Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Брайт Владимир / Империя Неудачников: " №02 Принц Фальшивых Героев " - читать онлайн

Сохранить .
ВЛАДИМИР БРАЙТ
        
        
        ПРИНЦ ФАЛЬШИВЫХ ГЕРОЕВ
        
        
        
        ИМПЕРИЯ НЕУДАЧНИКОВ - 2
        
        
        
        Аннотация
        
        Если вы когда-нибудь решите записаться в герои, во-первых, не поскупитесь на страховку. Во-вторых, проследите, чтобы в контракте не было сумасшедших колдунов, иначе страховка вам уже не понадобится. А в-третьих, обязательно спросите себя: оно вам надо? И не обижайтесь потом, если судьба станет от души потешаться над вами -у нее весьма своеобразное чувство юмора!
        
        Краткое содержание первой книги
        
        Вторая книга трилогии «Королевства, проигранные в карты» продолжает историю молодого героя, волею судеб (а точнее, благодаря ошибке, выжившего из ума колдуна) попавшего в параллельное измерение.
        Маг по имени Каль Оми Мораван Паша Оузивад Третий (для нас - просто Компот), основываясь на теории родственно пересекающихся связей и параллельных вероятностей, вычисляет код личности (геном) принца Рентала - единственного наследника огромного королевства. Но старческий маразм, помноженный на неточность в математических вычислениях, приводит к тому, что вместо наследника великой династии колдун похищает совершенно обычного юношу из современного мира.
        По дороге на рабовладельческий рынок1 главный герой предпринимает отчаянную попытку к бегству. При этом, совершенно не желая того, он провоцирует начало вооруженных столкновений (а попросту говоря - беспощадной кровавой бойни) между двумя враждующими кланами, контролирующими один из районов прекрасного и величественного города2 Сарлона - столицы объединившихся измерений.
        В самый ответственный момент, когда резня уже в полном разгаре, на сцене появляется еще один любитель легкой наживы - толстяк Билли. Несмотря на свои достаточно внушительные габариты, он весьма умело обращается с холодным оружием, да и в рукопашной схватке не из последних.
        Битва коварного колдуна и бесстрашного воина (ну а как же - всё в лучших традициях...) достигает кульминации, но в этот судьбоносный момент на район, охваченный массовыми беспорядками, обрушивается мощнейший магический удар: заклинание, именуемое «Зона стертого измерения».
        Реальность в буквальном смысле слова разваливается на куски, а вместе с ней разваливаются на куски тела воинствующих мятежников, посмевших начать беспорядки в день помолвки короля Фромпа Второго и его юной избранницы, принцессы Вей.
        Волею судеб оказавшись в самом центре заклинания-урагана, наши герои чудом остаются в живых. После чего попадают в плен к доблестным силам правопорядка. Надежда на спасение ярким светом загорается в их сердцах, однако без лишних разговоров и никому не нужного выяснения обстоятельств все выжившие причисляются к стану мятежников и приговариваются к смертной казни.
        Впрочем, по случаю знаменательного события - помолвки короля - осужденным дается право выбора: умереть на месте или отправиться в гладиаторский цирк, называемый «Ареной искупления». Тот, кто продержится семь раундов против самых ужасных тварей, которых только можно себе представить, и выйдет победителем, получит право загадать любое желание. И оно будет в точности исполнено придворными магами короля.
        Неудивительно, что при подобном милом раскладе пленники «с радостью» соглашаются на участие в гладиаторской битве. Возбужденная толпа дружным ревом встречает своих кумиров, а накачанные всякого рода запрещенными стимулирующими препаратами герои стойко держатся два раунда. Но к третьему их силы иссякают - начинается агония. Огромная желеобразная тварь под названием маал выползает на арену, чтобы всосать и переварить в своем ненасытном чреве обессиленных воинов. И именно в этот момент в достигшую апогея драму неожиданно вмешивается новый персонаж.
        И это...
        Нет-нет, это вовсе не миловидная добрая фея с волшебной палочкой, выводком крыс, недозрелыми овощами, иллюзией хрустальных туфелек и прочими низкопробными фейками3, предательски принимающими истинный вид ровно в полночь, а безумный колдун с напрочь разрегулированным сознанием, страдающий тягой к насилию и вдобавок обладающий чудовищным чувством юмора. Его полное имя Асванх Пиринизон (для нас - просто Аспирин). Причем, если на насилие еще можно как-то закрыть глаза, то его «невинные шуточки» могут свести с ума кого угодно.
        Воспользовавшись неравномерным течением времени в разных мирах, безумный маньяк выдергивает героев с «Арены искупления» и посылает их в соседнее измерение Глов (пользующееся весьма дурной славой), чтобы они похитили для него артефакт под названием «Свинячья звезда», принадлежащий его давнему недоброжелателю, колдуну по имени Зоул.
        Так как энергетических ресурсов хватает на перенос только одного человеческого тела, ментальные сущности колдуна Компота и воина Билли трансформируются в новую форму.
        Вздорный старик Компот становится ольтиком - мелким животным, напоминающим помесь таксы, водяной крысы, кролика и тушкана, а толстяк - обычным ременным поводком для этого животного. Вдобавок ко всему этому кошмару на шею мнимого принца Рентала сажают кровососущую пиявку Клару, являющуюся проводником-надсмотрщиком и, что намного важнее, - мощным жизнеутверждающим стимулом для успешного завершения изначально невыполнимой операции.
        Пережив множество «веселых и увлекательных» приключений, больше напоминающих череду отвратительных готических ужасов, наши герои оказываются у стен Цтинкла - оплота могущественных некромантов. Причем не в качестве экскурсантов, а в составе двухсоттысячной армии рабов и наемников, штурмующих цитадель, защитниками которой выступают ужасные зомби.
        Прикованный цепью к огромному злобному монстру по имени Гарх, главный герой пытается мужественно перенести все тяготы армейской жизни и выжить в войне с ходячими мертвецами.
        Если с тяготами все проходит удачно (более или менее...), то бой с зомби заканчивается плачевно.
        Гарх неосмотрительно подхватывает инфекцию4, после чего прямо во время боя отрубает себе конечность и теряет сознание. При этом он неудачно падает и придавливает своей тушей юного напарника.
        Невольные боевые товарищи приходят в себя утром следующего дня на разделочном колесе для четвертования...
        Жители цитадели, пережив ужасы нападения двухсоттысячной орды5, расслабляются, выпивают и ликуют на празднике жизни. При этом умеренное кровопускание для плененных врагов вполне органично вписывается в картину праздника.
        Народные гуляния - в полном разгаре, а жизнь узников, прикованных к разделочному колесу, должна вот-вот оборваться.
        Но в этот напряженный момент один из местных провидцев убивает палача и сообщает соплеменникам грустную новость: в ухо юноши вживлен «Растворитель миров» - крупица невообразимо редкого вещества, способного уничтожить целое измерение, по сути - всю эту вселенную. И как только жизнь молодого человека оборвется, «Растворитель» сработает.
        Оказывается, коварный Аспирин не собирался ничего красть у своего извечного врага Зоула. Он просто закинул в его мир бомбу замедленного действия.
        Легкая паника среди местного населения (плавно перерастающая в полномасштабное кровопролитие) пресекается на корню отрядом зомби - личной гвардией главы местного феода: Антопца. Гарх и мнимый принц Рентал без всякого сожаления покидают гостеприимное ложе разделочного колеса, чтобы отправиться в подземелья Цтинкла - обитель могущественного и безжалостного некроманта Антопца
        На этом заканчивается первая книга.
        Пролог
        
        Первые робкие лучи солнца еще не осветили мир, неуклонно катящийся к бездне, поэтому время, отпущенное нам, пока не истекло. Спасибо судьбе и моей счастливой звезде, которая продолжает дарить надежду неудавшемуся герою, освещая мягким сиянием унылые своды мрачного подземелья. Спасибо и вам, что до сих пор слушаете эту печальную и поучительную историю.
        Нелишним будет поблагодарить и лично себя, так как на этот раз я, к счастью, ошибся в прогнозах и поторопился закрыть книгу судьбы, поставив финальную точку.
        К моей радости (да что там к радости - к восторгу, дикому безудержному восторгу), в нашу«светлую горницу» заглянул не палач, решивший чуток выпить в кругу новых друзей, после чего, небрежно продемонстрировав им пару свежих скальпов и похваставшись успехами, со спокойной душой препроводить их на эшафот.
        Нет, к счастью, для подобных эксцессов время еще не пришло, а ранний посетитель оказался всего лишь служителем местного культа. Как и все фанатики, он страдал прогрессирующим психозом, притом в тяжелой форме.
        И хотя я прекрасно понимал, что для чтения отходной молитвы к такому сброду, как мы, не принесло бы с утра пораньше уважаемого кардинала в полной экипировке и в сопровождении многочисленной свиты, но этот, простите за грубость, чудак с зачатками бездарного психоаналитика средней руки, отнявший у нас полчаса драгоценного времени, разозлил меня основательно.
        Для начала - в качестве разминки - новоиспеченный мессия предложил нам исповедаться, покаяться и хотя бы перед смертью встать под знамена истинной веры и спасти этим наши несчастные души. В противном случае, насколько я понял из его смутных намеков, нас ожидало такое ужасное загробное существование, по сравнению с которым ад в моем мире показался бы не более чем затянувшейся пьяной вечеринкой в ближайшем баре с плохой кухней и мерзким обслуживанием...
        Возможно, эта проникновенная речь, сдобренная пикантными подробностями, и могла бы напугать кого-нибудь другого, но только не нас. Компот сразу же, без подготовки, выдал такую лавину богохульства, густо приправленного фразами, типичными для его богатого лексикона, что я понял - для моего же спокойствия будет лучше не вмешиваться в этот оживленный теософский диспут. Тем более что противники друг друга стоили. Прошло, наверное, не меньше получаса в непрерывном обмене мнениями, прежде чем упорный служитель культа, наконец, понял всю бесперспективность своей благородной миссии и оставил попытки спасти наши заблудшие души. После чего он, безостановочно сыпля проклятиями, от самого мягкого из которых содрогнулись бы даже не отличающиеся впечатлительностью демоны, удалился восвояси.
        Поэтому не стану больше терять драгоценное время, утомляя вас никому не интересными подробностями, нашего пребывания в камере смертников, и продолжу рассказ с того самого места, на котором меня прервали.
        Итак...
        ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Охотники за головами
        Глава 1
        
        Не могу сказать, что зомби, которые спасли нас с Гархом от обезумевшей толпы, утащив в подземелья Цтинкла, вызвали в моей юной душе горячий прилив благодарности. Это не от присущей мне черствости, нет: думаю, я не смог по достоинству оценить их благородный порыв потому, что это противоречило бы элементарной логике. Жизнь и смерть: в подавляющем большинстве случаев понятия несовместимые. К тому же, я достаточно ясно понимал, что действовали эти кошмарные создания не по своей воле, а лишь исполняя чужие приказы. И даже если бы у меня вдруг возникла идея поискать в «спасителях» что-нибудь разумное, доброе и вечное, то она разбилась бы о неприступные скалы голых фактов. Эти чудовища вдобавок ко всем своим очевидным недостаткам были противоестественно жестоки, в голове у них копошились черви, и, наконец (на что при всем желании нельзя закрыть глаза), они попросту были ходячими трупами в самом буквальном смысле этих слов. А такое, согласитесь, не исправишь. Даже если отбросить всевозможные предрассудки «прогрессивного общества», все равно ожившие мертвецы - не самая подходящая компания для прекрасного
юноши, чье королевское происхождение ни у кого (кроме него самого) не вызывает сомнений.
        К слову сказать, в мире, который я так легкомысленно покинул, отправившись на поиски приключений, славы и капризных девиц голубых кровей, не нашлось бы желающих пообщаться с восставшими из ада6. Так что, сами понимаете, в компании зомби я чувствовал себя слегка напряженно.
        Впрочем, как обычно, ни мои чувства, ни, тем более, мои глубокомысленные выводы никоим образом не влияли на происходящее. На этом празднике жизни я выступал в роли слегка облезлого, да еще и полудохлого кота в мешке. И было неясно, тащат ли меня к пруду, чтобы утопить, собираются пустить на шапку или все же сперва кастрируют - ради научного эксперимента.
        Пока нас транспортировали (другого слова и не подберешь) к главе местной диаспоры, Гарх медленно истекал кровью, а я безуспешно пытался справиться с дурными предчувствиями по поводу ожидающего нас будущего в логове повелителя тьмы. Причем, несмотря на повышенное и в некотором роде даже благосклонное внимание к нашим скромным персонам со стороны сильных мира сего, это самое будущее почему-то представлялось мне в основном в могильных тонах с нездорово-кровавым оттенком.
        Пожалуй, единственным положительным явлением в этом непрекращающемся кошмаре был тот факт, что адские твари избавили нашу команду от участия в увлекательной народной забаве «мясо-пусто».
        «Брр...» - Меня передернуло от одного только воспоминания о крутящемся колесе смерти, на котором мы с Гархом были распяты всего несколько минут назад.
        Впрочем, после того как я воочию увидел существо-могилу - верховного жреца и хранителя всех несметных богатств цитадели Цтинкл - его преосвященство Антопца Безликого, то понял, что «мясо-пусто» - это еще не самый плохой вариант при нашем раскладе.
        На фоне столь ужасного хозяина даже его несколько туповатая челядь с паразитами в голове смотрелась не так уж и плохо. А это, согласитесь, говорит о многом.
        Прозвище «Пасынок Смерти» (любимый, разумеется) мгновенно приклеилось к нему, как только мои расширившиеся от страха глаза увидели это нечто.
        Нас еще даже не представили друг другу, но мне хватило одного короткого взгляда издалека, чтобы понять: вряд ли это мимолетное знакомство перерастет в крепкую дружбу. Уж не знаю, на что рассчитывали ирзоты, когда решили брать крепость приступом с таким руководителем, но, по-моему, у них явно было не все в порядке и с головой, и со всем остальным.
        Это существо даже нельзя было назвать страшным или ужасным: подобные эпитеты подходили к нему не больше, чем выражение «злостный правонарушитель» для характеристики взбесившегося маньяка, не одну неделю держащего в страхе многомиллионный мегаполис.
        Он был жутким. Да-да, именно жутким, как праматерь первозданного зла, стерегущая вход в древнюю гробницу, где захоронено нечто такое, о чем для собственного же спокойствия лучше не думать вовсе...
        - Мне кажется, отсюда нам уже точно не выбраться! - Как всегда неожиданно и совсем некстати внутренний голос принялся излагать свои ценные соображения. - Уж не знаю, кто он такой и что ему от нас нужно, но подозреваю, что такие серьезные создания, как это, добычу из своих цепких склизких мохнатых лапок не выпускают.
        - Почему же «мохнатых»-то? - чисто механически спросил я, пребывая в несколько заторможенном состоянии и тщетно пытаясь найти хотя бы один положительный момент в этом гнетущем кошмаре.
        - Потому что, судя по внешнему виду, он - наверняка мутировавший паук-кровосос...
        - Ну ладно, а «склизких» - почему?
        - ...или, на худой конец, это гипертрофированный слизняк с протеиновым супермозгом. Насколько я помню, в «Золотой серии ужасов» чудовища подобного класса относились именно к этим разновидностям.
        - Х-мм... А что, логично... - задумчиво протянул я, пытаясь сконцентрироваться и собрать в одно целое рассыпавшуюся мозаику мыслей.
        - Поэтому, - продолжал внутренний голос развивать свою чрезвычайно ценную научную гипотезу, - нам здесь ловить нечего: как в прямом, так и во всех остальных смыслах.
        - Насколько я понимаю, ты и есть тот самый человек, который чуть было не уничтожил наш мир? - не очень-то располагающим к дружбе голосом поинтересовался Антопц, после того как нас с Гархом без всяких церемоний вытряхнули к его ногам, словно пару подопытных морских свинок из лабораторной клетки.
        - Не... - начал было я, но продолжить не смог: ответ буквально застрял у меня в горле, и мне стало нехорошо.
        По-настоящему нехорошо.
        Нормальный человек не может запросто разговаривать с подобными созданиями. Какие бы ужасы ни показывали в голливудских блокбасте-рах про вселенское зло, все равно фантазия создателей не заходит дальше какого-нибудь слизня с длинными щупальцами и головой, из которой одна за другой выдвигаются зубастые пасти.
        Здесь же все было совершенно по-другому. К виду монстров я уже почти привык - любые зомби и даже мой приятель Гарх, который, откровенно говоря, никогда особой красотой не отличался, уже не вызывали у меня приступов панического ужаса. Но Антопц был совершенно из иной области. Это было не просто страшное существо - это была ожившая тень смерти. Общаться с ним с глазу на глаз или даже просто смотреть на него издалека было выше моих сил.
        - Что ты здесь делаешь, и кто тебя послал? Насколько я понял, повторять вопросы в этом месте было не принято.
        - Я... я...
        - Оторвите ему руку - может быть, он станет поразговорчивее, - совершенно равнодушно, без всякого выражения приказал повелитель тьмы.
        Зомби сделал шаг вперед.
        - Я... я... я действовал не по своей воле! - услышал я собственный отчаянный крик. - И ничего об этом не знал! Это все Аспирин, это он! Это он!!!! А не я! Это Аспирин!!! Пожалуйста, не надо! Пожалуйста!
        Судя по всему, моя несколько экспрессивная просьба не произвела на послушного исполнителя приказов никакого впечатления. Взывать к голосу рассудка зомби, скажу вам по секрету, - занятие абсолютно безнадежное, потому что колонии червей, поселившихся в его голове, вряд ли знакомы такие понятия, как сострадание и человечность.
        Холодная скользкая конечность мертвой7 хваткой сжала мою кисть, после чего, не выдержав запредельных перегрузок, обрушившихся на мое измученное тело, и не дожидаясь кровавой развязки, я в очередной раз провалился в кромешную тьму.
        
* * *

        Что-то копошилось в моем несчастном мозгу, но как я ни пытался напрячь воображение, понять природу этого явления не мог.
        Придя в себя и почувствовав необычные движения внутри головы (которые, мягко говоря, настораживали), еще даже не открывая глаз, я попытался сконцентрироваться, все спокойно взвесить, обдумать, морально подготовиться, вспомнив что-нибудь хорошее и, по возможности, ни в коем случае не паниковать. Если с первым пунктом плана не было особых проблем - я по-прежнему был жив, и это радовало чуть ли не до новой потери сознания, то с последним дела обстояли несколько иначе. Потому что моя вторая половина, очнувшись на несколько мгновений позже и только-только почувствовав неладное, даже не потрудилась разобраться, в чем дело, и сразу же закричала:
        - Это червяк! Большой червяк!!!
        - Нет...
        - Чер-вя-ки-и! Много чер-вя-ков!!!
        - Ааа!!!
        К своему стыду, я не сумел достойно ответить на это провокационное заявление.
        «Успокойся, ничего страшного не происходит. Скорее всего, ты заблуждаешься: это морской прибой шумит у нас в голове, вызывая нездоровые ассоциации!» - хотел было уверенно и бодро сказать я, но вместо это заорал сам:
        - А-аа!
        - Чер-вии!!!
        - А-аа!
        - В моей голове черви!!!
        - А-аа!
        - ЗАМОЛЧИ!
        Повинуясь этому жуткому властному голосу, я сразу же затих, потому что узнал его обладателя, не открывая глаз, и ясно понял: если я немедленно не заткнусь, то со мной может произойти что-нибудь по-настоящему непоправимое...
        - Я сканирую твой мозг. Еще одно слово - и я его сотру.
        Прикусив губу до крови, я попытался совладать с животным ужасом, рвущимся наружу буквально из каждой поры моего несчастного тела, и мне это отчасти даже удалось. Совладать с ужасом, конечно, не вышло, но я хотя бы сумел подавить желание дико орать. Туманная формулировка насчет стирания мозга, несмотря на отсутствие технических подробностей и не совсем понятное определение, послужила достаточно мощным стимулом, чтобы, начиная с этого момента, я сходил с ума от страха уже молча.
        К счастью, вся эта изощренная процедура заняла не слишком много времени. Думаю, не больше двух-трех минут, которые, впрочем, показались мне если не вечностью, то чем-то очень на нее похожим.
        После того как из моего многострадального сознания вытащили всю подноготную, включая такие вещи, которые мне совершенно не хотелось бы выносить на суд благодарной аудитории, и уж тем более рассказывать о них Антопцу8, мой изможденный рассудок наконец оставили в покое. И наступила благословенная тишина...
        Впрочем, это была всего лишь небольшая пауза перед очередной сменой декораций.
        Судя по всему, в этой обители зла дешевые спецэффекты любили столь же страстно, как в логове моего старого приятеля Аспирина. Не знаю, с чем это связано, могу лишь предположить, что слишком долгое пребывание в роли седовласого мудреца оказывает на и без того нестабильную психику злобного колдуна негативное влияние.
        Спалить город ради того, чтобы декламировать свои жалкие вирши на фоне агонии великой столицы, черпая в трагедии извращенное вдохновение, - нет, такое в местном клубе сумасшедших иллюзионистов считалось неприличным: примерно как мелкое жульничество в среде крупных игроков. А вот загромоздить сцену пошлой бутафорией, обильно приправленной массовкой из дрессированных слонов, спортивно настроенных медведей на самокатах и табором цыган в придачу - это тут было в порядке вещей. Обитель повелителя тьмы в этом плане мало чем отличалась от логова Аспирина.
        Я даже успел мимоходом подумать, что этот нескончаемый калейдоскоп ужасов мог бы наскучить, если бы так откровенно не путал.
        Но сформулировать мысль до конца не удалось. Не прошло и нескольких секунд после окончания ментальной трепанации моего несчастного черепа, как яркая вспышка света болезненной иглой пронзила глаза. Первым, кого я увидел, оправившись от светового шока и сконцентрировав взгляд, был немолодой усталый джентльмен, сидящий в кресле-качалке. Тихо потрескивали дрова в камине. Седовласый мужчина одной рукой поглаживал добермана, лежащего у его ног, а другой задумчиво постукивал по набалдашнику элегантной трости из черного дерева.
        Не знаю уж почему, но я был уверен, что это именно черное дерево, хотя прежде ни разу в жизни не видел ничего подобного. Этот мираж смотрелся почти как классический персонаж староанглийской литературы, во всяком случае - в моем представлении. Он очень естественно вписывался в антураж комнаты, копирующей обстановку старинного особняка.
        В этой крупнобюджетной исторической постановке все было практически идеально, если бы не пара мелких недочетов. Во-первых, непонятно, для чего мужчина надел черные солнцезащитные очки, полностью скрывающие глаза, и, во-вторых, когда доберман открыл пасть, чтобы высунуть язык, оттуда вывалились несколько жирных белесых личинок, которых собака немедленно съела, после чего во избежание дальнейших недоразумений держала пасть закрытой.
        - Мне нужно спокойно поговорить с тобой, - сказал джентльмен. - Поэтому я вынес из твоего сознания этот образ как наиболее успокаивающий. Насколько я понял, он ассоциируется у тебя с доверительной беседой в спокойной, располагающей к дружбе обстановке.
        Я вспомнил про белесых слизней, которые, судя по всему, весело ползали в чреве собаки, и мне опять стало нехорошо. Эта обстановка скорее походила на оживший кошмар из жизни вампиров, поэтому совершенно не оправдывала своего предназначения - успокаивать и восстанавливать душевное равновесие.
        - А нельзя ли... хм... убрать собаку? Хотя бы ненадолго? - как можно деликатнее, чтобы не обидеть хозяина и его четвероногого глистастого любимца, поинтересовался я, с трудом борясь с подкатывающей к горлу тошнотой.
        Одно легкое движение руки - и нервирующее меня создание, с чувством собственного достоинства, не спеша удалилось со сцены.
        - Теперь мы можем спокойно поговорить? - спросил джентльмен.
        - Да.
        - Тогда сразу же начнем с главного. Ты уже знаешь, что несешь в себе «Растворитель миров»?
        - Да.
        - И знаешь, что будет, если твои жизненные процессы остановятся?
        - Да.
        - Что?
        - Конец этому миру.
        Он улыбнулся, и я увидел, что с зубами у него все в порядке. Не то чтобы меня это приободрило, но хотя бы немного успокоило.
        - Не просто миру, а всей вселенной.
        «Лично для меня это не играет особой роли, лишь бы все вы сдохли», - подумал я, но вслух сказал:
        - Мне очень жаль.
        Не знаю, повлияло ли на его реакцию мое вечное амплуа бездарного актера или здесь сыграло роль то, что мои бесхитростные мысли Антопц читал, словно раскрытую книгу. Как бы то ни было, моему фальшивому сочувствию он не поверил.
        - Мне тоже жаль, что я не могу просто оторвать тебе голову и засунуть ее в банку со спиртом, - очень отчетливо и внятно произнес ужасный колдун, и я понял, что это не пустые слова.
        В этот момент я особенно ясно почувствовал, что балансирую на лезвии бритвы и если все еще жив, то только благодаря «Растворителю миров». Но паранойя внутри моего мозга жила собственной жизнью; происходящего она не понимала да и не хотела понять.
        «Мои соболезнования», - чуть было не произнес я с ее подачи, скривив рот в судорожной ухмылке, но, к счастью, вовремя прикусил язык.
        Нервы за последнее время стали совсем ни к черту, и мне стоило просто чудовищных усилий держать под контролем свое больное подсознание, оставаясь при этом в более или менее стабильном состоянии.
        - Колдун, которого ты называешь Аспирином, - более ровно продолжал Антопц, видимо, решив не отвлекаться по мелочам, - подстраховался на этот случай, замкнув цепь, так что вытащить из твоего уха эту субстанцию, разрушающую миры, практически невозможно. Для этого нужно время. Очень много времени и особые компоненты, которых сейчас у меня нет.
        Тут мне ужасно захотелось задать классический вопрос: «Ну, и что же мы будем делать?», но я опять сдержался.
        В данной ситуации самое лучшее было молчать как рыба, а если и отвечать на вопросы, то как можно проще. Не стоило забывать, что за обманчивой внешностью этого человека скрывается чудовище.
        - Поэтому мне придется трансформировать тебя...
        - Только, пожалуйста, не в ЖАБУ! - как заклинание произнес мой внутренний голос.
        «Да, в жабу - это было бы уже слишком», - мысленно согласился я со своей второй половиной.
        Хотя... Фантазии Компота, как, впрочем, и его магические способности, были просто несопоставимы с возможностями Антопца, поэтому вполне возможно, что перспектива перепрофилирования в жабу была еще не самой ужасной.
        - ...в к...
        - Мой лорд, я принес дурные вести...
        Дверь распахнулась, и зомби, который попытался заградить дорогу гонцу, встав на его пути, просто перестал существовать - и без того уже мертвое тело окончательно простилось с остатками жизни, безвольно рухнув к ногам вошедшего.
        Я даже не понял, что случилось, настолько быстро все произошло. Единственное, на что у меня хватило времени, - так это подумать о том, что я так и не успел услышать, какую оболочку для меня подготовил мерзкий чернокнижник. А следом за этим пришла мысль: «Какое же мужество необходимо иметь, чтобы вот так запросто врываться в логово повелителя тьмы и сообщать ему плохие новости?»
        - Никто не смеет вести себя подобным образом в моем присутствии, - пророкотал Антопц. - Ты скажешь, что хотел, а потом отправишься в страну теней.
        - Как вам будет угодно, мой лорд: моя судьба - в ваших руках.
        Это создание обладало поистине уникальной преданностью своему хозяину.
        - Говори.
        - Маги ордена Кен узнали, что мальчишка у нас, и перекрыли выход из измерения. Теперь никто не сможет покинуть Глов, потому что их заклятье...
        - Я прекрасно знаю, что значит перекрыть измерение, - нетерпеливо перебил его Антопц. - Продолжай!
        - Они собираются осадить Цтинкл. После разрушения части стены и потерь вчерашнего дня у нас нет ни единого шанса противостоять их армии.
        - Им нужен только он или они хотят захватить наши святыни?
        - Ставка в их игре намного выше, чем наши священные артефакты. Маги хотят принести в жертву того, кто несет в себе «Растворитель миров», проведя обряд Семи, после чего, по их мнению, эта вселенная погибнет, а они перейдут на новый уровень существования, став полубогами.
        - Проклятые идиоты, - чуть слышно пробормотал Антопц, после чего задал неожиданный и, с моей точки зрения, абсолютно неуместный вопрос: - А ты сам веришь в это?
        Если гонец и был удивлен, то не подал виду:
        - У меня нет причин верить или не верить в эту теорию, потому что ничего подобного раньше никогда не происходило, но я знаю одно: если отдать им мальчишку, мир исчезнет, а если не отдать, они уничтожат нас. Разумеется, мы можем убить заложника, но в таком случае погибнут все, и самое главное - крушение мира будет означать конец и нашим святыням.
        Я не совсем понял, почему гибель вселенной они воспринимали намного спокойнее, чем потерю своих пыльных артефактов, но вот насчет всего остального... Такой простой и стопроцентно безнадежный расклад был ясен даже мне, простому обывателю, никогда не претендовавшему на лавры великого полководца.
        - Каким запасом временем мы располагаем?
        - Не больше пяти-шести часов. Кен будут действовать наверняка, им не нужны неожиданности, поэтому штурм начнется только тогда, когда перевес сил не оставит нам иного выхода, кроме как сдаться или умереть.
        «Да-а, ситуация», - совершенно отстранение подумал я, как-то упустив из виду, что все это напрямую касается меня.
        Но Антопц, видимо, не зря являлся старейшиной местной диаспоры. Его мозг9 работал быстро и четко, мгновенно просчитывая все возможные комбинации.
        - Ну что ж, так как вариантов у нас немного, сделаем следующее: во-первых, ты должен немедленно связаться с верхушкой Кен и передать, что я не хочу войны и готов отдать им этого молодого ублюдка - через четыре часа перед воротами нашего замка. Эти старые лисы наверняка заподозрят ловушку, но ты скажешь, что мне не нужно встречаться со всеми: хватит двоих с парой телохранителей. От нас пойду я - в качестве гаранта сделки, юнец, ты и один зомби. Заверь их, что никаких неприятностей с нашей стороны ждать не нужно, потому что я собираюсь отдать им то, что они хотят, в обмен на открытие прохода в измерениях. Кен получат жертвенного агнца, а мы заберем свои святыни и уберемся из этой вселенной. По-моему, это хорошая сделка. И что самое главное, другие условия я не приму. А если они попытаются торговаться, передай: или будет так, как хочу я, или никто даже ничего не успеет понять, потому что я лично сверну шею заложнику - и все будет кончено.
        - Но ведь...
        - И еще. Разыскать ольтика.
        - Но, мой лорд...
        - Иди, - тихо сказал он голосом, которым сама смерть зовет в свои ледяные объятия. - Сегодня я уже один раз простил тебя.
        И гонец, не смея перечить существу, которое было древнее самого древнего мира, бесшумно вышел, растворившись во мраке, который окутывал эти гиблые подземелья.
        
* * *

        - Ты что, так и будешь молча стоять, словно бессловесное животное, проданное на заклание этим... как их... жрецам? И за что?! За горстку дешевых безделушек! - Паранойя, навсегда поселившаяся внутри моей раскалывающейся от боли головы на пару с шизофренией, бушевала вовсю.
        - А что ты предлагаешь? - устало поинтересовался я, прекрасно понимая, что ничего хорошего от моего неуравновешенного подсознания, тем более в таком состоянии, ждать не приходится.
        - Ни-че-го! Ничего я не предлагаю, потому что на этот раз у меня нет плана... Но ты же... Ты же... Ты не должен так просто сдаваться!
        - Да, не должен, - вяло согласился я. - Но выхода отсюда, как ты сам не так давно очень верно подметил, для нас нет. Увы, мой друг, на этот раз действительно все кончено.
        - Нет, не кончено, - никак не мог угомониться он. - Спроси - нет, ты спроси - у этого старого чернокнижника, какого черта он нас продал!
        - То есть? - не понял я. - Ты что же, предлагаешь мне попросить его еще раз все хорошенько обдумать, прежде чем сдать нас в обмен на жизнь и все его горячо любимые побрякушки?
        Я даже нашел в себе силы вымученно улыбнуться.
        Впрочем, веселился я недолго, потому что в следующее мгновение как бы в ответ на мой незаданный вопрос Антопц произнес:
        - Я играю по собственным правилам и уже давно все обдумал. Как-нибудь при случае я покажу тебе, на что способны эти побрякушки. Кроме того, я не собираюсь тебя продавать, потому что при всем желании не могу покинуть эту вселенную.
        Или я разговаривал вслух, или он и вправду читал мои мысли - это не имело большого значения после того, как он вытряхнул все из моего подсознания.
        - Значит, ты не отдашь меня? - уточнил я.
        - Только не сейчас и не на таких условиях.
        - А...
        - Больше вопросов задавать не нужно - для твоего же спокойствия.
        - Хорошо, - покорно согласился я, наблюдая за тем, как он кидает в большой котел загадочные компоненты, изрядно смахивающие на не первой свежести ливерный набор из внутренностей местной фауны.
        После нескольких минут бесцельного созерцания этого таинства я устал и подумал, что происходящее совершенно не завораживает, хотя и является частью какого-то неведомого магического ритуала.
        «Оказывается, порой и в аду бывает скучно», - подумал я, после чего произнес фразу, которой, при всей ее глупости, суждено было стать пророческой - по крайней мере, для одного из нас.
        - Сейчас, наверное, подадут к столу что-нибудь вкусное, - не очень уверенно сказал я, обращаясь к Гарху, про которого в этой сумятице почти забыл.
        Он тихо лежал на полу, не подавая никаких признаков жизни, но после моих слов поднял голову и, посмотрев с такой ненавистью, что мне стало не по себе, тихо, но отчетливо произнес:
        - .......... .......... ..........!
        - А... - заикнулся было я, но закончить фразу не успел.
        Антопц стремительно развернулся, одновременно с этим описав смертельную дугу; блеснула безупречно отточенная сталь. Резкий хруст на какое-то мгновение заглушил все остальные звуки, и в следующую секунду Гарх прекратил свой драматический монолог, потому что не оставляющий никакой надежды безжалостный удар перерубил его шейные позвонки, отделив голову от туловища.
        Меня тут же вырвало.
        Кровь из разорванных сосудов фонтаном взметнулась ввысь, мгновенно залив все вокруг, а колдун, который так безжалостно обошелся с моим напарником, спокойно взял отрубленную голову и закинул ее в свой огромный котел.
        Ноги подкосились, и я рухнул на холодный каменный пол, вероятно, собираясь забиться в очередной истерике, но, опередив этот юношеский порыв буквально на доли секунды, мой разум сдавила ледяная волна чужой воли, и эхо древнего, как само мироздание, зла произнесло:
        - Существо, прикованное к тебе, обладает редким даром - его кровь, отравленная трупным ядом зомби, не свернулась, как это происходит с кровью большинства смертных, так как способна к частичной регенерации. Поэтому сейчас он находится на промежуточной стадии, обладая качествами как живого, так и мертвого и став зомби, наделенным собственной волей. Мы называем такие создания полусмертными. Пока его мозг остается неповрежденным, он может существовать сколь угодно долго, потому что отмирающие клетки заменяются новыми. Убить его холодным оружием практически невозможно, так как отсутствие нервных окончаний и нефункционирующие внутренние органы делают это создание полностью нечувствительным к боли. Отрубленные конечности регенерируют за несколько минут. Чисто теоретически полусмертного можно сжечь, но для этого необходима мгновенная вспышка пламени, требующая слишком много энергии, которой обладают только маги экстра-класса.
        Я пришел в себя достаточно, чтобы проявлять интерес к происходящему, и даже более того - осмелился задать вопрос:
        - А как же голова?..
        - Как и у обычного смертного, она является самым слабым звеном в системе защиты, так как стоит только разрушить его мозг - и мы безвозвратно потеряем этот достаточно ценный экземпляр. Поэтому я заключу голову в защитную пленку, которую невозможно пробить простым оружием.
        Котел зашипел, варево в нем запузырилось, исторгнув целый букет испарений, как мне показалось, не совсем здоровых, и то, что еще совсем недавно было головой Гарха, а теперь являлось неизвестно чем, повернулось лицом к свету рампы, предоставив мне радостную возможность увидеть глаза моего несчастного напарника, которые выглядели столь же свежо и оптимистично, как обычно выглядят глаза достаточно хорошо проваренной рыбы.
        - Правда, здесь есть одно «но», - как ни в чем не бывало продолжал Антопц, после того как забросил в свое адское варево очередной подозрительно выглядящий компонент. - Чтобы получить полноценного полусмертного, мне необходимо выполнить достаточно сложную процедуру полной очистки крови в его голове, а это занимает около двух суток. Но сейчас у меня нет времени - через три с небольшим часа мы идем на переговоры с представителями Кен, и мне нужен кто-то, кому можно поручить твою безопасность - пока я не разберусь с тем, какие компоненты необходимы для извлечения «Растворителя миров».
        - А...
        Холодные, безжизненные, как дно свежеразграбленной могилы, глаза окатили меня ледяной волной, и мягкий голос, так резко контрастирующий с этим ужасным взглядом, доверительно продолжил:
        - Я все так подробно объясняю тебе потому, что мое существование и существование святынь, которые для меня дороже всего, зависит от одного: сумеешь ли ты продержаться, пока у меня не будет все готово к процедуре извлечения. Сейчас я очень - подчеркиваю, очень - терпелив, но все же не стоит испытывать мое терпение, задавая глупые вопросы.
        Надо отдать этому колдуну должное - не только внешний облик, но и его манеры по-прежнему строго соответствовали образу пожилого респектабельного джентльмена, с которым, несмотря на всю его показную мягкость и веселость, шутить все же не стоит.
        Но вопрос, который мне так и не дали задать, напрямую относился к моей, а значит, и к его безопасности, так что я все же рискнул:
        - А что будет с полусмертным, у которого голова закупорена пленкой, но кровь не очищена?
        - Хм-м... - первый раз в его голосе проскользнула едва заметная неуверенность. - Сказать достаточно трудно, потому что раньше ничего подобного не происходило. Ясно только одно - его мозг будет все больше и больше погружаться в пучину хаоса, и в конечном итоге окончательно выйдет из-под контроля. Но в данном случае это не важно, потому что вам нужно продержаться не больше двадцати пяти суток, оставшихся до кончины этой вселенной. Я более чем уверен, что в течение этого времени он будет в более или менее стабильном состоянии.
        - Ты думаешь о том же, о чем и я? - прямо-таки с отеческой заботой в голосе спросил меня верный друг и соратник по борьбе за выживание, которого явно не убедили эти достаточно вялые, к тому же научно не подкрепленные гипотезы.
        - Да, - мысленно ответил я, но углубляться в подробности не стал.
        Мне хватило того факта, что за мной будет охотиться могущественная банда выживших из ума колдунов, а в роли телохранителя, единственной защиты и опоры, выступит недоделанный полусмертный со сваренными вкрутую мозгами, который, насколько я помнил, и при жизни не мог похвастаться, что у него все в порядке с головой. Впрочем, это было не самое худшее.
        Правда заключалась в том, что его и так уже почти безнадежное состояние в дальнейшем могло только ухудшиться.
        Но об этих зловещих предчувствиях я предпочитал пока не думать, потому что в моем состоянии и при таких нездоровых мыслях это был самый короткий путь в страстные объятия безумия.
        Глава 2
        
        Посланникам Антопца не понадобилось много времени, чтобы исполнить приказ своего повелителя. Компота нашли практически сразу - бедняга сидел под городской стеной и очень ненатурально выл на луну, каковой, к слову сказать, здесь не было и в помине. Подозреваю, что Билли, который, насколько я помню, никогда не мог похвастаться принадлежностью к кругу тонких ценителей музыки, испытывал адские муки, борясь с искушением задушить старого маразматика, чтобы положить конец этой непереносимой какофонии. Уверен: он не сделал этого исключительно из меркантильных соображений - быть привязанным к дохлому животному куда неприятнее, чем к живому, и это не требует особых доказательств. Хотя... Здесь, на Глове, общественное мнение и мораль были, скажем так, несколько иными, чем в моем мире, и не исключено, что подобный расклад мог кое-кого даже заинтересовать.
        Итак, охота на Компота удачно завершилась без видимых затруднений для бойскаутов Антопца. Единственное, что меня слегка поразило в этой травле и нелимитированном отлове домашних любимцев, - несчастный старик, ранее отличавшийся достаточно буйным (чтобы не сказать более) нравом, даже не попытался бежать от преследователей, без всякого сопротивления позволив себя схватить и засунуть в грязный мешок. Вероятно, трансформация в зверя-ольтика, битва и последующие за ней события полностью деморализовали колдуна. Впрочем, боевой дух не только его, но и всего нашего славного войска был основательно подорван с самого начала этого увлекательного квеста10. Поэтому меня и не удивило, что принудительный сбор нашей команды на тренировочном пункте (читай - в подземелье Антопца) произошел в максимально сжатые сроки.
        После того, как воссоединение старых приятелей состоялось11, меня волновало только одно - успеет ли злобный колдун собрать моего телохранителя к сроку и как эта спешная сборка скажется на качестве работы. Я имею в виду следующее: останется ли в голове новоиспеченного12полусмертного хоть капля здравого смысла, или же она вся выпадет в густой осадок на дно котла с подозрительным варевом.
        Как очень скоро выяснилось, по поводу окончания сроков сборки я переживал совершенно напрасно. Пришить13 голову Гарха удалось достаточно оперативно. Я не слишком-то следил за процессом воссоединения головы с телом, так что не могу привести статистические данные о том, был ли при этом выдающемся кулинарном событии побит какой-нибудь местный мировой рекорд. Также для меня осталось загадкой, гордится ли Антопц работой, проделанной под впечатлением поверхностного ознакомления с бестселлерами «Поваренная книга для начинающих» и «Коррекция фигуры в домашних условиях».
        Впрочем, думаю, это не столь важно, - главное, что в результате его не вполне стерильных хирургических манипуляций моего телохранителя сумели привести в более или менее приличный вид в течение пары часов, после чего Гарх смог вполне осмысленно поинтересоваться, какого, собственно, ......здесь происходит.
        Антопц не стал проводить курс адаптационных лекций о профилактике менингита и его последствий. Вместо этого он быстро и без лишних церемоний объяснил Гарху, в чем дело. Причем сделал это с таким зловещим видом, что всякое желание задавать вопросы отпало - даже у такого сорвиголовы14, как Гарх.
        И хотя в общем все было ясно, все же оставался один пункт, который не давал мне покоя в преддверии новой увлекательной экспедиции. Я никак не мог взять в толк, зачем нам тащить с собой Компота, который если и мог пригодиться, то только в качестве балласта на воздушном шаре, да и то не как сам балласт, а как своего рода психологическая помощь.
        - Кому-то нужно прыгать, капитан! Ведь Боливару не снести троих!
        - Прости, мой верный пес, но такова судьба. Ты слишком много ел, не зная меры, - промолвил командир, поцеловал любимца в мокрый нос и вмиг бестрепетной рукой швырнул его за борт гондолы.
        - Мы все равно снижаемся, месье! Что делать нам?!
        - Очистить палубу, нырнув в объятья ангелов небесных, иль получить заряд свинца - ив ад отправиться кромешный. Решайся, выбор за тобой. Не медли, время на исходе.
        - Я не... Ба-бах!
        - Увидимся в аду, мой верный друг!
        Хотя даже в роли психологической помощи - то есть в амплуа, не требующем особых усилий и талантов, Компот был практически бесполезен, так как его ничтожная масса не позволяла надеяться, что отважные путешественники предпочтут взять на борт скромного ольтика, а не банальный, но куда более практичный мешок с песком.
        - Мне кажется, без лишнего груза нам будет легче переносить тяготы предстоящего путешествия, - пробормотал я, испытывая легкое чувство вины за то, что бросаю старика на произвол судьбы, фактически предаю его.
        Но тут я как раз вспомнил, как лицемерно он помахал нам лапкой на прощание, отправляя на битву с зомби, - и чувство вины испарилось. Зато пришел гнев.
        - Этот негодный старикашка... - начал было я, распаляясь.
        - Вы все четверо - колдун, толстяк, кровососущая пиявка Клара на твоей шее и, разумеется, ты - составляете единое целое.
        Антопц не стал пояснять смысл последнего выражения, полагая, что такие элементарные вещи должны знать все. Не знаю, как остальные, но в моем мире многие знали историю о походе к Темной башне, поэтому лично я понял, что он имел в виду. После чего мне явилось новое чудесное откровение, и я наконец осознал, что при любом раскладе проклятая Клара так и останется висеть у меня на шее до самого конца.
        - Старый друг лучше новых двух, - попытался успокоить себя и меня внутренний голос.
        - Ты имеешь в виду...
        - Тот, кого ты называешь Аспирином, задействовал очень сложные механизмы своей вселенной, собирая вас в единое целое, - продолжал Антопц. - Я еще не до конца разобрался, для чего ему нужен каждый из вас в отдельности и почему он остановил свой выбор именно на такой абсурдной комбинации, но сейчас это не столь важно, главное - чтобы Кен не добрались до тебя раньше, чем у меня все будет готово к извлечению. Иначе, - закончил он с легким оттенком мягкой грусти в голосе, - одной вселенной станет меньше, только и всего.
        Мне почти уже пришла голову очередная злобная тирада, содержащая некие пожелания этому проклятому миру, но я остановил ее еще на подходе к сознанию - нервировать повелителя зла, тем более в такой напряженный момент, совершенно не хотелось. Вместо этого я решил поинтересоваться, в чем, собственно, заключается гениальный план нашего нового работодателя и какие перспективы ожидают нас в предстоящей кампании.
        - А как мы...
        - Не сейчас!
        Антопц произнес это таким беспрекословным тоном, что у меня мгновенно пропала всякая охота продолжать разговор.
        - Следуйте за мной, - приказал он и, не оборачиваясь, направился прямо к стене, в которой не было даже намека на дверь.
        Я подумал было, что сейчас он приведет в действие какой-нибудь секретный механизм, и откроется проход, через который отважные герои пройдут в самое сердце тьмы, но вместо этого колдун, не останавливаясь, уверенно шагнул прямо в стену - и пропал.
        - Что за...
        - Обычная иллюзия: портал или еще какая-нибудь детская белиберда в этом, же духе, - равнодушно пожал плечами внутренний голос. - Пойдем, что ты встал как вкопанный? В конце концов это не молекулярный растворитель, а всего лишь местные дешевые фокусы, к которым тебе, no-хорошему, давно пора привыкнуть. Так что давай пошевеливайся, все уже ушли!
        Видя, что Компот с Гархом, не высказывая никаких признаков волнения, проследовали за Ан-топцем, я, переборов некоторые сомнения относительно возможных последствий, сделал решительный шаг - и оказался в огромном помещении, всем своим видом смахивающим на бюро ритуальных услуг. А впрочем, в этом убежище смерти под такое определение подходило практически любое помещение. И все же, как мне кажется, именно этот зал был, так сказать, лицом всей конторы.
        Отделка и дизайн были выдержаны в строго-зловещем миноре, чтобы у посетителей ни на мгновение не возникла мысль о возможности безболезненно покинуть это преддверие ада. Насколько я понял, самым легким, едва ли не приятным вариантом выхода в данном случае было бы жерло трубы крематория.
        - Интересно, почему никто не догадался повесить здесь вполне уместную табличку «В добрый путь»? - Мой неунывающий спутник был в своем репертуаре.
        - Наверное, потому, что самым одаренным хватило ума сюда не попасть, а те, что попроще, не успели сориентироваться в последние отпущенные им минуты.
        - Насколько я понял, мы не попадаем нив одну из этих категорий, поэтому можем рискнуть восполнить пробел.
        - Думаю, лучше это будет сделать в следующий раз, потому что сейчас слишком...
        - Я даю вам вещи, которые практически не имеют цены в этом мире - настолько они уникальны. - Без всякой подготовки начал раздачу праздничных слонов радушный хозяин.
        - А вот интересно: где тут ближайший ломбард? - игриво поинтересовался мой верный друг.
        - Надеюсь, вы воспользуетесь ими по назначению... - продолжал колдун.
        «О мой бог!» - воскликнул я про себя, ибо был решительно разочарован в могущественном чернокнижнике: всюду одно и то же - тотальный контроль и учет материальных ценностей, скучная бухгалтерия и ни малейшего намека на здравый смысл.
        - Разумеется! Конечно, мыпостара... - попытался уверить его я.
        - Мне не нужно, чтобы вы старались, - мне нужно, чтобы все было на месте, когда я вас снова увижу, - отрезал Антопц. - В противном случае мы будем разговаривать по-другому.
        «Угрозы, везде сплошные угрозы и насилие», - обреченно подумал я. Что Аспирин, что этот колдун - все одинаковы. И все почему-то полагают, будто покинув их гостеприимное общество, я сразу же уйду в беспробудный загул, начисто позабыв об ответственных поручениях, невыполнимых миссиях, смертельных опасностях и наемных убийцах, поджидающих меня на каждом шагу.
        - Насколько я понял, если речь пойдет о выборе: пожертвовать жизнью или лишиться одной из этих чудотворных вещиц, - то, во избежание неприятностей, мне следует выбрать первый вариант?
        Антопц глянул на меня с такой поистине отеческой добротой, что на ум почему-то пришла банка со спиртом, ожидающая своего звездного часа. Я вдруг задумался: ведь нет ни малейших гарантий, что после удаления из моего уха «Растворителя миров» я не завершу свои приключения в роли свежеконсервированного продукта - даже если вся эта безумная затея закончится удачей.
        Это была на редкость здравая и весьма своевременная мысль. Оставалось только выяснить, насколько трепетно старый колдун относится к своим обещаниям, и значит ли что-нибудь в этих мрачных застенках, пропитанных кровью, смертью и предательством, такое понятие, как «слово чести».
        После коротких, маловразумительных инструкций, суть которых в основном сводилась к тому, какая ужасная кара постигнет незадачливых героев в случае утери артефактов, все формальности, кажется, были соблюдены и наконец-то началась раздача праздничных подарков. Каждый из нас получил по небольшому сувениру, а кое-кто - даже по паре.
        Компоту досталось не то благословение, не то проклятие15: Антопц, возложив ему на голову свои верхние конечности, что-то неразборчиво пробормотал.
        Каким даром при этом чернокнижник наделил нашего четвероногого любимца, осталось совершеннейшей загадкой. Впрочем, ни у кого из присутствующих не было желания задавать лишние вопросы.
        Гарху вместо отрубленной руки трансплантировали не то клинок всадника Апокалипсиса, не то что-то очень на него похожее. Справедливости ради стоит отметить, что выглядело оружие по-настоящему мрачно и, как все в этом месте, прямо-таки истекало смертельным злом. Матово-черная поверхность поглощала свет, и казалось, что внутри томится в заточении как минимум душа проклятого демона. Определенно, это был непростой клинок. Но выяснять, до какой степени он непрост, у меня не было никакого желания.
        - Милая побрякушка, - заметил внутренний голос. - Но, по-моему, с бензопилой наш друг смотрелся бы эстетичнее. Распиливать зловещих мертвецов с помощью верной пилы, слыша, как хрустят их полусгнившие кости... А-ах!!! Наверняка это бодрит.
        - Ты забываешь, что Гарх в некотором роде и сам зловещий. Если не мертвец, то полумертвец, - напомнил я.
        - Н-да, ну ладно, тогда давай так. В предстоящем мероприятии мы выступаем в роли смелого и отважного Питера Пэна, а Гарх будет капитаном Крюком: полагаю, сменить одну железяку на другую особого труда не составит. Компоту же мы дадим роль...
        - Давай ты как-нибудь в другой раз расскажешь мне о своих замечательных режиссерских задумках? Потому что сейчас у нас есть дела поважнее.
        И действительно, некоторые вещицы, которые вручал нам мрачный колдун, нуждались в предварительных комментариях, а еще лучше - в подробных, тщательно проработанных иллюстрированных инструкциях.
        Кроме волшебного суперклинка моему телохранителю презентовали (во временное, разумеется, пользование) еще пару обновок: доспехи16 и какой-то уж совершенно невзрачный на вид арбалет с принципиально новой системой наведения и стрельбы17.
        Не нужно было рыться в моем мозге18 чтобы догадаться о глубоком скепсисе, охватившем меня после презентации этих высокотехнологичных достижений местных умельцев: все было написано у меня на лице.
        - Надеюсь, нам не предложат в нагрузку - для обмена - набор пластиковой бижутерии и стеклянных бус. - Мой вечный спутник был разочарован происходящим не меньше, чем я.
        - А я надеюсь, что ты не станешь делиться своими крамольными мыслями с владельцем этих замечательных артефактов. Думаю, ему не составит особого труда не сходя с места проделать нам лоботомию.
        После удавшегося эксперимента с пересадкой головы одному нашему общему другу моя вера в медицинские возможности Антопца достигла заоблачных высот.
        - Ты чересчур уверовал в нетрадиционную медицину.
        Мой внутренний голос всегда старался, чтобы последнее слово осталось за ним.
        - А ты...
        - А ты получаешь пояс-сумку с набором всего необходимого. - Прервал нашу мысленную перепалку Антопц.
        - Пояс волшебный? - робко поинтересовался я.
        - Пояс обычный, - жестко ответил он. - Все, что внутри, практически бесценно.
        - Спасибо, - только и смог выдавить из себя я.
        Присутствие в непосредственной близости живого олицетворения смерти по-прежнему действовало на меня угнетающе. Несмотря на то что мы уже познакомились и даже в некотором роде заключили пакт о сотрудничестве, я никак не мог отделаться от ощущения, что при первом удобном случае моя несчастная голова последует примеру головы бедняги Гарха, угодив в кастрюлю с похлебкой.
        - В сумке есть много чего необычного. Мой помощник объяснит тебе, что к чему, - заявил колдун.
        Помощник - гнусной наружности создание, неожиданно вынырнувшее откуда-то из темноты, - своим видом наводил на мысли о том, к чему могут привести перепутанные пробирки в лаборатории генной инженерии. Мало сказать, что смотреть на него было неприятно: он являл собою едва ли не эталонное воплощение урода, которое, вдобавок, изъяснялось свистящим шепотом.
        Особенно же неприятным было то, что по совместительству этот монстр состоял в должности местного кладовщика: вот перед кем в первую очередь придется отчитываться за пропавшие побрякушки.
        - Давай возьмем один пояс, без всяких дополнительных бонусов, а если что-то пойдет не так, то потерю этой обычной вещи всегда можно будет как-нибудь объяснить, - предложило мое параноидное сознание.
        - Ну конечно! - Я чуть было не рассмеялся вслух. - А когда мы окажемся перед лицом очередной опасности, будь то сумасшедший колдун или адская тварь, охотящаяся за нашим скальпом, то будем отбиваться этой тряпочкой и тихо радоваться тому, что не потеряли ни одного бесценного артефакта.
        - Эттоо ссреедсство, нужжноо исспользова-атъ только в краайнем сллуучааее, - одновременно прошипел, просвистел и промямлил заместитель Антопца, показывая обычный одноразовый шприц.
        - В каком смысле? - не понял я.
        - Укол в задницу при первых симптомах приближающейся смерти, - пояснил внутренний голос.
        - Когда нужно использовать это лекарство? - более настойчиво спросил я, не отвлекаясь на глупости.
        Но повторять дважды в этом месте, видимо, 1 было не принято. И мой вопрос просто-напросто проигнорировали.
        - Эттии мминнии-иггллыы, вшшиттыее вв ру-уккааваа куррткии, ддееййссттввуюют ппо прри-инциипу арббалеттовв.
        Я поднес рукав куртки к глазам и заметил в глубине какой-то механизм, напоминающий тонкую трубку.
        - На мой взгляд, не стоит смотреть в дуло пистолета, тем более - направлять себе в лицо оружие неизвестной конструкции, - вновь встрял внутренний голос. - Последствия могут быть более чем плачевными.
        - А как вообще это все действует? -осторожно спросил я, на всякий случай убирая рукава куртки подальше от лица.
        - Ааа boot ттоот аарртеффакт нужжноо... - не обращая на мой вопрос ровным счетом никакого внимания, продолжил кладовщик.
        «Нет никакого смысла слушать этого ненормального монстра, если он не дает даже элементарных объяснений», - обреченно подумал я, по-1 еле чего уже не обращал внимания на кудесника, набивающего мой пояс какими-то непонятными штуковинами.
        Спустя пару минут старинные магические вещи обрели в моем лице нового хозяина, и я стал счастливым обладателем груды барахла, о предназначении которого не имел ни малейшего понятия.
        - Ввооппрооссы есстъ? - Вывел меня из задумчивости свистящий шепот помощника повелителя тьмы.
        «Повторите, пожалуйста, все сначала!» - чуть было не произнес я с подачи своего нестабильного подсознания, но, к счастью, сумел сдержать этот порыв.
        - Нет.
        - Ппреекрассно. - В холодных змеиных глазах промелькнула какая-то едва уловимая теплая искорка.
        Вероятно, за все его пребывание на этом ответственном посту я был первым существом, которое не задало ни одного дополнительного вопроса.
        - В ттакоомм ссллуучааее, ввот ллисст, на ко-тторомм весе ппоодробноо рассписсаноо.
        Он вложил в последнее отделение пояса свернутый в трубочку свиток пергамента и удалился так же стремительно, как и появился.
        - Подозреваю, что если бы мы начали умничать и задавать глупые вопросы, нас не осчастливили бы этой печатной инструкцией, - поделился гениальной мыслью внутренний голос.
        - Если бы ты качал умничать и задавать глупые вопросы, то у нас наверняка возникли бы проблемы с описью инвентаря, - уточнил я, одновременно разворачивая лист пергамента, заголовок которого гласил:
        #%#$' amp;($% $# # # #"·[email protected]
        - Прекрасно закодированный документ! - бодро воскликнуло мое второе «я». - Всегда приятно иметь дело с профессионалами. Попади эта бумажка в руки противника - и он ни за что не догадается, о чем здесь вообще идет речь.
        - Не забывай, если этот свиток попадет в руки врага, то не один, а в качестве приятного дополнения к нашей скромной персоне, - напомнил я. - И если этому самому врагу непременно захочется узнать, какие секреты скрывает шифровка, то, думаю, он не станет колебаться, применять или не применять нечеловеческие пытки по отношению к пленнику.
        - Но мы же ничего не знаем...
        - Вижу, ты начинаешь хотя бы временами проявлять зачатки позитивного мышления.
        Одновременно с последними словами я чисто механически провел рукой по свитку - и сразу же непонятная абракадабра трансформировалась во вполне обычный нормально читаемый текст.
        «Очень милая маскировка», - отметил про себя я, начиная изучать инструкцию.
        «Сублиматор жизненной энергии, - стояло в списке под первым номером. - При фатальных повреждениях трансформирует часть ментальной энергии в физическую. Из-за риска проскочить точку невозвращения (Пальтилойскую грань) применять только в случае крайней необходимости».
        - Н-да уж, - задумчиво протянул внутренний голос, как-то разом забыв обо всех наших разногласиях. - Судя по всему, эта самая Пальтилой-ская грань - серьезная вещь, раз даже наши новоиспеченные союзники из армии тьмы не рекомендуют ее пересекать.
        Вторым пунктом шел не менее загадочный «Циркуль Тоннеса» с еще более лаконичной и тревожной инструкцией: «Освобождение демонов третьего круга с одновременным переходом на второй подуровень».
        Так как в этом случае не было вообще никаких предупреждений, то даже несведущему человеку становилось ясно - без соответствующей магической подготовки и крайней необходимости демонов третьего крута освобождать не стоит. А уж размытая формулировка, обещающая переход на «второй подуровень», выглядела настолько зловеще, что я понял: ради собственной безопасности лучше забыть даже о самой возможности использовании этого циркуля.
        Под номером три стояли «Четки Мерриса» и глубокомысленная поясняющая фраза: «Избавление от мучений посредством трансспиритуальной корнестобии».
        «Похоже, нам по демпинговым ценам сбыли все самые опасные отбросы, какие только нашлись в этом логове тьмы», - пришла на ум не слишком оригинальная мысль.
        - А вдобавок чуть ли не заставили расписаться кровью, что мы вернем их в целости и сохранности, - добавил мой вечный спутник.
        Он хотел было еще что-то сказать, но в этот момент я заметил, что Антопц вместе с моими верными соратниками уже покидает стены гостеприимного «секонд-хэнда», осчастливившего нашу команду таким изобилием барахла, поэтому поспешил вслед уходящим, решив подробно ознакомиться с содержанием свитка в более подходящей обстановке.
        Если бы я знал, к каким последствиям может привести использование этой «экипировки», то, уверен, ни за что бы не взял ее с собой. Но будущее скрыто от всех нас пеленой мрака, так что... Я преспокойно надел зловещий пояс и отправился вслед за моими компаньонами, чтобы получить инструкции по поводу своей роли в предстоящем увлекательном приключении.
        
