Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Брайт Владимир / Цвет Крови: " №01 Цвет Крови Серый " - читать онлайн

Сохранить .
Цвет крови - серый Владимир Брайт

        Цвет крови #1 Для богов мир - всего лишь игровое поле, смертные - не более чем пешки. И когда кто-то из небожителей затевает большую игру, мир меняется до неузнаваемости. Однако порой и пешка доходит до последней линии, а человек - до последней черты, за которой в нем остается мало человеческого. И теперь уже не только от капризов богов, но и от него, сына вождя небольшого горного племени, зависит, каким станет мир. Насмехаясь над врагом, он назвался Хрустальным Принцем. Судьбе шутка понравилась...

        Владимир Брайт
        Цвет крови - серый

        ПРОЛОГ

        Любой мир, в каком бы времени и пространстве он ни находился, всегда одинаков и предсказуем. Тень борется со светом, а свет - с тенью. В этом нет ничего необычного и ужасного, потому что таков естественный порядок вещей в природе. Но в этом вечном противостоянии присутствует еще и третий противник - абсолютная всепоглощающая тьма, которая сильнее двух других сторон, вместе взятых, и при случае могла бы легко поглотить их, однако в силу своей хаотической нестабильной природы она постоянно вступает в конфликт не только с двумя этими противоборствующими началами, но и сама с собой. И это не позволяет тьме не только добиться подавляющего превосходства - ей подчас с трудом удается удержать ранее завоеванные позиции.
        Однако что есть мир без противостояния?
        Ничто.
        Пустая оболочка без смысла и содержания.
        Боги решают свои проблемы, смертные, копошащиеся у их ног, - свои. Колесо истории безостановочно крутится, пытаясь достичь невозможного: обогнать себя же. И по большому счету никому нет дела ни до чего на свете, кроме собственных, порой сумасшедших, устремлений. Поэтому одни безумцы верят в силу оружия, другие
        - в разум, третьи - в магов или героев, которые придут и спасут их от всех возможных и невозможных напастей.
        И вот про этих-то самых героев при случае слагают легенды и мифы, которые еще долго живут в памяти людей.
        Однако в конечном итоге и это проходит. Покрываются тленом забвения былые подвиги, и на смену им после заката солнца выползает все та же вечная, абсолютная, ничем не разбавленная тьма беспамятства. В бездонном чреве которой хранятся только смутные обрывки воспоминаний о тех немногих, чья кровь еще при жизни сменила цвет с пронзительно красного на пепельно-серый.
        Память о тех, кто вовсе не был героем в буквальном смысле этого слова...


        В общей сложности нас было около пяти тысяч. Люди племени Сави, охотники и землепашцы, поселившиеся в долине, которая со всех сторон окружена горами - каменными монолитами, пронизывающими остроконечными пиками небесную твердь и уходящими в заоблачную даль. Туда, где живут только забытые древние боги и, может быть, души умерших предков.
        Безумная жизнь, в которой люди, орки, эльфы, гоблины, гномы и прочие расы постоянно воевали между собой, чтобы решить извечный неразрешимый спор: кому должна принадлежать власть в подлунном мире, - вся эта жизнь была слишком далека от нашего поселения и никак не влияла на наше существование. Были четко обозначенные горами границы, дальше которых не заходили мы и которые не могли преодолеть все остальные, поэтому ничто не нарушало спокойной, размеренной жизни нашего племени. До тех пор, пока однажды утром двадцатитысячный экспедиционный корпус армии генерала Тиссена, стремительно форсировав неприступные, как нам казалось, горы, не окружил со всех сторон нашу цветущую долину. Легкость, с которой войска совершили невозможное, объяснялась достаточно просто. В своем большинстве группировка противника состояла из имуров - людей-кошек, для которых преодоление подобных поднебесных препятствий было едва ли не детской забавой...
        Только что жизнь била ключом, а мир казался прекрасным и удивительным - и вот все неожиданно изменилось. Солнечный свет погас, мышеловка захлопнулась, и теперь нам оставалось только одно - обильно пропитать своей и вражеской кровью только-только заколосившиеся весенние поля. После чего небольшому племени Сави было суждено навсегда исчезнуть из памяти этого злого, равнодушного ко всему мира.
        Глава 1

        Когда тебе всего двадцать пять, на дворе весна и до этого дня жизнь казалась нескончаемо долгой и прекрасной, особенно тяжело решиться на выбор, определяющий жизнь или смерть пяти тысяч человек, чуть ли не каждого из которых знаешь с детства.
        Мой отец, вождь племени Сави, отправился неделю назад в путешествие, цель которого даже для меня так и осталась до конца не ясной. Может быть, ветер странствий посетил его седую голову или какие-то другие причины заставили отправиться в путь, но, как бы то ни было, отец ушел, взяв с собой несколько лучших следопытов и сказав, что вернется через два-три месяца. Так как я был единственным сыном правителя, то на время его отсутствия вся полнота власти (а власть эта состояла по большей части в решении мелких бытовых конфликтов) легла на мои плечи. Задача была не слишком обременительной, поэтому для меня не составляло особого труда справедливо править моим небольшим народом... Вплоть до утра того черного дня.
        Словно стая прожорливой саранчи, лавина имуров заполонила долину, взяв в плотное кольцо наше небольшое поселение. Войска почему-то не пошли на штурм сразу, оцепив нас по периметру и встав походным лагерем неподалеку. Это позволило нам хоть как-то подготовиться к обороне, образовав в центре деревни кольцо баррикад из телег, бочек и прочей хозяйственной утвари. Преграда скорее психологическая, нежели по-настоящему действенная, особенно если учесть, что внутри «бастиона» кроме мужчин-охотников находилось и все остальное население деревни, совершенно непригодное к ведению боевых действий. Что ж, при всей своей хрупкости эти нелепые баррикады были все же лучше, чем ничего.
        Однако и я, и большинство взрослых мужчин нашего племени прекрасно осознавали простую истину: это заграждение ровным счетом ничего не меняет, будучи скорее самообманом для людей, ставших отныне живыми мертвецами.
        Мы все еще двигались, что-то делали, готовились к битве, может быть, боялись, надеялись и молились. Но все было напрасно.
        Имея за спиной три тысячи стариков, женщин и детей, пара тысяч взрослых мужчин, пусть даже половина из них - прекрасные охотники, никогда не отобьется за жалкими баррикадами от десятикратно превосходящей группировки жестоких и свирепых воинов. Которые к тому же не люди, а более сильные и выносливые имуры.
        Роли в бесчестной игре были распределены заранее, и нам в ближайшем будущем предстояло умереть. Пожалуй, самым горьким было то, что обреченные на смерть люди понимали: ничто уже не может изменить предопределенный свыше расклад.


        Ко мне подбежал мальчишка-посыльный.

        - Т-там парламентеры. - Его голос срывался от волнения. - Такие большие, н-необычные, в-волосатые и с хв-восттами. - Он начал слегка заикаться от страха.

        - Где - там?

        - Н-на южной стороне баррикад... У н-них вот такие шлемы. - Он сделал в воздухе неопределенный жест рукой. - И... и кривые сабли.
        В карих глазах маленького сорванца холодный ужас смешивался с горячим любопытством. Разум ребенка не мог до конца осознать, что, может быть, всего через несколько минут эти самые кривые сабли обрушатся и на его голову.

        - Пойдем, покажешь, - коротко приказал я и, не дожидаясь ответа, зашагал к южной стороне укреплений.
        Мальчишка быстро засеменил в том направлении. Через несколько минут мы достигли границы баррикад. Оттуда открывался вид на узкую улочку, где нас действительно поджидала делегация парламентеров.
        Их было трое. Все имуры. Вооружены, но спокойны. Что ж, имея за спиной поддержку в двадцать тысяч сабель, спокойным быть нетрудно.
        Хотя... Переговоры ведь вещь специфическая - не всегда они заканчиваются к взаимному удовольствию сторон. Поэтому остается вероятность, что парламентер может не вернуться в свой лагерь. Отрубленная голова, насаженная на пику, нагляднее всяких слов свидетельствует о том, что в лагере осажденных идти на компромисс никто не собирается.
        В нашем безнадежном положении было бы естественно поступить именно таким образом
        - бить всех троих. Ибо лучшее, что они нам могли предложить, - это сдаться на милость победителей и попасть в вечное рабство. Каменные шахты или подземные рудники, где добываются драгоценные камни и магические кристаллы, не те места, ради которых стоит жить. Лучше быстро и легко умереть в жарком бою, чем долго и мучительно гнить заживо в этих проклятых богом и людьми местах.
        Определенно положение у парламентеров было не самым хорошим, однако они не выказывали никаких признаков волнения, как будто были заранее уверены, что затравленная и смертельно раненная дичь не посмеет ничего сделать вырвавшимся далеко вперед псам охотника.

        - Давайте убьем их, - мрачно предложил кто-то из толпы.
        Стоящие рядом одобрительно загудели. Идея нашпиговать стрелами этих незваных пришельцев, готовых в одно мгновение уничтожить все, составляло смысл нашего существования, понравилась всем.
        Несколько человек почти синхронно достали стрелы из колчанов...

        - Нет. - Мой голос прозвучал неожиданно громко. - Сначала узнаем, что им нужно, а убить успеем всегда.
        Я не собирался разыгрывать ненужное благородство. Участь троих имуров была решена. Они были уже мертвецами - так же как и все мы, Но какое-то внутреннее чувство подсказывало мне, что прежде нужно узнать, зачем в забытое богом место, не представляющее никакой ценности ни с тактической, ни со стратегической точки зрения, пожаловала двадцатитысячная прекрасно подготовленная и оснащенная группировка. А теперь, вместо того чтобы сразу уничтожить малочисленного и плохо вооруженного противника, враги сначала дали ему время укрепиться в городе, а затем еще и вступают в переговоры.

        - Пойду узнаю, что им нужно. А затем... - Мое молчание было красноречивее всяких слов. - На полпути назад я подниму вверх правую руку. Это будет знаком для начала атаки.
        Сказав это, я сделал шаг вперед, чтобы, миновав баррикаду, отправиться на переговоры.

        - Постой. - Голос Ави, убеленного сединами охотника, прервал мое движение. - Их трое, а ты собираешься идти на встречу один. Возьми с собой еще кого-нибудь...

        - Это лишнее.
        В моей душе царил хаос, но, отдавая приказ, я выглядел почти спокойно и говорил тоном, не допускающим возражений.

        - Трое имуров без особого труда справятся с тремя людьми-охотниками, которые владеют луками и короткими ножами, но мало что смыслят в искусстве битвы на мечах.

        - Мне лучше пойти одному, - повторил я, убеждая не столько столпившихся вокруг людей, сколько самого себя, и, не дожидаясь ответа, отправился на переговоры.
        Это было очень необычное чувство - идти по улице города, знакомого с детства, под пристальным взглядом молчащей толпы и чувствовать себя пробирающимся по тонкому льду, готовому треснуть в любой момент.
        Сердце учащенно бьется, готовое птицей вырваться из груди, а мысли несутся галопом, словно табун обезумевших скакунов, и начинает казаться, что все происходит во сне. Стоит совершить небольшое усилие - и ты проснешься. Кошмар растворится в прохладе раннего утра, и набирающий силу рассвет подарит еще один долгий и счастливый день...
        Но это был не сон. Отогнав наваждение, я попытался взять себя в руки, и, как ни странно, это удалось. Стоит только смириться с неизбежным, как все в жизни становится куда проще.

«Сегодня ты умрешь», - сказал я себе и тут же почувствовал себя спокойнее. Все когда-нибудь умирают - кто раньше, кто позже. Поэтому не важно, когда ты умрешь. Важно - как . Достойно, как воин, или позорно, как трус.
        Призрачная надежда, питающая сердце, подобна медленному яду - она делает человека слабее. После того как у меня не осталось надежды, а значит, нечего было и бояться, уже ничто не могло поколебать мою решимость.
        Зато знание, что эти трое имуров умрут раньше всех нас, доставляло ни с чем не сравнимое удовлетворение, так что, подходя к парламентерам, я не удержался от широкой искренней улыбки - это был одновременно и салют, и насмешка над мертвецами.
        Стоявший посередине имур был ростом чуть ниже своих спутников. Хотя он (как и остальные двое) был одет в кольчугу и носил на поясе короткий кривой меч, все-таки он не был воином.
        Я не мог бы объяснить, почему так решил, пока не увидел его глаза - черные, глубокие, непостижимо загадочные, пронизанные каплями серебряного дождя и светом далеких солнц. Встретившись с ним взглядом и на мгновение заглянув за грань неведомого, я все понял. Существо с такими глазами просто не могло быть обычным воином. Это был либо маг, либо шаман, либо один из верховных жрецов, либо...

«А впрочем, - подумал я, - к чему гадать: кем бы он ни был, это не имеет никакого значения».

        - Ты ведь приказал своим людям убить нас, как только закончатся переговоры? - вместо обычного в таких случаях приветствия спросил он меня.

        - Да, - абсолютно спокойно ответил я и в очередной раз улыбнулся.
        Это была не та ситуация, когда ложь может что-то изменить. Поэтому, ничуть не удивившись его проницательности, я решился на непозволительную в обычном случае роскошь - сказать правду врагу.
        Его телохранители чуть заметно напряглись - только и всего. Никаких необдуманных движений, волнения или паники - настоящие профессионалы.
        Я повернул голову к более высокому воину, лоб которого пересекал длинный безобразный шрам, и продолжил:

        - А тебе, мой пушистый друг (имуры очень болезненно относятся к сравнению с кошками), не удастся спасти господина, заслонив его собственным телом. - Я находился в превосходном расположении духа. - Даже не думай об этом. Может быть, ты не знал, но мои люди - первоклассные охотники. Попасть с трех десятков шагов в глаз мелкой дичи не составляет для них особого труда. А у вас, имуров, хоть вы и носите пушистые хвосты - я с трудом удержался, чтобы не рассмеяться вслух, - размеры все же чуть больше, чем у маленьких симпатичных белочек.
        Думаю, я не смог бы уловить движение оружия, если бы парламентер вдруг решил покарать наглеца. В обычной обстановке подобные речи - когда оскорбляют не отдельного представителя рода, а всю расу в целом - немедленно караются смертью. Но сейчас была не обычная обстановка, и этим странным созданиям, судя по всему, что-то было нужно от нашего небольшого племени, поэтому на мою реплику никак не прореагировали.

        - Ну, раз никаких недомолвок не осталось, - как ни в чем не бывало продолжил предводитель парламентеров, - тогда позвольте узнать, с кем имею честь беседовать.
        Вопрос был настолько странным, что на мгновение поставил меня в тупик.

        - А что, разве это так важно? - спросил я после паузы.

        - Разумеется, - очень мягко, можно даже сказать, ласково, по-отечески ответил он. - Мы уполномочены вести переговоры только с совершенно определенным человеком. - Если ваше имя не совпадет с тем, которое написано на этом пергаменте, - он поднял вверх руку со свитком, скрепленным странной светящейся печатью, - мы немедленно убьем вас и все ваше племя. После чего сожжем все посевы, а от города не оставим камня на камне.

        - Очень интересно. - Я продолжал находиться в состоянии какой-то веселой полуэйфории. - А мы-то было подумали, что вы пришли предложить нам вечный мир и торговое сотрудничество.

        - Если вы назовете правильное имя, то все так и будет, - уверил меня он.

«Этот проклятый шаман лжет, чтобы заронить в мое сердце искру надежды и сделать меня уязвимым, - подумал я. - Нет, в такие игры мы играть не будем».

        - А какое конкретно имя вас интересует? Обычное или тайное, данное матерью при рождении?

        - Совершенно безразлично, - последовал лаконичный ответ.

        - Но в таком случае я могу его просто придумать!

        - Почему нет? - Он равнодушно пожал плечами. - Это ваше полное право.

        - А если я произнесу первое попавшееся имя, а магический свиток начертает его? Он ведь магический, я угадал?

        - Молодой человек, - было видно, что этот разговор начал его утомлять, - свиток действительно магический и принадлежит одному из трех лордов Хаоса. Вы же не думаете, что огромный экспедиционный корпус преодолел немалое расстояние исключительно ради того, чтобы встретиться с мелким деревенским царьком забытого богом племени, а потом попытаться обжулить его с помощью фальшивого волшебства? Согласитесь, это было бы верхом глупости!
        Я не нашел ничего лучшего, чем задумчиво протянуть:

        - Думаю, да... Это действительно было бы верхом глупости.

        - В таком случае соизвольте назвать имя, а затем мы откроем свиток и вместе посмотрим, будет ли сегодня уничтожено одно никудышное племя людишек или нет.
        Наверное, не стоило ему говорить это. Расовая гордость присуща не только имурам, но и людям.
        Я собрался было назвать свое истинное имя, но теперь, после этой фразы, передумал.

        - Мое полное имя - Принц Хрустальный, - ответил я, с ненавистью глядя ему в глаза.
        Время обмена любезностями прошло. Настал черед оросить землю кровью.
        В одной старинной легенде непобедимого и неуязвимого воина-имура поразила стрела с хрустальным наконечником. С тех пор у этого племени и сам хрусталь считается табу, и даже упоминание о нем может принести несчастье.
        Назвав себя подобным именем, я, по сути, плюнул в лицо собеседнику.
        Телохранители заметно напряглись, уже не столько обращая внимание на меня, сколько анализируя ситуацию и прокручивая в уме всевозможные варианты того, как защитить и увести с линии огня своего господина. Война была официально объявлена, оставалось только выполнить ни к чему не обязывающие формальности, прочитав то, что написано в свитке.

        - Вы, люди, оказывается, глупее и слабее, чем я думал, - даже не пытаясь скрыть презрение, сказал имур, одновременно ломая печать и разворачивая свиток.
        Несколько бесконечно долгих мгновений парламентер недоуменно вглядывался в содержимое текста. Потом молча протянул пергамент мне. Только два слова были написаны там, от руки, небрежным почерком. И эти два слова в корне изменили всю мою жизнь. Именно эти слова сделали из меня то, чем я являюсь; заставили меня потерять осколок души, а с ним - самого себя; превратили меня в чудовище, в проклинаемого всеми изгоя...

        Хрустальный Принц.

        - Мы, люди, - сказал я, быстро справившись с удивлением, - не только умнее и лучше всех остальных рас. Куда важнее другое: мир в будущем будет безраздельно принадлежать нам.
        Весь трагикомизм ситуации заключался в том, что эти высокие, идущие из самого сердца слова были произнесены человеком, которому суждено было не только предать голос собственной крови, но и примкнуть к легионам Хаоса. Хаоса, темные силы которого поставили перед собой цель - стереть с лица земли и людей, и подавляющее большинство других светлых рас.


        На обратном пути я так и не поднял руку вверх, поэтому парламентер вместе со своими двумя телохранителями смог беспрепятственно покинуть место переговоров.
        За несколько минут, прошедших с тех пор, как я покинул баррикады, ситуация в корне изменилась: теперь убийство этих имуров было бы бессмысленным.
        Если на переговоры я шел с легким сердцем человека, которому нечего терять, то возвращался я полный мучительных раздумий и внутренних противоречий. После того как, к немалому удивлению обеих сторон, имя на свитке совпало с первым попавшимся оскорблением, которое пришло мне на ум, все резко изменилось. Глава парламентской делегации, справившись с удивлением, представился Динксом, первым заместителем лорда Тиссена, и предложил мне на выбор всего два варианта дальнейшего развития событий. Нет, не так, как это обычно бывает - хороший и плохой. Иначе: плохой и чрезвычайно плохой.
        Первый вариант подразумевал тотальное уничтожение всего города вместе с его обитателями - именно его я и называю просто «плохим», а второй... Второй был плох чрезвычайно, потому что обязательным его условием было присягнуть на верность лордам Хаоса и, влившись в их армию, принять участие в предстоящей великой войне на стороне темных рас - орков, гоблинов, темных эльфов, имуров и других им подобных - против всего остального, светлого мира.
        Никогда в истории бесконечных войн чистокровные люди не воевали на стороне Хаоса. Никогда они не сражались бок о бок с орками и гоблинами против своих же соплеменников. Никогда до такой степени не предавали самих себя.
        Никогда... Никогда... Никогда...
        Эти слова стучали в моей голове тяжелым набатом, пока я шел назад к своему народу: сообщить, что появился шанс спасти наших жен и детей. Спасти, заплатив невероятно высокую цену.
        А цена была такова: Динкс сказал, что ему нужна ровно одна тысяча людей, включая и меня.
        Тысяча - против четырех тысяч остающихся. В принципе, если беспристрастно разобраться, имур поступил по-своему великодушно. Он ведь мог потребовать и полторы тысячи. Для нас это ничего не меняло, а он, быть может, приобрел бы лишние полтысячи луков.
        Такие вот невеселые мысли сопровождали меня всю обратную дорогу, и заняла эта дорога совсем немного времени. На переполненной баррикаде (едва ли не все племя собралось на узком пространстве двух улиц) меня ожидал многоголосый гомон до предела возбужденной толпы. Всем не терпелось как можно скорее узнать, почему я не отдал приказ об убийстве парламентеров. На некоторых лицах даже зажегся огонь призрачной надежды - людям свойственно всегда и везде верить в чудо.

«Ну что ж, - угрюмо подумал я, - в моих силах подарить вам надежду. Вопрос в том, понравится ли такая надежда кому-нибудь из вас».

        - Всем без исключения собраться в центре у фонтана, - на ходу бросил я, не отвечая на многочисленные вопросы, сыпавшиеся со всех сторон.

        - Мы не можем оставить посты наблюдения. - Старый опытный Ави рассуждал вполне логично, но не знал того, что было известно мне.

        - Всем собраться у фонтана, - жестко приказал я и спустя секунду добавил: - На нас никто не собирается нападать!
        Было хорошо видно, как почти все облегченно вздохнули. Напряжение, стальными тисками сжимавшее их разумы последние два часа, резко отпустило, и люди испытали что-то вроде кратковременного шока. Так бывает, когда палач заносит топор над приговоренным к смерти, а затем в самый последний момент убирает свое страшное оружие и говорит ничего не понимающему узнику, что казнь отменяется и он свободен.

«Узник свободен, - добавил про себя я. - Но вместо смерти ему на шею повесили едва ли не более страшное ярмо».
        Размышляя подобным образом, я чисто механически дошел до фонтана, запрыгнул на небольшое возвышение и поднял руку, призывая к молчанию.
        Повинуясь этому жесту, толпа затаила дыхание, так что на площади стало неестественно тихо.

        - У нас есть два варианта, - без всякого вступления начал я. - Либо умереть всем до единого. Либо пойти против собственного естества. В первом случае нам даже не дадут возможности сражаться: имуры подожгут город со всех сторон огненными стрелами и либо изжарят нас, как кроликов, либо спокойно перестреляют, когда мы выскочим на открытое пространство, спасаясь от огня.
        По толпе пронесся судорожный стон. Сгореть заживо намного ужаснее, чем пасть от удара милосердного меча в коротком стремительном бою.
        Я выдержал короткую паузу, в течение которой они в полной мере осознали сказанное, после чего продолжил:

        - Если мы выберем второй вариант, то мужчины - ровно одна тысяча - должны будут присягнуть на верность лордам Хаоса и влиться в ряды их армии, чтобы принять участие в предстоящей великой войне.
        Несколько секунд над площадью царило гробовое молчание - люди пытались осмыслить мои слова, а затем поднялся глухой ропот, постепенно переросший в крикливое многоголосье до предела возбужденной толпы.
        Я поднял вверх руку, в очередной раз призывая людей к тишине. И когда шум стих, продолжил:

        - Выбора у нас, по сути, нет, поэтому, видимо, придется согласиться на их условия.
        Недалеко от помоста, на котором я стоял, вверх взметнулась рука, почти высохшая от времени. Я узнал Эша, одного из самых старых и уважаемых людей нашей общины.

        - Говори, - разрешил я.
        Голос старика звучал слабо, но над площадью повисла такая напряженно-осязаемая тишина, что, думаю, не нашлось ни одного человека, который бы не услышал сказанное.

        - А ты знаешь, - начал он, прокашлявшись, - что на самом деле означает присягнуть на верность лордам Хаоса?

        - Поклясться им в верности, что же еще? - Я был удивлен самой постановкой вопроса.

        - Однако обычную-то клятву ведь можно нарушить, верно?

        - Да, наверное, можно. - Мне все еще было непонятно, куда он клонит.

        - Но ведь лорды Хаоса не глупцы, они прекрасно знают об этой возможности...

        - И что из того?
        Он в очередной раз прокашлялся, и было видно, что слова даются ему с огромным трудом.

        - Они не глупцы, и им меньше всего нужно предательство в своих рядах. Поэтому...
        - Старик на мгновение замолчал, как бы сомневаясь, говорить или не говорить то, что ему известно. - Поэтому, - продолжил он, видимо решившись, - присягающий на верность лордам Хаоса скрепляет клятву крохотным осколком своей души. И с этих пор он даже при всем желании не сможет обратить оружие против них или как-то иначе предать своих новых хозяев.
        И до этого момента на площади было очень тихо. Теперь же казалось, что здесь вообще нет ни единого человека. Все разом, как по команде, перестали дышать, затаив дыхание в напряженном внимании.

        - Осколком души? - переспросил я растерянно.

        - Да. Осколком души, - печальным эхом отозвался Эш.

        - А по-другому никак? - Я все еще цеплялся за призрачную соломинку надежды.

        - Это очень древний ритуал, проверенный веками, альтернативы ему нет.

        - Но это же... Это же... - Я пребывал в полнейшей растерянности, не в силах собраться с мыслями и прийти в себя. - Это же может полностью изменить меня...

        - Нет. - Старика сотряс очередной приступ кашля. - Крохотная частица твоей души, скрепленная заклятием с печатью лордов, является всего лишь залогом того, что ты не изменишь новым хозяевам. Твоя внутренняя сущность никоим образом не изменится. Пока... Пока, - печально повторил он, - ты не изменишься сам. Нельзя верно служить Хаосу, оставаясь внутри чистым и светлым.
        На какое-то мгновение, поддавшись секундной слабости, я в отчаянии закрыл глаза, ясно увидев мысленным взором пепелище, над которым кружилась громадная стая воронья...

        - Я не стану присягать никаким лордам, скрепляя клятву своей душой, - неожиданно закричал из толпы Лавен, пожилой землепашец, отец четверых детей. - Лучше я: сгорю здесь, прямиком отправившись в ад.

        - Ты и так вечно будешь гореть в аду, если на твоих глазах убьют твоих детей, - спокойно ответил Эш. - Но твоя клятва не нужна лордам. Им присягает на верность лишь принц или король. Все остальные воины, подвластные ему, автоматически становятся приверженцами Хаоса.

«Вечно гореть в аду, - повторил я про себя, - видя, как на твоих глазах убивают детей...»
        У Лавена их только четверо, а под моим началом - пять тысяч. Среди которых полторы тысячи малышей и подростков.
        Выбора не было.
        Никакого.
        Решение пришло само собой, а вместе с ним вернулось и утраченное было мужество.

        - Наш народ не исчезнет с лица этого мира, - сказал я громко и жестко. - Мы пожертвуем пятой частью, но сохраним остальных. Пускай мы станем предателями и изгоями, но наши дети не сгорят у нас на глазах. Пускай тысяча мужчин растворится в мутном потоке Хаоса, - продолжал я, - зато их дети вырастут и однажды смогут отомстить за своих отцов.
        Ответом мне было гробовое молчание. Все понимали, что я выбрал меньшее из зол, но согласиться со мной все-таки не могли.
        Впрочем, мне не нужно было их согласие. На время отсутствия отца я был верховной властью.

        - Мужчины, которым от семнадцати до пятидесяти пяти лет, должны выстроиться в шеренгу и рассчитаться на первый-второй. Затем мы скинем монету, и одна из двух групп отправится со мной, а вторая останется в городе. Родственникам вставать через одного - запрещено. Только рядом, друг с другом, чтобы не случилось так, что все мужчины одной семьи ушли на войну. Обмена между группами не будет. Отец не сможет заменить собой сына и наоборот. Мне не нужно, чтобы тех, кого заменят, до конца их дней преследовало чувство вины...
        Никто не двинулся с места. Людей как будто парализовал ужас происходящего. Они просто стояли и смотрели на меня, не делая ни малейшей попытки исполнить приказ.
        Если бы я был настоящим королем - признанным лидером и авторитетом, или самым великим и отважным воином, то, возможно, силой одного только слова смог бы заставить их подчиниться. Но я был практически одним из них. И лишь в силу обстоятельств был вынужден взвалить всю полноту ответственности на свои плечи.

        - Если вы не подчинитесь, - мой голос звучал устало, бесцветно, - я один пойду в лагерь имуров, лишусь части души и присягну на верность лордам Хаоса. Пускай это ничего не изменит и они все равно уничтожат наш город, но, после того как я попаду в ад, по крайней мере, на моей совести не будет четырех тысяч невинно загубленных душ. Со своей стороны я сделал все, что мог.

        - А тебе, Лавен, - обратился я к фермеру, - и всем остальным тоже придется отвечать только перед своей собственной душой и совестью за то, что вы позволили убить ваших детей.
        После этих слов все как будто очнулись от транса. Толпа зашумела, заволновалась, гневно закричала, но...
        И все же они сделали все, как я приказал. Мужчины рассчитались на
«первый-второй» и, разделившись на две равные группы, бросили жребий. Монета упала на решку, и для одной половины это означало продолжение жизни, а для другой послужило пропуском в ад...
        А спустя еще два с половиной часа люди - тысяча человек - навсегда покинули свою родину, чтобы раствориться в вихре Хаоса, окутавшего землю. Тысяча призраков шествовала по улицам родного города - еще не мертвых, но уже и не живых - под аккомпанемент стонов и непрекращающегося плача родных и близких. Тысяча людей, которые предали все остальное человечество и Альянс светлых рас. Тысяча изгоев. Тысяча отщепенцев. Тысяча обреченных, выкупивших своими жизнями и душами жизнь и свободу своего народа.
        Кто мог бы осудить их за то, что они сделали? Пожалуй, никто, при условии, если бы кто-то захотел выслушать и понять наши мотивы. Но никто не мог нас услышать, и никто не хотел нас прощать - тысяча людей из племени Сави вместе со своим предводителем, Хрустальным Принцем, были отныне и навеки прокляты всеми землями и народами, поддерживавшими Альянс.
        Впрочем, и силы Хаоса, под знамена которых мы встали, тоже всегда недолюбливали нас - жалких никчемных людишек. Предателей, поступившихся зовом крови. Предателей, пошедших против своих же соплеменников. Предателей, поступок которых стал притчей во языцех для всего подлунного мира. Нет, определенно даже среди своих новых союзников - орков, гоблинов, варгов, имуров и прочих - лучники племени Сави пользовались вполне заслуженным презрением.
        Мы были прокляты и ненавидимы абсолютно всеми. Но, вместо того чтобы стать слабее, мы лишь еще больше сплотились. Стали если не сильнее, то, по крайней мере, ожесточеннее. И, может быть, именно это качество помогло тысяче лучников умереть не сразу, а продержаться чуть больше двух месяцев - достаточно короткого отрезка времени для мира и неизмеримо большого, когда речь идет о войне.
        Глава 2

        Война...
        Нет ничего глупее и бессмысленнее, чем ожесточенное истребление одних видов живых существ другими. Уничтожение миллионов жизней, брошенных в кипящий водоворот событий по чьей-то нелепой прихоти. Но что, пожалуй, самое главное во всем этом непрекращающемся безумии: война - это не подвиги отважных рыцарей, красиво воспетые талантливыми бардами, не романтика эпических сражений и не патетика красивых слов. Война - это кровь, грязь, смерть и подавляющая, непроходящая, отупляющая усталость, усталость даже не от самих битв, а от ежедневных многочасовых марш-бросков по бескрайним равнинам Алавии - части суши, издревле контролируемой светлыми силами.
        Прошло два месяца с тех пор, как мы покинули родную долину и вступили в великое противостояние рас, конечной целью которого было полное уничтожение одной из сторон. Причем это был не обычный вооруженный конфликт, какие время от времени сотрясают отдельные страны и даже континенты, это была тотальная война на истребление, конечной целью которой было не завоевание и покорение территории противника, а его полное, повсеместное уничтожение.
        Никто не знал, какими соображениями руководствовались лорды Хаоса, бросившие свои легионы на приступ Алавии, никто не знал и чем все это может кончиться, но все, от последнего солдата до самого главного полководца, планировавшего завоевательную кампанию в целом, чувствовали, что после этой ужасной войны мир уже не будет прежним. Какая бы сторона ни победила - тонкая ткань мироздания должна будет измениться. Все необратимо сдвинулось. Цели, верования, идеалы, принципы, наше сознание и даже сам мир...
        Даже сам мир сдвинулся, и то, что еще вчера казалось немыслимым, сегодня уже никого не удивляло.
        Эльфам не было равных в стрельбе из лука, к тому же лес был их домом. Какая бы великая армия ни вторглась в необъятные просторы юго-восточных лесных массивов, занимающих пятую часть Алавии, она ничего не смогла бы сделать против призраков, бесшумно стреляющих из-за деревьев, стремительно появляющихся то в одном месте, то в другом и так же неожиданно исчезающих. Нет. Противостоять эльфам в лесах могли только ворги - огромные злобные существа, отдаленно напоминающие волков. Но их было слишком мало, чтобы решить эту проблему.
        Поэтому завоеватели, будучи не в силах справиться с противником, решили взяться за дело с другой стороны - уничтожить лес.
        В бесконечно длинном обозе нашей армии, обессилевшие от жары и перегрузок, замученные хлыстами погонщиков, несчастные вьючные животные тащили огромные бочки с грязно-черной маслянистой жидкостью, с помощью которой поджигались леса. Шаманы орков вызывали смерчи, гнавшие огонь все дальше и дальше в глубь вековой чащи. И с тем, что было не под силу многотысячной армии, легко, почти играючи, справлялся вездесущий огонь.
        Если бы не друиды и лесные духи, препятствующие распространению пожаров, великий лес, крепко вросший корнями в землю Алавии чуть ли не со времен ее основания, сгорел бы за пару недель. Но магия противостояла магии, стихия - стихии, поэтому, несмотря на изнуряющую летнюю жару и отсутствие дождей (подозреваю, и здесь не обошлось без темных магов), лесные пожары не распространялись стремительно по всем направлениям, а постепенно затухали. И если бы не постоянная подпитка горючими материалами из обоза нашей огромной армии, провонявшей отвратительными парами смерти, они бы вообще сошли на нет в течение одного, максимум двух дней.
        Но черная вонючая жижа все текла и текла нескончаемым грязным потоком, отравляя и выжигая все, к чему прикасалась. Спустя полтора месяца одна десятая часть огромного лесного массива была выжжена дотла. При сохранении подобных темпов армии Хаоса потребовалось бы чуть более полутора лет, чтобы навсегда уничтожить главную твердыню и оплот лесных эльфов.
        А что такое год или два для практически бессмертных лордов Хаоса и большинства их приспешников? Так, ничтожная капля в необъятном море. Мимолетное мгновение, которое можно даже не заметить в мелькании бесконечной череды веков... Нет, Хаос можно обвинить в чем угодно, только не в глупости. Мои новые хозяева знали, что делали.
        Именно после первого месяца войны всем стало окончательно ясно, что тонкая ткань мироздания прогнулась и мир сдвинулся с привычной оси.
        Сначала редко, в единичных случаях, потом все чаще и чаще эльфы начали применять отравленные стрелы. Со стародавних времен лес таит в себе много загадочного и неизведанного, в том числе и множество природных ядов. Но никогда, ни на какой войне эльфы не пользовались отравой для того, чтобы уничтожать противника. Это противоречило самой их природе, их внутренней сущности. Так же как, к примеру, люди никогда не вырывали сердце врага и не оскверняли тела умерших в бою воинов. И то и другое было просто неприемлемо для тех, кто относился к содружеству светлых рас. Но лес горел, Хаос уничтожал все то, что было для них свято, и все чаще и чаще стали находиться отчаявшиеся, для которых не было больше никаких моральных барьеров, никаких запретов. Единичные случаи очень скоро переросли в массовое явление, и какая-то частица души леса умерла не только вместе со сгоревшими деревьями, но и в сердцах его защитников.
        Яд действовал медленно, но необратимо и ужасно. Хватало даже легкой царапины, чтобы отравленный был обречен на верную мучительную смерть в ближайшие несколько дней. Тело жертвы распухало, разлагаясь буквально на глазах. Противоядия не существовало. Даже у легко раненных отравленными стрелами было всего два варианта. Они могли сами свести счеты с жизнью, или их милосердно добивали соратники по оружию.
        После того как использование эльфами отравленного оружия приобрело массовый характер, даже равнодушные ко всему орки, никогда не обладавшие острым умом, отчетливо поняли, что ось мироздания сдвинулась. И чем бы ни закончилась эта война - мир безвозвратно изменится...
        Однако громадный маховик чудовищного механизма был запущен, и ни уйти в сторону, ни просто спрыгнуть с движущейся машины было уже никому не под силу. Часы мироздания должны пробить полночь, что бы ни последовало за этим - начало нового дня или беспросветный мрак абсолютного Ничто.
        - Да... Часы мироздания должны пробить полночь, - повторил я уже вслух, задумчиво вороша угли догорающего костра.
        Короткие летние сумерки опустились на землю, чтобы через несколько стремительных минут быть погребенными под саваном ночи. В этих местах темнело чрезвычайно быстро.
        Два месяца прошло с тех пор, как я присягнул на верность лордам Хаоса, а сколько событий стремительно пронеслось за это время пред моим взором... И не сосчитать.
        Сама присяга прошла на удивление спокойно, чтобы не сказать обыденно. Не было никаких магических ритуалов и сверхъестественных явлений.
        В палатке генерала Тиссена, после непродолжительных переговоров, мне был дан в руки свиток пергамента, содержимое которого я должен был четко и ясно прочитать вслух. Затем я надел перстень с печатью лордов Хаоса, который оказался мне как раз впору - то ли в силу своей магической природы, то ли просто это был стандартный размер, - и, приложив его к сердцу, поклялся в верности моим новым хозяевам.
        Вся процедура в общей сложности заняла не более десяти минут. И если бы не легкое покалывание в груди после того, как были произнесены последние слова клятвы, можно было подумать, что все происходящее - не более чем детская игра.
        Однако и мне, и всем присутствующим было прекрасно известно, что это не игра. Отныне и навсегда я поклялся в верности лордам Хаоса, скрепив договор осколком своей души.
        Именно этот момент и можно считать для меня началом войны.
        Войны, которая взорвала изнутри тонкую ткань мироздания, навсегда и безвозвратно изменив привычный для всех нас мир.


        Асидды, наполовину ящерицы, наполовину люди, обладающие, подобно хамелеонам, способностью менять окраску тела, издавна основали гильдию убийц, услугами которой пользовались все без исключения расы и народы. У ассидов не было абсолютно никаких национальных предрассудков или, скажем, религиозных запретов, поэтому они с одинаковой легкостью брались выполнить поручение как от лагеря светлых рас, так и от лагеря темных. Так сказать, вершили правосудие и «во имя добра», и просто по чьей-то прихоти. Для этих беспринципных холоднокровных созданий золото имело постоянный цвет - желтый, и именно количество «презренного металла» влияло на решение - принять заказ или нет.
        Первое покушение на мою жизнь совершила именно гигантская ящерица-хамелеон. Случилось это через месяц после вступления нашего отряда в войну.
        Меньше чем за тридцать дней мы совершили двухсоткилометровый переход в глубь вражеской территории и успели принять участие в одной крупной битве и нескольких мелких стычках.
        Первая ожесточенная битва закончилась, если так можно выразиться, боевой ничьей: светлые расы отступили, но отступили вполне организованно, оставив на поле боя несколько тысяч убитых. При этом столько же или чуть меньше потеряла наша сторона. Двадцатитысячный экспедиционный корпус генерала Тиссена, состоявший, как я уже говорил, в основноя из имуров, потерял почти треть боеспособного состава.
        Это еще не было падением в прямом смысле слова, ведь мы сражались бок о бок с имурами, людьми-кошками, а не с орками, гоблинами или другими адскими тварями, поэтому люди под моим началом чувствовали себя более или менее сносно. Но первый шаг был сделан, и возврата после него уже не было. Впрочем, лично для меня все дороги назад были отрезаны не с первой стрелой, выпущенной в сторону воинов Альянса, а сразу после принятия клятвы. Даже при желании я не мог бы пойти против своих новых хозяев: осколок души, скрепивший наш договор, был надежным залогом моей преданности.
        До этого дня в лагерь людей, которые стояли отдельно от имуров, никто не заглядывал. Но после первой большой битвы ко мне пришел старый знакомый, парламентер Динкс, и, осведомившись для приличия о потерях среди моих людей (в тот раз мы лишились всего пятерых: лучники, как правило, или несут минимальные потери, или уж гибнут почти все), перешел к главному разговору, ради которого он и пришел.

        - У командования есть все основания полагать, - начал он, - что участие твоих людей в боевых действиях на стороне Хаоса важно не только с военной точки зрения, но и с морально-пропагандистской. Не один и не два человека перешли на нашу сторону, а сразу целая тысяча.

        - Ты что, пришел мне еще раз напомнить о предательстве? - Я даже не пытался изображать вежливость.

        - Из всей нашей многочисленной армии, наверное, только я в полной мере осознаю истинную подоплеку твоего поступка и в глубине души даже испытываю определенное к нему уважение...
        Мне было совершенно наплевать, кто и что испытывает по отношению ко мне и моим людям, поэтому, вместо того чтобы проникнуться дружескими чувствами к существу, лично столкнувшему меня в бездонную пропасть Хаоса, я бесцеремонно ответил:

        - Меня не интересует твое мнение, и уж меньше всего я нуждаюсь в «дружеском сочувствии» от кого бы то ни было. Поэтому, если у тебя есть что сказать, говори прямо сейчас.

        - Не исключено, что тебя попытаются убить. - Он понял, что приятельской беседы не получится, и перешел прямо к сути дела.

        - Если ты вдруг не заметил, - хрипло рассмеялся я, - на войне практически всех пытаются убить, так что в этом нет ничего страшного.

        - Тебя, скорее всего, прирежут во сне.
        Он, наверное, мог бы пояснить: «Предателя удавили во сне словно грязную крысу, не дав ему умереть как воину, после чего вся Алавия долго потешалась над столь бесславной кончиной». Но он не стал, все было и так понятно без слов.
        Я посмотрел ему прямо в глаза и ответил, совершенно не кривя сердцем:

        - Знаешь, я буду даже рад этому.

        - Знаю, - легко согласился он, и на какое-то мгновение в моей душе появилось подобие некоторого уважения к собеседнику, но я подавил ненужные чувства в зародыше. - Поэтому и приставляю к тебе своего телохранителя.
        Неожиданно, будто из ниоткуда, передо мной возник старый знакомый - огромный имур, лоб которого пересекал уродливый длинный шрам.

        - Это Лам, твой новый охранник. Отныне он будет следить за тем, чтобы с тобой ничего не случилось.
        Мне совершенно не понравилось подобное предложение, поэтому, даже не пытаясь скрыть раздражение, я ответил предельно грубо:

        - Оставь этого воина себе, мне не нужны глупые няньки.

        - Если бы спросили мое мнение, - спокойно ответил Динкс, - я бы еще тогда сжег тебя вместе со всей деревней без всяких переговоров и уж тем более ни за что бы не отдал своего лучшего телохранителя. Но приказ этот - от самых верхов, так что если ты вдруг чем-то недоволен или намереваешься пойти против воли лордов, которым присягнул, - это твое право. Если же нет, - закончил он жестко, - прекратим эти глупые споры, потому что меня ждут более важные дела.
        После чего, не дожидаясь моего ответа, он развернулся и, не сочтя нужным попрощаться, ушел.
        Этот разговор произошел сразу после первой битвы, в которой участвовали мои люди. А непосредственно перед вторым сражением - ранним утром, когда почти все воины в нашем лагере еще спали, на меня совершил покушение ассид - прекрасно обученный и тренированный убийца-хамелеон.
        Это убийство было запланировано в качестве назидания другим предателям: умертвить меня, словно больную бешенством крысу.


        Солнце еще не встало, но было уже достаточно светло, чтобы с уверенностью сказать: ночь отступила, сдав свои права только-только зарождающемуся дню. Утренний туман еще не успел рассеяться, когда я вышел из палатки, чтобы освежиться в небольшой речке, протекавшей неподалеку от нашей стоянки. И если на первый взгляд все было как обычно - утренняя сырость, остывшие угли походного костра, сонная тишина походного лагеря, то внимательно присмотревшись, можно было заметить кое-что необычное.
        Однако у меня не было желания к чему-либо присматриваться, потому что посреди лагеря многотысячной армии я чувствовал себя в полной безопасности.
        Уже отойдя на несколько метров от своей палатки, слева по ходу движения я уловил неясное колебание воздуха. Казалось, будто марево, обычно поднимающееся от раскаленной земли в жаркий солнечный день, неожиданно обрело форму и возникло туманным утром невдалеке от меня. Я еще не успел ни о чем толком подумать, тем более сопоставить мимолетное видение с какой-нибудь угрозой, как вдруг прямо перед глазами промелькнула холодная сталь клинка, змеиным жалом метнувшаяся к горлу, и почти одновременно чудовищный удар в грудь отшвырнул меня на несколько метров назад.
        Уже в полете, краем сознания, я отметил, что, скорее всего, сухой щелчок, раздавшийся вслед за ударом, связан с повреждениями в моем организме. А приземлившись на спину и попутно разбив в кровь голову о железную кайму чьего-то щита, я понял, что не ошибся - боль, огненной стрелой пронзившая правую половину туловища, наглядно свидетельствовала, что как минимум одно ребро сломано наверняка.
        С трудом подняв голову, я увидел, что мой новый телохранитель Лам, напряженный, словно сжатая до отказа пружина, склонился в полуприседе, выставив перед собой короткий кинжал и длинный изогнутый меч. Он не шевелился, но было прекрасно видно, что при малейшей угрозе Лам мгновенно среагирует. Бугры вздувшихся мышц, застывших, словно у статуи, говорили сами за себя.
        Откровенно говоря, я не сразу понял, в чем дело и с какой стати имур (а это именно его мощный удар чуть было не проломил мне грудную клетку) вдруг набросился на своего хозяина. Но присмотревшись повнимательнее, я увидел все то же неясное марево, которое расплывчатым пятном маячило невдалеке от телохранителя, и понял, что речь идет о внезапном нападении, цель которого - мое физическое устранение.
        Что ж, Динкс был абсолютно прав, предполагая, что главаря ренегатов, предавших свою расу, попытаются убить не на поле брани, а позорно зарезать во сне. Впрочем, сейчас не было времени на умозаключения и признания собственной несостоятельности. Только феноменальная реакция приставленного ко мне имура не позволила убийце перерезать горло жертве. Если этот телохранитель падет от руки наемного киллера, то у меня не останется ни единого шанса.
        Можно было бы, конечно, закричать, подняв по тревоге моих людей, но в суете и толчее практически невидимому убийце будет только проще расправиться со всеми нами. Нет, кричать я не собирался. Ничто не нарушало предрассветную тишину спящего лагеря. Ничто, кроме напряженного дыхания сошедшихся в смертельном поединке врагов.
        Несколько бесконечно долгих секунд противники неподвижно стояли друг против друга, не предпринимая попыток сблизиться или начать поединок. Они, вероятно, оценивали возможности друг друга, решая, как лучше начать атаку.
        Но затем именно мои действия спровоцировали начало столкновения. Я упал на чью-то боевую амуницию, сложенную рядом с палаткой. Кроме упомянутого уже щита, здесь были шлем, стальная пластина нагрудных доспехов и, самое главное, лук с полным колчаном стрел.
        Очень осторожно, стараясь не нарушить звенящую тишину туманного утра, я протянул одну руку к луку, а второй вытащил стрелу из колчана. Может быть, людям племени Сави и не сравниться с эльфами, и все же никто не скажет, что они не умеют стрелять. С раннего детства я обучался этому нелегкому искусству и, скажу без лишней скромности, очень прилично поражал цели и на дальней дистанции, а уж на расстоянии в тридцать шагов в девяти случаях из десяти попадал в мелкую монету.
        Останься ассид стоять на том же месте, и меньше чем за пару секунд две или три стрелы пробили бы его насквозь. Но наш противник не был настолько глуп, чтобы позволить так легко себя убить.
        Я уже натянул тетиву лука, когда наемный убийца сместился чуть вправо, так что стоящий ко мне спиной Лам полностью закрыл от меня это слегка мерцающее марево..


        - Проклятье, - выругался я сквозь зубы, собираясь сделать шаг или два в сторону, чтобы противник опять попал в поле видимости.
        Но именно в этот момент в воздухе мелькнула сверкающая молния, затем раздался лязг металла, а еще мгновение спустя мой телохранитель завалился на спину. Я успел сделать сразу две вещи - заметить, что из груди упавшего имура торчит рукоять ножа, и спустить тетиву, послав стрелу в то место, где только что находился ассид.
        Однако выстрел не достиг цели. Этот убийца был чертовски быстр, обладая к тому же поистине волшебной реакцией. Я потянулся за второй стрелой, какой-то частью сознания понимая, что это ничего не даст, потому что мои рефлексы не сравнимы со скоростью противника, но тут Лам стремительно поднялся, словно кукла-неваляшка. Обычный человек никогда бы не смог совершить подобный маневр, но имур использовал хвост в качестве опорной точки. Нож должен был попасть в сердце, но в последний миг человек-кошка попытался отбить его своим коротким кинжалом, и в какой-то мере ему это удалось - острое как бритва лезвие слегка изменило направление полета, вонзившись чуть ниже ключицы.
        Имур снова принял боевую стойку - низкий полуприсед с далеко вытянутыми вперед руками, сжимающими оружие, и только тут я запоздало понял, что упал он специально - чтобы дать мне возможность выстрелить.

«У этого имура необычно тонкий слух, к тому же стальные нервы», - отметил я про себя.
        Находясь спиной к лучнику на расстоянии пятнадцати шагов, услышать тихий шелест натягиваемой тетивы, затем среагировать на брошенный с огромной скоростью и едва ли не в упор метательный нож (ассид держал оружие за спиной, так чтобы его почти сливающееся с воздухом тело загораживало кинжал, делая его абсолютно невидимым), а после этого так резко упасть - это мог только профессионал с большой буквы.
        Вдобавок достаточно серьезное ранение, судя по всему, никак не повлияло на способность Лама продолжать поединок. Казалось, вонзившийся в тело нож не доставлял имуру никаких неудобств. Все было в точности как и до нападения - неподвижно застывшая статуя, готовая в любое мгновение взорваться чередой стремительных, как молния, ударов, каждый из которых может поставить финальную точку в поединке равных по силе противников.
        Лам по-прежнему стоял в оборонительной стойке, не делая никаких попыток не только атаковать, но и вообще хоть как-то форсировать события. Разумеется, это было логично с точки зрения сложившейся ситуации - атаковать невидимку чревато серьезными последствиями. Однако время играло против нас. Скоро лагерь начнет просыпаться, и очень трудно будет объяснить людям, чтобы они не выходили из палаток, так как это может помешать охоте за невидимым убийцей.
        Нет, отвлекаться на объяснения не было никакой возможности, потому что, когда против тебя играет настолько серьезный соперник, нужно быть предельно сконцентрированным на поединке. Иначе все может закончиться буквально за пару секунд...
        Однако ассид тоже не мог затягивать схватку. Если бы вместо одного лучника, с линии огня которого можно постоянно уходить, прячась за имура, нас стало хотя бы двое, то укрыться уже не было бы никакой возможности. Поэтому он предпринял еще одну атаку - на этот раз более успешную, чем минутой раньше.
        В лицо моего телохранителя был брошен шарик, который тот без особого труда разрубил прямо в воздухе. Лам сделал все правильно, но оказалось, что это ловушка - из шарика вырвалось облако слепящей пыли. По составу этот порошок был совершенно безвредным - невинная забава из разряда детских хлопушек. Пыль воздействовала таким образом, что глаза жертвы малолетних проказников на пару минут затуманивались, а перед внутренним взором проносились видения лесных фей, духов или просто призраков - все зависело от состава порошка. Но применительно к данной ситуации эти невинные детские шалости чуть было не стоили нам жизни.
        Если бы на месте имура находился кто-то другой, наша судьба была бы решена в течение следующих нескольких секунд. Но Лам был не просто воином, а еще и первоклассным телохранителем. Поэтому, ослепнув на некоторое время, он не запаниковал, а, сделав едва заметный шаг в сторону (я тут же выпустил еще одну стрелу, но - безрезультатно, как и в первый раз), присел еще ниже и с поистине невероятной скоростью начал, вращать перед собой длинным изогнутым клинком.
        Без всякого сомнения, это стоило ему невероятных усилий, особенно если принять во внимание, что он был ранен. Складывалось впечатление, что имур состоит не из плоти и крови, а из металла и мрамора, - казалось, ничто на свете не может сломить его волю и мужество. Судя по всему, ассид не рассчитывал на подобное развитие событий. Низкая, практически стелющаяся по земле стойка телохранителя теоретически сделала голову убийцы уязвимой для моих стрел. Наемник был почти невидим, но именно этого «почти» - легкого марева, колебавшегося в воздухе, - было достаточно, чтобы определить примерное положение убийцы. Вот почему полупрозрачный ящер был вынужден пригнуться, заняв неудобную стойку.
        Прошло еще несколько томительных секунд, в течение которых ничего не происходило, а затем противоборствующие стороны обменялись выпадами. Сначала ассид попытался пробить защиту человека-кошки, бросив очередной метательный нож. Но на этот раз ему не повезло - вращающийся с бешеной скоростью клинок отбил в сторону летящую сталь. А затем сразу же, без всякого перерыва, Лам, ориентируясь лишь на звук, метнул свой кинжал.
        Он не попал и даже не рассчитывал попасть - бросок был несильным. Со стороны могло показаться, что это был жест отчаяния уставшего от неимоверного напряжения бойца. Но это было не так, потому что бросок являлся частью плана - он заставил ассида слегка сместиться в сторону, чтобы тот вышел на линию моего огня. И на этот раз - с третьей попытки - я не упустил свой шанс...
        Стальной наконечник стрелы, выпущенной с огромной скоростью, вонзился в ногу наемника, пробив кость у основания голени.
        Нога подломилась, ассид потерял равновесие и, развернувшись в полете, упал на основание стоящей рядом палатки. Вероятно, кратковременный шок от дикой боли, пронзившей все его существо, лишил разум некогда хладнокровного убийцы контроля над телом, и теперь мы смогли увидеть его истинное обличье. Пытавшееся убить меня существо больше всего походило на огромную ящерицу грязно-серого цвета.
        Я снова натянул тетиву лука, чтобы добить хотя и раненного, но очень опасного врага, однако в это мгновение произошло неожиданное - в руках ассида появился причудливо изогнутый кинжал, и он с силой вогнал его себе в горло. Тело наемника пару раз судорожно дернулось, потом глаза его закатились, а из уголка рта побежала тоненькая струйка крови. Все закончилось так же неожиданно, как и началось.
        Я устало опустил ненужный более лук и сказал, обращаясь к все еще не восстановившему зрение телохранителю, продолжавшему с невероятной скоростью вращать сверкающий меч:

        - Все. Он покончил с собой.
        Не было никаких оснований сомневаться, что Лам слышал мои слова. Но он не прекратил свое занятие. Более того, ориентируясь на голос, он сделал два коротких шага вправо, так что в очередной раз заслонил меня своим телом, встав между уже мертвым убийцей и мной.

        - Он вонзил себе нож в горло, - на этот раз еще громче произнес я. - Так что можешь оставить свои фехтовальные упражнения. Теперь они ни к чему. Если бы у убитого был напарник, он бы уже давно разделался с нами.
        Это было совершенно нелогично, однако имур не только продолжал оставаться в боевой стойке, но, как и прежде, с бешеной скоростью вращал меч перед собой.
        Мне надоела эта бессмысленная игра, поэтому, отложив в сторону лук, я устало опустился на землю - давало о себе знать невероятное напряжение последних нескольких минут.
        Но, как оказалось, расслабился я совершенно преждевременно, потому что в следующую секунду не выказывающий никаких признаков жизни ассид неожиданно ожил и, оттолкнувшись здоровой ногой, резко прыгнул в сторону.
        У него была не только превосходная реакция, но и отличный глазомер. Сгруппировавшись в воздухе, раненый хамелеон предпринял последнюю отчаянную попытку достать цель своего контракта.
        Сверкнуло лезвие метательного ножа, и холодная отточенная сталь раскаленной иглой вошла в мое тело. Если бы за мгновение до стремительного нападения я не обернулся на шум выходящего из палатки воина, клинок вонзился бы точно в сердце. А так он всего лишь «слегка поцарапал» руку, пробив навылет мягкую ткань - по военным меркам пустяковая рана.
        Впрочем, это неожиданное стремительное нападение было действительно последней акцией убийцы. Лам опоздал буквально на долю секунды - он прыгнул вслед за ассидом, ориентируясь только на звук. Человек-кошка отталкивался двумя полусогнутыми ногами, поэтому его начальная скорость была намного выше, чем у раненой ящерицы.
        Два великих воина встретились в воздухе... и все закончилось там же. Всего лишь один короткий взмах меча отправил душу наемного убийцы в небесную обитель павших на поле брани, а его бездыханное тело пало на землю двумя неравными частями - меч Лама разрубил противника пополам.
        Несколько бесконечно долгих секунд, находясь под впечатлением увиденного и пережитого, я никак не мог прийти в себя, а затем, увидев застывшую маску недоумения - лицо человека, так своевременно вышедшего из палатки, - наконец очнулся и, стряхнув оцепенение, подошел к Ламу. К человеку-кошке уже вернулось зрение, и он, вытащив нож из своего тела, обрабатывал свежую рану какой-то странной пахучей мазью, при этом не обращая никакого внимания на лежащее неподалеку мертвое тело поверженного противника, - он сделал свою работу, а все остальное его совершенно не интересовало.

        - Я же собственными глазами видел, как он вонзил себе нож в горло и забился в предсмертных конвульсиях, - все еще ничего не понимая, потрясенно пробормотал я.
        Вместо ответа Лам подошел к расчлененному надвое убийце и вытащил из его горла нож. Лезвия там не было. Только внимательно присмотревшись, я заметил, что оно утоплено в рукоять.

        - Это действительно ритуальное оружие, которым по кодексу чести ассид, не справившийся с заданием, должен завершить свой жизненный путь. Но наш противник, даже с раненой ногой, все еще мог выполнить свою миссию и даже уйти. Правда, для этого ему нужно было убить обоих свидетелей, а потом, используя свое универсальное тело, по желанию меняющее цвет, даже будучи раненным, он мог уползти из лагеря днем, став невидимым, или ночью, пролежав весь день рядом с какой-нибудь корягой.

        - А...
        Предвосхитив мой вопрос, Лам ответил:

        - На рукояти ножа среди узоров есть панель, нажатие на которую открывает заглушку, после чего лезвие проваливается внутрь, одновременно на поверхность выступают капли клейкого вещества, которое прикрепляет рукоять к месту, куда якобы вонзился нож.
        Дальнейшие вопросы были уже ни к чему. И без дополнительных объяснений мне было ясно: не требуется особого актерского мастерства, чтобы изобразить конвульсии, а прокушенный язык, вызвавший вполне натуральное кровотечение, не такая большая цена, когда на карту поставлена жизнь.

        - Но как ты понял, что он притворяется? - Я хотел узнать все до конца.

        - Это не первый ассид, с которым мне пришлось столкнуться.
        Видимо, Лам решил объяснить все подробно - в целях моей же безопасности: никто не знает, сколько еще убийц придут за жизнью продажного предводителя тысячи лучников племени Сави.

        - Когда-то давно я попался на такую же детскую уловку, - телохранитель показал на уродливый шрам, пересекающий его лоб, - и это чуть было не стоило мне не только глаз, но и жизни.
        Я хотел было еще что-то сказать, но на этом наш разговор закончился, так как из всех близстоящих палаток начали выскакивать люди, разбуженные Тэшем - тем самым очевидцем последних мгновений сражения, чье неожиданное появление спасло мне жизнь.
        Не прошло и минуты, как все пространство вокруг наполнилось нестройным многоголосьем возбужденной толпы, во что бы то ни стало желающей посмотреть на останки наемного убийцы. Нужно признать, у моих людей были все основания для здорового любопытства. Слава ассидов - таинственных созданий, меняющих окрас тела и подписывающих контракты на убийства только за баснословно огромные суммы, гремела не только по всей Алавии, но и далеко за ее пределами.
        Я не стал им мешать.

«В конце концов, если каким-нибудь чудом кто-то из нас переживет кровавую мясорубку, почему-то называемую «Великой войной», и вернется домой, ему будет о чем рассказать», - отстраненно подумал я.
        Однако что-то глубоко внутри подсказывало мне: чуда не произойдет и некому будет рассказать оставшимся где-то там, далеко, в другой, нереальной жизни, соплеменникам о великих походах, наемных убийцах и могущественных героях, Наши кости превратятся в прах, и кровь впитается в землю задолго до того, как окончится эта война, а силы света и тьмы, наконец, решат, кому будет принадлежать мир на ближайшую тысячу лет.
        Поглощенный такими невеселыми мыслями, я отправился в лазарет, чтобы узнать, сколько ребер повреждено или сломано, и заодно обработать рану.
        Хотя имур пропал из поля зрения, мне было доподлинно известно - он где-то неподалеку. Постоянно оставаться в тени было излюбленной манерой телохранителя, его фирменным почерком. Лам оставался одним из лучших в своей профессии. Два убитых ассида - именно тот показатель, который нагляднее всяких слов свидетельствует о профессиональных качествах спокойного, не слишком разговорчивого существа, чьим призванием было защищать жизни подопечных.
        Мы находились по одну сторону баррикад, поэтому сегодня он сделал все от него зависящее, чтобы жизнь Хрустального Принца была спасена. Но кто знает, что будет завтра? Или через несколько дней, или тем более - лет?
        Никто.
        Будущее подчас скрыто не только от простых смертных, но и от самих богов. И если бы в тот миг в моей власти было приоткрыть завесу времени и заглянуть в завтрашний день, я мог бы увидеть совсем другую картину: тот, кто только что самоотверженно меня защищал, следующим утром придет в лагерь людей с совершенно другой целью - забрать мою жизнь.
        Глава 3

        После того как мое туловище было заключено в тугую повязку (всего одно ребро не выдержало удара имура), ножевая рана обработана и зашита, а внутрь залито полстакана настоянного на каких-то травах вина (что сразу сняло острую пульсирующую боль), я, наконец, смог присоединиться к военному совету, проходившему в палатке генерала Тиссена.
        Предстоящая через несколько часов битва имела очень важное значение для продвижения войск Хаоса дальше в глубь территории противника: победа открывала прямую дорогу к богатым плодородным землям, лежащим за перевалом Стервятника - проходом через цепочку возвышенностей протяженностью в несколько километров, с обеих сторон упирающихся в непроходимую чащу векового леса.
        Перевал - узкая горловина, чуть более десяти километров длиной, которую нужно было преодолеть армии Хаоса, чтобы вырваться на просторы бескрайних степей Алавии и через несколько сотен километров достигнуть сердца этой удивительной и прекрасной страны, великой столицы объединившихся светлых рас, неприступного города-крепости Арлон. Более чем трехсоттысячная армия темных рас, вторгшаяся с юга, наступала по трем направлениям. Северному, северо-западному и восточному.
        Наш двадцатитысячный корпус (после первой же пограничной битвы сократившийся почти на треть) входил в состав восточной группировки, и именно сегодня отряды этой орды должны были выбить пробку из горловины перевала, хлынув грязной смердящей волной на плодородные равнины Алавии, неся на острие своих мечей смерть не только тем, кто посмеет сопротивляться, но и всему живому вообще.
        Приказ лордов Хаоса не оставлял никаких сомнений, что эта кампания должна решить исход войны между противоборствующими силами, и повелевал планомерно уничтожать все на своем пути, не оставляя за своей спиной ничего живого. Основной задачей, поставленной перед армией вторжения, было не завоевать новые земли противника, подчинив их своему влиянию, а полностью истребить все, что находилось на этих территориях.
        Не знаю, как остальные расы - орки, гоблины, ворги и прочие, но в рядах имуров подобная тактика выжженной земли вызывала плохо скрываемое недовольство. Эти грациозные сильные создания, полулюди-полукошки, были прирожденными воинами, а не мясниками. И у них существовал определенный кодекс войны, в неписаный свод которого не входило убийство пленных и тем более мирного населения.
        Да, они встали под знамена Хаоса, потому что издавна враждовали с эльфами - второй по численности светлой расой после людей. Но имуры послали свои легионы на север не для того, чтобы те запятнали себя позором убийства безоружных стариков, женщин и детей, а для того, чтобы они покрыли себя славой на полях сражений и принесли домой богатые трофеи.
        Однако о целях и задачах этой безумной войны стало известно лишь спустя неделю после ее начала. И повернуть вспять, выйдя из игры, было уже невозможно. Лорды Хаоса никогда не прощали измен.


        Военный совет в походной палатке генерала Тиссена не затянулся надолго. Главнокомандующего экспедиционного корпуса имуров, вероятно, занимали какие-то одному ему ведомые мысли: выглядел он слегка рассеянным.

        - Расстановка сил такова, - скомканно, без всякого предисловия начал генерал. - Мы стоим на правом фланге, усиленные пятью когортами гоблинов...
        Лица всех без исключения офицеров омрачила гримаса брезгливости. Это было закрытое совещание, и, кроме одного человека (меня), все присутствующие принадлежали к расе имуров. Поэтому никто не счел нужным скрыть свои чувства по поводу того, что придется сражаться бок о бок с гоблинами. Теми самыми гоблинами, которые, словно гиены, трусливы, жестоки и, главное, ненадежны в бою.

        - Почему нас обременили этими пожирателями падали? - Динкс как фигура, наиболее приближенная к генералу, позволил себе выразить общее настроение. - Неужели не нашлось никого получше?

