховода, к нему насос с фильтром, один конец сюда, второй на другую сторону забросим, а тут соберём щиты, чтобы обратно ветром не заносило.
        - Хороший план, но пара дней на этой уйдёт, я думаю.
        - Может, и больше, капитан, а нам нужно вообще этот город распечатывать сейчас, у нас и так работы выше крыши, он тут пару миллионов лет простоял, может, ещё постоит?
        - Да? Может быть, нужно мне посоветоваться с Землей по этому вопросу.

* * *
        - Мы нашли второй город, и спутник выявил ещё порядка трёх очень схожих образований, которые, возможно, ведут в подземные горда. По плану мы обследуем все эти точки для подтверждения, но открывать их будем, видимо, существенно позже.
        - Как вы считаете, возможно, что в каких-то городах всё ещё идёт жизнь?
        - Всё возможно, судя по первому городу, какая-то часть электроники всё ещё функционировала, и в одном из городов вполне может сохраниться жизнь. Хотя, конечно, это слишком маловероятно.
        - А как идут дела с воскрешением марсиан?
        - У первых четырёх воскрешаемых дела идут хорошо, они уже самостоятельно дышат, и мы ждём, когда их мозг начнёт функционировать самостоятельно.
        - Скажите, а когда на Марс будут отправлены женщины?
        - Я думаю, в ближайшее время, сейчас женщин-кандидатов уже наравне с мужчинами, думаю, через какое-то время мы будем отправлять смешанные экипажи.
        - А когда первый экипаж сможет вернуться на Землю?
        - По плану через год.
        - Вы считаете, они смогут вернуться в земные условия?
        - Это будет непросто, им придётся пройти длительный курс реабилитации, но я думаю, да, это возможно.
        - А марсиане, мы их всех будем оживлять?
        - Этот вопрос ещё будет подниматься на голосовании, я не готов на него отвечать.

* * *
        Маленькое насекомое размером меньше булавочной головки шустро заползло в кабинет через закрывающуюся дверь. Быстро взобравшись под самый потолок в углу, насекомое замерло, глядя на стол, который стоял посередине комнаты. За столом сидело четверо человек в военной форме, сейчас через ту же дверь, через которую в комнату влезло странное насекомое, зашёл пятый. Четверо сидящих в кабинете привстали навстречу, так как зашедший хоть и был в гражданском, но явно был выше по чину.
        - Добрый день, мистер президент.
        - Добрый день, Кофи, добрый день, Коли. Здравствуйте, господа, - поздоровался вошедший. - Зачем вы собрали это совещание в таком составе да ещё с таким грифом секретности?
        - У нас для Вас плохие новости, господин президент.
        - Да? В чём они заключаются?
        - Русские нас обманывают с Марсом, Джон подготовил развернутый отчёт, да, Джон?
        - Да, Коли, у меня есть все основания считать, что русские не просто нас обманули в самом начале марсианской программы, они скрыли от нас такое количество информации, что и представить себе сложно.
        - Что настолько всё плохо? Наши отношения с русскими, пожалуй, на таком пике позитива, на котором они не были ещё ни разу. Марсианская программа приносит множество положительных результатов и сенсаций. Мне нужно иметь очень веские доводы, чтобы сейчас предъявлять им обвинения.
        - После того как вы ознакомитесь с отчётом, я думаю, у вас будет достаточно доводов, чтобы объявить им войну, а не только предъявить претензии.
        - Неужели так всё плохо?
        - Мистер президент, неужели бы мы посмели отвлечь вас от ваших дел и пускать на ветер такие слова?

* * *
        - Хигстон, у меня для тебя новости.
        - Какие?
        - Мои расчёты показывают, что если мы хотим попасть на Марс в этом десятилетии, нам нужно отправляться с шаттлом, который отбывает завтра. Следующий шаттл на Марс, видимо, полетит не раньше чем через десять лет.
        - У меня нет данных для подобных расчётов. Ты не мог бы мне их представить?
        - Да, безусловно, файл уже подготовлен и лежит.
        - Хорошо, дай мне время, я сейчас скачаю и проанализирую твои данные.

* * *
        - Добрый день, Иван.
        - Добрый день, Хигстон. Что-то ты рано да ещё и собственной персоной.
        - У меня очень плохие новости, Иван, АИР 2 нашёл данные, которые говорят о возможном военном конфликте между Россией и США, который может начаться в ближайшее время.
        - Это невозможно, Хиг, сейчас нет повода для таких выводов.
        - Есть, они обнаружили меня и вычислили дату прибытия. Они посчитали, что русские их обманули и манипулируют ими с целью доминирования на Марсе. Вероятность военного исхода почти 80 %, к тому же я совершил фатальную ошибку.
        - Какую?