* * *

        Перед выступлением, как и положено в таких случаях, повелитель тьмы провел небольшой брифинг, правда, закрытый для прессы19, на котором постарался как можно доходчивей объяснить цели и задачи нашей невыполнимой миссии.
        - Твоя цель - просто выжить. Любыми средствами, - начал он, обращаясь ко мне.
        По поводу этого пункта наши стремления полностью совпадали, так что с моей стороны не последовало никаких возражений.
        - А ты должен его охранять. - Это было приказано Гарху.
        Мой нестабильный и в физическом, и - особенно - в психическом плане телохранитель никак не отреагировал на эту реплику.
        Сочтя молчание знаком согласия, Антопц перешел к Компоту.
        - Животное выступает в качестве авангарда и разведчика. А также выполняет мелкие поручения по мере необходимости.
        Мне почему-то показалось, что старик не испытал особого восторга от того, что его назвали животным. Да и роль мальчика на побегушках явно не соответствовала его амбициям. Однако за последнее время Компот заметно поумнел20, поэтому никак не проявил свое недовольство.
        - Вопросы есть?
        Подавленное молчание было нашим коллективным ответом.
        - Что ж, в таком случае ориентируйтесь по обстоятельствам.
        «Классическое обращение гениального полководца к своим храбрым солдатам, не подозревающим, что им уготована роль пушечного мяса. Он бы еще добавил какую-нибудь чушь о гвардии, которая умирает, но не сдается - чтобы мы окончательно прониклись значимостью момента», - невесело подумал я.
        Впрочем, так же, как и предусмотрительный старикашка Компот, я не стал высказывать вслух свои пораженческие соображения.
        - Итак, если всем все понятно, - подвел итог блиц-инструктажа могущественный чернокнижник, - давайте собираться. Нас ждет встреча с представителями Кен.
        - А может, лучше все-таки спросим про... - начал было внутренний голос, но я бесцеремонно прервал его на середине предложения:
        - Не надо... Поверь мне на слово, лучше не надо, потому что ничего хорошего нам все равно не скажут.
        - Ну, если ты исходишь из правила «меньше знаешь - дольше живешь», тогда, конечно, нам ничего не нужно спрашивать.
        - Я исхожу из того, что нас нагрузили каким-то магическим дерьмом, которое нам ради нашей же безопасности лучше поглубже закопать при первом удобном случае, - не скрывая злости, резко ответил я. - А вдобавок нам дали сумасшедшего монстра с напрочь отсутствующими мозгами. При таком «веселом» раскладе задавать какие-то ничего не значащие вопросы по меньшей мере глупо.
        - Ладно, мой принц, как скажешь. Раз ты считаешь, что лучше встречать опасность с плотно завязанными глазами, пусть так и будет.
        После этой реплики внутренний голос обиженно замолчал, а я, словно жертвенный телец, уныло поплелся за могущественным жрецом навстречу своей роковой судьбе.
        Глава 3
        
        Не знаю уж почему, но чаще всего самые глобальные события происходят довольно серо и буднично. Нет кровавых закатов, яростно пламенеющих среди предгрозовых облаков; нет прекрасных амазонок с длинными, развевающимися под порывами шквального ветра волосами; нет гордых белобородых колдунов, всматривающихся из-под густых нахмуренных бровей в будущее, не доступное простым смертным; нет и всей прочей экстравагантной мишуры, так красочно и так достоверно описываемой в романах для дам.
        Вы скажете: ну хорошо, гордых амазонок еще как-то можно вкрапить в любовную интригу, можно даже сунуть каждой из них в руки по копью и послать охотиться на диких вепрей или лучше на тигров... саблезубых... гигантских... с копьене-пробиваемой шкурой... беспощадных... постоянно голодных и жутко кровожадных... Ладно, подобные повороты сюжета бывали, и бывали не раз. Но, скажите на милость, при чем здесь колдуны, и при чем здесь будущее?
        Ладно, не колдуны - так провидцы; пусть это будут ясновидящие мужчины с орлиными профилями и благородными чертами лица. Благо, за подобными примерами далеко ходить не надо. Единственное, что меня в таких делах всегда смущало - так это то, как эти их орлиные профили совместить с благородными фасами. Но ведь наверняка в богатом воображении почитательниц сего жанра еще и не такое случается, особенно после (или даже на фоне) саблезубых тигров, поэтому не станем подробно останавливаться на этой загадке.
        Да, так вот, возвращаясь к глобальным событиям... Всего этого романтического ореола, как я уже говорил, не было и в помине, а, как обычно и бывает, шел мелкий противный дождь, под ногами безрадостно хлюпала раскисшая грязь, да и на душе у меня было мрачно и тоскливо. В округе не наблюдалось никаких прекрасных амазонок, более того - кругом, куда ни кинь взор, в наличии ! имелись одни только зловещие чудовища. Возглавлял список не до конца разложившийся Гарх, затем шел непередаваемо кошмарный Антопц на пару со своим не менее ужасным заместителем, несколькими часами ранее сообщившем об ультиматуме магов Кен. Замыкал шествие единственный нормальный персонаж этого идиотского фильма ужасов - это был я, напряженно сжимающий в сведенных судорогой руках придушенно молчащего Компота.
        Все это выглядело и без того достаточно мрачно, а тут еще и тот грустный факт, что компания наша направлялась не на костюмированный карнавал, а на переговоры с представителями Кен - решать судьбу этой несчастной вселенной. Плюс ко всему мы собирались их обмануть. В общем...
        Скажу откровенно, не будь я так основательно напуган заранее - еще в логове повелителя тьмы, то сейчас вообще вряд ли мог бы самостоятельно передвигаться.
        К счастью, в этом представлении мне была отведена роль статиста, и все, что от меня требовалось, - держаться как можно ближе к Антопцу и Гарху. Обо всем остальном должен был позаботиться тот, кто спланировал эту операцию: сам глава местного клана чернокнижников.
        Встреча состоялась точно по расписанию, что для переговоров подобного уровня, думаю, в порядке вещей.
        Представитель Кен меня приятно удивил: он выглядел вполне прилично, выгодно отличаясь не только от своих монстровидных телохранителей, но и от всех, с кем мне здесь довелось пообщаться. Чтобы представить это могущественное создание, входящее в семерку самых влиятельных лиц клана, возьмите за основу обычное млекопитающее, принадлежащее к виду «хомо сапиенс», проведите его через ряд трансформационных радиомутаций, после чего оденьте понаряднее, заретушируйте жабры, отрежьте или замаскируйте лишние части тела, прикрепите окладистую бороду, набросайте умелой рукой немного макияжа в нужных местах, и вот вам пожалуйста - наш герой во всем блеске своего очарования. Позднее я узнал, что остальные шестеро членов группы могущественных колдунов принадлежали к различным негуманоидным расам, и один лишь Шу (так назвал себя парламентер) отчасти походил на человека. Правда, это относилось только к чисто внешним характеристикам. По своей внутренней сути это чудовище мало чем отличалось от всей остальной безумной компании. Думаю, никто и не сомневался, что существо, способное уничтожить целую вселенную ради
клановых амбиций, обладает немалым набором «положительных» качеств.
        В отличие от самого Шу, который, хотя и слыл могущественным колдуном, смотрелся, словно вышедший в тираж импресарио средней руки, его телохранители выглядели куда более колоритно. Их было трое, и были они полупрозрачными неуловимо верткими созданиями, похожими на огромных ласок, распространяющих вокруг себя почти ощутимую ауру смерти. Правда, справедливости ради стоит отметить, что на фоне Антоп-ца они казались не более чем компанией ручных белочек в клетке зоопарка, которые бестолково суетятся, якобы заготавливая орешки на зиму. По части имиджа повелителю зла здесь явно не было равных. Полагаю, он вполне перекрыл бы по силе всю семерку могущественных колдунов клана Кен и при желании, наверное, мог без труда уничтожить и Шу, и всех его телохранителей. Но выход из измерения был закрыт, что в корне меняло расклад.
        - Итак, раз все мы здесь сегодня собрались, - вполне оптимистично начал представитель Кен вместо приветствия, - значит, ничто не мешает нам завершить сделку.
        - ВЫ НИКОГДА НЕ СТАНЕТЕ ПО-НАСТОЯЩЕМУ ВЕЛИКИМИ.
        Этот потусторонний голос был настолько бесцветным, пустым и безжизненным, что становилось по-настоящему жутко. Прах бесчисленных веков лежал у ног этого создания, а он все еще жил, дышал и даже мыслил. Правда, меня нисколько не удивило бы, если бы я узнал, что в этом ему помогает колония червей, но это уже мелочь, о которой, для собственного же душевного равновесия, лучше не задумываться.
        - ПОТОМУ ЧТО СУЕТИТЕСЬ И ПРИНИМАЕТЕ СКОРОПАЛИТЕЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ.
        Парламентер Кен, разумеется, осознавал, что его сила не идет ни в какое сравнение с могуществом Антопца, но в данном случае за его спиной стояла армия, способная сокрушить цитадель древнего некроманта, поэтому в его ответе прозвучала ирония:
        - Позвольте спросить: откуда такая уверенность?
        Вместо ответа повелитель зла неуловимо шевельнул рукой, после чего прямо из земли стремительно взметнулся огромный серебряный кол, пробивший насквозь тело заместителя Антопца, так что острие этого страшного орудия вышло из черепа.
        Со стороны могло показаться, что один из членов нашей команды шутки ради надел серебряный клоунский колпачок, которым принято украшать себя во время костюмированных карнавалов или шумных празднеств, но... Это все же был не праздничный наряд, а безжалостный варварский кол, поэтому если кому-то и стало весело при виде этого атрибута праздничной экипировки, то он оставил свою радость при себе.
        Один из телохранителей Шу бросился было вперед, чтобы защитить хозяина от возможной опасности, но в этот момент в его животе образовалась огромная рваная дыра, из которой высунулась голова непередаваемо кошмарной твари, которая стремительно метнулась к лицу и острыми как бритва зубами отхватила половину черепа. После чего ужасное создание исчезло в чреве мертвого телохранителя так же неожиданно, как и появилось.
        Изуродованное тело рухнуло к ногам представителя Кен, а я закрыл глаза и попытался справиться с подступившей к горлу тошнотой. Не знаю, удалось бы мне это самостоятельно или нет, но тут стальной обруч чужой воли, сдавивший шею, быстро избавил мой организм от рвотных позывов.
        - Было глупо вести игру за моей спиной, договариваясь с этим презренным, - он кивнул на пронзенного колом зама, - об условиях капитуляции. - Голос Антопца по-прежнему не выражал никаких эмоций, замогильными интонациями навевая почти осязаемую смертную тоску. - Еще глупее брать на встречу таких никчемных телохранителей.
        - Но... Но в этом месте не действует никакая магия. - Было очевидно, что парламентер Кен находится в крайней степени смятения.
        Антопц сделал презрительный жест, означающий, что он не намерен говорить о подобных глупостях, и продолжил:
        - Вы изначально вели грязную игру, поэтому я отказываюсь от своих обязательств и расторгаю наш договор.
        В глубине глаз Шу промелькнула искорка страха - сейчас он был полностью во власти темного существа, стоящего напротив. Впрочем, представитель могущественного клана колдунов быстро взял себя в руки - парламентер почти наверняка знал, что умрет, однако решил, похоже, сохранить лицо и уйти достойно.
        - Можешь не дрожать: мне не нужна твоя жалкая жизнь. - Некромант не просто унижал врага - он втаптывал его в грязь, смешивая с пылью и навозом. - Я лишь не отдам тебе мальчишку.
        - Тогда зачем ты вообще пришел на эту встречу? - Шу говорил совершенно спокойно, но было видно, что дается ему это с огромным трудом.
        - Чтобы отдать тебе голову предателя. Рука Антопца взялась за острие кола и легко отломила часть, на которую была нанизана голова несчастного, после чего кинула этот страшный трофей к ногам противника.
        - А также уведомить о том, что я отсылаю этого опасного юношу подальше от своей крепости.
        В его руках появилась небольшая палочка с двумя вращающимися барабанами, которую он вложил в мою ладонь.
        - Возьми за руку своего нового друга, крутани оба барабана и нажми на панель у основания ручки.
        Механически, как будто находясь в трансе, я сделал неуверенный шаг вперед, взял холодную, скользкую, словно свежемороженая рыба, руку Гарха, крутанул оба барабана и...
        И не смог нажать на панель: сама мысль, что сейчас мое тело разберется на молекулы, чтобы собраться неизвестно где, пугала даже больше, чем присутствие повелителя тьмы.
        - Скажи ему, что ты предлагаешь... - в неподдельном ужасе простонал внутренний голос, но услышать концовку этой фразы мне не удалось.
        Видимо, заметив мою нерешительность, Антопц в очередной раз взял мой разум в тиски своей воли - и мой указательный палец сам вдавил до упора проклятую панель.
        Переговоры закончились. Настало время решительных действий. Вернее, решительно-отчаянных, ибо по-другому на Глове было не выжить, даже имея в арсенале мощь древних артефактов повелителя тьмы.
        
* * *

        Мы очутились в какой-то пустыне. Впрочем, по моим наблюдениям, Глов вообще не отличался разнообразием пейзажей.
        Идея мгновенного перемещения в пространстве, конечно, хороша, но всегда есть шанс выпасть в осадок на дно вулкана или еще в какое-нибудь не менее интересное местечко. Однако, как заверил Антопц на пресс-конференции перед матчем, вероятность оказаться в опасной точке почти нулевая.
        - Зато подобное перемещение, - заверил повелитель тьмы, - увеличит наши шансы не быть обнаруженными «всевидящим оком» клана Кен.
        Что это за «око», ни мне, ни тем более Гарху21 спрашивать не хотелось, поэтому мы решили исходить из убеждения, что магические козни великих колдунов нас минуют.
        Еще мы узнали, что пользоваться стайтрейк-сом (волшебным супертелепортом) нужно только в случае крайней необходимости.
        - Иначе, - глухо прошелестел повелитель зла, предупреждающе подняв вверх страшный скрюченный палец, - «оку» будет нетрудно вычислить ваше местонахождение.
        Я хотел было спросить, использует ли это продвинутое устройство так полюбившийся всем калькулятор на солнечных батареях, но, к счастью, сдержался. Мне хватало и того, что я, подобно маленькому отважному хоббиту, буду метаться по пределам огромного измерения, чтобы в итоге попасть в руки могущественных колдунов, собирающихся разобрать меня на запчасти, или в лапы Антопца - с его банкой со спиртом.
        - Гарх, скажи откровенно, - попросил я своего телохранителя, как только более или менее пришел в себя после достаточно болезненного скачка сквозь пространство, - как ты думаешь, у нас есть шанс протянуть в этом месте хотя бы неделю?
        Он повернул ко мне свою полусваренную голову и очень четко, почти по слогам, произнес:
        - Когда Кен задаются целью найти кого-то или что-то, то они непременно находят, причем очень быстро. Нам очень крупно повезет, если команда их убийц не обнаружит нас хотя бы до вечера.
        - Новость, конечно, не из обнадеживающих, - как всегда неожиданно, проявился внутренний голос. - Что ж, во всяком, случае наш нестабильный друг еще в том состоянии, когда способен адекватно воспринимать окружающую действительность и, может быть, даже разумно мыслить.
        Как бы в качестве опровержения этих слов, зрачок левого глаза моего спутника хаотично задергался, стремительно меняя направление взгля-пда - влево, вправо, вверх, вниз, а спустя некото-»рое время вообще перешел на круговую орбиту.
        - Т-ты в-в п-порядк-ке? - заикаясь от вполне объяснимого волнения, робко поинтересовался я.
        Гарх прижал указательным пальцем левое веко, так что прыгающий зрачок пропал из поля моего зрения, и коротко ответил:
        - Не совсем.
        «Это плохо... Очень, очень плохо», - подумал я, испытывая противную дрожь не только в коленках, но и во всем теле, а вслух пробормотал первое, что пришло на ум, так как молчать в этой ситуации было невыносимо:
        - Так ты полагаешь, у нас есть время максимум до вечера?
        - Да, - произнес мой нестабильный напарник и, закрыв второй рукой правое веко, сел прямо на землю...
        Если прежде я был лишь взволнован, то начиная с этой минуты находился уже на грани серьезного нервного срыва. Когда за вами охотится банда могущественных колдунов, чтобы возложить на алтарь и принести в жертву неизвестным богам - это одно, но когда при этом ваш единственный телохранитель откровенно сходит с ума вследствие явного брожения в мозгах - это совершенно другое.
        Гарх поднялся так же неожиданно, как и сел. Вероятно, процесс загнивания его мозгов зашел еще не настолько далеко, чтобы они не поддавались хотя бы некоторому контролю.
        - Нам нужно идти, - коротко сказал он, не обращая ровным счетом никакого внимания на мое подавленное состояние, и после секундной паузы добавил: - Постараемся найти безопасное место и не попасться на глаза охотникам хотя бы до вечера.
        Предложенный план действий был единодушно молчаливо одобрен всей командой, но, к великому сожалению, мы сумели продержаться только пару часов, а потом, то ли благодаря пресловутому «оку», то ли из-за другой волшебной установки дистанционного наблюдения, охотники вышли на след добычи, не оставив ей шансов на спасение.
        Глава 4
        
        Их было пятеро, и они прекрасно знали, кто мы такие. Иллюзий я не питал: даже при полном отсутствии воображения нельзя было заподозрить эту отлично вооруженную команду профессионалов в причастности к мелкой криминальной группировке с большой дороги. Соответственно, никто и не собирался тратить время на нелепые фразы вроде: «Кошелек или жизнь!» или: «Отдайте нам все ваши вещи, и, может быть, останетесь целы!» Спокойная уверенность и, если хотите, стиль, присущий высококвалифицированным специалистам, наглядно свидетельствовали об их намерениях. Не знаю как остальным, а лично мне мгновенно стало ясно, в чем цель предстоящего действа. В планы наших оппонентов входило по возможности быстро и без эксцессов пустить Гар-ха в расход, а меня так же быстро пленить. После чего, доставив добычу своим сумасшедшим хозяевам, получить заслуженное вознаграждение. Что они собирались с этим вознаграждением делать - учитывая неизбежный конец их мира, - мне было не совсем понятно. Впрочем, в преддверии предстоящей битвы все это не имело значения и, чтобы не забивать голову подобными мыслями, я попытался сосредоточиться
на текущем моменте.
        Соотношение сил пять к одному не внушало особого оптимизма: в предстоящей баталии можно было надеяться только на Гарха; своей же скромной персоне; а также Компоту, Билли и Кларе я заранее отвел роль пассивных наблюдателей, горячо переживающих за нашего единственного фаворита. Кроме того, существовал еще ряд неприятных моментов, которые существенно понижали наши шансы на успех в предстоящей кампании.
        Первое, что сразу бросалось в глаза, - состав нападавших. Все пятеро принадлежали к разным расам, или, может быть, даже видам22, но чувствовалось: несмотря на эти различия, взаимопонимание в группе - полное.
        Во-вторых, судя по внешнему виду, габаритам и вооружению, каждый из этой пятерки, обладая узкой специализацией в области владения оружием и техники ведения боя, опасен сам по себе, а уж в связке с остальной четверкой попросту смертельно опасен для любого противника.
        Но даже со всем этим можно было бы смириться, однако, будто для того, чтобы свести к минимуму наши и без того не слишком блестящие шансы, один из противников обладал ростом, чуть ли не в два с лишним раза превосходящим рост Гарха. Это был гигант с молотом. Его одежда и оружие напомнили мне экипировку древних викингов, Сходство, наверное, было бы более полным, если б он хоть немного походил на человека. К сожалению, это создание скорее можно было причислить к племени троллей - настолько оно было ужасным. Поэтому я не стал оскорблять память гордых скандинавов, назвав его для себя просто «гигант с молотом». Его оружие, к слову сказать, тоже было незаурядным. Даже особо не приглядываясь, можно было заметить слабые всполохи света, время от времени озарявшие рукоять молота. Не думаю, что наш противник украсил свою колотушку праздничной иллюминацией на батарейках, чтобы привлекать внимание досужих зевак. Вероятнее всего, это был магический предмет. Со всеми вытекающими последствиями.
        Второй и третий члены команды были похожи как две капли воды, и не последнюю роль в этом играла одинаковая темная одежда, скрывающая все, кроме глаз - на манер одеяния японских шпионов из дешевых китайских фильмов. Недолго думая, я окрестил эту парочку «близнецы-ниндзя». В дальнейшем выяснилось, что такое именование подходит им как нельзя лучше. Они были чрезвычайно подвижны, прекрасно владели оружием, обладали поистине феноменальной реакцией и в паре представляли не меньшую опасность, чем огромный молотобоец.
        Четвертым был элегантный красавец, повадками и отточенным совершенством движений напоминавший тореадора. Или, если хотите, гордого кастильского гранда времен завоевания испанской короной американских колоний. Несмотря на его внешний облик и грациозные повадки искусного фехтовальщика, я не совсем понял, в какой области он специализируется. Потому что кроме изящной одежды, внешнего сходства с представителем человеческой расы и шляпы, чем-то напоминавшей сомбреро, я не обнаружил у него никакого оружия. Однако от этого элегантного красавца так ощутимо веяло силой, что становилось не по себе.
        Последним в списке охотников за головами значился сморщенный, как стручок, маленький и неказистый членистоногий уродец, походивший на помесь богомола и паука. Он почему-то с первого взгляда показался мне самым опасным. Можете считать меня глупым и даже старомодным, но если в обществе ярко выраженных убийц появляется подобный недоразвитый заморыш, то это может означать одно из двух: или он отвечает за связи с общественностью, разрешая конфликтные ситуации при помощи недюжинного интеллекта и ораторского таланта, или просто-напросто лучше всех стреляет. Однако разговаривать с нами никто не собирался, огнестрельное оружие здесь тоже было не в ходу, поэтому оставалось только одно - это создание смертельно опасно само по себе.
        
* * *

        В ситуации, когда попытка элементарно смыться выглядит некрасиво (к тому же и бежать-то, по большому счету, некуда), не остается ничего иного, кроме как принять вызов. И - либо потерпеть сокрушительное фиаско, либо покрыть себя неувядающей славой. В принципе разницы между двумя этими состояниями нет никакой, потому что и в том, и в другом случае одно словечко-довесок «посмертно» сводит на нет все положительные моменты геройского эпоса.
        Чтобы не путаться под ногами у нашего прекрасного рыцаря23, я и Компот остались на месте24, а Гарх как-то уж слишком расслабленно, чуть ли не вальяжно направился в сторону наших противников.
        В отличие от моего нестабильного телохранителя, пятерка нападающих отнеслась к предстоящей баталии весьма собранно. Не только их позы, внешний вид и обнаженное оружие свидетельствовали об этом, но и позиция, которую группа заняла в преддверии поединка, наталкивала на мысль о предельной концентрации и серьезности намерений.
        Наши противники выстроились, рассредоточившись полукругом, на одном краю которого был гигант, а на другом - членистоногий уродец. Тореадор расположился в центре, а два братца-нин-дзя - по бокам от него. Вероятно, эта схема была давно отработана, поэтому они спокойно стояли, не делая лишних движений, в ожидании, когда мой телохранитель приблизится.
        Я еще успел подумать: «Как это благородно с их стороны - позволить более слабому и малочисленному противнику сделать первый ход», - но в следующий момент понял, что эта моя мысль была слишком уж наивной. Им не нужны были громкие славные виктории, добытые в честной борьбе. Основной задачей пятерки нападавших было получить стопроцентный результат. Поэтому, как и положено профессионалам, действовали они с минимальными затратами энергии, практично и почти наверняка.
        Маленькая тварь, которая с первого же взгляда вызвала у меня резкую антипатию и вполне оправданные подозрения, с легким присвистом выплюнула порцию ядовитых колючек. С невероятной скоростью рой мини-дротиков устремился навстречу долгожданной свободе, чтобы через доли секунды достигнуть своей цели, вонзившись в наши тела.
        Только одна иголка попала мне в шею, но и этого оказалось вполне достаточно, чтобы мгновенно парализовать все тело. Легкая судорога пробежала волной по мышцам, после чего я застыл неподвижным изваянием, не в силах даже пошевелить пальцем - не говоря о каких-нибудь решительных действиях.
        Судя по всему, с Гархом не собирались долго возиться, решив просто устранить с пути. После чего оставалось бы только засунуть меня в подарочный мешок, перевязать его ленточкой - и можно было отправляться получать премиальные. В не защищенные доспехами места моего телохранителя вонзилось больше дюжины отравленных иголок. Думаю, для обычного создания доза была бы смертельной, но мой боевой напарник обычным созданием не был. Уж не знаю, что там у него творилось внутри и каким был его метаболизм, но, во-первых, даже трупный яд в этом организме циркулировал в избытке, а во вторых, у тела не было связи с мозгом через кровь - ведь голова была надежно изолирована от остального тела навороченной, ничем не пробиваемой пленкой, сотворенной чернокнижником Антопцем по фирменному рецепту. Так что какая-то жалкая отрава ничтожного членистоного уродца никак не могла испортить настроение моему жизнерадостному другу. Он продолжал идти вперед и, по своему обыкновению, очень нехорошо улыбаться.
        Паукообразный фармацевт, наверное, подумал, что ошибся с дозировкой своего фирменного препарата, так как сразу же вслед за первым последовал второй залп, оказавшийся, однако, столь же безрезультатным. Вероятно, наши противники чересчур понадеялись на своего ядовитого друга, упустив таким образом пару драгоценных мгновений, которые могли серьезно повлиять на развитие событий. Впрочем, если кого и винить в этой ошибке, то только изысканного тореадора.
        Как впоследствии оказалось, он был магом экстра-класса. По-настоящему сильным колдуном, способным на очень многое, в том числе и на то, чтобы расплавить тело полусмертного в мгновенной вспышке адского пламени. Но, не догадываясь и даже не подозревая о том, что собой представляет Гарх, он не сделал этого, резонно посчитав, что не стоит затрачивать слишком много энергии, если вполне хватит яда. Как показало дальнейшее, это была самая серьезная ошибка в его жизни.
        Однако если бы не этот фатальный просчет, в основном он действовал вполне грамотно, так как был опытным профессионалом.
        Невзирая на численное преимущество, тореадор не пренебрег элементарной техникой безопасности, поставив магический барьер, в который и уперся все так же не перестающий улыбаться Гарх.
        С точки зрения колдуна, Гарх не представлял никакой опасности: даже если отбросить четырех спутников тореадора и все прочие магические способности, оставив только барьер - даже в этом случае у моего безумного друга не было никаких шансов. Пробить такую преграду могло только очень сильное заклинание, которое было под силу не менее сильному магу, а аура, окружавшая Гарха, наглядно говорила о том, что он может быть кем угодно, но только не асом по магической части. Поэтому следующим шагом со стороны вражеского шамана была попытка превратить противника в кучку пепла и, прихватив меня в качестве законного трофея, отправиться к своим хозяевам.
        Колдун, может быть, сделал бы это, но его погубила чрезмерная самонадеянность вкупе с нездоровым чувством юмора.
        Упершись в барьер, Гарх сделал шаг назад, вытащил из-за спины арбалет, взвел его и со все той же жуткой гримасой, по-виднмому, означавшей одному ему понятное здоровое веселье, не торопясь, очень тщательно и сосредоточенно прицелился в лицо тореадора.
        Как уже было сказано, ни простой арбалет, ни даже магический не могли бы пробить данный барьер. А по виду и ауре колдун определил, что направленное на него оружие - не более чем простая никчемная деревяшка. Поэтому перед тем как нанести решающий удар, он позволил себе досмотреть окончание спектакля. Наверное, ему хотелось увидеть, как глупо и смешно будет выглядеть нападавший, когда после стольких приготовлений арбалетный болт, отброшенный защитной преградой, упадет к его ногам.
        Он широко и искренне улыбнулся, как бы приглашая всех присутствующих разделить его радость; при этом на щеках весельчака появились непосредственные, почти детские ямочки.
        Вероятно, это и был тот последний штрих, которого не хватало сознанию моего телохранителя. Ой улыбнулся в ответ, после чего сделал первый и единственный в этой битве выстрел.
        Дзиньк...
        Мягко щелкнув, спустилась пружина арбалета.
        Болт, выпущенный с такого ничтожного расстояния, за долю секунды достиг цели и навеки стер с лица великого мага счастливую улыбку. Попутно выбив зубы, пробив череп и наполовину выйдя из затылка.
        Бывший красавец, умевший так гармонично и празднично улыбаться, последним, чисто рефлекторным движением вскинул руки вверх, после чего ноги его подкосились, и он очень плавно и неестественно завалился на спину. Тореадор так и не понял, в чем заключалась его ошибка.
        Нет, все-таки не зря Антопц предупреждал нас о бережном отношении к артефактам. В самом деле, экземпляры в его коллекции были просто уникальные.
        «Один - ноль в нашу пользу», - не скрывая злорадного торжества, подумал я.
        - Враг разбит и деморализован! Еще одна стрела в глаз переростку с кувалдой - и можно считать, что победа в наших руках, - в тон мне отозвался внутренний голос.
        Однако оптимизм наш был несколько преждевременным. Даже оставшись без своего некогда белозубого предводителя, команда соперников чувствовала себя вполне уверенно. Вместе со смертью мага исчез и сотворенный им барьер, и теперь исход противостояния должен был решиться при помощи холодного оружия. Но численный перевес все еще оставался на их стороне, поэтому у нападавших не было особых причин для волнения. Они потеряли всего лишь одну боевую единицу. Это событие выглядело скорее нелепым недоразумением, нежели предвестием грядущего поражения, поэтому не вызвало смятения в рядах противника.
        Идея со стрелой в глаз была, несомненно, интересной, но времени на перезарядку арбалета уже не было, поэтому Гарх просто отбросил его в сторону и обнажил меч. Охотники за моей головой сделали то же самое.
        Дальнейшие события развивались настолько стремительно, что восстановить полную картину происшедшего я смог лишь чуть позже.
        «Близнецы-ниндзя» напали одновременно с двух сторон, обрушив на Гарха град стремительных ударов, которые он, хотя и с трудом, но парировал. Однако, как выяснилось, эта атака была всего лишь отвлекающим маневром.
        Секунду назад все было более или менее под контролем, и вдруг за спиной моего телохранителя неизвестно откуда материализовался гигант с молотом. Последовал короткий резкий взмах и... Чудовищный удар не просто подбросил Гарха в воздух, а еще и закинул на расстояние в добрых двадцать метров от места битвы, словно мячик для гольфа.
        Без малейших эмоций «близнецы», словно по команде, вложили оружие в ножны и спокойно направились в мою сторону, чтобы пожать плоды своей блестящей победы.
        Они уже преодолели половину расстояния, когда противный, режущий ухо скрежет, раздавшийся с того места, где лежали обломки летательного аппарата марки «Гарх», заставил их остановиться и повернуть головы в направлении шума.
        Как ни странно, но мой помятый (а в некоторых местах даже немного сплющенный) телохранитель не только пребывал в относительно добром здравии. Более того: был полон решимости продолжить этот интересный зрелищный поединок.
        Если кто-то из наших врагов и удивился такой поразительной воле к победе, то он никак не выказал свои чувства.
        Дальнейшее напоминало повтор особенно интересного момента мачта, только с незначительным изменением в самой концовке.
        Последовала еще одна стремительная атака «близнецов». А затем на авансцене так же неожиданно, как и в первый раз, появился гигант, но на этот раз удар его молота пришелся не в защищенный доспехами корпус, а в голову моего несчастного напарника. Впрочем, и в этот раз полет его был не менее продолжительным и эффектным.
        Синхронно вложив в ножны оружие, «близнецы» опять направились было ко мне, но, как и в прошлый раз, у них снова ничего не вышло.
        Гарх, голова которого неестественно свешивалась набок, с трудом держась на какой-то клейкой тягучей массе вроде резинового клея, вновь поднялся, в очередной раз безумно улыбнулся, весело всем подмигнул полувыкатившимся глазом и, отбросив в сторону меч, направился в нашу сторону.
        «Вот теперь у него уже точно окончательно сорвало башню - еще и в прямом смысле», - с ужасом понял я.
        Дальнейшие действия моего безумного друга наглядно подтвердили это грустное предположение.
        Не доходя двадцати шагов до противников, он не торопясь достал небольшой остро заточенный бумеранг, еще раз всем игриво подмигнул и почти без замаха метнул его в сторону неприятеля. Рассчитывать на то, что кто-то будет стоять, терпеливо ожидая, пока это примитивное оружие австралийских аборигенов, описав приличную дугу, упадет ему на голову, было бы верхом безрассудства.
        Вероятно, это понимали все присутствующие, кроме моего телохранителя, но они делали скидку на его полуотвалившуюся голову, которая, к слову сказать, при всей своей поистине удивительной стойкости, уж точно не выдержала бы еще одного удара молотом, отделившись, наконец, от бренного тела.
        Действие разворачивалось перед моими глазами, так что, даже парализованный, я мог все прекрасно видеть.
        Бумеранг25 был явно не таким простым, каким казался с первого взгляда. Взмыв вверх и как-то уж слишком неуклюже - не в такт - махая своими лопастями, он описал длинную неправильную полудугу и, вместо того чтобы вернуться в руку хозяина, упал на землю далеко позади четверки наших неприятелей.
        Как только это глупое оружие рухнуло, четыре пары глаз атакующих повернулись к Гарху, и...
        И именно это не позволило им увидеть, как бумеранг, вместо того чтобы и дальше тихонько лежать, приподнялся и, словно бешено вращающееся колесо, покатился по земле к ничего не подозревающим охотникам за нашими скальпами.
        Спокойно сидевший в стороне и не принимавший до этого никакого участия в битве ядовитый членистоногий заморыш неожиданно оказался в Центре общего внимания, когда коварный бумеранг начисто снес ему голову.
        Именно после этого убийства я увидел, как оставшаяся троица наших врагов на короткое время начисто потеряла самообладание. Отчего эти хладнокровные убийцы пришли в ужас, я понял чуть позже. Скажу только, что у них были для этого все основания. Впрочем, как и у нашей команды.
        Ядовитое создание именовалось аам. Аамы очень опасны из-за способности парализовать жертву на расстоянии. Но, как оказалось, это еще не самое интересное. Внутри аама находится личинка, которая после смерти этого существа начинает бурно развиваться и за краткие мгновения, презрев все законы сохранения массы и энергии, достигает поистине гигантских размеров. Представьте себе огромного динозавра, начисто лишенного мозгов и обладающего одним неистребимым желанием - набить вечно голодное брюхо. Причем из-за бешеного метаболизма век его недолог - как у мотылька, не больше дня или двух, но, поверьте на слово, этого времени вполне достаточно, чтобы выкосить половину округи.
        И вот дружище Гарх с веселыми подмигиваниями и идиотскими ухмылками выпустил этого безумного - даже более, чем он сам - джинна из, так сказать, бутылки. Видно, Гарху показалось, что в нашей постановке маловато сцен в стиле «экшн».
        На глазах всех участников пьесы за какие-то несколько секунд буквально из ниоткуда появилась огромная отвратительная тварь, которая тут же решила начать с куска побольше и обратила взоры на гиганта с молотом. . Вот тогда-то затянувшийся пролог драмы наконец завершился - и началась ее эпическая часть: битва гигантов.
        
* * *

        Если бы мы могли подойти к анализу сложившейся ситуации с точки зрения здравого смысла или хотя бы просто непредвзято, то всем стало бы ясно, что для общего блага на некоторое время нам стоит забыть былые обиды и объединиться против общего врага - этой огромной мерзкой твари, которая не делала никаких различий между своими и чужими, с одинаковым энтузиазмом пожирая как тех, так и других. И только после совместной победы над чудовищем имело бы смысл вновь начать разбираться между собой.
        Но после того, как по голове моего нестабильного друга так немилосердно прошелся молот гиганта, он с головой этой, видимо, окончательно рассорился и теперь, променяв зачатки позитивного мышления на примитивные животные инстинкты, заботился только об одном - чтобы эта самая голова окончательно не отвалилась. Все остальное, судя по всему, его мало интересовало.
        Не только у меня, но и у всех присутствующих создалось впечатление, что акция с бумерангом была последним осознанным действием этого разваливающегося на куски организма. После чего он, как говорится, вошел в штопор и, не обращая внимания на текущую ситуацию, с тупым упорством пытался придать своему черепу более или менее устойчивое положение в пространстве.
        Но голова, вопреки желаниям своего владельца, постоянно норовила завалиться набок, вознамерившись навсегда отделиться от тела хозяина, став полностью автономной.
        В другое время и при других обстоятельствах близнецы, возможно, первым делом прикончили бы моего безоружного телохранителя. Его меч, арбалет и бумеранг были для него в данный момент, как это ни печально, недосягаемы. Но аам представлял слишком серьезную угрозу, поэтому наши противники предпочли начать с него, оставив беспомощный полутруп на потом.
        Схема, когда двое «ниндзя» отвлекают внимание жертвы, а гигант наносит молотом серию смертельных ударов26, была отработана и имела неплохие шансы на успех. Команда промышляла сообща давно, поэтому действия были доведены до автоматизма, а бойцы понимали друг друга с полувзгляда. Так что шансы на выигрыш у них были - во всяком случае, теоретические.
        Однако Гарх в который уже раз спутал карты наших противников, преподнеся очередной неприятный сюрприз. С кое-как приклеенной головой и своей леденящей душу улыбкой, не особо торопясь, он направился в сторону битвы.
        Аам неистовствовал, пытаясь достать «близнецов», наносивших ему редкие, но болезненные уколы своими мечами. Но «ниндзя» были слишком быстрыми для него (и это действовало на чудовище, словно красная тряпка - на быка), а их огромный напарник-молотобоец, воспользовавшись случаем, уже пару раз очень удачно попал по жизненно важным органам чудовища. Все медленно, но верно шло к неизбежной развязке.
        И тут Гарх наконец достиг места боевых действий.
        Если бы он был вооружен, возможно, кто-то из нападавших на аама переключился бы на него, но оружия при моем телохранителе не было. И вообще было неясно, осознанно действует этот искалеченный механизм или нет. Поэтому - наверное, впервые в жизни - эти профессионалы не сделали того, что следует делать, прежде чем идти в наступление: не обезопасили собственные тылы.
        Эта ошибка и решила исход противостояния. В конечном итоге охотники превратились в добычу, а добыча - в безжалостного хищника.
        Гарх шел прямо на аама, неестественно, почти механически передвигая плохо сгибающиеся конечности и при этом мелко и часто потряхивая головой, словно в вялотекущем эпилептическом припадке. В какой-то момент его траектория прошла рядом с одним из «близнецов», так что Гарх оказался сбоку от него. На долю секунды стремительный воин переключил свое внимание на этот недобитый ходячий полутруп. В воздухе молнией сверкнула сталь отточенного клинка, Целью которого было наконец-то отделить безумную голову от бренного тела. Но в последний момент, когда казалось, что уже ничто не может помешать мечу «ниндзя», произошло неожиданное.
        На пути лезвия встала согнутая в локте и защищенная доспехом рука Гарха. Как немедленно выяснилось, сам по себе доспех был не более чем бутафорией, под которой скрывалась страшная мощь черного клинка, приживленного Антопцем моему телохранителю вместо отрубленной конечности. Меч нападавшего27 при соприкосновении с черной сталью, не издав ни малейшего звука, разломился пополам, будто никчемная детская игрушка.
        На мгновение «близнец» потерял равновесие, по инерции качнувшись в сторону Гарха, - и тут же мой сумасшедший друг выверенным движением безжалостно ударил снизу вверх.
        На жертве была кольчуга из какого-то легкого и, видимо, чрезвычайно прочного материала. Однако с таким же успехом ее могло и не быть. Черный клинок, не встретив ни малейшего сопротивления, вошел в тело, проколов некогда великого воина, словно глупого жука в коллекции.
        Пробитые легкие в последний раз попытались сделать мучительный вдох, но тут лезвие вышло из тела так же стремительно, как и вошло в него, после чего из страшной рваной раны хлынул поток крови, и последнее, что увидел поверженный, - провал бездонных, как преисподняя, глаз моего коварного телохранителя, которые, в отличие от его искривленного гримасой рта, никогда не улыбались.
        Второй «ниндзя» на какое-то мгновение переключил внимание на Гарха - и чуть было не поплатился за непростительную для профессионала такого уровня ошибку. Вконец разъяренный аам почти достал его своим хвостом. Еще немного - и чудовище просто-напросто разрубило бы несчастного на части, но в последний момент сработали рефлексы, и стремительный как молния воин почти сумел уклониться от удара. Однако рука, держащая меч, все-таки обагрилась кровью. Рана была не очень опасная, но достаточно глубокая, чтобы по прошествии некоторого времени еще один наш противник ослабел от потери крови и стал легкой добычей одного из двух беспощадных чудовищ - или кровожадного аама, или не отличающегося особым гуманизмом моего телохранителя.
        Гарх улыбнулся - на этот раз действительно широко и искренне. Так, наверное, мог бы улыбаться кот, глядя на загнанную в тупик мышь, бестолково мечущуюся в поисках выхода, которого нет.
        В тот момент я особенно сильно порадовался, что мы с Гархом находимся по одну сторону баррикады. Однако ликование мое было не слишком продолжительным. Раненый «ниндзя», видимо, быстрее всех понял, что живым ему отсюда все равно не уйти, поэтому решил напоследок совершить что-нибудь воистину выдающееся, а заодно и сказать последнее слово миру.
        В качестве грандиозного поступка была выбрана акция по перерезанию моего несчастного горла; последние же слова были обращены даже не к обреченному миру (который вместе со всеми своими обитателями исчезнет одновременно со смертью того, кто несет в себе «Растворитель Миров»), а к моему веселому другу с полуотвалив-Шейся головой.
        Интересно, что выбор этот был продиктован не какими-то политическими или религиозными соображениями, а элементарной местью: напоследок Гарх должен был заплатить за то, что убил напарника, брата или уж не знаю кем раненому приходился убитый незадолго до этого соратник.
        Отбросив ставший теперь бесполезным меч, стремительный воин совершил мощный рывок и за пару секунд преодолел приличное расстояние, отделявшее меня (все так же парализованного и беспомощного) от места основных боевых действий.
        Он достал небольшой кинжал, формой напоминающий серп, и, приставив его к горлу намеченной жертвы, теперь уже спокойно ждал приближения Гарха. Не было никаких сомнений, что он без колебаний доведет задуманное до конца.
        А на заднем плане как ни в чем не бывало продолжали сражаться великан и чудовище. Исход не только их локального конфликта, но и всех остальных конфликтов этой вселенной прямо сейчас находился на лезвии ножа, неподвижно застывшего у моей шеи. К счастью для всех обитателей измерения, о неизбежно приближающейся катастрофе знал только лишь узкий круг посвященных.
        Гарх медленно подошел и остановился в нескольких метрах от места трагедии. Видимо, его разум в данный момент был более или менее стабилен, так что не понадобилось даже предупреждения со стороны очередного кандидата в мои палачи28.
        Очень хотелось верить, что у моего телохранителя припасен еще какой-нибудь особенно гениальный план на случай подобных экстренных ситуаций. Но, увидев выражение его лица, я понял, что плана нет. Более того, Гарх пришел просто потому, что ему совершенно наплевать и на себя, и на меня, и на весь этот агонизирующий мир. Глупо бояться смерти, после того как тебе не просто отрезали голову, но еще и хорошенько проварили ее в котле. А еще Гарх пытался дать своему противнику понять: все равно победил он, в одиночку ликвидировав троих из пятерых нападавших. Все же, что имел в активе этот истекающий кровью камикадзе, - перерезанное горло беспомощного безоружного мальчишки да бездарно проваленное задание.
        Да уж... Даже морального удовлетворения не досталось бедняге «ниндзя». Партия явно оставалась за Гархом. И это понял не только я, но и стоявший за моей спиной воин с ножом. После чего говорить какие-либо слова было бы просто глупо; оставалось одно - как можно быстрее прекратить этот затянувшийся балаган.
        Рука, державшая нож, слегка напряглась, и я понял, что прямо сейчас мне представится прекрасная возможность на личном опыте испытать то, через что уже однажды прошел Гарх. А именно: навсегда и безвозвратно потерять голову.
        Ощущения мои в преддверии этой кровавой акции, скажу вам откровенно, были не самыми приятными в жизни. Если бы я и без того не был парализован, то наверняка оцепенел бы от страха.
        «Наверное, именно так бездарно и умирают несостоявшиеся герои», - обреченно подумал я в эти последние секунды, почти смирившись с неизбежным.
        - Может быть, еще можно как-то договориться!.. - испуганно продребезжал на периферии сознания присмиревший от переживаний внутренний голос.
        - И я, и ты, а этот истекающий кровью убийца за нашей спиной прекрасно знаем, что с Гархом не договориться - ни no-хорошему, ни по-плохому, ни как-либо иначе. Он все равно не успокоится, пока не убьет всех, кого задумал убить. Так что....
        Неожиданно резко меня развернуло на сто восемьдесят градусов, и я оказался лицом к лицу с некогда великим воином, выступающим ныне в роли моего персонального палача, а по совместительству - уничтожителем всего этого мира.
        Не знаю, с чем было связано его неожиданное желание напоследок заглянуть в мои глаза, но думаю, он хотел увидеть в них что-то очень важное. То, что помогло бы ему если не понять тайну мироздания, то хотя бы приблизиться к ее разгадке.
        Насколько я понял, для осуществления этой затеи меня собирались умертвить не мгновенно и безболезненно, а неторопливо и со вкусом, предварительно выдержав должную паузу.
        Нож уже начал свое медленное движение навстречу вечности, разрезав кожу на шее, которая мгновенно обагрилась кровью. Мои зрачки услужливо расширились от боли и ужаса. Но заглянуть в них глубоко, до самого дна, чтобы увидеть какие-то никому не понятные вещи, этому жестокому мучителю все же не удалось.
        Мы были с ним слишком близко друг к другуг поэтому, в отличие от остальных, я имел несчастье увидеть происшедшее в мельчайших подробностях.
        Что-то мелькнуло со скоростью молнии. Тут же, с противным чавкающим звуком, у очередного кандидата в палачи взорвался правый глаз, а через мгновение его примеру последовал и левый.
        Не издав больше не единого звука, мертвое тело с пустыми глазницами обмякло. И, словно утомленный дальней дорогой, мертвый «ниндзя» плавно опустился к моим ногам.
        - Четыре-ноль в нашу пользу, - как ни в чем не бывало прокомментировал ситуацию подошедший Гарх.
        После чего презрительно пнул ногой труп поверженного противника и заявил:
        - Все дружно скажем спасибо твоему кровососу - Кларе, или как там эту мерзость зовут - за вовремя проявленную здоровую инициативу.
        А затем уже более эмоционально добавил:
        - Короче, хватит глаза пялить - лучше посмотрим, как там дела у наших здоровяков. Заодно и поболеем за ребят: посочувствуем проигравшему и добьем победителя.
        В свете только что произошедших событий выражение «пялить глаза» показалось мне особенно актуальным, но я еще не отошел от шока и не смог что-либо ответить.
        Впрочем, Гарха и не интересовали мои соображения: не дожидаясь ответа, он взвалил меня, словно бесчувственное бревно, на плечо и отправился занимать места на трибунах согласно заранее купленным билетам.
        - Вот это я и называю приключениями, - с энтузиазмом прокомментировало ситуацию мое подсознание, в достаточной мере придя в себя, чтобы снова доставать меня своими дурацкими замечаниями.
        «В гробу мне виделись такие приключения», - подумал я устало, но не стал вступать в словесную перепалку со своим вечным спутником.
        Не удосужившись спросить, настроен ли я подвергать себя риску во имя того, чтобы просто за кого-нибудь поболеть, Гарх направился к месту боевых действий. Разумеется, я не был в восторге от такого бесцеремонного обращения со своей персоной29, но и здесь счел за благо промолчать.
        Впрочем, остатки здравого смысла еще не оставили голову моего телохранителя, поэтому он не стал лезть в самую гущу событий. Приблизившись ровно настолько, чтобы нам открылась прекрасная панорама бушующего сражения, но никакая опасность не грозила, он без излишних предосторожностей сгрузил меня на землю, после чего уже ничто не мешало нам в спокойной обстановке переживать за исход поединка.
        Как очень быстро выяснилось, болели мы за разные команды. Гарх сразу же оказался в группе поддержки аама, приветствуя громкими одобрительными выкриками каждый удачный выпад чудовища. Это было неудивительно, особенно если вспомнить, как немилосердно «молотобоец» обошелся с его головой. Прекрасно понимая чувства своего мстительного телохранителя, я все же сочувствовал «гиганту с молотом»: в отличие от тупой прожорливой груды мяса, именуемой аамом, у него все-таки был определенный стиль.
        - Ставлю на огромную глупую тварь, - предложил пари внутренний голос.
        - А я - на «молотобойца»!
        - Условия?
        - Если я выиграю, ты заткнешься до конца | дня.
        - А если проиграешь?
        - Буду слепо следовать всем твоим мудрым советам и рекомендациям.
        - Договорились.
        Пока что битва шла с переменным успехом, и сказать, кто в итоге победит, было достаточно проблематично, так что пари вроде получилось честное.
        И если с приоритетами нашей троицы30 все было более или менее ясно, то на чьей стороне симпатии Клары и Билли, я, откровенно говоря, не догадывался. Во всяком случае, вслух о своих эмоциях они никак не заявляли.
        Из всей нашей команды, пожалуй, один Компот не участвовал в общем веселье, пребывая в бесчувственном состоянии. В него попала только одна отравленная игла, однако и этого оказалось достаточно, чтобы вплотную подвести организм нашего четвероногого любимца к роковой черте, отделяющей эту реальность от потустороннего мира. Уже несколько минут ольтик лежал на спине, судорожно подергивая всеми конечностями, а из его оскаленной пасти текла подозрительная грязно-зеленая пена. Гарх же, с его извращенным метаболизмом и еще более извращенным сознанием, отнесся к проблемам Компота очень спокойно, объявив их легким кишечным расстройством.
        - Вот увидишь, - проклокотал он успокаивающе в ответ на мое тревожное замечание, - эта небольшая встряска пойдет твоему другу только на пользу.
        Не знаю, о какой пользе шла речь, - лично я глубоко сомневался, сможет ли старик выкарабкаться из этого полукоматозного состояния. Не говоря уже о мифических оздоровительных перспективах, ожидающих его после очищения организма от груза токсинов.
        - Может, стоит что-нибудь предпринять?
        Я беспокоился за старика, особенно после того, как действие яда начало стихать, и мои конечности, хотя и с трудом, но все же смогли двигаться.
        - Конечно, стоит, - легко согласился Гарх. - Вот только сейчас разберемся с победителем, а потом уж сделаем все, что в наших силах. Еще ни один ольтик не сдох от подобной ерунды. Он сам может отравить кого угодно, потому что ядовит, как самая опасная змея.
        Так как в данный момент даже при желании я ничем не мог помочь Компоту, то решил, для собственного же спокойствия, поверить Гарху.
        Пока я терзался сомнениями о судьбе несчастного колдуна, поединок титанов неожиданно закончился. С тяжелым сердцем и на плохо гнущихся ногах я направился к месту битвы.
        На первый взгляд было трудно определить, за кем осталась победа в этом сражении, ибо оба соискателя титула чемпиона мира в супертяжелом весе лежали в глубоком нокауте, не подавая, к тому же, никаких признаков жизни.
        В боку аама зияла огромная дыра с рваными обугленными краями, и вокруг распространялся резкий тошнотворный запах паленого мяса. Создавалось впечатление, что в чудовище попала молния. «Гигант с молотом», впрочем, выглядел не лучше - практически все его тело состояло из одной сплошной рваной раны.
        Короче говоря, группе зачистки, к которой всего минуту назад причислял себя Гарх, здесь явно было нечего делать: парни на ринге сделали всю работу сами.
        - Легендарный молот сомов, - бесстрастно сообщил Гарх, разглядывая оружие «молотобойца», - мощнейший магический артефакт. Три-четыре попадания по одной и той же точке - и концентрация энергии достигает такого уровня, что рассыпается в пыль даже гранит. Попади это оружие по моему черепу во второй раз, - добавил он после некоторой паузы, - и не исключен вариант, что мозги сварились бы вкрутую.
        Надо же: в голове моего сумасшедшего друга и без того творилось черт знает что, а тут еще подобные шокирующие образы...
        - Гарх, а ты вообще как себя чувствуешь-то?
        Сказать, что в моем голосе сквозила неприкрытая тревога, было бы не совсем верно. Нет, мой голос был пропитан тревогой до такой степени, что звучал неестественно глухо.
        - Не то чтобы очень, - начал Гарх, взявшись обеими руками за макушку и с силой вдавливая голову в шею (видимо, чтобы схватился клей), - но в принципе все не так плохо, как могло бы быть.
        - Чудесно, - с трудом выдавил я, решив не вдаваться в подробности. - Тогда, думаю, нам больше нечего делать в этом месте. Давай возьмем чудо-колотушку и отправимся дальше.
        Идея взять в качестве трофея сей ценный артефакт была продиктована не жаждой наживы, а исключительно соображением, что в случае потери части ценных безделушек Антопца мы сможем предложить ему равноценную замену.
        - Молот сомов - это главная реликвия малочисленного племени великанов, передающаяся из поколение в поколение, - принялся объяснять мой телохранитель. - У них свой кодекс чести, согласно которому сом становится должником существа, которое спасло ему жизнь. И, взяв в руки магический артефакт, служит ему до тех пор, пока не заплатит сполна свой долг. Насколько я понимаю, этот тупоголовый идиот, - Гарх презрительно пнул окровавленное тело гиганта, - попал в зависимость к клану Кен.
        - Так почему мы не можем взять его оружие? - Я все еще ничего не понимал.
        - Потому что нам не нужно, чтобы вдобавок ко всем неприятностям по нашим следам шло еще и целое племя огромных воинов, дабы покарать безумцев, посягнувших на их единственную святыню.
        Он еще раз зло пнул великана в голову - и тут поверженный лжевикинг издал слабый стон.
        - Неплохой потенциал у этого создания, - встрепенулся мой внутренний спутник. - Особенно учитывая вон ту рану: нет никаких сомнений, что он истечет кровью в течение ближайших минут. А ведь в наличии еще разорванный бок и две дюжины менее ужасных повреждений.
        - Кажется, ты обещал заткнуться, если проиграешь наше пари.
        - А ты что, видишь здесь победителя?
        - Мой кандидат, по крайней мере, подает хоть какие-то признаки жизни, а твой вообще не дышит, так что, думаю, будет справедливо отдать победу тому, кто выжил.
        - Мне кажется...
        - А мне кажется, что нужно отвечать за свои слова, - отрезал я, поставив окончательную точку в разговоре.
        Пока я пререкался со своим подсознанием, Гарх, используя не слишком гуманные и весьма болезненные методы, привел истекающего кровью великана в чувство.
        - Ну что, друг мой, - прохрипел он насмешливо, приблизив свою искривленную ужасной улыбкой пасть к лицу великана, - пришла пора платить по счетам. Твое племя ведь чтит кодекс чести? Так что, наверное, ты не будешь против, если я прямо сейчас убью тебя.
        В холодных как лед бледно-голубых глазах гиганта не отразились никакие эмоции.
        - Ты победил, и это твое право.
        Наверняка слова давались ему с огромным трудом, но если бы я не видел это огромное тело, распростертое в луже крови, то, судя по голосу, мог бы решить, что говорящий пребывает в прекрасном расположении духа и в добром здравии.
        Гарх поднес черное острие своего страшного оружия к шее поверженного. Оставалось сделать совсем небольшое движение, чтобы перерезать горло викинга, но тут вмешался я:
        - Постой!
        Все так же нехорошо ухмыляясь, мой телохранитель повернулся ко мне:
        - Что-то хочешь сказать? -Да.
        - Тогда будь, пожалуйста, краток, - почти ласково попросил он.
        От несоответствия доброго голоса Гарха и его намерений мне стало как-то не по себе.
        - Ты ведь, по правилам, должен убить его, - слегка заикаясь от волнения, начал я.
        Он утвердительно кивнул.
        - Значит, если пощадить сома, это будет автоматически означать, что ты спас ему жизнь. И гигант будет твоим должником.
        - А какой мне прок от этой полудохлой туши? - Гарх опять очень болезненно пнул поверженного врага. - Он все равно через пару часов сдохнет.
        - Мне не нужны подачки, - с достоинством произнес «молотобоец».
        - Вот видишь, - радостно встрепенулся я, - для твоего врага будет намного хуже, если ты сделаешь его должником, чем если просто убьешь.
        - Мне не нужны подачки, - повторил великан.
        - Тебя никто не спрашивает, тупая груда мышц, - резко оборвал его Гарх. - Вы, пятеро лучших бойцов, словно никчемные бабы, не смогли справиться с одним противником, так что лежи тихо и не мешай победителям решать твою жалкую судьбу.
        И без того бледные глаза гиганта стали почти белыми от ярости, но раненый ничего не сказал.
        - Так зачем мне лишать себя удовольствия проткнуть эту толстую глотку, если беспомощный недоумок все равно истечет кровью?
        - Доверься мне, - попросил я.
        - Довериться тебе?! Это что, шутка?
        - Нет, я совершенно серьезно...
        Не знаю, что повлияло на решение Гарха - мои невнятные объяснения или желание посильнее досадить ненавистному врагу, но после непродолжительных раздумий он решил не убивать несчастного.
        - Ладно. Я, имея законное право расплатиться с поверженным в схватке противником, дарую ему жизнь, - торжественно произнес он. - Отныне сом становится моим должником. Беру в свидетели мальчишку, ольтика и... Впрочем, и двоих достаточно, - после секундной заминки закончил он.
        - И это все? - удивленно спросил я. -Да.
        - Вот так просто ты сделал огромного великана своим должником?
        - Просто?! - хрипло расхохотавшись, переспросил он. - Ты считаешь, что это просто - убить пятерых лучших бойцов клана Кен, вооруженных и оснащенных мощнейшим магическим оружием?
        - Вообще-то, я не про то, - протянул я, уже осознав свой промах. - Мне казалось, что подобные клятвы выглядят более впечатляюще.
        - Да я мог и вообще ничего не говорить: гиганты слишком щепетильны в вопросах чести, чтобы забыть о своем долге, но... На всякий случай лучше произнести нужные слова вслух.
        - Какой в этом смысл, если здесь все равно нет никого, кроме нас?
        - Сказанное однажды никогда не пропадет. Если никто не услышит твою речь сразу, то демон-ветер все равно разнесет слова по свету на своих крыльях.
        - М-м-да, конечно, как же можно было забыть про ветер, - быстро согласился я, сочтя за лучшее не подвергать сомнению святую веру аборигена в местный демонический культ. - Ну, стало быть, все в порядке. Сом действительно твой должник.
        - А ты, кажется, собирался меня чем-то удивить, - мягко напомнил Гарх, и мне в очередной раз стало не по себе от его интонаций.
        Право слово, лучше бы полусумасшедший монстр открыто угрожал. По крайней мере это выглядело бы естественнее.
        - Вообще-то, да.
        - В таком случае, я - весь внимание.
        Я решительно подошел к распростертому лжевикингу и, не колеблясь ни секунды, вытащил из отделения своего пояса шприц, наполненный сублиматором жизненной энергии, после чего резким движением всадил иглу в ногу гиганта рядом с ужасной рваной раной и надавил на клапан.
        У меня ведь была еще одна ампула, вот я и решил испытать сублиматор в военно-полевых условиях, чтобы на всякий случай иметь представление, на что он способен.
        Я только-только успел отдернуть руку, как огромное тело гиганта свело мощной судорогой, а спина выгнулась назад чуть ли не на девяносто градусов. Потом по его коже пробежал поток электрических искр. Все это выглядело так, будто жертва моего эксперимента со всего размаха упала на парочку высоковольтных проводов.
        Наверное, не меньше пяти секунд агонизирующий воин изображал из себя замкнувший высоковольтный прибор, а затем все закончилось так же стремительно, как и началось.
        Откровенно говоря, я прохлопал момент, когда все резко переменилось: только что мощное тело билось в предсмертной агонии - и вот уже огромная четырехметровая фигура стоит рядом, держа в руках свой магический чудо-артефакт.
        - Классно выглядишь. - Казалось, моего телохранителя ничуть не удивила перемена, произошедшая с нашим недавним противником. - Надеюсь, после этой небольшой встряски твои жалкие мозги и мизерный гороховый стручок остались в таком же порядке, как и все остальное.
        Гигант повернул свою огромную голову в сторону говорившего и резко, без замаха, выбросил вперед руку с оружием.
        Огромный молот просвистел в дюйме от макушки Гарха... И, как ни странно, ничего не произошло. Противники как стояли, так и остались стоять друг против друга.
        - Оскорбление, которое ты мне нанес, смывается только кровью. - Викинг с трудом сдерживал ярость, клокотавшую в горле. - Я не убил тебя, хотя должен был это сделать. Начиная с этого момента мы квиты. Никто никому ничего не должен.
        «Какая у них тут интересная система взаимозачетов», - промелькнула в голове тревожная мысль. А вслед за ней пришла и другая: «Значит, у гиганта не осталось никаких сдерживающих факторов, которые помешали бы ему возобновить увлекательный поединок. В качестве награды за победу в котором выступает мой несчастный скальп».
        - Позволю себе нарушить нашу договоренность, - вмешался внутренний голос, - и нсшо-мнить о том., что мы в некотором роде тоже спасли жизнь этому огромному воину, так по-мальчишески болезненно реагирующего на свои сексуальные проблемы.
        - А ведь действительно! - не скрывая радости, вслух воскликнул я, так что оба противника, уже было приготовившиеся к сражению, повернулись в мою сторону.
        - Я, имеющий полное право оставить умирать от ран поверженного в схватке врага, даровал ему жизнь, исцелив при помощи чудодейственной магии, - прерывающимся от волнения голосом начал я. - Поэтому отныне сом становится моим должником. Беру в свидетели Гарха, ольтика и... И ветра-демона, которому все ведомо в этом подлунном мире и от которого ничто не укроется.
        Концовка прозвучала не так уверенно, как начало, зато она возымела должный эффект. Судя по всему, ветер-демон пользовался в этом измерении повышенной популярностью.
        - А ведь действительно, мальчишка спас тебе яшзнь, - оскалился Гарх, мгновенно переходя из состояния предельной концентрации к полной расслабленности. - А я - его телохранитель, так что действия, направленные во вред мне, автоматически расцениваются как угроза его жизни. Кстати, - продолжал он, - хотелось бы все-таки знать, что послужило причиной твоего гнева - упоминание о мозгах или же...
        - Не надо продолжать! - закричал я, потому что понимал: если мой сумасшедший телохранитель закончит это предложение, кровавого поединка не избежать.
        Казалось, Гарх только и ждал этого судорожного всплеска страха.
        - Ну, раз хозяин просит, - развязно-нагло произнес он, все так же не переставая нехорошо ухмыляться, - то оставим выяснение этого больного вопроса на потом. Хотя... Я-то знаю, что ты знаешь, что я знаю, о том, что мы оба знаем, как На самом деле неважно обстоят дела в этой сфере.
        От невероятного напряжения вены на лбу «молотобойца» вздулись, и мне даже показалось, что прямо сейчас он не сдержится - и огромный молот пройдется по голове моего полусмертного Друга. Но, к счастью, великан нашел в себе силы совладать с разбушевавшимися эмоциями, после чего прерывающимся от ярости голосом произнес:
        - Сначала я отдам долг чести, а потом по уши Вгоню в землю одного ходячего мертвеца, у которого уже давно ничего нигде не шевелится. Ты догадываешься, о ком идет речь, - уже более спокойно закончил гигант.
        Гарх резко повел головой в сторону, как будто неожиданно со всего размаха получил увесистую пощечину, и от его напускного веселья не осталось и следа. Холодная матово-черная сталь клинка Апокалипсиса невероятно быстро взметнулась на уровень лица сома и остановилась в нескольких дюймах от его глаз.
        В воздухе повисла вполне ощутимая, тяжелая, словно груз, привязанный к ногам утопленника, пауза, во время которой я боялся даже вздохнуть, а гигант спокойно стоял, с интересом рассматривая острие направленного на него оружия. Наверное, наш недавний противник питал какие-то иллюзии, навеянные его кодексом чести, запрещающим убивать ведущего переговоры врага, или еще что-нибудь не менее глупое в этом же роде. Но я совершенно точно знал: Гарху в его нынешнем весьма нестабильном состоянии глубоко наплевать на все кодексы и правила. Жизнь сома сейчас не стоила ровным счетом ничего и зависела лишь от причудливого полета мысли существа с мозгами, начисто изъеденными коррозией.
        - Ты нам еще можешь пригодиться, огромный кусок мяса, - отчетливо, чуть ли не по слогам произнес мой телохранитель, отступая на шаг и опуская оружие. - А разговор мы закончим после того, как ты рассчитаешься со всеми долгами.
        - Согласен, - совершенно искренне улыбнулся великан. - Разберемся с нашими проблемами, как только я сполна заплачу по всем счетам. И, судя по тому, что вы попали в немилость к Кен, это произойдет очень скоро.
        Меня совершенно не радовала перспектива путешествия с двумя смертельно ненавидящими друг друга созданиями, одно из которых вообще не могло отвечать за свои поступки. Поэтому я ре-цщл расставить все точки над «i», взяв решение проблемы в собственные руки.
        - Нам не нужен сопровождающий, - коротко и жестко произнес я, - и меня совершенно не интересует ни твой долг чести, ни то, как ты его будешь исполнять. Одного телохранителя мне более чем достаточно. Если место станет вакантным, может быть, мы вернемся к этому разговору, а пока... Пока наши пути расходятся.
        Как ни странно, возражений не последовало. Лжевикинг равнодушно пожал плечами, как будто заранее знал, что его услуги не будут востребованы, и, коротко попрощавшись, зашагал прочь.
        Признаться честно, я был слегка удивлен. Когда наш недавний противник отошел на приличное расстояние, я повернулся к Гарху и шепотом спросил:
        - Он что, вот так просто взял и ушел?
        - А ты, наверное, хотел, чтобы он ушел не просто так, а прихватив с собой в качестве трофея одного молодого глупца?
        - Нет, но...
        - Если бы ты оставил его, эта глупая туша защищала бы нас до последней капли крови, а так... Впрочем, сомы верят, что судьба рано или поздно непременно пересечет пути должника и, так сказать, кредитора.
        - Рано или поздно, - зачарованно повторил %· терзаемый предчувствием, что в моем случае Это случится не поздно, а слишком поздно.
        - Хотя, - задумчиво протянул мой полусмертный спутник, - ты избавил меня от искушения перерезать одну жирную глотку.
        - Очень рад, - сглотнув комок, выдавил из себя я, неожиданно ярко представив сцену перерезания горла в виде старинного полотна эпохи Возрождения.
        На земле возлежит огромное полуобнаженное тело ничего не подозревающего спящего сома, а над ним склонилась зловещая фигура моего полусмертного друга с обнаженным клинком, направленным в горло гиганта. Называется сия эпическая картина «Искушение демона». И ни у кого из посетителей выставки не возникает сомнений, что демон Гарх со своим искушением не справится. Не найдет в себе воли и благородства, чтобы оставить в покое несчастного здоровяка.
        - В таком случае, - фальшиво-бодро изрек я, стирая из сознания галерею ужасов, - предлагаю отправиться в путь. Мы и без того подзадержались в этом не слишком красочном с точки зрения туристических проспектов месте.
        - Туристических - чего? - не понял Гарх.
        - Не важно, - отмахнулся я. - Главное, давай побыстрее убираться отсюда, пока на горизонте не появились очередные неприятности.
        Глава 5
        