        - Это еще не все... - Казалось, главнокомандующий не заметил вопроса своего заместителя. - Ряды нашего корпуса усилили тремя некромантами.
        После объявления этого известия даже самые спокойные не смогли сдержать свои чувства - по сравнению с появлением в войске некромантов перспектива сражения бок о бок в гоблинами выглядела не так уж плохо.
        Чтобы вы могли понять вполне обоснованное недовольство высшего командного состава имуров, нелишним будет объяснить некоторые не слишком приятные стороны наших союзников.
        Трое черных магов могут держать под контролем в общей сложности около сотни мертвецов. Они - своеобразные кукловоды, управляющие действиями зомби. Подвластных им мертвых воинов нельзя убить в буквальном смысле этого слова, потому что труп остается трупом при любом раскладе. Эти бездушные марионетки можно только расчленить. Но и после того, как армия восставших из ада лишается одного или нескольких членов, некроманты тут же пополняют свое воинство за счет недавно павших в бою. Чисто теоретически подобный процесс может длиться до бесконечности, и всего лишь небольшая группа сотни зомби и трех управляющих ими некромантов способна разгромить многотысячную армию. Однако такое развитие событий возможно лишь в теории. На практике все выглядит совершенно иначе. Как и у каждой медали, у этой есть обратная сторона.
        Черные маги не могут отрываться от своих подопечных больше чем на несколько сотен метров, потому что в противном случае зомби выходят из-под контроля, начиная хаотично уничтожать друг друга и все, что попадется под руку. К тому же сами по себе некроманты чрезвычайно слабы физически. Поэтому им постоянно нужна многочисленная охрана. Противник, издали заметивший появление на поле боя оживших мертвецов, тут же пытается вычислить расположение их хозяев и предпринимает все возможное, чтобы уничтожить черных магов - жутких кукловодов смерти.
        Плюс ко всему, некоторые особо сильные друиды обладают способностью искажения реальности и могут сделать так, что дезориентированные зомби обратят оружие против своих же хозяев.
        За несколько сотен лет до описываемых событий именно из-за магии искажения реальности лесные эльфы наголову разбили армию дроу, заключивших союз с некромантами. Эта печальная битва (вернее сказать, истребление) долгое время оставалась на устах у всех, и именно с тех пор звезда некогда сильных и могущественных некромантов стала стремительно закатываться. Мало кто хотел вступать с ними в военный союз. А если и вступали, то с большой неохотой или по принуждению.
        Так что даже с чисто военной точки зрения (то есть не принимая во внимание вполне естественное отвращение всех живых существ к зомби и их повелителям) боевые действия бок о бок с этими ужасными существами не сулили ничего хорошего. И в большинстве случаев были чреваты массой неприятных неожиданностей.
        Именно поэтому известие о трех некромантах, приписанных верховным командованием к нашей группировке, вызвало всплеск негативных эмоций у всех собравшихся офицеров.
        Но армия есть армия. Приказы старших по званию не обсуждаются. Главнокомандующий поднял руку, призывая к тишине, и неразборчивый, словно шум морского прибоя, гул недовольных голосов мгновенно стих.

        - Лучники, гоблины и некроманты, - решительно начал он, - будут сконцентрированы на нашем правом крыле. Их главная задача - прикрывать основную ударную группировку от возможного флангового нападения. Противник может попытаться воспользоваться близостью леса и неожиданно ударить.
        После этих слов все стало на свои места. Тиссен отмежевался от чужаков, отданных под его командование, сконцентрировав их в одном месте. Что бы ни произошло на потенциально опасном (из-за близости леса) правом фланге, основных сил имуров это не коснется. Если все пойдет гладко, люди, зомби и гоблины не оскорбят своим присутствием ряды благородных воинов-имуров, а в случае неприятных неожиданностей им придется крутиться в собственной кровавой мясорубке; и тогда они либо разберутся со всеми проблемами сами, либо погибнут в безумном хаосе смешавшихся войск.
        Это было не самое блестящее решение с военной точки зрения - концентрировать самые ненадежные войска на фланге, но самое удобное для людей-кошек.
        Как только генерал закончил говорить, взгляды всех присутствующих офицеров непроизвольно обратились ко мне. Экспрессивные и темпераментные по своей природе имуры, возможно, ожидали взрыва негодования или какой-нибудь другой бурной реакции со стороны чужака, но ничего этого не последовало. Какая-то отрешенная пустота заполнила мое сознание и остатки разломленной души - я все еще не мог смириться, что приходится воевать против своих же соплеменников. Поэтому все, что я сделал, - перевел взгляд на генерала и бесцветным голосом, лишенным не только каких бы то ни было эмоций, но и вообще интонаций, произнес:

        - Они ударят неожиданно, в самый напряженный момент. Некроманты падут, а трусливые гоблины в панике побегут, внося беспорядок и хаос в ваши ряды. И уже на их спинах в отборные части имуров вклинится острие атакующего вражеского авангарда.
        Дальнейшие пояснения были бы просто бессмысленны. В походном шатре главнокомандующего собрались те, кто большую часть жизни провел на войне, и все присутствующие прекрасно отдавали себе отчет в том, что может произойти при подобном развитии событий.
        Я сказал то, что хотел, после чего уже не видел никаких причин оставаться на этом фарсе, не иначе как в шутку названном военным советом. Поэтому, даже не испросив разрешения и не откланявшись, я развернулся и молча вышел прочь из палатки.
        Фактически я выказал всем присутствующим на совете имурам, и в первую очередь Тиссену, неуважение или даже презрение. Такое поведение нельзя было назвать бунтом или неповиновением в прямом смысле слова. Это было всего лишь оскорбление нижестоящим офицером своего непосредственного начальника. За которым, вполне возможно, мог бы последовать короткий и быстрый на суровую расправу суд военного трибунала. Но...
        Во-первых, я совершенно равнодушно относился к смерти и подобные угрозы для меня мало что значили.
        Во-вторых, Тиссен был, безусловно, умным командиром, в противном случае он бы не выдвинулся на руководящую должность у воинственной расы имуров, а значит, отдавал себе отчет - дальнейшее выяснение отношений только еще больше уронит его репутацию в глазах офицеров.
        А в-третьих, даже если бы, несмотря на все доводы разума, главнокомандующий все же решился бы наказать строптивого офицера, то тысяча людей, подчиняющихся мне, вряд ли пойдет в бой без своего непосредственного начальника. Тот, кто однажды назвал себя Хрустальным Принцем, присягнул на верность лордам Хаоса. А его люди
        - только ему, и никому больше. Поэтому оставлять в тылу потенциально опасных
«союзников» способных ударить в спину имуров прямо во время боя, было нельзя.
        Выходом из этой непростой ситуации было бы тотальное уничтожение людей. Однако подобная акция накануне решительной битвы не принесла бы ничего хорошего. Помимо ощутимой потери в чисто военном плане это вдобавок нанесло бы огромный моральный ущерб - карательные операции по уничтожению, своих же союзников никогда не поднимают боевой дух войска, а, наоборот, катастрофически снижают его.
        Все это я понял спустя некоторое время, когда выдалась свободная минута для анализа не только своих, но и чужих поступков. А тогда, выходя из генеральского шатра, я вообще ни о чем не думал и практически ничего не чувствовал. Пустота, возникшая где-то в глубине сознания, расширялась и расширялась, заполняя собой все вокруг. На какое-то мгновение мне даже показалось, что еще немного, совсем чуть-чуть - и я полностью, безвозвратно растворюсь в ее ненасытном чреве. Но это состояние прошло так же неожиданно, как и появилось.
        Громкое карканье ворона вывело меня из транса. Повернув голову на звук, я увидел черную птицу, сидящую неподалеку на одной из походных палаток. Старый мудрый ворон - предвестник смерти, наверное, хотел поделиться со мной некой тайной. Но язык птиц недоступен простым смертным, поэтому нет ничего удивительного в том, что смысл его послания так и остался неведом мне. Хотя, кто знает, может, это было к лучшему.

«Это действительно к лучшему, - подумал я, - не знать, что ожидает тебя впереди. Особенно когда кроме смерти там ничего нет и быть не может».

        - Ты ничем не удивил меня, - неожиданно даже для самого себя произнес я вслух, обращаясь к черной как смоль птице. - То, что тебе хотелось поведать, уже и без того мне известно. Впереди нас ожидают море боли, реки крови и бесславный, позорный конец. Так что, мой старый мудрый друг, пожалуй, оставь эти пророчества при себе - магия предвидения может пригодиться тебе как-нибудь в другой раз, в более подходящем для этого месте и времени.
        На несколько секунд взгляды человека и птицы встретились - они как будто пытались проникнуть в сознание друг друга, а затем ворон резко взмахнул крыльями и безмолвно взлетел ввысь. В данный момент его умные речи и удивительные предвидения оказались никому не нужными, поэтому больше здесь было нечего делать.

        Пока нечего делать...
        Время пира для любителей падали еще не пришло. Но оно было уже не за горами. Сразу в нескольких местах глухо пробили боевые барабаны, призывая солдат строиться в походный порядок, и огромная масса войск, повинуясь зову Судьбы, всколыхнулась в едином порыве.
        Часы пробили полдень, и до начала великой битвы оставалось неполных два часа. Два часа, отделявших многие тысячи тех, кому предстояло сойтись на поле брани, от последнего вздоха и великого момента истины - мимолетного солнечного луча, блеснувшего на острие меча противника, который через мгновение вонзится в самое сердце.


        Ее звали Ита, что с эльфийского переводится как «натянутая тетива». И весь ее облик был под стать этому имени - изысканная утонченность форм и линий сочеталась с огромной внутренней духовной силой, которую можно было сразу же заметить и определить не по каким-то неведомым признакам, а всего лишь встретившись с ее взглядом. Пожалуй, именно глаза были самым удивительным и притягательным в ней, потому что именно они - темно-зеленые, с яркими желтыми прожилками, словно лучи прорезавшими радужку, - лучше всяких слов говорили о сущности своей хозяйки. И именно в этих глазах отражались, причудливо переплетаясь в затейливые узоры, кипящая магма вулканов, блистающие молнии, сопутствующие невиданной силы ураганам, холодный лед заснеженных вершин и тихий покой материнского голоса. Да, это были удивительные глаза, которые может породить только смешение рас. Смешение, от которого рождаются дети всего лишь один раз в несколько десятков лет. Потому что только поистине настоящая любовь может привести к тому, что от брака человека-мужчины и женщины-эльфа появляется на свет ребенок, вобравший в себя все лучшие
черты двух рас.
        Она как раз и была этим созданием - полукровкой, полуэльфом-получеловеком - и всегда гордилась тем, что в ее жилах смешались две крови, а сознание открыто не только причудливой и возвышенной магии леса, но и холодному прагматизму городских жителей. Ее детство было счастливым и спокойным - таким, какое должно быть у каждого ребенка, чьи родители по-настоящему любят друг друга. А юность - насыщенной и чистой, словно полноводная горная река, поющая и смеющаяся на всем протяжении своего причудливого русла.
        Потом она выросла - и встретила человека, высокого, сильного мужчину с обветренным, словно высеченным из темного камня лицом, прямым взглядом и какой-то особенной, открытой, по-детски распахнутой навстречу добру душой. Это не было простым увлечением или первой влюбленностью, свойственной всем девушкам. Нет, это было по-настоящему чистое, возвышенное чувство, от которого рождаются поразительно красивые и умные дети.
        Но стать матерью ей так и не довелось. Ее возлюбленного убил дроу - темный эльф. Убил не в открытом и честном бою, а трусливо, предательски - из-за угла. Сильный и добрый человек умер, Даже не успев ничего понять. Его сердце остановилось в тот самый момент, когда он спешил на свидание к своей возлюбленной. Люди, которые его нашли, утверждали, что он лежал на спине, широко раскинув руки, будто пытаясь обнять отвернувшееся от него небо, и в уголках губ навеки застыла какая-то по-детски умиротворенная улыбка.
        С тех пор удивительные изумрудные темно-зеленые глаза Иты потемнели от гнева, так что стали почти черными, и она возненавидела и прокляла всех предателей, посвятив свою жизнь войне. С ее врожденными талантами это было не так уж сложно. Раз ей не суждено было стать женщиной-матерью, она стала женщиной-воином. Ите еще не было двадцати, но она уже настолько освоила технику стрельбы из лука, что почти не уступала олвирам - гвардии эльфийских стрелков. И если бы она родилась не полукровкой, то, возможно, ее бы приняли в их ряды, даже невзирая на то, что она женщина. Но древний закон гласил: только чистокровный эльф может стать олвиром, и это священное правило нельзя было ни нарушить, ни сделать единичное исключение. Потому что единожды нарушенный закон теряет свою силу для всех последующих поколений.
        Впрочем, эти формальности не слишком тревожили ее. Чем старше становилась Ита, тем больше приходила она к пониманию того, что ее душа принадлежит лесу и ее обитателям - материнская кровь оказалась сильнее наследия отца. А среди олвиров у нее и без того было предостаточно друзей-поклонников, поэтому, даже не будучи официально принятой в это элитное подразделение, она прониклась его духом и впитала не только его тайны, но и все лучшее, что было недоступно простым смертным. Официально она, разумеется, не была одной из них, но если отбросить в сторону условности, то можно с уверенностью сказать, что в силу своих удивительных способностей и неукротимой энергии девушка являлась почти полноправным членом этой закрытой касты.
        Так прошло еще два года. Старые душевные раны постепенно затягивались, а неукротимый огонь ненависти, клокотавший в душе, медленно угасал, так что к некогда почерневшим от горя глазам стал возвращаться их естественный цвет. Но тут грянула эта проклятая война. И, казалось, сама ось мироздания сдвинулась с привычного места, после чего все необратимо изменилось. Хаос начал тотальную истребительную войну, уничтожая все на своем пути, не беря пленных и сжигая леса.
        Ей хватило бы одной искры, а не этого вселенского пожара, для того чтобы теплившиеся угли ненависти вновь загорелись бушующим пламенем. Гнев вернулся, посеяв семена пожара в ее легко воспламеняющейся душе, и именно Ита была первой из эльфов, кто обмакнул наконечник своей стрелы в яд, сделанный из сока эмпантового дерева и особой разновидности грибов-паразитов, и не убила, а преднамеренно ранила этой стрелой нескольких орков. То, чего никогда бы не осмелился сделать чистокровный эльф, сделал человек, вернее, та его половина, которая, ослепленная ненавистью к врагам, заглушила в своей душе голос леса - голос крови эльфийской матери.
        И сначала единицы, а затем, по мере того как леса продолжали гибнуть, сжигаемые шаманами орков, все больше и больше эльфов стали использовать отравленные стрелы
        - ненависть породила еще большую ненависть, а жестокость и насилие - безумие и хаос.
        Но, быть может, в отместку за ее страшное безрассудство, положившее начало великим катаклизмам, судьба забрала у нее отца. Великий и бесстрашный воин погиб в пограничной битве с имурами. Однако он был сражен не мечом одного из людей-кошек, а повергнут стрелой, выпущенной из лука чистокровным человеком.
        Это выяснили, когда нашли его тело, пробитое в нескольких местах стрелами с тяжелыми литыми наконечниками, сделать которые могли только люди.
        А спустя некоторое время вся Алавия узнала о том, что на стороне сил Хаоса воюют предатели, около тысячи людей, изменников, презревших голос крови светлых рас, - лучников, безжалостно и хладнокровно убивающих своих же собратьев.
        Именно после этого скорбного известия покой навсегда оставил и без того израненную душу печальной девушки. Она, и раньше ненавидевшая предателей, поклялась сама себе страшной древней клятвой, что не успокоится до тех пор, пока последний человек из легиона ренегатов, не исключая и их главаря, ничтожнейшего из ничтожных, не ляжет костьми в сырую землю. И во имя этой мести Ита была готова на все.
        Тот, кто одержим навязчивой идеей, рано или поздно находит пути для осуществления своих замыслов. Какими бы безумными или опасными ни оказались дороги, ведущие к намеченной цели.
        Старинные легенды эльфов гласят, что когда-то давно, на самой заре становления рас, существовало заклинание «Стрела, разрывающая сердце». Использовать его могли только по-настоящему сильные духом, потому что вместе с выстрелом лучник терял часть собственной жизненной энергии. Именно эта энергия и питала стрелу, способную поразить намеченную жертву на расстоянии прямой видимости. Это поистине гигантская дистанция, так как при обычном прицельном выстреле стрела могла достигнуть цели на расстоянии максимум сто шагов, или, если стрелять навесом, - не более трехсот. Но в одиночку незаметно приблизиться к противнику на такое расстояние во время битвы почти невозможно, поэтому оставалось одно - достать его издалека. С той стороны, откуда он меньше всего ожидает нападения.
        Проявив невиданное упорство, одновременно задействовав все свои связи и знакомства, Ита ухватилась за слабую зацепку, способную в конечном итоге привести ее к намеченной цели. Девушка повстречалась со старым, даже не побелевшим, а скорее пожелтевшим от древности друидом, чья память все еще хранила воспоминание о днях и славных делах давно минувших эпох. Это был чудом сохранившийся осколок того далекого времени, когда мир был еще слишком молод, чтобы пасть жертвой самоубийственных войн.
        Этого древнего старика звали Калатан. Он прожил слишком долго и успел устать от мирской суеты, так что поначалу даже не хотел разговаривать с незваной гостьей. Однако что-то всколыхнулось в его зачерствевшей душе, когда он увидел глаза этой девушки. Может быть, на память ему пришли дни давно прошедшей молодости, или же лицо полукровки напомнило ему дуновение свежего весеннего воздуха, который приходит в долину с западных гор, чтобы возвестить о том, что зима уходит и жизнь, несмотря ни на что, продолжается. Как бы то ни было, в конечном итоге друид согласился ответить на ее вопросы. И рассказал, что как такового заклинания не существует. Стрела, разрывающая сердце, сама решает, подходит ли ей человек, энергию которого она возьмет в обмен на выстрел, или же нет.

        - Вообще, эти стрелы скорее живые существа, нежели магическое оружие, - продолжал Калатан, не обращая внимания на выражение бескрайнего удивления, застывшее на лице девушки. - С ними связано много странных и темных историй, о которых лучше не упоминать вслух, чтобы не потревожить души давно умерших воинов.
        Он замолчал, и было хорошо видно, что его мысли вернулись к тем безвозвратно далеким временам, сама память о которых, казалось бы, покрылась толстым налетом вековой пыли.

        - Единственный, кто что-нибудь может знать обо всем этом, - наконец проскрипел старик, выйдя из состояния глубокой задумчивости, во время которой Ита стояла, затаив дыхание и боясь даже пошевелиться. - Так это Сарг...
        Фраза прозвучала так, как будто мифического Сарга должны были знать абсолютно все обитатели древнего леса.
        Однако девушке это имя ни о чем не говорило.

        - А кто этот почтенный мудрец? - осмелилась спросить она после некоторой паузы, вызванной скорее замешательством, нежели робостью.

        - Кхееее-кхххеееее, кхххеее!
        Звуки, вырывавшиеся из горла старого друида, были похожи на кашель, но, на самом деле это был смех...
        Ита молча и терпеливо переждала и этот всплеск эмоций. В конце концов, она пришла сюда по делу, и только от желания или нежелания Калатана зависело, узнает ли она хоть что-нибудь полезное.

        - Ах, девочка, девочка... - проскрипел он, наконец, просмеявшись-прокашлявшись,
        - имя Сага когда-то было на устах всей Алавии, потому что именно он был первым, кто применил заклятие «Искажение пространства» и положил конец могуществу некромантов; именно он стоял во главе войска, разбившего бесчисленные легионы орков, вторгшиеся с юга во время великой засухи, и... А впрочем, - устало махнул рукой старик, - можно до бесконечности перечислять все его великие свершения и ратные подвиги, но если из людской памяти так быстро стерлись воспоминания об этом удивительном герое, то я не стану тратить свое драгоценное время на то, чтобы просвещать молодую девушку, нарушившую мой покой из-за глупой прихоти.
        В ответ на эту гневную исповедь Ита просто промолчала. Когда имеешь дело с друидом, да еще и практически высохшим от древности, говорить что-либо в свое оправдание не имеет смысла. Если старик захочет - скажет сам все, что нужно, а если нет, то никакие просьбы, уговоры или угрозы не подействуют.
        На некоторое время в помещении воцарилась напряженная тишина. Оба, Калатан и девушка, молчали, как будто задумавшись каждый о своем. А затем древний старец, наконец, разрушил хрупкую тишину, чуть слышно пробурчав себе в бороду:

        - Последний раз его видели недалеко от озера Печали, находящегося в юго-западной части Эвалонского леса. Но теперь уже никто и не вспомнит, сколько воды утекло с тех пор.
        На лице Иты расцвела улыбка. Даже ее темные глаза на какое-то мгновение стали чуть светлее.

        - Спасибо вам, - сдержанно ответила девушка, изысканно поклонившись, что считалось у эльфов высшей степенью уважения. - Спасибо вам, - повторила она, приложив руки к сердцу, что было высшей мерой признательности у людей.
        Старик ничего не ответил, как будто совершенно проигнорировав эти знаки внимания.
        Ита хотела было задать еще один, последний вопрос, но не решилась. Судя по виду и поведению старого друида, он сказал все, что собирался и аудиенция была окончена. Она еще раз поклонилась - на этот раз уже прощаясь - и стремительно вышла прочь.

        - Смелая девочка, но безрассудная, - в очередной раз пробормотал себе в бороду Калатан. - Хотя, кто знает, может быть, ей и удастся добиться цели, раз и навсегда покончив со всем этим затянувшимся кровавым безумием. Кто знает... Может быть, боги, но и те, скорее всего, не догадываются.
        Он посидел еще немного, особым внутренним взором пристально вглядываясь в едва различимую пелену будущего, но, так ничего и не увидев, устало откинулся на спинку кресла.

«В смутные времена будущее не определено, - уже не сказал, а подумал про себя он, - поэтому никто не может на него повлиять. Ни боги, ни древние артефакты, ни уж тем более жалкие смертные. Только случайность или какой-нибудь неизвестно откуда взявшийся великий герой, пожалуй, еще может изменить ход событий. Но эра великих героев давно миновала, а случайность слишком непредсказуема и капризна, чтобы серьезно надеяться на нее».

        - Н-да... Ох уж эти смутные времена, - опять вслух пробормотал он, перед тем как заснуть. - Эти нескончаемые смутные времена...
        Глава 4

        За многие тысячелетия войн между светлыми и темными расами выработались и отшлифовались практически до совершенства расстановка и взаимодействие различных групп и родов войск. В классическом построении, позаимствованном у эльфов, которым не было равных среди стрелков, лучники строились V-образными построениями, направленными острием в сторону противника. Между ними стояли колонны копейщиков и легко вооруженной пехоты, состоящей в основном из людей, а иногда и гномов. В бою эльфийские лучники стреляли по флангам надвигавшихся на копейщиков войск противника. Когда те подходили слишком близко к обороняющимся, лучники переносили поток стрел на задние ряды нападавших, разбивая их строй. Поэтому задачей атакующих было по возможности быстрее сблизиться с войсками эльфов, чтобы избежать губительного ливня стрел на подходах или свести его результаты к минимуму. Эта была простая, но эффективная тактика ведения боя. Очень долгое время силы Хаоса никак не могли приспособиться к ней. И именно непонимание этих специфических особенностей применения лука привело некогда к катастрофическим поражениям орков в союзе
с имурами и дроу при Преттси, Патье и Авиенкаре. Во всех этих битвах цвет рыцарства войск Хаоса пытался опрокинуть легковооруженных эльфов лобовой атакой. Они самонадеянно считали легкой добычей окопавшихся на холмах и возвышенностях лучников. Но все эти рыцари - грациозные имуры и тяжеловооруженные орки - были нещадно расстреляны эльфийскими воинами, занявшими выгодную оборонительную позицию на возвышенности, все пространство перед которой было густо испещрено замаскированными неглубокими канавами-ловушками, где ломали ноги кони атакующих. В свою очередь, пехотные порядки без прикрытия кавалерии были рассеяны и втоптаны в грязь тяжеловооруженной конницей людей, появившейся из засады в самый неожиданный момент.
        При подобных условиях боя, в которых регулярно оказывались люди и эльфы, воевавшие против орд численно превосходящего противника, совершенно необходимо было поддерживать строгий порядок в войсках. Преследования противника не допускались до тех пор, пока он не будет наголову разбит. И стоит отметить, что именно эти качества - железная дисциплина и строгий порядок - были одной из главных составляющих успеха немногочисленных по сравнению с Хаосом армий светлых рас.
        Поэтому совсем не удивительно, что прекрасно обученные, хорошо экипированные, к тому же скованные жесткой дисциплиной эльфийские лучники при умелом руководстве представляли достаточно серьезную силу, с которой были вынуждены считаться все без исключения армии во время бесконечных сражений между силами Света и Хаоса.
        Поэтому мое решение взять на вооружение тактику V-образного построения было вызвано не каким-то особым патриотизмом или преклонением перед былыми победами, а обычным расчетом - в конце концов, грамотный командир должен заблаговременно принять все меры для того, чтобы в рядах его подчиненных было как можно меньше потерь.
        К слову сказать, в первой же пограничной битве подобная расстановка сил полностью себя оправдала - мы потеряли всего пятерых. Правда, тогда мы сражались бок о бок с имурами - решительными и сильными воинами, А сегодня в качестве наших союзников выступали трусливые гоблины. Поэтому расклад предстоящего сражения мне совершенно не нравился. Уже изначально в нем было заложено нечто противоестественное. Но приказ есть приказ - нравится он или нет, каждый солдат обязан его выполнять.
        Люди и все остальные светлые расы издавна враждовали с гоблинами, этими мерзкими гиенами, славящимися не только трусостью, но и чрезмерной жестокостью по отношению к побежденным. Да и союзники не слишком-то жаловали гоблинов. Высокомерные имуры вообще откровенно презирали их, а орки смотрели на них с безразличным пренебрежением. Быть может, только ворги и некоторые совсем уж низко павшие дроу относились к этой расе терпимо. Да и то исключительно потому, что первые иногда сажали к себе на спину всадников-гоблинов, чтобы совершать стремительные грабительские набеги, а вторые проводили с гоблинами какие-то одним им ведомые темные сделки.
        Все эти мысли стремительным вихрем пронеслись в моей голове, пока я шел на встречу с Мгхамом - предводителем пяти когорт гоблинов (каждая насчитывала около шестисот боевых единиц), вместе с которыми лучникам племени Сави «выпала честь» сражаться бок о бок в предстоящей битве. Мысли мои были неутешительными - даже при желании вряд ли можно было представить худшего союзника.
        Его палатка была украшена с кичливой яркостью, присущей всем без исключения
«вождям могучих племен», на самом деле являющимися не кем иным, как мелкими царьками с невероятно раздутыми амбициями. Кричащая позолота вкупе с замысловатым орнаментом и выставленными напоказ черепами поверженных врагов составляли украшения этого походного шатра.

«Наверняка очередной напыщенный кровавый болван, считающий себя как минимум великим полководцем, а как максимум - несостоявшимся повелителем этого подлунного мира», - успел подумать я, отдергивая полог и ступая внутрь временного пристанища главаря гоблинского воинства.
        Как ни странно, я ошибся. И наш дальнейший разговор убедил меня в обратном - Мгхам был не просто умен, но еще и не питал никаких иллюзий насчет способностей и возможностей подвластных ему воинов.

        - Так ты и есть тот человек, который однажды назвал себя Хрустальным Принцем и навлек на себя и подвластных вассалов вечное проклятие?
        Это не был вопрос в прямом смысле слова, потому что никакой другой человек просто-напросто не смог бы очутиться в этой палатке. Нет, это было скорее своеобразное приветствие, во время которого исходя из моей реакции он смог бы составить определенное мнение о предстоящем союзнике.

        - А ты, наверное, Мгхам, тот самый великий полководец смелой и бесстрашной орды гоблинов, о которой молва безостановочно говорит уже столько времени? - ответил я вопросом на вопрос. И продолжил без всякой паузы: - Как видишь, слава о твоих подвигах достигает самых отдаленных провинций.
        Это, в свою очередь, был мой пробный камень, целью которого было сразу расставить все точки над «i», выявив истинное лицо этого создания. Судя по тому, как заблестели глаза гоблинского военачальника, я практически уверился в своем мнении - передо мной находится ничтожество, наделенное властью. Но в следующий момент я услышал неожиданно ироничное:

        - Это «бесстрашное воинство» способно только на то, чтобы добивать раненых и резать беззащитное мирное население, а из пяти подвластных мне когорт вряд ли наберется сотня по-настоящему смелых бойцов.
        Слышать подобное заявление из уст предводителя гоблинов было, по крайней мере, странно, чтобы не сказать больше.
        Увидев застывшее на моем лице выражение бескрайнего удивления, он продолжал:

        - Всегда и везде у любого народа и у любой расы найдется пара философов, которые видят и осознают несовершенство своего племени, но почти никогда эти самые философы не поднимаются до уровня правителей, потому что это в корне противоречило бы самой системе власти.

        - Но в данном случае, насколько я понял, мы имеем исключение из общепринятых правил. - Мне почти удалось справиться с удивлением, но я все еще находился под сильным впечатлением услышанного.

        - Нет, - коротко ответил Мгхам. - Благодарю за комплимент, но в данном случае мы имеем не философа, ставшего волею судьбы и отцовского наследства правителем, а правителя, попытавшегося просто и честно взглянуть правде в глаза.
        На какое-то мгновение я даже замешкался, пытаясь подобрать нужные слова, а затем, после секундной паузы, позволил себе задать еще один уточняющий вопрос:

        - Но как вообще можно с подобными мыслями стоять во главе войска? Правитель, презирающий свой народ, - это слишком не только для гоблинов, но и вообще для любой расы и племени.

        - Никто не говорит, что я презираю свой народ, - невесело усмехнулся он, хотя по большому счету временами я не так уж и далек от этого... А насчет «слишком»... - Мгхам неожиданно сменил тему, - уж никак не человеку, вставшему под знамена Хаоса, говорить о чрезмерности чего бы то ни было!

        - Согласен. - Я решил не развивать эту неприятную для обоих собеседников тему, а перейти сразу же к плану предстоящей кампании.

        - Тогда перейдем сразу к делу, - правильно уловив мое настроение, предложил он.
        Откинув в сторону все лишнее, буквально в нескольких словах я обрисовал наилучшее, с моей точки зрения, построение подвластных ему когорт и моих лучников.

        - План, безусловно, хорош, - задумчиво протянул Мгхам, вероятно взвешивая все
«за» и «против» моих выкладок, - но мы ведь находимся не в центре, а на фланге..


        - И? - Совершенно не знакомый с гоблинской спецификой ведения боя, я, откровенно говоря, не понял, к чему он клонит.

        - Лес находится в паре километров от места нашей дислокации. При подобном построений, если противник ударит из засады, не знаю, как поведут себя твои люди, но ручаюсь головой, что мои воины дрогнут. А если вдобавок это будет тяжеловооруженная конница людей, то они сметут бегущих за считанные минуты и, вклинившись в центр имуров, изрубят их на куски еще до того, как эти глупые кошки успеют вообще что-либо понять. Но если все так очевидно и тебе и мне... - продолжал он.
        В этот момент я в очередной раз поразился его проницательности - предводитель гоблинов не только обрисовал возможное развитие событий, но и более того - он был уверен, что я придерживаюсь того же мнения.

        - То почему генерал Тиссен допускает подобный просчет? Это что, тактическая уловка, в результате которой мы выступаем в качестве лакомой приманки? Заманить противника на живца - в данном случае никчемных людей и презренных гоблинов - и ударить в ответ. Или же это всего лишь элементарная глупость?

        - С нами будут еще и три некроманта с сотней зомби...
        Вероятно, он не знал об этом, потому что после моих слов лицо Мгхама почернело от гнева.

        - Но это же просто недопустимая глупость - ставить гоблинов на защиту некромантов. Мои соплеменники и без того не слишком отважная раса, впадающая в трепет при одном только упоминании об оживших мертвецах, не говоря уже о том, чтобы сражаться с ними бок о бок. Никогда гоблины не вступали в союз с этими посланниками смерти...

        - Люди тоже никогда прежде не вставали под знамена Хаоса, - устало напомнил ему я, - но что поделать, подчас от нашей воли ничего не зависит.
        Не уверен насчет мнения Мгхама, но лично мне стало предельно ясно: Тиссен заранее простился со всеми нами, свалив неугодных ему гоблинов, людей и некромантов в одну грязную беспорядочную кучу. И его абсолютно не интересовало, как они будут биться и что с ними в конечном итоге станет, потому что верховный главнокомандующий наверняка предусмотрел возможность флангового удара и принял меры, которые не позволят атакующим, смявшим стремительной атакой правый фланг его войска, внести беспорядок и панику в центральную группировку имуров. Мгхаму не понадобилось много времени, чтобы прийти к аналогичному выводу.

        - Я дам тебе две когорты пехоты, и одну - копейщиков, - неожиданно спокойно и по-деловому произнес он, усилием воли отбросив гнев. - С ними же будет пятьдесят моих самых надежных воинов, вооруженных пиками. Даже когда все остальные побегут, побросав оружие, - эти останутся на месте. Если твои люди окажутся не такими слабаками, как утверждает лживая молва, они подберут копья бежавших и ощетинятся частоколом пик, способным сдержать первый, самый смертельный натиск атакующей конницы.
        Не нужно было дополнительных объяснений, чтобы догадаться - те пятьдесят копейщиков, которые останутся со мной, будут защищать не чуждых им людей-лучников и уж тем более не интересы лордов Хаоса, а своих бегущих в панике соплеменников.

        - А...

        - А остальные две сотни воинов, на которых можно положиться, пойдут вместе со мной и двумя другими когортами защищать этих полумертвовых выродков - некромантов, - ответил предводитель гоблинов на мой так и незаданный вопрос. И пусть хоть кому-то из нас сопутствует удача в предстоящем сражении!
        Разговор был окончен, и дальнейшее его продолжение ни к чему бы не привело. Мы не были ни друзьями, ни приятелями, по большому счету мы не были даже союзниками, потому что у союзников есть хоть какие-то общие цели и планы. Наш же разговор, скорее, походил на сделку сторон, пытающихся выгадать несколько лишних минут или жизней для своих подчиненных. Все было расставлено на свои места, и добавить к сказанному было нечего, поэтому, молча кивнув и коротко попрощавшись, я вышел из палатки.
        Солнце светило по-прежнему ярко, и листва на деревьях, как и раньше, оставалась зеленой, но что-то неуловимо изменилось. Это что-то находилось не снаружи - в природе или окружающей обстановке, - а глубоко внутри меня. Я неожиданно осознал: если даже среди гоблинов порой встречаются личности, достойные уважения, то, выходит, не важно, к какой вере или расе ты принадлежишь, главное, чтобы где-то внутри был крепкий и чистый стержень, который определяет все твои поступки и действия в соответствии с внутренними убеждениями.
        Есть этот стержень - и тогда, даже будь ты распоследним гоблином или презренным некромантом, не только союзники, но даже враги будут уважать тебя. А нет - не спасут ни звания, ни высокие титулы, ни принадлежность к светлой расе или королевской фамилии; вообще ничто не спасет.
        Мне неожиданно захотелось поделиться своим удивительным открытием с кем-нибудь еще, но, как назло, поблизости не оказалось никого, кому можно было бы рассказать об этом прозрении. Даже старый знакомый - ворон, предвестник смерти,
        - улетел в одному ему ведомые заоблачные дали, навеяв смутное предчувствие неотвратимо надвигающейся беды. А когда я подошел к палаточному лагерю, где расположились лучники племени Сави, момент вдохновения уже прошел, оставив после себя лишь мутный осадок какой-то непонятной тоски.
        Именно с этим тревожным, не до конца осознанным чувством я и повел своих людей в битву, с головой окунувшись в безумие кровавого сражения, которое почти для всех нас оказалось последним.


        Ей было не занимать упорства и настойчивости. Однажды поставив перед собой цель, она стремилась достичь ее любой ценой. Та огненная лава, что текла в жилах полуэльфа вместо крови, питала ее тело и разум неукротимой энергией, для которой не было никаких преград и никаких сдерживающих факторов. Она ненавидела Хаос в целом и темные расы в частности той чистой, ничем не разбавленной ненавистью, которая в конечном итоге подчиняет себе все мысли и чувства, незаметно делая из некогда гордого и независимого человека управляемую эмоциями марионетку.
        Получив чрезвычайно скудную информацию от старого друида, Ита отправилась туда, где мог находиться Сарг, - в область Эвалонского леса, находящуюся неподалеку от озера Печали, места не то чтобы проклятого, но издавна пользующегося дурной славой. В чем именно крылась тайна озера Печали, никто бы не мог сказать наверняка, так же как никто не мог объяснить, почему эти края обходят стороной звери и люди. Но та, что поставила перед собой великую цель, не могла быть остановлена глупыми предрассудками, поэтому без колебания устремилась в глубь труднопроходимой чащи и после трехдневных упорных поисков нашла обитель Сарга - древнего жителя, настолько сросшегося с лесом, что уже нельзя было с уверенностью сказать, к какой вообще расе принадлежит это причудливо странное существо. На протяжении последних полутора веков никто не общался с этим созданием, да он и не испытывал никакой потребности в общении с кем-либо, потому что, однажды познав неведомое и заглянув за грань, отделяющую эту реальность от всего остального, потерял интерес к мирской жизни.
        Хотя утверждение о том, что Ита нашла Сарга, не совсем верно. Скорее, это он позволил себя найти. Сама девушка никогда бы его не отыскала. Утро третьего дня поисков ничем бы не отличалось от двух предыдущих, если бы сразу же после пробуждения она не услышала голос, спросивший без всякого приветствия:

        - Встала на дорогу отчаяния?
        Лес был настолько пустынным и неживым, что Ита сразу поняла: тот, кого она безрезультатно искала на протяжении последних дней, сам пришел к ней.

        - Точнее будет сказать - вышла на тропу войны.

        - Ты глупа. - Это было даже не оскорбление, а скорее утверждение, которое невозможно было оспорить.

        - Поистине только единицы могут сказать про себя, что они мудры, все остальные находятся в оковах своих предрассудков и глупости.
        Голос несколько секунд помолчал, как будто взвешивая сказанное, а затем произнес:

        - Достойный ответ.
        Она чуть кивнула головой, как бы поблагодарив за похвалу.

        - Но это не меняет дела. - Продолжающий оставаться невидимым собеседник не обратил внимания на жест девушки. - Искры просветления гаснут в бездонном колодце ненависти, который поглощает твою душу.
        На этот раз Ита не нашлась что ответить, поэтому почла за лучшее промолчать. Раз Сарг заговорил, значит, у него были какие-то планы. Заподозрить это древнее существо в простом любопытстве было так же глупо, как и считать, что она могла победить его в споре. И она стала терпеливо ждать, когда хозяин леса скажет то, что хотел.

        - И в один прекрасный момент эта ненависть, наконец, станет настолько сильной, что полностью подчинит тебя себе.

        - Она уже и сейчас достаточно сильна, чтобы можно было с уверенностью сказать: я в ее власти.
        Сарг глухо рассмеялся. Этот смех настолько походил на звуки, издаваемые филином, что девушка даже подумала, не обернулся ли старый друид птицей, но быстро отбросила эту мысль. Ее зрение было намного лучше, чем у обычного человека, и она могла поклясться чем угодно, что в радиусе пятидесяти метров нет ни одного живого существа, за исключением ее самой и призрачного голоса невидимого собеседника.

        - То, что ты называешь ненавистью, - продолжил Сарг, отсмеявшись, - всего лишь легкая вспышка гнева. Маленький ребенок, со слезами на глазах сжимая крохотные кулачки, смертельно обижен на всех вокруг, потому что мама слегка шлепнула его. И он, так же как и ты, зол на весь мир, считая, что нет во вселенной большей обиды, чем та, которую он только что перенес. Нет, поверь мне на слово, ненависть, которая может в конечном итоге поглотить тебя, - это ураган, сметающий все на своем пути, а не та легкая рябь на поверхности водной глади, которая сейчас омрачает твое сознание.
        Она лишь криво усмехнулась в ответ. Что может знать о жизни этот призрак, так давно ушедший из мира людей, что даже не помнит, какими могут быть настоящие чувства? Кровь в ее жилах рвется наружу огненным гейзером, разум мечется, словно зверь в клетке, - а этот безликий старец утверждает, будто то всего лишь легкая рябь на поверхности водной глади. Да в своем ли он уме? И не проделала ли она напрасно весь этот путь, окончившийся глупым и бесполезным разговором?

        - Ты ведь считаешь меня выжившим из ума стариком? - Вопрос откровенно застал Иту врасплох, но она быстро сориентировалась:

        - Ты настолько стар и мудр, что твои слова чаще всего недоступны пониманию простого смертного.

        - Из тебя мог бы получиться отличный человек или неплохой эльф, но в конечном итоге ты можешь превратиться в чудовище, которое ужаснет даже привыкший ко всему Хаос. - В голосе старца проскальзывали нотки откровенного сожаления.
        Этот неконкретный, рваный, перескакивающий с темы на тему разговор начал откровенно тяготить девушку. При всем уважении к сединам невидимого собеседника в его словах не было ни капли здравого смысла, и слышалось скорее эхо древнего безумия, нежели что-то иное. Если бы не воспитание, Ита, наверное, повернулась бы и ушла, но у нее была цель, и во имя великой цели она готова была выдержать до конца и этот абсурдный разговор.

        - Стрелы, за которыми ты пришла, стоят прямо за деревом, - сухо, словно треснула ломающаяся ветка, произнес невидимый голос.
        До этого момента девушке казалось, что она привыкла к неожиданным поворотам разговора, но сейчас она поняла, что ошибалась. Причудливый полет мысли Сарга было невозможно ни предугадать, ни осознать. Его мышление лежало совершенно в иной плоскости, и приблизиться к его пониманию было так же нереально, как объять необъятное.

        - Спасибо, - коротко поблагодарила Ита, решив воздержаться от проявления ненужных эмоций, тем более - от бесполезных в данном случае вопросов.

        - У меня есть еще кое-что для тебя...
        Ей не нужны были подарки, потому что три стрелы с наконечниками из странного на вид металла уже легли в ее колчан, но обидеть радушного хозяина было бы в высшей степени неприлично, поэтому она присела на землю, ожидая продолжения разговора.

        - Хочу рассказать тебе о судьбе двух из трех этих стрел, каждая из которых, словно капризная взбалмошная женщина, имеет свои особенности.
        Ита внутренне напряглась, потому что не любила разного рода предсказания, относясь к ним как к неизбежному злу; к тому же сравнение пусть магических, но все-таки стрел с женщинами звучало слишком безумно, даже с поправкой на преклонный возраст Сарга. Однако девушка быстро взяла себя в руки.

        - Мне бы не хотелось владеть знаниями, не предназначенными для простых смертных.
        - Она постаралась, чтобы этот вежливый отказ прозвучал как можно более мягко, но, судя по реакции хозяина леса, ей это не удалось.

        - Ты приходишь сюда, чтобы получить помощь, а когда я прошу о небольшом ответном одолжении, просто говоришь мне «нет». - Интонации собеседника не изменились - он продолжал говорить все так же ровно и спокойно Ита поняла, что он разгневался.

        - Я не говорю «нет», - мягко уточнила она. - Я просто предпочитаю оставаться в неведении относительно своей дальнейшей судьбы, теперь тесно переплетенной с судьбой этих стрел. Не так уж много на этом свете людей, которые согласились бы заглянуть в будущее. Я знаю, что тебе это доступно, и если ты настаиваешь - приму твои пророчества как должное, однако...
        Девушка хотела что-то добавить, но в последний момент передумала, и мысль так и осталась незавершенной.

        - Когда-нибудь люди уничтожат все, что не укладывается в их узкие рамки и понятия об этом необъятном, загадочном мире. По складу ума ты скорее человек, нежели эльф, но это ровным счетом ничего не будет значить, потому что твои соплеменники подсознательно ненавидят полукровок. Иди, мне больше нечего тебе сказать.
        Сарг замолчал, и гостья поняла, что это конец разговора. Оправдываться или приводить какие-либо доводы в свою защиту не имело смысла, поэтому она просто встала и, поклонившись невидимому собеседнику, молча зашагала прочь.
        Три стрелы действительно навсегда сплелись с ее судьбой, медленно, но верно пропитывая ее ауру спорами ненависти. Эти споры способны были превратить гордую полукровку в чудовище, или, наоборот, возвести на пьедестал, воздвигнутый в ее честь содружеством светлых рас.
        Кто мог знать, что случится в конечном итоге? Разве только Сарг, да и то не наверняка. Но она добровольно отказалась от его пророчеств, предпочтя прожить эту жизнь по-своему - так, как подсказывает ей сердце. Не только сейчас, но и никогда в будущем не пожалеет она об этом решении. По крайней мере, в тот миг она свято верила, что это именно так.
        Много позже ей предстояло узнать, что она глубоко заблуждалась, но это будет потом. А сейчас стрелы судьбы надежно покоились в ее колчане, и сердце, обуреваемое ненавистью, впервые за последние несколько дней было спокойно.
        Глава 5

        Было около двух часов пополудни, когда восьмидесятитысячная армия Хаоса пошла на штурм перевала Стервятника. Цепь плоских холмов протяженностью не более десяти-двенадцати километров упиралась с обеих сторон в крутые горные склоны, покрытые практически непроходимой чащей многовекового леса. За перевалом лежали бескрайние плодородные долины Алавии, путь через которые вел к центру всей политической и торговой жизни этого континента - прекрасному и неприступному городу-крепости Арлону, древней столице объединившихся светлых рас.
        От исхода этого сражения зависела если не судьба всей военной кампании, то очень и очень многое. Успех или неудача в одной битве могли кардинально изменить расклад не только в этой географической точке, но и на двух оставшихся направлениях вторжения - северном и северо-западном, потому что мощные кроваво-черные клинья, которыми армии Хаоса собирались расчленить территорию врага, должны были действовать синхронно. В противном случае могло возникнуть слишком много неожиданностей, способных не только затормозить наступление в целом, но и внести неразбериху на отдельно взятых участках фронта. Растянутость коммуникаций и потеря связи между наступающими войсками была чревата тем, что глубокий тыл в одно мгновение мог неожиданно стать передовой, а завоеванная территория - вдруг оказаться огромной ловушкой, из которой не было иного выхода, кроме как сдаться или умереть.
        Впрочем, все эти глобальные выводы и выкладки совершенно не интересовали основную массу воинов, собравшихся на этом небольшом отрезке пространства. У генералов и полководцев были свои цели и задачи, а у простых воинов - свои. Но тех и других объединяло, пожалуй, одно стремление - победить, чтобы выжить. Потому что всегда и везде уделом проигравшей стороны было служить кормом разжиревшим от кровавой дани стервятникам.
        Гордо реяли знамена идущих в битву когорт и легионов: желто-черные - у имуров, грязно-зеленые - у гоблинов, черно-голубые - у орков, темно-вишневые - у дроу, а дальше, где-то в отдалении, на левом фланге этой невиданно огромной орды, там, где взор уже не мог различить ничего, кроме смутной безликой массы множества воинов, нестерпимо ярко блистала звезда Кадимара - палатка верховного главнокомандующего, увенчанная древним магическим артефактом, полученным за былые заслуги лично из рук лордов Хаоса. Много слухов и домыслов ходило о происхождении и предназначении этой удивительной вещи, но никто доподлинно не знал, в чем заключается секрет ее могущества. Однако такая наглядная демонстрация магической вещи положительно влияла на настроение войска, вселяя в сердце каждого воина надежду на то, что магия Хаоса в случае необходимости даст достойный отпор древним реликвиям Света, находившимся во владении магов противника.

        - Изучаешь звезду Кадимара? - Вопрос неслышно подошедшего сзади Мгхама прозвучал неожиданно.

        - Отчасти, - коротко ответил я.
        Откровенно говоря, мне не хотелось ни с кем разговаривать в эти последние несколько относительно спокойных минут перед началом сражения.

        - Ворги-разведчики донесли, что в лесу нет никаких признаков засады.
        Я многозначительно промолчал. И без слов было ясно: то, что в лесной чаще никого не обнаружили, еще ничего не значит. Магия друидов способна обмануть кого угодно
        - даже таких прекрасных следопытов, как ворги. Полученная информация просто укрепила меня в мнении, что именно на нашем участке затевается не простая засада или неожиданная атака из-за угла, а по-настоящему крупная операция.

        - Тебе лучше не распылять свои боевые порядки, - произнес я, по-прежнему продолжая пристально всматриваться в ярко блистающий на солнце артефакт. - Либо оставь их с моими людьми, либо возьми всех на охрану некромантов.
        Он правильно истолковал эти слова, потому что был согласен с моим невысказанным мнением - в лесу может скрываться все, что угодно.

        - Если противник ударит там, где должен, даже двести клинков ровным счетом ничего не решат.

        - Как хочешь. - Я равнодушно пожал плечами.
        Изображать из себя учтивого рыцаря перед предводителем гоблинов было не то что глупо, но, с моей точки зрения, все же не совсем логично. Стереотипы, прочно обосновавшиеся в сознании людей, недвусмысленно утверждали: раса гоблинов отвратительна, и то, что Мгхам являлся исключением из правила, ничего не меняло. На войне как на войне - каждый заботится о том, чтобы выжить.
        Полсотни гоблинов - это, конечно, капля в море по сравнению с силой, которая могла обрушиться на нас, но, если они помогут спасти хотя бы одного из моих людей, это уже будет хоть что-то.
        Разговор был окончен, и гоблин уже повернулся, чтобы уйти, но тут, поддавшись какому-то не вполне осознанному порыву, я произнес:

        - Мы можем уже больше не встретиться...
        Мгхам остановился и, полуобернувшись, спокойно, будто речь шла о само собой разумеющихся вещах, произнес:

        - Скорее всего, так и будет.

        - Ты можешь оказать мне одну небольшую услугу?

        - Все, что в моих силах.

        - Скажи... - Я на секунду замешкался, пытаясь правильно сформулировать вопрос, который вдруг показался очень и очень важным. - За что умирают гоблины?
        Если он и удивился, то не подал вида, ответив прежним спокойным и ровным голосом, как будто заранее был готов именно к этому вопросу:

        - За право оставаться самими собой. И - за то, чтобы никогда не стать людьми.
        Я хотел было уточнить, что он имел в виду: «За то, чтобы никогда не стать такими, как люди» или буквально: «Никогда не стать людьми», но, немного подумав, не стал. В конце концов, это была не душеспасительная беседа, а всего лишь ответ на вопрос. Собеседник сказал все, что хотел, и дальнейшие вопросы выглядели бы в высшей степени неучтиво.

        - Спасибо, - поблагодарил я Мгхама, хотя совершенно ничего не понял, и, коротко попрощавшись, направился в расположение своего отряда.
        Смысл той фразы открылся только спустя некоторое время, а пока... Пока предстояло сражение, в котором я потеряю чуть ли не всех людей, которые, в отличие от своего предводителя, никогда не терзались вопросом о том, за что погибают чуждые нам расы, потому что им хватало знания того, за что умирают лично они.


        Война, как и жизнь, - сплошной обман. Кто лучше овладел искусством лжи и введением в заблуждение противника, тот в конечном итоге и остается на коне, приобретая лавры и почести, золото и женщин, славу и титулы... Ударить в лоб и победить, потеряв чуть ли не всю армию, - глупо и примитивно, а вот перехитрить врага, уничтожив его с минимальными потерями со своей стороны, - это уже в чем-то сродни высокому искусству. Тиссен - командующий правого фланга армии и соответственно группировки, в состав которой кроме его соплеменников входили люди, некроманты и гоблины, вне всякого сомнения, был неординарной личностью. Впрочем, другим и не мог быть предводитель воинственной расы, под началом которого находился чуть ли не весь цвет имуров. Его план расстановки войск на своем участке фронта был явно не случаен. Поставив в паре километров от опасного леса людей-лучников, трусливых гоблинов и чокнутых некромантов, то есть сброд, в принципе не способный отразить стремительную атаку конницы или тяжеловооруженной пехоты, он как бы говорил: «Вот здесь я поставил ловушку. Вы знаете, что я знаю, что вы знаете о том,
что я не так прост, как кажусь. А теперь попробуйте догадаться, блеф это или нет, засада или просто мне нужно сконцентрировать все свои силы в центре, а это нарочито слабое звено справа рассчитано исключительно на то, что вы не поверите в возможность такого явного просчета с моей стороны и поэтому не ударите...»
        Может быть, с военной точки зрения это было и неплохое решение, но для тех, кто должен был исполнять роль наживного червя, оно не казалось таким уж удачным, так как в любом случае (есть ловушка или нет) наши шансы выжить выглядели более чем призрачными.

        - Похоже, нами решили пожертвовать во имя каких-то неведомых целей. - Марк, старый друг моего отца, высказал вслух то, что было на уме едва ли не у всех воинов.

        - Все равно эта война для нас не могла быть слишком долгой, - после некоторого раздумья ответил я. - Днем раньше, днем позже - особой разницы нет.

        - А ты сильно изменился за последнее время.
        В голосе Марка не было упрека, скорее, в нем проскальзывала жалость, но мне сейчас не нужно было ни сочувствия, ни поддержки, поэтому, сам того не желая, я ответил более резко, чем следовало:

        - Все мы изменились за последнее время.

        - Это верно, - спокойно и рассудительно ответил мудрый охотник, в планы которого не входило ссориться с кем бы то ни было перед началом битвы.

        - Марк... - Я попытался вложить в слова всю свою веру. - Пойми меня правильно, мне не хочется меняться, не хочется идти против своего естества и совершенно не хочется вообще обсуждать эту тему впредь. Так что, пожалуйста, не нужно мне говорить о том, что я и без того прекрасно знаю. Договорились? - Я попытался искренне улыбнуться, но вышла лишь кривая усмешка.

        - Как скажешь. - Он примирительно поднял руки вверх, всем своим видом выражая полное согласие. - Как скажешь, - еще раз повторил он и на секунду замешкался, как будто собирался добавить нечто важное - то, ради чего вообще начал весь этот разговор.
        Но, видимо, в последний момент передумал и так ничего и не сказал. Тогда ни я, ни он еще не знали, что это наша последняя встреча. А впрочем, даже если бы и знали, это ровным счетом ничего не изменило бы - все мы неуловимо и, может быть, против собственной воли изменились за последнее время, и с этим уже ничего нельзя было поделать.
        Глава 6

        Ее имя было настолько древним и длинным, что ни один смертный не мог произнести его вслух. Во-первых, это все равно бы ему не удалось, а во-вторых, она могла услышать этот слабый писк, исходящий из огромного муравейника, копошащегося у ее ног, и без труда найти безумца, посмевшего посягнуть на святое - имя одного из трех повелителей Хаоса. Нет, никто и никогда не мог произнести вслух этот бесконечно длинный набор бессмысленных звуков, вмещавший в себя столько, что не хватило бы и сотни жизней, чтобы приблизиться к пониманию стоящего за этим божественным именем смысла. Она была богиней, и этим все сказано - сказано как для всезнающих мудрецов, так и для абсолютно невежественной черни. У нее был муж, мятежный сын и мученический венок Бесконечности, который венчал и скреплял тройственный союз лордов Хаоса, некогда бывших единой семьей, а теперь ставших непримиримыми врагами.
        В свою очередь, сама Бесконечность не имела цвета, вкуса и запаха. Она была как туман, сошедший с небес, чтобы ватным покрывалом опуститься утром на землю, - пресна, скучна и нелогична; всего лишь бессмысленная оболочка без внутреннего содержания, которая не способна вообще ни на что, и даже сама смерть является для нее недостижимой тайной, которую невозможно постичь.
        Женщина, чья красота находилась не просто за гранью человеческих представлений, но и вообще за пределами разумного, откинулась на спинку кресла, стоящего посреди зала огромного замка, своды которого терялись в необъятных далях, а шпили пронзали самые далекие звезды. В верованиях разных рас ее называли по-разному, но больше всего ей нравилось имя Фаса - что с древнеэльфийского переводилось так: «Та, что вечно не спит». В этом прозвище было намного больше смысла, чем могло показаться на первый взгляд. Именно поэтому она предпочитала его другим и благоволила к дроу - темным эльфам, единственным, кто мог если не понять Хаос, то хотя бы слегка приблизиться к пониманию его внелогической природы.
        Простая одежда, пепельно-серая кожа, белоснежные волосы, собранные на затылке в причудливый узел, и один-единственный перстень, украшающий длинные пальцы, составляли весь ее туалет. Впрочем, имея такую ослепительную внешность, можно было не заботиться о прочем. Если бы она была не богиней, а обычной женщиной, то навряд ли смогла прожить долгую и счастливую жизнь, потому что не нашлось бы ни одного мужчины, достойного целовать даже ее следы, не говоря о чем-то другом.
        Но, к счастью или к несчастью, она не принадлежала к числу простых смертных, и поэтому могла не отягощать свой разум такими вопросами. В данный момент перед ней стояла задача, требующая предельной концентрации. Задача, от решения которой зависело ее будущее.
        Боги могут показаться всесильными, но и у их почти безграничной мощи есть предел, который невозможно преодолеть. Нужно совершить что-то поистине уникальное, чтобы вырваться за рамки реальности, нарушив устоявшийся тысячелетиями порядок вещей. Именно это недавно и сделал ее единственный сын. Покинув сферу Хаоса, он спустился на землю, растворившись в огромной массе людей, орков, эльфов и прочих народов, густо заселивших подлунный мир. И не просто сбежал, а остался среди людей - вида, от которого произошли все остальные расы. Людей, чья вера, словно планктон, поддерживала жизнедеятельность огромных китов-божеств. Не будет веры, канут в небытие вечного мрака и те, кого, казалось, невозможно убить, чьи имена всегда и везде произносятся с почтительным благоговением.
        С точки зрения высших существ, земля представляла собой огромный муравейник, раскинувшийся перед взором богов. При желании они могли уничтожить его, разметав в стороны несколькими сильными взмахами, но это ничего не могло изменить в существующем порядке вещей, потому что коллективный разум «колонии насекомых» лежал вне понимания всесильных разрушителей. Их жизненный уклад, мысли, чувства и желания были слишком просты для богов. Как для китов неведомы чувства планктона, так и для высших существ непонятны примитивные устремления смертных. Наверное, все дело в вечности, наложившей на небожителей определенный отпечаток. Бесконечная жизнь - скорее бремя, нежели дар, и, как ни странно, разорвать этот замкнутый круг могут только презренные насекомые, копошащиеся под ногами своих идолов. Несмотря на то, что по отдельности они слабы и беззащитны, все вместе муравьи могут уничтожить не только бога, посягнувшего на их дом, но и вообще кого угодно. Они способны дойти даже до края пропасти и уничтожить самих себя, так как, в отличие от богов, понимают - смерть рано или поздно придет за ними. А значит, сделав
над собой усилие, можно перебороть в себе страх перед неизбежным.
        При желании боги могли вселяться в тела смертных, но не могли находиться в них долго, потому что это требовало огромных усилий. Именно поэтому сын Фасы, Этан, продал сердце древнему некроманту в обмен на возможность остаться среди людей. Пройдя обряд и разрушив за собой все мосты, он стал могущественнейшим из смертных, но лишился божественной сущности. Теперь его можно было назвать полубогом. А для того чтобы вернуться в прежнее состояние, Этан должен был сбросить с пьедестала людской веры своих родителей, после чего взойти на него самому. Только так он мог стать единственным и полноправным властителем Хаоса. Единственным богом этой реальности.
        Это неожиданное решение могло показаться верхом глупости - добровольно отказаться от божественного статуса, став слабым и уязвимым, - если бы у медали не существовала и оборотная сторона. Ни Фаса, ни ее муж не могли обнаружить и убить свое мятежное дитя, так как Этан слишком хорошо знал все их приемы и методы, а кроме того, обладал неимоверным потенциалом, благодаря которому мог легко затеряться в огромном людском муравейнике. Они попытались было выйти на след сына, но все усилия оказались тщетными, приведя лишь к потере драгоценного времени, в течение которого Этан сумел адаптироваться к новому положению и начал разбрасывать ядовитые споры, способные в конечном итоге поразить сознание людей идеями новой веры и нового бога.
        Именно исходя из этого неблагоприятного расклада лорды Хаоса приняли непростое и болезненное для себя решение - уничтожить светлые расы (в основном из-за человеческих особей), а их жалкие остатки вытеснить с плодородных равнин, загнав в норы подземелий. Там у людей уже ни на секунду не возникнет сомнений, нужны ли им новые неизвестные боги, ввергнувшие непокорных в пучину вечного мрака, или все-таки лучше остаться верными старым проверенным идолам, которые соблюдали равновесие между светлой и темной стороной, позволяя всем жить в меру сил и возможностей.
        Законы мироздания были заложены задолго до рождения этой и всех прочих вселенных, поэтому, когда начинали воевать между собой боги, само время меняло свою сущность - и становилось практически невозможно заглянуть в будущее. Отчасти это объяснялось тем, что будущего могло и не существовать, ведь если в бой вступают высшие силы, это чревато уничтожением не только какой-нибудь из сторон, но и самого мира...

«Та, что вечно не спит» не могла увидеть в искривленном зеркале времени даже слабого намека на дальнейшее развитие событий и оттого чувствовала себя до предела раздраженной, что бывает с богами не так уж часто. Впрочем, войны небесных титанов случаются тоже не столь уж часто, будучи приятной разрядкой от бесконечного однообразия вечности. Конечно, при условии, что ты победишь...
        Фаса же прекрасно отдавала себе отчет в том, что Этан слишком умен и талантлив, ибо впитал в себя лучшие качества обоих родителей, поэтому, несмотря на численное преимущество и потерю мятежным сыном божественного статуса, чаши весов предстоящего противостояния находились в относительном равновесии. Малейший просчет одной из сторон - и груз поражения стремительно и неотвратимо потянет проигравших вниз. В беспросветный мрак абсолютного ничто, где нет места ни живым, ни мертвым, ни богам, ни смертным, нет места вообще ничему и никому, потому что даже самого его (пресловутого «мрака абсолютного ничто») по большому счету не существует в этой реальности. По крайней мере, для лордов Хаоса он до сих пор оставался загадкой, которую они были не в силах решить, несмотря на все свои знания.
        Однако сейчас было не время предаваться подобным бессмысленным размышлениям, поэтому Фаса сконцентрировалась на текущем моменте отбросив в сторону все лишнее и не имеющее отношения к делу.
        Для более эффективных поисков предателя лорды Хаоса разделились. Светловолосая богиня пошла своим путем, а ее муж Алт своим. Супруги ничего не знали о планах друг друга, и это практически исключало возможность одинакового подхода. Несмотря на то, что они жили очень и очень долго - так долго, что даже забыли, родились ли вообще когда-нибудь на свет или существовали со времен создания вселенной, - эти двое мыслили и даже чувствовали по-разному. Если бы лорды Хаоса были людьми, то их союз можно было бы назвать единством и борьбой противоположностей. Но они были богами, поэтому такое определение описывает их отношения лишь приблизительно...

        - Посмотрим, что из всего этого в конечном итоге получится, - задумчиво произнесла вслух красавица с пепельной кожей, и эхо, будто только и ждавшее этого момента, стремительно разнесло ее слова по всему залу, гулко отозвавшись причудливым переплетением звуков от высоких потолков.
        Она вытянула вперед руку ладонью вверх и призвала файта, заколдованное существо, некогда бывшее кем-то - человеком или демоном, который навлек на себя ее гнев, за что попал в абсолютную зависимость к могущественной хозяйке. Этот файт имел тело огромной двухголовой собаки, больше похожей на оживший кошмар, нежели на животное, появившееся из утробы живородящей матери. Но размеры, так же как и все остальное, совершенно не играли роли в сфере Хаоса, поэтому вызванный монстр легко и непринужденно поместился на хрупкой с виду ладони богини.

        - Найдешь этого человека. - Фаса приложила ко лбу собаки перстень, в котором заключались осколки всех душ, присягнувших на верность Хаосу, одновременно вызвав в сознании нужный образ. - И определишь, Истинный он или нет. Если человек окажется Истинным, - продолжала «Та, что вечно не спит», - лично отвечаешь за его жизнь. В противном случае он мне не нужен...
        Выражение «он мне не нужен» в устах этой красивой женщины означало смертный приговор, и файту, который уже не раз и не два исполнял подобного рода поручения, не нужно было больше ничего объяснять. Громадная собака спрыгнула с ладони хозяйки и растворилась в воздухе, даже не долетев до каменных плит, вымостивших полы этого огромного замка. Она уже взяла след, который приведет ее на поле боя, где в смертельной схватке сойдутся два непримиримых противника, чтобы выяснить, кому предстоит победить, а кому - бессмысленно умереть.

* * *


        Ближе всех к лесу находились три когорты гоблинов. Затем шли зомби и в некотором отдалении - моя тысяча стрелков вместе с пятьюдесятью копейщиками и тремя некромантами, замаскированными под обычных людей. Разумеется нелепый наряд зловещих чернокнижников не мог никого обмануть вблизи, но лучники и не собирались подпускать врага на расстояние полета стрелы (около ста метров), поэтому все же имелась вероятность, что некромантов не обнаружат. А это позволит связке зомби и лучников если не решить какие-то глобальные наступательные задачи, то, по крайней мере, успешно отбиться от атак противника.
        К тому же в некотором отдалении от нас стоял Мгхам со своей гвардией - гоблинами, которым он больше всего доверял. Всем своим видом он демонстрировал врагам, что именно он охраняет некромантов. Хотя... В самом определении «гвардия гоблинов» слышалось что-то неестественное. То же самое, что
«образцово-показательные части гиен» или нечто подобное. Не знаю, о чем думал этот несостоявшийся философ, волею судеб ставший предводителем стаи изгоев и трусов, но в моей душе не было твердой уверенности, что эта хваленая «гвардия» хоть чем-то отличается от остальных своих соплеменников. Да, перерезать горло истекающему кровью врагу или добить беспомощного раненого они, безусловно, умели чуть ли не лучше всех, но встретиться лицом к лицу с равным или, что наиболее вероятно в нашем случае, превосходящим противником у гоблинов не хватило бы духу.

        - Они побегут словно стая шакалов, спасающих свои шкуры, как только станет по-настоящему опасно. - Незаметно подошедший сзади Свен, казалось, прочитал мои невысказанные мысли. Он даже не пытался скрыть презрения. - В жизни не видел более нелепого воинства.
        Отчасти мой заместитель был прав. Гоблины действительно выглядели неказисто. Маленькие - едва достающие до груди человеку, - сухопарые и вертлявые, они скорее походили на детей, напяливших на себя карнавальные костюмы, чтобы поиграть в войну, нежели на настоящих бойцов. Однако малый рост с лихвой компенсировался неимоверно быстрой реакцией, помноженной на рефлексы, превосходящие рефлексы людей и эльфов, не говоря уже об огромных, но медлительных орках.
        Если бы в телах этих юрких созданий бились отважные сердца, а не пряталось тускло поблескивающее дно выгребной ямы, они могли бы стать настоящими воинами..

        Но они были тем, кем были, и даже при всем желании с этим ничего нельзя было поделать. Если ты от рождения трус, то трусом и будешь всю оставшуюся жизнь, а если нет... Тогда тебе крупно не повезло, что ты родился гоблином, так как век белых ворон недолог - или они принимают законы стаи, или умирают в одиночку. Другого выхода нет.

        - Думаешь, наши противники купятся на эту примитивную уловку с переодеванием некромантов? - решив отбросить в сторону проблему «союзников», спросил Свен.