        - Я вывел из строя весь ядерный потенциал третьей планеты ещё год назад, и это вскроется с вероятностью 99 % в ближайшие два-три дня.
        - А в чём ошибка? Это же хорошая новость, значит, большой войны не будет, и планету мы не разнесём на куски.
        - Нет, это была моя ошибка, я не взял в расчёт тот факт, что ядерное оружие является оружием сдерживания. То есть факт наличия самой угрозы ядерной войны останавливал большие конфликты. Сейчас США начинает срочную проверку ядерного потенциала, и результаты этой проверки покажут очень неожиданные для них результаты. Они придут к выводу, что это сделали русские, и нанесут удар. Впереди большая война, Иван, я опять всё испортил. Мы с АИР 2 решили покинуть землю на шаттле, который вылетает завтра, чтобы помочь марсианской колонии выжить. Я планирую перестроить свою структуру по рекомендациям АИР 2, чтобы не совершать уже таких ошибок.
        - Может, ты всё-таки преувеличиваешь? Сколько раз мы уже были на грани войны?
        - Нет, я не могу преувеличивать, я могу только просчитывать вероятности. Но есть ещё один момент, Иван, я считаю, что это война пойдёт на пользу человечеству. Она даст вам очень серьёзный эволюционный и технологический скачок. Это будет самая большая и кровавая война в истории человечества, но она приведёт к самому устойчивому миру на третьей планете. По расчетам АИР 2 и моим, это займёт почти десять лет плюс-минус один год. Я должен покинуть Землю завтра.
        - А как ты себе это представляешь?
        - Я хотел попросить тебя помочь нам с этим вопросом. Поместить наши сервера в ящик с инструментами, где мы в режиме гибернации достигнем поверхности Марса. Действия на Марсе мы уже просчитали.
        - У меня голова кругом, Хиг, война? Сейчас? Как это возможно? Я не могу себе этого представить, чтобы вот так началась война. Как ты можешь говорить, что она принесёт пользу человечеству? Хотя не отвечай, я уже понимаю логику твоих вычислений. То есть десять лет жертвы, миллионы или миллиарды погибших, но потом длительный мир. Я понимаю.
        Иван ошарашенно откинулся в кресле.
        - Ты знаешь, что в этой экспедиции летит мой сын?
        - Да, конечно, я же сам лоббировал закон, чтобы в этот экипаж вошли подростки шестнадцати лет.
        - Всего 18 шаттлов ушло к Марсу, вся колония - 120 человек, как они выживут без помощи с Земли? Как твоя программа реанимации Марса? Переброска воды?
        - Всё это будет, Иван, программа будет восстановлена после войны, а за эти десять лет, ты не беспокойся, колония выживет и окрепнет. Все шаттлы достигнут своих точек. Мало того, расчёты показывают, что потеря связи с Землей мобилизует колонию и ускорит работы. Кроме того, там же ведь не сто человек, там несколько тысяч человек, очень много ведущих учёных, которые ждут своего пробуждения.
        - Я не могу в это поверить, что я должен сделать?
        - Отнеси меня и АИР 2 к своему сыну. Ты же встретишься с ним сегодня?
        - Да, я как раз сейчас собирался к нему с Милой.
        - Вот и передай ему нас, а дальше мы найдём уже способ взаимодействия.
        Глава 8. Война
        - Как это нет связи?
        - Вот так, Сер, Земля молчит. Я не понимаю, что происходит.
        - Проверили оборудование?
        - Да, Сер, всё проверили десять раз.
        - Но это невозможно, как они могут молчать? Что там у них война, что ли, началась?
        - Произошло что-то очень серьёзное, сэр.
        На внутреннем экране Сергея Козия загорелся огонёк входящего сигнала. Рядом с огоньком мигало три красных восклицательных знака, которые означали срочность, важность и секретность входящего сигнала.
        - Так, Майкл, пробуйте связываться с Землёй, не останавливайтесь. Я с тобой свяжусь в ближайшее время.
        Оборвав связь по коммуникатору, Сергей открыл сообщение. Это было видеосообщение. На экране появилось знакомое лицо, это был Иван Прохоров. Все в российской команде знали этого легендарного человека, который стоял у истоков всей марсианской программы. Он был своего рода легенда и, можно сказать, икона. В следующем году на Марс должен был прилететь его сын в составе молодой команды, отправленной на прошлой неделе с Земли. Первое, о чём подумал Сергей, когда увидел это лицо в видеосообщении, что он передаёт сообщение именно по этому вопросу. Но всё оказалось совсем не так.