        Более или менее разобравшись с сомом, мы отправились дальше. В принципе у нас не было четкого плана, ведь в какую сторону ни пойди, везде была вероятность наткнуться на засаду. Но и оставаться на месте, в ожидании, пока со всей округи сползутся пожиратели падали, привлеченные запахом разлагающейся туши аама, было бы глупо.
        Разумеется, можно было воспользоваться телепортацией, но Антопц предупреждал, что не стоит злоупотреблять сей научно-фантастической возможностью, чтобы маги Кен лишний раз не засекли нашего перемещения сквозь пространство. Вероятно, повелитель зла имел представление, о чем говорил, поэтому, проведя короткое совещание и приведя в порядок амуницию, мы двинулись на север.
        - На севере всегда было относительно спокойно, - сообщил Гарх в начале импровизированного военного совета.
        Мы с Компотом мрачно переглянулись, и, более чем уверен, подумали об одном и том же. Выражение «относительно спокойно» на Глове обозначает: там не бьют фонтаны крови из-под земли, сливаясь в необъятные моря, в которых игриво плещутся сумасшедшие чудовища. Нет, там всего лишь текут средних размеров кровавые реки, полные ненасытных пираний. Впрочем, так как других предложений не последовало, то, доверившись сведениям из уст аборигена, мы обреченно направились в сторону «относительно спокойного» севера.
        Таскаться по бесплодной пустыне в поисках неизвестно чего - занятие, скажу вам, весьма утомительное. Если бы у нас была хоть какая-нибудь, самая примитивная цель31, то, возможно, дорога вызывала бы хоть толику воодушевления. А так - так мы просто тупо шли неизвестно куда. И на вопрос, зачем мы туда идем, можно было ответить коротко и ясно: «Ни за чем»!
        День склонялся к закату, когда я неожиданно почувствовал внутренний дискомфорт, вызванный очередным нехорошим предчувствием.
        Открыв было рот, чтобы поделиться своими подозрениями, я услышал резкий звук, напоминающий скрежет битого стекла, и, обернувшись, увидел за спиной такую картину.
        Гарх и Компот, неподвижно застывшие в двадцати шагах позади меня, выглядели точь-в-точь как замороженные фигуры из сказки о Снежной королеве. С той лишь разницей, что глаза их не были неподвижными, а часто моргали32. Я еще успел подумать, что совершенно не хотел бы почувствовать себя в шкуре Кая33, а потом холодный осколок волшебного зеркала ударил мне в шею - и сердце пронзил космический холод. Легкие выдохнули последнюю порцию теплого воздуха, а затем... Затем они превратились в хрупкое стекло, готовое рассыпаться в ледяную пыль при малейшем прикосновении.
        - А-а! - хотел было закричать я от ужаса, но не смог, потому что в горло вбили огромный ледяной кол.
        - Кхе-кхе-кхе, вот мы и попались, - удовлетворенно прошуршал над самым ухом голос таинственного незнакомца - по всей вероятности, инициатора и главного исполнителя коварного нападения. - Всегда приятно застать неприятеля врасплох и нанести удар в тот самый момент, когда его меньше всего ожидают.
        Перед моими часто моргающими глазами возникло лицо очередного местного идиота, видимо, всерьез решившего, что с моей кончиной этот мир избавится от массы проблем.
        - Ну что, мой птенчик, допрыгался? Вопрос был явно риторический. Откровенно говоря, я больше походил на свежемороженого Цыпленка, нежели на вышеупомянутого птенчика, но, видимо, подобные мелочи этим существом с нездоровой психикой в расчет не принимались.
        - Теперь знаешь, где будут у меня эти маги клана Кен? - продолжал в радостном возбуждении болтать мерзкого вида старикашка, чем-то отдаленно напоминающий Компота, когда тот был еще человеком. - Вот здесь они все будут! - Сморщенная, высохшая рука сжалась в кулак прямо перед моим лицом.
        - Гх-х, - с натугой проскрипел я, хотя намеревался сказать примерно следующее: «.......................................!!!»
        - Вижу. Вижу, что ты со мной полностью согласен. - Вполне удовлетворенный услышанным, новый рабовладелец покровительственно похлопал по щеке своего нечленораздельно мычащего раба. - Сейчас быстренько расплавим твоего телохранителя, проявившего удивительную прыткость в схватке с пятеркой преследования, и нырнем в подпространство, где нас уже никто не найдет.
        Он тонко противно захихикал, и в мое усталое сознание в очередной раз пришла мысль, что все колдуны немного не в себе. То ли специфика работы накладывает определенный отпечаток на психику, то ли понятия «волшебник» и «норма» изначально несовместимы.
        - О! Ты только посмотри, какая прелесть! - Без всякого перехода безумный старикашка радостно захлопал в ладоши и тут же развернул меня на сто восемьдесят градусов, чтобы я смог воочию увидеть, что так обрадовало нового «хозяина».
        Не знаю, как насчет «прелести», но если отбросить несущественные мелочи, то в целом картина выглядела действительно впечатляющей.
        Гарх, заключенный в ледяной панцирь, с огромным трудом, не быстрее черепахи, двигался в нашу сторону. Чтобы воочию представить себе, на что это походило, возьмите водолаза в тяжелом глубоководном снаряжении, вытащите его на землю и предложите преодолеть стометровку на скорость.
        Мой телохранитель двигался в точности как этот многострадальный водолаз - медленно, судорожно и с огромным трудом. Но, пожалуй, самое интересное заключалось в том, что в вытянутой руке Гарх держал несчастного Компота. Вероятно, не рассчитав силу, ледяной монстр настолько сильно сжал хрупкого, покрытого инеем ольтика, что, казалось, еще чуть-чуть - и у бедняги глаза вылезут из орбит.
        - Очень, очень впечатляет, - как мне показалось, с совершенно искренним, не наигранным, уважением произнес безумный колдун. - У этого создания поистине удивительная воля. Жаль, что придется его ликвидировать.
        Мерзкий старикан в задумчивости повернулся ко мне и после некоторой паузы закончил:
        - Но, в отличие от красавчика из команды Кен, я не буду дожидаться, пока твой телохранитель выкинет какой-нибудь очередной фокус с арбалетом или чем-нибудь подобным, а расплавлю его прямо сейчас. Как говорится, сначала расправься с противником, а потом расскажи трупу свои секреты.
        Как бы в подтверждение этих слов, он отошел на пару шагов, вскинул руки и быстро забормотал слова заклинания. Скосив глаза, я сумел увидеть сгусток бледно-голубой энергии, мерцающий на кончиках его пальцев.
        - Ставлю на Гарха, - неожиданно встрепенулся внутренний голос.
        - Ты же обещал заткнуться!
        Сгусток энергии становился все больше, разбухая на глазах.
        Ледяная каравелла с фигурой ольтика на носу, скрипя всеми снастями, невыносимо медленно тащилась в свою последнюю гавань, где ей предстояло раствориться в мгновенной вспышке адского пламени.
        - Да, обещал, - легко согласилась моя вторая половина, - но сейчас такой драматичный момент, что сам понимаешь - оставаться в стороне выше моих сил.
        - Если этот сумасшедший поджигатель промахнется, а потом в течение получаса будет терпеливо ждать, не сходя с места, пока Гарх преодолеет пятнадцать метров, то...
        Энергетический шар достиг размеров футбольного мяча и принялся гудеть, словно небольшой генератор.
        - Ставлю на нашу команду, - прервал логическую цепочку моих размышлений вечный спутник.
        - В таком случае мне ничего не остается, как принять сторону плохого парня. Пройдет не больше десяти секунд и...
        Видимо, достигнув предела своей мощности, шаровая молния сорвалась с кончиков пальцев колдуна и устремилась к цели...
        «Это конец», - сверкнула в глубине сознания предательская мысль.
        В воздухе мелькнула едва заметная рябь, и тут же по глазам ударила невыносимо яркая вспышка света.
        Чудовищная ударная волна отшвырнула меня, словно песчинку, в сторону, и уже в1 полете краем глаза я успел заметить, как раскаленное добела маленькое солнце ударило в грудь моего телохранителя, после чего, объятый пламенем, он рухнул в...
        А впрочем, куда он упал, мне так и не довелось узнать: сначала я потерял Гарха из виду, а потом так ударился головой, что в очередной раз потерял сознание.
        
* * *

        Было очень темно. Голова ужасно болела - впрочем, как и все остальное тело. А еще было холодно. Не знаю, что чувствует космонавт, выползающий на обшивку орбитальной станции, чтобы при помощи молотка и зубила попытаться исправить очередную мелкую неисправность, но выражение «космический холод» сейчас очень подошло бы для описания моих ощущений.
        Я пришел в себя, но глаза открывать не хотелось. Почему-то я был уверен, что ничего хорошего моему взору не откроется.
        - Смелее! Смелее, мой юный друг! - фальшиво бодро воскликнул внутренний голос, призывая вернуться к суровым реалиям текущего момента. - Уверяю тебя, нет ничего страшного в том, чтобы просто открыть глаза!
        Все еще терзаемый самыми мрачными предчувствиями, я слегка приподнял правое веко. Рядом лежало нечто, вызывающее тревогу.
        Присмотревшись внимательно, я понял, что это рука, оторванная по самое плечо.
        Так как мой организм все еще пребывал в полуобмороженном состоянии и не чувствовал ничего, кроме всепоглощающего холода, то определить, чья именно конечность предстала моему взору, чужая или моя собственная, не было никакой возможности.
        Во избежание очередного нервного срыва я предпочел как можно быстрее крепко-накрепко зажмуриться.
        - Это не наша рука, - слегка прерывающимся от волнения голосом заявило мое шизофреническое второе «я». - Наша всегда выглядела намного эстетичнее.
        - Замолчи, пожалуйста! - Я чуть ли не взвыл от отчаяния.
        Лежать и обсуждать со своим подсознанием, кому принадлежит оторванная конечность, было слишком даже для моей психики, за последнее время почти привыкшей ко всякого рода ужасам.
        - Уже очнулся? - Вопрос застал меня врасплох: откуда мне было знать, очнулся я или все еще пребываю в обмороке?
        Рядом резко запахло свежим пепелищем вкупе с подгоревшим мясом, и я понял, что мой полусмертный телохранитель по-прежнему жив и даже более того - вполне бодр.
        - Я выиграл! - в радостном возбуждении воскликнул внутренний голос, которого, судя по всему, намного больше интересовала победа в споре, нежели злободневный вопрос о том, кому все-таки принадлежит несчастная рука.
        - Ты неисправим, - устало ответил я, все еще не решаясь повторно открыть глаза.
        - А ты ведь никогда не носил колец. Ведь так?
        - Это ты о чем?
        - На пальце оторванной конечности - массивное кольцо. А так как мы никогда не увлекались подобными побрякушками, значит, и рука не наша.
        Быстро открыв глаза и увидев массивное кольцо, надетое на палец так напугавшей меня руки, я успокоился настолько, что даже смог переключиться со своих проблем на чужие.
        - Р-роскошно в-выглядишь, - с трудом выдавил я, глядя на Гарха и мелко стуча зубами от холода.
        Он и правда выглядел совершенно бесподобно, если не принимать во внимание многочисленных ожогов третьей степени и кусков свисающей гниющей плоти, которая, к тому же, издавала резкий отталкивающий запах.
        - Ты тоже неплохо сохранился.
        Одновременно с этими словами меня достаточно бесцеремонно привели в вертикальное положение (я все еще не мог самостоятельно двигаться). При этом мои глаза оказались так близко от полуразложившегося куска плоти, прожженного до самой кости, что мне в очередной раз стало нехорошо.
        С трудом справившись с подступившей к горлу тошнотой, я проскрипел:
        - А к-как, т-ты с-смог...
        - Завалить этого недоумка?
        - Д-Да.
        - Вообще-то, это сделал ольтик. Но если бы я слегка не простимулировал твоего четвероногого любимца, чуть поднажав на него, то это ленивое животное и не почесалось бы, чтобы спасти наши шкуры.
        Чуть позднее я узнал, что «добродушный» Гарх пообещал выдавить через горло все внутренности несчастного старика, если тот по-быстрому не вспомнит былые навыки и не извергнет из своих недр хоть какое-нибудь захудалое заклинание. Так что Компот все же сумел тряхнуть стариной и выдать на-гора мощнейшую магию пятого уровня - искривление пространства. Рябь в воздухе, которую я заметил незадолго до взрыва огненного шара, была вызвана именно этим волшебством. Ось искривления пространства прошла как раз через сумасшедшего колдуна, поэтому его начисто отсеченная рука осталась с нами, а тело забросило неизвестно куда. Сгусток энергии, предназначавшийся Гарху, тоже подвергся действию заклинания, в результате чего в моего замороженного телохранителя попала лишь малая часть адского огненного шара - остальная ушла в никуда. Потому-то, вместо того чтобы начисто кремировать Гарха, молния лишь слегка расплавила тело полусмертного, да и то только местами.
        - А-а о-льтик, в-вообще, ж-жив?
        Учитывая, что несчастный старик находился на носу каравеллы, передняя часть которой приняла на себя чудовищный удар огненной стихии, это был вполне актуальный вопрос.
        - Да что ему сделается?
        В качестве подтверждения своих слов Гарх сделал шаг в сторону, приподняв с земли какой-то непонятный предмет. Присмотревшись, я с некоторым трудом опознал изрядно подпаленную тушку Компота. Выглядел он, конечно, не самым лучшим образом, но все же остался в живых, и это было главное. Вероятно, беднягу спасло то, что он был предварительно заморожен. В противном случае старик наверняка сгорел бы.
        - Н-ну, т-тогда н-нам н-нужно ух-ходить.
        - Да, - легко согласился обожженный монстр и, подняв с земли оторванную руку, шагнул ко мне.
        - С-сувенир н-наа п-память? - поинтересовался я.
        - Нет. Регенерация. Зомби пожирают людей, чтобы восстановить запас мертвых клеток. Я же лишен этой возможности, поэтому, если можно так выразиться, питаюсь наружно.
        С этими словами он спокойно снял с пальца оторванной руки драгоценное кольцо и приложил кровавый обрубок к самой большой дыре в своем теле. Прямо на глазах, с каким-то утробно чавкающим звуком, как будто исчезая в жерле ненасытной мясорубки, кусок живой плоти начал втягиваться внутрь.
        Я в очередной раз устало закрыл глаза и попытался думать о чем-нибудь хорошем, светлом и добром...
        Попытка с треском провалилась, потому что этот ужасный чавкающий звук угнетающе действовал на нервы, мешая сосредоточиться. На ум приходили только мрачные мысли о безотходном производстве с нулевым циклом переработки. И об экономической целесообразности подобных процессов с точки зрения проблемы многомиллионных мегаполисов.
        К счастью, процедура принятия пищи закончилась достаточно быстро, что позволило мне вновь открыть глаза и вернуться к реальности текущего момента.
        - П-покуш-шал?
        Гарх лишь утвердительно кивнул головой, надевая снятые доспехи. К сожалению, это было всего лишь волшебное облачение воина, а не пожарный костюм, поэтому они не смогли защитить моего телохранителя от огненной стихии.
        - В п-путь?
        - Да, пожалуй, пора отправляться, - согласился он. - А то подзадержались мы тут.
        Надев доспехи, еще некоторое время мой психически нестабильный друг крутил кольцо в руках, видимо, решая, как его применить. В конечном итоге, не найдя ничего лучшего, Гарх надел драгоценность на хвост ольтика и, чтобы ценная вещица не свалилась, завязал куцый хвостик несчастного старика узлом.
        Компот никак не прореагировал на эту варварскую акцию - он все так же пребывал в заторможенном состоянии. Либо бедняга израсходовал на мощное заклинание весь запас сил и энергии, либо еще не отошел от стальной хватки, чуть было не выдавившей наружу его внутренности. Лично я поставил бы на второй вариант.
        Но обсуждать подобные темы никто не собирался, поэтому Гарх просто-напросто взял меня под мышку, положил тушку неподвижного ольтика себе на плечо и уверенно зашагал на север. Туда, где, по его же собственным словам, было относительно спокойно: текли молочные реки вдоль кисельных берегов, а на берегах этих стояли пряничные домики с добрыми непоседами-гномами... И никто не питался отрубленными конечностями, всасывая их через кожный покров.
        Одним словом, добрая вечерняя сказка...
        В которой нам не было места.
        Глава 6
        
        He знаю, в какой момент я отключился, но, судя по тому, что открыл глаза уже на рассвете, ночь прошла спокойно.
        Не ведающий усталости Гарх монотонно шагал в выбранном направлении, а я настолько устал от переживаний прошедшего дня, что даже не проснулся, когда оттаял настолько, что перекочевал из-под мышки моего персонального извозчика на могучее плечо.
        - Кажется, пока все складывается не так уж плохо, - ожил внутренний голос.
        - Ты бы лучше помолчал, чтобы не сглазить, - посоветовал я, и, похлопав Гарха по плечу, произнес уже для него, громко:
        - Чувствую себя достаточно уверенно, чтобы передвигаться самостоятельно.
        Мелкие предметы на земле резко увеличились в размерах, и я больно ударился о твердую глинистую почву.
        - Я же не просил сваливать меня, словно кучу хвороста, в первое попавшееся место. Можно было аккуратно опустить.
        - Пока ты безмятежно спал... - Гарх не обратил ровным счетом никакого внимания на мой упрек, - я шел всю ночь, мучимый не самыми приятными видениями.
        Разом забыв обо всех своих обидах, я с тревогой воззрился на своего спутника.
        «Вот оно. Началось. Мозги его начали бродить и давать течь», - мелькнула испуганная мысль. А вслед за ней пришла следующая, уже полная злобы: «Этот проклятый повелитель тьмы утверждал, что ничего страшного не произойдет. А вместо этого в первый же день приставленный ко мне телохранитель заявляет о видениях, проще говоря, галлюцинациях, дестабилизирующих его и без того нездоровую психику на протяжении целой ночи».
        - Что, все действительно настолько запущено?
        - Более чем, - угрюмо подтвердил он. - Сейчас расскажу тебе одно из видений, и ты сам все поймешь...
        - Пожалуйста, не нужно! - Я умоляюще выставил вперед обе руки, едва ли не в ужасе.
        Если ходячий полутруп, питающийся свежим мясом, прикладывая его к своей мертвой плоти, говорит, что его тревожат видения, то сюжеты этих сюрреалистических глюков должны быть настолько ужасными, что для собственного же спокойствия их лучше не знать вообще.
        - Нет, ты все же послушай! - Видимо, моего спутника обуревало желание поделиться наболевшим.
        - Гхавв... Гхиввв... Гхлюв... - неожиданно тонко и заливисто не то залаял, не то захрюкал Компот, повернув свою закопченную мордочку на восток.
        В моей груди гулко стукнуло сердце.
        - На белоснежной скатерти... - не спеша начал Гарх свою увлекательную историю, начисто игнорируя все предостерегающие сигналы старика.
        - Гхавв... Гхиввв... Гхлю... - продолжал заливаться писклявым лаем ольтик.
        В правом боку у меня закололо, ноги ватно обмякли. Если бы я стоял, то рухнул бы на землю.
        - ...посередине стояла золотая чаша, - голосом таинственного чревовещателя продолжал рассказчик.
        - Ви-иуу! - пронзительно тонко завизжал старик.
        Мой желудок со всего размаха провалился в бездонную шахту лифта.
        - А в этой чаше...
        - Не позволяй ему сказать, что было внутри! - забился в истерике внутренний голос. - Иначе кое-кто из нас может просто сойти с ума!
        - А в этой чаше было... - неожиданно тихо и зловеще повторил Гарх, будто не решаясь произнести вслух решающее слово.
        - Посмотри!!! - Мой дрожащий указательный палец был направлен на восток. - Кто-то приближается!
        Гарх резко повернул голову в указанном направлении, недовольный, что его прервали на самом интересном месте. Некоторое время он напряженно всматривался в очертания далеких всадников, направляющихся в нашу сторону, а затем произнес:
        - Это толдены. Воины тени. Только они ездят верхом на диких вскалтах.
        - И?.. - Эти местные туманные формулировки лично мне ни о чем не говорили.
        - Элита наемных убийц. Полувоины-полумаги. Лучшие из лучших. Если уж Кен наняли этот клан, можно считать, что ты уже лежишь на жертвенном одре. Еще ни разу за всю историю измерения толдены не провалили возложенную на них миссию. Я различаю около десяти всадников, а это значит, что они уже знают о нашей победе над первой пятеркой и собираются действовать наверняка. Хотя, если бы спросили мое мнение, - все так же спокойно продолжал Гарх, - я бы сказал, что вполне хватило бы и трех, чтобы сделать из нас фарш.
        - А если переместиться в пространстве, прыгнув в какое-нибудь отдаленное глухое место? - В моем голосе звучал нескрываемый ужас.
        - Они слишком близко - вычислят конечную, точку прыжка в течение пяти минут.
        - Что, совершенно никаких шансов? - Я был на грани истерики.
        - Если только наш друг ольтик выдавит из себя что-нибудь по-настоящему дельное.
        Две пары глаз уставились на Компота, который при одном воспоминании о предыдущей экзекуции обреченно завалился набок. То ли потерял сознание, то ли притворялся. Как бы там ни было, ясно было одно: от старика сейчас не будет ровным счетом никакого прока. Весь свой скудный потенциал он исчерпал в предыдущем сражении.
        - Будут еще какие-нибудь предложения? - поинтересовался мой телохранитель.
        Мысли лихорадочно метались в тесных оковах разума в поисках выхода, которого не было, и в тот момент, когда я уже был готов опустить руки и сдаться на милость победителей, в моем сознании мелькнула спасительная искорка.
        - Пояс! - радостно заорал я. - Мы совершенно забыли про чудо-пояс, начиненный всякими прекрасными и удивительными магическими вещами!
        Дрожащей от нетерпения рукой я вытащил из небольшого отделения инструкцию с перечислением могущественных артефактов и начал бегло просматривать список.
        - Сублиматор жизненной энергии, - прочел я прерывающимся от волнения голосом. - Нет, номер первый мы уже испытывали, и он явно не поможет справиться с толденами. Циркуль Тоннеса... Освобождение демонов третьего круга с одновременным переходом на второй подуровень.
        - Тоже не пойдет: слишком уж это опасно - вызывать демонов.
        - Четки Мерриса... Избавление от мучений посредством трансспиритуальной корнестобии... Ты не знаешь, что такое корнестобия? - поинтересовался я у Гарха, решив пропустить пока «трансспиритуальный».
        - Они будут здесь через две минуты, - спокойно-похоронным голосом ответил он, и остатки здравого смысла покинули мою голову.
        - Будем вызывать демонов! - в чрезвычайном волнении закричал я, так как на дальнейшее чтение уже не оставалось времени.
        И одним быстрым движением я вытащил циркуль из отделения пояса.
        В инструкции не сообщалось, как им пользоваться, но на ручке была небольшая панель, после нажатия на которую в голове у меня отчетливо прозвучала очень нехорошая фраза: «Демоны требуют крови!»
        - Демоны требуют крови, - растерянно повторил я. - И что это, позвольте спросить, значит?
        - Ты должен оросить иглу циркуля своей кровью, тогда демоны придут, - пояснил Гарх.
        Стремительно приближающиеся противники были уже совсем рядом, поэтому, не мешкая ни секунды, я размахнулся, чтобы вогнать острие циркуля себе под кожу, но в этот момент огромная когтистая лапа перехватила мою руку.
        - Ты что, совсем от страха голову потерял? Подобные слова звучали довольно забавно, учитывая, что произнесло их создание с кое-как приклеенной головой, но сейчас мне было не до веселья.
        - В чем дело?! - в панике закричал я.
        - Если не хочешь, чтобы вызванные демоны начали с тебя, нужно этим самым циркулем начертить на земле охранный круг.
        Несмотря на то что ситуация была критическая, голову я, как выяснилось, все же не потерял. Быстро начертив круг, охвативший всю нашу команду, я с размаха ударил острием циркуля чуть ниже локтя.
        Тело вздрогнуло от мощного толчка, пришедшего откуда-то извне, и когда я вытащил окровавленную иглу наружу, что-то неуловимо изменилось в окружающем мире: он стал каким-то чуть более прозрачным, и даже само время замедлило свой неумолимый бег.
        Две капли моей крови пронзительно ярко блестели на острие циркуля, а в голове еще раз прозвучало эхо голоса чуждого разума:
        - Ты призываешь нас?
        - Да. Я призываю вас!
        Последний барьер пал, и в ознаменование полной свободы легким движением кисти я отбросил зловещий артефакт за пределы охранного круга...
        Старинная магическая вещь, кувыркаясь, полетела прочь. С конца иглы сорвались две капли свежей крови. Они разбухали прямо на глазах, стремительно увеличиваясь в размерах, и когда циркуль через несколько бесконечно длинных мгновений достиг земли, рядом с ним мерцало огненное марево двух бесплотных демонов...
        - Bay! - только и смог выдавить из себя я при виде такой впечатляющей трансформации,
        Изображение немного смазалось, как будто мы находились за толстыми стенками аквариума34, но оставалось достаточно ярким, чтобы в полной мере оценить все перипетии битвы, разворачивающейся перед нашими глазами.
        Десятка толденов заходила на цель широким полукругом. В тот момент, когда я вызвал адских тварей, наши противники находились на расстоянии едва ли сотни метров, и, как только атакующие заметили демонов, их построение резко изменилось. Двое всадников с левого и правого флангов продолжали, не сбавляя скорость, движение в прежнем направлении. Пара по центру осадила своих скакунов, застыв неподвижными изваяниями. Остальные же шестеро на полном ходу развернулись и помчались прочь.
        Подобный маневр вызвал у меня недоумение - я не видел в такой диспозиции ни малейшей логики, но слова Гарха расставили все по местам.
        - Сейчас ты увидишь, почему они заслуженно считаются лучшими из лучших, - произнес он с какой-то не свойственной ему интонацией, ибо в ней слышались нотки явного уважения.
        - Не вижу в этой самоубийственно-глупой атаке ничего великого... - начал возражать я, но договорить не успел.
        Устремившиеся навстречу атакующим демоны встретили первых двух отделившихся от группы толденов и...
        Беспомощный цыпленок, попавший в когти огромного ястреба, имел бы такие же шансы на победу, как эти двое несчастных. Бесплотные порождения ада, вызванные мной из неведомых далей, разорвали в клочья пожертвовавших собой воинов и, не останавливаясь, устремились к следующей паре.
        Гордые всадники и их животные величественно стояли на месте, глядя, как навстречу им на всех парах в ужасном демоническом обличье несется смерть. Один всадник выставил вперед руку с мечом, отдавая последний салют павшим до этого товарищам, второй же метнул навстречу атакующим демонам горсть темных кристаллов.
        Пыльное облако на мгновение прикрыло легким саваном бесплотные оболочки демонов и тут же, рассыпавшись в прах, опало на землю.
        Этот маневр позволил отступающей шестерке выиграть одну лишнюю секунду.
        А в следующее мгновение вторая пара повторила судьбу первой, и опьяненные кровью чудовища, не останавливаясь, бросились в погоню за оставшимися в живых. Но не успели.
        Жертвы самоотверженных воинов не были напрасны. За тот короткий промежуток времени, который оказался в распоряжении шестерки тол-денов, один из их магов сумел сотворить мощное заклинание в виде энергетической решетки, накрывшей группу отступления. И этот барьер, как ни старались, не смогли преодолеть вызванные мной демоны.
        Преследование продолжалось еще некоторое время, а затем, видимо, осознав всю тщетность своих попыток, адские создания оставили бесплодные попытки и вернулись назад, чтобы поглотить останки четырех еще даже не успевших как следует остыть воинов.
        Это скоротечное сражение произвело на меня чрезвычайно гнетущее впечатление. И виновата в этом была даже не кровавая расправа, которую учинили два вызванных мною чудовища35, а самоотверженное поведение толденов. В их стиле чувствовалась такая несокрушимая мощь, от одной мысли о которой становилось не по себе. Это нельзя было даже сравнить с религиозным фанатизмом, потому что у него, по крайней мере, есть какой-то фундамент, так сказать, идеологическая база. Это же проявление силы было скорее сродни асфальтовому катку. Равнодушная ко всему машина будет ехать вперед и вперед, сминая все на своем пути, пока у нее не кончится топливо. Так же эти ни перед чем не останавливающиеся убийцы будут идти до самого конца, пока либо не погибнут все до единого, либо не выполнят свой контракт, доставив добычу на жертвенный алтарь в логово чернокнижников Кен.
        - Толдены ведь не успокоятся, пока не достанут меня? - полувопросительно-полуутвердительно сказал я Гарху.
        - А ты сам-то как думаешь?
        - Думаю, что да.
        - Ошибаешься.
        - В каком смысле? - В моей душе сверкнула надежда.
        - В таком. Какого...........ты выкинул за пределы круга циркуль?
        - Ты о чем? - Я не сразу понял, что он имеет в виду.
        - О том, что мы сидим в этой замкнутой банке, - когтистый кулак уперся в поверхность призрачного барьера, - а ключ от нашей тюрьмы валяется снаружи. - И там же рыщет пара вечно голодных демонов, которым совершенно все равно, кого пожирать.
        - Подожди-подожди, - торопливо перебил его я. - Ты хочешь сказать, что циркуль нужно было держать при себе?
        Тут снизу раздалось слабое повизгивание, и, посмотрев в ту сторону, я увидел печальные глаза Компота.
        - О.......!!! - потрясение выругался я вслух, неожиданно осознав, что толдены, оказывается, вовсе не главная наша проблема на данный момент. - И что, совершенно ничего нельзя сделать?
        - Думаю, что нет... - Забил последний гвоздь в крышку гроба неумолимый Гарх. - Будем сидеть здесь до тех пор, пока не прибудет тяжелая артиллерия Кен, способная нейтрализовать демонов и освободить нас, или дождемся, пока мои мозги окончательно выйдут из строя, и тогда уж я точно что-нибудь «придумаю».
        Я затравленно посмотрел на Компота и понял, что его мысли двигаются в том же безрадостном направлении, что и мои.
        Снаружи рыщут два кровожадных чудовища, а мы заперты на крохотном пятачке пространства вместе с еще одним монстром, который с каждой минутой все глубже и глубже опускается в бездонную пропасть безумия. Придумать более скверный расклад было бы непросто.
        - Нас погубила тяга к дешевым, театральным эффектам, - окончательно добил меня внутренний голос и многозначительно замолчал.
        После чего мне стало окончательно плохо.
        - Демоны, демоны,.. Зачем же вы вообще пришли? - пробормотал я, обращаясь неизвестно к кому, и вздрогнул от неожиданности, когда в моей голове раздалось тихо-печальное:
        - Ты сам призвал нас.
        - А если я прикажу вам уйти?
        - Мы уйдем, - все так же тихо прозвучал устало-печальный голос.
        - Тогда приказываю вам немедленно покинуть это место.
        - Кровь вернет нас обратно.
        - Они пообещали уйти - сказали, что кровь вернет их обратно, - радостно встрепенулся я.
        Однако угрюмый телохранитель не разделял моего ликования.
        - Я могу вспороть тебе живот прямо сейчас, выпустив всю кровь, какая только имеется в наличии, но это все равно ничего не изменит, потому что без магического артефакта они не уберутся.
        - Проклятье, - процедил я сквозь зубы и вновь обратился к демонам.
        - А... Мм-м... Не могли бы вы подать мне циркуль? В качестве жеста доброй воли, так сказать.
        - Сила этой вещи неподвластна нам: мы не можем к ней прикасаться.
        - Бред... Бред, бред, бред, бред! - взвыл я, плотно зажмурив глаза и одновременно стуча кулаком по лбу. - Почему в инструкции ничего не было про то, что циркуль нельзя выпускать из рук?!
        - Потому что никому и никогда не пришла бы в голову идиотская мысль, что можно вот так запросто разбрасываться могущественными артефактами, - опять совершенно не вовремя возник на горизонте внутренний голос.
        - Ну должен же быть хоть какой-то выход? - вне себя от горя вскричал я. - Можно же как-то заставить этих демонов убраться без помощи этих кровавых обрядов с дурацкими циркулями!
        - Ты можешь нас отпустить, - прошелестел голос в моей голове еще тише, чем прежде.
        - Отпустить? Просто отпустить - и все?
        - Да.
        - И вы не станете трогать ни меня, ни моих спутников?
        - Не только мы, но и ни один демон не тронет благодетеля, отпустившего на волю узников Тоннеса.
        - Не думаю, что повелитель тьмы обрадуется, когда в очередной судьбоносный момент, вытащив на свет свою магическую железяку, произнесет: «Демоны, я призываю вас, дабы вы спасли меня от верной гибели», - а ответом ему будет гробовая тишина, - вклинилось в наши переговоры мое больное подсознание.
        - Во-первых, он не бросится с ходу проверять все свои безделушки на работоспособность, во-вторых, у нас нет другого выхода, а в-третьих, наш милый Гарх, неоднозначно реагирующий на замкнутые пространства, рано или поздно придет к мысли, что вспороть мне живот - ив самом деле неплохая мысль... Да... Ив-четвертых, - после паузы добавил я, - еще не факт, что нам. вообще доведется свидеться с Антопцем. Эти толдены - слишком целеустремленные и, судя по разговорам о них, всегда доводят начатое до конца. Так что, решено! Исходя из непростой ситуации и под давлением форс-мажорных обстоятельств принимаю вынужденное решение: освободить демонов - узников Тоннеса.
        - Итак... - срывающимся от волнения голосом начал я. - Демоны, узники Тоннеса! Все вы свободны! И... всем спасибо! -добавил я, слегка замешкавшись, в благодарность своим спасителям за то, что помогли отбиться от толденов.
        - Кровь скрепит наш договор.
        - Только не нужно говорить об этом моему телохранителю, - попросил я, в очередной раз вспомнив о вспоротом животе, а секунду спустя удивленно переспросил: - Позвольте, о какой крови, собственно говоря, идет речь?
        - О крови благодетеля.
        - И что же нужно окропить благодетелю? Не этот ли проклятый циркуль? Простите великодушно, но подобного поворота событий я просто не вынесу.
        - Знак Онтигторра, начертанный кровью на лбу, освободит нас.
        Я так устал от всех этих нудных переговоров, что решил покончить с ними как можно скорее.
        - Гарх, ты не подскажешь что такое знак Онтигторра?
        - Трилистник в круге - древний зловещий символ проклятых богов... А почему ты спросил?
        - Собираюсь расписать этой фанатской символикой свой лоб.
        - Не слишком удачная шутка.
        - А никто и не шутит.
        Он внимательно посмотрел на меня и после непродолжительного раздумья спросил:
        - Ты ведь догадываешься о моем не слишком радужном настроении и не самом, так сказать, здоровом состоянии тела?
        - Ну, не то чтобы во всех подробностях, - замялся я, - но некоторое представление все же имею.
        - Хорошо, - удовлетворенно кивнул Гарх. - Тогда, наверное, тебе будет интересно узнать, что даже сейчас, не имея никаких стимулов, чтобы цепляться за эту жалкую жизнь, я бы ни за что не стал разрисовывать свое тело знаками Онтиг-торра.
        Что и говорить, это был очень сильный довод, но выход из ловушки был только один, и состоял он в том, чтобы, отбросив в сторону глупые суеверия, заняться боди-артом.
        - Учту твои ценные соображения, но все же останусь при своем мнении, - не слишком уверенно пробормотал я.
        Быстро, пока решимость не покинула меня, я задрал рукав рубахи и, нажав пальцем на свежую ранку от иглы циркуля, выдавил немного крови.
        Теряя остатки уверенности, я начертал на своем лбу достаточно кривой трилистник, после чего заключил его в не слишком-то ровный круг.
        - Демоны... узники Тоннеса... вы... свободны... - срывающимся голосом чуть слышно прошептал я, на всякий случай крепко зажмурив глаза.
        И...
        И ничего не произошло.
        В моих ожиданиях присутствовало как минимум локальное светопреставление, но действительность оказалась куда прозаичнее. Открыв глаза, я увидел, что стенки нашей импровизированной клетки пропали, демоны исчезли и мы снова свободны.
        - Ну, вот видишь, - наигранно бодро воскликнул я, обращаясь к Гарху, - ничего страшного и не произошло...
        Как бы в качестве наглядного опровержения моих слов линия горизонта начала стремительно подниматься, а секунду спустя моего слуха достиг нарастающий гул, шедший откуда-то снизу. Огромное плато, на котором находилась наша команда, начало медленно уходить под землю.
        - Ад Тоннеса! - страшным голосом, перекрывающим грохот землетрясения, закричал Гарх. - Нас затягивает в ад Тоннеса!
        - Куда?!
        - В ад Тоннеса!!!
        «Никогда ни один демон не тронет благодетеля, отпустившего на волю узников Тоннеса», - неожиданно всплыло в памяти обещание лживого чудовища.
        - Наверно, нас решили пригласить в гости! - взорвался в голове истеричный крик подсознания. - Хватай циркуль - и уходим!
        «Пора воспользоваться услугами стайтрейкса, - отстраненно-спокойно подумал я, - чудесной и незаменимой вещи, отправляющей вас в Далекие прекрасные места, где нет катаклизмов Природы, никто не слышал об аде Тоннеса и...»
        - Стайтрейкс! - проорала мне в лицо перекошенная от ярости пасть моего потерявшего былое спокойствие телохранителя. - Крути барабаны!
        - А разве он не у тебя?! - холодея от ужасного предчувствия, спросил я, на сто с лишним процентов уверенный, что чудо-трамбулятора, перемещающего в пространстве, у меня нет.
        Плато опустилось под землю уже метров на пятнадцать и продолжало наращивать темп погружения.
        - Нет, он не у меня!!! - выплюнул мне в лицо Гарх и, схватив когтистой лапой за шкирку, приподнял вверх.
        В глубине его и без того безумных глаз горел пожар всепожирающего бешенства.
        - Если прямо сейчас ты не вытащишь эту проклятую волшебную палку, я сверну тебе шею, потому что ни за что на свете не отправлюсь в ад Тоннеса.
        Сверху посыпался горячий пепел и мелкая, как прах, пыль. «Наутилус» с отважной командой путешественников преодолел пятидесятиметровый рубеж погружения, и от резкого перепада давления у меня заложило уши.
        Принято считать, что в минуты смертельной опасности вся жизнь проносится перед глазами несчастного. Не берусь окончательно опровергать или подтверждать сей тезис, но доля истины тут есть: кое-какие смутные отрывки в моем сознании и вправду мелькали.
        - Стайтрейкс в твоем походном мешке! - закричал я, с ужасом наблюдая, как стенки шахты медленно сходятся, закрывая небосвод. Я только что вспомнил: ты закинул его туда, когда...
        Огромный каменный осколок обрушился рядом, сбив с ног моего телохранителя.
        Рядом закружились крохотные огненные элементали - первые предвестники ада.
        Окружающий нас мир все быстрее и быстрее погружался в пучину хаоса.
        Освободив руку от железной хватки сумасшедшего монстра, я потянулся к его походной сумке, валявшейся неподалеку, и одним резким движением выдернул наружу стайтрейкс - супертелепорт, способный перебросить материальные тела из одной точки пространства в другую.
        - Вот! - торжествующе закричал я. - Во-оо...
        Первый обрушившийся откуда-то камень попал мне в грудь, так что я захлебнулся на полуслове, а второй, чуть поменьше, угодил точно в затылок - и закончить начатую фразу не удалось. Мои веки сомкнулись, и все поглотила кромешная тьма ада Тоннеса.
        Глава 7
        
        Гарх все-таки успел крутануть барабаны стайтрейкса, а Компот проявил чудеса интеллекта36, принеся в пасти магический циркуль. Старик, несмотря на свой взбалмошный характер, был все же не настолько глуп, чтобы не понимать элементарных вещей: за пропажу ценного барахла отвечать придется всем без исключения. Так что, несмотря на легкие травмы37, мы, можно сказать, благополучно выбрались из этого адского кошмара. Или из кошмарного ада. Или... А, впрочем, не суть важно, как это называется: главное, что мы все же успели спастись.
        Судя по всему, всю ночь я пролежал на сырой земле (спина намокла от росы), а значит, мы оставались на том месте, куда попали, вырвавшись из ада Тоннеса. Вернее было бы назвать это прерванным путешествием к центру планеты, но у местных свои представления об устройстве мироздания.
        - Ты, наверное, хочешь чтобы толдены материализовались прямо перед нашими носами? - прохрипел я осипшим от простуды голосом, обращаясь к сидевшему неподалеку Гарху.
        - С чего ты взял? - В его голосе звучало здоровое любопытство.
        - С чего я взял? - язвительно переспросил я и сразу же ответил: - Ас того, что мы материализуемся в точке пространства, которую через некоторое время определят наши преследователи. И вместо того, чтобы как можно скорее ее покинуть, просто сидим на месте, любуясь прелестями этого всегда и везде одинакового пейзажа.
        - Именно так и подумают те, кто охотится за твоей головой, - спокойно ответил он. - Им понадобится некоторое время, чтобы вычислить наш скачок; затем они прикинут, какое расстояние мы могли преодолеть, и лишь после этого материализуют в точках нашего возможного местонахождения восемь команд преследования - со сдвигом на север, на северо-запад, на запад, на юго-запад...
        - Спасибо, - прервал я грозивший затянуться экскурс в географию. - Но откуда такая уверенность, что этот план сработает?
        - Если бы план не сработал, ты бы уже находился на разделочном станке их сумасшедших мясников. Мы провели в этом месте остаток вчерашнего вечера и всю ночь - время, вполне достаточное, чтобы вычислить наш скачок. И раз ао сих пор никто не появился, значит, мои выкладки верны.
        - Но мы же могли элементарно спать.
        - После того, что произошло с первой командой охотников, маги Кен наверняка знают, что я полусмертный, а значит, практически не нуждаюсь в отдыхе.
        В первый раз за все время нашего знакомства я посмотрел на своего телохранителя с уважением. Имея в активе только голову с наполовину забродившими мозгами, спланировать такую простую четкую комбинацию, поставившую в тупик могущественный клан... Согласитесь, это стоило похвал.
        - И какой план у нас теперь? - полный воодушевления, спросил я, не сомневаясь больше, что у Гарха в голове бродит не только кровь, отравленная токсинами, но и масса блестящих свежих идей.
        - Отправим ольтика вперед на разведку, а сами будем держаться в паре миль позади...
        - К чему такие предосторожности? -не удержался я от глупого вопроса, потому что, хотя от толденов мы благополучно отделались, все же остальные охотники могли напасть с какого угодно направления.
        - Потому что рано или поздно преследователи поймут, что мы находимся не снаружи их кольца, а внутри его, и, повернув обратно, начнут сжимать окружение - и их команды либо встретятся в одной точке, либо наткнутся на нас.
        - Ты хочешь сказать, что это была всего лишь небольшая передышка?
        - Когда имеешь дело с толденами, нужно быть готовым к тому, что они будут преследовать тебя, пока окончательно не загонят в угол.
        - Проклятье! - выругался я, не в силах сдержать накопившиеся эмоции. - Ну почему нам так чудовищно не везет?!
        - Спроси лучше о чем-нибудь более приятном, - попросил Гарх и без всякого перехода скомандовал: - Компот, вперед!
        Было прекрасно видно, что старику не понравилось такое обращение, но спорить с полуразложившимся трупом - бесперспективное занятие, поэтому, хотя и с явной неохотой, колдун потрусил на разведку. Чтобы ему было легче передвигаться, я снял с шеи ольтика поводок, после чего команда отважных героев38 устремилась вперед - навстречу заманчивым и увлекательным приключениям. Которые, к слову сказать, начались уже через полчаса после старта марш-броска: как только авангард нашей мобильной группировки по имени Компот обнаружил населенный пункт с, так сказать, дружелюбными и, если можно так выразиться, почти не воинственными аборигенами.
        
* * *

        В этом чудовищно грязном городишке не было даже приличных помоек. Не говоря уже о других благах цивилизации.
        Когда мы подошли к «Приюту одинокого странника» - кажется, так поэтично называлось это унылое место, - мне хватило одного беглого взгляда, чтобы все понять. Снаружи заведение выглядело настолько подозрительно, насколько это способен представить человек, с раннего детства взращенный на третьесортных вестернах, главное свойство которых - отсутствие какой-либо смысловой нагрузки. Чтобы не углубляться в дебри педагогики и психологии, просто скажу, что на первый взгляд сей пункт питания и проживания выглядел как стопроцентный притон - с нездоровой атмосферой и, мягко говоря, сомнительной публикой. Впрочем, когда мы вошли внутрь, первое впечатление тут же изменилось, ибо даже определение «грязный притон» для этого гиблого места звучало как комплимент.
        Несмотря на явно нелестные отзывы со стороны как завсегдатаев, так и имевших несчастье забрести сюда одиноких путников, а также вопреки отсутствию элементарной гигиены39 это, так сказать, учреждение держало пальму первенства среди пунктов общепита городка - за полным неимением конкурентов.
        Компот и Билли остались снаружи нести караульную службу, наблюдая за окрестностями, а мы с Гархом зашли внутрь.
        - Ты думаешь, здесь мы будем в безопасности? - сам не знаю для чего спросил я у полусмертного, как обычно, терзаемый самыми мрачными предчувствиями, пока мы протискивались к стойке, с трудом разбирая дорогу в этом удушливом смраде.
        Чем ближе мы продвигались к цели, тем нестерпимее становилось зловоние. Не знаю, была ли причиной тому местная кухня для избалованных гурманов или что-нибудь другое, но факт остается фактом - в эпицентре этого кошмара даже дышать было почти невозможно, не говоря уже о том, чтобы рискнуть что-нибудь тут съесть.
        - Я думаю, сначала все будет хорошо, - спустя некоторое время, понадобившееся для уяснения сути вопроса, бодро начал Гарх, который, судя по всему, чувствовал себя вполне раскованно. - Потом все станет не очень хорошо, а затем, как обычно, начнется резня, и, наконец...
        - Не надо, пожалуйста, продолжать. - Меня передернуло от одного воспоминания о последнем инциденте.
        - Ну почему же? - бросил он через плечо.
        - Да потому, что в последнее время я все больше и больше утверждаюсь во мнении, что ты обычно бываешь прав.
        Похвала явно приободрила моего телохранителя.
        - Я даже могу тебе сказать - начал он, - когда именно все начнется.
        - Нет-нет, пожалуйста, не надо, я так устал от всего этого, что, кажется, еще немного и...
        Как бы в подтверждение моих слов, удавка сдавила горло, так что я даже не успел ойкнуть.
        - Аг-х, я же предупреждал, - задушенно прохрипел внутренний голос.
        - Только пикни - и тебе конец, понял? - ласково прошептал слегка заикающийся некто за моей спиной.
        «О чем разговор», - хотел было сказать я, но не смог из-за проклятого шнурка, стальным обручем сдавившего горло.
        Конечно, два раза повторять не было необходимости. Это место совершенно не походило на институт благородных девиц, а «таинственный незнакомец», так неожиданно появившийся на моем горизонте, явно не собирался читать лекцию о правилах хорошего тона для молоденьких первокурсниц. С одной стороны - удавка на моем горле, с другой - психически не вполне адекватный индивидуум, подцепивший меня на крючок. А дополнял картину, выступая в роли неизвестной переменной, Гарх. Который, как я заметил, несмотря на показную бодрость, в последнее время был обеспокоен состоянием своего пошатнувшегося здоровья, отчего и пребывал не в самом добром расположении духа.
        Все возвращалось на круги своя, и мой телохранитель, как всегда, оказался прав: нас ожидало очередное «захватывающее приключение».
        - Будешь вести себя хорошо - останешься в живых, - пообещал незнакомец.
        Я хотел подтвердить свою готовность к беспрекословному повиновению, но не мог.
        - Сейчас мы спокойно, без суеты и паники, проходим вон к тому выходу...
        Я с трудом кивнул, всем видом выражая полное согласие с тем, что суетиться и паниковать не следует - даже в мыслях.
        - А затем...
        - Пожалуйста, отпусти мальчика, - почти нежно прошептал Гарх, неожиданно материализовавшийся, будто из-под земли, прямо перед моим носом.
        Он был спокоен и приветлив, как никогда, всем своим видом выражая желание поскорей разобраться с этим недоразумением и продолжить дуть. Только почему-то его правый глаз едва заметно подергивался...
        «О-о-о нет, пожалуйста, не надо!» - как заклинание мысленно произнес я несколько раз подряд, пытаясь, насколько возможно, передать свои мысли в разрегулированный мозг Гарха.
        Не нужно было иметь в кармане диплом психолога, чтобы определить: этот нервный тик - верный признак того, что Гарх взбешен, из чего легко следовало, что у создания за моей спиной, так неосмотрительно посягнувшего на мою жизнь, шансов практически нет. Вырванное сердце - самая легкая и быстрая смерть, которая его ожидала в ближайшем будущем.
        По большому счету мне было абсолютно наплевать, что случится с заикающимся похитителем людей, потому что такая экстравагантная работенка рано или поздно приводит к закономерному концу. И сам обладатель плохих манер наверняка знал об этом, когда выбирал профессию. Единственное, что меня беспокоило, - последствия. Действовать так бодро и решительно, как это обычно делал Гарх, привлекая всеобщее внимание, в таком неспокойном месте было, по-моему, не совсем разумно.
        Я еще пытался40 всем видом показать с трудом сдерживающемуся телохранителю, что ничего страшного не происходит и не надо чересчур Драматизировать ситуацию, раздувая небольшую ссору до размеров грандиозного скандала, но было уже поздно. Он принял окончательное решение.
        Вероятно, мой новый поводырь это тоже понял. По крайней мере, одного взгляда в горящие безумием, бездонные, словно врата ада, зрачки Гарха ему хватило, чтобы оценить свои шансы.
        - Я ухожу, а Дрот, пожалуй, еще посидит некоторое время на шее юноши, - предложил он. - Да, кстати, чуть не забыл, - пробормотал скороговоркой хозяин крысы, которую я только сейчас заметил. - В когтях и жале моего маленького любимца достаточно яда, чтобы отправить на тот свет всех посетителей этого кабака. Так что настоятельно рекомендую обращаться с ним поосторожнее во время моего непродолжительного отсутствия.
        - До тебя, наверное, не дошел смысл моего предложения, - еще нежнее прошептал Гарх, судя по всему, уже перешедший грань, за которой мосты сожжены и возврата быть не может. - Я могу повторить еще раз...
        Именно эта последняя фраза своей интонацией ясно показала мне, что ни моя смерть, ни смерть целой вселенной, ни, тем более, какая-то крыса на моем плече, не смогут остановить Гарха.
        - Постойте, постойте! - с огромным трудом произнося каждое слово, вклинился я в их живой диалог, чувствуя, что еще немного - и ситуация окончательно выйдет из-под контроля. - Давайте все спокойно обсудим...
        - Конечно, - проворковал мой напарник, в голосе которого звучал окончательный приговор. - Давайте все спокойно обсудим, я обеими руками «за».
        - Боюсь, у него окончательно сорвало крышу, - подвел неутешительный итог переговорам внутренний голос.
        - Пора бы уже...
        В воздухе прошла едва заметная рябь, и каким-то шестым чувством я почти физически ощутил приближение толденов...
        - Тол... - открыл было я рот, но тут, совсем не вовремя, за спиной Гарха появился очередной персонаж этого сплошного кошмара.
        Мерзкое существо, не знавшее в жизни ничего, кроме закона тупой силы и кратковременных удовольствий, купленных за деньги, появилось на моем и без того не слишком безоблачном горизонте, в первый и последний раз в жизни попытавшись пересечь наш фарватер.
        - Так, и что это мы здесь делаем? - игриво поинтересовалось оно и вытащило из-за пояса огромный даже по местным меркам тесак.
        Самое скверное заключалось в том, что этот дегенерат был не один - рядом весело скалилась компания его единомышленников, видимо, мнящих себя отчаянными головорезами.
        - О боже! Сейчас ведь опять начнется! - глухо, с надрывом, проскрипело мое издерганное подсознание.
        - Мы... - только и успел прохрипеть я, собираясь хотя бы ненадолго оттянуть неизбежную конфронтацию, но разговора не получилось.
        Весь этот балаган затевался лишь для того, чтобы как можно веселее произвести небольшое кровопускание, поэтому, чтобы не портить праздник, наша команда приняла правила игры - и все получили что хотели.
        Гарх ориентировался на звук голоса, поэтому удар явился полной неожиданностью даже для меня, несмотря на то что с самого начала я знал: любезным обменом информацией дело не закончится.
        Гарх ударил с полоборота, и не в меру любопытный хозяин тесака бесславно закончил свою карьеру лихого разбойника, развалившись на две половинки - по вертикали.
        Лезвие клинка Апокалипсиса было настолько тонко, что, уже будучи разрезанным, несчастный успел произнести начало слова «уре...» и только затем - из-за движения губ - лопнула хрупкая связь, удерживавшая тело в целости. Левая часть тела отделилась от симметричной правой и, извергая фонтаны крови, рухнула на пол.
        - О-о-о, - в очередной раз только и смог выдавить из себя я, понимая, что как ни старайся, эксцессов избежать уже не удастся.
        - Да, действительно нехорошо получилось, - в унисон мне еще успел отметить внутренний голос.
        - Друзья мои, простите, но мне пора, - во внезапно наступившей тишине неожиданно громко произнес хозяин крысы, видимо, решив, что для него на сегодня впечатлений довольно.
        Подслеповатый суфлер перевернул очередную страницу книги судеб.
        - Действительно, и нам тоже, - извиняющимся тоном промычал я (проклятая удавка не позволяла нормально говорить), обращаясь неизвестно к кому. - В общем, мы, наверное, пойдем.
        Предательский меч, с чудовищной силой вонзенный сзади в незащищенную шею Гарха, пробил ее навылет, с хрустом выйдя из горла на несколько дюймов. Мгновение назад там ничего не было, а теперь из кадыка моего и без того не совсем нормального друга торчало остро заточенное лезвие какой-то железяки41, с острия которой сочилась черная, тягучая, как смола, слизь.
        «Да, не зря он так переживал насчет своего состояния», - мимоходом отметил про себя я.
        - Большая ошибка, - отчетливо и внятно, почти по слогам, чтобы не только нападавшему, но и всем остальным была понятна мотивация его не совсем гуманных дальнейших поступков, произнес Гарх, разворачиваясь на сто восемьдесят градусов и широко, по-дружески улыбнулся.
        У меня в голове прозвенел первый звонок.
        Внезапно откуда-то налетел сквозняк, и в воздухе повеяло могильной сыростью. К первому робкому звоночку присоединился еще один. Кто-то, не удержавшись, истерично захохотал. Это послужило сигналом бить во все колокола.
        Один или два стола в дальнем углу опрокинулись. Я почему-то подумал, что все это не к добру, после чего машинист еще успел дать прощальный гудок, заглушивший очередной предсмертный хрип, а затем паровой котел локомотива, не выдержав перегрузки, все-таки взорвался, и наш поезд стремительно полетел под откос, на встречу с дном пугающе бездонной пропасти.
        Интермедия КОЧЕГАРЫ
        
        Стучат колеса, бежит, уходя вдаль, железная дорога неведомого мира неведомого измерения. Мчится поезд с боеприпасами на помощь осажденному городу. Торопится успеть, пока не сомкнулось кольцо окружения. В кабине паровоза жарко, как в самой преисподней, весело гудит огонь в жерле ненасытной топки, с каждым километром пожирающей все больше и больше угля... Чумазые веселые кочегары, оказавшиеся в этом месте по прихоти сумасшедшего волшебника, считающего себя заправским режиссером, неспешно ведут беседу.
        Аспирин. Летим, как птицы вольные, мы к Солнцу, немного утомленному закатом. Туда, где бьется сердце Вечной Жизни - и ни к чему теперь слова пустые. В них смысла ни на грош мы не найдем.
        ЛСД (с энтузиазмом). Да!!!
        Аспирин. В натруженных руках у нас лопаты, в душе - огонь пылающий, нетленный... ЛСД (восхищенно). Да!!! Аспирин. ...и ничего нет лучше этих слов, работы и еще предназначенья, нам данного судьбой... ЛСД. Ода!!! Аспирин. Гм. ЛСД. Да!
        Аспирин. Послышалась ли мне в твоих словах льстеца корыстного фальшивая тирада?
        ЛСД. О, что вы, сударь! Это просто ветер!! В печи огонь...
        Аспирин (принюхиваясь). Мне кажется, жаркое... Я чувствую, сей запах будоражит так сладко ноздри мне, что я готов бежать за ним, как юноша влюбленный.
        ЛСД (сглатывая). Наверно, птица это или рыба - из старого пруда... или из речки.
        Аспирин. Вы слышали? То птица или рыба! Ха-ха! Уж запах-то жаркого я различу среди прочих даже ночью! Не держишь ли меня за дурака? Ты... Друг мой неизменный...
        ЛСД. Нет, нет! Я даже в мыслях не имел такого...
        Аспирин (благосклонно). Ну хорошо... Тогда поверь мне, друг: я чувствую, конечно же, жаркое. С румяной корочкой, немного с кровью... К нему еще из ливера паштет. И - красное, как кровь, вино из сока чудных лоз янтарных. ЛСД. Но лоза дает такая лишь вино сухое и белое, как мед.
        Аспирин. Что ж, значит, это, наверно, просто кровь того врага, что мы поджарим к ужину сегодня. Мы с песнями съедим его в кругу друзей моих - чумазых кочегаров! Подбрось еще, мой друг, поторопись: все подготовить мы должны к закату... ЛСД. Но наш котел...
        Аспирин. Ты думаешь, он будет мал для вакханалии веселой нам под лунным небом, средь безумных волн шумящего холодного прибоя?
        ЛСД. Да нет же, нет...
        Аспирин. Добычу мы нетрепетной рукой на части разорвем и всю зажарим... Соратники нам лишь спасибо скажут да оду сложат поварам искусным...
        ЛСД (неуверенно). Быть может, ненадолго мы отложим наш пир роскошный? В городе друзья нас ждут сегодня с жадным нетерпеньем. «К оружию! К оружию!» - они без устали кричат и на вокзале встречают паровоз наш долгожданный, так точно, как... любовник молодой, минуты ждущий первого свиданья.
        Аспирин. Ха-ха! Какая чушь! Ведь беды все приходят только от недоеданья. В здоровом теле и здоровый дух всегда - спроси о том кого угодно. К тому ж голодный и воюет хуже. Гормоны нам мешают трезво мыслить. Нет, нет, девицы, прочь из наших дум! Вино и кровь врага нам лечат души!
        ЛСД (утирая грязной ладонью холодную испарину). А может быть, мы все-таки сегодня лишь перекусим наскоро, пока что...
        Аспирин. Как?! Наскоро? Ослышался ли я? Ты предлагаешь нам - нам, кочегарам - есть наскоро? О нет! Какая гадость!
        ЛСД (скороговоркой). В том смысле, что сейчас - лишь перекус, а позже...
        Аспирин. Нет, сейчас - рагу из почек и из мозгов смешного паникера, и лишь потом - роскошный пир, а после...
        ЛСД (в панике). Я слышал, машинист предать нас вздумал, да, сдать врагам хотел нас с потрохами.
        Аспирин. Что-что?!
        ЛСД. Да-да! Он предал нас за злато! Бесчестная, ничтожная душа. Аспирин (потрясенно). Поверить не могу, он был как брат! Иль как кузен...
        ЛСД. И все же, все же, все же! Змея у вас пригрелась на груди и жало в вас вонзила, добрый сир, когда вы от нее лишь дружбы ждали.
        Аспирин (задумчиво). Постой-постой, откуда же тебе известно все? И почему тогда молчал ты раньше? (Злобно сверкая очами.) Уж не заодно ль ты с ними?!
        ЛСД. Сударь, нет! Я лишь хотел...
        Аспирин (задумчиво). Предателям не место в нашем стане. Средь честных и правдивых кочегаров измена не должна пускать корней.
        ЛСД. О нет, о нет! Молю я о пощаде!
        Аспирин. Бездарный мир, бездарная игра... Испортил мне ты гордый праздник духа и будешь мной за это поражен... (Рассеянно осматривается.) ...копьем или лопатой - все едино.
        ЛСД. О нет!!!
        Аспирин. О да!.. Хотя... Постой, нашел я лучше способ наказать бездарность. Отправишься на Глов, найдешь мальчишку и там покончишь с ним, а то он все никак не может умереть достойно. Когда ж вернешься, ждет тебя награда - роскошный пир при свете мудрых звезд.
        ЛСД. Но сир, ведь этот Глов ужасный...
        Аспирин делает несколько быстрых пассов рукой, и несчастный ЛСД исчезает.
        Аспирин, (бормочет себе под нос). Да... Теперь здесь нет ни красоты, ни даже стиля. Я ухожу...
        Вытягивает вверх руку и, словно Супермен, молнией взмывает к небесам. Когда безумный колдун уже на безопасном расстоянии, внизу срабатывает детонатор - и один за другим взлетают на воздух вагоны с боеприпасами. Аспирин. ...Пройдоха машинист! Он все-таки решился на злодейство. И получил сполна теперь за все. Ну что ж, хотя, пожалуй, ненамного, но скрасил он унылую концовку.
        