        - Не знаю, - совершенно искренне ответил я. - Все может быть. Но что бы ни произошло, скажи людям, чтобы ни в коем случае не бежали. Пока мы твердо стоим на ногах, ощетинившись частоколом копий, у нас еще есть хоть какие-то хотя и призрачные, шансы отбиться даже от тяжеловооруженной конницы. Но если побежим... Это будет концом всему.

        - Все понял. - Он был явно недоволен тем, что я в очередной раз повторяю изъеденные до дыр и старые как мир вещи.

        - Я знаю, что ты все понял, - жестко, чуть ли не грубо, ответил я. - Но у нас в общей сложности около ста бойцов, которым еще нет и восемнадцати, а когда ты молод и на тебя неукротимо, словно громадная океанская волна, накатывает лавина тяжеловооруженных всадников, можно забыть о доводах разума и, бросив все, побежать. А паника...

        - Паника, словно чума, тут же распространяется на всех, - с нарочито показным смирением закончил предложение мой заместитель.
        Свен был только немногим старше меня, имел острый ум, мог быстро ориентироваться в мгновенно меняющейся ситуации и являлся одним из лучших охотников. Собственно говоря, именно благодаря этим качествам я и сделал его своим заместителем. Но, несмотря на все эти неоспоримые достоинства, в душе он все еще оставался большим ребенком, время от времени не отказывавшим себе в удовольствии подтрунить или по-доброму посмеяться над товарищами.

        - Вижу, ты все правильно понял. - На него невозможно было сердиться. - Иди и займись очередным инструктажем... Что-то подсказывает мне, что он может кое-кому пригодиться.

        - Ты имеешь в виду гоблинов?

        - Еще одно слово - и я отправлю тебя к ним в качестве советника!

        - Иду, иду!!! - в притворном испуге воскликнул Свен и с неизменной улыбкой на устах (как будто ему предстояла встреча с любимой девушкой, а не кровавая бессмысленная резня) направился в распоряжение части, чтобы донести до подчиненных последние указания их командира.
        Несмотря на легкую дружескую беседу, на душе было тревожно. А как только мой жизнерадостный заместитель удалился на достаточное расстояние, унеся вместе с собой частичку солнечной радости, на сердце упала огромная душная тень отвратительной жабы. Краски дня моментально померкли, и перед внутренним взором предстала мерзкая тварь. У нее были металлически поблескивающие глаза, в глубине которых мерцали отсветы такой жгучей ненависти, что становилось не по себе.

        - Кто ты? - хотел было спросить я, но не смог.
        Острая, как наконечник стрелы, боль пронзила сердце, так что на какое-то время я даже перестал дышать. А когда спустя несколько секунд судорожный вздох все же прорвался сквозь обжигающе холодную боль, отвратительная жаба пропала, оставив после себя лишь смутное ощущение чего-то очень плохого. Чего-то, о чем лучше вообще не думать, потому что от этих мыслей станет только хуже.

«Проклятье!!!» - в сердцах выругался я про себя, почувствовав, что эта безумная война неотвратимо, медленно, но верно начинает сводить меня с ума.

        - Проклятье!!! - уже вслух повторил я с единственной целью - сбросить напряжение и невидимый груз, отягощавший мое сердце.
        Но слова - это всего лишь пустые звуки, которые абсолютно ничего не решают в этой жизни. Выплеснув наружу злость, скопившуюся внутри, я не испытал облегчения, а лишь выплюнул в пространство частицу негативной энергии, переполнявшей меня до краев.
        Впрочем, на поле битвы вообще не бывает положительной энергии - она вся засасывается в бездонно глубокую воронку, над которой кружатся стаи пожирателей падали. Чтобы спустя некоторое время навсегда раствориться в мутных потоках трупного яда, стекающегося в этот ужасный жертвенный колодец войны.


        Все шло согласно расписанию, или, точнее, согласно заранее выработанному плану. Наступление наших армий началось с массированного удара в центре, который, несмотря на всю свою решительность и большое количество войск, задействованных в атаке, являлся не более чем пробным шаром - попыткой выявить сильные и слабые стороны противника.
        Решение разбить ворота крепости тараном только с первого взгляда может показаться наиболее простым и действенным методом для проникновения внутрь замка. На самом же деле это всего лишь маневр, цель которого - стянуть в одно место максимальное количество защитников, чтобы ослабить оборону периметра, после чего обрушиться на врага с неожиданной стороны.
        Так же было и в начале этой битвы - прямой, лишенный тактических изысков удар по центру стал началом сражения. Полководец двинул шахматную пешку в середину, поскольку это было самым простым и логичным решением, и не более того.
        Широкий фронт войск с выдвинутым вперед центром чем-то похож на клин, вбиваемый в оборону противника. Предельно сконцентрированное давление на острие и слабые, не способные выдержать серьезного давления фланги. Не знаю, как обстояли дела на левом крыле нашей огромной армии, но правый фланг, где сосредоточилась группа лучников, медлительных зомби и трусливых гоблинов, прекрасно вписывался в описанную концепцию.
        Прошло около получаса, а тысяча моих лучников все еще не вступила в сражение. По сути дела, до сих пор все события происходили в центре, где ударная группировка орков пыталась пробить брешь в обороняющихся порядках людей и гномов. Чисто физически орки превосходят все остальные расы, но гномы именно в силу своего небольшого роста, помноженного на прекрасное владение оружием, являлись для них очень неудобными противниками. Главный же козырь людей заключался в том, что они были чуть быстрее сильных, но не слишком поворотливых орков. Поэтому не только полководцам, но и простым солдатам становилось ясно - медленно прогибающийся и отступающий центр обороны светлых рас не удастся смять, даже несмотря на всесокрушающую мощь орков.
        Впрочем, все эти мысли быстро вылетели у меня из головы, как только разведчики донесли, что в лесу обнаружен противник.
        Ну вот и началось, с какой-то отстраненной грустью подумал я. Сейчас наше
«великое воинство» сотрут в порошок, оставив лишь мелкую пыль, или, точнее сказать, прах. И сделают это с легкой душой и чистым сердцем, потому что именно мы пришли в это место, чтобы осквернить, разорить и уничтожить его. Мы - армия вторжения, не оставляющая за спиной никого и ничего, поэтому надеяться на снисхождение или милосердие противника в высшей степени глупо. На этой безумной войне не берут пленных, так как это противоречит ее изначальным принципам. «А, к черту все!!!» - отбросив в сторону глупые и совершенно ненужные мысли, выругался я про себя. «Живи честно, умри славно!» - любил повторять мой дед, вероятно понимавший толк в этой жизни.
        Раз уж ничего нельзя изменить, значит, нужно принять как должное данный расклад и попытаться не опозорить хотя бы светлую память предков.

        - К бою!!! - отдал я короткий приказ, и тысяча луков повернулась в сторону леса
        - туда, откуда на нас уже надвигались несколько сотен пехотинцев.

        - К бою!!! - прокричал Мгхам, и трусливые гоблины после некоторой заминки все же развернулись навстречу наступающим.
        Не знаю, как некроманты воздействовали на своих подопечных, но понадобилось чуть меньше минуты, чтобы темная, насквозь пропахшая тленом и смертью толпа зомби синхронно перестроилась и зашагала в нужном направлении.
        Три когорты гоблинов, стоявшие ближе всех к лесу, быстро перегруппировались и отступили, пропустив вперед сотню зловещих мертвецов. При этом гоблины разделились на две группы, одна из которых соединилась с гвардией их предводителя, а вторая усилила боевые порядки лучников.
        Таким образом, мы начали наступление тремя колоннами, расположенными в виде равнобедренного треугольника. Впереди шел отряд зомби, а сзади, на расстоянии в сто пятьдесят метров, мои люди и воины Мгхама.
        На первый взгляд все было сделано правильно, но меня почему-то не оставляло чувство тревоги. Что-то во всей этой ситуации было изначально не так. Или наступавшая пехота слишком уж уверенно, не выказывая никаких признаков беспокойства, шла на сближение с зомби, или нам не следовало настолько приближаться к лесу, или...
        Как всегда и бывает, истина открылась слишком поздно, не только ответив на мучивший вопрос, но и поставив перед очевидным фактом - мы потеряли всех зомби, оставшись один на один с лавиной тяжеловооруженных рыцарей. Пехота, вышедшая нам навстречу, была всего лишь наживкой, призванной заманить неприятеля к лесу на расстояние в полкилометра - радиус действия осадных катапульт, искусно замаскированных в чаще.
        Этот отряд блестяще выполнил свое предназначение. Зомби оставалось преодолеть последние пару десятков метров, чтобы вклиниться в боевые порядки людей, но в этот момент грянул единственный залп катапульт, которого хватило, чтобы начисто смести с лица земли наш полуразложившийся авангард.
        Пять громадных огненных шаров разметали мертвое воинство с легкостью капризного ребенка, сбрасывающего со стола игрушечных солдатиков. Больше чем уверен - такая феноменальная точность обстрела объяснялась магией друидов. Им по силам даже искривление пространства, не говоря уже о том, чтобы слегка скорректировать полет каменной глыбы, облитой горючей смесью. Перед глазами еще стояла отчетливая картина разорванных на части кусков горящей плоти, летящих в разные стороны, а в голове уже созрело решение.

«Все происходит точно так, как и должно быть», - еще успел подумать я, после чего отдал приказ:

        - Первая шеренга остается на месте, все остальные в темпе отступают на сто шагов и оттуда ведут заградительный огонь.
        Это был не самый блестящий план, который можно было придумать в сжатые сроки, но, как говорится, за неимением гербовой пишут на простой.
        Предусмотрительно поставив вперед ветеранов, я мог быть уверен хотя бы в одном - те несколько десятков людей, что остались со мной перед лицом неумолимо приближающихся рыцарей, не дрогнут. А после того, как нас все же сомнут, некроманты смогут оживить павших, и тогда... Шансы выйти с поля боя живыми у оставшихся лучников даже при самом благоприятном раскладе выглядели более чем призрачными, но все-таки на них можно было сыграть. Тем более что ничего другого нам просто не оставалось.
        Пятьдесят отборных копейщиков и две когорты гоблинов, которые усилили наши порядки в самом начале атаки, побежали сразу же, как только заметили первых всадников, выехавших из-под прикрытия леса на равнину. Я не мог их винить в этом предательстве, потому что заранее знал - оно неизбежно. Перед лицом неумолимо надвигающейся смерти могли дрогнуть и более сильные расы. Что уж говорить о трусливых гоблинах.
        Единственным утешением было то, что панически бегущее воинство побросало свою амуницию, после чего у нас появились пики - оружие, при грамотном обращении способное доставить огромные неприятности коннице.
        Слева, в некотором отдалении от наших порядков, там, где находилась гвардия Мгхама, ситуация была практически зеркальным отражением нашей. Единственное отличие заключалось в том, что за спиной небольшой группы копейщиков, возглавляемых своим командиром, были не организованно отступающие когорты, а лавина панически бегущей толпы.
        Мне почему-то вспомнился наш недавний разговор, в котором предводитель воинства презренных трусов говорил, что может положиться по крайней мере на двести сабель. Как ни жаль, но он ошибался в своих выкладках. Даже навскидку было видно, что с командиром осталось не более сотни бойцов.
        Мы стояли на достаточном расстоянии друг от друга, но все же, могу поклясться, в тот самый момент, когда я посмотрел на него, Мгхам повернулся и, как бы извиняясь, чуть развел руки. Всем своим видом он красноречиво говорил: «Что поделать - гоблины есть гоблины, не нужно ждать от них чего-либо сверхъестественного».
        Я сдержанно отсалютовал ему, выказывая таким образом свое уважение, и переключился на лавину стремительно приближающихся рыцарей.
        Как ни странно, в этот момент я был абсолютно спокоен. Не потому, что в глубине души был героем или совершенно не боялся смерти. Нет, причина крылась в другом. Человек, на которого идет огромная морская волна, завороженно смотрит на это потрясающее зрелище, будучи не в состоянии сдвинуться с места. Он как бы застывает во времени и пространстве, не в силах осознать, что через несколько мгновений эта прекрасная и величественная стихия сомнет его тело, превратив в пустую исковерканную оболочку, лишенную не только жизни, но и души. Обреченный смотрит на волну - и видит не только ее, но и вечность, которая простирается за линию горизонта лишь для того, чтобы в конечном итоге раствориться в неведомой заоблачной дали. Именно поэтому в такие секунды человек не испытывает ни малейшего страха. Его мысли и чувства уже заняты вещами, которые находятся на погранично-нейтральной полосе, расположенной между жизнью и смертью. Поверьте мне на слово, в этом месте нет и не может быть того, что люди называют «страх».
        Грациозные животные несли на своих взмокших от усталости спинах разгоряченных всадников, выбивая копытами комья земли и роняя в разные стороны клочья рваной пены. А я завороженно наблюдал за их приближением, чувствуя почти то же самое, что и человек, оказавшийся на пути огромной волны. Я смотрел на смертельную лавину, неумолимо приближающуюся на крыльях ветра, а мои руки посылали стрелу за стрелой в невыносимо бездонное небо. Это были чисто механические действия, в которых разум не принимал никакого участия. Я балансировал на той самой грани, где еще нет смерти, но уже нет и жизни.
        Всадники находились на расстоянии не больше двухсот метров, когда одна из стрел, пущенных по высокой навесной траектории, наконец, нашла свою жертву, вонзившись в шею благородного скакуна.
        Лошадь была пронзительно белой, словно драгоценная статуэтка, вырезанная из кости неведомого животного. Такой она и запечатлелась в моем сознании - скульптура, в которую вдохнул душу талант древнего мастера. Ни одного изъяна - сплошное и законченное совершенство.
        Тяжелый стальной наконечник пробил длинную, белоснежно-лебединую шею, и вспышка огненной боли свела судорогой прекрасное тело. Передние ноги подогнулись, после чего раненое животное рухнуло, увлекая наездника в бездонную пропасть небытия. Два существа, слившиеся в объятиях стремительной скачки, были растоптаны лавиной всадников, не успев не только испугаться, но даже ничего толком понять, Именно эта бессмысленная смерть того, что еще секунду назад выглядело словно изысканное произведение искусства, а теперь не походило вообще ни на что, так как было затоптано до неузнаваемости, вывела меня из оцепенения.
        Совершив над собой неимоверное усилие, я покинул грань забвения, вернувшись на территорию жизни. Пускай это ничего не меняло, но все же мне захотелось умереть достойно - как положено человеку.
        Противник находился уже в пределах досягаемости прицельного выстрела из лука, поэтому моя рука выхватила из колчана стрелу и послала ее навстречу неумолимо приближающейся лавине рыцарей. В данном случае точность не имела значения, потому что промахнуться все равно было невозможно. Главным показателем являлась скорость стрельбы.
        Первая...
        Вторая...
        Третья...
        Четвертая...
        Если продолжительность жизни измерять не в годах, днях и часах, а в количестве выпущенных стрел, то отпущенный мне срок оканчивался на цифре шесть.
        Пятая стрела попала в голову всадника. Кузнец, выковавший его шлем, видимо, знал свое дело - сталь выдержала. Но сила удара была настолько велика, что наездник завалился на спину и, не удержавшись в седле, рухнул на землю.
        Очередная человеческая жизнь оборвалась, брошенная в жерло ненасытной мясорубки, именуемой «война». А у меня осталось время на последнюю стрелу, способную вычеркнуть из этой реальности еще одно отчаянно бьющееся сердце, которое так ненавидит орды захватчиков, вторгшиеся в эти цветущие земли, чтобы превратить их в безжизненную пустыню.
        В тот момент я вновь оказался на пограничной полосе, отделяющей жизнь от смерти, и растекшееся растопленным воском по поверхности пространства время в очередной раз замедлило свой нескончаемый суетливый бег.

        Всадников слишком много, поэтому их не остановит ни этот жалкий заслон копейщиков, ни стрелы успевших отступить лучников, ни даже обреченные попытки троих некромантов вдохнуть силы в несколько трупов.
        Озарение было настолько ярким, что я ни на мгновение не усомнился - все произойдет именно так, а не иначе.

« Все предатели сдохнут ...» - откуда-то издалека донеслись до меня слабые отголоски чужих мыслей.

        Все до единого сдохнут, словно стая бешеных псов.

        Все.
        Это было всего лишь слабое, едва слышное эхо неизвестно какими путями пробившееся в мое угасающее сознание, но даже в этих с трудом различающихся звуках можно было распознать столько предельно сконцентрированной и ничем не разбавленной ненависти, что становилось не по себе.

        - Мы не предатели, - хотел было закричать в ответ я, но не стал.
        Несмотря на то, что время замедлило свой бег, оно не остановилось совсем. Налитые безумной яростью глаза рыцаря, скачущего прямо на меня, неотвратимо приближались. В запасе оставалась шестая, последняя стрела, чтобы поставить жирную, зловеще кровавую точку в этой войне, а все остальное вообще теряло смысл.
        Глупцу невозможно доказать, что он глуп, а ослепленному ненавистью объяснить, что он медленно, но верно убивает себя. Это неоспоримый факт. Его можно принимать или не принимать на веру, но при всем желании нельзя опровергнуть.

        - Мы не предатели, - сквозь плотно сжатые зубы с горечью произнес я, натягивая тетиву лука. - Мы просто пали жертвой обстоятельств.
        Это последнее усилие было настолько нечеловечески мощным, что я не услышал, а скорее почувствовал, как в до предела изогнутом луке что-то глухо щелкнуло. Он еще был в силах выстрелить в последний раз, стремительно разогнувшись вслед удаляющемуся оперению стрелы, как будто пытаясь догнать птенца, покинувшего родное гнездо, но как оружие он уже умер.
        Впрочем, может быть, это было к лучшему. Мне бы не хотелось, чтобы старый лук, принадлежавший еще моему прадеду, попал в чужие руки. Наверное, это было бы неправильно и в высшей степени несправедливо.
        Хотя что такое справедливость?
        Еще один глупый вопрос, не требующий ответа.
        Неотвратимо надвигающийся всадник увидел наконечник стрелы, направленный ему прямо в лицо, и понял, что ему не жить. Печать смерти легла на его чело, и в эту последнюю секунду, отпущенную ему судьбой, ярость ушла из его взора, оставив после себя лишь тихую печаль о том, что последний час пробил, а в жизни еще так много можно было бы совершить. В моем же сердце, напротив, не было даже тени печали: лично я сделал все возможное, чтобы спасти людей своего племени. Я даже отдал частицу души, скрепив ею присягу лордам Хаоса. Но все напрасно. Те девятьсот лучников, которые стояли за нашей спиной и видели, как подковы конницы втаптывают в землю отряд заграждения, тоже были обречены. Хаос получил одну тысячу жизней людей племени Сави в обмен на оставшиеся четыре, и мы честно заплатили по всем счетам.
        Да, мы встали под знамена темных рас, но, тем не менее, остались в глубине души светлыми или, точнее будет сказать, серыми, потому что по большому счету изгоев и предателей нельзя причислить ни к одной из сторон.
        Все это пронеслось в моей голове за мгновение до того, как правая рука опустила натянутую до предела тетиву. А затем...
        Вместо того чтобы послать стрелу в лицо неумолимо надвигающегося всадника, я вскинул лук вверх и сделал последний выстрел из старого родового оружия.
        Птица-стрела вертикально взмыла вверх, навстречу пронзительно голубому небу, унося вместе с собой еще один осколок моей души, оставшийся неподвластным Хаосу, несмотря ни на какие клятвы. Она улетала все выше и выше, а я стоял, запрокинув голову, со счастливой улыбкой на губах провожая свою последнюю, самую главную стрелу. В этот миг я мог бы поклясться чем угодно, что это был самый точный, лучший и правильный выстрел во всей моей жизни.
        Глава 7

        Она надеялась собственноручно уничтожить проклятого ренегата, пронзив его черное сердце наконечником стрелы, выкованным на заре цивилизации из странного небесного металла. Но, судя по всему, желанию не суждено было сбыться, так как именно в этом месте предполагалось нанести сокрушительный удар по флангу противника. Стремительная атака могла решить исход всей битвы либо привести к существенным потерям со стороны войск Хаоса. Вот почему ей придавалось такое большое значение в планах командования.
        Иту вообще бы не пустили в этот район, насквозь пронизанный магией друидов, если бы не упоминание о Сарге, которое произвело сильнейшее впечатление на мага, остановившего девушку на окраине леса, невдалеке от места, выбранного ею для засады.
        Этот же друид снял с ее глаз пелену, позволив увидеть скопление войск в лесной чаще, казавшейся совершенно пустой и безжизненной.
        Ита готова была отдать, что угодно за возможность принять участие в предстоящей атаке конницы. В конце-то концов, умелая лучница в седле может поразить не меньше противников, чем тяжеловооруженный рыцарь. Но в данном случае ей не помогли ни отчаянные мольбы, ни безупречные доводы. Человек, под чьим началом находились три тысячи рыцарей, был непреклонен: ей здесь не место - и точка.
        Девушка была вне себя от ярости. И у нее был для этого вполне веский повод. С огромным трудом выйдя на призрачный след легендарного друида, она в конечном итоге нашла его, после чего убедила отдать ей небесные стрелы - и все это ради чего? Ради того, чтобы какой-то напыщенный болван, ни с того ни сего возомнивший себя великим стратегом, смешал ей все карты?
        Другая на ее месте, может быть, и отступила бы, но полукровка, в чьих жилах текла огненная смесь крови двух рас, была не из тех, кто способен опустить руки при первых же признаках надвигающихся трудностей.
        Командир когорты пехотинцев, люди которого должны были заманить неприятеля в ловушку, оказался более сговорчивым. После непродолжительной беседы он согласился взять лучницу в свой отряд при условии, что они еще встретятся после окончания битвы. Этот не лишенный определенного шарма мужчина не намекал на откровенные непристойности, а обуреваемая ненавистью Ита была взрослой девушкой, успевшей многое повидать в этой жизни, поэтому предложение устроило обе стороны.
        Договор вступил в силу немедленно. И вот, наконец, после стольких трудов и усилий, Ита получила то, что стало наваждением последнего месяца ее жизни, - возможность лично отомстить презренному ренегату, не только убившему ее отца, но и присягнувшему на верность Хаосу. Созданию без сердца, души и совести, которого нельзя было даже назвать человеком, так же как больного бешенством пса нельзя назвать нормальным животным. Его можно только убить, чтобы раз и навсегда избавить мир от этого жуткого монстра, некогда причислявшего себя к человеческой расе.

* * *


        Для файта не составляло труда взять след человека, осколок души которого находился в перстне владычицы Хаоса. Это было легко и не требовало практически никаких усилий. Мореплаватели, ориентирующиеся по звездам, никогда не заблудятся, потому что имеют перед глазами четкие ориентиры. Осколок души - та же звезда, только находится она совершенно в другом измерении, куда могут попасть лишь избранные.
        Огромная двуглавая собака являлась слугой богини, поэтому для нее не существовало преград или запретов. Она могла с легкостью перемещаться в пространстве и подпространстве, перескакивать с одного уровня материального мира на другой, даже не задумываясь о том, как и почему ей это удается.
        Как уже было сказано, главная трудность миссии заключалась не в том, чтобы найти смертного, а в том, чтобы определить, Истинный он или нет.
        Файт, на протяжении последних двух дней неотрывно наблюдавший за человеком, не мог быть на сто процентов уверен в том, что объект его слежки является Истинным. Да, некоторые косвенные признаки совершенно недвусмысленно указывали на то, что Хрустальный Принц и есть именно тот, кто нужен богине Хаоса. Тем не менее, посланец Фасы не мог рисковать ни своей репутацией, ни доверием хозяйки, основываясь только на смутных догадках и непроверенных фактах. Ему нужно было нечто такое, что могло бы дать четкий и ясный ответ - заслуживает этот человек быть достойным внимания небожителей или нет.
        Уверенность файта в том, что он находится совсем рядом с ответом на главный вопрос, еще более укрепилась с началом битвы. А после того как объект наблюдения вышел вперед с горсткой обреченных смельчаков, попытавшись ценой собственной жизни задержать лавину рыцарей, посланец богини практически уверился в своей правоте. Но не хватало чего-то важного... Штриха, который придал бы законченное совершенство всему полотну. Росчерка пера, скрепляющего кровью договор с вечностью, вспышки озарения, проясняющей карточный расклад капризной Судьбы.
        А без этого последнего недостающего звена цепи, способного замкнуть круг истины, файт не мог и не имел права рисковать.
        Огромная собака уже собиралась уйти, так и не получив ответа на главный вопрос, кто же на самом деле Хрустальный Принц, но в самый последний момент, за несколько мгновений до того, как стремительный ураган атакующих рыцарей должен был смести все живое на своем пути, произошло неожиданное. То, что в силу многих объективных и субъективных причин было увидено лишь немногими посвященными, явившись не чем иным, как знамением, расшифровать которое были не в силах даже практически всемогущие лорды Хаоса, не говоря уже о всех остальных.
        Обреченный на смерть человек поднял свой старый дедовский лук и выстрелил вверх. Даже не стрелой, а осколком собственной души. Никто никогда и ни при каких обстоятельствах не совершал раньше ничего подобного. Казалось бы, это невозможно. И, тем не менее, это произошло. Сверкающая искорка, в глубине которой скрывалась сила миллионов солнц, взмыла вверх, за пределы подлунного мира, пронзила насквозь сферу Хаоса - обитель небожителей - и растворилась в бесконечном потоке мироздания. Куда ушла или пропала она, в каких мирах или пространствах затерялся ее след, было доподлинно неизвестно. Но то, что человек, совершивший этот невероятный поступок, являлся Истинным, было неоспоримо и отныне не требовало более никаких доказательств.
        Файт материализовался прямо над всадником, который должен был в следующее мгновение повергнуть на землю Хрустального Принца. Огромная двуглавая собака раздавила наездника и его лошадь, словно бумажные фигурки, наскоро склеенные из кусочков разноцветных обрывков. Следующий всадник не успел отвернуть в сторону и вместе с конем разбился о неподвижно стоящего монстра, будто корабль, выброшенный на скалы огромной волной.
        Посланник богини не двигался с места и не предпринимал никаких попыток обуздать напор атакующих, потому что это не входило в его планы. Участие в битве, как и ее исход, совершенно не интересовали файта, так как никоим образом не были связаны с возложенной на него миссией.
        Волны, разбивающиеся о прибрежные скалы, могут сколь угодно долго бросаться в бессильной ярости на каменные глыбы, но это ничего не изменит - безмятежный покой гранитных исполинов не будет нарушен.
        Еще один неосторожный всадник разбился о тело огромного монстра, после чего лавина наступающих рыцарей стала огибать двуглавое чудовище, словно полноводный ручей, неожиданно встретивший на пути непреодолимую преграду. А человек, пославший осколок своей души навстречу призрачному свету миллиардов звезд, все так же стоял запрокинув голову, пребывая в неком подобии транса. Для него сейчас не существовало не только этой конкретной битвы, но и вообще никого и ничего в этом мире. Смысл всей его жизни сконцентрировался в маленькой искорке, медленно растворяющейся в необъятной и необъяснимой простыми словами глубине времени и пространства. На самом дне этой глубины находились ответы на все вопросы бытия.
        Насильно вывести его из этого состояния значило оборвать невидимую нить, связывающую разум с этой маленькой искрой, что было бы чревато непредсказуемыми последствиями. Поэтому файт просто находился рядом, защищая своего подопечного от беснующейся ярости кровавой битвы и невозмутимо ожидая, когда Истинный придет в себя. Огромная двуглавая собака выглядела словно застывшее изваяние, не выказывая признаков беспокойства или нетерпения. Несколько тысячелетий, прошедших с тех пор, как ее физическая сущность изменилась, научили ее множеству полезных вещей, в том числе и терпению. Время было всего лишь мелким песком, просевающимся сквозь пальцы, а гневаться на песок означало расписаться в собственной глупости, чего не мог себе позволить посланец богини.
        Нет, файт был выше всех этих человеческих слабостей. Песочные часы, отсчитывающие срок жизни каждого смертного, едва заметно покачнулись - и последняя песчинка, казалось, навечно застывшая у основания узкого горлышка, рухнула вниз.
        А вслед за ней пришла смерть. И все кончилось.

* * *


        Пехотинцы армии Света блестяще справились с поставленной перед ними задачей. Вышли из леса ровно в назначенный срок, не оставив противнику иного выбора, кроме как развернуть боевые порядки и пойти в наступление. Без колебания и страха ринулись они в лобовую атаку на смердящую волну трупов, один вид которых мог испугать даже закаленных в боях ветеранов, не говоря о неопытной молодежи. Затем остановились у заранее обозначенной черты. Стоя там они увидели, как огненные шары, выпущенные из катапульт, превращают некогда ужасных зомби в горящие куски бессмысленной мертвой плоти, не способной ни на что другое, кроме как смердеть, разнося по округе тошнотворно приторный запах паленого мяса.
        Воины четко и слаженно расступились, давая проход вылетевшей с опушки леса коннице, после чего вновь сомкнули ряды, готовые, если понадобится, вступить в бой.
        В общем и целом все было разыграно как по нотам. А так как, судя по всему, неожиданностей не предвиделось, несколько сотен пехотинцев, выступивших в качестве приманки, наконец-то смогли расслабиться. Они с блеском выполнили возложенную на их плечи миссию и теперь имели законное право на небольшой отдых.
        Единственной, кто не воспользовался такой возможностью, была Ита. У нее в запасе оставалось совсем мало времени, чтобы исполнить задуманное - послать стрелу в сердце предателя. Тем более что дистанция теперь позволяла это сделать. Но, вскинув лук, девушка вдруг почувствовала, что еще не готова.
        Выстрел требовал предельного внимания и концентрации всех душевных и физических сил лучника. В противном случае ничего бы не вышло. А в данный момент ситуация на поле боя складывалась таким образом, что времени на выстрел практически не оставалось - успеть поразить цель, до того как ее закроют спины атакующих рыцарей, нужно было всего лишь за несколько кратких секунд.
        И лучница-полукровка поняла, что не успеет. А если все же выстрелит, то не попадет, что еще хуже.
        Два стремительных потока тяжеловооруженных рыцарей обогнули с флангов отряд пехотинцев, успешно выполнивших свою задачу, и, соединившись в один мощный кулак, обрушились на несчастных лучников, вероятно решивших, что, встав под знамена Хаоса, они смогут выжить в этой войне.

        - Все предатели сдохнут, - с побелевшим от ненависти лицом с трудом выдавила девушка, глядя вслед удаляющимся всадникам. - Все до единого сдохнут, словно стая бешеных псов.
        Воин, стоявший рядом и поневоле слышавший эти слова, отшатнулся, как будто его окатили ушатом холодной воды.

«Эта странная полукровка если не безумна, то очень близка к этому», - с тревогой подумал мужчина и счел за лучшее отойти в сторону.
        На войне и без того хватает страшных вещей, а безумие, как всем хорошо известно, заразительно. Поэтому для собственной же безопасности лучше держаться как можно дальше от тех, на чей разум легла эта роковая печать.

        - Все... - хрипло прошептала Ита в последний раз, и вдруг ей показалось, что она услышала слабый, чуть слышный ответ, донесшийся откуда-то издалека:

        - Мы не предатели. Мы просто пали жертвой обстоятельств.
        Она энергично затрясла головой, пытаясь отогнать от себя черное наваждение, чем еще больше испугала не успевшего удалиться на достаточное расстояние воина. А затем, быстро справившись с потрясением, девушка перевела взгляд на поле боя - туда, где прямо сейчас должен был пасть заградительный отряд лучников во главе со своим предводителем - Хрустальным Принцем. Человеком, скрывшим истинное имя под фальшивой ширмой выдуманного прозвища. Человеком, которому было не место в подлунном мире, потому что уже только одним своим присутствием он отравлял жизнь всем остальным.
        Ита вскинула вверх правую руку с зажатым в кулаке луком, чтобы издать победный клич воина - яростное торжество победы, рвущееся из самой глубины души, но вместо этого захлебнулась неожиданным приступом кашля.
        Крик, который должен был извергнуться из ее легких, застыл у самого горла, перейдя в надрывный хрип, потому что именно в это мгновение девушка увидела огромную двуглавую тварь, материализовавшуюся буквально из ничего именно в том месте, где, по расчетам лучницы, должен был находиться презренный отступник.

        - Это... Этого просто не может быть, - потрясенно прошептала Ита после того, как наконец справилась с затяжным приступом кашля, затуманившим ее взор неожиданно набежавшей слезой.

        - Этого просто не может быть!!! - переполняемая черной ненавистью пополам с праведным гневом, вскричала разъяренная львица, у которой только что прямо из лап вырвали законную добычу.
        Следующее ее действие было продиктовано скорее слепой яростью, нежели здравым смыслом. Девушка отбежала в сторону на сотню шагов, так что в поле ее зрения попал человек, перед которым стояла огромная двуглавая собака. После чего, не раздумывая ни мгновения, вытащила из колчана стрелу и вскинула лук.
        Сейчас ей уже ничто не мешало прицелиться, но если бы в данный момент Ита могла рассуждать здраво, она бы не стала стрелять. Кем бы или чем бы ни являлся этот монстр, не было никакого сомнения в его магической природе. А раз чудовище было порождением высших сил, пришедшим, чтобы спасти определенного человека, то, вероятнее всего, его невозможно убить.
        Воин, шарахнувшийся от полубезумной лучницы, продолжал наблюдать за ней, что в конечном итоге позволило ему и еще нескольким пехотинцам стать очевидцами поистине удивительного события.

        - Смотрите, она, кажется, собралась стрелять, - обратился мужчина к стоявшим неподалеку товарищам, указывая в том направлении, где виднелась грациозная фигура застывшей перед выстрелом девушки.

        - Во-первых, там никого нет, кроме этой огромной двухголовой твари, а во-вторых, такое расстояние не преодолеет даже камень из катапульты, не говоря о какой-то жалкой стреле, - скептически заметил кто-то из стоящих неподалеку людей.

        - Клянусь небом, она все-таки выстрелит!!!

        - Выстрелить-то она, может, и выстрелит, да только ничего из этого не выйдет. Сумасшедших женщин нельзя пускать на войну, потому что они только мешают вс...
        Старый, многое повидавший на своем веку человек с лицом, обезображенным шрамом, неожиданно замолчал, оборвав свою речь на полуслове, но никто этого не заметил, потому что все взоры были прикованы к девушке.
        Сначала фигуру лучницы окутало марево - так бывает в жаркий солнечный день, когда пристально смотришь на нагретую поверхность земли, - а затем прямо над ее головой замерцали красно-оранжевые всполохи света и...
        Рука, удерживавшая до этого момента натянутую струну тетивы, разжала побелевшие от напряжения пальцы, после чего первая из трех стрел, выкованных не иначе как молотом Судьбы, наконец-то вырвалась на свободу, в очередной раз испытав долгожданное и ни с чем не сравнимое счастье полета.
        Стрела все летела и летела, преодолев уже большую часть пути, и по мере того, как она приближалась к намеченной цели, ее наконечник наливался тяжелым, пунцово-красным свечением. Создавалось впечатление, будто ее переполняет жap, идущий откуда-то глубоко изнутри. И кто знает - может быть, так оно и было. Природа оружия, черпавшего свою мощь из жизненной энергии лучницы, была недоступна пониманию обычных смертных.
        Сразу же после выстрела спина Иты прогнулась дугой, как будто магическая стрела потянула за собой молодое, полное сил и энергии тело, а затем невидимая нить лопнула, и девушка обмякла. Страшная слабость охватила Иту, лучница упала на колени, усилием воли заставив себя сфокусировать взгляд на быстро удаляющейся огненной точке, забравшей у нее треть жизненных сил.
        Дочь человека и женщины-эльфа была уверена, что не промахнулась. Стрела поразит цель, это не подлежало никакому сомнению. И в тот самый миг, когда ослепительная вспышка света ударила по глазам девушки, слабость взяла свое, и Ита потеряла сознание. Но прежде, уже стоя на краю, отделяющем реальность от бессмысленной пустоты глубокого обморока, лучница успела подумать, что ее клятва исполнена. Убитый отец отомщен, и отныне все станет как прежде: ненависть навсегда уйдет из ее сердца, оставив после себя только воспоминание, которое со временем забудется, словно тревожный сон. Если бы в этот момент кому-нибудь удалось прорваться сквозь мутную пелену беспамятства и задать Ите один-единственный вопрос - счастлива ли она, - ответ оказался бы утвердительным. Она действительно была счастлива.
        Лежащая на земле девушка выглядела невероятно бледной. Подбежавшие к ней пехотинцу сначала подумали, что она умерла, но умиротворенная улыбка вкупе со слабым, едва заметным дыханием убедили их в обратном.

        - А ты говорил: «Ни за что не попадет, ни за что не попадет!» - воскликнул мужчина, первым заметивший странности этой загадочной полукровки, обращаясь к ветерану со шрамом на лице. - А она взяла и попала... Да еще как! Никогда не видел ничего подобного!

        - Ну, все мы порой ошибаемся, - задумчиво ответил умудренный опытом воин, проведя рукой по шраму, как будто желая убедиться, что тот никуда не делся. - Главное, чтобы эти ошибки не стоили нам жизни. Иначе... - Он многозначительно замолчал, но и без дальнейших объяснений всем стала ясна его мысль: - Прав бывает лишь тот, кто в конечном итоге остается в живых. Это и есть та главная правда войны, которую уже ничто и никогда не сможет изменить.

* * *


        Файта нельзя убить. Это изначально заложено в его природе. Тело огромной двуглавой собаки, в которую был заключен разум заколдованного существа, вообще не имело ни внутренних органов, ни «точек смерти» - зон организма, повреждение которых гарантированно приводит к фатальному исходу. Чисто теоретически его можно было расщепить на составляющие части мощным заклинанием или сжечь во вспышке всепожирающего адского пламени, но посланец богини возродился бы через некоторое время в новой материальной оболочке. По сути, файт был бессмертен. До тех пор, пока он выполнял поручения своей всесильной хозяйки, ему не о чем было беспокоиться - жизнь и судьба преданного слуги находились в надежных руках.
        Именно поэтому файт абсолютно спокойно отреагировал на приближающуюся стрелу, хотя ни на секунду не усомнился в ее магической природе.
        Огромная собака сделала шаг в сторону, закрыв своим телом человека, который не только являлся Истинным, но и был настолько необходим повелительнице Хаоса, что она послала своего лучшего слугу, чтобы найти и защитить его.
        В ответ на это действие стрела чуть изменила направление, пытаясь обогнуть неожиданно возникшее на пути препятствие.
        Файт сделал еще один короткий шаг в сторону.
        Стрела повторила маневр, подкорректировав траекторию полета.
        Двуглавый монстр вновь перекрыл доступ к цели.
        Эта игра в кошки-мышки могла продолжаться сколь угодно долго, если бы стрела обладала неиссякаемым запасом энергии. Но ее наконечник уже раскалился добела, и ей было жизненно необходимо прямо сейчас поразить чье-либо сердце.
        Последние несколько метров, отделявших охотницу от жертвы, стрела пролетела уже по прямой.
        Файт равнодушно смотрел на ее приближение, не испытывая ни малейших эмоций. Если бы он мог заглянуть в будущее, услышав слова человека, лицо которого пересекал длинный уродливый шрам, то, возможно, не остался бы так непробиваемо спокоен.
        Но в смутную эпоху войн, меняющих стройный узор мироздания, будущее сокрыто от самих богов, не говоря уже о слугах могущественных небожителей, поэтому даже при всем желании файт не мог заглянуть за грань неведомого.
        Стрела вошла в бесчувственную плоть, озарив близлежащее пространство ослепительно яркой вспышкой света. Ей оставалось совершить последний рывок, но - сердца в теле не оказалось.
        Магическое оружие впитало в себя треть жизненной энергии женщины, заключив таким образом своеобразный договор, конечным итогом которого должен был оказаться результат, удовлетворяющий каждую из сторон. В противном случае сделка теряла всякий смысл.
        Эта древняя стрела не была ни живым, ни магическим существом. Никто бы не смог точно объяснить ее природу. Но кем бы и чем бы она ни являлась на самом деле, ей было необходимо выплеснуть наружу впитанную ранее энергию, чтобы не взорваться изнутри, словно перекачанный воздухом шар.
        Она вонзилась в пустое безжизненное тело, однако в нем находился разум, тонкой, почти неуловимой нитью связанный с физической оболочкой, находящейся где-то неимоверно далеко - за пределами этого физического мира.
        У стрелы был единственный шанс, и она без колебаний воспользовалась им.
        Наконечник отделился от древка, оставшегося в теле бездушного монстра, и, следуя по тонкому, призрачному следу, связавшему разум файта с его телом, переместился в подпространство. Туда, где в глубинах неизведанного следовало искать живое, бьющееся в такт ритму дыхания сердце. Путь был неблизким. Чтобы преодолеть его, наконечнику пришлось пожирать самого себя, черпая необходимую энергию в собственном теле. И когда, наконец, преодолев все преграды, он достиг места назначения, это был уже не наконечник, а истонченная до неузнаваемости игла, которая со всего размаха пронзила неподвижное тело, впившись ледяным жалом в сердце заколдованного существа.
        Садовник ухаживает за садом, полководец ведет подвластные ему войска в бой, женщина рожает детей. Солнце всходит и заходит. Весна сменяет зиму. У каждого человека или явления природы своя судьба и свой жизненный путь.
        Высшим предназначением стрелы было разрывать сердца. Хорошо это или плохо, правильно или нет - судить не нам. Ответ на этот вопрос лежит вне понимания данного мира. Его нужно просто принять как должное, не пытаясь отвергнуть или втиснуть в узкие рамки устоявшихся стереотипов.
        Игла была уже не стрелой, а всего лишь хрупкой тенью, составляющей частью некогда монолитного и сильного существа. Тем не менее, в ней сохранилось главное
        - тот внутренний стержень, который в конечном итоге отвечал за все поступки и благодаря которому она чувствовала себя живой, несмотря ни на что.
        Игла пронзила сердце, но не смогла не то, что разорвать его, ей оказалось не под силу просто остановить мотор, питающий кровью все тело. То, что некогда было стрелой с мощным наконечником, теперь истончилось до неузнаваемости, став тоньше человеческого волоса. И игла оказалась неспособной выполнить свое предназначение.
        У нее уже не было энергии извне, и от призрачного тела практически ничего не осталось, поэтому игла совершила последнее, на что еще оставалась способна, - согнулась в дугу, словно старый дедовский лук человека, пославшего навстречу звездам осколок собственной души. И продолжала сгибаться до тех пор, пока не треснула, взорвав себя и сердце файта последней вспышкой неукротимо-яростной энергии.
        Где-то в необъятных просторах вселенной расцвел цветок гигантского взрыва, и два удивительно древних и так непохожих друг на друга существа переплели свои жизни и судьбы в тугой узел, казалось бы способный изменить саму ткань мироздания. Но, не выдержав чудовищного напряжения, рассыпались по небу мельчайшими частицами звездной пыли, навсегда уйдя из этого мира.

* * *


        Яркий свет, неожиданно ударивший по глазам, вывел мой разум из состояния оцепенения, в котором он пребывал с того момента, как я выстрелил в небо своей последней стрелой. Как ни странно, я все еще был жив, более того - на моем теле не было даже царапин. Наверное, очень трудно было бы объяснить такое чудо, если бы прямо передо мной не возвышался огромный монстр, который, судя по всему, и был тем моим спасителем, заслонившим грудью хрупкое человеческое тело от безудержной лавины рыцарей.
        Эта огромная двуглавая собака - порождение Хаоса, неожиданно вынырнувшее из самых отдаленных закоулков ада, - вне всякого сомнения, могла бы ответить на главный вопрос: зачем она спасла от неминуемой гибели обыкновенного смертного? Но отпущенное ей время вышло.
        Тело монстра пошло мелкими трещинами, как будто состояло не из плоти и крови, а всего лишь из хрупкого известняка. Процесс был настолько скоротечным, что от корпуса чудовища почти моментально отвалилась одна из лап, и сразу же вслед за ней последовала вторая.
        То, что недавно казалось несокрушимым монолитом, над которым не властно не только жалкое оружие смертных, но даже само время, теперь рассыпалось в прах, в очередной раз подтвердив хорошо известную истину - ничто не вечно под луной.
        За секунду до того, как окончательно развалиться, эта удивительная тварь повернула ко мне оставшуюся голову (вторая уже обрушилась на землю) - и наши взгляды встретились.
        Готов поклясться чем угодно - у нее были человеческие глаза. В отличие от всех остальных рас только люди до самого конца не верят, что умрут. Пока смерть вплотную не приблизится и не возьмет за руку, чтобы увести туда, откуда нет и не может быть возврата, в душе человека будет жить святая уверенность, что уж кого-кого, а его-то минует эта печальная участь.
        Я почувствовал, что кроме безграничного удивления в этих странных глазах было еще что-то. Послание, предупреждение или нечто другое. Если бы наш контакт продлился хотя бы на мгновение дольше, не исключено, что мне удалось бы понять и расшифровать обращенный ко мне взгляд, но... Голова утопающего в последний раз одиноко мелькнула среди огромных волн бушующего океана - и пропала навсегда. Загадочное порождение Хаоса перестало существовать, оставив после себя лишь толстый слой пыли, выстлавший мягким покрывалом все близлежащее пространство. Последняя песчинка в песчаных часах жизни монстра рухнула вниз. Она имела форму и сущность стрелы с отломанным наконечником и упала точно к ногам человека, осмелившегося ступить на святая святых - песок времени.
        Смертный наклонился и поднял эту песчинку-обломок.
        Сам того не подозревая, он нарушил хрупкий баланс, существовавший на протяжении миллионов веков, запустив своим неосторожным поступком механизм бездействовавших до этого момента часов. Самых главных часов, которые отмеряли время жизни не отдельного человека или бога, а всей этой безгранично необъятной вселенной.
        Глава 8

        За окном шел мелкий, противный дождь, но в комнате, освещаемой мягкими отблесками пламени горящего камина, было сухо и тепло. Два человека сидели в глубоких креслах друг напротив друга, ведя неторопливый обстоятельный разговор. На первый взгляд могло показаться, что это обычные посетители ничем не примечательного трактира, решившие переждать непогоду в спокойном месте, за бокалом вина и дружеской беседой. Но впечатление было обманчивым. Во-первых, ни один странник не смог бы найти эту таверну, несмотря на то, что она стояла на оживленном перекрестке дорог, недалеко от Арлона, столицы альянса объединившихся рас, а во-вторых, собеседники были не совсем обычными людьми. Вернее, один из них все-таки был человеком. Это был очень могущественный и влиятельный маг, входящий в совет старейшин, контролирующий жизнь столицы. А второй являлся не кем иным, как мятежным сыном Хаоса, бросившим вызов своим родителям, чтобы низвергнуть их с пьедестала богов и занять освободившийся трон. Чисто номинально его можно было назвать человеком, так как, пройдя обряд посвящения и лишившись сердца, он перестал быть богом.
Но по большому счету Этан все-таки человеком не был, так как кроме сердца был лишен и основополагающей составляющей всего живого
        - души. Того, без чего не может существовать ни один смертный, но прекрасно обходятся боги. Как ныне властвующие, так и давно канувшие в вечное небытие забвения.
        Несмотря на то, что Этан вошел в контакт с правящей верхушкой Арлона, предупредив о неизбежном начале войны, в его ближайшие планы не входило раскрывать свое истинное лицо перед кем бы то ни было, так как это могло вывести на его след многочисленных ищеек Хаоса. Нет, он слишком давно и хорошо знал своих родителей, чтобы дать им в руки даже слабую зацепку, способную в конечном итоге размотать весь клубок, а люди... Люди слишком ненадежны, чтобы можно было доверить им даже незначительный секрет, не говоря о чем-то серьезном. Поэтому до поры до времени он мог рассчитывать только на свои силы и помощь Мебиуса - безгранично преданного ему файта, вместе со своим хозяином отрекшегося от небес.
        В отличие от всех остальных подобных существ Мелиус был смертным, так как Этан заблаговременно позаботился о том, чтобы совместить физическое тело своего единственного соратника с новой оболочкой. В противном случае Фаса смогла бы не только найти надежно спрятанное тело в необъятных глубинах подпространства, но и в конечном итоге выйти на самого файта. После чего для могущественной богини не составило бы особого труда отыскать и мятежного сына.
        Именно поэтому Мелиус стал первым и единственным файтом, которого можно было убить обычным оружием. Однако практическое осуществление данной задачи было не так просто, как могло показаться на первый взгляд. Кроме того, что это удивительное создание обладало достаточно редким даром телепортации, оно к тому же могло изменять свой объем и массу, принимая по желанию практически любую форму.
        Если бы в самой природе файтов изначально не была заложена фанатичная преданность хозяину, то, пожалуй, слуга мог бросить вызов даже своему господину, ибо лишь немногим уступал ему в силе. Но Мелиус был в принципе не способен на это, будучи единственным в мире существом, чья преданность не подвергалась Этаном никакому сомнению.

        - Вы уже несколько раз имели возможность убедиться в искренности моих побуждений и поступков. - Голос молодого человека, обращенный к почтенному старцу, звучал совершенно спокойно, и все же чувствовалось, что он недоволен.
        Собаке, дремавшей у ног человека, передалось беспокойство хозяина, и она подняла голову, внимательно посмотрев на безумца, посмевшего вызвать гнев ее господина.

        - Да, это так. - Левсет, мудрый маг, казалось, не заметил недовольства чересчур темпераментного юноши и уж тем более счел ниже собственного достоинства обращать внимание на реакцию какого-то безродного пса. - Но все это слишком неожиданно и больше смахивает на прекрасно расставленную западню, нежели на правду.

        - Я заранее предупредил вас о начале войны. - Этан, словно ребенок, аккуратно загнул первый палец. - Что дало Альянсу время и возможность подготовиться к ней. Затем я предсказал направление главных ударов и то, что на этот раз Хаос не ограничится просто набегом, как это бывало прежде, а, применяя тактику выжженной земли, попытается стереть светлые расы с лица земли. - Второй и третий пальцы последовали за первым. - Вы не поверили мне тогда и сейчас пожинаете плоды, потеряв пятую часть Эвалонского леса.
        Он сделал небольшую четко выверенную паузу, во время которой почтенный старец смог в полной мере осознать вышесказанное.

        - Теперь же я предлагаю решить исход всей войны одним мощным ударом, а вы все еще продолжаете сомневаться, будто все потери, которые понесли армии Хаоса благодаря моему своевременному вмешательству, не более чем предлог для обычной ловушки.

        - Я не утверждаю, что это ловушка, - спокойно, с достоинством ответил старик. - Мне просто кажется, что все это слишком просто и очевидно, чтобы быть правдой.
        Этан устало сомкнул веки.

        - О люди! Почему из всех рас именно эти глупые, ограниченные создания становятся творцами и священниками новой религии? Кто это придумал и есть ли во всем этом хотя бы крупица здравого смысла? Да, Хаос - это, безусловно, анархия. Но, по крайней мере, управляемая или, вернее сказать, направляемая в нужное русло анархия. А то, что создают люди, это одно сплошное неуправляемое безумие, смысл которого недоступен не только им самим, но и вообще никому.
        Вспышка гнева прошла так же быстро, как и началась. Боги могут позволить себе роскошь не контролировать собственные эмоции, но он уже не был богом, а сидящий напротив старик оставался ключом, способным открыть перед ним все двери этого мира, поэтому взгляд Этана был ясен и чист, а голос - подчеркнуто доброжелателен:

        - Если даже мое предложение на самом деле окажется ловушкой, то и в этом случае вы практически ничего не теряете. Те четверо магов, которые мне нужны для осуществления плана, не должны быть лучшими из лучших. Повторяю, меня интересует элита, способная в решающий момент одним только своим присутствием решить исход противостояния битвы Хаоса и Альянса. Все, что мне необходимо, - четверо магов выше среднего уровня. Вам не кажется, что своими предыдущими поступками я заслужил если не право на доверие, то хотя бы право на одну попытку. Тем более что в случае провала (возможность которого не исключена) вы потеряете ничтожно мало. А в случае успеха... Это будет означать практическое завершение войны и полную, безоговорочную победу.
        Левсет, внимательно выслушавший предложение собеседника, не мог не признать того бесспорного факта, что при любом, даже самом неблагоприятном раскладе потери Альянса не превысят пределов разумного. К тому же этот странный молодой человек успел прекрасно зарекомендовать себя ранее, оказав поистине неоценимую услугу - предупредив о начале войны. Все, кажется, правильно, и не видно никакого подвоха, но убеленного сединами старца не оставляло стойкое ощущение какой-то неясной тревоги. Опытный маг до сих пор не мог до конца понять мотивы этого юноши. Создавалось впечатление, что ему наплевать и на Альянс, и на Хаос, и все, что он делает, объясняется какими-то одному ему ведомыми причинами. А раз так, значит, он может представлять угрозу существующему порядку вещей, и...

        - Я вижу, вы до сих пор не решили, доверять мне или нет. - Этан прервал размышления мага именно в тот момент, когда старец, казалось, ухватил конец нити, способной привести его к пониманию истины. - Что ж, это ваше право. В распоряжении Альянса остались последние дни или даже часы, в течение которых еще можно остановить Хаос. Затем он наберет такую силу, с которой вам уже не совладать, даже бросив в бой все резервы. После чего мир окончательно рухнет в пропасть безумия - и только два человека будут знать, что этого кошмара могло бы и не быть. Лично моя совесть будет чиста - я сделал все от меня зависящее, чтобы предотвратить надвигающуюся катастрофу. А вы... Вы, наверное, самоотверженно умрете, защищая то, что вам свято и дорого. Но эта жертва уже ничего не изменит, поэтому будет напрасной, или, если выразиться точнее, бессмысленной.
        Если бы речь шла только о нем одном, Левсет счел бы ниже своего достоинства обращать внимание на слова зарвавшегося юнца, но на кону стояла судьба огромного мира, а, судя по поступающим отовсюду сведениям, Хаос с каждым днем действительно становился все сильнее.

        - Хорошо. - Несмотря на внутренние сомнения, лицо старика оставалось безмятежно спокойным. - Я заключу эту сделку и даже более того - лично прослежу за тем, чтобы все прошло гладко. Но если мне вдруг покажется, что ваши намерения выходят за рамки наших соглашений, не обессудьте - я и мои спутники сделаем все, чтобы исправить ситуацию.
        Несмотря на то, что в последних словах собеседника звучала неприкрытая угроза, глаза Этана вспыхнули от радости.

        - Почту за честь совершить сей подвиг во имя человечества в вашей славной компании. После того как вы согласились принять личное участие в предстоящей операции, шансы на успех неимоверно возросли. Со своей стороны могу...
        Старик упреждающе поднял руку, давая понять, что уловил мысль собеседника и не нуждается в дальнейших проявлениях благодарности.
        Если бы седовласый мудрец прожил хотя бы сотую часть того срока, который чудовищным грузом давил на плечи этого «юноши», то, возможно, сумел бы понять - это проявление чувств не более чем игра, призванная окончательно усыпить его бдительность. Но мимолетная вспышка обжигающего пламени, с которой можно сравнить жизненный путь смертных, не идет ни в какое сравнение с неугасимым костром божественного существования. Поэтому нет ничего удивительного в том, что даже мудрые из мудрых оказываются бессильными перед умом и коварством небожителей, закаливших свою волю и разум в неторопливом потоке реки, имя которой Вечность.

        - Завтра на рассвете я приведу с собой четырех магов, и мы сделаем то, что, по вашим словам, может одним ударом подорвать мощь армий Хаоса. - Левсет поднялся с кресла, ясно давая понять, что разговор окончен.

        - Я буду ждать. - Этан склонил голову, всем своим видом выражая почтение к мудрости старца, которая не позволила возобладать нелепым подозрениям над здравым смыслом.
        Если бы убеленный сединами маг смог бы увидеть в этот момент взгляд собеседника, вне всякого сомнения, он изменил бы свое решение. Однако этого не произошло. Мятежный сын Хаоса был слишком умен, чтобы позволить себе хоть малейшую ошибку, поэтому представитель Алании покинул комнату если не с легкой душой, то, по крайней мере, с твердой уверенностью в том, что полностью контролирует ситуацию.

        - Старый дурак может думать что хочет , - мысленно обратился Этан к собаке, лежавшей у его ног. - Все равно это уже ничего не изменит .
        Морда животного расплылась в довольной улыбке. Мелиусу было известно - никто в этом мире не может сравниться с его хозяином в отточенном до совершенства искусстве лжи и интриг.
        Прекрасно расставленная ловушка захлопнулась, и четверо глупых людей, которые завтра помогут украсть одну из основополагающих святынь Хаоса, умрут, даже не успев ничего толком понять. Это будет легкая, быстрая смерть. Воистину, господин добр и милосерден, как никто другой! Файт еще раз с немым обожанием посмотрел на полубога-получеловека, неподвижно застывшего в позе глубокой задумчивости, после чего сомкнул веки, погрузившись в сонное состояние, которое точнее всего будет назвать оцепенением.
        С первыми лучами солнца наступит день, который станет началом новой эры, а сейчас нужно просто отдохнуть и набраться сил. Когда Этан станет правителем Хаоса, все будет иначе. А пока...
        А пока они оба мало чем отличаются от обычных смертных, поэтому телам нужен отдых, который сделает их разум достаточно сильным, чтобы выиграть очередной раунд битвы с богами.

* * *


        Мои ступни утопали в пыли, оставшейся после того, как рассыпался в прах неведомый монстр с загадочным человеческим взглядом, а сам я стоял посреди бескрайнего поля, усеянного трупами. Навечно застывшие в нелепых позах люди и животные, чья жизнь оборвалась на взлете, так и не успев набрать полную силу, наверное, могли бы рассказать много интересного, если бы их уста были скреплены печатью вечного молчания.
        Небо оставалось безоблачно голубым, а солнце светило по-прежнему жизнерадостно ярко. Можно было подумать, что все происшедшее не имело ровным счетом никакого отношения к равнодушным небесам. А впрочем, наверное, так оно и было. Люди живут по собственным законам у мироздания свои правила. Только в самых крайних случаях их интересы пересекаются - и тогда происходит что-то непоправимо ужасное или же, наоборот, невообразимо прекрасное. Причем память об этом удивительном событии передается из поколения в поколение, и в конечном итоге уже невозможно определить, где истина, а где вымысел и происходило ли это вообще или же является всего лишь отголоском старой легенды, которая со временем превратилась в глупую и совершенно нестрашную детскую сказку.
        Но в данном случае это была не сказка, а равнодушно-отстраненная реальность. Я стоял посреди поля, усеянного трупами моих соплеменников, испытывая странное, необъяснимое чувство раздвоения личности. Одна часть моего сознания с болью и ужасом воспринимала происходящее, а вторая все еще находилась на острие стрелы, уносящейся в небо навстречу обжигающе-яркому солнцу. Туда, где стирается грань между пространством и временем, а свет далеких звезд не только слепит глаза, но и пронзает насквозь каждую частицу тела и разума. Эта вторая половина все еще пребывала там, где пересекаются судьбы миров и рождаются легенды. Но где уже нет места живым. Так как никому и никогда не дано стать легендой при жизни...

        - Пить!
        Слабый голос, шедший откуда-то снизу, от самой земли, вывел меня из состояния оцепенения, соединив осколки треснувшего зеркала, каким до этого момента являлся мой исковерканный разум.
        Бессмысленно блуждающий взгляд попытался сфокусироваться на источнике звука, и через несколько бесконечно долгих секунд, хотя и с трудом, мне все же удалось сконцентрироваться.
        Всадник, придавленный лошадью, умирал. Это было очевидно, и не требовалось обладать какими-то специальными знаниями в медицине, чтобы определить - его путь подошел к концу. Красивое молодое лицо было мертвенно-бледным, но, в отличие от искореженного тела, его не коснулся безжалостный молот войны.

        - Пить, - прошептали обескровленные губы, и вслед за этой мольбой человек слегка приоткрыл один глаз.
        Движение было слабым, скорее инстинктивным, тем не менее всадник его совершил. Казалось бы, в этом событии не было ничего удивительного, если бы в самой глубине затуманенного болью зрачка вдруг не зажглась искра, каким-то чудом вдруг прояснившая сознание умирающего.

        - Ты... Ты... - Слова давались с огромным трудом, но было ясно, что весь смысл жизни для человека в данный момент сконцентрировался в этом вопросе. - Ты... И есть... Тот... Самый?
        Он не уточнил, что конкретно имеет в виду, но я понял, что подразумевалось именно мое имя.

        - Да. Я и есть Хрустальный Принц. - Голос мой звучал тускло и безжизненно, как будто именно я, а не этот распростертый на земле мужчина терял последние силы вместе с кровью, неумолимо быстро покидающей тело.
        Умирающий был уверен, что не ошибся, и все же счел за лучшее уточнить. А я был слишком подавлен и не собирался отягощать свою совесть бессмысленной ложью.

        - Ты... Ты...
        Он еще только пытался произнести вслух то без чего не смог бы спокойно умереть, а я уже знал наперед все, что будет сказано.
        Большими огненными буквами эти слова навечно отпечатались в моем сознании.

        Будь ты проклят отныне и вовеки веков!

        - Будь... - вырвался искаженный судорогой всхлип из горла умирающего.
        Я обернулся туда, где несколько минут, часов или даже веков назад стояли девять сотен моих лучников.

        - ...ты... - словно прилежный ученик, выучивший наизусть урок, продолжал истекающий кровью всадник.
        Расстояние в двести шагов - сущие мелочи для человека с прекрасным зрением, но какая-то мутная пелена затмила мои глаза.

        - ...проклят... - В голосе человека, лежащего в луже собственной крови, послышалось чуть ли не радостное облегчение - он успел сказать главное, и теперь оставалось добавить самую малость.
        Моя правая рука сжимала какой-то странный обломок, поэтому я попытался протереть глаза левой.

        - ...отныне... - отчаянно зло выплюнул умирающий в окружающее пространство слово вместе с тяжелым сгустком темно-бордовой крови.
        Со второй попытки мне наконец удалось сбросить покрывало пелены с глаз.

        - ...и вовеки... - Он находился уже не только за гранью боли, но и жизни, поэтому надрывный хрип, с трудом вырывавшийся из горла, превратился в слегка замедленную, но все же нормальную, ясно различимую речь.
        Там, где еще недавно находились девять сотен людей, каждого из которых я знал чуть ли не всю свою жизнь, теперь возвышалась бесформенная гора из хаотично раскиданных трупов.

        - ...веков... - почти нежно прошептали обескровленные губы и расцвели по-детски умиротворенной улыбкой.
        С огромным трудом оторвав взгляд от безумно страшной картины огромного кладбища, я повернул голову к умирающему всаднику.
        Не знаю, что в это мгновение он увидел в моих глазах или на лице, но уверен в одном - человек, стоящий на самом краю могилы, испугался.

        - Ни тебе, ни кому-либо другому не дано ни судить, ни проклинать меня! - отчетливо, почти по слогам, произнес я и, повинуясь какому-то не вполне осознанному порыву, склонившись над умирающим, ненавидяще-ласково прошептал ему в ухо: - Нет, тебе этого не дано.
        А затем резко и сильно, почти без замаха ударил правой рукой, которая до сих пор сжимала обломок сломанной стрелы или нечто подобное, прямо туда, где под тонким слоем одежды и плоти все еще трепетало живое человеческое сердце.
        Глава 9

        Левсет пришел точно в назначенный срок. Далеко на востоке едва забрезжил рассвет, а седовласый мудрец в сопровождении трех магов уже стоял на пороге той самой комнаты, где не далее как вчера вечером состоялся разговор, которому суждено было стать одним из поворотных пунктов в противостоянии сил Альянса и Хаоса.
        Старик мимоходом отметил, что молодой человек, по всей вероятности, даже не сомкнул глаз. Но это не имело отношения к делу, поэтому мысль растворилась на периферии сознания так же быстро, как и возникла.

        - Все ли готово к обряду? - после лаконичного приветствия сразу же перешел к делу Левсет.

        - Да, да, разумеется. Практически все готово, остался последний небольшой штрих.
        В суетливых действиях молодого человека, расставляющего по периметру комнаты маленькие фигурки каменных идолов, проскальзывали вполне ощутимые нотки неуверенности. Создавалось впечатление, что юноша пытается прыгнуть выше собственной головы, но понимает всю абсурдность и невыполнимость данной затеи и оттого нервничает.
        Левсет был не только самым сильным и опытным магом среди всех присутствующих, но и входил в совет правления Алании, что наделяло его всей полнотой власти и позволяло встать во главе нынешнего предприятия, даже несмотря на то что идея и, самое главное, разработка операции принадлежали не ему.

        - Сынок. - Старый маг решительно подошел к напряженно застывшей в углу комнаты фигуре и положил руку на плечо собеседнику. - Если ты не уверен в конечном результате, то будет лучше вообще не начинать.
        Молодой человек вздрогнул и тем не менее закончил установку очередного идола. И только потом обернулся.

        - Да, я волнуюсь и не уверен, что все пройдет гладко и без запинки. - Его и без того слишком большие зрачки, казалось, еще больше увеличились от возбуждения, закрыв собой чуть ли не всю радужку. - Но если мы не попробуем, не попытаемся сделать все от нас зависящее, то Хаос обязательно победит, а это будет означать конец всему сущему. Всему, что лично для меня свято и дорого.
        Эти большие удивительные глаза прямо и честно выдержали испытывающий взгляд старика, и Левсет понял - слова юноши идут от самого сердца и в них нет ни капли лжи или притворства. А то, что он нервничает... Ну что ж, это легко объяснимо и является лучшим подтверждением того, что перед ним не какой-нибудь монстр, а просто на редкость одаренный молодой человек не лишенный простых человеческих чувств, таких как страх, сомнение или неуверенность.

        - Хорошо. - Голос старого мага заметно смягчился. Жесткие нотки, присутствовавшие в нем вплоть до этого момента, ушли, не оставив после себя и намека на былые сомнения, - отныне Левсет окончательно поверил в искренность намерений союзника. - Мы сделаем это прямо сейчас, и у нас все получится.
        Спокойная уверенность старца передалась его собеседнику. Напряженные складки, пересекавшие лоб юноши, разгладились, а лицо осветилось мягкой улыбкой, после чего он утвердительно кивнул:

        - Да, у нас непременно все получится, иначе и быть не должно. Давайте приступим.
        Роли были распределены заранее, поэтому каждый из присутствующих без лишних слов занял свою позицию, ступив на луч пентаграммы, начертанной на полу.
        Слова древнего заклятия, с помощью которого можно перенестись в сферу Хаоса - священную обитель небожителей, - были известны лишь немногим избранным. Левсет, принадлежащий к касте посвященных, закрыл глаза и начал неторопливо декламировать песнь на древнеэльфийском, являвшуюся прологом к длинному тексту могущественного заклинания.
        Старец произносил слова сосредоточенно, как будто пробуя на вкус каждую букву. Особенность ритуала состояла в том, что малейшая неточность была чревата смертью всех присутствующих. Даже ошибка в ударении, не говоря уже о более серьезной погрешности, немедленно привела бы в движение тонкую ткань мироздания, сквозь которую намеревались пройти пятеро смельчаков, бросившие вызов Хаосу... И все закончилось бы практически мгновенно.