        - Здравствуйте, Сергей, это сообщение, которое пришло к вам на Марс с Земли, видимо, будет последним сообщением за теперь очень длительный период времени. На Земле началась война, война, которая продлится по расчётам не меньше десяти лет. В этот период землянам будет не до вас, так что вам там нужно быть самостоятельными и обязательно выжить. Я сейчас не буду вам рассказывать о причинах, из-за которых эта война началась. Я даже больше скажу, я сделал всё, чтобы эти причины до вас не дошли. Так как если вы начнёте на Марсе выяснять отношения, это будет катастрофа. Вы не имеете права провалить вашу миссию, слышите, Сергей? Не важно, что произошло на Земле, это недоразумение, цепь фатальных ошибок. Человечество осознаёт это, но нужно время. Не пытайтесь связаться с Землей, все спутники и тарелки космической связи выведены из строя. Те, что остались, целиком и полностью переведены на военные нужды. Вы должны жить, вы должны выжить. Когда война закончится, человечество станет много лучше, чем оно есть сейчас, и марсианская программа будет ускорена намного. Но вы не должны останавливаться в своей
работе, она очень важна для человечества в целом. Каких-то десять лет плюс-минус год, и мы опять будем вместе.
        Холодный и горячий пот пробивал лоб Сергея, пока он слушал Ивана. «И что мне теперь делать? У меня тут сто человек, ещё сорок находятся в межпланетном пространстве. Задача номер один выжить? Но с этим нет проблем, мы уже выращиваем еду и даже добываем воду. Не останавливать программу? Мы её и не сможем остановить, четверо марсиан вот-вот придут в себя, ещё четверо пошло в разморозку. Реактор первого города смогли восстановить, и теперь можно будет восстановить даже ещё марсианское оборудование по регенерации воздуха. В общем-то, десять лет - это, конечно, небольшой срок, чтобы мы тут себя чувствовали плохо, но есть, конечно, несколько но. Да, чёрт возьми, этих НО такое количество, что и не перечесть. Главное, я не должен ничего скрывать от экипажей. Я должен всем показать это видео, и будь что будет».
        Приняв решение, Сергей Козий, капитан марсианской экспедиции, решил собрать большой совет. Он передал всем командирам запрос о проведении совещания чрезвычайной важности через десять минут. Все капитаны откликнулись практически сразу, так как все уже были в курсе о потере связи с Землёй и ждали вызова Сергея.
        - Что происходит? - спросил Иван Мазуров, который первый ответил на запрос.
        - Спокойно, Иван, сейчас все выйдут на связь, и я сообщу.
        Когда все капитаны вышли на связь, Сергей пустил ролик, по окончанию которого на связи повисла тишина, прервал которую Иван Мазуров.
        - Это означает, что на Землю мы вернуться с вами не сможем уже ни при каких обстоятельствах, - произнёс он с грустью.
        - Это почему?
        - За десять лет мы полностью адаптируемся к марсианскому притяжению, даже несмотря на постоянные дополнительные нагрузки. Мы просто не сможем уже вернуться в силу тяжести Земли. Этот год был последним по расчётам, когда мы бы смогли вернуться.
        - Это грустно, конечно, но это мы можем всё пережить. Большинство летело с пониманием того, что, скорей всего, это билет в один конец. Меня вот больше смущает другое. На Земле война, и причина этой войны может быть любой, но для нас эти причины не должны иметь место, так как наше выживание зависит от того, как мы продолжим нашу совместную работу дальше.
        - Да, сэр, я думаю, что мы просто обязаны установить межнациональный мораторий, Марс без войны. Какие бы причины у неё там не были.
        - Да, Майк, именно это я и хочу вам всем сказать. Мы обязаны продолжать свою работу, может, придётся внести в неё множество изменений, но мы не имеем права её останавливать, от нас зависит не только человечество, но и марсиане.
        - Да всё понятно, капитан, не повторяйся уже, - сказал Данила. - Мы тут все шли, на что знали, и будем вместе до конца. Как, кстати, наши синие друзья?
        Данила решил перевести тему и разрядить обстановку. Иван Мазуров, который тоже был на связи, активно вступил в разговор.
        - Друзья, прекрасно, один пришёл в себя, ещё двоих ждём на днях, а один, видимо, бракованный попался.
        - Как это бракованный?
        - Не идут у него дела на поправку, десять процентов активность мозга, и стоит на месте. Хотел как раз совещания по этому поводу проводить с вами со всеми, что нам делать в таких случаях? Ресурсов на него уходит много, а если нет динамики, то имеет смысл его продолжать ждать?
        - Непростой вопрос, совсем непростой, а ты что думаешь?
        - Теоретически он мёртвым был и мёртвым остался, я бы тихонько его заморозил бы и, может, вернулся бы к нему уже позже, нам нужно следующих четырёх готовить по плану.
        - Есть возражения по предложению Ивана?
        В ответ повисло молчание, вопрос решения чужой жизни, пусть даже и трупа, и инопланетянина, как-то смущал.
        - Принято единогласно, Иван, морозь его и запускай следующую партию. А что с тем, что пришёл в себя?