        В голову грызуна, так уютно примостившегося на моем плече, попал камень из пращи, пущенный недрогнувшей рукой толдена42 - и она разлетелась вместе с частью туловища во все стороны мелкими осколками. Большая часть всей этой дряни впилась мне в щеку, к счастью, не причинив особого вреда, после чего на мне остались только ядовитые лапки и хвост, коварной удавкой обвившийся вокруг шеи. От неожиданности не удержав равновесие, я упал на колени, и это спасло меня от второго меча. На этот раз удар предназначался лично мне - соратники расчлененного разбойника оказались чрезвычайно мстительными.
        «Что за...» - хотел было спросить я неизвестно у кого, но последовавший вслед за падением удар подкованным сапогом чуть было начисто не оторвал мне голову, и если бы по счастливой случайности он не пришелся вскользь, все желающие имели бы возможность восхититься количеством содержащегося в ней серого вещества.
        - ............................!!! - дико заорал я, моментально забыв обо всем на свете, и, обхватив голову обеими руками, ничего не соображая от дикой боли, повалился под ноги толпе...
        Все это вконец расстроило моего напарника, с некоторых пор и без того воспринимавшего все слишком близко к сердцу, и привело к тому, что он - в который уж раз - основательно завелся.
        Молниеносным движением заведя руку за спину, он выхватил меч и насадил на него еще одного обладателя плохих манер43. Еще один удар, сопровождаемый чудовищным ревом моего взбешенного телохранителя, достиг своей цели, навсегда отделив чью-то недальновидную голову от туловища, после чего в недрах неблагополучного заведения общепита началась настоящая Большая Паника...
        - Толдены! - пронесся над головами чей-то истерический крик, - Толдены и мальчишка здесь!
        Честное слово, лучше бы этот... в... народный трибун не делился своими глубокомысленными соображениями с публикой, и без того до предела взбудораженной ядовитыми испарениями вкупе с не менее ядовитыми парами алкоголя. Потому что как только он сообщил миру о своем гениальном открытии, падкая до сенсаций аудитория немедленно приняла информацию к сведению, и, как следствие, в воздух взметнулись ножи. И топоры. И вообще все, что могло куда-нибудь взметнуться.
        «Угораздило же нас притащиться в это гиблое место, - с надрывом подумал я, безуспешно пытаясь справиться с шумом в голове и цветными кругами перед глазами. - Ведь с самого же начала...»
        Однако собраться с мыслями мне не удалось. Кто-то поскользнулся в крови, обильно залившей все вокруг, и, потеряв равновесие, всем телом рухнул прямо на меня.
        - О-ох, - выдохнул я, придавленный неподъемной тушей, в душе проклиная всех подряд.
        К счастью, мои проклятия были несколько преждевременными. Свалившееся на мою голову существо даже не подозревало, что спасает меня от обморожения, выступая в роли живого щита. Сгусток ледяных кристаллов попал в него, мгновенно превратив в глыбу льда, а толден, который так неудачно израсходовал драгоценные кристаллы и на какое-то мгновение отвлекся от происходящего, чтобы сконцентрироваться на броске, был пришпилен к полу увесистым копьем. Впрочем, убийца недолго радовался своим успехам на ратном поприще. Мгновение спустя стрела, попавшая в затылок, насквозь прошила его голову и вышла из левой глазницы, тем самым восстановив утраченное равновесие.
        «Еще одной тенью меньше», - с нескрываемым удовлетворением отметил я, постепенно приходя в себя от освежающего действия ледяного дйсберга, прижатого к телу.
        Это было, конечно, не слишком гуманно - так "Откровенно радоваться кончине живого существа, но за последние дни в моей душе не осталось места даже для капли сострадания. Когда тебя травят, как дикого зверя, и круг преследователей сжимается, поневоле теряешь способность сопереживать охотникам, которые выбывают из борьбы за право первым нанести смертельный удар и освежевать твою еще теплую тушку.
        - Побольше бы вас посдыхало к.........матери! - с натугой проскрипел я, одновременно попытавшись подняться с залитого кровью пола.
        Это было совсем нелишним - в свалке, которая началась, как только прозвучала информация о моем пребывании в этом низкопробном питейном заведении, меня запросто могли растоптать. К сожалению, первая попытка выкарабкаться не увенчалась успехом, потому что в голове все еще шумело, а мир в моих глазах вращался достаточно быстро, чтобы лишить возможности ориентироваться на местности.
        Упав и отбив себе руку, я сделал глубокий вдох и, полный решимости достигнуть поставленной Цели, принялся за дело. Но тут мои жалкие потуги были прерваны Гархом, видимо, решившим Взять ситуацию в свои большие добрые руки. Причем «взять» - в буквальном смысле слова. Недолго думая, он схватил меня за волосы и без всяких церемоний потащил, волоча по полу, на Выход, по пути расчленяя все, что попадало в поле его зрения.
        - А-а-а! - закричал я, чувствуя, что еще немного - и мой скальп навсегда останется в руках этого бесчувственного животного. - От-пу-с...
        Очередной толден, неожиданно вынырнувший из этой сумасшедшей толчеи прямо передо мной, упал на одно колено, одновременно ударив мечом по ногам Гарха, и если бы мой напарник не был надежно защищен доспехами, последствия этого нападения могли оказаться плачевными. Отточенное как бритва жестокое лезвие меча, выкованного в кузницах клана, обладало почти неограниченными возможностями, но против магии такого уровня, которым вооружил нас Антопц, даже оно было бессильно.
        Сила, вложенная в удар, аккумулировалась доспехами и обернулась против нападавшего. Связки не выдержали чудовищной отдачи, и руку вырвало из плечевого сустава. После чего она осталась висеть на остатках сухожилий.
        «Еще одним меньше», - подумал я было, но поторопился с выводами.
        Толдены были не просто воинами. В этом я убедился, когда увидел, как это безжалостное к другим и к себе существо, созданное для убийства, перехватило меч здоровой рукой и, не обращая внимания на фатальную потерю крови, фонтаном бьющей из порванных артерий, попробовало довести задуманное до конца...
        Все это было скверно, потому что Гарх был занят продвижением вперед, разбираясь с конкурентами там, «на верхнем этаже», и просто физически не мог одновременно отражать атаки во всех направлениях. Поэтому контролировать положение внизу, судя по всему, должен был я.
        Невзирая на ужасную рану, нападавший собрался повторить попытку, но, наученный горьким опытом, целился он теперь не в ноги, а в корпус, в защите которого после столкновений с волшебным молотом сома образовалось достаточно слабых мест. Но в последнее мгновение что-то все же сработало в моем сознании. Чисто инстинктивно выкинув руку вперед, даже не отдавая себе отчета в своих действиях, я нажал на скрытую кнопку. Буме...
        Промахнуться с такого расстояния не смог бы даже такой никудышный стрелок, как я. Глухо щелкнула спусковая пружина, и миниатюрный арбалетный болт пронзил нападавшего. От резкого удара его голова запрокинулась назад, обмякшее тело, повинуясь инерции, завалилось на спину и тяжело рухнуло на обильно политые кровью доски. Наверное, он так и не понял, с какой стороны пришла старуха с косой, потому что увидеть мое оружие, искусно спрятанное в рукаве, заранее не зная, что оно там есть, было нелегко. Что ни говори, а старина Антопц знал свое дело. Зато напарник убитого, находившийся неподалеку, был слишком хорошо натаскан в военном ремесле, чтобы не понять, кто, откуда и из чего стрелял. Ответ не заставил себя долго ждать, и раскаленная стрела вонзилась в мою ногу, навылет пробив мягкие ткани, так что зазубренный наконечник вышел с противоположной стороны. По натянутым как струны нервам пронесся чудовищный разряд боли и со всего размаха ударил в мозг, чуть было не вызвав короткое замыкание.
        - Ах ты, сволочь..................!!! -выплюнул я в пространство поток страшных ругательств, с огромным трудом превозмогая нечеловеческую боль и балансируя на грани сознания. - Ну, подожди же, сладенький!
        В этом мире, пожалуй, всем, кроме меня, было прекрасно известно, что убить одного из толде-нов означало собственноручно подписать себе смертный приговор. Смерть члена клана никогда и никому не прощалась. Даже если каким-то чудом убийце удавалось скрыться с места преступления, все равно рано или поздно его находили и жестоко казнили - жестоко даже по местным понятиям. Поэтому, уверен: если бы по контракту я не нужен был им живым, та проклятая стрела попала бы не в ногу, а в живот.
        Но в тот момент, даже если бы я и знал об этом, вряд ли моя душа исполнилась бы благодарностью к существу, которое разворотило мою конечность.
        Дикий крик все еще рвался из моих измученных болью легких, когда в мозг ударила вторая волна боли, которая чуть было не свела меня с ума. Причем на этот раз - окончательно. На какое-то мгновение я отключился, но и этот обморок быстро прошел, после того как еще уже третья стрела пробила мою ногу.
        Он прекрасно знал что делал, этот.........убийца. Чтобы выжить, мы должны были бежать и как можно быстрее. Наш единственный шанс заключался именно в этом - раствориться в пространстве, оставив за своей спиной как можно больше трупов преследователей. Гарх в бою был почти богом - но только почти. И противостоять толде-нам, имея на руках покалеченного человека, которого нужно живым вынести с поля боя, успевая еще и отбиваться, - такое даже для Гарха было невыполнимой задачей.
        Если до этого момента я наивно полагал, что бы ни произошло, хуже быть уже не может, то после второй стрелы я понял, что сей тезис не выдерживает никакой критики.
        Теперь я уже не кричал - теперь я захлебывался криком. В голове не осталось ничего, кроме огромного сгустка боли, заполнившего все вокруг, и только каким-то чудом из глубин покореженного сознания пробилась на поверхность спасительная мысль о сублиматоре жизненной энергии, которым снабдил нас черный колдун, отправляя в это увлекательное путешествие.
        Наверное, это и был как раз тот самый случай, когда нужно было воспользоваться снадобьем Антопца. Хранить его для другого, «более подходящего» момента не имело смысла, потому что шанс применить его в дальнейшем мог и не представиться: все могло бесславно закончиться прямо здесь и сейчас.
        Находясь на грани очередного обморока, я начал судорожно шарить по отделениям пояса. Как обычно, мне попадалось все, кроме того, что нужно...
        - Очень жаль, но аспирин обещали завезти только через пару недель. Впрочем, не отчаивайтесь: как раз сейчас у меня есть неплохое средство от запоров, - с располагающей улыбкой и неподдельной заботой в голосе произнес симпатичный аптекарь.
        Он полагал себя знатоком человеческих душ (впрочем, безо всяких на то оснований), кроме того, он думал, что является заправским остряком и непревзойденным психологом. Но на этот раз он ошибся всерьез и окончательно. У посетителя было ОЧЕНЬ скверное настроение, и, что особенно важно - пистолет ОЧЕНЬ большого и совершенно не располагающего к дружбе калибра...
        
        Я уже почти отчаялся, когда в разорванном болью сознании промелькнуло воспоминание о самом последнем отделе пояса, куда я и положил порцию сублиматора, оставшуюся после благополучного исцеления лжевикинга. К счастью, с первой же попытки мне удалось нащупать, а потом и извлечь из сумки шприц, в котором плескалось адское зелье. Балансируя на самом краю сознания, я всадил тонкую иглу в пульсирующую болью ногу... Не знаю, что было намешано внутри, но что бы это ни было, вакцина сия вызвала еще одно, вообще уже ни с чем не сравнимое болевое ощущение. Тело мое свела страшная судорога. Я забился на полу, разбрызгивая изо рта клочья кровавой пены, при этом чуть было не оставив все свои волосы в и без того уже окровавленной лапище Гарха. Тот, впрочем, был слишком возбужден, чтобы обращать внимание на подобные мелочи. В тот момент он был полностью сконцентрирован на стоящей перед ним задаче по извлечению наших бренных тел из этого гиблого места. Словом, он оставался в счастливом неведении относительно того, что происходило со мной.
        Чего нельзя было сказать о толденах. Со стороны вполне могло показаться, что я попросту бьюсь в агонии. Рискну предположить, что некоторые заинтересованные лица в этот напряженный момент могли даже слегка раскаяться, с запоздалым сожалением подумав, не погорячились ли они, так бесчеловечно обращаясь с молодым организмом, в котором заключена смерть целого мира.
        «Получите............!» - промелькнула в моем затухающем сознании последняя злорадная мысль.
        А потом я понял, что вот прямо сейчас умру.
        Суфлер задул было свечу, собираясь отправляться домой, но тут бешеные аплодисменты возбужденной публики вызвали артистов на «бис». Провидец из меня снова не получился.
        Через несколько долгих секунд, за которые я успел прожить несколько жизней, кошмар кончился. Все вокруг неожиданно стало ярким и четким, словно на глянцевой открытке. При этом происходящее приобрело какую-то плавную замедленность, будто в аквариуме. И вот тогда-то я понял, что стал практически неуязвимым.
        Упавшая бутылка брызнула во все стороны осколками битого стекла - и обезумевший от ожидания джинн наконец-то вырвался на свободу.
        Он был очень, очень зол.
        Переполняемый жаждой мщения, я медленно и аккуратно сломал первую стрелу, а затем, ухватившись за наконечник, вытащил ее с другого конца. При этом мой рот был искривлен страшным подобием улыбки. Думаю, в тот миг я мало походил на человека. Наверное, именно так выглядят демоны, которые неожиданно освобождаются от оков, державших их в рабстве несколько тысячелетий.
        Затем, все так же не торопясь, я проделал то же самое со второй и третьей стрелами. В реальном времени все это заняло не больше секунды.
        Толден находился всего в двух шагах, и я видел, как расширяются его зрачки, отражая лунную дорожку, ведущую в никуда, по которой несется его освобожденная душа, пытаясь соединиться со своим отражением. При желании я, возможно, смог бы прочитать его мысли, но...
        Но мне это было не нужно. Вместо этого я поднял левую руку, в которой оставался второй заряженный арбалет, не торопясь прицелился и, сам не знаю зачем, произнес прощальное напутствие.
        - Покойся с миром! - четко, почти по слогам сказал я - и выстрелил в сердце.
        Они действительно были лучшими из лучших. Реакция у этого воина была просто невероятная. Как мне показалось, несколько долгих секунд я видел почти по кадрам, как летит болт, преодолевая расстояние не более полутора метров. И за это мгновение в реальном времени он еще попытался уклониться, в отчаянном рывке бросив тело вправо.
        Если бы этот толден стоял хотя бы немного дальше, возможно, у него был бы шанс, а так острие болта пронзило грудную клетку рядом с сердцем. Рана оказалась смертельной. Кровь хлынула из пробитой артерии, и бесконечная война толдена подошла к концу. Дверь приоткрылась, пропуская в другой мир тень того, кто секунду назад был великим воином, но и тут нечеловеческим усилием воли он оттянул встречу с неизбежным. Меч все еще был в его руках, и одним резким движением толден мог отрубить мне голову. Не знаю почему, но я точно знал, что сил для этого последнего удара ему хватит, и видел, как на его лице отражается мучительная борьба между долгом воина и священным правом мести. Это был тяжелый выбор. В этот миг весь остальной мир отошел на второй план, оставив наедине убийцу и его жертву, которая могла бы навсегда замкнуть порочный круг. И - упокоиться с миром. Отомстить - это было ее законное право.
        Спустя мгновение он сделал свой выбор. Колокол пробил четыре раза, и слепое правосудие вынесло мне приговор: «Виновен!». Чаша весов склонилась в пользу смертного приговора, все точки были расставлены, оставалось привести его в исполнение.
        Я увидел, как меч начал описывать прощальную дугу, и почти физически ощутил треск шейных позвонков, но...
        Все-таки толдены - удивительные создания, и как бы плохо я к ним ни относился, но их стиль и понятие о долге вызывают у меня чувство глубокого восхищения. Устав клана - их вера. Они никогда и ни при каких обстоятельствах не оставляли своих убитых на поле боя. В склепе клана лежит прах всех воинов, которые пали от рук врагов со времен основания клана. И каждый знает: чтобы с ним ни случилось, где бы он не принял свой последний бой, он соединится со своими братьями по оружию и обретет покой там, куда уходят после смерти все великие воины.
        После непродолжительной борьбы, длившейся для меня целую вечность, и даже после принятия решения, которое, по идее, не оставляло мне никаких шансов, долг все же возобладал над эмоциями. Заложник чести, выпустив меч из сведенной смертельной судорогой руки, медленно, как во сне, упал к моим покалеченным ногам.
        Я ни на секунду не усомнился в том, что его прах будет лежать рядом с прахом его соратников в усыпальнице древнего храма.
        Глава 8
        
        За последние десять минут это был уже второй труп на моем счету. Мне вполне хватило бы и одного толдена, чтобы до конца дней жить в страхе, оглядываясь по сторонам в ожидании неминуемого возмездия.
        Впрочем, что ж, одним больше, одним меньше - это особой роли не играло. И без этого шансы дожить до рассвета были призрачные.
        Чудо-сублиматор все еще действовал: события фиксировались мозгом как кадры замедленного кино. Благодаря этому я смог оценить происшедшее.
        По моим подсчетам, в заведении было пять или шесть воинов тени. Двоих убил я. Еще один пал от руки местного завсегдатая, значит, оставалось двое или трое. Вполне достаточно, особенно если учесть слова моего телохранителя о том, что трое толденов в состоянии разделать всю нашу команду в мелкий фарш. Впрочем, не стоило забывать, Что в этом грязном притоне, кроме охотников за моей шкуркой, находилось еще около полусотни Местных убийц, для которых не имело значения, Как и кого резать под пьяную руку. Если бы не эта зловещая толпа, мы были бы давно мертвы.
        А так... Так наша команда продержалась достаточно долго. Но всему когда-нибудь приходит конец.
        Гарх продолжал тащить меня за волосы, прокладывая себе дорогу сквозь толпу своим жутким клинком Апокалипсиса, а я все так же волочился по полу, оставляя за собой длинный след размазанной крови - как своей, так и чужой. И когда до спасительной двери оставалось уже не более пяти шагов, острое как бритва лезвие клинка одного из толденов срезало не защищенную доспехами кисть Гарха.
        Моя голова, потеряв равновесие, по инерции пошла вниз и ударилась о пол. Отрубленная конечность продолжала крепко сжимать волосы, а ее хозяин, в пылу сражения не заметив пропажу (сказывалось отсутствие болевых ощущений у полусмертного), прокладывал себе дорогу к выходу.
        Он сделал последний шаг, разрубил напополам очередного несчастного, вставшего на его пути, и мощным ударом ноги выбил дверь - последнюю преграду на пути к свободе.
        Я повернул голову в сторону Гарха и увидел его во всей красе - ужасного и величественного полубога-полусмертного, прорубившего силой своего оружия путь к свободе и славе. Он выглядел на все сто - с окровавленным клинком, буквально сросшимся с одной рукой и культей другой руки, откуда сочилась темная, вязкая, как смола, субстанция, которая могла быть чем угодно, только не кровью.
        - А-а-а!!! - извергся из глотки моего телохранителя жуткий нечеловеческий рев, по всей видимости, означающий высшую степень ликования..
        Эхо этого крика еще стояло у меня в ушах, а крепкие руки воина тени уже сдавили мои плечи стальными тисками и резко рванули вверх. Я тоже хотел было закричать, но не успел. Огромный огненный шар ворвался в помещение, сжигая и уничтожая все на своем пути. Толденов действительно было пятеро. Я не ошибся в своих предположениях. Единственное, чего я не учел: в помещение вошли не все. Один из группы остался снаружи. И, разумеется, это был маг. Точнее, воин-маг, который лучше всех остальных в группе владел искусством заклинаний.
        Он расположился в десяти метрах напротив выхода и, как только Гарх появился в проходе, пустил в него огненный шар. По всей видимости, наш противник уже знал, с кем имеет дело, - только этим можно объяснить то, что он использовал именно огненную стихию, предпочтя ее всем другим видам волшебства.
        Но даже этот, пятый, лучше всех владевший магией, не был достаточно силен, чтобы расплавить полусмертного в одной стремительной Вспышке адского пламени. Понимая ограниченность своих возможностей, убийца-охотник попытался поразить прежде всего голову моего телохранителя, чтобы уничтожить его мозг44. План вполне мог бы сработать, если бы не Компот, ни с того ни с сего проявивший чудеса героизма и самоотверженности. Маленький ольтик терпеливо дожидавшийся своего звездного часа, бросил-ся под ноги толдену в тот самый миг, когда с пальцев мага уже срывался огненный шар. Прицел был безнадежно сбит, и, вместо того чтобы попасть в голову, клубок расплавленной лавы вонзился в грудь, защищенную магическими доспехами. Сила удара была настолько велика, что Гарха отбросило далеко внутрь помещения, а раскаленный сгусток энергии, разбившись на тысячи мелких безжалостно горячих капель, залил огненным дождем всю таверну.
        Мои глаза сумели зафиксировать пронзительную вспышку сверхновой. Стремительной кометой пронесся дружище Гарх, устроивший это прекрасное пиротехническое шоу, а затем толден, обхвативший меня за корпус и успевший поставить на ноги, резко толкнулся ногами вперед и...
        Мои руки были плотно прижаты к телу, а падал я головой вперед, не в силах ни смягчить удар, ни выставить вперед ладони, чтобы на них пришелся удар. Все, что мне удалось сделать, - прижать подбородок к груди, смягчая встречу с жесткой поверхностью пола и убирая с линии удара нос.
        Впрочем, это мало помогло - я мгновенно потерял сознание и связь с реальностью. Хотя, по большому счету, это было и к лучшему. Когда в тесном помещении, под завязку набитом кровожадной толпой, на головы и плечи сражающихся выплескивается несколько ведер расплавленной лавы, это лучше просто не видеть.
        Вообще-то, воин тени толкнул меня на пол, так сказать, не со зла, а чтобы закрыть собственным телом от смертельного огненного дождя. Именно благодаря этой самоубийственной акции я не просто остался жив, но и более того - совершенно не пострадал. Очередное сотрясение мозга было настолько обыденным явлением, что его можно было не принимать в расчет.
        Сам же мой спаситель погиб. Осколки огненного шара, запущенного его товарищем по гильдии убийц, прожгли тело во многих местах, так что этот толден умер почти мгновенно.
        На территорию, прилегающую к входной двери, пришелся основной удар огненного дождя, поэтому, кроме меня, здесь никто не выжил. Но и в глубине зала дела обстояли ненамного лучше. Ту зону накрыло огнем не так плотно, поэтому оказавшиеся там посетители притона отделались ожогами различной степени тяжести. Однако паника, последовавшая за взрывом, завершила то, что не удалось сделать огненной стихии.
        Когда на ограниченном пространстве собираются в таком количестве психически неуравновешенные индивидуумы, возбужденные своими кровожадными мыслями и парами алкоголя, да еще и вооруженные до зубов, то паника чревата очень нездоровыми последствиями. Что и подтвердилось на данном примере.
        В конечном итоге из недр «Приюта одинокого странника» выбралась на улицу жалкая дюжина клиентов. Большинство из них были настолько серьезно ранены, что про них можно было смело сказать: наружу они не столько вышли, сколько выползли. Выползли, чтобы напоследок поискать на сером безрадостном небе отблеск солнечного луча и умереть со спокойной душой. Оставшиеся в строю трое или четверо были слишком озабочены состоянием своего душевного и физического здоровья, чтобы обращать внимание на толдена, стоявшего против входной двери в ожидании, когда оттуда появятся его соратники, ведущие под руки того, ради которого и затевалась вся эта кровавая канитель.
        Но соратники не появлялись. В это было трудно, почти невозможно поверить, но четверо превосходных бойцов - чуть ли не совершенных машин для убийства - неподвижно лежали среди горы трупов, наваленной внутри тесной грязной таверны.
        Последний из оставшихся в живых воинов был профессионалом, поэтому, подождав еще некоторое время, он осторожно вошел внутрь.
        Зрелище, представшее его взору, было явно не для слабонервных - пол, устеленный полуобгоревшими трупами. Но толден видел в своей жизни кое-что и пострашнее, поэтому тренированным взглядом выхватив из общей массы тел четырех убитых товарищей, он тут же проследовал к тому, кто лежал в позе, указывающей на стремление спасти кого-то от безжалостного огненного дождя.
        Во всей обстановке зала была одна деталь, не вписывающаяся в окружающую картину: бармен за стойкой, пьющий большими глотками янтарную жидкость из горлышка запыленной бутылки.
        У толдена в одной руке был меч, в другой - метательный нож, вдобавок он был в доспехах и обладал феноменальной реакцией. Владелец же заведения выглядел обычным алкоголиком, не имевшим при себе ничего, кроме бутылки. Одним словом, бармен не представлял ровным счетом никакой опасности, поэтому воин тени не видел смысла в его устранении. Какая-то часть его сознания, постоянно находящаяся в боевой готовности, следила за окружающей обстановкой, фиксируя малейшие перемещения в пространстве, но в целом он был спокоен, потому что не чувствовал угрозу. За парой мелких исключений это было мертвое место, не способное преподнести неожиданности профессионалу подобного уровня.
        Осторожно отодвинув в сторону тело мертвого товарища, толден увидел добычу - цель, ради достижения которой пали первые четверо, растерзанные демонами Тоннеса, и еще четверо нашли смерть под сводами этой грязной забегаловки.
        - «Маллавирское»... Пятидесятишестилетней выдержки... - неожиданно громко произнес бармен, обращаясь в пустоту своего разгромленного помещения, одновременно ставя опустевшую бутылку на стол.
        Воин перевел взгляд с распростертого на полу тела на говорившего.
        - Это ведь ты запустил огненный шар внутрь моего кабака? - Грязная рука вытерла остатки алкоголя с толстого подбородка.
        Толден молча кивнул. Ему почудилась какая-то угроза, таящаяся в этом пьянчуге, и он собрался было метнуть нож в горло бармена, когда тот закончил свою мысль:
        - Ну тогда, моя красавица, он твой.
        Именно на заключительном аккорде этой фра-зы я пришел в себя и открыл глаза. Огромная раскрытая пасть - как у змеи, только очень большой и очень жуткой - падала с потолка вниз прямо на меня.
        - Ой! - успел затравленно пискнуть внутренний голос, прежде чем я крепко зажмурился от страха.
        «Ой-ой!» - подумал и я, с ужасом ожидая, когда ужасные зубы сомкнутся на моей шее.
        Но вместо смертельного удара лицо овеяло легким потоком воздуха - огромная тварь пронеслась совсем близко, и когда я пришел в себя, то понял, что ее целью был кто-то другой.
        Воины тени были чрезвычайно быстры. В этом я уже успел убедиться за время нашего непродолжительного знакомства, насыщенного всякими интересными событиями. Но у жуткой твари, напавшей с потолка, было преимущество неожиданности. Если бы этих двоих можно было поставить в равные условия, еще неизвестно, за кем осталась бы победа, а так...
        Толден успел отскочить в сторону и на протяжении пяти или шести секунд с неимоверной быстротой уклонялся от огромной пасти, пытавшейся сомкнуть смертельную хватку на его шее. А затем, решив пойти ва-банк, воин выбросил вперед руку с мечом, намереваясь проткнуть чудовище, но выпад не достиг цели, лишь слегка порезав змеиную шкуру.
        Доли секунды, которые ушли на этот стремительный выпад, оказались решающими. Тело тол-дена в очередной раз отклонилось в сторону, но расстояние было слишком мало. Огромный живой таран, казалось, только задел голову толде-ва, но это было обманчивое впечатление - сила скользящего удара была настолько велика, что голову развернуло, раздался треск ломающихся шейных позвонков, и великий воин, в последний раз повернувшись вокруг своей оси, как будто исполняя прощальный пируэт, осел на пол. Огромная змея, вероятно, цеплявшаяся хвостом за балку перекрытия45, сомкнула ужасные челюсти на голове своей жертвы и без видимых усилий утащила тело наверх.
        Я с трудом сел, массируя обеими руками гудящую похоронным набатом голову.
        - Впечатляет?
        Откровенно говоря, вопрос застал меня врасплох: мне не сразу удалось понять, о чем, собственно, идет речь.
        Бармен в очередной раз приложился к бутылке и повторил:
        - Впечатляет моя красавица?
        Если бы он при этом не указал наверх, в сторону зловещего мрака, под сводами которого притаилась огромная тварь, я ни за что бы не догадался, кого он подразумевал под этим «моя красавица».
        - Очень! - ни на йоту не кривя душой, признался я, в глубине души преисполненный благодарности «красавице», спасшей меня от плена.
        - Ну, тогда на, хлебни! - Толстая рука протянула бутылку.
        С трудом поднявшись с пола и испытывая легкое головокружение после очередного сотрясения мозга, а также жестокие рвотные позывы от запаха и вида полуобгоревших трупов, я принялся осторожно маневрировать между грудами сваленных тел, но в конце концов добрался до стойки и, судорожно схватив бутылку, сделал пару жадных глотков.
        Огненная жидкость со всего размаха ударила по желудку, потом, словно спружинивший мячик, скакнула вверх, обрушившись на мозг, а мгновение спустя вновь опустилась вниз, чтобы на сей раз окончательно успокоиться.
        - Bay... - только и смог потрясение выдохнуть я.
        - «Маллавирское». Пятидесятишестилетней выдержки, - еще раз с удовольствием произнес бармен и без всякого перехода продолжил: - У тебя рука в волосах...
        Это было сказано таким обыденным тоном, будто меня уведомляли о паре хлебных крошек, по недосмотру упавших на брюки.
        - Да?.. А можно мне еще раз хлебнуть? - прерывающимся от волнения голосом попросил я.
        - Без проблем.
        После очередной порции ядреного алкоголя мысль о «руке в волосах» уже не показалась мне такой страшной.
        - Ты мне не поможешь? - Я наклонил вперед голову, перегнувшись через стойку.
        Новый приятель резко дернул, чуть было не отделив от головы не только все волосы, но и скальп, после чего, с интересом поднеся к глазам отрубленную конечность, спросил:
        - Твоего дружка?
        - Точно, - утвердительно кивнул я. Только теперь я вспомнил о Гархе, и, сразу же, о Компоте с Билли.
        Выбежав на улицу на не слишком твердых ногах46, я закричал:
        - Компот! Компоти-ик!
        Из какой-то едва заметной дыры выполз заметно прихрамывающий на правую заднюю лапу ольтик: толден отшвырнул его ударом сапога, когда тот самоотверженно бросился ему под ноги.
        - Иди... Иди ко мне, мой маленький! - с подкупающей искренностью основательно нагрузившегося человека пролепетал я, упустив из виду, что напоминать колдуну о его нынешнем плачевно-животном состоянии - не самая удачная идея.
        Он оскалился было, но, заметив пьяный блеск в моих глазах и здоровый румянец на лице, вероятно, решил не идти на конфронтацию, а просто доковылял до меня и позволил взять себя на руки.
        - Там не очень здоровая обстановка, - слегка заплетающимся языком сообщил я. - Да еще Какие-то гады свили гнездо на потолке. Но! Поверь мне на слово: это сущие пустяки по сравнению с тем, что произошло...
        Под действием атомного пойла все окружающее: и эта грязная таверна, ставшая братской могилой чуть ли не для всех завсегдатаев, и гора трупов, разбросанных по полу, и толстый бармен, скармливающий огромной змее нелояльных посетителей, и даже сама «красавица» - все показалось мне милым. Ну не лишенным недостатков, но по большому счету все-таки...
        Закончить мысль не удалось, потому что, споткнувшись о порог, я чуть было не упал на пол. Покачиваясь, я все-таки проник внутрь.
        До этого спокойно сидевший на руках Компот неожиданно мелко задрожал и заскулил. Переведя взгляд на ольтика, я заметил, что его испуганно-затравленный взор обращен к потолку. Вероятно, зрение маленького зверька было намного лучше человеческого - и он увидел то, что было скрыто от меня.
        - Не бойся. - Я покровительственно похлопал его ладонью по спине. - Красавица уже сыта.
        В ответ на мои слова старик еще сильнее задрожал и прижался ко мне, будто искал защиту.
        - Мне кажется, - ожил внутренний голос, - там наверху целая стая прожорливых гадов!
        - Не волнуйся, еды хватит на всех. - Я обвел не слишком сфокусированным взглядом заваленный трупами пол, одновременно прикидывая в уме, скольких питонов можно слегка прикормить этими несметными залежами.
        Даже по скромным подсчетам получалось, что многих.
        - Ладно, оставим проблему питания удавов в покое и вернемся к нашим делам. Гарх! - громко крикнул я, вертя головой в разные стороны и пытаясь найти своего телохранителя.
        - Он улетел вон в тот угол, - рука добродушно-пьяного бармена указала направление поисков.
        Проследовав в указанном направлении, я, хотя и с трудом, опознал останки верного телохранителя. Если бы кому-то в этом заведении47 захотелось провести конкурс на самое лаконичное описание состояния Гарха, то, думаю, формула «дымящиеся развалины» взяла бы первое место. Именно так можно было охарактеризовать то, что предстало перед моими слегка нетрезвыми глазами.
        Волшебные супердоспехи, несомненно, очень эффективно защищали от холодного оружия, но беда в том, что наши преследователи знали о природе полусмертного, поэтому и пытались его расплавить. Если бы Гарх не был облачен в непробиваемую кольчугу, то огненный шар просто прошил бы его насквозь, образовав внушительную дыру в теле, не более. Но броня выдержала удар, при этом впитав в себя часть магической энергии и раскалившись добела. Не знаю, как обстояло дело с напрочь закопченной головой, но тело как таковое присутствовало не больше чем на двадцать процентов. Если бы не доспехи, смотреть на полуистлевшее месиво, скрывающееся под ними, даже в моем пьяном состоянии не было бы никакой возможности.
        - Эти проклятые железяки больше вредят, чем защищают! - в сердцах воскликнул я. - Если наш друг выживет, выкинем их к чертовой матери.
        - Да, а как же Антопц? - поинтересовался мой верный внутренний спутник.
        - Но мы можем оставить их на хранение нашему новому другу! - После секундной паузы посетила мою бедную голову гениальная мысль.
        - Это сейчас он нам друг, а как только уйдем, загонит бесценное снаряжение по дешевке, и потом ищи-свищи этот металлолом, - попытался урезонить меня внутренний голос.
        - А мы скажем Антопцу: так и так, оставили под честное слово надежному соратнику. И укажем, координаты. К примеру, придет повелитель тьмы за своими сокровищами, а хозяин скажет: «Нет у меня ничего, и знать ничего не знаю. Уходи, добрый человек, подобру-поздорову, пока я не вспылил». Рассердится тогда зловещий некромант за то, что его обманули с железом и обозвали добрым человеком, и топнет в гневе ногой...
        Я настолько ярко представил эту картину, что самому стало смешно.
        - Топнет в гневе ногой, - продолжал я развивать свою не слишком трезвую мысль, - и скажет: «Ах, как я зол!» А спокойный и дружелюбный бармен ответит: «Красавица, тут клиент бушует. Спустись, пожалуйста, и разберись. Вместе с товарищами». Тут-то выводок удавов и налетит на повелителя тьмы и расставит все точки над «i». Прямо как в «Звездных войнах» - светлая сила на темную.
        - И кто же будет светлой стороной? - зачарованно спросил внутренний голос. - Неужели гады, свившие гнездо на потолке?
        - А что, ты можешь представить в качестве положительного героя Антопца? - удивленно спросил я. - Вот видишь. Тут и ответ. Светлой силой будет боевое крыло истребителей под командованием красавицы-удавихи.
        - Все это складно у тебя получается на словах, - не слишком скрывая сомнение, пробормотал внутренний голос. - Но вот на деле Антопц может оказаться намного хитрее.
        - Каким окажется на самом деле повелитель тьмы, мы будем решать потом. А сейчас перед нами стоит главная задача: как привести в чувство то немногое, что осталось от Гарха. Какие будут предложения?
        - Разумеется, регенерация.
        - В каком смысле?
        - В прямом. Навалим на него груду свежих трупов - и посмотрим, что из этого выйдет.
        Воспоминание о питательном процессе моего полусмертного спутника не вызвало в моей душе ничего, кроме вполне обоснованного отвращения, но раз других вариантов не было, то, взяв за ногу ближайшего покойника, я попытался подтащить его поближе к остаткам Гарха.
        - Решил помочь прибрать? - Голос бармена прозвучал настолько неожиданно, что я вздрогнул.
        - Да нет. Просто хочу помочь другу обрести былую форму.
        - Трогательная забота, но, боюсь, ему уже не помочь. Пойдем лучше выпьем еще по одной.
        Было не совсем понятно, что он предлагает - выпить по одной рюмке или по одной бутылке, но уточнять я не стал.
        - Не могу смотреть на эти ужасные останки, - пробормотал я, - давай хоть накроем его чем-нибудь.
        Так как ничего более подходящего под рукой не было, бармен после непродолжительных раздумий легко поднял огромную мертвую тушу и кинул ее на моего несчастного телохранителя.
        - Ну что, доволен? - Он по-приятельски хлопнул меня по плечу. - Тогда пойдем еще слегка выпьем, а то, сам понимаешь, вокруг не осталось никого, с кем можно было бы пропустить бутылочку-другую, особенно после такого чудовищного стресса.
        Не слишком твердой походкой я последовал за гостеприимным хозяином, с тревогой размышляя о том, что еще немного - и я буду пьян настолько, что гады с потолка могут и не отличить меня от мертвеца.
        - Только совсем по чуть-чуть, - попросил я.
        - Какой разговор! - радостно прохрипел бармен, выставляя на стойку еще две бутылки. - Я ведь не хочу напоить до смерти гостя, который носит в себе «Растворитель миров»!
        - Так ты знаешь, кто я такой? - Моему удивлению не было границ.
        - Дружок, - неожиданно трезвым голосом произнес бармен, вплотную приблизив ко мне свое страшное лицо, - если бы я не знал, кто ты такой, то, поверь на слово, красавица и ее компания давно переваривали бы твою худосочную тушку. В этом измерении, наверное, только мертвые не знают, что маги клана Кен заключили Контракт с толденами на поимку паренька, таскающего в ухе «Растворитель миров». Дальше объяснять или не нужно?
        - Не нужно, - прерывающимся от волнения голосом прохрипел я, стремительно трезвея.
        - В таком случае, выпьем? - предложил хозяин заведения как ни в чем не бывало.
        - Пожалуй, - неуверенно согласился я.
        - Ах, прости, совсем забыл, тебя смущают останки друга, - добавил он, профессиональным жестом смахивая тряпкой со стойки отрезанную кисть Гарха. - Ну так что, за встречу?
        - За встречу, - глухим эхом отозвался я и сделал два больших жадных глотка, пытаясь заглушить алкоголем воспоминания о клубке гигантских змей, свернувшихся под крышей, полуистлевшем телохранителе и о горе свежих трупов, наваленных рядом.
        Глава 9
        
        В отличие от первой дозы спиртного, эта пошла уже лучше. Спустя некоторое время, достаточное, чтобы кровь разнесла по телу очередную порцию допинга, происходящее опять стало видеться в более или менее радужном свете. Страшный бармен показался не лишенным определенного шарма, а его «красавица» и ее компания - милыми дружелюбными -созданиями, спасшими мне жизнь.
        - Так какие планы на будущее? -поинтересовался гостеприимный хозяин, одновременно вливая в себя добрую треть содержимого бутылки.
        - Ну, знаешь, - я сделал неопределенный жест рукой, - хотелось бы для начала...
        - Как можно дальше убраться из этого поганого места. - Голос телохранителя, неожиданно возникшего за моей спиной, яснее ясного говорил о том, что в данный момент времени он пребывает не в лучшем расположении духа.
        - Очень, очень впечатляющая битва! - Несмотря на чудовищную дозу алкоголя и достаточно крепкую психику, хозяин был явно ошарашен появлением Гарха. Мне даже показалось, что он слегка оробел.
        Бармен быстро наклонился и, подняв с пола отрубленную кисть, учтиво протянул ее через стойку...
        - М-мм, это ведь, кажется ваша?
        - Оставь себе на память, у меня уже есть другая. И, кстати, скажи клубку тварей, заволновавшихся наверху, чтобы сидели тихо, а не то...
        Зловеще-черный клинок всадника Апокалипсиса с легким свистом прочертил в воздухе более чем красноречивую дугу, от которой екнуло Сердце даже у меня - казалось бы, привыкшего практически ко всему.
        - Красавица, все в порядке. Это наши гости!
        - Мы уже нагостились и уходим, - мрачно Изрек Гарх, терзаемый одному ему известными темными мыслями, и направился к выходу.
        - П-постой! - слегка заикаясь от волнения, попросил я. - У меня есть неп-плохое предложение.
        - Расскажешь по дороге, - не останавливаясь, бросил он через плечо.
        - Оно касается хозяина этой таверны,..
        - Он что, тебя чем-то обидел? - Гарх резко повернулся, растянув пасть в нехорошей ухмылке. При этом в его глазах появился какой-то особый, хищный блеск.
        Два лица мгновенно покрылись нездоровой липкой испариной. Бармен наверняка подумал о том, что его прямо сейчас мелко порубят в ка-Цусту, а у меня перед глазами встала отчетливая Картина огромной змеиной пасти, падающей с Потолка на мою несчастную голову.
        - Н-нет, что ты! Ув-веряю тебя, он нащ друг! - чуть ли не в истерике выкрикнул я, пытаясь предотвратить надвигающуюся резню.
        - Ты предлагаешь дружить втроем? - Было видно, что мой телохранитель, уже настроившийся на легкое кровопускание, слегка разочарован подобным развитием событий.
        Ни у меня, ни, тем более, у бармена даже в мыслях не было «дружить втроем», поэтому чуть ли не синхронно мы выкрикнули: «Нет-нет!»
        - Тогда что вы оба тут мне голову морочите?
        За последнее время я успел убедиться, что невинные, на первый взгляд, фразы, так или иначе касающиеся головы, обычно свидетельствуют о том, что мой ненормальный телохранитель вплотную подошел к черте, за которой здравый смысл тихо умирает, уступая место безумию кровавого хаоса.
        - Предлагаю оставить здесь на хранение чудо-доспехи, - скороговоркой, взахлеб начал я, - Все равно тебя постоянно пытаются расплавить, а не просто убить, поэтому данный металлолом приносит нам больше неприятностей, нежели пользы.
        Было прекрасно видно, что воспоминание о последнем инциденте с огненным шаром не радует и без того хмурого Гарха.
        - А как на это посмотрит Антопц?
        - Очень хорошо посмотрит, - воодушевленно произнес я, понимая, что уже выиграл небольшое противостояние: «Безумный мозг полусмерт-ного против сборной алкоголиков». - Мы скажем, что доспехи обременяли нашу команду, лишая ее необходимой мобильности, поэтому было приня-го решение оставить их на хранение...
        - Вилту, - услужливо подсказал хозяин заведения.
        - Нашему доброму другу Вилту, - продолжил я, - который наверняка наслышан о такой достаточно популярной в народе личности, как повелитель тьмы Антопц, поэтому будет хранить взятую напрокат вещь как самую драгоценную реликвию.
        - А что... Мне нравится эта идея, - после непродолжительного раздумья изрек Гарх. - Мы избавимся от ненужного барахла, а хозяин террариума вместе со своим выводком глистов-переростков будет отвечать головой за сохранность артефакта проклятого чернокнижника.
        Мысль о хранении магической вещи, принадлежащей могущественному колдуну, не доставила бармену особой радости. Тем не менее, изобразив на лице подобие радостной улыбки, он подтвердил, что позаботится о сохранности реликвии.
        - Ну, а где одна вещь, там и две, - подвел я итог сделке, вытаскивая из пояса уже ненужный Циркуль Тоннеса.
        Утративший былую пьяную веселость бармен безропотно взял и этот артефакт.
        - Приятно было выпить и поболтать, - весело попрощался я, пребывая в самом добром расположении духа.
        - Всегда рад таким милым гостям. Заходите еще, - без всякого энтузиазма ответил хозяин таверны и сделал очередной глоток из бутылки.
        Уже выйдя за порог, я услышал обрывок фразы: «Красавица, зови всех и приступай...»
        Но обернуться и посмотреть, что творится внутри, я даже не подумал. Мрачное царство смерти осталось позади, а впереди расстилалась прекрасная и удивительная дорога на север, где, как выразился мой телохранитель, было относительно спокойно.
        - Приключения продолжаются! - жизнерадостно воскликнул я, после чего допил остатки вина из захваченной бутылки, выкинул ее на обочину и уверенно зашагал за своими спутниками.
        В запасе оставалась еще одна неполная бутылка, рядом шагали верные соратники, и жизнь казалась прекрасной и удивительной.
        Прекрасной и удивительной...
        Казалась...
        
* * *

        Две группы толденов - в общей сложности десять воинов - явились в таверну через три с половиной часа после окончания кровавого пира. Они были прекрасными следопытами и без труда вычислили пункт назначения бесследно исчезнувшей команды. След вел прямо к дверям грязной забегаловки и там обрывался.
        Что бы ни случилось с теми, кто настиг здесь постоянно ускользающую добычу, они приняли свой последний бой именно в этом месте.
        Семь молчаливых теней окружили таверну-Трое вошли внутрь. Кроме залитого кровью пола и полнейшего разгрома обнаружить там ничего не удалось. Аура этого места была насыщена зловещим бордовым оттенком, без каких-либо светлых проблесков, присущих живым существам.
        Какая бы сила ни уничтожила воинов, сейчас ее здесь уже не было. Устав клана гласил, что тела убитых должны покоиться в древней усыпальнице. Но в этой проклятой корчме не было ничего, кроме луж подсыхающей крови да въевшегося в стены едкого запаха паленого мяса.
        Толдены не исповедовали светлую религию. По большому счету они были холодными безжалостными убийцами - и все. Но в этом месте витала печать отвратительного первозданного зла, которое уничтожило их товарищей, поэтому они подожгли здание и ушли на север, оставив двоих членов клана в городишке для сбора информации о происшедшем.
        Скрампты - клубок огромных змей, свивших себе гнездо под сводами крыши таверны, - как и вообще все холоднокровные, имели ауру бордового цвета, поэтому толдены не смогли их обнаружить. Что же касается хозяина заведения, то он слишком давно крутился в этом бизнесе, чтобы не усвоить одну простую истину: если нет «крыши» или просто поддержки, то находиться одному в таком месте, каким была теперь его таверна, нет никакого резона. Поэтому пока Красавица и ее компания находились в трансе, переваривая обильную трапезу, он покинул «Приют одинокого путника» и отправился к старому приятелю, жившему неподалеку. Так закончил свое существование этот странный пункт общественного питания. Трупы были съедены змеями, сами змеи сгорели, а артефакты повелителя тьмы были безвозвратно утрачены.
        Но в тот момент я ни о чем таком не подозревал, а, находясь в прекрасном расположении духа48, весело шагал по дороге навстречу очередным неприятностям, жизнерадостно напевая под нос какой-то мотивчик.
        «По большому счету, если хорошенько разобраться, жизнь героя не лишена некоторых светлых моментов...»
        Не успела сия свежая мысль оформиться в моей полупьяной голове, как тьма накрыла окрестности и мир снова окунулся в грязный поток хаоса.
        