        - А луч восходящего солнца... - продолжал размеренно, монотонно декламировать седовласый мудрец, - пронзает...
        Этан прекрасно знал текст этого древнего как мир заклятия, поэтому не вслушивался в речь престарелого мага, надувшегося от важности происходящего, словно спесивый индюк. Глупец и не знал, что есть простой и действенный способ предотвратить возмущение ткани пространства, избежав неминуемой смерти. Уж кто-кто, а Этан - сын небожителей, в прошлом бог, а ныне беглец - ни за что бы не доверил свою драгоценную жизнь, отдав ее в руки смертного, ни с того ни с сего возомнившего себя великим мудрецом. Эти четверо были нужны ему лишь как зубило - инструмент, способный расширить и углубить трещину в сфере Хаоса, чтобы проникнуть в нее и взять то, что в конечном счете повернет ход войны вспять и проложит ему, полубогу-получеловеку, путь к вершине божественного Олимпа. Туда, где только он один будет выступать в роли властителя мира и судеб. Туда, где начинаются и заканчиваются все дороги, потому что на перекрестке Вечности нет направлений.
        Задумавшись, Этан не заметил, как заклинание стало постепенно набирать силу - тела магов, участвующих в обряде, начали мерцать, переливаясь цветными всполохами света, а сама комната, казалось, сжалась в объеме. Создавалось такое впечатление, как будто стены вплотную приблизились к начерченной на полу пентаграмме, но это было всего лишь иллюзией. На самом деле материальные объекты этого мира остались такими же, как и прежде, просто сознание участников ритуала постепенно начало искажаться.

        - ...отбросив тень на ложе неба, укрыть... - Заклинание перешло к заключительной фазе, и теперь монотонный голос Левсета доносился издалека, как будто старик находился не здесь, а в каких-то невообразимых заоблачных далях.
        По большому счету именно так оно и было. Тело и разум чтеца пересекают грань между мирами первыми. Произносящий заклинание является путеводной нитью, хрупким мостом, благодаря которому все остальные участники обряда способны преодолеть бездонную пропасть между мирами и проникнуть внутрь сферы Хаоса. Прошло еще некоторое время - и мерцающее тело почтенного мудреца окончательно исчезло из комнаты, переместившись в обитель богов. Второй смертный, бросивший вызов самим небожителям, последовал вслед за Левсетом спустя минуту.
        Третьим пронзил ткань мироздания Этан.
        Четвертым - еще один маг.
        А пятым...
        А пятым оказался Мелиус.
        Тело последнего оставшегося в комнате существа начало излучать яркий свет - преддверие прыжка между мирами, - и тут безродный пес, спокойно лежавший в углу комнаты, встал на задние лапы, превратившись в огромного тролля. Трансформация произошла практически мгновенно. Чудовище сделало два коротких шага вперед и одним коротким, точно выверенным жестом сломало шею несчастному, чья физическая оболочка все еще находилась в этом мире. Ненужное более тело отлетело в сторону, а файт, преобразившийся в человека, которого только что убил, решительно ступил на луч пентаграммы.
        Левсет почувствовал какое-то внутреннее беспокойство - кратковременный обрыв ментальной связи с последним из группы магов, участвующих в обряде. Объятый предчувствием непоправимой беды, он даже успел подумать, что прерванный контакт может означать только смерть одного из участников обряда, но, к счастью, это был всего лишь мираж, Старик произнес финальные слова заклинания - и последний из смельчаков, бросивших вызов неведомому, материализовался прямо перед его глазами.
        Молодой человек, которого еще недавно терзали сомнения, выглядел неожиданно спокойным и уверенным в себе, в его взгляде появился оттенок той властной силы, который присущ только чрезвычайно целеустремленным и уверенным в собственных силах натурам.
        Левсет отметил про себя эту незначительную на первый взгляд деталь, и где-то в глубине души вновь зашевелилась успокоившаяся было тень сомнения. Однако времени для размышлений не оставалось. Они вторглись туда, где было не место простым смертным, - в святая святых Хаоса. Поэтому для собственного же блага нужно было выкинуть из головы все ненужное и попытаться как можно скорее найти то, ради чего они появились здесь, - амфору нерожденных душ, священный артефакт, с помощью которого можно будет изменить не только ход этой проклятой войны, но и общую расстановку сил в противостоянии светлых и темных рас.

* * *


        В ушах стоял гул огромного колокола, с каждым новым ударом набирающий силу. Он звучал все громче и громче, так что в какой-то момент мне показалось, что голова не выдержит этих чудовищных звуков и попросту развалится на части. Впрочем, это было еще не самым худшим из несчастий, обрушившихся на меня вслед за тем, как рука, сжимающая обломок стрелы, пронзила сердце агонизирующего всадника. Вдобавок ко всему мои глаза затмила мутная пелена, которая никак не проходила, несмотря на все попытки сфокусировать взгляд.

«Что происходит?» - хотел закричать я, обращаясь неизвестно к кому, но не смог.
        Колокол ударил в очередной раз настолько громко, что голова, наконец не выдержав перегрузки, взорвалась изнутри, после чего захлебываясь собственным криком, я провалился в бездонный колодец. На дне которого совершенно неожиданно оказалось серое небо. Огромное серое небо, по которому плыли неестественно белые облака, может быть именно в силу контраста казавшиеся совершенно нереальными.
        Я лежал посреди бескрайнего поля, усеянного цветами. Наверное, в этом состоянии не было бы ничего удивительного, если бы мир, окружавший меня, не оказался начисто лишенным каких бы то ни было красок. Здесь господствовали только два цвета - серый и белый. Это было так странно, что на какое-то время я даже забыл обо всем остальном.

        - Тебе очень больно?
        Вопрос прозвучал настолько неожиданно, что я невольно вздрогнул, ища взглядом обладателя голоса.
        Рядом стояла девочка, держащая в руках большую охапку полевых цветов. На вид ей было не больше десяти лет.

        - Что? - ошеломленно переспросил я, не сразу опомнившись после смены обстановки
        - уж больно оглушительным было различие между жестокими ужасами войны и покоем мирной идиллии.

        - У тебя из ушей течет кровь... Это очень больно?
        Внимательные детские глаза смотрели на меня серьезно и требовательно. Казалось, для девочки в данный момент нет ничего важнее, чем ответ на этот вопрос.
        Я прижал раскрытые ладони к ушам и, когда опустил руки вниз, действительно увидел на них кровь. Но не красную, а, как и все вокруг, серую.

        - Нет, не больно, - совершенно искренне ответил я, все еще не понимая, как оказался в этом загадочном месте.

        - Тогда почему же ты плачешь?
        Я в очередной раз поднес руки к лицу и почувствовал на щеках следы влажных полос.

        - Мне тяжело, - устало вздохнул я, не найдя более подходящего ответа на этот чересчур трудный вопрос. - Просто очень тяжело на сердце, - поспешил уточнить я, увидев, как изменилось ее лицо и удивленно взметнулись вверх ниточки бровей.

        - Душная тень большой жабы со стальными глазами? - поинтересовалась девочка, будто речь шла о само собой разумеющихся вещах.

«Откуда ты знаешь?» - хотел было спросить я, но не стал, вместо этого лишь коротко кивнул:

        - Верно...

        - Но ее же можно прогнать.

        - Думаешь?

        - Конечно! - В детских глазах промелькнуло выражение той самой радости, которая бывает у ребенка, когда он знает какую-то тайну, недоступную взрослым.

        - И ты мне поможешь?

        - Нет. Хотела бы, но не могу, - с искренним сожалением вздохнула маленькая девочка. - Прогнать злую жабу под силу лишь тому, на чье сердце упала ее мерзкая тень.

        - Понятно... - Мне стало ясно: в этом странном месте я не получу ответа ни на один из вопросов, которые представляют для меня интерес.
        Поэтому можно было расслабиться, отбросив в сторону накопившиеся за последнее время проблемы, и просто поболтать.
        Но, видимо, девочка не хотела просто болтать, ей было интересно узнать как можно больше о чужаке, неожиданно вторгнувшемся в ее мир.

        - А почему ты серый? - задала новый вопрос моя любопытная собеседница.

        - Ну, если честно, сам не знаю. Наверное, потому, что все вокруг серое.

        - С чего ты взял? - Ей стало так интересно вести разговор с этим загадочным дядей, что она положила букет на землю и села, смешно и по-детски неуклюже поджав под себя ноги.

        - С того и взял... - Я выдержал паузу, во время которой попытался правильнее сформулировать ответ на очевидный вопрос, а затем не нашел ничего лучшего, как ответить первое, что пришло на ум: - Я все вижу серым.
        Девочка снисходительно улыбнулась, как будто именно она была взрослой женщиной, а я - всего лишь глупым мальчуганом.

        - Если я закрою глаза, это еще не значит, что окружающий мир исчез. Поэтому, если ты все видишь серым, это еще не значит, что все на самом деле серое.

        - Ты хочешь сказать, что у всего вокруг есть цвет? - уточнил я. - Небо голубое, трава зеленая, цветы яркие...

        - Конечно, - радостно согласилась она. - Все так и есть на самом деле, за исключением одного лишь тебя. Ты сам серый, кровь у тебя серая, и вообще, если бы мы прямо сейчас не разговаривали, я бы подумала, что ты ненастоящий.

        - Но я же настоящий?
        Не знаю почему, но я втянулся в этот лишенный смысла разговор, и мне стало чрезвычайно важно узнать ответ на этот наивно-детский вопрос.

        - Трудно сказать. - Девочка серьезно сдвинула брови и сморщила нос. - На первый взгляд ты кажешься настоящим, но эта твоя непонятная серость сбивает меня с толку.
        Она ненадолго задумалась, а я, не зная, что говорить, счел за лучшее промолчать.

        - Думаю, ты все же настоящий. - Ребенок наконец пришел к определенному выводу. - Но та нехорошая вещь, которую ты держишь в руках, изменяет твою сущность...
        Было странно услышать из уст маленькой девочки такие взрослые определения, но я уже давно перестал чему бы то ни было удивляться, поэтому просто перевел взгляд на свою руку и увидел зажатый в кулаке обломок стрелы без наконечника.

        - Эта... - Она сбилась, решая, как бы получше обозначить предмет. - Эта штуковина... Очень страшная... Она даже хуже, чем мерзкая жаба. Хотя я не знаю, как это вообще может быть.
        Объяснение было достаточно путаным и ничего толком не проясняло, но мне стало ясно - нужно как можно скорее избавиться от этой зловещей «штуковины».
        Я сделал попытку разжать кулак, но ничего не произошло. Не знаю, виновато ли было место, в котором я оказался, или что-то другое, но, как бы то ни было, факт остается фактом - несмотря на все попытки избавиться от нее, стрела так и осталась в моей руке.

        - Не можешь? - В глазах девочки промелькнула искра сочувствия.

        - Не могу, - честно признался я.

        - Так я и думала! - Она вновь сморщила нос, что, по всей вероятности, означало глубокую задумчивость, и спустя некоторое время выдала совершенно неожиданный ответ: - Раз ты не можешь избавиться, то придется жить с этим. Другого выхода я просто не вижу.
        Это самое «не можешь избавиться» прозвучало из ее уст так, как будто она имела в виду «не хочешь избавиться».

        - Я хочу, но не могу. - Мой голос был спокоен, но в глубине души уже поселилось сомнение.

        - Кто хочет что-то сделать - изыскивает возможности; кто не хочет ничего делать
        - ищет причины, объясняющие его бездействие, - без запинки, явно наизусть, произнесла девочка. - Не помню, кто это сказал, но мне отчего-то запомнилось, - неожиданно смутившись, добавила она, как будто ее уличили в чем-то не слишком хорошем.

        - Может быть, ты и права. - Стихший было звон колокола начал вновь набирать силу, и я понял, что мое пребывание в этом месте скоро кончится. А может, и нет.
        - Но как бы то ни было, мне было приятно встретиться и поболтать с тобой.

        - Мне тоже.

        - Может, еще как-нибудь встретимся.
        Колокола уже били в полную силу, так что опять начало закладывать уши.
        Девочка вежливо кивнула и посоветовала на прощание:

        - Прогони жабу - и тогда сможешь избавиться от этой гадкой штуковины.

        - Я постараюсь, - уже прокричал я, из-за нарастающего грохота не сумев как следует расслышать собственный голос.
        После чего, захлебываясь криком, вновь провалился в бездонный колодец.
        На дне которого, как ни странно, оказалось все то же неизменное серое небо.

* * *


        Пятеро смертных, бросивших вызов богам, - это даже не смехотворно малая цифра, это просто ничто. Если они и вправе рассчитывать на что-либо, то только благодаря внезапности и дерзости своего нападения. Муравей, ползущий по одежде человека, не может быть обнаружен, пока на него случайно не наткнется рассеянный взгляд, либо же он сам не проявит себя укусом или каким-нибудь другим неосторожным действием.
        Идея вторгнуться в сферу Хаоса, чтобы похитить священный артефакт, была настолько нелепой или, точнее сказать, сумасшедшей, что даже не принималась в расчет могущественными небожителями.
        Когда Этан впервые изложил свой план Левсету, тот лишь рассмеялся в ответ, приняв юношу за откровенного безумца. Но после того как все взвесил и обдумал в спокойной обстановке, пришел к выводу, что именно в отсутствии логики (жалкая кучка людей проникает в святая святых, чтобы похитить нечто принадлежащее богам!
        и кроется главная надежда на успех предстоящей экспедиции.
        Да, риск, несомненно, был, но в случае победы они получали в руки мощный козырь, одно упоминание о котором могло повернуть армии Хаоса вспять.
        Благодаря массе обстоятельств, на перечисление которых ушло бы слишком много времени, светлые расы проигрывали эту войну. Ее исход был теперь всего лишь вопросом времени. Кому как не Левсету, владевшему информацией в полном объеме, было знать об этом печальном факте. Их всех ожидал неминуемый страшный финал. И если эта безумная во всех отношениях экспедиция за грани неведомого могла спасти Альянс от разгрома, то почему бы и не попробовать?
        Старый мудрец рассуждал здраво, но не знал двух чрезвычайно важных вещей.
        Первое - ни один смертный не может открыть Врата Печали, преграждающие вход в хранилище древней святыни. И второе - взять в руки древний артефакт способен лишь чистокровный человек, человек с сильной и чистой душой. Ни полукровки, ни представители иных рас, так же как и сами боги, не могли прикасаться к амфоре нерожденных душ.
        Пройдя обряд посвящения, Этан лишился не только сердца, но и своей божественной сути, однако остался скорее богом, нежели смертным, Поэтому, хотя он и не надеялся, что Врата Печали сразу же распахнутся, признав в нем былое величие, но был твердо уверен, что в конечном итоге сможет преодолеть эту преграду. Впрочем, даже после того, как мятежный сын Хаоса проникнет внутрь, ему все равно не обойтись без помощи настоящего человека. Причем какое-нибудь продажное отребье, польстившееся на золото, или заложник, доставленный силой, скорее всего не смогли бы пройти испытание, взяв в руки магический артефакт. И в конечном итоге погубили бы не только себя, но и его, Этана. Левсет же идеально подходил для этой роли. Вот почему при всем желании мятежный сын Хаоса не мог обойтись без помощи старца.
        Тоннель, по которому сосредоточенно молча шли пятеро смертных, напоминал скорее лаз, прорытый в земле огромным кротом. Однако стены этого коридора не были земляными, а представляли из себя нечто совершенно неподвластное пониманию обычных людей. К этой субстанции, вероятно, подошло бы название «спрессованный туман», но и оно отстояло невероятно далеко от истины, поэтому для собственного же спокойствия никто из участников экспедиции не задумывался о природе этих загадочных стен.
        Этан уверенно шествовал впереди небольшого отряда с таким видом, будто в мельчайших деталях знал схему этого запутанного лабиринта-тоннеля с множеством боковых ответвлений.
        Еще до того, как Левсет дал согласие на участие в операции, молодой человек сообщил, что сможет найти путь к артефакту. Правда, он не уточнил, откуда у него эта информация. Но даже если принять на веру его слова, оставалось неясным, почему все выглядит таким образом, будто юноша чуть ли не вырос в этих местах и при желании способен найти дорогу даже с закрытыми глазами.
        В глубине души старого мага в очередной раз появилось подозрение, которое в конечном итоге могло вырасти в нечто большее - в уверенность. Но судьба, провидение или случай (называйте как угодно, от этого смысл не изменится) пока еще оставались на стороне мятежного сына, бросившего вызов своей могущественной семье.
        Сфера Хаоса являлась не только обителью древних богов, но и пристанищем для великого множества разных существ. Что совершенно неудивительно, особенно если учесть ее поистине необъятную площадь.
        Левсет уже собирался было высказать вслух свои подозрения, но именно в этот момент из бокового прохода вышел Исбит - демон Тоннеса третьего круга.
        Этана спасла только невероятная реакция. Краем глаза заметив движение там, где его не должно было быть, он резко завалился на спину, нимало не заботясь о том, что может разбить себе голову.
        Здесь, в сфере Хаоса, Исбит представлял собой обычного, ничем не примечательного демона, но его сила не шла ни в какое сравнение с силой смертного. Пусть мыши и имеют зубы, они ничего не могут противопоставить коту. Это жестокая реальность, которую, увы, никому не дано изменить.
        Спина Этана еще не коснулась пола, а огненный язык уже дотянулся до грудной клетки мага, идущего вслед за ним. Бесплотная рука демона совершила неуловимый жест - и тело пронзенного насквозь человека поднялось в воздух, а затем, словно агонизирующая рыба, бьющаяся на крючке рыбака, было затянуто в огромную пасть. Если бы это был какой-нибудь более умный демон, возможно, его заинтересовало бы, что делают в этом месте смертные. Но Исбит, хотя и принадлежал к кругу Тоннеса, все же был обычным, так сказать, рабочим демоном. Поэтому он не стал терзаться вопросом, откуда взялись эти хрупкие создания. Для него они являлись не более чем редким изысканным деликатесом, который нужно как можно скорее употребить в пищу, чтобы не делиться с кем-то еще.
        Исбит покончил с первым магом и уже собирался перейти ко второму, но в этот момент лежащий на земле человек громко и внятно произнес Слово силы - божественное заклинание, при помощи которого демоны, вызвавшие гнев небожителей, заключаются в клетку собственного разума.
        Левсет, шедший третьим, увидел, как расцвела огромным красным пятном спина идущего впереди, а затем его друга и соратника подбросило в воздух и затянуло в огромную пасть отвратительного чудовища. Старый маг даже успел с сожалением подумать, что вот они так близко от цели, а эта нелепая случайность одним легким взмахом пера перечеркнула все их надежды и планы. Но мгновение спустя произошло неожиданное, то, что вызвало неимоверное удивление человека, за свою долгую жизнь, казалось бы, успевшего привыкнуть к чудесам и магии самого различного вида.
        Упавший на спину юноша прокричал странную фразу на незнакомом гортанном наречии
        - и демон замер.
        Левсет пораженно застыл, не в силах не только обрадоваться неожиданному спасению, но даже просто двинуться с места. Ни один маг, какой бы силой он ни обладал, не мог одним лишь словом остановить атаку бесплотного демона. Это было невозможно в принципе, так как демоны являлись высшими существами и обладали...
        Окончательно сформулировать мысль не удалось.

        - Нужно скорее уходить, заклинание не задержит Исбита надолго! - прокричал Этан, быстро поднявшись с земли, после чего, даже не оглянувшись на спутников, устремился вперед.
        Левсет все еще оцепенело стоял, не в силах справиться с удивлением, но тут сильная рука сдавила его локоть и увлекла за собой.
        Перед началом экспедиции хозяин предупредил Мелиуса о том, что этого старика необходимо доставить к Вратам Печали. Остальные не нужны, но именно старый маг является ключевой фигурой всей партии, так как только он может забрать амфору нерожденных душ. И если по какой-либо причине Левсет окажется не в силах идти сам, файт должен помочь ему.
        Группа из четырех человек в спешке удалялась от развилки, где все еще находился сдерживаемый заклинанием демон. Они напрягали все свои силы, но потенциал смертных не идет ни в какое сравнение с мощью высших существ. Поэтому уйти далеко беглецы не смогли.
        Вместе с утратой божественной сущности Этан потерял и былую силу, сумев сохранить лишь крупицы мощи. То, что могло навсегда заточить демона в оковах собственного разума, сейчас оказалось способным лишь задержать его на несколько жалких минут.
        Сзади донесся яростный рев монстра, и беглецы поняли - демон сбросил хрупкие оковы заклинания.

        - Скорее! - обернувшись на ходу, прокричал Этан. - Мы уже совсем близко!
        Его перекошенное от гнева лицо было похоже на страшную маску, но, пожалуй, никто, кроме файта, не догадывался об истинной причине этого всплеска эмоций.
        Слово силы действует на демона только однажды. И сейчас в запасе мятежного сына, покусившегося на трон собственных родителей, не было ничего, что могло бы остановить этого проклятого людоеда.
        Пасть от руки серьезного противника - это, по крайней мере, означает умереть достойно. Но быть сожранным заштатным, ничем не примечательным монстром - в высшей степени унизительно. Тем более что до цели, которая может принести ему власть над миром, остался последний рывок.

        - Мелиус!!! - Страдальческий крик, вырвавшийся из горла Этана, скорее напоминал рев смертельно раненного животного, чем звуки, издаваемые простым человеком. - Мелиус!
        Эхо отразило голос объятого яростью существа, которое даже само не понимало, кем является в данный момент - богом, так и не сумевшим стать человеком, или же смертным, не дотянувшимся до небес.
        В своем нынешнем состоянии файт не мог всерьез противостоять демону Тоннеса, но хозяину нужно было выиграть всего лишь несколько драгоценных минут. Краткий промежуток времени, отделяющий его от великой мечты - того, к чему Этан так самоотверженно стремился и ради чего жил последнее время.
        Мелиус был файтом - существом, безгранично преданным своему господину. Даже если бы он захотел, то и в этом случае не смог бы ослушаться приказа хозяина. Но он и не хотел.
        Верный слуга мягко отпустил руку седовласого мага и остался на месте в ожидании охотника, преследующего добычу.
        Левсет пробежал по инерции еще несколько шагов, а затем обернулся посмотреть, что же случилось с его спутником. Одинокая фигура, оставшаяся позади, махнула рукой. Это было одновременно и прощальным жестом, и приказом продолжать движение.
        Старик повернулся и побежал дальше. Времени на вопросы не оставалось. Почему и зачем остановился Милт, сейчас не имело значения. Старый друг Левсета сделал свой выбор, и теперь его судьба всецело зависела от демона, с которым ему предстоит встретиться спустя десять или от силы пятнадцать секунд.
        Если бы убеленный сединами маг вдруг узнал, что Милт давно мертв, а вместо старого друга там, позади, остался убийца, принявший его облик, то, вероятно, мысли почтенного старца не были бы столь печальны. Но план отрекшегося от небес бога и его преданного слуги был слишком хорош, чтобы его могли разгадать непосредственные участники кровавой драмы.
        Однако он оказался достаточно прост, чтобы рухнуть как карточный домик от простой случайности - встречи с демоном Тоннеса.

* * *


        В отличие от своей жены Фасы, которая постоянно видела трудности там, где их не было, и шла к цели кружными путями, Алт был уверен в том, что этот мир его ничем не может удивить, и потому всегда решал возникающие проблемы быстро и четко.
        Даже в предательстве собственного сына он не усмотрел ничего сверхъестественного. Мужчина на то и мужчина, чтобы быть главным. Вторые роли - для неудачников. Тот, в ком течет кровь лордов Хаоса, должен стремиться к победе. В родовом гнезде нет места птенцам. Они или покидают его в поисках новых миров, или должны сбросить родителей в пропасть, чтобы самим занять освободившееся место. Поэтому вполне естественно и даже закономерно, что, достигнув определенного уровня самосознания, Этан взбунтовался - птенец вырос, только и всего. Фундаментальные законы природы не дано изменить даже всемогущим небожителям.
        Фаса, как женщина и мать, видела в поступке своего мятежного ребенка нечто большее, чем простое стремление к лидерству, но Этан был мужчиной и соответственно должен был мыслить и действовать, как подобает мужчине. Задав себе прямой и честный вопрос, как бы он поступил, окажись на месте сына, Алт после непродолжительных раздумий ответил: «Точно так же». После чего все сомнения разом отпали, а мир вновь стал простым и понятным, каким был всегда и пребудет во веки веков.
        Если бы владыка Хаоса захотел, то уже в самом начале уничтожил бы наглеца, посмевшего бросить вызов его абсолютной власти. Но это было бы слишком просто и глупо - могучий орел заклевал только-только оперившегося юнца, который к тому же едва научился летать.
        Вечность - и без того безумная пропасть времени, в течение которого зачастую не происходит ничего примечательного. Поэтому лишить себя изысканного удовольствия настоящей схватки - воистину непозволительная роскошь. Нет поединок должен быть честным. Сначала Этан наберет силу, и только потом на поле битвы сойдутся два самца - отец и сын, чтобы решить, кто из них достоин быть правителем этого мира.
        А Фаса...
        Она, несомненно, умна, но даже при всем желании ей не понять психологию мужчины-владыки. Мужчины, который всегда и во всем должен стремиться быть первым.
        Алт согласился начать войну не потому, что ему нужно было низвергнуть светлые расы, загнав остатки человечества в пещеры и подземелья. Вся эта бредовая теория насчет того, что боги зависят от смертных, не выдерживала серьезной критики. Это была скорее одна из гипотез его жены, нежели что-то серьезное. И он бросил в бой легионы Хаоса лишь для того, чтобы в сумятице войны дать Этану время окрепнуть и встать на ноги. Набраться опыта, которого окажется достаточно, чтобы если и не выравнять шансы противоборствующих сторон, то хотя бы сделать их сравнимыми.
        В то время как Фаса плела паутину интриг, играя в свои женские игры, Алт, несмотря на договоренность с женой, не предпринял ровным счетом никаких действий, способных вывести их на след мятежного беглеца. Он давал сыну фору. Право первого, по-настоящему сильного хода. После которого станет ясно, что в бой вступил уже не юноша, а взрослый муж. Не курица, попавшая в лапы мясника, а гордый орел, готовый сразиться за место под солнцем и умереть, как подобает мужчине.
        Алт не сомневался, что сын нанесет удар если не прямо сейчас, то в ближайшие несколько дней. До этого было еще рано, а чуть позже станет уже слишком поздно. Противостояние земли и неба вплотную подошло к той роковой черте, после которой даже при желании невозможно будет ничего изменить. Меч палача опустится на шею жертвы, и вместо прекрасного поединка все закончится гротескным фарсом, обычной, ничем не примечательной и, что самое главное, невыносимо банальной и скучной казнью.
        Если Этан все еще хочет что-то изменить не только в этой глупой войне, но и в их личном противостоянии, нужно действовать без промедления. Иначе...
        У древнего бога имелось средство, чтобы найти и покарать безумца, посмевшего бросить вызов могуществу Хаоса. И если мальчишка не сделает хода - окажется малодушным ничтожеством, не оправдавшим ожиданий отца, - то Алт, не задумываясь, пустит это средство в ход.
        Глава 10

        Я по-прежнему лежал на земле, широко раскинув руки. Надрывный колокольный звон уже пропал, оставив после себя лишь смутные обрывки воспоминаний о странной девочке и не успевшую до конца оформиться мысль о чем-то важном. О том, что оказалось безвозвратно упущенным из вида в бессмысленной суматохе последних дней и недель.
        Высоко над головой, где в заоблачной дали сходятся и расходятся все земные дороги, простирало милосердные объятия бескрайнее небо. Мягкие облака обещали покой и дарили забвение тем, кто устал от жизни, а...

        - Стоп! - решительно оборвал я себя, резко вставая на ноги и тем самым выходя из состояния созерцательной отрешенности, которая, словно сладкоголосая сирена, уводила мой разум все дальше и дальше от этой реальности. - Проблемы неба лучше оставить на потом, а сейчас...
        Я пораженно замолчал, только сейчас осознав, что на потом оставить ничего не удастся, так как само небо уже являлось частью проблемы. Не самой главной, но тем не менее достаточно веской частью, на которую даже при желании нельзя было закрыть глаза. Потому что само небо и весь окружающий пейзаж были выдержаны в каких-то неживых, тускло-серых тонах. То, что казалось мне сном, воплотилось в реальность. Краски ушли из моего мира навсегда.

«Прогони жабу - и тогда сможешь избавиться от этой гадкой штуковины», - вспомнил я совет маленькой девочки, с которой встретился на тонкой грани, отделяющей сон от реальности.
        Взгляд метнулся к руке и наткнулся на обломок стрелы, по-прежнему стиснутый в кулаке. Я разжал побелевшие от напряжения пальцы и к своему немалому удивлению увидел, как орудие убийства, избавившее от мучений умирающего всадника, упало к моим ногам.

        - От жабы не избавился, но от «штуковины» благополучно отделался, - задумчиво пробормотал я, переводя взгляд на поле сражения.
        И вновь мне пришлось удивиться. Но на этот раз даже больше, чем в случае с потерей цветоощущения. Насколько хватало глаз, до самого горизонта вся видимая поверхность земли была устлана толстым ковром из сломанных стрел. Причем все они были точной копией той, от которой я только что «благополучно избавился».
        Сделав осторожный шаг вперед, я чуть было не пропорол ступню об острый обломок. При таком раскладе перемещаться с места на место можно было только по воздуху или в стальных ботфортах. Но так как я был все-таки человеком, а не птицей, к тому же не собирался обрекать себя на ношение громоздкой экипировки тяжеловооруженных рыцарей, оставалось только одно - попытаться договориться, а точнее, как-то поладить с проклятой стрелой.
        Я наклонился, взяв в руку первый попавшийся обломок. Мир по-прежнему остался бесцветно-серым, но ковер из миллиардов сломанных стрел исчез. Чем бы или кем бы ни являлась эта загадочная вещь, насквозь пропитанная ядом неведомой древней магии, судя по всему, мне не удастся избавиться от нее. По крайней мере, пока я не прогоню тень мерзкой жабы со стальными глазами - отвратительной твари, сдавившей измученное страданием сердце безжалостными тисками. Печально вздохнув, я положил обломок стрелы в колчан, решив разобраться с этой проблемой позже, и зашагал к нагромождению трупов - страшной бесформенной массе, которая совсем недавно жила и дышала, будучи отрядом людей, отданных под мое начало. Воинами, не по своей воле пришедшими на поле битвы, чтобы бесславно пасть на чужбине под сводом равнодушно-серого неба.
        Я шел совершенно открыто, ни от кого не таясь, потому что поле боя подобно землетрясению: только что это было смертельно опасное место, а проходит несколько минут, и все резко меняется. Опасности больше нет, а гигантская волна из сплава боли и насилия перемещается дальше, оставляя после себя лишь бесплодную вымершую пустыню, в которой чувствуют себя вольготно только пожиратели падали.
        Лавина тяжеловооруженных конников, вспоровших острием своего клина слабый заслон из нескольких сотен легких лучников, обрушилась на имуров, но, встретив хорошо организованный отпор, не стала упорствовать, а отступила, понеся незначительные потери.
        Но скажите на милость, что значат несколько десятков жизней на поле брани, когда каждая из противоборствующих сторон насчитывает около сотни тысяч бойцов? Абсолютно ничего.
        Рыцари настолько торопились достичь боевых порядков имуров, что даже не стали отвлекаться на жалкую кучку несчастных гоблинов, ощетинившихся заслоном из пик чуть в стороне от направления главного удара. Именно это и спасло гвардию Мгхама.
        Впрочем, сейчас мне было не до гоблинов. Остановившись в полусотне шагов от страшного места, где на пропитанной кровью земле лежала пятая часть племени Сави, не в силах идти дальше, я застыл ледяной статуей, чувствуя, как все внутри постепенно заполняет какая-то всеобъемлющая, необъяснимая пустота.

        - Смерть - это не зло, а скорее избавление.
        Повернув голову в сторону звука, я увидел Мгхама, стоящего неподалеку.
        Вождь гоблинов выглядел отрешенно спокойным, но кто знает, чего ему это стоило.

        - Думаешь, меня это может утешить?
        Казалось, слова срываются с губ помимо воли хозяина, так как мое сознание по-прежнему пребывало во власти гулкой, словно упругая поверхность натянутого барабана, пустоты.

        - Я пришел не для того, чтобы утешать. Под твоим началом была тысяча лучников, из которых если кто и уцелел, то единицы, а я в общей сложности потерял около трех когорт. Это как минимум вдвое больше.

        - Трусы пали, а настоящие храбрецы выжили. Еще несколько таких битв - и раса гоблинов в корне изменится.
        Если бы на его месте был кто-нибудь другой, то, пожалуй, короткий удар боевого копья быстро и эффективно смыл бы кровью оскорбление. Но этот странный гоблин был не такой, как все, поэтому, учитывая состояние собеседника, он нашел в себе силы сдержаться.

        - Я пришел, чтобы ответить на вопрос, заданный тобой перед битвой.

        - Ты уже ответил на него.

        - Да, но, судя по твоему виду, ты так и не понял, что я имел в виду.

        - Разве сейчас это столь важно?

        - Думаю, что да.
        Я равнодушно-вежливо пожал плечами, всем своим видом давая понять, что из уважения к союзнику готов выслушать все, что он скажет.

        - Странно, но в отличие от всех остальных люди в подавляющем большинстве не знают, что именно от них произошли все существующие расы, как светлые, так и темные...

        - И что с того? - Мне не хотелось ни думать, ни тем более говорить, потому что где-то вдалеке опять начали бить колокола, что опять могло перенести меня из этого страшного, пропахшего кровью и смертью места на луг, где, смешно поджав под себя ноги, сидела маленькая девочка, с которой интересно говорить на любые темы.
        Но Мгхам заслуживал того, чтобы в ответ на его откровенность собеседник хотя бы элементарно поддержал разговор.

        - Что с того? - удивленно переспросил он и сразу же ответил: - Ничего. Совсем ничего. Только когда люди с отвращением смотрят на гоблинов, орков, дроу и других представителей темных рас, им следует помнить, что они видят самих себя, только в искривленном зеркале времени.

        - Всем известно, что дроу, темные эльфы, произошли от обычных эльфов. - Гул колоколов стал нарастать, поэтому в моем ответе промелькнули нотки нетерпения, неправильно истолкованные предводителем гоблинов.

        - Но сами эльфы тоже когда-то были людьми. Человечество - это колыбель всех рас, ствол, на котором выросли побеги и ответвления остальных народов.
        Окружающий пейзаж начал расплываться перед глазами, и я понял, что прямо сейчас упаду в глубокий колодец, на дне которого нет ни войны, ни боли потерь, ни горечи утрат, ни прочих невыносимо печальных вещей.

        - Гоблины никогда не были людьми, - заплетающимся языком пробормотал я, чувствуя, как начинаю проваливаться в спасительное темное чрево тоннеля-колодца.
        Я уже почти начал падать, видя, как приближается благословенная темнота, способная хотя бы На некоторое время принести покой и забвение, но в этот момент стальной зажим сдавил плечи и резко потащил тело вверх.
        Мне не удалось переместиться туда, где вместо хаотично разбросанных трупов раскинулось огромное море цветов, но на землю я все же упал. Это стало ясно после того, как две сильные руки рывком приподняли мое тело, придав ему более или менее устойчивое сидячее положение.

        - Посмотри в мои глаза! - До сего времени всегда спокойный и невозмутимый Мгхам захлебывался яростным криком, с ненавистью тряся меня за плечи, словно испорченную тряпичную куклу, виноватую лишь в том, что она оказалась слишком слабой для того, чтобы выдержать чудовищные перегрузки этой ненормальной жизни.
        - Посмотри мне в глаза!!! - Крик его сорвался на хрип.
        Тяжелые веки с трудом поднялись, но прошло несколько долгих секунд, прежде чем мне удалось сфокусировать взгляд. А затем... В самой глубине огромных зрачков, приблизившихся ко мне чуть ли не вплотную, я увидел то, от чего мне стало еще хуже. Потому что в них угадывалось подтверждение слов вождя гоблинов: родоначальниками всех рас были именно люди.
        Глаза - зеркало души, и, позволив заглянуть в себя настолько глубоко, как только это вообще было возможно, Мгхам добился того, что я уловил в нем слабую искру человеческой души.

        - Нет... - прошептал я, не в силах принять эту ужасную истину.
        Его напряженное лицо, напоминающее маску, вырезанную искусным мастером из дерева, сразу расслабилось. Предводитель презренного племени гоблинов взял себя в руки, обретя былое спокойствие.

        - Да, - тихо, но веско произнес он, убирая руки с моих плеч. - Одни люди загнали других в гнилые болота, и тем не оставалось ничего другого, как умереть или приспособиться к этому аду, Так возникла раса гоблинов. Других прогнали на бесплодные пустоши, и они в конечном итоге превратились в орков, третьих...

        - Не нужно продолжать, - с отчаянием в голосе попросил я, но он не услышал этой просьбы.

        - Четвертых, пятых и всех остальных довели до такого состояния, что и они изменились - как внешне, так и внутренне. А победители - люди, оставшиеся жить на богатых и плодородных равнинах Алавии, - гордо провозгласили себя самой честной, доброй и справедливой расой, которая стала впоследствии называться светлой. Безжалостный человек прогнал слабого собрата из собственного дома, превратив его в вечно преследуемого загнанного зверя. Пробудив в душе несчастного все самые низменные и темные инстинкты, которые изменили даже его внешний облик. И после всего этого этот лицемер не постыдился назвать себя светлым. За моим народом числится множество черных дел и преступлений, о которых лучше не говорить вслух, но кто сделал нас такими? Кто сделал нас такими? - повторил он, пристально глядя на меня, будто именно я и был тем самым человеком, который прямо здесь и сейчас должен ответить за всех людей.
        Мне нечего было сказать.

        - Ты считаешь, что тысячу твоих лучников обманули и предали, заставив умереть за чужие интересы на этой безумной войне. - Мгхам уже полностью справился с чувствами, обретя былое спокойствие. - А что тогда ты можешь сказать о паре тысяч моих воинов?

        - Смерть - это не зло, а скорее избавление...

        - Ну, вот видишь, мы пришли к тому, с чего начали. - В его голосе не было ни капли удовлетворения от того, что он оказался прав. - Вставай - пойдем посмотрим, может быть, кто-нибудь выжил.
        Я отрицательно покачал головой. Слишком много событий разом обрушились на меня, и прямо сейчас я был не в состоянии идти на пиршество смерти, чтобы попытаться отыскать там хотя бы слабую искру едва теплящейся жизни.

        - Вставай! - Голос прозвучал неожиданно властно. - Ты все еще остаешься ответственным за подвластных тебе людей. И кроме тебя, некому помочь им избавиться от мучений.
        Я сразу понял, о чем он говорит, и с ужасом посмотрел на этого странного гоблина.

«Нет!» - хотел было крикнуть я ему прямо в лицо, но Мгхам опередил меня всего лишь на миг:

        - Хочешь, чтобы презренные гоблины выполнили за тебя всю грязную работу?
        Его вежливая улыбка совершенно не вязалась с холодным, презрительным взглядом.

        - Нет, - выдохнул я едва слышно, имея в виду не ответ на этот вопрос, а то, что я не буду добивать смертельно раненных людей своего племени, избавляя их от мучений.

        - Ты все еще отвечаешь за каждого из них, и только в твоей власти принести страждущим успокоение. - Возьми. - Он протянул мне короткий, слегка изогнутый кинжал, - Эта древняя вещь поможет тебе.
        Наверняка это был чрезвычайно дорогой подарок, ценность которого заключалась не в золоте, его украшающем, а в его свойствах. И мне не хотелось ни принимать этот дар, ни тем более брать в руки зловещий ритуальный клинок. Но, как будто предугадав мой отказ, Мгхам пояснил:

        - Ты первый и единственный человек, который сумел примирить меня с мыслью о том, что наших рас общие корни.
        После этого я уже просто не смог отказаться. Рука моя бережно обхватила темную рукоять кинжала.

        - Смерть - это не зло, а скорее избавление, - едва слышно прошептал я, и с этими словами какая-то часть моей души умерла, а та, что осталась, закаменела, став холодной и твердой, словно курок горного хрусталя.
        Стрелки часов вселенной сделали полный круг, и все встало на свои места. Человек, взявший чужое имя, перевоплотился из обычного смертного в существо с хрустальной душой. Став именно тем, кем однажды назвался, - Хрустальным Принцем.

* * *


        Вражда демонов Тоннеса и фарий (огромных доисторических ящеров, чья плоть состояла не иначе как из частиц звездной пыли, смешанных со светом неведомых солнц) уходит своими корнями чуть ли не к самым истокам мира. На вопрос, из-за чего она началась и почему до сих пор продолжается, сейчас, пожалуй, никто уже не ответит. Впрочем, это не так важно. Главное, что Мелиус, отставший от беглецов, чтобы задержать демона, не только вспомнил об этом немаловажном факте, но успел принять форму фарии до того, как из-за ближайшего поворота вынырнул опьяненный жаждой крови Исбит.
        Слишком поздно заметив ненавистного врага, демон затормозил настолько резко, что чуть было не потерял равновесие, с огромным трудом удержавшись на ногах. Он был весь во власти охотничьего азарта, но все же не настолько ослеплен яростью, чтобы сразу же броситься на неожиданно возникшее препятствие. Преградивший дорогу ящер был слишком силен, чтобы с ходу вступать в бой, поэтому для начала Исбит решил проверить врага старым испытанным методом. Дикий рев огласил своды лабиринта, в котором так неожиданно встретились два извечных противника. Казалось бы, демон вложил в этот устрашающий вопль всю свою силу, но фария в ответ промолчала.
        Это было нетипично не только для этой особи, но и вообще для любого другого хищника, встретившего достойного противника. Демон взревел в очередной раз, но и после этого ящер не принял вызова, продолжая все так же молчать.
        Файт был в состоянии принять практически любую форму, не выходящую за определенные рамки, но при всем желании не мог воспроизводить речь или звуки существ, в которых превращался благодаря своему удивительному дару.
        Он не проронил ни единого звука, перевоплотившись в мага, молчал и сейчас, приняв образ огромного ящера. Впрочем, если присмотреться внимательно, то не такого уж и огромного.
        Исбит только сейчас заметил, что противник не соответствует размерам нормальной взрослой особи, и, посчитав молчание за естественный признак слабости, намеревался уже напасть, но...
        В последний момент в сознании Мелиуса промелькнула спасительная мысль - и он слегка подкорректировал свой образ.
        Демон уже сделал шаг вперед, одновременно с чем фария слегка приоткрыла пасть - немного, но вполне достаточно, чтобы можно было увидеть едва заживший обрубок на месте языка. А затем яростно ударила хвостом по земле.
        Отсутствие языка объясняло молчание ящера, но вряд ли могло повлиять на решимость Исбита атаковать. Зато удар хвостом в корне менял расстановку сил. Потому что на нем отчетливо виднелись два фиолетовых кольца, нагляднее всяких речей свидетельствующих о том, что эта фария недавно отложила яйца.
        Она была ниже среднего роста и, возможно, кроме недавно оторванного языка имела и более серьезные увечья, но даже при таком, в общем-то, благоприятном для себя раскладе демон Тоннеса не решился напасть на эту дикую самку.
        Мать, защищающая свое потомство, бьется неистово. И даже если противник превосходит ее в силе, это еще не значит, что он может рассчитывать на легкую победу.
        По инерции Исбит все-таки сделал еще один шаг вперед, после чего остановился, не вполне представляя себе дальнейшие действия. Сражаться с бешеной самкой он уже не хотел, а отступить ему не позволяла гордость. Неизвестно, как долго могло продлиться это немое противостояние, если бы глаза фарии не стали наливаться темно-бордовым оттенком бешенства. Ей понадобилось совсем немного времени, чтобы вплотную подойти к той роковой черте, за которой кровавый туман застилает глаза, начисто стирая грань между здравым смыслом и безумием.
        Теперь уже она была в полушаге от того, чтобы самой броситься на противника. И ее совершенно не волновало, что эта попытка может оказаться самоубийственной, ведь материнский инстинкт сильнее инстинкта самосохранения.
        В конечном итоге демон, не выдержав этого противостояния, счел за благо отступить. Медленно пятясь, он все больше удалялся от места встречи с безумной самкой, не переставая удерживать ее в поле зрения. А когда неуравновешенная мать наконец скрылась за поворотом, Исбит развернулся и постарался как можно быстрее покинуть этот район. Кто знает, что может прийти в голову фарии, защищающей гнездо?
        Никто.
        В том числе и она сама.
        Мелиус постоял еще некоторое время, боясь лишний раз вздохнуть, как будто слабое колебание воздуха могло разрушить иллюзию и натолкнуть скрывшегося за поворотом демона на мысль, что его обманули.
        А затем, когда стало ясно, что опасность миновала, файт, только что переигравший судьбу благодаря уму, железной выдержке и колоде крапленых карт, поспешил вдогонку своему господину. Туда, где в хитросплетении лабиринтов сферы Хаоса находились Врата Печали, отворить которые под силу лишь небожителям. Перед мощью этой преграды бледнели и меркли способности даже могущественнейших из смертных. Но Мелиус свято верил, что для Этана нет ничего невозможного. И, может быть, именно в этой вере человек без сердца, некогда бывший богом, черпал вдохновение для своих разрушительных замыслов.

* * *


        Первый день битвы не принес ощутимого перевеса ни одной из сторон. Да, атаку по центру с участием гвардии орков можно было назвать относительно успешной, так как на этом участке фронта со стороны людей и гномов были большие потери. Но светлые расы имели в активе фланговый удар из леса, в результате которого зомби и некроманты пали, а три когорты гоблинов и тысяча лучников-ренегатов были практически полностью уничтожены.
        Если бы это была обычная война - мощь против силы, меч против клинка, раса против расы, возможно, битва закончилась бы в первый день успехом или поражением одной из сторон. Но тут было противостояние Альянса и Хаоса, и в каждой из армий было по нескольку сильных магов, способных одним лишь мощным заклинанием изменить ход всей битвы. Потому-то невозможно было уповать на одну только силу оружия - следовало учитывать все факторы, способные повлиять на исход противоборства двух мощных группировок.
        Именно поэтому силы Хаоса, штурмующие подступы к перевалу Стервятника, потеснив противника в центре и получив ощутимый удар с фланга, предпочли остановить наступление, отведя войска на исходные позиции. Чтобы на следующий день продолжить бой.
        Обо всем этом Ита узнала только вечером. Она очнулась на закате, когда утомленные дневным противостоянием армии покинули поле сражения, оставив его во власти слетевшихся со всей округи стервятников.
        Девушка все еще чувствовала себя не слишком хорошо - выпущенная стрела забрала у нее слишком много жизненных сил. Тем не менее, несмотря на слабость и легкое головокружение, лучница пребывала в прекрасном расположении духа, так как выполнила данную себе клятву, лично уничтожив проклятого ренегата.
        Ита лежала на спине, глядя в стремительно темнеющий небосвод, на котором уже начали зажигаться первые звезды, и думала о том, что для по-настоящему сильного человека, поставившего перед собой цель, нет ничего невозможного.

        - Убив файта повелительницы Хаоса, ты совершила большую ошибку. - Друид, тяжело опустившийся на землю недалеко от ее импровизированного ложа, выглядел предельно усталым.

        - Какого файта? - Девушка приподнялась на локте, чтобы лучше видеть собеседника.

        - Огромный двуглавый пес был посланцем богини Фасы, а ты убила его.

«Но я... Я же... Я не убивала никакую собаку», - хотела было ответить Ита, но тут перед ее внутренним взором появилась размытая картинка, безмерно удивившая ее на поле боя, а затем стершаяся из памяти. Раскаленная добела стрела летит по прямой, оставляя за собой едва различимый след, похожий на марево, поднимающееся от костра. Она находится уже совсем близко от цели, но тут огромный монстр делает короткий шаг в сторону, закрывая человека, в сердце которого Ита только что выстрелила, и стрела слегка изменяет траекторию. Собака двигается еще, и стрела повторяет маневр, пытаясь обогнуть неожиданно возникшее на пути препятствие. А затем ослепительная вспышка света резко ударила по глазам, и лучница потеряла сознание.

        - Так значит, я не убила Хрустального Принца? - в бессильной ярости выкрикнула Ита, поднимаясь с земли.
        Ее все еще пошатывало от слабости, но это ровным счетом ничего не значило, так же как не имела значения и смерть какого-то файта, пускай даже он был посланцем самой Фасы.

        - Ты убила файта богини, - еще раз терпеливо повторил друид, как будто разговаривал с маленьким несмышленым ребенком, а не со взрослой девушкой. - А это грозит навлечь на всех нас гнев небожителей.

        - Ты боиш-шься? - Слова, вырвавшиеся из человеческого горла, были скорее похожи на шипение змеи, нежели на обычную речь.
        Но Ита не обратила на это внимания. Стремительная и неуправляемая, как сход горной лавины, волна ненависти затопила ее сознание, и очарование тихого летнего вечера мгновенно пропало.

        - Ты не слышишь меня, потому что не хочешь слушать. - Большие, внимательные глаза много повидавшего на своем веку друида печально смотрели на девушку. - Я не боюсь за себя, потому что давно уже прожил отмеренный мне срок, но люди, собравшиеся под кронами этого леса, не заслужили того, чтобы бы их разорвали на части гончие ада.

        - Если им кто-то и нужен, то я. Остальные здесь ни при чем.

        - Гольстерры, безжалостные кровожадные твари, состоящие на службе у Фасы, приходят в наш мир очень редко. Но когда они появляются здесь, то упиваются кровью до тех пор, пока хотя бы отчасти не утолят свою ненасытную жажду.

        - Я ухожу. - Ита с трудом опустилась на одно колено, чтобы взять лук, колчан и походный плащ - всю нехитрую амуницию путника.

        - Останься. - Отрывистая фраза прозвучала скорее как приказ, нежели как просьба.
        - Твой уход ничего не изменит. Если гольстерры появятся в этом районе, то не ограничатся лишь тобой одной, а будут убивать до тех пор, пока их время не истечет, - а это произойдет, так как, подобно своим хозяевам, лордам Хаоса, они не могут слишком долго находиться в подлунном мире.

        - Ты хочешь сказать, что я, ты и все те воины, которые разбили здесь лагерь, обречены?

        - Я хочу лишь сказать, что твоя ненависть убивает не только тебя, но и все, к чему прикасается. Если бы Сарг не вручил тебе стрелы судьбы, я мог бы подумать, что ты ветреная девчонка, чьи прихоти и сиюминутные желания преобладают над здравым смыслом.

        - Ты назвал их «стрелы судьбы»?
        Ита сочла ниже своего достоинства обижаться на собеседника. Пускай говорит что хочет, это его право. Слова - это всего лишь слова, и ничего более. Если, конечно, за ними не стоит что-то реальное - сильное чувство или благородный порыв.

        - Первое упоминание о двуглавом чудовище, - друид не захотел продолжить рассказ об интересующих Иту вещах, вместо этого резко сменив тему, - внешне похожем на огромного пса, относится к давно позабытой эпохе становления цивилизации. У Фасы есть несколько файтов, но именно этот всегда появлялся, когда богиня решала лично вмешаться в судьбу нашего мира. По всей видимости, он был ее любимцем.
        Последнее слово друид особо выделил, наверное, для того, чтобы девушка прочувствовала всю глубину содеянной ошибки.

        - Боги без людей - всего лишь монархи без подданных, небо без облаков и солнце без света. - В дерзком ответе полукровки не было даже тени раскаяния. - Я не хотела убивать этого файта, ведь я выпустила стрелу не в него и не несу ответа за то, что кто-то по собственной воле захотел умереть.

        - Сейчас все это уже не имеет никакого значения, потому что гольстерры не признают ни законов справедливости, ни смягчающих обстоятельств. Вырвавшись из оков вечной тюрьмы, они возьмут след добычи и сокрушат все на своем пути. Нас было четверо, сотворивших заклинание, способное скрыть этот лагерь. Альянс не может лишиться сразу четырех сильных друидов, поэтому трое ушли, я же остался, чтобы поддерживать действие магии. Сейчас лагерь скрыт от взоров практически всех существ, населяющих наш мир, но адские твари, идущие по твоему следу... - он на мгновение замолчал, о чем-то задумавшись, - от них эта защита может и не спасти.

        - Я ухожу. - Та, в чьих жилах текла кровь эльфов и людей, привыкла сама отвечать за свои слова и поступки. - Если монстры выследят меня, это даст людям, укрывшимся в лагере, шанс на то, что гольстерры не продолжат поиски, а если...
        Она не смогла закончить начатую фразу. Друид же не мог отпустить вздорную девчонку на верную смерть только из-за того, что кипящая лава, бурлящая в ее жилах, толкала полукровку все к новым и новым безумствам. Если Сарг дал в руки этой ослепленной ненавистью лучнице стрелы судьбы, значит, он знал, что делает.
        Легкого, едва уловимого взмаха руки вполне хватило, чтобы ноги девушки обвили неожиданно появившиеся прямо из-под земли прочные ветви лиан. Чрезвычайно простое, но эффективное заклинание, которым владеет каждый друид. Освободиться из мертвой хватки живого переплетения практически невозможно.

        - Мы продолжим наш разговор утром, перед началом битвы, - пообещал друид и встал, чтобы уйти.

        - Постой!!!
        В этом полувыдохе-полувскрике смешалась воедино целая гамма чувств, так что было невозможно определить, что он такое: покорная мольба или глас неистовой ярости.
        Человек, медленно удаляющийся в сторону поляны, на которой расположились несколько сотен отдыхающих воинов, не остановился и даже не повернул головы. Он знал наверняка: глаза плененной девушки затмила сейчас мутная пелена бессильного гнева и не имеет смысла продолжать этот никчемный разговор.

        - Ты совершаешь большую ошибку, не дав мне уйти! - Иту била крупная нервная дрожь, а голос захлебывался от горя и смертной тоски, которая прикоснулась к ее сердцу своими безжизненно холодными пальцами, оставив после себя кровоточащий шрам. - Ты совершаешь большую ошибку! - еще раз выкрикнула она, даже не замечая, как по щекам катятся крупные слезы. - Ты... - Не выдержав нервного напряжения последних минут, ее сознание померкло, и мягкое покрывало тьмы укрыло весь мир.
        Друид уходил все дальше и дальше от неподвижно застывшего изваяния - лесной нимфы, увитой зеленым покрывалом листвы, - не подозревая о том, что в последних словах девушки было намного больше правды, чем могло показаться на первый взгляд.
        Он действительно совершил большую ошибку, не дав ей уйти, но, пожалуй, еще большей ошибкой была попытка скрыть место расположения лагеря при помощи заклинания.
        Гольстерры слепы от рождения, но обладают особым внутренним зрением, которое позволяет им беспрепятственно видеть магию во всех ее проявлениях. И волшебная паутина, раскинувшаяся над частью леса, где безмятежно уснули несколько сотен людей, явилась путеводной нитью - лучом маяка в темном бушующем море, который безошибочно вывел охотников к месту кровавого пира.
        Глава 11

        Мир изменился.
        Это не подлежало сомнению и не требовало доказательств. Бессмысленно оспаривать то, что очевидно буквально всем.
        Фаса все так же сидела в тронном зале среди непередаваемой роскоши огромного замка, своды которого терялись в необъятных далях, а шпили пронзали миллиарды миров и вселенных.
        Она была задумчива и печальна, потому что со временем большинство чувств отмирают, оставляя после себя лишь тихий налет мягкой грусти. И в тот самый миг, когда бог перестает что-либо чувствовать, он исчезает в темной реке мироздания, на дне которой, словно драгоценные жемчужины, мерцают неясные отблески призрачных звезд.
        Она потеряла файта. Его убили смертные, хотя, казалось бы, в принципе не могли этого сделать. Но ее мятежный сын раскачал маятник мироздания, сдвинув эту реальность с устойчивого фундамента - и мир изменился. Невозможное стало возможным, а ее самый верный и преданный друг, тот, кто любил ее искренне и беззаветно, так, как можно любить только один раз за всю вечность погиб.

* * *


        Это начиналось так.
        Пылкий и самоотверженный паж, до потери сознания влюбленный в свою королеву. Что может быть банальнее и глупее этой, в общем-то, ничем не примечательной истории? Ничего. Даже уставшие от скуки небеса не проявили ровным счетом никакого интереса к мальчику, бросившему вызов богам, потому что сочли - из этого юношеского порыва ничего не выйдет. И просчитались. Жестоко. Он не стал плести интриги и заговоры, потому что считал это ниже своего достоинства. Настоящий романтик до мозга костей, он вошел в тронный зал с первым ударом гонга, возвещавшего начало великого бала.
        Тогда, вечность назад, молодые властители Хаоса еще находили забавным держать при себе двор, чья пестрая суета являлась приятным разнообразием среди бесконечной череды монотонных будней.
        Двери распахнулись, и на пороге возникла странная человеческая фигура, передвигающаяся на трех конечностях. Третьей был осколок ледяного кристалла, сросшийся с рукой. На бедре зияла страшная рана, из которой по ноге медленно стекали капли тяжелой темно-бордовой крови. Ему было трудно идти, поэтому он опирался на ледяной костыль, являвшийся не чем иным, как обломком «темного айсберга» - одной из неразрешимых загадок Хаоса, чья природа необъяснима в той же мере, как неизвестно то, где начало этого мира.
        Никто никогда не смел нарушить покой огромной глыбы, медленно дрейфующей на самой границе сферы Хаоса. Считалось, что даже крохотный осколок айсберга может наделить смельчака невиданной силой, но лишь на ничтожно короткое время. Откуда взялись эти слухи, доподлинно неизвестно, но то, что ни у кого и никогда не хватало мужества проверить их на собственном опыте, - бесспорный факт.
        Гонг ударил во второй раз, однако никто из присутствующих в зале не обратил внимания на этот призывный звон, возвещающий о начале первого танца. Всем уже было не до бала. Публика расступилась в стороны, уступая дорогу истекающему кровью безумцу, который с обреченной решимостью медленно ковылял к подножию королевского трона, где восседали Алт и Фаса - лорды Хаоса, бессмертные боги, попирающие ногами мир и открыто, без всякого страха смотрящие в глаза самой Вечности.
        Паж шел, напрягая последние силы, и было очевидно, что каждый шаг дается ему с огромным трудом. Этот отчаянный вызов, при всей его неразумности, по крайней мере, заслуживал уважения, так как был продиктован возвышенным чувством. Но блестящий Терьсен - избалованный красавец, привыкший быть центром внимания высшего общества, - не понял, что бывают случаи, когда лучше промолчать.

        - Какое нелепое зрелище, - негромко, но достаточно внятно произнес он, при этом с картинной небрежностью поднеся кружевной платок (дар очередной пассии) ко рту, с трудом подавляя наигранный зевок.
        Он был прекрасным дуэлянтом и, несмотря на показную вальяжность, обладал феноменальной реакцией. Однако против осколка «темного айсберга» все эти качества были бессильны.
        Даже не обернувшись к источнику звука, как будто речь шла о докучливой мухе, жужжащей над ухом, паж только слегка повел рукой - и с конца ледяного костыля сорвалась капля.
        Словно пчела, устремившаяся к цветку, она в считаные мгновения преодолела расстояние до жертвы и расплылась влажным пятном на крахмально-белой поверхности кружевного платка.

        - Какая гадость! - Красивое лицо скривилось в брезгливой гримасе, а рука отбросила прочь оскверненный платок.
        Презент пылкой возлюбленной пролетел несколько метров и упал под ноги пажа, который, не останавливаясь и не обращая внимания на это оскорбление, прошествовал дальше. При этом с набухшей от крови штанины сорвалась еще одна капля, но на этот раз - темно-бордовая, которая тоже упала на смятый платок.
        Кровь расплылась на увлажненном материале бутоном нежно-розового цветка и...
        Терьсен умер.
        Но прежде его безупречно красивое белое лицо потемнело, пойдя мелкими трещинами, как будто состояло из высохшей глины, а затем, развалившись на части, осыпалось мелкой пылью к ногам. Некогда блестящий светский лев, покоритель сердец и любимец света, лишился головы из-за одного неосторожно сказанного слова.
        В дальнейшем его кончина обрела некий мистический ореол, и при дворе сложилось мнение, что он погиб «под колесами любви», безжалостно раздавленный силой, для которой не существует преград и препятствий. Но все это будет потом, а прямо сейчас взоры присутствующих были прикованы к пажу, теряющему остатки сил вместе с вытекающей кровью, которая оставляла уродливый темный шлейф на кристально чистом полу.
        Он пришел сюда, чтобы бросить вызов богам. Но не для того, чтобы победить их. Даже если бы не было этой ужасной раны, а темная мощь ледяного кристалла, сросшегося с рукой, была несоизмеримо больше, у него все равно не было ни единого шанса. И с самого начала он знал об этом. Но не мог жить без любви и не мог умереть в роли жалкого воздыхателя, не способного ни на что другое, кроме как бесславно уйти из жизни по собственной воле.
        Поэтому влюбленный выбрал этот путь - войдя в историю Хаоса, как первый и единственный, кто смог прикоснуться к «темному айсбергу», унеся с собой частицу неведомой силы. Как ему удалось совершить этот подвиг, осталось загадкой. Из тех, кто впоследствии пробовал сделать нечто подобное, не выжил никто.
        Наверное, этот мальчик являлся избранником Вечности, которая и помогла ему совершить невозможное, потому что такая любовь может быть только один раз.
        Он подошел к подножию трона и обратился к Алту.

        - Я вызываю тебя, - негромко сказал смертный, обращаясь к всемогущему лорду Хаоса.
        И, быть может, впервые в истории мира бог не нашелся, что ответить.
        Из этой изначально патовой ситуации не было выхода. Алт не мог отказаться, так как была затронута честь их семьи. Но он не мог и принять вызов, потому что считал ниже собственного достоинства убивать слабого противника, который к тому же страстно желал быть поверженным. В конце-то концов, бог - не марионетка, исполняющая прихоти смертных, а вершитель их судеб. Если бы дерзкие слова этого юноши не были подкреплены наличием осколка «темного айсберга», могущественный правитель Хаоса просто высмеял бы его и, оттрепав за уши, выгнал вон как плохого шута, но паж совершил невозможное - а значит, заслуживал уважения.

        - Я вызываю тебя, - повторил истекающий кровью юнец и поднял хрустальный костыль, направив его в сторону повелителя.
        Это была неслыханная дерзость, которую даже при всем желании нельзя было простить, и Алту не оставалось ничего иного, как проиграть первый и единственный раз в жизни, но Фаса спасла своего мужа. Королева поднялась с трона и, спустившись вниз по ступеням, вплотную подошла к тому, кто любил ее настолько сильно, что не хотел больше жить.
        Их лица находились так близко друг от друга, что весь остальной мир со всей его мелкой, бессмысленной суетой скрылся, исчезнув на заднем плане и не оставив после себя ничего такого, о чем стоило бы вспоминать.
        Некогда полное сил и желаний тело уже отказало. И от невосполнимой потери крови, и от убийственного холода осколка «темного айсберга». Паж все еще двигался и находился в сознании только благодаря неимоверной концентрации душевных сил.
        Звезда, перед тем как взорваться, начинает светить настолько сильно и яростно, что пробивает своими лучами даже пелену абсолютного мрака, который лежит за границей сущего, где уже нет и не может быть ничего живого.
        Этот пылающий мальчик, бросивший вызов не столько мужу богини, сколько равнодушно-бесцветному миру, был подобен звезде, что неизбежно взорвется, но напоследок блеснет такой яркой вспышкой, которая станет началом или концом целой вселенной.
        Для Фасы не составляло труда передать свою мысль прямо в его сознание, но паж мог подумать, что обманулся или был обманут, поэтому беззвучно, одними губами она прошептала:

        - Ты будешь вечно со мной. Я обещаю.

        - Я буду вечно с тобой?! - В ответе на этот безмолвный вопрос заключался весь смысл его жизни.

        - Да! - произнесла она вслух, после чего, закрыв своей ладонью эти удивительные глаза, чтобы самой не ослепнуть от предстоящего взрыва, второй рукой слегка притянула к себе ослабевшее тело, одарив прощальным поцелуем бесчувственно холодные губы того, кто оказался достойным любви богини.
        Никто не способен выжить, соприкоснувшись с холодными объятиями «темного айсберга». Паж должен был умереть, но Фаса спасла его, сделав файтом. Она перенесла его разум из умирающего тела в новую оболочку, а само тело заключила в саркофаг, покоящийся в глубинах подпространства - там, где, кроме нее, никто и никогда не смог бы его отыскать.
        Повелительница Хаоса искренне верила, что сдержит обещание, данное мальчику-солнцу, и он вечно будет с ней в образе преданного и бесконечно любящего свою госпожу слуги. Но файта убили, божественное обещание оказалось обманом, а сердце того, кого выбрала сама Вечность, взорвалось не от любви, а от чьей-то никчемной глупой ненависти.
        Боги напрямую не вмешиваются в дела смертных, считая это ниже собственного достоинства, но в данном случае речь шла не о достоинстве, а о мести.
        Пять гольстерров, задрав безглазые морды, расселись полукругом перед троном госпожи. Пять безжалостных мясников ожидали, когда их спустит с цепи могущественная хозяйка. Отдаст короткий приказ - и жалкие красные ручейки, которые смертные называли кошмаром войны, покажутся детской забавой по сравнению с этим бушующим водопадом, вакханалией смерти в своем первозданном виде.

        - Идите туда, найдите виновного в смерти файта и убейте всех, кого сможете. Расовая принадлежность не имеет значения. Этот день навсегда должен запечатлиться в памяти всех без исключения смертных как день гнева богов. Нельзя трогать только этого человека. - Она приложила ко лбу вожака перстень, в котором хранились осколки душ всех присягнувших ей слуг. - Все остальное зависит только от ваших способностей.
        Никогда прежде она не отдавала подобных приказов, но мир изменился. И смутная тень жабы со стальными глазами вплотную подобралась к сердцу богини.
        Красная масть раскинулась веером в раскладе старой гадалки.
        Безглазые гольстерры хрипло взвыли.
        Древнее зло вырвалось на свободу.
        И ад опустился на землю.

* * *


        Только трое из пяти членов экспедиции, преодолев все опасности лабиринта, смогли достигнуть конечной цели - Врат Печали. Двое остальных сгинули в переплетении коридоров Хаоса, пав от рук демонов.
        С трудом восстанавливая сбившееся после продолжительного бега дыхание, Левсет с тревогой оглянулся назад - во мрак тоннеля. Оттуда в любую секунду могло появиться чудовище, против которого бессильна всякая магия.
        Этан же, напротив, был абсолютно спокоен, сосредоточенно изучая препятствие, преграждавшее доступ к святыне, которая могла решить исход не только противостояния Хаоса и Альянса, но и его личный спор с родителями за абсолютную власть на небесном Олимпе. Спокойствие молодого полубога-получеловека объяснялось просто. С тех пор как Мелиус вышел навстречу взбешенному Исбиту, прошло не меньше пяти минут - вполне достаточно, чтобы демон догнал и убил беглецов. Раз он не сделал этого, значит, хитроумный файт нашел способ остановить монстра. Другого объяснения тому факту, что все они до сих пор живы, у Этана не было.