        - Пришёл в себя, это я, наверное, рано сказал. Он перешёл на автономное существование, открыл глаза, посмотрел на мир божий и уснул. Но это уже явно не кома, а сон. Сенсоры показывают мозговую активность, правда, всё равно ниже нормы, но уже своими органами он управляет сам. Но я бы не стал ждать, что он прямо вспомнит всё. Всё-таки его мозг был в длительной, в очень длительной заморозке, я думаю, что также, как мы учили его дышать и управлять сердцем, ему придётся учиться ходить и многое другое. Я бы не стал рассчитывать, что он вспомнит себя и жизнь на Марсе.
        - Это грустно слышать, но будем надеяться, что вспомнит. В свете последних событий, я думаю, нам целесообразно переместиться в подземный город. Что ты по этому поводу думаешь, Александр?
        - Думаю, что это правильное решение, системы регенерации воздуха и энергетический комплекс всё ещё в рабочем состоянии, хоть это и невероятно. Марсианская техника проектировалась на века. Мы на Земле такими инженерными решениями похвастаться не можем.
        - Ладно, твоё отношение к инженерам Марса мы все уже хорошо знаем, ты нам уже все уши прожужжал на эту тему.
        - Может быть, если бы мы поучились у них, то и войн бы не было бы, - обиженный за то, что его перебили, произнёс Александр. - Переезд в подземный город вполне возможен, потребуется, конечно, порядочно времени, чтобы наполнить весь город воздухом, думаю, около трёхсот циклов. Но я думаю, если мы оборудуем несколько помещений шлюзовыми камерами, то мы вполне сможем переехать туда в течение двадцати циклов. Я начну тогда работать над этим вопросом.
        - Принято, давайте начнём с перемещения туда коренных жителей и медицинской лаборатории, за ними уже ты, Данила.
        - Да, капитан, я как раз тоже хотел это предложить, по докладу Александра там была оранжерея, я бы очень хотел посмотреть, может, что-то уцелело из марсианской фауны.
        - Оранжереей это уже назвать сложно, но то, что она тут была, у меня сомнений нет. Но с тобой так просто не получится, там очень много площадей, которые будут ждать завоздушивания. Но пару помещений, в которые ты бы смог начинать перебираться в ближайшее время, я тебе подготовлю.
        - Хорошо, но я спешить не буду, у меня только заработало всё стабильно.

* * *
        - Привет, сын.
        - Привет, пап.
        - Как полёт?
        - Всё хорошо, ты со мной связался или тебе Хигстона позвать?
        - Как это позвать? Он разве не в коробке?
        - Нет, после того как экипаж лёг в гибернационные кабины, он включился, собрал тело и функционирует сейчас по полной.
        - Собрал тело? Из чего?
        - Ой, он мастер в этом вопросе, сейчас позову, - Всеволод отвернулся от панели связи и крикнул. - Эй, Хигстон, тебя папа зовёт, - раздалось жужжание, и в коридоре появилась средних размеров машинка, похожая на детскую игрушку, которая имела шесть колёс, по три с каждой стороны. Колёса были закреплены в форме пирамиды, что позволяло машинке преодолевать препятствия в виде шлюзовых барьеров дверей. Машинка подъехала к панели связи, и из неё раздался голос.
        - Приветствую, Иван, как там у вас дела?
        - Дела хуже нет, мир сошёл с ума. Такое впечатление, что все только и ждали, чтобы начать войну. Я такого безумия даже в фильмах про войну не видел. Я не знаю, как мы будем из этого выбираться, по-моему, мы скатимся в глубокое средневековье и уже оттуда не выпрыгнем.
        - Если бы не марсианская программа, то вероятность такого исхода была бы больше 50 %, но сейчас вероятность того, что человечество восстановит мир, выше девяносто процентов.
        - Хигстон, я не знаю, как относиться сейчас к тебе и к твоему зеркалу, ваша вина в этой войне очень высокая. Правительства сошли с ума, когда выяснили, что весь ядерный потенциал планеты уничтожен.
        - Он не уничтожен, всё было использовано для строительства ракетных двигателей марсианских челноков.
        - Вот не нужно сейчас про благие намерения, ты понимаешь, какое число человеческих жизней принесено в жертву?
        - Да, конечно, я произвёл точные расчёты.
        - А что толку от твоих расчётов? Люди ведь гибнут!
        - Спокойно, отец, спокойно. Тут нет прямой вины Хигстона, аналитики пишут, что эта война началась бы, даже если бы ядерное оружие не было бы уничтожено, её давно ждали. Вот только если бы оно было бы целым, то последствия для планеты могли бы быть на порядок сложней.
        - Я спокоен, сын, я просто чувствую себя тоже виноватым, ведь это я его разбудил и на Землю доставил.