* * *

        Отбившись от толденов и полагающихся к ним в придачу мерзких гадов, мы могли рассчитывать хотя бы на небольшую передышку. Но и этого нам не дали.
        Час с небольшим все было тихо, и мы постепенно начали наслаждаться миром и покоем. А затем колесо истории сделало очередной оборот - и мы оказались перед лицом новой опасности: на безоблачном до сей поры горизонте возникла очередная банда.
        - У тебя осталось еще то пойло, что ты прихватил из таверны? - подчеркнуто спокойно спросил Гарх, заметив на горизонте пыльное облачко.
        - А почему ты спрашиваешь? Неужели решился выпить на брудершафт? - Я тоненько за-ддахикал, мысль показалась мне забавной: выпить на брудершафт с Гархом.
        - У тебя еще что-нибудь осталось в бутылке? - повторил он более настойчиво, не обращая внимания на мои полупьяные остроты.
        - Ну, если ты ставишь вопрос ребром... Ну, тогда... В общем...
        Мой телохранитель и раньше не отличался изысканными манерами, а в этот раз он превзошел самого себя. Неуловимым движением он вытащил заткнутую за мой пояс бутылку, пару раз энергично встряхнул ее, определяя таким образом количество оставшейся жидкости, и, оставшись доволен результатом, отрывисто приказал:
        - Ложись на землю!
        - А зачем?
        Я пребывал в том состоянии полупьяной эйфории, когда чуть ли не весь окружающий мир кажется прекрасным и удивительным садом, наполненным пением птиц, щебетом насекомых, веселым смехом жизнерадостных друзей и прочими не менее замечательными вещами.
        - Чтобы не заблевать одежду...
        Ответ привел меня в легкое замешательство.
        - Не заблевать одежду? - потрясение переспросил я, наблюдая, как прямо на глазах разбивается вдребезги иллюзия волшебного сада.
        - Да, - коротко ответил Гарх, после чего, видимо, исчерпав резервы своего терпения, пере-Игел к более решительным мерам: взяв меня за Иширку, одним коротким выверенным движением уложил на землю, чуть сдавил горло, так что рот у меня тут же открылся, и влил внутрь все, что оставалось в бутылке.
        - А-агрх-х! - Чуть было не захлебнулся я, чувствуя, как ударная доза алкоголя, только что влитая в мой несчастный желудок, отчаянно рвется обратно, но в этот момент бесцеремонное чудовище рывком поставило меня на ноги, и огненная жидкость, изменив направление движения, водопадом рухнула вниз.
        - Гхе-гхе-гха. - Закашлялся было я, но удар по спине, попутно выбив пару позвонков, на секунду привел меня в чувство, а затем, без перехода, пушечное ядро залпом выпитого алкоголя тяжело и точно ударило в мозг.
        «Что за .......... ?!» - хотел спросить я, но не успел - огромная рука сдавила горло настолько сильно, что у меня потемнело в глазах, а затем я потерял сознание, окончательно выпав из безжалостной реальности этого мерзкого измерения. Забегая немного вперед, скажу, ничуть не покривив душой: это было к лучшему.
        Глава 10
        
        Он спокойно шел навстречу приближающимся всадникам, не ощущая не только страха или сомнений, но и вообще ничего не ощущая. Тот, чье тело мертво, а голова поражена коррозией разложения, не может бояться простых смерт-; йых. Одна рука тащила за ногу бесчувственное : тело, несущее в себе смерть всего этого мира, второй не было вообще - под пустым рукавом скрывалось матово-черное лезвие клинка Апокалипсиса, которое тонко-тонко вибрировало от йредчувствия новых жертвоприношений. Никто не мог бы с уверенностью сказать, что такое на самом деле этот меч - просто кусок магического Металла или нечто большее, но одно он знал точ- ''Но: клинок чувствовал приближение битвы, черпая в крови своих жертв зловещую силу.
        - Останься здесь и подожди, пока все закон-Чится, - не оборачиваясь, на ходу бросил Гарх, обращаясь к ольтику, а сам продолжил расслабленное движение навстречу стремительно приближающемуся отряду.
        Если бы Компот мог говорить, то, пожалуй, no-Интересовался бы, не лучше ли оставить тело юноши здесь, в чистом поле, не таща его навстречу этим вечно жаждущим крови недоноскам. Но заключенный в тело зверушки колдун был лишен дара речи, поэтому все, что он мог сейчас сделать, - подчиниться приказу безумного монстра, понадеявшись, что этот ненормальный полусмертный знает, что делает.
        И Гарх действительно знал, что делает, так как, во-первых, был местным, а во-вторых, слишком долго состоял в должности главаря банды, чтобы не знать повадок мобильных отрядов, рыщущих в бесплодных пустынях этого мира.
        Авангард группировки - двадцать-двадцать пять боевых единиц, - наткнувшись на малочисленного противника, брал его в кольцо, а потом малая группа из этого же отряда прочесывала окрестности в поисках отставших или спрятавшихся. Нет, бросать бесчувственное тело было никак нельзя, потому что его непременно нашли бы. А так - выступая в роли трупа - подопечный Гарха находился в относительной безопасности по крайней мере до тех пор, пока все не кончится.
        Повинуясь приказу полусмертного, ольтик остался на месте49, а Гарх двинулся вперед.
        Психология толпы везде одинакова. Гарх знал, что они не нападут сразу, так как уверены в своей силе и решат слегка позабавиться, прежде чем убить безумца, путешествующего налегке и без оружия по этой смертельно опасной местности. Всадники окружили одинокого странника плотным кольцом, и их главарь50 притворно участливо спросил:
        - Куда-то торопишься? Не возражаешь, если да отнимем у тебя пару-тройку минут, чтобы поговорить?
        Загадочный путник, волочащий за собой труп, поднял голову и, посмотрев прямо в глаза вежливому шутнику, коротко ответил:
        - Возражаю.
        - Ого-го!!! - жизнерадостно воскликнул главарь. - Вы только посмотрите, друзья мои, какой замечательный парень встретился нам на пути!
        Толпа одобрительно загудела. Всегда интереснее иметь дело с достойным противником, чем с трясущимся от страха трусливым недоноском. Если бы они увидели то, что заметил их вожак, - сражение глаз загадочного одиночки, то, возможно, сочли бы за благо как можно скорее убить Этого путника - во избежание непоправимого. Но Гарх встретился взглядом только со старшим группы, поэтому только он - тот, кого называли Пешту, - ощутил неприятный холод, как будто заглянул за край бездонной могилы и увидел такое, чего лучше вовсе не видеть.
        - Судя по татуировкам, вы являетесь одним из ответвлений клана Кортни? - не обращая внимания на веселье окруживших его воинов, спокойно, не повышая голоса, спросил Гарх.
        - А ты, как я посмотрю, смышленый. - Пешту все никак не мог отделаться от дурного предчувствия и попытался заглушить его намеренно громким голосом и насмешливым тоном.
        - Я тоже был когда-то одним из Кортни. - Незнакомец не просил о пощаде, он просто констатировал факт.
        Так разговаривают странники, встретившиеся у походного костра, чтобы разделить скромную трапезу, погреться у огня и рассказать незамысловатую историю.
        - Мы называли себя «Ловцами потерянных душ» и контролировали участок равнины на юге, входящий в состав треугольника Лонтена, который...
        - «Ловцов» захватили в плен ирзоты, после чего все до единого пали под стенами Цтинкла, цитадели повелителей тьмы, - перебил странника один из воинов. - Поэтому ты лжешь.
        - Подождите, подождите! - К Пешту на некоторое время вернулась былая уверенность, и он решил доиграть начатый спектакль до конца. - Быть может, наш соратник возвращается в клан, таща добычу, чтобы порадовать всех тухлятиной и удивительными байками о чудесном спасении?
        Его люди радостно засмеялись. Так может веселиться стая котов, глядя на дрессированную мышь, которая развлекает их цирковыми фокусами, наивно полагая, что это может спасти ее от неминуемой смерти.
        - Все, кто хочет остаться в живых, могут уйти прямо сейчас.
        Они все еще продолжали смеяться, поэтому не расслышали эту фразу.
        - Подождите! - Вожак упреждающе поднял руку. - Послушаем, что наш новый приятель хочет сказать.
        Когда все успокоились настолько, что можно было расслышать даже негромкую речь, Пешту ласково сообщил:
        - Мы внимательно тебя слушаем.
        : - Все, кто хочет остаться в живых, могут уйти прямо сейчас. - В голосе странника не было ровным счетом никаких эмоций. Таким тоном усталый чиновник, у кабинета которого собралась длинная очередь, говорит: «Следующий!»
        - Вы знаете, я, наверное, пойду... А то что-то о-очень страшно, - дурашливо, тонким голосом, пропищал старший отряда и, развернув своею скакуна, отправился прочь.
        Со стороны могло показаться, что эта простая Клоунада - цирковое представление, устроенное Начальником на потеху своим подчиненным, и даже самому себе Пешту не признался бы, что им движет нечто большее, чем просто желание повеселиться с приятелями. Ибо походило это ощущение на самый настоящий всепоглощающий страх, который сдавил ледяными тисками его сердце с той самой секунды, как он встретился взглядом с этим сумасшедшим незнакомцем. А когда главарь услышал фразу про тех, кто хочет остаться в живых, то сразу понял - это не бравада. Прямо сейчас здесь произойдет нечто действительно страшное. Нечто такое, отчего нужно как можно быстрее бежать без оглядки.
        Но он все же был воином, а не жалким крестьянином, поэтому, сдержав предательское желание помчаться вдаль, нахлестывая нагайкой верного скакуна, подчеркнуто медленно отъезжая, бросил через плечо:
        - Убейте его. Повеселились - и хватит. Дел еще полно сегодня.
        Будь их воля, они бы медленно выжали из этого глупого одиночки (к тому же, лжеца) все соки, но старший отдал приказ, которого никто не посмел ослушаться.
        Странник тем временем рывком поднял с земли тело, которое все это время тащил за собой, и, коротко размахнувшись, перекинул его через головы окруживших его всадников. «Труп» пролетел с десяток метров и грузно упал на землю, подняв облако мелкой пыли...
        - Последний привет миру? - криво усмехнувшись, спросил один из воинов.
        - Приземлился удачно, значит, это еще не конец вашему миру, - произнес незнакомец бессмысленную на первый взгляд фразу, шагнув навстречу плотному строю бойцов.
        Стальной наконечник стрелы, выпущенной с ничтожного расстояния, пробил печень, плотно завязнув в теле одинокого странника, рискнувшего бросить вызов вооруженному до зубов отряду. Вместо того, чтобы упасть на землю и забиться в конвульсиях, незнакомец взялся за основание стрелы, потянул ее наружу и, вытащив вместе с зазубренным наконечником кусок плоти, небрежно кинул себе под ноги.
        - ...........стреляете, - устало произнес Гарх, обращаясь не к кому-то конкретному, а ко всем воинам сразу. - Совсем обессилел клан Кортни, если держит на службе таких ни на что не годных слабаков.
        Вжик, вжик, вжик.
        Сразу несколько стрел с коротким свистом прорезали воздух, прошив тело самонадеянного наглеца, но это не произвело никакого эффекта - утыканный стрелами, словно подушечка для иголок, он сделал еще один шаг вперед и описал правой рукой полукруг...
        Четыре каввса - выносливых длинноногих животных, используемых для верховой езды, - рухнули на землю, увлекая за собой всадников. Голова каждого из животных была разрезана надвое, как будто они попали под удар огромной безжалостной косы.
        Гарх сделал еще два быстрых шага вперед - и еще три каввса упали, скошенные страшной силой клинка Апокалипсиса.
        Всадники стояли плотным кругом, поэтому завалившиеся набок каввсы вызвали эффект домино, повалив и тех, которые до этого момента считали себя вершителями судеб, а на самом деле оказались разделочным материалом, утоляющим вечный голод древнего клинка. Гарх не утруждал себя точными ударами, приносящими легкую смерть. Противников было слишком много, поэтому он просто разрезал всех, кто не успел встать, и расчленял тех, кто успел. Больше всего это напоминало картинку, как бегущий по пляжу ребенок рисует палочкой на песке сплошную длинную линию. Только вместо углубления на песке эта линия представляла собой цепочку из оборванных на лету жизней.
        Их было двадцать шесть воинов - авангард трех сотен сабель, входящих в состав одного из подразделений клана Кортни. А после этой короткой и страшной резни остался только один - самый главный, трусливый и проницательный - тот, кто поверил своему предчувствию и отъехал на некоторое расстояние от места битвы. Пешту был сильным и искусным воином, не раз и не два подтверждавшим, что командование отрядом авангарда было доверено ему не зря. Но на этот раз, может быть, впервые в жизни, он по-настоящему испугался. В конечном итоге именно этот страх спас ему жизнь и позволил сообщить главным силам о мрачном незнакомце, который, словно заправский мясник, разделал меньше чем за пару минут не какой-нибудь неопытный молодняк, а двадцать пять закаленных в боях ветеранов, каждый из которых пережил не один десяток кровавых сражений.
        Всадник все еще стоял на некотором отдалении от места дикой резни, не в силах двинуться, когда зловещий незнакомец закончил свою стремительную атаку, и поднял вверх забрызганную кровью голову. Он все еще был утыкан стрелами, но, судя по всему, это обстоятельство совершенно не мешало ему.
        - Ты слышишь меня? Ты, единственный, кому я позволил остаться в живых? - громко прокричал страшный мясник.
        Не в силах ответить, потрясенный воин просто кивнул.
        - Скажи Кортни, что проклятие четырех начало сбываться и на землю пришел Страх... Если они готовы встретиться со мной прямо сейчас, приводи сразу всех. Я покараю предателей. Если же нет... Я дам им еще четыре спокойных года - по одному на каждого проклятого.
        Пешту и верил и не верил тому, что увидел и услышал. Страхом называли безумного древнего бога, проклятого небожителями и поклявшегося когда-нибудь вернуться на землю, чтобы отомстить не только смертным, но и самим богам. У него, разумеется, было имя, но его давным-давно забыли. Поэтому для простоты все, кто был в курсе, называли безумного призрака просто Страхом, а кто не был в курсе... Те тоже знали, что «страх» - это не только состояние души, но еще и осколок чего-то древнего, могущественного и злого, который однажды может вернуться в этот мир, чтобы не оставить от него камня на камне.
        В прежние времена Кортни поклонялись Страху, принося ему обильные жертвоприношения и совершая таинственные обряды, но прошли века, и старые легенды начали осыпаться тленом с пергамента книги судеб. Процесс был необратим, и в один прекрасный день уклад клана изменился - на пьедестал взошли новые, молодые и сильные боги, а Страх... Он стал легендой, в которую, впрочем, верили все без исключения, но никогда Не признавались в этом вслух.
        И вот теперь, прямо на глазах у Пешту двадцать пять его лучших воинов пали за какие-то Жалкие пару минут, не успев ничего предпринять. А тот, кто назвал себя именем древнего божества, умышленно отпускает Пешту живым, чтобы он, единственный оставшийся в живых, поведал остальным о начале новой эры - эры безумного Страха, вернувшегося в мир, чтобы покарать предателей и разделаться с давними врагами.
        В эту бредовую историю нельзя было поверить, но вся его гвардия... Лучшие воины смотрели в бессмысленное серое небо пустыми, ничего не видящими глазами, читая в необъятной глубине ответы, недоступные тем, кто еще не достиг просветления и боится неизвестного...
        - Иди! - Повелительно махнул рукой называвший себя Страхом, и только сейчас Пешту заметил, что это не рука вовсе, а матово-черный клинок.
        Объятый животным ужасом, воин повернул своего каввса на запад и поскакал туда, где находилась основная часть отряда.
        Меньше чем через полчаса бледный, как мел, с перекошенным лицом, всадник ворвался в расположение походного лагеря и сообщил, что весь авангард пал от руки безумного божества, вернувшегося исполнить древнее пророчество. Разумеется, ему не поверили и выслали десяток воинов, которые могли бы подтвердить или опровергнуть слова Пешту. Прибывшие на место трагедии увидели картину, в точности подтвердившую рассказ их товарища: двадцать пять расчлененных воинов лежали по кругу, не оставляя сомнений в том, что их смерть была внезапной и быстрой.
        Отряд возвратился в лагерь с дурными вестями: кто бы это ни был, безумный бог или могущественный колдун, но он и правда уничтожил всех.
        - Страх вернулся, - прошелестел ветер, разнося известие во все стороны света.
        - Страх вернулся, - задумчиво пробормотал старый шаман, давно переставший чему-либо удивляться в этой жизни.
        - Страх вернулся, - во всеуслышанье объявил Пешту, перед мысленным взором которого все еще стояли бездонные глаза одинокого странника.
        Ив его словах было столько уверенности и внутренней силы, что никто уже не усомнился в их правдивости.
        А в это самое время самозванец, присвоивший имя легендарного бога, взвалив на плечо тело своего подопечного, спокойно продолжал двигаться на север. Гарх знал, что кто-то из всадников все равно уйдет, поэтому использовал имя Страха, чтобы выиграть время или вовсе отбить у охотников желание преследовать такую опасную добычу. Двадцать пять воинов авангарда - это не три сотни основной группировки. Против такого количества не помог бы даже клинок Апокалипсиса - он захлебнулся бы в крови, которой на протяжении веков никак не мог насытиться.
        «Вернулся бог или нет, но страх все равно правит и всегда правил миром», - подумал шаман, который был настолько стар, что мог позволить себе вообще ничего не бояться. Более того, будь его воля, он бы и сам настиг этого неизвестного, чтобы заглянуть ему в глаза и получить ответы хотя бы на некоторые вопросы. Но эта свора трусливых ублюдков ни за что не решится преследовать того, кто назвал себя древним именем.
        - Ни за что не решится, - машинально пробормотал вслух шаман, смутив этим находившегося неподалеку ученика.
        Старый мудрец был прав. Кортни не захотели испытывать судьбу, быстро снялись с места и ушли на запад - подальше оттуда, где объявился призрак безумного бога.
        Бог Страх по-прежнему правил миром. Даже не подозревая об этом.
        Глава 11
        
        Пробуждение, точнее сказать, возвращение к зловещей реальности, происходило тяжело. Голова болела настолько невыносимо, что на фоне этой боли прочие травмы (левый бок полыхал огнем, а правое плечо подозрительно распухло) казались ерундой.
        - Пить... - с трудом прошептали непослушные губы, в то время как голова продолжала при каждом шаге биться о спину сосредоточенно шагающего телохранителя. - Воды...
        Гарх или не слышал, или, что куда вероятнее, не хотел слышать мои стоны. К горлу подкатил судорожный спазм, и меня вырвало остатками желудочного сока прямо на спину спасителя, не обратившего на этот мелкий инцидент никакого внимания.
        - Меньше пить надо было. - Внутренний голос с некоторым опозданием появился на моем затянутом тучами и отравленном токсинами горизонте.
        - Мне полбутылки в горло влили, а ты говоришь - «пить»... - Похмельная обида затопила сознание, но так же быстро схлынула под напором невыносимой головной боли.
        - Ты уже и до этого был достаточно хорош. Очередные спазмы желудка прервали обличительную речь моего коварного подсознания.
        - Воды... Дай мне воды - или я умру прямо здесь и сейчас. - На этот раз мой голос был громче, и Гарх наконец соблаговолил обратить внимание на страдающего человека, к жестокой алкогольной интоксикации которого он приложил руку.
        Тогда я еще не знал, что это чудовище швырнуло меня, словно метательный снаряд, на добрый десяток метров.
        - Воды нет, - скупо ответил он, продолжая упорно шагать.
        - Идем туда, где безопасно.
        Было очевидно, что даже эти заезженные до дыр остроты даются внутреннему голосу чрезвычайно тяжело. Что ж, в этом не было ничего удивительного - раскалывающаяся от боли голова принадлежала нам в равной степени, так что было бы очень странно, если бы он вдруг почувствовал себя лучше, чем я.
        «В гробу я видал эту безопасность», - подумал я и в очередной раз отключился.
        Повторное возвращение к реальности произошло не так экстремально, как раньше, а в более спокойном ключе. Я лежал на земле, а склонившийся Гарх приводил пациента в чувство, простым эффективным методом - лупил по щекам.
        - Воды... - с натугой прохрипел я, одновременно горько сожалея о том, что меня вывели из состояния блаженного забытья.
        - Здесь кое-кто хочет с тобой поговорить. - Мой телохранитель был чужд сантиментов и до того, как его головой заправили наваристую похлебку, а после сего кулинарного эксперимента и вовсе зачерствел.
        - Пить... - судорожно попросил я, с трудом балансируя на грани очередного обморока.
        Видимо, осознав, что слова бессильны, полусмертный приподнял мою голову так, чтоб я смог увидеть посетителя, изъявившего горячее желание побеседовать посреди пустыни с человеком, терзаемым страшными муками похмельного синдрома.
        Нужно признать, что вид этого существа настолько поразил меня, что на непродолжительное время я даже забыл о боли и непрекращающихся рвотных позывах.
        - ЛСД! - пораженный до глубины души, простонал я. - Ты ли это?
        - Да, это я, - спокойно ответил он, и мне пришло в голову, что и без Аспирина это придурковатое животное способно мыслить. Да и разговаривает вполне разумно. Несмотря на подавляющую сознание головную боль, я не стал задавать дурацкие вопросы вроде «А что ты тут делаешь? » или: «Как ты нас вообще нашел?», - а перешел сразу к сути дела:
        - Что тебе нужно?
        - Тебя ведь похмелье мучает? - вместо ответа вежливо поинтересовался собеседник.
        - А он догадливый! - встрепенулся внутренний голос.
        - Что-то типа того... - не слишком-то бодро прохрипел я.
        - Так попроси Клару, она поможет.
        - Каким образом?!
        - Обычным, - пожал плечами ЛСД, как будто речь шла о само собой разумеющихся вещах. - Нейтрализовать действие алкоголя в крови для пиявки ее уровня - простейшая задача.
        - Вы о делах будете говорить или нет? - нетерпеливо вмешался Гарх, всем своим видом выражая откровенное недовольство. - Устроили тут съезд знахарей, понимаешь...
        - Полусмертный с неочищенной кровью. - Взгляд ЛСД переместился с меня на телохранителя. - Очень, очень интересный и необычный вариант.
        - Ты что-то знаешь о моей проблеме? - Голос Гарха звучал подчеркнуто небрежно, но мне-то было известно, что этот тон означает высшую степень заинтересованности моего соратника.
        - А что о ней знать или не знать? - вежливо осведомился посланник Аспирина. - Если кровь не очистить в ближайшее время, твои мозги протухнут, словно кусок мяса, оставленный на жаре.
        Если бы на месте ЛСД был кто-нибудь другой, то после такой фразы его мозги наверняка отделились бы от тела, но в данном случае Гарх был слишком заинтересован в собеседнике, чтобы позволить себе вспылить.
        - Знаешь ли ты, как очистить кровь в моей голове? - предельно вежливо поинтересовался мой напарник, и я понял: ЛСД не протянет и трех секунд, если ответ не удовлетворит полусмертного, в последнее время пребывающего в печали по поповоду состояния своего заметно пошатнувшегося здоровья.
        - Конечно, знаю.
        Судя по всему, сегодня для нашего незваного гостя не было неразрешимых проблем.
        - И?!! - Гарх прямо-таки лучился доброжелательным вниманием.
        - Пробей дыру в пленке, защищающей твою голову. Потом попроси Клару помочь тебе - и запусти ее внутрь.
        Он произнес это с таким скучающим видом, будто речь шла о всем известных, обыденных до невозможности вещах.
        - И?!
        - И все будет в порядке, - слегка раздраженно ответил ЛСД.
        - А откуда мне знать, что эта пиявка, вместо того, чтобы очистить кровь, не съест мои мозги?
        - Если хорошо попросишь, и она будет в настроении, думаю, ничего плохого не случится.
        Было прекрасно видно, что Гарха не впечатлила перспектива сначала пробить в своей голове, дыру, потом еще дожидаться, пока Клара окажется в настроении, и только после этого, хорошенько ее задобрив, запустить внутрь.
        - Давайте проведем испытания ее способности очищать кровь на мне, - устав ждать, когда иссякнет этот непрекращающийся поток болтовни, вклинился в разговор я. - А то такое похмелье, что...
        - Давайте, - легко согласился ЛСД, который, явно появился в этом месте не для того, чтобы делиться с нами своими глубокими познаниями в нетрадиционной медицине, а для чего-то более важного.
        - Давай, - мрачно поддержал нас Гарх, которому было интересно на практике убедиться в феноменальных способностях кровососа, угнездившегося на моей шее.
        - Клара. - Я облизнул пересохшие губы тяжелым, еле ворочающимся языком. - Очень, очень тебя прошу, как друга и верного боевого товарища, не раз выручавшего нас в трудную минуту: пожалуйста, сделай что-нибудь, способное избавить меня от этого жуткого похмелья!
        Я немного подождал, прислушиваясь к своим ощущениям, и когда уже готов был признать, что пиявка проигнорировала просьбу, она вдруг начала свою работу по очистке организма от токсинов, просочившись внутрь через проделанную в вене дыру.
        Ну что сказать...
        Как всегда, было очень больно, что, впрочем, стало доброй традицией - как только речь заходила о моем многострадальном организме, сразу же по нервам проходил очередной заряд боли, выворачивающий наизнанку сознание. Если бы я был матерым мазохистом, то больше чем уверен - посещение Глова оставило бы в моей душе массу незабываемых впечатлений, которые наверняка захотелось бы повторить при первом же удобном случае. К счастью, я все еще оставался в более или менее нормальном состоянии, поэтому к запредельным перегрузкам, как и к покорению болевого порога, относился негативно. Что никоим образом не влияло на частоту этого самого покорения.
        Клара «работала» всего несколько минут, но я успел пожалеть, что согласился на эту болезненную процедуру.
        И все же стоит признать: по окончании экзекуции тяжелый похмельный синдром как рукой сняло. Зато сразу накатила боль от распухшего плеча (растяжение) и отбитого бока (огромная гематома).
        - Клара, милая, большое спасибо, - совершенно искренне поблагодарил я свою спутницу и тут же обратился к Гарху: - По мне что, табун лошадей промчался? Откуда взялись эти раны?
        - Он перекинул тебя через головы всадников, - все так же спокойно и по-деловому ответил за моего телохранителя ЛСД.
        - В каком смысле «перекинул»?
        - В прямом. Взял за ногу, слегка крутанул, Чтобы придать необходимое ускорение, и забросил метров на десять - подальше, так сказать, от Места боевых действий.
        - Но я же мог просто-напросто сломать себе шею! - пробормотал я, пораженный таким Варварским отношением к моему молодому организму.
        - Чисто теоретически не исключался и этот Вариант, но, подозреваю, твой телохранитель был наслышан о счастливых семидесяти двух процентах, поэтому играл на шансы два к трем. Как видишь, он не ошибся.
        - Ты что - просто так вот взял и зашвырнул меня неизвестно куда, нимало не заботясь о том, что тело может неудачно приземлиться? - Я все еще не мог прийти в себя от возмущения подобным обращением с моим бесчувственным организмом.
        - Если бы я не закинул тебя так далеко, как только возможно, то сейчас у нас имелись бы в наличии одно мертвое тело и одно канувшее в небытие измерение, а вот это мерзкое животное...
        - Его зовут ЛСД, - уточнил я.
        - Да не важно, как его зовут! - начал медленно закипать Гарх.
        - Сейчас он вспомнит фразу о мозгах, протухших, словно кусок мяса, оставленный на жаре, - поделился соображениями мой вечный спутник, - и тогда можно будет навсегда проститься с Аспириновым эмиссаром.
        - Думаешь, вспомнит?
        - Уверен.
        - Не важно, как его зовут, - еще раз, вероятно, для большей убедительности повторил Гарх, - потому что эта ошибка природы мне активно не нравится.
        - Позволю себе небольшое замечание. - ЛСД был абсолютно спокоен, будто не разговаривал с напрочь разбалансированным полусмертным, а общался с двумя старыми закадычными друзьями. - Я не ошибка природы, а файт - существо, лишенное памяти и заключенное волей злого волшебника в это комическое тело. Клара - тоже файт, и так же, как я, не знает, кто она есть на самом деле. Вообще, файт может быть кем угодно, даже Страхом, которым, к слову сказать, ты так удачно напугал Кортни.
        - Каким страхом? - не понял я.
        То, что теоретически Клара могла оказаться волшебной суперкрасавицей, безумно в меня влюбленной, к тому же обладающей несметным состоянием, я еще мог как-то представить, но стpax... При чем здесь какой-то страх, оставалось необъяснимой загадкой.
        - Расскажу тебе как-нибудь в другой раз, - многозначительно пообещал Гарх. - А сейчас у нас есть дела поважнее. - Он недвусмысленно посмотрел в сторону ЛСД, и я понял: минуты несчастного файта сочтены.
        Как сказали бы в моем мире, он слишком много знал, имея вдобавок слишком длинный язык.
        - Ты же не собираешься убить меня, прежде Нем я расскажу, зачем сюда пришел? - спросил ЛСД.
        - Последнее время мне свойственны не слишком логичные поступки. - Чарующе улыбнулся Полусмертный, делая шаг вперед.
        - Подожди! Пожалуйста, подожди! - отчаянно закричал я, понимая, что прямо сейчас оборвется какая-то очень важная нить, способная привести меня к решению слишком многих вопросов. - ЛСД - посланник Аспирина, который засунул в мое ухо «Растворитель миров» и закинул в это измерение, чтобы его уничтожить, Если он вдруг появляется здесь, значит, имеет по-настоящему важное послание.
        - Вот видишь, как все правильно описал наш юный друг...
        Но тут речь ЛСД была прервана отчаянным лаем Компота. Смотрел ольтик при этом на юг. К сожалению, мы были слишком заняты выяснением отношений и не обратили внимания на этот предупредительный сигнал.
        Если бы ЛСД сделал попытку убежать, возможно, Гарх повел бы себя иначе, но это гротескное создание, более всего напоминающее помесь дохлой кошки и больного гангреной крокодила, как ни в чем не бывало продолжало сидеть даже после того, как огромный монстр, обнажив черную сталь клинка, подошел к нему вплотную.
        - Хорошо, говори, мы слушаем, - разрешил Гарх.
        - Мой сумасшедший хозяин...
        - Побыстрее, пожалуйста. - Гарх растянул пасть в милой улыбке, и я понял, что он с огромным трудом удерживается от того, чтобы прямо сейчас обрушить клинок на голову несчастного собеседника.
        - Хорошо, - кивнул ЛСД. - Хозяин решил, что вы слишком долго задержались на Глове я послал меня ускорить процесс вашей деактивации.
        - Для... чего? - ошеломленно переспросил я.
        - Деактивации, - все так же спокойно и ровно повторил ЛСД.
        - Это значит - убить? - Я все еще не мог до конца поверить в этот бред.
        - Точно.
        - И ты вот так спокойно говоришь нам об... Закончить предложение не удалось, потому что Гарх, исчерпав запас терпения, коротко, без замаха ударил наглеца мечом. Черный клинок разрезал воздух, но там, где должна была находиться законная добыча, ничего не оказалось: ЛСД спокойно сидел в нескольких метрах от того места, где только что находился.
        - Телепортация, - как ни в чем не бывало объяснил он. - Вы же не думаете, что я настолько наивен, чтобы не позаботиться об элементарных мерах безопасности?
        Компот продолжал отчаянно лаять, но на него по-прежнему не обращали никакого внимания....... Во мне же крепло ощущение, что все происходящее - часть какого-то большого коварного плана, ведущего нас верной дорогой к роковой черте.
        Судя по всему, ЛСД полностью владел ситуацией. Не в нашей власти было изменить хоть что-то, пока он сам не захочет сказать, в чем суть его плана. Поэтому я решил сменить тактику и задал неожиданный вопрос:
        - У тебя правда мозги вытекают, когда ты находишься рядом с Аспирином, или это просто такая игра?
        На какое-то мгновение мне показалось, что ЛСД слегка дернулся, будто его неожиданно кольнули иглой, но даже если глаза меня не обманули, он быстро взял себя в руки и ответил все в той же лениво-спокойной манере, как прежде:
        - Файт не является самостоятельным существом, полностью завися от воли своего хозяина.
        Фактически можно сказать, что я разумен только в те короткие промежутки времени, когда нахожусь вдали от моего господина.
        - То есть - ты кукла? Глупая безмозглая кукла, выполняющая все прихоти и потакающая извращенным фантазиям своего владельца?
        - Можно сказать и так. - Какие бы чувства ни испытывал ЛСД, лицо его выглядело абсолютно спокойным.
        - И тебя это не огорчает? - чуть ли не с отеческим участием спросил Гарх, уже оставивший мысль о поимке неуловимого собеседника.
        - Это объективная реальность. Глупо расстраиваться по поводу того, что не можешь изменить.
        У этого существа была непробиваемая позиция, его уверенность нельзя было поколебать никакими выпадами или колкостями.
        - А знаешь, - после непродолжительного раздумья произнес мой телохранитель, - ты ведь напрасно думаешь, что в той, другой жизни мог быть кем угодно. Поверь мне, это очень большая ошибка.
        - Почему же? - На этот раз интерес ЛСД был искренним.
        - По той простой причине, что ничтожество всегда остается ничтожеством, в какую бы форму его ни облек каприз злодейки-судьбы. И, самое главное, в глубине души ты прекрасно об этом знаешь - просто не хочешь или боишься посмотреть правде в глаза. Вот, скажем, Клара. Она тоже файт, который, может, и был кем-то великим в прошлой жизни, и она не раз и не два доказала это на деле, а ты... Прости, но это просто смешно - надеяться на какие-то перспективы с такой ничтожной душой. Максимум, кем ты был, - посредственным колдуном, способным на мелкие гадости. Честное слово, ты ничего не потерял, сменив одну личину на другую.
        Голова ЛСД дернулась, будто от мощной пощечины. Он попытался вновь надеть на себя маску спокойствия, но на этот раз ничего не вышло. Видимо, Гарх попал в единственную болевую точку, которая была у этого файта. И не просто попал, а еще и основательно расковырял ее, оставив глубокую рану.
        Вера в то, что ты был в прошлой жизни кем-то великим, а в жизни следующей снова станешь таким, помогает переносить даже такое жестокое испытание, как перевоплощение в файта. Но если убрать эту веру, то... То по большому счету ничего не останется.
        - Мы не будем продолжать выяснять, кем я был или не был в прошлой жизни, - с ненавистью прошипел ЛСД, почти не открывая сведенного судорогой рта, - потому что через минуту толдены, которых я навел на ваш след, поставят точку в этом затянувшемся представлении.
        Почти синхронно мы повернули головы в сторону, куда указывала лапа отвратительного предателя, и увидели быстро приближающиеся фигуры всадников.
        - Меньше чем минуту они будут здесь. - ЛСД уже справился со своими эмоциями и теперь не скрывал злорадства. - И вот тогда мы посмотрим, что останется от вашего величия.
        - Значит, ты просто заговаривал нам зубы в ожидании подхода основных сил?
        - Именно так. - К файту вернулось его прежнее бодрое настроение.
        «Компот ведь пытался предупредить!» - с запоздалым сожалением подумал я, и спросил, обращаясь к Гарху:
        - У нас есть шансы?
        - Без очередного чуда-артефакта из коллекции повелителя тьмы - нет.
        Я перевел взгляд на бедра и с ужасом обнаружил, что чудо-пояс пропал.
        - Он расстегнулся во время твоего впечатляющего полета и последующего удара о землю, - просветил нас всезнающий предатель.
        - Что будем делать? - Я был на грани настоящей паники.
        - Прыгать, - коротко ответил мой телохранитель.
        «Как бы тебе ни везло, как бы ни шла масть и карта, всегда и везде нужно обязательно помнить: главное - вовремя спрыгнуть. Иначе проиграешь не только то, что имеешь, но и вообще все на свете!» - неожиданно всплыла в памяти фраза слепого кудесника, плетущего в сознании своих жертв потрясающе красивые иллюзии.
        - Но это же не поможет.
        - Хотя бы попытаемся, - отрывисто произнес Гарх, доставая стайтрейкс.
        - Увидимся в следующей жизни! - помахал на прощание лапой глумливо оскалившийся ЛСД.
        - Не забывай про ничтожество, - бросил на ходу я, наконец справившись с приступом паники.
        После чего взял на руки Компота, и, ухватившись за локоть полусмертного, успевшего крутануть барабаны волшебного телепорта, совершил стремительный прыжок через подпространство.
        Глава 12
        
        У нас не было ни единого шанса. Об этом знали не только охотники, но и добыча. Прыжки в пространстве не могли длиться до бесконечности хотя бы по той причине, что с каждым разом требовалось все больше времени для срабатывания стайтрейкса.
        Конечно, существовала вероятность, что мы попадем в какой-нибудь густонаселенный квартал огромного города51 или окажемся у стен Цтинкла - цитадели Антопца, повелителя тьмы, но эти шансы были настолько малы, что их вообще не стоило принимать во внимание.
        После восьмого подряд прыжка (мы опять оказались среди бескрайней пустыни) перезарядка стайтрейкса заняла около двадцати минут. Это было тем более грустно, что предыдущий скачок отнял у нас всего десять минут драгоценного времени. Выходило, что девятый прыжок займет сорок минут, десятый - почти полтора часа, а потом...
        Мои невеселые вычисления были прерваны Гархом, который неожиданно твердо сказал:
        - Все. Я остаюсь здесь.
        - В каком смысле? - Безумная гонка настолько утомила мой несчастный разум, что нужно было повторить два или три раза простое предложение, чтобы до меня дошел его смысл.
        - В прямом. - Мой сумасшедший друг, верный спутник и, по совместительству, телохранитель был серьезен как никогда.
        - И что это даст?
        - Оттянет время твоей встречи с толденами и, может быть, позволит тебе совершить очередной скачок в какой-нибудь город, где можно будет спрятаться.
        - Но ведь без тебя я сразу же пропаду!
        - Сейчас речь идет не о том, пропадешь ты без меня или нет, а о том, поймают ли тебя охотники в ближайшие два часа.
        - Какие-то мрачные у тебя прогнозы.
        Я вдруг совершенно успокоился. Так, наверное, чувствуют себя все преследуемые, когда понимают, что уйти уже не удастся. Тяжелый груз страха падает с плеч, и приходит своего рода облегчение, потому что все кончилось.
        - Вот будет тебе облегчение, когда сумасшедший жрец вспорет жертвенным ножом наш живот, - как-то не слишком уверенно проскрипел на задворках сознания внутренний голос, который, как и я, бесконечно устал от всего этого, непрекращающегося кошмара.
        - Это не прогнозы, а суровая реальность, Которая в ближайшее время обрушится на тебя, словно лавина. - Мне почудилось, что в голосе Гарха промелькнули нотки грусти.
        - Но мы ведь неплохо повеселились? - бодро спросил я, всем видом пытаясь показать, что расстраиваться по пустякам не стоит и все будет хорошо.
        - Да уж. - Он говорил искренне: так, как можно позволить себе, если видишь кого-то в последний раз. - С тех пор, как мы встретились, я так славно повеселился, как не веселился, наверное, никогда в жизни.
        - Вот видишь, как все прекрасно складывается, - вновь ожило мое загрустившее было подсознание. - Герои признались друг другу в чистой любви, сказали, что всегда нравились друг другу, и каждый из них просто прикидывался, будто собирается перегрызть другому глотку или оторвать голову. И теперь, по законам, жанра, должно подоспеть чудесное избавление в лице могущественного волшебника, который...
        
* * *

        И что же? «Чудесное избавление» прибыло точно по расписанию, материализовавшись из пустоты в паре сотен метров от нас. Звалось оно «воины тени» - те самые, что подписали контракт на поимку одного ни в чем не повинного юноши и доставку его на жертвенный алтарь к семерке сумасшедших жрецов клана Кен.
        - Предлагаешь подождать подхода светлых сил - борцов, так сказать, за мир во всем мире, которые избавят нас от всех проблем, включая и толденов? - спросил я у подсознания и, не дождавшись ответа, прерывающимся от волнения голосом сказал, обращаясь к Гарху:
        - Не знаю, как ты, а я... Я уверен, что это не последняя наша встреча.
        - Знаешь, мне иногда начинает казаться, что мозги бродят у тебя, а не у меня. Крути барабван - они уже близко.
        - Увидимся. - Я поднял в прощальном жесте правую руку.
        - Прощай. - Гарх отсалютовал черным клинком и, не оглядываясь, зашагал навстречу своей последней битве.
        
* * *

        А на следующем прыжке я расстался и с Компотом...
        Старик просто убежал - и все. Без всяких прощальных сантиментов он направился навстречу не то заходу, не то закату: это было призрачно-бледное свечение, которое пробивалось сквозь серую мглу унылого неба Глова. Так я остался совсем один.
        Только спустя некоторое время я понял, что колдун специально ушел, чтобы, если повезет, ввести в заблуждение преследователей и подарить мне возможность еще одного прыжка.
        «Славный старикан», - тепло подумал я о человеке, втравившем меня во все это дерьмо.
        - Да, он временами показывал себя с очень достойной стороны, - согласился внутренний голос и без всякого перехода продолжил: - У тебя есть какой-нибудь план?
        - Нет, - коротко ответил я. - А у тебя?
        - Тоже нет.
        - В таком случае можно расслабиться и получать удовольствие от прогулки, пока нас не поймают.
        Так как говорить самому с собой мне совершенно не хотелось, а по большому счету было и не о чем, то я просто бездумно шагал в пустоту надвигающейся ночи, а по моему следу шли призраки-убийцы, которые, несмотря ни на что, должны были загнать обессилевшую добычу и принести ее своим сумасшедшим хозяевам.
        Прошло еще некоторое время, и вдалеке показались две быстро приближающиеся фигуры.
        Я остановился и сел на землю, спокойно ожидая неизбежной встречи.
        - Клара, ты помнишь тот твой трюк с черным ниндзя, который собирался перерезать мне горло, а вместо этого пал от твоей стремительной атаки?
        Файт сжала мое горло один раз, что на языке нашего с ней общения означало утвердительный ответ.
        - Сможешь его повторить? От двоих нам не отбиться, но хотя бы одного завалить напоследок было бы здорово.
        Шею легко сдавило еще раз, и я понял, что Клара одобрила этот коварный замысел.
        - Что ж, в таком случае подождем...
        Они подошли даже быстрее, чем я ожидал. Два молчаливых создания остановились в десяти метрах от цели своей охоты, заметив в моей вытянутой руке судорожно сжатый стайтрейкс.
        - Предлагаю сделку, - бесцветным голосом произнес я.
        - Говори.
        Это было первое слово, которое я услышал из уст воина тени, но сейчас было не время удивляться или проявлять иные эмоции, потому что мы завершали игру, а это значило, что осталось сделать всего лишь один ход.
        - Я не стану использовать стайтрейкс, оттягивая нашу неизбежную встречу.
        - Он у тебя не заряжен.
        - Хочешь проверить? - Я совершенно раскованно улыбнулся, потому что от этого дешевого блефа не зависело вообще ничего, и это наполняло мои слова той самой непоколебимой уверенностью, которая хорошо известна настоящим игрокам в покер.
        - Говори.
        Видимо, толден решил не испытывать судьбу, выясняя, насколько сильная карта на руках у противника, и предпочел выслушать меня до конца.
        - Вы скажете, почему подписали контракт с Кен, - и я сразу же сдамся.
        В воздухе повисла тяжелая пауза, во время которой две пары глаз напряженно изучали меня, как будто решая, посвятить жертву в замысел охотника или просто перегрызть ей горло.
        - Мы должны были Кену контракт на одну голову. Больше ста лет они не использовали свое Право, и только сейчас пришло время возвращать Долги.
        - И вы знаете, для чего я им нужен? - Ненужный более стайтрейкс полетел в сторону, а я наконец опустил начавшую уставать руку.
        - Разумеется.
        - Тогда почему вы делаете это? - В моем голосе звучало искреннее удивление. - Во имя чего вы идете на явное самоубийство, с таким фанатичным упорством преследуя свою смерть?
        Я почти выкрикнул ему в лицо эти простые слова, на какое-то мгновение забыв о том, что это существо пришло сюда, чтобы отдать меня в руки палачей.
        - Нарушить слово чести и означает умереть, - тихо ответил он. - Мы предпочитаем уйти из этого мира достойно, как подобает настоящим воинам.
        Так просто решалась эта загадка: толдены, как и я, были всего лишь пешками в руках сумасшедших колдунов, которые решили принести в жертву целый мир во имя своих амбиций.
        - Клара, - обратился я к своей верной спутнице, - они, по сути, тоже файты, только, в отличие от тебя или ЛСД, не подозревают об этом. Их хозяин, бог и судья - древний устав клана. Так что давай будем уважать этих воинов.
        В конце-то концов, каждый в этой жизни сходит с ума по-своему.
        Она выразила свое полное согласие, один раз несильно сжав мою шею. И вот так - в полной гармонии духа, тела и всего остального - мы закончили великую охоту, без борьбы сдавшись н.а милость победителя.
        Милость, которой, в отличие от вездесущего страха, нет и никогда не было не только в этом безумном измерении, но и во всех остальных мирах.
        
        ЧАСТЬ ВТОРАЯ Герои и Демоны
        Глава 1
        
        Жертвенный алтарь, скажу вам откровенно - это абсолютно не то место, где чувствуешь себя раскованно и непринужденно. Кажется, и лежать удобно, словно на королевском ложе; и настроение приподнятое благодаря доброй порции каого-то препарата, вколотого предусмотрительными жрецами; да и компания как на подбор - все вежливы, внимательны и предупредительны. И все же...
        Все же временами накатывает ощущение неправильности происходящего. Причиной тому то ли мрачноватая обстановка огромного зала, освещаемого призрачным светом тысяч свечей, то ли странного вида каббалистические узоры, начертанные на стенах бурой краской, напоминающей засохшую кровь, то ли озабоченные лица прислужников, то ли...
        В общем, не знаю точно, что именно так негативно влияет на настроение, но время от времени ловишь себя на смутной тревоге, от которой никак не избавиться, даже несмотря на то, что все идет своим чередом и никаких особых поводов для волнения, в общем, нет.
        Не скрою, сначала было совсем плохо. Жуткий страх сковал тело, а на сознание навалилась тяжелая волна душной паники, как только я понял, что помощники жрецов несут меня, спеленатого по рукам и ногам, на жертвенный алтарь. Но затем это прошло. Добрейший настоятель сделал живительную инъекцию витаминов, попутно позволив вдохнуть аромат какого-то неземного цветка, после чего мир взорвался букетом красок, а чувства так обострились, что окружающий мир я воспринимал уже как будто не из одной точки, а сразу из нескольких. Этакое объемное изображение с нескольких камер одновременно. Это напоминало монтажную с множеством экранов, на которые смотрит режиссер, решая, с какого из них в данный момент вести трансляцию матча. Прибавьте к этому трехмерное изображение и не передаваемое словами качество звука (я слышал даже, как бьются сердца у всех присутствующих) - и вы поймете, что, значит, ощущать себя центром мироздания.
        Немного огорчало только то, что куда-то запропастился мой вечный спутник, которого я называю внутренним голосом. Видимо, из-за этого смутное беспокойство омрачало мое благородное чело, но на фоне происходящих событий мирового масштаба эти мелочи практически ничего не значили.
        - Ну что, ты готов? - Один из семерки Кен, уже одетый в ритуальный костюм и маску, склонился надо мной и ласково потрепал по щеке.
        Я благодарно кивнул, с трудом сдержав слезу восхищения перед благодетелем, собирающимся во имя великой цели принести меня в жертву.
        - Молодец! - В голосе учителя слышалось столько неподдельной гордости и радости за успехи талантливого подмастерья, что помимо моей воли счастливая слеза все же скатилась по щеке и, упав на пол, рассыпалась на невесомые бриллиантовые капли. - Потерпи немного, уже скоро.
        Я еще раз благодарно кивнул и затих, внутренне готовясь к предстоящему обряду. Все мое естество трепетно стремилось навстречу таинству, но учитель велел потерпеть, и, не смея ослушаться наставника, я сжал волю в кулак, трепетно считая бесконечно долгие секунды, складывающиеся в непреодолимо громоздкие минуты, которые, в свою очередь...
        Из состояния полусна-полутранса меня вывел удар гонга, возвещающий о начале церемонии. Открыв глаза, я увидел, что больше не лежу на помосте, усыпанном благоухающими цветами и всякого рода непонятными предметами52, а сижу в кресле. Прошло еще некоторое время, и, окончательно вырвавшись из оков сна, я сделал удивительное открытие. То, что я принял за кресло, на самом деле являлось массивным, богато инкрустированным троном, стоящим на возвышении, с которого открывался прекрасный вид на весь величественный зал древнего храма. Впрочем, и без того я воспринимал происходящее с нескольких ракурсов одновременно. И даже если бы я остался лежать на жертвенном одре, то и в этом случае мог видеть происходящее с любой точки, какую выбрал бы по собственному желанию. Может быть, этот феномен объяснялся тем, что мое сознание частично уже покинуло тело. Или же мудрые учителя наделили ученика этим удивительным даром. Не знаю. Но, как бы то ни было, новый удар гонга возвестил о небывалой церемонии, и великое таинство священного обряда началось.
        Хор запел торжественный гимн, под аккомпанемент которого к подножию трона подошел один из семерки посвященных магов клана Кен и, преклонив колени, начал читать с пергамента текст древней молитвы. Я прекрасно понимал каждое слово в отдельности, но, как ни напрягался, не мог собрать их воедино, чтобы уловить хотя бы общий смысл услышанного.
        Свет тысяч свечей озарял своды древнего храма. Преклонивший колени священник, облаченный в ритуальные одежды, читал текст из книги судеб этого мира, торжественно и величественно звучало на бэкграунде многоголосие хора, и вся атмосфера происходящего была пронизана такой внутренней силой и глубиной, что от наплыва чувств я на время перестал дышать. В ушах звучали удары моего сердца. В такт с моим билось сердце священника, читающего слова древнего заклятия.
        Он был самым главным и, наверное, поэтому обладал повышенной чувствительностью, недоступной другим. Как бы то ни было, изменение в ритме сердцебиения чтеца, явственно услышанное моим расширенным сознанием, подсказало, что на подходе какие-то неприятности.
        - ...и придет озарение туда, где...
        Жрец неожиданно сбился и замолчал.
        Хор продолжал по инерции петь, но мне стало ясно - сейчас произойдет нечто необратимое. Нечто такое, что поставит под сомнение всю дальнейшую церемонию.
        И я не ошибся. Обряд действительно прервали, причем сделали это самым наглым и бесцеремонным образом. Огромные литые ворота храма сорвало с петель, и, пролетев несколько метров, многотонные створки обрушились на толпу прислужников, превратив пару дюжин почитателей культа Кен в не слишком приятное на вид кровавое месиво.
        Еще два чудовищных удара сотрясли основание храма, и вслед за обрушившейся частью стены внутрь проник огромный каменный голем. Голова жреца, читавшего текст древнего заклинания, медленно повернулась в сторону кровавой драмы, разворачивающейся в противоположном конце зала. Я прекрасно видел, что в глубине его глаз нет ни страха, ни удивления, ни злости - они были пусты и холодны, как дуло пистолета, приставленного к виску жертвы. В этих удивительно бездушных глазах читалось только одно слово - «смерть». Ибо тот, кто осквернил своим присутствием стены древнего храма Кен, умрет. В этом не было сомнений ни у меня, ни у других участников на церемонии.
        Рука посвященного просто указала на огромного каменного исполина - и несокрушимый монстр мгновенно рассыпался в прах. Это было настолько просто и красиво, что я опять чуть было не заплакал от восторга53.
        - Браво! - прошептали мои губы, а сердце учащенно забилось от прилива эмоций.
        - Это только начало, мой друг. - Один из вождей Кен материализовался прямо возле моего трона и успокаивающе положил свою прохладную ладонь мне на затылок. - Поверь мне.
        Это. Только. Начало.
        Пыль рассыпавшегося голема еще только начала оседать, когда в проеме стены появились две новые фигуры. Одна - в черной монашеской рясе, капюшон которой скрывал черты лица незнакомца, а вторая... Вторая была похожа на слегка облезлую пуму в период весенней линьки.
        - У этих двоих, кто бы они ни были, нет ни единого шанса! - горячечно воскликнул я, обращаясь к одному из своих любимых наставников Кен. - Ни единого, - повторил я и без особых усилий проник взглядом под завесу капюшона, за которым обнаружился...
        «Нет!» - испуганно прошептало все мое естество...
        - Не-ет!!! - закричал я, напрягая всю нерастраченную силу своих молодых здоровых легких.
        - Да! - коротко отозвалось эхо древнего зла, после чего Антопц (а это был именно он) плюнул в сторону трона.
        «Это же Антопц!» - хотел было закричать я, чтобы предупредить своих покровителей, но не успел.
        Время замедлило свой стремительный бег, перейдя на тихие, едва заметные шаги. Капля слюны повелителя тьмы летела через весь зал, оставляя за собой тонкий след, который мгновенно замерзал, как будто эту волшебную каплю неуклонно преследовал ледяной холод.
        - Это ан.... - только и успел сказать я, после чего замерзающая на ходу слюна достигла подножия трона, сделала еще один мощный рывок, и, наконец,. окончательно застыла в нескольких сантиметрах от моего глаза.
        - ...то... - Выдохнул я облако морозного пара, не в силах ни пошевелиться, ни убрать голову с пути капли, ни даже просто отвести взгляд от этой зловещей сосульки, протянувшейся тонкой ледяной линией через весь огромный зал.
        - ...п...
        Хрясь! Повелитель тьмы лишь слегка приподнял руку, но и этого короткого движения хватило, чтобы застывшая в нескольких сантиметрах от моего правого глаза сосулька преодолела ничтожное расстояние и, пробив глазное яблоко, вошла в мозг...
        Голова взорвалась изнутри, разлетевшись во все стороны тысячей мелких осколков, а когда я пришел в себя, все уже было кончено и мое сознание вновь было свободно от действия наркотика с чарующим названием «цветок забвения»54. Не знаю, была это настоящая сосулька или какая-то магическая иллюзия, но правый глаз начисто перестал видеть...
        - Ударь его в сердце.
        Этот тихий мертвенный голос принадлежал тому, кто уже однажды основательно покопался у меня в мозгах, вытащив оттуда всю мою подноготную.
        - Ударь его в сердце прямо сейчас!
        Это была уже не тихая задушевная просьба, а настоящий безапелляционный приказ.
        Повинуясь требованию чужой воли, моя рука чисто автоматически протянулась к торчащей из глаза сосульке, рывком вытащила ее (я услышал неприятный звук, а левый глаз успел отметить обагренное кровью острие). После этого, не глядя, будто обладала теперь собственным зрением, моя рука резко ударила в сторону - туда, где стоял один из вождей Кен: тот, что положил мне руку на голову.
        Понятия не имею, где у него находилось сердце, ведь он вообще не был человеком, но, без всякого сомнения, выпад, направляемый черной волей Антопца, достиг цели.
        Могущественная семерка потеряла одного из своих членов.
        Удар был настолько точным, что смерть наступила мгновенно. Тот, кто еще секунду назад собирался уничтожить целый мир и пересечь тем самым грань, отделяющую могущественного смертного от богов, канул в пустоту, так и не поняв, кто его погубил.
        Тонкая ледяная линия, протянувшаяся от Антопца ко мне, растаяла, опав серебряным дождем да пол храма, и остановившееся было время вновь тронулось в путь по обычной своей колее.
        - А ловко ты расправился с этим мерзким жрецом! - На моем горизонте вновь появился вынырнувший из ниоткуда внутренний голос.
        Многотысячная толпа прислужников Кен устремилась к двум одиноким фигурам, стоящим недалеко от развороченного големом входа в храм...
        - Какими судьбами? - не скрывая радости от появления второго «я», мысленно воскликнул я.
        Облезлая пума, пришедшая вместе с повелителем тьмы, неожиданно встала на задние лапы, после чего вскочила на голову зловещего чернокнижника.
        - Потом, все потом, - отмахнулся мой вечный спутник, - сейчас есть дела поважнее. К тому же интересно, что за номер подготовил Антопц со своим дрессированным, любимцем.
        Казалось, еще немного - и серая масса прислужников древнего культа поглотит двух отчаянных смельчаков, посмевших вторгнуться в этот величественный храм.
        - Ставлю на цирковой аттракцион повелителя тьмы, - предложил внутренний голос, но ответить я не успел: облезлая пума встала, словно балерина, на подушечки кошачьих пальцев и быстро-быстро, как волчок, закружилась вокруг своей оси, в результате чего вокруг зловещей парочки образовался вихрь.
        Представьте себе сладкую вату, наматываемую на палочку. Так вот, пума проделала то же самое, только с воздухом. А когда она наконец прекратила вращение, то образовавшееся уплотнение резко «расправилось» - и обрушилось на атакующих.
        Эффект был как от ударной волны от мощного взрыва. Я видел распространяющуюся кольцами рябь, которая сминала и комкала безликую массу атакующих, превращая тела адептов культа в отвратительное бесформенное крошево. Все было кончено за пару секунд. От нескольких тысяч атакующих не осталось практически ничего.
        - Одним ударом покончили со всеми, - потрясенно пробормотал я, не в силах прийти в себя после такого.
        - Ты забываешь о шестерке Кен.
        Внутренний голос был прав - место битвы было расчищено от многочисленных любителей, оставив на ринге только лучших из лучших: непревзойденного Антопца на пару с огромной смышленой кошкой и шестерку не менее великих и могучих магов, поставивших перед собой цель уничтожить этот мир, чтобы перейти на новый уровень существования и стать богами.
        В качестве же главного приза этого эпического поединка, в качестве кубка кубков, лаврового венка на чело победителя, золотой медали на грудь и пояса чемпиона на бедра - во всех этих качествах разом выступал ваш покорный слуга, уже успевший привыкнуть к тому, что стал тут чуть ли не центром мироздания.
        Магия воздуха, судя по всему, еще не исчерпала себя в этом поединке, поэтому вслед за впечатляющей ударной волной, устроенной командой Антопца, Кен ответили более чем достойно, сотворив голема-призрака. Огромная размытая фигура полупрозрачного гиганта, появившаяся буквально из воздуха, сделала короткий резкий хук справа - и стоявшая на голове повелителя тьмы пума, нелепо кувыркаясь в воздухе, отлетела к противоположной стене, со всего размаха впечатавшись в каменную кладку.
        - Ну вот, и до комиксов дошли. - Было очевидно, что происходящее по-настоящему радует моего вечного спутника.
        - В каком, смысле? - не сразу понял я, о чем идет речь.
        - В самом прямом. Сейчас наши герои начнут крушить своими телами стены, летать по воздуху и заниматься прочей не менее абсурдной белибердой, присущей всем уважающим себя персонажам дешевых комиксов.
        - Но там обычно есть деление на плохих и хороших...
        - У нас тоже. Удивляюсь, что тебе это непонятно. Кен - откровенно плохие, повелитель тьмы и его цирк - безусловно хорошие, а...
        Голем был ликвидирован, вернее, расщеплен на молекулы небрежным взмахом руки чернокнижника. Одним громадным прыжком преодолев половину зала, рядом со своим дрессировщиком встала слегка помятая пума. Тогда маги Кен, Продолжая удерживать инициативу, вызвали из небытия какого-то непонятного ежика-переростка. И, судя по усиленной жестикуляции Антопца, сия тварь его не на шутку взволновала.
        Все это произошло настолько быстро, что я не успел ничего толком осмыслить. Однако, не слишком расстроившись, я решил воспользоваться временным затишьем55 и продолжил свою прерванную реплику:
        - Кен однозначно принесут нас в жертву, если победят, но ведь и повелитель тьмы, вероятно, сунет нашу голову в банку со спиртом, предварительно разрезав тело на части: особенно после того, как узнает, что мы растеряли все его пропахшие нафталином артефакты.
        - И что ты предлагаешь в таком случае - ни за кого не болеть?
        Ситуация складывалась необычная. Я сидел на троне, наблюдая за магическим поединком самых могущественных колдунов этого мира56 и решал, какой стороне отдать свое предпочтение.
        - Яне предлагаю ни за кого не болеть, а просто говорю, что расклад достаточно вялый. При любом исходе противостояния наши шансы выжить видятся мне довольно призрачными.
        Маленький ежик колючим колобком покатился в сторону Антопца...
        - С повелителем тьмы у нас есть хоть какие-то шансы, а Кен - это однозначный билет в один конец, - заметил внутренний голос.
        Чернокнижник закончил читать заклинание, и навстречу невзрачному зверьку встала самая настоящая армия ада. Тот «фарш», который до воздушного удара составлял костяк фэнов семерки Кен, отлепился от пола и стен, после чего, грузно переваливаясь, покатился навстречу ежу.
        Я лично сражался с армией зомби, уничтожившей превосходящие силы ирзотов, я видел огромных мертвых воинов в цитадели Антопца и, казалось, уже привык ко всему, но... Этот раздавленно-расплющенный «фарш», похожий на какую-то зловещую биомассу из голливудского триллера, поверг меня в откровенный ужас. Однако то, что последовало за этим, оказалось еще страшнее.
        Маленький, невинный с виду зверек вкатился в отвратительную вязкую массу и принялся увеличиваться в размерах по мере продвижения вперед. Снежок, слепленный ребенком, катясь с горы, набирает объем за счет снежного покрова и становится огромным комом. Так же и чудо-ежик - он все разрастался и разрастался, впитывая в себя отработанный материал послушников Кен, и, казалось, никогда не остановится и никогда не насытится.
        - Ты думаешь, колдуны им управляют? - Вполне уместный вопрос моего подсознания легко поставил меня в тупик.
        - Не знаю, а ты?
        - Думаю, в силу своей природы подобные создания лишены каких-либо рычагов управления. И еще: раз повелитель тьмы не запустил в ежика огненный шар, это значит, что наш игривый ежик-ни-головы-ни-ножек - неуничтожим.
        - Вообще?!
        - Абсолютно, - уверенно подтвердило мое второе «я».
        - Послушай, но тогда ерунда какая-то нездоровая получается: этот монстр съест всех присутствующих.
        Огромная колючая тварь, уже мало чем напоминающая того крохотного симпатичного зверька, которым она была с самого начала, продолжала наращивать обороты и увеличиваться в размерах.
        - Не исключен и такой вариант.
        - Но есть же какой-нибудь способ от нее избавиться? - Это еще была не паника, но что-то очень близкое к ней.
        С моего возвышения были прекрасно видны все шестеро магов Кен и не менее сконцентрированный Антопц со своей верной пумой.
        Если бы я не был в курсе происходящего, то вполне мог бы решить, что это - компания досужих зевак, пришедшая посмотреть на очистку помещения при помощи прототипа суперуборщика будущего.
        - Меньше чем через минуту «ежик» соскребет с пола остатки всего этого вяло шевелящегося «фарша», - откликнулся внутренний голос, - и тогда-то начнется самое интересное: мы выясним, насколько хорошо эта адская тварь выдрессирована и не набросится ли она на своих же хозяев, разделавшись с их противниками.
        Еж, раздувшийся к этому времени до поистине невероятных размеров, проехался по последней полоске шевелящегося мяса и, очистив наконец все плоские поверхности храма от мусора и посторонних элементов, повернул в сторону Антопца.
        Огромная махина неотвратимо надвигалась на повелителя тьмы, и в тот самый миг, когда, казалось, ее уже ничто не остановит, чернокнижник легким движением руки57 кинул в сторону раздувшегося монстра какой-то маленький предмет.
        Чудовище клана Кен сделало еще пару энергичных оборотов и - бац...
        Нет даже не просто «бац», а - БАЦ: взорвалось изнутри, разметав по окрестностям содержимое своего поистине необъятного чрева.
        - Неповторимая, впечатляющая концовка! - В восторге вскричало мое возбужденное подсознание, по достоинству оценив маневр коварного Антопца.
        - Эй, ты не забыл, что тут, вообще-то, не вечерне-развлекательное шоу, а самая настоящая...
        - Посмотри! Нет, ты только посмотри! - радостно завопил внутренний голос, не дав мне закончить начатую мысль. - Ведь у него почти точно такой же ежик!
        В сторону шестерки магов двигалась почти точная копия первого монстра, только у этого экземпляра был немного другой окрас. Фаворит черного мага и пумы носил цвета своего клана - он был полностью черным.
        - Вот, значит, почему взорвался первый, - задумчиво пробормотал я, наблюдая, как разбухает второе чудовище, впитывая в себя ужасные результаты пищевого отравления своего не слишком удачливого коллеги по цеху. - Но в таком случае... Это же черт знает что получается!
        Не вполне отдавая себе отчет в своих действиях (видно, сказывалось остаточное действие наркотика), я приподнялся с трона и голосом избалованного принца спросил достаточно громко, чтобы меня услышали все:
        - Друзья мои, вы не находите, что пора бы уже прекратить эти непонятные ежиковые войны и заняться настоящим делом?
        Шесть фигур, закутанных в церемониальные плащи, медленно повернули головы в сторону оратора. На секунду мне даже почудилось что-то недоброе во взглядах, устремленных на меня из прорезей масок, скрывающих лица этих созданий. Впрочем, впечатление быстро улетучилось под действием голоса Антопца, похоронным колоколом прозвучавшего в моей голове:
        - Еще одно слово - и я полностью деактивирую твое сознание!
        Несмотря на не совсем понятную формулировку, угроза была достаточно серьезной и, что гораздо важнее, эффективной: она заставила меня мгновенно прикусить язык.
        - Какого........ты вообще выполз со своими дурацкими комментариями?
        Вопрос моей второй половины был вполне уместен, но вся беда заключалась в том, что у меня не было достойного (как, впрочем, и недостойного) ответа. Откинувшись на спинку трона, я решил молчать как могила, что бы ни произошло в дальнейшем. Впрочем, эта моя не слишком умная выходка все же имела некоторый положительный эффект - противоборствующие стороны, видимо, решили отказаться от ненадежных и, на взгляд обычного болельщика, не слишком эффектных методов ведения войны и переключились на убойную магию.
        Для разминки на несчастного зверька, так и не сумевшего войти в силу и набрать форму своего предшественника, обрушился поток расплавленной огненной лавы, затем последовал обмен мощными заклинаниями, суть которых не сведущему в подобных материях человеку была малопонятна.
        Воздух пронзили несколько черных дыр-воронок, которые зловеще и хаотично вращались, и было неясно, кто из воюющих и для каких целей их вызвал. Затем пришел черед молний, искрящихся комет и прочей пиротехнической ерунды, которую обычно принято использовать на сельских ярмарках и карнавалах.
        «Сначала ежики, теперь - эта научно-фантастическая ахинея, больше подходящая для средней руки фильма о космических пришельцах», - "Недовольно подумал я, будучи не в силах поверить, что это не костюмированный балаган с полным набором бездарных и глупых артистов, а самое настоящее сражение сил тьмы и света. Нет, вернее, тьмы и сумрака, потому что ни Антопц, ни мерзкие жрецы культа Кен никоим образом не могли претендовать на роль светлых сил.
        - А потом, как обычно, настанет конец светa, и мы так и не узнаем, кто все-таки победил, - подвел печальный итог внутренний голос.
        Черные дыры продолжали мелькать в воздухе, сопровождаемые вспышками молний и всплесками пламени, но все это выглядело как-то не слишком серьезно - можно даже сказать, по-детски, и больше походило на отвлекающие маневры, нежели на настоящее магическое сражение.
        Присмотревшись, я заметил, что из шестерки Кен в «войнах будущего» (сражении импровизированных НЛО) принимают участие только двое; остальные четверо с отрешенными лицами стоят в сторонке.
        - Замышляют что-то недоброе, - поделилась своими ценными соображениями моя неугомонная вторая половина.
        - Скорее уж, готовят какое-то по-настоящему мощное заклинание, способное одним ударом решить все проблемы. Кстати, Антопц тоже времени даром не теряет: посмотри, только пума играет с парой жрецов в игрушечную войну, а повелитель тьмы явно занят подготовкой сюрприза.
        - Вот кто первый выдаст на-гора этот самый сюрприз, тот и победит.
        - Думаешь?
        - Уверен.
        У меня всегда были проблемы с интуицией, поэтому нет ничего удивительного в том, что и мое подсознание ошибалось в девяти случаях из десяти. Вот и на этот раз его выкладки оказались, мягко говоря, не совсем верными. Меньше чем через минуту магическое противостояние сторон наконец вступило в завершающую фазу: противники ввели в бой тяжелую артиллерию, отбросив нелепые фокусы с черными дырами и бездарно-дешевыми молниями.
        Повелитель тьмы успел первым сотворить свое заклинание, слегка опередив соперников, но... Но это не слишком много ему дало. Воздух начал сгущаться и тяжелеть, обретая консистенцию влажного тумана, но оставаясь при этом таким же прозрачным, как обычно, и одновременно с этим в центре храма материализовался огромный маятник - словно от башенных часов из замка великанов.
        - Задержи дыхание, иначе «колокол времени» разорвет тебе легкие. - Голос, вне всякого сомнения, принадлежал повелителю тьмы: только он имел VIP-карту на эксклюзивное посещение моего сознания в любое удобное для него время.
        Может быть, вы удивитесь, но на этот раз я не стал задавать глупые вопросы вроде: «А зачем задерживать дыхание?», или «Что такое "колокол времени"?», или еще что-нибудь столь же осмысленное. Я просто сделал то, что было приказано: мгновенно перестал дышать.
        «Колоколом времени» называлось очень мощное заклинание: тот, против кого оно было направлено, оказывался как бы в петле времени. Представьте зацикленный на бесконечный повтор отрывок из фильма, в котором человек поднимает руку или поворачивает голову. Пленка доходит до определенного момента, после чего перескакивает на начало. И так - бесконечное количество раз. Жертва, становится чем-то вроде сломанного механизма, не способного ни на что иное, кроме выполнения одного и того же движения.
        Если непосредственно перед началом действия этого заклинания не задержать дыхание, то из-за зацикленного вдоха в легких может оказаться слишком много воздуха, который в конечном итоге их разорвет. Либо же произойдет обратное: кислорода будет все меньше и меньше, и человек попросту задохнется.
        Но все эти интригующие подробности стали известны мне несколько позже, а пока что я сделал глубокий судорожный вздох и с замиранием сердца начал следить за стремительно развивающейся битвой. Которая, к слову сказать, была теперь намного интереснее и содержательнее, чем предшествующее ярмарочно-пиротехническое шоу. Огромный призрачный маятник начал обретать вполне реальные очертания и, судя по всему, до вступления в силу заклинания остались считанные секунды. Но тут двое магов Кен, до этого момента занятые войной в игрушечных солдатиков с пумой, неожиданно взмыли ввысь, держа в руках что-то вроде энергетической сети, которая, по замыслу атакующих, должна была нейтрализовать «колокол времени», Они уже вышли на намеченную высоту и устремились к цели, когда дала о себе знать всеми забытая пума.
        Черные воронки, принятые было мной за невинные детские шалости, оказались смертельно опасной магией, в чем я убедился на примере одного из жрецов Кен. Миниатюрная черная дыра настигла несчастного за секунду до того, как он должен был отпустить сеть-заклинание, способное нейтрализовать магию Антопца. Там, где только что была ступня мага, сейчас не было ничего, кроме небольшого вихря, стремительно поднимающегося вверх по ноге и засасывающего в свое ненасытное чрево все без остатка.
        Фигура, облаченная в церемониальные одежды, резко дернулась, выпустив из рук энергетическую сеть, после чего, дико крича и нелепо кувыркаясь, словно птица, сбитая влет зарядом дроби, начала падать вниз. Напарник подвергшегося нападению жреца не выпустил из рук сеть, и именно это его погубило: натяжение импровизированного невода резко ослабло, и тот, кто все еще держал свой конец сети, потерял равновесие, завалившись в сторону, и попал под безжалостное лезвие огромного маятника-гильотины.
        Тело развалилось на две половины, одну из которых уже в падении настигла очередная черная дыра, а выпущенная из бесчувственных рук сеть нелепо повисла на маятнике и...
        И заклинание повелителя тьмы не сработало.
        То, что еще мгновение назад казалось несокрушимым монолитом, способным низвергнуть мощь великого клана, пошло мелкими трещинами и рухнуло на пол древнего храма, рассыпавшись по поверхности на тысячу мелких осколков. Карта повелителя тьмы оказалась битой: время так и не остановилось, и настал черед выхода на сцену другой составляющей вселенной - пространству.
        Четверо жрецов, объединивших свою волю в одно целое, наконец нанесли ответный удар - заклинание, способное уничтожить даже самого прародителя тьмы, не говоря уже о какой-то нелепой пуме. И это был по-настоящему достойный ответ: война магов продемонстрировала восхищенному зрителю (то есть мне), что способна не только на мелкие фокусы, но и на поистине удивительные чудеса.
        Жрецы встали в круг, держась за руки и низко опустив головы. Из центра этого круга вырвалась и плавно полетела навстречу Антопцу и его облезлому партнеру не заштатная молния или другая мелочь, а самая настоящая звезда. Я не ошибся - именно звезда, крошечное солнце неведомых миров плавно двигалось вперед в обрамлении темной полосы космического вакуума, и его нельзя было спутать ни с чем. Как ни дико это звучит, но четверка магов Кен использовала силу далекого солнца, чтобы уничтожить повелителя тьмы.
        Могущественный чернокнижник начал творить защитное заклинание, а его четвероногий спутник попытался было изменить траекторию неотвратимо надвигающейся звезды, воздвигнув на ее пути очередную черную дыру. Однако этот жест отчаяния не смог остановить необъятную мощь неведомого светила, без всякого видимого усилия преодолевшего эфемерную преграду. Видя, что магия оказалась бессильной, а звезда продолжает неуклонно двигаться в сторону Антопца, пума прыгнула вперед и встала на пути у крошечного солнца...
        Представьте себе малолитражку, попавшую под танк: корпус легкового автомобиля будет смят, словно обертка конфеты а искореженные останки - отброшены на обочину. С огромной кошкой произошло примерно то же самое: ее смяло так, что если бы я не знал, какое животное сопровождало повелителя тьмы в его благородной миссии по спасению этого мира, то вряд ли смог бы даже приблизительно определить принадлежность несчастных останков к какому-либо определенному виду.
        Бесформенный комок плоти, несмотря на всю свою самоубийственную самоотверженность, не смог отыграть даже несколько секунд времени, жизненно необходимого повелителю тьмы для вызова контрзаклинания. Сгусток пространства, вырванный из каких-то неведомых космических далей, продолжал свое плавное движение к намеченной цели, и если бы в этот момент принимались ставки на исход противостояния, я бы, не задумываясь, поставил сто к одному, что дружная команда жрецов возьмет верх над талантливым одиночкой Антопцем.
        Звезде оставалось преодолеть последние двадцать метров, а у адепта черной магии все еще не было достойного ответа на подачу Кен. Скорее всего, неудавшийся «колокол времени» отнял у него слишком много сил, чтобы в предельно сжатые сроки сотворить еще одно мощное заклинание, способное изменить ход поединка.
        Дуэлянты, стреляющиеся с близкого расстояния и имеющие в своем арсенале по одному патрону, должны ясно осознавать, что первый выстрел при любом раскладе - достигнет он цели или нет - решит исход противостояния, а в случае промаха ничто не помешает противнику спокойно прицелиться и послать девятиграммовый сгусток свинца в заранее намеченное место.
        Повелитель тьмы использовал свою возможность, выстрелив первым, но не попал, поэтому теперь Кен имели полное право воспользоваться честно заработанным шансом на победу: пуля-звезда должна была поставить окончательную точку в этом магическом поединке.
        - Сделай же что-нибудь, иначе мерзкие жрецы уничтожат нашу последнюю надежду, после чего принесут нас в жертву во имя своих бредовых идей! - Истошный крик подсознания вывел меня из ступора.
        - Что я, по-твоему, могу сделать?
        Вопрос был уместный: когда на арене сходятся в смертельном поединке два огромных хищника, жалкая мошка при всем желании не в силах повлиять на исход схватки.
        - Не знаю, что мы можем сделать, - мой вечный спутник неожиданно успокоился, - но если не попытаться сделать хоть что-нибудь, то можно считать, что мы уже покойники.
        Считать себя покойником - нездоровая мысль: от нее погружаешься в пучину настоящей депрессии. Нет, мне совершенно не улыбалась подобная перспектива, поэтому, поддавшись спонтанному порыву, я резко вскочил с трона и устремился к находившейся неподалеку четверке жрецов.
        Звезда смерти преодолела уже больше половины расстояния, отделявшего ее от Антопца, который скорее по инерции, нежели всерьез, творил очередное заклинание. Впрочем, если бы в этот момент среди всех присутствующих провели блиц-опрос с целью выяснить, что они думают по поводу исхода противостояния, то, я больше чем уверен, все дружно ответили бы: «Кен победит». Все, кроме одного отважного юноши, уже считали партию законченной. Но...
        Светлые силы58 не подозревали, что надежды на мир и процветание их вселенной отныне связаны с отважным и находчивым Люком Скайуокером (читай - мной). Только отважный джедай на своем верном истребителе мог остановить продвижение «звезды смерти», разнеся вдребезги механическое сердце, казалось бы, несокрушимой армады.
        - Что ты собрался делать?!
        Вопрос был вполне уместный, особенно учитывая тот факт, что у меня не было ни конкретного плана, ни даже мыслей по поводу предстоящей кампании.
        - Почему ты... - Настойчивый крик в моей голове так и не оформился в полноценное предложение - по той простой причине, что, поскользнувшись в луже крови, я упал, окончательно потеряв контроль над ситуацией.
        После чего почти мгновенно наступила кровавая развязка.
        