        - Ты уверен, что демон потерял наш след? - спросил Левсет.
        Старый маг знал - демон не может сбиться с пути, но, судя по всему, загадочный юноша был достаточно хорошо осведомлен обо всем, что касалось сферы Хаоса, поэтому мог прояснить ситуацию.

        - Если бы он не сбился со следа, мы бы уже были трупами, - рассеянно ответил Этан, продолжая все так же внимательно изучать ничем не примечательную глыбу, перекрывающую один из боковых тоннелей.
        Если не знать наверняка, то нельзя было даже заподозрить, что за этой преградой скрывается одна из ключевых святынь Хаоса, благодаря которой Альянс сможет повернуть ход войны вспять.
        Однако в прошлой жизни Этан несколько раз бывал здесь, поэтому, в отличие от своих спутников, не сомневался - это и есть Врата Печали. Но распахнутся ли они перед бывшим богом - вот что в данный момент занимало все мысли Этана.
        Если бы от этого не зависела вся его жизнь, то, вероятнее всего, он произнес бы ключевые слова сразу. Однако ставки в игре были баснословно высоки, и даже такая невероятно сильная и целеустремленная личность, как сын властителей Хаоса, испытывал волнение, перед тем как метнуть кости судьбы, сделав единственный ход в этой партии. Ход, который может в корне изменить облик всего мира.
        Наконец он решился. Отбросив сомнения, Этан подошел к скале и прижался всем телом к равнодушно холодной поверхности камня. Со стороны могло показаться, что он хочет обнять Врата Печали - прильнуть к ним, после чего, расщепив свое тело на атомы, пройти сквозь стену, отделяющую его от такой близкой и в то же время такой недостижимой цели.
        Но впечатление было обманчивым. Этан знал, что сквозь эти двери невозможно пройти. Они либо откроются, признав в нем своего повелителя, либо нет. Третьего не дано.
        Сын Хаоса специально прижался всем телом к холодному камню, чтобы Врата Печали могли опознать в нем того, кого прежде не раз пропускали внутрь. Он плотно закрыл глаза, пытаясь собрать воедино все те осколки божественного прошлого, которые еще сохранились в нем, и произнес всего одно слово...
        Игральные кости Судьбы развалились на части, так и не долетев до стола. И в подтверждение того, что нечестная игра окончена, Врата Печали не открылись.

«Врата не открылись!» - пронеслась лихорадочная мысль в сознании человека без сердца и бога без силы.

«Врата не открылись!» - хотел было в ярости крикнуть Этан, но не стал, так как случившееся было еще не самым худшим, что могло произойти. Самое же страшное заключалось в том, что скала не отпустила наглеца, посмевшего выдавать себя за бога, намертво приклеив его к себе.
        Этан знал, на что шел, когда планировал эту дерзкую операцию. Он отдавал себе отчет и в том, что может умереть в лабиринтах Хаоса, став жертвой рокового стечения обстоятельств.
        Но мысль о том, что он, словно муха, попал на «липучку», была невыносимой. Какой позор, какое бесчестье! Сочувственные насмешки всего остального мира не стоили одного взгляда отца, который мог принять даже измену, но искренне презирал бездарность.
        Попутный ветер удачи, который до сих пор надувал паруса Этана, оказался лжецом, заманившим корабль на рифы. А он, как глупый юнец, позволил ловушке захлопнуться и прямо теперь заплатит сполна за то, что вместе с потерей божественной сути лишился и разума.
        Вырваться из плена не представлялось возможности, и все, что оставалось в его положении, - умереть до того, как здесь появится Мелиус. Как бы он ни приказывал, какие бы доводы ни приводил, файт все равно не сможет убить своего господина и не позволит сделать это никому другому.

        - Прикончи меня.
        Сначала Левсет решил, что ослышался, но после того, как юноша повторил свою странную просьбу, сомнения отпали.
        Было очевидно, что попытка преодолеть преграду не удалась, но это еще не означало конец жизни. Пока человек дышит и чувствует, всегда остается место надежде.

        - Давай для начала вернемся домой, а...

        - Я захвачен Вратами и уже никуда не вернусь. - Этан говорил быстро, почти захлебываясь, так как Мелиус был уже где-то совсем рядом. - Если ты не нанесешь мне «удар милосердия», то мучительно долгая смерть будет наградой тому, кто сделал для победы Альянса все, что было в его силах...

        - Ты пленен Вратами?

        - Да!!! - теряя остатки терпения, чуть ли не выкрикнул узник. - Да, я захвачен Вратами и прошу тебя избавить меня от мучений. Что здесь вообще непонятного? - Он не выдержал и сорвался на крик.
        Левсет мог бы резонно возразить, что во всей этой ситуации непонятного слишком много, но, учитывая безвыходное положение юноши, не стал этого делать, а в следующий момент неожиданно появился Милт и проблема узника Врат отошла на второй план...
        Маг, попытавшийся ценой собственной жизни выиграть несколько драгоценных секунд для своих товарищей, был цел и невредим. Левсет не мог поверить собственным глазам, но все говорило о том, что перед ним юный волшебник, неизвестно каким чудом сумевший избежать неминуемой смерти.

        - Милт, ты ли это? - Воистину безграничному удивлению седовласого старца не было предела.

        - Если это и я, то лишь частично. - Мелиус не мог просто отделаться молчанием, так как это вызвало бы вполне обоснованные подозрения. - Исбит набросился на меня, но в самый последний момент появился призрак в светлых доспехах. Он вошел в мое тело и сокрушил демона. Голос, который ты сейчас слышишь, принадлежит не мне, а ему.
        Несмотря на весь трагизм ситуации, Этан чуть было не рассмеялся вслух - Мелиус, хитрая бестия, придумал самое примитивное и оттого вполне убедительное объяснение случившемуся. Эти болваны из Альянса всегда цепенеют, начисто теряя способность мыслить и весь свой хваленый здравый смысл, как только речь заходит о потусторонних силах. Всем отлично известно, что, кроме лордов Хаоса, в этой реальности нет и не может быть иных богов. Но среди светлых рас с давних пор витают смутные мифы о том, что якобы существуют загадочные «белые боги», которые однажды спустятся к смертным, чтобы создать на земле «небесное царство».

«Кстати, неплохая мысль, - отметил про себя Этан, неожиданно обретя былое спокойствие. - Выдумать доброго бога, чтобы загнать человечество в узкие рамки религии, сделав его кротким и послушным, как стадо агнцев».

        - Призрак в светлых доспехах? - Левсет от всего сердца хотел бы поверить в эту историю, но подсознательно чувствовал в словах псевдо-Милта какую-то фальшь.

        - Да.

        - Значит, сейчас я говорю с призраком?
        Никакой смертный не мог на равных спорить с хитроумным файтом, тем более - уличить его во лжи или поймать на противоречии.

        - Ты говоришь с Милтом, чья сущность и сознание были изменены вмешательством высших сил.
        В доказательство своих слов Мелиус изменил свою внешность таким образом, что половина его тела осталась прежней, а вторая стала похожей на прекрасную статую, выточенную из белоснежного мрамора.
        Несмотря на то что тело Этана было припечатано к стене, голова оставалась свободной, что и позволило ему, хоть и с некоторым трудом, но все же наблюдать за представлением, устроенным хитроумным слугой.
        Левсету ничего не оставалось, как поверить своим глазам. Значит, кроме лордов Хаоса существуют и другие силы, которые...
        Открытие было настолько неожиданным и так потрясло старого мага, что он побоялся продолжить едва родившуюся мысль, решив оставить ее до лучших времен.

        - Ты нам поможешь? - тихо спросил седовласый мудрец, почтительно склонив голову, как будто был всего лишь примерным учеником, ожидающим чуда от всемогущего учителя.

«Интересно, как этот ловкий плут выйдет из столь щекотливого положения? - Этана настолько заинтересовала тонкая и красивая игра своего слуги, что он на некоторое время забыл о собственных проблемах. - Помочь он не в силах: Врата Печали ему не открыть, а если он не выполнит просьбу, то ореол «призрака в светлых доспехах» мгновенно померкнет, превратившись в ничто».

        - Смертный попытался открыть Врата Печали и поплатился за свою самонадеянность?
        - с неподдельной печалью в голосе произнес Мелиус, искренний в этот момент как никогда, потому что речь шла о его обожаемом господине.

        - Да, - коротко ответил Левсет, решив не вдаваться в излишние объяснения, после чего продолжил уже более настойчиво: - Ты поможешь нам?

«Ну что ж, мой верный пес, удиви меня», - подумал Этан с каким-то даже веселым азартом, не слишком уместным в его отчаянном положении.

        - Людям не нужна помощь высших существ, так как они достаточно сильны и при желании могут сами решить все проблемы.

«Стареешь, Мелиус», - хотел было произнести вслух мятежный сын Хаоса, посчитавший, что такая глупая отговорка недостойна великого хитреца, но файт продолжил:

        - Кто-то из смертных должен прикоснуться к стене. Попытка может стоить смельчаку жизни, но это единственный шанс отворить Врата.
        Левсет сделал короткий вдох, набрав в легкие воздух, чтобы задать самый последний вопрос, но в этот миг его более молодой и решительный друг Проже шагнул вперед и прижал ладонь вытянутой вперед руки к каменной глыбе...
        Он еще успел почувствовать, что твердая на вид поверхность Врат оказалась податливой, словно мягкая глина, и даже безмерно удивился такому странному несоответствию. Но это была его последняя здравая мысль, потому что в следующее мгновение раздался резкий свист, как будто кто-то дунул в огромный свисток, и тело мага, потеряв за секунду всю свою кровь, ушедшую через ладонь в темные недра скалы, опало на землю пустой бессмысленной оболочкой.
        Потрясенный увиденным, Левсет повернулся к «светлому призраку», чтобы бросить ему в лицо обвинение, но не успел.
        То, что секунду назад выглядело как кусок монолитной скалы, исчезло. Врата Печали наконец отворились.
        Если бы Этан не был настолько взволнован, попав в неожиданную ловушку, то, без. всякого сомнения, вспомнил бы давний случай, в чем-то схожий с тем, который произошел с ним сейчас. Тогда один из могущественных некромантов, проникнув в сферу Хаоса, попытался добыть артефакт, известный как мертвый кристалл. Ни один смертный не мог взять в руки эту вещь, но магу удалось на какое-то время изменить свою сущность, и...
        Он попался точно в такую же ловушку, как и Этан.
        Мертвый кристалл не смог определить, кто перед ним, поэтому парализовал непонятное существо. А когда через некоторое время некромант вернулся в свое прежнее состояние, то артефакт определил, что в его жилах течет кровь обычного смертного, и уничтожил незадачливого вора.
        То что Врата Печали не просто не открылись, но еще и насильно удержали Этана, могло означать только одно - они, как и мертвый кристалл, не могут определить, кто перед ними - бог или человек. И будут удерживать его до тех пор, пока не узнают ответ на этот вопрос.
        В отличие от своего хозяина файт быстрее среагировал на ситуацию, блестяще справившись с трудной задачей, которая на первый взгляд вообще не имела решения,
        - человеческая кровь несчастного Проже послужила именно тем доводом, который убедил Врата в том, что Этан - бог.

        - Они открылись! - все еще до конца не веря в произошедшее, потрясенно пробормотал Левсет.
        И дело было даже не в том, что в руки Альянса наконец попадет одна из святынь Хаоса, которая в конечном итоге изменит весь ход войны. Это имело огромное значение, но меркло на фоне потрясающего открытия - мифы о светлых богах не вымысел. Призрак в белых доспехах, вселившийся в тело Милта, был явным тому подтверждением.

«Людям не нужна помощь богов, так как они достаточно сильны и при желании могут сами решить все проблемы, - мысленно повторил старый маг слова высшего существа.
        - А значит, - продолжил Левсет свою мысль, - эра Хаоса неуклонно подходит к концу».
        Он ошибался в деталях, будучи жестоко обманутым файтом, но был прав в главном - открыв Врата Печали, они выбили один из камней, на котором крепился фундамент, казалось бы, несокрушимого замка. Единственное, о чем не мог знать умудренный сединами маг, - на смену эпохе Хаоса идет не время светлых богов, а эра Безумия. .
        Глава 12

        Из тысячи лучников, встретивших утром восход солнца, дожить до заката сумели только двадцать семь. Их них только трое (считая и меня) остались нетронутыми вихрем войны. Все остальные имели ранения разной степени тяжести, которые вылились в потерю еще двух человек, скончавшихся этой же ночью.
        Не могу сказать точно, как я попал в лагерь (мы не свернули шатры, уходя на бой), потому что определенный промежуток времени начисто выпал из моего искореженного сознания. Впрочем, это не столь важно. Сумерки уже опустились на землю, когда мой затуманенный разум прояснился и я обнаружил себя сидящим невдалеке от костра и бесцельно рисующим на земле бессмысленно пересекающиеся линии.
        В этом состоянии наверняка не было бы ничего страшного, если бы в качестве стила не выступал ритуальный кинжал - дар предводителя гоблинов, лезвие которого потемнело от пятен запекшейся крови.
        Я с отвращением разжал пальцы, и оружие тихо упало к ногам. У меня уже была одна проклятая вещь - загадочный обломок стрелы, но, как оказалось, экипировка Хрустального Принца им не ограничивалась, и теперь к ней прибавился еще и этот зловещий клинок.
        Словно грязно-мутная пена, в памяти всплыл разговор с Мгхамом, предшествовавший страшному подарку. Память частично вернулась в измученное кошмарами сознание, после чего жизнь, как и все вокруг, потеряла какой-либо смысл. То, что я чудом выжил в мясорубке сражения, являлось скорее проклятием, нежели благом.

        - Смерть - это не зло, а скорее избавление, - наверное, в тысячный раз повторил я и только сейчас заметил, что не один.
        Невдалеке от костра сидел старый друг и товарищ, вплоть до этого дня свято веривший в то, что в жизни всегда найдется место искренней радости и теплой улыбке. Но на войне иллюзии быстро проходят, а вера и радость уходят из сердца вместе с предсмертным хрипом товарища, бьющегося в агонии у тебя на глазах.
        Серое лицо, похожее на застывшую маску, тусклые глаза, невидяще смотрящие в неведомую даль, тугая повязка, пропитанная кровью, скрывающая три отсеченных пальца на левой руке, - вот и все, что осталось от человека, который утром являлся чуть ли не олицетворением радости.

        - Сколько из нас выжило?
        Если что-то еще и имело для меня значение в жизни, то только этот короткий вопрос.

        - Двадцать семь. - Этот сиплый, надорванный голос принадлежал уже не молодому двадцатипятилетнему воину, а древнему старику, успевшему за один только день сжечь все свои силы. - Еще двое скончались от ран на закате.
        Все вокруг было выдержано в обычных грязно-серых тонах, какими бывает окрашен тоскливо-пасмурный осенний вечер, но Свен упомянул о закате, значит, сейчас было раннее утро или...

        - Который час? - без всякого перехода спросил я.
        Разговор получался каким-то бессвязно-рваным: сознание обоих собеседников после потрясений дневной битвы напоминало искромсанный штормом парус, поэтому было не в состоянии упорядочить мятежный хоровод мыслей.

        - Судя по звездам - уже давно за полночь.
        Я поднял взгляд вверх, но не увидел никаких звезд. Тяжелые серые тучи висели прямо над головой, и было такое впечатление, что если очень сильно захотеть, то можно достать их рукой.
        После того как я провалился в темный колодец, на дне которого оказались огромное поле с цветами и маленькая не по-детски серьезная девочка, изменилось не только мое сознание, по и мироощущение. Я понял, что отныне для меня перестали существовать не только все краски этого мира, но и смена дня и ночи. Все, что осталось, - унылый пейзаж, выдержанный в тускло-серых тонах, небо, закрытое плотным слоем тяжелых туч, сквозь которые невозможно пробиться лучам солнца, да серая кровь, которой будет обильно пропитана земля везде, где бы ни ступила моя нога.

        - Как я здесь оказался, и что произошло после того, как Мгхам отдал мне свой нож?
        Во взгляде Свена промелькнул откровенный испуг, и, после того как огромным усилием воли удалось наконец взять себя в руки, он пробормотал:

        - Ты был не в себе... Ты был не в себе, - еще раз, уже более внятно повторил он, убеждая скорее себя, нежели меня, и после короткой паузы тихо добавил: - Но по большому счету ты сделал все правильно.
        Он не сказал ничего нового, подтвердив лишь то, что и без того было хорошо известно, - запекшаяся кровь на лезвии жертвенного ножа говорила сама за себя, поэтому я не стал выяснять подробности. Вместо этого я, чуть наклонившись вперед, поднял с земли зловещий подарок предводителя гоблинов.

        - Ты знаешь, чего здесь не хватает?
        Я сосредоточенно рассматривал нож, поэтому не заметил тревожного взгляда Свена.

        - Нет. - Его голос предательски дрогнул, и я прервал созерцание, переведя взор на старого друга.
        Он был откровенно напуган. Но боялся он не за свою жизнь, а за меня, точнее сказать, за ту крохотную человеческую часть, которая еще не растворилась в вихре безумия и удерживала меня от того, чтобы окончательно превратиться в чудовище.
        Я криво усмехнулся, прочитав его мысли, и от этой демонической усмешки Свен испугался еще больше.

        - Я не сошел с ума и не превратился в монстра, - спокойно начал я, - ты знаешь меня всю свою жизнь и должен понимать - просто так, за один день нельзя лишиться всех своих качеств. Хоть что-то должно же остаться.
        Он ничего не сказал, но мне не нужны были слова, мне была нужна помощь.

        - Сталь этого клинка обагрена кровью людей, но на ней не хватает еще кое-чего. Того, что называется жизнью имура. Но не простого воина, а генерала Тиссена, благодаря которому нас принесли в жертву каким-то неведомым планам. Разорвали на части, безжалостно втоптали в землю, при этом бросив на произвол судьбы и фактически предав еще до того, как началась битва.
        Страх и напряжение ушли из взгляда старого друга. В его потухших глазах снова зажегся огонь, порожденный ненавистью, и я понял - жизнь еще не ушла из этого молодого, полного сил тела. Она просто застыла на некоторое время на самом краю пропасти, не зная - качнуться ли назад, чтобы упасть в спасительные объятия тьмы, или же сделать над собой неимоверное усилие, шагнув вперед.
        Любовь и ненависть - движущие силы мира. То, что в зависимости от обстоятельств делает нас сильными или слабыми, глупыми или мудрыми, живыми или мертвыми. То, без чего вообще невозможно представить себе эту вселенную.
        Остатки любви растоптали копыта тяжеловооруженной конницы и смыли из наших душ грязным кровавым дождем равнодушные ко всему небеса, но ненависть... Она обняла нас за плечи, легко подтолкнув вперед - подальше от ненасытного чрева безумия, которое было ошибочно принято нами за смерть.

        - Кроме тебя и меня, никого нет. Все, кто остался, ранены и вряд ли смогут помочь. Есть еще Карт, у которого пара легких царапин, но после того, как старший брат заслонил его собственным телом, у парня не все в порядке с головой. Если к утру не очнется - все. - Свен обреченно махнул рукой, давая понять, что не слишком-то верит, что Карт придет в чувство.
        Взмах был слишком резкий, поэтому забытая на время боль снова вернулась. Лицо Свена свело судорогой, но, несколько раз помотав головой из стороны в сторону, как будто приходя в себя после удара, он наконец справился с болью.

        - Серьезная рана? - кивнул я в сторону обмотанной тряпкой руки.

        - С какой стороны посмотреть, - невесело усмехнулся Свен, и в этом ответе мелькнула слабая тень старого друга. - Срезало три пальца на левой руке. Не очень приятно, но жить можно...

        - Много крови потерял?

        - Нет... - Он понял истинную подоплеку этого вопроса, которая заключалась в том, сможет ли раненый стать полноправным участником предстоящей операции. - У меня оставалась щепотка порошка, останавливающего кровь. Как только пришел в чувство, сразу и обработал рану.

        - Хорошо, - кивнул я, не вполне уверенный, что он не солгал - тряпица, намотанная на кисть, была обильно пропитана кровью.
        Но мне все равно нужен был помощник, чтобы исполнить задуманное, поэтому я счел за лучшее поверить в то, во что мы оба искренне хотели верить.

        - Какой у тебя план? - Как только не осталось никаких неясностей, Свен сразу же перешел к делу.

        - Мы воспользуемся луком.

        - В такой непроглядной тьме ты не попадешь в цель даже с десяти шагов, - начал было он, но я его оборвал нетерпеливым взмахом руки:

        - С некоторых пор для меня не существует смены дня и ночи, а есть только вечные сумерки. Так что с этим проблем не будет.
        Если Свен и удивился, то не подал вида. Много необъяснимых вещей произошло со всеми нами за последнее время, поэтому одной загадкой больше, одной меньше - особой роли уже не играло.
        Главная трудность состоит даже не в том, как подобраться на расстояние выстрела, пройдя все патрули и заслоны имуров, а в том, как выманить Тиссена из шатра. Мы не можем тягаться с имурами ни в силе, ни в скорости, ни в быстроте реакции, поэтому...

        - Поэтому, - закончил предложение Свен, - мы спокойно, ни от кого не скрываясь, пройдем в лагерь, минуем все патрули, а затем... - Он на секунду замешкался, после чего продолжил: - Затем сориентируемся по ситуации.

        - Не слишком блестящий план.

        - Какой есть. Другого у меня пока нет.
        Я тоже не слишком-то ясно представлял, каким образом нам удастся выманить Тиссена на линию огня, но одно знал точно - я не успокоюсь, пока не рассчитаюсь с генералом, из-за которого пали все мои люди. И то, что имуры наверняка не дадут нам уйти, не имело ровным счетом никакого значения. Та ничтожная кучка людей, что осталась от тысячи лучников, вряд ли теперь представляла интерес для армий Хаоса. А те, кто не нужен Хаосу, обычно долго не живут. Тем более если речь идет о выходцах из лагеря светлых рас. Никто не будет особо переживать, если какие-нибудь обезумевшие от жажды крови орки сломают шеи нескольким раненым людям, формально являющимся их союзниками. Во время этой войны происходили вещи и пострашнее, так что вряд ли кто-нибудь станет обращать внимание на подобные мелочи.
        Скорее всего, это наша последняя ночь, и оборвется она часом раньше или позже, лично для меня не играло особой роли. Свен тоже понимал это, но жизнь лучников племени Сави кончилась еще в тот день, когда в долину пришел экспедиционный корпус имуров. Только тогда мы об этом не знали, а сейчас...
        Все, что нам оставалось, - раздать неоплаченные долги и раствориться в жерле огнедышащего вулкана войны.

        - Ладно, пойдем прямо сейчас, - сказал я, вставая. - Чем больше думаем, тем больше сомневаемся. А нам не нужны сомнения. Особенно этой ночью.

        - Да, не нужны, - согласился Свен, здоровой рукой поправляя пояс, на котором кроме небольшого меча крепился ряд метательных ножей, а также нашлось место и для небольшой кожаной сумки, в которой охотник хранил много полезных вещей.
        Мы еще не успели отойти от костра, как вдруг вспомнив нечто по-настоящему важное, я резко остановился.

        - Что? - В вопросе Свена проскальзывало нетерпение гончей, взявшей след.

        - Помнишь детство? Тот день, когда мы впервые пошли на охоту, гордо сжимая в руках свои полуигрушечные луки?

        - Никто никогда не может забыть первое охоты, - кивнул он, не понимая, с какой стати вдруг ударился в детские воспоминания в этот, мягко говоря, не слишком-то подходящий момент.

        - День клонился к закату, не принеся ничего, кроме разочарования. Мы почти отчаялись и готовы были скорее умереть, чем возвратиться домой с пустыми руками.

        - Да, было дело...

        - И вот когда солнце уже почти село, а сумерки были готовы смениться ночью, я вдруг сказал, что у нас будет добыча. Ты горько рассмеялся, решив, что я пытаюсь успокоить себя и тебя, но это было не так. Я точно знал, что нам повезет. Это было чудом, или откровением свыше, или чем-то еще, не важно...

        - И нам действительно тогда повезло, - подтвердил Свен, начиная догадываться, к чему я клоню.

        - Сегодня нам тоже повезет, - торжественно, почти как клятву, произнес я, глядя в глаза старого друга. - Что бы ни случилось и как бы ни сложились обстоятельства, знай: Тиссену не пережить эту ночь. Кто-то из нас может не дожить до момента истины, но это ничего не изменит. Генерал все еще двигается, думает, дышит, даже, может быть, строит планы на завтрашний день, но он уже мертв... Это говорю даже не я - взрослый человек, потерявший нечто большее, чем просто осколок души, а тот ребенок, который однажды заставил нас обоих поверить в чудо.
        На мгновение мне даже почудилось, что время повернуло вспять и двое мальчишек не выросли, став мужчинами, а так до сих пор и не вернулись со своей первой охоты, но это мимолетное ощущение быстро развеялось.

        - Я верю тебе. - Здоровая рука Свена чуть сжала мой локоть. - И тогда верил, и продолжаю сейчас. Пойдем, - он нетерпеливо увлек меня за собой, - и сделаем то, что должны. Пускай даже это будет наша последняя охота. Но мы все равно не вернемся с нее без добычи. Иначе все те, кто сегодня погиб, - он кивком указал на небо, - нас не поймут.
        Добавить к сказанному было нечего, поэтому мы повернулись и молча двинулись по направлению к месту стоянки имуров.
        Генерал Тиссен был обречен, но даже не подозревал об этом. А двое взрослых мужчин, словно слепые щенки, мягко подталкиваемые в спину чувством праведной мести, шли в неприятельский лагерь, чтобы исполнить свой долг. Они полагали, что в предстоящей драме им отведена роль охотников, выслеживающих добычу, но ошибались.
        На перекрестке судьбы сходятся и расходятся все земные пути. Именно здесь дороги людей пересеклись с воплощением древнего Зла. Которое вырвавшись из оков своей вечной тюрьмы, спустилось на землю не для забавы и уж тем более не ради охоты, а исключительно во имя того, чтобы устроить здесь бойню. Резню, одно упоминание о которой будет приводить в трепет все последующие поколения. И, забегая немного вперед, скажу: Зло блестяще справилось с этой задачей. Эта ночь запомнилась смертным надолго.

* * *


        Ночь, пришедшая вслед за первым днем битвы, окутала землю покрывалом непроглядной тьмы. Казалось, кроме слабого блеска далекой луны, в мире не осталось ни одного луча света, способного разогнать этот мрак. Разумеется, впечатление было обманчивым, так как с восходом ночь отступала, оставляя после себя лишь рваные полосы низко стелющегося по земле тумана. Но дожить до рассвета было суждено единицам, поэтому для большинства людей, безмятежно уснувших под надежной охраной магии леса, этот мрак стал похоронным саваном, укрывшим их разорванные в клочья останки.
        И без того, казалось бы, непроглядная тьма сгустилась еще больше, когда две стремительные тени на какое-то мгновение закрыли собой свет далекой луны. А затем...
        Гольстерры обрушились на спящий лагерь, и тем, кто быстро и без мучений погиб во сне, повезло намного больше, чем несчастным, успевшим проснуться и увидеть то, что впоследствии будет названо гневом богов и надолго запомнится смертным.
        Два огромных монстра - посланцы мстительной Фасы - сделали первый заход на лагерь, пройдясь смертоносным смерчем над спящими, В этом мире было много ужасного. В темных пещерах глубоко под землей жили монстры, один вид которых мог повергнуть в трепет даже очень сильного человека, Но гольстерры... Эти создания являлись олицетворением первозданного зла, поэтому к ним не подходило определение «страшный» или «ужасный», так как ни в коей мере не отражало ни физической, ни тем более внутренней сути этих существ.
        Они были зло, только зло и ничто иное. И прямо сейчас это зло праздновало кровавый пир на лесной поляне, где еще совсем недавно безмятежно спали люди.
        Ита очнулась от криков. Безумных, режущих ухо и ранящих разум воплей, которые, казалось, не могут быть исторгнуты из человеческого горла. Но гольстерры... Только один их вид может заставить человека сделать то, на что он никогда прежде не был способен.

«Друид ошибся, не дав мне уйти!» - в отчаянии стиснув зубы, подумала девушка, одновременно пытаясь освободиться из плена лиан, опутавших тело.
        Сознание того, что где-то совсем рядом из-за нее гибнут ни в чем не повинные люди, придало силы пленнице, и она рванулась так сильно, что показалось: еще немного - и ей удастся вырваться на свободу. Но это была только иллюзия. Лианы могли выдержать даже неистовую мощь оборотня, не говоря уже о жалких попытках обычной женщины.
        Ита уже была готова закричать от бессильной ярости, испепеляющей ее сознание и разрывающей легкие огненным жаром солнечного протуберанца, так и не взлетевшего к небу, но не успела. Жизненный путь друида подошел к своей финишной черте.
        Огромная лапа гольстерра ударила тело, отбросив его далеко назад, превратив некогда живого человека в расплющенный, ни на что не похожий кровавый обрубок. А вместе со смертью друида, так и не осознавшего, в чем состоял его главный просчет, исчезло заклинание, удерживавшее Иту в плену. Лианы безжизненно опали к ногам девушки, лишившись магической силы, и пленница вновь обрела свободу.
        Она сразу же рванулась вперед, но онемевшие ноги с трудом сделали несколько коротких шагов, после чего, споткнувшись в темноте о корень, Ита упала на землю. Боль окончательно привела ее в чувство, а найти оружие, оставленное рядом, оказалось достаточно просто, даже несмотря на то, что ночную тьму только слегка разбавлял призрачный свет луны.
        Правая рука подняла с земли лук, а левая на ощупь вытащила из колчана одну из двух оставшихся стрел судьбы. После чего дочь своего отца, привыкшего лично отвечать за собственные дела и поступки, шагнула навстречу аду, ворвавшемуся в этот мир на крыльях посланцев богини Фасы.
        Ита шла по лесу, готовая выстрелить в любое мгновение, но чем ближе приближалась к поляне, где умирали последние люди, тем сильнее в ней крепла уверенность - она не сможет отдать стреле часть своей жизненной энергии. Слишком малый отрезок времени прошел с первого выстрела, не позволив ей восстановиться. А это означало
        - сделка не состоится. Стрела, не получив того, что ей причитается, не выполнит и свою часть договора - не пронзит сердце врага.

«Все бесполезно», - в отчаянии подумала девушка, может быть впервые в жизни ощутив себя не целеустремленной личностью, способной преодолеть любую преграду, а слабой, беспомощной песчинкой, которая находится во власти капризных волн, омывающих берег жизни.
        Гольстерр возник неожиданно. Огромная тень появилась буквально из ниоткуда, материализовавшись прямо перед глазами лучницы. Он был непередаваемо ужасен, но Ита видела только смутный контур и ничего более, в который и направила наконечник стрелы.
        Девушка чувствовала, что сил на выстрел не осталось, но если отдать всю себя без остатка, До последней капли крови, сверкнув напоследок вспышкой яркой звезды, этого может хватить.
        Гольстерр, способный видеть магию в любых ее проявлениях, уже собирался ударить лапой жалкое существо, посмевшее направить на него едва заметно мерцающее оружие. Смять хрупкую плоть, превратив ее в бесформенное ничто. Но в следующую секунду оружие, выглядевшее как искорка светлячка, вдруг нестерпимо ярко полыхнуло огнем, и посланец Фасы инстинктивно отпрянул.
        По длинным пальцам Иты, сжимающим тетиву, начали пробегать призрачные искры голубого свечения, и если бы она не была так сконцентрирована на предстоящем выстреле, то, возможно, заметила бы их. Но для девушки-воина в данный момент не существовало никого и ничего на свете, кроме стрелы, являющейся продолжением и окончанием ее жизни. Стрелы, которая, впитав в себя все ее силы, сорвется последним вздохом с сухих горячечных губ и, опьяненная свободой и неограниченной силой, почерпнутой из тела земной женщины, порвет хрупкую ткань мироздания, в очередной раз совершив невозможное - убив того, кого считали бессмертным.
        Слепому порождению древнего зла были неведомы чувства. У него не было сердца, души и даже разума. Но, несмотря на все это, нестерпимо яркий свет направленного на него оружия испугал гольстерра. Впервые за всю свою бесконечную жизнь чудовище испытало какое-то чувство. Так как неожиданно осознало - это ослепительное свечение, даже не являющееся магией в прямом смысле этого слова, способно принести смерть. Спасительный прыжок в лабиринт подпространства всего лишь на мгновение опередил роковой выстрел.
        Тот, кто некогда был могущественным и всесильным олицетворением Зла, словно беспомощный щенок, тихонько повизгивая, забился в спасительную щель под крыльцом. И не важно, что размеры гольстерра были огромны, а в качестве спасительного крыльца выступал бесконечный лабиринт подпространства. Суть от этого не меняется - всплеск страха был настолько мощным, что сломил волю высшего существа. То, что сумело избежать смерти, забившись в сумрак бесконечного лабиринта, уже не было ни гольстерром, ни вершителем кровавого правосудия, ни тем более посланцем мстительной Фасы. Это был призрак. Безумная тень, которая будет вечно скитаться во тьме, откуда нет выхода. Если бы существовала возможность повернуть время вспять, то гольстерр наверняка предпочел бы смерть вечному безумию. Но что сделано, то сделано, и, как ни старайся, прошлого не вернуть. Это один из основополагающих принципов вечности, остающийся неизменным на всем ее протяжении.
        Пальцы отпустили натянутую до предела тетиву - сердце девушки, рожденной от союза человека и гордой эльфийки, остановилось, отдав всю свою жизненную силу стреле.
        Они подписали договор. И каждая из сторон обязалась его выполнять. Смертная сделала то, что должна была сделать, отдав все, что у нее было, включая и жизнь, но...
        Но цель исчезла. Умерла или же просто растворилась в безумии Хаоса - сейчас это уже не играло особой роли. Просто стрела знала, что уже никогда не сможет найти то, что отныне перестало существовать.
        Невдалеке находился еще один гольстерр, но договор не касался всех без исключения гольстерров, а относился только к конкретному экземпляру. Быть может, лучнице было безразлично какое чудовище поразить, но для стрелы существовало нерушимое правило - предсмертный контракт (в результате которого человек умирает, отдав все свои жизненные силы) должен быть выполнен в точности. Никаких замен быть не должно. Иначе договор теряет всякий смысл.
        Стрела чувствовала, что сила переполняет ее. Чувствовала, что если не полетит прямо сейчас, то погибнет, хотя стрелы судьбы не могли умереть. Но стрела не смогла пойти против своего естества, нарушив однажды взятое обязательство. Ладонь левой руки мертвой девушки все еще крепко сжимала лук, а натянутую до предела тетиву уже ничто не держало, поэтому оружие все же выстрелило, только в обратную сторону.
        Презрев все законы и правила, деревянный лук резко распрямился, а тетива так и осталась натянутой. Раздался резкий щелчок ломающегося дерева, и обратная сторона стрелы с силой ударила в грудь только что умершей лучницы.
        Корпус качнулся назад, и бесчувственное тело, выпустив из рук исковерканное оружие, стало медленно оседать на землю. Оно еще не достигло своей конечной точки, даже не успев соприкоснуться с жесткой поверхностью, а остановившееся сердце сделало первый, пока еще слабый удар. Стрела, не в силах выполнить взятое на себя обязательство, разорвала контракт, вернув то, что взяла несколькими секундами ранее.
        Многие некроманты, не говоря уже о лордах Хаоса, умеют заставлять мертвых двигаться. Но вдохнуть в пустую бессмысленную оболочку душу и разум не удавалось даже самым могущественным.
        Стрела совершила невозможное, вернув жизнь в мертвую плоть, но заплатила слишком высокую цену, навечно застыв каменным изваянием, надгробным памятником, символизирующим нерушимость договора, скрепленного клятвой.
        Маятник остановившегося было времени вновь качнулся, и вслед за этим движением жизнь возвратилась в тело погибшей лучницы. А вместе с искрой жизни, воспламенившей лучину разума, вернулась и ненависть.
        Ита очнулась спустя всего несколько секунд после неудавшегося выстрела. Вокруг царила непроглядная тьма, смешанная с такой непередаваемо гнетущей тишиной, как будто в мире умерло все живое. Именно эта жуткая тишина, не прерываемая ни единым звуком, даже шорохом ночного леса, привела девушку в чувство.
        После неожиданного исчезновения первого гольстерра его напарник, посчитав, что в этом месте больше нечего делать, переместился дальше на запад, оставив после себя лишь хаотично раскиданные останки, покоящиеся в лужах крови. Еще много веков спустя это место будет считаться проклятым, и не только люди, но и звери станут обходить стороной злосчастную поляну. А сейчас здесь было тихо и пусто - огромная братская могила, которую не успели закопать. И рядом - восставшая из мертвых, та, чья неутоленная жажда мести стала причиной гнева небес и гибели всех этих воинов.
        Ита не видела и не хотела видеть, что произошло в центре некогда шумного лагеря. Зловещая не прерываемая ни единым стоном тишина красноречиво говорила сама за себя. Там, в полусотне шагов, было царство смерти, и то, что сама Ита тоже только что отдала свою жизнь во имя борьбы со злом, обрушившимся с небес, не имело значения. Ибо люди, раскиданные по поляне, были мертвы, а она все еще жила и дышала.

«Из тебя мог бы получиться отличный человек или неплохой эльф, но в конечном итоге ты можешь превратиться в чудовище, которое ужаснет даже привыкший ко всему Хаос», - неожиданно всплыло в памяти Иты пророчество мудрого Сарга.
        Если бы девушка знала, что произошло с гольстерром, которому предназначалась вторая стрела судьбы, возможно, эти слова древнего мага смогли бы заставить ее задуматься о своих поступках. Но она видела только то, что лук сломался. Стрела, вместо того чтобы поразить сердце монстра, превратилась в камень, а сама лучница неизвестно каким чудом выжила. Хотя ясно помнила, как часы ее жизни пробили полночь и вместе с последним ударом остановилось сердце.

«Сарг был прав только в одном, - подумала Ита, возвращаясь к давнему разговору.
        - То, что я называла ненавистью, было всего лишь легкой, ничего не значащей вспышкой гнева. Я была маленьким ребенком, смертельно обиженным на всех вокруг, потому что мама любя шлепнула меня по попе. Но сейчас... - Ее лицо исказила кривая усмешка, больше похожая на оскал волчицы. - Сейчас моя ненависть подобна урагану, сметающему все на своем пути, это уже не та легкая рябь на поверхности водной глади, когда-то омрачившая сознание».
        Ей было нечего делать в этом пустынном лагере, насквозь пропитанном запахом крови и смерти, поэтому, быстро собрав свои вещи, Ита поспешила оставить зловещее место.
        Ночной лес таит в себе много опасностей, но та, что однажды упала в объятия смерти и воскресла, уже ничего не боялась. В отличие от безумного гольстерра, растворившегося в лабиринтах подпространства, она знала - умирать не страшно.
        Древние мудрецы считали: то, что не убивает нас, - делает нас сильнее. Стрела, превратившаяся в камень, лишний раз подтвердила эту истину - не убив смертную, она сделала ее сильнее. Настолько сильнее, что проявлению этой яростно-безумной мощи ужаснулся даже привыкший ко всему Хаос.
        Глава 13

        Внутрь священного хранилища зашли только Этан и Левсет. Файт остался снаружи. Во-первых, Мелиус по-прежнему держался роли «светлого призрака», не вмешивающегося в дела людей, а во-вторых, он мог предупредить об опасности в случае появления нежелательных гостей. И хотя вероятность встречи с кем-то еще была настолько мала, что ее можно было не принимать в расчет, тем не менее, если речь идет о судьбе целого мира, лучше лишний раз подстраховаться, чем проиграть все из-за элементарной потери бдительности.
        В отличие от заметно волновавшегося юноши старый маг был торжественно спокоен. Только что он узнал нечто такое, в сравнении с чем меркла даже амфора нерожденных душ. Нечто, способное в конечном итоге изменить ход всей истории и положить начало новому, лучшему и справедливейшему из тех миров, что когда-либо существовали в этой вселенной.
        Мысли и чувства Этана в чем-то были похожи на те, какие испытывал седовласый мудрец. Он тоже стоял на пороге новой эпохи. Но в отличие от глупого человека не вглядывался в будущее сквозь розовые очки несбыточных грез, а трезвым и ясным взором смотрел на владения, полновластным хозяином которых ему предстояло стать в ближайшее время.
        Ни один из спутников не сомневался в том, что их ожидает великое будущее, а новый порядок кардинально изменит весь этот мир. Однако взгляды союзников были направлены в диаметрально противоположных направлениях. И если бы Левсету каким-нибудь чудом удалось хотя бы ненадолго заглянуть в душу своего спутника, без всяких сомнений, он бы в ужасе отшатнулся, не взяв в свои руки артефакт Хаоса.
        Но чуда не произошло. И Этан, остановившийся на расстоянии вытянутой руки от постамента с амфорой, даже не пытаясь скрыть своего вполне искреннего волнения, произнес:

        - Я разработал этот план и привел вас сюда, но самоотверженность ваших товарищей, сложивших головы во имя великой цели, заслуживает того, чтобы честь взять в руки этот священный сосуд была отдана вам.
        Если бы Левсет почувствовал хоть каплю фальши в речи юноши, стоящего рядом, то, скорее всего, отказался бы от этого лестного предложения. Но молодой человек говорил так подкупающе искренне, что старый маг, вспомнив о павших товарищах, не нашел в себе сил отклонить эту просьбу.
        Человек шагнул вперед, чтобы снять с пьедестала ничем не примечательную амфору, и руки помимо его воли задрожали. Груз ответственности прожитых лет, накопившейся усталости разом обрушился на его плечи, и Левсет понял - если он возьмет древний артефакт, то уж точно не выдержит всего этого неподъемного веса и сломается.
        Руки безвольно упали, и, неожиданно почувствовав себя очень старым, он чуть слышно пробормотал:

        - Нет, не могу. Время стариков прошло, теперь настала пора молодых брать в свои руки бразды правления миром.
        Красивое лицо Этана исказилось недоумением, смешанным с яростью. Это было немыслимо! Он поставил на исход данного предприятия свою жизнь, преодолел все возможные и невозможные препятствия, предал родителей, продал сердце и лишился своей божественной сущности. И все это во имя чего? Чтобы какой-то жалкий старик из-за нелепой причуды перечеркнул все это в тот самый миг, когда они находятся на расстоянии вытянутой руки от цели.
        Если бы где-нибудь рядом, в пределах прямой досягаемости находился еще один чистокровный человек, Этан, не задумываясь, убил бы этого жалкого смертного, непонятно с чего возомнившего себя слишком старым и мудрым, чтобы совершить всего одно движение рукой. Но, кроме Левсета, здесь никого не было. А древний артефакт мог взять только человек, искренне уверовавший в свое высшее предназначение. Его нельзя было заставить сделать это против воли.

        - Но я не могу взять эту вещь! - Голос Этана дрожал от отчаяния. - Не могу, это выше моих сил!
        Разом постаревший и надломленный Левсет положил руку на плечо молодого спутника и, посмотрев ему прямо в глаза, произнес:

        - Ты можешь это сделать, просто не веришь в собственные силы. Смелей, мой юный друг, я помогу тебе.
        Этан устало опустил веки, но не для того, чтобы, сконцентрировавшись и собравшись с силами, последовать совету «мудрого» наставника, а исключительно, чтобы собеседник не заметил его гнева.
        Когда он снова открыл глаза, взор его был чистым и ясным, как прежде.

        - Мы оба испытываем страх перед этой древней загадочной вещью, - спокойно начал он, коротким, но четко выверенным жестом прервав возражение спутника, - но кто-то из нас все равно должен преодолеть свою нерешительность и взять амфору. Иначе все жертвы наших товарищей окажутся напрасными. За вашими плечами стоит немалый опыт, а за моими - обостренные инстинкты молодости. Мы оба искренне верим своим предчувствиям, считая, что имеем достаточно веские причины, чтобы переложить груз ответственности на плечи другого. В ином месте и в иное время возникшая ситуация вряд ли могла бы разрешиться, но, к счастью, у нас есть беспристрастный судья. Давайте спросим совета у светлого призрака, - неожиданно тихо закончил Этан свою пылкую речь. - Доверимся мудрости высшего существа. Как он решит, так и будет.
        Предложение было справедливым, поэтому Левсет, не произнеся ни единого слова, кивнул и направился к выходу из хранилища, где неподвижно, как изваяние, застыл призрак в светлых доспехах.

        - Смертные обращаются к мудрости высшего существа, - провозгласил Этан.
        Магу показалось, что в словах молодого человека проскальзывает неподобающая случаю веселость, но он быстро отогнал от себя эту мысль.

        - Один из нас должен взять артефакт Хаоса, но в наших сердцах нет уверенности в том, что мы можем это сделать.
        Продолжение было бы излишним, поэтому Этан замолчал, почтительно склонив голову и всем своим видом выражая покорное ожидание. Он вновь прикрыл веки, но на этот раз не из-за гнева, а лишь для того, чтобы искры веселья, мечущиеся в глубине его глаз, не стали заметны стоящему рядом Левсету.
        Мелиус не только был дьявольски хитрым созданием, но и чуть ли не в совершенстве освоил все тонкости актерского мастерства, отшлифовав которые до алмазного блеска обычный талант в конечном итоге перерастает в гения.
        У взрослой игры в «благородных светлых богов» существовали свои правила, нарушать которые было бы в высшей степени непрофессионально. Поэтому, прежде чем ответить на заданный вопрос, файт выдержал паузу, будто бы собираясь с мыслями и решая, какой выбор будет наиболее правильным. А после того, как он пришел к окончательному решению, он неожиданно повторил то, что уже говорил ранее:

        - Людям не нужна помощь богов, так как они достаточно сильны и при желании могут сами решить все проблемы. Я не буду подталкивать вас к тому или иному решению, потому что это может наложить отпечаток на ваше сознание. Скажу лишь одно: ответ на вопрос лежит в ваших сердцах. Загляните в них, и вы поймете, насколько простым и понятным выглядит то, что на первый взгляд казалось неимоверно сложным.
        Этан успел даже подумать, что Мелиус окончательно выжил из ума, настолько вжившись в роль благородного призрака, что потерял всякую связь с реальным миром и испортил все дело. Однако в следующий момент он поднял глаза и успел заметить мимолетный взгляд файта, обращенный к старому магу.
        Причем это был не просто взгляд, а скорее сигнал. Ответ на самый главный вопрос; кто должен взять амфору?
        Если бы «светлый призрак» просто сказал: «Левсет, это твой долг», или «твоя судьба», или еще какую-нибудь высокопарную чушь в этом же роде, старик мог бы просто не поверить или же посчитать, что его заставили. И в конечном итоге они бы проиграли эту партию. Но Мелиус поступил намного тоньше и виртуознее, одним только мимолетным взглядом дав понять, что не обязывает никого и ни к чему, а верит в то, что убеленный сединами маг сам поймет простую истину - только на него и ни на кого больше возложена ответственность за судьбу Альянса. И, может быть, именно в том, чтобы, преодолев все сомнения, совершить невозможное, кроется высшее предназначение человека, прожившего достаточно долго, чтобы перестать бояться не только смерти, но и вообще чего бы то ни было.

«Сильный ход», - с удовлетворением отметил про себя Этан, уже не сомневаясь в том, что старик сделает все как надо.
        И Левсет не обманул его ожиданий.
        Призрак ли подтолкнул седовласого мага к этому непростому для него решению, или он сам осознал, что бывают моменты, когда юность не может прыгнуть выше собственной головы; как бы там ни было, он сделал выбор.
        Быстрым шагом преодолев расстояние, отделяющее его от постамента, человек протянул руку и снял небольшую амфору с постамента, на котором она простояла чуть ли не со времен основания мира.
        Левсет еще даже успел удивиться своим прежним сомнениям, потому что все оказалось так просто и обыденно, будто, зайдя в лавку торговца, он взял с полки понравившуюся вещь. А в следующее мгновение рядом со старцем оказался Этан. В руках молодой человек держал открытый футляр, в котором было углубление, в точности повторяющее форму амфоры.

        - Здесь она будет в безопасности, - произнес он тоном, не допускающим возражения.
        В другое время и в другом месте, возможно, мудрого старца могли насторожить и этот неизвестно откуда взявшийся футляр, и резкая смена интонаций спутника. Но сейчас Левсет все еще находился под впечатлением разговора со «светлым призраком» и от того, что он совершил, казалось бы, невозможное, взяв в свои руки святыню Хаоса.

        - Здесь амфора будет в безопасности, - более настойчиво повторил Этан, видя, что старый маг до сих пор не пришел в себя.

        - Да... Да... Конечно... - Левсет бережно положил артефакт в углубление.
        С огромным трудом ему удалось оторвать руки от этой немыслимо древней вещи. И как только захлопнулась крышка футляра, очарование момента сразу исчезло.
        Детская сказка стала реальностью, утратив не только весь смысл, но даже остатки былой непосредственности.
        Крышка гроба опустилась на место, и все, что теперь осталось, - вбить прощальный гвоздь.
        В самый последний миг взгляды человека и полубога встретились, и Левсет понял если не все, то очень многое: он, считавший себя могущественным белым королем на шахматной доске мироздания, оказался всего лишь разменной пешкой в руках безжалостного игрока.
        Но было уже поздно.
        Мелиус, неслышно подошедший сзади, совершил всего одно короткое выверенное движение рукой - и все кончилось.
        Сказка, где добро побеждает зло, как и положено, завершилась торжеством и победой светлых сил, но после надписи «конец» безжалостная рука, обагренная кровью, написала еще и постскриптум: «Добро побеждает зло для того, чтобы проложить путь злу абсолютному».

* * *


        Алт ждал до последнего, но даже божественному терпению рано или поздно приходит конец. Он надеялся, что его сын окажется достойным своих родителей, лордов Хаоса, однако ожидания оказались напрасными. Все, на что хватило Этана, - просто сбежать, посеяв среди людей слабые семена волнения и смуты, которые даже не смогли дать робких всходов, не говоря уже о чем-нибудь более серьезном.
        Это был бездарно-глупый поступок, не вызывающий ничего, кроме брезгливого презрения. Поэтому чем скорее боги вычеркнут из памяти это жалкое ничтожество - ошибку их брака и долгой совместной жизни, тем будет лучше для всех.
        У Фасы была пятерка гольстерров и дюжина преданных файтов, которые могли выполнить практически любую задачу. Но Алту не нужны были слуги, выполняющие за него то, что настоящий мужчина всегда может сделать сам. Нет. Он действительно не нуждался в слугах. А Вечно Спящий, или для простоты и краткости просто Спящий, не был слугой в прямом смысле этого слова. Это, скорее, был наемник, выполняющий задания за определенную плату. Причем - очень высокую плату. Впрочем, его услуги того стоили.
        Кем на самом деле являлся Спящий, не знал, наверное, даже он сам, не говоря уже о других. Его оболочка покоилась в одном из бесконечных ответвлений подпространства, а разум блуждал в каких-то поистине невообразимых далях - расположенных в других плоскостях или лежащих настолько далеко от сферы Хаоса, что даже практически всемогущий Алт не хотел думать об этих вещах.
        Может быть, Спящий был богом другой вселенной, чье тело находилось в этом мире, или просто осколком давно прошедшего и всеми забытого времени. Но кем бы он ни был прежде, сейчас он спал здесь, в этой реальности, и Алт собирался разбудить его, чтобы в третий раз за истекшую вечность воспользоваться услугами этого странного существа.
        Только что лорд находился в покоях собственного замка, а в следующую секунду шагнул в точку подпространства, где покоилось хрупкое тело невероятно могущественного создания.
        Несколько долгих минут Алт неподвижно стоял рядом со свернувшейся в клубок кошкой, пытаясь представить, что будет, если он наступит на этот пушистый комок своей мощной ногой. Оборвется ли жизнь Спящего, а вместе с ним - и существование миллиардов миров, в которых блуждает его сознание, или же это будет означать конец сфере Хаоса - центра мироздания данной вселенной, либо вообще ничего не произойдет...
        В конечном итоге, не придя к какому-нибудь определенному мнению, он решил оставить ответ на этот вопрос до лучших времен, а прямо сейчас он склонился над кошкой, погладив ее против шерсти. Это был единственный способ вернуть сознание Спящего в реальность.
        И тот, для кого сон был настоящей жизнью, а сама жизнь - не более чем мгновением короткого сна, проснулся.
        Большие глаза открылись сразу, как будто их хозяин не спал целую вечность, а только притворялся, с нетерпением ожидая момента, когда наконец представится шанс проявить себя.

        - Мой сын среди смертных. Найди и убей его. Плачу вдвое против прежнего.
        Кошка слегка сощурилась, как будто оценивая, стоит ли браться за эту работу, а затем усатая морда расплылась в довольной улыбке, и Спящий, грациозно изогнувшись всем телом, пропал.
        Вот так - просто, обыденно и быстро - решаются дела и вопросы могущественных небожителей. Пара слов, решительное согласие - и все. С этого момента договор вступил в силу, а некогда бесценная жизнь Этана перестала вообще что-либо стоить.
        Но как оказалось, могущественный отец поторопился. Спустя несколько часов он узнал, что сын оказался достойным носить имя лорда Хаоса, совершив невероятно смелый и неожиданный ход: похитил амфору нерожденных душ. Это был именно тот шаг, которого с нетерпением ожидал Алт, но остановить Спящего было уже нельзя. Даже боги порой оказываются не властны изменить причудливый узор судьбы, вытканный на призрачной ткани мироздания. А то, что могло бы в конечном итоге стать великим противостоянием - битвой титанов, сошедшихся за власть на Олимпе, рассыпалось по мозаике мироздания осколками битого стекла, превратившись в обычное заказное убийство.
        Властители Хаоса не отменяют своих приказов, так как это в конечном итоге может привести к краху всего мира. Именно поэтому Алт отправился к жене и, не вдаваясь в детали, попросил ее о небольшом одолжении. Ему было нужно чтобы все слуги Фасы
        - гольстерры и файты - нашли черную кошку, которая представляет собой нечто большее, чем просто кошка.
        Если госпожа Хаоса и удивилась этой странной просьбе, то не подала вида. Она ничего не знала о Спящем и даже не подозревала о том, что в сфере Хаоса или за ее пределами может существовать кто-то или что-то, способное противостоять мощи всех ее слуг. Тем не менее она согласилась выполнить неожиданную просьбу мужа.
        Алт не питал иллюзий насчет того, смогут ли гольстерры или тем более жалкие файты остановить Спящего. Так как был уверен - им это не удастся. Но сбить охотника со следа или выиграть немного времени они все-таки могут.
        Сам же Алт найдет мятежного сына прежде, чем до него доберется наемный убийца, - и тогда они выяснят, кто достоин называться правителем этого мира.

* * *


        Фаса и раньше была уверена в том, что Этан способен на многое. Но после того как ее мальчик выкрал одну из самых сокровенных святынь Хаоса, Фаса поняла: сын слишком умен, чтобы в игре против него использовать одну лишь грубую силу. Нет, в данный момент времени ей не нужны были ни файты, ни гольстерры, все надежды богини были связаны с человеком, осколок души которого хранился в ее перстне, - с тем, кто однажды назвал себя Хрустальным Принцем и уже несколько раз сумел доказать на деле, что это имя как нельзя более подходит ему.
        Если же Алт решил поиграть в детские игры, используя всю мощь слуг Хаоса, чтобы поймать какую-то глупую кошку, что ж, это только его проблемы.
        Лично она не станет ему препятствовать. В конце концов, у каждого из них есть собственный план и свои маленькие секреты, о которых до поры до времени лучше не говорить вслух.

        - Гольстерры скоро должны возвратиться, после чего можешь делать с ними все, что захочешь, - сказала она мужу.
        Алт уловил в тоне жены иронию, но сдержал вспышку гнева. Со стороны действительно могло показаться необъяснимо странным, что всемогущий властитель сферы Хаоса с помощью толпы монстров гоняет какую-то кошку. Но Спящий не был какой-то кошкой. Он был тем, о чем никто из присутствующих не имел ни малейшего понятия. Когда-нибудь Алт расскажет жене, чем была обусловлена его просьба, но всему свое время. Сначала он разберется со всеми проблемами и только потом посвятит Фасу в тайну Спящего.
        А пока эта безумная игра становилась все запутаннее и интереснее, потому что ядовитый клубок змей, участвующих в состязании, затягивался во все более и более плотный узел интриг и противоречий. Они до сих пор балансировали на хрупкой грани шаткого мира, отделяющего их от яростной вспышки смертельного броска, но это состояние не могло продлиться слишком долго. Одно неверное движение, отклонение в сторону, ошибочно принятое за признак слабости, - и все. Развязка наступит мгновенно. И победитель получит не славу и почести, как полагается в честной битве, а всего лишь возможность пережить побежденного на несколько кратких мгновений, пока не начнет действовать смертельный яд от укуса.
        Глава 14

        Имуры видят в темноте намного лучше, чем люди, и в этом нет ничего удивительного, так как глаза этих грациозных созданий не только по внешнему виду, но и по строению напоминают кошачьи.
        Впрочем, даже имуры оказались не в состоянии тягаться с моими внезапно обнаружившимися способностями. Для людей-кошек это была ночь, а для меня - серый ненастный день, или вечерние сумерки. Поэтому не было ничего удивительного, что я заметил часового задолго до того, как он различил силуэты людей, направляющихся в расположение лагеря. Я шепнул Свену:

        - Просто молчи и все. Говорить буду я.
        Свен утвердительно кивнул. Во-первых, я был командиром, а во-вторых, мой друг не испытывал никакого желания вступать в разговоры с врагом. После того как имур различил смутные силуэты приближающихся людей, он сделал широкий полукруг, обойдя их с тыла. Часовой двигался бесшумно, словно огромная кошка, и явно намеревался ошеломить людей своим внезапным появлением. Однако все эти детские хитрости могли обмануть кого угодно, только не меня.

        - Плохого бойца слышно издалека, а видно и того дальше, - четко и ясно произнес я, даже не потрудившись оглянуться. - Если все имуры будут подобны тебе, Хаосу никогда не выиграть эту войну. Жалкие люди вместе с презренными эльфами и глупыми гномами возьмут верх.
        Воин находился еще слишком далеко, чтобы обычный человек мог услышать его мягкую поступь, не говоря уже о том, чтобы увидеть его силуэт, но имур сразу понял - эти безжалостно-насмешливые слова относятся к нему.
        Был бы мой слух настолько же совершенен, как и зрение, скорее всего, я мог бы услышать, как заскрипели от гнева его зубы. А если бы вдобавок к этому я обернулся, то смог бы увидеть напрягшиеся скулы, сведенные яростной судорогой, мгновенно исказившей его лицо до такой степени, что оно превратилось в страшную маску.
        Но мне не нужно было ничего видеть и слышать, чтобы понять - такое оскорбление может быть смыто только кровью. Часовой вытащил короткий кинжал и, не скрывая враждебных намерений, устремился к презренным людям, посмевшим унизить его.
        Все так же находясь спиной к стремительно приближающемуся противнику, я предупреждающе поднял вверх правую руку и торжественно, громко, будто произносил слова древней клятвы, сказал:

        - Мое имя Хрустальный Принц. Вместе с оруженосцем я направляюсь к генералу Тиссену, чтобы передать ему важные сведения.
        Если бы на месте имура был неуравновешенный орк или представитель любой другой темной расы, то, вероятнее всего, нас бы изрубили в мелкий фарш, назовись мы хоть посланниками лордов Хаоса. Но люди-кошки, несмотря на то что подвержены вспышкам животной ярости, всегда славились тем, что при любых обстоятельствах оставались образцовыми солдатами, свято чтящими воинский долг. Именно на этом и строился мой расчет - мне нужен был взбешенный до предела имур, который тем не менее не только не тронет нас со Свеном, но и лично проследит за тем, чтобы союзники без задержек и происшествий достигли места назначения. До тех пор пока мы не переговорим с генералом Тиссеном, он нас не тронет, а затем...
        Сколько странных и загадочных смертей происходит во время войны - не сосчитать. Так что если двое людей оказались зарезанными ночью в поле, это только их проблема и ничья больше. Уязвленный до глубины души воин все рассчитал правильно. Не учтя только одной незначительной детали - мы не собирались покидать лагерь имуров, потому что пришли сюда для того, чтобы остаться здесь навсегда.
        Сопровождаемые (точнее говоря, конвоируемые) часовым, мы без проблем вошли в спящий лагерь. Расположение командных пунктов в походных условиях одинаково у всех армий. Шатер главнокомандующего находится в центре. Что, с одной стороны, делает его самым безопасным местом в случае неожиданного нападения, а с другой - позволяет отдавать приказы войскам, находясь в буквальном смысле слова в эпицентре событий.
        Мы подошли уже настолько близко, что я мог различить эмблему главнокомандующего, вышитую над входом в шатер, но именно в этот момент по однотонно серому небу прошла темная рябь.

«Надвигается ураган», - еще успел подумать я, но ошибся.
        Это был не ураган. Имя стихии, сметающей все на своем пути, не оставляя после себя ничего живого, было гольстерр. А точнее, пара гольстерров. Они вынырнули из низких туч, обрушившись на спящий лагерь смертельным торнадо. Я узнал их только потому, что жуткими историями о слепых монстрах, посланцах богини Фасы, пугали непослушных детей моего племени со стародавних времен. «Будешь озорничать, налетят из-за туч и разорвут тебя на кусочки гольстерры», - частенько ворчала моя бабушка, всегда делая в воздухе охранный знак, якобы защищающий от этих тварей.

        - Будешь озорничать, и придут к тебе гольстерры, - машинально повторил я старую присказку, повернув голову к сопровождающему нас часовому и неожиданно даже для самого себя широко и радостно улыбнулся.
        Не только генерал Тиссен, но и все без исключения имуры предали моих людей, бросив лучников племени Сави на произвол судьбы, оставив умирать под ударами копий тяжеловооруженных рыцарей. Поэтому, наверное, впервые в истории мира сердце человека, увидевшего неумолимо приближающихся чудовищ, наполнилось радостью.

        - А ты ведь, небось, озорничал, - в притворном гневе покачал я головой все с той же неизменно застывшей улыбкой на лице.
        В первое мгновение имур подумал, что человек сошел с ума, так как никто в здравом уме не станет посреди ночи вспоминать это древнее зло, но в следующую секунду его зрачки расширились до такой степени, что закрыли всю радужку. Он наконец увидел то, что уже не было секретом для меня, - чудовищ, падающих с небес на спящий лагерь.
        Имур был смелым воином и не боялся взглянуть смерти в глаза во время битвы, но гольстерры... Это было нечто совершенно иное, поэтому потрясенный до глубины души часовой зачарованно смотрел в небо, не в силах не то что сдвинуться с места, но даже просто закричать, подняв тревогу.

        - Плохой воин... - с укоризной сказал я, одновременно легким скользящим ударом гоблинского ритуального ножа полоснув его по горлу. Это был грязный прием, недостойный уважающего себя человека. Но все то светлое, что еще оставалось во мне, ушло ввысь вместе со стрелой, посланной в небо несколько часов, дней или даже жизней назад, оставив в глубине души лишь обгоревшее пепелище, обильно усыпанное мелкой золой.
        Серая кровь россыпью капель брызнула во все стороны с лезвия ножа, и тот, кто собирался бесчестно убить двух людей, сам пал от предательского удара. Зло породило еще большее зло, в конечном итоге вернувшись туда, откуда пришло.
        Имур умер не из-за того, что намеревался разделаться с нами, а лишь потому, что я понял - до генерала Тиссена уже не добраться. А этот воин, он лишь ответил за предательство своей расы, отойдя в мир иной легко и безболезненно, чего бы не случилось, попади он в лапы гольстерров. По большому счету я оказал ему милость, избавив от мучений... А впрочем, к чему все эти ненужные оправдания? В них все равно нет ни грамма здравого смысла.
        Самая первая капля серой крови из рассеченного горла, словно предвестник дождя, успела коснуться земли, сверкнув отблеском вспышки далекой молнии, а мгновение спустя ударил гром и небеса разверзлись потоками мощного ливня.
        В отличие от остальных я прекрасно видел гольстерров, устроивших бойню, и не питал ни малейших иллюзий относительно того, можно ли из этого ада выйти живым.
        Моя правая рука все еще сжимала страшный подарок предводителя гоблинов, а левая поднялась к лицу Свена, закрыв ладонью его глаза.

        - Не смотри! - успел приказать я, а затем лагерь накрыла волна режущего слух предсмертного воя, который заполнил все окружающее пространство.
        Тело Свена напряглось, как будто он собирался не только откинуть прочь мою руку, но и броситься плашмя на землю - вжаться в нее настолько, чтобы слиться с травой, став ее частью, которую даже при желании не смогут найти демоны, вырвавшиеся на свободу из нестрашных и глупых сказок нашего детства. Но, совершив над собой поистине невероятное усилие, он все же остался стоять - никто и ничто в этом мире не могло отнять у него священного права погибнуть достойно, как подобает настоящему воину.
        Куски расчлененных тел летали по воздуху, словно шапки, подбрасываемые ликующей толпой во время зимнего праздника Солнца, а я все стоял, будто ледяная статуя, не в силах даже закрыть глаза, чтобы не видеть этого непередаваемого кошмара.
        Две неподвижные фигуры в эпицентре бушующего урагана, разумеется, не могли остаться незамеченными. Один из гольстерров метнулся к людям, неизвестно какими судьбами оказавшимися в лагере имуров, и уже занес огромную лапу, но в самый последний момент изменил направление удара. «Убейте всех, кого сможете, только не трогайте этого человека», - прозвучал в его ушах приказ госпожи.
        Стоящий посреди лагеря имуров мужчина как раз и был тем самым избранником Фасы, которого она приказала оставить в живых.
        Огромная лапа все же успела остановиться за метр до цели, проехавшись по земле.
        От сотрясения почвы люди упали, причем тот, кого нельзя было трогать, рухнул на второго, случайно накрыв его своим телом.
        Гольстерр не стал тратить время на то, чтобы достать всего одного человека. Во-первых, он мог нечаянно ранить того, кто был нужен его госпоже, а во-вторых, вокруг оставалось еще слишком много живых, на которых не распространялись никакие правила и запреты. Поэтому он повернулся и поспешил наверстать время, потерянное из-за этой короткой заминки.