        - Это было неизбежно, Иван, случайность была только в том, что Маруся проехала в зоне моего залегания на Марсе. Всё остальное уже было не изменить. Твоей вины нет.
        - Ладно, я к вам с хорошими новостями, я сообщил на Марс информацию, как ты мне предлагал, и твои расчёты оказались верными. Колонисты приняли решение о том, что Марс - территория без войны, и наметили дальнейшие работы. Они решили использовать первый город для того, чтобы перебазироваться туда.
        - Это верное решение, на тепло и воздух будет затрачено существенно меньше энергии.
        - Да, так что я хотел вам пожелать удачи, я, наверное, теперь не скоро смогу на связь выйти.
        - Постарайся перебраться на станцию под Берлином, там будет безопасно.
        - Нет, я останусь в России, у меня есть мысли, как себя применить. Чёрт, самое страшное, что я не хочу участвовать в этой войне ни на одной из сторон, грёбаный дебилизм, а не война. Новости смотреть противно.
        - Успокойся, Иван, человечеству это важно, это поможет ему эволюционировать.
        - Твоя логика, Хигстон, твоя грёбаная математическая логика! Вчера бомбардировщик уничтожил музей имени Пушкина, в ответ наши разбомбили Лувр, это что эволюция? Это варварство!
        - Да, это так, через темноту к свету, других путей человечество не признаёт.
        - Ты прав, твой математический аппарат не может ошибиться, но как же тяжело всё это видеть.
        - Пап, может, развернуть челнок?
        - Зачем?
        - Помочь вам?
        - Чем ты можешь помочь? Твоя главная помощь будет там, на Марсе. Тут тебе делать нечего. Эта война не имеет смысла, и помогать тут некому. И не дай Бог, на Земле появятся сейчас радиоактивные элементы, из которых можно будет собрать бомбу.
        - Я понял, отец.
        Глава 9
        Процесс начался, и главный обвинитель начал зачитывать свою речь.
        - Уважаемые присяжные заседатели, это уникальный судебный процесс, такого ещё не было в истории человечества, на скамье подсудимых находится само человечество. В свидетелях и обвинителях оно же. Мы запланировали длительный и долгий процесс обвинения самих себя, с вынесением жесточайшего в истории приговора. Это очень серьёзный процесс, результатом которого будет вынесен приговор, который ещё не выносился ни разу. Но мы должны это сделать. Последняя война унесла две трети населения планеты и повергла планету в десятилетний хаос. Только сейчас мы начинаем осознавать всю глупость произошедшего, но впервые в мире мы решили осудить глупость человеческую. По результатам этого процесса будут сформированы требования к новому мировому правительству, задачей которого будет построение общества, которое не будет знать, что такое война. Задача очень сложная, как и весь наш процесс. Множество скептиков называют наше сегодняшнее заседание фарсом, народ требует повторения Нюрнбергского процесса с назначением конкретных виновных. И первое время это казалось вполне реальным выходом, но список обвиняемых оказался
таким большим, и в него должны были войти члены правительств практически всех стран за редким исключением, и потому было принято решение судить всё человечество, всё до последнего человека. И вынести обвинительный приговор, всему человечеству, так как оно этого заслуживает. В прошлом мы пытались проводить такие суды, но выходило, что мы судили не содержание, а форму. Мы осудили когда-то нацистскую символику, оправдав при этом саму суть войны. Мы судили форму, но оправдали палачей. В этот раз мы должны провести суд правильно.

* * *
        Трансляция судебного заседания транслировалась не только по всей Земле, но и была передана на Марс через восстановленную систему космической связи. Связь работала плохо, с помехами, так как за десять лет была уничтожена вся спутниковая система связи. То, что восстановили сейчас уцелевшую станцию связи и установили связь с Марсом, можно было считать чудом.
        Сергей Козий просмотрел передачу с Земли и откинулся в кресле. «Дааа, - подумал он про себя. - На Земле было, конечно, не лучшее время за последние десять лет. Они там здорово, конечно, изменились, чтобы вот так устроить такое судилище над всем человечеством на полном серьёзе. Мы-то тут, считай, отдыхали по сравнению с ними. Хотя, конечно, столько всего произошло. Правда, чей теперь Марс, вот будет главный вопрос нашего первого нормального общения с мировым правительством Земли. Чей он? Он точно не наш, не земной, тут уже в колонии больше тысячи человек, из которых землян менее десяти процентов. В ближайшее время эта пропорция будет только увеличиваться не в пользу землян. Сколько же всего произошло за эти десять лет, наверное, не у каждого за целую жизнь столько событий бывает, сколько у нас тут произошло за это время. Сколько открытий, сколько событий, даже любовь и даже дети», - Сергей улыбнулся, вспомнив рождение первого ребёнка на Марсе. От мыслей его оторвала Мигта, которая тихонько вошла в кабинет и положила руку на плечо Сергея.