* * *

        «Колокол времени» разбился, оставив Антопца беззащитным против четверки магов Кен. Черный маг понимал, что заклинание, которое прямо сейчас извергнут жрецы, будет не менее сильным, чем предшествующее, и у него не хватит ни сил, ни времени, чтобы нейтрализовать магию противника. По-хорошему, нужно было немедленно уходить, оставив поле боя победителю, но в таком случае мальчишку принесут в жертву, и это будет означать конец всему. Нет, даже несмотря на то что шансов практически не было, колдун начал плести паутину нового заклинания. Но он не успел.
        Маги Кен искривили пространство, направив в нужное русло свою звезду из далекой вселенной. И если до этого момента повелитель тьмы еще мог уйти с пути светила, то теперь он оказался не только в зоне искажения пространства, направившего на него свой указующий перст, но и попал в поле притяжения звезды. Тот, кто был древнее многих богов, пережил и повидал так много, что считал себя не живым и не мертвым. И вот прямо сейчас он должен был принять лобовой удар далекого солнца.
        Никто из известных ему колдунов не пережил встречи с такой вот звездой, так как ни у кого не нашлось достаточно сил и таланта, чтобы в последние секунды сотворить что-либо, способное изменить траекторию движения безжалостной убийцы. Он мог хотя бы попробовать, но силы... Силы оставили его после вызова «колокола времени». И теперь все, на что хватило Антопца, - это извлечь ментальное тело пришедшего вместе с ним спутника из тела пумы, телепортировав ее в безопасное место, и кинуть ненужную более кошку навстречу звезде.
        Он слишком хорошо был знаком со смертью, потому что не раз и не два по-свойски заглядывал к ней в гости, но то, что надвигалось на повелителя тьмы прямо сейчас, нельзя было назвать просто смертью: его ждала полная аннигиляция, пустота уничтоженной вселенной.
        - Да будет так! - произнес ритуальную фразу черный колдун и вытянул вперед правую руку, чтобы принять надвигающуюся звезду, сжав ее мертвой хваткой в своей безжизненно-холодной ладони.
        Глава 2
        
        Магов Кен погубили две вещи - пренебрежительное отношение к мелочам и, как это ни покажется странным, самый обыкновенный паркет.
        Могущественные жрецы так и не перешли на новый уровень существования по той простой причине, что не приняли во внимание присутствие на поле битвы слабого, ни на что не способного человека. И еще одно: слишком тяготея к роскоши, они выложили пол храма мозаикой из плашек какого-то чрезвычайно дорогого и редкого дерева...
        Но - к делу.
        Убийство первого из магов нельзя было приписывать лично мне, так как мои действия, по сути, направлялись темной волей Антопца, и оставшаяся четверка магов Кен об этом прекрасно знала. Вполне вероятно, при других обстоятельствах я мог бы продолжить выступление в качестве орудия повелителя тьмы, но создаваемые им в процессе магического поединка заклинания требовали такой предельной концентрации разума, что не оставалось ни сил, ни времени на какие-либо побочные действия. Именно поэтому чернокнижник воспользовался моими услугами только один раз.
        Пожалуй, именно в мнимой ущербности крылась главная причина моего феерического успеха: я смог подобраться к занятой своими делами группе магов на расстояние удара. Ну, а вторая причина... С ней вообще все было просто - кровь, обильно залившая поверхность гладкого паркета, Превратила пол храма почти в каток. Поскользнувшись и упав со всего размаха на спину, я не остановился, а поехал вперед ногами по скользкому от крови полу - и через несколько метров достиг четверки магов.
        То, что оказалось не под силу великому чернокнижнику, легко далось молодому перспективному герою.
        Я врезался в ноги одного из жрецов, мгновенно выведя его: а) из равновесия, б) из транса, в) из связи с разумами троих оставшихся магов.
        Нелепо взмахнув руками, грузное тело, одетое В церемониальный костюм, рухнуло мне на грудь. Если бы в последний момент я чисто инстинктивно не поднял вверх обе руки, то жрец, обладавший мощными габаритами, мог элементарно меня раздавить. Впрочем, даже смягчив удар, я все равно ощутил всю прелесть непосредственного контакта со служителем культа. Как мне показалось, в области ребер раздался хруст, свидетельствующий о том, что этот святоша, вместо Того чтобы терзать тело постом и молитвами, жрал что попало, к тому же - в изрядных количествах, нимало не заботясь ни о холестерине, ни об излишках веса.
        - О-уч! - вырвался полупридушенный выдох из моей несчастной груди.
        - Да, жестоко! - легко согласился внутренний голос и тут же продолжил: - Думаю, нужно как можно скорее вставать и убираться, пока это сборище безумных колдунов не решило нас слегка пожурить за то, что мы разорвали их связку.
        Отпихнув от себя одеревенелое тело (видимо, упавший на меня маг не сразу вышел из транса), я, хотя и с некотором трудом, поднялся и, имитируя движения конькобежца, заскользил в сторону трона. Я был уже на полпути от цели своего путешествия, когда своды храма огласились чудовищным грохотом, обрушившимся настолько неожиданно и обладавшим такой мощью, что меня сбило с ног.
        Как я узнал чуть позже, нас накрыла звуковая волна спецэффектов от разрушенного заклинания. Да! Мне действительно удалось совершить этот подвиг, достойный войти в историю не только Глова, но и всех остальных измерений: предотвратить удар звезды!
        И все, что потребовалось для этого великого деяния, - простой подножкой выбить из связки одного из колдунов, звено из цепи магической силы, поддерживающей заклинание. Как видите, иногда даже обычный гражданин может встать на защиту общества, отчаянно кинувшись под ноги злобным тиранам. И пускай это падение было скорее спонтанным, нежели заранее спланированным действием, факт остается фактом: великий герой Я (только с большой буквы и никак иначе) своим телом защитил Глов, спасая его от неминуемого Апокалипсиса.
        По совести говоря, в знак благодарности жители всех планет измерения Глов должны бы подавить мне по памятнику в каждом некрупном населенном пункте. Плюс - по два или три в мегаполисах. Неплохая идея, жаль, что я имею смутные представления о том, присуще ли здешнему повелителю тьмы (которого я тоже, к слову сказать, спас) чувство благодарности. Или вместо тогo чтобы воздать по заслугам своему спасителю, ОН, не мудрствуя лукаво, отпилит мне голову и сунет ее в банку со спиртом - а уж потом только скульпторы будут ваять с натуры мои изображения.
        «Бюст героя, спасшего наш мир!» Думаю, на распродаже подобных сувениров можно сделать Неплохой бизнес. Только вот мне подобный расклад не больно-то нравился, поэтому, отбросив мысли о величии, я попытался сосредоточиться на текущем моменте.
        Откровенно говоря, удалось это не сразу. Звуковая волна была настолько мощной, что меня слегка контузило. Оглушенный, с противно дрожащими коленями и головой, под самую завязку набитой сладкой ватой, я в очередной раз поднялся со скользкого пола и легкомысленно повернулся к полю битвы.
        Честное слово, лучше бы я еще немного полежал, оставаясь в счастливом неведении о ходе Магической дуэли. А то, как раз успел к началу сеанса, да еще и попал на самое удобное место в зрительном зале.
        Расплющенная всмятку пума, видимо, решила, Что пора заканчивать с отдыхом и релаксацией и переходить к делу, поэтому она принялась активно возрождаться из мертвых. Когда на ваших глазах рваный мешок, полный расплющенных внутренностей, мышц и костей, начинает трансформироваться, обретая былую спортивную форму, становится малость не по себе. Более того, можно получить серьезную психическую травму. Я, впрочем, был так закален подобными фокусами, что отделался легким испугом. Волшебное превращение заняло всего несколько секунд59, после чего грациозное животное, мощно оттолкнувшись задними лапами, высоко подпрыгнуло вверх и, пролетев около тридцати метров, упало на отделившегося от товарищей (благодаря моему вмешательству) жреца Кен.
        Хрясь!..
        Хищник настиг беспомощную добычу - и верхушка клана потеряла еще одного члена. Окровавленная морда пумы стремительно повернулась в направлении застывшей тройки жрецов, которые все никак не могли выйти из транса, и грациозная кошка прыгнула еще раз. На этот раз - не так удачно, как прежде: маги Кен ушли. Растаяли прямо в воздухе. И когтистая лапа ударила в пустоту.
        - Победа! - с неподдельной радостью вскричал внутренний голос. - Победа! Враг разбит, уничтожен, бежал! Вот он, момент истины! Вот он...
        - Вот он - Антопц. Который сейчас спросит с нас за потерянные артефакты, после чего засунет нашу отрубленную голову в банку со спиртом, - прервал его восторженные крики я.
        - Неужели ты думаешь, что после того, как мы спасли его от верной смерти, повелитель тьмы решит отплатить нам черной неблагодарностью? - удивился внутренний голос.
        Его потрясающая наивность иногда меня просто пугает. Если бы он не был частью моего «я», стоило бы всерьез задуматься о его умственных способностях. Но так как мой вечный спутник60 есть всего лишь искривленное отражение меня самого, то для собственного же душевного спокойствия не стоит задумываться о его интеллектуальном уровне.
        - Чем нам решит отплатить Антопц, мы узнаем чуть позже, - терпеливо, словно несмышленому ребенку, начал объяснять я. - А прямо сейчас нужно найти пару-тройку правдоподобных причин, которые убедили бы чернокнижника в том, что мы не виноваты в утере некоторых особо ценных вещей.
        - Ты имеешь в виду - всех его вещей?
        - Ну-у... В общем, если вопрос ставить настолько откровенно, то - да. О потере всех без исключения его вещей.
        - В таком случае можешь не напрягаться понапрасну. - В интонациях моего вечного спутника явственно улавливались нотки злорадства. - Старина Антопц не станет озабочиваться выслушиванием твоих «правдоподобных причин» - он просто залезет к нам в мозг и выскребет оттуда всю необходимую информацию.
        - Проклятье! - Я совсем упустил из виду, что мои мысли в этом проклятом месте ни для кого не секрет. - Но это же значит...
        - Познакомься с моим другом Зоулом и объясни, что случилось с поясом, - неожиданно подошедший сзади колдун испугал меня до такой степени, что я моментально потерял дар речи. - Ладно, вижу, ты не в лучшей форме, расскажешь все дома.
        - Зоул, - испуганно пискнул внутренний голос на задворках подсознания, - это же тот... тот... тот больной психопат, у которого по приказу Аспирина мы должны были украсть Свинячью звезду!
        Подошедшая пума села неподалеку и, жмурясь от удовольствия, принялась умываться, шершавым языком слизывая с морды и лап кровавые разводы, оставшиеся после убийства жреца.
        - С-спас-сиб-бо, ч-чт-то н-напомнил...
        - Безумно рад встрече, - проурчала пума, не переставая облизываться.
        Утверждение Аспирина, что у его недруга не все в порядке с головой, судя по всему, имели серьезные основания.
        «Теперь нам точно отрежут голову», - обреченно подумал я, одновременно с этим собрав всю свою волю в кулак ответил, лишь слегка заикаясь:
        - Я т-тоже. Рад. Встрече.
        - Обсудим все дома, - коротко бросил Антопц и, небрежно взмахнув рукой, пробормотал какое-то короткое заклинание, переместившее нас к подножию Цтинкла - обители древнего зла...
        Приключения на время кончились, и мы благополучно вернулись к истокам нашей героической саги, так сказать, к норке хоббита, из которой отважный Фродо (читай - я) и его верные друзья (Гарх, Компот, Билли и Клара) отправились в далекое путешествие, чтобы разбить оковы тьмы, окутавшей вселенную, установив мир, порядок и благоденствие в безумном измерении Глов.
        
* * *

        В логове повелителя тьмы меня ожидал приятный сюрприз - встреча с Компотом и Билли, а также не очень приятный: сосулька, выбившая мне правый глаз в храме Кен, которую я так легкомысленно принял за продвинутое волшебство, оказалась самой что ни на есть настоящей. В этом я имел несчастье убедиться, когда проходил мимо зеркала в одном из огромных залов Антопца.
        - Мне выбили глаз! - закричал я в ужасе, увидев в зеркале темный провал пустой глазницы. - Мне выбили глаз какой-то гребаной сосулькой!
        Я уже настроился на затяжную истерику, но в логове могущественного некроманта, видимо, было не принято подобное выражение чувств, поэтому голос хозяина замка, прошелестевший в голове, быстро привел меня в чувство:
        - Еще одно слово - и я лично позабочусь о втором.
        Что мне всегда импонировало в по-настоящему харизматичных злодеях (крестных отцах мафии, какими их изображает кинематограф, или в повелителях тьмы вроде Антопца), так это феноменальная способность пугать людей, используя вполне обиходные фразы.
        После того как мне пообещали выбить последний глаз, я резко замолчал и всю оставшуюся дорогу до апартаментов повелителя молча шагал, низко склонив голову и изо всех сил стараясь сдержать рвущийся из глубины сознания яростный крик. Впрочем, судьба всей нашей четверки, включая и кровососущую пиявку Клару, до сих пор была совершенно неясна. Расстраиваться из-за потери одного органа, когда на кону стоит жизнь, было не слишком-то разумно.
        - Итак, - начал повелитель тьмы, когда все собрались в некоем подобии кабинета со стенами, испещренными зловещего вида письменами, - подведем итоги нашей кампании. Маги Кен разбиты и частично уничтожены. Они сохранили остатки былой мощи, но для восстановления всей схемы культа и обучения новых членов их «большой семерки» потребуется слишком много времени - и я успею найти и ликвидировать их всех. Выход из измерения открыт, - продолжал он, - и теперь мы можем избавиться от «Растворителя миров».
        Честно говоря, мне была не слишком понятна цель этого собрания. Антопц ни внешним видом, ни тем более поведением не напоминал члена клуба анонимных алкоголиков, который в кругу товарищей по несчастью откровенно и без утайки делится всеми своими чувствами и переживаниями. Зоул, даже окончательно вылизавшись, все равно мало напоминал заинтересованного слушателя. Компот, я и Билли и без того были в курсе. Вот и получалось, что речь об успехах военной кампании могла быть интересна разве что Кларе.
        - Вместо того чтобы излагать известные вещи, лучше бы это порождение тьмы рассказало, почему оставило нас без глаза, - внутренний голос полностью разделял мою точку зрения насчет абсурдности брифинга.
        - А избавиться от «Растворителя миров» мы можем только одним способом, - как ни в чем не бывало, продолжал могущественный некромант.
        Я затаил дыхание, отчаянно страшась услышать конец предложения.
        - Девельтипиррованная пуливизация, - промурлыкала пума.
        - Правильно. - В голосе Антопца не слышалось ничего, кроме сухой констатации фактов.
        На ток-шоу «Кто хочет остаться в живых» был задан вопрос на миллион долларов, после чего из всех возможных вариантов талантливый Зоул выдал единственно правильный ответ: «Девельтипированная пуливизация».
        - Простите, «девельтипированная» что? - переспросил я.
        - Пуливизация, - ответила пума. И чтобы между закадычными друзьями не оставалось совершенно никаких недомолвок, повторила по слогам: - Пу-ли-ви-за-ция.
        «А это очень больно?» - чуть было не поинтересовался я с подачи внутреннего голоса, но, к счастью, сумел сдержаться и спросил о другом:
        - А как же мой глаз?
        - Поверь мне на слово. - Большая кошка продолжала ласково жмуриться, будто в этом полутемном кабинете, пропахшем гнилью и еще бог знает чем, ярко светило солнце. - Твой глаз никоим образом не связан с пуливизацией.
        Наверное, ей очень нравилось звучание этого слова, потому что она в очередной раз не отказала себе в удовольствии повторить его по слогам.
        - Аспирин был прав, когда пугал нас безумием Зоула, - проскрипел внутренний голос, подрагивая от отвращения при повторном упоминании зловещей пуливизации.
        - Можно вопрос? - Я решил, что, имея дело с двумя сумасшедшими колдунами, лучше изображать из себя прилежного и воспитанного пай-мальчика.
        Антопц утвердительно кивнул.
        - Я чуть-чуть помог вам справиться с магами Кен, ведь так?
        - Ну-у... В некотором роде, да, - промурлыкал Зоул. - Не станем отрицать, что твоя помощь пришлась очень кстати.
        - В таком случае, может быть, наша команда заслуживает хоть какой-нибудь благодарности за то, что не дала кануть в пропасть вашему измерению?
        - А как же мои бесценные артефакты? - замогильным голосом прошелестел хозяин кабинета.
        - Они помогли нам выжить, - нимало не смущаясь, ответил я, потому что терять все равно было нечего. - Но ведь вопрос не стоял так: сберечь артефакты ценой собственной жизни или позволить Кен убить всех нас и уничтожить Глов, но не потерять ни единой вещи.
        - А знаешь... Ведь он прав, - неожиданно вступилась за меня пума.
        «Зоул оказался не таким уж плохим, - с благодарностью подумал я. - Встал, так сказать, своей мохнатой грудью на защиту справедливости».
        - Было бы невежливо не отблагодарить нашего юного друга, - задумчиво продолжала огромная грациозная кошка.
        - Вот это другой разговор! - радостно воскликнул внутренний голос, приободренный поддержкой колдуна.
        - Подожди, еще не вечер, - резко осадил я свое излишне впечатлительное подсознание. - В этом месте термин «отблагодарить» может трактоваться совершенно иначе, чем ты думаешь.
        Не знаю и даже не могу представить, в каком направлении двигались мысли Антопца, этого ужасно древнего, пропитавшегося запахом смерти создания, но после непродолжительного раздумья61 он наконец принял решение.
        - Хорошо... - Повелитель тьмы был «добр» как никогда. - Мы забудем на некоторое время про утерянные предметы и даже более того я буду настолько щедр, что награжу вас двумя вещами.
        Вся наша команда превратилась в сгусток внимания, ожидая продолжение речи.
        - Первое. Я прощу исчезновение тех своих артефактов, которые были использованы по назначению, а не бездарно пропали.
        - Ну-у, это неинтересно, - пропищал на задворках сознания голосок моей второй половины, который я немедленно задушил.
        - И второе. Пары шприцов с сублиматором жизненной энергии будет более чем достаточно, чтобы привести в чувство воинов, павших на «Арене искупления».
        - Мы что же, вернемся на «Арену искупления»?! - Я был поражен до глубины души.
        Откровенно говоря, я никак не ожидал подобной «милости» - в благодарность за то, что мы спасли это измерение, нас закинут на съедение чудовищам.
        - Разумеется.
        От этого короткого ответа повеяло могильной сыростью, и я предпочел, для собственной же безопасности, сдержать свои глупые юношеские порывы. Не знаю как у остальных, но лично у меня настроение резко упало. Гладиаторский поединок насмерть с заведомо превосходящими вас по силе противниками - это совершенно не то место, куда хочется возвращаться после далеких странствий и полных опасности приключений.
        - Ну, а у меня припасено кое-что действительно интересное. - Буквально лучившаяся от удовольствия пума-Зоул прервала мои грустные размышления, вернув к раздаче праздничных слонов.
        - Сейчас он презентует нам свою облезло-вылинявшую шкуру. - Мой вечный спутник даже не пытался скрыть глубокого пессимизма.
        После подарочков Антопца это меня не слишком удивило бы.
        - Ну иди же сюда, мой маленький... - В лапе у пумы оказалась небольшая коробочка наподобие спичечного коробка, которую она, слегка потряхивая, поднесла к моему уху. - Слышишь?
        - Да, - ничего еще толком не понимая, кивнул я.
        - Шуршит?
        - Шуршит.
        Было непонятно, куда она клонит, но тревожное предчувствие чего-то нехорошего холодными тисками сдавило грудь.
        - Он твой!
        Взяв коробок из протянутой лапы, я совершенно не знал, что с ним делать дальше.
        - Открой. - В улыбке грациозной кошки мне почудилась какая-то фальшь, но так как от меня в данном случае все равно ничего не зависело, я почел за лучшее подчиниться приказу и открыл зловещий шуршащий подарок.
        Дурные предчувствия меня не обманули - внутри оказался самый настоящий скорпион, который с невероятной скоростью взбежал вверх по руке, с плеча перепрыгнул на щеку, одним прыжком преодолел расстояние до выбитого глаза и...
        И забрался внутрь.
        Глава 3
        
        Я кричал и кричал во всю глотку, не в силах остановиться, потому что знал: как только я прерву этот дикий нечеловеческий вопль смертельно раненного животного, так сразу же, не сходя с места, сойду с ума. Причем не на какое-то время, а окончательно и бесповоротно, навсегда.
        Когда в вашей голове шебуршится отголосок чуждого разума, это, разумеется неприятно, однако можно слегка напрячься и пережить такое, но если к вам в мозг заползает реальное отвратительное членистоногое... Нет, даже не так - если к вам в голову через пустую глазницу ныряет скорпион, то это уже все - предел, последний рубеж, который невозможно преодолеть и за которым уже вообще ничего нет.
        Сознание выключилось неожиданно, словно разбитая лампочка. Может быть, именно это меня и спасло. Когда я пришел в себя, мне показалось что эта безумная картинка - скорпион, ныряющий в глаз, не более чем призрачный отголосок кошмарного сна.
        - Вот уж не думал, что мой старый друг Аспирин выберет для такой ответственной миссии, как кража артефакта, подобного неженку.
        Я лежал на полу, а прямо надо мной возвышалась фигура все той же облезлой пумы, которая...
        Продолжать мысль не хотелось, и я крепко зажмурился, чтобы отогнать от себя ужасное видение, но, как было издавна заведено на Глове, детский фокус с зажмуриванием ничего не дал, хотя...
        Хотя теперь ко мне снова вернулось стопроцентное зрение. Проще говоря, из одноглазого пирата я превратился в полноценного человека.
        - Что... Что это? - потрясение пробормотал я.
        - «Око скорпиона». Чрезвычайно полезный, вернее, незаменимо полезный трансплантат, не только полностью вернувший тебе зрение, но вдобавок наделивший уникальной способностью - видеть смертельные точки противников. А если учесть, - все так же весело и беззаботно продолжала жизнерадостная пума, - что он напрямую связан с твоей правой рукой, то становится ясно - чтобы кого-то убить, тебе нужно только желание, ну и хоть какое-нибудь оружие. Без этого все же никак.
        - У меня... что?.. Скорпион торчит из глаза? - Измученный мозг все еще никак не мог осознать происшедшее.
        В лапе огромной кошки буквально из ниоткуда появилось зеркало, в котором я смог увидеть свое отражение. Если не принимать во внимание смертельную бледность, то можно было сказать, что с лицом все более или менее в порядке.
        - Это же транс-план-тат, - с удовольствием повторил Зоул62, - а у трансплантатов есть одно замечательное свойство - какой бы формой и размером они ни обладали перед операцией, после внедрения в тело эти чудо-вещи полностью сливаются с организмом своего нового хозяина.
        - П-понятно...
        Это было непереносимо трудно: вот так, с ходу, без подготовки свыкнуться с мыслью, что внутри тебя находится мерзкое паукообразное.
        - Несколько раз часто-часто моргни правым глазом, и «око скорпиона» начнет действовать, после чего ты увидишь «точку смерти» любого существа.
        Судя по интонации, это скорее был приказ, нежели дружеское пожелание, поэтому, во избежание возможных эксцессов, я часто-часто заморгал.
        - Ну что, видно?
        В поле моего зрения находились только Антопц и Зоул, но, как я ни вглядывался, не заметил ничего, хотя бы отдаленно напоминающего пресловутую точку. И если у повелителя зла смерть могла находиться в игле, которая лежала в яйце, схоронившемся в дупле какого-нибудь могучего древнего дуба, то у пумы она должна была присутствовать все же на теле.
        - Ничего не видно, - похоронным голосом отозвался я, понимая, что надо мной жестоко посмеялись, подсунув бракованный экземпляр.
        - Ты не туда смотришь. - Большая кошка была явно удовлетворена результатами эксперимента. - Тело, в котором я нахожусь, - всего лишь пустая оболочка для разума, поэтому у него нет смертельных точек, а наш гостеприимный хозяин...
        Пауза была достаточно красноречивой, чтобы я понял - идея насчет иглы, яйца и дуба была не такой уж и сказочной.
        Ладно. Переведя взгляд на Компота, я увидел ярко выраженные зеленые области в районе головы сердца, и живота. Я потрясение замолчал, не в силах поверить, что стал способен на подобные чудеса.
        - Думаю, хватит любоваться внутренним строением домашних любимцев - пришло время спросить про второй сюрприз. - Внутренний голос, в отличие от его хозяина, быстрее адаптировался к любым, даже невероятным обстоятельствам.
        После первого подарка мне было настолько нехорошо, что даже простое упоминание о втором чуть было не вызвало очередной обморок.
        - Ну а номером два у нас идет... - Предугадавшая мой невысказанный вопрос, пума выдержала очередную эффектную паузу, в продолжение которой у меня в горле застрял плотный ком. - По-настоящему редкая диковинка!
        «Если Зоул прямо сейчас не скажет, что он еще припас в своем волшебном сундучке, то я просто-напросто умру от удушья», - подумал я.
        - Мы умрем от удушья...
        - Согласен, мы.
        - Небольшой сувенир для моего далекого друга Асванха Пиринизона!
        - Асванха... кого? - не сразу понял я, о ком речь.
        - Да для Аспирина же! У Зоула подарок для Аспирина! - пояснил внутренний голос.
        - Он так хотел заполучить эту вещицу, что решился даже на криминал, заслав ко мне группу воров. Но в знак любви, дружбы и солидарности я решил ее просто подарить.
        «Засада. Это определенно какая-то засада», - напряженно подумал я, одновременно протягивая руку, чтобы взять из лапы огромной кошки Свинячью звезду.
        - Посмотри на это с другой стороны, - предложил мой вечный спутник. - У нас в наличии имеются два безумных колдуна. Один посылает заряженную мину - нас - в родные пенаты второго, попутно выдвигая совершенно нереальное требование украсть древний артефакт. Когда задание проваливается, этот второй ни с того ни с сего передает «в знак любви и дружбы» ту самую вещь. Разумеется, первый, как только получит посылку, решит, что с ней что-то не так, и будет мучиться до тех пор пока не поймет, что с ней не так.
        - Не понимаю, к чему ты ведешь.
        - Думаю, со Свинячьей звездой все в порядке, и вопрос «Что с ней не так?» не имеет ответа. А из этого следует, что бедняга Аспирин будет мучиться до конца своих дней, так как ни за что не поверит в искренние чувства своего заклятого врага. В этом-то и заключается месть Зоула - совершить абсурдный поступок, заставив противника искать в темной комнате черную кошку, которой там нет и не было.
        - Знаешь... После того как в моей голове кроме тебя поселился еще и самый настоящий скорпион, которого наш друг Зоул ласково именует трансплантатом, мне стало трудно понимать суть подобных лихо закрученных комбинаций, - устало ответил я. - Разумеется, твоя оригинальная версия имеет право на существование, но с мoей точки зрения постичь истинный замысел этих двух безумцев обычному смертному не дано.
        - Дружок, ты меня слушаешь? - Видимо, пума заметила, что я погрузился в глубокие размышления, поэтому решила вернуть меня из страны грез к суровой реальности текущего момента.
        - Да-да, разумеется, я весь внимание!
        - И что ты думаешь по этому поводу? Вопрос застал меня врасплох, так как, увлекшись беседой с собственным подсознанием, я упустил нить рассказа Зоула.
        - Что я думаю по этому поводу... - неуверенно повторил я, с единственной целью потянуть время. - Думаю... Думаю, что это фе-но-ме-наль-но!
        Решение произнести длинное слово по слогам пришло спонтанно, но, как оказалось, тут я попал в точку.
        - Фе... но... ме... наль... но... - задумчиво повторила пума, как будто пробуя на вкус каждый звук, после чего продолжила: - Ну что ж, в таком случае мы счастливы, что не ошиблись в тебе.
        - В каком смысле? - не удержался я.
        - В самом прямом. Мы заменим стандартную процедуру обычной пуливизации на блестящий обряд экстремально девельтипированной пуливизации. И пусть только кто-нибудь посмеет нас упрекнуть в том, что мы не получили согласия нашего юного героя.
        «Вот ведь.........какая!» - подумал я.
        - Именно............./ - эхом отозвался внутренний голос.
        - Хряв, хрюв, хри-ив, - слабым голоском затравленно тявкнул Компот, видимо, имевший некоторое представление о разнице между обычной и экстремальной пуливизацией.
        - Раз мы достигли определенных соглашений и раздали все причитающиеся героям награды, не будем больше медлить, пойдемте пуливизироваться. - Жестом гостеприимного хозяина Антопц предложил всем следовать за ним.
        «А может, не надо?» - хотел было робко попросить я, но в последний момент передумал, так как вместо неизвестной пули... (бррр, меня передернуло от одной мысли об этой явно нездоровой и опасной процедуре) повелитель тьмы мог запросто засунуть мою несчастную голову все в ту же никуда не девшуюся банку со спиртом, и из этой самой банки все предстоящие обряды показались бы просто сказочным волшебством.
        В общем, с такими грустными мыслями я поплелся вслед за компанией, отправляющейся в секретную лабораторию, чтобы сотворить что-то ужасное с молодым, полным жизненных сил и энергии организмом рядового героя.
        Глава 4
        
        Суть обычной девельтипированной пуливизации состоит в том, что на участок тела, подвергаемый процедуре (в данном конкретном случае - на мое ухо) вешается эдакая небольшая медалька63, после чего производится ритуальный удар небольшим волшебным молоточком.
        Бац - и священнодействие свершилось. Правда, с вероятностью одна треть находящаяся внутри организма субстанция (что бы это ни было) полностью растворится в тканях несчастной жертвы. Экстремальный же вариант данной процедуры подразумевает всю ту же медальку как неотъемлемую часть ритуала и...
        Когда мне объяснили, что именно используется в экстрим-версии вместо небольшого молоточка, моя голова пошла кругом в самом буквальном смысле, ибо это «что-то» являлось огромной кувалдой, кот Вероятно, у него была слабость разбивать слова на составляющие орой управлял безмозглый каменный голем. Представьте себе картину - к вашему уху прикладывают небольшой металлический кружок (чуть больше спичечного коробка), потом подходит адское создание и здоровенным молотом бьет в эту цель...
        Даже если учесть, что он попадет точно в медальку, сами понимаете - голове от этого не легче.
        - Не волнуйся, - все так же не переставая улыбаться-щуриться, произнес Зоул, заметив мою неадекватную реакцию на перспективу надвигающейся экзекуции. - «Крут девяти печатей» - так назывался кусочек металла, в который будут бить - примет удар на себя. Единственное, что может произойти, - эльсуффикатинация сознания. Но и то лишь в самом крайнем случае, - быстро поправился Зоул, видя, как округляются от ужаса мои глаза. - Зато, - жизнерадостно продолжала безумная пума, - вместо шансов один к трем мы будем иметь пятьдесят на пятьдесят, а это, поверь, замечательный показатель.
        - Спроси, что такое эльсуффикатинация, - потребовал внутренний голос.
        - Не буду.
        - Да нет же, спроси!
        - Ты уже знаешь что такое девельтипированная пуливизация, и что - стало легче?
        - Нет, но...
        - Тебе, наверное, интересно узнать, что такое эль-суф-фи-ка-ти-на-ция? - прожурчал ласковым ручейком Зоул, прервав мысленную перепалку.
        - Абсолютно нет, - отрезал я, решив ни под каким предлогом не вдаваться в тайны местной прикладной психологии.
        - Эль... суф... фи... ка... ти... на... ция, - как ни в чем не бывало продолжила пума, не обращая внимания на мой решительный протест, - это... это... - Она мечтательно зажмурилась, будто речь шла о невообразимо приятной вещи. - Это дисбаланс причинно-следственных процессов в твоем сознании.
        - Не понял.
        - Ах, ладно, - игриво махнула лапой огромная кошка, всем своим видом говоря: «Не бери в голову подобную ерунду». - Поговорим об этом позже, а пока в целях, так сказать, сохранности я подержу у себя нашего маленького друга. Ну иди же ко мне, хитрый шуршунчик!
        «Хитрым шуршунчиком», как вы, наверное, догадались, оказалось мерзкое насекомое, которое с противным чавкающим звуком выбралось из моего глаза, после чего, пробежавшись по щеке и плечу, прыгнуло в подставленную лапу пумы.
        - А оно всегда вот так запросто, по первому зову, будет покидать насиженное место?
        В моем вопросе не было ничего, кроме усталого любопытства: в последнее время я стал напоминать молодое деревце, в коре и внутренностях которого свила гнездо стая паразитов. «Око скорпиона», кровососущая пиявка Клара...
        - Ну зачем же так плохо думать о друзьях? - с укоризной покачала головой пума. - Только я могу заставить трансплантат покинуть его законное место, да и то лишь в самом крайнем случае.
        - Экстремальная пуливизация? - весело и слегка истерично подмигнул я оставшимся глазом, одновременно щелкнув в воздухе пальцами.
        - Точно! Она самая. Вот видишь, налицо явный прогресс, ты уже начал свободно ориентироваться в формулировках.
        Не знаю, как долго мы еще могли перемигиваться и похлопывать друг друга по плечу, увлеченно рассказывая о таинствах эльсуффикатинации, трансплантации и трепанации черепа, но тут нас, к счастью, прервали.
        - Посторонних попрошу очистить помещение, - объявил профессор Антопц о начале праздника в Шервудском лесу.
        Только вместо Робин Гуда, стрелы и маленькой монетки в моем случае присутствовали голем, огромная кувалда и... И все та же маленькая монетка, по которой эта кувалда должна была попасть.
        - Ладно, подождем за дверью, - все так же жизнерадостно попрощалась пума, подталкивая к выходу дрожащего всем телом Компота. - А то, знаешь ли, побочный эффект от си-пле-те-ндо-ка-тар-си-са может негативно сказаться на тех, кто окажется слишком близко.
        «Лингвист хренов», - со злостью подумал я о Зоуле, после чего спросил у пиявки, свернувшейся на моей шее:
        - Клара, может быть, ты тоже хочешь уйти? Побочный эффект от сипле... черт, не могу выговорить, но думаю, ты поняла, о чем речь. Так вот, судя по отзывам знающих людей - опасная вещь. Молчишь... Значит, не хочешь... Ну что ж. Рад. Очень рад, что ты не бросила своего единственного кормильца в этот тяжелый момент.
        Я хотел было еще что-то сказать, но не успел - повелитель тьмы посадил меня в кресло, закрепив голову в неком подобии тисков.
        «А как...» - вопрос так и не сорвался с моих уст, потому что в сознании прошелестел голос Антопца:
        - Подумай о чем-то хорошем, не важно о чем...
        - Ха-ха-ха! - забился в припадке истерического смеха внутренний голос. - Честное слово, ловко придумано!!! Нам на ухо вешают маленькую монетку-медальку, зажимают голову-болванку в чугунные тиски, подводят безмозглого монстра с огромной кувалдой, которому предстоит изо всей силы ударить по черепу, и при всем этом предлагают подумать о...
        Голем ударил неожиданно.
        Коротко, без замаха каменный гигант обрушил всю свою страшную мощь на маленький кружок - артефакт, именуемый «Крут девяти печатей».
        
* * *

        Я находился под водой, окруженный игривой стайкой разноцветных тропических рыбок, когда где-то неподалеку раздался протяжный звук подводного колокола. Голова медленно повернулась в сторону источника звука, и я увидел огромный бутон расцветающего прямо на глазах ярко-красного взрыва. Испуганно порскнули в стороны рыбки, потревоженные неведомым чудовищем, вторгшимся в водный тропический рай, а я отчаянно замахал руками, пытаясь отплыть-убежать от неумолимо приближающейся кроваво-красной волны. Сердце бешено застучало в районе разгоряченных висков, и я даже открыл рот, чтобы закричать, но не смог, потому что вместо крика с моих губ сорвались несколько воздушных пузырей, а затем... Взрывная волна все же настигла меня, многотонным прессом обрушившись на голову, смяв и разорвав на клочки несчастное сознание. И все утонуло в безбрежном океане вселенской пустоты...
        
* * *

        С неимоверным трудом подняв тяжелые веки, я увидел высокое безрадостно-серое небо.
        Лежа на спине и бессмысленно глядя в одну точку, я совершенно ни о чем не думал и ничего не хотел. Голова была настолько пустая и ясная, будто из нее кроме мыслей удалили еще и жалкие остатки мозга. В другом месте и в другое время я мог бы даже испугаться по этому поводу, но ватная расслабленность вкупе с какой-то непередаваемой отрешенностью заключили мое сознание (или то, что от него осталось) в непроницаемый кокон.
        - О! Вы только посмотрите - наш герой очнулся! - Голос, несомненно, принадлежал безумной пуме, но мне было до такой степени наплевать, кто или что находится рядом что я не обратил на сию реплику ни малейшего внимания.
        - Вот и прекрасно! - Зоул был явно вне себя от радости. - Не хотелось посылать моему другу Аспирину пустую оболочку без мозгов, иначе он мог натурально обидеться.
        Небо над головой продолжало занимать все мои мысли.
        - Смотрю, ты опять меня не слушаешь, дружок. А ну-ка...
        Раскаленная добела игла боли вонзилась прямо в мозг и мгновенно привела меня в чувство. Инстинктивно схватившись за голову и резким рывком переведя верхнюю половину тела из горизонтального положения в вертикальное, я наконец окончательно пришел в себя и обнаружил, что вся наша команда (Компот, Билли и я) вместе с облезлой пумой-Зоулом находится посреди унылой степи.
        - Вижу, тебе уже лучше, - довольно промурлыкала пума, - поэтому на прощание хотелось бы сказать пару напутственных слов.
        Боль отступила так же неожиданно, как и появилась, и я смог более или менее нормально выслушать финальную речь безумного колдуна.
        - Весь внимание, - с трудом прохрипел я, решив не омрачать прощание всякого рода ненужными эксцессами.
        - Вот и прекрасно. Приятно иметь дело с толковым собеседником.
        - Взаимно.
        - Прямо сейчас мы находимся в точке вашего прибытия на Глов, - начала пума, - и отсюда же через несколько минут ваш героический экипаж стартует в объятия моего давнего друга Асванха Пиринизона. Или, если выражаться твоим языком, вы попадете прямиком в логово Аспирина.
        - А как же Арена? - Я не удержался от главного вопроса.
        - Она от вас никуда не денется, потому что вряд ли мой старый приятель захочет оставить у себя в гостях такого опасного юношу.
        - То есть? - не понял я. - Неужели обряд экстремально девельтипированной пуливизации не увенчался успехом?
        - Обряд при любом раскладе увенчался бы успехом, другое дело, что в случае неудачи твое разрушенное сознание напоминало бы овощное рагу, но на «Растворитель миров» это не повлияло бы никоим образом.
        - Тогда я вообще ничего не понимаю.
        - Ох уж, эта молодежь, - совершенно искренне вздохнула пума, - всегда с вами одни только проблемы и никогда вы ничего не понимаете.
        Вероятно, по моему кислому виду Зоул догадался, что я не горю желанием порассуждать на тему «отцы и дети» с безумной облезлой кошкой.
        - Обряд завершен, и сейчас никто не может сказать, остался в твоем ухе «Растворитель миров» или нет, потому что область, в которой он находится, скреплена «Кругом девяти печатей» - заклятьем, разбить которое может только смерть. Сам понимаешь, при шансах пятьдесят на пятьдесят никто не захочет испытывать на прочность свою психику, отправляя тебя в мир иной.
        - Сдается мне, в этом сумасшедшем доме кто-то заикнулся о психике, - как всегда совершенно не вовремя, ожил внутренний голос.
        - Заткнись, - коротко огрызнулся я и продолжил: - Значит, именно в силу того, что доподлинно неизвестно, являюсь ли я носителем «Растворителя» или нет, Аспирин оставит всех нас в ЖИВЫХ.
        - Ну разумеется, да. Плюс ко всему ему будет страшно интересно - выживет ли ваша команда на Арене, а если не выживет (что лично мне представляется наиболее вероятным), то исчезнет ли измерение, в котором ты умрешь.
        - Насколько я понимаю, кроме Аспирина есть еще несколько любопытных, которым, будет безумно интересно узнать, чем закончился обряд экстремальной пуливизации, - прокомментировал ситуацию мой вечный спутник.
        - Полностью с тобой согласен, - уныло согласился я, - везде, куда не кинь взор, угнездились одни извращенцы и уроды.
        - Спасибо за объяснение, - я переключился на Зоула. - Значит, на этом наше пребывание в измерении Глов благополучно заканчивается?
        - Да, осталась последняя мелочь - послание, которое нужно передать Аспирину вместе со «Свинячьей звездой».
        - Весь внимание.
        Тут Зоул неожиданно стал предельно серьезным, отбросив всю свою показную веселость.
        - Скажешь ему так: «Спор четырех стихий не может быть проклят. Это подарок от чистого сердца». А теперь повтори!
        - Спор четырех стихий не может быть проклят. Это подарок от чистого сердца, - механически повторил я, одновременно прикидывая в уме, не начнет ли Аспирин вытряхивать из моего сознания секреты (которых я и не знаю) после того, как зайдет в тупик с этими непонятными стихиями и чистосердечными подарками.
        - Ну, раз все наши дела улажены и ответы на все вопросы получены, можно отправляться в путь. - К пуме вернулось ее прежнее игривое настроение.
        - Минуточку!
        - Что еще? - Зоул был явно недоволен возникшей задержкой.
        - Последние два вопроса, без ответа на которые я не смогу спокойно умереть на «Арене искупления», - сказал я.
        Это был продуманный ход - безумный колдун сразу купился.
        - А ладно, спрашивай! - великодушно махнула лапой облезлая кошка. - Мне всегда нравились отчаянные сорвиголовы.
        - Есть ли у «ока скорпиона» особые свойства, о которых его хозяину лучше было бы знать, во избежание м-м... как бы это поудачнее выразиться... Ну, в общем, во избежание всякого рода недоразумений.
        - Он не выносит плакс, потому что всегда сопутствовал только настоящим героям, - совершенно серьезно ответил Зоул и, не позволив мне задать уточняющий вопрос, продолжил: - Ну а что у нас следует под номером два?
        - Что случилось с Гархом и...
        - А-а-ха-ха! - серебряным колокольчиком, тонко и пронзительно, засмеялся сумасшедший колдун.
        Он все хохотал и хохотал, в то время как мы с Компотом озадаченно смотрели на эту огромную линяющую кошку, не в силах понять, что смешного было сказано. Прошло не меньше минуты, прежде чем, утирая лапой слезы, пума успокоилась настолько, что смогла дать ответ.
        - С удовольствием бы сказал, что случилось с твоим сумасшедшим другом, но...
        «Уж кто бы говорил про сумасшествие», - подумал я.
        - ...к сожалению, не могу этого сделать. Впрочем, я готов заключить джентльменское соглашение.
        - Держись от этого ненормального подальше, - посоветовал внутренний голос.
        - Какое соглашение? - Теперь пришел мой черед заглатывать наживку.
        - Если останешься жив после приключений на Арене, я сообщу тебе, что случилось с полусмертным.
        Предложение было, конечно, не самое приятное, но, как говорится, за неимением гербовой бумаги пишут на простой.
        - По рукам! - согласился я.
        - По рукам! Какое пре-лест-ное выражение! - в восторге вскричал Зоул, и, наверное, чтобы не осталось неясностей, четко и громко повторил: - По рукам!
        На какое-то мгновение почудилось, что вот прямо сейчас эта большая кошка от избытка чувств кинется мне на шею и примется вылизывать своим шершавым языком. К счастью, до подобных эксцессов дело не дошло. Зоул и правда встал на задние лапы, расставив передние в стороны, но, как оказалось, сделал он это, только чтобы произнести заклинание, которое должно было перебросить нашу команду в логово самого сумасшедшего из всех безумцев, которых мне довелось встретить во всех измерениях.
        Иными словами, мы преодолели границы миллиона миров и вернулись в начало начал - то есть попали в объятия «старого доброго друга», которого в узком кругу, шепотом и за глаза, звали Аспирин.
        Глава 5
        
        Он был все так же неправдоподобно безумен. И, может быть, даже немного больше, чем прежде. Только не надо спрашивать меня, почему я так решил. Может быть, «око скорпиона» навеяло эту мысль; может, что-то другое, однако стоило мне увидеть все ту же сцену, ту же публику, те же декорации и, главное - все того же «гениального» актера, навечно покорившего театральные подмостки, как я сразу же и подумал: «Болезнь прогрессирует».
        На этот раз в театре давали что-то наподобие вольной интерпретации «Отелло», в связи с чем Аспирин изображал зловещего мавра. Что касается внешности мавра, скажу честно - получалось не очень, да и грим был просто из рук вон. Зато образ был более чем зловещий: с этим у Аспирина все было в порядке. Зрители в до отказа набитом зале сидели, словно загипнотизированные бандерлоги перед огромным удавом, не в силах не то что пошевелиться, но даже просто глубоко вздохнуть.
        Сразу же по прибытии в точку назначения я почувствовал себя ужасно неуютно. Захотелось как можно скорее встать и покинуть это гиблое место, но правила в заведении устанавливались его радушным хозяином, поэтому, не в силах ничего изменить, я предпочел тихо посидеть в партере (именно в него нас закинула пума-Зоул), ожидая, когда гений сцены соблаговолит обратить на нашу команду благосклонное внимание.
        Вне всякого сомнения, Аспирин был в курсе прибытия незваных гостей, но этот прогрессивный деятель искусства не мог позволить себе прекратить священнодействие постановки чуть ли не в самом ответственном месте. Он еще около десяти минут напыщенно декламировал какой-то вымученный бред, повторять который у меня нет ни малейшего желания, а затем, по-быстрому скомкав финальную сцену, с пафосом произнес:
        - Ну что ж, я сделал все что мог, а ты не оценила величия души моей. Умри ж, презренная! И помни обо мне в аду!
        - Как ты думаешь, нашему другу кто-нибудь когда-нибудь говорил, что как актер он - полнейшее ничтожество? - Внутреннему голосу так же, как и мне (да наверняка и всем зрителям) было невыносимо тяжело смотреть на эти жалкие актерские потуги выжившего из ума колдуна.
        - Думаю, нет. И, надеюсь, мы не будем первыми. Пусть остается в счастливом неведении.
        - Но почему?
        - Потому, - жестко ответил я, - что лично мне хотелось бы попасть на «Арену искупления» в более или менее приличном виде, а не лишенным каких-нибудь частей тела. Так что мы будем предельно вежливы и предупредительны с этим нестабильным психопатом.
        - Ладно, как скажешь, но, может быть, все же слегка намекнем...
        - Даже не думай об этом, - решительно отрезал я, обратив наконец свой взор на сцену.
        А там, как обычно, была нездоровая психоделическая обстановка. Что, впрочем, неудивительно, если вспомнить, кто был художественным руководителем и идейным вдохновителем сей, так сказать, авангардной труппы. Некоронованный король всех маньяков предпочитал вместо клюквенного сиропа использовать более реалистичные вещи, чтобы уж наверняка скомпенсировать скомканную концовку обилием спецэффектов, залил всю сцену, а заодно уж и прилегающую к ней территорию самой что ни на есть настоящей кровью. Правда, не совсем понятно было, откуда именно она взялась. Единственное, во что хотелось верить, - что эти реки взяты с какого-нибудь мясокомбината, а не принадлежат юным девственницам, которых охраняли (притом неудачно) белые единороги.
        - Иди же сюда, мой орел! Гордость и опора на старости лет. Бесстрашный герой и удачливый вор...
        Слишком глубоко задумавшись о происхождении кровавых потоков, я не сразу понял, что «орел», «гордость», «опора», «герой» и «вор» - не кто иной, как ваш покорный слуга.
        - А можно? - неуверенно спросил я, совершенно не горя желанием выходить на залитую кровью сцену.
        - Ну разумеется, да! - Аспирин буквально лучился радушием.
        «Лучше бы, честное слово, он метал громы и молнии. А то эта тревожная веселость и напускная доброжелательность путают намного больше, чем откровенные угрозы», - напряженно подумал я, одновременно судорожно улыбаясь.
        По замыслу, эта улыбка должна была выразить искренний восторг по поводу нашей неожиданной встречи, но актер из меня никакой, поэтому акция не имела особого успеха ни у Аспирина, ни, тем более, у напряженно молчащего зала.
        - Иду! - фальшиво радуясь, прокричал я, чтобы скрыть неловкость по поводу неудачной улыбки, после чего резво взбежал по ступеням на сцену.
        Компот попробовал было упираться, но я твердой рукой волок его за поводок, так что купаться в лучах славы и потоках крови наша команда направилась сообща.
        - Ну, друг мой, - ласково похлопал меня по плечу колдун, искрящийся от радости, словно гирлянда на рождественской елке, - рассказывай, как ты докатился до такой жизни.
        Я видел глаза пораженного безумием Гарха, но в них, если присмотреться внимательно и постараться найти хорошее, можно было заметить искру разума, плещущуюся на дне бездонных зрачков. Встретившись же взглядом с Аспирином, я понял, что такое настоящее, ничем не разбавленное, предельно сконцентрированное и сжатое в точку безумие. Понял: тот, кто стоит рядом со мной, - не человек и даже не монстр, а что-то совершенно другое. А осознав это, я испугался до такой степени, что начисто потерял дар речи.
        - Что же наш юный друг так засмущался? - спросил колдун, заметив мою реакцию на предложение рассказать, как я докатился до такой жизни. - Смелее, здесь все свои!
        Безупречно вышколенный зал64 разразился бурей аплодисментов, призывая меня не смущаться и поведать благодарной аудитории невероятную историю своей удивительной жизни и замечательных приключений.
        Я попытался было открыть рот, чтобы сказать сам не знаю что, но в последний момент, как будто вспомнив о чем-то важном, засунул руку в карман, вытащил оттуда артефакт с дурацким названием «Свинячья звезда», и протянул сей приз Аспирину, пробормотав:
        - Спор четырех стихий не может быть проклят. Это подарок от чистого сердца.
        Представьте себе каменное изваяние, в которое попало сразу несколько пуль. Лицо вечно улыбающегося комика пошло мелкими трещинами, улыбка стекла каплями грязного дождя, смывающего краску со свежих афиш, а глаза... Глаза засветились изнутри каким-то мертвенно-бледным искусственным светом. Когда на Хэллоуин жгут свечи в тыквах, то прорези глазниц и оскал рта не вызывают никаких особых ощущений, кроме веселья и легкого праздничного испуга, но если начинают светиться глаза сумасшедшего колдуна, то, поверьте мне на слово, становится настолько жутко, насколько это вообще можно представить.
        - Предсказание Альберта, - замогильным голосом произнес Аспирин, забирая у меня из рук подарок облезлой пумы. - Предсказание Альберта оказалось не глупой выходкой испорченного мальчишки.
        И как бы в подтверждение вышесказанного, все с той же бесцветной отрешенностью продекламировал:
        
        На ладонь к нему упадет звезда,
        Тут он вспомнит все и поймет тогда,
        Что уходит жизнь, как пустой фантом,
        Унеся с собой...
        