* * *


        Адская тварь возникла перед глазами неожиданно. Стремительно увеличивающаяся в размерах лапа чудовища заслонила собой все небо, а затем раздался удар.
        Меня подбросило, и уже в полете я успел отстраненно подумать: «Как странно, тело расплющено всмятку, а боли нет...»
        После чего голова моя ударилась обо что-то твердое, и сознание провалилось в бездонный колодец, на дне которого меня ожидала маленькая девочка с большой охапкой цветов...

        - Странный ты какой-то, - как ни в чем не бывало сказала старая знакомая. - Исчезаешь и сразу же появляешься. Потом опять пропадаешь, кажется, уже окончательно, но - ра-аз-з, - она смешно протянула последнее слово, - и снова ты здесь.

        - Для тебя прошла только секунда? - Я сразу же включился в разговор, как будто действительно никуда не пропадал.

        - Что такое секунда? - В серьезных глазах девочки не было даже намека на шутку.

        - Секунда - это такой крохотный отрезок времени, в течение...

        - А что такое время? - Она в который раз с поистине детской непосредственностью перебивала меня, не давая закончить начатую мысль.

        - Время... - Я ненадолго задумался, пытаясь подобрать более или менее нормальный ответ на этот странный вопрос. - Наверное, это то, чего нет, но одновременно оно есть.

        - А разве так бывает?
        Эти вопросы могли загнать в угол даже опытного мудреца, не говоря уже обо мне.

        - Нет, наверное, не бывает, но...

        - Ты запутался? - Она великодушно кинула глупому мужчине, нелепо барахтающемуся в бурном потоке своих мыслей, спасательный круг.
        Я хотел было сказать, что нет, не запутался, а просто не могу объяснить доступным языком хорошо известные вещи, но решил, что не стоит этого делать. Поэтому коротко кивнул:

        - Да, я запутался.
        Удовлетворенная честным ответом, она перевела взгляд на мои руки, мгновенно сменив выражение лица с любознательно-веселого на печальное:

        - Нашел еще одну штуковину?
        Я посмотрел вниз - и увидел, что до сих пор сжимаю в кулаке рукоять жертвенного кинжала, на котором все еще оставалась кровь убитого имура.
        Мне сразу же стало ужасно стыдно. Как будто я был уличен в чем-то до невозможности гадком. Хотя по большому счету это и было гадко - подобные вещи нельзя показывать ребенку, так как детство не заслуживает, чтобы грязная правда взрослой жизни стекала кровавой каплей с лезвия жертвенного клинка.

        - Не нашел... Мне ее подарили, - сказал я чистую правду, одновременно пряча за спину страшный кинжал Мгхама.

        - Странный подарок.

        - Взрослые вообще странные, - все еще не зная, как загладить неловкость, сказал я первое, что пришло в голову.

        - А кто такие взрослые?
        Я был благодарен своей собеседнице за то, что она сменила тему разговора, но в очередной раз слегка опешил от странного вопроса.

        - Взрослые - это дети, которые со временем вырастают.

        - Ты же сказал, что время - это то, чего нет. Как же с ним может что-то вырасти?

        - Со временем или без, но дети вырастают, превращаясь во взрослых, - раздраженно ответил я, совершенно запутавшись в этой непонятной и необъяснимой детской логике.

        - А ты уже вырос? Или так до сих пор и остался мальчишкой, который пошел на свою первую охоту, сжимая в руках полуигрушечный лук и свято веря в то, что не вернется домой без добычи?

        - Откуда ты знаешь про эту охоту? - спросил я, пораженный не столько самим вопросом, сколько сопровождающим его взглядом, в котором мне почудилось что-то намного большее, нежели обычное любопытство маленькой девочки.
        Она пренебрежительно дернула плечами, как будто собеседник сморозил откровенную глупость. Но затем, все же сжалившись надо мной ответила:

        - Все вы, мальчишки, одинаковые. Думаете что особенные, что великие охотники, у ног которых лежит весь мир. И что если не докажете это в самый первый раз, то не достигнете Алогона. Алогон - это пик мироздания, - поспешила добавить она, заметив мой вопросительный взгляд.

        - А ты там была?

        - Зачем? - Она снова пожала плечами. - Что мне там делать и чего я там не видела?

        - Н-да... Действительно, ты, наверное, права - пик мироздания не самое лучшее место для маленькой девочки.

        - Для маленького мальчика, кстати, тоже.

        - И для маленького мальчика тоже, - легко согласился я, начиная чувствовать в голове стремительно приближающийся гул колоколов, который предвещал скорое окончание разговора.

        - Если ты когда-нибудь вырастешь, то сможешь побывать на этой вершине. Только не думаю, что тебе там понравится.

        - Я уже вырос.
        Гул стал просто невыносимым, перекрыв все остальные звуки, и ее последние слова я даже не услышал, а прочитал по губам.

        - Еще нет, - сказала странная маленькая девочка и, не будучи уверенной в том, что я правильно понял ее мысль, уточнила: - Ты все еще не вырос.

«Ты ошибаешься», - хотел возразить я, но не успел - поле с цветами пропало, растворившись в обрывке тревожного сна, и, открыв глаза, я увидел бескрайнее поле, но в отличие от того, первого, с ковром нежных цветов, это было усеяно трупами. А точнее сказать - расчлененными и расплющенными останками.
        Гольстерры ушли, оставив после себя кошмар, который невозможно вычеркнуть из памяти.

* * *


        Я с трудом приподнялся, только сейчас заметив сидящего рядом Свена, который, не проявляя никаких признаков беспокойства, сосредоточенно теребил в руках выдернутый с корнем стебелек. Он был так спокоен, будто находился не в эпицентре жуткой бойни, а всего лишь вышел в поле, чтобы подставить лицо ласковому ветру и встретить приближающийся рассвет.

«Почему...» - Вопрос так и не сорвался с моих губ, так как я неожиданно понял: старый друг просто не видит всех этих ужасов. Он наверняка догадывается о том, что произошло и каковы последствия нападения гольстерров, но благодаря непроглядной тьме не в состоянии охватить взглядом и постичь разумом весь этот ужас.

        - Ты знал, что эти твари нас не тронут? - спросил он, не поворачивая головы в мою сторону.
        Голос, разорвавший тишину ночи, показался неожиданно громким.

        - Нет.

        - Тогда почему закрыл мне глаза?
        Свену нужен был ответ не на этот вопрос, он хотел знать большее - усомнился ли я в его мужестве.

        - Тени гольстерров намного страшнее, чем они сами.
        Я солгал, но сделал это для того, чтобы не обидеть старого друга. Но он уловил искру фальши в моем ответе.

        - Ты врешь?
        Два мальчика сидели посреди бескрайнего поля, на котором не осталось ни одного цветка или травинки, не обагренных кровью, и пытались выяснить, насколько сильна их дружба...

«Ты все еще не вырос», - сказала маленькая девочка, и тогда я подумал, что она ошибается, но прямо сейчас был уверен в обратном. Она была права: мое время взойти на Алогон, пик мироздания, еще не пришло.

        - Нет, - скупо ответил я, поднимаясь с земли, - не вру. - Смерть страшна именно потому, что ее не видно. Если бы приближение неизбежного можно было различить, все стало бы простым и обыденным, как чашка горячего кофе солнечным утром. Ты ведь не боишься чашки кофе? Так? Вот и с гольстеррами то же самое - они не страшны, если их видно, - и наоборот.
        Свен помолчал некоторое время, видимо обдумывая мои слова, а затем наконец ответил:

        - Я все еще чувствую свои отрезанные пальцы. - Для убедительности он поднес руку, обмотанную тряпкой, к моим глазам. - А раз я их чувствую, значит, они есть... Единственная проблема заключается в том, что я боюсь не обнаружить их под этой повязкой, когда решусь размотать ее. Наверное, это и есть моя чашка кофе... А нормально врать ты так и не научился.

        - Это хорошо или плохо?

        - Для ребенка, может быть, и хорошо, а для взрослого - плохо.

        - Ну, тогда будем считать, что я до сих пор не вырос.

        - Как скажешь. Ты у нас по-прежнему главный. Так что тебе решать - воюем ли мы по-настоящему, или это всего лишь игрушечная война в деревянных солдатиков.
        Слишком много событий произошло за последний час с небольшим, а я настолько устал от бесконечных споров и вопросов, на которые не было нормальных ответов, что, не найдя в себе сил продолжать начатую тему, протянул руку, предложив:

        - Держись за меня, если не хочешь постоянно спотыкаться и падать в кровавые лужи.
        Свен не стал возражать. Молча протянул здоровую руку, вложив свою ладонь в мою, и два мальчика, один из которых свято верил в то, что он уже вырос, а второй все еще сомневался, покинули страшное место, сделав свой первый шаг по долгой и полной опасностей дороге, ведущей к Алогону. Пику мироздания, куда стремятся попасть все мужчины, чтобы доказать прежде всего самим себе, что они не только стали взрослыми, но и достойны созерцать с высоты птичьего полета сумасшедший мир, лежащий у их ног.

* * *


        В ночь нападения гольстерров Динкса не было в расположении лагеря имуров. Вместе с двумя своими неизменными телохранителями он выполнял особое поручение генерала Тиссена в глубоком тылу армии Хаоса. Поэтому вернулся он только к восходу. Он специально торопился, чтобы успеть принять участие в битве, но в этот день сражение не состоялось. Обе противоборствующие стороны понесли невосполнимые потери и не имели ни возможности, ни желания проливать кровь еще и днем, после кошмара ночной бойни. Трое всадников уже издалека уловили признаки, которые обычно сопутствуют только по-настоящему большой и непоправимой беде. Но до самого конца сомневались, не веря в дурные приметы. В этом мире не было ничего, что смогло бы за одну только ночь уничтожить пятнадцать тысяч воинов-имуров. Однако гольстерры не принадлежали этому миру, они подчинялись Фасе, властительнице Хаоса. И обладали силой, неподвластной простым смертным.
        Четверо охотников богини (пятый, скрываясь от стрелы, сгинул в бесконечных лабиринтах подпространства), сумели уничтожить около трети войск Альянса, причем основной удар пришелся на людей. Потери Хаоса были примерно такими же, но в стане темных рас больше всех пострадали имуры.
        Ночь гнева богов унесла в общей сложности около шестидесяти тысяч жизней. Раненых можно было сосчитать по пальцам - опьяненные жаждой убийства гольстерры не признавали полумер, когда речь шла о жизни и смерти, и оттого месть фасы была еще более бессмысленной и ужасной. Бессмысленной, потому что она так и не покарала убийцу своего файта - женщину, сила ненависти которой остановила сердце влюбленного мальчика-солнца, а ужасной, потому что не пощадила никого. Даже беззаветно преданных ей сторонников Хаоса.
        Потрясенный Динкс въехал в мертвый лагерь, где его встретила безжизненная пустота, заполненная останками расчлененных тел. Только чуть позже он узнал, что из пятнадцатитысячной группировки уцелело всего около сотни воинов - в основном это были часовые, охранявшие подступы к лагерю.
        Но это будет позже. А сейчас он медленно продвигался к центру безжизненной пустыни с единственной целью - удостовериться, что генерал Тиссен погиб вместе со своим штабом.
        Солнце еще только-только взошло, и отяжелевшие после вчерашнего пира стервятники спали, не нарушая тишину нарождающегося дня.
        Динкс видел много битв и много смертей и потому считал, что привык ко всему. Но то, что предстало перед его глазами сейчас, не было частью войны. Это было чем-то другим. Тем, к чему не подходит даже определение «зло», потому что у зла существуют определенные границы, за которые обычно оно не выходит. В данном случае не было ни зла, ни границ, ни вообще ничего, кроме бесформенного скопления мертвой плоти.
        Достигнув почти середины лагеря, Динкс неожиданно остановился около мертвого тела. Не было бы ничего удивительного, если бы имур был разорван на части, как все остальные. Но этот единственный - труп выглядел на удивление целым.

        - Посмотри, что с ним, - приказал Динкс одному из телохранителей.
        Лам находился ближе, поэтому спешился и, склонившись над мертвым, провел беглый осмотр.

        - Горло перерезано, но не обычным клинком. Очень похоже на ритуальный нож, которым гоблины добивают своих раненых. Я уже видел нечто подобное. Но ни один гоблин не сможет перерезать горло имуру в самом центре нашего лагеря. Это исключено.
        До сегодняшнего дня Динкс не поверил бы и в то, что можно уничтожить многотысячную группировку имуров всего за одну ночь, но времена меняются - невозможное становится возможным, и то, что кажется на первый взгляд нелепым абсурдом, на самом деле предстает в виде обычной реальности.

        - Едем. - Имур с удивительными глазами, пронизанными каплями серебряного дождя и светом далеких солнц, сейчас не мог и не хотел разговаривать, а все эти проблемы с гоблинами можно оставить на потом.
        Троим всадникам не понадобилось много времени, чтобы найти остатки шатра главнокомандующего и опознать по цвету мундира руку великого полководца.
        Как только поисковая группа убедилась, что Тиссен мертв, она сразу же поспешила прочь. У выживших благодаря счастливой случайности не было ни сил, ни желания оставаться в этом месте, хранящем на себе отпечаток слепого безумия, поэтому они постарались как можно скорее покинуть пределы лагеря.
        Динкс решил отправиться в ставку верховного главнокомандующего, находящуюся в тылу огромной армии, но по пути наткнулся на выживших соплеменников. Из старших чинов не уцелел никто, так как палатки командного состава располагались в центре
        - неподалеку от шатра генерала, куда пришелся первый и самый страшный удар гольстерров.
        Как единственный офицер, Динкс принял командование жалкими остатками корпуса и, прежде чем продолжить путь в ставку, попытался выяснить все подробности ночного кошмара. Он уже и сам догадался, что в этой бойне замешаны гольстерры, поэтому не почерпнул для себя ничего нового из тех смутных обрывков информации, которые удалось получить от часовых, охранявших периметр лагеря.
        Сделав все, что было в его силах, и отдав необходимые распоряжения, Динкс покинул расположение части, направившись в ставку главнокомандующего. Он уже отъехал на некоторое расстояние, когда его догнал всадник.

        - Раненый... Раненый ненадолго пришел в себя, - говоривший захлебывался от волнения, - рассказал, что незадолго до появления монстров видел двух людей, идущих к шатру генерала в сопровождении часового. А потом... Эти люди просто стояли, пока чудовища... Пока они рвали на части...

        - Что-нибудь еще?

        - Нет, больше ничего. - Было видно, что гонец вне себя от бессильной ярости и слова даются ему с огромным трудом. - Он только сказал, что это очень важно: двое людей пришли с часовым, и... И умер.

        - Поедешь в лагерь, - Динкс кивнул одному из двух телохранителей, - до моего приезда останешься за главного. Если кто-то попытается покинуть пределы стоянки, чтобы направиться к людям или просто так, убей его не раздумывая. Вопросы?
        Вопросов ни у кого не было. Гонец вместе с телохранителем, назначенным на временную должность командира, отправились в лагерь, а Лам со своим господином изменили свои планы и соответственно маршрут движения. Верховный главнокомандующий может и подождать. Никуда не денется. А вот человек... Тот, кто пришел ночью в лагерь имуров и перерезал горло сопровождающему его часовому, ждать не должен. Потому что обязан ответить за все. Не исключено, что у Хрустального Принца были для этого гнусного поступка достаточно веские причины, о которых Динкс, скорее всего, догадывался, но сейчас, когда экспедиционный корпус имуров чуть ли не в полном составе погиб, это не играло особой роли. Гольстерры были недосягаемы и не могли ответить за свои действия, а человек мог. И обязательно ответит - Динкс в этом не сомневался. Также не сомневался он и в том, что заглянет ему в глаза, прежде чем равнодушное лезвие заточенной стали коснется горла предателя.
        Начиная с сегодняшней ночи на этой войне не было своих и чужих. Каждая раса отныне сражалась сама за себя. Эти правила придумал не Динкс, а лорды Хаоса, спустившие цепных псов на собственных слуг.
        Лично он не присягал на верность лордам, поэтому с чистой совестью и спокойной душой уведет остатки имуров домой, прочь от этой бессмысленно дикой бойни. Пускай сражаются другие. Те, у кого остались иллюзии после сегодняшней ночи. А для него война уже закончилась. Осталось только отдать один небольшой долг - и все.
        Глава 13

        Сумерки уже опустились на землю, а за окном по-прежнему шел неприятно моросящий дождь. Или это заколдованное место было обречено на вечную сырость, или просто так совпало - два дня подряд серые тучи висели низко над землей, оплакивая тех, кто уже никогда не увидит солнца. Этан и Мелиус находились в комнате, из которой несколько часов назад отправились в лабиринты Хаоса, чтобы похитить амфору нерожденных душ. И несмотря на то что все уже осталось позади, оба до сих пор были под впечатлением от происшедшего.
        Двое смертных совершили почти невозможное, выкрав святыню Хаоса. В это было трудно поверить, но артефакт лежал прямо перед ними в специальном чехле, крышку которого в любой момент можно было приподнять, чтобы лишний раз убедиться - святыня у них.

        - Мы победили. - Голос Этана слегка подрагивал от возбуждения, переполнявшего его. - Значит, теперь уже ничто и никто не сможет остановить нас.
        В отличие от своего господина Мелиус не был уверен, что какой-то древний артефакт, пускай даже и обладающий определенной силой, может в одно мгновение склонить чашу весов в их сторону. Но, будучи безраздельно предан Этану, он не стал спорить.

        - Да, мы победили, - легко согласился файт.

        - Теперь осталось только прийти к этим жалким людишкам и показать...
        Мятежный сын Хаоса неожиданно замолчал. Ему почудилось, что в комнате есть еще кто-то. И хотя этого не могло быть, потому что для бывшего бога не составляло труда обнаружить любое магическое вторжение, тем не менее ощущение присутствия какой-то посторонней силы не проходило. Так бывает, когда человек чувствует затылком чей-то пристальный взгляд и резко оборачивается, пытаясь застать врасплох таинственного соглядатая, но обнаруживает, что за спиной никого нет.
        Мелиусу передалась тревога своего хозяина, и он начал напряженно осматриваться, пытаясь выяснить, что или, точнее, кто посмел помешать их разговору.
        Однако кем бы ни был этот таинственный незнакомец, обнаружить его не удалось.

        - Кто ты и зачем пришел? - Прервав бесплодные попытки, Этан решил внести полную ясность в эту слегка затянувшуюся игру в кошки-мышки.
        Его, несомненно, встревожило это неожиданное вторжение, но раз невидимое существо не напало сразу, значит, у него было какое-то дело.
        Как бы отвечая на этот вопрос, едва тлеющие угли камина вспыхнули ярким пламенем, и на противоположной от очага стене ожил хоровод призрачных теней.

        - Смотри! - Этан первым различил в сумбурной игре света и тьмы нечто похожее на картинку.
        Мелиус повернул голову и увидел то же, что и его господин. Две человеческие фигурки с трудом поднимались в гору. У одной из них в руках была ваза. Но так как речь, судя по всему, шла о файте и его господине, то сосуд, вероятнее всего, являлся амфорой нерожденных душ. Сзади, в некотором отдалении от людей, бежал мелкий зверек, напоминающий кошку. Фигуры преодолели большую часть подъема, и стало казаться, что кошка отстала. Но едва люди уверились в том, что достигнут вершины, резко ускорившийся преследователь настиг их. Произошла мгновенная трансформация, и то, что еще секунду назад выглядело как обычное животное, превратилось в монстра, поглотившего не только людей, но и саму гору.
        Мелиусу даже показалось, что он чувствует, как хрустят его кости, сжимаемые чудовищным давлением огромной пасти, но усилием воли файт смог отогнать от себя это мерзкое чувство.
        А между тем зловещая тень, не останавливаясь, разрасталась все больше и больше, заполняя собой все видимое пространство на стене. Она уже перекинулась на потолок, и, казалось, сейчас не только накроет всю комнату, но и поглотит находящихся в ней людей.
        Однако зайти так далеко ей все же не удалось. Достигнув критического размера, тень лопнула словно мыльный пузырь и, разлетевшись на тысячу мелких осколков, пропала.
        Или таинственный незнакомец сообщил, что хотел, или же зловещий призрак пал жертвой собственной жадности и непомерных амбиций. Со смертью тени погас и огонь в камине, после чего комната вновь погрузилась в мягкий полумрак ненастного вечера.
        Кто бы или что бы это ни было, оно ушло. Тревожное чувство, заставившее Этана оборвать стройную цепь умозаключений, пропало. В комнате остались только хозяин и его верный слуга.

        - Что думаешь по этому поводу?
        Если бы у Этана была душа, он мог бы сказать, что у него неспокойно на душе. Но получеловек-полубог не имел ни сердца, ни души, поэтому был выше всех этих человеческих слабостей и сомнений.

        - За нами охотится кошка. - В отличие от своего господина Мелиус олицетворял собой само спокойствие. - Которая в конечном итоге настигнет нас и проглотит.
        Несмотря на чрезвычайную серьезность ситуации, Этан улыбнулся:

        - А после того как она сожрет нас, эта тварь замахнется на сферу Хаоса - и в конечном итоге взорвется. Отличная интерпретация увиденного, только мне бы хотелось услышать твои соображения по этому поводу, а не дословное описание сценки из театра теней.

        - Ни таинственная кошка, ни тот, кто показал нам ее, скорее всего, не принадлежат Хаосу.

        - Этого не может быть. - Этан не мог допустить подобной мысли, потому что она ставила под сомнение основы мироздания.

        - Как скажете, мой господин. - Мелиус почтительно склонил голову, чем еще больше разозлил своего хозяина.

        - Объяснись!

        - Фаса и Алт не стали бы посылать кошку, чтобы убить нас. У богини есть файты и гольстерры, а повелитель Хаоса наверняка бы явился сам. Если мне не изменяет память, не в характере владыки всего сущего посылать какое бы то ни было животное, чтобы уладить собственную проблему. Обычно лорд Хаоса лично разбирается со своими делами. К тому же непонятна природа таинственного доброжелателя, предупредившего нас об опасности. Он явно не смертный - это не подлежит никакому сомнению.

        - Думаешь, в нашу игру вмешался кто-то еще? - Гнев Этана прошел так же быстро, как вспыхнул.

        - Безусловно. Но пока нам неизвестны ни его имя, ни мотивация, будем отталкиваться только от того, что есть. А именно - остерегаться охотницы, идущей по нашему следу.

        - Ты уверен, что это обычная кошка, а не какой-нибудь более крупный хищник?

        - Скорее всего, именно кошка. Таинственный доброжелатель вряд ли ставил перед собой цель ввести нас в заблуждение. Если бы он желал нашей смерти, то просто мог промолчать.

        - Ну хорошо. Допустим, тот, о ком мы говорим, не смертный и может предвидеть будущее, когда это не под силу даже самим богам. Но должна же у него быть какая-то цель! Не может быть, чтобы это предупреждение было просто детской забавой, капризом избалованного ребенка, решившего вдруг ни с того ни с сего поиграть судьбой целого мира.

        - Мой господин... - Файт вновь почтительно склонил голову, всем своим видом выражая смирение. - Простите за банальность, но в нашем мире ничто не делается и не происходит просто так - из-за каприза или по прихоти. У каждого события есть свое объяснение, и если в данный момент нам непонятен замысел таинственного незнакомца, это еще не значит, что его нет.

        - Возможно, ты прав, а может, и нет. - Лоб Этана прорезала глубокая морщина, признак того, что он явно не в духе. - Но кем бы ни была эта кошка, со временем мы и так все узнаем. А прямо сейчас нужно как можно скорее покинуть это место. Если наше убежище обнаружил один, нет никакой гарантии, что сюда не придет кто-то другой. Бери футляр - и уходим.
        За окном по-прежнему шел нескончаемый дождь, а в комнате было тепло и уютно, так что не хотелось покидать мягкое кресло, не говоря уже о том, чтобы выйти наружу. Но для тех, кто ступил на дорогу изгоев, не было сиюминутных желаний и не имело значения ничто, кроме целенаправленного движения вперед. Которое в конечном итоге должно было привести их к вершине мира или же низвергнуть в бездонную пропасть вечного мрака.

* * *


        К утру скончались еще трое тяжелораненых, так что из тысячи лучников, месяц назад вставших под знамена Хаоса, осталось всего двадцать три человека. Если считать и командира - двадцать четыре. Из которых только я, Свен и Карт находились в более или менее приличной форме. Все остальные имели ранения легкой и средней степени тяжести.
        Как ни странно, с приходом нового дня сознание Карта прояснилось. Так что, если не считать временного помутнения рассудка, его разум сумел выстоять под натиском безумия. Именно Карт и разбудил Свена, когда в расположение нашего лагеря пожаловал нежданный гость.
        Казалось, я только на мгновение закрыл усталые веки, рухнув в объятия милосердного сна, подарившего покой и забвение, как сразу же бесцеремонная рука энергично затрясла меня за плечо, вернув к жестокой реальности серого утра.

        - Что нужно? - невнятно пробормотал я, не открывая глаз и намереваясь снова нырнуть в спасительно-темную пропасть забытья.

        - Вставай, у нас гость! - Свен на правах старого друга с глазу на глаз мог позволить себе подобную вольность.
        Кто бы ни был этим гостем, я понял, что уснуть все равно не удастся - нечего даже и пытаться.

        - Кого принесло в такую рань?

        - Имура.

        - Наш пушистый друг пришел выразить свои соболезнования? Или же поделиться собственным горем?

        - Думаю, ни то ни другое. Вид у него какой- то недобрый. - Свен очень удачно изобразил на дице поддельный испуг, так что впервые за последние несколько часов я улыбнулся. - Кстати, есть еще одна хорошая новость.

        - С каких это пор прибытие незваных гостей приравнивается к хорошим новостям?

        - Карт пришел в себя - это раз, а гость... Ты ведь, наверное, догадываешься, зачем он сюда пришел. Я уже шепнул пару слов нашим, так что минимум пять луков мы выставить сможем. Не бог весть что, но более чем достаточно, чтобы разделаться с облезлой кошкой.
        Если еще день или два назад мне бы даже в голову не пришла подобная мысль, то сейчас я нашел ее совершенно естественной. Старый Эш был тысячу раз прав, когда говорил, что меня изменит не потеря осколка души, а эта проклятая война.

        - Узнаем, что ему нужно, и... - Я выдержал многозначительную паузу, смысл которой был ясен нам обоим.

        - А может, сначала нашпигуем его стрелами, а только потом, склонившись над умирающим, поинтересуемся, с чем к нам пожаловал незваный гость? Этот вариант, если честно, нравится мне намного больше. Мы ведь не благородные рыцари, великодушно предоставляющие противнику право первого удара. Может быть, были ими когда-то - в прошлой жизни или в далеком детстве, но сейчас все изменилось.

        - Да, сейчас действительно все изменилось, - задумчиво повторил я последнюю фразу старого друга, - но убить имура мы еще успеем. Сначала все же надо поговорить.

        - Как знаешь. - Было видно, что Свен не одобряет мое решение, но спорить он не стал - я по-прежнему оставался его командиром.

        - Начнете стрелять, как только нож упадет на землю. - Я вытащил ритуальный кинжал, подарок вождя гоблинов. - До тех пор, пока я не подам сигнал, ничего не предпринимать.

        - Однажды ты уже ходил на переговоры и так и не дал отмашку. - Свен имел в виду мою первую встречу с имурами. - Пожалуйста, не повтори своей старой ошибки сейчас. Мы все с нетерпением будем ждать условный знак.

        - Не сомневайся, на этот раз все будет не так, как тогда.

        - Будем надеяться, - бросил через плечо Свен, выходя из палатки.
        Я выдержал паузу, дав ему возможность отойти на приличное расстояние, после чего отдернул полог своего шатра и шагнул навстречу утру, окрашенному все той же неизменной серой палитрой, ставшей за последнее время для меня вполне привычной и обыденной.
        Гость терпеливо ждал в некотором отдалении, не выказывая никаких признаков беспокойства или нетерпения, и в первый момент я не узнал стоящего вполоборота имура. А затем он обернулся на звук шагов, и, увидев Динкса, я испытал двойственное чувство - радости и тревоги. Радости, потому что это был именно тот имур, смерти которого я желал как никого другого, а тревоги - оттого, что точно знал: где-то рядом наверняка находятся телохранители, для которых не составят особого труда разделаться с пятью лучниками.
        Свен ошибался, полагая, что мы выступаем в качестве охотников. Динкс был слишком хитер, чтобы довольствоваться ролью глупой дичи. И пришел сюда не просто обменяться любезностями, а с конкретной целью. Это было видно.
        Я уже имел возможность наблюдать за действиями Лама, когда он сражался с ящерицей-убийцей. Даже если телохранитель один, а не двое, как обычно, шансов у нас все равно нет. Никаких. Имуры намного сильнее людей, а телохранители Динкса были одними из лучших воинов, которых мне вообще когда-нибудь приходилось видеть. Свен пропал из зоны моей видимости, поэтому я не мог поручиться, что он еще жив. И прямо сейчас во всем лагере остался всего лишь один живой человек.

        - Обиделся на гольстерров? - вместо приветствия участливо спросил я, с интересом рассматривая запекшуюся кровь на ритуальном кинжале - страшном подарке Мгхама - предводителя гоблинов.

        - Скорее на тебя.

        - А что так? - Я оторвался от созерцания лезвия, переведя взгляд на собеседника.

        - Полагаю, на нем кровь имура? - задал он встречный вопрос. - Того, кому ты предательски перерезал горло в центре нашего лагеря.

        - Какая поразительная осведомленность! - Казалось, моей радости нет предела. - Какой-то счастливчик выжил в самом центре ада, а потом, трусливо поджав хвост, побежал жаловаться могущественному начальнику на плохого, бесчестного человека. До этого момента я полагал, что имуры - воины, а не мелкие соглядатаи, но, видимо, заблуждался.

        - Зачем ты пришел в наш лагерь? - Динкс не обращал внимания на мои оскорбления, потому что уже давно все для себя решил.
        Стоящий напротив него человек жил лишь до тех пор, пока отвечал на вопросы, остальное не имело значения.

        - Собирался зарезать генерала Тиссена. - У меня тоже не было причин лгать, поэтому я сказал чистую правду. - Гоблинский нож - прекрасное оружие, чтобы отправлять на тот свет как врагов, так и друзей. Я имел счастье в этом лично убедиться, когда этой самой рукой избавлял от мучений своих людей, у которых не было шансов выжить. Нас вбила копытами в землю тяжеловооруженная конница, а гордые имуры, спрятавшиеся за нашими мертвыми телами, остались целы. Наверное, за всю историю этого мира ни один человек не испытывал такой чистой и светлой радости, как я, когда увидел падающих с неба гольстерров. Воистину, для меня они явились посланцами неба.

        - Ты знал, что они придут?

        - Конечно! - Я криво усмехнулся. - Мне нашептала об этом сама Фаса. «Иди к имурам, там встретишь гольстерров, - сказала она. - Оставайся в самом эпицентре бойни, чтобы увидеть все собственными глазами, поверь, это будет незабываемое зрелище».
        На какое-то мгновение мне показалось, что Динкс смутился, но быстро взял себя в руки:

        - Почему гольстерры не тронули тебя?

        - У нас разговор на равных, или ты считаешь меня маленьким мальчиком, которого имеешь право отчитать за малейшую провинность? То, что ты являешься в некотором роде духовным отцом, подтолкнувшим человека к присяге Хаосу, еще не дает тебе права считать себя выше меня. - Все мое напускное веселье разом пропало, потому что разговор стремительно приближался к кровавой развязке. - И, кстати, то, что ты собираешься убить меня, тоже не играет особой роли. Не в первый раз имур приходит за жизнью Хрустального Принца, так что в этом нет ничего нового. По крайней мере, для меня. - Последние слова я произнес уже совершенно спокойно.

        - Если ты не ответишь на мой вопрос, то твои люди, вместо того чтобы умереть легко и быстро, будут очень долго страдать. И рядом не найдется никого, кто смог бы помочь им избавиться от мучений, потому что жертвенный нож я заберу с собой.

        - Пара телохранителей? - сам не знаю зачем спросил я.

        - Один. Но ты же знаешь Лама. Для него нет ничего невозможного.

        - Да. Знаю. - Мой голос звучал настолько глухо и безжизненно, что, будь я в нормальном состоянии, ни за что бы не узнал его.
        Но сейчас мое состояние нельзя было назвать нормальным, потому что я оказался в ловушке, из которой не было выхода. Проклятый имур все рассчитал точно, не оставив противнику ни единого шанса.
        В подавляющем большинстве случаев на войне побеждает не армия, а полководец. Наш печальный пример лишний раз подтвердил эту истину. Лучников было больше. Но план Динкса оказался лучше.
        Я еще не успел толком проснуться, поэтому не сориентировался в ситуации. А Свен. . Он был хорошим охотником, имел быструю реакцию и превосходные рефлексы, но всего этого оказалось недостаточно, когда речь зашла об общем руководстве операцией. Он был прекрасным заместителем, но настоящий командир из него бы не получился. И теперь уже никогда не получится.
        Моя рука, сжимавшая рукоять кинжала с такой силой, будто хотела его раздавить, побелела от напряжения и бессильного гнева. А затем я сделал то, что скорее являлось жестом отчаяния, нежели осознанным действием, - пальцы разжались, и ритуальный кинжал полетел вниз.
        Лам был профессионалом до мозга костей. Поэтому думал и действовал он, как и положено профессионалу. Если бы речь шла о картах, то он был бы тузом в колоде, побить который могла только шестерка, другими словами - непредсказуемый и оттого предельно опасный дилетант.
        Прикажи Динкс сразу убить всех людей, все было бы по-другому, но приказ звучал иначе: «Нейтрализовать». И Лам в точности его выполнил. Без особого труда вычислив позиции всех пятерых лучников, он отключил их. Телохранитель не учел только одного - раненый Тайл был слишком слаб, чтобы Свен включил его в свою группу, но его желание отомстить имурам было настолько велико, что он не успокоился, решив во что бы то ни стало внести посильный вклад в уничтожение одного из предателей.
        В отличие от пятерки лучников, затаившихся за палатками, обращенными к западной стороне лагеря, юноша решил зайти с другой стороны.
        Оставляя на пыльной земле тонкую полоску кровавого шлейфа, Тайл с трудом доковылял до намеченного места. Он был слишком слаб, поэтому, достигнув позиции, почти сразу потерял сознание.
        Лам, разумеется, видел бесчувственного юнца, истекающего кровью, но, так как тот не имел при себе оружия, опытный имур не обратил на человека внимания. Эта незначительная оплошность в конечном итоге решила исход противостояния.
        Лезвие ножа воткнулось в землю - и ничего не произошло.

        - Это ведь был условный знак? - Впервые за весь разговор Динкс позволил себе вежливую улыбку. - Во время нашей первой встречи ты не дал отмашку, поэтому решил попробовать сейчас.
        Я молча смотрел на этого спокойного, уверенного в себе имура и жалел только об одном - что не приказал Свену убить его сразу.

        - Вы, люди, слишком предсказуемы. И в этом кроется главная слабость вашей расы. Не скрою, в первый раз ты удивил меня, но сейчас...
        Камень размером с голубиное яйцо ударил в затылок Динкса.
        У Тайла действительно не было никакого оружия, кроме рогатки, заткнутой за пояс. С помощью этого нехитрого приспособления мальчишки охотятся на мелких птиц и кроликов. Но в умелых руках даже такое примитивное оружие может если не убить, то по крайней мере на некоторое время вывести противника из строя.
        Раздался глухой щелчок, и голова имура дернулась вперед. После чего ватные ноги подкосились, не выдержав веса тела, и потерявший сознание Динкс рухнул на землю.
        Если бы я опоздал хотя бы на секунду, все было бы кончено. Но еще до того, как имур упал, моя рука схватила лежащий на земле кинжал, а ноги, резко спружинив, бросили тело вперед - к поверженному противнику.
        Находись Лам хотя бы на десять - пятнадцать метров ближе к месту событий, он, несомненно, успел бы метнуть в меня нож. Но расстояние было слишком велико, и он не мог рисковать, а я вложил в рывок все силы, Причем последние несколько метров я пробороздил на животе - не добежав до цели, я прыгнул, вытянув руки вперед, будто хотел с разбега броситься в воду.
        От удара о землю Динкс пришел в чувство, но ненадолго.
        Мои руки действовали так, будто они не подчинялись воле хозяина, а жили отдельной жизнью. Левая легла на затылок упавшего и резко пошла вниз - в результате чего лицо имура врезалось в землю, и он вновь потерял сознание. Одновременно с этим правая рука, держащая ритуальный клинок, метнулась к горлу противника, уперев лезвие под подбородок. Одно легкое движение - и все, рваная рана не оставила бы даже призрачного шанса на жизнь того, кто еще секунду назад считал себя хозяином положения. Лам был профессионалом, поэтому не стал совершать резких движений и необдуманных действий. Более того - остановившись на почтительном расстоянии, он развел в сторону руки, всем видом выражая готовность к переговорам. С огромным трудом поборов в себе чудовищное искушение перерезать горло высокомерного и чрезмерно уверенного в своих силах врага, обратился к телохранителю:

        - Бездарно и глупо прозевал мальчишку с рогаткой.
        У него было железное самообладание, но я слишком целенаправленно точно хлестнул по оголенному нерву. Лам едва заметно дернулся, однако сразу же взял себя в руки. Да, он совершил глупый и недостойный промах, но, пока жив его господин, ошибка не переросла в непростительную. И он сделает все, что в его силах, чтобы не допустить этого.

        - Да, прозевал, - согласился Лам, слегка кивнув.

        - И ты не убил никого из моих людей? Подумай, прежде чем ответить, потому что от этого сейчас зависит очень многое, если не все.

        - Нет, я никого не убил. - Он не лгал, потому что находился не в том положении, чтобы позволить себе обманывать собеседника.

        - Хорошо. Это дает нам какую-никакую, а надежду на благополучный исход встречи старых друзей.
        Телохранитель еще раз кивнул, давая понять, что полностью согласен с моими выводами.

        - Однажды ты спас мне жизнь, поэтому отвечу тебе услугой за услугу: буду полностью откровенен. В данный момент я ни в грош не ставлю ни свою жизнь, ни жизни подвластных мне людей. Потому что сейчас мы напоминаем утопающего, который отчаянно барахтается в море, полном акул, Уйти домой нам не позволят, и, даже если вы сейчас уберетесь, найдутся другие желающие повесить скальпы людей себе на пояс. То, что имуры первые нанесли нам визит, свидетельствует только о том, что ваша раса намного умнее, чем глупые орки или...
        Я оборвал речь на полуслове, заметив, как напряглось лицо Лама.

        - Не советую тебе делать глупости!

        - У нас гости. - Он напряженно всматривался в даль, пытаясь определить, кто направляется в нашу сторону.

        - Если думаешь, что сможешь купить меня на этот дешевый трюк, то ошибаешься. Я не поверну голову, выпустив тебя из поля зрения.
        Он ничего не ответил, продолжая смотреть все в ту же сторону, и через несколько секунд произнес:

        - Восемь дроу. Все вооружены. Судя по одежде, один из них занимает достаточно высокое положение. Явно направляются сюда.
        Дроу, темные эльфы, всегда одевались изысканно. Одежда для них была не просто куском материи, прикрывающим тело, а чуть ли не произведением искусства. В их армии не было знаков различия, потому что роскошь мундиров вышестоящих чинов не шла ни в какое сравнение с одеждой рядовых воинов.
        Даже если бы я был настолько глуп, чтобы повернуть голову в направлении приближающихся дроу, то и в этом случае у телохранителя не было никаких шансов остановить нож, приставленный к горлу его господина. А раз так, значит, Лам не лгал. Пожиратели падали начали слетаться, чтобы прикончить обескровленные остатки людей. Единственное, что меня смущало во всем этом раскладе, - приход дроу. Да еще и с одним из старших чинов. Если бы в наш лагерь пожаловали орки, ворги или кто-то другой, я бы не слишком удивился. Но дроу... Эти темные эстеты никогда не были мясниками и вряд ли пришли сюда исключительно для того, чтобы получить извращенное удовольствие, перерезав несколько глоток обессилевших лучников. Они не были ангелами, и за ними числилось множество грязных дел, но вот так, в открытую, прийти и добить раненых было все же не в их стиле.

        - Приведи в чувство моих людей. Если отобьетесь от темных эльфов, я отпущу Динкса и вы уйдете. Даю слово.

        - Тебе ведь не важно, отобьюсь я в одиночку или при помощи твоих людей, трое из которых сейчас вообще ни на что не годятся?

        - Ты...

        - Они и до меня были ранены, а сейчас их нужно минимум полчаса приводить в чувство. Ну, так что, мы договорились?

«Жизнь все-таки странная штука, - невесело подумал я. - Два имура пришли сюда, чтобы разделаться с нами, теперь один из них лежит с ножом у горла, а второй заключает со мной честную сделку, в результате которой защитит всех нас от дроу».

        - Хорошо. Даю слово. Если они не тронут моих людей, я отпущу твоего господина при условии, что вы немедленно уйдете. Но если здесь начнется резня... Сам понимаешь, последней радостью, которая останется в моей жизни, будет перерезать горло существа, ввергнувшего меня и моих людей в пучину Хаоса.

        - Я принимаю твои условия.

        - В таком случае отойди, пожалуйста, подальше. Мне бы не хотелось встречать незваных гостей, валяясь на земле в пыли. Сейчас я медленно встану и перетащу Динкса вон к той палатке. - Я указал в направлении, откуда выстрелил Тайл.
        По всей вероятности, времени до прихода дроу оставалось совсем мало, поэтому Лам, не вступая в лишние разговоры, молча выполнил приказ.
        Я знал, что обычно имур не нарушает данное слово, но эта проклятая война... Она изменила нас всех.
        Постоянно удерживая в поле зрения спокойно стоявшего телохранителя, пятясь спиной, я за ногу отволок Динкса к палатке. Обмякшее тело было тяжелым, но я все же успел дотащить его до места назначения и, придав ему сидячее положение, с трудом прислонил к опоре шатра. После чего достал из кармана запасную тетиву для лука (вещь, необходимая каждому лучнику) и накинул удавку на горло пленника.

        - Если со мной что-нибудь случится, Тайл дернет за веревку.
        Лам вновь лишь молча кивнул. Он был профессионалом и понимал, что, несмотря на данное слово, я вправе не доверять ему. А удавка из тетивы... Это была всего лишь страховка и не более того.

        - Я все улажу, а затем мы уйдем.

        - С удовольствием посмотрю на это великолепное представление.
        Постепенно ко мне начало возвращаться хорошее настроение.
        Если разобраться, то выходило, что особых поводов для радости по-прежнему нет. Но то, что мои люди до сих пор живы, а сам я, хотя и не полностью, но все-таки контролирую ситуацию, внушало надежды на благополучный исход не слишком удачно начавшегося дня.
        Глава 16

        Нападение гольстерров не затронуло дроу. Их лагерь находился в стороне от общей массы войск Хаоса, поэтому гнев богов миновал темных эльфов. Несмотря на то что цели у армии вторжения были одни, каждая раса, входящая в состав группировки объединенных войск, заботилась прежде всего о собственной безопасности и благополучии. То, что имуры или люди потеряли всех своих воинов, так же мало беспокоило дроу, как перемена направления ветра.
        Они пришли в лагерь союзников не для того, чтобы выразить соболезнование или добить раненых людей, к которым питали плохо скрываемую неприязнь. Нет, дроу просто решили поразвлечься. Только и всего. По-видимому, Лам догадался об этом намного раньше, чем я, поэтому предложил уладить возникшую проблему в обмен на жизнь своего господина. Единственное, чего не мог знать телохранитель, - наследник династии дроу по имени Айвель, имеющий прозвище Танцующий С Клинком, пришел в лагерь людей, чтобы бросить вызов Хрустальному Принцу.
        Айвелю не нужна была жизнь жалкой кучки обреченных людей, которая рано или поздно растворится в бурном водовороте Хаоса. Его интересовала слава, а еще точнее - поединок с человеком, не побоявшимся встретиться лицом к лицу с гольстеррами.
        Слухи, подобно чуме или мору, распространяются невероятно быстро. Никто не мог бы с уверенностью сказать, откуда Танцующий узнал о ночных событиях, потрясших лагерь имуров, впрочем, это было не столь уж и важно. Главное, что он пришел сюда в сопровождении свиты секундантов, чтобы убить человека. Не из ненависти или чувства мести, а всего лишь ради призрачной славы - ветреной кокотки, требующей от своих поклонников все новых и новых безумств и свершений.
        Группа дроу остановилась недалеко от моей палатки, не обратив ровным счетом никакого внимания на Лама, расположившегося чуть в стороне.

        - Ты и есть тот самый Хрустальный Принц?
        По выражению лица Айвеля было прекрасно видно - он ожидал чего-то большего, чем измаранный в пыли оборванец, сидящий на земле, словно какой-нибудь нищий.

        - Прежде чем спрашивать меня о чем-либо, следует назваться.
        Один эльф из свиты сделал было порывистый шаг вперед, вознамерившись покарать наглеца, посмевшего в таком недопустимом тоне разговаривать с его господином, но принц чуть поднял правую руку в упреждающем жесте, разом остудив порыв чрезмерно горячего юноши.
        По выражению глаз незнакомца предводитель дроу понял, что это именно тот человек, ради которого он пришел. В его взгляде угадывался некий отпечаток силы, которым бывают наделены только очень немногие.

        - Я Айвель, наследный принц дроу. - Говоривший изысканно поклонился. Спутники последовали примеру своего господина. - Меня привело в этот лагерь желание бросить вызов Хрустальному Принцу, чтобы в честном поединке выяснить, кто из нас лучший боец.
        Я с трудом удержался, чтобы не расхохотаться во весь голос. С чего этот напыщенный, самодовольный болван вдруг решил, что мне ни с того ни с сего захочется вступать с ним в честный поединок для выяснения, кто из нас лучше?
        В то время я даже не догадывался, что это действительно великая честь, которой удостаивались лишь избранные. В древней культуре дроу подобная дуэль с представителем царствующей династии значила очень и очень много. Даже больше, чем можно было себе представить.

        - У меня нет настроения биться, поэтому будем считать, что ты лучший. Возьмем в свидетели твою свиту и пару имуров, которые смогут подтвердить всем, что я испугался. Теперь ты доволен?
        Конечно, не стоило вести переговоры в таком тоне. Тем более с заведомо превосходящим по силе противником. Но на протяжении последних суток я постоянно находился в неослабевающем напряжении, с трудом балансируя на грани жизни и смерти, поэтому у меня просто не осталось ни сил, ни желания подбирать выражения, чтобы не обидеть этого заносчивого принца.
        Как только смысл последней фразы дошел до сознания дроу, его пепельно-серая кожа побелела от гнева. Человек открыто смеялся над ним. Даже если не принимать во внимание все сказанное, оставались глаза, которые лучше всяких слов выражали мысли своего хозяина.
        Ни один воин никогда не посмеет оскорбить другого, заявив подобное. Если бы Айвель не знал, что Хрустальный Принц не трус, эти слова можно было приписать испугу, но сидящий в пыли человек не боялся. Не боялся никого и ничего.

        - Нет! Я не доволен. - В голосе Танцующего слышалось пение стали, из которой было выковано его древнее оружие. - Трус недостоин того, чтобы жить. Я вспорю твой живот, выпустив внутренности, и то же самое проделаю с оставшимися людьми. В моем лице ты оскорбил всех дроу.

        - Ну вот мы наконец и пришли к цели визита. - Я по-прежнему излучал показное радушие, одновременно размышляя, сколько дроу успеет прикончить Лам, прежде чем они опомнятся. - А все эти красивые слова о дуэли, чести и прочей ерунде были нужны лишь для того, чтобы скрыть нелицеприятную истину - темные эльфы пришли в лагерь людей, чтобы добить жалкую кучку раненых. Мой вам совет - поберегите одежду. Честное слово, будет невыносимо жаль, если такую неземную красоту вдруг забрызгает кровь.
        Айвель готов был взорваться серией коротких безжалостных ударов, превращающих в кровавое месиво лицо наглеца, но в памяти всплыли слова мудрого наставника: «То, что ты не можешь понять замысел врага, предугадав его действия, свидетельствует только о твоей слабости и ни о чем больше».
        Если сейчас он убьет человека, то не только ничего не добьется, но еще и проиграет. А слава, эта ветреная красавица, отвернется от него, потому что ей больше по нраву благородные рыцари, нежели грубые мясники.

        - Почему ты не хочешь принять мой вызов?
        К удивлению всей его свиты, достаточно хорошо изучившей крутой нрав своего господина, вспышки гнева не произошло. Более того, последний вопрос Айвеля прозвучал совершенно спокойно.
        Мне понравилось, как держался этот дроу, поэтому, отбросив в сторону сарказм, я ответил:

        - Две серьезные битвы подряд за одно утро - это слишком для любого, даже самого хорошего и опытного бойца.

        - Имур?

        - Да.

        - Насколько я понял, ты победил?

        - Точнее будет сказать - не проиграл.

        - В таком случае, мое предложение остается в силе. Как насчет завтрашнего утра?

        - Зачем тебе нужен этот поединок? - Вся моя напускная веселость разом куда-то ушла, оставив после себя лишь безмерную усталость.
        Секунду назад я был молодым, полным сил и здоровья человеком, открыто смеющимся в лицо врагу, а теперь от меня осталась лишь бледная тень - ни на что не способный старик...

        - Хочу узнать, настолько ли ты хорош, как про тебя говорят. - К дроу внезапно вернулось хорошее настроение. - К тому же в этой армии всего лишь два принца, и кто из них лучший - зто вопрос.

«Он привык добиваться своих целей, поэтому все равно придет завтра, - с каким-то отстраненным спокойствием понял я. - Но завтра здесь не будет ни Лама, ни Динкса, а значит...»

        - Что скажешь насчет «равностороннего треугольника» ? - Спасительная мысль пришла неожиданно.

        - Мы оба имеем в виду одно и тоже? Ты предлагаешь выставить вместо себя бойца, в случае проигрыша которого обрекаешь себя на вечное рабство?

        - Да. Подумай сам, - быстро продолжил я, видя его нерешительность. - Если ты выиграешь, это будет честная победа. Во-первых, именно я выступил инициатором такого поединка, а во-вторых, вместо того чтобы убить принца, ты сделаешь его рабом. Если же проиграешь, то просто уйдешь. Оставив в покое моих людей.
        Если беспристрастно разобраться, в случае поражения я терял все, а в случае победы ничего не получал. Но дроу не собирался проигрывать, а человек сам предложил вариант «равностороннего треугольника», поэтому чисто номинально договор был честным.

        - Но у тебя должен быть достойный боец. - Идея явно понравилась Айвелю, однако победа должна быть заслуженной, иначе в ней не было смысла.

        - Мой самый лучший, верный и преданный слуга, - я махнул рукой в сторону Лама, - лично убил двух ассидов, причем одного - на моих глазах. Обо всех остальных его заслугах умолчу, так как сказанного вполне достаточно, чтобы понять - это по-настоящему великий воин.
        Все без исключения дроу повернулись в сторону имура и стали с интересом разглядывать того, в чьем послужном списке было два высокопрофессиональных убийцы.
        Если до этого дроу еще колебался, то упоминание об ассидах решило исход дела.

        - Согласен! - Айвель отбросил сомнения. - Мы будем биться прямо сейчас.

        - Прекрасно! - Я не скрывал своей радости. Как бы ни закончился поединок, я все равно не останусь внакладе. Если Лам выиграет - дроу оставят нас в покое, а если проиграет...
        Ну что ж... Я с чистой совестью перережу горло Динксу и пойду в услужение к темному эльфу.
        Отдав в качестве залога верности осколок собственной души, я стал рабом Хаоса. Так что уже не мог потерять больше того, чего лишился однажды.

        - Возьми. - Я бросил к ногам Лама ритуальный клинок гоблинов. - Это придаст тебе силы.
        Телохранитель молча поднял с земли зловещее оружие. Между нами не осталось никакой недосказанности. Судьба Динкса по-прежнему оставалась в его руках. Если Лам проиграет, то умрет не только он один. Если выиграет - то лично исправит ошибку, благодаря которой имуры стали разменными пешками в этой грязной игре без правил.

        - Какая редкая вещь! Если не ошибаюсь, это...

        - Ритуальный клинок гоблинов, - подтвердил я догадку Айвеля, - незаменимая вещь, когда нужно перерезать чье-нибудь горло.

        - Похож на Стельского Мясника - одного из двух ножей гоблинов, которые играют первостепенную роль в их ритуалах.

        - Может быть, это он и есть, особенно если учесть, что мне его подарил Мгхам.

        - Мгхам? - Казалось, сегодня темного принца уже не могло ничего удивить, но этот странный человек оставался полон сюрпризов.

        - Если мой боец проиграет, клинок по праву перейдет к победителю. - Я начал уставать от этого слегка затянувшегося пролога, поэтому готов был отдать все, что угодно, ради скорейшего начала поединка.

        - Имур действительно так хорош, как ты говоришь? - Айвель скинул куртку, оставшись в тонкой шелковой рубахе. - Или же ты просто пытаешься меня испугать?
        Два тонких лезвия блеснули на солнце, выписав затейливую дугу, так что глаз едва успел уловить их движение.
        Танцующий С Клинком получил свое прозвище не потому, что являлся отпрыском царствующей династии, он заслужил его по праву. Такое отточенное мастерство вырабатывается годами упорных тренировок, и не мне, простому деревенскому пареньку, месяц назад покинувшему родные пенаты, чтобы отправиться на войну, было тягаться с этим виртуозом. Дроу вырезал бы на моей груди любовное признание, посвященное очередной пассии, прежде чем я вообще успел бы что-то понять.
        Если бы на месте Лама был кто-либо другой, можно было прикончить Динкса прямо сейчас. Но телохранитель, может быть уступая противнику в скорости, явно превосходил того в опыте, поэтому предсказать исход противостояния было практически невозможно.

        - Приступим? - Дроу обращался не к стоящему напротив него имуру, а ко мне, как бы подчеркивая, что это поединок двух принцев.

        - Да.
        Айвель был вооружен двумя стилетами с тонкими длинными лезвиями. Его оппонент держал в одной руке короткий изогнутый меч, а другой сжимал гоблинский нож. Небольшое преимущество короткого меча компенсировалось малой длиной ножа, так что по большому счету противники находились в равных условиях.
        Свита темного эльфа синхронно расступилась, образовав что-то вроде ринга. Наверняка не в первый раз секунданты принца участвовали в подобной дуэли, поэтому каждый заранее знал свое место. Еще секунду назад они стояли чуть ли не вплотную друг к другу, а затем, сделав всего несколько шагов в сторону, образовали круг, в центре которого остались лишь двое бойцов.
        Я подозревал, что Лам не станет форсировать события, предпочтя сначала выяснить сильные и слабые стороны противника, чтобы только затем попытаться пробить брешь в его обороне. Начало боя подтвердило эту догадку. Имур действительно не пошел вперед, а принял низкую оборонительную стойку. Однажды я уже видел ее в действии
        - ссутуленная спина, голова втянута в плечи, полусогнутые ноги напряжены и готовы в любую секунду резко распрямиться, словно гигантская пружина, подбросив тело высоко вверх. Несведущему может показаться, что возвышающийся на две головы воин имеет преимущество над более низкорослым соперником, но это не так. И в случае с ассидом, и сейчас было прекрасно видно, что низкая стойка оказалась не только неожиданной, но и чрезвычайно неудобной для противников Лама.
        Однако Айвель был полон решимости не затягивать поединок, поэтому сразу двинулся в атаку.
        Когда между собой сходятся бойцы подобного уровня, схватка заканчивается или почти сразу - малейший промах означает поражение, - или же, наоборот, затягивается надолго. До тех пор, пока один из противников не устанет.
        Танцующий С Клинком был настоящим виртуозом. Свое прозвище он получил не зря: он действительно танцевал, другого определения к этомy действию было не подобрать. Я видел лишь фигуру дроу и редкие блики света, отражающиеся от лезвий стилетов. Казалось, даже лучи солнца не успевают за этими стремительными движениями. Но Лам успевал - и лично для меня это было самое главное.
        Не уйди имур в глухую оборону, приняв предельно низкую стойку, наверняка бы пал под ударами более молодого и быстрого противника уже в первые мгновения боя. Но опытный телохранитель знал - для победы недостаточно только силы и скорости, нужна еще и голова, поэтому просто сдерживал неистовый натиск соперника, даже не пытаясь контратаковать.

        - Он не сможет выдержать этот темп! - Стоящий неподалеку от меня дроу был уверен в победе своего господина.

        - Принц проиграет. - Я понял замысел Лама. И был уверен в том, что он не только выстоит, но и в конечном итоге победит. - Считай, что Танцующий уже труп.

        - Пари?
        Темные эльфы были не только завзятыми дуэлянтами, но и азартными игроками.

        - Что можешь поставить?

        - Себя.

        - Крупная ставка! Сам я уже в некотором роде не свободен, поэтому могу предложить только своего раба. - Короткий кивок в сторону бесчувственного Динкса дал понять, что я имею в виду другого имура.

        - Договорились!
        Дроу не сомневался в конечной победе, поэтому был уверен, что совершил выгодную сделку.

        - Отлично, по рукам.
        Я даже не успел закончить фразу, как Лам пропустил удар.
        Преодолев защитный блок, длинное лезвие стилета змеиным жалом метнулось к лицу имура, и, спасаясь от удара, телохранитель упал на спину.

«Все кончено!» - наверняка подобная мысль одновременно промелькнула у всех присутствующих, так как все произошло настолько быстро, что глаза не успели зафиксировать подробностей происшедшего. Но уже в следующее мгновение стало понятно, что поединок далеко не окончен.
        Перекувырнувшись через спину, Лам как ни в чем не бывало занял прежнюю стойку.
        Айвель вновь атаковал, однако начиная именно с этого момента в его действиях появилась некая едва заметная скованность. Если прежде казалось, что он вдохновенно танцует, плетя своими звенящими от возбуждения клинками замысловатую паутину узора, то сейчас просто работал - выкладывался, чтобы за счет преимущества в скорости пробить защиту несгибаемого имура.
        Но подобный запредельный темп нельзя поддерживать слишком долго. Атакующий всегда тратит намного больше сил и энергии, чем обороняющийся. Прошла еще минута с небольшим - и Айвель начал уставать. Если бы дроу умел так же хорошо защищаться, как и нападать, то ему следовало уйти в оборону, чтобы попытаться восстановиться. Но он счел ниже собственного достоинства проявить подобную слабость. Вместо этого он шел ва-банк.
        Ту яростную атаку на пределе возможного, которой темный эльф пытался пробить защиту хладнокровного имура, без всякого преувеличения можно было назвать потрясающей. Дроу вновь танцевал песнь клинков, и холодная сталь радостно пела в руках своего хозяина в предвкушении момента, когда ей вновь удастся вкусить крови врага.
        Пару раз клинкам почти удалось сделать это - Лам с огромным трудом отбил два выпада в самый последний момент, когда, казалось бы, уже ничто не могло его спасти.
        А затем произошло то, что должно было произойти. Опыт и холодный расчет совладали с необузданным напором молодости. По большому счету имур победил дроу не благодаря лучшей технике или мастерству, он просто вымотал его.
        Главная задача телохранителей состоит в том, чтобы охранять, а не нападать. Упор в овладении этой профессией делается именно на защиту. И Лам в очередной раз доказал, что он один из лучших.
        Левая рука Айвеля только чуть дрогнула, замешкавшись на мгновение, и тут же первый и единственный контрвыпад имура достиг цели.
        Стельский Мясник, страшное оружие гоблинов, описал короткую дугу возле горла темного принца. После чего, выпущенный из руки Лама, начал медленно падать на землю. Нож еще не успел достигнуть поверхности, а имур повторил свой трюк - сгруппировавшись, упал назад и, перекатившись через спину, вновь встал на ноги. Только вместо того, чтобы принять боевую стойку, развел руки в стороны, одновременно откинув в сторону изогнутый меч.
        Айвель сделал шаг вперед, намереваясь прикончить врага, но сдержался - в убийстве безоружного противника не было никакого смысла, потому что он и без того...
        Закончить мысль ему не удалось, потому что ее вытеснила другая. Страшная, невозможная мысль - настолько абсурдная, что в нее невозможно было поверить.
        После того как один из участников бросил оружие, бой автоматически закончился, поэтому дроу без всякого опасения повернул голову назад, чтобы проверить свою догадку.
        Гоблинский нож лежал там, где только что стоял принц, а это значило, что эльф не только проиграл, но и уже мертв: шею его пересекает рваный надрез, из которого хлещет кровь, и никто из присутствующих не в состоянии помочь, так как Стельский Мясник не оставляет жертве ни единого шанса.
        Огромным усилием воли дроу подавил желание вскинуть руки к горлу, чтобы убедиться - оно цело. Вместо этого он вновь повернулся к имуру. Если бы Айвель заметил во взгляде недавнего противника хотя бы тень насмешки, то, не раздумывая, вогнал бы в его грудь по самые рукояти оба стилета. Но глаза человека-кошки не выражали вообще ничего. Он честно выполнил свою работу - только и всего. Да, имур мог перерезать горло принцу дроу - и в соответствии с правилами дуэлей ему ничего бы не было. Однако рано или поздно в лагере темных эльфов нашлись бы желающие отомстить, и это могло затронуть не только этого имура, но и его соплеменников. А после сегодняшней ночи люди-кошки и без того потеряли слишком много бойцов, чтобы позволить себе непозволительную роскошь участия в бесконечной кровавой вендетте.
        Дроу перевел взгляд на человека, но и в его глазах не увидел ничего, кроме безграничной усталости.
        С какой стороны ни посмотри, никто не собирался его унижать ни словом, ни взглядом, ни даже намеком. Все просто ждали, что он попрощается и уйдет. Но, может быть, именно оттого, что не на ком было выместить гнев, рвущийся наружу, принц чувствовал себя еще хуже. По большому счету эта ситуация была еще унизительнее, чем если бы кто-то открыто над ним посмеялся. Над импровизированной ареной воцарилась гнетущая тишина. Именно он, проигравший, должен был нарушить ее. Так как Хрустальный Принц, которого дроу собирался убить, и имур, выступивший в роли слепого орудия в руках человека, уже сказали и сделали все, что от них зависело.
        Солнце светило по-прежнему ярко, а небо оставалось безоблачно голубым, но для застывшего словно каменное изваяние эльфа в этом мире не осталось ничего, кроме невыносимого груза поражения. Айвель неожиданно понял, что если с достоинством не выйдет из этой ситуации, то сломается. Всю оставшуюся жизнь он будет помнить об этом позоре, и в конечном итоге именно эти воспоминания, словно медленный яд, отравят его, превратив некогда гордого и полного жизни принца в жалкую тень, недостойную быть ни принцем, ни воином, ни даже просто дроу.

«Проклятый имур, почему ты не убил меня? !» - чуть было не закричал в бессильном отчаянии он. Но сдержался.
        Жить, проигрывать и умирать нужно с достоинством. Не обязательно рождаться принцем, чтобы постичь эту простую истину.
        Он проиграл свою жизнь, но честь все же осталась при нем. А раз так, значит, еще не все потеряно.
        Я продолжал молча сидеть, видя, как дроу падает с отвесной скалы своих амбиций в глубокую пропасть позора. В моей душе не было ни радости, ни торжества. В очередной раз я не победил, а всего лишь не проиграл. Потому что победа не принесла бы ничего, кроме еще нескольких минут или часов жизни моим людям. А проблемы темного принца были только его и ничьими больше. Мы двигались по узкой горной дороге в одном направлении, но я остановился и выпал из ритма движения, предоставив дроу идти дальше. А он - не пошел.
        Вместо того чтобы уйти, Айвель приблизился к сидящему человеку и, преклонив одно колено, положил два стилета к его ногам.
        Голос дроу звучал громко и торжественно, как будто он произносил священную клятву. Впрочем, это и была клятва.

        - Отныне я, законнорожденный дроу, принадлежу Хрустальному Принцу, - начал темный эльф. - Поэтому клянусь сопровождать его до тех пор, пока этого будет требовать моя честь.
        Я считал, что избавился от одной проблемы, выиграв поединок, но, как оказалось, это была ошибка.

        - Спасибо, но я не нуждаюсь ни в чьих услугах. - Я старался, чтобы мой ответ прозвучал не слишком резко и в то же время достаточно убедительно, но с тем же успехом я мог и промолчать - во взоре поверженного принца читалась такая решительность к самопожертвованию, что мне даже стало не по себе.

        - Мне не нужна эта жертва, - повторил я, понимая, что слова в данной ситуации уже ничего не значат.
        Дроу взял один стилет за лезвие и протянул его рукоятью вперед.

        - Если ты отвергнешь мое предложение, то должен будешь убить меня прямо сейчас.
        Это была не шутка. И не детская обида, когда кажется, что из-за какой-нибудь ерунды весь мир неожиданно перевернулся, встав с ног на голову. Это было серьезно. Причем настолько, что дальше некуда.
        Я отдавал себе отчет в том, что отказаться от этого предложения нельзя, потому что в таком случае произойдет нечто по-настоящему страшное. Но и принимать его не было никакого резона.
        То, что еще минуту назад было решением дроу, теперь стало моим. И все присутствующие (включая очнувшегося Динкса) с напряженным вниманием ждали ответа. Этот проклятый эльф загнал меня в мышеловку, откуда не было другого выхода, кроме как согласиться на все его условия.

        - Хорошо. - Я резко поднялся с земли. - Вы все видели и слышали, поэтому знаете
        - я не хотел поединка и не нуждался в подобном самопожертвовании со стороны принца. Если он принял решение, значит, так тому и быть. Он может служить мне или находиться возле меня столько, сколько сочтет нужным. И волен уйти в любую минуту. Принимая это не слишком приятное для меня предложение, я лишь выказываю дань уважения настоящему воину - и не более того. А сейчас прошу извинить, меня ждут раненые.
        Я выдержал паузу, давая понять, что разговор окончен, после чего склонился над Динксом, освободив его от удавки.