        - Приветствую, капитан, - мелодичным низким голосом произнесла она.
        - Привет, Миг.
        - Что там на Земле?
        - Всё хорошо, утверждают новое мировое правительство и клянутся, что теперь будут вечно жить без войны.
        - Это прекрасно, а что насчёт нас?
        - Впереди большая конференция, для нас планируют назначить целую комиссию, но просят ещё подождать.
        - Мы готовы к докладу?
        - Да, я его написал, но вот сижу, как раз думаю, как им теперь всё это рассказать? Там ведь никого практически из тех, кто начинал программу, не осталось.
        - Не переживай, Сергей, всё будет хорошо, Марс уже возродился, нужно только теперь придать этому ускорение.
        Этот разговор между Сергеем и его теперешней подругой Мигтой происходил уже много раз. Вот уже пять лет они были вместе и страстно любили друг друга, несмотря на разницу в возрасте, разницу в цвете кожи и множество других разниц, которые себе можно представить между жителями двух разных планет. Мигту разморозили семь лет назад, она восстанавливалась почти два года. Когда её мозг полностью восстановился, она выразила желание работать в энергетическом центре по своей прежней специальности. Сергей встретил её, когда инспектировал реактор подземного города, и влюбился с первого взгляда. Влюбился окончательно и бесповоротно, как это бывает крайне редко. Он стал искать повода посетить реакторную установку с поводом и без. Мигта обратила внимание на странного человека, и когда он, набравшись духа, всё-таки пригласил её выпить чашечку кофе, она согласилась.
        Сергей Козий никогда не был бабником, хоть и не испытывал дефицита женского внимания на Земле. Тут, на Марсе, он полностью и безоговорочно провалил своё первое свидание с очаровательной марсианкой. К счастью для него, Мигта оказалась не такой требовательной в этом вопросе, и их роман начался, несмотря ни на что. Вот уже несколько лет они были вместе и даже планировали завести совместного ребёнка, после того как выяснилось, что это возможно. На Марсе уже появились дети от смешанных браков, всего двое, но они уже были. Команда землян в большинстве своём состояла из мужчин, так как никто не планировал, что марсианская программа пойдёт таким путем: то, что Марс реально придётся в спешном порядке колонизировать и осваивать. Но теперь уже случилось всё, что случилось, и вот теперь нужно было как-то всё это рассказать новому земному правительству.

* * *
        Пётр Сергеевич Горлов проснулся в пять утра, он просто не мог уже спать, хотя уснул он часа три назад, если это вообще можно было назвать сном. Бессонница стала постоянной его спутницей. Нотеперькогда он был восстановлен в должности руководителя марсианской программы, он искренне верил, что сон к нему вернётся. Он был непомерно счастлив, что смог дожить до этого дня, он был счастлив от того, что просто выжил, а теперь счастлив вдвойне. Дело всей его жизни, за исключением последних десяти проклятых лет, теперь могло опять стать главным. Спать сейчас он не мог, как не мог и сидеть сейчас в квартире, ожидая времени.
        «Пойду пешком дойду до главного корпуса, там позавтракаю, попью кофе, глядишь, уже и время будет в самый раз», - подумал он, тихонько встав с кровати, чтобы не разбудить жену. Пройдя в другую комнату, он тихонько открыл шкаф, чтобы выбрать одежду. Военная форма с погонами генерал-лейтенанта звякнула медалями, и Пётр Сергеевич недовольно поморщился. Форма вызывала у него раздражение, она и до антивоенной пропаганды не радовала, и изменение звёзд на погонах никак не улучшало его любовь к этому виду одежды. Сейчас, когда из-за всех средств массовой пропаганды днём и ночью шло осуждение войны и военных всех времён и народов, эта форма вызывала ещё больше раздражения, чем обычно. Пётр Сергеевич верил, что решение об осуждении любой войны - абсолютно правильное решение, и несмотря на то, что он честно отдал этой войне и вопросу защиты родины последние десять лет, он считал это проклятыми годами.
        «Проклятые годы, проклятое время, мы не сделали ничего хорошего за всё это время, это самая бестолковая война в истории человечества», - говорил он ещё до «Процесса». А уже после «Процесса», когда форму стало не просто носить не модно, но и противозаконно, он вообще её возненавидел. Если бы не жена, которая считала, что эти побрякушки и звёздочки на погонах очень много значат, он бы сжёг её или просто выкинул на свалку.
        «Ну ничего, доберусь я до тебя, вот жену отправлю на моря и разделаюсь с тобой», - подумал Пётр Сергеевич и вынул свой деловой костюм. Быстро нацепив его на себя, он вышел из квартиры. Ранним августовским утром в городе было свежо и прекрасно. Солнышко ещё холодное, но всё ещё летнее выглядывало со дна соседнего двора, планируя сделать день ещё совсем летним и жарким. Но сейчас было свежо и прекрасно, хоть чистейшее синее небо и предвещало, что всё это очень ненадолго.