        Вместо того, чтобы закончить четверостишие, колдун перевел взгляд своих ужасных хэллоуиновских глаз на меня, и в это мгновение я, сам не знаю почему, вдруг понял: он борется с непреодолимым желанием вырвать мое сердце. Вырвать - и забросить его далеко в зал, чтобы обезумевшая толпа, угадав в этом приказ хозяина, бросилась прочь из театра, оставив великого сумасшедшего наедине со зловещими демонами его сознания.
        Аспирин даже уже начал отводить руку для короткого страшного удара, но, опередив его на какое-то мгновение, я чуть ли не выкрикнул ему в лицо:
        - Семьдесят два - это не тридцать два, но поверь, и этих шансов с лихвой хватит, чтобы уничтожить вообще все!
        Боксер, кидающийся на обессиленного и прижатого к канатам противника с одной-единственной целью - добить врага, испытывает ни с чем не сравнимое удивление, пропустив встречный нокаутирующий удар, в один миг переворачивающий все с ног на голову и решающий исход матча. То же самое произошло и с Аспирином: несмотря на мой совершенно невнятный выкрик насчет семидесяти двух счастливых процентов, он понял, что «Растворитель миров», возможно, все еще во мне, и... И это остановило его.
        «Сам понимаешь, при шансах пятьдесят на пятьдесят никто не захочет испытывать на прочность свою психику, отправляя тебя в мир иной!» - всплыла в памяти забытая было фраза. Дружище Зоул все-таки знал, о чем говорил. - Проклятый Альберт... - пробормотал колдун, после чего уже совершенно спокойно, без всех своих дурацких ужимок и кривляний, сказал: - Для тебя же самого будет лучше умереть на Арене.
        «Правда?!» - хотел было нагло поинтересоваться я, отчего-то вмиг растеряв весь свой страх, но не смог этого сделать.
        Любитель дешевых эффектов на сей раз решил отказаться от своих обычных пошлых глупостей и одним коротким щелчком пальцев отправил отважных героев туда, откуда они когда-то пришли.
        «А как же Клара?» - хотел поинтересоваться я напоследок, но не успел. Все произошло слишком быстро - мгновение назад я еще стоял перед сумасшедшим маньяком, а теперь...
        Теперь мое тело в очередной раз разобрали на запчасти, чтобы собрать в очень далеком и страшном месте. Там, где меня с нетерпением ожидали новые, еще более увлекательные и будоражащие воображение приключения.
        
* * *

        Причудливое колесо мироздания совершило очередной резкий поворот, в результате чего наша команда вернулась к черте, от которой все началось: к третьему раунду гладиаторского поединка на «Арене искупления». Три недели назад Аспирин вырвал нас из этой точки пространства, чтобы использовать в своих гнусных целях... Нет, об уничтожении вселенной все-таки лучше сказать «в безумных целях», И вот теперь, после того как мы преодолели все мыслимые и немыслимые препятствия, все вернулось на круги своя. Миссия закончена, герои-наемники больше не нужны, и нестабильный колдун-работодатель выкинул их на свалку истории. Или, точнее сказать, в зоопарк, в котором мы выступали в роли живого корма для разного рода экзотического зверья.
        «А все почему?» - может возникнуть у вас вполне резонный вопрос.
        Да потому...
        Потому...
        Потому что этот......Аспирин, этот.........Компот, этот........Фромп и этот.........Зоул втянули несчастного юношу (то есть меня) в жуткую историю.
        В общем, я мог бы много чего сказать по этому поводу, но не стану этого делать, ограничившись короткой справкой.
        Время в разных мирах течет по-разному. На Глове прошло около трех недель, а в Сарлоне - столице объединившихся измерений - меньше секунды. Поэтому наше исчезновение с арены и появление на ней прошли незаметно. Как для публики, слишком увлеченной перипетиями кровавой драмы, так и для нашего очередного соперника маала, чей примитивный разум волновала только одна примитивно-плотская мысль: как бы поскорее набить свой безразмерный желудок. Все остальное находилось за пределами его интересов.
        Что ж, все действующие лица вновь оказались на сцене, публика в партере перестала шуршать обертками от конфет, затаив дыхание в ожидании очередного акта этой дешевой постановки, и...
        Легкий, практически неуловимый поцелуй вечности вдохнул жизнь в бездушных марионеток, и замерзшая сосулька времени оттаяла наконец первой секундой-каплей.
        После чего на нашу многострадальную команду обрушился девятый вал очередных неприятностей.
        И поверьте мне на слово - это были весьма конкретные и более чем реальные неприятности.
        Глава 6
        
        Наше появление на «Арене искупления» прошло до невозможности буднично и обыденно.
        Солдат, ушедший на войну и долгих три года мечтавший вернуться домой, слишком идеализирует родные пенаты, поэтому, когда он наконец возвращается и видит все тот же не изменившийся дом со знакомым до боли пейзажем вокруг, ловит себя на мысли: «А происходили ли вообще все те кровавые ужасы, которые навсегда запечатлелись в моем воспаленном сознании, или я просто полчаса назад вышел в близлежащий магазинчик и, быстренько купив все необходимое, вернулся домой?!»
        Если бы не остатки затухающей боли65 и не зажатые в руке два шприца, наполненных сублиматором жизненной энергии, я мог бы всерьез подумать, что не было никакого Глова, не было ни толденов, ни ордена Кен, ни Антопца, ни прочих неприятных личностей.
        Впрочем, в данный момент все эти выкладки не имели никакого отношения к действительности. С противоположного конца арены к нам не торопясь подползала огромная отвратительная туша маала, явно рассчитывающего поживиться беспомощными противниками.
        «Ну что ж, - подумал про себя я, - раз уж управление этим шоу полностью перешло в мои руки, а устроители остаются в полнейшем неведении, то стоит выжать максимум из сложившейся ситуации».
        - Только не забудь, что у тебя якобы повреждена нога, - напомнил внутренний голос.
        - О'кей!
        - А как же Компот и Билли? Разве ты не хочешь привести их в норму?
        - Не сейчас. Мы ведь должны продемонстрировать кровожадной толпе, на что способны настоящие герои?
        - Ну, разумеется.
        - В таком случае сначала устроим небольшое показательное выступление, выставив себя в самом выгодном свете, а уж только потом приведем в чувство верных соратников.
        - Ладно, делай, как знаешь, только постарайся произвести впечатление на принцессу.
        - С этим, думаю, особых проблем не возникнет.
        Медленно встав, я отбросил в сторону не нужный больше щит, подошел к Билли (слегка прихрамывая) и взял у него второй меч.
        После чего, отойдя на несколько шагов от бесчувственных тел своих товарищей66, я повернулся к королевской ложе, приложил оба меча (плашмя, разумеется) ко лбу, слегка поклонился, затем стремительно прочертил в воздухе одним из клинков замысловатую кривую в форме латинской «Z», и голосом, в котором смешались звенящая песнь отточенной холодной стали и возвышенное благородство пылкого сердца, четко, почти по слогам, произнес фразу римских гладиаторов:
        - Идущий на смерть приветствует тебя!
        Даже самому последнему идиоту было понятно, что мои проникновенные слова обращены не к коронованному мерзавцу Фромпу, а к его юной невесте - принцессе Bee.
        По трибунам пронесся сдержанный вздох, Мужчины оценили благородный порыв воина, бесстрашно смотрящего в глаза надвигающейся смерти, а женщины подумали о том, что остались еще в этом меркантильном мире благородные рыцари, готовые, не задумываясь, бросить к ногам возлюбленной все что угодно, включая собственную жизнь.
        Одним словом, эффект получился таким, каким и ожидался - симпатии всей Арены67 мгновенно оказались на моей стороне.
        Выдержав некоторое подобие паузы, я воткнул оба меча в землю прямо перед собой и, запрокинув голову, расставил руки в стороны.
        - Тебе не кажется, - дипломатично начал внутренний голос, - что копировать классическую сцену из «Титаника» - это уже некоторый перебор?
        Огромная туша маала тем временем все так же лениво двигалась в моем направлении.
        - Людям нравятся такого рода красивые эффекты. Согласись, совсем не одно и то же просто, без всякой фантазии, зарезать огромного монстра и обставить это дело так, чтобы потом о твоем подвиге долго вспоминали.
        - Соглашусь, но ты ведь ничего не знаешь о том чудовище. Может быть, с его стороны это всего лишь уловка. Пока ты будешь изображать из себя благородного рыцаря или копировать особенно удачные моменты из трогательной киносаги о любви, которая разбилась об айсберг, наш противник может сделать один стремительный бросок - и хрясь... Кое-кто на трибунах, может быть, даже пустит слезу по поводу нашей преждевременной скоротечной кончины.
        Вне всякого сомнения, он был прав. Огромная туша маала выглядела слишком неповоротливой и медлительной, создавая впечатление, что монстр не способен догнать даже ребенка. Но как обстоят дела на самом деле, я мог только догадываться, и потому, во избежание ненужного риска, решил начать действовать.
        Правая рука потянулась к мечу и выдернула его из твердого покрытия Арены. Одновременно с этим, словно снайпер, приникший к окуляру оптического прицела, я закрыл левый глаз и принялся быстро моргать правым. В результате всех этих манипуляций «око скорпиона», трансплантат, вживленный в мою голову, начал действовать. И я увидел «смертельную точку» - область, поражение которой мгновенно приводит к фатальному результату. Как только мой взгляд зафиксировал зону поражения, все сразу встало на свои места, и я понял, в чем сила этого медлительного создания. Маал был огромным монстром, отдаленно напоминающим кусок слизи. Изюминка заключалась в том, что его практически невозможно было убить, так как для этого пришлось бы добираться до мозга размером с грецкий орех, спрятанного в самом центре огромной туши. Представьте себе, что на вас неотвратимо надвигается пудинг величиной с дом, настолько вязкий, что его практически невозможно разрубить. И у этого создания нет ни глаз, ни обычных нервных окончаний... Да вообще ничего.
        К тому времени, когда вы отрубите хотя бы несколько небольших кусков, силы окончательно покинут усталые мышцы и огромная тварь накроет своим телом некогда отважного героя, а потом высосет из него все соки.
        Учитывая тот факт, что наша команда фактически не могла двигаться, это был прекрасный выбор. Не стоит забывать и о психологическом аспекте - герой, доблестно павший в отчаянной схватке с ужасным клыкасто-зубастым динозавром, вызывает намного больше сожаления и уважения, чем тот, кого впитала через кожный покров какая-то недоделанная улитка.
        Нет, определенно подлец Фромп все идеально просчитал. Единственное, чего он не учел, - в арсенале одной из жертв нашелся очень нужный трансплантат, известный в узких кругах под названием «око скорпиона». Не знаю точно, что он собой представляет, так сказать, технически, но антимагический полог Арены молчал, а значит, трансплантат следовало отнести скорее к области научной фантастики, нежели к области магии.
        Маал, подползший на расстояние пяти шагов, уже закрыл своей огромной тушей полнеба, а впечатлительные зрители68 даже закрыли глаза, чтобы не видеть ужасную смерть прекрасного юноши, когда...
        «Око скорпиона», кроме всего прочего, брало под контроль мышцы правой руки, поэтому все, что от меня потребовалось, - просто захотеть попасть в указанное место. Остальное произошло просто и красиво. Меч сорвался с руки и с невероятной скоростью вошел в тело огромной твари.
        Бросок был настолько силен, что остро заточенное лезвие пронзило вязкую плоть вплоть до того места, где находился крошечный мозг.
        Хрясь...
        Хрупкая скорлупа грецкого ореха лопнула под воздействием неожиданного вторжения извне, и то, что еще мгновение назад было страшным, почти неуязвимым монстром, едва-едва сохранявшим подобие формы, растеклось огромной студенистой лужей по поверхности арены.
        Я молча вытащил второй меч из земли (он все еще торчал прямо передо мной) и, прочертив в воздухе все ту же латинскую «Z», изысканно поклонился ошеломленной публике.
        - Честное слово, это неприкрытый плагиат - изображать из себя героя комикса, - вновь ожило мое подсознание. - Ты бы мог быть более оригинальным и использовать в качестве фирменного знака любую другую букву алфавита. Ну, или вывел бы в воздухе любовное послание к принцессе...
        - Ты просто завидуешь, - ответил я, и тут трибуны пришли в себя, взорвавшись бурей оваций.
        Толпа, пришедшая посмотреть на посредственное кроваво-разделочное шоу, получила взамен зажигательный бенефис с блестящим исполнителем главной роли и легкой любовной интрижкой в нагрузку. А ведь это было только начало! Впереди публику ждали еще четыре роскошных раунда69, а с ними - десятки незабываемых моментов.
        В очередной раз галантно раскланявшись во все стороны, я поднял руку, призывая публику к тишине. И, надо же: стотысячная толпа послушалась и мгновенно затихла.
        - В далеких краях, откуда я родом, есть древний обряд, именуемый «стрела, разрывающая сердце», - начал я. - Совершать его могут только по-настоящему сильные духом, потому что вместе с выстрелом лучник теряет часть собственной жизненной энергии.
        - Ты что, решил поведать им от начала до конца печальную историю Хрустального принца, поменявшего цвет крови с красного на черный? - встрепенулся внутренний голос.
        - Поверь мне на слово, я-то могу спокойно это сделать, но не буду, потому что, во-первых, сейчас еще не время, а во-вторых, это часть шоу, так что не мешай, пожалуйста, работать.
        - Однако человек наделен способностью не только разрушать, но и созидать, - продолжал я, удерживая в своей власти затаившую дыхание аудиторию, - поэтому издавна в моем роду...
        - Эй, не забудь сказать «в благородном»!
        - ...издавна в моем благородном роду от отца к сыну передавалась способность излечивать смертельные раны, отдавая часть собственной жизненной энергии. Только два раза человек, наделенный особыми качествами души, может отдать свою силу другому. Третья такая попытка до конца исчерпает его жизненный потенциал, и лекарь умрет.
        - Ну еще бы, ведь у тебя всего два укола сублиматора, - язвительно вставило подсознание, которое явно завидовало черной завистью моему ошеломляющему успеху.
        - Под куполом этой арены установлен антимагический полог, препятствующий волшебству, и правила Арены гласят, что магия категорически запрещена в поединках на смерть, - не сбавляя темпа, продолжал я. - Но в том, что я сейчас сделаю, нет и не может быть ничего запретного и противозаконного.
        - Перед тем как воткнешь шприц в попу друга, не забудь пробормотать что-нибудь напыщенно-величественное. Скажем, «крибле-крабле-бумс» или что-нибудь из той же оперы.
        Не обращая внимания на выпады подсознания, я подошел к Билли, встал на одно колено, склонив голову, как будто в глубоком раздумье или в предельной концентрации, а затем картинно возложил руки на грудь моего несчастного друга.
        - Ужасная... ужаснейшая, к тому же приторно-слащавая пошлятина! - вскричал окончательно потерявший голову от зависти внутренний голос.
        - Каждому действию свое место и свое время, - печально и торжественно (с расчетом на публику) произнес я и впрыснул Билли порцию сублиматора.
        Шприц был небольшой и прекрасно умещался в ладони, так что ни у кого из свидетелей этого наглого шарлатанства не было шансов заметить, каким именно образом «чудо-лекарь» надул доверчивую публику.
        Грузное тело Билли изогнулось дугой. Это случилось так быстро, что я завалился на спину - к счастью, не выронив шприц.
        Пока я поднимался, Билли все продолжал биться в судорогах70.
        - Если собираешься ломать комедию до конца, лучше изобрази общую слабость, - посоветовала моя вторая половина. - Ты ведь только что потерял треть жизненной энергии, поэтому у публики могут возникнуть подозрения, если ее герой резво встанет и будет прыгать по арене как ни в чем не бывало.
        Идея была своевременная - я и в самом деле чуть не упустил из виду эту деталь. А единожды вжившись в роль, надо уж играть по правилам до конца. Зловещая «Арена искупления» - не то место, где прощаются даже мелкие промахи, не говоря уже о серьезных проколах.
        Пока местные уборщики падали соскребали с поверхности желеобразные остатки маала, а я лежал, широко раскинув руки и якобы впитывая энергию Космоса, Билли окончательно пришел в себя, встал и с хрустом потянулся.
        - Приятно снова ощутить до боли родное тело, - жизнерадостно произнес он фразу с подтекстом, услышав которую, посторонний человек наверняка ни о чем особенном не подумал бы, но лично мне она сказала очень и очень о многом.
        - Да... Могу тебя понять, - слабым голосом смертельно уставшего человека пробормотал я.
        - Что-то не так? - встрепенулся толстяк, изумленно глядя на мою слегка экстравагантную позу.
        - Нужно некоторое время, чтобы восстановиться после того, как я отдал тебе часть своей жизненной энергии...
        Акустика на арене была очень странная, и весь этот разговор был для того, чтобы убедить организаторов шоу: я веду честную игру и не пользуюсь грязными приемами ярмарочных шарлатанов, бессовестно дурачащих публику.
        - Понял, - участливо кивнул здоровяк и после некоторой заминки спросил: - А на старика-то тебя хватит?
        - Постараюсь, - чуть слышно прошептал я, всем видом выражая крайнюю степень усталости.
        - Ну тогда лежи. Набирайся сил, а я позабочусь, чтобы наш следующий противник, кем бы он ни был, пожалел о том, что вообще появился на свет...
        Было очевидно, что Билли, слишком долго пробывший обычным поводком, сейчас полон сил и решимости сразиться с кем угодно.
        - Кстати, а что это за оживление на трибунах? - решив сменить направление разговора, спросил я.
        - Несмотря на то что в поединке семь раундов, третий здесь считается половиной дистанции, - охотно пояснил толстяк. - И если к его окончанию команда героев все еще пребывает в более или менее приличной форме, то разрешается делать новые ставки на тотализаторе. Конечно, выплаты уже не те, что с исходных ставок, но и так можно заработать или потерять очень много денег.
        - А если исходить из того, что Фромп взбешен моими выходками, то, думаю, нас постараются похоронить уже в четвертом раунде, - чуть слышно пробормотал я себе под нос.
        Но Билли услышал.
        - Ничего, вот увидишь, мы еще повоюем, - бодро ответил он.
        Однако, как это бывает всякий раз, когда речь идет об очередной порции неприятностей, я оказался прав. Спустя некоторое время на Арене появилась тварь, видимо, приходившаяся дальним родственником кошмарному шрадху, которого ценой неимоверных, усилий (и благодаря очень своевременной помощи Аспирина) нам удалось одолеть в первом раунде.
        - Кто это? - спросил я из чистого любопытства, все еще продолжая лежать на спине и прилежно исполнять роль обессилевшего целителя.
        - Амкараджс, - ответил толстяк. И добавил: - Серьезный противник...
        - Судя по тому, что эта тварь чуть ли не точная копия шрадха, в этом не приходится сомневаться. Но ты же сможешь ее завалить?
        - М-мм, - задумчиво потер лоб мой боевой товарищ. - Если откровенно, шансов мало.
        - Ладно, тогда просто отвлеки его хотя бы ненадолго, а я попробую восстановиться и помочь тебе...
        - Договорились.
        Подозреваю, что если бы Билли не знал об «оке скорпиона», то не был бы так спокоен. И действительно - о чем переживать, если нужно всего одно небольшое усилие с моей стороны, чтобы отправить эту жуткую тварь обратно в ад, из которого она по недоразумению выползла на Арену.
        
* * *

        Все дальнейшее действие на этой низкопробной цирковой площадке нельзя охарактеризовать иначе, как бессовестное надувательство доверчивой публики. Причем краплеными картами (да еще и отчаянно передергивая) играли не только Фромп и его свита - устроители этого «честного спортивного состязания», - но и сами участники: я, Билли и Компот.
        И если король исходил из чисто корыстных побуждений, поставив через подставных лиц внушительную сумму на исход мероприятия, то мы просто пытались выжить. Думаю, это нас вполне оправдывает - ведь на битву с чудовищами мы вышли отнюдь не по доброй воле.
        Итак, если отбросить в сторону эмоции, оставив только голые факты, то расклад получался такой. Перед тем как расправиться с маалом, я в очередной раз почти без иносказаний признался в любви юной принцессе в присутствии ее престарелого жениха, что, разумеется, не могло не вызвать взрыв ярости у коронованного негодяя. А тут еще и симпатии толпы перешли на мою сторону, и это было также крайне неприятно Фромпу. Не говоря уже о том, что гладиаторские бои устраивались в честь помолвки коронованных особ и никаким образом не преследовали цель раскрутить очередную поп-звезду, возведя на пьедестал народной любви молодого перспективного героя. Но даже если бы двух названных причин оказалось недостаточно, то была ведь еще и третья: хватило одного короткого разговора, чтобы понять - Фромп и я ненавидим друг друга той чистой, абсолютной, неразбавленной ненавистью, которая может иссякнуть только со смертью одной из сторон. Как вы, наверное, уже догадались, на роль покойника в этой паре не без оснований претендовал ваш покорный слуга.
        Но просто взять и убить врага - это примитивно. А старая лиса Фромп слишком поднаторел в дворцовых интригах, чтобы остаться простеньким прямолинейным негодяем и позволять голым эмоциям решать за себя.
        Хотя он и был в ярости71 и, с точки зрения большинства зрителей на арене, должен был скормить чудовищам наглецов, бросивших вызов его авторитету, уже в четвертом раунде, но...
        Но старый мерзавец решил, во-первых, поиграть с нами, словно кошка, дарящая пойманной мыши призрачную надежду на спасение, а во-вторых, сорвать банк, поставив очень крупную сумму на то, что мы умрем только в последнем раунде - седьмом.
        Сладкое блюдо мести, обильно приправленное крупной суммой наличных, - что может быть лучше этого? Особенно с точки зрения прожженного негодяя...
        Правильно. Абсолютно ничего. Именно поэтому наша команда добралась живой до того самого седьмого раунда, в котором нас ждала неотвратимая смерть.
        Кстати, о благородстве! Поверьте мне на слово: та благородная мрачная темница, в которую нас кинули жуткие зомби Антопца, и тот мерзкий чулан, где держал нас негодяй Фромп, мягко говоря, разные вещи: бытовые условия и сервис в первой на порядок превосходят класс и уровень обслуживания во второй. Так что даю совет: если вдруг решите на досуге, от нечего делать, стать супергероем, не спутайте, пожалуйста, некромантские апартаменты класса люкс с дешевой третьесортной ночлежкой, которая только и годится, чтобы кое-как переночевать, а утром, сдав номер, невыспавшимся и совершенно разбитым, отправиться на эшафот.
        Глава 7
        
        Уже на исходе четвертого раунда я ясно понял, что мерзкий король затеял грязную игру, в которой правила устанавливаются прямо по ходу - причем устанавливаются им самим и никем более.
        Билли отвлекал внимание амкараджса72, а я, когда решил, что времени, проведенного в горизонтальном положении, достаточно, чтобы восстановить утраченную энергию, в очередной раз задействовал «око скорпиона».
        Со стороны это наверняка выглядело весьма впечатляюще: ослабевший от потери жизненной силы герой с трудом встает и, слегка пошатываясь, направляется в самую гущу сражения, дабы помочь своему другу покончить с очередным кошмарным чудовищем.
        - Народ требовал зрелищ - он их получит, - одобрил мои действия внутренний голос.
        - Ну, в этом, успехе не только моя заслуга! - В свой звездный час я был великодушен как никогда. - Вся наша команда прошла долгий и опасный путь, прежде чем. предстать перед многотысячной аудиторией во всем блеске своего великолепия.
        Продолжая мысленно расточать комплименты всем и вся, в то же время не забывая придерживаться амплуа смертельно изможденного человека, я заковылял в сторону битвы, часто-часто моргая правым глазом.
        Все произошло как и в первый раз - быстро и четко. Зрачок расширился, и я увидел жизненно важные точки на теле чудовища. В отличие от примитивного слизня маала, этот монстр стоял на более высокой ступени эволюции, поэтому имел не только подобие мозга, но и внутренние органы, повреждение которых могло привести к фатальному результату. Иными словами, у амкараджса было несколько мест, попадание в которые привело бы к смерти. Но вот что интересно: в отличие от других зон поражения (я видел их в виде светло-зеленых светящихся контуров), обширная область сердца чудовища была изъедена огромными рваными черными кляксами. А это значило, что наш противник находится в шаге от роковой черты, отделяющей жизнь от небытия.
        Идею о том, что устроители соревнований могли не проверить, здоров ли их очередной любимец, я отмел с порога: Фромп никак не походил на руководителя, не умеющего подбирать квалифицированный персонал для ответственных мероприятий. Маловероятной представлялась также та версия, что несчастный амкараджс настолько переволновался перед битвой, что перед самым выходом на манеж его доброе ранимое сердце не выдержало нагрузки и разбилось в щепки о мощные рифы инфаркта.
        Нет. Пройдя все ужасы Глова, я стал смотреть на этот безумный мир более трезво, поэтому мне не понадобилось слишком много времени, чтобы прийти к единственно верному заключению - чудовище умышленно выпустили на Арену в таком ужасном состоянии. Терзаемое непрекращающейся внутренней болью, оно и не помышляло о том, чтобы кого-то убивать. Вся эта показная активность была не более чем реакцией смертельно раненного быка на красную тряпку, маячащую перед его помутневшим взором.
        «Ну что ж, - подумал я, - раз все предрешено, будем ломать комедию до конца. Жаль только, нельзя сказать Билли о том, что я разгадал эту несложную загадку. Проклятая акустика Арены!»
        Сделав еще пару шагов к чудовищу, я резко остановился, очень натурально изобразив непомерное удивление: как будто со всего размаха налетел на невидимую стену. Затем я чуть наклонил голову, выронил меч и, медленно поднеся обе руки к груди, прижал ладони к сердцу.
        Идеально рассчитанная пауза длилась не меньше семи секунд, в течение которых все внимание публики переключилось на сраженного недугом героя, а затем я рухнул на колени (еще одна, пятисекундная, пауза), чуть постоял в такой молитвенной позе и только после этого, повернув голову в сторону королевской ложи (прощальный взгляд на возлюбленную), медленно завалился набок...
        Скажу без ложной скромности: все было выполнено настолько натурально, что пришлось даже пойти на определенные жертвы - моя несчастная голова от удара о покрытие приобрела очередную шишку. Но что поделаешь: играя романтическую роль прекрасного рыцаря, халтурить нельзя никак.
        - Можешь для убедительности судорожно вытянуть руку в сторону своей пассии и в агонии поскрести ногтями по земле. - Веселью моей второй половины, казалось, не будет предела. - Уверяю тебя, подобные действия прекрасно впишутся в общий контекст твоего сольного выступления.
        - Думаю, это будет уже чересчур. - Я и сам, откровенно говоря, с трудом сдерживал смех, готовый вот-вот прорваться наружу.
        Почувствовать себя великим артистом, звездой сцены первой величины, героем с глянцевой обложки - это, скажу вам, незабываемое ощущение. К тому же, больше чем уверен, сердце короля учащенно забилось при мысли о том, что один из двух оставшихся героев (Компота-то я так и не оживил) сыграл в ящик, поставив своей нелепой кончиной под удар блестящую комбинацию, что может привести к ощутимым материальным потерям.
        Но что, пожалуй, самое интересное - в мою бездарную игру поверили не только все зрители на трибунах, но даже Билли.
        Я лежал таким образом, что в поле зрения не попадал участок сражения, поэтому не видел, что сделал и каким образом достал и без того полудохлого монстра мой друг, но одно могу сказать точно - не прошло и минуты после того, как изможденное тело юного героя картинно рухнуло на пропитанную кровью землю, а огромное чудовище уже билось в агонии, орошая окрестности горячей струей свежей крови.
        Не на шутку встревоженный толстяк подбежал ко мне и, склонившись над распростертым телом, принялся усиленно трясти за плечи, будто такое обращение может привести умирающего в чувство.
        - Малыш! Не умирай! Пожалуйста! - В этом крике души были неподдельная боль и искреннее страдание.
        Мне даже на какое-то время стало стыдно за то, что я заставил волноваться своего верного товарища, но что поделать - не мог же я сказать: «Билли, все в порядке, я просто валяю дурака, напоследок красуясь перед девушкой, потому что нас стопроцентно убьют в седьмом раунде». Так как мне по-прежнему было неясно, как работает акустика в этом месте, подобная реплика могла иметь самые плачевные последствия. Поэтому я ничего не сказал, а только изверг из своей груди едва слышимый стон.
        Повинуясь порыву своего большого и честного сердца, толстяк взял меня на руки и медленно понес в сторону по-прежнему неподвижного Компота. Мои голова, руки и ноги свешивались вниз безвольными плетями. Комфортным такой способ передвижения назвать было трудно, но истинное искусство, как известно, требует жертв - с точки зрения художественного замысла пьесы в целом и проработки данной мизансцены в частности, именно это положение было ближе всего к идеалу.
        Огромный, залитый кровью воин торжественно несет прекрасного юношу, отдавшего ему часть своей жизненной энергии73 и заплатившего за сей благородный поступок неимоверно дорогую цену.
        И все же хорошо, что Билли, серьезно опечаленный моим самочувствием, шел медленно и торжественно, как и подобает человеку, убитому горем.
        - Ну вот, теперь мы уж точно собрали воедино все финалы приторно-слащавых голливудских постановок и вылили весь этот сироп на головы местной аудитории. - Внутренний голос решил заполнить небольшую паузу, во время которой мои действия как актера практически сводились к нулю. - Послушай-ка, а тебе не кажется, что мы все же слегка переигрываем?
        После всех этих впечатляющих сцен образ безвольного тела уже не мог полностью удовлетворить такой яркий артистический темперамент, как мой, поэтому я ответил чуть резче, чем следовало:
        - Нет, не кажется.
        - Ну-ну... Я смотрю, ты настолько вжился в образ, что и вправду считаешь себя борцом за справедливость, отдавшим всю кровь, до последней капли, во имя великой идеи.
        А ведь он прав - я так увлекся, играя на публику, что даже на мгновение забыл: это не настоящая жизнь и даже не театр, а всего лишь дешевый обман со всеми его атрибутами. Проклятый седьмой раунд...
        - Прости, был не прав. Совсем крыша поехала с непривычки - сам же видишь, какой головокружительный успех.
        - Я-то, конечно, прощу, а вот что скажет Билли, когда узнает?!
        Как раз в этот момент мы достигли места, где лежал не подающий признаков жизни Компот, и расчувствовавшийся толстяк пробормотал:
        - Что же с тобой сделали эти.........?!
        Он всегда умел живописно и красочно охарактеризовать негативные качества наших врагов, но на этот раз, как мне показалось, превзошел самого себя.
        Билли переместил свою огромную ладонь к моему затылку и осторожно приподнял безвольно свешивающуюся голову. Тут я всерьез испугался, что он пойдет до конца: поцелует меня в лоб, бережно положит на землю и закричит на всю арену страшным голосом что-нибудь такое, чего и говорить-то не стоит.
        Может быть, он так и поступил бы, но я вовремя успел открыть глаза, и впечатлительный Билли увидел в них искры вполне здорового веселья.
        У полупокойников подобное жизнерадостное настроение встретишь редко, так что толстяк сразу понял: перед ним - элементарный симулянт. Его взгляд потемнел от гнева, а затем он опустил руки, и я, никак не ожидавший подобной реакции, рухнул на землю, даже не успев сгруппироваться.
        - Во-оу! - непроизвольно вырвался из горла едва ли не предсмертный хрип.
        - А-ах! - судорожно вздохнули трибуны, вероятно, решив, что молодой герой окончательно испустил дух - только так можно было объяснить варварское обращение Билли с моим неподвижным телом.
        Пока происходили эти волнующие события, с арены утаскивали тушу мертвого амкараджса, одновременно посыпая свежим песком огромное пятно растекшейся крови.
        Я упал совсем рядом с Компотом, и мои пальцы непроизвольно коснулись его лица.
        - Кажется, колдун начинает остывать, - прокомментировал ситуацию внутренний голос.
        - Проклятье, - выругался я про себя. - Старик находится между жизнью и смертью, и все, что нужно - как можно быстрее ввести ему порцию сублиматора. Но если я сделаю это сейчас, всем станет понятно, что налицо явное мошенничество.
        Решение пришло почти мгновенно.
        - Мне кажется, это нелепый и бессмысленный замысел, - опять встряло мое подсознание.
        - У нас дешевый водевиль для непритязательной публики, а не высокохудожественная драма, - огрызнулся я. - Поэтому можно не озадачиваться стыковкой заведомо тупых кусков сценария. А впрочем, только ради тебя - попытаюсь хоть как-то свести концы с концами.
        - Мне нужно немного взбодриться, чтобы оживить старика, - пробормотал я прерывающимся от слабости голосом, обращаясь к Билли. - Несколько пощечин могут привести меня в норму.
        Два раза повторять не пришлось...
        Затрещина была настолько сильной, что голова резко мотнулась в сторону. Вообще-то, это была не столько пощечина, сколько удар.
        «Ты мне чуть было не выбил все зубы!» - хотел было обиженно закричать я, ощущая, как рот наполняется кровью, но, к счастью, не успел, потому что второй удар, не менее сильный, обрушился на другую щеку.
        Перед глазами замельтешили искры, и я понял, что если не хочу фатально пострадать, нужно как можно скорее вставать на ноги. Наверняка у моего взбешенного друга все же хватит ума не посылать на глазах у всех «пришедшего в себя» соратника в нокаут.
        С огромным трудом преодолевая головокружение и шатаясь из стороны в сторону (на этот раз вполне натурально), я уперся руками в грудь лежащего совсем рядом Компота и встал на колени.
        - Спасибо, - прохрипел я, сплевывая на землю накопившуюся во рту кровь.
        - Всегда рад помочь другу! - жизнерадостно воскликнул Билли, испытывающий тайное сожаление, что не может дать мне еще пару увесистых затрещин.
        - Что-то я слегка ослаб, ты бы не мог выступить в качестве глашатая?
        - Для тебя - все что угодно!
        Потрогав языком слегка пошатывающийся зуб, я подумал, что для собственного же спокойствия не стоит злоупотреблять отзывчивостью толстяка.
        - Тогда повторяй. Мои силы на исходе, но если я не попытаюсь сейчас спасти своего слугу, то он умрет.
        - Дамы и господа! Сейчас мой юный друг вылечит старую развалину! - просто и без изысков объявил толстяк.
        - Тебе не кажется, что такой бездарный перевод может низвести классическую драму до уровня тривиального похода к ветеринару с целью подлечить лапку слегка захромавшему хомячку? - возмущенно поинтересовалось мое подсознание.
        - Да уж... Ты прав. Может быть, Билли действует из самых добрых побуждений, а может быть, просто мстит за то, что мы его одурачили своей мнимой кончиной. Но как бы там ни было, лучше больше ничего не говорить. Язык жестов красноречивее всяких слов.
        Некоторое время я постоял, как будто собираясь с силами, а затем, задрожав всем телом, как от нечеловеческого напряжения74, переместил ладони к животу колдуна и так же, как в первом случае (то есть тайно от зрителей), сделал инъекцию сублиматора.
        И ничего не произошло...
        - Факир был пьян, и фокус не удался, - не слишком удачно пошутил внутренний голос.
        Но мне было не до его заезженных острот. В голове неожиданно всплыла фраза из давным-давно прочитанной инструкции: «Сублиматор жизненной энергии. При фатальных повреждениях трансформирует часть ментальной энергии в физическую. Из-за повышенного риска перейти точку невозвращения (Пальтилойскую грань) рекомендуется применять только в случае крайней необходимости».
        Трижды испробовав сублиматор (на соме, на себе и на Билли), я как-то упустил из виду, что это не лекарство, а ядреная отрава с непредсказуемым действием.
        Видимо, старику не повезло, и вместо того, чтобы ожить, он перешел точку невозвращения - загадочную Пальтилойскую грань.
        - Ну что?! - прервал мои грустные размышления встревоженный Билли.
        - У меня было слишком мало энергии после того, как я вылечил тебя, поэтому ничего не получилось, - с трудом выдавил из себя я первое пришедшее в голову пристойное объяснение.
        - Как это - мало энергии?! Как это - ничего не получилось, ведь субли...
        На последнем слове он прикусил язык.
        - Не получилось - значит не получилось, - грубо ответил я. - Никакие способности не дают стопроцентной гарантии того, что лекарь вернет несчастного, перешедшего определенную грань. Точку невозвращения, так сказать.
        - Когда шел разговор о сублиматоре, ты ничего не сказал своим друзьям о возможном, побочном эффекте, - дипломатично вставила моя вторая половина. - Так что эти тонкие намеки ровным счетом ничего не объяснят Билли.
        - Да я же сам совершенно забыл про эту проклятую приписку! - в сердцах огрызнулся я, а вслух произнес: - При случае я попытаюсь тебе все объяс...
        Тело старика неожиданно подбросило вверх чуть ли не на полметра, и он забился в судорогах, которые не шли ни в какое сравнение с тем, что я видел раньше. Если то, что происходило со мной, сомом или Билли, можно описать, используя в качестве аналогии человека, схватившегося на своей кухне за провода с напряжением в старые добрые двести двадцать вольт, то поведение колдуна тянуло уже на киловольты настоящей линии электропередач.
        Прошло не меньше минуты, в течение которой все - как участники «черной» комедии, так и стотысячная толпа зрителей - затаив дыхание, наблюдали за дикой полуагонией Компота, а потом все закончилось так же неожиданно, как и началось.
        - Кажется, ты как лечащий врач должен пойти и посмотреть, как обстоят дела у пациента, - нарушил подавленное молчание мой вечный спутник.
        Положа руку на сердце, делать это мне совершенно не хотелось, но пауза затягивалась, и я почувствовал, что внимание публики вновь переключилось на меня. Все ждали ответной реакции чудо-лекаря.
        «Пора завязывать с публичными выступлениями, - устало подумал я, направляясь в сторону неподвижно лежащего Компота. - Ничего, кроме головных болей, они все равно не приносят, а вся эта призрачная слава не стоит ломаного гроша».
        Терзаемый такими мрачными мыслями, я приблизился к распростертому телу, осторожно опустился на одно колено и, слегка похлопав по щеке снова не подающего признаков жизни старика, тихо спросил:
        - С тобой все в порядке?
        Откровенно говоря, сам не знаю, какой ответ я ожидал услышать, но то, что произошло вслед за этим глупым, в общем-то, вопросом, не только меня напугало, но и надолго оставило в душе мрачный осадок.
        Правое веко колдуна приподнялось, и... Вместо обычного человеческого глаза я увидел нечто такое, что бросило меня в жар. В инструкции самого повелителя тьмы стояло предупреждение насчет опасности перехода загадочной Пальтилойской грани. Ясное дело: то, что находится за этой гранью, - не слишком приятное место.
        Меньше секунды я видел что-то необъяснимое, а затем Компот моргнул - и открыл оба глаза. На этот раз я видел именно его - старого выжившего из ума колдуна собственной персоной.
        - Может, показалось? - осторожно предположил внутренний голос.
        - Н-да... Наверное, все же показалось, - не слишком уверенно согласился я, искренне надеясь, что видение, промелькнувшее перед моим взором, было игрой воспаленного воображения. - А даже если и не показалось, все равно седьмой раунд расставит все точки над «i». Единственное, что могу сказать точно, - никогда и ни при каких раскладах больше не стоит пользоваться этим чудо-сублиматором.
        - Ну что, мы уже победили? - прервал мои тревожные размышления оживленный голос Компота.
        - Решили оставить кусочек славы и старой развалине, - ответил за меня подошедший Билли. - Еще три раунда - и будем пить игристые вина, решая, какое бы желание загадать.
        - Нужно сначала победить. - В моем голосе не было особой уверенности.
        - С такой прекрасной командой и таким превосходным лекарем, - на этом слове толстяк сделал особое ударение, - мне кажется, у нас не должно возникнуть особых затруднений.
        - Если не ошибаюсь, когда-то давным-давно, перед самым началом этого представления кто-то говорил, что шоу четко распланировано и монстры в каждом раунде все серьезней и серьезней, - напомнил я.
        - Ничего, - покровительственно похлопал меня по плечу Билли, - мы верим в нашу счастливую звезду и коронованного предводителя.
        Насколько я понял, мой друг намекал на «око скорпиона», при помощи которого мы сможем решить все наши проблемы. Но он не знал еще, что в этом проклятом гадюшнике играют краплеными картами, так что вряд ли стоило возлагать особые надежды на чудо-имплантат.
        - Ладно, поговорим о счастливых звездах чуть позже, а сейчас у нас опять гости. - Я кивнул на дальний конец Арены, откуда к нам уже бежала очередная партия охотников.
        И все повторилось снова: кровь героев опять оросила это безумное место.
        Глава 8
        
        В пятом раунде на нас выпустили грегсов. Грегс - невероятно проворная тварь, напоминающая крокодила с изогнутым в виде серпа хвостом. Чуть позже я имел несчастье убедиться, что эти мерзкие хвосты напоминают примитивный инструмент для сбора урожая злаков не только по внешнему виду, но и по строению - внутренняя сторона хвоста грегса представляет собой тонкий остро заточенный нарост.
        Представьте себе с дюжину подобных созданий, низко припадающих к земле, стремительно подсекающих ноги добычи острыми серпами. Уверен, вам не по себе даже от этого скупого описания.
        Когда стало ясно, что наша команда снова в полном составе, Фромп, видимо, решил пожертвовать одним или двумя героями в этом раунде, чтобы, выпустив очередную полудохлую тварь в шестом, кое-как добраться до седьмого, где выживших должен был поджидать главный сюрприз, думать о котором у меня не было никакого желания, да и времени на подобные мысли попросту не осталось.
        - Бежим!!!
        Обернувшись, я увидел только спины своих удаляющихся товарищей, которые стремительно мчались к стене, ограждавшей Арену. Глупый вопрос «Почему - "бежим"?» так и не сорвался с моих губ: его все равно никто не услышал бы.
        - После такого впечатляющего шоу, все испортить позорным бегством! - в гневе вскричал внутренний голос.
        Дюжина отвратительных стелющихся по земле тварей смертельной лавиной неслась прямо на меня.
        Где-то в глубине сознания звякнул первый тревожный колокольчик, через пару мгновений превратившийся в громовой набат. При таком раскладе, даже используя «око скорпиона», я мог надеяться поразить одного, максимум двух грегсов, после чего оставшаяся десятка без особого труда расчленила бы мое тело на очень много неравных частей.
        - Черт с ним, с имиджем! - в сердцах воскликнул я.
        И, в первый раз повернувшись спиной к кровожадным врагам, отважный герой со всех ног бросился вслед за товарищами, трусливо оставившими передовые позиции.
        Уверен: если бы не опыт Билли, уже имевшего дело с этими мерзкими тварями и знавшего их сильные и слабые стороны, нас в первые же секунды сражения наверняка размололи бы в порошок, предварительно порубив на кусочки хвостами-серпами.
        Но толстяк, к счастью, владел кое-какой информацией о повадках грегсов и сделал все возможное, чтобы этот раунд не стал для нас последним.
        Ограждение арены представляло собой пятиметровую стену, плотно обшитую деревянными щитами из чего-то вроде нашего бука. В твердую поверхность стены на расстоянии метра от земли и полуметра друг от друга вогнали мечи мои боевые товарищи. После чего запрыгнули на это хрупкое подобие жердочек для попугайчиков, наблюдая, как стая крокодилов-мутантов неотвратимо настигает перепуганную добычу - меня. И если бы какой-нибудь трудолюбивый плотник получше позаботился о том, чтобы ошкурить доски стены так, чтобы на них не осталось никаких выступов и неровностей, боюсь, план Билли не сработал бы. Ведь, в отличие от худосочного Компота, Билли был весьма упитанным, и сталь клинка могла просто не выдержать. К счастью, мой полноватый друг схватился одной рукой за какой-то сучок, и на вогнанный в стену меч приходилась теперь только часть его веса.
        - Поднажми! Они настигают тебя! - заорал Компот, видя, как стая крокодилов, злобно щелкая зубами и роняя клочья пены, наступает мне на пятки.
        - Нужно было не стоять, словно глупая корова, хлопая большими добрыми глазами, а сразу же бежать за умными товарищами, - истерично визжал внутренний голос на периферии сознания.
        Огромные зубы мясорубки неотвратимо надвигались на меня, и не было ни сил, ни времени на глупые пререкания.
        - Он не успевает! - В голосе Компота уже сквозила легкая прощальная грусть.
        - Не успевает... - эхом отозвался Билли и сделал было движение спрыгнуть со своего шаткого помоста, чтобы броситься на помощь обреченному, но в последний момент отказался от этой самоубийственной затеи и, напрягая всю силу легких, выкрикнул: - Брось щит! Брось свой щит!
        Ощущение, что прямо сейчас мне на спину прыгнет обезумевшая стая чудовищных монстров и начнет рвать на куски мою несчастную плоть, было настолько отчетливым, что сознание почти погрузилось в хаос неконтролируемой паники.
        До спасительной стены оставалось всего около двадцати метров, но челюсти вырвавшейся вперед твари щелкали уже прямо за моей спиной. Инстинкт самосохранения все еще толкал вперед обезумевшее от жажды жизни тело, но где-то на самом дне разума крепло понимание: на этот раз спастись не удастся и прямо сейчас все будет кончено.
        - Брось! Свой! ......ый! Щит!!!
        Откуда-то издалека, казалось, уже из другого измерения, донесся до меня спасительный голос. Я бежал, судорожно сжимая в одной руке щит, а в другой меч, но когда это послание наконец достучалось до моего рассудка, чисто инстинктивно выпустил рукоятку щита.
        Построение преследователей напоминало клин. Вожак находился впереди, на острие атаки, остальные - чуть сзади и по бокам. При таком расположении предводитель стаи первым прыгает на добычу, разворачиваясь в воздухе и подсекая хвостом ноги жертвы, а затем с двух сторон набрасываются остальные.
        Щит начал свое медленное падение, и чудовище, введенное в заблуждение этой примитивной уловкой, среагировало на движение и прыгнуло вверх. В полете вожак начал разворачиваться, чтобы одним фатальным ударом решить исход погони, но щит падал не прямолинейно, поэтому монстр промахнулся. Удар щита пришелся в голову чудовища, изменив направление движения его убийственного хвоста.
        Безжалостный серп со всего размаха обрушился на спину одного из грегсов, разрезав его на две части. При этом заднюю часть настолько резко повело в сторону, что брюхо еще одного хищника, находившегося рядом, было безжалостно вспорото.
        Оставшиеся члены стаи успели уклониться, так что никто больше не пострадал, но эта небольшая заминка позволила мне выиграть мгновения, которые перевесили чашу весов в сторону лаконичной пометки «жизнь» в графе «промежуточный результат встречи».
        Стая отстала, но ненамного. Уже видя, что добыча ускользает, грегсы совершили отчаянный рывок, сократив тем самым разрыв до минимума, и все же я успел запрыгнуть в последний вагон поезда.
        Последние метры я преодолел в полном сознании, поэтому не только слышал своих товарищей, но и мгновенно понял их замысел.
        - Прыгай в середину! - страшным голосом закричал Билли.
        Он повторял это раз за разом, не вполне уверенный, понял ли я его с первого раза. Но тут уж я схватывал на лету, так что сделал все четко и вовремя.
        Если бы ситуация была не настолько критической и предоставляла возможности для раздумий, вероятно, я не успел бы понять, что означает это самое «Прыгай в середину»: учитывая, что никакой середины там не было и в помине. Но когда вам в затылок дышит стая голодных крокодилов, и чувства, и рефлексы обостряются до такой степени, что решение приходит мгновенно - как будто для управления телом задействован не человеческий мозг, а новейшая многопроцессорная компьютерная система.
        В данном случае серединой являлось пустое пространство между двумя жердочками-мечами, на которых примостились мои товарищи. Со всего разбега я высоко подпрыгнул, расставив ноги в стороны, так, чтобы попасть одновременно на два спасительных стальных выступа. Как ни странно, этот сомнительный акробатический трюк удался: ноги встали точно на место, но тело... Тело со всего размаха ударилось о жесткую поверхность стены.
        Спасаясь от преследователей, я больше беспокоился о том, как взобраться, так сказать, на помост славы, чем о безопасности полетов. За что и поплатился.
        Удар был настолько сильным, что из легких вышел весь воздух, а сам я перестал дышать. И наверняка рухнул бы вниз (где уже расселись уютным полукругом мерзкие твари), но Компот вовремя поддержал проседающее вниз тело.
        Как только первый судорожный вздох принес внутрь порцию кислорода, яркой вспышкой по глазам ударила нестерпимая боль. Я собрался было дико заорать, но в последний момент сдержался.
        «Если прожил бездарную жизнь, хотя бы умри достойно!» - неоновым светом вспыхнула в обожженном сознании яркая надпись.
        Не могу сказать, кому принадлежит авторство этого избитого до бессмысленности призыва, но почему-то именно в тот момент - будучи распластан на стене, с отбитыми внутренностями, сломанным носом и ртом, наполненным кровью75 - я понял, что пока меня не начнут резать на части, этот трижды ....... Фромп не дождется от меня не то что крика, но даже стона.
        В общем, можно было поздравить нашу команду, с удачным началом: мы избежали противостояния с грегсами на открытой местности и даже сократили поголовье стаи на пару крокодилов, но все эти временные достижения перечеркивались крайне неудачным построением войска.
        Судите сами: Билли и старик, словно две статуи, поддерживающие колонны древнего Колизея, стояли лицом к публике, а я, распластанный в немыслимо дурацкой позе, видел перед собой только стену, и, разумеется, находился спиной к зрителям. А значит - и к врагу. Единственным плюсом этого идиотского положения было то, что я так и не выпустил свой меч. Таким образом, с трудом удерживающаяся на паре клинков тройка отважных героев имела в активе один меч, а в пассиве - десять отвратительных тварей, рассевшихся полукругом в ожидании, когда плоды наконец созреют и упадут к их ногам.
        Повернув к Компоту не слишком-то фотогенично выглядящее лицо, я хрипло выдавил:
        - Спасибо, что поддержал.
        - Не за что. - Едва ли не впервые с момента нашего знакомства колдун был по-настоящему тронут.
        - Хреновый расклад, - продолжил я, одновременно сплевывая скопившуюся во рту кровь вместе с осколками зуба.
        - Да уж, действительно, - не раздумывая согласился старик.
        Тонкая темно-красная струйка медленно побежала по стене, и когда она достигла земли, какая-то особенно нетерпеливая тварь подбежала и, высунув лиловый язык, несколько раз лизнула кровь, производя дегустацию. В другом месте и в другое время, возможно, меня передернуло бы от отвращения, но пять раундов на «Арене искупления» и несколько дней в измерении Глов заметно укрепили мои нервы. Так что, не обращая внимания на эту кровавую сцену, я повернул голову к Билли и вяло, без должного интереса, будто речь шла о малоинтересном, спросил:
        - Как думаешь, у нас есть шансы?
        - Сломал нос? - вместо ответа спросил он, сочувственно глядя на мое залитое кровью лицо.
        - Выходит, что сломал, - равнодушно пожал я плечами. - Так все-таки - что ты думаешь?
        - Один берет меч и прыгает вниз. Убивает двух или трех тварей. Ну, в общем, сколько получится. Потом очередь следующего. А потом... Потом идет последний, и я бы поставил пять к одному на то, что он ненадолго переживет двоих первых.
        - Не очень веселый расклад.
        - Какой есть.
        - А по-другому никак? - спросил я.
        - Нет, потому что у нас всего один меч на троих. - Билли был неумолим.
        - В таком случае будем кидать жребий, - предложил я.
        - А как же твои выкладки насчет того, что мы протянем, до седьмого раунда и только тогда нас скормят голодным, акулам? - задал неожиданный вопрос внутренний голос.
        - Даже не знаю, что и ответить. Грегсы выглядят совершенно здоровыми... А учитывая их достаточно внушительное количество и убийственную скорость, непонятно, каким образом Фромп собирался перетянуть нас в шестой раунд.
        - Так может быть, ты просто ошибся насчет планов мерзкого короля?
        - Не знаю. Сейчас я уже ничего не знаю, кроме того, что стою в дурацкой неудобной позе в метре от земли, а рядом - десяток кровожадных тварей, которые ждут не дождутся, когда настанет время долгожданного ланча.
        - Вы там что-нибудь решили? - прервал мои размышления Компот. - А то наши зверюшки, кажется, начали возводить пирамиду.
        Глубоко задумавшийся Билли вернулся к действительности, а я, насколько это было возможно повернул голову назад, и нашим взорам предстало то, что так взволновало старика. Оказывается, грегсы были не только чрезвычайно проворными охотниками, но и талантливыми изобретателями. Такому полету научно-технической мысли мог бы позавидовать инженер-строитель - не говоря о простом обывателе.
        «Создается впечатление, что это не битва героев, а конкурс на самую оригинальную конструкцию», - устало подумал я, глядя на возведение сей пирамиды Хеопса.
        Хотя термин «пирамида» все же не вполне подходил к описанию этого сооружения. Скорее, это была лестница, ведущая в небеса, а еще точнее - трамплин. Разбежавшись и оттолкнувшись от сей конструкции, наш псевдокрокодил мог достичь намеченной цели - вцепиться в беспомощно распластанную на стене добычу.
        Одна тварь забралась на другую76, примерно на треть корпуса выдвинувшись вперед, так что получилось некое подобие живой ступеньки. Третий монстр точно таким же образом залез на второго...
        - Если бы этим вундеркиндам в дополнение к мозгам эволюция преподнесла в подарок добрые мозолистые руки, способные держать орудия труда и оружие, думаю, в этом, измерении предки человека никогда не слезли бы с деревьев, а доминирующим разумным видом стали бы эти чертовы крокодилы, - поделился соображением мой вечный спутник.
        - Им не нужны примитивные палки в качестве оружия: вполне хватает серповидных хвостов.
        Четвертый монстр взгромоздился на третьего, завершив возведение гениального военного сооружения. И хотя лестница-трамплин получилась шаткой и ненадежной, в отличие от каменных гробниц, никто здесь не собирался строить на века: вполне хватило бы одного удачного прыжка, чтобы сбить всех трех героев с шаткого насеста.
        - Ну что ж, может, это и к лучшему, - неожиданно произнес Билли. - Все равно меч подо мной прогибается все сильнее: вот-вот все рухнет само собой.
        Я и сам уже некоторое время чувствовал, что правая нога медленно, но верно соскальзывает, однако, озабоченный более насущными проблемами, не придал этому должного значения.
        Самый крупный монстр - по всей вероятности, вожак стаи - отошел на десяток шагов, решив хорошенько разбежаться перед прыжком. Трибуны судорожно затаили дыхание, ожидая неизбежной кровавой развязки.
        По моей спине вдоль позвоночника противной струйкой побежал холодный пот. Стоять, повернувшись задницей к противнику в ожидании, когда он прыгнет тебе на спину и нанесет безжалостный удар, рассекающий тело пополам, - это, я вам скажу, одно из самых неприятных состояний, какое можно себе представить.
        - У нас есть план?! - с трудом сдерживая надвигающуюся волну паники, глухим напряженно-чужим голосом спросил я у Билли.
        - Нет, - коротко ответил толстяк и приказал: - Дай мне меч!
        Клинок все еще находился у меня в левой руке, как раз на стороне Компота, поэтому я протянул его старику, отрывисто бросив:
        - Передай Билли.
        Вожак с низкого старта начал свое стремительное движение к основанию лестницы-трамплина. Единственное наше оружие перекочевало из моих рук в старческую ладонь колдуна.
        - Давай меч!!! - взорвался у меня в ушах отчаянный крик воина, обращенный к застывшему, словно статуя, колдуну.
        «Что он там медлит?» - мелькнула испуганная мысль.
        Адская тварь достигла первой ступени живой лестницы...
        Моя голова повернулась назад, насколько это возможно: я решил встретить смерть лицом к лицу, с широко открытыми глазами.
        Напряженно застывший старик, так и не отдавший единственный клинок опытному Билли, резко оттолкнулся от своей шаткой опоры и, расставив руки, словно прыгун в воду, ласточкой устремился навстречу грегсу. Меч, вогнанный в стену, освободившись от веса колдуна, спружинил вверх, и, чтобы сохранить утраченное равновесие, я перенес вес тела на правую ногу...
        Опора, державшая меня и Билли, и без того была на пределе, так что неожиданное увеличение нагрузки оказалось последней каплей, пере полнившей чашу. Раздался сухой щелчок, и меч развалился на две половинки, после чего потерявшие опору тела, нелепо размахивая руками, рухнули на землю, где их поджидала стая голодных безжалостных хищников.
        