        - Сегодня тебе повезло - телохранитель спас тебя, - шепнул я на ухо имуру. - Но кто знает, что будет завтра?
        Он улыбнулся разбитыми в кровь губами, чуть слышно ответив:

        - Я знаю. Поверь мне на слово, я точно знаю, что будет завтра.
        Динкс самонадеянно полагал, что будущее лежит у него на ладони, но ошибался. Он считал себя игроком, а на самом деле, так же как я и как все остальные, был всего лишь разменной пешкой в грязной игре без правил. И то, что сегодня мы оказались по разные стороны барьера, чуть было не уничтожив друг друга, завтра не будет иметь никакого значения. В играх богов смертным всегда отводилась роль безмолвных статистов. Так было, так есть и так будет ныне и вовеки веков. Если только не найдется хотя бы один человек, способный изменить этот мир. Взять и повернуть колесо истории вспять, разом отменив все существующие правила. Стать богом, человеком и не человеком одновременно. Исключением из правил, которое замкнет круг вечности, чтобы начать все сначала[См. третью книгу трилогии «32» -
«32.02. Исключение из правил». (Примеч. автора.).] .
        Глава 17

        Как правило, ворги охотятся парами. Один отвлекает внимание, второй неслышной тенью возникает за спиной добычи и одним-двумя мощными ударами когтей-кинжалов вспарывает ей горло.
        Тот, кто не знает об этой особенности воргов, обычно становится жертвой этих безжалостных сильных созданий.
        А тот, кто знает... У него тоже не слишком много шансов выжить. Потому что, в отличие от волков, ворги все-таки не животные, а существа, наделенные определенным интеллектом и пускай слабыми, но все же зачатками речи. Вечный хищник, утоляющий голод самым простым и естественным способом - пожирая добычу, в голове которого проносятся не смутные бессознательные ассоциации, а четкие образы, мысли и чувства, стоит выше на ступени эволюции, нежели волк.
        Именно достаточно развитый интеллект ставит воргов в один ряд с представителями других рас. Да, они дикие, необузданные, кровожадные, но то же самое можно сказать чуть ли не про всю армию Хаоса. А также о многих людях. Которые, хотя и прикрываются красивыми словами и принадлежностью к «светлой стороне», тем не менее не слишком далеко ушли от своих извечных противников.
        В этот утренний час, когда зарождающийся где-то далеко на востоке рассвет еще не набрал силу, а рвущаяся на обрывки тумана ночь не сдала полномочий, Ита спокойно шла по лесу, направляясь в расположение лагеря эльфов. Одинокой и безоружной девушке не пристало ходить по ночному лесу, но после того, как она лицом к лицу встретилась с гольстерром и, более того, обратила чудовище в бегство, Ите казалось, что уже ничто в этом мире не способно ее испугать.
        Двое разведчиков-воргов увидели добычу задолго до того, как она обнаружила их присутствие.

«Человеческая самка. Хотя в облике присутствуют определенные черты эльфов. Может быть, полукровка. Не вооружена. Опасности не представляет» - примерно такие мысли пронеслись в головах напарников, после чего ворги, не сговариваясь, разделились. Один сделал широкий полукруг, чтобы выйти на цель с фронта, а второй остался стоять там, где стоял, отрезая добыче путь к отступлению.
        Конечно, они могли просто наброситься на девушку и растерзать, но в этом не было ничего такого, что делает настоящую охоту не заурядным убийством, а чем-то более осмысленным или даже изысканным.
        Нет, ворги не собирались убивать эту полукровку, они хотели именно поохотиться и получить удовольствие от самого процесса - той почти ощутимой волны панического ужаса, которая исходит от загнанной в угол жертвы: громоподобных ударов учащенно бьющегося сердца, дикого предрассветного крика, заполнившего собой тишину зарождающегося утра, толчков крови, выплескивающейся из раны, и дикого торжества хищника над распростертым над землей телом. Небольшая лесная поляна была идеальным местом для задуманного. Девушка дошла до середины, и в этот миг из чащи появился первый охотник...
        Как и представители других разумных рас, ворги могли ходить на задних конечностях, но во время охоты или бега предпочитали передвигаться на четырех лапах.
        Зловещее низкоутробное рычание, раздавшееся с края поляны, должно было парализовать волю жертвы либо заставить ее заметаться от страха, но, как ни странно, не произошло ни того ни другого. Глупая безоружная полукровка, не сбавляя шага, продолжала движение. На какую-то долю секунды ворг замешкался, а затем, решив, что его могли просто не услышать, встал на задние лапы и шагнул навстречу беспечной добыче.
        Не оставалось сомнений в том, что девушка не только слышала, но и видела охотника. И тем не менее, не сбавляя темпа, двигалась прямо на него. Ее сердце билось так же спокойно, как и прежде, как будто с каждым пройденным шагом она приближалась не к смерти, а к старому доброму приятелю, встреча с которым наполняет ее душу тихой радостью.
        Не доходя нескольких шагов до охотника, озадаченного таким необычным поведением жертвы, странная девушка остановилась, чтобы сорвать цветок.
        Легкая фигурка на мгновение наклонилась, а затем резко распрямилась и, держа в вытянутой руке две сорванные ромашки, шагнула навстречу своему убийце.
        Что-то во всем этом было не так. Что-то изначально неправильно... Может быть, отсутствие резкого запаха страха, который выделяют тела всех смертных при непосредственной угрозе их жизни, может быть, два скромных цветка - по одному на каждого из охотников...
        А впрочем, ворг был убийцей, а не философом, и, кем бы ни являлась на самом деле эта безумная полукровка, ей не уйти от судьбы.
        Огромный монстр, выше жертвы на две головы, сделал шаг вперед и коротко, без замаха, ударил лапой с выпущенными когтями, целясь в голову девушки.
        Там, где мгновение назад находилось лицо обреченной, сейчас ничего не было. Ворг даже не успел удивиться, когда тонкая кисть перехватила в полете его лапу и будто бы слегка нажала.
        Раздался сухой треск ломаемой кости, и по нервным окончаниям пробежала волна чудовищной боли. Боль со всего размаха ударила в голову охотника, но прошло еще около секунды, прежде чем ворг понял, что тот страшный предмет, что болтается на остатках сухожилия, не что иное, как его собственная кисть.
        Раздался дикий рев боли и ярости, одновременно с чем левая лапа охотника ударила снизу вверх. Достигни этот удар цели - и живот девушки вместе с грудной клеткой и даже горлом разорвало бы на части. Но вместо кровавого фонтана и извергнувшихся наружу внутренностей он снова увидел пустоту. Потом раздался еще один щелчок, и вторая лапа ворга повторила судьбу первой. Боль была настолько невыносимой, что на какое-то мгновение он даже ослеп, потеряв ориентацию. Прозреть ему уже не удалось.
        Изящная фигурка сделала шаг вперед и, встав на цыпочки, положила свои легкие руки на лицо монстра. Со стороны могло показаться, что великодушная принцесса хочет нежно поцеловать ревущее от боли чудовище, чтобы облегчить его страдания или превратить его в прекрасного принца.
        Она действительно собиралась облегчить его муки и преуспела в этом благородном порыве. Все так же легко, будто перед ней игрушка, а не живое существо, Ита крутанула голову охотника.
        Шея сломалась сразу.
        Девушка бросила одну из ромашек на землю и легко, словно балерина, повернувшись кругом, обратила свой взор на второго охотника. Она улыбалась какой-то неживой, стеклянной улыбкой, и глаза ее были под стать этой улыбке - такие же отрешенно-стеклянные. Механическая кукла вытянула вперед руку с оставшейся ромашкой и шагнула в направлении очередной жертвы.
        Если до этого момента воздух был пропитан только сыростью тумана, поднимающегося из низины, то сейчас в нем отчетливо чувствовался тошнотворный несвежий запах страха. Последний из воргов почувствовал его и понял, что этот нестерпимый запах исходит от него самого.
        То, что еще несколько мгновений назад не только выглядело, но и было обычной девушкой, теперь превратилось в какую-то ужасную тварь со стеклянной улыбкой и полумеханическими движениями. Она не просто убила его напарника, она искалечила его, надругалась над телом воина с особой изощренностью, и оставшийся в живых ворг знал: если он не убежит прямо сейчас, не рванет изо всех сил в спасительную чащу, то будет так же жестоко убит.
        Мощное тело стремительно повернулось вокруг своей оси и побежало-полетело на крыльях страха навстречу стремительно приближающимся деревьям. Он почти достиг цели и уверился в мысли, что еще не настал его час, еще побегает вольный охотник среди необъятных степных просторов Алавии, еще не раз и не два обманет жертву и ускользнет из холодных и скользких лап смерти. Но в тот самый миг, когда, казалось, уже ничто не могло остановить этот стремительный рывок к свободе и жизни, каменная стрела вонзилась в хребет убегающего на четырех лапах ворга и, пройдя вдоль позвоночника, ударила в мозг.
        Словно подстреленный кролик, огромный беглец завалился на спину и, несколько раз хаотично перевернувшись на земле, врезался в дерево, после чего наконец остановился.

«Не в этот раз...» - успело промелькнуть в умирающем сознании, и все кончилось.
        В этот раз обмануть смерть действительно не удалось.
        Все с тем же отстраненным выражением на лице девушка подошла к поверженному врагу и вытащила из головы ворга каменную стрелу. Спокойно и обстоятельно она вытерла оружие о траву и положила в колчан. Той, чье тело переполняла сила, не нужен был лук. Она метнула стрелу, словно дротик.
        Вторая ромашка упала рядом с последним врагом, после чего убийца воргов как ни в чем не бывало направилась дальше.
        Ите показалось, что она отключилась на ходу, ненадолго провалившись в полусон-полубеспамятство. Однако это ощущение быстро прошло, после того как девушка поняла, что по-прежнему идет по тому же самому месту. Она достигла края поляны и вдруг увидела обезображенное тело ворга, неестественно вывернутая голова которого валялась в луже крови, а передние лапы были безжалостно сломаны.

«Гольстерры», - равнодушно подумала она, не испытывая жалости к еще одной жертве чудовищ.
        Ита уже собиралась идти дальше, но неожиданно ее внимание привлекла ромашка. Свежесорванный цветок лежал рядом с трупом, отчетливо выделяясь на фоне зеленой травы и темно-бордовой крови. Сама не зная почему, она подняла эту ромашку и, задумчиво повертев ее в пальцах, воткнула в петлицу.
        Едва заметная капля сорвалась с конца стебля, упав на голову поверженного ворга. Остекленевшие глаза бессмысленно смотрели вслед удаляющейся лучнице, и, если хорошо присмотреться, в самой глубине этих пустых, безжизненных глаз можно было заметить отблески былого страха.
        Ее длинный путь только начинался, а пророчество Сарга уже сбылось - дважды за ночь она привела в трепет, казалось, привыкший ко всему Хаос. Но что самое удивительное - это было только начало. Самое начало длинной и беспощадной войны, в которой не было ничего, кроме бесчисленных легионов поверженных врагов, в чьих глазах навсегда застынет то же выражение, что и у этого мертвого ворга.

* * *


        После того как имуры и темные эльфы покинули лагерь, я вновь оказался один на один со своими проблемами. Они никуда не ушли, а только отступили на задний план. И то, что теперь у командира жалкой кучки людей в оруженосцах состоял не кто-нибудь, а наследный принц дроу, не добавляло особого оптимизма в мои и без того невеселые мысли. Хотя на самом деле в моем подчинении оказался не один дроу, а сразу два. Тот придворный из свиты, о котором я уже успел позабыть, сначала ужасно расстроился, проиграв пари, ставкой которого была его свобода, а затем невероятно обрадовался - он, единственный из всех своих соплеменников, остался со своим принцем, имея на то все основания. Карточный долг - долг чести.
        Мне не нужна была бродячая цирковая труппа, разбившая бивак в нашем лагере. Поэтому, не слишком-то церемонясь в выражениях, я освободил Валда от его обязательств, предложив как можно быстрее убраться прочь с моих глаз.
        В ответ дроу повторил трюк своего принца - протянул оружие, предложив мне либо убить его, освободив от вечного позора, либо принять на службу.
        Изречение древних, что история всегда повторяется дважды, один раз как трагедия, а второй - как фарс, в очередной раз нашла свое подтверждение. Причем произошло это прямо у меня на глазах.

        - Прикажи, пожалуйста, ему убраться, - устало попросил я Айвеля.

        - Никто не властен приказывать дроу, когда вопрос касается его чести, - последовал лаконичный ответ.

        - Значит, его честь говорит - стань рабом, раз проиграл спор?

        - Да. Иного выхода нет - только смерть.

        - Хорошо. - Я решил принять правила этой дурацкой игры. - Подойди сюда, раб.
        Было очевидно, что Валда, придворного вельможу, особу, приближенную к императорской фамилии, покоробило такое грубое обращение. Тем не менее он сдержал рвущийся наружу гнев и подошел. Этот блистательный дроу, наверное, полагал, что мы играем в придворные игры или игрушечные солдатики, где нет грязи и крови, боли и войны, а существует только чистое и благородное понятие «честь», которая превыше всего на свете.
        Он ошибался.
        Причем настолько глубоко, что даже не мог себе этого представить. Стельский Мясник, подарок вождя гоблинов, без всяких слов и увещеваний привел меня к осознанию простой истины: у каждой чести есть своя цена.
        Бывают пределы, за которыми нет ничего. И если ты достиг такого предела, а затем вновь опустился на землю, то твое сердце подобно бездонной яме, в глубине которой растворится все, что угодно. И где уже нет ничего, кроме пустоты и вечного серого неба с низко висящими облаками.

        - Пойдешь сменишь повязки раненым и вытрешь тех, кто в беспамятстве сходил под себя, - приказал я.
        Валд дернулся. Но не как от пощечины, а так, будто его со всего размаха ударили хлыстом. Рука легла на рукоять стилета, намереваясь выхватить его из ножен, но в самый последний момент застыла. Больше чем уверен, Валда сдержало только присутствие принца.

        - А ты, наверное, думал, мой милый, - я намеренно втаптывал его в грязь, потому что не испытывал ни малейшей жалости к этому напыщенному дроу, - что, став рабом человека, будешь продолжать носить свои прекрасные одежды, пить благородные вина и флиртовать с красавицами? Давай посмотрим, насколько далеко простирается твое понятие о чести. Может быть, это всего лишь слова, а на самом деле эта пресловутая честь разбивается о суровую правду жизни - кусок обычного дерьма? Если это так - ты свободен, мне не нужен раб, который будет подвергать сомнению каждый приказ своего господина. Если же ты остаешься, то иди, - я устало махнул рукой в сторону палатки с ранеными, - мне нужно кое-что обсудить с Айвелем.
        Было прекрасно видно, что в душе дроу идет борьба между вполне обоснованным желанием убить презренного человека и стремлением доказать самому себе, что обычное дерьмо - это еще не тот предел, о который может разбиться его прекрасный корабль мечты, называемый «честь».
        В конечном итоге он все же переборол свою ярость и, не говоря ни слова, изысканно поклонился (вложив в этот поклон все свое презрение) и пошел выполнять приказ.

        - Потенциал есть. - Я не кривлялся и не насмехался над темным эльфом, я просто констатировал факт. - Если повезет пережить эту войну, из него может получиться что-нибудь путное.
        Не думаю, что в представлении Айвеля «что-нибудь путное» ассоциировалось с уходом за ранеными и уборкой дерьма, но он счел ниже своего достоинства вступать в спор, поэтому лишь молча кивнул.

        - Ты совершенно напрасно ввязался в эту авантюру... - начал было я, но, заметив напряженный взгляд эльфа, не стал заканчивать мысль, а резко повернул голову в направлении взгляда.
        Меня даже успела посетить не слишком оригинальная мысль, что зациклившееся время идет по кругу, но никто, кроме меня, этого не замечает. Потому что в глубине души крепло и набирало силу убеждение, что когда-то я уже видел эту картину - горстка раненых лучников в безжизненно пустом лагере и веселая толпа врагов, идущая к нам для того, чтобы убить... Не играло особой роли то, что сначала это были имуры, затем дроу, а теперь вот - орки. Менялись лишь расы, а суть оставалась прежней - Хаос вознамерился добить жалкие остатки людей и не успокоится, пока не сделает этого.

        - Говорить буду я. - Айвель тоже понял, для чего сюда пожаловали орки, поэтому решил лично разобраться с возникшей проблемой.

        - Как угодно. - Широким жестом руки я показал, что ничуть не против того, чтобы мой новый вассал уладил очередное недоразумение.
        Дроу легко поднялся и, сделав несколько коротких шагов, оказался в центре небольшой площадки, на которой не далее как полчаса назад он потерпел свое первое поражение в бою. Сейчас у него появилась возможность не только реабилитировать себя, но и, отдав все долги, вновь стать свободным. Воистину, эти орки для дроу были не чем иным, как подарком небес.
        Так или примерно в подобном ключе размышлял Айвель, и мне не нужно было уметь читать мысли, чтобы понять, о чем он думает. Во-первых, это и без того было написано на его лице, а во-вторых... окажись я на месте принца, наверняка рассуждал бы так же.
        Грациозная фигура одинокого эльфа бесстрашно шагнула навстречу приближающейся группе отвратительных мясников, одновременно с чем мой оруженосец предупредительно вскинул руку с зажатым в ней стилетом.

        - Эти люди находятся под охраной Айвеля - наследного принца дроу. - В его голосе холодная сталь смешивалась с открытой угрозой, так властно и в то же время спокойно, не повышая голоса, мог говорить только тот, кто привык повелевать.
        Орков насчитывалось около двадцати, а бросивший им вызов безумец был один - совсем один, если не считать человека, сидящего неподалеку.
        Самый крупный орк, по всей вероятности предводитель этого сброда, издевательски засмеялся:

        - Ка-акой смелый ма-альчик! - Он намеренно растягивал слова, насмехаясь над гордой речью принца. - Ка-ак и-зы-ысканно ла-адошкой ма-ах-нул! - Огромная рука, вместо того чтобы повторить жест Айвеля, прочертила в воздухе какую-то замысловатую петлю.
        Я не понял, что обозначает этот знак, так как никогда не сталкивался с орками, но темный эльф, видимо, был в курсе и принял оскорбление на свой счет.
        Два стилета взметнулись вверх.
        Мелькнул и пропал солнечный зайчик, отразившись от поверхности стали. Айвель опустил голову, видимо пытаясь справиться с приступом ярости, на какое-то мгновение замутившей его рассудок, а затем, совладав с эмоциями, посмотрел в лицо врага и сказал:

        - Мы будем биться насмерть.

        - Это дуэль?
        В вопросе огромного монстра, казавшегося до этого момента тупой грудой мышц, неожиданно послышались новые интонации.
        Скажу откровенно - они мне чрезвычайно не понравились. Создавалось такое впечатление, что орк намеренно спровоцировал вспыльчивого эльфа, чтобы тот первым бросил вызов. По всей вероятности, в планы этого монстроподобного мясника входило не только расправиться с ранеными лучниками, но и убить принца дроу. А если подумать еще немного, копнув чуть глубже, то можно было выдвинуть невероятное предположение: люди здесь были совершенно ни при чем, и все это представление было устроено исключительно ради поединка с Айвелем.

        - Да, дуэль, - подтвердил принц.

        - Вот так всегда. - Орк, полуобернувшись к своей банде, извиняюще развел руки в стороны. - Приходишь слегка повеселиться, подбодрить, так сказать, боевых соратников - людей, потерявших лучших воинов, а тебя - раз... - огромная рука неожиданно резко для его комплекции рубанула по воздуху, - тянут на дуэль, от которой невозможно отказаться.
        Насколько я понял, весь этот спектакль был затеян не ради кучки тупоголовых идиотов, весело ржущих за спиной своего предводителя, а для меня и Валда, который, услышав шум, бросил раненых и пришел посмотреть, как Танцующий С Клинком разделает эту отвратительную тушу.
        Это была не моя война, и дроу не был мне ни другом, ни братом, ни просто хорошим приятелем, но все-таки в этом поединке я был на его стороне, так что счел нужным вмешаться.

        - Это больше смахивает на подставу, чем на дуэль.

        - Подставу? - удивленно переспросил орк, однако в интонации, с которой был задан этот вопрос, промелькнула едва уловимая фальшь.
        Судя по всему, эта груда мяса была не только умнее, чем казалось на первый взгляд, но и обладала неплохими актерскими качествами. А предположение оказалось слишком близко к истине, или же на самом деле являлось истиной, поэтому он допустил одну легкую нотку фальши в своем практически безукоризненном выступлении и этим в конечном итоге выдал себя с головой.

        - Именно так - подставу, - жестко ответил я, глядя прямо в глаза огромного монстра. - Ты пришел сюда для того, чтобы спровоцировать и убить принца. И если думаешь, что...

        - Никто не смеет вмешиваться, когда идет разговор о чести дроу. - Айвель прервал меня на полуслове, сопроводив свои слова ледяным взглядом.

«Глупец!» - чуть было не сорвалось с моих губ, но я сдержался.
        В конце-то концов, каждый волен умереть когда и как захочет. От лучников Сави почти ничего не осталось, так пускай все остальные крысы из армии Хаоса перегрызут себе глотки. Лично я умываю руки и остаюсь в стороне от всего этого безумия.

        - Разумеется, честь дроу - вещь священная, - Даже не пытаясь скрыть иронии, легко согласился я. - Приступайте, друзья мои! С удовольствием посмотрю на очередной поединок. Сегодня с самого утра у меня в лагере просто слет лучших бойцов. Никого еще, правда, не убили, но, думаю, вы исправите этот досадный пробел. Хочется наконец увидеть настоящую кровь, а то со вчерашнего вечера в поле зрения не попадалось ничего стоящего.

        - Я доставлю тебе эту радость, - холодно пообещал принц.

        - Мы доставим тебе эту радость, - эхом отозвался орк.
        Он небрежно скинул с себя безрукавку из толстой кожи (прекрасная защита от стрел на излете, но не более), предоставив возможность всем присутствующим восхититься его мощным торсом - переплетением тугих мышц.
        На фоне этого огромного воина изящный дроу действительно казался не более чем мальчиком. Однако всем известно, что, несмотря на всю свою гигантскую силу, орки уступают эльфам в скорости. Об этом знали обе стороны. И еще. Я никогда не слышал о дуэлях один на один между представителями этих рас.
        Если исходить из простого расклада - сила против скорости, - то следовал однозначный вывод: Айвель должен легко, без всяких проблем убить противника. Но. .
        Во-первых, этот орк был не такой простак, каким пытался казаться, а во-вторых, он был не настолько глуп, чтобы позволить зарезать себя, словно жертвенного тельца. Если огромный воин сам спровоцировал дуэль, то наверняка имел в запасе пару козырей, о которых не догадывался его противник.
        По большому счету это была не дуэль, а прекрасно подготовленная и заранее спланированная ловушка, в которую попался чересчур эмоциональный и впечатлительный эльф.

        - Иди сюда, - подозвал я стоящего неподалеку Валда.

        - Хочешь еще одно пари? - спросил я так тихо, чтобы наш разговор не услышал никто.

        - Условия?
        Когда речь шла о ставках, пари или азартных играх, дроу не колебались ни секунды.

        - Танцующий С Клинком проиграет эту дуэль.
        На лице Валда промелькнуло удивленное выражение - он не мог поверить своим ушам.

        - Что? - переспросил темный эльф, исключительно для того, чтобы уточнить, не ослышался ли он.
        Времени почти не оставалось, так как поединок мог начаться в любую секунду, поэтому я уточнил:

        - Ставлю на орка. Если выиграю, ты будешь обязан выполнить любой, подчеркиваю - любой мой приказ, независимо от того, что диктует тебе честь, совесть и все остальное. Если же проиграю - ты больше не мой раб и волен делать все, что захочешь.

        - Договорились.
        В его взгляде промелькнуло нечто вроде жалости к глупому человеку, не понимающему основополагающих законов мироздания - даже простой эльф в конечном итоге убьет орка в поединке один на один. А лучший из лучших, каковым являлся Айвель, сделает это всего за несколько мгновений.

        - Начинайте, друзья мои!
        Так как дуэль происходила на территории моего лагеря, то чисто номинально я был здесь главным - судьей, распорядителем и всем остальным.
        Секунду или две они стояли друг против друга: каждый оценивал сильные и слабые стороны соперника, а затем дроу, как будто играя на публику, совершил несколько движений, больше напоминающих танец с клинками, нежели подготовку к атаке, и, оказавшись в непосредственной близости от противника, словно атакующая кобра, сделал стремительный выпад вперед, перенеся всю тяжесть тела на полусогнутую правую ногу.
        Все прошло настолько быстро и неожиданно, что никто ничего не успел понять. Только что эльф танцевал причудливый танец клинков - и вот уже все кончено. Рукоять стилета торчит из груди самонадеянного орка, пронзив его сердце, а гигант, рухнув на колени, последним усилием воли, последней вспышкой угасающего сознания вытаскивает стилет, при этом ничего не понимающими глазами смотрит на окровавленное лезвие и...
        Ловушка захлопнулась. Заносчивый петушок, считавший, что он самый сильный и быстрый в курятнике, пал жертвой хитрого лиса.
        Айвель отвернулся от своей жертвы, считая, что дуэль закончена, и в этот самый миг огромный орк удивительно быстро для своей комплекции вскочил с колен, оказался рядом с дроу, сжал его плечи стальным захватом могучих рук и бросил на землю лицом вниз, одновременно придавив спину огромным коленом.

        - Хороший удар. - Лицо орка исказила гримаса то ли боли, то ли ненависти. - Но глупый. Всегда нужно рассчитывать на то, что у противника окажется два сердца. Ведь правда, ребята? - Он обернулся к своим воинам за поддержкой.
        Толпа одобрительно зашумела, по-видимому выражая таким образом восхищение талантом и мудростью своего предводителя.

        - Мне больно. Очень больно. Но рана затянется, как это уже бывало не раз, и сердце вновь будет работать, как и прежде. А вот ты, мой маленький принц... - Он сделал многозначительную паузу, ткнув дроу лицом в пыль. - Твоя рана уже никогда не заживет, потому что я подарю тебе жизнь, но понравится ли она тебе, вот в чем вопрос. Хочешь знать, что я сделаю? - Орк явно наслаждался моментом своего триумфа.
        Если бы на месте Валда был человек, он бы уже давно, наплевав на все правила честного поединка, поднял лежащий у его ног лук и всадил стрелу в глаз огромного чудовища. Но честь дроу не позволяла ему это сделать.

        - Я только слегка надавлю тебе на спину - и сломаю позвоночник. - Орк еще раз ткнул поверженного принца лицом в пыль.
        Это было унизительное и невыносимое зрелище, которое при всей своей мнимой
«честности» изначально было предательски грязной западней.

        - Ты проиграл спор, - тихо сказал я, повернувшись к дроу так, чтобы никто, кроме него, не слышал моих слов. - Поэтому я приказываю тебе - возьми лук и убей эту огромную тварь.
        Он ошеломленно посмотрел на меня: я предлагал совершить святотатство, вмешавшись в ход честного поединка.

        - Ты проиграл, а значит, обязан выполнить любой, любой мой приказ, независимо от того, что диктует тебе честь, - все так же тихо напомнил я условия нашего спора. - Возьми лук - и умри как мужчина. - Я давал ему шанс умереть достойно, а не вспоминать всю оставшуюся жизнь, как он молча стоял в то время, когда его принцу ломали спину, но этот проклятый дроу, видимо, находился в каком-то тумане, мешающем думать.

        - А... - открыл было он рот, чтобы задать какой-нибудь идиотский вопрос.

        - Ты ДОЛЖЕН мне! Ты проиграл - и должен! - Слова вбивались огненными стрелами в мозг дроу.
        Если бы орк не чувствовал своей полной безнаказанности и неуязвимости, то расправился бы с Айвелем сразу, но, видимо, он хотел, чтобы темный эльф до конца испил чашу позора и унижения, поэтому не спешил.
        Медленно, как во сне, будто не до конца отдавая себе отчет в своих действиях, Валд наклонился и поднял лежащий у его ног лук. Колчан был здесь же, поэтому, когда темный эльф выпрямился, у него в руках уже было готовое к выстрелу оружие.
        Увлеченные разворачивающейся прямо у них на глазах драмой, орки слишком поздно заметили опасность, исходящую от дроу, стоявшего неподалеку от человека. Расстояние было ничтожным - десять, максимум двенадцать шагов, поэтому ни остановить лучника, ни тем более помешать стреле достигнуть намеченной цели было уже невозможно.
        Короткий предупреждающий выкрик привлек внимание главаря орков, и он повернул голову в сторону стрелка.

        - Какое неслыханное коварство! - с притворным гневом воскликнул тот, в чьей груди билось два сердца. - Никогда бы не подумал, что благородные дроу способны на подобную низость! - Он открыто смеялся в лицо эльфу, направившему ему в голову наконечник стрелы. - Блестящее завершение дуэли, вы не находите? - Он повернулся к своим соратникам. - А что скажет сам поверженный? - Огромная рука схватила принца за волосы, чуть приподняв его голову.
        Черты перекошенного от бессильной ярости и испачканного в пыли лица более походили на какую-то безумную маску, нежели на живое лицо, тем не менее Айвель нашел в себе силы прохрипеть:

        - Не делай этого!
        Пыль забила его горло, и он закашлялся, после чего продолжил тоном, не допускающим возражений:

        - Я приказываю тебе.
        Даже падший, проигравший и униженный, он все равно оставался принцем - наследником династии дроу, благородным отпрыском королевской семьи.
        Валд готов был послушаться своего господина и уже начал было опускать лук, но в этот момент неожиданно для всех вмешался молчавший до сих пор человек.

        - Никто не властен приказывать дроу, когда вопрос касается его чести! - отчетливо, чтобы слышали все присутствующие, произнес он и, когда смысл этих слов дошел до сознания каждого, жестко добавил: - Особенно это относится к дважды проигравшим.
        Возможно, Айвель принял последнюю фразу на свой счет, потому что за сегодняшний день он действительно проигрывал уже во второй раз, но на самом деле это касалось только Валда.
        Более чем уверенный в том, что дроу не выстрелит, орк перевел взгляд на глупого человека, рассуждающего о вещах, недоступных его пониманию, - и увидел в его странных глазах нечто такое, от чего вся его былая уверенность разом пропала.
        Затем он посмотрел в сторону лучника и понял, что прямо сейчас тот выстрелит.
        Орк не ошибся.
        Всего за один короткий час Валд достиг того самого предела, за которым стираются все грани и понятия. Предела, за которым уже не существует абстрактного понятия
«честь», а есть лишь бездонная пропасть вечного мрака, в глубине которого растворяется все, что угодно.
        Твердая рука без колебаний спустила тетиву, и вырвавшаяся на свободу стрела устремилась навстречу намеченной цели.
        Он не стал повторять ошибку своего принца и испытывать судьбу, выясняя, только ли два сердца бьются в груди этого чудовища, а просто выстрелил в голову.
        Эта злосчастная стрела не только несла на своем острие смерть выбранной жертве, но и уносила вместе с собой какую-то часть Валда. Отныне для него уже не существовало понятия «честь». Может быть, начиная с этого момента он перестал быть настоящим дроу.
        Глава 18

        Он всегда видел сны. Сейчас ему казалось, что это началось с тех незапамятных времен, когда он еще вообще не ощущал себя личностью, будучи атомом этой необъятной вселенной. Или самой вселенной. Или... А впрочем, сейчас это уже не имело значения. Главное, что удивительные и неправдоподобные сны, о которых мгновенно забываешь, как только проснешься, всегда были с ним. Можно даже сказать, что по-настоящему он жил только во сне, хотя, разумеется, это было не так. Как бы то ни было, сон, а точнее сказать, удивительные сновидения являлись неотъемлемой частью его жизни.
        На этот раз ему выпало быть кошкой.
        Черной кошкой, идущей по следу какого-то человека или демона, которого нужно было найти и убить. Очень редко он принимал обличье этого маленького зверька, но всякий раз задачи, поставленные перед ним, отличались особой изысканностью. Именно тем, что отличает искусство от обычной работы и гений - от таланта.
        Нет, положительно ему нравилось быть кошкой, так же как нравился и этот кропотливый поиск, и выслеживание добычи, затем - стремительный поединок и, наконец, мощный финал - завершающий аккорд всего блестящего произведения.
        В сновидениях он был всесилен, поэтому мог обращаться с этой мнимой реальностью так, как ему заблагорассудится, - выворачивать ее наизнанку или сворачивать в трубочку, наподобие той, из которой мальчишки плюются бумажными шариками. Все зависело от его желания и находилось в его власти. Бывали, конечно, редкие случаи, когда его убивали во сне, но такое скорее происходило оттого, что он сам позволял это сделать, в глубине сознания устав от неизменных побед, а не потому, что кто-то действительно превзошел его.
        Черная кошка продолжала поиски, начавшиеся сутки назад, и к своему удовольствию отметила, что на этот раз ей встретился по-настоящему сильный противник, сумевший спрятаться настолько хорошо, что даже она, властительница своего собственного сна, до сих пор не могла его отыскать.
        Мелькали лица и судьбы, проносились мысли и обрывки бессмысленных фраз, которые невозможно было разобрать, но во всем этом пестром хороводе мнимой жизни, являющейся не более чем фантасмагорией ее спящего мозга, кошка никак не могла уловить образ нужного ей человека. Прошло еще немного времени в безрезультатных поисках, и она даже начала сомневаться, а принадлежит ли это существо к ее сну, или, быть может, она сама придумала его - внушила себе, что ищет таинственного невидимку, и теперь играет в кошки-мышки с собственным разумом, пытаясь найти нечто в темных глубинах своего сна. Однако все сомнения отлетели прочь, как только обнаружился слабый след - едва уловимая зацепка, способная в конечном итоге размотать весь этот запутанный клубок, дойдя до самого конца ее трудного, но в то же время интересного пути - туда, где начинался и заканчивался этот увлекательный сон.
        Ей нужно было еще совсем немного - самую малость, последний рывок, чтобы настигнуть хитроумного беглеца, но неожиданно на пути встали два отвратительных слепых монстра - и кошке не оставалось ничего иного, как отложить на время преследование, приняв брошенный вызов.
        Боги играли в собственную игру, меняя правила прямо по ходу партии. Только что гольстерры были на стороне Хаоса, а теперь, сами об этом не подозревая, выступали в роли защитников Этана - предателя и отступника, мятежника, посеявшего семена смуты в сердцах людей, бога без сердца, в чьих жилах с некоторых пор текла кровь обычного смертного.
        Игры без правил...
        Они хороши только до тех пор, пока за игровым столом остается хоть кто-то, способный контролировать ситуацию. Как только этот кто-то теряет свою власть, игра автоматически прекращается. И что самое главное - в ней нет и не может быть победителей.

* * *


        Я не знаю, намеренно ли вмешался посланник Фасы, в последний миг предотвратив убийство или это была роковая случайность - один из тех нелепых капризов судьбы, которые в конечном итоге меняют весь ход истории. Как бы то ни было, произошедшего не изменить.
        Валд выпустил стрелу, направив ее в голову ненавистного орка, и тут прямо из ниоткуда материализовался файт богини Хаоса - огромный каменный голем.
        Две глыбы - его ноги - с такой силой ударили о землю, что вызвали нечто наподобие небольшого землетрясения. Группа орков попадала, словно кучка деревянных солдатиков, сброшенная со стола рукой капризного ребенка. Стоящий рядом со мной Валд тоже не устоял, а предводитель орков, упирающийся в спину несчастного Айвеля, покачнулся назад, после чего, хотя и с трудом, все же сумел сохранить равновесие. Именно это в конечном итоге и спасло огромного воина. Выпущенная практически в упор стрела, вместо того чтобы пробить череп, всего лишь слегка оцарапала его щеку.
        Без всякого сомнения, орку крупно повезло, но, пожалуй, наибольшую выгоду из создавшейся ситуации сумел извлечь принц дроу. Как только железное давление на его спину ослабло, он резко бросил свое тело в сторону и, перевернувшись два раза, вскочил на ноги.
        Если до этого момента мне казалось, что я уже привык к любым, даже самым неожиданным гостям, взявшим в привычку без приглашения являться в лагерь к лучникам Сави, то появление этого каменного исполина меня все-таки удивило.
        И не одного меня. Все остальные участники представления, называемого «честная дуэль», по-видимому, тоже находились под впечатлением появления гиганта, на какое-то время даже позабыв, ради чего они, собственно говоря, здесь собрались в неурочный утренний час. Впрочем, ситуация прояснилась достаточно быстро. Огромная каменная глыба склонилась над жалкой кучкой смертных, положив руку на землю ладонью вверх, после чего громоподобный голос исполина произнес:

        - Богиня Фаса ожидает Хрустального Принца.
        Все головы разом, как по команде, повернулись в мою сторону.
        Впоследствии я узнал причину их непомерного удивления. Появление файта, прибывшего по поручению богини, чтобы покарать смертного или насильно увести его в заоблачные границы Хаоса, было в порядке вещей. Но выражение «ожидает» наталкивало на мысль о приватной встрече, точнее, о приглашении. А это было уже нечто невообразимое - сама богиня приглашает к себе какого-то жалкого смертного.
        Хотя и с огромным трудом, но мне все-таки удалось справиться с вполне объяснимым волнением.
        Легко поднявшись с земли, измученный грязный человек, больше похожий на бродягу, нежели на принца, шагнул на подставленную ладонь каменного гиганта.
        В моей душе не было особой уверенности, что я когда-нибудь вернусь обратно и мне вновь доведется увидеть этот унылый, вечно серый пейзаж с низко висящими над землей облаками. Но даже несмотря на полную неизвестность и шаткость моего нынешнего положения, я счел за лучшее оставить кое-какие распоряжения напоследок.

        - Я ненадолго отлучусь, - мой голос звучал спокойно, как будто речь шла о заурядной прогулке, - а когда вернусь, надеюсь, все будет в порядке. Если что-то изменится - скажем, кто-нибудь будет убит, - моей руке вряд ли удастся сдержать поводок с рвущимися на свободу гольстеррами.
        Этот странный человек, разумеется, мог блефовать, но ни у кого из присутствующих не возникло желания проверить, говорит он правду или лжет. Приглашение Фасы вкупе с упоминанием о гольстеррах сделали свое дело. Даже Айвель, казалось бы, ничего не боящийся, кроме бесчестия, сдержал ярость, рвущуюся из глубины души, и не набросился на огромного орка, несколько минут назад прилюдно унизившего наследного принца дроу.
        Я увидел, что упоминание о безжалостных гончих произвело на всех присутствующих неизгладимое впечатление.

«Во всяком случае некоторое время они будут вести себя тихо», - рассудил я про себя, после чего уже не колеблясь - словно бросившись головой в омут - сделал последний шаг и обеими ногами ступил на ладонь каменного гиганта.
        Голова закружилась, и на какое-то мгновение мне показалось, что я не шагнул на подставленную ладонь голема, а рухнул с высоты огромного пика в бездонное чрево вселенской пропасти. Но это чувство прошло так же быстро, как и появилось, и оказалось, что если даже пропасть была, то я уже достиг ее дна, очутившись лицом к лицу с Фасой - богиней Хаоса.
        Красота бывает разная. Тихая, милая, задумчивая, броская, мягкая, вызывающая... Список можно продолжать, но в самом конце его на пьедестале возвышается красота совершенная - та, с которой уже не может сравниться ничто.
        Если бы красота женщины, сидящей в кресле напротив меня, была совершенной, я бы наверняка потерял дар речи и не смог воспринимать ее как живое существо. Но красота богини лежала даже за гранью совершенства, словно забытый сон, о котором можно только сказать, что он был, и при всем желании нельзя добавить ничего другого.
        Красота Фасы была для меня словно обрывок этого сна. Я видел и в то же время не видел ее. Воспринимал, но не до конца. Может быть, в этом были повинны мои глаза, продолжавшие выдавать серую картинку мира. Может быть, что-то другое - не знаю. И вряд ли вообще когда-нибудь узнаю. Но как бы то ни было, вместо того чтобы ослепнуть от этой непередаваемой красоты или навечно застыть каменным изваянием у ног повелительницы Хаоса, не в силах даже пошевелиться, я с достоинством поклонился, рассудив так: если уж меня вызвали на аудиенцию, значит, в конечном итоге расскажут, для чего мог понадобиться обычный человек всесильной богине.

* * *


        Он был странный, этот смертный...
        Странный и необычный - пожалуй, именно эти два слова наиболее полно отображали портрет стоящего перед ней человека. Фаса намеренно затягивала паузу, рассматривая грязного оборванца, носящего гордое имя Хрустальный Принц. Она уже поняла, что ее красота не ослепила его и не повергла в состояние странного оцепенения, в которое зачастую впадали смертные, впервые увидев повелительницу Хаоса. Более того, судя по его виду и поведению, он принял эту красоту как нечто само собой разумеющееся, не найдя в ней ничего примечательного. Так же как нет ничего примечательного в королевской короне, блистающей изысканными украшениями, она - всего лишь символ королевской власти. Ее отсутствие может повергнуть в шок или даже ужас, а присутствие воспринимается как должное, не более.

        - Присаживайся, нам предстоит длинный разговор, - наконец нарушила слегка затянувшуюся паузу Фаса.
        Я молча сел в появившееся за моей спиной кресло, приготовившись внимательно слушать.
        Без всякого вступления она сразу же перешла к сути дела:

        - Мой сын Этан сбежал на Землю, бросив вызов Хаосу. Он украл амфору нерожденных душ, тем самым поставив под сомнение победу наших армий над силами Альянса.

«Предательство, оказывается, норма жизни не только среди смертных, раз сами боги грешат этим пороком», - мысленно отметил я, но ничего не сказал, продолжая внимательно слушать.

        - Если мы не получим артефакт обратно, то можем проиграть не только войну, но и все остальное.
        Она не уточнила, что именно подразумевалось под термином «все остальное», но я почему-то понял, что речь идет не больше и не меньше как о жизни самих лордов.

        - Ты должен найти и вернуть амфору.
        Откровенно говоря, я не слишком-то удивился этой просьбе, гораздо больше меня поразило другое - зачем прибегать к услугам какого-то жалкого смертного, когда в распоряжении богини имеется чуть ли не вся беспредельная мощь Хаоса. Видимо, Фаса не только заметила тень удивления, промелькнувшую на моем лице, но и заранее предвидела такую реакцию.

        - Сейчас ты можешь спрашивать все, что считаешь нужным.

        - Зачем вам понадобился «Хрустальный Принц»? - Это был один из тех вопросов, которые не давали мне покоя с тех самых пор, как в наш город пришел корпус имуров.

        - Задолго до того, как Этан предал Хаос и началась эта война, карты Судьбы рассказали о том, что однажды настанет эпоха войн и предательства, когда богам понадобится помощь человека, носящего имя Хрустальный Принц.

        - Но на самом деле меня зовут иначе.

        - Это не имеет значения. На вопрос имура ты ответил так, как ответил, и теперь ты Хрустальный Принц, о приходе которого было известно заранее.
        Как оказалось, моя судьба была предопределена задолго до рождения. Если эта мысль и мне помогла мне смириться с нынешним положением, то, по крайней мере, хотя бы немного утешила.

        - Но людей очень много, почему имуры пришли искать принца именно к Сави?

        - Район поисков был достаточно большим, но в силу того, что в этих пустынных местах обитает не так уж и много племен... - Она не договорила: и без пояснений мне все стало ясно.

        - Хорошо, но если я был вам так нужен, то почему никто не вмешался, когда тяжеловооруженные рыцари втаптывали в землю жалкую кучку ни в чем не повинных лучников?

        - Одно имя еще ничего не значит. Я должна была убедиться, что ты - Истинный.

        - И для этого нужно было уничтожить целую тысячу живых людей? - Я даже не пытался скрыть свою горечь.

        - Все расы произошли от людей. - Она не оправдывалась, потому что это было бы в высшей степени глупо - богиня оправдывается перед каким-то, пускай даже необычным, но все-таки смертным. - Даже если прямо сейчас Альянс победит, он вместе с Хаосом исчезнет с лица Земли, оставив о себе только слабое воспоминание в сердцах тех людей, кто сумеет сохранить в себе остатки былой веры. Эта война не темных рас против светлых, не Альянса против Хаоса и даже не богов против копошащихся у их ног смертных. - Фаса чуть подалась вперед, будто намереваясь пригвоздить меня ледяным взглядом к спинке кресла. - Это война людей против всех остальных за право остаться единственной расой в подлунном мире. Поэтому смерть тысячи людей-лучников является скорее благом для Хаоса и всех остальных рас, нежели поводом для огорчения.
        Если бы напротив меня сидела не богиня, а обычная женщина, я наверняка решил бы, что она просто-напросто сошла с ума, и рассмеялся бы ей в лицо. Но эта холодная красавица не была обычной женщиной, она была властительницей Хаоса, поэтому, скорее всего, ее слова были правдой. Страшной, жестокой, но все-таки правдой.

        - Я ведь тоже человек, - тихо произнес я, не в силах сразу же осознать и переварить всю ту информацию, которая так неожиданно свалилась на меня.

        - Да, ты человек, - легко согласилась она, - но ты добровольно присягнул Хаосу, и это в корне меняет дело.
        Я мог бы поспорить насчет формулировки «добровольно присягнул», однако это все равно ничего не могло изменить. Что сделано, то сделано.

        - Зачем людям уничтожать другие расы? Ну с темными еще понятно - извечная вражда, ненависть и так далее... Но союзники по Альянсу - эльфы, гномы и прочие
        - чем они могут помешать моим соплеменникам?

        - Боги не могут находиться в мире смертных больше одного светового дня. Этан продал свое сердце и отказался от божественной натуры в обмен на возможность остаться на Земле сколь угодно долго. Он хочет посеять в мире семена новой веры. А так как только чистокровные люди являются проводниками религии, то взоры моего честолюбивого сына обращены именно к ним. Он хочет при помощи людей возвыситься до божественного статуса и низвергнуть своих родителей.

        - Разве богов можно низвергнуть?

        - Боги без веры - словно киты без планктона. Без крошечных существ, обитающих в океане, - поспешила добавить Фаса, заметив мой вопросительный взгляд. - Именно поэтому, несмотря на поистине безграничное могущество, мы не вмешиваемся в войны Альянса и Хаоса, предоставляя смертным право на собственные победы или поражения. Да, пара гольстерров могла бы решить исход этой войны всего лишь за несколько часов, превратив в прах армии Альянса, но последствия этой мнимой победы были бы непредсказуемы. Люди могли потерять веру, а это, в свою очередь, напрямую затронуло бы и нас - лордов Хаоса.

        - С людьми и богами понятно, но при чем здесь другие расы?

        - Все остальные расы просто не нужны людям в новом порядке, который намерен установить Этан после своей окончательной победы, как не нужна старая изношенная одежда тому, кто только что купил новую.

        - Значит, он может победить?

        - До тех пор, пока в его руках не было амфоры, - не мог, а теперь... - Она на секунду задумалась. - Теперь его шансы на победу все-таки выше, чем наши.

        - Но почему именно я должен вернуть артефакт? Почему бы не поручить это кому-то другому, более сильному и могущественному?

        - Амфору нерожденных душ способен взять в руки только человек. Никто другой не в силах это сделать.
        Положа руку на сердце, все эти запутанные интриги богов были выше моего понимания. Даже при всем желании я не мог охватить картины происходящего, поэтому решил довольствоваться той малой толикой информации, которую почерпнул из разговора с Фасой.

        - Значит, вы найдете артефакт и укажете мне точное место? - Я был более чем уверен, что богиня подтвердит мою догадку, но ошибся.

        - Этан слишком хорошо знает наши возможности, поэтому спрячет святыню настолько надежно, что никто, кроме него самого, не сможет ее найти. В наших силах только перехитрить его. Ты с небольшим отрядом отправишься в сердце Альянса якобы для того, чтобы найти амфору. Через некоторое время Этан узнает об этом и явится, чтобы расправиться с тобой. А там, где будет мой сын, будет и Амфора.

        - Зачем ему это? Для чего ему лично убивать какого-то обычного человека?

        - Ты не обычный человек, потому что являешься не только Хрустальным Принцем, но также и Истинным. Даже если Этан забыл о древнем предсказании, он вспомнит. Обязательно вспомнит... - На лице богини промелькнула слабая тень улыбки. - А как только память вернется к нему, он ни за что не упустит возможность лично расправиться с посланцем его божественных родителей и последней надеждой лордов Хаоса.

        - Но тогда у меня нет шансов. Вообще никаких. Вторгнуться с небольшим отрядом во владения Альянса с единственной целью - быть обнаруженным могущественнейшим из смертных, полубогом-получеловеком - это же верное самоубийство. Я уже не говорю о том, что наш отряд может просто не дожить до встречи с вашим сыном - регулярные части Альянса без особого труда расправятся с немногочисленными разведчиками Хаоса.

        - Во-первых, ты Истинный...
        Я не знал, что обозначает это понятие, но, судя по всему, богиня придавала ему огромное значение.

        - Во-вторых, ты получишь в свой отряд лучших бойцов, а в-третьих... - она вновь позволила себе тень слабой улыбки, - а в-третьих, мир еще не настолько изменился, чтобы поддержка богини Фасы перестала в нем что-либо значить.
        При слове «поддержка» в памяти всплыла неумолимо надвигающаяся пасть чудовищного гольстерра. Огромным усилием воли я сохранил внимательно-вежливое выражение лица, одновременно подумав о том, что лучше бы обошелся собственными силами, без пресловутой поддержки. Но смертным не дано спорить с богами, поэтому эти мысли я предпочел оставить при себе.

        - Значит ли это, что я могу сам набрать необходимых мне воинов?

        - Частично. Группа должна насчитывать не более двух десятков бойцов, в противном случае ее будет слишком легко обнаружить. Плюс ко всему, кроме тебя должны быть еще чистокровные люди.

        - Из тысячи лучников остались только три боеспособных человека, считая меня.

        - Этого хватит. Еще вопросы?

        - Мне нужен имур по имени Динкс и его телохранитель. Но ни тот, ни другой не присоединятся к экспедиции, пока Динкс не присягнет на верность Хаосу.

        - Считай, что они уже в команде. Это все?

        - Последняя просьба - относительно моих раненых.

        - Файт вернет их в твое селение.

        - Спасибо.
        Мне казалось, что я забыл спросить еще о чем-то жизненно важном, но, как я ни старался, не мог вспомнить о чем.

        - А что делать с Этаном? - после непродолжительных раздумий все же спросил я, несмотря на то что заранее знал ответ.
        На какое-то мгновение безупречно красивое лицо омрачила легкая тень, после чего Фаса ответила:

        - Убей его, если сможешь.

        - Убить, если смогу, - механически повторил я.

        - Да!
        Мне показалось, что этим последним «да» она убеждала скорее себя, чем меня, но не смертному судить о мыслях и чувствах богов, поэтому я принял ее слова как должное.

        - Прощай!
        Я встал с кресла, намереваясь откланяться, но не успел. На этот раз не было ни каменного голема, ни какого-либо другого файта, потому что Фасе хватило одного легкого движения руки, чтобы отправить потенциального убийцу туда, откуда он только совсем недавно прибыл, - в глупый и жестокий подлунный мир.
        Этот человек должен был уничтожить ее сына, поэтому прощание было коротким. Как бы ни закончилась его миссия - успехом или поражением, - владычица Хаоса не хотела видеть Истинного ни сейчас, ни когда-либо в будущем. Он был всего лишь слепым орудием в могущественных руках, но, даже несмотря на это, она не могла испытывать в его присутствии ничего, кроме плохо скрываемого раздражения. А те раненые, о которых он просил... Ну что ж. Слово богини Хаоса нерушимо - файт доставит их в племя, как они и договорились, но в ее обещании ничего не говорилось о том, что они достигнут места назначения живыми.

* * *


        Их было двое - пара огромных гольстерров против всего лишь одной маленькой черной кошки, которая только выглядела как домашнее животное, а на самом деле являлась чем-то иным. Впрочем, чем или же кем на самом деле было это странное существо, слуг Фасы не интересовало. На некоторое время они перешли в подчинение Алту - мужу богини, выполняя его приказы. И все, что от них требовалось в данный момент, - найти и уничтожить необычную кошку. Остальное не имело значения.
        Лорд Хаоса указал направление поисков, благодаря чему задача охотников заметно упростилась. А если принять во внимание, что гольстерры улавливали любое, даже самое ничтожное проявление магии, становится ясно - у несчастной жертвы не было ни единого шанса скрыться от идущих по ее следу преследователей.
        Поле было большим и пустынным. Некогда в этом печальном месте наверняка зеленела листва, а в кронах деревьев резвился бродяга ветер, нашептывающий старые, никому не интересные и давно всеми позабытые тайны. Но сейчас это было голое пепелище - мертвое место, которое обходили стороной не только люди, но и звери. Место, где не было ничего живого, кроме маленькой черной кошки, непонятно какими судьбами оказавшейся на этом безжизненном участке, носящем страшный отпечаток былого пожара.
        Они напали неожиданно. Просто вынырнули из подпространства, словно коршуны, пикирующие на ничего не подозревающую добычу, обрушившись всей своей подавляющей мощью на маленького зверька. Один атаковал, второй подстраховывал, следя, чтобы жертва не ускользнула.
        Удар огромной лапы должен был уничтожить добычу, расплющив ее в лепешку, но, как ни странно, этого не произошло.

* * *


        Это был его сон.
        Только его - и ничей больше.
        Место, куда должен был обрушиться удар монстра, вынырнувшего буквально ниоткуда, неожиданно пропало. Так одним неуловимо быстрым мазком кисти художник закрашивает неудачный участок на полотне. Так Спящий убрал кусок пространства прямо над собой. Там, где только что был воздух, оказалась бездонная черная дыра абсолютной пустоты. Нарисованная лапа по инерции ухнула в нереально черный провал и растворилась в стремительном водовороте сгустившихся красок.
        Вложив в этот удар всю силу, гольстерр качнулся вперед, как будто намереваясь нырнуть в черную бездну вслед за исчезнувшей конечностью, но в самый последний момент все же сумел резким рывком переместить центр тяжести и, потеряв равновесие, рухнуть на землю.
        Ослепительно брызнул фейерверк ярко-зеленых брызг.

«В этом месте не хватает цвета», - мимоходом отметил про себя Спящий - и раскрасил пепельно-серую палитру выжженного участка земли россыпью ярких цветов.
        Потерявший конечность гольстерр не почувствовал боли - только холод. Ледяное дыхание вечного мрака, забравшего у него лапу и сжавшего разум убийственными тисками, заглянуло в самую глубину сознания безжалостного монстра, после чего, взорвавшись вспышкой ядовито-зеленой кислоты, рассыпалось безумными каплями нереального дождя.

«Здесь слишком красиво, чтобы портить пейзаж уродливым калекой», - подумал Спящий, намереваясь полностью стереть уродливого монстра из своего сна.
        Но не успел. Посланец Фасы, почувствовав опасность, исчез, переместившись в подпространство.
        Откровенно говоря, это было несколько неожиданно.
        Ведь нападавший находился в чужом сне. А значит, должен был вести себя здесь в соответствии с правилами, установленными хозяином.

«Попробуем зайти с другой стороны», - отстраненно подумала кошка, падая на спину и одновременно, словно веселый котенок, начиная играть всеми четырьмя лапами с воображаемым клубком, который в конечном итоге должен был сформироваться в небольшой сгусток ментального поля, способный настигнуть противника, где бы он ни был.
        В этом мире ничто не могло противостоять гольстеррам, потому что они были охотниками и вершителями правосудия самой хозяйки Хаоса. То, что эта маленькая черная тварь сумела застать одного из них врасплох, означало только то, что они недооценили ее. Досадная ошибка, которую прямо сейчас охотники намеревались исправить.
        Покалеченный напарник вынырнул в точно назначенный срок, и сила двух существ слилась в один мощный энергетический удар, который должен был смести с лица земли все живое в радиусе нескольких километров.
        Спящий увидел, как на него надвигается огромная всепоглощающая океанская волна. Даже не темно-синяя или черная, а какого-то отвратительного грязно-фиолетового цвета с темно-зелеными разводами поднятых с морского дна водорослей.

«Ненавижу воду, - недовольно подумала кошка, прекратив игру с воображаемым клубком. - Ненавижу проклятую воду», - мысленно скривилась она, одновременно выставив вперед правую лапу, чтобы остановить приближающуюся волну.
        Как ни странно, надвигающаяся громада воды не остановилась, более того - ускорила свой бег. Спящий попытался повторить трюк с черной дырой, но цвета смешались на палитре уставшего художника, и вместо черной бездонной воронки на холсте его сна появилась лишь слабая впадина, которую волна преодолела без малейшей задержки.
        То, что еще мгновение назад блистало сочными красками свежей зелени и ярких бутонов только что распустившихся цветов, теперь растворилось во всепожирающем мареве чудовищного энергетического удара, извергнутого коллективным усилием двух гольстерров. Кем бы или чем бы ни была эта черная крошечная тварь, ей не спастись.
        Иногда даже собственный сон выходит из-под контроля. Это свидетельствует о том, что сознание спящего неспокойно. Еще мгновение назад ему казалось, что он полностью владеет ситуацией, будучи в силах в любой момент уничтожить охотников или проснуться, оставив далеко позади мнимый мир, проклятую волну и все остальное. Но прямо сейчас все эти мысли остались в прошлом.
        Кошка попыталась уйти в подпространство - прыгнуть в спасительную тишину вечного сумрака, но прутья решетки, неожиданно возникшие над головой, помешали это сделать. Затравленно оглянувшись, она осознала, что в данный момент не в силах ничего изменить в создавшейся ситуации, поэтому нужно просто бежать.
        Обжигающие брызги кислоты - предвестницы чудовищной волны - упали на тело, подпалив шкуру сразу в нескольких местах, после чего в ее разуме не осталось ни малейшего сомнения: это серьезно! От проклятой воды можно даже погибнуть. Разумеется, не по-настоящему, а так, как обычно умирают во сне, но от этого почему-то не стало легче. Чудовищное осознание того, что прямо сейчас твой разум растворится в мутном потоке настигающей волны, ударило по оголенным нервам, словно безжалостный хлыст погонщика мулов, спешащего успеть на базар впереди остальных, чтобы занять лучшее место.
        Неумолимая вода размывала четкую картину сна, а черная кошка из последних сил пыталась уйти от настигающей громады, и казалось, сейчас у нее нет никакой возможности что-либо противопоставить паре охотников, спустивших на нее эту всесокрушающую стихию. Но...
        Но все-таки это был его сон. Пускай смазанный, вышедший из-под контроля, и все-таки именно он, Спящий, был творцом и художником этого полотна.
        Они решили убить его? И даже почти преуспели в этом? Что ж... Да будет так! Даже сильнейшие иногда проигрывают, потому что не могут выигрывать вечно, - иначе в этих победах не было бы никакого смысла. И если прямо сейчас не остается иного выхода, он умрет - провалится на некоторое время в беспросветную тьму. Переход между снами, длящийся секунду или же вечность - разницы нет... А затем он вернется сюда же, чтобы заплатить по счетам. Но прежде он сделает последний штрих, придавая этому испорченному полотну, залитому грязной темно-фиолетовой жижей, хоть какое-то подобие цвета.
        Пытающаяся убежать от огромной волны кошка начала нагреваться, наливаясь ярко-оранжевым сиянием. Когда свечение достигло максимума, раскалившись чуть ли не добела, она неожиданно развернулась и прыгнула в объятия надвигающегося вала.
        Яркая вспышка падающей звезды пронзила полотно сна, безнадежно испорченное грязными потеками хаотично смешанных красок, и, пробив, казалось бы, непомерную толщу воды, вырвалась на свободу.
        Остатки расплавленной кислотой и огнем кометы-кошки стремительно преодолели расстояние, отделяющее ее от охотников, разорвавшись звездным дождем в непосредственной близости от морды покалеченного чудовища. На затылок слуги Фасы упали всего несколько тлеющих искр, но и их оказалось вполне достаточно, чтобы голова и без того изувеченного гольстерра стекла каплями расплавленного металла к его собственным лапам.
        Какое-то мгновение напарник убитого оцепенело стоял рядом с обезглавленным трупом, не в силах поверить, что в этом мире нашлась сила, способная уничтожить гольстерра, а затем огромное слепое чудовище исчезло, уйдя в подпространство.
        На обезображенном до неузнаваемости поле, искореженном магией поистине запредельного уровня, больше нечего было делать. Красота навеки покинула это место, оставив после себя лишь последний яркий мазок гениального художника, растворившегося в своем изуродованном произведении.

* * *


        Человек...
        Этот проклятый человек, ставший его наваждением, навязчивой идеей, злым роком, пришел в лагерь имуров в сопровождении файта и предложил Динксу тот самый выбор, который однажды был вынужден сделать сам, - присяга лордам Хаоса в обмен на жизни всех соплеменников. Причем в случае отказа пригрозил тем, что не ограничится жалкими остатками разбитого корпуса - воинами, знающими, за что они воюют и умирают, а вырежет под корень всех мирных жителей родного города Динкса.
        Он говорил спокойно и уверенно, так, как и должен был говорить смертный, имея за плечами поддержку богини Хаоса в лице присутствующего здесь же файта. И, может быть, именно это отстраненное спокойствие убедило имура в том, что Хрустальный Принц непременно воплотит в жизнь свои чудовищные угрозы. Может быть, это ему будет неприятно, так же как неприятно пачкать дорогую одежду кровью подстреленного на охоте животного, и тем не менее он перешагнет через эту незначительную преграду и выполнит данное обещание.

* * *


        Я мог бы просто убить Динкса. Один короткий жест - и сидящий неподалеку файт легко и непринужденно разделается со всеми имурами. Тем более что у меня были все основания для мести - не далее как несколько часов назад Динкс без всякого на то повода покушался на мою жизнь (убийство одного соплеменника - скорее предлог, чем настоящая причина).
        Но смерть - ничто по сравнению с присягой Хаосу, вечным рабством и потерей осколка души. Именно поэтому я не смог отказать себе в небольшом удовольствии вернуть высокомерному имуру его же собственную подачу.

        - Мне нужны двое: ты и Лам. - У меня не было времени на любезности. - Причем основным пунктом нашей сделки будет твоя присяга на верность лордам Хаоса. Это обязательное условие. После того что сделали с вашим корпусом гольстерры, боюсь, даже остатки прежней лояльности навсегда покинули твое сердце. И совершенно не удивлюсь, если при первом же удобном случае ты обратишь оружие против недавних союзников.
        Он был слишком умен, чтобы задавать вопросы или выдвигать какие-либо требования, О каких условиях вообще может идти разговор, когда неподалеку расположился огромный монстр, способный играючи разделаться со всеми, на кого укажет этот необъяснимо странный человек. Да, безусловно, Динкс мог бы пожертвовать своей жизнью, убив собеседника, но файт... Слуга Фасы в этом случае уничтожит всех имуров. Нет, как бы Динксу ни хотелось вырвать сердце врага, видя, как медленно, капля за каплей, уходит жизнь из цепенеющего в смертельных объятиях тела, он не сделает этого. Обмен был бы слишком неравным - всего одна жизнь против стольких сразу.

        - Отправившись на поиски Хрустального Принца, я лишь выполнял приказ командования. - Динкс не унижался и не оправдывался перед врагом, он просто констатировал факт. - Твои же действия в данном случае продиктованы элементарной местью.

        - Бесспорно. - Я утвердительно кивнул, соглашаясь, что не намерен спорить. - Но позволь спросить, чем были бы продиктованы твои поступки и чувства, если бы главнокомандующий людей вдруг ни с того ни с сего послал практически безоружных имуров на бойню? Туда, где у них не было ни единого шанса выжить? Или, быть может, ты хочешь возразить, что в душе не одобряя действий Тиссена, просто не посмел перечить начальству?
        Мои глаза прямо-таки лучились фальшивым участием, а из глубин сознания поднималась наверх ярость. Еще одно его слово в свое оправдание - и я рассмеюсь имуру в лицо, после чего не останется ничего иного, кроме как окончательно стереть с лица земли жалкие остатки некогда непобедимого корпуса.
        Но Динкс был умен. Он понимал, что в данный момент разбит и полностью уничтожен. Однако поражение в одном раунде еще не означает завершения войны с человеком, стоящим напротив. Да, сейчас он проиграл и должен отступить, сделав временную уступку. Но лишь для того, чтобы собраться с силами и нанести один короткий и точный удар, способный в дальнейшем поставить финальную точку в слегка затянувшемся противостоянии.

        - Хорошо. - Его покорность была такой же фальшивой, как и сочувствие Хрустального Принца. - Я присягну на верность лордам и сделаю все, как ты скажешь.
        Мне не понравился ни его тон, ни тем более показное смирение. Право слово, лучше бы Динкс сказал что-нибудь откровенно грубое. Выплюнул оскорбление в лицо, как это когда-то в прошлой жизни сделал я, оказавшись на его месте. Но он поступил так, как счел наиболее выгодным в данный момент, и я неожиданно понял, что скорее проиграл, чем выиграл этот раунд. А решение, казавшееся еще несколько минут назад правильным, на поверку оказалось не более чем глупой мальчишеской выходкой, бумерангом ударившей по своему зачинщику. Вместо того чтобы убить имура, избавившись от одной проблемы, я взял его в команду.
        По моментально сменившемуся выражению лица собеседника Динкс увидел: человек только сейчас понял, что собственноручно загнал себя в угол.

        - Мы станем прекрасной командой, - голос имура струился сладкой патокой, в которой смертельного яда было намного больше, чем сахара, а глаза откровенно смеялись над недалеким противником, - которой будет под силу решить любую задачу.

        - Не сомневаюсь в этом, - легко согласился я, неожиданно вспомнив, что в предстоящей экспедиции у нас практически нет шансов выжить. - А самое главное - нам действительно поручено опасное и ответственное задание. - Теперь пришел мой черед посмеяться над этим хитрецом, не иначе как считающим себя умнее всех остальных. - И я безумно рад, что мы все вместе, словно компания старых добрых друзей, отправимся в самое сердце Алавии, чтобы совершить воистину невозможное - то, что под силу лишь настоящим героям.
        Я намеренно не стал уточнять, в чем именно заключается цель нашей миссии и для чего горстка смельчаков отправляется в глубокий тыл армий Альянса, но это и не требовалось. Даже из той скудной информации, что имелась в распоряжении Динкса, можно было сделать вывод - предстоящая операция будет не из легких, чтобы не сказать больше.
        Я уже собирался уйти, но в последний момент, как будто вспомнив что-то чрезвычайно важное, обернулся и - опять фальшиво - добавил:

        - Да, чуть было не забыл - если по каким-либо причинам задание не будет выполнено, мой друг, - короткий кивок в направлении файта не оставлял сомнений, о ком идет речь, - лично позаботится об остатках некогда славного корпуса генерала Тиссена. О безвременной и ужасной кончине которого мы не перестаем скорбеть с самого утра.
        Рука Динкса непроизвольно дернулась к рукояти кинжала, а лицо чуть ли до неузнаваемости исказила отвратительная судорожная гримаса, но огромным усилием воли он смог подавить обжигающую вспышку ярости, чуть было не стоившую жизни не только ему, но и всем его воинам.

        - Прекрасное решение, достойное великого человека. - Он был раздавлен и уничтожен и тем не менее сумел сохранить хотя бы остатки былого достоинства.