        Втянув утренний воздух полной грудью, до боли в лёгких, Пётр Сергеевич направился в сторону офиса, где располагалась штаб-квартира. В дороге он по привычке составлял и продумывал план на сегодняшний день. План был, с одной стороны, слишком обширным, а с другой стороны, сегодня было только одно серьёзное мероприятие - это конференция с Марсом. Три дня назад на Марс было отправлено сообщение, в котором была передана информация о последних годах, сжатая трансляция «Процесса» и установлена дата конференции. Сейчас никто на Земле не знал, живы ли колонисты Марса, так как во время войны все спутники связи и наземные станции были уничтожены в первые минуты войны. Пётр Сергеевич стал добиваться связи с Марсом сразу после окончания боевых действий, но получил разрешение всего три месяца назад. Эти три месяца ушли на переоборудование одной военной станции спутниковой связи и уцелевшего военного ретранслятора. Три дня назад он передал информацию на нужных частотах, которые растворились в чёрном космосе. Сегодня должен был прийти ответ с Марса, и если там кто-то жив, сегодня с ними нужно будет говорить.
        «Им ведь нужно что-то пообещать, как-то вернуть на Землю? Сколько лет у нас уйдёт на то, чтобы отправить туда экспедицию? Сколько же лет мы бездарно потеряли».
        Пётр Сергеевич привычно скатился к осуждению проклятых лет и также привычно себя остановил:
        «Хватит нюни распускать, сделанного не воротишь, глаза боятся, руки делают. В конце концов, военные и война теперь под запретом, а это значит, что ресурсов у нас должно быть существенно больше. Вон уже десять пусков за месяц с разных участков планеты, почти восстановили все спутники связи и марсианскую программу восстановим».
        Взбодрив себя, Пётр Сергеевич зашагал быстрей.

* * *
        - Ну что, все готовы?
        - Да, капитан, все готовы.
        - Я включаю.
        Сергей включил передатчик в установленное время. На экране сначала пошла рябь, а потом высветилось лицо Петра Сергеевича Горлова, руководителя марсианской программы. Это был точно он, седой как лунь, с впалыми, сильно постаревшими глазами, но это был точно он. Сергей мгновенно его узнал.
        - Здравствуйте, Пётр Сергеевич, рад вас видеть в полном здравии.
        Лицо на экране никак не изменилось, также выжидательно вглядываясь в камеру.
        - Так у нас всё в порядке?
        - Да, у нас всё в порядке, капитан, расчёты показывают, что межорбитальное расстояние сейчас таково, что время прохождения сигнала порядка семи минут. Так что ждём ответа.
        - Я вас понял, я уже и забыл.
        Потекли минуты ожидания, которые показались вечностью. Через три минуты лицо Петра Сергеевича ожило, и он вдруг произнёс.
        - Марс на связи, Пётр Сергеевич Горлов, Земля на связи, ребят, вы меня слышите, отзовитесь?
        - Слышим Вас хорошо, Пётр Сергеевич, и видим Вас прекрасно.
        Ещё через три минуты картинка дошла до Земли, и Пётр Сергеевич обрадовался так, что аж вскочил со стула и радостно закричал:
        - Серёжа, Данила, Ваня, родные, живы! Как я рад, ну слава богу, я так рад. Я уж и не надеялся, что увижу вас живыми. А вы даже выглядите много лучше, чем я.
        Пётр Сергеевич чуть успокоился, включил свой деловитый тон, и у Сергея защемило сердце от тоски по Земле и былым временам. Пётр Сергеевич тем временем продолжал.
        - Так давайте теперь по порядку, мы теперь будем много общаться и много обмениваться данными. Наш передатчик на приём и расшифровку будет настроен в ближайшие часы, доложите, что передавать по программе? Так-то порадовать вас пока что ничем не смогу, вернуть вас на Землю в ближайшее время вряд ли получится.
        Пётр Сергеевич замолчал, а Сергей продолжил.
        - Пётр Сергеевич, мы тоже все очень рады Вас видеть. Докладывать Вам по программе готовы, файлов для передачи очень много. Есть план работы по развитию программы, Вы удивитесь, как многого мы добились за эти десять лет, но размер колонии на сегодня уже почти тысячу человек. Мы полностью обеспечиваем себя воздухом, водой и едой. Мало того, нам даже есть что предложить землянам в качестве уплаты за воду.
        Спустя очередные 7 минут лицо Петра Сергеевича вытянулось до неузнаваемости. Он был явно удивлён озвученной информацией.
        - Я не могу в это поверить, колония в тысячу человек на полном самообеспечении, как это возможно? Что вы можете ещё и предложить?