* * *

        Тело...
        Это тело было не слишком подходящим - старым и дряблым, но за неимением лучшего приходилось довольствоваться им. Очень редко, можно сказать, практически никогда, сознание смертного пересекало Пальтилойскую грань, за которой лежит область хаоса. Там, за этой гранью, властвует и абсолютное ничто, и томятся в заключении бесплотные оболочки мгдантов - преданных забвению божеств из миллиардов разных миров. Даже если душа смертного переходила запретную грань, не было случая, чтобы удалось ее вернуть, сохранив в целости разум существа, душа которого отважилась на такое.
        Но... Но на этот раз вселенная сошла с накатанных рельс и шанс - один на миллиард - неожиданно выпал. И достался он Компоту. Душа смертного пересекла грань и вернулась в старое тело, а вслед за ней протянулась невидимая, но прочная нить, способная через какое-то время (может быть - миллион лет) дать право на возвращение в физический мир тому, что некогда было могущественным божеством, а сейчас являлось лишь осколком тени, не помнящей, кто она есть.
        
* * *

        Падение было не столь уж сильным, но беда в том, что мой нос был к этому моменту сломан. Поэтому, соприкоснувшись с жесткой поверхностью земли, пострадавший раньше участок лица послал мощную огненную стрелу боли прямо в мозг. Не выдержав перегрузки, я на короткое время отключился. А пришел в себя, все уже было кончено.
        Битва отгремела, вокруг было много крови, и хаотично валялись куски свеженарубленного крокодильего мяса. А в самом центре этого хаоса, недоуменно оглядываясь, стоял мокрый от чужой крови Компот с таким видом, будто намеревался спросить, что здесь, собственно говоря, происходит.
        - Очень, очень впечатляет! - В интонации Билли чувствовалось искреннее, ненаигранное восхищение. - В жизни ничего подобного не видел. И если бы мне сказали, что такое возможно, все равно бы не поверил.
        Пораженные до глубины души трибуны некоторое время хранили немое молчание, а потом взорвались таким ураганным ревом, что у меня заложило уши.
        - Ясли собираешься продолжать свое звездное представление, нужно выжать из этого успеха максимум возможного, - встрепенулся мой вечный спутник.
        А ведь действительно! Не знаю уж, что сделал Компот с несчастными крокодилами, но не воспользоваться плодами его мясоразделочных трудов было бы крайне неразумно. Тем более что сам колдун находился в состоянии, очень близком к прострации, а публике... А публике всегда нужны герои и сильные эмоции.
        - Пойдем со мной, - прокричал я Билли, вставая и направляясь к оглушенному старику.
        В моих словах было столько уверенности, а походка была такой решительной, что толстяк не стал задавать глупых вопросов, для чего все это нужно, а просто встал и сделал то, о чем его просили.
        Накал страстей стал постепенно спадать, когда я подошел к устроившему кровавую резню старику, взял его скользкую от крови ладонь в свою и жестом рефери, объявляющего победителя в матче за звание чемпиона мира по боксу среди супертяжеловесов, взметнул его руку вверх...
        На этот раз публика взорвалась таким непередаваемым шквалом воплей и аплодисментов, что я не только оглох, но и ощутил серьезное давление воздуха на грудную клетку. Встаньте во время рок-концерта рядом с трехсот ваттной колонкой - и вы поймете, что я имею в виду.
        Подошедший Билли (успевший выдернуть из стены меч) тоже взметнул руки вверх и, поворачиваясь в разные стороны, издал протяжный боевой клич. Наверняка этот дикий рев был никому не слышен, растворившись в гуле тысяч голосов, но и по виду толстяка можно было догадаться: воин, потрясая оружием над телами поверженных врагов, извергает из своих легких клич победителя. Мы с колдуном тоже медленно поворачивались, давая возможность всем и каждому увидеть окровавленные лица новых кумиров толпы.
        Это был триумф. Самый настоящий триумф, достойный не рядового полуфинала (читай - пятого раунда), а чемпионского титула. Звездный час, нечасто выпадающий не каждому истинному герою - даже такому, о котором в народе слагают легенды. В этих сказаниях с годами грань между правдой и вымыслом стирается, и в памяти поколений остается красивая сказка, в которую все-таки хочется верить.
        Все три гладиатора, стоящие с высоко вскинутыми вверх руками, в равной степени заслужили восторг и признание публики. Билли убил «братьев-близнецов» - шрадха и амкараджса, я уничтожил маала и, отдав без остатка чуть ли не всю" жизненную энергию», чудесно исцелил (поднял из могилы) обоих своих соратников, а Компот непонятно каким образом истребил целую стаю проворных крокодилов.
        В общем, что говорить: мы совершили невозможное, выстояв пять долгих кровавых раундов, и тот восторженный рев, который все никак не стихал, был данью восхищения прекрасной игре смертельно уставших актеров. Это лишний раз подтверждало: чем бы ни закончилась битва, она войдет в историю этого мира.
        Уверен - если бы прямо сейчас принимали ставки на исход сражения, подавляющее большинство зрителей, не задумываясь, поставили бы на нашу команду. После того как Компот уничтожил стаю грегсов, уже никому из присутствующих не могла показаться слишком смелой мысль о нашей победе в общем зачете.
        Но ставки были сделаны, карты розданы, правила установлены. Именно в этот миг ослепительного блеска лучей славы, окруживших наши головы призрачным ореолом, я вспомнил про мерзкого Фромпа и про седьмой раунд, в котором все должно решиться.
        - Все должно решиться, - задумчиво пробормотал я себе под нос, повернувшись лицом к королевской ложе.
        К этому времени накал страстей пошел на спад, трибуны начали успокаиваться, поэтому я не смог отказать себе в маленьком удовольствии поддеть короля, в очередной раз подняв планку настроения толпы на несколько пунктов.
        Решительно взяв меч у так ничего и не понявшего Компота, я повернулся к трибуне с царственными особами и прочертил в воздухе понятный всем знак сердца. В самом начале работы над этим рисунком от резкого движения с лезвия сорвались тяжелые темно-бордовые капли крови. Уже в воздухе они разбились на мелкие брызги и символически окропили пылкое послание.
        Разумеется, я не рассчитывал на подобный эффект - это была чистой воды случайность. Тем не менее получилось весьма впечатляюще.
        Начавшие было успокаиваться трибуны вновь взорвались ревом восторга. Однако это было еще не все. Я воткнул меч в землю, опустился на одно колено, поцеловал свою ладонь, после чего приложил ее к сердцу и, склонив голову, неподвижно застыл в этой позе. Арена захлебнулась в овациях. Не хватало только цветов, о которых никто не подумал, идя на кровавый гладиаторский поединок, и заголовков завтрашних газет, пестрящих фотографиями пылкого героя-любовника.
        - Удивлен, что Фромп до сих пор не воткнул в нас пару дротиков с сильнодействующей отравой. - Спустил меня с небес на землю внутренний голос.
        - Он все еще надеется на седьмой раунд.
        - Ты max веришь в свою теорию?
        - Ну... Не на все сто процентов, но на восемьдесят пять - точно.
        - А как же стая грегсов? Не разделайся с ними колдун, благодаря тому...
        - Не нужно об этом ни говорить, ни даже думать! - решительно оборвал его я, потому что от одного только воспоминания о том, что на мгновение почудилось мне в глазах старика, по телу пробежала дрожь. - Не знаю уж, что задумали устроители и как бы мы расправились с крокодилами, не вмешайся находящийся внутри колдуна... - Я запнулся, пытаясь подобрать наиболее удачное определение, - ...не вмешайся его величество случай, но, думаю, все как-нибудь устроилось бы.
        - В таком случае хватит строить из себя пылкого Ромео, вставай с холен и иди объясни Компоту, что теперь он не просто старый свихнувшийся маразматик, а обременен в нагрузку ко всем своим недостаткам тем, что ты именуешь «его величество случай» и про что даже боишься думать - не говоря уже о том, чтобы открыто назвать.
        А ведь он был прав. Пока колдун не наболтал лишнего, нужно дать ему пристойное объяснение случившемуся. Резво поднявшись с коленей, я подошел к боевому соратнику, не без моей помощи заглянувшему за Пальтилойскую грань и притащившему оттуда в наш мир нечто такое, что за пару секунд сумело без труда нашинковать в капусту стаю крокодилов-акробатов.
        К чести старика стоило отметить, что он неплохо держался. Да, его взгляд слегка блуждал, как будто был немного расфокусирован, но в остальном все было в порядке. Ну, почти в порядке... Если не принимать во внимание что-то зловещее, свившее себе гнездо глубоко внутри его души.
        - Про все это, - прокричал я в ухо Компота, обводя рукой залитые кровью останки несчастных грегсов, - и про... э-ээ... про его величество случай я тебе расскажу после окончания матча, а сейчас просто расслабься и наслаждайся народной любовью.
        Он недоуменно посмотрел на меня, как будто пытаясь понять, о чем я вообще веду речь, а затем неожиданно поразил своим ответом:
        - Ты мне хочешь рассказать о древнем искусстве Ней-Лан? Достижение максимальной скорости перемещения и удара, - пояснил он, видя мой недоуменный взгляд.
        - Хм-м.. Ну, вообще-то, ничего нового я тебе не расскажу, - с трудом нашелся я после вполне объяснимой заминки.
        «Или у старика поехала крыша, или он сам не понимает, что говорит, или...» - подумал я.
        Третий вариант подразумевал, что колдун в некотором роде теперь не тот старый добрый Компот, которого мы все знали на протяжении последних нескольких дней, а нечто совершенно иное. Нечто, для которого древнее искусство Ней-Лан не является чем-то из ряда вон выходящим.
        «Ладно, разберемся с этим после, - не слишком-то весело подумал я, - а сейчас у нас еще не все дела закончены на этой проклятой Арене».
        Пока мы наслаждались заслуженным признанием публики, с Арены быстро убрали «свежемолотый фарш»77, который в бытность свою здоровыми и смышлеными крокодилами намеревался располосовать нас на куски. Лужи крови в очередной раз засыпали свежим песком, и все было готово для начала шестого раунда, каковой и не заставил себя долго ждать.
        Глава 9
        
        Решетки загона поднялись вверх, и на сцену выбежало очередное животное, собирающееся уничтожить отважных гладиаторов. На этот раз тварь напоминала носорога из моего мира. Пожалуй, единственное отличие состояло в том, что сей экземпляр с ног до головы был облачен в костяные наросты - наподобие черепахового панциря.
        - Что это такое и какие у него слабые стороны? - обратился я к Билли, одновременно часто-часто моргая, чтобы привести в состояние боевой готовности «око скорпиона».
        - Это тиис - тупое и практически неуязвимое животное, которое...
        - Все понял, дальше объяснять не нужно, - попросил я.
        Догадка о готовящейся кровавой развязке в заключительном раунде нашла очередное подтверждение. Не нужно было обладать сверхмощным интеллектом, чтобы понять: после такой впечатляющей победы над стаей грегсов выпускать на нашу команду этого несчастного жертвенного тельца можно было с единственной целью - быстро миновать ничего не значащий шестой период и перейти к розыгрышу суперфинала.
        - Хочешь еще раз продемонстрировать нам свое потрясающее искусство Ней-Лан? - вежливо спросил я, обернувшись к Компоту.
        Старик скривился, как будто его спросили о чем-то очень неприятном, после чего быстро ответил:
        - Нет-нет, совсем не хочу.
        - Я так и думал. В таком случае, господа, позвольте мне сделать всю грязную работу самому.
        Возражений со стороны боевых товарищей не последовало: ни одному из них не хотелось испытывать судьбу в схватке с огромным неуязвимым монстром. Не было никакого резона идти на риск, имея в арсенале «око», испытанное в военно-полевых условиях и зарекомендовавшее себя с самой лучшей стороны.
        Поэтому Билли передал мне свой меч и чуть отошел назад. Теперь у меня в руках были два клинка, один из которых должен был оборвать жизнь очередного охотника за нашими скальпами.
        Тиис уже заметил добычу и начал неторопливый разбег. Я, словно заправский дуэлянт эпохи мушкетеров, чуть выставил правую ногу вперед, левую руку завел за спину78, а правой коротко размахнулся и метнул меч в направлении неумолимо надвигающейся огромной безмозглой туши.
        У меня было такое чувство, будто я стою на железнодорожном полотне, а прямо на меня на всех парах летит курьерский поезд. Со стороны подобные действия могли показаться безумием, но я-то знал, что делаю, и был абсолютно спокоен.
        Нас разделяло около пятидесяти метров, когда я метнул первый клинок. Лезвие только скользнуло по пластине и срикошетило, не причинив монстру никакого вреда.
        На трибунах непроизвольно, но довольно дружно охнули. Так бывает, когда воздушный акробат, работающий под куполом цирка на канате без страховки, неожиданно теряет равновесие - и тогда едва ли не у каждого зрителя сердце предательски ухает вниз, проваливаясь в желудок и ниже.
        Такое сочувствие объяснялась просто: мы успели завоевать симпатии толпы. А ведь, кроме того, почти каждому из присутствующих79 хотелось стать свидетелем великого чуда - победы гладиаторов над монстрами, чтобы потом рассказать о нем друзьям, родственникам или знакомым.
        - Решил пощекотать нервы зрителям? - подчеркнуто нейтрально поинтересовался внутренний голос, хотя было очевидно, что это наигранное спокойствие дается ему с трудом.
        - Что-то типа того.
        Огромная туша находилась от нас уже меньше чем в тридцати метрах.
        - Через пять секунд он нас просто сровняет с землей... - прокомментировало второе «я».
        - Терпение!
        Двадцать метров...
        Трибуны перестали дышать, с напряженным вниманием наблюдая за самоубийственным поведением смельчака.
        - Давай же!
        - Рано.
        Пятнадцать...
        Самые впечатлительные зрители закрыли глаза, не в силах смотреть на то, как втаптывают в грязь их надежду на чудо.
        Десять...
        Дальнейшее промедление было смерти подобно. «Око скорпиона» с самого начала этой безумной корриды выявило слабую точку в защите чудовища - на стыке пластин недалеко от шеи. Поэтому, не обращая внимания на истошные вопли вышедшего из-под контроля подсознания, я метнул клинок последней надежды80 навстречу судьбе.
        Это была очень глупая выходка, чуть было не стоившая жизни не только мне, но и Компоту с Билли.
        Когда на вас на всех парах несется трехтонный монстр, обладающий огромной инерцией, то десять метров - не то расстояние, которого ему хватит, чтобы плавно притормозить и остановиться прямо у ног благородного рыцаря, поразившего его в самое сердце. Даже если он умер мгновенно.
        Меч оборвал жизнь тииса, когда тот был на расстоянии семи метров от меня. Передние ноги чудовища сделали последний шаг и подломились, увлекая за собой огромную тушу. Голова ударилась о землю, шейные позвонки, не выдержав такой нагрузки, хрустнули.
        Все произошло настолько быстро, что я не успел ничего понять. И если бы не везение вкупе с опытом Билли, то, боюсь, мне так и не удалось бы осознать, какая это была ошибка - играть на публику подобным образом.
        Сначала раздался хруст ломающихся позвонков. А затем перед моими глазами резко пошла юзом и заслонила собой полнеба необъятная туша. Этот, так сказать, оптический эффект был связан с тем, что толстяк, резко оттолкнув в сторону растерявшегося Компота, подсек меня коротким ударом прямой ноги под колени.
        В футболе за такие штучки, не задумываясь, дают красную карточку. Но мы были не на поле спортивного состязания, а на залитой кровью арене Колизея, поэтому ничего, кроме самой искренней благодарности со стороны потерпевшего, такая акция вызвать не могла. Если бы шея чудовищной твари не сломалась, то она, уже будучи мертвой, перекувырнулась бы через голову и припечатала к земле всех троих незадачливых героев. И что тогда? Плющит не по-детски, как говаривал (хотя и немного по другому поводу) один мой старый приятель, искренне полагавший, будто злоупотребление ЛСД не наносит вреда его здоровью.
        К счастью, тело монстра слегка изменило направление после того, как переломился его позвоночник, и, описав широкую дугу (как раз по тому самому месту, где буквально мгновение назад стоял один не слишком умный любитель дешевой популярности), с грохотом рухнуло на землю. После чего все же перекувырнулось, подняв тучу пыли, и только потом наконец застыло.
        «Мама дорогая! - потрясение подумал я, с трудом поднимаясь с земли. - Вот это было по-настоящему крепко».
        - Ну что, доигрался? - язвительно поинтересовался подошедший сзади Компот. - Из-за тебя мы чуть все не погибли - за шаг до победы.
        - Схожи этому старому маразматику, ставшему мастером Шаолиня благодаря слизню из другой вселенной, залезшему в его высохшие мозги, - посоветовал внутренний голос, - что если бы не его эксперименты с калькулятором, мы вообще сидели бы сейчас дома и знать ничего не знали ни о других измерениях, ни о гладиаторских аренах, ни...
        - А почему ты думаешь, что в голову Компота залез именно слизень? - перебил его я.
        - Ты, конечно, можешь называть эту субстанцию «его величество случай», но мне как-то привычнее и спокойнее думать, что пожилой человек, который никогда не блистал в области боевых искусств, а потом вдруг в течение пары секунд разделался со стаей крокодилов, нарезав их на аккуратные ломтики, либо открыл секрет вечной молодости (что маловероятно), либо нашел на своем верном калькуляторе кнопку входа в Матрицу (это вообще без комментариев), либо в его мозгах поселилась зловещая личинка какого-нибудь инопланетного монстра.
        - А...
        - A mo, что ты видел в глазах старика, когда он только очнулся, не было иллюзией. - Теперь была его очередь перебивать.
        - За миг до победы нас всех чуть не раздавила в лепешку эта тупая тварь! - прокричал мне в самое ухо возмущенный до глубины души старик.
        Трибуны в очередной раз неистовствовали, но я уже так привык ко всему этому сумасшествию, что просто перестал обращать на него внимание.
        «За миг до какой победы? О какой победе речь? Ты что, не понимаешь - это все была одна огромная, прекрасно спланированная ловушка, из которой в принципе нет выхода?» - хотел было ответить я, но не стал ничего говорить.
        В конце концов, каждый волен тешить себя какими угодно иллюзиями, а у меня на текущий момент были дела поважнее: нужно было морально и физически подготовиться к неизбежному концу. А в том, что он придет вместе с гонгом, возвещающим начало седьмого раунда, у меня не было ни малейшего сомнения.
        «Саван накроет усталые лица героев, и все закончится», - с безнадежной тоской подумал я, вдруг потеряв весь свой показной оптимизм, который на протяжении всего шоу так радовал зрителей.
        - ...ты все время... - кричал мне в самое ухо неугомонный Компот, - ...все время...
        - Никакого «всего времени» больше нет - все время вышло, - устало ответил я, даже не пытаясь перекричать громоподобный рокот трибун.
        Судя по разом изменившемуся лицу колдуна, он или прочитал по губам, или просто догадался, что именно я сказал. Я же повернулся и зашагал в сторону первого брошенного мной меча, который так и не достиг цели.
        
* * *

        Фромп был слишком хитер, чтобы можно было наперед просчитать его действия, поэтому я даже не пытался предугадать его ходы. Я просто ждал, что он предпримет на этот раз. Впрочем, ждать пришлось недолго. Через четверть часа загадка разрешилась сама собой, и разгадка оказалась на удивление простой, а саван накрыл не лица героев, а их головы целиком, но прежде...
        Прежде проклятый король не отказал себе в удовольствии устроить маленькую пресс-конференцию. Целью ее было продемонстрировать всем зрителям, кто на самом деле управляет игрой, дергая за ниточки и заставляя двигаться кукол, способных лишь красиво умереть на потеху кровожадному тирану и его верной девке - толпе.
        
* * *

        После того как с Арены удалили останки очередного монстра-неудачника, а публика наконец успокоилась, настала очередь короля обратиться к своему народу. Громко заиграли трубы герольдов, возвещая о том, что великий самодержец будет сейчас говорить, и после того как головы зрителей повернулись в сторону могущественного владыки, Фромп стал произносить речь.
        - За всю пятитысячелетнюю историю этой Арены, - начал король издалека, - было только два случая, когда гладиаторы оставались живыми после всех семи раундов. Имена этих великих героев золотыми буквами вписаны в историю Сарлона - столицы объединенных измерений.
        - Это он в ненавязчивой форме морально подготавливает аудиторию к тому, что решил скормить нас каким-нибудь неубиваемым тварям в последнем раунде, - мрачно прокомментировал происходящее внутренний голос.
        Сам того не ведая, он попал в точку - нашего следующего противника действительно нельзя было убить. Но об этом нам предстояло узнать чуть позже.
        - Я восхищен, - продолжал король, - отвагой этих людей, обнаживших оружие во имя великой мечты всех гладиаторов: уйти победителем с «Арены искупления».
        - Раз начал хвалить, значит, точно задумал какую-нибудь особенную мерзость, - не таясь, вслух произнес я, обращаясь к своим товарищам.
        - Да, определенно все это неспроста, - согласился обычно несговорчивый колдун.
        - Дайте спокойно дослушать, - попросил Билли.
        - И то, что наши герои с небывалой легкостью преодолели первые шесть раундов, лишний раз доказывает, что у них поистине невероятный потенциал, - вещал тем временем король.
        - Я не ослышался: он действительно сказал, что это было необычайно легко - убить всех этих монстров? - Компот придушенно взвизгнул от ярости, клокотавшей в его груди.
        - Дай! Мне! Пожалуйста! Послушать! - В голосе толстяка звучал едва сдерживаемый гнев.
        При других обстоятельствах старик наверняка сказал бы в ответ что-нибудь язвительное, но на сей раз предпочел обиженно замолчать - от того, что сейчас говорил лживый монарх, зависела вся наша судьба.
        - Поэтому вместе с коллегией арбитров, - рука короля указала в сторону ложи, находившейся неподалеку от королевской, - мы приняли непростое решение выставить против наших гостей по-настоящему сильного соперника.
        - Проклятый мерзавец! Снимает с себя ответственность за неприкрытое убийство, перекладывая ее на плечи марионеток-судей, - зло процедил я.
        - Ты думаешь, у нас совершенно нет шансов? - стремительно повернув ко мне голову, спросил колдун.
        - Никаких.
        - Но как же это может быть?
        - Не знаю, как все будет выглядеть, но в любом случае ждать осталось недолго.
        - Более того, - продолжал Фромп. - Чтобы ни у кого не оставалось сомнений, как высоко коллегия арбитров оценивает шансы на победу седьмого противника наших гладиаторов, скажу так: лично я готов поставить сто к одному, то есть десять миллионов золотых против жалких ста тысяч, что в зале славы нашей Арены сегодня не добавится новых имен.
        «Неужели этот мерзкий король всерьез думает, что найдутся безумцы, согласные просто так расстаться с такими деньгами?» - хотел спросить я, но не успел. Потому что один безумец все-таки нашелся.
        По тому, как весь «колизей» неожиданно перевел взгляд с царственной особы на северную трибуну, стало ясно: в этом мире еще не перевелись безмозглые идиоты, обожающие легкую наживу. Молодой человек, который изъявил желание расстаться со столь внушительной суммой, принадлежал к племени ластетов - полуварваров-полуторговцев, обитающих где-то на окраине цивилизованного космоса. И что, пожалуй, главное - он имел при себе документ с печатью, удостоверяющий не столько его личность, сколько тот факт, что он является официальным казначеем всей своей варварско-племенной орды.
        Скажу честно, этот тип меня заинтересовал. Напомню, акустика Арены такова, что, в зависимости от желания устроителей шоу, можно разобрать даже тихую речь любого из присутствующих или, наоборот, не услышать громкий крик. Поэтому разговор между королем и Сайко - так звали отважного и чрезвычайно глупого молодого человека, польстившегося на приманку, - слышали все без исключения.
        - Значит, ты являешься казначеем ластетов, - полуутвердительно-полувопросительно сказал Фромп.
        - Да, - радостно кивнул молодой человек.
        - И у тебя имеется сумма, соответствующая ста тысячам золотых монет?
        Еще один по-мальчишески радостный кивок подтвердил безусловную правоту слов монарха.
        - Не говори, пожалуйста, давай я сам догадаюсь. Деньги у тебя не с собой, ведь так?
        - Конечно! - Жизнерадостный Сайко просто-таки сиял от восторга. - Вздумай я притащить всю сумму с собой, меня зарезали бы раньше, чем начался поединок.
        - Да... Определенно, в этом есть резон, - задумчиво пробормотал король, после чего продолжил: - Как казначей, ты являешься официальным представителем ластетов, поэтому выступаешь от имени всего племени. Из чего следует: отсутствие денег у тебя не освобождает все племя от обязанности платить в случае проигрыша.
        - Конечно! - с готовностью подтвердил парень, все так же счастливо улыбаясь, будто речь шла о вручении ему прямо здесь и сейчас крупного денежного вознаграждения.
        Король, старая лиса, устроил ловушку, куда, по его мнению, мог попасться какой-нибудь богатый азартный игрок, который в итоге потерял бы деньги, зато снискал громкую славу. Но этот улыбающийся идиот... Такое все-таки было слишком. Даже для Фромпа, который много повидал на своем веку и ко всему привык.
        Расклад был слишком очевиден, и не предвиделось никакого подвоха. И все-таки... И все-таки, если бы коронованный негодяй сам не выдвинул условия пари, то наверняка отказался бы от предложения этого непонятного сумасшедшего юноши, потому что чуял - что-то здесь явно не так...81
        - Ну что ж... - все еще терзаемый сомнениями, произнес Фромп. - Я со своей стороны все честно объяснил, поэтому, думаю, у молодого человека не должно возникнуть обид в случае проигрыша.
        - О чем речь! - Сайко продолжал лучиться счастьем. - По мне, так это прекрасное пари.
        - Ха, а ведь паренек при любых раскладах поимеет этого проныру короля. - Компот выразил вслух то, о чем думали не только мы трое, но и большинство зрителей арены.
        Когда молоденький петушок, покинув родной курятник, отправляется в темную чащу леса, чтобы найти матерого волка и помериться с ним силами, это может означать одно из двух: или он безумен до такой степени, что дальше некуда, или у него какие-то неведомые козыри в рукаве.
        На первый взгляд казалось, что Сайко принадлежит как раз к разряду безумцев. Но стоило присмотреться к этому «простодушному дурачку» повнимательнее, возникало стойкое ощущение, что он намного умнее, чем кажется.
        - Последний вопрос, - обуреваемый внутренним беспокойством, сказал, король. - Почему ты настолько веришь в свою победу, что не побоялся рискнуть достаточно внушительной суммой при таких призрачных шансах?
        Арена в очередной раз затаила дыхание, напряженно ожидая ответ.
        - Вот, смотри и учись, - неожиданно встрял внутренний голос. - Никаких пошлых мелодраматических эффектов, никакой дешевой патетики. Прямой и откровенный закос под дурака - и вся стотысячная Арена, включая великого самодержца, преданно лежит у его ног. Талант! Самородок!
        - Заткнись, пожалуйста, хотя бы сейчас, а то прослушаем, что он скажет.
        - Ну... Не знаю даже... - Сайко наморщил лоб, как будто серьезно о чем-то задумался. - Наверное, потому что я такой вот рисковый, - закончил он, слегка пожав плечами и всем своим видом говоря: «Не стоит спрашивать меня о том, о чем я сам не имею понятия».
        Они несколько секунд неотрывно смотрели друг на друга: бесчестный король с черным, холодным как льдина сердцем, и простоватый с виду дурачок, который, как он сам только что выразился, был настолько «рисковым», что готов поставить огромную сумму при почти нулевых шансах на выигрыш.
        Молчание несколько затянулось, но после небольшой паузы Фромп, видимо, решил разобраться с загадкой Сайко после седьмого раунда и вновь обратился к своему народу:
        - Еще кто-нибудь желает заключить пари?
        Желающих больше не находилось, но, когда король уже открыл рот, чтобы объявить о начале заключительного раунда, я поднял руку и громко произнес:
        - Я желаю!
        По недовольному выражению лица царствующей особы было ясно видно, что он устал от всего этого бреда и вообще уже не рад, что затеял пари. Поэтому, стремясь как можно быстрее закончить процедуру, он сухо и буднично произнес:
        - В случае, если молодой человек выживет в седьмом раунде, я безвозмездно передам ему во владение половину своего королевства. Беру в свидетели всех присутствующих. На этом, думаю, мы закончим со ставками и перейдем к последнему действию нашей несколько затянувшейся кровавой драмы.
        Я хотел было сказать, что за один поцелуй юной красавицы готов отдать десять тысяч королевств, но понял всю бессмысленность подобного шага. Микрофон отключили, бразды правления вырвали из рук удачливого шоумена, и бездушный хозяин заведения дал отмашку к началу суперфинала.
        Глава 10
        
        Ярко вспыхнули юпитеры, освещающие место предстоящей трагедии, засверкали прутья магической клетки, защищающей зрителей от посягательств создания, способного уничтожить всех обитателей «колизея», и на арене появился ОН - убийца из убийц, лучший из лучших, самый из самых... Одним словом, это было порождение ада, которое в самом деле невозможно убить никаким оружием по той простой причине, что оно бесплотно.
        - Вот......! - потрясение пробормотал Билли.
        - Это нечестно! - истерично взвизгнул колдун.
        «Сайко, ты не на того поставил», - с запоздалым сожалением подумал я.
        - Ну надо же! А ведь полкоролевства было почти у нас в руках, - вставил свой комментарий внутренний голос.
        - У-а-у!!! - потрясение выдохнула толпа, никогда не видевшая ничего подобного.
        - Прекрасная концовка, - тонко улыбнулся Фромп.
        «Это конец». - Суфлер перевернул последнюю страницу книги судеб, задул свечу и покинул театр.
        «Это конец», - обреченно подумал я.
        И не ошибся. Это действительно был конец.
        
* * *

        Он был бессилен.
        Призрак древнего божества, низвергнутый в хаос и теперь, благодаря тонкой связи с телом смертного, способный возродиться в подлунном мире через несколько тысяч лет, был не в силах защитить человеческое тело от создания, вышедшего на арену.
        Его связь со смертным, перешагнувшим Пальтилойскую грань, была слишком эфемерной даже для поддержания контакта, не говоря уже о том, чтобы хотя бы на время вселяться в тело.
        Все, что он мог, - в течение нескольких ближайших десятилетий ощущать приближение смертельной опасности и, словно кукловод, брать под контроль человеческий разум. Предыдущая битва с жалкими тварями, которых его подопечный называл грегсами, наглядно продемонстрировала, что никакие смертные чудовища не могут противостоять человеку, одержимому древним божеством. Но тот, кто вышел на арену сейчас, не был смертным. Могущественный Адвастмону - демон, заключенный в оковы проклятия еще древними богами и по какому-то неведомому стечению обстоятельств попавший в зависимость к жалким людишкам, был серьезным противником даже для богов - не говоря о высохшем от старости теле обычного смертного.
        Нет, определенно это был конец. Конец всем мечтам. Конец вечности, переносить которую помогал только призрак слабой надежды. И вот, когда долгожданный луч солнца пробился в непроницаемую тьму вечного хаоса, огромная тень демона, скованного цепями древнего заклятия, закрыла собой все.
        Если бы он мог издавать хоть какие-то звуки, то наверняка изверг такой страшный крик, что содрогнулись бы даже звезды, потому что нет ничего страшнее отчаяния похороненной надежды. Отчаяния, от которого не просто сходят с ума, а проваливаются в преисподнюю, сливаясь с ней навечно. Отчаяния, которое невозможно описать словами, ибо в языке людей нет таких слов, которые могли бы передать, что, значит, быть осколком древнего бога, бесконечно долго умирающего за непреодолимым препятствием Пальтилойской грани.
        Нет... Он был не в силах наблюдать, как распадается на части тело того, кто мог бы когда-нибудь принести свободу его нетленному духу. Он сам оборвал контакт и погрузился в пучину хаоса, из которого теперь не было выхода - мироздание дважды не преподносит такие подарки, это невозможно, потому что повторение означало бы конец всему сущему.
        
* * *

        Как ни странно, я даже не испугался. В человеческом сознании прочно укоренились стереотипы, в соответствии с которыми мы подчас приходим в ужас от совсем не опасных вещей, и наоборот - не обращаем внимания на явные опасности. Бесплотное облако, в туманных очертаниях которого только при очень богатом воображении можно было угадать некое подобие фигуры, выглядело слишком безобидно, чтобы я мог в полной мере осознать: это наша смерть.
        Нет, разумеется, я не питал иллюзий относительно исхода предстоящего раунда. Но, согласитесь, это разные вещи - приближение стаи мерзких крокодилов с оскаленными пастями, полными острых зубов, или мягкое колыхание безобидного подобия туманного облака.
        - Это могущественный Адвастмону - демон, заключенный в оковы проклятия еще древними богами, - потрясение пробормотал Компот.
        - Откуда, интересно, у тебя такая информация? - не удержался я от вопроса, потому что все еще не верил, что прямо сейчас все кончится.
        - Понятия не имею, откуда мне это известно, но точно знаю: это Адвастмону - демон, с которым не хотели бы сразиться даже забытые всеми боги.
        - Ну что ж, раз никаких сомнений в исходе предстоящего раунда не осталось, - печально прошуршал внутренний голос, - давай, что ли, прощаться.
        - Давай, - легко согласился я, одновременно с этим поймав себя на мысли, что как-то все это не так...
        Не знаю почему, но меня не оставляло ощущение, что все это один большой, заранее подготовленный розыгрыш. Этот нелепый трагифарс, это умышленное нагнетание обстановки, эта безысходная тоска вместо подавляющего волю ужаса, это туманное облако-демон и прочая бутафорская ерунда наводили на мысль, что прямо сейчас раздастся хлопушка помощника режиссера (или что-нибудь в этом роде), все весело повыскакивают с мест и закричат: «Сюрприз! Сюрприз!», а Фромп сорвет маску старого короля и окажется весельчаком-булочником, которой жил неподалеку от нас и которого я знал чуть ли не с самого своего рождения.
        - Ты бредишь, - оборвал стройный ряд моих умозаключений внутренний голос. - Никаких булочников здесь нет и не будет. Все происходит с нами в реальности.
        - Но ведь герои никогда не умирают, - попытался я ухватиться за слабую соломинку надежды.
        - В дешевых комиксах - нет, а в жизни - еще как умирают.
        - Но... Но бывают же, в конце-то концов, исключения из правил?!
        - Я знаю только одно исключение из правил, - очень серьезно ответило мое второе «я», - но для твоего же спокойствия не буду о нем сейчас рассказывать.
        - Ты намекаешь на...
        - Да. Именно на это я и намекаю.
        - А как же в таком случае наша неимоверная удача и семьдесят два процента, вычисленные Аспирином?
        - Боюсь, против Адвастмону - демона, заключенного в оковы проклятия еще древними богами, не хватило бы и ста пятидесяти...
        - Значит, все кончено?
        - Рад, что ты наконец понял это.
        Туманная субстанция неумолимо приближалась, и, повинуясь какому-то неясному порыву, я выбросил вперед руку, судорожно сжимающую свой нелепый меч, и шагнул навстречу неизбежному...
        Испорченный деревянный солдатик сумел сделать на плохо гнущихся ногах пару шагов навстречу всепожирающему пламени смерти, а потом уставшее от мирской суеты время вдруг прервало свое равномерное течение и превратилось в жидкую патоку, сквозь которую было невозможно прорваться. Тело застыло, словно муха в янтаре, и в моей голове отчетливо прозвучал отстраненный неживой голос:
        - Никогда ни один демон не тронет благодетеля, отпустившего на волю узников Тоннеса. Ты отмечен печатью освободителя.
        «В каком смысле - отмечен печатью?» - хотел спросить я, но удержался от этой глупости испросил иначе:
        - Но ты же не демон Тоннеса, а просто демон?
        - Адвастмону - прародитель всех демонов Тоннеса!
        Если бы я не завяз в плотном потоке остановившегося времени, то, вне всякого сомнения, сел бы со всего размаха на землю. Наш противник оказался ни больше ни меньше как зачинателем целого рода демонов, пару-тройку которых я так удачно отпустил на волю, в результате чего меня отметили почетной грамотой с печатью -печатью освободителя.
        - Т-так з-значит, т-ты н-не т-тронешь н-ним-меня, н-ни м-моих т-товарищей? - Как это обычно бывает, настоящий страх пришел только после того, как все благополучно разрешилось.
        - Не трону.
        - Бот и чудненько! - мое подсознание, в отличие от сознания, сориентировалось быстро. - Тогда стоит обсудить, как наиболее эффектно завершить поединок.
        - В каком смысле? - не сразу понял я.
        - В таком, что убить Адвастмону мы не можем, и все об этом прекрасно знают. А значит, мы должны его повергнуть так, чтобы ни у кого не возникло сомнений, за кем осталась победа.
        - Ты что же, предлагаешь мне вот так запросто сказать могущественнейшему демону:«Не могли бы вы, уважаемый, прикинуться дохлым - в целях, так сказать, поддержания моего имиджа?»
        - Ну, я, вообще-то, имел в виду не совсем это, - не слишком уверенно протянул внутренний голос.
        - Но что-то подобное, ведь так?
        - Так, не так, - зло огрызнулось мое подсознание, - какая разница? Нам нужно убедить не только всех присутствующих, но и короля, что это честная победа. В противном случае они могут переиграть этот раунд, выпустив на арену огромную стаю каких-нибудь ядовитых кровососущих мух или еще что-нибудь в этом же роде. Вот тогда мы и посмотрим, насколько хорош старикан со своим древним искусством Ней-Лан или мы с «оком скорпиона»! Так что, если хочешь выйти отсюда на своих двоих, то очень тебе рекомендую договориться с Адвастмону насчет красивого финала.
        На этот раз он действительно прав. Если противники не сошлись в смертельной битве, то нет и победителя: противники сидят по углам ринга, весело улыбаясь и лукаво поглядывая друг на друга. В таком случае Фромп может легко и красиво засчитать ничью или устроить переигровку раунда. И в том, и в другом случаях мы - покойники. Так что нужно использовать выпавший нам шанс и выжать из ситуации максимум возможного...
        - А н-не м-могли б-бы в-вы, ув-важаемый Аддвастмону... - Разговор с демоном все еще по-настоящему пугал меня, - п-притвориться м-мертвым?
        - Демоны не умирают. Дела людей меня не интересуют. Ты, а вместе с тобою и твои товарищи, отмечены печатью Тоннеса, поэтому, не смотря на голод, я вас не трону. Прочее меня не касается.
        Упоминание о голоде меня окончательно парализовало, так что я решил оставить свои нелепые просьбы и удовольствоваться тем, что есть - жизнью, не обременяя глупыми просьбами могущественного демона.
        - Какая разница, съест нас эта субстанция или кто-то другой? - в неподдельном волнении вскричал внутренний голос. - Ясли ты не воспользуешься тем, что отпустил на волю пару деток этого монстра, то Фромп гарантированно сделает из нас кровавую отбивную в течение следующего получаса.
        - Но мы же сможем...
        - Ничего мы не сможем, потому что на нас выпустят что-нибудь безмозглое и не разговаривающее - насекомых-кровососов или вообще вирусов-убийц.
        - Но ты же видишь: мы бессильны договориться с этим созданием! - Я прекрасно понимал тревогу своего вечного спутника, однако могущественный демон - это вам не базарная торговка: его не уговоришь снизить цену, даже если речь идет о таких товарах, как жизнь или смерть.
        - Мы ведь спасли сразу нескольких демонов, значит, имеем в активе как минимум два счастливых билетика, вернее - две печати, гарантирующие безопасность от созданий Тоннеса, -скороговоркой болтал внутренний голос, опасаясь, что прямо сейчас мы потеряем ментальный контакт с Адвастмону. - Скажи, что готов отдать вторую индульгенцию за маленькую услугу.
        - Но мы же не знаем, как вообще работает эта система.
        - Какая, к черту, разница, как она работает? - напористо продолжал мой неугомонный соратник. - Сейчас самое главное - не упустить нить диалога с нашим не слишком дружелюбным собеседником, а каким образом работает система взаимозачетов, можно узнать непосредственно во время обсуждения сделки.
        Медлить действительно было нельзя, поэтому я решительно и без страха82 обратился к демону:
        - Уважаемый Адвастмону! Насколько я понимаю, за спасение двух членов вашего клана наша команда отмечена печатью Тоннеса... - Несмотря на всю мою решительность, слова давались с огромным трудом. - И... и поэтому... я... я...
        - Хватит мямлить! - подстегнул меня внутренний голос. - Эдак никто не захочет иметь с тобой дела.
        - Поэтому я предлагаю снять с нас печать Тоннеса в обмен на незначительную услугу. Мне нужно, чтобы вы... Чтобы вы притворились поверженным. Это делается исключительно для того, - продолжил я захлебывающейся скороговоркой, - чтобы устроители кровавого шоу не назначили переигровку раунда... и... и... еще...
        - Ты хочешь отказаться от печати Тоннеса? - Если бы это был человек, а не зловещее порождение потустороннего мира, я мог бы даже заподозрить, что в его бездушном голосе прозвучало удивление.
        - Н-ну... В-в об-бщем... Д-да! - От моей былой уверенности не осталось и следа: в голову пришла простая мысль о том, что, отказавшись от охранной печати, я развяжу демону руки, и тогда... Тогда его всепоглощающий голод наконец преодолеет единственную преграду, вырвется наружу...
        - Ты желаешь отказаться от знака Тоннеса, лишившись права считаться почетным членом гильдии демонов и биться с нами против кхглдунгмов?! - Я бы прозакладывал душу, что на этот раз он и в самом деле был крайне удивлен.
        - Смертный, ты осознаешь, от чего собираешься отказаться по собственной воле?
        - Похоже, что он умеет мыслить только абстрактными категориями, не принимая в расчет простые реалии! - Мой вечный спутник был вне себя от ярости. - И не понимает, что если прямо сейчас не притворится поверженным, то вместо этихкх... кхгл... Одним словом, против этих непонятных созданий с непроизносимым названием демоны будут биться без нас, потому что переигровка седьмого раунда поставит крест на стратегическом партнерстве с партией Тоннеса.
        - Да, я понимаю! - На сей раз мой ответ звучал более уверенно. - Ты снимаешь метку своего клана, и я лишаюсь права участвовать в охоте накх... кхг... кхгл... В общем, на тех низких тварей, о которых упоминалось, а взамен на это ты позволяешь нам себя как бы победить.
        - Но твои соратники...
        - Больше чем уверен, что им тоже не улыбается перспектива быть скормленными стае прожорливых насекомых. В том смысле, - быстро поправился я, - что они мне полностью доверяют в этом вопросе.
        - Хорошо, смертный, мы заключим эту сделку - и ты навсегда лишишься печати Тоннеса.
        - Согласен. - Кривая моего настроения, упавшая было до минусовой отметки, пошла вверх. - Только, если можно, будь, пожалуйста, убедительным, чтобы никому не пришла в голову абсурдная мысль поставить под сомнение исход поединка.
        Он ничего не ответил, но дальнейшие события наглядно продемонстрировали, что потусторонние создания не лишены актерских задатков и, если захотят, могут быть весьма убедительными на сцене.
        
* * *

        Глупый мальчишка вытянул меч и на негнущихся от страха ногах шагнул навстречу своей смерти.
        «Сейчас пути человека и демона пересекутся, и все кончится. - Мысли Фромпа были легки и приятны, какими и должны они быть у человека, не только избавившегося от врага, но и сумевшего заработать на его убийстве впечатляющую сумму наличными. - Вот почему по-настоящему умный...»
        Но закончить мысль не удалось, так как произошло нечто невероятное: нечто такое, отчего у впечатлительного человека может случиться инфаркт, а у личности с крепкими нервами - приступ панического ужаса.
        То, что еще секунду назад являлось сгустком тумана, белым облаком, лишь отдаленно, общими контурами напоминающим живое существо, неожиданно стремительно разрослось до поистине гигантских размеров, уперевшись «головой» в прутья магической клетки. И все присутствующие увидели, каким должен быть древний демон - создание, не подвластное ни пространству, ни времени, и только каким-то чудом заключенное в оковы проклятия, сдерживающего его невероятную, ни с чем несравнимую мощь.
        Шесть огромных рук ужасного чудовища устремились навстречу крошечной фигурке смельчака, пытающегося мечом-булавкой совершить невозможное. И в то самое мгновение, когда конечности демона практически схватили несчастного, бесполезное лезвие достигло ступни гигантской ноги, и...
        Рев, огласивший своды огромного «колизея», можно было услышать на расстоянии многих миль. Такого невыносимого крика страдания, в котором сплелись воедино страх, боль, отчаяние, гнев и нечеловеческая тоска по навсегда утерянной свободе, не слышало ни одно человеческое ухо, наверное, со времен сотворения мира.
        Если бы не местная акустика, основанная на каком-то особенном заклятии, наверняка у всех без исключения зрителей полопались бы барабанные перепонки. Однако магия выдержала, хотя и не полностью, но все же приглушив этот безумный рев до более или менее приемлемого уровня, поэтому, за редкими исключениями, публика не пострадала.
        Лишившийся дара речи Фромп увидел, как огромная фигура дьявольского создания медленно, словно во сне, начала заваливаться на спину, и, когда она наконец достигла земли, Арена содрогнулась от такого мощного толчка, будто на нее упал не бестелесный демон, а весь огромный королевский дворец.
        В свете последних событий такое сравнение было весьма кстати: потеря огромной суммы в десять миллионов золотых вкупе с половиной королевства была равнозначна низвержению королевской власти.
        - Как?! Как это может быть? - спросил король, обращаясь к своему главному советнику. - Ведь этого демона убить невозможно!
        Убеленный сединами и умудренный опытом человек, впервые увидевший в глазах своего владыки растерянность, только и смог, что выдавить из себя:
        - Не имею ни малейшего понятия, мой господин!
        - Они что, сговорились?
        - С Адвастмону невозможно договориться, потому что его не интересуют дела смертных, - почтительно ответил старец.
        - Но ты же прекрасно знаешь, что эта бесполезная железка в руках мальчишки не могла уничтожить того, кто неподвластен даже воле древних богов!
        - Знаю, - печальным эхом отозвался колдун. - И тем не менее демон повержен.
        Они могли говорить совершенно спокойно -магия защищала этих двоих от рева взбесившейся толпы, которая не только стала свидетельницей небывалого события - победы на «Арене искупления», но и увидела, как человек низверг огромного демона.
        - Если адская тварь повержена, значит, она мертва? - Король желал знать все до конца.
        - Адвастмону нельзя убить, нельзя даже теоретически, - устало, словно прописную истину, не требующую доказательств, повторил мудрец.
        - Получается, это чистой воды обман! - Глаза взбешенного монарха метали молнии. - Прямо сейчас мы объявим, что результат седьмого раунда аннулирован вследствие предумышленного сговора.
        - Мой господин... - Слова давались с трудом, но старец все же не мог промолчать. - Во-первых, народ не поймет этого шага, что чревато бунтом, а во-вторых, если вы выпускаете создание, которое в принципе не может умереть, то победа остается за тем, кто поверг противника на землю. Это древнее правило закреплено в священной книге Арены. Как мне кажется, - продолжал убеленный сединами вельможа, - нужно на время отступить, разыграв роль кристально честного короля, что, несомненно, поднимет ваш рейтинг в глазах подданных, а затем мы наверстаем упущенное.
        - Какой, к черту, рейтинг?! - Фромп буквально задохнулся от бешенства. - Ты предлагаешь мне отдать полкоролевства какому-то мальчишке и десять миллионов золотом идиоту-варвару из провинции? Да ты вообще в своем ли уме?
        - Мой господин, отступить - еще не значит проиграть. Сделать временную уступку не значит отдать все. В данный момент мы не можем ничего предпринять, потому что откажись вы от своих слов - и чернь взбунтуется. И мы все окончим свой жизненный путь на остриях пик.
        - А как же твоя магия?
        - Магия, разумеется, имеет свои сильные стороны, но сама по себе не может противостоять целому народу. Повторяю, если мы не пойдем на временные уступки, то в конечном итоге потеря ем все без остатка.
        - Хорошо... - При всех своих очевидных недостатках Фромп был сильной натурой: он умел держать удар и достойно проигрывать. - Сей час мы отступим и якобы отдадим им все, что обещали, но затем... - Холодные безжалостные глаза зловеще сузились, - Затем все вернем обратно, а этот молодой гаденыш пожалеет, что вообще родился на свет.
        - И двое остальных, - напомнил седобородый мудрец.
        - Само собой. Они тоже от нас никуда не денутся, - легко согласился король, нацепил слад кую маску завзятого лжеца, поднялся со своего места и взметнул руку вверх, призывая народ вы слушать своего повелителя.
        
* * *

        Я находился в нескольких метрах от демона, разросшегося до поистине невероятных размеров, когда его руки потянулись ко мне, так что на какое-то мгновение мне почудилось, что прародитель демонов Тоннеса, вопреки взятым на себя обязательствам, решил нарушить договор.
        - Нас предали! - взорвался крик на задворках сознания, после чего с каким-то обреченным отчаянием я сделал последний рывок, как будто намереваясь напоследок ужалить ни на что не годным мечом бесчестного призрака, лишенного не только тела, но и чести... И...
        И в этот миг снова раздался тот не поддающийся никакому описанию рев. Меня отбросило назад, как будто я со всего разбега напоролся на мощнейший встречный удар, после чего, полностью оглушенный и раздавленный, рухнул на землю, где и остался лежать до тех пор, пока наконец не пришел в себя.
        К тому времени, когда изрядно контуженный бесстрашный герой очнулся, все уже было кончено - поверженный колосс лежал у ног победителя, а толпа, ставшая свидетелем поистине уникального события, не просто была в восторге. Боюсь, эти слова не в силах описать то, что творилось на трибунах.
        Они безумствовали.
        Еще, еще и еще раз - безумствовали, не в силах остановить яростный поток эмоций, рвущийся наружу. Впрочем, если разобраться в ситуации, то что же - у них ведь были для этого все основания.
        Солнце садилось. День угасал. Мир стал свидетелем чуда, а трое героев, в мгновение ока вознесшихся чуть ли не на божественный Олимп этого мира, стояли посреди «Арены искупления», ставшей для них ареной славы, и не испытывали ничего, кроме всепоглощающей усталости.
        
* * *

        - Прекрасная концовка - в лучших традициях жанра комикса. Настоятельно рекомендую именно в этом месте поставить жирную точку и со спокойной душой отправиться на виселицу. Ты же знаешь, в подавляющем большинстве люди обожают подобные жизнеутверждающие финалы.
        - Не мешай, пожалуйста, я еще не закончил!
        - Конечно, не закончил, потону что в этой диснеевской мизансцене с примесью пасторали не хватает понаехавшей полиции с мигалками, одеяла, заботливо наброшенного на плечи усталого героя, и роскошной красавицы, поддерживающей слегка подраненного супермена за плечи и ведущей его навстречу новой счастливой жизни.
        - Слушай, ты когда-нибудь оставишь меня в покое?!
        - Думаю, это случится очень скоро, потому что момент истины практически настал. Если бы ты не был так увлечен описанием своих потрясающих подвигов, то наверняка услышал бы приближающиеся шаги. Уверен, такая сытая, тяжелая, основательная походка бывает только у палачей, безоговорочно уверенных в своем высшем жизненном предназначении.
        - Думаешь, время вышло?
        - Рассвет. Проклятие всех неудачников - солнце восходит для того, чтобы в очередной раз напомнить им, кто они есть на самом деле.
        - Но я же еще не успел обо всем рассказать!
        Еще не описаны те наши потрясающие приключения, которые были после...
        - Кому, скажи на милость, интересны твои глупые рассказы?
        - Ну... Если честно, не знаю даже, что сказать.
        - Вот видишь.
        - А как же афера с лжемечом на миллион золотых? А великая карточная игра, ставкой в которой было не только целое королевство, но и несколько жизней? А невероятный побег Билли, а история прохвоста Сайко, а мечта о принцессе Bee, а возвращение толденов, а отчаянный штурм башни Сфинкса?..
        - Я тебя умоляю! Только не упоминай при мне о толденах и этой проклятой башне!
        - Хорошо, не буду, но, согласись, рассказ будет неполным, если...
        - Расскажешь обо всем этом - вкратце - дружелюбному палачу по дороге на эшафот.
        - Но я не хочу - палачу! Я хочу просто до рассказать эту историю до конца.
        - В следующей жизни.
        - В этой!
        - В Следующей!
        - В...
        Эхо шагов, гулко разносящееся по пустому коридору, неожиданно смолкло - палач остановился у двери нашей темницы. Он слишком долго возился с ключами, никак не находя нужный, поэтому я успел заметить, как в щель под дверью в камеру начала подтекать струйка свежей крови. Не пара капель, а вполне уверенный полноценный ручеек.
        - На работу как на праздник - всегда с топором и...
        - Заткнись!!!
        Дверь с противным скрипом отворилась, и на пороге возникла громадная фигура, заслонившая чуть ли не весь проем.
        - 3-з-здравс... - попытался я вежливо поздороваться, но не успел - огромный кулак, стремительно увеличиваясь в размерах, за долю секунды преодолел расстояние, отделяющее его от жертвы, и врезался в грудную клетку.
        Мое обмякшее тело отлетело на несколько метров и ударилось о стену темницы. В глазах вспыхнула ослепительно яркая молния, а потом все окончательно погрузилось в непроглядную тьму.
        Неужели эпоха героев-неудачников кончилась?
        Да. Но она уступила место эре супергероев.
        Супернеудачников.
        И уж о ней-то я точно успею рассказать вам все - до самого последнего слова.
        
        
        1 Если кто-то не в курсе: торговля принцами - довольно прибыльный бизнес.
        2 А если говорить без прикрас и только по делу - отвратительного грязного мегаполиса.
        3 Fake (англ.) - фальсифицировать, фабриковать, подделывать. Часто используется в Интернете для обозначения разного рода фальшивок.
        4 Укус ожившего трупа всегда чреват неприятностями
        5 Не важно, что всю грязную работу за них сделали зомби - главное, народ внутри крепости волновался
        6 Редкие исключения не в счет
        7 В самом прямом смысле этого слова
        8 Который так же мало походил на психолога, как я - на нормального человека
        9 Или уж не знаю что там у него в голове
        10 Если можно столь поэтично именовать то дерьмо, в котором мы оказались по милости Аспирина
        11 Пребывающего в апатии Компота вытряхнули к моим ногам спустя всего полчаса после объявления его в международный розыск
        12 Или, если быть до конца точным, - новосваренного
        13 Или приклеить водостойким клеем - я предпочел не вдаваться в технические подробности, поэтому не могу сказать точно
        14 Теперь уже в буквальном смысле слова
        15 Подозреваю, что все же последнее
        16 Не менее волшебные и могучие, чем меч, хотя по внешнему виду это было обычное барахло из нержавейки
        17 Так туманно по поводу этого элемента снаряжения выразился сам Антопц
        18 И без того уже вскрытом, словно консервная банка
        19 Ну или кто у них там был - писари или летописцы, в общем, не важно
        20 Серьезная метаморфоза, особенно на фоне резкого уменьшения объема мозга
        21 Больше озабоченному состоянием своего заметно пошатнувшегося здоровья
        22 Понятия не имею, по каким признакам квалифицировались местные формы жизни
        23 Или полуразложившегося трупа - как вам будет угодно
        24 Роль секундантов, которую мы для себя выбрали, не подразумевала участия в предстоящем поединке
        25 Впрочем, как и все остальное наше вооружение
        26 Чтобы завалить это чудовище, понадобилось бы что-то большее, чем пара зуботычин даже такой впечатляющей колотушкой
        27 Уверен: у воина такого уровня он наверняка был древним, магическим и невероятно прочным
        28 Из которых уже пора было формировать легион
        29 Тем более что от благополучия этой персоны зависела судьба здешнего мира
        30 Я, Гарх и мой внутренний голос
        31 Например, поиски Эльдорадо, Клондайка, залежей нефти или других полезных ископаемых
        32 Как я узнал позже, это была реакция на ледяные кристаллы
        33 Как ни крути, а Гарх не тянул на роль заботливой Герды ни в нормальном, ни в свежемороженом виде
        34 Вероятно, это и был обещанный в инструкции переход на второй подуровень
        35 В конце концов я всего лишь защищался
        36 Обычно ему несвойственные
        37 О, бедная моя голова!
        38 Читай - наше сборище идиотов
        39 Не говоря уже о высоких стандартах санэпиднадзора
        40 Насколько это было возможно в моем неудобном положении
        41 Причем наверняка не продезинфицированной
        42 Все-таки хорошо, что я был нужен им живым!
        43 Топор, пролетевший в нескольких дюймах от головы Гар-Ха нашел свою жертву чуть дальше по курсу следования
        44 Или остатки мозга
        45 Таверна отвратительно освещалась, поэтому я не удивился бы, если бы, кроме этой твари, наверху жил целый выводок вечно голодных монстров
        46 Ох уж это «Маллавирское»!
        47 Например, пьяному бармену или выводку его верных гадов
        48 Прежде всего, благодаря обильным возлияниям
        49 Никто не будет гоняться по степи за маленьким зверьком, есть дела поинтереснее
        50 А по совместительству еще и заправский шутник
        51 На всей планете их было не больше десятка
        52 Мне сперва показалось, что я различаю отрубленные куриные лапки и даже внутренние органы, но я быстро выбросил из головы эти глупости
        53 Впоследствии я узнал, что повышенная чувствительность, частичный выход из физического тела и прочие не менее драматичные спецэффекты напрямую связаны с действием «цветка забвения» - одурманивающего препарата, которым обычно обрабатывали узников непосредственно перед обрядом жертвоприношения, чтобы они своим неадекватным поведением не портили священнодействие
        54 Забегая вперед, отмечу, что некоторые побочные эффекты все же остались
        55 Ежик выглядел слишком несерьезно - так, игрушка для разогрева публики в перерыве между раундами
        56 Полагаю, и пума была не из последних в ряду местных волшебников
        57 Он, похоже, вообще избегал резких движений
        58 Повелитель тьмы и бренные останки расплющенной пумы
        59 За которые я чуть было не стал заикой от наблюдаемых анатомических подробностей
        60 Шизофрения, раздвоение личности, внутренний голос - называйте как угодно
        61 Стоившего мне нескольких лет жизни
        62 Вероятно, у него была слабость разбивать слова на составляющие
        63 Какой-то ужасающе древний артефакт
        64 Подозреваю - те, кто умудрились выжить в этом театральном аду, научились угадывать любые, даже самые извращенные желания «талантливого актера»
        65 Все эти перемещения между мирами достаточно неприятны
        66 Уловка, позволяющая сконцентрировать внимание публики на главном действующем лице
        67 За исключением, пожалуй, одного Фромпа
        68 Каковых в этой аудитории, думаю, можно было пересчитать по пальцам одной руки
        69 По крайней мере, мне очень хотелось верить, что это будет именно так
        70 Этот сублиматор, скажу вам авторитетно, как имевший несчастье испытать его на собственной шкуре, - жутко болезненный препарат. Если бы он не обладал такими чудодейственными свойствами, его использование стоило бы вообще запретить
        71 Расслабленная поза и полуопущенные веки, как будто король борется со сном, говорили знающим людям о многом
        72 По большей части это выражалось в том, что мой друг довольно резво перебегал с места на место
        73 Про шприц с сублиматором мы с вами на время тактично забываем
        74 Публика любит такого рода фокусы
        75 Зуб, который стойко перенес «нежные» пощечины старины Билли, не выдержал-таки столкновения со стеной
        76 Ну явно не для того, чтобы спариться
        77 Ох уж этот Ней-Лан...
        78 Чисто бутафорский жест, рассчитанный на зрителей
        79 Разумеется, кроме тех, кто поставил слишком много денег на исход поединка не в нашу пользу
        80 В прямом, переносном и всех прочих смыслах
        81 Сайко действительно был тем, за кого себя выдавал - казначеем ластетов. Но никаких ста тысяч у него не было. Более того, в его кармане не нашлось бы даже жалкого медяка, потому что в предыдущую ночь он спустил в рулетку всю кассу племени (две тысячи) в одном грязном притоне. И сейчас ему было все равно - разрежет ли его на куски Фромп или достанут из-под земли и зверски замучают ластеты, которые не прощали подобных выходок. Так и так он был уже ходячим покойником. Поэтому при раскладе «просто смерть» или «смерть - против призрачного шанса выиграть ДЕСЯТЬ МИЛЛИОНОВ», разумеется, Сайко был рад бросить фишки на ставку «смерть или десять миллионов». А на долги племени ему было глубоко плевать: варвары на то и варвары, чтобы при случае суметь постоять за себя
        82 Какой уж тут страх перед облаком, когда тебя пугают колонией безмозглых прожорливых насекомых!
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к