        - Не сомневаюсь! Мы выступаем вечером.
        Я коротко махнул рукой на прощание и, не дожидаясь реакции имура, развернулся, отправившись в лагерь. Больше здесь было нечего делать. Присягу на верность лордам Хаоса Динкс даст и без меня. Он знает, где находится шатер главнокомандующего нашей армии, поэтому жертвенный телец сам придет на заклание к жрецу. Лично меня эти незначительные детали уже не касались, так как на данный момент имелись дела поважнее. Нужно было сформировать команду и подготовиться к выступлению. Фаса упоминала о какой-то поддержке, но в чем именно она будет заключаться, пока оставалось загадкой. Единственное, что было ясно, - это будет нечто весомое. Владычица Хаоса не стала бы мелочиться, когда речь шла не больше и не меньше как о ее собственном будущем.
        Придя в лагерь, я убедился, что не ошибся в догадках, - пресловутая поддержка не только превзошла все мои ожидания, но и заронила в душу крохотное семя надежды относительно возможности удачного завершения предстоящей миссии.
        Надежда...
        Медленная сладкая отрава, на какое-то время придающая нам силы, но в конечном итоге делающая нас слабее и уязвимее. Сколько раз я давал себе обещание не поддаваться ее насквозь лживым речам. И никогда не держал собственного слова, за что в конечном итоге всегда и платил. Причем самую высокую и страшную цену.
        Глава 19

        Ночь - не самое удачное время для путешествия по безлюдной дороге. Особенно если речь идет об оживленном торговом пути, с первыми лучами солнца наполняющемся скрипом повозок и гортанными криками погонщиков - и стремительно пустеющем сразу же после заката.
        Да, прогулки по безлюдному торговому тракту обычно добром не кончаются. Это не требует доказательств - ведь во все времена существовали люди, промышляющие разбоем. В сказках и мифах эти самые разбойники, как правило, разбивают лагерь в дремучих лесах, терпеливо ожидая какого-нибудь чуда в виде неизвестно откуда взявшегося странника (обязательно богатого и трусливого). В жизни же все устроено совершенно иначе. Днем это может быть вполне обычный человек - чей-то сосед или приятель, работающий в булочной неподалеку, а ночью... Он садится в седло и едет на место условленной встречи, где его уже ждут несколько таких же, как он сам, любителей быстрой наживы. Если повезет - сорвут куш, ограбив припозднившегося крестьянина или компанию легкомысленных пьяниц, ну а нет - завтра будет еще одна ночь, а затем еще и еще... Так что в конечном итоге лихие люди все равно возьмут свое. Разбой и грабеж существовали испокон веков, потому что такова человеческая природа, изменить которую не под силу никому - в том числе и богам.
        И если в мирное время с этой проблемой еще можно хоть как-то справиться, то во время войны любителей обогатиться за счет чужого несчастья становится еще больше. И тот, кто раньше только задумывался о том, что неплохо было бы по-быстрому раздобыть немного монет, сейчас берет в руки оружие и отправляется в ночь, чтобы облегчить карманы припозднившегося путника или одинокого странника.
        Их было двенадцать. Дюжина решительно настроенных и прекрасно вооруженных мужчин. Вполне достаточно, чтобы не только ограбить кого угодно, но и в случае неожиданного появления патруля отбиться от стражей порядка.
        Пару месяцев они достаточно успешно промышляли на этом участке дороги, считая ее чуть ли не собственной вотчиной - законной добычей, на которую имеют полное право. Но, как бывает со слишком зарвавшимися людьми, потерявшими разум от видимой безнаказанности, удача в конечном итоге отвернулась от них, бросив бывших любимцев на произвол судьбы в тот самый момент, когда они меньше всего ожидали подобного предательства.
        На первый взгляд ничто не предвещало беды - двое прилично одетых странников, судя по виду, были даже не вооружены. Кинжалы, являющиеся обязательным предметом экипировки любого уважающего себя мужчины, в расчет не принимались. В данном случае под выражением «не вооружены» подразумевалось отсутствие боевых мечей, арбалетов, кольчуг и так далее - всего того, что в умелых руках может стать аргументом, который унесет жизни нескольких нападающих.
        Немного удивляло, что эти двое, судя по внешнему виду, небедных людей странствуют пешком, а не на конях, но какие только неожиданности не происходят во время войны. Поэтому, если даже в этом способе передвижения крылась какая-то тайна, то двенадцать всадников, взявших в плотное кольцо пару странников, не собирались забивать себе голову ее разрешением. Их интересовали лишь деньги и ничего более.

        - Мне нужно сказать «кошелек или жизнь», или вы догадаетесь об этом сами?
        Вопрос предводителя выдавал в нем не простолюдина, а как минимум человека, знакомого с правилами хорошего тона.
        Один из странников, спокойно, без страха и суеты, как будто речь шла не о ночном ограблении, а об обычной сделке, достал из внутреннего кармана достаточно увесистый кошель и кинул его всаднику.
        Глухо звякнули монеты во время полета, а в следующее мгновение сильная рука уже сжимала в ладони «законную добычу».
        Снедаемый вполне объяснимым нетерпением, главарь торопливо развязал тесемки добротного кожаного кошеля, после чего его взору предстало то, во что было трудно поверить, - внутри находилась не жалкая медь и даже не серебро, а полновесное золото.
        Это была удача. Нежданная и невиданная доселе удача. В руках у грабителей, не хватавших до нынешнего момента звезд с неба, вдруг оказалось целое состояние. Даже с учетом того, что придется разделить его на двенадцать частей, каждый получал достаточно приличную сумму, чтобы завязать с ночным приработком навсегда.

        - Наверное, у вас два кошелька? Или я ошибаюсь? - Человеку казалось, что он говорит как обычно, но на самом деле его искаженный до неузнаваемости голос прерывался от волнения.
        Его товарищи даже не догадывались, на какое сокровище только что нарвались, потому что никто из них не мог представить, что можно вот так запросто, путешествуя налегке и без охраны, носить при себе кошелек, туго, под самую завязку набитый золотом.
        Второй странник повторил маневр своего товарища - молча опустил руку в карман и, достав точно такой же кошель, кинул его главарю.
        Теперь в руках у человека, до этого момента никогда не видевшего одновременно столько золота, было уже не одно, а целых два состояния.

        - Что там? - спросил находившийся ближе всех к предводителю всадник.

        - Золото, - последовал краткий ответ.

        - Наш Финкс перепил, - засмеялся один из налетчиков, - если в этих кошельках золото, то все мы богаты, как...
        Он не успел закончить предложение по той простой причине, что слова застряли в его горле, - Финкс высыпал несколько желтых монет из первого кошелька себе на ладонь.
        Смех моментально стих, и стало удивительно тихо. Пораженные до глубины души люди оцепенели, скованные одурманивающей магией золота.
        Если бы не переминающиеся с ноги на ногу кони, можно было подумать, что это не всадники, а каменные изваяния - статуи, высеченные из гранита рукой гениального скульптора.
        В эти мгновения в голове каждого из грабителей проносился такой стремительный рой мыслей, связанных с грядущими переменами в жизни, что некоторое время никто не мог не только пошевелиться, но даже вымолвить слово.

        - Вы получили то, что хотели, теперь мы можем идти? - В голосе только что ограбленного человека не было ничего, кроме усталой скуки.
        Создавалось такое впечатление, что для него не составляло труда легко и красиво расстаться и с более крупной суммой, не говоря уже о каких-то двух кошельках.
        Денег никогда не бывает много...
        Финкс часто слышал эту фразу, но никогда в полной мере не осознавал ее смысл, потому что у него никогда не было много денег . И вот сейчас, держа в руках огромную сумму, он наконец понял, что значит это выражение - сколько бы денег у тебя ни было, всегда отчаянно хочется больше. Предательская стрела золотой лихорадки пробила в его сердце огромную дыру, одновременно замутив разум плотным туманом.

        - Нет, не можете! - хрипло ответил он. - Нам нужно все, что у вас есть. Раздевайтесь.

«Они могли отдать золото, для того чтобы спасти драгоценности: либо брильянты, либо что-то еще...» - от этой мысли у обычно уравновешенного Финкса закружилась голова, и те две жалкие кучки золота, владельцем которых стала его банда, неожиданно показались не такой уж и большой суммой.

        - Раздевайтесь - и отдайте нам все! - все так же хрипло повторил он.
        И видя, что двое странников не спешат выполнить приказ, угрожающе взмахнул мечом.

        - Если бы на месте этих людей были дроу или имуры , - Этан мысленно обратился к Мелиусу, - то, взяв наше золото, они бы мило раскланялись и убрались восвояси. Орки вообще бы не стали разговаривать, сразу же перерезав нам глотки. Это было бы грубо, но честно. Гоблины навалились бы всей толпой и тоже просто убили бы нас. И только люди сначала пообещают честную сделку, потом нарушат ее, переиграв по своему, а затем, когда получат абсолютно все, что им надо, убьют из элементарного страха - попытавшись замести следы, или, как говорят моряки - обрубить концы. Можно было бы сразу же уничтожить мерзавцев, не тратя время на лишние разговоры, но дюжина мертвых разбойников - достаточно серьезное событие, молва о котором мгновенно разнесется по всей округе. А это может натолкнуть ищеек Хаоса на мысль о том, что мы находимся где-то поблизости.
        Мелиус внимательно слушал своего господина, одновременно фиксируя все происходящее вокруг.

        - Но если огласки все равно не избежать, то хотя бы попытаемся извлечь из нее максимальную выгоду.
        Файт не только был фанатично предан мятежному сыну Хаоса, но и никогда не сомневался в мудрости своего господина. Он лишь в очередной раз про себя восхитился гением хозяина, умеющего извлечь выгоду даже из самой невыгодной ситуации.

        - Раздевайтесь! - в последний раз повторил Финкс, чье сознание уже полностью растворилось в бурном круговороте расплавленного золота, крови, страха, вожделения и еще какого-то неведомого доселе чувства, описать которое словами не представлялось возможности.
        Надменные богачи не слушают его, поэтому прямо сейчас он изрубит безумцев на мелкие части и вытряхнет из них все бриллианты, где бы они ни находились - пускай даже в кишках!
        Эта сумбурная мысль шлейфом падающей звезды озарила сознание человека, ослепленного призрачно-неверным сиянием золота.
        А в следующий момент все утонуло в беспросветном мраке, чью сгустившуюся тьму не смог пробить даже блеск практически всесильного металла.
        Тот, кто стоял пред ним и всего секунду назад казался обычным смертным, неожиданно увеличился в размерах, став белой фигурой, левая сторона которой выглядела как статуя, а правая являлась половиной человеческого тела. (Мелиусу понравился образ светлого божества, которое убедило Левсета, что перед ним высшее существо, поэтому он воспользовался им еще раз.).
        Белая мраморная рука потянулась к человеку, посмевшему обнажить оружие против самих небес, и, положив каменную ладонь на голову, слегка сжала пальцы.
        Обезображенное тело Финкса рухнуло к ногам испуганной лошади, которая шарахнулась в сторону, после чего, объятая ужасом, не разбирая дороги, понеслась подальше от этого страшного места.
        Оставшиеся одиннадцать всадников хотели было последовать ее примеру, но гипнотизирующе-властный голос полустатуи-получеловека буквально пригвоздил их к месту.

        - Время лордов Хаоса истекает. - Эти простые слова были наполнены еще более зловещим смыслом, чем только что совершенное убийство. - Им на смену придут новые, справедливые боги. Те, что навсегда сотрут из человеческой памяти воспоминания о прежних владыках. Они будут строгими и справедливыми. Одарят послушных милостью, - мраморная рука жестом землепашца, сеющего зерно, раскинула полукругом горсть золотых монет, - и уничтожат непокорных.
        Каменная нога статуи презрительно пнула распластанное на земле тело, так что оно отлетело на несколько метров.

        - Искоренят темные расы, принеся мир и благоденствие Альянсу, и приведут человечество в новую эру. Эру процветания и радости, любви и мира, покоя и благополучия - всего того, без чего невозможна нормальная жизнь.
        Одиннадцать грабителей потрясений молчали. Только что на их глазах разыгралась кровавая драма, о которой нельзя было даже подумать без содрогания, и вдруг все резко изменилось - они стали очевидцами чуда, которое вытеснило из их разума воспоминание об убийстве.

        - Возьмите деньги - и расскажите всем, что вы видели. - Огромная фигура уменьшилась в размерах так же стремительно, как и выросла, вновь став обычным, ничем не примечательным путником.
        Двое людей практически одновременно сделали шаг вперед, намереваясь продолжить свой путь, - и кольцо всадников расступилось.
        Фигуры загадочных странников уже давно скрылись из вида, а оставшиеся грабители все так же стояли на месте, сдерживая нетерпеливо прядущих ушами коней, которых пугало присутствие мертвого тела, лежащего неподалеку.
        Призрачно поблескивала в траве россыпь золотых монет, но люди все не решались взять в руки запятнанный кровью дар высших существ.
        В конечном итоге алчность возобладала над страхом. Один из них спрыгнул с коня и, наклонившись, подобрал пару монет.

        - Настоящее! Оно настоящее! - в неподдельном восторге вскричал он и наклонился еще...
        Это послужило сигналом для остальных спешиться. Сокровище лежало у их ног, и было бы верхом глупости отказаться от законной добычи из-за каких-то нелепых страхов.

        - Алчность и страх - вот те две составляющих, которые мы заложим в фундамент новой веры и нового общества. - Этан скорее размышлял вслух, нежели разговаривал со своим преданным файтом. - Мои родители так и не поняли одну простую истину: этим огромным муравейником, копошащимся у их ног и живущим по каким-то своим собственным странным законам, можно легко управлять.

        - Алчность и страх, больше ничего и не нужно, - еще раз задумчиво повторил он, невольно ускоряя шаг, - именно эти составляющие в конечном итоге помогут мне добиться поставленной цели, стать полноправным властителем всего сущего.

* * *


        Путь Иты лежал в штаб командования. Она рассчитывала найти там олвиров - элитное подразделение лучников-эльфов, с которыми ее связывали давние дружеские отношения. По слухам, они должны были находиться среди армий, защищающих перевал Стервятника. Но так как это было не обычное армейское подразделение, а группа, состоящая в распоряжении командования для особых поручений, то обнаружить ее постоянно меняющуюся дислокацию было не так просто, как могло показаться на первый взгляд.
        Впрочем, найти олвиров Ита могла бы и с завязанными глазами - за долгое время знакомства она не только освоила все приемы эльфов, но и научилась безошибочно определять их месторасположение.
        Главная трудность состояла в том, чтобы убедить старых друзей помочь ей. Причем для задуманного Ите нужно было не больше трех-четырех стрелков.
        Если бы речь шла о мирном времени, девушке стоило лишь намекнуть, после чего не было бы отбоя от желающих оказать услугу красавице-полукровке. Но сейчас шла война, и это в корне меняло дело. Скованные железной дисциплиной, эльфы вряд ли смогут покинуть расположение части даже на непродолжительное время, не говоря об экспедиции на неопределенный срок.
        Ита отдавала себе отчет в том, что шансов практически нет, и тем не менее должна была попытаться поговорить с олвирами. Если они не помогут, то, по крайней мере, смогут дать совет или поделиться какой-нибудь относящейся к делу информацией.
        Все наверняка произошло бы так, как она задумала, потому что до штаба армии было не более двух часов ходу через лес. Но после того, как она наткнулась на лесной прогалине на труп обезглавленного ворга, силы как будто оставили ее. Каждый шаг давался все с большим и большим трудом, так что в конечном итоге Ита сочла за лучшее немного передохнуть, прежде чем продолжить путь.
        Она села на землю, прислонившись спиной к стволу старого, многое повидавшего на своем долгом веку дерева и всего на мгновение устало прикрыв глаза. В планах обессилевшей лучницы был кратковременный отдых, но как только тяжелые веки закрылись, сознание сразу же провалилось в глубокую пропасть сна.
        Это странно-тревожное сновидение больше походило на реальность, нежели на обычный сон. Мрачную, беспощадную реальность, в которой привычный доселе мир предстал в каком-то новом, зловещем ракурсе.
        Она проснулась так же неожиданно, как и уснула. Мгновение назад ее тело было расслаблено, а сознание блуждало в каких-то неведомых далях, а теперь в ясных, широко открытых глазах не было даже намека на сон.
        Тот калейдоскоп образов и событий; через который прошел ее разум во время кратковременного забытья, стремительно разорвался на части, рассыпавшись осколками битого стекла по колеблющейся поверхности зыбкой реальности. Казалось, еще секунду назад она видела что-то чрезвычайно важное - картину, способную не только пролить свет на ее будущее, но и дать объяснение, отчего началась эта война и чем она завершится. А прямо сейчас не осталось ничего - туман, выглядевший непроглядно плотным, развеялся от одного легкого дуновения ветра. Единственное, что четко запечатлелось в памяти, - странное событие, произошедшее с ней в этом тревожном сне...
        Сначала нет ничего - одна темнота. Затем - какое-то невнятное мелькание образов, оканчивающееся резким переходом, и вот она уже лежит на земле, оглушенная жестоким ударом железной перчатки. Если бы этот удар не прошел вскользь, то, без всякого сомнения, раскроил бы ей череп, пробив в голове впечатляющую дыру. Из-за невероятной слабости она не шевелится, но глаза фиксируют все происходящее. Шум в голове мешает что-либо разобрать, однако слова не играют ни малейшей роли, поэтому на них можно не обращать внимания.
        Нечеловечески сильная рука берет Иту за волосы и рывком поднимает вверх, так что вес ослабевшего тела приходится на колени. Именно резкая боль приводит ее в чувство, и она понимает, что рука, лишившая ее части волос, принадлежит орку. Ей хочется что-нибудь сказать напоследок - выплюнуть оскорбление или проклятие, но все тщетно: голова предательски кружится, и ей не удается даже разомкнуть губы.
        Пленница не видит лица своего мучителя, но догадывается, какое выражение блуждает на его отвратительной морде.
        В таком подвешенном состоянии проходит несколько бесконечно долгих секунд, которые кажутся ей если не вечностью, то чем-то очень к ней близким, а затем ладонь орка разжимается и подошедший откуда-то сбоку мужчина зажимает ее волосы в свой кулак.
        Почему-то в этот момент ей становится невыносимо больно и гадко. Мысль о том, что она умрет от руки безобразного орка, не вызывала в ее душе никаких эмоций. Но этот человек... Она понимает: он и есть тот самый Хрустальный Принц, которого Ита поклялась убить во что бы то ни стало.
        Жестокая насмешка судьбы.
        Несправедливость, возведенная на пьедестал.
        Глупая, бессмысленная кончина от руки ненавистного предателя.
        Она напрягает все силы, чтобы закричать, выплеснув бессильную ярость. Но тщетно.
        Заклятый враг наклоняется к пленнице, так что их лица теперь находятся очень близко - настолько близко, что ей даже не удается сфокусировать взгляд - Ита видит только губы.
        Мужчина что-то говорит, но гул в голове не позволяет ей услышать его слова.
        Впрочем, прощальная речь не затягивается. Два, максимум три предложения - и финал: коротко, без замаха он бьет ее в сердце, одновременно отпуская волосы.
        Рукоять кинжала торчит из ее груди, а обмякшее, ничем не удерживаемое тело заваливается на бок.
        Она не чувствует боли и даже успевает мысленно удивиться тому, как, оказывается, просто и совершенно не страшно умирать. А затем ее голова достигает поверхности земли - и сознание меркнет...
        Как ни странно, этот тревожный сон (а точнее, кошмарное видение, слишком похожее на пророчество) привел к совершенно неожиданному результату. Ни на секунду не усомнившись в том, что перед ее глазами промелькнула картина возможного будущего, Ита тем не менее не отказалась от задуманного. Лучница просто изменила свои планы. Вместо того чтобы попытаться заручиться поддержкой олвиров, она решила действовать в одиночку. Со стороны могло показаться, что это чистой воды безумие. Но, во-первых, из-за нее и так погибло слишком много ни в чем не повинных людей, чтобы добавить к этому длинному списку еще несколько старых друзей. А во-вторых, та, в чьих жилах текла смешанная кровь двух рас, вдруг поняла - после неудачного выстрела в гольстерра с ней что-то произошло. Она неуловимо изменилась, стала сильнее и жестче, хотя и до этого момента не отличалась особой женственностью и мягкостью. Но и это было еще не все - отныне в ней жила какая-то часть окаменевшей стрелы. Ита не могла четко и внятно объяснить, откуда взялась эта уверенность, но женщины, в отличие от мужчин, более чувствительны, едва ли не на
подсознательном уровне отмечая появление на своем горизонте новой соперницы, или коварной подруги, или... А впрочем, все это было не более чем досужими домыслами.
        Какая-то часть сознания Иты верила в то, что ей передалась сила окаменевшей стрелы, а другая считала это предположение не более чем игрой взбудораженного разума. Но как бы то ни было, именно после этого короткого сновидения она приняла решение действовать в одиночку, чтобы не зависеть от посторонней помощи. И в соответствии с этим решением она развернулась, направляясь туда, откуда только что пришла.

«Во время великих войн и потрясений будущее не определено. Об этом знают даже дети. Так что все эти видения не стоят и ломаного гроша», - подумала Ита. После чего, отбросив в сторону мысли о глупых пророчествах и никчемных предзнаменованиях, решительно зашагала навстречу Судьбе.
        Даже если бы она была стопроцентно уверена в том, что эта дорога окончится безжалостным лезвием кинжала, по самую рукоять утопленным в ее груди, то все равно не изменила бы своего решения. Однажды взяв в руки бокал, до самых краев наполненный обжигающе-холодным коктейлем из сплава ярости, боли и ненависти, Ита должна была испить эту чашу до дна. Дойти до самого конца своего пути и выполнить данную себе клятву, чего бы ей это ни стоило.

* * *


        Кроме троих людей-лучников - меня, Свена и Карта, в состав предстоящей экспедиции вошли: пара имуров - Динкс и Лам, двое темных эльфов - Айвель и Валд, а также пятеро орков во главе с Олитунгом - существом, в чьей могучей груди билось два сердца.
        Дроу и телохранитель-имур были универсалами - прекрасно владели как луками, так и холодным оружием. Динкс, судя по всему, был неплохим магом. Каждый орк представлял собой мощный кулак - стену, за которой более легкие и подвижные бойцы могли чувствовать себя в относительной безопасности. С тремя людьми-лучниками все было понятно без лишних объяснений. Дело оставалось за разведчиками.
        Наш путь пролегал через леса, поэтому я хотел взять в отряд пару воргов, но в последний момент передумал. В отличие от всех остальных рас ворги были диким и необузданным племенем, мало чем отличаясь от животных. И даже несмотря на то что они были лучшими из лучших, мне не хотелось обременять себя лишними проблемами.
        Именно эти соображения натолкнули меня на мысль о гоблинах. Несмотря на свою трусость (а может быть, именно благодаря ей), осторожные гоблины были неплохими разведчиками. К тому же я хорошо знал Мгхама, поэтому мог рассчитывать на то, что, учитывая «старую дружбу», он даст своих лучших следопытов.
        Но для начала пришлось разобраться с дуэлью орка и дроу...
        Разговор с Фасой занял не больше получаса, поэтому, вернувшись в расположение лагеря, я застал всех на месте. Несмотря на то что совсем недавно принц дроу валялся в пыли, сейчас его одежда выглядела слегка помятой, но чистой. В другое время я, может быть, удивился бы этому, но сейчас было не до того.

        - Я собираю отряд. - Эти слова не походили на пламенное воззвание полководца, обращенное к своим верным войскам, но главное, все присутствующие поняли, что подразумевалось.

        - Могу я разобраться с презренным орком до того, как мы отправимся в путь? - Принц дроу по-прежнему оставался заложником чести, поэтому считал само собой разумеющимся свое участие в предстоящей экспедиции.

        - Нет!
        Отвечая на невысказанный вслух вопрос, я пояснил:

        - Потому что он пойдет с нами.

        - А не слишком ли ты много на себя берешь, человек? - В голосе звероподобного орка звучала ничем не прикрытая угроза. - Никто не смеет приказывать Олитунгу.

        - Даже верховный главнокомандующий нашей армии?

        - Ты не верховный главнокомандующий.

        - Считай, что в данный момент я говорю от его имени. Мне нужен ты и еще четверо лучших бойцов из присутствующих здесь орков. Отбери тех, кого считаешь нужным, остальных отправь...

        - Забудь об этом.

        - Неповиновение во время военных действий приравнивается к измене и карается соответственно. - Я говорил мягко, без нажима - еще не угрожая, а просто констатируя факт.

        - Ты хочешь испугать меня файтом? Отдать приказ этой безмозглой туше, а сам, словно жалкий червяк, отсидеться в стороне? - Олитунг издевательски расхохотался, хотя в только что сказанном не было ровным счетом ничего смешного.
        - Этот глупый танцоришка, - рука орка махнула в направлении дроу, - по крайней мере не трус и может сам постоять за себя. А ты... человек... - он сбился, подбирая более точное определение, - как и все твои соплеменники, ты абсолютно ни на что не годен.
        Айвель шагнул вперед, для того чтобы убить наглеца, посмевшего назвать
«танцоришкой» не кого-нибудь, а наследного принца, но я сжал его локоть и тоном, не допускающим возражений, сказал:

        - Не сейчас.
        Больше чем уверен - для дроу не составило бы особого труда освободиться, повергнув меня на землю, после чего он дал бы выход своей ярости, убив орка, посмевшего унизить его. Но Айвель был принцем. Поэтому умел не только держать свое слово, но и владеть чувствами.

        - Не сейчас, - повторил я, все еще не до конца уверенный в том, что он не плюнет на все свои мнимые кодексы, не отшвырнет меня в сторону и не продолжит дуэль.
        Впрочем, мои опасения оказались напрасными.

        - Какие-то проблемы личного плана? - Олитунг вновь издевательски расхохотался.
        Было очевидно, что он откровенно нарывается на неприятности.

        - Файт убьет тебя и всю твою компанию в случае невыполнения приказа.
        Если бы у орка было только одно сердце, наверное, я бы не стал церемониться с этой огромной грудой мышц, без особого труда найдя ему равноценную замену. Но его удивительный дар (до этого дня я никогда не слышал, чтобы в чьей-либо груди одновременно бились два сердца) да еще смелость, переходящая границы разумного, заинтересовали меня.

        - Хочешь убить? Пожалуйста - лучше погибнуть воином, чем стать рабом жалкого человека.

«Последний шанс», - подумал я про себя и, коротко кивнув файту, приказал:

        - Возьми его!
        Фаса послала своего слугу, чтобы он помогал мне в решении любых проблем. В данный момент Олитунг был моей главной проблемой, поэтому огромный монстр беспрекословно выполнил приказ, исходящий из уст смертного.
        Несмотря на то что орк находился в сжатой ладони файта, не в силах даже пошевелить пальцем, он не испугался и, более того, сохранил прежний задор:

        - Скажи напоследок, все люди такие трусливые недоноски - или только ты один?

        - Ты правда хочешь услышать прямой и честный ответ на этот вопрос? - Я подошел почти вплотную, чтобы увидеть его реакцию.

        - Конечно честный, какой же еще?
        Этому сумасшедшему орку не было страшно, даже несмотря на то что в любую секунду огромная рука файта могла раздавить его всмятку, словно какой-нибудь перезревший фрукт.

        - Если не пойдешь со мной, то узнаешь ответ на интересующий тебя вопрос на собственной шкуре.

        - Каким образом?
        Он даже не догадывался, что ему предстоит услышать, поэтому ничего не боялся.

        - Я закую тебя в цепи и посажу в клетку, а файт доставит в Арлон. Может быть, эта война продлится полгода, а может быть, год или десять лет, но все это время ты просидишь в клетке, разъезжая по ярмаркам в качестве выставочного экспоната. Ты будешь слишком ценным животным, чтобы надсмотрщики позволили тебе умереть. Поэтому не волнуйся - жизнь пленника будет вне опасности. Конечно, иногда, для развлечения публики или просто смеха ради, балаганщики будут протыкать одно из твоих сердец, но ты же сказал, что в этом нет ничего страшного - рана затянется, оставив лишь небольшой шрам. Вот тогда-то у тебя будет достаточно времени, чтобы познать истинную природу людей и самому ответить на только что заданный вопрос.
        Я ударил в единственное незащищенное место. Ударил сильно и целенаправленно. И сумасшедший орк, казалось не боящийся ничего на всем белом свете, не выдержал этого удара.
        Гордость не позволяла Олитунгу просить о пощаде, но он надломился. Это было очевидно. Орк молчал, однако в глубине его глаз застыло странное выражение. Эти глаза никогда прежде не знали, что могут чего-то бояться, но прямо здесь и сейчас выдали с головой своего хозяина.
        Я не хотел ни убивать, ни тем более унижать этого заносчивого воина, мне просто был нужен сильный отряд, способный продержаться в тылу вражеских армий столько времени, сколько потребуется, чтобы мятежный сын Хаоса нашел нас.
        И если прямо сейчас я не протяну ему руку помощи, а он промолчит, то...
        Как бы мне ни хотелось обратного, придется выполнить свою угрозу, потому что командир, бросающий слова на ветер, теряет авторитет в глазах подчиненных и ему уже нет веры. Не только в обычной жизни, но и в бою.

        - У тебя все еще есть выбор. - Несмотря на то что он несколько раз оскорбил меня, я предоставил подавленно молчащему Олитунгу шанс с честью выйти из этой непростой ситуации. - Ты можешь подчиниться приказу, исходящему из уст уполномоченного представителя владычицы Хаоса, или же быть наказанным по законам военного времени.
        Несмотря на то что он был грубым, более того - сумасшедшим орком, его все-таки нельзя было назвать глупым. Предложенный мной вариант мог удовлетворить даже щепетильного в вопросах чести дроу, не говоря уже обо всех остальных расах, поэтому в конечном итоге Олитунг пробурчал:

        - Я подчиняюсь приказу Фасы.

        - Отлично, в таком случае осталась всего одна небольшая формальность. Мне нужны гарантии того, что во время нашей экспедиции между орками и дроу не будет никаких разногласий. Как только вернемся - можете перерезать друг другу глотки, меня это не касается, но пока мы не выполним поставленной задачи, о былых обидах придется забыть.

        - А что, я могу и подождать! - Было прекрасно видно, что к орку возвращается не только былая уверенность в собственных силах, но и прежний веселый задор.
        Я повернулся к Айвелю, который после непродолжительной внутренней борьбы все же сумел совладать со своими чувствами:

        - Слово дроу, - торжественно произнес он, - что на время похода я забуду о существовании этого... - Он замешкался, пытаясь заменить очевидное ругательство каким-нибудь более или менее приличным словом, но в конечном итоге не нашел ничего лучшего, как сказать: - Этого животного.

        - Олитунг назвал дроу плохим танцором, Айвель сравнил орка с животным. Итак, вы квиты, - быстро вмешался я, предвосхищая новую вспышку оскорблений, способную перерасти в продолжение дуэли. - Раз все благополучно разрешилось, мы с файтом ненадолго отлучимся, чтобы заручиться поддержкой имуров.
        Лицо орка расплылось в оскале, который, судя по всему, означал улыбку.

        - Вербуешь рекрутов старым проверенным способом? - Он недвусмысленно намекал на слугу Фасы.

        - Некоторые не понимают с первого раза, поэтому приходится объяснять. К моему возвращению отберешь четырех лучших бойцов из своей группы, - я перешел на деловой тон, - остальных отправишь туда, откуда пришли.

        - Сделаю.

        - Не сомневаюсь! - С этими словами я шагнул на раскрытую ладонь файта - и перенесся к имурам.
        Убедить Динкса примкнуть к нашим рядам не составило особого труда. Присутствие слуги Фасы плюс жесткий (точнее, все-таки жестокий) ультиматум, не оставляющий иного выбора, кроме как сдаться или умереть, в предельно сжатые сроки решили исход дела.
        А когда я вновь появился в лагере, там уже находилась обещанная богиней поддержка в лице шестерых утангов.
        Сначала я даже подумал, что это какая-то разновидность големов, но изменил свое мнение после исчерпывающих объяснений Айвеля.

        - Много раз слышал о них, но никогда прежде не видел этих созданий. - Было очевидно, что дроу взволнован. - Старые легенды гласят, что в глубокой древности бесчисленные легионы утангов - непобедимых воинов, состоящих не из плоти и крови, а из материи, в чем-то похожей на камень, бросили вызов небесам, вознамерившись низвергнуть самих лордов. Заручившись поддержкой нескольких магов, они нашли путь в сферу Хаоса и хлынули внутрь, словно стая прожорливой саранчи, сметая и уничтожая все на своем пути. Их сила была именно в количестве: как бы ни был силен медведь, ему никогда не справиться с целым роем пчел. Крошечные насекомые в конечном итоге победят, доведя до умопомрачения и закусав до смерти огромного исполина.
        Сражение в сфере Хаоса - оплоте лордов - было великой битвой, в которой пало бесчисленное количество воинов с обеих сторон. И кто знает, чем бы она в конечном итоге закончилась, если бы вдруг все утанги не пали. Это было удивительно и необъяснимо, никто до сих пор так и не знает, что послужило причиной их поражения. Наверняка лорды в курсе, но боги не станут делиться своими секретами с кем бы то ни было.
        Хаос был на волос от поражения, но все же победил, а раса утангов была полностью уничтожена - стерта с лица земли. Однако в назидание потомкам или во имя каких-то других, одной только ей ведомых целей Фаса воскресила несколько воинов, сделав этих неодушевленных марионеток своими слугами.
        С тех пор они не живые, но в то же время и не мертвые. Не знаю, как это вообще может быть, потому что даже у некромантов нет ответа на этот вопрос.

        - Значит, это и есть те самые воины, некогда бросившие вызов самому Хаосу? - Я посмотрел новым взглядом на шесть неподвижно застывших фигур.

        - Выходит, что так.

        - И они пойдут с нами?
        Он бросил на меня недоуменный и в то же время достаточно красноречивый взгляд, после которого я понял, что сморозил откровенную глупость. Утанги не только пойдут с нами, но и будут беспрекословно подчиняться любому приказу командира нашего небольшого отряда. А так как старшим был я, то выходило, что эти легендарные воины отныне находятся в моем полном распоряжении.

        - Что-нибудь еще можешь сказать о наших новых союзниках?

        - Пожалуй, нет. - Айвель отрицательно покачал головой. - Вплоть до сегодняшнего дня я был уверен, что утанги - не более чем красивая старая легенда. И уж тем более не мог предположить, что когда-нибудь буду сражаться с ними бок о бок.

«Лучше бы тебе никогда не видеть ни меня, ни этих несчастных, с которыми так жестоко обошлась владычица Хаоса», - подумал я про себя и, не решившись высказать эти безрадостные мысли вслух, молча зашагал к палатке с ранеными.
        Имуры должны были подойти ближе к вечеру, а в оставшееся время мне еще предстояло решить вопрос с разведчиками и отправить домой остатки моих людей. Согласно договору с Фасой, не участвующие в экспедиции лучники возвращались в родное поселение. Так как в более или менее нормальном состоянии находились только я, Свен и Карт, то для нас троих эта проклятая война продолжалась, а все остальные... Они практически уже были дома. Файт обладал способностью мгновенно перемещаться из одной точки пространства в другую. Не знаю, каким образом ему это удавалось, впрочем, это было совершенно не важно. Главное то, что не пройдет и нескольких секунд, а два с лишним десятка людей окажутся в родном городе - месте, где родились и выросли, откуда ушли на войну, чтобы в конечном итоге, несмотря ни на что, вернуться обратно живыми.
        Прощание не затянулось надолго, потому что это было бы невыносимо тяжело как для меня, так и для всех остальных.

        - Если увидите отца, передайте, что я люблю его, но даже если выживу, то никогда не смогу вернуться домой. А еще расскажите вашим нынешним и будущим детям правду об этом походе. Все как было. Ничего не скрывая.

        - И еще... - В горле застрял тугой ком, мешающий говорить. С трудом проглотив его, я закончил: - Скажите... всем им... - Я сделал рукой широкий полукруг, как будто пытаясь охватить этим жестом весь мир. - Скажите, что мы не предатели... Самое главное - скажите всем им, что мы не предатели, - повторил я, чувствуя, что еще немного и, не выдержав, сорвусь на крик - долгий и безутешный вой загнанного в клетку волка...
        Нет. Время для этого последнего, рвущего жилы и связки крика еще не пришло. Может быть, позже, но только не сейчас... Резко развернувшись и даже не попрощавшись, я вышел прочь из палатки, дав знак расположившемуся неподалеку файту, что он может отправляться.

* * *


        Слуга Фасы в точности выполнил распоряжение своей госпожи, не пощадив никого. Он только на мгновение дольше, чем положено, задержался в леденящей пустоте подпространства, вместо обычной палатки доставив к месту назначения ледяной саркофаг.
        Владычица Хаоса послала смертного убить собственного ребенка. Она не желала смерти сына, но у нее не было иного выхода. Поэтому, с одной стороны, Фаса связывала с Хрустальным Принцем надежды на спокойное будущее, а с другой - не могла простить того, что этот человек покушается на жизнь ее сына. Именно поэтому богиня жестоко отомстила тем людям, которые были дороги этому смертному. Может быть, впервые за всю свою жизнь она ошиблась - совершила непростительную глупость, недостойную божественной сущности. Но кто может знать наперед, что случится с нами в будущем?
        Никто.
        Только самому Времени, замкнутому в круг бесконечности, ведомы все тайны этого мира: события прошлого, настоящего и будущего. Но Время - молчит. Не делая никаких различий между богами и смертными. И, может быть, именно в этом заключается главная тайна мироздания, которая откроется в тот самый миг, когда Время устанет молчать и скажет одно-единственное слово: «Конец».
        Глава 20

        Несмотря на то что это был всего лишь сон, отзвуки боли все еще жили в его теле. Спящий вновь находился в мнимой реальности, в которой его убили неизвестно откуда появившиеся охотники. Он не мог определить даже приблизительно, сколько времени прошло, прежде чем его сознание вернулось на старое место - участок земли протяженностью несколько километров, превращенный в начисто выжженную пустыню. В отличие от реальной жизни во сне время течет иначе. Можно даже сказать, что времени там вообще не существует, потому что достаточно часто в одном и том же сне Спящий перемещался не только в пространстве, но и во времени. Однако, несмотря на то что подобное иногда случалось, он до сих пор не научился управлять этим процессом, в чем-то напоминавшим рулетку.
        Все тридцать шесть чисел имеют цвета - красный или черный. И только зеро - зеленый. Шарик бежит по кругу, падая то на один, то на другой цвет, и сознание Спящего вместе с этим шариком бороздит необъятные просторы бесконечного количества миров. И только тогда, когда выпадает зеро, он перемещается во времени.

«Время - ноль» - так для простоты и удобства он обозначил для себя данное состояние.
        И прямо сейчас пожалел, что рулетка судьбы выкинула ему не зеро, а какое-то другое число. Потому что, если бы можно было вернуть все назад, Спящий наверняка бы разделался с напавшими на него монстрами и, что самое главное, не упустил бы беглеца, явственно различимый след которого лучше всяких слов говорил о том, что он находится где-то неподалеку.
        Но на этот раз не повезло - расклад оказался не в его пользу.
        Однако ничего страшного не произошло. Поиски продлятся чуть дольше - только и всего. В конце-то концов, это всего лишь его сновидение, не более. А раз так, значит, все будет, как он пожелает.
        Придя к этому выводу, лежащая на земле кошка лениво потянулась, встала и не торопясь побежала на запад. Последний раз, когда она видела след, он вел именно в том направлении. Поэтому, как бы хорошо ни умел прятаться человек, которого предстояло найти и убить, ему все равно не уйти от того, кто является полноправным властителем собственного сновидения.

* * *


        К вечеру все были в сборе. Пятеро орков во главе с Олитунгом; два темных эльфа; Лам с Динксом (который, согласно нашему договору, присягнул на верность Хаосу); четверо разведчиков-гоблинов (после моей просьбы самолично отобранных Мгхамом); трое людей и шестерка утангов. Итого - двадцать два воина. Немногим больше, чем два десятка, в рамки которых советовала уложиться Фаса, пославшая нас в эту безнадежную экспедицию. Впрочем, что-то глубоко внутри подсказывало мне - очень скоро наши ряды сократятся. Так что пара лишних воинов не играла особой роли.
        Пожалуй, только я, Динкс и его телохранитель в полной мере осознавали трудности и опасности предстоящего похода. Я был единственным посвященным в истинную цель рейда в глубь вражеской территории, а имуры... Они догадывались, что, вероятнее всего, утопающий человек мертвой хваткой вцепился в них, чтобы вместе с собой утянуть на дно.
        Оба честолюбивых дроу, вероятно, тешили себя мыслью, что им предстоит поход за славой. Орки просто жили сиюминутным и ни о чем не задумывались, так как были выше того, чтобы забивать себе голову всякой ерундой. Четверо гоблинов явно обрадовались тому, что их взяли в экспедицию, так как считали, что в лесу их шансы выжить выглядят намного предпочтительнее, чем во время битвы в открытом поле. Ну а утанги были скорее мертвыми, нежели живыми, поэтому им было абсолютно все равно, куда идти и где сражаться. Свою главную битву они уже давно проиграли Хаосу, и если в них еще сохранилась хотя бы слабая искра сознания, то наверняка самой заветной мечтой каждого из них было умереть в бою, чтобы наконец соединиться с бесчисленными легионами соплеменников, которые пали как воины, обретя вечный покой.

        - Мы достойны узнать о конечной цели этого похода, или же его высочество Хрустальный Принц будет использовать свой отряд втемную?
        Мне показалось, что Динкс не столько хотел услышать ответ на этот язвительный вопрос, сколько выплеснуть накопившуюся в глубине его души злобу.

        - После того как теряешь осколок души, первое время постоянно чувствуешь себя не в своей тарелке. Такое ощущение, что одежда жмет или все на тебя пристально смотрят, чтобы выявить и без того очевидные недостатки. Хотел бы утешить тебя, сказав, что со временем это состояние пройдет, все войдет в обычную колею и ты станешь таким же, каким был прежде. Но я не буду этого делать. Потому что это не пройдет. Это уже никогда не пройдет. Ты сможешь научиться контролировать эмоции, но даже в этом случае бессознательно будешь чувствовать свою неполноценность.

        - Я спросил не об этом.

        - А какой ответ ты хочешь услышать? Что из всей нашей команды наилучшие шансы выжить имеют утанги, а все остальные - не более чем пушечное мясо, наживка, закинутая Фасой, чтобы на нее клюнула крупная рыба? Ты безмерно меня разочаруешь, если скажешь, что не догадывался об этом.

        - Разговор не о том, о чем я догадывался, а о чем - нет, - имур все еще не пришел в себя полностью после потери осколка души, поэтому, сам того не замечая, был чересчур взвинчен, - а о том, что каждый имеет право знать, за что он воюет и умирает.

        - Лам! - окрикнул я стоящего неподалеку телохранителя. - У нас возникло одно незначительное разногласие по поводу кодекса чести командира. Ты не мог бы рассудить нас?
        Имур молча подошел, легким кивком выразив согласие выступить в качестве арбитра.
        Я был более чем уверен, что благодаря своему феноменальному слуху Лам знал, о чем идет речь, тем не менее не отказал себе в маленьком удовольствии дать пояснения:

        - Твой господин полагает, что генерал Тиссен был в корне не прав, так как не сообщил отданным под его командование лучникам-людям, с какой целью послал их на верную смерть. Я же, напротив, готов отстаивать интересы погибшего генерала, утверждая, что командир не обязан давать отчет подчиненным, объясняя какой необходимостью вызван тот или иной приказ, а также за что и почему умирают подвластные ему воины. Ты бы не мог решить, кто из нас прав?
        Я еще не успел закончить свою небольшую речь, а Динкс уже развернулся и, не сказав ни единого слова, зашагал прочь.

        - Присматривай за ним, - посоветовал я телохранителю, - первое время это необходимо. Потом все пройдет, душевные раны зарубцуются, а пока...
        Заканчивать мысль я не стал, потому что это не требовалось. Моя неожиданная забота о Динксе была вызвана не накатившей ни с того ни с сего жалостью к
«товарищу по несчастью», а обыкновенным расчетом командира, чей солдат должен быть всегда в форме.

        - Через час выступаем. - Я перешел на деловой тон. - Будьте готовы.

        - Понял. - Немногословный имур развернулся и бесшумной тенью последовал за удаляющимся господином.

«Все-то вы, имуры, всегда понимаете, - с неожиданной даже для самого себя злостью подумал я, - только всегда делаете так, как это выгоднее вашей расе...»
        Впрочем, вспышка гнева прошла так же быстро, как и началась. В данный момент у меня и без того хватало забот, чтобы вдобавок ко всему обременять себя еще и подобными мелочами.

«Если во время похода Динкс не выполнит хотя бы один приказ, с ним немедленно разделаются утанги, - закончил я мысль уже на ходу. - Лама будет, конечно, жаль, потому что он честный воин, но это война. Или ты выполняешь приказ командира, или умираешь. Других вариантов нет».

* * *


        Она не могла точно сказать, откуда узнала, что вечером непременно встретится с Хрустальным Принцем, тем не менее была стопроцентно уверена в этом. Ита не подозревала о том, что стрелы судьбы, две из которых по-прежнему лежали в ее колчане, а третья находилась у заклятого врага, связаны между собой той особой связью, которую нельзя объяснить с точки зрения обычного человеческого разума. Но даже если бы и знала, то и в этом случае вряд ли придала бы данной информации особое значение. Сумасшедшая лучница, чья горячая кровь кипела в венах, требуя выхода необузданной ярости, хотела только одного - выполнить свою клятву и навсегда покончить с ненавистным ей человеком.
        На закате предатель войдет в лес, для того чтобы раствориться в его необъятных просторах. Это даст лучнице прекрасную возможность - затаившись в кронах деревьев, выпустить всего лишь одну стрелу. Причем даже не магическую, а обычную. Один выстрел, несколько мгновений полета - и все будет кончено. «Нет человека - нет проблемы», - кажется, так говорили в гильдии убийц.

«Очень точно и правильно говорили», - подумала Ита, направляясь к месту засады.
        Она не только знала, когда отряд, возглавляемый ренегатом, выступит в поход, но и, что самое главное, какой дорогой он пойдет.
        Фортуна улыбнулась своей избраннице, и все козыри оказались на руках девушки, после чего оставалось только одно - не промахнуться, когда настанет момент решающего выстрела.
        Первая стрела погибла, взорвавшись в сердце файта, после чего ее обломок, впитавший в себя кровь убитого всадника, стал неотъемлемой частью Хрустального Принца.
        Вторая - окаменела, не в силах выполнить условия договора, при этом отдав все свои силы Ите. А третья...
        Третья решила одним ударом разрубить запутанный узел противоречий, освободив всех участников драмы от невыносимого бремени жизни.
        Лучница убьет врага, ставшего ее наваждением, после чего будет настигнута беспощадными преследователями.
        Человек и полукровка погибнут, а вместе с их жизнями оборвется та зыбкая нить, которая все еще удерживает жалкие обломки двух стрел судьбы в этой реальности.
        Поляна была небольшая, поэтому прекрасно просматривалась с позиции, которую заняла лучница. Она затаилась на толстой ветке дерева, стоящего в некотором удалении от места, где должен пройти неприятельский отряд. Ита отдавала себе отчет в том, что может умереть, но она все же не собиралась идти на откровенное самоубийство. После того как стрела пробьет шею предателя, он еще некоторое время будет жить. Мало того что сама по себе сила удара может развернуть тело, за ней обязательно придут судороги, в результате которых он еще некоторое время будет биться в предсмертной агонии. Все произойдет слишком быстро и неожиданно для того, чтобы кто-то смог определить направление, с которого было произведено нападение. А раз так - отряду придется прочесать всю прилегающую к поляне местность. И не просто прочесать, а и облазить чуть ли не все деревья в радиусе пятидесяти метров, так как с земли невозможно увидеть слившуюся со стволом фигуру лучника. Конечно, днем поиски заметно облегчатся, но вряд ли небольшой отряд, целью которого является скрытное проникновение в тыл вражеской армии, будет рисковать и не просто
задерживаться здесь до утра, но и вести активные поиски.
        Нет, даже если посмотреть на ситуацию непредвзято, отбросив в сторону фактор случайности и все несущественные детали, то и в этом случае ее шансы выжить выглядели намного предпочтительнее, чем шансы умереть.
        Жаль, что с ней не было старого лука, сломавшегося в результате выстрела в гольстерра, но после того, как Ита приняла решение действовать в одиночку, она вернулась в безжизненный лагерь людей, уничтоженных слугами Фасы, и взяла себе новый.
        Конечно, его нельзя было сравнить с луками эльфов, так же как невозможно поставить в один ряд вещь, вышедшую из-под руки мастера, с обыкновенной поделкой ремесленника, но в руках опытного воина даже не слишком хорошее оружие способно на многое. Ите понадобилось около получаса для того, чтобы пристрелять и почувствовать новый лук, после чего она стала уверена - оружие не подведет. И теперь оставалось только одно - занять выбранную для выстрела позицию и ждать.
        Как ни странно, обычно порывистая и нетерпеливая девушка на удивление спокойно перенесла тяготы длительного ожидания. Прошло около трех с лишним часов, прежде чем на поляне появился разведчик - авангард приближающегося отряда.
        Небольшая фигурка гоблина на некоторое время застыла среди деревьев, вплотную подступающих к поляне, а затем, по-видимому удовлетворенный осмотром, разведчик осторожно вышел вперед. Создавалось впечатление, что он не шел, а скользил по земле. И без того небольшая фигурка сгорбилась, как будто пытаясь стать еще ниже, и в конечном итоге среди травы и цветов, плотным ковром укрывших лесную поляну, осталась видна только макушка разведчика.

«На редкость опытный следопыт», - мимоходом отметила про себя девушка, но не стала развивать мысль, предпочтя сконцентрироваться на предстоящем выстреле.
        Именно эта незначительная на первый взгляд ошибка в конечном итоге ее и сгубила.
        Лучница, овладевшая чуть ли не всеми приемами и знаниями элитного подразделения ольвиров и не раз участвовавшая в рейдах против Хаоса, лучше других знала о тактике гоблинов. Чуть выдвинувшись вперед, шел первый разведчик. По бокам, в некотором отдалении от него, следовали еще двое, не только контролируя обстановку в своих секторах, но и присматривая за ведущим. Затем, в двух полетах стрелы от авангарда, маршировали основные силы отряда, прикрываемые с флангов еще двумя группами. И замыкала колонну последняя тройка, в задачу которой входило обеспечение безопасности тыла.
        Именно благодаря такому построению, а также тому, что трусливые гоблины были предельно внимательны, особенно когда речь шла об их безопасности, застигнуть врасплох этих маленьких проворных воинов было практически невозможно.
        Небольшой мобильный отряд - это не крупное войсковое соединение. Поэтому в данном случае нет нужды использовать полный комплект - двенадцать разведчиков. Вполне хватит трех-четырех.
        Ита была уверена в том, что поблизости должен находиться еще один гоблин, но посчитала, что достаточно надежно скрыта ветвями деревьев, чтобы ее можно было увидеть снизу.
        Фигуру, затаившуюся на ветке в нескольких метрах над землей, действительно нельзя было обнаружить, если заранее не знать о ее присутствии, и будь на месте старого Кламста кто-то другой, все наверняка бы сложилось иначе.
        Но... В нескольких метрах от дерева, в ветвях которого пряталась лучница, прошел ветеран, переживший за свою жизнь достаточно много, чтобы усвоить одну простую вещь - в полном опасностей лесу может выжить только предельно внимательный гоблин. Потерял на секунду бдительность - все, считай, что ты уже труп.
        Ита сначала услышала, а затем и увидела, как маленькая фигура прошествовала невдалеке от ее убежища, но, судя по поведению, ничто не потревожило разведчика. Так же бесшумно и неожиданно, как появился, он скрылся, растворившись в безмолвных недрах лесной чащи.
        В отличие от практически совершенных эльфийских луков оружие людей имеет свои недостатки, одним из которых является легкая, неуловимая простым человеческим ухом вибрация тетивы. Несколько лет назад Кламст не обратил внимания на едва различимый звук, раздавшийся откуда-то сверху, не придав ему должного значения..
        Из тридцати пяти гоблинов тогда уцелели двое - сам следопыт, получивший стрелу в спину, но чудом выживший, и еще один воин, сумевший спастись бегством. Именно он впоследствии вернулся и, обнаружив Кламста, дотащил раненого до лагеря.
        С тех пор старый разведчик уже не мог забыть этот тихий, едва слышный шелест и без труда различал его среди многоголосия шорохов ночного леса.
        Все было спокойно до тех пор, пока, проходя мимо дерева, он не услышал вибрацию тетивы, оглушительным громом ударившую по его и без того до предела натянутым нервам. Ни один мускул не дрогнул на лице гоблина, а походка осталась такой же, как прежде. Спокойно, как будто ничего не произошло, он миновал опасный участок, проследовав дальше. Весь прежний опыт говорил о том, что один человек не станет устраивать засаду на пути многочисленного, хорошо вооруженного отряда. Но сколько разведчик ни напрягал слух и зрение, больше он не заметил ничего подозрительного. Однако рыба, однажды попавшаяся на крючок, вдвойне осторожна. Несмотря на то что гоблин был чуть ли не стопроцентно уверен в том, что затаившийся в ветвях дерева лучник не имеет поддержки, он все же предпочел лишний раз подстраховаться. В отличие от прекрасно экипированных членов основного отряда у разведчиков практически не было никакой защиты. Они могли надеяться только на свое зрение, слух и быстрые ноги.
        Один лучник затаился на дереве, или их несколько - не играет особой роли. Кламст должен в первую очередь позаботиться о собственной безопасности. Именно поэтому он прошел еще немного вперед, придерживаясь прежнего курса, а затем, резко забрав вправо, он сделал широкий полукруг, в конечном итоге оказавшись достаточно далеко от места засады, но в то же время достаточно близко от поляны, чтобы остальные могли услышать его предупреждающий крик.
        Спустя несколько минут после появления на поляне разведчика из леса вышли основные силы отряда. Они чувствовали себя в полной безопасности, поэтому, вместо того чтобы пересекать открытое пространство короткими перебежками, двигались как обычно - быстрым размеренным шагом.
        Летняя ночь и до этого была достаточно светлой, но, как будто идя навстречу желанию Иты, из-за легкого покрывала облаков вынырнула луна, осветив все вокруг призрачно-серебристым светом.

«Спасибо тебе, милая», - мысленно поблагодарила девушка небесное светило за столь своевременную помощь, одновременно фиксируя все происходящее на поляне.
        Сначала появились орки, вслед за которыми вышли дроу.
        Рука девушки, сжимающая лук, непроизвольно дернулась. Если и был в этом мире хоть кто-то, кого полукровка ненавидела так же неукротимо яростно, как человека, которому вскоре предстояло умереть, то это только проклятые дроу.

«Если получится, уничтожу и эту пару», - подумала лучница, быстро взяв себя в руки.
        Затем показались какие-то странные создания, в чьем внешнем облике Ита не смогла определить черты ни одной из известных ей рас. Она ничего не знала об утангах, так как никогда не интересовалась ими и не придавала значения древним легендам. В сказаниях давно ушедшей старины если и оставалась крошечная крупинка правды, то отделить ее от беспросветного нагромождения вымысла было практически невозможно.
        Шестерка неведомых воинов вышла из леса, и только потом появился он - Хрустальный Принц. Человек, чья жизнь в этот момент сосредоточилась на острие наконечника стрелы, готовой сорваться с натянутой тетивы, как только Ита решит, что время пришло.
        Прежде она никогда не видела его так близко, но сразу же поняла - это он. Именно тот, кто ей нужен, потому что другие люди, шедшие рядом, ни внешним обликом, ни даже самой манерой держаться не походили не то что на принцев - даже простых офицеров из них бы не вышло.
        Если бы здесь не было дроу, то, скорее всего, полукровка, вытащив из колчана последнюю из трех магических стрел, выстрелила бы в сердце предателя. Так как вторая попытка не удалась, лучнице ничего не грозило - она бы не умерла в результате выстрела. И что самое главное - не было никакого сомнения в том, что стрела поразит цель.
        Но темные эльфы... Их присутствие решило исход дела. Ите нужно было сохранить силы еще на два выстрела. И хотя внутренний голос настойчиво предлагал ей воспользоваться стопроцентным шансом, она все же отвергла его.
        Имея многое, хочется еще большего.
        Этан был тысячу раз прав - людьми движет не здравый смысл, а алчность и страх. В данном случае верх взяла человеческая природа, отодвинув эльфийскую сущность полукровки на задний план. И пускай эта алчность была направлена на удовлетворение мести, а не какие-то материальные блага, это ровным счетом ничего не меняло.
        Рука до предела оттянула тетиву, а наконечник стрелы обратился в сторону цели...

* * *


        Сделавший приличный крюк Кламст решил, что отошел на достаточно безопасное расстояние от места засады.
        Лучница перестала дышать, предельно сконцентрировавшись на предстоящем выстреле.
        Человек, в шею которого мгновение спустя должна была вонзиться безжалостная стрела, повернулся к шедшему сзади имуру и что-то сказал.
        Демон-ветер взмахнул крылом, чтобы отогнать прочь любопытные облака, сгрудившиеся над местом предстоящего боя.
        В безраздельной вышине как ни в чем не бывало сияла надменно-гордая красавица луна, для которой ничего не значила вся эта мышиная возня смертных.
        Пора, поняла Ита и разжала пальцы, удерживающие тетиву.
        Отчаянно громкий крик филина - условный знак опасности - разнесся над округой, как будто пытаясь догнать устремившуюся к цели стрелу.
        В самый последний момент, повинуясь скорее подсознательному чувству, нежели приказу разума, нога человека застыла в воздухе, и шаг, который должен был стать последним в его жизни, так и не был сделан.
        Оскорбление, готовое сорваться с губ имура, камнем застыло в горле.
        Головы всех присутствующих практически синхронно повернулись в сторону крика.
        Стреле не хватило самой малости - каких-то ничтожных двух сантиметров, чтобы выполнить свою миссию, пробив артерию.
        С каким-то запоздалым сожалением лучница поняла, что не использовала свой единственный шанс и прямо теперь, будучи обнаруженной, потеряет все - включая жизнь.
        Тело командира еще только падало на землю, и было даже непонятно, убит он или только ранен, а быстрее всех сориентировавшиеся в ситуации утанги начали действовать.

        - Сколько бы вас ни было, вам все равно не уйти. - Блестяще справившийся со своей задачей Кламст достал из голенища сапога жертвенный нож - пришло время вернуть старый долг.
        В этом месте больше нечего было делать, поэтому ветер, взмахнув необъятным крылом, полетел на восток. Сдерживавшие до этой поры любопытство глупые облака, словно стая бродячих собак, набросившихся на кость, сгрудились над поляной. Яркое сияние гордой красавицы луны мгновенно поблекло.
        Правая рука девушки отбросила в сторону ненужный более лук и вытащила из колчана каменную стрелу.
        Трое утангов заслонили телами упавшего мужчину, один склонился проверить, насколько серьезно ранение, а оставшиеся двое устремились в лес, чтобы найти и уничтожить нападавших.

        - А-аа! - Дикий рев, в котором уже не было ничего человеческого, исторгся из горла женщины, когда она покинула свое ненадежное убежище и, словно огромная дикая кошка, спрыгнула на землю.
        Гоблин, решительно сжимавший в руке жертвенный нож, в ужасе оцепенел - кем бы или чем бы ни было это существо, у Кламста пропало всякое желание встречаться с ним.
        Вырвавшийся вперед утанг увидел фигуру, шагнувшую ему навстречу, и обнажил свой клинок. Оружие смертных было не в силах причинить вреда древнему воину, но окаменевшая стрела не являлась оружием в буквальном смысле этого слова.

* * *


        Ита уже не принадлежала себе. Ее разум попал в подчинение неведомой силе, о природе которой можно было только догадываться, но нельзя было сказать ничего определенного. Впрочем, в этом состоянии не было ничего страшного и тем более плохого. Потому что и у девушки, и у этой неведомой силы были одни и те же задачи. Их цели полностью совпадали, и, быть может, именно поэтому данный союз оказался настолько успешным, что в конечном итоге чуть было не привел к гибели Хаоса.
        То, что в свое время не смогли совершить бесчисленные легионы утангов, почти удалось хрупкой девушке.
        Рука лучницы метнула навстречу приближающемуся врагу окаменевшую стрелу.
        Утанг видел, как слабый всполох света, устремившийся ему навстречу, неумолимо увеличивается в размерах. Давно мертвый разум не нашел в этом свечении ничего необычного, но та крохотная живая искра, которую так и не смогла уничтожить Фаса, неожиданно откликнулась на призыв. Воин мог и, что самое главное, должен был уклониться в сторону, чтобы это сияние не ослепило его, но в глубине бездонной черной дыры его сознания произошел неожиданный всплеск, в результате которого чрево бездонной воронки сжалось до невероятно малых размеров, достигло пределов критической массы и взорвалось сверхновой звездой.
        Стрела неумолимо приближалась, и темный лес, являющийся не более чем декорацией, грубо намалеванным рисунком на вечном холсте мироздания, прорезал первый луч света. Ткань декорации начала трещать по швам и рваться, как будто ее вспарывали изнутри острым ножом. И чем ближе подлетала стрела к своей цели, тем большие куски полотна опадали и все лучше становилось видно, что за отрывающимися полосами дешевого рисунка скрывается настоящая жизнь. Бесчисленные легионы утангов стоят на огромной равнине, и взоры всех без исключения направлены на него - их славного боевого товарища, непонятно почему до сих пор не присоединившегося к великому воинству.
        Ни разу за прошедшие тысячелетия никто из утангов не произнес ни единого слова. Их странное состояние можно было охарактеризовать как «не до конца мертвые», поскольку после воскрешения живыми они уже не были. А трупы, как всем прекрасно известно, молчат.

        - Я иду! - успел выдохнуть огромный воин за секунду до того, как дротик-стрела ударила ему в голову.
        И нерушимое прежде тело, взорвавшись изнутри вспышкой яркого света, рассыпалось веером мелких осколков.
        У Иты была всего одна каменная стрела. А из этого следовало, что она может поразить всего лишь одного воина до того, как напарник убитого разделается с ней.
        Но под воздействием услышанного в глубине сознания второго утанга пробудилась дремавшая ранее искра. И свет, разорвавший на части его соплеменника, вспышкой молнии озарил и его сознание, оживив давно забытые чувства.
        Неряшливо намалеванная картина ночного леса стекла вниз грязными каплями, и ошеломленному взору утанга предстало окно, за которым простиралась равнина, до самого горизонта заполненная войсками.

        - Я иду. - Губы, остававшиеся сжатыми на протяжении бесчисленной череды веков, прошептали: молитву-заклинание, в которой в этот момент сосредоточилась вся его жизнь. - Я иду, - повторил некогда гордый воин, волей богов превращенный в бездушную марионетку, после чего каменный наконечник стрелы вошел в его грудь, освободив из пут вечного рабства еще одного несчастного.
        Иту совершенно не удивило, что и второй противник позволил так легко, без всякого сопротивления убить себя. В данный момент у полукровки не было времени для раздумий, так как перед ней стояла вполне ясная и определенная цель - убить человека и пару темных эльфов. Все остальное не имело значения.
        Вырвавшись из леса стремительным вихрем, девушка привела в замешательство орков, которые всегда славились своей силой, но никогда не могли похвастаться тем, что умеют думать.
        Они находились ближе всех к лучнице, поэтому Ита начала с этой пятерки.
        Тонкое жало стрелы только слегка задело шею ближайшего воина - и огромный орк схватился за горло, пытаясь остановить кровь, горячим фонтаном устремившуюся из разорванных вен. Не останавливаясь и не тратя драгоценных мгновений на то, чтобы узнать, мертв ли поверженный враг, каменный наконечник вспорол еще одно горло, ядовитой змеей метнувшись и к третьему. Этот воин успел вскинуть руку, защищая шею, но это его не спасло - стремительный укол в сердце достиг цели.
        Невероятно быстрой девушке, переполняемой силой стрелы, оставалось прикончить еще пару неповоротливых орков, чтобы добраться до темных эльфов, но тут произошло неожиданное: та роковая случайность, предугадать которую невозможно.
        Оставленный за спиной воин, чье пронзенное стрелой сердце навеки остановилось, вдруг ударил.
        Ита уже перенесла вес тела на правую ногу, сделав стремительный выпад, чтобы продолжить кровавую жатву, но тут краем глаза заметила приближающийся кулак.
        Она была очень быстрой. Невероятно, нечеловечески быстрой. Девушка, пропитанная силой древней стрелы, бросила вызов отряду высококлассных бойцов. И кто знает, чем бы в конечном итоге завершилось это сражение, если бы не орк, в чьей огромной груди бились одновременно два сердца.
        Ей почти удалось уклониться. Еще бы чуть-чуть - самую малость, сотую долю секунды, - и ее голова поднырнула бы под мощный кулак. Пара неуловимых взглядом движений - и орки бы пали. Победа была совсем уже рядом: казалось, осталось лишь протянуть руку - и весь мир будет лежать у ее ног. Но, как всегда и бывает в жизни, чуда не произошло.
        Кулак нападавшего достал ее на излете и вскользь. Впрочем, этого оказалось вполне достаточно, чтобы оглушить девушку.
        Огромное солнце вспыхнуло в голове Иты, раскинув жаркие протуберанцы боли по всему телу, - и она провалилась во тьму. А когда через некоторое время все же пришла в себя, то все оказалось в точности так, как в том вещем сне, в пророчество которого она не решилась поверить.
        Орк удерживал ее за волосы, не позволяя ватному телу упасть на землю, при этом в ее голове стоял ровный гул, как будто Ита плыла под водой вблизи бушующей лавины огромного водопада.
        Она знала в точности до мелочей, что последует дальше, и даже хотела было сомкнуть веки, но все же не сделала этого. Умереть с малодушно закрытыми глазами
        - хуже этого не могло быть вообще ничего.
        Человек, однажды предавший голос собственной крови, перейдя в услужение Хаосу, перехватил ее волосы, приблизив лицо чуть ли не вплотную к ее глазам. Он оказался настолько близко, что расфокусированный взгляд все еще не пришедшей в себя Иты видел лишь губы. И эти губы шевелились, потому что ее торжествующий враг читал приговор.
        Если бы это было в ее силах, она бы плюнула в это отвратительное безликое лицо с глупо шевелящимися губами. Но даже этой последней крохотной радости лишила ее оглушающая атака проклятого орка, в чьей мощной груди оказалось два сердца.

«Как это глупо...» - еще успела промелькнуть запоздалая мысль, а затем резкий удар ножом в грудь стер из ее сознания остатки всех мыслей и чувств.
        Рука, до этого момента удерживавшая волосы Иты, разжала пальцы, и тело девушки безвольно упало на землю. До самого последнего мгновения ее глаза оставались открытыми, и, только после того как лицо со всего размаха ударилось о землю, наступила окончательная, всепоглощающая тьма.
        Тьма, чью абсолютную власть сможет нарушить лишь первый луч солнца, являющийся предвестником нового дня.
        Дня, который наступит еще очень и очень нескоро...
        Конец первой книги.


        notes
1

        См. третью книгу трилогии «32» - «32.02. Исключение из правил». (Примеч. автора. .


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к