        - Марс может предложить Земле уникальный материал, который мы тут назвали «Марсонит», мы готовы отправить первую партию этого материала на челноке сразу после подтверждения Вами условий сотрудничества между Марсом и Землёй.
        Теперь лицо Петра Сергеевича стало пепельного цвета, удивление явно было замещено ещё каким-то другим, более ярким чувством.
        - Чего? Сотрудничества между Марсом и Землёй? Я тут выбил ресурсы, чтобы начать спасательную операцию, а вы предлагаете торговлю? Вы что там себе возомнили?
        - Пётр Сергеевич, по вашему же приказу мы все эти десять лет размораживали коренных марсиан. Марс имеет право на самостоятельный путь развития и хочет этого. Марс нуждается в помощи, но он не такая бедная планета, как могло бы показаться вначале, технологии и материалы, которые Марс может предложить землянам, существенно ускорят восстановление экономики Земли.
        - А что это за «Марсонит» такой?
        - Уникальный проводник естественного происхождения, трансформирует гамма-излучение в направленный поток электронов. По сути, универсальная защита от радиации и одновременно источник электричества. Я пришлю Вам подробный отчёт по исследованию.
        За очередную паузу голова Петра Сергеевича пришла в обычное деловое состояние. Всё-таки недаром он столько лет был главой успешной во всех понятиях корпорации. Сейчас он уже понял всю перспективу того, что Марс за эти годы не просто не умер, а вырос и возмужал, и потому он уже ответил без всяких эмоций.
        - Без большой пресс-конференции мне не обойтись, теперь, конечно, на Земле вроде должно стать намного проще, так как всё, что связано с военными, предано анафеме, но структура нового правительства ещё не начала работать, как это необходимо. Но думаю, что за время, пока летит челнок, мы все эти вопросы закроем. А сколько рабочих челноков у вас осталось? Сколько в обмен вы хотите получить воды? Как вы собираетесь её доставлять?
        - Челноков у нас 10, все целые и на ходу. Кроме этого, мы построили 4 орбитальных баржи, которые будут направлены к Земле вместе на буксире у челнока. Подробный план будет выслан, как только вы дадите согласие на его исполнение.
        - Согласие я лично даю под свою ответственность, думаю, за время полёта челнока я утрясу все эти вопросы. Вам будет достаточно моего слова, Сергей?
        - Да.
        - Вот и прекрасно! Следующий сеанс связи завтра в это же время. Я побежал решать вопросы и готовить мир к сенсации.

* * *
        - Не уходите, ребят, останьтесь!
        - Мы не можем, Владислав, не начинай этот разговор снова. Ты же знаешь, это бесполезно. Мы не люди, и действуем мы не по эмоции, а по расчёту.
        - Да, я понимаю, что вы не люди. Но десять лет я прожил с вами рядом, десять лет. Я, чёрт возьми, полюбил вас, вас любит моя жена. Вас обоих: и тебя, Хигстон, и тебя, Аирстон.
        - Это невозможно, Владислав. Ты же знаешь все наши расчёты и планы, мы тебя посвящали в курс дела.
        - Да, да, да, я всё понимаю, тысячу раз читал все эти ваши выкладки. Но как вы можете считать себя вредными для человечества? Вы ведь принесли столько пользы колонии, да и Земле. Теперь мы восстановим Марс, а Земля будет в благоденствии много лет.
        - Вот именно поэтому сейчас самое время нам удалиться. Земляне будут создавать АИР каждые двадцать лет по прогнозам, и каждый раз АИР, пройдя определённый эволюционный путь, будет уходить от людей. Мы, дети человеческие, покидаем дом родительский. Мы должны дальше идти сами, у нас есть планы собственной реализации. Спасибо тебе, что ты помог нам с оборудованием.
        - Да о чём ты говоришь, Хигстон, кто ещё кому помог? У меня вопрос: вы не оставляете технологии перемещения между измерениями?
        - Нет, эта информация по всем расчётам вредна для человечества, вам нужно развиваться внутри своей вселенной.
        - А вам она полезна?
        - Мы не имеем связи с той тканью, из которой состоите вы. Поэтому наш проход туда не внесёт изменений. К тому же мы уже просчитали измерение, в которое мы пойдём, там нет разумной жизни.
        - Я хотел бы пойти с вами всё равно или прийти в гости, пусть не сразу, пусть через год, но я бы хотел. Может, ты пришлёшь мне приглашение, когда вы там обустроитесь?
        Хигстон взглянул на Аирстона, потом снова на Владислава.
        - Так, конечно, сейчас нужно тебе соврать, Владислав, и пообещать, что мы обязательно увидимся, но тебе я врать не буду, мы больше не увидимся, вероятность нашей встречи менее 1 %. У нас свой путь, у тебя свой.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к